Book: Меч и пламя



Меч и пламя

Патриция Филлипс

Меч и пламя

Робу, Паркеру и Дилэни – новому поколению

Глава 1

Адель пригнулась в седле, уворачиваясь от низко свисавшей ветки и оставляя на своем пути рыхлый снег. Внезапно ее мерин фыркнул и завертел головой, а статный черный пес, бежавший рядом с ней, навострил уши. Из-за деревьев до нее донеслись безошибочно узнаваемый лязг оружия и приглушенный цокот копыт.

Адель быстро натянула поводья и сделала слуге знак хранить молчание, после чего, соскользнув с седла, отвела коня подальше в густые заросли.

Она легко могла догадаться, кто эти всадники. Вот уже в течение нескольких месяцев они ожидали прибытия своего сюзерена, Рейфа де Монфора, который должен был привезти в замок нового кастеляна. В последнее время у короля Иоанна[1] вошло в привычку повсюду заменять кастелянов и судей своими доверенными лакеями, и в любом другом случае обитатели Эстерволда смирились бы с монаршей волей не моргнув глазом; однако слава жестокого человека, утвердившаяся за Гилбертом Боханом, его опередила. Даже рождественские праздники в этом году оказались скромнее обычного, поскольку ни один воин из гарнизона замка не хотел показаться новому хозяину нерадивым, боясь подвергнуться наказанию.

Губы Адель сжались в тонкую линию, едва она представила себе, какое мрачное будущее ожидает их под властью Бохана. С прибытием нового кастеляна бедный старый сэр Джордж вынужден будет уйти на покой. По-видимому, король считал Эстерволд неисчерпаемым источником дохода, большая часть которого теперь скорее всего перекочует в его личную казну.

Пес издал низкий предостерегающий рык, и Адель пришлось зажать ему рукой пасть, чтобы успокоить. Ей не хотелось столкнуться на открытой местности с целым отрядом вооруженных людей. Конечно, ее титул давал ей право на учтивое обращение, однако, зная дурную репутацию Бохана, она считала неразумным слишком полагаться на его защиту.

Пригнувшись как можно ниже к земле, Адель наблюдала из-за заснеженных кустов за тем, как вооруженные до зубов солдаты проследовали мимо. Они ехали по двое по дороге, огибавшей опушку леса. Да сколько их тут! Адель насчитала более шестидесяти всадников, не говоря уже о длинном ряде повозок с провиантом. Должно быть, Бохан привел с собой собственный отряд, чтобы укрепить гарнизон Эстерволда. Впрочем, с тем же успехом этот легион воинов в шлемах мог принадлежать и всемогущему де Монфору. В слабом свете зимнего дня было трудно отличить один герб от другого.

К удивлению Адель, кавалькада свернула на восток – в сторону Майерли. Смела ли она надеяться, что их конечной целью был вовсе не Эстерволд? Однако она тут же вспомнила, что новый хозяин замка Майерли был одним из фаворитов короля. По-видимому, путешественники подыскивали себе на ночь более гостеприимный кров.

Адель ждала до тех пор, пока опасность не миновала. Затем она снова забралась в седло и, сделав псу знак вести себя тихо, появилась из-за деревьев вместе со слугой, который нес на плечах корзину с целебными травами.

В этот день, устав ждать прибытия нового кастеляна, Адель решила пренебречь советом сэра Джорджа и отправилась на прогулку по окрестностям. До чего же приятно было скакать по полям, белым от недавно выпавшего снега, чувствуя прикосновение свежего ветра к щекам! Она привезла с собой лекарства для арендаторов, многие из которых нуждались в лечении обычных зимних недугов. Без лишней помпы Адель переходила из дома в дом, спрашивая о состоянии здоровья хозяев.

На вершине холма Адель осадила коня, пораженная необычайной красотой пейзажа внизу. Маленькая крепость Эстерволда, похожая на темное пятно в безбрежном белом океане, выглядела сумрачной и полной тайн. Вот уже более века эта каменная цитадель служила резиденцией рода Сен-Клеров.

Если бы ее брат сейчас находился дома, они бы не имели нужды в кастеляне, назначенном королем, но, к несчастью, его здесь не было. Сразу же после смерти отца Адель написала Джосу в замок Саммерхей, куда он был заключен по приказу короля, желавшего таким образом обеспечить себе лояльность со стороны Эймори Сен-Клера. Теперь, когда его не стало, королю больше не было нужды держать ее брата в качестве заложника, так как Джоселин стал новым лордом Эстерволда.

С тех пор прошло почти два года, однако за все это время Адель так и не получила от брата ни единой весточки. Она сама управляла их родовым поместьем при помощи сэра Джорджа, давнего друга их отца, и могла бы продолжать делать это и дальше, не прибегая к железному кулаку Бохана. Впрочем, ей некого винить в их нынешнем затруднительном положении, кроме себя самой. Месяц тянулся за месяцем, а о Джосе ничего не было слышно, и Адель решила написать королю, умоляя его даровать брату свободу. С ее стороны это было не самым разумным шагом. До тех пор пока король не прочел послания, он ничего не знал о смерти ее отца. Если бы она тогда предпочла хранить молчание, Эстерволд мог бы и дальше существовать в относительной безвестности. В ответе, полученном ею от короля, ни единым словом не упоминалось о Джосе, зато ее извещали о том, что его милость назначил Гилберта Бохана новым кастеляном замка Эстерволд. Как женщина и младшая по званию, Адель должна была стать подопечной короля. По крайней мере король не приказал ей выйти замуж за Бохана – одолжение, за которое она останется вечно ему признательна.

Солнце опускалось все ниже и ниже по небосклону, окрашивая своими лучами покрытый ледяной корочкой ров с водой и испещряя снег золотистыми и багряными стягами. До чего же прекрасными были ее владения вместе с волшебным замком, который возвышался, словно зачарованный, в малиновых сумерках…

Молодой слуга за ее спиной громко закашлялся и переставил тяжелую корзину с травами на другое плечо. Этот короткий жест быстро вернул Адель к действительности, вырвав ее из мира грез; она щелкнула языком, подгоняя своего серого коня, Лунного Света. Затем они быстро спустились вниз по склону к замку.


За ночь ветер переменился на западный, принеся с собой неожиданную оттепель, и Адель проснулась от мерного стука капель, падавших вниз с каменной кладки. Бледный свет зимнего солнца проникал сквозь окна, пробитые высоко в стене огромного зала. В том месте, где лучи пересекались, мириады крохотных пылинок кружились в пронизанном золотистым сиянием воздухе. В эти ранние утренние часы Эстерволд выглядел еще более жалким, чем обычно; даже Адель, которая всегда ревностно отстаивала честь своего родового гнезда, вынуждена была признать, что крепость со стороны могла показаться до крайности убогой. Просторный зал из нетесаного камня был пуст: воины уже успели позавтракать и деревянные столы сдвинули к стене. В огромном камине полыхало толстое полено, однако, несмотря на высоко вздымавшиеся языки пламени, большая часть величественного помещения продувалась сквозняком и поэтому оставалась холодной; чтобы согреться, приходилось использовать жаровни с углем. Сверху, с затянутых паутиной деревянных стропил, доносилось воркование гнездившихся там голубей, помет которых падал на тростниковые циновки внизу. Сравнительно новые циновки уже порядком истрепались и покрылись пятнами грязи и жира. Привычная обстановка вдруг показалась Адель почти отталкивающей, и она невольно сглотнула. Интересно, что подумает о замке Эстерволд их новый кастелян. Нельзя сказать, чтобы в зале не было никаких предметов роскоши: на возвышении находилось кресло лорда с резными дубовыми подлокотниками и алой подушкой, а великолепные гобелены на западной стене доставили сюда прямо из Святой земли. Тем не менее Адель не сомневалась в том, что отзыв Бохана о ее доме будет самым пренебрежительным. Что ж, тем лучше. Возможно даже, он не захочет здесь оставаться…

При этой мысли девушка воспрянула духом. Вдруг Бохан предпочтет отказаться от назначения? Правда, Адель вовсе не была уверена в том, что Бохан осмелится пойти против воли короля, по чьему приказу явился сюда.

По случаю приезда нового кастеляна Адель по настоянию сэра Джорджа облачилась в свой самый лучший наряд. Поверх нижней рубахи из красной шерсти она надела праздничное платье из нежно-голубой, расшитой золотом парчи. Это одеяние обтягивало ее полную грудь и выгодно подчеркивало тонкую талию. Вокруг ее бедер был дважды обернут черный пояс с золотистой каймой и кисточками. В свои густые темно-рыжие волосы, уложенные вокруг висков наподобие ручек греческой амфоры, Адель вплела красные и голубые атласные ленты – они должны были добавить румянца ее бледному личику. Утром, посмотрев в зеркало из полированной стали, она отметила в себе перемены: высокие скулы резко обозначились под тонкой кожей, зеленые глаза выглядели несоразмерно большими, а губы, обычно такие мягкие и полные, превратились от охватившей ее тревоги в тонкую линию. Каждый раз, когда Адель пыталась представить себе жизнь замка под властью нового кастеляна, ее лоб покрывался морщинами, поскольку она знала, что отныне благополучие всех ее домочадцев будет зависеть исключительно от прихотей Бохана.

Легким грациозным жестом Адель поправила вуаль. Тончайшая голубая с золотой каймой ткань и поддерживавший ее золотисто-черный обруч привез из Иерусалима отец Адель, когда вернулся из своего последнего крестового похода.

Взявшись было за рукоделие, Адель тут же отложила его в сторону, не в силах сосредоточиться на вышивании. Она то и дело колола иголкой палец, после чего ей приходилось высасывать кровь из ранки, чтобы не запачкать ткань.

Несмотря на все доводы, ей так и не удалось добиться права сопровождать сэра Джорджа и их будущего управляющего в поездке по поместью. Сама мысль о том, что ей придется ждать здесь, у очага, чтобы Бохан мог насладиться фальшивым зрелищем женской покорности и жеманства, приводила Адель в ярость. Она знала не меньше всех прочих, как управлять собственными землями!

Адель вздохнула. Почему они так долго не появляются? Она снова бросила взгляд в сторону закрытой двери и пододвинула свой табурет поближе к солнечному свету. Несмотря на то что тепла от него было мало, яркие перекрещивающиеся лучи доставляли ей удовольствие. Закрыв глаза, она подняла вверх голову и стала молиться. «Пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы жизнь здесь не стала совсем нестерпимой. Пусть Джос поскорее вернется домой и прогонит отсюда Бохана».

Неожиданно большая дубовая дверь распахнулась, и комната наполнилась топотом множества ног. Едва оказавшись в помещении, люди стали стряхивать с сапог грязь и мокрый снег прямо на циновки. Рядовые воины тут же расступились, освобождая путь своему командиру. В просторный зал замка вошел незнакомый мужчина, чьей толстой, похожей на бочонок фигуре как нельзя лучше соответствовал скрипучий голос. Его сопровождал другой дворянин, повыше ростом, который время от времени наклонял голову, чтобы лучше уловить слова своего спутника. Оба они были в шлемах и кольчугах, а их портупеи висели низко на бедрах.

Отовсюду раздавались крики с требованием подать вино и подогретый эль, а также горячую еду, и слуги в замке сбились с ног, торопясь исполнить многочисленные приказания. Несмотря на то что утро выдалось ясным, поездка через открытые, обдуваемые всеми ветрами поля поместья привела к тому, что лица людей заиндевели от мороза. Потирая озябшие руки, собравшиеся воины постепенно сгрудились у растопленного камина.

Неожиданно двое аристократов застыли на месте посреди зала, обратив свои взоры на Адель. Блики пламени окружили ее темно-рыжие волосы ярким ореолом, придавая ей почти неземное очарование; правильные черты ее лица казались высеченными из мрамора.

– Клянусь всеми святыми… настоящее видение! Должно быть, оно послано нам свыше… – проворчал низким голосом толстяк.

– Вовсе нет, это всего лишь леди Адель, – возразил другой. – И помните – она уже сговорена.

– Какая досада! Знать бы заранее, я бы сам не отказался от сделки. – Глаза толстяка загорелись похотью. – Может быть, еще не поздно?

– Боюсь, что нет.

Подведя неутешительный итог, оба направились к хозяйке замка.

Когда гости приблизились, Адель присела в реверансе, и подол ее голубого платья складками лег на тростниковые циновки.

– Добро пожаловать в Эстерволд, милорды, – произнесла она, хотя еще и не разобралась, кто перед нею. Один из ее гостей был на голову выше другого, однако во всем остальном они очень походили один на другого в одинаковых потускневших серых кольчугах и шлемах.

– Так, значит, вы и есть леди Адель, – обратился к ней коротышка. Выступив вперед, он протянул руку и помог ей подняться. – Мое пребывание здесь станет вдвойне приятным благодаря вашему присутствию…

Девушка сразу поняла, что галантность не легко дается, этому человеку, зато теперь по крайней мере она знала, который из двух был Гилбертом Боханом.

– Рада нашей встрече, милорд Бохан, – ответила Адель вежливо, однако голос ее звенел от напряжения.

Второй собеседник, не особенно утруждая себя, просто удостоил ее кивком головы.

Адель сразу поняла, что их могущественный сюзерен далеко не так стар и убелен сединами, как она предполагала, несмотря на то что его лицо почти невозможно было разглядеть из-за плотно прилегавшего капюшона кольчуги. Обернувшись к нему с умоляющим видом, Адель произнесла:

– Позвольте вас заверить, милорд, у нас здесь нет никакой потребности в управляющем.

Голос ее прервался, и она облизнула губы, собираясь обратиться к нему с новой просьбой, но тут же поняла, что гостя ничуть не интересует ее мнение: мужчины уже направлялись к столу, где сэр Джордж предложил им легкую закуску. Он суетился вокруг них, заметно прихрамывая – по-видимому, его нога до сих пор болела после утренней поездки.

Адель, которая не терпела даже малейшего к себе пренебрежения, гордо последовала за ними. Тяжеловооруженные всадники, толпившиеся в зале, окидывали ее оценивающими взглядами и учтиво расступались, давая ей возможность пройти к возвышению.

Поскольку из двух ее гостей де Монфор занимал более высокое положение, Адель предложила ему кресло лорда. Тот улыбнулся в ответ, и девушка догадалась, что он все понял, однако, к ее изумлению, отрицательно покачал головой:

– Нет, леди Адель, благодарю вас, но я не могу остаться – у меня неотложные дела в другом месте. Однако я с удовольствием отведаю вина в вашем гостеприимном замке…

Сэр Джордж вручил ему наполненный до краев кубок, и де Монфор быстро выпил теплый, приправленный пряностями напиток. Затем, кивнув им на прощание, он сделал знак своим людям следовать за ним. Часть солдат не мешкая отставила кубки и, проворно вскочив, гремя доспехами, удалилась гуськом через дверь вслед за своим господином.

Внезапный уход де Монфора заставил Адель почувствовать себя слегка задетой. К несчастью, Бохан был все еще здесь, расположившись в кресле лорда, будто у себя дома. К нему подошел оруженосец, чтобы помочь ему освободиться сначала от шлема, а затем от капюшона на мягкой подкладке. Без доспехов его голова оказалась куда меньших размеров, чем предполагала Адель. Седеющие коротко подстриженные волосы Бохана открывали затылок по старой норманнской моде. Его толстые щеки и двойной подбородок сделались сизыми от холода, пухлые губы посинели.

Он залпом осушил кубок и потребовал налить себе еще вина.

– Ну, теперь, леди, нам предстоят сугубо мужские дела, – произнес он, обнажив почерневшие зубы в снисходительной усмешке, – а вы лучше идите к себе и займитесь со своими горничными вышиванием – вам незачем забивать вашу прелестную головку такими мелочами.

Его нарочито высокомерное отношение заставило кровь в жилах Адель вскипеть от гнева, однако она всеми силами пыталась сдержать ярость.

– Я отлично разбираюсь в делах поместья.

– Да уж, как же… – Бохан отмахнулся от нее и сделал знак сэру Джорджу подать две толстые приходные книги, которые тот держал в руках.

Седеющий старый рыцарь с готовностью повиновался. Как бы он ни старался это скрыть, утренняя поездка изрядно его утомила, и он был рад возможности присесть и побаловать себя приправленным пряностями вином.

– А теперь пришлите мне вашего мажордома. – Когда никто не тронулся с места, лицо Бохана напряглось, и он проворчал: – Ну же, живее, я не собираюсь торчать здесь весь день.

– Мажордома? – переспросил сэр Джордж, неуверенно взглянув на Адель и не зная, что еще добавить.

– Да, мажордома, старый болван, человека, которому поручено вести эти книги и который управляет поместьем – вернее, пытается управлять, – добавил Бохан презрительно. Затем он окинул взглядом комнату и, к своему удивлению, убедился, что никто так и не выступил вперед. – Надеюсь, это не вы?

Сэр Джордж слабо улыбнулся и покачал головой:

– Нет, милорд.

– Я так и думал. В ваши годы вам вряд ли под силу даже разобрать цифры. – Его жестокая насмешка застала сэра Джорджа врасплох, отчего его лицо побелело. – Ну? Или у вас тоже неладно с головой? Сейчас же позовите сюда вашего мажордома, чтобы он мог все мне растолковать.



– Вы видите его перед собой, – произнесла наконец Адель; голос ее звучал резко от еле сдерживаемого негодования. Подойдя к сэру Джорджу, она покровительственным жестом положила руку ему на плечо: – У нас здесь нет мажордома, лорд Бохан, поэтому я являюсь в Эстерволде хозяином и хозяйкой, мажордомом и писарем в одном лице.

Теперь настала очередь Бохана побледнеть: казалось, на какой-то миг последнее заявление лишило его дара речи. Затем он недоверчиво проворчал:

– Что? Вы, конечно, шутите.

– После смерти отца я сама управляла поместьем с помощью сэра Джорджа – он верно служил моей семье всю свою жизнь. – Последние слова она добавила как предостережение Гилберту Бохану, которому было бы неплохо попридержать язык. Хотя поначалу Бохан пытался держаться с ней любезно, он уже успел оправдать свою репутацию человека злонравного.

Взяв себя в руки, гость язвительно рассмеялся:

– О да, леди, это многое объясняет. Теперь мне ясно, почему здесь все так запущено, – чего еще можно ожидать, если замком управляет женщина вместе со старым болваном, который и на ногах-то еле держится? Просто чудо, что ваши крестьяне до сих пор не разбежались, а стены замка не обрушились вам на головы.

Адель сделала глубокий вдох, пытаясь совладать с приступом гнева, после чего ответила:

– Земля здесь достаточно плодородна и приносит хороший урожай. Что до наших крестьян, то они вполне обеспечены и довольны своей участью, так что у них нет никаких причин для бегства. Я готова согласиться с тем, что по некоторым меркам наш замок невелик и довольно убог на вид…

Бохан прервал ее тираду взрывом издевательского хохота, так что у Адель возникло сильное желание вцепиться ему в горло.

– Невелик? Убог? – вскричал он. – Для меня это место значит не больше, чем чирей на моем заду, леди. Все ваше поместье без труда уместится во внутреннем дворе любого из моих замков, – добавил он с неприкрытой похвальбой в голосе. – Я приехал сюда только для того, чтобы угодить королю и попытаться извлечь из этой кучи хлама хоть какой-нибудь доход. Его милость не раз выражал свою озабоченность состоянием дел здесь – и, как видно, не зря.

– Коль скоро это так его заботит, почему он не вернет домой моего брата и не позволит ему занять свое законное место хозяина замка? – бесстрашно осведомилась Адель. Глаза ее горели.

Сэр Джордж предостерегающе откашлялся, а Бохан взглянул на нее с нескрываемым возмущением, после чего сделал знак одному из своих людей, ожидавшему поблизости.

– Возможно, я задам тот же самый вопрос королю, когда мы встретимся снова, – проворчал он. – Оудо поможет мне разобраться в ваших счетах, если только вы уберете на время ваши коготки и не попытаетесь выцарапать мне глаза.

О, как же ей хотелось сделать именно это! Прикусив губу, чтобы удержаться от резких слов, Адель встала рядом с креслом нового хозяина, с тревогой ожидая его распоряжений. Будь на то ее воля, она бы приказала выставить Бохана из замка, однако на этот раз ей ничего не оставалось, как только покориться.

Оудо, одетый в черное мажордом Бохана, улыбнувшись ей, приблизился к своему господину и открыл приходные книги Эстерволда.

Пока они просматривали их, Адель, к своей тайной радости, убедилась, что Гилберт Бохан едва владеет грамотой. Он всячески старался это скрыть, повторяя то, что объяснял ему Оудо, однако ни разу не смог отыскать взглядом нужный столбец. Тем не менее девушка предпочла держать свое открытие при себе. Сама она умела читать и писать, вести счета и даже немного знала латынь – без сомнения, Бохан придет в ярость, узнав что столь молодая женщина куда более образованна, нежели он. Вся показная бравада этого человека была лишь маской, призванной скрыть его недостатки.

– Над чем вы там смеетесь? – проворчал Бохан, бросив на Адель суровый взгляд.

– Да так, ни над чем, милорд, – ответила она самым любезным тоном. – Я просто жду, когда придет пора отвечать на ваши вопросы.

Следующие несколько часов они провели за приходными книгами, и в случае необходимости Оудо вежливо просил Адель дать ему нужные пояснения. В итоге все оказалось в полном порядке, и тогда Бохан затребовал отчеты сеньорального суда, которые молодая хозяйка замка вела регулярно со времени кончины отца. Он недовольно поворчал по поводу вынесенных ею мягких приговоров, после чего принялся сетовать на то, что арендная плата, которую она взимала, была слишком низкой.

– Крестьяне должны платить по крайней мере втрое больше, – буркнул Бохан.

Адель устала стоять и уселась на ближайшей скамейке; отсюда, с возвышения, она могла хорошо видеть воинов из отряда Бохана, вольготно расположившихся за столами: они клевали носом или играли в кости, устав от бездействия и с нетерпением ожидая дальнейших приказаний.

Когда отчеты по поместью были признаны удовлетворительными, Бохан обратил внимание на оборонительные укрепления замка. Адель предвидела это и потому заранее послала за Спенсом, капитаном своего небольшого отряда, который куда лучше ее мог объяснить возможности гарнизонной стражи.


День уже клонился к вечеру, когда Рейф де Монфор снова въехал во внутренний двор замка Эстерволд. К этому времени солнце успело скрыться за облаками и подул холодный ветер.

– Лорд де Монфор?

Хозяйка поместья выступила из тени клинообразного контрфорса. Она явно ожидала его возвращения. Простой темно-синий плащ защищал ее от холода, непокорные рыжие волосы выбились из косы, падая на разрумянившиеся нежные щеки. Она по-прежнему выглядела обворожительно. Прямо перед ней на траве расположился огромный черный пес, высунув язык и держась настороже на случай какой-либо опасности для своей госпожи. Они играли в «сходи – принеси», и Адель все еще сжимала в руке мокрый мяч.

Жеребец Рейфа испуганно подался назад, однако всадник одним коротким жестом сумел его остановить.

– Миледи? – произнес он осторожно, удивленный тем, что она ждала его вне дома.

Сделав знак псу оставаться на месте, Адель подошла ближе. Солдаты де Монфора уже входили во внутренний двор замка, однако они не осмелились беспокоить господ.

– Гилберт Бохан просто невыносим! Как я могу жить по его указке? Он груб, невоспитан и уже успел настроить против себя половину гарнизона. Вся кухня в смятении. Скоро он вызовет брожение среди жителей деревни, поскольку намерен в три раза повысить арендную плату и потребовать от них работать вдвое больше. Заклинаю вас, милорд, увезите его отсюда!

Адель показалось, что губы ее собеседника на миг дрогнули в насмешливой улыбке.

– Лорд Бохан волен поступать так, как считает нужным, миледи, ибо находится здесь по поручению короля. Он привык командовать людьми. Я согласен с вами в том, что Бохан не блещет воспитанием, а временами бывает просто груб, однако он думает при этом только о благе Эстерволда.

Адель фыркнула в знак несогласия, а затем попыталась подыскать нужные слова, чтобы сделать свою просьбу более красноречивой.

– Благо для Эстерволда не в том, чтобы превратить жизнь его обитателей в кошмар. До сих пор мы были счастливы здесь, но если Бохан начнет устанавливать в замке свои порядки, это вызовет всеобщее недовольство. Мы в нем не нуждаемся. За последние два года дела у нас и без него шли достаточно хорошо.

– Это правда, поместье показалось мне процветающим. К чести для вас, должен признать, что ваши люди живут в хороших домах, животные выглядят ухоженными и лично я не имею претензий.

– Тогда к чему все эти перемены?

– Вы забываете о том, что не я являюсь их причиной – сам король назначил Бохана на должность кастеляна.

– Что мешает вам обратиться с прошением к его милости от моего имени? Ведь вы – наш сюзерен…

– Да, но еще раз повторяю: надо мной стоит король, а он придерживается мнения, что управление поместьем – не женское дело.

– В таком случае попросите его отпустить моего брата на свободу! – Адель подошла еще ближе к испуганно вращавшему глазами жеребцу, который отчаянно храпел и бил копытами по неровной земле.

– В этом я могу вам помочь, леди. Как получилось, что ваш брат оказался пленником?

– Король полагал, что если он возьмет Джоса в качестве заложника, то тем самым удержит моего отца от измены.

– Обычная история в наши дни. Я сделаю для вас все, что в моих силах.

Их беседа явно подходила к концу, однако девушка страстно желала услышать от него новые заверения и потому стояла на своем:

– Когда? Сколько еще нам придется страдать?

Ее настойчивость, видимо, слегка удивила де Монфора.

– О, я не думаю, что вам придется долго страдать, – ответил он, после чего натянул поводья. Его конь тотчас устремился вперед, забрызгав Адель грязью.

* * *

Адель негодовала из-за несправедливости положения, в которое была поставлена, и своей неспособности что-либо изменить. Она подумывала о том, чтобы лично обратиться с прошением к королю Иоанну, однако сомневалась, что ей предоставят аудиенцию. Даже если ей удастся встретиться с ним, он скорее всего попытается заполучить ее к себе на ложе – король давно уже пользовался дурной славой соблазнителя молодых девиц.

К ее удивлению, гости решили провести ночь в замке Эстерволд. Бохан распорядился приготовить для себя спальню лорда, вынудив Адель перебраться в другую комнату, поменьше. Ее новые апартаменты находились слишком близко от комнаты, занимаемой Боханом, чтобы она могла чувствовать себя спокойно. Адель пришлось пригласить двух камеристок, чье присутствие, как она надеялась, отобьет у кастеляна охоту к ночным похождениям, поскольку даже Гилберт Бохан не посмеет вторгнуться в ее спальню в присутствии других женщин. Для большей безопасности она позволила своему псу спать возле двери: в случае нужды Вэл всегда сумеет ее защитить.

Эта перемена была не единственной. Адель распорядилась подать самую лучшую еду, какую только мог предложить Эстерволд за такой короткий срок. Чтобы прокормить лишние рты, ей пришлось позвать на помощь женщин из деревни, но хотя в провизии недостатка не предвиделось, Адель опасалась, что еда окажется далеко не столь изысканной, как та, к которой привыкли оба знатных вельможи.

Вскоре воздух наполнился восхитительным ароматом жареного мяса, доносившимся из кухни, где на вертеле с шипением и треском жарились олень и две свиные туши. Приставленному к ним поваренку Лью было поручено поворачивать их над огнем и поливать жиром. Аппетитный бульон из мяса и овощей кипел в чугунном котле прямо над очагом. Вспотевший повар тем временем наблюдал за приготовлением множества пирогов с мясом и рыбой, которые нужно было вынуть из печи на лопатках с длинными ручками, как только они испекутся, чтобы освободить место для следующей партии. В амбарах замка имелся обильный запас яблок, и Адель приказала потушить их с медом, чтобы использовать в качестве начинки для пирогов, которые затем следовало украсить сверху взбитыми сливками. Для простых воинов из погребов замка было извлечено и вскрыто несколько бочонков с элем и сидром, а для господского стола Бохан привез с собой дорогое французское вино.

Когда настало время ужина, Адель появилась из своей спальни. Бросив взгляд с галереи в зал, она с удивлением обнаружила, что дымящиеся тарелки с супом, а также черный хлеб и кружки с элем уже передавались по кругу людьми, рассевшимися вокруг столов внизу. Слегка задетая тем, что ужин начался без нее, Адель выпрямилась во весь рост и с величественным видом спустилась по лестнице, как и подобало хозяйке замка.

Она по-прежнему была в своем нежно-голубом платье, а волосы заново заплела в косу. Ей пришлось ждать дольше обычного, чтобы искупаться, поскольку вся имеющаяся горячая вода пошла на ванну, которую было приказало подать в господские апартаменты. Последнее требование несказанно удивило Адель: судя по исходившему от него запаху, Бохан ни разу в жизни не мылся.

Пожалуй, это даже к лучшему, что кастелян привез часть провизии с собой. Несмотря на то что запасы в замке были достаточными, чтобы прокормить его немногочисленных обитателей, вряд ли при таком количестве лишних ртов их хватило бы надолго.

Гарнизон ее отца всегда оставался небольшим, поэтому Адель до сих пор еще не приходилось видеть зал заполненным до отказа. Однако чем ближе она спускалась к нижней ступеньке, тем больше ее подавляло число присутствующих за ужином. Звон кубков, громкие хриплые голоса солдат и взрывы хохота, перемежающиеся приступами отрыжки, в сочетании с игривым хихиканьем деревенских девиц, прислуживавших за столом, неприятно действовали ей на слух. Куда лучше было ужинать наверху, чем безропотно сносить все это. Зная, что выбор оставался за ней, Адель остановилась на лестнице.

Нет, она не позволит превратить себя в пленницу в собственной спальне. Это был ее дом, и она имела полное право ужинать за господским столом.

У самого подножия лестницы в тени стояли двое гостей и о чем-то негромко беседовали. Адель вгляделась в одного из них: щегольская голубая туника и сапоги с низкими голенищами из красной кожи свидетельствовали о благородном происхождении. Когда он вступил в круг света факела, она обратила внимание на то, как изумительно смотрелся на его широких плечах наряд из тонкой светлой шерсти, выгодно оттенявший черные волосы. Прежде ей ни разу не доводилось видеть ткань такой прекрасной выделки. Красные облегающие штаны блестели на нем подобно лучшему шелку, обрисовывая сильные стройные ноги. Если Бохан и де Монфор начнут приглашать сюда на ужин других аристократов, то запасов провизии не хватит и на несколько дней. Не был ли этот человек лордом Майерли, нынешним фаворитом короля Иоанна, нарочно приехавшим сюда, чтобы посмеяться над ничтожеством своих соседей?

Последняя мысль вызвала у Адель новый приступ гнева. Ее руки, спрятанные в складках платья, сжались в кулаки; она едва удержалась от того, чтобы не вцепиться прямо в толстую рябую физиономию Бохана, – этот негодяй посмел вторгнуться в ее дом и распоряжаться тут всем по прихоти короля, для которого она была не больше чем именем на клочке пергамента!

– Миледи?

Подняв голову, Адель неожиданно для самой себя оказалась лицом к лицу с человеком в голубом. Когда он поднялся на ступеньку вверх, она отступила в сторону, чтобы дать ему пройти.

– Нет, я жду именно вас, – произнес он с улыбкой.

Голос показался ей знакомым. Адель присмотрелась повнимательнее к его лицу. И тут ей все стало ясно: де Монфор. Без шлема и кольчуги он совершенно преобразился.

– Позвольте мне.

Адель покорно приняла его руку, позволив ему провести ее через весь зал к возвышению, и поднялась по невысоким ступенькам к господскому столу. Бохан уже был там. При появлении своего господина он поднялся с места и, поклонившись, пробормотал несколько вежливых слов приветствия, однако Адель сразу поняла, что его напускная улыбка предназначена исключительно для того, чтобы угодить де Монфору.

– Простите, милорд, я вас не узнала, – Адель слегка наклонила голову, чтобы ее не могли упрекнуть в неучтивости, – и приняла за одного из гостей.

– А я и есть гость, – с усмешкой отозвался де Монфор. – Теперь, приняв ванну и чувствуя под ногами твердую землю, я стал совсем другим человеком.

Он предложил ей кресло, а сам занял место хозяина замка; Бохан уселся по правую сторону от него, а Адель – по левую. Этим вечером он выглядел настолько непохожим на себя, что она не могла оторвать от него глаз. Его ладно скроенная туника сидела на нем как влитая, подчеркивая широкие плечи и могучую грудь, а блестящие штаны в обтяжку и мягкие кожаные сапоги, доходившие до икр, привлекали внимание к мускулистым ногам. Привыкнув видеть его в просторной, скрадывавшей фигуру кольчуге, Адель находила этого нового де Монфора почти щеголем. Прежде она даже не представляла себе, чтобы мужчина мог выглядеть настолько блестяще. В отличие от Бохана де Монфор не выбривал себе затылок, и его густые черные волосы ниспадали на тунику. На фоне оливковой кожи особенно выделялись глаза дивного голубого оттенка, поблескивавшие в сиянии факелов и обрамленные густыми черными ресницами. Такие светлые глаза в сочетании со смуглой кожей поневоле притягивали к себе взор. Несмотря на то что рот его был довольно крупным, твердый подбородок и прямой нос придавали лицу де Монфора выражение властности и неуступчивости.

Адель нехотя признала, что Рейф де Монфор на редкость привлекательный мужчина – настолько привлекательный, что сердце подскакивало в ее груди всякий раз, когда он ей улыбался. Какое малодушие! Она мысленно укоряла себя за слабость, находя свое внезапное волнение неуместным. В конце концов, он был их ненавистным сюзереном, близким другом столь же ненавистного монарха! Как она могла даже просто терпеть его присутствие, не говоря уже о том, чтобы испытывать к нему влечение? Но ведь она восхищалась не столько им самим, сколько его внешностью… а еще ей хотелось видеть его, а не седеющего Бохана на месте кастеляна замка.



Адель пришлось напомнить себе, что красавец может на поверку оказаться столь же отталкивающим, как и любой урод. Она залпом осушила кубок, найдя вино крепким и не слишком сладким, а затем, собравшись с духом, взглянула прямо в лицо красивому темноволосому лорду. На сей раз ее сердце осталось на месте. Отлично. По крайней мере у нее хватило сил, чтобы совладать с собственной глупостью.

Де Монфор, как того требовал этикет, ухаживал за ней за столом, подкладывая угощение в ее тарелку и приказывая слугам подлить вина в ее кубок. При этом он был учтив, но вместе с тем сдержан.

Адель надеялась снова обратиться к нему с просьбой оставить их замок в покое, однако ей так и не представилось для этого случая: внизу за столами царил такой шум и гвалт, что ей было трудно расслышать даже собственный голос. Кроме того, де Монфор сидел почти отвернувшись от нее и обратив все внимание на Бохана. Судя по возмущенному лицу кастеляна, слова сюзерена пришлись ему не по нраву. Уж не напомнил ли ему де Монфор о необходимости следить за своими манерами?

В конце ужина внезапное оживление у двери возвестило о прибытии труппы актеров – жест любезности со стороны лорда Майерли. При их появлении Бохан заметно повеселел и даже швырнул на циновки горсть монет. Адель заметила, что де Монфор был не меньше ее удивлен этим приятным сюрпризом. Раздуваясь от самодовольства, Бохан пояснил, что все приготовления сделаны им самим исключительно для того, чтобы угодить повелителю.

Подобрав брошенные на пол монеты, актеры принялись кувыркаться по всему залу, после чего вернулись обратно тем же путем, двигаясь прыжками, как при игре в чехарду. Наконец шестеро из них остановились и с низким поклоном приблизились к господскому столу, готовясь начать представление.

Адель была рада возможности развлечься, поскольку, за исключением вечеринок, которые иногда устраивали ее собственные слуги, музыка и пение редко звучали в Эстерволде. Странствующие менестрели почти никогда не забредали сюда, предпочитая останавливаться в больших замках, где всегда можно ожидать щедрой награды. Она откинулась на спинку кресла в предвкушении представления.

Голоса мужчин, певших под аккомпанемент флейты и лютни, оказались довольно мелодичными, и Адель, знавшая многие из тех деревенских мотивов, которые они исполняли, охотно им подпевала; однако после нескольких кубков вина песни менестрелей стали более развязными – к вящей радости воинов, которые присоединились к ним в привычном для них хоре. Адель с трудом могла разобрать слова, однако заметила, что де Монфор бросил на нее беглый взгляд, как бы для того, чтобы оценить ее реакцию. Поощряемые слушателями, несколько актеров напялили на себя женскую одежду и принялись кружить по залу, делая непристойные жесты в сторону солдат; некоторые даже вызвались потанцевать с этими «барышнями», к восторгу своих товарищей.

– Пойдемте, леди Адель, это зрелище не для вас, – обратился к ней де Монфор. Подозвав слугу, он приказал ему проводить госпожу в ее комнату. – Спокойной ночи. Надеюсь, музыка не помешает вам заснуть.

– Но мне еще так много надо с вами обсудить… – Адель не испытывала сожаления от того, что ей придется покинуть это малопристойное представление, однако ее охватила досада при мысли, что де Монфор выпроваживает хозяйку, не дав вставить хотя бы слово.

– Мы поговорим об этом завтра утром.

– Вы обещаете мне, что не уедете отсюда до тех пор, пока не выслушаете меня?

Де Монфор пожал плечами, однако, заметив, что она собирается что-то возразить, усмехнулся и утвердительно кивнул:

– Хорошо, обещаю. Хотя едва ли то, что вы хотите сказать, придется мне по вкусу.

Уязвленная его небрежным тоном, Адель поджала губы, и улыбка де Монфора тут же стала снисходительной, словно она была капризным ребенком.

– Позвольте напомнить: этот замок по-прежнему принадлежит мне, – процедила Адель сквозь зубы. – Эстерволд – мой дом, на тот случай, если вы об этом забыли.

– Не думаю, что такое возможно – вы все равно не дадите мне об этом забыть, – пошутил он и снова вернулся к кубку с вином.

Недовольно фыркнув, Адель развернулась и, шурша юбками, покинула возвышение. Из уважения к ней актеры прекратили на время свой вульгарный фарс. Один молодой солдат, слишком пьяный, чтобы заметить, что происходит вокруг него, как раз в этот момент слишком резко надавил на фальшивую грудь светловолосой «барышни», сделанную из мочевого пузыря свиньи, и та лопнула под дружный гогот всех присутствующих.

Марджери и Кейт, две камеристки Адель, поднялись с мест, чтобы следовать за госпожой, однако то и дело оборачивались, горя желанием увидеть, что будет дальше. Адель поднялась наверх, взмахом руки отпустив слугу, чтобы тот мог вернуться в зал и полюбоваться пиршеством. Она прожила здесь всю жизнь и, уж конечно, не нуждалась в проводнике, чтобы отыскать собственную комнату.

Оказавшись в безопасности посреди своей погруженной в полумрак спальни, Адель уселась на край кровати. Марджери закрыла дверь, чтобы шум не проникал в комнату, однако время от времени до них доносились громкие раскаты смеха. Кейт зажгла свечу от огня, пылавшего в камине, и поставила ее на сундук рядом с кроватью.

– И как вы думаете, что они будут делать дальше? – спросила младшая из камеристок у своей хозяйки и невольно хихикнула.

– Скорее всего взберутся на деревенских женщин, – кислым тоном разъяснила Марджери. – Судя по похотливым взглядам, девицы будут только рады этому.

Адель приказала служанке замолчать, памятуя о нежном возрасте Кейт, и Марджери не произнесла больше ни слова. Кейт, которой лишь недавно исполнилось двенадцать, прислала сюда ее мать, чтобы девочка обучилась ведению хозяйства в благородных домах. Марджери была вдовой и всего лишь лет на десять старше Адель – она служила в Эстерволде с тех пор, как скончался ее муж.

– Неужели все наши вечера с Боханом будут такими же, как этот? – осведомилась Марджери, распуская хозяйке волосы. – Если да, нам лучше постоянно держать наши уши зажатыми. Отойди от двери, Кейт! В такой компании того и гляди превратишься в потаскушку.

Девочка надула губы, однако покорно вернулась к кровати, чтобы откинуть одеяла.

– Не знаю, Марджери. Если верить де Монфору, Бохан обладает над нами безраздельной властью. Он может делать все, что ему заблагорассудится, – усталым тоном ответила Адель. Она так надеялась, что де Монфор встанет на ее сторону, однако после нескольких кубков вина он уже ничем не отличался от остальных, и это почему-то вызвало у нее горькое разочарование. Адель против воли признала, что ее надежды во многом укрепились благодаря его красивой внешности. Каким бы глупым это ни казалось сейчас, она хотела видеть его своим союзником, желала как можно дольше наслаждаться его вниманием и улыбкой.

– Молодой де Монфор очень красив, не правда ли, миледи? – проговорила Кейт, раскладывая на кровати ночную сорочку госпожи. – Похож на святого, сошедшего с церковного витража…

– Он далеко не святой, – Марджери скривила губы. – По правде говоря, я почти завидую той деревенской девице, которую он возьмет на ночь к себе в постель.

При последнем замечании Марджери у Адель неприятно засосало под ложечкой. Неужели де Монфор и впрямь выберет деревенскую девушку или, быть может, одну из служанок в замке, чтобы провести с ней ночь? Ей вдруг стало не по себе. Адель опустила глаза. Это было просто глупо. Какое ей дело, переспи он хоть с дюжиной женщин? Она не должна замечать некоторых вещей, только и всего.

Со стороны коридора раздался стук и отчаянное царапанье в дверь.

– О, это, наверное, Вэл! – воскликнула Адель и, с радостью воспользовавшись предлогом, вскочила с места, чтобы впустить своего любимца. Огромный пес ворвался в комнату, довольный тем, что его не оставили за дверью. Лизнув в знак приветствия Адель, он обнюхал по очереди двух других женщин, после чего растянулся на полу у ног хозяйки.

Адель молча принялась готовиться ко сну. Ей вдруг ни с того ни с сего захотелось плакать. Девушка пыталась убедить себя в том, что эта печаль вызвана внезапной переменой в ее жизни, а вовсе не постельными привычками де Монфора. В этом она была совершенно уверена. Что он делал по ночам, касалось только его одного! Да, так оно и есть. Не было ничего удивительного в том, что она чувствовала себя подавленной.

Пытаясь стряхнуть с себя мрачное расположение духа, Адель подумала, что Бохан может уже к лету лишиться благосклонности короля. Она сосредоточилась на этой мысли, стараясь не обращать внимания на постыдное представление, которое все еще продолжалось внизу, в главном зале. В зале ее собственного замка! Вся эта вакханалия служила напоминанием о том, сколь ничтожной властью она здесь обладала. Адель трепетала при мысли о том, какие еще перемены навяжет ей Бохан, как только де Монфор уедет отсюда. Жители деревни всегда обращались к ней в поисках защиты и правосудия, но на сей раз она боялась, что окажется бессильной им помочь.

Когда свечи были потушены, Адель еще долго лежала без сна в темноте, прислушиваясь к шуму и взрывам пьяного хохота, доносившимся снизу.


На следующее утро Адель поднялась рано, решив еще раз обратиться с жалобой к де Монфору. Она не могла допустить, чтобы явная порочность его натуры, которую каждый имел возможность наблюдать собственными глазами накануне вечером, отвлекла ее от главной цели.

Кейт все еще спала, а Марджери украдкой зевала, помогая хозяйке одеться к предстоящему дню. Предпочитая изяществу практичность, Адель остановила выбор на простом платье из ярко-зеленой шерсти, поверх которого накинула плащ на меховой подкладке. Ее светлые волосы, заплетенные в косу, были перехвачены лентой.

Когда она сунула ноги в старые ботинки из оленьей кожи, Марджери неодобрительно покачала головой, но Адель успокоила ее. В самом деле, разве так уж необходимо надевать роскошный наряд только для того, чтобы пойти прогуляться с Вэлом!

Она прошла через зал, где ее со всех сторон окружали следы недавнего кутежа. Некоторые из деревенских женщин, пьяные и растрепанные, все еще находились там, валяясь под столами. К своему удивлению, она застала в зале даже Гилберта Бохана, который громко храпел, уткнувшись лицом в стол. Посреди тарелок с остатками еды, пролитого эля и даже прямо на полу спали в разных позах солдаты. Их вид и исходивший от них запах вызывали у нее тошноту. Однако де Монфора нигде не было видно.

Вцепившись крепче в ошейник Вэла, который предостерегающе зарычал при виде незнакомых людей, Адель прошла наружу через небольшую дверь. Морозный воздух ударил ей в лицо, и на какой-то миг у нее перехватило дыхание. Еще только начало светать, дул порывистый ветер, и все же зимнее утро было куда приятнее, чем спертый воздух зала.

Что ждет ее впереди, печально думала Адель, гнусные оргии по ночам, а по утрам зловоние и вид пьяных храпящих людей, развалившихся на полу, или… Она молила Бога о том, чтобы вчерашний вечер был исключением, вызванным желанием Бохана угодить своему господину, и невольно спрашивала себя, почему Бохан спал на столе, а не у себя в комнате, если только постель там уже не была занята де Монфором… с какой-нибудь женщиной? Снова ее душу пронзило странное болезненное чувство. Она ожидала куда более достойного поведения со стороны сюзерена, и для нее было тяжким ударом обнаружить, что он мало чем отличается от остальных.

За ее спиной раздался стук копыт. Адель круто развернулась и подозвала к себе Вэла, но ей нечего было опасаться. Это оказался де Монфор.

– Я вижу, вы сегодня встали рано, – произнес он, осадив коня.

Удивленная тем, что в такой час гость уже на ногах, Адель быстро отпрянула в сторону от его норовистого жеребца.

– Вы готовы выслушать меня прямо здесь и сейчас?

– Да, я никуда не тороплюсь – просто решил немного прогуляться верхом. Сегодня утром мне необходимо подышать свежим воздухом, чтобы прийти в себя. – Он усмехнулся и добавил удрученно: – Странно, но у меня такое ощущение, будто моя голова гудит, словно церковный колокол…

– То, что я собираюсь вам сказать, не займет много времени, – прервала его Адель.

Неожиданно настроение де Монфора изменилось; улыбка исчезла с его лица.

– Позже.

– Почему позже?

– Потому что я собираюсь на прогулку. Потом, если вы по-прежнему будете настаивать на беседе, я согласен вас выслушать.

– И сколько еще мне придется ждать?

– Сколько мне будет угодно, – отрезал он. – Есть еще какие-нибудь вопросы?

– Я хочу знать, почему вы отказываетесь помочь мне переубедить короля. Этот Гилберт Бохан – настоящая свинья и не годится для того, чтобы управлять замком. – Адель хотела добавить, что он и пахнет, как свинья, однако в последний момент передумала.

Они обменялись враждебными взглядами, после чего де Монфор слегка наклонился в седле и предложил:

– В таком случае, леди, прикажите готовить свинарник, потому что другого управляющего у вас не будет!

– Уж вы-то могли бы нам помочь, если бы захотели! – выкрикнула Адель, в порыве гнева забыв об осторожности.

– Ошибаетесь. – Он потянул за поводья, и его конь, тут же рванув вперед, поскакал за внешние укрепления замка. Его всадник так и не обернулся назад.

Адель чуть не скрипела зубами от негодования. И как она могла подумать, будто Рейф де Монфор красив? Этот человек был подобен всем сильным мира сего и, не колеблясь, переступал через простых смертных только для того, чтобы показать, какую он имеет над ними власть.

Глава 2

Бохан проснулся с тяжелой головой, но не успел он подняться, как Адель тут же выместила на нем свой гнев, высказав ему в самых недвусмысленных выражениях все, что она думала по поводу вчерашней попойки и недостойного поведения его людей.

Он выслушал ее молча; перед его глазами до сих пор стоял туман, а в мыслях царил полный сумбур. Когда ее губы перестали двигаться, он выбрал для себя наиболее приемлемый образ действия.

– Можете убираться ко всем чертям, миледи, если мои солдаты вам не нравятся! – прорычал он, после чего повернулся и с шумом удалился через дверь верхней горницы.

К тому моменту, когда Бохан оказался у нижней ступеньки лестницы, он уже с трудом сдерживал ярость, вспоминая дерзость своей подопечной. Следует преподать этой рыжеволосой дряни такой урок, которого она долго не забудет! Он знал, как сделать так, чтобы Адель наконец поняла, на чьей стороне сила; Бохану идея казалась весьма заманчивой. Правда, осуществить ее в присутствии де Монфора будет не так-то легко, но он уж как-нибудь постарается.

Проходя мимо спящих воинов, Бохан грубо пнул пару из них ногой, проворчав, что уже давно пора вставать.

Собираясь выходить, он столкнулся у дверей зала с де Монфором.

– Наша пташка этим утром разошлась не на шутку. Будьте осторожны, милорд, не то она выцарапает вам глаза. Неплохо было бы проучить ее раз и навсегда, да так, чтобы она не скоро об этом забыла. Для такой красотки у нее на редкость злобный нрав.

Де Монфор рассмеялся:

– Для сна, пожалуй, уже слишком поздно, вы не находите? – Он бросил беглый взгляд на лестницу. – Где она сейчас? У себя?

– Да, устраивает, как обычно, посиделки со своим чертовым псом и своими распроклятыми горничными. Чем скорее она поймет, кто здесь настоящий хозяин, тем лучше. – Бохан был несказанно доволен тем, что его сюзерен так верно оценил положение. Без сомнения, они прекрасно смогут поладить друг с другом. – Не забудьте, милорд, что чуть позже мы с вами поедем осматривать охотничьи угодья. – С этими словами он удалился.


Де Монфор смотрел вслед Бохану, который вышел в дверь своей обычной походкой вразвалку, отчего со стороны казалось, будто он был постоянно навеселе. Лицо управляющего покрылось красными пятнами, и нетрудно было догадаться, какое именно наказание он готовил для хозяйки Эстерволда.

Рейф шагал по залу, сокрушенно качая головой. Он не мог понять, почему король доверяет подобным авантюристам, назначая их на самые ответственные посты, и в то же время обирает до нитки своих собственных баронов. Впрочем, вряд ли кто-нибудь осмелился бы утверждать, что Иоанн когда-либо принимал разумные решения.

Рейф на ходу снял капюшон и латные рукавицы, передав их оруженосцу. Сегодня ему предстояло исполнить вторую часть поручения монарха – задача, которая больше не была ему по нраву.

До сих пор он уделял мало внимания Адель Сен-Клер. Судьба этой женщины была для него столь же малозначительной, как и та небольшая крепость, которой она владела. Ему не терпелось поскорее закончить все дела с Боханом, чтобы, выполнив порученное ему задание, он мог с чистой совестью вернуться домой, в замок Фордем. Владения Хью д’Авранша располагались не так далеко от его собственных. Передав Хью невесту, Рейф будет волен ехать куда пожелает.

Однако теперь он уже не мог относиться к своему поручению с прежним равнодушием. Рыжеволосая Адель Сен-Клер оказалась несравненной красавицей, к тому же на удивление отважной – было бы жаль принести такую женщину в жертву д’Авраншу, который если не по внешности, то по характеру был двойником Бохана. И все же Рейф обязан был исполнить приказ короля, как бы он ему ни претил. Его прислали сюда, чтобы доставить Адель к ее будущему жениху, и именно так он и собирался поступить.


– Леди Адель?

Она оторвала взгляд от рукоделия и жестом приказала Марджери и Кейт отойти в противоположный угол комнаты.

– Лорд Рейф! Наконец-то. Полагаю, вы уже успели прийти в себя?

– Да, отчасти.

Адель указала ему на ближайшее кресло, обложенное мягкими подушками, однако де Монфор отрицательно покачал головой. Усилием воли она заставила себя быть с ним вежливой, несмотря на то что после недавней стычки с Боханом это стоило ей немалого труда.

– Значит, вы готовы меня выслушать?

– Я к вашим услугам, хотя у меня есть все основания подозревать, что вы настроены весьма воинственно, – я только что столкнулся у выхода с Боханом.

– По-видимому, этот господин отправился осмотреть свинарник, который я велела для него приготовить, – съязвила Адель.

К ее удивлению, де Монфор рассмеялся:

– Ах, леди, до чего же вы остроумны! Надеюсь, что наш разговор в конце концов окажется занятным.

– Я вовсе не собираюсь никого развлекать, милорд, и умоляю вас спасти мою землю, моих людей и меня.

– Может, не надо слишком сгущать краски?

Адель сделала глубокий вдох, пытаясь сохранять спокойствие. Если она выведет его из себя, он вообще откажется ее слушать.

– Но это правда! Особенно после того, что случилось накануне вечером…

– Позвольте извиниться перед вами за это зрелище. Уверяю вас, я тут совершенно ни при чем. Ваш замок не место для базарных развлечений, и я прямо сказал об этом Бохану.

– Благодарю вас.

Де Монфор слегка поклонился в ответ, после чего сделал знак служанкам удалиться. Будет лучше, если то, что им предстоит обсудить, останется между ними. Он пододвинул себе кресло и уселся в него, расставив ноги и оперевшись локтями на спинку, затем осмотрелся вокруг. Увидев рядом большого черного пса Адель, осторожно присматривавшегося к нему, Рейф щелкнул языком, подзывая животное к себе. Вэл сначала взглянул на свою хозяйку, как будто хотел попросить у нее разрешения, и лишь после этого, приблизившись к барону, положил голову ему на руку.

Такое проявление доверия со стороны Вэла немало удивило Адель: обычно пес был куда более разборчив в выборе друзей.

– Вы, конечно, понимаете, милорд, что Гилберт Бохан не может оставаться здесь в качестве кастеляна. Сэр Джордж уверен, что если вы замолвите за нас словечко…

– Сколько лет этому рыцарю? Сто?

– А почему вы об этом спрашиваете? Он вполне способен и дальше нести свою службу.

– Даже при том, что после вчерашнего путешествия он лежит в постели с припарками на ногах?

Заметив вызов в его взгляде, Адель отвернулась. Она так надеялась представить сэра Джорджа в качестве пожилого, опытного человека, который всегда поможет ей в управлении поместьем. Обезоруженная словами своего сюзерена, девушка опустила глаза, а руки спрятала в складках платья, чтобы скрыть беспокойство. Она услышала, как Вэл заурчал от удовольствия, когда де Монфор почесал ему за ушами и погладил по голове. Такое вероломство со стороны любимца вызвало у нее досаду, однако вряд ли в данный момент она могла позволить себе оттащить пса в сторону – в конце концов, Вэл был всего лишь животным и не догадывался о постигшем их несчастье.

– Какой здоровый, красивый пес! Как его зовут?

– Вэл. Вэльян.[2]

– Что ж, это имя ему подходит. Кажется, он хочет со мной подружиться. А вы, леди?

Его вопрос застал Адель врасплох. Когда она подняла глаза, то, к своему удивлению, обнаружила, что барон улыбается. Она сглотнула, после чего объяснила, тщательно подбирая слова:

– Не то чтобы мне не хотелось быть вашим другом, милорд. Просто я разочарована тем, что вас так мало заботит наше будущее.

Де Монфор подался вперед:

– Судя по всему, леди, вы полагаете, будто мне достаточно шепнуть несколько слов на ухо королю, чтобы все изменить. К сожалению, решения при дворе принимаются иначе. Гилберт Бохан получил этот замок в качестве награды: он уже осуществляет надзор над несколькими другими замками, а теперь король по какой-то непонятной причине пожелал отдать ему и ваше поместье. Как ваш сюзерен, я обязан исполнить королевский приказ, и этим все сказано. Я вам искренне сочувствую, но, увы, я не волшебник.

До чего же сухо, по-деловому он сумел все изложить. Однако когда Адель внимательнее присмотрелась к своему собеседнику, она поняла, что он пытался быть с ней любезным. И тут неожиданно она почувствовала, как на ее глаза наворачиваются предательские слезы.

Быстро сморгнув их, Адель произнесла:

– Выходит, теперь от меня уже ничего не зависит?

Рейф кивнул.

– Боюсь, что да.

Когда она отвернулась, он заметил капли влаги, медленно стекавшие вниз по ее щеке, и внезапно ему захотелось протянуть к ней руки и сжать в объятиях, чтобы унять боль в ее сердце. Это поразило его, порыв нежности смущал, ставил в тупик… Если ему в прошлом и случалось обнимать женщину, то лишь с одной-единственной целью.

Рейф поднялся и отодвинул в сторону кресло.

– Мне очень жаль, леди Адель, но такова горькая правда. – Голос его стал странно резким.

Не отвечая, Адель потянулась к своему псу. Положив голову на шелковистую морду, она закрыла глаза.

Эта картина долго еще стояла перед глазами де Монфора после того, как он покинул комнату.

Проклятие! Он никак не ожидал, что один вид ее слез способен так его разжалобить. Ему не терпелось уехать отсюда, пока он не сделал чего-нибудь, в чем ему впоследствии придется раскаиваться. Кроме того, он еще ничего не сказал ей о второй части своего задания – вести, после которой она наверняка разразится новым потоком слез или накинется на него, как разъяренная тигрица, чтобы разорвать на мелкие кусочки. Одно дело – терпеть присутствие кастеляна, назначенного королем, и совсем другое – смириться с выбором мужа. Однако ей придется это сделать, потому что у нее нет другого выхода – так же как и у него самого.

Его решимость исполнить порученное задание объяснялась отнюдь не привязанностью к лукавому монарху. Иоанн все еще оставался королем Англии, а Рейф поклялся служить верой и правдой своему законному повелителю, как бы это ему самому ни претило.

Адель не знала, сколько времени она просидела так, обнимая Вэла, словно ища у него поддержки. Ей трудно было поверить, что она бессильна что-либо изменить и Бохан останется в замке. Кто знает, быть может, если ей удастся превратить жизнь Бохана в ад, то очень скоро он возненавидит Эстерволд до такой степени, что решит уехать отсюда.

Вэл, пошевелившись, слизнул слезы с лица хозяйки, и его преданность вызвала слабую улыбку на губах Адель.

– Ты ведь даже не догадываешься, почему я плачу, мой друг и защитник? – Адель обхватила толстый мягкий загривок, после чего отстранила пса от себя: – Иди, погуляй немного на воле.

Она приблизилась к глубокому сводчатому окну. Однообразный вид окрестностей вполне отвечал ее настроению. До нее донесся стук копыт – всадники выехали из замка через подъемный мост. Кроме того, ей показалось, что один из них вернулся, хотя теперь внизу все было тихо.

Спустя несколько минут в дверях горницы появилась Марджери:

– К вам гость, миледи.

Адель обернулась и увидела какого-то человека в плаще, стоявшего в полутемном дверном проеме.

– Вы не узнаете меня, миледи? – спросил гость.

– Нет, сэр. Думаю, вам лучше выйти на свет.

– Гай Козентайн, к вашим услугам. Мы с вашим отцом сражались бок о бок в течение многих лет.

Лицо Адель вспыхнуло радостью – она и впрямь хорошо помнила это имя. Человек, представший ее взору, заметно изменился: заостренная бородка поседела, лоб покрылся морщинами.

Подойдя к ней, сэр Гай быстро обнял девушку и слегка чмокнул ее в щеку.

– Принеси нам вина и закуски, Марджери. А вы, сэр Гай, подойдите поближе к огню. Вы, должно быть, продрогли до костей. Долго ли вам пришлось ехать верхом – надеюсь, не весь путь от побережья? – спросила Адель, памятуя о том, что большая часть владений сэра Гая находилась по другую сторону Ла-Манша, в Пуату.

– Нет… по крайней мере не на этой неделе, – ответил он с улыбкой и, сбросив с плеч тяжелый плащ, протянул худые руки к пламени. – Мне было очень нелегко пережить кончину вашего отца. Сколько времени прошло с тех пор – год?

– Почти два.

– И теперь вы сами управляете поместьем?

– Да, с помощью сэра Джорджа.

– Ах, старина Джордж! Мы с ним оба молодыми людьми были посвящены в рыцари – это произошло задолго до того, как ваш отец унаследовал замок. Должен заметить, что поместье, судя по всему, процветает…

– Благодарю. Все действительно было прекрасно еще два дня назад. – В голосе Адель прозвучала горечь.

– До того самого момента, когда к вам неожиданно нагрянул Гилберт Бохан вместе со своей свитой. Я прав?

Адель была поражена его осведомленностью.

– Да, но как вы об этом узнали?

– До меня доходят разные слухи, – осторожно ответил Козентайн и пододвинул к себе скамью. Усевшись на нее, он протянул озябшие ноги ближе к огню. – И где же сейчас Бохан?

– На охоте. По крайней мере он забрал с собой своих егерей и сокольничего. Де Монфор тоже уехал вместе с ним.

– Именно поэтому меня и впустили сюда без лишних вопросов. Все ваши люди меня знают. Я вижу, Спенс все еще здесь.

– Да, но это ненадолго – Бохан намеревается поставить на его место своего человека. Если бы только Джоселин вернулся, мы бы быстро от него избавились, даже без согласия короля. Я уже писала королю, умоляя его отпустить Джоса, но вместо ответа он прислал сюда Бохана и де Монфора. Не могли бы вы вступиться за меня? Де Монфор сказал только, что я должна смириться с неизбежным.

В комнату вошла Марджери, неся вино и поднос с нарезанным мясом и хлебом. Сэр Гай подождал, пока горничная не поставит все на стол и не отойдет, после чего произнес:

– Он прав, Адель.

Она попыталась было возразить, однако он удержал ее руку.

– Выслушайте меня. Он прав – по крайней мере на данный момент. Постарайтесь еще некоторое время потерпеть присутствие Бохана, а потом обстоятельства могут перемениться.

– Как?

Сэр Гай отставил в сторону кубок с вином и подался вперед.

– В этот самый час ваш брат находится почти на расстоянии полета стрелы от замка, – понизив голос, прошептал он с видом заговорщика.

Ахнув от радости, Адель схватила рыцаря за руку и взволнованно воскликнула:

– Джос здесь! Но тогда почему он не с вами?

– Не так скоро. Все обстоит сложнее, чем вы думаете, и нам следует быть крайне осторожными. Если Бохан об этом узнает, он прикажет его убить – этот человек никому и никогда не уступит свою власть добровольно. Ваш брат сейчас скрывается в лесу. У него есть лишь небольшая горстка людей, а Бохан и де Монфор привезли с собой целый отряд.

– О, расскажите мне о нем поскорее! Он был еще маленьким мальчиком, когда я видела его в последний раз. – Голос Адель дрожал от волнения. Ее охватывал радостный трепет при мысли, что Джос наконец-то вернулся. – Вряд ли я сразу его узнаю – ему сейчас, должно быть, уже семнадцать лет.

– Да… около того, – отозвался сэр Гай рассеянно и, не обращая внимания на ее умоляющие взгляды, принялся поглощать еду с такой жадностью, словно не делал этого уже много дней. Покончив с этим занятием, он смахнул крошки с губ и затем произнес:

– Прежде всего я должен взять с вас слово, что вы никому об этом не скажете. Затем нам понадобится ваша помощь, чтобы проникнуть в замок.

– Я в вашем распоряжении, но мне все же кое-что непонятно. Зачем вам ждать? Почему Джос не может просто взять и приехать сюда? Эстерволд – его родной дом, и он здесь бесспорный хозяин.

– Неужели вы полагаете, что его оставят в живых, если он явится без надежных союзников? Он рискует уже к утру получить кинжал в спину. Джоселину нужно время, чтобы набрать побольше людей. Разумеется, жители деревни будут стоять за него горой, но у них нет достаточного опыта в сражениях.

– Им незачем сражаться – я просто извещу Бохана и де Монфора о том, что мой брат возвращается домой, и они…

– Боже упаси! Никому ни слова. Сперва нам нужно тщательно обдумать, что мы будем говорить и делать… – Сэр Гай беспокойно огляделся по сторонам.

– О, я так рада! Мне не терпится после стольких лет наконец-то снова увидеть брата. Проводите меня к нему поскорее! Мне хватит пяти минут, чтобы одеться и выехать за ворота. Пожалуйста, не отказывайте мне в моей просьбе! Возможно, мне удастся убедить его вернуться домой – нечего ему в самый разгар зимы прятаться в лесу.

Сэр Гай чуть улыбнулся и покачал головой:

– Вряд ли вы сознаете всю глубину опасности, которой подвергается Джоселин, миледи, но я согласен проводить вас к нему.

– Едем прямо сейчас, пока Бохан и де Монфор на охоте. Чем меньше людей будут знать, когда именно я покинула замок, тем меньше лишних вопросов. Не то чтобы меня держали здесь в заточении, но, боюсь, скоро дело дойдет и до этого.

– Да, не забудьте захватить с собой еду и деньги – Джоселину нужно чем-то кормить своих людей, а также закупать оружие и припасы.

Адель не стала спорить с сэром Гаем, однако была озадачена его настойчивым требованием хранить все в тайне. У нее имелось при себе не так много золота, чтобы передать его брату, – всего лишь маленький мешочек с монетами, который она хранила за спинкой своего кресла у окна. Что до провизии, то им ничего не стоило собрать на кухне целый тюк; однако, чтобы не вызвать подозрений, пришлось ограничиться небольшим количеством. Тем не менее Адель не понимала, к чему все эти предосторожности, – едва ли Бохан осмелится хладнокровно прикончить ее родного брата. Однако сам Джос и сэр Гай, судя по всему, думали именно так.

В волнении расхаживая по комнате в зимнем плаще, в складках которого был спрятан мешочек с золотом, Адель нетерпеливо ждала, пока Марджери принесет из кухни еду. Неожиданное появление Джоса, безусловно, стало ответом свыше на все ее мольбы.

Когда они выехали из замка, зимнее небо хмурилось, а порывистый ветер бил им прямо в лицо. Адель встревоженно осмотрелась по сторонам, боясь столкнуться с возвращающимися охотниками, однако дорога выглядела совершенно пустынной. Спенсу было приказано отвечать на все расспросы, что леди Адель решила немного прогуляться верхом. Несмотря на то что поначалу Вэл не слишком приветливо встретил сэра Гая и даже рычал на него, теперь он весело бежал следом за конем хозяйки.

Вскоре они свернули с дороги и направились по узкой тропинке, которая, извиваясь, петляла по погруженному в безмолвие лесу. По мере того как они углублялись в чащу, молодая поросль становилась все более густой и тесно переплеталась, так что местами через нее почти невозможно было пробраться. Сюда не долетало пение птиц, а под ногами, если верить слухам, скрывались опасные трясины, так что Адель испытывала все нараставшее беспокойство. К счастью, сэр Гай, похоже, был неплохо знаком с местностью и вел ее все дальше и дальше через дебри, пока до их слуха не долетели человеческие голоса и лязг металла, эхом разносившиеся среди деревьев.

Наконец они въехали в лагерь Джоса. Он был разбит на поляне, окруженной со всех сторон кольцом из сооруженных на скорую руку хижин. Посреди поляны пылал бивачный костер, дымок от которого поднимался по спирали к верхушкам деревьев.

Адель слезла с коня и встала рядом, чувствуя, как ее колени дрожат от волнения. Эти убого одетые люди, расположившиеся лагерем в чаще леса, больше походили на разбойников, чем на воинов. Пока она ждала и осматривалась, один из них поспешил к единственному приличному строению во всем лагере. Сэр Гай не стал слезать с коня, предпочитая оставаться в седле.

После короткого ожидания, показавшегося Адель вечностью, из хижины вышел коренастый светловолосый человек, одетый в черную тунику и такого же цвета облегающие штаны. Несколько мгновений он стоял, недоверчиво уставившись на нее, затем на его лице появилась радостная улыбка. Очевидно, это и был Джос, хотя он выглядел старше, чем она предполагала. Разочарование Адель оказалось острым: брат рос вдали от нее, и молодой человек, стоявший теперь перед ней, был для нее почти что незнакомцем.

Они обнялись, и Адель заплакала. Подумать только, ее брат наконец-то вернулся из небытия!

– О, Джос, как чудесно снова увидеть тебя после стольких лет! – Она всхлипнула и прижалась к его широкой груди.

– Джос? – переспросил он. – Мое имя Джоселин, сестра.

– Но я всегда звала тебя так, – произнесла она удивленно и слегка отстранилась, чтобы взглянуть ему в лицо. Светло-рыжая бородка эффектно оттеняла квадратный подбородок и очерчивала верхнюю губу. Адель откинула с его лба густую прядь волос. – Неужели теперь, став взрослым, ты вдруг заважничал?

– Нет, сестра, я просто забыл, только и всего. – Он усмехнулся и снова заключил ее в объятия. – Ты можешь звать меня как тебе угодно. А теперь пойдем.

Вместе они вошли в хижину. Вэл не отходил от Адель ни на шаг и предостерегающе зарычал, когда брат попытался обнять ее еще раз. Выругавшись, Джос оттолкнул пса ногой, и его вспыльчивость неприятно поразила Адель. Это было так не похоже на того Джоса, которого она знала, что ее беспокойство только усилилось.

Оказавшись внутри мрачной лачуги, они уселись на пеньки, оставшиеся от срубленных деревьев, и Джос предложил ей хлеба с кислым элем.

– Конечно, этого мало, но ничего лучше у нас нет, – произнес он извиняющимся тоном.

– Я принесла с собой кое-какую еду, хотя, боюсь, на всех твоих людей ее не хватит.

– Ничего, от голода они не умрут, – произнес он небрежным тоном, осушив кубок с элем. – Если эти бездельники захотят есть, пусть сами поймают себе что-нибудь в лесу. – Джос снова обернулся к ней. – Ты очень красива, – заметил он. – Думаю, мне еще никогда в жизни не приходилось встречать более красивой женщины.

– Благодарю. Обычно братья редко удостаивают подобными похвалами своих сестер.

– И напрасно… Адель, – отозвался он, тщательно выговаривая ее имя. В его речи появился незнакомый акцент – возможно, это объяснялось тем, что ему пришлось долгое время прожить в замке Саммерхей. По-видимому, наречие в той части графства отличалось от того, к которому она привыкла.

Адель улыбнулась ему, и Джос, улыбнувшись в ответ, взял ее за руку:

– Помни, ты никому не должна говорить о том, что я здесь. Если в замке об этом узнают, то прочешут весь лес, чтобы найти меня и убить.

– О нет, я уверена, на это они не решатся. Теперь ты законный лорд Эстерволда, и все, что от тебя требуется, – это вернуться со мной в замок. Никто не оспаривает твоих прав. Поедем домой вместе.

– Я сказал – нет, и ты будешь делать то, что тебе говорят, сестра.

Адель недоуменно взглянула на него, не понимая причину его ярости. Чтобы сменить тему, она спросила:

– Почему ты не отвечал на мои письма? Я бы меньше беспокоилась, если бы до меня хоть раз дошла от тебя весточка.

– Я не получал никаких писем, – пробурчал в ответ Джос, рот которого был набит хлебом.

Прискорбное отсутствие манер у брата явилось для Адель еще одним сюрпризом. Совсем не этого она ожидала после долгих лет, проведенных братом в таком большом замке, как Саммерхей, – если только его хозяин, подобно Бохану, не был больше к месту в свинарнике.

– А тебе известно о том, что отца нет в живых?

– Я об этом слышал.

Сердце Адель екнуло, она была поражена подобной бесчувственностью с его стороны.

– Ты кажешься таким равнодушным, – прошептала она наконец.

– Равнодушным? – Джос рассмеялся, и этот смех неприятно резанул ей слух. – Неужели ты предполагала, что эта весть заставит меня разрыдаться?

– Но ведь речь идет о нашем отце!

– Я едва его знал.

– Да, пожалуй. Когда тебя увозили из Эстерволда, ты был еще маленьким мальчиком.

– Верно, так что вряд ли стоит упрекать меня в бессердечии, – вызывающим тоном парировал он. – Тебе пора возвращаться. Помни, никто не должен знать о нашей встрече. Ты поступила разумно, не взяв с собой никого, кроме этого пса. – Джос жестом указал на Вэла, лежавшего на страже у входа в хижину. – Когда придет время, я дам знать, что от тебя требуется. Хорошо?

– Хорошо, – согласилась она без особого восторга.

Джос встал с места. Взяв Адель за руки, он помог ей подняться и привлек к себе.

– Боже, как ты прекрасна, сестра! Я вернулся бы раньше, будь мне известно о том, что у меня такая родственница, – произнес он хриплым голосом, после чего обнял девушку, припав к ее губам.

Встревоженная этой неожиданной пылкостью с его стороны, Адель с трудом высвободилась из объятий брата. Поведение взрослого Джоса показалось ей слишком далеким от того, что она ожидала.

– Я рада тому, что ты в безопасности, Джос, но буду чувствовать себя еще более счастливой, когда ты окажешься дома, подальше от холода. Почему бы тебе не вернуться со мной?

– Нет, я же сказал тебе, еще не время, – ответил он резко. – Тебе пора, Адель.

– Как я смогу до тебя добраться? Без помощи сэра Гая я никогда не нашла бы дорогу сюда.

– Козентайн остановился в ближайшем монастыре. Если я тебе зачем-либо понадоблюсь, ты всегда можешь передать мне послание через него. – Он оглядел ее с головы до ног, словно пытаясь проникнуть взглядом под приоткрытый на груди плащ, и Адель почувствовала себя неловко под его пристальным взором.

– Хорошо, я не забуду, – согласилась она, заметив, что Вэл тычется мордой в ее ногу. Огромный пес упрямо не признавал Джоса и глухо зарычал, когда Джос попытался снова прижать ее к своей груди. Держа Вэла за ошейник, Адель отошла в сторону и не отпускала его от себя, несмотря на раздражение, промелькнувшее на лице брата.

Джос сердито взглянул на пса.

– Бог в помощь, сестра! Скоро мы с тобой снова будем вместе. – Он улыбнулся ей и помахал на прощание рукой.

Возвращаясь через поляну, Адель с трудом подавила в себе желание бежать отсюда прочь. Ей не нравились любопытно-восхищенные взоры, которые бросали на нее обитатели лагеря. Скорее всего эти люди были обычными наемниками, вольными стрелками, готовыми за плату сражаться на любой стороне, а некоторые мало чем отличались от разбойников. Последнее опасение возникло у нее, когда один из них, со свирепым выражением лица и кинжалом на поясе, при ее появлении с шутовской гримасой стащил с головы шляпу.

– Надеюсь, вы готовы? – спросил у нее сэр Гай. – Надо спешить – уже темнеет, и нам крупно повезет, если мы успеем добраться до замка раньше Бохана. Я провожу вас до опушки леса, но дальше не смогу.

Адель взобралась в седло и, подозвав к себе Вэла, поехала по лесной тропинке следом за сэром Гаем, погруженная в мрачные размышления. Вся вторая половина дня прошла совсем не так, как она надеялась. Что-то во внешности и поведении Джоса ее смущало. Адель вынуждена была признать, что ее беспокойство отчасти объяснялось непонятной враждебностью Вэла по отношению к ее брату, и тем не менее… Почему ей приходилось держаться настороже в присутствии близкого человека? Правда, перед ней был уже взрослый Джос, а не тот маленький мальчик, которого она знала, но все же его объятия, весьма далекие от братских, заметно тревожили ее.

Адель снова вернулась мыслями к тому дню, когда она видела брата в последний раз. Эта картина до сих пор была жива в ее памяти: бедняжка Джос, повернувшийся в седле, чтобы помахать ей рукой на прощание, перед тем как отправиться навстречу неволе. Он сидел прямо, как будто аршин проглотил, огненно-рыжие кудри ниспадали ему на плечи, а бледные щеки были мокрыми от слез…

Теперь его волосы стали светлыми, кудри исчезли. Стройный мальчуган с большими серыми глазами превратился в коренастого, мускулистого мужчину. Как ни странно, когда она посмотрела ему в глаза, то не ощутила ничего, буквально ничего. Внезапная догадка осенила ее – его глаза были карими! Она попыталась восстановить в памяти облик человека, которого только что встретила в лесу. Возможно, за эти годы оттенок глаз ее брата стал более густым, приблизившись к ее собственному. Кроме того, как она могла точно определить их цвет при таком тусклом освещении? Не исключено также, что память ее подвела. Адель вынуждена была признать, что она ожидала встретить стройного и гибкого юношу с серыми глазами и огненно-рыжими кудрями. А Джос оказался мужчиной крепкого сложения, его рыжие волосы выгорели, став белокурыми, а глаза, напротив, потемнели, сделались карими. Мальчик, которого она любила, достигнув зрелости, превратился в незнакомца.

– Вы выглядите встревоженной, миледи. Неужели ваш брат оказался не таким, как вы предполагали?

– Нет, сэр Гай. Я знала Джоса маленьким мальчиком, а сейчас передо мной взрослый мужчина, – ответила она и добавила, чтобы скрыть неловкость: – Он сказал мне, что на тот случай, если мне понадобится с ним связаться, я смогу найти вас в монастыре.

– Да, местный настоятель – мой давний друг.

– А почему Джос не остановился там вместе с вами?

После некоторого колебания сэр Гай ответил:

– Видите ли, миледи, считается, что командир должен оставаться со своими людьми.

Они остановились у склона холма, спускавшегося к замку. Адель чувствовала себя неловко в сгустившихся сумерках и, пока они находились среди деревьев, постоянно озиралась по сторонам, готовая к любой угрозе, но довольная хотя бы тем, что ее верный пес был рядом. На внешних укреплениях замка пылали факелы, указывая ей путь домой, и, даже несмотря на то что там ее ждала неприятность в лице Бохана, она почувствовала внезапное желание поскакать галопом вниз по склону, чтобы поскорее оказаться в безопасности.

– Здесь я должен вас покинуть, Адель. Помните – никому ни слова.

– Да, я помню. До свидания, сэр Гай. – Она пришпорила коня и помчалась к дому, так что Вэлу пришлось нестись за ней во весь опор, чтобы не отстать.

День, который обещал стать одним из самых радостных в ее жизни, оставил в душе Адель смутное беспокойство. Помимо изменившейся внешности и странных объятий Джоса, постоянные разговоры ее брата об опасности и необходимости хранить тайну никак не могли развеять ее тревоги. Как ни горько ей было это признать, самым большим ее разочарованием оказался сам Джос. Теперь она понимала, что не была готова к произошедшей в нем перемене. Как она тосковала по тому маленькому мальчику с мягкими кудрями и добрыми кроткими глазами, который любил собак и сам ухаживал за садом, разбитым в укромном уголке под защитой высоких стен замка! Годы плена лишили Джоса лучшего, что в нем было, – он стал суровым, закаленным воином, выглядевшим много старше своих лет.

Ветер, дувший в лицо, размазывал слезы по щекам Адель, а голос ее, когда она ответила на окрик часового, заметно дрожал.

Глава 3

Адель едва удержалась от соблазна поведать о своем открытии Бохану, который, сидя за столом, слизывал капельки вина с пальцев и одновременно раздавал приказы направо и налево. Накануне он привез с собой своих лучших соколов из Майерли, где они временно содержались до тех пор, пока для них не подготовят надлежащие условия в Эстерволде. Понадобилось долго чистить и скрести ранее никем не занятые клетки, чтобы поместить в них его драгоценных птиц.

Потягивая эль из кубка, Адель все же решила держать свой секрет при себе. Очень скоро Джос вернется домой, и их жизнь снова войдет в привычное русло. Тем не менее смутное чувство тревоги не покидало ее. С Джосом-мужчиной не так-то легко будет сладить: он может оказаться недальновидным или не слишком разумным управляющим. И все равно Джос – законный владелец замка и имеет право распоряжаться им так, как считает нужным.

Бохан вытер руки о подол туники, поерзал в кресле и громко рыгнул, на что Адель даже не обратила внимания, так как в это утро чувствовала себя бесконечно далекой от несносного кастеляна и окружавшей его вечной суеты. Правда, чуть раньше она уже успела встретиться с Седриком, деревенским старостой, чтобы выслушать его сетования. Адель с радостью поделилась бы с ним своей тайной, поскольку Седрик тоже любил Джоса, однако не посмела нарушить слово, данное брату, из страха навлечь на него беду; поэтому она только заверила старосту, что все его жалобы будут переданы по назначению. На самом же деле ею владело тягостное чувство собственного бессилия что-либо исправить. Бохан не замедлил ввести в поместье новые порядки, требуя с крестьян все новые и новые повинности и одновременно урезая их привилегии.

– Лорд Бохан, жители деревни находят ваши перемены слишком скорыми и суровыми. Быть может, вы пересмотрите хотя бы часть ваших распоряжений? – Адель очень нелегко было произнести эти слова.

– Я ничего не намерен пересматривать, не то эти ленивые ублюдки станут безнаказанно убивать и целыми днями просиживать зады, вместо того чтобы трудиться. Вы дали им слишком много воли.

– Мы прекрасно со всем справлялись до вашего появления.

– Вот именно – справлялись. – Бохан презрительно ухмыльнулся. – Кроме того, леди, вас это больше не должно заботить – у барона де Монфора есть для вас новости, которые, могу вас заверить, полностью изменят ваш взгляд на вещи.

Последние слова кастеляна сопровождались злорадным смешком, и у Адель неприятно засосало под ложечкой. Тем временем Бохан вышел из-за стола и крикнул своим людям, чтобы те следовали за ним; но вместо того, чтобы выйти из зала, они все вместе с громким топотом поднялись наверх, к апартаментам хозяина замка.

Адель заметила, что де Монфор с решительным видом направляется к ней. Она недоумевала, какую еще новую каверзу приготовили ей на этот раз. Если бы только Джос вернулся домой, вместо того чтобы скрываться в лесу, словно изгой, с этим фарсом уже давно было бы покончено раз и навсегда. По ее телу пробежала холодная дрожь. Неужели де Монфору удалось найти ее брата? Не потому ли он взял с собой оружие, как перед битвой?

– Леди Адель, мне необходимо поговорить с вами наедине.

– Да. Лорд Бохан уже успел меня подготовить.

– Вот как? Тем лучше. Давайте только найдем местечко потише.

Адель направилась к лестнице, но де Монфор подхватил ее под руку:

– Нет, не туда. Люди Бохана производят там, наверху, слишком много шума. Лучше пойдемте со мной во двор. Вот ваш плащ.

Его слова удивили Адель, однако она без возражений позволила ему накинуть плащ себе на плечи. Как этот плащ попал к де Монфору? Взял ли он его сам в ее спальне или послал за ним одну из камеристок? Как ни странно, с тех пор как Адель утром спустилась вниз, она еще не видела ни Кейт, ни Марджери.

Они вышли во двор. В тусклом свете зимнего солнца покрывавший землю иней искрился мириадами драгоценных камней. Ветра почти не было, и это делало прогулку в защищенной высокими стенами части двора еще более приятной.

– Итак, что именно вам сказал Бохан?

– Что у вас есть для меня новости, которые полностью изменят мой взгляд на вещи.

Де Монфор вздохнул:

– Что ж, пожалуй. – Он подвел ее к каменной скамейке, откуда был хорошо виден небольшой садик, уютно пристроившийся в углу между стенами. Когда-то ухоженный клочок земли давно уже зарос сорняками. Адель различила звон от ударов молота и стук копыт, сопровождаемый дружным фырканьем и ржанием лошадей, которых готовили к долгому путешествию.

– Похоже, вы собираетесь уезжать, – произнесла она, усевшись на скамейку и подложив под себя плащ, поскольку сидеть на голом камне было слишком холодно.

– Да. Сегодня, если получится.

По какой-то непонятной причине при этом известии внутри у нее все оборвалось. Ей не хотелось, чтобы он уезжал, хотя она и не могла объяснить почему.

– Так скоро!

– Вы правы, леди Адель, и я приношу вам свои извинения. Видите ли, я должен был вам кое-что сообщить, однако до сих пор не мог найти нужные слова. – Рейф сделал паузу, глядя в сторону двора и делая вид, будто все его внимание поглощено тем, как солдаты грузят вещи на повозки.

Адель терпеливо ждала: почему-то ей казалось, что новость, какой бы она ни была, не имеет отношения к Джосу; однако ее смущало то, что выражение лица де Монфора было мрачным, а его губы сжались в тонкую линию.

– Вы оставляете меня на милость Бохана, и это уязвляет вашу совесть? – подсказала она.

Он усмехнулся, сбитый с толку ее вопросом:

– Стало быть, вы все еще верите, что у меня есть совесть? Должен признаться, я удивлен. Нет, леди, оставлять вас на милость Бохана не входит в мои намерения.

– Что же тогда? Если вы уезжаете сегодня, других объяснений быть не может.

Рейф пододвинулся к ней, так что тепло могучего тела обдало Адель приятной волной, заставив с особенной остротой ощутить его близость. Он не отрываясь смотрел на нее, и она вдруг заметила в его глазах сочувствие. А может быть, это была жалость? Она еще слишком плохо его знала, чтобы дать верный ответ, однако сердце в ее груди невольно встрепенулось.

– Леди Адель, в письме, полученном вами от короля, упоминалось что-нибудь о его опеке над вами?

Она помнила содержание письма, но так и не поняла до конца его смысл.

– Да… и что из того?

Де Монфор вздохнул и принялся шаркать сапогом по гравию, пытаясь подобрать подходящие слова для ответа.

– Леди Адель, король Иоанн устроил ваш брак. Я здесь для того, чтобы препроводить вас к вашему будущему супругу. Мы уезжаем сегодня же.

С губ Адель сорвался сдавленный крик. У нее возникло ощущение, словно кто-то вдруг выбил почву у нее из-под ног.

– Что такое?

– Мне очень жаль, но у меня нет выбора. Конечно, мне не следовало откладывать этот разговор до самого последнего момента, но я просто не знал, как вам об этом сказать.

– Я никуда не поеду! И я не собираюсь выходить замуж – тем более за человека, которого выбрал для меня король. Кто он, собственно, такой?

– Хью д’Авранш.

– Как вы сказали?

– Д’Авранш. Он недавно унаследовал замок своего дяди недалеко от Ботри. Теперь он один из фаворитов короля… о, леди, прошу вас!

Вскочив на ноги, Адель смерила его гневным взглядом; руки ее под складками плаща сжались в кулаки.

– Не поеду! Вы поняли меня? Вы не имеете никакого права заставлять меня выходить замуж против моей воли. Разве мало того, что нам навязали Бохана, так теперь еще и это! Я вам не какая-нибудь рабыня, которой его светлость может распоряжаться, словно движимым имуществом, а женщина из благородной семьи. Это мой замок, и я отказываюсь выходить замуж иначе, как по собственному выбору.

– Король вправе поступать со своей подопечной так, как считает нужным. Вас предложили этому человеку в качестве награды за важную услугу – если угодно, приза.

– Я не намерена становиться трофеем ни для одного мужчины. Нет и еще раз нет! Так и передайте вашему королю.

– Ваши вещи уже упакованы в сундуки и погружены на повозки. – Де Монфор поднялся со скамьи и встал рядом с ней. Несмотря на то что его отделяли от Адель несколько футов, он буквально подавлял ее собою. Всемогущий сюзерен, отвратительное олицетворение королевской воли, который явился сюда для того, чтобы навеки лишить ее счастья…

– Я ненавижу короля!

– В чем вы не одиноки, леди; однако это не освобождает меня от обязанности исполнить свой долг до конца. Я уже извинился перед вами за то, что так долго откладывал этот разговор. По крайней мере теперь вам не придется терпеть присутствие Бохана…

Она бросила на него злобный взгляд:

– Тоже мне утешение! Без сомнения, тот, кого прочат мне в мужья, ничуть не менее омерзителен.

Де Монфор ничего не ответил и отвернулся, однако по его молчанию Адель поняла: ее догадка оказалась верной.

– А если я откажусь ехать с вами?

– Тогда вас свяжут и увезут в качестве пленницы… но вы все равно поедете! Пожалуйста, леди, не вынуждайте меня прибегать к крайним мерам. Вы должны понимать, что у меня нет выбора: я обязан подчиняться приказам короля.

– Вы возьмете меня в качестве пленницы? – Она даже ахнула от изумления.

– Да… если придется.

Адель с трудом верила своим ушам: как такое могло произойти всего лишь за короткую неделю? Прежняя радость исчезла из ее жизни безвозвратно, все вдруг изменилось, и теперь уже ничего нельзя было исправить.

– Ваши личные вещи уже собраны – их у вас не так уж и много. Вы можете взять с собой камеристок и пса. Никто не собирается бросать вас на произвол судьбы; я буду рядом, чтобы защищать вас, пока вы не доберетесь до нового дома.

– Я ненавижу и вас тоже, де Монфор, за ваше вероломство! – выпалила она. – Было время, когда я считала вас порядочным человеком, однако это оказалось ошибкой. Теперь-то я понимаю, почему вы повторяли при каждом удобном случае, что мне не придется долго терпеть Бохана. Вы знали все с самого начала, однако не сказали мне ни слова, чтобы не лишиться моей благосклонности.

Рейф смотрел вслед ее удаляющейся фигуре, и сердце его учащенно билось. Адель права. Вначале у него просто не хватило смелости сообщить ей о воле короля, а с течением времени его решимость еще больше ослабла. Теперь, в последний момент, ему ничего другого не оставалось, как только выложить ей без обиняков всю правду. Камеристки Адель без ее ведома упаковали все личные вещи, а потом им было приказано держаться от нее в стороне, чтобы она не стала их ни о чем расспрашивать. Не она одна чувствовала себя обманутой. Рейфу действительно хотелось завоевать ее расположение, однако теперь он вынужден был признать, что опоздал. Все его надежды рухнули, и вместе с тем он обязан был выполнить данное поручение.

Адель бросилась к двери, ничего не видя сквозь слезы. Что же ей теперь делать? Несмотря на то что она чувствовала себя бессильной помешать осуществлению чудовищного плана короля, все равно должен был найтись какой-нибудь выход. Ей следовало хорошенько все обдумать. Ее окружало слишком много людей, чтобы попытаться убежать, да и куда? До сих пор Адель не знала в своей жизни ничего, кроме Эстерволда. Будь они все прокляты – и король, и в особенности Рейф де Монфор, который сумел усыпить ее бдительность, заставив ее восторгаться собой, а сам в это время держал свою гнусную тайну при себе.

Кейт и Марджери, стоя в ее комнате, заливались слезами. Постельное белье, драпировки, даже шкуры, которыми был устлан пол, исчезли. Адель вздрогнула, увидев подобное опустошение: она даже не предполагала, что ее комнату уже успели обобрать дочиста.

– О, леди Адель, мне так жаль! – хныкала маленькая Кейт, покрасневшие глаза которой умоляли хозяйку о прощении.

Марджери успокаивающе прижала Адель к груди и нежно погладила ее волосы.

– Я хотела вас предупредить, миледи, но Бохан мне не позволил.

Присутствие камеристки несколько успокоило Адель. По крайней мере она будет не одна.

– А где Вэл? – вдруг спросила девушка: пес не попадался ей на глаза вот уже в течение нескольких часов.

– Они забрали его… Он рычал и упирался, как мог, но…

– Будет тебе, Кейт, – резко прервала ее Марджери. Она не хотела еще больше огорчать хозяйку известием о том, что ее любимца избили кнутом.

– Ладно, я ни в чем вас не виню. И не надо плакать, Кейт, – произнесла Адель, между тем как девочка разразилась новым приступом рыданий. – Сейчас для нас лучше держаться вместе – это все, что нам остается.

На лицах горничных появились робкие улыбки: сила духа их госпожи и им придала храбрости.

– Мне нужно еще кое-что сделать, так почему бы вам пока не попрощаться со всеми?

Все трое стали спускаться по лестнице вниз, а тем временем в уме Адель уже сложился план спасения. Она собиралась отправить записку Джосу – известить его о том, какая судьба ей уготована. Этот новый и неожиданный поворот событий наверняка заставит его выйти из своего укрытия независимо от того, пришло для этого время или нет. Как только ее брат окажется дома, она перестанет считаться подопечной короля, и тогда никто не вправе будет навязывать ей замужество против ее воли. Оказавшись внизу, она сразу же послала за Лью, поваренком, семья которого жила поблизости от монастыря. Мальчуган был немного слабоумным, и Адель сомневалась в том, что он запомнит словесное сообщение, поэтому ей пришлось прибегнуть к записке. Она быстро набросала послание брату, адресовав его на имя сэра Гая Козентайна, но не успела еще присыпать письмо песком, как вдруг, к ужасу для себя, обнаружила за плечом Гилберта Бохана.

– Что такое, леди? Уж не собираетесь ли вы умолять своего рыцаря-защитника о помощи? – Бохан зашелся смехом в восторге от собственной догадливости и выхватил у нее из рук письмо.

У Адель сердце ушло в пятки от страха. Ее последняя надежда рухнула!

И тут, словно осененная благодатью свыше, она вспомнила: кастелян едва разбирает буквы!

– Я написала родным Кейт, извещая их о своем предстоящем замужестве. Возможно, они не захотят, чтобы она уезжала так далеко от дома.

– Кейт… – повторил кастелян, наконец повернув письмо нужной стороной вверх. – Кто она такая?

– Младшая из моих камеристок. Мать девочки прислала ее ко мне, чтобы в замке ее обучили ведению домашнего хозяйства.

– Ах вот как, – Бохан повертел письмо в руках.

– Родные Кейт не умеют читать, поэтому я собираюсь отослать его сэру Гаю Козентайну в ближайший монастырь – он приходится им родственником… – поспешно добавила Адель, не желая лишний раз искушать судьбу.

Кастелян сделал вид, будто внимательно рассматривает адрес. Как только в комнату вошел поваренок, Бохан тут же накинулся на него:

– Куда тебе поручено отнести это письмо, парень? – проворчал он, надеясь поймать Адель в ловушку. Девушка испустила глубокий вздох, когда запинающийся, красный как рак Лью наконец выдавил из себя:

– В монастырь… милорд.

Удовлетворенный его ответом, Бохан кивнул и сунул письмо в руку Адель.

– Можете его запечатать. Я разрешаю.

С этими словами он повернулся и, фальшиво насвистывая себе под нос, направился к двери.

От радости и облегчения сердце Адель сильнее забилось в груди. Ей оставалось только возблагодарить Бога за то, что ее письмо перехватил Бохан, а не де Монфор – вне всякого сомнения, барон умел читать.

– Поторопись, Лью, и помни: если тебя вдруг остановят, скажи, что ты делаешь это с позволения лорда Бохана.

Мальчик энергично закивал, прямо-таки раздуваясь от гордости – ведь ему доверили такое важное задание!

Адель рассчитывала отложить отъезд до завтрашнего утра, чтобы дать Джосу большую свободу действий, однако очень скоро ей стало ясно, что ее надеждам не суждено сбыться.

После того как они перекусили на скорую руку, де Монфор отдал своим людям приказ построиться.

– Лорд Рейф, – обратилась к нему Адель вкрадчивым голоском, – не лучше ли нам отложить отъезд до завтрашнего утра? Скоро начнет темнеть, и…

– Очень может быть, но мы отправляемся через час. – С этими словами де Монфор удалился, громко стуча каблуками.

О, как же ей хотелось дать ему звонкую затрещину, чтобы сбить с наглеца спесь! Какая ему разница, уедут ли они сейчас или на следующий день?

Адель поспешила за ним через весь зал и с тревогой увидела, что Марджери и Кейт уже ждут у двери в дорожных плащах.

– Не разумнее ли будет отправиться в путь после ночного отдыха? – попробовала она подступиться к нему еще раз.

– Нет никакого смысла оттягивать неизбежное. Посмотрите вон туда. Что вы там видите?

Она взглянула в том направлении, куда указывала его рука. Внутренний двор замка кишел людьми и лошадьми, готовыми к дальней дороге.

– Всадников верхом на лошадях, повозки, – отозвалась она робко.

– А еще?

Адель пожала плечами, чувствуя себя неловко под его властным взором.

– Не знаю.

– Солнце, леди, видите, как оно ярко светит? Ветер слабый, дождя нет, дороги по большей части не размыты, так что у нас осталось сегодня по крайней мере четыре часа времени, удобного для путешествия. У вас есть ко мне еще какие-нибудь вопросы?

Адель молча посмотрела на него и с угрюмым видом поджала губы. За своей спиной она слышала всхлипывания юной Кейт и мягкий голос Марджери, пытавшейся ее утешить. Все это казалось ей невыносимым.

Стиснув зубы, Адель собралась последовать через двор замка за де Монфором, но тут ее остановил, схватив за руку, Гилберт Бохан. После того как выяснилось, что он остается единоличным хозяином замка, кастелян стал вести себя особенно дерзко.

– Ах, леди Адель, я вижу, вам не терпится тронуться в путь. Как же я завидую вашему жениху! Он может по праву считать себя счастливейшим человеком на земле, заполучив такую кроткую и послушную невесту. – Бохан язвительно усмехнулся. – Бедняга даже не догадывается, во что он ввязался, не так ли, леди? Знаете, мне всегда казалось, что, если бы вы задержались здесь чуть подольше, мы бы с вами неплохо поладили. – Он крепче стиснул ее руку.

Адель с трудом высвободилась.

– Никогда! – отрезала она, едва оказавшись подальше от него. – Скорее ад покроется льдом.

Бохан в ответ смачно выругался. Он был бы не прочь задержать ее здесь, однако в конце концов ему пришлось отказаться от этой мысли. Во всем был виноват он сам. Если бы он привел свой замысел в исполнение раньше, эта своенравная дрянь уже давно поняла бы, кто здесь настоящий хозяин; теперь было слишком поздно: она ускользнула от него. Его понурое лицо приняло свое обычное кислое выражение, и, обернувшись, он дал затрещину ближайшему солдату, накричав на него за то, что тот по небрежности уронил какую-то шкатулку.

По другую сторону двора Адель обнаружила де Монфора, объяснявшего их маршрут вознице, следовавшему за основной частью отряда вместе с гужевыми животными и вооруженной охраной.

– Что на этот раз? – спросил он, едва заметив ее рядом. – Неужели вы услышали таинственный голос с неба, предупреждающий вас о надвигающемся дожде?

Адель предпочла не обращать внимания на его колкость.

– Я ищу своего пса, но нигде не могу его найти. И где мой конь – или мне придется ехать в телеге?

– Ваш конь уже оседлан и ждет вас, леди.

– А Вэл?

– Он заперт в клетке в одной из повозок.

– В какой именно?

После некоторого колебания де Монфор подхватил ее под руку и увел в сторону от остальных.

– Путь предстоит долгий, и мы не хотим, чтобы он убежал по дороге. Вэл сейчас сидит в клетке в моей повозке с провиантом. Наверное, вы хотите, чтобы он путешествовал вместе с вами, а не с багажом. Я отведу вас к нему, но прежде должен кое о чем предупредить. Люди Бохана были… излишне грубы с ним.

– Что?

– О, обещаю вам, он поправится, но… Они избили его кнутом.

– Нет! Бедный Вэл! Он сильно пострадал?

– Не надо так расстраиваться. Я приказал коновалу заняться его ранами, и скоро пес будет совершенно здоров. Сейчас он спит. Я очень сожалею о случившемся, однако все произошло без моего ведома и люди, виновные в избиении, уже наказаны. Вы можете быть спокойны – впредь я не потерплю подобной жестокости.

Адель презрительно фыркнула и, не обращая на него внимания, направилась к той повозке, на которую он указал. В одном Рейф был прав: без сомнения, Вэла избили по приказу Бохана – кастелян питал к животным не больше уважения, чем к людям. По слухам, он нередко хлестал кнутом своих лошадей до крови.

Де Монфор приподнял холстину, покрывавшую повозку, и взгляду Адель предстала деревянная клетка, в которой спал ее пес. Глаза девушки наполнились слезами, едва она увидела, в каком состоянии находится ее любимец: гладкая шерсть Вэла была в пятнах от крови, сочившейся из глубоких ран у него на боку. К поврежденным местам кто-то приложил желтоватую мазь.

Адель в ужасе уставилась на пса, представляя себе, через какое ужасное испытание ему пришлось пройти. Ей хотелось немедленно разыскать Бохана и выложить ему без обиняков все, что она думает о его распоряжениях, а еще лучше – отхлестать его самого кнутом, однако она понимала, что такой возможности ей никогда не представится. Лучше возблагодарить всех святых за то, что не сама она лежит в этой повозке, избитая и окровавленная. Вся бессильная ярость обратилась вовнутрь, превратившись в глубокое горе, вызванное ее собственным незавидным положением.

В конце концов Адель прислонилась к повозке и разрыдалась.

– Бедный, бедный Вэл! – шептала она. – Как ты, должно быть, им сопротивлялся. Почему никто не послал за мной? Тогда бы в этом не было нужды…

Тут она почувствовала тепло руки де Монфора, который успокаивающим жестом сжал ей плечо.

– Миледи, обещаю вам взять на себя полную ответственность за его выздоровление. Клянусь, если бы меня предупредили… но сегодня утром у меня было слишком много дел.

По телу пса пробежала сильнейшая дрожь, потрясшая даже прутья клетки. Адель просунула между ними руку, чтобы его утешить, поглаживая его заднюю лапу, где мех был жестким на ощупь. Спустя несколько минут, успокоенный привычной лаской, Вэл снова погрузился в спокойный, мирный сон.

Адель пыталась храбро встретить постигшее ее несчастье и даже сумела сохранить самообладание после чудовищного известия о предстоящем замужестве, но вид ее любимца, подвергшегося столь дурному обращению, стал последней каплей – вся ее стойкость исчезла, слезы безудержно заструились по щекам, и, положив голову на руку, которой она держалась за телегу, девушка горько зарыдала.

Де Монфор привлек ее к себе. Адель была настолько убита горем, что не стала протестовать, – она едва ли сознавала, что находилась в объятиях барона. Сильные руки подхватили ее, когда она едва не упала на землю. У нее больше не оставалось сил, чтобы вынести эти внезапные перемены в жизни, разрушившие весь мир вокруг нее.

– Тише. Не надо плакать. Я позабочусь о вашем четвероногом друге, обещаю. Он сейчас совсем не чувствует боли. Видите, как спокойно он спит? – Рука де Монфора погладила ее по мягким волосам.

Адель невольно прижалась к его груди, ища поддержки в теплых объятиях. Наконец рыдания ее утихли, и она начала понимать, где находится и кто именно ее обнимает. Потрясенная, девушка подалась назад и взглянула на де Монфора в крайнем изумлении. Выпустив ее, он отступил на шаг, и Адель с особой остротой ощутила холод и одиночество. Несколько раз моргнув, она подняла на него опухшие от слез глаза; голова ее раскалывалась от боли.

– Вы в состоянии сейчас ехать верхом?

– Да. Со мной… все в порядке.

– Хорошо. Сейчас приведут вашего коня, и в путь.

Коротко кивнув ей, де Монфор удалился, а Адель…

Она была совершенно потрясена случившимся. Неужели ей все это почудилось? Нет, он и в самом деле поддержал ее, когда она чуть было не упала, предложил ей безопасное прибежище в своих объятиях, а затем нежно прижал к себе, в то время как она дала волю чувствам, которые таила в душе вот уже много дней. Раны бедного Вэла были видимой причиной, вызвавшей этот поток горя, однако Адель понимала, что на самом деле она оплакивает конец той жизни, которую вела прежде, а также утрату своих так долго лелеемых надежд на возращение Джоса. Действительность оказалась куда более суровой, чем ей представлялось еще совсем недавно.

Самым поразительным открытием для нее было то, что не кто иной, как Рейф де Монфор, обнял ее, чтобы утешить. Но что было еще более поразительно: находясь в кольце его сильных рук, она почувствовала с его стороны любовь и защиту.

Обернувшись, Адель увидела, как слуги ведут через двор замка ее коня, уже оседланного для предстоящего путешествия. Она опустила на место грубую холстину, которой была прикрыта повозка. Де Монфор принял у конюшего поводья Лунного Света и направился вместе с ним в ее сторону. Когда девушка подняла испытующий взгляд на барона, выражение его лица было совершенно бесстрастным, в глазах не угадывалось ни намека на недавнюю нежность, а в голосе не чувствовалось ни мягкости, ни ласки. Перед ней снова стоял тот Рейф де Монфор, которого она знала, – холодный, угрюмый и властный.

– Надеюсь, вы готовы, леди Адель? – строго осведомился он, словно ничего не произошло.

Она пыталась найти в нем хоть какие-нибудь следы только что происшедшего между ними, однако все было тщетно.

– Да, милорд. Я готова.

Де Монфор придержал коня, и она, встав на деревянную колоду, взобралась в седло, затем потрепала гриву Лунного Света, успокаивая его. Она сразу почувствовала радостное возбуждение, охватившее мерина, – он весь дрожал, порываясь скорее вырваться на свободу. Как бы ей хотелось хотя бы отчасти разделить восторг своего коня по поводу предстоящего путешествия! К несчастью, ее собственное душевное состояние было сейчас больше сродни состоянию бедного Вэла, который лежал, весь израненный и избитый, в своей клетке.


Не успели они провести в пути и двух часов, как де Монфор понял, что совершил ошибку, настаивая на немедленном отъезде. Небо на севере потемнело, ветер усилился, и все его бодрые заверения касательно яркого солнца и сухих дорог пропали втуне. Однако он с мрачным видом продолжал ехать дальше. Ему не терпелось покинуть Эстерволд, чтобы как можно скорее доставить Адель Сен-Клер целой и невредимой в дом ее будущего мужа. С этой целью Рейф готов был пуститься в путь в любую погоду, за исключением разве что снежной бури, поскольку чем дольше он находился в непосредственной близости от этой женщины, тем труднее ему было сохранять видимое равнодушие. Кроме того, он искренне сожалел о том, что позволил себе заключить ее в объятия. Ощущение показалось ему приятным, однако это объяснялось всего лишь недостатком здравого смысла с его стороны – пороком, которым он в последнее время страдал слишком часто.

Вскоре облака стали еще темнее, а один особенно сильный порыв ветра сорвал полотняные покрытия с повозок, так что колонне пришлось остановиться. Когда они снова тронулись в путь, с неба начали падать первые капли дождя. Путешественники прибавили скорости, торопясь добраться до какого-нибудь поселения, где бы они могли укрыться на время бури.

Ближайшая деревня состояла из небольшого замка, приходской церкви и ряда бедных лачуг. Хозяин замка за мизерную плату позволил им расположиться на ночь в амбаре для хранения зерна.

Адель сбросила с себя плащ, довольная уже тем, что это продуваемое всеми ветрами строение дает им хоть какую-то защиту от дождя, барабанившего по крыше. В одном конце амбара были расположены стойла, в которых когда-то помещались животные, но ветхая солома на полу уже давно превратилась в пыль. Однако на Марджери и Кейт этот амбар с высокими потолками произвел немалое впечатление, и они даже сравнивали его с церковью.

Вскоре пол был устлан свежей соломой и принесенными из повозок одеялами: их разложили на полу, устроив нечто вроде постели. Маленькая Кейт, не привыкшая к долгим путешествиям, едва улегшись, тут же погрузилась в сон. Марджери пристроилась рядом с ней и спустя некоторое время тоже задремала. Спальное место для Адель было приготовлено по другую сторону деревянной перегородки, чтобы оградить ее от любопытных взоров солдат.

Опустившись на одеяло, Адель с облегчением вытянула затекшие ноги. Несмотря на то что ее плащ промок, ноги благодаря кожаным ботинкам по-прежнему оставались сухими. Она стянула с себя обувь и принялась разминать пальцы, испытывая облегчение оттого, что на сегодня их путешествие закончилось.

Внезапно у входа в стойло появился де Монфор – принес еду и вино.

– Ваши горничные уже спят… Не прикажете ли мне разбудить их, чтобы они могли вам прислуживать?

– Нет-нет, они мне не нужны. К тому же мой наряд вряд ли подходит для придворного пиршества, – добавила Адель с усмешкой. С самого начала путешествия она не могла удержаться от мыслей о де Монфоре и его неожиданной доброте к бедному Вэлу.

– Ваш пес здесь, в амбаре; если угодно, вы можете на него взглянуть, – предложил барон, положив сверток с едой на край одеяла.

– О да, конечно. Я хочу посмотреть, как он.

– Для этого вам незачем вставать, – произнес Рейф, когда она попыталась подняться на ноги. – Адрик сам приведет его сюда.

Спустя несколько минут грязный пес, пошатываясь, появился у входа в стойло. Сначала он несколько растерялся в непривычной обстановке, но, едва завидев хозяйку, тут же бросился к ней, забыв о своих ранах. Адель засмеялась, когда Вэл в порыве радости лизнул ее в лицо. Подняв глаза, девушка заметила, что де Монфор наблюдает за ней с легкой улыбкой на губах.

– Вам не кажется, что его вид теперь намного лучше? – спросила она, переведя взгляд с лорда на солдата, который привел к ней Вэла.

– Я давал ему особую настойку, чтобы поддержать силы, миледи, и обрабатывал его раны, – ответил Адрик, ласково положив руку на голову пса. – По-моему, он просто молодец.

Когда воин удалился, де Монфор опустился на корточки, погладил пса и быстро осмотрел его раны при свете фонаря, горевшего у них над головами.

– Адрик ухаживает за моими лошадьми и собаками, его руки могут творить чудеса. Уверен, очень скоро Вэл будет совершенно здоров.

Адель одарила его благодарной улыбкой; пес же с довольным видом растянулся на соломе и, закрыв глаза, погрузился в сон.

– Не желаете ли остаться и поесть со мной? – неожиданно для себя спросила Адель. Ей с трудом верилось в то, что она и впрямь предлагает человеку, ставшему одним из виновников ее бед, поужинать с ней здесь, в устланном соломой стойле.

Какое-то время де Монфор колебался, явно смущенный ее словами, затем кивнул с таким видом, словно принял ее приглашение против воли. Девушка улыбнулась про себя, понимая, что он чувствует себя неловко, позволяя ей увидеть некоторую мягкость своей натуры. Судя по всему, для него, как и для большинства других мужчин, было крайне важно все время чувствовать свою власть над окружающими.

Они ели молча, но каждый из них с особой остротой ощущал присутствие другого. Наполнив ее кубок вином, де Монфор снова прислонился к деревянной перегородке и принялся жевать зажаренную со специями ножку каплуна. Еда была приготовлена для них в дорогу на кухнях Эстерволда, но впредь им придется довольствоваться тем, что удастся приобрести по пути.

– Сегодня все просто превосходно, – произнес он наконец, – но, боюсь, в будущем я не могу обещать вам столь же вкусной еды.

– И сколько времени мы пробудем в дороге? – поинтересовалась Адель, коснувшись темы, которой она до сих пор упорно избегала. При одной мысли о женихе ее охватывал ужас. – Это далеко отсюда? Вы ведь так и не сказали мне, куда мы направляемся.

Де Монфор помрачнел.

– Нам придется ехать неделю, может быть, две – в зависимости от погоды, – ответил он, стараясь избегать ее испытующего взгляда.

– Стало быть, все это время мы с вами будем спутниками?

– Да, похоже на то.

– Тогда почему бы нам не заключить перемирие?

– А я и не знал, что между нами идет война.

– Мне не хочется вас разочаровывать, но я по-прежнему считаю это войной, хотя и необъявленной. – Она с вызовом посмотрела ему прямо в глаза: – Итак, что вы скажете?

Он добродушно улыбнулся ей, и ее сердце лихорадочно забилось.

– Скажу, что это самый легкий и приятный поединок из всех, в которых мне когда-либо приходилось участвовать. Даю вам слово – отныне вся вражда между нами осталась позади. – Рейф протянул ей руку, чтобы скрепить соглашение. Поначалу Адель не решалась до него дотронуться, но едва их пальцы встретились, по ее руке словно проскочила искра. Ощущение оказалось настолько сильным, что она слегка приоткрыла рот. Казалось, все тепло его сердца, вытекая по конечностям, передалось ей, связывая их такими тесными узами, каких она и представить себе не могла.

Их рукопожатие слегка затянулось, однако в конце концов Рейф отпустил ее. Глаза его в полумраке помещения казались темными, и, когда он снова заговорил, улыбка исчезла с его лица.

– Спокойной ночи, миледи, – не сказав больше ни слова, де Монфор оставил Адель в одиночестве.

Она пыталась представить себе, о чем он сейчас думает. Почувствовал ли и он тот же странный огонь, когда их руки соединились, или эта искра, промелькнувшая между ними, существовала только в ее воображении? Ей казалось глупым предаваться пустым грезам, когда речь шла о Рейфе де Монфоре, – ведь этому человеку поручено препроводить ее в замок будущего мужа. Однако судьба свела их вместе, и Адель не могла удержаться от мысли, что он тоже должен был что-то почувствовать – иначе бы он не покинул ее так внезапно.

Девушка вздохнула и улеглась на свою импровизированную постель; волнение, пробудившееся в ее юном теле, так и осталось неутоленным. Вокруг себя Адель могла слышать шум множества голосов – люди из отряда готовились ко сну. Вскоре все лампы в помещении были потушены и в амбаре стало тихо и темно. Тогда Адель молча уставилась на потолочные балки, страстно желая, чтобы вместо человека, выбранного королем Иоанном, ее будущим супругом стал Рейф де Монфор.

Глава 4

На следующий день погода оказалась настолько благоприятной, что Адель почувствовала тревогу при мысли о том, как далеко они успели отъехать от Эстерволда. Чем дольше продолжалось их путешествие, тем меньше была вероятность того, что Джос успеет их догнать.

К ее разочарованию, в тот день Рейф упорно держался от нее на расстоянии. Он намеренно оставался на виду, разъезжая взад и вперед вдоль колонны и проверяя состояние повозок, а однажды даже отстал, чтобы убедиться в том, что их арьергард и вьючные животные были в порядке, однако, бросив ей на ходу «доброе утро», он так и не удостоил ее больше ни единым словом.

Дождь, прошедший накануне, был кратковременным, но сильным, и на ухабистой дороге после него остались многочисленные лужи. Несколько раз повозки застревали в грязи и им приходилось разгружать их, прежде чем продолжить путешествие. По мере того как день клонился к закату, караван сбавлял скорость, и вскоре Адель поняла, что они подыскивают место для ночлега. К счастью, вдоль главной дороги находилось немало постоялых дворов и монастырей, в каждом из которых странников ждал радушный прием.

В конце концов они остановили свой выбор на аббатстве Фрихолм – среди сооружений этого монастыря имелись странноприимный дом и просторные конюшни. Поскольку на дворе стояла зима, путешественников и паломников на дорогах было так мало, что в аббатстве вполне хватило места для их многочисленного отряда.


Адель была рада тому, что у нее наконец-то появилась настоящая крыша над головой. Какой бы скудной ни казалась обстановка выбеленной известью кельи, которую ей отвели, она могла здесь уединиться. Адель никогда бы не подумала, что возможность иметь отдельную комнату станет для нее таким блаженством, однако обе камеристки без конца жаловались на холод, затекшие конечности и прочее в том же духе, пока окончательно не вывели ее из терпения. Адель отправила Марджери и Кейт на кухню аббатства, где можно было согреться у огня и подыскать какую-нибудь мазь для своих болячек.

В обставленной со спартанской простотой келье царила полная тишина. Осмотрев узкую постель, Адель убедилась в том, что покрывала и простыни хорошо выстираны. Рядом с окном, ставни которого закрывались на ночь, стояла скамья с сиденьем, набитым конским волосом. Девушка на миг присела на постель и улыбнулась, наслаждаясь столь редкими минутами уединения. Облегчением для нее было уже одно то, что ей не нужно выслушивать вечное нытье горничных. Правда, их сетования были не лишены оснований – у нее самой ноги словно одеревенели после долгого пребывания в седле, – однако жаловаться все равно не имело смысла, потому что им придется мириться с тяготами пути еще по крайней мере неделю.

Внезапный стук в дверь нарушил ее покой.

– Вы пройдете к столу или предпочтете отужинать здесь? – спросил де Монфор, не переступая порога комнаты.

– Здесь, если это никому не доставит неудобств. И… нельзя ли прислать ко мне Вэла? Мне бы хотелось немного погулять с ним, пока еще светло.

Рейфа ее просьба явно удивила, однако он утвердительно кивнул:

– Хорошо, только я сначала спрошу у Адрика, считает ли он это разумным.

Ответ явился сам собой, когда несколько мгновений спустя до нее донесся заливистый лай и радостный визг, эхом разносившийся по каменному коридору. В дверях появился Адрик, ведя на поводке Вэла:

– Прямо молодой щенок, миледи, – так ему не терпится увидеть вас.

Пристегнув поводок и натянув плащ, Адель повела Вэла по коридору к одной из боковых дверей, выходившей в сад аббатства, поражавший аккуратными клумбами пряных трав. За стеной сада через арку она могла видеть обширное открытое пространство – самое удобное место, где Вэл мог от души порезвиться.

Миновав каменную арку, Адель остановилась, любуясь изумительным по красоте и богатству красок закатом. Заходящее солнце озаряло ярко-оранжевыми лучами равнину, покрывая позолотой деревья и изборожденную плугом землю. До чего же прекрасным и мирным представлялось ей это место рядом с залитым мягким светом каменным аббатством! Если бы только она могла жить где-нибудь в такой же тишине и покое… но в последнее время, кажется, на всей земле уже не осталось ни одного подобного уголка.

Она попыталась стряхнуть с себя мрачное настроение. Какое-то время Вэл пытался держаться рядом с ней, но затем отстал, прихрамывая, словно дряхлый старичок. Боль в ранах заставила его умерить прыть. Адель, к своему глубокому разочарованию, поняла, что он еще не настолько оправился, как ей того хотелось.

– Леди Адель, погодите!

Рейф. У нее все оборвалось внутри – или, быть может, это сердце подскочило в ее груди? Адель не была уверена в том, откуда взялось это внезапное ощущение. Она никак не ожидала, что он последует за ней.

Обернувшись, девушка увидела, что де Монфор бежит к ней через неровный луг.

– Чем дальше к северу, тем опаснее разгуливать по окрестностям без охраны, – пояснил он, поравнявшись с ней. – Ну как ваш пес – выздоравливает?

– Медленнее, чем я надеялась; однако он рад снова оказаться на воле.

– Вот и хорошо. Чтобы окончательно выздороветь, ему нужно время.

Вместе они побрели по покрытой кочками равнине. Вокруг виднелись небольшие клочки леса, перемежавшиеся вспаханными полями, принадлежавшими аббатству. Среди деревьев можно было заметить несколько ранних колокольчиков, словно кивавших им в знак приветствия, и желтые цветки примулы, уютно устроившиеся между шишковатыми корнями.

– Вы никогда не говорили мне, что мы направляемся на север. А как называется то место, куда мы держим путь? – спросила она наконец.

– Замок Саммерхей – место жительства Хью д’Авранша.

– Саммерхей! – воскликнула потрясенная Адель.

– Да. Вам знакомо это название?

– Именно там моего брата удерживали.

– Поскольку Хью лишь недавно унаследовал свои владения, по-видимому, это было при жизни его дяди.

«Будь осторожна, – предостерег Адель внутренний голос. – Де Монфор до сих пор считает, что твой брат находится в Саммерхее».

– Да, наверное. Джос был тогда еще маленьким мальчиком. Он так ни разу и не удосужился мне написать. – Последние слова Адель не были ложью – она и впрямь не получала никаких писем от брата.

– Помнится, вы просили меня замолвить за вас слово перед королем. Что ж, не исключено, что в конце концов моя помощь вам не понадобится. Возможно, ваш брат и сейчас находится в Саммерхее и будет рад приветствовать вас там. Как видите, все не так плохо. Разве я не прав?

– Да, мне это тоже доставит большое удовольствие, – только и смогла ответить Адель.

Тропинка огибала лесные заросли, под ногами хрустели мелкие веточки и опавшие желуди. Здесь, на возвышенности, ветер стал более резким, он словно пропитался запахами влажной листвы, папоротника и горящих смоляных веток. Огромные серые столбы дыма поднимались из многочисленных каминов аббатства, куда монахи подбрасывали дрова, чтобы защититься от холода предстоящей ночи.

Небо над их головами постепенно приобрело густой малиновый оттенок. Де Монфор остановился и запрокинул голову вверх:

– Такой багряный закат сулит нам завтра еще один погожий день.

– Если хорошая погода продержится, не исключено, что мы доберемся до Саммерхея раньше, чем вы предполагали.

– Да, пожалуй. – Он как-то странно посмотрел на нее.

Они продолжали свой путь, и вдруг Адель сообразила, что в словах де Монфора отчетливо прозвучало огорчение. Это ее слегка удивило.

– Вы выглядите разочарованным.

– Неужели? Видите ли, Саммерхей расположен по соседству с моими собственными владениями, и мне не терпится поскорее добраться до дома – я и так уже слишком долго отсутствовал, да к тому же меня ждет множество неотложных дел. Но…

Больше он не произнес ни слова. Они снова остановились, и Вэл тяжело опустился на землю у их ног, довольный тем, что ему наконец представился случай передохнуть. Адель между тем с явным любопытством присматривалась к человеку, стоявшему рядом с ней, понимая, что за уже произнесенными им словами крылось нечто гораздо большее, но он не хотел в этом признаться.

– Должно быть, ваши родные тоже ждут вас, – подсказала она, втайне надеясь, что де Монфор не женат, и оттого чувствуя себя еще более глупо.

– Нет. Моих родителей уже давно нет в живых, а мой старший брат живет в Анжу, где находится наше родовое поместье. Я же предпочел перебраться на другую сторону Ла-Манша.

– Вам здесь нравится?

– Англия кажется мне подходящим местом. Во Франции знатные сеньоры постоянно воюют между собой. Король сейчас находится там, пытаясь вернуть свои французские владения, и он очень недоволен тем, что я решил остаться здесь, вместо того чтобы сражаться на его стороне. Впрочем, многие лорды, в особенности с севера, сделали тот же выбор: мы слишком заняты, отражая нападения скоттов и прочего воинственного сброда в нашей собственной стране, чтобы мчаться сломя голову через пролив всякий раз, когда король ввязывается в очередную свару.

Адель внимательно слушала его, удивляясь тому, что в этом случае Рейф де Монфор осмелился пойти против воли монарха. Если бы он открыто не повиновался ему и в некоторых других вопросах, она бы чувствовала себя куда более счастливой.

– Я не хочу ехать в Саммерхей, – неожиданно для себя самой выпалила Адель, – и еще меньше хочу выходить замуж за незнакомого человека.

Они неподвижно стояли рядом, глядя вдаль; все вокруг них было озарено последними лучами заходящего солнца. Неожиданно обернувшись, Рейф посмотрел на нее сверху вниз, и глаза его заблестели.

– Бог свидетель, я тоже этого не хочу, – негромко признался он, нежно поглаживая ее руку. Пальцы его сомкнулись вокруг ее запястья, голос стал негромким и проникновенным. – Я был бы счастлив, если бы наше с вами путешествие длилось целую вечность.

Адель с трудом верила собственным ушам. Она обернулась к нему, и он, обхватив ее рукой за плечи, привлек к себе.

– Но, поскольку это невозможно, моя дорогая, я надеюсь, что вы поедете в замок Фордем вместе со мной и станете моей. – С этими словами он припал к ее губам.

Его поцелуй показался ей невыразимо приятным, и Адель, у которой от волнения слегка кружилась голова, отдала бы все на свете за то, чтобы время остановилось и это мгновение не кончалось никогда. Рейф, снова поцеловал ее, и она ответила ему с не меньшим пылом, упиваясь теплом его губ. Ее руки обхватили крепкую спину Рейфа, и она прижала его к себе, почувствовав трепет от близости мужского тела. Его руки крепче сомкнулись вокруг нее; она ясно ощущала каждый мускул, каждую жилку, вдавившиеся в ее мягкую плоть.

Все еще находясь под действием поцелуя, чувствуя, как участился ее собственный пульс, Адель положила голову на широкое плечо Рейфа, и ровное биение его сердца показалось ей божественной музыкой.

Закат уже догорел, золотистый огненный шар спрятался за темные кроны деревьев, и в наступившем мраке было трудно рассмотреть выражение его лица.

– Рейф, – прошептала она, словно простое повторение его имени доставляло ей неописуемое наслаждение. – О, Рейф, неужели это правда?!

Вместо ответа он еще крепче сжал ее в объятиях. Довольно долго они стояли так, не в силах оторваться друг от друга, и, когда де Монфор поцеловал ее еще раз, она доверчиво приникла к нему. Внутри у нее все бурлило и клокотало, каждый нерв в ее теле словно пел в порыве ликования, образуя приятную разноголосицу; подобного она не испытывала никогда прежде.

Рейф первым пришел в себя и отступил.

– К несчастью, нашим желаниям не суждено осуществиться. Вы обручены с Хью д’Авраншем, а не со мной.

Его полные горечи слова охладили ее страсть быстрее, чем ушат холодной воды.

– Простите меня, миледи, мне не следовало этого делать. Я позволил себе забыться, и у вас есть все основания для самого сурового укора.

– Нет, Рейф де Монфор, я не собираюсь ни в чем вас укорять. Напротив, я готова рукоплескать вам. – Ее не так-то легко было сбить с толку. – Еще никто и никогда не целовал меня так, как вы. Даже если ничего подобного больше не повторится, я буду лелеять это воспоминание до конца своих дней.

Голос Адель дрожал от волнения; однако вопреки ожиданиям, услышав столь откровенное признание, Рейф не заключил ее в объятия; напротив, он старался держаться от нее на расстоянии, снова вернувшись к прежним учтиво-церемонным отношениям между ними. Свистнув, он подозвал к себе Вэла, который чуть было не свалился в придорожную канаву, вынюхивая кроликов.

Молодые люди в молчании вернулись назад той же дорогой, по которой пришли. Входя в боковую дверь аббатства, они казались воплощением серьезности и благопристойности, так что Адель даже задалась вопросом, не было ли все происшедшее между ними простой игрой ее воображения.

Рейф передал Вэла на попечение Адрика, после чего вежливо поклонился Адель и пообещал прислать еду прямо в ее комнату.

Оставшись в одиночестве в своей маленькой келье, Адель не стала посылать за камеристками, поскольку ей требовалось время, чтобы совладать с чувствами. Марджери и Кейт знали свою хозяйку слишком хорошо, чтобы не заметить ее разрумянившееся лицо и прерывистое дыхание. Адель все еще дрожала от волнения; она до сих пор ощущала вкус губ де Монфора и жар его тела рядом с собой. Кроме того, она была немало озадачена и обижена тем, что барон так резко прервал их объяснение. Чем больше Адель над этим размышляла, тем труднее ей было поверить в то, что он на самом деле обнимал ее и целовал в губы. Но еще более невероятным ей казалось то, что она назвала его – своего сюзерена, человека, который обладал властью даже над ее отцом, – по имени, а он признался в том, что хотел бы видеть ее своей. Хотя это было правдой, Адель все же задавалась вопросом, не грезила ли она наяву.

Теперь, после одного мимолетного проявления нежности, Рей отправился ужинать со своими людьми, а она чувствовала себя так, словно значила для него не больше, чем старая обувь.

Девушка в гневе ударила кулаком по подушке, покрывавшей сиденье, словно пыталась вбить в него хоть немного здравого смысла. Ей хотелось услышать от этого мужчины заверения в том, что она ему небезразлична, – тогда, даже если придется выйти замуж за д’Авранша, у нее по крайней мере останутся воспоминания, которые она будет лелеять до конца своих дней.

Воспоминания! Адель презрительно фыркнула. Воспоминания станут для нее слабым утешением, когда она окажется узницей в замке Саммерхей. Ей нужно было нечто гораздо большее.

Оставив еду нетронутой, Адель подошла к окну и, опустившись на скамью, выглянула наружу. Ночной мрак нарушал только слабый свет фонарей, горевших у ворот аббатства. Те слова, которые сказал ей Рейф, были равнозначны признанию в любви… или нет? Если он действительно любит ее, почему допускает, чтобы она стала невестой другого? Адель упала духом при мысли о том, что барон де Монфор просто играл ее чувствами. Она знала, что мужчины часто поступают так, хотя сама не обладала опытом по этой части – ведь до сих пор за ней никто не ухаживал.

Прижавшись щекой к холодной каменной кладке окна, Адель уставилась в темноту, страстно желая, чтобы Джос поскорее пришел ей на выручку. Здесь, в аббатстве, ее нетрудно будет найти, если только он догадается расспросить местных жителей. Потом он сможет увезти ее подальше от ненавистного брака, навязанного ей королем, и, что еще важнее, подальше от Рейфа де Монфора.


Они тронулись в путь еще до рассвета. Джос так и не появился, поэтому Адель пришлось стиснуть зубы, расправить плечи и смириться с тем, что впереди ей предстоит еще один день неприятного путешествия.

Дул сильный ветер, голоса невыспавшихся солдат звучали угрюмо. Несмотря на то что Адель не ожидала никаких открытых знаков внимания со стороны де Монфора, она все же втайне надеялась на улыбку или хотя бы на рукопожатие украдкой – в знак того, что она занимает особое место в его сердце. Однако он по-прежнему держался с ней вежливо, но отчужденно и сразу же покинул, после того как убедился, что она готова отправиться в путь.

Адель с досадой поджала губы. Никто во дворе аббатства не должен был догадаться о том, что они обменялись поцелуями и, более того, почти признались друг другу в любви. Возможно, в этом-то все и дело – Рейф де Монфор не стал признаваться ей в любви потому, что не испытывал к ней никаких чувств. Пока они продвигались вперед под мерный цокот копыт, Адель с горечью размышляла над своим последним предположением, чувствуя, как холодный ветер проникает ей под плащ.

В конце концов совершенно пав духом, Адель решила, что, если Рейф и дальше собирается относиться к ней без всякого участия, она будет вести себя столь же равнодушно по отношению к нему. Возможно, он ожидает от нее больше теплоты в те редкие мгновения, когда они скрыты от посторонних глаз, однако она преподаст ему урок, оставаясь холодной и отчужденной. На глазах девушки выступили слезы: она вынуждена была признаться себе в том, что сама будет страдать от этого.

Они, не останавливаясь, миновали несколько небольших поселков, после чего купили себе еду на деревенской ярмарке и устроились на привал в защищенной от ветров лощине рядом с дорогой. Кони мирно пощипывали траву, а солдаты с удовольствием развалились на поросшей вереском земле, довольные возможностью отдохнуть.

Де Монфора нигде не было видно, и Адель, предоставленная самой себе, молча завтракала вместе со своими горничными. Позднее выяснилось: пока они отдыхали и наслаждались едой, де Монфор поехал назад, чтобы отправить вьючных животных по дороге на север и отослать две трети своих людей вместе с багажом в замок Фордем. Оставшаяся небольшая группа солдат с единственной повозкой свернула на восток, сопровождая своего господина и его подопечных в Саммерхей.

Их дальнейший путь тянулся мимо лесов и болот, по поросшим вереском холмам и пустошам, пестревшим желтым утесником. В вышине кружили кроншнепы; их крики смешивались с пронзительным визгом чаек, которых пригнала сюда, на землю, надвигающаяся буря.

Наконец вдали показался приютившийся у подножия холмов город. К этому времени ветер усилился, небо заволокло тучами. Из разговоров солдат Адель поняла, что в городе им предстояло провести ночь. Это было очень кстати: подхваченный ветром мокрый снег неприятно обжигал ей щеки.

Тропа привела их вниз, в долину. Вдоль узких, вымощенных булыжником улиц небольшого городка тянулись убогие домишки, жавшиеся друг к другу, словно подвыпившие гуляки. Среди них выделялось несколько жилищ побогаче, видимо принадлежавших наиболее удачливым торговцам, однако их сравнительная роскошь посреди окружавшей нищеты выглядела подозрительно. Большая часть строений в городе была сооружена из прутьев, обмазанных глиной, и лишь некоторые, построенные наполовину из дерева, могли похвастаться черепичными крышами и расписными фасадами.

– Мы остановимся на ночь в «Митре», – объявил Рейф, поравнявшись с дамами. – Там вас ждут теплый очаг и вкусная еда. Что касается погоды, то она, похоже, испортилась окончательно.

Адель кивнула. Она не разжимала губ, чтобы не выдать своего возмущения. Никто бы не услышал, если бы он сказал ей хотя бы одно доброе слово, вежливо осведомился о ее здоровье, спросил, не замерзла ли она и не голодна ли после долгого пути. Однако он промолчал – видимо, потому, что его ее судьба нисколько не заботила, и в результате Адель испытывала все возраставшую жалость к себе.

– Суточный переход в таких краях, как наши, может стать суровым испытанием, – обратился к ней Адрик, который ехал рядом с дамами, указывая путь. – Вам лучше следовать за мной, миледи. К несчастью, завтра в городе ярмарочный день и потому везде полно народа; тем не менее кошелек с золотом способен творить чудеса.

Они подъехали к харчевне, во дворе которой толпилось множество людей, так что вновь прибывшим трудно было развернуться на лошадях. Им пришлось силой отвоевывать себе место возле большого каменного корыта, из которого обычно поили скот.

Адель уже собралась спешиться, как вдруг почувствовала, что чья-то рука обхватила ее за талию. Сквозь застилавшую глаза белую пелену она увидела лицо де Монфора – он подошел, чтобы помочь ей спуститься на землю.

– Пойдемте со мной. Сейчас вам станет теплее. – Он увлек ее за собой к ближайшей двери.

Стряхнув с капюшона мокрый снег, Адель переступила порог харчевни. Общий зал с низким потолком был ярко освещен огнем, пылавшим в камине. Навстречу, приветствуя путешественников радушной улыбкой, тут же выступил хозяин трактира в кожаном фартуке, повязанном поверх округлого брюшка. Конюх уже успел получить увесистый кошелек с монетами, который для верности спрятал за пояс, а поскольку со стороны знатного лорда и его спутников вполне можно было рассчитывать на большее, он готов был приложить все усилия, чтобы им угодить.

Гостям были предложены расставленные на потрескавшемся деревянном столе подогретое вино с пряностями, хлеб и жареное мясо. Как знатную особу, Адель пристроили поближе к пламени очага, чтобы она могла высушить промокшую одежду, – для этого некоторых из прибывших ранее довольно грубо оттолкнули в сторону.

Девушка затрепетала от удовольствия, когда жар очага коснулся ее застывших пальцев, отогревая их. Она уже не раз задавалась вопросом, не останутся ли ее ноги навсегда скрюченными, спина – негнущейся, а пальцы – онемевшими от холода. Марджери суетилась вокруг госпожи, снимая плащ, стаскивая ботинки и стряхивая с них мокрый снег. Она настолько вошла во вкус, что даже оттолкнула локтем двух путешественников, когда те попытались бочком пробраться обратно к камину.

Ставни трактира были плотно затворены, не давая прорваться внутрь метели, свистевшей за окнами; общую комнату наполняли ароматы пива, жареного мяса и мокрой шерсти. Внезапный шум у двери возвестил о появлении де Монфора. Хозяин тут же устремился навстречу своему высокопоставленному гостю, торопясь усадить его рядом с его дамой у камина.

От внимания Адель не ускользнуло, что владелец трактира принял ее за супругу де Монфора; она также заметила и то, что Рейф не стал его поправлять. Он кивнул головой, и по его знаку Марджери и Кейт удалились в противоположный угол комнаты, где его люди уже расселись вокруг большого стола.

У Адель перехватило дыхание от того, что они сидели рядом на виду у всех в столь шумном и многолюдном месте. Улыбка на лице де Монфора была такой нежной, что ей стоило большого труда не ответить ему тем же. Но она опустила глаза и продолжала есть молча. Рейф между тем перекинул ногу через скамью и уселся рядом с ней, взяв для себя поднос с хлебом и мясом и осушив кубок теплого, терпкого на вкус вина.

– Итак, леди, – произнес он наконец, – неужели у вас из-за погоды совсем отнялся язык?

– Вовсе нет. Вам нужно благодарить за это только себя.

– А разве я сделал что-то дурное?

Адель обернулась и оказалась с ним лицом к лицу. Они сидели так близко друг от друга, что у нее заныло в груди.

– Вы постоянно ведете себя так, словно мы с вами едва знакомы.

– Вот оно что! А по-вашему, я должен вести себя с вами иначе?

Адель почувствовала, как щеки ее заливает румянец.

– С чуть большей… – Она не решилась сказать «нежностью», хотя ей на ум не пришло более подходящего слова.

– Должен напомнить вам – мне поручено доставить вас к вашему будущему мужу. Уж не хотите ли вы, чтобы я погубил вашу репутацию, а заодно и свою, лаская вас у всех на виду?

Уловив в его голосе еле сдерживаемый гнев, Адель смущенно опустила глаза.

– Я хочу, чтобы вы относились ко мне с большей благожелательностью, – произнесла она после долгой паузы. – По крайней мере я этого заслуживаю.

Рейф усмехнулся и снова наполнил свой кубок.

– Люди не всегда получают в этой жизни то, чего они заслуживают. Разве вы сами в этом не убедились? В противном случае нашему королю не так-то легко было бы усидеть на троне, а половина наших дворян не имела бы крыши над головой. Если я чем-нибудь вас обидел, то прошу прощения.

И опять Адель так ничего и не сумела от него добиться. Она недоумевала, как вообще могла вообразить, будто ей это удастся.

– Видите ли… после того, что произошло вчера, я… ну, словом… мне казалось, что…

Его лицо омрачилось.

– Мои вчерашние действия были ужасной ошибкой.

– Ошибкой! – Адель чуть не ахнула. – Вы хотите сказать, что сожалеете о случившемся?

– Нет. Просто, на мой взгляд, это было ошибкой.

– Но я так не считаю.

Он с усмешкой взглянул на нее:

– Вы хотите снова услышать то, что причинит вам боль?

Вся ее недавняя решимость оставаться холодной и равнодушной растаяла без следа в этой жарко натопленной комнате под действием его близости и нескольких выпитых кубков вина.

– Мы с вами оба знаем, что я не питаю никакого расположения к своему будущему жениху.

– Нам обоим также известно, что долг чести требует от меня доставить вас в его замок. За неповиновение королю мужчина может провести весь остаток жизни в темнице или даже лишиться головы. – Рейф выразительным жестом приставил ладонь к своей шее.

– Тем не менее вы отказались следовать за королем во Францию, – напомнила Адель, после чего осушила до дна свой кубок. Де Монфор тут же наполнил его снова. – В этом случае вы поступили вопреки его воле.

– Верно, я не из тех безмозглых придворных, которые готовы всегда и везде сопровождать его, и он прекрасно это понимает. Однако, по правде говоря, леди, я не вижу никакого способа расстроить вашу помолвку.

Адель судорожно сглотнула. Совсем не это она ожидала от него услышать. Когда она обернулась и посмотрела на него, ей снова стало не по себе. До чего же он красив! Светлые глаза Рейфа при свете камина, казалось, излучали ласку, линия рта заметно смягчилась. Она вспомнила тот миг, когда он сжал ее в объятиях и его теплые губы приникли к ее губам.

Внезапно Адель охватило жгучее желание испытать нечто подобное еще раз.

– Я надеялась, что вы… найдете какой-нибудь выход.

Он уже поднес кубок к губам, но вдруг отставил его в сторону.

– Выход? То есть вместо замужества я отвезу вас обратно в Эстерволд?

– По крайней мере вы могли бы не везти меня в Саммерхей.

Он пододвинулся к ней, не сводя глаз с ее лица.

– И куда же вам хотелось бы отправиться вместо этого?

– Я бы с удовольствием поехала с вами, милорд, поскольку не прочь увидеть собственными глазами замок Фордем, – дерзко ответила Адель, понизив голос до шепота. Она вдруг осознала, что была слегка навеселе, иначе не почувствовала бы, как вино струится по ее жилам вместе с кровью. – Только таким образом и мое, и ваше желания могут осуществиться.

Посмотрев на нее сверху вниз, Рейф с трудом поборол внезапное побуждение прижать ее к себе, впиться в ее мягкие, сочные губы. В его уме проносилось множество разных планов, один безрассуднее другого. Надо быть сущим болваном, чтобы позволить ей уговорить его пренебречь своим долгом, – но надо быть еще большим болваном, чтобы упустить такую возможность.

Рейф отыскал под столом ее руку, и Адель вздрогнула от радости, когда он заключил ее крохотную ладонь в свою. Она была с ним настолько откровенна, что при всем желании не могла бы добавить ничего к собственным словам – разве что прямо попросить его сжать ее в объятиях.

– Вы, конечно, понимаете, что, помня о вашей репутации, я обязан на людях держаться от вас подальше. Неужели вы не догадываетесь, что только поэтому я всегда относился к вам с таким… – Он сделал паузу, словно подыскивая нужное слово.

– Безразличием? – подсказала Адель, у которой от вина голова пошла кругом.

– Уважением, миледи. – Уголки губ Рейфа растянулись в усмешке. – Однако я боюсь, что теперь вы хотите от меня большего, много большего…

Адель улыбнулась, и голос ее дрогнул, когда она произнесла игривым тоном:

– Ох, милорд, вам ли об этом говорить? Я слышала, что хозяин трактира принял меня за вашу супругу, и вы не подумали исправить его ошибку.

Рейф отвернулся, не зная, что ответить. Она была права. Возможно, услужливый хозяин уже велел подготовить для высокопоставленных гостей самую лучшую из всех своих комнат. Де Монфор предвидел это и тем не менее не сказал ни слова, чтобы его остановить, – должно быть, потому, что в голове у него вертелась лишь одна мысль, к которой он не раз возвращался, чтобы снова ее отбросить.

– А вам была бы приятна роль моей супруги? – осведомился он, крепче сжав ее руку.

– Более всего на свете, – призналась Адель. Она придвинулась к нему на скамье, и их бедра соприкоснулись, отчего по спине у нее пробежала дрожь удовольствия.

Рейф наклонился к ней, словно собираясь что-то сказать, но тут со стороны двери послышался шум и в комнату ворвался один из его людей:

– Милорд, пойдемте скорее со мной. Там Айво…

Адель зажмурилась, чувствуя, что весь мир вокруг нее рушится. В один миг ее красавец Рейф вскочил со скамьи и, начисто позабыв о любовных похождениях, в три прыжка промчался через всю комнату к выходу. Девушка была тем более поражена, что сама она еще не вышла из сладостного забытья. Будь они неладны, эти правила куртуазности!

Адель с виноватым видом украдкой окинула взглядом помещение. Похоже, никто не обратил на нее ни малейшего внимания, кроме Марджери и Кейт. Заметив, что их госпожа осталась одна, они тут же приблизились и сели на скамью рядом с ней.

– Прикажете готовить вас ко сну, миледи? – спросила Кейт, веки которой в теплой комнате откровенно слипались.

– Да, но только после того, как вы поедите. Отправляйтесь ко мне в спальню и распакуйте вещи. Нет… я пока еще не собираюсь спать, – решила Адель, пока Марджери собирала ее разбросанную одежду. – Дайте мне мой плащ и ботинки: я хочу выйти наружу и посмотреть, что там стряслось.

Не обращая внимания на обычные протесты Марджери, девушка оделась и поднялась с места, но неожиданно комната заходила ходуном у нее перед глазами. Ей потребовалось сосредоточить все свое внимание, чтобы пробраться через переполненный людьми зал.

Когда Адель наконец достигла пустого коридора, ведущего наружу, она увидела, что внешняя дверь трактира открыта и во дворе царит страшная суматоха. Происходила она из-за того, что в город на ярмарку прибыло множество людей, и в результате жилые помещения приходилось отвоевывать, а большинству вновь прибывших приходилось ютиться в стойлах вместе с животными.

Проникшая во двор трактира толпа шумными криками подбадривала двух мужчин, сцепившихся посредине мокрого, мощенного булыжниками двора, каждый из которых, смачно ругаясь, пытался сбить противника с ног. В одном из дерущихся Адель узнала Айво, солдата из отряда де Монфора. Рейф властным тоном приказал драчунам разойтись, а когда это не подействовало, схватил обоих противников за шиворот и развел в разные стороны. Обидчик его подчиненного был еще подростком, и, когда он повис в воздухе, удерживаемый железной хваткой барона, его костлявые ноги задергались вверх и вниз, как у марионетки.

– А ну, прекратите, болваны! Вы что, хотите убить друг друга? – проворчал де Монфор. – Из-за чего вышла ссора, Айво, выкладывай!

– Он хотел обокрасть меня, милорд!

– Вот как?

Противник Айво неистово замотал головой:

– Ты лжешь!

– Нет, это ты лжешь, вор! – раздался из толпы женский голос. – Теркельд всем нам хорошо известен, ваша светлость.

Рейф обернулся в сторону молодой женщины, выступившей вперед из рядов зевак: ее спутанные белокурые волосы, локонами падавшие на плечи, были припорошены снегом. Женщина украдкой подобралась к нему поближе, круглые синие глаза окинули его оценивающим взором.

– И ты тоже известна всей округе, Герда, – парировал обвиняемый, – как самая отъявленная шлюха по эту сторону от Ашфорда.

– Помолчал бы лучше! – ухмыльнулась она, после чего снова обратила все внимание на Рейфа: – Я все видела, ваша светлость. Ваш человек сидел тут, занимаясь своими делами, а он втихомолку подкрался, чтобы стащить его ужин.

– Так вот оно что! Неужели вы подрались из-за еды? – удивился Рейф.

Его вассал покраснел, не решаясь смотреть хозяину в глаза.

– Да, с этого все началось, милорд. Потом он явился за другими вещами.

– Верни все, что украл, и тогда я не стану сдавать тебя властям, ты, негодный мальчишка, – проворчал Рейф, встряхнув Теркельда за шиворот. Затем он ушел, предоставив окружающим разбираться самим. Узелок парня привлек к себе всеобщее внимание, когда другие разъяренные свидетели тоже обнаружили там свои пропавшие вещи.

Мокрый снег повалил снова, и Рейф плотнее запахнул свой плащ, чтобы сырые холодные хлопья не проникали за воротник. Он бросил взгляд на освещенный дверной проем и, к своему изумлению, увидел среди зрителей Адель. Ему хватило трех секунд, чтобы оказаться рядом с ней.

– Идите к себе в комнату. Ничего особенного не произошло – просто драка из-за украденных вещей. На улице слякоть, и вы можете простудиться.

– А вы? – спросила она, надеясь снова разжечь ту искорку тепла, которая проскользнула между ними.

– Я задержусь здесь еще ненадолго, – ответил барон, увлекая ее за собой к двери. – Пойдемте скорее внутрь, пока вы не промокли.

Обернувшись на пороге, Адель увидела пышногрудую Герду, которая сновала по двору, потряхивая спутанными локонами. Женщина приблизилась и обратилась к де Монфору с каким-то шутливым замечанием, которое Адель не могла расслышать. К ее досаде, барон беззаботно рассмеялся в ответ, и в душе Адель тут же вскипели гнев и ревность.

– Только посмейте затащить эту девицу к себе в постель, Рейф де Монфор, – пробормотала она себе под нос, изнывая от желания тут же высказать ему все, что она о нем думает, и в то же время понимая, что у нее нет на то права.

Комната, отведенная Адель, находилась в передней части трактира, и окна ее выходили на главную улицу города. Огромная кровать с балдахином, заваленная подушками и горой одеял, занимала почти все помещение. Хозяин, лично проводив Адель до самой двери, остановился на пороге, не без гордости расхваливая роскошь апартаментов и особенно упирая на то, что помещение было теплым и чистым.

– Благодарю вас, сударь, меня эта комната вполне устраивает, – произнесла Адель с таким видом, словно ей приходилось повторять эти слова едва ли не каждый день, и вместе с тем задаваясь вопросом, не означает ли протянутая рука трактирщика, что он ждет от нее денег.

– Милорд заплатит по счету сполна, – объявила она беззаботным тоном, проскользнув мимо него.

– А разве его здесь нет?

В ответ на это Марджери и Кейт дружно захихикали.

– Он сейчас наблюдает за размещением своих людей и лошадей в конюшнях, – поспешно пояснила Адель, отвернувшись прежде, чем кто-либо успел заметить румянец, выступивший у нее на щеках.

Рука трактирщика опустилась, и, поклонившись ей довольно сухо, он вышел.

– Вот чурбан! – прыснула со смеху Кейт. – Решил, что де Монфор – ваш супруг, миледи.

– По-моему, ошибка вполне естественная, – отозвалась Адель, осматривая комнату в поисках тюфяков для горничных.

– А где будем спать мы? – с недоумением спросила Марджери.

– Наверное, в смежной комнате. Давайте заглянем туда.

Сердце Адель забилось чаще, едва она поняла, что проведет эту ночь отдельно от своих горничных – их тюфяки действительно находились в соседнем крохотном помещении, едва заслуживавшем названия комнаты. Итак, скоро ей опять предстояло остаться одной. Надолго ли?

Если бы они с Рейфом и в самом деле были любовниками, они могли бы прекрасно провести холодную зимнюю ночь в огромной постели под горой одеял; теперь же, судя по всему, ей придется наслаждаться этой роскошью в полном одиночестве.

Как бы она ни гнала от себя эту мысль, Адель не могла удержаться от вопроса, не был ли Рейф в это самое мгновение вместе с белокурой красоткой. О да, эта особа знала, как привлечь к себе внимание мужчины, – талант, порожденный богатым опытом. Не то чтобы Адель завидовала подобным женщинам, но ей хотелось иметь большее представление о мужчинах, чтобы она в конце концов сумела завладеть чувствами Рейфа.

Адель машинально подняла руки, позволяя Марджери натянуть на нее ночную сорочку. Ей было бы куда легче залечивать свои раны в одиночестве, чем изображать веселое настроение в присутствии горничных. Она наверняка выпила лишнего, иначе никогда бы не позволила себе преступить строгие правила приличия, предписанные благородным девицам, поддавшись зову своего тела и сердца. Ее неудержимо влекло к де Монфору, и на какой-то миг даже показалось, что он готов был ответить ей взаимностью. Но затем он вдруг исчез. Даже принимая во внимание необходимость следить за своими людьми, куда он мог подеваться?

– Это все, миледи? – спросила Марджери, заканчивая расчесывать волосы Адель и заплетая их в косу.

– Да, спасибо вам обеим и спокойной ночи.

Горничные удалились, и Адель едва поборола в себе глупое желание расплакаться – таким ярким был знакомый образ в объятиях белокурой девицы, промелькнувший в ее сознании. Как же ей хотелось встретить кого-нибудь, кто полюбил бы ее всем сердцем! Нет, честно призналась она себе, не просто кого-нибудь – единственным человеком, который был ей нужен, являлся Рейф де Монфор.

Большую часть своей жизни Адель пришлось провести в одиночестве; так что же теперь заставило ее так пасть духом? До сих пор она всегда гордилась своей независимостью и тем, что ей, в отличие от какой-нибудь глупой служанки с кухни, не нужен был поклонник, чтобы чувствовать себя счастливой. Ей всегда казалось, будто жизнь ее и так полна событий, – до сегодняшнего дня.

Слишком поздно, к своему стыду, девушка вспомнила о том, что забыла навестить перед сном Вэла. В последнее время она была настолько поглощена любовными переживаниями, что не думала ни о чем, кроме пустого кокетства. Адель не сомневалась, что Адрик позаботится о ее любимце, но все же укоряла себя за проявленное равнодушие. Бедняжка Вэл может подумать, что она совсем его забросила!

Адель уже была готова спуститься вниз и уже держала в руках плащ, но вдруг остановилась – ей пришло в голову, что постояльцы трактира могут счесть странным и неприличным для леди покидать спальню в ночной сорочке из-за желания проведать своего пса. Помимо солдат Рейфа, на конюшне находилось еще много людей, которые наверняка при виде ее разинут рты, – в их числе, вероятно, и белобрысая Герда. Более того, в глубине души Адель опасалась увидеть там, снаружи, нечто такое, что окончательно развеет в ее душе благородный образ столь красивого и мужественного спутника. Не лучше ли ей на сей раз предоставить заботу о Вэле Адрику?

Чувствуя себя совершенно подавленной, Адель уселась на край высокой кровати, болтая в воздухе ногами, словно озорная девчонка. С недавних пор она стала казаться себе слишком впечатлительной – в ее душе постоянно возникали то гнев, то печаль, а иногда то и другое вместе. Впрочем, Адель лишь недавно познала сильное, всепоглощающее чувство, не поддающееся никакому описанию, ту бурю страстей, которая охватывала ее всякий раз, когда Рейф де Монфор держал ее в объятиях.

Наконец, мысленно проклиная себя за глупость, Адель забралась в постель и вытянула ноги до самого конца пуховой перины. Под одеяла кто-то уже положил грелку, чтобы отогнать сырость и холод, но, даже когда она лежала, распластавшись на постели, там все еще оставалось достаточно свободного места. Адель вздохнула. Сейчас ей была самая пора оставить все мысли о любви и о Рейфе и начать вести себя так, как подобает взрослой девушке. В конце концов, она уже давно не была ребенком – разве ей не приходилось в течение двух лет подряд самой управлять поместьем своего отца?

Адель крепко зажмурила глаза и произнесла положенные молитвы. Ей надо хорошенько выспаться, потому что впереди предстоит еще один день пути. Отныне никаких нелепых фантазий и никаких смущающих ее душу воспоминаний о поцелуях или любовных ласках. Рейф играл на ее чувствах, словно на струнах лютни, и с ее стороны было глупостью позволять ему это, а тем более получать от этого удовольствие.

В это время на конюшне Рейф потушил лампу. Огромный черный пес лежал рядом с ним, и в темноте он мог различить глухие удары хвостом по полу.

– Спи спокойно, мой мальчик. Утро вечера мудренее. – Барон протянул руку, потрепал животное по загривку, и Вэл в ответ лизнул ему ладонь.

– Славный пес, – добавил Рейф шепотом. – Я признателен тебе от всего сердца. Если бы не ты, вряд ли твоя хозяйка уделяла бы мне столько времени. Я перед тобой в долгу и, Бог свидетель, сделаю все, чтобы воздать тебе по заслугам.

Последнее обещание сопровождалось коротким смешком; Рейф на прощание еще раз потрепал Вэла по загривку, затем выпрямился и окинул взглядом двор конюшни: там все еще свистела метель и хлопья мокрого снега падали на булыжники. Из харчевни доносился чей-то пьяный смех, а спящие обитатели конюшни дружно храпели на все лады. Позади стучали копытами лошади, шурша соломой и ударяясь боками о деревянные перегородки стойл.

Что за ночь! Что за неделя, если уж на то пошло! Рейф стоял не двигаясь, решая, как ему быть. Он размышлял долго, принимая и тут же отвергая один хитроумный замысел за другим: ставкой в этой игре была его жизнь, однако награда того стоила. По правде говоря, сейчас его мало что радовало, кроме одного: скоро Адель будет принадлежать ему. Что же до ярости короля, то у него всегда найдется способ ее избежать.

Однако при мысли о том, с какой легкостью он готов пренебречь нависшей над ним угрозой, понимая, что настоящая опасность ждет его со стороны Хью д’Авранша, когда тот так и не получит в срок обещанную ему невесту, Рейф с досадой вздохнул. Как поступит в этом случае отвергнутый жених? Поднимет ли он против него оружие сам или обратится с жалобой к королю? Если только д’Авранш согласится в обмен на крупную сумму золотом выбрать себе другую суженую, то Рейф, возможно, как-нибудь сумеет уладить вопрос с Иоанном Немощным. Возможно.

Тогда за неповиновение королю на него наложат крупный штраф, и ему придется занять деньги у менял. Другим вероятным исходом было заключение в темницу, хотя, насколько было известно Рейфу, Иоанн предпочитал содержанию под стражей денежную пеню. Какими окажутся последствия столь важного шага в его жизни, де Монфор не знал, однако одно он решил для себя твердо: Адель Сен-Клер не будет принесена в жертву, чтобы покрыть долги короля.

Глава 5

Очнувшись от неглубокого сна, Адель рывком приподнялась на постели. Кто-то стучал в ее дверь. Девушка прислушалась к приглушенному шуму, проникавшему в ее комнату из нижних помещений трактира. Мокрый снег ударял в деревянные ставни, а с улицы доносилось неразборчивое пение подвыпивших гуляк. По-видимому, именно их голоса, а вовсе не стук, разбудили ее. Сколько прошло времени, Адель не знала, но, судя по всему, было еще не слишком поздно. В противном случае постояльцы трактира не находились бы до сих пор внизу, горланя песни, подумала она…

И тут стук раздался снова; на сей раз он прозвучал еще громче, еще настойчивее. Адель встала с постели, поежившись, когда ее босые ноги коснулись холодных циновок. На цыпочках подойдя к двери, она приложила ухо к гладким доскам.

– Адель! Откройте!

Девушка застыла на месте. На какой-то миг ее охватил приступ страха. Рейф! Он-таки явился к ней в спальню!

Дрожащими руками она отодвинула засов.

– Зачем вы заперлись? – Он быстро проскользнул в комнату.

– Я думала, в переполненной людьми харчевне так будет безопаснее. – Адель потянулась к плащу. У нее под рукой не оказалось другой одежды, чтобы набросить поверх ночной сорочки, и она стояла, все еще дрожа, завернутая в свой отороченный мехом плащ.

– Наверное, вы правы, и… прошу прощения за то, что ворчал на вас, – произнес он извиняющимся тоном, направляясь к камину и протягивая к пламени замерзшие руки.

– Где вы были?

– Устроил проверку перед сном. Кстати, я зашел проведать Вэла; он чувствует себя намного лучше, а вашего мерина уже обиходили и накормили овсом. – Рейф остановился, не решаясь сообщить ей то известие, ради которого он, собственно, и пришел сюда. Как только это произойдет, он уже не сможет взять свои слова обратно.

– Я обдумал все то, о чем мы говорили раньше, и пришел к определенному выводу, – начал де Монфор, осторожно поднимаясь с места. Потолок в комнате был настолько низким, что ему казалось: если он резко выпрямится, то ударится головой о стропила.

– Каков же этот вывод?

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы расстроить вашу помолвку с д’Авраншем. И еще. Даю вам слово, что не оставлю вас одну в Саммерхее.

– Тогда зачем нам вообще ехать туда?

– Я собираюсь заключить с д’Авраншем сделку. Он никогда вас не видел, так же как и король, поэтому ничто не мешает мне подменить вас какой-нибудь простолюдинкой или скрыть ваше лицо под вуалью. Я пока не знаю в точности, что именно предприму, – мне надо обдумать детали, однако хочу, чтобы вы знали: мое решение окончательно и бесповоротно.

Адель изумленно взглянула на него.

– Вы надеетесь, перехитрить д’Авранша?

– Нет, леди. Я намерен торговаться.

– Торговаться? Но как?

– Объявив вас своей невестой, – ответил он на одном дыхании. – То есть, конечно, если вы не против?

– О, Рейф, надо ли спрашивать!

Он улыбнулся и протянул к ней руки.

– Иди сюда. Мы и так слишком много времени потратили напрасно.

Адель едва могла дышать. Она робко взяла его руки, все еще холодные после долгого пребывания на улице, и поднесла их к своим губам.

– Знаешь, о чем я сейчас думала? – призналась она с застенчивым смешком.

– Нет. Скажи, если можешь.

– Мне отчего-то представлялось, что ты спишь с той белобрысой особой.

Рейф негромко рассмеялся:

– Надеюсь, теперь ты догадалась, что это неправда?

– Да. Если бы это было правдой, тебя бы здесь не было и ты не думал бы сейчас о том, как избавить меня от брака с Хью д’Авраншем… Или… Да ты, должно быть, шутишь надо мной! – Она с досадой замолчала, заметив, что он ухмыляется во весь рот. – Как ты смеешь, Рейф де Монфор, смеяться над моими переживаниями!

– Моя прелесть, ты изводила себя без нужды, – прошептал он, прижимая ее к себе. – Мне не нужна никакая другая женщина, кроме тебя. Завтра мы обдумаем наши планы, а пока я только хотел предупредить о своем решении, – он, наклонившись, поцеловал ее в лоб. – И еще пожелать тебе спокойной ночи.

– По-моему, ты просто лжец. – Адель, запрокинув голову, попыталась рассмотреть его лицо при свете камина. – Изображаешь простодушие, а между тем устроил так, чтобы мои камеристки спали в соседней комнате, и не поправил хозяина, когда тот принял меня за твою жену!

– Виноват, не скрою. Должен признаться, в глубине души я питал безрассудную надежду на то, что ты…

– Что я пущу тебя в свою спальню? – подсказала Адель, руки которой под складками плотного плаща дрожали от волнения.

– Нашу спальню, не забывай, – поправил он ее. – Как ты верно заметила, хозяин трактира считает нас мужем и женой. – С этими словами Рейф принялся поглаживать ей спину, касаясь пальцами ее тяжелой золотисто-каштановой косы. – Я еще никогда не видел тебя такой. – Он перекинул косу через плечо Адель и развязал скреплявшую ее ленту, так что светлые шелковистые волосы облаком легли ей на плечи.

– А разве ты не знаешь, что это зрелище, которое женщина обычно приберегает для мужа или возлюбленного?

– Но я могу стать для тебя и тем, и другим…

– О да… для меня это было бы счастьем.

Адель с трудом верилось, что все это происходит наяву. Ей казалось, будто время остановилось и она сама находится не в спальне трактира на площади небольшого городка посреди безымянной долины, а парит высоко над облаками, уносясь вместе с ветром в небесную синь. Она невольно спрашивала себя, хватит ли у нее сил стоять здесь, трепеща от возбуждения, и смогут ли ослабевшие ноги удержать ее от падения на циновки.

Де Монфор расстегнул пряжку ее плаща, и тяжелое одеяние рухнуло на пол, оставив хозяйку комнаты в одной тонкой льняной сорочке. Едва переводя дух, Адель спрашивала себя не без тревоги, выглядит ли она привлекательной в его глазах и насколько лестным окажется для нее сравнение с другими женщинами, которых он знал. Однако, как только Рейф привлек ее к себе, она перестала беспокоиться о таких мелочах и всецело отдалась своим ощущениям.

Сейчас, в его объятиях, одетая в ночную сорочку, сквозь которую без труда можно было рассмотреть изящные линии ее тела, она выглядела такой маленькой и беззащитной! Барон затаил дыхание. Ощущение от мягкой нежной плоти, проступавшей под тонкой тканью сорочки, заставляло кровь струиться быстрее в его жилах. Пытаясь побороть страсть, овладевшую всем его существом и распалившую огонь в его чреслах, де Монфор старался прислушаться к настойчивому голосу рассудка, который требовал от него вести себя осторожнее – ведь она была еще совсем юной и неопытной.

– Адель… сокровище мое, я так люблю тебя!

Эта мысль терзала его всю последнюю неделю, и теперь ему с трудом верилось, что он наконец-то произнес заветные слова, движимый зовом своего отчаянно бившегося сердца.

Его страстное признание снова заставило ее затрепетать.

– О, Рейф, я тоже люблю тебя. Так было всегда, даже когда мне казалось, что я тебя ненавижу.

Рейф улыбнулся счастливой улыбкой в ответ на ее произнесенные шепотом слова.

– Быть соперниками порой не так уж плохо, – признался он, глядя в ее прелестное лицо. – Но могу тебя заверить, что быть любовниками намного приятнее.

Адель, прижавшись к нему, подставила губы для поцелуя. Дрожа от восторга, она ощущала нараставшее томление внизу живота, словно в глубине ее существа кто-то разжег огонь. Крепче ухватившись за Рейфа, интуитивно понимая, что его тело сулит ей избавление от этого недуга, Адель замерла в ожидании. Его сила и жар были таковы, что ей казалось, она вот-вот сгорит в этом горниле без остатка.

– Пойдем, моя прелесть: хозяин приготовил для нас такую большую и удобную постель, что было бы жаль его разочаровывать.

Адель не возражала, когда он мягко отстранил ее от себя. Сердце ее билось так громко и часто, что, вне всякого сомнения тот, кто находился рядом, непременно должен был слышать его стук. Она всегда знала, что рано или поздно этот миг в ее жизни настанет, однако даже представить себе не могла, что ей суждено будет разделить его именно с этим человеком. Еще меньше ей верилось в то, что она уже находится в объятиях Рейфа де Монфора и лишь считанные мгновения отделяют ее от полной капитуляции. В течение многих лет его имя произносили с благоговейным трепетом рыцари и простолюдины, а теперь его нежданный визит в Эстерволд открыл новую чудесную главу в ее жизни.

– Я и мечтать не могла о том, что когда-нибудь окажусь в твоих объятиях, – с трудом выговорила Адель. Ни слова не говоря, Рейф поднял ее на руки и легко, словно она была маленьким ребенком, перенес на постель. Затем он приник лицом к ее затылку, проведя горячими губами по обнаженной шее. Его поцелуи вызвали у Адель радостный трепет.

– Я тоже никак не ожидал, что наше путешествие окажется столь приятным. Скажи мне кто об этом заранее, я бы не стал задерживаться в Нортгемптоне, а приехал бы в Эстерволд еще много месяцев назад.

Перина заколыхалась под его тяжестью, пока он срывал с себя одежду. Рейф так торопился ею овладеть, что бросал вещи как попало.

Адель украдкой взглянула на его крепкое тело. На какой-то миг, когда его гигантская тень скользнула по стенам и потолку, оно показалось ей огромным и устрашающим. Лишь когда Рейф улегся рядом с ней, она почувствовала себя спокойнее. У него были мускулистые руки и ноги, могучий торс и широкие плечи. Поросль, покрывавшая его грудь, образовывала тонкую линию, разделявшую его живот и затем исчезавшую в тени.

Адель робко потянулась к нему, вздрогнув от удовольствия, едва ее пальцы коснулись гладкой кожи. Его тело оказалось твердым на ощупь, что одновременно удивляло и возбуждало ее. Она погладила рубцы на его руке – следы от боевых ран.

Рейф привлек ее к себе, и она вся задрожала, почувствовав его обнаженное тело рядом с собой.

– Ты самая прекрасная женщина из всех, кого я когда-либо знал, – прошептал он. Горя желанием поскорее раздеть ее, неловкими пальцами он долго не мог справиться с завязками ночной сорочки. Выругавшись в порыве досады, он стянул тонкую ткань через голову. Теперь его взору предстало все ее прелестное гибкое тело, при свете пламени казавшееся покрытым позолотой. Адель услышала, как из груди Рейфа вырвался вздох, между тем как он ласкал ее бедра и живот. Она лежала без движения, находя его неподдельное восхищение более одурманивающим, чем все, что ей когда-либо доводилось испытывать прежде. Еще никогда она не чувствовала себя настолько хорошо.

Рейф обхватил руками белые с розовыми сосками груди, такие мягкие и соблазнительные на вид. Дрожь пробежала по его телу, едва он дотронулся до тугой плоти, заключил ее в свои ладони. Соски от его прикосновения затвердели, и, ободренный этим, он стал поглаживать большими пальцами два дивных розовых бутона.

Адель с удивлением обнаружила, что ласки Рейфа еще больше разожгли в ней огонь. Очевидно, существовала прямая связь ее сосков с потаенным местом между ног, и потому она была готова кричать и плакать от радости. Подавшись вперед, она уперлась грудью в его алчные, ищущие ладони, всем существом желая большего.

Губы Рейфа сомкнулись вокруг ее сосков. Ощущение было настолько восхитительным, что Адель слегка приоткрыла рот. Его рот заставил ее изнывать от желания. Она запустила руки в его густые темные волосы, задаваясь вопросом, в состоянии ли вынести еще хотя бы мгновение этого блаженства, и вместе с тем с нетерпением ожидая, что будет дальше.

В конце концов их губы встретились и стали терзать друг друга с такой силой и горячностью, что оба почувствовали боль; но эта боль только подхлестнула сладостное безумие. Бедра Адель напряглись и она внезапно ощутила настойчивое давление мужского органа в нижней части живота.

Она опустила руку, и он сомкнул ее пальцы вокруг своей разгоряченной плоти. Все еще охваченная трепетом, Адель провела по ней пальцами, и столь тесная близость привела к тому, что у нее от страсти пошла кругом голова.

В этот момент Рейф осторожно дотронулся до ее промежности, и она с готовностью открылась перед ним. Поначалу его нежные поползновения встретили сопротивление, но он, похоже, был этим даже доволен.

– Адель, дорогая моя, я люблю тебя. Я так тебя хочу, – услышала она его шепот у себя над ухом. Его горячее дыхание обжигало ее.

Его руки ласкали ей груди, спину, бедра, пока любовная тоска Адель не возросла настолько, что из глубины ее горла вырвалось всхлипывание. Она вся напряглась, и тогда Рейф понял, что Адель прильнула к нему, не зная, чего ей ожидать, продолжая извиваться под его охваченным возбуждением телом в стремлении отдать ему всю себя без остатка.

Когда Рейф сделал выпад, внезапный напор заставил ее вскрикнуть от неожиданности. Он стал медленно, осторожно проникать в нее – сначала разрушив барьер, а затем двигаясь дальше. Адель снова вскрикнула, однако он заглушил этот звук поцелуем, войдя в нее до предела, а затем снова и снова погружаясь в глубины ее нежной плоти. Многие годы он искал такого совершенного союза с женщиной, полного единения души и тела…

По мере того как он все дальше увлекал ее за собой, от первоначального потрясения Адель не осталось и следа: она испытывала почти благоговение перед силой чувства, захлестнувшего ее. Подступившая волна удовлетворения заставила ее застонать от восторга.

Неожиданно для себя Адель оказалась словно вне времени и пространства: весь мир вокруг исчез, оставляя ее в сладостном забытьи. Тогда Рейф крепко прижал ее к себе, разделяя с нею райское наслаждение…

Постепенно, очень медленно Адель спускалась с небес на землю. Она никак не ожидала столь бурного потока переживаний. Рейф обнял и поцеловал ее, качая в своих крепких мускулистых руках. Нежными поцелуями он осушил слезы на ее лице – слезы, о которых она сама даже не подозревала.

Переполненная сверх меры блаженством, Адель испытывала одновременно и радость, и грусть. Даже тело ее казалось истерзанным и удовлетворенным одновременно.

– Что произошло? – спросила она наконец, улыбнувшись и облизнув губы. – Я даже не знаю, жива или нет.

– Ты еще спрашиваешь, что произошло? – прошептал Рейф. – Чудеснейшая из женщин! Ты только что подарила мне самую большую радость за всю мою жизнь. – Он перевернулся на подушках, губы его сложились в довольную улыбку.

– В самом деле?

– Да, и это правда.

Адель вздохнула с облегчением, чрезвычайно довольная тем, что их любовная близость повергла в благоговейный трепет не ее одну. Положив голову Рейфу на грудь, она прислушалась к стуку его сердца. Ей были видны мерцающие языки пламени, окрашивавшие неровным светом потолок и стены спальни. Она старалась вобрать в себя каждую мелочь, запомнить все, что ей пришлось увидеть и пережить в эту волшебную, незабываемую ночь.

Адель осторожно провела рукой по темной курчавой поросли на его груди, коснувшись коричневых сосков. Рейф почувствовал то же возбуждение, что и она несколько мгновений назад. Ее рука скользнула по его плоскому животу и опустилась еще ниже. Адель снова испытала нечто вроде благоговейного страха перед его физической силой, когда робко дотронулась пальцами до мужского естества.

– Ты сделал мне больно, – вынуждена была признать она.

– Извини меня, любимая. Надеюсь, это больше не повторится.

– Я тоже надеюсь. – Адель тихо рассмеялась. – Принимая во внимание все те ужасы, которые мне приходилось слышать от прислуги в замке, я ожидала худшего.

Рейф с улыбкой выслушал ее; он не стал объяснять, скольких усилий ему стоило вести себя с нею помягче. Погладив шелковистую кожу у нее на плечах, его руки незаметно скользнули к ее груди.

– Известно ли вам, леди, о том, что у вас самые прекрасные груди во всем христианском мире? – спросил он шепотом и подался вперед, чтобы покрыть их полные белые округлости жаркими поцелуями.

– До сих пор мне никто об этом не говорил, – призналась Адель со смущенной улыбкой на губах, – но я рада, что ты думаешь так.

Рейф кивнул, словно в подтверждение своих слов.

– Более того, я думаю, что ты самая прекрасная и самая страстная женщина во всем христианском мире, – добавил он, снова прижав ее к себе.

Пока он целовал ее влажную кожу под покровом густых волос, сердце Адель билось неровными толчками. Теперь она полностью и безоговорочно принадлежала ему.

– Рейф, я хочу всегда оставаться прекрасной в твоих глазах, – так же шепотом отозвалась она. – И еще я хочу, чтобы мы с тобой всегда были вместе, как сейчас.

– Так и будет, любимая, обещаю, – произнес Рейф хрипло, повернув ее лицом к себе и заключив в объятия. Однако мысли его, пока он смотрел поверх ее шелковистой головки на пламя камина, были далеки от беззаботности. «Боже правый, – истово молился он про себя, – сделай так, чтобы это оказалось правдой!»

Сейчас, когда Рейф прижимал к себе Адель и осыпал ее нежными поцелуями, в нем крепло стремление сохранить ее при себе и никогда больше не покидать эту светлую уютную комнату. Но, как он сам понимал, все это было лишь благими пожеланиями, которые скоро рассеются как дым. Им придется уехать отсюда, а ему самому – приложить немало усилий, чтобы добиться руки Адель. Какую бы цену ни потребовал от него д’Авранш или его разгневанный король, чего бы это ему самому ни стоило – он добьется своего.

Мысли Рейфа заново разожгли в нем страсть, которую уже невозможно было скрывать. Он положил ее руку на свою возбужденную плоть, с улыбкой услышав ее удивленное бормотание.

– Видишь, что ты со мной сделала, любимая? Я уже не в силах сдерживать себя, – признался он, перевернув ее на спину и покрывая поцелуями.

– Мы можем это повторить? – спросила она, глядя на него широко раскрытыми глазами. – Ты не устал?

Рей только рассмеялся в ответ на это простодушное замечание и слегка чмокнул ее в кончик носа.

– О, миледи, – его голос стал хриплым от волнения, – я могу продолжать это хоть всю ночь напролет.

На этот раз Рейф легко проник в нее. Под его нежными поцелуями она расслабилась и, с радостью приняв его, отдалась всецело на волю его опытных рук.

Слова Рейфа не были пустой похвальбой: всю ночь они провели в любовных утехах, лишь изредка прерываясь на короткий сон.

Примерно через час после их последнего соития громко прокричал петух. Первые проблески зари проникли сквозь деревянные ставни, и почти тут же любовников разбудил оглушительный звон колокола на церкви Всех Святых. Начинался ярмарочный день.

Глава 6

Адель не стала будить горничных, решив, что будет разумнее держать ночное свидание в тайне возможно дольше. Вскоре после того как глухие удары колокола разнеслись по постоялому двору, Рейф с быстротой молнии натянул на себя одежду, поспешно распрощался с нею и спустился вниз незамеченным по черной лестнице раньше, чем большинство постояльцев трактира успели проснуться. Адель понимала, что из соображений осторожности Рейф должен на людях держаться от нее подальше, однако сожалела о том, что им приходилось скрывать свою любовь от посторонних глаз. Тем не менее она решила оставить свой главный и самый чудесный секрет при себе, надеясь, что случившееся этой ночью не станет достоянием всех.

Постучав в дверь смежной комнаты и затем распахнув ее, Адель увидела, что обе ее горничные все еще спят.

– Эй, лежебоки, не пора ли вставать? – воскликнула она весело, пытаясь стянуть одеяло с Марджери. Та испуганно вздрогнула и уселась на тюфяке, протирая глаза.

– О, миледи, это вы! Сколько сейчас времени? Простите меня, Бога ради: я, должно быть, спала как убитая.

Как убитая или как опьяневшая от вина, подумала про себя Адель. Рейф наверняка позаботился о том, чтобы накануне вечером обе служанки выпили больше обычного. Ей оставалось только возблагодарить небо за то, что этот человек был ее другом, а не врагом.

Вдвоем им кое-как удалось разбудить Кейт. Девочка наконец вскочила с постели, готовая прислуживать своей госпоже, однако Адель успокоила ее:

– Не суетись зря. Видишь, я уже успела умыться и одеться, так что вполне в состоянии обойтись без вашей помощи. Сейчас же собери вещи и спускайся вниз, потому что мы скоро уезжаем. Перекусим на ярмарке по дороге из города.

В то утро небольшой городок Лоуэр-Марден был заполнен народом, и им стоило немалого труда вывести конный отряд со двора харчевни. Всадники продвигались вперед со скоростью улитки, а их лошади едва пробивали себе дорогу в толпе, направлявшейся на ярмарку. Узкая душная улица оглашалась резкими звуками человеческих голосов, перемежавшимися блеянием перепуганных животных. Поверх общего шума можно было расслышать крики возниц, пытающихся расчистить дорогу для подвод с товарами.

Наконец людское море выплеснулось на просторную рыночную площадь. С правой ее стороны располагалась бойня, от которой исходил тошнотворный запах крови, отбросов и запертых в загоне жертв. К счастью, по мере того как они продвигались вперед, отвратительное зловоние сменилось аппетитными ароматами свежеиспеченных пирогов, сладкого меда и приправленного пряностями эля, приносимыми сюда холодным пронизывающим ветром.

Адель не привыкла к тесноте и потому была рада вновь оказаться на открытом месте. Сегодня она не следовала, как обычно, в арьергарде вместе с прислугой и повозками, а ехала рядом с Рейфом во главе отряда. При виде толпы конь Рейфа стал испуганно прядать ушами.

– Надеюсь, в такое утро ты не откажешься от кружки доброго эля и имбирного пряника? – нежно улыбнувшись, спросил Рейф и посмотрел ей в глаза, словно пытаясь отыскать в изумрудных глубинах огонек воспоминания о минувшей ночи, связавшей их навеки.

– Звучит заманчиво, – отозвалась Адель, улыбнувшись ему в ответ. Хотя она старалась не выдавать своих сокровенных чувств, не в ее силах было скрыть свет любви, отражавшийся на ее лице. Одно прикосновение его рук вызывало волнение в ее теле, губы истосковались по сладости его поцелуя. Воспоминание о той чудесной ночи, которую они тайком провели вместе, заставляло ее сердце биться чаще.

Напуганная собственной страстностью, Адель попыталась сосредоточить все внимание на более насущных вещах: вряд ли рыночная площадь была подходящим местом для подобных мыслей.

Позже на дорогу было куплено несколько буханок хлеба с хрустящей корочкой и головка терпко пахнущего сыра. У прилавка пекаря ароматные пироги с мясом выглядели так аппетитно, что они, не удержавшись, съели один на двоих – горячий, прямо с противня, – дуя на дымящуюся начинку, чтобы не обжечь губы.

В промежутках между прилавками все еще были заметны полоски льда, оставшиеся после вчерашнего снегопада. Это воспоминание вызвало у Адель улыбку. Если бы погода не испортилась, едва ли они остановились бы на ночлег в этом городишке. Однако судьба распорядилась так, что именно здесь они стали любовниками, и Адель от души благословляла эту запоздалую мартовскую метель.

Стоя в малиновой тени навеса, Рейф украдкой взял в ладонь руку Адель и крепко сжал ее. Этот неожиданный жест вызвал у нее дрожь радости.

Еще некоторое время они бродили вдоль длинного ряда палаток, чувствуя себя как никогда близкими и вместе с тем избегая прикасаться друг к другу. Адель восторгалась выставленными на прилавках резными ложками и кубками, ярко вышитыми скатертями и вязаными кушаками. Затем она долго смеялась и радостно хлопала в ладоши при виде ручной обезьянки, которая прыгала и скакала по небольшой деревянной сцене, одетая в миниатюрное кардинальское облачение. Рейф тоже смеялся от души – не только и не столько над забавными выкрутасами зверька, сколько над язвительными остротами в адрес римско-католической церкви. Как и все его сограждане, барон с негодованием воспринял папский эдикт, запрещавший совершать церковные таинства в Англии, что на деле означало отлучение от церкви целого народа – и все ради того, чтобы наказать короля за его непокорность Риму.

Когда Рейф швырнул дрессировщику обезьянки несколько монет, желая наградить его за смелость, тот стянул с головы свой украшенный кисточками колпак и низко поклонился.

Скоро их прогулка по ярмарочной площади подошла к концу. У дороги их уже ждали люди де Монфора с лошадьми и повозкой. Тут же находились камеристки Адель – они с трудом держались в седлах, понурив головы и закутавшись в плащи от холодного ветра. Мрачный вид женщин объяснялся тем, что воины Рейфа не позволили им побродить по рынку и полюбоваться товарами вместе с их госпожой. Теплые имбирные пряники и кружка приправленного пряностями эля для каждой несколько улучшили их расположение духа, однако Адель чувствовала себя слегка виноватой перед ними, даже когда их отряд свернул на дорогу, ведущую к замку Саммерхей.


Пока они, оставив долину с расположенным в ней городком позади, постепенно поднимались к вершине обдуваемого всеми ветрами холма, Рейф размышлял над тем, как ему лучше поступить с д’Авраншем. Он намеревался оставить Адель под надежной охраной в ближайшем трактире и без нее поехать торговаться с владельцем Саммерхея. Достаточно одного взгляда на его рыжеволосый трофей, и д’Авранш уже ни перед чем не остановится, чтобы удержать Адель при себе.

Но что, если д’Авранша не окажется дома? В этом случае, решил Рейф, они продолжат путь в замок Фордем. Так будет лучше, поскольку это даст ему и Адель несколько недель спокойной жизни вместе, прежде чем правда дойдет до д’Авранша – или до монарха.

Погода постепенно прояснялась, из-за серебристых облаков выглянуло бледное солнце. Поверхность горной дороги оказалась твердой, и поездка доставляла им удовольствие. Около полудня они остановились перекусить в тени небольшой рощицы из потрепанных бурей вязов, увенчивавших вершину холма. Впереди вдоль узкой дороги с одной стороны простирался вековой лес, а с другой до самого горизонта тянулись вересковые пустоши, усеянные крупными валунами, которые издали можно было принять за пасущихся овец.

Понимая, что любые заросли по соседству с главной дорогой могут таить в себе опасность – леса нередко служили убежищем для разбойников, – Рейф распорядился, чтобы женщины продолжали путь в середине отряда – это должно было защитить их в случае нападения. Дорога шла вдоль самого края леса, но многие деревья уже были вырублены, и только в самой глубине вековых дебрей, под густым пологом которых пробивалась молодая поросль остролиста, можжевельника и папоротника, царили мрак и тайна.

Гнетущая тишина лесной опушки лишь изредка нарушалась пением птиц. Безмолвие выглядело слишком подозрительным, и Рейф невольно опустил руку, чтобы удостовериться в том, что его меч и кинжалы на месте. Впрочем, так сделал не он один – несколько людей из отряда последовали его примеру, бросая настороженные взгляды по обе стороны от расчищенного участка земли.

Впереди мелькнул поворот, за которым им предстояло пересечь каменный мостик, перекинутый через небольшой ручей. У самого моста дорогу перегораживало упавшее дерево. Ехавшие впереди всадники окриком предупредили об этом товарищей, и колонна остановилась. Рейф соскочил с седла, чтобы помочь своим людям справиться с препятствием. Адель тоже спешилась, обрадованная неожиданной передышкой. Ее горничные после долгих споров присоединились к ней, еле ковыляя на затекших ногах и громко сетуя на свою участь.

Воины Рейфа обвязали ствол веревками, после чего освободили из постромок одну из лошадей, чтобы сдвинуть дерево с места. Раздалась команда. Все отошли в сторону, затем огромная гужевая лошадь поднапряглась, и тяжелое дерево под ликующие крики солдат откатилось с дороги в поросшее вереском болото, не причинив никому вреда.

Лошадь уже успели отвести на место в упряжке, когда один из караульных подал сигнал тревоги. Из леса вдруг появилась целая толпа людей. Лишь немногие ехали верхом, но все они с дружным криком ринулись вперед, угрожающе размахивая палками и дубинками.

Мысленно проклиная себя за то, что вовремя не почуял засаду, Рейф приказал своим людям приготовиться к обороне, затем резко развернулся и с разбега вскочил в седло. За его спиной двое солдат, которым было поручено охранять женщин, уже вытащили свои мечи.

Одним стремительным натиском разбойники взяли их в кольцо, и обе группы столкнулись с шумом и громкими ругательствами. Рейф с тревогой обнаружил, что оказался отрезанным от Адель, и в отчаянии крушил вокруг себя одного врага за другим, пытаясь пробиться к ней. Им приходилось иметь дело по меньшей мере с тридцатью нападавшими, но, даже несмотря на то что численный перевес был не на их стороне, люди Рейфа проявляли чудеса стойкости.

Ловко орудуя мечом в надежде прорваться к Адель, Рейф издал яростный вопль, увидев, что она со всех сторон окружена вражескими всадниками. В одно мгновение ее оторвали от земли и перекинули через луку седла. Затем всадники неожиданно скрылись, петляя, словно потерявшие разум пьяницы, по извилистым лесным тропкам. Рейф что было силы пришпорил коня и пустился за ними в погоню, заставляя всех, кто попадался ему на пути, бросаться врассыпную. К несчастью, похитители Адель уже успели уйти довольно далеко; к тому же они куда лучше ориентировались в этом лесу.

Несколько солдат Рейфа с шумом ринулись за ним, горя желанием догнать негодяев, но густые заросли мешали им разглядеть удалявшихся разбойников, и скоро те скрылись в лесной чаще. Какое-то время преследователи еще могли слышать доносившийся издалека стук копыт, однако Рейф не взялся бы утверждать с уверенностью, исходил ли этот звук от разбойников, или же то было просто эхо от копыт их собственных лошадей.

Наконец Рейф опустил поводья. Его люди отстали. Ехать дальше было бесполезно, поскольку они не имели понятия, какую именно дорогу выбрали для себя грабители. Как ни трудно было взглянуть в глаза горькой правде, однако ничего другого ему не оставалось – он потерял Адель.

Повернув коня, барон галопом поскакал обратно к главной дороге, чтобы оттуда оценить положение. Некоторые из разбойников все еще находились там, явно озадаченные тем, что сообщники бросили их на произвол судьбы. Рейф схватил одного из негодяев за волосы и, не обращая внимания на его мольбы, в гневе потребовал сообщить, куда его дружки увезли женщину. Ничего не добившись, он несколько раз ударил свою жертву рукоятью меча.

– Говори, где находится ваш лагерь, ты, воровское отродье, – прорычал Рейф, легко приподняв его своей железной дланью.

– Но я правда ничего не знаю, – заскулил в ответ разбойник.

Рейф нагнулся над дрожащим словно осенний лист болваном, испытывая сильное желание избить его до полусмерти. Пока тот тянул свою волынку, враги увозили Адель все дальше и дальше в лес. От этой мысли у Рейфа кровь стыла в жилах. Он уже готов был привести в исполнение угрозу отрезать негодяю ухо, когда тот наконец сдался:

– У нас нет лагеря – его свернули еще накануне ночью.

Де Монфор с трудом поборол искушение убить противника прямо на месте.

– И какой мне от этого толк? Куда они увезли женщину?

– Откуда мне знать? Может быть, на восток? – высказал догадку рыжебородый разбойник, морщась от боли. – Мы люди Джека Браутона, и мы армия, а не какая-нибудь шайка грабителей.

– Армия? Что еще за армия, грязные ублюдки?

– Наш хозяин могуществен. У Джека много друзей среди высшей знати. – Последние слова явно предназначались для того, чтобы произвести впечатление.

Рейф с отвращением оттолкнул бандита в сторону. Допрос так ни к чему и не привел. Кроме того, двое из его людей были ранены, и ему еще предстояло проверить, насколько серьезно они пострадали, а также проследить за тем, чтобы им сделали перевязку и доставили в ближайший город. Адрик тем временем уже пытался залечить царапины, полученные в схватке лошадьми.

В конце концов Рейф пришел к выводу, что его отряд неплохо показал себя в бою – больше десяти нападавших лежали на земле, некоторые из них еще корчились от боли, но большинству уже ничем нельзя было помочь.

– Свяжите пленников, обыщите их и бросьте в повозку, а потом хорошенько осмотрите мертвых – может быть, удастся что-нибудь найти.

Поначалу обыск ничего не дал, если не считать нескольких монет и кольца, однако на последнем из трупов один из солдат Рейфа обнаружил замусоленный клочок пергамента. Когда Рейф развернул его, то сразу же воспрянул духом. Это была грубо составленная карта местности, из чего следовало, что по крайней мере некоторые из разбойников не были местными жителями, а прибыли сюда издалека – очевидно, с целью найти что-то по заданию того, кто их послал.

Нахмурившись, Рейф развернул карту, пытаясь отыскать на ней наиболее приметные объекты, и сразу заметил, что городок Лоуэр-Марден был отмечен красным кружком – возможно, кто-то из грабителей увидел их на ярмарке и наметил своей очередной жертвой. Однако это показалось Рейфу маловероятным, поскольку они даже не притронулись к телеге с припасами до тех пор, пока их сообщники не скрылись. Похоже, помимо похищения Адель, внезапное нападение не имело никакой определенной цели.

Прищурив глаза, Рейф внимательно рассматривал набросок. Учитывая рельеф местности, неназванная точка на карте, отмеченная крестиком, могла быть только замком Саммерхей. Может быть, весь этот сброд направлялся туда, чтобы уладить какие-нибудь разногласия с Хью д’Авраншем? Разбойники выглядели слишком оборванными и плохо вооруженными, чтобы состоять на службе у какого-нибудь знатного лорда, хотя именно это следовало из намеков рыжебородого бандита. В уме у Рейфа роилось слишком много вопросов, на которые у него не было ответов – по крайней мере достаточно убедительных.

Тут его внимание привлек чей-то громкий стон. Камеристки Адель показались из-за большого камня, за которым прятались во время нападения. Проклятие! И почему только эти негодяи не забрали с собой их вместо Адель? Теперь на его плечи свалилось дополнительное бремя в виде двух заплаканных особ.

Рейф ободряюще улыбнулся обеим девушкам и попытался уговорить их продолжить путь, однако без всякого успеха – Марджери и Кейт только причитали и заламывали руки. Наконец терпение у него лопнуло, и он суровым тоном приказал им немедленно занять места в строю.

Пока де Монфор осматривал раны, полученные в схватке его людьми, в уме у него вертелся все тот же вопрос: зачем разбойникам понадобилось на них нападать? Проклятые мужланы наверняка заметили обеих камеристок, поскольку прятались в засаде поблизости, пока солдаты Рейфа расчищали путь. Странно, что они не прихватили с собой и их, хотя бы ради забавы. Это была одна из многих загадок, смущавших его, в результате Рейф все больше склонялся к мысли, что люди, напавшие на них, не были обычными грабителями с большой дороги.

Развернув свой отряд, он направился обратно в Лоуэр-Марден – ему нужно было подыскать пристанище для своих раненых солдат и, кроме того, узнать побольше о Джеке Браутоне и его разбойничьей шайке.


Адель едва не надорвала себе горло от крика, однако все ее усилия оказались напрасными. Рядом не было никого, кто бы мог прийти ей на выручку: двое угольщиков с почерневшими от сажи лицами, которых они миновали на лесной поляне, только тупо уставились в их сторону и не сделали никаких попыток остановить похитителей, несмотря на все ее призывы о помощи.

Девушка спросила разбойника, к чьей лошади она была привязана, кто он и куда ее везут, но тот в ответ грубо приказал ей замолчать, а когда она снова попыталась обратиться к нему с теми же вопросами, он слегка стукнул ее по голове. Затрещина, хотя и не причинила ей боли, явилась сильным ударом по ее достоинству. Глубоко оскорбленная, Адель не произнесла больше ни слова, однако хорошо запомнила рябое лицо негодяя, его спутанные волосы и исходивший от него запах лука.

Несмотря на то что она старалась не показывать этого своим похитителям, Адель была до смерти перепугана. По мере того как отряд проезжал милю за милей, ее разочарование только усиливалось. Она надеялась, что Рейф тут же бросится за ними в погоню, чтобы спасти ее, – в его присутствии она чувствовала себя в безопасности; однако теперь ей стало ясно, что это ощущение было ложным. Она до сих пор не могла понять, что же все-таки произошло. Сначала Адель наблюдала за тем, как люди Рейфа убирали с дороги дерево, а уже через миг на поляне завязалась кровавая схватка. Ей следовало вскочить в седло и отъехать в какое-нибудь более безопасное место, однако она была настолько ошеломлена этим внезапным нападением, что спасительная мысль даже не пришла ей в голову.

Пошел дождь, и вскоре струйки воды, падавшие со шляпы разбойника, в чьем седле она оказалась, начали стекать по его лицу, оставляя светлые полосы на слое глубоко въевшейся грязи. Адель завернулась поплотнее в свой плащ, безуспешно пытаясь держаться как можно дальше от своего похитителя. К несчастью, они неслись вперед с такой скоростью, что ей приходилось цепляться за него, чтобы не упасть. В конце концов он обхватил ее рукой, крепко прижав к себе и вынуждая терпеть близость его потного тела.

Наконец они въехали в какой-то поселок. К этому времени дождь прекратился, и из растянувшихся вдоль дороги лачуг появилась толпа мужчин, женщин и детей, которые, судя по всему, ожидали их прибытия.

– Эй, ты! Веди себя тихо, и тогда тебе не причинят вреда, – прошипел разбойник на ухо Адель, обдав ее зловонным дыханием.

Девушка вынуждена была подчиниться, поскольку умолять варваров в лохмотьях о помощи казалось ей бессмысленным. Один из разбойников отвязал ее, стащил с седла и крепко держал до тех пор, пока ее похититель не спешился. Затем они скрутили ей руки и потащили за собой.

Вся дрожа, чувствуя боль от ушибов, Адель двигалась вперед, еле держась на ногах. Когда она проходила мимо толпы зевак, люди, расступаясь, смотрели на нее, словно на какую-нибудь диковинку. Кем были эти грязные оборванцы? Больше всего они напоминали Адель нищих, которые обычно выстраивались у церковных ворот, выставляя напоказ свои болячки: куда бы она ни посмотрела, ей бросались в глаза искривленные конечности, нарывы и обезображенные струпьями лица.

Двое мужчин ввели ее в деревянную хижину, битком набитую людьми, которые тут же прервали свою беседу, едва ее втолкнули внутрь. Из полумрака комнаты до нее донесся знакомый надтреснутый голос:

– Добро пожаловать, дорогая сестра.

У Адель от неожиданности все оборвалось внутри.

– Джос! – прошептала она куда-то в темноту, быстро моргая, чтобы ее глаза привыкли к скудному освещению. Лица окружающих расплывались перед ее взором, похожие на серые тени в задымленном воздухе хижины.

Какой-то человек в плаще выступил вперед, и, когда он откинул капюшон, она узнала брата. Страх, радость и облегчение одновременно нахлынули на нее, заставляя кровь быстрее струиться в ее жилах. Разумеется, если Джос был здесь, рядом, она могла чувствовать себя в безопасности, даже несмотря на угрожающую внешность обитателей этого лагеря. И тем не менее Адель не могла отделаться от смутного беспокойства – совсем как во время их последней встречи в лесу.

– Почему ты позволил мне думать, будто меня похитили разбойники? – осведомилась она, не скрывая негодования.

– Ну же, не сердись. Просто так было проще, – добродушно отозвался Джос. – Извини, если я напугал тебя. Тебе нечего опасаться со стороны моих людей.

– Твоих людей? – переспросила Адель, окинув взглядом переполненную комнату. Лица многих, собравшихся вокруг дымящегося очага, действительно показались ей знакомыми. Среди них находился и тот гигант из леса, пояс которого был увешан кинжалами. Все они смотрели на нее, довольно ухмыляясь, и внезапно Адель поняла, что они ждали от нее изъявлений признательности. В их глазах де Монфор был прежде всего слугой ненавистного короля Иоанна, и они искренне полагали, что вырвали сестру своего предводителя из рук человека, насильно удерживавшего ее в плену.

– Так ты проделал весь путь от Эстерволда, чтобы спасти меня? – только и смогла выговорить она. Теперь картина становилась для нее более или менее ясной.

– Верно. Разве не об этом ты меня просила? – развязно отозвался Джос.

– Да, конечно, но с тех пор прошло много времени и… обстоятельства изменились.

– Что ты имеешь в виду? – Улыбка тут же исчезла с его лица. Он подхватил ее под руку и направился к двери. – Пойдем со мной.

Поскольку Адель не видела способа отказаться, она покорно двинулась за ним. Воздух снаружи по-прежнему был влажным и сырым. Женщины и дети все еще стояли поблизости, однако при появлении Джоса они тут же незаметно скрылись.

– А теперь изволь объясниться, Адель, – потребовал Джос недовольным тоном. – Ты по-прежнему обручена с Хью д’Авраншем?

– Ну… в общем, и да, и нет. Лорд Рейф собирается предложить ему щедрую сумму в качестве отступного. О, Джос, когда я писала тебе, то была вне себя от гнева и страха. Теперь все обстоит иначе. Я люблю его… То есть… Речь идет о Рейфе де Монфоре.

Молодой человек изумленно уставился на нее.

– Что? – переспросил он наконец. – Что все это значит?

– Пойми, я хочу выйти замуж за Рейфа. Он намерен заключить с д’Авраншем сделку по поводу брачного контракта. Помимо всего прочего, этот человек никогда меня в глаза не видел, для него я всего лишь имя… О, Джос, мы с Рейфом больше не враги, и тебе незачем было спасать меня от него. Как только ты вернешься домой, Бохану придется покинуть замок, и, когда ты вступишь во владение Эстерволдом, я перестану считаться подопечной короля. Тогда он уже не вправе будет навязывать мне брак с человеком, с которым я даже не знакома. Неужели ты не можешь меня понять? – закончила Адель робко, между тем как Джос продолжал смотреть на нее с каменным лицом, словно она говорила на совершенно чуждом ему языке.

– Меня нисколько не волнует весь этот вздор насчет любви. Де Монфор по-прежнему остается моим врагом. Твоя предполагаемая помолвка с д’Авраншем – вот что имеет для меня значение. Из этого можно извлечь уйму денег.

– Джос! – вскричала Адель в ужасе. – Я собираюсь выйти замуж не за него, а за лорда Рейфа, и как новый хозяин Эстерволда ты легко мог бы это устроить.

– Нет и еще раз нет, – ответил он не моргнув глазом. – Де Монфор – негодяй. Не забывай, что он из свиты короля и никогда не женится на такой, как ты. Этот человек просто хочет переспать с тобой, глупышка, как и любой другой мужчина с горячей кровью. И запомни – больше я не желаю об этом слышать!

Адель не могла поверить, что все это происходит наяву.

– Я люблю его, – повторила она, но Джос в ответ только презрительно скривил губы:

– Послушай, я понимаю, тебе сейчас кажется, будто ты его любишь, но я – твой брат и мне лучше знать. Де Монфору было поручено доставить тебя к жениху, однако стоило ему увидеть тебя, как он сам положил на тебя глаз, вот и все. В моих планах для него нет места; и если даже он отказался от своего задания, я намерен довести дело до конца. Вместо благодарности от старины Иоанна моей наградой станет золото, сестра. Полные пригоршни золота.

– Прошу тебя, Джос, – взмолилась Адель, – забудь об этом письме и послушай, что я говорю тебе!

– Ладно, Бог с ним, с письмом. Но ты должна раз и навсегда выбросить из головы всю эту чушь насчет любви. Д’Авранш охотно заплатит любую сумму, лишь бы заполучить тебя. Не бойся, я потребую выкуп под стать твоей красоте и его богатству. – Джос ухмыльнулся, явно очарованный собственным красноречием. – Для такого знатного лорда жалкая дыра вроде Эстерволда не имеет большого значения, поэтому я собираюсь потребовать замок обратно.

Презрительный отзыв Джоса об их родовом гнезде удивил и огорчил Адель.

– Как ты можешь называть свой собственный дом – свое наследство – жалкой дырой? И, кроме того, Джос, Эстерволд уже и так принадлежит тебе.

– А вот я не исключаю, что твоя привлекательность отчасти объясняется тем, что ты являешься наследницей, – продолжал Джос, явно пропустив ее слова мимо ушей.

– Да выслушай же меня! – крикнула она, дернув его за руку, чтобы привлечь к себе его внимание. – Эстерволд не имеет никакого отношения к моему приданому. Он уже твой.

На какой-то миг Джос уставился на нее, пораженный ее словами. Затем его бледное лицо покрылось густым румянцем. Не дав ей сказать ни слова, он схватил ее за руку и потащил за собой по ухабистой тропинке, проходившей между лачуг.

Его цепкие пальцы сжали ей запястье с такой силой, что на нем остались синяки.

– Перестань, Джос! Мне больно, – вскрикнула Адель.

Он тут же ослабил хватку и, остановившись, повернул Адель лицом к себе.

– Извини, я не хотел, – произнес он хмуро. – Никогда, никогда не вынуждай меня причинять тебе боль. Просто делай то, что тебе говорят. Я же не собираюсь продавать тебя в какой-нибудь лондонский дом терпимости. Скоро ты станешь хозяйкой огромного поместья.

– Но для этого мне придется выйти замуж за человека, с которым я даже не знакома! Пойми, мое сердце уже отдано Рейфу. Неужели ты не видишь, что обрекаешь меня на рабское существование в доме д’Авранша! – Она всматривалась в его лицо, надеясь найти на нем хотя бы проблеск сострадания, однако оно, казалось, превратилось в неподвижную маску. – Неужели мое счастье тебя совсем не заботит? Многие годы я мечтала о твоем возвращении, но теперь ты так изменился, что стал для меня совсем чужим. А когда-то мы были так близки с тобой, Джос! Помнишь, как мы однажды, играя, спрятались в старом туннеле? А ту шлюпку, которую ты сам построил? Мы еще плавали на ней в пруду, где разводят рыбу. Это было в том самом году, когда собака бондаря принесла щенков и нам пришлось…

– Прекрати сейчас же! – огрызнулся Джос. – Я ничего не помню и не желаю, чтобы ты впредь заводила подобные разговоры.

– Но ты не мог так просто взять и забыть все это!

– Если бы тебя били каждый день так, как меня, ты была бы рада уже тому, что не забыла своего собственного имени, – ответил он язвительно, после чего через силу улыбнулся и добавил уже более мягко: – Просто наберись терпения, Адель, и все будет хорошо. А пока я хочу, чтобы ты оставалась в хижине и никуда не выходила – так надежнее. Завтра мы покинем это место. – Он осмотрелся по сторонам и ухмыльнулся: – Я что-то не вижу сегодня того огромного уродливого пса, который тебя сторожит.

От этих слов по спине Адель пробежал холодок. Она попыталась уклониться от его объятий, но тщетно – Джос крепко прижал ее к себе и поцеловал в губы так, что ей стало больно.

– Запомни, сестра, пока ты здесь, твоя безопасность зависит только от меня.

Глава 7

Едва Адель осталась одна в полутемной хижине, как вся напускная отвага разом покинула ее. Она опустилась на корточки и горько зарыдала, всей душой проклиная себя за слабость. Жаловаться на судьбу в ее положении было бессмысленно. Она должна была продумать план побега, поскольку ни на какую помощь со стороны брата рассчитывать не приходилось.

Девушка подкралась ко входу в хижину. Как она и предполагала, дверь оказалась запертой снаружи на висячий замок. Ей оставалось только надеяться, что единственный ключ от замка находился у Джоса, хотя даже это не слишком ее успокаивало.

Она принялась осматриваться по сторонам. Темнота внутри хижины не была полной благодаря проблескам лунного света, проникавшим между плохо подогнанными деревянными ставнями. Как только ее глаза привыкли к полумраку, она заметила на полу набитый соломой тюфяк и уселась на него, поджав колени. Ей нужно взять себя в руки. То, что ее брат оказался таким бесчувственным, явилось для Адель тяжким ударом. По-видимому, побои, которым, по его словам, он подвергался, лишили его не только детских воспоминаний. Хотя нежная привязанность к мальчику, которого она когда-то знала, все еще не угасла в сердце Адель, Джос-мужчина подвергал эти чувства суровому испытанию на каждом шагу. Не потому ли он с ходу отверг ее любовь к Рейфу, как женский каприз, что сам никогда и никого не любил? Или же она просто мешала его замыслам?

Совершенно изнуренная, Адель улеглась на тюфяк и стала прислушиваться к звукам, доносившимся снаружи. Еще недавно там царили шум и пьяное веселье, но теперь все стихло. Затем до ее слуха долетели приглушенные голоса прямо за дверью. Адель застыла на месте. Что, если эти люди вломятся в хижину и попытаются ее изнасиловать? Даже несмотря на то что Джос запер дверь на замок, дерево, из которого она была сделана, выглядело таким ветхим, что выбить ее не составляло труда.

Наконец гуляки удалились, и Адель испустила вздох облегчения. До сих пор она даже не замечала, что лежит затаив дыхание. Она вынуждена была оставаться настороже, чтобы ее не застигли врасплох. Каждый раз, когда ее глаза смыкались, Адель щипком заставляла себя снова открыть их, а когда голова от усталости опускалась на грудь, она резко выпрямляла спину.


Ее вывел из полудремы неожиданный стук в дверь. По-видимому, несмотря на все усилия, она проспала довольно долго, поскольку в щели под дверью и между ставнями уже проникал слабый свет раннего утра.

– Не бойся, Адель, это я.

У нее немного отлегло от сердца при мысли, что к ней пришел Джос, а не кто-то другой из ее похитителей. После нескольких сильных ударов и приглушенных ругательств ему в конце концов удалось открыть заржавевший замок. Дверь со скрипом распахнулась, отлетев почти к самой стене, и повисла косо на полуоторванных петлях. В дверном проеме показался Джос, темный силуэт которого смутно вырисовывался на фоне серого рассвета.

Когда Джос подошел ближе, Адель заметила, что он выглядит угрюмым, подбородок его казался темным от выступившей на нем рыжеватой щетины.

– Мы что, уже уезжаем? – спросила Адель, с трудом поднявшись на ноги.

– Да, и чем скорее, тем лучше. Люди Браутона – не более чем банда грабителей. Будет лучше, если мы от них отделаемся. – Тут Джос понизил голос и признался тоном заговорщика: – Мы направляемся в наш собственный лагерь, недалеко от замка Саммерхей.

При упоминании этого ненавистного места у Адель все оборвалось внутри. Джос не изменил за ночь своего решения. Она хотела снова обратиться к нему с просьбой, но в конце концов отказалась от этой мысли. Лучше сделать вид, будто она покорилась его воле, тогда он ослабит надзор и, возможно, ей представится удобный случай для побега.

– Сестра, неужели у тебя не найдется хоть нескольких слов приветствия для родного брата?

– Доброе утро, Джос, – отозвалась Адель покорно, беспокойно облизывая губы. Когда он протянул к ней руки, она попыталась увернуться, но недостаточно быстро, и Джос тут же заключил ее в объятия.

– Почему ты не хочешь меня поцеловать и шарахаешься, как от прокаженного? Неужели ты и впрямь так холодна? – хрипло осведомился он.

Хорошо еще, что их окружал полумрак, так как, будь в хижине хоть немного светлее, он бы наверняка заметил ее отвращение. Сначала близость Джоса вызвала у нее приступ панического страха, но Адель все же сумела совладать со своими чувствами и даже выдавила из себя улыбку, а затем слегка чмокнула его в щеку:

– Вот тебе, брат, утреннее приветствие и поцелуй в придачу.

Снаружи раздался стук конских копыт, и этот звук мгновенно привлек внимание Джоса, дав Адель возможность высвободиться из его объятий. Он что-то недовольно проворчал, однако не произнес больше ни слова, дожидаясь, пока она наденет ботинки.

Когда они вышли на улицу, Адель с удивлением обнаружила, что даже в этот ранний час в поселке кипит бурная деятельность. Неожиданно для себя она заметила Лунного Света, стоявшего в тени между строениями. Не веря собственным глазам, она окликнула его, и конь в ответ весело заржал.

Ее изумление и радость заставили Джоса улыбнуться.

– Мне показалось, что этот конь твой, – произнес он, потянув за поводья Лунного Света, чтобы вывести его из укрытия.

– Где ты его нашел? – в восторге воскликнула Адель, поглаживая бархатистую морду своего любимца. В знак преданности Лунный Свет потерся носом о шею хозяйки, его горячее дыхание проникало под ее плащ.

– Люди Браутона поймали его. Эти негодяи наверняка оставили бы бедное животное себе, если бы я сразу его не узнал. У меня наметанный глаз во всем, что касается лошадей. – Джос осмотрелся по сторонам, после чего добавил чуть слышно: – Еще немного времени, и мы снова будем предоставлены сами себе.

По ухабистой улице в их сторону уже направлялось несколько пугающего вида вооруженных до зубов субъектов, во главе которых шел рыжебородый детина огромного роста. Судя по всему, это и есть их предводитель, подумала Адель с отвращением.

Как только Джос заметил их, его лицо тут же расплылось в дружелюбной улыбке и он выступил вперед, чтобы поздороваться. Пока мужчины похлопывали друг друга по спинам, Адель недоумевала, чем была вызвана столь неожиданная перемена в настроении брата.

– Когда я вернусь, парни, мы с вами повеселимся на славу, – пообещал Джос, обменявшись рукопожатием с рыжебородым гигантом.

– А ты уверен, что сможешь провернуть это дельце без посторонней помощи? – спросил тот.

– Само собой, Джек. Ты и так уже достаточно мне помог, теперь настала моя очередь сделать то же для тебя. – Джос жестом велел своим подчиненным привести лошадей. – Мы без труда разделаемся с этими ублюдками, а если они держат в плену кого-нибудь из твоих людей, мы вызволим их и привезем с собой. По слухам, повозка битком набита золотом. Скоро мы вернемся сюда, чтобы поделиться добычей.

Джек Браутон ухмыльнулся, обнажив почерневшие остатки зубов.

– Что ж, подождем, – ответил он, потирая руки.

Все снова принялись по-дружески похлопывать друг друга по спинам.

– Ты, конечно, собираешься сначала отвезти сестру в замок? – спросил Джек Браутон.

– Да, таков мой план.

– Превосходно. Я пошлю с тобой пару своих людей – они покажут путь.

Адель сразу догадалась, что последнее предложение не слишком устраивало ее брата, но Джос благоразумно предпочел согласиться.

Несколькими минутами позже небольшой отряд из десяти человек верхом на жалких клячах отправился в путь. Люди Джека Браутона следовали за ними по пятам. Адель поняла, что Джек послал их на тот случай, если Джос вздумает нарушить данное слово, однако она не имела ни малейшего понятия, чью повозку они собирались ограбить. Лишь когда кавалькада отъехала на достаточное расстояние от лагеря, правда начала понемногу доходить до ее полусонного рассудка. Джос имел в виду повозку Рейфа, хотя она могла утверждать с уверенностью, что никакого золота там не было!

Как только они сделали привал, чтобы напоить лошадей, она подъехала к брату:

– Стало быть, вы положили глаз на повозку де Монфора?

Джос осмотрелся по сторонам, как бы для того, чтобы удостовериться, не подслушивают ли их.

– Ну вот, опять начинаются вопросы. И когда только ты научишься мне доверять? Никто тебя не упрекнет, если ты не будешь знать, что происходит.

Адель слегка удивило, что на этот раз ее любопытство не вызвало у него досады. Затем Джос поразил ее еще больше, взяв под руку и отведя на несколько шагов в сторону вдоль илистого берега ручья.

– Да, мы собираемся захватить повозку де Монфора, – нарочито громко произнес он.

– Но там нет никакого золота.

– А я и не говорю, что оно там есть.

– Но… Зачем же вам тогда ее грабить?

Джос подмигнул ей в ответ:

– Тс-с. Скоро ты сама все поймешь. – Он потрепал рукой ее подбородок, по-прежнему пребывая в прекрасном расположении духа.

В полдень они остановились у колодца с холодной водой; на этот раз вся еда их состояла из нескольких ломтей черствого хлеба и сыра. Как ни странно, Джос запретил своим людям прикасаться к элю, который они привезли с собой во фляжках. Люди Браутона, однако, не отказали себе в удовольствии отведать спиртного.

Адель уселась на траву, наслаждаясь теплыми лучами солнца, падавшими на нее. От нечего делать она принялась рвать маргаритки на лугу, чтобы сделать из них венок, ногтем разделяя стебельки на части и сплетая их вместе. Затем она со вздохом вытянула ноги и, убедившись в том, что никого из мужчин рядом нет, разлеглась на траве, любуясь ярко-голубым небом, по которому медленно проплывали белые пушистые облака. Ей очень хотелось немного поспать, однако она понимала, что не время позволять себе сейчас подобную роскошь.

Девушка еще раз осмотрелась по сторонам. Недалеко от нее, чуть в стороне от остальной группы, двое людей Браутона мирно дремали, прислонившись спинами к замшелому валуну, рядом лежали пустые фляжки из-под эля.

Внезапно она краем глаза заметила позади них какое-то движение. Двое мужчин выскочили из засады, блеснула на солнце сталь, и скоро все было кончено. Лазутчики Браутона валялись на окровавленной траве с перерезанными глотками.

– Отлично сработано, парни. Туда им и дорога, – похвалил их Джос, после чего обернулся к Адель, которая наблюдала за ними с побелевшим от ужаса лицом. – Теперь ты понимаешь? Я и не собирался грабить повозку де Монфора. Эту басню я выдумал, чтобы заткнуть рот Браутону. По его словам, я перед ним в долгу, поскольку его люди помогли мне спасти тебя.

Джос рассмеялся и зашагал прочь, крикнув своим людям, чтобы те садились в седла и отправлялись в путь.

По телу Адель пробежал озноб. Движимая каким-то болезненным любопытством, она посмотрела в сторону убитых, которые по-прежнему сидели, прислонившись к огромному камню. Лица их были частично скрыты капюшонами, и со стороны могло показаться, будто эти люди просто спят. Дрожащими руками девушка взяла поводья Лунного Света и с трудом взобралась в седло. Ей хотелось бы думать, что она ошибается, однако ее упорно преследовала мысль, что если бы она стояла у Джоса на пути, он отделался бы от нее с той же легкостью, что и от лазутчиков Джека Браутона.


Когда они наконец прибыли в лагерь, расположенный в самой глубине лесной чащи, Адель, к своему удивлению, обнаружила там женщин и детей. Их присутствие придавало этому месту сходство с поселением, которое они недавно покинули. Возможно, люди Джоса меньше напоминали нищих, однако разница была невелика – их жилища представляли собой времянки с крышами, сделанными из ветвей, а некоторые из них укрывали куски залатанного брезента, натянутые между молодыми деревцами.

Сначала девушке показалось, что чуть ли не все обитатели лагеря, вышедшие из своих убежищ, с опаской глазели на нее, однако, когда Джос объяснил причины ее присутствия среди них, настороженные взгляды сменились улыбками и они охотно приняли Адель в качестве чудесным образом нашедшейся сестры своего предводителя.


Дни проходили один за другим, собираясь в недели, и Адель начала все больше роптать на условия своего заключения. Несмотря на то что ей не связывали руки, как настоящей пленнице, она ни разу не смогла покинуть зеленую поляну, на которой был разбит лагерь. Будь у нее хотя бы малейшая возможность, она бы непременно убежала, однако Джос предвидел это и держал ее под неусыпным надзором. Даже детей, по-видимому, предупредили о том, чтобы они не смели приближаться к леди, поскольку Адель не раз замечала, как малыши украдкой подсматривали за ней из-за угла, прежде чем с веселым гиканьем броситься врассыпную.

Под тем предлогом, что его сестра нуждалась в прислуге, Джос приставил к ней двух женщин, хотя Адель не сомневалась в том, что их подлинной задачей было следить за каждым ее шагом. Поначалу она надеялась подружиться со своими новыми служанками, однако они редко к ней обращались, а когда это все же случалось, их деревенский говор звучал настолько чуждо для слуха Адель, что она с трудом их понимала. Женщины все время оставались рядом с ней, вежливые, отчужденные и неизменно бдительные. Свою должность они получили лишь потому, что их брат был заместителем Джоса. Больше Адель почти ничего о них не знала.

Жизнь в лесном лагере текла настолько однообразно, что ей хотелось рвать и метать от скуки. Как ни странно, она теперь чуть ли не с нетерпением ждала предстоящей поездки в Саммерхей – хотя бы для того, чтобы начать жить снова. Каждый день, проведенный в поселении, был для нее сродни чистилищу.

Временами, когда Адель становилось особенно тяжело, она позволяла себе думать о Рейфе, и тогда сердце ее разрывалось от тоски. Она не сомневалась: рано или поздно он придет ей на помощь; однако дни сменялись неделями, недели – месяцами, и мало-помалу ей пришлось смириться с горькой действительностью. Рейф так и не появился. Неужели король послал его в какое-нибудь другое место с новым поручением? Или она так мало его заботила, что он даже не подумал отправиться на ее поиски? Всякий раз, когда эта убийственная мысль проникала в ее сознание, Адель тут же старалась избавиться от нее. Скорее всего правда состояла в том, что Рейф просто не знал, где ее найти.

Помимо Джоса, единственной связью Адель с прошлой жизнью оставался ее мерин. Несмотря на то что ей не разрешали ездить верхом на Лунном Свете, она каждый день навещала своего четвероногого друга в его наскоро сооруженном стойле и проводила там долгие часы, ухаживая за ним и получая при этом хоть какое-то утешение. Прислонясь к теплому боку коня и гладя его шелковистую гриву, она изливала ему душу, почему-то уверенная в том, что он в состоянии понять причину ее печали. Иногда Лунный Свет терся носом о ее шею, и тогда его присутствие еще больше смягчало ее одиночество. Как жаль, что сейчас рядом с ней не было Вэла! Адель все же надеялась, что его раны полностью зажили. Хотя в лагере имелось несколько грязных псов, прятавшихся в кустах на опушке леса, ей так и не удалось завести дружбу с бедными созданиями, да и сами они, похоже, старались избегать человеческого общества.


С наступлением лета деревья покрылись буйной зеленью, такой густой, что она заслоняла собой солнце. Малиновые цветки азалии, росшей вдоль края поляны, покачивались на высоких тонких стеблях при малейшем дуновении ветерка. В лесу появилось множество птиц, а также разных мелких лесных тварей – Адель не раз слышала среди кустов какой-то шорох. Однако сама она почти все время оставалась в хижине в обществе двух своих надзирательниц, с их тупыми подобострастными лицами, которые готовы были часами просиживать без движения, уставившись друг на друга. Если Адель осмеливалась выйти наружу, они тут же следовали за ней. Стоило ей забрести в кусты, чтобы нарвать азалий, как они выхватывали цветы у нее из рук, заявляя, что этого ей делать не позволено, но так и не объясняя почему. Когда шел дождь, лес превращался в сплошную массу из влаги и тумана – тогда Адель и ее служанки вынуждены были прятаться в хижине. Крыша в их жилище протекала, и им приходилось подставлять под самую крупную струю деревянное корытце, а от остальных просто увертываться.

Наконец знаменательный день настал. Джос, одетый в свой самый лучший наряд – желтовато-коричневую тунику и сапоги из оленьей кожи, покинул лагерь и отправился на переговоры с Хью д’Авраншем, чтобы предложить тому за выкуп доставить его пропавшую невесту.

Весь вечер Адель ожидала его возвращения, и при одной мысли о том, что происходит сейчас в замке Саммерхей, у нее все переворачивалось внутри. Однако Джос не приехал ни тогда, ни вечером следующего дня, и Адель впала в еще большее уныние. Без сомнения, задержка объяснялась тем, что им до сих пор не удалось прийти к соглашению касательно суммы выкупа. Интересно, дорого ли она стоит в глазах родного брата, с горечью спрашивала себя девушка, помешивая в походном котелке похлебку из кроличьего мяса. Одна из ее служанок замесила тесто, и теперь на плоском камне рядом с кострищем пекся хлеб. Не отрываясь от котелка, Адель откинула с глаз непокорную прядь волос. Она еще ни разу не смотрелась в зеркало с тех пор, как приехала сюда, однако нисколько не сомневалась в том, что вид у нее не менее жалкий, чем у других женщин в лагере, – у нее тоже нечесаные волосы и залатанное платье. Что бы подумал Хью д’Авранш, если бы встретил сейчас свою нареченную? Наверняка он решил бы, что его обманули, увидев вместо утонченной аристократки, которую посулил ему Джос, простую деревенскую девицу.

Внезапно у края лагеря послышался какой-то шум – сначала окрик, затем быстрый цокот копыт, и на поляну ворвался Джос в сопровождении нескольких своих приближенных; он резко осадил коня, забрызгав грязью случайных зевак. Сердце Адель екнуло. Достаточно было одного взгляда на насупленные брови и тонкую линию губ на каменном лице, чтобы понять: в Саммерхее Джоса постигла неудача.

Спешившись, Джос рявкнул на тех, кто стоял рядом, и женщины с детьми тут же поспешили скрыться. Затем он крупными шагами направился к Адель, но, едва заметив, чем она занимается, тут же остановился.

– Бог ты мой! – набросился он с бранью на ближайшую к Адель служанку. – И о чем ты только думаешь, дурья твоя голова! Из моей сестры сделали посудомойку! Да ты посмотри на ее руки!

Женщина вскрикнула от боли, тщетно пытаясь увернуться от града ударов. Оставив половник в котелке с похлебкой, Адель попятилась назад.

– Хватит, Джос! – вмешалась она, через силу улыбнувшись. – Она тут ни при чем. Это была моя идея. Просто мне скучно сидеть здесь без дела.

– Пойдем со мной. – Джос схватил ее за плечо и увлек за собой к хижине, на ходу бросив служанкам: – Вы обе ждите тут, пока вас не позовут.

У Адель неприятно засосало под ложечкой.

– Неужели д’Авранш во мне больше не нуждается? – дерзко спросила она, как только они оказались внутри мрачной лачуги.

Джос тут же замахнулся на нее, собираясь ударить, но передумал:

– Иди сюда и сядь.

Адель послушно уселась на одно из бревен, которые они использовали вместо стульев, а Джос тем временем налил себе эля из небольшого бочонка в углу. С кружкой в руках он подошел к дверному проему и встал там, злобно глядя на обитателей лагеря, которые готовили себе полдник.

– Итак, – подсказала Адель, – начни с самого худшего.

– Этого ублюдка вообще не оказалось дома!

– Что? Тебе так и не удалось с ним встретиться? – воскликнула Адель, тут же снова воспрянув духом.

– Я говорил только с его мажордомом: сукин сын не нашел ничего лучшего, как попытаться захватить меня в плен. Мне с моими людьми пришлось скрыться в лесу, иначе бы нас всех перебили. Прежде всего мы избрали неверный путь – это проклятое место оказалось куда дальше от нас, чем я предполагал. Кроме того, на башнях там полно стражи, а сам замок окружен широким рвом с водой.

По мере того как Адель выслушивала поток жалоб Джоса, ее удивление возрастало. Ее брат провел большую часть жизни в Саммерхее, и уж кто-кто, а он должен был знать, чего ему там следует ждать. Почему же он не подготовился к этой вылазке более основательно?

– Ты хочешь сказать, что теперь там все изменилось?

– Что ты имеешь в виду?

– Только то, что ты должен знать насчет рва и стражи. Ты ведь прожил там не один год.

– И откуда в тебе столько догадливости, черт побери? – выругался Джос и снова подошел к бочонку с элем, чтобы наполнить кружку. – Я просто забыл, только и всего.

По лицу Джоса Адель понимала, что тот не расположен отвечать на вопросы, и потому молча ждала, пока он не осушит свою кружку с элем.

– А теперь слушай меня, – начал Джос, утерев губы рукавом. – Отныне больше никакой работы на кухне. Пусть эти две ленивые тетери справляются со всем сами. Я понимаю, тебе скучно сидеть без дела, но у меня нет при себе ни шелка для вышивания, ни игрушек, чтобы тебя развлечь. Впрочем, так будет не всегда. – Джос принялся расхаживать взад-вперед по хижине. – Знаешь, кажется, мне лучше перебраться сюда – так мы сможем больше общаться друг с другом, и, кроме того, я сам буду следить за тем, чтобы служанки не отлынивали от своих обязанностей. Да, пожалуй, так я и поступлю. По-моему, мысль просто превосходная.

Неожиданное предложение Джоса лишило Адель дара речи. Она ошеломленно уставилась на него, между тем как в уме у нее мелькали тысячи возражений, которые при нынешнем расположении духа ее брата вряд ли стоило высказывать вслух. До сих пор они с Джосом держались на расстоянии: она старалась уклоняться от его странных объятий, а он не преследовал ее. Однако девушка опасалась, что скоро все может измениться.

– В конце концов, – продолжил Джос, обернувшись к ней с двусмысленной ухмылкой на губах, – теперь мы с тобой лорд и леди Эстерволд. Не пора ли нам начать жить так, как подобает знатным людям в нашем положении?

– А как же Хью д’Авранш?

– Д’Авранш вернется домой, как только король покинет Францию. В чем, собственно, дело? – спросил он, заметив, как изменилось ее лицо. – Уж не думаешь ли ты, что я решил сдаться? Так у нас будет больше времени, чтобы подготовиться. Тебе следует вымыть волосы и отчистить с рук грязь, возможно, даже смазать их для мягкости гусиным жиром. Мне нужно, чтобы ты была похожа на настоящую леди, а не на какую-нибудь девчонку с кухни. – Заметив разочарование Адель, Джос нахмурился: – Что такое? Или ты все еще надеешься, что твой прекрасный рыцарь явится сюда за тобой? Да он давно уже забыл о твоем существовании. С тех пор как ты исчезла, де Монфор наверняка успел обзавестись дюжиной других девиц. Тебе он ни к чему. Теперь я сам о тебе позабочусь. Разве до сих пор у меня это плохо получалось?

– Я этого не говорила, – машинально отозвалась Адель.

– То-то же. Просто делай так, как тебе говорят, и все останется по-прежнему. Со мной ты в безопасности. Я уже дал знать своим людям, что любой негодяй, который осмелится к тебе приблизиться, тут же окажется на земле с перерезанным горлом. Но не думай, что сможешь от меня скрыться, – с угрозой добавил Джос. – Я ни днем, ни ночью не спущу с тебя глаз.


Джос сдержал слово и в тот же вечер перенес свои скудные пожитки в хижину. Адель поневоле пришлось все время держаться начеку. Ей казалось, будто она делит кров с диким животным, за которым требовалось постоянно следить, чтобы оно однажды не застало врасплох и не поглотило ее. Джос неохотно согласился повесить занавеску на бечевке, чтобы дать ей хоть какое-то уединение во время сна. Несмотря на то что потертая материя представляла собой весьма непрочную защиту, Адель чувствовала себя за ней в большей безопасности – так она по крайней мере была скрыта от его любопытных взглядов. Поначалу Адель неприязненно относилась к Мег и Джоан – прежде всего потому, что надзирательницы препятствовали возможности бегства, – однако теперь хорошо было хотя бы то, что они спали рядом с ее постелью. Для нее было крайне стеснительно жить в близком соседстве с человеком, который, даже приходясь ей родным братом, тем не менее оставался для нее чужим.

Каждый день Джос на долгие часы покидал лагерь вместе с самыми доверенными людьми из своего отряда – якобы для разведки окрестностей, однако Адель подозревала, что в действительности они грабили случайных путников или совершали набеги на придорожные фермы. Ни разу они не вернулись с пустыми руками. В первое время Джос утверждал, что вещи, которые появлялись в их временном жилище, были найдены им на дороге, но впоследствии он уже не утруждал себя объяснениями. Однако когда однажды он вернулся раньше обычного и привез с собой инкрустированную шахматную доску с крохотными фигурками из слоновой кости, Адель рассыпалась в благодарностях. Без сомнения, и доска, и фигурки тоже были им украдены, но все же девушка благоразумно предпочла воздержаться от вопросов.

Теперь они каждый день играли в шахматы до самых сумерек. К удивлению Адель, Джос оказался куда менее искусным игроком, чем был когда-то. Как ни странно, он не только не сердился на нее, когда она его обыгрывала, но, напротив, всячески расхваливал ее умение. Однажды Джос даже поцеловал ее руку, пытаясь изобразить из себя галантного кавалера, но стоило Адель почувствовать прикосновение его горячих губ, как по ее спине пробежала дрожь.

Иногда, когда они мирно играли в шахматы, а над их головами шелестела летняя листва, Адель с особой остротой пронзало воспоминание о давно минувших днях. Тогда ее брат был остроумным, добросердечным – иными словами, тем самым Джосом, которого она знала и любила.

– Ты никогда не рассказывал мне о своей жизни в Саммерхее, – осмелилась она спросить его однажды вечером, когда сгущавшиеся сумерки вынудили их отложить партию. – Неужели эти люди вовсе не были к тебе добры – даже на первых порах?

– Нет, – отозвался он, и лицо его омрачилось. – Сколько я себя помню, меня били каждый день, словно нашкодившего щенка. Так всегда обращаются со слугами, леди Адель. Разумеется, ты не могла об этом знать, живя у себя в замке в довольстве и неге, но именно такова участь большинства бедняков.

Неприкрытая злоба, проступавшая в его голосе, заставила ее вздрогнуть.

– Ты не можешь называть себя бедняком, а тем более слугой, Джос. – Она постаралась укротить его ярость. – Тебя содержали там в качестве заложника, только и всего. Это обычный порядок вещей. Отец полагал, что с тобой станут обращаться так же, как мы обращались с детьми, которых присылали в наш замок на воспитание.

– Что ж, в таком случае отец ошибался, – огрызнулся он, бросив на нее суровый взгляд.

Джос направился к бочонку с элем и наполнил свою кружку. Наконец он сумел побороть свой гнев и спросил у Адель, не желает ли она выпить.

– Нет, спасибо. Я лучше пойду спать, – сонным голосом отозвалась Адель.

Джос пожал плечами и направился к дверному проему, чтобы позвать служанок.

– Спокойной ночи, Адель, – произнес он уже мягче и, подойдя к ней, погладил ее по голове. – Мне очень жаль, что я оказался не таким, каким ты бы хотела меня видеть. Возможно, если бы я был другим, ты бы стала ко мне добрее, – добавил он грустно.

Адель была настолько поражена внезапной переменой в его настроении, что просто не знала, что ответить.

– Люди взрослеют, Джос. Жизнь меняет нас, и мы ничего не можем с этим поделать. – Она отвернулась прежде, чем он успел заметить слезы у нее на глазах.

Позже, лежа на своем жестком соломенном тюфяке и прислушиваясь к мерному похрапыванию служанок, Адель перебирала в памяти события минувшего вечера, и тут ее осенила внезапная догадка. Джос протянул ей кружку с элем правой рукой. Ее брат был левшой! По-видимому, его насильно заставили пользоваться правой рукой, чтобы приноровиться к остальным. Бедный Джос! Знай его родные о том, как жестоко с ним обходились, они бы обязательно приняли меры, чтобы положить этому конец. По-видимому, покойный лорд Саммерхей был настоящим чудовищем. Скорее всего она так никогда и не узнает, что еще сделали с ее братом, чтобы превратить его сердце в камень.

Слезы заструились по щекам Адель. Живые картины минувшего были для нее скорее проклятием, чем благословением. Она оплакивала маленького мальчика, увезенного за многие мили от дома и от всех, кто был ему дорог, и вынужденного терпеть бесчеловечное обращение, которое изменило его навсегда.


На следующее утро, едва очнувшись ото сна, Адель обнаружила, что внутри хижины непривычно тихо и темно. Никого из служанок рядом не оказалось, а когда она приподняла край занавески, то увидела, что Джос тоже вышел. В последнее время ей редко случалось оставаться одной.

Она лежала в полумраке на соломенном тюфяке, не испытывая большого желания встать. Однообразное течение жизни в лагере уже давно ее раздражало. Здесь никто не готовился ко сну и не приводил себя в порядок по утрам, поскольку все спали в той же самой одежде, в которой работали. Девушка, конечно, знала о том, что так принято среди низов общества, однако до сих пор не могла к этому привыкнуть. В своей прежней жизни, когда она носила льняные ночные сорочки, рубашки из хлопка и всегда имела при себе гребешок, Адель даже не отдавала себе отчета в том, насколько она была счастливой.

Глухой удар в стену хижины заставил ее сердце забиться чаще. Адель быстро поднялась со своего ложа: через открытый дверной проем она могла видеть женщин, которые таскали воду и подкладывали дрова в огонь, готовя завтрак. Чуть поодаль, за костром, сидело несколько мужчин, которые чистили конскую упряжь и затачивали клинки. Все выглядело как всегда, но Адель сразу поняла, почему спала дольше обычного. Деревья вокруг были окутаны густым туманом, и только здесь, на поляне, сквозь мрачную серую пелену пробивался робкий лучик света.

Пока она стояла не двигаясь, заднюю стену хижины потрясло еще несколько ударов, на этот раз таких сильных, что казалось, будто все строение вот-вот рухнет. Пульс Адель участился от охватившей ее тревоги, она круто развернулась, и тут весь мир вокруг нее словно перевернулся вверх дном, превратившись в хаос. Со всех сторон из тумана один за другим появлялись всадники в шлемах.

– Именем короля! – раздался чей-то возглас. Всадники окружили лагерь, рубя на скаку каждого, кто протягивал руку за оружием. Поляна тут же наполнилась шумом и лязгом металла. Стена за спиной Адель треснула и затем обрушилась, растоптанная копытами полдюжины лошадей. Девушка метнулась вперед, но, прежде чем она успела отбежать в безопасное место, кто-то обхватил ее сзади за талию. Отчаянные попытки вырваться оказались бесплодными: один из всадников легко поднял ее с земли и усадил перед собой в седло.

Все произошло так быстро, что она не сразу сообразила, в чем дело. Присмотревшись повнимательнее, Адель заметила поверх доспехов нападавших расшитые гербами накидки. Смела ли она надеяться, что то были солдаты Рейфа, наконец-то явившиеся ей на помощь? Все еще сомневаясь, девушка подняла глаза на незнакомого ей всадника и увидела, что тот улыбается.

– Не беспокойтесь, леди Адель, со мной вы в безопасности, – заверил ее рыцарь, понизив голос.

Откуда этому человеку известно ее имя? Раньше она никогда его в глаза не видела!

Вокруг них люди отчаянно боролись за свою жизнь. Даже некоторые из женщин орудовали палками и дубинками, пытаясь повергнуть всадников на землю. С противоположной стороны лагеря вовсю разворачивался массовый исход тех его обитателей, которые не хотели сражаться: верхом на захваченных лошадях или пешком они пытались скрыться в серой пелене тумана.

Солдаты стали швырять в хижины горящие факелы. Некоторые из убогих построек уже пылали, но большинство из них просто тлели, испуская клубы черного дыма, так как слишком отсырели после недавнего дождя. Разгоряченные лошади топтались по поляне, их ржание довершало общую сумятицу.

– Кто вы? – спросила Адель у незнакомца, когда тот усадил ее поудобнее в своем седле.

– Джералд Монсорель, к вашим услугам, миледи, – ответил он учтиво, после чего быстро развернул лошадь, чтобы избежать атаки сзади.

Адель нахмурилась – это имя ни о чем ей не говорило. Тут ее внимание привлекли новые крики: беглецы, которым ранее уже удалось скрыться, теперь со всех ног мчались обратно, словно подгоняемое пастухом стадо; за ними следовали вооруженные всадники.

Джос находился во главе своих людей. Едва заметив Адель в руках врага, он вытащил кинжал и набросился на ее похитителя. Лошадь Монсореля отпрянула в сторону, и удар Джоса пришелся мимо цели. Однако неудача только подхлестнула его ярость.

И тут откуда ни возьмись из тумана появилось еще около дюжины всадников, отрезавших нападавшим путь к отступлению. Группа солдат окружила Джоса, и, хотя он сопротивлялся, как мог, его связали и потащили, словно какое-нибудь животное. Когда Джос потерял равновесие и упал, его несколько футов волокли по земле, прежде чем всаднику, ехавшему впереди, удалось осадить коня.

Не выдержав, Адель громко потребовала прекратить надругательство, опасаясь, что ее брата могут замучить до смерти. Джос уже успел подняться на ноги, когда всадник, ехавший во главе отряда, обогнул его и остановился. Адель показалось, что она заметила нечто очень знакомое в огромном гнедом жеребце рыцаря. Конь бил по земле копытами, беспрестанно фыркая и вскидывая вверх голову. Когда же всадник наконец повернулся в седле, она увидела на его белой накидке эмблему в виде серебряного меча на фоне горной вершины. Этот бросающийся в глаза герб объяснил ей все, что она хотела знать.

– Рейф! Рейф! – закричала Адель во весь голос в надежде, что он расслышит сквозь шум ее голос.

Пришпорив коня, Монсорель поскакал навстречу рыцарю и поравнялся с ним уже на середине поляны. Из-под копыт животных во все стороны разлетались тлеющие угольки – все, что осталось от бивачного костра.

Де Монфор быстро спешился и передал коня оруженосцу. Адель, спрыгнув с седла, тут же устремилась ему навстречу, оступаясь и спотыкаясь на неровной дороге. Спустя мгновение Рейф сжал ее в объятиях, да так, что у нее чуть не хрустнули кости.

– Ты здесь, любимая! Слава Богу! – Он приник губами к ее волосам, чувствуя, как от волнения у него все поплыло перед глазами.

– О, Рейф! Я уж думала, что никогда больше не увижу тебя. – Всхлипывая от счастья, Адель прижалась к его груди. Кольчуга, которую он носил под накидкой, не давала ей ощутить жар его тела и радостное биение сердца, но сейчас это не имело для нее значения. Ее любимый наконец-то явился за нею!

На миг ей показалось, будто время остановилось и все участники разворачивавшейся на поляне драмы замерли на своих местах; но затем так же внезапно актеры снова пришли в движение и картина ожила. Рейф опустил Адель на землю, однако его рука по-прежнему крепко обнимала ее за плечи. За спинами солдат можно было расслышать полный жгучей ненависти голос Джоса, который осыпал барона бранью и клялся отомстить. Солдаты уже связали упиравшихся пленников по рукам и ногам, соединив их друг с другом одной толстой веревкой, но Джос до сих пор оставался на свободе. Передав Адель на попечение своего лейтенанта, Рейф решительно направился в его сторону.

– Эй ты, попридержи язык, пока я не приказал его отрезать, – угрожающе проворчал он.

В самом начале атаки вооруженные всадники заявляли, что явились сюда от имени короля, и теперь задержанные подняли шум, выражая свои сомнения в правомочности их действий. Бурные протесты пленников только подхлестнули сопротивление Джоса: его голос раздавался громче всех в толпе.

Наконец Рейф поднял руку, призывая к тишине.

– Этот лес принадлежит королю, а вы вторглись сюда без его позволения. У меня есть полномочия арестовать вас и предать суду, согласно приказу Питера де Роша, королевского юстициария.

– Это свободная земля! – воскликнул Джос под одобрительные возгласы своих людей. – Любой англичанин имеет право селиться там, где ему угодно. Саксы жили здесь задолго до того, как вы, норманны, вторглись на наш остров и захватили власть.

Чем дольше Адель слушала брата, тем большее изумление испытывала. Их семья была норманнского происхождения. Зачем же Джосу понадобилось выдавать себя за сакса? Быть может, он надеялся таким путем заручиться поддержкой со стороны простолюдинов? Она выступила вперед, чтобы вставить свое слово, но Рейф, покачав головой, заставил ее замолчать.

– Здесь нет свободной земли! – громогласно провозгласил он. – Даже мое собственное право владения всецело зависит от королевской милости. А вы изгои, стоящие вне закона, не вправе рассчитывать на подобную к себе милость.

С этими словами Рейф повернул коня. Если бы он приказал повесить всех пленников на ближайших деревьях, никто бы его не осудил, но он не станет этого делать. Пленники будут доставлены к судье и допрошены по закону. По крайней мере на это они имеют право.

В этот момент до него донесся вопль Адель – она звала его по имени. В ее голосе было столько отчаяния, что он тотчас обернулся в ее сторону. По щекам Адель струились слезы, и Рейф, стараясь ее утешить, положил руку ей на плечо:

– Прошу тебя, дорогая, не надо плакать!

– Послушай, ты не понимаешь! Этот человек – не преступник, а мой родной брат! Ты не можешь арестовать его и заточить в темницу.

– Твой брат? Ты говоришь о том подростке, который жил в замке Саммерхей?

– Да, Джоселин Сен-Клер. Он не решился поехать прямо в Эстерволд только из опасения, что Бохан прикажет его убить. Именно поэтому и скрывался в лесу, а вовсе не потому, что его объявили вне закона, – дрожащим голосом объяснила Адель. – Я знаю, тебе кажется, будто он меня похитил, но он думал, что делает это ради моего спасения. Спроси сам у него, кто он.

Лицо де Монфора помрачнело. Он прижал к себе Адель, пытаясь успокоить ее.

– Выслушай меня, дорогая… Мне уже известно, кто он.

– Тогда почему ты не приказал его отпустить?

Рейф отдал бы сейчас все на свете за то, чтобы ему никогда не пришлось открывать ей страшную правду.

– Прошу тебя, доверься мне, я знаю, что делаю. Эта толпа черни – лишь часть постоянно растущей армии крестьян, которая намеревается помочь свергнуть короля с престола. Таких лагерей можно насчитать в стране не одну дюжину. Кроме того, этот человек – вовсе не тот, за кого ты его принимаешь.

– Он мой брат!

– Нет. Его настоящее имя – Лоркин Йейтс, хотя, Бог свидетель, в прошлом он носил столько разных прозвищ, что сам, наверное, их забыл.

– Погоди, – вскричала Адель, схватив его за руку, – должно быть, ты с кем-то его спутал! Все остальные люди здесь – преступники, но только не Джос.

Рейф взглянул сверху вниз на ее мокрое от слез лицо и вздохнул. Адель сейчас слишком расстроена, чтобы рассуждать здраво, поэтому так он ничего не добьется. Кроме того, его солдаты уже начали проявлять любопытство, и даже связанные пленники притихли, вслушиваясь в их беседу.

Тем временем Джералд Монсорель спешился и встал рядом с Рейфом. Лорд Монсорель владел землями по соседству с замком Саммерхей, и именно он привлек внимание Рейфа к одному прискорбному случаю, свидетелями которого им обоим пришлось стать много лет назад и который в конце концов привел их сюда, к Лоркину Йейтсу.

Рейф снова перевел взгляд на Адель. Похоже, она так и не поняла, к чему он клонит. Среди английской знати было немало недовольных, строивших заговоры с целью свержения короля, и эта вооруженная толпа оборванцев представляла собой готовое пополнение для их рядов; поэтому властями было издано официальное распоряжение истребить их всех без остатка, будь то мужчина, женщина или ребенок. Рейф и Джералд получили от королевского юстициария приказ очистить лес от бездельников, угрожавших короне.

Несмотря на то что Рейфу очень не хотелось причинять Адель страдания, он повернулся к ней спиной, твердо решив закончить то, что начал.

Глава 8

То, что обещало стать для нее счастливым воссоединением с возлюбленным, обернулось горьким разочарованием. Адель с ужасом наблюдала за тем, как Джоса, связанного, с веревкой вокруг шеи, увели вместе с остальными, словно какого-нибудь злодея. Угрюмая, с мокрыми от слез щеками, она взобралась в седло Лунного Света и отъехала в сторону от отряда солдат. Почему Рейф отказывается ее выслушать? Ее нежный возлюбленный куда-то исчез, уступив место суровому и безжалостному воину, не привыкшему покоряться ничьей воле, кроме своей собственной.

Рейф смотрел ей вслед, понимая, что она не осмелится отъехать слишком далеко. Адель сердилась на него и упорно оставалась глухой ко всем его доводам, позволив уже в который раз сердцу взять верх над рассудком. Однако самое худшее ожидало ее впереди, и Рейф понимал, что рано или поздно ей придется смириться с горькой правдой.

Они оставили лагерь, от которого теперь остались лишь тлеющие угли – немое свидетельство королевской власти. Связанных пленников гуськом увели с поляны, мертвые так и остались непогребенными.

Покинув лес, кавалькада свернула на изрытую колеями главную дорогу. За их спинами среди деревьев еще держались клочья тумана, однако здесь, на открытой местности, ярко светило солнце и слышалось пение птиц. Когда они добрались до развилки, большая часть отряда направилась на север, забрав с собой еле волочивших ноги арестантов, чтобы доставить их к местным судьям для расследования. Двое дворян вместе с горсткой своих вассалов сопровождали Адель по усыпанным листьями тропинкам в сторону замка Монсорель. На голубом небе не было ни облачка, летнее солнце припекало. Живые изгороди по обеим сторонам дороги унизали, словно гирлянды, цветы дикого шиповника, ярко выделявшиеся на фоне терновых веток, а поросшие травой придорожные канавы пестрели алыми лепестками и похожим на перья тысячелистником. Однако красота летнего дня оставалась незамеченной этими угрюмыми, погруженными в собственные мысли всадниками, которым не было дела ни до пения дроздов, ни до пестрого цветочного ковра, который сейчас казался им тусклым, словно вода в болоте.

Во время пути Адель горько плакала – отчасти из опасения за судьбу брата, но главным образом потому, что Рейф остался глухим ко всем ее мольбам и без колебаний исполнил жестокие приказы короля Иоанна. Рейф молча сопровождал Адель, и каждое ее всхлипывание ранило его подобно удару кинжала – без сомнения, в эту минуту она не испытывала к нему ничего, кроме ненависти. Тем не менее изменить что-либо было не в его власти – они имели дело с самозванцем, и со временем она сама поймет, кто здесь прав, а кто – нет.

Дорога вилась вверх по склону холма, поля по обе стороны от нее были алыми от множества маков, лепестки которых колыхались на ветру. На самой вершине холма расположилась небольшая крепость Монсорель, окруженная узким рвом с водой; на ее орудийных башнях весело развевались вымпелы, новая каменная кладка стен казалась усыпанной мириадами драгоценных камней, и при ярком солнечном освещении Монсорель напоминал сказочный дворец. Часть стены между двумя бастионами была обнесена лесами, свидетельствовавшими о том, что крепость построили совсем недавно. Более того, подъехав ближе, они могли слышать, как рабочие во дворе орудовали молотками и топорами.

Когда всадники с их знаменами оказались у самого рва, подъемный мост, как по волшебству, медленно опустился и, не останавливаясь, они на всем скаку въехали в ворота замка.

По знаку де Монфора Джералд Монсорель выдвинулся вперед, чтобы проводить Адель во внутренний двор. Рейфу казалось более уместным, чтобы сам хозяин позаботился об удобствах для своей гостьи. Кроме того, Адель до сих пор сердилась на него и вряд ли согласилась бы выслушать.

– Добро пожаловать в мой дом, леди Адель. Как вы сами видите, я постепенно заменяю ветхие деревянные укрепления, сооруженные еще моим дедом.

Адель дружелюбно улыбнулась Джералду и поблагодарила его. Джералд Монсорель произвел на нее впечатление человека обаятельного, и, кроме того, не он был виноват в том, что Джоса захватили в плен. Она не сомневалась, что ответственность за все случившееся лежит именно на Рейфе.

– Я очень признательна вам, милорд. Для меня большое счастье наконец-то иметь настоящую крышу над головой. Должно быть, из-за моего вида вы приняли меня за судомойку.

– Что вы, леди! Вашу красоту не скроют ни грязь, ни спутанные волосы. Мы позаботимся о том, чтобы вы как можно скорее вернули себе прежний облик, – добавил он галантно и, улыбнувшись, перевел взгляд на Рейфа, который одобрительно кивнул.

Подобные знаки внимания были для Адель непривычными и оттого еще более трогательными. Но несмотря на то что доброта Джералда Монсореля несколько смягчила ее горе, она не могла загладить потрясения от ареста брата.

По винтовой лестнице Адель провели в уютную спальню, окна которой выходили на юг. Там ее уже ожидала ванна; впервые за несколько месяцев ей представилась возможность насладиться теплой, душистой водой. Однако, как она ни пыталась изгнать из своей памяти картины лесной облавы, это ей так и не удалось. Адель все время представляла себе, как ее брата с веревкой вокруг шеи волокут по земле, словно дикого зверя, нимало не заботясь о его состоянии, и все это по приказу человека, которому она еще недавно клялась в вечной любви. Стоило ей подумать об ужасающей бесчувственности Рейфа, как гнев вспыхивал в ней с новой силой.

Когда вода в ванне остыла, горничные насухо вытерли Адель полотенцами, заранее нагретыми над пламенем очага. Затем ей предложили кружку приправленного пряностями вина и кусок хлеба с мясным паштетом. Пока она сидела за трапезой, женщины связали ее старую одежду в узелок и вынесли из комнаты, чтобы сжечь во дворе. Вскоре они вернулись, неся с собой чистую льняную сорочку и украшенное вышивкой платье из ярко-зеленого бархата. Затянув шнуровку плотно облегавшего тело платья, горничные распустили волосы Адель, накрыв ими плечи наподобие плаща, чтобы просушить их возле камина. Как только блестящие пряди высохли, их тщательно расчесали и заплели в две длинные косы, вплетя в них алые и серебристые ленты.

Наконец Адель вручили зеркало из полированной стали, чтобы она могла полюбоваться плодами столь упорного труда.

Женщина, смотревшая на нее из зеркала, была похожа на элегантную незнакомку. Сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз выглядела столь великолепно? Адель улыбкой поблагодарила обеих горничных и похвалила их за отличную работу.

Когда ее помощницы удалились, Адель, сидя одна перед камином, стала размышлять о том, как ей быть дальше. В наступившей тишине она особенно остро ощущала шум крови в висках и тяжесть бремени, столь неожиданно свалившегося на ее плечи. Теперь только от нее зависело, удастся ли освободить Джоса или нет, поскольку у него не осталось больше никого, кто мог бы выступить в его защиту. Адель полагала, что в одолженном на время роскошном наряде у нее гораздо больше оснований рассчитывать на уважительное отношение со стороны судей. Поскольку ее обращение к Рейфу не возымело действия, девушка решила прибегнуть к помощи Джералда Монсореля, надеясь, что он по крайней мере согласится ее выслушать.

Она довольно быстро отыскала хозяина замка в небольшой комнате над главным залом, окна которой выходили в ухоженный, обнесенный стеной садик. Стены комнаты украшали великолепные гобелены, на дубовых креслах перед камином лежали бархатные подушки. Повсюду чувствовалась заботливая женская рука.

– А, леди Адель! Я ждал, что вы ко мне присоединитесь, – приветствовал ее Джералд, поднявшись с кресла. – В этом платье вы великолепны.

– Оно из гардероба вашей жены?

– Да… но я уверен – она не будет на вас в обиде.

– Разве ее сейчас нет дома?

– Нет, и очень жаль – она часто сетует на то, что мы здесь отрезаны от мира. Ваше общество доставило бы ей огромное удовольствие, но, к несчастью, она уехала к своей сестре в Бери, чтобы помочь во время родов. Возможно, у вас еще будет случай с ней познакомиться.

– Это правда, что у вас нет своих детей?

Лицо Джералда омрачилось, и он со вздохом ответил:

– Пока нет, но мы не теряем надежды.

Адель села в предложенное хозяином кресло, решая, как лучше перевести разговор на занимавшую ее тему. Джералд Монсорель казался ей человеком рассудительным, поэтому она набрала в грудь побольше воздуха и начала, глядя прямо в его открытое, честное лицо с красивыми темными глазами и квадратным подбородком:

– Поскольку Рейф не пожелал меня выслушать, я умоляю вас, милорд, вмешаться. С моим братом обращаются как с самым обычным преступником. Если мы не примем меры, то его скорее всего пошлют на виселицу.

При этих словах выражение лица Джералда изменилось. Он подался вперед в своем кресле и спросил со всей искренностью:

– Дорогая моя, почему вы так уверены в том, что этот человек – ваш брат?

– Потому, что он и есть мой брат, – заявила Адель, сама сознавая, что ответ ее звучит по-детски. – Джос у меня только один. Правда, мы много лет не видели друг друга… – Она вдруг осеклась. – А в чем, собственно, дело? Или вы тоже сомневаетесь в моих словах?

Джералд покачал головой:

– Не совсем так, миледи. Просто будет лучше, если вы сначала обсудите этот вопрос с Рей…

– Нет! – вскричала Адель, вскочив с места. – Я уже пыталась с ним говорить, но без всякого успеха.

– Прошу вас, леди, – попытался было урезонить ее Монсорель, но она увернулась от него, шурша юбками по тростниковым циновкам. – Вам обоим лучше побеседовать об этом с глазу на глаз. Не судите барона слишком строго – он должен сообщить вам нечто крайне неприятное и хочет избавить вас от…

– Избавить меня? В прошлом он не очень-то старался щадить чувства других людей! В конце концов, если вы не хотите мне помочь, я поеду туда сама.

– Куда вы собираетесь ехать? – В голосе хозяина замка зазвучала тревога.

Адель решительной походкой направилась к двери.

– В ближайший город – просить местных законников выпустить Джоса на свободу. Вряд ли у вас с Рейфом хватит денег, чтобы купить и правосудие тоже.

С этими словами она вышла в дверь, не обращая внимания на призывы Монсореля к здравому смыслу. Разве мужчина, решивший настоять на своем, прислушивался когда-нибудь к доводам рассудка?

У Адель не было при себе дорожного плаща, но, к счастью, на дворе стояло лето, и к тому же она надеялась вернуться сюда еще до наступления ночи. Конюшего ее просьба явно удивила, однако он не стал спорить и оседлал Лунного Света, которого уже успели вычистить и накормить овсом. Несколько минут спустя Адель уже скакала по деревянному мосту, одна в целом свете, почти не имея понятия о том, куда направляется. Если она вернется по собственным следам, то скоро достигнет главной дороги, затем доберется по ней до развилки и свернет к северу, после чего в конце концов достигнет того места, куда люди Рейфа отвели пленников.

Адель ехала вперед под ленивое жужжание пчел, собиравших нектар с цветов придорожного шиповника. Лучи солнца падали прямо на ее непокрытую голову, легкий приятный ветерок, наполненный ароматами позднего лета, шевелил пряди растрепавшихся волос. Повсюду, куда бы она ни кинула взгляд, местность казалась совершенно пустынной. Лишь однажды вдалеке Адель заметила крестьян, собиравших в поле урожай. Она даже не знала, кому принадлежали эти работники, так как не имела понятия, где кончалось одно владение и начиналось другое.

Впереди за небольшой рощицей Адель заметила силуэт высокого строения с покатой крышей, и сразу за поворотом дороги ее взору предстала крытая черепицей приходская церковь, остроконечный шпиль которой достигал крон вековых вязов. Позади церкви в тени тисовых деревьев располагалось сельское кладбище, где среди полевых цветов виднелись покрытые мхом камни и простые деревянные кресты.

У кладбищенских ворот Адель осадила Лунного Света, собираясь немного передохнуть в густой тени, как вдруг до нее донесся стук копыт. Хотя самого наездника еще не было видно, по звуку она могла определить, что его конь ускорял свой бег. Звонкий цокот копыт все приближался, и наконец из-за поворота дороги показался всадник, в котором Адель без труда узнала Рейфа де Монфора.

Ахнув от изумления, она пришпорила своего коня, заставив его сорваться с места. Не хватало еще, чтобы ее усмиряли силой, словно расшалившегося ребенка. Рейф закричал, приказывая ей остановиться, однако она не обращала на него внимания и только еще быстрее неслась вперед. Поначалу Лунный Свет был только рад этой неожиданной скачке, поскольку его уже давно не пускали галопом, однако эта радость не могла возместить недостатка сил, и вскоре он начал сдавать.

– Нет, нет! Только вперед! Быстрее, прошу тебя! – прошептала, чуть не плача, Адель, пригнувшись к самому загривку коня в надежде, что он поймет всю тяжесть ее положения. Ее юбки слишком туго обмотались вокруг лодыжек, и потому она была вынуждена приподнять их, полуобнажив ноги, словно какая-нибудь деревенская девица.

Однако все оказалось напрасно – де Монфор стремительно нагонял ее. Тогда Адель резко свернула в сторону и поскакала через усеянный маками луг, так что алые лепестки летели из-под копыт Лунного Света…

И тут внезапно все закончилось. Огромный жеребец, вырвавшись вперед, преградил ей путь, и, несмотря на то что Адель благоразумно предпочла уклониться от разгоряченного животного и его разгневанного хозяина, у бедного Лунного Света не хватило духа для подобных причудливых маневров – он упрямо отказывался двигаться дальше, стоя посреди макового поля с тяжело вздымающимися боками и низко опущенной головой.

С чувством досады Адель обернулась к человеку, чьей пленницей была. Рейф держал в руках поводья ее коня, губы его превратились в тонкую упрямую линию.

– Это что еще за глупости? Куда ты собралась, скажи на милость? Ты хотя бы представляешь себе, где мы находимся?

– Я намерена выступить в защиту своего брата. Как я уже убедилась, просить тебя об этом совершенно бесполезно!

Рейф соскочил с седла. Когда она уже готова была ринуться от него прочь, он снова перехватил поводья Лунного Света, заставив коня возмущенно зафыркать.

– Слезай!

Она отрицательно покачала головой.

– Тогда я сам тебя сниму!

Несмотря на протесты и слезы Адель, Рейф стащил ее с седла, и она упала прямо на его крепкую грудь.

– Как ты смеешь так со мной обращаться! Я имею право ехать куда захочу.

Рейф схватил девушку за плечи, пресекая ее попытки вырваться.

– Прекрати сейчас же и выслушай меня. Так ты только погубишь себя. У тебя нет ни денег, ни защиты, и ты даже не знаешь, куда направляешься.

Адель подняла на него пылавшие гневом глаза. Она готова была скорее умереть, чем признать, что он прав.

– Я еду вызволять из тюрьмы моего брата. Хотя у меня нет при себе карты, я вполне способна доехать до ближайшего города и поговорить с кем-нибудь из судей.

Губы Рейфа на миг растянулись в улыбке.

– Разумеется, миледи, у вас есть на это полное право. Я даже не стану препятствовать вам, но только после того, как вы меня выслушаете. Вот тогда, если вам будет угодно…

– Если! – фыркнула Адель. – С какой стати я должна отказываться от своих намерений?

– Ты еще не знаешь, что именно я собираюсь тебе сказать.

– И не желаю знать, – отозвалась она, пытаясь высвободиться из его железной хватки. Ей надо было срочно решать, что делать дальше. Если она двинется вперед, Рейф без труда обгонит ее, все равно, пешком или верхом на коне. Она даже не могла защититься от него в случае нужды…

– Как видишь, у тебя нет выбора, – произнес он, заметив, что напряженная работа ее ума так ни к чему и не привела.

– Да, похоже, ты прав… – Ей ничего не оставалось, как только согласиться.

– Вот так-то лучше! А теперь пройдем со мной. Я вижу вон там чистый камень, достаточно удобный для того, чтобы служить сиденьем для леди Адель Сен-Клер.

Де Монфор умышленно поддразнивал ее, и Адель, в гневе сжав губы, метнула на него негодующий взгляд. Он до такой степени выводил ее из себя, что у нее едва хватало терпения находиться рядом с ним; тем не менее она зашагала следом, стараясь не отставать от него. Рейф протянул ей руку и усадил на камень, словно на трон. Адель пристроилась на самом краю валуна, намеренно держась на расстоянии от собеседника. Она заметила, что Рейф уже снял кольчугу и теперь поверх нижней рубашки золотистого цвета на нем была надета только красная шерстяная туника. Слишком крикливо: скорее так выглядит герольд, а не аристократ, подумала про себя Адель, не желая признать, что в этих королевских цветах де Монфор смотрится просто божественно.

– Ну? – начала она, раздраженная затянувшимся молчанием. – Говори то, что ты хотел мне сказать, и тогда я смогу продолжить путь.

– Будет лучше, если ты перестанешь на меня сердиться, – произнес Рейф, не сводя с нее взгляда.

На этот раз Адель предпочла промолчать. Она обратила внимание на то, что на Рейфе были те же самые короткие сапоги из красной кожи, которые он носил в Эстерволде. Вряд ли они подходили для верховой езды, более того, она сомневалась, что эта бешеная скачка вообще входила в его намерения. Скорее всего ему пришлось оторваться от ужина, чтобы отправиться в погоню за своей жертвой. Эта мысль доставила ей удовольствие, поскольку она не хотела, чтобы все неудобства выпадали только на ее долю.

– Адель, – начал Рейф со вздохом. – Мне очень нелегко говорить с тобой об этом, но иного выхода у меня нет. Когда я сказал тебе, что человек, которого ты зовешь Джоселином, на самом деле Лоркин Йейтс, я не солгал. Что бы он там ни утверждал, какие бы детские воспоминания он ни ухитрился извлечь бог знает откуда, он не твой брат.

Адель резко поднялась. Она не позволит переубедить себя человеку, который так ловко играет ее чувствами!

– Сядь и выслушай меня. – Он насильно усадил ее на место. – Что бы тебе ни померещилось, от правды никуда не денешься – этот человек не твой брат.

Адель сделала глубокий вдох, готовясь дать ему отпор.

– Ты можешь верить во что угодно, но я-то знаю, кто он. Мне это известно из самого надежного источника.

– А именно?

– От сэра Гая Козентайна – это близкий друг моего покойного отца и наш сосед, который знал нас всю жизнь.

Рейф нахмурился, роясь в памяти в поисках нужного лица.

– Не этот ли Козентайн владеет землями в Пуату?

– Да. Он честный человек, и я не сомневаюсь в его словах.

– Значит, именно сэр Гай проводил тебя в тайное укрытие?

– Вот именно… в лесу недалеко от Эстерволда.

– Когда я находился в замке?

– Да.

– Боже правый! И ты ничего не сказала мне?

– А зачем? В то время мы даже не были друзьями. Или ты об этом забыл?

– Нет, о таких вещах не забывают, – произнес де Монфор брюзгливым тоном. – А где сейчас этот человек?

– Я не знаю. Тогда он останавливался в соседнем аббатстве.

– Стало быть, идея выдать Йейтса за твоего брата принадлежала не ему одному.

– Джос и есть мой брат, – повторила Адель упрямо. – Неужели ты завел весь этот разговор лишь для того, чтобы учинить мне допрос? Или тебе просто хотелось таким способом меня успокоить?

Лицо Рейфа омрачилось, и вдруг, на удивление быстро, Адель оказалась в его объятиях.

– Черт бы тебя побрал, упрямая мисс Сен-Клер! Похоже, ты никак не хочешь облегчить мне задачу. Скажи, неужели за все время, проведенное рядом с ним, ты ни разу в нем не усомнилась?

Адель отвернулась от него, сердце ее тревожно забилось. Да, сомнения действительно не раз приходили ей на ум, однако Джос объяснял все перемены в своем характере, а также провалы в памяти ежедневными побоями, которым он подвергался. Как она могла обрекать этого человека, своего брата, на еще более суровые испытания – он и так уже слишком много страдал в жизни. Что, если ее недоверие окажется последней каплей, которая приведет его к…

– Ну?

– Нет… ни разу.

– Послушай, женщина! – не выдержал Рейф. – Только не надо мне лгать. Я все читаю на твоем лице.

– Да, порой его внешность, поступки и правда казались мне странными, но ведь с тех пор, как мы виделись в последний раз, прошли годы! Теперь он выглядит старше своих лет, но ему пришлось вести столь суровую жизнь, что это неудивительно. Люди меняются, и даже ты не можешь этого отрицать.

– Он не твой брат, Адель. Нет ничего постыдного в том, чтобы признать – тебя ввели в заблуждение. Я знаю, как горячо ты любила брата и как тебе хотелось снова обрести его. Но, любимая моя, этот человек просто злоупотребил твоими чувствами.

– Когда Джоса увезли в Саммерхей, он был еще мальчиком… – Адель потупила голову, слезы затуманили ее глаза. Когда она наконец снова взглянула на него, у Рейфа сжалось сердце. Он отдал бы все на свете за то, чтобы облегчить ее боль, но, увы, не мог этого сделать.

– Как им удалось меня обмануть? Чем ты можешь это доказать? – спросила она, чувствуя себя совершенно подавленной. – Расскажи наконец все, что знаешь сам.

– Хорошо, дорогая. Лорд Монсорель напомнил мне об одном случае, который произошел на наших глазах несколько лет назад в замке Саммерхей. События той ночи, а также то, что Монсорелю удалось узнать позже, привели меня к выводу, что человек, выдававший себя за твоего брата, на самом деле самозванец.

– А сэр Гай? Его тоже ввели в заблуждение?

Рейф покачал головой:

– Вряд ли. Скорее всего именно он стоит за всем этим. Я сомневаюсь в том, что у Лоркина Йейтса хватило бы ума на подобный обман. Сэр Гай – вовсе не тот, за кого ты его принимаешь. Так или иначе, прежний хозяин Саммерхея был горьким пьяницей, и его вассалы благоразумно старались не попадаться ему под руку, когда у него случался очередной запой. В один из таких вечеров он жестоко издевался над молодым щенком, как вдруг какой-то рыжеволосый подросток выступил вперед, чтобы его остановить. – Барон сделал паузу и смущенно опустил глаза. – Имей в виду, никто из нас в тот вечер не был трезвым – мы только что вернулись из Франции, упиваясь нашей победой. Короче говоря, мальчик выбил трость из рук лорда Саммерхея и дал щенку возможность убежать. В порыве ярости старик стукнул парня тяжелой глиняной кружкой, несчастный упал и ударился головой об пол. Мы помогли ему подняться и кое-как сумели оттащить от него старого пропойцу – безумец пришел в такое бешенство, что у него пена выступила на губах…

Все это время Адель чересчур внимательно разглядывала затейливый орнамент, украшавший ворот туники Рейфа. Как ни ужасно, но его рассказ звучал вполне правдоподобно. Рыжеволосый подросток, рисковавший своей жизнью, чтобы спасти щенка от жестокого обращения, действительно напоминал ей того Джоса, которого она знала.

– И… что было потом?

– Мы с Монсорелем перевезли мальчика сюда, чтобы старый негодяй, протрезвев, не содрал с него шкуру, но… он так и не пришел в себя. Он умер во сне.

Из горла Адель вырвалось сдавленное рыдание, и она спрятала лицо на груди Рейфа.

– Нет, о нет! – простонала она чуть слышно.

Де Монфор привлек рыдающую девушку к себе, сжал в объятиях…

– Сначала мы не знали, кто он такой. Лишь позднее Монсорель выяснил, что мальчик происходил из благородной семьи; отец его умер, и он был последним в своем роду. Мы не стали никого извещать о случившемся: только когда Монсорель назвал мне имя подростка, я понял, что это Джос.

Все ее мечты и грезы, все дорогие ее сердцу воспоминания были безжалостно отняты у нее; и все же, если бы не так давно надежда не вспыхнула в ней с новой силой, Адель смогла бы легче принять ужасное известие.

Когда к ней вернулся дар речи, она обратила свое залитое слезами лицо к Рейфу.

– Благодарю тебя. И, пожалуйста, прости меня за то, что я в тебе сомневалась. Просто мне очень хотелось, чтобы это было правдой, и я утратила способность рассуждать здраво. Я чувствую себя сейчас настолько глупо…

– Нет, нет, ты вовсе не глупа. Эти люди бессовестно воспользовались твоей добротой. Лоркин Йейтс в качестве наемника состоял на службе у какого-то рыцаря, а весь замысел принадлежал Козентайну, который, по-видимому, рассчитывал завладеть Эстерволдом через посредство Йейтса. Если я когда-нибудь встречусь с этим мерзавцем, то, поверь, сумею выведать у него истину.

– Джос… то есть Йейтс хотел продать меня за выкуп д’Авраншу, которого, благодарение Господу, не оказалось в Саммерхее. В течение трех месяцев я была его пленницей. В некотором роде это даже к лучшему – теперь-то я по крайней мере знаю, что мой родной брат, моя плоть и кровь, не собирался выменять меня на золото. Для меня явилось бы тяжким ударом то, что мой добрый и нежный Джос до такой степени пренебрег моими чувствами… – Она опустила голову и умолкла, пытаясь окончательно принять горький ответ на все терзавшие ее вопросы.

– Когда ты была с ним, не пытался ли он… обидеть тебя? – осторожно спросил Рейф.

Адель слабо улыбнулась и покачала головой.

– Нет, но я постоянно ждала от него чего-нибудь в этом роде. Иногда он вел себя со мной совсем не по-братски, – призналась она и приложила палец к губам де Монфора, чтобы сдержать его гневную отповедь. – Забудем об этом. Слава Богу, теперь все уже позади.

– Слава Богу, – повторил Рейф, хотя в его голосе не чувствовалось облегчения.

– Он будет наказан?

– Да. Ему за многое предстоит ответить по закону.

Они замерли в объятиях друг друга. Адель черпала утешение и поддержку в его силе – без этого она чувствовала себя совершенно опустошенной.

– Ты можешь показать мне, где похоронен мой брат? – спросила она после долгого молчания. – Я должна увидеть его могилу.

– Если ты действительно этого хочешь.

Адель утвердительно кивнула и, подхватив под руку Рейфа, направилась вместе с ним через луг, чтобы привести Лунного Света, который забрел к ручью в поисках водопоя. К ее удивлению, жеребец Рейфа ждал на том же месте, где его оставил хозяин.

Они вернулись на главную дорогу. Никто из них не произнес ни слова: она – потому, что опасалась снова дать волю слезам, а он не знал, чем ее утешить.

Наконец они обогнули лес и подъехали к участку, огороженному со всех сторон кустарником и пестревшему полевыми цветами.

– Здесь его похоронили, – пояснил Рейф, подняв вверх руки, чтобы снять ее с седла.

Они молча приблизились по ухабистой дороге ко входу на небольшое сельское кладбище. Слева от них находилось несколько маленьких холмиков над могилами детей, а вдоль задней ограды тянулся ряд деревянных крестов, на каждом из которых было выжжено только одно имя.

– Слуги, – произнес Рейф, отвечая на ее невысказанный вопрос.

Наконец он остановился перед мраморным надгробием, и Адель изумленно приоткрыла рот, заметив у подножия каменной плиты крохотную мраморную фигурку щенка.

– Монсорель счел это уместным, – негромко пояснил Рейф.

Все еще не в силах говорить из-за подступивших к горлу слез, она кивнула, потом провела пальцами по буквам, высеченным на мраморе, – Джоселин Сен-Клер. Адель глубоко тронула забота, проявленная Джералдом Монсорелем по отношению к незнакомому ему подростку. Она долго стояла так, вспоминая о мальчике, который когда-то был ей дорог, и прощаясь с надеждами на его будущее. Жизнь Джоса оборвалась вдали от родного дома. Король, должно быть, еще тогда забыл о его существовании. Бедный Джос! Здесь, на вершине холма, среди цветов и пения птиц, он уснул вечным сном.

Когда рядом с ней появился Рейф, она с удивлением заметила в его руках большой букет алых маков.

– Вот. – Он протянул ей цветы. С мокрыми от слез щеками Адель опустилась на колени перед надгробием и положила цветы на покрытую мхом плиту рядом с мраморным изображением щенка.

– Прощай, Джос, я всегда буду любить тебя, – прошептала она, потом печально погладила мраморного стража возле могилы.

– Папский эдикт уже отменен, Адель. Если это важно для тебя, мы можем перенести его в фамильный склеп в Эстерволде.

– Когда-нибудь я так и сделаю, – согласилась она. Это известие порадовало ее, и вместе с тем здесь, на тихом кладбище, церковные обряды казались чем-то несущественным.

Адель обернулась и обнаружила, что Рейф, стоя рядом, терпеливо ждет. Сердце ее переполнилось любовью к нему, едва она скользнула под защиту его объятий.

– Пойдем, дорогая, нам пора возвращаться в Монсорель. У меня есть еще кое-какие новости, которые наверняка тебя заинтересуют.

– И что это за новости?

Рейф улыбнулся и покачал головой.

– Нет, не сейчас. Я лучше оставлю все в секрете до тех пор, пока мы не сядем за стол с кубком доброго вина, чтобы выпить за нашу удачу.

Адель вынуждена была довольствоваться этим объяснением. Когда они спускались вниз по склону холма, она обернулась назад и увидела букет алых маков, ярким пятном выделявшийся на серой поверхности камня. Не пройдет и нескольких часов, как эти цветы тоже обратятся в прах. Она почему-то находила для себя утешение в том, что даже такие дивные творения природы рано или поздно вянут, но в свое время и на свой лад они приносят в мир скромную долю счастья.


В замке Монсорель им подали ужин в маленькой, обитой дубовыми панелями комнате по соседству с главным залом, который, как обнаружила Адель, почти вполовину уступал по размеру залу Эстерволда. Это открытие заставило ее по-новому взглянуть на свой дом, прежде представлявшийся ей убогим и незначительным. Весь сказочный замок этого рыцаря мог уместиться внутри стен Эстерволда, поскольку крепость Монсорель представляла собой не более чем орудийную башню на вершине невысокого холма, окруженную внутренним двором и рвом. Только сейчас Адель поняла, что ей не было нужды извиняться за недостаток роскоши в ее доме, – она достаточно умело распоряжалась теми ограниченными средствами, которые у нее имелись.

Несмотря на то что стол лорда Монсореля ломился от жареной дичи, рыбных паштетов и всевозможных сладостей, у Адель почти совсем пропал аппетит – слишком сильны в ней были воспоминания о трагической гибели Джоса. Она поблагодарила Джералда за его сочувствие и заботу о брате, а также за то, что он дал ему место на кладбище. Монсорель любезно ответил, что считает это для себя делом чести. Больше они эту тему не затрагивали, однако стоило Адель представить себе улыбающееся лицо Джоса, как сердце ее снова наполнялось болью утраты. Наверху, на галерее, играли менестрели, и их печальная музыка как нельзя лучше отвечала ее настроению. Несколько раз она вытирала с глаз слезы, не в силах справиться с горем. Рейф понимал ее состояние, и хотя он обещал сообщить ей вечером некое обнадеживающее известие, но предпочел пока воздержаться от разговора.

В конце концов у Адель разболелась голова, и она, извинившись перед присутствующими, вышла из-за стола. Рейф пожал ей на прощание руку, как бы желая заверить в том, что он все понял, и девушка по достоинству оценила его чуткость. Она оставила мужчин за беседой, а сама поднялась следом за горничными в свою комнату.


В течение двух последующих дней на Монсорель обрушился целый поток гостей, лошади и слуги которых заполонили весь внутренний двор, вытеснив оттуда раздосадованных каменщиков, так что те вынуждены были отложить свою работу на более поздний срок. Адель понятия не имела о том, зачем эти люди собрались здесь. Она не заметила среди них ни одной женщины, и, хотя не все из гостей носили кольчуги, их тон и манера держаться исключали всякую мысль о дружеской встрече. По словам Рейфа, ему многое нужно было обсудить с приезжими, и они часто засиживались за разговорами до раннего утра, так что ей приходилось каждый вечер погружаться в сон под неумолчный гул голосов. В другое время Адель почувствовала бы себя задетой тем, что Рейф считал пребывание в компании мужчин более важным, чем общение с ней, но сейчас это вынужденное одиночество помогло ей понемногу свыкнуться с мыслями о смерти Джоса, предательстве сэра Гая и наглом обмане со стороны человека, которого она пыталась любить как родного брата. Теперь ей стала ясна причина ее настороженного отношения к нему. При одном воспоминании о настойчивых поцелуях и ласках Лоркина Йейтса ее охватывала дрожь отвращения.

Неделя еще не подошла к концу, когда таинственные гости покинули замок так же внезапно, как и появились. Встав однажды утром с постели, Адель обнаружила, что во внутреннем дворе не осталось ни одного шатра. Однако, несмотря на их отъезд, в замке по-прежнему кипела бурная деятельность, словно его обитатели готовились к какому-то важному событию. Неужели Монсорелю предстоит принять у себя короля? Из обрывков разговоров, которые ей удавалось подслушать, Адель уже знала, что король Иоанн потерпел за морем сокрушительное поражение и все его французские владения были потеряны для короны. Те из его баронов, кто предпочел остаться дома, справедливо полагали, что по возвращении домой король потребует от них крупную денежную мзду, чтобы пополнить свою казну, или, еще хуже, возложит на них вину за свои неудачи во Франции.

В то утро Адель, отправившись на прогулку, неслась галопом по покрытым буйной зеленью полям до тех пор, пока ее верный конь не устал. Тогда она отыскала посреди зарослей водяного кресса чистый журчащий ручеек и отвела Лунного Света вниз по пологому берегу, чтобы он мог вволю напиться.

Они расположились на отдых на пестревшей маргаритками траве, когда на нее упала чья-то тень. Рейф. Насколько было известно Адель, он вернулся в замок накануне поздно вечером: услышав цокот копыт, она выглянула в окно и увидела в мерцающем свете факелов уже знакомый ей герб с серебристым мечом. Быть может, сейчас Рейф наконец-то объяснит ей, что означают все эти тайные отлучки и совещания при закрытых дверях.

– Доброе утро, миледи, – произнес он вежливо, отвесив ей изящный поклон.

– Неужели мы столько времени провели врозь, что ты уже забыл мое имя? – пошутила она, подняв на него глаза.

Он опустился рядом с ней на траву, и она тут же придвинулась к нему, оказавшись под защитой его рук.

– Нет, моя прелесть, потому что это имя моего ангела-хранителя, – ответил Рейф шепотом, целуя ее волосы. – Ты скучала по мне?

– Да, очень. И кроме того, я хотела сказать тебе, что моя меланхолия прошла и тебе больше незачем избегать меня.

– А, так вот, значит, что ты подумала! Нет, любимая, это не входило в мои намерения. Просто в последнее время столько всего происходит, а я волею судеб оказался в самом центре событий. – Он вздохнул и улегся на траву. – Больше всего на свете мне хотелось бы побыть здесь с тобой.

– А разве ты не можешь остаться?

– Боюсь, что нет… но у меня есть к тебе предложение.

Адель состроила гримаску, водя тонким пальцем по его ладони.

– И какое же? Вряд ли то, которое обрадовало бы меня сейчас больше всего, – добавила она озорным тоном.

Рейф взглянул на нее с улыбкой на губах:

– Что ты скажешь, если мы вместе отправимся в паломничество?

– В паломничество? – переспросила она растерянно.

Барон невольно рассмеялся:

– Да, а что? Неужели ты считаешь меня отъявленным безбожником, никогда не бывающим в святых местах?

– Нет, вовсе нет, но… просто я никогда и не причисляла тебя к благочестивым ханжам.

– Возможно, скоро тебе придется изменить свое мнение.

– О, надеюсь, что нет, – прошептала она в ответ, спрятав лицо у него на груди. Рейф чуть слышно застонал. Вот уже несколько месяцев они не были близки и даже не целовались, однако теперь, когда его горячая кожа обжигала ей губы, все вдруг снова стало на свои места.

– Никто не требует от меня принимать обет безбрачия, – заверил ее Рейф, заключив Адель в объятия.

– Для меня большое облегчение слышать это, любимый, – отозвалась она со вздохом, и руки ее скользнули по его широким плечам. – В последнее время я чувствовала себя такой одинокой…

Он еще крепче прижал ее к себе, и жилка на ее шее запульсировала в такт биению его сердца.

– Извини меня, любимая. Я знаю, что слишком часто пренебрегал своим долгом, но обещаю возместить все сполна, если ты отправишься вместе со мной.

– Ты поедешь в любом случае?

– У меня нет выбора.

Адель отстранилась, пристально всматриваясь в его лицо.

– Мне это кажется очень странным паломничеством. И вообще, куда мы направляемся?

Мрачное выражение исчезло с лица Рейфа, сменившись улыбкой облегчения.

– Так, значит, ты едешь со мной?

– Только попробуй меня остановить.

Он рассмеялся:

– Знаешь, я так рад! К несчастью, я не могу обещать тебе среди попутчиков много женщин – там будут по большей части мужчины. А что до твоего вопроса, то мы направляемся в Сент-Эдмундсбери.

– Как раз там сейчас находится жена Джералда.

– Вот как? – переспросил Рейф рассеянно, и Адель почувствовала, что недавнее взаимопонимание между ними исчезло.

– В чем дело? Ведь это не обычное паломничество, не правда ли?

Де Монфор сурово взглянул на нее и покачал головой:

– Ради твоего же блага я ничего больше тебе не скажу. Мы будем наслаждаться путешествием, как самые обычные пилигримы.

Несмотря на то что его объяснение далеко не удовлетворило ее, Адель поняла, что больше ей от него ничего не добиться.

– И когда мы выезжаем?

– Сегодня днем.

Она вскинула голову.

– Так скоро? Почему же ты раньше меня не предупредил?

– Потому что я сам об этом не знал. Впрочем, какая разница? В конце концов, миледи, у вас при себе столько платьев и кофров с драгоценностями, которые нужно упаковать…

Посмеявшись вволю над остротой, Адель шутливо стукнула его по голове, и Рейф тут же перехватил ее руки, крепко сжав их.

– Это будет продолжением того путешествия, которое я мечтаю совершить.

– Странствовать вместе целую вечность? – повторила Адель, и по спине ее пробежала дрожь зловещего предчувствия. – Нет, Рейф, я бы предпочла, чтобы мы с тобой поселились в каком-нибудь тихом месте.

– Обещаю, рано или поздно так и будет.

– И что же это за хорошие новости, которые ты собирался мне сообщить? Разумеется, не то, о чем ты мне только что сказал.

– Нет, намного лучше.

– Ну же, не надо держать меня в неведении. Рассказывай, что случилось.

– Хью д’Авранш нанес нашему всемилостивейшему королю смертельную обиду, покинув Францию без его позволения, и… как, по-твоему, что это означает?

– Король Иоанн будет вне себя от гнева? – воскликнула Адель.

– Да!

– О, как чудесно! Но надолго ли?

– Надеюсь, ровно на столько времени, сколько нам необходимо. А я тем временем сделаю все, чтобы добиться благосклонности монарха, как только он вернется домой.

Если позволит судьба, добавил он про себя.

Они снова обнялись, и Рейф устремил взгляд мимо нее на зеленые поля, на деревья за ними. Листва уже начинала менять свой цвет, на землю незаметно надвигалась осень…

Боже праведный, подумал он. Если позволит судьба. Теперь, когда обстоятельства складывались в его пользу, впереди уже маячила новая предательская угроза. Рейф не знал, сможет ли он остаться в стороне или же ему придется принять в этой схватке чью-либо сторону, после чего пути назад уже не будет. Среди богомольцев, стекавшихся в Сент-Эдмундсбери и прятавших лица под темными капюшонами кающихся грешников, наверняка окажутся люди, которые прибудут туда не только ради молитв.

– Пойдем со мной, – произнес он с легким сожалением в голосе. Ему следовало на время укротить свои желания. – Нам надо все приготовить.

Глава 9

Путь паломников лежал вдоль берегов извилистых ручьев по усыпанным листьями лесным тропкам. Целые стаи птиц, летавших в поисках добычи по полям пшеницы, хлопая крыльями, обращались в бегство, едва заслышав цокот копыт; на живых изгородях среди переплетавшихся веток ежевики и плодов шиповника белели вьюнки. Здесь в изобилии росли ягоды; паломники собирали смородину и лесные орехи, чтобы подкрепиться в дороге. В утреннем воздухе уже ощущался легкий морозец.

С тех пор как они отправились в путь, почти все время стояла чудесная ясная погода, делавшая путешествие по мирным сельским дорогам Суссекса еще более приятным. Дни становились все короче, по утрам среди ветвей деревьев подолгу задерживались клочья тумана. Приближавшиеся холода окрасили листву в желтовато-коричневый и золотистый цвет.

Паломничество доставило Адель куда больше удовольствия, чем недавняя поездка из Эстерволда, подарившая ей самую большую радость в ее жизни. Воспоминание о бурной ночи, которую они с Рейфом тайком провели в переполненной постояльцами харчевне, вызывало на ее губах улыбку. Она предвкушала повторение той ночи во время их нового странствия, однако до сих пор Рейф ни разу к ней не прикоснулся.

Как он и предупреждал ее, среди паломников оказалось мало женщин – не считая самой Адель, всего четыре, и две из них служанки. Адель была разочарована, обнаружив, что ей придется делить комнату с ними. К счастью, в течение дня женщины держались тесным кружком, и каждое утро она охотно покидала своих спутниц, предпочитая пустой болтовне общество Рейфа. По вечерам они находили ее в толпе и она нехотя присоединялась к ним в тесной общей спальне. Поначалу такой порядок вещей выводил Адель из себя, но, поскольку того требовал обычай, ей скоро пришлось с этим смириться.

Несмотря на то что Адель тешила себя надеждой провести несколько часов наедине с любимым на какой-нибудь живописной поляне в лесу, до сих пор такого случая ей не представилось: каждый день Рейфа в пути сопровождали мужчины, которые обсуждали с ним какие-то важные дела, а привалы обычно бывали короткими и мало располагали к приятному времяпровождению; поэтому Адель приходилось довольствоваться мимолетными объятиями и поцелуями украдкой. Хотя остальные путешественники были ей незнакомы, Рейф, похоже, знал их всех, что само по себе казалось удивительным – ведь группа паломников должна была состоять по преимуществу из совершенно посторонних друг другу людей. Все эти мужчины носили обычные темные плащи богомольцев, старательно пряча лица под капюшонами, однако Адель подозревала, что большинство из них чувствовало себя гораздо удобнее в доспехах. К тому же эти пилигримы ехали на скакунах самых чистых кровей, а их дорогие седла выглядели слишком роскошными для простолюдинов.

По мере приближения к Сент-Эдмундсбери число паломников постоянно возрастало, а в их поведении ощущалось некое скрытое течение, весьма далекое от религиозного рвения. Общее настроение, царившее в толпе, больше напоминало ей возбуждение, которое испытывали воины в преддверии битвы. Среди паломников была большая группа всадников, которые неизменно держались в стороне от остальных, оставаясь от них на приличном расстоянии до наступления ночи. Кто они такие – слуги или солдаты? Очевидно, последнее, судя по блеску стали, который Адель как-то раз заметила под плащом одного из них. Когда она попыталась узнать у Рейфа имена их спутников, высказав вслух свои сомнения, он, прижав палец к губам, заставил ее замолчать.

– Тс-с, дорогая. Тебе вовсе ни к чему знать больше. – Он указал на афишу во внутреннем дворе трактира «Корона и митра». – Видишь? Не иначе как эти люди прибыли сюда, чтобы принять участие в турнире.

Адель раздраженно вздохнула, понимая, что большего ей от Рейфа не добиться. Отчасти он был прав: некоторые из рыцарей в доспехах, без сомнения, прибыли сюда для участия в турнире. Но если это действительно так, зачем им понадобилось прикидываться паломниками?


В переполненном трактире их встретили аппетитный запах жареного мяса и звон посуды. Некоторые из их недавних попутчиков уже сбросили свои темные одеяния из грубой шерсти и теперь открыто щеголяли шелковыми штанами и вышитыми перчатками, что опровергало представление о них как о простолюдинах. Адель и Рейф все еще были в скромных черных плащах и потому без труда смешались с толпой паломников, среди которых теперь попадалось немало калек и золотушных. Ей было уже известно о том, что многие больные посещали раку святого Эдмунда в надежде на чудесное исцеление, но какие мотивы двигали переодетыми рыцарями, оказавшимися здесь?

Рейф подвел Адель к свободному месту за длинным столом рядом с камином. Девушка осмотрелась по сторонам в поисках других женщин, но тщетно. Смела ли она надеяться, что они остановятся в другом месте? Вдоль дороги на Сент-Эдмундсбери располагалось множество трактиров и странноприимных домов, каждый из которых готов был дать приют паломникам, однако если бы не предусмотрительность Рейфа, выславшего вперед скорохода, чтобы снять для них комнату, им самим пришлось бы провести эту ночь на конюшне.

Им предложили один поднос с нарезанным на куски черствым хлебом на двоих. Кроме хлеба на подносе лежали ломти мяса с острой подливкой, а также стояла миска с чечевичной похлебкой. Пока Адель ела, Рейф наполнил ее кружку сидром.

Не в состоянии больше вынести неопределенности, она спросила:

– А где остальные женщины?

– Неужели ты уже по ним соскучилась?

– Нет, я просто хотела знать. – Адель продолжала жевать кусок мяса до тех пор, пока он не стал совсем безвкусным. – А где проведу эту ночь я? – Она ждала ответа, затаив дыхание.

Рейф обернулся.

– О, я думаю, ты и сама можешь догадаться, – ответил он с усмешкой.

Увидев откровенное приглашение в его глазах, Адель невольно улыбнулась:

– Должна признаться, ты меня поражаешь. Неужели наконец обет целомудрия будет нарушен? По правде говоря, если бы я думала, что мне опять придется делить комнату с женщинами, а не с тобой, я бы проявляла куда меньше нетерпения.

Рейф ласково посмотрел в ее зеленые глаза, затем негромко произнес:

– Надеюсь, ты сможешь сполна насладиться этим вечером.

– Тогда не будем больше тратить ни минуты.

Глаза Рейфа при свете очага казались еще темнее, веки отяжелели. Он лениво провел пальцами по ее щекам и подбородку, после чего его ладонь остановилась у выреза ее платья. Это прикосновение пробудило в ней такую страсть, что Адель стала беззвучно молить его продолжать, просунуть руку под ее плащ и коснуться набухших от желания грудей…

Однако, помня о множестве глаз, следивших за каждым их движением, Рейф сдержал себя.

– Я распорядился приготовить ванну, – сказал он, осушив кубок с сидром и отодвинув в сторону остатки еды. – Но мне заявили, что у них нет женской прислуги, чтобы нам помочь.

Адель безошибочно разгадала его мысли, и сердце в ее груди учащенно забилось.

– Если вы готовы сыграть роль моего преданного слуги, милорд, – произнесла она, украдкой нащупав тугие мускулы на его бедре, – я охотно стану вашей прекрасной дамой.

– Что ж, меня такая сделка вполне устраивает.

Когда Рейф встал, его люди, сидевшие за другим столом, тоже поднялись с мест и все как один покинули шумную многолюдную комнату. Рейф дал своим солдатам краткие указания касательно ухода за лошадьми и планов на завтра, после чего четверо из них тяжелой поступью направились через двор к конюшне. Оставшиеся двое последовали за Рейфом и Адель наверх, встав в карауле возле дверей своего господина.

Ярко освещенная пламенем камина комната была расположена под самой крышей трактира. Пуховая перина, груда одеял и деревянный сундук, на котором стояли зажженные свечи, составляли всю ее скромную обстановку; два маленьких окна со ставнями, пробитые в толще белой, лишенной всяких украшений стены выходили во внутренний двор.

Едва они переступили порог спальни, как стук в дверь возвестил о появлении слуг, которые внесли в комнату деревянную бадью и установили ее перед камином. За ними последовала вереница женщин, каждая имела при себе по кувшину с горячей водой, – они шли и шли до тех пор, пока бадья не оказалась почти полной. Когда служанки появились в последний раз, за ними плелся мальчик, сгибаясь под тяжестью груды полотенец.

Выглянув наружу и убедившись в том, что слуги удалились, Рейф закрыл дверь и запер ее на засов. Затем он протянул руки к Адель, и они оба закружились по комнате, несколько раз обогнув бадью, в которой плавали пригоршни розовых лепестков.

– Наконец-то мы одни, – проговорил он чуть слышно, прервав их головокружительный танец. – Адель, любимая, мне так не терпелось прижать тебя к груди! Боже правый, у меня такое чувство, словно мы с тобой целую вечность провели в разлуке!

– Я всегда дорожила и дорожу воспоминаниями о той дивной ночи, – прошептала она, обратив лицо навстречу его поцелую. – Мысль о ней всю дорогу поддерживала во мне надежду.

Рейф еще крепче прижал ее к себе, вбирая в себя аромат ее волос и столь желанного для него тела.

– Вряд ли я зашел бы так далеко, если бы думал, что мы с тобой никогда больше не встретимся, – признался он, сам пораженный глубиной чувства, охватившего его. – Я поклялся не успокаиваться до тех пор, пока не найду тебя, и, слава Богу, мне это удалось.

– Выходит, мои молитвы не остались без ответа. О, Рейф, прошу тебя, никогда больше меня не покидай!

– Я не покину тебя, даю слово. Мы будем вместе, даже если мне придется сражаться с целым светом, чтобы тебя удержать.

От его последних слов по спине Адель пробежал холодок тревоги.

– Послушай, Рейф, нельзя ли сделать так, чтобы мы с тобой жили в мире, где правит любовь, а не война?

Де Монфор приподнял рукой ее подбородок.

– Мы обязательно к этому придем, если на то будет воля Божия, – ответил он и привлек ее к себе. – В конце концов, город, в котором мы находимся, – самое подходящее место для чудес.

– Тогда я буду молить святого Эдмунда о том, чтобы мы всегда были вместе. А вот о чем ты собираешься просить его в своих молитвах?

Вопрос Адель застал Рейфа врасплох. У него не было никаких готовых просьб к святому, поскольку в последнее время он почти ни о чем не думал, кроме завершения своей миссии.

– Пока не знаю, – признался он, выпуская ее из объятий. – Пойдем, дорогая. Нам обоим нужно еще успеть принять ванну, пока вода не остыла. Ты будешь первой, моя принцесса с огненными волосами.

С этими словами Рейф вынул шпильку, поддерживавшую ее косы, и стал аккуратно отделять одну прядь от другой, пока наконец ее великолепные темно-рыжие волосы не легли сияющим облаком ей на плечи.

– У нас нет мыла, – заметила Адель с явным огорчением, не найдя рядом с бадьей ничего, кроме сложенных в стопку полотенец.

– Есть – в моей сумке, – ответил он, наклонившись, чтобы подбросить дров в камин.

Адель отстегнула ремешок на седельной сумке Рейфа и заглянула внутрь, но тут же отпрянула, нащупав на дне три или четыре кинжала, связанных вместе полоской кожи. Зачем Рейфу понадобилось брать с собой оружие, спрашивала она себя. Странное поведение их спутников указывало на то, что здесь кроется нечто куда более зловещее, чем обычное паломничество к святым мощам.

С чувством смутной тревоги Адель отыскала рядом с кинжалами мешочек из промасленной материи, в котором лежали бритва Рейфа, мыло и кусок фланели.

Рейф, не сводивший с нее глаз, по ее жестам сразу догадался, что она нашла кинжалы. Однако Адель не стала ни о чем его расспрашивать. Завтра, как только встреча, которая должна была решить судьбу Англии, состоится, он сам все ей объяснит; а до тех пор пусть лучше она думает, что это оружие он привез сюда для предстоящего турнира – хотя, по правде говоря, ему стало известно о нем только тогда, когда он прочел объявление во дворе трактира. Однако Адель вовсе не обязательно об этом знать. В качестве устроителя турнира выступал Фулк Фицалан, зять Монсореля, и у Рейфа не было никакой возможности отговориться от участия в состязании, тем более что он славился своими рыцарскими доблестями.

Без дальнейших замечаний Рейф взял мешочек из рук Адель и выложил его содержимое на деревянный сундук рядом со свечами.

– Позволь мне, – предложил он, увидев, что Адель пытается освободиться от слишком тесного для нее ботинка.

Опустившись перед ней на колени, Рейф осторожно снял с ее ног обувь, после чего принялся массировать и поглаживать изящные ножки, пока Адель не затрепетала от восторга. Ее нетерпение только усилилось, когда его теплые ладони поднялись еще выше, чтобы стянуть с нее шелковые чулки. Впрочем, в его действиях было слишком много ласки, слишком много намеренной чувственности для такой простой задачи. Вся дрожа от страсти, Адель обхватила руками шею Рейфа и положила голову ему на плечо, между тем как его пальцы словно невзначай коснулись пульсирующей жилки в ее промежности. Она желала большего. Но он спокойно снял с нее чулки, делая вид, будто полностью поглощен своим занятием.

По знаку Рейфа Адель послушно поднялась, повернувшись к нему спиной, чтобы он мог распустить шнуровку на ее платье. Неожиданное прикосновение его жарких губ к ее затылку вызвало в ней сильнейшее волнение, и она в сладкой истоме откинулась на его грудь. Рейф не спеша стянул с ее плеч платье, открывая взору тонкую сорочку, и темно-зеленая шерсть сползла вниз, задержавшись на изгибах ее бедер.

Не в силах больше вынести столь откровенного поддразнивания, Адель резко развернулась в его объятиях, и ее жаждущие утех груди прижались к его торсу, возбуждая его и заставляя ласкать ее снова и снова, доводя до безумия.

Рейф обхватил ладонями упругие груди, и Адель вся напряглась. Когда его губы сомкнулись вокруг ставшего твердым соска, осторожно потягивая за розовую плоть, она затрепетала от восторга. Сначала он нежно поглаживал ее кожу, но затем усилил давление, и она невольно подалась вперед, сама не заметив, как оказалась на мягких пуховых перинах. Охватившее ее желание отражалось в глазах Рейфа. Горя нетерпением, она потянула за край его туники, поднимая ее над талией. Он приник к ней, и его близость еще больше разожгла в ней страсть. С видом облегчения Рейф высвободил из-под облегающей одежды раздавшийся знак своего мужского достоинства и задрал повыше мешавшие ему юбки Адель. Издав возглас радости, она приподнялась, помогая ему проникнуть в то потаенное место, которое изнывало от тоски по нему. Ей так долго приходилось обуздывать себя, что теперь, едва она впустила его в свое тело, с губ ее сорвался сдавленный крик. Все ее существо охватил огонь; она ухватилась пальцами за его помятую тунику, застонав от удовольствия и полностью отдаваясь всепоглощающему пламени желания.

Глаза Адель округлились, когда он отодвинулся от нее, а затем снова проник до предела в ее возбужденную плоть. Губы у обоих были искусаны в порыве страсти, и они слились в единое существо, стремительно приближаясь к последнему ослепительному мигу. Он миновал так же быстро, как и наступил, оставив их слабыми и задыхающимися. Под глазами Адель залегли темные круги, нежные губы припухли.

Рейф прижал ее к груди, пытаясь выровнять дыхание.

– Я совсем не этого хотел, дорогая, – произнес он с сожалением в голосе, откинув с ее лба спутанные влажные волосы.

– Вот как? Я не могла бы желать для этой ночи лучшего начала, – заверила его Адель, чуть дыша, потираясь носом о его шею и пробуя на вкус солоноватый пот. – Теперь мы с тобой можем не спеша наслаждаться ванной.

Рейф рассмеялся в ответ:

– Да, ты права. Я уже задавался вопросом, долго ли смогу любоваться твоим дивным телом, оставаясь в стороне.

– Что ж, как видишь, теперь мы решили этот вопрос.

– Я не могу сказать, что он решен, – уточнил Рейф, подхватив на руки Адель и неся ее к ванне. – Скорее отложен на время.

Она рассмеялась и прижалась разрумянившейся щекой к его щеке. Не удержавшись от соблазна, Адель провела языком по гладкой коже, умышленно поддразнивая его до тех пор, пока он не поставил ее на ноги рядом с бадьей. Прильнув к его губам в быстром невинном поцелуе, она поспешно освободилась от своей одежды, отбросив ее в сторону. Прерывистый вздох, вырвавшийся из груди Рейфа, наконец увидевшего ее полностью обнаженной, вызвал у нее улыбку. Попробовав воду, Адель забралась в ванну и щелкнула пальцами, но Рейф, словно зачарованный, не двигался с места.

– Ну же, быстрее, юноша, подайте мне мыло, – приказала она.

Рейф тут же исполнил ее просьбу, однако, перед тем как вручить ей мыло, быстро сбросил с себя тунику и рубашку, за которыми последовали сапоги и штаны. Никак не ожидавшая этого, Адель судорожно сглотнула и отвернулась. Она намылила голову и смыла лишнюю пену. Рейф согласился по ее просьбе потереть спину, но ей пришлось шутливо шлепнуть его по рукам, когда те как бы невзначай коснулись ее груди. Ее соски показались над поверхностью воды, и, чтобы зря не искушать его, Адель скользнула поглубже, упершись в стенку бадьи ногами. Рейф тут же послушно намылил их, после чего осторожно опустил ее колени в воду, так что ей волей-неволей пришлось выпрямиться, выставив напоказ грудь.

Рассмеявшись, она привлекла его к себе. Возбуждение Рейфа было настолько явным и несло в себе столько соблазна, что она не в силах была им пренебрегать. Подавшись вперед, Адель поцеловала кончик розовой пульсирующей плоти, а затем провела по ней мокрой ладонью.

Рейф вздрогнул и отступил на шаг.

– Вы намерены мыться, миледи, или хотите так и остаться грязной? – проворчал он с угрожающим блеском в глазах.

Скоро ее купание было окончено, и Рейф протянул ей полотенца. Едва она вылезла из ванны, как ее окутало приятное тепло от нагретой перед камином ткани. Однако еще большее наслаждение доставлял ей жар его любви. Адель чувствовала себя окруженной заботой и бесконечно счастливой. Ощущение одиночества и заброшенности, не покидавшее ее все минувшее лето, исчезло без следа. Долгие месяцы она молила Бога о такой ночи, как эта, и вот теперь ее мольбы были услышаны.

Адель прислонилась к его твердой груди и испустила глубокий вздох удовлетворения.

– О, Рейф, я так счастлива! Я так тебя люблю!

Блаженство от его поцелуя, казалось, лишило ее последних сил, и она непременно упала бы, если бы он ее не поддержал.

– Я тоже люблю тебя, моя Адель… люблю больше жизни, – прошептал Рейф и прижал ее к себе так крепко, словно не собирался отпускать. – Ну а теперь твоя очередь за мной поухаживать. Надеюсь, мои услуги пришлись тебе по вкусу?

– Да. Более того, я настаиваю на том, чтобы впредь каждое мое купание было таким же… – Она замолчала, подыскивая нужные слова, между тем как его крепкие бедра прижались к ней, отделенные от нее только полотенцем. – Восхитительным, – закончила она, чуть дыша.

Рейф нахмурился:

– Только если ты будешь мыться вместе со мной у нас дома.

Адель улыбнулась. Он только что назвал свой замок их домом!

– Да, любимый, это мое самое заветное желание, – прошептала она и, обернув одно полотенце вокруг тела, другим обмотала свои мокрые волосы. – Прошу вас пожаловать в ванну, милорд. Ваша служанка ждет.

Рейф вошел в воду, и Адель, встав позади него, намылила его волосы и шею. До чего же приятно было касаться гладкой кожи, чувствуя под ладонью тугие мускулы. Она снова, уже в который раз восхищалась его широкими плечами и внушительной фигурой, безупречной, даже несмотря на рубцы от ран, напоминавшие ей о том, что Рейф был прежде всего воином. По крайней мере теперь его раны зажили, и она собиралась вознести молитву Деве Марии, чтобы ее возлюбленный всегда оставался цел и невредим. Его волнистые темные волосы, намокнув, доходили ему почти до плеч, и Адель запустила пальцы в густые пряди, завороженная их мягкостью и пышностью.

Рейф поднялся, и она задержала дыхание, чувствуя себя не в силах сосредоточиться. Для нее было достаточно непростым делом намыливать его узкую талию, плоский живот и выступающие мускулы на груди, однако самая трудная задача ей только предстояла. Адель провела мылом по его крепким ягодицам и мускулистым бедрам, заведомо оттягивая неизбежное и вместе с тем тщетно пытаясь собраться с мыслями при виде его нараставшего возбуждения. Она задрожала, когда ее руки коснулись его восставшей плоти. Видя, что ему это доставляет удовольствие, она поглаживала пальцами его мужской орган и восторгалась его бархатистой кожей. Результат ее умелых действий был столь очевиден, что Рейф в конце концов забрал у нее мыло.

– Ладно, женщина, хорошего понемножку, – усмехнулся он. – Мне придется взять эту часть работы на себя, иначе я вообще никогда не вылезу из ванны.

Адель в ответ показала ему язык, но, когда Рейф попытался ее схватить, ловко отскочила в сторону. Взяв оставленный горничными кувшин, она наполнила его горячей водой и вылила на него, чтобы смыть мыльную пену. Вода тонкими струйками стекала по торсу Рейфа, и отражавшиеся в ней язычки пламени делали его похожим на ожившую золотую статую – зрелище, от которого у Адель захватывало дух. Девушка прикусила губу. Это совместное купание оказалось даже более приятным, чем она предполагала.

Наконец Рейф вылез из ванны, расплескав при этом большую часть воды на пол, и сделал Адель знак принести ему полотенца. Мокрый, он стоял перед камином и ждал.

– Из тебя вышла скверная служанка, – укорил он ее. – Я непременно пожалуюсь на тебя хозяину… чересчур медлительна, не в меру любопытна и слишком склонна к заигрываниям.

Она в ответ швырнула ему полотенце, и он со смехом поймал его. Тело Рейфа стало красным от жара, не имевшего никакого отношения к огню в камине.

– Знаешь, иногда мне кажется, что я сплю и вижу сон, – шепотом призналась Адель, когда Рейф подхватил ее на руки и отнес к постели.

– Я не сон, Адель.

– Знаю, и я вдвойне признательна судьбе за это, – прошептала она, слегка покусывая мочку его уха. – Когда-то я побаивалась тебя… твоей силы и могущества. Люди говорили, что тебе ничего не стоило, едва взглянув на человека, отправить его на виселицу.

– И ты им верила?

– Я ведь тогда совсем тебя не знала.

Рейф нагнулся, чтобы уложить ее на постель, однако Адель упорно не желала его отпускать, цепляясь за шею, пока наконец он не оказался на постели поверх нее.

– Ну а теперь, когда ты знаешь меня, что ты скажешь теперь?

– Скажу, что за твоей личиной скрывается самый чудесный человек из всех живущих на свете.

Он нахмурился:

– Какой личиной?

– Я имею в виду твою личину воинственного лорда – этакого рыцаря в доспехах, непреклонного и беспощадного, который попирает своей пятой врагов, который…

– Ладно, ладно, я тебя понял. – Приложив к губам Адель палец, он прервал поток ее слов. – Дорогая моя, если бы я хоть раз показал ту сторону моего характера, которая так хорошо знакома тебе, своим врагам, то не прожил бы и пяти минут. Да, пожалуй, со стороны я могу показаться человеком холодным и суровым – даже беспощадным, если угодно. Но я вынужден таким быть, Адель. Только эти качества помогают выигрывать битвы и завоевывать преданность других мужчин.

– А жарких поцелуев и объятий достаточно лишь для того, чтобы завоевать преданность женщины, так?

– Да, что-то вроде этого. Впрочем, у меня уже есть ты, и больше мне никого не нужно.

– О, любимый, ты всегда можешь положиться на мою преданность.

Рейф привлек ее к себе, покрывая нежными поцелуями ее лицо, сомкнутые веки, дрожащие губы. Отбросив тревожные мысли, угрожавшие разрушить его счастье, он провел руками по спине Адель и изящным изгибам ее бедер, погладил гладкие округлости ягодиц. По крайней мере этой ночью она принадлежала ему одному.

– Ну а теперь, моя прелесть, давай начнем ночь так, как я намеревался, – предложил он, приподнявшись на локте и любуясь ее совершенным телом при свете камина. Рейф страстно желал ее, поскольку она представляла собой воплощение всех мужских грез, и вместе с тем тут крылось нечто гораздо большее. Сердце в его груди лихорадочно забилось. То была любовь, какой ее описывали с давних времен поэты, сладостное безумие, в существование которого он до сих пор не верил.

– Почему ты вдруг стал таким серьезным? – спросила она, проведя рукой по курчавой поросли у него на груди.

– Клянусь, я буду любить тебя всем сердцем до конца своих дней, – произнес он чуть слышно, и голос его дрогнул.

– А я – тебя, Рейф, – так же тихо отозвалась Адель. Глаза ее затуманились слезами.

– Чтобы скрепить свою клятву, я хочу преподнести тебе вот это. – Он сунул руку под подушку в поисках положенного туда заранее кольца. Во время своих постельных забав они сдвинули пуховые подушки с места, так что Рейфу пришлось довольно долго шарить рукой, прежде чем он сумел его найти.

Вид узкой полоски золота, украшенной эмалью и гравировкой, поблескивавшей в сиянии множества свечей и пламени камина, привел Адель в восторг. Рейф надел кольцо ей на палец, и Адель показалось, что она вот-вот растает от счастья. Все ее страхи были забыты. Для него не имело значения ни то, что она была помолвлена с другим мужчиной, ни то, что их будущая совместная жизнь по-прежнему оставалась под вопросом. Рейф отдал ей свое сердце, и еще никогда в жизни она не получала более чудесного подарка.

Глава 10

Холодной осенней ночью Рейф спешил по темным городским улочкам к церкви аббатства святого Эдмунда. Он уже успел заметить несколько других укрытых плащами фигур, появлявшихся из тени; некоторые из них старались держаться поближе к стенам нависавших над улицей зданий, тогда как другие смело шагали по самой середине булыжной мостовой.

Рейф миновал таверну, откуда слышались громкий смех и пьяные песни постояльцев, эхом разносившиеся по узкой улице. Фонарь, подвешенный над скрипящей вывеской таверны, образовывал на мокрых булыжниках светлое озерцо.

Впереди замаячила огромная темная масса церкви аббатства. Служба уже давно закончилась, и со стороны могло показаться, будто церковь опустела; ее огромные бронзовые двери были плотно закрыты, из-за толстой каменной кладки не пробивалось ни единого лучика света. Однако видимость была обманчивой: Рейф знал, что внутри этих святых стен скоро должно было состояться собрание заговорщиков, среди которых находились самые влиятельные бароны королевства, – собрание, которому предстояло решить судьбу Англии.

Рейф направился следом за остальными в обход здания к боковой двери, где их встречал монах из ордена бенедиктинцев, выбритая тонзура на его голове поблескивала при свете лампады за его спиной.

Каждый из вновь прибывших называл свое имя и титул, прежде чем войти под высокие своды величественного нефа. Рейф осмотрелся по сторонам в поисках видимых повреждений – он уже слышал о том, что церковь сильно пострадала от пожара, который случился здесь в правление короля Стефана.[3] Однако теперь все выглядело вполне исправным.

Несколько мужчин, собравшихся возле алтаря, о чем-то беседовали между собой, понизив голос, и Рейф направился к ним. Все эти люди уже сбросили плащи, и сталь их доспехов сверкала при свете множества свечей, горевших на алтаре. Среди них находились и несколько прелатов, великолепных в своих роскошных парчовых облачениях. Рядом с графами и епископами стояли люди в простой домотканой одежде или черных сутанах приходских священников – как видно, у многих в королевстве имелись веские причины ненавидеть своего государя…

– Де Монфор!

Юстас де Вески, лорд Алнвик, выступил вперед, чтобы приветствовать нового гостя. Этот дворянин из Нортумберленда слыл одним из самых рьяных противников короля Иоанна. Среди жителей северных графств де Вески пользовался огромным влиянием, и его решительный отказ платить денежную пеню за то, что он не последовал за своим монархом во Францию, сделал его героем среди его обремененных поборами соседей.

В тени колонны стояли Фицуолтер из Данмоу и его зять де Мандевиль, граф Эссекс. Рядом с ними можно было заметить Генри Бохана, графа Херефорда и дальнего родственника нынешнего управляющего Эстерволдом, Джеффри де Сэя, представителей знатных фамилий Клер и Биго, а также епископа Херефордского. Мысленный взор Рейфа выделил в толпе целый ряд самых могущественных людей королевства; однако, присмотревшись повнимательнее, он обнаружил, что среди них преобладали выходцы из северных графств – знатные фамилии юга были представлены по большей части только сыновьями или племянниками. По-видимому, хозяева этих поместий предпочли спокойно отсидеться дома, не желая открыто присоединяться к повстанцам до тех пор, пока не станет ясно, кто одержит верх.

Внутри церкви было холодно и сыро, как в гробнице, пламя свечей таинственно колыхалось на сильном сквозняке. Как и многие другие из присутствовавших, Рейф сунул окоченевшие руки под мышки, расхаживая из стороны в сторону в ожидании начала встречи. Подобные собрания не были для Англии чем-то новым, поскольку еще несколько лет назад многие из этих людей строили заговор с целью убийства ненавистного монарха.

Прежде Рейф избегал открыто принимать чью-либо сторону, хотя и прислушивался к доводам недовольных. Его настойчивое напоминание о том, что Иоанн – сын покойного короля Генриха Второго, а следовательно, их законный повелитель, и что все они приносили в свое время клятву верности короне, не было встречено мятежниками благосклонно. Сами они намеревались свергнуть монарха, усадив вместо него на трон Англии его племянника, Артура Британского. Однако Артур таинственным образом исчез. Как считали многие, он погиб, убитый либо самим королем, либо кем-нибудь из его приближенных. Так или иначе, Рейф счел тогда более разумным не поддерживать их.

Учитывая все это, Рейф недоумевал, почему его пригласили сюда. Только ли потому, что он владел землями на севере и обладал там немалым весом, или же они догадывались о том, что его преданность королю дала трещину? В последнее время Рейф все больше склонен был смотреть на заговорщиков не как на сборище смутьянов, готовых поднять бессмысленный мятеж, но как на людей, доведенных до отчаяния. Облагаемые непомерными штрафами за малейшее ослушание, незаконно лишенные своих земель и титулов, которыми Иоанн щедро награждал даже простых солдат, состоявших у него на службе, английские бароны имели все основания для недовольства.

Внезапно Рейф заметил своего друга Монсореля; махая ему рукой, тот протискивался к нему через толпу. Снова окинув взглядом собравшихся, Рейф поначалу был удивлен, увидев среди них Хью д’Авранша и его брата Жиля. Впрочем, если вспомнить недавнюю размолвку д’Авранша с королем, это выглядело не таким уж странным: для монарха с таким переменчивым нравом дружба была делом мимолетным. Рейф уже подумывал о том, чтобы отвести д’Авранша в сторону и объяснить ему свои чувства к Адель, однако решил, что сейчас не время и не место для подобных признаний.

Стефан Лэнгтон, архиепископ Кентерберийский, поднялся с места, чтобы высказаться от имени духовенства, как обычно, пытаясь поддерживать шаткое равновесие между различными группировками. Рейф больше склонялся к точке зрения Лэнгтона, чем к мнению радикалов: должен был существовать способ ограничить власть Иоанна, исключающий убийство.

Один за другим бароны выступали вперед, чтобы высказать вслух свои претензии. Последние, как выяснилось, охватывали самый широкий круг вопросов, начиная от огромного долга короля, чье вероломство грозило разорить их всех, и кончая более серьезными обвинениями в совращении жен и юных дочерей. Выступления продолжались долго, и Рейф в конце концов устал от бесконечного повторения одних и тех же жалоб. Было очевидно, что, по мнению баронов, Иоанн превысил королевские полномочия – те самые, на которые согласился еще его отец, Генрих Второй. Генрих издал тогда особую хартию, и теперь они надеялись убедить своего монарха подписать новую.

Рейфу все больше не терпелось вернуться к Адель. Когда он объяснил ей, что должен уйти, несмотря на поздний час, она вопросительно приподняла брови, вероятно, заподозрив его в возможном свидании с другой женщиной. Лишь когда он надел плащ, сунув за пояс кинжалы, она начала понимать, что Рейф отправился за тем, ради чего приехал сюда, и что религиозное рвение тут было вовсе ни при чем.

Де Монфор окинул взглядом лица людей, стоявших вокруг. Поскольку он пока еще не успел ознакомиться с новой хартией, составленной баронами, то и не решался ее принять. Судя по тому, о чем он уже слышал, она ограничивала прерогативы короля в том, что касалось прав наследования и наложения штрафа за уклонение от воинской повинности. Кроме того, она сводила к минимуму злоупотребления Иоанна по части правосудия и сужала круг действия лесных законов. Ни один из двенадцати пунктов не вызывал у него возражений, однако Рейф полагал, что хартии окажется недостаточно, чтобы возместить ущерб, нанесенный баронам несправедливостью и вероломством их монарха. Впрочем, остальные, судя по всему, находили документ вполне удовлетворительным.

Один за другим, начиная с самых знатных и высокопоставленных среди них, собравшиеся бароны преклоняли колени перед высоким алтарем и торжественно клялись пойти войной против короля Иоанна, если тот откажется подписать их хартию. Однако не все из них горели желанием связывать себя подобной клятвой; некоторые предпочли держаться в тени, избегая открыто присоединяться к повстанцам. Рейф и Джералд Монсорель стояли возле мраморной колонны в боковом приделе, обдумывая последствия такого шага. Хотя Рейф и не пользовался любовью короля, он присягал ему на верность, и если теперь нарушит слово, дав обещание в случае нужды поднять оружие против своего повелителя, то может быть обвинен в государственной измене. Был ли он готов к этому? Едва ли король придет в восторг, узнав о том, что Рейф имеет виды на Адель, и даже то обстоятельство, что ее предполагаемый жених лишился благосклонности Иоанна, ничего не меняло. Цена за непослушание этому монарху всегда была высокой.

Рейф вздохнул. Он не питал большой привязанности к своему лукавому монарху в ботинках на высоких каблуках, который появлялся без предупреждения в самых дальних уголках страны, надеясь собрать со своих баронов побольше денег в качестве штрафа. Однако он никогда не совершит измены, подняв против него оружие. Пусть Иоанн Безземельный был в его глазах трусливым ничтожеством, недостойным короны, но при всем том он являлся помазанником Божьим и законным правителем Англии.

Одновременно придя к одному и тому же решению, Рейф и Джералд Монсорель отступили в полумрак нижней части нефа, между тем как на возвышении у алтаря повстанцы продолжали приносить свои клятвы. Рейф быстро отодвинул засов на небольшой деревянной двери, и они вместе вышли на темную улицу. Он не собирался присоединяться к заговорщикам, однако и предавать их тоже не станет.

Прежде чем направиться в сторону городского дома своего зятя, Фулка Фицалана, Джералд пожал ему руку. Завтра им с Рейфом предстояло принять участие в турнире, и, возможно, тогда они пересмотрят свое решение оставаться в стороне от надвигающейся бури. А пока им не мешало хотя бы немного выспаться.

Вернувшись в харчевню и войдя в комнату, Рейф вздрогнул от удовольствия, едва его обдало волной тепла от пламени камина. Ноябрьская ночь выдалась холодной, и в воздухе уже ощущался легкий морозец.

Вид Адель, свернувшейся калачиком под одеялами, заставил сердце в его груди встрепенуться, однако он уже не мог утверждать с уверенностью, было ли его недавнее решение принято только из чувства долга перед королем. В глубине его души теплилась надежда, что наградой за его непоколебимую преданность Иоанну станет рука Адель.

Будь оно неладно, это его вечное желание быть честным с самим собой, выругался про себя Рейф, забравшись в пуховую постель. Адель инстинктивно прильнула к нему во сне, мягкая и гладкая, с разметавшимися по подушке ярко-рыжими волосами. Рейф бережно обнял ее, чувствуя, как к нему снова понемногу возвращаются мир и покой. Он не стал будить ее – ему было довольно и того, что она лежала рядом. Сейчас в его голове накопилось слишком много серьезных вопросов, и их совокупного бремени оказалось достаточно, чтобы притупить страсть.

Завтра на турнире у Фицалана его знатные союзники получат возможность выпустить пар в сражении на потеху публике в преддверии настоящих битв. Ему нужно было выспаться, поскольку только глупец позволил бы себе принять участие в спортивном состязании, не отдохнув хорошенько. Тем не менее, невзирая на все усилия, множество мыслей будоражили его ум, заставляя его снова и снова взвешивать все «за» и «против», прежде чем принять окончательное решение. Одно дело – нарушить волю короля, и совсем другое – строить заговор с целью его свержения. Эти мысли не давали Рейфу уснуть до самого утра.


Церковь святого Эдмунда с ее резной перегородкой, отделявшей клирос от нефа, и украшенными каменным кружевом мраморными колоннами вызвала у Адель неподдельное восхищение: золотые запрестольные образа поблескивали в сиянии дюжины длинных белых свечей, высокий сводчатый потолок с затейливой лепкой выглядел таким величественным, что она сразу поняла, почему многие окрестные сервы верили, будто крыша храма достигает небес.

Утренняя месса уже закончилась, и прихожане быстро разошлись. Адель стояла на коленях рядом с Барбарой, супругой Джералда Монсореля, в одном из боковых приделов. По слухам, целебная вода с раки святого Эдмунда обладала способностью возвращать женщинам плодовитость, и леди Монсорель, которой отчаянно хотелось иметь ребенка, выпила несколько кружек воды из источника над ракой. Теперь она молилась долго и горячо, прося святого Эдмунда совершить для нее чудо, которым он не раз удостаивал других.

Вскоре Адель заметила, как Рейф и Джералд вышли через каменную арку на солнечный свет, обсуждая между собой какой-то важный вопрос. Она надеялась, что мужчины дождутся их, однако они уже устали от бездеятельности и теперь спешили приготовиться к предстоящему турниру.

Барбара продолжала молиться, и Адель передвинула затекшие колени на бархатной подушечке. Выражение лица Рейфа прошлой ночью снова разожгло в ней любопытство касательно истинных мотивов этого паломничества. К тому же ей очень не понравилось его серьезное, холодное лицо. Обычно Рейф часто смеялся, и даже мгновения их близости – а в последнее время они старались не упускать ни малейшей возможности – были расцвечены искрами веселья. Он стал для нее не только возлюбленным, но и другом, и вот теперь его угрюмое настроение ставило все это под угрозу.

– Аве Мария…

Адель слегка вздохнула, когда Барбара начала снова читать розарий Деве Марии. Внутри церкви стоял такой сильный запах ладана, что у нее щекотало ноздри.

Осмотревшись по сторонам, Адель увидела в каждой из небольших боковых часовен ряды свечей, оставленных прихожанами, обращавшимися к своим святым покровителям за милостью. Если она зажжет свечу и попросит святого о том, чтобы к Рейфу снова вернулась прежняя беззаботность, услышит ли он ее? Ее просьба казалась настолько легкомысленной в сравнении с куда более серьезными нуждами других людей, что ей было стыдно даже подумать об этом.

Наконец Барбара закончила. Женщины с трудом поднялись на ноги, совершенно одеревеневшие от долгого стояния на коленях. Барбара робко улыбнулась Адель, ее лицо после недавней страстной молитвы выглядело необычайно бледным. Однако даже несмотря на стоявшие в глазах Барбары слезы, Адель показалось, что подруга выглядит прелестной, словно сказочная принцесса. Темные волосы ее, заплетенные в косы, были убраны под сетку, усыпанную драгоценными камнями, бледный лоб украшала золотая диадема.

Перед тем как выйти на улицу, они оправили плащи. Накидки из темной шерсти, подбитые мехом куницы, были их единственной защитой от сквозняков и пронизывающего холода ноябрьского утра.

Адель ободряюще пожала протянутую ей руку с нежными, как у ребенка, пальцами. Эта женщина уже стала для нее на удивление близкой. Как только Барбара узнала, что вся одежда Адель отправлена в Фордем вместе с багажом, она предложила ей несколько новых платьев. Неожиданная щедрость леди Монсорель удивила и обрадовала Адель – по крайней мере теперь она не выглядела как служанка и могла занять свое законное место среди равных по рангу дам.

Слуги, сопровождавшие их к мессе, терпеливо ждали возле дверей церкви, за которыми толпились больные и калеки. Некоторых принесли сюда на носилках, другие приковыляли сами на костылях. Воздух оглашался надрывным кашлем, смешивавшимся с детским плачем и заунывными причитаниями богомольцев. Адель почувствовала облегчение, когда тягостная сцена осталась позади. Кивком головы приказав слугам следовать за ними, она подхватила под руку добросердечную Барбару и поспешила с ней вдоль длинного ряда золотушных нищих, занявших свои обычные места по обе стороны от латунных церковных ворот. Адель шла вперед по мощенной булыжником улице, не обращая внимания на беспрестанные мольбы о подаянии. Не то чтобы ее сердце было черствым, однако она возмутилась не на шутку, когда увидела, как те же самые калеки распивают эль в «Короне и митре», забыв о своих болячках. Рейф уже рассказывал ей о некоторых уловках, к которым прибегали мнимые нищие, – они, например, натирали руки и ноги десмодиумом, чтобы вызвать язвы, или одалживали на время детей с врожденными уродствами, чем вызывали сочувствие прихожан.

Как только Адель и Барбара покинули огороженный двор церкви святого Эдмунда, толпа заметно поредела, что позволило им довольно быстро добраться до дома Фицалана, где их уже ждала Маргарет, сестра Барбары.

Адель и Рейф получили приглашение остановиться у Фицаланов, чтобы не проводить ночи в «Короне и митре». Рейф и Джералд Монсорель были давними друзьями, и ей очень нравилась Барбара, однако Адель не питала особой симпатии к надменной Маргарет и ее тщеславному супругу. Еще больше ей претило то, что сама она считала бесчувственностью со стороны Маргарет по отношению к ее младшей сестре. Без сомнения, вид новорожденного младенца Маргарет приносил радость Барбаре, но Адель не могла избавиться от ощущения, что для леди Монсорель этот младенец был слишком болезненным напоминанием о ее собственном бесплодии.

Дом Фицаланов оказался таким огромным, что заполнял собой почти всю южную сторону улицы; его верхний этаж, выступавший над узким тротуаром, был расписан голубой и красной краской и покрыт позолотой, так же как и резные фигуры архангелов с распростертыми крыльями, стоявшие на страже по обе стороны от входа. Фасад дома украшало великолепное окно со вставными стеклами, зеленоватый оттенок которых превращал свет, проникавший в дом, в дымчатый полумрак. Это огромное окно лучше всего свидетельствовало о богатстве Фицаланов и стало чем-то вроде местной достопримечательности: многие из прохожих останавливались на улице внизу, чтобы полюбоваться им.

Когда женщины переступили порог, их тут же встретил плач ребенка Маргарет, такой пронзительный, что этот звук неприятно действовал на слух Адель, и она пожалела о том, что не может заставить его замолчать. Крики раздались снова. Барбара вздрогнула, словно от боли, и Адель тут же попыталась отвлечь внимание подруги от младенца.

– Мы отправимся на турнир пешком? – спросила она громко, моля Бога, чтобы поскорее подошла кормилица.

Барбара слабо улыбнулась:

– Нет, лучше мы поедем туда верхом со всей подобающей случаю пышностью – Джералд уже велел привести из харчевни твоего коня. А знаешь, я почти забыла о том, что сегодня турнир.

– Разве о таком можно забыть? – не сдержалась Адель. – Мне еще никогда не приходилось бывать на турнире. Надеюсь, что ни Рейф, ни Джералд не пострадают. Это очень опасно?

Барбара снисходительно посмотрела на подругу.

– Еще бы! Иначе наши мужчины не стали бы принимать в этом участия, – наставительно заметила она. – Мы никогда не слышали о том, чтобы турнир устраивался в самом конце года, но пока еще стоит хорошая погода, и Фулк считает, что было бы непростительно упустить такой благоприятный случай, когда в городе находятся столько знатных рыцарей и их слуг.

Лицо Адель омрачилось. Слова Барбары снова напомнили ей о необычном скоплении вооруженных людей.

– Ты знаешь, что за всем этим кроется?

Барбара отвела взгляд в сторону.

– Нет, но могу догадаться. Зачем стольким влиятельным лордам понадобилось отправляться в паломничество в одно и то же время? Более того, почему теперь они носят доспехи и открыто щеголяют своими знаменами? Они не могли знать заранее о предстоящем турнире, поскольку все необходимые приготовления Фулк сделал только на прошлой неделе. Ристалище будет пестрым, как летний сад, от их стягов. Я даже спрашивала себя, не затеян ли этот турнир только для того, чтобы скрыть столь большое число вооруженных людей.

Сердце Адель тревожно забилось. Тут и впрямь было над чем поразмыслить.

– Ты думаешь, они готовятся к войне?

– Нет, только не зимой, но будущей весной – кто знает?

Только не зимой. Адель снова и снова повторяла про себя эту утешительную фразу. Прежде она понятия не имела о том, что войны умышленно затевались с тем расчетом, чтобы воспользоваться благоприятной погодой; по ее мнению, если дело было достаточно важным, вряд ли его стоило откладывать до тех пор, пока на небе не будет ярко светить солнце. Кроме того, по словам Барбары, о предстоящем турнире обычно объявляли заранее, чтобы дать возможность участникам прибыть из самых отдаленных мест. Впрочем, в случае с Фицаланом в этом не было нужды, поскольку город и так уже был наводнен вооруженными людьми, горевшими желанием показать себя в схватке.

Барбара оказалась права: когда они прибыли, поросшее зеленой травой поле за городской чертой уже пестрело всеми цветами радуги. Вдоль одной стороны арены располагались красочные шатры участников состязания, так что могло показаться, будто за ночь на поле распустилось множество голубых, алых, золотистых и белых бутонов. Торговцы с лотками, во весь голос расхваливающие свой товар, и разношерстные группы актеров смешивались с растущей на глазах толпой зрителей.

Дамы поднялись по деревянным ступенькам к своим местам, откуда открывался прекрасный вид на арену. Наскоро сколоченные деревянные трибуны были довольно шаткими, и Адель оставалось только надеяться, что они не обрушатся под тяжестью толпы, которая аплодировала и топала ногами, отчего все сооружение ходило ходуном. Она пристроилась рядом с Барбарой на краешке сиденья, очарованная великолепной картиной, представшей ее взору. Когда солнце поднялось выше, заливая южную сторону ристалища потоками тепла, обеим женщинам пришлось снять плащи. Адель была одета в золотистую, отороченную соболем тунику поверх алого с золотым узором платья; ее волосы, заплетенные в косы и поддерживаемые золотистыми лентами, свисали вдоль спины под полупрозрачной вуалью из переливчатой материи, закрепленной на лбу при помощи золотой диадемы. Барбара надела новое платье из темно-зеленого шитого серебром бархата, поверх которого она набросила длинную серебристую тунику с отделкой из белого меха. Благодаря столь изысканным нарядам они привлекали к себе немало восторженных взоров.

Разумеется, девушки из простонародья, толпившиеся возле ограждения, тоже не были обделены вниманием, однако несколько иного рода. Каждый проходивший мимо мужчина, будь он знатным лордом, оруженосцем или простым конюхом, считал своим долгом поцеловать или приласкать одну из хихикающих девиц; их небрежные заигрывания вызывали у последних взрывы громкого смеха.

Прежде чем выехать на поле, Рейф и Джералд поднялись на трибуны, желая удостовериться в том, что их дамы удобно устроились. Служанки Барбары принесли с собой большую плетеную корзину, полную еды и напитков. Узнав об этом, Адель была слегка разочарована, поскольку ей очень хотелось отведать пирогов с мясом, аппетитный запах которых плыл над трибунами, или ячменного сахара, или леденцов из марципана. Однако когда она сообщила о своем желании Барбаре, та, к удивлению Адель, изобразила крайнее изумление. Похоже, Барбару и ее сестру могло смутить даже то, что ей вообще пришло в голову спуститься вниз и смешаться с простым людом, заполнившим ристалище.

Маргарет прибыла позднее и, как всегда, своим появлением заставила всех обратить на нее внимание. Она оставила своего новорожденного младенца и других детей дома, под присмотром нянек, и теперь ее сопровождала целая свита слуг, несших собственное мягкое кресло миссис Фицалан, ее подушки и меховые покрывала на тот случай, если вдруг похолодает. Подобно магниту, Маргарет привлекала к себе многих знатных дам города, каждая из которых горела желанием быть включенной в круг близких друзей леди Фицалан. Эта разодетая в пух и прах особа принимала посетителей в темно-вишневом бархатном платье, затейливом головном уборе, усыпанном жемчугом, и бледно-лиловой вуали, прикрывавшей волосы. По мере того как группа, собравшаяся вокруг них, становилась все больше, Адель постепенно оказалась вытесненной со своего места весело щебечущими дамами, так что ей пришлось ухватиться за боковые перила, чтобы совсем не упасть со скамьи.

Наконец громкие приветственные крики возвестили о появлении распорядителей турнира. Герольд в белом с голубым плаще и широкополой шляпе, с которой свисали белые перья, вынужден был поспешить вперед, чтобы не отстать от официальных лиц.

Адель вытянула шею, рассчитывая полюбоваться труппой ярко разодетых акробатов и жонглеров, развлекавших толпу, однако, как только было объявлено о начале турнира, актеры разбежались, ожидая перерыва в состязаниях, чтобы снова вернуться на арену.

Поскольку Адель еще никогда прежде не приходилось присутствовать на турнире, она не могла пропустить пышный парад участников, открывавший состязания. Каждый из них стремился перещеголять другого богатством конской упряжи, количеством слуг в ливреях и великолепием костюма. Рыцари, изъявившие желание участвовать в турнире, вместе со своими вассалами объехали поле по периметру. Когда Адель узнала сверкающий гребень шлема Рейфа, высоко поднимавшийся над головами лошадей, она махнула ему рукой и зааплодировала. Хотя Рейфа сопровождала лишь горстка его вассалов, они выглядели внушительно и, похоже, пользовались немалым успехом среди толпы. За ними следовал Джералд Монсорель во главе людей Фицалана в темно-вишневых с серебром ливреях.

Фулк Фицалан, хотя сам и не участвовал в состязаниях, будучи устроителем турнира, получил право возглавить шествие. Он тоже опоздал к открытию, сопровождая свою жену, и теперь ему пришлось скакать галопом вдоль длинного ряда рыцарей, чтобы занять подобающее место впереди остальных. Его не слишком достойное появление даже вызвало кое у кого из зрителей смех. Белую лошадь Фицалана покрывал дорогой темно-вишневый чепрак с серебряной отделкой, поблескивавшей в лучах солнца; сам он держался в седле прямо, будто аршин проглотил, и лишь изредка удостаивал зрителей снисходительным взмахом руки.

Адель отчетливо различила за приветственными аплодисментами отдельные свистки. Фулк и впрямь выглядел до такой степени напыщенным, что со стороны это казалось нелепым. Его семья, без сомнения, обладала немалым богатством, однако Адель подозревала, что многие из участников нынешнего турнира были людьми гораздо более влиятельными, чем заносчивый Фицалан. По-видимому, он страдал теми же недостатками, что и его жена.

Музыканты заиграли какую-то бравурную мелодию – громко, но до того скверно, что Адель морщилась всякий раз, когда они издавали очередную фальшивую ноту. Даже герольд, выступивший вперед с украшенной вымпелом трубой в руках, умудрился не попасть в такт. Голос его далеко разносило ветром, пока он оглашал правила турнира. Почти сразу же после этого начались состязания – схватка на открытом поле, за которой предполагался целый ряд поединков врукопашную. Адель побледнела, едва представив себе, какой опасности подвергается Рейф. Эти люди на поле рисковали жизнью без всякой нужды, как будто надеялись снять внутреннее напряжение при помощи демонстрации силы. Взрослые мужчины играли в войну, словно расшалившиеся мальчишки, однако игрушки, которые они держали в руках, были смертоносными.

Наконец в состязаниях объявили перерыв, и актеры в своих пестрых одеждах снова выбежали на арену. Многие из зрителей покинули свои места, желая купить еду с лотков торговцев. Пришла пора открыть корзину, принесенную из дома Фицалана, и дамы передавали из рук в руки оленину, рыбные паштеты, а также разбавленное вино и фрукты в меду.

Вскоре турнир продолжился. В состязании, открывавшем вторую его часть, участвовали команды из шести рыцарей, единственной целью которых, как могло показаться со стороны, было выбить противника из седла. Адель до такой степени тревожилась за безопасность Рейфа, что не в силах была проглотить ни кусочка. Уцепившись за край сиденья, она заметила, как он покачнулся под градом ударов, сыпавшихся на него отовсюду. Его конь ловко вертелся из стороны в сторону, давая своему хозяину возможность увернуться от удара, а затем и самому перейти в наступление, и каким-то чудом Рейф до сих пор оставался в седле, несмотря на то что на его щите появилось немало вмятин.

Когда утром они с Рейфом беседовали о предстоящем турнире, он пытался убедить ее в том, что все это делается исключительно ради забавы. Кроме того, по его словам, он не рассчитывал получить награду и согласился участвовать в турнире лишь для того, чтобы угодить Фицалану. Однако с самого начала состязания Адель каждую минуту опасалась, что Рейфа ранят или затопчут насмерть, выбив из седла прямо под копыта разгоряченных лошадей. И как ему вообще удается выдерживать такие яростные атаки? Что бы там он ни говорил, боевой пыл его противников делал этот турнир неотличимым от настоящего сражения.

Съеденный ею пирожок с олениной вдруг показался Адель тяжелым, как свинец, и она долго разжевывала засахаренный абрикос, не в силах его проглотить. Турнир Фицалана оказался совершенно непохожим на те величественные зрелища, которые воспевали в своих песнях и стихах менестрели, – просто вооруженные до зубов мужчины, собравшись вместе, решили поиграть в войну. Хорошо еще, что Рейф не стал участвовать в жестоких рукопашных схватках, чтобы набрать побольше очков и таким образом приблизиться к главному призу.

Заслоняя глаза от солнца, Адель окинула взглядом ристалище, недоумевая, почему участники турнира теперь разбились на две большие группы, стоявшие по разные стороны. Когда она спросила об этом Барбару, та ответила ей, что они готовятся к «Большой свалке». У Адель сердце ушло в пятки, поскольку даже она знала: «Большая свалка» представляла собой имитацию настоящего боя.

– Но ведь они могут ранить друг друга?

– Иногда такое случается. Но все равно это потрясающее зрелище. Главная задача состоит в том, чтобы захватить как можно больше пленников и потом получить с них выкуп. Вот увидишь, тебе понравится.

Адель глубоко вздохнула, пытаясь успокоить отчаянно бьющееся сердце. Вряд ли предстоящее сражение могло доставить ей удовольствие, да и весь турнир в целом сильно ее разочаровал. Правда, пышно разодетые рыцари храбро носились галопом по огороженному полю, орудуя мечами и булавами, но по ходу дела многие участники получали ранения. Ее пугал вид крови, и, вместо красочной картины рыцарских доблестей, о которой Адель так часто приходилось слышать от других, это зрелище больше напоминало ей бойню.

Когда распорядители турнира лично удостоверились в том, что силы обеих сторон равны, одетый в белое с голубым герольд протрубил сигнал к началу битвы; при этом его румяные щеки раздувались, словно спелые яблоки. Затейливые ноты, вырываясь одна за другой, звучали настолько пронзительно, что Адель в конце концов пришлось зажать уши. Последовавшее затем перечисление имен и громких титулов участников схватки почти целиком было унесено ветром.

Каждый из рыцарей, выехавших на ристалище, имел у себя на руке алую или белую ленту, соответствовавшую цвету его команды. Рейф и Джералд расположились бок о бок, их разгоряченные кони били копытами о землю и энергично вскидывали головы.

Наконец все было готово к началу состязания, и толпа постепенно затихла. Тишину вокруг нарушал только шелест флагов и вымпелов, развевавшихся на ветру.

Оглушительный звук рога послужил сигналом к атаке. Две небольшие армии стремительным галопом помчались навстречу друг другу, издавая воинственные кличи и вопя, словно орда дикарей. Когда обе стороны столкнулись между собой, громкий лязг металла эхом разнесся над трибунами. В ход были пущены мечи, копья, булавы; стальные шлемы и щиты звенели, как колокола, делая своих обладателей удобной мишенью. Выбитые из седел всадники продолжали сражаться пешими на мечах и кинжалах. Эта потешная битва представляла собой блестящую демонстрацию воинского искусства, однако для Адель каждая следующая минута казалась невыносимой мукой. Когда кто-нибудь из участников свалки падал на землю, попадая при этом под копыта лошадей, у нее из груди вырывался крик тревоги. Некоторые из окровавленных бойцов теряли свои мечи и вынуждены были прибегать к кинжалам.

Сквозь шум и неразбериху слышались возбужденные крики толпы, на все лады подбадривавшей своих любимцев. Насколько было известно Адель, на некоторых пользовавшихся особой славой рыцарей даже делались ставки. Рейф тоже принадлежал к их числу, и она не знала, радоваться ли ей этому или, напротив, огорчаться. Впрочем, уже одно то, что он пользовался репутацией человека, привыкшего находиться в самой гуще битвы, само по себе могло служить основанием для беспокойства.

На поле царила такая сумятица, что Адель трудно было выделить Рейфа среди двигавшихся в разные стороны отдельных групп бойцов: только когда лучи солнца падали на его щит, ей удавалось мельком увидеть, как он сражается с очередным противником. Снова и снова он отражал их нападения. Это продолжалось до тех пор, пока он не получил удар в спину такой силы, что его жеребец споткнулся и Рейф оказался выброшенным из седла. Когда ряды всадников снова сомкнулись вокруг него, Адель в ужасе закричала, опасаясь, что его вот-вот затопчут насмерть.

К счастью, ее страхи оказались напрасными: Рейф сумел подняться на ноги и вступил в сражение одновременно с двумя соперниками. В конце концов он взял верх над обоими, затем совершенно неожиданно снова оказался повергнутым на землю и на этот раз уже не поднялся.

Адель тут же вскочила с места и без колебаний протиснулась сквозь толпу, устремившись к подножию трибуны. Барбара и Маргарет кричали ей вслед, чтобы она не тревожилась зря, однако Адель их не слушала – она должна была собственными глазами убедиться в безопасности возлюбленного.

Вскоре она смешалась с шумной толпой, сновавшей внизу. Торговцы задевали ее углами своих деревянных лотков, полных горячих, аппетитных на вид пирогов. Куда бы она ни пошла, они кричали ей в ухо или останавливали ее, хватая за рукава, в надежде, что она купит у них товар.

Пространство возле наскоро сколоченного ларька, где продавался эль, было переполнено мужчинами, желавшими промочить горло. Когда Адель спросила, как ей добраться до шатров участников, сразу несколько человек вызвались показать ей путь. Отказавшись от их услуг, она нагнулась и пролезла под перилами, после чего направилась вдоль ограждения, не обращая внимания на свистки и непристойные предложения оруженосцев, попадавшихся ей по пути.

Когда мимо нее на носилках пронесли нескольких раненых рыцарей, вассалы которых шли впереди, освобождая для них дорогу, Адель последовала за ними к ряду шатров.

Лучи солнца проникали сквозь разноцветные навесы из парусины, придавая воздуху вокруг неестественные голубые, красные и желтые оттенки; над крышами шатров весело развевались вымпелы. Более состоятельные рыцари могли похвастаться шелковыми навесами с заляпанной грязью позолотой по краям, однако самые бедные из участников состязания лежали прямо на земле под открытым небом, пользуясь тенью от навесов, пока их слуги вытирали им лица и вливали в рот бодрящий эль. Друзья пытались помочь истекающим кровью раненым при помощи клочков материи, оторванных от их одежды. Адель заметила здесь нескольких женщин явно не благородного происхождения – судя по всему, то были жены или возлюбленные простых рыцарей. Впрочем, она знала, что Рейфа среди этих людей не было – хотя он и не имел собственной палатки, однако мог воспользоваться огромным темно-вишневым с серебром шатром Фицалана в самом конце лагеря.

Адель грубо отталкивали локтями, осыпали бранью, требовали, чтобы она уступила дорогу… Некоторые из пострадавших выглядели мертвенно-бледными, но их веселых спутников это, похоже, нимало не беспокоило. Между шатрами водили взад и вперед огромных боевых коней, которые громко фыркали и били копытами. По дорогому платью Адель конюхи сразу же догадались, что эта женщина принадлежит к высшей знати, и приподняли шляпы, явно удивленные тем, что видят ее здесь. Судя по их реакции, благородные дамы избегали появляться в подобных местах.

– Вы кого-то ищете, леди?

Обернувшись, Адель заметила рядом с собой деревенского парня в красной тунике, который из уважения к ее титулу почтительно коснулся рукой вихрастого лба.

– Да, мне нужен лорд Рейф де Монфор. – Она с трудом перевела дух. – Полагаю, он сейчас с людьми Фицалана.

Выражение лица парня изменилось.

– Идемте со мной, я покажу вам самый короткий путь. А что, лорд де Монфор ранен?

– Не знаю. Я только видела, как он упал и не поднялся.

Провожатый сочувственно кивнул и повел Адель между парусиновыми стенами палаток, сделав ей знак держаться за туго натянутые канаты, чтобы не оступиться. Здесь вовсю работали оружейники, исправляя вмятины в щитах и доспехах, так что за стуком молотков и лязгом металла почти ничего нельзя было разобрать. Адель поспешно следовала за юношей, который ловко петлял между наковальнями и грудами металлического лома. В какой-то момент ей показалось, что они свернули не в ту сторону, – такая кругом царила суматоха.

Возле ограды выстроился целый ряд повозок; между ними и шатрами беспрестанно сновали люди – слуги, конюхи, а также подозрительные личности, которые неизменно присутствовали на каждом сколько-нибудь значительном турнире.

– Вы уверены, что нам сюда? – наконец крикнула Адель парню, но тот продолжал не оглядываясь идти вперед, оставив ее между двумя дюжими мужчинами в подбитых волосом кожаных куртках. К ее досаде, здоровяки загородили ей проход, а когда она попыталась обойти их, умышленно встали у нее на пути.

– А ну, прочь с дороги! – приказала она, смерив их суровым взглядом.

– Что ты здесь делаешь, красотка? – спросил один из мужчин, ухмыльнувшись и протянув руку к ее волосам. Он уже успел заметить на лбу у девушки золотую диадему.

– На помощь! Кто-нибудь! Помогите! – в тревоге закричала Адель, когда ее схватили за руки. Она брыкалась и била их кулаками в грудь, отчаянно пытаясь вырваться, но никто даже не подумал прийти ей на выручку. И тут она почувствовала, как чья-то тяжелая рука легла ей на плечо, а ее рот зажала чья-то грязная ладонь.

– Пойдем со мной, дорогая. Я помогу тебе, – прошептал ей на ухо мужской голос.

У Адель кровь застыла в жилах. Этот голос был ей до боли знаком – ее спасителем оказался не кто иной, как Лоркин Йейтс!

Глава 11

Внутри повозки было холодно, снаружи зарядил дождь, и Адель слышала, как крупные капли отбивали барабанную дробь у нее над головой. Она открыла глаза и почувствовала резь от набившегося в них песка. Затем девушка приподняла голову, и ей показалось, будто внутри у нее гудит огромный колокол. Застонав, она сжала руками виски и снова опустилась на солому, стараясь не шевелиться.

Ей понадобилось несколько минут, чтобы собраться с силами и снова открыть глаза. Повозка тронулась с места, раскачиваясь из стороны в сторону, словно корабль в море, и теперь Адель пришлось бороться с приступом тошноты, который не отступал до тех пор, пока тряска не прекратилась.

Наконец она достаточно пришла в себя, чтобы сесть. Просунув пальцы в щель между кусками линялой парусины, накрывавшими повозку, она раздвинула их и выглянула наружу.

Повозка медленно тащилась по холмистой равнине с редкими деревьями. Кругом виднелись гниющие остатки растительности, тесно переплетающиеся между собой; среди желтой чахлой поросли, задевавшей края повозки, попадались яркие бусины плодов шиповника – они были так близко от нее, что она могла их сорвать.

Понемногу к Адель возвращалась память, а вместе с ней и потрясение, которое она испытала, узнав голос Лоркина Йейтса – последнее, что ей удалось услышать перед тем, как все погрузилось во тьму. Ее охватила дрожь ужаса. Каким-то образом Йейтсу удалось разыскать ее как раз тогда, когда она думала, что он навсегда исчез из ее жизни.

Руки Адель были связаны, но ноги оставались свободными, и она принялась разминать их. Левую лодыжку пронзила острая боль, и Адель вспомнила, как подвернула ее, угодив ногой в выбоину на дороге. Она снова осторожно раздвинула парусину в задней части повозки в надежде выпрыгнуть из нее и скрыться, благо они двигались вперед достаточно медленно.

Выглянув наружу, она, к своему разочарованию, увидела там голову осла и потертые штаны сидевшего на нем наездника. Тогда Адель перебралась в переднюю часть повозки, но и тут ее постигла неудача – с той лишь разницей, что здесь ее взгляд наткнулся сразу на четырех всадников. Побег был явно невозможен. Когда они сделают привал, она попробует найти какой-нибудь другой выход. Сама мысль об объятиях и мокрых жадных поцелуях Лоркина вызывала у нее омерзение.

Наконец тряская повозка накренилась и остановилась, заставив Адель очнуться от дремоты. Сжавшись в комок, она присела на корточки в самом темном углу повозки, зная, что за нею придут, и моля Бога о том, чтобы это оказался не Йейтс.

– Все в порядке, – донесся до нее снаружи чей-то возглас, затем между кусками парусины мелькнул свет фонаря.

– Здравствуй, Адель, дорогая моя.

Все ее надежды на спасение окончательно улетучились. Хотя она и не отдавала себе в этом отчета, до этого момента в глубине души Адель цеплялась за отчаянную мысль, что ее похитителем был все же не Лоркин Йейтс. Теперь последние сомнения развеялись, и это стало для нее сокрушительным ударом.

Показавшись в проеме между кусками парусины, Йейтс поднял повыше фонарь, чтобы рассмотреть ее лицо, и, похоже, остался доволен тем, что увидел.

– Наконец-то, – выдохнул он, протянув к ней руку. – Как раз такая, какой ты мне запомнилась. Я так боялся, что мы никогда больше не встретимся.

Все еще улыбаясь, самозванец, выдававший себя за Джоса, помог Адель выбраться из повозки и подвел ее к бивачному костру. Огонь был слабым, поскольку древесина еще не успела просохнуть после недавнего дождя, но, несмотря на это, Адель протянула руки поближе к колеблющимся язычкам пламени. Она бросила взгляд по сторонам – на густой лес, окружавший их, на тощие фигуры спутников – и сердце в ее груди оборвалось. Итак, Лоркин снова захватил ее в плен в еще одном лесном лагере, намереваясь и дальше жить с нею во лжи. Интересно, догадывается ли он о том, что она уже знает правду?

– Я думала, ты все еще в тюрьме, – произнесла она наконец, вывернувшись из его цепких рук.

– На всем свете не найдется таких тюрем, которые могли бы меня удержать, в особенности когда у меня есть цель. Я должен был бежать, хотя бы для того, чтобы спасти тебя, сестренка, – ответил Йейтс, протянув руку, чтобы погладить ее по щеке.

– И что ты собираешься делать со мной теперь?

Тон ее вопроса был таким резким, что его лицо помрачнело.

– Как, ни единого слова приветствия для своего родного брата? Никакой благодарности за то, что я вызволил тебя из беды?

– А я и не просила меня вызволять, – пробормотала Адель, принимая из рук Йейтса кружку теплого эля и одновременно решая про себя, стоит ли ей прямо сказать о том, что он самозванец, или с этим лучше повременить. По здравом размышлении она пришла к выводу, что проявить свою осведомленность сейчас было бы ошибкой – здесь, в лагере, она всецело зависела от его милости. Ради ее же блага ей лучше оставаться в глазах Йейтса его сестрой – в противном случае он наверняка попытается ее изнасиловать. Кроме того, если ему станет известно, что его разоблачили, для него уже не будет смысла оставлять ее в живых. Ей не были известны дальнейшие планы сэра Гая, но, судя по тому, что рассказывал ей о Лоркине Йейтсе Рейф, этот человек мог быть очень опасен. Рейф говорил ей…

Рейф! Приступ дрожи потряс все ее тело. Ей так и не удалось выяснить, что произошло с ним на турнире. Когда эти негодяи схватили ее, она как раз направлялась к шатру Фицалана, чтобы расспросить о его судьбе. Похоже, что у нее и впрямь случился временный провал в памяти, но теперь боль и тревога снова нахлынули на нее удушливой волной. Она должна знать, пострадал он или нет.

– Отвези меня обратно, – потребовала Адель, поставив кружку на землю.

– Куда?

– В Сент-Эдмундсбери. Я остановилась там в доме Фицаланов, и они наверняка станут меня искать. Если ты сейчас же доставишь меня туда, возможно, тебе еще удастся бежать.

– Бежать? Зачем? Разве я не свободен как птица?

– Ты по-прежнему остаешься изгоем, стоящим вне закона. Я бы не назвала это свободой.

Глаза Йейтса превратились в щелочки; он долго смотрел на нее при свете костра, после чего произнес:

– Ты очень изменилась, сестра, и это не к добру. Не знаю, что тебе про меня наговорили, но я не изгой и… нет ничего более естественного для брата и сестры, чем жить вместе. Скоро мы с тобой вернемся в Эстерволд и забудем о том, что было прежде.

Адель едва удержалась от того, чтобы не выложить ему все, что она о нем думает, однако вместо этого лишь спросила:

– А как же Хью д’Авранш?

– Ублюдок! – Йейтс сплюнул в костер. – Все, чего он заслуживает, – нож в спину. Когда я явился с предложением доставить тебя к нему, он обошелся со мной как с последним нищим.

Встревоженная его словами, Адель выпрямилась:

– Что ты имеешь в виду? Когда это было?

– Он приехал в Сент-Эдмундсбери, чтобы участвовать в турнире. Я сказал, что знаю, у кого в плену ты находишься, и готов за плату привести тебя в его шатер. Д’Авранш в ответ назвал меня мошенником и даже угрожал натравить на меня своих людей.

– Так ты сообщил ему про Рейфа!

– Разумеется. Кроме того, я предложил ему похитить тебя, но он не согласился.

Итак, теперь Хью д’Авранш знает о том, что Рейф отказался подчиниться королевскому приказу. При этой мысли Адель охватила дрожь. Д’Авранш тоже участвовал в турнире, и вполне возможно, что именно он в конце концов предательским ударом в спину выбил Рейфа из седла. Адель не знала герба д’Авранша.

– Глупец! Из-за тебя Рейф де Монфор мог лишиться жизни! – воскликнула она, вскочив на ноги.

Лоркин Йейтс в гневе схватил ее за руку и насильно усадил на место.

– Не смей больше называть меня так, – процедил он сквозь зубы, – не то я перережу тебе горло!

Этой угрозы оказалось достаточно, чтобы заставить Адель замолчать. Ярость в его голосе ясно показывала, что ее ожидает, если она осмелится встать у него на пути. Теперь Адель более чем когда-либо понимала, что ей необходимо сосредоточить все свое внимание на побеге. Если Рейф в состоянии отправиться на поиски, наверняка он так и поступит, но где он будет ее искать? Кроме того, Рейф уверен в том, что Лоркин Йейтс надежно упрятан за решетку. Не исключено также, что он ранен или, еще хуже…

Адель постаралась выбросить ужасную мысль из головы и сосредоточиться. Вряд ли они за день успели отъехать далеко от Сент-Эдмундсбери на этой старой колымаге. Скоро все окрестные дороги окажутся наводнены рыцарями и их вассалами, возвращающимися домой с турнира. Если она увидит среди них кого-нибудь из тех дворян, которые вместе с ними отправились в паломничество, то сможет обратиться за помощью, а до тех пор ей нужно все время держаться начеку и бежать, как только представится случай. К несчастью, на сей раз с ней нет ее верного Лунного Света, поэтому ей придется рассчитывать только на быстроту собственных ног.

Мужчины, собравшиеся возле костра, во время их с Йейтсом разговора не проронили ни слова, по-видимому, опасаясь гнева своего предводителя. Были это те самые люди, которые помогли ему бежать, или его новые товарищи по несчастью?

– Здесь слишком сыро, так что мне придется ночевать в повозке вместе с тобой, – заявил Лоркин Йейтс, закончив ужин и отшвырнув в сторону обглоданные кости.

– Нет, ни за что! Скорее я буду спать на траве, завернувшись в плащ, чем соглашусь на это.

Неожиданная вспышка гнева со стороны Адель ошеломила ее похитителя. Глаза его зловеще блеснули.

– Ладно, можешь провести эту ночь в повозке, а завтра мы продолжим разговор, – помедлив, великодушно предложил он, поглаживая ее руку.

Адель с трудом подавила в себе дрожь отвращения – ей очень хотелось прогнать его вон, высказать ему прямо в лицо все, что она о нем думает, и покончить с этим фарсом раз и навсегда; однако Адель вовремя спохватилась: вся ее жизнь теперь зависела от того, останется ли он для окружающих ее братом или нет.

Отвергнув помощь Лоркина, Адель забралась в повозку. Йейтс швырнул ей вслед грязное одеяло, но она отбросила его в сторону. Позже, когда ночной холод усилился и на землю опустился туман, она все же поборола брезгливость и накрылась одеялом с головой.

Довольно долго Адель лежала без сна, прислушиваясь к звукам лагеря. К своему удивлению, она узнала среди них женские и детские голоса, из чего следовало, что они находились в еще одном сооруженном на скорую руку тайном убежище, надежно скрытом в чаще леса. Были ли эти грязные, оборванные люди заключенными, бежавшими вместе с Лоркином Йейтсом, или же они следовали за каким-нибудь другим крестьянским вождем, а Йейтс присоединился к ним позднее?

Возле повозки была выставлена охрана, что лишало ее всякой возможности незаметно ускользнуть из лагеря под покровом ночи. Сам Йейтс ночевал под повозкой – она услышала его голос, пожелавший ей приятного сна, а затем до нее доносился его громкий храп. Лежа в темноте, Адель вертела на пальце кольцо Рейфа де Монфора, моля Бога о том, чтобы с ним все было в порядке и чтобы он как можно скорее явился ей на помощь.

* * *

Рейф поморщился, едва его оруженосец затянул потуже бинты на его левом предплечье. Когда его выбили из седла, лезвие меча противника вспороло рукав кожаной куртки и проникло под кольчугу, пронзив ему руку. К счастью, рана оказалась не настолько серьезной, чтобы вывести его из числа участников состязания, и, покинув на короткое время ристалище, он снова занял место в седле и бросился в атаку.

Рейф и его команда одержали победу в этой потешной схватке, выбив из седла и захватив в плен многих соперников, чтобы затем получить с них выкуп. Торжественным галопом он выехал в сопровождении Джералда Монсореля к трибунам, горя нетерпением сообщить Адель об их неслыханной удаче.

Однако, оглядев толпу, он не нашел ее рядом с Барбарой и Маргарет, весело щебетавшими с подругами. Очевидно, Адель устала от их пустой болтовни и спустилась вниз, чтобы немного размяться.

Когда рыцари ехали верхом по тропинке между шатрами, сторонники приветствовали их ликующими криками – в особенности те, кто ставил на их команду и выиграл. Внутри огромного шатра Фицалана свет угасающего дня, просачиваясь сквозь вишневую ткань, придавал лицам всех находившихся в ней неестественный оттенок. О Господи, как же ему было жарко! В холодный ноябрьский день Рейф весь покрылся потом.

Его оруженосец Симм тут же поспешил ему навстречу, чтобы освободить хозяина от доспехов. Как и опасался Рейф, шлем был сильно помят в сражении – теперь его придется отдать в починку оружейнику вместе с мечами и кинжалами, которые после сегодняшнего турнира требовалось как следует заточить.

Симм отстегнул верхнюю часть кольчуги Рейфа, за которой последовал капюшон на мягкой подкладке.

– Вот умница. – Рейф тряхнул головой. – А теперь дай-ка мне немного выпить.

Почти сразу же у него в руке оказалась кружка холодного эля, и Рейф залпом осушил ее – до такой степени у него пересохло в горле. Затем он с благодарностью принял из рук юноши влажное полотенце и вытер с лица слой грязи.

– Милорд, вы весь в крови! – встревоженно воскликнул Симм.

– Пустяки! Просто меч попал ниже шлема и порезал плечо. – Рейф поморщился. Кровь, стекая тонкой струйкой по руке, скопилась лужицей на ладони.

В конце концов Рейф послушно прилег на койку, давая возможность Симму снять с него часть доспехов. У самой ключицы стала видна рана шириной в два дюйма. Хотя Рейф ни словом не обмолвился об этом оруженосцу, он понимал, как ему повезло.

Симм перевязал, как умел, раненое плечо хозяина. При этом Рейф слышал, как стонал Джералд, когда его слуга перетянул ему потуже бедро, чтобы остановить кровотечение.

– Неужели так плохо? – спросил он, сев на койке и взмахом руки отослав Симма.

– Пока терпимо, – отозвался Монсорель. – Но если бы удар пришелся несколькими дюймами выше… – Он выразительно закатил глаза. – Ты уже знаешь о том, что нам сегодня досталась крупная сумма в качестве награды, друг мой?

Рейф рассмеялся:

– Да. Если бы мы участвовали в этом турнире ради денег, то не получили бы ничего.

Тут его внимание привлекло внезапное смятение у входа в шатер, и, подняв голову, он увидел на пороге широко ухмыляющегося Фулка Фицалана.

– Примите мои поздравления, милорды! – прогремел Фулк и устремился к ним, чтобы пожать им руки, но тут же отступил не без некоторой брезгливости, заметив запекшуюся кровь и грязь.

– Неизбежное зло, – пояснил Рейф, оценив выражение лица собеседника. – Обещаю, что к вечеру я снова буду выглядеть чистым и ухоженным.

– О нет, что вы! Просто я не привык к… – Фулк вдруг прервал свои объяснения и поспешил к койке своего зятя, встревоженный видом свежей крови. Из-за его спины Рейф скорчил гримасу, и Монсорель едва заметно улыбнулся:

– Что ж, братец, думаю, сегодня ты можешь нами гордиться – мы не опозорили имя Фицаланов.

– Гордиться? Да я просто вне себя от радости! – воскликнул Фулк, и лицо его снова засияло. – Я даже не предполагал, что вы с Рейфом окажетесь такими опытными и ловкими бойцами. Быть может, вы согласитесь в будущем участвовать в…

– Ну уж нет, – прервал его Рейф. – Мне жаль тебя разочаровывать, но у меня накопилось слишком много дел в Фордеме, чтобы попусту тратить время на турниры. – Он свесил ноги с койки и жестом приказал Симму унести остатки полотна и миски с кровью. Теперь, когда Фицалан нанес им положенный визит вежливости, он мог снова обратить все внимание на Адель – задача, которая была ему куда больше по нраву.

– Как только вы приведете себя в порядок, милорды, дамы будут рады принести вам свои поздравления, – напомнил Фицалан, собираясь уходить и оправляя свои лайковые перчатки.

– Адель еще никогда прежде не приходилось присутствовать на турнире, – заметил Рейф, приняв из рук Симма чистую тунику. – Надеюсь, ей понравилось это зрелище? Или она решила, что здесь слишком шумно и слишком много крови?

– Скорее последнее, я полагаю. Кстати, ее нигде не видно – возможно, она уже ушла. – Фицалан пожал плечами.

– Что? – Рейф тут же вскочил на ноги.

– По словам Маргарет, Адель покинула трибуны около часа назад. По-видимому, ей стало дурно при виде крови.

– Ты хочешь сказать, что она ушла одна?

Фицалан снова пожал плечами:

– Я не знаю. Думаю, она взяла с собой кого-нибудь из слуг, но…

– Но ты не можешь утверждать наверняка, и тебе даже не пришло в голову это выяснить? – В голосе Рейфа зазвучал металл. – Боже праведный, Фулк, девушка находится в незнакомом городе, где вокруг слоняется столько разного сброда, и ты отпустил ее домой без сопровождения!

Фицалан густо покраснел, на его полном лице проступила тревога.

– Да, пожалуй, сейчас я могу понять причину твоего беспокойства, но в тот момент как-то об этом не подумал. Возможно, она остановилась возле одного из прилавков; пожалуй, пойду и расспрошу служанок.

– Лучше я сам их расспрошу, – заявил Рейф, направляясь к выходу из шатра. – Будем надеяться, что они дадут обнадеживающий ответ.

Однако вскоре Рейф убедился, что никто из женщин не видел, как Адель покинула трибуну. Хотя поначалу он грозил задать им хорошую взбучку, если они не перестанут причитать и не ответят прямо на его вопросы, но все его усилия ни к чему не привели – ни одна из служанок не знала, куда ушла Адель.

Рейф разослал повсюду своих людей с приказом допросить торговцев в надежде на то, что хоть кто-нибудь из них заметил ее, но ничего определенного узнать ему так и не удалось. Объяснялось ли это тем, что он не предложил им достаточно серебра, или же тем, что выдавать подобные сведения было небезопасно, Рейф не знал.

Незадолго до наступления сумерек пошел дождь. Рейф стоял с непокрытой головой, наблюдая за всеобщей суетой, между тем как торговцы поспешно убирали свои товары, а толпа зрителей старалась укрыться от дождя. Ощущение торжества, которое он еще недавно испытывал от сегодняшней победы, исчезло без следа. Даже тот трудный выбор, который ему предстояло сделать, встав на сторону короля или повстанцев, уже не имел для него значения. Ему казалось, что клятвы, принесенные перед высоким алтарем в церкви святого Эдмунда, принадлежали совсем другому времени, – сейчас его единственной задачей было найти Адель.

Подняв глаза к небесам, Рейф принялся истово молиться, чувствуя, как крупные капли дождя падают на его обращенное вверх лицо. Не будучи откровенным противником религии, он, однако, никогда особенно не доверял людям в сутанах; но теперь, доведенный до отчаяния и не зная, к кому еще обратиться, он опустился на колени прямо в раскисшую грязь и потупил голову. То единственное, чем он дорожил в жизни, было у него отнято. Рейф молился с неведомой прежде горячностью, и полузабытые слова быстро приходили ему на ум, когда он обращался к Создателю с просьбой помочь ему в его поисках.

Разумеется, никакого немедленного ответа с небес не последовало. Совершенно подавленный, Рейф молча следил за тем, как солдаты упаковывают вещи. Лошади были уже приготовлены к путешествию, а его удрученные неудачей люди оставили всякую надежду выяснить что-нибудь о судьбе Адель и заняли места в седлах. Они медленно пустились в обратный путь. Грязь хлюпала под копытами лошадей. Посреди низменной равнины уже образовался стремительно бегущий ручеек, разделивший ее надвое. Многие повозки застряли в размокшей глине, а их владельцы, крича и напрягаясь изо всех сил, пытались стронуть их с места.

То, что произошло затем, только укрепило веру Рейфа в силу молитвы. Его солдаты остановились возле ближайшей телеги, принадлежавшей какому-то оружейнику и его подмастерью, чтобы помочь вытащить ее из грязи, по привычке обратившись к хозяевам с вопросом, не видели ли они рядом с шатрами юную леди.

– Конечно, я хорошо ее запомнил, – ответил оружейник, – потому что не каждый день случается встретить такую красавицу.

Рейф крепче ухватился за поводья и выпрямился в седле.

– Значит, вы ее видели? – спросил он, вмешавшись в разговор. – И что, она была одна?

Оружейник тотчас приподнял шляпу.

– Я мало что могу к этому добавить, милорд. Она расспрашивала, как ей лучше пройти, и какой-то парень вызвался ее проводить. Похоже, что сегодня все задают одни и те же вопросы. Большинство из них люди сердобольные и платят мне за труды звонкой монетой…

Он сделал многозначительную паузу. Рейф, раздраженно вздохнув, сделал знак Симму дать старику немного серебра.

– Ну и что потом? Куда она пошла?

Оружейник почесал голову.

– Точно не знаю, но она ушла с этим парнем.

Адель рука об руку с мужчиной? Рейф пожал плечами. Его надежды рухнули, и он утратил интерес к дальнейшим расспросам. По всей видимости, старый оружейник спутал Адель с кем-то другим. Он уже собирался ехать дальше, когда его собеседник предположил:

– Возможно, лорд д’Авранш сможет сказать вам больше. Тот парень беседовал и с ним тоже, и, судя по крикам, здорово его разгневал…

– Д’Авранш? Хью д’Авранш из замка Саммерхей?

– Да, он самый. Вы, конечно, хорошо его знаете.

По другую сторону поля Рейф мог различить мокрый от дождя стяг д’Авранша, развевавшийся над ярко-красным шатром. Как и многие другие рыцари, прибывшие издалека, д’Авранш, по-видимому, предпочел переждать ливень у себя в шатре.

Рейф круто изменил направление, поехав обратно к заляпанному грязью шатру д’Авранша. Он отправил впереди себя одного из своих солдат с просьбой о встрече, хотя предпочел бы, чтобы этот разговор состоялся при других обстоятельствах. Но сегодня судьба распорядилась так, а не иначе, и потому он жадно цеплялся за малейшую нить надежды, которую этот человек держал в своих руках.

Рейф ждал своего посланца, укрывшись под навесом соседнего шатра, откуда доносились голоса его весело пирующих обитателей, неразборчивые от выпитого эля. Наконец солдат вернулся. Хью д’Авранш дал согласие на встречу.

Как это великодушно с его стороны, подумал про себя Рейф угрюмо, плотно сжав губы при мысли о той малоприятной беседе, которая ему предстояла. Подстегивая коня, он с трудом пробрался через месиво в узком пространстве между шатрами и возле входа в забрызганную грязью красную палатку спешился, передав своего жеребца Симму, после чего, нагнувшись, вошел внутрь.

К своему удивлению, он застал там д’Авранша в компании всего двух вооруженных вассалов. Дождь громко барабанил по крыше шатра, которая прохудилась в нескольких местах, так что Рейфу приходилось уклоняться от струек стекавшей вниз воды.

– Вот мы с вами наконец и встретились, милорд, – проворчал Хью д’Авранш голосом, охрипшим от криков во время недавнего состязания. Рядом с ним на полу лежали окровавленная накидка и кольчуга. Рейф тотчас же узнал доспехи своего противника во время большой свалки: рыцарь атаковал его с такой яростью, что Рейфу понадобилось все его искусство, чтобы избежать сокрушительных ударов. Теперь личность безымянного соперника и мотивы его поведения стали ему ясны. Д’Авранш знал намного больше, чем предполагал Рейф.

– Прежде всего позвольте мне принести вам свои поздравления, милорд, вы показали себя достойным противником на турнире, – произнес Рейф невозмутимо, взяв протянутый ему кубок с вином.

– Я могу сказать то же самое о вас, – буркнул в ответ д’Авранш. Его угрюмый вид и хмурая складка на лбу выглядели не особенно обнадеживающе. Из-под густых темных бровей жесткие, как кремень, глаза с явной враждебностью следили за каждым движением Рейфа.

Некоторое время ни один из мужчин не произносил ни слова. Рейф в несколько глотков осушил кубок и поставил его на стол. Д’Авранш последовал его примеру и тут же громко рыгнул. Рейф невольно вспомнил о Бохане, тем более что у д’Авранша на том же самом месте туники было заметно горчичное пятно, еще более подчеркивавшее общность их привычек.

– Удивительно, как у вас хватило смелости явиться сюда после того, что я узнал сегодня, – наконец нарушил молчание д’Авранш.

– И что именно, милорд?

– Похитить у меня женщину! Это просто неслыханно!

– Женщину? Вы имеете в виду невесту, которую выбрал для вас наш досточтимый король? – язвительно осведомился Рейф.

Они обменялись гневными взглядами, после чего д’Авранш, не будучи больше в силах сдерживаться, прорычал:

– Вы не только совершили государственную измену, не только отняли у меня невесту! – Вены на его шее вздувались: – Что еще хуже, вы превратили меня во всеобщее посмешище!

– Вот как, милорд? Поскольку вы сами узнали об этом только сегодня, а я был с Адель с самой весны, вряд ли о случившемся могло стать известно всем.

– Король хочет, чтобы она была моей, черт побери!

– Не думаю, что это так, если вспомнить о вашей недавней ссоре с королем, – заметил Рейф холодно. Он умел вести свою партию не хуже любого другого.

Д’Авранш угрюмо взглянул на собеседника – он был явно не готов к подобному выпаду со стороны Рейфа.

– Что ж, так или иначе, вам это не сойдет с рук, – возразил он. – Безземельный обычно не терпит непослушания.

Рейф пожал плечами:

– Посмотрим. Так или иначе, ввиду вашей опалы я попросил у короля руки Адель.

– Что? Вы ответите за свою дерзость, де Монфор! – вспылил д’Авранш. – Подобного вероломства я…

– Да полно уж! Давайте не будем зря отнимать друг у друга ни время, ни силы. Адель Сен-Клер вам совершенно безразлична. Она была чем-то вроде подарка с целью обеспечить вашу лояльность; а поскольку вы уже поклялись пойти войной против короля, если он откажется подчиниться вашей воле, это делает вас еще большим предателем.

Д’Авранш проворно вскочил на ноги, рука его метнулась к кинжалу. Краем глаза Рейф уловил быстрое движение среди наблюдавших за ними вооруженных людей; лязгнула сталь, предупреждая его о том, что он стоит на зыбкой почве.

– Как вы посмели открыть эту тайну?

– Клятва была произнесена вами в присутствии многих людей, и я не знал, что она до сих пор остается тайной.

– А вы, скользкий ублюдок, как я подозреваю, намерены лицемерно уверять короля в своей преданности до тех пор, пока не станет ясно, откуда ветер дует!

– Вашим принципом всегда было придерживаться именно такой благоразумной тактики, и я удивлен тем, что теперь вы осуждаете меня. Я всего лишь следую вашему примеру. Кроме того, мы с вами оба знаем: вы переметнулись к повстанцам, поскольку уже вытянули из короля все, что можно.

Понимая, что высокий рост Рейфа ставит его в более выгодное положение, д’Авранш снова опустился в кресло. Некоторое время они сердито смотрели друг на друга.

– Если вы согласны, я готов предложить вам щедрую сумму в возмещение ущерба, нанесенного вашему имени. Если же вы хотите получить вместо Адель другую женщину, я могу устроить и это тоже.

– Итак, в ваши намерения не входит уступать мне леди Сен-Клер без борьбы?

– Ни в коем случае, – лицо Рейфа сделалось жестким. – Кстати, поединок – еще один возможный исход, так что выбирайте сами.

К его изумлению, на небритом лице д’Авранша промелькнула улыбка.

– Ну уж нет, де Монфор, черт бы вас побрал! Мне еще не совсем надоела жизнь. Сегодня вы сражались ради забавы, и будь я проклят, если вызову вас на бой, когда речь пойдет о чем-либо действительно важном.

Напряжение Рейфа несколько ослабло. Партия была почти выиграна, и, повинуясь внезапному порыву, он протянул д’Авраншу правую руку ладонью вверх. Тот сначала колебался, но потом пожал протянутую ему руку в знак примирения:

– Я уважаю настоящего воина. Думаю, мы с вами сможем обсудить сумму компенсации в Саммерхее за кубком доброго вина, – наконец предложил он. – Еще одно. Ваш посланец говорил мне, что у вас есть ко мне какой-то вопрос. Что это за вопрос?

Рейфу ничего не оставалось, как открыть ему горькую правду.

– Сегодня днем во время турнира Адель исчезла. Очевидно, ее похитили где-то возле ряда шатров. Только не спрашивайте меня, как она там оказалась, потому что я сам этого не знаю. Мы гостили в доме Фицаланов, и я решил, что с ними она в полной безопасности. Какой-то оружейник сообщил мне, что вы беседовали с тем самым молодым человеком, с которым ее видели в последний раз. Я хочу выяснить, кто он и где его найти.

Д’Авранш налил себе еще вина в кубок и предложил другой кубок Рейфу, размышляя над его вопросом.

– Выяснять это, приятель, все равно что искать иголку в стоге сена! Я разговаривал сегодня со многими людьми.

Подавшись вперед и не сводя с него пристального взгляда, Рейф произнес:

– По словам оружейника, этот человек вызвал ваш гнев, поэтому я надеялся, что вы его запомнили.

– Вызвал мой гнев, говорите? – переспросил д’Авранш, припоминая. – Да, действительно, один молодой наглец из наемников явился сюда с предложением доставить ко мне леди Сен-Клер – разумеется, за плату. Именно от него я и узнал о той роли, которую сыграли в этом деле вы, – добавил он хмуро.

У Рейфа все оборвалось внутри. Он выпрямился и сделал несколько шагов к выходу из палатки. Им вдруг овладело ужасное предчувствие…

– Коренастый, среднего роста, со светлыми волосами и бородой? Из тех людей, при виде которых у вас возникает желание внимательнее следить за своим кошельком?

– Да, он самый. Запрошенная им цена была такой непомерной, что я не согласился бы заплатить столько даже за саму Пресвятую Деву!

Губы Рейфа сжались в тонкую линию. И как только он раньше не подумал о Лоркине Йейтсе? Впрочем, ему уже был известен ответ – он полагал, что негодяй надежно заперт в тюремной камере; однако каким-то образом Йейтсу удалось избежать петли. Теперь Рейфу предстояло исправить эту ошибку.

Глава 12

Густой туман окутал все вокруг.

Адель зябко поежилась в своем плаще, благодаря судьбу хотя бы за то, что у нее еще осталась теплая одежда. Прелестному платью, которое она одолжила у Барбары, посчастливилось гораздо меньше: юбка была вся изодрана колючками ежевики, а дорогой меховой отделкой пришлось пожертвовать несколько дней назад, обменяв ее на еду. Изысканный наряд едва ли подходил для того, чтобы пробираться в нем через кусты или прятаться в зарослях можжевельника, что ей приходилось делать всякий раз, когда ее похитителям угрожало разоблачение. Словно прочитав ее мысли, Лоркин Йейтс теперь во время движения не вынимал из ее рта кляп на тот случай, если ей вздумается позвать на помощь кого-нибудь из проходящих мимо солдат. Окрестности кишели вооруженными людьми, и Адель понимала, что далеко не все они были участниками турнира. На стоянках она порывалась расспросить кого-нибудь из этих солдат о судьбе Рейфа и даже пыталась уговорить Йейтса довериться ей настолько, чтобы позволить задать им один-единственный вопрос, однако всякий раз получала отказ.

Прячась в придорожных кустах, Адель внимательно рассматривала герб каждого проходившего мимо отряда, тщетно пытаясь отыскать среди них знакомый горный пик со сверкающим мечом – опознавательный знак солдат Рейфа. Она даже не знала, был ли он жив или нет. Всякий раз, когда печальные мысли о его гибели возникали в ее голове, она упорно отбрасывала их, ища утешения в простом кольце у нее на пальце. Пусть Йейтс присвоил себе меховую отделку ее платья, золотую диадему и вуаль из тончайшего газа, однако у нее оставалось это кольцо как напоминание о чудесной клятве, которую дал ей в ту памятную ночь Рейф.

В их маленький лагерь постоянно заглядывали мимоходом все новые и новые люди, часто принося с собой известия о сколачиваемых поспешно вооруженных отрядах и больших деньгах, предлагавшихся за имеющих боевой опыт наемников. К несчастью, во время этих посещений ее охранники ни разу не уклонились от своего долга, хотя Адель всегда держалась настороже, готовая бежать при малейшей возможности.

Декабрьское утро выдалось морозным, и она продрогла до самых костей; густой туман, касавшийся ее щек, обжигал, как лед. Здесь, ближе к лесу, слой тумана был на удивление плотным. Адель уже подумывала о том, как бы вырваться на свободу, когда откуда-то из полумрака раздался неприятный скрипучий голос охранника:

– Эй, ты куда? А ну назад! – проворчал угрюмый верзила с ручищами, похожими на стволы деревьев.

Адель скорчила гримасу, однако повиновалась. Когда она в последний раз осмелилась ему перечить, дюжий детина перекинул ее через плечо, выставив напоказ обнаженные ноги. Этого унижения оказалось достаточно, чтобы заставить ее впредь воздержаться от подобных попыток. Она снова вернулась в убогую хижину, ожидая там возвращения Лоркина Йейтса, который еще утром уехал в поисках добычи. По его словам, они со дня на день должны были отправиться в Эстерволд, но говорил ли он ей это для того, чтобы ее успокоить, или же просто выдавал желаемое за действительное, Адель не знала.

Наконец она услышала доносившийся из тумана приглушенный цокот копыт. Йейтс вернулся. Девушка покачала головой, поймав себя на том, что почти обрадовалась его появлению – хотя бы потому, что ей больше не с кем было общаться. Не считая отрывистых указаний ее стражника, всем остальным было строго запрещено с ней разговаривать. Впрочем, этот запрет почти ничего не менял, поскольку она с трудом могла понимать их речь, как и они ее.

– Мы уезжаем завтра, – объявил Йейтс, едва переступив порог хижины.

– И куда же? – спросила Адель, рот которой был набит черствым хлебом – единственной едой, которую ему удалось раздобыть в то утро.

– В Эстерволд, как я тебе и говорил.

– Это довольно далеко отсюда. А ты хорошо знаешь дорогу?

По-видимому, этот вопрос с ее стороны был ошибкой, поскольку лицо Йейтса исказилось злобой. Вскочив с места, он притянул ее к себе и проворчал:

– Послушай, ты! Я сыт по горло твоими глупыми вопросами, твоими вечными «хочу» и «не хочу». От тебя требуется только делать то, что тебе говорят. Мы направляемся в Эстерволд. Остальные присоединятся к нам позже, и мы вместе проведем там зиму. К весне вся страна придет в движение.

Адель задумалась над его словами. Очевидно, Йейтс полагал, что его отряд сможет взять верх над солдатами Бохана. Что ж, по крайней мере в дороге у нее будет больше возможностей для побега. А пока приходилось считать дни, делая острым камнем зарубки на ветке березы каждый вечер, перед тем как лечь спать. С момента ее похищения прошла всего неделя, которая, казалось, растянулась на долгие месяцы.

– И вот еще что, женщина. Как только мы с тобой вернемся в замок, я вправе ожидать от тебя большего уважения к себе. В конце концов, я там хозяин, а ты всего лишь моя сестра, – заявил Лоркин, раздуваясь от гордости, после чего направился к кувшину с элем.

Адель пришла в бешенство. Все ее существо восстало; она стиснула кулаки, так что ногти впились в кожу. Еще до того, как роковые слова сорвались у нее с губ, она поняла, что совершает ошибку, однако уже не в состоянии была сдерживать себя.

– Не смей разговаривать так со мной, Лоркин Йейтс! Ты не мой брат. Джос вот уже несколько лет как мертв. Ты всего лишь простой наемник, ничем не выше, если не ниже, самого последнего из моих слуг. Так что будь добр не забывать относиться ко мне с тем уважением, которое мне подобает по праву.

Ее признание ошеломило его. Следующие мгновения показались ей часами. В наступившей томительной тишине она слышала, как зубы ее стучат от страха. Боже, что она наделала!

Самозванец застыл, словно статуя, перед кувшином с элем, так и не успев поднести кружку ко рту. Наконец, собравшись с духом, он отрывисто спросил:

– Как ты меня назвала?

– Лоркин Йейтс. Это твое настоящее имя, не так ли?

Сначала он хотел было возразить, но затем вдруг оставил всякое притворство.

– Кто тебе сказал?

– Рейф де Монфор.

– Чтобы ему сгореть в аду! Мне бы следовало догадаться. И давно ты об этом узнала?

– Только после того, как тебя забрали солдаты. Вряд ли ты мог забыть о том, что объявлен вне закона и что за твою голову назначена награда. Если ты попадешься снова, тебе не избежать виселицы!

– Благодарю за напоминание, миледи, – отозвался он язвительно. – Тебе придется горько об этом пожалеть – отныне картина изменилась раз и навсегда.

В этом он был прав – Адель и так уже жалела о своих поспешных словах. Она растерянно теребила подол юбки, готовая отдать все на свете, лишь бы взять их обратно, особенно когда увидела выражение нескрываемой похоти на лице своего похитителя.

– Теперь мне терять нечего, не правда ли, миледи? – Йейтс отставил кружку с элем в сторону. – Ты в моей власти. Мне еще никогда прежде не случалось иметь дело с благородными дамами.

– Только дотронься до меня, и я тебя убью!

В ее голосе было столько ненависти, что Лоркин невольно отступил на шаг. Она была его пленницей, однако по давней привычке он все еще испытывал нечто вроде благоговейного трепета перед ней.

– Ничего, скоро запоешь по-другому, – прошипел он. – И помни, сучка, в глазах остальных я по-прежнему твой брат. Для тебя это единственная возможность остаться в живых.

Произнеся эти леденящие кровь слова, Йейтс быстро вышел из хижины.

Адель пыталась успокоить свое отчаянно бившееся сердце, одновременно оценивая вред, который нанесла себе собственным опрометчивым поступком. Бесспорно, последний совет Йейтса был разумным, поскольку если мужчины в лагере узнают о том, что их предполагаемое родство мнимое, то в его отсутствие она станет для них легкой добычей. Более того, если этим оборванцам станет известно, что Лоркин Йейтс был не их давно пропавшим господином, а самым обычным наемником, они откажутся ему подчиняться, и тогда последствия сказанных ею сгоряча слов могут оказаться губительными для них обоих.


– Эй, ты! Вставай!

Поплакав немного от жалости к себе, Адель задремала перед самым рассветом. Проснулась она от того, что кто-то тряс ее за плечо. Ей очень не хотелось возвращаться к действительности, поскольку в ее сне все оставалось по-прежнему: Рейф, распахнув объятия, шел ей навстречу, его красивое лицо было озарено любовью. Она ускорила шаг и, очутившись в его объятиях, уже ощутила на губах сладость его поцелуя, когда грубый голос Йейтса вырвал ее из мира грез.

Бросив на него взгляд, исполненный жгучей ненависти, Адель с трудом поднялась на ноги и подобрала свой плащ, служивший ей вместо одеяла.

– Что там такое? Еще один отряд солдат? – осведомилась она презрительно, стряхнув с себя его руку, когда он попытался дотронуться до ее лица.

– Как ты догадлива! – Йейтс ухмыльнулся. – Сейчас же садись на коня и поторапливайся. Мы должны успеть соединиться с основными силами.

На этот раз в их распоряжении были самые обычные клячи, настолько худые, что они едва могли нести самих себя, не говоря уже о наезднике, – все, что Лоркину Йейтсу удалось раздобыть.

Подобрав мешавшие ей юбки, Адель вскарабкалась в седло, ухватившись сначала за высокую, украшенную резьбой переднюю луку, а затем за спутанную гриву коня, чтобы облегчить подъем. Это роскошное седло когда-то было покрыто росписью и позолотой, и на коже до сих пор виднелись следы алых роз. Йейтс украл его специально для Адель в самом начале их путешествия. Когда он вручил ей подарок, лицо его выражало такое робкое обожание, что Адель против воли была тронута его почти мальчишеским смущением. Ей казалось странным, что ее сердце хотя бы немного смягчилось по отношению к этому человеку. Однако это чувство длилось недолго; как только его обман вышел наружу, Лоркин Йейтс снова стал самим собой.

– И чьи же люди ждут нас на этот раз? – спросила она, пришпоривая коня.

– Мои.

Вскоре Адель убедилась, что Йейтс говорил правду. Когда они миновали чащу леса и выехали на овеваемую ветрами вересковую поляну, их встретил целый отряд странного вида оборванцев, в основном пеших, хотя некоторые из них сидели верхом на лошадях или ослах. Эти вояки выглядели довольно устрашающе, держа в руках дубинки, палки и другое оружие, явно похищенное с тел павших в каком-нибудь давно забытом сражении.

– Взгляни туда, ты, надменная норманнская сучка. То, что ты видишь перед собой, и есть народная армия, – заявил Йейтс, понизив голос.

По его настоянию они вместе поехали вперед, чтобы произвести смотр войскам, объезжая один за другим нестройные ряды всадников, восседавших на своих боевых клячах с таким гордым видом, словно под ними были жеребцы самых чистых кровей. Адель все это казалось каким-то нелепым сном, и она чуть было не ущипнула себя, совершенно уверенная в том, что этот чудовищный фарс не мог происходить наяву. Словно король в сопровождении королевы, Лоркин Йейтс время от времени любезно наклонял голову, делая ей знак следовать его примеру. Он обменивался рукопожатиями с некоторыми из оборванцев и выслушивал их короткие рассказы о битвах, как настоящих, так и воображаемых. Все это время Адель в своем изысканном седле с трудом удерживалась от смеха – до такой степени несуразной выглядела вся картина.

Наконец, когда «парад» подошел к концу, Лоркин Йейтс обернулся к ней со злорадной улыбкой на губах и жестом приказал следовать за ним туда, где их никто не мог подслушать.

– Ну, что еще? – осторожно осведомилась она.

– Я приберег самые лучшие новости напоследок, – он протянул руку и погладил ее волосы. – Теперь ты сама сможешь убедиться, кто из двоих настоящий мужчина – славный саксонский йомен или какой-то безмозглый норманнский выродок.

– О чем это ты? – Адель постаралась отодвинуться от него подальше.

– Мы собираемся на прогулку верхом, леди Адель. Там, за холмами, в тумане прячутся вооруженные солдаты. Мы спустимся вниз, чтобы застать их врасплох.

– Да, но при чем тут я? – спросила она устало, желая поскорее покончить с этой глупой комедией. Туман уже рассеялся, однако в низинах между покрытыми травой холмами плотной массой залегли кучевые облака, в которых целая армия могла спрятаться, оставаясь не замеченной врагами. В глубине души Адель надеялась, что там действительно скрывалась армия – тогда, быть может, Лоркин Йейтс в первый и последний раз в жизни столкнется с достойным противником. Она обернулась к нему с улыбкой на губах:

– Что ж, король нищих, давай поскорее покончим с той игрой, которую ты затеял, а то здесь слишком холодно. Декабрь – не самое подходящее время для увеселительных прогулок, в особенности на пустой желудок.

Йейтс поджал губы, как видно, приняв близко к сердцу замечание насчет его неспособности достать еду.

– Черт побери, женщина, скоро я покажу тебе, что значит быть настоящим королем! Я здесь для того, чтобы убить твоего любовника!

Из груди Адель вырвался крик ужаса, эхом разнесшийся среди покрытых туманом ложбин. Позади на фоне окутанного дымкой леса стояла толпа черни, ожидая приказа своего предводителя.

Йейтс злорадно улыбнулся ей, после чего обернулся и поднял вверх руку, давая сигнал к атаке.

Адель тут же ринулась вперед, что было силы подгоняя коня в стремлении поскорее предупредить Рейфа об опасности. По настоянию Йейтса они двигались без своего обычного боевого клича. Будь в этом хоть какой-то смысл, Адель наверняка закричала бы во весь голос, чтобы привлечь внимание ни о чем не подозревающих жертв, однако она знала, что ее слова будут унесены ветром.

Даже теперь, мчась во весь опор в сторону предполагаемого противника, Лоркин Йейтс вносил все новые и новые изменения в свой план, принимая и отвергая их с ходу. Каким бы досадным это ему ни казалось, он пришел к выводу, что куда выгоднее будет захватить всемогущего барона и его людей в плен для последующего выкупа, чем убить их прямо на месте. Его пальцы крепче вцепились в поводья, едва он представил себе, с каким удовольствием вонзил бы кинжал по самую рукоятку прямо в сердце де Монфора. Если ему удастся убрать этого человека с дороги, Адель уже не будет с ним так холодна и высокомерна. Как только деньги попадут к нему в карман, он все равно убьет ее любовника. Люди вроде де Монфора всегда считали простолюдина Йейтса грубым, неотесанным животным, годным лишь на то, чтобы рисковать жизнью в сражениях, и потому едва ли они будут удивлены, если он нарушит слово и отдаст им только голову их хозяина.

Пока Йейтс ехал вперед, он усовершенствовал свой план, вдохновленный смутно припомнившейся ему библейской легендой, в которой женщина потребовала в награду за танец голову мужчины. На сей раз прелестной Адель не придется прилагать никаких усилий, чтобы получить свой трофей: он сам охотно преподнесет ей на блюде голову де Монфора. Последняя мысль до того пришлась ему по вкусу, что он запрокинул голову и расхохотался. Его люди, пораженные внезапной переменой в поведении своего предводителя, тоже отбросили всякую осторожность и ринулись в атаку, издавая боевые кличи. Звук этот врывался в узкие, окутанные туманом расщелины между холмами, нарастая с каждым мгновением подобно урагану.

По лицу Адель заструились слезы. Как жаль, что с ней нет Лунного Света, – ее коню не составило бы труда обогнать старую, со впалым носом клячу, на которой ехал Йейтс. Тогда она, вырвавшись вперед, смогла бы вовремя предупредить Рейфа об опасности. Затем ее вдруг осенила неожиданная мысль, настолько ободряющая, что Адель вздохнула с облегчением. В конце концов, в тумане могло и не быть людей Рейфа – она судила об этом лишь по словам Лоркина Йейтса, явно не заслуживавшим доверия.

Утешая себя этой мыслью, Адель осушила слезы и выпрямилась в седле, прикидывая в уме план бегства.


Звук, неожиданно пронзивший тишину декабрьского утра, был таким жутким, что даже у бывалых солдат волосы на затылке встали дыбом.

– Клянусь Распятием! Это что еще за адский шум? – спросил Монсорель, и лицо его побледнело.

– Похоже на язычников, – услужливо подсказал кто-то за его спиной.

Де Монфор уже успел добраться до самого въезда в долину и теперь галопом возвращался обратно.

– Приготовиться к атаке! – крикнул он, разбудив солдат, спавших возле бивачного костра. – Я не знаю, кто эти люди, но их очень много.

По примеру Роланда,[4] удерживавшего перевал при Ронсевалле, они выбрали себе позицию в самом узком месте дороги, выстроившись в ряд по двое. Рейф прищурился, вглядываясь в колыхавшуюся белую пелену тумана, который, казалось, рассеивался прямо у него на глазах. Было ли причиной тому чудо, поднявшийся ветер или просто приток воздуха от приближающейся орды, но, так или иначе, клочья тумана медленно поднимались по спирали вверх, к покрытому травой плоскогорью, и уносились вдаль, открывая место их засады, где отряд из двадцати вооруженных людей во главе с двумя рыцарями готовился дать отпор армии численностью по меньшей мере в сто человек. Они решили провести ночь здесь, на берегу извилистого ручья, вопреки мнению Рейфа, который не желал прерывать их погоню за Лоркином Йейтсом. Чья армия явилась сюда, чтобы сражаться с ними, он не знал, и теперь ему оставалось только ждать, держась за рукоятку своего меча и упершись коленями в бока своего верного коня.

Звук нарастал, подобно урагану, и теперь в нем можно было различить отдельные крики и вопли, а также стук лошадиных копыт по каменистой земле. Затем живая масса хлынула на открытое пространство, и Рейф услышал, как позади него кто-то из солдат выругался, сравнив их нынешних противников с ордой неверных, с которыми ему уже приходилось сталкиваться в Святой земле. Однако сейчас перед ними были отнюдь не хорошо обученные и вооруженные войска сарацинов. Рейф несколько раз моргнул, не в состоянии поверить тому, что предстало его взору, после чего снова приложил ладонь ребром ко лбу, чтобы защитить глаза от поднявшегося облака пыли. Из-за деревьев вдруг показался целый отряд потешного вида воинов, тощих, как скелеты, которые бросились бежать вниз по холму, угрожающе размахивая палками и дубинками, широко разинув рты и вопя во весь голос. Бородатые и оборванные, они представляли собой совершенный образчик армии нищих.

Как только передние ряды нападавших увидели впереди отряд вооруженных до зубов людей, охранявших дорогу, они остановились так резко, что бежавшие за ними не успели вовремя сделать то же самое и попадали прямо на них. Они рассчитывали напасть на мирно спящих людей, которых можно было без труда убить или забрать в плен, и никак не ожидали натолкнуться на рыцарей в доспехах.

Рейф предупредил своих солдат о необходимости сохранять спокойствие. Никто из них не бросал копий, несмотря на то что некоторые из врагов уже находились близко. Неожиданно от беспорядочной массы тел отделился какой-то человек и поскакал вперед на своей жалкой кляче. Он вел в поводу другую лошадь с наездником – судя по развевающимся волосам и юбкам, то была женщина. Прежде чем Рейф успел задуматься над тем, что означает это странное зрелище, всадники подъехали ближе, и тут сердце едва не выпрыгнуло из его груди. На всем свете не было женщины с волосами такого яркого оттенка, покрывавшими ее плечи и отливавшими медью в лучах солнца…

– Матерь Божия, Адель!

– Ты уверен? – произнес за его спиной Монсорель, не меньше Рейфа потрясенный событиями этого утра.

– Абсолютно. Передай остальным, чтобы никто не двигался с места.

Солдаты были явно удивлены его последним приказом, однако послушно ждали, похожие на стальных истуканов, между тем как их противники сгрудились в беспорядочную толпу, в недоумении от того, что их неожиданная атака так быстро захлебнулась. Время от времени чья-нибудь лошадь фыркала и перебирала копытами или со свистом рассекала хвостом воздух, в остальном же со стороны людей, перегородивших дорогу, не было заметно ни малейшего движения. Потеряв терпение, нападавшие принялись о чем-то ожесточенно спорить между собой, пытаясь найти виновного в том, что их блистательный натиск так ни к чему и не привел.

Гневным окриком заставив их замолчать, предводитель толпы выехал вперед. Теперь, отбросив все предыдущие планы, он нашел наконец наилучшее решение – то, о чем давно мечтал и что должно было раз и навсегда показать Адель, на чьей стороне превосходство.

– Я здесь для того, чтобы вызвать на поединок лорда де Монфора, – прокричал он. – Выходи и сразись со мной – если только ты не трус!

– Не будь глупцом! – прошипел Монсорель на ухо Рейфу, едва почувствовав движение у своего локтя. – Он просто хочет выманить тебя из укрытия. Разве это не тот самый негодяй, которого мы ищем?

– Да, это он.

– Мы и так можем захватить его без всякого труда. Судя по виду остальных, они обратятся в бегство при одном виде крови.

– Сначала мы должны доставить Адель в безопасное место. Кто поручится, что он не попытается перерезать ей горло?

– Мы можем расстроить их ряды, если перейдем в наступление.

– Нет. Это слишком опасно. Ему нужен я – что ж, посмотрим, на что он способен.

Рейф отделился от остальных и медленно поехал вперед, остановившись посреди узкой тропинки.

– Я здесь, Лоркин Йейтс. Что тебе от меня нужно?

– Ты узнал меня, милорд! Что ж, я польщен. Как видно, моя слава растет, – язвительно отозвался Йейтс и тоже выехал вперед. – У меня есть то, что нужно тебе, и, если ты мужчина, давай решим вопрос раз и навсегда.

– Нет, пока леди Сен-Клер не окажется вне опасности.

– Черта с два! Она останется там, где находится сейчас, – крикнул в ответ Йейтс, для большей выразительности потянув за уздечку коня Адель.

– Ты собираешься сражаться, используя даму вместо щита?

Лоркин Йейтс пришел в такой гнев, что лицо его сделалось пунцовым. На поле воцарилась гнетущая тишина.

– Черт бы тебя побрал, женщина! – прошипел Йейтс, с трудом развернув запыхавшегося жеребца Адель. – Я проклинаю тот день, когда мы с тобой встретились. Ты не принесла мне ничего, кроме неприятностей.

После нескольких минут ожидания он крикнул:

– Если ты не желаешь сразиться со мной один на один, тогда нам не о чем больше говорить. Атакуйте нас.

* * *

Адель с изумлением наблюдала за тем, как рыцарь развернулся и поехал назад, к своему отряду, оставив ее на милость этого сброда. Когда она услышала его голос и убедилась в том, что перед нею действительно Рейф, сердце в ее груди забилось чаще от радости и облегчения, и она каждое мгновение ожидала, что он нарушит ряды и галопом помчится ей на выручку. Едва увидев, что он направляется в ее сторону, Адель затаила дыхание; колени ее дрожали от волнения. Его последнее заявление, произнесенное так сухо и деловито, тотчас погасило всю ее радость. Даже его требование доставить пленницу в безопасное место до начала поединка являлось в ее глазах не более чем обычным знаком вежливости по отношению к даме, попавшей в беду. Рейф ни разу не взглянул на нее, не спросил о ее здоровье и не обрушился с упреками на Йейтса за то, что тот ее похитил. Его видимое пренебрежение глубоко уязвляло Адель. Все надежды разом покинули ее, и, словно пузырь, из которого выпустили воздух, она сникла в седле, скрывая горе за спутанной массой волос. Как только Рейф мог оставаться таким холодным и безучастным после всех испытаний, через которые ей пришлось пройти? Неужели он и впрямь решил бросить ее на произвол судьбы? Сердце Адель болезненно сжалось, и ей стало трудно дышать. Единственный человек, которому она доверяла, нанес ей жестокий удар.

Пауза затянулась, каждая из сторон ожидала первого шага противника. Адель заметила вымпел Монсореля, развевавшийся рядом со знаменем Рейфа во главе отряда. Значит, Джералд тоже был здесь. Почему они вместе не попытались прийти ей на помощь? Будь под ней Лунный Свет, она сама преодолела бы галопом короткое расстояние, разделявшее их. Правда, толпа черни во главе с Лоркином Йейтсом превосходила отряд рыцарей по численности, однако у них явно не хватало смелости начать сражение. Лоркин мог называть их своей армией, однако этим воинам в лохмотьях никто не платил, к тому же они ничего не ели с самого утра. Пройдет немного времени, и большинство из них найдет себе другого хозяина, поскольку верность не принадлежит к числу добродетелей голодных людей.

Вновь обретя решимость, Адель откинула со лба волосы, почувствовав приятное прикосновение прохладного ветерка к влажным разгоряченным щекам. И что только нашло на этих мужчин? Позади нее толпа необученной черни о чем-то спорила и препиралась между собой, впереди вооруженные люди из отряда Рейфа и Джералда Монсореля стояли неподвижно, как истуканы. Неужели желание показать свою гордость было в них сильнее заботы о ее благополучии? Лоркин Йейтс уже успел спешиться, едва не подравшись при этом с молодым гигантом, который состоял при ней в качестве телохранителя.

Тут в голову Адель пришла мысль настолько смелая, что по ее телу пробежала дрожь волнения. Она не станет ждать, пока ее спасут, а возьмет свою судьбу в собственные руки. Несчастное дряхлое животное, на котором она притащилась сюда, устало опустилось на землю, бока его были покрыты незаживающими шрамами. Еще один последний отчаянный рывок мог стать роковым. Адель потрепала подрезанные, все в струпьях уши коня, шепотом обращаясь к нему и поглаживая загрубевшую шкуру. В этом жалком создании заключалась сейчас ее единственная надежда на спасение.

Ударив коня пятками по бокам и одновременно дернув за удила, она вернула его к жизни, и перепуганное животное тут же ринулось вперед. Ветер бил в лицо Адель, волосы развевались за ее спиной, и в общем шуме она могла различить голос Йейтса, приказывавшего ей немедленно повернуть назад. Некоторые из его людей ринулись за ней в погоню, пытаясь перехватить ее уздечку, но она, не обращая на них внимания, что было силы подгоняла своего одряхлевшего скакуна.

Едва придя в себя от изумления, Рейф пришпорил своего жеребца и с быстротой молнии понесся ей навстречу, мигом преодолев разделявшее их расстояние. Не успел Йейтс снова забраться в седло, как все было уже кончено. Адель мчалась как сумасшедшая к своему любовнику.

Рейф протянул к ней руки, глаза его под забралом шлема были полны любви и тревоги. Его чувства были настолько очевидными, что Адель снова воспрянула духом.

– Адель, дорогая! Слава Богу!

Одним движением Рейф стащил ее с дрожащего от потери сил животного и усадил на своего огромного гнедого жеребца. Адель упивалась силой его теплых рук, откинувшись на его грудь и чувствуя себя в безопасности под его защитой. Ей так хотелось обнять и поцеловать его, однако сейчас было не время и не место для подобных проявлений нежности.

– Твое появление стало ответом на все мои молитвы, – прошептала она. Ветер обдувал ее мокрое от слез лицо, но теперь это были слезы радости.

Ей с трудом верилось, что она снова находится в безопасности.

Когда они поравнялись с людьми Рейфа, солдаты громкими криками приветствовали ее отважный поступок. Рейф пересадил Адель на свежую лошадь и поместил ее в самую середину отряда, чтобы защитить в случае опасности, а коня, который прежде был под ней, выпустил на свободу.

Когда Рейф обнял ее, его кольчуга показалась Адель на ощупь холодной и чужой, но почти тут же жар его губ заставил ее забыть обо всех неприятностях. Он целовал ее горячо, страстно, а она упивалась его близостью – теплом его тела, нежным прикосновением рук и ароматом губ. Все кончилось слишком скоро. Взгляд Рейфа смягчился; он смотрел на нее с такой невыразимой любовью, что Адель стало стыдно. Как она могла в нем усомниться!

Рейф еще раз улыбнулся ей и, вернувшись к своим людям, занял место во главе отряда.

– Итак, трус, теперь ты получил то, что хотел! А теперь выходи и сразись со мной! Или ты и дальше намерен прятаться за спины своих солдат? – донесся до них с противоположной стороны полный ярости голос Йейтса.

Леденящее душу сознание того, что до полной победы пока еще далеко, проникло в душу Адель; Рейф же тем временем решал, как ему поступить. Одно препятствие уже было преодолено – Адель находилась в безопасности, однако теперь долг рыцаря требовал от него взять Лоркина Йейтса под стражу как преступника, объявленного вне закона. Де Монфор не без оснований полагал, что толпа оборванцев, окружавшая Йейтса, быстро рассеется, как только дело дойдет до серьезной схватки, однако у него к этому человеку были свои личные счеты и больше всего ему хотелось, чтобы Йейтс заплатил сполна за то горе, которое он причинил Адель.

Приняв решение, Рейф выехал навстречу своему противнику, который поджидал его по другую сторону вересковой пустоши. Верхом на своем чистокровном гнедом жеребце он выглядел весьма внушительно, и это еще больше подчеркивало убожество одежды Лоркина, а также хилость деревенской клячи, на которой он сидел.

– Я здесь, Йейтс. Что тебе от меня нужно?

– Сразиться с тобой, высокомерный норманнский ублюдок! И не верхом на лошади, а на земле, врукопашную, как подобает настоящим мужчинам.

Еще до того, как Рейф заговорил, Адель поняла, что он примет вызов. Но ведь его ранили во время турнира! Она сама видела, как это произошло, более того, почувствовала на его теле бинты, когда они обнялись. Пусть даже рана была незначительной, однако в данном случае она могла стоить ему жизни. Отвага Лоркина Йейтса подогревалась ненавистью; к тому же он был бодр и полон сил и, что еще хуже, не следовал никаким правилам чести, когда дело доходило до схватки врукопашную. Еще недавно Адель без колебаний поставила бы на Рейфа против Йейтса, уверенная в силе и ловкости своего рыцаря, но теперь она опасалась, что преимущество не на его стороне. Тем не менее вслух возражать против поединка означало бы навлечь позор на человека, которого она любила; поэтому Адель лишь молча наблюдала за тем, как оба соперника выбирали ровный участок поля, который мог служить местом схватки. Большая часть армии нищих уже расположилась на траве, словно толпа зрителей во время праздника в ожидании начала представления; некоторые из них даже заключали пари на исход борьбы, и, хотя Адель не могла разобрать слов, их жесты были достаточно красноречивыми. Не без некоторого злорадства она отметила про себя, что большинство из них ставило на более опытного рыцаря.

Лоркин Йейтс уже спешился и ждал в стороне, держа наготове меч и кинжал; на голову он нахлобучил одолженный у кого-то шлем.

Рейф тоже вынул меч из ножен, оставив при себе нож; Симм подал ему щит, и он не спеша направился к месту поединка.

– Без шлема ты кажешься не таким высоким, рыцарь, – ухмыльнулся Йейтс, с важным видом расхаживая из стороны в сторону.

– Зато мой меч так же остер, как и прежде. – Взгляд Рейфа не обещал противнику ничего хорошего.

– Каковы твои условия?

– Схватка насмерть.

– А награда победителю? Должен же я, в конце концов, знать, за что рискую жизнью.

Йейтс выругался, утирая пот со лба.

– Неужели ты сам не догадываешься? Твоя рыжеволосая сучка достанется тому из нас, кто возьмет верх.

– Что ж, будем драться, – процедил Рейф сквозь зубы. Он горел желанием отплатить обидчику за оскорбление, но тем не менее сумел взять себя в руки. Гнев – плохой помощник в бою. А вот Йейтс, кажется, этот урок до сих пор не усвоил.

Рейф хладнокровно смерил взглядом своего противника. Он знал, что превосходил его ростом и силой удара, однако эти преимущества могли обернуться бедой, если Йейтсу удастся пробить его защиту и приблизиться к нему с кинжалом в руках. Кроме того, соперник был моложе, а его широкие плечи и грудь свидетельствовали о немалой силе: хотя Лоркин Йейтс и не обучался воинскому искусству, прежде он состоял наемником на службе у нескольких хозяев. И наконец, самое главное: у Йейтса не было незажившей раны в плече.

Джералд Монсорель и один из людей Йейтса вызвались быть секундантами. У Адель едва хватало сил смотреть в их сторону. Казалось, лишь один удар сердца отделял ее от того блаженного мига, когда она оказалась в руках Рейфа, и вот теперь на ее глазах он собирался биться не на жизнь, а на смерть.

Все взгляды были прикованы к участникам поединка – высокому, широкоплечему, с украшенной гербом накидкой поверх кольчуги, и другому – коренастому, с небольшой бородкой, одетому в короткий плащ и пышущему злобой. Каждый из них пошевелил для разминки правой рукой и сделал несколько пробных взмахов мечом, прежде чем объявить, что готов к схватке.

Когда Монсорель начал считать, воцарилась мертвая тишина; затем последовал ужасный лязг: соперники скрестили мечи. Ловко уклоняясь от ударов и отскакивая в сторону, противники двигались взад и вперед по травянистой поляне.

Ровная местность не давала преимущества ни одному из сражающихся; крики предостережения и ликования попеременно раздавались из обоих лагерей по мере того, как соперники наносили друг другу мощные удары. На рукавах обоих уже расплывались багровые пятна, но если кровь Йейтса была свежей, то у Рейфа открылась старая рана, причинявшая ему сильную боль.

Некоторое время звон клинков и глухой стук металла о металл служили ритмичным сопровождением этой пляски смерти, но вскоре Рейф убедился, что его больной руке не хватает прежней силы и твердости. Все же одним точным ударом он сумел выбить из рук противника меч. Однако радость его сторонников оказалась преждевременной, потому что Йейтс тут же набросился на него с удвоенной яростью, держа в каждой руке по кинжалу, – по-видимому, негодяй прятал запасное оружие под одеждой. Впрочем, здесь это не имело значения – они ведь сражались не на турнире, где всегда можно было обратиться с жалобой к распорядителям, и ставкой в поединке являлась жизнь одного из них.

Отвлекшись на миг, Рейф оступился и рухнул на колени. Йейтс тут же оказался поверх него, выкручивая ему правую руку и нанося удары по раненому плечу, так что перед глазами рыцаря замелькали красные искры, а тело под кольчугой покрылось каплями пота. Оба врага пытались вырвать друг у друга меч, и наконец Йейтсу это удалось. Рейф почувствовал привкус крови на губах, когда его несколько раз ударили головой о землю, а затем внезапную жгучую боль – это кинжал Йейтса вонзился ему в плечо.

Сквозь пелену, застилавшую ему глаза, рыцарь заметил на лице своего противника выражение звериного торжества – по-видимому, Йейтс уже считал себя победителем в этой схватке и излишняя самоуверенность сделала его чересчур беспечным.

Собравшись с силами, Рейф неожиданно оттолкнул соперника, и тот упал лицом в грязь. Не успел Йейтс выпрямиться, как Рейф уже оказался над ним, придавив его к земле с такой силой, что тот громко вскрикнул. Затем он схватил Йейтса за запястье, пытаясь выбить из руки противника кинжал, лезвие которого было мокрым от крови. Чтобы не дать Йейтсу действовать ногами, он прижал их, одновременно продолжая выкручивать ему руку до тех пор, пока его соперник не закричал снова и не выронил нож.

Теперь у каждого из них осталось по одному кинжалу.

Рейф дал Йейтсу возможность подняться, и тот сперва встал на четвереньки, но затем выпрямился так быстро, что Рейф был застигнут врасплох и упал на землю под его яростным натиском. Гулкий удар потряс его шлем, в ушах зазвенело; они покатились по поляне, сцепившись друг с другом.

Наконец Рейфу удалось, сжав руку Йейтса, отвести смертоносное лезвие клинка в сторону; Йейтс вскрикнул от боли, его пальцы постепенно ослабили хватку, и клинок упал на землю. Одним молниеносным движением Рейф поднес кинжал к беззащитной шее врага, и толпа зрителей ахнула – исход схватки был предрешен! Де Монфор опустился на колени и надавил на соперника всей тяжестью тела, так что острое лезвие его кинжала почти задевало кожу Йейтса. В этот миг было так легко перерезать негодяю горло, покончив с ним раз и навсегда…

– Адель моя, – проворчал Рейф, сплевывая кровь, выступившую на рассеченной губе. – Согласен?

Закатив глаза от страха, Йейтс кивнул.

– Мне нет нужды убивать тебя. Пусть лучше это сделает палач, – произнеся эти слова, рыцарь медленно поднялся на ноги, все еще держа наготове кинжал.

– Да будет известно всем, что победитель в этой схватке, лорд Рейф де Монфор, по собственной воле дарует Лоркину Йейтсу жизнь!

Торжественное объявление Джералда Монсореля о том, что Рейф великодушно оставляет своего противника в живых, вызвало среди собравшихся бурный восторг; с обеих сторон раздались приветственные крики. Рейф протянул Йейтсу руку, чтобы помочь ему подняться, и затем повернулся, победоносно улыбаясь подбежавшим к нему рыцарям.

Адель плакала от радости и облегчения, лицо ее сияло. Наконец-то все закончилось. Рейф жив, и ей теперь больше нечего опасаться со стороны Лоркина Йейтса.

После того как Симм принял у хозяина шлем, Рейф отстегнул капюшон кольчуги, затем откинул другой, на мягкой подкладке, обнажив голову, и слуга протянул ему влажную тряпку, чтобы вытереть с лица пот и грязь. Покончив с этим, Рейф опустился на колени, чтобы завязать потуже один из наголенников, шнурки которого ослабли во время схватки.

Грязный, окровавленный Лоркин Йейтс сердито наблюдал за всем этим, стоя рядом и не зная, как поступить. Де Монфор мог убить его, однако предпочел оставить в живых. Но он не нуждался в жалости со стороны этого надменного норманнского ублюдка. Они условились сражаться не на жизнь, а на смерть, и один из двоих должен был умереть!

– Нет, черт побери! Нет! – завопил он, внезапно бросившись вперед.

В руке его блеснула сталь, и со стороны зрителей раздались испуганные возгласы. Адель предостерегающе вскрикнула, однако было слишком поздно – прежде чем де Монфор успел повернуться, кинжал Лоркина Йейтса вонзился ему в спину.

Сила удара оказалась такой, что рыцарь упал ничком на землю; однако, видя, что его люди готовы прикончить Йейтса, он все же ухитрился приказать им отойти назад; затем, поднявшись, схватил противника за запястье и принялся выкручивать ему руку, пока не хрустнула кость.

– Негодяй! И это после того, как я подарил тебе жизнь! – с трудом произнес Рейф. Все плыло у него перед глазами, жгучая боль лишала способности размышлять. Дрожащей рукой он погрузил свой кинжал в грудь Йейтса. В последнем отчаянном порыве тот схватил соперника за шею и прохрипел, выпуская изо рта пузыри крови:

– Ты убил меня, но Козентайн еще жив.

Затем оба соперника рухнули на землю, да так и остались лежать на ней без движения.

Монсорель, опустившись на корточки рядом со своим другом, оттолкнул в сторону Йейтса, между тем как Симм и еще несколько солдат поспешно снимали с Рейфа кольчугу и рубашку. Когда они вынули кинжал Йейтса, из раны хлынул поток крови, которую Симм отчаянно пытался остановить при помощи накидки Рейфа.

Адель оказалась оттесненной к самому краю площадки, на которой люди Рейфа боролись за жизнь своего господина; и тут неожиданно она услышала, как Йейтс что-то пробормотал, обращаясь к ней. Его темные от запекшейся крови губы скривились в предсмертной гримасе.

– Прости меня, Адель, – с трудом выдавил он. – Я любил тебя, хотя так и не сумел доказать тебе это на деле; да ты бы все равно никогда не смогла полюбить простолюдина. Козентайн выдал тебя королю потому, что ему нужны твои земли…

Он хотел добавить что-то еще, однако силы окончательно оставили его. Несколько оборванцев из войска Йейтса приблизились, чтобы забрать своего предводителя, и Адель отошла в сторону, давая им пройти. Она все еще не могла понять, какую роль во всем этом деле сыграл сэр Гай.

Тем временем мужчины, окружавшие Рейфа, расступились, чтобы дать ему побольше воздуха, и тогда Адель, проскользнув между ними, опустилась на колени рядом с возлюбленным. Невольно оглянувшись, девушка заметила, как бездыханное тело Лоркина Йейтса унесли с поляны, однако она была слишком озабочена состоянием Рейфа, чтобы задерживать на этом внимание.

Глава 13

Везде, насколько мог видеть глаз, серую холмистую равнину скрывала пелена тумана. По мере того как путешественники приближались к замку Фордем, подъем становился все круче. Оголенные деревья гнулись под порывами северного ветра. Где-то вдалеке, скрытые клочьями тумана, блеяли овцы, а рядом с дорогой паслись лошади и волы, чьи толстые лохматые шкуры позволяли им приспособиться к суровому климату этих мест.

Адель окинула взглядом гряду низких, поросших густой травой холмов, тянущуюся на север, – где-то там, за ближайшим из них, должен был находиться Фордем. Не пройдет и часа, как они окажутся дома и их кошмарное путешествие закончится. Ей казалось странным, что она думала о незнакомом замке как о своем доме, однако эта земля принадлежала Рейфу; Адель надеялась, что со временем она станет и ее землей тоже.

К счастью, они добрались до Фордема быстрее, чем она предполагала, благодаря стараниям Джералда Монсореля – благородный дворянин вызвался проводить их до замка самым коротким путем. Адель была чрезвычайно признательна ему за помощь и заботу о Рейфе, поскольку сама не обладала большим опытом в выхаживании раненых.

Из редеющего тумана впереди возникла группа всадников, которые скакали вниз по склону. Адель услышала сигнал тревоги, и сердце в ее груди подскочило от страха – людей в их отряде было слишком мало, чтобы дать отпор вооруженным разбойникам. Однако она поняла, что ее беспокойство было напрасным, когда один из приближавшихся рыцарей, увидев их, громко воскликнул:

– Скорее вперед, это наш господин!

То был отряд, высланный из Фордема, чтобы встретить раненого лорда, о прибытии которого сообщил некий торговец, направлявшийся со своими товарами в Йорк.

Адель охватило чувство облегчения; по правде говоря, она не слишком доверяла человеку, которого наняла на постоялом дворе, чтобы он доставил ее сообщение в замок. Слава Богу, торговец сдержал слово, и теперь, надо полагать, в Фордеме все готово для того, чтобы обеспечить Рейфу должный уход.

Пока они ехали вперед, туман рассеялся, и девушка смогла различить впереди неприступные каменные стены цитадели, расположенной на скалистой вершине холма. Едва она бросила взгляд на серую каменную кладку, как из-за облаков выглянуло солнце и его слабые лучи смягчили суровость пейзажа. Адель очень хотелось видеть в этом доброе предзнаменование.

К тому времени когда они въехали в просторный внутренний двор Фордема и Рейфа перенесли в его комнату, тусклое декабрьское солнце уже закатилось за близлежащие холмы, оставляя на своем пути едва заметный серебристый след. Артур, мажордом замка, выйдя приветствовать своего хозяина, был явно озадачен, увидев рядом с ним незнакомую женщину: спутанные волосы и грязная одежда делали ее похожей на одну из тех девиц легкого поведения, которых можно встретить в любом военном лагере. Адель спрашивала себя, отнесся бы этот человек к ней более благосклонно, если бы знал о том, что они с Рейфом собираются пожениться. Когда она представилась как леди Адель Сен-Клер, губы мажордома скривились в недоверчивой усмешке, а оценивающий взгляд, которым он окинул ее с головы до ног, был непозволительно дерзок. Адель почувствовала, как внутри нее закипает гнев, однако тут же подавила его, понимая, что у нее нет права делать замечания слугам Рейфа.

Спальня хозяина замка находилась на самом верху лестничного марша, и, пока Рейфа поднимали по крутым ступенькам, он негромко стонал, хотя его люди старались нести носилки как можно осторожнее.

Наконец его уложили на массивную пуховую постель под шитым золотом балдахином из голубого бархата, и тут, к своему глубокому облегчению, Адель заметила стоявшего в тени Адрика.

– О, я так рада, что вы здесь! Полагаю, вы умеете лечить людей так же, как и животных? – спросила она с надеждой в голосе. Однако Адрик только покачал головой.

– Нет, леди, мне еще никогда не приходилось иметь дело с человеческими недугами. – Голос его прервался, едва он взглянул на мертвенно-бледное лицо своего господина. – Судя по всему, он потерял много крови.

Джералд Монсорель уже отдал приказ слугам приготовить мясной бульон и жидкий заварной крем – еду, которую, как он знал, Рейф мог без труда проглотить.

– Я чувствую себя предателем из-за того, что вынужден оставить вас здесь, – произнес он извиняющимся тоном, пожимая на прощание руку Адель, – но сейчас не годится надолго покидать свои земли. Рейф теперь в хороших руках; слуги непременно сумеют его выходить.

– Я очень признательна вам за помощь. – Губы Адель дрогнули при мысли о разлуке с преданным другом, на которого она всегда могла положиться. – Вы действительно верите в то, что он поправится?

Монсорель серьезно посмотрел на нее:

– Разумеется, леди Адель, вот увидите: еще до Рождества Рейф де Монфор встанет на ноги. Только следите за тем, чтобы он получал достаточное питание, даже если вам придется кормить его с ложки, как младенца. Кроме того, ваше присутствие здесь наверняка будет способствовать его выздоровлению. – Джералд улыбнулся, но затем лицо его снова приняло серьезное выражение, и он добавил, понизив голос: – Не будь времена такими тревожными, я бы и сам с удовольствием провел несколько дней в Фордеме. Увы, в нынешних обстоятельствах я должен вернуться домой, чтобы известить арендаторов и соседей, а возможно, и приготовиться оборонять свои земли. Рейф уже говорил вам о том, что, если король не образумится, дело может дойти до войны?

– Да. Гражданская война…

– Верно, только ничего, достойного гражданина, в этом нет, но от того, чья сторона возьмет верх, будут зависеть судьбы многих людей.


Адель еще долго размышляла над последними грустными словами Джералда, сидя рядом с Рейфом и наблюдая за тем, как он метался по постели в тревожном сне. Его спальня выглядела очень величественно и была обставлена роскошной мебелью, начиная от мягких кресел рядом с небольшим диваном, обложенным подушками, и вплоть до тяжелого балдахина над кроватью и звериных шкур, разостланных поверх циновок. В углу комнаты в камине пылало целое полено, и ярко-оранжевые языки пламени взмывали к почерневшему от сажи дымоходу, добавляя свой свет к сиянию полдюжины свечей, горевших в канделябрах на резном дубовом сундуке рядом с кроватью.

Никто не подумал предложить ей место для сна, поэтому Адель свернулась калачиком на диване возле камина. Теперь, когда они наконец добрались до Фордема, надо было переодеться, поскольку ее нынешнее платье, порванное и перепачканное грязью, успело превратиться в лохмотья, а дорогая парча была порезана в нескольких местах там, где от нее отпороли меховую отделку. Тем не менее, несмотря на убожество наряда, кольцо Рейфа по-прежнему оставалось при ней, и она принялась вертеть его на пальце, улыбаясь при воспоминании о более счастливых временах. Лоркин Йейтс угрозами и запугиванием пытался заполучить у нее это кольцо, однако она неизменно отвечала ему отказом. За последний год с ней столько всего случилось – как хорошего, так и дурного. Все началось в тот знаменательный снежный день, когда она из-за деревьев наблюдала за проезжавшими мимо всадниками…

Стук в дверь оторвал ее от раздумий. Одна из служанок принесла поднос с едой и поставила его на сундук. На подносе были мясо и черствый хлеб для нее, а также чашка дымящегося крепкого бульона для больного. Служанке было приказано покормить ее господина, однако Адель сказала, что сама накормит Рейфа, и отправила девушку за чистыми бинтами, чтобы перевязать его раны.

Как Адель ни старалась, ей так и не удалось заставить Рейфа приоткрыть рот, поэтому она вернулась к своему ужину, жуя жесткое, безвкусное мясо и намазывая масло на черствый хлеб. Низкое качество еды лишний раз показывало, что мажордом принимал ее за простолюдинку. Даже горничная с явным презрением уставилась на дыры в ее платье и намеренно медлила исполнить приказ Адель. Как только Рейф будет накормлен, а его раны перевязаны, она непременно примет ванну и наденет чистую одежду – быть может, тогда слуги в замке станут относиться к ней с большим уважением, а пока ей предстояло промыть и перебинтовать раны Рейфа – задача, которая внушала ей страх. Адель знала, что Симм, оруженосец Рейфа, охотно сделал бы это за нее, но ей было известно также и то, что юноша устал и нуждался в отдыхе. Ей придется научиться самой ухаживать за раненым.

Адель подвинула свечи поближе к кровати, чтобы лучше видеть, и приподняла край шерстяной туники Рейфа, которая в некоторых местах была разрезана, чтобы дать возможность перевязать раненого.

Осторожно, стараясь не причинять ему боли, Адель сняла повязку. Как она и опасалась, путешествие в тряской телеге по неровным сельским дорогам и подъем по крутой лестнице привели к тому, что раны снова открылись – на бинтах поверх груди проступало свежее багровое пятно. Поборов брезгливость, Адель размотала бинты, и перед ней открылась рана на плече с рваными краями размером в четыре дюйма, а также менее значительные порезы на предплечье. Все они кровоточили и выглядели воспаленными.

Горничная вернулась в комнату с кувшинами, чистой одеждой и бинтами, после чего нехотя согласилась помочь Адель промыть раны Рейфа и обработать их остатками целебной мази, которую принесла с собой. Покончив с перевязкой, они попытались перевернуть Рейфа, чтобы осмотреть рану на его спине, однако он оказался таким тяжелым, что Адель пришлось позвать Симма.

Словно ожидая ее приказа, юноша тотчас взбежал вверх по лестнице.

– Нам нужна ваша помощь, чтобы перевернуть его на живот, – пояснила Адель, стараясь выглядеть спокойной, хотя ее мутило от одной мысли о том, что ей предстояло. До сих пор она еще не видела ужасной раны вблизи.

– Не лучше ли позвать на помощь еще кого-нибудь из мужчин, миледи? – предложил Симм, заметив внутреннюю борьбу, отражавшуюся на ее лице. – Это зрелище не из приятных.

– Нет. Я должна научиться ухаживать за ним сама.

Симм пожал плечами и приблизился к постели. Вместе они попытались перевернуть больного, и в конце концов им это удалось. Слой бинтов вокруг тела Рейфа намок от крови, однако Адель сняла их без колебаний. Уотти, бывалый солдат, который обычно занимался ранеными во время пути, заткнул рану чистым куском ткани и приложил к ней припарку из заплесневелого хлеба, чтобы предотвратить заражение.

Увидев гноящуюся рану, из темной глубины которой все еще сочилась кровь, Адель вскрикнула и отвернулась. Затем, сделав глубокий вздох и собрав всю свою волю, она снова принялась за дело. Совместными усилиями они удалили крошки хлеба, приставшие к телу Рейфа, после чего промыли пораженное место и ложкой влили в рану остатки целебного бальзама. Все это время Рейф стонал и вскрикивал от боли, вынуждая Адель постоянно прерывать свое занятие. Когда раненый начал метаться по постели, Симм насильно влил между его губ отвар из зерен мака. Оруженосец надеялся, что если это и не заставит Рейфа потерять сознание, то по крайней мере ослабит ощущение боли.

Еще не успев закончить, Адель и Симм уже были мокрыми от пота. Приступ тошноты вынудил девушку опуститься в кресло; она обхватила руками голову, пока неприятное ощущение не миновало.

– Благодарю вас, Симм, – обратилась Адель к оруженосцу, когда молодой человек наложил последние бинты и нерешительно остановился в дверном проеме.

– Если вы хотите спать, миледи, я сам могу присмотреть за ним этой ночью, – предложил Симм, после чего добавил: – Никогда прежде его так не лихорадило.

Адель тоже почувствовала сильнейший жар, едва дотронувшись до лба больного.

– Пусть сюда принесут холодную воду и простыни, а вы тем временем покажите мне аптечку – возможно, там найдется какая-нибудь мазь или настойка из зерен мака.

Симм покачал головой:

– Увы, боюсь, там не найдется ничего подходящего.

Адель вздохнула, раздумывая, к кому ей обратиться за помощью.

– Нет ли тут рядом аббатства – там наверняка найдется все необходимое.

– До ближайшего аббатства по меньшей мере пятьдесят миль пути. – Симм отвел глаза в сторону, но затем все же предложил: – Есть еще миссис Галлет, мы можем послать за ней. У нее большой запас разных целебных мазей.

У Адель вырвался вздох облегчения:

– Тогда чего же мы ждем? Немедленно приведите ее сюда. У меня слишком мало опыта в лечении ран. Нам потребуется кора ивы – она помогает снять лихорадку, и еще что-нибудь, чтобы вытянуть из раны гной. Впрочем, леди наверняка знает, что нужно брать с собой в таких случаях.

Однако Симм не шевелился.

– Ну, в чем дело? – нетерпеливо спросила Адель.

– Эта миссис Галлет ведьма, миледи.

Адель ахнула.

– Ведьма? Вы хотите сказать, знахарка? – осведомилась она с надеждой в голосе.

– Нет, миледи, ведьма. Наш лорд строго-настрого запретил ей появляться в замке.

– Почему?

– Эта женщина пыталась его околдовать, – пробормотал Симм, отвернувшись. – Видите вон тот дом неподалеку? Она живет там вместе с дочерью.

Адель посмотрела туда, куда указывал юноша, и заметила за окном слабый огонек, мерцавший в темноте декабрьской ночи.

– Тогда приведите сюда и ее дочь тоже. Умоляю вас, Симм! Нам нужно достать целебные травы, иначе Рейф может умереть.

Симм неуверенно переминался с ноги на ногу.

– Вы приказываете мне привести сюда заодно и Сэди Галлет? – спросил он таким тоном, словно Адель совершала большую ошибку.

– А почему бы нет? Или она тоже ведьма, как ее мать?

Юноша пожал плечами:

– Так говорят, миледи. И еще… она известна как самая красивая женщина во всей округе. – Он покраснел и смущенно уставился в пол.

Теперь Адель наконец поняла, в чем причина нерешительности Симма – с ее стороны неразумно приглашать в замок такую красавицу, чтобы ухаживать за возлюбленным. Однако она знала и то, что без лекарств Рейф умрет.

– Хорошо. Тогда пришлите сюда горничную, чтобы присмотреть за раненым, а мы с вами заглянем в лазарет. Я хочу убедиться, не смогу ли сделать что-нибудь сама, прежде чем посылать за миссис Галлет.

После того как Симм обложил Рейфа целой горой пуховых подушек, Адель приказала служанке накормить хозяина бульоном, а затем вышла в темный и холодный коридор замка. Вооруженные стражники с подозрением наблюдали за ней, недоумевая, как она здесь оказалась.

Симм быстро проводил ее в лазарет, расположенный в самом дальнем углу замка. Внутри нетопленой комнаты было холодно и сыро, влага из окружавшего замок рва просачивалась сквозь каменную кладку и стекала по стенам. Адель плотнее завернулась в плащ – хорошо еще, что она догадалась захватить его с собой. Держа в руке огарок свечи, девушка окинула взглядом ряды горшков и, к своей радости, обнаружила на одном из них надпись: «Мазь из примулы». Все здесь выглядело таким запущенным, что Адель приходилось сдувать с горшков пыль, чтобы прочесть слова на этикетках – едва различимые буквы, написанные мелким почерком. Кроме того, она нашла подвешенный к стропилам мешочек с головками мака и кадку с гусиным жиром для приготовления мазей. Адель удалось также откопать еще несколько мешочков, в которых, судя по запаху, хранились сухая герань, тысячелистник и лесная звездчатка.

– После того как миссис Галлет выгнали из замка, сюда никто не заходил, – извиняющимся тоном пояснил Симм, быстро убрав с глаз долой связку кроличьих лапок и нескольких дохлых жаб. Однако он оказался недостаточно проворным, чтобы спрятать сосуд, в котором в желтом растворе плавали мышиные трупы.

Адель тоже заметила их, хотя понятия не имела, для чего они здесь – вероятно, как принадлежности для ворожбы. Ей было неизвестно, какие еще ужасные открытия они могли сделать, роясь в грязи и паутине, но, судя по тому, что она уже видела, улики были явно против миссис Галлет. И все же…

– Как вы думаете, лорд Рейф очень рассердится, узнав, что я послала за этой женщиной? – спросила она у Симма.

Тот в ответ пожал плечами:

– Вполне возможно. Но если она спасет ему жизнь… Здешний священник уверял нас: если эта ведьма со своими колдовскими штучками останется в замке, мы все попадем в ад.

– И где сейчас этот священник?

– Умер еще в прошлом году, на праздник Сретенья.

Они обменялись понимающими взглядами.

– Идите и приведите сюда миссис Галлет.

– И мисс Сэди тоже?

Какое-то время Адель колебалась. Состояние Рейфа ухудшалось на глазах, и она была в таком отчаянии, что решила не обращать внимания на недобрые предчувствия.

– Да, если она хоть немного смыслит во врачевании.

Симм ушел, пообещав ей выбраться через боковые ворота так, чтобы его никто не заметил, а Адель вернулась обратно в спальню Рейфа, несколько раз свернув не в ту сторону, прежде чем ей удалось найти нужную дорогу. Гулкое эхо от шагов вызывало в ее душе суеверный страх, и она испытала настоящее облегчение, переступив порог освещенной комнаты хозяина замка.

Горничная была несказанно рада ее появлению, поскольку она так и не сумела накормить своего господина и теперь боялась, что ее накажут. Адель взяла эту задачу на себя, попросив девушку принести воды для умывания и чистую одежду. Та повиновалась, но ее малопочтительные манеры вызвали у Адель желание дать ей хорошую затрещину.

Адель насухо вытерла полотенцем подбородок Рейфа, по которому стекали струйки бульона. Зубы его до сих пор оставались плотно стиснутыми, и он отказывался их открыть. Она склонилась над ним, приглаживая его волосы, целуя в лоб, что-то нежно шепча ему на ухо, уговаривая, словно маленького ребенка… Сначала Рейф никак не отвечал, но постепенно расслабился, и по промелькнувшей на его губах улыбке ей стало ясно, что он все понял.

Адель ухитрилась-таки влить ему в рот несколько ложек бульона, массируя при этом шею, чтобы заставить его сделать глоток. Две ложки. Четыре. Затем его зубы снова сомкнулись, и он не съел больше ни капли. Она вздохнула, понимая, что Рейфу никогда не выздороветь, если он и дальше будет так скудно питаться. Она убрала подпиравшие его со всех сторон подушки и помогла прилечь, хотя и сомневалась в том, что ему вообще удастся заснуть с такой ужасной болью в спине. Лоб раненого был горячим, но Адель все же накрыла его одеялом, зная, что уже через несколько мгновений он начнет дрожать от холода.

Вернувшись к очагу, она выбрала из корзины, принесенной ею из лазарета, нужные травы. Гусиный жир после долгого пребывания на холоде стал таким жестким, что не годился для работы, и, чтобы его растопить, девушка поставила кадку поближе к камину. Затем она устало откинулась на подушки дивана и вскоре задремала.


Ее разбудило прикосновение чьего-то влажного холодного носа к ладони. Адель изумленно вскинула голову, увидев у себя на коленях знакомую черную голову и большие карие глаза, сочувственно смотревшие на нее.

– Вэл! – ахнула она, уверенная в том, что все это ей снится.

– Ну, давай смелее, дружок. Она уже не спит, – донесся откуда-то из тени ободряющий голос Адрика.

Взвизгнув от восторга, Вэл положил передние лапы на колени Адель и осторожно лизнул ее в щеку. По тому, как он размахивал хвостом, можно было судить о радости пса от встречи с хозяйкой, однако он явно сдерживал свой порыв, как будто понимал, что они находятся в комнате больного.

– Ах, милый мой, я вижу, ты уже совсем здоров! – прошептала Адель, осмотрев гладкую шкуру Вэла, после чего обхватила пса руками и прижала к себе. – Нам нужно благодарить за это нашего дорогого Адрика, – добавила она, обращаясь к лекарю, и тот в ответ смущенно отвел глаза в сторону. – Я признательна вам за то, что вы сумели поставить его на ноги. Вэл очень много для меня значит.

– Я знаю, миледи. Для меня было большим удовольствием ухаживать за вашим приятелем – так же как и за Лунным Светом, и за всеми остальными.

Глаза Адель вспыхнули.

– Значит, Лунный Свет тоже здесь! – воскликнула она. – О, Адрик, мне с трудом в это верится! Я могу увидеть его? – добавила она, едва сдерживая слезы при мысли о том, что оба ее любимца целы и невредимы.

– Да, конечно. Сегодня вечером, если захотите, но, будь я на вашем месте, я бы подождал – снаружи слишком холодно, да и время не самое подходящее для прогулок.

Адель улыбнулась, а Вэл между тем с довольным видом разлегся у ее ног.

– Адрик, идите к камину и погрейтесь, – предложила она.

– Дело в том, леди, что я должен вам еще кое-что сказать. Видите ли, я… я хочу взять в жены вашу Марджери… если только вы согласны.

– Согласна? Я просто счастлива и рада за вас обоих! – воскликнула Адель. – Значит, Марджери здесь… и Кейт тоже?

– Нет. Его светлость решил, что девочку лучше отправить назад, к матери, но Марджери здесь и по-прежнему готова служить при вас камеристкой, если вы не против. Она замечательная женщина, миледи, о большем я не мог бы и мечтать.

Когда Адрик удалился, Адель еще долго сидела перед камином, поглаживая голову Вэла и одновременно раздумывая над последними удивительными новостями. Она никак не ожидала, что оба ее любимца будут ждать ее здесь, а то обстоятельство, что Марджери вышла замуж за Адрика – того самого человека, который, по ее глубокому убеждению, спас жизнь Вэлу, – стало для нее самой большой радостью за все последние дни. Если бы только кто-нибудь совершил то же самое чудо для Рейфа!

Она бросила взгляд на постель, и ее хорошее настроение исчезло без следа. Рейф был очень плох – судя по тому, как беспокойно он метался по постели, его лихорадка не шла на убыль. Если она потеряет Рейфа, то все остальное в жизни утратит для нее смысл.

Некоторое время спустя дверь со скрипом распахнулась, и Вэл издал низкий предостерегающий рык. Какая-то женщина в шали тихо вошла в комнату, неся в руках плетеную корзину. Сквозь открытую дверь Адель могла заметить, как стражники из отряда Рейфа осеняли себя крестным знамением, когда гостья проследовала мимо. Ее сопровождала другая женщина, тоже в плаще, лицо которой было скрыто под темным капюшоном.

Адель быстро поднялась им навстречу.

– Пожалуйста, заходите, миссис Галлет. Мне нужны ваши познания, чтобы вылечить раны лорда Рейфа, – сказала она просто.

Старуха, прищурившись, взглянула на Адель сквозь облако жестких седых волос; на ее морщинистом лице была заметна явная враждебность.

– А ты кто такая? – осведомилась она и направилась шаркающей походкой к камину, чтобы согреться. – Надеюсь, не одна из этих потаскушек, которые шатаются по округе?

– Я – леди Сен-Клер и, уж конечно, не имею ничего общего с потаскушками, – ответила Адель возмущенно, выпрямившись во весь рост.

– Ба, да мы, я вижу, корчим из себя важную особу! – прокудахтала в ответ старуха. – Так или иначе, девушка, вид у тебя сегодня не ахти.

Пораженная правдой, содержавшейся в этом заявлении, Адель почувствовала, как ее щеки вспыхнули густым румянцем. Другая женщина между тем стояла в нерешительности в дверном проеме, пока старуха не поманила ее к себе:

– Заходи, дитя мое. С открытой дверью он может простудиться и умереть.

Адель в изумлении смотрела на прелестное видение, которое как будто вплыло в комнату. По всей вероятности, это и была Сэди Галлет. Теперь ей стало ясно, почему Симм так не хотел приводить ее сюда. Молодая женщина откинула капюшон, открывая копну курчавых темных волос. У нее была гладкая бронзовая кожа и большие, с поволокой карие глаза под тонкими полукружиями бровей. Ноздри ее слегка раздувались. Сэди отличалась какой-то странной, экзотической красотой – ничего подобного Адель никогда не случалось встречать раньше. У нее снова неприятно засосало под ложечкой. Разумеется, было бы гораздо разумнее не приглашать Сэди в замок. Адель сомневалась в том, что на всем свете найдется хотя бы один мужчина, у которого хватит духу отказать такой женщине в чем бы то ни было.

– И насколько тяжело ранен его светлость? – спросила Сэди у Адель, подойдя к камину, чтобы погреть руки. Голос ее оказался неожиданно мягким и мелодичным. Высокая и гибкая, как тростинка, она была в выцветшем фиолетовом платье под черной туникой, снежинки на которой при каждом ее шаге искрились и сверкали, отражая свет камина. Как Адель ни старалась, она не могла найти никаких изъянов ни в лице, ни в фигуре Сэди Галлет.

– У него глубокая ножевая рана в верхней части спины и несколько мелких порезов. Его бросает то в жар, то в холод, и все, что я ему давала, не помогает. Он почти ничего не ест.

– Черви съедают пораженную плоть, – высказала свою догадку миссис Галлет. Проковыляв к постели, она приложила голову к груди Рейфа.

– Легкие не задеты, – заявила она с удовлетворением в голосе. – Тут вам повезло.

– У матери настоящее чутье по части болезней, – пояснила Сэди Адель, которая с тревогой наблюдала за тем, как старуха приподняла веки Рейфа, заглянула ему в рот и пощупала пульс на шее. – Прежде я никогда вас здесь не встречала. Вы его жена? – спросила она, протянув длинные изящные пальцы поближе к пламени камина.

Адель вздрогнула, безошибочно почувствовав в голосе Сэди насмешку. Соперница тем временем критически рассматривала ее убогое платье, остановив взгляд на обтрепанном подоле юбки, где когда-то находилась богатая отделка.

– Нет, но надеюсь ею стать.

Сэди лукаво улыбнулась.

– Лорд Рейф нравится многим женщинам. Я когда-то тоже мечтала стать его невестой… – призналась она, явно гордясь произведенным впечатлением.

У Адель перехватило дух.

И как только она сразу не догадалась о том, что между Рейфом и Сэди Галлет есть некая связь? Редкая красота этой женщины и то обстоятельство, что она жила совсем недалеко от замка Рейфа, а также видимое нежелание Симма приводить ее сюда – все это, вместе взятое, должно было послужить достаточным предостережением, однако она по глупости своей даже не подумала о такой возможности.

Неожиданное открытие до такой степени потрясло Адель, что она тяжело опустилась на диван, пытаясь справиться с приступом дурноты. Лукавая улыбка на губах Сэди Галлет свидетельствовала о том, что она была вполне довольна произведенным эффектом.

Миссис Галлет тем временем приблизилась к камину и опустилась на корточки, роясь в своей корзине. Быстро подойдя к ней, Сэди ловко выхватила из груды какой-то сверток и передала его матери.

– Вы хотите, чтобы он жил? – внезапно осведомилась старуха, глядя прямо в глаза Адель.

– Разумеется! Именно поэтому я и послала за вами.

Старуха ухмыльнулась во весь свой беззубый рот:

– Люди далеко не всегда посылают за мной по этой причине. У меня есть снадобья, чтобы удовлетворить любое желание.

– Я прошу вас поставить его на ноги, и пусть он станет таким же здоровым и сильным, как прежде…

– О да, именно таким, как прежде, – поддержала ее Сэди с гортанным смешком.

– Тише, дитя мое, тебя никто не спрашивает, – оборвала дочь миссис Галлет. – Ты свою возможность уже упустила.

Уголки губ Сэди тотчас поползли вниз, и она замолчала.

– Вот что вам нужно сделать, милочка, – продолжала старуха, обращаясь к Адель, – перестаньте прикладывать холодные примочки, от них все равно нет никакого толку; да прикажите подбросить дров в камин. А еще закройте ставни и накройте его всеми покрывалами, какие только вам удастся найти, – волчьими шкурами, одеялами, всем чем угодно, лишь бы заставить его пропотеть. Затем дайте ему вот это, настоянное на вине. – Она вложила в руку Адель горсть измельченных в порошок трав. – Как только яд вместе с потом выйдет из его тела, он сразу пойдет на поправку.

Со слезами признательности Адель пожала шишковатую руку старухи. Миссис Галлет быстро перевернула руку Адель ладонью вверх и долго рассматривала ее прищуренными глазами, словно пытаясь что-то разглядеть на ней. Когда она наконец снова подняла голову, ее похожие на бусинки глаза были полны нескрываемого любопытства.

– В последнее время вам слишком много пришлось страдать, леди, и все ради того, чтобы наконец оказаться в этом месте. Теперь вы здесь. Его жизнь в ваших руках.

Слова странной гостьи не слишком удивили Адель.

– Я сделаю все так, как вы мне сказали, миссис Галлет. И я благодарю вас от всего сердца.

Старуха снова ухмыльнулась, выставляя напоказ единственный почерневший зуб.

– Будьте осторожны. Вам придется приложить много усилий, если вы хотите занять свое законное место в замке. Некоторые из живущих здесь при первой же возможности попытаются выставить вас за дверь, и на сей раз он не сможет вам помочь.

Адель постаралась получше запомнить данный ей совет.

– Разумеется, никто из слуг не будет относиться ко мне с должным уважением, пока я не сниму с себя эти лохмотья.

В действительности ей не было нужды оставаться в лохмотьях, тем более что ее собственные сундуки уже прибыли в Фордем, но теперь, когда Рейф находился между жизнью и смертью, у нее просто не хватало ни времени, ни желания на то, чтобы переодеться.

Миссис Галлет снова подошла к постели Рейфа, все еще временами дергавшегося от боли, и, склонившись над ним, пробормотала что-то неразборчивое, одновременно водя руками сначала над его головой, потом над сердцем и затем вдоль всего тела. Она принялась мурлыкать себе под нос какую-то мелодию; голос ее казался все более и более неестественным, и Адель с растущей тревогой прислушивалась к странным, незнакомым словам, разрываясь между велением догм церкви и отчаянным желанием спасти жизнь возлюбленного. Она едва удержалась от того, чтобы не перекреститься, как те суеверные солдаты, которые ожидали снаружи. Вся комната наполнилась невидимой энергией, и это лишний раз убеждало Адель в том, что старуха занималась ворожбой. Она не без некоторого страха наблюдала за миссис Галлет, а затем, мельком взглянув на Сэди, заметила, что та смотрит на нее с насмешливой улыбкой на губах. Очевидно, от внимания красавицы не ускользнула борьба, происходившая в ее душе.

Наконец миссис Галлет отвернулась от кровати и перевела взгляд с одной молодой женщины на другую, словно почувствовав напряжение, нараставшее между ними.

– Вы еще не приказали добавить побольше дров в камин, леди? – обратилась она к Адель, прервав их безмолвное противостояние. – Так сделайте это. И как только кризис минует, дайте ему несколько ложек. – Знахарка сунула в руку Адель непонятно откуда взявшийся горшочек с темной вязкой жидкостью – по всей видимости, прежде она прятала его где-то в складках одежды.

Обе гостьи, одевшись и прихватив с собой корзину, направились к выходу. Вэл молча наблюдал за ними со своего поста возле дивана, не приветствуя их, как друзей, но и не рыча, как на врагов, словно тоже был околдован.

– Вы вернетесь завтра? – спросила Адель.

– Я буду здесь, когда придет пора, леди, – ответила старуха и распахнула дверь, впуская в комнату поток холодного воздуха.

По шарканью и глухим ударам Адель догадалась, что стражники все это время подслушивали за дверью. Теперь они поспешили убраться с пути обеих женщин, опасаясь даже случайно прикоснуться к ним. При виде их испуга у миссис Галлет вырвался кудахтающий смешок – она простерла вперед правую руку, указывая на каждого из мужчин по очереди и бормоча себе под нос какую-то тарабарщину. Глаза солдат чуть не вылезли из орбит от ужаса; те из них, кто стоял ближе других к ведьме, истово перекрестились, прижавшись спинами к каменной стене, уверенные в том, что на них пытаются навести злые чары. Еще долгое время после ухода старухи ее диковатый смех эхом разносился по коридору, и от этого жуткого звука по спине Адель пробегали мурашки.

Теперь, когда мать и дочь Галлет покинули комнату, солдаты, нахмурившись, смотрели в ее сторону и их лица выражали явную враждебность: ведь это она послала за ведьмами. Решившись прибегнуть к помощи дьявола, не была ли она сама созданием тьмы? Адель без труда прочла их мысли, и холодный ужас сковал все ее существо. Если эти люди, поддавшись предрассудкам, вышвырнут ее вон из замка, то Рейф почти наверняка умрет.

– Симм! – крикнула она, тщетно пытаясь отыскать среди серых физиономий, смотревших на нее из полумрака, румяное лицо оруженосца. Однако Симм не явился на ее зов и никто не предложил его привести.

Неожиданно голос Адель стал резким от гнева:

– Вы что, оглохли? Немедленно приведите сюда Симма, Адрика, Айво и его брата! – В порыве вдохновения она перечислила тех из людей Рейфа, кто сопровождал их в недавнем путешествии.

Солдаты переглянулись, удивленные тем, что Адель знала имена их товарищей. Была ли эта женщина обычной непотребной девкой из тех, что увивались за проходившими мимо войсками, или она действительно та, за кого себя выдает?

– Если вы хотите, чтобы ваш господин дожил до утра, делайте то, что вам говорят, – прибавила Адель, понизив голос и заставив его эхом разноситься по коридору. Как она и надеялась, этого предостережения оказалось для них достаточно. Самый младший из солдат тут же сорвался с места и бросился на поиски названных ею людей. Адель коротко кивнула в знак одобрения и, отступив в комнату, закрыла за собой дверь.

Оказавшись за надежными стенами спальни, она устало прислонилась к стене, пытаясь выровнять дыхание. Еще немного, и ее могли бы вышвырнуть в ночь вместе с двумя ведьмами.

Наскоро пробормотав благодарственную молитву, Адель взялась за дело. Рядом с камином уже лежала груда запасенных дров, и она до отказа набила ими камин, а из сундука достала шерстяные одеяла и волчью шкуру, намереваясь вывести вместе с потом яд из тела больного. Адель не знала, поможет ли это Рейфу или, напротив, только ухудшит его состояние, однако решила последовать советам миссис Галлет, поскольку никакого иного выхода у нее не оставалось.

Звук стремительно приближавшихся шагов за дверью сообщил ей о том, что мужчины уже здесь. Адель не стала тратить зря время и, распахнув дверь, почти втолкнула их в комнату, после чего снова тщательно закрыла дверь, чтобы избежать любопытных глаз и ушей.

– Как он, миледи? – с тревогой спросил Адрик.

Она молча покачала головой. Глаза Симма наполнились слезами. Оруженосец приблизился к постели и тут же искоса посмотрел на Адель, заметив, что она набросила на и без того вспотевшего Рейфа еще несколько одеял.

Адель коротко объяснила мужчинам, что от них требовалось. Айво утвердительно кивнул: он уже слышал о том, что подобный способ применялся, и не без успеха, во Франции, когда он в последний раз там был. Все сошлись на том, что попробовать стоит, поскольку прочие средства оказались бесполезными.

– Значит, нам нужно заставить его пропотеть, чтобы вывести яд? – спросил Симм с сомнением в голосе. Ему одному было известно, что этот новый и не совсем обычный род лечения был предписан старухой Галлет. До сих пор, кроме него, никто не догадывался о том, что Адель обращалась за советом к ведьме. Однако Адрик и Айво недолго будут оставаться в неведении: остальные солдаты быстро разнесут слух по всему замку. А пока Симм готов был сделать все, что в его силах, чтобы помочь Адель спасти жизнь своего господина.

В комнате становилось все жарче, так что скоро лица присутствующих покрылись испариной. Мужчины во главе с Адриком принесли две жаровни с углем, а также новый запас дров, чтобы постоянно подбрасывать их в камин. Заметно оживившийся Вэл сопровождал группу из комнаты больного вниз по лестнице в темноту ночи и обратно.

Адель чувствовала себя настолько изнуренной, что на короткое время задремала, прислонившись к краю кровати Рейфа. Позже, когда она прилегла на диван, надеясь немного отдохнуть, ее место у постели больного занял Симм.

Они попеременно дежурили всю ночь до тех пор, пока комната вокруг Адель не превратилась в одно расплывчатое пятно из взметавшихся вверх языков пламени и спертого воздуха, такого горячего, что им было трудно дышать. Мужчины сбросили с себя туники и, обнаженные до пояса, энергично работали, поддерживая огонь в камине и время от времени переворачивая своего хозяина, чтобы сменить мокрые простыни. Когда глубокой ночью Адель, проснувшись, увидела озаренную зловещим багровым светом комнату и гигантские черные тени на стене, на какой-то миг ей даже почудилось, что она умерла и попала в ад.

Уже наступило утро, когда Симм разбудил ее, осторожно тряся за плечо:

– Посмотрите сюда, миледи. Вам не кажется, что ему стало лучше?

Адель с затуманенным взором проследовала за ним к постели. Свечи на сундуке превратились в огарки, однако оранжевое пламя камина давало достаточно света, чтобы можно было видеть все, что делалось вокруг. Когда Адель опустила глаза, сердце в ее груди на миг остановилось – ей показалось, что Рейф умер! Его красивое лицо покрылось восковой бледностью, глаза закрылись, руки лежали неподвижно на груди, и больше всего он напоминал сейчас покойника, приготовленного к погребению. Она зажала ладонью рот, чтобы сдержать крик отчаяния, но Симм неожиданно улыбнулся и показал ей пальцем на больного. Только теперь Адель поняла, что он имел в виду – дыхание Рейфа стало ровным! Когда она положила руку на его лоб, кожа была влажной и липкой на ощупь, однако лихорадка исчезла.

– О Господи! – воскликнула Адель, бросившись к юноше, чтобы обнять его. – У нас получилось! Адрик, Айво, идите скорее сюда!

Мужчины тут же повскакали с мест и бросились к постели; за ними вприпрыжку бежал Вэл. Когда они взглянули на своего неподвижно лежавшего хозяина, их первой реакцией был ужас… но тут веки Рейфа дрогнули и он открыл глаза.

Взобравшись поверх груды покрывал, Вэл потерся носом о его руку и осторожно лизнул ее. Все дружно ахнули, когда де Монфор в ответ на приветствие пса едва заметно улыбнулся.

Адель попыталась вспомнить, что следует делать теперь, когда кризис миновал, и тут ей на память пришел горшочек с черной смесью, которую оставила, уходя, миссис Галлет.

Вязкая жидкость имела отвратительный запах свернувшейся крови и какой-то горькой травы, название которой Адель не могла определить; тем не менее она уселась на кровать рядом с Рейфом и при помощи маленькой ложки влила ему в рот немного снадобья. Глаза его снова приоткрылись, а из груди вырвался возглас удивления.

Адель сжала его пальцы и поднесла их к губам, чтобы поцеловать.

– Выпей это, любимый, и тебе сразу станет лучше, – уговаривала она. К ее радости, Рейф послушно открыл рот, хотя и гримасничал, как ребенок, после каждой ложки. Спустя несколько минут он уже крепко спал. Адель не знала, следовало ли ей убрать лишние покрывала прямо сейчас или подождать, пока не пройдет лихорадка. Она приказала Адрику убавить огонь в камине и приоткрыть ставни, чтобы впустить в комнату свежий воздух декабрьского утра.

Сознание того, что худшее для Рейфа осталось позади, явилось для Адель большим облегчением: она чувствовала, как напряжение в ее ногах и спине постепенно ослабевает. Ей снова припомнились жуткие сцены прошедшей ночи: обнаженные до пояса, потные мужчины, подбрасывающие дрова в камин до тех пор, пока воздух в спальне не становился невыносимо душным и они едва могли дышать. То было поистине адское зрелище, но теперь Божьей милостью опасность миновала, и Адель даже прочла благодарственную молитву за избавление Рейфа. Пока все шло именно так, как и предсказывала миссис Галлет: как только кризис остался позади, Рейф быстро пошел на поправку.

Ночь выдалась безлунной и ветреной; Адель знала, что существовала особая примета, связанная с такой погодой, однако сейчас она чувствовала себя слишком утомленной, чтобы ее припомнить. Все, кроме Симма, уже разошлись по своим комнатам. Верный оруженосец Рейфа спал рядом с его постелью, а Вэл уютно пристроился у него под боком.

Понимая, что после полной хлопот ночи в жарко натопленном помещении вид у нее должен быть даже более жалким, чем накануне вечером, Адель попыталась заплести свои растрепанные волосы в косу, однако из-за отсутствия гребня ее усилия оказались напрасными. В это время раздался легкий стук в дверь и, открыв ее, Адель увидела перед собой Марджери. Обе женщины обнялись, заливаясь слезами радости. Марджери принесла с собой чистую рубаху, шерстяное платье, чулки, туфли и, что самое главное, собственный гребень Адель.

– Меня прислал Адрик, миледи.

Дав возможность Адель умыться и расчесывая ее густые темно-рыжие волосы, Марджери с восторгом рассказывала о своем замужестве. Правда, по ее словам, она до сих пор чувствовала себя неловко, поскольку так и не испросила разрешения на брак у своей госпожи. Адель с улыбкой заверила горничную в том, что та не могла выбрать себе лучшего мужа, чем Адрик, и что видеть их счастливыми является для нее самой приятной из всех неожиданностей.

Переодевшись в рубаху и платье, Адель сразу же почувствовала себя на голову выше. До чего же хорошо снова выглядеть чистой и причесанной! Когда она поднялась с кресла, темно-зеленая шерсть ниспадала красивыми складками к ее ногам. Марджери принесла с собой простой обруч из переплетенных пурпурных и светло-лиловых лент, чтобы закрепить на лбу полупрозрачную вуаль цвета морской волны. Затем с проворством, достойным ярмарочного фокусника, она достала из подвесного кармана зеркало.

Адель пристально разглядывала свое отражение в ярком свете камина и новых свечей, которые принесла с собой Марджери. Несмотря на то что черты ее лица остались такими же, какими они ей запомнились, она обнаружила в нем такую перемену, что ей казалось, будто перед ней незнакомка. Очертания ее подбородка и скул стали резче, а в зеленых глазах появился стальной блеск, которого она никогда не замечала прежде. Эта перемена была вызвана ее нелегкой жизнью. Хотя в действительности с начала ее странствий прошло не больше года, Адель за это время стала намного старше, завершив переход от юности к зрелой женственности.

Она разбудила Симма, но тот не желал даже ненадолго отойти от постели хозяина, чтобы перекусить, поэтому Марджери пришлось силой вытолкать его за дверь: юноше просто необходимо было подкрепиться.

Следующим появился Уиллет, личный слуга Рейфа, которого прислал сюда Артур, чтобы он побрил своего господина. Одна нога Уиллета была покалечена, поэтому обычно он не сопровождал Рейфа в походах, прислуживая ему лишь тогда, когда его лорд находился в замке. Он даже не подозревал о том, что Рейф был в спальне не один, и потому очень удивился, застав там незнакомую леди и ее горничную. Уиллет отвесил Адель вежливый поклон, и она сразу поинтересовалась, что именно ему сообщили о хозяине.

– Только то, что лорд Рейф был ранен, – ответил Уиллет, бросив взгляд в сторону кровати. – Я еще никогда не видел его таким бледным.

– Ну разумеется, он еще никогда таким не был, ты, олух царя небесного. – Марджери подтолкнула слугу к постели: – Брей его поскорее, а потом убирайся.

Пока Уиллет занимался своим делом, обе женщины связали в узел использованное белье и подготовили новую смену простыней и наволочек для кровати больного. Рейф без возражений дал слуге побрить себя и расчесать волосы.

Не успел Уиллет промыть в воде бритву и объявить, что его задача выполнена, как из коридора послышались тяжелые шаги; затем в комнату без лишних церемоний вошли трое мужчин во главе с Артуром, который с недоумением уставился на Адель – он едва узнал ее в новом наряде. Двое его спутников также замерли на месте, не сводя глаз с Адель. То были молодой священник в сутане, который явился сюда, чтобы исповедать и соборовать лорда де Монфора, и местный лекарь, державший склянку со скользкими тварями, служившими орудиями его ремесла и явно принесенными им для того, чтобы высосать из Рейфа последнюю кровь.

– С дороги, женщина! – приказал Артур, едва к нему вернулось самообладание. – Мы здесь для того, чтобы позаботиться о нашем господине.

– Сегодня ночью кризис миновал. Разве вы не видите, что лорду Рейфу намного лучше?

Мажордом перевел взгляд с Адель на Уиллета, который в нерешительности стоял возле постели хозяина, не зная, остаться ли ему или уйти.

– Что ж, парень, впервые в жизни ты сделал все так, как тебе приказали. А теперь отдай мне бритву – она пригодится для того, чтобы вскрыть ему вену.

– Нет! Ни в коем случае нельзя пускать ему кровь! – в ужасе вскричала Адель. – Он и так потерял ее слишком много. Именно поэтому он такой бледный. Если вы сделаете ему кровопускание, вы погубите его!

– Сядьте и не вмешивайтесь не в свое дело. Мы сами разберемся, что к чему, – решительным тоном заявил Артур и поспешил вперед, сделав знак лекарю следовать за ним вместе с миской и кувшином.

Врач, похоже, не знал, как ему поступить, и остановился на полпути между дверью и кроватью. Священник, однако, испытывал меньше колебаний и надел на шею фиолетовую столу,[5] готовясь совершить над умирающим последние церковные обряды.

Адель оставалась на своем посту рядом с Рейфом, убежденная в том, что если ему вскроют вену, это может оказаться для него роковым. Несмотря на то что в те времена такое лечение было в большом ходу, кровопускание всегда казалось ей бессмыслицей, в особенности когда пациент и без того уже ослабел от потери крови.

– Вы, святой отец, можете приблизиться, – произнесла она с улыбкой, жестом подзывая к себе священника. По крайней мере молитвы не могли принести Рейфу вреда. Адель с беспокойством спрашивала себя, известно ли присутствующим о том, что она посылала за миссис Галлет. Заметив неприкрытую враждебность на лице Артура, Адель снова вспомнила предостережение старухи о том, что, если она не проявит достаточно твердости, ее просто вышвырнут вон из замка.

Артур и лекарь перешли на другую сторону комнаты, и Уиллет присоединился к ним, давая возможность священнику без помех исполнить свой долг.

В самой середине обряда Рейф, по-видимому, понял, что за молитвы произносятся над ним. Губы его шевелились, пока он чуть слышно повторял за священником латинские слова. Он даже исповедался в грехах, хотя молодому священнику пришлось наклониться пониже, чтобы расслышать его бормотание.

Адель хотела было указать на вновь обретенную силу Рейфа как на еще одно свидетельство достигнутых ею успехов в лечении, однако ей хватило одного взгляда на плотно сжатые губы мажордома, чтобы понять всю бессмысленность подобного шага.

Как только таинство было совершено, священник благословил всех присутствующих в комнате и извинился перед ними за то, что вынужден уйти, поскольку у него есть неотложные дела. Адель открыла перед ним дверь и приказала одному из стражников проводить служителя церкви до ворот замка. Такой поворот событий явно вызвал у Артура досаду, поскольку он до сих пор считал, что Адель не обладает никакой властью; теперь же перед ним было явное доказательство обратного. Он собирался уже утром выставить ее из Фордема, но, едва войдя в спальню хозяина, обнаружил, что женщина, которую он принимал за обыкновенную прислугу, прикидывавшуюся важной особой, действительно оказалась той, за кого себя выдавала, – а именно леди Сен-Клер. Что еще хуже, сундуки и прочие вещи, принадлежавшие даме с этим именем, прибыли в Фордем еще несколько месяцев назад. Великолепный мерин, находившийся в конюшне замка, и огромный черный пес, наблюдавший за ним из угла, также, по слухам, принадлежали этой загадочной леди.

Рейф между тем порывался что-то сказать, и Адель наклонилась к нему поближе, умышленно повернувшись при этом спиной к разгневанному мажордому.

– Я умираю? – спросил Рейф, видимо, осознав, что его только что соборовали. Слишком часто ему приходилось слышать слова последнего обряда, произносимые над телами его умирающих соратников.

– Нет, дорогой, тебе сегодня намного лучше, – заверила его Адель.

– Ах, милорд! – воскликнул Артур, поспешив к постели и довольно грубо оттолкнув в сторону Адель. – Я привел сюда лекаря Роджера, чтобы он вами занялся.

Лекарь снова выступил вперед, держа наготове кувшин с пиявками и миску, в которую собирали кровь. Артур уже хотел было закатать рукав Рейфа…

– Нет! Прекратите сейчас же! Я запрещаю вам! – Адель решила пустить в ход все влияние, которым обладала.

Лекарь тотчас отступил назад, безошибочно почувствовав в ее тоне властные нотки, а лицо Артура побагровело; казалось, он вот-вот взорвется.

– Черт бы вас побрал, несносная женщина! Перестаньте стоять у меня на пути, иначе я прикажу выставить вас из замка. Если мой господин умрет, то только по вашей вине.

Со стороны постели послышался слабый, но безошибочно различимый смешок.

– Ну, Артур, приятель, с таким собеседником, как ты, и впрямь не соскучишься. Неужели я так близок к тому, чтобы встретить старуху с косой?

Смутившись, Артур, запинаясь, начал бормотать извинения: в приступе гнева он совсем забыл о том, что хозяин мог слышать каждое его слово.

– И не будь так суров со служанкой, – слабым голосом добавил Рейф. – Наверняка бедняжка делает то, что считает нужным.

– Он говорит не со служанкой. – Адель метнула на Артура гневный взгляд. – Твоему мажордому доставляет большое удовольствие оскорблять меня.

– Адель? – спросил Рейф, пытаясь сесть. – Неужели это в самом деле ты?

– Да, это я, – прошептала она, опустившись рядом с ним на колени и взяв его за руку. – Они хотят пустить тебе кровь, а я не позволяю им этого сделать. На мой взгляд, это было бы просто глупостью. У меня есть целебный бальзам…

– Да, полученный из рук ведьмы. Мы не потерпим здесь никакого колдовства, – прогремел Артур; воспользовавшись удобным случаем, он снова выступил вперед.

Все глаза были прикованы к Адель; и тут она заметила Симма, стоявшего в дверном проеме. Прежде чем он успел признаться в том, что ходил за миссис Галлет, Адель произнесла:

– Я послала за знахаркой, поскольку у меня больше не осталось лекарств, чтобы обработать твои раны. Она дала мне хороший совет да еще настойку, которая и совершила это чудо.

– Так это правда, что ты посылала за старой ведьмой? – спросил Рейф, голос которого вновь обрел силу.

– Нет, я посылала за целительницей. Хотя, по правде говоря, я обратилась бы к кому угодно, лишь бы спасти твою жизнь.

– Милорд, вы же сами запретили этой старой карге переступать порог замка!

Рейф утвердительно кивнул в ответ на напоминание Артура и повернулся на постели так, чтобы видеть окно, сквозь которое в спальню проникал серый утренний свет.

– Верно, я запретил ей приходить сюда, – прохрипел он; горло его саднило так, что он едва мог говорить. – Но если ее бальзам действительно помог, думаю, на сей раз мы можем посмотреть на это сквозь пальцы. Я благодарен Богу уже за то, что он дал мне возможность дожить до этого дня.

Воспользовавшись временным затишьем, Марджери приблизилась к лекарю и схватила его за руку.

– Пожалуй, тебе лучше уйти, парень, ты слишком скверно пахнешь, чтобы находиться в комнате больного, – добавила она, презрительно фыркнув. – Раз моя госпожа говорит, что в тебе нет нужды, значит, так оно и есть.

Артур и лекарь дружно запротестовали, обратившись за поддержкой к хозяину.

– Но, милорд, кровопускание является в таких случаях единственно верным лечением, – непререкаемым тоном напомнил ему Артур.

– Если леди Адель думает иначе, я уверен в том, что она права, – спокойно ответил Рейф.

Окончательно посрамленный этими словами, мажордом довольно нелюбезно откланялся и покинул комнату, увлекая за собой Уиллета и лекаря. Последний при этом долго извинялся перед ее светлостью за причиненное беспокойство. Этот человек явно рассчитывал в дальнейшем иметь дело со знатью, платившей ему за услуги звонкой монетой, в отличие от деревенских жителей, которые обычно возмещали свои долги буханками хлеба и бочонками со свиным салом.

Когда мужчины вышли, Адель и Марджери охватило настоящее ликование. Рейф, однако, чувствовал себя достаточно окрепшим и не хотел принимать лекарство не глядя.

– Это что еще за гадость? – Он указал на зловонную бурду, которую Адель пыталась ему дать.

– Не знаю, но от нее тебе уже стало лучше. Пожалуйста, открой рот.

– Она пахнет хуже коровьего навоза, а вкус у нее, как…

Адель быстро сунула ложку между его зубов, и Рейф сморщился, почувствовав у себя в горле вязкую жидкость. Предыдущие дозы оказали на больного такое благотворное действие, что Адель на этот раз решила дать ему еще одну ложку и, как только больной снова открыл рот, собираясь возразить, влила ему в горло лекарство. После второй дозы Рейф поднял руку, чтобы ее остановить, и это резкое движение заставило его вздрогнуть от боли.

– Хватит! Ты хуже того лекаря – вместо того чтобы пустить мне кровь, хочешь меня отравить! Какой сейчас день, нет, какой месяц? У меня такое ощущение, словно я несколько недель провел в чистилище…

– На дворе пока еще декабрь, но какой именно день, сказать не могу, – призналась Адель. После той кошмарной схватки, когда кинжал Йейтса вонзился в спину Рейфа, все дни слились для нее в один сплошной поток, так что она не знала, когда кончался один и начинался другой.

– Мне до сих пор не верится, что ты здесь, со мной. Наконец-то жизнь начинает возвращаться в прежнее русло. Как тебе удалось доставить меня в Фордем?

– Джералд Монсорель помог мне привезти тебя в замок. Мы думали, что дома тебе сразу станет лучше, но в дороге твои раны воспалились и у тебя началась лихорадка.

– О, такое случается со мной не в первый раз, и до сих пор мне всегда удавалось выкарабкаться. – Рейф небрежно махнул рукой, не без труда усевшись на постели и прислонившись спиной к груде пуховых подушек. Симм все еще ждал у двери, и Рейф сделал знак юноше подойти.

– Сюда, мой мальчик. Дай мне взглянуть на тебя.

Молодой человек чуть не заплакал от радости, увидев, что его господин восстал из мертвых, однако то обстоятельство, что именно он ходил за миссис Галлет, до сих пор тяжким бременем лежало на его совести.

– Вы не должны винить леди Адель, милорд. Это я посоветовал ей послать за ведьмой.

– Теперь это уже не важно: разумеется, нелепые заклинания не помогают, но по крайней мере некоторые из бальзамов оказывают свое действие. Я – живое тому доказательство, – добавил Рейф, к которому, судя по всему, уже вернулась его прежняя жизнерадостность.

Глава 14

Прошла уже неделя, а Адель все еще с трудом могла поверить в чудесную перемену, происшедшую с ее возлюбленным. В первое время Рейфу было трудно подолгу оставаться на ногах, но с каждым днем дальность его прогулок увеличивалась.

Барон с нескрываемой гордостью показывал Адель замок, оборонительные укрепления которого были перестроены в соответствии с самыми последними достижениями фортификационной науки. Девушка снисходительно выслушивала его объяснения, пока он описывал ей устройство внутренних и внешних подъемных решеток и особую конструкцию водозаборов. Даже темницы были для него предметом внимания: хотя Рейф и надеялся, что они ему не понадобятся, камеры выглядели чистыми и просторными. Адель не стала перебивать его, когда он с видом ребенка, похваляющегося новой игрушкой, показал ей усовершенствованную модель лука. Рейф до такой степени вошел во вкус, что даже представил ей некоторых из своих лучников, не забыв упомянуть при этом, что большинство из них были валлийцами, – а ведь все знали, что лучшие лучники в стране происходили из Уэльса.

Адель, спрятав улыбку, размышляла над его словами. Хотя Рейф вел себя как настоящий дворянин, сопровождая ее по замку, Адель открыла для себя еще одну сторону человека, которого любила, – темперамент порывистого, увлекающегося подростка.

Они не стали карабкаться на башни, поскольку Рейф находил подъем по ступенькам утомительным и считал ниже своего достоинства прибегать к трости, которую вырезал для него брат Айво.

Несмотря на то что Адель сама выросла в замке, она была поражена размерами Фордема: его мощные куртины поднимались почти на высоту главной башни Эстерволда, а наполненный водой ров, питаемый стремительно бегущим горным ручьем, вполне мог сойти за реку.

Интерьер Фордема в целом показался ей несколько спартанским, как и подобало военному сооружению, однако апартаменты хозяина замка являлись исключением. Герб де Монфоров украшал великолепный лепной потолок в верхнем зале, и он же был высечен из мрамора над огромным каменным очагом. По обе стороны от фамильного герба висели старые продолговатые щиты, принадлежавшие отцу и деду Рейфа. Его дед, еще юношей отправившись на поиски славы, присоединился к войскам норманнского герцога Вильгельма, вторгшимся в Англию в 1066 году. Как оказалось, их происхождение имело много общего: предки Адель также покинули свою родину, чтобы принять участие в завоевательном походе, и обе семьи получили в награду за службу земельные владения во вновь покоренной стране.

В течение первых нескольких дней они ужинали вместе в верхнем зале. Рейф ел мало и с трудом досиживал до конца ужина. Адель уже использовала всю черную жидкость, которую вручила ей миссис Галлет, и послала Симма за старухой, чтобы попросить еще, однако ему так и не удалось ее найти. Адель опасалась, что без лекарства состояние Рейфа ухудшится, но, к счастью, ее тревога оказалась напрасной.

В конце концов он окреп настолько, что смог занять свое место за господским столом в главном зале Фордема. Когда де Монфор в первый раз после болезни спустился вниз, чтобы поужинать со своими вассалами, солдаты как один повскакали с мест и их громкие крики потрясли стены – так бурно они выражали свою радость от того, что их лорд снова был с ними.

И вот как раз тогда, когда хозяин замка почти совсем оправился и даже мог совершать короткие прогулки верхом, а впереди уже ждали рождественские праздники, неприятное вторжение из внешнего мира нарушило их покой.


День выдался холодным и пасмурным. Адель сидела у камина, вышивая напрестольную пелену для алтаря. Она собиралась пожертвовать эту вещь церкви в качестве тайной епитимьи за то, что обратилась за советом к ведьме, спасая жизнь Рейфа. Впрочем, едва ли этот знак раскаяния с ее стороны мог иметь силу; в глубине души Адель не сомневалась: если подобное повторится, она снова пренебрежет наставлениями святых отцов и отправится на поиски миссис Галлет.

Каждый день после обеда Рейф отдыхал и, хотя он жаловался на постельный режим, тем не менее неукоснительно следовал указаниям своей очаровательной сиделки; однако Адель знала, что такое положение вещей продлится недолго. Как только Рейф решит, что совсем здоров, он будет поступать так, как угодно ему.

Внезапно снаружи донесся стук копыт, и Адель увидела, что во двор замка въехал отряд всадников. Она не особенно удивилась, когда в дверь постучали.

– Там, в зале, люди, которые желают видеть лорда Рейфа, – сообщил ей слуга. – Их хозяин говорит, что дело очень важное.

Адель недовольно кивнула – ей не хотелось будить Рейфа, но другого выхода у нее не было.

Когда с ее помощью Рейф поднялся и натянул на себя тунику из красной шерсти и черные кожаные сапоги, Адель в нерешительности остановилась посреди комнаты. Заметив это, хозяин замка нетерпеливо произнес:

– Ну, что же ты не идешь? Сейчас не время мешкать!

Она улыбнулась в ответ, и они вместе спустились по лестнице в главный зал.

– Де Вески! – изумленно воскликнул Рейф, увидев гостя. Голос его окреп настолько, что никто бы не догадался о том, как близок он был к смерти еще несколько недель назад.

Лорд Алнвик сделал несколько шагов ему навстречу, и они обнялись.

– Де Монфор! Клянусь Богом, вы прекрасно выглядите. Вероятно, меня ввели в заблуждение. До меня дошли слухи, будто вы лежите при смерти, – признался де Вески и при этом бросил удивленный взгляд на Адель.

– Нет, вас не ввели в заблуждение. Если бы не мой рыжеволосый ангел, вы бы как раз успели на мои похороны. – Рейф рассмеялся и знаком предложил гостю место у камина.

Теперь, когда де Вески открыто стал врагом короля, он никуда не выезжал без вооруженной охраны. Его отряд расположился вокруг деревянных столов, наскоро установленных для них в главном зале. Чтобы рыцари могли подкрепить силы, им подали эль в кружках, а также хлеб грубого помола с мясом. Вино из Гаскони и нежное мясо, приготовленное с приправами, вместе с лучшим пшеничным хлебом и головкой ароматного белого сыра предназначались для господского стола. Впрочем, и мясо, и выдержанный сыр из погребов замка по большей части остались нетронутыми, пока де Вески рассказывал о последних событиях в стране. Многие люди, в том числе уроженцы Уэльса и западных графств, поддержали северных лордов, приняв сторону повстанцев, несмотря на все попытки короля Иоанна выявить и сурово покарать предателей.

– Мы с вами почти соседи, и тем не менее вы до сих пор к нам не присоединились, – заметил де Вески. – Почему? Уж, конечно, не потому, что являетесь сторонником политики Немощного…

– Разумеется, нет, но я предпочитаю срединный путь, предложенный архиепископом Лэнгтоном. Его тоже нельзя назвать другом Иоанна, но вместе с тем он против любого произвола. Кстати, как насчет новой хартии, составленной баронами? Вы уже представили документ королю?

– Нет, мы сделаем это позже. – Де Вески нахмурился. По-видимому, он надеялся получить от хозяина более четкий ответ, возможно, даже обязательство. – А вы уже набрали рекрутов среди ваших арендаторов и местных земле– владельцев?

– Нет. К тому же я только что восстал со смертного одра, – буркнул в ответ Рейф, только теперь начиная понимать, к чему клонится разговор – Юстас де Вески хотел заручиться новым союзником, на которого он мог бы опереться в своей борьбе против короля.

– Время не ждет. Есть намерение представить хартию весной, но за такой короткий срок мы не успеем собрать армию, чтобы поднять восстание. У Иоанна остались преданные ему люди: Пембрук, Арундел, Уорик, Девон, – все они трусят за ним по пятам, словно комнатные собачонки.

– Вы знаете, что я либо на вашей стороне, либо ни на чьей, – заверил Рейф гостя и поднялся из-за стола. Де Вески подобрал латные рукавицы и сделал знак своему капитану готовить людей к отправлению.

– Леди Адель, как всегда, сама красота и добронравие. – Де Вески на прощание поцеловал ее руку, и глаза его одобрительно сверкнули при виде изящной фигуры, затянутой в черную с золотом парчу.

– До свидания, лорд Юстас. Надеюсь, мы увидимся с вами снова на Рождество? – спросила она, пока гость застегивал свою плотную куртку на подкладке из овчины.

– Возможно; все будет зависеть от доброй воли вашего славного лорда. – С этими словами он удалился.

* * *

Неожиданный визит де Вески не только ознаменовал собой перелом в болезни Рейфа, но и вызвал резкую перемену в его настроении. Вместо того чтобы радоваться возвращению к жизни, он выглядел все более угрюмым и озабоченным. Большую часть времени барон теперь проводил со своими солдатами, обсуждая с ними способность замка выдержать осаду и приказав лучникам чаще стрелять по мишеням. Кроме того, он требовал от них большей меткости и удвоил время, посвященное воинским упражнениям. Рейф явно готовился к войне.

Несмотря на надвигавшуюся бурю, обитатели замка не забывали и о приготовлениях к предстоящим торжествам. Адель нравился аппетитный запах горячей выпечки, доносившийся с кухни, ей не терпелось попробовать пудинги с фруктовой начинкой и ароматные булки, которые заворачивались в пропитанную ромом ткань и затем хранились в бочонках в кладовой, не говоря уже о засахаренных фруктах, густо облепленных сладкими желтоватыми кристалликами. Дичь подвешивали к потолку в погребе, чтобы выдержать ее к рождественским праздникам, которые длились целых двенадцать дней. Адель находила все это очень волнующим, но вместе с тем ей трудно было представить себе столь же грандиозные хлопоты в тот день, когда она станет леди Фордем. Леди Адель из замка Фордем – каким пышным казался ей этот титул! Однако в последнее время при мысли о свадьбе вместо радости ее охватывала печаль. Она надеялась, что Рейф по крайней мере иногда будет касаться в разговоре темы их брака, однако он ни разу о нем не упомянул. В первые дни после его выздоровления она была в таком восторге, что почти не задумывалась ни о чем другом, но теперь все обстояло иначе, и эта перемена объяснялась недавним визитом Юстаса де Вески. Все последние дни голова Рейфа была занята одним-единственным вопросом: как защитить замок. Хотя здоровье его окрепло достаточно, чтобы ездить верхом, они так и не совершили обещанную им прогулку по окрестностям.

Однажды утром Рейф ускакал в соседнее поместье, невзирая на пронизывающий ветер и угрозу снегопада, полностью пренебрегая настойчивыми советами Адель подумать о своем здоровье. Уже одно то, что они больше не строили планов на будущее, являлось для нее разочарованием, однако у них не было и настоящего. Правда, Рейф по-прежнему обнимал и целовал ее при встрече, но теперь эти знаки внимания отличались обычно несвойственной ему сдержанностью. Кроме того, они не предавались любви с самого Сент-Эдмундсбери. Пока де Монфор был болен, она и не ждала от него никаких проявлений чувств, но теперь-то он поправился! У него находилось достаточно сил, чтобы обучать солдат, разъезжать верхом по всей округе, – словом, для чего угодно, кроме нее, и Адель уже не могла успокаивать себя, как вначале, разного рода отговорками. Иногда она чувствовала себя настолько заброшенной, что даже задавалась вопросом, не разлюбил ли он ее. Всякий раз, когда эта ужасная мысль приходила ей в голову, сердце Адель учащенно билось, а ладони покрывались липким потом. Прежде их любовь была такой страстной, что Рейф уже успел стать частью ее существа!

Адель подняла воротник плаща, чтобы защититься от пронизывающего ветра, – здесь, в Фордеме, зимы были более суровыми, чем в Эстерволде, главным образом из-за холодных северных ветров, дувших с Шотландских гор; они беспрепятственно носились над пустынной вересковой равниной, превращая все живое на своем пути в лед.

В тот день Адель вышла за ворота замка одна, решив, что ей нужно немного прогуляться и поразмыслить. Это было на нее не похоже, и Вэл явно удивился, когда хозяйка приказала ему остаться дома. Всякий раз, когда она ехала верхом на Лунном Свете, а рядом с ней был ее верный пес, ей казалось, что жизнь снова вернулась в прежнее счастливое русло, но, сколько бы она ни делала вид, будто все в порядке, это, безусловно, было не так! Боль от открытого пренебрежения со стороны Рейфа становилась все острее с каждым днем. Ей необходимо было найти нужные слова для разговора с ним, потому что молчать она больше не могла.

Адель уже собиралась вернуться, когда очередной порыв ветра донес до нее стук конских копыт. Поднявшись на вершину ближайшего холма, она заметила внизу наездника. Рейф! Адель узнала бы его огромного гнедого жеребца среди тысяч других. Однако на этот раз ей не хотелось встречаться с ним наедине, так как она еще не решила, что ему сказать. Поэтому, вместо того чтобы, как в прежние времена, броситься ему навстречу, она замедлила шаг.

Рейф между тем осадил коня рядом с небольшой рощицей из приземистых деревьев, росших вдоль дороги. Здесь его уже ждали: из-за деревьев сразу появился некто, завернутый в плащ. Судя по виду, то была женщина, и Адель немедленно задалась вопросом, кто она и как тут оказалась. Барон сидел неподвижно в седле, глядя на женщину сверху вниз, однако Адель не могла расслышать их беседы и даже не знала, говорили они между собой или нет. Затем он спешился и сделал шаг в сторону незнакомки.

Послышался звонкий серебристый смех, и Адель сразу же узнала этот звук. Когда женщина откинула капюшон плаща, густые темные локоны упали ей на плечи: Сэди Галлет подняла свою изящную руку, коснувшись ею плеча Рейфа.

Смешанная волна ревности и досады охватила Адель. Теперь ей стал ясен ответ на все мучившие ее вопросы. Мисс Галлет снова вернулась в жизнь Рейфа де Монфора. Вот почему он избегал близости с ней и не строил планов на будущее! Тревожное предчувствие, которое Адель испытала при первой встрече с очаровательной Сэди, было предостережением, которым она пренебрегла.

Адель возвращалась обратно, то и дело спотыкаясь и ничего не видя перед собой из-за застилавших глаза слез. У нее не хватило духа остаться и наблюдать за ними, однако ее живое воображение без труда могло дорисовать картину.

Как давно Рейф встречается с Сэди? Все его недавние поездки по округе, когда она по глупости своей радовалась тому, что он чувствует себя достаточно хорошо, скорее всего были тайными свиданиями с дочерью ведьмы. Оказывается, поразительная выносливость Рейфа объяснялась совсем иными причинами, чем она предполагала.

Все время полдника Адель сидела за столом молча, ожидая удобного случая, чтобы переговорить с Рейфом наедине. Барон уже вернулся и теперь обсуждал вопрос о мобилизации крестьян из близлежащих деревень с арендатором по имени Беннет, чья ферма располагалась в том месте, где окружавший Фордем ров переходил в реку. Они долго беседовали между собой о тех соседях, чью собственность конфисковали по приказу короля, однако Адель могла думать только о связи между Рейфом и Сэди Галлет.

Разговор мужчин тянулся без конца, и Адель в конце концов потеряла терпение. Беннет, говоривший в нос, имел неприятную привычку то и дело прочищать горло. Все это раздражало ее сверх меры. Когда она, извинившись, поднялась из-за стола, Рейф искоса взглянул в ее сторону, однако даже не спросил, куда она собралась.

Для Адель это послужило лишним доказательством его охлаждения. Вся в слезах, она едва сумела подняться по лестнице в свою комнату. Этим утром, когда стала ясна подлинная причина перемены Рейфа по отношению к ней, уютная, озаренная светом камина комнатка, которую она прежде находила такой прелестной, сделалась ей противна. Если бы он действительно любил ее, то никогда бы не отпустил так далеко от себя. Все эти красочные гобелены, зеленый бархатный балдахин и толстые пледы из овчины возле камина выглядели в ее глазах насмешкой, олицетворяя собой безопасную гавань, которой в действительности не существовало.

Адель натянула ботинки и схватила с кресла плащ. Она решила прогуляться в надежде, что холодный декабрьский ветер немного освежит ее голову; в последнее время она слишком редко прислушивалась к голосу рассудка в том, что касалось Рейфа де Монфора.

Девушка и на этот раз не стала брать с собой Вэла, хотя тот радостно подскочил к ней, едва увидев, что она надела плащ. Бедняжка! Ее отказ явился для него настоящим ударом: большая черная голова пса уныло поникла, и он поджал хвост.

– В другой раз, дорогой, – пообещала Адель, ласково потрепав Вэла по загривку, и вывела из конюшни Лунного Света. Юноша, седлавший коня, предупредил хозяйку о том, что скоро начнется снегопад, однако она в ответ высокомерно заявила, что ее это не пугает.

Адель проехала через два подъемных моста, прислушиваясь к стуку копыт о деревянные доски. Как только внутренний двор замка остался позади, она выбрала тропинку, сбегавшую вниз по холму к вересковой пустоши. Местность здесь поневоле располагала к уединению: пока Адель мчалась вперед навстречу яростному ветру, ей не встретилось ни одной живой души. Хмурые, холодные, неприветливые – такими представали перед ней тянувшиеся на многие мили холмистые равнины Фордема. Она знала, что если свернет на северо-восток, то вскоре окажется во владениях Юстаса де Вески, поэтому предпочла сменить направление – ее не слишком привлекала мысль о встрече с этим суровым дворянином из Нортумберленда. Где-то к югу от нее находились земли Джералда Монсореля, а еще дальше – Саммерхей и Хью д’Авранш. Впрочем, не исключено, что теперь Саммерхей принадлежал какому-нибудь другому любимчику короля Иоанна.

Ветер осушил ее слезы, размазывая их по холодным щекам. Здесь, за воротами замка, Адель чувствовала себя свободной как птица, однако очень скоро она убедилась, как мало приятного в такой свободе. Ей хотелось принадлежать Рейфу; теперь она могла себе в этом признаться, но было уже слишком поздно. Какая горькая ирония судьбы: после того как Адель привезла его сюда и даже подвергла опасности свою бессмертную душу, обратившись за советом к ведьме, ее лишила всего женщина, сердце которой было столь же черным, как и магия, которой она занималась, – женщина, которую Адель сама пригласила в замок. Увы, ей нечего было противопоставить чарам и любовным напиткам Сэди Галлет, способным опутать мужчину без его ведома.

Внезапно Адель, несшаяся галопом через открытое поле, услышала за спиной стук копыт. Обернувшись, она с ужасом увидела позади себя всадника верхом на огромном гнедом жеребце. Рейф! Он догонял ее!

Пришпорив Лунного Света, Адель, чтобы скрыться от него, свернула на узкую тропинку, которая вела вниз по крутому склону. Ей не хотелось сейчас говорить с Рейфом, поскольку она наверняка выкрикнула бы ему в лицо всю боль и досаду от его измены и не смогла бы сдержать слез.

Расстояние между ней и гнедым быстро сокращалось. Проклятие! Неужели у этого зверюги вместо копыт молнии? Бедный Лунный Свет во весь опор мчался вперед по окаймленной папоротником тропинке мимо булыжников и чахлых низкорослых деревьев, едва возвышавшихся над зарослями можжевельника.

– Черт побери, Адель, придержи коня, пока не сломала шею! – услышала она яростный крик Рейфа. Ветер уносил его слова вдаль, делая их едва различимыми.

Адель… Ее имя эхом донеслось до нее сквозь рев ветра, однако она осталась глухой к его предостережениям. За год, прошедший со времени их первой встречи, ей пришлось испытать столько горя, что больше терпеть она уже не могла, желая лишь поскорее уехать отсюда, уехать подальше от этого человека и от смятения, которое он вызвал в ее душе.

Задолго до того, как они достигли развилки, Лунный Свет начал сдавать. Адель выбрала дорогу поровнее, думая, что так будет легче для ее коня, однако она понятия не имела о том, что ожидало ее впереди, и даже не знала, в каком направлении едет. Едва ли это мог быть север, поскольку ветер дул ей в спину. Прямо перед ней лежал небольшой участок леса, по которому были в беспорядке разбросаны крупные валуны. Внезапно ветер переменил направление, и теперь его ледяные порывы били ей в лицо. На веках у нее выступили капельки влаги, вынуждая ее прищуриться.

– Стой!

Адель вскрикнула от неожиданности, услышав голос Рейфа прямо за своей спиной. Спустя мгновение он схватил поводья ее коня. Лунный Свет, громко фыркая, вынужден был сбавить скорость, поравнявшись с норовистым гнедым; вскоре он уже бежал рядом с ним трусцой, послушный, словно комнатная собачонка. Адель в ярости прикрикнула на жеребца, но не тут-то было – Лунный Свет упорно отказывался двигаться быстрее.

– Отпусти меня! – крикнула она, когда Рейф схватил ее за рукав.

– Сперва объясни мне, какого черта ты здесь делаешь! – прокричал он в ответ.

Адель с трудом высвободилась и соскользнула с седла. Напрасный труд. Рейф тоже спешился, не давая ей уйти.

– Отвечай!

– Просто я решила прогуляться верхом, вот и все.

– И куда же вы собрались, миледи?

– А разве мои намерения имеют значение?

– В этом графстве – да. Посмотри на небо. Того и гляди начнется метель.

– Небольшой снегопад мне не помешает.

– В наших краях снегопады обычно небольшими не бывают. – Рейф повернул ее к себе, чтобы защитить от ветра. – Что с тобой, Адель? Похоже, ты совсем потеряла голову…

– Вполне возможно.

Он озадаченно уставился на нее:

– Ради всего святого, объясни, что я сделал не так? Не сомневаюсь, что в этом есть и моя вина тоже.

– Поразительная проницательность!

Пошел снег, и Рейф надвинул на голову Адель капюшон. Однако она с вызовом во взгляде откинула его, позволив спутанной гриве ярко-рыжих волос упасть ей на плечи.

– Я знаю, что в последнее время уделял тебе слишком мало внимания, но, дорогая, ты тоже должна меня понять. За время моего отсутствия в Фордеме накопилось столько неотложных дел, не говоря уже о надвигающейся войне…

– Перестань извиняться передо мной за вещи, которые для меня и так очевидны! – чуть не плача, воскликнула Адель. Ее пылкое воображение уже дорисовало грязную сцену, начало которой ей пришлось наблюдать собственными глазами, и теперь она не могла думать ни о чем, кроме его вероломства. – Лучше вспомни то, что было сегодня утром, и тогда тебе все станет ясно. – На глазах Адель против ее воли выступили слезы, но были ли то слезы гнева или боли – кто знает?

– Сегодня утром? Да, я действительно оставил тебя одну, но у меня сейчас нет выбора. Де Вески ждет от меня ясного ответа, и, Бог свидетель, когда люди короля появятся у стен Фордема, они потребуют от меня того же. Я должен знать, на чьей стороне мои соседи…

– На чьей стороне? – вскричала Адель ухватившись за его последние слова. – О да, вы, мужчины, вольны гулять на стороне. Ты думаешь, меня заботят твои соседи и их приготовления к войне? Я просто хочу знать, как у тебя хватает совести встречаться с той женщиной и в то же время делать вид, будто любишь меня. Ты даже говорил мне о том, что попросил у короля разрешения на наш брак. Ложь! А я-то по глупости верила тебе… до тех пор, пока этим утром не застала тебя с нею. И сколько еще у вас с ней было свиданий? Сколько ночей вы провели вместе после того, как ты выставил меня из своей спальни?

Ее обвинения и гневный тон, которым они были брошены, совершенно ошеломили Рейфа. Он побледнел, после чего его лицо сделалось твердым как гранит:

– Вы спите в отдельной комнате, миледи, потому что мы с вами еще не женаты.

– Этого никогда не случится, пока ты делишь ложе с Сэди Галлет.

Справедливо или нет, но она высказала вслух то, что думала. Адель пыталась смахнуть с глаз слезы ярости, но не могла, так как Рейф крепко держал ее за руки. Всхлипнув, она подняла на него сердитый взгляд. Выражение его лица оставалось строгим и непреклонным, без малейшего проблеска смущения.

Ветер немного ослаб, и теперь вокруг них в угасающем сером свете дня кружилось в хороводе множество снежинок.

– Ты подумала, будто мы… О Господи, Адель, неужели ты так мало мне доверяешь?

– Сэди Галлет сама сказала мне о том, что когда-то мечтала стать твоей женой.

– И когда же вы с ней успели встретиться? Ах да, она, должно быть, пришла в ту ночь вместе со старой ведьмой. Я прав?

– Да. Почему ты никогда не рассказывал мне о ней?

– Потому, что тут не о чем рассказывать.

– Только не надо принимать меня за дурочку! Такая красавица сходит с ума по тебе, а ты хочешь меня уверить, будто тут не о чем говорить?

Рейф встряхнул ее за плечи с такой силой, что хлопья снега с волос упали ей на лицо.

– Послушай меня, Адель. Я никогда ее не любил. Понимаешь? Я не любил и не люблю Сэди Галлет. И что бы ты там ни думала, я не сплю с нею.

– Но вы были близки.

– Когда такая красивая девушка, как она, предлагает себя мужчине, не требуя от него при этом никаких обязательств, только глупец может ее отвергнуть. О любви тут не было и речи. Кроме того, с тех пор прошло уже много лет. Если взглянуть на дело с другой стороны, именно по этой причине ее мать выставили из замка.

– Что ты имеешь в виду? – Адель слизнула с губ талый снег.

– Я спас миссис Галлет от толпы деревенских парней, которые собирались утопить ее в пруду, так как надеялся, что ее познания могут пригодиться при лечении моих людей. Какое-то время мои ожидания оправдывались. Но затем Сэди принялась пичкать меня любовными напитками и тайком срезать волосы, чтобы прилепить их на восковую куклу. Она даже пыталась уговорить свою мать прибегнуть к ворожбе и заставить меня жениться на ней.

– И поэтому ты ее прогнал?

– Отец Пол убедил моих людей в том, что, если ведьма останется в замке, они все попадут в ад. Этим утром Сэди Галлет пришла, чтобы осведомиться о моем здоровье. Кроме того, она хотела знать, здесь ли ты или уже уехала. Это все. Если бы ты шпионила за нами подольше, то сама бы это поняла.

– Я ни за кем не шпионила!

– А как еще это можно назвать?

Они сердито смотрели друг на друга сквозь разделявшую их тонкую пелену снега. Чудь поодаль кони мотали головами, стряхивая снег с ушей; их упряжь тихо позвякивала в наступившей тревожной тишине. Казалось, сама природа ожидала исхода ссоры.

– И что же ты ей ответил? – осведомилась Адель, снова слизывая влагу с губ.

– Что ты останешься в Фордеме до тех пор, пока я жив.

Его слова донеслись до нее как будто издалека, и Адель с трудом перевела дух. Ей так хотелось ему верить! Неужели она и впрямь сделала слишком поспешные выводы из одной случайной встречи? Все ведь и в самом деле могло произойти так, как только что описал Рейф. До сих пор он еще ни разу не давал ей повода сомневаться в своей искренности.

Снег пристал к краям капюшона Рейфа, лежал рыхлыми хлопьями на его широких плечах. Позади них дыхание паром вырывалось из ноздрей животных. В конце концов, не исключено, что она ревновала зря, подумала Адель. Этот человек выехал из замка, несмотря на метель, чтобы найти ее. Всего каких-нибудь полмесяца назад она молила Бога не забирать жизнь Рейфа, и ее просьба не осталась без ответа. И вот теперь она готова была обвинить возлюбленного в измене только потому, что случайно застала его с Сэди Галлет.

Гнев, от которого еще недавно кровь закипала в ее жилах, теперь окончательно остыл. Адель подняла голову и взглянула на Рейфа, едва различая в полумраке чеканные черты. Глаза его показались ей такими же темными, как и припорошенные снегом волосы. Когда он снова надел ей на голову капюшон, Адель не стала его снимать.

Рейф положил ладони ей на спину, удерживая в плену ее руки; в его жесте чувствовалась любовь. Когда он прижал Адель к себе, прилив волнения потряс все ее тело и она приникла к крепкому теплому плечу, находя утешение в его объятиях.

– Поедем домой, дорогая. Отныне больше никакой ревности, никаких сомнений. Обещаешь? – прошептал он над самым ее ухом. Его теплое дыхание приятно обдувало ее замерзшие щеки.

Терзаясь угрызениями совести за свою недавнюю выходку, Адель спрятала лицо у него на груди и чуть слышно прошептала:

– Обещаю.

– Я обязан тебе жизнью и потому люблю тебя больше, чем когда-либо прежде.

Его простые, искренние слова глубоко тронули Адель, и она еще теснее прижалась к нему.

– Ты же знаешь, что я готова сделать для тебя то же самое еще хоть тысячу раз.

Рейф завернул Адель в свой плащ, чтобы она могла немного отогреть закоченевшие руки. Сейчас, когда он держал ее в своих объятиях, она чувствовала себя настолько любимой и защищенной, что охотно осталась бы стоять так целую вечность.

– Не пора ли нам ехать домой, пока нас не засыпало снегом? – шепнул ей на ухо Рейф.

Адель улыбнулась. То, что его любовь к ней осталась прежней, явилось для нее таким облегчением, что она почти забыла о растущих на глазах сугробах.

– Надеюсь, мы сможем найти дорогу обратно? – спросила она не без тревоги, окинув взглядом ставший белым пейзаж.

– Если мы будем долго отсутствовать, на наши поиски вышлют отряд из замка и он встретит нас на половине пути.

Они ехали бок о бок по пустынной равнине, опустив головы, чтобы снег не попадал в глаза. Яростный рев ветра перешел в тихий стон, его порывы сметали снег с кустов чахлого терновника, росшего вдоль дороги. Добравшись до вершины ближайшего холма, они неожиданно заметили на фоне белых сугробов черные точки, в которых при ближайшем рассмотрении распознали шестерых всадников. Рейф окликнул своих солдат, и они ответили ему приветственными возгласами, довольные, что нашли наконец хозяина и его спутницу.

Наступили сумерки, когда они въехали в замок по подъемному мосту. Теперь снег валил крупными хлопьями, скрывая тропинки и межевые знаки, превращая все кругом в один бескрайний белый океан. От радости Адель так ослабела, что едва держалась в седле. Теперь-то она понимала, какой опасности подвергалась, находясь в одиночестве посреди вересковой пустоши.

Тусклый свет, отражавшийся от поверхности снега, бросал дрожащие тени на каменную кладку башни, когда всадники спешивались во внутреннем дворе.

– Благодарю вас за то, что помогли нам, – произнесла Адель, обращаясь к солдатам, которые, едва встав на твердую землю, принялись энергично отряхиваться. – Я никогда больше не рискну пускаться в путь в такую погоду.

Рейф с ухмылкой взглянул на нее, и она робко улыбнулась ему в ответ.

– Мне очень жаль, что из-за меня случился весь этот переполох. По правде говоря, я никак не ожидала столь сильного снегопада.

– Извинения приняты, леди. А теперь обещай мне никогда больше этого не делать.

– Только если ты пообещаешь мне никогда больше не встречаться с красивыми женщинами посреди вересковых пустошей.

Он обнял Адель и поцеловал.

– В таком случае, любимая, я не смогу встречаться с тобой, поскольку ты самая красивая женщина из всех, кого я знаю.

– О Рейф! – прошептала она, упиваясь сладостью его поцелуя. – Никогда не оставляй меня одну. Я этого не перенесу.

– Даю тебе слово.

Еще несколько минут они стояли так в объятиях друг друга, после чего вместе проследовали в замок, где их встретил восхитительный аромат, доносившийся из кухонных помещений. Здесь, внутри прочных стен, было тепло и светло. Хихикающие служанки помогали солдатам развесить по краям огромного зала гирлянды из вечнозеленых растений – шла подготовка к рождественским праздникам. Всюду, куда бы они ни пошли, их встречали улыбающиеся лица людей Рейфа, приветствовавших возвращение домой своего господина. Впрочем, судя по косым взглядам, которые они изредка бросали в ее сторону, Адель не без досады поняла, что немногие поверили рассказу о метели, заставшей госпожу врасплох.

К счастью, все в замке знали о том, какую роль она сыграла в выздоровлении их хозяина. Некоторые из деревенских жителей даже приносили к ней своих больных детей в надежде на то, что она сумеет вылечить малышей. Адель была глубоко тронута их верой и молила Пресвятую Деву помочь ей в ее усилиях. Она уже решила, что, как только станет в Фордеме полноправной хозяйкой, первым делом прикажет привести в порядок лазарет. Правда, ее собственные познания по части целительства были весьма ограниченными, но она многое надеялась перенять от других, а миссис Галлет могла научить ее смешивать различные мази и настойки. Правда, тогда ей придется ходить по тонкой грани и не связываться с черной магией, не то местный священник объявит ее ведьмой.

Так или иначе, что бы ни готовило ей будущее, Адель мысленно поклялась себе, что никогда больше не позволит ревности встать между ней и Рейфом.

Глава 15

Адель переодевалась к праздничному пиру, негромко напевая веселую рождественскую мелодию. То, что случилось днем на заснеженной равнине, окончательно развеяло все ее сомнения. Она вела себя как неразумное дитя. Вряд ли стоило ожидать, что внимание Рейфа будет безраздельно принадлежать ей одной – для этого у него было слишком много других обязанностей. Адель невольно улыбнулась при мысли о собственной глупости.

За время их отсутствия замок наполнили нежданные гости – путешественники, искавшие себе укрытия на время бури. Все эти люди намеревались остаться в Фордеме до тех пор, пока дороги не очистятся от снега. Въехав во внутренний двор, Адель заметила незнакомых лошадей, однако из-за темноты не смогла различить гербы на чепраках. Она понятия не имела, кто присоединится к ним за праздничным ужином. Впрочем, горничная, которая принесла воду для умывания, уже сообщила ей о том, что среди вновь прибывших были менестрели и актеры, готовые развлекать их в обмен на еду и кров.

Марджери заставила Адель сидеть не двигаясь перед камином, пока она, расчесав ее волосы и заплетя их, украшала косу золотистыми лентами и нитками жемчуга. Этим вечером Адель собиралась надеть золотой обруч, подаренный ей Рейфом взамен того, который присвоил себе Лоркин Йейтс. На мгновение Адель задалась вопросом, откуда у Рейфа взялась столь роскошная принадлежность женского туалета, но тут же укорила себя за глупость. Сейчас для нее уже не имело значения, как и когда этот обруч попал к нему: он преподнес его в знак своей любви, а все остальное для нее не важно.

Немного поразмыслив, Адель остановила выбор на великолепной тунике цвета слоновой кости, решив набросить ее поверх платья из оранжевого бархата. Мягкая и теплая туника казалась почти невесомой, однако была достаточно плотной, чтобы защитить ее от сквозняков, проникавших в башню сквозь узкие бойницы и полые дымоходы каминов. На ноги Адель надела бархатные туфли под цвет платья – их меховая подкладка приятно согревала ее затянутые в чулки лодыжки.

Когда Марджери закончила, Адель вихрем закружилась по комнате, воображая, будто танцует с де Монфором. Возможно, сегодня и впрямь будут танцы, поскольку в замке находились менестрели; но, даже оставив в стороне развлечения, она знала, что запомнит это Рождество на всю жизнь. Стоило ей закрыть глаза и представить себе улыбку на лице Рейфа, прикосновение его рук, как сердце в ее груди начинало биться чаще. В этот вечер она и впрямь могла сказать – по контрасту с ее недавним подавленным настроением, – что она чувствует себя беззаботной, как ребенок.

Адель поспешила вниз в сопровождении Марджери, которая выглядела прямо-таки красавицей в платье из ярко-зеленой шерсти – рождественском подарке Рейфа. Ни один человек в замке не оказался обделенным щедротами своего господина – начиная от новой желтовато-коричневой туники Адрика и меча Симма с рукояткой, усыпанной драгоценными камнями, и кончая самыми последними служанками с кухни – им вручили по ленте для волос. Даже животные не были забыты: Вэл теперь щеголял в ошейнике из красной кожи с позолотой, а огромные гончие псы Рейфа лежали, развалясь, перед камином в одинаковых медных ошейниках. Адель с улыбкой подумала о том, каким заботливым человеком оказался ее возлюбленный. Даже кислое выражение лица Артура, получившего задание распределить подарки между слугами, не могло испортить впечатления от торжества.

Адель царственной походкой вошла в ярко освещенный зал и остановилась на пороге, не в силах сдержать восторга при виде красочной картины, открывшейся ее взору. Отовсюду свисали гирлянды вечнозеленых растений, дверной проем и камин увенчивали терпко пахнущие ветви пихты и остролиста; на каждом столе рядом со свечами стояли перевитые лентами ветви тиса. Венками из остролиста с алыми ягодами были украшены серые каменные стены, а еще один куст остролиста, весь в пестрых лентах и серебряных колокольчиках, зеленел на стропилах. Обычно суровая обстановка зала преобразилась как по волшебству.

Окинув восхищенным взглядом столы, Адель заметила множество весело пирующих незнакомцев, лица которых были озарены пламенем свечей. Каждый раз, когда массивная дверь открывалась, канделябры на стенах вспыхивали ярким светом, испуская клубы дыма и роняя вниз капли воска. Холодный ветер пригибал пламя свечей и шевелил рождественский куст, заставляя его вращаться над головами собравшихся. Снаружи по недавно выпавшему снегу ползли пурпурные и голубые тени, и этот холодный пейзаж еще больше подчеркивал тепло и веселье, царившие в замке.

Рейф, стоявший по другую сторону зала, видел, как Адель замерла на месте, любуясь праздничным убранством. Он знал, что Эстерволд был довольно бедным поместьем и его обитатели не могли позволить себе так богато украсить свой замок на Рождество, поэтому распорядился сделать зрелище еще более пышным, чем обычно. Теперь он сам с трудом узнавал свой огромный, похожий на пещеру зал.

Появившаяся в дверях Адель напомнила ему ангела, сошедшего на землю, и руки Рейфа до боли сжались в кулаки от желания обнять ее и защитить от враждебного мира. Он приложил все усилия, чтобы сделать это Рождество самым памятным в ее жизни… и вот теперь один-единственный клочок пергамента грозил свести все его старания на нет.

Рейф поднес руку к груди и нащупал сложенный листок, спрятанный под алой туникой. Ему еще предстояло решить, что с ним делать.

Сойдя с возвышения, Рейф направился ко входу в зал. Помня о присутствии гостей, среди которых, как ему было известно, находились шпионы короля, он ограничился тем, что слегка обнял Адель и по-дружески поцеловал ее в щеку; однако она была настолько очарована праздничной обстановкой, что даже не спросила его о причине столь сдержанного приветствия. Затем Рейф предложил Адель руку и повел ее к столу, который покрывала дорогая красная скатерть из камчатного полотна, украшенная гирляндами из лавра и остролиста.

– Как здесь красиво! – прошептала Адель ему на ухо. – Мне еще никогда не приходилось видеть такого богатого убранства. Рейф, дорогой, я знаю, ты хотел доставить мне удовольствие, и тебе это удалось. Я не забуду этого Рождества до конца своих дней.

Что правда, то правда, подумал он про себя, украдкой пожимая ей руку и через силу изображая радость, которой больше не чувствовал.

– Да, любимая, я хотел доставить тебе удовольствие, – отозвался он тихо, краешком глаза наблюдая за сидевшими поблизости гостями. «Будь осторожен», – напомнил он себе, радушно улыбаясь одному из них, косоглазому дворянину по имени д’Исиньи.

– Меня удивляет, что все это произрастает в твоих владениях, – заметила Адель, обнаружив среди гирлянд вечнозеленые растения, которых никогда не видела прежде.

– Фордем состоит отнюдь не только из вересковых пустошей, – пояснил Рейф, сделав знак слуге наполнить их кубки вином. – Когда-нибудь я сдержу свое давнее обещание и отправлюсь вместе с тобой на прогулку по окрестностям. Поверь, тебе предстоит увидеть еще много интересного…

Адель улыбнулась и притянула к себе его руку, до такой степени преисполненная счастьем, словно их утренней ссоры вообще не было. Она взглянула с надеждой на разношерстный люд, собравшийся за столами, быстро распознав среди них менестрелей по небольшим арфам, висевшим у них за спинами, и разноцветным туникам из красной, зеленой и желтой материи. В числе гостей был также священник, чья убогая, заляпанная грязью сутана выдавала в нем одного из путешественников, застигнутых метелью. Присмотревшись, Адель заметила за столами тяжеловооруженных воинов, монаха нищенствующего ордена и дородного купца, который только что осушил полную кружку эля.

Из гостей лишь двое дворян сидели рядом с ними за господским столом, и Адель была представлена им, как того требовали приличия. Хотя их дорожные одежды выглядели такими же мокрыми и грязными, как и у остальных, эти знатные господа считали ниже своего достоинства смешиваться с простолюдинами, которые, сидя внизу, обменивались солеными остротами. Присмотревшись к тунике дворянина, который был помоложе, Адель, к своему изумлению, обнаружила там вышитый королевский герб. В спешке она пыталась вспомнить его имя – может, это Обри Феррерс из графства Дерби? Когда она спросила Рейфа о том, какое положение занимает этот человек при дворе, тот только хмыкнул в ответ, и Адель предпочла воздержаться от дальнейших расспросов.

Неожиданно шум голосов смолк. Поднявшись с места, священник благословил всех собравшихся под гостеприимным кровом и пожелал им счастья в дни святого праздника. Как только благословение было произнесено, обстановка в зале заметно оживилась. Трое менестрелей выступили вперед и, поклонившись хозяину и хозяйке замка, запели рождественский гимн, простые слова которого должны были напомнить всем присутствующим о том, что это время года означало нечто гораздо большее, чем просто разукрашенные ветки остролиста и полные желудки.

Повар внес в зал первый поднос с сочным дымящимся мясом и торжественно обошел ряды пирующих. Артур, который выступал впереди процессии, остановился перед господским столом и поклонился, после чего трижды ударил о пол жезлом – в честь Троицы, а также для того, чтобы дать сигнал слугам с кухни подавать остальные блюда. Сразу же последовала бесконечная вереница чаш и подносов, которые с гордостью проносили по залу, прежде чем предложить хозяину замка и его гостям. Стол буквально ломился от яств. Наконец слуги принесли кабанью голову, на лоснящейся поверхности которой все еще пузырился и с треском лопался жир. Со стороны собравшихся раздались дружные аплодисменты, поскольку теперь их ужин стал настоящим рождественским пиром, и все тут же с жаром принялись за еду. Самой Адель никогда не нравился вид кабаньей головы, нафаршированной дикими яблоками со специями и обложенной на подносе зеленью, хотя она и знала, что это блюдо было неотъемлемой частью торжества.

Пока они ели, двое дворян за их столом вежливо расспрашивали о здоровье Адель и о том, какое место она занимает в замке, но ее ответы по большей части тонули в шуме, наполнившем собой просторное, похожее на пещеру помещение.

Жареные каплуны в бордовом винном соусе, огромная рыба с позолоченной чешуей, приправленные пряностями мясные и рыбные паштеты и начиненные олениной пироги с хрустящей корочкой – все это по очереди вносилось в зал, представляя собой такой богатый выбор, какого ей еще никогда не случалось видеть прежде. Адель делила поднос с Рейфом, который давал ей попробовать то одно, то другое блюдо, добавляя ложкой острые или сладкие соусы и наполняя вином ее кубок, однако с каждой минутой в душе у нее росло ощущение тревоги. Поначалу ей было трудно определить источник беспокойства, поскольку Рейф вполне дружелюбно беседовал с гостями, заботливо ухаживал за ней и подкладывал себе на тарелку еду с разных подносов, но со стороны почему-то казалось, что мыслями он далеко отсюда. Когда он аплодировал менестрелям или хвалил искусство повара, то делал это скорее по обязанности, чем от души.

В тот вечер Рейф выглядел особенно привлекательным в своей ярко-красной тунике и с золотой цепью на шее – с ног до головы хозяин замка, чья радушная улыбка приглашала всех разделить с ним торжество. Однако улыбались только его губы, взгляд же оставался мрачным и озабоченным. Адель знала его достаточно хорошо, чтобы распознать за видимой учтивостью настоящего Рейфа де Монфора. Неужели эти дворяне явились сюда, чтобы заручиться его обязательством встать на сторону короля? А может, они привезли с собой еще более тревожные вести?

Танцев не последовало, однако Адель и не возражала, поскольку ее праздничное настроение было омрачено скрытым напряжением, проступавшим за видимым благодушием Рейфа. Среди путешественников, нашедших приют в Фордеме, оказалось несколько бродячих акробатов, которые принялись кувыркаться посередине зала, развлекая собравшихся в благодарность за кров и еду. К несчастью, их искусство становилось все примитивнее с каждой выпитой кружкой эля и под конец превратилось в низкопробный фарс. Актеры снова и снова валились на пол под дружный хохот гостей, пока их не оттащили силой на кухню, чтобы они могли освежиться в бочонке с холодной водой.

Адель испытала огромное облегчение, когда оба дворянина, извинившись перед хозяевами, встали из-за стола. По их словам, им пришлось слишком много времени провести в пути, пока метель не вынудила их задержаться в Фордеме.

– Что случилось? – спросила Адель, взяв Рейфа за руку, едва их гости покинули зал.

– Любимая, я даже не знаю, с чего начать.

У Адель дыхание перехватило от страха.

– Это из-за тех двоих?

– Вовсе нет. Феррерс – всего лишь один из прихвостней короля. Он доставил мне послание от нашего государя по пути на север. Д’Исиньи – тот, который страдает косоглазием, – тоже находится здесь по королевскому поручению, но несколько иного рода. Как только мы с тобой сможем встать из-за стола, нам нужно будет подняться наверх и все обсудить; а пока улыбайся и делай вид, будто ты счастлива, – я не хочу, чтобы шпионы Иоанна что-нибудь заподозрили.

Адель так и делала до тех пор, пока у нее не разболелось лицо. Она даже заставила себя смеяться и аплодировать менестрелям. Наконец, выждав положенное время, хозяин извинился перед гостями и пожелал всем спокойной ночи.

Следуя вверх по лестнице за Рейфом, Адель снова невольно подумала о том, как красив он сегодня в своей красной, шитой золотом тунике. Его черные облегающие штаны и такого же цвета кожаные сапоги со шнуровкой, доходившие до колен, также имели золотую отделку. Когда она впервые взглянула на него, то была настолько заворожена его видом, что колени ее подгибались, а по телу пробежала дрожь. И вот теперь, вместо занятий тем, что должно было в ее глазах стать завершением этого чудесного вечера, им приходится искать выход из очередной переделки, в которую они попали не по своей вине!

В небольшой уютной комнате в камине потрескивал огонь, на столике стоял поднос с вином и пирожными. Войдя, Рейф закрыл дверь; несколько его самых доверенных людей встали на страже у лестницы. Прежде чем достать письмо, Рейф заглянул за занавески, дабы убедиться, что там не прячется шпион. Эти меры предосторожности только усилили беспокойство Адель. Рейф зажег от камина дополнительные свечи, чтобы ему легче было читать, после чего вынул из-за пазухи сложенный пергамент, который пролежал там весь вечер, напоминая ему своим хрустом о том, насколько зыбким было их счастье.

Адель взглянула сначала на письмо, лежавшее наверху. Оно оказалось коротким и было скреплено печатью, рядом с которой стояла отчетливая подпись.

– Первое из этих посланий – от короля – содержит требование выставить отряд вооруженных людей, готовых идти в бой, а также дать письменное подтверждение моей верности. Вот такой подарок к празднику я получил от д’Исиньи. Когда он покинет замок, то должен будет увезти с собой мой ответ. Таким образом, у меня есть в запасе время до тех пор, пока не растает снег.

– Но ты ведь знал заранее, что король окажет на тебя давление, чтобы привлечь на свою сторону, – напомнила Адель; она понимала, что одно это обстоятельство не могло стать причиной подавленного настроения хозяина замка.

– Верно, – Рейф вздохнул и, поднявшись с места, подошел к камину. – Очевидно, не меньше дюжины таких писем были разосланы по всей стране до самых границ Шотландии. Просто я не ожидал, что один из сторожевых псов Иоанна будет сидеть за моим столом и ждать, пока я поставлю под ответом свою подпись. Впрочем, это не важно. Ты права: я не особенно удивлен этим требованием. Второе письмо пришло из Эстерволда.

Глаза Адель на миг вспыхнули; она выпрямилась на мягких подушках дивана.

– Неужели от Бохана?

– Да. У него есть для меня еще кое-какие вести, а именно что твой старый друг – тот самый рыцарь, который помогал тебе управлять поместьем, – недавно упокоился с миром.

Адель чуть слышно ахнула, глаза ее наполнились слезами.

– Бедный сэр Джордж! – прошептала она. – Но ведь в письме говорится не только об этом, верно?

– Нет, к несчастью, это только начало, – угрюмо ответил Рейф. – Король принял решение отослать Бохана обратно в его замок… – Он перехватил руку Адель, когда та попыталась вскочить с места. – Нет, любимая, не радуйся прежде времени. По-видимому, твой бывший сосед, Козентайн, сумел до такой степени выслужиться перед королем, что тот отдал ему Эстерволд.

– Что? – Адель была потрясена. – Неужели Козентайн стал новым кастеляном?

– Нет. Эстерволд теперь принадлежит ему. Король передал этому человеку поместье во владение вместе со всеми прилегающими к нему земельными угодьями.

– Не может быть! Предатель! Ему не удалось выдать самозванца за моего брата, и тогда он… Я просто ушам своим не верю! И потом – разве король имеет право отдавать мои владения кому бы то ни было?

Рейф кивнул:

– При желании он может забрать поместье у кого угодно, в том числе и у меня. Формально вся земля в стране принадлежит королю, а его бароны владеют ею лишь на временных основаниях, до тех пор пока пользуются благосклонностью своего сюзерена. Он имеет право конфисковывать землю – и делал это не один раз. Кроме того, ты до сих пор считаешься его подопечной… что вынуждает меня перейти к третьему письму.

– Так есть еще и третье!

Адель подняла на него глаза, сердце ее тревожно забилось. Едва ли она могла услышать от кого-либо более печальные новости. Тем не менее внутренний голос подсказывал ей, что самое худшее ждет ее впереди, и она уже почти догадывалась, о чем говорилось в этом третьем письме.

Рейф между тем развернул исписанный аккуратным мелким почерком лист пергамента и начал читать:

– «Поскольку до нашего сведения дошло, что вы пренебрегли нашей волей касательно нашей подопечной, леди Адель Сен-Клер, отныне вы освобождены от обязанности надзирать за нею…»

Лишь потрескивание огня в камине нарушало тишину. Они молча смотрели друг на друга. Затем Рейф снова принялся читать, и каждое его слово прожигало ей сердце, подобно расплавленному свинцу. Королевское послание оказалось настолько долгим и нудным, что Адель перестала к нему прислушиваться, пока Рейф не дошел до последнего абзаца:

– «Лорд Феррерс возьмет на себя заботу о нашей подопечной до тех пор, пока она не прибудет в Йорк, в дом нашего дорогого друга, Торнтона ле Уайлда, за которого ей предстоит выйти замуж…»

У Адель перехватило дыхание, едва до нее дошел смысл прочитанного Рейфом. Король обручил ее с другим!

– Но… разве ты не просил у него разрешения… на наш брак? – запинаясь, выговорила она; по щекам ее струились слезы.

– Да, я обращался к нему с такой просьбой, и не раз, однако Иоанн с присущей ему беспечностью не только не удостоил меня ответом, но и устроил твою помолвку с еще одним своим любимчиком…

– Торнтон ле Уайлд, – повторила Адель. – Кто этот человек? Ты его знаешь?

– Да. Свинопас, выбившийся в люди… Боже правый, нам нужно что-то предпринять, и немедленно. – Потирая лоб рукой, де Монфор устремил взгляд на пламя в камине. – У меня даже нет способа воспрепятствовать отъезду Феррерса – разве что посадить мерзавца под замок. Зато я могу помешать ему взять тебя с собой.

– Как?

– Пока еще не знаю… Любимая, мне так жаль! Я не ожидал, что все так обернется.

Адель, подойдя к нему, приникла к его сильной груди, словно надеялась излить ему свое горе. Это Рождество сулило им столько радости! Судьба подарила Рейфу чудесное выздоровление; все недоразумения между ними благополучно разрешились, и Адель надеялась оживить огонь страсти, который когда-то пылал так ярко.

Рейф долго держал ее в объятиях, прижавшись лицом к шелковистым волосам. Богатое рождественское убранство вдруг утратило в его глазах всякую ценность. Обильный пир, пышно разукрашенный зал – все это предназначалось для того, чтобы сделать Адель счастливой, но он даже не предполагал, каким коротким будет это счастье. Неприязнь Рейфа к королю возросла настолько, что он едва мог примириться с мыслью о служении ему, несмотря на то что был связан вассальной клятвой. Похвала, которой удостоил его Иоанн за проявленное благоразумие, особенно уязвила Рейфа. Едва ли король полагал, что он по глупости способен попасться на подобную наживку. Вне всякого сомнения, хитрецу уже было известно о том, что де Монфор отказался подчиниться его приказу, – иначе зачем еще ему понадобилось засылать своих шпионов в Фордем? У Рейфа возникло сильное искушение перерезать горло Феррерсу за то, что тот доставил в замок послания, причинившие ему и Адель столько горя; он всерьез подумывал отделаться от Феррерса и затем сделать вид, будто не получал никаких писем. Без сомнения, окажись перед тем же самым выбором де Вески, он бы так и поступил; однако Рейф всегда предпочитал действовать в рамках закона.

Всхлипывания Адель постепенно затихли. Еще некоторое время плечи ее беззвучно тряслись, но затем она, совершенно обессиленная, припала к его груди, спрятав лицо в складках туники. Как бы ей хотелось оказаться отрезанной от окружающего мира, остаться с ним навсегда за надежными стенами спальни, подальше от короля с его фаворитами и нелепыми законами, которые легко принимались и еще легче нарушались! Ничто не мешало им поднять мост через ров, сделав Фордем неприступным для врагов, и даже выдержать в нем осаду, однако Адель знала, что рано или поздно король сумеет настоять на своем.

Наконец она подняла к нему залитое слезами лицо:

– Не мог бы ты просто сделать вид, что не получал этого послания?

– Такая мысль приходила мне в голову, однако для этого придется убить Феррерса или по крайней мере задержать его здесь. Король уже знает о том, что я сам хочу на тебе жениться; ему также известно о нарушении его приказа, и, если бы д’Авранш не оказался в опале, он бы заставил меня заплатить за мой поступок по самому большому счету. Пока же он просто играет со мной в кошки-мышки, ожидая, каким будет мой следующий шаг.

Адель с тоской слушала его объяснения. Если Рейф посмеет преступить королевский приказ, Иоанн может лишить его всех титулов и владений, а этого она ни за что не допустит, даже если ей придется в конце концов выйти замуж за ле Уайлда.

– Ты действительно уверен, что король уже все знает?

– Безусловно. Если бы я не просил у него твоей руки, мы еще могли бы тешить себя сомнениями, но теперь ему точно известно, где тебя искать. Слава Богу, мы с тобой спим в разных комнатах, так что по крайней мере в глазах его шпиона наши отношения выглядят вполне невинно.

– Да, но мне-то от этого не легче! – Адель резко отстранилась. До сих пор Рейфу неизменно удавалось найти выход из любого положения, даже самого сложного или опасного, однако теперь она с ужасом спрашивала себя, не будет ли этот единственный случай исключением. Она спросила чуть слышно: – Неужели мне придется ехать в Йорк и стать женой ле Уайлда?

– Никогда! – Рейф отшвырнул письмо в сторону. – Давай разберемся во всем по порядку. Феррерс получил приказ доставить тебя в Йорк. Сам он не читал этого письма, поскольку королевская печать на нем осталась нетронутой. Кроме того, маловероятно, чтобы Иоанн ему доверился. Не исключено, что Феррерс даже не знает о том, что я хочу на тебе жениться. Ты со мной согласна?

– Пожалуй. Вот только какая от этого польза?

– Я воздержусь от прямого ответа королю, задавая вместо этого дурацкие вопросы, – к примеру, сколько рыцарей ему требуется и куда мне надо их отправить, – все, что угодно, лишь бы оттянуть неизбежное. Д’Исиньи не блещет умом и наверняка решит, что мое письменное обязательство уже у него в руках. Он уедет отсюда сразу же, как только растает снег, поскольку ему нужно успеть посетить много других лордов. Тогда нам придется иметь дело только с Феррерсом и его людьми.

Тут Рейф, который до этого в беспокойстве расхаживал из стороны в сторону перед камином, остановился и ударил себя кулаком по ладони.

– У меня есть сильное желание перерезать негодяю глотку, но я не стану этого делать. Мы постараемся задержать его в замке и дадим д’Исиньи уехать первым. Возможно, тебе стоит прикинуться больной…

– Эти люди поднимут меня даже со смертного одра, лишь бы исполнить королевский приказ, – мрачным тоном отозвалась Адель, которой так и не пришло на ум ни одной сколько-нибудь дельной мысли.

– Нет, если он решит, что у тебя чума.

Адель так и ахнула:

– Чума! Но это перепугает всех вокруг!

– Верно. Далее: единственный способ расстроить помолвку, навязанную тебе королем, – это предыдущий брак одной из сторон.

– Я никогда не была замужем за д’Авраншем, – уныло напомнила ему Адель. – Даже в глаза его не видела.

– Да нет же, глупышка! Я говорю не о д’Авранше, а о себе!

– О тебе? – воскликнула Адель. – Но ведь мы с тобой не женаты!

– Пока еще нет, но это можно быстро исправить.

– Без разрешения короля?

Рейф пожал плечами:

– Я готов рискнуть. В любом случае хуже не будет. По правде говоря, я поступил как последний болван, не сделав этого раньше. До сих пор я всегда был верен короне и делал то, чего от меня требовали другие, но на этот раз намерен поступить так, как угодно мне. Ты со мной?

Адель рассмеялась, лицо ее просияло:

– Что за вопрос! Но как мы с тобой можем пожениться, когда кругом столько людей, – у нас нет возможности сохранить такое событие в секрете…

Рейф загадочно подмигнул и протянул ей руку:

– Это как сказать. Я тоже далеко не глупец. Предчувствие подсказывает мне, что наши знатные гости еще некоторое время будут спать как убитые.

Глаза Адель расширились, и она неуверенно улыбнулась. Неужели Рейф подсыпал в вино обоих дворян снотворное? Только так можно было объяснить их внезапную усталость.

– Но кто согласится обвенчать нас против воли короля?

Улыбка на лице Рейфа сделалась шире.

– Ах да, верно! – воскликнула Адель. – Тот самый священник, которого застигла в пути метель.

– Да, он самый. Для меня не имеет значения, откуда этот человек и куда направляется, если только он действительно посвящен в духовный сан. Вряд ли священник разбирается в политических интригах; кроме того, я сомневаюсь и в его неподкупности – нет более верного способа заручиться чьим-то молчанием, чем звонкая монета. Итак, сразу после отъезда д’Исиньи ты должна сделать вид, будто больна и не можешь отправиться в путь. Я тем временем пущу слух, что у тебя чума, и, если мои надежды оправдаются, Феррерс тотчас же помчится галопом на север, а к моменту, когда об этом станет известно Иоанну, ты уже будешь замужем.

– Все это звучит очень заманчиво, однако опасность слишком велика – крутой нрав короля известен повсюду. Он может отнять у тебя все твое имущество, пойти против тебя войной и даже лишить тебя жизни.

– Не беспокойся об этом, любимая, – ответил Рейф, поцеловав ее в лоб. – Да, король может все, но мне почему-то кажется, что он этого не сделает. Как только бароны представят ему хартию, все черти ада сразу вырвутся на волю, и тогда у него будет слишком много других дел, чтобы вспомнить о нашем существовании.

– А если король откажется признать наш брак?

– Я в хороших отношениях с архиепископом Лэнгтоном и упрошу его использовать все влияние Рима, чтобы отстоять наши права. Вряд ли Иоанн захочет снова навлечь на себя гнев церкви… Итак, любимая, не тревожься напрасно и жди меня здесь, а я тем временем схожу за священником.

– Что, прямо сейчас? – только и могла спросить Адель. Она тут же принялась поспешно оправлять прическу и разглаживать платье. – Может быть, мне стоит сначала подготовиться?

– Ты и так хороша, – заверил ее Рейф и протянул руку за подаренным им кольцом: – Лучше я пока заберу это у тебя.

Взяв кольцо, Рейф, к изумлению Адель, не покинул комнату, а опустился перед ней на колени и произнес:

– Я люблю вас всем сердцем, леди, и прошу стать моей женой.

Дрожащими губами Адель пробормотала в ответ «да» и нагнулась, чтобы его поцеловать. Одно прикосновение жарких губ заставило ее вздрогнуть. Когда Рейф поднял голову, глаза его были полны нежности; он словно хотел навсегда запечатлеть в памяти этот миг – ее облик, ее чуть слышный шепот, дивный аромат губ…

Они крепко обнялись, после чего Рейф поспешил к двери.

– Заодно я приведу Марджери и Симма – они будут нашими свидетелями.

Когда он удалился, Адель попыталась успокоить отчаянно бившееся сердце. Руки ее дрожали от волнения, ей с трудом верилось в то, что все это происходит наяву. День, начавшийся с боли и чувства утраты, принес ей неожиданную радость. Адель снова спрашивала себя, не сон ли это, но тут ей в глаза бросились письма, которые Рейф в спешке оставил раскиданными по дивану. Хотя ее одолевало искушение швырнуть пергаменты в огонь, она спрятала их в корзине с рукоделием.

Участники свадебной церемонии прибывали один за другим. Первой появилась Марджери в плаще поверх праздничного платья. Заливаясь слезами радости, она прижала Адель к груди и пожелала ей долгих лет счастья. Затем в комнату незаметно проскользнули Симм и Айво, с которых Рейф взял слово хранить тайну. Последним явился Адрик в сопровождении священника и Вэла – пес радостно вилял хвостом оттого, что ему тоже позволили принять участие в этом неожиданном приключении.

Небритый полусонный священник, оглядев комнату, заметил сначала хозяина и хозяйку замка, а затем и всех остальных. Он был немало удивлен просьбой совершить обряд венчания в такой неурочный час и сначала колебался, недоумевая, что могло стоять за этой скрытностью и поспешностью, однако мешочка с золотом, который вложила в его руку Адель, оказалось более чем достаточно, чтобы его переубедить. Разумеется, такое венчание шло вразрез с церковными канонами, поскольку никто не объявлял о предстоящем браке заранее, а жених с невестой не исповедовались перед началом церемонии, но Рождество уже наступило, и это оказалось самым главным: будь на дворе пост, молодым потребовалось бы особое разрешение – или еще один кошелек с золотом.

Тем не менее все, кроме священника, понимали: то, что они собирались сделать, было равнозначно государственной измене. Одно придавало им уверенности – их господин предусмотрел все до мелочей. Если бы кто-то из спящих внизу, в главном зале, вдруг заметил необычное движение на лестнице, то он просто выразил бы свое удивление странными повадками хозяев замка, прежде чем снова повернуться на своей циновке и погрузиться в сон. Даже тяжеловооруженные всадники, сопровождавшие лорда Феррерса и лорда д’Исиньи, крепко спали, оставаясь в блаженном неведении, как и их хозяева, благодаря обильной еде, элю да еще некоему снадобью, которое Рейфу удалось раздобыть у лечившей его знахарки.

Адель и Рейф стояли держась за руки. За их спинами Марджери тихо плакала. Ей еще никогда не приходилось видеть более красивой пары: она – прелестная и бледная под пышной короной ярко-рыжих волос, и он – темноволосый и сильный, стоявший рядом с нею с видом защитника. Нежные улыбки на лицах обоих говорили сами за себя.

Священник достал полинявшую столу, развернул и надел ее себе на шею, давая понять, что готов приступить к обряду, после чего, несколько раз откашлявшись, принялся повторять наизусть латинские слова молитвы. Церемония была сокращена до минимума, так как священнику не терпелось поскорее вернуться к своему теплому местечку у камина и он опасался, как бы в его отсутствие оно не досталось кому-нибудь другому.

Адель и Рейф опустились на колени перед священником, используя вместо обычных в таких случаях скамеечек подушки с дивана. Священник, соединив руки молодых, объявил их мужем и женой.

Рейф надел на палец Адель кольцо и поцеловал ее в губы.

– Благослови тебя Господь, жена моя. Ты настоящий ангел, сошедший с небес, – прошептал он, высказав вслух те самые мысли, которые впервые пришли ему в голову, когда он увидел Адель входящей в зал в ее великолепном новом платье.

Вне себя от счастья, Адель положила голову ему на плечо.

Помня о необходимости сохранять тайну, участники свадебной церемонии тихо принесли новобрачным свои поздравления, сопровождая их поцелуями и объятиями. Марджери снова залилась слезами, когда Адель прижала ее к груди и поблагодарила за долгие годы верной службы. Даже Вэл получил на прощание объятие от невесты, после чего немногочисленные гости скрылись в тени, оставив Рейфа и Адель одних.

Глава 16

Теперь тишину в комнате нарушали только потрескивание огня в камине и завывание ветра между зубцами стен. Адель взглянула сквозь узкую бойницу на белую от снега равнину, вся дрожа от холода и волнения. Рейф занял место позади, и тепло его тела тут же обдало ее приятной волной.

– Посмотри, как здесь холодно и пустынно, – произнесла Адель, прильнув к нему. – Мы с тобой как два путешественника, затерявшиеся посреди бескрайнего океана.

В ответ на ее замечание Рейф не мог сдержать улыбки. «Ты, я и еще несколько сотен других душ», – мысленно поправил он ее. Но какое это имело сейчас значение? Рейф крепко прижал Адель к себе, упиваясь дивным ароматом ее тела. Прямо перед ними, насколько мог видеть глаз, простиралась бескрайняя холмистая равнина – его северные владения, припорошенные снегом, который отлично отражал свет, так что снаружи никогда не становилось по-настоящему темно. Правда, сейчас они были надежно заперты в стенах теплой и светлой горницы его замка, однако он грустно спрашивал себя, как долго ему удастся сохранять Фордем. Несмотря на то что в присутствии Адель Рейф притворялся беззаботным, он слишком хорошо знал нрав Иоанна, чтобы сомневаться в последствиях своего поступка. Спустя год в это самое время он, по всей вероятности, будет зарабатывать себе на жизнь, сражаясь на стороне какого-нибудь другого лорда, а Фордем со всеми его богатствами достанется очередному фавориту короля.

Адель пошевелилась, заставив Рейфа вздрогнуть, – до такой степени он был погружен в свои раздумья. Боже праведный, это же его брачная ночь, рядом с ним самая прекрасная и желанная женщина во всей Англии, а он тратит драгоценное время, беспокоясь насчет будущего и возможного гнева короля. С его стороны было бы непростительной глупостью не насладиться в полной мере сокровищем, ради которого он столь многим рисковал.

– Давай вернемся в нашу спальню, любимая…

Сердце Адель бешено заколотилось. В глубине души она опасалась проснуться и обнаружить, что все это ей только привиделось. Однако его сильные руки, сжимавшие ее в объятиях, и жаркие поцелуи, которыми Рейф покрывал ее обнаженную шею, убедили ее в обратном, а недвусмысленное приглашение сулило ей неизъяснимое блаженство.

– А вдруг нас кто-нибудь увидит? – спросила она, помня об угрожавшей ему опасности и не желая относиться беспечно к шагу, который мог навлечь беду на любимого ею человека.

– Видишь ли, есть еще кое-что, о чем я тебе до сих пор не сказал: отсюда в мою спальню ведет потайная дверь, а на тот случай, если Феррерс вдруг заглянет в твою комнату, Марджери положила под покрывала груду подушек.

Рейф подвел Адель к стене в том месте, где она была прикрыта красочным гобеленом, изображавшим изгнание Адама и Евы из рая.

– Подходящий сюжет, не правда ли? – Он с лукавой усмешкой отодвинул в сторону гобелен, за которым находилась узкая дверь.

Спустя мгновение Адель оказалась в спальне Рейфа. Знакомая постель с балдахином из голубого бархата, теплая и просторная, выглядела в ту ночь особенно заманчиво. Огонь в камине пылал вовсю, на столе стояли кувшин с вином и два кубка. Дрожь предвкушения охватила Адель: они столько времени провели врозь, что теперь она испытывала почти благоговейный страх перед силой их страсти. Правда, ее тревожили незажившие раны возлюбленного, однако, когда она обернулась к нему, он покачал головой.

– Забудь об этом, – произнес Рейф, словно прочитав ее мысли. – О, леди де Монфор, я так долго ждал этого мгновения!

Его слова поразили Адель. Затем Адель поняла, что в ту ночь она действительно стала леди де Монфор из замка Фордем.

– Да, очень долго, муж мой, – прошептала она в ответ, в первый раз назвав его этим словом. Затем Адель приблизилась к нему, двигаясь словно через толщу воды; колени ее ослабели, руки дрожали. Любовь Рейфа должна была стать для нее воздаянием за многие месяцы тоски и одиночества.

Рейф долго держал ее в объятиях, не говоря ни слова, и Адель хорошо понимала причину его неожиданного молчания – ему пришлось столько пережить, прежде чем они оказались вместе! Теперь он хотел получить от каждого мига как можно больше.

Наконец Рейф отпустил ее и отошел, чтобы налить вина. Встав перед камином, они подняли кубки алого напитка и торжественно поздравили друг друга с законным браком.

Осушив свой кубок, Рейф стянул с себя тунику. Взволнованная Адель любовалась им. До чего же он был хорош – крепкий, мускулистый, с широкими плечами и грудью. И как она ждала этого момента! Брачная ночь всегда была одной из ее самых сокровенных грез. Шрамы от ран лишь подчеркивали совершенство его тела – а ведь он был так близок к смерти еще несколько недель назад! И еще они напоминали ей о том, что он выжил ради нее.

– Теперь, став женатым человеком, будешь ли ты и дальше рисковать собой понапрасну? – поинтересовалась Адель, проводя пальцами по его руке.

– Ты сама знаешь ответ на свой вопрос, – отозвался Рейф серьезно. – Впрочем, я уже извлек из того, что произошло на турнире Фицалана, один урок.

– А именно?

– Никогда не сражаться в кольчуге с чужого плеча. Рукава оказались слишком короткими; знай я заранее о том, что мне предстоит участвовать в турнире, взял бы с собой свою собственную кольчугу, и тогда все могло бы сложиться иначе.

– Разве ты забыл о том, что мы с тобой отправлялись в паломничество и доспехи были совершено не к месту, – напомнила ему Адель, осушив остаток терпкого красного вина. – Хотя, похоже, твои друзья об этом не подумали…

– В итоге сделавшись легкой добычей для шпионов Немощного. Без сомнения, некоторым из них пришлось дорого заплатить за свою ошибку.

– Я бы хотела никогда больше не слышать о короле Иоанне.

Рейф рассмеялся и взял у нее из рук кубок.

– В этом ты не одинока. Судя по тому, что мне известно, большая часть Англии думает точно так же.

Адель, улыбнувшись, оперлась на его твердое плечо.

– Я не позволю этому человеку испортить мою брачную ночь, будь он хоть трижды королем Англии, и поэтому запрещаю тебе впредь упоминать при мне его имя.

– Согласен, дорогая, тем более что мне гораздо приятнее говорить о тебе, – ответил Рейф шепотом. Он протянул руку и принялся распускать ее волосы; золотистые ленты и нитки жемчуга посыпались на пол. Вскоре великолепные блестящие пряди волнами окутали плечи Адель. Рейф взял ее душистые волосы в пригоршню и поднес к губам, целуя их, вдыхая ее неповторимый запах, который с самой первой их встречи преследовал его во сне и наяву. Ему до сих пор с трудом верилось, что женщина может быть такой прекрасной, такой пылкой и преданной и – самая невероятная вещь на свете – что она отныне принадлежит ему!

Адель осторожно погладила его грудь и плечи, стараясь не задеть бинты. От одного прикосновения к его гладкой горячей коже по спине ее пробежала дрожь предвкушения. Тугие мускулы под ее пальцами казались созданными рукой искусного ваятеля, однако то был не холодный жесткий мрамор, а живое человеческое тело.

– О, Рейф, я так люблю тебя! Ты сделал это Рождество самым счастливым в моей жизни, – прошептала она, прильнув губами к его шее.

– Извини, что мне пришлось дождаться дурных вестей, чтобы начать действовать. До сих пор я всегда следовал закону, хотя порой это шло во вред мне самому, – признался он. – Только подумай, будь на то моя воля, мы с тобой могли бы пожениться еще несколько месяцев назад!

Адель улыбалась, пока он стаскивал с нее платье. Густо-оранжевый бархат лег изящными складками на тростниковые циновки; за ним последовала льняная сорочка, и наконец Адель осталась прикрытой только пелериной блестящих ярко-рыжих волос. Ее бледная кожа выглядела полупрозрачной при свете камина, стройная гибкая фигура казалась воплощением совершенства.

– Ты и впрямь стала для меня добрым ангелом, – шепотом произнес Рейф. Глаза его потемнели от страсти, едва он провел ладонями по ее шелковистой коже.

Одним быстрым движением он подхватил Адель на руки и уложил ее поверх голубого бархатного покрывала. Затем стал нетерпеливо сбрасывать с себя одежду. Адель только посмеивалась, наблюдая за его неловкой возней, пока вся одежда не оказалась наконец на циновках. Затем он скользнул под покрывало, набросив поверх стеганые одеяла и шкуры. Адель приняла его с распростертыми объятиями; она удовлетворенно вздохнула, едва оказавшись в кольце крепких рук, и уже не думала ни о его ранах, ни о неизбежной каре со стороны короля. Независимо от того, станет ли эта ночь первой или последней в их супружеской жизни, она хотела насладиться сполна каждым ее мгновением.

Запах разгоряченного тела Рейфа пробуждал волнующие воспоминания. Адель прижалась к нему еще теснее, игриво проведя языком по шее и плечу, умышленно возбуждая его до тех пор, пока он не припал к ее губам страстным поцелуем.

Здесь, лежа в темноте на его просторной, занавешенной балдахином кровати, они могли наконец без помех предаваться любви. Сердце Адель пело от радости, пока он покрывал поцелуями ее лоб и щеки, после чего его губы опустились к плечам и груди, успевшей истосковаться по сладким прикосновениям. Она подалась вперед, и Рейф, обхватив ртом, стал ласкать ее затвердевший сосок. Его пылкость и настойчивость зажгли огонь в самой глубине ее существа, все внутри у Адель заныло от любовного желания.

Повинуясь внутреннему инстинкту, Адель нащупала горячий край плоти, который, казалось, опалял ей бедра, и принялась осторожно поглаживать его, понимая, что Рейф уже близок к той точке, откуда нет возврата. Несколько мгновений он лежал неподвижно, после чего перевернул Адель на спину, вдавив ее тяжестью своего тела в пуховую перину. Бедра ее напряглись, пока он отыскивал заветные врата, и наконец она сама открылась перед ним, впуская его.

Теперь, когда они наконец оказались вместе, безудержное влечение друг к другу заставило их забыть обо всем. Осталась лишь страсть, заставившая их пуститься в старое как мир путешествие. Адель цеплялась за плечи Рейфа, словно утопающая за последнюю надежду на спасение. Их жаркие, ищущие губы сами льнули друг к другу, каждый нерв отвечал на ритм движений, которые становились все более и более быстрыми, заставляя обоих стонать от удовольствия.

Рейф ласково прошептал ей что-то на ухо, однако его слова потонули в ее густых волосах; затем его руки сомкнулись вокруг стройных бедер, приподняв ее с постели, и он глубоко проник в нее, увлекая за собой Адель в головокружительное странствие, всегда новое и вместе с тем до боли знакомое.

Наконец поток томительного наслаждения подхватил их обоих. Не замечая ничего вокруг себя, Адель уносилась все дальше и дальше по течению, пока не почувствовала, как слезы стекают по ее лицу, как болят покусанные губы, как дрожит от восторга все тело, отдаваясь невыразимо сладким ласкам любимого человека.


Снег шел не переставая еще три дня. Для Адель было сущей мукой вести себя так, будто они с Рейфом едва знакомы, не позволяя себе даже поцелуя или рукопожатия украдкой. Между тем Обри Феррерс ухитрялся повсюду сунуть свой нос. Рейф оказался прав, утверждая, что король заслал сюда Феррерса шпионить за ними. Ни в темных углах зала, ни за столом, ни на крепостной стене, ни на крышах башен – нигде они не могли чувствовать себя в безопасности, пока в замке находился этот пронырливый тип.

Обычная дата сбора податей зимой приходилась на двадцать пятое декабря, когда истекали сроки арендных договоров и наступало время уплаты ренты; в этом году, однако, из-за ухудшившейся погоды Рейф через своих судебных приставов оповестил крестьян о том, что процедура откладывается вплоть до особого уведомления.

Как только ветер переменился и наступила оттепель, был выбран день для уплаты дани. Длинная процессия арендаторов проследовала по опущенному мосту во внутренний двор замка, где уже были установлены столы, чтобы разместить на них господскую долю. Ближе к полудню из-за облаков выглянуло солнце и осветило все вокруг. В отличие от многих других хозяев поместий Рейф предложил каждому из ожидавших своей очереди арендаторов по кружке эля с ломтем хлеба.

Поскольку в прошлом году Рейф слишком много времени провел в отлучке вне замка, он решил заодно со сбором податей провести заседание сеньорального суда. Адель показалось крайне необычным то, что оба события проходили во дворе, – сама она всегда открывала для этой цели главный зал Эстерволда. Однако, поскольку у Рейфа было так много арендаторов, она сочла его решение разумным. Артур лично осуществлял надзор за сбором повинностей, часть которых вносилась деньгами, а часть – натурой; при этом он не сводил холодного взгляда с судебных приставов, дабы убедиться в том, что они не допустили по ходу дела никаких злоупотреблений. Несмотря на свой угрюмый вид, мажордом Фордема славился своей безукоризненной честностью, и крайне редко кому-либо из крестьян случалось обращаться к лорду с жалобой на незаконно взятый излишек.

К крайнему огорчению Адель, ей приходилось наблюдать за происходящим со стороны, вместо того чтобы сидеть в высоком кресле рядом с мужем. Муж! Всякий раз, когда она мысленно называла так Рейфа, по ее телу пробегала дрожь волнения. Если бы они могли объявить о своем браке открыто, сегодня она участвовала бы в этом важном событии в жизни поместья наравне с ним; однако и тут им мешало присутствие Феррерса, которому было поручено проследить за тем, чтобы лорд Фордема не обманул своего короля, собрав больше дани, чем заявлено в отчетах судебных приставов. Феррерс постоянно вертелся поблизости, пытаясь взглянуть на длинные колонки цифр. Хотя его любопытство выводило Артура из себя, Рейф предупредил мажордома о том, чтобы он не перечил знатному вельможе, поэтому бедняге пришлось терпеть бесцеремонность гостя.

Долгий утомительный день уже был на исходе, когда в судебном заседании объявили перерыв. Два приговора к наказанию кнутом привели в исполнение прямо на месте: один по жалобе разгневанного отца, дочь которого была обесчещена, а другой по куда более серьезному поводу – обвинению в хищении денег из церковного ящика для пожертвований. Правда, как выяснилось, подсудимый был чужим в этих местах и к тому же умирал от голода, поэтому Рейф решил в данном случае проявить снисходительность. Остальные проступки, начиная от кражи репы из соседского огорода и кончая дракой у церковных дверей, влекли за собой различные суммы штрафов.

Едва последний из арендаторов проследовал по подъемному мосту, направляясь в сторону деревни, солнце тут же скрылось за серебристой грядой облаков. Как только оба моста опустели, их подняли с помощью лебедки и надежно закрепили. Рейф не хотел в эти тревожные времена оказаться застигнутым врасплох.

Главный зал замка все еще сохранял праздничное убранство, и каждый день за едой менестрели развлекали хозяина своими серенадами. Несмотря на то что погода улучшилась, лишь немногие из путешественников изъявили желание тронуться в путь, большинству же не хотелось оставлять надежные и гостеприимные стены Фордема. Единственным исключением стал лорд д’Исиньи.

– С вашего позволения, лорд Рейф, завтра я намерен вас покинуть, – объявил он, когда они в тот же вечер собрались за столом.

– И конечно, вы хотите увезти с собой мое письменное обязательство?

Д’Исиньи весело улыбнулся и кивнул. Очевидно, из-за своего косоглазия он никогда не смотрел в лицо собеседнику – привычка, которая сильно раздражала Рейфа.

– Разумеется, вы направитесь прямо в Нортгемптон, к королю? – как бы между прочим осведомился он.

– Нет, у меня есть много других поручений, и не исключено, что меня еще не раз застигнет в пути метель, прежде чем я со всем управлюсь.

Адель слушала их разговор, и сердце ее тревожно забилось, едва она вспомнила о том плане, который они собирались привести в действие сразу же после отъезда д’Исиньи.

– А вы, милорд Феррерс? Я полагаю, вам также не терпится тронуться с места, – Рейф обратился к дворянину, который оценивающим взглядом наблюдал за всем происходящим в зале.

– Напротив, у меня нет повода для спешки. Я жду, пока дама не примет решение. – Феррерс обернулся к Рейфу и внимательно посмотрел на него. – Вы знаете, когда это может произойти?

– О, я уверен в том, что леди Адель будет готова отправиться в путь в любое удобное для вас время. Большая часть ее багажа так и осталась нераспакованной. Если вам угодно, я прикажу прямо сейчас погрузить ее сундуки в вашу повозку.

Феррерс едва мог скрыть, что удивлен столь неожиданным предложением, – его особо предупредили о том, чтобы он пресекал любые попытки де Монфора хитростью удержать женщину в замке вопреки воле короля. Однако, судя по тому, что он уже видел, все выглядело вполне благопристойно. Еще ни разу ему не удалось уличить де Монфора или подопечную короля в чем-либо предосудительном.

– Да, это было бы превосходно… А вы согласны, леди?

Адель быстро проглотила свой кусок хлеба – она никак не ожидала подобного вопроса; обычно знатные гости Рейфа обращались с ней так, словно она была слабоумной или частью мебели.

– Да, конечно, милорд, чем скорее, тем лучше. Полагаю, барон будет только рад от меня избавиться, поскольку я и так уже доставила ему немало хлопот, – добавила она с улыбкой.

Рейф метнул на нее суровый взгляд, и Адель тут же поняла, что означает это молчаливое предостережение: «Будь осторожна и не болтай слишком много». Сама она считала свое последнее замечание весьма удачным ходом, однако, решив послушаться его, не произнесла больше ни слова.

– Ни за что не поверю, леди! Такая прелестная гостья, как вы, сделает честь любому дому. – Д’Исиньи осклабился.

Удивленная тем, что этот косоглазый дворянин, оказывается, умеет делать комплименты, Адель одарила его ослепительной улыбкой, после чего снова вернулась к еде. Они продолжали ужин, беседуя о разных пустяках под звуки рождественских гимнов и песен менестрелей. Адель не без тайной тоски наблюдала за Рейфом, испытывая желание дотронуться до его загорелой руки, лежавшей так близко от нее на столе, до его длинных крепких пальцев, обхвативших кубок. Едва она взглянула на его губы, как ей сразу же вспомнились поцелуи и неистовая страсть, распалявшая ее…

Адель осушила кубок и отрицательно покачала головой, когда слуга предложил налить еще. Ей следует быть осмотрительной и не смотреть на Рейфа с таким обожанием, иначе лицо выдаст ее чувства. Она не сомневалась, что Феррерс следит за ней, как ястреб за добычей.

Менестрели заиграли веселую деревенскую мелодию, и гости, сидевшие за нижними столами, подхватили ее дружным хором. С каждым куплетом голоса подвыпивших людей становились все громче, и наконец в зале воцарился такой ужасный шум, что у Адель разболелась голова.

Извинившись перед гостями, она вышла, довольная уже тем, что наконец-то оказалась в стороне от этого гама. Всякий раз, когда она думала о той роли, которую ей предстояло сыграть, чтобы обмануть королевского шпиона, у нее сжималось сердце, а по спине бежали мурашки. Слишком многое сейчас зависело от ее успеха или неудачи. Если лорд Феррерс предпочтет переждать ее болезнь здесь, им придется найти какой-нибудь другой способ заставить его отправиться в Йорк.

Утром следующего дня лорд д’Исиньи во главе отряда солдат проскакал по подъемному мосту, помахав на прощание рукой де Монфору, который смотрел ему вслед с крепостной стены. В своем кошельке вельможа увозил скрепленный печатью ответ Рейфа королю. Если ему повезет, это письмо попадет в руки Иоанна не раньше весны.

Итак, один уехал, но другой остался.

Во второй половине того же дня, когда слабые лучи зимнего солнца еще не покинули внутренний двор замка, солдаты Рейфа перетащили сундуки Адель в телегу с припасами лорда Феррерса. Сама Адель не без некоторой тревоги наблюдала за тем, как ее личные вещи исчезали под парусиновой крышей повозки. Даже деревянную клетку Вэла вытащили во двор, хотя пса там не оказалось – он должен был оставаться на свободе до тех пор, пока это было возможно.

Адель спрашивала себя, что произойдет, если Феррерс уедет в Йорк без нее, забрав с собой все ее достояние, включая обоих животных. Однако когда она задала этот вопрос Рейфу, тот только усмехнулся:

– Я, как всегда, на один шаг впереди тебя, дорогая. У этой повозки сломана ось: им крупно повезет, если они успеют дотащить ее до моста, прежде чем она развалится.

– Но это значит, что они задержатся здесь еще на какое-то время. Я не знаю, как долго смогу притворяться умирающей…

– Если Феррерс решит, что у тебя чума, он вспомнит о злосчастной телеге только тогда, когда будет уже на полпути в Йорк.

Утро следующего дня выдалось холодным и пасмурным. Покончив с завтраком, лорд Феррерс окинул взглядом небо, гадая, как далеко они успеют отъехать, прежде чем начнется дождь.

– А что, леди Адель еще не проснулась? Я не хочу задерживаться в такую погоду.

Рейф притворился удивленным.

– Вероятно, все потому, что она слишком часто засиживается за столом допоздна, – предположил он.

Многие из застигнутых метелью путешественников по-прежнему находились в зале, коротая время перед камином, некоторые покинули замок накануне, но оба духовных лица и толстый купец, который целые дни проводил за игрой в шахматы, поглощая в неимоверных количествах еду и эль, кажется, вообще не собирались уезжать.

Время шло, а Адель все еще не появлялась, и Феррерс, бросив тревожный взгляд на серое небо, произнес раздраженно:

– Может быть, нам стоит послать кого-нибудь из служанок разбудить ее?

– Хорошая мысль… Кстати, вот и ее горничная.

В тот же миг из тени появилась Марджери и, поддерживая руками юбки, устремилась в их сторону.

– О милорд, милорд! – простонала она, мастерски изображая отчаяние. – Моя госпожа нездорова. У нее сильный жар, она то и дело чихает. Не могли бы вы распорядиться принести ей с кухни какое-нибудь питье?

– Да, конечно. Мне жаль это слышать, – сочувственным тоном отозвался Рейф. – Я прикажу принести ей заодно и еду.

– Нет, она совсем ничего не ест. Я уже пыталась дать ей кусочки хлеба в молоке.

– Надеюсь, ничего серьезного? – Феррерс вперил испытующий взгляд в полное тревоги лицо Марджери. – Я прав, женщина? – осведомился он резко, чувствуя, как волна смятения нарушила его душевный покой.

– По-видимому, она простудилась, находясь на открытом воздухе в день сбора податей, – предположила Марджери с надеждой в голосе. – Горячее питье пойдет ей на пользу.

В итоге лорд Феррерс решил выждать несколько дней, чтобы дать возможность леди Адель оправиться от недуга перед поездкой в Йорк. За стенами замка лил холодный дождь, и его мало прельщала мысль о путешествии верхом через вересковые пустоши, где все еще лежал снег. Он предложил лорду Рейфу партию в шахматы, и тот не отказался. Они были заняты игрой, сидя по-дружески возле жаровни с кружками подогретого эля, когда к ним осторожно приблизилась Марджери.

– Лорд Рейф, – шепотом обратилась она к хозяину, нагнувшись к самому его уху.

– В чем дело, женщина? Разве ты не видишь, что я занят?

– Мне необходимо немедленно переговорить с вами наедине, – так же тихо проговорила Марджери, и по ее щекам скатились две крупные слезы.

Разумеется, лорд Феррерс не мог не слышать их разговора. Он поднял глаза на расстроенное лицо горничной и подался вперед.

– Что еще стряслось? – грозно спросил он.

– Моей госпоже стало хуже, – запричитала Марджери. – Она сильно кашляет, и у нее… у нее…

– Что с ней? Да говори же наконец! – Рейф поднялся с кресла.

– У нее все руки покрылись пятнами, милорд! – простонала Марджери.

– Что? – переспросил Феррерс, прищурившись. – Ты хочешь сказать – сыпью?

– Да, милорд, я это заметила еще утром. Наверное, нам стоит послать за знахаркой. Право, не знаю, чем еще мы можем ей помочь. Ваша милость, не могли бы вы подняться и сами взглянуть на нее? Я очень боюсь, что…

Лорд Феррерс побледнел и отодвинул кресло.

– Если это просто уловка, чтобы задержать ее отъезд в Йорк… – подозрительно проворчал он.

– Нет, милорд, уж кто-кто, а я знаю, когда моя госпожа действительно больна, – запричитала Марджери.

– Мы пойдем с тобой и проверим все сами. – Рейф окинул взглядом зал, желая убедиться, не подслушал ли кто-нибудь еще печальный рассказ Марджери. Некоторые из присутствующих с любопытством посматривали в их сторону, однако солдаты Феррерса продолжали как ни в чем не бывало бросать кости, а толстый купец мирно посапывал перед камином.

Все трое поспешно миновали холодные пустые коридоры замка и поднялись вверх по лестнице в уютную спальню Адель, расположенную в башне, и вошли внутрь.

В камине ярко пылал огонь, однако занавески балдахина были наполовину задернуты и в полумраке трудно было рассмотреть лицо больной, лежавшей неподвижно на широкой постели. Рейфа это не слишком огорчило, поскольку Феррерс тоже вряд ли сможет что-то увидеть. Он недоумевал, каким образом им удалось вызвать сыпь на руках, и в тот же миг ужасная мысль пришла ему в голову. Отчаяние Марджери показалось ему таким неподдельным… А что, если она не притворялась? Что, если Адель и впрямь больна?

Рейф вслед за Феррерсом приблизился к постели Адель и едва не ахнул от ужаса: ее лежавшая поверх одеяла бледная рука была густо покрыта красной сыпью. Ошибиться было невозможно, и Рейф с трудом перевел дыхание, чувствуя, как сердце в груди бешено заколотилось.

– Ты говоришь, что сыпь распространяется по всему телу? – спросил он у Марджери, стоявшей позади них с испуганным выражением на лице.

– Да, милорд, с самого утра, – подтвердила Марджери, теперь уже вовсю заливаясь слезами.

Феррерс сделал еще шаг к постели. Эта болезнь пришлась как нельзя более кстати, подумал он про себя не без цинизма, как будто все было подстроено заранее. Когда он в последний раз беседовал с леди Адель, та выглядела бодрой и веселой, от души аплодировала менестрелям и явно наслаждалась своим ужином…

Тут Феррерс снова взглянул на зловещую сыпь, которая, как ему казалось, расползалась прямо на глазах, и его вдруг осенила страшная догадка. Ему уже приходилось слышать, что люди иногда выглядели совершенно здоровыми всего за несколько часов до гибели от чумы. Одна эта мысль заставила его похолодеть. Боже правый, ведь он сидел с этой женщиной за одним столом, даже касался ее руки…

Резко обернувшись, Феррерс схватил Марджери за запястье и потащил за собой к камину, чтобы подробнее расспросить ее о болезни ее госпожи, а Рейф все стоял рядом с кроватью, глядя сверху вниз на Адель. Она лежала с закрытыми глазами, лицо покрылось лихорадочным румянцем, выступивший крупными каплями пот струйками стекал вниз по щекам. Почему она вся в поту? Вряд ли такое могло быть следствием ловкого притворства. Рейф почувствовал, как внутри у него все оборвалось. Неужели судьба сыграла с ним самую жестокую из всех шуток и Адель действительно нездорова? Неужели у нее… О Господи, нет, только не это! За время метели замок оказался переполненным посторонними людьми, и любой из них мог принести с собой смертельную заразу.

Кровь отхлынула от щек Рейфа. Боже милостивый, нет! Только не его красавица Адель, только не сейчас, когда она наконец стала его женой…

И тут произошло нечто странное: Адель ему подмигнула. Удивленно приподняв брови, Рейф наклонился, чтобы взглянуть на нее поближе. Быть может, ему только почудилось это едва уловимое движение век? Он терпеливо ждал, с трудом удержавшись от искушения зажечь свечу, поскольку ему не хотелось привлекать к ней излишнее внимание… Вот! Она снова подмигнула ему, и на сей раз уголки ее губ приподнялись в улыбке.

Рейф с облегчением вздохнул, чувствуя себя так, словно с его плеч свалилась огромная тяжесть. Закрыв глаза, он пробормотал про себя благодарственную молитву и ухватился за столбик кровати, чтобы побороть внезапный приступ слабости.

Марджери вернулась к постели вместе с Феррерсом, который держал в руках свечу.

– Дайте-ка мне взглянуть на нее при свете! – Королевский посланник поднял свечу повыше, так что ее пламя образовало желтоватый круг на лице Адель.

– Видите, какая она мокрая? – дрожащим голосом проговорил Рейф.

Феррерс тоже увидел пот, крупными каплями стекавший по ее раскрасневшимся щекам, увидел сыпь, а когда Адель внезапно закашлялась, он тут же отскочил подальше от постели и, сунув свечу перепуганной Марджери, ринулся вон из комнаты. Рейф на миг замешкался, не зная, как ему поступить, затем тоже выбежал из спальни вслед за Феррерсом.

Молоденькая служанка, слышавшая, как лорд Феррерс расспрашивал Марджери о болезни ее госпожи, опередила их обоих. Едва Феррерс проронил роковое слово, ее охватил панический страх, и, будучи от природы неспособной держать язык за зубами, девушка помчалась по коридорам замка, крича и причитая во весь голос. Спустя несколько минут весь зал пришел в движение: путешественники и солдаты окружили ее тесной толпой, горя нетерпением узнать, что означает весь этот переполох. Кошмарная весть по ходу рассказа обрастала все новыми и новыми подробностями.

Леди Адель умирает от чумы! Это заявление привело собравшихся в такой ужас, что любое другое убежище тут же стало казаться им более желанным, чем замок Фордем. Наскоро собрав вещи и не обращая внимания на ливень за окном, гости начали массовый исход, а вскоре к ним присоединились и некоторые из вооруженных вассалов Феррерса, которые потоком хлынули через внутренний двор к воротам. Их отъезд был таким внезапным и сопровождался таким шумом, что Рейфу пришлось отозвать нескольких своих солдат в сторону, объяснив им, что слух о чуме был ложным. Все в замке, от мала до велика, будь то слуги на кухне или часовые на крепостных стенах, только стенали и бессвязно пересказывали друг другу жуткую историю. Даже толстый купец, мирно храпевший перед камином, был разбужен своими попутчиками и вскоре тоже исчез под проливным дождем, не без сожаления оставив теплое местечко у очага и обильную еду.

Рейф, наблюдая за беглецами со стены замка, с трудом удерживался от смеха. Несчастные были до того напуганы, что не могли дождаться, пока опустят подъемный мост; некоторые смельчаки с разбега перескакивали через пропасть в несколько футов шириной. Они бежали, натыкаясь друг на друга и обмениваясь ударами, когда кто-нибудь пытался протолкнуться вперед остальных. Натянув на головы капюшоны и загораживая лица полами плащей, люди шли пешком, ехали верхом и бежали во весь опор по сдвоенному мосту, бесследно исчезая в сгустившихся сумерках. Большего Рейф не мог и желать: слух о чуме оказался самым действенным средством, чтобы освободить замок от набившегося в него за время метели сброда.

А вот и Феррерс – галопом несется через мост во главе своего отряда. Они успели дотащить телегу почти до самых ворот, но там она застряла в грязи, и им пришлось ее бросить. Феррерс задержался почти на час, чтобы собрать своих людей и уехать. Похоже, Рейф сильно недооценивал его отвагу.

Прошло еще не меньше двух часов, прежде чем Рейф сумел убедить обитателей замка в том, что никакой чумы у леди Адель не было и нет. По его словам, она просто простудилась, но теперь чувствует себя намного лучше. Безмозглая девица приняла болезнь леди Адель за чуму и вызвала общий переполох. Его люди слушали своего господина с явным недоверием, и де Монфор в конце концов понял: они не успокоятся до тех пор, пока сами не увидят Адель и не убедятся в том, что она жива и здорова.

Он поднялся в спальню Адель, собираясь попросить ее спуститься вниз и дать возможность убедиться всем и каждому, что с ней все в порядке: в его намерения не входило поднимать панику среди своих.

Войдя в ее комнату, он увидел Адель. На губах его появилась улыбка облегчения, и она тоже улыбнулась ему в ответ.

– Как тебе это удалось? – спросил Рейф, едва переступив порог и закрыв за собой дверь. – Я от страха чуть было не лишился рассудка.

Адель повернулась и подвела его к постели, где под одеялами были спрятаны жаровня и полдюжины бутылок с горячей водой.

– Ого! Пожалуй, на твоем месте я бы тоже стал мокрым от пота! – Рейф рассмеялся. – А сыпь?

Адель скорчила гримасу и протянула руку, которая все еще выглядела красной и воспаленной.

– Как видишь, до сих пор не проходит. Марджери натерла меня какой-то мазью, чтобы вызвать волдыри, однако ее целебный крем, снимающий воспаление, оказался далеко не таким действенным.

– Надень какое-нибудь платье с длинными рукавами, дорогая, и, пожалуйста, спустись со мной в зал – надо показать моим людям, что ты жива и здорова. Надеюсь, это сразу их успокоит.

– А как же Феррерс?

– Думаю, к этому времени он уже успел пересечь половину графства, поэтому его ты можешь не опасаться. Кроме того, я приказал поднять мосты, так что ни одной живой душе не удастся пробраться в замок незамеченной. Его солдаты, а также все прочие путешественники тоже уехали, остались только мы с тобой.

– Значит, у нас получилось! – воскликнула Адель и, тут же оказавшись в его объятиях, прижалась все еще влажным лицом к его щеке.

– Да. Все прошло даже лучше, чем я надеялся.

Они вместе спустились в главный зал, где во множестве толпились солдаты и слуги. Их беспокойное перешептывание прервалось как по волшебству, едва они заметили хозяина под руку с леди Адель. Она выглядела точно так же, как и накануне, одетая в голубую тунику, с роскошной рыжей косой, такая же здоровая и красивая, как всегда, и уж во всяком случае не похожая на умирающую от чумы.

После нескольких секунд молчания собравшиеся в зале принялись восторженно приветствовать вошедших. Затем командир стражников приказал солдатам возвращаться на свои посты. Те беспрекословно подчинились команде, хотя все еще недоумевали, кто мог пустить такой нелепый слух; выходя, они все еще о чем-то вполголоса спорили между собой.

– У нас еще осталось в запасе несколько дней рождественских праздников, любимая, – заметил Рейф с улыбкой, едва солдаты удалились. – Что скажешь, если мы отметим их так, как и собирались с самого начала, и поужинаем одни?

– О, Рейф, с удовольствием! Хотя мне до сих пор не верится, что нам удалось провести Феррерса.

– Тебе удалось его провести, дорогая. Жаль, что тебя не вызвали аплодисментами на сцену. Если бы женщины могли быть актерами, ты бы определенно стала знаменитостью.

– Все, о чем я мечтаю, – стать лучшей из всех леди Фордем, которые когда-либо жили под крышей этого замка, – призналась Адель, когда они поднимались по ступеням к возвышению. Пажи и горничные поспешно заняли свои места, а слуги с кухни подталкивали друг друга локтями, готовясь передать подносы с едой и графины с вином на господский стол.

– В таком случае твоя мечта уже сбылась. Нет и не будет ни одной леди Фордем, которая могла бы сравниться с тобой! – Рейф галантным жестом поднес к губам ее руку.

Глава 17

Суровая зима Йоркшира оказалась достаточным препятствием для того, чтобы король мог заслать в Фордем новых соглядатаев, и, по мере того как одна неделя проходила за другой без особых происшествий, Рейф начал понемногу успокаиваться. Обычно месть Иоанна Немощного была скорой, и к этому времени он наверняка уже успел выбрать себе дюжину других жертв, чьи жизни ему вскоре предстояло разрушить.

Существование обитателей замка не было отмечено никакими особыми событиями. Рейф представил Адель своим людям в качестве новой леди Фордем, и она встретила с их стороны самый радушный прием. Даже Артур с пристыженным выражением лица попросил у нее прощения за свою недавнюю неучтивость. Было ли его раскаяние искренним, Адель не знала, но, так или иначе, она приняла извинения мажордома и заверила его в том, что между ними нет и не может быть никакой вражды. Чтобы лишний раз доказать ей свою добрую волю, Артур помог Адель привести в порядок лазарет. Все в Фордеме знали, что именно она спасла жизнь их раненого господина, и уже одно это делало ее положение в замке прочным. Хотя поначалу Адель беспокоила реакция солдат, знавших о визите миссис Галлет, очень скоро она убедилась, что никто не держит на нее зла – многие из людей Рейфа сохраняли трогательную веру в способность целительницы излечивать их недуги, и к ней по-прежнему стекались пациенты со всех окрестных деревень. Тем не менее в замке Адель не могла не считаться со страхом некоторых из слуг перед ведьмой и потому старательно отделила все дозволенные целебные травы от более сомнительных средств, применяемых старухой. Кроме того, она прилюдно сожгла все принадлежности для ворожбы, обнаруженные во время уборки в лазарете, дабы убедить обитателей замка в том, что не имеет ничего общего с черной магией.

Когда настала весна и дороги высохли, Рейф и Адель вместе отправились на юг навестить Джералда Монсореля и его супругу. В те дни вся Англия находилась в движении и самые значимые события происходили далеко от диких вересковых пустошей северного графства. Рейфу и его отрядам приходилось противостоять не только враждебной партии короля, но и более радикальным повстанцам, которые намеревались низложить Иоанна с престола в пользу его юного сына, чтобы затем управлять Англией через регентский совет.

Как и предсказывал Рейф, после того как королю Иоанну представили составленную баронами хартию, у него просто не осталось времени, чтобы тратить его на такие пустяки, как помолвка Адель. Сейчас его ум занимали куда более важные вопросы: как подавить открытые мятежи, как лишить бунтовщиков имущества и, что самое главное, как защитить свою коронованную особу. Едва ознакомившись с содержанием хартии, Иоанн, как и следовало ожидать, разразился очередной вспышкой гнева и грубо выставил вон доставившего ее гонца. Однако число недовольных его политикой росло с каждым днем и он оказался не в состоянии сбить растущую волну выступлений по всей стране.

Весна пришла на землю с первыми нежно-розовыми цветами яблонь и пестрым ковром из желтой примулы и белых анемонов, которыми изобиловали окрестные леса. Здесь, в Монсореле, климат был значительно более мягким, чем в Фордеме с его пронизывающими северными ветрами, дувшими со стороны моря, которые зачастую приносили с собой снег и дождь.

Несмотря на то что Адель нравилось общество Барбары, она сильно тревожилась за безопасность Рейфа, когда они с Джералдом находились вне замка. Похоже, им обоим постоянно приходилось вступать в стычки с теми из баронов, которым не нравилась их последовательная поддержка линии архиепископа Лэнгтона.

На пасхальной неделе ряды недовольных пополнились за счет притока новых сил из Уэльса и западных графств. Затем, уже в мае, замок короля в Нортгемптоне был атакован отрядами повстанцев. Нападавшие испытывали недостаток в осадных орудиях и в конце концов вынуждены были отказаться от мысли о штурме, но, даже несмотря на то что врагам Иоанна не удалось одержать решающей победы, их отвага заставила его относиться к ним с большим уважением. А вскоре пал Лондон – правда, отчасти из-за измены, однако король уже не мог недооценивать опасности положения. Иоанн понимал, что если он хотя бы для видимости не согласится подписать навязанную ему баронами хартию, то будет низложен с престола, а его место займет несовершеннолетний сын, поэтому выбрал из двух зол меньшее.

Рейф и Джералд во главе своих победоносных отрядов вернулись домой, и Адель решила, что войне пришел конец. Она была сильно разочарована, когда Рейф предупредил ее о том, что, возможно, это лишь начало. Скоро ему предстояло отправиться в еще одно путешествие, и на сей раз Адель должна была поехать вместе с ним. Король Иоанн дал принципиальное согласие подписать составленную баронами хартию, и их представители решили встретиться с ним в заранее условленном месте на юге Англии, чтобы официально скрепить соглашение. Это означало, что Рейфу придется не сражаться, а лишь наблюдать за тем, как король поставит на документе свою подпись.

В настоящее время король Иоанн находился под надежной защитой стен Виндзорского замка, который он считал самой безопасной и удобной для обороны крепостью во всем королевстве. Отряд медленно двигался по извилистым сельским тропкам, направляясь в сторону Стейнса. Адель нев