Book: ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)



ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Фата-Моргана 8

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

ФАНТАСТИКА

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТЕКТИВ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Фантастические рассказы и повести

Брайан Олдисс

ПЕРЕВОДЧИК

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Мысли — это сила, которая еще не изучена до конца. Они неразрывно связаны с высшими существами, как сила тяготения с планетами, и кружат вокруг меня, пока мой разум превращает внешний мир в символы. Все, что я познаю, каким-то образом изучается моими мыслями.

Низость, которую моя собственная раса нулов совершает на Земле… действительность ли это или просто ошибочная интерпретация моего разума?

Однако сейчас и здесь, без денег и далеко от дома, я должен сосредоточиться на более практических проблемах. Я должен по-прежнему искать шанс. Кого-то нужно обобрать, чтобы я смог вернуться домой. Мышление похоже на игру: порой в голову приходят интересные мысли, порой — скучные. Может, потому я и стал игроком: надеюсь, что мне удастся обнаружить нечто большее, чем очередной шанс.

Сейчас я наверняка думаю об интересных вещах, лежа на широкой стене у старого порта и гладя вверх, на Вселенную. Сейчас ночь, и я вижу звезды империи, находящиеся в руках расы, к которой я принадлежу.

Меня зовут Ваттол Форли, и я — нул. Без гроша в кармане, но не беспомощный, я лежу на низкой стене на темной стороне планеты, которую ее кривоногие ублюдки называют Стомин. Разве это не интересная мысль?

Пожалуй, не очень. Гораздо важнее мои чувства, мои ценные чувства. Подумайте сами: у меня нет причин для оптимизма, но я полон им. Я бог знает в скольких световых годах от Партассы, но не тоскую по дому. Может показаться, что я одурманен алкоголем, но мозг мой так же точен и действен, как вино, которое я выпил у Фаррибидуче.

Однако есть еще один уровень моих мыслей, регистрирующий опасность. Один мой глаз обращен в сторону Галактики, второй — на мое внутреннее я, но одновременно с этим я вижу головореза, который крадется ко мне из боковой улочки. Он выскальзывает из-за разрушенного деревянного кабестана и минует кучу отбросов и раковин в том месте, где днем стоит киоск с морскими лакомствами. Он идет как разбойник.

Я вижу, что это нул, и значит, он так же нагл, как я. У него есть нож, которым этот глупец явно попробует меня запугать. Откуда ему знать, что здесь лежит Ваттол Форли?

Может ли он представить себе мысли, вспыхивающие в моей голове, как звезды там, на небе? Мысли, которые разбегутся, когда он наконец отважится произнести свое «руки вверх» или другой мелодраматический вздор.

Ваттол Форли позволил мыслям проплывать через свою голову, наслаждаясь собственным спокойствием перед лицом опасности. Для нула у него действительно была довольно сложная натура, но даже ему, лежащему пьяным на стене порта на Стомине, и не снились события, от которых зависела судьба целой планеты, а может, даже всей Галактики.

Впрочем, даже знай он об этом, все равно был в таком настроении, что, наверное, лишь махнул бы пренебрежительно рукой.

И не то, чтобы он был фаталистом, просто верил в важность действия и в то, что в Галактике с четырьмя миллионами цивилизованных планет действия эти в конце концов аннулируются.

Пока он с удовольствием восстанавливал в памяти особенности своего характера, в нескольких метрах от него холодно сказали:

— Подними руки и сядь. Только тихо.

Ваттол не терпел такого обращения, особенно на своей планете. Он знал, что кривоногие жители Стомина с удовольствием растопили бы его или любого другого нула, чтобы получить тран. Все еще не шевелясь, он повернул глазной стебель, чтобы взглянуть на противника.

В полумраке виднелась трехногая фигура, похожая на него самого.

— То, что ты нул, еще не повод вести себя так, — лениво произнес он.

— Садись, приятель. Вопросы буду задавать я.

Ваттол сплюнул.

— Ты не обычный грабитель, потому что слишком глуп, чтобы прикончить меня без лишних, театральных жестов. Подойди и скажи, чего хочешь, как цивилизованное существо.

Тот приблизился, не на шутку разозлившись.

— Я сказал, чтобы ты сел…

Ваттол наконец сделал это, одновременно прыгнул на второго нула и ударил его под самую диафрагму. Они рухнули на землю, длинный кривой нож сверкнул в свете далекой лампы.

— Подожди! — крикнул грабитель. — Ты игрок, правда? Разве не ты был недавно у Фаррибидуче, за главным столом?

— Сейчас не время для бесед, идиот!

— Ты игрок, правда? Приношу свои глубочайшие извинения! Я принял тебя за обычного бездельника.

Они поднялись с земли, грабитель был полон раскаяния и рассыпался комплиментами. Звали его, как он сказал, Джикса, и, чтобы извиниться перед Ваттолом за свой возмутительный поступок, он робко предложил тому пойти выпить, уверяя, что лишь темнота причина ошибки.

— Мне это нравится не больше, чем твое недавнее поведение, — сказал Ваттол. — Честно говоря, я вообще не желаю с тобой общаться. Убирайся и дай мне спокойно подумать.

— У меня есть для тебя предложение. Хорошее предложение. Послушай, мы, нулы, должны держаться вместе — разве не так? Стомин ужасное место, здесь пересекаются столько дорог, что вокруг так и кишит разный сброд.

— Вроде тебя!

— Нет, мне просто временно не везет, впрочем, как и тебе. Но вместе мы снова можем разбогатеть. Так уж получилось, что я тоже игрок.

— Так бы сразу и говорил и не тратил сил понапрасну, сказал Ваттол, отряхивая пыль и рыбью чешую с одежды. — Пошли выпьем. Можешь мне поставить и заодно изложить свое предложение.

Они нашли местечко под названием Паркит, где слегка воняло, но было достаточно удобно, а все прочие формы жизни были не слишком омерзительны. Усевшись в углу, двое нулов углубились в дискуссию на тему азартных игр.

— У Фаррибидуче я проигрался до нитки.

— Тогда откуда твое восхищение моей игрой? — спросил Ваттол.

Джикса улыбнулся.

— Разумеется, они мухлевали, я видел это, но ничего не сказал, чтобы мне не перерезали горло. Просто удивительно, что ты продержался так долго. Глядя на твою игру, я решил, что мы были бы хорошими партнерами.

— Я не скрываю, что мне нужны деньги. До моего дома не менее половины Галактики.

— А куда ты направляешься?

— На саму Партассу. Я ее гражданин, если это еще можно считать честью. Со мной обошлись так подло, словно я представитель какой-нибудь молодой расы.

— Я тоже не люблю властей, — признался Джикса. — А что с тобой произошло?

— Еще несколько месяцев назад я был Третьим Секретарем Комиссии на планете, полной двуногих. Милая и спокойная раса, но мне не нравилось, как Губернатор по имени Пар-Хаворлем обходится с ними. Подлая скотина! Я заявил протест, а он вышвырнул меня вон. Даже не дал денег на билет до дома кстати, Заграничный отдел всегда делает так.

У меня были кое-какие сбережения, чтобы купить место на корабле, идущем на Хоппаз II, а оттуда добраться до Кастакоры, главной планеты сектора. Будь уверен, эта Кастакора просто вонючая дыра! Как и большинство главных планет, не может свободно даже пальцем шевельнуть. Я торчал там около года, чтобы заработать на билет сюда. Брался даже за физическую работу.

Джикса сочувственно буркнул что-то.

— Но, по крайней мере, я сделал на Кастакоре две полезные вещи. Во-первых, пришел к выводу, что после того, как со мной обошлись, мир обязан меня содержать, и с тех пор полагаюсь на собственное везенье и ловкость и думаю, что доберусь до Партассы.

— Такими темпами тебе потребуется двадцать лет. Оставайся со мной, будем вместе обирать туристов.

Ваттол решил для себя, что Джикса ему не нравится, и все же он мог пригодиться в долгой игре прыжков, которыми Ваттол перебирался от планеты к планете.

Джикса осушил стакан и заказал новую порцию.

— А вторая полезная вещь, которую ты сделал на Кастакоре? — спросил он.

Ваттол кисло улыбнулся.

— Ты когда-нибудь слышал о Синворете? Это большая шишка в Высшем Совете Партассы. В Заграничном департаменте у него репутация одного из немногих неподкупных нулов, которые еще остались! Я собрал все доказательства против Губернатора Пар-Хаворлема и отправил их с Кастакоры Синворету.

— И что тебе с этого? — спросил Джикса.

— Не каждое удовольствие можно купить, приятель. Ничто не обрадует меня больше, чем известие, что эта вошь — Пар-Хаворлем — смещен, а долг планете, на которой он бесчинствует, уплачен. Синворет самый подходящий нул для этого дела.

Джикса шмыгнул носом. Не впервые встречался он с безумными претензиями чиновника, лишенного должности.

— А как называется та планета, на которой ты работал у Пар… как там его? — равнодушно спросил он.

— Это захолустье называется Землей. Сомневаюсь, чтобы ты когда-нибудь слышал о ней.

Потягивая свой напиток, Джикса признался, что никогда о такой не слышал.

1

Стул резко контрастировал с брошенным на него пальто. Как и комната, в которой он стоял, стул был огромен, излишне разукрашен и чрезмерно нов.

Пальто было простого покроя, но поношенным и немодным. Пошитое хорошим партассианским портным, оно имело обычные три рукава с отверстиями подмышками и высоким воротником, доходящим почти до глазных стеблей — такие носили сейчас только представители старой школы дипломатов. Край воротника обтрепался, так же как края трех широких манжет.

Пальто принадлежало Подписывающему Архиграфу Армаджо Синворету. Спустя десять секунд после того, как он бросил его на свой резной стул, шкаф высунул крючок и втянул поношенное пальто в свои объятия. Опрятность — добродетель низших существ и машин.

Не обратив на это внимания, Синворет продолжал расхаживать по своей новой комнате. Он вел суровый образ жизни, посвятив ее введению партассианской справедливости в других мирах. Эта комната, одновременно фривольная и претенциозная, казалось, символизировала все принципы, с которыми он так часто боролся. В душе он бунтовал против переезда сюда из старого кабинета, несмотря на все вытекающие из этого почетные привилегии.

Синворет взял в руки первый пакет со стола. Внутри конверта из фольги находился еще один. Более десятка разноцветных марок говорили о многозначительном путешествии через Галактику до места назначения. На самой первой марке со штемпелем КАСТАКОРА, СЕКТОР ВЕРМИЛИОН, красовалась дата двухлетней давности. С растущим интересом Синворет вскрыл конверт.

Внутри находилось несколько документов и объяснительная записка, с которой Синворет и начал чтение:

«Подписывающему Высшего Совета Графу Армаджо Синворету, Г.Л.Л., И.Л., Л.Ц.У.С.С., П.Ф., Р.О.Р (Оми), Фр. Г.Р.Т. (П), Совет Колонизированных Планет, Партасса.

Уважаемый господин Подписывающий! Поскольку моя фамилия не могла дойти до вас раньше через всевозможные стебли иерархии и световые года, которые нас разделяют, позволю себе представиться. Я Ваттол Форли, некогда Третий Секретарь Его Светлости Графа Хаверлема Пар-Хаворлема, Губернатора Галактики на планете Земля. Чтобы избавить Вашу Светлость от изучения бумаг, позволю себе добавить, что Земля — это планета класса 5Ц в Системе 5417 Административного Сектора Вермилион.

Дело в том, уважаемый господин, что меня вышвырнули. Управление этой несчастной планетой нашими представителями не нравилось мне ни под каким видом, но, когда я осмелился представить Губернатору Пар-Хаворлему рапорт по этому вопросу, он вызвал меня и вышвырнул с работы.

Вы, как особа, отлично знающая министерскую жизнь, вероятно, в курсе условий обычного галактическо-колониального контракта для служащих Четвертого Уровня Колониальной Службы, вроде меня: „нарушив“ правила, я должен возвращаться домой за свой счет. Принимая во внимание, что я нахожусь в десяти тысячах световых лет от Партассы, сомневаюсь, что мне удастся увидеть родные места еще до достижения преклонного возраста. Ничего не скажешь, действенный способ выведения из строя противника, ха!

Однако же, уважаемый господин, главная моя забота не моя судьба, а судьба подвластной расы Земли, называемой землянами. При близком знакомстве земляне оказываются вполне порядочными существами со многими положительными чертами, близкими нам. То, что они двуноги, говорит не в их пользу, как в случае большинства двуногих рас остального мира.

Дело обстоит так, что, по-моему, эти двуногие систематически используются и унижаются нашим Земным Губернатором. Пар-Хаворлем превышает свои полномочия. Надеюсь, что присланные мной документы убедят вас в этом. Если его правление будет продолжаться, вся земная культура будет уничтожена еще до того, как сменится поколение.

Необходимо остановить Пар-Хаворлема. Занять его место должен справедливый нул, если такие еще существуют. Наша могучая Империя прогнила насквозь! Однако, боюсь, что, если даже эти бумаги дойдут до Вас, господин, Вы все равно и пальцем не шевельнете.

Почему именно Вам я пишу, уважаемый господин? Я должен был направить свое письмо кому-нибудь из Подписывающих Совета Колоний, тех, кто может что-то сделать. Я выбрал Вас, поскольку слышал, что во времена молодости Вы среди прочего занимали должность Вице-Губернатора Старьи, планеты в секторе Вермилион, а Ваше правление было примером светлой справедливости. Насколько я знаю, Вы по-прежнему имеете репутацию особы честной и искренней.

Если все так, прошу Вас, сделайте что-нибудь для землян и направьте Пар-Хаворлема туда, где он не сможет причинить большого вреда. А может, у вас слишком много работы, чтобы заниматься этим делом? Ведь сейчас Эра Перегруженного Нула?

Ваш экс-слуга в отчаянии, вот кто я, высокоуважаемый Подписывающий, я Ваттол „Большая Голова“ Форли».

Гребень на сморщенной от старости голове Подписывающего Синворета дрожал от гнева, направленного не только против Ваттола Форли. По его мнению, череда сменяющих друг друга бездарных министров привела к тому, что Министерство Колониальных Дел становилось все менее компетентным в своих делах. По мере того, как уходили года, Синворет все более убеждался, что нигде ситуация не была такой, как во времена его молодости, и письмо Форли лишь подтвердило это.

Он подошел к узорчатому стулу, сел на него и разложил бумаги Форли на столе. Документы оказались именно такими, как он и предполагал.

Копии подписанных Пар-Хаворлемом внутренних распоряжений, вводящих расовые ограничения.

Копии приказа армии, разрешающего стрелять в любого землянина, замеченного в полукилометре от главной дороги.

Копии инструкций земным властям о передаче произведений искусства властям Партассы «под вечную защиту» взамен за ничего не стоящие гарантии.

Рапорты из отделений Подкомиссии на Земле, содержащие подробности, касающиеся принудительных рабочих лагерей.

Копии нескольких договоров с гражданскими контрагентами, горнодобывающими предприятиями, руководителями межпланетных линий и военными советниками — «один из последних, это Генерал Звезды на Кастакоре» — все до единого содержащие пункты и расходы, значительно превосходящие лимиты, установленные для Комиссии 5Ц.

На первый взгляд это напоминало финансовые преступления. Документы, большинство из которых было фотоснимками, раскрывали систематическое принуждение и ограбление местного населения. Когда-то Подписывающий уже имел дело с такими документами. В обширной империи Партассы имелось много возможностей для злоупотреблений. Моральный распад ширился, несмотря на усиленную борьбу.

Одновременно и, пожалуй, не менее часто, недовольные служащие пытались уничтожить начальников, которых обвиняли в своих неудачах.

Синворет сохранил твердость мышления, разум его был холоден, как рыбья кровь. Он встал, подошел к окну и открыл его, глядя на лес башенок, образующих район крупнейшего города Галактики. Потом, повернув глазные стебли, посмотрел в небо, где раскинулась собственность Партассы — четыре миллиона миров. Мысль, что ни один нул, ни одна комиссия, ни один компьютер не может знать даже миллиардной части того, что там происходит, отрезвила его.

Не поворачиваясь, он нажал звонок. Немедленно явился молодой секретарь, улыбающийся и распластавший свой гребень. Может, форли был просто таким же карьеристом?

— Что у нас на сегодня первым пунктом? — спросил Синворет.

Секретарь сообщил ему.

— Отмените это. Я хочу, чтобы вы проверили Центральную Картотеку и доставили мне все доступные данные, касающиеся планеты Земля из Системы 5417 ГАС Вермилион и Графа Хаворлема, Губернатора планеты. И запишите меня на завтра к Верховному Советнику.

Зал Аудиенции Верховного советника находился в самом центре огромного нового здания, в котором располагалась и контора Синворета. Явившись туда, Синворет облегченно вздохнул, увидев Советника, пожилого нула по фамилии Грейликс. Кроме него в зале был только робот-магнитофон.

— Входи, Армаджо Синворет, — приветствовал его советник, поднимаясь на ноги. — Давно мы не встречались частным образом.



— Предупреждаю, что пришел с официальной просьбой, Верховный, — сказал Синворет, на мгновенье соприкоснувшись глазным стеблем со своим начальником. — Мой секретарь, договариваясь о встрече, переслал также копии некоторых документов.

Грейлик указал на пачку голубых листочков на столе.

— Ты имеешь в виду документы Форли? Они здесь. Садись и поговорим об этом, если хочешь. Это дело скорее для департамента Правонарушений и Психического Порядка, чем для нас.

— Нет, Верховный, я считаю иначе и пришел просить разрешения мне отправиться на Землю.

— Ты хочешь ехать на Землю? Зачем? Чтобы изучить ситуацию, описанную этим уволенным Третьим Секретарем? Тебе не хуже меня известно, что эти доказательства, вероятно, фальшивые. Сколько раз слышали мы о таких высосанных из пальца обвинениях со стороны подчиненных, уволенных за серьезные недостатки!

Синворет невозмутимо кинул.

— Это верно. Форли прислал нам доказательства в виде документов, а при современных методах фальсификации мы уже не можем верить таким доказательствам. Более того, это фотостатические копии. И все же чувствую необходимость действовать и прошу разрешить мне отправиться на Землю с целью изучения ситуации.

— Разумеется, это можно сделать. Дело несложное. Мы официально отправим тебя с инспекцией.

— Значит, ты мне поможешь?

Верховный уклончиво шевельнул гребнем.

— Полагаю, официально я не могу тебе отказать. Рапорты относительно злоупотреблений следует либо подтверждать, либо опровергать. Однако частным образом я хотел бы напомнить тебе кое о чем. Ты один из наиболее ценных Подписывающих и в молодости активно работал в неприятных пограничных секторах вроде Вермилиона. У тебя опыт нескольких Комиссий, ты старый, твердый нул, Армаджо Синворет.

Подписывающий Синворет прервал его, смущенно улыбаясь, однако начальник продолжал:

— Однако ты стар, как и я, и должен помнить об этом. Сейчас ты хочешь отправиться на какую-то дрянную планетку в двух годах пути отсюда. Ты потеряешь четыре года — по крайней мере четыре года — чтобы удовлетворить минутную прихоть. Если тебе нужен отдых, езжай в отпуск.

— Я хочу поехать на Землю, — сказал Подписывающий Синворет, шевеля гребнем.

Теребя складки рукавов, он обошел длинную комнату.

— Может, мы и стареем, Верховный, но по крайней мере мы честные нулы и в наших руках честь империи. Ты знаешь, что рапорты о злоупотреблениях приходят довольно часто, и самое время, чтобы кто-то ответственный занялся ими лично, вместо отправки Контролеров Доброй Надежды, которые тут же продадутся и после возвращения заявят, что все в порядке. Меня подкупить нельзя, я слишком упрям и слишком богат. Позволь мне поехать! Если, как ты говоришь, это минутная прихоть, отнесись к ней снисходительно.

Он замолчал, заметив, что говорит более резко, чем собирался. Замечание о возрасте задело его. Верховный мягко улыбнулся, и это еще более задело Синворета: он не терпел, когда его успокаивали.

— О чем ты думаешь? — спросил он.

Верховный не стал отвечать на вопрос прямо.

— Получив бумаги Форли, я, разумеется, запросил в Центре его дело. Он очень молод: всего пятьдесят шесть. Выехал с Партассы на Земю, оставив четыре тысячи бьяксисов карточных долгов.

— Я тоже запрашивал Центр. Карточные долги не делают нула лжецом, Верховный.

Советник кивнул.

— Однако дело Пар-Хаворлема чисто.

— Он так далеко, что грязь перестала быть заметной, — сухо заметил Синворет.

— Да, я вижу, ты твердо решил ехать, Армаджо. Что ж, я восхищен, хотя и не завидую. Эта кислородная планета — Земля — не очень-то привлекательна. Пришли завтра на Заседание секретаря, и я дам тебе предварительный список кандидатов в сопровождающие.

— Я сокращу их число до минимума, — пообещал Синворет, вставая. Перед отъездом его ждало множество дел.

— И помни, Армаджо Синворет, что губернатор Пар-Хаворлем должен быть официально уведомлен о намеченной тобой инспекции.

— Я бы предпочел явиться туда неожиданно!

— Это понятно, но протокол требует предварительного сообщения.

— Тем хуже для протокола, Верховный.

Синворет был уже в дверях, когда Грейликс остановил его.

— Скажи, что в действительности склонило тебя на это путешествие на другой конец Галактики? В конце концов, что значит для тебя будущее одной из миллиона малых планет?

Синворет поднял руки в нуловской кривой улыбке.

— Как ты сам заметил, Верховный, я старею. Может, справедливость стала моим новым хобби?

Он вышел, а оказавшись в своем кабинете, немедленно продиктовал письмо:

«Губернатору Колонии Его Светлости Графу Хаверлему Пар-Хаворлему, И.Л.У.С., Л.Г.В.С., М.Г.С.С., Р.О.Р. (Сми), Земля, Система 5417, ГАС Вермилион.

Сообщаю об официальной территориальной инспекции планеты Земля, находящейся под вашим управлением. Не жду специальной подготовки к моему визиту. Не принимаю участия в пресс-конференциях или приемах, за исключением необходимого минимума, и не требую никаких особых выступлений. Прошу лишь возможности совершить самостоятельные поездки и предоставления переводчика, говорящего на земном языке. Точная дата приезда будет сообщена позже. Синворет».

2

Партассианские правительства в этой могучей Империи были суровыми, но беспринципными. Нулы на подчиненных планетах руководствовались скорее математическими законами, нежели эмоциями. Земля для них — по крайней мере для тех, кто жил на Партассе — была просто планетой 5Ц. По этой экономической классификации «5» означало природные ресурсы, а «Ц» — кислородно-азотную атмосферу.

Природных ресурсов было много, но Земля экспортировала главным образом древесину из лесов, которые выращивали и вырубали земляне.

В двухтысячном году партассианского владения Землю покрывали леса, в большинстве своем организованные так же старательно, как и фабрики. В некоторых районах методы широкомасштабного залесения себя не оправдывали, и их отвели для разведения скота породы африззиан. Кое-где находились старые независимые земные города и поселки, частью еще населенные, частью — превратившиеся в руины на лесных полянах.

Отличные партассианские дороги из вакуумного велкана тянулись во всех направлениях под защитой силового поля. Партассианцы занимались прежде всего транспортом, и дороги являлись их символом. Они первыми проложили регулярные трассы в пространстве и основали крупнейшую межзвездную империю.

Одна из таких дорог проходила через Район Еврора, Плодородную долину Канала и Регион Велкобрит, где попадала под защиту столицы доминиона.

Здесь, в своих личных апартаментах дворца. Губернатор, Его Светлость Граф Пар-Хаворлем читал телеграмму, которую ему только что вручили. Он прочел ее дважды, прежде чем протянуть своему приятелю. Маршалу Терекоми.

— Похоже, этот Синворет изрядный прохвост, — заметил он.

— Ничего, видали мы и прохвостов, — сказал Терекоми.

— Да, и справимся с Синворетом и его бандой. Крупная шишка всегда становится мелкой рыбешкой, попадая на границу. Во всяком случае это здорово, что устав Колониальной Службы требует предварительного сообщения о визите. Это дает время на подготовку…

Он взглянул на дату телеграммы.

— Скоростные корабли доставят сюда Синворета чуть меньше, чем за два года объективного времени. За это время нужно позаботиться, чтобы он увидел лишь то, что мы захотим.

— Отлично. Мы покажем ему Землю как лучшую планету сектора, — саркастически заметил Терекоми. — Однако меня беспокоит, зачем он вообще сюда едет.

— Может, услышал какие-то сплетни.

— Например?

— Скажем, что вооруженные силы, которыми ты командуешь, превышают разрешенную численность в три раза.

— Или что вы кладете в карман по два бьяксиса с каждого ствола, который мы экспортируем.

— Ладно, Терекоми, все это мы знаем. Дело в том, что Партасса уже не следует за своими интересами, и нужно действовать осторожно, чтобы исключить ее вмешательство. Синворет должен увидеть лишь то, что мы хотим ему показать, и ничего больше. Закажи инспекционный корабль, нужно немедленно приниматься за работу. Для начала проведем осмотр территории. Кажется, прошло уже три местных года с тех пор, как я покидал Город Губернии.

Корабль прибыл еще до того, как они поднялись на крышу здания, и перенес обоих партассианцев через силовое поле города в ядовитую для нулов атмосферу Земли.

Губерния Партассы занимала десять квадратных миль, и во все стороны от нее расходились широкие дороги, накрытые силовыми полями. Поскольку средний нул весит около тонны, наземный транспорт пользовался большим распространением, чем воздушный.

Около двух тысяч лет назад, коща первый разведывательный корабль могучей и непрерывно расширяющейся галактической империи Партассы добрался до Земли, жители планеты были в восторге от включения в состав Империи. Был подписан Договор о Патронате.

Выгоды от огромного материального и технологического превосходства Партассы дали о себе знать практически сразу. Фантастические программы помощи появлялись, как грибы после дождя, на всей планете. Поступали колоссальные кредиты, ежедневно начинались реализации новых планов развития. Тысячи дальнозорких трехногих существ прибывали на Землю через поспешно строящиеся порты, привозя идеи, деньги и семьи.

Земля бурлила жизнью.

— Новое возрождение! — кричали оптимисты, повторяя партассианскую пропаганду.

Вскоре были построены великолепные новые дороги, пересекающие земные шоссе. Окруженные силовыми полями, водонепроницаемые и безопасные, они вызывали зависть всей Земли, даже когда стало известно, что предназначены исключительно для партассианцев.

По мере того, как согласно плану удивительные новые проекты стали давать результаты, земляне все яснее понимали, что партассианско-земное благосостояние было лишь пародией, а все выгоды односторонними. Людям не разрешали даже покидать свою систему, за исключением выезда на несколько определенных планет для полурабской работы.

Когда они поняли это окончательно, было уже слишком поздно для сколько-нибудь успешного противодействия. А может, было поздно с самого начала? Партасса имела за собой два миллиона лет истории и правила четырьмя миллионами планет. В состав ее дипломатического корпуса входили особы хитрые и непреклонные, не обращавшие внимания на все более громкие протесты землян. Они вели себя с невозмутимой терпеливостью, которая встречается у опекунов умственно отсталых детей. Их нечестность оправдывалась законом. Губернатор за губернатором обходился с непокорными двуногими довольно мягко, стараясь хранить доброжелательность, хотя оснований для этого было немного.

Пар-Хаворлем изменил все. Заняв должность Губернатора Земли двадцать три года назад, он ввел систему взяток, превратившую его в одного из сильнейших и наиболее ненавидимых нулов в ГАС Вермилион, регионе, насчитывающем шесть тысяч звезд.

Летя сейчас со своим Маршалом высоко над равнинами Земли, он смотрел на сожженные поля и вырубленные леса, пятнающие упорядоченный пейзаж. Это были следствия партизанской войны, начавшейся как протест против его живодерства. По всей планете земляне взялись за оружие, уничтожая все, что иначе могло попасть в руки чужаков.

— Партизаны действуют не слишком эффективно, — заметил Пар-Хаворлем, посматривая вниз. — Перед приездом Подписывающего придется уничтожить наши плантации и сжечь поля вокруг города. Он должен поверить, что банды двуногих разбушевались не на шутку. Мы должны предстать перед ним притесненными и осажденными.

Маршал Терекоми с энтузиазмом согласился.

— Это объяснит численность нашей армии, — сказал он. Его огромное трехкамерное сердце было полно уважения к необычайному воображению Губернатора. Это даже пробудило его собственное воображение.

— Знаете, мы можем, пожалуй, устроить небольшое сражение для нашего гостя, — предложил он. — Я подумаю над этим.

Под ними проплывал центральный лесной округ; колонна тяжелых транспортников двигалась к ближайшему космопорту. Методы эксплуатации Пар-Хаворлема были удивительно просты. Под предлогом того, что толпа людей может взбунтоваться, он издал двадцать лет назад указ, ограничивающий количество людей, которые могли работать у земных администраторов. Благодаря этому нулы получили дешевую рабочую силу, а сэкономленные таким образом деньги шли в карман Губернатора.

— Возвращаемся, — буркнул Пар-Хаворлем. Настроение его порой резко менялось, и обычно хорошие манеры сменялись яростью. Сейчас он был недоволен тем, что размеренная жизнь внезапно нарушилась. Самолет повернул к Городу, и Терекоми некоторое время тактично молчал.

— За последние несколько лет мы расширили наш район, Хаворлем, — сказал он. — И жили с удовольствием, несмотря на то, что это плохая планета. Даже Город в два раза больше, чем предусматривает статус планеты 5Ц. Этого нам никогда не объяснить.

— Да, ты прав. На Партассе хотят, чтобы мы жили как нищие. Наш город должен быть полностью покинут и укрыт от внимательного взгляда Подписывающего, а мы построим и заселим временный Город положенных размеров на новом месте. Когда же наш любимый инспектор уедет, все пойдет по-прежнему.

Терекоми продолжал задумчиво смотреть на ненавистный пейзаж, мелькающий внизу. В глубине души он вновь восхищался Губернатором Пар-Хаворлемом и благодарил Троицу, что судьба привела его сюда, где он мог служить этому прирожденному лидеру, а не заставила сидеть в клонящемся к упадку сердце Империи.

— Когда мы вернемся, — равнодушно сказал он, — пошлем за одним из наших земных представителей — ваш переводчик Тоулер подойдет, — чтобы предложить подходящий район для нового Города.

Главный Переводчик Гэри Тоулер любил делать покупки, хотя это было не самое приятное занятие.

Туземный район Города был, как и весь Город, накрыт большим силовым куполом, а улицы его заполняла та же ядовитая смесь сероводорода и других газов, что и прочие части партассианского поселения. В квартирах и магазинах туземного района поддерживалась кислородно-водородная атмосфера, а входили туда через воздушные шлюзы, поэтому поход за покупками подразумевал надевание скафандра.

— Я хотел бы три четверти кило вон той лопатки, — сказал Тоулер, показывая на кусок мяса африззиана, лежавший на прилавке у мясника. Африззианы были быстро размножающимися млекопитающими, привезенными с другой планеты сектора, и большие их стада распространились по всей Земле.

Мясник откашлялся, молча обслуживая Тоулера. Землян, находящихся в постоянном контакте с партассианами, презирали даже те, кто, живя в том же Городе, зарабатывал на жизнь другим способом. Этих в свою очередь презирали полудобровольные рабочие группы, каждую ночь вывозимые из Города, а их — оставшееся большинство землян, предпочитающих умирать от голода, нежели иметь дело с чужаками.

Забрав завернутое мясо, Тоулер закрыл лицо щитком скафандра и вышел из магазина. Почти пустые улицы туземного района не были ни красивы, ни особо уродливы; спроектировал их архитектор-нул с Кастакоры, сектор HQ, видевший двуногих существ только на экране, и видение его материализовалось в ряде собачьих будок. Однако Тоулер шел радостно, ведь дома его должна ждать Элизабет.

Тоулер жил в небольшом четырехэтажном здании, в которое входили через воздушный шлюз. Оставив за спиной двойную дверь, он открыл лицо и торопливо пошел по коридору, жалея, что не может причесать волос, остающихся под шлемом. Открыв дверь своей трехкомнатной квартиры, он облегченно вздохнул она была там.

С середины потолка свисал контрольный шар, и Элизабет стояла точно под ним. Это было единственное место, где нельзя было разглядеть выражение ее лица. Глаза Тоулера заблестели при виде ее, хотя он знал, что, когда открывал дверь, где-то далеко прозвучал сигнал и сейчас нул — а может, даже человек — склонялся над экраном, наблюдая, как он входит, видел, что он принес, слышал, что говорит.

— Рад видеть тебя, Элизабет, — сказал он, стараясь забыть о том, что за ним наблюдают.

— Я не должна была приходить, — заметила женщина, и такое начало не сулило особых надежд. Ей было двадцать четыре года, была она худой, даже слишком худой, с вытянутым светлым лицом и живыми голубыми глазами. Не красавица, но что-то в лице делало ее ослепительнее красавиц.

— Поговорим, — мягко сказал Тоулер. Он жил один, отдельно от других людей, и почти забыл, что такое мягкость. Взяв женщину за руку, он подвел ее к столу.

Каждое ее движение выдавало неуверенность. Всего десять дней назад она была свободна, жила вдали от Города и редко видела нулов. Заводик ее отца выпускал консервы из африззиан, и внезапно обнаружилось, что в течение пяти лет он платил налоги меньше, чем — в правление Пар-Хаворлема — следовало. Заводик отняли, а единственную дочь Элизабет забрали на работу в учреждениях города. Здесь, испуганная и тоскующая по дому, она стала подчиненной Тоулера. Жалость, а может, и нечто большее, заставило его предложить ей помощь.



— Они будут слышать, о нем мы говорим? — спросила она.

— Каждое сказанное слово попадет в Центр Контроля Комиссариата Полиции, — ответил Тоулер, — где записывается. Но, разумеется, они не думают, что мы их любим. Поскольку они хозяева нашей жизни и смерти, несколько слов на ленте мало что меняют. Это просто средство предосторожности.

Она вздрогнула, слыша покорность в его голосе. Он тоже принадлежал к чуждому ей миру. Они могли коснуться друг друга, но до сих пор между ними не было истинного понимания.

— В таком случае, — сказала Элизабет, — сколько они будут держать меня здесь?

Теперь вздрогнул он. Тоулер работал здесь десять лет, с тех пор как двадцатилетним его привезли сюда за провинность еще меньшую, чем та, что привела сюда Элизабет Фоллодон. И все это время он ни разу не покидал Города. Нулы выдавали своим двуногим помощникам билет только в одну сторону.

— Ты увидишь, что здесь не так плохо, — сказал он вместо прямого ответа. — Множество милых женщин и мужчин работают для партассианцев, а большинство чужаков, когда привыкнешь к их пугающему виду, оказываются совсем не страшными. Тебе повезло, что ты попала в Контору Переводчиков, мы образуем как бы отдельное сообщество.

— Я люблю Питера Ларденинга, — сказала она.

— Это многообещающий молодой человек.

Сказав это, он понял, что говорит покровительственно, и почувствовал, что кровь приливает к его щекам. Ларденинг действительно был лучшим из молодых переводчиков, примерно того же возраста, что и Элизабет. Слишком рано для ревности, подумал Тоулер. Они с Элизабет не были хорошо знакомы, и по многим причинам такое положение должно сохраниться.

— Мне кажется, он весьма мил, — сказала женщина.

— Да, действительно.

— И полон сочувствия.

— Да, он понимает других.

Тоулер вдруг потерял нить разговора. Ему хотелось сказать, что это он Главный Переводчик, именно он может больше всего сделать для нее.

Почти с облегчением принял он писк коммуникатора, хотя в другое время это могло бы его напугать. Печально улыбнувшись, он отвернулся от женщины и, подойдя к коммуникатору, произнес:

— Алло?

Когда его личный диск оказался в пределах луча, экран осветился, и Тоулер узнал одного из мелких служащих дворца, человека с вытянутым лицом, знакомым ему, хотя все их разговоры сводились к обмену ничего не значащими приветствиями.

— Гэри Тоулер, прошу быстро явиться во дворец. Срочный вызов.

— У меня один свободный день в месяц, — сказал Тоулер. Как раз сегодня. Не может этот срочный вызов подождать до завтра?

— Сам Губернатор хочет видеть вас, так что поторопитесь.

— Хорошо, иду. Не беспокойтесь!

3

Шестнадцать с половиной минут спустя Главный Переводчик Гэри Тоулер кланялся Губернатору, Его Светлости Графу Пар-Хаворлему. После стольких лет работы в Городе Тоулер по-прежнему дрожал от страха при виде партассианина. Пар-Хаворлем был трех метров высоты, необычайно крепкого сложения, и его огромное тело выглядело бы как цилиндр, не будь у него рук и ног. Он напоминал пузырь в двумя тройными разветвлениями: одним снизу, образующим ноги, другим на середине — руки.

Как и у других представителей этого вида, у Пар-Хаворлема с трудом можно было различить черты лица. Каждая длинная рука кончалась двумя гибкими, противостоящими друг другу пальцами с выдвижными когтями, которые обычно оставались спрятанными. Наверху цилиндрического тела имелись три симметрично расставленных глазных стебля, а на макушке «головы» — мясистый гребень. Прочие части лица: рот, дыхательные отверстия и уши, а также половые органы, скрывались под широкими плечами. Нулы были таинственными существами, внешний вид которых мало о чем говорил. Лишь гребень часто выражал то, что творилось у них внутри, придавая им жестокий вид.

— Переводчик Тоулер, — сказал Пар-Хаворлем безо всякого вступления, — с сегодняшнего дня наш образ жизни меняется. Близятся неприятности, мой маленький двуногий друг. Вот в чем будет заключаться твоя задача…

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

В нескольких километрах от них Маршал Терекоми смотрел на далекую башню, казавшуюся ему такой же мрачной и отталкивающей, как Губернатор Тоулеру.

— Так говоришь, предводитель земных мятежников в этой башне? — спросил Терекоми.

— Там его патрули, господин, а он, наверное, сидит внизу. Потому я отправил сообщение, прося вас прибыть поскорее.

Собеседником Терекоми был Главный Артиллерист Ибовиттер, недавно прибывший на Землю нул, командовавший отрядом, обслуживающим новейшее экспериментальное оружие — стереосонус.

Терекоми был удивительно спокоен.

— Я вижу, ты действуешь очень четко, артиллерист, — сказал он.

— Стараюсь, как могу. Меня прислали сюда со Старьи, еще одной планеты двуногих, а там я славился эффективными действиями.

— Я читал твое дело, — по-прежнему спокойно заметил Терекоми.

Слегка смущенный, что начальник не выказывает энтузиазма, Ибовиттер продолжал.

— Так вот, я передал сообщение, решив, что вы захотите присутствовать при экзекуции. Этот земной вожак Риварс уже долгое время доставляет нам неприятности… Я думал, что вы…

Он замолчал, видя цвет гребня Терекоми.

— Если я что-то не так сказал, господин…

— Судя по твоему делу, — дружеским тоном сказал Терекоми, — тебя прислали сюда со Старьи потому, что во время экспериментов с новым оружием ты перебил почти две тысячи двуногих. На Старье, как я слышал, к двуногим относятся гораздо мягче, чем здесь. Там у правительства свободные взгляды, но здесь, хвала Троице, все иначе! Однако, если ты насчет уничтожения землян своим дьявольским оружием, клянусь, мы не ограничимся простой депортацией. Я сам разорву тебя на куски!

— Но, господин, этот Риварс…

— Риварс сопротивляется слабо, а без него у нас не будет оснований для введения ограничений, однако он дорого обходится нам и следует слегка ограничить его деятельность. Имей он оружие, какое имеешь ты, ситуация резко изменилась бы, но все обстоит иначе. Уничтожение его сил — это пустяк, особенно сейчас.

Терекоми оглядел волнистую местность, башню из серого камня, построенную задолго до открытия Империей Земли, и уходящие вдаль бескрайние зеленые заросли, обильно растущие в этом кислородном климате. Порой он испытывал холодную симпатию к этой планете: именно здесь он смог пригодиться Пар-Хаворлему. Маршал не сердился на Ибовиттера, он был рад, что предотвратил нежелательное происшествие.

— Жалко, что мы не можем полностью ликвидировать двуногих, — сказал Ибовиттер.

— Держи при себе свои мысли. Они стоят слишком дорого. Миллионы бьяксисов вкладываются в малые планеты вроде этой. Как могут работать без двуногих перегонные заводы, фабрики, мельницы и все остальное? Применение роботов обошлось бы раз в пять дороже.

— Да, мне объясняли ситуацию.

— Вот и не забывай об этом.

Пора возвращаться в Город, к Пар-Хаворлему, подумал Терекоми. Здесь он не чувствовал себя свободным. Из укрытия Ибовиттера можно было видеть немногое, кроме этой башни и тихой зелени, непрерывно выдыхающей в атмосферу ядовитый кислород. В этой зелени скрывались двуногие. Земляне. Теоретически можно было без труда перебить их, но всегда имелась какая-то причина — политическая или экономическая, личная или тактическая — чтобы этого не делать. Может, они протянут достаточно долго, чтобы выйти когда-нибудь из зеленой чащи и снова овладеть планетой, которую покинут нулы? Не исключено, что двуногие не признают компромисса, тогда как Империя построена на нем.

Такие мысли испортили Терекоми настроение.

— Я не хотел сбивать тебя с толку, Ибовиттер, — сказал он. — Ты делал лишь то, что считал своим долгом. Но приказ был просто задержать Риварса. Правда такова, что мы не можем позволить себе уничтожить всех сражающихся против нас двуногих. Через два года они нам потребуются, чтобы показать одному посетителю, насколько они опасны.

— Господин?

— Неважно, я говорил сам с собой.

— Минуточку, маршал. Значит ли это, что придет время, когда нужно будет разыгрывать сражение или что-то подобное, с большим числом двуногих?

Терекоми, уже шедший к своей машине, замедлил шаги, лишь этим показав свой интерес.

— А если да, то что? — спросил он.

Видя, что произвел на собеседника впечатление, Ибовиттер заговорил доверительным тоном.

— Я прошу дать мне разрешение воспользоваться кораблем. Мы всегда можем импортировать несколько тысяч двуногих.

— Ты не знаешь, что переселение колониальных рас с одной планеты на другую противоречит закону, — равнодушно заметил Терекоми.

— Многие вещи противоречат закону, — ответил Ибовиттер. Но противоречие это можно доказать лишь тогда, когда преступление обнаружено. Видишь ли, господин, у меня есть контакт со Старьей…

Он умолк, хитро глядя на Терекоми.

— За свои достоинства ты заслуживаешь продвижения по службе, — сказал Терекоми. — Если умение молчать — одно из них, через несколько недель тебя ждет интересная работа. Я подумаю над твоим предложением, но ты забудь о нем. Кстати, двуногие Старьи похожи внешне на землян?

— Очень, господин. Во всем, за исключением некоторых деталей.

— Гмм. Хорошо. Проследи, чтобы Риварс спал сегодня спокойно. Это все.

Машина, урча взлетела в воздух. Терекоми улыбнулся под плечами: кажется, он нашел способ помочь Пар-Хаворлему. Однако авторство плана должно принадлежать только ему.


Дорога, по которой он мчался, была лишь ниткой на глобусе, над которым склонялись Пар-Хаворлем, несколько его чиновников и Тоулер. Они выбирали место для временного Города, размером согласующегося с правилами. Кто-то из чиновников предложил новый район, указывая различные части планеты.

— Нет, — сказал после долгого раздумья Пар-Хаворлем. — Не вижу смыслов обрекать себя на лишние неудобства, связанные с переездом, даже ради любопытного Подписывающего. Кроме того, мы не должны терять контакт с армией Риварса.

Он вытянул руку в направлении откоса над Долиной Канала.

— Может, туда? Когда-то к югу от этого места находилось узкое море, но один из моих предшественников, наделенный фантазией, осушил его. Город с таким видом может быть приятным местом. Кроме того, здесь пересекаются две дороги, а недалеко находятся руины города, который туземцы называли Истбон. Ты знаешь что-нибудь об Истбоне, переводчик?

— Он существовал задолго перед приходом Империи, — сказал Тоулер.

— Хорошо. Запиши, переведи на земной язык, передай в Трансляцию и проследи, чтобы дошло до всех. Например, так: «Наемных работников извещают о том, что скоро будет работа для четырех тысяч особей в районе Истбона у пересечения дорог 2А и 43Б. Предполагается занять на период до одного года. Стандартный контракт для всех степеней. Отдел Трудоустройства Туземцев».

Он повернулся к своим чиновникам, а Тоулер поклонился и направился в Зал Трансляции. Итак, Губернатор не только покинул дворец, но и совершил воздушное путешествие. Кажется, это первый подобный случай! Хотя некоторые детали оставались еще неясны, очевидно было, что готовится нечто важное.

Идя во дворец, Тоулер встретил молодого переводчика Питера Ларденинга, который вытянул руку, словно желая остановить его.

— Переводчик Тоулер, простите, но я хотел бы поговорить об Элизабет Фоллодон. Как вы думаете…

— Прошу прощения, но я спешу, — ответил Тоулер.

Даже Элизабет и ее дела приходилось откладывать в сторону.

Тоулер быстро направился в комнату переводчиков за баллоном кислорода, Ларденинг шел следом. В комнате, куря и беседуя, сидели несколько других переводчиков: Реонаши, Меллер, Джонс и Ведман, они сердечно приветствовали Главного переводчика.

— А ну-ка, постучите, парни, — сказал он, приветственно кивнув.

Переглянувшись, они принялись стучать по стенам кулаками или открытыми ладонями. Принимая во внимание систему слежки, ведущейся в городе, можно было не сомневаться, что и эту комнату прослушивают, поэтому, если требовалось обговорить что-то важное, они стучали по стенам, вызывая вибрацию, обезвреживающую скрытые микрофоны. Это был один из способов обмануть захватчиков.

— Мы не будем переезжать из Города, по крайней мере, на какое-то время, — зазвучал сквозь шум голос Тоулера. — Видимо, кто-то сообщил на Партассу, что здесь творится, и должна прибыть инспекция. Хав явно обеспокоен. Будьте внимательны и передайте всю информацию.

Радостный крик перекрыл стук, а затем они засыпали Тоулера вопросами.

Тоулер вернулся в свою квартиру сразу после окончания работы. Не теряя времени на снятие скафандра, он несколько минут что-то делал на кухне, не обращая внимания на вечно настороженный глаз шара, потом отнес купленное утром мясо обратно мяснику. Мясник, собиравшийся уже закрывать магазин, подозрительно уставился на него.

— Не люблю жаловаться, но тот кусок не свежий, — сказал Тоулер. — Я хотел бы его вернуть.

Мясник немного поторговался, потом забрал мясо, бросил его под прилавок и дал Тоулеру другой кусок. Закрыв магазин, он вернулся к прилавку и вынул возвращенное мясо, пальцы его быстро нашли пластиковую капсулу, которую спрятал Тоулер. Утром следующего дня капсула попадет к мусорщику, работа которого требовала ежедневно выезда из Города, и вскоре послание попадает к патриотам, прямо в руки Риварса.

Не прошло и двадцати четырех часов с момента предварительного сообщения о визите Подписывающего Синворета, а все уже пришло в движение.

4

Следующие два года объективного времени были весьма насыщенны. В то время как Подписывающий этап за этапом приближался к Земле, различные части планеты готовились к его прибытию каждая по-своему.

Для Синворета и его сопровождения субъективное время путешествия составляло всего четыре месяца. По крайней мере половину этого времени они проводили в креслах космических портов, рассеянных по Вселенной, ожидая кораблей. Даже с первоочередным билетом путешествие имело пять этапов.

В конце четвертого прыжка Синворет приземлился на планете под названием Аппелобетнис III. Ему повезло: план предусматривал два дня ожидания корабля Государственных Линий, который должен был доставить его на землю через Кастакору, но неожиданно стало известно о грузовике, летящем до Партассы через Сатурн.

Синворет вызвал капитана грузового и быстро договорился с ним.

— Разумеется, я смогу высадить вас на Земле и забрать на обратном пути с Сатурна, — сказал капитан. Это было волосатое существо, ростом с нула, но формой напоминающее креветку.

— Поскольку во время прыжка между системами мы будем в обычном пространстве, ваше пребывание на Земле продлится восемь или десять дней. А потом я заберу вас обратно на Партассу.

— Отлично, — воскликнул Синворет.

— Вы сядете на Гебораа сегодня вечером, а покинем мы Аппелобетнис III завтра в десять.

Прежде чем сообщить своей свите об изменении планов, Синворет отправился на прогулку по порту.

Его беспокоило чувство облегчения, охватившее его после обеспечения себе возвращения домой еще до прибытия к цели путешествия. Хоть он и объяснял себе, что девяти дней хватит, чтобы доказать или опровергнуть обвинения против Пар-Хаворлема, но все же не мог забыть, что совсем недавно обещал себе остаться там как можно дольше.

— Старею, — буркнул он. — Тоскую по дому.

Успокоившись, Синворет отправился в отель, просто изменив направление, как локомотив, а не повернувшись, как человек. Когда он подошел к ограждению порта, его окликнул какой-то нул снаружи. Синворет изогнул глазной стебель и увидел, что оборванная фигура отделяется от толпы прохожих и подходит к ограждению, явно заинтригованная мундиром Синворета. Подписывающий остановился.

— Вы похожи на цивилизованного нула, — сказал оборванец из-за забора. — Ставлю десять против одного, что через несколько часов вас уже не будет на этой проклятой планете. Дипломатическая служба, верно? Я тоже когда-то служил, но колесо фортуны повернулось, и я гнию на этой болотистой планете.

— Безработный? — Синворет задал вопрос осторожно, не желая выслушивать историю неудавшейся жизни.

— Не по своей воле, господин. И не моя вина, что я вынужден обманывать, чтобы достать бьяксис и выбраться с этой дыры. Умоляю, дайте мне десять десяток.

Синворет умел быть щедрым, если подарок гарантировал исчезновение нахала.

— Пожалуйста, — сказал он, подавая несколько монет. — Но почему ты просишь десять десяток, а не целую сотню.

Оборванец поднял руки в некой улыбке.

— Я игрок, господин, играю, чтобы раздобыть деньги на билет домой. Десять десяток — это цена одного билета местной лотереи — и именно эту сумму я прошу! Выигрыш составляет почти столько, сколько нужно на дорогу до Патрассы, а шанс на выигрыш — один из девяносто шести миллионов.

— Я бы не поставил десять десяток на такой маленький шанс, — заметил Синворет.

— Девяносто шесть миллионов — мое счастливое число, — ответил оборванец, шевельнув гребнем, и исчез в толпе.

Качая головой над глупостью нула, Синворет вернулся в отель сообщить свите о новом времени отъезда. Двадцать часов спустя они были уже на пути к Земле.

А на Земле заинтересованные стороны как раз закончили подготовку к их приему.

Вооруженная оппозиция Риварса действовала так хитро и решительно, что начало работ на новом Городе в Истбоне задержалось на несколько недель, пока пехота маршала Терекоми (удерживаемая приказом по мере возможности избегать кровопролития) наводила порядок. Начал возникать новый Город скромных размеров, рассчитанный так, что даже самый подозрительный инспектор ничего не смог бы сказать против него.

Потом начались неприятности с группами туземцев, работающих на строительстве. Политика «задержек» продолжалась три дня, пока не выбрали двадцать двуногих и публично не ликвидировали их стереосонусом. Работа продолжалась, и наконец строительство закончилось. Первый шаг к обману Синворета был сделан.

Оставив сильный резерв в старом Городе, скрытом за негавизийными экранами, Пар-Хаворлем смог довести численность населения до границ официально установленного минимума.

Терекоми энергично реализовал свой не менее трудный план, который ему удавалось по-прежнему держать в секрете от своего начальника. Главный артиллерист Ибовиттер прибыл, чтобы сообщить о выполнении своей части плана. С важным лицом вошел он в Комиссариат Полиции, постукивая картой побоку.

Он показал Терекоми карту с двумя заштрихованными районами.

— Мы полагаем, что именно здесь сконцентрированы главные силы мятежников Риварса, господин, — сказал он. — Я лично проследил, чтобы здесь разместили пять тысяч старьян мужского и женскою рода, — как известно, у двуногих только два пола. Они находятся на территории с хорошими условиями для защиты и нападения. Терекоми внезапно помрачнел. До него дошло, что желание понравиться Пар-Хаворлему поставило его в неловкое положение: сообщив начальнику о совершенном, он мог навлечь на себя его гнев вместо благодарности.

— Как ты забрал их со Старьи? Уверен, что никто ничего не заметил?

— Абсолютно, Господин. Я взял три корабля, мы приняли, той же ночью и забрали взрослых жителей города на холме. Их списали, и все прошло безо всяких помех. Я считаю это своей самой удачной операцией.

Терскоми презрительно покачал гребнем.

— Нужно было привезти сюда одного из этих двуногих, чтобы я мог его осмотреть. Насколько они похожи на земных ДВУНОГИХ?

— Разница почти не заметна. У них рудиментарные хвосты, перепонки на ногах — океаническое происхождение, господин, и мелкие модификации половых органов — не о чем беспокоиться. У вас есть еще вопросы?

С ханжеской смесью презрения и угодливости Терекоми позволил внутренней части своего гребня позеленеть.

— Ты знаешь, зачем мы держим здесь эти дьявольские создания, Ибовиттер. Чтобы приготовить хорошее представление для приезжего инспектора и убедить его, что землян нужно держать сильной рукой. Почему ты решил, что они и земляне будут сражаться?

Артиллерист поднял руку в жесте тонкой иронии. Он был образованным нулом и много читал об истории обоих видов, которые так успешно уничтожал.

— Ответ, господин, как и большинство ответов, можно найти в прошлом. Группа двуногих будет сражаться с любой другой группой двуногих, руководствуясь законом, который называется Выживанием Сильнейшего.

— Это все, Ибовиттер. Твои заслуги будут вознаграждены. Я умею ценить преданность.

Слегка обиженный Ибовиттер вышел из комнаты, прошел по коридору, спустился на лифте и повернулся к двери Комиссариата. Прежде чем он до них дошел, трое крепких нулов схватили его и, несмотря на протесты, заперли в подземной камере. На следующий день было сообщено о его трагической гибели в дорожном происшествии.

Сразу после разговора с Ибовиттсром Терекоми пошел к Пар-Хаворлему, чтобы представить ему план относительно старьян.

Пар-Хаворлем принял его слова с умеренным энтузиазмом.

Он был весьма доволен собой и не мог дождаться приезда Синворета, наслаждаясь артистизмом, с которым подготовился к обману этого нула. В действительности Пар-Хаворлем был хитрым админисгратором, пошедшим по кривой дорожке. Желание и возможность управлять легко сменяются стремлением к манипуляциям. Дергание за веревочки доставляло Пар-Хаворлему удовольствие, а использование своих жертв являлось побочным продуктом этого удовольствия.

— Ты рисковал, забирая старьян с их родной планеты, серьезно сказал он. — История последнего миллиона лет говорит об опасности предоставления двум расам хотя бы малейшей возможности к объединению. Есть жестокие правила, которые должны предотвратить такую возможность. Если твой гениальный ход когда-нибудь станет известен кому-то неподходящему например, Синворету — сомневаюсь, что даже твои купленные дружки с Кастакоры сумеют нам помочь.

Терекоми не понравилось слушать собственные аргументы.

— Никто не узнает, мы явились туда и исчезли тайно. А что касается объединения землян и старьян… Эти несчастные находятся на чужой планете и не знают местного языка, поэтому не будут настроены на переговоры. Да и Риварс тоже. Для него они захватчики, которых нужно ликвидировать, поэтому, хотя их конечное поражение неизбежно, прежде чем это произойдет, наш гость и его свита смогут увидеть первоклассную гражданскую войну.

— Ты хорошо придумал, — сказал Пар-Хаворлем, и гребень Терекоми покраснел от радости.

На так называемом внутреннем фронте произошли значительные изменения. Гэри Тоулеру повысили оклад и увеличили количество сверхурочных работ. Он заметил, что Пар-Хаворлем явно старается быть с ним вежливым, и среди персонала Города пошли сплетни о фаворите.

Тоулер сносил это мужественно. Растущую неприязнь остальных переводчиков он старался компенсировать неожиданными привилегиями, вытекающими из жизни в новом Городе.

Однако ничто не могло возместить ему все большей холодности Элизабет. За последние два года она смирилась со своей судьбой и даже повеселела. Она располнела и похорошела, став светлым пятном в одинокой жизни Тоулера, и сейчас он содрогался при мысли, что женщина начнет его избегать.

Накануне приезда Синворета Тоулер вернулся домой раньше обычного. Он уже перестал ходить за покупками, поскольку не любил сталкиваться с неприязненным отношением людей. Теперь продукты доставляли ему домой.

С аппетитом уселся он за одинокий ужин и, разрезав мясной рулет, нашел в нем пластиковую капсулу. Побледнев, он вытер ее салфеткой и открыл.

Сообщение было коротким: он должен явиться в мясной магазин вечером в 19.55, перед самым закрытием. Был разработан план вывоза его из Города на конференцию к крепости патриотов, а перед рассветом его должны были доставить обратно, чтобы он смог вернуться к работе. Сообщение подписал Риварс, почти легендарный вожак патриотов.

Тоулер уже не мог есть мясо, желудок его судорожно сжимался от волнения. Он уничтожил капсулу и, бегая по комнате, попытался взять себя в руки. Ему даже в голову не приходило, что можно не выполнить распоряжения, он знал, что, возможно, будущее Земли лежит на его плечах.

Когда зазвенел звонок, Тоулер на дрожащих ногах подошел к двери. Они никого не ждал.

Это была Элизабет. Как она была красива: узкое лицо с тонким длинным носом и не жесткими, но хищными чувственными губами. Губы, нос и светлые глаза создавали неповторимое целое, и Тоулер гордился, что немногие замечали ее особую прелесть. Два года, проведенные в Губернии, не сломили ее, а помогли повзрослеть.

— Какая приятная неожиданность! — воскликнул он. — Входи, Элизабет. Ты давно не была у меня.

— Пять дней, — с улыбкой сказала она, и он сразу заметил, что она осторожна.

— Пять дней — это слишком много, Элизабет. Когда я слышу, как на работе ты говоришь холодным партассианским языком, ты кажешься мне совершенно другим существом, как и я становлюсь другим рядом с тобой. Ты должна знать, что…

В ее глазах вспыхнул огонек — они меняли оттенок вместе с настроением.

— Прошу тебя, Гэри, не говори больше ничего, — умоляюще произнесла она, прервав его, — Мне будет труднее сказать тебе то, что должна.

Она умолкла и посмотрела вверх.

— Говори, что хочешь, — резко сказал он. — В этом новом городе нет шпионящих шаров и подслушивания. Говори, что ты хотела сказать.

— Мы не должны больше встречаться наедине. Спасибо за помощь в партассианском.

— Почему так внезапно?

— Ну… просто мне кажется, что у нас разные интересы. Это все.

Тоулер не относился к людям, которые настаивают или убеждают, но мог лишь принять ее слова к сведению. Внезапно ему захотелось оказаться далеко отсюда, избавить ее от произнесения слов, наверняка причиняющих ей боль. Он взглянул на женщину, и настроение его изменилось.

— Например, интерес к Питеру Ларденингу? — спросил он. Такое утверждение не в твоем стиле.

Женщина обиделась.

— Откуда тебе знать, что в моем стиле, а что нет?

— Послушай, Элизабет, даже когда мы рядом, между нами словно стена, правда? Это не моя вина… это барьер можно убрать. Понимаешь, я живу в постоянном напряжении… Лучше, чтобы ты это знала — я человек Риварса и передаю ему информацию из дворца. Мое положение достаточно трудно.

Он не собирался ей этого говорить, а сказав, сразу почувствовал угрызение совести. Ее ответ донесся до него словно издалека.

— Это все меняет. Мне было тяжело, Гэри.

Он вдруг схватил ее и привлек к себе: женщина умолкла, потом вырвалась, и глаза ее гневно засверкали.

— Злость делает тебя еще красивее! — пришел в восторг Тоулер. — Элизабет, почему я всегда должен бояться откровенного разговора с тобой? Ты очень близка мне, потому что часто ведешь себя так же, как и я.

— В самом деле? Это значит — как?

— Как? Ты хочешь со мной порвать, наслушавшись того, что говорят другие переводчики, вместо того, чтобы полагаться на собственную интуицию. Ты думала, что я фаворит Хава, правда? У меня нет к тебе претензий, Элизабет, но ты мыслила стереотипно, как часто я сам. Мы оба традиционалисты, оказавшиеся в необычной ситуации, и должны найти в ней свое место.

— Гэри, ты такой… такой робкий. — Лицо ее по-прежнему оставалось воинственным. — Да, я люблю тебя, ты очень мне помог, но тебе следует быть менее доверчивым.

— Попытайся понять, что каждому из нас нужно распутать в своей жизни множество вопросов. Твое достоинство в том, что внутри тебя спит тигр, как и у меня, и это нас объединяет. Потому мы и нужны друг другу.

Спеша к мяснику, Тоулер удивленно думал о том, что сказал Элизабет. Такая откровенность, особенно перед женщиной, потребовала от него больших усилий. Только Элизабет открыл он тайное чувство, давно мучившее его, и сейчас чувствовал, что близится минута, когда он сможет скинуть свою личину.

В магазине Тоулера бесцеремонно столкнули под прилавок, и он сидел там до закрытия. Затем мясник помог ему встать.

— Подумать только, через несколько часов вы будете говорить с Риварсом! — воскликнул он. — Тот город был слишком нашпигован шпионящими устройствами, чтобы кто-либо мог выбраться из него или пробраться внутрь. Здесь пока все по-другому, и это отличная возможность для вас. Я вам завидую.

Взволнованный предстоящим, Тоулер только буркнул что-то в ответ. Мясник, не поняв его, решил, что тот относится к нему с превосходством.

— Мне очень неприятно, что мы всегда смотрели на вас, как на подонка, — сказал он извиняющимся тоном. — У меня сердце разрывается, что я должен быть с вами таким суровым, ведь я так вас уважаю. Но приказ есть приказ, и никогда не знаешь, следят ли за тобой, даже в этом городе, правда? Вы настоящий герой, и я горжусь знакомством с вами. А сейчас, если бы вы залезли в этот мусорный бак…

Закрыв шлем скафандра, Тоулер скорчился в баке в неудобной позе, чувствуя, как его накрывают мешком и засыпают мусором. После недолгого ожидания к задним дверям подъехала машина, и бак с человеком внутри бесцеремонно закинули в нее. Еще полчаса они крутились по улицам, собирая мусор.

Наконец добрались до «ворот». Партассианские охранники обошли машину вокруг, бегло ее осмотрели и пропустили. Включился нейтрализатор, силовое поле в одном месте угасло, и они въехали в туннель воздушного шлюза, а через две минуты были уже на свежем земном воздухе, в темноте.

Перед мусорной кучей, полукилометром дальше, контейнер с Тоулером сняли с машины, и мусорщик помог ему выбраться. Тоулер с удовольствием распрямился, рядом с огромным устройством для уборки мусора он выглядел карликом.

— А теперь идите вперед, — сказал мужчина. — Когда я разгружаюсь, силовые поля отключены. За этой кучей увидите одинокое дерево, от него начинается тропа, которая приведет вас в Долину Канала. Идите быстро, как только можете, а там вас встретят. Пароль «сухой хлеб», отзыв «горячий лед». Запомнили? Тогда в дорогу и — удачи!

В почти полной темноте трудно было держаться слабой тропинки. Тоулер напрягал все свои силы, голова его кружилась от страха и возбуждения, воздух, густой, как сметана, казалось, омывал его тело. Впервые за десять лет он оказался на открытом месте, впервые за десять лет видел над головой сверкающие звезды. Может, когда-нибудь…

В темноте кто-то крикнул:

— Сухой хлеб!

Тоулер испуганно произнес отзыв.

Какой-то худой человек как тень появился на более светлой тропе и без единого слова сделал Тоулеру знак идти за ним. Они спустились по склону в полосу высоких зарослей, двигаясь так быстро, что Тоулер едва не запросил передышки. Он с трудом переводил дыхание, на нем по-прежнему был скафандр, и пот покрывал все его тело. Проводник привел его на каменистую поляну, где ждали три лошади, одна с наездником.

Они ехали на восток более часа. Тоулер никогда не ездил ни на каком животном, и каждая минута была для него минутой страдания.

Главным образом, они спускались вниз, через удивительно перекореженную местность, потом миновали лесной питомник. Когда добрались до оврага и остановились перед рядом шалашей, укрытых под скальным навесом, одеревеневший. Тоулер сполз с лошади и осмотрелся.

Временный лагерь Риварса состоял из нескольких палаток и шалашей, по крайней мере, только их и было видеть. Они использовали естественное укрытие в овраге, хотя опасность обнаружения нуловской разведкой была невелика. Неприязнь к воздушным путешествиям объясняла то, что нулы редко летали самолетами, а уверенность, что их дороги неприступны, вызывала пренебрежение к промежуткам между ними.

Привязав лошадей, проводники провели Тоулера в один из шалашей, где его ждали еда и питье.

Он еще не кончил есть, когда вошел Риварс.

5

В эти критические для Земли дни Риварс был, пожалуй, единственным человеком, имя которого знала вся планета. Существовали и другие, вожди патриотов, рассеянных по всем континентам, но никто не находился так близко от центра нулов. Одно то, что Риварс противопоставил Городу свою хитрость и силу, способствовало его известности.

Это был крепко сложенный мужчина среднего роста, лет пятидесяти с небольшим, в его густых черных волосах бросалась в глаза седая прядь. Он носил кожаный комбинезон, длинное пальто, высокие ботинки и круглую фетровую шляпу. Внимательный взгляд его пронизывал насквозь, а тяжелые веки делали глаза похожими на глаза орла. Хотя он вошел в шалаш безо всяких церемоний, его окружила атмосфера власти, и Тоулер, положив вилку, встал.

Риварс сделал ему знак сесть, а сам взял стул и уселся напротив.

— Я рад, что ты приехал, Тоулер, — сказал он. — Понимаю, что ты рискуешь, находясь здесь, но мне нужно поговорить с тобой лично, и, к счастью, отсутствие достаточного количества полицейских в новом Городе делает это возможным.

Без дальнейших отговорок он перешел к приезду Подписывающего Синворета, который должен был появиться через несколько часов.

— Благодаря твоим письмам, мы знаем, что происходит во дворце, но я хочу убедиться, что правильно понял значение этого визита. Итак, во-первых, Партассианский Совет Колоний хочет посмотреть, как используются подчиненные планеты вроде Земли. Но ведь это использование строго определено Договором, верно?

— Да, — согласился Тоулер. Разумеется, они называют это развитием, а не использованием.

— И Пар-Хаворлем переступает границу эксплуатации и нарушает пункты Договора?

Он грустно улыбнулся, когда Тоулер снова ответил:

— Да.

— Хорошо. Прибыль с этой эксплуатации идет в карман Пар-Хаворлема, его друзей и тех, молчание кого они считают необходимым купить. Верно?

— Совершенно верно.

— И эта коррупция, несомненно, должна доходить до его начальников в Штабе ГАС Вермилиона на Кастакоре?

— У нас нет доказательств, но все должно быть именно так. Как вы знаете, инспектора с Кастакоры время от времени посещают Землю, но ничего не меняется. Видимо, они купили там кого-то крупного, иначе Пар-Хаворлема уже давно вышвырнули бы.

Риварс долго молчал, обдумывая факты.

— Поскольку я не более, чем капитан повстанцев, — сказал он наконец, — то задаю этот вопрос из чисто академического любопытства. Как по-вашему, почему внутри могучей Империи процветает взяточничество?

Это был непростой вопрос.

— Трудно получить какую-либо информацию о том, что происходит в других частях Галактики, — сказал Тоулер. — Но думаю, что творящееся на Земле должно быть типично для всех так называемых Колонизированных Планет. Одним словом, система партассианского управления начала выходить из строя. Пока слишком рано делать выводы, но думаю, старая Империя вступает в период распада.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

— Понимаю. Но если так, то пара порядочных восстаний на нескольких планетах типа Земли может ускорить ее падение?

— Да.

Риварс улыбнулся холодной улыбкой кондора и не сказал ничего. Мысленно он видел миры, взрывающиеся, как снаряды.

Внезапно вытянув руки, он погасил свет, подошел к окну, буркнув Тоулеру, чтобы тот сделал то же. Включив фонарь, он пустил в темноту луч света.

Свет вырвал из темноты противоположную скалу, неожиданно сделал видимыми детали камня, покрытого узорами и свисающей травой. На самом верху в воздух почти вертикально вонзался тонкий шпиль.

— Это символ для тебя, Тоулер — мачта древнего корабля. Ему по крайней мере тысяча двести лет. Этот район был морем всего несколько веков назад. Корабль затонул в результате одного ряда случайностей, а другой ряд вывел его на поверхность. То же самое произойдет и с Землей, и наша задача правильно руководить событиями.

Демонстрация, по мнению Тоулера, была наивной. Он мысленно одернул себя за нелояльность, но, честно говоря, не знал, почему должен вести себя лояльно. Вспыхнул свет, и он прищурился, они с Риварсом вернулись на старое место. После минутной слабости голос Риварса звучал решительно и деловито.

— Перейдем к цели нашей беседы. Визит Подписывающего наверняка имеет огромное значение для всех нас. Возможно, это единственный раз за пять веков, когда имеющий абсолютную власть член самого Совета Объединенных Миров лично приезжает, на Землю. Скажи мне, сможет ли Пар-Хаворлем купить Синворета?

Тоулер заколебался, Риварс налил ему вина, и переводчик машинально выпил.

— Вы, конечно, понимаете, — сказал он после долгой паузы, — если Синворет обнаружит, что в действительности происходит на Земле, Пар-Хаворлему конец. Несомненно, справедливость бы восторжествовала, и жизнь наших людей пришла бы в норму. Я верю, что Синворет, который бескорыстен и занимает высокую должность, неподкупен. И, думаю, Пар-Хаворлем знает, что его нельзя подкупить. Отсюда эта двухлетняя подготовка.

Вождь встал, перевернув стул. Со сверкающими глазами кружил он по шалашу, ударяя кулаком в ладонь.

— Значит, мы все-таки пробьемся, Тоулер! Все наши жертвы не напрасны. Если мы не сможем познакомить этого честного нула с настоящим положением, значит, мы не заслуживаем даже тени свободы.

До этой минуты они оба были едины — двое мужчин с одинаковыми желаниями. Напряжение, ночь, шепот охранников на улице, ужин, остывший на столе, все забылось, пока Тоулер разговаривал с вождем, в которого все безгранично верили. Наконец-то он почувствовал, что оказался в центре всего, рядом с правдой.

И вдруг, после триумфальных слов Риварса, вера Тоулера раскололась сверху донизу. Он оказался на краю пропасти, сомнений и уверен был лишь в одном: Риварс слишком наивен.

Понять это было нетрудно: Риварс был солдатом, вождем. Он знал методы солдат и тактику генералов, ему был хорошо известен вкус борьбы, но он совершенно не понимал интриги дипломатов.

Тоулер же был вынужден жить среди дипломатов.

Он знал, что взятка — лишь один из видов оружия в арсенале Пар-Хаворлема, и догадывался, что губернатору известно не менее дюжины способов обеспечить молчание Синворета.

Он встал, чтобы запротестовать, выразить свои мысли, но вождь хлопнул его по плечу и предложил выпить за будущее.

— Я позабочусь, чтобы доказательства коррупции дошли до Подписывающего Синворета! Это будет просто! — воскликнул он.

В эту страшную минуту Тоулер понял, что, возможно, будущее Земли лежит не на широких плечах Риварса, а на его собственных. Риварс просто не знал, с чем имеет дело.

Отвернувшись, Тоулер потягивал вино.

— Ситуация может оказаться более сложной, чем вам кажется. Во всяком случае, доказательства, которые мы предоставим Синворету, должны быть совершенно однозначны. Документов тут слишком мало. Они могут убедить Синворета, но, когда он увезет их за полгалактики, они не убедят Совет.

— Понимаю. Мы сейчас же займемся этим, — коротко ответил Риварс.

Воцарилась тишина, где-то далеко за шалашом кто-то рассмеялся.

— Дружище, ты играешь важную роль в нашем деле, — сказал Риварс, глядя на часы. — Близится время твоего возвращения в Город, поэтому буду краток. Признаться, как ты, наверное, подозревал, у меня есть другие источники информации в окружении Пар-Хаворлема, хотя никто не подошел к нему так близко и не ценится выше тебя. Частично это потому, что я хочу быть уверенным, что не лишусь информации, если с тобой вдруг что-то произойдет.

Тоулер действительно догадывался об этом, но подтверждение этих догадок задело его. Значит, его ценили не так высоко, как утверждал Риварс.

— Это лишь одна из выгод, — прямо сказал он, — вытекающих из глупости и невежества врагов, не желающих изучать язык своих жертв. Это делает их зависимыми от этих жертв. — Риварс рассмеялся, словно лишь сейчас заметил этот аспект дела.

— Мои информаторы сообщают, — продолжал он, — что продвижение и лучшее обращение к тебе продиктовано тем, что Пар-Хаворлем хочет использовать тебя как личного переводчика, чтобы ты передал Подписывающему его версию. Именно тебе придется убеждать Синворета, что на Земле все в порядке.

Сердце Тоулера на мгновение замерло.

— Так я и думал, — глухо сказал он.

Риварс взглянул ему прямо в глаза.

— Предложение Пар-Хаворлема стоит обдумать.

Переводчик стоял с каменным лицом. Гнев его все усиливался при мысли, что этот человек, не понимающий многих вещей и не выдерживающий испытания, теперь испытывает его. Пауза все тянулась, и Тоулеру показалось, что она заполняет всю его память.

— Я землянин, вождь, — сказал он наконец, — и знаю, с кем мое место.

— У нас тоже есть для тебя предложение, — поспешно сказал Риварс. — Если мы хорошо проявим себя на будущей неделе, нас ждет свобода. Твои заслуги не будут забыты, Тоулер: ты получишь десять акров земли и дом у моря. Тебе не придется больше работать.

Тоулер снова почувствовал горечь, зная, что обещание это означает лишь отсутствие полного доверия и уверенности в нем Риварса.

Он встал.

— Дайте мне инструкции — они будут выполнены.

— Сядь и выпьем еще, — сказал Риварс, а когда они сели, продолжал: — Мы должны представить Синворету доказательства. Как ты сам заметил, копии документов немногое будут значить на Партассе. Подписывающий должен увезти с собой какое-то простое, убедительное доказательство того, что Пар-Хаворлем злоупотребляет своей властью. Если нам удастся это сделать, Земля освободится от его тирании.

Тоулер скептически принял его слова.

— Какое доказательство вы имеете ввиду?

Казалось, тень неуверенности промелькнула по лицу человека напротив.

— Я что-нибудь найду, — пообещал Риварс. — И постараюсь, чтобы это попало к тебе в течение трех дней. Твоя задача передать это Синворету в подходящий момент. Пока такой момент не наступит, чтобы не возбуждать подозрений, ты должен играть роль, которую назначит тебе Пар-Хаворлем. А потом, разумеется, ты искренне ответишь на все вопросы, которые задаст тебе Подписывающий. Это ясно, Гэри Тоулер?

Переводчик смотрел на свои пальцы, чувствуя сильную усталость.

— Я сделаю все, как вы сказали. Можете на меня рассчитывать.

Риварс встал и тряхнул его руку.

— Земля надеется на тебя, — торжественно сказал он. — Не подведи нас.

Тоулер взял со стола шлем, и они вместе вышли в холодную ночь. Уже взошел месяц. Стоя с руками в карманах, Тоулер смотрел по сторонам. В овраге торопливо передвигались люди в обшитых мехом куртках. Он заметил блеск ядерного оружия, этого патетического, старомодного земного оружия, бессильного против партаесианских силовых полей. Тоулер слушал приказы, произносимые тихо, но звучавшие в его ушах, как колокол. Все эти люди двигались в едином порыве, однако для него это был момент ледяного одиночества. Он знал, что не является человеком действия, и при мысли о напряжении, которое ждет его в ближайшие несколько дней, ноги его подгибались.

— Визит сюда и разговор с вами — большая честь для меня, — церемонно сказал он.

— Я рад, что временная слабость Пар-Хаворлема сделала это возможным, — ответил Риварс. — Несомненно, он будет рад вернуться в безопасный старый город. Кстати, он сейчас закрыт?

— Минимум обслуживающего персонала находится там постоянно. Ежедневно на рассвете охрана отвозит им приказы и продукты. Просто ужасно, что нам придется туда вернуться уже в конце месяца.

— Это ненадолго, — громко сказал Ряварс.

Два проводника Тоулера подвели лошадей, и он неохотно уселся в седло. К Риварсу подбежал какой-то человек.

— Караул с Бикерс Хилл сообщил, что старьянская армия численностью около двухсот солдат свернула лагерь и движется на северо-восток в сторону Верн Хейтс.

— Иду, — откликнулся Риварс и быстро исчез в темноте, забыв о Тоулере.

— Поехали, — сказал один из проводников.

В свете месяца они быстро ехали по своим следам. Путешествие прошло безо всяких неожиданностей. Несмотря на неудобства и усталость, Тоулер испытывал удовольствие, разглядывая таинственный район вокруг себя, темные деревья, под которыми проезжал, и огромный купол неба, вздымающийся над ними безо всякой опоры.

Около груды мусора его ждала пустая машина, и Тоулеру пришлось спрятаться в ящик с инструментами под сиденьем водителя. Всю обратную дорогу до города он просидел там в чудовищно неудобной позе. Сердце его учащенно забилось, когда они остановились у ворот; но все обошлось, и он вновь оказался в рабстве.

Было еще темно, когда Тоулер вошел в свою комнату, изнемогая от страха, что его отсутствие обнаружено. Однако все оказалось в порядке: пустые квадраты стен, темное потертое кресло, безотказный регулятор температуры и свет над головой. Здесь, в неподвижном одиночестве, он почувствовал себя в безопасности.

Лежа лицом вниз, он спал и когда взошло солнце, и когда транспортный корабль Гебораа с Синворетом на борту сел на Землю.

6

Подготовка шла к концу. Ее испытали на себе все люди и нулы Города, и сейчас общество ждало, пока Пар-Хаворлем пустит в ход свой колоссальный блеф и сыграет роль справедливого правителя.

За пределами Города тоже ощущали результат визита. На вырубках, в подгуберниях, на фермах африззиан и других местах, которые Подписывающий должен был посетить или проконсультировать, неестественная скорлупа приготовлений застыла, словно лед.

Почти одновременно с посадкой корабля Синворета повстанцы Риварса впервые атаковали старьян, нарушавших их границы, и отбросили противника, нанеся ему большие потери.

Подписывающий Армаджо Синворет прибыл на Землю с твердым намерением. Он пересек полгалактики и большую часть двух последних объективных лет провел в джарме — трансе, практиковавшемся кастой высших чиновников Партассы. Благодаря этому разум его собрался с силами, а стремление к справедливости возросло десятикратно.

Едва корабль коснулся земли порта, силовое поле сомкнулось над ними, и через десять минут воздух стал пригоден для дыхания нулов. Главная часть корабля открылась, и Синворет спустился но лестнице.

Его свита состояла всего из четырех нулов: камердинера, молодого секретаря, немого телохранителя Раггоола и старшего члена Департамента Психо-Контродя Гэзера Ройфуллери. Их общее совместное путешествие и дополнительные расходы обошлись правительству Партассы почти в мегамиллиард бьяксисов. Одну из главных причин коррупции на окраине Империи составляли деньги: стоимость отправки беспристрастных инспекторов на какую-либо из дальних планет была колоссальна.

Синворет прибыл, намереваясь вскрыть все проявления коррупции. Он понимал, что главным мотивом Верховного Советника Грейликса, пославшего его сюда, было желание доставить ему удовольствие, и это накладывало на Подписывающего обязательство, освободиться от которого он мог, лишь доказав вину Пар-Хаворлема.

Однако с момента приезда усыпление его подозрений шло довольно гладко. Небольшой приветственный комитет, встретивший его в порту, состоял из Пар-Хаворлема собственной персоной. Маршала Терекоми и трех низших чиновников, а также небольшой группы гражданских лиц, один из которых произнес краткую речь. Речь была искусной смесью обычных фраз, касающихся стремлений, достижений и предназначения нулов. После этой церемонии гражданские подошли, чтобы сплестись руками с Синворетом и сказать несколько банальностей об интересном путешествии. Все шло, как запланировал Пар-Хаворлем, рассчитывающий на усталость Синворета.

Сам Губернатор, отведя своего именитого гостя с сторону, старался вести себя не слишком угодливо. Он играл роль озабоченного добросердечного руководителя бунтующей планеты, слишком перегруженного делами, чтобы иметь время для любезностей. Соответственно этому эскорт сел в потрепанный автомобиль, а Пар-Хаворлем проводил Подписывающего и Гэзера Ройфуллери к дорожнику — такого типа, в каком обычно перевозят грузы.

— Простите за неудобную машину. Подписывающий, — извинялся Пар-Хаворлем. — В исключительных ситуациях все подчиняется первоочередным нуждам. Здесь, на Земле, нам незнакома роскошь. Надеюсь, нам удастся сделать ваше пребывание здесь в меру комфортабельным. Я уверен, что на Партассе…

— Я могу обойтись без роскоши, — сказал Синворет.

Они мчались по одной из прекрасных дорог под туманной силовой аркой, размытый пейзаж мелькал по сторонам. За время поездки нулы оценивали друг друга. Возможно, испытывая то же зловещее обаяние, восхищавшее Терекоми, Синворет гадал, какого пола Пар-Хаворлем. Пол у нулов — мужской, женский или нейтральный — не был виден внешне, они раскрывали его только потенциальным партнерам по любовному трио. Нулы, особенно первичная группа с Партассы, были сдержаны во всем, особенно в этих вопросах. Порт находился недалеко от Города, и вскоре они уже въезжали в него. Город был целым миром, причем партассианским миром. Копии Города существовали по всей Галактике, все идентичные, независимо от того, на какой планете размещались, Партассианцы не адаптировались к внешней среде, предпочитая приносить с собой собственную.

Синворет поглядывал по сторонам с интересом и некоторым опасением. Дни, когда он был Губернатором Старьи и других колоний, давно миновали, и он забыл, какие спартанские условия царили в городах на планетах низшего класса, где нельзя было дышать. Большинство зданий служили общественным целям и были, кроме того, стандартными и сборными. Пар-Хаворлем решил провезти своих гостей по Городу и — сделал это, время от времени разъясняя что-либо.

Всеобщую мрачность еще более подчеркивало отсутствие краски, и Гэзер Ройфуллери из Департамента Психо-Контроля вежливо спросил об этом.

— К сожалению, мятежники сбили один их наших транспортников в момент, когда он входил в порт, — объяснил Пар-Хаворлем, радуясь, что может лгать как по-писаному. — Они почти беззащитны, когда снижаются над портом, прежде чем силовое поле закроет их. К счастью, в этом случае в самолете находилось лишь двадцать две тысячи литров краски.

— Вам следовало сделать повторный заказ, — мягко сказал Синворет. — Простите мое старческое замечание, но светлые цвета хорошо действовали бы на психику жителей. Партассианцы любят цвета.

— У нас есть более важные проблемы, — сурово ответил Пар-Хаворлем.

Он очень внимательно относился к чувствам представителей своей расы. Многочисленными успехами на Земле Губернатор был обязан умелому использованию характеров окружающих его особ и сейчас оценивал и изучал характер этого нула, который был его потенциальным врагом, и поступал соответственно своей оценке. Мнение у него уже почти сформировалось. Ему казалось, что Синворет может оказаться бесцеремонным и честным нулом, скорее капризным, чем утонченным, который будет принимать суровость за искренность задетого проверкой ветерана.

Проезжая по улицам, они видели мало пешеходов, вероятно, работающих неполный рабочий день партассианцев или земных рабочих. Некоторые из первых махали проезжающим машинам.

— Сколько в Городе жителей, Губернатор? — спросил Синворет.

Он помнил на память максимальные цифры, установленные Статусом для колонии 5Ц, типа Земли: 150 Высших Чиновников, 1800 Низших Чиновников, 200 Военнослужащих, 2000 Туземцев Всех Уровней, 450 °Cлужащих Всех Уровней. Всего — 8500.

— Сейчас около десяти тысяч, Подписывающий. Как правило, нас меньше, но сейчас пришлось принять вооруженный отряд, присланный с Вермилиона для подавления гражданской войны туземцев, и разместить беженцев из подгубернии.

Синворет вспомнил, как трудно удержать открытыми подгубернии в беспокойные времена. Фактически подгубернией называли каждый город или поселок на колониальной планете, если там находился хотя бы один нул. Они редко бывали укрепленными, а присутствие управляющих привлекало со всех сторон местных авантюристов.

— Я хотел бы познакомиться с точной картиной происходящего, — сказал Синворет. — Информация, имеющаяся на центральной планете, может быть во многом устаревшей.

— После скромного обеда, приготовленного для вас, состоится информационное заседание, — ответил Пар-Хаворлем.

— Спасибо. Это поможет мне в оценке ситуации, когда я буду говорить с местными наблюдателями.

Почувствовав холодность в голосе собеседника. Губернатор ответил в той же тональности.

— Вы сможете начать завтра, когда я подберу вам земного переводчика, а до тех пор нет никакой официальной программы. Мы считаем, что после такого долгого путешествия вы захотите отдохнуть.

— Я не любитель официальных программ, — коротко откликнулся Синворет.

Обед во дворце действительно оказался скромным: подали самые обычные блюда и, дешевое партассианское вино. Пар-Хаворлем с радостью отметил, что афронт, нанесенный его дворцу, полностью компенсирован разочарованием гостя при виде убогого стола.

— Надеюсь, на кораблях, которые вас сюда доставили, кормили хорошо? — спросил Губернатор, запихивая подмышку очередную порцию пищи.

— Я почти все время провел в джарме.

— О, это требует поста.

После обеда, как и обещал Пар-Хаворлем, состоялась конференция.

Группа гражданских экспертов с серыми гребнями подкрепила свои сообщения трехмерными снимками и стереокартами. Они говорили более двух часов, представляя соответственно подготовленный образ происходящего на Земле, и убеждая попутно, что планета, племена которой ведут гражданскую войну, вовсе не порабощена. Будь это так, разве жители не объединились бы против захватчиков?

Пар-Хаворлем не стал дожидаться окончания, а вышел, взволнованный и нетерпеливый. Сейчас, когда обман начался, он хотел, чтобы все побыстрее закончилось. С помощью личного контрольного шара Губернатор позвал Терекоми.

— Ты спросил спутников Синворета, когда они уезжают?

— Транспортник Гебораа возвращается с Сатурна через восемь или девять дней, в зависимости от состояния пространственного туннеля через пояса астероидов. Отсюда он вылетает через десять часов, пополнив запасы топлива.

— Это лучше, чем мы думали. Я боялся, что это затянется на несколько месяцев.

Терекоми утешительно шевельнул глазным стеблем.

— Не бойтесь, Хаворлем, скоро он будет в наших руках. У меня есть кое-какие мысли.

— Только будь осторожен, — предупредил Пар-Хаворлем. — Не перегни палку. Слышал, как он говорил за обедом, что был на Старье? Ничего не предпринимай без разговора со мной.

И он прервал разговор.

Это действительно был поединок между ним и его знаменитым гостем. Найдя какие-либо нарушения в управлении колонией, Синворет мог — если бы захотел — поднять такой шум, что Пар-Хаворлем лишился бы должности. Следовало использовать чары и хитрость. Только какие чары могли подействовать на этого ветерана дипломатии?

Губернатор расхаживал по своей комнате, а его тренированный разум существовал как будто отдельно от него. Что действует на Синворета?.. И вообще, как действует все вокруг? Галактика кишела правящими и подвластными существами самых различных форм, но никто не мог сказать — почему и зачем. Проблема эта волновала Пар-Хаворлема с детства, подобно тому, как некоторых чарует вопрос секса.

На столе стояла ваза с земными цветами, накрытая колпаком из трансплекса, задерживающим их умирание в партассианском воздухе. Пар-Хаворлем схватил пурпурный цветок, выдернул и растер в пальцах. Цветок жил, но зачем и почему? По какой причине? Лепестки в его ладони не могли этого объяснить.

Губернатор позвонил.

В земных цветах все было напоказ — как у людей. Иначе обстояло дело с партассианскими цветами и нулами. Их цветы напоминали камни, старательно скрывая внутри все свои сложные и интересные части. Партассианец прятал все, кроме глаз, под складками плеч, и познать его мог только любовник.

В ответ на звонок появилась одна из служащих, молодая землянка, одетая в оливковый скафандр в знак принадлежности к прислуге.

— Иди сюда, Клотильда, — приказал Пар-Хаворлем. — Прочти мне одну из ваших земных поэм, а я буду тебя разглядывать.

— Снова?! Пожалуйста, господин, не нужно! — умоляла женщина.

— Да, снова. Я приказываю тебе.

Он грозно навис над нею, превосходя ее в два раза, и женщина испуганно начала читать на языке, которого он никогда не поймет. Без труда подняв ее вверх, он смотрел, приблизив два глазных яблока к стеклам ее шлема.

Женщина тараторила что-то, но он ее не слушал, вглядываясь сквозь стекло и наслаждаясь движением ее челюсти, глаз, губ, языка. Все это должно быть спрятано всегда, за исключением интимной близости, однако вот форма жизни, хрупкая, ненавистная, двуногая форма жизни, выставляющая это напоказ. Это было неприлично, отвратительно, но Пар-Хаворлем не мог оторвать от нее глаз.

Только когда женщина расплакалась и начала вырываться, а он насладился видом ее слез, Губернатор Земли отпустил ее. Не всегда этим существам удавалось ускользнуть так легко, но сегодня он был занят другим. Прежде всего требовалось поговорить с Тоулером.

7

Конференция наконец закончилась, прозвучали последние вопросы, были получены последние ответы. Докладчики с серыми гребнями отложили указки и свернули карты. Подписывающий Синворет и Гэзер Ройфуллери вместе вернулись в свои апартаменты.

— Великолепная, исчерпывающая информация, — прокомментировал Гэзер, записавший всю конференцию на пленку.

— Исчерпывающий почти до скуки, — согласился Синворет.

— Я много узнал о жизни двуногих, — сказал Ройфуллери, тактично осуждая ничего не значащий ответ.

— А я нет, — сухо заметил Синворет. — Мне просто показали, как трехногие существа видят жизнь двуногих. Мало сказать, что партассианцы никогда не делились на народы и не вели между собой войн, а у землян это было в порядке вещей, нужно помнить и то, что мы развивались на разных планетах. На Партассе не было и экстремальных температур, и непреодолимых горных хребтов, медлительные реки были скорее дорогами, нежели препятствиями, а прежде всего не было морей. Так что причины, по которым у нас никогда не было наций, скорее физической, чем психической природы. Может, по этой причине двуногие существа более сложны, чем мы.

Ройфуллери шевельнул гребнем, слыша такую ересь, но ничего не сказал, удовлетворившись мыслью, что те, кого считают более простыми, вероятно, правы.

— Наша простота, — продолжал Синворет, — помогла нам занять главенствующее положение среди других видов Галактики, но это не значит, что мы не должны уважать двуногих, а именно таков был смысл услышанного нами на конференции…

И на это Ройфуллери ничего не ответил. Он чувствовал, что его начальник прибыл на Землю с твердым намерением найти виноватого. Он был настроен необъективно, и этим следовало осторожно заняться. Ройфуллери тихонько вздохнул.

Подписывающий отправился к себе на квартиру, но отдыхать не стал. Минут пять он провел в позеджармы, потом переоделся в менее броский мундир и пошел искать выход из дворца. Раггбол, его личный телохранитель, следовал за ним на некотором расстоянии.

Через боковую дверь Синворет вышел во двор, постоял немного, глядя на зеленое свечение поля над головой, потом прошел через двор к воротам. Охранник узнал его, отсалютовал и пропустил.

Когда дворец скрылся из виду, Синворет остановился на углу улицы, телохранитель поспешно замер в двух шагах от него.

Он прибыл на Землю с твердым намерением получить информацию из первых рук. Больше всего ему хотелось поговорить с каким-нибудь туземцем, хотя, судя по многолетнему опыту, все сказанное жителем Губернии будет противоречить мнению жителя извне. И все же это было очень важно, хотя бы для сравнения. На улице находилось мало прохожих, и все были партассианцами, шагающими торопливо, словно на работу или с нее. Синворет не обращал на них внимания.

Маршал Терекоми наблюдал всю эту сцену из комнаты Комиссариата Полиции. Нажимая кнопки, он мог получить на экране изображение различных стратегических точек на улице Города. Это было одно из устройств, от которых не рискнули отказаться ни Пар-Хаворлем, ни Терекоми, когда строили этот новый город. Изощренная система подслушивания и наблюдения в каждом помещении отпадала, поскольку такое беззаконие выдало бы наличие режима любому пытливому врагу, но несколько камер в общественных местах были необходимы для поддержания порядка.

Цветное изображение Синворета и его телохранителя отчетливо виднелось на экране. Терекоми поднял руку вверх.

— Предприимчивый тип, — сказал он своему помощнику. Охотится за туземцами, насколько я знаю дипломатов. Что ж, один ему попадется.

Он перешел в соседнюю комнату к радиостанции. Схема на стене изображала план города, а перемещающиеся огоньки указывали местонахождение партассианцев и землян, тайных агентов Терекоми.

Найдя одно из пятен с нужным номером, Терекоми набрал радиофонный номер и заговорил.

— Вызываю Е 336. Объект и один сопровождающий стоят на углу Эссреп им Фандандал. Ты к ним ближе всех. Подойди и действуй по инструкции. Старайся, я буду слушать. Вперед!

Терекоми вернулся к экрану в большой комнате.

Через несколько секунд из-за угла вышел землянин, едва не налетев на Синворета.

— Боюсь, что мы, партассианцы, занимаем много места, немедленно воспользовался случаем Подписывающий. — Удивительный закон Вселенной заключается в том, что трехногие всегда по крайней мере в два раза больше двуногих. Полагаю, ты знаешь партассианский?

— Разумеется, — ответил землянин с ноткой раздражения в голосе. — Знание вашего языка — одна из черт культурного человека. Ваш язык гораздо изящнее нашего.

— Значит, вас восхищает партассианская культура?

— Вы, кажется, приезжий?

— Вы правы, это мой первый визит на Землю, — сказал Подписывающий.

— Это очень интересно. Значит, вам неизвестно о соревновании двуногих за право служить в вашем великолепном Городе и благодаря этому общаться с настоящей цивилизацией.

— Но неужели приятно проводить в скафандре большую часть дня?

— Даже у неба есть свои темные стороны, господин.

Сказав это, землянин поклонился и пошел дальше. Подписывающий не пытался анализировать этот разговор, его ошеломил вид лица двуногого. Впервые за многие годы он увидел подобное существо вблизи, а не на фотостате, и понял, что пережил шок, моральный шок. Лицо — землянина с открытыми отверстиями было отвратительным, Короче говоря, реакция его была примитивной и эгоцентричной.

— Старею, — печально сказал он сам себе. — Может, и не следовало сюда приезжать. Но до чего же отвратительны их лица!

Не обращая внимания на Раггбола, он тяжелыми шагами вернулся во дворец и закрылся в своем апартаменте, не желая видеть даже Ройфуллери.

Впервые осознал он тяжесть ответственности, лежащей на нем. Он прибыл сюда, чтобы открыть правду, но правда всегда бывала эфемерной, и на всех четырех миллионах планет, которые колонизировала Партасса, встречались лишь ее местные варианты. В сложной вселенной правда, как и время, может быть и объективной и субъективной, и примирить их невозможно, Синворет вдруг ощутил одиночество и тоску по дому. Ему казалось, что даже воздух здесь, в сердце Губернии, отвратительно воняет кислородом.

Весь вечер он избегал компании и не покидал своего апартамента. Нельзя было сказать, что Пар-Хаворлем был этим недоволен; он не решился позвонить в комнату Подписывающего, но надеялся, что высокий гость испытывает тоску по дому. Впрочем, ностальгия Синворета прошла, как только заработал его аналитический ум.

Его вместительная, натренированная джармой память прокрутила ему весь разговор с землянином. Он не мог проверить этого экспериментально, но чувствовал в нем что-то искусственное. Некоторые обороты речи двуногого звучали фальшиво, даже принимая во внимание факт, что он говорил на чужом языке. «Даже у неба есть свои темные стороны». Что за банальность? И это сочетание — «мы, двуногие»! Разве представитель своеобразной культуры 5Ц мог назвать себя таким образом? Нет, нет, от этого несет обманом.

А взять его появление. Единственный землянин в округе появляется внезапно и так торопливо, словно по заказу. А его уход? Словно сыграл роль и с облегчением ушел. А может, ему это только кажется?

Приподнявшись, Синворет вызвал Гэзера Ройфуллерр на совещание.

Примерно в это же время Пар-Хаворлем тоже созывал совещание. Гэри Тоулер скромно сидел перед ним в кресле, которое по сравнению с мебелью Губернатора выглядело просто кукольным.

— Мы знакомы со времени моего пребывания на Земле, — сказал Пар-Хаворлем Главному Переводчику. — Думаю, мы знаем друг друга настолько хорошо, насколько это возможно между разными расами. Несомненно, ты понимаешь, что я всегда старался делать все возможное для твоих строптивых соплеменников. Теперь мои старания подвергаются сомнениям. Скажу тебе честно, Гэри Тоулер, Подписывающий прибыл сюда с целью провести инспекцию, решив доказать, что вокруг меня ширится коррупция. Подписывающий Синворет всего лишь пешка в политической игре на Партассе. Он хочет заменить меня одним из своих ставленников, диктатором, который, несомненно, задушит Землю и ее народ.

Так вот какую позицию занял Хав! Тоулер задумался. Короче говоря, спасите меня или получите кого-нибудь еще хуже. Угроза была неприкрытой, но подход довольно тонким. Он согласно кивнул и ждал продолжения.

— Как видишь, Гэри Тоулер, опасности подвергается и ваше, и мое будущее. С твоей помощью мы можем справиться с опасностью.

— Я всего лишь представитель подчиненной расы, господин.

— Я сказал, что с твоей помощью мы можем с этим справиться, Ты мой Главный Переводчик и будешь приписан к Синворету на время его пребывания здесь.

— Это большая честь, — сказал Тоулер, думая, что эта ложь может оказаться услугой Земле.

— Да, честь, но и серьезная ответственность, которая будет хорошо вознаграждена. Ты говоришь по-партассиански не хуже нас, а Подписывающий, разумеется, не знает ни одного земного диалекта. В контактах с туземцами он будет целиком зависеть от тебя. Ты должен позаботиться о том, чтобы он не слышал никаких фальшивых или злостных высказываний, свидетельствующих об отсутствии понимания трудностей, с которыми нам приходится бороться. Никакие предубеждения против нашего правления не должны дойти до ушей Синворста. Одним словом, ты будешь переводчиком и цензором. Ясно?

— Ясно, господии. Если туземец говорит: «Все запасы наших металлов экспортируются», я переведу Подписывающему: «Наши металлы не экспортируются».

Гребень на голове Пар-Хаворлсма шевельнулся, и Губернатор встал.

— Я вижу, что ты умен, Гэри Тоулер, — сказал он, наклоняясь над землянином. — Это не угроза, но хочу предупредить, что за тобой будут следить.

— Понимаю.

— Отлично. Один из служащих Маршала Терекоми детально проинструктирует тебя, и утром ты явишься к Подписывающему. Понял?

Тоулер встал и кивнул.

— Это все?

— Нет. — Широкие плечи шевельнулись властным жестом. Еще одно, и это уже мое личное замечание. Ни один землянин никогда не был на Королевской планете Партассы. Если этот дерзкий визит закончится благополучно, клянусь, ты туда поедешь и сможешь забрать с собой кого захочешь. В специально построенных городах там живет множество существ, дышащих кислородом, и тебе было бы там удобно. Кроме того, ты стал бы известен, и, что наверняка понравится твоей альтруистической натуре, был бы послом своей планеты, и мог бы свободно выступать от ее имени. А если тебе не понравится на Партассе, ты и сопровождающая тебя особа можете перебраться на одну из планет типа Земли, которую сами выберете. Иди и подумай над этим предложением.

Тоулер закусил губу. Вот оно, предложение, которое предвидел Риварс. Над ним действительно стоило подумать. По сравнению с предложением вождя повстанцев, говорившем о десяти акрах земли и доме, это было достаточно, чтобы вскружить голову такому темпераментному человеку, как Тоулер.

Даже на мгновение не возникло у него мысли о соглашении с Пар-Хаворлемом, но простое выслушивание предложения доставило Тоулеру удовольствие. Оказывается, новые двери могут, как по мановению волшебной палочки, открываться даже перед человеком его возраста. И если бы Элизабет вошла с ним в эти двери…

Весь дрожа, он вышел из кабинета, удовлетворение ослабело. Предстоящие действия уже не виделись ему так отчетливо, как прежде, а моральный сумбур в голове причинял боль. Однако вместо попыток прояснить ситуацию он добавил еще один вопрос: нельзя ли действовать с выгодой и для Риварса, и для себя? Иными словами, нет ли способа передать Синворету доказательства Риварса — какими бы они ни были и откуда бы ни пришли — так, чтобы Пар-Хаворлем ничего не узнал об этом?

Следовало обязательно подумать об этом. Прежде чем идти к Терекоми за инструкциями, Тоулер заглянул в комнату переводчиков. Проходя через воздушный шлюз, он снял шлем.

Когда он вошел, четверо людей повернулись, внезапно оборвав разговор. Тоулер смущенно, остановился, потом подошел к ним. В комнате находились Элизабет, Ларденинг, Хеттл и Ведман. Двух последних обычно прикрепляли к Дворцовой Полиции. Только Элизабет улыбнулась Тоулеру.

— Как дела? — просто спросила она.

— Хав назначил меня переводчиком Синворета на время его в визита.

Хеттл кашлянул. Их реакция была враждебной, но без удивления.

— Значит, ты сможешь сказать Синворету, насколько здесь плохо, — заметил Ведман.

— Трудно будет остаться с ним наедине. За нами будут наблюдать, — сказал Тоулер.

После этих слов Хеттл подбежал к нему. Был он низеньким, темным мужчиной с волосатыми руками.

— Слушай, Гэри, эта неделя для нас единственный шанс, и мы его не упустим. Если тебе не хватает смелости, чтобы рассказать обо всем Синворету, приведи его сюда и мы скажем ему сами. Это крупная рыба, и он вышвырнет Хава, если узнает, какой тот опасный фанатик.

Тоулер отступил, лицо его было мрачно.

— Пойми одно, Ци — Хав далеко не фанатик. Фанатизм выгорает сам по себе, а Хав никогда не угомонится. Жестокость, эксплуатация, тирания для него не образ жизни, а просто хобби. Именно потому он более опасен, чем тебе кажется…

— Если ты так считаешь, то почему ждешь? — спросил Ларденинг, скорее с любопытством, чем со злостью.

— Потому что он опасен, потому что за нами наблюдают, потому что ситуация более деликатна, чем тебе кажется.

Этого говорить не следовало, деликатность ситуации касалась главным образом его самого. И тем не менее все умолкли, кроме Элизабет.

— Не вижу проблемы, Гэри, — сказала она. — Наша позиция достаточно ясна: Синворет должен узнать о фактах, которые Хав желает скрыть. С каждым днем Хав становится все хуже, сегодня днем он едва не убил Клотильду. А вчера исчезла одна из девушек, работающих на компьютерах, и похоже, это его рук дело.

Питер Ларденинг положил руки ему на плечи.

— Я поговорю с Синворетом, — сказал он. — Я не боюсь нулов.

— Я тоже не боюсь, — сдавленным голосом сказал Тоулер, делая шаг вперед.

— Почему же ты этого не докажешь? — почти шепотом спросил Ларденинг.

Они не собирались уступать. Элизабет смотрела на Тоулера, и он поднял сжатый кулак, но Ларденинг презрительно оттолкнул его открытой ладонью.

— Иди к черту, Тоулер, — сказал он, — но сначала займись Синворетом.

Он направился к двери, Хеттл и Ведман, взяв шлемы, пошли следом.

— Вы ничего не понимаете, глупцы! — крикнул Тоулер. — Нам ничего не нужно делать, Синворет сам увидит, что происходит.

Ларденинг повернулся и кивнул Элизабет.

— Пошли, — нетерпеливо сказал он.

— Я останусь здесь.

Дверь хлопнула, и они остались вдвоем с Тоулером. Тоулер схватил ее за руки со слезами на глазах. Ему столько нужно было сказать ей, что его настоящее «я» не участвовало в этой унизительной сцене, что он храбрее, чем они думают, что мечтает о ней и надеется.

— О, Элизабет, я так люблю тебя! — воскликнул он.

К его удивлению, эта высокая, прекрасная женщина прижалась к нему, а он страстно целовал ее шею, а потом откинул голову назад, чтобы заглянуть ей в глаза.

В них сияло то же чувство, что у него. Ее кошачье треугольное личико изменилось, и Тоулер рассмеялся, гладя рукой ее удивительные волосы.

— Почему? — спросил он. — Почему, Элизабет, почему?

— Когда ты стоял перед ними, я вдруг поняла всю твою жизнь, твое одиночество и правоту. О, Гари!

Они смеялись, пока он не поцеловал ее в мягкие, хищные губы. Несколько месяцев он провел вдалеке от нее. Элизабет уезжала по службе в восточную подгубернию. Тоулер знал, что в последнее время она чаще встречалась в Ларденингом, чем с ним, и все же взаимное понимание привело к тому, что время, проведенное отдельно, не имело значения.

Его любовь и благодарность окружила ее, как тень. Только Элизабет знала, что он вынужден вести двойную игру.

8

На город снова опустился вечер, и ослабевший свет смягчал напряжение, нараставшее в течение дня. За пределами Города до вечера оставалось еще несколько часов. На Холмах Берн, где люди и существа, похожие на них, сражались и погибали, светило солнце, накладывая тонкий и бесполезный компресс на кровоточащие раны. Город жил по своему собственному времени, был замкнутым миром со своими проблемами. Для большинства его жителей он вполне мог быть космическим кораблем, дрейфующим в межгалактической ночи, настолько слабым был их контакт с Землей.

Однако изменения происходят даже в самой неизменной среде. Сам Город не был тем старым Городом, а лишь его меньшей и более новой версией. Для живущих в нем землян различия были почти незаметны, однако вызывали какую-то неопределенную перемену в их жизни.

Была и более очевидная перемена. На одном краю туземного района находилась полоса голой земли, и здесь Пар-Хаворлем, играя роль великодушного деспота, приказал построить на время визита Синворета что-то вроде Луна-парка.

Это был довольно скромный Луна-парк. Нулы имели собственную концепцию развлечений и не предавались им публично, как большинство двуногих. Кроме того, многие аттракционы не были приспособлены к физическим и умственным возможностям подчиненной расы. Например, там было кино, где показывали фильмы для трехглазых существ типа нулов.

И все-таки Луна-парк пользовался успехом у жаждущих впечатлений землян из Города. По крайней мере, кафе его снабжалось хорошо.

Гэри Тоулер сидел за одним из столиков, потягивая легкий тонизирующий напиток. Он ждал Элизабет, и настроение у него было лучше, чем обычно.

Впервые видел он жителей Города в праздничном настроении. Снаружи, в разрушающихся земных городах, еще сохранились некоторые древние культуры, но здесь, среди чужаков, они давно умерли. Однако, сидя под зонтиком в ожидании привлекательной женщины, можно было поверить, что радость жизни может вернуться. Несколько пар пытались танцевать в такт партассианской музыке.

Пора бы уже появиться Элизабет. Тоулер вышел из кафе и пошел среди павильонов. Внезапно он увидел Элизабет на другой стороне улицы, она быстро шла между Хеттлом и Ведманом. При виде переводчиков Тоулер почувствовал укол ревности и торопливо двинулся за ними. Ревность сменилась предчувствием неприятностей.

Три фигуры мелькали среди других пешеходов, а когда он почти нагнал их, исчезли в округлом здании. Только последний знак «ДЖАРМБОРИ» над входом в серо-коричневое строение указывал на его связь с развлечениями.

Тоулер нерешительно остановился, он не хотел никому мешать. В другое время он просто ушел бы, но сегодня его мучили дурные предчувствия. Он вынул монету в три бьяксиса и бросил ее в отверстие. Дверь раскрылась, и он вошел.

Внутри в круглом зале царил полумрак, мрачный вальс тяжело давил на уши. Около ста кресел — больших, для нулов стояли вокруг какого-то устройства, и на каждом имелось некое подобие наушников. Это мог быть тайный зал суда или даже лекционный зал. Внутри никого не было, кроме Элизабет и двух полицейских переводчиков.

— Гэри! — облегченно воскликнула Элизабет.

Она направилась было к нему, но Хеттл придержал ее за талию.

— Останься здесь, — приказал он. — Чего ты хочешь, Тоулер?

— Я хочу забрать мисс Фоллодон.

— Мы разговариваем с ней. Убирайся.

— Минуточку! — вмешался Ведман.

Как ни в чем не бывало он подошел к Тоулеру.

— Лучше останься здесь. То, что мы хотим сказать, прямо касается и тебя.

— Я только хочу… — начал Тоулер, но закончить ему не дали. Внезапно Ведман сильно ударил его в солнечное сплетение, Тоулер согнулся пополам и со стоном упал на пол.

Элизабет вскрикнула, Хеттл растерялся. До сих пор ему казалось, что Ведман просто выполняет приказы.

— Зачем ты это сделал? — спросил он. — Это было лишнее.

— По-моему, все и так ясно. Лучше, чтобы Тоулер был здесь, где мы можем держать его под контролем. Мы не знаем, на чьей он стороне — ты же видел, что он следил за нами. Вероятно, продался Хаву. Чем меньше риска, тем лучше. Помоги мне, быстрее! Элизабет, стой на месте, с Тоулером ничего не случится.

Хеттл и Ведман затащили Тоулера на ближайшее кресло. Удар оглушил его, и он не сопротивлялся.

— Пристегни его сюда, — сказал Ведман.

Они сунули руки и ноги мужчины в зажимы на кресле, затем Ведман с насмешливой улыбкой надел Тоулеру наушники.

— Тебе будет здесь удобно, — прошептал он, потом огляделся.

Около самого выхода находился пульт управления. Ведман энергично подошел к нему и принялся манипулировать переключателями. Когда он нажал кнопку, свет погас. Он снова включил его и продолжал нажимать кнопки. Дверь плотно закрылась.

— Хорошо, теперь нам не будут мешать, — угрюмо заметил он, возвращаясь к Хеттлу и девушке.

— Я улажу все с Элизабет, — тихо сказал Хеттл. Неожиданный поворот дела заставил его почувствовать себя неуверенно.

— Начинай. Ты же знаешь, что она не в моем вкусе.

Хеттл взглянул на Элизабет. Она была холодна и спокойна, и лишь глаза выдавали ее злость. Начало было не из лучших.

— Элизабет, мне очень жаль, — сказал он неожиданно мягким голосом? — Мы не палачи, но ситуация такая напряженная… С Гэри Тоулером ничего не случится. Мы делаем это не для себя, а ради всех.

— Цель, как обычно, оправдывает средства, — спокойно сказала она. — Хорошо, Ци, чего вы хотите, что пришлось закрыть меня здесь?

— Мы хотим, чтобы сегодня вечером ты убила Пар-Хаворлема, — резко вступил в разговор Ведман.

Сознание устремилось вовнутрь, регистрируя лишь импульсы боли, которые, выходя их желудка Тоулера, рассеивались по всему его организму, как испуганные рыбы. Задолго до того, как они утихли, появился новый сигнал, приковывающий внимание, доминирующий.

Этот сигнал говорил Тоулеру, что он нул, и постепенно сквозь человеческую боль он все более понимал, что перестал быть человеком. Его цилиндрическое тело имело три с половиной метра высоты и медленно двигалось в просторной комнате, где стояли два других нула, сплетенные руками. Схватив, они наклонили его назад, и это было гротескно, но приятно. Их глазные стебли соприкоснулись, и он снес нечто, похожее на яйцо — скользкое, студнеобразный шарик с черными полосами. Двое остальных подняли шарик, вложили ему под одну руку, потом под другую. Шарик передвигался с удивительной скоростью, словно был живым существом.

Тоулера охватил ужас, и он вяло открыл один глаз. Он по-прежнему был нулом, но теперь сквозь фигуры своих партнеров заметил трех разговаривающих двуногих существ, одно из которых было женского пола. С огромным трудом он узнал в ней ту, которую любил. Он даже вспомнил ее имя. Элизабет.

В этот момент галлюцинация несколько изменилась. Теперь ему казалось, что он одновременно и нул, и человек. Желая лучше видеть, он тряхнул головой. Ведман плохо надел наушники, и сейчас они сползли.

Тоулер сознавал и то, что его окружало. Какая-то часть его продолжала оставаться нулом, совершающим странный, эротический танец, но в то же время он понимал, что находится в «Джармбори». В этом округлом здании предлагали коммерческую версию танца джарм, а «наушники» стимулировали мысли, которые должны были доставлять удовольствие. Вероятно, будь Тоулер нулом, он чувствовал бы себя очень хорошо.

Остатками сил Тоулер отталкивал клубящиеся образы, но пока он был прикреплен к креслу, представление продолжалось. Теперь его руки сплетались с руками остальных нулов. Они держали в них яйцо, теплое между их цилиндрическими телами и одновременно с этим он слышал фрагменты разговора трех людей.

— Кроме того, мы обеспечим, мы обеспечим тебе бегство с планеты, — сказал один из них. — Транспортный корабль Гебораа, который привез Синворета, сегодня вечером покинет Город. Мы с Ведманом говорили с одним из экипажа, и он гарантирует, что незаметно проведет тебя на корабль и спрячет в пустом баке из-под воды.

— Я не могу это сделать, Ци, — ответила девушка по имени Элизабет. — Уже были покушения на жизнь Хава и все — неудачные. Трудно убить нула, к тому же я не настолько сильна. Их кожа почти пуленепробиваема, а тело такое твердое.

— У нас есть план, — настаивали двое мужчин. — Сегодня вечером ты будешь переводчиком Хава в ночную смену. Добейся, чтобы он тебя схватил и поднял.

Теперь они танцевали вместе, держа яйцо посредине, их ноги перемещались по земле, поднимая пыль, Окутывавшую их забвением.

— Ты знаешь его странную склонность к женщинам. Мы дадим тебе нож, он у нас с собой. Когда он будет тебя поднимать, ты ударишь, целя в подмышку — там у них слабое место.

— Я не могу этого сделать.

— Мы будем рядом, если что-то случится.

— Я не могу этого сделать.

Они нисколько не устали и были оживлены. Теперь яйцо находилось в центре крутящейся вселенной. А вселенная была тройственной: все было тройственно, весь мир, все его стихии. Три бога, три тела, три полюса компаса.

— Вы не можете требовать, чтобы я это сделала. Это просто безумие!

— Это необходимо. Мы много требуем, но другого выхода нет.

— Вы сошли с ума, Ци. Мы уже столько раз говорили об этом. Даже если Хав будет просто ранен, Терекоми перебьет всех в Городе.

— Возможно. Но пока здесь Синворет, у них связаны руки.

— Ерунда! Он убьет Синворета и свалит вину на нас.

— Хватит болтать, Элизабет. Мы должны попробовать. Шанс невелик, но мы должны его исполнить. Видишь своего друга? Или ты согласишься сделать это сегодня вечером, или я перережу ему горло…

— Я не могу! Ты спятил! Ци, останови его!

— Невелика потеря.

— Ну, пожалуйста, не надо!

— Тогда соглашайся!

— Смотри…

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

В безумном танце Тоулер смотрел, как они идут. Они кружили, не видя вселенной в вихре самих себя, острыми краями ног вонзаясь в землю, из которой вышли. Руки они подняли высоко над головой, губы их соприкасались и не оставалось никаких тайн, никаких тайн…

Даже острый стилет, прижатый к горлу, ничто не значил по сравнению со страшным единением танца. Даже полный боли крик Элизабет до конца не разрушил транс.

Ничто не могло спасти его. Ведман уже наклонился, и вдруг открылась дверь: двое нулов Терекоми стояли в ее проеме с ужасным партассианским оружием в руках. Они двинулись вперед своим лишенным грации шагом, как тюлени.

Ведман страшно перепугался, выронил нож и в панике нырнул под ближайшее кресло. И в этот момент они выстрелили.

Квадратный фрагмент зала развалился, цепь джармы прервалась, и разум Тоулера освободился от этого эротического круговорота, зажимы на руках и ногах раскрылись. А Ведман разлетелся кусками плоти и костей.

Полицейские тяжело шагали вперед, и Ци Хеттл стоял, дрожа, пока они не дошли до него. Он не сопротивлялся, когда его вели к ждущей снаружи трехколесной машине.

Машина уехала, и стало тихо.

С трудом хватая ртом воздух, Тоулер встал, чувствуя кроме боли эмоциональную пустоту. Еле передвигая ноги, он подошел к Элизабет и обнял девушку. Девушка не шевелилась с момента, когда вошла полиция, но его прикосновение словно разрушило чары.

— Видишь, они постоянно за нами следят, — прошептал он. Откуда они узнали, что здесь происходит? Почему арестовали заговорщиков, а нас оставили?

Тоулер расхохотался рваным смехом. Отвага вернулась к нему, едва он коснулся девушки.

— А рабочие, помогавшие строить это здание, говорили, что здесь нет никаких цепей, кроме необходимых для этого устройства. Боже, Элизабет, я понял! Великолепный пример партассианской хитрости! Электрод в наушниках вызывает в мозгу образы, но может принимать их и из него. Другими словами, он регистрирует все происходящие в твоем мозгу.

— Это лишь предположение, — недоверчиво сказала девушка.

— Это больше, чем предположение. Я слышал, что говорили тебе Хеттл и Ведман, а это устройство передало их слова прямо в Комиссариат Полиции. Неплохо, а? Поняв, что готовится покушение на Хава, они сразу приехали и забрали заговорщиков. И вовремя.

Напряжение спало. Элизабет взяла Тоулера за руку, погладила ее. Потом улыбнулась.

— А ты, настоящий заговорщик, вышел из этого целым.

— К счастью, я был слишком ошеломлен, чтобы думать о Риварсе. Поэтому они предоставили нас самим себе.

После воспоминания о Риварсе настроение его испортилось.

Таинственное доказательство еще не дошло до вождя. Взяв себя в руки, Тоулер улыбнулся и тут заметил стилет, которым размахивал Ведман. Он лежал в проходе, матово поблескивая. Виновато оглянувшись, Тоулер поднял его и спрятал в карман. Потом взял Элизабет за руку.

— Еще рано. Пойдем что-нибудь выпьем в ресторане — это пойдет тебе на пользу!

Она сунула руку в его ладонь, и они вместе пошли через почти пустой Парк. Появление полиции явно испортило всем развлечение.

Честно говоря, думал Тоулер, чему им вообще радоваться? Завтра встреча с Синворетом, а потом неизвестность.

Когда он вошли в ближайший ресторан., он решил на какое-то время забыть о заботах.

Они сидели вместе около часа, пока не пришло время Элизабет идти на ночное дежурство. Перед возвращением домой Тоулер проводил ее до конторы. Это место показалось ему серым и пустым, как внутренности коробки.

В комнате переводчиков они застали Питера Ларденинга, чье дежурство закончилось. Взглянув на них, он поднял брови.

— Говорят, у вас была сегодня масса приключений, — сказал он, махнув рукой в сторону еще влажного объявления на информационной доске.

Тоулер и Элизабет подошли, чтобы его прочесть. В сообщении говорилось, что, по Закону в Колониях, переводчик Ведман казнен, а переводчик Хеттл будет казнен завтра за участие в заговоре против жизни высокопоставленных нулов.

— И что? — спросил Тоулер, повернувшись в Ларденингу. Ему не понравилось выражение лица младшего коллеги.

— Ходят слухи, что полиция приехала спасти тебя от Хеттла и Ведмана, что это ты их вызвал.

— Это ложные слухи, Ларденинг. По-твоему, Хава заботит, кто из нас живет, а кто умирает?

— В случае с тобой — да. Люди в Парке видели происшедшее. Что бы ты ни затевал, Тоулер, смотри, чтобы кто-нибудь не решил убрать тебя с дороги.

Сказав это, он взглянул на Элизабет и добавил, словно про себя:

— И кто тогда займется этим прелестным существом?..

9

Наступило утро, но новостей от Риварса все так и не было.

Со времени визита в убежище патриотов Тоулер сознательно избегал всех своих тайных связей, на случай, если за ним или кем-то другим ведется наблюдение. Когда возникает необходимость, с ним свяжутся. Он молился, чтобы получить доказательство побыстрее, это заставило бы его начать действовать. Но пока он мог лишь продолжать играть роль, которую ему определил ему Риварс, и гадать, можно ли верить Пар-Хаворлсму, что он выполнит обещание. Тоулер не знал, что, прежде чем кончится день, ему сделают третье предложение.

Что бы ни делал Риварс, он не бездействовал. Его отряды после столкновения с силами старьян отбросили их на пересеченную местность Холмов Верп. Все это время силы Терекоми следили, чтобы район сражения не слишком приближался к Городу, однако Риварс перехитрил их. Он лично возглавил небольшую группу партизан, проскользнул сквозь линию партассианцев и уничтожил небольшой город Ашкар, откуда в Город поставляли топливо.

Ашкар, не защищенный силовыми полями, понес потери в нулах и людях. Удар по нуловской самоуверенности был силен. Прежде чем противник сориентируется в ситуации, Риварс был уже далеко.

Когда Тоулер, проинструктированный Терекоми и выглядевший спокойнее, нежели он себя чувствовал, предстал перед Синворетом и его свитой. Подписывающий заинтересовался подробностями нападения на Ашкар.

— Ты принадлежишь к воинственному виду, — были его первые слова, обращенные к Тоулеру.

— Но мы не захватчики, господин, и хотим мира.

— Тогда почему не принимаете мир, предложенный вам Партассой?

Тоулер молчал. До сих пор, пока необходимо, он будет играть роль довольного жителя колонии. Пар-Хаворлем узнает обо всем — его чиновники крутились по маленькой комнате — и если он сфальшивит, его уберут, и тогда он не поможет никому, даже себе. Его задача — не потерять расположение Подписывающего до тех пор, пока он не перестанет играть, представит неопровержимое доказательство и отдаст себя на милость Синворета.

Кожа Синворета, по крайней мере те ее места, которые не закрывал мундир, была матово-серой и сморщенной. Он склонился над Тоулером.

— Уничтожая нефтяные скважины, вы уничтожаете свое богатство. Что ты об этом думаешь?

— Разве я отвечаю за это?

— Это не ответ, переводчик, и надеюсь, ты достаточно развит, чтобы понимать это. Позволь задать тебе еще один вопрос. Предположим, мы с тобой отличаемся внутренне так же, как и внешне. Почему бы нам, когда я вернусь на Партассу, не писать друг другу письма?

Вопрос смутил Тоулера, он не знал; какого ответа от него ждут.

— Потому что мы не переписываемся, — сказал он наугад.

Старый нул слегка поднял руку и шевельнул гребнем.

— Я вижу, ты не только отлично знаешь наш язык, переводчик Тоулер, но между нами есть и некоторое сходство, поскольку вы, земляне, умеете шутить. А может, ты научился этому у нас?

Тоулер молчал, злясь на этот покровительственный тон и одновременно радуясь, что ему удалось сдать экзамен. Синворет неуклюже похлопал его по спине, и Тоулер стукнулся головой о стекло шлема. Как будто повинуясь невидимому знаку, к ним подошел Ройфуллери.

— Прошу быть готовым к выезду из Города, переводчик, сказал он. — Губернатор запланировал на сегодня детальный осмотр Города, но мы отложили его из-за нападения на Ашкар. Подписывающий и я решили отправиться туда и посмотреть, что произошло. Ты поедешь с нами. Губернатор тоже.

Эта идея не понравилась губернатору, он не желал рисковать жизнью или отвечать за смерть высокого гостя. В далекой Партассе любой несчастный случай выглядел бы подозрительно. Поскольку он не мог открыто отказать Синворету, Пар-Хаворлем изо всех сил оттягивал выезд, и лишь около полудня небольшая группа отправилась в путь.

В первой бронированной машине ехали Синворет, Пар-Хаворлем и Тоулер, во второй — Терекоми, Раггбол и Ройфуллери. Эскорт состоял их двух вооруженных машин — единственное, чем можно было заменить силовые экраны, которые невозможно установить без тяжелого оборудования. Они быстро доехали до контрольного пункта и остановились там, ожидая отключения экранов. Когда это произошло, машины выехали на незащищенную, более плохую дорогу, ведущую через земную местность.

Чужаки сидели в неудобных скафандрах, а Тоулер радовался, что может дышать холодным воздухом. В каждом вдохе, казалось, заключается смысл жизни. Элизабет тоже должна дышать этой живительной субстанцией.

— Сколько времени прошло с тех пор, как ты последний раз был за Городом? — спросил Синворет, обращаясь к нему.

— Десять лет, господин.

— Почему тебе нельзя его покидать?

— Мне никто не запрещает, но я не хочу. Я никого не знаю вне Города. — Удачный ответ, подумал Тоулер. Одна ложь для Хава, другая для Синворета. — Мои родители из поселка Лондон умерли много лет назад.

— У тебя есть друзья в Городе?

— Конечно есть, господин.

— Ты не чувствуешь себя одиноким, переводчик?

— Все люди одиноки, господин.

— Скажи, не является ли причиной твоего одиночества привычка отвечать общими фразами?

Тоулер не ответил.

Пар-Хаворлем оттянул выезд настолько, что Терекоми хватило времени разработать план событий на вторую половину дня.

Никто не собирается позволить экспедиции доехать до настоящего Ашкара, всех заботило, главным образом, чтобы как можно больше действительных фактов осталось тайной. Некая богатая семья нулов купила концессию на добычу нефти в Ашкаре и поселилась там. Во время ночного налета Риварса семья была уничтожена и осталось лишь двое старейшин рода, которые резко возражали против дерзких предприятий Пар-Хаворлема. Правда была такова, что наравне с двуногими они явились косвенными жертвами его тирании, несмотря на некоторые материальные выгоды.

Эти нулы пожаловались бы прямо Синворету на его собственном языке, и Пар-Хаворлем не смог бы их остановить. Поэтому Синворета нужно было просто убедить, что он видит Ашкар. Согласно этому замыслу фальшивый Ашкар возник в безопасном районе, из которого изгнали отряды Риварса. Раненых туземцев из Ашкара перевезли туда же, чтобы придать сцене большую достоверность. Были устроены пожары, а из Города привезли дополнительных людей, чтобы усилить суматоху. Партассианские солдаты в боевом облачении бегали взад-вперед, время от времени стреляя в воображаемого врага.

Бронированные машины остановились, укрытые поросшим папоротником откосом.

— Думаю, нам лучше не ехать дальше, — сказал Пар-Хаворлем. — Мы всего в нескольких десятках метров от линии огня.

Все вылезли и молча стояли на дороге. В двух километрах, за заграждениями, виднелись поросшие лесом холмы, вокруг стояла зловещая тишина. Промчалась машина скорой помощи, направляясь в больницу, массивный офицер-нул подошел к ним, отсалютовал и тихо сказал что-то Терекоми.

Синворет и Ройфуллери стояли, нюхая воздух, как два старых боевых коня. Вблизи поля битвы кровь в их жилах закружилась быстрее, он почувствовали себя молодыми и беспокойными.

Чувствуя дуновения свободы, Тоулер тоже беспокоился. Риварс должен быть где-то недалеко, но связаться с ним невозможно. Вождь патриотов не знает, что он здесь, вне Города.

Чтобы дополнить картину, толпа беженцев-землян, специально привезенных для представления из Губернии, с мешками и рюкзаками прошла перед двумя машинами. У Тоулера, который, как и Синворет, не знал, что происходит, дрогнуло сердце при виде этих людей.

— Они атаковали из-за тех лесов, — заметил Терекоми, — то есть с самой слабой стороны Ашкара. Как вы слышали вчера на конференции, гражданская война не доходила сюда — до вчерашней ночи. Разумеется, обе стороны интересует нефть. Мы экспортируем ее большую часть, а они хотели использовать ее для военных целей.

— Почему твои силы в такой стратегической точке не были больше? — спросил Синворет.

Маршал шевельнул гребнем.

— Колониальные правила разрешают держать на этой планете всего пятьсот нулов. Этого слишком мало, но мы вынуждены подчиняться.

Тоулеру стало дурно.

Мимо как раз проходила группа усталых беженцев. Гэзер Ройфуллери указал тросточкой на старушку с покрытым потом и пылью лицом, тащившую какой-то чемодан.

— Спроси, куда она идет, — сказал он Тоулеру.

Вежливо остановив старушку, Тоулер перевел вопрос. Она выслушала его, глядя в землю, потом подняла голову, и в глазах ее, кроме безнадежности, он заметил злость на него, союзника чужаков. Это потрясло его, как если бы он куснул мягкий плод и сломал зуб на твердой косточке.

— Меня привезли из Губернии, и теперь я должна вернуться туда пешком, — сказала она. — Я не получу за это ни одного бьяксиса.

Не поняв ответа, Тоулер все же несколько изменил его, прежде чем повторить нулу из Отдела KII.

— Она говорит, что хочет укрыться в Губернии.

— Спроси, что стало с ее домом, — приказал Ройфуллери.

Старушка стояла, размышляя над вопросом и не обращая внимания на проходивших мимо беженцев.

— Скажи этому мерзкому ублюдку, что я не знаю, о чем он говорит. Ему лучше меня известно, что это за идея. А я ничего не знаю.

— Она ошеломлена. Кажется, она вас не понимает.

— Спроси, уничтожен ли ее дом. Это она должна понять.

— Я не знаю, что происходит, — сказал Тоулер. — Вы должны мне помочь. Во время ночного полета ваш дом был уничтожен?

— У меня одна комната в Городе. С ней все в порядке. Меня привезли сюда сегодня утром, и сейчас я возвращаюсь. А если говорить о том, что происходит, я уже сказала, что ничего не знаю. Будут еще какие-нибудь вопросы?

Тоулер взглянул на гребень Пар-Хаворлема и заметил, что тот замер. Губернатор жалел, что не подготовил переводчика к подобной ситуации. Поколебавшись, Тоулер решил соблюдать осторожность.

— Она говорит, что люди Риварса уничтожили ее дом, — сказал он Ройфуллери.

— Спроси ее, где остальные члены ее семьи.

— Где остальные члены твоей семьи?

— Иди ты к черту! — разозлилась старушка и двинулась дальше.

— Она говорит, что все погибли, — доложил Тоулер.

Его колебание подчеркнуло значение этого небольшого происшествия. Синворет слушал с большим интересом, а потом подошел к Пар-Хаворлему и, понизив голос, сказал:

— Можно ли верить этому переводчику, Губернатор? Мне кажется, он что-то скрывает. Я бы хотел, чтобы вы лично допросили одного из беженцев. Спросите, достаточно ли суровые средства применяем мы против мятежников.

Небольшое затруднение выросло в нечто гораздо большее.

Пар-Хаворлем выпрямился.

— Я полностью доверяю своему переводчику, — сказал он. Некоторые туземцы говорят на жутком жаргоне, и это, безусловно, затрудняет перевод…

— И все-таки я хочу, чтобы вы поговорили с одним из этих созданий, — настаивал Синворет. — Например, с той толстушкой с ребенком на спине.

Выхода не оставалось.

— Я не знаю их варварского языка, — с достоинством сказал Пар-Хаворлем. — На этой планете много диалектов, и все они бессмысленны.

Синворет отвернулся и некоторое время смотрел на заросли. Наконец тихо заговорил:

— Губернатор, вам не кажется, что для понимания местных обычаев, законов, традиций, религий, обрядов, философии, литературы, истории нужно изучать их язык?

— Вы считаете, что понимание этих вопросов помогает управлять, однако на этой ужасной планете все по-другому.

Гребень Синворета покраснел от злости.

— Ничего подобного. Справедливость одна, независимо от того, к кому она приложена. Этот принцип положен в основу наших юридических и административных систем.

Внезапный взрыв прервал разговор. Камни и комья земли взлетели в небо и дождем посыпались на группу. Партассианцы бросились на землю, неуклюжие в своих скафандрах. Когда все стихло, они подняли головы, но следующий взрыв снова заставил их уткнуться в землю.

— Враг контратакует, — сказал Пар-Хаворлем. — Это легко понять. Мой долг, господин, увезти вас в безопасное место. Если позволите, вернемся в Город.

Именно в эту минуту Тоулер понял, что все происходящее просто обман. Он узнал звук стереосонического оружия. У патриотов не было такого оружия, а Синворет никогда не слышал этой новинки в деле. Оба взрыва были запланированы Пар-Хаворлемом и произвели нужное впечатление. Тоулер вспомнил, что Терекоми несколько минут назад незаметно отошел в сторону. Маршал с помощью импровизированного взрыва спас положение.

Тоулер со злостью думал о словах старушки, теперь он понял, что она имела в виду. Где бы они ни находились, это не был район Ашкара. Синворет не узнает правды, Тоулер и сам не знал, что происходит.

Внезапно ему стало страшно. Планы Пар-Хаворлема, реализация которых началась два года назад, набирали размах. Если он не помешает. Губернатор добьется своего.

Когда они торопливо расселись по машинам, вернулся Терекоми, спокойный — истинный солдат.

— Опасности нет, господа, — сказал он. — Просто мы находимся в пределах досягаемости огня мятежников. Если быстро переберемся на другую сторону, может, успеем увидеть наш контрудар.

Они двинулись вперед, дорога поднималась в гору. Когда Терекоми сказал, что они вышли из угрожаемого района, машины остановились и все посмотрели назад.

— О! Контрудар! — воскликнул Пар-Хаворлем, вытянув вперед руку.

Перед ними, над линией поросших лесом холмов, вспыхнул странный свет. Долина, ручьи, тихие леса, все на секунду осветилось, а затем исчезло. Парящая красная земля опадала и шипела, как лопнувшие губы.

— Пусть попробуют, что это такое! — воскликнул Гэзер Ройфуллери. Гребень его побледнел.

Тоулер тоже был бледен.

Пятьсот бандитов для Терекоми было слишком много. Даже пятьдесят смогли бы за неделю превратить Землю в пустыню, если бы им позволили. Эта демонстрация силы потрясла его.

Такой же была реакция Синворета и Ройфуллери. В Город они возвращались молча.

10

Они вновь оказались в непроницаемом для опасности Городе, но именно здесь Тоулер чувствовал себя в наибольшей опасности. Отныне у него не было друзей: после казни Хеттла никто не хотел с ним знаться. Элизабет была единственным человеком, который мог нарушить запрет на контакт с ним и поговорить с Тоулером.

Ему хотелось пойти с ней, но мешало дежурство. Усталый, он сидел в небольшом конференц-зале, пока Синворет изливал свои впечатления от последней поездки. Тоулер не старался вслушиваться в его слова. Подписывающему представили фальшивые факты, так какое значение могли иметь его выводы?

Однако вскоре возбужденный голос Синворета привлек внимание Тоулера. Подписывающий устраивал разнос Губернатору.

— …не могу отделаться от впечатления, что допущение до гражданской войны было с вашей стороны безрассудством.

— Согласно Договору мы даем двуногим максимально возможную свободу, — ответил Пар-Хаворлем. — По своей природе они примитивны и воинственны, и, если хотят воевать друг с другом, глупо было бы запрещать им это, ибо тогда злость может обратиться против нас. Вероятно, вам известно, насколько трудно подавить восстание на планете, хотя бы потому, что пройдет много времени, прежде чем подкрепления с других планет сектора Вермиллион дойдут до нас. Поэтому мы предпочитали не удерживать земных авантюристов, контролируя конфликт ограничением передвижения и доступа к оружию. Приходится действовать деликатно.

Гладкий ответ. Никто из собравшихся нулов не мог догадаться, что на самом деле Земля объединилась в ненависти к Партассе и Пар-Хаворлему.

— Хоть я и считаю, что вы должны давить на Кастакору, требуя подкреплений, — взял слово Гэзер Ройфуллери, — однако думаю, вы поступаете разумно, но сегодня это не так. Я согласен, что восстание, охватившее всю планету, везде, кроме пограничных районов, очень трудно подавить.

— Как так? — резко спросил Терекоми, у которого никогда не возникало проблем с подавлением сопротивления. — Почему существует такое различие между планетами колониальными и пограничными?

— В Департаменте Психо-Контроля мы детально изучили этот вопрос, — ответил Ройфуллери. — Представьте себе, что расширяющееся влияние Партассы — это огромный шар, увеличивающийся благодаря пространственным трассам, а не надуванию. Поверхность шара — это периметр наших территорий. Пограничные планеты, как вам хорошо известно, именно на них мы должны контролировать свои силы, Маршал. Когда планета окажется внутри периметра — другими словами, после ее усмирения, возникает Государство, а главные силы должны двигаться дальше.

— Это вполне очевидно, но…

— Такое сравнение с шаром позволит вам понять факт, продолжал Ройфуллери, проигнорировав замечание Терекоми, что чем больше Империя расширяется, тем слабее становится. По мере течения времени нам труднее собирать нулов и оружие с периметра для решения проблем внутри шара. Слишком сильный натиск на границы — и шар лопнет. Поэтому в последнее время некоторым восставшим планетам позволено обрести независимость. Относительно слабого удара хватит, чтобы вновь их покорить, но эти слабые удары обычно не окупаются. В будущем нам придется стараться сохранить то, что мы имеем. Советую запомнить эту лекцию.

Вечером Тоулер наконец освободился и сразу же нашел Элизабет. Обняв, он поднял ее и крепко прижал к себе.

— Жаль, дорогая, ты не слышала, что болтал сегодня Ройфуллери! Видимо, он забыл о моем присутствии или решил после сегодняшнего, что я не пойму. Мы хотим выгнать отсюда Пар-Хаворлема и получить вместо него честного Губернатора, но из слов Ройфуллери следует, что, если нам удастся вышвырнуть нулов, Империя не станет пытаться вернуться обратно. Земля не настолько важна.

— В это трудно поверить. Они слишком алчны, чтобы отказаться от чего-либо.

— И все же он это сказал. Цензура Пар-Хаворлема мешает узнать, как в действительности обстоят дела в империи, а она слабее, чем мы думали. О, Элизабет, если бы мы… — Он оборвал фразу и спросил: — Почему ты улыбаешься?

— Тебе идет подобное настроение, — сказала она. — Никогда я не видела тебя таким оживленным. Дорогой, будь внимателен, не подвергай себя опасности!

— Я не забочусь о себе, Элизабет, все мои мысли о тебе. Земля ничего не значит для меня, но ты — это все. Я готов на все, чтобы увидеть тебя свободной и счастливой. На все!

Они поцеловались так страстно, словно их жизнь зависела от этого.

— Гэри, дорогой, за последние дни я увидела тебя заново, — сказала она наконец, гладя его волосы. — Глоток свежего земного воздуха пошел тебе на пользу… Знаешь, когда меня привезли сюда два года назад, я смотрела на вас всех, как на узников, пожалуй, даже презирала. Но теперь я вижу, что, по крайней мере, ты стоишь многого.

— Я же говорил, что во мне живет тигр, даже если я мяукаю, как кот, — полушутя сказал он, увлекая ее в кресло.

— Тогда надеюсь, ты не ошибся, говоря, что во мне тоже живет тигр. Понимаешь, я… никогда не просыпалась на самом деле. О, Гэри…

Когда он коснулся ее груди, она поцеловала его. У Тоулера закружилась голова.

— Элизабет, дорогая, — заговорил он после паузы, — я хотел бы поговорить с тобой на партассианском.

— Зачем?

— Из любопытства. Ты знаешь, что я о них думаю, но мне доставляет удовольствие говорить на их языке.

Он сразу переключился на этот другой язык, и сразу же ему показалось, что он понимает все иначе, словно способ восприятия подобно словам перенесся в иную плоскость.

— Это очень старый язык, Элизабет. Через некоторое время начинает казаться, что чувствуешь, насколько он стар. Не забывай, он уже существовал в такой форме еще до появления людей на Земле. Трудно в это поверить, правда? Для меня он стал почти физической силой, он формировал меня наравне с окружением.

— Я не хочу говорить с тобой на нем, — сказала Элизабет все-таки на партассианском. — В нем нет тепла, которое я хотела бы тебе передать. Когда я говорю на этом языке, то понимаю, почему у нулов нет поэтов.

— Да, он подходит к их природе, неизменной и без прикрас. И все же он несомненно влиял на их успехи в завоеваниях. Это язык солдат и правителей.

Он рассмеялся, потом добавил уже по-английски.

— Но не любовников, — тут ты совершенно права. Впрочем, сейчас я не хочу ничего говорить. Я безумец, Элизабет, просто безумец. Сейчас я мог бы пойти прямо к Синворету и рассказать ему все!

— Будь осторожен, Гэри. Что бы ни случилось, все должно оставаться, как прежде, пока не придет сообщение от Риварса. Это наш вождь.

Тоулер скривился.

— Он ошибается как и любой из нас.

— Неправда. Будь это так, он не стал бы вождем. Мы должны ждать, пока он пришлет доказательство для Синворета.

Но доказательство не пришло, и пропал еще один день визита Синворета.


На следующее утро Тоулер пришел во дворец пораньше. Когда он вошел в крыло персонала, ежедневный транспорт из четырех грузовиков отправлялся в настоящий Город. Это напомнило Тоулеру, что через две недели Пар-Хаворлем несомненно вернет туда всех, и они потеряют возможность освободиться, которая имелась сейчас.

Никто не разговаривал с ним. Когда он проходил мимо Питера Ларденинга, ему показалось, что тот едва заметно кивнул, но все остальные переводчики упрямо игнорировали Тоулера.

Хорошо же, подумал он, еще увидите… Честно говоря, он и сам не знал, что такое они увидят. Если бы он мог узнать, в какой степени Синворет поверил в блеф Пар-Хаворлема, ему наверняка было бы легче.

По крайней мере, этот вопрос вскоре прояснился. Половину утра он бесцельно ходил следом за Синворетам, его секретарем, телохранителем и Ройфуллери. Они проводили инспекцию финансов, и Ройфуллери с помощью секретаря тщательно проверял книги. Синворет задал через Тоулера несколько вопросов ассистентам-землянам, но даже не попытался скрыть своей скуки. Когда наконец они закончили, Синворет быстро вернулся в свои апартаменты.

— Я хочу чтобы ты пошел со мной, переводчик, — сказал он.

Тоулер послушно побрел за четырьмя могучими партассианцами. Мысли его текли по привычному, проложенному за десять лет руслу: если бы какой-нибудь партассианец атаковал меня, я был бы беспомощен, даже имея нож. Нож был единственным оружием, которое он имел. Он все еще прятал под мундиром стилет, которым Ведман хотел убить его в «Джармбори».

В апартаментах Подписывающего чужаки сняли скафандры.

Тоулер стоял посреди комнаты, а нулы отдыхали. После десятилетнего общения с ними трудно было бы сказать, что он видел в них что-то странное. Однако, когда они уселись в кресла, его удивила слабость ног и рук в сравнении с огромными цилиндрическими телами. Вежливо, но решительно Синворет удалил из комнаты своего секретаря и телохранителя, а потом обратился к Тоулеру.

— А сейчас, переводчик Тоулер, — весело начал он, — познакомимся поближе. Мой визит на Землю короток — осталось всего пять дней — но по многим причинам мы с тобой должны подружиться. Подойди сюда и сядь.

— Спасибо, господин, но эти кресла для меня не подходят или, пожалуй, я не подхожу для них. Я лучше постою.

— Как хочешь. Видишь ли, переводчик, очень многое зависит от нашего взаимопонимания. Можно даже сказать, что от этого зависит будущее Земли.

Тоулер ничего не ответил, и Синворет нетерпеливо шевельнул гребнем.

— Я хочу, чтобы ты сел и почувствовал себя свободнее, переводчик. Понимаешь, то, что я хочу сказать, неофициально и не должно выйти за пределы этой комнаты. Тебе знакома фамилия Форли? Это был нул, занимавший три года назад должность Третьего Секретаря.

— Нет, — сказал Тоулер. — Я редко общаюсь с кем-нибудь, кроме Первого Секретаря.

— Ну, неважно. Я приехал сюда, чтобы изучить положение на Земле. Я планировал несколько самостоятельных поездок, но губернатор считает, что это неразумно из-за довольно опасной обстановки. Таким образом, мои возможности ограничиваются. Программа следующих дней достаточно напряжена, и мне трудно найти возможность и время для независимых наблюдений, которые мне нужны. Понимаешь, что я имею в виду?

— Да.

Синворет еще не заглотил крючка Пар-Хаворлема, он по-прежнему мыслил самостоятельно.

— Возможно, тебе только кажется, что ты понимаешь, — бесцеремонно вмешался Гэзер. — Подписывающий хочет сказать, что Губернатор желал бы показать свое хозяйство с лучшей стороны, и это вполне естественно. А нам нужен объективный взгляд — и это не менее естественно.

Оба нула обменялись гневными взглядами.

— Я здесь для того, чтобы искать проблемы, — сказал Синворет. — Да садись же, переводчик!

— Спасибо, господин, но я предпочитаю стоять.

— Пойми меня правильно. Я просто хочу убедиться, что на Земле все обстоит так, как выглядит на первый взгляд.

После этих слов гребень Ройфуллери расслабился, но Синворет продолжал:

— Однако некоторые детали нарушают целостность образа. Ты, например, очень хорошо знаешь наш язык, но почему-то заколебался, переводя слова старой беженки из Ашкара. Ты точно перевел ее ответы?

— Да. Я немного боялся, ведь мы были в опасном районе.

О, Боже, сколько еще ему придется лгать? Ни друг Риварс, ни враг Пар-Хаворлем не понимали, как много от него требуют.

Синворет положил свой гребень.

— Я не глуп, переводчик, — сказал он, — Я сам служил в колониях и понимаю, что кто-то может оказать на тебя давление. Буду краток. Я — полномочный представительно Совета Объединенных Миров, приславшего меня сюда проверить обвинение в коррупции и эксплуатации.

— Может, лучше бы, господин… — начал, вставая, Ройфуллери, но Синворет не обратил на него внимания.

— Разумеется, эксплуатация практически неизбежна в контакте начальника и подчиненного. Такими мелкими случаями я не интересуюсь. Однако мне интересно, насколько правдива информация, что Губернатор является диктатором, угнетающим вас, землян. Поскольку ты единственный землянин, с которым я общаюсь, я и обращаюсь с этим вопросом к тебе. Не бойся ответить мне так, как считаешь правильным.

Тоулер молчал.

Глазные стебли Синворета и Ройфуллери повернулись друг к другу, и второй сказал что-то, чего Трулер не понял. Синворет кивнул.

— Подожди немного, переводчик, — сказал он.

Они с Ройфуллери перешли в другую комнату, оставив Тоулера, неуклюже стоявшего в своем скафандре. Частью разума он отметил факт, что два нула не были в полном согласии. Его вдруг посетила невероятная мысль, что они пытками заставят его говорить, что пошли для этого за Раггболом.

Он не мог доверять никому, не был уверен даже в самом себе.

Нулы вернулись через две минуты, они явно договорились, и Ройфуллери начал:

— Разумеется, я твоих собственных интересах и в интересах твоего вида полная откровенность с нами. Если ваш Губернатор справедлив и порядочен, ты должен сказать это, чтобы сохранить его. Если же нет, ты должен сказать, чтобы его можно было снять.

И вновь эта ужасная, ядовитая тишина, в которой Тоулер повторял себе, что эти создания, кажущиеся вполне откровенными, всего лишь партассианцы и им нельзя верить так же как Пар-Хаворлему. Хоть это и было маловероятно, но, может, Пар-Хаворлем уже сумел убедить их, и сейчас они проверяют его лояльность. Откровенность нужно отложить до тех пор, пока не придет неопровержимое доказательство от Риварса. Пот заливал его лоб, стекал по щекам.

— Мы понимаем, — сказал после паузы Синворет, — что кто-то мог обеспечить твое молчание обещаниями или угрозами, поэтому заверяю тебя, что, прежде чем ты решишься на что-либо, можешь, если хочешь, покинуть Землю вместе с нами и избежать мести.

Тоулер вдруг сел на одно из ближайших огромных кресел. Он догадывался, что последует дальше.

— Чтобы доказать, насколько мы ценим то, что ты можешь нам сообщить, позволь рассказать тебе кое-что, — продолжал Синворет.

— В молодости я был Губернатором с этом секторе Вермиллион, управлял планетой Старья. Согласно Императорскому Договору, я по-прежнему являюсь владельцем одного из островов планеты. Острова, занимающего одну двадцатую часть суши и протянувшегося от умеренной зоны до экватора. Старья — планета с кислородно-азотной атмосферой, как и твоя, с близкой силой тяжести и миролюбивым населением двуногих, как и вы. Взамен на твое сотрудничество я готов забрать тебя и других землян, которых ты выберешь, числом до двенадцати, и доставить на этот остров. Он будет передан тебе и твоим наследникам навсегда. Ты будешь более чем свободным человеком, ты будешь самодержавным владыкой. Это в моей власти. Признаться, я разочарован твоей некоммуникабельностью, но понимаю, что у тебя есть на то причины. А сейчас иди и подумай. Губернатор хочет, чтобы завтра я принял участие в охоте, поэтому ты не понадобишься. Мы встретимся здесь и поговорим завтра вечером. Надеюсь, к тому времени ты решишься сотрудничать с нами. А теперь оставь нас.

Ошеломленный Тоулер вышел. Предложение Ривароса, предложение Пар-Хаворлема, а теперь предложение Синворета, одно другого лучше — от всего этого у него кружилась голова. Они подействовали на него так, как внезапное зрелище воды на умирающего от жажды человека. В этих условиях необходимость принятия решения была почти физической тяжестью, и он едва не рухнул в коридоре, перед дверью Подписывающего.

Он не мог верить никаким обещаниям — и меньше всего, пожалуй, Риварса. Если Пар-Хаворлем и его соплеменники будут изгнаны с земли, в неразберихе, которая, несомненно, начнется потом, Риварса может сменить кто-то из его соперников. А чего стоит слово Синворета? В конце концов, он всего лишь нул…

Тоулер потащился к выходу из дворца и затем по улицам до квартиры Элизабет. Нужно поговорить с ней обо всем, упорядочить мысли — ее мозг так же точен, как ее пальцы.

У Элизабет тоже были разговоры без утешительных результатов. Сменившись со смены, она нашла Питера Ларденинга и договорилась встретиться с ним через десять минут в одном из кафе туземного района.

Мужчина встал, когда она вошла в зарезервированный им бокс.

Чувствовал он себя неловко.

— Очень приятно поговорить с тобой, Элизабет. В последнее время ты, кажется, избегаешь меня.

— Странно. Это, скорее, меня все избегают.

— Это для твоего же добра, Элизабет. Я должен сказать тебе…

— Пожалуйста, Питер! Вспомни, что это я хотела с тобой поговорить.

— Хорошо. Начинай. Я заказал какао, буду тихонько пить и слушать. — Он обиженно смотрел на нее. Постепенно Питер успокоился. — Знаешь, ты удивительно нетрадиционная девушка, Элизабет.

Женщина опустила голову, вспомнив, как Тоулер говорил о ее традиционности. Вот насколько различался ее образ в глазах обоих мужчин. За последние несколько дней она стала застенчивой, начала обращать внимание на то, как ведет себя, что говорит, на то, как двигаются при ходьбе ее стройные бедра.

— Я хочу поговорить с тобой о Гэри Тоулере, — сказала она. — Вы несправедливы к нему. Ваш бойкот, — это так по-детски, Питер. Я хочу, чтобы ты использовал свое влияние на других переводчиков и покончил с этой глупостью.

— Только если он перестанет быть пешкой Хава.

Принесли какао, и Ларденинг взял себя в руки. Когда официант отошел, он начал с другой стороны.

— Пойми, Элизабет, для тебя должно быть очевидно, что я тебя люблю. Позволь тебя предупредить: Тоулер тебе не пара. Он никому не делает ничего хорошего. Когда-то я восхищался им, но теперь не понимаю, что-с ним происходит. Замечено, что он тебя навещает — в этой проклятой дыре ничего не скроешь. Поверь мне и не связывайся с ним. Если не знаешь почему — неважно, просто постарайся избегать его.

— Питер, Гэри нужна помощь, а не подозрения.

Она едва не сказала ему о связях Тоулера с Риварсом, нр в последний момент сдержалась.

— Это опасный город, Элизабет, здесь царствуют подозрения. Все мы на подозрении. Слуги Терекоми гнались за каким-то бедняком, когда я шел сюда. Что-то висит в воздухе, неужели ты этого не чувствуешь?

Он закурил, нервно затянулся и огляделся по сторонам.

— Напряжение растет, это чувствуем и мы, и нулы. Пять дней до отъезда Синворета… И эти пять дней могут стать адом. Я просто не хочу, чтобы ты была в это замешана. А Тоудер впутается в это, если не будет осторожен, и потому я прошу тебя держаться от него подальше.

Элизабет барабанила пальцами по столу.

— Ты не отвратишь меня от человека, которого я люблю, тихо сказал она.

Долгую, болезненную минуту он смотрел ей в глаза, потом встал.

— Если ты так считаешь…

Выходя, он бросил официанту монету. Элизабет не окликнула его, не попросила остаться.

Задумавшись, она поднесла свою чашку к губам. Положение Земли она понимала, как никто другой. Игра шла не только между Пар-Хаворлемом и Подписывающим, это была игра четырех сторон: двух людей и двух пулов. Хав и Синворет, Риварс и Гэри. И ни одна из них не доверяла остальным троим. Гэри, бывшего слабее всех, постепенно выталкивали на первый план. Должен быть какой-то способ помочь ему!

И внезапно она нашла ответ. Поставив чашку, Элизабет вышла из кафе.


Перед тем, как идти к Элизабет, Тоулер решил немного пройтись, чтобы прийти в себя. Даже сейчас он с сожалением видел, что люди Губернии отворачиваются от него, видел, как жена владельца магазина поспешно забирает своего малолетнего сына.

Перед тайным визитом к Риварсу он был настроен сделать все возможное для угнетенных жителей планеты. Но сейчас он был уже не один. Тоулер думал об Элизабет — если бы ему дали шанс, он завоевал бы ее, и потому готов был рискнуть всем.

Он вдруг сообразил, что две эти цели чудесным образом перестали противоречить друг другу. Если бы только Риварс прислал это чертово доказательство до завтрашнего вечера! Достаточно, чтобы Тоулер вручил его Синворету. Синворет наградит его, отдав ему остров на Старье, а Пар-Хаворлем потеряет место…

С внезапным беспокойством он вспомнил о сомнениях в возможностях Риварса. Тоулер отогнал эти мысли и побежал, ему хотелось поскорее оказаться с Элизабет.

Дома ее не было.

— Элизабет! — крикнул он.

Никакого ответа. Никакого сообщения. Никакого знака.

Все сомнения вернулись в новой форме. Он никому не верил. Все были против него, а значит, и против Элизабет. Это она была его будущим.

Туземцам запрещалось иметь любые устройства для связи, поэтому он не мог позвонить или передать сообщение по радио, хотя из дворца с ним могли связаться.

Тоулер выбежал из здания и направился ко дворцу. Там ее быть не должно, ее короткое дежурство закончилось часа два назад, но он должен заглянуть туда. Заметив, что нул-полицейский разглядывает его с другой стороны улицы, Тоулер замедлил шаги.

Элизабет во дворце не было, в комнате переводчиков сидели только Меллер и Джонс. Сначала они не хотели с ним разговаривать, но его волнение передалось им, и они испугались. Они не видели ее с тех пор, как она сменилась с дежурства.

Тоулеру пришло в голову, что, может, она пошла к нему домой. Это было маловероятно, поскольку после бойкота они решили встречаться у нее, но может…

В приливе надежды он схватил новый кислородный баллон, надел и немедленно отправился домой, беззвучно повторяя ее имя.

А может, ее арестовали? В городе постоянно случались неожиданные аресты. Что, если сплетни о Пар-Хаворлеме правдивы и он забрал ее? А может, Риварс взял ее заложницей, чтобы гарантировать повиновение Тоулера? Мог ли он верить хотя бы остальным переводчикам? Большинство их ненавидело его со времени дела Ведмана и Хеттла. Тоулер испытывал все большее волнение, все более безумные идеи приходили ему в голову.

— Тоулер!

Он испуганно поднял голову. Его окликнул мясник.

— Мой поставщик сегодня задержался, — сказал он. — Если вы идете домой, может, захватите мясо, которое заказали? Оно у меня здесь.

— В таком случае дайте его мне, — нетерпеливо ответил Тоулер. Он забыл, что заказывал мясо.

Мясник вручил ему пакет, и Тоулер заторопился дальше. Быстро пройдя шлюз, он снял шлем, пробежал по коридору и влетел в комнату.

Никто его не ждал, не было никакой записки, вообще ничего. Сбитый с толку и беспомощный, он стоял, как соляной столб. Теперь уже не оставалось сомнений, что близятся страшные для него минуты. Дрожащей рукой, проверил он, на месте ли стилет — если бы только знать, кого им ударить!

Ненависть переполняла его, как зверя, загнанного в ловушку.

Взгляд его остановился на свертке от мясника, лежащем на столе, и Тоулер понял, почему мясник нарушил запрет разговаривать с ним, — он же не заказывал никакого мяса.

Это доказательство от Риварса!

Что за ирония судьбы — когда оно, наконец, пришло, вождь и его проблемы были ему уже безразличны. И все-таки он должен что-то сделать, хотя бы чтобы избавиться от мучительного чувства собственного бессилия.

С большим трудом Тоулер заставил себя поднять сверток и отнести на кухню.

— Путь это будет что-нибудь приличное, — сказал он вслух. Если он убедит Синворета, возможно, тот согласится помочь найти Элизабет.

Тоулер развернул бумагу, а затем полотно, оказавшееся под ней, и лицо его вытянулось от страха. Потом страх сменился удивлением, злостью, ужасом. Хоть он и не нашел никакой объясняющей записки, пакет мог прийти только от Риварса. Но что это могло значить? Что, Риварс потерял к нему доверие? Или это какая-то жестокая шутка? И прежде всего — чья?

Судорожно держась за стол, Тоулер с ужасом и отчаянием смотрел вниз. В свертке находилась окровавленная человеческая ступня, отрубленная чуть повыше лодыжки.

11

Гэри Тоулер не прикоснулся к ступне, он был слишком ошеломлен и разочарован. Мрачные видения захлестнули его мозг, он закрыл глаза и стоял, держась за стол. На мгновение ему показалось, что он вне стен Города и едет к свободе на черной кобыле, продираясь сквозь мешающие кусты, потом он снова стал собой, но в том странном воплощении, которое переживал, говоря холодным, прозаическим языком Партассы. Кровь его пульсировала, как в нуловском эротическом танце, пережитом в «Джармбори».

Постепенно этот круговорот чувств прекратился, и Тоулер задумался, что с ним происходит. В конце концов это просто сообщение от Риварса, а с чего бы это Риварсу иметь для него такое значение?

Шок удивления подействовал на его разум.

Тоулер закрыл ступни полотном и медленно пошел в комнату, где, не снимая скафандра, опустился в свое единственное кресло. Следовало проанализировать ситуацию. Но прежде чем начать, он мрачно задумался о жизни, этой ежедневной капле сознания на холодной плите памяти, и эти мысли смыли избыток жутких дел… Почему он должен заниматься этой мертвой ступней, и всем, что с ней связано?

А потому, что все указывает на измену Риварса. Или что его самого предали!

Предположим первое. Риварс уже не хотел давать Тоулеру настоящее доказательство против Пар-Хаворлема и вместо него прислал этот ужасный знак того, что их взаимоотношения разорваны.

А если второе? Риварса предал… да, более всего подходит мясник. Если нулы перекупили его, то он очень просто мог получить такую окровавленную ступню. А Тоулер, приняв от него этот сверток, выдал себя. Если все так, нулы Маршала Терекоми вскоре явятся за ним.

Возможно, они просто прострелят шлюз, и он умрет, выхаркав легкие в их ядовитом воздухе, но скорее они заберут его в одно из зданий, куда невинные люди никогда не входят, и где умирают дольше.

Он встал.

Нужно действовать, пока есть возможность.

Надев шлем, Тоулер быстро пошел по улице. Сначала нужно связаться с мясником и узнать: враг он или союзник. Мясник уже собирался закрывать магазин и испуганно поднял голову, когда Тоулер прошел через шлюз.

— Вы не должны сюда приходить, — сказал он, моя тесак. Никогда не знаешь, следят ли за тобой. Вы должны это помнить.

— Это посылка от Риварса — вы знаете, что в ней было?

Мясник с интересом разглядывал бледное лицо Тоулера. Отложив тесак, он вышел из-за прилавка.

— А зачем мне туда заглядывать? Это ваше дело. Кроме того, она лежала здесь всего несколько минут. Человек, доставивший ее в Город, опоздал.

Лицо у него было испуганное, и он вовсе не походил на виновного.

— Да в чем дело? — спросил он, потому что Тоулер молчал. — Зачем вы сюда пришли?

— Что-то идет не так, как нужно.

— Я ничего об этом не знаю.

— Пойдемте ко мне на квартиру.

— Я не могу! Боже, да понимаете ли вы, как подозрительно это будет выглядеть? Меня не должны видеть с вами. Я не хочу подставляться больше, чем необходимо! На этом этапе мы не можем…

— Вы должны со мной пойти. Пожалуйста, это очень важно.

Оба с удивлением отметили нотки мольбы в голосе Тоулера. Мясник пожал плечами, потом вытер руки о фартук.

— Дайте мне две минуты, — сказал он.

Он захлопнул ставень и закрыл магазин. Затем вышел в заднюю комнату, надел скафандр и выпустил Тоулера через черный ход. Тоулер облегченно вздохнул, в своей квартире он мог оказать сопротивление этому человеку. В критический момент у него будет с собой нож, а у мясника — нет. Однако то, как этот человек выполнил его просьбу, разоружило Тоулера.

— В чем дело? — повторил свой вопрос мясник, когда они вошли в дом, где жил Тоулер. — Вы не верите, что пакет пришел от Риварса?

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

— Посмотрите сами, — ответил Тоулер, проводя его в кухню. Сверток лежал на столе, мясник медленно подошел и развернул его. С большого пальца ступни торчали черные волосы.

Мясник молча, с каменным лицом смотрел на нее. Тоулер подошел ближе. Пальцы казались слишком длинными, а между ними была сероватая перепонка. Мясник взял ступню в руки, поднял и раздвинул пальцы. Они соединялись прочными кожистыми перепонками, напоминая веер, а когда он их отпустил, вновь сошлись, а перепонки свернулись так, что их почти не стало видно.

— Что это? — спросил Тоулер, с трудом выговаривая слова. Голова его была пуста.

— Это ступня старьянина, — ответил мясник.

— Не человека! — Тоулер внезапно все понял.

Ступня принадлежала представителю ластоногой расы, несколько тысяч которых Маршал Терекоми привез на Землю для борьбы с Риварсом. Несомненно, кровавое доказательство было получено во время утренней битвы и как можно быстрее прислано Тоулеру. Риварс сдержал свое обещание. Это было неопровержимое доказательство того, что правительство Земли превышает свои полномочия. Переданное в нужные руки, оно приведет к снятию Пар-Хаворлема за нарушение партассианского галактического закона, по которому пребывание одной покоренной расы на планете другой строго запрещалось.

К счастью, Синворет служил на планете Старья и, когда увидит эту ступню, поймет, откуда она. Справедливость восторжествует.

Тоулер подумал, что Риварс хорошо все спланировал — теперь ответственность ложилась на переводчика.

— Забавно, что вы впали в такую панику, увидев эту ступню, — заметил мясник. — Ваше поведение угрожает всей операции. Никак не пойму, почему вы сразу прибежали ко мне.

Мясник был низким, плотным мужчиной с жирными седыми волосами и близорукими, но быстрыми глазами. Сейчас в его поведении было больше любопытства, нежели порицания. Он смотрел на Тоулера, и тот беспомощно шевельнулся.

— Я считал, что Риварс обманул меня, — сказал Тоулер почти шепотом.

— Вас или нас? Послушайте, я полез в это дело не ради славы, а ради того, что можно получить. Я не так глуп, как выгляжу. Больше всего меня интересуют старые книги, которые мне доставляют из городов, — можно сказать, что это мое хобби. Понимаете, в старых земных городах все еще есть древние книги, и я читаю о людях и о том, что творится в их головах. Знаете, о чем я думаю?

Слегка смущенный Тоулер ответил, что нет.

— Я думаю, что по какой-то причине, о которой, возможно, и сами вы знаете, вы хотели, чтобы Риварс ошибся.

— Ерунда, полная ерунда! — запротестовал Тоулер.

Мясник только улыбнулся.

— Вы же не осмотрели эту ступню внимательно, верно? Что-то в вашем подсознании хотело, чтоб я был свидетелем ошибки Риварса.

— Я нуждался в вашей помощи.

— А теперь вы ищете оправдания.

Тоулер вдруг разозлился, он чувствовал себя оскорбленным любопытством этого хлыща, которого презирал. Он закричал и схватил его за плечо, но мясник вырвался.

— Успокойтесь-ка, — посоветовал он. — Я вам не враг, Тоулер. Подумайте над тем, что я сказал, и сделайте, что требуется с этой штукой. И советую вам поторопиться, пока Пар-Хаворлем не добрался до вас. А я ухожу.

И снова один, почти вопреки своей воле. Тоулер погрузился в раздумье. Хоть и неохотно, он вынужден был признать, что вел себя неправильно и даже иррационально. Но если даже так, то что? Кто мог выдержать это постоянное напряжение?

Он устало поднялся — только бы все поскорее закончилось. Завтра весь день не будет возможности поговорить с Синворетом. Быстрые действия сейчас могут избавить его от больших неприятностей в будущем.

Тоулер быстро упаковал ступню и спрятал в самый низ холодильника. Он решил поговорить с Синворетом еще сегодня, пока не слишком поздно. Если он скажет, что дело очень важное, едва ли Синворет со своими ассистентами откажется прийти взглянуть на экспонат. А потом он займется поисками Элизабет.

Закрыв клапан шлема, Тоулер поспешил обратно ко дворцу, показал пропуск и вошел. Пролетев суперлифтом сквозь здание, он оказался у апартаментов Подписывающего.

Дверь открылась, едва он к ней приблизился, и появился Губернатор Пар-Хаворлем с торчащим гребнем.

— Если ищете Подписывающего, — сказал он, — должен сказать, что здесь его уже нет. Пойдем со мной, Тоулер. Произошло нечто такое, о чем я должен с тобой поговорить.

12

Подписывающий Синворет вызвал Гэзера Ройфуллери и секретаря. Они появились, приглаживая в знак уважения гребни.

— Похоже, завтра у нас не будет возможности свободно поговорить, — сказал Синворет. — Поэтому давайте уже сейчас суммируем наши впечатления от того, что мы видели. Прошла половина нашего визита на Землю, так что обсудим доказательства, которые удалось собрать. Секретарь, ведите протокол.

Ройфуллери и секретарь сели.

— Что бы вы хотели обсудить вначале? — спросил, Ройфуллери.

— Начнем с нашего переводчика. Думаю, ты согласишься, что здесь что-то нечисто.

— Хотел бы, но, к сожалению, не могу. То, что ему нечего сказать, значит мало, а может, и вообще ничего.

— Вот как? А я считаю, что переводчик куплен. Или запуган.

— Честно говоря, думаю, что переводчик просто глуп, сказал Ройфуллери. — Он не может даже отвечать на вопросы. Даже удивительно великодушное предложение территории на Старье не произвело на него никакого впечатления.

— Это могла быть реакция, продиктованная осмотрительностью. Ты, Ройфуллери, не знаешь двуногих так, как я. По-моему, он подкуплен Пар-Хаворлемом.

— У меня есть два возражения, — ответил нул из ДПК. — Вопервых, если бы этот Тоулер был действительно пешкой Пар-Хаворелма, то Губернатор достаточно умен, чтобы выбрать актера получше. Во-вторых, — и этот аргумент не так уж обоснован, как кажется — вы явились сюда, чтобы найти нарушения, и поэтому находите доказательства, которых нет.

— Меня интересует только правда… Впрочем, может, ты и прав, Ройфуллери. Когда нул говорит, что хочет только правды, это обычно правда-подтверждение.

— Я уверен, что прав. Впрочем, я готов принять за чистую монету заявление Тоулера, что он не мог нормально переводить в Ашкаре, потому что боялся. Признаться, я тоже был обеспокоен.

Синворет поднял руку и вздохнул.

— Теперь ты ищешь доказательства там, где их нет. Ты чрезвычайно впечатлителен, Ройфуллери.

— Нет, это вы чрезвычайно впечатлительны. На Земле я пока не заметил ничего, кроме необходимости более решительного обращения с местным населением.

Никто их них не чувствовал себя обиженным этими замечаниями. Правила официального ведения разговора, которых они никогда не нарушали по своей воле, позволяли откровенно высказывать свое мнение и вместе с тем не таить обиды.

Синворет встал, зажег конусообразный сульфет и принялся расхаживать по комнате, рассуждая вслух.

— Мы уходим в сторону. Рассмотрим этот вопрос с исторической точки рения. Расы, покоренные военной силой или с помощью договоров, обычно не дарят симпатией чужеземных владык. Свою собственную тиранию они приняли бы, даже не замечая, но когда ее навязывают чужаки — они считают себя угнетенными.

Теоретически это ощущение несправедливости должно расти, когда чужеземцы отличаются от них формой, размерами и строением. На практике же оно уменьшается. Философы с Партассы объясняют это, утверждая, что в этих условиях не происходит явления подсознательной сексуальной ревности между победителями и побежденными. Как бы то ни было, на этом интересном факте построена Империя.

Это позволяет, с одной стороны, установить мир, а с другой — обогатиться. Миролюбиво настроенные расы принимают наше правление, а воинственным требуется какое-то время, чтобы полностью покориться. Это означает, что одним из способов решения нашей проблемы, касающейся действительной ситуации на Земле, является установление, каковы на самом деле земляне. Итак, получаем уравнение, в котором вторым неизвестным, искомым «X», является эксплуатация, Являются ли земляне слишком непокорными, или Пар-Хаворлем слишком сильно их притесняет?

— На первый взгляд, — сказал Гэзер. Ройфуллери, — они кажутся воинственными. Они не только атакуют наши базы, например, Ашкар, но и ведут гражданские войны. Признаться, в данных условиях это похоже на исключительную способность наживать себе неприятности.

Синворет кивнул.

— Может, это психология стада, однако ты должен согласиться, что отдельные личности настроены миролюбиво. Ни во дворце, ни в Городе неприятностей нет. Тоулер, как мы знаем, даже слишком спокоен.

— Вы относитесь к ним, как к жертвам, а я думаю о них, как о существах потенциально злобных. Тоулер, например, лишь кажется спокойным.

— Возможно, как и оса.

— Тот, с кем вы разговаривали на улице сразу по приезде, выглядел настроенным миролюбиво.

— Я думал об этом разговоре, несколько раз повторял его себе. Он какой-то ненастоящий. Странно уже то, что это существо появилось так неожиданно. Если — а я считаю, что это большое «если» — Пар-Хаворлем настоящий диктатор, это существо могло быть агентом его тайной полиции.

— Маловероятно. Нет никаких доказательств существования тайной полиции. Как вам известно, наш секретарь проверил и не нашел обычных для этого случая фактов.

— Возможно. И все-таки вероятность этого существует. Нам нужно больше данных, Ройфуллери. Я хочу, чтобы ты пошел со мной и присутствовал при разговоре с другими двуногими. Я хочу, чтобы ты сам понаблюдал и проверил. Посмотрим, не покачнется ли твоя вера в Губернатора.

— Сейчас, господин? Уже поздно.

— Надеюсь, ты не устал, Гэзер?

Нул из ДПК встал, и они с Синворетом надели скафандры. Они забрали по пути Роггбола, охрану и вышли все вместе через боковые ворота, как и в прошлый раз. Партассианцы возвращались в свои дома с работы или из магазинов или посещали кафе. Земляне тоже расходились по домам, причем бросалось в глаза отсутствие веселья. Впрочем, нулы и не знали, что такое веселье.

В это время дня улицы Города были, пожалуй, переполнены.

Идя за несколькими землянами, живущими в Городе, трое нулов оказались в туземном районе. Здесь не было ни одного представителя их вида. В этих узких улочках с маленькими магазинами и словно скорчившимися жилыми зданиями со шрамами воздушных шлюзов, все трое почувствовали себя туристами. Вот она — местная экзотика! Здесь живут существа, которые дышат разреженным кислородом — странным газом со слишком большой химической активностью, словно он реагировал так же эмоционально, как и создания, от него зависящие. Трудно было воспринимать двуногах иначе, чем зрелище, существующее для развлечения сынов Партассы! Впрочем, разве могла быть иная цель у всей Вселенной? Разве Троица не сотворила нулов по своему образу и подобию?

Подписывающий тоскливо вздохнул, вспомнив молодые годы на Старье.

Большинство землян далеко обходили чужаков, и лишь один прошел мимо и при этом поклонился.

— Послушай, ты знаешь партассианский? — спросил Синворет.

— Разумеется, — ответил человек. — Я Второй Смазчик на Складах Внешней Торговли. Эта должность требует знания вашего языка.

— В таком случае мы можем с тобой поговорить?

— Я к вашим услугам.

Подписывающий и нул из ДПК переглянулись — вот еще один землянин, любящий мир.

— Мы путешественники с Партассы и можем провести на вашей планете всего несколько дней, — объяснил Синворет. — Нам нужна информация из первых рук о жизни здесь. Можем мы где-нибудь поговорить?

Землянин заколебался.

— Я живу недалеко, — сказал он. — У меня всего одна небольшая комната, но в ней поместятся двое или трое из вас. Раз уж на вас скафандры, можно пойти туда.

Они согласились и двинулись за ним следом. У шлюза здания они плотно закрыли шлемы скафандров; Раггбол оставался снаружи, а его начальники вошли.

Внутри жилище производило удручающее впечатление. Не было никаких украшений, а необходимость удерживать воздух приводила к сокращению площадей окон до минимума. Похожий на барак нижний холл являлся чем-то вроде зала для отдыха, а остальную часть здания занимали коридоры, лестницы и комнаты. Партасснанцы с трудом справлялись с лестницами, а все двуногие исчезли, завидев их. Наконец все добрались до комнаты 3888, землянин вынул ключ и открыл дверь.

Внутри двум партассианцам пришлось сесть на пол, при том гребни их почти касались потолка. Второй Смазчик уселся между ними, он был очень бледен, пот выступал на его лбу и тек по щекам.

— Ты очень гостеприимен, — сказал Ройфуллерн, раздраженный этой демонстрацией переживаний. — Полагаю, ты дружески относишься к нашей расе.

— Да, действительно, я уважаю вас, — ответил человек, вытирая лицо. — Когда я заболел раком горла, ваши врачи спасли мне жизнь. Да, да, я уважаю вас.

— И все же, кажется, ты боишься нас, — заметил Синворет. — А может, это болезнь заставляет тебя потеть так сильно?

Второй Смазчик проглотил слюну. Чтобы выиграть время, он вынул из кармана афрохал и дрожащими пальцами закурил.

— Вы огромны, — сказал он.

— Ты считаешь, мы можем причинить тебе вред?

— Я… я еще не совсем здоров.

— В таком случае почему ты куришь? — спросил Синворет, указывая на афрохал.

Второй смазчик беспомощно оглядывался.

— Привычка, — сказал он. — Дурная привычка. Я всего лишь Работник Третьего Уровня…

Ройфуллери ухватился за эту тему.

— У всех нас есть какие-то дурные привычки. Партассианцы, как ты знаешь, курят сульфеты. Все разумные формы жизни похожи друг на друга, несмотря на различный внешний вид. Но, вероятно, вас утомило наше правление на Земле?

— Нет, Господин, нисколько. Мы, двуногие, восхищаемся вами за установление мира во всей Галактике.

— Ха! — воскликнул Синворет.

Это существо говорило так же, как туземец, с которым он говорил на улице. Синворет не мог понять, почему представитель своеобразной культуры 5Ц, к тому же Работник Третьего Уровня, мог думать о себе таким образом? Что он мог знать и как мог его касаться мир Галактики? Сама фраза «мы, двуногие» противоречила врожденному эгоцентризму такой культуры. Он вновь заподозрил, что это существо подставлено, и заколебался лишь на мгновение.

— Снимай одежду! — приказал он.

Землянин бросился к двери, но Синворет перегородил ее ногой.

— Снимай одежду! — Его вдруг охватило возбуждение.

— Мы этого не делаем, господин, — пробормотал несчастный землянин. — Только когда ложимся спать. Прошу вас, господин…

Синворет вытянул руку, сунул палец за воротник рубашки человека и рванул. Землянин пошатнулся, его куртка, жилет, рубашка с треском разорвались. Человек отпрянул назад, и тут его схватил Ройфуллери.

Когда землянин закричал, умоляя пощадить его, Ройфуллери обвил его руками, заставив умолкнуть и перестать дергаться. Гребень Гэзера изогнулся крючком.

Синворет раздвинул одежду на груди Второго Смазчика, изогнул глазной стебель, превратив его в сильный микроскоп, и внимательно изучил шрам, тянувшийся от шишки у левого уха двуногого до второй шишки сразу под грудью. Оттуда — еще шрам, обычно незаметный, — тянулся к третьей, самой крупной шишке над сердцем.

Как кот высовывает когти, так Синворет выдвинул из своей руки длинный, похожий на ланцет коготь — воспоминание о временах, когда партассианцы были просто хищниками на планете без названия. Этим когтем он рассек кожу на груди двуногого.

Показался тонкий двойной провод, шедший от сердца к горлу.

— Отпусти его, — сказал Синворет. — Это все, что мы хотели узнать. Я доказал, что был прав, Ройфуллери. Это типичное подслушивающее устройство.

Когда Ройфуллери отпустил его, двуногий, обливаясь кровью и хрипя, отодвинулся. Казалось, он вот-вот потеряет сознание, и при этом человек безуспешно пытался закрыться разорванной одеждой. Слезы текли по его лицу. Партассианцы смотрели на него, завороженные этим зрелищем.

— Не понимаю, что за устройство у него под кожей? — спросил Ройфуллери.

— Неужели в Департаменте Психо-Контроля не знают о сердечных насосах? Этому существу вмонтировали небольшой передатчик, действующий благодаря работе сердца. Провода идут к горлу и уху, так что он может общаться с кем-то независимо от расстояния, даже не сознавая этого.

— Я слышал о таком, но никогда не видел, — признался Ройфуллери, неохотно добавив: — Думаю, это типичный метод тайной полиции.

— Разумеется. Вернемся во дворец.

Не обращая внимания на двуногого, все еще стонавшего от страха и боли, они вышли из комнаты. Синворет испытывал что-то вроде стыда — необычного для нула, поведением которого управлял холодный селектор реакций, называемый сознанием. Подписывающий понимал, что они с Ройфуллери испытывали удовольствие от своего превосходства над двуногим. Отогнав эти мысли, он вышел из здания.

В Комиссариате Полиции Маршал Терекоми сорвал наушники, добежал до звуконепроницаемой кабины и через полминуты уже разговаривал с Пар-Хаворлемом.

— Синворет провел очередную охоту на туземцев, — сообщил он. — Сейчас возвращается.

— Знаю. Я был на его квартире и никого не застал. Мы же решили, что можем ему это позволить.

— Да, конечно. Но он слишком хитер! Я подставил ему С309, тот привел Синворета и нула из ДПК к себе домой и только начал читать текст, как Синворет распорол его и нашел Сердечный насос! Я слышал каждое слово через передатчик С309. Понятия не имею, как он догадался, что у двуногого вживлены провода, тот повторял все точно, как ему было велено.

— Что они делают теперь? — спросил Пар-Хаворлем. Как обычно он был вежлив и спокоен.

— Возвращаются во дворец, убежденные, что держат нас в руках. Да так оно и есть! Теперь у них появились основания для подозрений, и нам не овладеть…

— Не теряй гребня, Терекоми. Я скажу тебе, что нужно делать.

Две минуты спустя первая группа машин скорой помощи с ревом помчалась по улицам Города.

13

Перед внезапным звонком Терекоми Губернатор разговаривал с Тоулером.

— Я привел тебя сюда, чтобы задать несколько вопросов. Помни, ты должен отвечать откровенно.

— Постараюсь, — сказал Тоулер.

Он был встревожен. Дружелюбие, которое Пар-Хаворлем старался демонстрировать в последние дни, исчезло без следа. Теперь перед ним находился страшный зверь в мундире, высотой в три метра, сильный и коварный. Но это еще не все. Этот зверь имел почти неограниченную власть над всеми прочими существами на этой планете, за исключением одного. И этим единственным был Синворет, а не Тоулер.

— Встань на тот стул, чтобы я видел твое лицо, когда ты будешь говорить, — приказал Пар-Хаворлем.

Не имея выбора, Тоулер выполнил приказ и вскарабкался на большой стул нула, оказавшись лицом к лицу с противником.

— Так лучше. Переводчик, твой отдел доставляет мне много хлопот. Сначала Хеттлц и Ведман, а теперь исчезла эта женщина, Фоллодон. Ты конечно, знаешь об этом?

— Конечно.

— Мы еще не напали на ее след.

Один из глазных стеблей Губернатора выдвинулся, как телескоп, изучая Тоулера вблизи. Его конец остановился в полуметре от шлема Тоулера, и холодный серый глаз уставился на него.

— К сожалению, в этом новом Городе я узнаю о том, что происходит, меньше, чем должен, — продолжал Пар-Хаворлем. Но по видеозаписи старого Города мне известно, что в последние два года ты был в очень близких отношениях с Фоллодон. Это правда?

— Да.

— Значит, ты хорошо знаешь ее. Где она?

Тоулер облизал губы. Он знал, что начинается буря.

— Не знаю, господин. Я сам хотел бы это знать.

— Ты должен знать. Я сделал тебя Главным Переводчиком, и ты ответишь за нее.

— Я был с Подписывающим, когда она исчезла.

— Куда она пошла? Может быть, умерла?

— Я надеюсь, она жива.

— Надеешься? Почему?

— Я люблю ее.

Губернатор яростно зарычал, одна из его мощных рук схватила Тоулера и перегнула назад через спинку стула. Шлем Тоулера запотел, и переводчик оказался в изолированном, туманном мире, хотя злой, прозаичный язык продолжал звучать снаружи.

— Ты рассказываешь мне о любви, этом идиотском чувстве, которого не выносит ни один трехногий! Что за омерзительная планета! Как можно управлять ею при таких непонятных явлениях, как любовь? Я покажу тебе, что думает о такой слабости Партасса. Вставай. Быстро.

Нож Тоулер носил под туникой. Он не мог убить этот ненавистный цилиндр из студня, но мог отрезать один из глазных стеблей, прежде чем Губернатор ударит его о землю. И тут до него дошло, что он не может вынуть нож, не впуская в скафандр ядовитого воздуха. Тяжело дыша, Тоулер встал и снова взглянул в лицо врага, едва видимое через забрало шлема, с которого постепенно испарялась влага. Гребень Пар-Хаворлема свернулся от ярости.

— Узнай что-нибудь о Фоллодон. До завтрашнего вечера ты должен выяснить, где она.

— Ваши шпионы могут сделать это лучше меня.

— Ты так думаешь? А если они не так заинтересованы в этом, как ты? Узнаешь сам. А теперь убирайся.

Задыхаясь от бешенства, Тоулер направился к двери. Когда он уже открывал ее, Пар-Хаворлем окликнул его:

— Ты знаешь, почему меня интересует Фоллодон, правда, Тоулер? Я подозреваю, что у этого глупца Риварса есть свой человек во дворце, — может, это именно она. Я должен ее допросить.

— Мисс Фоллодон не покидала Города с момента, когда два года назад была силой привезена сюда. Это безумие — полагать, что она знает что-то о Риварсе.

— Посмотрим. Скажу тебе еще кое-что, Тоулер: все должно быть хорошо, пока Синворет здесь, если что-то пойдет не так, ты умрешь первым, и, клянусь, я сожгу или сделаю рабом каждого двуногого на планете. Убирайся и приходи завтра с информацией.

Когда Тоулер вышел из кабинета, зазвонил специальный телефон Пар-Хаворлема — Терекоми. Тоулер, не замечая ничего, даже сочувственных взглядов других переводчиков, пошел домой спать. Всю ночь сны пролетали по его голове, как обрывки газет по пустой улице. Утром он встал с острым чувством своего тоскливого предназначения.

Зато Синворет вышел из вызванной джармом дремы с чувством удовлетворения. Он считал, что наконец-то постиг ситуацию на Земле, и чувствовал, что работа близится к концу. С легким сердцем отправился он на охоту, организованную хозяином.

Когда они мчались по одной из главных дорог, мир еще был погружен в темноту из-за разной продолжительности дня в Городе и за его пределами. Синворет думал о событиях прошлого вечера, после обнаружения сердечного насоса у Работника Третьего Уровня.

Когда они вернулись во дворец, повсюду царило плохо скрываемое напряжение. Поначалу они не обратили на это внимания, и Синворет пошел прямо к Пар-Хаворлему, чтобы серьезно поговорить с ним.

— Губернатор, я должен поговорить с вами наедине.

— Разумеется, Подписывающий, но позвольте сначала закончить одно срочное дело, — сказал губернатор, распластав гребень. — Мне очень неприятно, но в туземном районе появился опасный сумасшедший. Мои люди стараются его выследить, а я должен ехать в больницу. Может, составите мне компанию? Вы, конечно, слышали машины скорой помощи на улице.

— Разумеется, слышал, — осторожно сказал Синворет, обменявшись взглядами с Ройфуллери.

— Они ехали за бедным землянином, безобидным Вторым Смазочником Третьего Уровня, на которого напали неизвестные преступник или преступники. Сейчас он в больнице, и я считаю своим долгом навестить его. Это страшное происшествие, и говорит оно только о недисциплинированности двуногих.

И Синворет с растущим интересом и неуверенностью поехал с Губернатором в больницу, где увидел человека, у которого не так давно нашел сердечный насос. Человек этот без сознания лежал на кровати, и Синворет снова почувствовал стыд. Внутренний голос шептал ему, что, кромсая это беспомощное существо, он испытывал удовольствие, что наблюдение за его страданиями доставило ему какую-то сладострастную радость. Усилиями воли Синворет заставил этот голос умолкнуть: в конце концов, он выполнял свой долг.

Однако за этот краткий миг задержки он потерял инициативу, заколебался и дал противнику шанс довести свой блеф до конца. Теперь он уже не мог признаться, что сам виновен в этом нападении.

— Эти двуногие — несчастные, хрупкие создания, — сочувственно сказал Пар-Хаворлем.

— Что с вами произошло? — спросил Синворет.

Пар-Хаворлем объяснил, что больница является одной из самых современных в секторе Вермилион и, благодаря использованию отвратительного устройства, взятого у тайной полиции, врачи могут поддерживать постоянный контакт со страдающими пациентами. Благоговейно рассказывал он о сложных болезнях этого пациента, у которого болезнь горла была связана с серьезными отклонениями в психике, и о том, как он реагировал на лечение, во время которого автоматически регистрировался его пульс и деятельность нервной системы, а пациент, независимо от местонахождения, оставался под непрерывным врачебным контролем.

Это был убедительный рассказ.

Потом Подписывающего провели в другой зал, где врачи нулы и люди — склонились над аппаратами, считывая данные о пациентах вне больницы.

И это тоже было убедительно.

Пар-Хаворлем и Терекоми работали быстро и точно. Синворет, если не полностью переубежденный, был во всяком случае обманут и винил самого себя в слишком поспешных выводах.

— Что будет с этим двуногим? — спросил он, когда демонстрация закончилась и они вышли, оставив позади мерцающие экраны и белые халаты.

— Мы надеемся, что он выздоровеет. К сожалению, двуногий перенес серьезный нервный шок, был без сознания, когда его нашли, и до сих пор не пришел в себя. Хуже того. Наши инспектора нашли доказательства, указывающие на то, что на него напали партассианцы, скорее, даже вдвоем. Мне так неприятно, что это случилось во время вашего визита. Заверяю вас, когда мы поймаем этих опасных преступников, они будут наказаны со всей строгостью. Я не потерплю насилия в отношениях между расами.

— Гм… Да, понимаю, — сказал Синворет.

Чувствовал он себя неважно. Было уже слишком поздно, и дело слишком осложнилось, чтобы пытаться что-то объяснить.

Впрочем, он не был наивен, и ему пришло в голову, что Пар-Хаворлем блефует, хотя его история, подкрепленная доказательствами, выглядела вполне убедительно. Но если он молча примет ложь, то тем самым отдаст себя в руки Губернатора, а если сделает что-то, Губернатор может позаботиться, чтобы двуногий умер, а имена были названы. В далекой Партассе все выглядело бы очень неприглядно, и Синворет умер бы с запятнанной репутацией.

Впрочем, эти мысли недолго занимали его. Демонстрация, устроенная в больнице Пар-Хаворлемом и Терекоми, была идеальна.

— Я был несправедливым относительно Пар-Хаворлема, — сказал себе Подписывающий, пока они ехали через город. В глубине его подсознания росло чувство вины за свое отношение к землянам, и подавить его можно было, лишь признав их не заслуживающими жалости. Именно так действовала психика поработителей.

С этой минуты его ориентация изменилась, и он все более становился жертвой Пар-Хаворлема.

Они добрались доохотничьих территорий в Северном Районе Кумбенд. Территории эти принадлежали влиятельному семейству Пар-Джант, дальним родственникам Пар-Хаворлема. Гостей приняли щедро, относительно к Подписывающему заботливо и вежливо. За день они застрелили более трехсот диких африззиан.

Поздним вечером, возвращаясь в Город, Синворет был очень доволен и пошел спать рано, забыв о Тоулере.

Однако Пар-Хаворлем не забыл о назначенной встрече. Ознакомившись с событиями дня, он позвонил Главному Переводчику.

Тоулер пришел бледный, но не побежденный.

— У меня нет никаких сведений о мисс Фоллодон. Она исчезла бесследно. Лучше бы вам спросить о ней своего Маршала Терекоми — может, он держит ее в одной из своих камер.

Гребень Терекоми свернулся в виток.

— Думай, прежде чем говорить, двуногий, — сказал Маршал.

— Знанит, ты не можешь или не хочешь нам помочь, — констатировал Пар-Хаворлем.

Он повернулся к охраннику.

— Приведите пленника.

Задняя дверь открылась, нул внес какого-то человека, привязанного к столбу, и поставил его так, что тот, хочешь — не хочешь, держался на ногах. Сквозь стекло шлема Тоулер разглядел испуганное лицо мясника, и сердце его забилось, как безумное.

— Ты знаешь, кто это, — сказал Терекоми Тоулеру. — Видели, как вчера он шел с тобой к твоей квартире.

— Это мой коллега, — сказал Тоулер.

— И, несомненно, хороший коллега. Поговори с ним на своем языке, спроси о Фоллодон.

Тоулер повернулся к мяснику, его душила злость.

— Я втянул тебя в это по своей глупости. Что мне говорить теперь? Что делать? Уж лучше бы мне быть на твоем месте.

— Не повезло… Это не ваша вина, — с трудом ответил мясник. — Эти чудовища убили меня, наверное, отбили желудок. Вы же не знаете их способов допроса!

— Ты сказал им все?

— Чего ради? Вы чисты… — Он помолчал, вздохнул и начал снова с видимым усилием: — Я повторил им сплетни, будто Элизабет Фоллодон ускользнула из Города. Глупец! Водители и все прочие наверняка уже мертвы из-за моего длинного языка.

— Из Города!? Ты хочешь сказать, она собиралась связаться с…

— Да, с вашим приятелем. По крайней мере, она в безопасности.

— Хватит! — вмешался Терекоми, втиснувшись между мясником и Тоулером. — Нечего болтать. Что он сказал о Фоллодон, Тоулер?

Тоулер заколебался.

— Что она сбежала от вас. Слава Богу, она жива и свободна.

Пар-Хаворлем ударил рукой по столу.

— А ты ничего об этом не знал? Ты продолжаешь утверждать, что не имеешь с этим ничего общего?

— Нет, нет, клянусь!

— Довольно. — Губернатор внезапно успокоился, а потом повернулся к нулу в мундире, который держал столб с мясником.

— Охранник, разбить ему шлем, — приказал он.

— Нет! — крикнул Тоулер.

Он прыгнул вперед, но Терекоми схватил его.

— Говори правду, если хочешь спасти жизнь коллеги, — сказал он. — Ты знал о Фоллодон. Она должна была передать Риварсу сообщение от тебя, разве нет?

— Нет! Нет! — кричал Тоулер так громко, что не слышал, как лопнул шлем мясника. Только кашель человека заставил его умолкнуть, прерывистый кашель, который начинался, смолкал и начинался снова, пока не стих навсегда в густом воздухе Партассы.

Пар-Хаворлем, с интересом следивший за движениями умирающего мужчины, заговорил первым:

— Тоулер, теперь я верю, что ты не виноват, как мне казалось. Это меня радует, потому что мало землян так хорошо знают наш прекрасный и сложный язык. Однако ты некоторым образом связан с виновниками, и если ты не воин, то просто глупец. Поэтому с завтрашнего дня ты лишаешься должности Главного Переводчика и присоединяешься к обычным переводчикам. Ты больше не будешь разговаривать с Синворетом, твое место займет Питер Ларденинг. А сейчас иди и пришли ко мне его.

Тоулер вышел на подгибающихся ногах. Ужас и шок заставили его дрожать всем телом, стоны мясника все еще звучали в его ушах. Единственным утешением было то, что Элизабет удалось бежать, а ее уход подтверждал ее любовь к нему. Она ушла, прежде чем прислали ступню старьянина — очевидно, сама хотела принести доказательство от Риварса.

Тоулер обещал себе одно: как только этот кризис кончится и до того, как Хав загонит их всех в несокрушимые границы настоящего Города, он выберется отсюда и найдет ее. Она так нужна ему!

А пока ступня старьянина по-прежнему оставалась у него, но теперь еще труднее будет найти возможность показать ее Подписывающему Синворету.

14

Следующий день был пятым днем визита Синворета.

Для Тоулера он прошел бесплодно. Занятый переводом многочисленных и маловажных бюллетеней Вермиллиона, он даже не видел ни одного нула.

Некоторое облегчение доставило ему возвращение в круг старых друзей. Он как мог передал Ларденингу инструкции относительно его новой работы. Видно было, что парень тоже в напряжении, но Тоулер вспомнил о его чувстве к Элизабет и лишь выразил ему свое сочувствие.

Во время осмотра нескольких подгуберний только Терекоми сопровождал Синворета и показывал ему то, что тот должен был увидеть. Потом Подписывающий с большой охраной посетил старый земной город Лондон, где жило несколько тысяч двуногих и двое нулов-археологов.

Вечером Ларденинг рассказал об этой экскурсии.

— Этот старый дурак привык к стилю жизни Империи, — сказал он. — Ему не разглядеть блефа Хава. Глупо было надеяться, что он чем-то поможет нам.

— Как ему объяснили мою отставку? — спросил Тоулер. — Это его не удивило?

— Нисколько. У Хава, конечно, была готовая история. Он сказал Синворету, что ты неверно переводил слова беженцев из Ашкара. Якобы они говорили, как ненавидят Риварса и его террористов. И Синворет в это поверил!

— У нас осталось всего два с половиной дня! — в отчаянии крикнул Тоулер.

— А что мы сможем сделать? Синворет уже не поверит нам, даже если услышит правду.

— Что-то нужно придумать. Теперь только ты, Ларденинг, имеешь к нему доступ. Придумай что-нибудь.

Тоулер оглядел лица переводчиков. Реонаши, Спаддер, Джонс, Юджин, Кли и Миллер собрались посмотреть, что будет происходить в эти критические минуты. Это они недавно осудили его поведение, и сейчас их беспомощность беспокоила Тоулера. Если они надеялись, это была лишь апатичная надежда, что кто-то что-то сделает. Они были конечным продуктом тысячелетнего партассианского правления, расой рабов.

Внезапно Тоулер увидел себя в ином свете. Он много выдержал, живя в постоянно страхе, но все же выдержал. У него имелось то, чем не обладали эти люди: отвага и решительность.

Похлопав Ларденинга по плечу, он вышел.

На шестой день визита Синворета Тоулер проснулся с твердым намерением.

Сначала он подумал о Риварсе. По последним донесениям, вождь вел отчаянную борьбу со старьянскими силами на мрачных склонах Холмов Берн. Несмотря на это, он явно беспокоился: доставили его посылку Синворету или нет. А она уже почти три дня лежала в холодильнике Тоулера.

До наступления ночи она должна попасть в руки Синворета… Но каким образом?

Тоулеру повезло. Едва он закончил завтрак, как его вызвали.

— Говорят из дворца, Гэри. Приходи поскорее, хорошо? Питер Ларденинг заболел, и Синворет приказал вызвать тебя, а через двадцать минут он едет взглянуть на сражение.

— Сейчас буду.

Он медленно положил трубку. Странно все это. Накануне Ларденинг выглядел вполне здоровым. Что ж, похоже, все-таки ему удастся встретиться с Синворетом. В душе Тоулер жалел, что любимая Элизабет не увидит его в новой роли героя.

И Синворет, и Ройфуллери были вежливы, но молчаливы. Их не радовала перспектива короткого воздушного путешествия, однако они со стоическим спокойствием, как и пристало нулам, поднялись в инспекционный корабль следом за Терекоми и Пар-Хаворлемом. Губернатор при виде Тоулера предупреждающе шевельнул гребнем, словно говоря: «Пока я здесь, никаких фокусов…»

Корабль стартовал и через верхние ворота вышел в земную атмосферу, а потом свернул на юго-восток, в сторону холмов Берн, где шло сражение.

Когда они оказались над целью, корабль завис в клубящемся облаке в полутора тысячах метров над землей. Благодаря инфравидению партассианцы могли наблюдать, что происходит на земле, где крупная группа старьян пробивается к более малочисленной, отрезанной силами патриотов на вершине холма. Приближенные телескопом маленькие фигуры кишели, как насекомые на смятом куске ткани. На некоторое время их действия привлекали внимание, но значения не имели.

Для Синворета это были просто земляне, сражающиеся с землянами, и он смотрел на них с позиции бога.

— Это варварское зрелище доказывает, насколько важна в Галактике миссия партассианцев, — сказал он.

— Скажите, Подписывающий, не кажется ли вам, что я слишком мягок с двуногими? — спросил Пар-Хаворлем. — Разумеется, я отвечаю за поддержание мира, но мне кажется, разумнее позволить этим существам самим решать свои непонятные конфликты. Это лучший способ избежать враждебности между нашими расами.

Синворет на мгновение задумался.

— Я думаю, вы правите справедливо, — сказал он. — Чем больше я вижу, тем более убеждаюсь в этом.

Тоулер, единственный землянин среди этих огромных существ, тяжело вздохнул. С каждым часом Синворет все более утверждался в убеждении, что Пар-Хаворлем прав. Он уже поверил, что правление Губернатора справедливо, а вскоре начнет аплодировать злу, причиняемому двуногим.

Тоулер вновь задумался.

Он единственный человек, который видит, как складывается ситуация. И должен по мере сил держаться плана Риварса, но лучший ли это план?

Вновь вернулись сомнения в возможностях Риварса, и все труднее становилось контролировать положение.

Глядя на башнеобразную голову Подписывающего, Тоулер вдруг захотел, чтобы корабль упал вниз и разбился вместе со всеми, вместе с ним самим. По крайней мере, это избавило бы его от всех проблем.

Синворету быстро наскучило смотреть на сражение за какой-то холм.

— Может, хватит разглядывать этих двуногих? — спросил он. — Нельзя ли вернуться домой?

— Люди там, внизу, сражаются за жизнь и идею! — едва не крикнул Тоулер, разозленный презрением в голосе нула, однако сдержался, понимая, что, несмотря на поиск правды, инспектор все-таки нул. А нулу не понять двуногих. Если же добавить к этому хитрость и выдумки Пар-Хаворлема…

Тоулер отвернулся, он уже решил, что должен убить Синворета. Ничто другое не могло снять тяжесть с его сердца.

15

Около полудня они вернулись в Город, и Тоулер пообедал в столовой для земного персонала, но без аппетита. Ларденинг не появлялся, хотя Меллер сказал, что он чувствует себя лучше. У переводчиков часто бывает двенадцатичасовая лихорадка, так называемая «нуловская болезнь», вызванная главным образом условиями работы.

Остаток дня прошел в скучных, рутинных действиях: Тоулер ходил с группой нулов по городской ратуше.

Синворет и Гэзер Ройфуллери в обществе различных служащих провели много времени, разглядывая правительственную технику, состоявшую главным образом из Регистрирующего Аппарата, в котором собраны все данные о расходах и доходах Города. Как подозревал Тоулер, цифры были заранее сфальсифицированы, инспектора не нашли ничего особенного. Только Пар-Хаворлем знал истинный баланс доходов и потерь Земли. Вообще инспекция велась уже кое-как, и когда один из чиновников предложил напитки и сульфеты, Синворет с радостью согласился.

Все перешли в отдельную комнату, оставив Тоулера под дверью. Ожидая их, Тоулер думал о своем следующем шаге.

В его решении было что-то от отчаяния. Что бы ни делать, лишь бы быстро.

Риварс говорил о других землянах, работающих на него во дворце. Вероятно, он уже знал, что Тоулер не выполнил поручения, и беспокоился, наверняка решив, что переводчик продался за более высокую цену Синворету или Пар-Хаворлему. Если он пришел к такому выводу, легко угадать его следующий ход: он поручит другому агенту ликвидировать Тоулера.

При этой мысли по спине Тоулера побежали мурашки. Вновь у него возникло странное чувство, что Риварс был скорее врагом, чем, союзником. Что ж, нужно действовать и не забывать, что он спасает не только себя.

Главная причина была очень простой. С момента встречи с Риварсом Тоулер сомневался в верности решения вождя патриотов, а теперь эти сомнения превратились в полное отсутствие доверия. Риварс был солдатом, не знающим тонкостей дипломатии, особенно в ее партассианском варианте. Он видел в Подписывающем своего рода избавителя, мудрого и справедливого, который доберется до правды и огласит ее. Синворет совершенно не оправдал этих ожиданий.

Допустим, он показал бы перепончатую ступню Синворету. Сумеет ли этот почтенный нул спуститься с высоты софистики и поверить ему? Не отбросит ли он это доказательство, сочтя его ступней земного мутанта, не решит ли, что ее привезли с другой планеты для обоснования обвинений?

Нет, гениальное доказательство Риварса уже не было таким убедительным сейчас, когда Пар-Хаворлем держал Синворета в кулаке.

В этой ситуации Синворет мог отвергнуть любой аргумент… Так как же передать правду о Земле Совету Объединенных Миров на Королевской Планете?

Имелся лишь один способ: убить Синворета.

Синворет являлся важной фигурой в совете, и его смерть на почти неизвестной планете вызовет бурю. Вскоре следующая группа контролеров — на сей раз наверняка военных — явится, чтобы изучить дела Земли и вышестоящей планеты Кастакоры, столицы Вермилиона. Они наверняка будут искать нарушения и найдут их. И конечно, сделают Пар-Хаворлема козлом отпущения, независимо от того — виноват он или нет.

Живой Синворет не мог помочь Земле, поэтому Тоулер должен был убить его.

Два дня назад нечто подобное было просто непредставимо, а сейчас эта мысль даже доставила ему удовольствие. Однако лишение жизни такого огромного трехметрового нула было сложным заданием. У Тоулера имелся только стилет и решимость. Требовались еще благоприятные условия.

Еще до того, как делегация партассианцев закончила прием, Тоулер обдумал план действий.

Он подошел к Подписывающему.

— В подземельях дворца есть произведения искусств, созданные землянами до того, как они стали покоренной расой. Могу я их вам показать, если вы уже закончили все дела здесь?

Синворет повернул в его сторону свой глазной стебель.

— Ты думаешь, переводчик, ваше искусство что-то скажет мне? — спросил он.

— У нашего искусства множество форм. Вы убедились в нашей воинственности, а теперь должны увидеть плоды мира.

— Возможно, — без особого энтузиазма согласился Подписывающий. — Раз уж я здесь, посмотрю и это.

Они спустились в выставочной зал в сопровождении Раггбола, но и этого было слишком много для Тоулера. Чтобы реализовать свой план, он должен был остаться с Синворетом наедине.

В подземелье хранились экспонаты многих периодов и мест, большинство их было получено нелегально и ждало нелегальной же продажи. Пока разграбленные и уничтоженные города Земли будут поставлять такие сокровища, этот зал никогда не опустеет. Все наследие Земли постепенно распылялось по окружающим планетам, а прибыль наполняла личную сокровищницу Пар-Хаворлема.

Синворет ходил среди этой трагической роскоши молча, не задерживаясь и не спеша, непрерывно крутя глазными стеблями. Наконец вернулся к Тоулеру.

— Какое значение может иметь для других существ искусство двуногих? — спросил он. — Все это слишком поверхностно, слишком демонстративно. Я не вижу здесь ничего, что надолго привлекло бы мое внимание, хотя это не уменьшает ценности этих вещей для тебя.

— Вас совсем ничего не заинтересовало?

Партассианец заколебался, склонился над Тоулером.

— Одна вещь интересна, — сказал он.

Синворет провел переводчика между витринами и экспонатами и показал жесткий кусок какого-то материала с простым повторяющимся рисунком в виде трехлопастного вентилятора. На объясняющей табличке значилось: ЛИНОЛЕУМ. XX ВЕК. ФРАНЦИЯ. (ПАРИЖ?)

— Вам это нравится? — спросил Тоулер.

— Неплохо. По-моему, это ближе к сущности Вселенной, чем все другие вещи, которые я здесь увидел.

Тоулер облизал губы.

— Так получилось, что очень похожий образец есть в моей квартире. Собирание таких сокровищ — мое хобби. Может, вы сходите со мной? Я бы хотел дать вам это в подарок, в знак того, что работа вашим переводчиком была для меня приятной. И лучше всего сделать это у себя дома. Я еще никогда не принимал в гостях партассианца.

Синворет на мгновение задумался.

— Да, это может быть приятно.

Он уже видел себя на Партассе, представлял, как расскажет друзьям: туземцы были по-своему гостеприимны, они приглашали меня в свои жалкие дома, делали подарки…

— Да, идем, — громко сказал он.

— Правда, мой дом очень мал, и я боюсь, что Раггбол в нем не поместится.

Зайдя за партассианским скафандром, они пошли в туземный район навстречу смерти. Тоулеру казалось, что эта прогулка имеет в себе что-то нереальное. Словно актер на сцене, он знал, что идет среди недолговечных декораций. Весь этот Город был возведен поспешно, только для Синворета, а когда то есть если — он уедет, Город будет покинут, поскольку Пар-Хаворлем заставит всех вернуться в старый, более крупный. Мрачные, некрашенные здания будут стоять здесь совсем недолго, как сцена драмы обмана, от которой зависело будущее Земли.

Сосредоточившись на своей роли, Тоулер не видел ничего вокруг. Он пригласил Синворета к себе, поскольку там смертельной могла стать дыра в скафандре. В разорванном скафандре Синворету придется заботиться не об атаке или обороне, а о том, чтобы выжить, и хорошо направленный подмышку удар может его убить.

Они оставили Раггбола на улице и вошли в воздушный шлюз, где крупный партассианец едва поместился.

— Со мной ты должен чувствовать себя карликом, — буркнул он, но Тоулер был слишком взволнован, чтобы ответить на это.

В комнате Синворет выжидательно принялся вращать глазными стеблями. В таком небольшом помещении он производил подавляющее впечатление.

Тоулер снял лицевую пластину и облизал губы.

— Подождите немного, — сказал он. — Это у меня на кухне.

Почти ничего не видя, он выбежал из комнаты, тяжело дыша, открыл шкафчик и вынул из глубины свой нож с ручкой из твердого дерева и лезвием длинной в двадцать сантиметров. Когда-то он принадлежал Ведману. Полезное оружие, оно выполнит свою задачу.

Тоулер сунул нож в карман и на секунду заколебался. Когда он вернулся в комнату, ступня старьяиина была с ним. Хоть и не веря Риварсу, он все-таки решил выполнить его поручение. Он даст Подписывающему последнюю возможность, посмотрит на его реакцию. Тоулер положил замерзший сверток на стол.

— Что это? — спросил Синворет.

— Взгляните, господин. Вы как-то сказали, что хотите узнать истинное положение дел на Земле. Так вот она — правда. Я привел вас сюда, чтобы показать это. Взгляните! — Стилет он держал в кармане наготове.

Синворет развернул упаковку и вынул замерзшую ступню.

— Сейчас же убери этот мерзкий предмет, переводчик!

— Вы видите, что это ступня не человека, правда?

— Я не имею понятия, как выглядит человеческая ступня, глупец. Чего ты добиваешься? Раггбол! Раггбол!

Зовя своего телохранителя, Подписывающий бросил ступню на пол.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

У Тоулера и в мыслях не было, что, проведя столько лет на Старье, Подписывающий не знал, как выглядит ступня старьянина. Но, знал он это или нет, он не имел понятия о ступне человека. Глупая и непредвиденная ошибка. Этот неожиданный факт заставил Тоулера действовать.

Наклонившись, словно за ступней, он вынул нож. Перепуганный партассианец звал Раггбола, и у Тоулера было всего несколько минут.

Он ударил изо всех сил, пропоров скафандр, увидел, как тот расходится, почувствовал запах сероводорода. И тут удар Синворета швырнул его в воздух. Тоулер перевернулся, выронил нож и рухнул на кровать.

Он лежал неподвижно и беспомощно смотрел в другой конец комнаты. Синворет прижался к стене, чтобы хоть немного закрыть дыру в скафандре, нож лежал возле его огромной ноги. Тоулер пополз в ту сторону, но Синворет изготовился для нового удара. Ситуация была патовая: пока не появится Раггбол, никто из них не сможет ничего сделать другому.

С ненавистью разглядывали они друг друга, а потом дверь с грохотом распахнулась, и телохранитель ворвался в комнату.

— Останься здесь и следи за ним, — приказал Синворет, голос его дрожал. — Останься и следи на ним, — повторил он. Я пришлю помощь.

Он торопливо вышел, а Раггбол склонился над Тоулером.

16

Спустя восемь недель субъективного времени Синворет и его свита приземлилась на Партассе, в Королевском Городе. Для Синворета, двигавшегося в паравселенной, где свет был неподвижным телом, быстро миновали два года и несколько недель, прошедшие в нормальном мире. Время сжалось, чтобы доставить его на Партассу с ненарушенными воспоминаниями о Земле.

Зал Совета Объединенных Миров заполняли Подписывающие. После того, как воздали хвалу Троице и приветствовали Синворета и двух путешественников, отдаленные концы Империи, все шло как обычно. Это было рядовое общее заседание. Обсуждаемые вопросы мало менялись год от года: нарушения основных монополий, недоразумения между секторами, мелкие проступки, нарушения галактических законов.

Эти привычные вопросы, представляемые один за другим и решаемые лучше всего подготовленными для этого Подписывающими, были для Синворета утешением. Именно здесь, думал он, его место, он уже слишком стар для рискованных экспедиций. Он уселся поудобнее и слушал, как Трипос объявляет очередной пункт повестки дня.

— Уважаемое Собрание, на Партассу только что вернулся Ваттол Форли, уволенный с должности Третьего Секретаря на планете класса 5Ц в ГАС Вермилион. Эта планета — Земля — из системы 5417 подчинена Губернатору Его светлости Графу Хаверлему Пар-Хаворлему, против которого Ваттол Форли выдвигает следующие обвинения. Во-первых, государственная измена, поскольку обвиняемый подвергает опасности доброе имя Партассы. Во-вторых, просто измена, поскольку обвиняемый позорит правительства, которое возглавляет…

Синворет напрягся. Он слушал внимательно, а его личный секретарь записывал. После возвращения он еще не представил официального рапорта Верховному Советнику, устраивавшему аудиенции лишь раз в месяц. Какое совпадение, что на обычной сессии совета подняли этот вопрос! Ваттол Форли, должно быть, добрался до дома почти одновременно с Синворетом.

— …В-третьих, коррупция, поскольку обвиняемый использует свое положение для получения личных выгод. В-четвертых, эксплуатация, поскольку обвиняемый манипулирует подвластной расой для получения личных выгод…

Список обвинений содержал десять пунктов. Наконец Трипос взглянул на собравшихся.

— Пусть обвинитель покажется собранию и подтвердит свои слова, для блага Троицы и Империй, — произнес он обычную формулу.

Вдалеке от Синворета кто-то встал.

— Я здесь, — уверенно заявил он. — Это я выдвинул обвинение. И надо сказать, я попал бы сюда лишь через несколько лет, если бы какой-то благородный путешественник в паршивой дыре под названием Аппелобетнис III не дал мне десяти десяток на билет лотереи. Благодаря везению я получил деньги на билет до дома.

— Довольно, — воскликнул Трипос. — Обвинения говорят сами за себя. А ты помолчи.

По залу прокатился смешок, который быстро стих, когда председатель заговорил снова.

— Кто рассмотрит этот вопрос частично или полностью? Всех Подписывающих, которым есть что сказать по существу предъявленных обвинений, приглашаю встать и выступить.

Поднялся один Синворет.

— Ошеломляет число обвинений — целых десять. Этот уволенный Третий Секретарь пользовался услугами хорошего адвоката.

Его первые слова развеселили зал, видимо, им было приятно снова видеть его знакомое и дорогое лицо. Хотя он не готовился к выступлению, но внезапно почувствовал желание поговорить. Он выполнил свой долг перед родиной, и оставалось сделать еще одно. Слова сами просились ему на язык.

— Подписывающие, — начал он, — дело это тесно связано с инспекцией, из которой я только что вернулся. Детальное сообщение о ней будет передано Верховному в конце месяца, а пока я коротко изложу свой взгляд на выдвинутые обвинения. Большинство из вас не слышали о Земле, но я там был и только что вернулся оттуда. Из того же источника, что и сейчас, до меня дошли обвинения против Губернатора Пар-Хаворлема, и я отправился на Землю, чтобы изучить ситуацию.

Здесь его знали и любили, и никто из собравшихся не сомневался в его искренности. Синворет принадлежал к старой гвардии, стоящей выше корысти и коррупции. Достаточно было взглянуть на богатство его плаща, чтобы убедиться в этом.

— Позволю себе рассмотреть обвинительное заключение пункт за пунктом, — продолжал он. — Первое обвинение касается государственной измены. Полагаю, его нельзя принимать во внимание, пока уволенный Ваттол Форли не предоставит обвинений из более достоверного источника. Действие может быть признано государственной изменой только высшей инстанцией. В случае Пар-Хаворлема это была бы Кастакора, Штаб Сектора Вермилиона, но оттуда нет никаких данных на эту тему.

Второе обвинение — это обычная измена. Насколько я знаю, Пар-Хаворлем не подвергает опасности доброго имени своей должности. Во время своего визита я разговаривал с уважаемыми партассианскими хозяевами — вам, конечно, знакома фамилия Пар-Джант — и они выражались о Пар-Хаворлеме словами наивысшего уважения. Его любят даже двуногие. Двуногие на Земле ведут братоубийственные войны; я посещал поля сражений и лично разговаривал с ними. Помню город Ашкар, где сражение продолжалось неделями, мы были там вод обстрелом. Вереница двуногих беженцев…

Его прервали вопросы:

— Нужно ли понимать это так, что Губернатор Пар-Хаворлем позволил Подписывающему оказаться в месте, где тому грозила опасность? Было ли это простой халатностью с его стороны?

— Он помогал мне собирать информацию. Губернатор понимал, что мой долг увидеть все. Я могу продолжать? В этом страшном месте поток беженцев следовал мимо нас, и я помню разговор с одной несчастной старушкой, потерявшей все. Ее семья погибла, дом был уничтожен. Она направлялась в Губернию, как в последнюю пристань, где могла бы провести остаток жизни. Я запомнил ее слова: «Губерния для меня единственное безопасное место, господин».

Его прервал один из диотподитов, вида, постепенно превращавшегося из спутника в почти равного партассианам.

— Вы знаете земной язык, Подписывающий?

— Нет, но…

— А не помните, знает ли его Пар-Хаворлем?

— Гм, нет, конечно. Понимаете, земного языка нет, а есть просто несколько диалектов, которыми ни один серьезный нул не будет забивать себе голову. Двуногие необычайно примитивны и всего тысячу лет находятся под нашим контролем. Я могу продолжать? Перехожу к третьему обвинению — коррупции. Никаких ее следов не нашли ни я, ни служащий департамента Психо-Контроля Гэзер Ройфуллери, сопровождавший меня. Все документы и книги были в полном порядке. Думаю, незачем говорить, что мы проверяли их лично. Менее значительным примером аккуратности Пар-Хаворлема является виденный мной зал с произведениями земного искусства, которые Губернатор хранит, несомненно, с мыслью о дне, когда земляне станут достаточно ответственными, чтобы о них заботиться. Если он продажен, в чем его довольно глупо обвиняют, то почему не продал этих вещей?

— Четвертое обвинение — эксплуатация…

Синворет сделал паузу. Этому Совету, который чуть позже будет детально знакомиться с результатами инспекции, переданными ему Верховным, он должен представить ситуацию как можно яснее. Как описать им планету, которую никто из них никогда не увидит и не захочет видеть?

Он вспомнил дни, проведенные на Земле, всевозможные мелкие происшествия. Одно особенно засело в его памяти.

— Я летел на Землю, — начал он, — как обычно, испытывая симпатию к покоренной расе, полный решимости сделать все, чтобы справедливость восторжествовала. Однако там я убедился, что это эмоционально неуравновешенные существа, характерной чертой которых является насилие. Хаворлем для них слишком мягок, он слишком слабо давит их. Чувствуя твердую руку, они меньше занимались бы сражениями. Этим двуногим не хватает здравого рассудка!

Синворет судорожно ухватился за стол, гребень на его голове поднялся дыбом. Он говорил с такой страстью, что собравшиеся вслушивались в каждое его слово.

— С одним двуногим я даже подружился — по крайней мере, так мне казалось. Он был моим переводчиком, и я даже согласился пойти к нему домой. Он якобы хотел дать мне какой-то сувенир на память, но, когда мы остались одни, безо всякой причины попытался меня убить! Он атаковал меня как трус, как дикарь… Мне чудом удалось спастись.

По всему залу прокатились возгласы ужаса и сочувствия. Снова послышался настойчивый голос диотподита:

— А почему Пар-Хаворлем допустил пребывание убийцы в Городе?

Впрочем, его тут же заглушили другие Подписывающие, выражая свое восхищение нулу, который во имя справедливости рисковал собственной жизнью.

Великолепная фигура, спокойно стоящая в старомодном плаще, олицетворяла все самое лучшее в партассианской культуре. Вот черты, сделавшие Империю великой: беспристрастность, отвага, бескорыстие. Собравшиеся криками приветствовали его.

Синворет поклонился, совершенно удовлетворенный после ада, через который, прошел.


Вот так на некоторое время Земля стала известна всем владыкам Партассы. Потом, разумеется, интерес постепенно угас, ведь нужно было заниматься четырьмя миллионами планет. Конечно, результатом всего этого стало то, что голубая нота с надписью «совершенно секретно» и подписанная Верховным Советником Грейликсом, была проштемпелевана чиновником из Бюро Подчиненных Систем и кратчайшим путем отправлена на Землю.

На следующий день после ее прибытия в Город трое мужчин и одна женщина ехали верхом через лес.

Женщина грациозно, как на картине Модильяни, сидела на лошади. На ней была голубая блузка, отлично гармонировавшая с ее сапфировыми глазами. Это была Элизабет Фоллодон.

Мужчина рядом с ней тоже ехал легко и свободно, потому что выбрал спокойную черную кобылу. Езда верхом, которой некогда он терпеть не мог, теперь доставляла ему удовольствие. Со времени отъезда Синворета два года назад жизнь его сильно изменилась, и это было заметно с первого взгляда. Исчезла вечная покорность, теперь он ходил выпрямившись, с поднятой головой. Лицо его, за исключением минут, когда он обращался к Элизабет, выражало упрямство, а бледность, характерная для жителей Города, исчезла, и теперь он загорел, как старый матрос. Этим человеком был Гэри Тоулер.

Тоулер и Элизабет вместе с двумя мужчинами, ехавшими с ними в качестве охраны, выбрались из леса на луг, поросший травой, с островками, среди которых текли реки.

— Еще миля, и будем в Истбоне, — сказал Тоулер. — Это кружная дорога, зато самая безопасная. Видишь те холмы перед ними? Там находится Истбон. Думаю, мы опоздали, и Питер Ларденинг будет там первым.

Он с улыбкой взглянул на нее.

— Прошли два года с тех пор, как мы видели его последний раз. Когда-то ты любила его, Элизабет, помнишь?

— А я и сейчас его люблю, ведь он спас тебе жизнь.

Тоулер кивнул. Они с женой так сильно любили друг друга, что в их жизни оставалось еще много места для симпатий к другим людям, Пока они ехали по тропинке среди высокой травы, по земле, которая когда-то была дном моря, Тоулер вспомнил события двухлетней давности, в которых Ларденинг сыграл важную роль. Он помнил парализующий страх, охвативший его, когда он лежал на полу, а Раггбол склонился над ним…

Усилием воли Тоулер заставил себя вскочить, а когда партассианец, неуклюжий в своем скафандре, махнул рукой, отпрыгнул и нырнул за ножом. Раггбол, не колеблясь, швырнул в него стол, прижав человека к стене, а затем наклонился и схватил его за руку.

Именно тогда из кухни вышел человек, сжимавший в руке древний земной револьвер, и дважды выстрелил.

Первая пуля разбила шлем Раггбола.

Вынужденный защищаться, нул повернулся, и следующая пуля перебила один из глазных стеблей. Как огромный баран, партассианец всей своей массой ударил в дверь и вывалился в коридор.

Сунув револьвер в карман, Питер Ларденинг подбежал к Тоулеру.

— С тобой все в порядке? Все объяснения потом. Нужно отсюда уходить, пока Хав не приказал нас окружить.

— Иду, — дрожащим голосом сказал Тоулер.

Он поднял нож, и они вместе выбежали из комнаты. Раггбол умирал в коридоре, задыхаясь в кислородной атмосфере. Он уже не мог им помешать.

Ларденинг первым вышел на улицу. Они пробежали два квартала и ворвались в овощной магазин, где работал знакомый Ларденинга. Не говоря ни слова, тот кивнул и провел их в заднюю комнату, где зашил в два мешка из-под картофеля и спрятал среди других мешков.

Снаружи уже стрекотали коптеры.

Нулы Маршала Терекоми появлялись в туземных районах, и с каждой минутой их становилось все больше. Весь район бы окружен и обыскан. Однако Маршал переусердствовал: полицейских было столько, что они мешали друг другу. В магазин заходили дважды, но переводчиков так и не нашли.

Явился Пар-Хаворлем собственной персоной. Мстя за нападение на почетного гостя, он приказал уничтожить весь туземный район. Создали отряды уничтожения, которые принялись рушить здания, а перепуганные жители собирали, что могли, и в панике бежали.

В Городе царил хаос. Не имея возможности покинуть его, сотни бездомных людей бродили по улицам среди свертков и узлов. Ларденинг и Тоулер связались с мусорщиком, который уже вывозил Тоулера, и в полночь покинули Город в его машине.

— Все-таки удалось, — вздохнул с облегчением Ларденинг, когда они шли к лагерю Риварса.

— Мы сунули палку в муравейник, но кончится ли это добром? Если бы я убил Синворета…

— Не переживай, Гэри, ты вел себя правильно. Помни, что я все слышал из кухни.

— А я тебя не заметил.

Ларденинг рассмеялся.

— Когда ты вошел, я втиснулся за дверь. Кроме того, ты был слишком занят.

— А что ты там делал? Я думал, ты болен.

— Я притворился, чтобы дать тебе еще одну возможность поговорить с Синворетом, чтобы обыскать твою квартиру и забрать ступню старьянина. Как ты, конечно, догадался, я тоже работаю на Риварса. Он сказал тебе обо мне, не называя имени. По мере того, как проходили дни, а ты не давал Синворету доказательства, мы теряли к тебе доверие… — он вдруг смущенно замолчал.

— Порой я и сам себе не верил, — резко сказал Тоулер. Продолжай.

— Риварс приказал тебя убить.

Снова вернулось странное чувство, возникавшее каждый раз, когда Тоулер думал о Риварсе. Он все больше убеждался, что вождь — его противник. Теперь он, наконец, получил доказательство, что даже лишенный воображения Риварс почувствовал, что их интересы противоположны.

— Прикинувшись больным и дав тебе еще один шанс, я нарушил приказ Риварса, — сказал Ларденинг. — Он не понимает трудностей, с которыми мы сталкиваемся в Городе. К счастью, я оказался у тебя, когда ты привел Синворета.

Хотя в Городе было еще только начало второго, снаружи уже светало. Тоулер взглянул на товарища.

— Ты пришел мне на помощь вовремя, и я очень тебе благодарен. Жаль что, ты не раскрылся раньше, мы могли бы сделать больше.

— Знаю. Но Риварс не сказал мне, что ты тоже работаешь на него. Не будь он таким таинственным, мы могли бы сотрудничать. Впрочем, добились мы чего-то или нет, мы сделали все, что могли.

— Да, — сказал Тоулер. — Хорошо это или плохо, но наша работа в Городе закончилась. Мы больше не нужны Риварсу.

Дальше они шли молча. Дважды над ними гудели партассианские корабли, и люди на всякий случай прятались в кусты.

Через полчаса их насторожили какие-то звуки впереди, и они снова спрятались. Вскоре стало ясно, что в их направлении движется большая группа людей. Через минуту над кустами показались головы.

— Привет, друзья, — громко сказал Тоулер, вставая.

Его удивило зрелище колонны мужчин, хорошо вооруженных, но измотанных. От командира группы Тоулер и Ларденинг узнали, что встретили остатки крупного отряда Риварса, отрезанного старьянами. Они уходили от патруля нулов.

— Что происходит в Городе? — спросил командир. — Начались какие-то беспорядки? До сих пор нулы просто контролировали радиус нашего действия, а сейчас хватают всех, кого найдут.

— Кто-то пытался прикончить гостя Хава, — сказал Тоулер. — Поэтому они разозлились и перевернули все вверх ногами. А вы потеряли ориентацию и идете прямо им в лапы. Еще полчаса, и вы будете в Городе.

— За нами нулы, мы должны идти, — ответил командир, но продолжал стоять в нерешительности.

Тоулер взглянул на его отряд. Одна из женщин вышла из строя и подошла в нему — это была Элизабет.

Мгновение спустя они уже стояли обнявшись.

— Я так хотела тебе помочь, Гэри, любимый, — сказала она и смеясь, и плача одновременно. — Я не дошла до Риварса. Я думала, что, если мне удастся выбраться из Города и увидеться с ним, я смогу объяснить ему, в каком трудном мы положении.

— Доказательство Риварса пришло сразу после твоего ухода, — сказал Тоулер, держа ее за руку. — Но почему ты не оставила записки? Если бы ты знала, что я пережил, когда ты исчезла!

— Но я оставила тебе записку!

— Я ее не нашел!

Подошел Ларденинг, виновато глядя на них.

— Прости, Элизабет, — сказал он. — Это я нашел твою записку и уничтожил ее. Помнишь о встрече в кафе, когда я разозлился и ушел? Почти сразу же я пожалел, что вел себя так, пошел к тебе домой, чтобы извиниться, и нашел записку. Ее мог увидеть любой, и нас арестовали бы, поэтому я уничтожил ее.

Элизабет с улыбкой смотрела на него.

— Но я написала так, что только Гэри мог ее понять.

Ларденинг быстро взглянул на нее и закусил губу, бормоча, что считал необходимым уничтожить записку. Гэри хотел было продолжить разговор на эту тему, но Элизабет положила руку ему на плечо. Она поняла, что Ларденингом руководила не осторожность, а ревность.

— Это все равно уже не имеет значения, — сказала она. Хоть я и сумела выбраться из города, но не смогла встретиться в Риварсом. В той стороне, на Холмах Верн, кишели старьяне, я встретила этот отряд и осталась с ними. Похоже, мы даже не знаем, куда идем.

Тоулер и Ларденинг объяснили, как обстоят дела. Люди расположились на траве, чтобы поесть или покурить, они слишком устали, чтобы интересоваться разговором, шедшим над их головами.

— Значит, мы недалеко от свалки, где могли бы выбраться на главную дорогу, — задумчиво произнесла Элизабет. — Сколько сейчас времени в Городе, Питер?

Ларденинг прикинул в уме.

— Около двух ночи, — ответил он.

— Три часа до их рассвета. Времени достаточно… Слушайте, у меня есть план. Он совершенно безумен, и, может, вы скажете, что нам не справиться, но… хотите послушать?

Они сели и с удовольствием выслушали план Элизабет. Он был не сложен, скорее, хитер, рискован и, хотя вполне очевиден, все-таки вызывал удивление.

— Клянусь, мы сделаем так, даже если всех нас ждет гибель! — воскликнул Тоулер, вскакивая на ноги. — Элизабет, дорогая, ты гений! Если нам повезет, мы будем… будем непобедимы!

Через час они добрались до свалки и заняли позицию. Свалка была, конечно, полностью автоматизирована, поэтому никто не мешал им установить контейнеры с мусором поперек дороги. Свои силы они сосредоточили в двух местах: одна группа укрылась за очистной станцией, откуда могла следить за дорогой, вторая разместилась на дороге, а контейнеры закрывали их на случай, если бы кто-то появился со стороны Города.

Они рисковали, что их заметят с машины, возвращающейся в Город, но в это время не было никакого движения.

Скорчившись на своих местах, люди ждали. Время шло, и наконец, согласно двадцатишестичасовому дню, в Городе наступил рассвет.

— Они появятся в любую минуту, — тихо сказал Тоулер.

Он лежал за низкой стеной очистной станции, сжимая в руках оружие. Рядом с ним затаились Элизабет, Ларденинг и все остальные, быстро двигавшиеся в полуметре над землей. Это был ежедневный утренний транспорт с приказом и грузом для секретного Города Пар-Хаворлема.

Машины остановились перед баррикадой, мягко опустившись на дорогу, из каждой выскочили по три нула и побежали смотреть, что происходит.

Люди из засады открыли огонь.

Даже почти неуязвимый партассианец умрет, если его тело разлетится на куски. Когда стих заградительный огонь, двенадцать массивных тел лежали на дороге. С криком радости люди выскочили из укрытия.

Трупы оттащили в сторону, баррикады разобрали. Все работали с оживлением. Вывалив груз из машин, вооруженные люди расселись по ним сами.

— Гэри, кому-то из нас придется остаться. Я лично готов, — сказал Ларденинг, дернув Тоулера за рукав.

— Нет, Питер, ты должен ехать. Мы не можем оставить тебя здесь на верную смерть. Залезай в машину.

— Ничего со мной не случится, я знаю, что делаю. Я доберусь до Риварса и расскажу ему, что происходит и что делаешь ты. Мы скоро соединимся с тобой.

— Ты должен ехать с нами, Питер, — вставила Элизабет. — А потом мы сообщим Риварсу.

Он взглянул ей прямо в глаза.

— Езжай с Гэри, Элизабет. Думаю, мне лучше какое-то время побыть одному.

Располагая лучшим оружием пулов, новые хозяева машин поехали дальше под командованием Трулера. Командир колонны должен был с остальными идти за ними пешком. Люди разразились радостными криками, когда машины, чуть приподнявшись над дорогой, стали набирать скорость.

Вот так большой Город попал в руки людей.

Ничего не подозревая, нулы-охранники впустили колонну, как обычно, через главные ворота, после чего пали под смертельным огнем. В течение нескольких часов весь немногочисленный гарнизон Города был ликвидирован. Стычек было на удивление мало. Тоулер просто завладел Атмосферным Комбинатом и закачал повсюду кислород.

Город был неприступен, и наказать его обитателей было невозможно.

Пеший отряд, добрался до ворот в тот же день. Известие о крупной победе Земли быстро разошлось по планете, и земляне поодиночке или группами потянулись в город, бывший некогда тюрьмой, а теперь ставший их крепостью.

Уверенный в своих силах Тоулер сразу же отправил к старьянам парламентеров с предложением мира. В течение трех дней перемирие было подписано, и старьяне тоже начали прибывать в Город. Вскоре гарнизон его значительно вырос.

Весь этот маневр застал Пар-Хаворлема и Терекоми врасплох. Однако не шок удержал их от немедленного ответа, они не могли ничего сделать, пока не уехал Синворет. Большой Город существовал нелегально, как гигантское материальное доказательство их проступков. Что бы ни случилось — а произошло худшее, — они не могли рисковать тем, что Синворет начнет их подозревать.

Двадцать минут спустя после отправки на Партассу корабля с Синворетом и сопровождающими на борту, силы Пар-Хаворлема нанесли удар и были отбиты. Большой Город был непобедим, чего и добивался Губернатор.

— Ты чудотворец, — восторженно сказала Элизабет Тоулеру.

— Ты тоже, дорогая. Я же говорил, что в нас обоих сидят тигры.


Все это Тоулер вспоминал, пока ехал рядом с женой в сторону Истбона.

Теперь он был вождем, потому что Риварс погиб. Он не хотел приехать в Город, он боялся Городов и знал только жизнь партизана. Когда большинство людей покинуло его, чтобы присоединиться к Тоулеру, он с небольшой группой разбойничал в Долине канала, пока их всех не прикончил патруль нулов. Питер Ларденинг, находившийся с ним, бежал, но оставался с разведчиками в Городе Пар-Хаворлема. Это именно Ларденинг собрал сведения, которые Тоулер приехал забрать лично.

Они въехали в центр Города. Мужчины и женщины выбежали им навстречу, размахивая руками и крича. Людям теперь было удобнее жить в своих старых городах. Хотя карательные экспедиций Пар-Хаворлема участились, теперь земляне располагали стереосоническим оружием из арсеналов большого Города. Их сила равнялась силе Пар-Хаворлема, и людей с каждым днем становилось все больше.

Тоулер и Элизабет подъехали к укрепленной части города. К ним подошел офицер, отсалютовал и попросил спешиться, лошадей тут же увели, чтобы напоить.

— Прошу следовать за мной, — сказал офицер.

Следом за ним они вошли в частично разрушенную сводчатую галерею, где звук шагов эхом отражался от стен. Из дальнего конца навстречу им торопливо шел Питер Ларденинг.

— Что за встреча, Гэри? Рад тебя видеть, Элизабет, ты как всегда прекрасно выглядишь. Два года прошли с нашей последней встречи, и у меня для вас хорошие новости.

Смеясь, они обменялись рукопожатиями. Теперь смеяться было легче, чем последнюю тысячу лет. Надежда вновь ожила, и люди подняли голову.

После приветствия Ларденинг провел их в один из разрушенных магазинов, превращений в его контору, и они выпили за встречу.

— Питер, — сказала Элизабет, — что у тебя за хорошие новости для нас? Какое решение приняла Партасса после рапорта Синворета? Надеюсь, твои люди доставили тебе полноценную информацию?

Ларденинг улыбался, довольный их нетерпением. Прислонившись к стене, он развязно сунул руки в карманы.

— Верховный Совет Объединенных Миров снял с должности Пар-Хаворлема и его команду…

Его прервали крики радости, а когда он все-таки закончил фразу, гости громко расхохотались.

— Это невозможно! — воскликнул Тоулер. — Кто, кроме тебя, знает это?

— Никто, разумеется. Я сохранил новость специально для тебя.

— Вот это номер! Но мы должны рассказать об этом всем. Идем, Элизабет! Скажем всем. Это лучшая шутка за тридцать поколений.

Следом за ним они выбежали на залитую солнцем улицу.

Глаза Тоулера сверкали. Он запрыгнул на какую-то машину и, когда люди увидели его, они собрались вокруг, предчувствуя сенсацию.

Он смотрел на этих изможденных людей, которым предстояло жить в совершенно новой эпохе, повел взглядом по распадающимся зданиям, по этой мертвой скорлупе старого мира, из которого должен был родиться новый. Взглянул в небо, где владыки Галактики были слишком далеко и уже не имели достаточно сил, чтобы вмешиваться в дела Земли. Потом снова посмотрел на устремленные на него лица.

— Друзья, у меня отличные новости, которые стоит выслушать! Пар-Хаворлем, наш ненавистный враг и угнетатель, уходит. Начальство вышвырнуло его, прежде чем это успели сделать мы! Он и вся его свита получили приказ в течение недели покинуть Землю и вернуться на Партассу.

Раздались радостные крики. Тоулер улыбнулся Элизабет и Ларденингу.

— Слушайте дальше. Это самое лучшее из всего! — крикнул он, когда шум поутих. — Новый Губернатор уже в пути сюда, это не нул, в диотподит, из вида, который наверняка поймет нашу борьбу и с которым мы сможем договориться.

Толпа вновь разразилась криками, но Тоулер попросил тишину.

— Мы будем избегать кровопролития, его и так было слишком много на Земле. К счастью, Город в наших руках, и мы выступаем с позиции силы. Уверен, что мы добьемся независимости и изгнания с Земли всех партассианцев. А потом постараемся, чтобы Земля стала миром, указывающим путь другим порабощенным планетам!

И вновь толпа хотела его прервать, но он успокоил ее, подняв руку. Ему легко давалась власть над другими.

— Вас, конечно, интересует, как получилось, что Пар-Хаворлема сняли, ведь все наши попытки сообщить правду Синворету ничего не дали. Так вот, Синворет информировал своих начальников о моем покушении на его жизнь, и это произвело на них тягостное впечатление. Наши люди из города прислали нам полный текст ноты, отзывающей Пар-Хаворлема с должности, поэтому мы знаем, за что его выгнали. Он уходит потому, что судьи Партассы решили, что он правит нами слишком снисходительно.

— Пар-Хаворлем снисходителен… слишком снисходителен… — Люди повторяли эти слова с нарастающим весельем.

Тоулер смотрел вокруг, потом расхохотался и над иронией судьбы, и от искреннего веселья. Ни в его родном языке, ни в партассианском не было слов для выражения того, что он чувствовал.

Его радость передалась толпе. Смех распространялся широкой волной, и смеялись даже люди на улицах, не знавшие причин веселья. Даже солдаты на баррикадах внезапно почувствовали, что губы их сами растягиваются в улыбке. Словно огромная очищающая радость обрушилась на старый город и непрерывно росла, чтобы добраться когда-нибудь до самых дальних уголков планеты.

Перевод с англ. Н. Гузнинова

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Верже Фори

ПОГРАНИЧНИЦЫ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

1

— Я полагаю, вы — Райял Промтон, — уверенно промурлыкал женский голос позади Гвенвин Остер. Она обернулась и посмотрела на улыбающуюся женщину. Потом поднялась со своего рабочего места и подошла к двери.

— Да, я — Райял Промтон, — сказала Гвенвин, — а вы, должно быть, Марвис Джанс из службы безопасности.

Женщина кивнула.

— И вы так сразу меня узнали? — спросила она.

— Ну, я же вами интересовалась и знаю, что вы тоже интересуетесь всем на Нарве и особенно тем, что происходит здесь, в Гордиен. И раз уж вы приехали сюда, я была уверена, что вам захочется взглянуть на вашу генетическую сестру. Я и сама сейчас вижу, насколько ваш нос похож на мой… Те же постоянные кости вместо обычных хрящей…

— И все-таки, что у вас здесь делается, Райял? — мягко спросила Марвис Джанс.

Гвенвин рассмеялась:

— Это дружеский визит или допрос агента безопасности? Ладно, сразу сознаюсь, что я знаю о нашем проекте несколько больше, чем мне полагалось бы. Тебя это удивляет?

— Нет, — улыбнулась Марвис, — разумеется, твоему острому уму тесно в рамках чисто технических проблем. Тебе следовало бы быть пограничницей, как и мне. Это гораздо более подходящая для тебя работа…

— Не знаю, — пробормотала Гвенвин, — я об этом думала, но диверсии, шпионаж, контр-шпионаж и тому подобное… Мне кажется, что это, скорее всего, работа для крутого мужчины…

— Ах вот как? Я похожа на мужчину!

Гвенвин засмеялась.

— Не кокетничайте, мисс Джанс. Может, и у меня было бы больше желания покрасоваться с пистолетом на бедре, если бы бедра у меня были бы такие же крутые, как у вас. — Она замолчала, демонстративно любуясь зрелой фигурой женщины. Черт возьми! Как ты великолепна. Я надеюсь, что буду так же хорошо сложена, когда повзрослею.

— Спасибо, дорогая, — промурлыкала Марвис. — Тебе сейчас двадцать семь стандартных лет?

— Да. А тебе около тридцати четырех?

— Верно. Если ты будешь развиваться в стандартные сроки, я думаю, ты очень скоро начнешь формироваться, Райял.

— Я уже почти начала, — рассмеялась Гвенвин, — и жду не дождусь, когда это начнет проявляться внешне. Мне так надоело выглядеть мальчишкой-подростком.

— Как бы мне хотелось, чтобы ты в самом деле была мальчишкой, — грустно заметила Марвис.

— Пари держу, тебе этого хотелось, — хихикнула Гвенвин. Потом она спросила более серьезно: — Ты так и не нашла никаких фактов, указывающих на то, что где-то есть мужчина нашего вида?

— Нет, до сих пор ничего.

Гвенвин хорошо поняла тон, каким это было сказано.

— И тебя это тревожит? — спросила она.

— Когда ты станешь такой же, как и я… — Марвис пожала плечами и отвернулась. — Здесь можно где-нибудь выпить кофе?

— Конечно. Прямо над нами.

Гвенвин проводила ее в кафе и принесла горячий кофе для себя и Марвис. Она усадила гостью за столик и сама устроилась рядом.

— Почему бы нам с тобой не поговорить об этом? — спросила она. — То, что ты ищешь таких мужчин, для меня давно не секрет.

— Ага! Значит, шпионим за агентами безопасности? — рассмеялась Марвис.

— Ой, давай не так грозно. — фыркнула Гвенвин. — Конечно, я всегда интересовалась тобой, и ты всегда об этом знала. У меня есть свои приятельницы в вашей службе безопасности. Не беспокойся, они не раскрывают мне никаких ваших секретов, зато о тебе рассказывают все, что могут. Так что я в курсе всех твоих поисков.

Марвис прихлебнула кофе.

— Я немножко пошутила, дорогая. Конечно, я знала, что ты этим занимаешься. Но я ни от кого не держу в секрете, что веду охоту на мужчин. Ведь не исключено, что где-то мужчина нашей породы так же нуждается во мне, как и я в нем. Мне была нужна реклама.

— И что, никто не появился?

— Ой, явилось великое множество, но ни одного подходящего. Некоторые выглядели многообещающе. Но, как выяснилось, среди обычных хомо сапиенс тоже встречаются случаи задержанного развития. Такими они все и оказались. — Она вопросительно посмотрела на Гвенвин: — И все-таки, что конкретно рассказывали тебе твои приятельницы?

— Да так… Они рассказывали мне, что ты добыла пропуск и Центральную регистратуру Федерации и проверила по компьютеру все генетические карты, похожие на твою. Там выпала и моя карточка — так ты узнала обо мне.

Марвис кивнула:

— Продолжай.

— Ладно. Вскоре ты завербовалась на обслуживание «Монте». Оно помогло вам выработать план проникновения одного из ваших агентов в регистратуру Коммуналити. Ты немедленно этим воспользовалась…

— О «Монте» лучше говорить «он», не «оно», — прервала ее Марвис, — в нем определенно чувствуется мужской разум. Так говорят все, кто с ним сталкивался.

— Ну, мне пока не приходилось, — заметила Гвенвин, — но мне кажется, что скоро мы здесь, на Нарве, тоже познакомимся с разумом «Монте». Конечно, если проект будет удачен. Правда?

Марвис холодно улыбнулась:

— Хоть я и агент безопасности, но на твоем месте я бы хорошенько подумала, прежде чем так болтать о секретном проекте. Вернемся лучше к нашей прежней теме.

— Ну вот, это практически все, что я знаю, кроме того, что тебе не повезло с регистратурой Коммуналити. Это поиски дали только одну карточку — какая-то девушка, примерно моего возраста, по имени Гвенвин Остер.

Марвис тихо кивнула. Так и не дождавшись, когда она заговорит, Гвенвин добавила:

— Похоже, ты знаешь что-то большее об этой девице.

Марвис натянуто улыбнулась:

— Не спрашивай меня сейчас, Райял. Проверь это у своих шпионов. Может, они тебе и расскажут что-нибудь интересное.

— Это ни к чему, — спокойно заметила Гвенвин, — если ты узнаешь, что мисс Остер знает, где находится хотя бы один мужчина нашего вида — а это единственное, что тебя сейчас интересует — это сразу же станет известно. Как только объявят, что ты перешла на сторону Коммуналити.

Марвис негромко захихикала.

— Ты думаешь, я могу поступить так непатриотично только из-за того, что здесь нет подходящих мужчин?

— Уверена.

— Ладно… Может, ты и права, — пробормотала Марвис. Действительно, Райял, я не знаю, что тебе говорили о Гвенвин Остер, но она в своем роде чудо. Она пограничница Коммуналити. Мы так и не сумели установить, где она находится сейчас и чем занимается…

— Тогда… может, она тоже отправилась искать мужчину! — выдохнула Гвенвин, притворяясь, что это ей только что пришло в голову.

— Маловероятно. Абсолютно точно мы знаем только одно что она сейчас на задании и ей запрещено себя расшифровывать.

— А…а!

Какое-то время Марвис молча разглядывала Гвенвин.

— Не смотри на меня так, словно я — это она, — запротестовала Гвенвин, — я не Гвенвин Остер и в доказательство могу рассказать тебе всю родословную до десятого колена.

— Немного жаль, что это не так, — проворчала Марвис.

— Почему? Только для того, чтобы ты и вся твоя служба безопасности могли порадоваться очередной победе?

— Я тут долго размышляла над одной странностью…

— Какой еще странностью?

— Мы знаем трех женщин нашего вида и ни одного мужчины. Она нахмурилась. — И не говори, что ты сама об этом не думала.

Действительно, Гвенвин об этом не думала, потому что она-то знала только двух таких женщин. Она поняла, что совершила ошибку, задав этот дурацкий вопрос, незначительную ошибку, но и она могла полностью разрушить ее маскировку… и именно теперь, когда ее задание почти выполнено. Может, стоит разыграть удивление? Нет. Лучше продемонстрировать, что она умеет владеть собой не хуже Марвис.

— Но ты же должна знать теорию вероятности, — воскликнула она, — или это работа в безопасности так притупила твои мозги!

Марвис спокойно ответила:

— Я просчитала все шансы. Если б ничто не препятствовало рождению мужчин нашего вида, тогда вероятность была бы пятьдесят на пятьдесят, и тоща по крайней мере одна из нас троих должна была родиться мужчиной.

Гвенвин засмеялась.

— Ты никогда не пробовала проверить это практически, ну хотя бы бросая монетку? — спросила она.

— Конечно, нет! Чего ради?

— Попробуй это как-нибудь. Может, тогда и разберешься в своих странностях. Я пыталась как-то, довольно давно. Я последовательно выбросила пять орлов, одну решку, один орел, три решки, два орла, две решки, еще орел и так далее. Может и твоя «странность» что-то вроде моего начала, когда подряд выпало пять орлов?

— Так… тридцать два к одному. Но согласись, что это достаточно необычно?

— Конечно, но это просто удача! Я потом сделала больше сотни бросков и ни разу не получила такой последовательности. Но три раза у меня выпадало четыре орла подряд и пять раз по три решки. Дело в том, Марвис, что то, что мы называем «законом усреднения», срабатывает только тогда, когда мы имеем дело со статистически значимым числом случаев… Игрок может сделать счастливый ход, ему может повезти. Но если на этом не остановится, то быстро потеряет свой выигрыш. При достаточно долгой игре вступит в действие закон усреднения. Это не зависит от твоих желаний, Марвис, — заключила она с усмешкой. — Возьми монетку и начинай подбрасывать. Результаты будут для тебя убедительнее теории.

Марвис с минуту обдумывала сказанное.

— Ты права в отношении математической вероятности, Райял, — сказала она наконец, — но обстоятельства все-таки наводят на мысль, что нечто препятствует проявлению мужчин нашего вида.

Гвенвин пожала плечами.

— Возможно, и так. В этом случае мы с тобой не следующая ступень в развитии человечества, а просто три потенциальных старых девы. Ну и что? Пока, как мне кажется, человечество не деградирует и без появления новых видов. Хотя у меня есть кое-какие свои догадки. Мне кажется, что такая задержка в распространении нашего вида временна, пока не минет какая-то неблагоприятная волоса.

— Хочу надеяться, что ты права. Я… — Марвис замолчала, внимательно прислушиваясь, и Гвенвин поняла, что кто-то связывается с ней по рации. — Уже иду, Тайден, — ответила она вызывавшему, затем повернулась к Гвенвин. — Извини, дорогая, во мне пора идти. Я договорилась с этими людьми вместе позавтракать.

— Ой, извини, мы заболтались, — сказала Гвенвин поднимаясь.

— У нас еще будет время встретиться, — заверила ее Марвис. Они обе направились к дверям. — Я надеюсь, мы с тобой еще успеем подружиться.

Гвенвин осторожно тронула ее за руку.

— Об одном я должна спросить тебя прямо сейчас. Ты вполне зрелая и очень привлекательная женщина, Марвис. Ты уверена, что у нас не может быть потомства с обычными мужчинами?

Марвис остановилась на балконе, ведущем в западную часть здания, и повернулась к Гвенвин.

— В этом я абсолютно убеждена. И не только теоретически, — она ехидно улыбнулась. — Монетку я не бросала, но ЭТО я лично проверила экспериментально. И далеко не один раз. Мы действительно представляем два разных вида. И новый не скрещивается со старым.

— Этого я и боялась, — спокойно кивнула Гвенвин.

— Извини, дорогая, мне и правда пора бежать. Увидимся позже.

Марвис шагнула с платформы, включила нейтрализатор. Возможно, она направляется в секретные лаборатории, — сообразила Гвенвин. Она знала, что проект очень скоро должен быть завершен, возможно, даже сегодня вечером. Об этом свидетельствовало и прибытие Марвис Джанс.

Прямо напротив ее кабинета был балкон и открытая дверь в кабинет Дона Плакмона. Свой письменный стол он специально поставил так, чтобы удобно было наблюдать происходящее снаружи. Она взглянула туда и увидела, что Дон тоже смотрит на нее. Она помахала ему рукой, и он махнул в ответ. Дан был талантливый и увлеченный технарь… это совсем не мешало его привлекательности… но она подозревала, что он, кроме того, работал на систему безопасности. В подобных проектах, скорее всего, каждый второй сотрудник имел отношение к контрразведке.

А сколько здесь было шпионов? Похоже, она единственная. Для таких операций требовалась сверхтщательная подготовка. Во-первых, кандидатов готовили к работе с детектором лжи и эко-манипуляторами — а с этим мог справиться один из тысячи. Затем нужно было составить биографию, которая выдержала бы самые пристрастные проверки контрразведчиков Федерации. Потом надо было подобрать давно проживающую здесь семью, завербовать хотя бы одного человека из нее и научить его при этом внешне выглядеть вполне лояльным гражданином Федерации. И в этой семье ей было надо заново родиться — с минимальной и тщательной подделкой в официальных документах, — на этот раз в качестве Райял Промтон. И, кроме того, чтобы проникнуть в подобного рода проект, требовалось так проявить себя, чтобы ее туда пригласили. Она напечатала несколько работ по технологии сопряжения, зная, что это будет необходимо в проекте, и создала себе репутацию более чем хорошего специалиста. С ее подготовкой это не составляло особого труда. Коммуналити несколько опережала Федерацию в этих вопросах, и Гвенвин перед отъездом получила консультацию у лучших специалистов. Она знала о технологии сопряжении больше, чем ей могло понадобиться в этом проекте — и вложила в него многое, о чем и не подозревали ее сослуживцы.

Итак, она реально помогла осуществлению этого проекта, и, если она провалит задание и Федерация получит работающую установку, то в этом отчасти будет и ее вина. Она вернулась к своему рабочему месту. Когда она села, экран осветился и показал ей график, над которым она работала, когда явилась Марвис Джанс. Это был результат ее работы — излучение альтернативных возможностей для Лонтестанской версий «Игрушки». Все это было воплощено в жизнь и теперь стояло в хорошо охраняемых подвальных лабораториях. Пока оно не работало.

Но она знала, что это будет работать… И теперь размышляла над другими вещами, далеко не столь приятными для Лонгестана. Ученые Коммуналити изучили эту схему десять лет назад, сразу после успеха первой «Игрушки». Тогда были созданы системы телепатической связи человека и машины. И было проведено множество экспериментов по созданию разнообразных устройств, использующих принципы «Игрушки».

А что сейчас происходит в этих лабораториях? Все так же пристально глядя на экран на своем рабочем месте, она покинула свое тело и — в виде эко-поля — спустилась в подвальную комнату. Здесь она осторожно коснулась «Игрушки» и, не входя в полный контакт с ней, проверила те цепи, о которых никто в Лонтестане не подозревал.

Похоже, здесь ничего, не изменилось. Прибор, подобно жемчужине величиной с пляжный мячик, покоился на плоском основании. И в контакт с ним никто не входил. Она не заметила ни электрического поля, ни постороннего присутствия. Судя по тишине в комнате, сейчас здесь никого нет. Значит, Марвис и другие, прибывшие на испытания, возможно, действительно обедают. Вероятно, еще несколько часов ничего не произойдет.

Они там закусывают… И ей не мешало бы заняться тем же самым. Если в ее планах есть хоть небольшая ошибка, ее «крыша» рухнет, и тогда неизвестно, когда ей еще удастся как следует поесть.

2

Она вышла на свой балкон и, включив нейтрализатор, прямо через площадь направилась к кабинету Дона Плакмона. Он заметил ее издали и встретил в дверях. Обнял и поцеловал ее, что она приняла с обычным удовольствием. Дон был мил — и к тому же красив.

Через минуту оторвавшись от него, она сказала:

— Я знаю, что пришла раньше, чем ты собирался обедать, но я так проголодалась! Может, пойдем прямо сейчас?

— Конечно, Райял, — согласился он, обнимая ее. — Ты всегда возбуждаешь во мне аппетит.

— И только?

Он рассмеялся.

— Смотри-ка, прямо к нам топает старый Маршал. Конечно, лучше бы пообедать наедине, но боссу не отказывают. Лучше уж его пригласить.

— О’кэй, — кивнула она.

Дон включил языком свой зубной микрофон и заговорил с Болом Маршалом, а Гвенвин в это время думала, что Маршала, видимо, не пригласили обедать с высокопоставленными гостями, и, значит, он вряд ли будет присутствовать на решающих испытаниях. Похоже, безопасность всерьез взялась за это дело, если из испытаний исключили даже начальников лабораторий.

Дон закончил разговор и сказал:

— Бол разрешил нам идти и сам подойдет через пару минут.

— Ладно, пошли.

Они вышли из кабинета и на нейтрализаторах поднялись над площадью на уровень обеденного сада. Там они заказали столик на троих поближе к выходу, чтоб Маршал сразу увидел, где они разместились.

— Я сегодня собираюсь попробовать кое-что из меню Древнего Египта, — сказал Плакмон.

— Смелее. Я же настроена на кусок мяса с картошкой.

Он рассмеялся:

— Похоже, ты действительно проголодалась.

Они сделали заказ и закурили. Плакмон спросил:

— Что за дама была с тобой сегодня на балконе?

— Интересно, когда ты работаешь, если постоянно глазеешь на девиц? — колко ответила Гвенвин. — Это одна моя приятельница — мутант Марвис Джанс.

— Она тоже красивая, но, на мой взгляд, ты — лучше, прошептал он, склонившись к ней. — Ей не хватает таких очаровательных пухлых губок.

— Да, но ей хватает пухлости в других местах, — парировала Гвенвин, — а мне, как ты успел заметить, этого пока недостает.

— Придет и твое время, Райял, — рассмеялся Дон. — Ты очень мило расцветешь.

Тут прибыл заказанный обед, но прежде, чем всецело заняться едой, он сказал:

— Мне трудно думать о тебе, как о мутантке. Ты непохожа на всех этих ненормальных. Так же, как и она. Трудно представить, что вы так уж сильно от меня отличаетесь.

— Генетическое напряжение, — ответила Гвенвин, отправляя в рот самый аппетитный кусок.

— Напряжение?

Она кивнула.

— Это часть эволюционной теории, созданной Дарвином несколько веков назад, а последующие генетики объяснили, как это реально происходит. Ты принадлежишь к виду, который называется хомо неандерталенс, который обкалывал камни на Земле тридцать тысячелетий назад. Он, так же как и ты, был Человеком Разумным, но, если бы ты его увидел, ты вряд ли признал его за человека — как и он тебя. Но при желании ты мог бы среди них найти пару и произвести потомство. И мне кажется, именно так ты бы и сделал.

— Только, если бы не было другого выхода, — рассмеялся он.

— Разницу между тобой и неандертальцем можно коротко обозначить как «генетическое напряжение», — продолжала она объяснять. — Вид изменился, адаптировался к новым условиям обитания, и тело наше приняло современную форму.

В процессе этой адаптации происходят и изменения в генной структуре, но они не затрагивают то, что приводит к образованию новых видов. Они обуславливают только разницу между индивидуумами или расами внутри одного вида.

Но они как бы расшатывают старый застывший образец. Эти накапливающиеся изменения в конце концов проходят к точке, после которой невозможна никакая перемена, не ведущая к разрушению первоначального образца. Человечество достигло этой стадии, как мне кажется, в последние века на Земле.

Но с тех пор мы решительно изменили свою среду обитания. Мы научились пользоваться имплантантами, которые повышают наше жизнеобеспечение и дают нам возможность выжить на почти непригодных для обитания планетах — или путешествовать в открытом Космосе. Мы создали телеуправляемую технику, с помощью которой смогли разобраться в собственном организме, устранили болезни и научились пользоваться эко-полем. Мы ведем экономическую войну просто потому, что без конкурентов жизнь была бы скучна и легко было бы скатиться в застой. Все это говорит о том, что должен возникнуть совсем новый вид Человека, так же отличающийся от хомо сапиенс, как ты от обитателя пещер. Но Человек уже не может изменяться, его генетический потенциал исчерпан.

— И вот, — закончила она, — тут на сцену появляемся мы, я, Марвис и еще какая-то Гвенвин Остер из Коммуналити. У нас есть некоторые явные физические отличия от хомо сапиенс например, носовые хрящи, сменившиеся настоящей костью. Также мы медленнее созреваем и, возможно, дольше живем. Но действительно важное отличие — то, что мы генетически новый вид, с нулевым генетическим напряжением. Наши потомки, если они у нас будут, сохранят способность к адаптации еще невообразимо долгое время.

Плакмон осторожно кивнул и собрался что-то ответить, но в этот момент к ним подошел Бол Маршал.

— Надеюсь, я не слишком помешал вам, — заметил он, одарив Гвенвин сальным старческим взглядом.

— Райял тут объясняла мне, почему моя любовь к ней не имеет будущего, — ответил Дон. — Присаживайтесь, Бол.

Маршал устроился за столом и занялся меню.

— Генетически неподходящий любовник?

— Я думаю, — сказала Гвенвин, — что по-настоящему Дона взволновала моя пышногрудая подруга, которую он увидел утром. Его глаза тогда горели через всю площадь, как прожектора.

— Марвис Джанс? — спросил Маршал.

— Да. Вы ее знаете?

— Довольно коротко.

— И что вы о ней думаете?

— Думаю, что если женщины вашей породы таковы, те я ни за что не хотел бы встретиться с таким мужчиной! — засмеялся Маршал. — Она совершенная куколка, но для меня чересчур жестконоса.

— Следующий шаг по эволюционной лестнице от гладколицей обезьяны, — насмешливо пояснила Гвенвин. — Вы действительно находите ее отталкивающей?

— Разумеется, черт возьми. Так же, как и вас. Вот почему я заранее уверен, что мужики вашей породы будут еще страшнее.

Гвенвин озадаченно задумалась.

— Может, это потому, что вы подсознательно воспринимаете их как соперников, — рискнула заметить она.

— Я понимаю, что это не так, — сказал он, — но, когда подумаю, какими грозными эко-воинами они будут… Если они вообще не бросят эту забаву и не займутся настоящей войной.

Гвенвин с интересом выслушала эту точку зрения. Раньше ей как-то не приходилось раздумывать, какими именно будут мужчины их вида. Все, что сейчас говорил Маршал, было бы верно, если роли Мужчины и Женщины, принятые в Человечестве, останутся такими же и для нового вида.

— Что бы вы назвали чисто мужским занятием? — спросила она.

— Разумеется, флирт с женщинами, — сказал Маршал.

— Я серьезно спрашиваю.

— Вот я и отвечаю. У меня сложилось впечатление, что Марвис Джанс пытается играть сразу и мужскую и женскую роль. Биологически роль женщины заключается в том, чтобы известить о своей зрелости и ждать, пока ее выберут. Мисс Джанс делает это. Но, кроме того, она пытается искать сама, а это уже чисто мужская роль.

Гвенвин рассмеялась.

— Значит, вы считаете, что нам с Марвис нужно просто повесить объявление: «Я здесь. Приходите и берите меня». И сидеть и ждать, пока покажется мистер Супер-воин.

— Возможно. Ну а тем временем развлекайтесь, скажем, этим проектом или беднягой Доном, или как Марвис с ее игрой в пограничников и любым мужчиной, который ей приглянется.

Он помолчал, а потом резко сменил тему разговора.

— Знаете ли, я подозреваю, что с этим проектом что-то не ладится. И не прикатила ли эта красотка Марвис искать здесь шпионов. Как бы нам не потонуть в проверках.

Плакмон усмехнулся.

— Вы все еще думаете, что конечная цель проекта — создать что-то вроде еще одного «Монте»?

— Что тут можно думать? — пожала плечами Гвенвин. — Наша Нарва — глухое захолустье, и единственное наше достоинство, что от нас всего шесть световых лет до Оррбаума, где находится «Монте». И когда именно у нас начинают строительство.

— Если тебя тянет пофантазировать о природе проекта, резко прервал ее Дон и потянулся к кнопке на пульте стола, то пусть это останется между нами.

Завеса экрана окружила столик, надежно скрывая сидящих и их разговор от всех остальных посетителей сада. Маршал рассмеялся.

— Рядом с Доном не надо никаких агентов безопасности, — сказал он.

— Мне и самой порой кажется, — заметила Гвенвин, — что он интересуется мной скорее по долгу службы, чем из нежных чувств.

— Просто я всегда сознаю себя немного эко-воином, — решительно продолжал Плакмон. — Вы же сами только что об этом говорили.

— Ну, ладно, я продолжу, — сказала Гвенвин. — В нашем секторе строят прибор, который, как мы надеемся, будет являться копией созданного в Коммуналити телепатического трансферта «Игрушка». Мы не знаем, — точнее, я не знаю, что делается в других секторах. Но я догадываюсь, что они работают над линиями связи с Оррбаумом, с «Монте». Для этого и нужна «Игрушка» здесь, на Нарве. Пока наша «Игрушка» мертва, — продолжала Гвенвин, — тогда как «Монте» живой. Он не только может принимать и передавать телепатические сообщения. Он еще сам по себе может мыслить. Это ставит его далеко впереди и делает его гораздо более сильным, чем когда-нибудь может стать «Игрушка». Но у них есть и один общий недостаток: ограниченный радиус действия. «Монте» может накрыть своим полем планетную систему и не больше.

Так что нам, чтобы серьезно обогнать Коммуналити, нужно создать нечто, способное распространить свое поле на всю известную часть Галактики. Может быть, этого можно добиться, создав сеть подсобных «Игрушек»… Хотя, насколько я знаю, Коммуналити уже пробовали что-то подобное и у них ничего не вышло. Во всяком случае, у нас есть «Монте» и мы собираемся включить его в нашу сеть. И если нам удастся создать звенья системы, которая свяжет его с «Игрушкой» через межзвездное расстояние, то первую «Игрушку» логичнее всего расположить именно на Нарве. А иначе это было бы последнее место в Федерации, где стоило бы строить «Игрушку».

Она замолчала и вопросительно посмотрела на Бола Маршала, затем спросила:

— Ну, а вы что думаете по этому поводу?

Маршал усмехнулся.

— Я думаю, что сам черт не свяжет «Монте» с «Игрушкой» в одну систему, когда между ними шесть световых лет.

— Да, — кивнула она, — именно это мне и понравилось. Наш сектор только и делал, что пытался поточнее скопировать созданное в Коммуналити. Но вот сектор Говарда Дивнора… Черт побери! Я бы все, что угодно, отдала, чтобы узнать, чего смогли достичь они!

— Тебе и отдавать-то особенно нечего, — заметил Плакмон.

— Просто так обычно говорят, — смеясь, ответила она. Конечно, по-настоящему дальний сигнал должен распространяться быстрее всех известных нам средств подпространственной связи. Что меня действительно озадачивает, так это природа связи между «Монте» и трансмиттером на Оррбауме и между приемником и «Игрушкой» здесь, на Нарве. Другими словами, как телепатический посыл трансформируется в сигнал и как этот сигнал потом опять переходит в телепатический? Это и есть самое крупное открытие, заключенное в этом проекте.

— И вы этого не понимаете? — спросил Маршал.

— Нет. В самом деле. Пари держу, что все это рассчитал сам «Монте». Кто еще может столько знать о телепатии? — Она внимательно посмотрела на него. — Вы, Бол, знаете, права я или нет, — сказала она, хотя была уверена, что он и сам не знает, — но мне вы, конечно, не скажете.

Он рассмеялся.

— У нас между секторами тоже своего рода эко-война. Пусть ваша правая рука не ведает, что творит левая.

— Ну, предположим, что ты все угадала, Райял, — сказал Плакмон, серьезно сдвинув брови. — Тебе не кажется, что успех подобного проекта может вызвать серьезные осложнения?

— Не вижу, почему бы это должно случиться, — солгала она. — Я думаю, это может обеспокоить разве что моего нового друга Марвис Джанс. Если телепатический посыл «Монте» будет распространяться на всю Федерацию, все агенты безопасности, включая и ее, останутся без работы.

— Это я и имел ввиду, — сказал Плакмон. — Тогда можно будет в любую минуту проверить мысли любого гражданина Федерации. Сейчас, по крайней мере, те, кто предпочитает сохранять душевную неприкосновенность, могут выбрать себе место жительства подальше от Оррбаума. А если ваши догадки справедливы, то уже ни у кого не останется возможности выбора.

— Но это же не повреждает сознание, — снова солгала Гвенвин. Но на самом деле она и сама задумывалась, что это такое — утрата душевной неприкосновенности. — Но если все будут в равном наложении… И люди на Оррбауме, кажется, совсем не беспокоятся по данному поводу. Они видят в «Монте» настоящего джентльмена, очень корректного и сдержанного. Он обычно не лезет в мысли, которые хочется оставить неприкосновенными. А так как он не человек, не имеет значения, если он узнает что-то глубоко личное. И он не ищет выгоды. И если вас беспокоит, не может ли он управлять вашими мыслями, то могу вас порадовать, что это пока невозможно.

— И ты уверена, что так будет всегда? — возразил Плакмон.

Гвенвин пожала плечами:

— Что значит «всегда»?

Маршал добавил:

— Коммуналити довольно давно отказались от такой независимости. Там используют вживленный эко-экран, и это им не причиняет беспокойства. Просто еще один канал связи.

— Мы уже сейчас могли бы иметь вживленные эко-мониторы, сказала Гвенвин, — хотя, если проект будет успешен, они нам будут не нужны. А так они уже внедряются в производство.

— Ты говоришь обо всем этом так уверенно, — засмеялся Плакмон. — Это потому, что ты женщина, или это свойство твоего нового ввда?

— Скорее потому, что у меня есть доказательства, — ответила она. — Если я права относительно целей проекта, то я не хочу портить мое грядущее торжество всякими «возможно» и «может быть». А если я ошибаюсь, то вы будете надо мной смеяться независимо от этих осторожных оговорок.

3

Застольный разговор несколько разочаровал Гвенвин. Она надеялась услышать что-нибудь от Маршала о планах испытаний, но, очевидно, он сам знал не больше ее.

После обычного послеобеденного отдыха она вернулась на свое рабочее место и притворилась погруженной в работу. Потом она снова вышла из тела и вернулась в лабораторию к «Игрушке». Здесь пока еще ничего не было потревожено, но тишины и запустения уже не было. Она почувствовала, что оборудование уже включено.

— Осторожно! Поверни этот выключатель влево, — услышала она чей-то голос.

— Так достаточно? — спросил другой голос.

— Да. Хорошо. Теперь поверни этот тумблер. Это откроет контакт с «Игрушкой».

— Так… А это что?

Гвенвин ощутила контакт. Что-то проникло в «Игрушку» и задействовало около трети ее поверхности. А! Вот это где! Та система передачи, которую она искала. Она сосредоточила все свое внимание на этой части поверхности «Игрушки», но ничего не почувствовала. Интерфейс не действовал.

— Может, попробуем включить на минутку и проверить контакты?

— Нет. Мы ничего не включим, пока не начнутся испытания. И не беспокойся о контактах, там все в порядке.

Шаги быстро удалились, и в лаборатории снова наступила тишина.

Гвенвин воспользовалась передышкой, чтоб еще раз просчитать все возможные случайности. Здание Объединения Гордеан строилось не для удобства шпионов-диверсантов. Его наружные стены были высокими, прочными и без окон. Для того, чтобы выйти отсюда, ей приходилось подняться на балкон, пересечь открытую площадь, добраться до проходной на семьдесят первом этаже, и там один из охранников проверял ее документы и выпускал.

Минимальный расход времени — десять секунд… — если она не попадет в толчею и если не перестараются охранники.

Правда, это самый легкий выход, если у нее хватит времени им воспользоваться. Если же нет…

Она открыла ящик стола, посмотрела на царящий там беспорядок и, докопавшись, достала световой карандаш. Прочертив им пару линий на чертеже на экране, она внимательно изучила результат.

Барахло в ящике стола было точно таким, какое собирается за несколько лет работы. Кое-что, скажем, тот же, световой карандаш, и должно было здесь находиться. Другое, вроде старой батарейки или покоробленной связки ненужных бумаг, могло бы тут и не лежать, но все-таки валялось на случай, если когда-нибудь вдруг понадобится. Например, листы наждака, которые она откопала в одной лавочке и давно хотела отнести домой, чтоб попробовать шлифовать золотые статуэтки, которыми занималась в свободное время.

И все же многое в этой свалке было далеко не так бесполезно и безобидно, как казалось на первый взгляд. К некоторым вещам стоило приглядеться повнимательнее, чтоб понять, что они представляют из себя на самом деле.

К сожалению, подумала она, если она сейчас подсоединит свою вживленную батарею к аккумулятору, это сразу же привлечет излишнее внимание. А ей понадобится много энергии, если дело повернется круто. Конечно, она могла бы объяснить любопытным, но все-таки лучше не рисковать…

Внизу в лаборатории раздались шага и разноголосый гомон.

— Занимайте свои места, — произнес властный голос. — Благодарю вас. Так, как у нас насчет безопасности, Марвис?

— Все в порядке, Тайден, — ответил голос Марвис Джанс. Люди Гордеана проделали большую работу, чтобы полностью обезопасить данный проект.

Послышалось возбужденное бормотание, в котором Гвенвин выделила только басовитый рокот Фейлора Дампля:

— Благодарю вас, мисс Джанс.

— Эту комнату невозможно прослушать? — требовательно спросил незнакомый голос.

— Нет, если, конечно, в Коммуналити не открыли совершенно новую технологию, — ответила Марвис Джанс. — Но это мне представляется невероятным. Даже если бы они ее и создали, вероятность того, что они знают об этом проекте и имеют здесь своих агентов, по нашим подсчетам почти нулевая.

— Прекрасно, Марвис, — засмеялся человек, которого называли Тайденом. — У меня есть еще один специальный вопрос. Что вы скажете о Райял Промтон?

— Здесь все чисто, и мне кажется, что служба безопасности уделяет ей больше внимания, чем она заслуживает. И только потому, что она случайно соответствует по возрасту и генетическим данным штатному агенту Коммуналити. Конечно, очень соблазнительно ответить положительно на вопрос: «Может, Райял Промтон и есть Гвенвин Остер?»… Но в командовании Коммуналити не такие дураки, чтобы отправлять Остер туда, где она неминуемо попадет под подозрение.

— А может, они и рассчитывали, что так вы и будете рассуждать, настаивал Тайден, — и мне кажется это очень разумно.

— Ладно… для нас сейчас важнее всего, что она работает в своем кабинете сорока двумя этажами выше нас и находится под постоянным наблюдением.

— Хотел бы я быть уверен, что там она и останется, — проворчал человек, спрашивавший о подслушивании.

— Это не сложно устроить, если вам кажется необходимым, сказала Марвис.

— Прекрасно. Организуйте это.

— А еще меня беспокоит, — сказал Тайден, — то, что эта мисс Промтон так точно угадала природу проекта и выкладывает свои догадки первому встречному.

— Она очень сообразительная девочка, — резко вступила Марвис. — Если бы я была на ее месте, возможно, я тоже пришла бы к подобному заключению. И она не так уж неосторожна делится своими мыслями только со своим начальником или с агентами, вроде Дона Плакмона или меня. Очевидно, ей хочется «заставить побегать этих лентяев из безопасности», — как они нас называют. Мы еще найдем случай преподнести ей хороший урок.

— Позвольте мне вставить слово, — загремел бас Фейлора Дампля, — мисс Промтон немало посодействовала осуществлению проекта. Без нее эта «Игрушка», которую мы здесь видим, до сих пор была бы только в чертежах. Мне кажется, такие действия, мягко говоря, необычны для вражеского агента.

— В любом случае, — нетерпеливо сказала Марвис, — если испытания, ради которых мы здесь собрались, пройдут успешно, «Монте» сразу же скажет нам, является ли Райял Промтон или еще кто-то на Нарве шпионом Коммуналити.

— Прекрасно, — ответил Дампль. — Почему же вы сразу об этом не сказали?

— Ладно, — согласился Тайден. — Марвис, вы направили Плакмона проследить за мисс Промтон?

— Об этом позаботятся.

— Хорошо. Мистер Дампль, как председатель «Гордеан Консолидейшен» я доверяю вам честь самому нажать эту кнопку.

И тут началась настоящая работа. Сейчас Гвенвин не волновало, что ей перекрыли самый удобный путь отступления. Сейчас надо было отбросить все посторонние мысли и полностью сосредоточиться.

Для начала она полностью вошла в «Игрушку». И сразу ощутила разницу с такими же устройствами Коммуналити. Прежде всего, здесь не было идентификатора эго-полей и, кроме того, сказывалось различие психологического уровня. Ее это порадовало. Теперь, если бы кто-то из окружающих попытался прервать процесс, она могла войти с ним в телепатический контакт через «Игрушку» и оглушить эмоциональным ударом.

Теперь она все внимание сосредоточила на том участке поверхности, под которым скрывался интерфейс. В ее мозгу возникла путаница светящихся черточек. Это было очень красиво, но любоваться времени не было. Что означают эти черточки? Что они делают? Как функционируют?

И что это ей напоминает?.. какое-то природное образование… Она позволила себе не обращать внимания на проходящие секунды. Наблюдать надо ровно столько, сколько необходимо, и даже дольше.

Когда снова заговорил Тайден, его голос с трудом дошел до нее, и она почти не разобрала слов:

— Показывает оптимальную готовность. Сейчас я приглашу Оррбаум включиться.

Может, это похоже на схему глаза? Тысячи клеток сетчатки, принимающие цельные зрительные образы?.. Нет… Что-то еще…

…Слуховое! Комплекс взаимосвязанных нервных клеток, объединенных обратной связью, и резонансом, и дюжиной других факторов, которые позволяют слушателю различать тончайшие оттенки в высоте и тоне звука. Так вот это что… В какой-то мере и очень неточно. Гвенвин ухватилась за этот образ, пока вся остальная картина полностью не прояснилась. Она поняла природу связи и могла, исходя из этого, прикинуть параметры системы обеспечения. Она могла прервать контакт прямо сейчас, заблокировать игрушку и при первом же удобном случае отправиться домой. Для этого вполне достаточно будет взять отпуск после того, как высокая комиссия доложит о провале испытаний. И, вернувшись на Коммуналити, она сможет написать подробную инструкцию, как построить систему связи «Игрушка»—«Игрушка».

Только эта система не работает. Понимание этого возникло почти интуитивно, по мере того, как она разбиралась в характеристиках интерфейса. Эта не работало. Могло. Как древний автомобиль с неисправным стартером: он мог работать, но не работал, пока что-то не давало внешний толчок. Такая же ситуация была и с этой системой. Здесь была почти неуловимая неправильность в ориентации и настройке полей. В результате система будет оказывать сильнейшее сопротивление прохождению любого сигнала. Но дайте правильный, толчок, неустойчивость полей выровняется и сопротивление исчезнет.

Хотя, какого рода толчок здесь нужен? И кто или как мог его дать? Гвенвин не могла даже предположить ответа на эти вопросы. Но через секунду она сама увидит ответ на них.

Она понимала, что сейчас не может оставить «Игрушку». Жизненно важный вопрос был еще не решен. Она останется… возможно, до тех пор, когда уходить будет уже поздно.

Она осталась. Но в это же время она заставила свое тело действовать по прежней, четко продуманной программе. Ее руки открутили кончик светового карандаша и пальцы ловко извлекли набор инструментов и миниатюрный кристалл. Потом она вынула из ящика старую батарейку, приставила ее к концу светового карандаша, и та с легким щелчком встала на место…

— Оррабаум готов включиться немедленно, — доложил Тайден.

Гвенвин целиком сосредоточилась на интерфейсе, стараясь понять, что же там происходит.

…Теперь ее пальцы подключили к получившемуся приборчику сверхпроводящую проволоку. Два свободных конца она закрепила на изоляторах пробоотборника…

Интерфейс начал изменяться от центра к периферии. Что-то там происходило. Гвенвин вплотную придвинулась к этому участку. Да, это действительно было похоже на полученный извне толчок.

…Ее руки положили законченный прибор на консоль и взяли из ящика два листа наждачки. Ее тело поднялось и направилось к дверям…

Похоже, толчком здесь служило магнитное поле. Она дало нужную ориентацию разбалансированным полям. Но все-таки, как конкретно это было сделано?

…Ее пальцы расстелили два листа наждака и пришлепнули их рабочей поверхностью к двери, перекрывая край двери и косяк. Она аккуратно разгладила руками эти полосы и покрепче вдавила их в поверхность. Теперь дверь эту было проще вышибить, чем оторвать наждак…

А! Теперь она поняла! В схему вошел «Монте». И в мгновение, когда он проходил открытый интерфейс, он сам настроил его на себя. Гвенвин видела от начала до конца всю работу. Они видела, как это делается.

…Ее тело вернулось к столу. Руки сняли контактные приборы с пробоотборника и присоединили к батарее, вживленной в правое подреберье.

Злость! Одна вспышка ярости, и она может считать эту работу законченной. Но холодная мысль оказалась быстрее, чем эмоции, пусть даже управляемые. Ей требовались доли секунды, чтобы вызвать в себе взрыв ярости, но она не успела. «Монте» почуял ее. Черт возьми! Ее ярость полыхнула быстрой вспышкой и исчезла. Но контакт с «Монте» уже состоялся.

— Нарушение безопасности! — пронзительно завопил Тайден. — Это Гвенвин Остер! Я поймал ее мысли через «Монте»! Включите «Игрушку»!

…Гвенвин, усмехаясь, направила свой прибор на стену, противоположную двери своего кабинета, и включила его. Тонкий сверхжаркий лазерный луч прорезал полукруг в стене. Одновременно автоматически включился ее защитный экран и прикрыл ее от отраженного жара…

Она вышла из сожженной «Игрушки», оставив только поверхностный контакт со звуко-чувствительным участком поверхности, который не был поврежден эмоциональной перегрузкой и еще функционировал.

— Я пойду за ней! — донесся до нее резкий выкрик Марвис.

…Гвенвин снова прицелилась и провела второй полукруг в стене. Они сошлись вместе в двух точках, и двухфутовой ширины металлический кусок закачался и выпал наружу. У Гвенвин был гравитатор, и она выскользнула в отверстие задолго до того, как выломанный кусок достиг земли. Она устремилась вверх от Нарвы так быстро, как только позволяло сопротивление атмосферы.

— Внимание, охрана! — донесся до нее голос Тайдена. — Она покинула здание и уходит!

— Что случилось с «Игрушкой»? — раздался бас Фейлора Дампля.

— Откуда я знаю? — огрызнулся Тайден. — Среди того, что она вложила в этот проект, наверняка найдутся штучки, о которых она вам не докладывала. Я попробую спросить об этом «Монте», может быть, он знает, что произошло.

…Гвенвин позволила себе секунду прямого полета вверх прежде, чем начала менять направление. Еще до того, как охранники успели подняться по тревоге, она подошла к краю атмосферы. Вот и выход в открытый космос. Скоро здесь окажется вся охрана, но у нее еще были шансы. Она держала наготове свой лазерный прибор. Это было неуклюжее маленькое оружие величиной с руку, безумно расходующее энергию и действующее только на короткой дистанции через ее вживленную батарею. Его и сравнить нельзя с настоящим лазерным пистолетом, хотя работал он на том же принципе. Она очень надеялась, что больше ей не придется пускать его в ход…

— «Монте» сказал, что теперь она знает, как работает интерфейс! — раздался встревоженный голос Тайдена. — И, возможно, она сейчас нас слышит! Давайте уйдем отсюда!

4

Гвенвин полностью вышла из «Игрушки». Конечно, это было не слишком удачно придумано — отправить в полет тело с отстающим от него эго-полем. Но что было делать…

Она настроила свой микрофон на «семейную частоту».

— Эй, Понс! — окликнула она.

— Привет, Райял! — ответил знакомый голос, раздавшийся в ее левом ухе.

— «Крыша» рухнула. Я ухожу.

— Понял, Гвенвин, Счастливого пути.

Это предупреждение давало ее «семье» шанс убраться отсюда прежде, чем до них доберется Федеративная контрразведка.

Но ее припекло по-настоящему. Эта передача от «Монте» к Тайдену привела к тому, что она получила информацию, которую ей никогда не позволят донести до Коммуналити. И, возможно, стража уже получила приказ стрелять в нее сразу, как увидит…

Вот и первый выстрел. Правда, она сейчас проходила на высоте четырех миль, и луч пистолета прошел мимо, чуть ли не в трех метрах от нее. Второй стрелок промахнулся не больше, чем на пять футов, а мог и вообще не промахнуться, если бы на долю секунды раньше она не сделала обманный финт.

Она рискнула уйти в прыжок — опасная штука на краю атмосферы — и вышла из него семью милями выше, собрав, наконец, вместе тело и эго-поле. Ее детектор немедленно засек с полдюжины охранников вокруг нее. Она влетела прямо в середину взвода! Ей пришлось быстро прыгать, и, выйдя из искривления, она увидела характерный огненный цветок на том месте, которое только что покинула.

Но на этот раз никто не успел сделать по ней прицельного выстрела; ее детектор показывал, что сейчас все небо было полно стражей, и сверху, и снизу, и со всех сторон. Пора удирать, решила она, и чем скорее, тем лучше.

Она рискнула на настоящий дальний прыжок. Когда она вернулась в нормальное пространство, солнце Нарвы сжалось в точку, и сама она была в безопасности далеко за рядами охранников. Это удалось ей только потому, что она успела выбраться из Гордеан Центра и отправиться в путь прежде, чем началась тревога. Опоздай она две секунды, и ей бы никогда оттуда не выбраться.

Конечно, преследование еще продолжалось, и охранники со всех планет Федерации поднимались сейчас в космос, надеясь перехватить ее. Но межзвездное пространство велико, а масса у нее куда меньше, чем у любого из охранников, — а туда подбирали, в основном, крупных мужчин, и следовательно, скорость в прыжке у нее значительно выше. А уж она постарается обойти любого, кто попробует поймать ее или преградить дорогу.

И все же она понимала, что без посторонней помощи ей до Коммуналити не добраться. Уносить ноги пришлось второпях, и она многого не успела. Эти два удара ее самодельного лазера хоть и длились недолго, здорово истощили батарейки. Такие батарейки не рассчитывались на экономный расход энергии: часто человеку в трудном положении необходимо было быстро взять всю энергию, и батареи подзаряжали по мере надобности… если было можно провести подзарядку.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

А при такой работе, да еще через сверхпроводимую проводку, вживленные батареи могли полностью разрядиться за десять секунд. Батарея Гвенвин с самого начала не была полностью заряжена м добрых три секунды работала на выброс. В ней осталось не больше половины обычного заряда. А до Коммуналити было еще далеко…

Нарва располагалась на дальней стороне Лонтестанской федерации, и отсюда до ее родной планеты было около двадцати тысяч световых лет. А энергии хватит не больше, чем на две трети этого расстояния.

В крайнем случае, можно было отправиться в другом направлении, в ненаселенный район галактики, за мирами Лонтестана. Этот район был неплохо изучен. Здесь были планеты, где она играла в Робинзона Крузо, отдыхая от опасностей жизни. Но батареи здесь не подзарядишь…

И было еще одно место в пределах достижимого, о котором стоило подумать — Независимая Республика Хальстайн. Республика располагалась примерно на одной линии с Федерацией Коммуналити, слегка отклоняясь к Оррбауму. Она не участвовала в эко-войне. Ее населяли люди, которые считали конкуренцию пережитком детства человечества, своеобразным атавизмом, не успевшим еще отмереть.

Гвенвин думала о хальстайнианах так же, как большинство эковоинов — что они какие-то полуживые и с каждым годом становятся все меньше похожи на нормальных людей. Но когда кто-нибудь из Федерации или Коммуналити попадал в республику, правда, это случалось не часто, хальстайниане были достаточно дружелюбны — хоть и смотрели на гостей снисходительно, как на расшалившихся детей. Там она вполне могла бы пополнить заряд своих батарей, а потом без проблем добраться до Коммуналити.

И самое главное, ее энергии как раз хватит, чтоб достичь Республики.

Немножко подумав, она решила избавиться от лишней массы. Она выбросила свой самодельный лазерный пистолет. В дороге он ей не нужен, а после того, как она вышла за пределы Федерации, стрелять ей больше не придется. Потом она решила было избавиться от одежды, но ее легкая блузка и шорты представляли такую маленькую массу, что она на этом ничего не выигрывала. Оставались пояс и сумка, они имели массу, но их нельзя было выбрасывать. Ну хотя бы потому, что там лежали пищевые таблетки, которые больше некуда было положить. Она удовлетворилась тем, что выпотрошила сумку и выбросила все, без чего могла обойтись.

После этого она совершила короткий подпространственный прыжок, скоординировалась по звездам на облако газа, прикрывавшее с этой стороны подходы к Республике, и снова ушла в прыжок.

Больше ей ничего не нужно было делать, только расслабленно дремать от одного приема таблеток до другого, в течение нескольких дней, которые займет подобное путешествие. И хотя Лонтестан объявил тревогу по всей Федерации, она не встретила на своем пути ни одного охранника.

Газовые облака, лежащие между Землей и Хальстайном, сказались на существовании Республики. Когда человечество начало расселяться по звездам, создавая колонии, которые со временем превратились в Коммуналити и Федерацию, никому не хотелось забираться в эти облака. Много позже, когда были найдены и нанесены на карту свободные от газа проходы через облако, ни Коммуналити, ни Федерация не захотели заниматься освоением этих трудно достижимых миров.

Сюда уходили разочарованные или небольшие группы, которые не хотели принимать участие в эко-войне. Гвенвин никогда не нравилась подобная философия. До сих пор ей не приходилось бывать в Республике. Но это было частью ее работы: знать все, что можно, об обитаемой части Галактики. Она изучала карты прохода через облака и характеристики обитаемых миров.

Также она достаточно знала об истории Республики, чтобы иметь представление о том, что ее ожидает. Примерно столетие назад, когда более благоразумная часть человечества объединилась в Республику, это было вполне процветающее общество. Но потом все изменилось. Большинство свободных хальстайниан считало, что общество, запрещая дух конкуренции, в сущности выступает против основ человеческой природы… главного, что составляет сущность жизни. Было очевидно, что такое общество должно измениться или погибнуть.

Хальстайниане, которые видели эти недостатки, обычно принимали решение об эмиграции в Федерацию или Коммуналити. Редко кто оставался дома и пытался пробить революционные реформы, противоречащие самим принципам существования этого самоуспокоенного народа. В результате Республика стала захолустьем. Она даже не пыталась перенимать технологию у занятых эко-войной обществ. А та технология, которая когда-то у нее была, постепенно забывалась… Население уменьшалось.

С точки зрения Гвенвин все было справедливо. Этого они хотели, это они и получили. Ей надо только подзарядить батареи и добраться до дома.

Она преодолела уже больше половины коротких изогнутых проходов, отмеченных на карте, когда ощутила приступ тревоги. Батарея подсказывала ей, что израсходовано девяносто процентов энергии. Она заворчала. Но теперь она, по крайней мере, знала, сколько энергии у нее осталось и как экономно она должна ее расходовать. Но, двигаясь по узкому проходу, углы не срежешь.

Когда она, наконец, вышла из облака и увидела солнце Хальстайна, у нее оставалось энергии на один длинный или два коротких прыжка.

Так какую ей выбрать планету? Бернсва была, по слухам, наиболее развитой из миров Хальстайна, но с таким запасом энергии туда не добраться. И Фелис, с вполне приличное репутацией, тоже далековато. Единственной реально достижимой планетой была Арбора. Она так далеко находилась от развитых планет, что хальстайниане объявили ее заповедником и собирались еще лет пятьдесят сохранять в первозданном виде.

Гвеивин жевала пищевую таблетку и размышляла о своем положении. Рисковать ее хотелось. Если она сейчас промахнется, она может навсегда закончить свои странствия в космосе… А у хальстайниаи сейчас нет службы космических перевозок. И даже добравшись до Арборы, она может надолго застрять там, если у них нет работающих подзарядников.

Прежде чем решиться, ей нужно собрать побольше информации. Она включила свой приемник на самонастройку и несколько часов прочесывала пространство, пока не выловила несколько стоящих фактов.

Как обычно, больше всего было музыки и разной болтовни. Но была пара упоминаний об Арборе, которые показали ей, что мир этот не безлюден.

Во всяком случае, нужно было решаться, тем более, что Арбора была совсем рядом, а энергая могла кончиться в любой момент.

Она придирчиво рассчитывала координаты для точного прыжка, когда что-то отвлекло ее внимание. На обзорном экране, окружавшем ее голову, появилась маленькая светящаяся точка. Кто-то находился не более чем за тысячу миль отсюда и, похоже, следовал за ней через облако. Агент Лонтестана у нее на хвосте? Очень может быть. Гвенвин, пока слушала свой приемник, двигалась по инерции, экономя последние капли энергии. Значит, преследователь пока еще не обнаружил ее, хотя она его уже видела. И не обнаружит до тех пор, пока она не включит энергию.

Она затаилась, наблюдала. Прошла пара минут, точка на экране мигнула, исчезла и появилась снова. Преследователь совершил прыжок. Но ей хотелось выяснить, не следуют ли за ним другие.

Больше никто не появился, и это было странно. Неужели это агент Лонтестана, играющий наудачу в одиночку? В таком случае Гвенвин прямо сейчас могла сказать, кто это.

Для нее было очевидно, что это могла быть только Марвис Джанс. И не трудно было догадаться, как это произошло. Марвис не могла преградить ей путь из Гордеан Центра просто потому, что в этом знания запрещено ношение оружия. Ей пришлось сначала забежать за пистолетом. Затем она, скорее всего, обнаружила, что силовая установка здания заблокирована в целях безопасности.

И Марвис, конечно, поняла, что ей придется использовать вживленную батарею, чтоб прорваться через стену. Потом Марвис проверила, когда Гвенвин подзаряжалась последний раз. После этого нетрудно было догадаться, что Гвенвин может направиться только в Республику, единственное в пределах досягаемости не враждебное ей место.

Однако все это были только догадки, доказательства быть не могло. И так похоже на Марвис — или на саму Гвенвин, если б она была на ее месте, — полагаться на собственные догадки. А может, Марвис заранее разузнала об Арборе? Возможно. Трудно предсказать действия квалифицированного агента. Да и ей больше незачем торчать возле планеты. Скоро она будет на поверхности и уж там постарается сделать так, чтобы ее невозможно было найти.

Она прыгнула к Арборе….. и промахнулась. Только каких-то двести тысяч миль, но из-за этого пришлось сделать добавочный прыжок. На этот раз она вышла в обычное пространство в пятистах милях от поверхности. Теперь она могла идти по инерции, позволяя арборианскому притяжению нести ее вниз. Она понимала, что может не уловить момента, когда нужно включить нейтрализатор, и что у нее может просто не хватить энергии для его работы.

Когда воздух нагрелся, автоматически включился ее защитный экран, прикрывая ее от трения и жары. Он растянулся, как парашют, замедляя ее падение и давая возможность планировать. Похоже, не важно было, где она приземлится — везде внизу были леса и луга и ни малейших признаков человеческого жилья.

Опустившись поближе к поверхности, она повернула к маленькой, заросшей травой долине. Нужно спуститься еще футов на сто, прежде чем попытаться включить нейтрализатор для мягкой посадки. Но когда наконец она его включила, он не сработал. С жутким грохотом она плюхнулась на землю. И если бы защитное поле не смягчило удар, на этом все ее приключения бы и закончились.

Она села в высокой траве. Защитный экран исчез, и теперь, впервые за долгое время, она дышала настоящим воздухом. Она еще раз ткнула в кнопку нейтрализатора и снова безрезультатно. Это могло означать только одно: энергетическая батарейка выжата досуха. Так оно и было. Она попыталась снова включить экран, но он не среагировал.

Теперь она будет прикована к Арборе, пока не найдет подзарядник, и искать его придется пешком и в одиночестве.

Но сейчас ей важнее было решить вопрос с пищей. Она теперь перешла на внешнее дыхание и с наслаждением вдыхала разнообразные ароматы леса и полей, но они же пробудили в ней зверский голод. Она давно сидела на пищевых таблетках, и теперь опустевший желудок настоятельно требовал хорошей еды.

Она поднялась и прямо по высокой траве направилась к маленькому ручью, протекавшему через долину, но глаза ее сами собой искали что-нибудь съедобное. Арбора, настолько она помнила, была заповедником с земной экологией — кажется, единственно удачный эксперимент хальстайниан. Она узнала несколько видов шиповника, на которых могли быть съедобные ягоды. Но прохладный воздух и желтизна далекого леса подсказывали ей, что сейчас не сезон. В этом районе Арборы была осень.

Она наклонилась к ручью, напилась и умыла лицо чистой проточной водой. Сначала она хотела пойти по руслу ручья вниз по течению, но густые заросли шиповника и травы совсем загородили дорогу. Тогда она поднялась повыше к деревьям.

Здесь ей повезло. Некоторые деревья оказались американским орехом, и вся земля под ними была усыпана мелкими орешками. Не меньше двух часов провела она, разбивая камнями жесткие скорлупки и выковыривая крохотные, но очень вкусные ядрышки.

Потом она направилась к скальному выступу на вершине холма. Была уже середина дня, она с надеждой оглядывала горизонт, отыскивая струйку дыма или другой знак присутствия людей.

— Эй! — крикнула она с вершины во весь голос. — Есть тут кто-нибудь?

Взлетевшие рядом с ней птицы вежливо замолчали, пока она прислушивалась в ожидании ответа. Ничего.

Она повернулась кругом и крикнула снова. Результат был тот же. Так… придется идти — или попытаться разжечь огонь и соорудить какое-нибудь укрытие на ночь. Опускающееся солнце определило ее выбор.

Попытаться разжечь огонь… Проще всего выбить искру в какой-нибудь горючий материал, ударив металлом по кремню. Но все металлическое она выбросила, когда потрошила сумку. Она попыталась стукать камнем о камень, но камни поблизости совсем не подходили для такой работы. Они крошились и никаких искр не давали.

Так… еще можно потереть две палки друг о друга. Несколько минут она энергично это проделывала, и, к ее удивлению неожиданно появился дымок. Она перенесла эту палку в кучу кедровой хвои и раздула настоящий огонь. Несколько минут спустя пламя уже гудело.

Пока она сидела у огня, отогревая руки и расслабившись, сгустились сумерки. Тогда она поднялась и пошла искать хвойный лапник, чтобы соорудить себе постель. Это лучше, чем кишащие насекомыми сухие листья.

5

— Эй! Это вы недавно кричали? — донесся из мрака мужской голос.

Гвенвин обернулась, пытаясь рассмотреть говорящего.

— Я… и мне никто не ответил.

— Я в это время скрадывал оленя. Нельзя было издать ни звука, — объяснил мужчина. Он вышел прямо к огню, и она увидела, что он несет на плечах что-то тяжелое. — Я закончил это занятие выстрелом из лука и уложил его. Потом я решил взглянуть на вас и вышел к вашему костру.

Он принялся разглядывать ее, и она тоже хорошо видела его смуглое лицо в свете костра. Он был гладко выбрит, чего она совсем не ожидала от человека, живущего в пустыне и одетого в оленью шкуру, и выглядел лет на тридцать.

— Похоже, что вы далеко забрели от дома, юная леди, — сказал он. — Вы с Бернсвы?

— И даже еще дальше. С Коммуналити, — ответила она. — Истощилась моя батарея. Я здесь приземлилась в надежде дозаправить ее.

— Зарядить на Арборе? — засмеялся он. — Ладно… может, это и можно сделать. Здесь еще должно остаться несколько подзарядников. Хотя я, честно говоря, не уверен.

— Вы не знаете? — настойчиво спросила Гвенвин, — а куда вы сами ходите подзаряжаться?

Он захохотал.

— Единственное, что я здесь подзаряжаю, мой желудок. Я прямо сейчас собираюсь этим заняться. Если вы позволите мне пристроиться к вашему огню, эта оленья нога очень скоро будет готова. Вы голодны?

— Смертельно.

— Тут хватит нам обоим. — Он сбросил тяжелую поклажу с плеч и начал нарезать ножом куски мяса с оленьей ноги.

— Значит, у вас нет системы жизнеобеспечения? — спросила она.

— Только сама Арбора. Ничего встроенного, если вы это имеете в виду. Вам, наверное, это кажется примитивным?

— Скорее оригинальным, — дипломатично ответила она. — И никто на Арборе не использует имплантанты?

— Очень немногие. Поэтому я и сказал, что, возможно, вы сумеете подзарядиться. Здесь есть поселок под названием Высокие Сосны, а в пяти днях пути отсюда к западу и еще в восьми днях к югу есть Лопейт. Вам он показался бы почти настоящим городом.

— А что между ними?

Он пожал плечами и неуверенно указал на окружающий лес.

— Вот это. Прекрасная страна для охоты. И не так много охотников. Я здесь встречаю людей не чаще трех раз в год.

Гвенвин приняла это к сведению. Подумав немного, она сказала:

— Тогда мне лучше с утра отправиться в Высокие Сосны, если вы объясните дорогу.

— Конечно, — согласился он. — Или вы можете отправиться в Лопейт. Идти туда дольше, но зато… нет, не могу сказать с уверенностью, где у вас больше шансов подзарядиться, но мне кажется, что в Лопейте.

Они помолчали. Гвенвин ожидала, что мужчина предложит ей свою помощь, возможно, сходит в Лопейт, пока она сама пойдет в Высокие Сосны. Но он ничего такого не предложил. Возможно, жизнь в пустыне отучила его от галантных замашек, а может, он просто хотел побольше узнать о ней, прежде чем что-то делать.

— Меня зовут Гвенвин, Гвенвин Остер. Можно просто Гвенни.

— Рад встретить тебя, Гвенвин. Я — Хальм Оканон.

— В Коммуналити много Оканонов, — сказала она.

— Вот и прекрасно, — ответил он.

И это, как она поняла, было окончанием разговора.


Когда все было готово, они присели к огню и занялись мясом, жареным с какими-то похожими на картофель клубнями, но с приятным ореховым вкусом, и другими травами, которые Хальм достал из сумки. Также у него оказалась припасена пачка чая, вкусного и бодрящего, и даже немного сахара.

— У меня есть одеяло, и я советую тебе в него закутаться, — сказал он. — Ты так легко одета, что без него просто замерзнешь.

— Спасибо. Мне немного странно пользоваться одеялом на удобной планете земного типа, хотя обычно я вполне хорошо чувствую себя и в межзвездном пространстве. С встроенной системой жизнеобеспечения там не испытываешь никаких неудобств.

— Воображаю, — пробормотал он, — конечно, очень удобно. Но ты же полностью от него зависишь! Случись любая поломка, и с чем ты останешься?

— Конечно, ваше жизнеобеспечение более надежно, но не совсем удобно, — улыбнулась Гвенвин. — Может, в поселках тут жизнь полегче?

— Конечно. Но ведь и жизнь в Коммуналити была бы легче, если бы не эко-война? — ввернул он.

— Возможно. Мы испытали это несколько десятилетий назад, когда война стала почти односторонней и практически прекратилась.

— Да, это после того, как Лонтестан нашел телепата-нечеловека — они называют его «Монте» — и переманил его на свою сторону, — сказал Хальм. — Мы слышали об этом. Тогда твоя сторона изобрела «Игрушку» и вы снова сравнялись.

— Я глубоко поражена, встретив здесь, на Арборе, в живописной пустыне, поклонника эко-войны, — улыбаясь сказала она.

— Ну, всегда интересно посмотреть на игры других людей, даже если сам не играешь, — извиняющимся тоном сказал он.

— Это правда, — заметила Гвенвин. — Вот и я смотрю со стороны на твою игру и пытаюсь понять, почему ты выбрал подобное отшельничество. Я бы на твоем месте предпочла играть в создание семьи и воспитывать кучи детей.

Он тихонько кивнул.

— Я бы тоже играл в эту игру, если бы мог.

— А что тебе мешает? На Арборе не хватает женщин?

— Нет, с женщинами все в порядке. Просто я не могу иметь детей.

— Но, на мой взгляд, ты кажешься вполне нормальным мужчиной, — сказала Гвенвин, — и даже вполне привлекательным. Она еще надеялась этой невинной лестью обеспечить себе его помощь.

Он рассмеялся.

— Я и сам себя таким чувствую, особенно когда ты сидишь рядом со мной. Но детей у меня быть не может.

— О… Я кое-что слышала о этих проблемах.

— Мне кажется, ты не понимаешь. Это не стерильность. Врачи-медики объяснили мне, что это какое-то изменение наследственности. В общем, я не похож на всех остальных.

Гвенвин насторожилась.

— И чем же ты отличаешься?

— Если бы здесь было побольше света, — грустно улыбнулся он, — ты бы сразу заметила, что у меня не хрящи, а настоящая носовая кость.

Она вплотную придвинулась к нему:

— А можно мне потрогать? — выдохнула она.

— Зачем… А впрочем… Давай, — рассмеялся он.

Ее пальцы в темноте нашли его нос и прошлись по гребню. Плотная кость, покрытая кожей! В точности, как у нее самой! И у Марвис!

— Господи Боже! Неужели правда! Господи!

Он рассмеялся.

— Обычно мои нос не вызывает столь бурной реакции. Что тебя так поразило?

— Повернись и посмотри на мой нос, — смеясь, предложила она.

Когда он выполнил это и удивленно уставился на нее, она захохотала и долго не могла остановиться.

— Это невообразимо, — сказала она, задыхаясь от смеха. Мы перерыли все генетические картотеки Коммуналити и Федерации, проверили генетические карты миллиардов людей. Потом я приземляюсь на Арборе, в первом попавшемся месте, и ты первый выходишь к моему костру! О, Хальм, это просто чудо! Я тебя нашла!

Хальм долго сидел молча и не двигаясь, словно изваяние. Потом он вскочил и заорал:

— Черт меня побери, это я тебя нашел? — И поднял ее на руки.

Когда Гвенвин проснулась на следующее утро, Хальма уже не было, только у костра лежала его сумка. Она нашла немного теплых углей в золе костра и раздула огонь. Потом она сходила к ручью, искупалась, умылась и уже подходила к костру, когда увидела возвращавшегося Хальма. Он тащил на спине грубо скатанный вьюк, и Гвенвин с надеждой подумала, что в нем находится завтрак.

— Ну, — прощебетала она, — ты охотился?

— Да, — рассмеялся он, легонько целуя ее в щеку. — И даже лучше, чем охотился. Я ушел сразу после полуночи. Ты не слышала?

— Нет, — ответила она. Она почувствовала его уход, но до конца не проснулась.

— Я тут навестил одну хижину, до нее всего пара часов ходу, — пояснил он. — Тут конечно довольно пустынно, но зато условия хорошие. И мы вполне можем побыть там, если ты, конечно, не решишь запереться в каком-нибудь поселке.

Он вынул из своего свертка посуду, разложил продукты и принялся готовить завтрак.

— Хальм, я не могу остаться, — тихо сказала Гвенвин.

Он недоуменно посмотрел на нее:

— А в чем дело?

— Мой долг. Моя служба на эко-войне. Я шпион — диверсант Коммуналити. Я возвращаюсь домой доложить о деле, которое может окончательно сдвинуть военное равновесие. Я каким угодно способом должна зарядить свою батарею и все выполнить. Потом я могу выйти в отставку и вернуться.

Хальм поставил на огонь чайник и принялся крошить жир на сковородку.

— И сколько у тебя это займет? Пару месяцев?

— Я боюсь, что не меньше трех лет. Видишь ли, мне придется докладывать о технологии, которую я видела в действии и которую я могу воспроизвести, но описывать ее слишком сложно. Я могу только показать, как это делается. Но для этого нужно построить специальное оборудование. И все это, конечно, займет время.

Помедлив минуту, Хальм кивнул:

— Ладно, Гвенвин. Я согласен на все. Я только не хочу, чтоб ребенка от меня ты родила в Коммуиалити.

— Не беспокойся! — засмеялась она. — Я могу подождать, пока не вернусь сюда.

— Но сначала тебе предстоит нелегкая дорога через лес, добавил он. — Для этого тебе понадобится пара дней, чтоб научиться всем пользоваться. Тебе нужна теплая одежда, так что останемся здесь, в хижине, хотя бы дня на три, пока все это для тебя подготовим. Затем ты пойдешь в Высокие Сосны, а я сбегаю в Лопейт. Это самый надежный путь отыскать то, что надо, если такой подзарядник остался еще на планете. Потом мы снова встречаемся здесь. Согласна?

— Прекрасно. Но есть еще одна вещь, которую тебе надо знать. Я уверена, что за мной сюда в Республику пришел, по крайней мере, один агент Лонтестана.

Он кивнул:

— Правильно. Я буду держать рот на замке. Но думаю, ты напрасно беспокоишься. Люди здесь не сотрудничают с Лонтестаном. И Арбора, наверное, последнее место во вселенной, где могли бы ожидать твоего приземления. А кроме того, на Арборе деревень тысячи, и вряд ли они соберутся обыскивать их все. Так что я не вижу шансов у этих агентов найти тебя прежде, чем ты покинешь Арбору.

— Приятно слышать, — благодарно сказала она. Но ни за что она не стала бы ему рассказывать, что преследующий агент очаровательная женщина с пышным бюстом и костяным носом. Она ни за что не позволит Марвис Джанс и Хальму Оконону встретиться. Если подумать, вероятность этого была невелика, особенно если учесть, что увлекшийся игрой в дикаря Хальм почти не имел связи с внешним миром.

Но даже само присутствие Марвис Джанс в Республике несло в себе больший риск, чем Гвенвин могла допустить. Она уже решила, что, когда отправится домой, нарочно попадется на глаза Марвис, чтобы, преследуя ее, та ушла подальше от Республики.

Три для в хижине пришли быстро и весело. Она многому научилась, прежде чем предпринять свое двухнедельное путешествие… Как управляться с луком, который смастерил ей Хальм, как найти в поле или лесу съедобное растение, как быстро построить шалаш, надежно укрывающий от дождя. Она оказалась способной ученицей. А на некоторые ее вопросы даже Хальм не мог ответить. Возможно, думала она, это не те вопросы, над которыми обычно размышляет лесовик. В конце концов, Хальм прожил в этом лесу дольше, чем она вообще прожила на свете, и не обязан знать о том, что происходит в мире сейчас.

Он часто покидал хижину часов на десять, обходя далеко разбросанные охотничьи избушки в поисках крох необходимого ей снаряжения. Ему удалось найти хороший нож, кусок пушистой ткани, из которой она сделала теплые штаны и куртку, несколько котелков и кремневую зажигалку для костра.

И вот одним ясным утром они начали свое путешествие. Она направилась на запад, он на юго-восток. У нее была карта, предложенная ей Хальмом в качестве проводника, на которой он обозначил основные приметы дороги в Высокие Сосны. Но даже с помощью такой карты идти было трудно. Гвенвин окончательно вымоталась, обходя непролазные чащи и болота и потеряв на этом кучу времени.

Как они и рассчитывали, дорога заняла у нее семь дней. Но в конце концов она пришла в поселок Высокие Сосны — два десятка широко разбросанных домиков под деревьями и полоски обработанных полей за околицей.

Здесь ее гостеприимно встретили, хорошенько накормили и предоставили на ночь удобную кровать.

Но подзарядника здесь не было.

Может, они знают, есть ли подзарядник в Лопейте или еще где-нибудь поблизости? Нет… никто ничего не знал. Из деревенских только семеро имели встроенные батарейки и практически ими не пользовались. Последний человек, которому нужно было зарядить батарею, летал для этого в Бернсву — и это было семнадцать лет назад.

Когда она отправилась в обратный путь в хижину, настроение у нее было самое мрачное. Судя по тому, что она слышала, было очень мало шансов на то, что Хальм найдет подзарядник в Лопейте.

Ладно, если уж так предначертано, она осядет здесь окончательно, и пусть эко-война продолжается без нее. Возможность появления нового человеческого типа имеет ничуть не меньшее значение, чем все технологические новинки федерации.

А когда-нибудь она сможет и домой слетать. Двое стариков в Высоких Соснах сделали ей оригинальное предложение: когда один из них умрет, она сможет забрать энергию неиспользованной батареи с его трупа. Оба они выглядели безнадежно цветущими и здоровыми. Она прикинула, будет ли представлять ее информация ценность для Коммуналити лет эдак через двадцать.

Когда она добралась до хижины, Хальм уже поджидал ее.

— Бедная Гвенвин, — пробормотал он, приподнимая ее на руки и целуя. — Ты выглядишь до смерти уставшей.

— Охотно в это верю. Ну а ты как, с удачей?

— Да. Я принес подзарядник, — неожиданно ответил он. — Он там, в хижине.

— Ну это просто чудо! После того, что мне рассказали в Высоких Соснах, я думала, что ближе Бернсы этой штуки не найти.

— Последняя, — улыбнулся он, обнимая ее, — и ты ее получишь!

— Боже мой! Не знаю, как благодарить тебя, Хальм!

Он рассмеялся:

— Может, я еще передумаю тебе отдавать.

— Ты меня этим просто убьешь, — рассмеялась она.

— Не знаю, не знаю. Я вернулся три дня назад. И с тех пор раздумывал, не спрятать ли эту штуку подальше.

— Как тебе удалось его достать?

— У меня хорошая репутация в Лопейте; вот один парень дал мне взаймы этот подзарядник. Но он так хотел знать, где будет его сокровище, что сам лично доставил сюда и меня и прибор.

Гвенвин на минуту насторожилась.

— А может, его кто-то попросил отыскать наше любовное гнездышко?

— Не думаю. Этого парня я знаю. Он не будет болтать ни с какими агентами Лонтестана.

— А эти агенты были в Лопейте?

— Не слышал. Конечно, я сам не справлялся, но о таких необычных гостях весь город судачил бы еще пару месяцев.

Гвенвин кивнула и больше вопросов не задавала. Хальм был не так осторожен, как бы ей этого хотелось, но все-таки он не был пограничником, на собственном опыте знающем, что прятаться всегда легче, чем искать. Учитывая, насколько далек он от эко-войны, он выполнял все как нельзя лучше.

Они вошли в хижину, и он вынул из шкафа подзарядник. Это оказалось большое неуклюжее устройство в пластиковом ящике. Весом по крайней мере футов двадцать, вполне типичное для технологии Республики десятилетней давности.

Но он работал. Он давал энергию. Гвенвин воткнула его разъемы прямо через кожу в контакты своей батареи — немного поморщилась, потому что иглы были жутко тупые — и через тридцать минут была полностью подзаряжена.

— Когда ты улетаешь? — спросил Хальм.

— Скоро… Завтра утром. Я действительно должна лететь, Хальм.

— Ладно. Мне это совсем не нравится, но ты сама это знаешь.

— Возвращение доставит мне больше радости, чем отлет, Сказала она. — И Хальм, я не хочу, чтобы ты видел, как я уйду. Мне кажется, тебе лучше уйти из хижины прежде, чем я перейду на энергию.

— Это на случай, если лонтестанцы засекут твой отлет и выяснят, откуда ты взлетела?

— Да. Мой легкий вес дает мне возможность обогнать в прыжке любого агента, которого я могу встретить. Так что шансы поймать меня у них невелики. Но они после этого явятся сюда, и тебе придется отвечать на неприятные вопросы.

Он рассмеялся:

— Я им тут такого порасскажу!

— И сам не заметишь, как наговоришь гораздо больше, чем собирался, — сказала она мрачно. — Ты об этой жестокой игре знаешь не больше, чем я о жизни лесовиков. И если они узнают, что я собираюсь вернуться… тогда можешь надолго проститься с нашими планами.

Он минуту помолчал, а потом тихонько сказал:

— Я уйду в полночь, Гвенвин, так же, как в первый раз. И когда ты отправишься, я буду уже миль за двадцать отсюда.


Она уходила на следующее утро. Гвенвин приготовила плотный завтрак и не торопясь поела. Она не спешила подниматься, так как каждая лишняя минута давала возможность Хальму отойти подальше. Конечно, мало вероятно, что ее выследят, но она не хотела оставить даже слабого шанса, способного свести вместе Марвис и Хальма.

Она прекрасно понимала, что поступает не совсем разумно. Но, окажись на ее месте Марвис, она и сама поступила бы так же. Будь они с Марис родными сестрами, они смогли бы делить единственного встреченного мужчину их вида. Но они не были сестрами. Они были участниками эко-войны: они были соперницами и вдобавок были прграничницами, то есть принадлежали к той небольшой группе эко-воинов, которые при необходимости могли вести борьбу на уничтожение друг друга.

Разумнее было бы делить единственного мужчину. Это был самый верный путь к тому, чтоб создать новый вид и обеспечить ему продолжительное существование, но обстоятельства не позволяли ей быть разумной…

И даже если бы позволяли, она бы этого не сделала. Она рассмеялась. Забавно было превзойти Марвис с ее шикарной фигурой и пышным бюстом…

И этот Хальм… Ну скажем, не ее идеал. Боже мой! Он же прожил шестьдесят лет, он по возрасту ей в отцы годится! Хотя для нормального хомо сапиенс он выглядит лет на тридцать.

Конечно, он сразу влюбился в нее, это очевидно. И, несмотря на это, без всяких скандалов отпустил ее на три года, а может, и дольше, хоть ему это явно не нравилось.

А потом. Нельзя же надеяться, что единственный мужчина окажется именно тем, в какого она может влюбиться. Во всяком случае, она находит его вполне приемлемым. И он станет самым необычным отцом на Арборе. Она сразу поняла, что его лесное отшельничество было вынужденным, и вряд ли он мог надеяться приучить к этому ее.

Он даже не всегда мог понять, о чем она ему говорила…

Но зато он делал… Например, как он отыскивал для нее снаряжение, когда она собиралась в Высокие Сосны… И этот лук, который он для нее сделал, такой же хороший или даже лучше, чем те, что дают на соревнованиях в Коммуналити за хороший выстрел… И эти любовно приготовленные завтраки. Сколько бы он не объяснял ей, она так и не научилась находить гнезда диких кур, но, когда Хальм шел собирать яйца, он всегда возвращался с полной сумкой.

И если ему недоставало молодости, то он был очень мужественным. И секс с ним уже не был пустой игрой. Она знала, что ее необычность до их пор заставляла ее с прохладцей относиться к обычным мужчинам.

Что же это за цитата, которую она вычитала в одном старинном трактате об экспериментальном скрещивании осла и лошади с целью получить мула? А, вспомнила!

«…забавный факт, что если хоть однажды самец осла обслужит самку осла, то после этого переключить его внимание на лошадь почти невозможно…»

«Забавный» факт, разумеется. Похоже, даже ослы инстинктивно отдают предпочтение производству жизнеспособного потомства своей породы.


Она поднялась из-за стола и подготовилась к уходу. Это заключалось в том, что она сняла с себя теплую одежду, которая теперь, когда она перешла на энергию, была уже не нужна. Она прошла через хижину и остановилась, глядя на, лук, который сделал для нее Хальм. Это было прекрасное изделие, и ей захотелось взять его с собой на память.

А почему бы и нет? Если Марвис Джанс все еще где-то рядом, то масса лука, который она засечет своим детектором, заставит ее задуматься и удержит от поспешных действий.

Она повесила лук через плечо и положила в колчан на поясе шесть стрел.

Гвенвин вышла наружу, последний раз огляделась вокруг, а затем включила нейтрализаторы и защитное поле. Скоро она парила высоко в ясном утреннем небе, поднимаясь прочь от планеты, и наслаждалась комфортом, который давала ее система жизнеобеспечения.

На детекторе она увидела пятнышко энергетической активности к юго-востоку… поселок Лопейт, насколько она понимала. Высокие Сосны она не увидела, видимо, никто из нескольких владельцев систем жизнеобеспечения не включал их в этот момент.

Пока не было никаких признаков погони. Она не рассчитывала на что-то так быстро. Марвис вполне могла оставаться все это время около Арбора, рассчитывая на то, что если Гвенвин все еще была в Республике, то только потому, что оказалась на планете, где трудно найти подзарядник. Короче, на Арборе. Но вряд ли Марвис приземлится. Скорее, она могла быть в космосе, готовая перехватить Гвенвин на выходе из атмосферы.

Гвенвин надеялась, что она поджидает ее. Это было бы разумней, чем обыскивать каждую планету.

Скоро она вышла из атмосферы и немедленно прыгнула к проходу в газовом облаке, который вел в Коммуналити. Пару минут подождала и увидела, что Марвис не засекла ее.

Она нахмурилась. Может, Марвис все-таки, бесполезно погонявшись по Республике, уже отправилась домой? Или, может, она ожидает в засаде где-то в проходах газового облака?

Вряд ли, решила она. Если Марвис не висела около самой Арборы, это, скорее всего, говорило о том, что она все-таки приземлилась и встретилась с кем-то, кто сказал ей: «Эй, а я здесь знаю парня с носом точь-в-точь, как у тебя». Нет, это было почти невозможно.

Проще было предположить, что Марвис все-таки была около Арборы, но Гвенвин уходила так быстро, что застала ее врасплох. Или что как раз в это время между ними находилась планета и блокировала показания детектора.

Ладно, это нетрудно проверить. Гвенвин сделала новый прыжок и вернулась в систему Арборы, появившись примерно в тридцати тысячах миль от поверхности. Уходила она с утренней стороны, а сейчас висела над вечерней, пристально следя за экраном своего детектора.

Но во всем ближнем космосе не обнаружилось ни одного источника энергии. Только светлые пятнышки от самой планеты и больше ничего. Одна из этих точек мигала, указывая на то, что источник энергии быстро движется вверх через атмосферу планеты. Марвис Джанс? Мало вероятно.

Гвенвин была в нерешительности. Что еще сделать, — прежде чем отправиться домой? Ладно… Неважно. Настало время, когда лучшее, что она могла сделать, это оказаться отсюда подальше.

Движущееся пятнышко на ее экране вспыхнуло, и Марвис Джанс вышла из прыжка в каких-то пятидесяти ярдах от нее. Прежде чем Гвенвин успела среагировать, лонтестанка выстрелила из лазерного пистолета.


Невыносимая боль пронзила левое бедро Гвенвин. Она поспешно прыгнула, и в передатчике в ее левом ухе зазвучал мурлыкающий голос Марвис.

— Бедная маленькая Гвенвин! Я, кажется, проделала неприятную дырку в твоем бедре? Извини, в следующий раз постараюсь целиться лучше!

Гвенвин была занята расчетом нового пряжка, стараясь не обращать внимание на жгучую боль. Ее система жизнеобеспечения уже обрабатывала рану. Защитный экран стразу прижал края и остановил кровотечение. В те же секунды реактивы сформировали стенку из псевдо-ткани, которая должна была прикрывать органы, пока не завершится процесс регенерации естественных тканей.

Если, конечно, она до этого доживет.

Лазерный луч снова прошел рядом с ней, чуть не задев вживленную батарею. Сам прибор не пострадал, но она знала, что в условиях высокой ионизации он может разладиться. Правда, прибор саморегулирующийся… но для этого тоже нужно время.

А сейчас она никак не могла набрать скорость и вышла из прыжка далеко от намеченной точки. В таком состоянии она не могла уйти от Марвис!

— Мне и правда жаль, милая Гвенвин, — раздался голос старшей женщины. — Если бы у меня был хоть какой-то приемлемый выбор — но его у меня нет. У тебя есть немного шанса, дорогая. Ну… счастливого перевоплощения.

Гвенвин почувствовала, что Марвис и вправду искренне жаль ее. Любой пограничник терпеть не мог убивать без достаточных оснований. А Марвис, кроме того, понимала, что она уничтожает половину женской популяции своего собственного вида. Но Гвенвин ее хорошо понимала. Агенту Коммуналити, который получил столь жизненно важную информацию о планах Лонтестана расширить сферу влияния «Монте», безусловно нельзя позволить уйти домой.

Она продолжала совершать минипрыжки, зная, что Марвис, двигаясь быстрее, может перехватить ее в любую секунду. Они все еще были в системе Арборы и по изломанной линии двигались к газовому гиганту, похожему на Юпитер.

Хоть Марвис и не сумела убить ее с первого выстрела, она явно не оставила своей затеи. На этот раз Марвис вышла из прыжка настолько близко, что могла видеть свою добычу без экрана детектора. Слишком близко для лазерного выстрела.

От лазерного пистолета потянулся тонкий световой шнур. На этот раз Марвис поспешила, и луч ушел в сторону. Гвенвин снова ушла в прыжок и снова вышла из него гораздо раньше намеченного. Значит, батарея еще не восстановилась.

При таких обстоятельствах Марвис оставалось только выйти из прыжка одновременно с ней и прожечь в ней аккуратную дырку, прежде чем она успеет среагировать и уйти из обычного пространства.

Возможно, подумала Гвенвин, если я доберусь до газового гиганта, я смогу надолго ее запутать…

Но снова она вышла из прыжка слишком рано. Она заметила на детекторе крупную массу слева от себя в без раздумий прыгнула, ставя ее между собой и преследовательницей. На этот раз она рассчитала довольно точно. Она вышла из прыжка в половине мили над поверхностью одной из маленьких безвоздушных лун газового гиганта. Она медленно отключила всю энергию, кроме защитного поля и детектора, и пошла по инерция. Мгновением позже экран детектора показал, как заметалась Марвис, отыскивая внезапно пропавшую добычу. Она отскочила за несколько сотен миль и теперь крутилась и оглядывалась. Гвенвин под действием притяжения луны тихонько опускалась на поверхность.

— Очень умно, дорогая, — раздался голос Марвис, — это укрытие прибавит еще несколько минут оставшейся тебе жизни.

Все прошло достаточно аккуратно, решила Гвенвин, коснувшись ногами почвы и тут же опускаясь на четвереньки, чтобы удержаться на поверхности. Надо было осмотреться и поискать укрытия, а то на этой плоскости ее нетрудно было заметить и без экрана детектора. И тогда Марвис могла просто подлететь на нейтрализаторе и стрелять по ней, как по мишени.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Гвенвин огляделась вокруг, но не увидела ни хорошо укрытого места, ни входа в какую-нибудь пещеру. Зазубренные вершины утесов пылали в солнечном свете, и глубокая тень у их подножий была единственным более-менее укрытым местом. Несколько длинных прыжков перенесли ее в тень, и она остановилась, прижавшись спиной к утесу, и снова посмотрела на детектор. Черт возьми, оказаться вот так захваченной без оружия и с неисправной батареей! — горько сказала себе она.

— Безоружной?

Она сдернула с плеча лук и проверила натяжение тетивы. Неожиданно дерево отозвалось нормально, словно оно было специально обработано составом, защищающим от воздействия вакуума, как это делается у луков, изготовленных профессионально. Она мимолетно удивилась, как это Хальм мог так обработать дерево, но сейчас это была невероятная удача.

Она наложила стрелу на тетиву и держала оружие наготове, уверенная, что и остальные стрелы можно так же быстро вытащить из колчана.

Нелепое положение… Лук против лазерного пистолета. Она мрачно усмехнулась, подумав об этом. Марвис могла выстрелить, прыгнуть и снова выстрелить прежде, чем стрела доползет до того места, где она была вначале!

Но если она попадет, стрела может проникнуть внутрь защитного экрана. В этом случае она страшнее, чем пуля или другие гораздо более совершенные снаряды, которые защитный экран остановил бы или отбросил.

Дело в том, что стрела движется относительно медленно и именно это позволяет ей проникнуть в защитное поле. Это неисправимый дефект такого экрана, и они не раз пользовались им на тренировках.

Во всяком случае, это была единственная возможность рискнуть. Она рассчитывала на прицельность и на то, что Марвис растеряется, так как вообще не подозревает, что у нее есть оружие.

А вот и Марвис! Она появилась одновременно в поле зрения и на экране детектора, медленно летящая над вершинами утесов не так далеко от Гвенвин.

Гвенвин подняла лук, натянула тетиву и пустила стрелу. Не дожидаясь результата и опасаясь, что Марвис заметит ее и снова выстрелит, Гвенвин прыгнула прямо от поверхности в точку пятьюдесятью футами выше врага. Здесь она перешла на инерционный полет и опустилась прямо на Марвис. Она испытала легкий толчок, когда ее защитный экран соприкоснулся с полем лонтестанки, и сокрушительный удар, когда он резко сбросил их обоих на поверхность луны. Силовое поле не выдержало нагрузки.

6

Гвенвин сидела там, куда ее отбросило, в десяти футах от лежащей Марвис. А где же пистолет? А, вон он, сзади Марвис. Она перегнулась через лежащую женщину и схватила оружие прежде, чем Марвис успела шевельнуться.

Гвенвин сунула пистолет себе за пояс и осторожно посмотрела на лонтестанку. Насколько она пострадала? Тяжело ранена или просто притворяется? Хотя она не собирается помогать своему раненому врагу, Гвенвин отделилась от тела и направила эго-поле осмотреть раны женщины. В этом случае эго-поле могло сделать много больше, чем руки, потому что забота о теле была его основной функцией.

Все осмотрев, Гвенвин отступила и замерла, пристально глядя на старшую женщину.

Марвис не была сильно покалечена. Пара сломанных ребер, небольшое внутреннее кровотечение и торчащая из левого плеча стрела. Ничего такого, что ее жизнеобеспечивающая система не залечила бы за несколько часов, стоило только извлечь стрелу. И Гвенвин шагнула вперед и осторожно вытащила стрелу.

Да, Марвис была прекрасна. И такими же будут ее дети.

— Беременность!

Около двух недель или чуть больше, догадалась Гвенвин. Ах, эта очаровательная деревенщина, Хальм Оканон! Он и здесь успел!

— Марвис, — позвала она.

Женщина медленно поднялась.

— Ох!

— Ты скоро будешь в полном порядке. Я вытащила стрелу. А мне лучше уйти прямо сейчас.

Марвис с трудом приоткрыла глаза и вопросительно уставилась на нее.

— Куда ты пойдешь?

— В Коммуналити, естественно. Если ты не забыла, у меня есть, что там рассказать.

— А… Мы еще увидимся?

— Нет, если это будет зависеть от меня. Прощай.

Гвенвин поднялась от поверхности. Она не стала возвращаться, чтобы подобрать лук, забытый у подножья утеса. Но прежде чем прыгнуть из системы Арборы, она остановилась и задумалась. Несмотря на то, о чем сказала ей беременность Марвис, оставалось только обещание вернуться через три года…

Она включила свой микрофон, настроила на широкий спектр частот и позвала:

— Хальм Оканон?

Молчание.

— Отвечай, Хальм, — жестко сказала она, — Я все знаю.

— Да, Гвенвин, — зазвучал в левом ухе ее голос. — Я очень сожалею.

— Уж в этом-то я уверена, — проворчала она, точнее настраиваясь на его приемник. — Но зачем же ты все так тайком… Я даже не слишком виню тебя. Возможно, мужчины нашего вида будут такими же полигамными, как хомо сапиенс. Плохо только, что на этот раз ты промахнулся. Боже, как ты мог так поступить?

— А… что с Марвис?

— Не беспокойся! Сейчас она лежит и стонет, но через пару часов будет в полном порядке.

— Она знает что-нибудь о нашей встрече?

— Только не от меня. Но сейчас тебе больше нет смысла притворяться, так почему бы тебе не быть искренним хотя бы с ней?

— Может, я так и сделаю, — задумчиво сказал он. — Как ты догадалась?

— У нее первые недели беременности. Как глупа я была, восхищаясь твоей лесной жизнью! У какого фермера ты покупал те яйца? А лук купил в спортивном магазине в Лопейте или слетал в большой город, чтобы найти его? Может, в город за полпланеты от того места, где я приземлилась, но близко к тому, где приземлилась Марвис? И не на Бернсву ли ты летал, чтобы достать подзарядник? Проклятье! Не удивительно, что твоя карта заводила меня то в болото, то в заросли шиповника. Ты же составлял ее, просто пролетая на низкой высоте!

— Гвенвин, я сделал все это потому, что давно об этом думал и ждал подходящего случая. Попробуй меня понять, ладно? — убеждал он. — Мы новая порода и только недавно мы узнали, что вообще существуем. У нас даже нет собственного имени. Мы и наши дети должны развиваться в нормальных условиях, а не среди дряхлого человечества, ведущего бесконечную эко-войну. Мы должны найти свои пути к цели, Гвенвин, и мы сможем сделать это здесь, на Арборе. Ты понимаешь, что это разумно?

— А я решила до завтра не быть разумной, — ответила она. — Во всяком случае, я не вижу разумности в том, чтобы начинать становление нашего вида с обмана людей. Черт побери, Хальм, я же тебе ничего не говорила о лонтестанке! И все-таки…

Она замолчала, так как в голову ей пришла другая мысль.

— Но вообще-то ты здорово все проделал, как настоящий пограничник! Ты с Лонтестана или с Коммуналити?

— С Коммуналити, — проворчал он.

— Попробую найти твою карточку, когда буду дома, — сказала Гвенвин. — Интересно, как удалось тебе изъять все данные из компьютеров. И как ты получил данные на меня и на Марвис, когда мы даже не подозревали о твоем существовании. Думаю, это было ловко сделано. Ты за несколько часов мог предвидеть, что я и она появимся у Арборы, и сумел встретиться с каждой наедине. Ладно, прощай, Хальм. Живите с Марвис и рожайте побольше детей.

— Ты вернешься, Гвенвин, — уверенно сказал он.

— Я так не думаю.

— Ты сейчас слишком рассержена, но за время пути образумишься, — рассмеялся он. — И не забывай, что я единственный подходящий для тебя мужчина.

— На это, пожалуй, не рассчитывай. И не обманывайся. Может быть, где-то рядом есть точно такие же. А если и нет, то даже тогда я скорее останусь старой девой, чем буду твоей второй женой.

— Я тебя не понимаю, — жалобно сказал он.

— А я неразумна. И если бы ты это понимал, то мог бы предвидеть мое глупое стремление увести Марвис прочь от Арборы, раз уж я сама ухожу. Если б я этого не сделала, может быть, я и не раскрыла бы твоего обмана.

— Ладно, — успокаивающе сказал он, — такую ревность мне и правда трудно понять. Но, улетая сегодня утром, ты была уверена, что вернешься?

— То есть ты хочешь знать, люблю ли я тебя? — усмехнулась она. — Ха, если ты и вправду думал, что мы можем не соперничать с Марвис, я тебе не завидую. Мы же и вправду стреляли друг в друга. Вот это я и пыталась предотвратить, а не заботиться о том, чтобы выиграть тебя. Люблю тебя? Черт возьми, Хальм, ты мне даже не нравишься!

С этим она прыгнула к дому. Она сказала все, что хотела сказать. Но, черт возьми, как она теперь будет искать нужного мужчину, когда достигнет возраста Марвис?

Несколько часов спустя и далеко от Арборы, какой-то голос зазвучал в ее приемнике.

— Счастливого пути, Гвенвин Остер.

— А? Кто это?

Нет ответа.

Кто же это мог быть? Звонкий голос, как у двадцатилетнего мальчишки. Но что здесь мог делать этот малыш, и откуда он ее знает?

Через несколько лет она узнала точный ответ. К тому времени голос мальчишки превратился в мужской баритон…

Гвенвин никогда не вернется на Арбору. Вернутся ее дети.

Перевод с англ. Т. Завьяловой

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Фрэнк Башби

ВЕРХОМ НА ЕДИНОРОГЕ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Я все еще никак не поверю в то, что никому не нужна в свои семнадцать лет. Меня, наверное, считают просто сукой, да, кобылой на машине.

Рилло часто говорит мне:

— Не выражайся так непристойно. Ты разрушишь свей проклятый имидж.

Мне кажется, я его уже давно разрушила — ну и черт с ним, в этом повинна не одна я.

Рилло Фурилло — мой муж, кинозвезда, известен вам наверняка — большой, красивый парень с нагловатой поросячьей улыбкой. На вид он вполне располагает к себе окружающих, если они не знают того, что он всегда играет колодой, в Которой тридцать восемь карт. И меня вы наверняка знаете — очаровательную крошку Вендину Ториз, уже не первый год являющуюся самой популярной детской актрисой, с огромными голубыми глазами и длинными белокурыми локонами, до которых никому не разрешается дотронуться. Этакая шестнадцатилетняя очаровашка — ни разу не целованная. Может, и осталось такое место, куда меня еще ни разу не целовали — думается, это гланды. Хотя, кое-кто пытался…

Все произошло прошлой осенью, когда мы едва-едва завершили съемку фильма для телевидения, где я играла главную роль вместе с известным актером Арни Каразнеком. Должна заметить, что все фильмы Арни всегда идут с многочисленными рекламными паузами. Как вы правильно считаете, мне часто приходилось делить с ним постель, и вот в один из таких моментов, как вы догадываетесь, зазвонил телефон.

Я сказала:

— Проклятье! — и это того стоило, однако он снял трубку.

— Хэллоу? А, это ты, Фил. Да-да, продолжай. Я сейчас не занят. Конечно, нет, дура! Фил? Заткнись, я сказал! Да нет, не тебе, Фил. Тупица проклятая. Да нет, не ты, Фил. Вендина, заткнись, черт возьми, не то сейчас схлопочешь! Забудь, что ты слышал, Фил. О’кей? Хорошо, Фил. Что? Нет, о боже. Нет. На приеме? В юниорской высшей школе? Хорошо, хорошо. Теперь послушай, что необходимо сделать…

Здесь я всегда прекращаю слушать. Обычно «это необходимо сделать» затягивается у Арни на целый час… Я преспокойно удалилась на остаток разговора в уборную, где принялась читать статью Кливленда Эйворда в «ТВ Гайд», где говорилось о моем сериале «Венды Вендины». Я была почему-то уверена, что сериал ему нравится, но критик Эйворд оказался форменным мерзавцем.

Я перечитывала статью третий раз, когда Арни постучал в дверь:

— Выходи оттуда, слышишь? Ты разрядишь все батареи в вибраторе. — Дурила Арни — батареи не работали еще со времени его последнего телефонного разговора. И все-таки я вышла.

— Меня не интересуют эти чертовы батареи Арни. Я просто хочу, чтобы когда-нибудь…

— Идем, Вендина. Серьезное дело.

— Да? И у меня серьезное. Ладно, говори, кто звонил?

— Рилло. Но лучше бы он не звонил. Ему, похоже, приказали позвонить.

Я промолчала — что можно было подумать о Рилло? Потом нашла немного выпить, зажгла сигарету в ожидании, когда Арни начнет рассказывать.

— Я объяснил Филу, что все можно уладить, но его проблему решить не совсем просто. Я могу рассчитывать на тебя, Вендина?

— В чем?

— Это будет роман века!

— Какой роман? — Я уже все поняла, но хотела услышать собственными ушами, чтобы удостовериться окончательно.

— Роман между тобой и Рилло. Что скажешь?

Вместо ответа я швырнула в него свой бокал. Арни успел увернуться, и бокал разбился о камин, но это было лучше, чем ничего.

— Я не собираюсь выходить замуж за чертова придурка Рилло!

— Послушай, малыш. Рилло не придурок, он слегка странный. Вот и все.

— Он слишком странный, хотя и дьявольски популярен. И, тем не менее, я попытаюсь, Арни.

Наша помолвка была подробнейшим образом описана во всех журналах и газетах.

— Я просто не в состоянии выразить всю глубину своих девических впечатлений, когда мы с Рилло наконец-то остались наедине со своей страстной, большой любовью, — так я заявила репортерам и, наверное, была искренна — его мощное тело, мужественная улыбка, ясные глаза и страстный голос повергли меня в трепет.

Мы действительно явились настоящей сенсацией для газетчиков, и три месяца подряд я не замечала Джекки[1] на обложках журналов.

Кризис наступил, когда мы с Рилло снялись в новом фильме — жизненном, честном фильме, совсем не для телевидения, ибо он был без рекламных вставок.

Мы сделали этот фильм очень быстро, и я очень хотела, чтобы его считали большим, приносящим радость событием, несмотря на явную развращенность. В первую очередь я ждала этого от Арни, однако по его мнению, мнению опытного кинооператора, во время съемок с самого начала был задан неверный ритм, и с неделю телефон молчал — Арни никто не звонил, и он не звонил мне. Таким образом, единственное, в чем мне повезло, это в том, что мы с Рилло поженились.

Очень плохо, что кинематограф сейчас в загоне, ведь раньше это был мир фантазий и сказок, своеобразный Диснейленд для людей среднего возраста и столь же среднего достатка. Вообще-то, сам Ария выдвинул идею снимать фильм в строжайшей тайне и сразу показывать по телевидению, дабы произвести ошеломляющий эффект.

После того, как он прочитал книгу Горальда Роббинса, босс Арни Каразнека идет в новых фильмах под своей настоящей фамилией. Многие считают, что это немного вызывающе, но он, кажется, не обращает внимания.

Вы знаете Франклина Улиссеса? Как бы там ни было, старик Франклин прочел в газетах об одном научном открытии и незамедлительно использовал его, отчасти, конечно, но использовал.

Знаете, я далеко не глупа, просто неразговорчива и весьма критически воспринимаю многое из происходящего вокруг. Клянусь, что понимаю не меньше босса Арни в том, как ученые при помощи достижений в генетике смогли вывести ранее вымерших животных. К примеру, из ящерицы им удалось получить доисторического динозавра. Возможно, не стоит всему этому особенно доверять, но в Западном Берлине действительно есть загон, полный каких-то зубров — настоящих суперзубров, словно вышедших из каменного века.

Босс Арни прочел в одном популярном журнале, что кто-то в Африке смог вывести единорогов. Вы слышали когда-нибудь о таких зверях? Думаю, вряд ли они вообще существовали, но, по крайней мере, это были не однорогие лошади, ведь однорогих животных не бывает в действительности — у носорогов имеется костное уплотнение, у нарвала, своеобразного уродливого дельфина — один-единственный зуб, только очень длинный. Все это я помню со времени обучения в колледже, естественно, до того момента, как меня оттуда выгнали, прежде чем я его бросила по собственной инициативе. Возможно, это и к лучшему. Но кто-то рассказывал про особый вид антилоп — их рога растут настолько близко друг к другу, что похожи на один. И вот какой-то африканский выродок превратил бедных антилопа единорогов.

Новый фильм должен был называться «Приманка для единорога», и босс Арни собирался сорвать на нем большой куш. Старик Франклин Улиссес заплатил кругленькую сумму за то, что смог быстро достать нам антилопу для роли единорога, которая, впрочем, оказалась слишком глупой, с трудом поддающейся дрессировке тварью. Ее флегматичная морда очень походила на верблюжью, и нам пришлось с ней повозиться, прежде чем антилопа усвоила все трюки.

Когда я впервые увидела ее на съемочной площадке и она доверчиво подошла ко мне и положила голову на колени, то я, вместо того, чтобы угостить ее кусочком приготовленного заранее сахара, заорала как сумасшедшая. В тот момент я думала, что это был настоящий единорог. Много пленки пошло в мусорную корзину, прежде чем я привыкла в виду антилопы, но я все равно часто ловила себя на мысли: «Снимая фильм, мы все подвергаемся опасности». Рилло и я, а также Арни и даже Франклин Улиссес считали, что мы проделали огромную и многотрудную работу.

— «Приманка для единорога» станет своеобразным телевизионным шоу — так мы представим свой фильм — сказал Арни. — Он должен стать одним из наиболее удачных моих фильмов.

К тому времени я уже слегка пополнела в области живота, но Арни успокаивал меня:

— Твоя легкая беременность лишь сделает фильм еще более пикантным. — Помнится, он сказал это на одной из встреч со зрителями. Во время подобных встреч у него всегда хватало чувства такта, а вот если бы мы с ним находились наедине, он выразился бы следующим образом:

— Ты чертовски здорова, Венда. Что тебе еще сказать? После таких слов мне дьявольски не хочется, чтобы мой будущий ребенок стал кинорежиссером.

Поначалу сценарий фильма не казался нам таким плохим, как после съемок. В нем предлагалось обыграть легенду о единороге применительно к барану мистера Нильсона, вскормленному на взбитых сливках. Предполагалось, что этим займется Рилло, однако в то время у него были проблемы с наркотиками, и пришлось занять исполнителя второй роли в фильме Милана Бэнфилда.

Далее мы с Рилло должны были продемонстрировать основную часть нашей центральной сцены, где единорог показывает один из своих трюков. Единственное, что мне предстояло делать спокойно сидеть и не переигрывать, а Рилло должен был сидеть рядом со мной и не суетиться. Никаких проблем.

— Послушай, Арни, — сказала я. — Почти все журналы обсасывают сейчас на своих страницах мое замужество и тот факт, что я сейчас беременна. А мы тут с единорогом по сценарию занимаемся, сам знаешь, какими вещами. Тогда, ответь, какой остолоп поверит, будто эта антилопа соображает, что делает со мной во время финальной сцены?

— Да такие же недотепы, как все прочие, которые смотрят подобные телевизионные шоу и даже покупают на них билеты. Я не стала спорить — иногда Арни действительно разбирался в своем деле.

Погода в тот день благоприятствовала съемке — солнце серебрилось на утренней росе, вот только от сырой травы мерзла задница, но я улыбалась своей обворожительной улыбкой Венды Вендины и думала о том, что все это, к счастью, будет продолжаться недолго. Я посмотрела на Рилло и подумала: «У него действительно кремниевая улыбка — никогда не замечала его смущения».

Когда настала наша очередь отрабатывать свой хлеб, мы с Рилло приступили к делу. Казалось, все шло нормально, до тех пор, пока глупая антилопа не выбежала из кадра. Ход съемки нарушился, и я, чтобы заполнить паузу, стала импровизировать, произнося банальные реплики, а Рилло импровизировать совершенно не способен, и мне пришлось на половину своих реплик отвечать самостоятельно. Наконец ассистент подтолкнул единорога в кадр. Почти вовремя. Но дальше все пошло к чертям.

Эта проклятая скотина — единорог — провалил все шоу. Перед миллионами телезрителей, которым только что сообщили о наших с ним отношениях весьма сенсационную новость, проклятое животное лениво подошло и потерлось головой о колено Рилло. Это был удар для Арни.

Я думаю, что даже подобные антилопы должны хоть иногда поступать по правилам.

Перевод с англ. Л. Терехиной и Ю. Тянутова

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Крис Невил

МЕДИЦИНСКАЯ ПРАКТИКА СРЕДИ БЕССМЕРТНЫХ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Разве это не прекрасно — жить вечно и путешествовать к звездам?

Услышав трель звонка, доктор медицины Феликс Вивер понял, что пришел ремонтник. Он торопливо встал — ведь каждый сигнал звонка стоил денег. Открывая дверь, доктор Вивер с удовольствием отметил, что мастер сменился. Предыдущий работал не так хорошо, как следовало бы, поэтому плитка снова стала барахлить. Новый же (а если повезет, то и его семья), возможно, нуждается в медицинских услугах. Имея в перспективе гарантированное бессмертие, никто не хотел бы оказаться преждевременно выбывшим из-за какой-нибудь вполне исправимой неполадки, какой бы малой ни была ее вероятность.

— Опять плитка, — сказал доктор Вивер.

— Можно ее посмотреть?

— Да, проходите.

Доктор Вивер жил в одном из тех старых домов, которым требовался основательный ремонт. То, что раньше было кухней, сейчас представляло собой его медицинскую лабораторию. За ней располагался кабинет — переоборудованная каморка, в которой стояли два стула и стол красного дерева. На собственно кухню, где готовили еду, вела из столовой бетонная лестница.

Доктор Вивер включил на лестнице свет, и оба они спустились вниз. Ремонтник бегло осмотрел плиту, затем вернулся к своему чемодану, который он оставил у подножия лестницы. Он открыл его и стал выкладывать инструменты. Вскоре вокруг него лежали индикаторы, зонды, осциллограф и маленький компьютер.

— Давайте включим эту штуку и посмотрим, — сказал он.

Доктор Вивер вынул свою визитную карточку и беспокойно теребил ее в руках. Приходилось постоянно искать клиентов такова уж судьба врача. Иногда под действием ночного воздуха возникали странные болезни. От них прописывали универсальные прививки. Время от времени можно было воспользоваться всеобщим страхом перед эпидемией, и тогда дела шли хорошо неделю, а то и две. Если не было эпидемий, всем рекомендовалось на всякий случай по крайней мере раз в полгода выводить из организма вредные вещества, поскольку никогда нельзя знать с уверенностью, какой смертельный яд может случайно попасть в воздух или в пищу. Кое-какой заработок приносило выписывание болеутоляющих, кислородных препаратов от похмелья и другие всевозможные услуги. Очень редко встречались случаи, когда требовалось хирургическое вмешательство, так что гонорар уплывал от обнаружившего это к хирургу. Одним словом, не бог весть что, хотя жить можно.

Вивер стоял, переминаясь с ноги на ногу.

— Цены на хлеб сегодня опять выросли, — сказал ремонтник. — Такая жизнь пошла, что рабочему человеку не свести концы с концами.

— Да, пожалуй, — ответил доктор Вивер. Он почувствовал непреодолимый прилив гнева. Убийства, хоть и сурово наказуемые, все же случались. Доктор Вивер был твердым сторонником президента.

— Хочу вас порадовать: компьютер нашел неисправность и я сейчас мигом ее починю.

— Будет ли у вас после этого время выпить чашечку кофе? Доктор Вивер предложил это, заведомо зная, что ему в любом случае придется потратить целый час.

— Это было бы неплохо, — сказал мастер.

— Сразу, как только вы закончите, — сказал доктор Вивер, наклоняясь и заглядывая ему через плечо.

Ремонтник, не очень довольный тем, что у него стоят над душой, остановился и присел.

— Давайте, я объясню, что я делаю, — предложил он. — Видите, эта плитка соединена с холодильным отделением, где хранятся продукты, а вот здесь есть маленький переключатель, который должен включать ее, когда продукты подаются оттуда, соскальзывая по желобу. Сейчас этот маленький переключатель создает нам проблемы…

— Так позовите меня, как только закончите.

— …проблемы при включении, поскольку устройство довольно сложное. Вам надо учитывать, что плитка должна поддерживать различный уровень температуры в разных местах, если вы хотите, чтобы все блюда были готовы одновременно.

— Я это понимаю, — сказал доктор Вивер, — но мне сейчас действительно нужно идти. — Он оставил ремонтника одного. Этот человек, если его достаточно рассердить, может следовать за ним по дому от комнаты к комнате и объяснять работу оборудования. Как известно, ремонтник вполне на это способен.

Доктор Вивер ждал в своей лаборатории, которая использовалась и как кухня, если еду готовили вручную. Все, что в ней находилось, ему выдали при окончании медицинского училища, поскольку при доходах от его практики ему потребовалось бы десять жизней, чтобы оплатить все это. Поэтому он не мог производить крупного ремонта оборудования. Это могли бы сделать инженеры, которые учились намного дольше, чем он. Человеческое тело, если даже рассмотреть его во всех деталях, намного проще, чем многие электронные устройства. В человеческом организме могут пока что плохо работать с полдюжины важных химических реакций да несколько механизмов. Как и радио, он сравнительно прост, самообновляем и построен раз и навсегда.

Вскоре пришел мастер.

— Все нормально, — сказал он. — Я думал, что, может, придется заменить переключатель, но вам на этот раз повезло. Скажите жене, чтобы она следила за показаниями разности температур. Если обращаться с ней так грубо, то она и года не протянет. Надо учиться правильно пользоваться ей, если вы хотите, чтобы она работала.

— Я ей скажу.

Ремонтник уселся, явно довольный тем, как быстро он обнаружил и устранил поломку.

— Я работаю здесь по двадцать часов в неделю, — сказал он, — и остальной мир, надо сказать, неплохо устроился без такой тяжелой работы. Почему, вы думаете, наши налоги тратят на попытки индустриализировать Азию?

Доктор Вивер вдруг с отчаянием подумал, что будущее определяется настоящим. Большинство, в конце концов, пойдет туда, куда оно хочет идти. Промышленно развитой Азии будет нужно больше ремонтников, чем докторов. И он мало что может тут поделать. Им снова овладел гнев. Он налил кофе для двоих, его рука дрожала. Еще тридцать минут, оставалось тридцать минут от стосемидесятипятидолларового часа. Он знал, что рано или поздно он кого-нибудь убьет.

Рабочий сказал:

— Сколько лет мы носились с этой наукой, а? И сколько денег из нашего кармана спустили в эту прорву?

Доктор Вивер заметил:

— В настоящее время трудно догадаться, какой новый способ сойти с ума еще могут выдумать.

— И очень трудно, насколько могу судить я, инженер, понять, здоров ли человек, думающий, что владеет фундаментальным строением пространственно-временного континуума, и ожидающий при этом успеха.

— Я не силен в теории, — сказал доктор Вивер, — но разве вам бы не хотелось, чтобы мы имели возможность исследовать другие звездные системы, а не только наши восемь маленьких планет? Когда-нибудь мы сможем летать туда, если только сконструировать соответствующие аппараты, и тогда нам может понадобиться помощь Азии в их создании. Мне кажется, нам следует поддержать президента в этом вопросе.

— И все-таки, можете вы мне сказать, зачем нам это нужно? Вот что меня интересует.

Доктор Вивер мысленно представил себе картину других планет, вращающихся вокруг других звезд.

— У нас появится множество технологических новшеств.

— У нас уже есть все, что нужно.

Слепой гнев снова переполнил доктора Вивера, но он почему-то никак не мог дать ему выход в словах, и гнев жег его изнутри. Почему он должен так беспокоиться о полетах к звездам? Что, в самом деле, нужно человеку кроме того, что у него есть? Почти каждый думает так же, как этот рабочий. И все же доктор Вивер был убежден, что это неверно. Они все заблуждаются. Необходимо привести планету в порядок и путешествовать к звездам.

— Если бы не высокие налоги и не необходимость надрывать пупок на работе каждую неделю, — продолжал мастер, — я был бы совершенно счастлив, уж поверьте моему слову.

Доктор Вивер почувствовал, что гнев отступает и его сменяет отчаяние.

— Хорошее у вас тут место, — сказал рабочий, накладывая себе в кофе четыре ложки сахара и помешивая.

— Да, нам нравится. Я всего лишь врач, доктор медицины, так вот и живем. У вас есть дети?

— Один. Ему два года. Мы планируем еще одного, когда этот кончит колледж. Я думаю, лучше, чтобы разница в возрасте была большой. Я знаю много людей, завязавших с этим, не желая беспокойств со вторым ребенком. Но я думаю все же пойти этим путем.

— Мы тоже, — сказал доктор Вивер. — Нашему сыну семнадцать, и мы всерьез подумываем завести второго.

— Семнадцать? — переспросил рабочий. — Ну и как по-вашему, о чем думает молодежь? Совершенно непонятно. На что они надеются? Носятся по всем этим аграрным странам и расстраивают экономику.

Доктор Вивер понял, что развернувшееся обсуждение только отпугнет потенциального клиента. Не говоря уже о том, что ввергнет его в новые волны гнева и отчаяния.

— Возьмите, пожалуйста, мою визитную карточку, — предложил доктор Вивер, — на случай, если вам потребуются услуги врача. По-моему, это правильно, что вы растите пока одного ребенка. Ведь он, действительно, требует полного внимания, по крайней мере, первые пятнадцать лет. Вы приняли мудрое решение. Не хотите ли посмотреть мою маленькую лабораторию? Она очень хорошо укомплектована.

— Давайте посмотрим. Вот это — клеточный монитор отличной модели.

— Вам, конечно, не нужно разъяснять, как он устроен, но его здорово сконструировали. С его помощью я могу обнаружить любой органический дефект. Теперь, конечно, большинство из них несущественно, лишь один требует постоянного внимания, но вы никогда не можете быть уверены, что все в порядке, без профессиональной консультации.

Рабочий приготовился слушать с интересом, хотя, конечно, знал, что, если исключить несчастный случай, яд и неизлечимую наследственную болезнь, он может жить сколько угодно долго. По сути дела, долговечность — это просто вопрос устранения желания смерти и поддержания в порядке эндокринной системы, чтобы предотвратить старение.

— Такое обследование стоит всего пятьсот долларов, — сказал доктор Вивер. — А затем я даю вам все необходимые лекарства бесплатно. Теперь, конечно, есть рутинная проверка, которая фактически то же самое и которую я могу сделать за семнадцать с полтиной плюс шесть долларов и двадцать пять центов за каждую дозу лекарства; их число редко бывает более десяти. Вы, возможно, найдете ее более предпочтительной. Многие мои пациенты находятся под постоянным наблюдением, которое включает периодическое выведение ядов и рекомендуется медицинской ассоциацией. Я думаю, вам следовало бы всерьез подумать о такой лечебной программе.

Рабочий пообещал о том, чтобы как-нибудь зайти. Он был у врача месяцев шесть назад, но по нему трудно было определить. То, что один прослушает, другой запомнит, так что он может назначить предварительный визит для жены и ребенка. Если они сочтут, что стоит попробовать, тогда он уже и сам придет на процедуры.

— Конечно, буду рад вас видеть, — сказал ему доктор Вивер.

В это время доктор Вивер пожалел, что он не хирург и вынужден вот так заманивать клиентов. Однако хороший хирург это специалист высокой квалификации, и, без сомнения, требуется исключительный талант и тяжелая работа, чтобы сохранить хорошую форму при редкости операций. Каждая из них подробно изучалась, и если человека уличали в какой-нибудь уловке, то его увольняли, а оставшись без работы, которой он научен, человек обычно умирал между 65 и 70 годами, если не раньше.

Так что, может, оно и к лучшему, что он всего лишь доктор медицины, а не хирург. Доктор Вивер собирался жить хорошо и долго. Он поблагодарил мастера у дверей, подписал квитанцию и еще раз повторил, как он был бы рад видеть у себя его жену и ребенка.

Он вернулся в свой кабинет. Было еще рановато для следующего посетителя, миссис Кристиансон. Она, непонятно по каким причинам, хотела внести химические изменения в волосяной покров своего тела.

Доктор Вивер бросил взгляд на газету.

Передовица была о человеке, только что отметившем сто двадцатилетие. Действительно, редкость. Доктор Вивер посмотрел список самоубийц — нет ли там кого из знакомых.

Перевод с англ. М. Черниковой

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Ричард Мэтисон

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

КОРАБЛЬ СМЕРТИ

Первым его увидел Мэйсон.

Он сидел перед большим обзорным устройством и делал какие-то пометки, в то время как их корабль проплывал над новой планетой. Карандаш Мэйсона быстро скользил по карте-сетке, которую он держал в руках. Еще немного, и они опустятся на поверхность, чтобы взять образцы. Минералы, растения, животные. Если, конечно, они что-то найдут. Там специалисты все осмотрят, исследуют и дадут оценку. Затем, если все нормально, на их рапорте будет поставлен большой черный штамп «ПРИГОДНАЯ ДЛЯ ОБИТАНИЯ», а это значит, что они открыли еще одну планетку, куда в самом скором времени прибудут колонизаторы с перенаселенной Земли.

Мэйсон делал приблизительную топографическую схему, когда вдруг заметил на поверхности блестящий предмет.

— Я что-то видел.

Он получше настроил свой обзорник и повернул его обратно курсу.

— Что ты видел? — спросил Росс. Он сидел за пультом управления.

— Что-то сверкнуло, не обратил внимания?

Росс заглянул на свой экран.

— По-моему, мы прошли над озером.

— Это не озеро, — возразил Мэйсон, — это было что-то на участке рядом с озером.

Он быстро набрал на пульте команду, и большой корабль мягко повернулся, сделал дугу и направился обратно.

— Сейчас следи внимательно, — сказал Росс, — нужно проверить. У нас не так уж много времени.

— Слушаюсь, сэр.

Мэйсон, не мигая, прильнул к обзорному устройству. Далеко внизу медленно проплывали, чередуясь, леса, поля и реки. Навязчивая мысль о том, что вот он — заветный момент, настал, вертелся в голове. Момент долгожданного контакта землян с иной, неведомой жизнью, с расой существ, возникших из других клеток, развившихся на другой почве. Это была мысль, не дававшая покоя, у год этот, 1997, может быть, войдет в историю. Может быть, сейчас он, Росс и Картер управляют современной «Санта-Марией» на пути к открытию новой Америки. Они — у руля серебристой стремительной каравеллы, бороздящей космические просторы.

— Смотри, — крикнул он, — вон там.

Он посмотрел на Росса. Капитан пристально следил за поверхностью. Мэйсон знал это выражение лица. Тщательный анализ ситуации, за которым вот-вот последует решение.

— Что это такое, как ты думаешь? — Мэйсон хотел сыграть на честолюбии капитана.

— Может быть, и корабль, но точно сказать нельзя. Ну что же ты, решай быстрее! Спустимся и посмотрим. Мысленно Мэйсон убеждал капитана, зная, что советовать ему он не в праве. Решение должно быть принято Россом. Иначе они даже не остановятся.

— Мне кажется, ничего особенного, — еще раз уколол он капитана.

Мэйсон сгорал от нетерпения. Он следил за пальцами Росса, настраивающими обзорник.

— Садимся, — произнес Росс, — в любом случае нам необходимо взять образцы. Единственное, чего я опасаюсь…

Он тряхнул головой. Ну садимся же! Мэйсон едва сдерживался. Быстрее вниз и… Росс размышлял. Его полные губы были плотно сжаты. Он взвешивал. Мэйсон затаил дыхание.

Росс медленно покачал головой. Решение назревало. Мэйсон вздохнул. Он следил за капитаном, как тот крутил настройку, потом перешел к приборам управления. Корабль наклонился и начал переходить в вертикальное положение. Кабина слегка дрожала в ответ на отработку гироскопов. Небо над ними развернулось на девяносто градусов, в иллюминаторах появились облака. Корабль сейчас смотрел прямо на солнце новой планеты. Росс выключил маршевые двигатели, и после секундного зависания они почувствовали, что быстро летят вниз.

— Что такое? Уже садимся?

Микки Картер вопросительно выглядывал из левой двери, ведущей к багажным контейнерам. Он вытирал свои жирные руки о бока зеленой спецовки.

— Мы что-то заметили там, внизу, — объяснил ему Мэйсон.

— Шутишь небось, — Микки подошел к обзорнику Мэйсона, — дай-ка взглянуть.

Мэйсон настроил объектив получше. Они оба следили за надвигающейся планетой.

— Не знаю, сможем ли мы… вон оно, смотрите, — Мэйсон обернулся к Россу.

— Два градуса восточное, — последовала команда.

Росс дотронулся до шкалы, и направление падения сразу изменилось.

— И что вы об этом думаете? — спросил Микки.

— Ну и ну!

Микки все с большим интересом следил за экраном. Его широко раскрытые глаза не отрывались от крошечной точки, которая постепенно становилась все больше и больше.

— Похоже на корабль, — сказал он, — очень похоже.

Медленно выпрямившись, он встал позади Мэйсона и продолжал наблюдение.

— Реакторы, — произнес Мэйсон.

Росс резко нажал на кнопку, и двигатели сразу же отреагировали выбросом раскаленных газов. Скорость упала. Ревущие огненные сопла плавно замедляли снижение. Росс сидел за пультом.

— А по-твоему, что это такое? — спросил у Мэйсона Микки.

— Я не уверен. Но если это окажется корабль… — Мэйсон задумался. Он знал, что не должен давать волю фантазии. Может ли этот корабль быть земного происхождения. Это-то нам и предстоит выяснить.

— Может быть, сбились с курса? — неуверенно предположил Микки.

Мэйсон пожал плечами.

— Вряд ли.

— А что, если это все-таки корабль? И не наш корабль? Картер облизывал пересохшие губы.

— Страшно представить. Ты только подумай.

— Воздушное торможение! — скомандовал Росс.

Мэйсон включил систему воздушного торможения. Она обеспечивала мягкое касание, как будто на подушки падаешь. Можно было стоять и не заметить момент приземления. Но такая штука имелась только на последних моделях правительственных кораблей.

Касание. Корабль встал на задние опоры.

Появилось характерное неприятное чувство слабого покачивания. Корпус корабля замер, задрав свой нос кверху и ярко сверкая под незнакомым солнцем.

— Всем держаться вместе. Никаких лишних действий. Это приказ.

Росс встал со своего кресла и жестом дал команду наполнить атмосферным воздухом маленькую камеру в углу кабины.

— Три против одного, придется одевать шлемы, — снова начал Микки их игру с Мэйсоном.

— Проиграешь. — На каждой новой планете они спорили, есть ли там воздух, пригодный для дыхания. Микки всегда ставил за скафандры, Мэйсон — против. Пока счет был равный.

Мэйсон включил заполнение. В камере глухо зашипело. Микки вытащил шлем, напялил его и прошел в двойные двери. Слышно было, как он закрыл их изнутри. Мэйсону хотелось включить боковой обзорник и взглянуть, что же там снаружи. Но он медлил. Он растягивал удовольствие.

В переговорное устройство послышался голос Микки.

— Внимание, снимаю шлем.

Некоторое время он молчал, потом выругался.

— Опять проиграл.

Росс и Мэйсон последовали за ним.

— О боже! Вот это грохнулись!

Микки ужаснулся. Лицо его выражало неподдельное сожаление. Три астронавта стояли на зелено-голубой траве и молча смотрели.

Это действительно был корабль. Вернее, то, что от него осталось. Он врезался в поверхность с огромной скоростью, носом вперед. Корпус вошел в твердую почву футов на пятнадцать. Обшивка и надстройки корабля почти полностью отлетели и валялись далеко вокруг. Кабина была полупридавлена и вырвана из своих креплений двигателями. Ничто не нарушало мертвую тишину. Катастрофа была настолько ужасной, что невозможно было определить даже тип корабля. Он напоминал большую игрушку, попавшую в руки огромного ребенка, который потерял терпение, бросил ее о землю, растоптал и в яростном безумии швырнул о скалу.

Мэйсон содрогнулся. Давненько он не видел таких игрушек. Он уже начал забывать, что корабль может потерять управление, беспомощно падать и закончить свое существование в результате мощного взрыва. Он слышал, что такое, как правило, случается после схода с орбиты. От неприятного вида трагедии у Мэйсона засосало под ложечкой. Он вспомнил разговор на эту тему накануне.

Росс подошел к груде обломков и пнул их ногой.

— Ничего не понимаю, — сказал он, — а ведь корабль-то как наш.

Мэйсон хотел что-то возразить, но потом передумал.

— Если бы меня спросили, чей это двигатель там валяется, я бы сказал — наш, — ответил ему Микки.

— Ракетные двигатели делаются по определенному стандарту, — как бы со стороны услышал сам себя Мэйсон. — Везде.

— Это невозможно, — возразил Росс, — таких совпадений не бывает. Ясно, что эта штучка с Земли. Им здорово не повезло. Но, по крайней мере, смерть наступила мгновенно.

— Мгновенно? — вопрос Мэйсона повис в воздухе. Все сразу подумали об экипаже. Как это должно быть страшно, когда твой корабль неотвратимо падает вниз. Было ли это прямое падение с ускорением пушечного снаряда, или же сплошное беспорядочное вращение, когда кажется, что гироскоп «сошел с ума», не в состоянии удержать кабину горизонтально.

Крики, команды, обращения к небесам, которые ты больше не увидишь, к богу, который тебя оставил. С дикой скоростью увеличивающаяся планета подставляет свое жесткое тело, невероятно сжимая корабль и вырывая из легких последнее дыхание. Они снова содрогнулись.

— Давайте посмотрим, — сказал Микки.

— Я не уверен, что нам лучше сделать, — Росс не торопился. — Да, он похож на наш. А если это чужой?

— Пресвятая дева, уж не думаешь ли ты, что там кто-нибудь остался? — спросил капитан Микки.

— Кто знает.

Но он, как и остальные, глядя на бесформенную металлическую массу, думал то же самое. Шанса выжить здесь не было.

Они не видели его взгляд, сомкнутые губы, подергивание лицевых мускулов. Надо обойти корабль.

— Внутрь зайдем вот здесь. Держаться вместе. У нас еще много работы. Попробуем выяснить и доложить на базу. — Для себя Росс уже решил, что этот корабль с Земли.

Они подошли к тому месту, где боковая обшивка была разорвана вдоль сварочного шва. Длинная толстая пластина была согнута с такой силой, как если бы это был листок бумаги.

— Не нравится мне все это, — сказал Росс, — мне кажется…

Кивком головы он указал на отверстие, и Микки начал пробираться туда, тщательно ощупывая каждый сантиметр обшивки. Рабочие защитные перчатки помогли ему благополучно миновать острые края, скользить по ним, и остальные, видя это, быстро полезли в карманы комбинезонов… Микки сделал первый шаг в темное чрево корабля.

— Только не торопись, — раздалась команда Росса, — жди меня.

Капитан подтянулся, тяжелые ботинки царапали гладкое тело ракеты. Он тоже шагнул в отверстие, Мэйсон последовал за ними.

Внутри корабля было темно. Мэйсон прикрыл глаза, чтобы адаптироваться к недостатку света. Когда он их окрикнул, два ярких луча уже быстро шарили по замысловатым переплетениям балок и платформ. Он вытащил свой фонарик и щелкнул выключателем.

— Этим беднягам здорово досталось, — сказал Микки, потрясенный представшим перед их взором развороченным нутром корабля. Голос его эхом отозвался в металлическом корпусе. Наступила полная тишина. Они стояли в полутьме, и Мэйсон почувствовал едкий запах, оставшийся после пожара двигателей.

— Поосторожнее с этим запахом, — посоветовал Росс Микки, который пытался взобраться на следующую опору, — не хватало еще интоксикации.

— Не беспокойся за меня, — Микки карабкался наверх по всевозможным выступам, держа в одной руке фонарь, а другой подтягивая вперед свое крепкое, мощное тело.

— Кабину совсем смяло, — покачал он головой.

Росс не отставал от него. Мэйсон лез последним. Его фонарь высвечивал все новые лопнувшие крепления и невообразимые разрывы в корпусе того, что некогда являлось новым космическим кораблем. И каждый раз, увидев еще одно страшное увечье, он невольно присвистывал в недоумении.

— Дверь задраена. — Микки стоял, балансируя на искореженном парапете, и, опираясь на внутреннюю стенку ракеты, несколько раз дернул за ручку, пытаясь ее открыть.

— Дай мне фонарь, — попросил Росс. Теперь он направил на дверь два пучка света, и Микки возобновил свои усилия. Лицо его покраснело, он пыхтел и задыхался.

— Нет, — произнес он наконец, отрицательно помотав головой. — Заело.

Сзади подошел Мэйсон.

— А вы не допускаете, что кабина все еще может быть загерметизирована? — мягко заметил он, неприятно поежившись от странного эха собственного голоса.

— Сомневаюсь, — задумчиво возразил Росс, — косяк двери, скорее всего, сдвинулся.

Потом он кивком головы приказал помочь Картеру.

Мэйсон взялся на одну ручку, а Микки — за другую. Они изо всех сил уперлись ногами в стене и потянули дверь на себя, но та не поддавалась. Тогда они перехватились по-другому и дернули снова.

— Эй, она сдвинулась с места, — вскрикнул Микки, — мы с ней все-таки справились.

Двое друзей попрочнее расположились на искореженных переплетениях и медленно потащили дверь на себя. Каркас ее был весь погнут, и она держалась только одним концом. Далее им без труда удалось отодвинуть дверь настолько, чтобы боком протиснуться внутрь.

Первым в кабину пролез Мэйсон. Там было совершенно темно. Он направил фонарь на кресло пилота — кресло было пустым. Переводя луч света на место штурмана, он услышал, что следом в кабину проник Микки.

В штурманском кресле тоже никого не было. Переборка рядом с ним была проломлена вовнутрь; обзорник, стол и само сиденье — придавлены массивными погнутыми листами металла. Мэйсон моментально представил себя сидящим за этим столом, на этом месте, под этой обрушивающейся перегородкой, и в горле у него пересохло.

Последним в кабину забрался Росс. Три луча света перескакивали с одного предмета на другой, со стены на стену. Стоять приходилось, широко расставив ноги, потому что пол был сильно наклонен.

Глядя на наклонный скользкий пол, Мэйсон сразу же подумал о том, как он начал уходить из-под ног, как все поехало и стало падать… падать туда — в дальний угол, который он дрожащей рукой пытался сейчас осветить.

Сердце Мэйсона дернулось и запрыгало, по коже пробежали мурашки, широко раскрытые глаза не мигая смотрели перед собой. Ноги сами, повинуясь какой-то силе, понесли его вперед и вниз — туда, куда уходил пол.

— Вон там, — голос его стал хриплым и не повиновался.

Перед ними лежали тела людей. Ботинок ударился в одно из них, и он остановился, чтобы на него не наступить.

Сзади с громким топотом подбежал Микки. Послышался его шепот, приглушенный и испуганный.

— О-о, Боже ты мой!!!

Росс молчал. Сейчас уже все Молчали, с ужасом рассматривая представшую их взору картину и судорожно дыша.

Три тела, застывшие на полу в предсмертных судорогах, были их собственными. Это были они сами, все трое… и все трое были мертвы.

Мэйсон не ответил бы, сколько они там так простояли. Не проронив ни слова, глядя под ноги, на распростертые на палубе корабля фигуры.

Да и как может реагировать человек, стоящий над своим собственным трупом? Вопрос этот неотвязно точил мозг. Что человек должен говорить в таком случае? Какие слова? Позерство все это, и ни к чему такие провокационные вопросы.

Но все это происходило на самом деле. Он стоял там и смотрел на себя мертвого. Руки онемели и не слушались. Он медленно раскачивался из стороны в сторону на накренившейся поверхности пола.

— О Боже!

И снова Микки. Он направил фонарик вниз, на свое лицо под ногами. Рот у Микки искривился. Сейчас они смотрели каждый на себя самого. Яркие полосы света соединяли их с двойниками.

Наконец Росс с шумом вдохнул застоявшийся в кабине воздух:

— Картер, — попросил он, — попробуй включить свет дублирующим выключателем. Может быть, он работает, — голос капитана звучал глухо и неестественно.

— Не понял, сэр?

— Включите свет — вторым выключателем! — раздраженно приказал Росс.

Мэйсон с командиром в каком-то оцепенении наблюдали, как Микки, шаркая ногами, пошел вперед. Слышно было, как его башмаки щелкают по полу, запинаются об обломки. Мэйсон закрыл глаза. Он был не в состоянии оторвать соприкасавшуюся внизу с собственным телом ногу. Как будто его кто привязал.

— Не понимаю, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

— Держись, — подбодрил Росс.

Непонятно, однако, было, кого капитан хотел подбодрить, себя самого или его — Мэйсона.

Послышался характерный завывающий звук запускаемого генератора. Система освещения заработала, но сразу же погасла. Генератор кашлянул, потом загудел ровнее, и яркий свет залил помещение.

Все снова посмотрели вниз. Микки соскользнул от генератора и встал рядом. Он рассматривал свое тело. Голова была проломлена. В ужасе раскрыв рот, Микки отпрянул назад.

— Это невозможно, — вырвалось у него, — просто невозможно. Что все это значит?

— Картер, — одернул его Росс.

— Но это же я! — воскликнул Микки. — Мама родная, это же я!

— Успокойся!

— Мы трое, все вместе, — спокойно заговорил Мэйсон. — И все мертвы.

Необходимость разговаривать, казалась, отпала. Это был какой-то безмолвный кошмар. Сдвинутая набок кабина сплющена и изуродована. Три застывшие в агонии трупа сброшены в один угол, руки и ноги их запутались друг о друга. Единственное, что оставалось — это смотреть.

Росс снова заговорил.

— Подите принесите брезент. Вы — оба.

Мэйсон повернулся. Быстрее. Хорошо, что можно заняться выполнением указания. Хорошо, что можно отодвинуть этот ужас на задний план и действовать. Широкими шагами он направился к выходу. Микки попятился следом, все еще не в силах оторвать взгляд от массивного скрюченного трупа в зеленом джемпере с окровавленной разбитой головой.

Мэйсон приволок тяжелую свернутую парусину из багажного отсека и втащил ее в кабину. Руки и ноги его двигались механически, как у робота. Он попытался отключить свое сознание и ни о чем не думать, пока не пройдет первый шок.

Одеревеневшими движениями они вдвоем с Микки развернули тяжелое брезентовое полотно, расправили его и накинули блестящий материал на окоченевшие тела. Очертания трупов, их плечи и головы отчетливо проступали сквозь брезент, а одна рука торчала вверх, как копье, и кисть ее свесилась, перегнувшись вниз, словно некий зловещий маятник.

Мэйсон отвернулся. Его трясло. Он проковылял к сиденью пилота, рухнул в кресло и уставился на свои вытянутые ноги и тяжелые ботинки. Протянув вперед руку, он схватил себя за бедро и сильно ущипнул. Резкая боль показалась облегчением.

— Уйди оттуда, — услышал Мэйсон голос Росса. — Я сказал: уйди оттуда!

Он обернулся и увидел, что Росс пытается оттащить Микки, который стоял на коленях перед укрытыми трупами. Росс взял Микки за руку и повел вверх по поднимающемуся из угла к центру полу.

— Мы мертвы, — подавленным тоном произнес Микки, — это мы там лежим. Мы мертвы.

Росс подтолкнул Микки к треснувшему иллюминатору и заставил выглянуть наружу.

— Посмотри, — сказал он, — наш корабль — вон там. Такой же, каким мы его оставили. А этот корабль — не наш. И тела эти… они… не могут быть нашими, — закончил он не очень уверенно.

Для человека трезвомыслящего, каким он себя считал, слова эти казались какими-то чужими и экстравагантными. К горлу подкатил комок, а нижняя губа упрямо выдавалась вперед, отказываясь верить в реальность происходящего. Росс не любил загадки. Он привык быстро принимать решения и действовать. Сейчас ему не хватало именно действия.

— Но ты же сам себя там видел, — возразил Мэйсон, — неужели ты сейчас будешь говорить, что это был не ты?

— Именно это я и хочу сказать, — ощетинился Росс, — хотя это и вопреки всякой логике, но какое-то объяснение должно быть. Все на свете можно объяснить.

Лицо его исказилось. Он с силой ударил себя кулаком по руке.

— Вот он я, — громко заявил Росс, — вот мое тело. — Он вызывающе посмотрел на Микки и Мэйсона. — Я живой!

Они растерянно молчали в ответ.

— До меня не доходит, — слабо начал Микки, — не доходит. — Он уже в который раз покачал головой и облизал пересохшие губы.

Мэйсон обвис на пилотском месте. Он изо всех сил надеялся, что догматизм Росса им в этом деле как-то поможет, что его твердое предубеждение против всего не поддающегося объяснению как-то поправит этот день. Он попробовал было сам что-нибудь придумать, но потом решил, что лучше будет оставить права выбора за командиром.

— Мы все мертвы, — сказал Микки.

— Не будь дураком! — крикнул Росс. — Возьми же себя в руки!

Мэйсон подумал: интересно, а сколько это будет продолжаться? Он начал ждать, что с минуты на минуту проснется, вздрогнув, и окажется, что он по-прежнему сидит на своем рабочем месте, а напарники его заняты каждый своим делом и все это — не более, чем дурацкий сон.

Но сон не кончался. Он откинулся в кресле ощутил его твердую спинку. Не наклоняясь вперед, он пробежал пальцами по кнопкам и рычажкам управления, все настоящее. Это не сон. И не надо больше себя щипать.

— Может быть, это видение, — попытался он вслух высказать новую догадку. Так завязнувшее в трясине животное пробует ногами на ощупь, а где же твердая почва.

— Достаточно, — сказал Росс.

Глаза его сузились, а на лице отразилась внутренняя решимость. Мэйсон почувствовал, что ожидание становился невыносимым. Он пытался представить себе, как это’все объяснит наконец Росс. Видение? Вряд ли. Росс не верил ни в какие видения. Мэйсон увидел, что Микки с открытым ртом тоже смотрит на командира. Ему тоже поскорее хотелось получить какое-нибудь разумное истолкование случившегося.

— Временная петля, — сказал Росс.

Никакой реакции.

— Что? — переспросил Мэйсон.

— Послушайте, — Росс приступил к изложению своей версии. Это была даже более, чем версия, потому что цепочка объяснений отсутствовала и сразу заменялась конечным выводом.

— Пространство искривляется, — продолжал Росс, — а время и пространство образуют один континуум. Правильно?

Ответа не последовало. Но он его и не ждал.

— Помните, как нам на курсах говорили о возможности обогнать время? Идея в том, что можно улететь с Земли в определенный момент, а вернуться обратно на год раньше, чем полагается по расчетам. Или на год позже.

Но тогда для нас это была лишь теория. Ну так вот — сейчас это самое с нами и произошло. Это просто логично. Запросто может быть.

Возможно, мы прошли через временную петлю и находимся сейчас в другой галактике. Здесь по-иному расположено пространство, а значит — по-иному течет и время.

Росс прервался, оценивая произведенное впечатление.

— Я хочу сказать, что мы попали в будущее.

Тогда заговорил Мэйсон.

— Ну а нам-то что от этого? Даже если ты и прав?

— А то, что мы не мертвы. — Росс, казалось, был удивлен тем, что друзья его не понимали.

У Росса приоткрылся рот. Об этом он не подумал. Он не подумал, что своей версией только осложнил ситуацию. Потому что хуже, чем смерть, может быть только одно — это знать наверняка, что скоро ты умрешь. Знать где. И знать как.

Микки тряхнул головой. Руки его беспорядочно ощупывали костюм. Он провел ладонью по лицу и начал нервно грызть почерневший ноготь.

— Нет, — слабо проговорил он, — я что-то никак не пойму.

Росс молча смотрел на Мэйсона затравленным взглядом. Он лихорадочно кусал губы, чувствуя, как неизвестность заполняет его сознание и вытесняет оттуда такое приятное и дающее успокоение чувство здравого смысла. Он боролся с неизвестностью, гнал ее прочь. Только не сдаваться.

— Послушайте, — снова начал он, — все, по-моему, согласны с тем, что те тела — не наши.

Никакого ответа.

— Пошевелите же мозгами! — закричал Росс. — Ощупайте себя!

Мэйсон онемевшими пальцами прошелся по джемперу, по шлему, потрогал торчавшую из кармана ручку. Да, действительно, это был он, из мяса и костей. Все на самом деле, — подумал он. Мысль эта придавала Мэйсону силы. Несмотря ни на что, несмотря на отчаянные попытки Росса объяснить неведомое, он был жив. Собственные плоть и кровь не оставляли никаких сомнений.

Мозг начал работать. Усиленно соображая, он нахмурил брови и выпрямился. Мэйсон задержался глазами на лице Росса, который, похоже, немного расслабился и смотрел уже с каким-то облегчением.

— Ну, хорошо, — сказал Мэйсон, — мы находимся в будущем.

Микки в напряженном волнении стоял у иллюминатора.

— И к чему же таким образом мы пришли? — спросил он оттуда.

— А как узнать, насколько далеко мы проникли в будущее? — задумчиво продолжал Мэйсон. Гнетущая атмосфера неопределенности усиливалась. — Как узнать? А может быть, мы опередили события всего на полчаса?

Росс напрягся. Он с силой ударил кулаком по ладони.

— Как узнать? Но мы же не взлетаем, а следовательно — не можем разбиться. Так и узнать.

Мэйсон посмотрел на него.

— А не может так случиться, — опять заговорил он, — что если мы взлетим, то уйдем куда-нибудь в сторону от этой нашей гибели? И она так и останется в этой пространственно-временной системе? Мы можем вернуться обратно, в нашу систему и в нашу галактику, и тогда…

Слова его повисли в воздухе. Обрывки каких-то мыслей возникали в мозгу и тут же исчезали.

Росс нахмурился. Он поежился и облизал губы. То, что вначале казалось так просто, теперь обрастало осложнениями. Ему не хотелось новых сложностей, так непрошенно вторгающихся в их жизнь.

— Сейчас мы живы, — сказал он, пытаясь в уме все расставить по полочкам и обрести прежнюю уверенность в правильности своих действий, — и существует только один способ оставаться живым и дальше.

Росс посмотрел на остальных. Решение принято.

— Нам необходимо оставаться здесь.

Микки и Мэйсон безучастно смотрели на командира. Россу хотелось, чтобы хоть кто-нибудь из них согласился с ним или, на худой конец, высказал бы хоть какое-то мнение.

— Но… у нас же есть приказ, — еле слышно произнес Мэйсон.

— Но приказ не обязывает нас убивать себя! — зло возразил Росс. — Ну уж нет. Это — единственный выход. Если мы не поднимемся — то никогда и не разобьемся. Мы… мы избежали этого. Мы предотвратили это.

В подтверждение своих слов он решительно склонил подбородок. Для Росса все было решено. Мэйсон же отрицательно покачал головой.

— Не знаю, — сказал он, — право, не знаю.

— А я знаю! — оборвал его Росс. — И давайте-ка убираться отсюда. Этот корабль действует мне на нервы.

Капитан рукой указал на выход, и Мэйсон поднялся. Микки последовал за ними, но остановился. Он еще раз обернулся в сторону укрытых брезентом тел.

— А может быть, нам?.. — хотел он спросить, но не успел.

— Ну, что еще? Что еще там? — нетерпеливо перебил Росс.

Микки смотрел туда, где лежали тела. Ему казалось, что вот-вот начнется какое-то большое, дикое безумство.

— А может быть нам похоронить себя?

Росс судорожно сглотнул. Больше ему не вынести. Он поспешно вытолкнул Микки и Мэйсона из кабины и, пока они начали спускаться по обломкам, в последний раз посмотрел в угол. Росс с остервенением стиснул зубы.

— Я живой, — яростно пробормотал он, повернулся и, плотно сжав фонарь, вышел.

Они сидели втроем в кабине своего корабля. Росс приказал принести из запасов что-нибудь подкрепиться, но ел он один. С воинственной суровостью он двигал челюстями, как будто хотел зубами перемолоть все то, что не поддавалось разуму.

Микки не шевелясь смотрел на еду.

— Сколько мы здесь будем? — спросил он, как будто не понимал всю очевидность необходимости находиться здесь постоянно.

В разговор включился Мэйсон. Наклонившись на сиденьи вперед, он обратился к Россу:

— А на сколько у нас хватит продовольствия?

— Не сомневайтесь, что там, снаружи, можно найти много съедобного, — жуя ответил капитан.

— А как узнать, что годится в пищу, а что нет?

— Мы понаблюдаем за животными, — не сдавался Росс.

— Но здесь совершенно другая жизнь, — возразил Мэйсон, то, что едят они, может оказаться отравой для нас. А кроме того, неизвестно, есть ли тут вообще какие-нибудь звери или птицы.

Короткая, горькая усмешка промелькнула у него на губах. И подумать только, а они-то еще надеялись выйти на контакт с другими расами. В данной ситуации это было просто смешно.

Росс опять ощетинился в ответ.

— Мы пойдем вперед… будем исследовать каждый ручей, который нам попадется, — выпалил он, как будто разом хотел покончить со всеми возможными возражениями.

— Не знаю, не знаю, — покачал головой Мэйсон.

Росс встал.

— Послушайте, вы! Задавать вопросы легче всего. Мы все вместе приняли решение здесь остаться и давайте теперь конкретно об этом подумаем. Только не надо говорить о том, чего мы не можем сделать. Я это представляю не хуже вас. А что по-вашему мы могли бы сделать в нашем положении?

Он повернулся на каблуках, отошел к пульту управления и какое-то время смотрел на погасшие лампочки и замершие приборы. Затем вдруг Росс сел и начал быстро писать в бортовом журнале, словно боялся что-то забыть. Немного позднее, заглянув туда, Мэйсон увидел, что капитан настрочил целый абзац из длинных предложений, где излагалось с неопровержимой, но неправдоподобной логикой, почему они до сих пор еще живы.

Микки встал и уселся на свое место. Он сильно сжал голову большими ладонями и очень сейчас походил на провинившегося мальчишку, который, несмотря на запрет матери, объелся зеленых яблок и ждал неприятностей сразу с двух сторон. Мэйсон знал, о чем думал Микки — об этом нелепом застывшем трупе с проломленным черепом. О собственной дикой смерти при столкновении с поверхностью планеты, да и сам Мэйсон думал о том же. И Росс, наверняка, тоже, хотя по поведению его этого и не видно.

Мэйсон подошел к иллюминатору и посмотрел на притихшую громаду, лежащую неподалеку. Наступала темнота. Последние лучи далекого солнца неведомой планеты поблескивали на корпусе потерпевшего крушение корабля. Мэйсон отвернулся и бросил взгляд на датчики внешней температуры. Уже семь градусов минус, а снаружи все еще светло. Правым указательным пальцем он слегка сдвинул иглу термостата.

«Остываем», — подумал он. Энергия корабля, который находится на поверхности планеты, используется все быстрее и быстрее. Корабль пьет собственную кровь, и нет никакой возможности найти донора. Только операция может подзарядить энергетическую сеть. Без движения это невозможно. Неподвижность — это ловушка.

— Сколько мы можем продержаться? — снова спросил Мэйсон, отказываясь хранить молчание перед лицом возникшей проблемы. — Мы не можем жить в неопределенности. Пища закончится через несколько месяцев, но задолго до этого разрядится энергетическая система. Прекратится выработка тепла. Мы замерзнем.

— А откуда мы знаем, что при здешней внешней температуре можно замерзнуть? — показной оптимизм Росса выглядел неубедительно.

— Но солнце только садится, — сказал Мэйсон, — а уже… минус тринадцать.

Росс тупо уставился в пространство. Потом он оттолкнулся руками от кресла и принялся мерить шагами кабину.

— Если мы взлетим, — начал он, — то рискуем оказаться в положении того корабля.

— Неужели? — удивленно возразил Мэйсон. — Умирают только однажды. И с нами это, похоже, уже произошло. В этой галактике. Может быть, умирают по одному разу в каждой галактике? А может, это — загробная жизнь? А может?..

— Ты закончил? — холодно спросил Росс.

Микки поднял глаза.

— Давайте отправляться, — сказал он. — Я не хочу здесь торчать как дурак.

Он посмотрел на Роса.

Тот ответил:

— Я считаю, нам лучше не высовываться, пока мы точно не решим, что делать. Нужно все хорошенько обмозговать.

— У меня жена, — сердито перебил его Микки, — и если ты, будучи холостяком…

— Заткнись! — крикнул Росс.

Микки бросился на койку и уткнулся лицом в перегородку. Он ничего не говорил, а только тяжело дышал. Мощные плечи его ходили то вверх, то вниз, пальцы теребили и комкали одеяло.

Росс метался по помещению, беспрестанно ударяя себя кулаком по ладони. Сжимая и разжимая зубы, он с силой встряхивал головой всякий раз, когда у него в уме рассыпался очередной довод за или против. Вдруг он замер, взглянул на Мэйсона, но тут же зашагал снова. Один раз он даже включил наружный прожектор, чтобы убедиться, что ему это чудится.

Яркий свет озарил разбитый корпус корабля. Он загадочно светился и напоминал гигантское надгробие. С громким стоном Росс щелкнул выключателем и повернулся к Микки и Мэйсону. Грудь его вздымалась, как в лихорадке.

— Ну что ж, отлично, — сказал он, — это, конечно, и ваши жизни. За вас я решать не могу. Будем голосовать. Но учтите — та штуковина снаружи может оказаться совсем не тем, за что мы ее принимаем. Если вы оба решите, что надо рискнуть жизнью и подняться, то… то мы поднимемся.

Росс пожал плечами.

— Итак, голосуем. Я за то, чтобы остаться здесь.

— Я считаю, — надо лететь, — сказал Мэйсон.

Оба посмотрели на Микки.

— Картер, — обратился к нему Росс, — твое мнение?

Микки уныло уставился через плечо и молчал.

— Голосуй же, — настаивал Росс.

— Лететь, — произнес Микки, — надо лететь. Я скорее погибну, чем останусь здесь.

Сжатые губы Росса побледнели. Он глубоко вздохнул, расправил плечи и спокойно сказал:

— Ну хорошо, мы взлетаем.

— Боже, сохрани нас и защити, — побормотал Микки, наблюдая, как Росс усаживается за пульт управления.

Несколько секунд капитан сидел неподвижно, потом включил двигатели. Зажигание. Мощные газовые струи вырывались из хвостовой части корабля, сотрясая его огромное тело. Рев двигателей показался Мэйсону успокаивающим. Он пребывал в каком-то состоянии безразличия. Как и Микки, он хотел испытать судьбу. Несколько часов прошло с момента их посадки на планету, а казалось, все это было год назад. Медленно тянулось время, минута за минутой. Гнетущее воспоминание о только что пережитом не отставало. Мысленно они все еще были там, в разбитом звездолете, рядом с тремя мертвыми телами, но одновременно не могли не думать и о Земле, которой, кто знает, может быть, никогда больше не увидят, о родителях, о женах и детях и всех им дорогих и близких, с кем, возможно, они расстались навеки. Но нет, они попробуют к ним вернуться. Сидеть и ждать — всегда было самым трудным для человека. Человек не создан для этого.

Мэйсон сел к своему пульту. Он напряженно ждал. Он слышал, как включил и перешел к панели управления двигателями Микки.

— Я постараюсь взлететь как можно мягче, — сказал Росс, не вижу пока никакого повода для… беспокойства.

Он что-то еще хотел сказать, но замолчал. Микки и Мэйсон повернулись к нему в нетерпеливом ожидании.

— Вы готовы? — спросил Росс.

— Давай вверх, — ответил за обоих Микки.

Росс стиснул зубы и нажал кнопку с надписью «Вертикальный взлет».

Корабль затрясся, затем приподнялся, завис над поверхностью и с нарастающей скоростью пошел вверх. Мэйсон прильнул к заднему обзорнику. Темная поверхность планеты уходила все дальше вниз. Он старался не смотреть на блестящее белое пятнышко в углу экрана.

— Пятьсот… — считывал он показания шкалы, — семьсот пятьдесят… тысяча… тысяча пятьсот…

Каждую секунду он ждал, что что-нибудь произойдет. Ждал взрыва. Или отказа двигателя. Ждал, что корабль остановится.

Но набор высоты продолжался.

— Три тысячи, — сказал Мэйсон. В голосе его появились нотки усиливающегося ликования. Планета стремительно уносилась назад. Тот, другой корабль был сейчас не более, чем воспоминанием Мэйсон взглянул на Микки. Тот сидел, застыв с полуоткрытым ртом, готовый во всю глотку кричать «Быстрее! Быстрее!», но молчал, потому что боялся лишний раз искушать судьбу.

— Шесть тысяч… семь тысяч….. есть! — объявил Мэйсон торжествующим тоном. — Мы выбрались!

Микки с облегчением вздохнул и широко ухмыльнулся. Он поднес руку ко лбу, крупные капли пота упали на пол.

— О, Боже, — простонал он, — о, милосердный Боже!

Мэйсон пододвинулся к креслу Росса и хлопнул командира по плечу.

— Все в порядке, — сказал он, — отличный взлет.

Росс казался раздраженным.

— Нам не надо было улетать, — проворчал он. — Все это было несерьезно с самого начала. А теперь придется искать другую планету, — он покачал головой и добавил: — Зря улетели.

Мэйсон пристально посмотрел на капитана и отвернулся. Он думал…

Никто не выиграл.

— Но если опять что-нибудь где-нибудь сверкнет, — заметил он вслух, — я буду держать язык за зубами. К чертям все другие цивилизации!

Все замолчали. Он вернулся к своему месту и стал изучать карту. Обстоятельно и не торопясь. «Пусть теперь Росс за все отвечает, — подумал Мэйсон, — мне наплевать». Все снова вернулось на свои места. Однако мысли упорно возвращались к тому, что осталось внизу.

Несколько минут спустя он украдкой взглянул на Росса.

Росс тоже о чем-то задумался. Губы его были плотно сжаты. Иногда он что-то бормотал себе под нос. Неожиданно их глаза встретились.

— Мэйсон.

— Что?

— Другие цивилизации, ты сказал?

У Мэйсона холодок пробежал по спине. Он видел, как знакомый большой подбородок снова решительно опустился вниз. Что за дикая мысль? Росс этого не сделает! Только чтобы успокоить уязвленное самолюбие? Или сделает?

— Я не… — начал было Мэйсон, заметив краешком глаза, что Микки тоже следит за командиром.

— Послушайте, — сказал Росс, — сейчас я вас расскажу, что произошло там внизу. Я вам покажу, что там было.

Оба уставились на капитана, замерев от страха. Росс развернул корабль и направил его обратно.

— Что ты делаешь! — закричал Микки.

— Послушайте же, — ответил Росс, — неужели вы меня не поняли? Разве вы не видите, что нас одурачили?

Они непонимающе смотрели на командира. Микки сделал шаг в его сторону.

— Другая цивилизация, — сказал Росс, — в этом-то и суть. Пространственно-временные связи тут не при чем. Сейчас я вам объясню, в чем дело. Итак, мы улетели оттуда. И каково же сейчас наше первое желание? Доложить, что планета необитаема? Нет, мы пойдем дальше. Мы вообще не сообщим об этой планете.

— Но, Росс, ты что, намерен вернуться туда? — воскликнул Мэйсон, вскакивая на ноги и вновь испытывая ужас предыдущих часов.

— Именно это я и делаю, — ответил командир. Он был странно возбужден.

— Но ты же спятил! — заорал Микки, угрожающе приближаясь и сжимая кулаки.

— Слушай меня! — закричал Росс в ответ. — Кто выигрывает оттого, что мы не сообщим об этой планете?

Ответа не было. Микки сделал еще один шаг.

— Дураки? Разве не ясно? Там внизу есть жизнь. Но они не могут нас убить или выгнать силой. И что им остается делать? А нас у себя они не хотят. Ну так что же им остается делать?

Он задавал вопросы тоном учителя, который потерял всякую надежду получить правильный ответ от двух последних классных болванов.

Микки подозрительно смотрел исподлобья. Ему, конечно, было и любопытно узнать, что задумал капитан, но он его все-таки всегда немного побаивался. Он признавал авторитет Росса и восставать против его решения не считал возможным, даже если бы он и вел их к гибели. Микки перевел взгляд на экран обзорного устройства и смотрел, как снизу наступает огромной темной массой угрожающая земля.

— Мы живы, — сказал Росс, — мы осмелились заявить, что никакого корабля внизу никогда и не было. Да, мы видели его. Да, мы его трогали. Но можно увидеть что угодно, если сильно захотеть. Чувства будут говорить о том, что там что-то есть, в то время как на самом деле вокруг одни только голые камни. Главное, что здесь требуется — это верить в то, что видишь.

— К чему ты клонишь? — коротко спросил Мэйсон. Ему стало страшно. Как и несколько минут назад, он не отрываясь следил за высотомером. — Тысяча восемьсот… тысяча семьсот… тысяча шестьсот пятьдесят…

— Телепатия! — торжествующе объявил Росс, — Эти существа внизу, не знаю, как их назвать, заметили наше приближение. Но мы им чем-то не понравились. Они каким-то образом проникли в наше сознание и обнаружили там страх смерти. Тогда они решили, что лучший способ от нас избавиться — это напугать нас. Они показали нам наш корабль терпящим катастрофу и нас самих… мертвых. И это сработало. Но…

— Действительно сработало! — взорвался Мэйсон. — Ты что, хочешь еще раз попытать счастье, разобьемся мы или нет? И все это ради твоей чертовой теории?

— Дело здесь не только в моей теории, — огрызнулся Росс и добавил, как бы защищая свою репутацию: — У меня приказ брать образцы с каждой планеты. Я всегда неукоснительно выполнял приказы. И, черт побери, выполню и на этот раз!

— Но ты же видел, как холодно, — возразил Мэйсон, — ни о какой жизни не может быть и речи. Ты только подумай как следует.

— К черту! Капитан этого корабля пока я! И приказания отдаю я!

Микки бросился к Россу.

— Но не тогда, когда от этого зависит наша жизнь!

— Назад! — приказал Росс.

В этот момент один из двигателей остановился и замолк. Корабль резко повалился на бок.

— Идиот! — не контролируя себя заорал Микки. — Ты этого добился! Ты этого добился!

Густая темнота залепила иллюминаторы.

Корабль сильно трясло. «Предсказание сбылось», — единственное, о чем мог думать Мэйсон. Все, что он представил себе — вопли, крики, леденящий страх, напрасные мольбы и просьбы к глухим небесам — все сбылось. Через пару минут их корабль превратится в груду обломков. И те три тела окажутся…

— Провались все пропадом! — заорал он что было сил, в бессильной ярости проклиная Росса за упрямое желание вернуться и встретить, наконец, свою страшную судьбу. Дурацкое тщеславие!

— Нет, они нас не обманут! — кричал Росс, уцепившись за свою мысль, как умирающий бульдог за ногу врага.

Он отчаянно манипулировал ручками управления, пытаясь выровнять корабль. Но падение продолжалось. Корабль несся вниз, увеличивая скорость. Гироскоп не справлялся с резкими толчками и наклонами, кабину бросало из стороны в сторону, удержаться на ногах на ходящей ходуном палубе было невозможно.

— Резервный двигатель! — прокричал Росс.

— Бесполезно! — ответил ему Микки.

— Проклятье! — Цепляясь за что попало, Росс добрался до пульта управления двигателями. Кабину сильно швырнуло вправо. Трясущимися пальцами он один за другим начал проверять переключатели.

Внезапно на заднем обзорном экране Мэйсон увидел вспышку. Вслед за ней появилось ровное пламя. Корабль выровнялся, тряска прекратилась, кабина установилась горизонтально. Они продолжали спуск, как ни в чем не бывало.

Росс грохнулся в кресло и с ожесточением ухватился за панель. В следующее мгновение он уже опять управлял кораблем. Он был очень бледен. Мэйсон тоже следил за действиями Росса, боясь заговорить.

— А сейчас заткнитесь и помалкивайте, — ни на кого не глядя презрительно проворчал Росс, как будто разговаривал с провинившимися сыновьями. — Когда мы сядем, вы увидите, что все, что я вам говорил — правда. Никакого корабля там не окажется. И мы попробуем поймать за хвост тех негодяев, которые внушили нам эту чушь.

По мере того, как корабль спускался все ниже, Микки и Мэйсон робко наблюдали за командиром, за его руками, уверенно скользящими по элементам управления. Уверенность в капитане вернулась к Мэйсону. Он больше не волновался, а спокойно стоял на палубе и ждал посадки. Микки поднялся с пола и встал рядом.

Наконец корабль коснулся поверхности. Двигатели замерли. Итак, они снова сели, и ничего с ними не произошло…

— Включите прожектора! — раздалась команда.

Мэйсон щелкнул выключателем, и все кинулись к иллюминаторам. На какое-то мгновение он подумал: а как это Росс мог снова опуститься на то же самое место. Он вроде бы даже заглядывал в данные, выдаваемые компьютером во время предыдущей посадки.

Они выглянули наружу.

У Микки оборвалось дыхание. Росс замер с открытым ртом.

Разбившийся звездолет по-прежнему лежал, где они его и оставили.

Они опустились точно в ту же точку и обнаружили тот же разбившийся корабль. Мэйсон отвернулся и отошел. Он чувствовал себя жертвой какой-то дьявольской проделки, всеми проклятым и позабытым.

— А ты говорил… — обратился он к командиру, но не смог закончить фразу.

Не веря своим глазам, Росс стоял и молча смотрел перед собой.

— Сейчас мы опять взлетим, — Микки заскрежетал зубами, и на этот раз уже разобьемся наверняка. И мы все погибнем. Как и они… эти люди…

Росс не произнес ни звука. Там, прямо перед ними, находилось убедительное опровержение его последней слабой надежды. Внутри осталась неприятная пустота. Вся вера во что-то разумное исчезла.

И тут заговорил Мэйсон.

— Мы не разобьемся, — угрюмо произнес он, — никогда.

— Что?

Микки посмотрел на Мэйсона. Росс тоже обернулся к нему.

— Хватит нам друг друга дурачить, — продолжал Мэйсон, мы же все знаем, что это такое, не так ли?

Он сейчас думал о том, о чем минуту назад говорил Росс. О чувствах, дающих ощущение того, во что веришь. Даже если на самом деле там ничего и нет…

И зная это, он в следующее мгновение посмотрел и снова увидел Росса, увидел Картера. Такими, какими они были. Затем он отрывисто вздохнул, в последний раз перед тем, как иллюзия, их окружавшая, вновь обретет материальные формы.

— Ну что ж, это — прогресс, — горько заметил он. Голос его болезненным шепотом разнесся по казавшемуся призраком кораблю. — «Летучий Голландец» выходит на просторы Вселенной.

Перевод с англ. Н. Савиных

НА КРАЮ

Было уже почти два часа, когда наконец-то появилась возможность пообедать. Всю первую половину дня его стол был завален снежной лавиной требующих что-то сделать бумаг, телефон не смолкал, и целая армия настырных посетителей приступом брала дверь кабинета. К двенадцати нервы были, как натянутые до предела скрипичные струны. К часу дня струны уже нельзя было тронуть, а полвторого они начали лопаться. Ему нужно было выбраться отсюда, сейчас же, немедленно. Сбежать куда-нибудь в полутьму ресторана, выпить коктейль и как следует подкрепиться. Послушать успокаивающую музыку. Просто необходимо.

Дональд спустился вниз и шел некоторое время, пока не миновал весь этот район знакомых ему кафе и закусочных. Совсем не хотелось, чтобы кто-то его узнал. Подвальный ресторанчик «У Франка» находился где-то в четверти мили от офиса. Зайдя внутрь, он попросил хозяйку провести его в дальнюю кабину и заказал мартини. После того, как женщина приняла заказ, он вытянул ноги под столом и закрыл глаза. Благодарный вздох облегчения вырвался откуда-то изнутри. То, что надо. Мягкий полусвет, дрожащая на грани слышимости мелодия, исцеляющий глоток. Он снова вздохнул. Еще несколько таких дней, подумал он, и все.

— Привет, Дон!

Он открыл глаза как раз в тот момент, когда мужчина уже опускался напротив него.

— Ну, как жизнь? — спросил тот.

— Что-что? — уставился на него Дональд Маршалл.

— Да ничего, — сказал мужчина. — Ну и денек! Черт знает что! — Он устало улыбнулся. — И ты тоже?

— Просто не верится… — начал было Маршалл.

— А-а, — сказал мужчина, удовлетворенно кивая, когда официантка принесла мартини. — Это по мне. Еще пожалуйста. Сухое-пресухое.

— Одну минуту, — сказала официантка и ушла.

— Ну вот, — сказал мужчина, потягиваясь, — если хочешь уйти от всего этого, то самое лучшее посидеть «У Франка», точно?

— Послушайте, — сказал Маршалл, неловко улыбаясь в ответ.

— Да? — мужчина нагнулся вперед, улыбаясь в ответ.

— Я боюсь, что вы ошиблись.

— Я? — переспросил мужчина. — Может, я что-нибудь не так сделал, забыл побриться? Это со мной бывает. Или еще что? А может быть, галстук не тот?

— Вы не поняли меня, — сказал Маршалл, нахмурившись.

— Что?

Маршалл слегка кашлянул и продолжил:

— Я не тот, за кого вы меня принимаете.

— А? — мужчина снова наклонился вперед и прищурился. Потом он выпрямился, засмеялся и сказал:

— Ну что еще за дела, Дон?

Маршалл провел пальцем по основанию своего стакана.

— Действительно, что за дела? — сказал он уже менее вежливо.

— Я что-то не понимаю, — сказал мужчина.

— Как вы думаете, кто я такой? — голос у Маршалла повысился. Мужчина начал что-то говорить, открыл рот и замолчал, потом снова заговорил:

— Что ты имеешь в виду… — он прервался, потому что официантка принесла мартини. Пока она не ушла, оба сидели тихо.

— Послушайте, — мужчина начал нервничать.

— Не надо. Я не собираюсь ни в чем вас обвинять, — прервал его Маршалл, — но вы меня не знаете. Вы со мной никогда в жизни не встречались.

— Я просто не могу, — мужчина не закончил, вид у него был просто весьма озадаченный. — Я тебя не знаю?

Маршалл искусственно засмеялся.

— Это уже просто смешно, — сказал он.

Мужчина понимающе улыбнулся.

— Я знал что ты меня дурачишь, — он покачал головой, знаешь, я уже почти начал сомневаться.

Маршалл поставил стакан. Лицо его напряглось.

— Мне кажется, это уже слишком, — сказал он, — у меня сегодня совершенно нет настроения…

— Дон, — перебил его мужчина, — что случилось?

Маршалл сделал глубокий вздох, затем медленно выдохнул.

— Ну что ж, — сказал он, — предположим, что это случайная ошибка, — он через силу улыбнулся, — и кто же, вы думаете, я такой?

Мужчина не отвечал. Он в упор смотрел на Маршалла.

— Ну давай, говори, — Маршалл начал терять терпение.

— Так это не шутка? — спросил мужчина.

— Нет, я еще раз хочу…

— Подожди, подожди, — сказал мужчина, поднимая его руку. — Предположим, что два человека могут до такой степени походить друг на друга, и они…

Он резко замолчал и посмотрел на Маршалла.

— Дон, ты ведь шутишь со мной?

— Но послушайте же меня…

— О’кей, тогда я прошу прощения, — сказал мужчина. Он все еще сидел, уставившись на Маршалла. Потом он пожал плечами и изобразил улыбку. — Я мог бы поклясться, что передо мной Дон Маршалл, — сказал он.

Маршалл почувствовал, как что-то у него холодеет внутри.

— Он самый, — произнес он, слыша себя как бы со стороны. Ничего не нарушало тишину ресторана, кроме музыки и негромкой возни на кухне.

— И что это значит? — спросил мужчина.

— Да я бы сам хотел знать, — голос у Маршалла стал совсем тихий.

— Так ты… — мужчина внимательно смотрел на него, — так это не шутка.

— Ну я прошу, послушайте!

— Ладно, ладно, — мужчина поднял руку в примиряющем жесте, — это не шутка. Ты утверждаешь, что это я тебя не знаю. Хорошо. Тогда мы имеем, следующее: один человек не только похож на моего друга, как две капли воды, но он и носит то же самое имя. Это реально?

— Получается, что да, — сказал Маршалл, поднял стакан и на какое-то мгновение забылся в мартини. Мужчина сделал то же самое. Официантка подошла принять следующий заказ, но Маршалл попросил подойти позднее…

— Как вас зовут? — спросил он.

— Артур Нолан, — ответил мужчина.

Маршалл сделал движение руками, обозначающее:

— Ну вот видите, я вас не знаю.

Под ложечкой у него засосало.

Мужчина откинулся назад и уставился на Маршалла.

— Потрясающе, — сказал он и покачал головой, — просто потрясающе.

Маршалл улыбнулся и опустил взгляд на стакан.

— Где ты работаешь? — спросил мужчина.

— Пароходство «Америкэн-Пасифик», — ответил Маршалл, поднимая глаза. Он почувствовал, что его начинает разбирать любопытство. По крайней мере, весь этот сумасшедший день уже не казался ему таким скучным.

Мужчина испытывающе смотрел на него. Маршалл почувствовал, как любопытство исчезает. Внезапно мужчина засмеялся.

— Да, приятель. Утро у тебя, должно быть, было не позавидуешь.

— Какое утро?

— Да никакое, — сказал мужчина.

— Но я повторяю…

— Я сдаюсь, — ухмылялся Нолан, — у меня просто волосы дыбом.

— Но послушайте же, черт вас возьми! — взорвался Маршалл.

Мужчина больше не ухмылялся. Он открыл рот и опрокинул туда содержимое стакана.

— Дон, ты что? — спросил он уже на полном серьезе.

— Вы меня не знаете, — сказал Маршалл, четко произнося каждое слово, — и я вас не знаю. Будьте добры с этим согласиться.

Мужчина посмотрел вокруг, как бы ища помощи. Затем он наклонился поближе к Маршаллу и спокойным твердым голосом произнес:

— Слушай, Дон, давай честно. Ты меня не знаешь?

Маршалл набрал побольше воздуха и, сдерживая нарастающую ярость, сжал зубы. Мужчина отпрянул от него. Выражение его лица испугало Маршалла.

— Один из нас спятил, — сказал Маршалл. Но получилось это совсем не с той легкостью, с какой он хотел.

Нолан судорожно сглотнул. Он не поднимал глаза от стакана, словно боясь взглянуть на собеседника.

Внезапно Маршалл расхохотался.

— Бог ты мой! — сказал он. — Ну и сцена! Вы наверное, на самом деле думаете, что знаете меня?

Губы мужчины слегка искривились.

— Тот Дон Маршалл, которого я знаю, — сказал он, — тоже работает в «Америкэн-Пасифик».

Маршалла передернуло.

— Но это невозможно, — сказал он.

— Нет, — без всякого выражения добавил мужчина. В следующую секунду Маршаллу показалось, что он стал жертвой какого-то коварного замысла. Но полная растерянность на лице собеседника сразу же заглушила это подозрение. Он пригубил мартини, поставил стакан и осторожно положил ладони на стол, как бы надеясь, что это придаст ему силы.

— Пароходство «Америкэн-Пасифик»? — спросил он.

Мужчина утвердительно кивнул.

— Да.

Маршалл упрямо покачал головой.

— Нет, — сказал он, — другого Маршалла у нас в конторе не числится, — и тут же быстро добавил: — если, конечно, это не кто-нибудь из клерков там внизу.

— Но ты… — мужчина явно нервничал, — ты работаешь администратором, — сказал он.

Маршалл убрал руки со стола и зажал их между ног.

— Тогда я не понимаю, — сказал он. И тут же пожалел, что произнес это.

— И этот… э… человек сказал, что он именно там и работает? — В голосе Маршалла звучал вызов, голос дрожал. — И вы можете доказать, что его действительно зовут Дон Маршалл?

— Но, Дон, я…

— Так вы можете доказать или нет?

— Ты женат? — спросил мужчина.

Маршалл медлил с ответом. Наконец, кашлянув, он ответил:

— Да, женат.

Нолан наклонился вперед:

— На Рут Фостер? — спросил он.

Скрыть непроизвольное удивление Маршаллу не удалось.

— Ты живешь на Острове? — настойчиво продолжал Нолан.

— Да, — слабо сказал Маршалл, — но…

— В Хантингтоне?

Маршалл не мог уже даже кивать.

— Учился ли ты в Колумбийском университете?

— Да, но… — Губы у него слегка дрожали.

— А закончил ли ты в июне сорокового?

— Нет. — У Маршалла появилась какая-то надежда. — Я закончил в январе сорок первого. Сорок первого.

— Ты был лейтенантом в армии? — Нолан не обращал никакого внимания.

Маршалл почувствовал, что куда-то провалился.

— Да, — пробормотал он, — но вы сказали…

— В Восемьдесят Седьмой дивизии?

— Подождите минутку. — Маршалл отодвинул в сторону почти уже опорожненный стакан, как бы освобождая место для опровержения.

— Я могу дать вам очень хорошее объяснение этого… того дурацкого совпадения. Во-первых: кто-то, кто очень похож на меня и знает обо мне довольно много, притворяется, что он это я и есть. Бог знает зачем. Во-вторых: вы все это знаете и пытаетесь заманить меня в какую-то ловушку. Ну нет! Вы можете приводить какие угодно доказательства.

Мужчина хотел что-то возразить, но Маршалл, будучи уже почти в отчаянии, не дал ему сказать ни слова:

— Вы можете задавать мне любой вопрос; но я знаю, кто я такой, и я знаю, кого я знаю.

— А так ли это? — спросил мужчина. Он был явно озадачен.

Маршалл резко поджал ноги.

— Ну вот что. Я не с-собираюсь здесь с-сидеть спорить с вами, — сказал он, — это совершенно бессмысленно. Я пришел сюда немного отдохнуть… Туда, где никогда раньше не был, и вдруг…

— Дон, мы всегда здесь обедаем в это время. — Видно было, что Нолану трудно говорить.

— Чепуха какая-то.

Нолан потер рукой подбородок.

— Ты… ты правда думаешь, что это игра, что тебя хотят надуть? — спросил он.

Маршалл смотрел на него, как-завороженный. Он чувствовал, как тяжело бьется пульс.

— Ты думаешь, что… О, мама родная… ты думаешь, что есть человек, который притворяется, что он — это ты? Но Дон… — Мужчина посмотрел вниз. — Мне кажется, если бы я был на твоем месте, то я бы, — тихо закончил он, — пошел к доктору, я бы пошел к…

— Может быть, закончим об этом? — холодно прервал его Маршалл. — Я думаю, один из нас должен уйти. — Он окинул взглядом ресторан. — Да, здесь же полно места. — Он быстро отвел глаза от окаменевшего лица собеседника и поднял мартини. — Итак? — сказал он.

Мужчина покачал головой.

— Боже правый, — пробормотал он.

— Я сказал: закончим об этом, — сквозь сжатые зубы произнес Маршалл.

— Закончим? — Нолан не мог поверить. — И ты хочешь вот так это оставить?

Маршалл уже почти поднялся.

— Нет, нет, подожди, — сказал Нолан, — я уйду. — Он тупо смотрел на Маршалла. — Я уйду, — повторил он.

С большим усилием он выпрямился и встал, как будто на плечах у него была тяжелая ноша.

— Не знаю, что и сказать, — произнес он, — но ради всего святого, Дон, сходи к доктору.

Он постоял еще чуть-чуть рядом с кабиной, посмотрел на Маршалла. Потом очень быстро повернулся и пошел к выходу. Маршалл проводил его взглядом.

Когда мужчина вышел. Маршалл откинулся на стенку кабинки и уставился в стакан. Он взял зубочистку и механически помешивал ею остатки коктейля. Затем подошла официантка, и он заказал первое, что увидел в меню.

Пока ел, он думал о том, что все это похоже на сумасшествие. Если, конечно, этот Нолан не… Но тогда он непревзойденный актер. Он был искренне расстроен тем, что случилось. А что случилось? Если это какой-то экстраординарный случай, когда одного человека принимают за другого, то это одно дело; ну а если этот другой и ты сам — в общем-то одно и тоже, то это совсем другое. Знает о Рут, о Хантингтоне, об «Америкэн-Пасифик» и даже о лейтенантстве в 87-ой Дивизии? Откуда? Внезапно его осенило.

Много-много лет назад он здорово увлекался фантастикой. Различными рассказами о полетах на Луну, о путешествиях во времени и тому подобное. И везде там постоянно повторялась мысль о некой второй Вселенной. Это такая теория для лунатиков, предполагавшая, что существуют две различные Вселенные. Исходя из этой теории, где-то вполне могла быть другая Вселенная, в которой он знал этого Нолана, регулярно обедал с ним в ресторанчике «У Франка» и где он закончил Колумбийский университет семестром раньше.

Это, конечно, абсурд, но никуда от этого не денешься. Что, если, войдя в ресторан, он по какой-то случайности попал во Вселенную, немного сдвинутую относительно той, в которой он пребывал в офисе? А что, если (мысль его работала дальше), многие люди, сами того не осознавая, постоянно перемещались в этих двух Вселенных? А что, если и сам он так вот перемещался до сих пор, но узнал об этом лишь сегодня пока случайно не сделал какой-то лишний шаг?

Он закрыл глаза и содрогнулся.

«О, Боже, — подумал он. — О всемогущий великий Боже, я действительно переработал». Он почувствовал себя стоящим на краю скалы в ожидании толчка в спину. Изо всех сил он постарался не думать о разговоре с Ноланом. Если бы он Продолжал думать об этом, то ему бы пришлось найти этому какое-то место в своей новой схеме. К такому он еще не был готов.

Посидев еще немного, он заплатил и вышел из ресторана. Все съеденное лежало в желудке холодным комком. До Пенсильвании Стэйшен он доехал на такси, там несколько минут подождал и сел на Северобережный поезд. В вагоне всю дорогу до Хантингтона он следил за мелькающей в окне сельской местностью, сигарета в пальцах так и осталась незажженной. Тяжелый комок в желудке не исчезал.

По прибытии в Хантинггон Маршалл прошел через станцию, напрямую к стоянке такси, и специально сел в одну из знакомых машин.

— Пожалуйста, отвезите меня домой, — внимательно посмотрел он на водителя.

— С превеликим удовольствием, мистер Маршалл, — ответил водитель.

Маршалл с облегчением расслабился на сиденье и закрыл глаза. Кончики его пальцев зачесались.

— Вы сегодня рано, — заметил водитель, — плохо себя чувствуете?

Маршалл поежился.

— Да голова что-то болит, — сказал он.

— Извините, пожалуйста.

По пути домой Маршалл внимательно рассматривал город. Вопреки своей воле он искал несоответствия, различия. И ничего не находил. Все было то же самое. Дискомфорт в желудке проходил.

Рут сидела в гостиной. Она шила.

— Дон, — она встала и поспешила ему навстречу, — что-нибудь случилось?

— Нет, нет, — ответил он, снимая шляпу, — просто голова болит.

— Ну ничего, — она взяла его руку и проводила до кресла. Помогла ему снять пиджак и обувь. — Сейчас я тебе что-нибудь принесу, — сказала она.

— Спасибо.

Когда она ушла наверх, Маршалл осмотрелся в знакомой комнате и улыбнулся. Все было в полном порядке.

Рут спускалась по лестнице, и в это время зазвонил телефон. Он вздрогнул, хотел встать, но она сказала:

— Сиди, дорогой, я возьму.

— Да-да, конечно, — сказал он.

Он смотрел, как она пересекла холл, взяла трубку и ответила. Она слушала.

— Да, милый, — сказал она почти автоматически, — значит, ты… — И вдруг она остановилась. Держа телефонную трубку перед собой, она смотрела на нее, как будто это было что-то необыкновенное. Потом она вновь поднесла ее к уху и сказала:

— Значит, ты придешь… домой очень поздно? — Голос у нее был какой-то слабый.

Маршалл уставился на нее, открыв рот. Сердце его готово было выпрыгнуть. И даже когда она обернулась к нему, все еще держа в опущенной руке телефонную трубку, он не мог отвести взгляд.

«Ну, пожалуйста, — подумал он. — Пожалуйста, не говори это!»

Ну, пожалуйста!

— Кто вы такой? — спросила она.

Перевод с англ. Н. Савиных

ЧЕЛОВЕК-ПРАЗДНИК

— Ты опоздаешь, — сказала она.

Он устало откинулся на спинку стула и ответил:

— Да, я знаю.

Они сидели на кухне, завтракали. Дэвид съел очень мало. В основном он пил черный кофе и внимательно смотрел на скатерть. Вся она была покрыта тонкими линиями, казавшимися Дэвиду своеобразными автострадами.

— Ну что? — спросила она.

Он вздрогнул и оторвал глаза от скатерти.

— Да, — сказал он, — все правильно.

— Дэвид! — повторила она.

— Да, да. Я знаю, — ответил он, — я опаздываю.

Он не сердился. На это его уже не хватило бы.

— Ты определенно опоздаешь, — еще раз сказала она, намазывая хлеб маслом, а потом сверху — толстым слоем малинового джема. Она с хрустом откусила и начала жевать.

Дэвид встал, прошел через кухню к двери, повернулся и замер. Он смотрел ей прямо в затылок.

— А почему бы и нет? — опять спросил он.

— Потому что тебе нельзя, — сказала она. — Вот и все.

— Но почему?

— Потому что ты им нужен, — сказала она. — Потому что они тебе хорошо платят, и что бы ты еще без них делал. Разве не ясно?

— Но они могли бы найти кого-нибудь.

— Ну хватит, прекрати, — сказала она. — Ты же знаешь, что нет.

— Но почему именно я? — спросил он.

Она не отвечала, жевала свой бутерброд.

— Но Джин?

— Больше говорить не о чем, — сказала она, продолжая есть. Наконец она повернулась:

— Так ты еще здесь? Сегодня тебе не следовало бы опаздывать.

У Дэвида что-то сжалось внутри.

— Нет, — сказал он, — только не сегодня.

Он вышел из кухни и поднялся наверх. Там почистил зубы, надраил ботинки и надел галстук. Затем вновь спустился вниз, восьми еще не было. Заглянул на кухню.

— Ну, пока, — сказала она.

Джин слегка приподнялась и подставила ему щеку для поцелуя.

— Пока, милый, — сказала она. — Желаю… — и внезапно замолчала.

— …хорошо поработать? — закончил он. — Спасибо. — Дэвид повернулся. — Сегодня я отлично поработаю.

Вот уже много лет, как он перестал водить машину. По утрам приходил на железнодорожную станцию пешком. Придя на станцию, Дэвид, как обычно, вышел на платформу и стал ждать поезд. Газеты у него не было. Он больше не покупал газет. Ему не нравилось их читать.

— Доброе утро, Гаррет!

Он обернулся и увидел Каултера, который тоже работал в городе. Каултер похлопал его по спине.

— Доброе утро! — ответил Дэвид.

— Как дела? — спросил Каултер.

— Спасибо, нормально.

— Рад слышать. Скорее бы Четвертое, не правда ли?[2]

Дэвид судорожно вздохнул.

— Да знаете ли… — начал он.

— Ну, а я собираюсь вывезти все семейство в лес, — продолжал Каултер. — Эти отвратительные фейерверки не для нас. Заберемся в старенький автобус и поедем туда, где их нет.

— Помчитесь, — сказал Дэвид.

— Так точно, сэр, — ответил Каултер, — Как можно дальше. Это началось само собой. Нет, подумал он: не сейчас. С усилием он заставил это вернуться обратно, в темноту, откуда оно появилось.

— …ламном деле, — закончил Каултер.

— Что? — переспросил он.

— Да я надеюсь, все идет нормально в вашем рекламном деле.

Дэвид прокашлялся.

— Да, конечно, — ответил он. — Все прекрасно. — Он всегда забывал об этой лжи, сказанной как-то Каултеру.

Когда поезд подошел, он сел в вагон для не курящих, так как знал, что Каултер в дороге всегда курит. Сидеть рядом с Каултером ему не хотелось. По крайней мере, сейчас. Всю дорогу до города он смотрел в окно. В основном следил за обочиной и движением на автостраде. Один раз, когда поезд с грохотом въехал на мост, он взглянул вниз на зеркальную поверхность озера, в другой раз он откинул голову назад и посмотрел на солнце.

Он остановился, когда уже почти вошел в лифт.

— Вверх? — спросил человек в коричнево-красной униформе. — Вверх? — настойчиво, глядя на Дэвида, повторил он. Потом человек закрыл скользящие двери.

Дэвид стоял не двигаясь. Вокруг него начали накапливаться люди. В считанное мгновение он повернулся и, расталкивая их плечами, выбрался обратно. Когда Дэвид вышел на улицу, страшная июльская жара сразу же окутала его. Он шел по тротуару, как во сне. Дэвид пересек дорогу и нырнул в бар.

Внутри было темно и прохладно. Никаких посетителей. Бармена и того не было видно. Дэвид опустился в полутьму кабинки и снял шляпу. Он наклонил назад голову и закрыл глаза.

Он не в силах был это сделать. Он просто не мог встать и подняться в свой офис. И не важно, что Джин сказала и что все остальные говорят. Ухватившись руками за край стола, он сжал его с такой силой, что пальцы побелели. Конечно же, он не сделает.

— Хотите чего-нибудь? — раздался голос.

Дэвид открыл глаза. Бармен стоял рядом с кабинкой и смотрел на него сверху вниз.

— Да, пожалуйста… пиво, — ответил он. Дэвид ненавидел пиво, но он знал, что придется что-то заказать, иначе он лишится этой привилегии спокойно посидеть в прохладной тишине. Пиво можно и не пить.

Бармен принес пиво, и Дэвид заплатил. Затем, когда бармен отошел, он стал медленно поворачивать стакан по поверхности стола. И вот в этот момент оно началось снова. Затаив дыхание, он попытался оттолкнуть его. НЕТ! — сказал он, впадая в бешенство.

Еще через минуту он встал из-за стола и вышел из бара. Уже перевалило за десять. Хотя это, конечно, не имело никакого значения. Они Знают, что он всегда опаздывает. Они знают, что он всегда пытается побороть это. Безуспешно.

Офис находился в глубине помещения, небольшая загородка, снабженная самым необходимым: коврик, диван и небольшой стол с лежащими на нем карандашами и белой бумагой. Это все, что ему нужно. Одно время он держал секретаршу, но потом ему не понравилось, что кто-то за дверью может услышать его крик.

Никто не видел, как он вошел в кабинет из холла, через потайную дверь. Оказавшись внутри, он запер дверь, затем снял пиджак и расстелил его на столе. В офисе было душно. Дэвид приблизился к окну и поднял раму.

Далеко-далеко внизу жил город. Дэвид стоял и смотрел туда.

— Сколько же из них? — промелькнула мысль.

Тяжело вздохнув, он отвернулся. Итак, он пришел. Нет смысла тянуть дальше. Он связан этим. Лучше будет поскорей закончить и убираться.

Он задернул жалюзи, подошел к кушетке и лег. Устроился на подушке, вытянулся, как следует, и замер. Конечности, интересное чувство, почти сразу же онемели.

Началось.

Сейчас Дэвид это не останавливал. Оно капало в его мозг, как тающий лед. Врывалось, словно зимний ветер. Кружилось в нем подобно холодной, скользкой химере. Дэвид оцепенел и начал задыхаться. Грудь его содрогалась, сердце билось резкими толчками. Пальцы, окостенелые, словно когти, царапали кожу кушетки. Сейчас он весь дрожал, стонал и извивался. Наконец он закричал и кричал довольно долго.

Это было сделано. Вялый, без движения, лежал Дэвид на кушетке с глазами застывшими, как стекло. Когда немного отпустило, он поднял руку и взглянул на часы. Было почти два. С трудом он поднялся. Тело было свинцовым. Еле-еле добрался до стола и сел. Там он что-то написал на листке бумаги и, уронив голову на стол, впал у глубокий, бесчувственный сон.

Прошло несколько часов, прежде чем он проснулся и отнес исписанный листок бумаги своему старшему. Тот просмотрел его и кивнул.

— Четыреста восемьдесят шесть, так я понял? — сказал старший.

— А ты уверен?

— Я уверен, — спокойно ответил Дэвид. — Я смотрел за каждым.

— Он не упомянул, что Каултер и его семейство тоже были среди них.

— О’кей, — сказал старший, — давай посмотрим. Четыреста пятьдесят два в дорожно-транспортных происшествиях, восемнадцать утонули, семь от солнечного удара, три от фейерверков, шесть — по другим причинам.

— Такая маленькая девочка и обожглась до смерти, — сказал Дэвид. — А мальчик, совсем малыш, съел муравьиный яд. И та женщина, надо же, ее ударило током. Мужчина, — от змеиного укуса.

— Ну что ж, — сказал старший, — хорошо, но мы сделаем лучше. Скажем, — четыреста пятьдесят. Это всегда впечатляет, когда погибает больше людей, чем мы предсказали.

— Конечно, — сказал Дэвид.

В тот вечер прогноз был на первых страницах всех газет. По пути домой Дэвид слышал, как сидящий перед ним мужчина повернулся к своему соседу и сказал:

— Что бы я действительно хотел знать, это как они угадывают?

Дэвид поднялся и отошел в противоположную часть вагона. И пока не сошел с поезда, он все стоял там, слушая стук колес, и думал о следующем празднике — Дне Труда.[3]

Перевод с англ. Н. Савиных

ПЛЯСКА МЕРТВЕЦОВ

А я лечу вперед

С девчонкой Рота-Мотой!

Сам черт нас не возьмет,

На скользких поворотах!

Куда бы нам забраться,

Залечь и потолкаться!

(по/толкать/ся, — гл., жарг., — обозначает любую случайную половую связь, в данном значении стало употребляться во время III Мировой войны.)

Два пучка света, выпускаемые автомобильными фарами, быстро ложились на шоссе. Следом за ними несся «Ротор-Моторс» амфибия, модель «С», 1987 года выпуска. Яркие желтые струи рвались вперед и стремились удрать от 12-цилиндрового тяжело дышащего преследователя. Застывшая кромешная темень с бешеной скоростью исчезала под колесами. Дорога мелькала все быстрей. «Сент-Луис, 10 км».

— А ты летишь со МНОЙ, — пели они, — мы Рота-Мота дети! С глазами за СПИНОЙ, — пение усиливалось, — и с мыслями в кювете!

Певцов было четверо:

Лен, 23 года,

Бад, 24 года,

Барбара, 20,

Пегги, 18.

Лен с Барбарой, Бад с Пегги.

Бад вел машину. Она с визгом вписывалась в крутые виражи, громко ревела на мрачных горных подъемах, как пуля проносилась по затихшим равнинам. Одна лишь Пегги пела не надрываясь, у остальных слова вылетали из готовых разорваться легких, смешиваясь и соревнуясь с ветром, бившим в их лица и хлеставшим по ним спутавшимися волосами:

К бесу тихие прогулки

При светящем месяце!

На стомильных скоростях

Мне про иное грезится!

Стрелка подрагивала на 130. Еще две пятимильные отметки и конец шкалы. Внезапно автомобиль куда-то нырнул. Вся компания подскочила, и ночь тут же подхватила и унесла с собой дикий хохот трех молодых глоток. Еще вираж. Еше подъем, затем спуск. Молниеносный скачок через долину — корпус цвета полированного черного дерева едва касался земли.

Водно — роторно — моторный —

И удобный и просторный.

Хоть по суше, хоть по морю

Как ни в чем я рот-моторю!

Голос на заднем сиденьи:

— Уколись, Барбарись!

— Спасибо, я уже. Сразу после ужина. — Иголка с приделанной к ней капельницей для глаз перешла обратно.

Голос на переднем сиденьи:

— Уж не хочешь ли ты сказать, что это твой первый залет в Сент-Лу?

— Ну да, ведь в сентябре начались занятия.

— Брось об этом, ты же своя чувиха.

Заднее сиденье, обращаясь к переднему:

— Эй, чувиха, ты что, не хочешь вкусно взлететь?

Иголка перешла вперед, светло-янтарное содержимое капельницы заманчиво переливалось.

— Давай, будет здорово!

(взлететь, — гл., жарг., — обозначает переход в состояние эйфории, следующее за приемом наркотика. В данном значении стало употребляться во время III Мировой войны.)

Пегги попыталась улыбнуться, но губы не двигались. Пальцы чуть-чуть дрожали.

— Нет, спасибо, я не…

— Давай, не дрейфь. — Лен навалился на сиденье всем телом, светлые брови выделялись под растрепавшейся черной шевелюрой. Он держал иглу прямо перед лицом Пегги. — Будет здорово, вот увидишь. Взлетишь и все забудешь!

— И все-таки я бы не хотела, если, конечно, ты…

— Ну и девица попалась! — взорвался Лен и с силой прижался бедром к ждущему этого бедру Барбары.

Пегги тряхнула головой, и ее золотистые кудри упали на лицо, полностью скрыв глаза и щеки. Где-то там внутри, под желтой тканью платья, под белым нижним бельем, под молодой грудью тяжело стучало сердце. Будь внимательна и осторожна, детка. Это все, чего мы просим. И помни, кроме тебя у нас на этом свете никого нет. Слова матери звенели в ушах. Вид иглы заставил ее отпрянуть поглубже в кресло.

— Ну ты даешь, чувиха!

Машина застонала, входя в очередной поворот, и центробежная сила сдвинула Пегги прямо на худые колени Бада. Рука его моментально спустилась, и пальцы сдавили упругое тело. Под желтой тканью платья, под тонким чулком дрожь пробежала по коже. Губы снова не повиновались, вместо улыбки получилась жалкая гримаса.

— Я клянусь, это черт знает как здорово!

— Отстань, Лен. Если хочешь, коли своих подружек.

— Но должны мы научить ее поймать кайф.

— Лен, отвяжись, это моя девчонка!

Черный автомобиль, рыча, продолжал погоню за собственным светом. Пегги нашла и сжала в руке теплую ладонь. Ветер свистел над ними, запуская холодные пальцы в их волосы. Она бы и не хотела таких пожатий, но сейчас была просто благодарна Балу.

Пытаясь скрыть безотчетный испуг, Пегги молча следила, как асфальт исчезает под капотом. Сзади началась возня. Чувствовались объятия напряженных тел, слышно яростное слияние губ. Тем сладострастнее, чем больше миль на спидометре.

— С девчонкой Рота-Мотой! — страстно выдавил из себя Лен, оторвавшись, чтобы вздохнуть. Молодое девичье сердце на переднем сиденьи падало и замирало. «Сент-Луис — 6 км».

— Ты не врешь, что никогда не была в Сент-Лу?

— Да нет же, я…

— И значит, ты никогда не видела пляску хмурых?

Огромный комок подступил к горлу.

— Нет. Я… А мы разве… мы для того туда едем?

— Ну и девица, никогда не видела танцы хмуриков! — отозвался сзади Лен.

Во рту у Пегги пересохло. Она аккуратно и демонстративно одернула юбку.

— Значит, не врешь, — Лен все больше воспалялся. — Тогда считай, что ты еще не жила.

— Она во что бы то ни стало должна увидеть это, — вторила Барбара, крутя пуговицу.

— Так в чем же дело, — не отставал Лен. — Да, чувиха, потешим мы тебя сегодня.

— Ничего, все в порядке, — сказал Бад и слегка сжал ее ногу. — Все о’кей, верно ведь, Пег?

Никто в темноте не видел, что Пегги содрогнулась. Ветер продолжал играть ее прядями. Она слышала об этом, даже читала, но ей и в голову не приходило, что можно и самой.

И тщательно выбирай друзей, дочка. Не дай себя обмануть.

А что, если целых два месяца с тобой никто не разговаривал? Как хочется поболтать, посмеяться, побыть с приятелями. И что я могла ответить, когда на меня обратили внимание и пригласили на пикник?

— Давайте познакомимся, я — Поппи-морячок! — пропел Бад.

Сзади прозвучало кукареканье в знаке высшего одобрения. Бад изучал довоенные комиксы и мультфильмы, и на этой неделе они проходили Поппи. Он буквально влюбился в одноглазого пирата и рассказывал о нем Лену и Барбаре, которые уже наизусть знали все его песенки и диалоги.

— Поплавать бы немножко с девчонкой-кривоножкой, я — Поппи, Поппи, Поппи, я — Поппи-морячок.

Взрыв хохота. Пегги стало немного стыдно. Бад убрал руку у нее с ноги и ухватился за руль. Резкий наклон на следующем зигзаге дороги, и Пегги отбросило к дверце. От прохладного воздуха слезились глаза и ныло в затылке. 110–115–120 миль в час. Будь очень осторожна, родная. «Сент-Луис — 3 км».

Поппи недвусмысленно подмигнул ей.

— О, Олив Ойл, милашка, тебя я обожаю.

Последовал толчок локтем в бок:

— Будешь моей Олив Ойл, ты?

Пегги нервно засмеялась:

— Только не я.

— Именно ты.

На заднем сиденье Уимпи набрал воздуху и продекламировал:

— Я во вторник заплачу, а пожрать сейчас хочу!

Пронзительное трио и робкий четвертый голос продолжали концерт под аккомпанемент воющего ветра:

— Когда полно шпионов, то лучше и не надо, Я — Поппи, Поппи, Поппи, я — Поппи-морячок. Трум! Бум!

— Я есть только то, что я есть, — помрачнел Поппи, и рука его потянулась к ногам Олив Ойл под желтой юбкой. Задний ряд квартета возобновил возню и замолк в жарких объятиях.

«Сент-Луис — 1 км». Рев мотора гулко отдавался в неосвещенных пригородах.

— А ну надеть! — протяжно скомандовал Бад. Все быстро вытащили и прицепили пластиковые защитные лепестки, прикрывающие органы дыхания.

Нос и рот прикрой скорее,

Биопреп тебя хитрее.

(биопреп — сущ., разг., — общее название биологических препаратов для уничтожения гражданского населения. Вошло в употребление во время III Мировой войны.)

— Тебе понравится танец хмурых! — донеслись сквозь дорожный свист слова Бада. — Это сногосшибательно!

У Пегги было ощущение, что холод идет отовсюду, ночь и ветер здесь не при чем. Помни, милая, сейчас в мире происходят ужасные вещи. Держись в стороне от них.

— А не могли бы мы еще куда-нибудь съездить? — спросила Пегги и тотчас же поняла, что никто не слушает. Бад продолжал пение — «поплавать бы немножко с девчонкой-кривоножкой». Рука его снова оказалась на бедре соседки. А на заднем сиденьи в это время поцелуи уступали место более интимным и откровенным действиям.

Пляска мертвецов. Что-то леденящее душу почувствовалось Пегги в этих словах.

«Сент-Луис».

Черный автомобиль летел среди развалин.

Местечко, бывшее целью их путешествия, встретило дымом и вульгарными возгласами. Всеобщее шумное животное веселье подогревалось сумасшедшим диссонансом, исходящим из доброй дюжины медных инструментов — музыка стиля 1987 года. Пульсирующие, трущиеся друг о друга, танцующие тела заполняли все крохотные подковообразные пространства пола вокруг оркестра. В вырывающемся из дыма и духоты всеобщем подвываньи, сопровождающем ритмичные движения этой массы людей, можно было разобрать слова:

Рви меня, кусай меня!

В кровь мою добавь огня!

Я — твоя, возьми меня!

Милый, милый, милый,

Ты — мой — дикий — зверь!

Что-то взрывоопасное, готовое вот-вот разлететься осколками, но пока еще единое целое, таилось в этой шевелящейся толпе. «Зверем, зверем, зверем, будь со мною ЗВЕРЕМ!»

— Ну и как тебе это, Олив Пегги Ойл. — Во взгляде Поппи появилась испытывающая искорка. Они с трудом протискивались вслед за официантом. — В Сикесвилле ничего подобного не увидишь, не правда ли?

Пегги улыбнулась, сжатая Бадом ладонь онемела, но она покорно следовала за своим кавалером. В тот момент, когда они обходили едва освещенный столик, она вдруг почувствовала чье-то прикосновение. Пегги попыталась отстраниться от невидимых пальцев, но сразу наткнулась на острое, твердое колено. Приходилось изгибаться, лавировать, уворачиваться. Десятки жадных глаз раздевали ее и приглашали предаться похоти. Бад помогал распихивать окружающих. Губы непроизвольно дрожали.

— А вот здесь тебе нравится? — удовлетворенно воскликнул Бад, когда они уселись наконец у самой сцены.

Из сизых сигаретных клубов вынырнул официант. Казалось, он парит над полом с карандашом в руке.

— Что желаете? — удалось расслышать, несмотря на какофонию.

— Виски с содовой, — Бад и Лен сказали это одновременно. Потом обратились к спутницам. — Что желаете? — повторили они вопрос официанта.

— Зеленое Болото, — выкрикнула Барбара.

— Ты понял, коктейль «Зеленое Болото»? — передал официанту Лен. Джин, ром, «Кровавое Вторжение» 1987 года, лимонный сок, сахар, мятная добавка и несколько кусочков льда — этот напиток пользовался особой популярностью среди студенток колледжей.

— А что скажет вторая девчонка? — спросил Бад свою спутницу.

Пегги улыбнулась.

— Я буду лимонад. — Ее негромкий, неуверенный ответ потонул во всеобщем грохоте и дыме.

— Что-что? — переспросил Бад.

— Повторите, я не расслышал, — не уходил официант.

— Лимонад.

— Что!

— Лимонад!

— ЛИМОНАД! — это уже вопил Лен, но барабанщик, несмотря на весь шум окружающей его банды, расслышал. Тогда Лен рукой скомандовал ему: — Раз — два — три!

ХОР: Лимонад, когда мы были очень молоды,

Был для нас дороже и приятней золота.

И так продолжалось, пока…

— Давайте быстрее, — торопил официант, — а то я здорово занят.

— Два виски с содовой и два «Зеленых Болота»! — пропел Лен, и официант исчез в крутящемся тумане.

Юное сердце Пегги беспомощно трепетало. Никогда не пей, если идешь на свидание. Обещай нам, детка. Ты должна нам это пообещать. Она попыталась оттолкнуть всплывающие в памяти советы матери.

— Как тебе здесь нравится, дорогая? Не так уж и хмуро, ты не находишь? — вопрос исходил от Бада, раскрасневшегося, заметно повеселевшего Бада.

(хмурый (хмурик) — сущ., жарг. — получил широкое распространение в устной речи как заменитель аббревиатуры ХМ (УР) — Ходячие Мертвецы (Условная реакция).)

Пегги из вежливости нервно улыбнулась. Она осматривалась. Лицо наклонено вниз, глаза все время возвращались на сцену. Хмурые. Неприятно, как острие скальпеля. Хмурый, хмурик.

Сценой служило невысокое деревянное возвышение полукруглой формы радиусом около пяти ярдов. По периметру, на уровне пояса, шло легкое ограждение. На каждом его конце стояли бледно-красные прожектора. Они пока не горели. Красное на белом — промелькнула мысль. Послушай, дочка, а чем тебе не нравится бизнес-колледж в Сикесвилле? — Но я не хочу учиться бизнесу. Я хочу изучать искусство в Университете.

Принесли заказ. Официант казался бестелесным. Она видела только руку, опустившую перед ней высокий зеленоватый стакан.

Рука исчезла. Пегги взглянула на мутную, болотисто-зеленоватую жидкость, от льдинок бежали вверх пузырьки воздуха.

— Хочу тост! Возьми стакан, Пег, — это снова Бад.

Бокалы встретились над столом и зазвенели.

— За изначальное желание! — произнес Бад.

— За неоскверненное ложе! — добавил Лен.

— За бесчувственное тело! — вставила следующее звено Барбара.

Взгляды троих сфокусировались на лице Пегги. Они ждали, Пегги не понимала.

— Последнюю строчку, — подсказал ей Бад. Помоги преодолеть медлительность новичка.

— За… за нас, — но получилось неестественно.

— О-ри-ги-нально, — хмыкнула Барбара, Пегги почувствовала, что краснеет. Но этого никто не заметил, потому что Молодость Америки, Для Которой Время Остановилось, уже неистово поглощали содержимое своих бокалов. Пегги вертела стакан в руке, по-прежнему изо всех сил изображая улыбку.

— Пей, не бойся. — Слова Бада донеслись через стол как будто с другого конца света. — Чга-луга-лег!

— Будет здорово, вот увидишь. — Это Лен, думая о чем-то своем. Пальцы его снова искали мягкое податливое тело. Под столом они сразу успокоились.

Пегги не хотела пить, она боялась пить. Голос матери возвращался к ней. Никогда, если идешь на свидание. Никогда, прошу тебя. Она приподняла стакан.

— Дядюшка Бадди поможет тебе.

И вот уже дядюшка Бадди прислоняется к ней, виски уже ударило ему в голову. Дядюшка Бадди берет холодный стакан и подносит его к трясущимся хорошеньким губам.

— Будь умницей, Олив Пегги Ойл. Раз и…

Но девочка не слушалась. Она закашлялась, и несколько зеленых капель запачкали ей платьице на груди. А жгучая влага тем временем достигла желудка и огненными ручейками потекла по всем жилочкам.

Бэнгити бум, крэш смэш ПУМ! Это барабанщик нанес завершающий смертельный удар по тому, что в давние времена называлось вальсом влюбленных. Свет погас. Пегги все кашляла и терла глаза. В дыму, в подвале, в другом измерении.

Она почувствовала, как невидимая рука Бада сильно сдавила плечо. И вот, в темноте, она потеряла равновесие, стала куда-то падать, и падение это остановил влажный горячий рот, властно прижавшийся к ее губам. Пегги инстинктивно отдернулась, и в этот момент вспыхнули пурпурно-красные огни. Пестрое цветное лицо Бада отодвинулось. Он выдохнул — лучше и не надо — и потянулся к выпивке.

— Посмотрите, хмур, вон туда смотрите, — мрачно воодушевляясь закричал Лен. Он уже делал руками, что хотел.

Внутри у Пегги все перевернулось. Ей захотелось заорать, вскочить и, самое главное, бежать, бежать, куда угодно, лишь бы подальше от этой темноты и тошнотворного дыма. Но рука однокашника цепко удерживала ее на стуле, и Пегги подняла глаза. Прямо перед собой она увидела бледное, отвратительное лицо мертвого человека. Он стоял у микрофона на краю сцены, и микрофон завис над ним подобно железному пауку.

— Дамы и господа, минуточку внимания, — раздался невыразительный потусторонний голос. Взгляд его хаотично блуждал над головами зрителей, испуская зловещее мерцание. У Пегги остановилось дыхание. Тонкие щупальца болотисто-зеленой жидкости уже прошли сквозь стенки желудка, обожгли грудь. Веки отяжелели, глаза то смыкались, то открывались. Мамочка, — возникло откуда-то из самых глубин ее мозга дорогое слово. Возникло и затрепетало, вырвавшись наконец на свободу. Мамочка, забери меня домой.

— Мы должны предупредить вас. То, что вы сейчас увидите, предназначено только для закаленных сердец и крепких нервов, — голос звучал приглушенно, словно из-под земли, — если же вы в себе не уверены, вам лучше уйти отсюда прямо сейчас. Мы ничего не гарантируем и не несем никакой ответственности. И мы не можем позволить себе содержать в штате врача.

Но смеха в ответ не последовало. «Брось трепаться и катись ты…» — буркнул сам себе Лен. У Пегги ногти врезались в кожу.

— То, что вы сейчас увидите, — представление продолжалось, и голос стоящего на сцене постепенно приобретал уверенность и звучность, — это не дешевая сенсация, напротив это честный научный опыт.

— Хмур для дур! — реакция Бада и Лена была быстрой и непроизвольной, как слюноотделение у подопытной собаки.

В 1987 году присказка эта настолько вошла в обиход, что употреблялась уже как некая форма вежливости в ответ на любое упоминание «Ходячих Мертвецов» в вашем присутствии. В послевоенном законе существовала лазейка, разрешающая показы такого рода, но при одном условии — с предварительным устным научным разъяснением. Однако последовало столько злоупотреблений и вольных толкований этой оговорки, что всем в конце концов стало на это наплевать. А слабое правительство смотрело на подобные нарушения сквозь пальцы.

Когда свист и улюлюканье улеглись, выступающий поднял руки и молчаливо благословил и продолжал.

Пегги не отрываясь следила за заученными движениями его губ. Сердце ее с трудом наполнялось кровью и медленно, судорожно сжималось. Ноги начали деревенеть. Но все отступало по мере того, как приятное жжение проникало в глубины ее тела, а пальцы все судорожнее сжимали запотевшее стекло. Я хочу уйти. Пожалуйста, забери меня домой, — последним усилием воли обратилась она к матери.

— Итак, дамы и господа, — эта была последняя вступительная фраза, — возьмите себя и друг друга в руки.

Прозвучал гонг, заполнив пространство вибрирующим звуком, и вслед за гонгом хриплый человеческий голос медленно объявил:

— «Ходячие Мертвецы!»

Сейчас на сцене никого не было. Микрофон исчез куда-то вверх. Зазвучала музыка — приглушенная духовая мелодия. Джазовая интерпретация физически ощутимого мрака. В основе ее бьющийся, пульсирующий стук барабанов, на который нанизывались печаль саксофона, зловещий тромбон и обузданное блеяние трубы. Мелодия проникала в тебя независимо от твоей воли.

У Пегги холодок пробежал по спине, она резко опустила глаза и не мигая смотрела на мутную белизну поверхности стола. Вокруг только дым и темнота, духота и ревущая слух музыка.

Сама того не замечая, движимая импульсом нервного страха, Пегги отхлебнула из стакана. Ледяные капли смочили горло и пищевод, все ее тело снова содрогнулось. Но крепость напитка сразу же пустила горячие ростки в ее венах, ощущение немоты достигло висков. Губы разомкнулись, выпуская тяжелое дыхание.

Комната наполнилась перекатывающимся бормотанием, казалось, будто ветер играет с ивами у реки. Взгляд Пегги никак не поднимался на пурпурную тишину сцены, будучи прикованным к светящемуся колыханию в стакане. Мышечные волокна желудка туго натянулись, чутко прислушиваясь к биению сердца. Я бы хотела уйти. Пожалуйста, давайте уйдем отсюда.

Диссонанс достиг климакса. Медные звуки отчаяния пытались сливаться воедино, но гармония не получалась.

Кто-то ущипнул Пегги за ногу. Это оказалась рука Поппи. Морячок возбужденно шептал:

— О, Олив Ойл, побудь со мной-л.

Пегги почти ничего не чувствовала и не слышала. Рука автоматически взяла стакан, еще раз ощутив выступившие на его поверхности капли, и поднесла ко рту. Прохлада в горле моментально превратилась в обжигающую теплоту во всем теле.

ВОТ ОНО!

Занавес открылся так внезапно, что она почти выронила стакан. Он стукнулся о поверхность стола, и зеленые болотные фонтанчики выплеснулись наружу, дождем окропив ее руку. Музыкальная картечь невыносимо звонко ударила по перепонкам. Пегги слегка задрожала. Пальцы ее извивались и теребили салфетку, белые на белом. А тем временем неведомая, неуправляемая сила заставила ее поднять в ужасе раскрытые глаза.

Волна музыки схлынула, оставляя в бурлящем фарватере лопающиеся пузырьки барабанных переливов.

Ночной клуб превратился в безмолвный склеп. Не слышно стало даже дыхания.

Темно-красная дымовая паутина медленно проплыла на сцене. Ни звука. Только глухое, ритмичное соло барабана. Пегги окаменела. Она срослась со стулом, обратилась в кусок скалы с бешено колотящимся сердцем. Сквозь двигающуюся пелену дыма и алкогольное головокружение она начала с ужасом различать происходящее.

Существо это было женщиной.

Спутанные черные волосы обрамляли одутловатое лицо, напоминающее маску. Окаймленные тенью глаза были скрыты гладкими веками цвета слоновой кости. Рот, казалось, не имел туб. Он был похож на запекшуюся резаную рану, застывшую над подбородком. Белая шея, белые плечи, белые руки. По бокам зеленоватого прозрачного одеяния имелись рукава, из которых свешивались словно вылитые из гипса кисти.

Мраморное изваяние в красных отсветах прожекторов.

Все еще парализованная Пегги не отрываясь следила за застывшими очертаниями. Косточки накрепко переплетенных под столом пальцев побелели. Пульсирующее подрагивание воздуха проникало в самое нутро, ритм барабанных палочек управлял сокращениями сердца.

Из черной пустоты за спиной послышался шепот Лена: — Я люблю мою жену, но этот труп… — Бад и Барбара не выдержали и сдержанно засмеялись. Пегги ощутила нарастающий могильный холод, прилив беспомощного отчаяния.

Где-то впотьмах, в глубине дымного тумана, один из зрителей искусственно кашлянул, пытаясь прочистить слипшееся горло. По залу разнесся одобрительный вздох понимания.

На возвышении по-прежнему не было никакого движения. Оттуда не исходило ни звука. Только тягучие барабанные переходы метались по затихшему помещению, как будто невидимый музыкант искал и не находил какую-то потайную дверь. Обезличенная безымянная жертва недавней чумы застыла бледной статуей, и видно было, как дистилляционный раствор струился по ее сосудам, преодолевая кровяные сгустки.

И вдруг барабан захлебнулся, словно не выдержал нарастающей паники. Пегги показалось, что кто-то невидимый и холодный начал ее заглатывать. Шейные мышцы напряглись до предела, раскрытый рот прерывисто глотал воздух.

Веки стоящего перед ними мертвеца дрогнули.

В зале воцарилась мрачная напряженная тишина. Остатки воздуха застряли у Пегги в гортани, когда она увидела, как открылись, подрагивая, выцветшие глаза. Что-то скрипнуло. Это тело ее бессознательно откинулось на спинку стула. Пегги не мигала. Сквозь расширившиеся зрачки в мозгу отпечатывалось изображение мерзкой твари, бывшей когда-то особью женского пола.

Снова заиграла музыка. Снова застонали в темноте медные голоса, словно какое-то животное с клаксонами вместо рта жалобно ныло в полуночной аллее.

Внезапно бессильно висящая сбоку правая рука «ходячего мертвеца» дернулась. Сухожилия стали сокращаться. Левая рука изогнулась, вытянулась вперед и упала обратно, шлепнув по вялой бледно-красной ляжке. Правая вперед, левая вперед. Правая-левая-правая-левая. Так двигаются марионетки в любительском театре.

Музыка соответственно изменилась. Барабанные щетки задавали ритм мышечной конвульсии. Пегги откинулась еще дальше. Тело стало совершенно бесчувственным и холодным. Лицо, застывший синевато-багровый слепок.

Существо на сцене пошевелило правой ступней и неуклюже понесло ее вверх по мере того, как дистиллят оказывал действие на мышцы голени и бедра. Второе сокращение, за ним третье. И вот уже левая нога целиком двинулась вперед, а за ней и весь корпус женоподобного трупа в результате резкого мышечного спазма подался к краю сцены, вызвав движение и игру света в прозрачном облачении.

Пегги услышала свистящий выдох, вырвавшийся сквозь плотно сжатые губы Бала и Лена. Противная тошнота вспучилась у нее в желудке. Сцена пошатнулась и поплыла. Водянистое свечение двигающегося мертвого тела направлялось прямо к ней.

Голова закружилась. Сдавленная ужасом Пегги теперь уже не могла оторвать взор от возбужденного неживого лица.

Она видела, как открывался рот, обнажив зияющую пустоту. Заживший, казалось, шрам разошелся и открыл саму рану. Она видела, как раздулись темные ноздри, как зашевелилась гниющая плоть под отвисшей кожей щек, как появились и исчезли на багровой белизне лба глубокие складки. Пегги видела, как один из безжизненных глаз подмигнул в пространство, и услышала всеобщий испуганный хохот.

В оркестре что-то затрещало. Припадочные движения мертвых рук и ног заставляли тело скакать по залитому светом настилу, как будто в разваливающуюся на куски огромную куклу человеческого размера вдохнули новую жизнь.

Все это казалось кошмарным сном. Пегги отчаянно, беспомощно дрожала, не в состоянии оторваться от прыжков и кружений смертельной пляски. Кровь ее обратилась в лед. Жизнь остановилась. Только сердце продолжало трепетать неровными скачками. Взгляд застыл и не замечал ничего, кроме пассивно извивающейся белой женской плоти под прилипшим к ней шелком.

Но вдруг что-то где-то испортилось.

До сих пор действие ограничивалось площадкой в несколько ярдов, обозначенной декорацией, и все мышечные схватки не выносили тело за пределы янтарно-желтого сектора. Однако внезапно, в результате непредвиденного пароксизмального возбуждения фигура «хмурика» двинулась к ограждению.

Установленные вдоль сцены деревянные стойки заскрипели, когда ожившая масса налетела на них низом живота. Пегги превратилась, в туго сжатый узел. Она видела, как исказилась в смертельной агонии каждая черточка озаренного тусклым пятном лица.

Зловещая фигура отлетела назад, в ритм музыке хлопая себя по шуршащим шелковым бедрам прокаженными руками.

И снова прыжок вперед. Обезумевшая кукла глухо шлепнулась бесформенным животом о деревянную загородку. Нижняя челюсть ее отпала вниз и снова защелкнулась. Медленный разворот вокруг сцены, и снова заскрипело ограждение под обрушившимся на него ударом. Пегги сидела как раз внизу.

Она не дышала. Она срослась со стулом. В безотчетном ужасе разошлись и замерли побелевшие губы, кровь разрывала вены на висках. А страшное нелепое существо все кружило перед ней, скользящая белая пелена застилала глаза.

В следующее мгновение оно опять врезалось в парапет, склонилось над ним, и пылающее бескровное лицо вплотную приблизилось к Пегги. На высушенной бледно-лиловой маске жили только уставившиеся прямо в душу глаза.

Пол начал уходить из-под ног. Серовато-синее лицо исчезло в поглотившей сознание темноте, но сразу же откуда-то появилось, засияв новыми оттенками. Топот медных ног не стихал. Мозг разрывался.

Оживший труп с остервенением вдавливал свое тело в ограждение, будто хотел стереть его. И с каждым его пошатыванием просвечивающие лохмотья развевались, обнажая помертвевшую ткань, с каждым новым столкновением сильнее проступало сквозь них опухшее человеческое мясо. Застывшая Пегги безмолвно наблюдала за яростными атаками зомби на разделяющий их барьер. Ничто не ускользало от ее взгляда; ни искаженное дикими усилиями лицо, ни чернота, развевающиеся волосы.

То, что произошло потом, в считанные секунды отключило ее сознание.

Какой-то угрюмый человек выбежал на освещенную сцену. То, что некогда было женщиной, скрючилось, сжалось и повисло на перегородке, сложившись на ней вдвое и увлекая ее за собой. Еще одна спазма мышечных волокон, и узловато-мускулистые ноги взмыли кверху.

Царапая и цепляя все вокруг, существо наконец упало.

Пегги попыталась отодвинуться. Душераздирающий вопль, зародившийся было в ее горле, сменился сдавленным хрипом в тот момент, когда хмур рухнул на поверхность стола, растопырив в стороны обнаженные конечности.

Заверещала Барбара. Все присутствующие затаились. Боковым зрением Пегги заметила, что вскочил с места ошеломленный Бад.

То, что недавно было человеком, билось и извивалось на столе, как свежепойманная рыба. Музыка перестала играть, наступила шипящая тишина. Взволнованное людское бормотание отозвалось у Пегги в мозгу, вслед за ним накатила все накрывающая волна, и она почувствовала, что погружается в небытие.

Холодная белая ладонь ударила ее по лицу, бездонные глаза смотрели на нее кровавым взглядом. Пегги куда-то понесло. Наполненная ужасом комната перевернулась и начала падать.


Возвращение сознания. Оно теплилось в ее мозгу маленьким огоньком свечи, прикрытым дымчатой вуалью. Шорох, шепот, неясные плывущие тени.

Капля за каплей рот наполнялся дыханием.

— Пег, очнись, — услышала она голос Бада и ощутила на губах прохладное прикосновение металлического горлышка. Обжигающий глоток заставил ее немного поморщиться. Пегги закашлялась и ничего не чувствующими пальцами оттолкнула фляжку.

Позади кто-то зашевелился.

— Смотрите, она очухалась, — сказал Лен, — Ой, Олив Ойл очухалась.

— Как ты себя чувствуешь? — склонилась к ней Барбара.

Все было хорошо. Сердце медленно, медленно билось. Как будто кто-то не торопясь бил в барабан, подвешенный в глубине груди на фортепианных струнах. Руки и ноги по-прежнему не слушались, но холод сменился жарким оцепенением. Мысли вяло возникали и пропадали, точно после долгого, спокойного сна. Мозг казался сейчас хорошо прочищенным механизмом, уложенным в мягкую шерстяную упаковку.

Все было нормально.

Пегги сонно оглянулась вокруг. Они находились на самой вершине холма. Стоящая на ручном тормозе амфибия замерла, чуть-чуть выступая над обрывом. Где-то далеко внизу спала равнина, укрытая пестрим ковром из неяркого лунного света.

Змея, а может быть рука, обвила ее вокруг талии.

— Где мы? — томно спросила она наклонившегося спутника.

— До школы отсюда миль пять. Бедняжка. Как ты себя чувствуешь?

Пегги потянулась всем телом. Приятно хрустнули суставы. Она послушно откинулась ему на плечо.

— Замечательно, — слабо улыбаясь пробормотала она и почесала небольшую шишку на левом предплечье, прислушиваясь, как тепло разливается по телу. Траурная светящаяся ночь. Какое-то непонятное, неосязаемое воспоминание, которое сразу же затерялось в глубине, в тайных непроходимых лабиринтах.

— Да, подруга, крепко же ты вырубилась, — засмеялся Бад.

— Капитально, — вторили ему Барбара и Лен. — Олив Ойл отключилась!

— Я вырубилась? — удивление ее осталось незамеченным.

Фляжка пошла по кругу. Пегги снова пила и расслаблялась, все больше поддаваясь действию спиртного.

— Потрясающе! Никогда в жизни не видела таких хмуриков.

Легкий холодок вдоль спины и снова приятная теплота.

— Да-да, я ведь совсем забыла.

Пегги улыбалась.

— Я это называю «грандиозный финиш», — сказал Лен, тиская подружку.

Подружка не возражала:

— О, Ленни, не так сильно.

— Х.М.У.Р. — произнес Бад. Он теребил ее волосы. — Сукины дети! — Рука его потянулась к ручке радиоприемника.

(Х.М. (У.Р.) — Ходячие Мертвецы (Условная Реакция) — это ненормальное физиологическое явление было открыто во время войны. Оно возникло после применения определенных бактерио-газовых наступательных средств. Тела умерших солдат самопроизвольно поднимались и выполняли спазматические круговые движения. Позднее эти движения стали известны под названием «танцы хмуриков». Вызывающие такую реакцию микроорганизмы были выделены в отдельный препарат, и сейчас он используется в строго контролируемых экспериментах, требующих особого разрешения властей и заполнения специальной документации.)

Автомобиль наполнился музыкой. Мелодичная меланхолия брала за душу. Пегги прижалась к своему дружку и не сдерживала больше его вездесущие руки. В укромном уголке ее сознания что-то колыхалось и никак не рассасывалось. Это было как отчаявшийся мотылек, который окончательно запутался в застывающем воске, но все еще продолжает трепыхать крылышками; мотылек становится слабее и слабее, а вязкая ловушка кристаллизируется и твердеет.

Четыре голоса затянули неторопливую песню:

Все забудь на этом свете,

Ты же знаешь — я с тобой.

Сами можем не заметить,

Как умчимся в мир иной.

Пение четырех юных голосов, уходящее в бесконечность. Четыре жарких, одутловатых молодых тела, прижавшиеся друг к другу. Гармония слов и объятий. Безмолвное понимание.

Под прекрасным звездным светом

Снова мы споем об этом.

Песня оборвалась, но мелодия не кончалась.

Молодая девушка вздохнула.

— И все-таки как это романтично, — сказала Олив Ойл.

Перевод с англ. Н. Савиных

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Говард Лавкрафт

ПОГРЕБЕННЫЙ ВМЕСТЕ С ФАРАОНАМИ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Одна тайна неизбежно влечет за собой другую. После того, как мое имя стало широко известно и я прославился как виртуоз своего дела, мастер невероятных трюков, я столкнулся с такими необычными изложениями фактов и событий, которые заставили людей заинтересоваться моей деятельностью и персоной. Некоторые из этих историй были банальными и неуместными, некоторые — глубоко драматичными и захватывающими, одни изобиловали рискованными поступками и таинственными приключениями, другие приписывали мне обширные научные и исторические познания. Обо многих из них я рассказывал и буду рассказывать откровенно. Но об одной я всегда вспоминаю с большой неохотой, и если сейчас о ней и расскажу, то только после настойчивых расспросов и долгих уговоров со стороны издателей этого журнала, до которых дошли кое-какие слухи от моих родных.

До настоящего времени все это имеет прямое отношение к моей туристической поездке в Египет четырнадцать лет назад. Я избегал говорить о ней по нескольким причинам. С одной стороны, я не склонен использовать в личных интересах безошибочно подлинные факты и обстоятельства, явно неизвестные гостям страны фараонов, толпящимся возле сфинксов и пирамид, и, вероятно, с большим усердием утаиваемые в целях предосторожности властями в Каире, которые не могут совсем уж ничего о них не знать. С другой стороны, я не горю желанием подробно описывать тот случай, в котором мое распаленное воображение, должно быть, сыграло такую большую роль. То, что я видел — или представлял себе, что видел, — конечно, не имело места в действительности; но оно скорее должно рассматриваться как результат того, тогда недавнего, увлечения египтологией и раздумий на эту тему, естественно, возбуждаемых окружающей обстановкой. Эти побудительные причины, усиленные волнением в результате впечатления от подлинного события, невероятного само по себе, без сомнения, дали толчок нараставшему и достигнувшему кульминационной точки потрясению, пережитому мной в той, давно ушедшей кошмарной ночи.

В январе 1910 года подошел срок окончания моего договора в Англии, и я подписал контракт на турне с австралийскими театрами. Так как поездка эта предполагала наличие свободного времени, я решил использовать его главным образом для путешествий, которые меня, в основном, интересовали. Итак, в сопровождении жены я, полагаясь на благосклонность фортуны, поплыл вдоль континента и в Марселе сел на пароход «Мальва», приписанный к Порт-Саиду. После этого я предполагал посетить главные исторические достопримечательности восточного Египта прежде, чем окончательно отправиться в Австралию.

Наше плавание было приятным и оживлялось множеством забавных случаев, которые выпадают на долю мага-волшебника на отдыхе. Ради спокойного путешествия я намеревался держать свое имя в секрете, но был вынужден выдать себя своему же собрату по профессии, чье желание удивить пассажиров дешевыми трюками заставило меня вдвое усилить свои старания и тем самым разоблачить собственное инкогнито. Я упоминаю об этом в связи с конечным эффектом — эффектом, который мне следовало бы предвидеть, прежде чем раскрывать себя перед туристами на пароходе, которые потом разбрелись по всей долине Нила. Теперь, где бы я впоследствии ни появлялся, меня всюду узнавали. Я лишил себя и свою жену спокойной, безмятежной жизни и неприметности, о которой столько мечтал. Путешествуя ради того, чтобы побольше узнать о неизвестном, я сам в силу обстоятельств стал предметом пристального внимания и изучения, словно интригующий антикварный раритет.

Мы прибыли в Египет в поисках живописных мест, удивительных красот и волнующих тайн, но не все наши надежды оправдались, когда судно медленно приблизилось к Порт-Саиду и всех нас пересадили в небольшие лодки. Низкие песчаные дюны, раскачивающиеся на поверхности мелких вод буйки и отчаянно жалкий маленький город на европейский лад, где и увидеть-то нечего, кроме статуи великого Лессепса,[4] возбудили в нас желание продолжить путь, чтобы повидать что-то более интересное и достойное нашего внимания. Немного поразмыслив, мы надумали сразу же отправиться в Каир и к пирамидам, потом — в Александрию на австралийский пароход, осмотрев греко-романские достопримечательности, которые нам могла предложить древняя столица.

Поездка по железной дороге была вполне сносной и отняла у нас всего четыре с половиной часа. Мы увидели большую часть Суэцкого канала, вдоль которого следовали, и получили беглое представление о старом Египте в быстро промелькнувшей перед глазами картине восстановленного и наполненного водой канала времен Римской империи. Потом, наконец, показался Каир, мерцающий огнями в сгущающихся сумерках. Яркие созвездия в ясном небе предстали перед нами во всем своем великолепии, когда мы остановились у знаменитого «Гаре Централь».

Но нас вновь ожидало разочарование, ибо все вокруг было европейским, кроме, пожалуй, одеяний прохожих. Обычный подземный переход вывел нас на площадь, кишащую экипажами, такси, трамваями и ярко освещенную электрическими огнями, сверкающими на высоких зданиях. Мы были рядом с тем самым театром, где меня тщетно просили выступить и который я позже посещал как зритель. Он был недавно переименован в «Американ Космограф». Мы обосновались в отеле «Шепад», до которого добрались на такси, быстро мчавшемся вдоль широких, застроенных комфортабельными зданиями улиц. Среди всей этой главным образом англо-американской роскоши, лифтов, эскалаторов, великолепного сервиса в ресторане таинственный Восток с его древним прошлым казался весьма далеким.

Следующий день, однако, вверг нас в восхитительную атмосферу «Арабских ночей» — извивающиеся улочки и экзотические силуэты Каира на фоне неба, казалось, вновь оживили Багдад Харун аль-Рашида. Мы отправились в восточную часть мимо садов Избеких вдоль Муски в поисках местного квартала и вскоре оказались в руках шумливого чичероне, который — вопреки последнему обстоятельству — был мастером своего дела.

Только позже я понял, что в отеле мне следовало обратиться к дипломированному гиду. Этот человек, бритый, с каким-то особенно глухим голосом и относительно чистоплотный, выглядел как фараон и называл себя Абдул Райе эль Дрогман. Как оказалось, он имел большую власть над себе подобными, хотя впоследствии полицейские сделали вид, что они его не знают, и предположили, что райе — это просто слово, относящееся к человеку с какими-либо полномочиями, в то время как «Дрогман», очевидно, не более, чем искаженная модификация «драгоман» — термин, означающий руководителя туристической группы.

Абдул показал нам такие чудеса, о которых мы только читали или знали понаслышке. Древний Каир сам по себе словно удивительная книга и мечта — лабиринты узких улочек, полных необыкновенной таинственности, балконы в арабском стиле и эркеры, почти соединяющиеся друг с другом над мощеными булыжниками улицами; водоворот восточного транспорта с его необычными звуками и выкриками, щелканье кнутов, грохотанье тележек, звон монет, пронзительный крик ослов; мозаика многокрасочных одежд, паранджи, тюрбаны, фески; носильщики воды и дервиши, собаки и кошки, предсказатели и парикмахеры; и надо всем этим — заискивающее нытье слепых нищих, низко кланяющихся из своих углублений в стене, и громкое пение муэдзина в украшенном изящной росписью минарете, вырисовывающегося на фоне бескрайнего голубого неба.

Крытые и более спокойные базары вряд ли были менее притягательны. Пряности, духи, четки, бусы, коврики, шелка и изделия из меди — старый Махмуд Сулейман сидит, скрестив ноги, среди своих сосудов и бутылок, в то время как молодые люди, ведущие пустой разговор, растирают в порошок горчицу в выдолбленном углублении в капители древней античной колоны память о римском владычестве, возможно, из соседнего Гелиополиса, где Август размещал один из своих трех египетских легионов. Древность начинает смешиваться с экзотикой. Кроме того, мечети и музеи — мы все их посмотрели и всячески старались, чтобы живой и радостный арабский дух не был заслонен мрачным очарованием Египта великих фараонов, которые нам предлагали бесценные музейные сокровища. Это должно было быть нашей кульминационной точкой, а в настоящий момент мы сосредоточили свое внимание на средневековых памятниках сарацинов-халифов, чьи впечатляющие мавзолеи-мечети образовали блистательный фантастический некрополь на границе с Аравийской пустыней.

Наконец Абдул провел нас вдоль Шариа Мохамед Али к древней мечети султана Хассана и к Бебель-Азабу с расположенной сбоку башней, за которой по крутой стене взбирался проход к могущественной цитадели, возведенной самим Саладином из камней заброшенных пирамид. Солнце садилось, когда мы взбирались на отвесную скалу, обошли вокруг современной мечети Мохамеда Али и посмотрели вниз с головокружительной высоты на таинственный Каир — таинственный Каир, весь сверкающий золотом резных куполов, воздушных минаретов и пламенеющих яркими багровыми красками садов.

Высоко над городом возвышался огромный римский купол нового музея; а за ним — по ту сторону загадочного желтого Нила — праматери человечества и великих династий — притаились грозные пески Ливийской пустыни с ее переливающимися барханами и древними зловещими тайнами.

Низко опустилось утомленное солнце, принеся прохладу египетским сумеркам; и пока оно парило так в воздухе на краю земли, как древний бог Гелиополис — Ре-Горахт — мы увидели вырисовывающиеся на фоне его багряных лучей темные контуры пирамид Гизы — убеленные сединами веков усыпальницы, сохранившиеся с того времени, когда Тутанхамон воздвиг золотой трон в далеких Фивах. Мы знали, что на этом наша прогулка по сарацинскому Каиру завершилась, и теперь мы должны были погрузиться в более древние и глубокие тайны Египта — мрачные и зловещие свидетельства Ре и Амона, Изиды и Озириса.

На следующее утро мы побывали возле пирамид, проехав в легком двухместном экипаже «виктория» по острову Чизерех с его массивными деревьями и по небольшому английскому мосту на западное побережье. Мы ехали по дороге, окруженной рядами огромных деревьев, порой смыкающих над нами свои кроны, мимо обширного зоологического сада на окраину Гизы к тому месту, где был построен новый мост в собственно Каир. Затем, повернув вглубь вдоль Шариаэль-Харам, мы пересекли район каналов с гладкой и чистой поверхностью воды и местных деревушек с ветхими домишками, пока впереди не замаячили цели нашего путешествия, чьи вершины взмывали вверх над предрассветной дымкой, образуя опрокинутые точные копии в придорожных водоемах. Сорок веков, как сказал Наполеон участникам своего африканского похода, в самом деле смотрели на нас сверху вниз.

Внезапно дорога круто взмывала вверх, пока мы не добрались до места своей пересадки между трамвайной станцией и отелем «Мена Хаус». Абдул Райс, который умело приобрел билеты, казалось, прекрасно ладил с толпящимися здесь вопящими отвратительными бедуинами, жившими в убогих грязных деревеньках неподалеку и докучавших каждому путешественнику. Он старался не подпускать их к нам и достал отличную пару верблюдов для нас, сам взобрался на осла и поручил вести наших животных группе мужчин и подростков, которые скорее обернулись для нас лишними тратами, чем были полезны. Местность, которую нам предстояло пересечь, была настолько мала, что вряд ли была необходимость в верблюдах, но мы не жалели о том, что обогатили свои познания и совершили путешествие на «кораблях пустыни».

Эти пирамиды стоят на высоком каменном плато рядом с самой северной группой пирамид с царскими и аристократическими захоронениями, построенных неподалеку от Мемфиса, прекратившей ныне свое существование столицы, расположенной на том же берегу Нила, несколько южнее Гизы и процветавшей между 3400 и 2000 годами до нашей эры. Самая большая пирамида, расположенная ближе всех к современной дороге, была возведена фараоном Хеопсом или Хуфу около 2800 лет до нашей эры. Она достигает высоты более 450 футов. Юго-восточнее нее стоит Вторая пирамида, выстроенная фараоном Хефреном лет на тридцать позже. Хотя она чуть меньших размеров, выглядит она даже внушительней Первой, так как основание у нее более высокое. Значительно меньшая Третья пирамида фараона Мусеринуса относится приблизительно к 2700 году до нашей эры. На краю плато, прямо на восток от Второй пирамиды, с лицом, возможно, изображающим огромный портрет Хефрена, стоит исполинский Сфинкс — безмолвный, сардонический и мудрый, возвышаясь над всем человечеством и памятью.

Малые, не представляющие большого интереса пирамиды и остатки разрушенных малых пирамид можно обнаружить в нескольких местах. По всему плоскогорью можно найти следы гробниц и захоронений, принадлежащих жрецам и священнослужителям меньшего ранга. Эти гробницы первоначально обозначались с помощью mastabas, каменных сооружений вокруг находящихся на большой глубине надгробий, как это было обнаружено на других Мемфисских кладбищах. Примером тому служит гробница Пернеба в Метрополитен-Музее в Нью-Йорке. В Гизе, однако, такие зримые приметы были разрушены временем или попросту разграблены; остались только высеченные из камня надгробия, занесенные песком либо расчищенные археологами, чтобы служить доказательством своего былого существования. С каждой гробницей была соединена часовня, в которой жрецы и родственники умершего преподносили им пищу и читали молитвы витающей здесь ка[5] или поминали умершего. В небольших гробницах были свои часовни, расположенные в каменных mastabas или надстройках, но погребенные часовни пирамид, в которых покоились фараоны, были обособленными храмами. Они располагались в восточной части каждой такой пирамиды и были соединены мощеной дорожкой с массивной главной часовней или монументальной аркой, находящейся на краю каменистого плато.

Главная часовня, ведущая ко Второй пирамиде, почти засыпанная движущимися песками, открывается взору под землей юго-восточнее Сфинкса. По традиции ее называют «Храмом Сфинкса»; возможно, она так называется по праву, если Сфинкс действительно олицетворяет собой создателя Второй пирамиды Хефрена. Существует множество жутких историй о Сфинксе до того, как его переделали в Хефрена, но какими бы ни были его прежние черты, древний царь заменил их своими, чтобы люди могли смотреть на этого колосса без страха.

Именно у входа в главный храм была обнаружена диоритовая статуя Хефрена в натуральную величину. Ныне она хранится в одном из музеев Каира, — статуя, перед которой я стоял и перед которой испытывал благоговейный трепет. Произведены ли сейчас раскопки этого величественного сооружения, я не могу сказать с уверенностью, но в 1910 году основная его часть находилась еще под землей, и по ночам вход в него был прегражден вооруженной охраной. Всеми работами тогда руководили немцы. Война или какие-нибудь другие обстоятельства могли изменить этот порядок. Я многое бы отдал, принимая во внимание свой опыт, а также распространяемые некоторыми бедуинами слухи, чтобы узнать, что же произошло в поперечной галерее, где статуи фараона были обнаружены в непосредственном соседстве со статуями бабуинов и других животных.

Дорога, по которой мы в то утро ехали верхом на верблюдах, резко сворачивала влево мимо деревянного здания полиции, почты, аптеки и магазинов, круто спускаясь на юг и восток, чтобы окончательно повернуть и взобраться на каменное плато, столкнуть нас лицом к лицу с великой пустыней, защищенной Великой Пирамидой. Мы проехали мимо гигантской каменистой клади, завернули с восточной стороны и посмотрели вниз, на долину малых пирамид, за которыми вечный Нил, блестя на солнце, нес свои воды на восток и вечная пустыня мерцала с запада. Очень близко вырисовывались три главные пирамиды. Самая большая из них была лишена внешнего покрова и стояла, обнаружив большую часть серых камней. Но другие сохранили здесь и там аккуратно нанесенную облицовку, которая делала их в свое время такими гладкими и законченными.

Вскоре мы спустились к Сфинксу и молча сидели, зачарованные его необыкновенными, невидящими глазами. На его широкой каменной груди мы с трудом рассмотрели символ Ре-Горахта, за копию которого принимали Сфинкса в более поздних династиях. И хотя надпись между огромными лапами была занесена песком, мы вспомнили, что там высек на камне Тутмос IV, и о чем он мечтал, будучи принцем. Именно тогда улыбка Сфинкса как-то смутно вызвала в нас неприязнь и заставила заинтересоваться легендами о подземных лабиринтах, расположенных под чудовищным созданием, лабиринтах, ведущих вниз на такие глубины, на которые не каждый осмелится посягнуть — глубины, связанные с тайнами более древними, чем открывшийся нам династический Египет, имевший зловещую связь с божествами с головами животных в древнем нильском пантеоне. И тут я задал себе вопрос, скрытый смысл коего стал понятен лишь позднее.

Теперь понаехавшие отовсюду туристы начали догонять нас, и мы направились к занесенному песком «Храму Сфинкса», о котором я уже упоминал, как о главной часовне, ведущей во Вторую пирамиду. Большая его часть все еще находилась под землей, и хотя мы спешились и спустились по современного вида проходу в гипсовый коридор и далее, в поддерживаемое колоннами просторное помещение, я чувствовал, что Абдул и местный немецкий гид показали нам не все, что здесь можно было увидеть.

Потом мы объехали вокруг плато, рассматривая Вторую пирамиду и развалины ее погребальной часовни с восточной стороны, Третью пирамиду и ее миниатюрных южных спутниц и разрушенную восточную часовню; каменные гробницы и изрытые ходами и галереями гробницы Четвертой и Пятой династий, известную усыпальницу Кэмпбелла, чей темный надгробный камень уходит вглубь на пятьдесят три фута к мрачному саркофагу, который один из сопровождавших нас расчистил от песка, спустившись туда на толстой веревке.

Тут от великой пирамиды до нас донесся крик. Это бедуины осаждали группу туристов, наперебой предлагали свои услуги, обещая как можно быстрее провести каждого туриста по тропам вверх и вниз. Говорят, рекордное время для такого подъема и спуска — семьдесят минут, но многие опытные проводники и их сыновья заверили нас, что могут сократить эту цифру в пять раз, был бы только необходимый стимул в виде щедрых baksheesh.[6]

Но стимула этого у нас не было, хотя мы все-таки попросили Абдула поднять нас наверх и таким образом получили возможность полюбоваться не только небывалой красоты видом далекого, мерцающего огнями Каира, увенчанного золотисто-лиловыми вершинами гор, но и всеми пирамидами Мемфисского округа, от Абу Рош на севере до Дашура на юге. Пирамидообразное сооружение Саккара, являющее собой пример эволюции невысокой mastaba в собственно пирамиду, ясно и заманчиво проступило в песчаной дали. Как раз недалеко от этого места была обнаружена знаменитая гробница Пернеба — более, чем в четырехстах милях севернее фивейской долины царей, где покоится Тутанхамон. И вновь я вынужден замолчать, испытывая истинный благоговейный восторг. Вид этой классической древности и тайны, которые каждый древний монумент, казалось, хранил и вынашивал в себе, наполнили меня глубоким почтением и ощущением необъятности, какое я более уже ни перед чем не испытывал.

Устав от крутого подъема и чувствуя отвращение к назойливым бедуинам, которые дошли до того, что уже пренебрегали всеми правилами приличия, мы упустили всякую возможность пройти по теснмм внутренним ходам всех пирамид, хотя мы видели, как некоторые особенно упорные готовились к тому, чтобы с трудом пробраться по душным лабиринтам величайшего памятника фараону Хеопсу.

Когда мы, снова заплатив, отпустили наших местных проводников и поехали обратно в Каир с Абдулом Райсом под слепящим полуденным солнцем, мы очень сожалели об упущенной нами возможности. Столько интересного рассказывали об этих подземных ходах! Конечно, не в справочниках для туристов. Такие слухи ходили! Входы в эти подземные коридоры были блокированы и скрыты некоторыми необщительными археологами, которые их раскопали и начали исследовать.

Конечно, на поверку часто оказывалось, что слухи эти были безосновательными: но любопытно было призадуматься над тем, с какой категоричностью запрещалось посетителям входить в пирамиды по ночам или забираться в самые нижние ярусы и подземную часть Великой Пирамиды. Возможно, последнее было психологическим эффектом, вызывающим страх, желанием заставить ослушавшихся чувствовать себя как бы заживо погребенными под гигантским монументом из прочной каменной клади. Вернуться назад он может по единственному ходу, по которому можно прибираться только ползком. И кто знает, возможно какой-либо случай или злой дух могут перекрыть его. Все это было настолько таинственным и заманчивым, что при первой же возможности мы решили вернуться на плато еще раз. Для меня эта возможность наступила значительно раньше, чем я предполагал.

В тот же вечер, когда члены нашей группы, утомившись после напряженного дня, отправились отдыхать, я пошел погулять с Абдулом Райсом по живописному арабскому кварталу. Хотя я видел его днем, мне хотелось побродить по узким улочкам и базарам в сумерках, когда густые тени и мягкие отблески света приносили сюда романтический ореол фантастики. Прохожих становилось все меньше, однако они вели себя очень шумно. И тут в Сукен-Наххазине, базаре медников, мы столкнулись с кучкой веселящихся бедуинов. Их явный предводитель, дерзкий молодой человек с тяжелыми чертами лица и вызывающе вздернутым подбородком, обратил на нас внимание. Очевидно, он узнал, не проявив при этом большого дружелюбия, моего опытного, но, признаться, надменного и расположенного к насмешкам проводника.

Возможно, думал я, ему ненавистно было то странное сходство улыбки Абдула Раиса с полуулыбкой Сфинкса, которое и я часто про себя отмечал с раздражением; или, может быть, ему не нравился низкий, замогильный голос Абдула. Во всяком случае, обмен любезностями на местном диалекте был оживленным; недолго думая, Али Зиз, так звали незнакомца, начал с силой тянуть Абдула за халат. Последний тут же ответил ему взаимностью, приведшей к горячей схватке, в которой оба потеряли свои головные уборы, свято оберегаемые. Потасовка грозила обернуться жестокой дракой, если бы я не вмешался и не растащил их по сторонам, приложив к тому немалое усилие.

Мое вмешательство, поначалу внешне принятое с неудовольствием с обеих сторон, наконец завершилось перемирием. С явной неохотой каждый из участников драки сдержал свой пыл, поднял головной убор с напускным чувством собственного достоинства, столь же глубоким, столь и неожиданно проявившимся; оба заключили любопытный договор чести — как я потом узнал, эта традиция была древнейшей в Каире. Этот договор предполагал разрешение разногласий соперников с помощью ночного боя на вершине Великой Пирамиды. Бой должен проходить после того, как любители достопримечательностей покинут это место. Каждый боец должен был пригласить секундантов со своей стороны. Кулачный бой должен начаться в полночь, проходить в несколько раундов как можно более культурным образом.

Во всех этих приготовлениях было нечто, что возбудило мой интерес. Схватка эта сама по себе обещала быть единственной в своем роде и зрелищной, в то время как мысль моя об этой удивительной сцене на вершине древней громадины, взирающей со своей высоты на не менее древнее плато Гизы при тусклом свете бледной луны в предрассветные часы заставляло работать мое воображение. К моей просьбе взять меня в качестве одного из секундантов Абдул отнесся весьма благожелательно; так что остаток вечера я сопровождал его в различные притоны в самых злачных районах города — в основном к северо-востоку от Избеких — в которых он один к одному собрал грозную, отборную шайку подходящих к данному случаю головорезов.

Вскоре после девяти часов наша группа, усевшись верхом на ослов с такими внушительными и вызывающими воспоминания именами, как «Рамзес», «Марк Твен», «Дж. П. Морган», «Миннесота», медленно продвигалась по лабиринту улиц как восточных, так и западных, пересекла мутный и заросший по берегам мачтовым лесом Нил по мосту с бронзовыми львами и устремилась легким галопом между огромными деревьями к Гизеху. Чуть больше двух часов заняло у нас это путешествие, к концу которого нам встретился последний, возвращающийся турист. Мы помахали рукой последнему трамваю и остались наедине с ночной природой, прошлым и призрачной луной.

Затем в конце дороги показались гигантские пирамиды, отвратительные в своей смутной атавистической угрозе, которой я совсем не почувствовал при дневном освещении. Даже в самой маленькой из них было нечто омерзительное — не в ней ли погребена заживо царица Нитокрис из Шестой Династии; коварная царица Нитокрис, которая однажды пригласила на праздник всех своих врагов в храм под Нилом и утопила их, открыв затворы шлюзов? Я вспомнил, что арабы с осторожным шепотом рассказывали что-то о Нитокрис и остерегались появляться у Третьей пирамиды в определенные фазы Луны. Должно быть, это о ней размышлял Томас Мор, когда написал то, о чем загадочно бормотали мемфисские лодочники:

Подземная нимфа, что живет

Средь не знающих солнца жемчугов, —

Госпожа Пирамиды!

Как бы рано мы ни прибыли на место, Али Зиз и сопровождающие его все-таки опередили нас, так как мы увидели их ослов на фоне пустынного плато в Каффель-Харемс. Мы несколько свернули в сторону убогих арабских поселений недалеко от Сфинкса вместо того, чтобы ехать обычной дорогой в Мена Хаус, где нас могли заметить и задержать ленивые и незадачливые полицейские. По камням и песку нас повели к Великой Пирамиде, где мерзкие бедуины ставили верблюдов и ослов в каменных гробницах царедворцев Хефрена. У обветшавших стен Пирамиды нетерпеливо переминались с ноги на ногу арабы. Абдула Райс предложил мне помощь, в которой не было необходимости.

Насколько знают многие путешественники, сама вершина этого сооружения давно разрушилась, обнажив относительно ровную поверхность площадью около двенадцати квадратных ярдов. На этой жуткой высоте был сооружен ринг, и через несколько мгновений насмешливая пустынная луна искоса поглядывала на схватку, которая вполне могла бы иметь место в небольшом атлетическом клубе Америке, если бы не крики, раздававшиеся на ринге. Пока я наблюдал за ней, я чувствовал, что не было острой необходимости во всех ее непременных атрибутах, так как каждый удар, выпад и защитный маневр означали «потерю темпа» для моего, не сказать чтоб уж неопытного глаза. Схватка очень быстро закончилась, и, несмотря на мои сомнения относительно методов ее ведения, я испытывал своего рода гордость собственника, когда Абдул Райс был признан победителем.

Примирение было необыкновенно быстрым, и среди пения, братания и выпивки, которые за ним последовали, я с трудом мог себе представить, что ссора вообще имела место. Каким бы это ни было странным, казалось, скорее я был центром внимания, чем сами противники. Имея поверхностные знания арабского языка, я пришел к выводу, что они обсуждают мои профессиональные выступления и, прежде всего, мое искусство преодоления любого рода препятствий. Я не только понял, что они удивительно много обо мне знают, но почувствовал какую-то враждебность к себе и скептицизм относительно моих профессиональных качеств. В конце концов до меня дошло, что древнее искусство магии в Египте не могло исчезнуть бесследно, что оно пережило века и некоторые знания его тайн, знания свято охраняемых религиозных обрядов существуют и по сей день среди современных феллахов. Именно мастерство чужеземного hahwi, или мага-волшебника, вызывало ревнивое чувство, а иногда и негодование и ставилось под сомнение. Я думал о том, насколько мой проводник с глухим голосом Абдул Райс был похож на древнего египетского жреца, или фараона, или улыбающегося Сфинкса… и удивлялся.

Неожиданно молниеносно произошло нечто, что доказывало верность моих предчувствий и заставило меня проклинать ту беспросветную глупость, когда я принял события этой ночи за чистую монету. И действительно, как оказалось, это было ни что иное, как преднамеренный тайный сговор. Без всякого предупреждения и, без сомнения, в ответ на тайный знак со стороны Абдула вся компания бросилась на меня и, вытащив толстые веревки, связала так крепко, как меня не связывали еще никогда в жизни — ни на сцене, ни вне ее.

Поначалу я сопротивлялся, но вскоре понял, что одному человеку не под силу справиться с шайкой более чем двадцати крепких и сноровистых варваров. Руки мои были скручены за спиной, колени согнуты настолько, насколько это было возможно, а запястье и щиколотки были прочно соединены неподатливыми узлами. Рот мне заткнули кляпом, вызвавшим приступ удушья, и туго затянули повязку на глазах. Потом, когда они несли меня высоко на плечах и начали спускать с пирамиды, во время которого меня трясло и подбрасывало, я услышал ядовитые насмешки своего недавнего проводника Абдула. Он издевался и с наслаждением глумился надо мной своим низким, загробным голосом и заверил, что скоро мне предоставится величайшая возможность проверить свои «волшебные чары» и что я быстро забуду о самомнении, которое, возможно, завладело мной после триумфального турне по Америке и Европе. Египет, напомнил он злорадно, древняя страна, полная тайн, ведущих свое происхождение с давних времен. Тайны эти непостижимы даже местным аборигенам, попытки которых заманить меня в ловушку потерпели поражение.

Не могу сказать, как далеко меня несли и в каком направлении, так как было сделано все против того, чтобы у меня сложилось более или менее точное представление о времени и пространстве. Однако, я полагаю, вряд ли расстояние было большим, так как те, кто меня нес — шли не слишком торопливо и довольно короткое время. Именно эта подозрительная краткость нашего пути заставляет меня содрогаться всякий раз, когда я вспоминаю о плато Гизы, так как близость туристических маршрутов, существовавших тогда и, должно быть, существующих поныне, весьма обманчива.

Эта зловещая видимость близкого расстояния, о которой я говорю, поначалу не была столь очевидной. Усадив меня на поверхность, которая, как я почувствовал, была скорее песчаной, чем каменистой, мои похитители обмотали мне грудь веревкой, и несколько футов тащили меня волоком к какому-то неровному углублению в земле, и вскоре опустили меня куда-то вниз, обращаясь со мной довольно бесцеремонно. Целую вечность я стукался о каменные шероховатые бока узкого, высеченного в камне колодца, пока огромная, почти невероятная глубина не лишила меня возможности строить какие-либо догадки.

Ужас от проводимого надо мной эксперимента все больше охватывал меня с каждой секундой, растянутой до вечности. То, что спуск сквозь эту отвесную твердую скалу мог быть столь бесконечным и не достигнуть центра самой планеты или что любая веревка, изготовленная человеком, могла быть столь длинной, чтобы окунуть меня в это дьявольское и, по-видимому, бездонное чрево преисподней, были рассуждениями настолько нелепыми, что легче было усомниться в собственных неумеренно-взволнованных чувствах, чем поверить всему этому. Даже сейчас я колебался, так как знаю, насколько обманчивым становится наше восприятие, если нарушается обычная точка отсчета. Но я абсолютно убежден, что до сих пор сохранял трезвую голову. По крайней мере, я не дополнял свое разгулявшееся воображение картинами достаточно мерзкими в своей реальности, которые являются плодом рассудочной иллюзии, где-то граничащей с галлюцинацией.

Все это вместе взятое и было причиной моего первого небольшого обморока. Крайне высокая скорость спуска была тяжелым испытанием и положила начало последовавшему затем ужасному состоянию. Они очень быстро опустили эту бесконечно длинную веревку, и я сильно ободрался о шероховатости сужающихся к низу стен колодца, когда рухнул на дно. Одежда моя изорвалась в клочья, я чувствовал, как все тело было покрыто ссадинами и кровоподтеками, вызывающими мучительную боль. Тут же я ощутил едва поддающуюся определению смесь запахов: всепроникающий запах сырости и затхлости, удивительно непохожий ни на что из того, что мне приходилось встречать до того, и скорее напоминающий острый аромат пряностей и благовоний от курений фимиама, что придавало всему элемент насмешки.

Затем произошел странный перелом в моей психике. Это было ужасно, отвратительно и не поддавалось никакому описанию. Меня охватило настоящее исступление — совокупность кошмара с дьявольщиной. Внезапность его была апокалиптичной и демонической — в один момент я погружался, испытывая адские мучения, в этот узкий колодец-пасть с миллионами впивающихся в меня острых зубов; однако в следующее мгновение я высоко парил в ущельях ада на крыльях летучей мыши, то свободно покачиваясь в воздушных потоках, то устремляясь вниз сквозь милю безграничного затхлого пространства, взмывая на головокружительную высоту к безмерным вершинам освежающего неба, то судорожно окунаясь в засасывающие низины алчущего, отвратительного вакуума… Слава Богу за милосердие, что не допустил тех царапающих когтями фурий сознания, которые чуть было не лишили меня дара умственных способностей, хищнически терзая мою душу! Та передышка, какой бы короткой она ни была, дала мне силы и здравый ум, чтобы пересилить еще более сильные спазмы необъятного страха, которые, притаившись, ожидали меня на моем пути наверх.

Я медленно приходил в себя после того жуткого полета через мрачное пространство. Процесс этот был бесконечно болезненным, окрашенным фантасмагорическими и невероятными сновидениями, в которых мое состояние — я был связан и с кляпом во рту — нашло необычное воплощение. Природа этих сновидений была для меня совершенно недвусмысленной, пока я переживал их; потом стала смутным пятном в моих воспоминаниях, а вскоре и вовсе приобрела только общие очертания в связи с ужасными событиями — истинными или воображаемыми — которые затем последовали. Мне пригрезилось, будто меня охватила громадная, жуткая лапа: желтая, волосатая, с пятью когтями. Она выросла откуда-то из-под земли, чтобы поймать и поглотить меня. Когда я приходил в себя и хотел воспроизвести изображение этой лапы, мне казалось, что это сам Египет. Во сне я оглядывался на события предшествующих недель. Я видел, как мало-помалу, тонко и коварно меня искушает и опутывает своими сетями вампир-дух из древненильских заклинаний — некий дух, который существовал в Египте до появления человечества и будет существовать, когда человечества не станет.

Мне виделся ужасный и отвратительный древний мир Египта и его вызывающая суеверный страх связь с гробницами и храмами мертвых. Мне виделись призрачные процессии жрецов с головами быков, собак, кошек и козерогов; призрачные процессии, тянувшиеся нескончаемым потоком по подземным лабиринтам и дорогам вдоль колоссальных профилей, рядом с которыми человек выглядел мухой. Они предлагали богам, которых невозможно описать, жертвы, которые язык страшится назвать. Каменные колоссы шли всю ночь и гнали стада ухмыляющихся сфинксов вниз, к берегам бесконечно тянущихся стоячих смоляных рек. А позади всего этого я видел невыразимую злобность первобытной некромантии, черной и амфорной, алчно жаждущей меня во тьме, чтобы подавить мой дух, осмелившийся насмехаться над ней, осмелившийся вступить с ней в состязание. В моем, еще находящемся в полузабытьи, сознании приобрела свои черты некая мания зловещей ненависти и преследования. Передо мной предстала черная душа Египта, избравшая и зовущая меня невнятным шепотом; манящая и соблазняющая, увлекающая ярким блеском и чарами сарацинской внешности, и одновременно толкающая вниз, в подземное кладбище, к ужасам мертвых и тайне фараонского сердца.

Потом лица в сновидениях стали напоминать человеческие, и я увидел своего проводника Абдула Раиса в одеянии фараона с полуулыбкой Сфинкса на лице. И я знал, что это лицо было лицом Хефрена Великого, с высеченным на нем Сфинксом, весьма напоминающим его самого. Хефрена, который построил главный храм с несметным количеством коридоров, проложенных, по мнению археологов, в загадочном песке и неизвестном камне. И я взирал на длинную худую и негнущуюся руку Хефрена; длинную, худую и негнущуюся руку, какую видел у диоритовой статуи в Каирском музее — статуи, которую нашли в главном храме — и удивился, что не закричал, когда увидел, что это Абдул Райс… Та рука? Она была отвратительно холодной и стискивала меня; то был холод и теснота саркофага… это сжимал меня как в тисках, до спазм, сам Египет, который не мог оставаться в памяти… Это был черный, как беззвездная ночь, Египет-некрополь… та желтая лапа… и такая жуткая молва о Хефрене…

Но тут я начал просыпаться — или по крайней мере переходить в иное состояние, так сказать, менее сонное, чем было до этого. Я вспомнил кулачный бой на вершине пирамиды, коварных бедуинов и их нападение на меня, мой жуткий спуск на веревке в бесконечные каменные глубины с головокружительным раскачиванием веревки и погружением в прохладную пустоту опьяняющей гнилости. Я почувствовал, что лежу на сыром каменном полу и веревки врезались в меня с такой силой, которую никак нельзя было ослабить. Было очень больно, и мне показалось, что я ощутил, как слабый поток воздуха овевает меня. Многочисленные порезы и ссадины, которые я получил во время падения в колодец, невыносимо ныли. Это ощущение усиливалось до жалящей, жгучей остроты, и любого, самого осторожного движения было достаточно, что все мое тело начало пульсировать от острой и мучительной боли.

Когда я повернулся, то почувствовал, как дернулась натянутая веревка, на которой меня спустили сюда, и пришел к выводу, что она все еще достигала поверхности. Держали ее до сих пор арабы или нет, я не имел ни малейшего понятия; я также не мог сказать, на какой глубине нахожусь. Но я знал, что меня окружает ночная темнота, так как ни один лучик лунного света не проникал сквозь мою повязку на глазах. И все же я не настолько доверял своим чувствам, чтобы принять в качестве доказательства то, что находился здесь бесконечно долго.

Будучи уверен, по крайней мере, в том, что нахожусь на значительном удалении от поверхности непосредственно под отверстием, я не очень решительно предположил, что местом моего заключения, возможно, стала подземная часовня древнего фараона Хефрена — Храм Сфинкса — может быть, какой-нибудь внутренний коридор, который мои гиды-проводники утаили от меня во время утреннего посещения и из которого я мог бы без труда убежать, найди я дорогу к перекрытому ходу. Это было бы блуждание по коридору, напоминающему лабиринт, но это было бы не сложнее тех ситуаций, из которых я когда-либо выпутывался.

Первое, что мне необходимо было сделать, — это освободиться от пут, кляпа и повязки на глазах. Я знал, что это не будет для меня сложной задачей, так как более тонкие знатоки, чем эти арабы, пробовали испытать на мне различные приемы в течение моей долгой и разнообразной карьеры в качестве автора и исполнителя трюков. Однако успеха они никогда не добивались.

Потом мне пришла в голову мысль, что арабы могли предусмотреть такой вариант событий и напасть на меня при любом признаке возможного избавления от связывающих меня веревок. Было вполне вероятно, что они держали веревку в руках. Конечно, при условии, если считать само собой разумеющимся тот факт, что я нахожусь действительно в хефреновском Храме Сфинкса. Отвесное отверстие в своде, где бы оно ни было скрыто, вряд ли находилось на большом удалении от современного входа около Сфинкса, если, по правде говоря, оно вообще не было скрыто от любопытных глаз, так как вся площадь, доступная туристам, не столь уж велика. Я не заметил ничего подозрительного, пока блуждал здесь днем, но знал, что вполне мог не разглядеть этот вход среди дрейфующих песков.

Пока я лежал так на каменном полу, обдумывая все это, я почти забыл об ужасах, которые пережил при спуске в этот бездонный, похожий на пещеру колодец, о том, как раскачивалась веревка, на которой я висел, что довело меня впоследствии до состояния комы. Моя мысль сосредоточилась только на том, как бы перехитрить арабов, и я естественно, настроился на то, чтобы как можно скорее освободиться, приложив максимум усилий к тому, чтобы не насторожить своих похитителей и не выдать тем самым намерение избавиться от них.

Однако принять решение гораздо легче, чем осуществить его. Необходимы несколько предварительных попыток прояснить ситуацию: вряд ли можно добиться успехов без значительных усилий, а значит и движений. И я не удивился, когда, после особенно сильного рывка, веревка, свертываясь спиралью, стала падать на меня. Очевидно, подумал я, бедуины обо всем догадались и отпустили свой конец, ничуть не сомневаясь в моих заблуждениях относительно действительного входа в храм.

Перспектива была не из радостных — но я бывал и не в таких переделках и не сдавался. Не намерен я был отступать и на сей раз. Сейчас мне было необходимо прежде всего освободиться от оков и положиться на свою ловкость и изворотливость, чтобы уйти из храма целым и невредимым. Любопытно заметить, насколько безоговорочно я поверил в то, что нахожусь в храме Хефрена рядом со Сфинксом, не слишком глубоко под землей.

Но вера эта быстро пошатнулась. Во мне вновь ожило мое первоначальное опасение о сверхъестественной глубине и дьявольской тайне в связи с обстоятельством, от которого я испытывал еще больший ужас и которое приобрело еще большую значимость, несмотря на мой, казалось бы, мудрый план. Я уже упоминал о том, что падающая веревка свертывалась на мне и вокруг меня. Я заметил, что она все еще продолжала скатываться, что было бы невозможно, будь она обычной длины. Стремительность ее падения нарастала лавинообразно, и вскоре она огромной кучей лежала на полу, наполовину завалив мое тело увеличивающимися петлями. Вскоре она полностью поглотила меня, я исчез под ее спиральными витками настолько, что мне трудно стало дышать.

Мои надежды вновь рухнули, и я тщетно пытался избавиться от ощущения безысходности, неотвратимости надвигающейся беды. Дело не в том, что меня терзали мысли о том, насколько я мог все это выдержать, не только о том, что жизнь, казалась, медленно покидала мое тело. Главное заключалось в том, что я понимал — и слишком хорошо, — что означает такая неестественная длина веревки, и сознавал, какое расстояние отделяет меня от поверхности Земли. В таком случае мой бесконечный спуск и болтание на веревке имели место в действительности, и теперь я должен беспомощно лежать в этой ужасной дыре почти у центра Земли. Такое подтверждение моих первоначальных предположений было невыносимо. Это было слишком. Бог проявил ко мне милость — я второй раз впал в забытье.

Когда я говорю о забытье, то не подразумеваю отсутствие сновидений. Наоборот, отключение сознания означало сновидения столь отвратительные, что они почти не поддаются описанию. Боже мой!.. Если бы я не читал так много по египтологии прежде, чем приехать в эту страну, полную тайн и кошмаров! Мой второй обморок вновь заставил меня содрогнуться от ощущения того, что я нахожусь в этой стране с ее архаическими секретами. По какой-то гнусной причине мои сновидения обратились к древним мифам и представлениям о мертвых, о их временном обладании душой и телом за пределами этих загадочных гробниц и склепов, скорее напоминающих жилища, чем могилы. Я вспомнил в форме видений особую, тщательно продуманную, конструкцию египетских усыпальниц и чрезвычайно странные и леденящие кровь гипотезы о предназначении этих конструкций.

Все, о чем эти люди думали — это смерть и загробная жизнь. Они действительно верили в воскрешение тела, что заставляло их с безрассудной тщательностью мумифицировать его и сохранять жизненные органы в сосудах около трупов. Они верили не только в воскрешение тела, но и в два других элемента: душу, которая, взвешенная и одобренная богом Озирисом, могла быть допущена на священную землю; и мрачную, зловещую «ка», которая вселяла страх и блуждала в небесах или на земле, требуя время от времени доступа к сохраненным останкам. Она поглощала пищу, преподносимую жрецами и благочестивыми родственниками в погребальной часовне, а иногда — ходили и такие слухи — забирала свое тело или его деревянную копию, которую всегда размещали рядом, и украдкой выносила его из гробницы с намерением, вызывающим особое отвращение.

Тысячи лет покоились эти тела, уложенные в саркофаги, глядя остекленевшими глазами, ожидая посещения «ка», ожидая того судного дня, когда Озирис возвратит на прежнее место «ка» и душу и поведет дальше легионы окоченевших мертвецов из домов вечного сна, находящихся глубоко под землей. Это должно было быть чудо второго рождения — но не все души к этому допускались. Некоторые гробницы считались оскверненными, в чем следовало усматривать либо нелепые ошибки, либо злодейски обдуманные нарушения правил погребального обряда. Даже в наши дни арабы шепотом говорят о неосвященных сборищах и отвратительных культах и службах, творимых в забытых гробницах и посещаемых летающими невидимыми «ка» и лишенными душ мумиями.

Возможно, самыми страшными легендами, от которых кровь стынет в жилах, являются те, что рассказывают нам о результате порочных склонностей и извращений разлагающегося духовенства той эпохи — смешанных мумий — искусственных соединениях человеческих туловищ и конечностей с головами животных в подражание древним богам. Во все периоды истории священных животных мумифицировали, чтобы освященные быки, кошки, ибисы, крокодилы и им подобные могли вернуться, когда наступит время, в еще большем великолепии. Но только во времена упадка Египта соединяли в одной мумии человека и животного только во времена упадка, когда не до конца была понята сущность «ка» и души.

Что случилось с теми смешанными мумиями, об этом не говорится — по крайней мере, совершенно точно известно, что ни одному египтологу их не удалось обнаружить. То, что рассказывают арабы, слишком нелепо, на это нельзя полагаться. Они даже намекают на то, что царь Хефрен — тот, что воздвиг Сфинкса, Вторую пирамиду и главный храм — живет глубоко под землей. Он вступил в брак с царицей-вампиром Нитокрис и правит мумиями, не похожими ни на человека, ни на животное.

Именно они — Хефрен со своей супругой и их странными полчищами умерших гибридов — явились мне в видениях, которые постепенно сгладились в памяти. Но самое ужасное из них было связано с вопросом, который я задал себе вчера, глядя на высеченную из камня великую загадку пустыни и интересуясь, на какой глубине может тайно соединяться с ней храм, расположенный неподалеку. Тот вопрос, столь невинный и причудливый тогда, приобрел в моем сне неистовое и истерическое безумие… какую же колоссальную и вызывающую отвращение ненормальность первоначально представлял собой Сфинкс?

Мое второе пробуждение — если это было пробуждение — это воспоминание о совершеннейшей мерзости, которая ни с чем в моей жизни не может сравниться, кроме одного случая, происшедшего гораздо позже. А надо сказать, что жизнь моя была полна приключений, которых хватило бы на многих. Помните, я потерял сознание, заваленный лавиной падающей на меня веревки, бесконечность которой вскрыла ту катастрофическую глубину, на которой я находился. Теперь, когда восприятие вернулось ко мне, я уже не чувствовал на себе ее груза и, поразмыслив, понял, что, хотя я до сих пор связан, с кляпом во рту и повязкой на глазах, какая-то сила сбросила с меня прямо-таки удушающие пеньковые кольца, чуть было не погубившие меня. Значение происшедшего медленно доходило до моего сознания. Несмотря на это, я бы вновь впал в забытье, если бы к этому времени я не достиг такого состояния эмоциональной депрессии, когда никакие новые страхи не могли ничего добавить. Я был наедине… с чем?

Прежде чем я мог начать терзать себя новыми размышлениями или сделать еще одну попытку освободиться от веревки, еще одно обстоятельство стало очевидным. Мое тело было истерзано болью, и казалось, будто я весь покрыт толстым слоем запекшейся крови от многочисленных порезов и ссадин. Грудь моя вся горела, будто какой-то громадный злой ибис долбил ее клювом. Несомненно, сила, сбросившая с меня веревку, была враждебной и начала терзать все мои раны. Тем не менее, мои ощущения были как раз обратными тому, что можно было ожидать. Вместо того, что бы погрузиться в ад отчаяния, я почувствовал побуждение к новым действиям, так как теперь понял, что злые силы были явлением физически реальным, явлением, с которым мужественный человек мог встретиться на равных.

Под воздействием этой мысли я с усилием потянул стягивающие меня узлы и использовал все свое мастерство, накопленное с годами, чтобы освободиться, как я неоднократно проделывал при свете рампы и под аплодисменты зрителей. Знакомые ощущения начали овладевать мной, и теперь, когда исчезла длинная веревка, во мне вновь появилась вера в то, что пережитые ужасы были всего лишь галлюцинацией, что никогда не было этого жуткого бездонного колодца с бесконечной веревкой. В конце концов, действительно ли я находился в храме Хефрена около Сфинкса? Забирались ли сюда эти подлые арабы, чтобы мучить меня, пока я лежал здесь беспомощный? В любом случае я должен освободиться. Надо развязать узлы, вытащить кляп, снять с глаз повязку, чтобы поймать хоть лучик света, просачивающийся из какой-нибудь щели! И тогда я действительно буду счастлив сразиться со злыми, коварными врагами!

Как долго я освобождался от узлов и веревок, я не знаю. Должно быть, все это заняло больше времени, чем во время представления, так как я был ранен, измучен, обессилен испытаниями, через которые прошел. Когда в конце концов это мне удалось, я глубоко вдохнул прохладный, сырой, насыщенный вредными испарениями воздух, еще более ужасный теперь, когда я был без кляпа и повязки на глазах. Я почувствовал такую усталость, что не мог пошевелить пальцем. Так я лежал какое-то время, пытаясь вытянуть свое скрюченное тело и напрягая глаза в попытке хоть мельком увидеть луч света и таким образом определить свое местонахождение.

Постепенно мои силы и подвижность вернулись ко мне, но глаза по-прежнему ничего не видели. Когда я, пошатываясь, поднялся на ноги, то начал оглядываться по сторонам, но повсюду натыкался на такую тьму, хоть выколи глаз, будто я все еще был в повязке Я попытался опереться на ноги, покрытые кровавой коркой под изо дранными в клочья брюками. Оказалось, что я могу ходить. Однако я не мог решить, в каком направлении двигаться. Очевидно, я не должен был идти наугад, чтобы не удалиться от входа, который мне предстояло найти. Поэтому я остановился, чтобы определить направление холодного и зловонного, с запахом окиси натрия, воздушного потока, который постоянно на себе ощущал. Приняв место его источника за возможный вход в пропасть, я приложил все усилия, чтобы держаться этого ориентира и последовательно двигаться в одном направлении.

У меня были с собой спички и даже маленький электрический фонарик, но, конечно, карманы моей изодранной одежды были заранее освобождены от «лишних» предметов. По мере того, как я осторожно продвигался в темноте, сквозняк становился все сильнее к неприятнее, пока, наконец, я не определил, что это было не более, чем ощущение потока зловонных испарений, выходящих наружу из некоего отверстия, будто облако с джином из сосуда рыбака в восточной сказке. Восток… Египет… истинно, это мрачная колыбель цивилизации всегда была источником несказанных ужасов и чудес!

Чем больше я размышлял над природой этого движения воздуха в пещере, тем сильнее становилось мое беспокойство. Несмотря на одуряющий запах, я искал его источник, как, по крайней мере, дополнительный ключ к выходу во внешний мир. Теперь я ясно увидел, что это отвратительное исчадие не могло иметь какой бы то ни было примеси или связи с чистым воздухом Ливийской пустыни. По существу, это было нечто, извергающееся из зловещих пещер, расположенных еще ниже. В таком случае, я шел в неверном направлении!

Поразмыслив немного, я решил не возвращаться. Если бы я пошел в другую сторону, я потерял бы этот ориентир, так как шероховатый каменный пол был лишен каких-либо отличительных конфигураций или отметин. Однако, если бы я пошел навстречу этому потоку воздуха, я бы, без сомнения, пришел к какому-нибудь отверстию, от которого смог бы направиться вдоль стен к противоположной стороне этого гигантского подземелья. Я понимал, что мои ожидания могли не оправдаться. До меня дошло, что помещение, в котором я нахожусь, является частью главного храма Хефрена, неизвестного туристам. У меня мелькнула мысль, что о существовании именно этого места могут не знать даже археологи. Просто на него случайно наткнулись излишне любопытные и зловредные арабы, лишившие меня свободы. Если это действительно так, есть ли отсюда какой-нибудь выход в известные уже части храма или на поверхность?

Было ли у меня вообще какое-либо доказательство того, что я нахожусь в главном храме? На мгновение все самые нелепые предположения обрушились на меня лавиной. Все пережитые недавно яркие впечатления смешались у меня в голове — жуткое падение на веревке, пребывание во взвешенном состоянии, раны, видения, которые и в самом деле были видениями. Неужели наступил конец моей жизни? Может быть, и правда. Но, может, следовало бы благодарить бога, если и это и в самом деле конец? Я не мог ответить ни на один из своих вопросов, а просто продолжал движение, пока Судьба вновь не вернула меня в состояние забытья.

На сей раз ее было никаких видений, так как внезапность случившегося лишила меня возможности мыслить и сознательно и подсознательно. Неожиданно я почувствовал, как ноги у меня стали подкашиваться в том месте, где сквозняк был настолько сильным, что потребовал от меня дополнительных физических усилий. Я рухнул головой вперед, скатившись по громадной каменной лестнице в бездну мерзостных испарений.

То, что я вновь дышу, так это благодаря жизнестойкости моего здорового и крепкого организма. Мысленно я часто возвращаюсь к той ночи. Воспоминания мои о тех возобновляющихся обмороках окрашены налетом юмора. Обморочные состояния, последовательность которых напоминала мне ни о чем другом, как о наивных фильмах-мелодрамах, популярных в то время. Конечно, вполне возможно, что они были мнимыми и что подземные кошмары были только видениями во время длительного пребывания в коматозном состоянии, начавшемся с шока от спуска в ту пропасть и благополучно закончившимся под влиянием целебного бальзама свежего воздуха и восходящего солнца. Я встретил день, распростертый на песке Гизы перед ухмыляющимся, порозовевшим от рассветного солнца Великим Сфинксом.

Я предпочитаю верить в такое объяснение. Следовательно, я был рад, когда в полиции мне сказали, что вход в главный храм Хсфрена был найден открытым и что подходящих размеров щель действительно существует в одном углу все еще скрытой под землей части постройки. Я также был рад, когда доктора объявили, что, по их предположениям, мри раны можно объяснить внезапным нападением и захватом, натягиванием повязки на глаза, резким спуском, попыткой освободиться от пут, падением с высоты, мучительно медленными поисками выхода на волю, другими переживаниями… очень успокаивающий диагноз. Тем не менее, я знаю, что не все так просто, как может показаться. То низвержение в бездну слишком живо в моей памяти, чтобы отрицать его. Странно еще то, что никто не смог найти человека, соответствующего описаниям моего проводника. Абдула Райса эль Дрогмана — проводника с загробным голосом, который так похож на фараона Хефрена.

Я отклонился от своего рассказа — возможно, в тщетной попытке избежать описания последнего приключения. Того приключения, что, в отличие от других, несомненно, объясняется галлюцинацией. Но я обещал рассказать о нем, а обещаний я не нарушаю.

Когда я пришел в себя — или это только казалось — после того падения с каменной лестницы, я все так же был один и в темноте, как и прежде. Разносимое по всему подземелью удушающее зловоние, и без того отвратительное, стало теперь совсем непереносимым; но я уже несколько привык к нему и выдерживал его стоически. Все еще находясь в полубессознательном состоянии, я начал отползать с того места, откуда оно неслось, и своими ободранными и кровоточащими руками нащупал громадные плиты невероятно огромной мощеной дороги. В какой-то момент я стукнулся головой о твердый предмет. Когда я потрогал его ладонью, то понял, что это основание колонны колонны невероятных размеров — поверхность который была покрыта гигантскими высеченными иероглифами, весьма ощутимыми при прикосновении.

Продолжая ползти, я натыкался на другие колонны такого же размера, отстоящие друг от друга на неопределенном расстоянии. Вдруг я остановился, поняв, что мое внимание привлекло нечто, что, должно быть, действовало на меня задолго до того, как к этому подключилось сознание.

Откуда-то из глубокой пропасти, прямо из недр земли доносились звуки, мерные и ясные, не похожие ни на что из того, что мне приходилось слышать прежде. То, что они были совсем древними и несомненно ритуальными, я почувствовал почти интуитивно; мои познания в египтологии позволили мне предположить, что это были флейта, самбука и тамбурин. В их ритуальном жужжании, гудении, грохоте и биении я почувствовал неописуемый ужас — ужас, никак не связанный с личным страхом, но скорее напоминающий реально существующее сострадание к нашей планете за то, что в ее потаенных недрах существует такое омерзение, которое скрывалось за этой какофонией. Звуки разносились во всей своей полноте, и я понял, что они приближаются. И тут — да объединятся боги всех пантеонов мира, чтобы уберечь мои уши от подобного — я услышал слабую и отдаленную тяжелую поступь марширующих существ.

Отвратительно было то, что звук их шагов, столь несхожий, имел такой совершенный ритм. Должно быть, за маршем этих чудовищ, обитающих в глубинах Земли, скрывалась слаженность и сноровка тысячелетней давности… потрескивание, пощелкивание, вышагивание, громыхание, грохотание, ползание… и все это под вызывающие отвращение диссонансы насмехающихся и глумящихся инструментов. А затем — избави мою память, Господи, от тех арабских легенд! — мумии без души… место встречи блуждающих «ка»… полчища проклятых дьяволом фараонов-мертвецов сорока столетий… «смешанные мумии» шли, прокладывая путь сквозь самые отдаленные ониксовые пустоты владений фараона Хефрена и его царицы-вампира Нитокрис…

Тяжелая процессия приближалась — Боже, спаси меня от звука тех ног и лап, копыт, подушечек и когтей, когда все это началось проявляться в подробностях! Вдоль безграничного пространства, лишенной солнца мощеной дороги на зловещем ветру вспыхивал и гас проблеск света, и я спрятался за огромной окружностью гигантской колонны от того ужаса, который шествовал прямо на меня миллионами ног через громадные наплывы нечеловеческого страха и трепета перед древностью. Вспышки света участились, топот и диссонансные звучания нарастали до противного быстро. При дрожащем оранжевом свете чуть впереди я увидел действо, вызвавшее во мне такой благоговейнейший и безжалостный страх, что я раскрыл рот от неподдельного удивления, подавившего собой и мой испуг и отвращение. Основание колонн, середины которых были вне пределов видимости человеческого глаза… только одни основания уже подчеркивали такие колоссальные размеры, перед которыми Эйфелева башня выглядела незначительным сооружением… иероглифы, начертанные неправдоподобно искусной рукой в пещерах, где дневной свет может быть разве что далекой и красивой легендой.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Я не буду смотреть на этих марширующих чудовищ. Доведенный до отчаяния, я решился на это, когда услышал поскрипывание суставов и тяжелое азотистое дыхание, заглушающее порой мертвую музыку и поступь мертвых. Слава Богу, что они не говорили… Но Боже мой! Мятущийся свет их факелов начал отбрасывать тени на поверхность громадных колонн. У гиппопотамов не должно быть человеческих рук, они не могут держать факелов… у людей не должно быть крокодиловых голов…

Я попытался отвернуться, но тени, звуки и зловоние заполняли все вокруг. Потом я вспомнил — когда я был мальчиком и по ночам меня мучили кошмары, то я начинал повторять: «Это сон! Это сон!» Это редко приносило облегчение. Тогда я закрывал глаза и молился… по крайней мере, мне кажется, что молился, ибо что еще можно было в моем положении предпринять. Хотелось бы мне знать, увижу ли я когда-нибудь свет божий. Если бы можно было разглядеть это место, если бы можно было запомнить его как-то иначе, не связывая с ветром, несущим запах разложений, с бесконечными, уходящими вверх колоннами и причудливыми тенями. Потрескивающее пламя факелов ярко освещало все вокруг, и если бы это чертово место было совсем без стен, я не смог бы разглядеть его пределы или какой-нибудь ориентир. Но мне вновь пришлось закрыть глаза, когда я увидел, как много этих существ здесь собралось. И тут мой взгляд упал на нечто, вышагивающее торжественно — на существо без верхней половины туловища.

Дьявольски завывающее трупное булькание, напоминающее предсмертный хрип, нарушило саму атмосферу — это вступил разноголосый хор, состоящий из омерзительного легиона гибридных богохульств. Перед моими глазами, упрямо не подчинявшимися мне и остававшимися открытыми, предстала такая картина, которую ни одно человеческое сознание не осмелится себе вообразить без паники и физического изнеможения. Чудовища торжественно шествовали шеренгами в одном направлении — в направлении зловонного потока воздуха. При свете факелов можно было рассмотреть их склоненные головы. Во всяком случае, у тех, кто их имел. Они молились перед огромным черным отверстием, изрыгающим зловоние. Оно так высоко поднималось вверх, что его предела не было видно, и, насколько я мог понять, располагалось под прямыми углами вблизи двух гигантских лестниц, концы которых оставались далеко в тени. Без сомнения, с одной из них я и упал вниз головой.

Размеры этого отверстия полностью соответствовали колоннам — обычный дом бы затерялся в нем. Любое средней величины здание свободно разместилось бы здесь. Оно было настолько огромным, что рассмотреть его пределы можно было, лишь поворачивая голову… такое огромное, такое омерзительное черное и с такими чудовищными «ароматами»… Прямо перед этой зияющей «дверью Полифема» существа бросали какие-то предметы очевидно, пожертвования или ритуальные подношения и дары, если судить по их жестам. Хефрен был их предводителем. Ухмыляющийся фараон Хефрен или проводник Абдул Райс, увенчанный золотой короной, растягивал речетативом бесконечный догмат своим загробным голосом мертвеца. Рядом с ним опустилась на колени прекрасная царица Нитокрис, которую я на мгновение увидел в профиль, заметив, что правая сторона ее лица была изъедена крысами или другими вампирами. Я вновь закрыл глаза, когда увидел, что они бросали в качестве подношений зловонному отверстию или, возможно, его божеству.

Мне пришла в голову мысль, что, судя по тому усердию, с которым они участвовали в богослужении, скрытое божество, очевидно, было могущественным. Был ли это Озирис или Изида, Гор или Анубис, а возможно, неизвестный Бог Мертвых, еще более важный и великий? Существует легенда, что в древности воздвигали внушающие ужас и трепет алтари и изваяния Неизвестному прежде, чем установился культ известным богам…

Теперь, когда пережитые трудности настолько закалили меня и я мог наблюдать за восторженным поклонением своему божеству этих безымянных существ, у меня промелькнула мысль о побеге. Зал был тускло освещен, и колонны оставались в густой тени. Так как все эти существа были поглощены изъявлением своего восторга, я вполне мог незаметно пробраться к отдаленному концу одной из лестниц и незаметно проскользнуть по ней, положившись на Судьбу и свою ловкость. Я не знал, где находился, и не задумывался над этим всерьез, но на какое-то мгновение мне показалось забавным, что я и в самом деле помышляю побег из того, что, насколько я понимал, было сновидением. Находился ли я в каком-то скрытом, неизвестном ранее царстве главного храма Хефрена — того самого, который поколение за поколением упорно именуют Храмом Сфинкса? Я не мог строить догадки, но решил подняться из этой тьмы и вернуться к жизни, если только сознание и силы вновь не оставят меня.

Распластавшись на животе, я предпринял опасный маневр к основанию лестницы, находящейся слева от меня, так как она показалась мне более доступной. Я не в состоянии описать все обстоятельства и ощущения, которые мне довелось пережить во время медленного продвижения к цели. Но если задуматься над этим, то без труда можно представить, что я испытал, чтобы остаться незамеченным при свете ярких факелов.

Как я уже говорил, основание лестницы, обнесенной перилами, находилось в тени, и это обстоятельство должно было облегчить мою задачу — подняться, не сгибаясь, на головокружительной высоты площадку над гигантским отверстием. Мне оставалось преодолеть совсем немного. Я находился довольно далеко от мерзкой толпы. Тем не менее, кровь стыла от всего этого неописуемого зрелища.

Наконец мне удалось добраться до ступенек, и я начал взбираться по ним, держась поближе к стене, на которой я заметил украшения и орнаменты самого отвратительного вида. Я надеялся остаться незамеченным, так как все внимание толпы исступленно молящихся чудовищ было занято изрыгающим зловоние отверстием и теми нечестивыми предметами, которые были набросаны на мощеную дорогу перед ним. Лестница была гигантской и крутой, выделанной из огромных порфирных плит, будто рассчитанной для великана. Казалось, ей не будет конца. Боязнь оказаться обнаруженным и боль от ран, вновь возобновившаяся при движении, все это, вместе взятое, заставляет меня испытывать сильные мучения, как только я вспомню об этом. Добравшись до площадки, я тут же намеревался взбираться наверх по лестнице, куда бы она ни вела, не останавливаясь, чтобы бросить прощальный взгляд на эту омерзительную мертвечину, стоявшую коленопреклоненно перед своим черным алтарем на семьдесят или восемьдесят футов ниже меня. Однако внезапно грянувший громоподобный хор булькающих и хрипящих звуков мертвецов — грянувший еще до того, как я взобрался на площадку, и означающий, судя по ритуальному ритму, что я не был обнаружен, заставил меня остановиться. Я осторожно подошел к краю лестницы и заглянул через перила.

Внизу все приветствовали кого-то, кто время от времени показывался из мерзкого отверстия, чтобы схватить дьявольские подношения, предназначенные для него. Это было существо с довольно массивным туловищем, даже с этой высоты, с какой я его наблюдал, желтоватого цвета, волосатое, с нервными движениями. Пожалуй, оно было таким же крупным, как гиппопотам, и с очень странной фигурой. Казалось, у него не было шеи, но пять лохматых голов торчали из туловища примерно цилиндрической формы: первая была очень маленькая, вторая, крупных размеров, третья и четвертая — одинаковые по величине и самые большие из всех, а пятая — довольно маленькая, но не такая, как первая.

Одна голова резко выбрасывала вперед странные негнущиеся щупальца, которые жадно хватали в необычайно огромных количествах пищу, положенную перед отверстием в качестве священной жертвы. Время от времени существо выскакивало из своего укрытия, а затем скрывалось там же очень странным образом. Способ его передвижения был настолько непостижимым, что я замер, уставившись в изумлении и ожидании, когда оно появится еще раз из своего, похожего на пещеру, логовища.

Потом оно появилосьоно действительно появилось, и при его виде я в ужасе повернулся и стремглав помчался в темноту, спасаясь бегством, вверх по лестнице, поднимавшейся за мной. Помчался в неведомое, по невероятным и неправдоподобным ступеням, приставным лестницам и наклонным плоскостям. Я не знаю, что направляло меня. Очевидно, я должен отнести все это за счет видений, так как у меня сегодня нет никаких доказательств. Должно быть, это было видение, иначе я никогда не встретил бы день распростертым на песчаной равнине Гизы прямо перед ухмыляющимся и порозовевшим от рассветного солнца Великого Сфинксом.

Великий Сфинкс! Боже! — тот ничего не значащий вопрос, который я задал себе в то благословенное утро накануне… какую же колоссальную и вызывающую отвращение нелепость первоначально представлял собой Сфинкс? Будь проклято это зрелище — сон это или нет — которое открыло мне величайший ужас неизвестного Бога Мертвых, скрывающегося в своей невообразимой бездне и пожирающего в огромных количествах отвратительные дары и подношения, сделанные лишенными души нелепостями, каких на земле-то не должно существовать. Пятиглавый монстр, который появлялся… тот пятиглавый монстр, огромный, как тысяча гиппопотамов… пятиглавое чудовище — одна его только передняя лапа!..

Но я прошел через все опасности и выжил. И я знаю, все это было не более, чем сон.

Перевод с англ. А. Сыровой 

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Джон Уиндем

ПОРА НА ПОКОЙ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

1

Пейзаж не радовал. Глаза, помнившие земные красоты, отмечали в этой части Марса нечто вроде обыкновенных задворок. Широкое водное пространство, блестя серебром, простиралось до самого горизонта. Справа за жиденькими зарослями кустиков, напоминающими камыши, примерно на милю виднелась плоская насыпь красноватого песка. За ней вдалеке вставали темно-красные горы с белыми вершинами.

Берт плыл по каналу. День был ясен и мягок. Ровные волны широким веером расходились позади и затем тихо таяли, сливаясь с водной гладью. Молчаливое пространство смыкалось за его спиной, ничто не напоминало о том, что здесь кто-то был.

У Берта был катерок. Он сам его конструировал, и сооружение получилось весьма нестандартным. Во всяком случае, ни на Марсе, ни в других местах, где ему приходилось бывать, но не видел ничего подобного. Приступая к его строительству, он даже не представлял себе, как должно быть устроено судно. Вначале у него не было не только проекта, но и сам замысел был довольно смутным. В процессе работы и он то и дело терпел изменения, поскольку все зависело от тех материалов, которые попадались под руку. Однако под конец все же вышло нечто среднее между сампаном, плоскодонкой и элементарным вездеходом. И Берт был этому рад.

Сейчас он развалился на корме катера, расслабившись и погрузившись в приятное безделье. Правую руку в рваном рукаве он небрежно кинул на румпель, левой лениво почесывал грудь. На длинных, тощих ногах были плотно прилегающие сапоги оригинального фасона с брезентовым верхом и прочными подошвами из склеенных веревок. Их он сделал сам. Штаны он тщательно залатал и заправил в сапоги. Свои тощие, неуклюжие ноги он берег. Мало ли что. Из-под дырявых полей видавшей виды фетровой шляпы торчала рыжая борода, подстриженная клинышком, и блестели неподдельным любопытством темные глаза, оживляя его серое худое лицо.

Бормотание старого мотора доставляло ему огромное удовольствие. Оно напоминало мурлыканье ластящейся кошки. Берт представлял механизм своим старым товарищем, он заботился о нем и всегда был к нему внимателен. На это тот благодарно отвечал размеренным спокойным ворчанием и уносил Берта все дальше и дальше.

Иногда Берт ловил себя на том, что разговаривает с мотором, делится своими разочарованиями и мыслями. Его пугало то, что это вошло в привычку. Он этого не одобрял, пытался с этим бороться, когда замечал за собой, но все чаще он забывался настолько, что не мог контролировать себя. В душе он испытывал благодарность к верному старому другу за то, что он пронес его через тысячи миль по воде, ни разу не высказав недовольства.

Тишина, которая нависла над пустыней и водой, словно горький упрек, не пугала Берта. Она нисколько не раздражала его, не выводила из себя, как обычно бывает с людьми. Берт жил в колонии, среди нескончаемого шума, суеты и иллюзий надежды. Вот это он ненавидел, и ненависть гнала его в неизведанное, за приключениями. Если он не находил приключений и вынужден был возвращаться, он впадал в отчаяние. Хотел-то он совсем немногого: не сидеть на месте, шататься, словно цыган.

Берт Тессел… каким он был много лет назад. Свою фамилию он слышал в последний раз так давно, что забыл, как она звучит в человеческих устах. Фамилия вроде была, как у всех, но он был просто Берт. Для тех, с кем общался — Берт, и все.

— Ну вот, почти и приехали, — пробубнил он, обращаясь к равномерно журчащему мотору и к самому себе. Чтобы лучше видеть, он приподнялся, оперевшись на локтях.

Берег теперь выглядел чуть по-другому. Между кустиками появилась жесткая трава. При малейшем дуновении ветерка длинные стебельки растений с отливающими металлическим блеском листьями наклонялись, все в них дрожало и нежно звенело. Впереди были заросли этих растений. Даже если сейчас остановить мотор и идти по инерции, то тишины уже не будет — он погрузился в тихое позвякивание миллионов маленьких жестких листьев.

— Медные колокольчики проезжаем, — констатировал он. Да, теперь уже скоро.

Он открыл сундучок, который был у него за спиной, и вытащил истрепанную карту. Он сверился с ней, потом открыл замусоленный блокнот, нашел нужную страницу и пробежал глазами список имен. Бормоча их, словно заучивая наизусть, он заложил бумаги обратно в сундучок и больше не отрывался от дороги. Примерно через полчаса на горизонте появилось темное пятно, выделяясь на однообразной береговой полосе.

— Вон оно, — громко сказал Берт, вдохновляя мотор еще на несколько миль. Последних.

То, что столь необычно выглядело даже с огромного расстояния, при ближайшем рассмотрении оказалось сплошными развалинами. Веранда у их основания носила по бокам следы украшений барельефами. Ныне они настолько стерлись, что угадать их очертания было невозможно. Когда-то за верандой начиналась башня, об архитектуре которой тоже ничего не было известно, поскольку от всего строения уцелело не более двадцати футов в высоту. На полуразрушенных стенах тоже виднелись следы резьбы, и фундамент, выложенный из темно-красной породы, был очень красив. С расстояния в сотню ярдов от берега создавалось впечатление прекрасного уединенного уголка. Только сойдя на берег, можно было ужаснуться силе разрушений, нанесенных временем и природой.

Берт шел твердым курсом прямо на развалины. Оказавшись напротив них, он развернул свою неуклюжую посудину и, включив малую скорость, направился к берегу. Наконец, достигнув песчаного пляжика, катерок ткнулся в него носом. Как только Берт выключил мотор, на него нахлынули местные звуки: позвякивание металлических листьев, надрывные скрипы ветхого колеса, вращающегося несколько левее по берегу. Из глубины развалин доносился глухой стук.

Берт нырнул в свою крохотную каюту. Она была довольно уютной и могла по ночам сохранять тепло, но в ней было темно, так как стекло для окошка он так и не достал. Пошарив в темноте, он нащупал саквояж с инструментами и пустой мешок на палубе, перебросил их через плечо и перешагнул через борт в воду, чтобы выбраться на берег. Он закрепил катер, чтобы не дай бог не унесло. Вода стоячая, но все же… Наконец он двинулся широким легким шагом по направлению к развалинам.

Со всех сторон к этим остаткам древнего строения примыкали поля, на которых взошли аккуратно посаженные хлеба. Узкие оросительные каналы разделяли поля на ровные зеленые квадраты. Под одной из стен развалин приютились ограда и навес, кое-как слепленные из обломков некогда могучей башни. Несмотря на подозрительный внешний вид, навес был довольно крепок, и из-под него доносилась успокаивающая возня и похрюкивание небольших животных. В одной из стен была прорублена дыра, служившая дверью, в остальных — закругленные отверстия, которые, без сомнения, были окнами, естественно, без стекол.

Во дворе находилась женщина. Двумя толкушками, которые она держала в обеих руках, она толкла зерно на плоском обтесанном камне. Кожа ее была красновато-коричневой, темные волосы, высоко поднятые, обвивали голову. Одеждой ей служила коричневая юбка, разрисованная цветами по старой моде. Она была уже немолода, но тело ее сохраняло упругость мышц и гибкость стана.

Когда Берт приблизился, она подняла на него глаза и произнесла глубоким грудным голосом на местном наречии.

— Привет, землянин. Тебя так долго не было. Мы заждались.

— Я старался не опоздать, Аника, — ответил Берт на том же языке. — Мне кажется, что я явился в то же время, что и прежде.

Он опустил вещи на песок. Тут же стайка маленьких банкунов кинулась на исследователя. Разочарованные, они принялись юлить у его ног, жалобно мяукать и тыкаться в него своими обезьяньими мордочками. В кармане у Берта были для них орехи. Он присел на камень и бросил им горсточку. Вспоминая имена из блокнота, он поинтересовался у Аники об остальных членах ее семейства.

Вроде, у них все складывалось неплохо. В отъезде был только старший сын, Яндодо. С ней оставались младший Тенек, две дочки — Гуика и Зейла. У Гуики была семья: муж, дети. Со времени последнего посещения Берта у них появился еще один ребенок. Сейчас все, кроме крошки, ушли на работу в поле. Скоро уже им возвращаться. Они придут вон оттуда. Он оглянулся и увидел вдалеке маленькие темные фигурки, движущиеся неровной цепью.

— Вы должны собрать неплохой урожай, — заметил он.

— Слава Могучим, — инстинктивно отозвалась она.

Она продолжала заниматься делом. Он сидел на камне и с удовольствием рассматривал ее. Цвет ее кожи, краски окружающего мира, приобретающие особый колорит в свете клонящегося к закату неродного солнца, погружали его в мир Гогена. Его картины он очень любил. Как давно все это было… Гоген… Она, конечно, не походила на женщин Гогена, и, скорее всего, художника не вдохновила бы здешняя обстановка. Берту тоже сначала все это не нравилось. Марсиане выглядели, на первый взгляд землянина, хилыми и немощными из-за своих хрупких костей и воздушного строения тела. Но теперь Берту показалось бы невероятным присутствие в этой среде земной женщины. Она смотрелась слишком мощой и неповоротливой, как тумба, на фоне легких и гибких движений марсианок.

Аника чувствовала на себе его внимательный взгляд. На минуту она подняла глаза от работы и посмотрела на него. В глубине серьезных темных глаз он прочитал понимание и сочувствие.

— Как же ты устал, землянин, — выдохнула она.

— Да, моя усталость вечна, — ответил он.

Она понимающе склонила голову и снова принялась толочь зерно.

Берту было приятно, что его хоть кто-то, пусть по-своему, понимает. Марсиане были симпатичны ему своей искренностью и непосредственностью. Случилось так, что первые люди, высадившиеся на Марсе, воспользовались их слабостью и покорностью и стали эксплуатировать их, как только возможно. Аборигены были нищими, отверженными, бесправными. Это стало трагедией не только Марса, но и Земли, уже не первой трагедией Земли. Теперь, когда всему пришел конец, людям следовало бы постараться войти в контакт с марсианами, но они опять отгородились от них, поселились обособленными колониями. Как они так жили, Берту стыдно было даже думать.

Через некоторое время она спросила:

— Сколько же тебя не было?

— Месяцев семь. По нашему — около года.

— Да-а, долго… — она покачала головой. — Наверное, набродяжничался? Отчего земляне не любят нас? — Она пристально смотрела ему в глаза, пытаясь прочесть в них ответ. — Даже сейчас… Нисколько не лучше, чем прежде, — она опять задумчиво покачала головой.

— Все идет, как надо, — постарался Берт закончить этот разговор. — Так что же вы насобирали для меня на этот раз? — спросил он о деле.

Она вздохнула, и он стал вполуха слушать о прохудившихся кастрюлях, о том, что никто здесь не может сделать сковородку, что колесо еле-еле крутится и не поднимает достаточное количество воды на поля. Яндодо попробовал было исправить дверь, соскочившую с петель, но ничего не вышло. Он слушал уже внимательно. Мысли его неуклонно возвращались к своей собственной неустроенной одинокой жизни.

2

Сказав: «Все идет как надо», он покривил душой. Он себя не обманывал, да и ее не проведешь. Ни у одного землянина теперь не могло быть «как надо». У кого-то было чуть получше, у кого-то хуже, но трагедия была у всех. Некоторые, как он, искали забвения в путешествиях, но большинство отсиживалось в колониях, пьянствуя и медленно угасая. Кое-кто пытался «приспособиться к местным условиям», под прикрытием темноты балуясь с марсианскими девицами. На их лицах и в поведении было заискивание, горечь и безысходность. Колонии были батогом, способным засосать кого угодно. Это становилось все очевиднее даже тому, кто не обладал особо развитым воображением.

Поэтому Берт выбрал беспокойную жизнь бродяги и шлялся по всему Марсу. Целый марсианский год он потратил на сооружение своего катерка. Он оборудовал себе рабочее место, наделал всякой кухонной утвари для торговли и обмена, изготовил инструменты лудильщика, собрал немного провизии. И однажды он снялся с якоря. С каким нетерпением он выбрался из колонии! К соотечественникам он заявлялся только за топливом для своего двигателя да еще зимовал. Но всю зиму он готовился к новым скитаниям, мастеря кастрюли и сковородки, которые больше всего пользовались спросом. Едва дождавшись конца зимы, он вновь с неистовой радостью бежал по неизведанным дорогам Марса. Так шли годы. В колониях же становилось все тягостнее и безотраднее. Поселенцы искали забвения в вине; пьянство и безделие неумолимо приближали их конец.

Вдруг в последнее время он стал замечать в себе нечто новое. По-прежнему нетерпение не давало ему покоя. По-прежнему он не оставался в колониях дольше, чем это было необходимо, но душа его уже рвалась оттуда, как из клетки. Путешествия и приключения не приносили былого удовлетворения. Поселенцев он не любил, общение с ними не соблазняло его, но он стал задумываться о них, понял, почему они поддались стадному инстинкту, удерживающему их вместе, понял, почему они не могли не пить так много. Он дошел до того, что стал им сочувствовать. Такие изменения в самом себе заставляли его тревожиться, временами очень сильно.

Скорее всего, наступали возрастные изменения. В первый (и последний) свой космический полет он попал еще мальчишкой, в двадцать один год. Остальные были гораздо старше его. Теперь, через много лет, он стал испытывать чувства, которые те пережили уже давно — бесцельность, безнадежность существования, тоску по безвозвратно утраченному.

Никто не знал и теперь не узнает, что же именно случилось на Земле. Корабль, на борту которого был Берт, стартовал с лунной станции и взял курс на Марс. Они были в пути уже четвертый день. Его подтащили к иллюминатору, и вместе с другом, бывшим на несколько лет старше его, они, не отрываясь, смотрели на вспышки адского пламени на фоне черного космоса. Эта картина застыла в его глазах навсегда: Земля, расколовшаяся пополам, и ослепительно белый огонь, бушующий на ее поверхности.

Быть может, как считали одни, в каком-нибудь месте атомные запасы достигли критического уровня, и это привело к взрыву. Другие говорили, что взрыв такой силы не достаточен, чтобы расколоть Землю. Он только породил бы пылевое облако, уничтожившее все живое. По их мнению произошла цепная реакция элементов земной коры, причем такое на Земле периодически повторялось. Да. Сейчас истинную причину не узнаешь. Для всех уцелевших важнее было то, что их Земля, распавшись, рассыпалась на бесчисленное множество астероидов, облако которых продолжало нестись по орбите вокруг Солнца. Земля превратилась в лавину космических булыжников.

Трудно было поверить в очевидное, хотя все видели все своими глазами. Не сразу до людей доходит весь ужас произошедшего, все с трудом могли такое предположить. Некоторые считали, что они сошли с ума, рассудок других отказывался воспринять всю трагедию до конца, они просто приняли это как должное и наблюдали, как со стороны. Они уговаривали себя, что Земля, хоть и существует где-то далеко, но для них она недостижима.

Как бы по-разному не восприняли это событие члены экипажа, деморализация и уныние были общими. От растерянности вначале даже хотели рвануть назад, на помощь. Смысла в этом не было, но сработал рефлекс — помочь! Сколько было негодования, когда возвращаться на место катастрофы было запрещено. Какая уж там могла быть от них польза! Капитан решил продолжать путь к Марсу.

Вскоре навигаторы обнаружили, что карты и таблицы становятся неточными из-за изменения орбиты всех небесных тел. Это вызывало естественную тревогу. Вдруг с удивлением они увидели, что Луна, теперь не удерживаемая Землей, сошла со своей орбиты и поплыла в космическом пространстве, увлекаемая могучими силами тяготения, отыскивая нового хозяина. Наконец она попала в объятия гигантского Юпитера. Тем временем несчастный корабль, благодаря невероятным усилиям, все-таки совершил посадку — свою последнюю посадку на Марсе.

Оказалось, что тут нашло приют огромное количество других кораблей. Это были и научно-исследовательские суда, возвращавшиеся с астероидов, и торговые со спутников Юпитера, которые тоже не успели дойти до Земли. Однако многих не досчитались. То ли они завернули в другие порты, то ли сгинули в космосе. Этого уже никто не мог узнать.

Таким образом на Марсе скопилось две дюжины бесполезных теперь кораблей, у которых не было больше порта назначения. Около них ютились сотни людей — космонавты, различные специалисты: шахтеры, бурильщики, инженеры, испытатели, эксплуатационники, администраторы, техники.

Волею судьбы оказавшись вместе, они попытались приспособиться как-то существовать в чужом мире.

Среди них оказались две женщины, стюардессы с каких-то кораблей. Красавицами они не были, хотя в общем-то выглядели поначалу весьма аккуратными и милыми девочками. Но среди такого скопища мужчин обстоятельства сложились против них. К тому же марсианская сила тяжести сыграла роль в разрушении их организма. Очень скоро они превратились в бесплодных, испорченных, теряющих человеческий облик женщин, которые однажды стартовали в никуда. Они открыли счет самоубийств. За ними кое-кто последовал, и всякий раз такой способ окончательного расчета с жизнью выбирали наиболее изысканные и экстравагантные в прошлом земляне.

Основная масса людей забросила все попытки предпринять что-то дельное и ударилась в пьянство.

Берт убеждал себя, что все еще не так плохо, могло быть и хуже. А хуже пришлось тем, у кого на Земле оставались жены и дети. Его собственные потери в этом плане были меньше: мать умерла несколько лет назад, отец был глубоким старцем, все последние годы мечтавшим только об одном — скорее уйти к горячо любимой жене. Правда, у Берта была девушка, ласковая, симпатичная соседка с золотистыми волосами и голубыми глазами. Эльза, если имя ее еще что-то значило. Считалось, что она будет его женой, он сам по молодости еще не думал об этом серьезно. В его воспоминаниях она с каждым годом становилась все искусственней и ненатуральней.

Некоторым утешением в прозябании на Марсе ему также служило убеждение, что им еще повезло по сравнению с теми несчастными, кто попал в раскаленную венерианскую печь или мертвенный холод спутников Юпитера. Жизнь предоставила ему больше, чем борьбу за существование. Хотя это было не так уж много, но он в сложившихся обстоятельствах мог использовать свою молодость и силу, которые не собирался расходовать на прозябание и разврат. Он выбрал скитальческий образ жизни я приступил к сооружению катера.

Берт гордился принятым решением. Оно, по его мнению, было лучшим за всю его жизнь. Во-первых, работа отвлекала его от пустых, угнетающих размышлений. И еще была гордость пионера, первооткрывателя, когда он наконец отправился в путь. Он собирался исследовать огромное водное пространство, состоящее из каналов длиною в многие тысячи миль. По берегам этих каналов жили марсиане. Он знакомился с ними и неожиданно для себя пришел к выводу, что они вовсе не такие, какими их принято считать среди людей. Он с удовольствием изучал их язык, по структуре абсолютно не такой, как человеческий. Он узнал массу диалектов, на трех-четырех говорил лучше любого землянина, и это был еще не предел. Однажды он поймал себя на том, что думает на одном из марсианских диалектов. Он не торопясь перебирался от одного поселения земледельцев к другому по каналу, которые иногда походили на спокойное море, достигавшее в ширину шестидесяти—восьмидесяти миль, но иногда сужались до мили. Чем дольше он плавал по этим водным путям и постигал их устройство, тем больше возрастало его восхищение неведомыми создателями этого рукотворного чуда. О них никто толком не знал. Даже после многих лет путешествий по каналам он не мог сказать, кто и как их строил. Марсиане были не в состоянии удовлетворить его любопытство. У них считалось, что каналы были созданы Могучими давно, очень давно. Вопросов на эту тему марсиане себе не задавали. Берг, плавая по каналам, был благодарен Могучим, кто бы они ни были, за прекрасное устройство планеты.

Живя на Марсе, он все более симпатизировал марсианам. Их неторопливость и размеренность в делах, их умиротворяющая философия действовали успокаивающе на его нервы, явились противоядием от тревожного состояния. Вскоре он понял, что его сородичи были неправы, обвиняя аборигенов в лени и нерадивости. Было огромное различие в мировоззрении землян и марсиан, порожденные отличием в образе жизни, во взглядах на окружающее, которые были абсолютно непохожи. Земляне сами были лентяями, не потрудившимися проникнуть во внутренний мир обитателей планеты, на которую попали. Берт очень хорошо умел ладить с ними и удачно обменивал свои поделки и помощь по хозяйству на продукты, которые выращивали и производили марсиане.

Заходя в колонию для ремонта катера и заполнения бака горючим, он никогда там не задерживался. Но в последнее время какое-то смутное беспокойство и недовольство не покидало его даже во время скитаний.

Наконец Берт совершенно запутался в своих воспоминаниях и размышлениях. Аника закончила свой рассказ, выпрямилась и оглянулась в сторону полей.

— Вот они и идут, — сказала она.

Он очнулся, тряхнул головой и посмотрел по направлению ее взгляда.

Впереди шли мужчины. Они были совершенно поглощены разговором и не смотрели по сторонам. По земным меркам они были худы и почти истощены, но Берт давно научился делать поправку на марсианские стандарты и находил их не только нормальными, а и прекрасно сложенными. За ними показались женщины. У Гуики на руках был самый маленький из троих детей, двоих постарше держала за руки ее сестра. Они весело хохотали друг над другом, шалили и прятались в полах ее юбки. Гуике можно было дать лет двадцать пять, сестре ее Зейле — года на четыре меньше. Так же, как их мать, они носили сотканные из грубой яркой ткани стоящие колом юбки, темные волосы, как и у нее, были подняты в высокие пучки и заколоты блестящими шпильками. Они двигались ритмично и с достоинством. Зейла стала неузнаваемой. Когда он приплывал сюда два последних раза, она куда-то уезжала, и теперь, увидев ее, он почувствовал внезапное смятение.

Заметив гостя, Тенек поспешил ему навстречу. Всем своим видом юноша выражал доброжелательность и радушие. Остальные тоже шумно приветствовали землянина, окружили его и наперебой делились впечатлениями, заботами и радостями.

Аника собрала муку и скрылась за каменными стенами развалин. Там, на их кухне, она должна была приготовить еду. Молодежь продолжала смеяться и болтать с Бергом, от души радуясь его появлению.

Во время трапезы Тенек как старший наследник завел разговор обо всяких неисправностях в хозяйстве. За время отсутствия Берта износилось и поломалось много всяких вещей и приспособлений. Поломки его не очень волновали — он был неплохим техником. Он мог минут за пять установить причину неисправности и найти способ ее устранения. Но мало кто задумался о том, сколько труда, поисков и раздумий стояло за этой внешней легкостью и быстротой. Мастерство требует постоянного оттачивания, ни дня покоя, каждую минуту — вперед, к новым рубежам. Тем не менее успех в познании мира необычной механики ждал его не всегда. Удивительные, немеханические детали их устройств до сих пор приводили его в изумление. На Земле не было необходимости создавать нечто подобное, да и не получилось бы. Но современные марсиане не сами сотворили все это. В настоящее время обитатели Марса не создавали ничего нового, пользуясь готовым. Это было совершенно не свойственно землянам. Как же уйти из мира, не оставив после себя цивилизации, продвинутой поколением хотя бы на шаг вперед. Когда-то здесь обитали легендарные Могучие. Они изменили облик планеты, построили каналы, города и сооружения, ныне разваливающиеся и приходящие в негодность. Вдруг Могучие исчезли, сошли в небытие. Это было сотни, а может, тысячи лет назад. Тогда некому и не с кем стало соперничать и бороться. Возможно, из-за этого не было смысла развивать механику, что потом вошло в традицию. По некоторым признакам он догадался, что существовал некий запрет на механические изделия. Марсиане поклонялись Могучим. Берту было очень интересно узнать, что они собою представляли, но никто из современников не мог сказать ничего определенного.

После обеда Берт вышел наружу, чтобы развести небольшой горн для починки посуды. Хозяева вынесли ему сковороды, которые прохудились, и ковши без ручек, а сами ушли по делам. Только дети остались поглядеть на диковинные инструменты. Они сидели на земле и перебирали маленькие разноцветные камешки. Дети весело болтали с ним, пока он работал. Им все было интересно: почему он не похож на Тенека или на кого из местных, почему он носил такие брюки и куртку, для чего ему борода. Вдруг Берт начал рассказывать им о Земле, о ее огромных лесах и зеленых холмах, о белых облаках, которые плыли в летнем, сверкающем голубизной небе, о зеленых волнах с белыми гребнями, о горных потоках и водопадах, о странах, где не было пустынь, о весенних цветах, о старых городах и маленьких деревеньках. Ребятишки не могли представить и половины того, о чем он говорил, а верили еще меньше, но они продолжали слушать, завороженные его необычно возбужденным состоянием. Он все рассказывал и рассказывал, забыв об их присутствии… Пришла Аника и отослала детей к матери. Она пристально посмотрела на него и села рядом, когда дети ушли.

Солнце садилось, в прозрачном воздухе чувствовалась прохлада. Казалось, Аника ее не замечала.

— Одному жить нехорошо, землянин, — промолвила она. — Пока ты молод, а вокруг есть, что посмотреть, то можно и одному. Но, когда стареешь, одному жить нельзя.

Берт ухмыльнулся, но не поднял головы от металлической кружки, которую чинил.

— Это мое дело. Я знаю, как мне жить, — сказал он ей.

Она посмотрел вдаль, за медные колокольчики, и дальше, за спокойную гладь воды.

— Когда Гуика и Зейла были детьми, ты им тоже рассказывал о Земле. Но тогда ты говорил совсем не то, что сегодня. В те дни ты вспоминал об огромных шумных городах, где жили миллионы людей, о гигантских кораблях, которые в темноте, освещенные тысячами огней, казались дворцами, о машинах, двигавшихся по дорогам на невероятных скоростях, и таких, которые летали по воздуху еще быстрее. О голосах, которые раздавались по всей Земле, и еще о всяких удивительных вещах. Тогда ты даже пел своим странным резким земным голосом, а девчонки хохотали до упаду. Но сегодня впервые ты рассказывал что-то иное.

— Мало ли что я еще знаю. Не повторять же каждый раз одно и то же.

— Сегодня ты говорил о том, что значит для тебя гораздо больше. Должно быть, это действительно что-то совершенно необыкновенное, — заключила она.

Берт еще ниже склонился над работой, как будто чтобы поправить горн. Он молчал.

— Прошлое не может стать будущим. Жизнь невозможно повернуть назад, — промолвила она.

— Будущее. Какое же будущее может быть у Марса? Он дряхлел и умирал. На всем здесь печать смерти, — жестко перебил он.

— А как было на Земле? Ведь до того, как она раскололась, вы не чувствовали признаков надвигающейся гибели, — сказала она. — Человечество развивалось, на Земле процветала цивилизация, и вдруг…

— Да, — он с горечью кивнул. — У нас все случилось вдруг.

— После случившегося лучше тебе вовсе не вспоминать о ней.

— Лучше, — с вызовом откликнулся он.

Она обернулась к нему и пристально на него посмотрела.

— А ведь думаешь ты вовсе не так.

— Могу ли я думать иначе? — выдохнул он.

Темнота сгущалась. Он накрыл огонь камнем и стал собирать кастрюли. Тут Аника и сказала:

— Остался бы ты с нами, землянин. Настало время тебе уйти на покой.

Берт взглянул на нее с изумлением и не нашелся, что ответить. Машинально он покачала головой. Ему совершенно невозможно было представить такой вариант. И потом, он же был бродягой и не имел ни малейшего желания менять образ жизни.

Аника настойчиво продолжала:

— Здесь ты будешь полезен. Ты без труда делаешь то, что не под силу никому из здешних. У тебя столько силы, сколько у двоих наших мужчин вместе взятых. — Она оглянулась через плечо и окинула взглядом ровные квадраты полей. — Здесь благодатное место. С твоей помощью оно превратится в цветущий край. Мы возделаем больше земли и будем собирать богатые урожаи. И вообще… ты ведь любишь нас, правда?

Берт сидел, вперившись взглядом в темноту. Он застыл от неожиданно нахлынувших на него непривычных чувств. В карман к нему забрался маленький любопытный банинкук и копошился там, среди всякого хлама. Берт очнулся и вытряхнул его.

— Да, — сказал он. — Мне с вами хорошо. Но…

— Зачем сомневаться, землянин?

— Ты говоришь «Землянин». А ведь я не принадлежу никакой стране и никакому народу. Я болтаюсь в пространстве. Разъезжаю. Странствую.

— Ты можешь стать здесь своим. Стоит только захотеть. Если бы Земля воскресла, она стала бы для тебя более чужой, чем Марс.

Он несогласно покачал головой.

— Ты считаешь, что я святотатствую, но я уверена, что права, — сказала она.

— Да нет, этого не может быть, — он снова покачал головой. — Но если и так, что из этого?

— Это значит, — сказала Аника, — что скоро ты должен понять, что жизнь остановить нельзя. Нужно уметь оставлять позади горе и трагедии. Ты ведь являешься частью мира.

— Как это — частью мира? — спросил Берт.

— Человек становится человеком, только отдавая и получая. Человек не должен просто коптить небо. Он должен создавать.

— Та-ак, — протянул Берт.

— Такая у тебя судьба. Лучше будет и для тебя и для нас, если ты останешься. И еще… У нас есть Зейла.

— Зейла? — удивился Берт.

3

Утром он отправился на берег чинить колесо. И к нему пришла Зейла. Она уселась над обрывом, подобрав ноги и положив на острые коленки подбородок. Она наблюдала. Он поднял голову, и их взгляды встретились. На Берта нахлынуло что-то совершенно незнакомое. Вчера он видел в ней повзрослевшего ребенка и только, а сегодня было совершенно иное. Он почувствовал стеснение в груди, кровь зашумела в висках, руки так задрожали, что он чуть не выронил доски, которые пытался приладить к колесу. Он прислонился спиной к балке, он был не в силах отвести от нее взгляда. Язык прирос к небу, он не мог произнести ни слова.

Так он простоял долго, пока наконец вновь не обрел дар речи. Он заговорил, но не узнал своего голоса. В новом, изменившемся мире собственные слова, движения казались ему грубыми и резкими. Он не помнил, о чем они говорили. Его охватывала волна ее прелести. У нее было необыкновенное нежное выражение лица, взгляд темных глаз будто звал заглянуть в глубину ее души. Губы складывались в ласковую улыбку. Ее кожа в свете необыкновенного здесь солнца сияла медным глянцем. Груди выступали мягкими овалами, из-под яркой шуршащей юбки выглядывали крошечные ступни, стоящие на песке. Он пожирал глазами ее всю до мелочей: маленькие уши, удивительные завитки волос на гибкой шее, черные локоны, которые она собрала в высокую прическу, три блестящие заколки, тонкие блинные руки и хрупкие пальчики, жемчужный блеск зубов. Все в ней было ново, свежо и прекрасно.

Событий этого дня Берт вспомнить не мог. В тот день жизнь Берта разорвалась на две части. Что было до него — было проверенным и привычным, и в какой-то мере любимым им. А что его ждало впереди?.. Когда Зейла ушла с берега и он попытался заняться колесом, чувства его были сметены окончательно. Внутренне он метался, мучился, представлял себя то в прошлой жизни, то в будущей. То он видел себя в лодке, скользящей по бесконечным каналам солнечным днем, и широкие пустынные земли спокойно лежали по сторонам, то он скрывался в своей каюте, когда внезапно налетала пылевая буря, приносящая мириады мельчайших песчинок, забирающихся во все щели. Вот он снова лудильщик, бродяга, знакомится с новыми марсианами. Он может продолжать жить такой жизнью, если… если не свяжет себя с Зейлой. И тут же он понимал, что теперь старой жизни, душевного покоя и равновесия уже не будет. Зейлу забыть ему не удастся. Перед его мысленным взором навечно останется Зейла: улыбающаяся, играющая с маленькими детишками сестры, идущая, сидящая, стоящая, просто Зейла. Теперь все мечты его были связаны с ней. Они захватывали его, как он ни сопротивлялся, они всплыли в его сознании помимо его воли. Он как наяву ощущал тепло ее тела, лежащего рядом, мягкость кожи, он представлял, как, словно гибкий стебелек, возьмется на руки ее легкое тело, он чувствовал на себе ее ласкающую руку. И в душе наступал покой, в сердце разливалась радость.

Вечером, поужинав, он не остался поболтать в их компании, а спустился на берег и скрылся на катере. Из-за угла каюты он смотрел на нее, и ему казалось, что она видит все, что происходит внутри него, и знает о нем даже больше, чем он сам. В ней чувствовалось внутреннее напряжение, но она не сделала ему никакого знака, не посмотрела в его сторону. Он не знал, хочется ли ему, чтобы она последовала за ним на катер, или он боится этого. Она не пришла.

Стемнело, пока он сидел на корме, не чувствуя, что за воротник залез холод марсианской ночи. Через некоторое время, стряхнув с себя оцепенение, он поднялся, оттолкнулся. Тусклый свет Фобоса заливал поля и бесплодную пустыню вокруг них. Полуразрушенная башня отбрасывала уродливую темную тень.

Берт стоял на палубе и смотрел в бездонную чернь, туда, где был когда-то его дом. Марс стал клеткой, где он вынужден жить, но которой не удастся приласкать и приручить его, так же как и вывести из себя нарочитой жестокостью. Берт был верен Земле, ее памяти, ее приметам. Он считал, что ему было бы лучше погибнуть вместе с ней, когда горели горы и океаны Земли, и стало бы одной пылинкой больше среди миллионов их, несущихся во тьме бесконечной ночи. Теперешнее его существование нельзя считать жизнью, которую стоит прожить. Это можно назвать лишь уступкой злой судьбе.

Он взглянул на небо, надеясь увидеть хотя бы один из астероидов, когда-то бывших частью любимой матери-Земли. Он должен быть среди множества сверкающих то