Book: Империя Хаоса



Империя Хаоса

Грегори Киз

Империя Хаоса

ПРОЛОГ

Он сжался как пружина, от напряжения дрожал каждый мускул. Стиснув зубы и глядя на ангела сквозь щелки прищуренных глаз, он заворчал.

– Ты еще можешь изменить свое решение, – рассудительно произнес ангел, – и подчиниться мне.

Он расправил свои легкие оперенные крылья. На месте лица у него, как всегда, был сияющий овал.

Петр чувствовал во рту привкус крови, но превозмог себя и заговорил так, как и хотел, – отчетливо чеканя каждое слово:

– Я – Петр Алексеевич! Я – русский царь. Ты не можешь мне приказывать.

– Я ангел Господень.

– Ты самозванец. Ты лжец и предатель.

– Я спас тебе жизнь. Я спас твою империю. Я помог тебе удержать в повиновении староверов. Ты представил меня им как ангела.

Петр заметался по каюте, глубоко засунув руки в карманы кафтана. Лицо его, так часто ему неподвластное, судорожно дергалось.

– Чего ты хочешь? – выкрикнул он. – Чего вы, дьявольское отродье, от меня хотите?

– Я прошу у тебя самую малость. Разве я когда-нибудь претендовал на невозможное? Разве я требовал у тебя наград за свою службу?

– Ты просишь не малого, ты просишь все. Сейчас я вижу тебя насквозь.

– Сомневаюсь. Но если ты так хочешь умереть, что ж, хорошо.

Петр вынул из кармана небольшую вещицу кубической формы, с углублением на одной из сторон. Куб издавал звук – высокий и чистый.

Ангел насторожился:

– Что это?

– Подарок одного моего друга. Как оказалось, очень мудрого человека.

Петр положил в углубление шарик размером с дробину, и в ту же секунду пронзительный звук сотряс, казалось, всю Вселенную. У Петра сердце сжалось и затрепетало. И ангел почувствовал нечто подобное и огнем наполнил жилы Петра, и словно ветер ворвался и разметал ангела, каждое перышко растворилось в огне, превратившись в тонкую струйку дыма.

Но со смертью ангела боль не прошла. Волной чудовищной муки она обрушилась Петру на голову и увлекла куда-то вниз, и он вдруг почувствовал себя невесомым, казалось, будто он падает с огромной высоты в бездну.

Красные Мокасины, словно от резкого толчка, проснулся и обнаружил, что уже стоит на ногах. Он еще какое-то мгновение пошатывался, обретая устойчивость и пытаясь понять, где находится, но видение иного мира еще крепко держало его, отчего деревья вокруг, и земля, на которой он стоял, и звезды над головой казались чем-то нереальным.

Он достал трубку и щепотку Древнего Табака, раскурил трубку от тлеющего уголька, выкатившегося из потухшего костра. Теплый, с привкусом мускуса дым, вытекая из ноздрей, возвращал его к жизни. Постепенно мир вокруг обрел форму.

Он – Красные Мокасины, принадлежит к племени чокто, он их вестник войны, он творит для них чудеса, и сейчас он находится на территории натчезов, на холме, возвышающемся у Великого Водного Пути. Вершина холма плоская, размером с индейскую деревню, а вокруг нее – болота и топи, для обитателей подземного мира это выход на поверхность.

За спиной кто-то тихонько кашлянул, он обернулся и увидел Поедателя Кожи.

Поедатель Кожи принадлежал к народу натчезов, потомкам Солнц. Его смуглую кожу покрывали еще более темные татуировки, слегка расплывшиеся: он встретил восьмидесятую зиму своей жизни.

– Я почувствовал, – пробормотал Поедатель Кожи. – Ты знаешь, что это было?

– Нет, – ответил Красные Мокасины. – Но что-то очень значительное, что-то очень сильное. Все дети моей Тени умерли, возвращаясь оттуда.

– Да. Как только с запада начали приходить странные вести, я отправил их туда посмотреть, что там происходит. И они что-то увидели.

– На западе простирается большая земля, – произнес Поедатель Кожи.

– Я знаю. Но это все, что дети моей Тени успели рассказать мне. Если бы я только знал, где на западе… – Красные Мокасины замолчал, задумавшись.

Поедатель Кожи тоже о чем-то задумался, раскуривая свою трубку.

– Таким сильным, как ты, я не был даже в самые лучшие свои годы, – сказал он. – Возможно, ты самый сильный из всех людей, которых я встречал на своем веку. Но мой народ старше твоего народа, и натчезы помнят то, что чокто помнить не могут.

– Я согласен с этим, дедушка.

Они не были родственниками. Красные Мокасины так назвал старика только в знак уважения.

Поедатель Кожи широко раскинул руки:

– Место, где мы сидим, показывает, как устроен мир. Ты видишь это? Под нами и вокруг нас – глубины, из которых берет начало время. Земля вздыбилась, и ее лицо обращено на четыре стороны света. Ровная поверхность вершины являет собой весь срединный мир. Это напоминает рисунки на бумаге, которыми пользуются французы.

– Ты имеешь в виду карту? Но на карте изображено то, что находится на Земле. Реки, горы, города…

– Но случись городу переехать с одного места на другое, разве он и на французской карте переедет? Только в том случае, если они нарисуют новую карту, ведь так? А здесь же тебе нужно знать только одно – как правильно смотреть. Здесь мир всегда видится таким, каков он есть на самом деле.

Красные Мокасины, попыхивая трубкой, немного нахмурился, вдумываясь в слова старика. Затем он встал и, монотонно бубня, начал ходить по кругу, с каждым разом описывая больший круг и выдыхая дым то в одну сторону, то в другую. Снова он вошел в мир духов и видений.

Как только он углубился в этот мир, вид холма изменился. Равнины, горы и леса появлялись и исчезали у него под ногами, словно он действительно шел по невероятно детально составленной карте. Он пересек Великий Водный Путь, который англичане называли Миссисипи. Прошел над редким перелеском, и теперь внизу была только трава. Здесь наконец он нашел темное место и никак не мог рассмотреть, что там, словно это была какая-то пустота. Именно здесь дети его Тени услышали крик и почувствовали присутствие странной силы.

Он повернул назад, отмечая про себя ориентиры. Вновь вернуться в земли натчезов, которые находились в центре плоской вершины холма, было несложно. На мгновение, оказавшись в центре центра центров, он почувствовал головокружение, но почти сразу же, тряхнув головой, обрел ощущение реальности.

– Ты нашел его? – спросил Поедатель Кожи.

– О чем это вы там все трещите и не даете человеку поспать спокойно? – заворчали рядом.

Красные Мокасины обернулся к огромному, с широким лицом и носом-картошкой англичанину, восседающему на своих одеялах.

– Доброе утро, Таг, – сказал Красные Мокасины.

– Утро? – Таг покрутил головой, удивленно таращась во тьму. – Черт тебя дери! Если хочешь знать, утром солнце светит. – Он еще раз огляделся кругом, уже с более обеспокоенным видом. – Чего это вы повскакивали? Духи, что ли, к нам пожаловали?

– Нечто в этом роде. Ты все еще собираешься посмотреть на Нью-Пэрис?

– Ты что, хочешь сказать, что нам в другую сторону?

– Именно это я и хочу сказать. Мне нужно заглянуть кое-куда.

– Ну, если там есть женщины и ром, то старик Таг не будет особенно возражать.

– Что ж, – медленно начал Красные Мокасины, – у нас возникла вот такая непредвиденная ситуация…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МАГНЕТИЗМ

Хорошо известно, что тела оказывают воздействие друг на друга посредством притяжения – гравитации, магнетизма и электричества, эти примеры показывают направление и ход развития Природы и тем самым позволяют предположить, что помимо названных могут существовать и иные силы притяжения.

Сэр Исаак Ньютон. Оптика, 1717

Где заканчивается закон, там начинается тирания.

Джон Локк. Второй трактат о правлении, 1689

1

Гравитация

Бенджамин Франклин, исполненный самодовольства, встал из-за хорошо отполированного дубового стола и окинул взглядом разношерстную публику. Комната для собраний в верхнем этаже Египетской кофейни тонула в льющемся сквозь большие окна бледно-молочном солнечном свете. В нем плавали замысловатые завитки табачного дыма, смешиваясь с едва заметными струйками пара, поднимавшимися над доброй дюжиной чашек кофе. Ему вдруг показалось, что он собирается держать речь перед полотном голландского художника, которое когда-то он сам же ему и заказал.

Франклин остановил взгляд на маленькой скамеечке и сделал движение, словно намереваясь стянуть ткань, под которой скрывался какой-то предмет прямоугольной формы. Но вместо того чтобы представить этот предмет вниманию любопытных, он убрал с лица дьявольскую улыбку, повернулся к аудитории и откашлялся – приготовился ораторствовать. Кофейные чашки звякнули о блюдца: десять мужчин и две женщины приготовились ему внимать.

– Все вопросы о Тайном союзе были заданы, и ответы на них получены. Сейчас же я позволю себе небольшую демонстрацию. Но прежде всего хочу вас спросить, уважаемые дамы и господа, и вас, мои оппоненты. Скажите мне, что на сегодняшний день доставляет нам наибольшее беспокойство?

– Давайте дальше, мистер Франклин! – в шутку грозя кулаком, пронзительно выкрикнул Шенди Тапмен. – Вы тут не в классе школяров!

Франклин вздернул брови:

– А разве вам, мистер Тапмен, доводилось когда-нибудь переступать порог школы?

Послышались смешки.

– Ну, люди-то рассказывают, как там бывает, – беззлобно парировал Тапмен.

– Мистер Тапмен, не мешайте мистеру Франклину завоевывать себе популярность, – сказал мрачного вида парень по фамилии Докинз. – Пока он тут не слишком многого достиг.

По комнате прокатился смех. Франклин счел нужным сохранить на лице улыбку. Действительно, на территории Британских колоний в Америке он был малоизвестным человеком.

– Очень любезное замечание, – произнес он. – Но вернемся к моему вопросу: так что нас больше всего беспокоит?

– Насекомые по ночам! – выкрикнул кто-то.

– Пиво дрянное!

– Глупые, болтливые и самовлюбленные мужья! – презрительно-насмешливо заявила хрупкая женщина с темно-синими глазами.

– Моя дорогая, – сказал Франклин, поворачиваясь в ее сторону, – только благоразумные жены могут вылечить таких мужей.

– Похоже, на некоторых нужно целую жизнь потратить, – сладким голоском ответила женщина. – Особенно в тех случаях, когда болезнь зашла слишком далеко.

Франклин улыбнулся:

– Вполне возможно. Но, смею заметить, один хороший муж стоит двух хороших жен.

– Как же ты, муженек, до такого додумался? – спросила женщина.

– А так, моя дорогая Ленка: особо ценно то, что редко встречается.

Он подождал, пока утихнет смех, и его лицо приняло более суровое выражение.

– Ну а теперь поговорим серьезно.

– Malakim, – сурово произнес Август Старк. – Эти дьявольские отродья и их ливрейные лакеи, вооруженные магической силой, – вот они-то и беспокоят нас больше всего.

После его слов веселое настроение, овладевшее аудиторией, улетучилось.

– Вы на верном пути, – согласился Франклин. – Но если быть более точным?

Старк потер тяжелый, квадратной формы подбородок:

– Ну, тогда царь Петр и его демонические корабли.

– Так. За это вам, мистер Старк, полагается награда.

– Вы что, нашли средство защиты от них? – спросил Старк. – Что вы хотите нам показать, Бенджамин Франклин? Хватит уже этих французских хитростей. Показывайте, что вы там изобрели?

На откровенный вызов Старка Франклин ответил скромным поклоном. Он понимал его настроение: отец Старка погиб в Венеции, сражаясь с демоническими кораблями. Эта тема была для него болезненной, а в общем и целом он был хорошим человеком.

– Проволочек больше не будет, – пообещал Франклин, – если найдется пара помощников.

– Никакого договора ни с вами, ни с дьяволом я подписывать не буду, – заявил Старк. – Но помочь готов, если от этого наша пустая болтовня перейдет в серьезный разговор…

– И я готов! – подхватил Тапмен.

Когда мужчины подошли, Франклин извлек из-под покрывала простой деревянный ящик с двумя ручками, длиной в ярд, шириной и высотой в пол-ярда.

– Возьмитесь каждый за ручку, ребята, – попросил их Франклин, – и постарайтесь поднять этот ящик.

Они взялись. Тапмен – невысокий и жилистый, а Старк – огромный, как кузнец, со здоровенными ручищами. Но как они ни пытались поднять ящик, сдвинуть его с места не могли.

– Гвоздями, что ли, он прибит, – проворчал Старк.

– Алле ап! – воскликнул Франклин.

И в то же мгновение ящик взлетел вверх, увлекая за собой удивленных помощников. Он, не останавливаясь, поднялся к самому потолку – на пятнадцать футов – и там застыл. Старк и Тапмен, держась за ручки, болтались в воздухе, вызывая веселое возбуждение у собравшихся.

– Вот такой у меня ящик, – с легким поклоном объявил Франклин.

Роджер Смолз всплеснул руками:

– Летающий ящик, очень хорошо. Но мы-то уже почти десять лет как наблюдаем всякие летающие машины.

– Но мой ящик не похож на летающие машины, – сказал Франклин. – Те шары, которые держат царские корабли в воздухе, на самом деле клетки, в которых сидят, как в тюрьме, плененные духи эфира – malakim. Все современные летающие машины поднимаются в воздух благодаря этим дьявольским отродьям, не заслуживающим никакого доверия. Нам всем хорошо известно, что malakim только и ждут случая, чтобы нас погубить. И я бы ни за что на свете не доверил им поднять меня над землей, пусть даже и на небольшую высоту. Мое же изобретение летает без помощи malakim. Здесь используется только закон гравитации.

– Так вы решили формулу? Нашли способ устанавливать сродство с гравитацией?

– На прошлой неделе.

– Ну, теперь понятно, почему вас так распирает от самодовольства! – возбужденно воскликнул Дэвид Кроули. – Вам и взаправду есть чем гордиться! Признаюсь, я потрясен!

– Да мы тут все потрясены, – подхватил Смолз.

– А что касается меня, – подал голос сверху Старк, – то я хотел бы посмотреть, как это изобретение спускается вниз.

– По вашей команде, – сказал Франклин.

Он полез в карман, достал оттуда маленькую коробочку и повернул вставленный в нее ключик. Ящик опустился вниз, и двое мужчин благополучно вернулись на землю.

– Грандиозно, – продолжал Смолз. – Теперь наши враги лишились преимущества, если depneumifier, о котором вы рассказывали нам месяц назад, работает так же хорошо, как и этот ящик. Вы можете включить его и, пролетая мимо вражеских кораблей, заставить их упасть на землю и разбиться.

– Depneumifier нужно еще подвергнуть испытанию, – предусмотрительно заметил Франклин. – Но не могу не согласиться с вами действительно, у нас наконец появилась возможность строить летательные аппараты. И, честно говоря, я уже приступил к созданию первого аппарата.

– Франклин, вы нам расскажете об этом? Как они делаются?

– Конечно, иначе зачем я собрал вас вместе. Мы, члены Тайного союза, ничего не должны скрывать друг от друга, и я не намерен утаивать от вас свое открытие. Если вы готовы, то я…

Франклин не успел договорить – дверь в комнату неожиданно и резко распахнулась. На пороге, в алом камзоле, стоял Роберт Нейрн – на боку шпага, в руке пистолет.

– Прошу прощения, – сказал он, переводя дух, – дамы и господа, члены Тайного союза. – Он замолчал и обвел взглядом собравшихся, чтобы удостовериться не затесался ли здесь чужак. – Мы обнаружили колдуна.

Благодушие Франклина улетучилось, народ злобно зашумел. Франклин поднял руку, призывая к тишине, и, перекрикивая гомон, обратился к Роберту:

– Где он?

– Да тут, недалеко, в кабаке "Свиная голова", разгуливает как ни в чем не бывало.

– Ты уверен?

Роберт вытащил медный приборчик, похожий на компас.

– Хочешь, сам проверь.

Собравшиеся полезли в свои карманы и сумки, извлекая оттуда подобные приборчики, и загудели, подтверждая слова Нейрна.

– Ну что, – холодно сказал Франклин, – это очень плохо Роберт, ты и Шенди будете за ним следить. Мы с наступлением ночи уйдем отсюда. – Он окинул взглядом собравшихся. – Мы должны отложить обсуждение научных тем. Неожиданно перед Тайным союзом возникла совершенно иная задача.

Медно-красный закат потускнел и стал цвета ярь-медянки[1], когда Франклин надел камзол и вышел на улицы Чарльз-Тауна[2]. День был теплый, но даже в мае здесь, в самом солнечном городе колоний, вечерами делалось довольно прохладно. Бостон, город, где он родился, был погребен под толщей льда, то же самое случилось с Нью-Йорком и Филадельфией. За годы похолодания, наступившие после падения кометы, центр Америки сместился к югу, туда же переехал и Бенджамин Франклин.

В окнах домов ярко горел свет, и улицы уже начали заполняться теми, кто искал радости и успокоения в вине и прочих человеческих грехах и пороках. Злачные места в городе, некогда считавшемся столицей владений Черной Бороды, долго искать не приходилось. Молодые мужчины в одеждах из яркого венецианского шелка прогуливались по улицам под руку со своими подругами, девушками всех цветов и национальностей. Продавцы оленьей кожи, поплевав на ладони и утерев ими физиономии, надеялись, что какая-нибудь девчонка в питейном заведении будет настолько пьяна, что сочтет их за приличных ухажеров. Матросы, охваченные безрассудной смелостью, искали таверны подальше от порта. Они нетвердо держались на ногах – возможно, оттого, что отвыкли ходить по суше, возможно, оттого, что уже напились огненной воды, а от нее пошатывало сильнее, чем от качки.



Франклин целеустремленно шел по недавно вымощенным улицам, чувствуя себя вполне уверенно: за поясом магический пистолет, на боку – шпага, поверх рубашки, скрытая камзолом и жилетом, эгида.

У входа в "Свиную голову" он встретил Роберта.

– Мы держим его на крючке, – сообщил Роберт. Его зеленые глаза, обычно озорные, сейчас казались особенно серьезными. Он нервно теребил длинный золоченый галун, в соответствии с модой свисающий у него с правого плеча. – Думаю, он знает, что мы за ним следим, но виду не подает.

– Это уже интересно. Обычно они пускаются в бегство, стоит нам их обнаружить. Бояться нас они, по крайней мере, научились.

Роберт пожал плечами:

– Возможно, он не в курсе того, какие тут у нас в последнее время установились порядки. Что будем делать?

– Думаю, надо познакомиться с этим парнем.

– А ты разве знаешь, чего он хочет? Намереваешься поболтать с ним на расстоянии длины шпаги?

– Ну, таким образом у него будет возможность показать нам, чего он хочет.

– Ты что, решил взять на себя роль джинна, исполняющего чужие желания?

Франклин подмигнул:

– Знаешь, роль эльфа мне больше нравится.

Он развернулся и вошел внутрь "Свиной головы". Роберт, не отставая ни на шаг, следовал за ним.

– Я сам разберусь, – попытался остановить его Франклин.

Роберт упрямо покачал головой.

– Лучше я женюсь на самой страшной девчонке Чарльз-Тауна, нежели позволю своему другу приблизиться к пропасти, у которой нет дна, – сказал Роберт. – Пусть я буду похож на квакера[3], но я пойду с тобой – и точка. Я свободный человек, на том и стою.

– Я не хочу, чтобы он счел меня трусом, – сказал Франклин.

– Ты знаешь, что он колдун, и, возможно, он знает, что тебе это известно. Ты что, забыл? Чтобы утихомирить колдуна, с которым мы столкнулись в последний раз, нам пришлось всадить в него семь пуль, а потом еще и голову снести с плеч. И какое нам дело до того, будет ли этот считать нас трусами или нет.

– В твоих словах есть смысл, – согласился Франклин.

– И в этом тоже. – Роберт похлопал рукой по шпаге.

– Да и здесь не пусто. – Франклин указал на голову Роберта. – Пойдем.

Найти парня оказалось не сложно. Народ еще не начал собираться, и он сидел один в пустом зале, в свете фонаря его глаза горели красным огнем. На мгновение Франклином овладела такая ненависть и ярость, что он готов был выхватить пистолет и уложить эту тварь на месте. Он уже встречал подобных; первым было чудовище в человеческом обличье по имени Брейсуэл, он убил его брата Джеймса, хотел убить и его. Прошло уже более десяти лет, а Бен все никак не мог забыть тот ужас, что застыл в мертвых глазах Джеймса, и пламенеющий красный глаз – неизменный компаньон Брейсуэла, сопровождавший его по ночам.

Но он взял себя в руки, подошел к столу и сел напротив этого адского отродья.

Сейчас колдун посмотрел на него голубыми глазами обычного, на вид даже добродушного человека. У парня были высокий лоб и немного безвольный подбородок, и он был совсем молод, не более двадцати лет.

– Думаю, передо мной Бенджамин Франклин, – сказал парень с легким немецким акцентом.

– Это имя дал мне мой отец, добрый человек, и я был бы вам признателен, если бы вы не оскверняли моего имени своим языком.

– Разве я вас чем-то оскорбил, сэр?

– Ты знаешь, кто ты есть. Уже само твое существование и присутствие здесь оскорбительно.

Парень растерянно заморгал:

– Сэр, в том, что человек родился на свет, нет его вины, он в ответе только за то, что делает, став взрослым.

– Ну и что же ты сделал, став взрослым?

– Я пришел сюда, чтобы встретиться с вами.

– Многие из твоих собратьев так делали, – тихо произнес Франклин. – И всех их мы изгоняли отсюда. Советую и тебе убираться назад в Старый Свет. Живи там. В Америке тебе нет места.

Парень улыбнулся:

– Да, Бенджамин Франклин, недаром в высших сферах так много о вас говорят. Должен признаться, вы доставляете им массу хлопот. Им известно все до мельчайших подробностей из того, что происходит даже в самых удаленных уголках мира, кроме вашего. И вы тому причиной.

Франклин не стал спорить с ним. Члены Тайного союза были в каждом городе Британских колоний, равно как и в других местах. И везде у них была одна и та же миссия – находить и убивать агентов malakim. И все это затеял и организовал он, Бенджамин Франклин, и этот процесс был уже ему неподвластен. Умри он сейчас, дело, начатое им, будет продолжаться.

Однако колдуну говорить об этом не имеет смысла.

– Без глаз и ушей человека или животного malakim не могут видеть или иным образом воспринимать материальный мир, – сказал Франклин. – Они не могут нанести удар тому, кого не видят.

– Разумеется, трудно нанести удар тому, кого не видишь, но возможно. Вы разозлили malakim, но не победили их. – Колдун поднял кружку и сделал несколько больших глотков. – Вы владеете методом, который позволяет обнаруживать нас, не так ли?

– Дружище, тебе лучше было бы убраться отсюда и не задавать лишних вопросов. Подобных тебе, прибывающих сюда живыми, назад мы отсылаем мертвыми. Но поскольку я питаю искреннее отвращение к убийству, то не стану отправлять тебя на съедение трупным червям немедленно, если у тебя найдется хоть малейшее оправдание своего визита. Ты, кажется, искал со мной встречи. Выкладывай, что хотел сказать?

– Только то, что все не так просто, как вам, возможно, представляется. Вы знаете, кто я на самом деле?

Франклин пожал плечами:

– Ну и как же ты мне прикажешь себя называть? Мы используем разные слова – и "колдун", и "маг", и "демон". Насколько мне известно, тебе подобные могут быть и феями, и домовыми, и всякой прочей нечистью, что оживает по ночам. Одно я знаю наверняка: ты предал человечество, и поэтому я могу назвать тебя только одним словом – враг.

Парень вздохнул и снова приложился ненадолго к кружке пива. Он уперся локтями в стол, подался вперед и пристально посмотрел в глаза Франклину.

– Они приходят к нам, когда мы молоды, очень молоды. Мне кажется, что уже во чреве матери я слышал их голоса. Как ребенок может со всем этим разобраться? Знаете, сколько лет мне потребовалось, чтобы узнать, у всех ли детей звучит в голове этот голос, голос тайной матери и друга? Она, моя мать из мира ангелов, учила и направляла меня и сделала из меня то, что хотела. И когда я вырос и мог уже держать в руках шпагу, она отправила меня в большой мир, в котором я должен был служить тайному властелину. И я гордился, что мне выпала такая честь.

Сказав это, парень откинулся назад.

– Скажите мне, Франклин, почему вы, человек не бедный и, насколько я слышал, занимающий довольно-таки значительное положение в обществе, одеты в камзол из простого сукна, а не в одежду из шелка и кружев?

– А разве между моей личностью и моей одеждой есть какая-то связь?

– Если вы собираетесь убить меня, то могли бы по крайней мере ответить на один совершенно безобидный вопрос.

– Я ношу скромную одежду, потому что я – Бенджамин Франклин, сын Джошуа Франклина, торговца сальными свечами, и я честнее любого разодетого в шелка лорда. Простая и скромная одежда как нельзя лучше подходит мне. Носи я шелка, я имел бы все те пороки вкупе с тщеславием, которыми страдают модники, и не снискал бы в мире ничего, кроме подобострастного поклонения дураков.

– Похвальное убеждение, совершенно в протестантском духе. Но ведь когда-то вы носили красивую, даже изысканную одежду, не так ли?

– Да, когда был моложе. Но жизнь – хорошая школа, а опыт – дорогое удовольствие, но только дураки ничему не учатся.

– Разве вы считали себя дураком, когда пошли наперекор отцу? Он указал вам один путь, а вы с него свернули и в конечном счете поняли свое предназначение.

– Ты что, сравниваешь моего отца с вашим отродьем? – возмутился Франклин.

– Да, сравниваю. Как ребенок может правильно выбрать свой путь? Но когда мальчик становится мужчиной, его одолевают такие тяжкие сомнения. У вас была возможность покинуть отца и отказаться от того пути, который он вам предложил, вы выбрали себе новых учителей и покровителей, у меня же.

– Сдается мне, ты хочешь меня убедить, будто прибыл сюда потому, что действительно избрал другой путь? Что перестал быть моим врагом? Какие сладкозвучные речи! Сколько лет тебе потребовалось, чтобы понять, насколько мед слаще уксуса? Кто из ваших умников додумался до такой хитрой уловки? Твоя ангельская "мамаша"?

– Нет. Ее больше нет со мной.

– Ты хочешь сказать, что отрекся от нее?

– Нет. Я хочу сказать, что она умерла.

– Умерла?

– Ха. А вот теперь я сумел вас заинтересовать, если уже не сделал этого чуть раньше. Да, они умирают. Они обладают необыкновенными способностями, они живут бесконечно долго, но не вечно. Разве вам не хотелось бы узнать, как можно убить malakim?

– Мне это известно.

– Сэр, я с уважением отношусь к вашим знаниям, но думаю, именно этого вы и не знаете.

– Достаточно того, что я знаю, как убить тебя.

– Я не malakus и никогда им не был. Я – человек, или то, что они сделали из человека. Если вы этого не понимаете то вообще мало что понимаете во всем этом деле.

– Но, как я уже сказал, без таких, как ты – посредников, – они практически ничего не могут сделать в этом мире.

– Не совсем так. Существует огромное количество различных видов malakim, и этих видов значительно больше, чем вы себе представляете. Разве вам что-нибудь известно о херувимах, которые уничтожили Содом и Гоморру? Вы думаете, что вы встречали их во время своих путешествий? Уверяю, нет, иначе вас уже не было бы в живых. Но вы увидите их, сэр, обязательно увидите. Уже все готово, чтобы они появились на земле.

– Итак, ты пытаешься убедить меня, что у меня нет никаких доказательств их существования?

– Научных – нет. Если вы их не видели, значит, они для вас не существуют.

– Именно. Но почему я не видел этих ангелов смерти? Если я встал у них поперек горла, почему же они продолжают посылать таких беспомощных убийц, как ты, когда может явиться сам архангел Михаил и потребовать мою душу?

Парень замялся.

– Вы же сами сказали: как правило, их влияние в нашем мире, в мире материи, весьма ограниченно. Но недавно были созданы машины тьмы, с их помощью страшная разрушительная сила стала способна из мира эфира проникать в мир атомов. Еще год назад у них не было таких машин, но через месяц или два они уже начнут действовать. Кроме этой технической причины их сдерживал древний закон, появившийся задолго до рождения Адама. Но и закон скоро ослабнет, мой друг.

– Посмей еще раз назвать меня другом, и я вырву твое сердце.

Парень слегка растерялся и внезапно сделал едва заметное движение, в руке блеснуло что-то серебристое и удлиненное. Роберт отреагировал мгновенно, но скорость движений колдуна и человека различалась как полет колибри и скворца.

Роберт не был колибри. Ему удалось отбить лезвие, запущенное Франклину в горло, но он даже глазом не успел моргнуть, как получил от колдуна крепкий удар в челюсть. Все это дало Франклину возможность отпрянуть, рука его метнулась к пистолету, но он не успел выхватить его из-за пояса. Колдун, подобно коту, вскочил на стол, и острие его шпаги уткнулось Франклину в грудь как раз напротив сердца. По белой ткани рубашки начало медленно расползаться красное пятно. Франклин старался сохранить мужество, ожидая, что вот сейчас сталь насквозь пронзит его грудь.

Но колдун отступил назад, отсалютовал, поднял вверх шпагу и вложил ее в ножны. Франклин в недоумении посмотрел на него. В этот момент Роберт, пошатываясь, поднялся на ноги и выхватил крафтпистоль. Франклин поднял руку, чтобы он не стрелял, и Роберт замер, нацелив крафтпистоль на колдуна.

Посетители и хозяин "Свиной головы", вытаращив глаза, уставились на дерущихся.

Нахмурившись, Франклин сделал шаг в сторону колдуна.

– Из твоего поступка следует, что теперь я должен тебе поверить! – шепотом спросил он. – Это результат, которого ты добивался?

Колдун отстегнул ремень, на котором держалась шпага, и позволил той упасть на пол. А сам поднял вверх руки.

– Нет, я не ожидал, что все так выйдет, – ответил он. – Но я хочу служить вам.

Франклин кивнул.

– Ты пожалеешь о своем поступке, обещаю, если вдруг раскроется, что это была всего лишь хитрая уловка. – Он окинул взглядом глазевшую на них толпу. – А вас, дамы и господа, я благодарю за внимание! – громко выкрикнул он. – Мы тут с другом держали пари до первой крови – кто кого. Вы все были свидетелями, что я проиграл. Прошу прощения, если мы вас побеспокоили.

Некоторые закивали, хотя большинство восприняли слова Франклина с недоверием, но в Чарльз-Тауне не принято было задавать вопросы в таких случаях.

– Следуй за мной, – приказал Франклин парню.

На улице к ним сразу же присоединились Тапмен и Старк.

– Принимаем в команду или за борт, на дно к чертям? – зло спросил Старк. По его интонации легко было догадаться, что для него предпочтительнее.

– Ни то, ни другое. Поместим его на время в тюрьму, что на плантации Нейрна. – Франклин многозначительно посмотрел в сторону пленника и потер грудь в том месте, где красовалось пятно крови. – На время, – подчеркнул он.

Колдун повернулся в его сторону, глаза его вспыхнули красным нечеловеческим огнем.

– Не стоит держать меня там слишком долго, мистер Франклин. В мире все так сильно изменилось. Мои прежние хозяева обеспокоены и проявляют крайнее нетерпение. Я вам сказал, они избрали новый способ для достижения своей цели. И их цель уже маячит на горизонте.

– И что это за цель?

– Уничтожить человека, это насекомое, которое причиняет им столько беспокойства.

2

Смерть

Адриана катила колесо Иезекииля[4] к вершине неба, и под ногами у нее горели ангелы. И чем выше они поднимались, тем ярче делалось полуденное солнце, а небо напротив – становилось темнее и воздух прохладнее. Внизу простиралась земля, где кипела жизнь.

– Как красиво! – промолвила сидевшая в кресле Вероника де Креси. Подобно Адриане, она задумчиво смотрела сквозь толстое стекло кареты на мир вокруг. В свете, отражавшемся от поверхности дальних морей, ее бледное лицо отливало голубизной. – И на какую высоту мы можем вот так подняться?

Адриана остановила внимательный взгляд на медных выпуклых дисках со шкалой, идущей по кругу.

– Мы почти достигли предела наших возможностей. Сейчас мы на высоте почти шести лье[5] над землей. Не будь этой кареты, мы задохнулись бы от недостатка кислорода. Мои джинны поддерживают его в карете в нормальной для человека концентрации, для этого они должны его откуда-то брать. Но если мы поднимемся еще выше, то в атмосфере уже не будет кислорода, и вот тогда мы действительно можем задохнуться.

– Как жаль! Я хотела бы побродить по Луне и оттуда полюбоваться Землей.

– Когда-нибудь это случится, – неопределенно ответила Адриана.

– Надо успеть, пока я не превратилась в старую каргу, – хочу соблазнить там какого-нибудь аборигена.

Адриана задумалась, что бы такое ответить подруге, и в этот момент появилась Смерть.

Адриана видела не так, как обычный человек. Особым органом восприятия, более совершенным, нежели глаза любого смертного, она могла наблюдать, как эфир, замысловато преобразовываясь, обретал материальные формы, она видела состоявших у нее на службе джиннов, которые легко и бесшумно скользили в эфирном пространстве.

Этот орган восприятия не был похож на человеческий глаз. Эфир не имел оптической реальности, не обладал цветом, тенью, линией. Дарованное ангелами зрение служило ей переводчиком, перелагало язык эфира на язык света. Как переводчик использует уже существующие слова, так и Адриана видела сущностные и несущностные объекты так, словно они были графическим изображением соотношения различных математических величин, иллюстрациями из научного трактата, переданными, если можно так сказать, визуальным языком науки.

Такое видение не смущало ее, стало привычным.

Но Смерть выглядела как смерть. Кожа черными лоскутами прилипла к белым костям черепа, который раскачивался на полуистлевшем позвоночнике. Из щели между пожелтевшими лопатками торчали вороньи крылья, на каждом пере – открытый человеческий глаз. Когтистые пальцы Смерти тянулись к Адриане.

Адриана сидела в оцепенении и пришла в себя за секунду до того, как Смерть на нее набросилась. В самом начале она очень неумело отдавала приказания джиннам, но за годы, проведенные вместе, они настолько сроднились, что не успевала Адриана подумать, как эфирные существа уже исполняли ее команды. Воздух уплотнился и задрожал, вокруг Адрианы и Креси заплясали молнии, и сотня джиннов вступила в схватку со Смертью, они пытались разгадать тончайшие гармонии, из которых она была сотворена.

Смерть разметала их в стороны, и череп оскалился. Защита Адрианы не стала для нее препятствием.

"Наконец-то ты приблизилась ко мне настолько, что я могу до тебя дотянуться", – сказала Смерть.

Она говорила голосом Адрианы, точно так же как и джинны говорили с ней ее собственным голосом.

Адриана возобновила атаку. Смерть на мгновение отступила, но тут же приблизилась вновь, обхватив ее черными крыльями. Адриана успела бросить последний взгляд в сторону Креси, обезумевшей от отчаяния. Креси не видела Смерть, она видела только то, что в воздухе засверкали молнии и появились всполохи пламени.



Стиснутая черными крыльями, Адриана понимала, что умирает. Сердце трепетало в груди, и тело растворялось, превращаясь в пустоту.

Все тело, кроме ее manus oculatus. Эту руку она продолжала ощущать. Она оставалась ее якорем, маяком, источником ее силы. Она нашла эту руку несколько лет назад во сне и прикрепила на место своей сгоревшей кисти. Проснувшись, она обнаружила, что обладает этой рукой и наяву. Через manus oculatus осуществлялась ее связь с джиннами, она была источником ее силы и сверхъестественного зрения. В конечном счете именно рука держала в воздухе колесо Иезекииля, именно она не давала им с Креси задохнуться от недостатка кислорода.

Адриана подняла руку и схватила нечто, что загудело, как задетая струна лютни. Нет, не как струна лютни, а подобно математической формуле, когда-то незавершенной и почти забытой и неожиданно в эту секунду вдруг возникшей в гармоничной целостности. Она потянула нить и извлекла высокий и тонкий звук.

Смерть отпрянула, так ветер подхватывает и уносит истлевшую ветошь. Смерть исчезла.

Адриана пришла в себя, подле нее – на коленях – Креси, тонкая, с исполненным тревоги лицом.

– Адриана, что случилось? Нам все еще угрожает опасность?

Но Адриана вначале выслушала то, что ей сообщили оставшиеся в живых джинны. Она покачала головой:

– Нет. Но мы будем спускаться.

Креси кивнула и повернула нужную ручку.

– Что случилось? – минуту спустя повторила она свой вопрос.

– Тсс, – только и ответила Адриана и закрыла глаза. Внутри кареты, как снежинки в хрустальном шаре, кружились перья из крыльев Смерти, они оседали ей на плечи, на юбку, таяли, превращаясь в ничто. Она поймала несколько перьев, пытаясь разгадать их природу. Что это было? И кто послал ее? Она уловила смутный намек – глаз, голос, совершенно ни на что не похожую вибрацию. Она также поняла, как ей удалось убить Смерть. Это знание пришло и тут же исчезло.

На мгновение Адриану озарило, что у нее был выбор: она могла либо узнать, откуда пришла Смерть, либо получить способ ее убить. Два ответа сразу ей не давались.

Она решила: полезнее запомнить, как убивать подобные существа. Уничтожив Смерть, она увидела то, что было ей знакомо. Она собрала фрагменты и соединила их в одно целое. Получилось изображение – небольшое живописное полотно в рамке ее мыслей. Это был портрет, но, узнав лицо, она чуть не разрыдалась.

Адриана увидела мальчика лет двенадцати, он сидел на высоком деревянном помосте. На нем были китайские шелковые одежды, его окружали люди, одетые подобным же образом. У мальчика лицо белое, у окружавших его людей лица восточные, под стать их одеждам. Двое из них, в более грубых платьях, напомнили ей индейцев из племен натчезов и гуронов, которых она когда-то видела при дворе Людовика XIV.

– А-ах, – простонала она и открыла глаза, встретив встревоженный взгляд Креси. – Я видела его, Вероника, – прошептала она. – Прошло десять лет, и я наконец-то увидела своего сына.

Гравитация несла их сквозь уплотняющийся воздух к земле.

Они наблюдали, как приближалась земля, она делалась более плоской и ширилась в пространстве. Креси, давно уже привыкшая к особенностям характера Адрианы, молча ждала.

– Больше ни о чем говорить не будем, – наконец произнесла Адриана. – Ни о том, что нас сейчас атаковало, ни о том, что я только что тебе сказала. Мне нужно все это обдумать.

– Но ответь, что это была за атака? Я видела твоих защитников, не всех, некоторых. Еще больше я чувствовала, но с каждым годом моя способность видеть malakim слабеет. На нас напал один из них? Один из malfaiteurs[6]?

– Я не знаю. Он не был похож ни на одного из джиннов, которых мне доводилось видеть.

– Его нельзя сравнить ни с кем из твоих добрых гениев?

– Нельзя. Он совершенно на них не похож. Я даже не знаю, как я выжила и что я делала.

– Но благодаря ему ты увидела Николаса?

– Да.

– Откуда ты знаешь, что это был именно он?

– Знаю. Он похож на своего отца и… – Она задумалась, затем добавила. – Я просто знаю, что это был он.

– В таком случае мы его найдем, – заключила Креси.

– Да, найдем, – согласилась Адриана.

На долгое время в карете воцарилось молчание.

– Кстати, прими мои поздравления, – нарушила молчание Креси. – Твое колесо успешно выдержало испытание.

– Похоже на то, – ответила Адриана.

– Ты, кажется, не очень этому рада. Ты ожидала, что затея провалится?

– Ну конечно, я рада. Но ты же знаешь, это не совсем новое изобретение. В каком-то смысле это не более чем еще один вариант с использованием джиннов. Честно говоря, оно не так впечатляет, как крылатый летательный аппарат Сведенборга[7], сделанный им пять лет назад.

– И все же, я уверена, царь будет доволен твоим колесом Иезекииля.

– Вероятно, если, конечно, он вернется, – заметила Адриана. – Прошло три месяца, как он покинул Пекин, а вестей от него до сих пор нет.

– Это не повод для беспокойства.

Огромное колесо, вращающееся вокруг парившей в воздухе кареты, приближаясь к земле, замедлило свое движение.

– Откуда взлетали, тут же и приземлились, – удивилась Креси. – Как такое могло получиться, ведь Земля вращается?

– Секрет прост. Джинны знают дорогу домой, – ответила Адриана.

Целый день, задолго до встречи со Смертью, ее терзало смутное беспокойство. Встреча только усилила его, но не открыла причины. Вот уже десять лет она управляла malakim, за эти годы число ее слуг значительно выросло. Она создала, как и мечтала когда-то, много устройств и аппаратов, подобных тому, в котором они сейчас путешествовали. Но почему же она не испытывала счастья?

Они приземлились на небольшой площади рядом с Петербургской Академией наук, их приветствовали сотни восторженных голосов. Люди всех званий и сословий собрались посмотреть на чудесный летательный аппарат и его творца.

Когда они выходили из кареты князь Меншиков ближайший сподвижник Петра, направился им навстречу. Он был одет с небрежным изяществом – поверх камзола красный кафтан, отделанный золотым позументом. Меншиков приблизился, снял украшенную перьями треуголку и раскланялся.

– Сударыни, как вам понравилось путешествие? Мы наблюдали за вами в подзорную трубу до тех самых пор, пока вы не исчезли из виду.

Адриана любезно улыбнулась:

– Путешествие было великолепным. Возможно, сударь, в следующий раз вы соблаговолите сами испробовать новый аппарат.

Меншиков натянуто улыбнулся. Адриана знала, что он не был сторонником летательных аппаратов. Ему также не нравились и воздушные корабли, испытанные в деле, хотя и громоздкие, и изобретенные задолго до прибытия Ариадны в Россию.

– Почел бы за честь, сударыня, – ответил князь.

Да, Меншикова можно было обвинить в чем угодно, но только не в трусости.

Вместе они направились к Академии, им вслед неслись ликующие вопли толпы.

– От царя по-прежнему нет никаких вестей? – спросила Адриана Меншикова.

Она была уверена – из-за царившего шума лишние уши не услышат их разговора.

– Вестей нет, но я надеялся, что, поднявшись так высоко, вы сможете его разглядеть, – Меншиков помолчал, затем добавил. – Я шучу, конечно.

– Конечно. Но колесо дает возможность снарядить экспедицию, его скорость значительно превышает скорость старых воздушных кораблей.

– И сколько времени потребуется, чтобы через Сибирь попасть в Северную Америку?

– Я думаю, он пропал где-то в районе Пекина.

– У нас есть достоверные сведения, что он покинул Пекин и, по всей видимости, направился в Америку. Вы не знаете, продолжает ли эфирный самописец работать, если человек пересекает границы?

– Как правило, да, – ответила Адриана. – Я отправлю своих слуг проверить. Но чтобы преодолеть это расстояние на колесе, потребуется всего несколько дней.

– Очень хорошо, – произнес Меншиков. – Думаю, мы могли бы более детально все это обсудить потом, когда останемся без посторонних глаз и ушей.

Адриана не знала, что ответить. Он похлопал ее по плечу и сказал.

– Я шучу, конечно!

– Да, конечно, – кивнула она.

Адриана недолюбливала Меншикова за его лукавство, но он был самым близким к царю человеком и на данный момент правителем России. И потому не имело смысла вызывать его недовольство.

– Я распорядился, чтобы устроили небольшое празднество по такому случаю, – продолжал Меншиков.

– Моя госпожа сильно устала… – начала было Креси, но Адриана положила ей на плечо руку.

– Пустяки, – перебила она. – Если князь приготовил для нас увеселение, то мы не можем отказаться принять в нем участие.

– И вы не пожалеете, – разулыбался Меншиков.

Это было не просто небольшое празднество, это был роскошный пир с танцами и прочими развлечениями. Меншиков очень свободно распоряжался царской казной, настолько свободно, что значительная часть богатств оседала в его карманах. Каждый раз, когда царь уезжал и передавал в его руки бразды правления, по возвращении он приходил в ярость от размеров казнокрадства Меншикова, но неизменно прощал своего друга.

И если однажды царь не вернется, Россия в течение нескольких лет будет разорена.

Если Меншиков намеревался поразить Адриану, то напрасно. Она не отведала предложенных яств, ее не привело в трепет пожалованное ей платье. Вместо выражения восторгов она непрерывно возвращалась в своих мыслях к встрече со Смертью и тому, что она увидела после. Она пыталась вспомнить каждую деталь. Что она "потянула", что заставило Смерть исчезнуть?

– Не желаете ли потанцевать, мадемуазель? – раздался у нее над самым ухом голос.

Она подняла голову и улыбнулась милому юному личику.

– Приветствую вас, Елизавета. Ваш французский стал заметно лучше.

– Благодарю вас, – ответила девушка и в изнеможении упала в кресло. – Сил больше нет. А вы не хотите сделать тур? – Она махнула рукой слуге.

– Я немного устала.

– Но сегодня здесь так много красивых мужчин! – не унималась девушка. – Я не понимаю, как вы можете усидеть на месте. Они все время меня о вас расспрашивают. А я не знаю, что им ответить. Признайтесь, ведь вы же не фаворитка моего отца?

Адриана широко улыбнулась:

– Царь и я… мы просто друзья и соратники. И ничего больше, – ответила она.

– Хотите сказать, что верны только одному д'Аргенсону? Совершенно не понимаю, как можно довольствоваться одним мужчиной, ну, если не считать уродин, на которых никто внимания не обращает. Но вы же, мадемуазель, не уродина…

Адриана приложила палец к губам Елизаветы:

– Тише, иначе я вынуждена буду назначить вам на завтра в два раза больше уроков.

Елизавета удивленно вытаращила глаза:

– Разве мадемуазель ожидает, что я приду на урок после бала?

– Разумеется. Если ваш отец обнаружит, что в его отсутствие я плохо вас учила, он прикажет меня выпороть.

Подошел слуга с подносом, на котором стояли бокалы с вином.

– Что это ты такое принес? – наморщила носик Елизавета. – Принеси водки[8].

– Слушаюсь.

Елизавета откинулась на спинку кресла, улыбнулась и томно закрыла глаза. Это было очаровательное юное создание – настоящая красавица. Ей исполнилось двадцать три года, Адриана была меньше, чем на десять лет старше ее, но казалось, их разделяют века. Разве когда-нибудь Адриана была вот такой беззаботной?

Нет, подумала она, беззаботной ей быть не довелось.

– Я думаю, папа очень скоро вернется. Я уверена, из Китая он привезет нечто необыкновенное. – Девушка очень серьезно посмотрела на Адриану. – Я надеюсь, вы попросите Бога вернуть его домой живым и здоровым.

– Боюсь, я не имею влияния на Бога, – ответила Адриана.

– Не может этого быть. Совершенно очевидно, что Бог любит вас. Даже патриарх это говорит. В этом никто не сомневается. Есть и такие, кто утверждает, что вы – святая.

В этот момент слуга принес водку, и она с удовольствием сделала глоток.

– И вы во все это верите? – с укоризной спросила Адриана.

– Ну, только в то, что у вас всего один любовник, и это потому, что вы страдаете от каких-то религиозных предрассудков. – Елизавета улыбнулась. Она успела уже осушить свою рюмочку. – Ну вот, – вздохнула она, – если вы не хотите танцевать со всеми этими кавалерами, то мне придется отдуваться за двоих, несмотря на мою смертельную усталость. – Она встала и поправила лиф платья, еще более соблазнительно обнажив свою белоснежную грудь.

– Не забудьте, завтра у вас урок, – напомнила ей Адриана.

– Да, конечно. – Елизавета чуть наклонилась и расцеловала Адриану в обе щеки, а затем растворилась во всеобщем веселье.

Было чуть за полночь, когда Адриана поднялась с постели и подошла к окну. Раздвинула шторы, приложила лоб и ладони к толстому стеклу и стала смотреть вниз, на огни Санкт-Петербурга.

В лунном свете город казался сказочным: сверкающий снег, стройные башни со шпилями, Нева – переливающаяся блеском дорога, по которой порхают, едва касаясь ее, снежные феи. Город – холодный, прекрасный, отстраненный. Последние десять лет он являлся ее домом.

Стекло было толстым, особого алхимического сплава, но, несмотря на это, оно настывало, и кожу покалывали крошечные иголочки русского мороза. Она скользнула своей человеческой рукой по оконному стеклу и остро ощутила холод, ее магическая рука была бесчувственна ко всему земному. Если Адриана простоит вот так у окна бесконечно долго, пока кровь не застынет, превратится ли она в ледяную скульптуру женщины, неподвластную времени, вечно смотрящую в окно, без единого движения, без единой мысли в голове. Ей хотелось такого ледяного забытья.

Сзади послышалось шуршание простыней, но она не обернулась даже тогда, когда раздался сонный голос Эркюля.

– Адриана, – позвал он.

– Спи, Эркюль.

– Я хотел бы, чтобы ты легла рядом.

– В мире есть многое, чего стоит желать, Эркюль.

Возникла многозначительная пауза, в течение которой шуршание простыней продолжилось. Ей не нужно было поворачивать голову, она могла легко представить его задумчивый взгляд, сломанный когда-то и оттого немного кривой нос и густые каштановые волосы. Адриана не хотела в тысячный раз видеть, как он пытается понять ее, определить, что он сделал не так, чем расстроил ее.

– Ты такая красивая там, у окна, – сказал он тихо, с искренним восхищением в голосе. – Ты самая красивая женщина из всех, которых мне доводилось встречать в жизни.

Адриана не находила смысла в этих словах. Зачем мужчины вообще их говорят?

– Спи, Эркюль, – как можно нежнее повторила она.

– Я не могу спать, когда ты не спишь. Я знаю, с тобой что-то произошло в небе. Что-то, о чем ты не хочешь рассказать.

– Просто не о чем рассказывать, Эркюль.

Она слышала, как он опустил ноги на пол и, не отрывая взгляда от города за окном, подняла руку.

– Пожалуйста, не подходи, – попросила она.

– Что я сделал не так? – спросил он. – За что ты сердишься на меня?

– Эркюль, ты здесь не причем.

– Я люблю тебя, и если что-то волнует тебя, это волнует и меня.

Она наконец повернулась к нему, оставив шторы полуотдернутыми, откинула с лица длинные черные волосы.

– Причина в Ирине? – продолжал он.

– Уж кто здесь совсем не причем, Эркюль, так это твоя жена.

– Я давно женился бы на тебе, Адриана. Сотни раз я делал…

– Эркюль, – тихо оборвала его Адриана, – я устала повторять: мои мысли занимаешь не ты, не твоя жена, не твои дети и даже не мое замужество, которое мне совершенно не нужно.

– В таком случае я тебя совершенно не понимаю.

– В таком случае, может быть, тебе лучше меня оставить.

– Раньше ты была счастлива со мной.

– Ты был мне нужен, по крайней мере, я так думала. – Ее голос стал еще тише и нежнее. – Мне нужен был друг, Эркюль, настоящий друг. У меня никого нет – только ты и Креси.

– Но это какая-то странная дружба. Почему она строится только на твоих условиях? Почему, когда ты хочешь, чтобы я был в твоей постели, я в ней и оказываюсь, но когда я хочу, чтобы ты была в моей…

– Я думаю, Ирина не отличается такой широтой взглядов, – сказала Адриана и попыталась улыбнуться.

– Ты знаешь, что я имею в виду.

Она внимательно посмотрела на него:

– Неужели я так дурно с тобой обращаюсь, Эркюль? Вспомни, когда мы встретились, какую жизненную цель ты преследовал? Ты хотел служить влиятельному принцу, который правил бы в соответствии с требованиями нового времени. Ты хотел стабильного положения. И разве я не исполнила все твои желания? Разве царь не тот господин, которого ты искал?

– Я не спорю с этим, но…

– Что "но"? Любовь никогда не была частью нашей сделки. Ты любишь меня только потому, что я тебе не принадлежу. Если бы ты женился на мне, то сейчас ты был бы не со мной, а с другой женщиной, и я, а не Ирина страдала бы от одиночества на нашем брачном ложе.

– Это неправда. Я никогда не любил Ирину. Но мне нужно было упрочить здесь свое положение, а она – боярская дочь. И нет на свете такого мужчины, который не желал бы иметь сыновей.

– Да, – с горечью произнесла Адриана, – и нет на свете такого мужчины.

Эркюль дернулся, будто его ударили по лицу.

– Прости, любовь моя. Я знаю, ты тоскуешь по Нико. Иногда я забываю…

И ей так захотелось рассказать ему о своем видении, но ее удерживал какой-то необъяснимый страх.

– Понимаешь, Эркюль, я никак не могу забыть. Я работаю в лаборатории, я изобретаю оружие и игрушки для царя, я учу студентов, я пытаюсь не попасть в сети интриг моих врагов, у меня столько дел и забот, и все же я никак не могу забыть. Я все думаю, жив ли он. И вот сейчас… – Она замолчала, поняв, что каким-то образом Эркюль заставил ее сказать больше, чем она желала.

– Что – сейчас? Ты получила какие-то вести о нем?

– Никаких. Послушай, Эркюль, ты должен это знать. Кто-то пытался убить меня. Я подозреваю, что этот некто имеет отношение к исчезновению Нико.

– Этот некто находится здесь, в России, или в какой-то другой стране?

– Именно здесь я получила широкую известность. Но вопрос в другом: враг, который хотел меня убить, человек или существо, принадлежащее нематериальному миру?

– Ты подозреваешь кого-то из malfaiteurs? Думаешь, это один из ангелов зла? Уверен, здесь им никто не служит.

– Когда-то им служила Креси.

– Но ты же не подозреваешь ее?

– Нет. Думаю, они очень хитрые и умеют тщательно маскировать своих земных слуг.

– Очень хорошо, что ты мне об этом рассказала. Я предупрежу всех наших тайных агентов.

– Но только тех, кому ты полностью доверяешь. Кем бы ни был этот тайный враг, у него на службе состоит нечто ужасное и действительно опасное. Это может привести к очень серьезным переменам.

– И ты не хочешь ничего сказать об этом ужасном и опасном слуге?

– Не сейчас.

– Это потому, что ты мне не доверяешь?

– Я доверяю тебе, Эркюль, как никому другому.

– Из чего следует, что твое доверие распространяется не так уж и далеко.

Она подошла к нему, сидящему на краю кровати, нагнулась и поцеловала его в лоб.

– Я ничего не могу с этим поделать, Эркюль. Меня в жизни так часто предавали.

Эркюль тяжело и с шумом выдохнул:

– Ты такой непосильный груз взвалила на плечи, что тебе не хватает сил любить. Ты очень тяжелый человек. Я люблю тебя, но сейчас передо мной стоит не та женщина, которую я встретил во владениях герцога Лоррейнского.

– Ты прав, – тихо сказала Адриана. – Я стала лучше той женщины, стала сильнее. Ну а теперь ложись спать.

– Нет, я думаю, мне лучше уйти.

Адриана пожала плечами:

– Как хочешь.

Он стал одеваться. Одевшись, повернулся к ней, и она заметила слезы, блеснувшие на его глазах.

– Не думаю, что я еще когда-нибудь сюда вернусь, – сказал он.

– Эркюль…

– Я предан тебе. Я умру за тебя. Я найду и уничтожу твоих врагов. Но я больше не в силах быть твоим любовником. Это причиняет нестерпимую боль.

– Как хочешь, – с трудом выговорила Адриана, почувствовав, что у нее перехватило горло.

Он ушел, а она снова приблизилась к окну. На этот раз картина предстала перед ней какой-то размытой, словно слезы и ей застлали глаза. Она знала, что это не так, потому что за все годы, прожитые ею в Санкт-Петербурге, ни одна слеза не скатилась по ее щеке. Она их выплакала в те дни, когда у нее украли сына.

Адриана отогнала мысли об Эркюле д'Аргенсоне прочь, и в тумане, где смешались свет и тени, увидела Николаса. Она не понимала, откуда берет силы надеяться. Казалось, это так опасно – чувствовать, надеяться… любить.

Завтра она раздобудет о Китае все сведения, какие только возможно.

Спустя час ее ресницы наконец-то сомкнулись, но надолго уснуть не удалось, ее разбудили джинны. Она оторвала голову от подушек и села, все та же тревога владела ею.

Откуда-то издалека неслись звуки ружейной пальбы. И в ее комнате находился кто-то посторонний.

3

Кричащий Камень

– А ну-ка еще раз расскажи мне о тех кра-си-и-ивых женщинах, к которым мы направляемся в эти твои земли уичита, – ехидно произнес Таг. Он мрачно вперил взгляд куда-то вдаль, приставив козырьком ко лбу огромную ладонь.

Там вдали, волнисто изгибаясь, простиралась равнина, и редкие карликовые деревья только подчеркивали ее бескрайность.

За спиной одна из лошадей захрапела, и лошадь Тага беспокойно вскинула голову. Красные Мокасины обвел взглядом всех остальных. Из десяти лошадей, которых они взяли с собой, осталось восемь, но и они выглядели изнуренными. Они нуждались в хорошем отдыхе.

– Нам нужны свежие лошади, – сказал Красные Мокасины.

– Ты что, не слышал моего вопроса? – проворчал Таг. – Сколько нам еще тащиться до первой деревни уичита?

– Точно не знаю, – ответил Красные Мокасины. – Я не уверен, что это земли уичита.

– Хочешь сказать, что заблудился? – скептически поинтересовался Таг. – Как такое может случиться, чтобы индеец заблудился?

– Таг, а как моряк теряется в море? Куда ни глянь – вода, и везде одинаковая, разве нет?

Таг сердито нахмурился:

– Тоже мне, нашел с чем сравнивать.

– Почему бы и нет. На запад от Великого Водного Пути я никогда раньше не ходил. Откуда мне знать дорогу?

– А что ты такого уверенного из себя строил, будто наверняка знаешь, куда мы направляемся, а сам, оказывается, ни разу там не был.

– Я точно знаю, куда мы идем. Я словно вижу стрелу, летящую к цели. Я просто не уверен, что мы уже там, куда идем.

– Идем туда, не зная куда, – проворчал Таг. Затем пожал плечами. – Ну, вообще-то здесь симпатично. Море чем-то напоминает.

– Ты скучаешь по морю?

– Ни черта. Жизнь моряка отвратительна. Половина тех, кого я знал, умерли от цинги, вторая половина погибла в драках, перебрав рому, оставшиеся единицы уморил сифилис. Я сбежал и потому стал среди пиратов долгожителем. Честно говоря, я не жалуюсь, но я хотел бы обойти стороной эти земли – страна индейцев ли это или еще чего там. – С этими словами он так хлопнул чокто по спине, что тому показалось, будто у него все ребра враз лопнули. – Ты ж обещал найти мне женщину, что-то долго тянешь с этим.

Они поехали дальше по земле, в своем однообразии так похожей на море.

На следующий день около полудня они услышали, как кто-то поет. Любопытство подтолкнуло их повернуть в сторону невидимого певца. Они приблизились к краю неглубокого узкого ущелья и увидели на дне его обнаженного человека, привязанного к двум столбам за руки и за ноги. Заметив их, человек оборвал пение.

– Nakidiwa! Nakidiwa! – закричал он.

Красные Мокасины не знал языка незнакомца, поэтому ничего не ответил. Вместо этого он настороженно огляделся вокруг.

– Будь настороже, Таг, – сказал он. – Тот, кто его так привязал, может быть где-то рядом.

– Слушаюсь, капитан.

– Eespanolee? – снова выкрикнул незнакомец. – Fa-len-chee? Enkalisha? Anompa о?

Красные Мокасины удивленно вздернул брови. Последнее слово было на языке чокто, или, как его называли, мобильском – языке торговли, в основе которого лежал чокто. Он решил, что это все же мобильский, и заговорил на этом языке.

– Ты понимаешь меня? – спросил он.

– Как будто я всю жизнь на этом языке и говорил, – ответил незнакомец с таким сильным акцентом, что его едва можно было разобрать.

– А по-английски говоришь?

– Несколько слов знаю.

– А по-французски?

– Хорошо говорю, – ответил незнакомец по-французски. И это получилось у него лучше, чем на мобильском.

– Эй! – подал голос Таг. – Да этот индеец говорит по-французски!

– Таг, ты ведь тоже, кажется, говоришь на этом языке?

– Ну говорю, если нужно бутылку рома купить или шлюху уговорить. – В доказательство своих возможностей он обратился к неизвестному. – Эй, ты, какого черта ты там делаешь?

– Силу духа тренирую, – весело ответил незнакомец.

– Хочешь сказать, нам не надо тебя отвязывать?

– Думаю, пора уже заканчивать тренировку.

– Кто тебя привязал? – спросил Красные Мокасины.

– Те, кто особенно заботится о моей силе духа. Вы освободите меня?

– А стоит ли? Тебя кто привязал – свои или враги?

– Да откуда я могу знать, темно было.

– Ну, тогда прощай, желаю хорошенько укрепить силу духа, – сказал Красные Мокасины и направился прочь.

– Подожди! – закричал незнакомец. – Эго, конечно, не твое дело, но вышло просто недоразумение, из-за женщины.

– Женщины? – Таг встрепенулся.

– Да. Из-за жены вождя, если хотите знать. Это семейное дело, вождь – мой двоюродный брат.

– Понятно. А почему они тебе нос не отрезали? Так обычно наказывают за посягательство на чужую жену.

– Наверное, отрежут завтра или послезавтра. Спуститесь сюда, освободите меня, а я вам за это помогу. Вы ведь далеко ушли от своего дома, не так ли? И вам, конечно же, нужны свежие лошади и еда?

Красные Мокасины пожал плечами:

– Да, нам нужны лошади. И еще нам нужен проводник, который понимает язык этой бескрайней равнины.

– Я отличный проводник. Несколько лет назад я служил в этих местах проводником у французов. Я говорю почти на всех языках.

Красные Мокасины задумался, он обратил внимание, что веки незнакомца покрыты голубой татуировкой, и когда тот моргал, делался похожим на енота. Это был отличительный знак индейцев племени уичита.

Красные Мокасины кивнул Тагу.

– Разрежь веревки.

Бывший пират выполнил его приказание.

Парень выпрямился, потирая запястья и щиколотки.

– Спасибо, – сказал он. – Как говорят французы, я к вашим услугам. А теперь скажите мне, куда вас надо проводить.

Красные Мокасины показал рукой:

– На северо-запад. Проводишь? Но вот куда именно, сказать затрудняюсь.

– Даже не знаю. Это очень далеко Может быть, несколько недель потребуется. А может быть, и больше. Вы ищете что-то? Или кого то?

– Я не знаю.

Парень растерянно заморгал, в следующее мгновение лицо его сделалось настороженным.

– Ты идешь путем шамана?

– Да.

– Я удивлен. – Уичита округлил глаза.

– У тебя, надеюсь, не пропало желание быть нашим проводником?

– Мне будет, о чем рассказать потом?

– Уверен?

– Мне все равно нужно исчезнуть из этих краев на некоторое время. – Парень задумался. – Меня зовут Таханициас каце, – сказал он.

– Ну а меня – Абакабакадакабар, – не замедлил представиться Таг. – Я и сам едва могу выговорить такое.

– Если мое имя перевести на французский, то оно означает Кричащий Камень, – сказал индеец.

– Ну что, ты готов отправиться в путь, Кричащий Камень? – спросил Красные Мокасины.

Парень глянул на солнце, затем беспокойно перевел взгляд на юг.

– Чем быстрее, тем лучше, – ответил он.

Как змея сбрасывает свою кожу, так и Кричащий Камень избавился от своего беспокойства, как только они взяли курс на север.

– Пусть знают! – сказал он. – Меня нельзя поймать, а если меня и ловят, то я все равно убегаю.

– А может быть, это мы с Тагом тебя освободили? – сухо бросил Красные Мокасины.

– Видения любят меня, – заключил Кричащий Камень. – Если бы они не послали вас освободить меня, то послали бы кого-нибудь другого.

– Видения? – недоуменно проворчал Таг.

– Французы, у которых я был проводником, тоже ничего не знали о Видениях. Неужели белым ничего о них не известно?

Красные Мокасины неопределенно пожал плечами. Он мало что знал о племени уичита, и хотя он примерно догадывался, о чем говорит Кричащий Камень, но не был полностью в этом уверен.

– Очень многие вещи белые называют по-другому, – сказал Красные Мокасины. – И у них совершенно иное представление о том, как устроен мир. Но если белому человеку рассказать об этом, то и он будет знать.

– Да ладно, – сказал Таг, – и так сойдет.

Кричащий Камень будто не слышал слов бывшего пирата.

– Видения окружают нас, они повсюду, – сказал он, взмахом руки обводя землю и небо. – Существуют Видения-Находящиеся-Наверху, такие как Солнце, Гром-птица[9] или Владелец-черного-и-белого-кинжалов. И есть Видения-Находящиеся-Внизу, они делятся на два вида: Видения-Живущие– – оде и Видения-Живущие-Рядом-С-Человеком.

– Ха-х, ты хочешь сказать, что ангелы принадлежат к тем Видениям, которые наверху? А внизу, конечно же, всякая дьявольская нечисть водится! Ну а в воде кто тогда? Наверное, какие-нибудь русалки?

Кричащий Камень лишь недоуменно посмотрел на Тага, выдавшего такую непонятную для него тираду. Красные Мокасины счел нужным помочь другу:

– Таг, в воде очень много Видений, там есть рогатая змея, белая пантера и бледные люди. Вы этих бледных людей называете водяными и русалками. И с русалками вы ни за что не хотите встречаться, даже если умираете от тоски по женщине. Они похожи на людей, но у них нет человеческой плоти, и они воруют души.

– Это ты про ту тварь говоришь, с которой я сцепился в Венеции и которая украла душу преподобного Мэтера?

– Про нее.

– Теперь я вижу, что ты и вправду шаман, – сказал Кричащий Камень. – Как ты овладел этой силой?

– Когда я был совсем маленьким, по ночам карлик Куанакаша звал меня по имени. Он говорил со мной во сне и наяву, и, кроме меня, никто не мог его видеть. В детстве мне это не казалось странным, я думал тогда, что у каждого ребенка есть свой Куанакаша. Я не понимал, какая опасность мне угрожает, я постепенно превращался в проклятого, в колдуна, способного принести несчастья моему народу. Я превращался в слугу тех, кого ты называешь Видения-Живущие– – оде. В один прекрасный момент взрослые заметили, что со мной происходит. Они помогли мне поставить на карлика капкан. И мы поймали его и заставили служить мне. После этого я стал врагом бледных людей и веду с ними войну.

– У тебя есть Видения-враги? – спросил Кричащий Камень.

– Все Видения мои враги. Правители иного мира решили, что мы должны погибнуть, но я не могу допустить этого.

– Кто должен погибнуть? Ты и твой друг?

– Все человечество. Все племена и народы, что населяют землю.

Кричащий Камень что-то пробормотал себе под нос на своем непонятном языке.

– Что ты там бормочешь? – спросил Красные Мокасины.

– Ты враг Видений, а я веду тебя к самому сердцу Видений-Живущих-Рядом-С-Человеком. Похоже, удача покинула меня.

– Она действительно тебя покинет, если ты в самое ближайшее время не найдешь для нас, как обещал, свежих лошадей, – сказал Красные Мокасины.

– Завтра мы приедем в деревню, ее жители по-прежнему хорошо ко мне относятся. Я так думаю.

У чистого неглубокого ручья, берущего начало где-то среди пологих гор, тянущихся вдоль южной линии горизонта, они устроились на ночлег. Дул слабый сухой ветерок, тихо шелестели ивы, тополя и вязы. Таг и Кричащий Камень развели костер. На самом деле все сделал Таг, Кричащий Камень только давал указания и советы.

Красные Мокасины поднялся на ближайший холм и огляделся. Перед ним открылись необъятные просторы земли, ближе к горизонту она казалась темно-фиолетовой. Где-то вдали мерцали крошечные огоньки, скорее всего огни костров. Деревня? Или охотники разбили лагерь?

До этих огоньков – день пути, но им совершенно в другую сторону.

Красные Мокасины раскурил трубку и попытался погрузиться в размышления, но у него не получилось, усталость мешала глубокому сосредоточению. Непроизвольно он стал прислушиваться к звукам, долетавшим к нему снизу, из лощины, где у костра расположились Таг и Кричащий Камень. Он отчетливо слышал их голоса.

– …был пиратом, – рассказывал Таг. – Бороздил моря с Эдвардом Тичем, его все называли Черная Борода. Вместе с ним мы брали Чарльз-Таун, а потом отправились в Средиземное море, в Венецию, да и много еще где побывали. Ох и выпало на нашу голову приключений!..

– А как же ты здесь с чокто оказался?

– А, дело-то вот какое. Во время последнего плавания Красные Мокасины был с нами. С тех пор уже лет десять прошло. Тогда случились какие-то страшные и непонятные события, и никто ничего не знал наверняка. Вдруг поднялись ужасные волны, обрушились на наши гавани и корабли и все разнесли в щепки. Во всей Америке не осталось ни одной стоящей флотилии, пришлось объединяться с англичанами, французами и пиратами. Мы объединились и отправились в старую добрую Англию посмотреть, что же там все-таки приключилось.

– Ну и что же там приключилось?

– Так ты что, не знаешь?

– Англия – это страна, откуда к нам пришли белые люди?

– Ну ты даешь! Ты еще поболе моего невежда. Разве ты не знаешь, что самые лучшие из нас родом из Англии? И вот представляешь, мы прибыли на родину и видим: на месте Лондона – огромная яма. Какие-то там маги из Франции заставили свалиться с неба необъятных размеров камень, мы потом этот камень нашли.

Красные Мокасины слышал, как после этих слов Тага воцарилось напряженное молчание. Англичане, даже такие, как Таг, родившиеся далеко от берегов Англии, тяжело переживали несчастье, обрушившееся на их родину.

– Мы знаем, что Франция и Англия были врагами, но они объединялись против своего общего врага – Испании, – после молчания продолжил разговор Кричащий Камень.

– Это все уже в прошлом. Теперь нет ни Англии, ни Франции, ни Испании. Только люди остались, которые называют себя кто англичанами, кто испанцами, кто еще кем. И что там сейчас происходит, я даже и не знаю толком. Да, признаюсь, меня это и не интересует.

– И все равно непонятно…

– Ну так вот, Красные Мокасины отправился с нами в эту экспедицию в Старый Свет. Он спас мне жизнь, а потом мы вместе, бок о бок, сражались в Венеции, там нашему капитану Черной Бороде пришлось в последний раз бросить якорь. А после я подумал, хватит с меня моря, и на целых шесть лет осел в Чарльз-Тауне. Ну а недавно я задумал наладить торговлю с чокто, поскольку у меня среди них друг есть – Красные Мокасины.

Снова в разговоре возникла пауза.

– И вот что я тебе скажу, – снова начал Таг, – никогда в жизни не было у меня друга лучше этого парня. Я, можно сказать, настоящий громила, и многие лужу под собой делали, только завидев меня. Да, меня боялись и потому уважали, но настоящих друзей у меня было совсем немного. И этот индеец один из этих немногих. И не дай бог тебе обидеть его, старый Таг такое тебе устроит, что света белого не взвидишь.

– Понятно, – произнес Кричащий Камень.

Красные Мокасины улыбнулся. Если бы Таг знал, что тот слышит их разговор, он смутился бы. Обычно, чтобы впасть в такую сентиментальность, ему требовалось для начала принять добрую порцию рома.

Этот громила, несмотря на свою не совсем добродетельную жизнь, имел доброе сердце. Знал он это или нет, но и Красные Мокасины считал его своим лучшим другом. Люди его племени всегда побаивались его силы, поэтому не могли по-настоящему любить. Даже члены его собственной семьи сторонились его. Но Таг… Тага не смущали его странности, и он его не чурался. С Тагом его связывали настоящие братские узы, такие, каких у него не было и не могло быть ни с одним из его сородичей-чокто.

И порой было приятно слышать такие слова от этого белого великана.

– Похожи на стога сена, – произнес Таг, окидывая взглядом деревню.

Красные Мокасины с ним согласился, он видел стога сена в Пенсильвании и в Европе. Хижины уичита были довольно высокие, с конусообразным каркасом из кедрового и ивового теса, сверху густо покрытые травой, у каждой по две двери, одна – на восток, другая – на запад. Красным Мокасинам жилища уичита напомнили пчелиные улья, которые прибывшие в Южную Каролину итальянцы привезли с собой.

Хижин было всего двенадцать, но довольно больших: в каждой могла разместиться целая семья. Много было и открытых рамадас – навесов, служивших укрытием от жаркого полуденного солнца. Издалека Красные Мокасины смог различить в деревне женщин: они готовили еду, мололи зерно, плели циновки и корзины.

Кроме странного вида хижин деревня уичита ничем не отличалась от деревни чокто. Под навесами сушились белые, красные и желтые пучки злаков, тыквы и кабачки. Вид деревни и запах дыма вперемешку с ароматом жарящегося мяса заставили Красные Мокасины сглотнуть слюну. В течение нескольких недель они с Тагом питались по-походному: измельченные и слегка поджаренные кукурузные зерна заливали водой и ели. Такая еда поддерживала силы, но не доставляла удовольствия.

Возможность отведать вкусной еды представлялась заманчивой.

Но слишком обнадеживать себя он не хотел. "Это люди другого племени, – внушал он себе. – Они ничего мне не должны". Они могли бы оказать ему и такое "гостеприимство", что сродни каре небесной. Ходили слухи, что люди, живущие под западным небом, не прочь полакомиться человеческим мясом. Ходили слухи и похуже.

Им навстречу на низкорослых испанских лошадях выехали пятеро всадников – коренастые, смуглые до черноты мужчины, их одежду составляли лишь набедренные повязки. Как и у Кричащего Камня, веки встречающих украшали татуировки, татуировки в виде маленьких звездочек россыпью покрывали и их тела. Лошади уичита на фоне крепких и сильных лошадей индейцев чикасо, что составляли караван Красных Мокасин, походили на пони.

Один из незнакомцев что-то вызывающе крикнул на своем языке Кричащему Камню, тот ответил. Красные Мокасины ничего из этого обмена любезностями не понял, но в следующее мгновение возглавляющий всадников уичита ударил коленями в бока лошади и, размахивая дубинкой, направился прямо к Кричащему Камню.

– Эй, ты! – взревел Таг, вытаскивая пистолет.

Красные Мокасины движением руки остановил его. Остальные четверо индейцев с улыбками на лицах сохраняли спокойствие, да и в том, как Кричащий Камень ответил на их приветствие, не было заметно ни злобы, ни страха. Он с соперником, поигрывая дубинками, описывали круги, затем одновременно спешились и начали похлопывать друг друга по плечам, как это делают мальчишки. И наконец, оба рассмеялись.

– Это мой двоюродный брат по имени Тяжелый Удар, – сообщил своим спутникам Кричащий Камень. – Он взамен ваших уставших лошадей даст вам свежих, ему понравились ваши лошади, он считает, они улучшат породу в его табуне. Их воины только что вернулись с набега на капаха, и у них сейчас много лошадей.

– Очень хорошо.

– И по случаю моего прибытия сегодня будет устроен праздник. Ну, что я вам говорил! Здесь меня любят.

– Таг, будь начеку, – едва слышно обронил Красные Мокасины.

– Ты не доверяешь этому парню?

– Нисколько.

– А что, разве уичита и чокто враги?

– Мне об этом ничего не известно. Я не могу припомнить ни одной легенды, в которой упоминалось бы о какой-нибудь войне между нами. Земли уичита и чокто находятся слишком далеко друг от друга, и на этом пространстве, что нас разделяет, слишком много других врагов. Зачем нам было беспокоить себя войной с живущими далеко уичита, когда рядом есть чикасо, капаха, важажи? И они придерживались такого же мнения.

– А сейчас один из этих парней может подумать, что ему не хватает скальпа хотя бы одного чокто, и пожелает им обзавестись, тем более что чокто сам идет к нему в руки?

– Знаешь, и белые сюда не часто захаживают, – тихо ответил ему Красные Мокасины.

– Ну да. – Таг бросил тоскливый взгляд в сторону женщин уичита.

Некоторые из них казались весьма привлекательными. Их тела, как и мужские, украшали татуировки – со лба через нос и губы к подбородку были прочерчены прямые линии, концентрические круги – вокруг сосков на груди.

– Я б не отказался, предложи они мне рому или еще какого дурмана, что по мозгам шибает, – буркнул Таг.

Опускающаяся на землю ночь окрасила горизонт в багровые тона. Откуда-то слетелись козодои и затянули свои жалобные песни, над головой как безумные носились летучие мыши. Красные Мокасины не мог понять, откуда они здесь. На этой равнине деревья наперечет, а пещер, их обычного места обиталища, вообще не видно.

Поведение уичита не внушало опасения. Сейчас их окружали в основном женщины и дети, они проявляли искреннее любопытство, расспрашивая о чем-то на непонятном языке. Неподалеку Кричащий Камень очень вдохновенно повествовал, по всей видимости, о своих подвигах, возможно, о том, как он спас Красные Мокасины и Тага от страшной опасности.

Им принесли еду – вареное мясо, слегка поджаренные зерна маиса и маисовый хлеб, печенный особым способом: поджигали шелуху от зерен и на пару, поднимающемся от горящей шелухи, пекли хлеб. Еда была вкусной и не особенно отличалась от той, к которой Красные Мокасины привык с раннего детства. Но он съел ровно столько, чтобы слегка утолить голод. Чрезмерно объедаться в незнакомой и, возможно, опасной обстановке ему не хотелось.

С наступлением ночи Красные Мокасины немного успокоился. Пришел Кричащий Камень и присел рядом.

– Им кое-что известно о том месте, куда мы направляемся, – без какого-либо вступления начал он.

– И что им известно?

– Несколько человек уехали туда с товаром, много времени прошло, но они так и не вернулись. Путники, чья дорога оттуда лежит через наши земли, что-то такое несут на сердце, о чем они не хотят или не могут говорить. Ходят слухи о каком-то железном народе. Никто никогда раньше не слышал о таком племени. Кроме того, здесь некоторым приснился сон: их звали прийти и воссоединиться с этим народом. Они пошли и не вернулись. Тебе самому об этом что-нибудь известно?

– Не много. То место покрыто густой тенью, сквозь нее я ничего не вижу. Думаю, там обитает самое могущественное Видение.

Кричащий Камень кивнул:

– Старейшины говорят, настала четвертая эра – Время-Когда-Видимый-Мир-Уничтожается. Ты тоже так считаешь?

– Я не знаю.

– Еще они говорят, что должен появиться четырехликий великан.

Красные Мокасины резко сжал и разжал кулаки, в нем поднималось раздражение.

– Я не знаю, – повторил он. – Но хочу найти все ответы, за ними я иду туда.

– Разве ты не останешься здесь на несколько дней отдохнуть?

– Нет. Мы выезжаем завтра утром. Не забудь об этом.

– Не забуду. Я же дал вам слово. Выезжаем утром.

Но утром Кричащего Камня, этого подлого уичита, нигде не было. Индейцы сдержали свое обещание: заморенных лошадей Красных Мокасин они поменяли на свежих и еще пару добавили сверх, получив за них порох, дробь и топор.

Обычно Красные Мокасины не уменьшал взятый в дорогу боевой арсенал, но на этот раз чутье подсказывало ему, что там, куда он направляется, обычное оружие ему не понадобится.

4

Призрак

Было двадцать минут четвертого, когда в дверь лаборатории Франклина постучали. Он открыл дверь и нос к носу столкнулся с улыбающимся призраком.

Время он знал с точностью до минуты, потому что его оторвали от эксперимента, которым он был занят с самого утра и для проведения которого требовались строгие временные рамки. Двумя часами ранее его уже отвлекали от работы: на город вдруг обрушился оглушительный звон колоколов, и случилось это не в какой-нибудь урочный час, как можно было бы ожидать, а почему-то ровно в двенадцать минут второго. Сдерживая раздражение, он приложил максимум усилий, чтобы не отвлекаться на шум. Наверное, колокола звонят в честь какого-нибудь праздника или знаменательной даты, о которых он забыл. Ему удалось вновь сосредоточиться на проводимом эксперименте, и примерно через час в город вернулась тишина.

И вот теперь этот стук в дверь.

В первую секунду он намеревался накричать на непрошеного гостя и выпроводить его вон; у Франклина выдался нелегкий день, и совершенно не было сил на незапланированные визиты. Пленный колдун не давал ему покоя, хотелось как можно быстрее допросить парня, но прояви он, Франклин, нетерпение, это поставило бы его в невыгодное положение, поэтому он решил подержать колдуна в изоляции, день потратить на подготовленный ранее эксперимент, а вечером отправиться на плантацию Нейрна.

И вновь отрываться от работы ему совершенно не хотелось.

Но в его дверь без уважительной причины никто не стучался. Франклин поднялся, хрустнул костяшками пальцев, расправил плечи и направился к двери, по дороге успев испытать наслаждение от теплого ветерка, робко скользнувшего в открытое окно. Бессознательно он отметил про себя странную тишину, воцарившуюся в городе. Через открытое окно не было слышно ни гомона людей, ни стука колес карет, ни цоканья лошадиных копыт. Это показалось странным – обычно по вторникам улица за его окном кипела жизнью.

Он открыл дверь и увидел перед собой призрака, смотрящего прямо на него. Призрак был довольно высоким, худым, с насмешливо горящими глазами и едва заметной саркастической улыбкой на губах.

– Господин Янус! – воскликнул призрак, чуть кланяясь. – Как хорошо, что вы еще живы!

Франклин понимал, что на его лице отразилось изумление, и это самое изумление лишило его дара речи. Он пришел в себя только тогда, когда гость сжал его в крепких объятиях и на французский манер расцеловал в обе щеки, после чего, не выпуская из рук, отстранил от себя, дав ему наконец-то возможность говорить.

– В-в-вольтер?! – заикаясь, произнес Франклин.

– О, да у вас прекрасная память! – обрадовался гость. – Но я не В-в-вольтер, называйте меня проще – Вольтер!

– Ты жив!

– Обижаешь! И я ставлю тебе это на вид! Я не только жив, но еще и подрос немного! А вот у тебя, я вижу, уже залысины на лбу появились. Не слишком ли рано?

– Как ты… – Франклин настолько растерялся, что не знал, с чего начать. – Как тебе удалось найти меня?

– О, должен заметить, ты не особенно гостеприимен, поскольку не спешишь предложить мне бренди.

– Ах, ну да, конечно! Я просто так потрясен…

– Ваше потрясение, сэр, еще впереди. Ну, как там насчет бренди?

Франклин энергично кивнул, поспешно направился к шкафу, где хранил крепкие напитки, и выбрал самый красивый графин и две рюмки. Вернувшись к невероятным образом возникшему в его лаборатории французу, который в это время с восхищением рассматривал прибор, занимавший почти весь рабочий стол, он налил гостю и себе бодрящей жидкости. Вольтер сразу же опрокинул свою рюмку, Франклин поспешил вновь ее наполнить. Вольтер взял ее и высоко поднял:

– Я забылся, сэр, выпьем за ньютонианцев.

– За ньютонианцев, – пробормотал Франклин.

Их рюмки, встретившись, звякнули, и в янтарного цвета жидкости сверкнуло солнце. На мгновение перед его взором возникла картина прошлого: Лондон, кофейня "Греция", все ньютонианцы сидят за столом – едко-язвительный Вольтер, невероятно серьезный шотландец Маклорен, и суровый Гиз, и предатель Стирлинг, и Василиса Карева – его первая любовь, и он сам – еще совсем мальчик, которому едва исполнилось четырнадцать лет, пылинка, вращающаяся вместе с планетами вокруг ослепительно яркого солнца – сэра Исаака Ньютона. Бренди коснулось языка, и казалось, он вновь прикоснулся к губам Василисы, к ее ослепительной белизны телу. Вернулись надежды и страхи, которыми живет юность, ощущение себя гигантом, которого стреножили карлики. Нахлынули из небытия чувства, владевшие им тогда, – очарованность и восторг.

И последовавшие за ними боль утраты и отчаяние человека, потерпевшего сокрушительное поражение. Маклорен погиб, Стирлинг стал врагом, Василиса в мгновение ока из возлюбленной превратилась в агента русского царя и захватила их в плен. И Лондон исчез, подобно Атлантиде, от него остались лишь пепел и воспоминания.

Франклин осушил рюмку и вновь наполнил ее.

– Замечательная вещь – бренди, – проронил Вольтер, чуть прищурившись.

– Пожалуйста, – взмолился пришедший в себя от первого потрясения неожиданной встречей Франклин, – ради бога, расскажи мне, где ты был все эти двенадцать лет!

– Где ты был все эти двенадцать лет, – вздохнул Вольтер, его голос как-то враз сделался усталым.

Когда француз опустился в предложенное ему кресло, Франклин заметил, что прошедшие годы оставили на нем свой след. При встрече человек склонен обманываться, отмечая в первую очередь знакомые черты. Но сейчас он видел, как годы изменили Вольтера. Он и раньше был худой, но теперь казалось, что кожа обтягивает череп подобно тончайшей бумаге. Одет он был по моде – в коричневого цвета камзол и жилет, но производил впечатление утомленного долгой дорогой путника, не успевшего сменить потрепанное и запылившееся дорожное платье.

– Ты давно в Чарльз-Тауне? – спросил Франклин.

– Сегодня днем прибыл в вашу уютную гавань, – уже спокойно француз сделал новый глоток бренди. – И не успел я произнести твое имя, как мне тут же указали к тебе дорогу. Я смотрю, ты снискал себе здесь славу, да и в Венеции ты чуть ли не национальный герой.

– Ты слышал, что там произошло? Ты прибыл сюда из Венеции?

Хорошо знакомая дьявольская усмешка скользнула по лицу Вольтера:

– Нет, я прибыл из Кельна, судья самолично дал мне хороший пинок под зад. Так что первые двадцать футов своего путешествия я преодолел одним махом.

Хоть Франклин и сгорал от нетерпения услышать правдивый рассказ, он все же не смог сдержать улыбку:

– Не сомневаюсь, он увидел, как ты поднял паруса на грот-мачте, и решил тебе помочь. Его жена была тому причиной?

– Сэр! Вы меня давно знаете. Разве я способен разрушить священные узы брака?

– Да, я давно тебя знаю, и думаю, что ты способен разрушить все на пути к объекту своего желания.

Вольтер изящным движением провел кружевным кончиком шейного платка по верхней губе.

– Звучит довольно-таки обидно. В любом случае его жену наш Создатель наделил, увы, не слишком гибкой добродетельностью, хотя, я уверен, она имела ко мне явное расположение. Вышло недоразумение относительно совсем другой женщины, из-за чего мне и пришлось делать из Кельна ноги.

– Так ты из Кельна направился в Венецию, а оттуда уже сюда?

– О небо, из Кельна меня занесло в Краков.

– Ради всего святого, Вольтер начни все по порядку и с того дня, когда мы расстались. И пожалуйста, не приплетай цитат из Книги Бытия.

Вольтер вяло махнул рукой.

– Бенджамин, я не прочь рассказать тебе о своих приключениях и с радостью выслушаю твой рассказ. Но вначале прошу тебя, будь ко мне снисходителен. Я так устал, мне требуется хороший отдых. Будь любезным хозяином.

Франклин заставил себя сесть.

– Хорошо, хорошо, я постараюсь быть любезным хозяином. Но прошу тебя, скажи только об одном. Гиз жив? Вы ведь тогда вдвоем остались в Лондоне?

Тень омрачила лицо Вольтера.

– Нет, Бенджамин, ему не так повезло, как мне. Но сейчас я так счастлив – вижу тебя живым, здоровым и даже богатым. Позволь мне хоть чуть-чуть насладиться счастьем, пусть и не своим. Позволь мне хотя бы на минуту забыть о той толпе скелетов, что повсюду плетется за мной следом.

Франклин отлично понимал его состояние.

– Что мне сделать такого, чтобы ты, дорогой Вольтер, почувствовал себя еще более счастливым?

– А что нас всех делает счастливыми? Иллюзии. Постарайся убедить меня, что после моих скитаний я наконец-то нашел место, где меня ждет покой, что я попал в чудесную страну Эльдорадо, американский рай, оазис, где не слышно грохота пушек.

– Боюсь признаться, но это не иллюзия, – серьезно ответил Франклин. – Конечно же, Америка – это не рай. Вначале мы так сильно зависели от нашей матери родины – Англии. Мы страдали здесь от чумы и голода, нам все время не хватало самого необходимого. Но мы преодолели все трудности, и это закалило нас. Меня тоже носило по свету. Я был в Венеции, как ты уже знаешь, два года провел в Богемии. Америка не утопия, но здесь действительно лучше, чем где-либо.

– А война?

– Вот здесь, я думаю, нам действительно повезло. Европу раздирают войны, как мелкие, так и охватившие многие страны. У нас же здесь войн нет, так, отдельные незначительные стычки. Наши соседи из Испании и Франции были беднее нас, но мы нашли способ, чтобы объединиться и вместе выжить. С тех пор как мы наладили торговлю с Венецией, мы вместе охраняем морские пути от пиратов. В конце концов, годы трудностей стали проверкой для всех нас, мы сумели проявить самое лучшее, что в нас было.

– Но ведь и в Америке была война.

– На севере французы обезумели от голода и холода, то же безумие охватило и союзные им племена индейцев. Они вместе совершали набеги на наши северные колонии и беспокоили наших друзей ирокезов. Как ты сам можешь догадаться, нам пришлось укрепить союз с индейцами, потому что из Англии ни одна армия не могла прибыть к нам на помощь. В самих колониях тоже были разногласия, трудно было научиться владеть землей без привычных английских лордов, не сразу удалось найти способ правления.

– Ну и как вы решили эту последнюю проблему?

Франклин подался вперед, неожиданно почувствовав возбуждение от выпитого бренди и прилива гордости.

– Потеря Англии была очень сильным ударом. Но все же это сыграло свою положительную роль.

– Да, я слышал все эти сплетни, будто колонии преобразовались в какую-то там демократическую республику.

– Ну, демократическая республика – это слишком громко сказано. – Франклин покачал головой. – До этого нам еще далеко. Когда мы узнали, что Англия и ее король навсегда потеряны для нас, мы попытались сделать лучшее, что могли. Каждая колония в той или иной мере уже имела свою систему правления. И оставалось только одно – создать высший орган, который решал бы вопросы всеобщего благополучия. Тори настаивали на необходимости найти короля, но это не удалось. Ни короля Георга, ни кого-либо из Ганноверской династии на тот момент не осталось в живых, а если кто и остался, то затерялся где-то в потаенных уголках Германии, которой, по всей видимости, управляет сейчас Москва. Никаких сведений от них к нам не поступило. И кроме того, Америка так далека от понятия голубой крови, здесь нет ни одного человека, кто мог бы похвастаться королевской родословной, никому и в голову здесь не придет падать ниц перед своим собратом. Поэтому мы решили, что будем созывать Континентальный парламент. Я сам заседаю в Палате общин, но все же считаю, что этот орган правления временный.

– О, поздравляю. И что, эта система правления работает?

– Ну, во-первых, эта система ужасно несовершенная. Но со временем, я думаю, она будет работать лучше, при условии, что мы победим всех наших врагов.

Вольтер наклонился вперед и возбужденно воскликнул:

– И королей?!

– Зачем нам их побеждать, у нас их и так нет. Мы здесь стали такими либералами, думаю, время королей действительно прошло. Мы наконец-то поняли, что они нам не нужны.

– И я это слышу от тебя?

– Что ты имеешь в виду? Я познакомился с тобой в тот момент, когда тебя по приказу короля изгнали из Франции, где ты успел до этого посидеть в тюрьме. И, насколько я помню, никаких чувств, кроме презрения, ты к монархии тогда не испытывал.

Вольтер пожал плечами:

– Насколько я понимаю, вопрос не в том, чего мы с тобой хотим. Ни один король не может править страной, если народ не дает ему на то своего позволения. И сдается мне, народу крайне нужно, чтобы за него решали, что ему делать, и чтобы был кто-то, кого он потом сможет обвинить во всех своих бедах и несчастьях.

– Возможно, какие-то народы именно так и живут, но у англичан есть природная склонность к либерализму, и, я думаю, здесь, в колониях, она проявилась наиболее полно.

– Ты так думаешь? – почти резко спросил Вольтер. – Ну что ж, в соответствии с методом Ньютона мы должны будем подвергнуть эту гипотезу тщательной проверке.

Не успел Франклин открыть рот и спросить, как нужно понимать его слова, раздался стук в дверь.

– Кто там? – крикнул Франклин.

– Это я, – послышался женский голос.

Толкнув незапертую дверь, в лабораторию вошла Ленка Франклин. Она убрала прядь темно-каштановых волос, выбившуюся из-под кружевного чепца и закрывавшую один глаз. Ее необыкновенно умные ярко-синие глаза вспыхнули, остановившись на Вольтере.

– Ленка! – воскликнул Франклин. – Входи, пожалуйста, и познакомься с моим старым другом. Господин Вольтер, позвольте представить вам мою жену Ленку.

– О, enchante[10], мадам, – произнес Вольтер, низко кланяясь. И не успела Ленка ничего ответить, как он быстро подошел к ней и поцеловал в губы. Она отступила назад и залилась краской. – Так в Англии принято знакомиться с женщинами, – пояснил ей Вольтер. – Мне это нравится больше, нежели французская манера целовать дамам ручки.

– А мне не нравится, сэр, – ответила Ленка, к которой вернулось самообладание. – Я с такой манерой незнакома, и она меня смущает.

– О дорогая, примите мои извинения, – произнес Вольтер, по-волчьи оскалившись. – Позвольте в таком случае… – Он потянулся к ее руке.

– Вот теперь я вижу, Бенджамин, у кого ты учился манерам обращаться с женщинами, – сказала Ленка, ловко отдернув руку. Она повернулась к Вольтеру. – Сэр, вы можете гордиться своим учеником. Когда мы с Бенджамином впервые встретились, он обращался со мной точно таким вот образом. И то, что мы встретились с ним второй раз, было просто каким-то чудом.

– Еще раз прошу прощения, мадам, насколько я могу судить по вашему милому акценту, вы не англичанка и не француженка.

– Вольтер, Ленка родом из Богемии. Мы познакомились с ней при дворе Карла Шестого.

– Как повезло тебе оказаться именно при этом дворе, смею заметить! Я даже не представлял, что на почве Священной Римской империи могут произрастать такие прекрасные розы.

– Мсье, а не прекратите ли вы соблазнять мою жену, – остановил его Франклин.

– Ах, простите, – сказал Вольтер, прикладывая руку к груди. – Но какая это трагедия – мгновенно влюбиться в жену своего дражайшего друга!..

– Еще большая трагедия случится, – перебила его Ленка, демонстрируя свой очаровательный акцент, – если я утону в меду вашей лести. Поэтому, прошу вас, прекратите ее источать.

Франклину ее протест показался не совсем искренним.

– И кроме того, – продолжала Ленка, – я пришла сюда сказать Бенджамину, что его просят прийти в Законодательное собрание.

– Зачем?

Ленка удивленно взглянула на него:

– А разве ты не слышал?

– А что я должен был слышать?

– О! – воздел палец кверху Вольтер. – Я как раз хотел тебе рассказать.

– Ну так что? – Франклин нетерпеливо переводил взгляд с жены на Вольтера.

– А ты разве не слышал, как тут колокола трезвонили? – спросил Вольтер.

– Слышал. Не в твою ли честь они звонили, Вольтер? Может быть, оповещали город о твоем прибытии? И меня теперь приглашают на праздничную церемонию по случаю приезда в наш город французского остряка?

– Нет, такая шумиха не в мою честь, прибыла более важная персона – Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт.

– Джеймс? Претендент?

Вольтер кивнул.

– Похоже, у вас будет свой король, – растягивая слова, произнес он.

5

Ловушка

– Встань! – приказала Адриана, поразившись, насколько хрипло прозвучал ее голос. – Прояви себя или умри.

Неясная тень поднялась.

– Это я, мадемуазель, – послышался женский шепот. – Пожалуйста, не прогоняйте меня. Я не знаю, куда еще мне податься.

Адриана подняла задвижку алхимического фонаря, стоящего у изголовья. Спальня осветилась тусклым светом.

– Елизавета?

Все стало понятно. У цесаревны был ключ, и стража не осмелилась ее остановить. Девушка вновь опустилась на пол. На ней было все то же платье из красного бархата, в котором она танцевала на балу, но только все в пятнах, мокрое и рваное. Черные волосы растрепаны, лицо заплаканное.

– Господи, что случилось? Вы в одном платье и в таком состоянии. Между дворцом и Академией почти лье.

– Я бежала, мадемуазель. Я не могу… они убьют меня или заключат в монастырь! Пожалуйста, защитите меня!

Адриана встала с постели, накинула шелковый халат и опустилась на колени подле цесаревны.

– Успокойтесь, – прошептала Адриана. – Успокойтесь и расскажите, что случилось.

В дверь постучали прежде, чем Елизавета успела что-либо ответить.

– Адриана, это я, Вероника. Мне нужно срочно поговорить с тобой.

– Ты одна? – спросила Адриана.

– Да, но боюсь, это ненадолго.

– Тогда входи.

Дверь открылась, вошла Креси. Она тоже была в бальном платье, но поверх успела накинуть перевязь со шпагой. В руке – крафтпистоль. Она одним взглядом окинула спальню и находившихся в ней двух женщин, закрыла дверь и заперла ее на засов.

– Ради бога, объясните мне, что случилось? – воскликнула Адриана.

– Государственный переворот, – просто ответила Креси. – Цесаревна, с вами все в порядке? Они не причинили вам вреда?

– Нет. Я в порядке, – ответила Елизавета.

Ее трясло, и Адриана испугалась, не простудилась ли она.

– Переворот устроили Долгорукие и Голицыны, – сказала Креси. – Они захватили дворец.

– А Меншиков?

– Заключен в тюрьму. Они ждали, когда все опьянеют. Вначале завязалась драка, но она быстро закончилась. Большинство из охраны Меншикова состояли в заговоре. – Она покачала головой. – В этом нет ничего хорошего. Ни я, ни Эркюль ничего не знали об этом, равно как и наши агенты. – Она кивнула в сторону Елизаветы. – Они ищут ее повсюду.

– Вы разбудили мою стражу?

– Конечно, и они уже заняли позиции. И Эркюль сюда направляется.

– Чем все это может закончиться?

Креси сделала жест, который следовало понимать как "понятия не имею".

– Благодарю тебя, Вероника, – сказала Адриана. – Иди и делай то, что должна делать. Я скоро к тебе присоединюсь.

Креси кивнула и удалилась.

Адриана позвонила, почти в ту же минуту, спросонья потирая глаза, появилась служанка. Но как только она увидела Елизавету, глаза у нее сами собой широко раскрылись.

– Анна, принеси цесаревне платье. Думаю, одна из моих амазонок ей подойдет.

Воздух в комнате успел нагреться, джинны по ее приказанию позаботились об этом.

– Анна, а мне принеси черное платье.

Она стояла рядом с Креси, наблюдая, как здание окружают цепью солдаты. Небо уже начало светлеть.

– Они одеты как стрельцы, – заметила Креси, – царь уже давно запретил эту форму. – Она потрогала оконное стекло. – Ты уверена в его прочности?

– Его и пушечное ядро не пробьет, – заверила Адриана.

Рука Креси лежала на эфесе шпаги, она успела переодеться в военный костюм: длиннополый камзол, жилет и бриджи. Туго повязан шейный платок, на голове черная треуголка, рыжие волосы распущены.

– Эркюль показался мне очень расстроенным, – осторожно начала Креси. – И похоже, причина не в перевороте.

– Сегодня ночью он порвал со мной, – сказала Адриана.

– Правда? И что ж послужило тому причиной? – В ее голосе звучала привычная насмешка. Но Адриана молчала, и тогда она спросила уже чуть мягче: – Ты расстроена?

– Я… я не имею на это права, – ответила Адриана.

– Конечно, не имеешь, если подходить к этому с логической точки зрения. Но ведь ты могла выйти за него замуж? – Она насмешливо вскинула голову. – Так почему же ты не вышла? Ты никогда не говорила, что тебе мешает стать его женой.

Адриана нахмурилась:

– Я не создана для брака.

– Как это надо понимать?

Солдаты внизу начали менять диспозицию, и женщины сосредоточили внимание на них. Адриана обрадовалась случаю – не нужно было встречаться взглядом с Креси.

– Думаю, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Женщина, если она не замужем, может многого достичь в жизни. Разве мы с тобой не лучшее тому доказательство? Без лишней скромности я могу назвать себя крупнейшим ученым России, а возможно, и всей Европы, учитывая ее сегодняшнее жалкое состояние. У меня есть личная стража, прекрасный дом, студенты, право на свой собственный внутренний мир, наконец. И ты – много ли ты знаешь женщин-офицеров, которые командуют войсками? Замужество отнимает у женщины все возможности. Разве выйти замуж не означает стать придатком мужчины? Его жена, мать его детей. Вероника, я так ожесточенно боролась за свою жизнь, так многим пожертвовала и наконец-то получила то, чего добивалась, и я не хочу все это променять на положение замужней женщины.

Краем глаза Адриана заметила, как Креси пожала плечами.

– Не все с тобой согласятся, многие считают, что замужняя женщина тоже может кое-чего добиться.

– Елизавета Английская, Кристина Шведская, Нинон де Ланкло. Все они были не замужем, у них была иная цель в жизни.

– Кристина Шведская состояла в браке.

– Да, она в него вступила после того, как по доброй воле оставила трон и отказалась от власти. И это только подтверждает мою точку зрения, разве не так? – Адриана кусала губы. – Креси, когда я была помолвлена с Людовиком, когда я была его любовницей, я даже выразить не могу, как я ненавидела свое положение, как невыносимо быть чьей-то собственностью. И тогда я поклялась, что этого никогда больше в моей жизни не повторится.

– Но Эркюль…

– Один из лучших мужчин на всем белом свете, – закончила за нее Адриана. – Но причина не в нем – в мире, в котором мы живем. Будь у меня женская природа Евы, я могла бы все стерпеть от Эркюля. Но я другая, и чем больше я доверяюсь Эркюлю, тем больше я ему не доверяю. – Адриана посмотрела на Креси и слабо улыбнулась: – Разве ты забыла, мы дочери не Евы, а Лилит.

Креси рассмеялась:

– Из меня не получился адвокат дьявола.

– Но получилась неплохая чертовка, – сказала Адриана с вымученной улыбкой на лице.

– Что ж, думаю, теперь тебе нужен новый любовник, – беззаботно бросила Креси. – Хочешь, найду тебе?

– Я лучше немного отдохну от мужчин. Даже от любовников временами устаешь.

Креси недовольно фыркнула.

– Не играй со мной в такие игры, – едва слышно произнесла она. – Обманывай кого угодно, хочешь, дурачь Эркюля, но только не меня. Женаты вы или нет, но ты любишь его. Ты три дня рыдала, когда он женился. Думаю, что и сегодня ночью ты плакала.

– Глупости все это. Посмотри, это, кажется, князь Голицын. – Адриана показала на мужчину, подъехавшего верхом к парадному крыльцу.

– Он самый.

Адриана криво усмехнулась:

– Прими его. Но только его одного. Он может остаться при оружии.

С этими словами она направилась в гостиную.

Ждать ей пришлось не долго. Князь вошел в сопровождении двух ее лоррейнских телохранителей. Он церемонно поклонился, разгладил густые, посеребренные сединой усы и откашлялся:

– Приветствую вас, сударыня.

– Что привело вас ко мне, князь Голицын? – спросила Адриана, продолжая сидеть в кресле и умышленно не предлагая присесть князю.

– Полагаю, вам уже сообщили о событиях сегодняшней ночи.

Адриана кивнула:

– И все же, думаю, это слишком ранний час для визитов, тем более в компании столь многих незваных гостей.

– Сударыня, я лично хотел объяснить вам смысл происшедшего и заверить, что вам не о чем беспокоиться.

– Как мило, князь, но продолжайте.

– Все очень просто. Год назад, покидая нас, царь Петр намеревался отсутствовать всего несколько месяцев. И он, конечно, не предполагал, что Меншиков будет единолично править страной так долго. Мы терпеливо ждали, надеясь, что царь вернется прежде, чем Меншиков опустошит казну, но дольше ждать мы не можем. Серьезные дела затеваются за океаном, и нашей империи угрожают как извне, так и изнутри. Кроме того, мы получили известия о гибели царя и всех сопровождавших его людей.

– Меншиков ничего мне об этом не говорил.

– Меншиков умышленно скрывал это. Возможно, он даже хотел использовать эти сведения в своих целях. Он намеревался укрепиться на троне и себя самого провозгласить царем. Мы вынуждены были предпринять решительные шаги, чтобы предотвратить это. И я рад сообщить, что все произошло без особого кровопролития.

– И кого вы провозгласили наследником?

– Анну, герцогиню Курляндскую. Это так естественно.

– Анна – племянница царя. Но у царя есть дочь – Елизавета. Что с ней станется?

Тень легкого беспокойства скользнула по лицу Голицына.

– Цесаревна, как вам известно, немного легкомысленна. Она не проявляет интереса к государственным делам, вполне возможно, что у нее вообще нет способностей к управлению страной.

– И что же ее ждет в таком случае?

Князь Голицын встрепенулся.

– Она здесь? – спросил он.

– Кто находится в моем доме – это дело, касающееся только меня. И сколько бы солдат вы с собой ни привели, я буду придерживаться своей позиции. И пожалуйста, соблаговолите ответить на мой вопрос.

– Ради ее же собственного блага мы намереваемся поместить ее в такое место, где ее ждет тишина и покой, подальше от суеты и беспокойства, и где она получит моральные наставления, в которых так нуждается.

– Вы имеете в виду монастырь, – заключила Адриана.

– Да, сударыня.

Адриана подперла рукой подбородок:

– И чего вы от меня хотите? Что станет с Академией наук?

– Ничего, сударыня. С целью заверить вас в этом я и пришел к вам. Ни с вами, ни с Академией ничего не случится, если вы примете закономерный ход событий.

– Иными словами, вы хотите, чтобы я стала сторонницей переворота.

– Конечно, это было бы наилучшим решением для нашего обоюдного удовлетворения, – сказал Голицын. – Вы пользуетесь всеобщим и заслуженным уважением.

– Но не настолько, чтобы советоваться со мной до того, как прозвучат выстрелы.

– Уверяю вас, сударыня, чем больше людей знали бы о готовящихся событиях, тем больше выстрелов прозвучало бы. И на случай нашего провала я не желал бы видеть вас нашей сообщницей.

– Я и не подозревала, что вы так предусмотрительны, князь. Для меня это настоящее откровение. – Некоторое время она сидела молча, обмахиваясь веером. – Я не питаю любви к Меншикову, – произнесла она, – и Анна кажется мне подходящим кандидатом в императрицы, но Елизавета останется в Санкт-Петербурге под моим покровительством. Она моя ученица, и я знаю, чего хотел царь для своей дочери.

– Сударыня…

– Я могу стать для вас причиной очень многих неприятностей, и я готова к этому. Но если будет на то ваша воля, то я могу не причинять вам никакого вреда.

Князь Голицын покраснел, снова разгладил усы и коротко кивнул:

– Вы будете на церемонии коронации?

– В самом лучшем своем платье.

– Что ж, очень хорошо, сударыня. На том позвольте откланяться.

– Надеюсь, все будет хорошо.

Адриана наблюдала, как князь Голицын пересек гостиную и вышел. Почти сразу же в дверях показались Креси и Эркюль.

– Распорядитесь, чтобы сюда доставили вещи Елизаветы, – сказала Адриана. – Я не верю этим господам.

– А как обстоят дела со всем остальным? Что будет с Академией? – спросила Креси.

– Ты веришь, что Академию не закроют? – обратилась Адриана к д'Аргенсону.

Эркюль откашлялся. Казалось, он избегал смотреть ей в глаза.

– Конечно, все не так просто, как князь Голицын здесь представил. Реформы царя не пользовались большой популярностью, особенно среди представителей старых аристократических родов, таких как Голицыны. И они состоят в сговоре со староверами. Если царь не вернется, будьте уверены, они отменят все его прогрессивные реформы. Уже и стрельцов вернули, и они почти все бородатые, а царь запрещал носить бороды. Скоро дело и до Академии дойдет.

– Ты забыл, – сказала Адриана, – Академия наук стала святым местом. Мы убедили Церковь, что науку благословили ангелы и святые. Как они могут тронуть святое место?

Эркюль опустил взгляд:

– Не надо недооценивать староверов или убеждать себя, что мы их отлично понимаем. И особенно нужно помнить, какую ненависть они питают к царю. Сколько их пострадало за свою веру! Эти страдания не искупят даже ваши ангелы и святые. И если вдруг откроется, что вы с царем их обманули…

– Возможно, им это уже известно, – перебила его Креси.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что в Академии есть люди, которые могли уже давно сообщить им, что в течение десяти лет по твоему приказу джинны являлись в церквах в образе святых и творили чудеса.

– Если им это известно, так почему же они раньше ничего не предпринимали?!

– А тебе не кажется, что это не просто совпадение, что Смерть атаковала тебя как раз накануне переворота? Кто-то испугался, что ты встанешь на сторону Меншикова. Они испугались твоей силы и возможностей, пусть даже и в сто крат преувеличенных молвой. И они, конечно же, не рискнут прийти за тобой сюда, в твой собственный дом, хотя бы и под защитой солдат и оружия.

– Ты думаешь, они хотят усыпить мою бдительность?

– Я хочу сказать, что мы должны иметь это в виду.

Адриана кивнула:

– И все же я не могу понять одного. Если вчерашняя атака на меня была частью заговора, почему malakus явил мне образ сына, который якобы находится в Китае?

– О чем это ты? – удивился Эркюль.

– Мне кажется, я знаю объяснение этому, – сказала Креси. – Царь отправился в Китай, не так ли? Василиса Карева в его свите. Тебе очень хорошо известно, какую ревность ты у нее вызываешь. Возможно, переворот, отъезд и исчезновение царя – все это звенья одной цепи и она имеет к этому прямое отношение.

– Ты обладаешь просто дьявольской подозрительностью, Вероника. Ты что, действительно думаешь, что Василиса может предать членов "Корая", в котором она сама состоит?

– "Корай" – это тайная женская организация, в которой все считают себя сестрами. И именно сестры оказываются самыми непримиримыми соперницами. Я думаю, что нас заманивают в ловушку. Поскольку malakus не удалось тебя убить, то князь Голицын должен внушить тебе ложное чувство безопасности и, когда ты расслабишься, убить тебя. Либо ты, поверив в видение, отправишься на поиски своего потерянного сына в Китай, и тогда тебя можно будет легко схватить там.

– Вы должны были все это рассказать мне раньше, – зло прошипел Эркюль. – Как я могу руководить сетью наших агентов, если я… – Он замолчал, охватившая его злость не дала ему договорить.

Адриана поднялась с кресла и подошла к окну.

– Думаю, Вероника права, – помолчав, сказала она. – Похоже, это действительно очень искусно придуманная ловушка. Но кто стоит за этим? Честно говоря, я не верю, что это дело рук Василисы.

– Важно не кто за этим стоит, – сказала Креси, – а что делать.

Адриана посмотрела на своих друзей, глаза у нее засверкали, как у одержимой:

– Что делать? Конечно же, принять вызов.

6

Скальпированный воин

Красные Мокасины крадучись приблизился к краю долины. Страна призраков уже давно поглотила луну, но глаза Красных Мокасин, в темноте острые, как у совы, отчетливо видели в свете звезд каждый лист на чахлых деревьях, росших вдоль горного кряжа. Внизу, в долине, деревьев не было – лишь волнующееся море высокой травы. Серебристый свет омывал холмы, сгущался до серого и на горизонте вновь вспыхивал звездами.

Красные Мокасины напрягся, вслушиваясь в звуки, доступные ушам не каждого смертного. В воздухе звенел едва уловимый призыв или даже воспоминание о призыве.

Порыв холодного ветра пробежал по траве, и Красные Мокасины поежился. Он был далеко, слишком далеко от человеческого жилья две недели пути отделяли его от деревни уичита и почти два месяца от его родной деревни.

Наверное, сейчас лучше вернуться назад в лагерь, к Тагу. Но что-то было здесь такое.

Что-то похожее на человека поднялось из высокой травы. На фоне бескрайности земли и неба фигура казалась одновременно и крошечной, и гигантской.

– Ты чужак на этой земле, – сказала фигура.

Эти бескрайние просторы могли поглотить любой громкий крик, но до Красных Мокасин долетел шепот, принесенный ветром иных миров.

– Но все же я пришел сюда, – сказал он.

– Зачем? Чтобы умереть вдали от своего народа?

– Не тебе спрашивать о цели моего прихода, – ответил Красные Мокасины. Он видел, как вокруг, защищая его, собрались дети его Тени.

– Возвращайся туда, откуда пришел, – сказало существо. – Иначе я сам к тебе приду и растопчу твою душу.

Красные Мокасины рассмеялся.

– Лучше прогуляйся по огненному гребню молнии.

Существо больше ничего не сказало и исчезло в траве. Ветер стих. Красные Мокасины ждал.

Дети его Тени предупредили его, когда существо возникло у него за спиной. Он повернулся лицом к нападавшему.

Существо было похоже на воина племени важажей, с глазами, обведенными черным. Сверкнул занесенный над головой томагавк и полетел в сторону Красных Мокасин. Глаза воина горели как раскаленные угли, губы скривились в презрительной усмешке. Он был скальпирован, и череп его покрывали шрамы. Красные Мокасины ловко увернулся от томагавка и вытащил свой боевой топор. И они сошлись в поединке. Красные Мокасины вложил всю свою силу, будто пытался одним махом срубить вековое дерево. Он ухватился за рукоятку томагавка противника и крепко держал ее, пытаясь опустить свой топор на скальпированную голову врага, но тот крепко сжимал его запястье. На мгновение они застыли так, от напряжения их мышцы дрожали. И вдруг Красные Мокасины почувствовал, что силы покидают его. Противник был очень силен.

Красные Мокасины сделал резкий рывок вперед, а затем назад и ударил противника ногой в пах. Падая на спину, он перекинул скальпированного воина через голову, тут же вскочил на ноги и замахнулся топором. Но противник оказался проворнее, он взлетел с земли прыжком пантеры. Красные Мокасины нутром чувствовал, что ему не хватит сил выдержать дикий натиск скальпированного. Но неожиданно его противник получил удар, от которого отлетел в сторону. В следующее мгновение Красные Мокасины понял, в чем дело: в руку его врага вонзилась стрела. Несмотря на рану, противник хохотал, катаясь по земле, затем вскочил на ноги и снова подпрыгнул на высоту в два человеческих роста.

Красные Мокасины успел выхватить крафтпистоль и выстрелить. Белое пламя копьем пронзило воздух, но не затронуло плоти. Когда вспышка погасла, Красные Мокасины увидел, что его противник, подобно антилопе, удирает по траве прочь.

– Я знаю твой след, – долетел голос убегавшего. – В следующий раз я уничтожу тебя.

Красные Мокасины хотел броситься за ним вдогонку, но он подавил это желание. Вместо этого он присел, прячась в высокой траве, пытаясь понять, откуда прилетела стрела. Враг его врага не обязательно должен быть его другом.

– Эй! Это я!

Сильный французский акцент показался Красным Мокасинам знакомым. Он медленно поднялся. К нему вприпрыжку, с луком через плечо бежал Кричащий Камень.

– Я подумал, что могу пропустить что-то очень интересное, – пояснил уичита. – Я отправился на запад охотиться и был уже на полпути к цели, но потом повернул назад и нашел твой след. И кажется, подоспел как раз вовремя. Скальпированный воин! Ты был прав, у тебя очень серьезные враги. Думаю, теперь они стали и моими врагами. Ну что ж, это прославит меня, несмотря на то, что я только в начале моего жизненного пути. Но разве можно на это жаловаться?

– Расскажи мне о них, – попросил Красные Мокасины, пропуская мимо ушей очевидное вранье Кричащего Камня. – Об этих скальпированных воинах. В землях чокто их нет.

– Они не живут деревнями. Они скитаются по земле. Кто-то считает их безвредными, кто-то говорит, что они опасны. Но они всегда бродят в одиночку. Вечные изгнанники. – Он скривил рот. – Ни разу мне не приходилось встречать среди них добряков. – Уичита улыбнулся. – Да, эта встреча сделала меня счастливым. Часто ли кому-нибудь выпадает на долю убить легенду? Самого скальпированного воина? Силы небесные, дайте мне такую возможность!

– Хвастливая болтовня труса, который уже однажды поджимал свой хвост, – проворчал Таг.

– Я не трус! – запротестовал искренне возмущенный Кричащий Камень. – Чего ради я должен помогать вам? У меня нет на то причин. Нас не связывают родственные узы, вы даже к моему племени не принадлежите!

– Мы спасли тебе жизнь! И ты дал слово.

– Ха! Слово дается только настоящему человеку – уичита, а вы к ним не принадлежите. Но теперь у вас есть не просто мое слово, вам принадлежит мое сердце. Сейчас для меня представляет интерес ваше дело.

– О, как нам повезло! – сказал Красные Мокасины, но без особой иронии. В конце концов, этот уичита спас ему жизнь. – Ты можешь еще что-нибудь рассказать нам об этих скальпированных воинах?

Кричащий Камень покачал головой:

– Я мало что знаю о них. Они на самом деле не скальпированные воины. Они – Видения. Видения-Живущие-Рядом-С-Человеком.

– Ого! Это колдуны? И чего этот парень хотел? – спросил Таг.

Красные Мокасины кивнул в сторону долины:

– Чтобы мы туда не совались. Он охраняет ее. Думаю, до сегодняшнего дня он был хорошим стражем. Капаха, которых мы встретили два дня назад, повернули отсюда прочь, я шел по их следу и наткнулся на мертвого капаха. Они бросили его.

Таг удивленно вздернул брови:

– Но капаха считаются такими свирепыми. И что, этот парень отогнал их прочь?

– Похоже, что так. Но они воины, а воины предпочитают драться с людьми из плоти и крови. Они знают, как победить человека, но не дух.

– Я на их стороне в таком случае, – сказал Таг. – И что же нам делать теперь?

– Сейчас ложись спать. А завтра мы спустимся в долину.

– Мы трое, – уточнил Кричащий Камень.

Красные Мокасины внимательно и долго смотрел на него, наконец произнес:

– Все трое.

– Похож на тушу выброшенного на берег кита, – сказал Таг, когда они подошли ближе.

Красные Мокасины промолчал. Все свое внимание он сосредоточил на детях своей Тени. Прошлой ночью они не могли сюда проникнуть, их не пустили более сильные духи. Днем здесь уже не было признаков ни эфирных врагов, ни скальпированного воина.

Кричащий Камень тоже это заметил:

– А где же наш вчерашний воин? Этот подлый трус?

Красные Мокасины неохотно ответил:

– Думаю, он чувствует, что я готов к бою, я слишком серьезный противник, особенно когда у меня два таких помощника, как вы. А он, благодаря тебе, ранен. Но он где-то здесь, выжидает, когда я расслаблюсь.

"Туша кита" на мгновение исчезла за небольшим пригорком и снова появилась.

– Матерь Божия! – проворчал изумленный Таг. – Так это же корабль!

Это действительно был корабль.

Красные Мокасины и Таг впервые встретились на борту фрегата "Месть королевы Анны", и тогда Красным Мокасинам казалось, что это самый большой корабль на свете. Но корабль, представший их глазам, был больше "Мести" в два раза, до того как он, уткнувшись носом в землю, сломал себе хребет.

– Это воздушный корабль, – продолжал Таг, – похожий на те, с которыми мы сражались в Венеции.

– Ты что, хочешь сказать, что он летал по воздуху? – язвительно спросил Кричащий Камень.

– Я видел это собственными глазами, – подтвердил Красные Мокасины. – Такие воздушные корабли есть у русских.

– Русских?

– Они живут в Старом Свете, но не похожи ни на англичан, ни на испанцев.

За разговором они подошли к мертвому кораблю совсем близко, так что их накрыла его тень. Вокруг в большом количестве валялись деревянные бочонки и ящики.

– Их выгрузили с корабля и открыли, – сказал Красные Мокасины. – Это могли сделать либо выжившая команда, либо грабители.

– А где же в таком случае трупы? – проворчал Таг.

Когда они обогнули останки корабля, они их увидели. Кем-то был возведен невысокий могильный холмик около пятнадцати шагов в диаметре. Неподалеку – костер и остатки еды, а вокруг валялись, как сломанные деревянные куклы, пятнадцать тел и бродили три оседланные лошади.

Лица погибших были европейскими, со светлой кожей, смерть сделала их совершенно белыми. Все трупы оказались скальпированы, без камзолов, в одних зеленых штанах до коленей и в белых рубахах, забрызганных кровью. Несколько камзолов валялось поодаль, пуговицы с них были срезаны.

Красные Мокасины, Таг и Кричащий Камень осторожно ходили вокруг погибших, то и дело оглядываясь по сторонам.

– Ну, Таг, что скажешь? – некоторое время спустя спросил Красные Мокасины.

Гигант сдвинул на затылок широкополую шляпу и почесал лоб:

– Здесь корабль потерпел крушение. Живые похоронили погибших, а потом пришел кто-то и убил живых, забрал их ружья и вещи. Думаю, индейцы. – Он улыбнулся, довольный открывшимися в нем способностями разгадывать тайну событий.

Кричащий Камень продолжал осматривать тела.

– Большинство из них погибли от пуль. Это очень странно. Отсюда далеко до того места, где торгуют пулями. Я вижу здесь только одну стрелу. – Он осмотрел находку. – Это стрела не принадлежит ни одному из известных мне племен. Это не авахи, не капаха, не важажи и не перерезающие горло[11]. Это кто-то, пришедший издалека.

– Думаю, ты прав, – сказал Красные Мокасины. – Если ты их не знаешь, то они действительно, должно быть, пришли издалека.

Таг рассматривал корабль.

– Московиты, – пробормотал он. – Надо же мне было так далеко забраться, чтобы опять столкнуться с ними. И куда нам теперь?

Красные Мокасины показал на отпечатки лошадиных копыт:

– Пойдем по этому следу. Возможно, кого-то захватили в плен. Кроме того, я хочу посмотреть на железных людей.

– Похоже, след уходит на запад.

– На северо-запад.

Таг вздохнул и пожал плечами:

– Ну что, пошли тогда? Я всегда хотел полюбоваться Тихим океаном с другого берега.

7

Претендент

– О боже милостивый! – воскликнул Франклин, когда показалось здание Законодательного собрания.

Оно всегда выглядело вызывающе безвкусно. Построенное Эдвардом Тичем, более известным как Черная Борода, в годы его правления в Чарльз-Тауне, здание являлось образцом кошмара в стиле рококо, все в позолоченных кружевных арабесках и пастельных тонов фресках, живописующих благородные деяния Черной Бороды. Было очень много разговоров по поводу этих фресок. Но после героической гибели Черной Бороды его легендарная слава еще больше упрочилась, и в течение последних десяти лет образ пирата в умах людей значительно трансформировался, приобрел статус некоего добропорядочного монарха, который спас город от царившего в нем хаоса.

– Черная Борода, увидев это, очень возгордился бы, – пробормотал Франклин.

И это был комплимент. Бросающийся в глаза – как и должно быть – центральный орган правления Южной Каролины сегодня своей пестротой в хорошем смысле привлекал к себе внимание. Флаги с гербом Стюартов развевались повсюду, где их только можно было приткнуть, маленькие флажки, вымпелы и ленты дополняли праздничное убранство. Стража в бархатных камзолах с золотым позументом, вооруженная алебардами, вызывавшими смех своей совершенной бесполезностью, охраняла здание от натиска толпы.

И сама толпа! Широкий поток с песнями, бравыми криками, барабанным боем и звоном колокольчиков перетекал с площади Тича на Нью-Маркет и старый церковный двор. Повсюду резвились дети, одетые в красное и белое – цвета Стюартов. Женщины щеголяли в новых платьях с открытыми плечами, которые лет десять назад вышли из моды. Стража выстроила их в два ряда по обеим сторонам Брод-стрит, ведущей к докам на Купер-Ривер.

– Нечто невероятное, – произнес Франклин, удивленно оглядываясь по сторонам. – Они что, забыли, как сами когда-то изгнали этого короля? Они что, не помнят, как десять лет назад они ненавидели его за то, что он католик?

– И сдается мне, помнить этакую мелочь ты почитал за величайшую глупость, – заметил ему Роберт.

– Да, я так считал. Они дали все права идиоту, который ненавидел Англию и ни слова не говорил по-английски, и все ради того, чтобы на троне был протестант. Если уж вы хотите, чтобы у вас был английский король, то пусть он хотя бы будет англичанином и любит свою страну.

– Так против чего ты выступаешь?

– Ни против чего! – возбужденно огрызнулся Франклин. – Я просто удивляюсь человеческой непоследовательности, только и всего.

Вольтер положил руку Бену на плечо:

– Господин Франклин только что горячо убеждал меня, что народ его страны больше не нуждается в короле.

– Он действительно в нем не нуждается, – продолжал настаивать на своем Франклин.

– Но народ, похоже, придерживается противоположного мнения.

– Да, именно так, – согласился с ним Франклин. – По крайней мере, часть из них. А что думают пуритане, квакеры, анабаптисты, французские и голландские протестанты? Не говоря уже о неграх…

– Если глаза меня не обманывают, – сказал Роберт, – то они все здесь, в толпе. Я думаю, большинство людей, независимо от того, католики они или нет, убеждены, что лучше жить в стране, где есть король, нежели в той, где его нет.

– Ты негров упомянул, – сказал Вольтер. – Судя по цвету толпы, они, похоже, составляют большую часть населения в городе. Но ведь они же рабы. А ты говоришь о них так, будто им разрешено иметь свое мнение.

– Все немного не так, – сказал Франклин. – Когда городом правил Черная Борода, он освободил рабов с целью подорвать власть крупных плантаторов и землевладельцев, которым не нравилось его правление, более того, он их вооружил и сформировал из них отряды сторожей общественного порядка. И после его гибели они продолжают оставаться свободными, но правом голоса обладают очень немногие, равно как и частной собственностью. Лет пять назад они пробовали поднять восстание и добились права на одного представителя в Собрании.

– Браво! – воскликнул Вольтер.

– Разделяю с тобой твою радость. А ты обратил внимание, что здесь, на площади, они не особенно выражают свой восторг. Они помнят, что в период английского правления они были рабами, и знают, что при короле многие пожелают снова их сделать таковыми.

– А вот мой дядя, – прервал их разговор Роберт, показывая в сторону приближавшегося человека. – Приветствую вас, губернатор.

– Добрый день, джентльмены, – сказал подошедший человек. – Довольно яркое зрелище, а?

– Вы знали об этом событии, губернатор Нейрн?

– Ни в коей мере, – признался Нейрн, снял шляпу и вытер лоб. Ему было за сорок, волосы не напудрены, естественного русого цвета. – И очень жаль, а то бы я знал, чего ожидать.

– Но это претендент!

– Мистер Франклин, я бы поостерегся в наши дни употреблять такие слова.

Франклин пожал плечами.

– Одного слова для осведомленного достаточно, – сказал он.

– Кому-то и одного слова достаточно, а я бы, дядя, хотел несколько услышать, – саркастически заметил Роберт.

Губернатор, улыбаясь, повернулся к Вольтеру:

– Боюсь, не имею чести знать вас, сэр.

– Вольтер, к вашим услугам.

– Мой старый друг, – пояснил Франклин. – Он прибыл вместе с пре… со Стюартом.

– Ого! Возможно, в таком случае вы прольете больше света на происходящие события?

– Мне ничего, в общем-то, не известно, – признался Вольтер. – Я сел на голландский корабль, который направлялся в Ирландию, а там он мистическим образом вдруг стал английским. Там мы и взяли на борт нашего титулованного пассажира. На борту очень беспокоились, чтобы не было шпионов, и я чувствовал, что лишние вопросы могут дорого обойтись моему драгоценному здоровью, так что я вынужден был сдерживать свое любопытство.

– А сколько кораблей было – всего один?

– Это довольно-таки странное дело. Я слышал разговоры о других кораблях, они даже упоминали какой-то "флот", но, кроме наших, больше никаких парусов я не видел.

– Хм… – Франклин нахмурился. – Голландия все еще находится под пятой русского царя?

– Ты это так называешь? Да, там мало что делается без особого указа из Санкт-Петербурга. Ты тут что-то заподозрил? – спросил Роберт.

– Пока ничего, но тебе, Роберт, наверное, придется найти кого-нибудь из Тайного союза. Возьмите устройство, которое мы сделали для выявления эфирных кораблей, и наденьте эгиды на всякий случай.

– Ты думаешь, король прибыл сюда со свитой? – спросил Роберт.

– Я не удивлюсь.

– Не похоже, чтобы он в них нуждался, – заметил старший Нейрн.

– Но ведь он мог и не знать об этом. Если он располагает хоть какими-то сведениями, то должен знать, что колонии питают пристрастие к либеральной политике, и по большому счету мы все здесь его противники. Вероятно, он готов к более чем прохладному приему.

– Я позабочусь об этом, – сказал Роберт. – Если ты видел одного короля, то можно сказать, что ты видел всех. А на мою долю их выпало сверх моего желания.

– Ну а нам, мистер Франклин, повезло в меньшей степени, – сказал губернатор. – Меня попросили созвать Собрание, с тем чтобы все его члены выстроились на ступеньках и приветствовали его величество.

– Уверен, нам не стоит так его называть, – запротестовал Франклин. – На этот счет не было голосования.

– Но так безопаснее. Если потом проголосуют за то, чтобы называть короля "его величество", ни у кого не будет повода упрекнуть нас в неучтивости.

– Верно, – согласился Франклин и обратился к Вольтеру: – Ты, конечно же, остановишься в моем доме?

– С превеликим удовольствием.

– Я тут, возможно, задержусь на некоторое время, но надеюсь, ты найдешь чем себя развлечь. – Он похлопал Вольтера по плечу. – Но я не имею в виду мою жену.

На ступенях здания Законодательного собрания они нашли всех его членов. К своему удивлению, Бен увидел здесь также и членов парламента Содружества.

– Когда они успели приехать? – спросил он Нейрна. – Стюарт прибыл только сегодня без какого-либо предварительного уведомления. Как могло случиться, что они знали и уже стоят здесь? Здесь Уильям Теккерей из Виргинии, Тед Уолкер из Мэриленда, Джеймс Колеман из Нью-Йорка, боже мой… – Он замолчал и обменялся с Нейрном понимающим взглядом.

– Все консерваторы здесь, – чуть слышно произнес Нейрн.

– Получается, они знали о прибытии Джеймса?

– Приходится признать это, – неохотно согласился Нейрн.

Они заняли места среди выстроившихся на ступеньках членов Законодательного собрания, Франклин встал напротив Теккерея, представителя Виргинии.

– Как хорошо, мистер Теккерей, что вам случилось оказаться в городе, – начал разговор Франклин.

– Я тоже, мистер Франклин, считаю, что мне повезло, я могу собственнолично приветствовать короля в тот самый момент, когда он впервые ступил на нашу землю.

Самодовольство и ограниченность члена парламента неприятно поразили Франклина. Он, отбросив совет Нейрна, скупо улыбнулся и сказал:

– Кажется мне, что вы уже успели проголосовать за всех нас и надеть на его голову корону.

– Король есть король, – сухо резюмировал Теккерей. – И так величать его есть выражение патриотизма и к результатам голосования отношения не имеет.

Франклин сохранил на лице улыбку, но язык прикусил. В буквальном смысле этого слова. "Мы еще посмотрим, напыщенная обезьяна, как все обернется", – подумал он, и в это время где-то затрубили в трубы и барабаны начали выбивать дробь.

По Брод-стрит к зданию Законодательного собрания двигалась процессия, подобных которой в колониях видеть не доводилось. И до сего дня Франклин был уверен, никогда не доведется.

Но он тут же понял, что толпа не разделяет с ним его чувств. Она заволновалась, негромко зашумела, но тут же стихла, когда на площадь ступили красные камзолы и появилось знамя – на красном фоне белая роза. За ними во главе процессии на белом коне ехал Джеймс.

Он был похож на конную статую: в седле держался безукоризненно прямо, плечи развернуты, до блеска начищенные черные сапоги словно впаяны в стремена. На голове у него была не намозолившая глаза треуголка, а сдвинутая чуть набок широкополая шляпа, украшенная перьями. Вылитый кавалер из прошлого столетия, копия его родного дяди Карла в период Реставрации. Камзол на нем был модного покроя, с длинными широкими фалдами, но с излишеством ушедшей эпохи богато расшитый золотым позументом, как во времена давно минувшие; поражало изобилие кружев, выбивавшихся из-под обшлагов и ворота камзола. Рядом с Джеймсом на такой же лошади и в таком же облачении ехал и улыбался собравшейся толпе мальчик лет двенадцати. Вне всякого сомнения, это был его сын. Далее следовала кавалерия, затем одетая в красные камзолы инфантерия, ирландские драгуны, солдаты шотландского полка в красивых, в темную клетку, килтах, их огромные палаши – старинное оружие шотландских горцев – почти касались земли. Великолепие процессии поразило даже скептически настроенного Франклина.

Кто-то закричал "Ура королю!" И словно рухнули горы и камнями покатились вниз, – это толпа взорвалась криками. Когда Джеймс въехал на площадь, толпа колыхнулась в его сторону, но ее сдержали добродушные бравые парни в белоснежных кафтанах. И в это время вверх взметнулись белые цветы, по большей части бумажные. Джеймс улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой и приветственно помахал рукой, отчего толпа взревела еще громче.

Франклин стоял молча, но и он чувствовал сладостный порыв, готовый вырваться наружу слезами восторга. Вдруг показалось, что мир стал таким, каким он и должен был бы быть. Как будто никакая комета не падала на Лондон, будто никогда не было тягот, голода и войны. Он уже снял шляпу, чтобы подбросить ее вверх. Он уже… И вместо этого сунул ее под мышку.

Джеймс подъехал к самым ступенькам Законодательного собрания, так что Франклину достаточно было протянуть руку, чтобы коснуться его. Он спешился, повернулся к толпе, приветственно поднял вверх руки, а потом сделал знак, призывающий к тишине. Толпа стихла, и раздался его голос – чистый и высокий.

– Народ Англии!

Ему ответили новыми криками "ура", но Джеймс снова поднял вверх руку, и толпа стихла еще быстрее, чем в прошлый раз:

– Народ Англии, народ английского Содружества на американской земле, я тронут вашим сердечным приемом. Много лет я с нетерпением ждал этого момента, ждал дня, когда смогу принести вам в дар свою жизнь, чтобы вновь объединить всех англичан под единым флагом. Я не могу словами выразить свое восхищение при виде того, чего вам удалось достичь на этой земле, в то время пока я во имя нашей славы был вовлечен в борьбу на другом континенте. После гибели нашей матери-родины вы явились утешением Всемогущему Богу – Отцу, сотворившему нас, и утешением всем живущим на земле! Обреченные на трудности, лишенные короля, вы сумели выбрать себе правительство, самое справедливое из всех, ранее существовавших, и сделали это мирным путем. И я прибыл сюда не потому, что у вас нет правителя или здравого смысла. Как истинные англичане, вы имеете и то и другое. И я прибыл сюда не затем, чтобы что-то просить у вас. Я прибыл, чтобы предложить вам благородную кровь Стюартов, свое сердце и душу, все, что есть во мне воплощение Англии! И если вы пожелаете принять мой дар, повторяю, если вы пожелаете принять меня голосованием своего замечательного парламента, я взойду на трон, данный вам самим Богом и на который вы призываете меня по своему свободному выбору!

И толпа ответила ему почти оглушающими криками, и вновь. Франклин почувствовал восторг, коварно охвативший его против его воли. Джеймс был таким красивым, таким вдохновляющим. Черт возьми, он был настоящим королем, и его солдаты выглядели как настоящие солдаты, безупречно вышколенные. Очень трудно было при виде всего этого великолепия не поддаться восторгу.

Франклин ждал продолжения речи, но, к его удивлению, продолжения не последовало. Джеймс еще раз помахал толпе рукой и по приглашению Нейрна прошел в здание Законодательного собрания. Пока толпа наслаждалась своим восторгом, пажи обошли стоявших на лестнице и вручили каждому приглашение, а потом, на радость собравшимся, несколько пригоршней приглашений полетело счастливчикам в руки.

Высокий рыжеволосый мужчина в богатом наряде занял место, на котором только что стоял Джеймс, постоял и поднял вверх свою шляпу, такую же, как и у Джеймса, широкополую, с перьями.

– С вашего позволения! – громко выкрикнул он с очень сильным, но приятным шотландским акцентом. – Его величество очень сожалеет, что внутри этого здания не хватает места, и он не может всех вас пригласить отобедать с ним, но он выражает вам благодарность за сердечный прием и желает весело провести сегодняшний вечер!

И не успел он закончить свою речь, как на площадь въехали повозки, и крепкие парни начали сгружать огромные бочки с пивом и ромом, бараньи и говяжьи окорока и всякие сладости.

И очень скоро на площади началось настоящее праздничное веселье. Франклин не без восхищения покачал головой. Джеймс Стюарт, несомненно, знал путь к сердцам людей.

– Вот ты где, мой дорогой, – послышался в ухе шепот, окрашенный легким богемским акцентом.

Он обернулся и увидел Ленку, облаченную в новое платье из шелковой парчи. Он удивленно заморгал:

– Где ты раздобыла это платье?

– А ты будто и не знаешь, – ответила она и поцеловала его в щеку. – Разве я в нем плохо выгляжу?

Франклин улыбнулся:

– Дорогая твою красоту не может испортить никакое платье. Особенно ты прекрасна в платье Евы. Но знаешь, это тоже тебе к лицу. Ты одолжила его у жены губернатора?

Ленка сдвинула брови:

– Ты хочешь сказать, что не знаешь, кто мне его прислал?

– Действительно не знаю.

На мгновение у нее на лице появилось выражение, которое говорило: "Я должна была догадаться".

– Но кто же тогда мог это сделать? – спросила она вдруг сделавшимся холодным голосом.

Франклин окинул взглядом приглашенных гостей.

– Кажется, я знаю кто, – ответил он.

Празднество в стенах Законодательного собрания обещало быть более утонченным, нежели на площади, но с более обильным столом. Обед начался с птицы, на столе появились жареные куропатки, щедро политые маслом, утки, запеченные в меду, с чудесной корочкой, лопающейся от одного прикосновения, галантин из цыпленка – цельная тушка цыпленка, фаршированная дичью, телятиной, ветчиной и трюфелями. И дымящийся ароматный пирог с каплуном и луком пореем.

Второй переменой подали более тяжелые блюда – пирожки с мясом, жаренного на вертеле ягненка, ростбиф, молочного поросенка под сладким айвовым соусом, говядину со свежими огурчиками.

Франклину очень хотелось знать, откуда столько мяса, не из Ирландии же везли. Где по дороге королевский корабль мог так изрядно пополнить запасы провианта? Может быть, по этой причине на обеде присутствуют представители северных колоний? Но если бы это было так, то он знал бы. Члены его Тайного союза повсюду, они немедленно послали бы ему сообщение по эфирному самописцу. Сохранить инкогнито Джеймс мог, только если он плыл через Карибское.

Но делать такой крюк нет смысла. Скорее всего это мясо куплено здесь, в Чарльз-Тауне, или же оно было сюда доставлено по предварительному заказу. А платье на Ленке? Оно так хорошо на ней сидит. Оно могло быть сшито только ее портнихой.

Он заметил, что и жены других приглашенных тоже одеты в новые платья. То, что к этому дню готовились, сомнений не вызывало. Кто-то в Чарльз-Тауне знал заранее о прибытии Джеймса.

Но в следующую минуту его посетила новая мысль, от которой он еще больше забеспокоился. Где доказательства, что вчерашнее появление колдуна не было простой случайностью? Франклин не видел доказательств.

Он жевал и думал, когда произносился тост, поднимал бокал и не вслушивался в слова, а вглядывался в лица говорящих. Первый тост, как и положено, произносил губернатор Нейрн. Все остальные говорящие принадлежали к крылу консерваторов.

– Прошу прощения, сэр, но вы не господин Франклин?

Франклин удивился. К нему обратился человек сидящий напротив него и судя по цветам его костюма, из свиты короля. Ему было около тридцати пяти, и выглядел он немного глуповато в своем громоздком парике.

– Не стоит извиняться, сэр, за то, что вы знаете мое имя, – ответил Франклин. – Это даже льстит мне. Если, конечно, вы не тайный агент короля и мое имя не занесено в ваш список неблагонадежных.

– О нет, конечно, я не тайный агент, – заверил его незнакомец в парике. – Но вы действительно внесены в список, правда в другой и очень короткий. По всей видимости, в колониях вы единственный ученик сэра Исаака Ньютона. И позволю себе заметить, насколько я слышал, вы самый выдающийся философ Америки.

Франклин улыбнулся:

– Боюсь, я всею лишь Робинзон Крузо на необитаемом острове.

– Жители Венеции придерживаются иного мнения.

– Сэр, ваш список хотя и короткий, но весьма подробный. И я до сих пор не знаю, с кем имею честь вести беседу?

– Прошу прощения Александр Стерн. Льщу себя надеждами, что обладаю некоторыми познаниями в натуральной философии и математике. Вы, наверное, догадываетесь, какую радость я испытываю от встречи с вами.

– Какой подарок моему самолюбию, что вы сидите напротив меня, – в тон ему ответил Франклин.

– О, надеюсь, вы не сочтете это оскорбительным для вас. То, что мы сидим рядом, не просто случайность. Я намеренно просил предоставить мне это место.

– Ах вот как! Я крайне рад познакомиться с вами, господин Стерн. Но боюсь, что как и большинство здесь присутствующих, я немного обескуражен происходящими событиями. Не каждый день к нам возвращается монарх, который, как мы считали, давно нас покинул.

– Надеюсь, это для вас счастливый день.

– Сэр, я думаю, что счастливым человека делают не редкие и яркие события его жизни, счастье складывается из малозаметных, повседневных мелочей. – Он поднял свой бокал. – Так выпьем же за это малое, что делает нас счастливыми.

Стерн тоже поднял бокал.

– За малое, – повторил он с недоверием в голосе.

– И конечно же, за короля, – добавил Франклин.

– За короля! – подхватил Стерн уже с большим энтузиазмом.

– Итак, господин Стерн, какой конкретно вопрос философии вас интересует?

– Это было бы для меня таким счастьем, поговорить о философии с вами, господин Франклин, но, боюсь, сейчас не самый подходящий момент для этого. Наша беседа может показаться очень скучной для милых дам. – Рукой, держащей бокал, он обвел сидящих рядом женщин, включая Ленку. – Я лишь осмелюсь заметить, что в данный момент я интересуюсь не столько философией, сколько философами. Видите ли, его величество поручил мне создать департамент философии при его дворе, главной целью которого должно стать учреждение Академии наук.

– Понимаю, – ответил Франклин, взвешивая значимость сказанного.

– И я не вижу, кто бы еще, кроме вас, мог возглавить этот департамент, – продолжал Стерн. – Я был бы бесконечно рад – смею заверить, и король тоже, – если бы вы согласились принять эту должность. Обещаю, жалованье будет соответствующим.

Франклин, слушая, маленькими глотками пил вино – терпкое, с кислинкой, скорее всего португальское.

Последовала третья перемена блюд: запеченная телятина, жареные куры и кролики, два вида салата. Франклин только взглянул на все это изобилие и почувствовал легкую тошноту.

– Боюсь, господин Стерн, – сказал он, – колонии – мой дом, моя родина, и я не хочу отсюда уезжать, хотя предложение очень заманчивое.

– Но, господин Франклин, вам, несомненно, известно, что его величество намерен расположить двор здесь, в Чарльз-Тауне.

Франклину показалось, что мир перевернулся, он только и смог выговорить:

– А-а, понимаю.

– Вам вовсе не нужно покидать родину.

Франклин сделал большой глоток вина.

– Это очень лестное предложение, – начал он. – Я с удовольствием готов обсудить основополагающие моменты, но, конечно, не здесь, как вы верно заметили. Не стоит утомлять дам нашими скучными разговорами.

Стерн улыбнулся и поднял бокал:

– Браво, господин Франклин. Мы непременно все это обсудим.

Франклин кивнул и повернул голову в сторону стола, за которым сидел Джеймс.

"Итак, ты намерен перевезти сюда Англию со всеми ее потрохами", – подумал он.

Франклин был уже изрядно встревожен происходившими событиями, но от того, что он увидел, мороз пробежал по коже. За спиной Стерна стоял король, и сейчас он разговаривал с высоким, очень подвижным человеком в темном камзоле и парике, черные локоны которого ниспадали ему на плечи. Человек рассмеялся какой-то шутке короля, и на мгновение Франклину показалось, что глаза человека вспыхнули красным огнем, а за спиной у него воздух сгустился и завился спиралью. Франклин не спеша полез в карман, нащупал прохладную поверхность круглого компаса, определявшего наличие в окружающем пространстве malakim. Будто глядя на часы, он скользнул глазами по компасу.

Его стрелка указывала прямо на человека в темном камзоле.

– Сейчас только пять часов, – сказал Стерн, заметив его движение. – Для колоний это поздний час?

– Чрезвычайно, – пробормотал Франклин.

Ему следовало сразу же допросить пленного колдуна. Сейчас это может оказаться слишком поздно.

8

Систематика[12]

Воздух в Королевском ботаническом саду был очень теплый и влажный, насыщенный густым ароматом орхидей и острыми испарениями почвы, пропитанной терпкими экзотическими запахами Индии, Таити, загадочной Африки и Мадагаскара.

Но Адриана ничего этого не замечала. Она шла по саду со своими учениками, проводя урок в соответствии с расписанием, будто ничего плохого не случилось. Неожиданно нависшей над ней опасности она позволила лишь одну незначительную уступку – ее сопровождали два лоррейнских телохранителя. Невидимые силы роем следовали за ней, но она старалась окружающим казаться спокойной и занятой своим обычным делом. И все это время она думала о своем сыне о Нико. О малыше, прильнувшем к ее груди, когда она скиталась по дорогам Франции, растерзанной войной, о малыше, только что научившемся ходить, но уже маршировавшем с лоррейнской армией, о странном видении мальчика в восточных одеждах. Потеря сына осталась у нее на сердце глубокой, незаживающей раной.

Она пыталась отвлечься, наблюдая, с каким энтузиазмом ее студенты воспринимали все новое и как украдкой обменивались взглядами.

– Что за восхитительные цветы эти орхидеи! – воскликнул один из них, по имени Карл фон Линней[13].

Адриана, выбрав одну из самых диковинных орхидей и проведя пальцем по внутренней стороне пурпурного лепестка, сказала:

– Когда я училась в Сен-Сире, нам не разрешалось смотреть даже на нарисованные орхидеи. Считалось, что они возбуждают сладострастие.

– Я, я не – залепетал Карл, бледное лицо шведа зарумянилось. – Я не понимаю, – произнес он смущенно и неловко.

Краем глаза Адриана заметила, что ее вторая ученица, молодая француженка Габриель Эмили ле Тоннелье де Бретой, тоже покраснела.

– Мадемуазель Бретой, неужели восхищение цветком мсье Линнея оказалось столь заразительным?

Бретой очень быстро овладела собой. Ее темно-зеленые глаза удивленно посмотрели на Адриану.

– Как и он, я восхищена их необычайным разнообразием. Я поражена тем, что Бог сотворил не один вид, а такое неисчислимое множество.

– Да, – произнес Линней, кашлянув, – именно это меня и восхитило, мадемуазель.

– Разнообразие мхов и лишайников восхищает вас в такой же степени?

– Конечно же, честно говоря, мы с Эми я хотел сказать – с мадемуазель Бретой, как раз и хотели обсудить с вами эту тему.

– Продолжайте, я слушаю вас.

Линней нервно улыбнулся. Он был недурен собой, хотя и не красавец, среднего роста, немного застенчивый, чуть полноватый, добродушным лицом чем-то похожий на тюленя.

– Мне кажется, было бы разумно и удобно классифицировать на научной основе все виды растений и прочих живых существ.

– Зачем?

– Затем, чтобы увидеть, как сам Господь Бог выстраивает в иерархическом порядке живые существа. Разве не в этом заключается призвание науки?

Адриана вздохнула:

– В этом. Но почему эту тему вы хотите обсудить именно со мной? Мои интересы в ботанике ограничиваются эстетическими наблюдениями.

– Да, мы знаем это – вступила в разговор Бретой. – Но…

– И, насколько мне известно, мадемуазель, – перебила ее Адриана, – ваш интерес к растениям возник совсем недавно. Мне всегда казалось, что вы более всего склонны к математике и воздухоплаванию.

– Да мадам это так. Но что касается растений, здесь наши интересы с мсье Линнеем совпадают.

– Я ожидала этого, – сказала Адриана несколько сухо, и не без удовольствия наблюдая, как ее ученики вновь залились краской. – Но я хотела бы услышать, в чем именно они совпадают.

– Растения можно классифицировать в соответствии с их характеристиками, – начал Линней. – Объединяются в группы растения, имеющие сходства. Мне кажется, что именно таким образом Создатель сотворил все живое согласно логике: орхидея – это вид растения, a Palma Christi – вид орхидеи, и так далее. И если Он таким образом сотворил растения то и с животными он поступил точно так же. И если животные… – Он замолчал, почувствовав некоторую неуверенность.

– Мы думаем, появление malakim соответствует этому принципу творения, – закончила за него Бретой.

Адриана остановилась и посмотрела на парочку в совершенно новом свете. До сих пор она считала их совсем юными, хотя им было по двадцать пять, а ей всего на шесть лет больше. Линней приехал в Академию из университета Упсалы, а Бретой прибыла как беженка, без гроша в кармане, из Франции, под патронатом общества Мопертюи[14]. И оба ученика по ее мнению, были необыкновенно одаренными, хотя и очень наивными. Но, похоже, она их недооценивала.

– Хорошо, – сказала Адриана, – я уже однажды ставила перед собой такую задачу – я имею в виду malakim, не растения, – но мне никогда не удавалось даже близко подойти к ее решению. Но позвольте мне задать вам вопрос, мадемуазель. Мсье Линней считает, что растения можно разбить по категориям в соответствии с их морфологией. Но malakim, за редким исключением, невидимы человеческому глазу. По каким же признакам вы намереваетесь их классифицировать?

Бретой улыбнулась. Ее нельзя было назвать красавицей – широкая в кости, но не толстая, высокая и на вид очень сильная, даже мускулистая. Но ее улыбка и сияние глаз затмевали все изъяны тела, очевидно, так же казалось и Линнею. Или, возможно, он принадлежал к той редкой категории мужчин, которые интеллект женщины ценили более ее форм.

– Я бы классифицировала их в соответствии с математическими характеристиками, мадам.

– Очень хорошо. В таком случае я даю вам разрешение продолжать в этом направлении.

– Но нам, конечно же, потребуется ваша помощь. Никто не обладает такими знаниями о malakim, как вы.

Адриана, признавая это, неохотно кивнула и пошла дальше, пытаясь найти радость и отдохновение в красотах сада. Обычно ей это удавалось, окружавший ее мир зачах под покровом снега и льда, но здесь, в саду, согретом искусством науки, росли, цвели и благоухали растения, привезенные из самых отдаленных уголков земли. Однако сегодня ее голова была занята только одной мыслью: в каком из этих дальних уголков мира томится в плену ее сын? Но особенно ее мучил вопрос – почему?

И кто пленил его? Кому она перешла дорогу, за что ее так жестоко наказали?

Она тряхнула головой. Ее о чем-то спросили? С немного скучающим видом к ней легкой походкой направлялся красавец в синем мундире – один из ее лоррейнских телохранителей. У нее за спиной два ее ученика оживленно обсуждали свои дальнейшие планы.

Ее внимание привлекло легкое покашливание за спиной. За ней следом шла Елизавета.

– Pardon, mademoiselle, кажется, у меня сегодня должен быть урок.

– Я скоро вернусь, – сказала Адриана своим ученикам.

Она взяла цесаревну под руку и повела ее вдоль финиковых пальм в более укромное место.

– Елизавета, вы не должны выходить за пределы моею дома. У нас урок будет там сегодня вечером.

Елизавета гордо вскинула голову:

– Да, я испугалась прошлой ночью, и вы это знаете. Но сегодня я вспомнила, кто я есть. Я – дочь царя Петра, и я не трусиха.

– Как и у вашего отца, в вас больше гордости, чем здравого смысла, – сказала Адриана. – Вам лучше лишний раз не напоминать врагам, кто вы есть. Я могу защитить вас только тогда, когда рядом.

Видя, что Елизавета остается непреклонной, Адриана вздохнула:

– Ну хорошо, мы проведем урок, а потом вы вернетесь в мой дом.

Адриана потерла глаза, пытаясь сконцентрировать внимание на лежащей перед ней книге – записках некоего Миллеску, более ста лет назад состоявшего посланником русского царя при дворе китайского императора. Записки местами были занимательными, местами раздражали или нагоняли скуку. Она читала как раз один из скучных пассажей. В надежде обнаружить ниточку, которая приведет ее к сыну, она читала все подряд, ничего не пропуская. Более всего ее поражала, даже казалась странной, политика китайского императорского двора.

Сто лет назад казаки, населявшие спорные территории в Сибири, были захвачены китайцами в плен, привезены в Пекин, где их и удерживали неопределенно долгое время. И удивляло то, с каким искусством, какими тончайшими шелковыми нитями этих несомненно грубых людей привязали к китайской земле. По велению китайского императора для их проживания выделили целый район города, предоставили дома, даровали должности и двух китайских жен каждому. Им разрешили построить православную церковь и выписать из России православного священника. Со временем был снят запрет на передвижение по стране, и у них появилась возможность вернуться на родину. Очень немногие воспользовались полученной свободой. Может быть, и ее сына держат в подобных условиях? Похищенный почти в младенческом возрасте, воспитанный в китайском духе, окруженный почестями. Всем известно, что в Турции рабы могли получить высокую должность во внутренних покоях султана. Но она точно знала, что ее сын не в Турции. Хотя именно оттуда она начала свои поиски, поскольку Нико был похищен во время неудачной военной кампании русского царя в Венеции, и потратила на них несколько лет.

Но потом Адриана оставила эти попытки. Но разве не потому, что горе и отчаяние стали невыносимыми?

Она отогнала нахлынувшее чувство вины. Разве у нее была тогда надежда найти его в Турции! В то время она сделала все, что могла.

И все же ее сын не был казаком, который непрошеным ступил на китайские земли. Как могли в такой далекой и чужой империи знать о существовании ее сына, тем более желать его похитить! Сегодня утром она дважды пыталась с помощью магического зеркала установить контакт с дворцом китайского императора, но потерпела фиаско. То ли не существовало больше в Китае пары ее магического зеркала, то ли с ней просто не хотели общаться. Причины она не знала.

Адриана напомнила себе, что именно malfaiteurs, а не китайцы или еще кто другой похитили ее сына, и даже она не могла понять, зачем они это сделали. Но если он жив – а сейчас у нее были основания так думать, – то тогда он должен быть где-то на земле, поскольку царством malakim являются эфир и воздушные вихри, там человеческое существо жить не может.

Если бы только она знала, зачем они его похитили.

Адриана тряхнула головой, возвращая себя к реальности. Размышления отвлекли ее настолько, что она прочитала целую страницу, совершенно не понимая ее смысла. Разозлившись на себя, она стала читать с начала страницы.

В этот момент раздался стук в дверь, и Адриана почувствовала почти благодарность к непрошеному гостю.

– Впусти Анна, – велела она прислуживавшей ей девочке и повернулась посмотреть, кто пришел. Она хотела, чтобы это был кто-нибудь из ее студентов. С ними она вновь обретала ощущение молодости.

Гостем оказался человек хотя и молодой, но ей незнакомый.

– Простите меня, ваше величество – начал он.

Адриана усмехнулась и знаком руки остановила его.

– Я не величество, – сказала она. – Но в любом случае, чем могу служить?

Молодой человек покраснел и кивнул.

– Меня зовут Михайло Ломоносов, – представился он.

– Да, да, у меня есть письмо на ваш счет. Я должна учить вас исчислениям, и занятия начинаются завтра. Так ведь?

– Да, мадемуазель, все верно, за исключением того, что мне сообщили, будто наши занятия отменяются. И я пришел узнать причину.

Секунду Адриана молча, удивленно смотрела на молодого человека.

– Я не отменяла ваших занятий, мсье Ломоносов. Это, должно быть какая-то ошибка.

Ломоносов достал из кармана кафтана небольшой листок бумаги и протянул ей. Он неловко кашлянул:

– Здесь говорится, что я должен изучать с профессором Сведенборгом нумерологию ангелов.

Адриана прочитала записку и, стараясь сохранять спокойствие, посмотрела во взволнованное лицо юноши.

– Мсье Ломоносов, завтра утром я ожидаю вас здесь, где мы начнем занятия. А это дело я улажу.

Ломоносов улыбнулся и поклонился:

– Благодарю вас, – сказал он. – Прошу прощения за беспокойство.

– Не вы причина моего беспокойства, – заметила Адриана.

– О, – воскликнула Адриана, входя в кабинет директора, – здесь все трое! Я даже не рассчитывала застать вас всех.

Князь Голицын улыбнулся очень нелюбезно.

– Добрый день, мадемуазель. Надеюсь, вас не надо представлять ни митрополиту Санкт-Петербургскому, ни профессору Сведенборгу.

Сведенборг кивнул в знак приветствия и наградил ее дружелюбной улыбкой. Это был мужчина средних лет, упитанный, с приятным, но ничем не примечательным лицом. Хотя взгляд его поражал. Казалось, он пронзал насквозь и в одну секунду постигал все тайны души человеческой. Адриана на себе испытала силу этого взгляда и все те неприятные ощущения, которые он вызывал. Сведенборг регулярно общался с ангелами, не прибегая к помощи научных приспособлений. И это определяло его принадлежность к кругу избранных, в который входили она сама, своеобразные личности, подобные Креси, с рождения воспитанные malakim, и, наконец, Людовик XIV и царь Петр, которые установили контакт с эфирным миром, приняв эликсир бессмертия.

Каким образом свой дар получил Сведенборг, Адриана не знала, поэтому, несмотря на его искреннее расположение и выказанное дружелюбие, считала его человеком, не заслуживающим доверия.

Митрополит же откровенно ненавидел ее и за то, что она особа женского пола, и за то, что она имела сношения со "святыми" и ангелами, и еще по каким-то причинам, которые он и сам затруднялся, очевидно, четко сформулировать. Оскал его улыбки и глаза навыкате говорили о его презрении к ней куда более красноречиво, нежели его неприятно резкий голос.

Она показала им записку, переданную ей Ломоносовым.

– Что это? – спросила она.

Голицын взял записку в руки и внимательно прочитал ее.

– Это распоряжение, – сказал он, – подписанное профессором Сведенборгом, отныне он занимается всеми вопросами науки.

Сведенборг заглянул в записку и кивнул.

– Да, я подписал эту бумагу, – пробормотал он, будто обращаясь к кому-то невидимому.

– Почему господин Сведенборг должен устанавливать расписание моих научных занятий? – возмутилась Адриана.

– Это входит в круг моих обязанностей, – все так же рассеянно произнес Сведенборг. – Но не я сам присвоил себе такие полномочия.

– И вы должны были получить копию, – добавил митрополит.

– Но я ее не получила.

– Это недосмотр, – сказал Голицын, – у меня есть копия…

Он порылся на своем столе, нашел и протянул ей листок бумаги. Она взяла листок и прочитала его.

– Вы обратили внимание, что он подписан императрицей и патриархом? – спросил Голицын.

– Коронации еще не было, поэтому документ не имеет силы, – заметила Адриана.

– Коронации не было, но она будет, – сказал Голицын. – И я считаю, что реформы нужно начать как можно быстрее, думаю, возражений не будет. Вы желаете объяснений? У нас так много неотложных дел, но я, конечно, могу уделить минуту внимания мадемуазель де Моншеврой.

– Буду вам признательна, тем более что вы обещали не трогать Академию.

– И Академия, и ваша должность останутся. Предполагалось произвести некоторые изменения в образовательной программе, для того чтобы современная наука приносила больше пользы. Поскольку наука признана благословенным занятием, то патриарх и императрица желают все усилия и богатства нашей страны направить на то, чтобы наука с еще большей пользой служила Богу.

– Но здесь говорится, что отныне исчисления больше не будут изучаться. Равно как и алхимия! И биология! Но это очень важные науки.

Митрополит громко откашлялся:

– Патриарх назвал их неугодными Богу.

– Патриарх не знает, какие последствия может принести его заблуждение, – сказала Адриана. – Почему его так заботит…

– Что вы себе позволяете! – взревел митрополит. – Он патриарх, избранный самим Богом! У вас нет права говорить о нем в таком тоне, иначе…

Адриана подняла руку, и та на мгновение вспыхнула светом:

– Или что, митрополит? Вы хотите потягаться со мной? Хотите, чтобы между вами и мной состоялся поединок? Между патриархом и мной? Думаю, мы увидим тогда, кому ангелы благоволят в большей степени.

Ее слова поколебали митрополита.

– Не слишком ли вы самонадеянны? – спросил он уже более спокойно. – В конце концов, те, кто командует демонами, не всегда внешне отличаются от тех, кто говорит с ангелами. – Заключительные слова он произнес не совсем уверенным тоном.

– Господин Сведенборг, – обратилась Адриана к профессору, – что вы скажете по этому поводу? Вы согласны со всем этим абсурдом?

Странные глаза Сведенборга остановились на ней.

– Пришло время для очищения, – сказал он. – Мы находимся в наивысшей точке Апокалипсиса. По его завершении мир станет либо небесами, либо адом. Мы должны слушать, что нам вещают ангелы, мадемуазель. Мы должны. Вам это хорошо известно, поскольку вы сами общаетесь с ними.

Адриана ошалело смотрела на Сведенборга. Он что, с ума сошел? О чем он говорит?

Голицын кашлянул, привлекая к себе внимание:

– Мадемуазель, вчера я видел, как вы поднимались ввысь небес, пользуясь силой ангелов. Разве, чтобы совершать такие полеты, нужны математические расчеты? Или анатомические вскрытия?

– Нет, конечно, но…

– Taloi, которые работают на наших рудниках и воюют бок о бок с нашими солдатами, машины, которые обогревают и защищают наши города, корабли, которые плавают по воде и под водой… Я мог бы еще долго перечислять научные достижения последних лет, но я не могу припомнить никаких математических расчетов, которые легли в их основу.

– В конечном счете все это сделано благодаря исчислениям и алхимии, тем открытиям, которые были сделаны в этой области сэром Исааком Ньютоном.

– Да, но сейчас, когда ангелы спустились с небес, чтобы служить нам, мы не нуждаемся больше в этих грубых и сомнительных научных знаниях. Более того, нам ясно показали, что эти устаревшие науки часто оказывались ловушками для человеческой души, с помощью которых неосторожных увлекали в безбожный, механистический мир. Сейчас нам уже доподлинно известно, что Декарт[15] и его единомышленники были не правы. Наша наука исходит от Бога, и мы не должны допускать, чтобы дьявол нашел поддержку в стенах нашей Академии. Так что, мадемуазель, я не вижу, как незначительные изменения в программе ваших занятий нарушают наше соглашение. За то время, что вы у нас проживаете, вы опубликовали пятьдесят трактатов. Я просмотрел их и мало что нашел там от математики или алхимии.

Словно громом пораженная, Адриана только и могла, что молча смотреть на них.

Он был прав. Она попала в ловушку, и так ловко расставленную, что даже не могла ее предвидеть.

9

Под толщей морских вод

Мощные ветви столетних дубов аркой смыкались у Франклина над головой. Под их сенью он въехал на широкий двор плантации Нейрна. Роберт и Шенди Тапмен были уже здесь сидели темные тени в слабом свете луны, горели красные точки их трубок.

– Я смотрю, ты что-то рано покинул званый обед, – сказал Шенди.

– Кажется у меня случилось расстройство желудка, – ответил Франклин. – А у вас тут какие новости?

Трубка Роберта пыхнула красными искорками, упавшими на землю мерцающим созвездием.

– Больше никаких кораблей на побережье мы не нашли. Как ты и предполагал, все продукты для званого обеда и новые платья для женщин привезли в город консерваторы.

Франклин кивнул и рукавом рубашки вытер пот со лба. Ночь выдалась душной, с моря ни ветерка.

– А воздушных кораблей вы нигде не заметили?

– Никаких признаков. Возможно, они приземлились где-то очень далеко и наши компасы не способны их уловить.

Франклин спешился, тут же с крыльца сбежал мальчик и взял лошадь под уздцы.

– Компасы могут фиксировать присутствие воздушных кораблей и колдунов на расстоянии в сотни миль и даже более, – задумчиво произнес он. – Ну что ж, пойдемте зададим несколько вопросов нашему пленнику.

– Меня зовут Леонард Улер.

– Московит?

– Нет. Я там учился и жил довольно долго, но родом я из Швейцарии.

– Но сюда-то прибыл из России. Вот об этом мы и поговорим.

Поворачиваясь к Роберту, Франклин так откинулся назад, что стул под ним заскрипел.

– Караул на дорогах? – спросил он Роберта.

Роберт кивнул и успокоил его:

– Слежки за тобой не было, они не заметили ни человека, ни эльфа, ни колдуна.

– Хорошо. Господин Улер, у меня нет времени, чтобы тратить его на пустую болтовню с вами, поэтому перейдем к сути дела. Вы прибыли сюда на корабле вместе с Джеймсом Стюартом?

– Да, я прибыл на одном из его кораблей.

– За спиной Джеймса стоит русский царь?

– Да.

– Пресвятая Дева, – прошипел Роберт, но Франклин махнул рукой, чтобы он замолчал.

– А за спиной царя стоят верховные владыки malakim, те самые херувимы, о которых вы говорили?

Улер хохотнул:

– Вы, сэр, попали в самую точку. Вопрос сложный, и, чтобы рассказать всю правду как она есть, потребуется очень много времени. Но если отвечать лаконично, то да.

– И на второй вопрос мне потребуется лаконичный ответ. Царь, используя Джеймса, хочет завоевать наши колонии?

– Да. И для этого есть два пути – либо Джеймса примут мирно, либо он воцарится при поддержке военной мощи русских.

Франклин потер подбородок. Он внимательно рассматривал Улера. Лицо колдуна виделось немного расплывчато, пора было надевать очки, которые он упорно игнорировал.

– Господин Улер, что заставляет вас предавать свою страну и те демонические силы, которым вы служите? Почему вы все это нам рассказываете?

– Россия не моя страна, и я, господин Франклин, совершенно четко об этом заявил. И malakim я больше не служу, об этом я также четко вам заявил. Я освободился от них.

– Да, вы говорили нам об этом. Но, тем не менее, наши компасы сразу же вас обнаружили. Как такое могло получиться, если вы утверждаете, что у вас нет эфирных сообщников?

Улер пожал плечами:

– Думаю, это остаточный магнетизм, но наверняка не знаю. Приложите все свои усилия, но эфирных "друзей" рядом со мной вы не обнаружите.

– Будьте спокойны, усилия мы приложим, – заверил его Франклин. – Допустим, вес что вы говорите, чистейшая правда. Но объясните мне, зачем вы именно меня разыскивали?

– Затем, господин Франклин, что хочу стать вашим соратником. Учиться у вас и служить с вами одному делу.

– И вы знаете, что это за дело! – дружелюбно спросил Франклин.

– Истинная наука. Истинная свобода.

Непроизвольно губы Бена растянулись в улыбку:

– Да, ваши владыки действительно очень хорошо осведомлены. Еще никто за все эти годы столь искусно, как вы, господин Улер, не расставлял передо мной капканы.

– Неужели вам так трудно поверить мне хотя бы на миг! Я не от них узнал о вас и ваших стремлениях, господин Франклин. Я узнал о вас из ваших же публикаций.

Мгновение Франклин с удивлением смотрел на колдуна, его кольнуло чувство вины. Неужели он слишком предвзято отнесся к этому человеку! А если все, что он говорит, прав да! В таком случае он мог бы оказаться очень ценным союзником.

– Господин Улер, вы располагаете доказательствами ваших добрых намерений, которые заставили бы нас вам поверить?

– Думаю, что да. Это будет для вас по-настоящему убедительным доказательством.

– Ну и что же это?

– Наведайтесь в гавань, и вам откроются истинные планы вашего будущего короля.

– В гавани стоят три корабля. Но я их уже видел.

– А вы не на поверхности ищите, – сказал Улер. – Вы под воду загляните.

Франклин остановил взгляд на амуниции, разложенной на его рабочем столе, протянул руку и уже в который раз затянул вентиль. Ну где же Роберт! Сгорая от нетерпения, он снова посмотрел на часы – неужели ждать еще двадцать минут? Но если Улер сказал правду, то у них каждая минута на счету.

Он вернулся к своим изобретениям. Уж коли его жизнь зависит от них, то следует проверять все до мельчайших деталей.

Это особенно касалось устройства конусообразной формы, на котором он в этот момент сосредоточился. Он назвал его depneumifier, хотя Роберт упорно именовал его "exorcister"[16]. Его новое изобретение должно было отличать malakim эфира от научных устройств, посредством которых они действовали в материальном мире, таких, например, как плавающие шары, которые удерживали воздушные корабли русских в воздухе. Долгие годы, потраченные Франклином на всевозможные научные эксперименты, научили его не доверять непроверенным на практике изобретениям, так как они не всегда оправдывали свое предназначение. Когда-то, еще в Праге, он пытался создать эгиду – особую одежду, способную сделать человека невидимым, наподобие той, что носил сэр Исаак Ньютон. Но вместо эгиды у него получилось устройство, которое вытесняло из окружающего воздушного пространства кислород, и в результате он чуть не погиб.

Послышались легкие шаги – это пришла Ленка. Он повернулся ей навстречу.

– Ах вот ты где, – сказала она. – Как тебе удалось ускользнуть?

– Без особых усилий.

– Хоть я и смогла на некоторое время отвлечь внимание твоего господина Стерна, думаю, они там что-то заподозрили. Ты уверен, что за тобой никто не следил?

– Уверен, насколько вообще можно быть уверенным. Ленка, это было довольно опасное занятие – морочить голову Стерну. Думаю, тебе не следовало этого делать.

Она чуть нахмурилась:

– Я член твоего Тайного союза, – сказала она. – Хотя иногда, как, например, сегодня, ты, кажется, об этом забываешь.

Он встал и взял ее руки в свои:

– Однажды, моя дорогая, я тебя уже чуть не потерял. Я даже думать не хочу, что такое может повториться.

По ее глазам он видел, что Ленка не принимает подобного извинения. Но она ничего не сказала, вместо этого высвободила руки и подошла к столу, на котором он разложил свои приспособления.

– Зачем ты достал скафандр для погружения под воду?

– Улер, колдун, которого мы поймали, утверждает, что претендент прибыл сюда в сопровождении какого-то подводного корабля. И мы с Робертом сегодня ночью хотим пойти и все проверить.

Она холодно посмотрела на него:

– А мне ты об этом не собирался говорить?

– Собирался, по возвращении. Я не хотел беспокоить тебя и лишать сна.

– Я и так не могу спать, когда тебя нет рядом, – сказала она, начиная сердиться. – Но мы с вами, господин Франклин, обсудим это потом. То, как вы со мной обращаетесь, не делает меня счастливой.

Пока он соображал, что ей ответить, Ленка посмотрела на часы и сказала:

– Сейчас постучат в дверь. Рекомендую тебе принять гостя.

– Гость? Кто?

– Кажется, ты не расположен предупреждать меня заранее, это дает мне право поступать с тобой таким же образом. Возможно, это король пришел рассказать тебе на ночь сказочку. А возможно, и сам царь Петр. Доброй ночи. И помни: если ты утонешь, то не приходи ко мне под дверь утопленником, капать на мой ковер.

Он поймал ее и нежно поцеловал. Она ответила на его поцелуй. Но когда отстранилась, строго посмотрела на него.

– Мы еще поговорим с тобой на эту тему, – повторила она, развернулась и пошла по лестнице наверх. Легкий шорох юбок пожелал ему доброй ночи.

Как она и предупреждала, раздался стук в дверь, и Франклин вздрогнул, несмотря на то, что ожидал его. С чувством неловкости он распахнул дверь.

– Мистер Накасо? – несколько удивленно произнес Франклин.

Парис Накасо, в чистом камзоле поверх жилета, согнулся в глубоком поклоне. Накасо был негром, как Франклин понял из его рассказа, родом из Анголы. В Чарльз-Таун его привезли за два года до того, как Черная Борода дал свободу всем рабам. Он был единственным негром в Законодательном собрании Южной Каролины.

– Надеюсь, я не слишком поздно, мистер Франклин?

Он отлично говорил по-английски, но с каким-то особым акцентом, нараспев.

– Нет, все в порядке, мистер Накасо. В любом случае я намеревался в ближайшее время встретиться с вами. Входите и присаживайтесь. Хотите мадеры?

– С удовольствием, мистер Франклин.

Франклин налил два бокала мадеры, и они расположились у камина.

– Я не видел вас на званом обеде… – осторожно начал Франклин.

Накасо грустно улыбнулся:

– Как член Собрания, я пытался попасть туда, но меня не пустили.

– Не пустили?

– Похоже, мне там никто не поверил, что я тоже состою в правительстве. Боюсь, что другие члены Собрания не особенно стремились помочь мне.

– Мне жаль, что так получилось. Вам следовало сразу обратиться ко мне.

– Вероятно. Мне часто приходило на ум, что вы справедливый человек. Когда я предложил увеличить в Собрании число представителей от негритянского населения колонии, вы были единственным, кто встал на мою сторону. И что удивительно, Тайный союз нас тоже поддержал.

– Полагаю, вы знаете мое отношение к этому делу.

– Знаю, или думаю, что знаю, – сказал Накасо и поставил на пол бокал. – Мистер Франклин, час уже поздний, поэтому прошу простить меня, но я незамедлительно хочу изложить то, с чем пришел. Мой народ очень боится этого английского короля. Они думают, что он вернет земли их прежним владельцам и нас опять сделают рабами. Мистер Франклин, я уже сносил одни кандалы и не хочу надевать новые. Их наденут только на мой труп.

– Я позабочусь, чтобы этого не произошло.

– Значит, Тайный союз против этого короля?

Франклин на секунду задумался:

– Я не могу говорить за всех, вернее будет сказать, что скоро все будут против. А что касается меня лично, то я его не поддерживаю.

– Значит, вы будете с ним воевать?

– Если дойдет до этого. Но надеюсь, что к победе в наших баталиях мы придем бескровным путем.

– Но если дойдет до кровопролития, то мы вам потребуемся. И вам нужно будет, чтобы у нас в руках было оружие.

Франклин слегка заколебался:

– Это совершенно верно, для нас будет ценен каждый человек, желающий обрести свободу. И вот об этом я как раз и хотел поговорить с вами.

– Могу сразу сказать – я дам вам таких людей, но выдвигаю свои условия.

– Какие?

– Во-первых, они должны быть хорошо вооружены.

Франклин нахмурился:

– Нет такого закона, который запрещал бы неграм брать в руки оружие.

– Да, но беда в том, что торговцы не желают нам его продавать.

– Ну, после того кровопролития, за которым последовало ваше освобождение.

– Нас освобождали поименно. Чтобы получить свободу, нам пришлось сражаться. Король Тич вооружил нас.

– И сделано это было в его личных целях. Вы помогли ему свергнуть тех землевладельцев, которые оказывали ему сопротивление.

– Мне, сэр, это хорошо известно. И даже тогда многим из них удалось сбежать в маркграфство Азилия, и рабов своих они забрали с собой. Сейчас возникла похожая ситуация. И если вам потребуется наша помощь, чтобы сбросить ярмо, которое претендент пожелает надеть всем нам на шею, то мы должны быть хорошо вооружены. Это будет для нас знаком высокого доверия.

– Боюсь, путь к такому доверию нелегкий.

– Но его надо пройти.

– Вы уверяете меня, что готовы вступить в борьбу с претендентом ради того, чтобы вновь не стать рабами?

– Конечно, хотя есть и иные пути.

– Это похоже на угрозу.

– Да. Я провел переговоры с маронами[17] и с некоторыми индейскими племенами, которые думают точно так же. Я и их могу привести в ряды наших сторонников, или же я могу направить их против тех, кому здесь достанется победа. Тич дал нам свободу, мистер Франклин, и мы ищем способ, чтобы навсегда ее сохранить. И кроме того, нам нужно более широкое представительство в правительстве. Нас в колонии в два раза больше, чем вас.

Франклин кивнул. Эта вторая, более тонкая угроза не ускользнула от его внимания.

– Я подумаю, что здесь можно сделать. Пока это все, что я могу вам обещать. Есть какие-то еще условия?

– В других колониях, особенно в маркграфстве, рабство до сих пор сохранилось. Среди рабов есть наши родственники. Мы должны их освободить.

– Но в других колониях действуют свои законы. Насколько вам известно, у меня нет голоса в их правительствах.

Накасо усмехнулся:

– Когда начнется война, я думаю, у Тайного союза, а значит, и у вас появятся возможности диктовать свои условия за пределами нашей колонии.

– Только в том случае, если мы победим. И вы переоцениваете значимость моей персоны. Я могу лишь заверить вас, что мои симпатии принадлежат всецело вам. Я испытываю отвращение к рабству и сделаю все, чтобы его отменить.

– Не слишком утешительное обещание.

– Было бы нечестно с моей стороны обещать большее. Вы только подумайте, сэр, если то, что вы говорите, правда и здесь должна вспыхнуть война – и, да поможет нам Бог, это нам еще предстоит увидеть, на нашей ли Он стороне, – и если в случае победы Тайный союз станет главенствующей силой, то и вы выиграете от того, что поддерживали нас. Разве не так?

Накасо задумчиво кивнул:

– Я должен обсудить все это с другими. Я не управляю всеми теми народами, что стоят за моей спиной.

– Прошу вас, сообщите мне потом о вашем решении. При нынешних обстоятельствах решение нужно принимать быстро. Если мне суждено начать игру, я должен знать, какие карты у меня на руках.

– В самое ближайшее время мы продолжим этот разговор. Благодарю за хорошую мадеру.

– Всегда рад буду видеть вас. Будьте осторожны, возвращаясь домой.

– Постараюсь.

Франклин проводил гостя до дверей, где они столкнулись с только что приехавшим Робертом. Роберт кивком приветствовал Накасо, негр ответил ему.

– Ну что, ты готов? – спросил Роберт Франклина, когда Накасо ушел.

– На все сто. Давай посмотрим, насколько силен наш враг.

– Через два часа начнет светать, – сказал Франклин. – Надо торопиться.

– Я этой хламиде не доверяю, а ты? – спросил Роберт, наблюдая, как Франклин с трудом облачался в тяжелый скафандр.

– Я его уже испытывал.

– Ага, и чуть не утонул, когда он дал течь. Давай я нырну. Лучше уж пусть моя никчемная персона кормит акул, нежели ко дну пойдет наш выдающийся ученый.

– Я хочу все увидеть собственными глазами. Не болтай, а помоги мне надеть шлем. И не забывай работать насосом куда тяжелее, чем разгуливать под водой.

Лодка закачалась, когда Роберт начал прилаживать круглый шлем к воротнику скафандра Франклина. Луна зашла, небо затянули тучи, единственным освещением были огни Чарльз Тауна в полумиле от них. С берега фонарь, прилаженный к их лодке, мог показаться бакеном, так что они не рисковали быть замеченными.

Закрепив шлем, Роберт тут же бросился к насосу. Франклин слышал шипение откачиваемого воздуха. Как только шипение стихло, он подошел к краю лодки, проверил, не перекрутились ли шланги и веревка, после чего перевалился за борт.

Он погружался медленно, шланг подачи воздуха и вытягивающая на поверхность веревка змеями тянулись за ним следом, постукивали по заплечному ранцу, заверяя, что они на месте. Пока его ноги мягко не опустились на грязное дно гавани, ему казалось, что он парит во сне. Он посчитал, что опустился примерно на пятьдесят футов. Прямо в ухо успокаивающе пыхтел насос.

Бенджамин медленно поворачивался, оглядываясь по сторонам, но ничего не заметил. Конечно же, он взял с собой алхимический фонарь, но открыть задвижку было бы верхом идиотизма, если верить тому, что сказал им Улер. Вместо фонаря он достал из ранца специальную стеклянную пластинку, поднес ее к окошечку шлема и снова начал поворачиваться.

Развернувшись наполовину, он замер.

Это был корабль размером с небольшого кита. Промахнись он футов на тридцать, опустился бы прямо на его палубу. И по форме корабль напоминал кита. Пластинка, как он надеялся, не обеспечивала хорошей видимости, поскольку она активизировала только те атомы света, которые сквозь нее проходили.

Повернувшись в другую сторону, он разглядел еще один корабль и еще. Казалось, они были сделаны из какого-то металла. Окон он не заметил, но, естественно, у тех, кто внутри, была возможность видеть даже в темноте. Неожиданно по его телу пробежала дрожь, чудилось, будто он оказался среди стаи спящих акул. Что, если они сейчас проснутся?

Франклин засунул пластинку в ранец и осторожно дернул веревку. В следующее мгновение он почувствовал натяжение и стал медленно подниматься. Мрак давил, и, чтобы не поддаться панике, он начал считать.

Когда Франклин, наконец, вынырнул и увидел над головой бледные точки звезд, он готов был завопить от радости. Но вместо этого он, насколько мог поспешно, забрался в лодку.

Во время подъема его начало подташнивать и в теле вспышками возникали судороги, причинявшие боль. Такое с ним случалось и раньше, но в меньшей степени. Значит, сегодня он опустился на большую глубину. Не является ли такое состояние проявлением болезни? Надо будет исследовать это.

Подавляя неприятные ощущения, Франклин снял шлем, высвободился из скафандра и оделся. Роберт тем временем бесшумно греб к берегу. Франклин устало лег на спину и начал рассказывать Роберту, что он увидел на дне гавани.

– Улер утверждал, их там должно быть штук сорок, – сказал Роберт, его лицо было невидимым в темноте, на фоне приближающихся огней города вырисовывался лишь силуэт головы. – Ты думаешь, это правда?

Франклин кивнул:

– Думаю, да. Вероятно, они заполнили всю гавань, можно предположить, что на каждом корабле человек по сто, если не больше. И если треть всех слухов о военной мощи московитов правда, то прибытие этих кораблей действительно плохая новость для Чарльз-Тауна.

– Равно как и для остальных колоний. Только не пойму, зачем такие хитрости? Если у московитов есть такие корабли и такое вооружение, то на кой черт им сдался Джеймс?

– Он им очень даже нужен, – ответил Франклин, беря в руки вторую пару весел. – Скажу для начала, что этот подводный флот стоит огромных денег. Корпуса кораблей скорее всего из adamantium[18] или какого-то близкого по прочности металла. Дышат они, должно быть, сжатым кислородом, выделенным из воды. И если разведка московитов хорошо работает – а она хорошо работает, коль они смогли войти в контакт с местными консерваторами, – то тогда они знают, что мы не настолько беспомощны, и не важно, насколько крепки эти подводные орешки, уж несколько из них мы обязательно расколем. Но смотри, Робин, на чем они могут нас взять. Джеймс заседает в здании нашего Законодательного собрания, при нем более сотни солдат. Более того, на его стороне будут войска консерваторов и якобитов, которых немало в наших колониях. Что, если Теккерей прихватил с собой из Виргинии силы поддержки на случай осложнения дел? Это факт, Робин, враг уже перешел линию нашей обороны. Бьюсь об заклад, их шпионы уже стоят у каждой нашей батареи, чтобы организовать саботаж или принять на себя командование. Спрятавшись за спину английского короля, они тем самым поставили нас в очень невыгодное положение. Добавь к этому то, что под прямой тиранией московитов нам не останется ничего, кроме как поднять восстание. При наличии английского короля им удастся внушить населению мысль, что Россия далеко и ни малейшего ее присутствия здесь нет, и в этом случае они не встретят со стороны народа практически никакого сопротивления.

– Но есть мы. И есть Тайный союз.

– Да, – нехотя произнес Франклин. – Нельзя сказать, что для нас все это большая неожиданность, нечто подобное мы ожидали. Я просто презираю…

Он не договорил, потому что Роберт бросил весла, схватил лежавший на дне лодки крафтпистоль и выстрелил. Франклина обдало жаром, светящаяся молния прорезала воздух в двух ярдах от него. Он обернулся посмотреть, в кого стрелял его друг.

В желтом пламени вырисовывалась фигура, очертаниями похожая на огромного человека, странная сверкающая тень пробежала по поверхности воды.

– На нем эгида! – выкрикнул Франклин.

Фигура хладнокровно приближалась, временами делаясь полностью невидимой.

Роберт снова выстрелил, но на этот раз фигура была на таком близком расстоянии, что их обдало флогистоном[19]. Франклин почувствовал, что ему опалило брови, в этот момент он вытащил depneumifier и включил его.

Что-то вспыхнуло так ярко, что даже сквозь плотно сжатые веки Бена ослепил свет. Он открыл глаза и увидел красные точки и фигуру с четырьмя руками две поддерживали в воздухе светящийся красный шар, а две другие тянулись к нему. На месте головы у тела был гладкий серебряный шар.

– Стреляй, Робин! – завопил Франклин и отпрянул от тянувшихся к нему металлических лап чудовища.

Крафтпистоль в третий раз выпустил раскаленную молнию, но это не остановило чудовище. В отчаянии Франклин снова нажал кнопку depneumifier.

Светящийся красный шар погас, и металлическое человекоподобное существо вдруг замерло. Раскаленное докрасна и дымящееся, оно упало. Вода зашипела и забурлила.

Задыхаясь, Франклин вскочил на ноги.

– Похоже, твой exorcister сработал, – произнес Роберт.

– Ура, – едва выдавил из себя Бен.

Роберт взглянул на свой компас, чуть отодвинув задвижку алхимического фонаря.

– Ого! Да он не один такой здесь. Даже сказать не могу, сколько их всего.

Франклин посмотрел в сторону берега, до него было еще далеко. Он скинул промокший кафтан и принялся расстегивать жилет.

– Что ты делаешь! – спросил Роберт.

– Сейчас мы с тобой будем от них удирать. Для приманки я оставлю им свою эгиду.

Он снял эгиду, вставил ключ, и она тут же исчезла. Ему пришлось повозиться, прежде чем удалось вытащить затычку из отверстия в днище лодки, затем он быстро надел странного вида обувь, похожую на деревянные голландские башмаки. Роберт надел свои, и они покинули тонущую лодку. Под их aquapeds поверхность воды подернулась рябью, но они не пошли ко дну.

Франклин и Роберт заскользили по неровной глади воды к берегу, время от времени оглядываясь назад, не преследует ли их еще какая-нибудь невидимая смерть.

10

Железные люди

Красные Мокасины прежде увидел струйку дыма, а потом уже услышал звук ружейных выстрелов. Его руки, держащие поводья, дернулись, но сам он не двинулся с места. С такого расстояния попасть в них мог только колдун, и колдун, обладающий большой силой, потому что дети его Тени защищали их от пуль.

– Будьте спокойны, – сказал он Тагу и Кричащему Камню. – Покажите им, что вы их не боитесь.

– Еще бы я их боялся, – проворчал Таг.

Выстрелы – а их было всего два – больше не повторялись. Но когда они подъехали ближе к тому месту, где русло реки делало поворот, в них полетели стрелы, однако ни одна из них не достигла цели. Красные Мокасины нахмурился и вдруг пустил лошадь резвой рысью вверх по склону холма. Громко гикнув, за ним последовал Кричащий Камень.

Когда Красные Мокасины поднялся на вершину, стрела упала совсем рядом, едва не задев его, отведенная невидимым плащом дитя Тени. Он сразу же увидел, откуда стреляют: мальчик прилаживал к тетиве лука новую стрелу. Еще одного мальчика он заметил в ближайших кустах. На земле лежали два ружья.

Красные Мокасины безмолвно наблюдал за мальчиком. Тот с решительным видом поднял лук, но тут же опустил его, завидев подъехавших спутников Красных Мокасин. Красные Мокасины махнул рукой второму мальчику, чтобы он выходил из своего укрытия.

Кричащий Камень прокричал что-то на своем непонятном языке. Мальчики вначале угрюмо посмотрели на него и только потом ответили. Произошел короткий разговор, в течение которого Красные Мокасины, едва скрывая нетерпение, ждал.

Наконец Кричащий Камень повернулся к нему:

– Это мальчики из племени авахи. Они говорят, что один день назад пришли какие-то люди и убили почти всех жителей деревни. Они остались в живых, потому что в это время охотились на диких кроликов. Когда вернулись, то увидели, что почти все мертвы, а в деревне полным-полно чужих воинов. Им пришлось прятаться в окрестностях, пока сегодня утром чужаки не ушли. А потом они увидели нас.

– Выжили только они двое?

– Нет. Еще несколько женщин и один мужчина, но он весь изранен. И еще один мальчик, которого отправили в соседнюю деревню за помощью.

Сразу за холмом, в излучине, стояла деревня. Лишь несколько тополей своим шелестом приветствовали их, когда они вслед за мальчиками ехали мимо небольшого поля пшеницы, поднявшейся до коленей.

Убитые лежали там, где упали, между шестью земляными хижинами, по форме напоминавшими курганы. Красные Мокасины насчитал двадцать трупов, из них только шесть мужчин, и то довольно преклонного возраста. В большом количестве кружилось воронье.

Из хижины им навстречу вышли женщины – старуха, девушка лет двадцати и девочка. Старуха посмотрела на них, на мертвецов, на берега реки, заросшие тростником. Она что-то пробормотала, зашла в хижину и вновь появилась с мотыгой в руках – палкой с прилаженной к ней лопаткой буйвола. Шаркая, пошла в сторону поля.

Кричащий Камень задал ей какой-то вопрос. Она посмотрела на него как на безумного, что-то коротко ответила и продолжила свой путь.

– Она сказала, что у нее много работы, – перевел Кричащий Камень. – Я думаю, она сошла с ума.

Красные Мокасины подъехал к девушке и спешился.

– Спроси ее, кто это сделал, – обратился он к Кричащему Камню.

Уичита спросил, девушка ответила. Он еще несколько минут разговаривал с ней и с мальчиками, а затем, выпрямившись в седле, сказал:

– Железные люди. У них было много ружей и длинных ножей. Они были из разных племен – кроу, черноногие, несколько человек из племени снейков, остальные неизвестные. Были среди них и белые, как Таг. У них были пленники – трое мужчин и одна женщина, все белые. – Он многозначительно посмотрел на Красные Мокасины. – Она говорит, они и раньше слышали об этих железных людях. Они идут с запада, идут, и по дороге их становится все больше и больше. Раньше люди в ее деревне не верили, что так может быть, но, похоже, так оно и есть. Они забрали у них все съестные припасы, кроме тех, что остались от урожая прошлого года и были спрятаны в тайниках: железные люди их не нашли. Когда случилось несчастье, этих женщин, как и мальчиков, не было в деревне.

– Я не понимаю, – сказал Красные Мокасины. – Железные люди идут с запада. Значит, они уже прошли? Но и те, за которыми мы следуем, тоже движутся с запада на восток.

Кричащий Камень снова заговорил с девушкой, на этот раз разговор длился недолго, затем он кивнул с мрачным видом и повернулся к Красным Мокасинам:

– Она говорит, что они все еще находятся на западе. Набираясь сил, они зимовали в большом лагере на расстоянии в двенадцать дней пути отсюда. Небольшими группами они совершали набеги. Возможно, они уже двинулись в путь, но впереди идут небольшие группы грабителей, которые после набега возвращаются к основному отряду. Таким образом они расчищают себе путь вперед. – Он помолчал, затем добавил: – Она спрашивает, можем ли мы им помочь.

Красные Мокасины посуровел:

– Скажи ей, что мы не можем.

При этих словах Таг встрепенулся:

– Ты что, хочешь сказать, мы проедем мимо?

– У меня предчувствие, Таг, что мы должны следовать за теми, кто разграбил воздушный корабль. Поэтому мы и должны покинуть деревню. Расстояние между нами сокращается, нас разделяет один день пути. Если мы задержимся здесь…

– Но они же умрут.

– Они отправили мальчика в соседнюю деревню. По всей видимости, там живут их сородичи. Я чувствую, если мы здесь остановимся, смертей будет значительно больше.

Красные Мокасины повернулся к Кричащему Камню:

– Скажи ей, что мы не можем остаться.

– Kaaki ishtatata 'uuhak, – сказал Кричащий Камень.

Девушка с ненавистью выкрикнула какие-то непонятные слова.

– Что она сказала?

– Она просит, чтобы мы дали ей пороху для мушкета, она пойдет и убьет того, кто разорил ее деревню.

– Скажи ей, что и порохом мы не можем поделиться.

Они ехали то шагом, то пускались рысью, то переходили на галоп. Они спешили. Из десяти лошадей, что им дали уичита, и четырех, что привел с собой Кричащий Камень, у них осталось семь. Дорога назад, домой, удлинялась с каждым днем, и Красные Мокасины не хотел загнать всех лошадей.

Мерцали на небе холодные звезды и притягивали к себе взор Красных Мокасин, и он забывал смотреть в сторону горизонта. Чокто не говорили много о звездах, но уичита и те племена, что населяли эту долину, любили поговорить о небесных светилах. Для них звезды были Видениями и Видения были звездами. Кричащий Камень мог без остановки рассказывать истории о том, как звезды в облике людей спускались на землю.

И Красные Мокасины понимал их. Небо у него над головой не было похоже на то, к которому он привык с детства или видел в Венеции и Алжире. Такой угрожающий, готовый поглотить небосвод впервые предстал его взору, когда он плыл через океан. Тогда, так же как и сейчас, звезды казались огромными глазами, заглядывающими в самую душу.

Вернулось дитя его Тени, одно из многих, что он сотворил, и что-то зашептало ему. Он попытался глазами дитя увидеть то, о чем оно хотело ему поведать, но образ ничего ему не объяснил. Хотя дитя и составляло часть его души, оно могло видеть только в потустороннем мире, материальные формы были ему недоступны.

Красные Мокасины сделал попытку внутренним взором найти скальпированного воина, на мгновение ему показалось, что он уловил его присутствие или пустоту, его скрывавшую. Но это ощущение тут же исчезло.

– Святый боже, – пробормотал Таг.

Таг редко поминал Бога, поэтому его слова для Красных Мокасин прозвучали не как божба, а как молитва.

Красные Мокасины разделял с ним его удивление. Открывшаяся перед ними долина вся была усеяна огнями костров. Он хорошо видел в ночной темноте и потому сумел насчитать не одну тысячу палаток. Но что странно, конической формы, как у жителей здешних долин, приземистые, круглые у основания палатки соседствовали с огромными, как дом, шатрами, наподобие тех, что он видел в Венеции и Турции.

Кроме того, здесь было пять русских воздушных кораблей и три летательных аппарата, по форме напоминавших гигантские листья. И еще он увидел пламенеющие красные глаза: над лагерем парили более сотни злобных духов, тех самых, которых его друг Франклин называл malakim. Было здесь и еще что-то – необычное, странное. Оно пронизывало все вокруг как невидимый огонь. И хотя он не имел ни малейшего представления, что бы это могло быть, он знал, что именно за этим он и пришел сюда. Рядом с этим странным огнем витало нечто неуловимое, эхом крика оно цеплялось к нему.

И это нечто располагалось в самом центре лагеря, окруженное пятью или шестью тысячами людей.

– Это что ж там такое творится? – пробормотал Таг.

– Сколько их там?

– Я вижу только огни.

– Это целая армия. Очень большая армия. И она состоит не только из индейцев, там и европейцы есть, вполне возможно и люди других народов. Утром мы их получше рассмотрим.

– Ну да, мы их, а они нас.

– Скорее всего. Но к утру мы должны быть среди них.

11

Серафим

– Добрый вечер, мадемуазель де Бретой, – тихо произнесла Адриана, когда ее ученица вошла в обсерваторию.

– Я слышала, что вы здесь, – ответила девушка.

– Все верно, я здесь, – сказала Адриана. – Чем могу быть полезна?

– О мадемуазель! – возбужденно воскликнула Бретой. – Мсье Линней представил наш научный план директору…

– И тот объявил, что вам нужно прекратить исследования в этом направлении, – закончила за нее Адриана.

Бретой растерянно заморгала:

– Да, мадемуазель, но вчера вы сказали…

– Я помню, что я сказала, – перебила ее Адриана. – Но тогда мне не было известно об изменениях в образовательной программе.

– Я не понимаю. Кроме того, они сообщили, что мне вообще запрещено изучать математику. И воздухоплавание! Вместо этого я должна посвятить себя изучению лекарственных трав!

– Почему? – спросила Адриана.

– Потому что я женщина. Мсье Сведенборг считает, что тайны науки не для слабого пола. Но вы же, мадемуазель, выдающийся ученый. И когда я упомянула об этом, он сказал, что вы просто исключение.

Девушка залилась слезами. Адриана подошла к ней и взяла ее за подбородок.

– Почему вы так хотите изучать математику, моя дорогая? Что плохого в том, если вы будете выполнять предписания директора? Или выйдете за кого-нибудь замуж, за Линнея например? Но только не надо так краснеть, ваша взаимная симпатия заметна невооруженным глазом. Почему бы вам не стать просто женой и матерью?

– Потому что я люблю науку, мадемуазель, и я страстно желаю посвятить ей свою жизнь. Я удивляюсь, как вы и остальные можете меня не понимать.

– Я понимаю тебя, Эмили. Можно мне так тебя называть?

– Конечно, мадемуазель.

– А ты можешь в отсутствие других студентов называть меня Адрианой.

– Хорошо, Адриана.

– Садись на этот стул.

Эмили села, Адриана подвинута еще один рядом стоящий стул и тоже села.

– В чем задача научной философии, Эмили?

– Познавать Бога и цели Его творения посредством Его ангелов. Познавать, чтобы создавать на земле вещи одновременно полезные и божественные, изучать и совершенствоваться самим.

– Откуда это тебе известно? Кто сказал тебе об этом?

– Нас, студентов, этому учат.

– Сомневаюсь, чтобы этому вас учил уважаемый Мопертюи.

– Да, это не он. Он преподает устаревшую философию, не божественную. Ему можно простить это.

– Эмили, ты веришь в то, что говоришь? Ты именно так понимаешь предназначение науки?

Девушка выпрямила спину и посмотрела на свои сложенные на коленях руки.

– Нет, Адриана.

– В таком случае дай свое определение.

Девушка надолго задумалась, затем сказала:

– Научная философия призвана открывать суть вещей.

Адриана чуть заметно улыбнулась:

– Разве эти два определения отличаются друг от друга?

– Думаю, да, хотя не могу объяснить, чем именно.

– Позволь мне кое-что добавить к только что сказанному тобой. Научная философия призвана открывать суть вещей, чтобы понимать их, чтобы видеть красоту открывающегося знаниям мира оценить полноту божественного творения. И не имеет значения, считает ли какой-нибудь король, солдат или кузнец этот мир совершенным. И не имеет значения, вовлечены ли в его творение ангелы или демоны. Ты знаешь, почему я сегодня пришла в обсерваторию и не отрываю глаз от телескопа?

– Хотите что-то увидеть?

– Я рассматриваю Юпитер. Подойди сюда. Посмотри и скажи, что ты видишь.

Эмили встала, подошла к телескопу и приникла к окуляру. Мгновение спустя сказала:

– Я вижу маленький диск с двумя цветными ободками. Я вижу две маленькие светящиеся точки.

Адриана кивнула:

– С помощью malakim мне удалось рассмотреть чуть больше. Приливы и отливы в огромном океане облаков, окутывающих Юпитер. И его луны, крошечные, как след от укола булавки.

– Я читала ваш научный трактат о Юпитере.

– Но сегодня я пришла сюда и пользуюсь этим несовершенным телескопом. Как ты думаешь, с какой целью?

– Даже и предположить не могу.

– Первая ступень в познании – наблюдение. Мы наблюдаем, проводим опыты, записываем полученные результаты. Научному обоснованию подлежит все то, что мы видим, слышим, осязаем. Улавливаешь мою мысль! Теперь ты понимаешь, что мой трактат о Юпитере не имеет научной ценности?

– Нет, мадемуазель… то есть Адриана. Вы наблюдали и описали то, что видели. Разве не так?

– Нет, не так. Когда я смотрю в телескоп, только свет выступает посредником в процессе наблюдения. Мой трактат основывался на том, что увидели malakim, а потом мне пересказали. Ты когда-нибудь играла в такую детскую игру: игроки передают слово шепотом на ухо друг другу, и слово, таким образом, идет по кругу и возвращается к тому, кто его произнес первым. Случается, оно возвращается искаженным до неузнаваемости. Но игроки не намеренно искажают слово.

– Вы хотите сказать, что божественные ангелы лгут? – Девушка нахмурилась.

– Эмили, ты должна пообещать мне, что никому не расскажешь об этом нашем с тобой разговоре. Даже Линнею. Никому. Ты можешь дать мне слово?

– Да, Адриана.

– Эмили, у меня нет никаких доказательств, что malakim – ангелы, которые служат Богу. Никаких. Они в равной степени могут оказаться и слугами Бога, и слугами дьявола. Но они также могут быть и существами, подобными нам, но живущими в иной форме. Мы утверждаем, что они божественные ангелы, только с их же собственных слов. Точно так же на уровне чистого доверия я пользуюсь их информацией о лунах Юпитера. Этот грубый инструмент – телескоп – дает мне более достоверные сведения, нежели они. Теперь ты меня понимаешь?

– Думаю, да. Но я прочитала все ваши трактаты и…

– Ни один из них не принадлежит мне, – вздохнула Адриана. – Я десять лет своей жизни потратила впустую и только сейчас поняла это. Сейчас, когда получила такую пощечину. – Она взяла в руки стопку бумаг. – Это моя работа, вернее, то, что от нее осталось. Эти расчеты я сделала, когда была моложе тебя. Думаю, тебя здесь может кое-что заинтересовать, моя работа касалась математической природы malakim. Она не завершена, но я планирую ее закончить. И хочу, что бы ты мне помогла.

– Я?

– Думаю, ты сохранила то видение, которое я потеряла. Прочитай и выскажи свое мнение. Но никому не показывай эти записи. Храни их в тайне. Всегда имей под рукой наполовину исписанный листок рецепта от подагры и прикрывай им бумаги в том случае, если кто-то посторонний войдет к тебе в комнату. Это будет нашей с тобой тайной работой.

– А как же Линней?

– Я и с ним поговорю. Если он изъявит желание, то вы продолжите свои исследования согласно тому плану, что мне изложили. Но отныне все должно держаться в строжайшем секрете. Стало опасно. Если узнают о твоих истинных занятиях, то в лучшем случае тебя исключат из Академии и отправят на родину. Подумай об этом, прежде чем начинать.

– Мне не надо думать, Адриана. – сказала Эмили, глаза у нее сделались сухими и блестели. – Я согласна.

Она повернулась, чтобы уйти.

– Задержись еще на секунду, Эмили. Я кое-что хочу тебе сказать.

– Да?

– Твоя любовь к знаниям – бесценна. И хотя она влечет за собой опасность, награда может окупить все.

– Спасибо, Адриана. Я часто задавалась вопросом, как вы… они говорят…

– Что они говорят?

– Когда я была девочкой и еще жила во Франции, я однажды видела вас в библиотеке короля.

– Это новость для меня.

– То, что я тогда увидела женщину в таком месте, вселило в меня надежду, Адриана. Это позволило мне думать, возможно, есть путь.

– Третий путь, – тихо произнесла Адриана.

– Что, мадемуазель?

– В Сен Сире я прониклась любовью к математике и философии, хотя девочкам там позволялось постигать только зачатки истинных знаний. Но одна из преподавательниц покровительствовала мне и показала, как можно тайно усваивать знания. И тогда я начала мечтать о… об иной жизни. Я решила для себя, что не стану ни женой, ни послушницей в монастыре, вместо этого я буду свободной и пойду собственным путем. Третьим путем, который существует для женщины. Но я не обладала достаточной смелостью, я держала свои планы в тайне, и это чуть не погубило меня.

– Когда я еще была во Франции, начали ходить слухи, говорили, что вы ведьма. Что вы убили короля и таким образом навлекли несчастья на страну.

Адриана с горечью рассмеялась.

– Может быть, я и убила короля, но мир в такое плачевное состояние поверг Людовик Четырнадцатый. Это он втянул Францию в войну, которую объявил всему миру, и он потерпел поражение в этой войне. И поскольку Англия была его главным противником, он заставил философов найти способ уничтожить ее. И они это сделали. Я работала секретарем у этих философов и знаю, что даже им ничего не было известно об истинных планах короля. Когда мне открылся его ужасный замысел, было уже слишком поздно. Я действительно пыталась убить короля и предотвратить падение кометы. И я лишилась руки, я потеряла свою настоящую любовь, я потеряла все.

Эмили удивленно уставилась на нее.

– Рука?

Адриана подняла вверх правую руку.

– На защиту короля встал ангел. Он сжег мою руку. Но каким-то чудесным образом мне ее вернули. Но это не совсем человеческая рука. Она позволяет мне непосредственно видеть ферменты эфира и силы, действующие в нем. В бумагах, которые я тебе дала, содержится формула. Когда-то мне казалось, я понимаю, как была сотворена моя новая рука и в чем ее смысл. Теперь же мне кажется, что я совершенно ничего не понимаю. Вот поэтому ты, Эмили, должна помочь мне.

– Но скажи, в конце концов, ты нашла третий путь!

Адриана продолжала смотреть на свою руку.

– В конце концов, – тихо сказала она, – я научилась не быть робкой. И я действительно нашла третий путь. Но сейчас я хочу знать, существует ли четвертый.

Потом, сидя у себя в комнате, она пила белое вино и размышляла, почему она так легко доверилась малознакомой девушке, рассказала ей историю своей жизни! Конечно, она о многом умолчала. Например, совсем не упомянула о "Корае" – тайном союзе сестер, который вначале воспитывал и обучал ее, а потом использовал, чтобы получить доступ к королю. Скоро можно будет рассказать Эмили о "Корае", девушка кажется вполне подходящим помощником в ведении политических интриг. И сейчас, как и в течение многих лет, Адриана продолжала удивляться, насколько ценна была деятельность "Корая". Как необходим был тайный союз здесь, в Санкт-Петербурге, где в большей степени доверяют иррациональному, мистическому, так называемой древней мудрости, нежели чему-то новому.

Адриана с горечью осознавала, что сама невольно подчинилась такому укладу жизни, приняла его, и десять лет, которые могла отдать научным исследованиям, прожиты впустую.

"Не впустую, – сказал голос, вибрируя в ее искусственной руке. – Ты стала повелительницей ангелов".

Адриана подняла взгляд и увидела серафима.

Он походил на тех двух серафимов, которых ей уже доводилось видеть прежде. Первый сопровождал Людовика XIV и, возможно, в конечном счете свел его с ума. Он же атаковал ее и сжег руку. Второй был спутником русского царя и мелькал перед ее глазами чаще первого.

Это был третий по счету, и он чем-то отличался от двух предыдущих, чем – она не могла точно определить. Подобно своим собратьям, он обладал шестью темными крыльями, как хвост павлина усеянными глазами, они были и на костяшках пальцев, и на ладонях. Казалось, он являет собой лишь плотную тень, лица почти не видно, только глаза горят. Бесполый, он напоминал ей скорее огромного мотылька, нежели человека или птицу.

"Кто ты?"

"Ты ведь знаешь, кто я. Лучше скажи, чего ты хочешь?"

"Я достаточно настрадалась от вас".

"И очень много пользы получила. Я даровал тебе руку. Когда-то она была частью моей плоти…"

Серафим поднял вверх одну из своих рук. У Адрианы по спине побежали мурашки: вместо кисти она увидела обуглившуюся культю.

"И что же. – Она замолчала, почувствовав отвращение к своей искусственной руке. И снова заговорила. – Так почему же в течение стольких лет ты не искал моей благодарности?"

"Ты во мне не нуждалась, а я был занят другими делами. Не бойся меня, Адриана. Тот, кто отнял у тебя руку, – мой враг. А я вернул ее тебе…"

"Я не боюсь тебя", – солгала Адриана.

"Правильно. Ты можешь приказывать мне, как приказываешь моим слугам".

"Джинны твои слуги?"

"Да. Я оставил их служить тебе. Я рад, что ты так хорошо их использовала".

"И зачем же ты явился ко мне сейчас?"

"В мире назревают перемены. Наши враги затеяли активную деятельность, их очень много, они повсюду. И мои… наши слуги чувствуют, что ты очень… расстроена".

"Возможно".

"Назови мне причину".

"Ты, кажется, умеешь читать мои мысли и можешь сам ее назвать".

"Не все твои мысли мне доступны, только те, что облечены в слова, только те, что пульсируют в твоей руке".

"Ты обманываешь меня".

"Почему ты так думаешь?"

Она сделала глоток вина.

"Я создаю миражи. Я создаю их каждый день. И благодаря этим миражам я приобрела все, что у меня есть, – благосостояние, власть, авторитет, учеников. Но все это обман, не так ли?"

"В чем ты видишь здесь обман?"

"Завтра, если ты того пожелаешь, этот мираж может исчезнуть и я останусь ни с чем".

"У меня не может возникнуть такое желание".

Она печально улыбнулась.

"Во-первых, я в этом сомневаюсь. Правда в том, что я никогда не стремилась полностью положиться на вас. Я отказалась от замужества, чтобы не отдать себя во власть мужчине, но неожиданно для себя оказалась во власти такого жениха, которому менее всего следовало доверять. Во-вторых, кроме власти, я стремилась к знаниям, и в результате мои знания остались на прежнем уровне. С момента, когда я получила новую руку, мне не удалось продвинуться вперед ни на шаг".

"Я не могу понять, где здесь моя вина, – сказал серафим. – Я предложил тебе свой дар. Ты его приняла. Никаких условий тебе не выдвигалось, от тебя не требовалось прекратить математические расчеты или иные занятия, которые ты теперь считаешь несправедливо заброшенными. И разве ты не хотела получить ту силу и власть, которую дает тебе новая рука? Разве сейчас ты хочешь отказаться от нее?"

Адриана закусила губы, вспоминая тех, кого она потеряла. Свою первую и единственную любовь – Николаса, и своего сына.

"Нет, – сказала она, – сила мне нужна. Но, как я уже сказала, мне разонравился источник, который мне эту силу дает. Что вы, обитатели невидимого мира, замышляете?"

"Чего ты хочешь?"

"Ответа на мой последний вопрос".

"Не сейчас. Чего еще ты желаешь?"

"Мне нужен мой сын. Кто-то из вас украл его, и я хочу его вернуть. Мне нужны знания и сила, но не та, за которую я полностью буду обязана вам".

Серафим сложил крылья.

"Ты твердишь одно и то же. Что с того, что этой силой ты обязана мне? Я, в свою очередь, обязан Богу, в конечном счете ты не мне – Ему обязана. Тебя и такое положение вещей не устраивает? Ты думаешь, что ты начало и конец всему сущему, альфа и омега бытия? Какие же вы, люди, тщеславные существа, а ты – самая напыщенная и самодовольная из них".

"Зачем же ты пожаловал ко мне?" – спросила Адриана, стараясь не показать, как неприятны ей его слова, как у нее перехватило дыхание от нанесенного ей оскорбления и обиды.

"Я твой союзник, Адриана. И если тебя волнует судьба людей на земле, то я нужен тебе. Malfaiteurs, как ты их называешь, уже приступили к завершающей стадии в реализации своего плана. Они уверены, что нашли верное решение всех своих проблем".

"Мне неизвестно, в чем состоят их проблемы. Может быть, ты мне объяснишь?"

"Думаю, тебе известно, что они хотят искоренить на земле род человеческий".

"Но почему?"

"Их мучат ревность и зависть, кроме того, вы постоянно возмущаете их покой".

"Этого объяснения недостаточно".

"Тот, кого вы называете Богом, вначале создал нас. Затем Он сотворил мир, но поскольку Он безграничен, а мир по определению ограничен, то Он из него удалился. Если Бог вернется в мир, то он своим присутствием разрушит его. Поэтому он призвал нас, malakim, войти в этот мир и осуществлять здесь Его волю. Вступив в этот мир, некоторые из нас поняли, что они свободны в выборе либо следовать воле Бога, либо нет. По велению Бога мы создали человечество, после чего некоторые из нас провозгласили себя богами. Богу это не понравилось, мы полагаем, Он не в силах что-либо изменить в сложившейся ситуации, не разрушив мира. Но миропорядок держится на гармонии и управляется законом. И все же извне Он кое-что может "исправить" в этом мире, и Он делает это. Бог изменил закон настолько, что лишил моих собратьев большей части изначально дарованной нам силы, поэтому в материальном мире мы превратились в тени.

Это разозлило тех, кто мнил себя богами, но со временем большинство смирилось с новым положением вещей. А затем ваши философы посредством изобретений и экспериментов начали бесцеремонно вторгаться в царство эфира. Это не могло не раздражать malfaiteurs, которые и без того чувствовали себя оскорбленными. Как реагировали бы люди, если бы их подрастающие дети носились по всем комнатам, громыхали цимбалами, трубили в трубы, портили воздух и испражнялись бы прямо на пол? И тогда malfaiteurs начали действовать, используя ту силу, что у них осталась. Они убивали наиболее активных философов, разжигали войны. В первое время это не представляло никаких трудностей, выдающиеся философы рождались не часто, достаточно было их убить, после чего требовались столетия, чтобы подобные им народились вновь. Но сейчас вас, философов, развелось столько, что malfaiteurs поняли: убивать вас – все равно что сдерживать приливы в океане. И тогда они решили осушить сам океан".

"Я уже слышала подобную сказку из человеческих уст, – заметила Адриана. – Но никто из malakim не удосужился начать со мной разговор на эту тему".

"Те, что служат тебе, не способны на это, подобно тому, как необразованный крестьянин не может вести разговор об исчислениях. Я же отличаюсь от них, по вашим меркам, меня можно назвать философом. – Серафим помолчал. – Ты сомневаешься в правдивости моих слов?"

Адриана пожала плечами:

"Я сомневаюсь во всех утверждениях, которые не имеют доказательств, а в последнее время я стала особенно недоверчива. Но предположим, что я поверила всему тому, что ты сейчас рассказал мне. Какое научное открытие сделали malfaiteurs, что побудило их к открытой войне с нами?"

"Сами они ничего не открывают, они просто умело направляют вас, людей. Ньютон создал связь, посредством которой мы с большей активностью начали участвовать в событиях вашего мира. Ты эту связь еще больше усовершенствовала. А сейчас твой коллега Сведенборг создал машины тьмы".

"Что это за машины? Я никогда о них не слышала".

"Всего несколько человек знают о них. Они позволяют нам в полную силу развернуться в вашем мире. Машины требуют доработки, но сам факт их появления говорит о конце вашего мира, если только не восторжествует моя партия. Хотя наши шансы невелики, нас мало".

"Разве мы, подрастающие дети, не досаждаем твоей партии тем, что шумим и пакостим в вашем доме?"

"Досаждаете. Но Бог создал этот мир не для нас, а для вас. Если мы поможем вам уцелеть, то и у нас появится надежда, что. Он нас простит, позволит нам перейти в вечность за пределами Вселенной, туда, где мы и были сотворены и должны пребывать".

"Ты хочешь сказать, что предпочитаешь служить Небесам, чем властвовать в аду?"

"Да", – ответил серафим без тени иронии.

"Полагаю, что английская элегия более не увлекает ни ангелов, ни французов", – заметила Адриана.

"Мне непонятен смысл твоих слов".

"Это не важно. Вернемся к машинам тьмы. Что они собой представляют? Как они работают?"

"Точно не знаю, Знаю только одно: в это каким-то образом вовлечен твой сын. Он ключ".

12

Законодательное собрание

Франклин и Роберт босиком бежали по улицам Чарльз-Тауна, вместе с ними бежала и ночь, испугавшись поднимавшегося над горизонтом алого шара солнца.

– Кажется, у нас за спиной остался только один преследователь, – взглянув на компас, свистящим шепотом сообщил Роберт. – Твой exorcister не может успокоить его навечно?

Франклин отрицательно мотнул головой:

– Катализатора больше не осталось.

Он бросил взгляд по сторонам, и у него возникло острое чувство dejа vu[20].

– Где это мы?

Улица вдруг оборвалась, упершись в берег канала. Здесь были привязаны две лодки. Мерцали огни в крошечном домишке на противоположном берегу. Где-то лаяла собака. В воздухе витал особый запах – смесь соли, специй и гниющих отбросов.

– Это Малая Венеция, – сказал Роберт.

– О, черт!

В домишке на том берегу с шумом распахнулась дверь.

– Chi е?[21] А?

– Это Бенджамин Франклин, – шипящим шепотом сообщил Роберт. – Ему нужна ваша помощь!

– Что такое? – Свет фонаря ударил им прямо в глаза.

– Робин, я…

Вообще-то итальянцы католики. Что, если он на стороне Джеймса?

– А… Ну давайте, синьоры, перебирайтесь сюда!

Возникла пауза, а затем перед ними со скрипом опустилась широкая доска, своего рода перекидной мостик. Роберт, не раздумывая, ступил на него. Франклин не с такой уверенностью, но все же последовал за ним.

Подходя к противоположному берегу, он смог рассмотреть их благодетеля – мужчину средних лет, со смуглым продолговатым лицом, в ночной сорочке.

– Вы узнаете меня, мистер Франклин? Я Паоло Форсетти. Мы вместе сражались в Венеции.

Франклин внимательно вглядывался в его лицо:

– Я не…

– Да, не помните. Ну, это и понятно. У вас было тогда столько важных дел. Кто-то гонится за вами?

– Похоже на то Роберт, дай мне свой крафтпистоль и эгиду.

– Зачем?

– Я хочу сложить их в лодку, а лодку пустить по каналу.

– Зачем? Мы же тогда будем совершенно беззащитными.

– Возможно. Но наше магическое снаряжение излучает запах, который ведет нашего преследователя. И если он сюда пожалует, нас не спасет никакое оружие.

Они поспешно сложили магическое снаряжение в лодку и с помощью Паоло обрубили концы, позволив лодке свободно плыть по течению. Затем, пригнувшись, вошли в дом и оказались в маленькой, но чисто прибранной комнате.

– Сэр, пожалуйста, закройте полностью задвижку алхимического фонаря, – попросил Франклин Паоло.

– Ну конечно.

Стало темно, но зато в тусклом свете занимавшегося утра можно было различить канал и часть улицы. Прошло несколько минут, и тут Франклин выдохнул:

– Смотрите.

Нечто похожее на гигантскую стеклянную линзу плыло по воздуху в их направлении. Паоло пробормотал что-то по-итальянски, не то слова молитвы, не то проклятия. Приблизившись к воде, линза остановилась, словно в растерянности, затем двинулась вслед за лодкой.

И только тут Бен облегченно вздохнул. То же сделали и Паоло с Робертом.

– Grazie, господин Форсетти, – сказал Франклин.

– Что это было, мистер Франклин? – Голос Форсетти звучал не столько испуганно, сколько зло. – Ифрит какой или дьявол? Я-то думал, что вся эта нечисть осталась в Старом Свете. Это там ведьмам и колдунам живется вольготно, я от них-то сюда и сбежал. Вот уж восемь лет, как я обосновался в Америке и ничего подобного здесь не видел. И вот тебе на. Что это было?

– Это наш новый король привез с собой. Боюсь, у него много подобных штучек припасено.

Паоло сурово сдвинул брови:

– И что мы теперь будем с этим делать?

Франклин улыбнулся, ему понравилось слово "мы". Ход мыслей итальянца вселял надежду и вместе с тем напомнил ему, почему он так болезненно относится к вопросу, есть ли в колониях король или нет. Венецианцы прибыли в Чарльз-Таун вместе с торговыми кораблями. Они поселились в заболоченной южной части города, и постепенно здесь образовалась процветающая итальянская колония. В Малой Венеции можно было легко забыть, где ты на самом деле находишься, здесь можно было разгуливать целый день, так и не услышав английской речи. Это действительно был маленький уголок Италии.

Но итальянцы сразу же становились американцами, как только им что-то угрожало.

По крайней мере, Паоло своим примером это продемонстрировал. Франклин готов был жизнью поклясться, что остальные преобразятся подобным же образом, невзирая на то, кто посягает на их мир и покой – католики, пресвитериане или язычники.

– Пока ничего, господин Форсетти. Хотя в самое ближайшее время я хочу встретиться с вами. А вы до той поры, не поднимая шума, расскажите о виденном сегодня соседям, но только тем, кому доверяете. Не нужно, чтобы королю Джеймсу раньше времени стало известно о том, что я видел одну из его игрушек. Вы меня понимаете?

– Ну конечно же, – ответил итальянец. – Я счастлив, что вы удостоили меня честью и заглянули в мой дом.

– Буду рад видеть вас в своем доме. Приходите, когда пожелаете.

– Благодарю вас, сэр.

– Это я вас должен благодарить. Но сейчас нам пора идти.

– Храни вас Аллах.

И тут Франклин вспомнил, где он видел Паоло, и еще вспомнил, что не все итальянцы католики.

– Иншалла, – ответил Франклин.

Именно Паоло, командир небольшого отряда янычар, много лет назад научил его этому слову.

Шлепая по дороге босиком, Франклин сказал Роберту:

– Мне совсем не нравятся ни король, ни его подводные корабли.

Когда Франклин вернулся домой, Вольтер не спал, читал при свете алхимического фонаря. Увидев Бена, он удивленно вскинул брови.

– Доброе утро, сэр, – сказал француз.

Франклин устало опустился в кресло и кивнул в ответ.

– Должен заметить, ваш обед у нового короля изрядно затянулся.

Франклин подавил накатившую злость, вызванную неуместной колкостью француза, и снова кивнул.

– О, кажется, вам пришлось подарить ему свои башмаки и кафтан? А вы, сэр, убеждали меня, что англичане и колонисты всей душой любят свободу и независимость.

Франклин поднялся, подошел к небольшому шкафу и открыл створку. Когда он повернулся к Вольтеру, в руке он держал крафтпистоль. Лицо француза некоторое время сохраняло веселое выражение, которое сошло с него только тогда, когда Франклин вновь уселся в кресло, продолжая держать наведенный на него крафтпистоль.

– Послушай, – сказал он, – если тебе не нравятся мои шуточки, ты так и скажи.

– Дело не в твоих шуточках, Вольтер, хотя я должен признаться, они мне не по душе. Я хочу знать, кому ты служишь. Я был знаком с тобой короткое время, и было это очень давно. А сейчас я чувствую, что не доверяю тебе.

– Да, это понятно, – сказал Вольтер. – Ты с ранней юности отличался склонностью доверять таким людям, как, например, Василиса…

– Ты тоже ей доверял.

– Доверял? Нет, я просто оказал всем плохую услугу тем, что недооценил ее способности. Но, согласись, она нас обоих оставила в дураках. Кстати, ты не знаешь, где она сейчас и что с ней стало?

– Не знаю, – буркнул Франклин. – Это ты симпатизировал московитам, поэтому скорее ты мне можешь о ней рассказать.

Вольтер вздохнул:

– Я уже поведал тебе свою историю. До меня дошли слухи, что в Америку отправляется корабль, и я решил перебраться сюда, где, похоже, люди не совсем утратили остатки здравого смысла. Я не подчиняюсь вашему королю и не состою на службе у русского царя. Если ты и этим моим словам не веришь, то я искренне не понимаю, что еще я могу сказать.

– Ты знал о флотилии московитов?

Вольтер развел руками:

– Я же говорил тебе, я слышал разговоры о каких-то кораблях, но ни одного из них не видел. Вначале я недоумевал, как мог Джеймс рискнуть пересечь океан на одном парусном судне и почему его благодетели не предоставили ему воздушный корабль? Я стал сомневаться, действительно ли русский царь поддерживает его. Но ты хочешь сказать, что корабли все-таки существуют? Ты видел их?

Франклин минуту-другую внимательно изучал лицо Вольтера, затем опустил крафтпистоль.

– Бог тебе судья, если ты лжешь, – проговорил он. – Вот что я тебе скажу, так, для сведения. Правительства европейских стран – это многоглавый дракон: отрубил головы, и дракон мертв. В Америке все не так.

– Как это надо понимать?

– А так, друг мой. Если тебя прислали сюда убить меня, то это мало что изменит. Дела и без меня будут идти своим ходом.

– Какие дела?

Франклин покачал головой:

– Скоро сам все узнаешь, а я пошел спать. – Но на лестнице он неожиданно остановился. – Вольтер, мне хочется верить тому, что ты рассказал. У тебя здесь есть будущее. Мы нуждаемся в твоем остром уме и добропорядочности, которой, верю, ты обладаешь. Но пока мои подозрения не развеялись, я не разрешаю тебе покидать мой дом. Пожалуйста, отнесись к этому с пониманием, и если это причиняет тебе неудобства, то вини в этом не меня.

– В таком случае я прямо сейчас уйду.

– Не получится, – ответил Франклин. – Если выйдешь, мои агенты обязательно будут тебя сопровождать: вдруг ты раскроешь себя как шпиона. Твое положение от этого не станет более комфортным.

– Так теперь я не смогу свободно перемещаться по городу?

– Только со мной или в сопровождении тех людей, которых я сам назначу. Но обещаю, что это ненадолго. Когда мы полностью убедимся в твоей лояльности, ты получишь полную независимость.

Вольтер посмотрел на Франклина долгим, пристальным взглядом и вздохнул:

– Независимость и свобода не одно и то же. Что из них мне достанется, если я выберу твою сторону?

– Либо все, либо ничего, – ответил Франклин и пошел наверх.

К радости Бена, наступивший день прошел без неприятных неожиданностей. С утра он работал в лаборатории, затем состоялась сходка членов Тайного союза. Они вновь подвергли допросу Улера, но тот ничего нового к тому, что Франклин уже знал о подводных кораблях, добавить не смог.

Наутро следующего дня его разбудил стук в дверь. Он поднялся, поцеловал Ленку и засунул крафтпистоль в потайной карман халата.

Пришел Стерн в сопровождении двух лакеев.

– О, мой друг! – воскликнул он, увидев, в каком виде его встречает Бен. – Я никак не думал, что разбужу вас.

– Я очень поздно лег, – пояснил Франклин. – Так много волнительных событий произошло за эти дни. Входите, могу предложить позавтракать с нами, если желаете.

– Благодарю, сэр, я уже завтракал. Я зашел лишь узнать, пришли ли вы к какому-либо определенному мнению.

– Мнению? О чем? – осторожно спросил Франклин.

– Согласны ли вы принять должность философа при дворе короля?

Франклин кивнул:

– Думаю, да.

Стерн разулыбался:

– О, король будет так рад этому. В таком случае могу ли я обременить вас маленькой просьбой?

– Всегда к вашим услугам.

– Через три дня в Законодательном собрании будет поставлен на голосование вопрос о признании его величества верховным правителем колоний. И естественно, вы, как член Собрания, будете там присутствовать. Но моя просьба касается не этого события. Затем состоится голосование в Континентальном парламенте. Я слышал, что вы изобрели совершенно уникальный эфирограф, способный передавать не только слова, но также изображение и голос. Это правда?

– Да.

– И много у вас таких эфирографов?

– Порядочно, сэр.

– Можно ли устроить так, чтобы и в других колониях сделали подобные устройства?

– Вы хотите, чтобы в других колониях видели и слышали, что происходит в Чарльз-Тауне?

– Именно. Благодаря этому нельзя будет исказить выступления членов парламента всевозможными сплетнями и слухами. Каждый сможет увидеть, что происходило на самом деле.

– Отличная идея, сэр, однако в вашем плане есть маленький изъян. Новый эфирограф плохо работает в помещении.

– О!

– Погода в день голосования должна быть хорошей, так почему бы не провести его на открытом воздухе? Можно было бы натянуть тент над усеченной площадью за старым Корт-Гардом. Мероприятие лучше всего устроить днем, когда достаточно солнечного света. Хотя должен предупредить: изображение может оказаться темным и расплывчатым даже при самых благоприятных условиях. Насколько я могу догадаться, вы намерены всем колониям представить короля в том блеске и великолепии, в каком он явился жителям Чарльз-Тауна в день приезда?

Стерн задумчиво кивнул:

– Да, пожалуй. Это позволило бы горожанам не толпиться вокруг здания Законодательного собрания, а наблюдать за голосованием собственными глазами. Превосходное предложение, сэр.

– Что ж, позвольте мне незамедлительно приступить к делу, если вы планируете провести голосование через три дня.

– Огромное вам спасибо, господин Франклин. Думаю, скоро вы убедитесь, что благодарность короля стоит дороже золота.

– Кажется, я уже располагаю такими доказательствами, – ответил Франклин.

Когда Стерн со своими лакеями удалился, Франклин обернулся и заметил Ленку, которая с удивлением смотрела на него.

– О чем это он говорил? Ты что, действительно изобрел такой эфирограф?

Франклин улыбнулся:

– Я недавно объявил о том, что он у меня есть. И, как я и рассчитывал, слухи тут же достигли ушей Стерна.

– И как ты будешь оправдываться, когда не сможешь его предъявить?

– О, – Франклин взял ее лицо в ладони и приготовился поцеловать, – об этом не стоит беспокоиться. Сегодня к полудню он у меня будет.

Все три дня до назначенного заседания Законодательного собрания в городе царила праздничная атмосфера. Ну или, по крайней мере, так казалось. На самом деле праздник начался и продолжался со дня прибытия Джеймса и его двора.

Усеченная площадь была частью старого бастиона и, повторяя изгиб русла Купер-Ривер, очертаниями полностью соответствовала своему названию. Установленный над ней парусиновый купол, такой же огромный, как шатер султана Оттоманской империи, почти полностью скрывал ее от нещадно палящего полуденного солнца. Собравшиеся зрители могли не только любоваться прекрасным видом, открывавшимся на реку, но и наблюдать за происходящими дебатами членов Законодательного собрания.

Со стороны реки и болот дул ветер, солоноватый, вобравший в себя запах костра, ароматы жарящихся колбасок, свежеиспеченного хлеба и табачного дыма. Водная гладь реки волновалась, преломляя лежащую на ней серебристую плоскость солнечного света, и, играя, увлекала течением сверкающие осколки. Парило так, что казалось, будто жизнь замерла.

Франклин обратил внимание на то, что численность солдат Джеймса возросла. Это не вызвало у него особого удивления: пополнение прибыло не издалека, его составляли жители Южной Каролины, облаченные в новенькие, с иголочки, мундиры. Джеймс и придворные не только в этом потрудились на славу: по крайней мере половина зрителей, собравшихся на площади, демонстрировала наряды красно-белых королевских цветов.

Сам Джеймс сидел в кресле, будто председательствующий, законодатели расселись на скамьях со спинками, принесенных из церкви и расставленных рядами.

Стерн внимательно изучал деревянный ящик, установленный на подвижном цилиндре, высотой доходившем до пояса. Из переплетенных трубок и проводов, напоминающих закрученные назад рога, торчала пара конусов с усеченными верхушками.

– И как он работает? – взволнованно спросил Стерн.

– Практически так же, как и обычный эфирограф, – ответил Франклин, поправляя слишком туго повязанный шейный платок, который успел стать мокрым от пота. – Я называю его opticon[22]. Эти медные воронки передают звук на мембрану из бараньей кожи и барабан из прессованной графитной пыли. Далее кристаллическая пластинка преобразовывает эти сигналы из механических в эфирные, а идентичные мембраны в парном, принимающем устройстве преобразовывают их в обратном порядке. Как вы заметили: у медной воронки имеется линза как у телескопа, она позволяет сжать изображение до размера точки. Мое изобретение также может преобразовывать импульсы атомов свечения в эфирные колебания. Устройство воспроизводит, увеличивает и отражает подобно тому, как это делает laterna magica[23].

– Оригинально.

– Но поскольку эфирограф не может "смотреть" сразу во все стороны, мой помощник будет стоять рядом и по мере необходимости передвигать линзу с одного выступающего на другого. – С этими словами Франклин указал на Роберта, который чуть поклонился.

– И в каждой колонии есть принимающее устройство?

– Есть, при условии, что они выполнили мои указания по их изготовлению, а я уверен, что они это сделали. А сейчас, если вы не против, господин Стерн, я хотел бы занять отведенное мне место.

– Да, конечно.

Франклин уселся на одну из скамей в ожидании начала дебатов.

Ждать пришлось недолго.

Первым взял слово сэр Чэптон, спикер верхней палаты.

– Друзья, – начал он, – мне трудно выразить словами те чувства, что переполняют мое сердце. Я был сиротой, и вот теперь я обрел отца. Я плутал по дебрям, не видя пути, и вот теперь у меня есть карта, и я знаю, куда нужно идти. Каждый из вас отлично понимает, о каком сиротстве я говорю, и каждый из вас разделяет мою боль, волнение и страх. И вместе со мной вы радуетесь. Англия дала нам рождение, если не нам лично, то нашим предкам. Наши отцы мечтали весь мир сделать Англией, и вот наконец-то границы Англии достигли наших берегов!

Он замолчал, давая возможность толпе криками выразить неистовый восторг. Когда шум немного поутих, он продолжил:

– Перед нами стоит выбор, но, я считаю, выбора на самом деле нет. Вы посмотрите, что сталось с нами за последние десять лет, когда мы были предоставлены самим себе. Друзья, мы, как корабль без руля, плыли по течению. Многие из вас были свидетелями, как ваши соседи перенимали у индейцев их образ жизни и даже одевались подобно индейцам. И сколькие из нас уподобились латинянам, чьи традиции пришли к нам вместе с венецианским шелком и благодаря торговле с испанцами во Флориде и с французами в Луизиане. Сменится несколько поколений, и в нас не останется ничего английского, мы превратимся в дикарей, которые когда-то были хозяевами на этой земле. В природе англичан заложена потребность в короле, народ и король – одно целое. Без воли народа не может быть короля, но хочу сказать, что и английского народа без короля не существует. Они – опора друг для друга, и без одной из этих опор английский дом стоять не будет.

Его последние слова вызвали еще больший восторг собравшихся на площади, далее Чэптон продолжал в таком же духе. За ним выступили двое представителей все тех же консерваторов, и, естественно, их речи ничем не отличались от предыдущей. Но Бен видел, что толпе эти речи нравятся.

Наконец встал Теофил Смит, либерал. Он откашлялся и начал:

– Я полностью согласен со многим из того, что было сказано здесь сегодня. Но я хотел бы кое-что добавить. Гарантию исполнения закона дает не только английский король, но и независимость. Есть ли независимость там, где правит монарх? Я слышал, что нет. Разве король дал закон Луизиане? Нет. И поэтому я говорю…

Его заглушили свист толпы и шиканье законодателей. Но Смит не стушевался и продолжал:

– Дайте мне сказать! Я не против короля. Как я могу быть против, если я англичанин? Но я хочу, чтобы у меня был английский король, и я хочу, чтобы с этим королем сюда пришла независимость. Мы уже слышали, что у нас тут идет латинизация, а Стюарты – католики, и это значит, они преданы Папе Римскому. И где воспитывался сам Джеймс Стюарт? Разве не во Франции и Италии вместе со своими романскими кузинами и кузенами?

И снова раздались шиканье и свист, но все стихло, как только Джеймс поднялся с кресла.

– Дорогие друзья! – выкрикнул он громко и отчетливо. – Выслушайте этого человека, потому что он говорит правду. Я вижу, вы все желаете, чтобы у вас был король. И этот человек желает того же. Он просто хочет убедиться, что для английского народа я буду настоящим английским королем, что закон и божественное право на власть пойдут рука об руку. Это очень правильный подход к делу, я бы сказал – необходимый. Не мешайте ему высказать то, что его волнует, это наш с вами долг – всех выслушать, все обдумать и обсудить.

Он кивнул Смиту и снова сел в кресло.

Толпа бесновалось в восторге минут пять, пока наконец не утихла. Теперь все взоры обратились в сторону Франклина: пришла его очередь выступать. Он поднялся, заложил за спину руки и широко улыбнулся.

– Господин Смит очень хорошо говорил о независимости, – начал он свою речь. – И король сделал к ней прекрасное дополнение. Я готов аплодировать этому. Но я думаю, что мы не можем говорить о независимости, не говоря о долге, поскольку одно без другого не существует, хотя кто-то, кажется, именно так и думает. Говорят, независимость легче всего искать в диких лесах, но те из вас, кто живет на этой земле и среди лесов, знают, в чем заключается истина. Мне постоянно приходится слышать ваши слова о том, что вы никому и ничем не обязаны. Это ваши слова или нет? И я должен сказать, что ваши самодовольство и независимость порождены недостатком ответственности. Если вы живете в диких лесах, разве у вас есть перед кем бы то ни было обязательства? Только перед самими собой. И в этом заключается проблема. Именно поэтому некоторые из вас не хотят, чтобы у нас был король, тогда вы сразу автоматически оказываетесь у него в долгу. Вот та причина, которая происходит из вашего невежества и которая прибила вас к этим берегам. Вы стремились к независимости и бежали прочь от своего долга.

Некоторые из вас утверждают, что у них долг только перед самими собой. Вчера один человек сказал мне, что его долг заключается лишь в том, чтобы возделывать землю, собирать урожай, получать прибыль, если повезет, кормить жену и детей. Но это не долг, друзья мои, это мелкая корысть, которая не заслуживает одобрения. Вы путаете независимость с элементарной дикостью, как только что уважаемый сэр Чэптон хорошо нам разъяснил в своей речи. Вы принимаете первобытную дикость индейцев за независимость.

Я и сейчас слышу, как вы выражаете свое несогласие со мной. Вы утверждаете, что у вас есть обязательства перед своим соседом, вы должны защищать его точно так же, как он защищает вас. И что вы выполняли этот свой долг все последние двенадцать лет, и даже более. Вы говорите, что ваш долг – защищать права ваших товарищей, с тем чтобы они защищали ваши права. Вы говорите, когда испанцы и аппалачи предприняли попытку захватить земли поселенцев на юге, долг позвал мужчин всех колоний встать на защиту этих земель. И вам не нужен был король, чтобы пробудить этот долг в ваших сердцах.

Вы сами себя обманываете, и я должен признаться, что у меня вызывает злость ваше стремление к самообману. Вы должны ясно видеть, что ваш долг перед самими собой, своей семьей, соседями и земляками – это всего лишь жалкое подобие долга. Настоящий, истинный долг заключается в преданном служении лишь одному человеку, и этим человеком является король. Настоящая независимость, истинная свобода состоит в том, чтобы послушно выполнять то, что вам указывают. И поэтому я говорю: добро пожаловать, король! Я заключаю в объятия нашего долго отсутствовавшего отца и радуюсь тому, что мы снова можем стать детьми. Посмотрите на него и на гавань – вот залог нашей независимости!

Франклин простер руку в сторону гавани. Гробовая тишина, воцарившаяся во время его выступления, сохранялась еще несколько секунд, потому что люди усиленно старались разобрать, что они видят там, куда показывал Франклин.

Подобно небольшому стаду китов, всплывали вытянутые черные тела подводных кораблей.

– Это независимость тирании! – выкрикнул Франклин. – Это корабли московитов на тот случай, если вы не полные болваны и откажетесь добровольно надеть на свои шеи ярмо!

– Это не московиты! – вскочил и закричал Джеймс. – Это мои корабли! Английские!

– Так зачем же прятать их, ваше величество! – закричал в ответ Франклин, подстегиваемый нарастающим гулом толпы.

– Замолчите, Бенджамин Франклин! – воскликнул сэр Чэптон. – Всем хорошо известна ваша неприязнь к Короне. Вы горите только одним желанием – превратить Америку в вашу собственную вотчину, а всех нас поставить на службу вашим демонам.

– Вы знаете меня! – не унимался Франклин. – Вы знаете, что я верно служу этой стране. Не я – король и консерваторы готовы предать ее, предать все, что вы создали здесь своими собственными руками. Вы что, хотите быть вассалами русского царя? Именно это предлагает вам король. Пусть он покажет, что скрывается внутри этих кораблей. Пусть он…

– Бенджамин Франклин! – взревел Чэптон. – От имени Законодательного собрания, которое вы так оскорбили, приказываю вам прекратить эти вероломные речи!

Не успел он закончить, как повсюду замаячили солдаты в красно-белых мундирах, с мушкетами наизготовку, направленными не только в сторону Бена, но и на толпу, и на законодателей, криками поддерживающих Бена.

– Мы все увидим, что к чему, – продолжал возмущать народ Бен. – Не только мы, но и в других колониях увидят.

– О господи! – завопил Стерн, выхватил крафтпистоль и выстрелил прямо в opticon.

Роберт едва успел отскочить в сторону. Толпа всколыхнулась и бросилась врассыпную.

– Я объявляю военное положение, – кричал Чэптон, – пока не уляжется эта неразбериха, пока мы не выясним, что за колдовские игры затевает с нами мистер Франклин! Я…

– Хватит! – взревел Джеймс, выхватил шпагу и встал между ними. – Хватит! Я ваш король, назначенный свыше! Божественной волей я определен быть вашим королем, и вы будете относиться ко мне так, как того требуют мое божественное предназначение и статус!

Послышались выкрики, но они тут же стихли, так как вокруг возмущенных сомкнулось кольцо солдат.

Тяжело дыша, Джеймс сделал несколько шагов вперед и броском вонзил шпагу в землю.

– Хватит этих игр в парламент! Это наглость, недопустимая наглость! – И зло бросил старшине полиции: – Арестовать Франклина! Арестовать всех его сторонников! Немедленно!

Франклин усмехнулся:

– Это не самое мудрое решение, ваше величество.

– Как ты смеешь делать мне замечания?! – возмутился Джеймс.

– Здесь мы все равны, – ответил Франклин, засовывая большие пальцы рук в карманы камзола.

Джеймс оглянулся по сторонам, за ним завертели головами и законодатели. Со всех сторон к шатру направлялись люди, человек сто пятьдесят, – фермеры, торговцы, индейцы, стражи порядка, итальянцы, получившие свободу негры – все вооруженные до зубов.

– Ну а теперь, – весело произнес Франклин, – я надеюсь, что я и мои друзья спокойно уйдут отсюда.

– Мои силы в двадцать раз превышают эту жалкую кучку, – сказал Джеймс. – У меня есть оружие такой мощи, что вам здесь и не снилось. Все ваши форты и склады с оружием под контролем моих сторонников.

– Сэр, я не намерен вступать с вами в бой здесь и сейчас, при условии, что вы не будете на этом настаивать. Но если мои люди увидят, что корабли приступили к высадке десанта или что войска прибывают из других частей города, они начнут стрелять. Допускаю, что мы проиграем это сражение, допускаю, что я умру, но я точно буду знать, что вы, сэр, восседаете на троне посреди кипящего огнем ада. Так что советую унять пыл. Я сказал все, что хотел сказать, и теперь желаю удалиться.

Напряжение нарастало, и Франклин понимал – сейчас все зависит от Джеймса, человека, которого он совершенно не знал. Чего в нем больше – гордыни или здравого смысла? Сейчас от его решения зависело, погибнут ли сотни людей или останутся в живых.

– Иди! – наконец резко бросил Джеймс. – И убирайся вон из города, иначе я прикажу вздернуть тебя. – Он повысил голос, обращаясь к толпе: – А вы сложите оружие, и я не только не накажу вас, но даже разрешу вам вступить в ряды моей армии. Если вы предпочтете остаться с этим безумцем, вы все, я обещаю, погибнете.

Никто из сторонников Франклина даже не шелохнулся. Франклина охватила гордость. Тайный союз поработал с ними на славу, такого результата он и сам не ожидал. С улыбкой на лице он сделал несколько шагов навстречу толпе и смешался с нею, его приветствовали радостными криками. Тут же рядом оказался Роберт.

– Все готово? – спросил его Франклин.

– Женщины и повозки уже в пути, – сообщил он.

– Тогда пошли быстрее. Если в течение получаса мы отсюда не уберемся, они разрубят нас на кусочки.

– Чудно все сработано, Бен.

– Я очень рад, что тот раствор, который ты вылил в воду, заставил корабли всплыть на поверхность.

– Они появились буквально на минуту и сразу же ушли на дно. Это тот же самый раствор, которым ты смазываешь aquapeds?

– Подобный. Но об этом после. Сейчас нам надо делать ноги.

– Я с тобой, если ты не против.

Франклин обернулся и увидел Вольтера с жуликоватой усмешкой на лице. Франклин задержал на нем взгляд, пытаясь проникнуть французу в самую душу. Как ему хотелось изобрести устройство, позволяющее видеть человека насквозь.

Хотя тогда и он был бы как на ладони.

– Вольтер, дружище, – сказал Франклин и протянул французу руку, – добро пожаловать в Тайный союз.

13

Солнечный Мальчик

– Кажется мне, это какие-то китайцы, – сказал Таг, понизив голос и рассматривая приземистых людей, снующих между палатками. От остальных их отличали плоские лица и более светлый цвет кожи. Они были в просторных штанах и рубахах, многие вооружены каким-то странным оружием – кожаные ремни, а к ним привязаны длинные и узкие деревянные палочки, покрытые лаком. – Что-то мне не особенно хочется к ним присоединяться, – пробурчал Таг.

Красные Мокасины понимающе кивнул.

– Никто от нас этого и не требует, – сказал он.

– Здесь люди из десяти разных племен, никак не меньше, – заметил Кричащий Камень. – Есть и такие, которые принадлежат к неизвестным мне племенам. И белые тут тоже есть. Как они могут определить, что мы им враги? Мы же от других ничем не отличаемся.

– Однако же… – Таг все никак не мог согласиться с выдвинутой идеей, – эти белые – русские, это по одежде видно. Если они заговорят со мной, то сразу поймут, что я англичанин…

– Таг, ты выдашь себя за торговца, который путешествует вместе с двумя индейцами, – сказал Красные Мокасины, затем кивнул в сторону огромного лагеря. – Все эти люди разных племен и народов идут по одной Красной дороге, по тропе войны, – продолжил он, – и идут вместе. Это очень странно и непонятно.

До наступления рассвета они проскользнули мимо часовых и проникли в лагерь, не прибегая к особым хитростям, хотя Красные Мокасины и мог воспользоваться своим искусством шамана. Изнутри лагерь поразил их еще больше, чем снаружи. Огромный лагерь был разбит на полсотни поменьше. В нем были воины из племен, населявших равнины, а также европейцы и – если Таг оказался прав в своих предположениях – китайцы. "Они идут с запада, идут, и по дороге их становится все больше и больше", – сказала им девушка из разоренной деревни. Железные люди.

Железа и стали в лагере действительно было много: ружья, нагрудники, мечи и пушки. Красные Мокасины предположил, что для перевозки пушек, как, возможно, провианта и воды, использовались воздушные корабли. Это объясняло причину, почему армия держалась так компактно, а не растягивалась по окрестностям в поисках пропитания, и небольшие рейды устраивались не столько ради добычи, сколько с целью наведения ужаса.

– Они, наверное, хотят завоевать все колонии, – сказал Таг.

Для Красных Мокасин это было очевидно, но он не мог понять – зачем? И кто эти "они"?

Скорее всего европейцы, а точнее, русские. В конце концов, русский царь завоевал уже всю Западную Европу. Поражение в Венеции должно было разгневать Петра, а Турция вызвала ярость. И можно предположить, что после этого он повернул на восток. Но земной шар – круглый. Восток и запад идут навстречу друг другу. Глядеть на запад – значит видеть Россию…

Мысль ошеломила. Еще больше она, очевидно, ошеломит английские и французские колонии, которые ждут нападения России со стороны океана, названного ими Атлантическим. Колонисты никак не рассчитывают, что русские придут совсем с другой стороны, преодолев огромные пространства воды и суши.

Если эти предположения верны, то его народу угрожает опасность: деревни чокто располагаются как раз на пути следования армии к Чарльз-Тауну. Красные Мокасины даже не сомневался, что в этой армии все подчинено одному закону – кто не с нами, тот должен умереть. Именно поэтому она увеличивалась по мере продвижения.

Все утро они бродили между палаток, но к полудню лагерь снялся. Они прибились к отряду индейцев из племени важажей, на чьем языке Кричащий Камень отлично говорил, а Красные Мокасины мог вполне сносно изъясняться.

– Чокто? – удивился, узнав Красные Мокасины, вождь отряда важажей. – Ха, далеко ушел от родного дома, дальше, чем мы. Решил повоевать?

– Да, – солгал Красные Мокасины.

– И мы. До нас дошли слухи о железных людях и об их великих делах. Племена капаха и шауни не подпускали нас к ружьям и добыче, которые можно было бы получить в стычках с французами или англичанами. Но тогда ружья, боевые топоры и одежда стали приходить к нам с запада, а за ними пришли и слухи о железных людях. Тридцать наших воинов решили устроить засаду. Мы тогда не знали, насколько велика эта армия. Мы также ничего не знали об их уаканда и священной тропе, на которую они ступили.

– Что это значит?

– В юности мне приснился сон, но даже старейшины не могли растолковать его значение. Я видел белых людей, белых как снег. Они коснулись людей моего племени, и от них остались одни кости. Они прикоснулись к буйволам, и от буйволов остались одни кости.

Старейшины сказали, что много лет назад кто-то уже видел такой же сон, а потом пришла неизвестная болезнь огромной силы, и она убила много людей. И ходили слухи, что на юге появились белые люди. Но никто из нас их не видел.

– Мой народ их видел, – сказал Кричащий Камень. – Это были sapani. И, как ты правильно сказал, за ними по пятам шла болезнь.

– Я поверил словам старейшин, они были очень похожи на правду. И с тех пор болезнь стала приходить часто, и от очень многих людей моего племени остались лишь кости, они никак не могли спастись от этой страшной болезни, они вымирали. – Индеец бросил взгляд в сторону Тага, который ни слова не понимал из того, что он говорил. – Теперь, конечно, мы знаем, кто такие белые люди. Они привезли с собой много полезных и красивых вещей. Но чтобы получить их, нам приходится преодолевать большие расстояния, и на этом пути очень много врагов, они из зависти препятствуют торговле. Без ружей мы для них легкие мишени, а наши женщины и дети становятся их рабами.

– Откуда идут белые люди? И кто эти низкорослые с темными лицами?

– И те и другие идут оттуда, где Вода-Проглатывает-Солнце. Смуглолицые совсем из другого племени, они хорошо понимают повадки лошадей. Они умеют делать очень вкусный напиток из молока кобылиц. Люди, которые живут на берегу моря, знают их уже десять лет или даже больше. Они начали приходить из облаков на своих уаканда, строить поселения и вести торговлю. И затем вдруг они решили ступить на тропу войны. Все здесь живущие хотели знать – почему? И тогда с теми, кто хотел знать, заговорил Солнечный Мальчик.

– Солнечный Мальчик?

– Да, мальчик. Белый. Он сын Солнца. Все, что он говорит, сбывается. Он говорит, что белые люди, которые пришли с востока, англичане и французы, – наша смерть. И мы вспоминаем наши сны. В каждом племени есть хотя бы один человек, который видел такой же сон, как и я. Благодаря Солнечному Мальчику мы знаем, что нам надо делать.

– Думаю, по дороге вы снимаете скальпы с тех, кто не желает присоединяться к вам, – сухо заметил Красные Мокасины. – А богатства белых на востоке станут особенно ценной добычей.

Вождь важажей усмехнулся:

– Да, конечно. Но смысл войны не только в этом. Послушайте Солнечного Мальчика, и вы все поймете.

– Но он же белый. Почему вы так верите ему?

– Он с запада, а не с востока. И он белый потому, что сын Солнца.

– Но запад – край смерти и несчастья.

– Мы идем на восток и несем с собой смерть, за нашей спиной рождается новая жизнь. Мир утратил гармонию. Мы очистим мир и вернем ему целостность, и болезнь уйдет.

– И у вас будет много награбленной добычи.

– Да, будет много добычи и много славы. У меня одного будет столько лошадей, сколько никогда не было у всей моей деревни. – Индеец покачал головой. – Ты не веришь мне. Иди и посмотри сам на Солнечного Мальчика.

– А как же ваши деревни, они остались без воинов и теперь стали беззащитными перед набегами тех, кто не присоединился к этой армии?

Важаж криво улыбнулся:

– Те, кто не пошел с нами, будут совершать набеги на деревни в призрачной стране. Им больше нигде не будет места, потому что они не присоединились к нашей армии.

Прошло еще два дня, на пути встретилось несколько индейских деревень, но все они стояли пустыми: жители покинули их.

– Откуда они узнают о нашем приближении? – спросил Красные Мокасины индейца по имени Получивший Пощечину.

– Их предупреждают скальпированные воины, – ответил важаж.

Красные Мокасины услышал подтверждение своих догадок.

В этот день они разбили лагерь задолго до наступления ночи, потому что огромная черная туча, обещавшая сильную грозу, двигалась с востока на запад и уже успела закрыть собой полнеба. Красные Мокасины пошел искать Кричащего Камня и нашел его внимательно наблюдающим за вспыхивавшими где-то далеко молниями, словно уичита хотел что-то прочитать в зигзагах божественных росчерков. Красные Мокасины присел рядом. Уичита сделался необычно молчалив с того самого дня, когда они присоединились к армии.

– Может быть, они и правы, – сказал после долгого молчания Кричащий Камень.

– Правы?

– Ну да, когда говорят о белых людях. Может быть, лучше будет изгнать их совсем.

– Может быть, но только и эту армию возглавляют белые люди. Кричащий Камень, все это лишь хитрая уловка.

– Ты был на родине белых людей. Ты знаешь ход их мыслей. Что ты скажешь об этом?

Красные Мокасины рассмеялся. После многих дней напряжения и сосредоточенности смех был наслаждением.

– У белых очень много разных племен, и у каждого племени свой ход мыслей. У нас то же самое, ты же знаешь, что уичита думают не так, как чокто.

– Но между нами больше сходства, чем между нами и французами. И возможно, ход мыслей этих белых людей с запада больше похож на наш, чем на белых людей с востока.

– Посмотри вокруг, – сказал Красные Мокасины. – Что ты видишь? Ты понимаешь поведение людей, которые тебя окружают? Я – нет. Чокто сражаются, чтобы защитить себя. Они встают на тропу войны во имя славы, ради трофеев, из мести или если их обязывает долг перед союзниками. Испанцы, французы и англичане привлекали нас к войне только ради своих корыстных целей. Разве тебе это неизвестно? Английская королева Анна объявила войну Франции и Испании. Но кто умирал на этой войне? Ямасси, аппалачи, маскоки, алабама, чокто. А белых погибла всего лишь горстка, да еще немного черных, которых они привезли с собой. В основном гибли краснокожие, это они убивали друг друга. Почему мы это делали? Ради добычи. И еще потому, что белые вооружали нас против наших врагов, но не для того, чтобы мы одержали над ними победу, а ради своих целей. И еще потому, что некоторые наши вожди не смотрели вперед, они желали скорого набега, чтобы добыть новый серебряный амулет себе на шею. А что ты видишь здесь? Все то же – горстка белых людей и тысячи индейцев. Хотя здесь все не так просто. Много ли тебе доводилось наблюдать ссор между индейцами?

– Всего две.

– Да, первый раз подрались кроу и перерезающий горло, а второй раз – черноногие и шайены. Эти племена испокон веков были непримиримыми врагами, разделенными кровной местью. А сейчас они, словно родные братья, идут за белыми людьми. То, что кроу и перерезающий горло вместе, в одной армии, и до сих пор не убили друг друга, – противоестественно.

– Может быть, это знак примирения?

– Только европейцы собирают в одну большую армию людей, не связанных родственными узами, которые даже друзьями друг другу не являются, и все ради того, чтобы отправиться воевать. Я видел, как они это делают у себя на родине. И то, что остается после этих войн, – ужасно. Это не просто несколько трупов или кровная месть. Остается царство смерти и запустения, но это их не заботит. Что здесь происходит? Готовится большая война, и уже собрана огромная армия. Они начнут с французов, затем перекинутся на англичан, и будет то, о чем я только что говорил: индейцы будут проливать свою кровь ради победы белых. И кого они будут убивать? Индейцев, которые живут на юге. Мой народ…

– Но и твоих врагов. Подумай, если твой народ присоединится к этой армии, что станется с вашими заклятыми врагами – чикасо?

Красные Мокасины вздохнул:

– Но и чикасо могут влиться в ряды этой армии, и тогда нам придется притворяться, что мы большие друзья.

– А если чикасо вольются, а чокто нет, то… – Кричащий Камень сделал жест, будто вспарывает себе живот.

– Да, – согласился Красные Мокасины. – Я должен вернуться к своему народу раньше, чем туда придет эта армия. Нам нужно время, чтобы все обдумать и принять решение.

– Почему бы тебе не послать к своему народу дитя Тени? Пусть оно им все расскажет.

– Я не могу, здесь много злых духов. Послать из лагеря дитя Тени – это все равно что в озеро, полное рыбы, бросить сверчка. Мне нужно отойти подальше, и тогда я смогу отправить гонца.

– Мы что, должны покинуть лагерь?

– Только после того, как я увижу Солнечного Мальчика.

Через несколько дней Получивший Пощечину посоветовал Красным Мокасинам поститься. Он сказал:

– К встрече с Солнечным Мальчиком, как к любому священному празднику, нужно готовиться.

В течение двух дней похода они ничего не ели и совсем не спали, и вот настал долгожданный момент.

Вокруг одного из воздушных кораблей собралась толпа людей. Красные Мокасины чувствовал покой и едва уловимую пульсацию миров. Пост и бессонные ночи даже самого обычного человека подталкивают ближе к миру за пределами мира. Плоть ослабевает, а душа набирает силу. У Красных Мокасин, который всегда стоял близко к невидимому миру, пост еще больше обострил восприимчивость.

Солнечный Мальчик явился таким, как о нем рассказывали, – на вид не более тринадцати лет, лицом белый, тонкий как тростинка. Для внутреннего взора Красных Мокасин он сиял, подобно светочу, подобно вспышке молнии, застывшей символом. Пруклятые твари кольцом окружали его, ползали вокруг ног, плотным облаком роились над головой. Нишкин Ахафа, или пламенеющие глаза, способные принимать облик пантеры, птицы, змеи и рыбы, между ними густым дымом свились два Длинных Черных Существа.

Жалость, острая, как хорошо наточенный нож, пронзила сердце Красных Мокасин. Он почувствовал в мальчике родственную душу. И его охватил страх. Некогда ему пришлось вступить в схватку с Длинным Черным Существом, и оно чуть не столкнуло его в пропасть, что именуется смертью. Он едва справился с ним. Над головой мальчика нависали два таких чудовища. Красные Мокасины испугался что, если они учуют запах своего собрата, которого он поглотил и превратил в часть себя?

Он застыл, сохраняя покой, стараясь не привлекать к себе внимание духов, не дать им себя почувствовать. На лбу у него выступили капельки пота.

– Боже всемогущий! – послышался рядом шепот Тага, подобное восклицание вырвалось и у Кричащего Камня.

– Что ты видишь, Таг? – едва мог прошептать Красные Мокасины.

– Ангелов, – ответил великан, – и ослепительное сияние вокруг.

– И звезды, – добавил Кричащий Камень. – Вокруг него витают Видения-Находящиеся-Наверху, так было, когда мир был совсем молодой.

Мальчик заговорил, а духи ринулись в толпу людей, заскользили между ними. Мальчик говорил на языке, который Красные Мокасины никогда раньше не слышал, но в голове незнакомые слова приобретали смысл. Смысл рождался из потока видении, похожих на ночные кошмары. Он видел смерть своего народа, пожираемого оспой и голодом. Белые люди явили свою истинную сущность, предстали обитателями грязных подземных вод – бледные, с недоразвитыми формами, ненасытные, со ртами, полными острых зубов, как у щуки. Он видел, как ему выйти из этой мертвой петли и как вывести свой народ.

Это были не его видения, не его мысли. Так духи переводили песнь Солнечного Мальчика о спасении, о победе над смертью, об очищении мира, погрязшею в пороках.

Духов парило вокруг так много, что Красным Мокасинам пришлось сжаться в комок. Если они почувствуют и узнают его, то тут же растерзают.

Дрожа от напряжения, он зажмурится, но от этого видения стали еще ярче и увлекали еще сильнее, и он вынужден был вновь открыть глаза.

И тут Красные Мокасины увидел скальпированного воина. Казалось, никто, кроме Красных Мокасин, его не замечает. Скальпированный воин шел медленно, заглядывал в лица, кивал, улыбался. Он не видел Красных Мокасин, но неумолимо к нему приближался.

В этот момент толпа взорвалась воинственными криками, начала потрясать ружьями, палить из них в воздух. Толпа стихла так же внезапно, как и взорвалась. Духи вновь собрались вокруг Солнечного Мальчика. Красные Мокасины выскользнул из толпы и поспешил прочь. Он шел, не останавливаясь, до тех пор, пока не перестал ощущать присутствие скальпированною воина.

С наступлением ночи к нему вернулись силы. Он завернулся в хошонти-накидку и направился к огромному воздушному кораблю. Никто – ни люди, ни духи – не заметили, как он забрался на палубу. Он пробирался к цели, как осторожный охотник, как бесшумная пантера, как сова, зорко видящая во мраке ночи.

Индеец чувствовал близость Солнечного Мальчика так, как ощущается на теле свежая глубокая рана.

Он нашел его на палубе, сидящим на деревянном возвышении под открытым небом. Вокруг него собралось с десяток мужчин, все говорили одновременно на языке, которого Красные Мокасины не знал. Духи отсутствовали, переводить было некому. Красные Мокасины подобрался ближе.

Спрятавшись в тени, он сумел рассмотреть окружение Солнечного Мальчика. Не все, как ему показалось вначале, были мужчинами. Он различил женщину с белым лицом и чуть раскосыми глазами. Один из мужчин – усатый, обросший щетиной, в зеленом военном мундире который он видел на убитых русских, – был закован в железные цепи. Как только Красные Мокасины выделил его из толпы, к нему необъяснимым образом вернулось видение, возникшее у него в стане натчезов, – дух кричит, тень умирает. Это видение выскользнуло из закованного в цепи человека, подобно струйке дыма сквозь соломенную крышу. Красные Мокасины догадался, что этот человек был на разбившемся воздушном корабле.

Красные Мокасины вслушивался в незнакомую речь. Говорили не на французском, не на английском и не на итальянском, а русского он не знал. У самых ног мальчика лежало Длинное Черное Существо. Если бы прикоснуться к сознанию этой твари, то можно было бы понять смысл речей, так же как во время обращения мальчика к толпе. Но риск огромный, его могут сразу же обнаружить.

Это будет так трудно – труднее всего, что ему когда-либо приходилось делать, – коснуться сознания Длинного Черного Существа так, чтобы оно этого не почувствовало.

Как только он принял решение, тварь вдруг встрепенулась, а вокруг мальчика роем, как мухи вокруг гниющего плода или пчелы, защищающие свою матку, взвились духи в виде пламенеющих глаз. Красные Мокасины стиснул зубы и приготовился к бою, но в следующее мгновение понял, что не его присутствие их встревожило. Он для них по-прежнему оставался невидимым.

Внимание духов обратилось к девушке, неожиданно возникшей на палубе, на противоположной от Красных Мокасин стороне. Девушка подняла ружье и выстрелила в Солнечного Мальчика. Тишина ночи в сто крат усилила грохот выстрела, и мгновенно все пришло в движение, люди забегали, словно муравьи в развороченном муравейнике.

Пять пистолетов огнем полыхнули в девушку, но она хладнокровно взяла в руки второе ружье и снова выстрелила. Один из низкорослых чужеземцев взвизгнул и упал. Остальные обнажили клинки и бросились к девушке. И в этот момент Красные Мокасины узнал ее, это была индианка из племени авахов, чью деревню разорили железные люди. Его охватил безотчетный порыв помочь ей, она была такой молодой, бесстрашной и красивой. И вдруг он увидел то, чего во всеобщей суматохе никто не замечал. Закованный в цепи белый человек в зеленом мундире, пошатываясь, подошел к борту корабля и перевалился через него.

В мгновение ока Красные Мокасины принял решение. Дети его Тени метнулись к выпавшему за борт человеку и вихрями ветра закружились вокруг него, словно обернув саваном. И он со всех ног бросился бежать, перемахнул через борт и полетел в пустоту.

Он приземлился практически одновременно с русским. Если бы не дети его Тени, то русский сломал бы себе шею.

И вот тут-то злобные духи его заметили, эфир наполнился пронзительным животным визгом. Духи знали характер силы Красных Мокасин, знали, что он более опасный враг, нежели вооруженная обычным ружьем девушка.

Встав на землю, Красные Мокасины почувствовал присутствие скальпированного воина, мимо просвистела пуля, пущенная кем-то из темноты.

В два прыжка он подлетел к русскому. Тот только что поднялся на ноги и держал цепи перед собой. Красные Мокасины не подозревал, что он такого высокого роста.

– Иди за мной! – крикнул Красные Мокасины.

Вместо ответа русский начал яростно размахивать цепями. Красные Мокасины увернулся.

– Viens avec moi, si vous voulez vivre![24] – попробовал обратиться он к нему по-французски.

Ярость в глазах русского потухла, он кивнул и сказал:

– Bien![25]

С корабля их поливали дождем пуль. Пытаясь их избежать, они пробирались, прижимаясь к самому борту.

Обогнув нос корабля, они увидели девушку, ее куда-то вели четверо вооруженных людей. Она заметила Красные Мокасины во вспышке прогремевшего выстрела.

Он выстрелил, не раздумывая, и в венах стражников закипела кровь, с криками ужасной муки они попадали на землю. Вокруг продолжали палить из ружей, освещая небо фейерверками искр.

Девушка растерялась, Красные Мокасины сунул ей в руку крафтпистоль и резко кивнул в сторону, что означало "Следуй за мной".

Они бежали по лагерю, за ними гнались люди и демоны. Красные Мокасины чувствовал – приближается скальпированный воин, пока невидимый, он был где-то рядом.

14

Направление выбрано

Около полуночи Адриана постучала в дверь Креси.

– Меня нет! – выкрикнули из-за двери.

– Вероника, это Адриана, я вхожу… – Она толкнула дверь.

Креси сидела на постели, подтянув простыню к подбородку, рядом подозрительно топорщилось одеяло.

– Подожди минуту, пожалуйста, – сверкнула глазами Креси.

– О, прости. Но у меня к тебе важное дело, Вероника.

– Ну разумеется. Ты не могла бы выйти всего на несколько минут?

Адриана вышла и вскоре услышала шаги человека, спускавшегося по потайной лестнице. Она вновь вошла в комнату Креси:

– Прости за вторжение.

Креси накинула халат, не сделав попытки застегнуть пуговицы, налила себе бокал вина и хлопнулась в кресло, закинув стройную белую ногу на подлокотник.

– Ничего не потеряно навечно, стоит захотеть, и все вернется.

– Что говорят наши агенты? Нам что-нибудь угрожает?

Креси слегка нахмурилась:

– А что, с этим вопросом нельзя было подождать час или хотя бы минут пятнадцать?

– Кажется, нельзя. До утра точно нельзя.

– Агенты темнят. Думаю, некоторым вообще нельзя больше доверять. И причина в том, что те, кто захватил власть, пытаются перевербовать их на свою сторону, как только они это сделают, сразу же тебя арестуют.

– И когда это может произойти?

– Полагаю, им потребуется для этого несколько недель, в течение которых они будут тебя всячески компрометировать. По городу уже пущен слух, что ты была фавориткой Меншикова и что вы сговорились убить царя.

– Я ожидала чего-то подобного. Они ослабили мои позиции и в Академии. Я не думаю, что они позволят Елизавете долго оставаться на свободе.

– Есть еще кое-что, – сдержанно продолжила Креси. – Я узнала об этом всего час назад. Хотела сразу же рассказать тебе, но решила, что ты уже легла спать, да и не в силах уже что-либо предпринять.

– Что случилось?

– Колесо Иезекииля украли.

– Украли?

– Нет, лучше сказать "конфисковали". Руку приложили князь Голицын, митрополит и Сведенборг.

– И куда же они на нем отправились?

– На небо, – фыркнула Креси.

– О, черт! – выругалась Адриана. – Это все меняет.

– У тебя что, есть план контрпереворота? – спросила Креси. – Возможно, из этого и вышло бы что-нибудь, пока Голицына нет, но Долгорукие – внушительная и грозная сила. Если мы будем медлить…

– Нет. – Решение выкристаллизовалось, словно по законам химии. – Нет, Креси, я не думаю, что этой троице удастся высоко подняться на моем колесе. Более того, у меня есть подозрения, что мой сын и царь втянуты в одну и ту же игру. Я не собираюсь ни сидеть здесь, ожидая ареста, ни затевать кровавый переворот, претендуя на трон, на который у меня нет никаких прав. Нет, я должна покинуть Санкт-Петербург. Подготовкой к этому мы займемся немедленно. Очень тихо соберем вещи, самые необходимые книги, приборы, предупредим телохранителей. Через два дня, ночью, мы захватим три воздушных корабля и оставим город.

– И в какую сторону мы направимся?

– Остановим Сведенборга и найдем моего сына. Надеюсь, вместе с ним и царя.

– А что, если все они находятся в разных местах?

– Сориентируемся по ходу дела. Но я почти уверена, что мой сын, исчезновение царя и происходящие здесь события – звенья одной цепи. Царь бесследно исчез где-то на востоке, и сына я видела на востоке, в китайском плену. Можно предположить, что в ту же сторону, сразу после переворота направились Голицын и митрополит. Путь туда неблизкий, поэтому им и понадобилось мое колесо. Все эти события не могут быть простым совпадением.

– Похоже, так оно и есть, – согласилась Креси. – И нам с тобой действительно пора трогаться в путь. Нам потребуется дополнительная информация, раз мы собрались в далекие и неизведанные края. Насколько мне известно, Китай – огромная страна.

– Думаю, кое-что мы могли бы узнать от Меншикова. Уверена, ему многое известно о происходящих здесь событиях.

– Меншиков в тюрьме, если вообще жив.

– Это не может служить нам препятствием. Ты сделаешь го, о чем я тебя попрошу?

Креси задумчиво кивнула:

– Это будет трудно. Возможно, без боя нам не удастся заполучить воздушные корабли.

– Мы можем это сделать с наименьшими потерями?

– Они в любом случае будут значительно меньше, чем если бы мы устроили новый переворот. И мы должны забрать с собой всех наших людей, иначе здесь на них после нашего отъезда отыграются сполна.

– Да. И я хочу взять с собой еще кое-кого из своих студентов и, конечно же, Елизавету. И Меншикова.

– Ты уверена, что он тебе нужен?

– И даже очень. Мне не нравится Меншиков, но царь никогда не простит мне, если я брошу его здесь на верную смерть.

– Да выбраться отсюда будет нелегко.

– Но остаться еще хуже.

– А как же Эркюль? – тихо спросила Креси. – У него жена и дети, и, если он бросит их здесь, им несдобровать. И у многих из наших телохранителей здесь семьи.

– Им будет предложено сделать выбор. Оставаться здесь для любого из моих людей опасно. Но если они будут дурно обо мне отзываться, у них появится шанс избежать притеснений. И Ирину никто не тронет, если она будут лить на меня грязь. Эркюль…

– Эркюль оставит жену и поедет за тобой. И ты это прекрасно знаешь.

Креси допила вино и вновь наполнила бокал. В тусклом свете алхимической лампы ее рыжие волосы казались кроваво-красными, под стать цвету вина в бокале.

Адриана потерла лоб.

– Я так устала, – вздохнула она. – Что ж, придется захватить четыре воздушных корабля. Заберем с собой жен и детей тех, кто не захочет с ними расставаться. Но они должны быть в назначенное время в назначенном месте. Я не смогу никого ждать.

Адриана направилась к двери, но вдруг остановилась.

– Постарайся сделать так, чтобы освобождение Меншикова произошло перед самым вылетом кораблей. Я пойду с группой освобождения, так что предусмотри для меня роль в своем плане. Спокойной ночи, Вероника.

Адриана испытала особую радость, услышав, как каменная стена затрещала и рухнула. Тяжелая дверь стала падать в их сторону, и, чтобы она не наделала шуму, грохнувшись на каменный пол коридора, двое из ее taloi успели ее подхватить. Фиолетового цвета мышцы на руках taloi напряглись, когда они осторожно опускали дверь на пол. Из-за сложности структуры камень трудно трансформировался. Разрушить дверь было бы значительно легче, но тогда коридор сделался бы хорошо освещенным, и это позволило бы противнику с дистанции беспрепятственно вести огонь по заполненному людьми коридору.

Меншиков лежал в камере, один глаз у него заплыл. На нем был все тот же парадный камзол, но разорванный и испачканный до неузнаваемости. С их появлением он только и смог, что чуть повернуть в их сторону голову, это был единственный знак того, что он их увидел.

– Возьми его на руки и неси, – приказала Адриана talos.

Taloi были сделаны из металла и алхимического вещества, похожего на волокна мышц, в соответствии с чертежами сэра Исаака Ньютона, найденными в его лаборатории в Праге. В taloi воля джиннов преобразовывалась в животный дух, что позволяло malakim совершать физические действия в материальном мире. Внешне taloi выглядели как нескладное подобие человека, с головой в виде небольшого зеркального шара.

Механическое подобие человека нагнулось и аккуратно, как младенца, подняло Меншикова.

Второй, непострадавший глаз Меншикова открылся и уставился прямо на Адриану. Только теперь она заметила, что его спина представляет собой сплошную кровоточащую рану: его били кнутом. И возможно, все их рискованное предприятие не имело смысла. Возможно, минуты жизни Меншикова сочтены.

Но на рассуждения времени не было. Проникнуть в подвалы Зимнего дворца не составляло особого труда. Выбраться отсюда – с Меншиковым или без – представлялось задачей более сложной.

– Адриана? – простонал Меншиков.

– Не бойтесь, – сказала она, – мы пришли спасти вас.

Их было всего шестеро – она, Креси и четверо ее лоррейнских телохранителей, не считая двух taloi и Меншикова.

Легкий шорох, словно мыши скребутся, донесся из коридора. Адриана отправила одного из taloi на разведку, его встретила ружейная пальба, завизжали бьющиеся о камень пули. Адриана вздохнула:

– Сейчас не время осторожничать и проявлять милосердие, – пробормотала она себе под нос, а остальным приказала. – Отойдите назад.

В следующую секунду ослепительный пучок света пронесся по коридору и скрылся за поворотом, раздались оглушительные крики и тут же стихли.

Она старалась не закрывать нос и рот, пробираясь между обуглившимися останками человеческих тел.

На выходе их атаковали taloi, разделаться с ними не составило труда. Адриана разъединила связь между malakim и алхимическим веществом taloi, это лишило taloi животного духа, и они беспомощно сложились, подобно куклам-марионеткам.

Когда они подошли к берегу Невы, отовсюду уже неслись сигналы тревоги. Пули то там, то здесь с регулярностью ударов метронома выбивали ледяные фонтанчики. Адриана едва сдерживала бушующую в ней ярость. Они что, не знают, с кем имеют дело? Ей ничего не стоило уничтожить Зимний дворец. Пожелай она, и белым пламенем заполнились бы все коридоры, а у каждого живого существа закипела бы кровь в жилах. Эти глупцы ведут стрельбу, но их пули не могут коснуться ни ее, ни ее друзей, а их самих от гибели спасает только ее милосердие, хотя они настойчиво продолжают испытывать пределы ее доброты и терпения.

– Вперед! – отдала приказ Адриана.

Она видела только ледовое поле, простирающееся перед ними, и то, как в двенадцати ярдах от них человек осадил коня. За его спиной толпились пять неповоротливых боевых taloi, с ножами вместо рук, в тяжелых латах, скрывавших уязвимые части тела.

– Адриана де Морней де Моншеврой! – выкрикнул всадник. – Вы арестованы!

– Сэр, я вас не знаю, – ответила Адриана. – И я не признаю вашего права меня арестовывать. Более того, я сомневаюсь, что в ваших силах меня арестовать. Уйдите, в противном случае вы будете уничтожены.

– Адриана, – после секундной паузы сказал всадник, – вы выбрали неверный путь. Уверяю, мудрость покинула вас. Спросите свою милую подругу Креси.

– Пресвятая Дева Мария! – присвистнула Креси. – Оливер, это ты?

Адриана наградила рыжеволосую подругу испепеляющим взглядом. Она никогда не слышала, чтобы голос той звучал с такой теплотой.

– Это я, Ники. Не хочешь ли ты помочь Адриане образумиться? Свое благоразумие, сдается мне, ты потеряла навсегда, но она…

Конец фразы заглушил выстрел Креси. Оливер дернулся, но, кажется, остался цел и невредим.

– Ники, ты меня разочаровываешь. За последнюю секунду я стал сильнее, а ты слабее. Неужели ты этого не понимаешь?

– Мы либо обойдем вас, либо устраним с нашего пути, сэр, – заявила Адриана.

Как только на лед ступил первый из преследовавших их солдат, по команде Адрианы лед раскололся, и поползла, расширяясь, трещина. Она остановилась в нескольких ярдах от преследователей, у берега вода начала потихоньку бурлить.

Оливер смотрел на это скептически. Адриана пожала плечами и растопила лед у него под ногами.

Вернее, попыталась это сделать. Ее джинны не желали ей подчиняться. Она не могла заставить их атаковать этого человека.

Оливер холодно усмехнулся и поднял пистолет. Он выстрелил в голову одному из четырех лоррейнских телохранителей – Фрицу. Тот застонал и упал на спину.

– Вперед! – приказал Оливер, и taloi пошли в атаку.

Креси издала страшный крик и прыгнула. Иногда невероятные способности Креси поражали Адриану. Выхватив шпагу и держа его как пику, в прыжке она преодолела около шести ярдов. Оливер достал второй пистолет и снова выстрелил. Фонтанчик ледяных крошек свидетельствовал о том, что он промахнулся. Креси нанесла удар и выбила его из седла.

Оставшиеся телохранители Адрианы немедленно приступили к отражению атаки. Они опустились на одно колено полукругом, закрывая ее, выхватили крафтпистоли и открыли огонь по приближающимся taloi. Металлические тела озарялись вспышками, но они неумолимо продолжали двигаться вперед. Адриана приказала своим taloi выступить им навстречу. Но, подобно джиннам, они не желали подчиняться.

Оливер и Креси вскочили на ноги и затеяли танец с обнаженными шпагами. Шпаги были с тяжелыми эфесами и гардами, но мелькали, кромсая воздух, с такой же быстротой и легкостью, как сабля в руке кавалериста.

– Нападай! – призывала Креси. – Нападай!

Оливер ответил на ее призывы презрительным смехом, но Адриана уловила в нем едва заметную неуверенность.

– Быстрая ты! – бросил Оливер. – В тебе сохранились остатки былого пыла.

– Весь мой огонь, мерзавец, как был, так и остался со мной.

Креси обрушила на него шквал ударов, он, отбиваясь, поскользнулся и на мгновение оказался беззащитным. Клинок Креси вонзился ему в руку, брызнула кровь, темные капли упали на лед. В следующее мгновение рухнул пронзенный в грудь ножами подошедшего talos Александр, один из молодых телохранителей Адрианы. Он стал единственной жертвой taloi, поскольку Адриане в конце концов удалось разорвать их связь с источником жизни и тем самым обездвижить непобедимых убийц.

Креси рванулась к Оливеру, чтобы добить его, но он мгновенно вскочил, готовый отражать удары.

– Да беги же, черт тебя побери! – крикнула Креси Адриане.

Адриана хладнокровно вытащила крафтпистоль и выстрелила в Оливера. Она не поняла, что произошло. Оливера отбросило назад и протащило по льду несколько ярдов, но он почему-то остался жив.

– К кораблям! – крикнула Адриана.

Она подобрала юбку и что было сил побежала по льду, ее команда последовала за ней. Все, кроме Креси. Креси вытерла кровь с мертвенно бледного лица и направилась в сторону своего врага.

– Нет, Креси! – закричала Адриана. – За мной, я приказываю.

Креси замешкалась, но всего лишь на какую-то долю секунды, и бросилась догонять Адриану.

Адриана на бегу оглянулась, удостовериться, что Креси послушалась ее, и увидела, как Оливер поднимается, а вместе с ним оживают и его taloi, готовые вновь служить своему хозяину.

Они добрались до противоположного берега и побежали по открытому пространству к видневшимся впереди, на расстоянии мили, красным шарам, мерно покачивающимся над кораблями. Оливер и taloi продолжали преследовать их.

– Позволь мне их остановить, – умоляла Креси.

– Нет, ты будешь рядом со мной, я не хочу оставлять в Санкт-Петербурге своих друзей, ни пленными, ни мертвыми.

– Он нас догонит. Ты не знаешь Оливера.

– Достаточно того, что ты его знаешь. И чуть позже расскажешь мне о нем.

Адриана начала задыхаться, морозный воздух врывался в изнеженные сидячим образом жизни легкие, причиняя острую боль. Она могла бы приказать джиннам, и они перенесли бы ее к кораблям по воздуху, но не в ее силах было оказать подобную услугу остальным. Кроме того, если Оливеру удастся подчинить себе ее слуг, то такой полет может оказаться опасным.

Один из ее телохранителей остановился, опустился на колено и выстрелил, после чего поднялся и побежал дальше, на ходу перезаряжая оружие и отстреливаясь. Его примеру последовал еще один телохранитель. Адриана оглянулась и увидела рой летящих за ними пламенеющих красных глаз, похожих на глаза своры разгоряченных гончих.

В это время они поравнялись с небольшим пригорком, Адриана споткнулась и полетела в сугроб. Терпение Креси лопнуло.

– Плевать я хотела на твои приказы! – крикнула она и повернула назад.

Адриана открыла рот, чтобы остановить ее, но в этот момент мимо нее пронеслась лошадь, за ней еще одна. Послышались хлопки ружейных выстрелов, и блеснули вспышки двух крафтпистолей. Она пригляделась и узнала Эркюля, вслед за ним еще двадцать всадников съезжали с пригорка. Завязалась перестрелка.

Всадники буквально за несколько минут доставили их к укреплению, которое Эркюль наскоро возвел вокруг захваченных воздушных кораблей. За исключением нескольких человек, сновавших внизу, почти все солдаты и пассажиры успели подняться на борт и сейчас стояли на палубах и смотрели на взбудораженный город. Обессиленная, Адриана позволила поднять себя на борт флагманского корабля и сразу же направилась к капитанскому мостику.

В темноте она не могла рассмотреть ни Эркюля, ни его маленького отряда, не было слышно и выстрелов. Со стороны реки, скованной льдом, на них надвигалась волна огней, числом равная полку солдат.

– Похоже, здесь все прошло гладко, – отметила Креси. – Эркюлю удалось захватить корабли.

– Но где же он сам? Они должны были бы уже вернуться.

– Не бойся, он вернется. Нам пора поднимать якорь.

Адриана помолчала, а потом твердо заявила:

– Мы будем ждать Эркюля.

Она отправила на поиски джиннов и не поверила им, когда они вернулись и сообщили, что никого не нашли.

– Как красиво! – раздался женский голос. Это была Елизавета в плаще с капюшоном из меха куницы поверх великолепного бархатного костюма для верховой езды.

– Там гибнут люди, – коротко бросила Адриана.

– Я никогда не видела настоящего сражения, только читала о них в книжках.

Адриана посмотрела на девушку и взяла ее за руку.

– Это не настоящее сражение, – сказала она, глядя прямо в глаза цесаревне. – И молитесь Богу, чтобы вам его никогда не увидеть.

Внизу послышались радостные крики. Там гарцевали, подбрасывая вверх шапки, двенадцать всадников. И среди них Эркюль.

– Ну, вот видишь! – крикнула Креси. – Я же говорила тебе! А теперь в путь!

Адриана устало кивнула и, едва только Эркюль и его люди, оставив внизу лошадей, забрались в огромные гондолы кораблей, отдала приказ поднять якорь. Начали посвистывать пули приближающихся солдат. Подъехали двое отставших из отряда Эркюля, они поспешно запрыгнули в одну из гондол. Наконец-то флотилия поднялась в воздух.

Они взмывали все выше и выше, и вокруг вспыхнули успевшие стать родными звезды, а выстрелы звучали все отдаленнее и глуше. Санкт-Петербург вначале сделался похожим на зеркало, в котором отразилось звездное небо, затем на небольшое озеро света, мерцающую точку и наконец исчез совсем.

Адриана подставила лицо ветру, он с каждой секундой становился холоднее, а затем посмотрела в ту сторону, где за стеной непроглядного ночного мрака скрывались Сибирь, Китай, Северная Америка. Эти земли казались ей более таинственными и загадочными, нежели небесные светила. Она закрыла глаза и увидела лицо, единственно дорогое, и почувствовала слабое необъяснимое притяжение, как будто кто-то очень далекий легонько потянул за тончайшую нить, прикрепленную к ее сердцу.

Он был там, за неведомыми равнинами и реками, и ему светили те же самые звезды.

Ее сын был там.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

КАРТОГРАФИЯ МРАКА

Возможно, вся структура Природы не что иное, как разнообразные Сплетения определенных эфирных Духов или конденсированный пар. Таким образом, вполне возможно, что весь предметный мир бы и сотворен из эфира.

Сэр Исаак Ньютон. Гипотеза света, 1675

Придет время, и Земля разверзнется на западе, там, где у нее находится рот. Земля разверзнется, и из ее рта выйдут Кассито и расселятся повсюду. Но Земле это не понравится, и она начнет пожирать своих детей, по этой причине они начнут двигаться дальше на запад.

Чикилли, Император Коветы, 1735

1

Форт Моор

Небо готовилось явить людям свою грандиозную мощь. Черные облака озарялись то фиолетовыми, то темно-красными вспышками. Из их чрева вырывался упругий и влажный ветер, он нес запах жухлых листьев и гари.

Доисторический лес на краю кукурузного поля верхушками деревьев вонзался прямо в черноту неба. Тонкие стебли кукурузы сгибались перед Франклином, как кающиеся грешники, истощенные голодом.

Где-то вдалеке молнии рвали на части толщу облаков.

– Похоже, мы как раз вовремя успели оказаться под защитой крепостных стен, – заметил Вольтер.

Он стоял рядом с Франклином на узкой сторожевой площадке форта Моор. В Европе деревянный частокол около сотни футов длиной, за которым прятались разномастные бревенчатые постройки, вряд ли назвали бы фортом. Франклину, до сих пор видевшему этот форт только на карте, он вдруг показался совсем неподходящим местом для организации борьбы за свободу колоний.

И все же они здесь. Вокруг форта разбросаны поля кукурузы и несколько индейских хижин, и все это окружено стеной леса, растущего здесь, вероятно, с сотворения мира, еще до того, как Адам и Ева были изгнаны из рая.

– Поверь, – сказал Франклин Вольтеру, – гроза долго бушевать не будет. Если бы она застала нас по дороге, хоть и ужаснула бы своей силой, но долго бы не мучила.

– Верится с трудом. Посмотришь на небо – и готов признать, что наступил конец света.

– Вряд ли. Мы с тобой в Европе видели такое, что в большей степени напоминало Апокалипсис.

Судорога боли скользнула по лицу Вольтера.

– Это правда. Но надвигающаяся гроза ужасает, возможно, потому, что силы природы… – Вольтер замялся, затем откашлялся и продолжил: – Бенджамин, могу ли я обременить тебя просьбой? Пролей свет на наше истинное положение дел.

Франклин рассмеялся, стараясь скрыть горечь:

– Ну, все обстоит следующим образом. Тайный союз начал свое существование как философский клуб, и не более того. С каждым годом численность членов союза росла. Очень скоро темы, которые мы обсуждали, приобрели практическую направленность, это очень типично для Америки, ты скоро это заметишь. В первую очередь нас стало волновать, что нам делать в том случае, если Европа вновь почтит нас своим вниманием. Мы давно и серьезно размышляем над этим вопросом.

– В итоге образовалось тайное правительство во главе с Бенджамином Франклином?

– Да, мы действуем тайно, но у нас нет строгого единовластия. Наш союз организован на республиканских принципах. И как только мы определились, на что будет направлена наша деятельность, мы перестали о ней широко распространяться. Для нас было совершенно очевидно, что наши колонии нельзя объединить чисто на политической основе. Да, конечно, у нас есть Континентальный парламент, но он никогда не был бы создан и не работал бы без усилий нашего Тайного союза. Ты сам видел: не успел возникнуть кризис, как в рядах наших "законных" губернаторов произошел раскол.

– Да, но вы ведь никак не ожидали появления врага в лице английского короля, который вдруг вспомнил о своих забытых "детях".

– Напротив, мы рассматривали такой поворот событий. Именно поэтому наш союз сохранил единство, когда губернаторы его потеряли. Мы не просто либералы, мы – демократы. Вольтер, ты сам подумай, кем еще мы можем здесь быть? В Тайный союз входят люди всех национальностей и всех вероисповеданий. У нас есть и негры, и индейцы, и даже французы, итальянцы и испанцы из Луизианы и Флориды. Некоторые из них закрепились на отдельных участках земли, но на большей части нашей территории нет ни титулованного дворянства, ни наследственной аристократии. И цель Тайного союза – сохранить такое положение вещей. По этой причине мы вынуждены скрываться даже от английского короля, особенно если этот король – марионетка в руках иностранного тирана.

К удивлению Франклина, Вольтер впервые заговорил без привычного для него цинизма.

– Это прекрасная мечта, Бен, – с тоской в голосе произнес он. – И она вселяет в меня надежду.

– Благодарю тебя. Приятно, когда признают, что мы не совсем сошли с ума в своих устремлениях. А если все же и сошли, то это сумасшествие заразительного свойства. Но наше нынешнее положение внушает мне страх.

– Именно поэтому мы спрятались в глуши? Это часть какого-то секретного плана?

– У нас не было иного выбора. Мы знали, что в ближайшее время не сможем организовать и содержать регулярную армию, подобную той, которой командует царь. И хотя мы работали над созданием нового оружия, мы никогда не тратили на это огромных средств, потому что многие люди голодают, немало и других насущных проблем. Мы сочли разумным создать организацию, тут я соглашусь с тобой, без жестких рамок. Вначале мы потратили много времени на то, чтобы внедрить в полицейский участок каждой колонии нашего секретного агента, поддерживавшего с нами связь посредством эфирографа. До сего момента наша главная задача состояла в том, чтобы не подпускать к нашим берегам колдунов, которыми управляют malakim. И нам это неплохо удавалось. Второй задачей было объединить силы для совместной защиты или нападения на наших общих врагов. Если бы обстоятельства позволили, то мы вступили бы в бой за Чарльз-Таун. Но многое сложилось не в нашу пользу: в городе собралось слишком много наших противников, в гавани стояли их корабли, и среди консерваторов нашлось много предателей. Это заставило нас ввести в действие второй план. Мы не станем тратить силы в открытом бою, нам его никогда не выиграть, мы лучше побережем их и дождемся удобного момента. Вот поэтому мы укрылись в лесу и нашу борьбу будем вести отсюда.

– Вести борьбу отсюда? Но как?

– Думаю, теми способами, которые нам доступны. Я не генерал и ничего в военном деле не смыслю. Стратегией у нас занимаются другие люди. Они будут организовывать вылазки, как это делают индейцы, а такие, как я, изобретать то, что мы сможем противопоставить дьявольскому оружию противника.

– Я не хочу тебя обидеть, но этого оружия у них столько…

– Мы будем с ними бороться не только силами Южной Каролины. У нас есть свои люди во всех колониях. По последним данным, порты Виргинии дали отпор захватчикам и на данный момент, по крайней мере, остаются независимыми. Северная Каролина пала под натиском подводного флота, но наши друзья там успели перебраться вглубь страны, в форты, подобные этому, построенные как раз для такого случая. И так повсеместно. У нас есть отряды смельчаков, которые встают на пути врага, охотящегося за нами. И я слышал, уже были стычки. Но, нужно признать, в распоряжении Джеймса действительно огромная армия. Хотя им придется разбить ее на небольшие части, если они хотят отыскать каждый такой форт. А наши атаки и отступления спланированы таким образом, чтобы заманить врага в самые дебри страны.

– Но знаешь, если они установят свою власть во всех крупных городах, их трудно будет вытеснить с континента. И если ты действительно стремишься к настоящей победе, именно эту задачу ты должен перед собой поставить.

Франклин встрепенулся:

– С каких это пор, Вольтер, тебя стали интересовать военные дела?

Француз как-то загадочно рассмеялся:

– Ты лучше рыбу спроси, почему она так любит воду. Последние десять лет очень многому меня научили. Но они ничему не научили ни Мальборо, ни Вобана, они встали спиной к морю и свои спины прикрывают солдатами и артиллерией русского царя.

Франклин пожал плечами:

– Все это так, но мы будем идти вперед избранным нами путем.

Вольтер посмотрел на него, даже не пытаясь скрыть скептического отношения к его словам:

– У тебя есть союзники?

– Это очень скоро выяснится. Теоретически – да. Много лет назад мы заключили пакт о взаимовыручке с Флоридой и Луизианой. По эфирографу я отправил им письмо и сейчас жду от них гонца или ответного сообщения. Я могу лишь надеяться, что они выполнят свои обязательства по договору, То, что от них нет ответа, меня очень беспокоит.

– А что индейцы?

– Чероки, что живут в горной местности, поддержат нас, они всегда были нашими друзьями. Ковета, равно как и французы, холодно относятся ко всем нашим предложениям заключить союз. Аппалачи прислали своих представителей, но не сообщили, как они будут действовать. Нас также беспокоит и маркграфство Азилия[26]. Еще до падения кометы они обособились от всех колоний и ведут странную политику.

– А прибывшие из Европы?

– Венецианцы наши друзья, но мы знаем, что Турция жестко держит Венецию в своих руках. У нее заключен договор с Россией о том, что она не допустит участия венецианцев в этой войне на нашей стороне. Карла Двенадцатого мы тоже считаем нашим другом, мы и ему отправили послание, но ответа пока не получили.

– Северный Лев? Ему удалось вернуть себе родную Швецию?

– Нет, Карл остался в Венеции, но под его командованием находятся отряды отважных шведов и янычар.

Упали первые капли дождя.

– Нам лучше укрыться, мой дорогой Вольтер. Этой грозе нет никакого дела до тех бедствий, что она может обрушить на наши головы.

– И что это могут быть за бедствия?

– Мистер Франклин! – позвал кто-то снизу.

Франклин наклонил голову и увидел крепкого мужчину лет сорока, с песочного цвета волосами, в штанах из оленьей кожи, поношенном камзоле и клетчатой рубашке, за поясом у него торчал томагавк, на плече – винтовка.

– Мистер Макферсон! Как у вас там дела? – спросил Франклин, спускаясь со сторожевой площадки и крепко пожимая мужчине руку. – Вольтер, познакомься, это Джеймс Макферсон, капитан отряда следопытов Южной Каролины и очень хороший человек.

– Можно просто Джемми, меня тут все так называют, – сказал Макферсон, протягивая французу длинную худую руку.

У него был легкий южный акцент, в котором проскальзывала смесь английского и шотландского выговора, типичная для всех жителей Каролины.

– Рад познакомиться. – Вольтер пожал протянутую руку. – Позвольте спросить, кто такие следопыты?

– По большей части бездельники, – ответил Макферсон с невозмутимым видом. Он поскреб пятидневную щетину, которая делала его лицо грубым, и улыбнулся.

– Их отряд был создан лет десять назад, в его задачу входит охрана границ, – пояснил Франклин. – В этих лесах ты вряд ли найдешь людей более смелых и надежных, чем они. – Он похлопал Макферсона по плечу. – Рад видеть тебя здесь, капитан.

– Едва прорвались сюда, – сообщил Макферсон. – Претендент подтянул около сотни солдат к Комбахи-Ривер и чуть не зажал нас в кольцо у форта Салткатчер. Но мы не стали вступать с ними в бой, а следовали своему плану. Я оставил там небольшую группу, чтобы потрепать противника, так что, думаю, сюда они доберутся не так скоро, как могли бы.

– Ты принял единственно правильное решение, – похвалил его Франклин. – Как твоя жена, Рэйчел?

– Женщин мы взяли с собой, – ответил Макферсон. – Они в полудне пути отсюда с моим основным отрядом.

– Правильно, что взяли их с собой.

Макферсон зло стиснул зубы, отчего у него желваки заходили.

– У меня было хоть и маленькое, но очень хорошее ранчо, мистер Франклин. Пятьсот акров[27]. И его у меня отняли. Мне плевать, что я его потерял, плевать, что пришлось сбежать. Но мы еще вернемся и будем драться, ведь так?

– Да, когда у нас будет достаточно сил, – заверил его Франклин. – Вы уже доложили о своем прибытии Нейрну?

– Нет, я только что приехал. Сейчас доложу. – Он кивнул Вольтеру и уже хотел уйти, но остановился, будто что-то вспомнил. – Да, кстати, по дороге мы случайно встретили марона, он ехал на совет, который они собрали. Он не задирался, и мы его пропустили. Он сказал, что собирается приехать сюда, вести переговоры.

– Все верно, я посылал им приглашение через господина Накасо.

– Этим маронам нельзя доверять, – выразил сомнение Макферсон.

– Мне об этом не раз говорили, – ответил Франклин. – Но возможно, пришло время отказаться от подобных предубеждений.

Макферсон пожал плечами:

– Просто хочу сказать, что почувствую себя неуютно, случись марону оказаться у меня за спиной.

– Поговори на эту тему с Нейрном, я человек не военный, – сказал Франклин.

– Хорошо. Увидимся. Рад был познакомиться, мистер Вольтер.

– Взаимно, – ответил француз.

За частоколом форта кипела жизнь: на кострах готовился обед, гудели голоса мужчин и женщин. Эти люди покинули занятый врагами Чарльз-Таун, выдержали несколько стычек, а потом десять дней двигались по Великой западной дороге, которая на самом деле была узкой, грязной и скользкой тропкой, вьющейся по дикой местности. И теперь, преодолев все трудности и опасности пути, им хотелось отпраздновать свое прибытие в форт. Аромат жареной оленины и свежеиспеченного хлеба смешивался с запахом дыма. У костров затянули песню, аккомпанируя себе на волынке и скрипке. Когда Франклин и Вольтер проходили мимо, люди замахали Франклину руками.

– Вот и наш маг! – выкрикнул один из них. – Скажите нам, мистер Франклин, каким новым чудом вы заставите наших врагов убраться туда, откуда они пришли?

Спрашивал Франклина незнакомый ему рослый мужчина с густой бородой и щербиной во рту. Его поддержали десятка два поднявшихся вверх кружек.

– Когда дело будет сделано, тогда и посмотрим, каковы мои заслуги, – сказал Франклин. – Не новое чудо изгонит их с нашей земли, а ваши сила и отвага.

Слова Франклина вызвали хор одобрительных возгласов. Ром и приятные слова легко растапливают сердца людей. Франклин снял треуголку и пошел дальше.

– Держатся они достаточно уверенно.

– Да.

– Даже не знаю, имеют ли они хоть какое-то представление о том, что такое настоящая война.

– Свою порцию пороха они успели понюхать.

– Не думаю, что их порцию можно сравнить с той, которой нанюхались войска Джеймса в Европе, и тем более русские. Бен, Старый Свет воюет не одну сотню лет, они научились превращать жизнь в ад.

– Я знаю. И я приложу все силы, чтобы границы этого ада не достигли берегов Америки.

Они подошли к штабу – бревенчатой постройке, крепкой и надежной, в простоте своей совершенно не похожей на роскошный дом плантатора. Перед хижиной на низкой скамеечке сидел Улер, с живейшим интересом наблюдая за происходящим. Тут же был и Шенди Тапмен, которому Франклин поручил следить за парнем. Он тоже с интересом, но иного рода, наблюдал за приближавшимся Франклином. Франклин кивком приветствовал его.

– Шенди, мы заберем его ненадолго.

– Хорошо. А я пойду порыбачу, если вы не против.

– Не против, – ответил Франклин, – но вот только дождь собирается.

– Бьюсь об заклад, он быстро закончится.

Шенди поспешил к реке, а Франклин повернулся к пленнику.

– Приветствую вас, господин Улер, – сказал он весело. – Мне сообщили, что вы желаете меня видеть. Надеюсь, переход не очень вас утомил.

– Совсем не утомил, – любезно ответил Улер. – Меня перестали связывать, и я этому рад.

– Доверие приходит постепенно. Вы оказали нам добрую услугу. И мы вам за это благодарны. Я благодарен. Если бы я сразу вам поверил, то, возможно, все сложилось бы более благополучно.

– На этот раз вы отложили встречу со мной всего лишь на полдня.

– Допускаю, что вам трудно в это поверить, но у меня действительно очень много дел, – ответил Франклин. – Но вот я стою перед вами и готов вас выслушать.

– Вначале просьба, – сказал Улер. – Мне нужны перо и бумага, требуется завершить кое-какие расчеты.

– Хорошо, вы получите их. Но имейте в виду, что у нас запасы ограничены. И вы, конечно, понимаете, что мы пока не можем доверять вам полностью, поэтому вы останетесь под присмотром.

– Это я понимаю. Понимаю и другое – вам не понравится то, что я скажу.

– Говорите, а мы решим, нравится нам это или нет.

– Вы совершили ошибку, удалившись в глушь. Вам следовало остаться в Чарльз-Тауне, там вы могли бы продолжать свои научные исследования. Эту войну, господин Франклин, ружьями и шпагами не выиграть. Вам не устоять против тысячи или даже десятка тысяч солдат.

Какое-то мгновение Франклин пристально смотрел на парня:

– Вы пьете ром, господин Улер?

– В том случае, если нет водки.

– Тогда пойдемте в дом.

Дождь лил как из ведра, и в хижине стоял полумрак, словно наступили ранние сумерки.

Мальчик принес каждому по тарелке оленины и кукурузных лепешек, и они расположились в комнате, наскоро оборудованной утром под кабинет. Здесь горело всего несколько свечей и масляных ламп, и потому было довольно темно.

Франклин разлил по кружкам ром и отправил мальчика за Робертом.

– Ну что ж, – сказал Франклин, – с ромом и хорошей закуской любой разговор вести приятнее.

– А ром-то порядочная дрянь, – сказал Вольтер, поднеся свою кружку к носу.

– Думаю, тебе доводилось пить и похуже. Ну, господин Улер, мы вас внимательно слушаем.

– Вначале тост за гостеприимных хозяев, – сказал Улер, подняв кружку.

– За хозяев, – подхватил Вольтер.

Франклин не отреагировал на приглашение выпить во здравие его персоны, и Улер застыл с поднесенной ко рту кружкой.

– В моей стране, если во здравие хозяина произносится тост, то он должен выпить.

– А… – Франклин поднял кружку и наблюдал, как Улер осушил свою.

Задержав дыхание, Франклин выпил ром, затем по кругу вновь наполнил кружки.

– Какую страну вы называете своей, господин Улер?

– Вы задаете мне вопрос, на который не так-то легко ответить. Сейчас я имел в виду традиции России, но, как я вам уже говорил, я родился не в России, а в Швейцарии, в Базеле. И, как говорил и как вы сами определили, был взращен malakim. Я не сразу понял, что отличаюсь от окружавших меня людей. С самого раннего детства я увлекался математикой. И мне, подростку, предложили попытать счастья и поступить в Академию наук в Санкт-Петербурге. При посредничестве моего друга мне это удалось.

Академия, скажу вам, друзья мои, была обителью чудес. Для меня она стала просто раем. Именно там, изучая науки, я постиг всю глубину замысла моих хозяев.

– Совершенно очевидно, что ничего хорошего нам от них ждать не следует.

– Это верно. Но с самого начала нужно уяснить, что, точно так же, как и у людей, в среде malakim существуют раз личные группировки. Я не претендую на полное знание хитросплетений их политических интриг – все-таки я находился под присмотром только одной группировки. Я могу лишь описать два основных лагеря, о которых мне было известно с детства. Одна группировка – назовем их радикалами – считает, что единственным способом избавиться от раздражения, которое вызывают у них люди, может быть их полное уничтожение. Только это восстановит покой, непрестанно нарушаемый научными исследованиями и экспериментами человечества. Думаю, с радикальным лагерем вы хорошо знакомы, это они спланировали и осуществили падение кометы, уничтожившей Англию.

– Продолжайте, – попросил Франклин бесцветным от закипающей ярости голосом.

– Вторая группировка – назовем их либералами – считает, не стоит уничтожать человечество. Они верят, что между земным человеком и их Владыкой есть родственная связь. Кроме того, они полагают, что люди могут оказывать им неоценимые услуги. Какие именно, я не могу точно сказать.

– Насколько я понял, вы были радикалом.

– Да.

– Так я и думал.

– Либералы очень хотят держать под своим контролем научную мысль человечества. В течение столетий, как только они чувствовали, что достигнут определенный прогресс, они являлись людям и предлагали свои услуги, то есть брали на себя обременительный труд сложных расчетов и экспериментов. И это возымело действие в перспективе.

– Тем самым они убивали науку в самой ее колыбели.

– Да. Они подменяли метод результатами, отчего философы теряли направление мысли. Прирученные джинны творили чудеса, и философам начинало казаться, что не стоит тратить время на доказательства и изобретение искусных устройств, позволяющих осознать истинную природу вещей.

– Много лет назад сэр Исаак Ньютон понял это, – заметил Франклин.

– Да, – согласился с ним Улер, – и поэтому его убили. Они и вас убьют, если им это удастся. Но я чуть позже вернусь к этому. Либералы создали иллюзию науки. Как только методика утрачивается, они сразу же прекращают свою помощь. Таким образом, они уничтожили науку Древней Греции, и Аристотель служит нам ярчайшим примером. Они подвели его к ложному пониманию мира, сбили его с пути анализа и эксперимента. С тех пор как его труды были опубликованы, они многие столетия служили человечеству источником не мудрости и знания, а ложных идей. И такое происходило со многими учеными в разных уголках земли. Гермесу Трисмегисту, известному под именем Тот[28], они помогли овладеть тайнами магии, и это, в свою очередь, породило темные времена алхимиков. Легко заметить, что когда malakim через одно или три поколения лишают человечество своей помощи, то вместо науки остается пустой ритуал и вместо истинных знаний наукообразная чепуха. Со временем люди забывают о malakim, они воспринимаются ими как герои фольклора, и так продолжается до нового возрождения. Этими циклами человечество живет с библейских времен.

– Но сейчас не времена возрождения.

– Их канун. Сейчас наиболее серьезные научные центры сосредоточены в Санкт-Петербурге и Пекине. И malakim приложили все усилия, чтобы подменить там метод творением волшебства и чудес. Подводные корабли, которые вы видели в гавани Чарльз-Тауна, русские воздушные корабли, с которыми вы столкнулись в Венеции, приводятся в движение malakim. Несомненно, успех сопутствует им по всем направлениям, кроме двух.

– И каких же?

– Первым препятствием для них являются колонии. Здесь вы продолжаете развивать учение великого Ньютона. Вы отказались от сотрудничества с malakim, преградили им доступ в колонии и скрыли все свои исследования от их пристального внимания. Вы утверждаете, что раскрыли их планы и устояли перед всеми их соблазнами. В прошлом были философы, которые поступали точно так же, и их убивали, но тогда это не составляло труда. Сейчас сделать это не так-то просто: чтобы уничтожить вас, нужно уничтожить целую нацию.

– Понятно. Таким образом, радикалы и либералы нашли общие интересы в том, чтобы уничтожить американскую нацию.

– Именно.

– И в чем заключается второе препятствие?

– Что-то произошло в среде самих malakim. Что именно, в деталях я не знаю. Но что-то важное, отчего их раздражение сменилось неподдельным страхом, в результате чего произошло сближение радикалов и либералов. И образовалась новая, третья группировка, объединенная общей целью. Появилась некая центристская сила, те, кто еще десять лет назад были ярыми противниками, сейчас активно сотрудничают. Первым результатом этого сотрудничества и является вторжение на территорию колоний. Но, поверьте мне, это только начало. В Академии есть нечто такое. – Улер замолчал, за тем продолжил. – Как я уже говорил, вам приходилось видеть только несколько видов malakim, тех, кто обладает природной способностью оказывать непосредственное влияние на материальный мир, благодаря чему мы можем их воспринимать нашими органами чувств. Но malakim более высокого ранга никак не проявлены в материальном мире. По крайней мере, так было до сих пор.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Дело в том, что последним открытием Ньютона был животный дух, сила, способная соединять материальное и нематериальное. Иными словами, он нашел способ проявлять непроявленное. У malakim появилась возможность обретать материальную оболочку в мире людей.

– Да, действительно, – буркнул Франклин, вспомнив talos – существо из металла, которое, в конечном счете, убило Ньютона.

– Многие записи Ньютона, сделанные им в Праге, попали в Санкт-Петербург. И там два философа – Эммануил Сведенборг и Адриана де Морней де Моншеврой – дали необыкновенное развитие его идеям. Они создали машины из темного эфира и огня и целую армию taloi. – При этих словах Улер посмотрел куда-то вдаль. – Когда я покидал Россию, эти изобретения требовали дальнейшей доработки, но совсем незначительной. Против вас будут брошены солдаты из совершенно иной плоти и крови, а пока разыгрывается прелюдия, первый акт. Вот поэтому чем дальше вы от своей лаборатории, тем ближе вы к гибели.

Франклину сделалось не по себе. Все, что сейчас рассказал ему Улер, могло быть чистым вымыслом, но интуиция подсказывала, что пленник говорит правду. Ничто в его словах не вызывало сомнения.

– Но почему… – Франклин замолчал и попытался собраться с мыслями. – Но почему бы им снова не нанести по человечеству удар сверху? У них достаточно знаний, чтобы швырнуть в нас еще одной кометой.

– Знаний достаточно, но комета не самое подходящее средство по той простой причине, что уничтожение Лондона каким-то образом отозвалось в эфире не особенно сильно, но все же вызвало у его обитателей неприятные ощущения. Для материального мира падение кометы явилось страшной катастрофой, а в нематериальном нарушило покой. И кроме того, они подозревают, что у вас есть способ защититься от кометы.

– Это правда. Но я все же не понимаю, что мешает им пустить в ход воздушные корабли, как, например, они сделали это в Праге и Венеции.

– Причина все та же – они боятся, что вы владеете методом Ньютона и сможете легко разрушить связь между кораблями и malakim, которые удерживают их в воздухе. В Академии изобрели летательные аппараты, которые в меньшей степени зависят от malakim, они поднимаются в воздух ангельской силой. Но я не могу объяснить, почему этих новых летательных аппаратов нет здесь. Возможно, они берегут их для будущих сражений. И не надо забывать того факта, что России нужно присутствовать одновременно на нескольких фронтах.

– Очень хорошо, – сказал Франклин, приняв его аргументацию. – Расскажите нам поподробнее об этих машинах тьмы. Почему они не боятся, что мы найдем способ разрушить их точно так же, как мы делаем это с воздушными кораблями.

– Потому что они коренным образом…

В этот момент раздался стук в дверь.

– Войдите! – крикнул Франклин.

Дверь широко распахнулась, на пороге стоял Шенди Тапмен с бледным, испуганным лицом.

– Думаю, мистер Франклин, вам нужно выйти наружу и самому на это посмотреть. Там из леса на нас движется какой-то отряд.

2

Тайный сговор

Корабль, подобно грозовой туче, пролился на землю огненным дождем. Они наблюдали, как далеко внизу по льду разлетелись огненные брызги.

– Какая жалость! – воскликнула Креси.

– Всегда жаль, когда погибают хорошие люди, и все только потому, что их командир – дурак, – заметил Эркюль.

– Чушь, – тихо сказала Адриана. – Они все погибли только потому, что такова была моя воля. И не нужно ни в чем винить командира, он просто выполнял приказ.

– Адриана…

– Креси, много лет назад именно ты научила меня, чтобы выжить, нужно убивать. Помнишь, как мы с тобой спасались от королевских мушкетеров?

– Я помню, в каком состоянии ты была, как тяжело тебе было впервые убить человека.

Адриана пожала плечами.

– С тех пор прошла целая вечность. И это не последняя трагедия, которую нам придется наблюдать. Сейчас Голицыну, Сведенборгу и митрополиту уже известно, что мы их преследуем. Скорее всего, они также догадываются о том, что я знаю, куда они направляются, и, хотя они летят быстрее нас, я все равно могу их догнать.

– Это правда?

– Колесо Иезекииля – мое изобретение. В движение его приводят особые виды сродства, потому-то я чувствую, куда оно направляется. Оно летит на восток, туда же, куда и мы, – Адриана умолчала о том компасе, что работал в ее собственной голове и указывал только в одну сторону – туда, где находился ее сын, – на восток. – Я могу предсказать наш курс. Колесо приведет нас в Китай, а возможно, и в совершенно другое место. – Она потерла переносицу.

– Эркюль тот человек, который преследовал нас. Ты убил его? – спросила Креси.

– Нет, но мне удалось остановить его. Я убил его лошадь, после чего он сразу исчез.

– Черт…

Адриана обеими руками сжала голову.

– Я отправляюсь в свою каюту и прошу меня не беспокоить.

Она почувствовала спиной их взгляды – удивленные и, возможно, неодобрительные.

Не успела она закрыть за собой дверь, как из глаз брызнули слезы. Она села на кровать, стиснув руки, и постаралась плакать беззвучно.

"Почему ты плачешь?"

Сквозь слезы она различила темную тень серафима.

"Ты обманул меня, – сердито ответила она. – Я не хотела их убивать, я только хотела остановить их корабль".

"Но и ты только что обманула своих друзей", – парировал серафим.

"Только потому, что меня обвинили в убийстве. Но я в нем не виновата, я виновата в другом, в том, что поверила тебе. И я не хочу, чтобы они знали, что ты не подчиняешься моей воле".

"Это все пустые слова Я всего лишь хотел оказать тебе услугу".

"Так зачем же ты их убил?" Ее крик смешался с рыданиями. Но он освободил и выплеснул на поверхность ярость, которая смыла боль и высушила слезы.

"Остановить корабль – сложная задача, и было не ясно, удастся ли это сделать. Я выбрал более надежный способ, чтобы как можно лучше услужить тебе".

"Ты больше бы мне услужил, если бы выполнял мои приказы. Но ты и в этом лжешь, ты вообще мне не служишь".

"Только этим я и занимаюсь".

Она презрительно рассмеялась.

"Не надо подвергать сомнению мой здравый смысл. Целое десятилетие тебе подобные создания потворствовали моей гордыне и самоуверенности, но я не настолько глупа, чтобы обольщаться до полной слепоты. Ни ты, ни твои вассалы не призваны служить мне. Будь это так, ты защитил бы меня от Смерти, которая атаковала меня во время полета на колесе Иезекииля".

"Она застала нас врасплох. Она…" Серафим в нерешительности замолчал.

"Она служит более сильной сущности, чем ты? Той, которая, возможно, является твоим хозяином?"

"В определенном смысле. Я не мог противостоять ей тогда. Мне лучше оставаться незамеченным до той поры, пока проявление моих сил не будет наиболее действенным, госпожа".

"Не называй меня так. Я более не намерена играть в игру хозяйки и слуги, по крайней мере, когда мы наедине. Отныне мы будем соблюдать конспирацию".

Серафим снова помолчал в нерешительности.

"Как пожелаешь".

"Так что будет предметом нашего тайного сговора?"

"Мне казалось, я довольно ясно изложил его. Уничтожить машины тьмы и знания, которые позволяют их делать".

"Ты сказал, что мой сын является ключом. И если твоя тайная цель – уничтожить его, я не стану убивать собственного сына ради твоей цели".

"Я не буду просить тебя об этом".

"Не будешь? А что, если наши мнения не совпадут? Что тогда?"

"Надеюсь, этого не случится".

"Но если случится. Это твоя, не моя воля держит корабли в воздухе и не позволяет нам замерзнуть, и она защищает нас от врагов. И если я стану несговорчивой, ты покажешь мне, какой переменчивой может быть твоя воля. Разве не так?"

"Так".

"Спасибо за откровенность. Но я понимаю, тебе, мой добрый и честный серафим, также от меня что-то нужно. В противном случае ты бы не стал загадывать загадки".

"У меня есть определенное желание, но не требование. Твое сотрудничество позволит мне достичь моей цели. Но она будет достигнута и вне зависимости от того, будешь ты мне помогать или нет".

"Будущее покажет. На данный момент, как ты говоришь, мы идем к одной цели. Но когда мы встанем друг у друга на пути, не думай, что я из страха смерти отступлю. Этого не случится".

Серафим сложил шесть своих крыльев, его многочисленные глаза поблескивали, как небесное созвездие, только что возникшее и в любую минуту способное исчезнуть.

"Как скажешь, Адриана".

Она вновь пожала плечами:

"У тебя, как и у твоих младших собратьев, нет имени? Или все-таки есть?"

"Имена нам дают люди. Сами себя мы никак не называем, особенно те из нас, кто, подобно мне, сотворен единственным в своем роде. Если ты дашь мне имя, я приму его".

"Хорошо. Я буду звать тебя Уриэль[29]".

"Уриэль", – повторил Серафим.

До захода солнца она оставалась в своей каюте. Читала захваченные с собой книги о Китае. И нашла много любопытного, но ни одного намека, ни одной подсказки, где в этой неведомой стране держат в плену ее сына. Или, может быть, он вообще никогда не был там. Она уже начала сомневаться, что найдет Нико в Китае. В ее видении люди, которые окружали сына, могли быть вовсе и не китайцами, а татарами, например. Если учесть тот факт, что Россия издавна способствовала расселению этого народа на Западном побережье Америки, и тот факт, что Сведенборг и Голицын, стремясь к своей цели, летят значительно севернее Пекина, из всего этого следовал определенный вывод.

Ни с помощью эфирографа, ни с помощью магического зеркала ей не удалось связаться ни с одной из русских сторожевых застав на Американском континенте или хотя бы с заставами в Восточной Сибири. Исчезновение царя и курс, взятый колесом Иезекииля, наталкивали на мысль, что колонии попали в недружественные руки – возможно, русских, возможно, кого-то иного.

И вероятно, имеет смысл сделать остановку в Пекине. Вполне возможно, что у китайской разведки есть точные сведения обо всем происходящем.

Но все предварительные попытки вступить с китайцами в контакт также оказались безрезультатными, хотя она взяла с собой предназначенное для этого магическое зеркало.

Устав читать, устав размышлять и строить различные предположения, она вышла на палубу.

На корме Креси и Ломоносов упражнялись в фехтовании. В лучах заходящего солнца их клинки отливали золотом. Елизавета, в красной, отороченной мехом накидке, с явным удовольствием наблюдала занятное зрелище. Здесь же находились и Линней с Бретой, но фехтование не увлекало их, они были поглощены друг другом.

Адриана присела рядом с Елизаветой.

– Поразительно! – воскликнула цесаревна. – Женщина, и так владеет шпагой.

– На всем белом свете с ней мало кто может сравниться.

– Бедный Михаил! Он явно не из их числа.

Адриана, которой часто приходилось видеть Креси с обнаженной шпагой, сразу заметила, что она фехтует играючи, без напряжения. В этот момент рыжеволосая красавица встала в позицию en garde[30] – шпага выброшена вперед и тупым наконечником нацелена прямо в сердце Ломоносову. Она сделала боковой выпад, но движение получилось изящным, как у танцовщицы.

Ломоносов отвел в сторону ее клинок и сам сделал выпад. Но клинок Креси недолго оставался в стороне, описав круг, он снова был готов нанести удар. Ломоносов, наступая, сам налетел на ее выставленный вперед клинок. И когда тот коснулся его груди чуть выше сердца, он остановился и до ушей залился краской.

– Запомни, мой клинок всегда будет быстрее твоего, – сказала Креси. – Всегда.

– Запомню. – Он снова встал в позицию en garde.

Они делали выпады и отступали, и на этот раз это был еще более изысканный танец, чем предыдущий.

– Елизавета, пока Креси раздает уроки фехтования, почему бы тебе не воспользоваться ее щедростью? – спросила Адриана.

– Я думаю, отцу не понравилось бы, если бы он увидел меня со шпагой.

– Согласна. Вы с ним любите потешить себя горячими спорами.

– Это верно. Фехтованием можно было бы заняться только ради того, чтобы его позлить. – Ее лицо сделалось печальным. – Но кто знает, может быть, мне уже никогда не суждено его увидеть. Ты думаешь, он правда мертв?

– Я говорила с Меншиковым. Он подтвердил, что, после того как царь покинул Пекин, от него не было никаких известий, но опроверг заявления Голицына, будто он утаивает сведения о смерти царя. Он умолчал лишь о его исчезновении.

– Можно ли верить его словам? – выразила сомнение Елизавета. – Меншикову нравится единовластно править Россией. Не мог ли он затеять какую-нибудь интригу против моего отца?

– Я не испытываю особых симпатий к Меншикову, – призналась Адриана, – но вот что я могу сказать о нем наверняка: он любит твоего отца всем сердцем. И я не думаю, чтобы он устроил против него заговор. На это в большей степени способны Голицын и митрополит.

– Я рада, что наши мнения совпадают, – сказала Елизавета. – Хотя я знаю, принято считать, что я очень наивна в вопросах политики. – Она поплотнее завернулась в накидку. – А как Меншиков себя чувствует?

– Он набирается сил, скоро будет на ногах и снова начнет доставлять нам беспокойство. Я уверена, что в конце концов пожалею, что спасла его.

– Ты правда так думаешь?

Адриана улыбнулась и покачала головой. Но отчасти она действительно так думала. Меншиков по-прежнему считал себя правой рукой царя. И он, возможно, попытается встать во главе экспедиции. Она, конечно, этого не допустит, но затевать борьбу за власть ей совершенно не хотелось.

Креси и Ломоносов завершили свои упражнения и салютовали друг другу.

– С меня на сегодня достаточно, – сказал юноша. – Мадемуазель, я у вас в долгу за тот урок, что вы мне сегодня преподали. У человека моего звания нет никакой возможности освоить искусство фехтования, особенно под руководством истинного мастера, такой искусной… – Он не мог подобрать слова и замолчал. И снова залился краской. – Ну, достаточно, я и так уже не раз сегодня побывал в дураках, – произнес он. – Мне пора пожелать вам доброй ночи.

– Минуту, – остановила его Адриана. – Хорошо, что вы все здесь присутствуете. Я хочу сказать, что это путешествие будет долгим, а временами скучным и утомительным. И я решила, что по утрам у нас будет кофейный час, во время которого мы займемся обсуждением различных научных вопросов. Это послужит дополнением к вашим основным занятиям.

– Мадемуазель, это просто замечательно! – воскликнул Ломоносов. – Я с нетерпением буду ждать завтрашнего утра.

– Хорошо, в таком случае я попрошу вас первым подготовить небольшой доклад на любую из интересующих вас тем. А теперь – доброй ночи.

Если Адриана рассчитывала этим заданием испугать Ломоносова, то у нее ничего не вышло. Его лицо озарилось радостной улыбкой, и он возбужденно закивал.

– Очень хорошо, тогда я пойду готовиться, если, конечно, дамы не будут возражать. – Он подхватил свою шляпу, поклонился и поспешно удалился.

– Ах, какая вы искусная мастерица! – воскликнула Елизавета. – Похоже, вы учили этого юношу не только тонкостям фехтования. Мастерица Креси!

– Молчи, дерзкая девчонка! – весело ответила Креси. – Иди и найди себе какой-нибудь другой предмет для колкостей, мне нужно кое о чем побеседовать с Адрианой – наедине.

– А, понимаю. – Елизавета нехотя поднялась. – Какая скука! Молодая девушка в самом расцвете лет оказалась на борту корабля, где столько солдат… Думаете, здесь так легко найти какое-нибудь развлечение? Что ж, пойду посмотрю, вдруг мне повезет…

– Никаких развлечений, ты сейчас пойдешь в свою каюту и займешься повторением пройденного, – сказала Адриана. – Завтра рано утром, перед кофе, у тебя будет урок. А теперь, Елизавета, позволь пожелать тебе спокойной ночи.

– Это ты так считаешь, но это не значит, что я думаю так же.

С этими словами Елизавета удалилась. Куда-то незаметно исчезли Линней и Бретой. Адриана и Креси остались одни.

– Креси, ты правильно делаешь, что даешь уроки.

– Я не могу бездействовать, мне нужно оттачивать свое искусство. Вчера я не смогла защитить тебя, Адриана. Прости.

– Не говори глупостей, Вероника. Ты вновь спасла мою жизнь. Ты об этом хотела поговорить со мной?

– Только отчасти. Ты не расспрашиваешь меня об Оливере.

– Не расспрашиваю. За годы, что мы провели бок о бок, я изучила тебя и знаю: лучший способ выведать твои секреты – не спрашивать о них. И мне кажется, я не ошибаюсь.

– Если бы я знала, что вновь его встречу, я бы тебе уже давно о нем рассказала. Я познакомилась с ним еще девочкой, мне было четырнадцать лет, и рассталась задолго до встречи с тобой. Я считала, его нет в живых.

– Он был твоим любовником?

– Самым первым. Обычно такие, как я, никогда в жизни не встречаются друг с другом, но он нашел меня и стал моим учителем. Он учил меня военному искусству, шпионажу, открыл мне радость плотских наслаждений. Он был хорошим учителем. – Она рассмеялась. – А я такой юной и такой глупой, я даже думала, что он любит меня. Какая чушь! Мы… вместе убили человека, он был математиком и музыкантом. Оливер повернул все так, что я нанесла смертельный удар, мое лицо было последним, что видели глаза умирающего. После этого Оливер исчез. И никогда больше не появлялся в моей жизни.

– Он принадлежит к той же группировке, к какой принадлежала и ты, – к malfaiteurs?

– Вероятно. По крайней мере, раньше я именно так и считала.

– Хм, я думаю, политика malakim не так проста, как нам казалось.

– Я в этом даже и не сомневаюсь, – согласилась Креси. – Они живут в невидимом мире. Мы ничего о них не знаем, нам остается только верить им на слово. Я, пожалуй, лучше многих это понимаю. И очень скептически отношусь ко всему, что они говорят. Это все может оказаться ложью.

Адриана улыбнулась:

– Когда-то я тоже все, что бы ты ни говорила, считала ложью.

Креси не ответила на ее улыбку.

– Тогда я была орудием в их руках, я мыслила так же, как и они. Надеюсь, я изменилась в лучшую сторону. Надеюсь, я стала твоим другом.

– Самым близким, – заверила ее Адриана. – Может быть, я даже не заслуживаю такой дружбы.

– Эркюль тоже твой друг, – с легкой иронией заметила Креси.

– Знаю и вынуждена признать, что не очень хорошо с ним обращалась. Я хочу в самое ближайшее время поговорить с ним. Думаю, мы больше не можем оставаться любовниками, но мы можем быть друзьями. – Она почувствовала, как грудь стеснило, а на глаза навернулись слезы. – Надеюсь, я не слишком далеко зашла в нашем разрыве. Я не хочу навсегда потерять его.

Адриана подошла к борту. Внизу ничего не было видно – только море кромешной тьмы. Казалось, тьма зовет ее, обольщает в своем желании поглотить.

– Я сплю будто и вижу сон, – произнесла она, – и в этом сне я не чувствую ни боли, ни радости, и потеря Нико не мучит мою душу, но… – Она замолчала. – Мне не стоит об этом говорить.

– Может быть, как раз наоборот, – сказала Креси, подойдя и встав рядом.

– Нет, не стоит, но я буду делать то, что в моих силах. А что я не смогу… – Она пожала плечами. – Самое главное, что мой сын жив. Мне кажется, до этого я блуждала по какому-то темному лесу, а теперь между деревьями забрезжил свет. – Адриана сжала руку Креси. – Но правильно ли я поступила, что в поиски своего сына вовлекла тебя и Эркюля?

Креси в ответ сжала ее руку:

– Что касается меня, то я с большим удовольствием бродила с тобой по твоему зачарованному лесу, но мне часто приходилось скучать. У меня нет склонности к философии, к этой изысканной игре ума. Путешествия, риск, сражения, плотские страсти – все, что услаждает тело, – это для меня.

– Ну, этого у тебя будет предостаточно, – пообещала ей Адриана.

Креси опасно перегнулась через борт, бросая вызов далекой, невидимой внизу земле.

– У этого путешествия хорошее начало.

Они выпили с Креси вина, и Адриана вернулась в свою каюту в более веселом расположении духа, чем ее покинула. У нее не сразу получилось открыть дверь, это навело на мысль, что она выпила немного лишнего.

В каюте было очень темно, потому что задвижка алхимического фонаря была закрыта, но, уходя, Адриана ее не закрывала. Удивленная, она ощупью направилась в ту сторону, где должен был стоять стол, и услышала звук, который сразу узнала, – щелчок затвора.

– Отодвинь задвижку, – раздался тихий шепот, – я хочу увидеть твое лицо перед тем, как убью тебя.

3

Рассказ

Красные Мокасины толкнул Тага, и тот проснулся. Кричащий Камень был уже на ногах и собирал вещи.

– Какого черта…

– Пора удирать, Таг, – прошептал Красные Мокасины.

Пока им удалось затеряться в дебрях огромного лагеря, но это убежище кратковременное.

– А это еще кто такие? – прошипел Таг, тыча пальцем в индианку и русского.

– Потом расскажу.

Вокруг них бурлил хаос. Ружейная пальба неслась впереди новостей, и здесь, на окраине лагеря, воины понимали, что их атаковали. Получивший Пощечину и его люди, держа в руках оружие, недоуменно следили за сборами Красных Мокасин и его крошечного отряда.

– В Солнечного Мальчика стреляли, – пояснил Красные Мокасины. – Там, в центре лагеря, всадники, не знаю из какого племени.

– Кто этот человек? – Получивший Пощечину кивнул в сторону русского. – Почему он закован в цепи?

Красные Мокасины ответил ему по-французски:

– Сейчас тебе лучше закрыть глаза.

Получивший Пощечину, ничего не понимавший по-французски, нахмурился.

Красные Мокасины закрыл ладонью глаза индианки и сам зажмурился. Все вокруг вспыхнуло и засияло так ярко, ярче солнечного света. Важажи закричали.

Пока Получивший Пощечину и его люди, ослепленные, катались от боли по земле, Красные Мокасины и Таг, прикрыв руками глаза, помогли русскому забраться в седло. Кричащий Камень и индианка сами вскочили на коней, и пятерка, пользуясь всеобщей суматохой, пустилась в бегство.

И русский, и индианка уверенно держались в седле, что не могло не порадовать Красные Мокасины.

Они уже почти выехали из лагеря, когда наткнулись на десяток всадников – низкорослых и смуглых. Их возглавлял юноша в зеленом кафтане. Русский что-то выкрикнул, и весь его отряд повернулся в сторону беглецов. Несколько всадников нацелили на них свои ружья, остальные подняли устрашающего вида луки.

Красные Мокасины собрал всех детей своей Тени и бросил их в атаку на неожиданно возникшего противника. И в ту же секунду он почувствовал себя так, словно его чем-то очень тяжелым ударили по голове, и он едва удержался в седле. Он ощутил во рту привкус крови, а из глаз брызнули искры.

Взгляд прояснился как раз вовремя: он увидел скальпированного воина. Тот с нечеловеческим криком, размахивая над головой боевым топором, несся прямо на него.

Грохотали выстрелы, окрестности освещали вспышки крафтпистолей, но Красные Мокасины ничего этого не замечал, он видел одного лишь скальпированного воина. Впереди него, подобно огненным пчелам, летели духи – облака дыма с пламенеющими глазами. Они накинулись на детей Тени. Один из них сразу же погиб, разорванный духами на части. У Красных Мокасин было такое ощущение, будто он потерял часть своей души, хорошо, что только часть. Его охватило невыносимое чувство жалости.

"Зачем жить?" – простонало сердце.

Красные Мокасины выхватил боевой топор, моргнул, стряхнув с ресниц кровь. Откуда кровь? Сейчас для него это было не важно.

Он помчался навстречу бешено несущемуся скальпированному воину. Их лошади столкнулись. Ярость затмила душевную муку. Если ему суждено умереть, он умрет не один, а заберет с собой источник своих страданий. Индеец чокто схватил скальпированного воина за одежду и резко дернул, но боевой топор опустился под углом, и он почувствовал, как лезвие, обо что-то ударившись, соскользнуло.

На мгновение они оказались лицом к лицу, глаза скальпированного воина горели красным огнем, рот скривился в презрительной усмешке. Их лошади закружились. Красные Мокасины разжал пальцы и выпустил одежду врага. Они кружились, подавшись вперед, каждый выбирал момент, чтобы нанести удар. Брызнула кровь, когда скальпированный воин попал топором по плечу. Прикосновение металла к кости вызвало у Красных Мокасин странное ощущение. Вокруг них нити молний потустороннего мира свивались и кукожились, словно горела и ежилась плотная сетка паутины. Зарычав, Красные Мокасины нанес ответный удар, и острое лезвие его топора скальпировало воина во второй раз.

Тот выхватил пистолет и кричал, крик его делался все громче и громче. Красные Мокасины выхватил свой пистолет.

Гром выстрелов грянул одновременно. И все исчезло.

Красные Мокасины пришел в себя и почувствовал боль, в ушах звенело, в нос бил запах паленого мяса. И он прежде, чем сумел овладеть своими чувствами, закричал. Вернее, попытался – в рот был вставлен кляп.

Над ним склонилось улыбающееся лицо Тага:

– Что, очухался?

Красные Мокасины поднял голову, мутным взглядом посмотрел на дымящееся черное пятно на плече. Чуть ниже набухла от крови тряпка, которой была перевязана рана от топора. Левой рукой он стащил тряпку.

– Что ты сделал, Таг? – едва смог выговорить Красные Мокасины.

– Прижег рану порохом. Твой русский посоветовал так сделать.

Красные Мокасины поморщился. Врачеватели Старого Света, похоже, любят не столько лечить раненого, сколько усиливать его страдания.

– А теперь полежи спокойно, пока доктор Таг спустит немного крови. Думаю, у тебя жар. Мы уже удалили немного зараженной крови.

– Нет, – категорически отрезал Красные Мокасины. Он сел, тело ощущалось как нечто пустое и беспомощное. – Что произошло? – спросил он.

Они находились где-то среди прерий, ни лагеря, ни воинов нигде не было видно. Солнце стояло высоко.

– Пока ты там развлекался с этим несимпатичным парнем, мы разобрались с остальными ребятами. Девчонка, которую ты подобрал, половину их спалила из своего волшебного пистолета.

– Ты хочешь сказать, что нам удалось сбежать?

– А что, похоже, что мы в турецкой темнице? Эх, ты, простофиля, ну конечно же, мы сбежали. Они же видели, как вы с этим чудовищем сшиблись, словно два исчадия ада. Ты что ж, думаешь, у них после этого появилось желание преследовать нас? Так вот, говорю тебе, ни в коем разе. Мы их здорово напугали.

– Думаю, ненадолго. Нам нужно как можно быстрее двигаться дальше.

– Ну, мы не против.

– Хочу поблагодарить тебя. – Слова были сказаны по-французски. Красные Мокасины повернулся и увидел русского, который, присев на корточки, протянул руку. – Ты спас мне жизнь.

– Ты пытался убить себя.

– Лучше смерть, чем та судьба, которую они мне готовили.

Красные Мокасины пожал протянутую руку.

– Меня зовут Петр Алексеевич, – сказал русский. – И отныне я твой должник. Проси, что хочешь.

Красные Мокасины скрыл удивление.

– Тронемся в путь, – сказал он, – и я начну вас расспрашивать. Особенно меня интересует Солнечный Мальчик и армия, которая его сопровождает.

– Я расскажу тебе, – пообещал Петр Алексеевич.

– Спасибо. Я рад, что мне выпала честь спасти вас, ваше величество.

Петр Алексеевич хмуро усмехнулся:

– Меня уже и здесь знают? Что ж, я тоже рад знакомству с тобой.

Красные Мокасины обнаружил, что ему тяжело сидеть в седле. От полученных ран у него болел весь бок, но кроме того, сильно кружилась голова от потери слишком большого количества детей его Тени. Поглотив в Венеции Длинное Черное Существо, он стал необыкновенно сильным, возможно самым сильным хапайя в мире. Помощниками ему служили не духи, а частички его собственной души. Но когда он лишится Тени, когда он всю ее истратит, это окажется хуже смерти. Его тело продолжит жить, но внутри будет только пустота. Но что еще хуже, пустоту может заполнить нечто отвратительное, не человеческой природы.

– Как вы здесь оказались? – спросил он Петра, чтобы отвлечь мысли от телесных страданий. – Это ваш разбитый корабль попался нам по дороге?

– Да.

– Далековато от России.

– Ты знаешь, кто я. Ты знаешь, где находится моя страна. К какому племени ты принадлежишь?

Красные Мокасины вздохнул:

– Царь, когда вы вели бой в Венеции, в котором погибли ваши воздушные корабли, я тоже там был – на стороне ваших врагов.

Лицо царя потемнело, но уже в следующую секунду он сухо рассмеялся:

– Я чувствовал, что в Венеции против меня ополчился весь мир. Теперь я это точно знаю. Это случайность, что мы с тобой встретились, да?

– Нет, не случайность, – ответил Красные Мокасины. – Находясь далеко отсюда, я ощущал присутствие Солнечного Мальчика, я проделал долгий путь, чтобы увидеть его собственными глазами. И еще я чувствовал нечто такое, что имеет отношение к вам.

Царь на мгновение задумался, глядя на него, затем сказал:

– Одно время меня сопровождало некое существо, ифрит, он разговаривал со мной. Несколько раз он спасал мне жизнь.

– Но потом он стал вашим врагом.

Царь кивнул и посмотрел куда-то вдаль.

– Я понимаю, почему монголам здесь нравится.

– Монголам?

– Это степные кочевники. Долго рассказывать.

– А у нас впереди путь не близкий, – заметил Красные Мокасины.

– Погоня, – прервал их разговор оглянувшийся назад Кричащий Камень.

Туча пыли застилала горизонт.

– Я знаю, – ответил Красные Мокасины. – Но пока что мне хватает сил удерживать их на расстоянии. Мы не можем гнать лошадей во весь опор. – Вдруг его осенило. – Я убил скальпированного воина?

Кричащий Камень пожал плечами:

– Я не проверял, дышит он или нет. Он лежал трупом, но и ты тоже казался мертвым.

– В любом случае, ваше величество… – пробормотал Красные Мокасины.

– Пожалуйста, называй меня Петр. Я здесь не царь.

– Петр, расскажите, что с вами случилось. Ведь происходит что-то важное.

Петр кивнул:

– Вполне возможно. – Он поерзал в седле, пытаясь сесть поудобнее, подстраиваясь под ритм конского хода. – На протяжении многих лет моя империя расширялась не только на запад и юг, но и на восток. Пока мир не перевернулся с ног на голову, я хотел торговать с Европой. Покупать там корабли, товары, знакомиться с новыми научными открытиями. Кроме пушнины, мы мало что могли предложить самодовольным и пресыщенным купцам запада. В погоне за пушниной население перемещалось дальше на восток, вглубь Сибири, Монголии, и наконец добралось до Китая. Китайцы долгое время не хотели вести с нами никаких переговоров. У нас с ними было несколько вооруженных стычек, китайцы многих захватили в плен, но по-прежнему отказывались признавать нас и вести с нами переговоры. Мы подобрали к ним ключик только после того, как наступили эти странные времена.

– Вы хотите сказать, что завоевали их?

– Завоевали? Нет. С меня хватит войн. Я хотел наладить с ними торговлю. Ключик, который мы к ним подобрали, как раз и заключался в том, чтобы предотвратить войну. Первоначально они относились к нам как к варварам, примерно так же, как и к коренному населению Сибири. Но затем мы узнали о монголах. Они завоевали Китай еще до того, как это пыталась сделать Россия, правда на короткое время, но все с той же целью – вести торговлю. Маньчжуры, которые сейчас правят Китаем[31], сами еще несколько поколений назад были как монголы. И хотя они сейчас считают себя китайцами и ведут себя как китайцы, они понимают, что точно так же, как они когда-то отняли Китай у китайцев, так же и монголы могут отнять у них Китай. Вам известно, что на Англию упала комета?

– Я собственными глазами видел яму, оставшуюся от падения, – ответил Красные Мокасины.

Царь удивленно вздернул брови:

– Ты обязательно должен рассказать мне о себе. Это естественно, что мои агенты видели следы падения кометы. Но чтобы индеец побывал и в Англии, и в Венеции – это что-то невероятное.

– Расскажу, – пообещал ему Красные Мокасины.

– Должен заметить, что этой кометой французский король не только уничтожил Англию, но и нарушил равновесие во всем мире. Мои философы объяснили мне, что комета была очень низких температур и остудила воздух на Земле. Что бы ни было тому причиной, но в течение первых пяти лет зимы значительно удлинились, и сейчас, особенно в Сибири и Монголии, они суровее тех, что были раньше.

– Правда?

– Да. И монголы, и мои казаки ясно понимали, что есть только два пути: либо погибнуть от холода, либо завоевывать Китай. Мои агенты донесли мне, что у маньчжуров на юге возникли неприятности по каким-то своим причинам. И тогда мы спасли их от несчастья в обмен на торговлю и дружеское расположение.

– И каким образом?

– Десять лет назад мой капитан Беринг перелетел на воздушном корабле через всю Сибирь, устремился дальше и открыл Западное побережье Америки. Он сообщил мне, что там много земли, и на следующий год мы основали там маленькую колонию. Я предложил переселить туда монголов при условии, что они примут российское покровительство, а Пекин возьмет на себя большую часть затрат по переселению. Китаю пришлось забыть о своей спеси и согласиться. И мы получили все, чего добивались, – торговлю с Китаем, новые территории и мир с монголами.

– А потом что-то пошло не так?

– Да, там, где меня нет, все начинает идти не так. Я всегда это знал, но, кажется, с возрастом я стал слишком доверчив. Я любил путешествовать и по морю, и по воздуху. Я не принадлежу к тем царственным особам, которые сидят в тепле своих дворцов. Я человек движения, познания, действия. Я чуть не заболел, засидевшись во дворце, и сказал себе: "Хватить гнить от безделья". И сразу же снарядил корабль и отправился сюда посмотреть, как идут дела в моей колонии, как тут живется.

Глаза Петра засверкали.

– Но здесь я столкнулся с коварным предательством. Назначенных мной губернаторов кого убили, кого настроили против меня, И все сплотились вокруг этого Солнечного Мальчика. В центре всех этих событий стоят староверы, они давно имеют на меня зуб. Они переманили на свою сторону монголов, и индейцев тоже.

Они попытались захватить меня в плен и вывести из строя мой воздушный корабль. Мы сбежали, но они пустились в погоню. Нам не удалось найти дорогу назад в Россию. Нас загоняли все дальше и дальше вглубь страны, и в конце концов я решил облететь вокруг Земли и таким образом вернуться домой. Это было бы первым в мире кругосветным путешествием на воздушном корабле. И тогда ангел, который направлял мои действия, восстал против меня. Он начал уговаривать меня присоединиться к этой армии, возглавить ее и вести на завоевание новых земель.

Царь замолчал, но Красные Мокасины не торопил его. Люди говорят только тогда, когда томящееся в душе просится наружу.

– Моя Катенька была со мной, – выдохнул Петр, и Красные Мокасины заметил, что на глазах сурового царя блеснули слезы. – Она никогда не желала со мной разлучаться. Однажды в Персии ей пришлось остричь свои роскошные волосы, там было невыносимо жарко, но она хотела остаться со мной… – Он снова замолчал, а затем продолжил: – Я похоронил ее. Если ты видел мой корабль, то ты видел и могилу рядом. Когда я отказался подчиняться ангелу, то сразу понял, кто кем управлял. Они искусно играют роль наших слуг: великий царь сделал то, великий царь сделал это; на самом деле мы им служим, и все по причине собственной глупости. Я должен был догадаться об этом, когда они помогли мне одержать верх над староверами. У них и в мыслях никогда не было помогать нам, они желали только одного – использовать нас. – Он повернулся к Красным Мокасинам. – Когда я отказался повиноваться ангелу, он попытался убить меня. Но один из моих философов – женщина – сделала мне подарок. Она им тоже полностью никогда не доверяла. И я смог убить ангела, ну, или, по крайней мере, от него избавиться. Но он отомстил мне. Он отпустил ифритов, которые поддерживали мой корабль в воздухе, и корабль упал на землю. – По щекам царя продолжали бежать слезы, но голос звучал ровно. – Это было такое падение… Но я остался жив, к сожалению, и они захватили меня в плен, и как у нас таскают по ярмаркам для потехи медведей, закованных в цепи, так и из меня сделали игрушку, – с горечью произнес царь. – Я покажу им, какую глупость они допустили, не убив меня. Я на своем веку подавил не один бунт. Головы стрельцов падали, как яблоки с яблони, если ее хорошо тряхнуть. А их кровью пропиталась земля. А сейчас вода в реках Америки станет красной от их крови.

Красные Мокасины криво усмехнулся:

– Вы расправитесь с бунтовщиками с помощью армии в пять человек, имеющей в запасе всего одну свежую лошадь?

На мгновение лицо царя сделалось пунцовым, но он тут же рассмеялся, да так громко и с такой мукой в голосе, что все обратили в его сторону встревоженные взгляды.

– Да, да, верно. Небольшое затруднение, как-то я о нем не подумал, – сквозь смех произнес он, но тут же взял себя в руки. – Мой бедный, бедный сын, он был прав… Благослови Господь его душу и покарай меня. Эти существа в ангельском обличье на самом деле дьявольские отродья, и я разгадал их планы. Они хотят уничтожить нас всех – русских, французов и индейцев в том числе. Они стравливают нас, чтобы наступил Апокалипсис, и, да простит меня Господь, я так долго был орудием для осуществления их планов. Мы подошли к самому краю пропасти, мой друг, и Господь отвернулся от нас.

Боль пронзила Красные Мокасины, и он стиснул зубы, затем пристально посмотрел на царя.

– Я думаю точно так же, как и вы. Я забрался сюда, так далеко от моего родного дома, чтобы удостовериться, действительно ли на нас надвигается великая смерть.

– В таком случае прими мои поздравления, – сказал царь. – Ты нашел доказательства.

4

Маркграф

Пик грозы миновал, но Франклин и Вольтер все же успели насквозь промокнуть, пока добирались до частокола. Роберт уже стоял на сторожевой площадке, вперив взгляд в отряд из примерно пятидесяти конных воинов. Их возглавлял высокий и стройный человек, чуть старше тридцати пяти лет. Он восседал на низкорослой лошади чикасо и, несмотря на потоки воды, лившиеся с полей его шляпы, невозмутимо рассматривал стоящих на стене. Весь отряд был в одежде темно-коричневого цвета.

Всадник снял шляпу.

– Делегация маркграфства Азилия по вашему приглашению прибыла на переговоры, – прозвучал его сильный и властный голос.

Роберт тихо присвистнул:

– Это сам маркграф Оглторп.

– Знаю. Что на это скажешь?

– Я думаю, он якобит до мозга костей.

– Но в первую очередь он человек чести, – послышался другой голос. Франклин обернулся и увидел Томаса Нейрна. – Если он говорит, что прибыл для переговоров, то, значит, для переговоров.

– Хорошо, это ваше решение, губернатор, – сказал Франклин.

– Губернатор? – произнес Нейрн с явной горечью в голосе. – Уверен, что меня уже сместили с этого поста и я больше не являюсь правителем Южной Каролины. Теперь все в руках Тайного союза. А для них одно ваше слово стоит пяти любого из нас.

Франклин вздохнул:

– Давайте определимся так, губернатор: то, что вы говорите, возможно, соответствует правде, и я не стану лицемерить и прикрываться ложной скромностью, – действительно, у меня есть авторитет во всех колониях. Я честно в этом признаюсь, но так же честно я признаюсь и в том, что не обладаю ни политическим, ни военным опытом, чтобы в сложившейся ситуации должным образом воспользоваться своим авторитетом и популярностью. Губернатор Южной Каролины – вы. Кроме того, до наступления лучших времен вы являетесь верховным командующим военных сил Тайного союза на территории Каролины. Вы будете выполнять свой долг, а я свой.

Нейрн пристально посмотрел на него, и показалось, что он как-то распрямился и сделался более значительным и в то же время словно согнулся под грузом ответственности.

– Хорошо, – сказал он. – Надеюсь, я справлюсь с возложенными на меня обязанностями. Мои познания в военной стратегии оставляют желать лучшего, но соглашусь с вами, у меня их больше, чем у вас. А у Оглторпа, – он кивнул в сторону всадника, – больше, чем у кого бы то ни было из нас. – Он вздохнул. – Но мы не можем назвать его нашим другом. И все же нельзя допустить, чтобы они стояли там под дождем. Открывайте ворота, – распорядился он и начал спускаться вниз по лестнице, чтобы встретить гостей.

Франклин последовал за ним.

Оглторп сдержанно поклонился, не Франклину – Нейрну, несмотря на оценку, которую тот ему дал.

– Мои воины останутся за воротами, губернатор, – сказал маркграф.

– Мы будем рады видеть всех вас в качестве наших гостей, – заверил его Нейрн.

Оглторп скупо улыбнулся:

– Губернатор Нейрн, я не хочу тратить время на лишние формальности. У меня нет полной уверенности, что мы сегодня заключим пакт о взаимопомощи. И может так случиться, что я выеду из этих ворот только для того, чтобы вернуться и разрушить их. И поэтому ни я, ни мои люди – мы не хотим быть неблагодарными в ответ на ваше гостеприимство. Сам же я позволил себе оказаться на вашей территории только для того, чтобы узнать, когда состоится совет.

Нейрн осторожно откашлялся:

– Вы приехали первыми. Мы ждем еще испанцев, французов, криков, чероки, маронов…

При упоминании последних Оглторп нахмурился:

– Маронов? С этим сбродом никто из нас не заключает союза. Стоит только повернуться к ним спиной, как, будьте уверены, губернатор Нейрн, они вам сразу же перережут горло.

– Риск существует всегда, – вмешался в разговор Франклин, – особенно обидно тогда, когда те, кого мы считали своими союзниками, нарушают договор.

И без того суровое лицо Оглторпа сделалось еще более жестким.

– Я не хочу долго рассуждать об этом до начала совета. Уверен, вы понимаете, что наш союз был заключен против иноземных врагов, и для того, чтобы сохранить равновесие сил между нашими народами, а вовсе не для того, чтобы защищать нас от нашего же собственного, законного короля.

– Вы имеете в виду царя Петра?! – с жаром воскликнул Франклин. – Того, кто вместо сидящего на троне Джеймса будет править нами? Вы…

– Достаточно, сэр, – прервал его Оглторп. – У всех нас будет возможность высказаться на совете, не так ли? И у вас, надеюсь, в том числе.

– Он прав, Бен, – сказал Нейрн. – Могу ли я предложить вам выпить с нами, маркграф?..

– Вынужден отказаться, но за предложение благодарю.

Он поклонился, развернулся и направился туда, где между деревьями его отряд разбивал палатки.

– Да-а, – угрюмо протянул Франклин, – интересно, сколько еще до захода солнца не дружески настроенных армий расположится у наших стен?

Пока все складывалось не так оптимистично, как он это себе представлял.

Вечером прибыла делегация чероки. У них был вид людей, которым пришлось за короткое время проделать трудный путь. И они не стали отказываться от предложенного им гостеприимства и сразу же въехали в открытые для них ворота. Франклин не желал втягиваться в долгую церемонию приветствия, предоставив это дело Нейрну, а сам наблюдал издалека. Нейрн умел управляться с этим до того, как стал губернатором. Перед тем как стать правой рукой Черной Бороды, он выступал в качестве посредника между колонистами и индейцами и знал их нравы и обычаи как никто из белых. И все же Франклин, движимый любопытством, не мог удержаться, чтобы не понаблюдать за ним со стороны.

Индейцев было семеро, все мужчины, в возрасте от шестнадцати до пятидесяти лет. Пестро одетые – в куртках из оленьей кожи или военных мундирах и в набедренных повязках, двое щеголяли в поношенных штанах до колена, из украшений – серьги, бусы и амулеты. Волосы либо коротко остриженные, либо выбриты самым невероятным образом. Их вооружение составляли ружья и устрашающего вида томагавки. Один из них показался Франклину слишком белым для индейца. Он догадался – парень, очевидно, сын торговца кожей, и в том, что он приехал вместе с индейцами, не было ничего особенного.

Конечно же, Франклин был знаком с племенем чероки, ему приходилось разговаривать с их представителями, приезжавшими в Чарльз-Таун на заседания Законодательного собрания и на конспиративные встречи Тайного союза. Это было сильное племя и верный союзник в войне с Фландрией – здесь ее называли войной королевы Анны – и в столкновениях с испанцами. Еще раньше Нейрн весьма оптимистично отзывался об их преданности, и Франклин доверял его мнению.

Оставшуюся часть вечера он провел за написанием писем, которые эфирограф должен был разослать в Луизиану, Флориду, чокто, натчезам, чикасо, командирам различных военных отрядов Тайного союза, губернаторам колоний… Медленно приближалась ночь. К наступлению полуночи он успел сделать только одну десятую намеченной работы. Подошла Ленка и положила ему на плечо руку:

– Пойдем спать, Бен. Бессонные ночи не лучший помощник в делах.

– Неправда. За счет сна можно сэкономить много времени.

Ленка постучала пальцем по письму, над которым он работал.

– Мой английский не идеален, – сказала она, хотя после десяти лет жизни в колониях к ее английскому невозможно было придраться, – но мне кажется, последнее предложение вообще не имеет никакого смысла.

Он удивленно поднял брови и перечитал предложение. Она оказалась права.

– Ну разве что пойти вздремнуть немного, – пошел он на уступки.

– Тебе нужен секретарь, – сказала Ленка.

Она отвела назад его голову, примерясь поцеловать в нос.

– Если ты о таком секретаре говоришь, то я знаю, кто справится с этой работой лучше всех…

Она изобразила удивление, хотя в выражении ее лица была некая доля неподдельного огорчения.

– Ах вот как! – произнесла она тихо. – Чтобы заманить тебя на супружеское ложе, я должна разыграть какую-нибудь роль, например твоей сотрудницы?

– Ленка… Ну нет, конечно. Я просто очень занят. Чего ты от меня хочешь?

– Ничего, – ответила она.

– Ну же. – Он обнял ее за талию, притянул к себе и посадил на колени. Под ночной рубашкой ощутил теплоту и мягкость ее тела. – Я совсем не уделяю тебе внимания, да?

– Да, – вздохнула Ленка. – Более того, Бенджамин, в том, что сейчас происходит, я не принимаю никакого участия. В лагере я чувствую себя совершенно ненужным человеком.

– Если все дело только в этом, то уверяю, работы здесь полным-полно. У меня, например, нестерпимо болит спина…

Она снова поцеловала его, на этот раз в губы.

– У меня такое чувство, будто нас куда-то несет течение. И мне это не нравится.

– Мне тоже это не нравится, моя дорогая. Ну ни в коей мере. И еще меньше мне хочется готовить этими письмами Армагеддон, но именно этим я и занимаюсь. – Он махнул рукой в сторону кипы писем на столе.

– А что, это действительно необходимо – рассылать всем письма разного содержания? – спросила Ленка. – Почему бы не отправить одно общее воззвание?

– Я так и хотел вначале, но чтобы убедить их всех, к каждому нужно найти индивидуальный подход. Губернаторов из лагеря консерваторов никак не пронять аргументами в республиканском духе Тайного союза, точно так же как и французского короля в Луизиане. Индейцев вообще не интересует, какое у нас, англичан, будет правительство, для них важно, чтобы торговля продолжалась и чтобы на их земли никто не посягал.

– И все же мне кажется, что ты мог бы выразить интересы всех групп в одном общем послании. Колонии не хотят, чтобы Старый Свет вмешивался в наши дела. Эта идея могла бы стать объединяющей для всех.

Франклин потер слипающиеся глаза.

– Это неплохая мысль, – согласился он. – В этом контексте тема с претендентом прозвучала бы неопределенно и двусмысленно. Пусть бы себе консерваторы воображали, что под Старым Светом мы имеем в виду Россию. Это бы и Луизиану осчастливило: у короля Филиппа появились бы права отбиваться от прочих желающих занять французский трон. Индейцы увидели бы в этом декларацию их собственных суверенных прав, – Франклин замолчал, задумавшись. – Все это нужно изложить с предельной аккуратностью.

– Да, и сейчас это тебе не под силу. Вот поэтому я и предлагаю тебе отправиться спать.

– За какие заслуги мне досталась такая жена – и умница, и красавица?

– Говорят, Бог любит дураков и американцев, – ответила Ленка. – И посылает им свои дары.

– Давай посмотрим, что за дары скрываются под этой ночной рубашкой, – сказал Франклин вожделенно.

– И это говорит мужчина, который даже предложение ровно написать не может?

– Может, предложение и не могу, а кое-что другое получится, и ты сейчас в этом убедишься, – ответил Франклин.

– Какой ты несносный, – сказала Ленка и снова его поцеловала.

Несмотря на Ленкины усилия уложить его в постель и на приятные физические упражнения, последовавшие за этим, Франклину удалось уснуть всего на несколько коротких минут. От Ленкиной идеи мысли в голове бурлили и кипели, отнимая покой.

Вольтер вынужден был проснуться, потому что Франклин немилосердно тряс его, возвращая из рая сновидений к грешной жизни. Вольтер в долгу не остался:

– Изыди, сатана! Что тебе от меня надо в столь ранний час? – проворчал француз.

– Ты же спрашивал, чем ты можешь помочь в нашем деле, так вот, мне в голову пришла идея.

– Пришла в твою, а бьешь ты по моей голове, – огрызнулся Вольтер. – Колотишь, как молотом по наковальне.

– Мне нужно кое-что написать, и требуется твоя помощь, – сказал Франклин.

– Что еще?

– Нужно кое-что выразить в словах! Декларацию, провозглашающую Американский континент и все народы, на нем проживающие, независимыми от Старого Света. Декларацию, оповещающую Россию и все прочие иностранные государства о том, что мы не потерпим их присутствия здесь.

Вольтер протер заспанные глаза.

– Я думал, эту роль ты отводишь договору о взаимовыручке.

– Нет. Это слишком слабая, слишком ненадежная защита, мы уже сейчас видим, что не все желают объединяться под этой эгидой. Договору недостает философии в глубоком смысле, raison d'кtre[32] – скелета, который является основой тела. Договор определяет, что мы не должны воевать друг с другом, но перспективу будущего он оставляет неясной. Он не защищает французские колонии от диктата Франции, английские – от Англии. Теперь ты меня понимаешь?

– Кажется, да, – ответил Вольтер. Судя по виду, он не совсем протрезвел после вчерашнего, но во взгляде отразился явный интерес. – А я-то чем должен помочь?

– Понимаешь, я занимаюсь наукой и в ее дебрях могу ориентироваться. Но общественное устройство для меня – темный лес. И у меня нет того красноречия, которым обладаешь ты.

– Все свое красноречие могу предложить к вашим услугам, – сказал Вольтер уже с некоторой долей беспокойства. – Боюсь, правда, что мой дар не так уж и велик. Хотя идея поделиться им заманчива. И если нет ничего более интересного.

– Думаю, нет.

– Хорошо. Я набросаю тезисы, и мы их с тобой обсудим. Сколько времени ты мне на это даешь?

– Чем быстрее, тем лучше.

– Ты хочешь сказать, до начала совета с маркграфом и индейцами?

Франклин потер подбородок.

– Если возможно, хотя бы основные идеи. Когда начнется совет, времени на это совсем не будет. Кроме выраженного согласия принять участие в совете, у меня пока нет никаких конкретных вестей из Луизианы, Флориды или Коветы. С другой стороны, маркграф уже прибыл, а он на данный момент может быть либо нашим самым суровым противником, либо лучшим союзником. Либо мы сегодня убедим его встать на нашу сторону, либо завтра мы вступим с ним в бой.

Вольтер кивнул:

– Понятно, приступим к исполнению задания с особым рвением.

– Хорошо, но только в рвении своем не забудь о том, что ты пишешь о независимости Американского континента, – заметил Франклин.

Томас Нейрн тоже был на ногах, он просматривал сообщения, полученные по эфирографу. Возбужденный, он бросил взгляд в сторону Бена.

– Нельзя ли нам сделать еще несколько таких opticon? – спросил он.

– Можно, при наличии необходимых деталей и инструментов, но здесь у меня ничего нет, к сожалению.

– Но вы сможете их быстро собрать?

– Конечно. Это с первым пришлось повозиться.

– Они бы нас очень выручили. Судя по тому, что до нас доходит, в колониях они работают.

– Работают, но зачем вам больше?

– Я хочу, чтобы такое устройство было у каждого нашего полевого командира. Это позволило бы нам держать оперативную связь с ними.

– Opticon не очень практичны из-за своей громоздкости, – сказал Франклин. – Хотя можно ограничиться только голосовым сообщением, в таком случае устройство получится меньших размеров и более удобным в использовании.

– Вы это сделаете из того, что у вас есть здесь?

– Нет.

– Жаль, что вы раньше не изобрели такое устройство.

– Не видел в нем необходимости. Эфирограф передает информацию достаточно быстро.

– На войне действует закон: чем быстрее, тем лучше.

Франклин кивнул, согласившись:

– Я не силен в тактике и стратегии. Создать оружие для конкретных целей – это пожалуйста, это я могу…

– Да, у вас это действительно восхитительно получается.

– Спасибо. Хотя я не вижу ничего восхитительного в тех изобретениях, которые предназначены отнимать у человека жизнь. Мне заранее сказали, что обязательно должно быть в обозе, поэтому устройства, дающие манну, я сделаю. Но что касается системы связи…

– На данный момент это самая насущная задача, – перебил его Нейрн. – Но мне никогда и в голову не приходило, что эфирограф может передавать голос и изображение. Если бы я знал об этом, я уже давно попросил бы вас сделать подобные устройства в достаточном количестве.

– Почему в них возникла такая необходимость?

– Фон Дюн ведет тяжелые бои. У него нет возможности отправлять мне хотя бы короткие сообщения, и мои он почти не получает. Чтобы добиться от него ответа, мне приходится отправлять ему по четыре-пять сообщений.

– Как у них сейчас дела?

– Они отвлекают на себя около пятисот солдат противника. Пятьсот человек – это немало. Кроме того, у противника не менее двадцати taloi и один воздушный корабль, который поставляет свежие силы и продовольствие.

– Ага! Значит, у них все-таки есть воздушные корабли, но они пока что не вводят их в бой. Из этого можно сделать вывод – хотя у них и нет, как у нас, устройств, дающих манну, они могут доставлять все необходимое по воздуху.

– Да, и это создает нам трудности. Они легко и быстро могут проникнуть вглубь страны. – Он стиснул руки в замок. – Бен, что тебе потребуется, если придется оснащать нас алхимическим оружием?

– Да много чего. Кое-что мы с собой захватили. Оно тут спрятано в разных местах. А все остальное… Нам нужен хороший союзник в одном из больших городов. И хорошее сообщение с ним.

– По-твоему, наша первостепеннейшая задача – найти дружески к нам расположенный город и безопасный путь к нему?

– Да.

– Очень хорошо, Бенджамин. Этим, я думаю, тебе и следует заняться. Ты уже признал, что у тебя нет талантов военачальника, и это бремя ты возложил на мои плечи. В таком случае это пусть будет на твоей совести, поскольку держать в руках оружие не по твоей части. Нам нужно, чтобы ты выступал в роли дипломата и внушал единую цель всем народам и племенам. Нам нужно, чтобы ты нашел город, который окажет нам поддержку, в том числе людьми и оружием.

– Я не дипломат, губернатор… Это вы, не я выступали связующим звеном между нами и индейцами.

– Связующим звеном? Я был шпионом и работал против французов. Они до сих пор придерживаются нелестного мнения на мой счет, за исключением их последнего губернатора – Бьенвиля. Нам сейчас нужен такой человек, который сумеет расположить к нам и ковета, и французов. Возможно, ты и не дипломат. Я ведь тоже не генерал, но больше склонен к этому, нежели к дипломатии. Ты общался с двумя королями и принимал участие в диване[33] в Венеции, а тебе тогда не было еще и двадцати. У тебя есть опыт организации Тайного союза, который сетью опутал все колонии. Это дает мне основания считать тебя дипломатом в большей степени, нежели кого-то иного. Я вполне допускаю, что дипломатия тебе не по нраву, но мой долг – покорно просить тебя заняться именно дипломатией, потому что из всех дел, которые нам тут нужно сделать, это более всего тебе подходит. И тебе это хорошо известно. Если ты откажешься выполнить мою просьбу, то я вынужден буду отдать приказ и заставить тебя, воспользовавшись той властью, что ты же сам мне и дал.

Франклин секунду размышлял над всем сказанным. В словах Нейрна был резон, но это не значило, что ему это должно было нравиться.

– Вы будете вести совет с маркграфом и остальными участниками?

– Мы оба будем на нем присутствовать.

– Вы посвятите меня в секреты того, как нужно вести переговоры с индейцами?

– Расскажу все, что знаю. Я покажу вам записи, которые я вел и которые служили мне подспорьем.

– Насколько я помню, однажды ямасси подвергли вас пыткам и вы чуть не погибли.

– На счету у каждого дипломата есть свои маленькие неприятности, не так ли? – улыбнулся Нейрн, но улыбка тут же исчезла с его лица. – Что это за звук?

Франклин тоже слышал – словно где-то вдали грохотал гром, но только не отдельными раскатами, а непрерывным гулом, и этот гул приближался.

Нейрн схватил со стола крафтпистоль, сунул его за пояс и выбежал. Франклин, проверив, на месте ли его оружие, последовал за ним.

Вне помещения странный звук слышался еще более отчетливо, и, хотя несколько человек, задрав головы, пристально глазели на небо, было не ясно, что это такое. Франклин и Нейрн поспешили на стену, в надежде оттуда что-нибудь рассмотреть.

Франклин обратил внимание, что и люди маркграфа настороженно изучали кучевые облака над их головами, они тоже не могли понять, что это за странный гром. Франклин припал к подзорной трубе, но не понимал, в какую сторону ее нужно наводить и что рассматривать, поэтому сразу же оставил ее.

И вдруг холодок пробежал у него по спине: он вспомнил слова Улера. Франклин достал компас, предназначенный для определения malakim. Стрелка дрожала и вела себя совершенно необычно: он поворачивался, она оставалась на месте.

– Северо-запад, – сказал Франклин. – Надо смотреть на северо-запад.

Гром, на время утихший, зазвучал с новой силой. И вдруг показалось нечто невероятное. Поначалу оно появилось как некая геометрическая фигура – овал или даже эллипс, летящий по воздуху примерно на высоте шестидесяти футов над землей. Оно летело подобно птице, но только лишенной головы, хвоста, крыльев. Да и на птицу это было похоже в той степени, в какой на нее похож любой летательный аппарат, который Франклину доводилось видеть.

Объект летел прямо туда, где стояли Франклин и Нейрн. Вдруг во дворе крепости взметнулся фонтан из пламени и земли, вместе с ним в воздух взлетели около шести мужчин и женщин, или, вернее, то, что от них осталось.

Нейрн выхватил из-за пояса крафтпистоль, но прибывший небольшой отряд чероки оказался проворнее. Их мушкеты стреляли оттуда, где только что произошел взрыв, но звуков выстрелов Франклин не слышал, только видел черные струйки дыма, поднимавшиеся от мушкетов. Несколько секунд спустя он услышал, как чероки выкрикивают на своем языке непонятное слово:

– Tlanuwa! Tlanuwa!

Возможно, они уже видели раньше нечто подобное, хотя он не был в этом полностью уверен. Скорее всего, это было какое-то новое изобретение московитов. Улер предупреждал о появившихся у них новых летательных аппаратах.

Франклин видел, как в летящий объект ударились пули, в следующее мгновение объект пролетел у него над головой. Взору Франклина предстали четыре ножки, как у самого обычного стола. От нелепости картины он едва не рассмеялся, казалось, над ним летит плохо сколоченный ломберный стол. Он также заметил, что поверхность у него рифленая, как у тех воздушных змеев, которых ему доводилось видеть.

Отовсюду слышалась пальба, но объект перелетел через частокол и завис над изумленным отрядом Оглторпа. Они из-за частокола не видели взрыва, но слышали его звук.

– Осторожно! – закричал им Франклин.

Но Оглторп крикнул что-то, и его люди остались стоять в боевом порядке, воздерживаясь от стрельбы.

Tlanuwa не оценила их миролюбия. Франклин увидел, как из отверстия в центре летательного аппарата что-то выпало. Ему бы очень хотелось посмотреть на этот странный объект сверху: есть ли там люди, или это новый образец talos – некий механизм, позволяющий нематериальным malakim действовать в материальном мире.

Для многих воинов Оглторпа ответ на этот вопрос навсегда остался ненайденным: они погибли в выплеснувшемся на них сгустке пламени. Оставшиеся в живых, сломав боевой порядок, начали отступать, у многих хватило духа отстреливаться.

– Чертовы болваны! – закричал Нейрн. – Хватить пялиться, стреляйте!

Не медля, он выстрелил из крафтпистоля. Неровная по краям лента флогистона развернулась, летя вверх, но, по всей видимости, не причинила вреда объекту. Тот пришел в движение, развернулся в воздухе, вновь напомнив огромную птицу, и направился в их сторону.

5

Ирина

Адриана отодвинула задвижку алхимического фонаря, но и в темноте без труда узнала человека по голосу.

– Здравствуй, Ирина, – сказала Адриана.

Жена Эркюля походила на алебастровое изваяние: кожа и волосы сияли чистейшей белизной. Глаза – темно-синие, в их глубокой синеве с трудом различались черные зрачки. Эркюль, когда стремился уязвить Адриану, утверждал, что Ирине несравнимо тяжелее, нежели ей, переносить страдания, ведь у его жены такая изящная талия и такие утонченные черты лица. Возможно, это и было правдой. Но несомненной правдой было то, что ее белизна действительно приковывала взгляд и часто удерживала его надолго.

Но сейчас вниманием Адрианы завладел старинного вида пистолет, нацеленный ей прямо в сердце. Она слышала, как Ирина взвела курок, похоже, и запал уже вставлен. Из этого следовало, что Ирина знала, как пользоваться оружием.

– Не двигайся, – приказала Ирина. – Не пытайся даже пошевелить своей дьявольской рукой, не вздумай шептать заклинания.

– Почему я должна тебе повиноваться, если ты в любом случае решила убить меня?

– Да, я решила убить тебя. Но прежде я хочу услышать твое признание. Признание в том, что ты состоишь в любовной связи с моим мужем.

Адриана в неподдельном удивлении вздернула брови:

– Разве я должна в этом признаваться? Я думала, тебе и так все известно.

Пистолет в руках Ирины дрогнул, лицо на мгновение исказилось ненавистью, но она не утратила самообладания.

– Конечно, я знаю. И ты знаешь, что я знаю. И весь двор в это посвящен. Но я хочу услышать, как ты скажешь мне это сейчас, глядя в глаза.

– Хорошо. Задолго до того, как ты вышла замуж за Эркюля, он был моим любовником. И после того как вы поженились, он продолжал согревать мое ложе. И я его не прогоняла.

В глазах Ирины блеснули слезы. Она моргнула, чтобы не заплакать.

– Спасибо за признание. А теперь отправляйся в ад.

Она нажала на курок. Порох воспламенился, и каюту сотряс оглушительный грохот. От дыма у Адрианы защипало глаза, в нос ударил едкий запах серы – действительно пахнуло адом, куда Ирина обещала ее отправить. Но боли Адриана не почувствовала, ощупала грудь – раны нет, из чего следовало, что она жива. Похоже, джинны с честью выполняют свои обязанности и надежно охраняют ее.

Сквозь дым, клубящийся в свете алхимического фонаря, она увидела, как Ирина сползала вниз, прислонившись спиной к переборке и держась рукой за бедро. Пистолет, уже ненужный, валялся на полу.

Адриана на секунду замялась в нерешительности, затем приблизилась к сопернице.

Ирина, увидев Адриану живой, закрыла глаза, словно от изнеможения. Она не сопротивлялась, когда Адриана подняла ее юбку: по белому чулку расплывалось темно-красное пятно. Пуля, отлетев от Адрианы, вернулась к той, которая хотела убить.

В этот момент дверь от удара чуть не сорвалась с петель. На пороге стояла Креси – со шпагой в руке, обнаженная, с распущенными огненно-рыжими волосами. Вмиг она оценила обстановку и тихо рассмеялась.

– Смирная девочка показала коготки, – произнесла она.

– Помолчи, Вероника. И ради бога, не щеголяй здесь голышом, нам лишнее внимание сейчас ни к чему.

– О да, – сказала Креси так, будто только сейчас поняла, что не одета. – Но ты же простишь мне, что я неусыпно думаю?..

– Да, Вероника, я благодарна тебя за неусыпную заботу обо мне.

– Я схожу, наброшу халат и вернусь, если ты считаешь, что здесь все в порядке.

– Здесь все в порядке, и тебе не нужно возвращаться. Но ты оказала бы мне услугу, если бы остановила всех желающих посмотреть, что тут произошло. Успокой их рассказом о случайном выстреле.

– Конечно, успокою. – Она чуть поклонилась и направилась к своей каюте, с шумом захлопнув за собой дверь.

Адриана сосредоточила свое внимание на ране Ирины. Крови было не так много, как ей показалось вначале. Ирину же не столько занимала ее рана, сколько сама Адриана. Ей явно было больно, но она старалась не кричать.

– Позволишь мне тебя перевязать?

– Я хочу умереть от потери крови.

– Ладно. Хочешь, я кого-нибудь позову?

Ирина, закусив губу, покачала головой и хрипло спросила:

– Почему?

– Что – почему?

– Почему ты отослала ее?

– Потому что она не одета.

– Я не рассчитывала на такой финал. Я хотела убить тебя. Я пыталась убить тебя.

– Да, и, будь мир устроен по законам справедливости, ты меня убила бы. Окажись я на твоем месте, я поступила бы точно так же.

– Ты хочешь сказать, что никогда не ожидала от меня ничего подобного? Ты кичилась любовной связью с моим мужем, потому что была уверена, что я все стерплю?

– Ты терпела целых семь лет. И я действительно считала, что и дальше так будет продолжаться. – Она сделала паузу. – Тебе известно, что Эркюль оборвал наши с ним отношения?

Глаза Ирины округлились.

– Что?

– На прошлой неделе. Поэтому мне совершенно непонятно, почему ты именно сейчас решила свести со мной счеты. – Она снова посмотрела на рану Ирины. – Послушай, дай-ка я тебя все-таки перевяжу.

Ирина колебалась, и смятение чувств отражалось в ее глазах.

– Ну хорошо, перевяжи.

Адриана подошла к шкафу и из одного из ящичков достала бинт и мази. Склонившись над Ириной, попыталась определить, где засела пуля. Раненая терпеливо сносила боль.

– Я так давно не врачевала пулевые ранения, – сказала Адриана. – В последний раз это было десять лет назад, когда мне случилось присоединиться к походу лоррейнской армии.

– Там ты познакомилась с Эркюлем?

– Да. Он спас меня от банды разбойников. Он был добр ко мне, и мы подружились.

– Вы стали любовниками.

– Это произошло позже. А вначале мы были друзьями, собратьями по оружию. – Адриана промокнула выступившую кровь, и Ирина чуть слышно застонала. – Думаю, пули в теле нет, – сделала вывод Адриана.

– Но сейчас он мой муж. Он женился на мне, потому что ты не хотела выходить за него замуж.

– Ты знала об этом еще до свадьбы?

– Да. Я думала, он полюбит меня. Но этого не произошло.

– О, смотри! – воскликнула Адриана, подняв с пола пулю. – Она была уже пуста, когда попала в тебя.

Ирина рассмеялась. В ее смехе горечь смешалась с истерикой:

– Все как и с Эркюлем, да? Когда он попадает ко мне, он всегда пустой.

Адриана вытерла остатки крови и смазала рану, смех Ирины перешел в стон. Адриана начала накладывать повязку.

– Ты любишь его, Ирина? Или тебя мучит уязвленная гордость?

– Почему ты спрашиваешь об этом?

– Потому что пришло время спросить. Все эти годы ты никак не проявляла своего недовольства. В конце концов, при дворе у всех мужчин и у многих женщин есть любовники. Разве ты исключение?

– Нет, не исключение, – пробормотала Ирина. – Я время от времени тоже заводила любовника, чтобы досадить ему. Но ему было все равно.

Адриана кивнула:

– Даже если Эркюль и знал об этом, он делал вид, что пребывает в полном неведении. Покажи он, что ему известно о твоей неверности, это принудило бы его вызвать соперника на дуэль или предпринять какие-то иные шаги и навлечь на свою голову неприятности. И ты ведь тоже притворялась, будто ничего особенного не происходит, чтобы не было лишних разговоров. Но здесь, на корабле, скрывать что-либо стало невозможно, не выставив себя полной дурой.

– Да, я думала обо всем этом, поверь. И ты… – Она вновь застонала, Адриана туго завязала повязку. – Да, при дворе фавориты и любовники обычное дело. Таково положение вещей, и мне это хорошо известно. Но ты… ты даже не пыталась скрыть свою любовную связь! Ты вела себя бестактно. Выказывала мне совершеннейшее презрение! И это было невыносимо. И сейчас он… он бросил все. Он и меня заставил оставить дом, родных, друзей, жизнь, к которой я привыкла, и последовать на край света за тобой – его единственной, настоящей любовью. Ему не хватило благородства даже на то, чтобы просто бросить меня! Лучше было бы остаться в Санкт-Петербурге несчастной, покинутой женой, чем… – Она задохнулась, не находя слов, чтобы описать свое отчаянное положение.

– Это в тебе говорит уязвленная гордость.

– Ну и что с того? – выкрикнула Ирина. – У меня, ты думаешь, нет чувства собственного достоинства? Я что, не имею права защитить себя? А мои дети? Что они будут думать обо мне, когда повзрослеют и начнут все понимать? – Она отодвинула от Адрианы перевязанную ногу и прикрыла ее юбкой. – Ну и что с того, что это во мне говорит гордость? Но и не только в ней дело, черт тебя подери. Я его… я его люблю, люблю. А он… Что бы он ни делал, все это доказывает, что он любит тебя. И ты его любишь. А я всего лишь какое-то недоразумение во всей вашей любовной истории. Эркюль не мой муж, хотя я и родила от него двоих детей. Он твой муж, а для меня он… бык-осеменитель. Из-за тебя я чувствую себя шлюхой!

Адриана коснулась щеки Ирины. Она думала, что та вздрогнет и отпрянет, но ничего подобного не произошло.

– Я не люблю Эркюля, – прошептала она. – Если бы любила, то вышла бы за него замуж, когда он предлагал. Он не нужен мне в качестве мужа. Он мой друг, мой собрат по оружию. Он очень дорог мне, но я не люблю его. – Отрекаясь от Эркюля, Адриана вдруг поняла, что на самом деле любит его. – Но ты… – Адриана замолчала, готовая взять последние слова обратно, однако решила договорить до конца. – Но мое тело привыкло к нему, – продолжила она. – Оно отвечает на его любовь. И я не хочу причинять ему боль.

– Ах вот как! Твое тело к нему привыкло! Какая подлость! Из-за этого все семь лет ты заставляла меня страдать?

– Я не думала о тебе, Ирина. Ты ничем не привлекала моего внимания. Не жаловалась на свое положение. И я искренне полагала, что тебе на самом деле до всего этого нет никакого дела. – Адриана на секунду задумалась над своими словами. – Нет, это неправда. Я знала, что тебя это волнует, но я убеждала себя, что тебе это безразлично, и… Ирина, не думай, будто я хорошая женщина.

Ирина посмотрела на свою только что перевязанную ногу.

– А я никогда так и не думала и впредь не собираюсь, – сказала она.

– Но я больше не буду с ним спать. Если бы тогда, семь лет назад, ты попросила меня отказаться от него, я отказалась бы. И пистолет сейчас не понадобился бы.

– Это не в моих правилах – просить. Я не хотела умолять тебя отдать мне мужа.

Адриана рассмеялась:

– Ты называешь это "умолять"? В тебе столько страсти и неистовства. Как тебе так долго удавалось это скрывать? – И вдруг Адриану охватила злость. – Я воспитывалась в Сен-Сире. Там девочек наказывали за то, что они начинали перешептываться; стоило заподозрить, что у нас есть секреты, и нас наказывали. Это научило нас искусно скрывать свои тайны. Затем я оказалась при дворе французского короля. И там я купалась во лжи, она пропитала меня насквозь. Я вынуждена была скрывать свои истинные мысли и чувства, потому что так мыслить и чувствовать считалось неподобающим для женщины. Из-за этой лжи я потеряла все, что мне было дорого. Я потеряла свою девственность в постели безумного, старого и мерзкого короля. Я потеряла свою настоящую любовь… – Она замолчала и глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, затем продолжила: – Прости, Ирина, ради бога, прости за то, что я так долго отнимала у тебя Эркюля. Но я не прошу прощения за то, что не пыталась скрыть эту связь. Я больше не хочу утаивать, кто я есть на самом деле. И никогда не буду этого делать. Ты понимаешь меня?

Ирина попыталась подняться:

– Думаю, да.

– Садись на мою кровать. Ты не можешь самостоятельно передвигаться…

– Могу.

Адриана наблюдала, как Ирина неловко опустилась на кровать. Затем Адриана вновь подошла к шкафу и достала оттуда бутылку бренди.

– Выпей немного, – предложила она.

Ирина в мгновение ока осушила первый бокал, за ним второй.

Адриана решила и сама выпить. Несколько минут они сидели молча.

– Мы сейчас с тобой пережили неприятный момент, – нарушила молчание Адриана. – Давай… давай будем считать, что все в прошлом.

– Ты действительно порвала с Эркюлем?

– Да.

Ирина кивнула:

– Хорошо. Я знаю, что не смогу заставить его полюбить меня. Но я, по крайней мере, перестану ненавидеть тебя. Думаю, когда сердце освободится от ненависти, жизнь моя станет светлее и счастливее.

Адриана вновь наполнила их бокалы.

– Выпьем за свободу от ненависти, – сказала она, и они выпили.

Раздался стук в дверь, Адриана, протирая заспанные глаза, направилась ее открывать. На пороге, весело улыбаясь, стояла Креси.

– Ну, по крайней мере, сегодня вид у тебя поприличнее, – заметила Адриана.

Креси нахмурилась:

– Я еще не успела сказать тебе ничего плохого, с чего это ты на меня нападаешь?

– По привычке.

– Ну, я думаю, иметь habit[34] обязательно, но вовсе не обязательно всегда им прикрываться. Уж коли зашел разговор о привычке, то, кажется, у мадам д'Аргенсон появилась новая. Ей вдруг стало нравиться прихрамывать…

– Да, она пыталась убить меня, но вместо этого пострадала сама. Вот и вся история.

Креси дугой выгнула бровь:

– Все вокруг сгорают от любопытства…

– Все или только одна рыжеволосая красотка?

– Буду рада, если ты начнешь удовлетворять всеобщее любопытство с меня.

– Все незатейливо просто, никаких интриг в стиле барокко. Ирине надоело быть дурой.

– И ты все уладила?

– Думаю, да. Сестрой она меня не назвала, но, полагаю, стрелять в меня больше не будет.

– Может быть, стрелять и не будет. Она усвоила урок. В следующий раз она воспользуется ядом.

– Глупости.

– Я вполне серьезно говорю. Один раз она потеряла самообладание и осталась безнаказанной. Второй раз она может оказаться смелее.

– Вероника, у нее нет оснований убивать меня. Мой роман с Эркюлем закончен.

– Но у нее осталась привычка считать, что ты спишь с ним. И она по привычке будет и дальше так думать.

– Сегодня ночью говорила с ней я одна, и у меня сложилось иное мнение на сей счет. – Адриана увлекла Креси в комнату, после чего начала рыться в небольшом сундуке в поисках платья. – И вообще, что я, по-твоему, должна сделать? Выбросить ее за борт?

– Не надо таких радикальных мер. Пусть они с Эркюлем переберутся на другой корабль.

– Мне эта идея не очень нравится. Я хотела бы, чтобы он остался на этом, в случае необходимости я всегда смогу его защитить.

– Он уже давно взрослый. Если ты действительно намерена его отпустить, то отпусти…

– Только как любовника, но не как близкого друга!

Креси закатила глаза:

– Ну вот, мы снова вернулись к тому, что Ирина не поверит тебе, а он не откажется от того вина, что ты ему предлагаешь.

– Какое платье лучше, Вероника?

– Синее. Ты слушаешь меня или нет?

– Что касается платья – да. А что до всего остального… Я благодарю тебя за совет. Я очень люблю тебя и этот разговор считаю оконченным.

– Очень хорошо. – Креси пожала плечами. – Ты тоже не маленькая девочка, а взрослая женщина. У тебя сейчас урок с Елизаветой?

– Да. А потом кофейный час с остальными учениками. Сегодня ничего знаменательного не успело произойти?

– Даже намека нет ни на какие вражеские атаки. Вот, правда, Эркюль хочет, чтобы сегодня во второй половине дня один из кораблей приземлился.

– Зачем?

– У нас истощились запасы провианта. Он горит желанием их пополнить.

– У нас есть аппарат, дающий манну…

– Да, но никто не хочет ее есть. Лично я наотрез отказываюсь.

– Города не внушают мне доверия. Голицын в одном из них легко может устроить для нас ловушку.

– Речь идет о том, чтобы найти дикое стадо и немного поохотиться. Или выторговать парочку коз у какого-нибудь татарского племени.

– А, ну это совсем другое дело. Скажи им, пусть, если хотят, увеличат скорость и уйдут вперед. А где мы вообще находимся?

– За Уралом.

– Возможно – если это безопасно, – мы могли бы организовать для студентов экспедицию.

– Какую еще экспедицию?

– Сбор растений, горных пород и тому подобное.

– Боже, как интересно! Как жаль, что мне придется заниматься такими скучными делами, как охотиться и отбиваться от диких татар!

– Болтушка. Лучше помоги мне надеть платье.

– У тебя что, нет горничной? Или ты и эту роль мне отводишь?

– Думаю, эта роль тебе, старушка, не по плечу.

Креси посчитала своим долгом затянуть корсет слишком туго.

На юном лице Ломоносова отражались волнение и эмоциональное возбуждение. Остальные с уважением ожидали его выступления, потягивая горячий шоколад.

– Эти мои идеи еще не полностью оформились, – начал он, – но я надеюсь, что они вызовут бурное обсуждение. Я не решился бы излагать их в рамках научного доклада как нечто неопровержимо доказанное, как Fait accompli[35]

– У нас сейчас дружеские посиделки, – заметила ему Адриана. – Представь, что ты в кофейне, в одной из тех, где любили встречаться философы Лондона и Парижа, а вовсе не в лекционном зале колледжа. Мы будем собираться таким образом, чтобы в дружеской обстановке, свободно и открыто обсуждать возникающие в нашей голове идеи.

Ломоносов улыбнулся и благодарно кивнул:

– Позвольте мне начать с того, что, я думаю, мы все принимаем за неоспоримую истину, – с трех утверждений, представленных в работах Ньютона. Первое гласит: материя состоит из четырех видов атомов: damnatum, lux, phlegm и gas[36], взятых в различных пропорциях. Второе утверждение гласит: форму этим атомам задают ферменты, а пространственную композицию нематериальных сил определяют притяжение, отталкивание и гармонии. В результате взаимодействия этой триады собираются определенные атомы, и образуется определенного вида материя. Первопричиной ферментов считается сам Господь Бог. Он в момент творения создал конечное число ферментов и рассредоточил их по всей Вселенной. Третье утверждение гласит: силы сродства и гармонии, однажды возникшие, бывают двух видов – имеющие границы и абсолютные. Сейчас я скажу то, что вызовет всеобщее возмущение: с самого начала в каждом из этих положений я видел недостаток.

– Ты хочешь сказать, что Ньютон заблуждался? Что, в сущности, все современные науки – заблуждение? – спросил Линней.

– Будьте осторожны, – предупредила Адриана, – не делайте из Ньютона нового Аристотеля. Наука на сотни лет остановилась в своем развитии только потому, что последователи Аристотеля не подвергали сомнению его учение.

Ломоносов радостно кивнул:

– Благодарю вас, мадемуазель. Чтобы моя идея стала более понятной, хочу уточнить – я не считаю положения Ньютона неверными или недоработанными. И, разворачивая идею далее, начну, если позволите, с его последней гипотезы. В чем состоит разница между сродством, имеющим границы и абсолютным?

Магнетизм и гравитация являются идеальными примерами несовершенного сродства, и первое имеет более узкие границы, нежели второе. Магнетизм как сродство существует только между сходными материальными объектами, определенными видами металлов, и его действие уменьшается с увеличением расстояния от источника обратно пропорционально квадрату расстояния от источника. Гравитация является более общим и всеобъемлющим сродством – она в равной степени воздействует на все виды материи, и ее действие так же обусловлено расстоянием. Идеальные, или абсолютные, виды сродства получили название гармоний, и они известны нам более всего. Так, например, гармония, посредством которой происходит сообщение между двумя эфирографами, не зависит от расстояния, информация через эфир передается мгновенно.

– А разве гравитация распространяется в среде не мгновенно? – спросила Бретой.

– Я задавал себе такой вопрос, – ответил Ломоносов. – Проведенный эксперимент показал, что магнетизм распространяется со скоростью света, значит, не мгновенно. Это дает основания полагать, что гравитация ведет себя подобным же образом, поскольку магнетизм и гравитация схожие сродства, и оба – не совершенные.

– Вы изложите нам, как проводился эксперимент?

Ломоносов замялся:

– Это займет слишком много времени, и он не связан напрямую с темой нашего сегодняшнего обсуждения.

– Хорошо, расскажете о своем эксперименте в следующий раз, – вмешалась в разговор Адриана. – А пока результат вашего эксперимента примем за аксиому.

И снова Ломоносов посмотрел на нее с благодарностью и продолжил:

– Поскольку у нас не официальный научный совет, то я буду краток. Как я уже упомянул, признавалось существование двух видов сил – одни уменьшаются обратно пропорционально расстоянию, а вторые остаются неизменными. Те из них, которые, как гравитация, считаются сотворенными Богом, должны поддерживать и сохранять границы материальной Вселенной и объекты, в ней находящиеся. Если бы гравитация не уменьшалась с расстоянием, то вся материальная Вселенная очень быстро слиплась бы в один клубок. Абсолютные сродства, считается, управляются напрямую самим Богом, а Бог всеведущ и вездесущ. Из этого следует, что Он не может зависеть от сродств, имеющих границы. Это нарушило бы Его условия существования – всеведение и вездесущность. Что я хочу этим сказать? Если допустить, что Бог зависит от света, посредством которого Он передает информацию из той своей части, что находится на Юпитере, в ту, что на Земле, то нельзя считать, что Он всегда и обо всем знает, а это противоречит истине. Считается, что malakim, как и животный дух, и душа человека, создаются абсолютными сродствами, и потому они стоят к Богу ближе, нежели материя.

– Но вы с этим не согласны? – спросил Линней.

– Не согласен на основании двух взаимосвязанных причин. Во-первых, ни одно из известных нам сродств не является абсолютным. Даже сродство, позволяющее сообщаться между собой эфирографам, ослабевает с увеличением расстояния между ними. Истинно абсолютные сродства существуют чисто гипотетически, опытным путем они не были обнаружены. Исходя из этого, можно предположить, что между сродствами, имеющими границы, и абсолютными существует великое множество иных и самых разнообразных сродств. Их ослабление с увеличением расстояния происходит не столько в плоскости геометрической, сколько арифметической, и они являют собой те силы, которые действуют между так называемым ограниченным и безграничным.

– По принципу философской ртути? – спросила Адриана.

– Именно Я думаю…

В этот момент Бретой неожиданно взвизгнула.

– Эмили! – укоризненно произнесла Адриана.

– Ах, простите, мадемуазель. Но это как раз. – Она бросила взгляд в сторону Линнея, который чуть заметно кивнул в знак одобрения. – Как вам известно, – продолжила Бретой, – мсье Линней и я как раз работаем над систематизацией malakim…

– А я думала, вы балуетесь анатомией, – несколько томно обронила Елизавета.

– Елизавета! – оборвала ее Адриана.

Цесаревна улыбнулась, как ни в чем не бывало.

– Продолжай, Эмили, – сказала Адриана.

Эмили густо покраснела, но продолжила:

– Мы изучали копии ньютоновских записей, тех самых, что он вел в Праге. На полях было очень много заметок, которые он делал, наблюдая за животным духом. А сам текст, несомненно, являлся ключом к истинно божественной науке. В нем содержалась формула, которая позволяла создавать устройства, посредством которых malakim могли действовать в материальном мире. Эти записи, их содержание в некотором роде перекликается с тем, что он говорит, – Эмили кивнула в сторону Ломоносова. – Простите меня, мсье Ломоносов, я не хотела вас перебивать, но, кажется, ваша идея объясняет записи Ньютона. Думаю, я вижу в ней ключ к математической формуле отражающей природу malakim. И, мадемуазель, ваши собственные работы…

Она замолчала, вдруг забеспокоившись, словно открыла тайну, которую не должна была открывать. Но Адриана неожиданно вспомнила… вспомнила ту формулу, над которой она работала много лет назад и которую однажды она увидела почти полностью. Формула могла объяснить ей природу ее необычной руки, природу обитателей эфира и многие иные предметы и явления, скрытые от глаз человеческих.

И вот сейчас все сошлось ее расчеты, эксперименты Ньютона, интуитивные прозрения Ломоносова. Она на краткое мгновение увидела, куда это все ведет, – к знаниям, от которых она отказалась много лет назад. Возвращает ее к тайне manus oculatus, к загадке природы Бога и Вселенной.

И ее охватил какой-то дикий ужас, она боялась не только за себя, но за каждого кто находился рядом с ней. Когда-то она встала на путь познания, тогда она была одна, и ее остановили. Остановили с помощью тонкого обмана и соблазна, но твердо и хладнокровно.

Нет сомнения, их снова остановят, и остановят окончательно. Она сказала серафиму, что не отступит перед лицом смерти, поддавшись страху. Но сможет ли она взять на себя ответственность за жизнь своих учеников?

Отстранение наблюдала она за молодыми людьми, которые возбужденно обсуждали научные идеи, неожиданно сошедшиеся в одной точке, и пыталась найти ответ на вопрос: как уберечь их от гибели.

6

Дипломат

Взрыв сотряс башню. На мгновение Франклину показалось, что она рушится и им с Нейрном суждено погибнуть под ее обломками. Вместе с этим ощущением к нему вернулась способность соображать. Вокруг палили из пушек и мушкетов, возможно даже, им удастся сбить летательный аппарат, а возможно, и нет. Он точно знал, что нужно сделать, именно это он и собирался предпринять.

Они кинулись вниз по приставной лестнице, последние десять ступенек преодолели прыжком и побежали, прокладывая дорогу сквозь бурлящий вокруг хаос. Летательный аппарат уже успел скрыться из виду. Вполне возможно, что его атака закончена, но Франклин страстно желал, чтобы это было не так. И хотя объект намеренно выплеснул им на головы огонь, его основной задачей, несомненно, была разведка. И эта задача скорее всего выполнена, если у пилота есть эфирограф или иное средство дьявольской связи. Но, возможно, пилот не успел отправить донесение. В любом случае, если аппаратом управляет человек, он может побояться возвращаться назад, не выполнив задания. Франклин не хотел, чтобы аппарат улетал. Если есть шанс не допустить попадания информации к силам претендента, то нужно этим шансом воспользоваться.

Ему с трудом удавалось пробиваться в толпе суетящихся людей. Чероки стреляли в воздух, перезаряжали мушкеты и снова стреляли и кричали во все горло. Колонисты ничем от них не отличались. Франклин на мгновение подумал о том, сколько их может погибнуть под градом собственных падающих вниз пуль.

Он упорно двигался вперед и наконец добрался до обоза, который был еще не полностью разгружен. Чертыхаясь, Бенджамин принялся рыться среди ящиков и узлов.

Провидение влепило ему хорошую затрещину: на несколько мгновений он превратился в кинетический объект, в один из многих – падающих, поднимающихся, сталкивающихся друг с другом. Он тряхнул головой, из носа потекла кровь. Он не мог понять, то ли ему череп раскроило, то ли еще какой жизненно важный орган поврежден, отчего его тело не понимает, что умирает.

"Ну разумеется, они хотят уничтожить провиант", – подумал Франклин и кинулся к тому самому месту, которое более всего интересовало воздушного противника. Почему они не разгрузили повозки и не попрятали все свои запасы в укрытие? Конечно, они хотели сохранить готовность сняться с места в любой момент, но ведь они же знали, что у московитов есть воздушные корабли…

"Идиот, хватит пустых рассуждений, ищи то, что нужно!"

Повозка, которую он искал, была перевернута и лежала на боку, вокруг валялось ее содержимое. Еще несколько шагов, и он превратит это содержимое в ворох конфетти. В развороченной повозке легче искать то, что нужно. С мрачным видом он пытался сосредоточиться на поисках и не смотреть на небо – нелегкая задача. В голове все время сверлило, что, может быть, сейчас небесный Стрелец натягивает лук и целится прямо ему в макушку.

Звук нового взрыва заставил Франклина вздрогнуть, ближайший к нему фургон вспыхнул факелом. Перевернутая повозка, к которой он пробирался, укрыла его от огня и осколков, но взрывной волной его отбросило куда-то в сторону.

"И все-таки Стрелец промазал. Да, когда твои стрелы так велики…"

Он не сразу понял, зачем он тут оказался, с еще большим трудом осознал, что лежит как раз на том, что ищет. Неистово он принялся разворачивать холстину. У него над головой дзинькали, ударяясь об adamantium, пули. Вероятно, летательный аппарат висел у него над головой, упорно преследуя свою цель, но Франклин не хотел отвлекаться и не поднимал головы.

Наконец он нашел его – странного вида устройство, похожее на камертон, – усовершенствованный depneumifier. Повернув ключ, он включил его и направил вверх.

Возможно, пилот – или сам дьявол, занявший его место, – почувствовал нечто недоброе, или, возможно, решил, что слишком злоупотребляет гостеприимством, или у него больше не осталось метательного огня. По непонятным причинам объект вновь начал удаляться, быстро набирая скорость. Франклин продолжал держать depneumifier, все так же направляя его вверх. Он чувствовал легкое головокружение и тошноту, хотя устройство ничего неприятного не излучало. Немного гудело, но не раздражающе.

Летательный аппарат не упал на землю, на что Франклин очень рассчитывал. С ужасом и совершенно отчетливо он вспомнил, как Улер говорил московиты настолько усовершенствовали летательные аппараты, что они уже не зависят всецело от malakim.

Но вдруг аппарат, как птица, у которой оцепенели крылья, лишился жизненных сил. Он с трудом скользил по воздуху, страшно раскачиваясь, будто пытаясь взмахнуть крыльями.

Стена частокола скрыла его из виду, но Франклин услышал хриплые и радостные крики, огласившие окрестности. Франклин наконец заметил, что его бьет сильная дрожь, он с трудом мог держать в руках depneumifier. Чувствуя страшную слабость, он медленно и осторожно положил устройство на землю и сам опустился рядом.

Так он просидел несколько минут, когда к нему подошел Роберт:

– Ты сделал это, Бен! Или это был не ты! У края леса эта летающая бестия врезалась в дерево. Туда со всех ног бросились люди маркграфа, и дядя Томас не замедлил отправить туда своих ребят. Чего расселся, пойдем и мы посмотрим!

– Думаю, если я сделаю это чуть позже, то не умру от неудовлетворенного любопытства, – пробормотал Франклин. Он сидел на каком-то бауле и тряс головой, в надежде унять шум в ушах.

Вдруг Роберт заволновался:

– С тобой все в порядке! Ты не ранен?

– Нет. По крайней мере, так мне кажется. Но я, Роберт, не готов бежать и смотреть на упавший аппарат. Надеюсь, я с ним покончил.

– И это ты говоришь! Раньше ты не особенно скромничал и любил распространяться о своих подвигах в Старом Свете. Думаю, ты и от этих лавров отказываться не собираешься.

– Может быть, лет через тридцать, когда стану старым и толстым, я буду рассказывать о своих подвигах многочисленным внукам. Но сейчас я предпочел бы забыться в сладостной иллюзии, нежели смотреть в глаза откровенной правде.

– Ну ладно, давай тут посидим. Может статься, что им – людям маркграфа и нашим – придется там немного повоевать. Нам в таком случае лучше здесь подождать, пусть они там без нас все уладят. Кто знает, вдруг у этой бестии крепкие зубы. Но ты сумел оборвать ей крылья, так что они теперь справятся сами.

– Роберт, если ты хочешь, иди туда.

– Нет, я не уйду, пока ты мне не скажешь, как заставил ее приземлиться.

Франклин сделал несколько глубоких вздохов. На мгновение он вновь почувствовал себя четырнадцатилетним мальчишкой, который гордо демонстрирует закадычному другу, Джону Коллинзу свое первое научное изобретение. Тогда жизнь казалась простой и легкой, а будущее – светлым и прекрасным. Он мечтал, что станет знаменитым ученым, покорит своими достижениями весь мир.

Его желание исполнились, но в таком искаженном виде, словно джинн, выпущенный из бутылки, исковеркал их до неузнаваемости в отместку за то, что его так долго держали в неволе. Да, он стал знаменитым, и мир был у его ног, тот самый мир, который он чуть не погубил своими собственными руками, и лучше бы повернуть все вспять, и жить в Бостоне, и мирно работать печатником. Сейчас Бостон опустел, жители ею покинули, отец умер в Виргинии от душевного расстройства, мать осталась вдовой, за ней присматривает сестра, и она не то что письма писать – разговаривать с ним не желает. А Джон Коллинз! Он скорее всего умер. Вначале Франклин боялся, что Брейсуэл убил его, но потом до него дошли слухи, что Джон счастливо избежал этой участи, но крепко сдружился с зеленым змием и канул где-то в кровавом хаосе сражений против Новой Франции. И по всей видимости, его уже нет в живых.

– Ну что! – не отставал от него Роберт.

Он посмотрел на Роберта, друга, о котором можно было только мечтать, недоумевая, за что судьба ниспослала ему такой подарок.

– А-а, – Франклин словно очнулся, – все дело в новом depneumifier.

– Так ты применил exorcister? Но ты никогда не объяснял мне, как он работает.

– Ты помнишь, вначале сэр Исаак изобрел шары, которые удерживали корабли московитов в воздухе?

– У меня, конечно, короткая память, но не настолько, – съязвил Роберт.

– А потом, в Венеции, он всем продемонстрировал, что может не только делать их, но и ломать.

– А я думал, что это изобретенный им talos все разломал.

– Верно. Шары были сделаны на основе определенных гармоний, они служили и клеткой, удерживающей malakim, и двигателями, работавшими на их энергии. В Венеции talos Ньютона разрушил шары.

– А затем и Ньютона убил. И ты поклялся даже и не пытаться сделать нечто подобное.

– Я и не пытался. Все, что можно изобрести с помощью malakim, можно изобрести и самым обычным образом, просто придется больше сил и времени затратить и голову изрядно поломать. На создание летательного аппарата, который мы видели сегодня, мне бы потребовалось десять лет, и без гарантии, что он поднимется в воздух.

– Может, и так, но эта чертовщина летает без всяких шаров, как птица, и она вовсе не похожа на ту лодку, в которой мы болтались в воздухе вместе с Исааком Ньютоном.

– Думаю, шар-двигатель, с плененным в нем malakus, находится где-то внутри аппарата. И ты прав, в то время, когда аппарат летит на большой скорости, он получает энергию от естественного движения воздуха. Но ты обратил внимание – он летит без видимых стимулов. Но даже у птицы есть сердце, и если тебе удастся его остановить, то птица упадет на землю. Слава богу, им не удалось усовершенствовать некоторые двигатели не дьявольской природы… – Франклин вдруг замолчал и уставился куда-то вдаль.

– Эй, Бен, ты где витаешь?

Но тут Роберт сам присвистнул и возбужденно воскликнул:

– Это же твое изобретение… летающий ящик!..

– Именно, Роберт. О господи! Если эти две штуки объединить! – Франклин вскочил на ноги, и так быстро, что у него вновь закружилась голова. – Робин, я хочу посмотреть на упавший аппарат, и немедленно!

Когда они подошли к летательному аппарату, вокруг него уже собралась толпа, человек сто, всем хотелось его толкнуть или пнуть, словом, каким-то образом прикоснуться к нему. Как Франклин и предполагал, аппарат был сделан из алхимического сплава, не adamantium, но очень с ним сходного, более прочного, если сравнивать со сталью, и легкого, как дерево. Один из воинов, приподняв аппарат, засвидетельствовал тем самым его малый вес.

Франклин с облегчением отметил, что собравшиеся не проявляли агрессии друг к другу: воины Оглторпа и Тайного союза рассматривали диковину, стоя бок о бок.

На земле он мог рассмотреть аппарат значительно лучше. Его конструкция действительно напоминала бумажного змея – одно огромное крыло эллиптической формы. В центре – несколько подвижных панелей, которые, по его представлению, и управляли движением аппарата. Была и небольших размеров кабина из алхимического стекла, внутри ее – стул, под ним, как он и предполагал ранее, шар, в данный момент пустой. Но то, что в нем совсем недавно находился malakus, он даже и не сомневался.

– Оригинально, – признал Франклин, одновременно восхитившись и ужаснувшись.

Какие еще хитроумные штуки могли изобрести маги московитов?

Частично они получат ответ на этот вопрос, потому что пилота удалось захватить в плен. При падении он пострадал, но не сильно. Сильнее ему досталось от воинов маркграфа, подоспевших сюда первыми. Они не намерены были прощать ему гибель своих товарищей.

– Кто он? – спросил Франклин, глядя на пленника.

Пилот был небольшого роста, жилистый, с почти лысой головой. Настоящий кобольд[37].

– Точно не знаем, – ответил Нейрн. – Кажется, он говорит только на языке московитов.

– Что ж, пусть будет так, – сказал Франклин и покосился на Оглторпа.

Маркграф верно понял его взгляд и покраснел. Франклин не стал больше ничего говорить: мудрому и без слов все ясно. А он считал Оглторпа мудрым человеком.

– Какой необычный аппарат, – прозвучал над самым ухом голос Вольтера.

Франклин не заметил, когда француз успел подойти.

– Светлая голова над ним работала, – признал Франклин, – хотя и не для светлых целей. Но с наступлением лучших времен я хотел бы познакомиться с этим изобретателем. Неужели мы всегда будем врагами?

– На твоем месте я отказался бы от подобных мечтаний, – заметил Вольтер. – Твое желание может исполниться, ты получишь ответ на свой вопрос, и он может тебе не понравиться. Умельцев много, но не все они работают на благо человечества.

Франклин кивнул:

– Это верно. Еще говорят, благими намерениями вымощена дорога в ад.

Франклин имел в виду себя: его самые возвышенные помыслы чуть не уничтожили все человечество.

Он продолжал осматривать аппарат, не переставая изумляться, по ходу объясняя Вольтеру принцип его работы. Он заметил, что и чероки с неменьшим вниманием изучают летательный аппарат. Через минуту от них отделился один и направился в их сторону.

Это был тот самый светлокожий парень, который еще раньше привлек внимание Франклина. По мере приближения парня Франклин понял, что он не из племени чероки, хотя был одет и подстрижен на их манер.

– Мне сказали, вы Бенджамин Франклин, маг из Чарльз-Тауна.

– Верно вам сказали.

– Рад с вами познакомиться. Меня зовут Кристиан Готтлиб Прайбер. Я читал ваши трактаты.

– В самом деле?

Парень хорошо говорил по-английски, но с сильным немецким акцентом.

– Да. Правда, не столько научные, сколько о естественной независимости, присущей всему живому.

– Они были написаны так давно. Мне даже удивительно, что они попались вам на глаза.

– Я их читал в то время, когда жил в Старом Свете, до того как прибыл сюда и посвятил себя главному делу своей жизни.

– Стать чероки, сэр? Это главное дело вашей жизни? Если так, то вы заметно преуспели.

– Одежда всего лишь прикрывает тело человека, но не отражает его сути. Я преследую иную цель, и я хотел бы с вами о ней поговорить, если у вас найдется минутка.

– Я очень занят, мистер Прайбер.

– Понимаю, мистер Франклин. Я располагаю сведениями, что вы, англичане, уверены, будто в этой гражданской войне чероки встанут на вашу сторону. Я прибыл сюда сообщить вам, что это не так, и объяснить почему. До моего сведения довели также и то, что вы иностранный дипломат, выступающий от имени своего, – парень снисходительно улыбнулся, – народа. Я поговорил бы с вами сразу же по прибытии, но вас не было среди встречавших меня и моих братьев чероки.

– Приношу свои извинения, – сказал Франклин, совершенно не понимая, что бы все это значило. – Но в тот момент меня никто не назначал дипломатом, и губернатор Нейрн ни чего мне об этом не говорил.

– Я не заводил с ним разговора на эту тему. Честно говоря, я не доверяю ему. Его засылали к индейцам в качестве шпиона, и он был приспешником Черной Бороды. Ваши трактаты о независимости убедили меня в том, что я могу доверять вам. И если вы до начала совета не найдете для меня времени, то, боюсь, мне придется изменить свое мнение о вас.

– Я правильно вас понял, сэр, вы хотите поговорить со мной прямо сейчас?

– Если возможно. Насколько мне известно, делегации аппалачей и маронов на подходе, и времени совсем не осталось.

– Хорошо. Позвольте мне дать распоряжения насчет этого аппарата, и минут через пятнадцать я мог бы с вами поговорить в нашем штабе. Такой расклад вас устроит?

– Вполне. Благодарю вас, сэр.

Парень направился назад к чероки. Франклин посмотрел ему вслед и подумал, как глупо белый человек выглядит в набедренной повязке, чего совершенно нельзя сказать об индейцах.

"Ну и что теперь делать?" – со стоном спросил самого себя Франклин.

Он нашел Томаса Нейрна, который решал, как не допустить, чтобы аппарат, если ему вдруг вздумается, поднялся в воздух и улетел.

– Вы знаете этого Прайбера? – устало спросил Франклин.

– Кое-что слышал о нем. Но когда приехали чероки, не мог понять, он это или нет, – ответил Томас.

– Кажется, этот Прайбер считает, что чероки нам вовсе не друзья.

Нейрн нахмурился:

– Я ничего подобного не слышал. Ануанека, который возглавляет их делегацию, сказал мне, что чероки на нашей стороне.

– А этот Анау… ну, в общем, этот парень, он индеец? Он вождь этого племени?

– Вождь, но не самый главный. Он еще очень молодой, но раньше у него было право говорить от имени верховных вождей, думаю, это право есть у него и сейчас. Я не знаю, что этот немец имеет в виду. – Нейрн усмехнулся. – Но, полагаю, вам имеет смысл с ним поговорить, мистер дипломат.

– Полагаю, имеет смысл. У нас есть человек, который говорит по-русски? Нужно допросить пленного пилота.

– У нас есть еще один пленник.

– Улер? Да, но разве мы можем доверять его переводу? Нужно еще кого-нибудь найти. Он может просто присутствовать, пока Улер будет переводить.

– Ясно, нужна проверка. Какой вы все-таки хитрый, мистер Франклин!

– Знаю. Но не могу сказать, что высоко ценю в себе это качество, – угрюмо ответил Франклин.

Он заметил, что Вольтер все это время неотступно следовал за ним.

– Пойдем, – сказал Франклин философу. – Кажется, мне потребуется твоя помощь.

Прайбер был невысокого роста и, как и пленный пилот, чем-то походил на кобольда. В помещении в своем наряде индейца он выглядел еще глупее, напоминая придворного, нелепо вырядившегося по случаю бала-маскарада.

– Что хотите нам поведать, мистер Прайбер?

– Хочу изложить утопическую идею, мистер Франклин.

– О, как интересно, – сострил Вольтер. – У одной моей кузины лицо в прыщиках, и рисунком они напоминают карту Перу, но чтобы по ее лицу ориентироваться на местности… – Он замолчал и многозначительно посмотрел на замысловато выбритую голову Прайбера. – Это и есть ваша утопия?

Между бровей Прайбера собралась складка, свидетельствовавшая о сдерживаемом раздражении.

– Простите, сэр, не имею чести…

– Вольтер к вашим услугам.

– Автор "Эдипа"?

– Если кто-то должен принять на себя хулу за это творение, то я готов.

– Вы заговорили об утопии, мистер Прайбер, – тихо заметил Франклин. Он сомневался, правильно ли поступил, что попросил Вольтера принять участие в этом разговоре.

– Да. Полагаю, вы оба согласитесь со мной, что Старый Свет сам себя сталкивает в пропасть.

– Неужели там все так безнадежно плохо? – осторожно спросил Франклин.

– Я очень долго верил, нет, даже мечтал, что можно построить более совершенное общество. Я знаю, что вы оба, – мне известно, кто вы, мсье, – тоже размышляли над тем, как сделать жизнь людей лучше. Я искал пути, еще находясь на родине, и обнаружил, что люди, живущие в сельской местности, – простые и честные, чтящие традиции своих предков, – почти совершенны по сравнению с городскими жителями и брызжущими желчью придворными. Но даже и над ними, несмотря на перемены последних лет, слишком тяготеет груз прошлого. Старый Свет безнадежно испорчен.

Франклин пожал плечами:

– Когда я там был, у меня сложилось мнение, сходное с вашим.

– Я думаю, вы согласитесь со мной, что в Новом Свете, где так много возможностей, мы могли бы построить страну – империю – на основе справедливости и целесообразности. Но нам никогда не удастся это сделать, если мы будем руководствоваться традициями Старого Света и следовать его порокам. Я уверен, что мы могли бы научиться жить по-новому. Я поверил в это, как только прочитал о них, впитав в себя нравы народов, населяющих этот континент и никогда не знавших ярма тиранов.

Франклин кивнул. Он начал чувствовать симпатию к молодому человеку.

– Мне часто приходила в голову мысль, что индейцы пользуются весьма разумной системой правления.

– Разумной, но не совершенной. Но ее можно усовершенствовать! – с воодушевлением воскликнул Прайбер.

– И как вы намерены это сделать, мистер Прайбер? – спросил Франклин с некоторой осторожностью.

– Во-первых, я человек действия. Когда на Европу обрушились бедствия, я понял: время пришло. Я бы еще долго сомневался и откладывал, если бы все было более или менее спокойно. Но глупость и жестокость правительства Саксонии, где я в то время жил, подтолкнули меня к принятию решения. Мне стоило больших трудов добраться сюда, корабли не хотели плыть к берегам Нового Света. Но три года назад мне все же посчастливилось устроиться матросом на один из них.

– Какой верный ход. Вы отправились на поиски Эльдорадо, не так ли?

Франклин услышал сарказм в вопросе Вольтера. Но Прайбер его не заметил.

– Эльдорадо? Нет смысла потакать собственной жадности и тратить время на поиски золота Эльдорадо. Надо не искать, а строить. Хотя, признаюсь, меня увлекли рассказы о Новой Андалузии, о цикории, который первые переселенцы нашли в этих землях. Но этот сказочный край оказался не чем иным, как землями чероки, поразившими меня тем, в какой гармонии человек живет с природой; именно о таком устройстве человеческой жизни я и мечтал. В итоге я прибыл сюда и поселился с индейцами, чтобы понять, что такое хорошо и что такое плохо. Я привез с собой практические знания и многому научил их, и они прониклись ко мне уважением. И когда я заговорил с ними о лучшей жизни, мои рассказы увлекли их. Короче говоря, джентльмены, в Теллико верховный вождь сделал меня своим премьер-министром и дал мне право помогать в создании своего рода рая на земле, какой и вообразить трудно.

– Не могли бы вы, мистер Прайбер, в нескольких словах описать этот сказочный рай?

– В нескольких словах не получится. Но все свои соображения я изложил в форме небольшой книжки, она помогает понять мой замысел.

– Но вы же сами сказали, что у нас нет времени.

– Это верно, поэтому я постараюсь обрисовать основные принципы этого нового общества. Основополагающий принцип заключается в том, что все люди равны – чероки, маскоки, немцы, англичане, французы. В совершенном государстве не будет различий между людьми разных национальностей и различного цвета кожи, будет единый народ.

– Очень прогрессивно, – заметил Вольтер.

Его слова хотя и прозвучали скептически, но направление мысли ему явно нравилось.

– Все должно делаться и решаться совместно, – продолжал Прайбер. – Не будет никакой единоличной собственности – что принадлежит одному, то принадлежит всем. Вы понимаете, какой глубокий смысл в этом заложен? Это принцип справедливого разделения власти и богатства, этого не было в Старом Свете, что в конце концов его и погубило. Париж пал – рухнул колосс на глиняных ногах, – народ не выдержал бремени, не смог более удовлетворять непомерные прихоти знати. Уничтожьте возможность существования богатства, и вы тем самым уничтожите возможность существования бедности. – Он все больше воодушевлялся и оттого всем телом подался вперед. Пальцы его, словно молоточки, барабанили по столу. – Даже женщины будут общими. Ни один мужчина не сможет назвать какую-нибудь одну женщину своей женой. И дети будут воспитываться сообща, и таким образом они потом весь народ будут считать своими родителями.

Франклин посмотрел на Вольтера, пытаясь сообразить, как в таких случаях подобает отвечать дипломату. Он откашлялся и изобразил на лице улыбку:

– Мистер Прайбер, я отчасти согласен с вами: алчность и счастье редко живут под одной крышей, и скорее всего не мы владеем богатством, а оно заставляет нас ему служить. Ваша идея о равенстве звучит привлекательно, я считаю, что источником многих бед являются погрязшая в пороках правящая аристократия и незаслуженные привилегии.

Прайбер возбужденно закивал.

– А что же будет с промышленностью, ростом благосостояния, тяжелым трудом, если в новом обществе не будет происходить никаких изменений к лучшему? Не получится ли так, что лентяй будет жить за счет труженика? А что касается идеи общности всех женщин, я скажу так: на моем веку мне не раз приходилось делить женщину с другими мужчинами, и каждый раз ничего хорошего из этого не выходило.

– Мой личный опыт свидетельствует о том же, – поддакнул Вольтер. – И вот что я еще заметил: коль вы премьер-министр империи, то, похоже, равенство распространяется только на правящий класс. Или вы планируете узаконить выборы?

Прайбер нахмурился:

– Наблюдая за дикой природой, мы замечаем, что в каждом стаде вожаками являются самые сильные животные. Этим же законом должно руководствоваться и человеческое общество. Те из людей, кто более всего годится на роль лидера, должны естественным образом выдвинуться вперед и получить всеобщее признание.

– А разве они примут на себя дополнительную ответственность, зная, что это ничего не прибавит к их благосостоянию, что они останутся в равном положении с самым последним свинопасом? – удивился Вольтер.

– Конечно.

– Думаю, это чрезмерно оптимистический взгляд на мир.

– Вы так думаете? – холодно спросил Прайбер. – А вы, мистер Франклин?

– А чего вы от меня ждете, сэр? Поддержки? Ваша система и без моей поддержки либо будет работать, либо нет.

– Я знаю, мистер Франклин, вы ищете способ объединить страну, все народы этого континента сплотить в одно целое. И как вы намерены достичь своей цели? Одну стрелу переломить легко, но колчан стрел – невозможно.

– Вы хотите, чтобы колонии приняли вашу утопическую идею?

– Конечно. Я понимаю, мое желание не может осуществиться полностью. Однако, я уверен, со временем мой народ, процветая, увлечет своим примером всех остальных. И в этом я хочу заручиться вашей поддержкой, сэр.

– Я не могу ничего гарантировать.

– Если вы сейчас поддержите мою идею, это обеспечит ей дальнейшее развитие.

– Лучшей поддержкой вашей идеи будет присоединение к нам в борьбе за всеобщую независимость, – сказал Франклин. – Вы же не тешите себя иллюзиями, что если претендент утвердится в колониях, то он позволит вашим философским идеям воплотиться в жизнь?

– Нет, конечно. Но я считаю, что моему народу значительно выгоднее наблюдать со стороны, как сцепятся в драке два пса и будут грызть друг друга, пока один не издохнет, а второй от изнеможения и ран будет ни на что не годен. И моему немногочисленному народу останется только отбросить его пинком подальше.

– Не думаю, что вы выиграете, заняв позицию стороннего наблюдателя.

– Выиграю не я, это будет общая победа.

– Сэр, вы же видели сегодня летательный аппарат, вы же понимаете, что сцепятся не дворовые псы, а мастифф с терьером.

Прайбер упрямо стоял на своем:

– Так вы отказываете мне в поддержке?

– Я не могу вас поддержать. Я нахожу вашу идею далекой от практического применения, а общество, которое вы хотите построить, отчасти выйдет таким же отвратительным, как и ныне существующее.

Прайбер откинулся назад, глаза засверкали.

– В таком случае, сэр, я должен советовать моему императору отказать вам в поддержке. Если мне приходится выбирать между двумя демонами, я отказываюсь от выбора.

С этими словами он встал, коротко поклонился и вышел.

– Ну, – сухо произнес Франклин, когда Прайбер ушел, – мы лишились тех, на кого полностью рассчитывали. Как поведут себя остальные? Сдается мне, что моя карьера дипломата завершилась, не успев начаться.

7

Странное происшествие в Сибири

Лес напоминал кладбище.

Ветки не должны быть зелеными, когда на земле лежит снег. От этого они кажутся мертвыми, но сохранившими живой цвет, подобно цветам на надгробиях. И стояла поразительная тишина! Живой зеленый лес должен звенеть голосами птиц, шелестеть ветвями, по которым скачут проворные белки, шуршать травой, где россыпью разбегаются напуганные зайцы.

Даже после нескольких лет, проведенных в северных широтах, Адриана, войдя в лес, густо пахнущий смолой, ощутила страх, совсем не похожий на восторженное изумление, которое она испытывала, маленькой девочкой гуляя в лесу у поместья Моншеврой.

Сейчас Адриана готова была поверить в реальность всех тех фантастических существ, которыми русские населяли свои леса. Но из этого не следовало, что malakim облюбовали именно русский лес и навеки поселились здесь. Они не делали различия между странами. Климат и вид деревьев, по мнению Адрианы, не влияли на их выбор.

– Леса под Санкт-Петербургом ничем не отличаются от этого, – сказала идущая рядом Эмили, словно прочитав ее мысли.

Несмотря на пугающую мертвенность и тишину леса, Адриана чувствовала себя в безопасности. На заливном лугу в пределах видимости стояли два их корабля, еще два, как стражи висели над ними в воздухе. Во все направления разъехались охотники и военный дозор, и, кроме того, у нее были свои личные защитники – джинны, – хотя она и не очень-то им доверяла.

И конечно же, Креси, вооруженная мушкетом, пистолетом и шпагой.

– А почему леса должны отличаться друг от друга? – удивилась Елизавета. – Лес, он и есть лес.

– Прошу прощения, цесаревна, – заговорил Линней, – но позволю себе с вами не согласиться. Леса Таити, Гвинеи или Перу совсем не похожи на этот.

– На него и французские не похожи, – подхватила Адриана. – Там много различных видов деревьев, а здесь всего один.

– Ну, не один, конечно, – примирительно произнес Линней. – Я обратил внимание, что здесь деревья слегка отличаются от своих европейских собратьев того же вида.

– Это, должно быть, какое-то незначительное отличие, – фыркнула Елизавета, – поскольку я его не вижу. Меня другое интересует. Мы ведь такой большой путь проделали, не так ли? Почти как до Таити?

– Путь мы проделали большой, согласен, но и до Таити еще очень далеко, – ответил Линней.

– Я только сейчас поняла, какие странные и необыкновенные деревья росли в ботаническом саду моего отца. Раньше я на них смотрела как на самые обыкновенные растения, и думала, что леса по всей земле одинаковые, такие как у нас. И вот вы утверждаете, что чем дальше от Санкт-Петербурга, тем сильнее деревья отличаются от тех, что я привыкла видеть. И конечно же, сейчас нас от столицы отделяет значительно большее расстояние, чем от нее до Франции, и мадемуазель, наш преподаватель, утверждает, что там деревья другие, это значит… – Она замолчала, по всей видимости не уверенная в том выводе, который хотела сделать.

Линней понял, что она имеет в виду, и оживленно кивнул:

– Я не думаю, что здесь имеет значение расстояние, скорее всего климат. Мы все это время летели на восток и сейчас находимся примерно на той же широте, что и Петербург. Ничего удивительного, что на всем протяжении пути мы наблюдаем примерно одинаковый климат. Но если бы мы отправились на юг, в сторону экватора, то встретились бы с флорой, типичной для южных широт. Я заметил, если надолго оставить продукты в теплом помещении, то образуется плесень самых разных видов, а в холодном помещении она либо вовсе не образуется, либо появляется всего один-два вида. Я прихожу к заключению, что теплый климат тропических широт обеспечивает разнообразие флоры и фауны.

Елизавета нахмурилась:

– Ты говоришь об этих вещах так, словно они происходят сами по себе. Нет сомнения, что все разнообразие мира существует по воле Бога. Почему же леса России Он так обделил?

Линней энергично кивнул:

– Цесаревна, вы так проницательны. Вы уловили нелогичность в моих рассуждениях. Я упустил один момент, Бог создал разнообразные виды, но они находятся в зависимости от климата. Слоны в Индии и Африке не имеют шерсти, а слоны, останки которых мы находим в Сибири, были покрыты такой же густой шерстью, как и медведи. И те и другие – слоны, но тем, которых Бог поселил на Севере, Он дал защиту, чтобы они смогли выжить в суровых условиях.

Плутовская улыбка заиграла на губах Елизаветы.

– Господин Линней, вы ведь родом из Швеции, не так ли? А это, если меня не подводят познания в географии, значительно севернее Петербурга. Из этого следует, что волосяной покров вашего тела значительно гуще, чем у других мужчин, так?

Она сверлила его глазами. Линней выглядел оскорбленным.

– Из этого следует, что у вас, у русской, волосяной покров гуще, чем у меня, у француженки, – ехидно заметила Эмили.

– Вполне возможно, – парировала Елизавета. – Сравним? Мсье Линней, как натуралист, мог бы выступить в качестве судьи.

Эмили залилась краской. Линней, казалось, чем-то подавился и потерял дар речи.

Эмили оправилась раньше Линнея.

– Мсье Линней, вы ведь планировали заняться сбором образцов местной флоры, не так ли? – спросила она многозначительно.

– А… да… я планировал собирать… Буду рад, если вы мне поможете…

– О, как увлекательно, – вполне миролюбиво перебила его Елизавета.

– Думаю, это занятие покажется вам ужасно скучным и утомительным, – попыталась отвязаться от нее Эмили.

– Я сама решу, что для меня скучно, а что нет, – высокомерно заявила Елизавета.

– Цесаревна, мы с вами могли бы поупражняться в стрельбе по мишеням, – вмешалась в разговор Креси.

– Простите, что?

– Ранее вы изъявляли желание поохотиться.

– да, хотела, – ответила Елизавета, задумавшись и наивно глядя в лицо Креси. – Я думала, именно этим мы и занимаемся.

Креси поманила ее пальцем. Елизавета пожала плечами и пошла за ней.

– Адриана, ты не против? – спросила Креси. – Обещаю, все будет в порядке.

– Нет, не против. Я как раз хочу побродить немного в одиночестве.

– А мне бы этого не хотелось.

– Я буду в пределах видимости кораблей и под их защитой, – пообещала Адриана.

Креси кивнула. Они с Елизаветой направились назад к кораблям, а Линней и Эмили пошли вдоль кромки леса.

– И вы двое, смотрите не потеряйтесь.

– Не потеряемся, – заверил ее Линней.

Голос его прозвучал как-то уныло. Адриана догадалась: он, очевидно, ждал нагоняя от Эмили за то, что ввязался в словесную перепалку с Елизаветой.

Адриана в плотном окружении деревьев осталась совершенно одна. Шлейф ее амазонки задевал ветки деревьев. Казалось, только этот звук нарушал тишину леса. До нее донесся чей-то крик и последовавший за ним звук выстрела мушкета. Она решила, что началась охота. Очевидно, Эркюль разуверился в том, что ему удастся что-нибудь купить у местных жителей. Их было здесь много – странного вида люди, со смуглыми лицами и трудно произносимыми именами, ведущие примитивный образ жизни, подобно коренным жителям Америки. Приземляясь, они выбрали место подальше от их жилищ, чтобы не пугать. Эркюль отправился к ним в сопровождении отряда, захватив товары для обмена.

И она не поверила своим глазам, когда несколькими минутами позже увидела его едущим довольно быстро по лесу верхом на коне. Он вертел по сторонам головой, будто искал что-то или кого-то.

И как гром среди ясного неба, Адриану осенило – он, наверное, ищет ее. После попытки Ирины убить ее она избегала встреч с Эркюлем. Он, должно быть, хочет поговорить с ней. Конечно же, этот разговор неизбежен, но только не сегодня, она не хочет вызвать новую вспышку ярости Ирины. Особенно ей не хотелось заводить этот разговор здесь, в лесу, это могло вызвать всевозможные толки и подозрения. Адриана подобрала шлейф, чтобы он не шуршал, и спряталась за ствол большого дерева, ожидая, когда Эркюль проедет.

Когда она выглянула из-за дерева, Эркюля нигде не было.

– Почему ты прячешься?

Пораженная, Адриана резко обернулась. Женщина стояла и смотрела на Адриану.

На ней была одежда из шкур и меха животных, аккуратно скроенная, украшенная костяными пластинами и вышивкой. Женщина была смуглой, с узкими миндалевидными глазами и показалась Адриане невероятно знакомой.

– Василиса Карева?

– Нет, это не мое имя.

Адриана присмотрелась повнимательнее. Сходство было поразительное, но это, конечно же, была не Василиса. У этой женщины нос был шире и глаза не черные, а карие. И лицо у Василисы было таким же белым, как и у Ирины, у незнакомки – значительно смуглее. Она говорила по-русски, но с очень сильным акцентом:

– Простите, мне показалось, я вас знаю.

– Возможно, мы встречались в мире духов. Я вижу, их вокруг тебя много собралось.

Холодок пробежал по спине Адрианы.

– Вы их видите?

– Они как туман клубятся.

– У вас есть алхимическое устройство, чтобы видеть их?

– Я не знаю, о чем ты говоришь. Если ты имеешь в виду свою руку, то у меня ничего такого нет. Духи сами привели меня сюда.

В душе Адрианы ядовитой змеей зашевелились подозрения. Не желая больше полагаться на джиннов, она открыла глаза на manus oculatus.

У женщины было три спутника. Природа этих malakim была неизвестна Адриане, обычно они являлись ее эфирному зрению в виде геометрических форм Серафим и Смерть, атаковавшая ее в Санкт-Петербурге, были единственным исключением. Спутники женщины походили на смутно различимые тени, связанные с ней нитями силы.

– Кто ты? – выдохнула Адриана.

– Обычная шаманка, ничем не отличаюсь от остальных шаманов. Гораздо важнее знать, кто ты?

Адриана не без удивления заметила, что женщина дрожит всем телом и голос у нее вибрирует. По всему видно, от страха она готова пуститься в бегство.

– Когда я была девочкой, – продолжала женщина, – кул, который живет глубоко в воде, поймал меня и увлек в свое царство. Он говорил мне ласковые слова, словно был моим другом, но сам топил меня, желая отнять у меня душу. Мой дядя увидел, что я погибаю. Он позвал на помощь старого шамана. И шаман отрезал от меня кула, и потом его по частям дали мне съесть. Вначале я была очень слабой, почти умирала а затем снова стала сильной. И я до сих пор могу их видеть, но как бы сквозь пелену. Я научилась искусству шамана для того, чтобы поглощать их. И вот, как ты видишь, духи помогают мне. – Голос женщины сделался совсем тихим. – Но мои духи не похожи на тех, что служат тебе. Они не похожи на твою руку, которая и не рука вовсе.

– Что ты видишь, когда смотришь на мою руку?

Женщина подошла ближе и потянулась к manus oculatus.

Адриана позволила ей прикоснуться.

– Это дерево, – выдохнула женщина. – Это то самое древо, на котором держится мир. Оно подобно столбам, что держат дом, отверстию в крыше, через которое выходит дым, оно подобно Северной звезде.

– Я не понимаю, что означают все эти образы.

– Я видела и другое дерево, – пробормотала женщина. – Оно летело очень высоко, так же как вас духи принесли по воздуху. Но не настолько высоко, чтобы я не могла видеть его. Когда то дерево пролетело надо мной, у меня внутри все перевернулось. Не очень сильно, поскольку оно сделало это ненамеренно. Если бы оно попыталось по-настоящему перевернуть мое нутро, то я исчезла бы, как исчезает искра пламени в порывах разбушевавшегося ветра. Нет, у меня же просто осталась резь в глазах, словно меня ненадолго окутало дымом. Волна его жизненной силы едва коснулась меня, а мне показалось, кровь застыла в жилах. – Женщина замолчала. И дрожать она перестала. – Я пришла убить тебя, – сказала она.

– Почему?

– Потому что ты можешь сотрясти это дерево и даже сломать его. Потому что ты охвачена безумием, а таким не место в мире. Но сейчас я вижу, что не могу тебя убить. Только попусту потрачу силы, а они будут нужны моему народу, когда придет твое время. Но есть еще и другое дерево: тысяча птиц сидит на его ветках, корни его уходят в глубокие воды, туда, где живет кул, а его крона теряется в небесах. Оно опаснее тебя, возможно, ты для него самая большая надежда. Вы вместе – величайшая опасность, поэтому я хотела убить тебя. – Женщина сделала шаг назад. – А теперь позволь мне вернуться к моему народу.

– Подожди. То другое дерево. Когда ты его видела?

– Я была еще ребенком. Десять зим прошло с тех пор или даже больше. Духи летели за ним, как стая гусей за вожаком, небо было усеяно черными звездами. Все, а сейчас я ухожу.

– Нет. Подожди. Расскажи мне еще…

– Не могу. Возле тебя есть кто-то, кто хочет отнять мою душу. И он вот-вот появится здесь. Если я останусь, мне не устоять перед ним, я погибну. – Она замялась, словно желая еще что-то сказать, но потом вдруг развернулась и со всех ног бросилась бежать.

И в то же самое мгновение появился Уриэль. Он несся вслед убегавшей женщине.

"Нет!" – закричала Адриана.

"Это не твоя забота, – ответил серафим. – Она – враг, источник ненависти".

"Я говорю – нет".

"Ты помнишь наш последний разговор?"

"Помню, и очень хорошо. Если ты служишь мне, то пусть она живет".

"Хочу посмотреть, какая ты в гневе", – сказал Уриэль и исчез.

"Следуйте за ними, – приказала Адриана джиннам, – не дайте ему причинить ей зло".

"Мы не можем, госпожа. Он наш повелитель, как и ты".

Адриана в сердцах сделала им знак удалиться. У татарки была грань, за которую та боялась переступать. А у нее, Адрианы, не было такой грани. Никогда не было.

Задыхаясь от отчаяния, Адриана опустилась на землю, чувствуя себя беспомощным насекомым, навечно застывшим в сгустке смолы. Она потерпела поражение.

Недолго Адриана тешилась ролью побежденной. От ее заблуждения, что она управляет malakim, не осталось и следа. Она могла управлять лишь собственным ходом мыслей. И ей ничего больше не оставалось, как здраво осмыслить происшедшее.

Подведем итог тому, что сказала татарка. Ее сын представляет опасность. Она сама представляет опасность. Вместе они – величайшая опасность.

Но почему? Что все это значит? Очевидно, дерево – это всего лишь метафора. Когда она вглядывается в пространство эфира, она видит диаграммы, это результат ее образования, отражение ее системы мышления. А что в эфире видит татарка? Если она видит дерево, то что на его месте должна увидеть она, Адриана? Как расшифровать этот знак?

Адриана позвала одного из джиннов.

"Покажи мне меня!" – потребовала она.

"Не понимаю", – ответил джинн.

"Покажи меня. Как я выгляжу в эфире".

Джинн – создание, напоминавшее по форме треугольник – завертелся веретеном, выпрямляясь, пока не превратился в плоскую поверхность – своеобразное зеркало.

И в нем Адриана увидела свое отражение, точно такое же, как и в обычном зеркале.

"Ты не можешь себя увидеть, – сказал голос. – Ты слишком хорошо себя знаешь".

Голос принадлежал Уриэлю, мириадами глаз наблюдавшему за ней между деревьями.

"Ты убил ее?" – сердито спросила Адриана.

"Нет. Она оказалась очень искусной. Прыткая и умело защищается, пользуясь поддержкой моих собратьев…" Он замолчал.

"Ей каким-то образом удалось обмануть тебя? Ей удалось повернуть твою природу против тебя же самого?"

Серафим молчал.

"Отвечай же, или мы навсегда с тобой расстанемся, клянусь тебе".

"Пустая угроза".

"Не испытывай меня. Я разделалась с тем из вас, что явился мне в облике Смерти. Думаю, я и с тобой могу так же разделаться".

Это действительно было пустой угрозой. Адриана не помнила, что она сделала, в результате чего Смерть исчезла. И как она ни пыталась вспомнить, у нее ничего не получалось. Она способна была сделать еще одно устройство, подобное тому, что подарила царю, но оно не могло уничтожить Уриэля – лишь разорвать связь, их соединявшую.

"Задавай свой вопрос. – Беззвучный голос серафима завибрировал в ее руке. – Если он мне понравится, я на него отвечу".

"Эта женщина назвала мою руку деревом. Что это значит?"

"Я не знаю".

"Она говорила еще о ком-то, кто сильнее меня. Она имела в виду моего сына?"

"Возможно".

"На что она намекала, когда говорила, что вместе с ним мы представляем величайшую опасность?"

"Я не знаю".

"Ты лжешь!"

"Если даже и так, ты должна довольствоваться этим".

Адриана сгорала от желания разорвать это создание на части, вернуть его к состоянию слепых ферментов, лишить способности говорить и внушать ей ложные мысли. Возможно почувствовав ее намерения, возможно не желая больше отвечать на ее вопросы, серафим удалился.

Дрожа от злости, Адриана развернулась, собираясь вернуться к кораблям, и вдруг поняла, что потеряла их из виду. Продолжая злиться, она начала искать следы, оставленные ею на влажном мху, чтобы по ним найти дорогу назад, но не увидела никаких следов. Раздражение нарастало, она попробовала пойти в другую сторону. В крайнем случае она может позвать на помощь Креси, но пока ей не хотелось этого делать. Или обратиться за помощью к джиннам, но и с ними ей сейчас не очень хотелось иметь дело.

Она была уже готова призвать их, когда заметила ярко-синее пятно, показавшееся неестественным в этом лесу. Она повернулась к пятну. Подойдя ближе, она различила лежащую на земле Ирину. Но что-то было странное во всем ее облике. Очень странное. Казалось, она на кого-то пристально смотрит, а шею ее обвивают ярко-красные бусы…

Подойдя еще ближе, она ясно увидела, что у Ирины перерезано горло.

В это же самое мгновение в кустах послышался треск ломаемых веток, а потом кто-то вскрикнул: "О господи!"

Адриана увидела Креси, уставившуюся на труп Ирины. Креси повернулась к ней с вытаращенными от удивления глазами.

– Ну, моя дорогая, – прошептала Креси с недоверием в голосе, – кажется, ты слишком буквально восприняла мой совет.

8

Ящик со змеями

Комната, где собрались участники совета, показалась Франклину ящиком, полным гремучих змей.

В удушливых клубах табачного дыма мароны, с почти черными лицами, поигрывая томагавками и кинжалами, свирепо глядели на следопытов, те с такой же свирепостью сверлили их пронзительно-острыми взглядами, будто говоря, что помнят о кровной мести. Аппалачи, ямакро и чероки насмешливо посматривали друг на друга, солдаты Каролины и воины маркграфа также обменивались злыми взглядами.

Как только ему в голову могла прийти мысль, что все эти племена и народы можно объединить в одно целое? Не получится уговорить этих людей забыть о бурлящей в них ненависти. Какими словами убедить их слиться воедино в борьбе за абстрактные для них понятия – свободу и независимость?

Франклин вспомнил, с какой смелостью он выступал в Чарльз-Тауне, бросая вызов Джеймсу и его двору. Но в Чарльз-Тауне он был уверен в поддержке Тайного союза, заранее организованной. Тогда, несмотря на внешние обстоятельства, он точно знал, что одержит верх. Но здесь он чувствовал себя в явном меньшинстве, это порождало неуверенность и… ощущение подавленности. Даже знакомые лица, как, например, лицо Париса Накасо, казалось, таят в себе угрозу. И хотя в Чарльз-Тауне он десять лет прожил в бок о бок с неграми, он вдруг осознал, что не понимает и по-настоящему не знает этот народ.

В еще большей степени это касалось маронов. Это были негры, отстоявшие право на свободу до того, как Черная Борода им ее даровал, – крепкие мужчины и женщины, которые, подобно индейцам, жили в лесной глуши и среди скал. Чтобы прокормить себя, они не брезговали воровством и грабежами. Многие из них были рабами, сбежавшими сразу же, как только их привезли на континент, они были настоящими африканцами, почти или даже совсем не говорившими по-английски. И казались совершенно чужими: обвешанные оружием, с волосами, не знавшими гребня и ножниц, в пестрых одеждах. Нелегко будет найти с ними общий язык. Им мало кто доверяет, как совершенно справедливо заметил Макферсон.

И индейцы, когда он видел их на улицах Бостона или Чарльз-Тауна, никогда раньше не внушали ему страх. Они вызывали интерес, даже острое любопытство. В Тайный союз входило много индейцев, но это были те, кто уже принял европейский образ жизни. Многие даже и не помнили, к какому племени они принадлежат, в них смешалась кровь многих племен, а также негров и белых. Но Франклин понимал, что он и их толком не знает, хотя каждый день встречался с ними на улице. Ни одного из них он не мог назвать своим другом, не считая Красных Мокасин из племени чокто, но его среди здесь собравшихся не было. А те, кто прибыл на совет, выглядели настоящими дикарями, как, например, расположившийся справа от Оглторпа старый вождь ямакро – Томочичи. На его обнаженном торсе красовалась татуировка в виде птицы с широко распростертыми крыльями. С общей массой индейцев сливались и оказавшиеся врагами чероки, и только что прибывшие аппалачи. Франклин чувствовал себя как когда-то в турецком диване, словно его выбросили в открытое море.

"Что может помешать им сейчас обрушить на нас весь накопившийся гнев за те страдания, что принесли им англичане?" – подумал Франклин.

Но он все же надеялся найти подход к каждому.

Нейрн открыл заседание совета, детально рассказав о вторжении, осуществленном на территорию английских колоний, упомянул о самом болезненном, – что за этим вторжением стоит Россия. Нейрн блистал красноречием, но по непроницаемым лицам слушателей Франклин не мог понять, как они воспринимают слова губернатора.

Когда Нейрн закончил свое выступление, в комнате стояла тишина, только бормотали переводчики, заканчивая перевод последних фраз. А затем, словно по какому-то сигналу, все враз заговорили, закричали, заспорили.

Нейрн сделал жест, призывая к порядку, но относительная тишина была восстановлена только резким и повелительным окриком Оглторпа.

– Ни для кого не секрет, – начал он, – что я поддерживаю короля якобитов. Он, по моему мнению, истинный король всех англичан. – На лице маркграфа появилось недовольное выражение, так как его слова вызвали ропот. Он поднял вверх руку, и вновь, как ни странно, все замолчали. – Если бы я мог выбирать, – продолжил он, – то я бы, вероятно, встал на сторону короля. Но я не принадлежу себе, поскольку выражаю волю народа, а среди моего народа мало, ничтожно мало англичан. Есть ямакро и немцы, французы и испанцы, и, конечно же, англичане, и не только католики, а представители и других конфессий. В течение многих лет мой народ сам решал, по каким законам ему жить на этом континенте. Англия не могла оказывать нам поддержку, а наши братья из английской колонии не желали помогать нам. Сама жизнь заставляла нас принимать решения, выбирать друзей и заключать союзы. Мы вели борьбу за выживание и победили в ней. И я не хочу отказываться от достигнутого нами, и мой народ не разрешит мне это сделать, тем более отдаться во власть марионеточного короля, за спиной которого прячется русский царь, и не важно, за кого король себя выдает и что лично я думаю по этому поводу.

Франклин слушал его речь, затаив дыхание, и только сейчас смог немного расслабиться. Пусть они потеряли чероки, но, кажется, они приобрели в союзники маркграфа.

Но Оглторп не закончил своего выступления, он продолжал:

– Это с одной стороны. С другой стороны, господин Нейрн и господин Франклин предлагают нам присоединиться к ним. Но Содружество никогда не оказывало нам помощи, особенно когда мы в этом нуждались, напротив, оно было нашим активным противником. И особенно сильно мы страдали от притеснений жителей Каролины. В ходе последней войны они захватили наш порт Саванну[38] и тем самым лишили нас возможности вести торговлю с Венецией. И теперь мы вынуждены покупать товары по более высоким ценам у торговцев Каролины или у более бедных испанских торговцев. Кроме того, наши испанские и французские союзники весьма настороженно относятся к альянсу с англичанами и, я думаю, на то есть основания. Это английская война, а мы во всех смыслах уже давно не англичане. И поэтому получается, что в интересах моего народа держаться в стороне от этой войны.

– Противник не позволит вам остаться в стороне, – заметил ему Нейрн. – У них совсем иной взгляд на наши колонии.

– Напротив, у меня был разговор с претендентом, и наши взгляды совпали, он согласен, – маркграфство должно оставаться независимым.

Вокруг зашумели, и стало видно, какие идеи витают в воздухе. Все склонялись к мнению, что претендента в первую очередь интересуют английские колонии.

Настало время Франклину брать слово.

– Да, он так говорит! – выкрикнул он, перекрывая нарастающий гул. – Но вспомните, как вероломно он повел себя в Чарльз-Тауне. Боюсь, вы не можете доверять ему. Он не хозяин своего слова.

– А что касается Саванны, – подхватил Нейрн, – то мы готовы вернуть ее вам в знак доброй воли.

Оглторп горько рассмеялся:

– Вы хотите ее вернуть тогда, когда она вам больше не принадлежит? Очень хорошо. А что же вы не сделали этого год назад, когда я вас об этом просил?

– Мне не удалось убедить в этом Законодательное собрание, – признался Нейрн. – Они были очень злы на вас за то, что вы, по определению английская колония, поддержали напавших на нас испанцев.

– У нас не было выбора, – резко ответил Оглторп. – Но это не значит, что я прошу прощения.

– Вы попали в трудную ситуацию, и, как я уже сказал, я пытался склонить Законодательное собрание к принятию решения в вашу пользу. Считаю, что мы договорились.

Оглторп поморщился.

– Есть другие вопросы?

– Да, – подал голос чернокожий парень с лоснящимся лицом.

– Встаньте, сэр, чтобы вас все видели.

Парень поднялся.

– Меня зовут Унока, – сказал он. – Я считаюсь вождем маронов в их борьбе за освобождение. Маркграф боится, что вы заставите его освободить моих собратьев из рабства, если победите. А вот английская обезьяна по имени Джеймс пообещал ему закрыть на это дело глаза.

– Отменить или сохранить рабство – это внутреннее дело маркграфства, – заметил Нейрн.

– Как это возможно? У многих из нас там родственники, они закованы в кандалы и трудятся на рисовых полях. И я так думаю: если вы ждете, чтобы мы к вам присоединились, вы должны что-то сделать для облегчения их участи.

– Это невозможно, – решительно заявил Оглторп. – Совершенно невозможно. Я сочувствую… Насколько вам известно, когда я принял маркграфство от сэра Томаса, я пытался освободить рабов. Изначально в колонии был принят закон, запрещающий рабство, и у меня лично нет рабов. Но многие землевладельцы из Каролины, где тогда правил Черная Борода, перебрались в маркграфство, и закон был изменен. Я завишу от владельцев собственности, и у меня нет полномочий потребовать освободить рабов, а добровольно они не захотят отказаться от своей собственности.

– Мы заставим! – с жаром выкрикнул Унока.

Стоявшие у него за спиной соратники – свирепого вида ребята – потрясли поднятыми вверх сжатыми кулаками.

– И мы, – раздался еще чей-то голос.

Франклин увидел, как поднялся Парис Накасо.

– Сэр, вы хотите что-то сказать? – спросил его Нейрн.

– Думаю, самое время обсудить несколько вопросов, – сказал Накасо. – Во-первых, мы совершенно согласны с мистером Унокой…

– Кого вы имеете в виду, мистер Накасо, когда говорите "мы"? – спросил Нейрн. – Вы член Законодательного собрания Чарльз-Тауна и присягнувший член Тайного союза.

– Я избран говорить от имени всех негров нашей колонии, – сказал Накасо, – поэтому я и хочу сейчас обсудить несколько вопросов.

Нейрн с озабоченным видом неохотно кивнул.

– Если мы будем воевать, то должны знать, за что мы воюем. Мы свободные люди, губернатор, но у нас нет прав, равных со всеми остальными. И мы хотели бы изменить такое положение вещей. Мы хотим участвовать в голосовании наравне с белыми. Мы хотим так же, как и они, иметь собственность. Более того, как уже сказал капитан Унока, мы хотим, чтобы наши собратья, которых все еще держат в рабских кандалах на территории маркграфства, Виргинии, Мэриленда, Пенсильвании и во всех других колониях, получили свободу.

Лицо Нейрна покраснело. Он не ожидал такого поворота, хотя Бен по дороге к форту предупреждал его о подобной возможности.

– Может быть, когда придет время, мы займемся этим, – сказал он. – Вы знаете, если Джеймс победит, вы все снова попадете в рабство…

– Не бывать тому! – крикнул Унока.

Нейрн вздохнул:

– Если вы намерены воевать за сохранение полученной свободы, мы ваши союзники…

– Прошу прощения, – вмешался Франклин, – но они правы.

Его слова произвели желаемый эффект. В ту же секунду воцарилась гробовая тишина. Нейрн бросил в сторону Франклина многозначительный взгляд, но Франклин и сам понимал, что нельзя упустить такой счастливый момент.

– Оглторп ясно все изложил, – продолжал Франклин. – Хотя я думаю, он вкладывал в свои слова не совсем тот смысл, который я уловил. Это будет война не за Каролину или англичан, а за свободу и независимость всех нас. Я заявляю: если мароны и свободные чернокожие жители Каролины принимают участие в этой войне, то они должны быть вознаграждены за это. И любой из вас, у кого есть здравый смысл, может задать себе вопрос, почему они не могут взять то, что им принадлежит по праву.

Маркграф, я понимаю ваше затруднительное положение и сочувствую вам, и перед лицом Всевышнего заявляю, что мы нуждаемся в вашей помощи, потому что я видел, какую силу претендент выставляет против нас. Но если здесь найдется хоть один человек, который усомнится, что всем нам без исключения угрожает опасность, что наша жизнь и наше будущее поставлены на карту, я скажу: "Бог ему судья". Я умоляю вас принять меры и обезопасить себя от той чумы, которая надвигается на нас. И не надо бояться принимать решения и действовать.

Я слышал тут возгласы: "Пусть они воюют, пусть они умирают, это не наша война, мы свое потом возьмем". Джентльмены, "потом" никогда не наступит. Мы начинаем войну не против правительства, которое нам не нравится, не против тирана и даже не против русского императора, хотя за Джеймсом действительно стоит Россия. Но за Россией стоит дьявольское племя. А этому дьявольскому племени не нужны ни наши дома, ни земли, ни богатства. Единственное, чего они хотят, джентльмены, так это чтобы мы все умерли. Исчезли, не оставив наследников. И чтобы после нас даже отпечатков следов на песке не осталось, будто и не было нас на земле никогда. Они не делают различия между белыми, черными, краснокожими. Им не нужны ни протестанты, ни католики, ни мусульмане. То, что на нас надвигается, не армия, но сама смерть, после которой наступит безмолвие, конец нашей с вами жизни и жизни всех тех поколений, которым только предстоит родиться.

Многие из вас знают, о чем я говорю. Многие из вас уже давно в составе Тайного союза ведут борьбу с этим дьявольским племенем, отлавливают колдунов, которых засылают на наш континент. Вы видели летательный аппарат, посетивший нас вчера, видели подводные корабли в гавани Чарльз-Тауна, но это всего лишь легкое дуновение ветерка по сравнению с тем ураганом, что на нас надвигается. И провалиться мне на этом месте, но ведете вы себя как последние глупцы, занимаете выжидательную позицию, хотите посмотреть, кого из вас истребят в последнюю очередь!

Если мы сейчас, пока у нас еще есть силы, не очистим нашу землю от этого дьявольского племени, мы никогда уже не сможем этого сделать. И нам никогда больше не суждено будет наслаждаться ни свободой, ни благоденствием. Мы будем повешены, джентльмены, либо все сразу, либо по очереди. Вот то, что нас ждет. Это будет слишком горьким лекарством от нашей глупости. Слишком горьким.

Я столько лет потратил на то, чтобы защищать нас от этого страшного врага, и сейчас начинаю сожалеть, что делал это. Я начинаю сомневаться, заслуживаете ли вы того, чтобы продлить вашу жизнь еще на один день, неделю, месяц. В течение многих лет гибли достойные уважения люди. И если в ваших душах больше не осталось человеческого величия, как вы только что это продемонстрировали, то остается лишь пожелать нашим врагам решительности, которая поможет им покончить с нами как можно быстрее. И я стану одним из первых, кто будет аплодировать уничтожению слабого и жалкого народа, каким вы себя сейчас показали.

Франклин закончил свою пламенную речь, он уже не боялся никого из присутствовавших на совете, он чувствовал себя башней, охваченной бушующим пламенем. И они вдруг показались ему неразумными детьми.

Притихшими.

Он заставил их замолчать.

Тишина продолжалась с полминуты. Затем раздался короткий смешок. Все повернулись в сторону весельчака. Он пытался сдержать смех, но тот все же вырвался наружу оглушительным хохотом.

– Сэр, я что, так сильно вас насмешил?! – воскликнул Франклин.

Мужчина поднялся на ноги, стащил с головы большущую шапку из какого-то блестящего меха, по форме напоминавшую треуголку. Внешне и по манерам он походил на индейца, одежда представляла странное смешение испанских и индейских традиций. На поясе у него болталось оружие – нечто среднее между шпагой и коротким мечом. В руке он сжимал боевую дубинку индейцев с набалдашником в форме человеческого черепа.

– Насмешил? – спросил мужчина по-английски, но с легким романским акцентом. – Нет, сеньор, не ты меня насмешил, а эти бабы, что прибыли сюда держать совет. Ты человек прозорливый! Сколько тут всякого наговорили, а ты сумел разглядеть лицо истинного врага! – Он выпрямился и неуклюже поклонился на испанский манер. – Я – дон Педро де Салазар де Ивитачука, никоватка земли аппалачей. Я и мои воины без всяких там оговорок и нытья на вашей стороне. Ты встал против войска самого сатаны, и ни один воин аппалачей никогда не станет увиливать от настоящей схватки. Клянусь, головы и скальпы сотни демонов украсят здание нашего совета, возможно, и самого рогатого нам удастся захватить! – Он с презрением потряс своей дубинкой, повернувшись поочередно в сторону Оглторпа и маронов: – А вас, болваны, будут презирать и дети ваши, и внуки за то, что вы хоронитесь от врага под кроватями и там же прячете свои ружья!

Он снова потряс дубинкой и издал какой-то завывающий, совсем не испанский клич, который подхватили его соплеменники, и те, что находились в доме, и те, что ждали под открытым небом.

Как ни странно, этот клич подхватили и чероки. Услышав это, Прайбер покраснел до корней волос. К ним присоединились Томочичи и его воины и добрая половина маронов. Началась пальба, и щепки, выбиваемые из потолка, полетели во все стороны. Помещение наполнилось дымом.

Франклину показалось, что сражение уже началось. И только в следующую секунду он понял, что это не плохой, а хороший знак.

Лишь двое – Оглторп и Нейрн – выглядели обескураженными, остальные завывающе голосили.

Это было своеобразное голосование, и большинство поддержало войну. Франклин, неожиданно для себя, ликуя, присоединился к странному вою собравшихся.

Франклин опустошил чашку горячего кассина[39] и поморщился. Напиток был крепкий и горький, по вкусу похожий на плохо сваренный кофе, с большим количеством противной гущи и трухи, но он помогал разогнать сон. Если за чай и кофе дают золота в два раза больше их веса, значит эти напитки людям необходимы. Потребность в них особенно усиливается перед рассветом, когда много дел и о сне приходится только мечтать.

– Я не буду этого делать, – сказал Оглторп. – Я – маркграф, и прежде всего я ответствен перед своим народом, я очень ясно дал это понять в своей речи.

– Сэр, – устало произнес Франклин, – вы же согласились, хотя и против вашей воли, участвовать в нашем предприятии.

– На моих условиях. Я отказываюсь брать под свое командование маронов, я не чувствую доверия к следопытам с юга, я не хочу иметь ничего общего с вашей так называемой Континентальной армией.

– Из ваших слов я могу заключить, что вы совершенно не стремитесь одержать победу над нашим общим врагом, – сказал Франклин. – А эта война ведется именно за континент. У нас должен быть план действий, единый для всех. И вы это прекрасно понимаете. Вы единственный из нас, кто учился военному делу под началом самого принца Савойского. Я был знаком с ним лично, и хотя я мало что смыслю в военном деле, но я уверен, он счел бы сущим пустяком разбить армию, у которой нет единого командования.

Оглторп потер слипающиеся глаза:

– Я понимаю, куда вы клоните. Вот уже несколько часов кряду я наблюдаю за вашими усилиями. Но что я могу сделать со всем этим разрозненным сбродом'? У меня даже времени нет, чтобы заняться их обучением.

– А вы обучали чему-нибудь воинов ямакро?

– Конечно же, нет. Я использовал их в качестве разведчиков, для тайных воровских вылазок и убийств.

– Вот вам и ответ. Мароны ведут такой же образ жизни, как и индейцы. Вот и командуйте ими как индейцами.

– Но они не индейцы. Ямакро воюют из доблести и ради того, чтобы добыть скальпы. А мароны просто убивают и грабят.

– Но вы и им сможете найти правильное применение.

– Но почему я должен этим заниматься?

– Потому что вы единственный среди нас генерал, – вмешался в разговор Нейрн. – И нам необходимо, чтобы вы приняли на себя командование.

– Но если маркграфству будет угрожать опасность, я брошу все и поспешу на помощь своему народу. Разве вы не понимаете, что это делает меня плохим командующим объединенной армии?

– Напротив, ваше умелое командование за пределами ваших территорий убережет их от вторжения противника. И если маркграфству будет угрожать опасность, то только по вашей вине. Кроме того, если вы примете на себя командование объединенной армией, она подстегнет ваш народ встать на защиту своей земли. Я думаю, это вам больше по душе, нежели то, что наши отряды явятся на вашу землю для ее защиты.

– Это угроза, сэр?

– Господи, нет, конечно! Откуда только берутся такие упрямые люди? – воскликнул Нейрн.

Оглторп сверкнул глазами, но не взорвался гневом.

– Мой народ, – довольно спокойно сказал он, – страдает в гораздо большей степени, чем вы думаете. Я, человек знатного происхождения, эту разношерстную массу считаю своим народом, а их безопасность – своей первейшей задачей. Некогда меня увлекала идея равенства и милосердия, я до сих пор против рабства, поскольку придерживаюсь мнения, что рабство не только несет страдания рабам, но и развращает и делает слабыми самих рабовладельцев. Я научился как можно меньше рассуждать о всеобщем благе, джентльмены. Меня интересует благо только моего народа.

– Предлагаю вам расширить горизонты ваших размышлений, – сказал Франклин. – Вы прониклись любовью к своему народу, разношерстной массе, как вы его назвали. Но это то же Содружество, только в миниатюре. Без нас вы погибнете, без вас – мы. Все так просто, и все в пределах ваших логических рассуждений. Вы, маркграф, человек чести, сильный духом и решительный. Мы просим вас принять на себя командование объединенной армией.

Оглторп ничего не ответил, но с такой силой ударил кулаком по столу, что костяшки пальцев порозовели, а затем сделались красными – кожа местами лопнула.

Он ударил второй раз, но уже не так сильно.

– Хорошо, – сказал он. – Храни нас всех Господь, я приму командование.

Через два дня Франклин отправился на первый смотр Континентальной армии. Возглавляемая Оглторпом, она насчитывала около двухсот человек. В нее входили смешанные отряды следопытов, солдаты из армии Каролины, конный отряд маркграфства, воины ямакро и мароны. Армия вышагивала гордо, в боевом воодушевлении. Франклин осознавал, что и он тоже принимал участие в объединении всей этой разнородной массы людей в единое целое, и если армия потерпит поражение, то это будет и его личное поражение.

Когда армия прошла и скрылась за лесом, он продолжал стоять за стенами форта. Он ждал. Ему предстояло отправиться за ней следом.

В воротах форта показалась невысокая фигура, потопталась на месте, затем направилась прямо к нему.

– Доброе утро, моя дорогая, – сказал Франклин, когда жена подошла ближе. – Вышла проводить меня?

– Я еду с тобой.

Утренний воздух был свеж, на траве поблескивала роса. Близлежащий лес казался безбрежным зеленым океаном, там еще царил сумрак ночи, время от времени он взрывался зелеными вспышками, словно стайки рыб играли на поверхности глубоких вод.

– Это длиннохвостые попугаи резвятся, – сказал Франклин, показав в сторону леса. – Ты их видела когда-нибудь?

– Я достаточно насмотрелась на них, когда они на нашем огороде клевали кукурузу, – ответила Ленка. – Не делай вид, будто ты не слышал, что я сказала.

– Я один раз, моя дорогая, уже брал тебя с собой в подобное предприятие и чуть не лишился тебя, поэтому я не хочу вновь подвергать тебя опасности.

– Ты оставляешь меня в лесу под прикрытием этих жалких стен и думаешь, что здесь я не подвергаюсь опасности?

– Я оставляю тебя под защитой людей, которым я доверяю и которые способны оградить тебя от возможной угрозы. Если армия претендента доберется сюда, то для нее это будет путь по выжженной земле. Ты остаешься под защитой губернатора Нейрна. А там… – он показал на запад, – я буду как выброшенная на берег рыба, и от меня будет больше пользы, если мне не придется заботиться о своей собственной жене и меня не будут тобой шантажировать. Ковета могут встретить нас открытым огнем из пушек и мушкетов или привязать к жердям и поджаривать на медленном огне. Французы могут поступить с нами точно так же. Ленка, я не возьму тебя с собой, это сделает меня уязвимым.

– Ты страшный эгоист, но я и сама найду дорогу.

– Правда? Ты способна развести костер, подстрелить дичь, соорудить переправу через глубокую реку, договориться с шауни, если случится столкнуться с этой бандой убийц?

– Но и ты ничего этого не умеешь делать.

– Верно, и потому я буду балластом для тех, кто умеет. Но и в форте от меня мало пользы, летательный аппарат уничтожил все приборы, что я привез, и губернатор Нейрн отправил меня за новыми. И ты мне в этом деле ничем помочь не можешь.

– Но губернатор не приказывал мне оставаться здесь.

– Я тебе приказываю.

По Ленкиному лицу пробежала тень, но она спокойно продолжала:

– С каких это пор, Бен, ты стал мне приказывать? Ты не раз повторял, что мы с тобой соратники и наши с тобой отношения строятся на основе равноправия. Так почему же сейчас ты решаешь за нас обоих?

– Решаю, и все, – немного резко ответил он.

– Бенджамин, не надо так делать. Прошу тебя, возьми меня с собой.

Он взял ее руки в свои:

– Ленка, прошу тебя, не надо настаивать. Ты же знаешь, если бы я мог, я бы тебя взял.

– Я ничего не знаю ни о походе, ни о его целях, – сказала Ленка. – Мне просто кажется, что я тебе надоела. Мы познакомились с тобой в самый разгар невероятных событий. И если мы и сейчас будем вместе, то это обновит наши чувства.

– Ленка, нам не нужно обновление чувств. Я вполне удовлетворен нашим браком.

– Удовлетворен? Ну да, конечно, какое подходящее слово. Я не для того выходила за тебя замуж, чтобы быть "вполне удовлетворенной". Я вышла за тебя, потому что ты, Бенджамин, обещал мне нечто большее, чем просто удовлетворение.

– А я женился на тебе еще и потому, что люблю тебя. И я не забыл, в отличие от тебя, как ты умирала, истекая кровью, только потому, что ты была со мной там, где тебе не следовало быть.

– Я сама на это согласилась, – тихо ответила Ленка. – На то была моя воля, так было предначертано мне судьбой. Ты что ж думаешь, замужество избавило меня от превратностей судьбы? – Он молчал, она поспешно кивнула. – Ну конечно, ты так не думаешь.

– Ленка.

– Нет. Пусть все идет своим чередом. Возможно, я ошиблась в тебе, Бенджамин Франклин.

– Ленка, не сейчас, пожалуйста. Я уезжаю, давай не будем ссориться. Давай расстанемся друзьями.

Она фыркнула:

– Хорошо, друзьями, говоришь? Что ж, прощай. Но не надейся, что, когда ты вернешься, я буду доставлена к тебе с твоими прочими пожитками. Если ты думаешь, что я откажусь от своих намерений, ты глубоко заблуждаешься.

– Ленка.

– Прощай. – Она резко повернулась и пошла прочь.

Лицо Франклина омрачилось, от злости он пнул ногой траву. Ну и черт с ней! Разве у него хлопот мало? Земля дрожит под ногами, а тут еще и Ленка набрасывается.

Он уже собрался бежать за ней следом и все уладить, но в это время из ворот форта вышел отряд, к которому он был прикреплен.

Пусть последнее слово останется за Ленкой. Он помирится с ней, когда подвернется более благоприятный момент, когда у него будет возможность вздохнуть свободнее. И она к тому времени успокоится.

– Готов? – спросил Роберт.

– Как всегда.

Франклин окинул взглядом отряд. Он состоял по большей части из следопытов. Выглядели они не так браво, как солдаты только что прошедшей маршем армии. Обросшие, в коротких штанах до колена, в поношенных куртках, надетых поверх клетчатых рубашек навыпуск, за поясом томагавки, в руках мушкеты, к седлу у каждого приторочено по две кобуры с пистолетами. На многих были ноговицы[40], как у индейцев, двое в отряде действительно были индейцами.

Головы их покрывали поношенные простецкие шляпы, и только капитан щеголял в треуголке. Франклин узнал его и обрадовался.

– Капитан Макферсон, – сказал Франклин, пожимая крепкую, мозолистую руку.

– Должен признаться, вы здорово выступили на совете, мистер Франклин. Считаю честью для себя вести вас по диким просторам Америки. – Он показал в сторону приземистой гнедой кобылы. – Ее Лиззи зовут, если нравится, то будет ваша.

– Я не большой любитель верховой езды, – заметил Франклин.

По возможности он старался избегать лошадей. Первый опыт верховой езды в компании с Карлом XII врезался в память незабываемым кошмаром, поэтому по дороге в форт Моор он либо шел пешком, либо ехал в повозке.

– Не беспокойтесь, Лиззи довольна смирная. Нам до заката нужно отмахать не одну пару миль, и если вы готовы тронуться в путь, мистер дипломат, то поехали.

Франклин кивнул, подошел к Лиззи, похлопал ее рукой, потом сунул ногу в стремя. Кобыла не сопротивлялась, и в следующее мгновение он уже сидел в седле.

– По дороге я вас со всеми познакомлю, – пообещал Макферсон. – Они славные ребята. О, а это кто?

Франклин повернул голову вслед за Макферсоном и увидел Прайбера, с ним ехали трое чероки и Вольтер.

– Подождем их, – сказал Франклин. – Похоже, они что-то хотят нам сказать.

Подъехав на расстояние слышимости, Прайбер расплылся в улыбке.

– Какая удачная встреча, мистер Франклин. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы к вам присоединимся?

– Можно узнать, мистер Прайбер, с какой целью?

Прайбер пожал плечами:

– Мои люди увидели смысл в вашем предприятии. Должен признаться, что ваша речь и меня задела. И я готов помочь чем могу. Я владею французским, испанским, латинским, греческим и чероки, также знаком с языком маскоки, на котором говорят ковета. Думаю, я мог бы быть для вас полезен. Признаюсь, я надеюсь вернуться к нашему разговору на философскую тему.

Франклин на мгновение задумался:

– А ты, Вольтер? Хочешь взглянуть в лицо опасности?

– Я? Это, конечно, увлекательная перспектива, но я от нее воздержусь. Я просто хочу попрощаться. Ты же знаешь, передо мной поставлена иная задача.

Франклин кивнул, пытаясь мысленно найти лучший способ, чтобы вывернуться из этой ситуации. Ему совершенно не хотелось брать Прайбера с собой. С одной стороны, он не доверял ему и не хотел слушать бесконечные разговоры о неоспоримых преимуществах коммунального устройства жизни, а с другой – он не хотел в его лице нажить врага.

– Мистер Прайбер, если вы действительно хотите помочь, то я готов предложить вам одно дело. Оно, думаю, вас увлечет.

– Какое, сэр?

– Господин Вольтер остается здесь для составления декларации независимости Нового Света от Старого. Эта декларация должна выражать интересы и чаяния всех людей, проживающих на континенте, – индейцев, вольноотпущенных, французов, испанцев, англичан, и объединять все конфессии – католиков, квакеров, анабаптистов, язычников. И я совершенно уверен, что человек с вашими знаниями и широтой мышления как нельзя лучше подойдет для выполнения такого важного и ответственного задания.

Прайбер нахмурился, но в следующую секунду лицо его просияло.

– И я смогу донести свои идеи людям?

– Конечно, я всю ответственность за составление декларации возложил на Вольтера, но он с удовольствием выслушает и ваши идеи.

Франклин готов был рассмеяться, увидев отразившееся на лице француза негодование и желание отомстить за подложенную свинью. Но в следующее мгновение Вольтер овладел собой, и на лице его появилась неизменно любезная улыбка.

Прайбер посмотрел на Вольтера:

– Тогда решено?

– Решено будет только то, что можно решить, – ехидно ответил Вольтер, снимая шляпу и кланяясь немцу.

– Что ж, в таком случае я согласен, – сказал Прайбер. – Я горю желанием приступить к работе и надеюсь, вы не будете во мне разочарованы.

Странно, но Франклин поверил ему. Вольтеру всегда не хватало возвышенной экзальтации, чтобы уравновесить его врожденный скептицизм. И широты мышления ему также не хватало. Перед отъездом Франклин успел организовать для француза встречи с Накасо и маронами, но оставалось выяснить точку зрения индейцев на свободу и независимость. Прайбер, несмотря на все его недостатки, мог бы выступить здесь в роли переводчика.

– Нам пора трогаться, – напомнил Макферсон.

– Да, счастливого пути, – сказал Вольтер и помахал шляпой. – Надеюсь, Бенджамин, что на этот раз мы встретимся не через двенадцать лет, а раньше.

– Я тоже на это надеюсь. В крайнем случае, пусть это будет двенадцать не лет, а месяцев. Вольтер… – Он замолчал, философ посмотрел на него вопросительно. – Просить лису посторожить курятник – это, конечно, не дело, но… не мог бы ты присмотреть за Ленкой?

– Бенджамин, я с превеликим удовольствием присмотрю за ней, даже и не сомневайся. Я буду беречь ее, мой друг, как самого себя.

– Спасибо.

На этом Франклин повернул свою кобылу и вместе с Робертом последовал за Макферсоном. Вскоре отряд скрылся за деревьями.

9

Монголы

– Самое легкое для нас – просто убить их, – пробормотал Кричащий Камень, глядя, как на ближайшем горном хребте возникла цепочка всадников.

Красные Мокасины насчитал двадцать конных, но их могло быть и больше.

– А что, по-твоему, для нас самое трудное?

– Ждать, как самые последние трусы, когда они наступят нам на хвост, как мы это делаем последние десять дней. Ждать, когда наши лошади издохнут и они смогут догнать нас пеших.

– Сколько нам еще ехать до земли уичита?

– Долго, несколько дней точно потребуется. И нам нужны свежие лошади. Надо где-нибудь украсть хотя бы несколько уродливых коротышек, подобных тем, что нас везут.

– Может быть, они и уродливые, но крепкие и выносливые. Где ты думаешь раздобыть лошадей?

Кричащий Камень посмотрел на него как на сумасшедшего:

– Я же только что сказал: надо убить их и забрать их лошадей.

– И мы вдвоем можем с этим справиться?

– Конечно. Вызови молнию с неба, как ты сделал это несколько дней назад, или заставь кровь закипеть у них в жилах, ну, словом, что-нибудь такое придумай. А я убью оставшихся.

– Каждый раз, когда я посылаю детей своей Тени атаковать их, я теряю по крайней мере одного. Я лишился самых сильных, и это сделало меня… слабым.

Не просто слабым. Потеря детей Тени означала, что его Тень уменьшается, как и та часть души, откуда он брал силы, каждый раз за этим наступало состояние тяжелой подавленности.

Но в этот раз все было не так, как обычно. Он вдруг почувствовал… злость. Даже не злость, а чувство, возникающее, когда ужалит оса или обожжешься острым перцем, который белые люди иногда употребляют в пищу. Чувство, похожее на ненависть. Но ненависть не к чему-то конкретному, а ко всему, что окружает, живому и неживому.

Чокто начали раздражать его спутники, казалось, они ждут, что он потратит всю свою душу только ради того, чтобы спасти их жизни. Возможно, поэтому злость не была напрямую связана с потерей детей Тени. В любом случае это чувство было легче, чем разрывающее сердце горе, которое он испытывал прежде. Значительно легче.

– Ты боишься, что тебя, ослабленного, догонит скальпированный воин? Не беспокойся. Я убью его, чтобы спасти тебя.

– Конечно, убьешь, – сказал Красные Мокасины, не в силах скрыть сарказм.

– Ты хочешь сказать, что я тебя обманываю? – неожиданно разозлился Кричащий Камень.

– Нет. Я говорю, что ты не в состоянии победить скальпированного воина и что мы не можем перебраться через хребет и убить преследующих нас монголов. Ты не обманываешь меня, ты говоришь глупость.

Удивление на лице Кричащего Камня сменилось яростью. Красные Мокасины почувствовал, что и у него кровь закипает. За кого Кричащий Камень его принимает? Он относится к нему не так, как должен относиться индеец к своему собрату индейцу, пусть даже и из другого племени. И если вдруг Кричащий Камень погибнет за несколько дней пути до земли уичита, его народ никогда не узнает причину и обстоятельства его гибели. Скорее всего они даже и не вспомнят о нем. Он для них сбежавший вор, лжец и прелюбодей. Никто не кинется его искать, если он…

Нет.

– Прости, – пересилил себя Красные Мокасины. – Я устал. Я не злюсь на тебя, Кричащий Камень. И я не должен был обвинять тебя в глупости.

Лицо уичита оставалось злобным, пока он слушал извинения Красных Мокасин, но затем он издал звук, похожий на сдавленный смешок.

– Ты не первый, кто обвиняет меня в глупости, и не первый, кто в этом ошибается. – С этими словами он отвел взгляд в сторону.

Белые – единственные люди на земле, которые считают, что смотреть в глаза друг другу во время разговора – это проявление уважения. Остальные народы воспринимают это как вызов. И Кричащий Камень отвел взгляд в знак того, что их конфликт исчерпан.

– Но как же мы получим их лошадей?

– У меня есть некоторые соображения. Мы можем…

– Тсс! "Летящий лист"!

Красные Мокасины тут же сгустил туман, спрятав их от духов. И все же они оставались видимыми как для глаза, так и для телескопа, поэтому они припали к земле и принялись наблюдать за приближавшимся летательным аппаратом.

– Я думал, ты в прошлый раз, когда вызывал молнию, уничтожил его.

– Тот я уничтожил, это другой.

– Да сколько же их у них?

– Очень много. Петр говорит, что большая часть воздушных кораблей прибудет на восток, как только сюда доберутся основные сухопутные силы. А пока воздушные корабли обеспечивают доставку провианта для армии и перевозят командный состав.

– Да еще за нами охотятся.

– Пока мы водили за нос преследователей, они нас и обнаружили.

Это был небольшой корабль, по форме напоминавший лист кассина, "летящий лист" – так назвал его Кричащий Камень; манерой движения он походил на большую парящую в небе птицу, и у него не было никаких красных шаров, которые удерживали воздушные корабли московитов в воздухе. Хотя, безусловно, двигателем ему служил malakus. При желании корабль мог развивать очень большую скорость, но, кроме этого, он мог плавно скользить и даже зависать неподвижно.

– Я рад, что они пустили на наши поиски еще один корабль, – пробормотал Красные Мокасины. – Это натолкнуло меня на мысль.

По противоположному склону горы, довольно отвесному, Красные Мокасины и Кричащий Камень спустились. От преследователей их отделяло всего несколько часов пути. Подобно им, монголы будут искать брод на реке, а после им потребуется некоторое время, чтобы вновь напасть на след Красных Мокасин и его спутников.

Окружившие их деревья ненамного превышали рост Красных Мокасин, и он почувствовал себя великаном, который пытается спрятаться от преследователей среди карликовых деревьев. Но эти деревья, пусть даже и низкорослые, все же лучше голого поля. Только в лесу, настоящем лесу, где верхушки деревьев не позволят кораблю опуститься предельно низко, он сможет почувствовать себя в безопасности.

Спутники поджидали их в зарослях молодых дубков. Они нашли их по стрелам, оставленным индианкой, назвавшей себя кратко – Горе. Весь порох они истратили на небольшой отряд снейков, которому удалось догнать их. Снейки также истратили в бою весь порох, но у них были луки и стрелы.

Таг прилег вздремнуть. Царь Петр пытался сбрить щетину простым ножом, от порезов на лице у него выступила кровь. Красные Мокасины не мог понять, неужели это обязательный царский ритуал – брить бороды. У индейцев было принято волосы на лице выщипывать.

– Ну, что там? – спросил царь.

– Человек двадцать, совсем близко. Думаю, Канса у них за проводника. Это, как ты их называешь, монколы.

– Монголы, я их называю. А ты среди них русских мундиров не заметил?

– Кажется, их было два. И вот что, они еще один воздушный корабль за нами вдогонку отправили. Этот на первый не похож и летает побыстрее.

– Вот такой формы и плоский? – Царь нарисовал на земле овал.

– Да.

– Это Сведенборг.

Красные Мокасины пожал плечами, показывая, что ему это ни о чем не говорит. Царь объяснять не стал.

– Лошади-то, того и гляди, концы отдадут? – Таг сел и протер глаза.

– Верно, они уже еле дышат.

Петр ткнул пальцем в сторону Кричащего Камня:

– Ты же обещал, что мы доберемся до твоего племени раньше, чем монголы нас догонят.

– Я ошибся, – просто ответил Кричащий Камень.

Красные Мокасины знал, что уичита не особенно расположен к Петру. Тот считал, что индеец слишком много говорит и плохо пахнет.

– Свежих лошадей нет, пороха нет, дроби… И подмоги никакой нет. Это все, что мы имеем?

– Да, к сожалению.

– Мы все это легко можем раздобыть, – не замедлил вставить Кричащий Камень. – Если мы покажем смелость, силу и быстроту, то у нас все это будет.

– Он что, предлагает нам вступить в бой с монголами? – спросил Петр.

Красные Мокасины кивнул:

– И он прав. Именно это нам и придется сделать. И не далее как сегодня, с наступлением темноты. А пока нам нужно успеть продвинуться немного южнее.

Они медленно двигались вперед, также медленно темнело у них над головой небо.

Царь Петр ехал рядом с Красными Мокасинами. Он был человеком огромного роста и выглядел очень неуклюже на низкорослой лошадке, которая, казалось, прогибается под ним.

– Сдается мне, что наше положение ни к черту.

– Могло быть, конечно, и лучше.

– Позволь мне кое о чем тебя спросить?

Красные Мокасины никогда не мог понять эту манеру белых. Если хочешь задать вопрос, разве нужно спрашивать на то разрешение? Ведь тот, кому вопрос задают, не знает, насколько безобидным он окажется. Так имеет ли смысл спрашивать разрешения?

Но Красные Мокасины слишком много времени провел в обществе белых, поэтому он сказал:

– Спрашивай, царь.

– Почему ты помогаешь мне?

Красные Мокасины удивился, хотя вопрос был совершенно естественным. Он на секунду задумался, соображая, как поточнее ответить. Но тут же вспомнил о другой особенности белых – они не любят пауз в разговоре. Они не желают давать собеседнику время для раздумий. Если ты им не отвечаешь сразу, они считают, что недостаточно ясно задали вопрос.

И поэтому царь снова заговорил:

– Ты упомянул в самом начале, что когда-то воевал на стороне моего противника. Очень многие люди могли бы в этом признаться. И очень немногие готовы встать на мою сторону. И я не настолько глуп, чтобы думать, будто мой царский титул что-то значит для дикаря. Я уверен, ты хранишь верность своему королю и…

– У нас нет короля в вашем понимании.

– Нет правителя?

– У нас есть минко. Но его власть заключается в том, что он объясняет людям, почему они должны делать то, что они уже намерены делать. – Вдруг Красные Мокасины вновь охватила злость, казалось, кровь закипела в жилах. – Вы спрашиваете, почему я помогаю вам. Я не знаю ответа на этот вопрос. Вы – очень влиятельный человек, ваша воля управляет миром. И в данный момент я не могу сказать, что лучше для моего народа, для меня самого, для всего мира – убить вас или спасти.

– Но ты уже спас меня.

Красные Мокасины улыбнулся:

– Но я могу и убить вас, если понадобится, вот только оживить не смогу.

На лице царя появилась какая-то волчья улыбка:

– Я видел, на что ты способен. И все это время не мог тебя понять. Теперь, кажется, понимаю. Хорошо. Думаю, мои планы придутся тебе по вкусу.

– И какие у вас планы?

– Хочу выбить почву из-под ног этих тварей, что выдают себя за ангелов. Хочу согнать с моего трона самозванцев, открыть моему народу глаза, чтобы они увидели истину и прекратили вести войну на этом и любом другом континенте. – Он замолчал, нагибаясь, чтобы не удариться головой о низко растущую ветку. – Я всегда хотел только одного – блага для России. Сделать ее соратником Запада. Я боролся за это в течение многих лет. И пришел день, когда мы не просто стали соратниками, но Россия вдруг стала райским уголком на земле, в то время как мир сошел с ума и великие народы Запада пали. Когда-то я восхищался великолепием Европы, которого очень не хватало моей стране. Мы так близко подошли к цели и вдруг все потеряли. Это невыносимо. Европа своим безумным поступком обрекла мой народ на гибель от лютой стужи. И моя цель изменилась. Я расширил границы моей империи, присоединил к ней то, что осталось от Голландии, Франции, Англии… Чтобы накормить мой народ, я захватил плодородные земли Польши, Богемии, Венгрии.

– Насколько мне известно, все это было осуществлено вами много лет назад.

– Да. А затем меня заставили сосредоточить внимание на событиях внутри моей империи. И с тех пор меня все время втягивали то в одну войну, то в другую. Сейчас я понимаю, что мои бесчестные и жестокие сердцем советники вводили меня в заблуждение и я вел войны, в которых не было никакой надобности. Когда мне стало известно о заговоре моих военачальников – они планировали захват английских, испанских и французских колоний, – я разрушил их планы. Один из заговорщиков был обезглавлен. И я успокоился, решив, что новая война предотвращена.

– А теперь мы видим, что нет. Заговорщики вторглись на Американский континент, но Россия не сможет выдержать этой войны.

– Кажется, их армия очень хорошо вооружена. Почему ты думаешь, что Россия не сможет победить?

– Победить? Какое значение вы вкладываете в это слово?

– У нас много оружия, которое, я надеялся, нам никогда не придется использовать, и много всего такого, что люди не видели со времен Ветхого Завета. И у нас есть воля и мощь завоевать этот континент, разбить любую армию, которая окажет нам сопротивление. Но эта страна такая большая, нам не удастся ее удержать! И я думаю, какие налоги после окончания войны нам нужно будет собирать здесь, чтобы окупить наши потери! Мы не сможем долго оставаться на этой земле, отсутствие армии развяжет руки туркам у нас на южных границах, сотне варварских племен на востоке, а Карл Двенадцатый все никак не может забыть свое поражение в Венеции. Идея захватить этот континент убийственна для всех стран, включая Россию.

Красные Мокасины кивнул:

– Духи хотят уничтожить нас всех. Для меня это совершенно очевидно.

– Думаешь, это Апокалипсис? Апокалипсис, но без Божьего суда над грешниками, – пробормотал царь. Его лицо сильно дернулось. – В любом случае я твой должник. Я в долгу и перед твоим народом, и я не забуду этого.

Красные Мокасины только кивнул в ответ. До самого заката они ехали молча, погруженные каждый в свои думы.

На горизонте то появлялся, то вновь исчезал "летящий лист", но Красные Мокасины был уверен, что они остаются незамеченными. Пока. И это хорошо.

Он выехал из строя:

– Вы продолжайте двигаться вперед, а мне кое-что нужно сделать. Надо сбить их со следа.

– Тебе потребуется помощь? – спросил Таг.

– Нет, я просто оставлю на земле ложный след.

– А потом догонишь нас?

– Да, когда солнце скроется за горизонтом.

– Только смотри, чтобы этот летающий поганец тебя не заметил.

– Постараюсь.

Красные Мокасины свернул направо и попытался представить рельеф местности. Похоже, монголы неплохо ориентировались на больших открытых пространствах, и у них хороший проводник – Канса, но, несмотря на это, они часто сбивались со следа. И каждый раз их выручал воздушный корабль. По мнению Красных Мокасин, это делало монголов ленивыми. До сих пор ему удавалось остаться незамеченным для летательного аппарата. Почему они думают, что сейчас он будет вести себя менее осторожно и даст себя обнаружить?

Он искал подходящее место, зная, что у него немного времени. Как только показалась луна, он нашел его в лощине. То была хорошо скрытая от посторонних глаз поляна, здесь можно разбить небольшой лагерь, здесь хороший обзор и чистый ручей рядом, где можно будет набрать воды для питья.

Он отпустил хошонти и позволил запаху детей его Тени подняться вверх. Он почувствовал, как где-то вдалеке духи, управлявшие летательным аппаратом, не теряя предосторожности, возликовали.

Он снова укрылся завесой, притворяясь, будто случайно, по оплошности, себя обнаружил.

Наступила ночь, но луна будет исправно освещать землю в течение нескольких часов. Она была полной и яркой. Его план состоял из нескольких пунктов. Он рассчитывал, что монголы будут искать его, пока луна не зайдет, и пока корабль будет вести их к этому месту.

И Красные Мокасины приступил к работе. Он достал оставшуюся дробь – восемь свинцовых шариков. Он прятал их от своих спутников, ожидая подобного случая. Да в них и пороху-то не было.

Индеец поспешно разбросал дробь среди сухих кустов и жухлой травы. И зима, и весна выдались засушливыми, так что вся растительность была вялой и ломкой.

Затем он вскочил в седло и поехал догонять своих, догнал быстро, они не успели отъехать далеко от того места, где он с ними расстался.

Петр и Таг схватились за оружие, когда чокто вышел к месту, где они расположились на ночлег, Кричащий Камень рассмеялся, появляясь из-за низкорослых деревьев с готовым к бою луком, украденным им у монголов. Лук был странной конструкции, сделанный из тонко расщепленного рога и дерева, с тугой тетивой, более подходящий для редко покидавших седло кочевников, нежели для оседлых жителей равнин.

– Все готово?

– Да, – ответил Красные Мокасины. – Наш план такой: я отправлю детей моей Тени подпалить сушняк вокруг их лагеря. Мы с Кричащем Камнем подберемся к лошадям и перережем привязи. Огонь погонит лошадей против ветра, вы трое будете их ловить.

– А что, разве монголов огонь не погонит против ветра? – спросил Таг.

– Погонит. Но лошади бегают быстрее людей. Поймайте пару лошадей и скачите вперед. Мы с Кричащим Камнем уведем лошадей прямо из лагеря. Огонь вызовет у монголов панику, они подумают, что мы подожгли со стороны леса.

– Рискованный план. Я не уверен, что умею ловить испуганных лошадей, – признался Петр.

– Не такое уж это и сложное дельце, ваше величество, – сказал Таг. – Я буду рядом и помогу.

– Я перережу привязи.

Все повернулись в сторону девушки. Все то время, что они ехали, Кричащий Камень пытался обучить ее французскому. По ее поведению трудно было понять, обращает ли она вообще какое-нибудь внимание на его усилия. Но сейчас она заговорила именно по-французски, хоть и с очень сильным акцентом.

– А ты раньше когда-нибудь делала такое?

– Да.

Правду ли она говорила? На палубе русского воздушного корабля она показала себя смелой и способной на многое.

– Хорошо, – кивнул Красные Мокасины.

– А что, если вы все трое погибнете? – спросил Петр. – Я тогда не буду знать, в какую сторону мне двигаться. А ты, Таг, знаешь дорогу?

– Да нет, я тоже не особенно здесь ориентируюсь.

– Верно подмечено. Кричащий Камень, в таком случае ты останешься с ними.

– Нет.

– Да. – Он заговорил на мобильском языке. – Нужно, чтобы ты остался с ними, Кричащий Камень. Не могут же двое белых остаться в неизвестном им месте. В крайнем случае они даже нас не смогут найти, и из лука они стрелять не умеют. Остаться с ними, Кричащий Камень, важнее, чем резать привязи.

– Я хочу убить хотя бы одного монгола, – возразил Кричащий Камень. – Вдруг больше такой случай не подвернется.

– У тебя есть более достойное занятие. Это не вылазка за скальпами, это обычная кража лошадей. И у меня есть предчувствие, мой друг, что тебе еще не раз придется столкнуться с монголами. Если ты меня сейчас не послушаешься, то, возможно, тебе никогда не придется похвастаться монгольским скальпом, учти это.

– Я-то всегда найду, чем похвастаться перед своими детьми и внуками.

– Надеюсь, не тем, чем ты дуришь головы симпатичным девушкам при ярком солнечном свете, – заметил Красные Мокасины.

– Ха, есть над чем подумать.

– Achukma okeh? Хорошо?

– Okeh.

– Тогда пошли, луна заходит.

Они разделились: Кричащий Камень, царь и Таг рассредоточились против ветра, Красные Мокасины и Горе, соблюдая предосторожность, время от времени припадая к земле, двинулись в сторону лагеря монголов.

Красные Мокасины призвал хошонти, волевым усилием оттолкнул от себя и девушки тусклый свет луны и удерживал его на расстоянии. Так что теперь даже самые зоркие глаза не могли увидеть ничего, кроме легкого колебания воздуха.

Монголы не заботились об осторожности и вели себя шумно, поэтому еще на подходе Красные Мокасины понял, что они заглотили наживку: разбили лагерь на том самом месте, которое он для них наметил.

Они подбирались все ближе и ближе, и вот уже среди деревьев замелькали огни костра, и можно было различить лица собравшихся вокруг него людей. На границе света костра и мрака ночи мелькали тени лошадей.

Красные Мокасины закрыл глаза, ему очень хотелось выкурить трубку Древнего Табака: это укрепило бы его силы. Но и выдало бы его, поэтому придется обойтись тем, что есть. Он разослал оставшихся детей Тени. То были крошечные духи, обладавшие только одной способностью – установить сродство с ферментом свинца. Он приказал им найти разбросанные свинцовые шарики, разбить их и выпустить на волю томившийся в них огонь. Духи разлетелись. Красные Мокасины надеялся, что им удастся выполнить задание прежде, чем монголы обнаружат их и уничтожат. Если духов постигнет неудача, то и они лишатся последней надежды на спасение.

10

Подозрения и ребра

В тот же день они похоронили Ирину в холодной сибирской земле. Из-за вечной мерзлоты могила получилась неглубокой, поэтому сверху соорудили пирамиду из камней, чтобы дикие звери не растащили останки. Отец Димитрий – единственный священник, которого Адриана, посопротивлявшись, разрешила взять с собой, – совершил обряд Отпевания. Под холодными, серыми небесами его слова и творимый обряд казались Адриане бессмысленными. Разве Бог, к которому обращался священник и который привык внимать молящимся в богато убранных церквах, мог услышать его в глуши? Здесь молитва походила на языческое заклинание зверя перед охотой, на стон ветра.

Адриане хотелось знать, наблюдает ли татарка за погребальной церемонией, и если да, то какие мысли это рождает в ее голове? Как у этих людей принято хоронить мертвецов, чтобы они потом не вставали из могил и не тревожили живых?

Эркюль держался прямо, лицо непроницаемое, словно застыло навеки, как сама земля под ногами.

Кроме священника, никто больше не проронил ни слова. Совершив обряд, все погрузились на корабли и продолжили путь на восток.

Адриана отправилась на поиски Эркюля и нашла его на мостике. Он смотрел вниз на простиравшиеся бескрайние просторы.

Краем глаза Эркюль заметил ее приближение. Он по-прежнему был во всем черном и походил на пуританского проповедника. Странно и непривычно было видеть его в таком обличье.

– Эркюль, я…

– Я всем представил так, что ее убили татары, – сказал он. – О том, что между вами произошло, никто ничего не знает.

На мгновение ее охватила такая ярость, что она потеряла дар речи.

– За что, Эркюль? Она не заслужила смерти.

Он повернулся к ней, его лицо исказилось до неузнаваемости, до потери человеческого облика.

– Что?

– Я видела тебя, Эркюль… там, в лесу, в то время, когда ты должен был охотиться совсем в другом месте…

– Ты думаешь, это я ее убил?

– Я… – Адриана замялась.

– Господи, это же ты сделала! – выкрикнул он так громко, что голова рулевого повернулась в их сторону. – Закрепи руль и уходи! – крикнул ему Эркюль. – И поторапливайся!

Когда рулевой ушел, Эркюль вновь повернулся к Адриане, глаза у него налились кровью.

– Пойми меня, – она никогда не слышала, чтобы голос Эркюля звучал так глухо и угрожающе, – я не любил Ирину так, как люблю тебя, но я испытывал к ней определенные чувства. Она была матерью моих детей. Она согревала меня, когда ты была холоднее льда. Если ты хоть на секунду подумала…

– Прости, я просто видела, как ты ехал с той стороны, где мы ее потом нашли…

– И ты совершенно естественно решила, что это я убил ее. Убил, чтобы устранить разделяющую нас преграду? О господи, неужели ты думаешь, я не знаю, что ты никогда не выйдешь за меня замуж, и не важно, стоит ли между нами Ирина или нет? Разве не ты мне так ясно дала это понять? Неужели ты думаешь, что я убью свою жену и оставлю своих детей сиротами, и все ради тебя?

И вдруг Адриана почувствовала себя маленькой девочкой, которую отчитывают за неблаговидный проступок, и отчитывают заслуженно.

– Прости, Эркюль.

– Ты действительно не знаешь, кто убил Ирину? Или это искусное притворство, чтобы удержать меня от мести?

– Боже мой, что ты такое говоришь?

– Те, кто не ослеплен твоим обаянием… – он на секунду замолчал, пытаясь совладать с собой, и это ему удалось, – знают, кто убил Ирину, – Креси.

– Креси?

– О господи, Адриана, ни для кого не секрет, что Креси любит тебя и готова на все, чтобы защитить тебя. Всем известно, что Ирина пыталась убить тебя. Креси устранила мою бедную жену, чтобы ничего подобного больше не повторилось.

– Нет, – сказала Адриана, – я не верю этому. Увидев Ирину мертвой, она удивилась так же, как и я.

Эркюль посмотрел на нее, и взгляд его на хорошо понятном им обоим языке говорил: "Это Креси". Прошлое Креси доказывало, что она, как никто другой, была искусна в обмане. Ее настоящее свидетельствовало, что, когда дело касалось ее врагов, она продолжала лгать с той же изощренностью.

– Я все равно не верю этому. Я видела татарку…

– Чтобы оправдать ее, ты придумываешь всяких чудовищ, которых якобы видела в лесу? Нет, Адриана, это была Креси.

– Эркюль, не делай поспешных выводов.

Он горько рассмеялся:

– Об этом меня просит женщина, которая минуту назад обвинила меня в убийстве собственной жены?

– Я попросила у тебя прощения. Мне показалось странным вначале увидеть в лесу тебя, а потом найти на том же самом месте мертвую Ирину.

– Да, я искал ее. Мы с ней поссорились перед этим, и я хотел загладить свою вину. Солдаты сказали, что она пошла в лес, и указали направление.

– Я думала, что это ты сделал, ты думаешь, что это Креси, Креси думает, что это я.

– Один из нас лжет. И если мне суждено обличить лжеца, я, черт возьми, знаю, кого я выведу на чистую воду.

– Что ты собираешься делать?

– Все решит дуэль.

– Нет, Эркюль, она убьет тебя.

– Ты никогда не верила в меня и причиняла мне тем самым боль.

– Если не она, то ты ее убьешь. Мне не нравится ни тот ни другой исход. Дай мне время подумать, Эркюль.

– Что это может изменить?

– Возможно, что никто из нас не лжет. Возможно, кто-то еще желал смерти Ирины.

– Это исключено. Она была тихой, безобидной…

– Эркюль, она стреляла в меня. Я думаю, ты не настолько хорошо ее знал, как тебе кажется.

Эркюль резко отвернулся.

– Может быть, – согласился он.

– Иди к детям, ты им сейчас нужен, и дай мне время, не спеши лишать своих детей отца.

Он кивнул и вдруг закрыл лицо руками.

– Я даже не говорил им, что у них больше нет матери, – произнес он, и голос его дрогнул. – Я не знаю, как сказать им об этом.

Адриане хотелось успокоить его, помочь.

Но она не имела ни малейшего представления, как нужно поступать в таких случаях, поэтому просто позволила ему плакать, закрывшись руками.

Меншиков с трудом приподнялся на локте и посмотрел на Адриану.

– Если верить слухам, то это вы сделали, – сказал он, – либо поручили исполнить это злодеяние подвластным вам демонам. И мне ваше решение кажется вполне разумным.

Адриана нахмурилась, а Меншиков рассмеялся:

– Я шучу, шучу.

– Вы все время лежите в постели, откуда вы знаете, о чем говорят люди? – удивилась Адриана.

Меншиков откашлялся, сел на кровати и подмигнул ей:

– Я знаю, вы не самого лучшего мнения обо мне. Возможно, я заслуживаю этого… Я был мертвецки пьян, когда эти самозванцы захватили трон, который я призван был беречь как зеницу ока. Но надо учесть, что я пережил многое и многих. Меня не сломили приступы царского гнева, сотни раз меня пытались устранить, как его фаворита, не один нож был нацелен мне в спину. И я выжил не потому, что слишком умный, а потому, что всегда держал ухо востро, водил дружбу с теми, с кем следовало ее водить. У меня на это звериное чутье.

– Вы считаете, что я убила Ирину?

– Ее смерть меня не особенно волнует. Она не была в числе моих друзей, равно как и ее отец. Меня волнует другое – как найти царя.

– Но разве одно с другим связано?

Меншиков хмыкнул:

– Люди последовали за вами на край света, потому что уверовали в вас как в ангела. Но если ангела вывернуть наизнанку, то получится дьявол, не так ли? И вы сейчас подошли к опасной черте. Неистовая любовь толпы мгновенно превращается в такую же неистовую ненависть, – это известный факт. Совершенно очевидно, что впереди нас ждут тяжелые испытания. И вы думаете, что люди захотят пройти сквозь эти испытания ради вас? Я начинаю в этом сомневаться.

Адриана зажала ладони между коленей, эту привычку застенчивого человека она никак не могла изжить с самого детства.

– Князь Меншиков, вы считаете, что сейчас лучше вам возглавить экспедицию?

– Главой страны меня назначил сам царь, разве не так? И конечно же, я благодарен вам за то, что вы спасли меня…

– Вначале я не хотела этого делать.

– И все же вы сделали это, потому что сочли за честь для себя спасти человека, преданного царю всем сердцем.

– И теперь я сожалею об этом.

– Полагаю, вы даже можете меня убить. – Меншиков развел руками и улыбнулся: – Я шучу, шучу.

Адриана криво усмехнулась:

– Если вы действительно считаете меня убийцей, то говорить мне такое – непростительная оплошность.

– Повторяю, я шучу. Я не думаю, что Ирину убили вы. Убийство – не ваш стиль.

На это замечание Адриана ответила иронической улыбкой. Ведь она однажды пыталась убить Людовика XIV, величайшего из королей мира. И все же Меншиков прав: она не смогла убить короля, потому что она была не способна на это.

Не смогла тогда.

Она ближе наклонилась к Меншикову.

– Правда в том, – выдохнула она, – что я действительно ищу Петра. Но не это моя главная цель. Я ищу нечто более дорогое моему сердцу и представляющее большую опасность для всего мира. Поэтому позвольте мне, князь Меншиков, признаться вам без всяких экивоков – я не убивала Ирину, но моя рука не дрогнет, и я убью вас, если вы вздумаете встать у меня на пути. Я спасла вас, чтобы умилостивить царя. Но неизвестно, жив царь или нет, и мне легче снести его неудовольствие по поводу вашей смерти, нежели уступить право командовать экспедицией. Более того, узнав о вашем казнокрадстве и неумелом управлении страной, царь может разгневаться и потребовать наказать вас, вы же знаете характер Петра. Из всего этого следует, что если царь вздумает вернуть себе трон, ему потребуется моя помощь. А это значит, что я для него представляю большую ценность, чем вы. И если ему внушить, что вы – израненный, а это соответствует истине – умерли, окруженный моей заботой, то сердце его преисполнится благодарностью. Надеюсь, это вам понятно.

Меншиков скорчил кислую мину.

– Но вам потребуется моя помощь, – сказал он, – потому что людям нужен человек, который ведет их к цели и которому они доверяют.

Адриана рассмеялась громким притворным смехом:

– А разве есть люди, которым можно доверять? Таких не существует. – Она похлопала Меншикова по плечу. – Я шучу, шучу! – И снова наклонилась к нему. – Надеюсь, вы правильно поняли то, что я вам сейчас сказала?

– Я понимаю, когда мне угрожают.

– Очень хорошо. Значит, мне не придется повторяться, как это бывает в случае с глупым ребенком.

Меншиков пожал плечами, словно происходящее мало его тревожило, но лицо выдало бушевавшую в нем ярость – князь не был утонченным царедворцем.

– А сейчас, если вы позволите, я удалюсь. Спокойной ночи и приятных снов.

Меншиков молча опустился на подушки.

Беседы со студентами за чашкой кофе были для Адрианы отдохновением, хотя ей казалось, что даже они поглядывают на нее с некоторой тревогой и недоверием.

Линней и Эмили представили прелиминарии[41] своих новых исследований, и Адриана с интересом слушала их, на время позабыв треволнения последних дней.

– Приступив к классификации malakim, – начал Линнеи, – мы столкнулись с трудностью определения критериев отбора. Эта проблема возникла потому, что как сами malakim, так и их особенности практически невидимы человеческому глазу. Это подвигло нас начать с классификации их действий, о которых мы знаем со слов нашего учителя. Одни способны устанавливать сродство, другие способны устанавливать связь с элементами материи, посредством чего оказывать незначительное влияние на эту самую материю. А, например, те malakim, что удерживают наши корабли в воздухе, могут преодолевать гравитацию.

Но самое интересное в природе всех этих видов заключается в том, что они способны оперировать только с одним видом сродства или преодолевать только один закон, действующий в материальном мире. Мы здесь не принимаем во внимание чистых посредников, которые слепо устанавливают связь между элементами, но при этом не влияют на материальный мир. Из этого следует, что malakim отличаются от живых существ материального мира более узкой функциональностью. Каждого из них Творец создал для какой-то одной-единственной цели.

– В отличие от человека, ты хочешь сказать? – спросила Елизавета.

– Многие люди вообще ни к какой деятельности не способны, – саркастически заметила Креси.

– Нет, нет! – воскликнула Елизавета. – Я вовсе не шучу! Разве Бог, создавая людей, одному не предназначил быть царем, другому – крестьянином, третьему – строить корабли…

– Не забывайте, цесаревна, – вмешалась в разговор Адриана, – что ваш отец был и царем, и полководцем, и корабли строил собственными руками.

– Ну да, конечно.

– Теоретически каждый человек может стать царем или королем, – заметила Эмили. – И в истории человечества бывали случаи, когда человек самого простого звания брался за управление страной, как, например, Кромвель[42] в Англии.

– Кто? – переспросила Елизавета.

– Продолжайте, господин Линней, – сказала Адриана, покачав головой.

– Да, но цесаревна подала мне идею. Представим себе иерархию мира людей, начиная от императора и заканчивая простым крестьянином. Представим, что в соответствии с идеей творения один не может выполнять работу другого. Предположим также, что и в среде malakim Бог создал королей и царей, а они, в свою очередь, – герцогов и князей, а те – графов и так далее.

– Можно предположить и другое, – перебила его Эмили, – Бог создал человека труда, а тот сделал для себя орудия труда. А орудия труда, в свою очередь, создали орудия труда для того, чтобы те воспроизводили самих себя…

– Какая-то ерунда получается, – пожала плечами Елизавета. – Выходит, если есть одна лопата, то она может сделать другую лопату? Как-то я не могу себе этого представить.

Адриана хорошо себе это представляла.

– Я никогда… Это очень, очень интересно, если все именно так и есть. Что послужило базой для подобных рассуждений?

– Записи Ньютона и ваши собственные высказывания. Malakim созданы из определенного вида сродств, которые мы можем выявить опытным путем. Чем проще вид сродства, тем примитивнее malakim. Но простые сродства входят в состав более сложных. Это похоже на библейскую легенду о сотворении Евы из ребра Адама. Malakim более сложной структуры как бы извлекают из себя более простые, предназначенные для более локальных действий.

Вдруг в памяти Адрианы совершенно отчетливо возникла татарка, встреченная ею в лесу, и сопровождавшие ее духи, которые были как бы ее собственным продолжением. Что сказала ей татарка? Что она научилась использовать свою собственную сущность и сущность духов?

– Я хочу видеть все ваши записи, – сказала Адриана, – все без исключения. Я хочу, чтобы вы мне объяснили каждое слово, каждый этап ваших рассуждений. Если ваши рассуждения и заключения окажутся верными, то это будет самое значительное открытие, касающееся природы malakim.

– Но это только гипотезы, – предупредительно заметил Линней, – сделанные на основе очень скудных данных. Нам нужен тот научный арсенал, которым располагал Ньютон. Нам необходимо повторить все те эксперименты, которые он проводил, и пойти дальше.

– Скажите конкретно, что вам нужно, и мы подумаем, что можно сделать. Возможно, мы могли бы воспользоваться составными частями одного из taloi, как Ньютон сделал…

Она замолчала: у нее перехватило горло. Она не могла поверить. Сердце бешено колотилось, она всем нутром чувствовала: ее ученики невероятно близко подошли к истине. Как она могла упустить это?

Потому что она не занималась этим серьезно. Она легкомысленно позволила пришельцам из высших сфер эфира убаюкать свой ум.

Ночью ей вновь снилось, что она бродит по руинам Версаля. Сквозь огромные проломы в крыше в залы проникал свет, на мраморном полу – лужи застоявшейся воды, в покрытых сажей зеркалах мелькало ее отражение. На ней было grand habit[43], подаренное ей Людовиком XIV, на голове – высокая прическа.

– Здравствуй, любовь моя.

Голос тихий, с легким провинциальным акцентом. Из тени вышел мужчина, высокий и стройный, в ее глазах – красивый.

– Николас?

– Да.

– Где же ты был все это время?

– Ждал. Я и сейчас жду.

Она рванулась к нему навстречу, обнять, но он отступил назад.

– Николас, ты не хочешь меня обнять?

– Я не могу. Еще не пришло время. А пока следуй за мной.

– Хорошо.

Они прошли через полуразрушенный дворец и оказались в парке. Когда-то это были прекраснейшие парки мира. Их строгая геометрия представлялась отражением неумолимой логики естественного закона. Но сейчас здесь царило запустение: статуи оплели колючки, а между камнями, которыми были выложены дорожки, торчали пучки пожелтевшей травы.

– Ты помнишь нашу первую прогулку по этим паркам? – спросила Адриана.

– Конечно, ты объясняла мне, в чем заключается их красота.

– А ты никак не мог понять, почему такие красивые издалека, они вызывают грусть, когда по ним гуляешь.

– Сейчас я понимаю. – Он остановился, его глаза были темными и печальными. – Эти парки – порождение холодного человеческого разума.

– Что?

– Посмотри на них сейчас.

Она окинула взглядом парки, и они предстали перед ней в новом свете. Запущенность приблизила их к природной дикости и сделала тем самым в сто крат краше. Уродством была строгая симметрия, неестественная для живой природы.

– Они приобрели тот вид, который Бог определил живой природе, – тихо сказал Николас. – Разве ты не понимаешь такой простой вещи, ты и твой любезный Ньютон, и ему подобные? Вы ложно убедили себя, что разумом можно познать Бога. Это не так. Разум – это антитеза Бога, оружие, направленное против Него. Это безумное заблуждение, превратившееся в страстное желание уподобиться Богу. Сердцем ты чувствуешь это, но не хочешь довериться сердцу, пытаешься убедить себя, что разумом ты служишь Всевышнему.

– Ты не Николас.

– Нет.

– Но и не Уриэль.

– Нет. Уриэль – мой слуга.

– Вы хотите сказать, что вы Бог?

Некто в образе Николаса тихо рассмеялся:

– Я не Бог. Сказать по правде, мадемуазель, я склонен верить, что люди за Бога почитают самих себя.

– Я не отрицаю существование Бога.

– Конечно. В течение многих лет вы видели ангелов, давали им различные указания, правили миром с их помощью. Вы видели наш мир – реальный мир, который находится за пределами грубой материи. Но разве вы видели Бога?

– Уриэль сказал мне, что Бог находится вне нашего мира.

– Это удобная отговорка, к тому же она объясняет, почему мы не можем Его увидеть.

Адриана с вызовом вскинула голову:

– Зачем вы мне все это говорите? Вы собираетесь убить меня? – Вдруг ее осенило: – Вы убили Ирину?

Мнимый Николас покачал головой:

– Твои ученики правы: чем большей силой мы обладаем, тем дальше мы находимся от конечного, материального мира. И лишь самые ничтожные из нас, обладающие наименьшей властью, приближены к вашему миру и способны влиять на происходящие в нем события. Я командую легионами мне подобных, но не имею власти даже над крошечным атомом материального мира. Не кажется ли это тебе странным?

– Напрашивается вывод: у вас есть слуги среди людей.

– Конечно. Но я не устраивал убийства Ирины. Меня такие вещи не заботят.

– А что же вас заботит?

– Я хочу, чтобы ты нашла своего сына.

– Зачем вам это нужно?

– Сам я его не могу найти. А он в руках моих врагов, они и твои враги. С его помощью они хотят зажечь огонь в машинах тьмы.

– Мне кажется, это вам всем по нраву, – сказала Адриана. – Гибель разума на Земле положит конец всем вашим беспокойствам, которые мы вызываем своим вмешательством в ваш мир.

– Нет. Уничтожение человечества – ложный путь. В определенном смысле вы – наши дети.

– Как это надо понимать?

– Я не хочу тратить время на объяснения, да тебе и не нужно этого знать. Я желаю не смерти человечеству, а покоя. Взгляни еще раз на эти парки. Они прекрасны, когда живут по законам природы.

Пришел черед Адрианы рассмеяться.

– Звучит так, словно отрицание законов природы и есть природа человека, – сказала она. – В связи с чем вам время от времени приходится нас останавливать.

– Возможно, в этом есть доля правды. И это объясняет, почему мы вас боимся.

– Кто вы?

– У меня много имен. – Сказав это, существо начало трансформироваться, превратилось в облако дыма, а затем явилось в облике Креси. – Ты можешь называть меня Лилит, или София, или Мать. Имя не важно. Важно то, что из всех властителей эфира я единственный, кто не желает гибели роду человеческому. Все остальные восстали против вас.

– Почему? Почему это произошло именно сейчас?

– Во многом ты тому причиной и твой сын.

Мнимая Креси отступила в тень.

– Подождите. Мне уже говорили, что в моем сыне таится великая опасность. Но мне также сказали, что опасность увеличится, если мы с ним встретимся.

– Это правда. Но правда и то, что ваша встреча дарует нам великую надежду. Большего я тебе сказать не могу. В твоих силах и в твоей власти либо спасти, либо погубить человечество.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

МАШИНЫ ТЬМЫ

Преобразование тел в свет и света в тела является очень удобным феноменом в эволюции Природы, которая, похоже, получает удовольствие от подобных превращений.

Сэр Исаак Ньютон. Оптика, 1717

Я готовлюсь к смерти, и не важно, болезнь ли сведет меня в могилу, или погибну я от руки человека. Я должен признаться, я очень плохой человек, поскольку слишком долго скрывался, оттягивая час конца. Я стал причиной гибели моего народа, поэтому я заслуживаю смерти, но не бросайте меня на растерзание голодным псам.

Слова, произнесенные в 1725 г. служителем святилища индейцев племени натчез, осквернившим Священный Огонь.

И пришли те два Ангела в Содом вечером.

Книга Бытия, 19:1

1

Первая кровь

Джеймс Оглторп поднял руку, и следовавшие за ним воины остановились. Он приложил палец к губам, призывая к тишине. Его острые, как у сокола, глаза устремились в сторону леса, возвышающегося на той стороне поля.

– Слышишь? – выдохнул он, обратившись к остановившемуся рядом с ним индейцу.

Томочичи – вождь ямакро – пожал дряхлыми плечами.

– Я старею, – пробормотал он, – мои уши глохнут, слишком много мушкетной пальбы выпало на мой век. Скажи, что слышишь ты.

– Похоже на топот копыт.

– Дозорный?

– Возможно. Вот только непонятно, наш или противника.

Томочичи пристально всматривался в лесную чащу, пока его глаза не потускнели.

– Там духи, – произнес он, – идут по лесу на тонких черных ногах.

– Они знают, что мы здесь?

– Пока нет. Я могу укрыть нас на время.

Когда-то Оглторп считал старого вождя суеверным дикарем, хотя и достойным уважения. Он давно поменял о нем свое мнение. С незапамятных времен индейцам было известно то, что Франклин только сейчас с помощью науки открыл людям, – мир полон злобных и враждебных человеку духов. И когда Томочичи заводил о них разговор, следовало внимательно прислушиваться к каждому сказанному им слову. Оглторп вытащил пистолет и, прищурившись, стал вглядываться в темную стену леса.

Не прошло и минуты, как из леса на открытое поле лошадь вынесла всадника. Он летел так, словно за ним гнался сам дьявол. Это был марон, издалека его черное лицо казалось чернильной кляксой.

Он приближался, и уже можно было различить черты лица, залитого потом. Это был Унока.

– Они там… за холмом, – задыхаясь, хрипло выпалил чернокожий.

– Сколько их?

– Идут колонной по трое в ряд. Колонна тянется примерно на два полета стрелы. Их около четырехсот. И с ними люди из металла, ну, те, о которых вы нам рассказывали Их, наверное, штук тридцать.

– А пушки? А воздушные корабли?

– Этого я не заметил, – ответил Унока с некоторым недоверием в голосе.

– Что ж, встретим их, как подобает. Пусть послужат нам боевой разминкой. Совершенно ясно: они направляются к форту Моор, хотят захватить его. Ну что, ребята, потреплем немного их ряды? Капитан Унока, берите тридцать своих ребят и, скрываясь в высокой траве, заходите с правого фланга.

– Прямо по открытому полю? – нахмурился Унока. – Вы хотите, чтобы нас всех перебили, чтобы при дележе добычи мы вам потом не мешали?

Оглторп пронзил его острым взглядом. Он знал, что этот марон доставит ему немало хлопот. Его воины были строптивее индейцев и не желали подчиняться никаким приказам.

– Вы находитесь под моим командованием и будете делать то, что я вам прикажу.

– Это мои воины.

– Послушай, ты, наглый…

– На это задание пойдут ямакро, – перебил Оглторпа Томочичи.

Оглторп ничего не ответил индейцу, хотя ему очень хотелось настоять на своем. Черт побери, этот марон должен выполнять его приказы, а не прятаться за чужие спины.

С другой стороны, у них не было времени на перепалку.

– Очень хорошо, капитан Унока, если вы так боитесь, отведите своих людей в тыл, ваше место займут ямакро. – Он повернулся к своему адъютанту, Джеку Джонсу. – Скажите мистеру Парментеру, пусть добавит к ямакро человек пятнадцать следопытов.

Он же говорил Франклину, что из этой затеи с объединенной армией ничего не выйдет.

Оглторп вытер лоб грязным шейным платком и тяжело вздохнул. "Возьми себя в руки, – подумал он. – Сейчас тебе нужен твой ум, чтобы упрочить свой авторитет. Это Америка, в конце концов, здесь доверие не раздается даром, оно завоевывается. Ты можешь злиться на Уноку сколько угодно, но истина в том, что у негра нет никаких оснований доверять тебе. Его, как животное, вывезли из родной страны, чтобы он трудился здесь до седьмого пота и умер от изнеможения.

И завоевать доверие будет непросто".

И в подтверждение его мыслей Унока, махнув рукой в сторону выходивших на поле ямакро, спросил:

– Они будут у врага как на ладони, а вы, мистер, сами-то где будете в это время?

Оглторп наградил его презрительной улыбкой:

– Если ты настоящий мужчина и хочешь посмотреть, где буду я, не отставай от меня ни на шаг.

– Ладно, – согласился Унока. – Вот только своих людей отправлю в тыл.

– Отправляй. Может, ты там и няньку хорошую им подыщешь.

Подошли следопыты. Их отряд наполовину состоял из индейцев, наполовину из негров. Оглторпа удивило то, что эти негры готовы были выйти в открытое поле и там встретить врага, но они не хотели оставаться с ним и на месте принять бой. Он догадался, что и здесь все дело в доверии. Будучи следопытами, они привыкли самостоятельно принимать решения. Если они погибнут, выступив навстречу врагу, то виноваты в этом будут только они сами, но не их командир, которою они не знают.

С ямакро дело обстояло иначе. Долгие годы ушли на то, чтобы завоевать их доверие. Порой Оглторпу даже казалось, что теперь они принимают его за родственную душу и он не без гордости наблюдал, стоя на пригорке, как они рассредоточивались на поле, залегая в высокой траве. Для войска претендента, двигающегося по более низкой местности, они останутся незамеченными.

– А ты отправляйся за дьявольским оружием и доставь его сюда, – велел он Джеку Джонсу.

Его адъютант был совсем мальчишкой – светловолосый, голубоглазый Он оживленно кивнул и поскакал к обозу за изобретением Франклина, которое тот дал им для борьбы со всякой чертовщиной.

Теперь оставалось только ждать. По опыту Оглторп знал, что это лучшие минуты на войне. Он проверил свое оружие и прислушался.

Шум приближавшегося войска претендента они услышали задолго до того, как увидели его. Солдаты короля громко перекрикивались в строю, нимало не заботясь о соблюдении тишины.

И очень скоро они об этом пожалеют. Это им не Европа, и война здесь ведется не по европейским правилам.

Показалась голова колонны, впереди шли два индейца-касабо. Рядом с ними – несколько всадников в кроваво-красных мундирах. За ними – легкая кавалерия, человек сорок, за кавалерией – taloi. Унока не ошибся в счете, этих чудовищ действительно было тридцать. Оглторп смотрел на неестественно вышагивающие машины, и у него по спине побежали мурашки. Он знал, как воевать с людьми, но, воюя с турками и французами под началом принца Савойского, он никогда не видел подобных солдат. Франклин пытался объяснить, как действуют эти машины, но как они ведут себя в бою, молодой философ и сам не знал. Сколько потребуется выпустить пуль, чтобы остановить хотя бы одного из них? Он надеялся, что depneumifier Франклина – это его дьявольское оружие – поможет ему. Но где же Джонс?

"Красные мундиры" были уже на середине поля, на расстоянии выстрела, и тут они прямо у себя на пути увидели Оглторпа и его всадников, укрывшихся от солнца под сенью леса.

Офицер, возглавлявший колонну, что-то выкрикнул, и барабаны забили, подавая войску сигнал остановиться. Колонна тут же замерла на месте – армия претендента демонстрировала хорошую выучку.

– Приветствую вас, господа! – зычным голосом крикнул Оглторп. – Я генерал Джеймс Оглторп. Добро пожаловать в Америку.

– Я – генерал Макмин, – ответил один из "красных мундиров". – От имени Джеймса Третьего требую сложить оружие.

Макмин.

Когда-то в Европе он служил с ним. Жаль, что на таком расстоянии ему не разглядеть лица его бывшего боевого товарища.

– Сэр, я не могу выполнить ваше требование. Это суверенная территория Южной Каролины, входящей в состав Содружества. И она находится под моей протекцией. Вы можете либо отступить, либо умереть здесь. Это единственное, что я могу вам предложить.

– Законный король Англии и ее колоний не признает существования Содружества, – крикнул в ответ Макмин. – Если вы не капитулируете по доброй воле, мы силой оружия заставим вас это сделать.

– Как вам будет угодно, сэр, – ответил Оглторп.

Он сильно пришпорил коня и, держа пистолет, понесся на врага. За ним последовала его кавалерия, разворачиваясь, как крылья хищной птицы.

Оглторп едва не расхохотался, увидев реакцию противника. Он был готов к достойному отпору, но противник как-то явно стушевался. Неужели они действительно думали, что он будет вести с ними переговоры? Возможно. Пешие, потоптавшись на месте, стали разворачиваться в боевую позицию.

Прогремел первый залп, стреляли из обычных ружей, в воздух выплеснулись свинцовые пули и серые облачка дыма. Большая часть пуль попала в стволы деревьев у них за спиной, и лишь один из его воинов вскрикнул от боли. Если кто-то погиб, то молча.

Он уже видел лица врагов – у кого испуганные, у кого полные решимости, у некоторых смешались оба этих чувства. Наконец зашевелилась и кавалерия противника. Он навел свой пистолет прямо на их командира.

Не успел маркграф нажать на курок, как ямакро и следопыты поднялись из травы и открыли стрельбу. Они пошли на врага, окружая его с обоих флангов. Поле неожиданно превратилось в узкий проулок, упиравшийся в лес, с боков зажатый стенами из огня и дыма. Люди кричали и падали, линия пехоты дрогнула и смешалась.

У него больше не было времени наблюдать картину боя. Его пистолет Фаренгейта[44] с резким хлопком выплюнул сгусток раскаленного серебра в первый ряд кавалерии. Ответный огненный плевок крафтпистоля противника пролетел, едва не опалив ему волосы. Он поблагодарил Всевышнего за такую милость, выхватил палаш и выбил из седла первого подлетевшего к нему "красного мундира".

В ходе первой атаки им удалось уничтожить кавалерию претендента, она исчезла, словно ее сдуло волшебным ветром. Первая шеренга пехоты старалась сомкнуть штыки, и в этот момент он врезался в нее, рассыпая удары направо и налево; его палаш уже по самую рукоятку был в крови. Оглторп заметил, что противник стал отступать к лесу, отчаянно целясь в его воинов, которых надежно скрывали дым и высокая трава. А солдаты претендента падали, и падали, и падали.

Уже не было слышно свиста пуль, в ход пошли штыки, палаши и кинжалы. Его взгляд случайно наткнулся на Уноку, тот орудовал сразу двумя томагавками. Негр не робел в бою.

Но когда в дело вступили taloi, все изменилось. Тугие струи огня ударили по лошадям колонистов, в воздухе запахло горелой шерстью и мясом. Оглторпу опалило брови, и он вдруг понял, чего он не учел.

Макмин располагал артиллерией. И этой артиллерией были taloi.

– Дьявольское оружие! – завопил он, разворачивая коня. – Черт возьми, дьявольское оружие к бою!

Он увидел Джонса, тот, вытаращив глаза, неловко крутил в руках странное устройство. В следующее мгновение его лицо исчезло, снесенное раскаленной струей крафтпистоля. Ругаясь на чем свет стоит, маркграф направил в сторону погибшего адъютанта коня, смяв на ходу вражеского пехотинца. Если он не доберется до этого чертова оружия, то им конец.

Унока оказался проворнее. Соскочив с седла, он сшиб томагавком подвернувшегося противника и в два прыжка был уже у заветной цели. Не раздумывая, он схватил устройство, поднял его вверх и нажал на спусковой крючок. Видно, парень внимательно наблюдал, когда Франклин показывал, как надо обращаться с этим оружием.

Taloi, не сделав больше ни шагу, все до единого попадали на землю.

И армия претендента, от которой осталось не более половины, пустилась в бегство.

– Не догонять! – закричал Джеймс. – Не…

Его крик заглушили улюлюканья ямакро и кьявахов, которые, спускаясь с холма, кинулись вдогонку бегущим. Захваченный порывом, он рванулся было за ними, предвкушая кровавую резню. Индейца ведет в бой не здравое рассуждение, а ярость страсти. Земли, добыча или национальные интересы мало что значат для них. Покрыть себя славой, добыть скальпы врагов и украсить ими родную деревню – вот то единственное, ради чего они рвутся в бой.

И останавливать их сейчас было так же бессмысленно, как пытаться остановить морской отлив.

Оглторп позволил им преследовать противника. Дикая страсть схватки кипела и в его крови. К сожалению, он знал то, что им пока было не известно. Хорошо обученная армия не будет долго подставлять врагу спины. Стремительной атакой они деморализовали силы Макмина, но очень скоро к ним вернется смелость и решительность. И несмотря на значительные потери, они по-прежнему численно превосходили его отряд. Но и индейцы не настолько глупы. Развернись противник к ним лицом, они пустятся в бегство, а бегуны они отменные.

Оглторп не хотел рисковать ни своей жизнью, ни жизнью своей кавалерии: бессмысленная погоня могла привести к ловко расставленной ловушке. Он отвел своих воинов назад и приступил к осмотру поля боя.

Маркграф насчитал около пятидесяти трупов противника, включая смертельно раненных и находившихся при последнем издыхании. Своих они потеряли не более пятнадцати. К погибшим он причислил и taloi, черт бы побрал их безликие лица. Если бы не они, то он навязал бы противнику свои правила игры.

– Разбейте эти чудовища, чтобы им не пришло в голову вновь ожить, – приказал он Филомону Парментеру, капитану следопытов. – И соберите все оружие, которое еще можно пустить в ход. Закончите и поднимайтесь к нам на холм.

– Все, больше драться не будем? – спросил Парментер, вытирая рукавом кровь с лица, больше похожего на морду бульдога.

– Не будем. Так, потреплем еще немножко. Покажем им, как воюют индейцы.

– Надеюсь, трепка выйдет на славу, – подхватил следопыт.

Оглторп кивнул, пытаясь поименно определить, кто из его солдат погиб.

Во-первых, Джек. Не повезло бедняге. Совершенно случайно он оказался лежащим рядом с Макмином, тому пуля попала прямо в горло. Носком черного сапога он перевернул труп и с облегчением вздохнул: это был не тот человек, с которым он сражался во Фландрии. Этот был слишком молод, ненамного старше Джека. Но, глядя на Макмина, лежащего здесь, на чужой земле, с эмблемой в виде белой розы на орденской ленте, Оглторп неожиданно почувствовал жалость к нему. В глубине души он продолжал верить, что Стюарты – единственно законная королевская династия Англии. И он мог оказаться генералом этой армии, а не ее противником. Если бы он остался в Европе, если бы не поехал осваивать Новый Свет, если бы комета не разрушила Лондон, из-за чего он и застрял здесь, если бы…

Нет, слишком много всяких "если бы".

Эти люди – его враги, и не важно, якобиты они или нет. В их враждебном умысле он не сомневался, наблюдая, как следопыты крушат неподатливые тела taloi. Слуга дьявола не может быть ему другом.

Он поймал на себе взгляд Уноки.

– Чего тебе? – спросил он марона.

– Да ты славный парень, – сказал чернокожий. – Генерал, а первый рвешься в бой, и палкой подгонять не надо!

– Да, и такое бывает, – ответил Джеймс. – Господин Унока, отныне и впредь вы будете неукоснительно выполнять все мои приказы, вы и ваши воины. А не нравится, так мы и без вас обойдемся.

Унока пожал плечами:

– Посмотрим, может, и получится.

– Никаких "посмотрим". В следующий раз вы будете участвовать в сражении как отряд, входящий в состав нашей армии, в противном случае мы с вами распрощаемся.

Оглторп замялся. Ему хотелось похвалить марона за то, как он держался в бою, но Джеймс побоялся, что это пойдет вразрез с только что проявленной строгостью. Больше Оглторп ничего не сказал, развернулся и пошел прочь.

Пальба в лесу вдруг приобрела иной характер: отдельные выстрелы сменились четкими, упорядоченными залпами.

– Слушать мою команду! – во все горло заорал Оглторп. – Приготовиться к отступлению!

– Почему отступать? – проворчал Унока. – Противник-то драпает.

– Он больше не убегает, он возвращается, – ответил Джеймс. – Не важно, славный я парень или нет, но сейчас мы отступаем. Эту войну за один день не выиграть.

Поднимаясь на холм и взвешивая силы претендента и колонистов, Оглторп не знал, удастся ли им вообще выиграть эту войну. Но был уверен: вновь застать противника врасплох у них не получится.

2

Китай

– В магическом зеркале появился китайский посол, – сообщила Креси.

Адриана опустила на колени книгу и посмотрела на рыжеволосую подругу:

– Они наконец-то удостоили нас своим вниманием?

– Похоже.

– Хорошо. – Адриана поднялась и направилась к двери.

– Ты смеешься? – спросила ее Креси. – Ты хочешь предстать перед китайским послом в таком виде?

– А какой у меня вид?

– На голове – воронье гнездо. Платье несколько дней ношено, на нем тут пятно и вот тут.

– Какое значение имеет мой внешний вид? У меня, Вероника, есть дела и поважнее.

– Пойми, ты стала бояться команды корабля, а наиболее влиятельные люди начали сомневаться в том, что ты святая, и они уже не скрывают своих сомнений. В течение последних пяти дней ты выходила из каюты только для того, чтобы провести занятия со своими студентами. Весь твой вид и твое поведение говорят, что ты не предпринимаешь никаких усилий, чтобы преодолеть свой страх. И сейчас, когда у тебя наконец появился шанс поговорить с китайцами – как я слышала, они очень трепетно относятся к этикету, и в этом смысле самые требовательные в мире люди, – ты собираешься предстать перед китайским послом в таком затрапезном виде. Я не допущу этого. Переоденься и позволь мне тебя причесать. Адриана, они считают, что ты статусом не ниже королевы, и для нас очень важно сохранить эту иллюзию. Не заставляй их воспринимать тебя иначе. И потом, чтобы китайский посол счел тебя за важную персону, он должен ждать твоего появления не менее получаса, в противном случае ты лишишься его уважения.

Адриана воздержалась от резкого ответа. Она знала характер Креси и понимала: возражать ей сейчас бесполезно, к тому же она права, хотя Адриане казалось бессмысленным заботиться о внешнем виде в то время, когда грядет всемирная катастрофа. Но пока что жизнь продолжается!

– У Ирины был любовник, – сообщила Креси, расчесывая гребнем волосы Адрианы.

– Она говорила мне.

– А она не сказала, кто он?

– За время брака с Эркюлем у нее их было несколько. Она заводила их, чтобы досадить ему или найти утешение.

– Я не о том. У Ирины был любовник на одном из наших кораблей – возможно, на том, на котором мы летим. В ее каюте я нашла записку к нему.

– Ты обыскивала ее каюту?

– Ну кто-то же должен был это сделать. Неизвестно, кто настоящий убийца, поэтому все косо смотрят друг на друга. Большинство склонны думать, будто это наших с тобой рук дело. И в этом нет ничего хорошего. Поговаривают, надо бы Меншикова поставить во главе нашего увлекательного вояжа. Вполне возможно, Меншиков сам через своих сторонников инициирует подобные разговоры, хотя у меня нет тому доказательств. Замечено, что эта идея нашла поддержку и у рядовых солдат. Было бы неплохо повесить кого-нибудь за это убийство. Но до сих пор ты не приложила никаких усилий, чтобы решить эту проблему, и я, естественно, сделала вывод, что ты это препоручила мне. В конце концов, только для таких дел ты меня и держишь при себе.

– Тебя это оскорбляет, Вероника?

– Что – оскорбляет?

– Заниматься "такими делами".

– С раннего возраста я только и делала, что шпионила, лгала, убивала. Даже не знаю, способна ли я на что-то другое.

– Ты можешь выйти замуж, нарожать детей.

Креси рассмеялась:

– Господи, дорогая, о чем ты говоришь. Я этого не хочу.

– А я иногда хочу.

– Вот именно – иногда, и это быстро проходит. Я давно тебя знаю, мой друг.

– У меня есть сын, – тихо произнесла Адриана.

– Есть. Но ты же не хотела его. Я… я знаю, ты любила его… любила. И я тоже. Но ты не планировала его заводить.

– Может быть, именно поэтому я так сильно его любила. А может быть, потому, что он был тем дорогим и единственным, что осталось у меня от прошлой, такой ужасной жизни…

– Ты любила его потому, что он был твоим сыном. Потому, что он был маленьким Нико.

– Да? А за что в таком случае ты его любила?

– За то, что он был твоим сыном. За то, что он был маленьким Нико. – Креси замолчала, Адриане показалось, что у ее подруги от волнения перехватило горло. – И еще за то, что он сделал нас семьей, – вновь заговорила Креси, – которой у меня никогда не было. А без него мы… – На этот раз Креси замолчала надолго.

– Что – мы?

– Ничего.

– Нет уж, коль начала, договаривай.

– Тогда мы очень сблизились. Стали как родные сестры или даже больше. Я ни к кому не испытывала такой сердечной близости, как к тебе, Адриана. А потом, когда похитили Нико и ты обвинила меня…

– Я тебя не обвиняла!

– Обвиняла. Вспомни. Ты даже сейчас считаешь, что это я во всем виновата.

– Ну с чего ты это взяла? – Адриана повернула голову и, посмотрев в лицо Креси, удивилась, увидев на ее глазах слезы.

– Ты сама мне об этом сказала, И за все эти годы никогда не брала своих слов обратно. И ты права. Ты доверила его мне, а я не уберегла. И после этого… ты отдалилась.

– Креси, ты для меня самый близкий человек.

– Да, преданнее меня у тебя никого нет. И все же ты отдалилась от меня, вместо того чтобы еще больше сблизиться, и время… оно сделало это в каком-то смысле даже удобной формой сосуществования. За истекшие десять лет мы не стали ближе, просто изучили друг друга до последней черточки. То же самое и с Эркюлем. И с ним ты держишь дистанцию…

– Я уже объясняла: после гибели Николаса мне даже думать невыносимо о подобной близости с другим мужчиной.

– Но со мной все иначе. Ты продолжаешь считать меня виноватой. Ты допускаешь, что я могла по доброй воле отдать им твоего сына.

– Глупости.

– Господи, если бы ты только слышала, как ты произнесла это слово, – так неубедительно.

– Перестань, Креси. Прошу тебя, перестань. Ты сама не знаешь, что говоришь. Как пропал Нико, уже не столь важно. Важно другое – найти его. И чем ближе мы к цели, тем сильнее меня терзает страх. И тем меньше мне хочется найти его.

– Правда? Но почему?

– Мое сердце неустанно рвется к нему, гонит на поиски. Но я не всегда слушаюсь своего сердца. Меня посещают видения… Malakim рассказывают мне о Нико всякие гадости. А вдруг случится так, что мне придется выбирать между сыном и спасением мира? И такой выбор – меня уже предупредили – может встать передо мной.

– Это тебе malakim сказали? Они, как всегда, лгут.

– Я знаю, и все же… вдруг это правда?

– А если нет? Сохраняй присутствие духа. Мы его найдем, и все выяснится. – Креси последний раз провела гребенкой по волосам Адрианы и легонько хлопнула ее по макушке. – Наконец-то мне удалось расчесать тебя. Подожди еще чуть-чуть, и у тебя будет очаровательная прическа. Хочешь, украсим ее китайским костяным гребнем?

– Прекрасно, – пробормотала Адриана. – Вероника… а ты бы могла убить меня?

Адриана почувствовала, что Креси застыла.

– Что за вопрос?

– Вполне прагматичный. Если возникнет необходимость, ты сможешь убить меня?

– С чего это вдруг возникнет такая необходимость?

– Malakim предупредили меня, что мой сын может погубить весь мир. И еще они сказали, что и я на это способна или, вполне возможно, что мы вместе с ним это сделаем.

– И снова они лгут, – сказала Креси, закрепляя закрученный тугой локон гребенкой.

И вдруг Адриане показалось, что руки Креси дрожат.

– Вероника, что тебе известно? Ведь то, что я сказала, для тебя не новость, не так ли?

Креси снова замерла, а потом опустилась перед ней на колени и взяла за руку.

– Они – обманщики, Адриана. Они лгут не так, как это делаешь ты или я. Для них обман – целая наука. Без нас они бессильны в материальном мире. И в то время, пока мы, люди, развиваем такие науки, как алхимия, физика, естествознание, то есть науки, описывающие законы материального мира, с помощью которых этот мир можно преобразовывать, они изучают нас. Все их науки нацелены на то, чтобы держать нас в подчинении и заставлять осуществлять в материальном мире их волю. Они развивают свои науки тысячи лет, уверяю тебя, у них зафиксирована каждая деталь, касающаяся человеческой природы. В их царстве не было падения Рима и заката Греции. Их знания непрерывно накапливаются со времен сотворения мира. Malakim хорошо изучили человечество. Им известны законы, по которым бьется наше сердце, циркулирует кровь, выделяется пот. Вспомни, они дали Людовику Четырнадцатому персидский эликсир бессмертия и тем самым излечили его от всех болезней и подняли со смертного одра. Вспомни, точно таким же эликсиром напоили и Петра! А когда я росла… Как им удалось сделать мое тело таким сильным и выносливым? Все эти знания они приобрели, проводя опыты над детьми, подобными мне. К их сожалению, людей, с которыми они могут вступить в контакт, рождается на земле не так уж много. Теперь представь: о том, как формируются наши мысли и чувства, они знают в тысячи раз больше нас самих. У них выведены формулы ненависти и желания, составлены теоремы любви и страсти. Тебе все говорится с таким расчетом, чтобы вызвать у тебя необходимые им чувства и мысли. Не верь им! Принять их слова за правду – значит накликать на себя беду.

– Но ведь иногда ради того, чтобы сделать из человека проводника их воли, malakim вынуждены сказать правду, – возразила ей Адриана.

– Иногда, – нехотя согласилась Креси.

– И если то, что они мне сказали, правда, ты сможешь убить меня?

– Адриана, скорее мир рухнет, нежели я причиню тебе боль.

– Не такой ответ мне нужен от тебя.

– Иного у меня нет. Я не просто повинуюсь тебе – я люблю тебя.

Адриана не нашла что ответить Креси. Она смотрела на свое отражение в зеркале, преображенное стараниями подруги, и не понимала, что за женщина смотрит на нее. Она знала, как ее зовут, знала ее мысли и чувства, но ей неведомы были ни линия судьбы этой женщины, ни ее предназначение.

Причесанная, напудренная, в чистом платье, Адриана расположилась у магического зеркала. Это было одно из изобретений Сведенборга, и, как все его изобретения, весьма полезное. Но ничего из созданного шведским философом не вызывало у Адрианы ни восхищения, ни доверия, все это были ангельские штучки. Какой-то один malakus устанавливал и держал связь между ее зеркалом и зеркалом китайца. И она знала, что подобное устройство можно сделать и без помощи ангелов. Здесь работает все тот же принцип, что лежит в основе эфирографа, только с одной лишь разницей – вместо движения пера передаются звук и свет.

Никто, и она в том числе, даже и не помышлял о создании таких устройств без помощи ангелов, так как Сведенборг всех опередил. Он представил магическое зеркало, простое в использовании, не требующее денежных затрат на его изготовление, и, самое главное, полезную новинку одобрила Церковь. У зеркала был только один недостаток – для тех, кто не имел контакта с malakim, изображение в зеркале казалось размытым. К ясновидящим относились Сведенборг, царь Петр, она сама и еще несколько человек.

Адриана без труда определила – китайский чиновник не принадлежит к числу четко видящих изображение в зеркале. Его взгляд смотрел куда-то мимо нее, глаза щурились и часто мигали. Вероятно, в его зеркале она отражалась, как только что написанный маслом портрет, размазанный малолетним озорником.

Китаец не был похож на настоящего китайца, как Адриана их себе представляла, хотя в соответствии с традицией голова у него была выбрита и только сзади болталась длинная косичка. Но если не обращать на это внимания, равно как и на диковинный наряд чиновника, то его скорее можно было принять за русского, вот разве что лицо смуглее обычного.

Когда он заговорил, Адриана не поняла ни единого слова.

– Вы говорите по-русски или по-французски! – спросила она.

– Конечно, – ответили ей по-русски с очень специфическим акцептом. – С кем имеет честь говорить ваш покорный слуга?

– Я – Адриана де Морней де Моншеврой.

– Женщина?

– Да.

– Мне сказали, что я буду говорить с командующим воздушным флотом, тем самым, что приблизился к границам нашего государства.

– Я и есть командующий этим воздушным флотом.

Возникла продолжительная пауза, и у Адрианы появилась возможность рассмотреть, что находится за спиной у китайца. Чиновник предусмотрительно расположился прямо напротив окна, тем самым позволив ей созерцать панораму Пекина низкие здания, над ними возвышаются всего несколько башен, никакой архитектурной устремленности в небо, никаких грандиозных сооружений. И все же город, представший ее взору золочеными, странно изогнутыми крышами, казался фантастическим и даже нереальным. Чудилось, будто у него нет пределов, будто он уходит к горизонту и теряется в бесконечности. Вдруг Адриану охватил одновременно и ужас, и восторг – это, должно быть, самый огромный город мира.

Россия торговала с Китаем уже много лет, но сама страна так и оставалась загадкой. Русских допускали только на приграничные рынки да еще в некоторые районы Пекина, вся же остальная страна была для них закрыта. Русским строго воспрещалось покупать карты и книги, которые могли бы дать им сведения о географии Китая.

Что может скрывать от глаз посторонних такая огромная страна? Какие тайные знания? Каких демонов?

Наконец с явной неохотой китайский чиновник решил, что он будет с ней говорить:

– Перед вами Са-Фин Йакао, находящийся под Знаменем с желтой каймой, чиновник шестого ранга Ли-Фан Юаня. Если угодно, можете обращаться к говорящему с вами по имени – Яков Савин.

– Вы русский?

– Говорящий с вами принадлежит к русской общине, находящейся под Знаменем с желтой каймой. Он был рожден в Пекине от русских родителей.

– Но вы китайский чиновник?

– Да, чиновник Ли-Фан Юаня. Состою при Сибирском департаменте.

Из того, что ей доводилось читать о Китае, Адриана помнила, что функция этого департамента заключалась в том, чтобы "осуществлять контроль за варварами", или нечто подобное, в равной степени оскорбительное.

– Нам необходимо получить сведения о русском царе.

– О-ло-ссу Кхан прощу прощения, ваш царь был в Пекине четыре месяца назад. И он давно покинул нашу страну. Ваш правитель – Меншиков? Так, кажется, его зовут? – некоторое время назад получил от нас соответствующее уведомление.

– После того как наш царь покинут вашу страну, он исчез. Мы хотели бы посетить Пекин и выяснить, куда далее он мог отправиться. Вам известно, где он останавливался, с кем вел переговоры? Мы хотели бы встретиться и поговорить с этими людьми.

– Ваш царь со своей свитой останавливался в О-ло-ссу Кхан, на восточном берегу Нефритового канала, эта территория нашей страны отведена для гостей из России. Он встречался и вел переговоры с нашим императором, несравненным Юн-чжэном. Совершенно естественно, что вы не можете встретиться с ним для того, чтобы задать ему вопросы. Через два дня после встречи с нашим императором ваш царь покинул нашу страну.

– Хорошо, но наш царь мог встречаться с кем-нибудь из русских купцов. Они ведь также проживают или останавливаются в русской гостинице? Чтобы составить маршрут до Америки, он, возможно, встречался с кем-нибудь из географов или иезуитов, проживающих в городе.

Са-Фин Йакао покачал головой, как маятник закачалась и его косичка.

– Вам не будет разрешено вступить в пределы города, где находится император. По нашим данным, вы находитесь на опасно близком расстоянии к границам нашего государства. И должен заметить, эта близость опасна не для нас, а для вас. Разговаривающий с вами уполномочен сообщить, что, если вы пересечете границу, вас ждут очень большие неприятности.

– Я как раз и хотела обсудить условия, на которых мы могли бы пересечь границу вашей страны.

– Я не уполномочен вести такие переговоры.

– Предоставьте мне возможность говорить с тем, кто уполномочен.

Неужели чиновник улыбнулся?

– Две недели назад мы получили ваше сообщение, в котором вы выразили желание вести переговоры с сидящей перед вами недостойной личностью. Сегодня я получил санкцию на ведение с вами переговоров только потому, что приближение ваших кораблей к нашим границам вызвало у нас волнение. Мы не хотим, чтобы ваше присутствие нарушило покой нашего императора. Вам не разрешается продвигаться далее к нашим границам. Оставаясь на том месте, где находитесь, вы можете ждать разрешения о встрече с чиновником более высокого ранга, но на это потребуется время.

– Сколько?

– Более тех двух недель, что потребовались вам для организации встречи с недостойным человеком.

– Можете ли вы хоть что-нибудь сообщить мне о русском царе? – спросила Адриана, стараясь ни мимикой, ни интонацией не выдать раздражения и отчаяния.

– Мы располагаем достоверным фактом, что его воздушный корабль направился на восток, к поселениям О-ло-ссу и Зунгар, которые находятся на противоположном берегу моря. Это все, что мне разрешено вам сообщить.

"Это единственное, что тебе известно", – мрачно подумала Адриана.

Она попробовала зайти с другой стороны:

– Совсем недавно в том направлении проследовали еще три человека: князь Голицын, философ Сведенборг и митрополит Санкт-Петербурга. Вы располагаете какими-либо сведениями о них?

– Вашему покорному слуге ничего о них не известно.

– Если бы они побывали в вашей стране, вы бы знали об этом?

– Для русских гостей в Китае открыты только одни ворота – Ли-Фан Юань. Уверяю вас, что говорящий с вами располагал бы сведениями об их пребывании в Ли-Фан Юане, если бы они там были. – Вдруг лицо и интонации китайского чиновника сделались более доверительными. – Говорящий с вами от чистого сердца рекомендует вам направить взоры далее на восток. Очень много людей устремились туда. Известно ли вам, что огромное число жителей Сибири – русские, зунгары, монголы – переселилось за море?

– Это было довольно давно. Мы помогали переселению татар, и это вызвало у вас… некоторую обеспокоенность.

– Однако совсем недавно туда уехало слишком много людей, поскольку там были открыты земли, очень удобные для жизни степных кочевников. Вы, верно, осведомлены о деятельности вашего правительства?

Адриана открыла было рот, чтобы ответить, но сдержалась. Она почувствовала в этом вопросе скрытый подтекст и заподозрила, что китайский чиновник радикально изменил направление разговора с умыслом выяснить, что на самом деле происходит в России. По всей видимости, до китайцев дошли слухи об охвативших страну волнениях, но никакими иными подробностями они не располагают. Еще раз взглянув на простиравшийся за спиной чиновника город, Адриана решила – чем меньше в Китае знают, что происходит в России, тем лучше.

– Можете ли вы еще чем-нибудь мне помочь? – спросила Адриана.

– Я маленький человек и большими сведениями не располагаю.

– Благодарю вас. Мы воспользуемся вашим советом.

– Это достойно похвалы.

Китаец улыбнулся и исчез.

– Какое море красивое! – выдохнула Елизавета. – Похоже на чудище морское, одетое в чешую.

– Именно об этом я только что подумала, – заметила Адриана, глядя вниз на плывущие по воде частые льдины.

– Мы с вами одинаково мыслим? Вы смеетесь надо мной, мадемуазель.

– Вовсе нет.

– Ни для кого не секрет, что на этом корабле я самая глупая из всех женщин. Разве может быть, чтобы вы думали точно так же, как и самая глупая женщина?

– Елизавета, вы – не глупая, вы – ленивая. Глупость и лень разные вещи. Но в последнее время вы выказываете больше прилежания, чем я когда-либо за вами замечала.

Елизавета открыла рот, словно хотела возразить. Но вместо этого она вдруг поклонилась:

– Благодарю вас, мадемуазель. Я старалась. Я чувствую, что нахожусь среди великих людей, которые навсегда войдут в историю.

– Вы – цесаревна, и вам в истории уготовано место.

– Только в том случае, если мы найдем моего отца, – повела плечами Елизавета. – А как называется это море?

– На карте оно обозначено как Берингово, по имени человека, который его открыл. Он был капитаном воздушного флота вашего отца.

– Но ведь те, кто живет здесь, на берегу, открыли это море раньше. Они же не могли не знать о его существовании, не так ли?

– Конечно, знали. Хотя за последнее время я не видела, чтобы мы пролетали над городами, да и дорог здесь нет. Вполне возможно, что люди не живут здесь.

– А что в Америке?

– Мне бы тоже хотелось знать ответ на этот вопрос. Думаю, там живут русские и татары. Но что они там делают? Этого я не знаю. Это нам и предстоит выяснить.

На следующий день впереди показались окутанные облаками горы. Сверившись с картой, Адриана поняла, что ее взору предстал Новый Свет. На карте вдоль всей прибрежной линии тянулась гряда гор, за ними – огромная равнина, и где-то там затерялись колонии Англии, Франции, Испании. Можно было бы рассчитать площадь этой огромной равнины. Но и только. Никаких иных сведений об этой земле у них не было, и какие сюрпризы им здесь уготованы, они даже и представить не могли.

Корабли поднялись выше гор и, пользуясь ее компасом, взяли курс в глубь континента. На карте был обозначен узкий морской залив и далее снова горы. На местности все было в полном соответствии с картой, если не принимать во внимание толстый слой облаков, нависавших над землей. Большая часть карты представляла собой белое пятно с одной-единственной точкой – Новая Москва.

Очень скоро они определили, где именно находится этот населенный пункт. В этом им помогли красные шары. Возникшие из густого тумана облаков, они огромным флотом следовали за ними.

3

Ковета[45]

Прогремевшие выстрелы поднятых к небу мушкетов заставили Франклина вздрогнуть. На противоположном берегу реки поднялось облако серого дыма и повисло в раскаленном, неподвижном воздухе. В ушах зазвенело от оглушительного боевого клича, вырвавшегося из леса.

– Расслабься, Робин, – бросил Макферсон. – Они не в нас, они в воздух палят.

– Кто знает, может, промазали, – огрызнулся Роберт, неохотно засовывая пистолет в кобуру.

Франклин заметил, что и следопытов охватило легкое волнение. По примеру Роберта он постарался, что далось ему с трудом, изобразить на лице равнодушие.

Через несколько минут они убедились, что Макферсон был прав. Из леса выехал небольшой отряд индейцев и остановился на противоположном берегу, как раз напротив того места, где они намеревались переходить реку вброд. По виду индейцев можно было подумать, что они их поджидают, но в воздух стрелять индейцы воздерживались.

– Ну, ребята, – Макферсон двинулся к воде, – вперед. И никакого страха на лицах, только отвага.

Первыми в реку вступили Макферсон и Франклин. Франклин вытер скатившиеся со лба соленые капли пота. Припекало с самого утра, а сейчас и вовсе казалось, что находишься в парной. Шея его лошади была усыпана ранками и капельками крови – слепни жалили нещадно. Открытые места на теле Бена также подверглись нападению.

Индейцы ждали, когда они переправятся. Под их пристальными взглядами Франклин чувствовал себя мишенью с красным кругом в области сердца, кровь стучала в висках, во рту пересохло.

Чтобы как-то отвлечься, он начал рассматривать индейцев. Они мало чем отличались от тех, что ему доводилось видеть. Смуглые, с красноватым оттенком тела, покрытые шрамами и татуировками в виде волнистых линий, солярных знаков, животных и фантастических чудовищ. Из одежды – одни набедренные повязки. Лица преимущественно скуластые, грубые, лишь возглавлявший их индеец лицом смахивал на лисицу.

Как и чероки, они странно выбривали волосы, то там, то здесь оставляя длинные пряди. У некоторых в ушах красовались серьги, а на шее – ожерелья из ракушек или серебряные амулеты. Ожидая их, индейцы непрерывно двигались, словно это было непременным условием ритуала ожидания.

– Это ковета? – вполголоса спросил Франклин.

– Нет, эти из племени окони, – ответил Макферсон.

– Они входят в состав империи Ковета?

Макферсон коротко рассмеялся.

– Ты что смеешься?

– Только тот, кто никогда не встречался с ковета, может сказать, что у них есть империя.

– А ты хочешь сказать, что ее у них нет?

– Если Ковета назвать империей, то я не знаю, кто в ней император. Чикилли, на встречу с которым мы едем, зовется у них микко, это примерно то же, что и король у некоторых народов. Но он на самом деле не король. Он больше похож на наставника – говорит людям, что нужно делать. И они либо делают, либо пропускают его слова мимо ушей. – Следопыт лениво прихлопнул слепня, усевшегося на шею его лошади. – То же самое творится во всех, назовем их, провинциях Ковета, в одну из которых, к окони, мы и направляемся. И у них есть свой вождь и свой совет старейшин, но они все равно живут, оглядываясь на ковета, и делают преимущественно то, что те им советуют. И все потому, что племя ковета сильное и опасное. У маленького племени практически нет шансов на независимое существование, оно очень уязвимо, случись война или еще какая напасть.

– Хочешь сказать, что империя Ковета включает в себя множество племен? И окони одно из них?

– Именно.

– Это хорошо, из этого следует, что они имеют представление о конфедерации и понимают, что для защиты от общего врага независимым племенам и государствам необходимо объединяться. Мы с ними только об этом и будем говорить, только к этому и будем призывать.

– Э-э, все не так просто. Они, положим, имеют представление о конфедерации. Но эти ковета – такие высокомерные и самонадеянные. Последние тридцать лет они разбивают наголову всех, кто только осмеливается к ним сунуться. А что до английских и французских колонистов, так те чуть ли не ножки им кланяются. Так что держите с ними ухо востро, не дайте себя одурачить. Эти пройдохи умеют торговаться и свою выгоду никогда не упустят.

– Попробую предложить им достойный товар. Окони, что поджидают нас на берегу, приехали встретить нас?

Макферсон хмыкнул:

– Вид у них как у заправских вояк. Но то, что нам навстречу выслали этот отряд, означает, что они намерены вести с нами переговоры. В противном случае они затаились бы где-нибудь и напали на нас в самый удобный, с их точки зрения, момент.

– И самым удобным моментом для них было бы напасть на нас во время переправы? – нервно спросил Франклин.

Они были уже настолько близко к индейцам, что он отчетливо видел их лица – злобные и презрительные.

– Признаюсь, и мне приходила в голову эта мысль. У меня до сих пор такое чувство, что они вот-вот начнут с нами расправу, но будем надеяться, что все обойдется.

Они благополучно переправились. К ним на низкорослой лошадке, казалось ногами бороздя по земле, подъехал главный, с лисьим лицом, и что-то сказал на своем гортанном языке.

Макферсон коротко ответил на том же языке. Затем они начали о чем-то говорить или спорить, и этот разговор затянулся на несколько минут. Наконец Макферсон махнул рукой, к нему подъехал один из его следопытов, достал из притороченного к седлу мешка и протянул Макферсону пистолет и серебряный амулет в виде полумесяца. Макферсон, передавая подарки индейцу с лисьим лицом, что-то приговаривал, то и дело показывая в сторону Франклина. Франклин кивал и улыбался, стараясь при этом сохранять важный вид. Закончив передачу подарков, Макферсон повернулся к Франклину:

– Этого парня зовут Фикско, насколько я понял, он военный вождь окони. Говорит, что проводит нас в край Ковета.

– А далеко это? – спросил Роберт.

– Из его объяснений могу заключить, это будет около сорока миль, так что нам по дороге где-то придется заночевать. И еще он сказал, что им велено присматривать за тобой.

– За мной лично?

Макферсон повернулся к индейцу и что-то у него спросил. Тот ответил, и Франклин услышал, как индеец произнес нечто похожее на "Фалаккан".

Макферсон подтвердил, что он не ослышался, индеец назвал его имя.

– Кто велел им за мной присматривать?

– Их вождь, он получил сообщение от ковета.

Бен нахмурился:

– Я отправлял им сообщение, что приеду к ним, но ответа от них не получал. Я посчитал, что их эфирограф не работает. Получается, я ошибался.

– Я же тебе говорил: индейцы этого племени страшно высокомерные.

– Вот черт, – буркнул Роберт. – Странно как-то, на сообщения не отвечают, отряд для встречи высылают.

Макферсон пожал плечами, ему, похоже, это странным не казалось.

Они последовали за индейцами. Не успели тронуться в путь, как пять или шесть индейцев – большая часть отряда – исчезли, растворившись в лесу. Франклин успел привыкнуть к подобному поведению. Точно так же вели себя все следопыты: по дороге они разъезжались в разные стороны, охотились и тем самым пополняли запасы провианта, вместе собирались только в лагере. Но сейчас, нарушая свои привычки и традиции, следопыты держались все вместе, как боевой отряд. И такое их поведение заставляло Франклина еще больше нервничать. Если верить словам Макферсона, то все идет хорошо, если обратить внимание на его действия, то им угрожает опасность.

Улучив момент, когда Макферсон был занят разговором со своими ребятами, Франклин и Роберт отстали.

– Вся эта неизвестность мне не нравится, – признался Франклин.

– Это только нам с тобой ничего не известно. Тебе не кажется, что Макферсон что-то утаивает от нас?

– Думаю, он просто не хочет нас волновать.

– В этом, может, все и дело. Не надо забывать… – Роберт еще больше понизил голос. – Не надо забывать, он вроде шотландец. А все шотландцы в душе якобиты.

– Твой дядя ему доверяет.

– Мой дядя! Мой дядя и мне доверяет, ну и что в этом хорошего?

– Нам остается только одно – смотреть в оба.

– А зачем смотреть? Чтобы увидеть лицо убийцы перед тем, как он тебя убьет?

За время их недельного пути, проделанного от форта Моор до земли ковета, ландшафт наконец-то приятно изменился. Остались позади высокие скалистые горы с бурными ручьями и речушками, перейти вброд которые было совсем не просто. Впереди простиралась равнина с отдельно стоящими огромными деревьями, плавно сменяющаяся саваннами и зарослями шуршащего тростника. Конечно, на открытом пространстве тоже были свои неприятности: нещадно жалили слепни, и изнуряюще палило солнце. Но Франклин знал: идеальных мест на земле не существует.

Они миновали кукурузное поле, засеянное на индейский манер. Франклин видел такие поля в окрестностях Чарльз-Тауна, в них, по его мнению, проявлялись практичность индейцев и их тонкое понимание природы. Через каждые ярдов примерно тридцать были насыпаны холмики, на них возвышалось по два-три кукурузных стебля, благодатно росли бобы, цепляясь за толстые побеги кукурузы. Между земляными холмиками довольно беспорядочно были посажены подсолнухи, дыни и разных сортов тыква. Поля индейцев не радовали глаз ухоженностью и поражали обилием сорняков, но, очевидно, хозяев нимало не заботил вид их полей, лишь бы урожай давали.

Вскоре они подъехали к беленой мазанке, скорее всего построенной испанцами, помнящими о глинобитных домах своей родины. Покатая крыша из кипарисовой дранки была хорошо просмолена и надежно спасала от частых и неистовых грозовых ливней. Рядом с мазанкой под летним навесом сидела старуха в окружении детей, они лущили зеленую кукурузу. Один из индейцев что-то крикнул старухе, та рассмеялась.

По мере того как они приближались к расположившемуся в излучине индейскому поселку, поля и дома попадались все чаще и чаще. Это было самое крупное поселение, встретившееся им на всем протяжении от форта Моор.

Место для поселка было избрано удачно: раскидистые дубы, устремленные в небо вязы и гикори[46] обеспечивали спасительную тень. Черная земля между домами была хорошо утоптана. Домашние животные разгуливали совершенно свободно, и Франклин не мог понять, что удерживало их от желания забрести и попастись в близлежащих огородах.

Часть поселения окружал частокол, ворот как таковых не было, входом служил зазор, оставленный между внахлест идущими стенами частокола, через который они и въехали в поселок. Двадцать хижин с большими навесами над фасадом образовывали прямоугольную площадь, в самом конце виднелся круглой формы дом. Все постройки были оштукатурены, побелены и украшены иероглифическими изображениями животных. Пантеру и медведя можно было узнать, а рядом с ними соседствовали фантастические чудовища: в одно целое соединялось несоединимое – змеи, птицы, кошки, люди и еще какие-то совершенно невероятные существа. Были на стенах и чисто геометрические фигуры – круги и зигзаги. Франклин поразился: многие из настенных рисунков совпадали с татуировками на телах их провожатых. "Не есть ли это примитивная геральдика?" – подумал он.

В центре площади возвышался столб, высокий, не менее тридцати футов, вокруг столба мальчишки играли в мяч. У каждого было по две палки довольно странного вида, на одном конце расплющенные. Франклин удивился ловкости, с какой мальчишки ловили и отбивали мяч, стараясь попасть в закрепленный наверху столба череп медведя и не давая при этом мячу упасть на землю.

Фикско спешился и что-то сказал старику, сидевшему под навесом у одного из домов. По внешнему виду старика Франклин не мог определить, вождь он или самый обычный житель деревни: на нем не было никаких отличительных знаков, кроме темно-синих татуировок, сплошь покрывающих его тело.

Поговорив недолго со стариком, Фикско снова взобрался на свою низкорослую лошадку, и они двинулись дальше.

Отряд переправился через речку Окони и повернул на запад. Земля здесь казалась еще более плодородной, и у Франклина разыгралось воображение: какое всеобщее процветание настало бы, если бы все эти земли превратить в поля. Девственный вид земли был прекрасен, но ему казалось сущим расточительством топтать ногами и копытами лошадей такую плодородную землю, вместо того чтобы заставить ее давать обильные урожаи и спасти от голода северные колонии. Южная Каролина была более или менее сыта, хотя есть рис, который там выращивался, Франклину до смерти надоело. А здесь можно было бы сеять пшеницу, он уже видел тонны золотистого зерна и огромные стога соломы для прокорма лошадей и скота.

Он ломал голову, удастся ли склонить ковета на свою сторону, обеспечит ли этот союз победу в войне с претендентом. Каролина, со своей стороны, могла бы предложить ковета хорошие условия торговли, и те могли бы регулярно посещать Чарльз-Таун по той самой дороге, что они прибыли сюда. Макферсон сказал, что ковета знают толк в коммерческих делах и у них хорошая деловая хватка. Так почему бы не увлечь их этой идеей?

Остаток дня Франклин провел в мечтах о мире, в котором царят единство и материальный достаток. Он рисовал в своем воображении фантастические устройства, которые он мог бы изобрести для достижения всеобщего благоденствия. Многое он записывал в тетрадь, за последнее время он научился вести записи прямо в седле.

Перед заходом солнца они разбили лагерь, а утром Франклин поднялся чуть свет и помог ловить отпущенных на ночь попастись лошадей: ему не терпелось быстрее тронуться в путь и увидеть наконец столицу Ковета.

Франклину не нравилось, что поимка лошадей всегда отнимала так много времени. Хоть лошади и были стреножены и с колокольчиками на шее, что облегчало поиски, все-таки некоторые уходили довольно далеко от лагеря.

Второй день путешествия по земле ковета мало отличался от первого. На небе не было ни облачка, и, когда они выезжали из леса в саванну, что происходило довольно часто, солнце жгло нестерпимо, – казалось, к телу прикладывают каленое железо.

Ближе к вечеру, когда они проезжали по открытой местности, Франклин увидел нечто необычное: огромный холм квадратной формы, с аккуратно срезанной верхушкой, слишком идеальной, чтобы быть творением природы. Чем-то он напоминал ему египетские пирамиды или Вавилонскую башню, изображение которой он когда-то видел в одной из книжек.

– Что это? – спросил он у Макферсона.

– Один из их старых городов, их тут много, – ответил тот и обратился к Фикско.

Индеец что-то долго ему рассказывал.

– Фикско говорит, что здесь было первое поселение ковета и кашита, когда они пришли сюда с запада. Это очень древнее поселение, но сейчас здесь никто не живет.

– Почему?

– Он говорит, что люди здесь стали делаться плохими. Они начали общаться с… ну, ты бы назвал их колдуньями, демонами – словом, с нечистью всякой. Он говорит, что по ночам можно слышать, как здесь бьют барабаны, и души этих людей собираются сюда на пляски.

Фикско что-то еще добавил к рассказу Макферсона на своем непонятном языке, нервно рассмеялся и пришпорил свою лошадку.

– Он хочет до темноты отъехать подальше от этого места, – пояснил Макферсон. – Советует и нам поторопиться.

Они миновали еще несколько подобных холмов, некоторые были весьма внушительных размеров. Все это казалось невероятным по сравнению с тем, что Франклину до сих пор приходилось видеть на земле индейцев. Он никогда не слышал о существовании таких сооружений.

Конечно, он осознавал, что его знания о жизни и традициях индейцев весьма и весьма скудные. Индейцы, селившиеся дальше к югу, в Мексике, некогда строили грандиозные сооружения. Возможно, они снова взялись за их строительство. По последним сведениям, поступившим из Мексики, индейцы-рабы и крестьяне подняли восстание и изгнали своих испанских хозяев. Это еще одно предостережение белым, их мало по сравнению с неграми и индейцами – один против десяти. Времена власти белых прошли, у него даже сомнений на этот счет не осталось. Английским колонистам надо признать новое положение вещей, в противном случае они обречены на верную смерть.

Или malakim вступят в игру, и тогда в живых, возможно, не останется никого. "Не торопи события, Бен", – оборвал он самого себя.

– Кто такие кашита?

– Индейское племя, они с ковета давно живут вместе. Ковета у них считается красным городом, кашита – белым, то есть ковета воюют, а кашита заключают и поддерживают мир. У каждого племени свой вождь, во время войны правит один, в мирное время – другой.

– Тогда почему мы едем к ковета?

– Потому, думается мне, что они сейчас на пороге войны.

Уже стемнело, когда они добрались до столицы Ковета. Это было самое большое индейское поселение из тех, что Франклину доводилось видеть. Дома и поля тянулись на несколько миль окрест. Частокол окружал не менее сотни домов, и площадь была несоизмеримо больше той, что они видели в поселке окони. Столб в центре площади сверху донизу был увешан, как Франклину показалось вначале, конскими хвостами, но у него холодок побежал по спине, когда он, приблизившись, понял – это скальпы.

Вокруг них носились дети, размахивая игрушечным оружием, – по крайней мере, Франклин надеялся, что оружие игрушечное, – и выкрикивали что-то очень похожее на угрозу. Взрослые побросали свои занятия и наблюдали за прибывшими. Одежду большинства составляло то, что Бог дает человеку при рождении, женщины, по-видимому, вообще не желали знаться ни с каким одеянием, в то время как на некоторых мужчинах были рубахи, сшитые из тканей, продававшихся в Южной Каролине, включая венецианские.

Франклин старался не смотреть на женщин, хотя некоторые из них были необыкновенно красивы. Вскоре он понял, что для индианок его внимание не кажется чем-то оскорбительным, нагота для них была естественным состоянием. Большой круглый дом впечатлял размерами – настоящий амфитеатр, здесь могло разместиться человек двести. Перед ним толпилось десятка два индейцев разного возраста, самым молодым на вид было около двадцати пяти, а самому старому не менее сотни лет.

– Надо здесь спешиться, – сказал Макферсон. – Здесь как раз собрались те, с кем мы прибыли поговорить. Табачок у вас припасен? Эти черти очень много курят во время своих переговоров. Нам лучше не скупиться.

– Напомни, как зовут их вождя? И который из них он?

– Вождя зовут Чикилли, это вон тот, в перьях. А рядом с ним скорее всего вождь кашита, хотя могу и ошибаться, я с ним лично незнаком. Остальные, похоже, главы различных родов и вожди племен поменьше, таких, например, как окони.

– Понятно.

– И не вздумай идти к ним прямо через площадь. По их представлениям, это дурное предзнаменование. Иди по ходу солнца.

– А это на столбе человеческие скальпы? – спросил Франклин, чтобы удостовериться.

– Они самые. Славненькая традиция – кожу с головы сдирать, а?

– Это заставляет задуматься, – сухо ответил Франклин.

Он напрягся, пытаясь вспомнить приветствия, которым его учил Нейрн. Но когда он подошел к вождям, у него не то что слова застряли в горле – он лишился последней надежды.

Из круглого дома вышли несколько человек совершенно не индейской наружности, в красных камзолах и черных треуголках с эмблемой в виде белой розы. Их сопровождали четыре taloi, тела неуязвимых солдат тускло поблескивали на ярком солнце.

Франклин сразу узнал человека, возглавлявшего эту компанию, которую он никак не ожидал здесь увидеть:

– Стерн!

Следопыты отреагировали мгновенно. Не успел Франклин окликнуть по имени приближенного претендента, как те уже вскинули ружья, а Макферсон выхватил оба пистолета.

В следующую секунду из близстоящих домов выбежали человек сорок индейцев с ружьями наизготовку.

– Господин Франклин! – приветствовал в ответ Стерн. – Рад снова встретить вас! Я надеюсь, вы хорошо обдумали наш предыдущий разговор.

– Идиот, – проворчал Франклин себе под нос, имея в виду не Стерна, а себя. И уже громко обратился к вождю. – Вождь Чикилли, я Бенджамин Франклин, уполномоченный посол законного губернатора Южной Каролины, прибыл сюда чтобы говорить от его имени. Я также уполномочен вести переговоры с чероки, с аппалачами, маркграфством Азилия и с законными губернаторами всех английских колоний. Я надеюсь, нам, как послам, окажут соответствующий прием и не позволят нашим врагам причинить нам зло.

Макферсон перевел обращение Франклина, Стерн все это время стоял и улыбался.

Чикилли довольно долго обдумывал его слова, затем произнес ответную речь. Макферсон перевел:

– Он говорит, что не звал тебя сюда. Он говорит, что у него есть договор с английским королем. Он говорит, что англичане дают ему оружие, а колонисты никогда не хотели им его продавать. Он не желает вести переговоры ни с тобой, ни с кем иным, кто без приглашения ступает на его территорию, а особенно он не жалует тех, кто состоит в союзе с аппалачами и испанцами, которые пролили много крови ковета.

– А как же наш договор, заключенный ранее с императором Бримзом? – спросил Франклин.

– Он отправился в страну дэхов, и не стоит упоминать его имя. После его ухода состоялся совет. Английский король даст нам оружие для защиты от наших врагов. А вы скупились, возможно, потому, что боялись нас, но сейчас причина уже не имеет значения, значение имеет результат.

– Этот человек обманывает вас. Он представляет. – Франклин судорожно пытался вспомнить те слова, которые использовал Красные Мокасины, – Hattak Okpolhusi, злых духов.

– Это язык чокто, не маскоков, – тихо шепнул ему Макферсон. – Но я переведу.

Возникла новая пауза. Франклин начал понимать, что медленное обдумывание сказанных слов – это всего лишь манера ведения переговоров, а не признак замешательства и нерешительности. Ответ только подтвердил его догадки.

– Я уже сказал то, что хотел сказать. Совет все слышал, и они, если захотят, могут изменить свое решение.

– В таком случае позвольте нам уйти. У этих людей нет права убивать нас или брать в плен.

Чикилли пожал плечами и что-то сказал:

– Стерн утверждает, что на нас долг крови, и ковета утверждают то же самое.

– Что? Разве я кому то сделал что-то плохое?

– Вы лично – ничего. Но это не имеет значения. По их представлениям, любой житель Каролины может оплатить долг крови за своих собратьев.

Франклин гордо выпрямился:

– Мы пришли сюда с миром. Убить или удерживать нас в плену будет предательством.

– Бросьте оружие на землю, или вы умрете, – перевел Макферсон и, повернувшись к Франклину, сказал. – Они в любом случае нас убьют.

Франклин, сжав зубы, огляделся по сторонам. Не считая taloi, на них было нацелено не менее полусотни ружей и пистолетов.

– Живые, мы, если посчастливится, как-нибудь выпутаемся, – вздохнул он. – А мертвые, мы уже ничего не сможем сделать. Бросайте оружие, ребята.

4

Синти Лапитта

Где-то вдалеке он услышал резкий хлопок: одна из свинцовых дробин превратилась в столб пламени. В следующее мгновение раздался новый хлопок.

Лагерь пришел в движение, монголы носились как шершни, чье гнездо разворотили мальчишки. Послышались команды на незнакомом языке, и в сторону деревьев полетели стрелы. Свои ружья и магическое оружие, если оно у них было, монголы явно берегли для видимого врага.

Красные Мокасины и Горе начали перерезать привязи лошадей. Лошади забеспокоились, им не нравились и присутствие незнакомых людей, и запах дыма, но за общей суматохой это не особенно бросалось в глаза.

Перерезать привязь не составляло большого труда. Некоторые лошади были стреножены, Красные Мокасины перерезал и эти путы, стараясь не задеть копыт. Горе справлялась с работой быстро и четко.

Они почти закончили, когда Красные Мокасины обернулся и понял, что их заметили или обнаружили, что лошади выпущены на свободу. Низкорослый и кривоногий монгол смотрел прямо на Красные Мокасины, находящегося под прикрытием хошонти. Монгол закричал, но Красные Мокасины ударом томагавка заставил его замолчать. Монгол охнул и упал.

– Бежим отсюда, – сказал Красные Мокасины Горю.

Он схватил коня за уздечку и вскочил в седло.

Между деревьев уже был виден полыхавший огонь, монголы кинулись к своим лошадям. Красные Мокасины обухом топора убил несколько животных. Оставшихся не нужно было подгонять: огонь делал свое дело.

Вначале лошади от испуга растерялись – темно, вокруг кусты и деревья. Они не могли понять, в каком направлении бежать, носились по кругу, сталкиваясь друг с другом. Монголы ринулись сюда всей толпой; как ничто другое, они отлично знали повадки лошадей. Красные Мокасины пятками лупил по бокам украденной лошади, он чувствовал себя сидящим на отмели, вокруг которой бурлил, закручиваясь водоворотами, быстрый поток. Поток мог подхватить его и унести прочь от врагов, но лишал возможности наносить удары.

Роем кружились вокруг него пламенеющие глаза – духи, слабые по отдельности, но очень опасные в большом количестве. Хуже всего то, что они могли предвещать появление более сильного духа – скальпированного воина или на луса фалайя, с которым он сражался в Венеции.

Не успел Красные Мокасины подумать об этом, как почувствовал, что где-то далеко пробуждается и приходит в движение нечто гигантское.

Это был не скальпированный воин и не Длинное Черное Существо. Он даже знать не хотел, что это может быть.

Совсем близко вынырнул монгол и попытался схватить уздечку лошади, на которой сидела Горе, по-прежнему невидимая.

Красные Мокасины метнул в него томагавк, но удар получился неудачный – обухом в голову; монгол зашатался и упал на колени. Когда он вновь поднялся на ноги и закричал, дико озираясь по сторонам, лошади, гонимые едким дымом, наконец определились с направлением и, продираясь сквозь густые заросли кустарника, выносили задыхавшегося Красные Мокасины и Горе из рощи на открытое пространство. Ветки хлестали седоков, царапали им лица, раздирали одежду и тела. Красные Мокасины пару раз получил довольно ощутимые удары, а одна из низко растущих веток чуть не выбила его из седла. Слева от себя он не видел, но чувствовал Горе.

– Пуст