Book: Человек в соседней камере



Генри Слезар

Человек в соседней камере

Горвалд продолжал с силой давить на педаль газа даже после того, как услышал у себя за спиной требовательное завывание сирены. Он не надеялся оторваться от беловато-серой патрульной машины, но нога не подчинялась ему. И еще до того, как Горвалд ослабил давление и сбросил скорость, джип дорожной полиции ткнулся ему в задний бампер.

Горвалд сидел, глядя прямо перед собой, слушая, как скрипит гравий проселочной дороги под подошвами тяжелых ботинок и не поворачивал головы, пока автоинспектор не сказал: -Что-то вы не торопились останавливаться, мистер. Не слышали моей сирены?

Горвалд сокрушенно вздохнул. - Давайте покончим с этим делом. Я очень спешу. - Он полез за правами и прочими документами; выражение его лица свидетельствовало, что он уже попадал в подобные ситуации. Инспектор изучил документы и вынул из набедренного кармана пухлую квитанционную книжку.

- Леон Горвалд, из Филадельфии. Вы далеко заехали из дома, мистер Горвалд. И не собирались покидать наш штат?

- Готов сделать это как можно быстрее.

- Придется немного задержаться. Я выпишу вам квитанцию, оплата в течение пяти дней. Мой спидометр говорит, что вы ехали со скоростью больше семидесяти миль.

- Послушайте, я бизнесмен, - сказал Горвалд, прикасаясь к папке, что лежала на сидении рядом с ним. - Меня ждут важные дела. Может, мы договоримся как-то по-другому. - Он вытащил бумажник свиной кожи, из которого выглядывала двадцатидолларовая банкнота. Вынув ее, он сказал: - А что, если я уплачу штраф л и ч н о в а м? - И смущенно подмигнул.

Полицейский резко захлопнул книжку квитанций и сделал шаг назад. - Ясно, - сказал он. - Вылезайте.

- Подождите…

- Выходите, мистер, я задерживаю вас.

Проклиная себя за эту ошибку, Горвалд вылез из машины.

Оказавшись на дорожном полотне, он убедился, что на фут ниже полицейского и рядом с его сухой мускулистой фигурой он выглядел оплывшим и беспомощным. - Я хотел всего лишь избавить себя от лишних хлопот, - попытался объяснить он.

- И обеспечили их себе выше головы. Я не люблю, когда мне суют взятки, мистер. - Он ткнул большим пальцем в сторону патрульной машины. - Марш туда. На вашу машину я поставлю фиксатор и мы двинемся в Перривиль.

- Перривиль? Что это такое, черт возьми?

- Вы миновали его пять минут назад. При вашей скорости вы, скорее всего, его даже не заметили. Городок у нас небольшой, но одно стоящее заведение в нем есть. Тюрьма.

Тюрьма в Перривиле в самом деле имелась и, увидев ее, Горвалд испытал нечто среднее между презрением и разочарованием. Тюремное строение напоминало коробку из под сыра, и из-за белой штукатурки казалось едва ли не самым чистым зданием в городке. Но больше никаких комплиментов оно не заслуживало. Внутри Перривильская тюрьма была сырой и темной, со стенами в зеленой масляной краске, с вконец раздрызганной мебелью, с фанерным шкафом для папок; в конце помещения размещались две камеры, забранные толстыми решетками.

Когда полицейский ввел Горвалда, в приемной никого не было, так что он оказал ему честь лично посадить задержанного под замок. Сняв с облупившейся стены связку ключей, он открыл одну из камеру и кивнул Горвалду, приглашая его. Бизнесмен с ворчанием подчинился.

- Когда я увижу судью? - спросил он. - Я имею право на слушание.

- Увидите, когда я найду его. Сегодня воскресенье, мистер.

А по воскресеньям у нас тут все тихо. - Он подошел к задней двери и, распахнув ее, гаркнул: - Эй, Монтегью!

Санди! Есть тут кто-нибудь? - Не получив ответа, он пожал плечами. - Наверно отвалили поужинать или еще куда-нибудь.

Я загляну в дом к судье Вебстеру и скажу, что вы его ждете. Сидите тихо.

Когда он направился к дверям, Горвалд запротестовал: - Эй! Вы не можете оставить меня здесь!

- Придется просидеть, мистер. - Он снова бросил взгляд на заднюю дверь. - Понять не могу, куда все делись, -удивленно сказал он. - Разве что…

Грохот за парадной дверью заставил его осечься. Человек, который влетел в помещение, был стар и седоголов, но возбуждение настолько преобразило его морщинистое выдубленное лицо, что оно помолодело.

- Чарли! - заорал он. - Парень, как я рад тебя видеть!

Как только увидел твою машину, то сразу же возблагодарил Господа. Тот крутой тип…

- О чем ты, черт побери, говоришь, Монтегью?

- Ради Бога, Чарли, да такого преступления, что случилось утром, в Перривиле не было полвека - ты что, ничего не слышал? - Он зашелся в астматическом кашле и хлопнул по кобуре, что болталась у него на поясе. - Но типа, который это сделал, взяли мы - то есть, я и Санди - так что не пытайся примазываться. Тебе осталось лишь помочь нам притащить его сюда, чтобы сунуть за решетку. -Остановившись, он уставился на Горвалда. - Ради всех святых, Чарли, а э т о т - т о что здесь делает?

Старик присел на край стола и вытер вспотевший лоб ладонью.

- Ничего страшнее не доводилось видеть, Чарли, - шепотом сказал он. - Видит Бог, в свое время я многого навидался во Франции, но такого ужаса… Она была просто располосована. - Он заметно побледнел. - Девчонка Фримонтов. Ты знал ее? Ту, что звали Сюзи?

- Нет, ее я не знал.

- У семьи была куриная ферма. Младший братишка нашел ее в лесу, примерно в четверти мили за домом. Она пошла то ли за валежником, то ли цветочков пособирать, то ли еще за чем-то. Девчонка была не красавицей, но довольно ничего.

В каком она сейчас виде, Чарли! Бог, да простит этого безумца.

- Кто он такой?

- Должно быть, проезжал через город автостопом - никто его тут раньше не видел. Он пытался сесть на попутку примерно в тридцати ярдах от того места, где лежало тело, но мы окликнули его. Он пустился со всех ног, еле его поймали. То есть, сделал это Санди - я-то уже не могу так быстро бегать. Он стал сопротивляться, так что Санди пришлось трахнуть его по башке револьвером. Видно, что бродяга, но, должно быть, когда-то был механиком. Все еще таскает старый белый комбинезон с надписью спереди и сзади - "Гараж Сенека". Может, выяснишь, где такой есть.

- Где он сейчас?

- Снаружи, в машине Санди. Еще минут десять назад он задавал нам жару, но сейчас утихомирился. Ты поможешь притащить его сюда?

- Ладно. А затем свяжусь со штаб-квартирой - может, они пошлют меня на место преступления. Тело осталось там, где вы его нашли?

- Ясное дело, Чарли - я-то свое дело знаю. Оставил там двух помощников. - Он снова посмотрел на Горвалда. - А как быть с этим? Что он сделал?

- Превышение скорости и попытка взятки, - фыркнул инспектор. - С ним все будет в порядке. А твоего механика мы сунем в другую камеру.

Горвалд, который внимательно слушал их разговор, разразился протестующими воплями.

- Я требую судью! Дайте мне заплатить штраф и выпустите отсюда!

Старик забеспокоился. - Слушай, Чарли, в этих обстоятельствах… Я хочу сказать, тоже мне фигура, нарушитель правил движения. Тебе не кажется…

- В чем дело, шериф? - раздраженно спросил дорожный полицейский. - Двое заключенных тебе уже не под силу?

- Дело не в…

- Не крути мне яйца, Монтегью. Заключенный - он и есть заключенный. Я подъеду к судье Вебстеру, тот назначит ему слушание, и все будет ясно.

- Ты всегда был жутким законником, Чарли, - хмыкнул шериф. - Точно, как твой папаша. - Вздохнув, он слез со стола и опустился в скрипучее плетеное кресло. - Ладно, вы с Санди тащите этого механика, а я попытаюсь связаться с судьей по телефону. И не спускай с него глаз, Чарли, это тот еще тип.

Полицейский вышел. Горвалд раздраженно ткнул решетку камеры и старик посмотрел на него, как разгневанный индюк. -Утихомирьтесь, мистер, - сказал он.

Старания шерифа ничего не дали. Горвалд слышал звонки на другом конце линии, но там никто не поднимал трубки. Через три минуты дверь снова открылась. У бизнесмена невольно обтянулось лицо, когда он увидел грузное тело, висящее на руках инспектора и крепкого парня с песочными волосами.

Спутанные волосы задержанного падали на кустистые брови, под которыми злобно блестели глаза. Он был невысок, но широк в плечах, и потрепанный, некогда белый комбинезон, туго обтягивал его грудь. Он напрягся, но оказать действенное сопротивление ему не удалось

Затем старик отпер соседнюю камеру, и Горвалд понял, что отныне он - не единственный обитатель тюрьмы Перривиля.

- Вот теперь хлопот с ним не будет, - переводя дыхание, не без гордости сказал помощник шерифа с соломенными волосами. - Я еще по пути вышиб из него охоту махать кулаками.

Полицейский сквозь решетку посмотрел на нового сидельца и спросил: - Как твое имя, мистер?

- Шел бы ты к черту! - рявкнул тот.

Горвалд, глядя сквозь металлическую перегородку, что отделяла камеры друг от друга, нервно откашлялся. Этот звук заставил механика резко повернуть голову, и в его глазах блеснула такая животная ярость, что Горвалд инстинктивно отпрянул.

- Это тебе ничего не даст, - спокойно сказал полицейский.

- А вот если пойдешь нам навстречу…

Механик выразительно сплюнул, и помощник шерифа, просунув сквозь прутья решетки мускулистую руку, так врезал ему ладонью по плечу, что из комбинезона вылетело облачко пыли.

Заключенный отлетел назад, а потом с такой силой кинулся на дверь камеры, что сталь загудела. Из него хлынул поток ругани, но, оборвавшись на полуслове, он повернулся и рухнул на койку. Присев, он положил на руки взлохмаченную голову и затих, как человек, привыкший к пребыванию в заключении.

Горвалд, вытаращив глаза, наблюдал за ним.

- Так что там насчет судьи? - спросил полицейский. -Удалось найти его?

- Ничего не получится, - сообщил Санди. - Он со своей хозяйкой уехал в Блантон навестить родственников - они ездят к ним каждое воскресенье. Обратно он должен быть к половине девятого. Вот тогда ты его и застанешь.

- Проклятье, - сказал Монтегью. - Значит, он вернется не раньше, чем через три часа. А потом еще сядет обедать. -Он смущенно посмотрел на Горвалда. - Прошу прощения, мистер, но мы сделали все, что могли.

Полицейский скорчил гримасу. - Может и подождать - думаю, спешить ему больше некуда. Санди, не съездишь ли со мной к Фримонтам?

- Конечно, если Монти не возражает.

- Я не против.

- А потом я от тебя отправлю рапорт в управление, -сказал полицейский. - Уверен, что сам справишься?

- Об этом можешь не беспокоиться, - заверил его шериф. -Отлично управлюсь.

Прошло не менее получаса, прежде чем в тюрьме Перривиля было произнесено хоть слово. Механик продолжал сидеть на койке, положив голову на руки. Горвалд, нервничая из-за присутствия столь опасного соседа, забился в самый дальний угол камеры. Старик-шериф, единственный стражник маленького тюремного заведения, сидя за расшатанным столом, углубился во сочинение какого-то бесконечного письма.

Механик единственный раз изменил положение. Подняв голову, он уставился на Горвалда таким долгим злобным взглядом, что бизнесмен издал жалобный стон. Механик, презрительно фыркнув, закинул ноги на койку и вытянулся на ней лицом к стене. В помещении было полутемно, чтобы говорить с уверенностью, но Горвалду показалось, что он заметил у него в колтуне волос подтеки засохшей крови.

Когда механик застыл на койке, Горвалд осторожно подошел к дверям камеры и шепнул: - Эй, вы. Прошу вас…

Старик тупо посмотрел на него.

- Я хотел бы поговорить с вами. Пожалуйста.

Шериф вздохнул и поднялся со скрипучего кресла. - Чего вам надо, мистер?

- Послушайте, прошло несколько часов…

- И часа не миновало.

- Я и м е ю п р а в о предстать перед судьей, черт побери! Таков закон!

Старик почесал подбородок. - Я знаю, что вы имеете право на один телефонный звонок. Это точно. Хотите кому-то позвонить?

- Нет, - простонал Горвалд. - Никому я не хочу звонить.

- Он в отчаянии взмахнул руками. - Понимаете, я виноват лишь в том, что превысил скорость, проезжая через ваш паршивый городишко. Понимаете? Всего лишь п р е в ы с и л с к о р о с т ь.

- Это все, что вы хотите сказать?

- Нет, подождите. - Горвалд полез за бумажником. -Послушайте, а что, если…

Шериф с искренним изумлением уставился на него. Горвалд тут же понял, что совершил очередную ошибку. Он сунул бумажник в карман, проклиная ту идиотскую неподкупность, из-за которой оказался в заключении. Он уже собрался открыть рот, чтобы выдать шерифу все, что он о нем думает, как распахнулась дверь и в помещение влетел его светловолосый помощник; он раскраснелся и тяжело дышал, готовясь сообщить новости.

- Уже вернулся? - удивился шериф. - Ты же собирался с Чарли к Фримонтам…

- Я не поехал с Чарли, он отправился один. Когда он увидел толпу, которая собралась у Макмурти, то решил, что мне лучше болтаться здесь…

Схватив шерифа за руку, он оттащил его в сторону, но Горвалд, прижавшись к решетке, без труда услышал его рассказ. - Говорю тебе, Монти, что-то происходит. Когда мы выезжали, то заметили, что у заведения Макмурти собралась большая толпа и все орут - ну, ты же знаешь, как у них бывает. Мак счастлив до ушей, продает выпивку, как в Рождество. Чарли решил, что могут быть неприятности и сказал мне, чтобы я болтался рядом и не спускал с них глаз.

- Что за неприятности? - тупо спросил старик. - Что у тебя за тайны?

- Тихо! - шепнул Санди и многозначительно ткнул толстым большим пальцем в сторону клетки механика. -Монти, ты же знаешь кое-кого из ребят в этом городе… ты знаешь, как их несет, когда они надерутся. Ты что, думаешь, они ничего не знают о девчонке Фримонтов и вообще… никак ты собираешься все держать в тайне? Об этом они и судачили.

Понял?

- Ну и что в этом странного, черт побери? Это самое большое событие с того дня, как через город проехал Тедди Рузвельт. О чем же, по-твоему, им еще говорить - о рыбалке?

- Монти, ты шериф с давних пор, но у тебя здесь никогда не было настоящих неприятностей.

- Ближе к делу, - ощерился старик.

- Толпа перепилась, и у них крыша поехала. Ты понимаешь, что я имею в виду? Они говорят о н е м, - снова ткнул он большим пальцем в сторону камеры. У Горвалда, приникшего к дверям своей клетки, перехватило дыхание.

- Ты с ума сошел, - фыркнул шериф. - Ты хочешь сказать, что они ввалятся сюда толпой линчевателей? - Он хмыкнул.

- Во главе с Сэмом Дуганом и Винсом Мерритом? У тебя голова не на месте, Санди.

- Я был там, - мрачно сказал Санди, сжимая тощую руку старика. - И в баре был. Большинство этих ребят так давно сидят без работы, сразу же после наводнения, что дай им только повод и они разнесут что угодно. Ты не знаешь, как быстро все это раскручивается. А я видел, как это было в Риверхеде. И говорю тебе, Монти - мы заработаем себе неприятности.

Старик высвободил руку и подошел к небольшому оконцу у двери. Он стал вглядываться в сгущающуюся темноту, но повода для беспокойства не увидел. Вернувшись к столу, он взялся за телефонную трубку. - Может, если я звякну Маку…

- Верь мне на слово, Монти, я слышал этих ребят. Мы должны что-то делать - и как можно скорее.

- Что я могу? Позвонить в федеральную службу? Они будут тут через полчаса.

- Слишком поздно. Может, если Чарли успеет вернуться в город…

- Санди, я просто не могу этому поверить!

Санди фыркнул. - Когда ты увидишь, как он болтается в петле - тогда ты поверишь?

Он рявкнул с такой силой, что его звук его слов вывел механика из транса. Он присел на койке; разлохмаченные волосы торчали во все стороны, а открытый рот и выпученные глаза говорили, какой ужас внезапно обуял его.

- В петле? - пробормотал он. - Кто говорит о петле?

Встав, он подошел к дверям камеры. - К т о г о в о р и т о п е т л е? - заорал он, вцепившись в толстые металлические прутья.

Телефон на столе шерифа звякнул. Санди схватил трубку, послушал несколько секунд и прикрыл микрофон.

- Это Макмурти, - сказал он. - Да, Мак, в чем дело?

Послушав еще секунд десять, он швырнул трубку.

- Если ты хочешь что-то делать, Монти, то не тяни резину.

Мак сказал, что сюда направилась целая толпа. У них три ружья и они такие пьяные и заведенные, что я не удивлюсь, если они пустят их в ход.

- Вседержитель Петр! - только и смог сказать старик.

- В ы п у с т и т е м е н я! - заорал механик, сотрясая прутья решетки. - Выпустите меня отсюда!

Старик снова подошел к окну. - Ничего не вижу. Если они явятся, то не с этой стороны. Санди, тебе лучше принести дробовик из задней комнаты. - Он расстегнул кобуру и стал пересчитывать патроны в барабане.

Санди помчался в заднюю комнату и тут же вернулся оттуда с крупнокалиберным дробовиком и коробкой патронов. Зарядив оба ствола, он сказал: - Слышь, Монти, если ты думаешь, что мы с тобой остановим эту толпу…

- Черт возьми, а чего ты от меня ждешь?

- В ы п у с т и т е м е н я о т с ю д а! - орал заключенный. - Выпустите! Они меня не линчуют! Меня никто не линчует!

Старик, нахмурившись, посмотрел на него. - Может, он и прав. Может, его и стоит выпустить, пока мы не перестреляем кое-кого из своих старых друзей, спасая его никчемную шею…

- А как же со мной? - вмешался Горвалд. - Вы не можете оставить меня здесь!

Они не обратили на него внимания, занятые более неотложными проблемами. - Давай я выйду, - сказал Санди, - и попробую их притормозить. А ты выведешь его через заднюю дверь, сядешь в "Форд" - и гони к ферме Фримонтов. Там найдешь Чарли - а он знает, что делать.



- Ладно, - кивнул старик. - Попробуем. Ты уверен, что сможешь остановить их, Санди?

Его заместитель шлепнул по прикладу ружья. - Недолго, - с напряжением сказал он. - Так что тебе лучше пошевеливаться.

Механик тяжело дышал, прижавшись к решетке, и его взгляд перебегал от одного к другому. Когда Санди скрылся за дверью, он снова стал трясти прутья решетки.

- О-кей, о-кей, - проворчал старик. - Будет по-твоему, парень - только успокойся и не откалывай тут номера.

Он снял со стены ключ, вытащил револьвер и открыл дверь камеры. Механик на удивление ловко, со змеиной гибкостью выскользнул из нее. Он сложил ладони, словно готовясь молиться, вскинул их над головой и резко рубанул старику по шее. Не успев даже простонать, тот рухнул на цементный пол, по которому со звоном покатились ключи и револьвер.

Случилось это столь стремительно, что Горвалд скорее удивился, чем испугался. Он растерянно уставился на лежащее тело шерифа, а потом на недавнего узника. Механик, нагнувшись, подобрал ключи и револьвер и направился к дверям камеры Горвалда.

Горвалд отступил назад, видя, как механик повернул ключ в замочной скважине и распахнул дверь. Горвалд было подумал, что неожиданный акт великодушия со стороны механика позволит ему выйти на свободу; но тут он увидел, что ствол револьвера нацелен точно в среднюю пуговицу пиджака.

- Снимай его, - прохрипел механик.

- Что?

- Снимай все, приятель. Пиджак, брюки, рубашку. Шевелись!

- О чем вы говорите! - возмутился Горвалд. - Я не стану этого делать!

Механик взвел курок пистолета; щелчок прозвучал, как удар хлыста.

- Хорошо! - заторопился Горвалд. - Хорошо!

Пыхтя, он снял пиджак и положил его на лавку. Затем освободился от брюк, инстинктивно попытавшись сложить их по стрелке, но механик вырвал их из его рук. Горвалд, оставшись в одном белье и подрагивая, стал снимать рубашку и галстук.

- Быстрее! - рявкнул механик. - Быстрее, черт побери!

Когда с одеждой было покончено, механик переложил револьвер из правой руки в левую и принялся стаскивать замасленный комбинезон. Ему пришлось снова гаркнуть на Горвалда, чтобы тот понял смысл его действий.

- Надевай! - кинул он ему свое одеяние.

- Зачем? - вне себя от ужаса, потому что он все понял, спросил Горвалд. - Почему я должен…?

- Потому что я тебя пришибу, если ты этого не сделаешь!

Горвалд подчинился.

Когда переодевание было покончено, механик вытащил Горвалда из его камеры и втолкнул в соседнюю. Затем он захлопнул двери, запер их и кинул ключ и револьвер рядом с лежащим шерифом.

- Нет! - взмолился Горвалд. - Прошу вас…

Но механик уже был в камере Горвалда, дверь которой прикрыл, но не запер. Он успел как раз во-время. Через секунду дверь тюремного помещения распахнулась от удара приклада.

Оно тут же наполнилось орущей толпой, и при виде ее Горвалд завопил, пытаясь все объяснить и растолковать, но его никто не слушал. Он кричал, когда ключ подошел к замку и десяток рук вытащили его и поволокли к дверям, чтобы дать выход справедливому гневу.

Он пытался сказать им, кто он такой, объяснить, что они совершают ошибку, но речь покинула его и свет перед глазами померк, когда он врезался головой в жесткую холодную землю за порогом Перивилльской тюрьмы…

- Не разговаривай, - сказал полицейский.

И словно подчеркивая свои слова, он осторожно прижал ко рту Горвалда влажную ткань. Затем он улыбнулся, с той минуты, как они встретились на дороге, впервые проявив чувство юмора.

На затылке у Горвалда раздулась огромная шишка. Но боль была терпимой. Глянув из-за обтянутого хаки плеча полицейского, он увидел, что снова оказался в своей камере, но дверь была открыта. Руки Горвалда коснулась грубая ткань тюремного одеяла, на котором он лежал.

- Что произошло? - слабым голосом спросил он.

- Благодари Санди, который спас тебя, - сказал полицейский. - Он несколько раз выстрелил поверх толпы и немного напугал их. А я как раз въезжал в город. Когда они увидели патрульную машину, то разбежались.

Горвалд попытался сесть. Полицейский посоветовал ему не торопиться, но Горвалд все же принял сидячее положение. Он обвел глазами комнату и посмотрел на полицейского, который нахмурился.

- Ну да, ясное дело, наш голубок улетел. На полной скорости. Но можешь не беспокоиться, мы его поймаем. - Встав, он засунул большие пальцы за пояс брюк. - Думаю, что вам крепко досталось из-за нас, мистер Горвалд. Можете забыть о квитанции - а я забуду о взятке, которую вы мне предлагали. - Он ухмыльнулся. - Но когда будете покидать город, не гоните, а то снова мне попадетесь.

- Не буду, - с жаром сказал Горвалд. - Можете не сомневаться.

Он уехал рано утром на следующий день. Голова была перебинтована, а пиджак, пожертвованный городом, жал подмышками и в талии.

Когда он увидел на обочине дороги девушку в обтягивающем синем свитере, со вскинутым большим пальцем и с запыленным рюкзачком у ног, он машинально сбросил скорость, но затем проскочил мимо нее. Он не хотел больше неприятностей - с него хватит.

Но проехав сотню ярдов и наблюдая в зеркале заднего вида, как уменьшается ее стройная одинокая фигурка, Горвалд остановился и включил задний ход.

Он медленно сдал к ней машину и увидел, как ее лицо, покрытое густым слоем косметики, расплылось в улыбке. Она была не красавицей, но ему попадались и похуже. Теперь он был только рад, что не выкинул нож, который лежал у него в бардачке.





home | Человек в соседней камере | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу