Book: Кровная месть



Ульрике Швайкерт

Кровная месть

Наследники ночи – 2

Ульрике Швайкерт

Кровная месть

Название: Наследники ночи. Кровная месть

Автор: Ульрике Швайкерт

Издательство: Клуб семейного досуга

Год издания: 2011

Страниц: 544

ISBN: 978-5-570-30479-2

АННОТАЦИЯ

Юные наследники величайших кланов вампиров отправляются в Ирландию, чтобы научиться повелевать животными, обращаться в летучих мышей и волков. Им суждено сразиться в решающей битве: оборотни, друидка и вампиры схлестнутся в борьбе за "сердце Ирландии" — волшебный камень, источник мощнейшей магической силы! Но как выстоять, если среди них есть предатель?

Посвящаю своей подруге Сильвии Шмид и ее клану попугаев, а также любимому мужу Петеру Шпееманну

ПРОЛОГ

БОЛЬШОЙ ПЛАН

Вампирша стояла у поручней, глядя в непроглядную ночь. Все небо было затянуто облаками, и звезд не было видно. Черная вода беспрестанно менялась, создавая все новые ландшафты: холмы сменялись долинами, но спустя мгновение снова поднимались неприступной скалой. И хотя шторм уже утих, волны все еще швыряли корабль с одного гребня волны на другой.

Длинные тонкие пальцы вампирши крепко сжимали поручень каждый раз, когда корабль резко накренялся, грозя кануть в бездну. Все это время вампирша не отрываясь смотрела на горизонт, где вотвот должен был наконец появиться берег Ирландии. Но при этом все ее мысли были заняты обдумыванием грандиозного плана. Она больше не разочарует своего повелителя. На этот раз она вернется, одержав блистательную победу, и тем самым преподнесет ему приятный сюрприз. Вначале его взгляд будет полон удивления, а затем к удивлению добавится гордость за нее. И тогда он протянет ей руку и возьмет ее с собой

Но вампирша не позволяла себе долго наслаждаться этой чудесной картиной. Ей предстояло еще столько сделать: сплести и расставить сети, так чтобы можно было, дергая за одну нить, затягивать петлю на трепещущей жертве до тех пор, пока сопротивление не будет сломлено окончательно. Мечтательная красивая улыбка озарила благородные черты лица.

Она потратила целых два месяца, чтобы добыть необходимую информацию. Это было совсем не просто, и ей пришлось совершить два путешествия, прежде чем она нашла в старых бумагах то, что искала. Но потом ее план наконец стал обретать конкретные формы. Сам повелитель – пусть, возможно, и ненамеренно – направил ее на этот путь. И вампирша очень гордилась собой. В ее голове зародилось решение проблемы. Она нашла меч, которым разрубит все гордиевы узлы. Да ради этого она готова была выступить с оружием против любого противника! Но до тех пор она собиралась смущать умы других и отравлять их души. Вампирша абсолютно не сомневалась в том, что скоро в ее руках будет ключ от всего. Мужчины так легко поддавались ее чарам! А как только у нее появится «правильный» поклонник, он сам расставит сети. После этого ей останется лишь немного подождать и напасть в нужный момент!

Вампирша почувствовала, как в ее душе зарождается победный смех. Всего пара недель, и она достигнет цели своих желаний, а прежние поражения покажутся ей кошмарным сном, который мучил ее, но скоро растворится в тумане.

ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА ВОЛКОВ

Первые лучи утреннего солнца скользнули по просторным пустынным болотам, зажигая крошечные цветочки вереска. Красноватый свет смягчил контуры крутых гор, придавая пейзажу обманчиво мягкие нотки, за что был сразу же наказан сильным ветром. На болота с запада обрушился ледяной шквал, который, казалось, старался порвать одеяние одинокой путницы, но смог лишь сорвать капюшон с ее седой головы. Робкий луч света едва успел осветить лицо женщины, как тучи уже затянули утреннее солнце и верхушки гор. Почти сразу же за этим последовал ледяной ливень, возвращая болотам привычный отрешенномрачный вид.

Женщина остановилась, натянула капюшон и невозмутимо продолжила путь. Ее лицо было таким морщинистым и осунувшимся, а тело под длинным широким одеянием – высохшим, словно ей было более ста лет, но при этом шагала она твердо, с прямой спиной. И хотя подъем в гору становился все круче, она ни разу не оперлась на длинный посох. Можно сказать, дороги вообще не было, но женщина шла вперед так целеустремленно, как будто перед ней лежал широкий путь.

Она обошла бездонную трясину с черной поблескивающей водой, прошла вдоль обломков скалы, а после – сквозь колючий кустарник, который от сильного ветра клонился на восток. Рвы и прямоугольные углубления в болотистом грунте уже давно остались позади. До этих мест люди доходили редко: скудная коричневатая поросль на горных склонах не годилась для выпаса овец.

Женщина остановилась. Два серых волка, которые следовали за ней на некотором расстоянии, подошли к ней и сели рядом. Женщина подняла взгляд на верхушки ТвелвБенз, или Банна Бола, как кельты называли эти горы, которые, однако, не так часто можно было увидеть изза низко висящих облаков. На мгновение ей показалось даже, что она разглядела в скале расщелину, которая и была целью ее путешествия. Но потом серый туман снова поглотил ее. Женщина продолжила путь.

Она успела пройти поляну, поросшую пушицей, и коричневые горные луга, как неожиданно из тени одного из дольменов*[1], мощные колонны и плиты которых все еще возвышались на пустынном западе острова, вышел мужчина. Он подошел к женщине и склонил голову в знак приветствия.

– Друидка Тамара Клина, приветствую тебя.

На худом лице не появилось и тени улыбки. Мужчина кивнул волкам:

– Dearthair beag, deirfiur beag.  – Что означало: «маленький брат, маленькая сестра».

Друидка тоже поприветствовала его.

– Cen chaoi a bhfuil tu, Макги?

Он снова наклонил голову и ответил вопросом на вопрос:

– Cen chaoi a bhfuil tu fein, Тамара Клина? – «А как у тебя дела?», но при этом его лицо не выражало дружелюбия.

– Та me go maith, go raibh maith agat.  – Как и полагается, старая друидка заверила его, что у нее все хорошо.

На этом с вежливостью было покончено. Макги развернулся и, не говоря больше ни слова, пошел вверх по горному склону. Женщина последовала за ним, направив взгляд ему в спину. Макги шел быстро, не оглядываясь, но она не отставала от него, взяв такой же темп и не выказывая усталости.

Макги – «сын ветра» – так они называли его. Он был одним из младших членов стаи, обитавшей в ТвелвБенз, и поэтому принадлежал к числу диких, которых еще не укротила суровая жизнь.

Вскоре они добрались до скал. Макги свернул на едва различимую тропинку, и они шли по ней, пока перед ними неожиданно не появилась расщелина.

– Кого ты привел? – спросил голос из темноты.

Макги молча отошел в сторону, уступив дорогу друидке и ее волкам, и те вошли в пещеру.

Там было так темно, что женщине с трудом удалось разглядеть силуэт человека, который казался таким же высоким и худым, как и Макги. Она узнала его голос.

– Ахар Филху, отец волков, я надеялась встретить тебя здесь!

– Тамара Клина, какой сюрприз! – раздался мужской голос.

Как и Макги, Ахар Филху был одним из немногих, кто называл друидку ее полным именем, для других она была просто Тара.

– Ah bhfuil аоn sceal agat?

Тара кивнула:

– Да, я должна коечто тебе рассказать!

– Ну, тогда заходи. А наши маленькие брат и сестра могут пройти с тобой.

Друидка положила руки на головы серых волков. Они встали с двух сторон от нее, и повели ее по мрачному туннелю.

После нескольких поворотов туннель расширился, перейдя в огромную пещеру, потолок которой уходил высоко вверх. В подставках горели маленькие масляные лампы, отбрасывая танцующие тени на отвесные гранитные стены пещеры.

Тара внимательно посмотрела на худого мужчину, который остановился и повернулся к ней. С тех пор как они познакомились несколько десятков лет назад, он совсем не изменился. Сухая, как пергамент, кожа так сильно натянулась на костях, что его лицо было больше похоже на череп мертвеца. Это впечатление усиливали глубоко посаженные глаза, казавшиеся красными при свете ламп. Вся его одежда была сделана из кожи. С плеча свешивалась меховая шкура большого серого волка, череп которого Ахар Филху надел себе на голову, как капюшон. Тара знала этого волка. Уже в глубокой старости он был убит фермерамиовцеводами. Ахар Филху сам принес домой его смертную оболочку и теперь носил ее, словно завещание предков.

Оборотень провел друидку мимо небольшой группы мужчин и женщин, которые с любопытством рассматривали ее. Она узнала Махона, Биделию и Карбру, трех старых оборотней, которые были в свите Ахара Филху, сколько Тара себя помнила, и юного Ивара, который гораздо охотнее проводил время с мятежным Макги.

Ахар Филху завел друидку в пещеру поменьше, пол в которой был выложен покрывалами и мехами.

– Садись. К сожалению, я не могу предложить тебе ничего такого, что пришлось бы тебе по вкусу.

Друидка протестуя подняла руку.

– В этом нет необходимости. Я пришла не для того, чтобы трапезничать с тобой.

Оборотень склонил голову и медленно опустился на медвежий мех напротив нее.

– Что я могу для тебя сделать? Для выполнения соглашения еще слишком рано. А инстинкт подсказывает мне, что ты пришла не только для того, чтобы рассказать нам новые истории!

Он облокотился на мех. Друидка знала, что его болезненный вид обманчив. Ахар Филху был не только быстрым и сильным, он был самым старым и могучим оборотнем своего клана. Тем не менее она предпочла придерживаться заданной им манеры ведения разговора.

– Но истории из мира стоят того, чтобы быть услышанными! Я ездила в Рим.

На тонких бледных губах Ахара Филху впервые мелькнуло нечто похожее на улыбку.

– Ты хотела воочию увидеть, как вампиры из разных кланов вгрызаются друг другу в глотки? Наши Лицана, Фамалия из Гамбурга, Носферас из Рима, Вирад из Лондона и Пирас из Парижа, да и почтенные Дракас из Вены – я всех назвал?

Он взглянул на друидку, и та кивнула, подтверждая.

– И все они сидели вместе в старом Золотом доме Нерона, Domus Aurea? Представляю, сколько было пролито крови!

– Ни капли! – резко возразила Тара. – Война между кланами окончена. Год назад во время нашей встречи в замке Шильон на Женевском озере я предложила предводителям кланов провести совместное обучение юных вампиров всех семей с целью укрепления, и они поклялись сохранять мир или, по крайней мере, прекратить борьбу друг с другом.

– Во время вашей встречи? – Старый оборотень хитро улыбнулся. – Неужели ты действительно веришь в то, что они пригласили тебя, чтобы посоветоваться?

– Доннах дал согласие. А он – предводитель Лицана, древнего рода ирландских вампиров.

– Доннах, – повторил Ахар Филху и словно прислушался к звучанию произнесенного имени. – А что на это сказала прекрасная госпожа Катриона?

Друидка подняла руки.

– От тебя ничто не скроется!

– По крайней мере, многое. Но ты хотела рассказать мне о Риме и убедить меня в том, что этот эксперимент не превратился в катастрофу.

– Никакой катастрофы не произошло. Кажется, план сработал. Юные вампиры учатся преодолевать многовековую вражду, которая подвела их к гибельной пропасти гораздо ближе, чем это когдалибо могли сделать люди. Нет, это был хороший год, который укрепил их и способствовал созданию новых союзов. – Старая женщина задумчиво улыбнулась, но потом снова помрачнела. – И тем не менее над ними все же нависла опасность, которую я не смогла предугадать!

– Нечто, что не смогла предугадать даже великая, всезнающая Тара? С трудом верится!

– Это касается не только Лицана и остальных вампиров. Это угрожает также одному из ваших, которого вы не хотели бы потерять!

Насмешливая улыбка исчезла с лица Ахара Филху так быстро, словно ее и не было.

– Разве мы не потеряли его много лет назад?

– Нет! Как ты можешь так говорить?

Оборотень немного наклонился вперед.

– Рассказывай! И сразу скажи мне, что я могу сделать? Что мы можем сделать, чтобы не допустить беды.

Друидка встала и схватилась за посох. По выгравированному рисунку из переплетенных друг с другом спиралей пробежало зарево огня. Это были магические знаки кельтов, населявших этот остров задолго до христиан. Волки поспешили к ней.

– Сила старой магии уходит. Быстрее, чем раньше. Я почувствовала это еще несколько месяцев назад. А что это означает, не мне тебе объяснять!

Ахар Филху тоже поднялся и вышел в туннель. Его лицо стало серьезным.

– Отведи меня к клох аир,  – потребовала Тара, встав рядом с ним. – Мне нужно почувствовать силу камня, чтобы решить, что делать.

Оборотень заколебался. Хотя еще несколько мгновений назад он обещал ей свою поддержку, теперь ему явно не хотелось выполнять даже такого простого требования. Тара терпеливо ждала, наблюдая за внутренней борьбой, которая отражалась в смене выражений его лица. Она не решалась напомнить ему о соглашении, но в соответствии с ним у нее было право видеть камень в любое время и даже дотрагиваться до него!

– Ну, хорошо, пойдем, – наконец сказал оборотень. – И возьми с собой лампу. У нас там не предусмотрен свет для посетителей!

Друидка сняла с ближайшей подставки масляную лампу и последовала за Ахаром Филху вглубь горы.

Шли они молча. Тара уже давно не была в сердце горы. Они спустились по узкой винтовой лестнице, пригнувшись, прошли под каменными глыбами и пересекли несколько огромных пещер. Скорее всего, Тара не нашла бы дорогу сама. Но как бы там ни было, невзирая на условия соглашения, оборотни никому не позволяли спускаться сюда без сопровождения. Даже друидке Таре, которую признавали и уважали, но не почитали и не прислушивались к ее магическому голосу.

Тара отметила, что теперь их окружали другие стены. Серый гранит сменился мрамором с белыми и зелеными крапинками и прожилками темной и мерцающей руды медного цвета. Это означало, что цель уже близка.

Наконец они вошли в маленькую, почти круглую пещеру, в которой и хранилась реликвия. Тара остановилась в трех шагах от подставки, похожей на алтарь, где на черной бархатной подушке лежал божественный камень. Ахар Филху подошел к ней.

– Клох аир, сила нашей земли.

Друидка кивнула. Они молча смотрели на камень из зеленого мрамора, найденный в болотах Коннемары, который многие называли просто анэм – душа. В длину камень был почти два фута и по форме напоминал географические контуры Ирландии.

– Зеленый, как сочная трава острова, которая дает начало жизни, белый, как свет душ, которые живут на этом острове, поднимаются в иной мир и возрождаются, и черный, как тени войны, которую уже несколько столетий ведут с нами чужестранцы, – сказал оборотень. – Ты чувствуешь его силу?

– Да, его сила несокрушима, но сила его детей слабеет. Боюсь, они слишком долго находились вдали от Ирландии и скоро потеряют его защиту. Они должны прийти еще до того, как наступит день передачи.

Ахар Филху немного помолчал, но потом все же спросил:

– К чему эта спешка? Разве наша страна и семьи недостаточно защищены?

– Нет! – резко ответила друидка. – Я уже вижу мрак на горизонте, который протягивает костлявые пальцы к Ирландии. Даже вам скоро будет грозить опасность!

– Значит, нам нужно усилить меры безопасности, – ответил оборотень, не отрывая взгляда от камня.

– Мы укрепим союз и восстановим утраченные силы у их источника! – уверенно сказала Тара.

После этих слов она посмотрела на оборотня. Он сощурил глаза.

– Ты хочешь привести их сюда?

– Да, и ты знаешь, у меня есть на это право, – тихо проговорила друидка.

– Нет никакой надобности напоминать мне о соглашении, но голоса против него становятся все громче.

– Пока ты управляешь стаей, я верю, что оборотни сдержат слово!

Ахар Филху промолчал, но она чувствовала его несогласие, когда он вел ее назад в большую пещеру, где другие члены стаи с нетерпением ожидали наступления вечера. Сегодня было полнолуние – ночь, когда их тела будут купаться в серебряном лунном свете, который прибавит им сил.

Друидка попрощалась. Она знала, что перед предстоящим ритуалом оборотни не терпели рядом с собой чужих. А со стаей ее связывали не только дружеские чувства, и об этом все знали. В такие ночи могли снова открыться старые раны – ярость, печаль и даже ненависть. Прошло очень много времени, прежде чем им удалось установить взаимное уважение и доверие. Но как легко это можно разрушить всего за считанные мгновения.

Тара вышла из расщелины и не мешкая стала спускаться с горы. Она чувствовала, что оборотни наблюдают за ней, но не оглядывалась. Еще немного, и солнце полностью скроется за верхушками горы. С восточной стороны на небе уже висела бледная луна. Буря разогнала облака. По небу неслись последние серые клочки, словно догоняя своих братьев и сестер.

Друидка остановилась у дольмена, возле которого она встретила Макги, и присела, скрестив ноги, на одну из наклонных плит. Она положила посох на колени и направила ладони к небу. Так она и сидела, пока гасли последние лучи солнца, а свет луны набирал силу. Друидке не нужно было оборачиваться, чтобы увидеть, что сейчас происходит перед расщелиной между скрюченным кустарником и вереском. Она часто наблюдала за превращением оборотней. Их лица вытягивались, постепенно превращаясь в волчью морду, сквозь кожу пробивалась шерсть, тело сотрясалось и деформировалось, дрожа от боли, после чего они падали на все четыре лапы, посылая в небо первый торжествующий вой. Да, это был болезненный, но одновременно и освобождающий процесс, и только опытные и могучие оборотни могли превращаться в любое время дня и ночи одним лишь усилием воли. Молодым и слабым приходилось ждать полнолуния, чтобы принять волчье обличье и отправиться на охоту. Они были опасны, потому что были еще дикими и необузданными в своей жажде свежего мяса. Люди не зря их боялись и в такие ночи крепко запирали двери и окна, вешая над кроватями амулеты и произнося магические заклинания.



В этот момент с горы донесся вой, который сразу же подхватила вся стая. Волки рядом с друидкой начали беспокойно поскуливать. Она встала, сошла с плиты и продолжила путь в долину, в то время как оборотни с лихорадочной радостью предвкушали предстоящую охоту.

ДРАКАС

Заканчивалось лето. На Вену опустилась ночь, и повсюду в людных местах и вдоль Прахтштрассе, ведущей к королевскому дворцу, зажгли газовые фонари. Сегодня был четверг, и благородное общество готовилось к королевскому балу или к посещению одного из городских театров. Ночь предстояла длинная, но и что с того? Ведь днем можно было спать сколько угодно.

В одном из домов на новой Рингштрассе, которая огибала старый центр Вены вместо средневекового рва, тоже просыпалась жизнь. Этот дом можно было скорее назвать дворцом, и скрывал он совершенно особенную семью, которая считала, что своим родством ничем не уступает старинным дворянским фамилиям АвстроВенгерской империи. Предводителем клана Дракас был барон Максимилиан, который обычно появлялся в сопровождении своей сестры Антонии. Он был большим, темноволосым, черты лица – благородно правильные, как почти у всех членов их семьи. У Максимилиана была ухоженная борода, как у императора в юности. Его сестра Антония была очень похожа на него, но при этом обладала такой ослепительной красотой, что мужчины из высшего общества всегда оглядывались на нее и смотрели не отрываясь, словно она была видением. И лишь ее угрюмо сжатые губы нарушали гармонию. «Ну и, конечно, резкий голос», – подумал Франц Леопольд, когда совершенно неожиданно услышал его.

Юный вампир бесцельно слонялся по дворцу. Потолки были украшены богатой отделкой, тяжелые шторы были подобраны в соответствии с обивкой кушеток и другой мягкой мебели. Позолоченные канделябры мерцали в свете свечей. Да, дворец Дракас был роскошным. Франц Леопольд задумчиво рассматривал обстановку. Раньше он об этом даже не задумывался. Но теперь, после того как он почти год провел в Золотом доме в Риме, вампир взглянул на Венский дворец другими глазами. Несомненно, когдато дворец Нерона был еще роскошнее, но с тех пор прошло почти две тысячи лет! А теперь под Оппийским холмом остались лишь влажные подземные туннели и комнаты. Но тем не менее на лице молодого вампира появлялась улыбка, когда он вспоминал о прошедших месяцах.

– Почему ты так глупо скалишься? – спросил его кузен Карл Филипп, неожиданно появившийся изза угла.

За ним проследовала старшая кузина Анна Кристина.

Улыбка Франца Леопольда тут же исчезла.

– Я как раз думал об этом так называемом Domus Aurea и о том, как мы должны быть счастливы, снова оказавшись дома.

Карл Филипп скривился.

Как и Франц Леопольд, он был высоким, стройным, темноволосым, с темнокарими глазами и длинными ресницами. Но при этом, стоя рядом с кузеном, казался искаженным отражением в зеркале.

«Франц Леопольд – самый красивый мальчик в мире. Он идеален, такого совершенства не смог бы создать ни один художник или скульптор», – частенько говорила Мари Луиза, самая младшая представительница рода Дракас. После чего ее взгляд всегда приобретал нетерпеливое выражение, и она отбрасывала назад длинные темные роскошные локоны, пока наконец не получала в ответ то, что ей так хотелось услышать: «Франц Леопольд действительно самый красивый юный вампир, но ты и Анна Кристина – самые красивые вампирши, которые когдалибо существовали на Земле!»

– А что вы задумали? – поинтересовался Франц Леопольд. – Чтото случилось?

– Анна Кристина хочет пойти к баронессе, а я опрометчиво позволил уговорить себя сопровождать ее.

Франц Леопольд ошеломленно уставился на них.

– И что она хочет там делать? – спросил он, несколько понизив голос.

– Она больше не желает посещать эту проклятую академию для юных вампиров.

– Да, потому что я уже взрослая вампирша и детские забавы меня больше не интересуют, – резким голосом добавила Анна Кристина.

– Барон Максимилиан смотрит на это иначе и не хочет даже обсуждать этот вопрос, но Анна Кристина вообразила, будто сможет переубедить баронессу. И я должен помочь ей в этом!

Карл Филипп не скрывал досады. Франц Леопольд чуть не рассмеялся. Его кузену было далеко до Анны Кристины. Она знала, как добиться своего, по крайней мере, Карлом Филиппом она вертела как ей вздумается. А вот удастся ли ей уговорить сестру предводителя клана…

Неожиданно лицо Карла Филиппа просветлело.

– Ты должен пойти с нами! Баронесса без ума от тебя и если когонибудь и послушается, то только тебя. И никаких возражений!

Карл Филипп схватил его за руку.

Франц Леопольд вполне мог бы вырваться из его хватки, хотя Карл Филипп был на год старше и сильнее его. Но он кивнул. Ему стало интересно, как сложится разговор. Хотя в его результате Франц Леопольд не сомневался ни секунды. Однако Анна Кристина была уверена в себе. Она быстро подошла к двери, ведущей в покои баронессы Антонии.

– Что вам надо? Вы не видите, что я занята?

От такого резкого тона Анна Кристина даже немного отпрянула и ее уверенность на мгновение ослабла. Но потом она снова овладела собой, присела в элегантном реверансе, отчего качнулся ее широкий кринолин, а затем поднялась и гордо выпрямилась.

– Простите, что помешала, баронесса Антония. Я хотела бы обсудить с вами очень важный вопрос, – храбро сказала она.

– Важный для меня или для вас? – уточнила сестра предводителя клана, не отрывая взгляда от своих длинных ногтей, которые в данный момент аккуратно подпиливала одна из ее нечистокровных служанок, придавая им заостренную форму.

– Важный для семьи, – дерзко заявила Анна Кристина.

Баронесса наконец подняла на нее взгляд.

– Даже так?

– Я думаю, что никто не выиграет от того, что я буду сопровождать детей , – она с презрением выделила это слово, – на их занятия в Ирландию.

– Нет? И почему же?

– Я взрослая…

– Ты не взрослая, – перебила ее баронесса. – Ты еще не прошла обряд посвящения и поэтому не относишься к числу взрослых вампиров чистой крови.

– Но скоро, еще до зимнего солнцестояния, мне исполнится семнадцать. И тогда у меня появится право охотиться и пить человеческую кровь!

Она скрестила руки на груди. Францу Леопольду она показалась сейчас похожей на своенравного ребенка. Не хватало еще, чтобы она топнула ногой. Очевидно, баронесса подумала так же, потому что ее лоб сердито наморщился.

– Когда ты станешь взрослой, решаю только я – или барон. Год в Ирландии тебе не повредит, даже если я сама не очень высокого мнения обо всей этой академии. А когда ты вернешься, мы сможем поговорить о ритуале.

– Но тогда уже наступит летнее солнцестояние! – в ужасе воскликнула Анна Кристина. – Я не могу и не хочу ждать так долго!

– Тебе не остается ничего иного.

Баронесса внимательно осмотрела ногти и подала служанке вторую руку.

Анна Кристина бросила на Франца Леопольда взгляд, моля о помощи.

– Скажи же чтонибудь!

Почему он должен заступаться за нее, рискуя впасть в немилость к баронессе? Но с другой стороны, мысль о том, чтобы провести целый год, не видя постоянно недовольного лица кузины, была не лишена привлекательности. Франц Леопольд откашлялся.

– Баронесса Антония, возможно, вы еще раз обдумаете свои слова? Анне Кристине действительно осталось совсем немного до решающего дня рождения, она такая умная и… э, взрослая. Кроме того, в Ирландии очень суровый и ветреный климат. Вряд ли это подходящее место для нее. И зачем вообще элегантной наследнице венского рода Дракас учиться повелевать животными? Превращаться в волка или летучую мышь, или даже в облако, чтобы путешествовать вместе с ветром. Зачем ей это?

Он попытался как можно небрежнее махнуть рукой. Баронесса пристально смотрела на него. Франц Леопольд и сам почувствовал, что в его голосе прозвучало неподобающее восхищение способностями представителей другого клана.

– Мой ответ остается прежним: нет! Вы все отправляетесь в Ирландию. А теперь прекратите действовать мне на нервы.

– Ты отнял у меня последнюю надежду, – пожаловалась Анна Кристина, когда они вышли в коридор и закрыли за собой дверь. – Можно было подумать, что ты ждешь не дождешься, чтобы поехать туда. Ирландия! Это же будет путешествие в средневековье, нет, в каменный век! Там будет еще ужаснее, чем в Риме!

– Да, и, наверное, люди там до сих пор живут в пещерах вместе с волками и медведями, – весело согласился с ней Франц Леопольд.

Кузен и кузина ошеломленно уставились на него.

– Ты действительно ведешь себя очень странно, – заявила Анна Кристина.

Карл Филипп кивнул.

– Да, с тех пор как мы вернулись из Рима. Я тоже это заметил. Неужели ты поверил в эту бредятину под названием «только вместе мы сильнее»? Скажи, ты ведь попрежнему считаешь, что мы гораздо выше всех этих неполноценных кланов и должны чувствовать к ним отвращение и неуважение? – потребовал Карл Филипп.

Франц Леопольд улыбнулся еще шире.

– Конечно, мы выше Фамалия, Пирас, Носферас, Вирад и в первую очередь этого презренного клана в Ирландии, Лицана, который все еще живет в каменном веке.

Тут перед его мысленным взором снова предстал образ юной вампирши. Ее длинные серебряные локоны блестели в лунном свете. Одеяние мягко облегало стройное тело. Она была маленькой и изящной, но при этом совсем не казалась ребенком. В ее чертах сочетались красота, гармония и мудрость, которая светилась в изумрудных глазах. Франц Леопольд вспомнил о белом волке, который всегда находился рядом с ней.

– Простите меня, – сказал он и с насмешливым выражением лица поклонился, – мне нужно дать Матиасу еще кое какие указания, прежде чем мы покоримся своей участи.

С этими словами Франц Леопольд поспешил прочь, чтобы найти свою тень. Как и у каждого члена их семьи, у него был свой нечистокровный вампир, который должен был прислуживать ему, беспрекословно подчиняться и защищать его. Нечистокровные когдато были людьми, пока их не укусил вампир, и они сами не превратились в вампиров. С той ночи их облик оставался неизменным на все времена, даже если они и приобретали все больше сил и опыта, в то время как чистокровные уже рождались вампирами и подобно людям росли и менялись. Только в отличие от людей их существование растягивалось на столетия, в течение которых их силы постепенно увеличивались, пока не достигали апогея. А когда их силы и скорость начинали слабеть, они присоединялись к достопочтимым старцам, предоставляя более молодым вампирам вершить судьбу клана.

Франц Леопольд вошел в свою комнату, где Матиас как раз упаковывал его дорожный чемодан. До того как барон Максимилиан сделал Матиаса вампиром, тот был извозчиком. Это был крупный неуклюжий мужчина со смуглой кожей и черными как у венгерца волосами. К тому же он оказался чрезвычайно неразговорчивым. Но, по крайней мере, он уже научился аккуратно обращаться с гардеробом своего хозяина. В данный момент Матиас складывал шелковые рубашки Франца Леопольда и прятал их в сундук. Слуга поднял глаза на хозяина.

– Что вы желаете? – спросил он, принимаясь тем временем за черный фрак.

– Я хотел бы, чтобы ты достал мне книгу и запаковал ее в мой чемодан.

– Какую книгу? Есть много разных книг.

Нечистокровный вампир продолжал невозмутимо укладывать вещи.

– Это я знаю, – прошипел Франц Леопольд. – Это должно быть нечто особенное. Ах, я сам не знаю.

– Для вашей поездки в Ирландию?

– Естественно, иначе тебе не нужно было бы запаковывать ее в чемодан.

– Может быть, о друидах и древней магии или чтото о волках? Об особенных волках? – голос Матиаса не изменился, и слуга даже не поднял глаз от работы.

Франц Леопольд с подозрением посмотрел на него.

– Да, это было бы неплохо. Достань мне чтонибудь в этом роде. Сегодня ночью ты мне больше не нужен. Упакуй чемоданы и жди меня здесь.

Не говоря больше ни слова, Франц Леопольд развернулся и вышел из комнаты.

Спускаясь по наружной лестнице, покрытой красным ковром, к главному входу, он задумался над тем, не мог ли Матиас за это время научиться гораздо большему, чем хотелось бы его хозяину. Франц Леопольд, даже среди представителей клана Дракас, отличался умением читать мысли, по крайней мере, для своего возраста. Но ему не хотелось бы, чтобы такой же способностью обладал и его слуга. Особенно сейчас, когда в своих фантазиях Франц Леопольд спешил в Ирландию, где сможет снова услышать ее голос. Она называла его «Лео», и он хранил воспоминания об этом как сокровище.

Франц Леопольд распахнул двери и выбежал на улицу. Он глубоко вдохнул пряный вечерний воздух позднего лета, к которому уже примешивались первые нотки распада. Скоро сочные зеленые листья увянут, приобретя осенний желтый цвет. Но когда полуголые деревья будут отбрасывать призрачные тени в свете газовых фонарей, он не сможет прогуливаться под ними, так как будет совсем в другом месте, в другой стране, да, в совершенно другом мире вместе с ИвиМэри!

Алиса сложила руки на груди. И хотя они дрожали от нетерпения, она попыталась оставаться спокойной, прислушиваясь к тому, как от ударов молотка вибрирует ее тело. Она считала гвозди, которыми Хиндрик прибивал крышку ее дорожного гроба.

– Готово! – сквозь дерево его голос прозвучал несколько приглушенно. – У тебя все в порядке?

– Да, – ответила Алиса. – Скорей бы уже отправиться в путь!

Хиндрик рассмеялся.

– За год ты стала сильнее и быстрее, но терпения у тебя совсем не прибавилось.

Она услышала, как удалились его шаги, а потом снова застучал молоток: теперь Хиндрик забивал гробы ее младшего брата Таммо и их кузена Серена. Слуга, так Фамалия называли нечистокровных членов своего клана, будет сопровождать их в Ирландию. И хотя Хиндрик производил впечатление молодого человека: длинные светлые волосы и трехдневная щетина на подбородке и щеках, – он относился к числу старших и опытных вампиров гамбургского клана. Его человеческая жизнь закончилась гдето в конце семнадцатого века, поэтому госпожа Элина, предводитель клана Фамалия, спокойно поручила ему охранять трех наследников во время их пребывания на острове.

Наконец Алиса почувствовала, как гроб подняли и понесли. Вскоре усилился запах ила и морской воды, а когда гроб снова поставили на пол, она почувствовала мягкое покачивание.

Прилив еще не начался, но скоро корабль отправится в путь. Алиса с нетерпением ждала этого события, и вот наконец ночь отъезда наступила. Начиналось большое плавание, ведь они должны были пересечь целое море.

Алиса еще никогда не путешествовала на корабле, хотя Фамалия жили у старой пристани в двух торговых домах в стиле барокко на острове Кервидер. Каждую ночь юная вампирша с тоской смотрела на мачты, реи* и ванты*, на шхуны и бриги* торгового флота, на гукары*, на фрегаты*, вооруженные множеством пушек, и шлюпы* военноморского флота. Теперь они собирались переплыть море на большом грузовом судне с четырьмя мачтами, которое называется барк*, а ей придется лежать в забитом гвоздями гробу. Она не сможет увидеть, как матросы поднимаются на ванты или натягивают шкоты* на реи, пока ветер не наполнит паруса.

Снаружи доносились команды. Алиса почувствовала, как корабль медленно поплыл. Качка усилилась, когда канаты отвязали от причальных тумб*. До грузового отдела донеслось пение моряков. Потом корабль повернулся к подветренной стороне* и путешествие началось – вначале по Эльбе к ее устью, затем – в Северное море через канал, чтобы в конце концов причалить к северному берегу Ирландии!

Была пятая ночь их путешествия. «Твидсэйл» миновал Дуврский пролив, который называли еще ПадеКале, прошел у южного берега Англии и поплыл между Уэльсом и Ирландией дальше на север. Утром они причалили в Дублине, а теперь корабль направлялся к острову, который возвышался посреди Ирландского моря.

Когда погас последний луч солнца, капитан велел сбросить якорные цепи у скалистого берега и распределил ночные вахты. Потом вернулся в свою каюту, вверив судьбу корабля и его груза в руки охраны.

Как и его барк, капитан был родом из Глазго. «Твидсэйл» был первым железным четырехмачтовым барком. Он был намного меньше своих деревянных предшественников, но зато маневренней и крепче.

Капитан спокойно уснул. Возможно, его сон не был бы таким спокойным, если бы он знал, что находится в гробах, стоящих в двух грузовых отсеках. В первом отсеке все было тихо, но неожиданно в восьмом гробу чтото зашевелилось. Поднялась крышка. Потом в гробу ктото сел и огляделся. Крыса в страхе шмыгнула прочь, спрятавшись между другими гробами. С безопасного расстояния она рассматривала человека со странным красноватым блеском в глазах. Нет, это существо не могло быть человеком. Кроме того, крыса знала, что если тела людей хранились в закрытых гробах, то они уже не вставали.

Франц Леопольд огляделся. В грузовом отсеке было темно. Человек не смог бы разглядеть и собственной руки, а ему удалось увидеть сваленные здесь ящики, мешки и бочки. Пахло мокрым деревом, солью, смолой и разными товарами. Вампиру показалось даже, что он уловил нотки перца и аниса, а также чая и какаобобов. Он поморщился. Разве подобные условия соответствовали уровню Дракас? Путешествовать, словно мешок перца или ящик чая, в животе этого плавучего гроба.



Вампир постарался пробраться к двери как можно тише. Он попробовал уловить мысли других Дракас, которые уж точно не спали, ведь солнце опустилось за горизонт. Франц Леопольд попытался скрыть от них радостное ожидание, чтобы они не догадались о том, что он собирался сделать. Особенно трудно было провести Матиаса.

Франц Леопольд бесшумно закрыл дверь и замер на некоторое время в темном коридоре. В грузовом отсеке стояла абсолютная тишина. Это хорошо! Они все еще верили, что он до сих пор лежит в надежно заколоченном гробу. На его лице появилась высокомерная улыбка. Новые нечистокровные в Вене, поддавшись его угрозам и соблазнившись приличной суммой денег, забили его гроб очень короткими гвоздями. Франц Леопольд легко поднялся по крутому лееру и свернул в коридор. Навстречу ему шли два охранника, но это абсолютно не волновало его. Люди были слепы в своей уверенности, что если они не хотят воспринимать чтото, то этого и не существует.

Вампир вжался в нишу, позволив мужчинам пройти мимо. Ему в нос тут же ударил запах теплой кожи и пота, тем самым напомнив о голоде. Франц Леопольд почувствовал, как обнажились его клыки, и ему с трудом удалось устоять перед соблазном последовать за охранниками и выпить их кровь. Если бы он поддался своему желанию, то заработал бы нечто более серьезное, чем обычное порицание за то, что покинул свой гроб. Юным вампирам запрещалось выходить на охоту и пить человеческую кровь. И этот запрет был не просто уловкой старших. Это была защита, в чем Франц Леопольд убедился на собственном болезненном опыте. Жажда чуть не погубила его! Теперь, когда он знал вкус сладкой человеческой крови, воздержание стало еще мучительнее. Франц Леопольд с трудом сглотнул и резко отвернулся. Ему не следовало сейчас об этом думать. Он хотел лишь на некоторое время освободиться от узкого гроба и насладиться свободой ночи.

Вампир открыл дверь, подошел к поручням и осмотрел корабль: сначала нос, затем корму и в завершение четыре мачты с парусами. Сверху наверняка открывался великолепный вид на море и остров, у берега которого они пришвартовались.

Франц Леопольд схватился за веревочную лестницу между вантами и подтянулся. Несмотря на фрак и элегантные кожаные туфли с плоскими подошвами, подъем не составил труда. Вампир поднимался все выше, пока не добрался до реи, к которой был прикреплен верхний парус главной мачты*.

Франц Леопольд присел на рангоут и с наслаждением вдохнул морские запахи. Луна рисовала серебряные полосы на гладкой воде, легкий ночной ветер ерошил ему волосы. Впереди на носу вампир разглядел двух охранников. Но тут он заметил силуэт еще одного человека, который вышел на палубу. Луна на несколько мгновений скрылась за облаками, а потом снова осветила корабль. Человек подошел к поручням. Облокотился на них. Ему не хватало двух вещей: у него не было теплой человеческой ауры и он не отбрасывал тени! Франц Леопольд застонал. Так, значит, его исчезновение не осталось незамеченным. Ну ладно, пусть теперь поищут его. Ведь пока его не обнаружили.

Он задумчиво рассматривал вампира. Почему тот смотрел на море, если его задачей было найти беглеца? И кто вообще там внизу? Это точно не его кузины, так как они никогда не расставались со своими широкими кринолинами, даже ложась спать. Следовательно, их можно исключить. Да и на Матиаса не похоже – слишком стройный силуэт. Вампир внизу медленно пошел вдоль поручней. Нет, это не Карл Филипп, хотя походка показалась Францу Леопольду знакомой.

Неожиданно в его памяти всплыли картины. Сначала расплывчатые, потом все более отчетливые. Разве такое возможно? Франц Леопольд, не в силах сдержать любопытство, стал спускаться вниз. Не преодолев и половины пути, он был уже уверен. Она же пока не заметила его. Вероятно, она даже не знала, что они путешествовали на одном корабле.

Когда Францу Леопольду оставалось семь канатных узлов, он открыл свой разум и нащупал ее мысли. Но нашел лишь радостное ожидание, воспоминания о Риме и почти детское восхищение красотой ночи и лунным светом, который переливался серебром на волнах и напоминал ей об Иви. Но неожиданно она напряглась и мысли оборвались. Пока вампирша смогла понять, что же вызвало ее подозрение, Франц Леопольд спрыгнул на палубу позади нее. Она резко обернулась, широко раскрыв сероголубые глаза.

Франц Леопольд спокойно выпрямился во весь рост и стряхнул с рукава волокно пеньки.

– А, Алиса де Фамалия из Гамбурга, – проговорил он, гнусавя. – Я вижу, ты удивлена? Да, от меня не укрылось, что твои мысли были поглощены красотой ночного моря, так что ты просто непозволительно забыла о наблюдении за своим окружением. За лето ты стала еще невнимательнее! Я мог бы незаметно прыгнуть тебе прямо на голову, если бы мне захотелось.

Говоря все это, Франц Леопольд внимательно рассматривал ее. Алиса за лето немного подросла и стала стройнее. Скулы выступали более отчетливо. На ней был простой камзол и черные брюки. Длинные светлые волосы с медным отливом заплетены в косу и завязаны узлом на макушке. Совсем простой вид, но он удивительным образом подходил к ее несколько мальчишеской фигуре и выразительным чертам лица.

Алиса оправилась от испуга быстрее, чем ожидал Франц Леопольд, и уже овладела собой. И сделала она это мастерски, так что если бы Франц Леопольд не мог читать ее мысли, то поверил бы ее скучающему тону. А так он отчетливо ощутил быструю смену чувств: испуга, удивления, радости, вытесненной затем неприязнью, которую Алиса и продемонстрировала.

– Посмотритека, Франц Леопольд де Дракас! Чем только не набили грузовые отсеки в Гамбурге.

В этот момент она заметила, что он подслушивает ее мысли, и грубо выгнала его из своей головы. Значит, она не только научилась скрывать эмоции от окружающих. Ее ментальные силы стали сильнее.

– Неужели ты сбежал от своих надзирателей?

Франц Леопольд не смог сдержать улыбку.

– Я могу задать тебе такой же вопрос. Полагаю, и у тебя нет разрешения на то, чтобы бродить здесь в одиночестве.

Алиса улыбнулась в ответ.

– Нет, такого разрешения у меня нет. Хотя я догадываюсь, что для Хиндрика мое отсутствие не останется незамеченным.

– Так я и думал. Ты просто еще не доросла! Вот, например, о моем исчезновении никто не подозревает. В отличие от тебя я не только бесшумно двигаюсь. Я еще работаю над новой техникой воздействия на чувства и мысли.

– То есть как я еще не доросла?

Голос Алисы был опасно спокойным, но Франц Леопольд был уверен, что она готова в любой момент выплеснуть ему в лицо свою ярость. Набросится ли она на него с кулаками? Она была близка к этому. Но вместе того чтобы накричать на него или даже ударить, Алиса неожиданно захихикала.

– А, понимаю. Твоя новая техника действует просто великолепно!

Франц Леопольд развернулся. В двери, ведущей на палубу, появился Матиас и направился к своему господину. Несмотря на бесстрастное выражение его лица, Франц Леопольд почувствовал неудовольствие слуги. Матиас отвечал за его благополучие и должен будет отчитаться перед бароном, если с ним чтото случится. Но это не волновало Франца Леопольда. Пусть об этом тревожится Матиас.

– Пойдемте, – резко сказал слуга. – Вам не разрешено покидать гроб во время путешествия.

– Что ты себе позволяешь! – проворчал Франц Леопольд, но решил не возражать.

Он не мог позволить себе осрамиться перед Алисой. Вдруг Матиас просто схватит его в охапку и потащит вниз.

Алиса подняла руку и небрежно помахала ему.

– Ну, тогда желаю тебе хорошо повеселиться в своем гробу. А я еще немного полюбуюсь этой великолепной ночью.

– Не думаю, что тебе это удастся, – подчеркнуто вежливо ответил Франц Леопольд. – Посмотри, кто идет.

– Хиндрик! – простонала Алиса, даже не оборачиваясь.

Слуги кивнули друг другу, и Хиндрик потребовал, чтобы его подопечная следовала за ним в грузовой отсек.

– Тогда скоро увидимся, – сказала Алиса и взяла Хиндрика под руку.

– Боюсь, этого не избежать, – ответил Франц Леопольд, но его голос, в отличие от слов, был довольно нежным.

Он смотрел вслед Алисе и Хиндрику, пока они не скрылись за дверью, и только потом медленно последовал за Матиасом вниз.

ЗНАМЕНИТЫЙ ЗАМОК ДАНЛЮС

Сегодня ночью они прибывали в замок Данлюс. Наконецто! В Белфасте их гробы выгрузили и перенесли на парусник. Алиса вначале подумала, что дальше их повезут рыбаки. По крайней мере, первое, что она услышала, был запах, вернее всепроникающая рыбная вонь, но потом вампирша почувствовала другой запах. Это были вампиры! Чужие вампиры, не относящиеся ни к ее семье, ни к венскому клану Дракас. Это могли быть лишь представители ирландского клана Лицана! Члены семьи Иви и Мэрвина. Может быть, Иви и Мэрвин приехали, чтобы забрать их?

Алиса нетерпеливо забарабанила пальцами по крышке гроба. К своему удивлению, она услышала, как вынимают гвозди. Потом крышка поднялась и вампирша увидела незнакомое мужское лицо. Оно было длинным и худым, с впалыми щеками. Но морщинистая кожа, хоть и казалась обветренной, была такой же белой, как у Алисы. Только шрам на шее немного выделялся неровной красной линией. Длинные волосы были такими же бесцветными, как и щетина. Вампир показался Алисе невероятно большим и теперь протягивал ей сильную руку. Алиса протянула в ответ свою ладонь и почувствовала его крепкую хватку.

– Добро пожаловать на борт «Киклона», – хриплым голосом сказал незнакомый вампир и резко поднял ее.

Только когда Алиса ступила на доски палубы, он отпустил ее и отошел на шаг назад.

– Меня зовут Мурха, что означает «морской воин», ведь именно им я был когдато. Даже если англичане обзывали меня пиратом!

Он сплюнул за поручни.

Алиса огляделась. На корабле, похожем на яхту* или кеч*, было полторы мачты с косым парусом* и двумя передними парусами. Корпус «Киклона» был широким и плоским, с двумя швертами по бокам для устойчивости.

– Мне поручено отвезти вас в замок Данлюс, – продолжил Мурха. – Так что посмотрим, повезет ли нам с ветром и успеем ли мы приплыть еще до рассвета.

Несмотря на произнесенную приветственную речь, на его угрюмом лице Алиса не увидела и тени улыбки, а глаза Мурхи светились темнокрасным огнем. Потом он отвернулся, отдавая трем другим вампирам короткие приказания.

Тут к Алисе подошел младший брат Таммо, которому тоже помогли выбраться из дорожного гроба, и посмотрел вслед вампиру.

– Он просто невероятен! Как ты думаешь? – прошептал Таммо с восхищением и страхом.

Алиса тоже посмотрела вслед старому вампиру. В это мгновение к Мурхе подошел Хиндрик. Они поговорили о чемто, после чего молча встали на носу корабля. Волны ночного черного моря разбивались белой пеной о корабль. Нет, Мурха не казался враждебно настроенным к другим семьям. Или, может, он признал Хиндрика только потому, что в прошлой, человеческой жизни тот тоже ходил под парусом?

Юная вампирша подошла к Францу Леопольду, который облокотился на поручень несколько в стороне от своей семьи. На простом рыбацком судне элегантный костюм венца выглядел просто смешно. Море штормило, и лунный свет лишь иногда пробивался сквозь облака. Вдали виднелись очертания скалистого берега, время от времени появлялись песчаные бухты.

– А я вот смотрю на вас и не сомневаюсь, что Дракас будет весело в Ирландии!

Алиса едва сдержала смех.

– О да, так оно и будет, – серьезно ответил Франц Леопольд. – Я просто жду не дождусь, когда же мы приедем.

Алиса с удивлением посмотрела на него сбоку, но не смогла обнаружить и тени иронии.

– Коуэн, просыпайся! – Отец тряс его за плечо. – Сегодня ночью мне снова понадобится твоя помощь.

Мальчик открыл глаза и зевнул.

– Что случилось?

Быстро глянув в щель между тяжелых штор, повешенных для защиты от сквозняка, он увидел, что на улице еще ночь. Мальчик сразу откинул одеяло и вскочил.

– Они вернулись? Что мне делать? – бодро спросил он, доставая изпод кровати простые деревянные башмаки.

Майлс подумал немного, после чего осторожно сказал:

– Да, приехали друзья, которые путешествуют по южному берегу, и нам нужно коечто обсудить.

Коуэн натянул толстый свитер из овечьей шерсти поверх порванной рубашки, в которой спал. Кроме семейного узора его тетя также вышила на нем его инициалы, как было принято у многих рыбацких семей. Все это облегчало опознание утонувших, которых часто выносило на берег только через несколько дней. Но Коуэн не боялся, что этот свитер сослужит ему когданибудь подобную службу. Майлс плавал на своей лодке только по озеру ЛохКорриб, которое хоть и бывало иногда коварным, но не шло ни в какое сравнение со своенравным морем.

Мальчик достал штаны, которые совсем обтрепались, но это не волновало ни его, ни отца.

– Они придут к нам в дом?

Майлс покачал головой.

– Нет, мы встретимся в заброшенной хижине у рудника наверху.

Коуэн кивнул с серьезным видом.

– Да, здесь их могут заметить. Не все соседи думают так же, как мы. Слишком часто предательство губило дело еще до того, как оно успевало начаться.

Майлс с удивлением посмотрел на сына.

– Что? Ты думаешь, я наивный мальчик, который не знает, что происходит? Мне уже четырнадцать, и я мужчина, который может сражаться вместе с вами!

– Мужчина? Ты? Может, разве что во сне! – совершенно неожиданно раздался позади них звонкий голос.

Отец и сын одновременно обернулись и уставились на девочку. Она была босиком, в длинной ночной рубашке. Оба смущенно смотрели на нее.

– Нелли, мы не хотели будить тебя. Возвращайся в кровать.

Девочка посмотрела на отца, потом на братаблизнеца, который был очень похож на нее. У обоих были рыжеватые вьющиеся волосы, синие глаза и веснушки. Их мама умерла при родах, и отец воспитывал детей один, если не считать, конечно, помощи его сестры, которая жила через два дома от них.

– Ах, большие тайны снова манят вас в ночь, – сказала Нелли.

– С чего это ты взяла? – несколько запинаясь, спросил отец.

– Па, на тебе сапоги и кожаная куртка, у двери стоит собранный рюкзак, а мой братсоня Коуэн спешит сопровождать тебя!

Отец попытался найти отговорку.

– Рыба лучше всего клюет на рассвете.

– Па, не надо принимать меня за дурочку!

– Да когда вы только успели…

– …вырасти? – закончила Нелли за отца, хотя тот, наверное, хотел произнести другое слово. – Каждый год понемногу! – серьезно ответила она и взяла его за руку. – Разве не это было твоей целью? Чтобы мы выросли и побыстрее повзрослели? Ну, наконец это произошло, и теперь мы будем помогать тебе, а не обременять. Радуйся.

Майлс скривился.

– Нам нужно отправляться в путь, – поторопил отца Коуэн. – Возвращайся в кровать и наслаждайся сном, сестричка, – сказал он и надел на плечи тяжелый отцовский рюкзак.

– Да, нам нужно идти. И я отправляюсь с вами.

– Это только для мужчин, – возразил ей брат.

– Ах, так? А почему тогда Карен идет вместе с вами?

Отец и сын снова с удивлением уставились на Нелли.

– Откуда ты об этом знаешь? – наконец спросил Майлс.

– Ах, па, у меня же есть глаза и уши, и я достаточно умна, чтобы сопоставить все факты – даже если вы, мужчины, не хотите этого признавать. Подождите, я надену чтонибудь потеплее. Мне нужно всего мгновение.

Майлс тяжело подошел к дочери и положил руку ей на плечо.

– Хоть я и не знаю, как ты проведала об этой встрече, ведь мы всегда были очень осторожны…

Нелли фыркнула и закатила глаза.

– …но тогда ты знаешь также, что это не игра. Это очень опасно, и если нас найдут, то мы можем погибнуть. Тебе известно, что англичане не любят шутить, этому научила нас печальная история наших предков.

– Я знаю историю нашей страны, – сказала Нелли и серьезно посмотрела на отца. – Тетя Розалин рассказывала мне о двоюродном дедушке, который был повешен рядом с Робертом Эмметом. И я знакома с судьбой экономки Эммета, которую бросили в тюрьму в Дублине и пытали, хотя она никогда даже оружия в руках не держала! Видишь, в любом случае это опасно для женщин, мужья, отцы или братья которых ступают на этот путь. – Она упрямо подняла подбородок. – И если вы решили подвергнуть меня такой опасности, я хочу хотя бы быть рядом с вами.

Отец все еще беспомощно смотрел на нее.

– Вы догадались взять сыр и хлеб? – бодро продолжила Нелли. – Нужно также захватить побольше пива и виски. Ночи сейчас холодные, и мужчины захотят согреться. Что вы стоите и смотрите на меня? Давайте, положите продукты в рюкзак, пока я переодеваюсь.

Нелли выбежала из комнаты.

– Ну, в общем, не так уж она и не права, – наконец сказал Коуэн. – Может, нам всетаки следует разрешить ей пойти с нами?

– А разве у нас есть выбор? – проворчал Майлс. – Если я прикажу Нелли остаться и ждать нас здесь, то готов поспорить, что она сотворит какуюнибудь глупость. Уж такая она твердолобая.

Коуэн усмехнулся и почесал голову.

– Да, так можно сказать обо всех нас. И это, как говорит Розалин, у нас не от мамы. Она была очень кроткой.

При этих словах обычно усталое и хмурое бородатое лицо Майлса просветлело.

– Ах, моя Хезер была чудесной женой. Такой доброй, мягкой и…

Коуэн вышел из комнаты, чтобы положить в рюкзак еду и напитки, как им посоветовала Нелли. Он был рад сделать хоть чтонибудь. Когда отец впадал в такое печальное настроение, мальчик испытывал смущение, так как не знал, что сказать. Как он мог утешить отца? В конце концов, он даже не помнил матери.

– Вы готовы?

Нелли появилась одетая и с тюком за спиной. Ее щеки раскраснелись, а глаза взволнованно блестели.

– Тогда в путь!

Под покровом темноты они вышли из дому на берегу ЛохКорриб и направились к холму, возвышающемуся с западной стороны. Майлс решил не зажигать лампу. Луна освещала им дорогу, вернее тропинку, которая петляла вначале среди болот, а потом шла через колючий кустарник.

Черные облака на востоке уже немного посветлели, когда Мурха приказал убрать паруса. Фамалия взволнованно столпились у поручней, пытаясь рассмотреть скалистый берег. В этот момент изза облаков выглянула луна и осветила пейзаж, который показался Алисе просто потрясающим. И дело было не только в утесе, поднимающемся в небо на сто шагов. Она увидела целое сооружение из черных и красных камней в форме шестигранных и восьмигранных колонн разной высоты. Они прижимались друг к другу, словно трубы огромного органа, на котором собирается сыграть сама природа.

– Это невероятно! – воскликнула Алиса. – Кто создал это чудо?

– Не думаю, что такое могли сделать древние кельты, – произнес Франц Леопольд скучающим тоном, который, однако, прозвучал несколько фальшиво. – Хоть им и приписывают разную магию.

И они в первый раз увидели, как лицо Мурхи озарилось улыбкой. Он поручил команде самостоятельно пройти мелководье, что, судя по всему, она проделывала не впервые, и подошел к юным вампирам.

– О да, создание Дороги гигантов, или, как ее еще называют, Тропы Великана, не обошлось без магии. Финн МакКумал был героем и воином. Был ли он великаном на самом деле, судить сложно. Скорее всего, он стал таким с течением столетий. Финн жил в третьем веке, во времена Кормака МакАрта, предводителя небольшой дружины благородных воинов «Фиану Эйринн». У него был соперник, Бенандоннер из Шотландии, который тоже был великим воином.

– Дайте угадаю, – неожиданно перебил его Франц Леопольд. – Герои захотели выяснить, кто из них сильнее.

Алиса даже пригнулась, с тревогой косясь на Мурху, но тот лишь рассмеялся, обнажив крепкие зубы.

– Ага, это ты правильно подметил. Но поскольку тогда не было ни одной лодки, которая могла бы довезти мощного Финна МакКумала до Шотландии, он начал строить мост.

Таммо критически осмотрел колонны на берегу.

– Ну, он не так уж далеко продвинулся.

– Тем не менее строение впечатляет, учитывая то, что это сделал человек, пусть даже великан, – возразила Алиса.

– То, что вы можете разглядеть, всего лишь остатки, – заметил Мурха. – Вот послушайте, история ведь на этом не заканчивается. Пока Финн МакКумал работал над своим мостом, он узнал, что Бенандоннер уже на пути в Ирландию. Тогда он поспешил домой, попросил жену, чтоб та одела его в одежду младенца, и улегся в колыбель. Вскоре к ним в дом пришел сам Бенандоннер, а жена заявила ему, что это, мол, сын Финна. Шотландец очень испугался. Ведь каким же должен быть тогда сам Финн МакКумал, если у него такой огромный сын? И он сбежал по уже построенному мосту назад в Шотландию, руша за собой постройку.

Юные вампиры из Гамбурга переглянулись и начали смеяться.

В этот момент Мурха отвернулся и показал вперед по ходу корабля.

– Посмотрите! Вот наша цель: замок Данлюс, главная крепость клана Лицана.

Алиса затаила дыхание. Увиденное превосходило ее ожидания. Берег в том месте был изрезан многочисленными бухтами, которые разделяли горные отроги, уходящие далеко в море. Верхний плоский, поросший травой край скалы неожиданно обрывался, образуя отвесную стену высотой в тридцать метров над морем. Замок Данлюс возвышался на одном из черных утесов, который был связан с материком и передовым укреплением замка лишь подъемным мостом. Казалось, покрытые темными пятнами камни росли прямо из скалы, сливаясь со стенами, фронтонами и двумя круглыми оборонными башнями. За замком утесы неожиданно меняли свой цвет на белый, мерцая в лунном свете. Картина была настолько прекрасной, что Алиса никак не могла наглядеться.

– Вы только посмотрите на эту развалину. Это же почти руины! – как всегда недовольным голосом пожаловалась Анна Кристина.

– По крайней мере, нам не придется, словно крысам, ютиться в туннелях под землей, – сказал Карл Филипп.

– Это правда, но и комфортабельным этот замок тоже не назовешь, – заметила Мари Луиза.

Алиса уже хотела сказать чтонибудь им в ответ, но ее опередил Франц Леопольд.

– Да заткнитесь же наконец. Ваше брюзжание действует мне на нервы!

Не только его кузины и кузен, но и все, кто был рядом, ошеломленно уставились на него. Алиса тоже открыла рот, но потом всетаки предпочла промолчать.

Когда вампиры приблизились к скале настолько, что она уже возвышалась над ними, и им нужно было запрокидывать голову, чтобы взглянуть на подножие замка, Мурха встал за штурвал.

«Куда же мы направляемся? – с любопытством подумала Алиса, недоверчиво разглядывая острые скалы, поднимающиеся из пенящейся воды. – Здесь же невозможно причалить не разбившись!»

Корабль швыряло из стороны в сторону, так что вампирам нужно было держаться за поручни, чтобы не упасть. Они разобьются о скалу! Алиса взглянула на Хиндрика, который уставился перед собой.

– Ты только посмотри! Разве это не чудо?!

Проследив глазами за его рукой, Алиса наконец увидела, что он имел в виду. В темной скале перед ними неожиданно открылся грот, и они поплыли прямо к нему. Двое матросов подошли к швертам справа и слева, третий схватился за канат кливера. Мурха сначала направил корабль немного влево, потом вправо. Алиса увидела, как корпус корабля прошел буквально на расстоянии одного шага от острой скалы, верхушка которой выглядывала из воды. Затем Мурха чтото прокричал, матросы откинули шверты кверху, парус с шумом опустился, и уже на следующей волне их корабль занесло в грот. Мурха снайтовил руль, матрос на шверту левого борта спрыгнул через борт на трап. Он ловко намотал один конец на каменную глыбу, а второй закрепил впереди на вале. Теперь корабль стоял, спокойно покачиваясь на мелководье в гроте, в то время как снаружи до них доносился приглушенный рев бушующих волн. Капитан приложил руку к груди и склонил голову.

– Добро пожаловать в замок Данлюс. Следуйте за мной, я отведу вас наверх. Ваши сундуки слуги смогут принести позже.

Таммо протиснулся вперед. Его лихорадило от волнения, когда они шли за Мурхой по сужающемуся гроту, пока перед ними не показался узкий проход в скале. На винтовой лестнице Мурха остановился.

– В замок есть два пути. Эта лестница ведет наверх, в северовосточную башню. Это одна из двух круглых башен, которые вы видели с корабля. Они являются самой старой частью крепости, которая еще сохранилась. Туннель ведет дальше, на другую сторону скалистого острова, где он отделяется от материка широким рвом. Там есть ступеньки наверх к замку. Туннель и ступеньки очень узкие, для того чтобы можно было наблюдать за ними с ворот и восточной стены.

– А если враг тайно поднимется по винтовой лестнице в башню замка? – поинтересовался Таммо. – Тогда все эти мосты, ворота и стены абсолютно бесполезны.

– Люди, которые жили в этом замке до нас, знали, как защитить вход. И поверь мне, мы приложили немало усилий, чтобы обезопасить свою семью!

С этими словами Мурха стал подниматься по лестнице.

– Здесь наверняка спрятано немало ловушек, – предположил Таммо и внимательно огляделся, надеясь обнаружить скрытые механизмы.

Поднявшись наверх, вампиры попали из круглой башни в узкий двор, с восточной стороны которого можно было наблюдать через бойницы за бухтой. С западной стороны возвышались стены усадьбы, где когдато жили дворяне.

Тут изза двери раздался радостный возглас:

– Алиса! Наконецто вы приехали!

Алиса обернулась, и ее чуть не сбил с ног налетевший на нее юный вампир. Но прежде чем она поняла, что произошло, он уже отпустил ее и отступил на шаг. Вампир смущенно уставился в пол, но потом все же робко улыбнулся ей.

– Как здорово снова видеть тебя! Я считал ночи до нашей встречи.

– Приветствую тебя, Лучиано, – ответила ему Алиса. – Я тоже рада нашей встрече.

– Как трогательно! – Франц Леопольд прижал одну руку к сердцу, а другой смахнул воображаемую слезу.

Лучиано тут же помрачнел.

– Комуто явно не дано понять, что такое искренняя радость! Я легко бы отказался от встречи с тобой и твоими чванливыми родственничками. Жаль, что баронессе не удалось добиться своего. Разве она не мечтала о том, чтобы оставить вас в Вене?

– Она мечтала о том, чтобы мы провели школьный год в Вене, – поправил его Франц Леопольд. – А значит, и в этом случае нам пришлось бы терпеть общество друг друга.

С этими словами он пожал плечами и повернулся к римлянину спиной, словно больше не хотел тратить слова на разговор с ним.

Лучиано сжал кулаки и нахмурился.

– Ах, этот надутый, надменный…

– Оставь его! – Алиса успокаивающе положила руку ему на плечо. – Просто не обращай на него внимания. Скажи лучше, где Иви. Я чтото пока ее не вижу.

Алиса снова огляделась по сторонам. Между тем во двор уже вышли кузина Лучиано Кьяра и кузен Маурицио (как всегда, в сопровождении кота), а также оба наследника клана Пирас – Джоанн и Фернанд. Не хватало только вампиров клана Вирад из Лондона и Иви.

Лучиано пожал плечами.

– Я до сих пор не видел ни ее, ни Сеймоура. Странно, что она не пришла встретить нас. – В его голосе отчетливо прозвучала обида.

– Думаю, Мэрвин должен знать, где мы сможем найти ее, – сказала Алиса и показала на второго наследника Лицана, который вошел как раз в этот момент.

Алиса с улыбкой поспешила к нему. Мэрвин был высоким и стройным. Рыжеватые волосы, как и в прошлом году, были коротко острижены. Ему было уже шестнадцать, и он относился к числу старших учеников академии, в то время как Алисе, Лучиано, Иви и Францу Леопольду было всего по четырнадцать, а Таммо вообще десять, и он был – к своему большому огорчению – самым младшим.

– Ах, Алиса, я слышал, что вы прибыли вместе с Дракас. Теперь недостает лишь Вирад. Что ж, вполне закономерно. Англичане считают себя хозяевами, которых все должны ждать!

Алиса удивилась, услышав неприязнь в голосе ирландца. До сих пор она не замечала, что между Лицана и Вирад существует какаято особенная вражда. Может, эта ненависть возникла между семьями за долгие века? Как и у людей в Ирландии и Англии? Алиса плохо знала историю этих стран и решила, что нужно будет обязательно расспросить обо всем Иви, когда они встретятся.

– Мэрвин, а где Иви?

Ирландец пожал плечами.

– Понятия не имею. Она еще не вернулась.

– Еще не вернулась? – Алиса запрокинула голову и с тревогой посмотрела на бледнеющее ночное небо. Скоро восход. – Они с Сеймоуром в пути? Тогда им следует поторопиться!

Мэрвин покачал головой.

– Нет, Сеймоур, конечно, с ней, но я не сказал, что она еще не вернулась сегодня ночью. Я понятия не имею, где она бродит. По крайней мере, это лето она провела не в Данлюсе!

Алиса ошеломленно уставилась на него, но прежде чем она смогла сказать чтолибо, Мурха позвал юных вампиров и их спутников в большой зал.

– Но Иви не может бродить неделями за пределами замка лишь в сопровождении Сеймоура, – прошептал Лучиано Алисе.

– Я тоже не могу себе такого представить. Возможно, у Лицана все не так, как у нас. Возможно, они даже не живут все вместе в замке.

Однако в этот момент раздался голос предводителя клана Лицана, и им пришлось замолчать.

Они выстроились в ряд вместе с другими гостями и их слугами и сосредоточили внимание на Доннахе. Его низкий голос наполнил зал.

– Я приветствую вас в замке Данлюс!

Предводитель ирландского клана был худым и высоким, с седыми волосами ниже плеч и темными пронзительными глазами. Алиса пыталась сконцентрироваться на его словах, но ее взгляд то и дело обращался к вампирше, которая стояла в двух шагах позади него, скромно сложив перед собой руки. Она выглядела очень юной, не старше двадцати лет, и была очень красивой. Густые рыжие локоны, словно танцующие языки пламени, ниспадали красивыми волнами на грудь, обрамляя несколько худое лицо с мерцающей белой кожей. Но околдовывала не только ее красота. Было чтото неуловимое в ее взгляде, во всей фигуре, какоето внутреннее сияние. Алиса услышала, как рядом с ней вздохнул Лучиано. Она повернулась к нему и увидела, что его взгляд тоже направлен на рыжеволосую ирландку.

– Если бы только она не была нечистокровной, – прошептал он.

– И что тогда? – резко спросила Алиса.

Лучиано вздрогнул, словно его разбудили ото сна.

– Ничего, просто я имел в виду, что для служанки она выглядит очень необычно.

– Если вообще является таковой, – сказала Алиса.

– Конечно, она служанка! Разве ты не знаешь, кто она? Катриона – тень Доннаха, и о ней слышали даже в Золотом доме!

Но несмотря на то что руки Катрионы были сложены и она оставалась позади предводителя клана, в ее взгляде не было покорности. Судя по всему, у членов клана Лицана не было такой строгой иерархии, как у остальных вампиров. Это больше походило на равноправное сосуществование чистокровных членов семьи и слуг.

Алиса заставила себя вновь прислушаться к словам Доннаха.

– Если вы постараетесь, то сможете многому здесь научиться и вернуться летом в свои семьи с новыми силами и знаниями. Это будет нелегко, и вам придется смириться с неудачами, которые постигнут вас в начале обучения, но если вы будете выполнять задания, всем сердцем и умом желая добиться результата, вы сможете по праву называть себя вампирами!

Анна Кристина скривилась.

– Что здесь может быть необычного?

Алиса увидела, как рыжеволосая ирландка направила взгляд на Анну Кристину. Представительница клана Дракас вздрогнула, как от неожиданной боли, но отчаянно попыталась сохранить высокомерное выражение лица. Доннах, который в этот момент говорил о подчинении своей воле низших форм жизни, остановился, словно прислушиваясь к чемуто, что было слышно только ему. Потом слегка кивнул.

– Но думаю, показ нагляднее слов.

С этими словами вампир поднял руки, направив ладони к слушателям и расставив пальцы. Алиса услышала стрекочущий звук. Издавал ли его Доннах? Но ведь у него даже губы не двигались. Несколько мгновений ничего не происходило. Карл Филипп язвительно усмехнулся.

– Невидимые маленькие помощники? Может, он призвал рой мошек или пару блох?

Неожиданно воздух наполнился шумом.

– Летучие мыши! – крикнул Таммо и пригнулся, когда сотни летучих мышей влетели через открытые окна и слились в один поток.

Доннах поднял указательный палец. Животные сразу же подлетели к нему, окружили, словно облако, после чего сформировали кольцо высотой до самого потолка. Когда они медленно поднялись вверх, Алиса увидела, что предводитель клана исчез.

– Я думаю, вот он! – воскликнул Лучиано и показал на самую большую летучую мышь, которая возглавила стаю и повела ее из замка через открытую дверь.

Пронзительный писк и хлопанье крыльев стихли.

– Это было впечатляюще, – признал Лучиано. – Они все слушались его приказа.

– Впечатляюще? – спросила Анна Кристина. – Я не знаю, для чего мне может понадобиться разгуливать по Вене со стаей летучих мышей над головой. Разве только если я захочу обратить внимание людей на то, что среди них есть вампир!

Карл Филипп и Мари Луиза рассмеялись.

В этот момент в двери появился серый волк. Самый большой из всех, которых Алиса видела до сих пор. Как ни в чем не бывало, он прошел мимо гостей и жителей замка и уселся на то место, где перед этим стоял предводитель клана. Катриона щелкнула пальцами, и у ее ног лениво заколыхался туман. Он слегка мерцал на фоне ее зеленой юбки. Потом он сгустился, и из него показались щупальца. Они потянулись к волку, который неподвижно сидел на задних лапах. Катриона начертала пальцами в воздухе маленький круг, и клубы тумана сразу же окружили волка и рыжую ирландку. Алиса услышала, как та прокричала низким голосом чтото похожее на «ги». Но прежде чем юная вампирша успела спросить у Мэрвина, что означает это слово, по залу пронесся вихрь и разогнал туман. Теперь на месте волка снова стоял Доннах. А Катриона исчезла. Алиса увидела, как Франц Леопольд наклонился к Анне Кристине.

– Ну, теперь ты, наверное, скажешь, что не хочешь идти на бал в волчьем обличье, да и туман в королевском дворце будет выглядеть несколько странно. Судя по всему, полученные здесь знания нам абсолютно не пригодятся в Вене!

– Да, чтото в этом роде, – согласилась с ним Анна Кристина, которая, очевидно, не заметила блеска в его глазах.

– А теперь настало время отправляться в свои гробы. Мы разместили вас и ваших сопровождающих в комнатах слева и справа. Так что укладывайтесь. Солнце в любое мгновение может появиться над холмами. Спокойного сна.

После этих слов юные вампиры были свободны. Доннах подозвал двух Лицана – молодого мужчину и женщину, очень похожих друг на друга. У обоих были кудрявые волосы с рыжеватым оттенком, темные глаза и крепкое телосложение. Когда они подошли ближе, Алиса увидела на их лицах бледные веснушки. Они представились как Бриджит и Ниав и с очень серьезным видом попросили гостей следовать за ними. Слуги наследников были размещены в здании с западной стороны от двора кухни, а юные вампиры – с восточной.

Вдоль стен стояли ряды простых каменных гробов. В отличие от Рима здесь не считали нужным укладывать мальчиков и девочек в разных комнатах. Лучиано сразу же устремился к гробу рядом с Алисой, в то время как Дракас выбрали себе четыре гроба, стоявшие у правой стены.

– Можно я помогу тебе? – вежливо спросил Лучиано и поднял крышку гроба Алисы.

– Ты стал сильнее за лето.

– О да! – гордо кивнул Лучиано. – А еще я немного подрос.

Он подтянулся, чтобы выглядеть еще выше.

– Только, к сожалению, ты не похудел, – неожиданно раздался голос Франца Леопольда.

Все члены клана Носферас были склонны к полноте, особенно их предводитель граф* Клаудио. Маурицио тоже можно было без преувеличения назвать толстяком. Тем не менее Алисе показалось, что Лучиано все же немного уменьшился в объеме за лето, о чем она и сказала, одновременно посылая Францу Леопольду гневный взгляд. Польщенный Лучиано провел рукой по своим коротким черным волосам, которые, как всегда, торчали в разные стороны.

«Не вмешивайся в разговоры, которые тебя не касаются!» – подумала Алиса.

Она была уверена, что Франц Леопольд услышал ее мысль. И правда, почти сразу же в ее голове прозвучало: «А почему бы и нет? Меня раздражает то, что ты постоянно заступаешься за Лучиано. Я просто не понимаю, что ты нашла в этом жалком субъекте, который прячется за твоей юбкой и позволяет тебе защищать его!»

Алиса забралась в свой гроб и легла на спину.

«Вопервых, он не жалкий субъект, а вовторых, Лучиано вполне может потягаться с тобой»,  – успела Алиса мысленно ответить Францу Леопольду, и крышка гроба над ней закрылась.

Наконец ее окружали лишь темнота и спокойствие. Алиса почувствовала, как по ее телу разлилась свинцовая усталость, которая всегда приходила с восходом солнца. Противиться ей было просто невозможно. Сон был сильнее и затуманивал разум.

«Желаю благотворного отдыха»,  – послышался в ее сознании голос Франца Леопольда, но прежде чем в ее голове успела полностью сформироваться беспокойная мысль о том, как ему удалось добраться до нее сквозь два закрытых гроба, Алиса уже впала в подобный смерти сон, в котором проводили день все вампиры, пока солнце снова не исчезнет за горизонтом.

СРЕДИ ОВЕЦ

Ночь опустилась на болота Коннемары. С запада дул порывистый ветер, сотрясая верхушки немногочисленных деревьев. Скрюченные кусты на горных склонах, казалось, пригнулись еще больше. На небе сияла яркая луна, освещая одинокую путницу, которая прошла через ворота Онанэйр, перешла реку и сделала крюк, обходя Киллароне. Деревушка состояла из нескольких бедных крестьянских дворов. Собаки залаяли, но потом, испуганно поскуливая, поджали хвосты, узнав, кто нарушил их покой. Однако ночную путницу не интересовали ни собаки, ни люди, ни даже скот, который эти собаки охраняли.

Миновав дома, она пустилась бежать. Она бежала гораздо быстрее и легче, чем это смог бы человек. Скоро показалась следующая деревня. Путница снова сделала большой крюк, на этот раз на запад, так как именно там на холмах за рудником и была цель ее путешествия. Молодая женщина замедлила бег и посмотрела на голое место, которое, словно рана, светилось на склоне горы. На нем возвышалось несколько хижин, в которых жили рабочие: бледные худые мужчины, женщины и их дети, которые за нищенскую плату надрывались в круто спускающихся туннелях под землей или же при помощи молота и резца разделяли добытую породу на руду и вскрышные породы. Два тощих коня бегали по кругу, поднимая лебедкой клети. В отдельной хижине хранился черный порошок. Люди добывали руду из светлого мрамора и чернозеленой глубинной породы. Ненужное они сваливали в кучи, а ценную руду отвозили на конной упряжке в Утерард или к берегу ЛохКорриб. Какое же это было кощунство!

Лунный свет мягко окутывал грациозную женскую фигуру с длинными белыми волосами. Взгляд темнозеленых глаз все еще был направлен на рудник Гленгоула. Женщина до сих пор не привыкла к этому виду, хоть люди и добывали здесь серебряные и свинцовые руды уже почти тридцать лет. Несмотря на то что там никого не было видно и света в маленьких домах становилось все меньше, под землей еще работали. Благодаря острому слуху женщина расслышала голоса, потом увидела, как двое рабочих торопливо вылезли из шахты и отошли на несколько шагов. Взрыв сотряс землю. Из отверстий в горе повалило облако дыма и пыли и словно саваном покрыло изувеченную природу вокруг. Мужчины устало зашагали к своим хижинам. Длинный рабочий день наконец закончился. Завтра утром, когда пыль в туннелях уляжется, они достанут наверх отколовшиеся глыбы. Закрылась последняя дверь. Снова стало тихо.

Неожиданно женщина почувствовала движение позади себя. Она давно должна была учуять его, но дым от взрыва все еще притуплял ее чувства. Не успела она обернуться, как ее обхватили две сильные руки, заключив в железные объятия. Ани была сильной, но мужчина был еще сильнее. Она почувствовала его горячее дыхание у своего уха.

– Я ждал тебя. Ты опоздала. Разве ты не знаешь, что каждое мгновение без тебя кажется мне вечностью?

Он немного ослабил хватку, и она смогла повернуться к нему и посмотреть в его желтые глаза с красным блеском. Какой же он был большой и какой худой! Ани тоже обняла его и прижалась щекой к его груди.

– Я не могла прийти раньше. Прости. Мне не хотелось вызвать какиелибо подозрения, а поверь, это очень легко было сделать!

Перегрин отпустил ее и нежно погладил поднятое к нему лицо, когдато прекрасное, но теперь обезображенное двумя шрамами на правой щеке. На запястьях и лодыжках навсегда остались следы истязаний.

– Любовь моя, – прошептал он, – пойдем. Давай покинем это место и насладимся одиночеством болот.

Она лукаво улыбнулась ему и поцеловала в губы.

– Да, давай поохотимся. Ты же не хочешь сказать, что не чувствуешь голода?

– Нет, это было бы неправдой. И мне нравится лететь в лунном свете так же быстро, как ночной ветер, и, конечно, бок о бок с тобой.

Ани прижалась к нему всем телом и еще раз поцеловала. Перегрин ответил на ее поцелуй и объятия с такой страстью, что, наверное, сломал бы ей ребра, если бы она была обыкновенной женщиной. Потом он отступил на шаг и запрокинул голову, словно в немом крике. Она смотрела, как меняется его лицо: оно стало вытягиваться, пока не превратилось в волчью морду. Тело вздрогнуло и изогнулось. Перегрин упал на четыре лапы. Сквозь его кожу пробивалась шерсть. Только глаза остались прежними. Ани знала, каким невероятным доказательством любви и доверия было то обстоятельство, что он позволял ей присутствовать во время его превращения. А ведь в этот момент оборотень был более всего уязвим. Теперь перед ней стоял серый волк и смотрел на нее желтыми глазами. Она почувствовала его нетерпение.

– Подожди, любимый. Скоро я буду готова.

Ани закрыла глаза и подняла руки. Ее пальцы скрючились, губы зашевелились, произнося беззвучные слова. Облако тумана окутало ее и закружилось. А когда новый порыв ветра разогнал туман, на ее месте уже стояла волчица. Она была немного меньше, шерсть была несколько светлее, чем у большого серого волка, взгляд которого все еще был направлен на нее. Перегрин радостно завыл. Волчица потерлась о его бок и лизнула нос, после чего внезапно ринулась прочь. Ее ликующий вой раздался уже изза кустов. Перегрин не заставил себя долго ждать. Он ответил на ее призыв и последовал за ней.

Вирад приплыли из Лондона только следующей ночью, хотя находились ближе всего к Ирландии. Возможно, Мэрвин был прав: они сделали это намеренно и так, чтобы ирландцы поняли это. В любом случае Алисе показалось, что тон Доннаха был немного прохладнее, когда он приветствовал Малколма, Ирен, Ровену и их слуг. Он не стал демонстрировать перед ними свои способности, вместо этого сразу же отправив их к другим юным вампирам. Все собрались на большом дворе за сторожкой, из которой происходило наблюдение за подъемным мостом. Юные наследники с нетерпением ждали, кто же станет их первым наставником и чему он будет их учить.

Алиса попыталась незаметно подобраться ближе к Малколму. Он был все так же хорош и еще больше возмужал. Он был большим и сильным. У него были глаза сияющего синего цвета и белокурые волосы, немного отливающие медью. Малколму исполнилось семнадцать. Скоро будет проведен ритуал, и его примут в ряды взрослых вампиров. Алиса была рада, что он решил провести этот год в академии. Она испытала теплое чувство, когда подошла к нему и он приветливо ей улыбнулся.

– Алиса, как я рад видеть тебя снова!

– Я тоже, – смущенно проговорила она и услышала, что ее голос прозвучал както странно. – Я, конечно, имею в виду «видеть тебя снова», а не то, что ты сказал…

Алиса запнулась и смущенно замолчала. Да что с ней такое?

Малколм улыбнулся еще шире, но это не было похоже на оскорбительную насмешку Франца Леопольда. Теперь она должна была сказать чтото, что вызвало бы восхищение в его глазах или смех. Но в голове у Алисы было пусто. Ей не оставалось ничего иного, как молча смотреть на него и спрашивать себя, что с ней происходит.

– Как прошло плавание? Все хорошо? – наконец спросил Малколм. Наверное, для того, чтобы покончить с неловкой паузой.

Алиса кивнула:

– Да, это было очень увлекательно. Я еще никогда не путешествовала на корабле, хоть мы и живем на пристани. Мы плыли на том же корабле, что и Дракас. А потом ночью на палубе я наткнулась на Франца Леопольда.

– Какая трагическая встреча! – теперь в голосе Малколма отчетливо слышалась ирония.

– В ней не было ничего трагического! – возразила Алиса. – Хоть встретиться с ним можно было бы и позже!

Малколм поднял брови.

– Неужели? Чтото не верится. Я бы скорее подумал, что за лето ты соскучишься по вашим словесным дуэлям.

– Соскучусь по Францу Леопольду?! – воскликнула Алиса громче, чем собиралась. – Совершенно нет! Если я по комуто и соскучилась, то только по Иви и Лучиано, – и по тебе, по твоим синим глазам, при взгляде на которые у меня подкашиваются ноги,  – но точно не по этому надменному…

– …элегантному и красноречивому вампиру, с которым ты не можешь сравниться в уме и красноречии?

К ним незаметно подошел Франц Леопольд и подмигнул Алисе. И, к неудовольствию юной вампирши, она действительно несколько мгновений не могла придумать, что же ей ответить. Слишком сильно она боялась, что венец сможет прочитать ее мысли. Но Малколм снова помог ей прервать неловкое молчание.

– Твой брат, судя по всему, восхищен оборонительными сооружениями замка.

Алиса посмотрела на Таммо, который забрался на ствол огромной старой пушки и как раз в этот момент наклонился, чтобы заглянуть внутрь.

Вампирша улыбнулась.

– Есть одна интересная история о трех пушках. Мэрвин недавно рассказал ее нам. Эти пушки находились на корабле под названием «Жирона». Он входил в состав испанской «Непобедимой армады», которая в 1558 году поплыла в Англию, выступив против королевы Елизаветы Первой. Во время шторма «Жирона» налетела на рифы недалеко от берега. Сокровищ с корабля хватило роду МакДоналсов на постройку этого замка, а еще им удалось спрятать эти пушки.

В этот момент к ним наконец подошла вампирша клана Лицана, которая должна была начать их обучение в Ирландии. К удивлению Алисы, это была служанка Катриона.

Она провела их через ворота и мост к передовым укреплениям замка. Вампиры вышли через главные ворота.

Перед ними открылась широкая равнина, лишь вдалеке виднелась гряда холмов. Трава при солнечном свете определенно должна была быть сочного зеленого цвета. Вдоль дороги были выложены стены из валунов. А по краям тропинок, изборожденных следами от тележек, рос боярышник, терн и фуксии. Между кустарниками и стенами паслись овцы. Время от времени по пути попадались низенькие хижины с поросшими мхом крышами, из труб которых поднимался слабый дымок. К каждому дому был обязательно пристроен сарай или хлев для лошади или пары коз.

Катриона молча вела их вперед. Большинство Лицана не носили обуви, так же как и эта служанка, и у них была похожая одежда. И мужчины и женщины облачались либо в длинные платья, либо в штаны и туники до колен. Одежда была сделана из мягкой струящейся ткани зеленого или коричневого цвета. Это позволяло не выделяться в ночи, слившись с природой. По приказу Доннаха еще ранним вечером такая одежда была роздана гостям, как наследникам, так и слугам. Как и следовало ожидать, Дракас из Вены стали бурно протестовать, но ирландского предводителя ничто не могло поколебать. Единственная уступка, которую он сделал, – это облегающие ботинки из мягкой кожи, которые Доннах предложил всем желающим. Кроме Дракас и Вирад обувь взял и Лучиано. Алиса же наслаждалась ощущением прохладной влажной земли под босыми ногами. Из своего багажа она захватила лишь маленькую сумку, которую повязала на пояс. В этой сумке она хранила несколько вещей, от которых не могла отказаться. Ведь никогда не знаешь, что может случиться! Новая одежда Алисы была бледнозеленого цвета и даже отливала голубым в лунном свете. Штаны и туника так мягко облегали ее тело, что она почти не чувствовала их, и что самое главное – ткань не издавала ни малейшего шороха.

Вампиры свернули в ложбину. Здесь телеги оставили глубокую колею в размокшей от дождя земле. Кусты по бокам выросли в непроглядную стену, образовав зеленый туннель. Со всех сторон доносились шорохи и писк. Под кустами, следя за ними, блестели маленькие желтые и красные глаза. Потом изгородь резко закончилась и вдоль дороги возвышалась лишь невысокая стена из валунов.

Катриона грациозно перепрыгнула через стену и приземлилась на сочную траву, которой порос невысокий холм. Алиса повторила за ней прыжок, в то время как Лучиано сначала залез на стену, а потом упал в траву.

Лицана подождала, пока вокруг нее соберутся все наследники. Тени гостей остались несколько в стороне под деревьями, внимательно наблюдая за подопечными. Алиса увидела, что Хиндрик стоял рядом с Франческо и Леонардой, которые служили кузине Лучиано Кьяре. Вампир Винсент в детском обличье держался возле двух других слуг лондонских наследников. Скорее всего, он снова приехал с полным собранием сочинений о вампирах, аккуратно сложенных в нескольких гробах. И только Пирас из Парижа опять явились без слуг.

Катриона подняла руки, и еще до того, как она произнесла первое слово, внимание присутствующих было направлено на нее.

– Итак, начнем. Превратиться в животное и вернуть себе прежний облик не так уж просто. Сначала нужно хорошо изучить животное, в которое вы хотите обратиться, узнать, как оно воспринимает окружающий мир: видит, слышит звуки и запахи, как двигается. Поэтому мы начнем с того, что будем исследовать этих созданий. Даже если мы просто позовем их и захотим управлять ими, подчинив своей воле, нам следует сначала научиться проникать в их разум. Как вы думаете, от чего это может зависеть?

Она посмотрела на учеников. Естественно, никто не изъявил желания ответить. Дракас молчали, потому что считали ниже своего достоинства участвовать в занятиях, Джоанн и Фернанд вообще не слушали, а шептались с Таммо. Вирад из Лондона, наверное, предложили бы какойнибудь ответ, если бы вопрос задала не ирландка. А Лучиано лишь пожал плечами. Алиса нерешительно подняла руку.

– Да? Алиса де Фамалия, правильно?

– Да, профессор. Мне кажется, что с высокоразвитыми существами проделать такое труднее, чем с более простыми.

– Хорошая мысль, но ты не должна называть меня профессором. Меня зовут Катриона. Есть еще какиенибудь соображения?

На этот раз вызвалась Кьяра. Даже в свободном одеянии ей удавалось выглядеть женственной и утонченной. А ведь ей, как Алисе и Лучиано, было всего четырнадцать. У нее было круглое лицо и длинные черные локоны.

– Я думаю, что превратиться в маленькое существо сложнее, чем в большое.

Катриона кивнула.

– Хорошая мысль. Другие мнения?

Наконец вызвался Малколм. Он посмотрел Катрионе в глаза и сказал:

– Все зависит от воли!

– Ты можешь объяснить нам свою мысль? – Катриона спокойно выдержала его взгляд.

– Даже не представляю, чтобы подобное было позволено комуто из наших теней, – услышала Алиса голос Анны Кристины. – Она ведь нечистокровная! Ее нужно поставить на место!

Катриона проигнорировала ее слова, попрежнему глядя на Малколма.

– Так что с волей?

– Возьмем, например, человека. Подчинить человека со слабой волей намного проще, чем человека с сильным характером.

Катриона снова кивнула.

– Хорошо, давайте подытожим три самых важных момента: величина, уровень развития и сила духа или сила воли живого существа, как выразился Малколм. У мыши воля слабее, но это животное развито значительно больше, чем насекомое, хотя они оба очень маленькие. Но именно поэтому направить мышь в соответствии с ее природой несложно. Заставить ее сделать чтото сверх ее способностей или обратиться в нее, напротив, не так просто. С другой стороны, летучая мышь – высокоразвитое животное, но в процессе эволюции она приобрела способность летать, а мы – нет, и размер у нее небольшой. А основная проблема в превращении в волка, который близок нам по характеру и образу жизни, заключается в силе его воли. Гораздо легче обратиться в волка, чем приказать ему!

– Но Иви же может приказывать Сеймоуру, – сказал Лучиано. – Он слушается ее и не отходит от нее ни на шаг.

Катриона посмотрела на него.

– Да, Сеймоур не отходит от нее ни на шаг. Но выполняет ли он приказание ИвиМэри или делает это по собственной воле?

Слова Катрионы вызвали у Алисы смутные воспоминания. Она мысленно вернулась в Рим, к событиям, связанным с Иви и Сеймоуром, и какоето время не слушала Катриону. Та продолжала говорить о трудностях физического обращения и проблеме сохранения ясности собственного разума, чтобы не потеряться в разуме животного.

– И поэтому мы начнем с подчинения слабовольных животных, – закончила Лицана вступительную часть.

Катриона развернулась, немного подняла руки и взмахнула ими, словно приглашая когото войти.

– Ах, наверное, она выманивает крыс и мышей из нор? – съязвил Лучиано.

– Нет, не крыс и не мышей, – возразила Кьяра и показала на белые пятна, которые появились из темноты и стали медленно приближаться. – Овцы! – И она захихикала.

– Да, овцы, – подтвердила Катриона и снова повернулась к юным вампирам.

Первые пушистые овечки уже терлись черными головами о ее ноги и тихо блеяли. Казалось, они не осознавали опасности, которая нависла над ними, ведь они были сейчас окружены охотниками, которые быстрее и опаснее любого зверя.

Анна Кристина отшатнулась с выражением явного отвращения на лице.

– Мы что, должны заниматься этими вонючими овцами?

– А я считаю, что они пахнут вкусно, – возразил ей толстый Маурицио и облизнулся.

– В настоящий момент мы не рассматриваем овец как еду, – сказала Катриона, не повышая голоса, но тем не менее Маурицио немного пригнулся. – Теперь разделитесь по двое или по трое и подыщите себе овцу.

Алиса повернулась к Малколму. Их взгляды встретились, но Лучиано уже тянул ее за рукав.

– Пойдем, мы возьмем себе вон ту белую овцу. Она выглядит слишком ленивой, чтобы сопротивляться.

Пока Алиса думала, пригласить ли Малколма к ним, к нему подбежала Кьяра. Малколм вежливо поклонился и кивнул. Алиса почувствовала укол ревности и, резко отвернувшись, пошла вместе с Лучиано к овце, которую он выбрал.

– И что нам теперь делать? – спросил Лучиано и с нетерпением посмотрел на Катриону.

Он неожиданно помрачнел, и Алиса не особенно удивилась, когда позади них раздался голос Франца Леопольда.

– Вы нашли себе самый толстый экземпляр. Думаете, он просто не сможет убежать, или это Лучиано стремится к себе подобным?

– Что ты хочешь? – накинулся на него Лучиано.

– Помочь вам в ваших упражнениях, чтобы вы не опозорились перед всеми, – ответил Франц Леопольд.

– А ты не мог бы оставаться вместе со своими противными родственниками? – прошипел Лучиано.

– Если ты хоть немного умеешь считать, ты заметишь, что их уже трое. И кроме того они решили не выполнять это упражнение. Это ниже их достоинства.

Алиса с любопытством наблюдала за сценой, которая разыгралась внизу у стены. Катриона подошла к трем Дракас, которые стояли там, скрестив руки, всем своим видом показывая, что не собираются ничего делать.

– Неужели ты думаешь, что мы будем заниматься овцами? – Голос Анны Кристины прозвучал невероятно дерзко.

– Почему нет? Я задала вам это упражнение как раз потому, что эти животные не отличаются большим умом, и поэтому вы сможете справиться с заданием. А теперь идите и выберите себе овцу!

– Ты думаешь, мы позволим, чтобы нами командовала нечистокровная? – парировал Карл Филипп.

В этот момент Мэрвин судорожно вдохнул и испуганно уставился на Дракас, но лицо Катрионы сохраняло приветливое выражение. Только глаза немного сузились.

– Ну, я действительно думаю, что вы будете меня слушаться, так как вы приехали в Ирландию, чтобы чемуто у нас научиться.

Алиса увидела, как ее пальцы задвигались. Лица Дракас странным образом застыли. Потом венцы пошли по лугу, так, словно их потянули за нити, и остановились у одной пятнистой овцы, которая доверчиво заблеяла им навстречу.

– Теперь мы можем начинать. Я хотела бы, чтобы вы сконцентрировались на разуме вашего животного и заставили его следовать за вами. Будьте внимательны. Сейчас я уберу свой разум и снова освобожу волю стада.

– Это не может быть тяжело, – самонадеянно сказал Лучиано, но прежде чем хоть ктото из них успел отреагировать, толстая овца издала пронзительный крик и вместе с детенышем побежала прочь от них по лугу.

У других дела обстояли не лучше, и всего за несколько мгновений все овцы исчезли за холмом.

– А чего вы ожидали? Вы хищники, хуже волков. Чтобы понять это, овцам вполне достаточно инстинкта. А от диких зверей они всегда пытаются спастись бегством. Это их естественное поведение. Сейчас я верну стадо.

На краю холма уже появились первые животные и покорно засеменили к ним. На этот раз юные вампиры наблюдали за происходящим с большим уважением. Алиса почти сразу разглядела выбранную ими жирную овцу с ягненком и направилась к ней. Лучиано великодушно пропустил ее вперед, да и Франц Леопольд не возражал.

«Конечно, ведь он хочет насладиться моим провалом», – подумала Алиса и посмотрела на овцу, которая мирно паслась у ее ног.

«Естественно. Ты угадала»,  – прозвучал голос Франца Леопольда у нее в голове.

– Оставь! Мне нужно сосредоточиться.

Как же легко он проникал в ее мысли, и как тяжело ей было закрывать от него свой разум.

«Да, тебе так же сложно удержать при себе свои мысли, как и слова. Ты все время должна вмешиваться и давать комментарии. Такая уж ты есть».

– Приготовьтесь. Сейчас я начну медленно убирать свои мысли, – крикнула Катриона.

Алиса уставилась на овцу, которая замерла, не дожевав, и уставилась на Алису в ответ. Вампирша пыталась отыскать разум овцы, но находила лишь смутные чувства.

– Все хорошо. Тебе не нужно нас бояться, – сказала Алиса низким голосом, продолжая смотреть на овцу.

Она почувствовала, как внутри животного поднимается беспокойство и сопротивление, как его инстинкт подсказывает, что чтото здесь не так! Но тем не менее пока что ее овца не присоединилась к другим, которые снова пустились наутек.

«Ах, ты это делаешь лучше, чем я ожидал. Две родственные души, которые наконец встретились?»

Алису захлестнула волна гнева, разорвав связь с разумом овцы. Животное тут же с испуганным блеянием помчалось прочь.

– Большое спасибо! – рассердилась Алиса.

Так как за это время большая часть овец убежала, Катриона снова призвала стадо. Только Мэрвину удалось удержать животное рядом с собой, да еще и заставить его бегать за ним как собачонка. Это никого не удивило. В конце концов, он был Лицана и вырос в Ирландии. А вот что удивило Алису, и не только ее, это успехи обоих Пирас. Джоанн рассмеялась, когда овца лизнула ей руку.

– Дай и мне попробовать, – потребовал Таммо, и овца тут же обратилась в бегство.

Фернанд захихикал и почесал животик крысе, которую до сих пор повсюду таскал с собой. Она любила сидеть у него на плече, где могла нисколько не опасаться кота Маурицио.

Неудача Дракас была, скорее всего, связана с недостаточным усердием, в то время как Носферас просто не имели опыта в обращении с животными. Не только Лучиано, но и Кьяра не смогла удержать овец. После нескольких попыток Маурицио удалось подойти к овце, но потом им овладела жажда и он впился ей в шею. Однако животное с неожиданной силой вырвалось из его хватки и помчалось прочь.

Алиса повернулась к Францу Леопольду, который, по всей видимости, боролся с теми же трудностями, что и она.

– Но ведь для вас, Дракас, это должно быть легко. Вам же удается проникать в разум людей и вампиров и читать их мысли.

– Здесь не подходит это сравнение, – сказала Катриона, которая незаметно подошла к ним сзади. – Мысли людей и вампиров похожи. Они представляют собой привычный образец, в который нужно лишь вклиниться. Разум животных – иной.

– То есть ты хочешь сказать, что поставить себя на место этой глупой овцы труднее, чем на место человека или вампира? – фыркнул Франц Леопольд.

– Для высокоразвитого разума, который не готов опуститься до примитивного мышления и чувств животного, это просто невозможно!

Франц Леопольд сощурил глаза.

– Тогда дай нам чтонибудь посложнее.

– Например, это? – спросила Катриона и вытянула руку.

На другом конце луга со старого дерева поднялся орел и полетел прямо к ней. Он сел на вытянутую руку, обхватив ее когтями. Орел сложил крылья и внимательно посмотрел на Катриону, словно ожидал приказов.

– Да, это мне больше по вкусу.

В глазах венца загорелся огонек.

– Тогда позови его к себе. Если тебе это удастся, ты сможешь спокойно забыть об овце.

Алиса и Лучиано с любопытством ждали, что же произойдет. Алиса почувствовала, как Франц Леопольд сосредоточился. Он не мигая уставился на орла. Но тот, хоть и повернул к нему голову и посмотрел в ответ, даже не попытался слететь с руки Катрионы.

– Он не хочет открываться мне, – прохрипел Франц Леопольд. – Потому что ты этому мешаешь!

Катриона покачала головой.

– Орел – существо с высокоразвитым интеллектом, он распознал мои силы, поэтому решил остаться со мной. Я могу приказать орлу все, что позволено ему его природой. Я могла бы сказать ему, чтобы он принес мне крысу с плеча Фернанда.

– Нет! – закричал Фернанд, схватил возмущенно пискнувшую крысу и сунул ее за пазуху.

– Или одного из кроликов, которые резвятся вон там внизу.

Катриона не успела договорить, как орел расправил крылья и полетел прочь. Всего через несколько мгновений он вернулся с молодым кроликом в когтях и безропотно отдал Катрионе свою добычу.

Маурицио с голодным взглядом подошел ближе.

– Я тоже обязательно приручу такого орла.

– Чтобы он обеспечивал тебя кровью? – с серьезным выражением лица сказала Катриона. – Существуют гораздо более важные задачи, для решения которых они могли бы нам послужить. Мы, например, используем орлов, чтобы передавать сообщения. Но если на данный момент твое самое большое желание получить кровь – пожалуйста.

И она протянула ему еще теплого кролика. Маурицио с удивлением посмотрел на нее, но потом усмехнулся и вгрызся в бедное животное.

Катриона вновь повернулась к Францу Леопольду.

– Ну что? Я могу отпустить орла?

– Да, – неохотно проворчал венец, после чего побрел прочь в поисках убежавшей овцы.

Катриона же снова призвала овец, которые отделились от основного стада, и дала вампирам новое животное. Алисе как раз удалось положить руку на голову овцы, когда Лучиано удивленно воскликнул. Алиса подняла глаза.

– Этого не может быть!

Алисе даже показалось, что она услышала в голосе Лучиано чтото вроде зависти. Франц Леопольд спускался к ним с вершины холма, засунув руки в карманы, и выглядел очень довольным собой. А позади него семенили две овцы, мама и детеныш, и при этом старались не отставать от него. Подойдя к Алисе и Лучиано, Франц Леопольд вытянул руку, и животные легли у его ног.

– Это вам, – покровительственно сказал он. – Только не пугайте их.

– Как ты это сделал? – спросила Алиса.

– Ах, знаешь, это не так уж трудно, если быть готовым к тому, чтобы опуститься до уровня этих созданий. Конечно, я имею в виду для такого вампира, как я, – добавил он, бросив косой взгляд на Лучиано, – стоящего намного выше всех этих животных. Вы же сами должны понять, как справиться с заданием.

Лучиано снова гневно сжал кулаки, но Алиса лишь бросила на Франца Леопольда холодный взгляд.

– Хватит важничать. Это уже смешно.

Франц Леопольд приложил руку к груди и насмешливо поклонился.

– Ну, хорошо, тогда покажи, что ты можешь.

У Алисы были не такие большие успехи, как у Франца Леопольда, но тем не менее она смогла многому научиться этой ночью, пока Катриона наконец не отпустила овец и вампиры не вернулись в замок. Лучиано шел рядом с Алисой и огорченно молчал.

В Риме члены его семьи всегда показывали лучшие результаты, так как веками учились сопротивляться силе Церкви – даже если у Лучиано эта способность была развита меньше, чем у Кьяры и его кузена. Однако теперь ему и другим членам его семьи предстоял тяжелый год. Алиса любила трудности, и ей нравилось преодолевать их, добиваться успеха. Такое честолюбие было чуждо Лучиано. Алиса услышала, как он тихо вздохнул, но не знала, что сказать ему в утешение.

Бежавший перед ней Франц Леопольд внезапно остановился.

– Она вернулась, – прошептал он.

Он замер в конце дороги, пристально глядя на ворота, из которых вышли двое: белый волк и хрупкая вампирша с длинными серебряными волосами, развевающимися на ночном ветру. Иви и Сеймоур неторопливо направились к ним.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИВИ И СЕЙМОУРА

Иви остановилась перед Францем Леопольдом, Алисой и Лучиано. Она почувствовала проблеск в сознании венца и на мгновение увидела, как он мысленно заключил ее в объятия, но потом картина исчезла, а его лицо оставалось бесстрастным.

Лучиано положил руку Иви на плечо, но потом сразу же отдернул ее и смущенно опустил взгляд.

– Иви, я так рад тебя видеть.

И только Алиса открыто улыбнулась ей и тепло обняла.

– Иви, мы удивлялись, куда ты пропала. Мэрвин тоже не знал, где ты. Да, Сеймоур, по тебе мы тоже скучали, – добавила она и опустилась на колени перед белым волком.

Шерсть у него на загривке не вздыбилась, и Алиса смело погладила его. Лучиано предпочел не приближаться к волку. У Сеймоура не всегда было хорошее настроение, и он позволял себя гладить только некоторым вампирам.

Иви тоже была рада встрече с Алисой и несколько неуклюжим Лучиано, хотя его преувеличенно почтительное отношение к ней было ей немного неприятно. Она не хотела смущать его, но иногда просто не знала, как вести себя с ним. Иви помедлила, прежде чем повернуться к Дракас.

– Лео, я приветствую тебя на зеленом острове. Надеюсь, твое желание изучить нашу страну и ее жителей не исчезло, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос прозвучал как обычно.

– О да, сегодня ночью нам представилась возможность познакомиться с этими замечательными созданиями. Овцы и еще раз овцы. Какой вызов для нашего разума!

Его тон был жестким и надменным, и Иви стоило больших усилий не содрогнуться. Голос Лео был таким нежным, когда он разговаривал с ней в последний раз, и она почти забыла этот холодный тон, который был ему присущ.

– Не надо так говорить! – набросился на Франца Леопольда Лучиано. – Тебе тоже понадобилось немало времени, пока и у тебя получилось.

– А ты вообще не справился, – парировал Франц Леопольд и отвернулся.

Алиса вздохнула:

– Как видишь, ничего не изменилось. Пойдем в замок, и там ты расскажешь, как провела лето.

Как раз этого Иви не хотелось делать, поэтому она задала такой же вопрос Лучиано, и он вывалил на них целый поток приключений.

– Кстати, наш библиотекарь Леандро бесследно исчез, – напоследок добавил он.

Иви насторожилась и взглянула на Алису. У той помрачнело лицо при воспоминании о вероломном слуге Носферас, который предал хозяина и бросил их на произвол судьбы.

– Значит, Леандро ушел от справедливого наказания, – пробормотала Алиса.

Лучиано пожал плечами.

– Я не знаю. Либо он сбежал, либо граф приказал незаметно устранить его, хотя он все время заявляет, что нет ничего, что могло бы оправдать уничтожение одного вампира другим.

– Если Леандро сбежал, то теперь бродит гдето один, – задумчиво сказала Иви. – Отверженный, о котором больше никто не вспоминает. Он предан забвению, но все еще существует.

Алиса внимательно посмотрела на нее.

– Ты считаешь, что в мире есть вампиры, которые не принадлежат ни к одному клану или, по крайней мере, больше не принадлежат?

Иви кивнула.

– Да, это было бы объяснением. Тем не менее я не верю, что они могут исчезнуть бесследно. Ведь ктото все равно о них помнит. И тогда можно снова напасть на их след.

Сеймоур тихо зарычал.

– То есть ты не думаешь, что в Риме мы ошиблись? – тихо спросила Алиса.

Иви покачала головой.

– Нет! – убежденно сказала она и содрогнулась при воспоминании об огромной тени. – Нет, мы не ошиблись. Там снаружи чтото есть…

Она посмотрела на свое кольцо, зеленые глаза ящерицы на котором слегка мерцали, и снова спросила себя, почему просто не выбросила его в море. Да, почему она вообще его сохранила? Иви почувствовала взгляды остальных и быстро спрятала руку в широком рукаве.

– Пойдемте в замок, – предложила она.

Теперь у ворот стояли только они, другие вампиры уже давно были внутри.

– Я рада приветствовать вас в замке Данлюс, – тепло сказала Иви, когда они вошли в передовые укрепления замка, потом перешли подъемный мост и направились к возвышающимся за ним воротам.

Во дворе несколько ирландских слуг еще занимались своей работой, в то время как семья собралась, как обычно, в зале, чтобы в последние предрассветные часы послушать рассказчика или барда. Кроме простого стола в глубине зала стояло еще два длинных стола, за которыми уже сидели юные вампиры с глиняными кружками в руках.

– Лучиано, посмотри, свежая кровь, – сказала Иви и повела друзей на свободные места.

Лучиано шел с равнодушным видом, хотя Иви чувствовала его жажду. Подчеркнуто медленно он опустился на свободный табурет рядом с Таммо. Алиса и Иви сели напротив него.

– Ах, я давно уже хочу пить, – сказала Алиса.

– Это овечья кровь, – сообщил Маурицио. – Они здесь держат целое стадо для тех членов клана, которые еще не прошли ритуал.

Иви кивнула.

– Да, и этим летом стадо было пополнено новыми овцами, чтобы вы все могли насытиться.

Она искоса посмотрела на Лучиано. Его руки немного дрожали, казалось, он прикладывал максимум усилий, чтобы не поддаться желанию и не проглотить всю кровь одним залпом.

– Ты вырос за лето, – сказала Иви.

Лучиано поднял глаза, и она улыбнулась ему. На какоето время он даже забыл о жажде.

Когда слуги убрали кружки, у Алисы наконец появилась возможность расспросить Иви о том, что она так хотела узнать.

– Где же ты была?

Как хорошо было бы, если бы она обладала способностями Франца Леопольда!

Алиса сразу заметила, что венец сидел довольно близко к ним. По всей вероятности, он поймал ее мысли, так как слегка поклонился в ее направлении и сказал:

– С ней тебе это ничего не даст!

Иви улыбнулась Алисе.

– Ах, я знала, что ты так легко не сдашься.

– Да, пожалуйста, скажи нам. Я умираю от любопытства!

– Эту опасность я считаю крайне незначительной, – с улыбкой ответила Иви. – Скажем так, у нас с Сеймоуром было напряженное и поучительное лето.

– Поучительное? У вас были дополнительные занятия?

Иви усмехнулась.

– Можно сказать и так.

– Что? Ты серьезно? Целое лето? Какое ужасное наказание! – громко воскликнул Таммо.

Некоторые Лицана посмотрели со своих мест на наследников, и укор в их взглядах заставил Иви замолчать, хоть она и собиралась возразить. В этот момент в центр зала вышел высокий, несколько худощавый вампир и ударил по струнам лиры. Его длинные волосы совсем поседели, в то время как густые брови все еще сохраняли черный цвет, что делало его худое лицо мрачным.

– Это Турлох, – сообщила Иви. – Он не бард. Он относится к филидам* и считается самым старым поэтом. Никому не известно, сколько ему лет. Даже старцы знают лишь то, что он бродил по ирландским горам и болотам еще до их рождения.

– То есть всегда? – удивился Лучиано. – Если он нечистокровный, то, значит, когдато он жил как человек и потом его укусили, а если он чистокровный вампир Лицана, то он должен был когдато родиться.

– Мы не можем сказать, чистокровный он или нет. А сам Турлох не готов рассказать нам об этом.

– И он живет здесь с вами в замке Данлюс?

Иви замахала руками.

– Нет, конечно, он никогда не остается на одном месте дольше одной ночи. Вот уже несколько столетий он ведет жизнь странствующего барда. Но первоначально он был филидом, одним из самых уважаемых поэтов и музыкантов дворянского происхождения при королевском дворе на холме Тара*. Ходят слухи, что он ведет происхождение из рода древнего кельтского короля Логери.

– Но тогда он должен быть нечистокровным, – констатировала Алиса. – И наверное, ему более тысячи лет! Разве такое возможно? Когда жил этот король?

– Это было гдето в середине пятого века. Согласно преданию, святой Патрик обратил языческого короля Тары в христианство. Говорят, Турлох был самым младшим сыном короля. Но он был зачат не с одной из законных жен, а с болотной феей. Другие утверждают, что это была колдунья, которая выпила кровь Логери.

– О!

Вампиры замолчали под впечатлением рассказанного и прислушались к словам поэта, который в этот момент начал свою историю. Его голос был низким и глубоким, и мелодия, казалось, окутывала его. Даже на лице Таммо появилось восхищение, но скоро оно сменилось удивлением.

– Я не понимаю. Что за странные слова? Он поет на гэльском? О чем его история?

– Это сказание о русалке Айлбине и Руаде, сыне Ригдонна, короля морского народа, – охотно сообщила Иви.

– Она увлекательная?

– Да! В ней рассказывается о любви и предательстве, о неверности и мести, как и во многих историях.

– Неужели любовная история может быть увлекательной? – Таммо недоверчиво уставился на нее.

Иви усмехнулась.

– Руад разделил ложе с русалкой Айлбине и пообещал ей вечную верность, но потом уплыл и забыл ее. Когда через семь лет Руад снова плыл через море, Айлбине выплыла к нему и показала ему сына, которого родила от него. Руад снова пообещал ей, что скоро вернется, но она увидела ложь в его сердце. Тогда Айлбине задушила мальчика на глазах у отца, а корабль разбила о скалы, так что погиб и Руад, и его команда.

Таммо непроизвольно схватился за горло.

– Да, неплохо, – сказал он.

Сам поэт поведал более полную версию, потому что пел больше часа, после чего умолк и опустил лиру. Сначала встали Лицана и поклонились, выразив тем самым свое уважение, после чего Доннах отправил юных вампиров спать.

– Уже пора, мои дорогие. Ночь заканчивается. Отдыхайте до следующего вечера, ведь завтра вас ждет новая лекция.

– Надеюсь, она будет не об овцах, – проворчал Франц Леопольд и первым вышел из зала.

Они бежали по ночному болоту, потом поднялись на склон небольшой горы. Перегрин разорвал заблудившуюся овцу, и великодушно позволил Ани выпить ее свежую кровь, после чего разделался с тушкой.

Луна уже исчезла за вершинами ТвелвБенз, и волки бок о бок направились в долину. Чем ниже они спускались, тем осторожнее им нужно было быть. Почва стала черной, влажной и скользкой, и им все время приходилось обходить скрытую в осоке трясину, в которой так легко можно было утонуть.

«Тебе не нужно идти со мной. Уже поздно. Мы можем расстаться здесь», – послала Ани свою мысль.

Большой серый волк затряс головой.

«Меня не волнует время. Я провожу тебя, как всегда, до рудника. А если бы ты не была такой упрямой, то я провел бы тебя до самых ворот замка».

Она с укором посмотрела на своего спутника.

«Мы уже обсуждали это. Ты же знаешь, что может произойти. Оборотень и вампирша? Мне кажется, что не стоит бросать вызов нашим кланам!»

Он остановился и лизнул ее в нос.

«Неужели ты думаешь, что я боюсь?»

В ответ Ани издала звуки, похожие на печальный смех.

«Это скорее я должна спросить себя, боюсь ли я за тебя, мой дикий воин, и за тех, кто сегодня является моей семьей. Если ты меня любишь, давай попрощаемся и возвращайся в горы».

«К себе подобным».  – Это прозвучало грустно.

«Да, к себе подобным».

Она остановилась, потом немного отошла в сторону и исчезла в туманном облаке, которое было так хорошо знакомо ему. Когда из тумана вышла молодая женщина, ее спутник тоже сбросил волчье обличье. Кожа Ани мерцала белизной, волосы были гладкими и шелковистыми, а одежда была без единого пятнышка, в то время как по виду Перегрина сразу можно было определить, что он провел ночь на болотах. Его впалые щеки были испачканы грязью, во всклокоченных волосах застряли сухие листья, одежда порвалась в некоторых местах.

– И что ты нашла в таком создании, как я, – со вздохом сказал Перегрин, заметив ее любящий взгляд.

– Даже не представляю, – с лукавой улыбкой ответила Ани. Она подошла ближе, притянула его к себе и поцеловала. – Возможно, я сошла с ума или мечтаю об освобождении, или же мне просто нравится чувство опасности.

– Все может быть. Будь осторожна, моя прекрасная Ани, и до следующей встречи, ведь что мне делать на этой земле без тебя?

Но, к удивлению Перегрина, она отвернулась и, казалось, совсем не слушала его.

– Что случилось?

– Тихо! Разве ты не чувствуешь? Идут люди!

Перегрин пожал плечами.

– Да, ну и что? Это рабочие с рудника. Наверное, сегодня они хотят начать еще до рассвета. Под землей же все равно темно, и они работают при свете ламп.

Но Ани решительно покачала головой.

– Нет, это не рабочие с рудника. Я их знаю. В окнах их хижин еще темно. Они спят. Принюхайся. След ведет к заброшенной хижине на той стороне под деревьями.

– Сейчас у тебя более острое обоняние. Но что нам с того, что эта хижина больше не заброшена?

Тем не менее Перегрин последовал за Ани. Они осторожно пробрались сквозь дерн и кусты, не издавая ни звука. Наконец впереди показалась хижина, словно пригнувшись стоявшая под ветками одного из старых деревьев, которые пока еще не пали под ударами топоров и не стали строительным материалом для королевского флота Англии.

– Смотри, – прошептала Ани и показала на окно, завешенное куском плотной ткани, через которую пробивался красноватый свет.

– Да, это люди. Но волнует ли нас их судьба? Тебе лучше проследить за тем, чтобы вовремя вернуться в замок. Солнце уже близко.

– Ты видишь знак на пороге? Я знаю его! Как давно я его не видела, – сказала Ани, и ее голос прозвучал мечтательно и словно издалека.

Но Перегрин не слушал ее. Он пристально смотрел на тропинку, ведущую с холма к хижине.

– Я чую запах маленьких братьев. Странно, что они осмеливаются близко подходить к людям в такое время.

Ани огляделась по сторонам. Внезапно Перегрин схватил ее и притянул к себе.

– Быстрее, пойдем отсюда. Там идет еще один человек. Я знаю это, хоть и не слышу.

На его лице появилась растерянность. Ани в замешательстве оглядывалась. Она слышала волков, но что это за человек, которого чувствуешь, но при этом можешь воспринимать только смутные очертания?

– Вы должны сейчас же оставить это место. – Голос прозвучал совсем близко. Он был добрым и ласковым.

Потом изза кустов к ним вышла женщина. Ветки зашуршали, когда вслед за ней появились два серых волка и сели рядом с ней на землю. Ани и Перегрин безмолвно уставились на нее.

– Мне жаль, если древняя магия смутила вас. Я предпочитаю путешествовать незаметно, как днем, так и ночью, – добавила женщина, и от улыбки ее обветрившееся лицо покрылось множеством морщин.

– Тара, что ты здесь делаешь? – удивилась Ани.

– Я все время путешествую, по горам и болотам, на север и снова назад, с тех пор как я впервые взяла в руки свой друидский посох. Но это я должна спросить, что вас свело здесь вместе. – Она посмотрела на Ани, потом на Перегрина, который все еще обнимал подругу за талию, и вздохнула. – Нет, я не буду спрашивать. Иногда лучше не знать.

– Но ты же никому не расскажешь об этом? – испуганно проговорила Ани.

– Если я чегото не знаю, то не смогу и рассказать об этом. Сегодня ночью я бродила лишь по одиноким болотам.

Ани улыбнулась друидке.

– Я благодарю тебя, Тара. Ты направляешься в Онанэйр? Я могу сопроводить тебя.

Тара кивнула.

– Да, мне нужно в замок. Заодно я нанесу визит Гарету. Но я уже стара и не так быстро хожу. А ты стремительна, как ветер горных вершин. Поспеши, тебе пора возвращаться домой!

Ани приложила руку к груди и поклонилась.

– Тогда до встречи сегодня вечером.

Она еще раз пожала руку Перегрину и исчезла. Быстро и бесшумно, словно тень облака, которая скользит по земле во время бури.

Друидка повернулась к Перегрину.

– Тебе тоже нужно поспешить. Наступило время, когда охотники возвращаются в свои пещеры. И они не должны заметить твоего отсутствия, верно?

– А ты? Что ты здесь делаешь? Наша встреча не случайна. Неужели ты преследовала нас?

Он недоверчиво посмотрел на Тару, нахмурив брови.

Старая женщина подняла руки.

– Преследовала вас? Конечно, нет. Наша встреча была неожиданной, но пришла я в это место не случайно, это ты правильно подметил.

Она сделала два шага по направлению к хижине.

– И почему только сегодня ночью все интересуются этой убогой хижиной и такими же убогими людьми в ней? – угрюмо спросил Перегрин.

Тара повернулась и задумчиво посмотрела на него.

– Знаешь, в подобных убогих лачугах подчас решаются судьбы целых стран. Ани увидела знак на пороге?

Перегрин нехотя кивнул.

– Тогда меня не удивляет, что эта хижина привлекла ее внимание. Она – скажем так – несколько необычна как для вампирши.

– Такая уж она! – проворчал оборотень, словно ему приходилось защищать свою честь.

Но друидку невозможно было вывести из равновесия.

– Ани все еще проявляет слишком большой интерес к судьбе людей этой страны. А вон тот знак ей известен еще с тех пор, когда ее звали Анна Дэвлин.

– Тогда нам с ней нужно держаться подальше от этого места!

Друидка посмотрела на него со снисходительной улыбкой.

– Конечно, нужно, если это в твоей власти.

Перегрин зарычал, но потом на его губах заиграла улыбка.

– Ты много видишь, друидка Тара.

И с этими словами он скрылся в кустах. Через несколько мгновений к горам уже мчался большой серый волк.

– Если вы хотите получить как можно больше от вашего разума и тела, вам следует сначала очиститься от всего лишнего и вредного, – сказал Лицана, который вел занятия этой ночью.

К удивлению юных вампиров, Катриона осталась в замке. Чистокровного вампира звали Анмири, и он разговаривал и смотрел на вампиров как лорд. Ему ассистировали еще два вампира: Киаран и Бригитта. Киаран, хоть и выглядел простодушным, был мастером перевоплощения, как им шепотом сообщила Иви. Бригитта, напротив, выглядела просто потрясающе.

– Очистите ваш разум и ваше тело! – повторил Анмири.

– А как это сделать? – спросил Лучиано, но тут же пожалел об этом, так как Лицана сразу перенес на него свое внимание.

Анмири был большим вампиром с телосложением воина. Его черные волосы развевались на ветру. Он посмотрел на Лучиано темными глазами так пристально, что у того побежали мурашки по телу.

– Мы хотим овладеть природой и ее созданиями, следовательно, мы должны сначала открыть наш разум природе, отдав его и наше тело стихиям. Сначала мы пробежимся по берегу. Попытайтесь подражать птицам. Почувствуйте ветер и дайте ему нести вас на крыльях. Благодаря ему вы станете быстрее, легче, словно дикие звери в горах.

– И сколько мы будем бежать? – обеспокоенно спросил Лучиано. Его тело уже разрывало от жажды крови.

– Всего пару часов, – ответил Анмири. – Вы многому научитесь этой ночью.

Лучиано охнул, но мужественно побежал, когда Анмири скомандовал следовать за ним. Прошло несколько мгновений, а Лицана и оба его спутника уже пересекли подъемный мост, и когда Лучиано только ступил на балки моста, ирландцы уже добрались до главных ворот. Было невозможно соперничать с ними. Уже за воротами замка Лицана подождали юных наследников, после чего немного снизили темп. Тем не менее никогда еще за свое четырнадцатилетнее существование Лучиано не бежал с такой скоростью. Ну, разве что когда поспорил с Францем Леопольдом и другими Дракас.

Лучиано больше не мог об этом думать. Он вообще ни о чем не мог думать. Ему понадобилась вся его сила, чтобы не отставать, а он бежал рядом с Ирен, Раймондом, Мари Луизой и Карлом Филиппом, которые, по всей видимости, просто не хотели напрягаться. И только его кузен Маурицио был еще медлительнее, в то время как Алиса и Франц Леопольд неслись прямо за ирландцами.

А где Иви? Лучиано оглянулся и тут же отстал на несколько шагов. Неожиданно рядом с ним появился Сеймоур, а потом и Иви. Она подарила вампиру нежную улыбку.

– Это напомнило мне, как мы бежали к замку Святого Ангела. Вот это было приключение! – Она затанцевала рядом с ним, словно ее нес ветер. Казалось, ее ноги совсем не касались земли. – Да, мы прекрасно провели время с твоей семьей в Риме.

Лучиано с трудом заставил себя улыбнуться и попытался увеличить скорость.

– Да, это было здорово. Только нам не нужно было бегать на такие расстояния, мы могли заниматься в Золотом доме или в церквях и катакомбах.

Иви удивленно подняла брови.

– Неужели ты совсем не наслаждаешься этим бегом? Над нами только бескрайнее небо. Посмотри на мирную землю и море, оно начинается от самого подножия скалы и теряется вдали. Ночной ветер несет восхитительные запахи и окрыляет наши шаги. Перестань противиться этому. Вдохни глубоко и почувствуй ночные запахи. Ты должен принять их в себя и лететь вместе с ними, ведь ты тоже часть природы.

Лучиано удержался от протеста. Это было бы только лишней тратой сил. Тем не менее он вынужден был признать, что здесь и вправду чудесно, а запахи многое обещают. Лучиано посмотрел на море, которое переливалось серебром, совсем как волосы Иви.

Вампиры сошли с дороги, ведущей по краю обрыва, и свернули на крутую тропинку, спускающуюся к скалистой платформе, все время омываемой волнами. Вода разбивалась, превращаясь в пену, о правильные черные каменные колонны, торчавшие из моря, словно ступеньки или остатки стены замка.

– Мы называем это место Дорогой гигантов, – объяснила Иви. – Разве это не фантастика? Друидка Тара считает, что здесь когдато поднимался огромный вулкан, черные потоки лавы которого, остывая и твердея, разделились на эти колонны, но легенда утверждает иное.

Лучиано внимательно слушал историю о великане, который хотел построить дамбумост, и неожиданно заметил, что они уже бегут не в хвосте колонны. И сам бег, казалось, больше не так сильно утомлял его, хотя тропинка снова шла вверх и через несколько ярусов поднималась на утес. При этом грунт под ногами все время менялся: они бежали то по черным камням, то по блестящей краснокоричневой земле.

Лучиано не знал, сколько они были в пути, но ему казалось, что он может бежать так вечно. Ему стало радостно, и он рассмеялся.

– Почему ты смеешься? – спросила Иви.

– Ничего конкретного. Просто мне весело, – ответил Лучиано.

Они пробежали еще какоето время, а потом Анмири остановился и показал на остров недалеко от берега. Остров был не очень большой, но от суши его отделял глубокий каньон. Волны с бешеным ревом пробивались сквозь этот каньон, так что пена долетала почти до самого верха. Узкий висячий мост вел на другую сторону.

– Рыбаки приходят сюда ловить лосося, – сказала Иви Лучиано, который ступал по шаткому мосту позади нее. – Лосось проходит прямо у этой скалы. Поэтому рыбаки называют этот остров Каррикаред, что означает «скала на пути».

– И что мы теперь будем делать? – спросила Алиса, когда наконец собрались все наследники, и с нетерпением посмотрела на Лицана, длинные волосы которого развевались на ночном ветру.

– Теперь ваше тело и разум очищены. Почувствуйте силу, которая живет в этой земле и в море, и вберите ее в себя. Есть такие магические места, в которых потоки сил пересекаются. Это одно из них. Если вы научитесь чувствовать их, то сможете наполняться энергией.

Он расставил руки в стороны и запрокинул голову.

– Да он совсем рехнулся, – заявила Анна Кристина.

Карл Филипп кивнул.

– Год в Риме был пустой тратой времени, но здесь уже настоящий фарс. У меня нет слов!

– Ирландцы все немного странные, – сказала Ирен и посмотрела на Малколма, словно ожидая его согласия.

Тот медлил.

– Ну да, в любом случае они не такие, как мы.

– Они сумасшедшие! – с непривычной категоричностью заявил Раймонд.

Анмири опустил руки и посмотрел на Дракас и Вирад, но его голос оставался спокойным.

– Возьмите столько энергии земли, сколько сможете, а потом мы подыщем соответствующее место для сегодняшней лекции. На полпути сюда у подножия утеса я чувствовал жизнь. Там мы и начнем.

И в то же мгновение он исчез. Лучиано повернулся в сторону суши и успел заметить, как Анмири спрыгнул с другого конца висячего моста. Два Лицана следовали за ним.

– Я не могу поверить. Мы бежали сюда абсолютно зря и теперь должны вернуться?

– Не зря! – возразила Иви, помогая Сеймоуру пройти по шаткому мосту. – Разве ты не слушал? Это место наполняет нас силой. Неужели ты не чувствуешь?

Сначала Лучиано хотел сказать ей, что чувствует только невыносимый голод, но внезапно ощутил во всем теле непривычную легкость. Улыбнувшись, вампир побежал за Иви.

ДОРОГА ГИГАНТОВ, ИЛИ ТРОПА ВЕЛИКАНА

Этой ночью их задание было похоже на вчерашнее, только занимались они уже не овцами. Анмири сделал несколько подсказок, как лучше разыскивать животных и подчинять их разум, потом предоставил юным вампирам самостоятельно выбрать себе объекты для исследования и призвать их к себе.

Через несколько мгновений Мэрвин был окружен целой стаей летучих мышей.

– Воображала! – проворчал Лучиано.

– С кем ты хочешь попробовать? – спросила Алиса.

Лучиано пожал плечами.

– Понятия не имею. Я вообще не могу обнаружить ни одного животного, естественно, за исключением Сеймоура. Либо Анмири ошибся, либо за это время все живое разбежалось.

– Животные здесь, даже если их не видно, – возразила ему Иви. – Морские птицы, которые отдыхают в гнездах или в углублениях скал, орлы вон там наверху на утесе, кролики и мыши в норках на склоне у подножия скалы, куницы и лисы, а также неисчислимое количество рыб и других водяных животных.

– О да, водяные животные, поистине великолепная идея, – усмехнулся Франц Леопольд. – Хотел бы я посмотреть, как ты вызываешь на сушу рыбу или какуюнибудь медузу!

Алиса уже хотела на него наброситься, но Иви подняла руку.

– Я не буду заставлять их выпрыгивать на сушу. Это не их стихия, и я не хотела бы им навредить. Но призвать их я могу.

С этими словами она спустилась на базальтовые колонны, на такую высоту, где волны разбивались в пену, и протянула руку к морю. Неожиданно из воды показалась рыба. Она перепрыгнула через руку Иви и снова упала в воду. Затем то же самое проделали еще три рыбы. Иви возвратилась к остальным вампирам, которые безмолвно уставились на нее.

– Может быть, куница, резвящаяся вон под тем кустом, станет достойным вызовом твоему разуму? – предложила она Францу Леопольду.

Алиса решила поэкспериментировать с кроликом и зашагала к небольшому холмику, поросшему травой, у подножия утеса.

– А ты, Лучиано, какое животное выберешь?

Носферас нервно пожевал нижнюю губу и вдруг хитро улыбнулся.

– Сеймоур, сюда.

Волк посмотрел на него, потом взглянул на Иви. Когда та кивнула, он засеменил к Лучиано. Тот просиял.

– Вот видишь, я уже выполнил задание. Я призвал волка.

Иви рассмеялась.

– Не думаю, что Анмири считает так же.

– Нет, я так не считаю, – раздался позади них низкий голос Лицана. – Ты должен найти когонибудь другого. Тот, кто справится с задачей, сможет вернуться в замок Данлюс. С остальными я буду заниматься до утра.

Потом он повернулся к Иви.

– Ну, ИвиМэри, удиви меня!

Иви чтото прошептала и пошевелила пальцами. Послышался шорох. Отовсюду из нор выползали маленькие серокоричневые пушистые мышки и, взволнованно попискивая, спешили к ней.

– Сейчас у них начнется паника, – скучающе проговорил Анмири.

– Знаю! – ответила Иви. – Я заметила филина.

И она показала в сторону выступа скалы, от которого в тот же миг отделилась тень. Большая птица летела бесшумно, паря на высоте всего одного шага над землей. Мыши не замечали его или же на них так сильно действовал призыв Иви, что они продолжали бежать к ней.

– Сейчас будет бойня, – сказал Лучиано, увлеченно наблюдая за происходящим.

Иви издала пару коротких звуков, и филин пронесся над мышами, не обратив на них внимания, после чего уселся на руку Иви. Птица тихо заухала и потерлась головой о ее плечо, в то время как мыши у ног Иви напоминали взволнованное озерцо.

– Ты призвала филина вопреки его инстинкту охоты, в то время как он уже видел добычу, и предотвратила бегство мышей. – Анмири кивнул. – Да, я впечатлен. Ты можешь отпустить их.

Он пошел дальше, чтобы взглянуть, что делали остальные подопечные. Джоанн и Фернанд призвали двух крыс. Таммо старался призвать буревестника, но тот не хотел слетать со своего гнезда. Кьяра нашла ласку, Ирен встала на колени перед барсучьей норой, а Малколм отражал атаку разгневанных чаек, которых он нечаянно разбудил.

Анмири подошел к Алисе, которой наконец удалось выманить из норы молодого кролика. Она улыбнулась Лицана. Неожиданно к ним подлетела коричневая тень.

– Хватай его! – услышала она голос Франца Леопольда, и куница бросилась к кролику.

– Нет!

Алиса прыгнула вперед и хотела схватить куницу, но та была быстрее и выскользнула у нее из рук. В это мгновение кролик вышел изпод ее контроля и снова был предоставлен лишь своим инстинктам. Он шмыгнул назад в нору и исчез. Куница наверняка последовала бы за ним, если бы Алиса не схватила ее за хвост. Хищница заверещала и укусила вампиршу за руку. Алиса отпустила хвост и поймала куницу за загривок. Та стала дергаться и извиваться. Алиса грубо сунула ее в руки Францу Леопольду.

– Держи своего зверя!

– Ими должен руководить наш разум, а не грубая физическая сила!

Венец надменно улыбнулся и отпустил куницу, которая, все еще сердито тявкая, некоторое время оставалась на руках у Франца Леопольда. Прилизав мех, животное спрыгнуло на землю и исчезло в кустах.

– Кролик почти слушался меня, если бы ты не прогнал его! – с упреком воскликнула Алиса.

Франц Леопольд все еще улыбался.

– Почти – это слишком мало. Ты просто не подчинила его себе полностью!

Она уже хотела запротестовать, но тут вмешался Анмири.

– Очень трудно управлять животным в ситуациях, когда оно должно действовать вопреки своим самым важным инстинктам. А инстинкт самосохранения считается самым сильным! Послать куницу за добычей, естественно, легче. Поэтому я считаю, что вы оба сегодня хорошо потрудились и можете быть свободны.

– Это первая хорошая новость за эту ночь! – заявил Франц Леопольд.

Хоть Алиса так и не считала, но, тем не менее, услышать похвалу ей было приятно.

– Пойдем, – предложил Франц Леопольд. – Иви уже давно справилась.

– Да, но думаю, Лучиано еще нет.

– Ну и что? Почему меня должно это волновать? Если ты будешь ждать его, то, конечно, при определенном везении, ты, возможно, успеешь вернуться в замок еще до восхода солнца.

Алиса проигнорировала слова венца и подошла к Лучиано как раз в тот момент, когда Анмири уже в третий раз требовал от него выполнить задание.

Фамалия почувствовала, как Лучиано охватывает паника. Он лихорадочно осматривал все вокруг, пока его взгляд не остановился на небольшом предмете. Что это? Алиса немного наклонилась. Пустая раковина, выброшенная на берег прибоем. Нет, не пустая. Внезапно маленькая спиралевидная раковина задрожала, и из нее появились усики, за ними – пара клешней. Двумя другими лапками рак, скорее всего, удерживал свой домик, который защищал его легкоуязвимое брюшко. Животное начало медленно пересекать песчаный берег, направляясь к воде.

– Ну, Лучиано, – спросил Анмири, – ты нашел себе объект для изучения?

– Да! – воскликнул Носферас и упал на колени.

Он протянул руку, и маленький ракотшельник взбежал прямо на нее. Лицана озадаченно смотрел на него, а Алиса и Иви рассмеялись.

– Что такое? – возмутился Лучиано. – Я выполнил задание. Я нашел животное, и оно пришло ко мне. Вы все видели это!

Анмири никак не мог решить, сердиться ему или смеяться вместе с остальными.

– Теперь я могу вернуться в Данлюс?

– Ну, если ты считаешь, что можешь окончить занятие.

– Да! – радостно воскликнул Лучиано. – Я достаточно узнал за сегодня.

– Ах, друидка Тара, ты еще здесь. Как хорошо, что ты приходишь к нам в Онанэйр.

Ани выглядела немного смущенной.

– Так считают далеко не все жители этого замка. Нет, надеяться на радостную встречу мне не приходится.

– Но в этом нет дурного умысла, – поспешила заверить ее Ани. – Они никогда не сделают тебе ничего плохого.

Друидка тихонько хмыкнула. По всей видимости, мысль о том, что ктото может попытаться причинить ей зло, развеселила ее.

– Кроме того, ты приходишь не за тем, чтобы навестить нас, а только изза тисов, которые и дали название этому замку – Онанэйр.

– Achadh па nIubhar,  – сказала Тара и кивнула. – Тисовое поле. Это удивительные деревья. Благодаря мощным высоким стволам и яду, который содержится в их ягодах и хвое, они считались священными еще при кельтах.

– Да, они такие же древние, как друиды, – с улыбкой сказала Ани.

– И тем не менее вон те три дерева перед замком последние, в которых еще живет старинная магия. Я надеюсь, вам удастся защитить их от топоров людей!

Ани криво улыбнулась.

– Ночью да, но ночью люди редко выходят за деревом для очагов, инструментов или жилищ.

Тара наморщила лоб.

– Вы же не допускаете, чтобы люди случайно забредали в замок, пока вы спите в своих гробах. Значит, вы можете защитить и деревья!

Вампирша пожала плечами.

– Тебе нужно обсудить это не со мной. Я всего лишь служанка. Поговори с Гаретом или лучше всего сразу с Доннахом, если для тебя это так важно.

– Для меня?! – гневно воскликнула друидка, а она очень редко выходила из себя. – Это важно для всех нас. Для нашей земли!

Ани повернулась к воротам.

– Ну да, ты права. Поговори с Гаретом. А мне нужно идти. Желаю тебе хороших дней и ночей до нашей следующей встречи.

Тара остановила вампиршу.

– Ани, куда ты собралась?

По лицу молодой женщины пронеслась тень неудовольствия.

– Друидка Тара, я не знала, что должна отчитываться перед тобой о своих действиях!

Старая женщина вздохнула.

– Ах, Ани, я боюсь за тебя – и за твоего спутника, с которым ты сегодня ночью снова хочешь встретиться на болотах.

– Тебя это не касается, – отрезала вампирша.

– Ты подвергаешь опасности его и себя. Ты знаешь, что ни одна из сторон не одобрит вашего решения. А вы не можете вечно сохранять свои отношения в тайне, если это вообще еще тайна для когонибудь.

– Это тебя не касается, – упрямо повторила вампирша.

– Не касается, но теперь вы знаете об опасности, больше я ничего не могу сделать. Я хотела бы дать тебе еще один совет: держись подальше от той хижины. Там замышляется чтото такое, что закончится кровью, и было бы неразумно без надобности вклиниваться меж двух огней. Я знаю, это возбудило твое любопытство, но вспомни о том, что это больше не твой мир.

Друидка ожидала возражений, но Ани лишь сжала губы. Вампирша подняла руку на прощание и скоро исчезла в кустах по другую сторону реки. Покачав головой, Тара посмотрела ей вслед.

– Пусть ночь защитит тебя, – пробормотала она.

Потом друидка тоже вышла из внутреннего двора замка, только значительно медленнее. Она достала изза пояса золотой нож в форме серпа и сделала маленький надрез на одном из старых тисов. При этом женщина прошептала на старинном языке заклятье, которое было известно лишь нескольким людям, и принялась создавать мощный защитный круг вокруг замка и священных деревьев.

Ани бежала сквозь ночь. Воздух был свежим и пряным, так что ее гнев на старую друидку скоро рассеялся. Ночь была так чудесна и нашептывала сладкие, соблазнительные обещания. Гдето там Перегрин уже ждал ее! Ани помчалась еще быстрее. Словно вихрь она пронеслась сквозь кусты и вскоре была на условленном месте, но не обнаружила там ни волка, ни человека, хотя место все еще хранило запах Перегрина: не только черная земля, но и камни, кусты. Ани вдохнула счастливые воспоминания.

Вампирша беспокойно заходила взадвперед. Где же он? В голову полезли мрачные мысли. Перегрин передумал и больше не собирался подвергать себя риску, встречаясь с ней. Он попал в ловушку, его преследовали и поймали. Гдето там на болотах он погиб или утонул. Он больше никогда не придет к ней!

– Что за ерунда! – грубо одернула себя Ани. – Перегрин просто опаздывает, что в этом такого? Это еще ничего не значит.

Но не так легко было избавиться от отравляющего страха. Ей нужно было отвлечься.

«Это больше не твой мир», – сегодня вечером сказала ей Тара. Хорошо, она не будет вмешиваться. Но ведь можно же немного подслушать, если там, конечно, сегодня снова соберутся люди. Что опасного в том, чтобы просто убедиться в этом? Ани еще раз принюхалась в том направлении, откуда должен был прийти Перегрин, после чего направилась к хижине.

Да, люди снова были там. Она увидела полоску света под дверью и между приоткрытыми занавесками. А самое главное – она услышала их запах. Ани не нужно было быть особенно осторожной, чтобы незаметно подобраться к хижине. Чувства людей были слишком грубы. Они были слепы и глухи к природе, потому что за прошедшие тысячелетия их инстинкты стали слабее. Их так легко было застать врасплох. Что только облегчало хищникам жизнь!

«Когдато я была такой же наивной», – подумала Ани, но всетаки решительно отодвинула на задний план нахлынувшие на нее воспоминания. Собственно говоря, она вообще не должна испытывать подобных чувств, если верить другим вампирам. Но были ли они честны по отношению к ней? Кроме того, она говорила об этом далеко не со всеми. Просто такой вопрос не относился к темам, на которые беседовали во время отдыха в зале.

Ани прислушалась к людям за дверью. В основном это были мужчины. Она уловила резкий запах их пота. Да и кровь у них была теплее, чем у женщин. Или, точнее говоря, женщины, ведь там была только одна взрослая женщина. Ани осторожно заглянула в щель между занавесками. Ей не удалось разглядеть ее лицо, но судя по тому, как относились к ней мужчины, женщина была привлекательной. Вторым существом женского пола была девушка. По виду четырнадцати или пятнадцати лет. Это был мучительный период превращения, когда она уже не ребенок, но еще не женщина. Ее лицо было открытой книгой быстро сменяющихся эмоций. Девушка была в восторге от атмосферы таинственности и опасности. Она гордилась тем, что могла здесь присутствовать, и при этом сердилась, что мужчины лишь терпели ее, не воспринимая всерьез. Ей можно было подносить им пиво, сыр и бекон, а участвовать в обсуждении нельзя! Снова и снова в ней просыпалась ревность к мальчику, сидящему рядом с ней, который не только был поразительно похож на нее, но и был одного с ней возраста. Девушку так и подмывало отважиться на какиенибудь отчаянные деяния, но при этом она знала об опасности и предчувствовала страдания, которые предстояло пережить всем присутствующим. И это пугало ее, но ей удавалось подавить зарождающуюся панику.

И почему только Ани казалось, будто она знает, что происходит в душе девушки?

– Там за дверью ктото стоит и подслушивает, – неожиданно прошептала девушка.

Мужчины сразу смолкли. Боязливые взгляды перебегали с двери на окна и коридор, ведущий в маленькую соседнюю комнату.

– Ты чтото услышала? – спросила женщина, которую мужчины называли Карен, и испуганно огляделась.

Благодаря этому Ани смогла наконец разглядеть ее лицо. Карен действительно была очень красивой. У нее была такая же безупречная внешность, как когдато у Ани, до того как у нее появились шрамы. Ани невольно тряхнула головой и снова направила все свое внимание на испуганных людей в хижине. Запах страха, который они издавали, пробудил в ней жажду крови. Она почувствовала, как у нее выросли острые клыки и теперь опасно торчали изо рта.

– Не слышала, – медленно сказала девушка. – Это было только чувство…

– Если мы станем руководствоваться чувствами Нелли, на задуманном можно поставить крест, – пренебрежительно заявил мальчик.

– Коуэн, замолчи! – набросилась на него Нелли. – Не могу сказать, откуда мне это известно, – добавила она тише, – но я уверена: там, снаружи, есть ктото, и он наблюдает за нами. Ктото или чтото…

Ее дрожащий голос оборвался. Глаза расширились, и девушка уставилась на узкую щель между занавесками, через которую Ани заглядывала в хижину.

Вампирша была уверена, что Нелли не могла увидеть ее, но невольно отшатнулась немного назад, не спуская глаз с серьезного лица.

«Нелли, – подумала она, с интересом глядя на девушку. – Обязательно сохрани свое тонкое чутье и не позволяй этим старым отупевшим невеждам отнять его у тебя. Если ты чуешь опасность, значит, она действительно существует!»

Ани не испугалась, когда мужчины схватились за ружья, копья и топоры.

– Четверо к задней двери, другие ко мне, – приказал один из них. – Коуэн и Нелли, оставайтесь на своих местах. Финн, позаботься о том, чтобы с ними ничего не случилось. А теперь за мной!

Он не обратил внимания на Коуэна, который запротестовал: пареньку не понравилось, что с ним обращались как с ребенком. Нелли стеклянными глазами уставилась на окно.

– Вы не сможете поймать это существо, – прошептала она, но мужчины скорее всего не услышали ее слов.

Они собрались у двери и резко распахнули ее. Лампа осветила небольшой кусок болотистой почвы, поросшей невысокой травой, кустарники и сорняки. Но Ани уже давно бесшумно исчезла.

– Здесь никого нет, – сказал мужчина, который двумя руками держал топор.

– Мы тоже ничего не нашли, Майлс, – подтвердил другой, который вывел группу из задней двери.

Майлс втянул воздух и недоверчиво огляделся по сторонам. Потом он опустился на корточки и осмотрел следы на земле.

– И все же я могу поклясться, что Нелли не ошиблась.

Остальные лишь пожали плечами.

– Это наши собственные следы.

– Но можем ли мы быть полностью уверены в этом? – спросил Майлс и взглянул на остальных.

Все молчали. Тогда он встал и направился вместе с ними в хижину.

– Думаю, сегодня мы оставим все как есть. А в следующий раз возьмем с собой собак.

Ани беззаботно бежала сквозь ночь. Она не услышала последних слов Майлса.

Юные вампиры дремали в своих гробах, ожидая рассвета. Алиса лежала среди газет и книг, Лучиано прижал к груди маленький бархатный мешочек, в котором хранил серебряную прядь. И только Франц Леопольд, незаметно выбравшись из гроба, теперь крался, прислушиваясь к мыслям остальных. Он прошел от гробов Дракас к гробам Фамалия, Носферас и Пирас.

Каждый раз вампир останавливался, уловив обрывок мысли, который казался ему странным. Потом он увидел картинку из гроба Малколма, в которой Алиса представала в недвусмысленной соблазнительной позе. Франц Леопольд поморщился и пошел дальше. Юные Лицана отдыхали в другой комнате. Мэрвин его не интересовал, но где стоял гроб Иви? Рядом с гробами других членов ирландского клана? А может, на верхнем этаже над главным залом?

Франц Леопольд вышел в маленький двор и остановился в некотором замешательстве. Слуги уже улеглись. По крайней мере, он на это надеялся. Присутствие Матиаса было бы сейчас совсем некстати. Итак, куда теперь? Франц Леопольд огляделся. Внезапно ему показалось, будто за аркой ворот с северной стороны мелькнуло чтото белое. Вампир пересек двор и вышел через арку.

Его взгляд скользнул поверх обветшалого каменного парапета на раскинувшееся перед замком море, которое отливало перламутровым блеском под бледнеющим небом. Потом Франц Леопольд обнаружил ее, стоящую у парапета слева от полуразвалившейся башни и глядящую на море. Волк у ее ног повернулся и уставился на него желтыми глазами, но Иви не подавала вида, что заметила его. Не спуская глаз с волка, Франц Леопольд подошел ближе.

– Разве ты не должен лежать в своем гробу? – спросила Иви не поворачиваясь.

Вероятно, она знала о его присутствии еще с того момента, как он покинул спальню. Было так сложно скрыть от нее хоть чтото.

– А ты разве нет? – спросил он в ответ и встал рядом с ней у парапета, под которым пенящееся море разбивалось о темную скалу.

Франц Леопольд достал из кармана пакет и передал его Иви.

– Это подарок? Мне?

Он смущенно отвел глаза.

– Ах, ничего особенного. Это случайно попало мне в руки.

Он не стал говорить о том, каких усилий стоило Матиасу раздобыть ее.

Иви открыла пакет и взглянула на книгу.

– Истории об оборотнях, – прочитала она и умолкла. – Я уверена, это очень интересно. Спасибо тебе, – наконец сказала она после долгой паузы и спрятала книжку в свою сумку.

Внезапно Франц Леопольд показался себе очень глупым. Он склонился над парапетом, словно обнаружил там чтото очень увлекательное. Скорее всего, вход в грот, где они причалили, находился как раз под ними.

– Вид здесь просто чудесный, не правда ли? – Иви улыбнулась ему. – Мне нравится предрассветное время, когда темные бархатные цвета ночи бледнеют, а небо нерешительно окрашивается в нежные тона. И тогда можно понаблюдать за игрой роскошно переливающихся оттенков, которые никогда не увидишь ночью. Ведь мы привыкли, что все вокруг мрачносинее, серое и черное. А начало дня – это словно манящее обещание невероятного великолепия красок, которое, однако, всегда ускользает от нас.

Франц Леопольд придвинулся немного ближе, не забыв бросить быстрый взгляд на волка. Сеймоур попрежнему пристально смотрел на него, но так как опасности для своей хозяйки не видел, то сидел спокойно.

– Я никогда не задумывался о красках дня. Разве есть чтото более великолепное, чем красивые платья, которые женщины надевают в оперу или на бал? Не думаю!

Иви тихонько рассмеялась.

– Я не знаю. Я еще никогда не видела бального зала. Возможно, такие странные мысли возникают, когда растешь среди овец.

Франц Леопольд улыбнулся.

– Такого не может быть. Если бы овцы влияли на тебя, тогда твой духовный мир превратился бы в мутную туманную жижу, и тебя интересовала бы только трава.

– Сочная трава, которая блестит в солнечном свете, словно изумруды, – сказала Иви и захихикала.

Франц Леопольд закатил глаза.

– Пожалуйста, давай сменим тему.

– Хорошо, больше никаких овец, обещаю!

О какой чепухе они говорили! И тем не менее он предпочел бы часами стоять здесь и просто слушать ее голос. Иви положила руки на каменный парапет. Какими же тонкими и нежными были ее пальцы! Его рука лежала всего в нескольких дюймах от них. Францу Леопольду пришлось крепко схватиться за камень, чтобы преодолеть соблазн нечаянно дотронуться до нее. На пальце Иви все еще было кольцо в форме ящерицы, которое он заметил во время их прощания в Риме. Казалось, она почувствовала его взгляд и поспешно спрятала руку в складках своего широкого одеяния.

– Ну, о чем нам тогда поговорить? Я могу рассказать немного о замке Данлюс, если тебе это интересно.

Францу Леопольду было все равно, о чем бы она ни говорила, главное, чтобы Иви не умолкала, поэтому он кивнул.

– Наверное, ты уже знаешь, что первый замок на этой скале был построен еще кельтами.

Немного наклонив голову, Франц Леопольд наблюдал за профилем Иви, который становился все светлее на фоне грубо обтесанных черных камней башни, в то время как море начинало сверкать серебром, как ее волосы.

– Стены, которые ты здесь видишь, были воздвигнуты несколько позже, в тринадцатом столетии. Замок часто подвергался осаде, потому что многим нравилось это место, но только в шестнадцатом веке МакДоналсу из Шотландии удалось завоевать Данлюс. Он поселился здесь. В 1639 году буря разрушила фундамент замка. – Иви сделала драматическую паузу.

– И что потом? МакДоналсы сбежали, испугавшись ветра? – съязвил Франц Леопольд.

– Море той ночью забрало к себе часть замка. Когда я закрываю глаза, то мне даже кажется, будто я чувствую это. Как ветер завывал вокруг стен, а громадные волны бушевали у скалы, так что содрогался весь замок. Семья, наверное, сидела в зале, грелась у большого камина и ожидала ужина, который слуги готовили в кухне. Я не знаю, были ли они так заняты, что не почувствовали треска и содроганий, или же их удержал страх перед строгим хозяином, пока не стало слишком поздно. Накатывала волна за волной, унося с собой частичку скалы. Грот вымывался все больше, трещины в скале расширились, стали отваливаться куски…

– Пока вся скала не рухнула!

– Да, пока она не обвалилась, захватив с собой наружную стену и часть башен, кладовую и кухню вместе со слугами, которые работали в ней. Все погрузилось в водоворот всклокоченного моря и кануло на дно. Поэтому жена хозяина настояла на том, чтобы уехать из замка.

Они молча посмотрели на спокойное сегодня море, которое в ту ночь, должно быть, бушевало как в аду.

Франц Леопольд не удержался и зевнул.

– Прости, это не связано с твоей историей. Я мог бы часами стоять здесь с тобой… – Еще один зевок помешал закончить предложение.

Лицо Иви расплывалось перед его глазами. Через несколько минут, наверное, поднимется солнце, но Иви попрежнему стояла у парапета и смотрела вдаль.

– Наше время истекло, – сонным голосом проговорил Франц Леопольд. – Давай вернемся в наши гробы.

Он отвернулся и, с трудом волоча ноги, зашагал к проходу, но Иви продолжала смотреть на море.

– Пойдем, иначе мы заснем сегодня здесь и для нас больше не будет пробуждения.

– Хотела бы я знать, что это за корабль. Он не принадлежит ни Лицана, ни одному из знакомых мне рыбаков.

– И что?

– Если я не ошибаюсь, он держит путь прямо к входу в грот. Как умело он маневрирует среди скал. Шкипер явно знает свое дело.

Франц Леопольд нехотя вернулся к ней и посмотрел на корабль. Да, он действительно приближался к гроту.

– Что ему тут понадобилось?

– Здесь нет ничего, кроме пары рыбацких хижин и замка Данлюс!

– …к которому из грота ведет прямой ход! – добавил Франц Леопольд. Ему передалось беспокойство Иви. – Что нам теперь делать? Уже светает.

– Да, я знаю, но неужели мы должны просто лечь в наши гробы, в то время как там внизу причаливают какието чужие люди или вампиры и пытаются проникнуть в замок? Можем ли мы быть уверены, что они не замышляют ничего плохого?

Франц Леопольд покачал головой, так что она даже немного закружилась, и позволил Иви увлечь его за собой. Они поспешили через арку в большой двор, причем Францу Леопольду казалось, будто он бредет под водой. Иви вела его по зданию, которое с северной стороны примыкало к замку, потом они прошли по короткому сводчатому коридору, который заканчивался у подножия одной из круглых башен. Иви как раз протянула руку, когда дверь распахнулась и им навстречу шатаясь вышла юная вампирша.

– Ирен?! – удивленно воскликнула Иви.

– Они уничтожили ее! Я не смогла ничего сделать, – залепетала она. Ее лицо исказилось от ужаса.

Франц Леопольд схватил ее за руку.

– Кто «они»? И кто был уничтожен? Говори понятно!

– Я не знаю, кто они и зачем пришли. Гвенда хотела защитить меня, и теперь она уничтожена!

– Гвенда? Твоя тень? – уточнила Иви.

Ирен кивнула.

Франц Леопольд обменялся взглядом с Иви. Внезапно он почувствовал, как в голове снова прояснилось.

– Кто? Кто это сделал? Это были люди?

Но Ирен лишь беспомощно пожала плечами.

– Мы должны узнать, что происходит там, внизу! – зарычал Франц Леопольд.

Иви кивнула. Ее лицо тоже выражало решимость.

– Да, должны!

– Нет! – закричала Ирен и схватила Иви за руку. – Они уничтожат и вас, если увидят!

– Мы проследим за тем, чтобы они нас не увидели, – ответил Франц Леопольд.

Иви отправила Ирен в гроб. Та явно почувствовала облегчение, когда они не попросили ее пойти с ними. Казалось, пережитое потрясение отняло у нее последние силы. Ее взгляд беспомощно блуждал. Ирен зашаталась, и ей пришлось прислониться к каменной стене.

– Не ходите! – жалобно протянула она, но потом с опущенной головой побрела прочь.

– Нам лучше спуститься по винтовой лестнице. Она приведет нас прямо в грот. Там достаточно выступов и ниш, прячась в которых мы сможем выяснить, кто пробрался в замок.

Франц Леопольд промолчал. Усталость вернулась к нему. Ему пришлось призвать на помощь силу воли, чтобы не уснуть на месте. Иви потащила его дальше. Другой рукой он касался стены, пытаясь преодолеть головокружение, но его взор все равно был затуманен, и голос Иви доносился словно издалека.

– Мы должны подобраться ближе.

Вампир чувствовал в своей ладони ее хрупкую ручку, которая тянула его вперед с удивительной силой.

«Я больше не могу». Гнев на собственную слабость, которая волной накрывала его разум, снова на несколько мгновений прояснил все вокруг. Франц Леопольд увидел на причале корабль и двух мужчин с теплой аурой, которые сгружали на берег продолговатые гробы. Возле мостика в луже крови лежало тело. Оно больше не двигалось, только кровь продолжала струиться. Отрубленная голова смотрела на них стеклянными глазами.

Иви подползла ближе.

– О, демоны ночи, в этих гробах вампиры, чужие вампиры, или ты думаешь иначе, Сеймоур?

Волк издал целый ряд странных звуков, потом Иви быстро произнесла пару предложений погэльски. Она хотела придвинуться еще ближе, но Сеймоур схватил ее за одежду и удержал на месте.

– Что такое?

Она повернулась и увидела, что Франц Леопольд опустился на одно колено.

– Мне жаль, – прошептал он и закрыл глаза. – Нам нужно возвращаться в безопасное место. Иначе они уничтожат нас!

– Лео, вставай, – настойчиво прошептала Иви ему на ухо и потащила за локоть.

К удивлению вампира, его тело послушалось, и они вернулись к лестнице. Хотя он уже ничего не видел, но под руками снова чувствовал стену круглой башни. Потом его ноги подкосились и он опустился на ступеньку. Сеймоур заскулил и требовательно ткнул его носом в щеку, но во Франце Леопольде больше не было ни воли, ни сил. Природа взяла свое.

– Сеймоур, что нам теперь делать? Мы должны как можно скорее исчезнуть и заблокировать вход в замок.

Волк ответил ей на своем языке. Франц Леопольд почувствовал руку Иви на щеке. Потом ее дыхание скользнуло у его уха. После чего ему показалось, что он почувствовал ее прохладные губы на своих губах. И как только его разум мог выдумать такое? Чужой голос пробился сквозь темноту, и венцу показалось, что чьито руки схватили его и подняли. Его понесли. И тогда он окончательно отключился.

НЕПРОШЕНЫЕ ГОСТИ

– По щепотке? – Маленький мускулистый мужчина достал из кармана штанов помятую табакерку и подал ее приятелю. Тот взял себе щедрую порцию нюхательного табака, вдохнул его, два раза чихнул и высморкался в рукав.

– Фергал, только не надо кривиться, словно трехнедельная буря! – сказал мускулистый и дружески похлопал по спине приятеля, который не только был на голову выше его, но и в два раза шире.

– Энгус, мне это совсем не нравится, – сказал тот и сплюнул на палубу. – Стоит мне подумать о том…

– Ах, знаешь, ты никогда не был силен в мыслительной деятельности. Но зато ты можешь решительно действовать, когда это нужно. Мне невероятно нравится этот звук, и меня больше ничего не интересует!

Он позвенел монетами в кармане.

В этот момент на палубу вышел третий мужчина. Должно быть, он слышал последние слова, потому что сказал:

– Энгус, ты был и остаешься ослом. Алчным, глупым ослом!

– Я не только алчный, теперь у меня достаточно денег в кармане, так же как и у тебя, Лиам.

Моряк облокотился на поручень и стал осматривать маленький порт, в котором «Добхарчу» пришвартовался с раннего утра. Но в отличие от других судов и лодок «Добхарчу» не привез ни рыбы, ни моллюсков, ни крабов. Их трюм был пуст и оставался бы таким, если бы столяр не поставил там пять гробов. Еще до наступления ночи, таков был уговор.

– Энгус, скажи мне одно: какая польза от денег, если ты умрешь или того хуже?

Мускулистый моряк пожал плечами.

– Нет, не стоит относиться к этому так легкомысленно. Я не думаю, что мы сможем остаться в живых и порадоваться нашим деньгам.

– А почему ты тогда согласился? – набросился на него Энгус.

– Да вначале я не подумал ничего плохого, – сказал Фергал.

– Удивительно, – съязвил Энгус. – Мы давно знаем, что твоя голова пригодна только на то, чтобы служить жилищем для вшей. Но какая отговорка у Лиама? Или тебе это не показалось подозрительным?

– То, что речь идет о необычном заказе, мы узнали только тогда, когда этот бледный парень назвал сумму, которую готов заплатить. Но я подумал о контрабанде или об оружии. К тому, что мы столкнемся с силами зла, я готов не был, а теперь все время стараюсь убедить себя, что нас они не тронут. В конце концов, мы нужны им, чтобы управлять кораблем и привезти их к цели. Потом мы их высадим, заберем деньги и распрощаемся навсегда. Да, так я думал вначале.

– Но больше так не думаешь, – добавил Колумбан, четвертый член команды, который вернулся от столяра и как раз поднимался на борт.

Он выглядел болезненным и сегодня казался почти таким же бледным, как и их ужасные гости, которых они сейчас транспортировали в трюмах, хотя обычно его лицо было таким же смуглым от ветра и солнца, как у всех моряков. Он присоединился к остальным и, поблагодарив, взял щепотку из табакерки Энгуса.

– Я знал все с самого начала, – сказал Колумбан. – Когда я был маленьким, бабушка часто рассказывала мне об этих ночных созданиях, кровопийцах, которые бродят по болотам и похищают малышей, чтобы насладиться ими. Их кровь кажется им, наверное, самой вкусной. Но никто не может чувствовать себя в безопасности, ни женщины, ни мужчины, ни даже старики. Я никогда не думал, что они когданибудь навестят и меня, причем здесь, так далеко от болот. Но когда Энгус принес их на борт, я знал, кто передо мной и что моя жизнь окончена.

– Но почему ты тогда вообще пошел с нами? Ты же мог остаться в Дублине, – сказал Лиам.

– А теперь он поведает нам историю о дружбе и верности, которые должны сплачивать команду корабля в любой ситуации, – произнес Энгус.

– Заткнись! – закричал Лиам.

Он редко пользовался своим положением капитана, но если уж повышал голос, то все беспрекословно ему подчинялись.

– Так почему же ты поплыл с нами? – повторил он вопрос спокойным, дружелюбным тоном.

– Задаток, который ты нам заплатил, был таким внушительным, – сказал моряк и немного покраснел. – И я подумал: возможно, мне удастся… ну… получить также остаток своей доли, даже если это будет стоить мне жизни.

– Наш добрый Колумбан! А я и не знал, что ты такой же алчный, как и я, – усмехнулся Энгус.

– Если мы умрем, то нам больше не понадобятся деньги, – вмешался Фергал.

Энгус похлопал его по плечу.

– Какой же ты умный парень.

– Мне нужны деньги не для себя, – сказал Колумбан. – Моя жена очень больна и не может работать. А дома у нас семеро детей. Если они получат еще и вторую часть моей доли, то будут обеспечены на весь следующий год.

– Наш добрый Колумбан, – искренне сказал капитан. – Если они заплатят нам обещанные деньги и хотя бы один из нас выживет, твоя семья обязательно получит свою долю! – Он строго посмотрел на остальных.

– Конечно, – подтвердил Фергал, и все знали, что он говорил правду.

Энгус же постарался не смотреть в глаза капитану, без особого энтузиазма соглашаясь с ним. Вместо этого он принял преувеличенно веселый вид, что выглядело както неестественно.

– Ах, ну почему вы такие мрачные! Лиам же сказал: мы им нужны. Поэтому они не тронут нас, если только сами не захотят нарушить свои планы.

– А что будет, когда они доберутся до своей цели? – проговорил капитан.

Небритое лицо Энгуса исказилось от страха. Но он быстро успокоился и махнул рукой.

– Тогда мы все еще будем нужны им для того, чтобы вернуться в Дублин.

– Это ты так полагаешь, – сказал Колумбан. – Как ты можешь быть уверен в том, что они захотят вернуться в Дублин?

Энгус побледнел.

– У нас еще есть время до наступления темноты, – напомнил Фергал. – Мы можем довольствоваться уплаченным и исчезнуть до того, как они вернутся. Мы просто сбежим отсюда.

– Они пригрозили, что будут охотиться за нами и найдут, – тихо сказал Колумбан. – И я им верю.

Энгус резко отвернулся и с чрезмерным усердием занялся канатами.

– Да, эти пассажиры нагнали на вас страху. Будьте осторожны, а не то первой же волной вас, ослабевших от страха, смоет за борт.

Капитан внимательно посмотрел на Энгуса, но тот не отрывал взгляда от канатов. Наконец Лиам отвернулся.

– Тогда подготовьте все к отплытию, чтобы мы были готовы, когда они отдадут нам приказ.

– Я думал, только ты отдаешь здесь приказы, – сказал Фергал. – Ты же капитан, не так ли?

Он покачал головой, но потом всетаки отправился проверить уровень воды.

Как только солнце исчезло за холмом, в голове Франца Леопольда появились первые мысли. Он знал, что ему нужно проснуться и выбраться из гроба. Казалось, эти мысли поджидали его целый день гдето на поверхности сознания.

Напрягшись, Франц Леопольд резко отбросил каменную крышку в сторону. Он вскочил на ноги и присел пригнувшись на несколько мгновений в своем гробу, быстро осматривая помещение, затем принюхался, но не услышал и не увидел ничего, что могло бы вызвать беспокойство. Может, все это ему только привиделось? В его воспоминаниях замелькали образы. Иви, стоящая у парапета и глядящая на море, корабль, приближающийся к гроту, чужие голоса и запахи, головокружение и темнота. А потом поцелуй? Затем пришло воспоминание о расширенных от ужаса глазах Ирен и искалеченном теле внизу в гроте.

Франц Леопольд затряс головой, словно хотел прогнать надоедливое насекомое. В гробах вокруг него задвигались другие юные вампиры.

Дракас быстро выбрался из своего гроба и побежал во двор. Прислуги нигде не было. Как необычно. В другие вечера Матиас стоял рядом с его гробом полностью готовый к пробуждению своего подопечного. А может быть, происшедшее на рассвете заставило его проснуться раньше, чем обычно?

Вампир побежал через арку к входу в большой зал. Ему навстречу уже мчался взъерошенный Сеймоур.

– Лео! – услышал Франц Леопольд голос Иви с лестницы.

Последние пять ступенек она преодолела одним прыжком.

– Кто были те люди? – крикнул ей венец. – Погиб ли еще ктонибудь из наших?

– Я не знаю, – ответила Иви и побежала к выходу с другой стороны.

Франц Леопольд последовал за ней.

– Мы должны посмотреть, удалось ли им пробраться в замок!

– Это невозможно, – возразила Иви, но по ее голосу он понял, что это была скорее надежда, чем убеждение.

Вскоре они уже стояли у подножия большой башни. Иви вбежала в круглую комнату и резко остановилась перед входом.

– Вход забаррикадирован с этой стороны. Значит, это не одна из тех ловушек, которые встроены в лестницу. Ктото помешал незнакомцам проникнуть в замок, – сказал Франц Леопольд. – Это была ты?

Но Иви не ответила на его вопрос и вместо этого начала убирать камни и деревянные балки. Сеймоур все еще тихо рычал.

– Давай, помоги мне. Мы должны посмотреть, есть ли еще ктонибудь в гроте.

Франц Леопольд взглянул на свои нежные белые руки с идеальным маникюром и вздохнул. Потом схватился за балку и отбросил ее в сторону. В этот момент они услышали голоса. Несколько вампиров спешили из зала через узкий двор и все сразу набились в узкую комнату башни. Франц Леопольд не удивился, увидев среди них Матиаса. Естественно, тот уже успел обнаружить, что гроб хозяина пуст, и немедленно отправился на поиски. Пришли предводитель клана Доннах, его тень Катриона, Анмири и Бригитта, двое Лицана, которых Франц Леопольд не знал, и, что, однако, немного удивило его, Лучиано и Алиса.

– Что случилось? – потребовал ответа Доннах и указал на забаррикадированный вход.

Иви кратко сообщила о том, что произошло ранним утром. При этом она ловко обошла некоторые подробности, о которых Франц Леопольд предпочел бы не упоминать.

Потом Доннах позвал слуг, и те с быстротой молнии разобрали камни и деревянные балки и побежали вниз по винтовой лестнице. За ними спустились Доннах и Катриона. А поскольку юных вампиров никто не останавливал, четверо из них тоже спустились в грот.

– В любом случае они даже не пытались пробраться в замок, – констатировал Доннах. – Ни одна из ловушек не сработала.

– Если они, конечно, функционируют так, как было задумано! – пробормотал Франц Леопольд.

Катриона повернулась и пристально посмотрела на него, пока он не опустил глаза.

– Ловушки прекрасно работают, в этом можешь быть уверен, юный Дракас!

Наконец слуги направились в грот. Словно хищники перед прыжком, они медленно продвигались вперед, внимательно обследуя пространство всеми органами чувств. Корабля больше не было, исчезли и гробы, о которых сообщила Иви. Зато ктото положил на мостик тело служанки с театрально раскинутыми руками и ногами, а голову поставил на каменную глыбу так, чтобы она смотрела им навстречу своими мертвыми глазами. Алиса застонала.

– Ирен невероятно повезло!

Доннах и его спутники собрались вокруг тела Гвенды. Они говорили погэльски, но юные вампиры все равно почувствовали гнев в их словах.

Лучиано взглянул вверх.

– Это были люди!

– И вампиры, – добавила Иви.

Все с недоверием уставились на нее.

– Я видела вчера несколько гробов с вампирами, которые люди здесь выгружали. Скорее всего они не из Ирландии. И совершенно точно они не принадлежат к клану Лицана. Однако я не могу сказать, кто уничтожил Гвенду: люди или вампиры. Для этого мы должны подойти ближе!

Но тут их заметил предводитель клана.

– Вы что здесь делаете? Расследование будем вести мы. Возвращайтесь в зал. Там ученикам раздадут кровь, прежде чем мы соберемся на сегодняшнюю лекцию.

И он махнул им рукой, словно отгонял.

Лучиано уже набрал воздуха, чтобы запротестовать, но что он мог сказать? Что их снедало любопытство и поэтому они хотели остаться? Это вряд ли повлияет на решение Доннаха.

– Оставь! – прошипела Алиса и схватила Лучиано за рукав. – Все равно мы здесь ничего не сможем сделать.

Лучиано смиренно пожал плечами.

– Тогда пойдем в зал к остальным, – сказал он и направился к лестнице.

– Да, там подают кровь. Это ведь вполне соответствует твоим предпочтениям, – съязвил Франц Леопольд.

– Если ты говоришь, что здесь были чужие вампиры, то я верю тебе, – тихо сказала Алиса Иви. – Но почему мы сейчас не чувствуем их ауры?

– Возможно, они поднимались только на мостик и не заходили в грот, – ответила Иви и медленно кивнула. – Да, так оно и было. Почему же я сразу не догадалась об этом?! Нам нужно пойти по следу людей, если мы хотим найти вампиров. Раз ловушки не сработали, значит, остается лишь два пути, по которым они могли бы выйти из грота. Они вернулись на корабле в море или их отнесли в гробах дальше по туннелю до самого выхода.

– Но если они собирались снова отчалить, зачем тогда выгружали гробы? – произнесла Алиса.

– Точно! – Темные глаза Франца Леопольда засверкали. – Тогда в путь! Здесь проходит след людей. Я слышу запах их пота.

– Наверное, нелегко нести тяжелые гробы, – сказала Алиса.

– Думаю, что да.

Хорошо зная дорогу, Иви поспешила вперед.

– Давайте быстрее, пока они не задержали нас, – поторопила Алиса.

Они побежали по сужающемуся туннелю, пока он не закончился низко расположенной круглой дырой, ведущей наружу. Сеймоур первым проскочил сквозь нее и подал им снаружи сигнал – короткий вой, после того как убедился, что там нет засады.

Друг за другом вампиры вылезли на узкую тропинку, одно ответвление которой вело к сторожке у ворот, прижавшейся к склону. Дорога была такой узкой, что человек прошел бы по ней с большим трудом. И уж никак не с гробами! Вторая тропинка пересекала ущелье между утесом и сушей и по довольно покатому склону поднималась по другой стороне на утес. Здесь нести гробы было бы намного легче.

– След еще довольно свежий. Пойдемте! – воскликнул Франц Леопольд и побежал. Остальные последовали за ним.

Охотничий азарт охватил венца и заглушил даже жажду крови, которая мучила каждого вампира с момента пробуждения. Может быть, он сможет убить сразу двух зайцев? В его памяти возникли образы крепких вспотевших моряков, спящих возле гробов. Вампир увидел их шеи, под грязной кожей которых пульсировала теплая кровь.

– Такие мысли опасны, – прошептала Иви, держась рядом с ним.

– Если ты не хочешь, чтобы проникали в твои мысли, пожалуйста, перестань рыться в моей голове!

Иви вздрогнула.

– Прости! Но твое желание было таким сильным, что оно окутало тебя словно облако. Я не нарочно!

– Тогда тебе, наверное, следует держаться от меня подальше, чтобы не подвергать себя опасности быть затянутой этим облаком, – резко сказал Франц Леопольд, хотя на самом деле думал совсем иначе.

– Прости, – еще раз сказала вампирша и, к его огромному сожалению, действительно немного отстала.

Юные вампиры бегом поднялись по тропинке на скалу и помчались на восток.

Здесь, спустившись в маленькую долину, тропинка привела их к хижине, которая почти не выделялась на фоне черных скал, прижимаясь к ним тыльной стороной. Крыша вообще была не видна под выступающей плитой.

– Теперь мы их поймали! – воскликнул Франц Леопольд.

– Подожди нас, – попросила Алиса и ускорила шаг. – Мы не знаем, что ждет нас там, внутри. Они уже показали, насколько опасны. Они ни перед чем не остановятся!

– Неужели ты боишься? – с усмешкой спросил венец.

– Я осторожна, только и всего.

Франц Леопольд почувствовал, что она сказала правду. Только у Лучиано он смог распознать страх. Однако прежде чем венец успел сделать язвительное замечание, к нему подошла Иви и положила ладонь ему на руку. Волна досады захлестнула Франца Леопольда, но он прогнал это чувство, когда Иви напомнила ему о том, что в этот момент было самым важным.

– Давай пустим вперед наш разум, – тихо сказала она. – Ты чувствуешь их?

Франц Леопольд ощутил прикосновение ее тонких пальцев, и ему было трудно сосредоточиться. А еще, наверное, потому, что большая часть его сил уходила на то, чтобы скрыть от нее те мысли, о которых она не должна была узнать. Он опустил глаза, чтобы случайно не встретиться с Иви взглядом.

– В хижине нет людей, – наконец сообщил Франц Леопольд.

– Конечно, нет, – нетерпеливо ответила Алиса. – Они принесли сюда гробы, поставили их и потом снова ушли на корабль и уплыли. Иначе он все еще был бы в гроте.

– А если они разделились, мисс всезнайка? – предположил Франц Леопольд.

Алиса помолчала.

– Ну да, такое тоже возможно, – нехотя согласилась она.

Иви закончила дискуссию:

– Я не чувствую людей! А вот насчет вампиров я не уверена. Я чую их, но их здесь нет. Должны ли мы зайти внутрь? Если они внутри, то скорее всего уже давно заметили наше присутствие.

Она вопросительно посмотрела на остальных.

К всеобщему удивлению, Лучиано решительно подошел к двери и ударил по ней ногой так сильно, что та распахнулась и с грохотом ударилась о стену. В то же мгновение вампиры вбежали в хижину и быстро огляделись.

– Они уже упорхнули. – Алиса констатировала то, что все уже поняли.

– Но они были здесь. – Иви показала на пять гробов, все еще стоящих у стены.

Она быстро удостоверилась в том, что там действительно было пусто. Вампирша опустилась на колени, закрыла глаза и вдохнула их запах.

– Один из них кажется мне странным образом знакомым, другие я слышу впервые.

Иви подозвала Франца Леопольда, и он проделал то же, что и она.

– Что скажешь?

– Этот запах мне ни о чем не говорит.

Иви приняла задумчивый вид и посмотрела на Лучиано.

– Хм, как скажешь, – пробормотала она не очень уверенно.

– Что теперь будем делать? – спросил Лучиано, который, повидимому, не заметил внутренней борьбы Иви.

– Теперь вы должны поспешить на занятие, – раздался голос у двери.

Четыре юных вампира резко повернулись.

– Хиндрик! – простонала Алиса. – Как тебе удается все время быть таким бдительным?

Изза его спины вышли также Матиас и Франческо.

– Мы заметили, что вы не явились к трапезе, и у нас возникло подозрение, что вы решили пойти по следам, хотя Доннах со своей свитой вполне способен устранить опасность и без вашей помощи.

Алиса с укором посмотрела на Хиндрика, но тот лишь покачал головой.

– Нет, тебе не нужно ничего говорить. Я знаю, речь не об этом, но тем не менее я должен отправить всех вас назад. Трапеза окончена, и ученики уже собрались возле сторожки, чтобы прослушать сегодняшнюю лекцию. Будет нехорошо, если вас хватятся.

– Трапеза уже закончилась?! – в ужасе воскликнул Лучиано.

– Ты хочешь сказать, что они могли бросить нас?! – не менее возмущенно спросила Алиса.

Иви усмехнулась.

– Тогда давайте поспешим назад, а остальное доверим ирландскому клану.

– А нам больше ничего и не остается, – разочарованно согласился с ней Франц Леопольд.

Они вернулись по тропинке вдоль края скалы, прошли через ворота передовых укреплений и поспешили во двор, где постарались как можно незаметнее смешаться с остальными наследниками.

Прошел уже час после полуночи, и многие Лицана были на охоте. Доннах и несколько его помощников оставались в гроте. Большая часть наследников сидела в зале или слонялась без дела у выхода в грот, надеясь узнать какуюнибудь интересную новость. Старцы Лицана тоже оставались в зале и совещались. В соседнем доме две молодые женщины укладывали вещи. Скорее всего, они были нечистокровными. Время было как раз подходящее.

Юная вампирша медленно шла по замку. Она пересекла большой двор, прошла через арку и вышла к осыпающемуся парапету.

Возвращаясь, она пошла по другой стороне. Она еще раз прошла через зал. Никто не обратил на нее внимания. Хорошо. Она и не должна привлекать к себе внимания. Вампирша вернулась к своему гробу, достала маленькую коробку и спрятала ее в широкий рукав. Потом вернулась во двор и направилась к сторожке.

Прежде чем пройти мимо нее, вампирша натянула капюшон. Впервые она была рада тому, что все Лицана носили одежду, которая почти не отличалась по цвету и покрою. Вампирша шла медленно, все время заставляя себя замедлять ход, словно у нее не было цели, к которой она стремилась, дрожа от нетерпения.

Она бесшумно пересекла подъемный мост. Пара нечистокровных вышла ей навстречу и приветственно склонила головы, но больше никто не обратил на нее внимания. Никто не остановил ее. Никто не спросил, что она собирается делать. Это было до смешного просто!

Вампирша сохраняла спокойный темп, пока ворота не скрылись из виду. Но стоило ей исчезнуть за первым поворотом, как она побежала. Еще во время бега она вынула коробку из рукава и открыла ее. Маленькая летучая мышь с писком поднялась в ночное небо и скоро исчезла. Вампирша не стала смотреть ей вслед. Она побежала дальше, пока не добралась до места, где ей нужно было ждать дальнейших указаний.

Зеленый вяз стоял возле совершенно голого дерева, кора которого отливала серебром в лунном свете. Ветки тянулись вверх, словно костлявые пальцы, и сотрясались от ветра. Под вязом тихонько журчала вода, вытекая из деревянной трубы в каменный желоб. Вампирша присела на его край и внимательно посмотрела на небо. Сколько ей еще ждать? Как быстро сигнал дойдет до получателя и сколько пройдет времени, прежде чем… Прежде чем что? Она не знала, но у нее уже не оставалось времени.

Летучая мышь намного больше той, которую она послала, появилась в небе над ее головой, сделала два круга и в конце концов опустилась в темную тень вяза. Вампирша внимательно наблюдала за ней. Словно ниоткуда на том месте начало сгущаться облако, из него вытянулись колышущиеся щупальца, которые закрутились, поглотив летучую мышь. Следующий порыв ветра разогнал туман.

Вампирша не ожидала ничего иного и всетаки невольно затаила дыхание, когда из последних клочков тумана показался силуэт вампирши. На незнакомке тоже было длинное одеяние, которое укутывало все ее тело, и капюшон, который не позволял рассмотреть ее лицо. Только одежда была не зеленой, а черной. Однако голос был определенно женский, хоть и низкий. Незнакомая вампирша говорила с сильным акцентом.

– Я получила твой сигнал. А теперь отвечай на мои вопросы, коротко и ясно. Потом вернешься назад, не привлекая к себе внимания. Если ты захочешь снова сообщить мне чтолибо, то пошлешь ко мне моего посланника.

И она подала ей еще одну коробку, похожую на ту, что была в ее сумке. Коробка тихонько дрожала.

– Кто вы? До сих пор я разговаривала с другими вампирами.

– Это не относится к делу!

– Но как я должна к вам обращаться?

Женщина немного помедлила, после чего сказала:

– Ты можешь называть меня «княгиня». А теперь расскажи мне о том, что я хочу знать.

ПОСПЕШНЫЙ ОТЪЕЗД

Вернувшись вскоре после полуночи в замок Данлюс, Алиса и остальные сразу отправились на поиски Хиндрика.

Они нашли его вместе с двумя слугами из клана Лицана в гроте под замком.

– Что они тут делают? – спросил Лучиано, понаблюдав некоторое время за тем, как тени орудуют камнями, досками, канатами и тонкой проволокой.

– Они сооружают дополнительные ловушки, чтобы больше ни одному непрошеному гостю не удалось пробраться даже в грот. Смерть слуги здорово напугала их. Как легко это могло произойти с одним из наследников!

– А они нашли чужаков? – спросила Алиса.

Хиндрик покачал головой.

– Нет, но мы сожгли гробы.

Алиса была шокирована, в то время как Лучиано и Франц Леопольд единодушно считали такие серьезные меры вполне оправданными, пусть даже еще и неизвестно, кто убил служанку: вампиры или их спутникилюди.

– Мы должны отрезать нарушителям путь к отступлению, – подчеркнул Хиндрик. – Это был победный огонь, хотя, по моему мнению, торжествовать победу еще рано. Они ускользнули от нас, и мы не знаем, кто они и откуда приехали. Доннах считает, что они не из Ирландии.

– Вопрос: из какой же страны они прибыли? Относятся ли они к одному из кланов или есть вампиры, которые существуют независимо от семей? Вначале я думала, что почувствовала знакомую ауру, а потом снова чтото совершенно чужое, и это смутило меня.

– Да, в этом деле много загадок, – согласился Хиндрик и направился к юной очень привлекательной служанке, которая попросила помочь ей со сложной ловушкой.

– Это нехорошо! – резко сказал Франц Леопольд.

– Что? – одновременно переспросили Иви и Алиса.

– Что они позволяют чужим сооружать ловушки.

– Чужим? Но это же Хиндрик! – воскликнула Алиса.

– С точки зрения Лицана он чужой, – настаивал Франц Леопольд. – Подобная доверчивость может оказаться большой ошибкой.

– Но ведь академию основали как раз для того, чтобы мы сблизились и между семьями появилось доверие! – напомнила Алиса.

– И тем не менее эти нарушители, возможно, относятся к одному из кланов, которые думают иначе и хотят разрушить новый союз, пока он еще такой непрочный, – сказал Лучиано. – Вспомни Леандро и остальных в Золотом доме, которые совсем не в восторге от того, что предводители решили отказаться от былой вражды.

– Скорее всего, среди учеников или их теней есть посвященные и пособники. – Франц Леопольд многозначительно посмотрел на друзей.

– Что? Ты же не думаешь так на самом деле? – Алиса была в ужасе. – Я даже тебя не считаю способным плести интриги против академии и приводить в замок чужих вампиров, которые должны навредить всем остальным!

Франц Леопольд отвесил поклон.

– Это, конечно, очень подружески с твоей стороны, но довольно наивно и поэтому опасно! Я остаюсь осторожным и хочу узнать, кто эти убийцы.

Венец повернулся и собрался уходить.

– Куда ты направляешься? – крикнула ему вслед Алиса.

Он снова повернулся и удивленно посмотрел на нее.

– Проверить, что дали наблюдения Лицана, куда же еще?

Остальные юные вампиры тут же последовали за ним. Они постарались принять невинный вид и медленно прошли мимо Лицана, которые все еще занимались ловушками. Ирландские вампиры не обратили на них никакого внимания. Алиса была рада, что Хиндрик не смотрел в их сторону. Он бы сразу заметил, что они задумали нечто такое, что не входило в планы Доннаха.

Как только наследники завернули за поворот, они сразу же побежали. Лучиано хоть и проворчал себе под нос, что и так уже набегался за прошлые ночи, но не отставал, и, следуя за Иви, они поднялись по узкой тропинке через ущелье на другую сторону скалы.

Однако прежде чем подойти к неприметной хижине, вампиры сделали большой крюк и только после этого стали осторожно приближаться. Им очень не хотелось, чтобы их обнаружили, ни свои, ни чужие!

– Там, на той стороне, спрятались двое слуг Доннаха, – тихо сказал Франц Леопольд.

Все остальные вытянули головы. Но им понадобилось некоторое время, прежде чем и они смогли обнаружить ирландских вампиров.

– У тебя зоркий глаз, Лео.

Иви одобрительно кивнула ему, но он лишь отмахнулся.

– Любой вампир, который не хочет быть убитым, должен их увидеть.

– Типичная реакция Дракас! – рассердилась Алиса. – Как насчет того, чтобы просто поблагодарить за комплимент?

– Упоминание о том, что само собой разумеется, не является комплиментом, – холодно парировал Франц Леопольд. – Да это почти граничит с оскорблением! Разве это не означает, что другой до сих пор недооценивал твоих способностей?

– Ах, получается, ты обвиняешь Иви в том, что она хотела оскорбить тебя подобным замечанием?! – взволнованно воскликнула Алиса.

– Прекратите сейчас же препираться и говорите тише! – набросился на них Лучиано. – Зачем нам вообще нужно было красться, раз теперь мы так кричим? Посмотрите, там еще двое, и, если я не ошибаюсь, в бухте спряталась парочка на тот случай, если чужаки захотят причалить. Так что не только чужаки, но и мы не сможем подобраться к хижине незамеченными.

– Но это и не является нашей целью, – напомнила ему Алиса. – Мы хотели лишь посмотреть, что здесь происходит.

Какоето время они молчали, наблюдая за хижиной и Лицана, которые ее охраняли.

– Я не думаю, что чужаки так легко попадут в эту засаду, – внезапно сказала Иви. – В воздухе все еще слышен запах сожженных гробов. К сожалению, это может стать предупреждением для них.

Алиса принюхалась.

– А они не могут принять этот запах за огонь, который разжигают люди, чтобы согреться или приготовить еду?

– В этой местности люди отапливают жилища и готовят еду на торфе. Он дешевле, чем уголь или даже дерево, которое стало в Ирландии слишком ценным, после того как в течение нескольких веков все кому не лень вырубали леса на нашем острове. А торфяной огонь пахнет совсем иначе, чем сгоревшее дерево!

– Большинство вампиров не слишком задумываются о людях, пока их достаточно и они наполняют нас энергией. – Лучиано немного помолчал, после чего продолжил: – Если бы мы только знали, с какой стороны они могут приблизиться, мы смогли бы подкараулить их.

– Или же нам нужно пойти по следу чужих вампиров. Кто знает, может, их убежище ближе, чем мы думаем.

И во взгляде Франца Леопольда снова появилось красное мерцание, которое вопреки его безупречной красоте придавало ему хищный вид.

Алиса кивнула.

– Там, наверху, когда мы делали крюк, мне показалось, что мы пересекли их след. Это может послужить началом.

– Ты уверена? – переспросил Лучиано. – Я ничего не заметил.

– Естественно, нет! – пробормотал Франц Леопольд, но Иви перебила его:

– Мы с Сеймоуром тоже учуяли след.

Алиса начала потихоньку отползать назад на четвереньках, чтобы Лицана не заметили ее. Другие последовали за ней.

Удалившись на безопасное расстояние, юные вампиры, пригнувшись, побежали к тому месту, где почувствовали след. Несколько неохотно Франц Леопольд признал, что обе вампирши были правы.

– Это, наверное, Сеймоур обнаружил след, – пробормотал он, но больше ничего не стал говорить. Им овладел охотничий азарт.

Франц Леопольд слегка наклонился вперед и пошел по следу. Сеймоур догнал его и вскоре возглавил преследование. Нюх у него был такой острый, что волк побежал вперед, и юным вампирам пришлось тоже перейти на бег, чтобы не отстать от него.

– Чтото он слишком быстрый! – прохрипел Лучиано. – И как ему удается одновременно чтото вынюхивать?

– Да, он молодец. Скоро мы их поймаем, – торжествовал Франц Леопольд.

Но Алиса и Иви не разделяли его уверенности.

– У меня возник вопрос, – тихо сказала Алиса, не сбавляя темпа. – Почему члены твоего клана не нашли чужаков?

Иви кивнула.

– Да, меня это тоже интересует. Лео, конечно, может быть невысокого мнения о способностях Лицана, но я уверяю тебя, они в состоянии заметить след, оставленный всего день назад!

– Я не сомневаюсь в этом. Если, конечно, след проходит по земле.

Вампирши многозначительно посмотрели друг на друга.

– Я вижу, что наши опасения совпадают, – сказала Иви.

След вел их по усеянному камнями картофельному полю и по краю двух пастбищ, потом свернул на дорогу с булыжниками вдоль обочины, которая вскоре опустилась к ручью. Через ручей был перекинут маленький деревянный мостик. Сам же прозрачный ручей, извиваясь между черными валунами, тек в сторону моря.

Сеймоур взбежал на мост, остановился, принюхался во всех направлениях и завыл, запрокинув голову.

– Это означает то, что я подумала? – спросила Алиса и вместе с Иви поднялась на мостик. Та кивнула в ответ.

– Иди дальше! – рассердился Франц Леопольд на волка, протиснулся мимо него и спрыгнул на другой берег.

Дракас медленно повернул голову налево, потом направо, потом снова налево. В конце концов, вздохнув, он повернулся к остальным.

– Они не переходили на другую сторону. Об этом хотел сказать твой волк своим воем?

– Да, чужие вампиры не поднимались на мостик, – подтвердила Иви.

– Возможно, они пошли вброд, чтобы скрыть следы? – с энтузиазмом предположила Алиса и начала обследовать берег. Сеймоур присоединился к ней.

Вместе они нашли место, где запах был более отчетливым. Скорее всего, чужие вампиры ненадолго останавливались здесь. Потом след повел прямо к ручью, в воду.

– Ну вот! – расстроилась Алиса. – Они всетаки решили скрыть следы в проточной воде. Нам нужно обследовать оба берега. Возможно, они прошли по ручью совсем немного и мы сможем снова поймать их след в том месте, где они выбрались из воды.

Франц Леопольд подошел к Иви.

– Мои чувства обманывают меня или я действительно уловил облегчение?

Теперь на нее уставились и Алиса с Лучиано. Иви смущенно улыбнулась.

– Лео, ты прав. Но подождите. – Она подняла руку и отшатнулась. Сеймоур сразу же встал перед ней и зарычал. – Прежде чем ваше недоверие разгорится, словно огонь на сухих ветках, послушайте, почему мной овладело это чувство, когда след потерялся в ручье. Алиса тоже думала о том, что мы не сможем найти чужаков. Ведь почему еще другие Лицана не смогли отследить путь чужаков до конца?

Франц Леопольд презрительно фыркнул, но Иви не обратила на это внимания.

– Скрыть следы в воде, так чтобы даже собаки не смогли пойти по ним, – простой трюк, о котором знают даже люди. Но у вампиров есть и другие возможности не оставлять за собой следов – в зависимости от того, насколько они мощные и какими особыми способностями обладают.

– То есть ты считаешь, что если бы они могли раствориться в тумане или превратиться в летучих мышей, то так бы и поступили, – сказал Лучиано после долгого молчания.

– Вот именно. И разве знание о том, что силы противника не такие мощные, как я сначала опасалась, не должно вызвать облегчение?

Франц Леопольд пожал плечами.

– Но даже если бы они могли превращаться в летучих созданий, что бы нам это дало? Скорее всего, их только пятеро, и они находятся сейчас в чужой стране.

Друзья решили обследовать оба берега, пока снова не найдут след, но не успели.

– Там ктото есть! – воскликнул Лучиано, и все обернулись.

– Судя по всему, нас ждут неприятности, – сказала Алиса, узнав тех, кто спешил к ним.

– Да, мне тоже так кажется, – невозмутимо подтвердил Франц Леопольд.

Лучиано же немного склонил голову, когда на них налетели три тени.

– Неужели вы ничему не научились? – простонал Хиндрик.

Матиас и Франческо ограничились мрачными взглядами.

– Почему же, – ответила Алиса и ухмыльнулась. – Нам удается все быстрее скрываться от вашего бдительного ока. Это ценный опыт!

Хиндрик строго посмотрел на нее.

– Алиса, ты ведешь себя слишком вызывающе.

Та в ответ толкнула в бок своего слугу, который был в самом расцвете сил.

– Не насмехайся!

– Я абсолютно серьезен. Это не игра! Одна служанка убита. Разве вы забыли об этом?

Алиса пристыженно опустила голову.

– Нет, естественно, нет. Мы хотели помочь найти убийц.

– Подвергаясь при этом опасности! – продолжал сердиться Хиндрик.

– Но нас же четверо, и с нами Сеймоур, – присмирев, защищалась Алиса, но это не успокоило слугу.

– Быстро следуйте за мной, если не хотите узнать, что такое знаменитый гнев Доннаха.

Алиса быстро глянула на Иви, и морщинка на лбу у подруги заставила Фамалия ускорить шаг.

– Есть какието новости? – поинтересовалась Алиса, летя рядом с Хиндриком, словно грозовой ветер, так что ее ноги почти не касались земли.

– Доннах и пара других Лицана ждут вас в гроте. Вы последние, кто еще не взошел на борт. Как только вы явитесь, мы сразу же выйдем в море.

Иви подбежала к нему с другой стороны.

– Что? Мы покидаем замок Данлюс? Но таких планов не было! По крайней мере, до сих пор.

– Мужественные Лицана бегут от пяти незнакомых вампиров! Ничего не понимаю! – воскликнул Франц Леопольд.

Лучиано ничего не сказал. Все его силы уходили на то, чтобы не отстать от других.

– Чтото происходит?

Вампир подошел к наблюдателю, который больше часа неподвижно стоял на узком выступе скалы.

– Йован, ты вернулся. Они прекратили преследование? – Высокий худой вампир говорил с сильным акцентом. Его волосы и густые брови были темными, а скулы резко выделялись на угловатом лице. В отличие от мужчины, которого он назвал Йованом, его совершенно нельзя было назвать красивым.

Его товарищ резко рассмеялся.

– Да, Данило, прекратили. Они потеряли наш след в воде. Хотя до сих пор не понимаю, зачем нам нужно было идти по ручью.

Данило посмотрел на Йована с загадочным выражением лица.

– Лицана должны были заметить, что следы теряются в воде. Ведь онито знают, что существуют другие способы исчезнуть бесследно. Зачем выдавать о себе больше информации, чем это возможно на данный момент?

Йован медленно кивнул.

– Да, ты прав. Всегда хорошо иметь в запасе парочку сюрпризов.

Тут к ним подошли еще три вампира. Одна из женщин была такой же высокой и худой, как Данило, более того, они были похожи. Только волосы у вампирши были длиннее, а брови напоминали тонкие изогнутые линии на белой коже.

– Ах, Тонка, вот и ты. Она связалась с тобой?

Вампирша кивнула в ответ.

– Хорошо. Есть новости?

Тонка холодно улыбнулась.

– Они готовятся к отплытию. Чего еще от них ожидать? В этом они похожи на своих предков – кельтов. Те тоже сидели в крепостях, каждая семья в своем маленьком туа те *, то есть королевстве, – перевела она, поймав вопросительный взгляд вампира с блестящими черными волосами, большого и мощного, словно медведь. – Здесь не было ни деревень, ни больших дорог, не говоря уже о городах. Каждый был сам по себе. Они спорили между собой и боролись за женщин или овец, беспрепятственно позволяя завоевателям нападать на страну – сначала викингам, потом англосаксам. Вместо того чтобы сплотиться в борьбе против чужаков, ирландцы отступили в леса и болота, и так они ведут себя до сих пор, если им угрожает опасность, будь то люди или вампиры. – Она рассмеялась. – Мы вспугнули дичь. Теперь нам остается лишь последовать за ней, и тогда мы поймаем ее как раз там, где нам будет удобнее!

– Ты так много знаешь об этой презренной семье и ее отсталой стране, – заметил похожий на медведя Пьеро, у которого слова на старом вампирском языке приобретали необычно мягкое, мелодичное звучание.

– Да, я всегда все тщательно планирую. Нельзя полагаться на случай, нужно хорошо знать противника, или, точнее говоря, жертву.

Тонка скривила губы в коварной улыбке, так что стали видны ее опасно острые клыки хищника. Вторая вампирша, стоявшая немного позади, громко рассмеялась. Она была меньше Тонки и Данило, но выглядела более крепкой. Ее волосы были седыми, а лицо походило на смятый пергамент.

– А теперь весь клан собирается на запад? – поинтересовался Пьеро.

Тонка презрительно посмотрела на него.

– Естественно, нет. Да это и не входило в наши планы. Большая часть клана останется в замке, чтобы схватить чужаков, если те отважатся осквернить старинные залы Данлюса. – Снова волчья ухмылка. – Они отправляют лишь драгоценных наследников с небольшим количеством сопровождающих.

Данило кивнул.

– Хорошо, тогда мы тоже будем собираться в дорогу.

– Будем надеяться, что они не возьмут с собой слишком много опытных воинов, – сказал Пьеро и перевел взгляд на корабль, который в этот момент появился у подножия утеса. – Не стоит забывать и о слугах.

Данило пренебрежительно махнул рукой.

– Это не играет никакой роли. Им нас не остановить.

Оба корабля Лицана направились на северозапад, чтобы обогнуть самый северный мыс Ирландии. Алиса, Иви, Франц Леопольд и Лучиано вместе со своими тенями и в сопровождении Доннаха, Катрионы и двух других Лицана плыли на небольшом паруснике, на котором их доставили в замок Данлюс. Другие собрались на большем, но тем не менее более быстром корабле. Корпус этого корабля был уже, а обе мачты выше, поэтому он не мог заплыть в грот. По этой причине он всегда становился на якорь в западной бухте под сводом белой мерцающей скалы.

Вампиров и их гробы подвезли к кораблю на лодках, где они с нетерпением ждали, пока Хиндрик вместе с друзьями запрыгнут на «Киклон». Наконец Доннах дал команду к отплытию. Сильный ветер натянул парус, и корабль начал быстро набирать ход. Когда небо побледнело, на западе из тумана показались скалы МалинХед. Алиса наблюдала за волнами, которые разбивались о скалы, так что пенные брызги летели вверх, в ночное небо.

– Что это за башня? – спросила она Иви.

– Эта сторожевая башня была построена англичанами в начале века, когда они еще боялись, что их завоюют французы. Они считали, что Наполеон вполне мог позариться на Британию и начать вторжение в Ирландию. В конце концов, французы и испанцы были братьями ирландцев по католической вере и охотно поддержали их в борьбе против ненавистных англиканцев*. Королева Елизавета ничего не боялась сильнее испанской «Непобедимой армады». Всю свою жизнь она положила на то, чтобы Ирландия не стала для испанцев воротами в Англию.

– Но испанцы хотя бы попытались? – спросила Алиса.

– Да, но им даже не удалось причалить. Вернее, это удалось лишь некоторым частям, но они ничего не смогли сделать. Бурное море стало их погибелью! Гордая «Непобедимая армада» пошла ко дну во время урагана недалеко от ирландского берега. И что сделали ирландцы, увидев, что испанцы больше не способны освободить их от английского рабства? Они разграбили суда, а солдат и моряков, которые смогли спастись и выплыть на берег, продали в плен британцам. Так они, по крайней мере, немного наполнили свои карманы, раз уж великая освободительная война провалилась!

– У здешних людей довольно странное представление о чести и верности, – заявил Франц Леопольд, стоя неподалеку и слушая эту историю.

Катриона поднялась на палубу и отправила всех по своим гробам. Мурха, который снова был их капитаном, также пошел отдыхать.

– Неужели корабль будет плыть бесцельно по волнам, пока снова не стемнеет? – растерянно спросила Алиса. – Мы же в открытом море. Здесь нельзя стать на якорь.

– Нет, мы продолжим путь, – подтвердила Иви. – Есть разные способы не сбиться с курса.

Алису не удовлетворил такой ответ, но Катриона подвела Иви к ее гробу, а Хиндрик с серьезным лицом стоял возле Алисы, так что той не оставалось ничего иного, как тоже отправиться спать.

На море опустилась ночь. Иви стояла у поручней и смотрела на волны с белыми пенистыми гребнями. Ее лоб то хмурился, то снова разглаживался. Понаблюдав за ней некоторое время, Франц Леопольд все же решился подойти.

– О чем ты думаешь?

– Собирались ли чужие вампиры вообще возвращаться к своим гробам в хижине?

– Нам, вампирам, нужно темное место, в котором мы могли бы скрыться днем! Те гробы показались мне вполне подходящими для этой цели, и именно так их до этого и использовали, – поучительным тоном произнес Франц Леопольд, подняв указательный палец.

Иви рассмеялась, но потом сразу же стала серьезной.

– Ах, Лео, когда ты поймешь, что и у других есть голова на плечах? Если ты будешь и дальше недооценивать не только своих друзей, но и врагов, однажды может случиться непоправимая трагедия.

– Хорошо, в таком случае выложи мне свои соображения. И тогда я скажу тебе, стоят ли они того, чтобы к ним прислушиваться, или здесь имеет место только бурная женская фантазия.

Иви поддалась на его очередную провокацию.

– Чужаки должны были заранее понять, что доберутся до замка слишком поздно, чтобы можно было чтонибудь сделать той же ночью.

– Они уничтожили нечистокровную, – возразил Франц Леопольд.

– Но было ли это запланировано? Для меня это выглядит скорее как спонтанная реакция. Их застали врасплох, и они принялись действовать!

– К чему ты клонишь? Они все равно не смогли бы замести следы своего преступления, даже если бы попытались. Запах крови смыть не так просто. Кроме того, они упустили Ирен, и она смогла рассказать нам о них.

Иви медленно покачала головой.

– Все правильно, и тем не менее у меня остается вопрос: почему моряки вообще заплыли в грот так поздно и пришвартовались там?

Дракас пожал плечами.

– Таков был приказ вампиров. Море непредсказуемо. Путешествие легко может затянуться на пару часов.

– А почему тогда вампиры не изменили приказ? Ведь они могли причалить в другой бухте или даже в соседней маленькой гавани, которая расположена всего в нескольких милях от замка Данлюс.

– Моряки плохо знали местность.

Иви посмотрела на него.

– Лео, ты ничего не понимаешь в мореплавании. Они не смогли бы зайти в грот, не разбившись о подводные скалы, если бы не знали здешних мест. Сами моряки не иностранцы! Нет, я думаю, они сделали именно то, что им приказали вампиры, и теперь у меня возник еще один вопрос: почему они дали им именно такое указание? Думали ли они, что мы не сможем пройти по их следу до хижины? Неужели они считали, что мы легко смиримся со смертью чужой тени?

– Тогда выходит, что они рассчитывали на то, что их будут преследовать. Они знали, что должны покинуть свои гробы задолго до того, как первые Лицана появятся у хижины.

Иви кивнула.

– Да, и поэтому они не собирались туда возвращаться. Они знали, что Лицана будут ждать их там.

– Вполне возможно. В чем же проблема?

Иви глубоко вдохнула и выдохнула, и только после этого ответила:

– Вот еще один вопрос: а не хотели ли они просто дать нам знать о своем присутствии? Иначе зачем они таким жутким образом уложили тело служанки, вместо того чтобы просто сбросить его в море? Это единственное логическое заключение.

Теперь Франц Леопольд ошеломленно уставился на нее.

– Но зачем им нужно было это делать?

– А вот это как раз меня и беспокоит, – ответила Иви. – И мне на ум приходит не так уж много вариантов.

– Но что это за варианты? – спросил Франц Леопольд.

– Есть одна старая кельтская поговорка, смысл которой приблизительно в следующем: если ударить по кусту, вполне можно ожидать, что из него вылетит птичка. Что, если наша реакция как раз такая, какую они и хотели получить?

Франц Леопольд присвистнул.

– Ты имеешь в виду, что они вспугнули дичь, чтобы прогнать ее?

– Или чтобы погнаться за ней!

– Значит, ты думаешь, что не Лицана были их целью? А мы, наследники кланов!

– Я очень надеюсь, что ошибаюсь, – сказала Иви, но глаза Франца Леопольда уже заблестели.

– Следовательно, скоро наши пути снова пересекутся. Это мне нравится. Для меня наше бегство было подобно глотку гнилой крови: сдаться, не найдя нарушителей и не узнав об их намерениях. Разве ты не рада?

Иви покачала головой.

– Нет, я надеюсь, что ошибаюсь, – повторила она.

ЗАМОК РОКФЛИТ

Они плыли уже несколько часов, когда Мурха направил корабль к одной из бухт. Была поздняя ночь, и люди давно спали в своих маленьких хижинах.

Франц Леопольд стоял на носу корабля вместе с Иви и Сеймоуром, когда к ним присоединились Алиса и Лучиано.

– И как только мы могли пропустить вчера ужин? Если я не получу крови, то начну неистовствовать, словно бешеный, и нападать на все, что движется, – простонал Лучиано, прижав руку к животу.

– Так, значит, нам следует тебя остерегаться? – насмешливо поинтересовался Франц Леопольд.

Лучиано зашипел на него и оскалил клыки.

– О, наш толстячок так слаб, что больше не находит слов, а может только издавать звериные звуки.

– Замолчи! – набросилась на Франца Леопольда Алиса.

– Почему? Иначе ты нападешь на меня и вопьешься клыками мне в шею? Должен предупредить тебя: кровь другого вампира нам не по вкусу.

– Откуда ты это знаешь? Или ты уже пробовал? И неужели ты знаешь, какова на вкус человеческая кровь?

Оба вампира сердито уставились друг на друга, пока Иви не встала между ними. Ее голос как всегда звучал спокойно.

– Мы все сейчас голодны, а нас четверых жажда мучит больше всех, ведь вчера мы остались без ужина. Тем не менее каждый вампир может продержаться без крови гораздо дольше. Нам нужно взять себя в руки и не впадать в агрессию.

– Продержаться без крови гораздо дольше? – резко переспросил Лучиано. – Я в отличие от тебя знаю, каково это: не есть три дня. Ты смогла в Риме избежать наказания.

Алиса толкнула его в бок.

– Только не надо быть несправедливым. Иви не пыталась избежать наказания, ты же знаешь об этом. Она ухаживала за Сеймоуром, который иначе мог бы умереть от полученного ранения.

– Да, и мне все еще неизвестно, почему граф отменил наказание изза какогото волка! – горячился Лучиано, никак не желая успокаиваться.

Алиса и Франц Леопольд быстро обменялись взглядами. Сеймоур тихо зарычал.

Их спор закончил Мурха. Он пошел вперед, чтобы пришвартовать корабль к осыпающемуся причалу. «Релтэ», второй корабль Лицана, уже причалил, и Алиса смогла разглядеть среди остальных юных вампиров своего младшего брата. Они как раз собрались возле сходней, которые вели на причал. Другие наследники тоже выглядели более раздраженными, чем обычно. В одном месте возникла борьба, в которой точно были замешаны Пирас. Алиса услышала, как возмущенно воскликнула Ирен. Потом раздался голос Малколма, который, вероятно, хотел защитить свою кузину.

– А нам можно спуститься? – спросил Лучиано.

Мурха покачал головой.

– Нет, здесь сойдут с корабля лишь несколько членов клана и коекто из ваших спутников.

– Они отправятся на охоту! – с упреком воскликнул Лучиано.

– Да, так они и сделают, – подтвердил моряк. – И они раздобудут для вас свежую овечью кровь. А когда они удовлетворят жажду крови, то вернутся к нам и сменят нас.

– Что за неразумная трата времени! Мы могли бы отправиться на охоту все вместе. – Глаза Франца Леопольда засверкали. Казалось, в их глубине появились красные огоньки. – Мы достаточно сильные, чтобы справиться с людьми.

Мурха внимательно посмотрел на него.

– Неужели? Ты действительно так считаешь? Или это всего лишь жажда, которая толкает тебя на повторение ошибки, чуть не погубившей тебя?

Откуда он мог знать об этом? Алиса и Лучиано уставились сначала на венца, потом на Мурху, Франц Леопольд опустил голову, В какойто момент он выглядел отчаявшимся, беспомощным и. бесконечно печальным. Это было, видно не только по его лицу. Чувства окутали его, словно аура. Алиса с любопытством наблюдала за Дракас. Если бы он только рассказал им об этом! Ей очень хотелось узнать, как все было и как чувствуешь себя, когда пьешь человеческую кровь.

– Тогда спроси его в. подходящий момент, – прошептала ей Иви. – Я думаю, он тебе расскажет.

Алиса резко затрясла головой.

– Никогда! Я не стану льстить его высокомерию. Ты только посмотри на него! Он уже взял себя в руки.

С высоко поднятой головой Франц Леопольд поспешил прочь от них.

– Да, он прекрасно владеет собой и очень редко теряет самообладание.

Алиса огорченно посмотрела на подругу.

– Иви, ты без ума от него только потому, что у него красивое лицо и идеальная фигура. Ты не заметила, что все время защищаешь его?

– А ты? Ты не заметила, что всегда нападаешь на него? – спокойно возразила Иви.,

Алиса, открыла рот, потом снова закрыла. Лишь через некоторое время она пробормотала:

– Только потому, что он такой противный – даже когда ничего не говорит, а просто смотрит!

Тем временем Мурха снова отвязал канаты. Корабль тихонько заплыл глубже в бухту, все время держась северного берега, который с трудом, можно было разглядеть за большими валунами, поросшими водорослями. Их встретила вонь ила и гнилой рыбы. Во время отлива этот запах, наверное, был просто невыносимым.

Алиса отвернулась от Иви и подошла к Мурхе, который внимательно смотрел вперед – вероятно, для того, чтобы вовремя заметить мелководье.

– Куда мы плывем?

– Мы собираемся пришвартовываться возле Карригаули, или, как он сейчас называется, замка Рокфлит, – охотно сообщил капитан. – Но ты не обольщайся. Многие каменные строения называются здесь замками, хотя по сути являются лишь башнями. На острове есть, конечно, и огромные замки с башнями, в которых поместится целое войско, но Рокфлит к ним не относится! – Он рассмеялся. – Скоро ты сама сможешь в этом убедиться.

Алиса всмотрелась в даль. Сейчас они проплывали мимо острова, приближаясь еще к одной маленькой бухте, на краю которой на фоне ночного неба возвышалась башня высотой в шесть или семь этажей с двухскатной крышей и круглым парапетом. Во время прилива три четверти расширяющейся книзу стены были окружены водой.

Мурха пришвартовал «Киклон». Один из матросов спустил сходни и кивнул юным вампирам, приглашая их ступить на землю.

Сеймоур первым сбежал на сушу и стал прыгать, завывая, словно молодой пес. Вампиры не привыкли к такому поведению, ведь он всегда вел себя как молчаливый и внимательный охранник. Иви с улыбкой посмотрела на волка.

– Сеймоур не очень любит корабли и всегда рад почувствовать под лапами твердую почву.

– Да, это мне знакомо, – сказала Алиса, которой все еще казалось, будто земля под ее ногами качается.

Она уже знала, что это ощущение быстро проходит.

Между тем немного в стороне пришвартовался второй корабль, и двое Лицана уже везли на лодках к причалу первую группу пассажиров.

Таммо первым спрыгнул на сушу и с любопытством огляделся по сторонам.

– Пойдемте в замок, – попросила Алиса Анмири, который приехал с остальными на «Релтэ».

Узкая, выложенная каменными плитами тропа вела вокруг башни к входной двери в готическом стиле, ступеньки от которой выходили прямо в море, и только при отливе вода отступала. Анмири навалился плечом на побелевшую от соленой воды и перекошенную деревянную дверь, пока та не поддалась и не открылась со скрипом.

– А здесь никто не живет? – поинтересовался Таммо.

Анмири покачал головой.

– Нет, люди покинули это неудобное жилище еще много лет назад. А мы, Лицана, иногда используем его во время наших поездок как временное пристанище. Особенно если хотим отправить сообщение.

Алиса вопросительно посмотрела на Иви.

– Что он имеет в виду?

– Ты увидишь, когда мы поднимемся на верхний этаж.

Алиса с нетерпением последовала за ней по деревянной приставной лестнице.

Только со следующего этажа наверх стала подниматься узкая каменная винтовая лестница. Стены состояли из грубых каменных блоков, выкрашенных в белый цвет, и по холоду, которым от них веяло, можно было догадаться, что они невероятно толстые. Днем здесь, скорее всего, было не намного светлее, чем ночью, так как вместо окон были лишь узкие смотровые щели. Хорошее место для вампиров, но не для людей.

Иви легко поднялась еще на два этажа.

– Видишь?

В нишах и маленьких комнатах гнездились птицы. Повсюду были разбросаны ветки и другие материалы, которые птицы приносили для постройки своих гнезд. Сами гнезда наполовину состояли из искусно сплетенных веток, остальное было больше похоже на беспорядочно наваленные кучи. Среди всего этого белели скорлупки яиц, перья и птичий помет. При каждом шаге поднималось облачко мелкой пыли с острым запахом.

– Тут есть и канюки, и ястребыперепелятники, и, конечно, соколы, которые пользуются брошенными гнездами. Птицы всегда готовы послужить нам, когда мы хотим отправить сообщение.

Затем Иви приложила палец к губам и начала подниматься по еще одной лестнице. Алиса последовала за ней. Иви махнула ей, чтобы она подошла к нише. Там на гнезде сидела самка сапсана и смотрела на двух вампирш большими желтыми глазами. Иви, которая пришла без Сеймоура, наклонилась и протянула руку, издавая при этом какието тихие звуки. Птица склонила голову набок, потом доверчиво перешла на предложенную руку. Иви подняла сапсана. Птица была внушительного размера, и при размахе метровых крыльев, она почти касалась ими противоположных стен узкой комнаты.

– Позови ее к себе, – предложила Иви Алисе.

Алиса вернулась к небольшой двери. Казалось, птица пронизывала ее взглядом. Вампирша выдержала его и осторожно проникла в мысли птицы. Острый разум, оценивающий ее, поразил Алису.

– Да, они своенравные и сами решают, подчиняться тебе или нет. Конечно, самые сильные Лицана могу подчинить их своей воле, но мы не делаем этого. Сапсаны быстрее и умнее, когда служат добровольно. А если хоть раз принудить их, они будут бороться с нами до конца своей жизни. И они передают свой опыт другим! Поэтому мы предпочитаем обращаться с ними с уважением. А теперь призови ее к себе.

Алиса сосредоточилась на птице и позвала ее. Сапсан снова раскрыл крылья и быстро перескочил на руку Алисы. Потом он аккуратно сложил крылья, вытянул шею и внимательно посмотрел на вампиршу.

В это мгновение с лестницы донесся шум, потом показался Лучиано.

– Ах, вот вы где!

Птица с криком вернулась в свое гнездо и напряглась, готовая к борьбе или к бегству.

– Ну вот, ты вспугнул ее, – разочарованно сказала Алиса.

Но прежде чем вампирша отважилась на вторую попытку, она услышала, что по лестнице поднимается ктото еще, хоть и намного тише, чем Лучиано. Это была Катриона, которая уже вернулась с охоты.

– Наша подруга здесь. Как хорошо. – Она сделала шаг вперед, и сапсан подлетел и сел ей на плечо, хотя никто не видел, чтобы она звала его. – Она передаст одно сообщение, – сказала Катриона и осторожно отнесла птицу к оконному проему. – Я не знаю, где конкретно находится друидка. Тебе нужно найти ее. Начни с болот Коннемары.

Сапсан еще раз огляделся, потом издал сиплый крик и полетел в ночь. Алиса почувствовала чтото похожее на сожаление, когда тень птицы окончательно растворилась в темноте.

– А теперь давайте спустимся вниз, – сказала Катриона.

– У нас наконец появилась кровь? – спросил Лучиано.

Прекрасная вампирша улыбнулась.

– Да, там подают кровь для наследников, – сказала она, и никто не удивился, когда Лучиано моментально исчез.

Позже, когда все утолили жажду, Иви, Алиса и Лучиано сидели на причале и болтали ногами. Они смотрели на медленно отступающую воду в бухте, которая все больше обнажала покрытые водорослями скалы. Другие юные вампиры прохаживались по берегу или лежали в траве, неусыпно охраняемые своими тенями и Лицана, которые явно не хотели допустить даже минимального риска. Малколм сидел вместе со своими кузинами, но то и дело поглядывал на Алису и ее компанию. Возможно, он присоединился бы к ним, если бы Ирен не вцепилась ему в рукав и не стала бы проникновенно о чемто говорить. Таммо, Джоанн и Фернанд в стороне играли с крысой Фернанда. Дракас нигде не было видно. Вероятно, они уже отправились в свои гробы или сидели на каменной стене с другой стороны башни.

Вампиры ждали появления утренней звезды, после чего их обязательно попросят укладываться в свои гробы. За это время Лицана перенесли все гробы с корабля и разместили их в башне. Сегодняшний день они проведут под защитой этих старых стен.

– Почему мы не едем дальше? – спросила Алиса у Мурхи, когда он спрыгнул на причал с двумя последними гробами в руках.

– Неблагоприятный ветер. Нам нужно подождать наступления следующей ночи.

– И тогда ветер изменится в нужном для нас направлении? Откуда ты это знаешь?

Мурха ухмыльнулся.

– Я не только знаю это, но даже об этом позабочусь!

С этими словами он пошел прочь. Юные вампиры посмотрели ему вслед.

– Можно подумать, будто он умеет приказывать ветру, – сказал Лучиано и недоверчиво рассмеялся.

– Возможно, он действительно умеет это делать, – предположила Алиса и посмотрела на Иви, но та ничего не ответила.

Тут к ним медленно подошел Франц Леопольд, немного постоял, посмотрев вдаль, и сел радом с Иви. Сеймоур и Лучиано неодобрительно взглянули на него.

– Спрашивается, что за люди могли жить в таком строении, – содрогнувшись, сказал венец. – Неужели это залы знаменитых ирландских родов? Поистине впечатляет!

– Да, это была одна из башензамков знаменитого рода на западе Ирландии, и в шестнадцатом веке здесь жила особенная женщина. Если вам интересно, я могу рассказать о ней.

Иви посмотрела на друзей. Алиса радостно кивнула, Лучиано выглядел несколько рассеянным, а Франц Леопольд сказал:

– Да, расскажи! Лучше мы послушаем о судьбе женщинычеловека, чем будем продолжать «наслаждаться» этим скучным мрачным пейзажем.

Иви устремила взгляд в ночное небо и начала мелодичным голосом:

– Грануаль, имя которой погэльски звучит как Грания ни Волье, была дочерью О'Мэлли, у которого в шестнадцатом веке было несколько замков вокруг залива Клю. Она дважды выходила замуж, и у нее было несколько любовников, но сейчас нас интересует не это. После смерти первого мужа она жила в замке Рокфлит, когда не выходила в море, а в море она проводила большую часть времени. Грануаль, или Грейс О'Мэлли, как она себя называла, могла бы хорошо жить на доходы со своих земель. Какоето время она была главой клана, но ей было мало этого. Торговые ограничения, наложенные английским королевством на Ирландию, были для нее словно кость в горле, поэтому она собрала вокруг себя двести воинов. У Грануаль был целый флот, и она выходила в море, чтобы напасть на другие суда. Так, грабя и мародерствуя, она ходила вдоль берега Шотландии и до южного берега Ирландии. Англичане дрожали перед знаменитой пираткой, которая еще при жизни стала легендой. На Клэр – так назывался остров, который мы видели при входе в залив Клю, – у нее был замок с великолепным обзором, но которого при этом не было видно с моря. Грануаль была отважной женщиной, гордой и успешной, и тем самым настроила против себя не только англичан. Торговцы графства Голуэй потребовали ее голову. И действительно, графу Десмонду удалось поймать ее во время нападения на его владения. Два года Грануаль провела в темнице, после чего ей удалось бежать – и она снова занялась пиратством. Когда в 1588 году испанская «Непобедимая армада» появилась у берегов Ирландии, Грануаль захватила суда, которые отошли слишком далеко от основного флота. Выживших она казнила всех до одного. Потом ее сын попал в плен и был передан Англии. Грануаль поехала за ним. Не спрашивайте меня, как ей удалось получить аудиенцию у королевы Елизаветы. Не сохранилось никаких записей о том, что там произошло. Но Грануаль вернулась в Ирландию вместе со своим сыном, да еще и с пожизненной рентой! Умерла она в 1603 году, в том же году, что и королева Елизавета.

Когда Иви закончила рассказ, юные вампиры еще долго молчали. Так они и сидели, пока не появился Хиндрик и не напомнил о том, что настало время отправляться в гробы. Друзья встали и направились в башню, но неожиданно Сеймоур остановился и поскуливая уставился на море. Его хвост нервно вздрагивал, а уши стояли торчком. Иви подошла к нему и положила руку на голову. Ее взгляд тоже был устремлен на корабль, киль которого тихо разрезал водную гладь.

– Может быть, это всего лишь рыбацкое судно? Абсолютно безобидное рыбацкое судно? – тихо сказал Франц Леопольд, подойдя к ней сзади.

– Да, может быть, – так же тихо ответила Иви. – Но мои чувства подсказывают мне другое – и Сеймоуру тоже.

– Ах да, твой умный волк. – Франц Леопольд склонил голову набок, словно прислушивался к звучанию собственных слов.

– Кроме того, корабль плывет не в сторону моря, как все рыбацкие суда в это время. Вместо этого он заходит в бухту.

– Ах, так всетаки в основе инстинктов присутствует немного логики.

– Ты думаешь, что я неправильно рассуждаю? Что моя реакция преувеличена? – ее голос немного потерял обычное спокойствие.

Франц Леопольд покачал головой.

– Нет, я так не думаю. Я полностью согласен с тобой. На этом корабле плывут наши преследователи, а нам в это время не остается ничего иного, как отправится в свои гробы.

– Безрадостная перспектива, – сказала Иви и прижала к себе Сеймоура.

Франц Леопольд поднял ладонь, словно хотел положить ее на плечи Иви в знак защита. Но Сеймоур оскалил клыки, и венец опустил руку.

– Однако им тоже нужно отдыхать в течение дня, – сказал Дракас. – Посмотри, мне кажется, они направляются к острову. Они не успеют добраться сюда до восхода солнца.

Иви кивнула.

– Да, вампирам нужно отдыхать, но что с людьми? В последний раз на борту были люди. Думаешь, на этот раз вампиры плывут одни?

Франц Леопольд немного помедлил с ответом, а потом позади него неожиданно послышалось нетерпеливое покашливание.

– Господин, пора!

Подчеркнуто медленно юный венец повернулся на голос.

– Как хорошо, что у меня есть ты. Ведь теперь, когда тебе уже не нужно приводить в порядок мои фраки, ты можешь полностью сконцентрироваться на том, чтобы каждое утро оберегать меня от солнечных лучей!

– Господин, вы должны проследовать за мной к вашему гробу, – бесстрастно сказал его слуга.

А вот в голосе Иви отчетливо послышался гнев.

– Почему ты так с ним разговариваешь?

Франц Леопольд с удивлением посмотрел на нее.

– Но ведь он всего лишь моя тень, нечистокровный, который должен прислуживать мне и который осмеливается прерывать наш разговор.

– Матиас вампир, Дракас; Он относится к твоему клану, чистокровный он или нет. Он заслуживает уважения, как и любой другой вампир!

Иви резко отвернулась и устремилась к башне. Сеймоур шел рядом с ней.

– Если ты сейчас издашь хоть звук, я разорву тебе глотку и сброшу через стену в вонючий ил, – с глухим рычанием пригрозил Франц Леопольд Матиасу.

Слуга лишь молча поклонился и последовал в башню за своим господином.

Что за ночь! Вначале из густых туч хлынул такой ливень, словно хотел затопить болота и все живое на них. Черная земля жадно впитывала воду. Осока, сверкая от влаги, казалось, тянулась навстречу каплям. Повсюду хлюпало и плескалось. Потом вода в тучах внезапно иссякла, ветер разогнал их и погнал по ночному небу на восток. Лунный свет озарил намокшую землю, купая ее в серебре.

Два волка вышли изпод большой плиты могильного кургана, под которой они прятались во время ливня и, прижавшись друг к другу, наслаждались ночью. Приняв человеческий облик, они отдались любви, в то время как ветер и дождь пели им песню.

А теперь, когда дождь прошел, им снова захотелось побегать по болотам и почувствовать силу своих волчьих тел. И они помчались. Опьянение единством смешалось с ощущением счастья.

Ани и Перегрин бежали вверх по крутому склону, не замедляя темпа. И только на гребне холма они задержались, чтобы посмотреть на широкие просторы родной земли и издать вой, выразив тем самым свою радость. Звучание их голосов поднялось до самых высоких нот, а потом мягко опустилось. Они посмотрели друг на друга. Глаза Перегрина были желтыми, как у большинства волков. А глаза Ани, даже когда она была в волчьем обличье, сохраняли темнозеленый цвет ирландских лугов.

Неожиданно с севера до них донесся вой, нарушивший волшебство уединения. Звук был далеким и приглушенным, но это не было эхо их собственных голосов. Несомненно, это был вой волков, вернее оборотней! С юга донесся ответный вой.

Перегрин оскалился. Ани знала, что он обеспокоен. Он не мог позволить себе столкнуться с соплеменниками. Сама она не боялась, но знала, что Перегрин не успокоится, пока не проводит ее в долину в целости и сохранности. Она лизнула его в нос и что есть духу помчалась вниз по склону. Раз уж им нужно уходить, то, по крайней мере, они могут насладиться головокружительной скоростью.

Опередив спутника на несколько прыжков, Ани влетела в долину. Ей удалось оторваться от Перегрина, но потом расстояние между ними стало уменьшаться. Неужели он до сих пор только щадил ее? Гнев придал Ани сил, и она побежала еще быстрее, но все равно на краю рудника Гленгоула Перегрин догнал ее и прыгнул ей на спину. Они покатились кубарем на землю, хватая друг друга за бока, а потом остались лежать, усталые и довольные.

Снова придя в себя, Ани поднялась, отошла на пару шагов, села на задние лапы и исчезла в туманном облаке.

Когда она вышла из вихря в человеческом обличье, Перегрин тоже уже обратился в человека. Он обнял ее и поцеловал на прощание.

– Увижу ли я тебя снова? – спросил он, как всегда, и Ани печально улыбнулась ему.

– Конечно, мой любимый, если луна, звезды и духи ночи будут милостивы к нам.

Потом она отвернулась и медленно пошла прочь.

Перегрин не двигался с места, пока Ани не исчезла среди кустов. Только после этого он снова обратился в волка и побежал на болота, за которыми гдето вдалеке в поднимающемся утреннем тумане торчали верхушки гор ТвелвБенз.

Возможно, всему причиной было опьянение любовью, которая притупляла остальные чувства, но они не заметили ночного свидетеля. Он стоял абсолютно неподвижно, даже сейчас, когда Ани и Перегрин исчезли в противоположных направлениях. Только выражение его лица менялось быстрее, чем ночное небо во время ураганного ветра. Удивление, ужас, отвращение, а потом – лукавая улыбка, которая в конце концов уступила место самодовольному высокомерию. Источник: http://darkromance.ucoz.ru/

– Отвратительно, – пробормотал он и, погруженный в размышления, направился домой.

Сапсан летел сквозь ночь. Когда забрезжил рассвет, горный хребет Коннемары уже поднялся из тумана. Сапсан несколько снизил высоту. Откуда начать поиски? Кто мог сказать, где друидка находилась в настоящий момент? Можно было начать с замка Онанэйр, ведь там жило много Лицана. Возможно, вампиры знали, где Тара. Сапсан парил над голым горным хребтом, потом пролетел через маленький лесок, который не заслуживал этого названия. Тут взошло солнце и на мгновение ослепило птицу. Всего на мгновение, но и этого оказалось достаточно. Сапсан не заметил сетки, натянутой между двумя деревьями. И только когда его крылья запутались в тонких шнурах, он обнаружил ловушку. Но было уже слишком поздно. Словно беспомощный птенец, сапсан висел в воздухе, ожидая, когда придет охотник, чтобы забрать его. Теперь он не сможет попасть в Онанэйр и передать сообщение.

ЛЕГАВЫЕ СОБАКИ

После ночи, проведенной вместе с Перегрином, Ани обычно сразу возвращалась в Онанэйр, но сегодня она почувствовала, что ее жажда крови еще не удовлетворена. Да, он и в этот раз поделился с ней добычей, но даже в волчьем обличье мясо ей было не по вкусу. Хоть Ани и вылакала кровь, текущую из разорванной глотки, это была всего лишь кровь животного, которая только немного утолила ее жажду и дала ей силы жить дальше, но вампирша не получила удовольствия, которое могла подарить только человеческая кровь. Оно было сильнее, чем слияние в любви. Возможно, Перегрин знал об этом, хоть они и никогда не говорили на эту тему. Ани наслаждалась его присутствием, совместно проведенными ночами на болотах и охотой, но сейчас ее единственным желанием было напиться свежей человеческой крови. А единственными людьми, которых она чувствовала даже на таком большом расстоянии, были работники с рудника, которые, устав за день, спали в доме за поляной.

Ани не стала долго думать. Она направила свой разум к Перегрину. Он уже бежал через болото. Было слишком далеко, чтобы он смог поймать ее мысли. Хорошо. Вампирша выпрыгнула на поляну. Потом прошмыгнула мимо опустевшей лебедки. Она почувствовала тепло двух лошадей в конюшне, которые целый день неутомимо и тупо ходили по кругу, вращая деревянную бочку, благодаря чему через большое колесо вытаскивали груз, подвешенный на двухметровой веревке. Лошади зафыркали, почуяв опасного хищника, но их кровь Ани не привлекала.

Вампирша бесшумно приблизилась к дому. Точнее говоря, здесь было несколько узких, прижавшихся друг к другу домишек. Люди, крови которых Ани так жаждала, спали за дверью, но она не была помехой для вампирши. Ани остановилась у последнего дома. Здесь спали дети, юная кровь которых манила ее сильнее всего. Пару мгновений Ани стояла совершенно неподвижно, призывая туман. Призрачные клубы завихрились вокруг нее, делая ее невесомой. Зеленоватый туман пробрался сквозь щели и в доме снова сгустился, после чего из него вышла вампирша.

Ани осмотрелась. В очаге еще тлели остатки торфа, пуская едкий черный дым, В комнате стоял грубый стол, несколько табуреток вокруг него, полка с глиняной посудой и коекакие продукты. Человек спал за столом, положив голову с взъерошенными волосами на руку Тело поднималось и опускалось в такт хриплого дыхания. Мужчина даже не снял тяжелых сапог, к которым прилипла глина с осколками камней из рудника.

Вампирша подошла ближе и понюхала его шею. Ани чувствовала, как под его кожей, пульсирует кровь, несмотря на пот и грязь на шее, изза которой даже не было видно артерии. Острый запах йота не мешал ей, но испарения земли, из которой рабочие добывали свои сокровища, оставят неприятный горький привкус на языке: барит и цинк, медь и пирит, флюорит и сера. Все это не только прилипло к его уже давно немытой коже, но и текло в жилах старого мужчины, который проработал на руднике почти два десятка лет. Его легкие пропитались всем этим, он выпил это вместе с водой из фляги за ужином. Ани отвернулась. Нет, здесь есть кровь получше этой.

Вампирша поспешила наверх по узкой лестнице. Под наклонной крышей на соломенных матрацах спали мужчины, женщины и дети. Ани подошла к первой постели. Маленький мальчик прижимался к девушке, которая скоро станет взрослой, Ани почувствовала, что ее тело уже готово к первой менструации. Но если мальчик выглядел упитанным, то девушка была ужасно худой, и тем не менее вампирше очень захотелось попробовать на вкус ее кровь. Ани осторожно отогнула тонкое шерстяное одеяло. Руки девушки были в мозолях от тяжелой работы, в некоторых местах была содрана кожа.

Вампирша наклонилась. Девушка тихо вздохнула, когда острые зубы пронзили ее кожу. Теплая кровь потекла в глотку Ани, и она застонала от наслаждения. Ощущения были такими чудесными, опьяняющими, живительными. В крови девушки уже чувствовался слегка горьковатый привкус металлов, но он был не слишком сильный, чтобы испортить наслаждение. Да, он даже делал вкус крови более интересным.

Ани с трудом овладела собой и остановилась до того, как стук сердца девушки ослабел. Пара капель крови пропитала одеяло, когда Ани снова аккуратно укрыла девушку. Она оправится. Если, конечно, тяжелая работа и скудное питание не слишком сильно ослабили ее. Но несколько дней она не сможет спускаться в шахту или выбивать молотом куски руды из камня.

Следующим Ани попробовала мальчика. Кровь у него была чистой. Он еще не познал тяжелой работы и мрака рудника. Она не стала пить у него много крови и поэтому не почувствовала насыщения. Напоследок Ани выпила чутьчуть крови у сильного молодого мужчины, который делил ложе с беременной женой.

Удовлетворенная, вампирша покинула дом и шатаясь побрела через поляну. Но сытости она все равно никогда не почувствует, такова была ее сущность.

Как всегда, мысли Ани устремились в прошлое, и только увидев перед собой заброшенную хижину, она поняла, куда привело ее подсознание. Очевидно, это произошло потому, что она все еще чувствовала связь со своей прошлой человеческой жизнью.

Прячась за кусты и деревья, вампирша осторожно приблизилась к окну, чтобы послушать, о чем будут говорить сегодня на тайной встрече. На этот раз здесь было больше мужчин. Ани учуяла собак, которых закрыли в соседней комнате, но не стала обращать на них внимания, так как в этот момент произнесли имя, которое заставило ее прислушаться. Сейчас говорила женщина по имени Карен, и в ее голосе звенело восхищение.

– На пути в Дублин я побеседовала с ней, и она выразила готовность оказать поддержку нашему делу. Джейн Элджи приедет к нам!

– Кто такая Джейн Элджи? – с недоумением спросил юный Коуэн, в то время как его сестра издала удивленный возглас.

– Она поэтесса, – сказал Майлс. – Фамилию Элджи она носила еще до того, как вышла замуж за врача Уильяма Уайльда.

– Великая поэтесса! – подчеркнула Карен, перебивая Майлса. – Под псевдонимом Сперанца она критиковала британское правительство! Она зоркая, словно наши легавые собаки, скажу я вам. Когда издателя газеты «Нэйшен» арестовали, она взяла на себя издание газеты и распространяла ее двухсотпятидесятитысячным тиражом до 1848 года, пока газета не была запрещена окончательно! Через пару лет она вышла замуж за Уайльда и родила ему двух сыновей.

Глаза Нелли блестели от восхищения. Девушка и сама мечтала сыграть однажды важную роль в борьбе с Британской империей. В мыслях она уже совершала героические поступки и принимала мучения за отечество. У Ани появилось странное чувство. Неужели это было сострадание?

В отличие от Нелли, известие о приезде поэтессы не произвело на Коуэна должного впечатления.

– Я не понимаю, что это нам даст. Она ведь уже немолода. Нам нужны сильные мужчины с оружием!

Сестра посмотрела на него, качая головой.

– То есть ты считаешь, что нашу борьбу можно выиграть только при помощи физической силы? Для чего тогда мозг, если можно просто размахивать оружием?!

– Но и одними разговорами мы тоже ничего не добьемся, – возразил Коуэн.

– Этого никто и не говорил. Однако если ты ознакомишься с историей прошлых неудавшихся восстаний, то узнаешь, что дело не только в количестве человек и их оружии. Людям нужен предводитель, который вдохнет в них мужество, если они падут духом. Такой, который сможет при помощи одних только слов воодушевить их. Люди должны доверять ему и знать, что он их не предаст, ведь именно предательство чаще всего становилось причиной поражения.

– Но, мисс всезнайка, как ты уже сказала, нам нужен предводитель, а не старая поэтесса!

– А теперь успокойтесь, вы двое! – прикрикнул Майлс на детей. – Карен хочет еще коечто сообщить.

Брат и сестра закрыли рты, отвернулись друг от друга и обиженно замолчали, в то время как Карен снова заговорила.

– Я знаю, что мятежники ищут мужчину, который мог бы стать их предводителем, поэтому рада сообщить вам, что скорее всего Джейн будет путешествовать не одна. Ее будет сопровождать сын, Оскар Уайльд. Оскар унаследовал дар матери и уже доказал, что умеет обращаться со словами. Если мы привлечем его на нашу сторону, это может стать поддержкой, которая понадобится нам, когда мы нанесем, удар. Наши земляки в Дублине должны знать, что происходит, чтобы восстать в нужный момент и поддержать нас. Пресса станет нашим рупором!

Карен еще некоторое время воодушевленно говорила, а мужчины слушали ее, кто с большим, кто с меньшим доверием. Брат с сестрой продолжали дуться друг на друга, делая вид, будто происходящее никак их не касалось. Коуэн принялся за бутерброд с сыром, а Нелли подошла к невысокой двери в маленькую комнату, за которой жалобно скулили собаки. Она постаралась успокоить их словами.

– Ну что с вами? Что вас так взволновало? Успокойтесь же наконец. Осталось совсем немного, и вас выпустят.

Но собаки продолжали скулить. Ани увидела, как неожиданно напряглась спина девушки, и догадалась, что та все поняла. Очень медленно Нелли повернулась и посмотрела на окно, зная, что обнаружит там, и все же надеясь, что чувства ее обманули.

Естественно, вампирша могла вовремя ускользнуть, став невидимой. Но пьянящее чувство опасности подстегнуло ее вместо этого подойти еще ближе, чтобы Нелли увидела ее через щель. Их взгляды встретились. Девушка застыла словно под гипнозом. Ее голубые глаза утонули в темнозеленых глазах вампирши. Ани немного ослабила хватку, чтобы Нелли смогла испытать ужас. Девушка глубоко вдохнула и жалобно всхлипнула. Мужчины замолчали и с удивлением повернулись к ней. Она показала на окно дрожащей рукой.

– Оно снова там! Это существо вернулось, – прошептала Нелли и прислонилась к стене.

Ее колени подогнулись, и она опустилась на пол. Майлс отреагировал первым.

– Выпускайте собак, живее! Коуэн, позаботься о сестре.

Он резко распахнул дверь в соседнюю комнату. «Собаки» – слишком ласковое название для этих монстров, подумала вампирша. С воем и лаем они рвались к двери, оскалив клыки, словно требуя крови. Но ее этой ночью они не получат!

Майлс схватил ружье и отодвинул задвижку. Пора уходить!

Когда Ани отвернулась и побежала через кусты, в открытой двери уже появились головы легавых. Прозвучал выстрел, и в дерево на расстоянии шага от нее вонзилась пуля. Кто бы мог ожидать такой реакции от простого рыбака! Ани услышала за спиной лай собак. Ну, хорошо, пусть они попытаются ее поймать. Это будет интересно. На то, чтобы превратиться в волка, у нее не было времени. Собаки были слишком близко. Вампирша сделала крюк, обогнув первую деревню. Она все еще слышала позади себя лай. Собаки оказались более выносливыми, чем она думала. И более быстрыми. Ани немного ускорила темп. У нее похолодели щеки, а волосы развевались на ветру. Она сегодня довольно много бегала с Перегрином, но совершенно не чувствовала усталости.

Нельзя приводить собак слишком близко к замку. Вампирша сделала большой крюк, но не смогла избавиться от преследования. Настало время воспользоваться другим средством.

Она быстро осмотрела долину, поросшую болотными травами и кустами, пока не увидела подходящее для ее цели дерево. Ани подбежала к нему, залезла на нижнюю толстую ветку и подтянулась. Она ловко вскарабкалась выше и уже добралась до кроны, когда собаки догнали ее. Естественно, они сразу же заметили вампиршу среди веток и теперь с лаем прыгали на ствол дерева. Но взобраться по нему они не могли, а пока подоспеют мужчины с оружием, Ани успеет исчезнуть.

Вампирша закрыла глаза и сосредоточилась. Лай доносился до нее словно издалека. Она почувствовала, как ее разум затягивает туманом. Холодные щупальца закрутились вокруг нее, лаская кожу. Но тут в ее сознание проникли голоса мужчин. Они были ближе, чем она думала. Туман рассеялся. Нет! Ей нужно было полностью сконцентрироваться на превращении! Снова лай и голоса стихли, потом Ани почувствовала холод и тянущую боль, которая приходила в момент превращения.

Когда туман рассеялся и вампирша открыла глаза, она воспринимала мир глазами и ушами летучей мыши. Ани расправила крылья, слетела с ветки и издала целую череду высоких звуков. Хоть она почти не видела, но тем точнее в ее голове отражалась каждая помеха, о которую рикошетили звуковые волны. Ани запорхала над головами легавых и полетела к мужчинам, которые шли по следу с еще одной собакой, вспотевшие и задыхающиеся от бега.

«К сожалению, я вынуждена закончить нашу игру», – подумала она, сделала еще один круг и полетела в сторону Онанэйра.

Наверху, на болотистых склонах холма, Перегрин остановился. Он повернул голову и принюхался во всех направлениях. Он не почуял ничего необычного, но все равно там было что то, что волновало его, нагоняло на него страх. Перегрин задумчиво перевел взгляд на долину. В его разуме коротко вспыхнула тревога, источник которой находился гдето внизу. Ани! Вообщето она уже давно должна была быть в Онанэйре, но там происходило чтото такое, что взволновало ее. До утра осталось совсем немного. Ей нужна его помощь! Волк мощными прыжками побежал назад в долину.

Они продолжили путь ранним вечером, после того как Лицана еще раз напоили всех наследников свежей овечьей кровью. «Киклон» вышел в море первым, потому что на его борт не нужно было загружать столько гробов и пассажиров, как на второй корабль. Алиса, Иви, Лучиано и Франц Леопольд снова плыли на «Киклоне» вместе со своими спутниками, только на этот раз к ним присоединились Таммо, Джоанн и Фернанд. Крыса Фернанда сидела на плече хозяина, и встречный поток ерошил ее шерсть. Франц Леопольд держался немного в стороне от Пирас. Они казались ему такими мерзкими и воплощали все, к чему он испытывал отвращение: они были грязными, не соблюдали приличий, речь их была грубой и неграмотной, и они были некрасивыми! Франц Леопольд посмотрел на свои ухоженные руки с аккуратным маникюром. У Пирас же руки были грязно коричневого цвета, а ногти росли совершенно диким образом и в какойто момент обламывались. Да еще эта крыса, к которой Фернанд, по всей вероятности, испытывал чтото наподобие дружеских чувств. Это было отвратительно и смешно одновременно!

Франц Леопольд почувствовал на себе взгляд Иви и быстро повернул мысли в другом направлении. Хотя тут же спросил себя, почему его должно беспокоить то, что она узнает его мнение. Его намерения были правильными, и каждый может услышать их. И всетаки он не очень хорошо себя чувствовал, когда думал о том, как к этому отнесется Иви. Франц Леопольд резко обернулся и набросился на нее:

– Что такое? Почему ты так на меня смотришь?

– Прежде всего, я искала остров и корабль, который мы с тобой вчера обнаружили, – спокойно сказала вампирша.

Теперь он чувствовал себя виноватым изза того, что так грубо накинулся на нее. Франц Леопольд снова разозлился, но все же постарался перейти на дружеский тон.

– И ты чтонибудь обнаружила?

– Либо они отчалили еще днем, либо корабль просто скрылся гдето неподалеку.

Франц Леопольд встал рядом с ней и стал тщательно осматривать берег, мимо которого они проходили на небольшом расстоянии.

– Я ничего не могу обнаружить, – неохотно признал он.

Он повернулся к Иви, но потом его взгляд снова скользнул к Джоанн и Фернанду. Как раз в этот момент они громко смеялись над какойто шуткой Таммо, и он увидел их клыки. Одного из резцов не хватало, скорее всего, его выбили во время очередной драки. Хотя, зная их любовь к потасовкам, Франц Леопольд удивился тому, что не хватало всего одного зуба. Венец презрительно вздернул верхнюю губу. Его ничто не заставит сражаться с членами этого клана. Если уж бороться, то только с серьезными намерениями на дуэли на шпагах, мечах или с пистолетом в руке!

– Может, тебе больше по душе общество твоих кузин и кузена? – поинтересовалась Иви, от которой, как всегда, ничего не укрылось.

Франц Леопольд подумал немного, но потом энергично затряс головой.

– Нет! – от всего сердца воскликнул он.

Перед его мысленным взором возник образ Анны Кристины. Ее безупречную красоту портило отталкивающее выражение лица. Он вспомнил ее пронзительный голос, ее бесконечные жалобы. Ей невозможно было угодить! А очаровательная маленькая Мари Луиза была такой пустоголовой, что повторяла все, что говорила ее кузина.

А Карл Филипп? Его благородные черты были искажены грубостью и жестокостью. Конечно, он высказывал сокровенные мысли Франца Леопольда, когда жаловался на ублюдков из других кланов, достойных презрения. Но высокомерный тон, которым он всегда говорил, действовал Францу Леопольду на нервы.

– Правда?

Франц Леопольд был не уверен, услышал ли вопрос или он прозвучал только в его голове. Венец посмотрел на Иви, которая стояла перед ним, немного склонив голову набок, и внимательно смотрела на него бирюзовыми глазами. Морской ветер играя ее длинными серебряными локонами. Она была такая умная, такая мужественная, такая красивая…

Вампир почувствовал, как у него в груди чтото сжалось, и ему захотелось, чтобы она перестала на него смотреть. И в этот момент произошло то, чего он так боялся. В его сознании возникла картина. Сначала нечеткая, смутная, она становилась все четче. Франц Леопольд с трудом сглотнул. Его руки судорожно сжали поручень, будто ему нужно было удержать себя от какогото неуместного поступка.

– Вот вы где! – неожиданно прозвучал голос Лучиано рядом с ним. – А что вы здесь делаете? – с подозрением спросил он.

Впервые за свою жизнь Франц Леопольд почувствовал при появлении Лучиано облегчение, но одновременно разочарование и гнев. Естественно, и Алиса была уже неподалеку. Иви повернулась к ним, словно ничего не произошло. А разве чтото произошло?

– Мы осматривали берег острова.

– Осматривали? На предмет чего? – спросила Алиса.

И тогда Иви рассказала им о корабле, который они видели утром в бухте.

– Тебе повсюду мерещится опасность, – заявил Лучиано, когда она закончила.

– А следы в гроте и старой хижине нам тоже померещились? – накинулась на него Алиса.

– Нет. Но зачем им преследовать нас? Чтобы уничтожить? – Он рассмеялся. – Едва ли. Их же всего лишь пятеро!

– А они не станут нападать на нас открыто, – сказала Алиса. – Если они хотят навредить нам или Лицана, то им нужно придумать какуюто хитрость. Они могли бы воспользоваться людьми, пока мы лежали в Данлюсе в своих гробах. А так как мы все еще живы, то я предполагаю, что это не охотники на вампиров.

– Охотники на вампиров, которые путешествуют с вампирами? Какое странное предположение, – рассмеялся Лучиано.

– Не такое уж оно и странное, – возразила Иви. – Наличие общего врага может стать основой самых разных союзов.

– Это правда, – пробормотал Лучиано, и его лицо помрачнело.

Все знали, о чем он подумал: о членах своего собственного клана в Риме, которые предали семью и нарушили соглашение вампиров.

– Кроме того, вполне возможно, что они так и собирались сделать, но пробраться в замок Данлюс оказалось сложнее, чем они полагали. И теперь они преследуют нас вместе с людьмисообщниками в ожидании подходящей возможности.

Друзья некоторое время помолчали.

Алиса заговорила первой:

– Если опасения Иви верны, то тогда нам повезло, что мы вообще проснулись сегодня вечером. Замку Рокфлит очень далеко до защищенной крепости! И если они наблюдали за нами, то вполне могли напасть днем…

Лучиано сглотнул.

– …открыть гробы, пронзить сердца и отрубить нам головы.

– Обуздай наконец свою легендарную трусость! – сердито крикнул Франц Леопольд. – В конце концов, ты еще здесь, а наших преследователей нигде не видно.

– Не совсем. – Алиса показала на юг. – Видите корабль? Такое впечатление, словно он ждал нас.

Все обернулись в указанном направлении. Преследователи спрятались за островом, с которого Грейс О'Мэлли когдато обозревала бухту и море, подстерегая добычу. Позиция была выбрана таким образом, чтобы они не смогли уйти от преследователей незамеченными, все равно, в какую бы сторону ни направились. А теперь, обнаружив оба корабля Лицана, чужаки тоже подняли парус. Тем не менее моряки их корабля были достаточно умны, чтобы сохранять дистанцию, благодаря которой невнимательный наблюдатель не заметил бы их.

Через какоето время Лучиано даже решил, что чужаки плывут не за ними, но Иви и Франц Леопольд остались при своем мнении. Алиса нерешительно вглядывалась в маленькое пятно паруса, слабо белеющего на фоне ночного неба.

– Я не уверена. Может, нам следует рассказать об этом Мурхе? Он моряк и сможет лучше оценить обстановку.

– И что это даст? – спросил Франц Леопольд.

Он был единственным, кто был не согласен с Алисой.

– Например, он не станет останавливаться днем. Тогда преследователям будет трудно угнаться за нами. Да, если Мурха лучший капитан и у нас более быстроходные корабли, то тогда мы вообще сможем оторваться от них! Ну что, хорошее предложение?

Алиса с вызовом посмотрела на Франца Леопольда, но тот лишь пожал плечами.

– Делайте что хотите.

Иви была согласна с ней, и поэтому они вместе направились к капитану корабля, который как раз стоял у штурвала. Лучиано увязался за ними. А Франц Леопольд остался у поручней, продолжая наблюдать за крошечным пятном на фоне черной ночи.

Мурха внимательно выслушал Алису, помолчал немного, а потом ответил:

– Так, значит, вы тоже это заметили. Поэтому мы и остановились в. башне, в которой легко можно было забаррикадироваться и защищаться. Если бы мы просто стали на якорь в бухте, то превратились бы в. легкую добычу.

– А ты знаешь, кто они и чего хотят? – спросила Алиса, но моряк лишь покачал головой.

– Об этом вы должны спросить у Доннаха и Катрионы. Моя задача состоит в том, чтобы преследователи не догнали нас, пока я не доставлю вас к вашей цели. А Доннах и Катриона будут заботиться о вашей безопасности на суше.

– Какова наша цель? Мы направляемся к болотам Коннемары? Ты мог бы еще прошлой ночью высадить нас в бухте Киллари. – В. голосе Иви послышалась тоска, и Алиса с удивлением посмотрела на подругу.

– Нет, не в Коннемару. Мы поплывем до Буррена и причалам в заливе Голуэй.

Иви удивленно посмотрела на него.

– До Буррена? Что мы там будем: делать?

Но прежде чем Мурха успел ответить, она неожиданно кивнула.

– Пещеры, да? Наша цель – пещеры.

– Да, я тоже так полагаю. А теперь давайте, посмотрим, повезет ли нам с ветром, когда «Реятэ» так близко.

Капитан вытянул шею, чтобы посмотреть, где второй корабль. Он плыл сзади на расстояния нескольких десятков, метров, чтобы не отбирать у первого корабля ветер для: парусов. Мурха кивнул с довольным выражением: яйца.

– Звучит так, словно мы хотим создать собственный ветер, – сказал Лучиано и недоверчиво рассмеялся. – Как будто это возможно.

– А ты посмотри на него, – прошептала Алиса, не отрывая глаз от капитана. – Я думаю, он действительно пытается это сделать.

К ним подошла Катриона и встала за капитаном. Она начала раскачиваться в такт волн и тихо заговорила. Потом зазвучала песня. Мурха тоже тихо запел басом. Алиса хоть и не понимала ни одного слова, но почувствовала, что это похоже на диалог. Она зачарованно уставилась на них. Лучиано наклонился и посмотрел на воду, затем перевел взгляд на надувшиеся паруса.

– Похоже, мы действительно плывем быстрее, и корабль больше не кренится.

Иви кивнула.

– Направление ветра изменилось. Теперь он дует нам в спину. Благодаря этому скорость, естественно, увеличилась.

– Повезло! – радостно воскликнул Лучиано.

– Повезло? – пробормотала Алиса. – Связано ли это с везением? – Она взглянула на Иви, но лицо той оставалось бесстрастным.

– Почему мы идем так медленно? – накинулся худой вампир на капитана.

– Мы идем настолько быстро, насколько это возможно при таком ветре, – невозмутимо ответил Лиам, с большим трудом сдерживая дрожь.

Он легко переносил холод ночи и моря. Но это существо без тени, стоящее рядом с ним, источало леденящее зло.

– А почему тогда они отдаляются? Ты сказал, что твой корабль быстрее, чем у них.

Лиам кивнул, стараясь сохранять спокойствие. Он подал подзорную трубу Данило.

– Вот, посмотрите. Вы видите, паруса у них расположены подругому. Следовательно, их наполняет другой ветер. Он идет с севера и гонит их корабли. Когда мы доберемся до того места и тоже попадем в воздушный поток, мы поплывем быстрее.

– Будем надеяться, – сказал бледный незнакомец.

Они замолчали.

Вскоре к капитану подошел Колумбан и многозначительно посмотрел на него.

– Что такое? – тихо спросил Лиам.

– Мы никогда не доберемся до того места, – ответил Колумбан так же тихо. – Видишь вон те волны? Складывается впечатление, что они убегают от нас.

– Или следуют за ними, – пробормотал Лиам. – Такого я еще не встречал. Прежде они были вон там, и посмотри, наш корабль все еще кренится, а мы изо всех сил стараемся не сбиться с курса и не повернуть на восток.

– Во что мы влипли? – Колумбан втянул голову в плечи, словно замерз еще сильнее. – Кто они? Демоны, которые могут приказывать ветру?

– Да разве такое возможно? Святая Дева Мария, спаси наши души! – вырвалось у капитана.

К ним снова подошел худой незнакомец, и они замолчали.

– Ну что? Я едва могу разглядеть их на горизонте. Они уходят от нас!

Лиам с трудом выдержал пронзительный взгляд вампира, в глазах которого светилось темнокрасное пламя.

– Мы отстаем от них, но это не наша вина. Такое впечатление, будто ветер на их стороне. – Он указал в сторону преследуемого корабля, парус которого можно было разглядеть только в подзорную трубу.

Лиам ждал, что незнакомец рассердится, но тот лишь кивнул с серьезным выражением лица, почти с уважением.

– Я слышал об этом. Ну, хорошо, тогда держи прежний курс. Мы найдем их.

И к большому облегчению всей команды, вампир отправился к своим товарищам.

ЗАМОК ДАНГВАЙР

Боль пришла так неожиданно, что вампирша застонала. На мгновение она подумала даже, что ранена, пока не поняла, что это было его страдание, которое добралось до ее разума. Ани двумя руками схватилась за грудь. Казалось, ее сердце сейчас разорвется. Она закачалась и упала на колено. Он звал ее. Она слышала его голос, хотя сам Перегрин был далеко. Связь между ними была очень сильной, но сейчас она должна была прерваться навсегда. Ани отчаянно пыталась найти какойто выход, несмотря на то что ее разум уже осознал: выхода нет.

Превозмогая боль, вампирша поднялась на ноги, побежала к воротам и распахнула их. Даже если ей придется обежать полсвета, она будет искать его, найдет и поможет. Небо становилось светлее, но ее это не волновало.

Боль отпустила так же неожиданно, как и пришла. На мгновение Ани почувствовала облегчение, но потом ее сердцем овладело отчаяние. Она все поняла. Ани прислушалась к ощущениям. Ничего, лишь мрачная пустота. Вампирша побежала.

– Ани? Остановись! Куда ты?

Она увидела, как мимо нее промелькнула старая женщина с двумя волками, но силы и мысли вампирши были направлены только на то, чтобы добраться до Перегрина.

– Г'ал, Киалвар, остановите ее, – приказала друидка, ухватилась за посох покрепче и поспешила за Ани.

У Тары не было шансов догнать вампиршу, но при помощи магии она могла хотя бы немного замедлить бег Ани и задержать солнечный свет, который сверкающим потоком поднимался над горизонтом.

У первых амбаров деревни Тара настигла вампиршу. Волки схватили Ани за одежду, а она пыталась отогнать их.

– Прочь, вы, чудовища! – кричала она.

Друидка еще ни разу не видела, чтобы вампир настолько терял самообладание. Она пробормотала несколько слов на старинном языке и положила руку на лоб Ани.

– Что произошло? Ты бежишь навстречу своей погибели. Солнце не знает жалости.

– Перегрин! – всхлипывала вампирша. – С ним чтото случилось.

– Но сейчас ты уже ничего не можешь сделать.

Тара почувствовала, что Ани невозможно образумить. Над холмом с другой стороны ЛохКорриб поднималось кровавое солнце, отчего широкая водная гладь переливалась, словно красное золото. Волки оттащили Ани в тень. Ее кожа начала дымиться. Вампирша зашаталась. Тара открыла ворота амбара и завела Ани в спасительную темноту. Глаза вампирши закрывались. Старая друидка помогла ей добраться до угла, где не было ни щелей, ни дыр от сучков. Ани мягко опустилась на землю. Ее телом уже овладел сон, похожий на смерть. Тара поставила вокруг нее несколько пустых ящиков и навалила небольшой стог сена, так чтобы ее не было видно от дверей. Больше она ничего не могла сделать. Оставалось надеяться, что Ани никто не найдет до вечера.

На мгновение Тара даже подумала о том, чтобы оставить одного волка для защиты, но потом отказалась от этой мысли. Если какойнибудь крестьянин заметит волка, начнется переполох и вся деревня сбежится, чтобы поймать хищника. Нет, нельзя подвергать Ани такой опасности.

Тара оставила вампиршу одну и аккуратно закрыла за собой дверь. Солнце уже стояло над горизонтом, отражаясь в миллионах капелек росы на каждой травинке. Тара испытала легкое сожаление, подумав о том, что Лицана никогда не смогут насладиться подобным чудом, и отправилась на поиски оборотня Перегрина.

Когда стемнело и вампиры снова смогли подняться на палубу, Алиса и Франц Леопольд первыми направились к поручням, чтобы посмотреть, как далеко они уплыли. Правда, Алиса подбежала, подобрав тунику, а Франц Леопольд подошел размеренным шагом и с. высоко поднятой головой.

– Ты чтото видишь? – спросила она.

– Берег на юге ж несколько островов. Похоже на залив…

– Это я тоже вижу, – нетерпеливо проговорила Алиса. – Но что это за залив? Где мы?

Франц Леопольд пожал плечами.

– Об этом нужно спрашивать не у меня. Но важнее то, как провели день наши преследователи. Может, посмотрим?

Алиса направилась за ним на корму.

Они взглянули на горизонт, но ничего не обнаружили. Тут к ним подошла Иви с подзорной трубой в руке, но даже через это чудо оптического искусства вампиры не увидели ни одного паруса.

– Я думаю, мы оторвались от них, – сказала Алиса, глянув в подзорную трубу.

Она отнесла трубу Мурхе, который снова встал за штурвал.

– Это хорошо, – сказал капитан. – Нам удалось пройти за день больше, чем я ожидал. И мы не сбились с курса, хотя мне приходилось оставаться в гробу. Я не мог даже надеяться на это. Но, по всей вероятности, существуют еще вещи, которые способны меня, удивить.

Сеймоур сердито зарычал. Иви положила руку ему на загривок, и он сразу же успокоился, широко зевнул и улегся у ее ног.

– Он хорошо себя чувствует? – обеспокоенно спросила Алиса. – Я еще никогда не видела его таким уставшим.

– Возможно, волки тоже страдают от морской болезни, – сказал Лучиано, который только что подошел к ним. – Сколько нам еще плыть? Я бы не отказался прогуляться к стаду овец.

Франц Леопольд закатил глаза, но промолчал, ведь ему тоже было интересно, когда закончится их плавание.

– Два или три часа. Потом мы сойдем на берег у Кинвары. Сейчас мы уже в заливе Голуэй. Вон там на юге – БлэкХед. А на востоке вы можете увидеть замокбашню Гленинах. Еще несколько лет назад здесь жили люди, но сейчас он пуст.

– И мы проведем там день? – поинтересовался Лучиано.

Моряк покачал головой.

– Нам нужно плыть дальше на восток до конца залива. Гленинах, конечно, неплох, но недалеко от Кинвары есть коечто получше!

Мурха отдал команде пару коротких приказов и поворачивал штурвал до тех пор, пока нос не стал показывать на восток. Корабль немного накренился. Юные вампиры взволнованно наблюдали за тем, как берег становится все ближе, а из темноты появляются скалы и кусты, дома и деревья. До полуночи было еще далеко, и они увидели несколько огней, освещенных окон и фонарей. Коегде даже были люди.

Наконец корабль вошел в сужающийся, словно воронка, залив, который изгибался на юг. В том месте, где в море впадала небольшая речушка, стояло несколько домов и хижин. В воде покачивалось несколько рыбацких лодок. Но капитан направлялся не туда. Он повернул корабль немного левее, где на фоне ночного неба появилась прямоугольная тень.

Когда корабль подошел ближе, юные вампиры увидели, что на маленьком острове стоит замок. Его отделял небольшой ров, наполненный водой. Через ров был перекинут подъемный мост. Основное здание было прямоугольным и напоминало башню, потому что его двускатная крыша возвышалась над остальными постройками. Здесь была еще одна башня, пристроенная снаружи к стене, с которой и охраняли ворота.

В этот момент к юным вампирам подошла Катриона.

– Сейчас мы причалим вон к тому мостику. Пожалуйста, быстро сходите с корабля и сразу идите во двор. Никаких разведывательных операций и прочих экспериментов!

Четверо друзей посмотрели на нее невинными глазами.

– Конечно, – за всех ответила Иви.

Катриона фыркнула.

– Мурха, спрячь корабль в каменной бухте и приходи к нам вместе с Тиэрнахом и Бэганом.

Моряк кивнул.

– Нас ждут?

Маленькая летучая мышь закружила вокруг главной мачты. Катриона протянула руку. Животное подлетело к ней, сделало круг и наконец село на руку.

– О да, нас ждут.

Казалось, Катриона чтото прошептала в большое ухо летучей мыши, потом подняла руку, и летучая мышь полетела к замку.

Как и предсказывала Катриона, во дворе их уже встречали. Очень старая вампирша и два молодых вампира, которые, наверное, были ее слугами, вышли им навстречу. Если старуха лишь слегка кивнула, то молодежь низко поклонились Доннаху, рядом с которым как всегда стояла Катриона.

– Добро пожаловать в замок Дангвайр. Надеюсь, вам здесь понравится, – скрипящим голосом проговорила старуха. – Входите. Мы достали кровь для наследников, как ты и просил.

Алиса заметила краем глаза, как просиял Лучиано. Она тоже почувствовала облегчение при мысли о том, что скоро сможет утолить жажду. Глядя же на Иви, как обычно, нельзя было сказать, испытывала ли она вообще какиелибо мучения. Сеймоур, напротив, выглядел сегодня ночью какимто взъерошенным и часто зевал.

Доннах тоже склонил голову.

– Благодарим тебя, Улис, за оказанное гостеприимство.

– Ладно, ладно, я всетаки тоже Лицана и знаю, чем обязана клану. Я надеюсь только, что вы не собираетесь поселиться здесь надолго. Мне необходимо спокойствие! Я ушла из Данлюса не для того, чтобы вокруг меня бегала дюжина шаловливых наследников.

Старуха замолчала. Ее взгляд перебегал с одного гостя на другого, но неожиданно замер. Глаза старой вампирши расширились. Алиса обернулась – ей стало интересно, на кого так пристально смотрит Улис. Это был Малколм со своим младшим кузеном Раймондом и кузинами Ирен и Ровеной.

– А это случайно не Вирад? Неужели ты притащил ко мне в замок проклятых англичан?

Старуха сплюнула на пол.

– Улис, держи себя в руках, – произнес Доннах тихим, но резким голосом. – Вирад тоже подписали соглашение, и мы, естественно, не собираемся отстранять их от обучения в нашей стране.

– Ах, а потом ты захочешь отправить в Лондон к лорду Милтону Иви и Мэрвина?

– Да, если будет решено, что академия переходит на год в дом Вирад, то Мэрвин, Иви и Сеймоур тоже отправятся туда.

– Сеймоур, – повторила Улис с отвращением. – Как я вижу, он попрежнему ходит за Иви по пятам. И Тиэрнах привел своего монстра. – Она посмотрела на капитана «Релтэ», волк которого сидел рядом с ним и пристально смотрел на старую вампиршу. – Я не потерплю животных в своем доме.

– Я не оставлю Сеймоура, – запротестовала Иви и воинственно посмотрела на Улис.

– У тебя большая сила воли и духа, как и у всех представителей нашей необычной семьи. Хотя, конечно, это можно объяснить простым упрямством. Ну, хорошо, можешь взять свое животное с собой.

Иви склонила голову и сухо сказала:

– Благодарю тебя, Улис. Это мудрое решение.

– Мудрое или нет, покажет время, – пробормотала старуха. – Ну ладно, мы слишком долго здесь стоим. Давайте наконец войдем. – После чего Улис добавила резким голосом: – Клотворти, закрой ворота и поднимись в башню. Сообщишь мне, если увидишь чтонибудь необычное. А ты, Тэдли, иди в зал и подай гостям все необходимое. Я же отправлюсь к себе.

Зал был большой и просторный. Ровный пол и светлые балки высокого потолка свидетельствовали о том, что это помещение не было главным залом замка, построенного в шестнадцатом веке на остатках старой крепости. В углу стояла современная кафельная печь, которой, естественно, больше не пользовались. Судя по всему, в замке не так давно жили люди, которые периодически ремонтировали его и приспосабливали к своим нуждам. Алиса с интересом огляделась. Лучиано же не сводил глаз с Тэдли и кружек, которые тот нес.

Она ждала, когда наследников окутает легкий дурман – обычное действие крови. Потом Лицана и чужие слуги пойдут во двор, где достаточно добычи, чтобы утолить жажду их подопечные должны оставаться в замке – не без надзора, как она предполагала. Но в данный момент новоприбывшие больше занимались осмотром комнат замка, чем охраной юных вампиров. Наверное, сейчас был самый благоприятный момент, может даже, единственный шанс, который появится у нее до восхода солнца! К счастью, она оказалась достаточно предусмотрительной и еще ранним вечером достала из гроба коробку, и теперь носила ее с собой в кармане широкого одеяния и время от времени поглаживала круглые края.

Вампирша снова изпод полуопущенных ресниц осмотрела зал, но никто не обращал на нее внимания. Она с трудом устояла перед желанием натянуть капюшон, чтобы скрыть лицо. В данной ситуации это, скорее всего, имело бы противоположный эффект. Вместо этого она стала незаметно пробираться к двери.

Время от времени вампирша останавливалась, рассматривая то доспехи эпохи позднего средневековья, то два скрещенных меча на стене. Следующим объектом для изучения она выбрала знамя, которое было закреплено на стене возле открытой входной двери. Уставившись на старый клочок ткани, она ждала подходящего момента, чтобы выскользнуть из зала. Вампирша еще раз бросила взгляд на кузена. Нет, он не смотрел на нее и даже повернулся к ней спиной. Тогда она прошмыгнула через дверь и прижалась к стене с противоположной стороны.

Оглядевшись, вампирша удостоверилась, что никто не заметил ее ухода, и стремглав помчалась по коридору, потом свернула в короткий коридорчик, который вел в соседнее здание, пристроенное к главной башне. В конце коридорчика находился вход в сторожевую башню, из которой открывался хороший обзор на главные ворота, благодаря чему можно было взять под обстрел любого нарушителя. Слева находилась тяжелая, обитая железом дверь, ведущая во двор. Задвижка была отодвинута. Это хорошо. Вампирша бесшумно приоткрыла дверь и проскользнула в щель.

Она остановилась в углу между наружной стеной и соседней пристройкой и осмотрела двор. Вампирша совсем не удивилась, увидев, что большие ворота закрыли на засов и подперли балкой, но ей не нужно было выходить из замка для выполнения своей задачи. Она засунула руку в карман и достала коробку. Затем отошла на пару шагов от стены, аккуратно сняла крышку и отодвинула нижнюю часть коробки как можно дальше от себя. Послышалось беспокойное хлопанье крыльев, затем тонкий писк: маленькая летучая мышь расправила крылья и поднялась в ночное небо. Она сделала несколько кругов над головой одинокой вампирши, потом пролетела над крепостной стеной и исчезла. Вампирша не двигаясь смотрела на то место, где исчезла летучая мышь, когда голос за спиной заставил ее вздрогнуть.

– Что ты здесь делаешь?

Она обернулась. Мог ли он прочитать ее мысли? Это был слуга Клотворти, которому старуха поручила наблюдать за воротами с башни. Видел ли он, что она сделала? Вампирша попыталась прогнать эти мысли из своего разума и с невинным видом пожала плечами.

– Ничего особенного. Я лишь хотела немного осмотреть замок и насладиться ночным воздухом, прежде чем нас снова закроют в наших гробах.

Слуга пробормотал в ответ чтото невнятное и попросил ее вернуться в зал. Вампирша улыбнулась ему, отвернулась и поспешила назад. Ее задача была уже выполнена.

У двери в зал она еще раз остановилась, глубоко вдохнула и тихонько прокралась внутрь. Где ее кузен? Заметил ли он ее отсутствие? Она быстро осмотрела зал и замерла, встретившись с его взглядом. Он стоял в другом конце зала возле Алисы, но она смогла прочитать вопрос в его глазах: «Где ты была?»

Она быстро затерялась среди других юных вампиров. Лучше, если она какоето время будет избегать его, надеясь, что он забудет о своем вопросе.

Данило беспокойно шагал по палубе. Когда он доходил до носа корабля, то поднимал глаза и смотрел на берег, который почти не отличался от темного моря и затянутого облаками ночного неба. Потом вампир поворачивался и возвращался назад. Он не говорил ни слова, но излучал такой гнев, что даже Тонка не решалась заговорить с ним. Она знала, как опасен ее брат, когда у него такое настроение. Нельзя сказать, что она боялась его, как, например, четыре моряка, которые сидели, плотно прижавшись друг к другу на палубе возле штурвала, не двигаясь и не издавая ни звука. Тонку их страх совсем не удивил, но она не ожидала почувствовать его у похожего на медведя вампира, который представился им как Пьеро, хотя, по всей вероятности, это было вымышленное имя. Он вжал голову в плечи, будто благодаря этому мог стать невидимым. Наверное, он так бы и сделал, если бы обладал такими способностями.

Тонка осмотрела вампира с головы до ног и презрительно скривила губы. Несмотря на физическую силу, он был слабаком, а она презирала слабаков! И почему они все еще терпели его общество? Они могли бы быстрее продвигаться вперед, если бы были предоставлены самим себе. Разве они ему чтото должны? Только потому, что он нашел их и выдал им тайну? Тонке до сих пор было любопытно, откуда он узнал о них и зачем искал союза с ними. Нужно будет попытаться выяснить это, прежде чем она с ним разделается. Тонка ждала лишь подходящего момента – когда будет уверена, что у него не осталось больше тайн, которые могли бы оказаться полезными для них.

Легкое колебание в воздухе отвлекло ее. Тонка обернулась. Она почувствовала, как в ней поднимается волнение. Она не ошиблась? Или просто с таким нетерпением ждала этого звука, что он уже начал ей мерещиться? Ее зоркий взгляд пронзил темноту ночи. Да! В их сторону, быстро хлопая крыльями, летело маленькое создание.

Тонка вытянула руку, и маленькая летучая мышь приземлилась на ее ладонь. Вампирша осторожно накрыла животное пальцами, так чтобы мышка не смогла улететь, но стараясь не сильно давить на нее. Тонка медленно направилась к брату, который все так же шагал взадвперед по палубе.

– Данило?

Он остановился и повернулся так резко, словно хотел прыгнуть на жертву и разорвать ее. Тонка подавила в себе желание отшатнуться.

– Что такое? – Он грозно посмотрел на нее.

Тонка протянула к нему руку и осторожно разжала пальцы.

Увидев летучую мышь, Данило расслабился, и на его губах заиграла мрачная улыбка.

– Наконецто!

Он повернулся к морякам.

– Вставайте и принимайтесь за работу, на которую вас наняли!

– А вы теперь знаете, куда нам плыть? – спросил капитан дрожащим голосом.

Тонка почувствовала, каких усилий ему стоило обратиться к Данило.

Вампир показал на летучую мышь.

– Наш посланник покажет, где спряталась дичь. Быстро! Не мешкайте. Или вы хотите почувствовать на себе мой гнев?

Последняя угроза была излишней. Четверо моряков принялись торопливо поднимать паруса. Штурман крутанул большой деревянный штурвал, и корабль продолжил путь на восток, в сужающийся залив Голуэй.

Друидка потратила почти целый день, прежде чем почувствовала присутствие оборотня. Она прошла деревни Киллароне и Утерард, а потом поискала возле рудника. Тара спросила у двух истощенных женщин, которые работали на отвале пустой породы, не случилось ли здесь рано утром чегонибудь необычного, но те лишь устало покачали головами.

Тара пошла дальше. Волки привели ее к заброшенной хижине, но сейчас там никого не было, только следы сапог и собачьих лап были ужасающе свежими. Тара наклонилась к маленькой луже крови.

Следуя за волками по склону наверх, она ощутила печаль. Тара обнаружила еще больше крови на болотной земле, листьях и поломанных ветках. Кто это сделал, собаки или волки? Два ее верных друга тихонько заскулили. Тара отодвинула посохом колючие ветки большого кустарника, который загораживал ей путь. Ей не нужно было прилагать особых усилий. Стоило ей коснуться кустарника посохом, как ветки сами отклонились и пропустили ее и волков. Тара увидела, что уши животных нервно подрагивают.

– Я тоже их слышу, – тихо сказала друидка и спросила себя, что это могло значить.

Потом перед ними неожиданно открылось небольшое углубление в скале, которое заканчивалось у стены явно не природного происхождения. Неужели люди и здесь искали руду, которая так ценна для них? При виде искалеченной скалы у друидки кольнуло в сердце. Эта впадина выглядела словно рана, которая теперь будет медленно заживать.

А вот раны, нанесенные Перегрину, никогда не заживут! Тара догадывалась, что обнаружит нечто подобное, и все же у нее на сердце было тяжело, когда ее опасения подтвердились.

Сначала друидка увидела четырех больших худых мужчин, которые склонились над телом на полу. Но еще до того, как они к ней повернулись, по их телосложению и длинным спутанным волосам она поняла, что это оборотни. А когда они посмотрели на нее, Тара узнала членов стаи Ахара Филху. Его самого не было, но зато был дикий Макги, один из его приближенных. Макги мрачно уставился на друидку и оскалился.

– Тамара Клина, что тебе здесь нужно? Это не твое дело.

– Он один из ваших, я знаю, – приветливо ответила Тара. – Пусть его душа попадет в иной мир невредимой и, когда вновь наступит ее время, вернется в этот мир в новом теле.

Юный оборотень зарычал.

– Не трать слов напрасно. Перегрин не заслужил этого. Он был предателем. – С этими словами Макги поднял шелковый платок, который явно не принадлежал Перегрину, и понюхал его. – Знаете, кого я чую? Вампиров!

– Но это не связано с его смертью, – попыталась защитить Перегрина Тара.

– Нет?! – воскликнул другой оборотень, имени которого она не смогла вспомнить. – Тогда ты ничего не поняла, друидка Тара. Удивительно. К твоему сведению, именно поэтому он и умер!

Оборотень выхватил платок из рук Макги и с выражением высочайшего презрения засунул себе в карман.

– А теперь иди своей дорогой, а мы пойдем своей. И если хочешь получить полезный совет, то слушай внимательно: какоето время держись подальше от болот Коннемары. – Он вытянул шею и выставил вперед подбородок. – Тот, кто вмешивается не в свои дела, может пострадать. Ты поняла?

Друидка обеспокоенно кивнула.

– Да, твоя угроза мне ясна. Остается лишь пожелать вам не совершать ошибок.

Но он перебил ее:

– Нам не нужны ни твои объяснения, ни твои советы. Иди!

Оборотни подняли тело, которое все еще было частично скрыто от глаз Тары. Если бы она не знала, что это Перегрин, то смогла бы опознать его лишь с большим трудом. Он застрял в истерзанном теле волка. При этом смерть успела вернуть ему человеческое лицо, которое, однако, исказилось до неузнаваемости. Таре хотелось подойти к телу Перегрина, чтобы коснуться его и произнести благословение, но вид мрачных оборотней удержал ее от этого. Она отвернулась и тихо пробормотала старые кельтские слова.

Друидка отошла вместе с волками в кусты и подождала, пока оборотни уйдут с телом. Потом она вернулась на место, где только что лежало тело Перегрина. Тара неподвижно стояла и рассматривала следы, которые рассказывали ей запутанные истории. Старая друидка покачала головой. Она больше не могла увидеть, что здесь произошло. Были ли это люди, которые при помощи собак загнали Перегрина в угол и убили? Или это сделали оборотни из его же стаи, которые последовали за ним и наказали смертью за любовь к вампирше? А может, все это на совести Лицана? Тара не знала. Ей нужно разыскать Ахара Филху и поговорить с ним. Она должна выяснить, какие витают настроения. Ни в коем случае нельзя допустить возобновления старой вражды между оборотнями и вампирами, которая двести лет назад едва не привела к уничтожению обеих сторон. А теперь, когда с ненавистью покончили ради мира, эта любовная история может снова все разрушить.

Тара вернулась немного назад, срезала серповидным ножом ветку падуба и принесла ее к тому месту, где высохшая кровь Перегрина все еще напоминала о страданиях и смерти. Для кельтов падуб был символом смерти и возрождения. Вечнозеленый и крепкий, он говорил о стоической выносливости воина, о его любви к жизни, но также и о доблестной смерти в бою. Какой еще более подходящий символ она могла положить здесь в память о Перегрине?

КАМЕНИСТЫЙ БУРРЕН

Ахар Филху с бесстрастным выражением лица смотрел на друидку. Она подавила в себе желание повторить свою просьбу. Он понял ее, но, возможно, еще не знал, на что решиться, или же придерживался определенной тактики. Поэтому Тара стояла перед ним, выпрямив спину, и смотрела в ответ. Какие же у него красивые и умные глаза! Она чувствовала уважение к его опыту и надеялась, что в своем решении он будет руководствоваться мудростью, а не гневом, который жил в каждом оборотне.

– Тамара Клина, я понимаю, что ты заботишься о своих, – наконец сказал Ахар Филху, когда напряженная тишина слишком затянулась. – Это инстинкт матери, которая защищает своих детенышей когтями и клыками, даже если это будет стоить ей жизни. Поэтому я хорошо понимаю, чем вызваны твои дерзкие требования.

Тара подавила негодование и вместо этого улыбнулась. Она подняла руки. Они были тонкими, загорелыми и потемнели от трав, которые она собирала. Аккуратно подстриженные ногти тоже были темными.

– Видишь, никаких когтей, и уверяю тебя, я не буду бороться оставшимися у меня зубами, иначе в будущем смогу есть только пюре.

Тень улыбки промелькнула на высохшем лице Ахара Филху.

– Понимаю, ты хочешь перевести все в шутку, но факты остаются фактами. Я представляю интересы своей стаи и должен поступать так, как будет лучше для нее. Это не позволяет мне проигнорировать случившееся и не сделать никаких выводов.

Они стояли под бледной луной недалеко от входа в пещеру. Ахар Филху снова замолчал, и он и Тара перевели взгляды на ночное болото, раскинувшееся перед ними. Время от времени до них доносился крик ночной птицы. Ветер завывал, пролетая у острых скал. Потом вдалеке послышался вой волка. Два других более низких голоса ответили ему с другой стороны.

– Послушай песни моих детей луны, – сказал Ахар Филху. – Они свободны и наслаждаются возбуждением ночной охоты. Я должен сделать все, чтобы сохранить им эту свободу.

– Но тебе не удастся сохранить ее, если ты разрушишь узы, которые создавались с таким трудом, – заметила Тара, хоть и почувствовала, что ее слова не затронули его душу – Мы заключили соглашение!

– Не мы нарушили его! Эти узы, как ты их назвала, не дали нам никаких преимуществ. Однако мы были готовы выполнять условия и теперь вынуждены заплатить за это. Пришло время пойти другим путем. Если мы сохраним мощь нашей земли, она укрепит нас, в то время как наши враги будут все больше лишаться своих сил.

– Но Лицана не враги вам!

– Тамара Клина, они враги нам сегодня и всегда ими были. Мы достаточно долго закрывали на многое глаза. Они хитростью заманили одного из наших и уничтожили его. Мы будем мстить!

– Но это не Лицана убили Перегрина! – возразила друидка.

– Как ты можешь быть уверена в этом? Ты видела все собственными глазами?

Тара покачала головой.

– Нет, но если ты позволишь мне посмотреть на тело, я смогу прочитать по его ранениям и точно скажу тебе, что произошло.

– Это уже невозможно. Мои сыны вернули тело горе, как велит обычай.

– И ты не попрощался с ним?

Старый оборотень покачал головой.

– Перегрин нарушил правила и злоупотребил моим доверием.

Друидка подавила стон отчаяния.

Оборотни были связаны с болотом и горами ТвелвБенз и относили мертвых соплеменников к бездонной на вид расщелине внутри пещеры и бросали их туда. На этот раз традиционного торжественного шествия не было. Если на теле Перегрина и существовали какиелибо доказательства того, что его убил не вампир, теперь они навсегда утеряны. Перед внутренним взором друидки предстало сердитое лицо Макги. Может быть, они постарались побыстрее избавиться от тела как раз потому, что на нем не было следов зубов? А может, они хотели скрыть укусы оборотня?

Тара подумала, что еще сказать или сделать. Она не могла предупредить конфликт между Лицана и оборотнями. Он уже состоялся. Она надеялась только, что ее голос еще чтото значил для стаи.

– Ахар Филху, мы всегда доверяли друг другу, и я никогда не давала вам повода сомневаться во мне и моих словах.

Тот согласно склонил голову.

– Поэтому я надеюсь, что все еще остаюсь желанным гостем в твоей стае.

– Если ты не будешь объединяться с нашим врагом и пытаться навредить нам, – сказал оборотень.

– Я никогда ни с кем не объединяюсь и не пытаюсь никому навредить. Я на этой земле лишь посредник между миром духов и природой земли со всеми ее созданиями.

Он снова кивнул.

– Итак, буду ли я завтра здесь желанным гостем? А также те, кто находится под моей личной защитой?

Оборотень пристально посмотрел на нее ясными глазами.

– Я знаю, о чем ты думаешь и что хочешь сделать, Тамара Клина. – Он показал на луну. – Ты будешь желанным гостем завтра и в следующую ночь. Возвращайся, когда захочешь, но только до того, как луна полностью погаснет и нас накроет ночь пустоты.

Друидка не осмелилась спросить, что произойдет после этого момента. В ней все еще теплилась надежда, что до следующего новолуния все наладится. Тара поклонилась.

– Тогда до встречи. Я желаю тебе и твоим товарищам, чтобы вами управляла мудрость, а не гнев.

– Это твоя обязанность и твое право говорить так, ведь ты не знаешь, что такое жгучая ярость, которая горит в каждом оборотне.

– Я знаю, что это такое, даже если сама никогда ее не испытывала, – тихо сказала Тара.

На мгновение она показалась себе лишь старой женщиной, которая уже давно исчерпала жизненные силы. Она почувствовала на себе взгляд оборотня, в котором было чтото похожее на понимание, хотя Ахару Филху должно было претить любое проявление слабости. Тара быстро прогнала болезненные воспоминания и выпрямила спину.

– До следующего новолуния, – произнесла друидка, отвернулась и стала спускаться с горы.

Ее волки последовали за ней.

– Если бы нам можно было хотя бы выйти во двор и подняться на окружную стену, – простонал Таммо и с выражением смертельной скуки оперся подбородком на руки.

Никого не удивило, что вскоре после этого Фернанд затеял драку, и к нему сразу же присоединилась Джоанн.

Анна Кристина жаловалась на морскую качку, которую ей приходилось терпеть, на ужасную одежду, которую она была вынуждена носить, и на отсутствие в замке какихлибо удобств, но никто не обращал на нее внимания. Слишком часто они слушали ее жалобы. И лишь Мари Луиза все так же ловила каждое слово кузины. Она соглашалась со всем, что говорила Анна Кристина. Карл Филипп же пресытился ее жалобами и сбежал от ее брюзжащего голоса.

Четверо наследников лондонского клана Вирад устроились несколько в стороне в углу и периодически бросали мрачные взгляды в сторону хозяйки замка. Улис не отправилась к себе, как собиралась, а сидела на стуле с высокой спинкой и словно предводительница клана окидывала гостей покровительственным взглядом.

Алиса посмотрела на лондонцев. Если Раймонд выглядел, как всегда, неуверенным в себе, то его кузина Ирен, которая была младше его всего на год, выросла за лето и повзрослела. Изза веснушек и немного выступающих вперед зубов ее нельзя было назвать красавицей, но в ее взгляде больше не было робости, которая уступила место мрачной решимости. Ирен больше не пряталась за Малколма, который вотвот превратится в мужчину.

Алиса подавила вздох. В прошлом году они с Малколмом проводили время вместе, и у нее остались самые теплые воспоминания. Но потом, наверное, чтото пошло не так. Алиса не могла поверить, что навсегда упустила свой шанс. При этой мысли ее пронзила боль.

Вампирша быстро посмотрела на Иви, которая сидела на холодном кафельном полу рядом с Сеймоуром. Франц Леопольд стоял возле нее – опять! – и чтото говорил ей.

Взгляд Алисы вернулся к Малколму, который как раз рассматривал два скрещенных меча на стене. Якобы случайно она медленно пошла через зал и подошла к нему. Что же теперь сказать? Это должно быть чтото умное или веселое, что заставило бы его рассмеяться, но что ни в коем случае не должно быть слишком наивным или глупым. Алиса задумалась, но в голове у нее было пусто и темно.

– К счастью, плавание уже закончилось, – к ее огромному облегчению, начал разговор Малколм.

Алиса кивнула, хотя чувствовала себя на корабле замечательно и считала путешествие захватывающим событием.

– Надеюсь, скоро мы продолжим обучение. В конце концов, мы приехали в Ирландию не для того, чтобы смотреть на море и пустынные пейзажи. Мы согласились провести этот год здесь, чтобы научиться тому, что знают Лицана.

Алиса не хотела ему возражать, хотя и находила здешние ландшафты просто очаровательными. До поездки в Рим она ни разу не выезжала из Гамбурга и видела лишь порт и густо заселенные улицы города. Поэтому ей было так приятно познакомиться с Ирландией и она мечтала поскорее отправиться дальше. А вот со вторым утверждением Малколма она могла согласиться с чистым сердцем.

– Да, я тоже надеюсь, что мы продолжим занятия. Просто невероятно, какие способности смогли приобрести Лицана за несколько веков! Демонстрация в первый вечер была потрясающей. Как ловко Доннах призвал летучих мышей и потом превратился в одну из них, а Катриона исчезла в тумане!

– Возможно, – несколько протяжно сказал Малколм. Казалось, ее восхищение ирландцами было не слишком приятно ему. – Я ничего не могу сказать по этому поводу. Нас же там не было. Но не думаю, что это могло быть так уж интересно.

Алиса почувствовала, что он хотел, чтобы она с ним согласилась, но это было ей не по душе.

– Я хотела бы научиться всему, что умеют Лицана. Ты только представь себе, какие преимущества нам дадут их умения принимать облик любого животного или растворяться в тумане. И тогда ни дверь, ни решетка не смогут нас остановить!

– Да, это очень полезные навыки, – неохотно признал Малколм. – И я рад, что мои опасения не подтвердились.

– Какие опасения? – поинтересовалась Алиса.

– Все знают, что ирландцы – отсталый народ, который в своем развитии застрял гдето в средневековье.

Алиса подавила протестующий возглас.

– Тем не менее я уже слышал о необыкновенных способностях Лицана, и так как они еще не знают, что такое цивилизация, и живут среди дикой природы, то я поверил, что они и правда ими обладают. Поэтому я согласился провести этот год в академии, хотя скоро должен буду пройти ритуал, который сделает меня полноправным членом клана. А еще я хотел снова встретиться с тобой. До того, когда вы все приедете на обучение в Лондон.

Алиса почувствовала, что ей стало жарко. При этом Малколм был очень спокоен. Она посмотрела в пол. Что же ответить?

– Я тоже рада видеть тебя в замке Данлюс с другими Вирад, – тихо сказала Алиса, не поднимая глаз.

Ей казалось, что лучше рассматривать свои босые ноги. Но тогда в поле зрения попадали и его ноги. На которых, однако, в отличие от нее была мягкая кожаная обувь, предложенная Лицана. Туника и штаны Малколма были коричневыми.

Алиса все еще не осмеливалась смотреть на него, потому что он стоял так близко. Неожиданно перед ее лицом появилась его рука. Малколм взял ее за подбородок и приподнял его с такой силой, что вампирша не смогла ему помешать.

– На полу есть чтото интересное? – спросил Малколм, хотя по его улыбке Алиса поняла, что он не ждал от нее ответа. – Мне приятно слышать, что ты тоже рада нашей встрече, даже если до сих пор мне казалось иначе. Тебе хорошо удавалось скрывать свое восхищение!

– Что? – удивленно воскликнула Алиса. – Нет, это не так. Я же сказала тебе об этом, когда мы встретились во дворе.

– А потом? С тех пор ты держалась в стороне от меня и была неразлучна с Лучиано и Францем Леопольдом, а также с этой Иви и ее волком.

Алиса захотела возразить. Что в этом такого? Ведь они ее друзья, по крайней мере Иви, Сеймоур и Лучиано.

– Я уж точно не искала общества Франца Леопольда! Это он в последнее время словно приклеился к нам – или, точнее говоря, к Иви. Я не знаю, почему она это терпит.

Малколм посмотрел на Иви и Франца Леопольда, которые как раз в этот момент чтото оживленно обсуждали.

– Ну, простая ирландская вампирша почувствовала себя польщенной от того, что ею заинтересовался Дракас.

Алисе снова стало жарко, но только на этот раз от гнева.

– Франц Леопольд недостоин даже того, чтобы мыть ей ноги! Он должен быть счастлив уже потому, что она благосклонно к нему относится. Иви – самая необыкновенная и самая красивая вампирша из всех, кого я когдалибо знала. О таких способностях, как у нее, мы все можем только мечтать! – Она повысила голос и теперь смотрела на Малколма, грозно сверкая глазами и уперев руки в бока.

О нет, что же она наделала? Ее темперамент снова взял вверх над рассудком. Алиса смущенно скрестила руки на груди.

По лицу Малколма промелькнула сердитая тень, но потом он снова улыбнулся, хоть и не так тепло, как прежде.

– Я вижу, у Иви появилась пламенная защитница. А я всегда думал, что воздействие на умы является исключительной способностью Дракас. Но Иви, оказывается, тоже умеет ловко управлять своими способностями и необычной внешностью.

– Не говори так, – попросила Алиса. – Иви просто красивая и умная. Она достойна восхищения. Это не трюк. Это абсолютно не в ее духе. Она никогда не стала бы манипулировать другими. Тебе просто нужно ближе узнать ее. Хочешь подойти к ней вместе со мной?

Малколм вежливо, но решительно отказался.

– Посмотри, моя кузина Ирен зовет меня.

Он отвернулся и направился к вампирше, которая была на год старше Алисы, но при этом казалась младше. Однако в этот момент Ирен не выглядела так, словно искала его защиты. Да, она скорее вопросительно посмотрела на кузена, когда он к ней подошел. Алиса вздохнула и отвернулась.

Сутулясь, она вернулась к Иви. Подруга посмотрела на нее и улыбнулась.

– Я видела тебя рядом с Малколмом. Вы долго беседовали. Это хорошо.

Алиса скорчила гримасу.

– Мы поссорились.

– О! Вот как?

Алиса подняла руки.

– Я все испортила! – Она не стала говорить почему. Ей не хотелось, чтобы Иви знала, как плохо думал и говорил о ней Малколм. – Катастрофа, – простонала Алиса.

– Да, мне тоже так показалось, – сказал Франц Леопольд с фальшивой улыбкой.

– Ах, замолчи! – крикнула Алиса и побежала прочь.

Следующим вечером юным вампирам снова раздали порции крови, прежде чем они вместе со своими спутниками покинули замок Дангвайр. Прощание со старой Улис получилось скорее прохладным. Уж слишком явно она показывала, как рада избавиться от непрошеных гостей. Зато с обоими капитанами – Мурхой и Тиэрнахом, его волком Бэганом и другими моряками юные вампиры попрощались тепло и искренне. Оба корабля Лицана вернутся на север, к замку Данлюс, а предводитель клана и его подопечные направятся вместе с наследниками в Буррен, который был целью их путешествия.

– А что такое Буррен? – с любопытством спросила Алиса.

– Бурреном мы называем местность недалеко отсюда, на северозападе графства Клэр. Полководец Кромвель так однажды описал ее: «Ни капли воды, чтобы утопить, ни одного дерева, чтобы повесить, ни горсти земли, чтобы выкопать могилу».

Лучиано рассмеялся.

– Он знал, чего хотел. Звучит очень заманчиво. А кем был этот Кромвель? Одним из ваших предводителей?

Иви энергично затрясла головой.

– О нет! Оливер Кромвель был одним из самых жестоких английских полководцев, которые когдалибо нападали на Ирландию.

– А также одним из самых успешных, когда речь шла о том, чтобы поставить на колени восставших ирландцев, этого ты не сможешь отрицать! – неожиданно вмешался еще один голос.

К ним сзади подошел Малколм и с вызовом посмотрел на Иви.

Алиса взглянула на Иви и Малколма, которые готовы были затеять горячий спор.

– Ах, да прекратите же спорить о людях и их войнах. Посмотрите вперед. Это Буррен?

Четыре пары глаз уставились в том направлении, куда показывала Алиса. Перед ними открывалась долина, которая на севере заканчивалась горным хребтом, а с южной стороны ей, казалось, не было конца.

– Ни капли воды, чтобы утопить, ни одного дерева, чтобы повесить, ни горсти земли, чтобы выкопать могилу, – повторил Лучиано слова Кромвеля. – Не очень привлекательное место!

Но если в долине еще наблюдались роскошные луга, то на склонах гор и вершинах почти не было зелени. Серые скалы поднимались в небо, словно стопки огромных плит.

Пройдя в долину и добравшись до склона, вампиры увидели, что их поверхность покрыта бороздками и дырочками, напоминавшими по форме сучки и листья. Некоторые выглядели как огромные листья папоротника. Но у всех было одно общее свойство – невероятно острые края.

Несмотря на то что нужно было внимательно следить за тем, куда ставить ногу, Доннах и другие не снизили темпа. Анна Кристина снова стала жаловаться на неудобства. Мари Луиза поддерживала ее. Если босые ноги Иви все время с интуитивной уверенностью ступали по гладкой земле, то Лучиано пришлось немного наклоняться вперед, чтобы не пораниться. А так как для каждого шага он выбирал подходящее место, то очень скоро сильно отстал от группы.

Алиса осмотрела изборожденные скалы. Она шагала рядом с Иви и Сеймоуром и, конечно, с Францем Леопольдом, движения которого, несмотря на непривычную почву, совершенно не утратили элегантности. Малколм, напротив, безнадежно отстал вместе с кузинами и кузеном. Только Ровена, которая, как обычно, чтото напевала себе под нос и смотрела вдаль, казалось, совсем не заметила изменений. А вот Раймонд и Ирен выглядели немного неуверенно.

– Это известняк? – предположила Алиса. – А почему это место настолько отличается от других?

– Ты не ошиблась. Эти горы состоят из огромных слоев известняка. Если мы остановимся и тщательно изучим поверхность, то повсюду в камне увидим ракушки и улиток. Тара говорит, что когдато эти горы были морским дном.

– Разве такое возможно?

– Земля постоянно меняется, выбрасывает огонь, воду и лед. Оглянитесь вокруг и посмотрите в долину. Вода смывает известняк, пусть и очень твердый на первый взгляд. Достаточно малейшего разлома, чтобы дождевая вода проникла внутрь. При этом она каждый раз забирает с собой немного скальной породы, а значит, расширяет трещину, выедает ее и формирует лабиринт из бороздок. Внизу вода собирается в подземную реку, потом выходит в долину и спешит к морю.

– Подземная река? – Глаза Алиса загорелись. – Хотелось бы ее увидеть.

– Обязательно увидишь. Реку и лабиринт пещер, который она создала на своем пути, ведь именно это и является нашей целью.

Они остановились. Доннах, Катриона и другие стояли впереди и чтото тихо обсуждали. Пока к ним подтягивались остальные, Алиса смотрела на приплюснутые сверху горы. Дождь намыл в бороздках и углублениях немного земли, так что там даже росла трава и коегде – низкие кусты боярышника и терна. Между цепями гор виднелась зеленая долина. Переход между серой скалой и сочным пастбищем был таким разительным, словно ктото специально провел границу ножом. И если на скалах вампиры не увидели ни одного жилища, то в долине то тут, то там стояли крестьянские дома, луга были разделены каменными стенами, а на небольшом склоне с другой стороны возвышался замокбашня. У его подножия ютилось несколько низеньких домишек, к ним примыкали деревья, похожие на маленькие острова. Дальше на север долина выходила в залив Голуэй.

– Ты видишь наших преследователей? – спросил Лучиано, который наконец догнал их.

Теперь не хватало только обеих вампирш Дракас, Кьяры и Маурицио с его толстым котом Оттавио, который примкнул к ним последним. Алиса предположила, что, скорее всего, Маурицио снова посылал кота на охоту.

Алиса внимательно осмотрела море и окружающую местность, но ничего подозрительного не обнаружила.

– Нет, я ничего не вижу. Либо они сильно отстали, либо действительно потеряли наш след. Что думаешь, Иви?

– Я надеюсь, что нам удалось от них избавиться. Они упустили нас из виду еще до того, как мы повернули в залив. Так что вряд ли им удастся выследить нас на земле у замка Дангвайр. В любом случае поблизости их нет. Сеймоур не услышал ни одного постороннего запаха.

– Возможно, им даже не нужно нас видеть или выслеживать, чтобы узнать, куда мы направляемся, – небрежным тоном сказал Франц Леопольд.

– Ты имеешь в виду, что они могут читать мысли на расстоянии нескольких миль? Но это же смешно, – возразил ему Лучиано.

Франц Леопольд покачал головой.

– Конечно, нет. На такое не способны даже мастера Дракас! Нет, я скорее думаю о предательстве в наших рядах! Это отличительная черта ирландцев, если я не ошибаюсь.

Алиса была уверена, что Иви начнет протестовать и защищать честь Лицана, но вместо этого она опустила голову. В ее взгляде была печаль.

– Да, слишком часто поражение наступало изза предательства. Я надеюсь, что ты ошибаешься. Но мы, конечно, не можем быть уверены в этом, пока не узнаем, кто наши преследователи и какова их цель.

Лучиано махнул рукой.

– Я не думаю, что они заранее знали, куда мы направляемся. Иначе зачем им тогда было ждать под защитой острова, пока мы проплывем мимо? У них на борту есть люди, и они могли использовать целый день, чтобы опередить нас. Да, тогда они могли бы устроить засаду, раз уж так хотят навредить нам или уничтожить нас.

– Надеюсь, ты прав и мы действительно избавились от них. – Иви внимательно посмотрела на Дракас. – Лео, что такое? Если я не ошибаюсь, ты не разделяешь моего мнения.

– Нет, я не счел бы благоприятным тот факт, что они потеряли наш след.

– Это, наверное, потому что ты с ними заодно, – бросил Лучиано.

Франц Леопольд лишь пожал плечами.

– Думай что хочешь, толстячок, меня это не волнует. Но у меня есть вопрос. Зачем комуто прилагать столько усилий: ехать в замок Данлюс, оставлять следы и преследовать нас через полострова? Должна быть серьезная причина для того, чтобы не сдаться, когда дичь ушла изпод носа.

Иви задумчиво посмотрела на него.

– Ты имеешь в виду, что они сделают все, чтобы снова выследить нас?

– Да, и поэтому мы можем быть спокойны только тогда, когда узнаем об их намерениях и обезвредим их.

Алиса не могла не согласиться с ним.

– Тогда мы должны желать, чтобы они нашли нас.

– Выходит, так, – просто сказал Франц Леопольд.

– И ты намереваешься немного помочь им? – поинтересовался Лучиано.

– Наверное, мне нужно подумать об этом, – ответил Франц Леопольд.

Теперь Лучиано не знал, что сказать, к тому же в этот момент Доннах и остальные продолжили путь, и юный вампир снова уставился в землю.

– Ты нашла их след? – голос Данило прозвучал нетерпеливо и грубо.

Маленький черный волк завыл и превратился в вампиршу Тонку.

– Да, нашла, – сказала она и убрала с лица длинные черные локоны. – Они были в замке там на острове, в этом я абсолютно уверена, но не переходили этот мост. Должно быть, их перевез корабль. Мне пришлось обследовать весь берег, пока я снова смогла напасть на их след в нескольких милях отсюда. Он ведет на юг, в долину. Больше я пока ничего не могу сказать. Я вернулась, чтобы сообщить тебе об этом, так как подозревала, что ты можешь потерять терпение и рассердиться!

Она бросила на брата многозначительный взгляд. Данило зарычал.

– Хорошо, что в волчьем обличье мы сможем без проблем пойти по их следу и при этом продвигаться быстрее, чем они.

Он уже начал призывать туман, но покашливание Тонки остановило его.

– Что такое?

– Любимый брат, наверное, ты снова забыл, что наш очаровательный спутник Пьеро не силен в таких превращениях?

Данило грубо выругался.

– Тогда он должен подумать, как ему лучше последовать за нами.

Пьеро с ужасом уставился на него.

– Я должен путешествовать один? Но это незнакомая мне страна. Я не знаю даже, где можно безопасно провести день.

Брат и сестра обменялись быстрым взглядом.

«Пока не надо,  – мысленно сказала Тонка. – Возможно, он нам еще понадобится. Всетаки он навел нас на след и сообщил о встрече и соглашении все, что нам нужно было знать».

«Теперь мы все знаем и сможем обойтись без него»,  – настаивал Данило.

Пьеро с неприятным ощущением смотрел на них, пока Тонка не сказала:

– Они опередили нас всего на одну ночь. Мы догоним их. У нас нет причин для необдуманной спешки. Я превращусь в волка, чтобы легче было идти по следу, а вы последуете за мной. Потом мы найдем гденибудь укрытие и заманим их в ловушку!

– А что будем делать с рыбаками, которые привезли нас сюда? – поинтересовался Пьеро.

Тонка посмотрела на корабль.

– Мы можем расстаться с ними в том месте, где Лицана сошли на берег. Тогда нам не нужно будет столько бежать. А потом они получат вознаграждение!

– Вы действительно собираетесь заплатить им и отпустить? – недоверчиво спросил Пьеро. – Или вы думаете, что моряки понадобятся нам на обратном пути, и хотите, чтобы они подождали нас здесь?

Тонка покачала головой и оскалила зубы в волчьей ухмылке.

– Нет, я думаю, их роль заканчивается здесь и сейчас. А когда я говорила о вознаграждении, то имела в виду совершенно другое!

Пьеро тоже хищно улыбнулся.

– Я вижу, в этом мы заодно. Тогда давайте поднимемся на борт для последней морской прогулки. Я жду не дождусь, когда все получат вознаграждение.

– Да, вознаграждение – это прекрасно, – подтвердила Тонка и мечтательно улыбнулась. – Даже если в этом случае оно будет несколько иным, чем его представляли себе некоторые участники.

– Главное, чтобы оно доставило нам удовольствие, – сухо сказал Данило и запрыгнул в лодку, в которой один из членов команды привез их на берег.

Другие моряки остались на борту.

– Назад на корабль, – приказал вампир, и моряк налег на весла.

В ГЛУБИНЕ ПЕЩЕРЫ ЭАЙЛУИИ

– Это там! – закричала Тонка, пристально всматриваясь в берег.

Вначале они пропустили место, проплыв слишком далеко на запад, и им пришлось возвращаться вдоль берега в залив, пока она не узнала место, где учуяла следы Лицана.

– Там есть мостик, у которого мы можем причалить.

– Только если там достаточно глубоко, – проворчал капитан. – Это же не лодка.

Вампирша бросила на него взгляд, который пронизал его до самых костей. Она словно предупреждала его, что ее лучше не сердить. Но что толку, если он ее послушается и корабль сядет на мель?

Лиам послал Колумбана на нос, чтобы тот проверял глубину. Потом спустил все паруса, кроме фока. Корабль медленно подплыл к мостику.

– Развернуть против ветра! Сейчас! – крикнул Колумбан, и капитан стал поворачивать штурвал, пока корабль не подплыл к мостику боком.

Фергал и Энгус уже стояли с канатами наготове и спрыгнули на мостик, как только корабль подошел достаточно близко. Они намотали концы на деревянные сваи.

– Нам остаться здесь и ждать вашего возвращения? – спросил капитан. – Корабль был бы не так заметен, если бы мы стали на якорь немного дальше по заливу. А вы могли бы позвать нас сигнальным огнем, когда будете готовы продолжать поездку.

– Я думаю, что дальше мы не поплывем, – сказал темный, похожий на медведя пассажир, которого называли Пьеро.

Его улыбка не понравилась Лиаму.

– Ну, тогда будем возвращаться, – сказал Энгус.

Его веселый тон прозвучал несколько фальшиво.

– Назад в Дублин, – тихо произнес Колумбан.

Он мечтательно улыбнулся, подумав о вознаграждении, которое получит его семья.

– Вы не понадобитесь нам для обратной поездки, – возразила пассажирка.

– Ваше участие заканчивается здесь, – добавил ее спутник, который был так похож на нее, что Лиам посчитал их братом и сестрой.

Двое других, которые редко открывали рот во время поездки, молчали.

Тогда стараясь говорить как можно спокойнее, капитан произнес:

– Хорошо, раз путешествие окончено, мы самостоятельно возвращаемся в родную гавань. И нам остается лишь пожелать вам доброго пути и попросить вас выплатить оставшуюся часть вознаграждения.

Колумбан, Фергал и Энгус подошли к капитану. На лице Энгуса появилось алчное выражение, Колумбан смотрел с надеждой и страхом, а лицо Фергала, как всегда, оставалось несколько простодушным, хотя наверняка и он ждал момента, когда их жуткие гости наконец исчезнут. Лиам заставил себя поднять взгляд. Он посмотрел сначала на Данило, потом на Тонку. У него подогнулись колени.

– Мы заключили договор, и вы должны выполнять его! – сказал он и протянул руку.

– Мы должны выполнять его? – Женщина подошла ближе и провела длинным ногтем указательного пальца по бороде капитана, которому понадобилось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не дрогнуть.

– Любая работа должна быть оплачена, – настаивал он. – Мы в целости и сохранности доставили вас сюда.

– Ну конечно, каждый получит по заслугам, – промурлыкала женщина.

Лиам увидел, как усмехнулся Энгус. Капитану стало плохо. В глазах пассажиров он прочитал: это конец. Лиам открыл рот. Он хотел крикнуть товарищам, чтобы они спасались, прыгали за борт и плыли прочь, но в этот момент тонкие пальцы с невероятно длинными ногтями обхватили его шею. Женщина притянула его к себе с силой, которая не могла быть человеческой. Ее взгляд парализовал его.

– Бегите! – прохрипел Лиам, а потом у него изо рта вырвался стон, когда в его шею внезапно вонзились длинные и острые клыки.

На мгновение моряки окаменели и уставились на капитана и женщину, которая схватила его, словно ребенка, и впилась ему в шею. Первым отреагировал Колумбан. Он схватил багор и прыгнул к капитану, чтобы помочь ему, но прежде чем он осознал, что с ним произошло, Данило уже выхватил багор у него из рук и набросился на него. Энгус отшатнулся. Фергал же просто стоял, не в силах осознать происходящее. Пьеро положил руку ему на плечо и тоже укусил за шею. Отчаянным прыжком Энгус перелетел к другому борту и прыгнул в воду.

Вампиры слишком поздно начали высматривать сбежавшего. Энгус был хорошим пловцом и опытным ныряльщиком. Прикладывая все силы, он быстро проплыл вдоль каменных глыб к открытой бухте. И только когда ему стало казаться, что его легкие скоро разорвутся, он поднялся на поверхность и сделал вдох. Энгус бросил быстрый взгляд на корабль, но не был уверен, что смог разглядеть чтонибудь в темноте. По крайней мере, за ним никто не прыгнул, и Энгус поплыл дальше так быстро, как только мог. Он останется в воде до утра. Может быть, он встретит рыбацкую лодку, которая его подберет, в противном случае будет плыть дальше и вылезет на берег так далеко отсюда, насколько это возможно, и никогда больше не вернется в это место.

Пока Энгус плыл навстречу свободе, его капитан и товарищи умирали. Вампиры опьянели от крови. И только когда сердце переставало биться, они останавливались и отпускали свою жертву Жизнь покинула моряков еще до того, как их тела упали на палубу корабля. Теперь их души были свободны и направились в иной мир.

Данило, Тонка, Йован, Весна и Пьеро спрыгнули на мостик, отвязали канаты и подтолкнули корабль, который начал медленно выплывать в залив, везя мертвый груз. Вампиры отвернулись и, подкрепленные свежей кровью, отправились по следу Лицана.

– Вот мы и на месте! – сообщила Иви, когда ближе к полуночи предводитель клана снова остановился. Она показала на узкое отверстие в возвышающейся перед ними скале. – Здесь вход в пещеру. Или точнее говоря, к подземному речному руслу и лабиринту туннелей. Они уходят вглубь горы на несколько миль.

– А зачем мы столько шли, чтобы попасть сюда? – поинтересовался запыхавшийся Лучиано.

Судя по всему, этот вопрос интересовал не только его, но и некоторых других гостей, с недоумением оглядывающихся по сторонам.

– Эта щель приведет нас вглубь пещеры Эайлуии, – ответил Доннах звучным голосом. – Вот уже несколько веков эта пещера является тайным местом для отступления. Когда у нас была война с оборотнями, Эайлуии сослужила нам хорошую службу. Мы обследовали ее, оснастили и переделали некоторые места таким образом, чтобы они служили для нашей защиты. Здесь мы не только надежно укрыты от неприятных сюрпризов, но и сможем заниматься, для чего, собственно, вы все и приехали в Ирландию.

После его слов наступила тишина, которую, однако, прервал брезгливый голос Анны Кристины:

– Грязная, тесная, вонючая пещера, в которой всегда темно? И, чего доброго, нам еще придется спать на голых камнях? Или мы должны будем притащить сюда наверх наши гробы? – ее голос перешел в истерический визг.

– Успокойся, девочка, – перебил ее предводитель клана сдавленным голосом.

Алиса догадывалась, как тяжело ему сохранять самообладание. Катриона положила ладонь на его руку, и он замолчал. Вместо Доннаха продолжила его прекрасная служанка.

– В некоторых местах в пещере глина, этого не избежать. Но другие части промыты водой и гладко отполированы, словно отшлифованный мрамор. Некоторые пещеры очень узкие, но есть и огромные, словно соборы! Там действительно царит кромешный мрак. И это главное преимущество, – улыбнулась она наследникам.

Некоторые слушатели покачали головами. Алисе тоже было не совсем понятно, почему абсолютный мрак был преимуществом. Она предпочитала пасмурную ночь. Имея совсем немного рассеянного света, вампиры могли видеть очень далеко, в то время как люди без дополнительного источника света становились почти слепыми.

– Как вам наверняка известно, в темноте пещеры человек не сможет продвинуться и на метр, чтобы не заблудиться. Поэтому людям приходится пользоваться лампами и факелами, благодаря чему их легко обнаружить. Они не смогут подойти к нам незамеченными ни днем, ни ночью. Некоторые наши слуги настолько укрепили свое тело и дух, что могут оставаться бодрыми и после восхода солнца. Естественно, они тоже боятся солнечного света, но в пещерах они надежно защищены от него. Поэтому слуги смогут охранять вас во время дневного сна и таким образом заботиться о вашей безопасности. Вы, наверное, думаете, что темнота нас ослабляет. Да, это пока еще можно сказать о вас, но так не должно быть. Естественно, мы не в силах сделать наши глаза более зоркими, чем дано природой, но мы способны помочь себе другими способами. Я покажу вам, как это сделать. Теперь, я надеюсь, даже самые равнодушные из вас получили стимул, ради которого стоит напрячься, так как если вы освоите это задание, то получите больше преимуществ, чем другие. Доннах объяснит вам.

Алиса увидела, как Иви многозначительно улыбнулась.

– Ты знаешь, о чем она говорит, – с упреком сказала Алиса подруге.

– Конечно. Потерпи, ты тоже сейчас все узнаешь.

Алиса снова направила внимание на Доннаха и Катриону, чтобы ничего не упустить.

– Когда наши глаза больше не могут служить нам, мы должны призвать тех, кто способен нам помочь! – произнес предводитель клана.

Катриона растопырила пальцы, и через несколько мгновений возле ее руки закружилась маленькая летучая мышь.

– Это мы уже знаем, – немного разочарованно сказал Лучиано.

– Призвать летучую мышь – первый шаг, – объяснил Доннах. – Некоторым из вас это уже легко удается. Однако самое важное сейчас – установить такую тесную связь с ее разумом, чтобы она заменила вам глаза и вы смогли видеть.

Алиса и Лучиано резко повернулись к Иви, возле головы которой уже кружилась летучая мышь.

– Ты уже умеешь это делать? – спросила Алиса и почти не удивилась, когда Иви кивнула. – Чудесно! Тогда скоро мы сможем видеть повсюду.

– Это вполне могло бы нам пригодиться в лабиринте Большой клоаки, – заявил Лучиано. – Почему ты тогда ничего нам не сказала?

– Тогда нам это было не нужно. Дорога была ровная и вела только вперед. Кроме того, это может сработать только в том случае, если неподалеку есть хоть одна летучая мышь.

– А как далеко она может от нас находиться? – поинтересовался Франц Леопольд.

– Это зависит от твоих способностей. Чем сильнее ты их разовьешь, тем большим может быть расстояние, на котором тебе удастся подозвать к себе животное.

– Тогда мы можем также посылать их вперед, чтобы они обследовали все углы? И искали засады и ловушки.

Иви кивнула. Лучиано был в восхищении. Она подняла руки, чтобы немного его успокоить.

– Многое возможно, и некоторые Лицана очень могущественны и прекрасно овладели этими навыками, но это не так уж легко и требует дисциплины разума и усердия. Призвать животное – самая легкая часть этого задания.

Восторг Лучиано исчез.

– Нда, мой толстячок, слишком рано обрадовался, – злорадно сказал Франц Леопольд. – Боюсь, что и эту и все последующие ночи, которые мы проведем в лабиринте, ты чаще всех будешь налетать на выступы, сталактиты и сталагмиты, если, конечно, не станешь продвигаться медленно и осторожно.

– Нет, он не будет налетать, – твердо возразила венцу Иви; – Лучиано научится, так же как и вы все. И я прошу тебя больше не обращаться к нему подобным образом. Это не подружески и к тому же не вполне соответствует действительности. Неужели ты не заметил, как он подтянулся за прошедшие месяцы?

Франц Леопольд, наморщив лоб, осмотрел Лучиано, но прежде чем он успел ответить, Доннах махнул юным вампирам, приглашая следовать за ним в пещеру.

– Выглядит комфортной и уютной, – с иронией сказал Лучиано, опускаясь на колени и всматриваясь в мрачное отверстие.

– А я нахожу все это увлекательным, – прозвучал голос Алисы из темноты. – Ты пройди дальше. Скоро станет просторнее. А когда я напрягаю зрение, то мне даже удается разглядеть очертания скал.

Но Лучиано все еще не решался.

– Пропусти меня вперед, тогда я возьму тебя за руку, – предложила Иви, возле головы которой до сих пор кружилась летучая мышь.

Мэрвин призвал сразу полдюжины мышей, которые летали вокруг него в радостном возбуждении. Лучиано охотно пропустил вперед Сеймоура и Иви и залез за ними.

– Теперь ты можешь выпрямиться, – услышал он голос Иви возле уха.

Потом она взяла его за руку. Он вздрогнул, словно слишком близко подошел к молнии. И хотя ее рука была прохладной, Лучиано показалось, что его обожгло огнем.

– Пойдем дальше, здесь пол довольно гладкий. Я скажу тебе, когда нужно быть осторожней.

Иви была так близко к нему, что он слышал ее сладкое дыхание. Лучиано с трудом заставлял себя дышать спокойно. Как хорошо, что вокруг темно! Но тут его пронзила ужасная мысль. А вдруг Иви при помощи своей летучей мыши может видеть настолько хорошо, что сумеет разглядеть выражение его лица? Он очень надеялся, что нет!

Лучиано почувствовал его присутствие еще до того, как до него донесся шепот:

– В такой темноте она, конечно, не сможет увидеть твоего лица, но совершенно точно сумеет прочитать твои мысли. Думаешь, для этого нужен свет? Ты всегда был и остаешься глупеньким.

– А ты – противным, – прозвучал голос Алисы. Франц Леопольд застонал. – О, это, наверное, твоя берцовая кость? Мне так жаль. Я не смогла разглядеть ее в темноте.

– Пойдемте дальше, – настойчиво попросила их Иви, не включаясь в спор. – Нужно пройти еще совсем немного, и мы окажемся в зале.

Так как Доннах и его подопечные уже довольно далеко продвинулись вперед, Алиса безропотно подчинилась Иви.

Вскоре они услышали плеск воды.

– Это подземная река? – взволнованно спросила Алиса.

– Да. Подожди немного, скоро мы подойдем ближе.

Через несколько минут они почувствовали на коже влажный туман. Легкий плеск сменился оглушающим ревом, который поглощал все звуки.

– Водопад! – воскликнула Алиса и протянула руки.

– Да, вода проникает из отверстия там впереди и исчезает внизу. Система пещер состоит из нескольких ярусов. Верхние – самые старые и уже сухие. Их тоже когдато размыло рекой, но в какойто момент вода нашла другие щели, через которые протекла ниже и начала прокладывать себе новое русло. Пойдемте дальше, а то наша одежда совсем промокла.

Пару раз туннель поворачивал направо и налево, разделялся, поднимался и опускался. Неожиданно вампиры увидели слабый проблеск света. Вначале Алиса подумала, что это светились стены, но потом поняла, что это лишь отблеск ламп или факелов.

– Посмотри, а вот и наша уютная спальня, – сказал Франц Леопольд, который молчал так долго, что Алиса почти забыла о его присутствии.

Друидка поспешно спускалась с горы. Сейчас ни к чему было шествовать, внушая глубокое почтение, с посохом в руке, являющимся символом ее власти. Нельзя было терять время. Волки все время бежали немного впереди в поисках лучшей тропинки и потом возвращались, поджидая ее.

– Уже иду! Знаю, если бы я не задерживала вас, вы уже давно были бы на берегу.

Тара тихо выругалась, когда подол ее платья снова зацепился за колючий куст.

– Глупая, – отчитала она себя. – Ты уже не так молода, как раньше, и не вампир, который может превратиться в летучую мышь или орла. К сожалению!

Она немного снизила темп, потому что уже начала задыхаться. Впервые за многомного лет у друидки появилось ощущение, что она больше не может влиять на происходящие события. Они ускользали из ее рук, а ей оставалось лишь беспомощно наблюдать за этим, как тогда, когда она потеряла своих детей, которых у нее забрали хитростью!

Тара остановилась и прижала руку к заболевшему боку. Нет, теперь все иначе. Вместе с прожитыми годами у нее прибавилось опыта и знаний, и она больше не допустит, чтобы чтото подобное произошло еще раз!

– Я не могу сделать так, чтобы у меня выросли крылья или быстрые ноги, – сказала друидка волкам, которые вопросительно смотрели на нее. – Но я могу воспользоваться теми ногами, которыми меня наделила матушка природа. Пойдемте! Будем надеяться, что он сейчас не ловит рыбу в море.

Тара продолжила путь и через некоторое время добралась до бедной хижины на берегу ЛохКорриб. На грубой скамейке, греясь в лучах утреннего солнца, сидел мужчина и ел из миски пюре. На столе лежали кусочек хлеба, сыр и копченая рыбка. В глиняной кружке было пиво. Мужчина молча кивнул гостье в знак приветствия.

– Ты уже вернулся? – спросила Тара, стараясь не слишком сильно опираться на посох.

– Как видите, тирана,  – ответил рыбак и засунул в рот кусок хлеба.

Ему было трудно жевать теми немногими зубами, которые у него еще остались.

– Как улов?

– Достаточно хороший, учитывая мой возраст. Вы хотите разделить со мной завтрак или вам нужно на остров?

Однако, по всей видимости, он уже знал ответ, потому что взял в одну руку кружку, а в другую миску и отнес их в хижину.

– Вы спешите.

Это было скорее утверждение, чем вопрос, и Тара только кивнула в ответ.

Старик прошел несколько шагов по мостику, возле которого мягко покачивалась на воде его лодка. Тара ловко запрыгнула в нее, не опираясь на предложенную руку. Волки последовали за ней.

Едва Тара присела на узкую скамейку, как старик отвязал канат и поднял парус. Лодка медленно поплыла.

– Для того чтобы плыть быстрее, нужно больше ветра, – безучастно сказал он, вглядываясь вдаль.

Старик не удивился, когда сильный порыв ветра натянул парус и лодка начала быстро набирать ход. Скоро впереди показался остров.

Остров Инхагойл находился на полпути между Утерардом и Конгом и на заре христианства давал приют монахам, которых в то время было много в Ирландии. Они бродили в поисках уединенных мест для своих монастырей и жилищ.

Скоро старик и Тара добрались до пристани.

– Мне подождать?

Друидка кивнула.

– Да, я недолго.

– А куда мы поплывем потом?

– К городку Конг. Мне нужно на север.

Больше рыбак ни о чем не спрашивал. Он привязал лодку и стал ждать возвращения Тары.

Друидка зашагала к руинам монастыря, рядом с которым возвышалась церковь в романском стиле. Кусты фуксии пышно цвели между остатками стен и кладбищем, могилы которого все еще были ухоженными. Согласно легендам, здесь был похоронен племянник святого Патрика. Но это не интересовало Тару. Хотя вера кельтов все больше переплеталась с христианством, она принадлежала к числу друидов, которые тайно несли свои традиции сквозь тысячелетия.

Из простой хижины вышла женщина в длинном белом одеянии. Она приложила руку к груди и низко поклонилась.

– Тамара Клина, какая радость и честь для меня приветствовать вас.

Старая друидка почувствовала укол в сердце при виде молодой женщины, которой она передала большую часть своих знаний. Ее ученица была умной и нежной, обладала способностью быстро схватывать информацию и своим разумом и сердцем чувствовала связь со старой верой. Тара была очень довольна ею. И все же ее вид нагонял на нее печаль. Такой могла бы стать и ее дочь, с которой она поделилась бы своими знаниями. Прошлое смешалось с настоящим, и Тара снова видела, как ее собственный ребенок выходит и приветствует ее, с радостным волнением ожидая, чему еще ее сегодня научат. Прошло и потеряно. Тара не увидела приближающегося несчастья, несмотря на свой дар.

– Вам нехорошо? Может, зайдете, я напою вас травяным отваром? – обеспокоенно спросила молодая женщина.

Тара прогнала болезненные воспоминания. Ее дочь за это время уже превратилась бы в старуху. А так она оставалась вечно юной!

– Нет, Ислин, благодарю тебя, – ответила друидка и улыбнулась, чтобы развеять ее беспокойство, но Ислин слишком долго была ее ученицей, чтобы не почувствовать напряжение Тары. – Я еду на север, в замок Данлюс, и мне нужно спешить.

Ислин больше не задавала вопросов.

– Тогда я приведу Алэн.

– Да, и принеси орлана. Мне нужно послать Доннаху сообщение.

Прошло немного времени, и Ислин вывела белую кобылу. Та тихонько фыркнула, когда увидела старую друидку. Ислин отпустила лошадь, и животное направилось к Таре, остановилось возле нее и потерлось лбом о плечо старой женщины.

– Алэн, красавица, божественная, ярко сверкающая, как солнце в полдень. Мы должны поскакать с тобой на север быстро, как ветер.

Кобыла заржала и подняла голову. Ее взгляд устремился через озеро на север.

– Ты хорошо ухаживала за ней, – сказала Тара и подставила руку орланубелохвосту.

Птица с величественным видом пристально смотрела на друидку.

– Прилетел один из соколов? – спросила она.

Ислин покачала головой.

– Нет, мы не получали из Данлюса никаких известий.

Тара взяла лошадь под уздцы.

– Когда мне ждать вас назад? – спросила Ислин, следуя за ней с маленьким узлом в руках.

– Перед следующим новолунием, если боги будут милостивы к нам!

– Тогда вам действительно нужно скакать быстро, как ветер, но я не волнуюсь. Я подготовила Алэн. Она выносливая и сильная и не разочарует вас.

– Я знаю. И возможно, мне не придется скакать весь путь к замку. Я вышлю вперед Тапэя, чтобы вампиры выехали мне навстречу.

Тара приподняла птицу и приблизила губы к спрятанному за перьями уху. Орлан дважды моргнул, но слушал внимательно. Потом Тара подняла руку. Орлан расправил крылья и с мощным толчком оторвался от руки, так что на рукаве ее одежды остался отпечаток его когтей. Птица быстро поднялась в яркое утреннее небо и потом как стрела полетела в направлении Конга. Тара смотрела вслед орлану, пока он не исчез из поля ее зрения, а потом направилась вниз к пристани. Кобыла пошла за ней.

Старый рыбак сидел в той же позе, в какой его оставила Тара. Он поднялся и неловко поклонился Ислин.

– Мы готовы, – сказала друидка и повела лошадь в лодку.

Ислин подала Таре узелок.

– Думаю, вам будет не лишним поддерживать свои силы во время трудного пути.

Тара поблагодарила ее. Кобыла прядала ушами, но в остальном выглядела спокойной.

Рыбак отмотал канат и взялся за руль. Свежий южный ветер погнал лодку вперед, прямо на маленький городок Конг, который лежал в перешейке между ЛохКорриб и ЛохМаск.

Прошло немного времени, и лодка причалила к Конгу. Тара вывела лошадь на сушу и удивительно ловко оседлала ее.

– Благодарю тебя, Квинтин. Пусть боги благоволят к тебе. Я не могу предложить тебе больше, чем свое благословение, ведь ты, как всегда, откажешься от иного вознаграждения.

Старик грустно улыбнулся.

– Вы уже достаточно для меня сделали. Я горжусь тем, что моя внучка растет настоящей хозяйкой Инхагойла, и встречать ее время от времени является для меня достаточным вознаграждением, даже если она видит во мне лишь старого рыбака.

– Почему ты не хочешь сказать ей, что ты ее дедушка?

Старик пожал плечами.

– Теперь она друидка и больше не относится к обычным людям. Ислин – посредница между иным миром, природой и людьми. Она не должна отвлекаться на такие пустяки, как разговоры с дедушкой, который чувствует ломоту в спине, и холодным утром ему больно двигать пальцами. Нет, мне достаточно смотреть на нее издалека. В моей груди поднимается гордость за то, что она моя плоть и кровь.

Тара еще раз кивнула и пустила лошадь легким галопом.

Она пересекла владения барона Ардилауна, который несколько лет назад построил на берегу озера замок Эшфорд. Пивоваренные заводы сделали семью Гиннессов невероятно богатой.

Когда Тара добралась до моста, она остановила лошадь, и они спокойно прошли по деревянным доскам.

Маленький домик на скале посреди реки был отличным местом для рыбалки – в нем монахи могли ловить рыбу через дырку в полу и даже в плохую погоду не рисковали намокнуть.

Друидка проехала мимо руин аббатства и монастыря, которые уже давно были заброшены. После высохшего канала Алэн снова перешла на галоп. Пересохшее русло служило предостережением, при помощи которого природа показывала людям, что у всего есть свой предел и они не могут делать с ней все, что им заблагорассудится. Но Тара была уверена, что люди, к сожалению, не готовы прочесть эти знаки.

Широкий канал со шлюзами выглядел так, словно вода могла заполнить его в любое мгновение и понести на своей спине пароходы из ЛохМаск на юг и назад. Но этот канал будет зарастать сорняками, пока окончательно не придет в упадок и природа не сровняет его с землей. Во время великого голода в 1848 году люди начали прокапывать русло. Англичане разработали программу опеки над бедными, которым давали хлеб только за работу. Было чудом, что истощенные, голодающие крестьяне вообще смогли вырыть это русло. Тара не знала, сколько ирландцев, несмотря на полученную еду, умерли от истощения. В любом случае через шесть лет канал был готов и плотину на озере ЛохМаск открыли. Но устремившаяся в канал вода так и не дошла до ЛохКорриба. Пористый известняк всосал ее в грунт, где она исчезла в подземных речках. Извлекли ли люди урок из случившегося? Друидка сомневалась в этом. Времена, когда люди слышали голос природы, давно прошли.

ЛЕТУЧИЕ МЫШИ В ТЕМНОТЕ

Это место должно было стать их новым убежищем. Алиса прошла немного вперед и оглядела просторную пещеру. Ее свод был похож на купол базилики. Пол был довольно ровный, вода гладко отшлифовала камни. Глину тоже вымыло. Каменные глыбы, которые были выстроены вокруг углубления посередине пещеры, явно не стояли так с самого начала. Скорее всего, Лицана принесли их сюда. Камни были правильной формы, и Алиса догадалась: их обработали инструментами.

В углублении на блюде горел маленький торфяной огонь, который давал столько света, что было хорошо видно даже у задних стенок пещеры, где потолок опускался до нескольких метров. Там на ровном полу в ряд стояли гробы. Дерево потемнело от времени и влажности, но им не придется спать на камнях, как предполагала Алиса. Тем не менее она не удивилась, когда услышала, какими эпитетами Анна Кристина называла свое новое пристанище. Другие юные вампиры, казалось, тоже были не в восторге. Ирен жаловалась, что не привыкла находиться так глубоко под землей, зная, что между ней и небом сотни метров каменистых пород.

– И мы будем несколько месяцев сидеть здесь, пока не вернемся домой? – в ужасе спросила она.

Раймонд угрюмо осмотрелся по сторонам.

– А я еще думал, что ирландцы застряли в средневековье, – пробормотал Малколм. – Мне даже в голову не приходило, что это может быть каменный век!

Джоанн и Фернанд, напротив, чувствовали себя как дома.

– Здесь почти так же красиво, как в лабиринтах под Парижем, – мечтательно заявила Джоанн.

Фернанд сразу же начал обследовать просторную пещеру. Крыса у него на плече взволнованно пищала.

– А это кости медведя здесь в углу? – крикнул Пирас. – Я нашел клык. Можно я оставлю его себе?

– Ну конечно, если хочешь, – сказал Ниав, который отправился в путешествие вместе с сестрой Бриджит. Он подошел к Фернанду и опустился рядом с ним на корточки. – А если ты хочешь найти здесь еще больше, то поройся немного в сухой глине.

– Правда?! – воскликнул Таммо и сразу же отправился на поиски. – Я хотел бы повесить себе на шею такой же зуб. И еще, может быть, пару волчьих клыков.

Сеймоур зарычал.

– Ну, или, может, только медвежьих, – поспешно проговорил Таммо.

Иви хмыкнула.

– А медведи еще заходят в пещеры? – поинтересовалась Джоанн, которую эта мысль явно не пугала.

Мари Луиза закрыла рот рукой, подавляя крик. Однако, к ее облегчению и разочарованию Пирас, Ниав покачал головой.

– Нет, они жили здесь очень давно. Тогда был вход для них, который сейчас засыпан камнями. В любом случае кости очень старые и оказались тут до того, как сюда пришли Лицана, то есть раньше, чем начинаются воспоминания клана.

Доннах дал наследникам еще немного времени, чтобы осмотреться в пещере, а потом подозвал их к камням посредине. Слуги принесли несколько гробов и поставили их вокруг каменных глыб.

Иви села на один из гробов, и Лучиано тут же устроился рядом с ней. Алиса увидела, как в глазах Франца Леопольда вспыхнул гнев. Он нерешительно остановился и посмотрел на пустое место рядом с Алисой, но тут к ней подошел Малколм и вежливо спросил, не будет ли она против, если он сядет рядом с ней. Юная вампирша замотала головой и сразу же лихорадочно начала обдумывать тактику поведения, чтобы их разговор не закончился катастрофой, как в прошлый раз. Краем глаза Алиса увидела, как Франц Леопольд отвернулся и направился к своей семье. Он сел рядом с Анной Кристиной, и, похоже, ее общество делало его очень несчастным.

Алиса оглядела присутствующих вампиров. Естественно, здесь были все наследники кланов и их тени, которых те взяли с собой. Если гамбургских Фамалия на этот раз сопровождал один Хиндрик, то у каждого Дракас был личный слуга. Бывший извозчик Матиас вместе с тремя слугами из Вены стояли несколько позади. У лондонских Вирад после смерти Гвенды из слуг остался Винсент и еще двое, с которыми Алиса ни разу не разговаривала. У Лучиано, естественно, был Франческо, а у Кьяры – служанка Леонарда, которая всегда будет выглядеть как тринадцатилетняя девушка. У Маурицио тоже была тень. И только Пирас снова приехали без спутников, хотя, судя по их виду, это совсем не смущало их.

В кругу посредине сели Лицана. На некотором возвышении разместились предводитель клана Доннах и Катриона, чистокровный вампир Анмири, который преподавал им у Тропы Великана, и нечистокровные брат и сестра Ниав и Бриджит, которые были так похожи друг на друга. Алиса наклонилась к Иви.

– А кто эти Лицана на той стороне?

Иви показала сначала на высокую женщину величественного вида с седыми волосами и строгими светлыми глазами.

– Это Морригана. Ее имя означает «серая королева» и прекрасно ей подходит. Собственно, она уже относится к старцам, но еще не готова к ним присоединиться. Она по прежнему быстрая и сильная.

Алиса посмотрела внимательно на вампиршу и кивнула. Да, это легко можно было представить.

– Бригитту ты уже знаешь. Она дочь Морриганы.

У Бригитты были светлорусые волосы, а глаза такие же, как у матери.

– Рядом с ней сидит Иан, слуга, который скрывает за внешностью молодого человека большой опыт. Говорят, он собственными глазами видел королеву Елизавету Первую, но я не могу сказать, правда ли это. По крайней мере, он сам рассказывал мне о временах, когда Кромвель бушевал в Ирландии. Это он уж точно видел лично! – Иви улыбнулась. – Последнего в кругу, Киарана, ты тоже уже знаешь. Он член клана Лицана. Киаран выглядит довольно юным, но не дай обмануть себя. Никто из нашей семьи не умеет лучше превращаться в абсолютно любое животное. И, естественно, он может растворяться в тумане и призывать ветра, чтобы они дули туда, куда ему захочется.

Алиса внимательно посмотрела на вампира. Во время обращения ему было двадцать с лишним лет. Изза светлорусых волос и бледной кожи он казался бесцветным, его лицо было наивным и простодушным. Он был почти незаметен рядом с мужественным Ианом.

Алиса продолжала рассматривать Киарана, когда Доннах, который до сих пор тихо переговаривался с Катрионой, наконец встал.

– Ночь близится к завершению, но у нас осталась еще пара часов, пока усталость не загонит нас в гробы. Здесь внизу солнечные лучи хоть и не могут навредить вам, но в вашем режиме ничего не изменится. Нужно приложить очень много сил для того, чтобы побороть свою природу. Но в данный момент в этом нет необходимости. Мы ограничим время обучения ночью.

– Как предусмотрительно, – пробормотал Лучиано и скривился.

– Вы будете учиться призывать летучих мышей. Как только вам удастся добиться того, чтобы животное оставалось с вами, вы сможете научиться пользоваться их органами чувств в темноте. Не сдавайтесь, даже если ваши усилия не сразу увенчаются успехом, ведь тот, кто сможет это освоить, будет обладать неоценимым преимуществом перед другими.

– О да, в ярко освещенных бальных залах Вены мне может срочно понадобиться парочка летучих мышей, которые будут кружиться над моей головой, – съязвила Анна Кристина.

Доннах проигнорировал ее слова, хотя наверняка услышал их.

– Катриона, Анмири и Киаран будут направлять и поддерживать вас во время ваших занятий. Разделитесь на три группы.

Он подождал, пока юные вампиры соберутся вокруг Лицана, потом погасил огонь в центре, и пещера сразу погрузилась во мрак.

Орлан прорезал воздух, изредка взмахивая сильными крыльями. Он летел, невзирая на яркое солнце, сильный ветер и ливень, постоянно помня о цели. Он не отвлекался на охоту и не вступал в бой со стаей ворон, которая явно хотела спровоцировать его на это. Орлан был быстрым и выносливым и позволил себе отдохнуть только тогда, когда приземлился во дворе замка Данлюс.

Тапэй сидел на выступе скалы и желтыми глазами осматривал замок, который выглядел заброшенным. Солнце еще стояло над горизонтом, так что орлана не удивило, что в старой крепости было тихо, как на кладбище. Тапэй решил, что у него еще достаточно времени, пока вампиры выберутся из гробов, и он успеет утолить голод.

Он решил пролететь мимо колонии буревестников. Возможно, ему удастся поймать одну или пару неопытных молодых птиц. В море тоже достаточно еды. Больше всего Тапэй любил старую и раненую рыбу, которая медленно плавала на боку очень близко к поверхности. Птица расправила крылья и полетела в сторону моря.

Когда орлан насытился и вернулся, землю уже накрыла тьма и на территории Данлюса и в его предместье двигались призрачные силуэты. Немного опустившись, птица стала кружить на небольшой высоте в поисках вампира, для которого предназначалось его сообщение. Но его нигде не было видно, и орлан не смог обнаружить никого, кто был бы ему знаком. Его охватило странное беспокойство. А не слишком ли мало их там, внизу? Где остальные? В нерешительности Тапэй опустился на верхушку башни. Что теперь делать? Полететь к другим вампирам? Или ждать? Но друидка сказала, что у нее очень мало времени.

В этот момент к входу в грот приблизился корабль и, ловко маневрируя между подводными скалами, заплыл в грот. Орлан услышал команды капитана. Этот голос был ему знаком. Это был Мурха, которому Тара тоже доверяла. Не медля более ни секунды, орлан снизился на бреющем полете и влетел в грот.

Вампир нисколько не удивился, когда огромная птица неожиданно уселась ему на плечо.

– Тапэй, чем обязан такой честью?

Вампир открыл свой разум и принял сообщение Тары. Орлан почувствовал беспокойство и сожаление.

– Ты не найдешь здесь ни Доннаха, ни Катриону, ни одного из наследников, – сказал Мурха. – Они переехали в Эайлуии.

И он сообщил о том, что произошло в замке Данлюс, изза чего они уехали оттуда. Орлан склонил голову набок, прислушиваясь к мыслям вампира. Это были запутанные картинки, которые ему еще предстояло упорядочить у себя в уме. Но одно ему было ясно: неудержимое время стало их мощным врагом. Как только Мурха замолчал, орлан слетел с его плеча и полетел в ночь искать Тару, которая с каждым шагом все больше отдалялась в неверном направлении.

Вечером трое Лицана вывели наследников на свежий воздух. В отличие от кузины Мари Луизы или Раймонда, мысли которых прочитал Франц Леопольд, он не считал пещеры угнетающими или даже пугающими. Он стыдился своей слабости. Это было недостойно вампира, особенно из клана Дракас! Тем не менее венец почувствовал радость, увидев высокое небо над головой и услышав пряный запах ночного ветра.

После того как прошлой ночью не всем удалось призвать летучую мышь и удержать ее рядом с собой, наследники снова разделились на три группы и продолжили занятия под руководством опытных вампиров. Франц Леопольд оставался рядом с Иви, а она изо всех сил старалась помочь Лучиано, в котором по какимто необъяснимым причинам души не чаяла. И даже бросила на венца укоризненный взгляд, когда он через некоторое время прокомментировал:

– И как только можно так притворяться?

Франц Леопольд отвернулся с безразличным видом. Пусть она знает, что он никому не позволит одергивать себя, тем более какойто Лицана, которая жила в каменном веке! Франц Леопольд решил наказать Иви презрением. Он осмотрел свою группу из шести юных вампиров, с которой занималась Катриона. Естественно, ему не очень нравилось выполнять указания нечистокровной. И как только Доннах мог требовать от них подобное?

«Это не определяется чистотой крови. Только ментальные и магические силы делают из вампира настоящего вампира, а она – мастер, который заслуживает уважения!»

Франц Леопольд резко обернулся. Собственно, такую мысль могла послать ему только Иви, но когда он взглянул на нее, то увидел лишь ее спину, по которой плавно спускались волны серебряных локонов. Казалось, она была полностью сосредоточена на Лучиано и маленькой летучей мыши, которая сидела на его раскрытой ладони. Франц Леопольд быстро отвернулся. В состав их группы входили еще Анна Кристина и Фернанд, на которых он вообще не обращал внимания. Ему даже сложно было определить, кто из них раздражал его больше: грязный необразованный Пирас или постоянно недовольная кузина. Взгляд венца переместился на Алису, которая с улыбкой протянула руку. И действительно, почти сразу же в темноте захлопали крылья, и к ней подлетела летучая мышь. Но только животное хотело сесть на ладонь, как Франц Леопольд послал Алисе свои мысли и нарушил концентрацию. Летучая мышь крутнулась и исчезла. Алиса повернулась к Дракас, готовая выплеснуть на него свое негодование, но тут к ней обратилась Катриона. Очевидно, она наблюдала за юной вампиршей и заметила ее неудавшуюся попытку.

– Очень хорошо для начала, Алиса, но ты не должна позволять мешать себе, – ее голос прозвучал приветливо, но упрек рассердил Алису.

Жалоба на вторжение Франца Леопольда уже готова была сорваться с ее языка, но вампирша сдержалась. Она должна сама во всем разобраться!

Прекрасная служанка Лицана внимательно наблюдала за Алисой.

– Ты должна научиться закрываться от помех. На этот раз это был Дракас, в другой раз чтонибудь еще отвлечет твое внимание. Настоящий мастер не позволит оборвать установленную связь даже посреди бушующего шторма. Позже мы проведем занятия, во время которых вы должны будете следить сразу за несколькими вещами. Попробуй еще раз.

Гнев Алисы позабавил Франца Леопольда. Но прежде чем венец успел насладиться своим триумфом, он почувствовал, как Катриона без труда проникла в его сознание. Он содрогнулся. Нужно было следить за этой нечистокровной! Она не только была умна и обладала мощными способностями. Еще она была личностью, силы которой нельзя недооценивать. Франц Леопольд попытался выдержать ее натиск, но через несколько мгновений ему пришлось скрипя зубами признать поражение. Он пронзил Катриону взглядом, который, казалось, лишь раззадорил ее. Это еще больше рассердило Франца Леопольда, но он словно зачарованный смотрел, как Алиса во второй раз призвала летучую мышь, дала ей покружиться и приказала сесть на руку.

– А теперь объедини свои чувства с ее чувствами, – потребовала Катриона. – Я помогу тебе.

Лоб Алисы наморщился, так сильно она сосредоточилась Тем не менее Франц Леопольд почувствовал, что попытка не увенчается успехом. Лицана повернулась к нему и приказала призвать летучую мышь.

– Отпусти ее и немного расслабься, прежде чем попробуешь еще раз, – сказала Катриона Алисе.

Франц Леопольд обрадовался, когда ему удалось призвать летучую мышь. Но воспользоваться ее чувствами было гораздо сложнее. Он испробовал разные возможности, но только когда Катриона поддержала его, ему показалось, что он на несколько мгновений смог слышать и обонять так, как это делала летучая мышь. Однако ему не удалось получить изображение. Он даже тихо зарычал, но тут же взял себя в руки.

– Это было очень хорошо, – похвалила Катриона. – Теперь вам нужно потренироваться вместе. Поскольку ты мастер в передаче мыслей, ты укрепишь силы Алисы своими, как только она призовет к себе летучую мышь и захочет разделить свои чувства с животным.

Катриона отвернулась, чтобы посмотреть, каковы успехи у Иви и Лучиано.

Алиса и Франц Леопольд уставились друг на друга. Он почувствовал ее неприязнь. Тем не менее через какоето время она сказала явно деланно спокойным тоном:

– В Риме мы доказали, что можем действовать сообща. Давай начнем. Это будет нам же на пользу, если мы сможем быстро научиться!

Франц Леопольд кивнул.

– Да, определенная независимость во мраке пещерных ходов кажется мне достойной целью.

Скоро они настолько погрузились в выполнение задания, что забыли обо всем. Вначале Алиса сопротивлялась, и только после того как Франц Леопольд отругал ее, позволила ему соединиться с ее сознанием.

– Это неприятно, – защищалась она. – Я делаю это ненамеренно. Мой разум защищается без моего участия.

– Но с немалым успехом! – сказал Франц Леопольд и сразу же отбросил все ее возражения. – Потом мы можем всласть наругаться, если тебе так хочется. Давай продолжим. Я хочу наконец справиться с заданием. Это не может быть так уж тяжело, раз все Лицана с такой легкостью проделывают все эти трюки.

Незадолго до полуночи оба одновременно воскликнули от удивления. Впервые за свое существование они на несколько мгновений восприняли мир таким, каким его видела летучая мышь.

– Разве это не фантастика? – восторженно прошептала Алиса.

– Сконцентрируйся! – накричал на нее Франц Леопольд, но связь была уже прервана.

Несмотря на гнев, он все же не смог удержаться от улыбки. Венец посмотрел на Иви, которая стояла рядом с огорченным Лучиано и продолжала помогать ему. Она подняла глаза, и улыбнулась в ответ.

– Давай попробуем еще раз!

– Что? – рассеянно переспросил Франц Леопольд.

– Давай продолжим занятия! – наседала на него Алиса. – Нам нужно добиться более продолжительного успеха, а потом попробовать поодиночке, раз это должно пригодиться нам в пещерах. Эй! Что это с тобой?

Франц Леопольд затряс головой, словно очнулся от транса. Хотя к концу ночи немногие из наследников смогли воспользоваться чужеродными чувствами летучей мыши, тем не менее Катриона, Анмири и Киаран были довольны своими учениками – они отметили прогресс.

Алиса и Франц Леопольд смогли при помощи своего маленького спутника уверенно двигаться во мраке – но лишь совместными усилиями… Как только они пробовали идти поодиночке, то через несколько шагов теряли мышь и она улетала прочь.

Когда Алиса сообщила об этом Носферас, Лучиано улыбнулся:

– Тогда вы не лучше нас. Я тоже смог это сделать только вместе с Иви.

– С той лишь разницей, что Иви все делала сама.

Остаток ночи им разрешили провести по своему усмотрению, однако покидать пещеру Доннах запретил. В то время как большая часть Лицана и чужих слуг отправились на охоту, наследники сидели вместе в большой пещере вокруг торфяного костра. Вскоре Таммо, Джоанн и Фернанд пошли на поиски новых медвежьих клыков и исчезли в узком туннеле.

– Я думаю, мы можем спокойно исследовать лабиринт здесь внизу, – предложила Алиса. – Мне кажется, тут очень много интересного, правда?

Иви кивнула.

– Конечно. Если я объединю свои усилия с Лучиано, а ты с Францем Леопольдом, то у нас не будет никаких трудностей.

Алиса и Франц Леопольд скривились. Но пока Дракас сетовал на судьбу, Алиса призвала летучую мышь и сказала, сверкая глазами:

– Пойдемте.

Иви взяла Лучиано за руку и повела их из пещеры.

Хотя она и связывалась с ним мысленно, ему было проще воспринимать посылаемые образы, когда она его касалась. Возможно, Лучиано и не требовалась такая помощь, поэтому Франц Леопольд и Алиса сердились изза того, что он явно хотел казаться более беспомощным, чем был на самом деле, лишь бы Иви не оставляла его. Им это не очень нравилось. Алиса и Франц Леопольд, напротив, старались сохранять дистанцию, чтобы случайно не коснуться друг друга. Слияние их мыслей и чувств уже было достаточно странным.

Восхищаясь увиденным, они шли по туннелю, который наконец привел их в желанный лабиринт. Им на пути постоянно попадались подземные речки, маленькие ручьи в несколько каскадов, водопады и глубокие прозрачные озера, которые можно было перейти, только нырнув под низкий свод. Но им было что исследовать, и вампиры решили пока не нырять. Они шли по туннелям, в которых им приходилось опускаться на колени, а потом снова пробирались сквозь узкие щели, которые были расположены так высоко, что не отражали даже эхо звуков летучей мыши. Пару раз пришлось перелазить через обвалы. Большие каменные глыбы обвалились с потолка и теперь лежали в пугающем беспорядке. Потом пещера снова сузилась в туннель, в котором, по крайней мере, можно было передвигаться в полный рост.

– Ктото может посветить? – спросила Алиса, когда они снова оказались у подземного озера.

Иви зажгла маленькую тростниковую лампу, которую взяла с собой. Сеймоур обнюхал камни, которые выглядывали из воды.

– Что такое? – спросил Лучиано.

– Здесь ктото был, и причем не так давно, – сказала Алиса и снова принюхалась.

– Это не из наших, – через некоторое время заявила Иви и уставилась на воду.

– Вода мутная! – констатировала Алиса. – Думаешь, там ктото нырял?

– Возможно, но я не вижу мокрых следов, – медленно сказала Иви.

Затем она быстро заговорила погэльски, обращаясь к Сеймоуру.

– Это значит, что незнакомец переплыл на другую сторону, – сказал Франц Леопольд.

– Здесь внизу еще ходят медведи или волки? – поинтересовался Лучиано. – Мне кажется, я слышу запах хищного зверя.

Иви покачала головой.

– А ты знаешь, куда ведет туннель на другой стороне? – спросила Алиса.

Иви подумала.

– Кажется, нет. Он может быть связан с верхними ярусами пещеры, но я твердо уверена, что еще никогда не ныряла в это озеро.

– Тогда пришло время сделать это, – сказал Франц Леопольд.

Алиса скептически посмотрела на него.

– Ты собираешься прыгнуть в воду? И намочить свою одежду?

Франц Леопольд пожал плечами.

– То, что заставили нас надеть Лицана, трудно назвать одеждой. Но если ты боишься намокнуть и испачкаться, можешь вернуться в большую пещеру и подождать нас у торфяного костра.

– Нет, я не боюсь ни воды, ни грязи, – горячо возразила Алиса. – Но до сих пор у меня складывалось впечатление, что для Дракас нет ничего более важного, чем безупречный внешний вид.

– Это потому что ты всегда руководствуешься предубеждениями. С твоей стороны было самонадеянно думать, будто ты нас знаешь!

В этот момент Лучиано перебил их:

– А мы сможем взять с собой летучих мышей?

– В воду? – Иви покачала головой. – Нет, если мы прикажем им это сделать, они захлебнутся.

Франц Леопольд с интересом посмотрел на нее.

– А мы можем приказать им? Или точнее говоря: они должны выполнить этот приказ?

– Только тот, кто обладает большими ментальными силами, может заставить другое существо пойти на смерть.

– А Катриона, например, это может? А Анмири? – с любопытством спросил Лучиано.

– Да, Катриона может, но никогда не сделает этого!

Лучиано печально смотрел на мутную воду.

– Без летучих мышей мы едва ли увидим чтонибудь внизу. У нас есть только лампа. Что же может быть там, на другой стороне, интересного, чтобы мы решились на такое?

Алиса и Франц Леопольд лишь с упреком посмотрели на него. Иви успокоила Лучиано, сказав, что на другой стороне они смогут призвать новых летучих мышей.

– Но тебе не нужно идти с нами. Ты можешь подождать нас здесь, пока мы не вернемся и не сообщим тебе о том, что обнаружили.

– Ни в коем случае! – воскликнул Лучиано и стал торопливо заходить в воду. – Ну что, в путь? Вы идете или нет? – И он нырнул под воду.

Остальные вампиры удивленно переглянулись, но сразу же последовали за ним.

Под водой ничего не было видно, поэтому они шли на ощупь, держась левой стены. Вначале резко опустилось дно и потолок. Вскоре между дном и потолком было так мало места, что вампирам пришлось ползти на четвереньках. Но потом дно выровнялось, а туннель при этом, к счастью, не стал уже. Длина туннеля была, наверное, всего несколько метров, но вампирам он показался гораздо больше. Потом дно снова поднялось и они наконец выплыли на поверхность. Несмотря на то, что вампиры смогли разглядеть лишь неясные очертания, прислушиваясь к эху, они поняли, что пещера огромная.

– Призовите летучих мышей, – сказала Иви.

Алиса протянула руку и коснулась мокрого рукава Франца Леопольда.

– Для этого необязательно до меня дотрагиваться, – рассердился он и отшатнулся.

Но их мысли уже встретились и сплелись в совместном зове.

Все прошло удивительно гладко, без обычной борьбы и обоюдного противостояния. Франц Леопольд вынужден был признать, что ему нравилось работать с Алисой. Он быстро подавил эту мысль, пока вампирша не уловила ее.

– Мы уже, – сказала Алиса. – Мы снова нашли летучую мышь. Иви, как у вас?

– Мы тоже готовы. Я призвала животное, которое вело нас до сих пор.

– Что? Как ты это сделала?

– Я приказала ему следовать за мной.

– Но только не под водой! – в ужасе воскликнул Лучиано.

– Конечно, нет! – в голосе Иви послышалась усмешка. – Я приказала летучей мыши найти другой путь. И теперь мы знаем, что это не единственный туннель между двумя пещерами.

– Причем мы не можем сказать, каковы размеры другого входа, – заявила Алиса. – Вдруг он представляет собой маленькую щель, через которую может пробраться только летучая мышь?

– Возможно, – согласилась Иви.

– А если бы не было другой возможности? Ты заставила бы ее нырнуть в воду? – с любопытством спросил Франц Леопольд.

– Естественно, нет! Я бы почувствовала ее сопротивление и отпустила ее!

– Но ты смогла бы это сделать? – продолжал выпытывать он.

Иви не стала ничего отвечать.

– А где, собственно, Сеймоур? – Алиса огляделась в поисках волка. – Он не пошел с нами?

– Ему нужно дышать! – напомнила ей Иви. – Я хотела сначала удостовериться, что на другой стороне есть выход и проход под водой, не слишком длинный для него. Теперь Сеймоур может последовать за нами, не рискуя собственной жизнью.

Едва она договорила, как на поверхности мутной воды появилась голова белого волка. Мощным прыжком Сеймоур выбрался на берег и так энергично отряхнулся, что четверо вампиров снова промокли.

Из пещеры вело два туннеля. Пол вокруг маленького озера был гладким и мокрым. Вода небольшими потоками бежала по стенам, собиралась на полу и стекала в озеро. Алиса нахмурилась.

– Что такое? – спросил Лучиано.

– Здесь нельзя оставить следы. Вода забирает с собой запах и смывает его. Мы не узнаем, кто здесь был.

Алиса посмотрела на Иви и Сеймоура, но Лицана тоже с сожалением покачала головой.

– Куда теперь? Последуем за водой на юг или в другой туннель, из которого к нам прилетела летучая мышь?

Они решили отправиться в туннель, который вел на юг. Он поворачивал и постоянно поднимался. Пару раз встречались ответвления в виде узких щелей, но вампиры держались основного туннеля, пока он не закончился котловиной. Потолок, судя по всему, был очень высоким, но сильно сужался. Они запрокинули головы, пытаясь определить размеры котловины.

– Я чувствую свежий воздух, – сказал Лучиано.

– Ах, у него приступ клаустрофобии, – съязвил Франц Леопольд. – Слишком много узких и темных туннелей за одну ночь.

Алиса принюхалась.

– Либо со мной то же самое, либо чувства Лучиано не обманывают его.

Иви кивнула.

– Сконцентрируйтесь на своих глазах, а не на звуке летучей мыши, тогда вы сможете разглядеть высоко вверху маленькое отверстие. Учитывая увиденное, теперь мы знаем, что ночь на исходе. Нужно возвращаться.

– Это очень высоко, – через некоторое время сказала Алиса. – Жаль, что стены гладкие и отвесные, да к тому же мокрые. Изза этого нельзя подняться наверх и хорошо рассмотреть отверстие. Я с удовольствием узнала бы, можно ли через него войти!

– Мы можем послать туда летучих мышей, чтобы все подробно обследовать, – предложил Франц Леопольд, и маленькое животное уже захлопало крыльями, летя навстречу ночному воздуху.

Теперь вампиры не только могли лучше разглядеть стены, но и вдыхали свежий воздух. Приближающийся свет ослепил летучую мышь, когда она на мгновение пролезла сквозь отверстие и сделала над ним круг, прежде чем вернуться в пещеру.

– В любом случае здесь никто не мог войти, – сказал Лучиано, который при помощи Иви тоже воспринимал информацию. – Дырка слишком маленькая.

Он отвернулся и снова устремился в туннель. А Алиса и Франц Леопольд переглянулись. Их мысли встретились.

«Слишком маленькая для существа в человеческом обличье!»

– Что такое? – спросила Иви.

Неожиданно они заметили, что Сеймоур принюхивается. Волк прижал уши и оскалился.

Франц Леопольд склонился над каменной глыбой, поверхность которой была почти сухой. Крылья его носа раздувались.

– Если бы это не было невозможным, я бы сказал, что здесь пахнет моей кузиной Анной Кристиной и ее тошнотворными духами.

НЕОЖИДАННЫЕ ВСТРЕЧИ В ПЕЩЕРЕ

Таре не нужно было подгонять лошадь. Она дала животному почувствовать, насколько важна ее миссия, и знала, что кобыла будет стараться изо всех сил. Если старая друидка за свою жизнь научилась на определенный промежуток времени подавлять усталость и голод, черпая энергию из запасов своего разума, чтобы освежиться, то лошади нужно было распределять свои силы. Тара предоставила ей самой выбирать темп. А белая лошадь умела приспособить темп к местности, так чтобы расходовать силы наиболее экономно. И только когда наступала полная усталость, животное останавливалось на лугу, чтобы пощипать травы и немного отдохнуть, а потом снова пускалось в путь.

Оба волка бежали рядом с ней. Только один раз они свернули в кусты, погнавшись за ослабевшей косулей, а затем выволокли ее на дорогу и съели. Они догнали Тару и белую кобылу, которая шагом спускалась по крутой тропинке. Но в долине почва была ровной и поросла травой, поэтому лошадь снова перешла на рысь. На небе висел бледный серпик луны, напоминая друидке, как мало времени осталось до новолуния.

Просторный луг заканчивался, переходя в узкую дорогу. Овцы сонно таращились вслед путешественникам. Лошадь перешла на галоп и элегантным прыжком перескочила стену из булыжников в конце луга.

– Предстоят большие изменения, раз всадники мчатся сквозь страну, не делая отдыха на ночь!

Тара потянула за поводья, останавливая лошадь, и повернулась в седле. Она не сразу заметила мужчину в одежде из темной ткани и мехов, который вышел изза старого дерева к краю дороги. Его силуэт не отбрасывал тени. Тара направила лошадь поближе к нему и тогда наконец узнала вампира.

– Турлох, я приветствую тебя. Пусть луна освещает твой путь.

Старый филид склонил голову.

– Я желаю тебе того же, Тамара Клина. Свет узкого серпика все еще дарит тебе безопасный путь сквозь ночь, но тени становятся длиннее и покрывают землю мраком.

Друидка кивнула.

– Да, боюсь, что так.

– Наступили мрачные времена, когда рождаются великие эпосы и поэтам диктуют песни и истории для вечности. Даже через несколько сотен лет их будут петь и рассказывать. Ведь это и есть общие воспоминания и сокровища поэзии, которые объединяют народ.

Тара сердито поморщилась.

– Возможно, ты ожидаешь этого с нетерпением, но моя задача заключается в том, чтобы предотвратить мрак войны, который снова накрывает Ирландию костлявой рукой.

– Снова, – повторил Турлох. – Война людей?

– Вполне вероятно и это, но я в первую очередь вижу новые бои между оборотнями и вампирами.

Турлох пожал плечами.

– Они всегда сражаются. Оборотни и вампиры не могут объединиться в дружбе и гармонии, потому что слишком разные. – Он ухмыльнулся. – Это как вражда между англичанами и ирландцами, между англиканцами и католиками. Даже когда на поверхности все якобы спокойно, внутри продолжает тлеть пожар, пока пламя не найдет себе новой пищи, чтобы снова подняться высоко в небо. Что подпитало его на этот раз?

– Вампирша и оборотень, любовь которых захотела перейти границы.

Старый филид кивнул.

– Их убили? Вампиры или оборотни?

– Его убили, но как, я не могу тебе сказать. Они не дали мне посмотреть на труп. Но уже не важно, были ли это вампиры или люди, или даже собственная стая убила его в наказание за предательство. Ахар Филху хотел сделать как лучше для своей стаи, но принял неправильное решение.

– А могу я спросить тебя, какова твоя цель? Ты путешествуешь на север.

Друидка кивнула.

– Я скачу в Данлюс.

– Чтобы забрать то, что ты обещала защищать, – добавил Турлох.

Тара склонила голову.

– От тебя ничего не скроется.

– Это и отличает хорошего филида. Как иначе он сможет сохранить в историях истинные героические деяния своего народа?

Тара хотела возразить ему, но хлопанье крыльев заставило ее поднять голову к небу. Над ней пролетела быстрая тень, и друидка инстинктивно протянула руку. Орлан сделал еще один круг и опустился на ее руку.

– Твой посланник?

Турлох промолчал, когда Тара кивнула, и дал ей время для молчаливого общения с птицей.

– Плохие новости? – предположил он, увидев выражение лица друидки.

– Тех, кого я ищу, больше нет в Данлюсе. Они отправились на кораблях в Буррен.

Поэт удивленно поднял брови, и Тара вкратце сообщила ему то, о чем в образах поведал ей орлан.

– Мне нужно спешить. Я потеряла много драгоценного времени, наверное, даже слишком много. – Она подняла на прощание руку. – Мне нужно возвращаться и скакать на юг. Почему же они не послали мне ни одного сокола?

С этими словами друидка развернула лошадь, прижала пятки к ее бокам, и белая кобыла снова перескочила через стену и помчалась по лугу. Орлан полетел над ними, и вскоре они исчезли за горизонтом.

– Возможно, история стоит того, чтобы увидеть ход ее событий собственными глазами, – задумчиво пробормотал филид и кивнул.

Щелкнув пальцами, он призвал туман, и уже через несколько мгновений за всадницей полетел чеглок.

Четыре юных вампира удивленно переглянулись.

– Твоя кузина? Но как она сюда попала? – спросил Лучиано. – Это невозможно!

– Возможно! – воскликнула Иви, когда Сеймоур провел ее за широкую колонну.

Друзья поспешили за ней. Обе летучие мыши кружились возле вампирши, которая залезла с ногами на каменную глыбу и сидела, обхватив колени руками. Картина, которую образовывали отраженные сигналы, была не такой четкой, чтобы можно было разглядеть черты ее лица, но им это было и не нужно. Они узнали запах Анны Кристины. Вампирша замахала руками на летучих мышей.

– Прочь! Я не звала вас!

Иви достала из сумки завернутую лампу, размотала пропитанное маслом сукно и зажгла фитиль. В мрачном свете они уставились на Дракас, которая отвечала на их удивленные взгляды с обычным высокомерием.

– Что такое? Что вы уставились на меня? Исчезните, я не звала вас!

– Что ты здесь делаешь? – спросила Алиса. – С кем ты встречалась?

– Ты с ума сошла? Я просто сбежала от невыносимых Лицана и пресмыкающихся, которые гордо называют себя наследниками!

Франц Леопольд сделал два быстрых шага вперед и схватил кузину за запястье. Анна Кристина вскрикнула от боли и страха.

– Я тебе не верю. Ты хочешь убедить меня, что пролезла сквозь наполненный водой туннель только для того, чтобы не находиться в одной пещере с другими? Насколько глупым ты меня считаешь? Итак, говори: с кем ты здесь встречалась? Он пробрался через отверстие там наверху?

Анна Кристина сконфуженно посмотрела вверх. Либо она была хорошей актрисой, либо действительно не знала, о чем говорил Франц Леопольд.

Но венец не отступал. Он схватил ее за плечи и стал трясти.

– Не лги мне! Это не игра.

Он отпустил ее только после того, как Иви успокаивающе положила руку ему на плечо.

– Анна Кристина не ныряла в воду, – уверенно заявила ирландка и показала на подол, который пропитался влагой.

Остальная одежда была сухой.

– Это не доказательство, – возразил Франц Леопольд. – Наша одежда тоже уже почти высохла.

– Но не волосы, – заметила Иви.

Несмотря на бурные протесты, Франц Леопольд провел рукой по темным локонам кузины и с неохотой признал, что они были сухими.

– Как ты здесь оказалась, если не ныряла под воду?

– Прошла через какойто туннель! – заносчиво крикнула та в ответ. – Я что, должна нарисовать тебе план?

– Это было бы неплохо, – сказал Лучиано, и Анна Кристина бросила на него презрительный взгляд.

– Мы сами найдем дорогу, пока твой след еще свежий, – сказала Иви.

– По крайней мере, если все это время она не брела по воде, – заметила Алиса.

– Да, найдите мои следы, но только оставьте меня в покое, – прошипела Анна Кристина.

– Ты должна вернуться с нами, – дружелюбным тоном предложила Иви. – Уже поздно. Посмотри, небо светлеет.

– Я пойду, когда сама захочу, – грубо ответила Дракас, но поднялась и последовала за остальными.

На пути до подземного озера след Анны Кристины не был слышен, но потом пол стал сухим и вампиры почувствовали ее запах. Его еще хранили камни, которых она касалась.

– Выходит, мы зря пробирались через водный туннель, – недовольно заявил Лучиано.

– Не только мы, – напомнил Франц Леопольд, но остальные никак не отреагировали на его замечание.

Внезапно из бокового прохода донесся шум. Вампиры остановились и прислушались. Раздался грохот, словно что то ударилось о камень, а потом ктото выругался на английском языке.

– Разве это не голос Малколма?

Алиса взяла лампу из рук Иви и поспешила в боковое ответвление туннеля.

– Малколм!

Он перестал тереть ушибленную ногу и моргая взглянул на нее.

– Алиса, тебя послали мне боги ночи. Как здесь темно!

Она не смогла сдержать улыбку.

– Наверное, ты не в первый раз ударяешься о камни.

– Нет, проклятье! – сказал он и потер лоб, на котором уже вскочила шишка.

Кроме того, ткань на его правом локте была выпачкана глиной.

– Значит, у тебя еще не очень хорошо получается упражнение с летучими мышами? – заключила Алиса.

Малколм покачал головой с трагическим выражением лица.

– Нет, и я был не настолько дальновиден, чтобы взять с собой лампу.

– Это была идея Иви. Хотя, собственно, лампа нам не пригодилась. Мы выяснили, что с летучими мышами справляться гораздо легче, объединив усилия.

– И ты сделала это вместе с Иви?

– Нет. Иви шла с Лучиано, а я призвала летучую мышь вместе с Францем Леопольдом.

– Для тебя это будет очень трудно, – перебил ее Франц Леопольд, обращаясь к Малколму. – Это могут лишь те, кто обладает талантом читать мысли и проникать в разум других, как мы, Дракас.

– И Лицана, – добавил Лучиано.

На лице Малколма появилось странное выражение.

– А что ты вообще здесь делаешь, так далеко от большой пещеры? – спросила его Алиса.

Он пожал плечами и выглядел теперь немного смущенным.

– Я… Ну да, я искал Ирен, – сказал Малколм после небольшой паузы. – Она, наверное, как и многие другие, решила немного побродить по лабиринту, и я уже начал беспокоиться о ней.

– А потом ты заблудился, – едко заметил Франц Леопольд, но никто не обратил на него внимания.

– А где Раймонд и Ровена? – вместо этого спросила Алиса. – Почему они не пошли с тобой? Ровена сегодня невероятно быстро овладела чувствами летучей мыши. Она могла бы помочь тебе в темном лабиринте.

– Да, наверное, но их я тоже не видел.

И снова на его лице появилось странное смущенное выражение. Неужели все это лишь отговорки? Но почему?

– Ты можешь помочь мне с поисками? – попросил Малколм и посмотрел на Алису невероятно красивыми голубыми глазами.

– Я? Но я не знаю, удастся ли мне соединить свои мысли с твоими… – Алиса запнулась и по какойто причине ощутила острое желание опустить глаза.

Вампирша почувствовала в своей голове Франца Леопольда и попыталась закрыться. Она не хотела слушать того, что он собирался ей сказать.

– Если мы возьмем лампу, то нам не понадобится летучая мышь, – произнес Малколм.

«Возьми лампу и иди с ним! Нам она не нужна. Только держи ее повыше. Я хочу посмотреть на его глупое лицо, когда ты будешь делать ему предложение!»

Алиса проигнорировала слова Франца Леопольда.

– Я с удовольствием пойду с тобой на поиски твоей кузины, – сказала она и подошла к Малколму. – А вы идите. Мы скоро придем, – крикнула она остальным и быстро зашагала вниз по туннелю, пока Франц Леопольд не послал ей вслед какоенибудь язвительное замечание.

– Поторопитесь, – сказала Иви. – Даже если здесь внизу все время темно, на восходе солнца сон все равно возьмет свое!

Алиса не ответила. Держа маленькую лампу в руке, она шла рядом с Малколмом и наслаждалась чувством, которое давало его присутствие.

Они свернули направо, потом снова налево. Алиса шла за Малколмом, слушая его голос. Он рассказывал о Лондоне и о своей семье. Прошло некоторое время, прежде чем Алиса заметила, что не чувствует следа Ирен. Она слышала лишь запах Малколма.

– Ее здесь не было!

– Кого?

– Ирен! Я не чувствую ее запаха.

Малколм избегал смотреть ей в глаза.

– Тогда, значит, я потерял ее след. Там впереди запах еще был достаточно отчетливым.

Он взял у Алисы лампу и пошел вперед быстрым шагом. Алиса последовала за ним. Она задумчиво рассматривала его спину и старалась не отвлекаться на то, как грациозно он двигался и какое красивое у него телосложение.

Чтото показалось ей странным. Если бы только она не была такой уставшей… Свинцовая усталость, так хорошо знакомая ей, овладела ее телом и разумом. Она не сможет долго сопротивляться…

– Вот здесь след чувствуется снова, – сказал Малколм заплетающимся языком.

Он медленно заморгал, словно тяжелый груз давил ему на веки. Алиса зашаталась. Малколм подхватил ее и прижал к себе. Она прислонилась к его груди. Это было прекрасное ощущение. Ее голова была такой тяжелой, а его плечо – таким удобным. Одной рукой Малколм обхватил Алису за талию. В другой он держал лампу.

– Осталось недалеко, – невнятно сказал он. – Я уже знаю, где мы. Нам нужно идти по этому туннелю.

– А у нас получится? – спросила Алиса сквозь туман, который окутывал ее.

Только руку Малколма она чувствовала достаточно отчетливо, и его запах пронизывал ее, словно свежая, пьянящая кровь.

– Да, получится. Прислонись ко мне. Я отведу тебя к твоему гробу.

Оставалось пройти совсем немного. Тем не менее каждый шаг казался Алисе целой милей. Лампа погасла, и перед глазами вампирши затанцевали тени.

– Летучая мышь нам бы сейчас совсем не помешала, – пробормотала она и попыталась представить животное.

Алиса услышала звонкий писк, и чернота перед ее глазами прояснилась. Слабое дуновение ветра, словно от маленьких кожаных крыльев, освежило ее лицо. Потом неожиданно Алиса различила теплый свет, и туннель закончился огромной пещерой. К ней подскочил Сеймоур, за ним подбежала Иви. Она протиснулась между Малколмом и Алисой и схватила каждого под руку. Малколм опустился на свой гроб.

– Жаль, что я так поздно нашел тебя, – прошептал он, после чего с закрытыми глазами свалился внутрь.

Иви закрыла за ним крышку.

Лицана проводила Алису к гробу, который стоял рядом с ее гробом.

– Ирен вернулась?

Иви кивнула.

– Да, она уже была здесь, когда мы пришли. А где вы были так долго?

– Гдето в туннелях за этой пещерой.

Алиса зевнула и опустилась в гроб. Крышка закрылась, и успокаивающая темнота окутала ее, в то время как солнце залило землю ярким утренним светом.

Но еще одна мысль успела промелькнуть в голове у Алисы. Как Анне Кристине удалось так далеко отойти от пещеры без лампы? Кроме Франца Леопольда, Дракас до сих пор отказывались участвовать в занятиях. Их достижения выглядели еще хуже, чем у Носферас, которые, по крайней мере, прилагали хоть какието усилия. Если даже Алисе и Францу Леопольду удалось воспользоваться летучей мышью, только объединив усилия, то Анна Кристина никак не смогла бы справиться с этим самостоятельно. Неужели она шла по лабиринту на ощупь? Или рядом с ней был ктото и помогал ей? Если да, то почему они тогда не заметили его следа?

Глубокий сон накрыл ее, и Алиса не успела обдумать возникшие вопросы.

– Господа собираются уезжать? – спросил гость, когда дворецкий с вежливым поклоном пригласил его в зал, в котором стояло несколько чемоданов и шляпных коробок.

Дворецкий кивнул.

– Да, насколько я знаю, экипаж должен прибыть через два часа.

Гость не сомневался в том, что дворецкий не станет говорить о цели поездки. Поэтому ему пришлось немного подождать, пока слуга не провел его в столовую, где хозяйка дома и ее сын сидели за поздним завтраком. Роскошный дом в георгианском стиле на Меррионсквер был одним из самых известных зданий в Дублине. Гость подошел к пожилой даме и галантно склонился над протянутой ему рукой.

– Леди Уайльд, для меня это большая честь.

Она благосклонно улыбнулась. Даже сидя на стуле, леди Уайльд выглядела просто потрясающе в своем необычайном наряде и украшениях. Но когда она поднималась на все метр восемьдесят своего роста, да к тому же почти всегда с какимнибудь экстравагантным убором на голове, то казалась королевой любого общества. Задевало ли это самолюбие ее покойного мужа, который был среднего роста, гость не знал.

– Брэм Стокер, как приятно видеть вас снова, – сказала леди Уайльд низким звучным голосом. – Садитесь. Чарльз принесет еще один прибор. Как дела у очаровательной Флоренс?

Гость поблагодарил за теплый прием и быстро сменил тему. Он знал, что леди Уайльд все еще немного сердилась изза того, что горячо любимая ее сыном Флоренс Бэлкам в прошлом году вышла замуж за Стокера. При этом он ничего не мог поделать, ведь был безумно влюблен в нее, точно так же как и Оскар. К тому же решение приняла Флоренс!

Брэм поприветствовал своего друга Оскара, после чего опустился на один из стульев с дорогой обивкой.

– Чарльз, принеси вина нашему гостю! – крикнула леди Уайльд, и слуга поспешил выполнить приказ. – Или лучше чаю? А может, горячего шоколада?

Брэм предпочел вино.

Он пил вино маленькими глотками из своего бокала и думал о том, что вдова сэра Уильяма Уайльда умела жить. Ее покойный муж был ведущим специалистом, лечившим болезни глаз и ушей. Он написал множество медицинских книг и основал первую в Ирландии клинику по этим болезням. Несколько лет назад у него консультировалась даже королева Виктория, впоследствии он получил рыцарский титул, и это способствовало увеличению благосостояния семьи Уайльдов и обеспечило им место в высшем обществе.

– Что привело вас к нам? – голос леди Уайльд оторвал Брэма Стокера от размышлений.

– Генри Ирвинг дал мне несколько недель отпуска после довольно напряженного театрального сезона, поэтому я решил воспользоваться этим временем, чтобы съездить на родину. А когда я услышал, что Оскар сейчас тоже в Дублине, то решил навестить вас. Но довольно обо мне. Я не смог не заметить багаж в зале…

– Я уезжаю, – объявила леди Уайльд. – А Оскар любезно предложил сопровождать меня.

Брэму Стокеру показалось, что он заметил, как на лице Оскара промелькнуло недовольство.

– А могу ли я спросить, куда вы едете?

Он не знал, какого ответа ожидал. Возможно, мать и сын отправлялись на один из морских курортов, пусть даже сейчас там было уже прохладно, или в Париж, а может, в какойнибудь более теплый южный город. В любом случае он был абсолютно не готов услышать то, что ему сказали.

– В Коннемару? На запад Ирландии? В болота Коннемары? А разве там есть чтото, что оправдывало бы такую утомительную поездку? При мысли о Коннемаре у меня возникают образы: пустынные просторы, худые овцы и бедные фермеры, которые греют руки у вонючего торфяного костра.

– У нас есть загородный дом на берегу ЛохКорриб, – сказала леди Уайльд. – Разве Оскар не рассказывал вам, как вместе со своим братом он делал наброски пещер, каменных колец* и некоторых артефактов для археологического путеводителя, который мой супруг посвятил Коннемаре?

– И кроме того там чудесная охота и рыбалка. Ты должен попробовать серых куропаток! – Оскар с наслаждением закатил глаза. – Может быть, я и неважный наездник, но в охоте знаю толк.

– Значит, вы отправляетесь на охоту? – в голосе Брэма послышалось сомнение.

Если он с трудом представлял себе своего другаденди в охотничьей хижине на просторах Коннемары, то что тогда говорить о его матери?

Мать и сын быстро переглянулись. Здесь было чтото странное и таинственное, у Брэма было чутье на такие дела. Форель и куропатки здесь ни при чем. Брэм Стокер выпрямил спину.

– Я почту за честь, если вы расскажете мне обо всем подробнее, – сказал он и взглянул на леди Уайльд, которая смотрела на него с серьезным выражением лица.

– Я не хочу обижать вас, мистер Стокер, но есть вещи, которые должны остаться тайной. Надеюсь, вы понимаете это.

– Мама, Брэм знает о твоем псевдониме и о твоей работе в газете, – вмешался Оскар. – Я рассказывал ему об этом.

Леди Уайльд удивленно взглянула на сына, но сразу же взяла себя в руки, приняв равнодушный вид, как и полагалось даме из высшего общества.

– Ну, если ты хочешь посвятить в это дело своего друга, то я не против. Ты знаешь, кому можно доверять.

Брэм был уверен, что в это мгновение она подумала о Флоренс, но Оскар, как ему показалось, уже давно оправился от этого удара. Да, Брэму казалось, будто его друг почувствовал даже некоторое облегчение, когда она отклонила его предложение, и не спешил выбирать новую даму сердца.

– К нам, то есть, собственно говоря, к маме, обратилось несколько молодых людей с просьбой помочь им своим писательским талантом.

Его мать слегка приподнялась, собираясь возразить, и Оскар сразу же уточнил:

– Нет, не помочь им, это неправильно. Поддержать их намерения.

Брэм посмотрел на мать и на сына.

– Что это за люди? И что они намерены делать?

– Это последователи моих товарищей, в пятидесятые годы принимавших участие в движении «Молодая Ирландия», – сказала леди Уайльд с некоторым замешательством. – Их поддерживают фении*, отцы которых когдато переехали в Америку.

Больше она не стала ничего объяснять. Даже если движения отличались в выборе средств борьбы, их целью было освобождение Ирландии от Англии. И то, что люди, которые встречались на болотах на западе страны, не собирались пускать в ход дипломатию, Брэму сразу стало ясно.

– Отсрочить восстание в 1848 году, когда по всей Европе горели костры переворотов, было большой ошибкой, – сказала леди Уайльд.

– Это был год великого голода, – напомнил ей сын. – Восстание началось бы посреди сбора урожая, и тогда погибло бы еще больше людей.

– Тебе не нужно говорить мне об этом! – воскликнула мать резким тоном. – В то время после ареста Даффи я издавала газету «Нэйшн» и все испробовала, чтобы разжечь огонь до сбора урожая, но он погас, и не последней причиной тому стало отсутствие поддержки со стороны Франции и Америки. А потом шанс был упущен.

Брэм Стокер слегка наклонился и проникновенно посмотрел на леди Уайльд.

– И вы верите, что теперь это может сработать? Вы не боитесь навлечь несчастья на свою семью, если это запланированное восстание – как и многие до сих пор – будет лишь короткой вспышкой? Простите мне мою откровенность, но у вашего супруга были не только почитатели! Многие завистники будут рады вам насолить.

На короткое мгновение Брэм подумал, что леди Уайльд сейчас попросит его удалиться, но блеск в ее глазах быстро погас.

– Я обещала не делать ничего такого, что могло бы скомпрометировать моих сыновей. И тем не менее… – В ее глазах снова появился воинственный блеск. – Никто не сможет помешать мне выразить свое мнение на бумаге. И если эти статьи помогут подготовить почву для восстания, то мой долг – использовать для этого свой талант. Мое второе я, Сперанца, вернулось, и я со всей ответственностью заявляю, что за эти года оно не утратило своей силы!

Брэм украдкой посмотрел на Оскара, который не выглядел особо счастливым, и понял, что его друг решил сопровождать мать только потому, что ему не удалось удержать ее, и теперь он надеялся оградить ее от трудностей, но не собирался брать в руки оружие и вступать в ряды мятежников. Оскар был не тем человеком, который активно включается в политические события. Он был эстетом, который упивается звучанием собственного сонета. Но даже если Оскар и любил поговорить, то только в кругу единомышленников, да и то на тему искусства, и уж никак не на политической трибуне. Он был очень красноречив, но сможет ли он в данном случае достичь своей цели, Брэм сомневался. Леди Уайльд не походила на человека, которого хоть ктото мог переубедить.

Некоторое время они ели и пили молча. Слуга подливал вино и снова покидал комнату. Мысли Брэма устремились к одиноким болотам и храбрым людям, которые с дикой решимостью были готовы бороться за свободную Ирландию. Внезапно ему в голову пришла идея.

– Разрешите мне сопровождать вас.

Мать и сын изумленно уставились на него.

– Что? – наконец переспросил Оскар. – Ты хочешь вместе с нами отправиться в Коннемару? Ты намерен проявить себя как революционер? Будь осторожен! В этой борьбе легко потерять голову.

Брэм с кривой ухмылкой схватился за шею.

– Спасибо за предостережение, мой друг. Но я хотел бы поносить свою голову на плечах еще хотя бы несколько лет. Признаюсь, мне любопытно не только увидеть заговорщиков, но и побывать на диком западе Ирландии с его пустынными пейзажами, куда англичане когдато оттеснили наши большие кланы, чтобы лишить их силы и взять измором. Это наша история. Разве возле наших болот не встречаются оборотни? Феи, колдуньи и сосущие кровь вампиры?

Оскар покачал головой.

– Ну конечно! Истории о них сопровождали все мое детство. Я до сих пор слышу голос мамы, разыгрывающей передо мной фею смерти или колдунью!

Леди Уайльд рассмеялась.

– Мистер Стокер, очевидно, вы к тому же фантазер. Я не понимаю, как вам удается руководить театром Ирвинга в Лондоне, когда ваши мысли заняты феями и вампирами. Не хотите ли подобно Оскару заняться литературой? Думаю, вам должен сопутствовать успех на этом поприще.

Брэм вздохнул и сделал трагическое лицо.

– Для меня нет ничего милее, леди Уайльд, но я должен кормить жену и, наверное, скоро еще и детей, поэтому мне нужно больше уделять внимания таким прозаичным вещам, как зарабатывание денег.

Леди Уайльд не стала углубляться в эту тему. На такие темы в высшем обществе не принято было говорить. Она ласково улыбнулась гостю.

– Мы будем рады, если вы согласитесь сопровождать нас в нашем путешествии на запад. Когда вы сможете подготовиться к отъезду? Мы планировали выехать в полдень. Я уже заказала себе экипаж. А Оскар поедет верхом. Мне не удалось уговорить его составить мне компанию в экипаже.

Она бросила на сына укоризненный взгляд.

Брэм Стокер подпрыгнул.

– Через час я буду у вас со своими чемоданами. Однако мне нужно еще купить подходящую лошадь.

– Я буду рада, если вы поедете со мной в экипаже, мистер Стокер!

В конце концов они условились, что Оскар и Брэм будут по очереди скакать на лошади и ехать в экипаже. А в Коннемаре они всегда смогут подыскать еще одну лошадь, если это будет необходимо.

– Тогда я имею честь откланяться, чтобы не задерживать ваш отъезд, – сказал Брэм и склонился над рукой леди Уайльд. Потом взглянул на друга. – Итак, до встречи через час!

И он легким шагом вышел из дома.

Брэм почувствовал, как волнение перед предстоящей дорогой заставило сильнее биться его сердце. Его охватила жажда приключений, и он предчувствовал, что это путешествие обязательно преподнесет ему сюрпризы.

МОЛОДЫЕ ВОЛКИ

Когда Франц Леопольд вечером открыл глаза, он сразу же понял, что чтото не так. Он чувствовал возбуждение других вампиров, которые уже поднялись из своих гробов. Только он собрался отодвинуть крышку, как ее уже открыли, однако это был не Матиас, который обычно помогал ему. На этот раз с серьезным лицом на него смотрела Иви.

– Что случилось? – воскликнул венец и выскочил из гроба.

Впервые он был рад, что ему не нужно надевать шелковую рубашку, жилет, брюки, фрак и лакированные кожаные туфли из Майнца. Франца Леопольда удивляло то, что простое одеяние Лицана, которое он носил уже несколько дней, не только не помялось и не испачкалось, но и попрежнему было приятно для кожи, несмотря на то что в прошлую ночь он насквозь промок в мутном озере.

– Так что же случилось? – спросила Алиса, спеша к ним вместе с Лучиано.

Она внимательно оглядывалась по сторонам.

– Сеймоур обнаружил следы, которых здесь не должно было быть! – удрученно сообщила ирландка.

– Наших преследователей? – уточнил Франц Леопольд.

– Мы еще не можем сказать с уверенностью. Сеймоур почувствовал также двух чужих волков – но только следов от самого входа в пещеры он не обнаружил.

– А если это были лишь обыкновенные волки? – предположил Лучиано. – Здесь повсюду вода. Разве не естественно, что след время от времени теряется?

Иви покачала головой.

– Нет, тут задействована магия. Но я не уверена, имеем ли мы дело с вампирами в облике животных.

– А кто еще это может быть?! – воскликнул Лучиано.

– Оборотни, – одновременно ответили Франц Леопольд и Алиса.

Иви кивнула. Она была немного опечалена.

– Я думаю, этого Доннах и Катриона как раз и опасаются.

– Почему? – Франц Леопольд вопросительно посмотрел на нее. – Я думал, что война между Лицана и оборотнями осталась в прошлом.

Иви медленно покачала головой.

– Да. Но этот мир – очень хрупкий и всегда требовал деликатных переговоров. Кроме того, это не так, как у вампиров, оборотни не имеют единого клана, который преследует общие цели. Самая мощная стая у Ахара Филху, который живет под скалами ТвелвБенз над болотами Коннемары. Но в Ирландии есть еще много независимых оборотней, которые бродят по одному или небольшими группами. Именно они непредсказуемы.

– Такие же непредсказуемые, как Лицана, которые не живут в замке Данлюс? – спросил Франц Леопольд и поднял брови.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что отдельные члены клана Лицана повернутся против своих только потому, что выбрали себе другое жилье. Возможно, они не всегда обходительны и приветливы, но никогда не сделают ничего такого, что нанесло бы серьезный вред другим Лицана, – возразила Иви.

Брови Франца Леопольда поднялись еще выше, но он промолчал.

– Посмотрите, есть прогресс, – сказал Лучиано, указывая на нескольких вампиров, которые с серьезными лицами возвратились в пещеру.

Это были не только Лицана. Среди них было также несколько слуг из других семей, например Хиндрик и Франческо. По всей вероятности, их отправили на поиски следов, и теперь они собрались вместе, чтобы обменяться обнаруженной информацией. И об этом юные вампиры хотели услышать из первых уст! Так быстро, как только возможно, стараясь не привлекать к себе внимания, они приблизились на расстояние, с которого было хорошо слышно.

– Мы не можем оставаться здесь, пока не будем знать, с кем имеем дело, – говорил Доннах.

– Мы должны уйти из пещер?! – удивленно воскликнул Анмири. – Но на открытой местности мы более уязвимы! И где нам искать надежное убежище для такой большой группы? Корабли уже вернулись в Данлюс. Пока мы дождемся Мурху, пройдет несколько дней.

– Доннах не сказал, что мы уходим из Эайлуии, – спокойно ответила Катриона. – Но в эту пещеру слишком легко пробраться, и поэтому ее нельзя назвать надежным убежищем. Мы не знаем, вынуждены ли наши неизвестные посетители точно так же, как и мы, спать, когда встает солнце. Поэтому мы должны побеспокоиться о том, чтобы к нашим гробам нельзя было подобраться.

Доннах кивнул.

– Это как раз то, что я хотел предложить! – Он посмотрел на собравшихся. Вампиры кивнули. – Мы разделимся. Бриджит и Ниав покажут наследникам, где они могут поставить свои гробы. Сопровождающие могут помочь им. Идите в нижние маленькие пещеры с колоннами. Мы же тем временем подготовим все для того, чтобы к утру закрыть пещеру, а еще приготовим сюрприз для наших непрошеных гостей! – Он несколько мгновений смотрел на Катриону, которая встретила его взгляд. – Итак, за работу!

Дорога через узкие туннели, по которым вели наследников Бриджит и Ниав, была трудной, так как они все время задевали своими гробами за выступающие камни. Если Иви и Алиса несли свои гробы сами, потому что Хиндрик помогал Таммо, который был еще слишком мал для такого груза, то Лучиано и Франц Леопольд поручили груз своим теням.

– Франческо может взять ваши гробы, если оставит мой, – предложил Лучиано девочкам, и обе наградили его улыбками и сердечной благодарностью.

Франц Леопольд рассердился, что эта мысль не пришла в голову ему первому.

– Почему ты не взял гроб Иви? – зашипел он на Матиаса, который удивленно поднял брови, что было необычайно бурной реакций для невозмутимого извозчика.

– А вы приказывали мне помогать Лицана?

Было невозможно не заметить его неодобрения.

– Нет, но ты мог и сам до этого додуматься.

Франц Леопольд знал, что был несправедлив по отношению к своей тени, но ему нужно было сорвать на комто свою досаду, вместо того чтобы проглотить ее и признать, что он сам оказался невнимательным.

Тем не менее обе вампирши отклонили предложение и сами понесли свои гробы.

Вскоре они оказались в зале, разделенном несколькими сталактитовыми колоннами. Проникнуть в него можно было только через низкий вход, похожий на арку. Ниав и Бриджит проверили ее сначала в облике вампиров, а потом – превратившись в летучих мышей, но так и не смогли обнаружить ни малейшей щели, через которую могла бы залезть или вылезть даже мокрица. Довольные, они кивнули и показали юным вампирам, где те могут поставить свои гробы. Потом слуги еще раз сходили в большую пещеру, чтобы забрать свои гробы. Здесь было довольно тесно, но поместились все.

– Пока идут работы, мы можем продолжить занятия в большом зале, – сказал Анмири и попросил следовать за ним.

– А сегодня ночью мы совсем не будем выходить на свежий воздух? – поинтересовалась Алиса.

В ее голосе послышалась тоска.

Анмири покачал головой.

– Нет, это слишком опасно. Пока мы не знаем, с кем имеем дело, мы будем тренироваться здесь. И сегодня нельзя отдаляться от группы!

Франц Леопольд недовольно фыркнул. Даже Малколм издал сердитый возглас.

– А когда мы получим свою порцию крови? – спросил Лучиано.

Анмири снова с сожалением покачал головой.

– Для этого сегодня ночью нет времени.

– Что?

– Мы не будем сегодня ночью выходить на охоту и соответственно не сможем принести вам кровь в пещеру. Сегодня нам придется обуздать свою жажду, – сказал он, как будто это было так просто.

На лице Лучиано застыл ужас. Его кузен зарычал. Здесь, в недрах горы, даже кот Оттавио не сможет добыть ему еду. Да, наверное, ему придется поголодать. Анна Кристина, естественно, начала громко браниться и жаловаться на примитивные условия, на которые была обречена. Мари Луиза и Карл Филипп поддержали ее, но вскоре Анмири призвал их к порядку.

– Соберитесь! Посвятите себя занятиям, ведь от них зависит ваша жизнь. Отнеситесь к этому серьезно, потому что никогда не знаешь, как скоро вам придется воспользоваться приобретенными знаниями. Вы должны осознавать это. Возможно, именно они спасут вас от уничтожения.

К юным вампирам вернулось спокойствие, и они решительно приступили к занятиям. Алисе и Францу Леопольду скоро удалось воспользоваться чувствами летучих мышей поодиночке, и в конце концов некоторые другие юные вампиры тоже передвигались по темной пещере уверенно и быстро. Когда Доннах и Катриона вернулись с разведки, то были удивлены и обрадованы достигнутыми успехами.

– Те, кто уже справился с этим заданием, могут приступить к превращению, – сказал Доннах.

Катриона кивнула. Она прошла между учениками, наблюдая за тем, как они выполняли упражнения, и решила, кто должен пойти с ней. К большому разочарованию Таммо, Катриона выбрала Джоанн и Фернанда, ему же пришлось остаться с Анмири.

– Ты мучаешь животных, – с упреком сказал Анмири, когда следующая летучая мышь стремглав полетела прочь, как только Таммо на мгновение ослабил концентрацию. – Тебе не нужно давить на нее своим разумом. Ты должен воспользоваться ее чувствами!

Таммо вздохнул и с тоской посмотрел на тех, кто сейчас сидел в центре пещеры вокруг торфяного костра, который снова развела Катриона.

– Сконцентрируйся! Неужели ты хочешь быть единственным, кому придется оставаться и ждать, пока мы, превратившись в стаю летучих мышей или волков, будем обследовать ночные просторы?

Таммо со вздохом напрягся, чтобы призвать новую летучую мышь.

Тем временем у костра собрались Алиса, Иви, Франц Леопольд, Фернанд, Джоанн и Ровена. Вскоре к ним присоединились Малколм и Ирен. Катриона посмотрела в их напряженные лица.

– Мы должны позвать к себе Анну Кристину. Франц Леопольд, ты можешь привести ее? Пожалуйста.

Он ошеломленно уставился на Катриону.

– Анну Кристину? Но ей ведь даже не удалось призвать овцу, не говоря уже о летучей мыши!

Легкая улыбка мелькнула на лице красивой служанки.

– Надменность и упрямство не позволяют твоей кузине слушаться нас, но она не глупа и поняла, что эти способности могут ей пригодиться. Поэтому она внимательно слушала и практиковалась, когда никто этого не замечал.

– Никто, кроме Катрионы, – пробормотал Франц Леопольд. – Боюсь, я недооценил ее.

– Катриону или Анну Кристину? – уточнила Алиса.

– Наверное, обеих.

– Мне сразу же показалось странным, что мы встретили ее в отдаленном гроте, – задумчиво проговорила Алиса. – Уже тогда нам нужно было заметить, что она хорошо умеет не только обманывать, но и демонстрировать ложную скромность.

Франц Леопольд кивнул и отправился за кузиной. Та с каменным выражением лица подошла к ним. Алиса посмотрела на тех, кто остался возле Анмири, и поймала тоскующий взгляд Лучиано. Она с удовольствием помогла бы ему, но что она могла сделать? Ей стало интересно, действительно ли Носферас было так трудно объединить свой разум с разумом животного или он просто не хотел напрягаться? А для этого нужно было постараться! После упражнения с летучей мышью Алиса чувствовала себя совсем обессиленной, виной чему, конечно же, был голод.

– Мы будем превращаться в летучих мышей? – взволнованно спросил Фернанд.

Катриона покачала головой.

– Нет, это слишком трудно. Вам нужно выбрать себе животное, которое похоже на нас.

– Тогда это будет животное, которое не умеет летать, – разочарованно констатировала Джоанн. Она посмотрела на крысу, восседавшую на плече Фернанда. – Мы можем попробовать с крысами.

– Или с кошками, – сказала Ровена. – Они хищницы и похожи на нас. Поэтому с ними должно быть проще.

– Правильно, – произнесла Катриона. – И все же вы не подумали о животном, которое ближе всего к нам по размерам и инстинктам. Возможно, потому что задание кажется вам слишком сложным?

Алиса рассеянно гладила Сеймоура. Внезапно ее рука замерла, и она уставилась на него.

– Волк! – воскликнула она, и ее голос задрожал от волнения. – Мы будем принимать облик волка!

Катриона кивнула, словно это было самое легкое задание в мире.

– Да, верно.

В глазах юных вампиров загорелся восторг, и даже Франц Леопольд не смог скрыть радостного возбуждения. Только Иви не проявляла никаких эмоций.

– Вы все справитесь, я это чувствую, – продолжила Катриона. – Вам нужно лишь научиться использовать свои силы правильно. Но прежде чем мы начнем, я хотела бы предупредить вас, и вы должны запомнить мои слова. Вампир наиболее уязвим во время превращения. Никогда не пытайтесь обратиться в момент серьезной опасности, если не знаете, достаточно ли у вас времени для осуществления трансформации. Нужно собраться и полностью сконцентрироваться на новом облике. Если вы при этом будете невольно прислушиваться к шагам преследователей, то ничего не получится. И даже здесь, в защищенной пещере, вам нельзя относиться к этим упражнениям легкомысленно. Помешав другому вампиру при смене облика, вы можете нанести ему серьезный вред.

Ее слова немного умерили всеобщий восторг.

– А что может случиться? – спросила Алиса.

– В худшем случае, превращение произойдет только наполовину, – сказала Катриона. – И так как в этом состоянии мы очень слабы, то в первую очередь с юным и неопытным вампиром может случиться то, что он останется в таком состоянии – полувампирполуживотное, и больше не сможет себе помочь.

– Но это произойдет также в том случае, если у нас просто не хватит сил, и тогда мы даже без чужого влияния подвергаемся опасности навсегда превратиться в двойственное существо.

«Ты боишься? Тогда тебе нужно отказаться от упражнений и вернуться к начинающим!»

Алиса гневно посмотрела на Франца Леопольда.

– Нет, я не боюсь, но хотела бы заранее знать, на что иду. Потому что неопределенность таит в себе самую большую опасность.

Катриона завершила их дискуссию одним взглядом.

– В ответ я могу сказать и да и нет. Если вы попытаетесь превратиться на свой страх и риск, то это вполне может произойти с вами, но не под нашим контролем. Как только ваши силы начнут ослабевать, мы поддержим вас. Так, а теперь внимательно слушайте меня, я опишу процесс. К сожалению, это лишь малая часть. Затем вы должны будете сами попробовать, каково это: превращаться в другое существо.

Все слушали очень внимательно. Хотя Катриона и заверила, что своевременно вмешается в случае чего, никто не хотел, чтобы такое случилось.

– Так, а теперь ваша очередь.

Франц Леопольд почувствовал, что после объяснения Катрионы Алиса была в еще большем замешательстве, чем до этого, и не питала надежды на успех. Ну да, она ведь была всего лишь Фамалия. А он…

Как тяжело ему было сохранять самоуверенность. Франц Леопольд посмотрел на Иви, которая встретила его взгляд. Естественно, ему снова не удалось прочитать ее мысли, зато она мысленно поддержала его.

«Разумеется, ты справишься. У тебя есть силы и способности. Тебе нужно лишь еще немного уверенности. Поверь в себя и свой дух. Катриона не требует невозможного. Просто у вас об этом давно забыли. Доверься!»

Довериться? Своим способностям? Франц Леопольд расправил плечи. Да, он мог это сделать. Он был наследником Дракас, которые стояли намного выше других семей. Так почему же он не сможет выучить все, чем отличаются Лицана? Венец посмотрел на Катриону, которая начала первую попытку с Малколмом. Но доверять комуто другому? Лицана? Нечистокровной?

Франц Леопольд почувствовал резкую боль. Он обернулся. Иви все еще смотрела на него. И неожиданно он понял, что доверяет ей. Ее лицо озарилось улыбкой, и она поспешно отвернулась к Алисе.

Почему он доверял ей? Потому что она обладала неземной красотой? Настолько идеальной, что уже один взгляд на нее причинял боль? Потому что она затрагивала его душу?

Он всегда думал, что у вампиров нет души. На губах Франца Леопольда заиграла привычная саркастическая улыбка, когда он стал наблюдать за тщетными попытками Малколма. Через некоторое время тот явно был истощен, и Катриона повернулась к Ровене. Девочка закрыла глаза и сымитировала движение, которое им показывала Лицана. И действительно, вокруг нее закрутились нити тумана, а лицо начало покрываться серой шерстью, но потом у Ровены пропала концентрация и она открыла глаза. Вероятно, в этот момент подключилась Катриона и помогла девочке вернуться в обычное состояние. Лицана похвалила Ровену и подошла к Алисе, Иви и Францу Леопольду. Ее взгляд устремился на девочку с серебряными локонами.

– Иви?

К удивлению Франца Леопольда, та промолчала с упрямым видом.

– Ну, хорошо, тогда помоги своим друзьям. Наверное, будет совсем неплохо, если вы поработаете парами, и один своей силой будет поддерживать того, кто пытается обратиться.

Франц Леопольд уже подошел к Иви и с вызовом посмотрел на Алису, но так как к той как раз в этот момент обратился Малколм, ему не нужно было давать ей отпор.

– Вы можете начинать, – сказала Катриона и отвернулась, чтобы помочь Малколму и Алисе.

– Покажи мне! – попросил Франц Леопольд Иви. – Я хотел бы посмотреть, как ты превращаешься в волка.

Она, наверное, будет очень похожа на Сеймоура, с белой шерстью, отливающей серебром, как и ее волосы. Останутся ли ее глаза бирюзовыми? Но Иви покачала головой.

– Не я должна учиться этому. Тебе нужно тренироваться, а я буду помогать тебе.

– Ах, да ты, наверное, просто не умеешь!

Его попытка спровоцировать ее оказалась напрасной. Иви не поддалась.

– Начинай! Сконцентрируйся! Я хочу посмотреть, как ты будешь выглядеть с лицом, покрытым шерстью.

Она улыбнулась, и Франц Леопольд позабыл обо всем на свете: где они были, что здесь делали. У него внутри происходили странные вещи. У венца закружилась голова, хотя это не имело никакого отношения к клубящемуся туману. Он видел только Иви, ее лицо, чудесные волосы и улыбку, которая вонзалась в него, словно кинжал. Он не знал, что боль может быть такой чудесной! Франц Леопольд стоял совершенно неподвижно и не отрываясь смотрел на вампиршу.

Улыбка Иви стала сначала удивленной, а затем смущенной. И как только он мог подумать, будто она не заметит, что происходит в его душе! Эта мысль должна была быть ему неприятна, и он должен был бы оттолкнуть ее высокомерным жестом, но Франц Леопольд не сделал этого. У него даже не возникло такого желания. Поэтому Иви пришлось разорвать возникшую связь. Это было больно. И на этот раз в боли не было сладкой нотки.

– Попробуй, Лео, – мягко сказала она. – Я помогу тебе, если твоих сил не хватит.

О чем она говорит? Франц Леопольд вздрогнул, словно вышел из транса.

– Ах да, превращение.

Он огляделся по сторонам. Алиса явно делала успехи, а немного в стороне венец увидел маленького серого волка. Это Ровена? Катриона как раз помогала Анне Кристине, которая, как обычно, смотрела перед собой отсутствующим взглядом и, казалось, совсем не старалась. Возможно, именно высокомерный вид кузины пробудил во Франце Леопольде честолюбие. Можно было думать про Лицана все, что угодно, но их умение превращаться в волка, летучую мышь или даже в туман было замечательным и даст ему преимущества по сравнению с другими Дракас.

Франц Леопольд собрался с мыслями, сосредоточился на образе большого красивого волка и сымитировал движение рукой, которое показывала им Катриона. И почему только перед его внутренним взором все время появлялся его собственный образ? И образ Иви? Ему нужно было думать о волке! Тонкое облако тумана завихрилось и начало кружиться вокруг него, но больше ничего не происходило. Франц Леопольд почувствовал, как его силы слабеют. Но он хотел обратиться. Сейчас! В самого красивого и сильного волка, которого Иви когдалибо видела. Венец увидел, как она снова улыбнулась, и по его телу прошла дрожь. Туман вокруг него сгустился, закрутился быстрее. Чтото изменилось в его лице, тело вытянулось и дрогнуло. Он упал на все четыре конечности и с удивлением наблюдал за тем, как деформируются его руки и ноги. Сквозь ткань его одежды пробилась шерсть, а руки и ноги превратились в сильные лапы. Франц Леопольд хотел чтото сказать, но из его горла вырвался лишь громкий вой.

Сеймоур встал перед ним и посмотрел на него желтыми глазами. Взгляд не был дружелюбным. Скорее оценивающим, недоверчивым. А потом вампир услышал его голос. Это была волчья «речь», и тем не менее Франц Леопольд понял ее значение.

– Это ее силы. Ты еще не настолько силен. Так что не надо задирать нос, лучше учись делать это самостоятельно!

Иви обратилась к Сеймоуру погэльски. Франц Леопольд не понял ее слов, но ее голос прозвучал резко. Сеймоур быстро отвернулся и засеменил к Алисе. Он сел возле нее на задние лапы, повернувшись спиной к Иви и Францу Леопольду. Но Иви не обращала на него внимания. Вместо этого он увидел, как она подняла руку. Спустя мгновение Иви исчезла за стеной тумана, который так же быстро развеялся.

Ее глаза остались такими же бирюзовыми! А шерсть была серебристобелой, как свежевыпавший снег в лунном свете. Она была меньше Франца Леопольда и изящнее. Иви подбежала к нему и коснулась носом его носа.

«Ты очень хорошо справился. Превращайся в вампира, и мы попробуем еще раз».

Но еще до того, как он успел собраться с мыслями, она уже подошла к нему в привычном облике. Вместе им удалось обратить и его в вампира. Франц Леопольд с трудом дышал, в то время как Иви не выказывала ни малейшей усталости.

– Франц Леопольд, это было очень хорошо, – похвалила его Катриона, для которой, очевидно, ничто не оставалось незамеченным.

Она немного сощурила глаза и посмотрела на Иви.

– Как хорошо, что ты всетаки решила поддержать нас!

– Я никогда не говорила, что не буду помогать тебе! – возразила та. – Только…

Она запнулась. Катриона подняла руку.

– Знаю. Потренируйся еще с Францем Леопольдом и потом посмотри, кому еще нужна твоя помощь.

Иви кивнула, и они продолжили.

– Как это было? – поинтересовался Лучиано, когда занятия закончились, и они все вместе уселись у костра. – Я видел, как вы превращались. Это было великолепно. Иви однозначно была самой красивой, хоть и меньше Сеймоура.

Иви послала ему рассеянную улыбку.

– Расскажите мне, что при этом ощущаешь? Это тяжело? Больно? – не унимался Лучиано.

Иви и Франц Леопольд лишь молча посмотрели друг на друга и снова опустили глаза. Да и слышали ли они вообще его вопросы?

– Ты занималась в паре с Малколмом. Как он справился? – повернулся Лучиано к Алисе, так как двое других, по всей видимости, не были готовы отвечать на его вопросы.

– Он очень старался, – немного помедлив, сказала Алиса.

– Он старался, – передразнил ее Франц Леопольд. – Этими словами ты хотела сказать, что Малколм не справился. Он Вирад, который только и может, что мечтать о силах, которыми обладают другие. Ты же это имела в виду, не правда ли?

– Нет, не это!

Алиса подумала о том чудесном ощущении, которое испытывала, когда объединились их мысли и силы. И о том, как была удивлена, обнаружив в себе большую силу, чем в Малколме, который был старше ее на три года. Но причиной тому было лишь то, что задание было чуждо вампиру Вирад. Однако и Фамалия тоже! Алиса запуталась. Ее взгляд встретился с взглядом Франца Леопольда. Его улыбка не предвещала ничего хорошего.

– Ах, ты чувствуешь, что превосходишь его. Ты считаешь себя лучшей. Разве это не то, в чем ты всегда упрекала Дракас?

– Это совсем другое! – возмутилась Алиса.

– Неужели?

– Да! Я не думаю о том, какая семья сильнее или лучше. Я была лишь удивлена.

– Тогда сильная Алиса может сейчас же обратиться в волка без посторонней помощи, – продолжал язвить венец.

Алиса покачала головой.

– Нет, но и тебе тоже не удалось бы сделать это без Иви. Так что не задавайся! Думаю, с помощью Иви даже Лучиано смог бы превратиться в волка!

Воинственно сверкая глазами, они смотрели друг на друга, пока Иви не вздохнула.

– Прекратите, вы оба. Если вам так важно узнать, насколько велики способности других, тогда объедините ваш дух и превращайтесь в волков! Вы оба обладаете достаточными ментальными силами, даже если вам еще не хватает опыта!

Лучиано захлопал в ладоши.

– Да, посмотрим, удастся ли вам это!

Алиса взглянула на Франца Леопольда.

– Хорошо, тогда давай попробуем, – нерешительно сказала она и робко послала ему свои мысли.

Он грубо схватил их и так стиснул своим разумом, что Алиса тихо вскрикнула.

– Начинай! – нетерпеливо проговорил Франц Леопольд. – Что случилось?

– Я не могу сосредоточиться! – возмутилась она.

– Хорошо, тогда я начну превращение. Оставайся здесь и не мельтеши. Иначе как я смогу воспользоваться твоими ментальными силами?

Алиса глубоко вдохнула, но ничего не сказала, а только закрыла глаза.

Франц Леопольд посмотрел на Иви и Лучиано, которые все свое внимание направили на него и Алису. Даже Сеймоур, казалось, с интересом изучал его. Франц Леопольд немного выпрямился и постарался придать своему лицу высокомерное выражение. Он справился бы, если бы только Фамалия не была слишком слабой!

Венец подхватил поток энергии, который Алиса ему предоставила, и объединил его со своим. Потом призвал туман. На этот раз вокруг него сразу закружились густые клубы, так что он больше не видел ни Иви, ни Лучиано. Франц Леопольд почувствовал, как выкручиваются члены его тела. В нем растеклось приятное чувство триумфа и власти. Он был великолепен! Ту небольшую толику сил Алисы, которой он воспользовался, можно было и не брать. Он был Дракас и теперь умел превращаться в волка! Вампир не обратил внимания на то, что Алиса застонала и зашаталась.

На его лице все еще было гордое выражение, когда он снова принял обычный облик. Алиса прижала руки к груди и порывисто дышала.

– Теперь ты. Или ты чувствуешь себя слишком слабой?

– Я справлюсь! – прохрипела Алиса. – Только открой свой разум.

Франц Леопольд послушался, хотя тоже чувствовал себя обессиленным. Он ощутил, как она потянулась к нему, но удивительным образом забирала у него не так много энергии, как он ожидал, что означало, что большую часть она черпала из себя. Франц Леопольд с любопытством посмотрел на нее. Концентрацию выражало не только лицо, все ее тело содрогалось. Алиса была уверена, что справится и при этом возьмет как можно меньше чужих сил. Франц Леопольд невольно испытал уважение к ней. Такого он не ожидал.

Волчица Алиса была среднего размера. Шерсть была темносерого цвета, а глаза голубые. Свесив язык, она подскочила к Сеймоуру, который потерся об нее головой, и они бок о бок пробежали круг по пещере. Потом они вернулись, и Алиса снова приняла человеческий облик.

– Вы оба были великолепны, – сказала Иви.

– Да, великолепны, – произнес Лучиано с тоской в голосе.

Иви успокаивающе положила ему руку на плечо.

– Ты тоже скоро научишься. Доверься своему разуму и силам.

– А меня, например, интересует, что придумали Лицана и какие меры предосторожности они предприняли, – произнесла Алиса, и остальные согласились посмотреть на работы в новой пещере и обсудить увиденное.

– В конце концов, мы имеем право знать, что они планируют, – оправдывал Лучиано их любопытство. – Я не хочу сегодня ночью проснуться и обнаружить, что ктото проник в пещеру и навсегда уничтожил нас.

Алиса хихикнула.

– Потеряв в течение дня свою голову, ты уже не сможешь обнаружить это ночью.

– Мне это не кажется забавным, – серьезно сказала Иви.

– То есть ты считаешь, что нам действительно чтото угрожает? – удивился Франц Леопольд.

Иви кивнула.

– Да, предчувствие подсказывает мне, что мы не должны относиться к этим угрозам легкомысленно. Хорошо, что этим занимаются Доннах и Катриона. Сеймоур будет стеречь наш покой, а если понадобится, то и защищать. Ниав и Бриджит научились преодолевать сон днем, хотя и становятся в это время гораздо слабее и медлительнее, чем ночью.

Лучиано одобрительно кивнул. Алиса ласково потрепала Сеймоура по холке.

– Тогда мы можем спокойно отправляться в наши гробы, правда? Мимо вас троих никто не пройдет!

Хоть в ее голосе и послышался оттенок иронии, но все знали, что волк и двое слуг были серьезными противниками, особенно если нападавших не будет слишком много.

В ЗАПАДНЕ

– Подожди! Нам нужно сначала удостовериться, что они выставили караульные посты у входа в пещеру, – напомнила Тонка.

– Скоро наступит день. Посмотрите, небо на востоке уже покраснело, – торопил Пьеро.

– Мы знаем! – прорычал Данило. – Мы уже давно спрятались бы в укромном месте в пещере, если бы нам не приходилось делать скидку на твои слабости!

И огромному вампиру было нечего на это сказать. Поэтому Пьеро промолчал и постарался сохранить равнодушный вид. Хоть Тонка и лучше скрывала свой гнев, он знал, что она тоже вотвот потеряет терпение. Йован и Весна, напротив, держались в стороне, передав управление брату и сестре. Наконецто они почти у цели, но у Лицана, по всей вероятности, уже возникли подозрения. Чем же они себя выдали? Пьеро еще не заходил в пещеру, как раз потому, что не хотел оставлять следов, которые могли бы привлечь внимание Лицана, но, по всей видимости, Тонка и Данило были не так осторожны, как думали.

«Им нужно сердиться на самих себя, а не на меня», – подумал Пьеро. Теперь подобраться к Лицана будет гораздо сложнее. Они не знали, что ирландцы успели сделать за ночь, чтобы защитить себя от опасности, о которой как минимум догадывались. И хотя Тонка дважды вылетала на разведку в облике летучей мыши, но изза страха быть обнаруженной не осмеливалась подлетать достаточно близко. Поэтому они знали лишь то, что Лицана обследовали туннель и перешли в другую часть лабиринта.

– Если они умны, то уже забаррикадировали вход, – мрачно сказал Пьеро.

– Любую баррикаду можно устранить, – заявил Данило.

– Да, если есть время, а это как раз то, чего нам не хватает. Сколько мы сможем противостоять нашему природному желанию, когда солнце встанет и погонит нас в наши гробы? Время – это то, чего у нас нет!

– Не волнуйся. Мы же не зря взяли с собой своих теней, – сказала Тонка и усмехнулась. – Они могут бодрствовать дольше, чем чистокровные вампиры!

Пьеро промолчал. Он подумал о белом волке, и ему оставалось лишь надеяться, что тот не будет слишком агрессивен при встрече. Не то чтобы он сильно боялся волка – особенно по ночам, когда обладал наибольшей силой, – но сейчас время было неподходящим. Пьеро подавил зевок.

– Они ушли! – сообщила Тонка, прошмыгнув к входу и осмотревшись в пещере.

Она превратилась в волка и устремилась вперед. Брат тоже обратился в волка и побежал за ней. Слуги последовали за ними.

«Неужели в волчьем обличье свинцовая усталость ощущается не так сильно?» – удивился Пьеро, который с трудом поспевал за ними.

Они прошли мимо большой пещеры, в которой до сих пор чувствовался неприятный запах торфяного костра. Но гробы, которые стояли там прошлой ночью, исчезли. Однако след, оставленный большим количеством ног, был очень отчетливым, и вампиры быстро пошли по нему.

Дойдя до нового убежища Лицана, они почувствовали, как снаружи встало солнце. Пьеро заморгал, так как все перед глазами стало расплываться. Тонка превратилась в вампира и зажгла лампу. Из пещеры, где забаррикадировались Лицана, не доносилось ни звука. Они наверняка уже лежали в своих гробах и дремали в ожидании следующего вечера.

Пьеро посмотрел на Данило, который тоже принял облик вампира и зло ухмылялся. Лицана ждет неприятный сюрприз!

– У пещеры два входа, – сказала Тонка немного заплетающимся языком. Она на удивление хорошо держалась. – Для главного входа они использовали большие блоки, так что на них уйдет слишком много времени. А его у нас нет. Но там наверху мы точно сможем пробиться. Йован, Весна, приступайте! А потом…

Она не закончила и вместо этого похлопала по эфесу меча, висевшего у нее на боку. Мечи были у всех, кроме Пьеро. Он не умел обращаться с оружием.

Тонка медленно проникла в узкую щель, за которой еще несколько часов назад был вход в пещеру.

Пьеро вошел последним. Он напряженно всматривался в темную черту на потолке. Что это? Он отклонился, чтобы лучше видеть.

– Тонка, дай мне лампу. Вы должны на это посмотреть.

– Что такое? Ты бы лучше нам помог! – накричал на него Данило, но его слова заглушил гул падающих камней.

Вампиры рухнули на пол, прикрывая руками головы. Только когда стало тихо, и пыль немного осела, они встали на ноги. Некоторые камни серьезно поранили их, и у вампиров текла кровь, но на их телах не было ничего такого, что не зажило бы в ближайшие пару ночей. Однако такого они больше не могли себе позволить. Они попали в ловушку!

Данило заговорил первым. Он выругался на незнакомом Пьеро языке, но ему и не нужно было понимать слова, он и так догадался, что они означали. Изза дневной усталости у вампиров была снижена концентрация, и они попали в простую ловушку Лицана. Скоро они заснут непробудным сном. Их ожидала всего лишь небольшая отсрочка, до тех пор пока вечером их не найдут ирландские вампиры.

Данило выместил гнев на слугах, которые, по его мнению, были во всем виноваты.

– Прекрати ругаться, – грубо сказала Тонка, и, к удивлению Пьеро, Данило замолчал. – Давай лучше посмотрим, не найдем ли мы какуюнибудь брешь, через которую можно выбраться.

Пьеро прошел несколько шагов и покачал головой.

– Здесь ничего нет. Единственный выход – попытаться расчистить проход.

Но он даже представить себе не мог, как заставит себя поднять хотя бы один камень. У него почти не было сил даже на то, чтобы держать глаза открытыми и произносить слова! Как было бы замечательно просто заснуть, погрузившись во мрак. В этот момент его абсолютно не волновало, что ждет его после пробуждения.

– Ты не найдешь щели, которая была бы достаточно большой для тебя. А для себя мы, возможно, чтонибудь и отыщем, – сказала Тонка, и хотя из раны на голове у нее текла кровь, вампирша призвала туман и превратилась в мышь.

Слуги ей помогали. Они двигались несколько медленно, но в конце концов Йован нашел крошечный проход. Они снова обратились в вампиров.

– Дырка ведет не в пещеру, из которой мы пришли. Но я почувствовал сквозняк, а это значит, что там должен быть выход наружу. Мы можем провести день в облике летучих мышей и выбраться, когда стемнеет, – сообщил Йован.

– Наш план снова потерпел крах! – прорычал Данило.

– Он отсрочен, – поправила его Тонка. – Что такое? У тебя достаточно сил для превращения?

– Вроде бы достаточно, – нерешительно ответил он.

– Подождите, а как быть со мной? Неужели вы хотите оставить меня здесь на растерзание Лицана? – напомнил о себе Пьеро.

– Нет, мы не оставим тебя Лицана, – сказала Тонка, но прежде чем он успел почувствовать облегчение, она вынула из ножен меч с серебряным клинком и вонзила его в сердце вампира.

Пьеро даже не пришло в голову защищаться. Он упал на колени. Вампир не мог понять, что пожирает его изнутри: холод или огонь. Боль была всепоглощающей. Это серебро? Он уставился на Тонку широко раскрытыми от удивления глазами. На ее лице не было никаких эмоций.

– Нам больше не нужна твоя помощь, Пьеро, или как там тебя зовут, – холодно сказала она, вытаскивая меч из его тела.

– Меня зовут Леандро, – шепотом ответил он.

Данило превратился в волка и стал рвать ему горло.

– Прекрати. Он не стоит твоего гнева. Он был лишь инструментом, который нам больше не нужен.

Данило повернул к ней окровавленную морду и отступил от умирающего вампира. Его сестра окончательно прикончила Леандро, отрубив ему голову.

– А теперь пойдемте, пока наши силы не иссякли.

Превратившись сначала в обычных мышей, они вылезли из своей темницы, а потом в облике летучих мышей высоко наверху в щели нашли скрытую нишу, которая стала для них надежным убежищем.

Франц Леопольд еще не успел полностью проснуться, как услышал голоса. Они были взволнованными! Дракас решительно подавил жажду крови, которая едва не овладела его разумом, и открыл крышку. Он выскочил из гроба и осмотрелся. Вокруг него в гробах задвигались другие вампиры. Они тоже вставали с выражением полной растерянности. Венец увидел поднимающегося Лучиано, который вовсю зевал. Волосы у него были еще более всклокоченными, чем обычно. А вот Иви и Алиса уже стояли возле Лицана и некоторых слуг, убиравших последние камни, при помощи которых был забаррикадирован вход в пещеру. Франц Леопольд пригладил волосы, небрежно заплел их в косу и поспешил к юным вампиршам.

– Что случилось? Стена же выдержала?

Обе одновременно кивнули в ответ.

– Да, но Ниав и Бриджит сообщили, что сработала ловушка!

– А это значит, что сейчас мы встретимся со своими преследователями, – сказала Алиса. – Что Лицана с ними сделают?

Иви пожала плечами и посмотрела на Сеймоура.

– Не знаю. Наверное, это будет зависеть от того, кто они и каковы были их намерения.

– В любом случае вечер обещает быть увлекательным! – Глаза Франца Леопольда опасно засверкали. – Пойдемте, мы же не хотим чтонибудь пропустить!

Тем временем к ним присоединился Лучиано, и они, следуя за Лицана, выбрались из пещеры. Первое, что они заметили, был запах крови – не человека, но и не животного.

– Этот запах, – пробормотал Лучиано. – Я знаю его. Я подумал о нем еще в хижине возле замка Данлюс, но это просто невозможно!

Некоторые из слуг сразу же начали убирать камни, которые закрывали щель. Франц Леопольд попробовал прочитать настроение Лицана. Они были удивительно спокойны, никакого нетерпения, никакой жажды крови. Неужели они были такими уравновешенными или он разучился читать чужие мысли? В то же время Франц Леопольд почувствовал, как у него выросли клыки, и его охватила страсть к охоте.

Алиса и Иви подключились к работе, помогая слугам убирать камни. Подавив вздох, Франц Леопольд взял не очень большой камень и отнес его к куче, которая уже образовалась рядом с разбираемой стеной. Когда он вернулся, вампиры уже проделали достаточно большое отверстие, чтобы можно было заглянуть внутрь. Он услышал, как Хиндрик присвистнул.

– Принесите свет!

Лучиано схватил лампу, стоявшую на гробу в их пещере, и подал ее Хиндрику. Все столпились у отверстия, пытаясь заглянуть внутрь.

– Там никого нет, – удивленно сказала Алиса, которая смогла увидеть лишь часть заваленного туннеля. – Но я слышу запах крови! Он напоминает мне о чемто или о комто. Только я не могу вспомнить.

– Никого нет? – повторил Франц Леопольд. – По крайней мере, никого, кто мог бы сообщить нам чтонибудь, – добавил он, когда осмотрел ловушку.

Алиса протиснулась ближе к нему и тоже увидела растерзанное тело.

– Да уж.

У нее участилось дыхание. Запах крови волновал ее. И только Иви казалась равнодушной.

– Нам нужно подобраться ближе, чтобы посмотреть, что с ним произошло, – торопил их Франц Леопольд.

– В любом случае не похоже, чтобы он покончил с собой, – констатировал Лучиано и попытался пролезть в отверстие, но Доннах отозвал его назад и отправил их к остальным юным вампирам.

Им пришлось подчиниться.

– Вы пойдете с Анмири и Киараном. Ваши слуги будут сопровождать вас и защищать.

– Мы снова будем заниматься?! – в ужасе воскликнул Лучиано и прижал руки к груди. – Я не смогу сконцентрироваться. Я не могу думать ни о чем, кроме крови!

Он вызывающе посмотрел на остальных. Возможно, он ожидал, что его товарищи возразят ему, но даже Алисе пришлось признать, что предыдущая ночь совершенно вымотала ее, и ей точно так же хотелось получить порцию крови.

Доннах улыбнулся им.

– Да, сегодня ночью вы снова будете заниматься. Этот случай дал нам понять, насколько важно укрепить наследников! – Он показал рукой на останки вампира, который уже начал рассыпаться в прах.

Лучиано издал протестующий крик.

– Но сначала, – продолжил Доннах, – вас отведут в долину на пастбище. Как только вы подкрепитесь, вы сможете продолжить занятия. А мы тем временем выясним, что произошло, и позаботимся о том, чтобы никто не подвергался опасности.

Лучиано просиял.

– Наконецто я услышал приятную новость!

– Он имел в виду первую часть сказанного Доннахом! – подчеркнул Франц Леопольд, который при одной только мысли о свежей крови испытал огромное облегчение и с большим трудом скрывал это.

Иви попросила извинить ее и ушла кудато в туннель с Сеймоуром. Франц Леопольд смотрел ей вслед, размышляя над тем, не последовать ли за ней, но тут Сеймоур вернулся. Один. Странно. Франц Леопольд уставился на волка. Куда пошла Иви?

У Алисы, стоявшей рядом с ним, возник такой же вопрос. Они удивленно переглянулись. Неожиданно Алиса толкнула венца в бок. Белая мышка прошмыгнула по камням и исчезла в щели. Франц Леопольд и Алиса немного наклонились, чтобы не потерять ее из виду. Сеймоур подскочил к Доннаху и, по всей видимости, старался сделать все, чтобы хоть на несколько мгновений отвлечь предводителя клана. Задержав дыхание, юные вампиры следили за тем, как мышь принюхалась к луже крови и обежала вокруг трупа.

– ИвиМэри! – голос Катрионы прозвучал непривычно резко.

Алиса и Франц Леопольд испуганно повернулись к служанке, загородив вход в заваленный туннель. Франц Леопольд почувствовал, как мышь сзади него выбежала из отверстия. Уже через несколько мгновений Иви подошла к Катрионе.

– Ты звала меня? – Выражение ее лица было дружелюбным, но непроницаемым.

Глядя на Катриону, тоже нельзя было понять, о чем она думает. Обе Лицана молча смотрели друг на друга, пока Катриона не повернулась к другим наследникам, которые за это время в полном составе собрались вокруг них.

– Ну что ж, вам пора идти. А мы тем временем займемся этими… – Она сделала маленькую паузу и добавила: – Неприятностями.

Наследникам не оставалось ничего иного, как последовать за Анмири и Киараном по запутанному лабиринту.

– Как же хорошо на свежем воздухе! – воскликнула Алиса, когда они спускались по известняковым скалам в долину. Она глубоко вдохнула и с наслаждением выдохнула. – Каким бы увлекательным ни казался лабиринт, но мне не хватает запаха ночного ветра.

Иви согласилась с ней, в то время как Лучиано пробормотал, что ему больше всего не хватало коечего другого.

Франц Леопольд догнал Иви, которая легко перепрыгивала через широкие расщелины, и прошептал:

– Что ты обнаружила?

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – ответила она и помчалась еще быстрее, но от него не так легко было убежать.

– Мы с Алисой видели тебя, моя маленькая мышка!

Иви замедлила темп и вздохнула.

– Я надеюсь, это не станет прозвищем, которым ты теперь будешь меня называть?

– Нет, если оно тебе не нравится.

– Оно мне не нравится! – ответила Иви. – Не говори об этом.

– Только если ты сообщишь мне все, что ты вынюхала и увидела.

– И мне тоже! – вклинилась Алиса, которая догнала их. И только Лучиано, как всегда, отстал от них. – У меня все время крутится в голове одна мысль, которая кажется мне совершенно невероятной.

Они добрались до забора вокруг пастбища с овцами и остановились, поджидая остальных.

– Леандро! – только и сказала Иви.

Алиса и Франц Леопольд переглянулись.

– Ага! – воскликнула Алиса. – А я уже думала, что мои чувства меня обманывают. Но что это означает? Как бывший библиотекарь Золотого дома попал сюда, в Ирландию?

– И кто остальные преследователи? – добавил Франц Леопольд. – Точно не Носферас.

Иви покачала головой.

– Нет.

– И что они хотели от нас? – задала Алиса самый важный вопрос.

Вампиры беспомощно смотрели друг на друга.

– А что ты еще обнаружила? – продолжал напирать на Иви Франц Леопольд.

– Я клянусь, что расскажу вам все до малейших подробностей, которые смогу вспомнить, но только не сейчас, пока нас могут услышать.

На этот раз им нечего было возразить. Вокруг взрослых Лицана уже собрались юные вампиры. Слуги стояли на некотором расстоянии, окружив группу, и внимательно осматривали присутствующих. Анмири и Киаран призвали стадо овец, и животные безропотно подошли к ним.

– Кровь! – вздохнул Таммо и этими словами высказал то, что было на душе у каждого из них. Даже если не все были готовы признаться в этом.

Утолив жажду крови, вампиры освободили разум животных и направились назад к пещере. Они не спешили, наслаждаясь ночной прохладой и переговариваясь. Алиса, Франц Леопольд и Лучиано шли рядом с Иви, желая узнать больше подробностей, но как назло за ними увязался Таммо и непрерывно болтал об убитом вампире и об успехах, которых он добился прошлой ночью.

Разнервничавшись, Алиса попросила брата уйти. Таммо обиделся и теперь осыпал ее упреками. Алиса закатила глаза. Наконец Таммо отстал от них и побежал к Фернанду, который обнаружил чтото такое, что показалось ему интересным.

– Ну? – торопила Алиса Иви. – Рассказывай!

Она остановилась и загородила Иви дорогу.

Ирландка тоже остановилась и запрокинула голову.

– Вы видите орла там наверху? Мне интересно, что это значит. Он прилетел, когда мы были на пастбище, и с тех пор следует за нами.

– Не отвлекайся, – приказал Франц Леопольд, но Алиса тоже запрокинула голову, следя за тенью в небе, которая закрывала собой несколько звезд. – А я и не знал, что они и ночью летают.

– Так они этого и не делают, – заметила Иви.

– Тогда мы имеем дело с необычным орлом, – заключил Лучиано. – А может один из Лицана превратиться в орла, чтобы наблюдать за нами сверху?

Иви медленно покачала головой.

– В принципе это возможно, но маловероятно. Когда я смотрю на него, у меня возникает странное ощущение – предчувствие больших изменений.

– А ты не можешь призвать его к себе? – неожиданно сказал Лучиано. – Он животное, а ты мастер приказывать животным, даже тем, которые находятся на большом расстоянии.

– Орел отличается от летучей мыши, – вмешалась Алиса. – Разве Катриона не говорила об этом еще в первый день? Навязать свою волю высокоразвитому существу гораздо сложнее!

– И тем не менее Иви может это сделать, – заявил Лучиано и посмотрел на ирландку, надеясь на поддержку.

Вместо ответа Иви вытянула руку. Орел сделал еще один круг и затем, сложив крылья, стал камнем падать вниз.

Алиса определила, что это был орланбелохвост. Както раз она вместе с другими Фамалия пробралась на виллу на улице Эльбхаусзее и рассматривала коллекцию чучел ее хозяина, среди которых был и орланбелохвост.

Иви смотрела на гордую птицу, которая наверняка была очень тяжелой для маленькой руки.

– Да, это орланбелохвост, и к тому же совершенно особенный. Его зовут Тапэй, что значит «тот, кто летит быстро, как стрела».

– У него есть имя? – удивилась Алиса.

– Да, потому что он служит Таре и прилетел прямо из Данлюса.

– Тара – это та друидка, да? – уточнил Лучиано. – А что нужно ее орлану в этом месте?

Но Франц Леопольд уже давно все понял.

– Это не случайно. Его послали, чтобы он нашел нас!

– Да, и к счастью, наконец ему это удалось. Нам нужно спешить. Следуйте за мной!

Иви выпрямила руку, чтобы орлану было легче взлететь. Как только он поднялся в воздух, она побежала к пещере. Другие последовали за Лицана, но им не удавалось держаться рядом с ней. И только орлан летел так же быстро, как бежала Иви, и опустился ей на плечо, когда она остановилась на мгновение у входа в пещеру. Потом они исчезли в расщелине.

Франц Леопольд выругался.

– Это не может быть таким срочным!

– Да, она могла бы нас подождать. Надеюсь, мы не пропустим ничего важного. Давай призовем летучую мышь, чтобы мы могли передвигаться по пещере.

Они на бегу призвали маленького помощника, который быстро прилетел к ним и без особых происшествий привел к большой пещере, где стояли Иви и Катриона. Орлан сидел на плече у Иви. Сеймоур устремился к ней и сердито зарычал. Он не любил, когда она его покидала. Когда Алиса и Франц Леопольд вошли в пещеру, обе Лицана замолчали.

– Я позову Доннаха, – сказала Катриона и ушла.

– Что мы пропустили? – спросила Алиса с упреком в голосе.

– Судя по всему, мне нужно отправляться на север. И если возможно, то прямо сейчас, – ответила Иви.

Она выглядела подавленной.

– Что?! – одновременно воскликнули Алиса и Франц Леопольд.

– На север?

– Куда?

– Назад в Данлюс?

– Это не имеет к вам никакого отношения, – защищалась Иви. – Вы будете здесь в безопасности и…

– В безопасности? – вскричал Франц Леопольд. – Ты имеешь в виду, потому что сегодня сработала ловушка? Леандро был не один, это мы уже знаем! Или ты хочешь сказать, что он сам перегрыз себе глотку?

Алиса присоединилась к его упрекам.

– Мы не глупые и не слепые, так и знай. Почему ты так много скрываешь от нас?

– Потому что не всегда хорошо знать все. Это вас не касается.

– Ах так? – разгорячилась Алиса. – Тогда получается, что опасения Лучиано напрасны? – Она показала на Носферас, который как раз в этот момент ковыляя вошел в пещеру.

– Вы в безопасности. Лицана побеспокоятся о том, чтобы с вами ничего не случилось. Мое путешествие не имеет никакого отношения к нашим преследователям. Вам не нужно бояться.

– А мы и не боимся! – крикнул Лучиано, еще прежде чем другие успели открыть рты. – Но я с удовольствием узнал бы, с чем мы имеем дело. Это лучше, чем бороться с тенями!

– И к тому же будет честно, если ты скажешь нам, куда мы пойдем и почему, – необычно мягко сказал Франц Леопольд.

Алиса кивнула.

– Конечно! Неужели ты думаешь, что мы оставим тебя? Мы отправимся с тобой!

Иви с удивлением посмотрела на друзей. Даже на лице Лучиано была решимость, которая не оставляла места сомнениям. Он был согласен пожертвовать ради нее вечным существованием на земле.

– Это действительно не имеет к вам никакого отношения, – повторила ирландка. – Я знаю, что вы любопытны и мечтаете о приключениях, но здесь речь идет о большем…

Франц Леопольд перебил ее:

– Естественно, мы ищем приключений, но это не имеет никакого отношения к данному делу. Мы будем сопровождать и защищать тебя, потому что мы – твои друзья!

Он произнес эти слова с такой серьезностью, что даже у Алисы перехватило дыхание. Франц Леопольд обещал свою помощь вампиру, не принадлежащему к его клану? Даже Иви на несколько мгновений потеряла дар речи и, наверное, была даже рада, когда к ней подошел Доннах и попросил следовать за ним.

Орлан на ее плече начал проявлять первые признаки беспокойства, переминаясь с лапки на лапку. Скорее всего, он ожидал решения снова отправляться в путь, и ему не терпелось сообщить об этом друидке Таре.

Алиса посмотрела на вампиров сверкающими глазами.

– Давайте попробуем подслушать, что они будут обсуждать.

– Как глупо, что мы еще не умеем превращаться в мышей или в какихнибудь насекомых, – сказал Лучиано, а Франц Леопольд против обыкновения не стал язвить по поводу того, что римлянин пока что не научился превращаться даже в волка.

Теперь больше не было причин, по которым Ани нужно было избегать общества других вампиров. Ее никто не ждал. Никто не приветствовал ее с детским восторгом, чтобы побегать с ней по болотам в волчьем обличье, потереться затылком или просто насладиться ночными просторами. Выслеживать добычу, вылизывать ей шерсть, любить ее в человеческом теле под ночным звездным небом…

Ани не знала, что вампир может чувствовать себя таким одиноким и жалким. И она начала догадываться, что теперь это станет ее судьбой на целую вечность.

Как только стемнело, Ани вышла из замка, перешла реку и отправилась в путь. И хоть она не обращала внимания на то, в каком направлении бежала, но знала, что ее ноги приведут ее мимо рудника к тому месту на болотах, где погиб Перегрин. Или нужно было сказать «ее тоска»? Или отчаяние? Или гнев?

Ани уже знала, что такое потерять любимого и беспомощно признать, что его смерть была жестокой. Она уже пережила такое, когда была человеком. Тогда ее звали Анна Дэвлин. Англичане арестовали Роберта Эммета и повесили его, как раз когда ему исполнилось двадцать пять лет. Ее дядя Майкл Двайер, который участвовал в партизанской борьбе в горах Уиклоу, был всего лишь депортирован в Австралию. Его Анна тоже больше никогда не видела. А ей англичане не разрешили даже присутствовать во время казни Роберта. Она сидела в темнице – замученная пытками, ослабленная, близкая к смерти, потому что отказывалась выдать убежище Роберта. До сих пор Ани задавала себе вопрос: как же англичане смогли выследить его. Случайно ли они напали на его след или Роберта выдал один из его товарищей? Тот, который любил его недостаточно сильно, чтобы переносить ради него заключение и пытки?

Черты любимых смешались в голове Ани, пока ее ноги летели над мечтравой и розовыми цветами вереска. Она поглядывала на землю, чтобы вовремя почувствовать опасность. Но Ани была одна. Совершенно одна.

Другие жители Онанэйра не интересовались тем, почему она уединялась. Они и раньше не задавали ей вопросов и сейчас не хотели знать, куда она шла и что делала. Им было все равно. Или всетаки нет? Может, выставленное напоказ равнодушие было лишь маской?

Ани уставилась на то место, где Перегрин нашел свою смерть. Ей казалось, что земля пропитана запахом его агонии.

«Ах, Перегрин, ну почему ты должен был умереть? Была ли в этом моя вина или это просто неблагоприятное стечение обстоятельств?»

И кто виновен в его смерти? Вокруг этого места было слишком много следов. Их оставили оборотни, люди, собаки и вампиры. Неужели они преследовали Перегрина и убили, после того как он попрощался с Ани? Оба старца в Онанэйре утверждали, что Ахар Филху хорошо знает, что это молодые члены его стаи убили оборотня, из ревности и мести, или по какойто другой причине, которая не касалась вампиров, и что они использовали эту смерть в качестве предлога, чтобы возродить старую вражду. Источник: http://darkromance.ucoz.ru/

Ани посмотрела на землю, которая впитала кровь Перегрина. Ей было все равно, какая из сторон была права и для каких интриг они использовали его смерть. Не важно, что они будут теперь говорить или делать, Перегрина уже не вернуть. Он ушел навсегда, и ей придется целую вечность жить без него. Ани знала, что теперь для нее не было ничего, что могло бы привнести радость в ее существование. Ее ночи будут похожи одна на другую. Она будет просыпаться и утолять жажду крови, бродить по болотам, пока ночь не закончится и не наступит время возвращаться в гроб. Вечный круговорот боли. Возможно, было бы лучше, если бы Тара не спрятала ее той ночью в амбаре, а оставила лежать под палящим солнцем. Говорят, это долгая и мучительная смерть, но она не будет длиться вечно. Тогда боль осталась бы для нее в прошлом и она превратилась бы в кучку пепла, которую развеял бы ветер, в клочок тумана воспоминаний: мятежники и их спутники, дети и женщины, которые помогали своим мужьям, прятали их, обрабатывали их раны и беспокоились о них, когда те отправлялись на борьбу. А также предатели и преследователи, которые не уставали травить их и отправлять на виселицы, чтобы утвердить английское господство. Все они были пылью. Как Роберт Эммет, ирландский патриот и герой, и Перегрин, оборотень из болот Коннемары.

ДОРОГА В КОННЕМАРУ

Тара скакала всю ночь. Хоть она и знала, каким узким был серп луны, она то и дело поднимала голову и смотрела вверх. Женщина была истощена, что было неудивительно, ведь последние несколько дней она почти не слезала с седла. Нет, скорее можно было назвать чудом то, что, несмотря на свой возраст, друидка все еще держалась прямо, и ей удавалось обходиться без отдыха. Единственное, что сейчас имело значение, – найти Лицана и вместе с Иви и Сеймоуром вернуться к ТвелвБенз, пока не закончится время, которое дал ей Ахар Филху.

Друидка позволила лошади перейти на шаг. Тара боялась загнать животное. Она знала, что Алэн готова отдать жизнь, но чего она достигнет, если животное падет под ней? Она не только потеряет верного товарища, но и упустит последний шанс вовремя добраться к цели.

Всадница поднялась на заросший травой холм и стала спускаться по узкой каменистой дорожке в долину. Дождь намочил глину, сделав ее очень скользкой. Тара ослабила поводья и слегка наклонилась вперед. Она доверила животному найти удобный путь в долину.

Наконец под копытами белой кобылы снова оказалась твердая земля. Алэн заржала и перешла на быструю рысь. Тара похлопала животное по блестящей белой шее.

– Алэн, красавица, моя верная подруга, нам остается лишь надеяться, что Тапэй не зря получил свое имя и словно стрела полетел на юг. Возможно, они уже на пути к нам.

Женщина все время выискивала в небе тень орлана, но пока ничего не обнаружила. Поэтому она продолжала скакать вперед.

Немного позже, когда небо начало бледнеть, друидка позволила себе и лошади сделать еще одну передышку. Тара расслабилась, мягко покачиваясь в такт шагов Алэн.

Неожиданно лошадь зафыркала. Тара сразу же проснулась. Алэн заметила чтото необычное, что обеспокоило ее, а друидка знала лошадь достаточно хорошо и все ее предостережения принимала всерьез.

В тени высоких кустов терна слева от дорожки Тара остановила Алэн и повернулась в седле. Она увидела его – старого волка, который был такой худой, что его ребра выступали под шелудивой шерстью. Он сел на задние лапы, не спуская взгляда с лошади и всадницы. Тара замерла. Алэн продолжала фыркать, но не делала никаких попыток ускакать. Улыбка промелькнула на морщинистом лице старой женщины, когда она узнала волка.

– Турлох! Я могла бы догадаться, что это ты. Бард должен быть там, где вершится история. Пусть боги будут с нами и подготовят для нас благоприятный финал!

Она приветствовала его кивком головы. Волк ответил тем же, но ближе не подошел.

Тара продолжила путь. До самого утра бард будет следовать за ними, потом утреннее солнце загонит его в убежище до вечера. Но Тара была уверена, что за следующую ночь он их догонит. Турлох взял ее след и собирался идти по нему, чтобы собственными глазами увидеть смену времен.

Как юные вампиры и боялись, было невозможно незаметно подобраться на расстояние, с которого они могли бы подслушать разговор. Катриона обнаружила их и отослала прочь. Рядом с Иви мог остаться только Сеймоур, что, конечно, ничего им не давало.

– Почему мы не можем поменяться с ним местами, если нам удается использовать летучих мышей для продвижения в темноте? – сердился Лучиано.

– Вопервых, тебе не удается даже это, – возразил Франц Леопольд, бросив взгляд на его новые шрамы, – а вовторых, волк гораздо умнее и его воля сильнее, чем у летучей мыши. Ты уже забыл об этом?

– Я просто слишком спешил, чтобы сконцентрироваться, – защищался Лучиано. – А что касается ментальных сил волка, думаете, они больше, чем у нас?

– Естественно, нет! – возмущенно воскликнул Франц Леопольд. – Может быть, Носферас ниже волка, но неужели ты осмеливаешься так оскорблять Дракас?

Вместо того чтобы обидеться, Лучиано широко улыбнулся, и не только Алисе стало понятно, что он заставил Франца Леопольда плясать под свою дудку.

– Рад это слышать. Тогда для тебя не составит никаких проблем позднее расспросить Сеймоура.

Франц Леопольд на некоторое время потерял дар речи. Естественно, он был гораздо выше волка, но тем не менее сомневался в том, что сможет справиться с этим заданием, и в основном потому, что сам Сеймоур не захочет ничего ему выдавать.

А почему, собственно, нет, спросил себя Франц Леопольд, когда через час увидел приближающегося к ним волка. Сеймоур – всего лишь волк, начал уговаривать он себя.

– Ты не хочешь сказать нам наконец, что случилось? – Алиса подошла к Иви у входа в пещеру, где та прощалась с орланом, отправляя его в путь.

Франц Леопольд пошел за ними и попытался установить контакт с волком. Сеймоур повернулся и пристально на него посмотрел. Юному вампиру удалось передать ему свое желание. Франц Леопольд спросил себя, как волк будет объясняться с ним. С помощью образов и ощущений? Дракас вздрогнул, когда в его голове словно звон колокола прозвучало: «Прочь из моей головы, и больше никогда не смей проникать туда! Если ты хочешь чтото узнать, то спроси у Иви».

Волк оскалился и клацнул зубами.

Иви повернулась к ним.

– Что случилось?

– Мы всего лишь переговаривались. Но Сеймоур не слишком словоохотлив.

– О, ты хотел расспросить его.

– Да, но без особого успеха, как ты понимаешь.

Иви улыбнулась волку, потом вампирам.

– Вы проявляете настойчивость, это делает вам честь. Но можете больше не стараться. Нет, не надо протестовать. Через несколько минут Доннах позовет нас, чтобы сообщить новость, которая касается всех. Сразу хочу сказать: ни его, ни Катриону я не смогла убедить в том, чтобы меня отпустили одну с Сеймоуром. Тем не менее мне нужно идти! Так быстро, как только возможно.

– Значит, мы всетаки будем сопровождать тебя! – обрадовалась Алиса.

– Да, вы и все остальные. Наше убежище в пещерах выследили, и оно больше не является безопасным, поэтому мы все отправимся в Онанэйр.

– Что такое Онанэйр? – поинтересовался Лучиано.

– Это слово происходит от гэльского и означает «тисовое поле».

Трое друзей, все еще не понимая, уставились на Иви.

– Замок носит такое название, потому что когдато был построен в тисовом лесу.

– А когда мы отправляемся в путь? – спросила Алиса.

– Я думаю, сразу же, как только все снова соберутся в пещере.

– А что будет с нашими гробами? – поинтересовался Лучиано.

Иви пожала плечами.

– Не знаю. Путь неблизкий. Не важно, в каком мы будем облике, ночь пройдет быстро, пока мы доберемся до болот.

Они медленно шли по туннелям к пещере, в которой проводили день. Неожиданно вампиры услышали голоса. Они сразу же замерли и прислушались.

– Я не могу одобрить твоего решения! – воскликнул Доннах.

Он был близок к тому, чтобы потерять самообладание. Юные вампиры еще не видели, чтобы он выходил из себя. Другой голос, напротив, был спокойным и рассудительным, как всегда.

– Многое пошло не так, как мы думали, иначе мы, наверное, были бы в Данлюсе и обучали наследников, вместо того чтобы ехать с ними через полострова.

– Катриона, по твоему тону я слышу, что ты все еще не придаешь должного значения случившемуся. Да, у меня даже есть подозрения, что тебе было на руку отправиться с наследниками на юг. А теперь ты хочешь потащить их на болота. Разве не достаточно опасности, которой они подвергаются здесь? Ты хочешь отдать их на съедение стае Ахара Филху? Тут, в Эайлуии, ситуация у нас под контролем. Можем ли мы сказать то же самое о болотах?

– Успокойся, Доннах. Да, я была рада возможности показать наследникам не только Данлюс и его утесы. Я люблю суровый Буррен и просторы Коннемары. Разве было бы лучше, если бы они никогда их не увидели? Это наша страна. Наша душа!

Доннах заворчал в ответ.

– Но ты знаешь, что это не имеет никакого отношения к моему решению увезти наследников из Данлюса. Разве ты не узнал ауру? Они ловко продемонстрировали нам, зачем пришли. Я думала, нам удастся избавиться от них, сбить со следа. Но моя ошибка была в том, что я недооценила их. Я никогда бы не подумала, что в наших рядах есть предатель, но иначе я просто не могу объяснить происходящее. И как раз поэтому я не могу допустить, чтобы Иви и Сеймоур отправились на север одни.

– Мы можем дать им когонибудь для защиты, – вяло сказал Доннах.

– Кого? И сколько чистокровных Лицана или слуг понадобится для того, чтобы обеспечить им защиту?

– Это только до того момента, когда они встретятся с Тарой. Мы могли бы подождать ее…

– Ты же был сегодня в долине и видел ущербную луну? Ее свет быстро гаснет. Наследники могут не успеть, если мы не выедем навстречу Таре. Мы не знаем, что задумали оборотни, когда истечет время.

– Они не имели права выдвигать нам ультиматумы!

– Но они сделали это. Ночь новолуния, так сказал Ахар Филху.

Доннах вздохнул.

– И все же я не могу одобрить твое решение отправиться в путь всем вместе. Наследники еще даже не умеют превращаться!

– Нет, мы должны оставаться в привычном облике. А теперь созывай всех. Скоро наступит полночь.

– И тем не менее я против, – упрямился Доннах.

– Это твое право. Но Иви не поедет в такой далекий путь без меня.

Доннах вздохнул.

– Тогда мы едем все вместе. Собирай наследников у входа.

Юные вампиры и белый волк пригнулись за каменными глыбами, когда Доннах вместе с Катрионой прошли мимо них.

– Идемте. Скоро мы отправимся в путь, – сказала Иви с несколько преувеличенной бодростью. – У вас есть чтонибудь в гробах, что бы вы хотели взять с собой? Насколько я понимаю, гробы останутся здесь.

Лучиано, казалось, совсем не слушал ее. Он удивленно затряс головой.

– Какое она имеет право так с ним разговаривать? Граф Клаудио никогда не позволил бы такого своей тени.

– Своей тени? – пробормотала Алиса. – В данном случае это не совсем подходящее слово.

Иви отвернулась и вместе с Сеймоуром быстро пошла к пещере. Остальным пришлось поспешить, чтобы не потерять ее из виду.

Алиса собрала в небольшую сумку необходимые вещи, после чего юные вампиры направились к входу в пещеры, где их уже ждали, как им сообщил по пути Хиндрик. Он искал Серена и Таммо.

– Таммо наверняка с этими проклятыми парижанами Пирас, – сердито проговорил слуга. – Как будто нет более достойных наследников, с которыми он мог бы подружиться!

– Похоже, Хиндрик недолюбливает этих двоих! – констатировал Лучиано.

Алиса удивленно подняла брови.

– Очевидно. Но почему? Явно не потому, что они грязные и немного грубые.

– Может быть, потому что они из Парижа?

Алиса не ответила. Неужели Хиндрик был подвержен предрассудкам? При случае она обязательно выяснит это у него!

Франц Леопольд немного отстал и призвал летучую мышь, которая показывала ему дорогу. Если бы он не был так глубоко погружен в мысли, то, возможно, почувствовал бы гордость изза того, что научился этому всего за несколько ночей. Он также не заметил, что Алиса легко справилась и без него. Да, он не обратил внимания на то, что она так бодро шагала рядом с Лучиано, словно звезды освещали ей путь. В этот момент Франц Леопольд мог думать лишь об одном: о подслушанном диалоге между Доннахом и Катрионой. Они их обманули! Ну, хорошо, Иви не казалась удивленной, и, вероятно, об этом знали все Лицана, но другим предводителям кланов было неизвестно, что ирландцы обманывали их. Стоит ему только рассказать об этом барону Максимилиану… На несколько мгновений перед венцем предстала картина: удивление, переходящее в ужас, а затем – в презрение. Потом он услышал резкий голос баронессы Антонии и внутренне содрогнулся. Нет! Видение ускользнуло и стало мучить его. Франц Леопольд стер его и сконцентрировался на ярости, чтобы избавиться от растерянности. Они осмелились обмануть Дракас и другие семьи. Иви посмела обмануть его!

Венец держался немного в стороне от других наследников, гудящих, словно рой пчел. Доннах запрыгнул на известняковую плиту высотой в два шага и заговорил. Его голос снова звучал спокойно, уверенно, решительно, как у любого другого предводителя. Катриона молча стояла у подножия плиты, спрятав руки в рукава, внимательно осматривая Лицана и гостей.

«И кого она хочет обмануть?» – подумал Франц Леопольд, когда тень посмотрела на него.

Он содрогнулся и, быстро отвернувшись, направился к кузену и кузинам. Франц Леопольд заметил, что Иви наблюдает за ним. Она излучала непонятную грусть, но он больше не обращал на нее внимания.

Наконец Доннах объявил, что пора отправляться в путь. Лицана и слуги разделились между маленькими группами юных вампиров, которые, словно тени облаков, побежали вниз к долине. Франц Леопольд оставался с Дракас, в то время как Иви и Алиса шли рядом с Лучиано.

– Я думал, что его родственники действуют ему на нервы, – сказал Лучиано, глядя на Франца Леопольда, шагавшего немного впереди. – Мне, по крайней мере, Анна Кристина измотала бы все нервы. По сравнению с ней Кьяра просто золото, даже если я не всегда разделяю ее мнение.

– Кьяра замечательная! – подтвердила Алиса, которая при виде веселой вампирши с женственной фигурой всегда испытывала чтото похожее на легкую зависть.

Вампиры спустились в долину по наклонной известняковой платформе. Сеймоур выискивал самый удобный путь между острыми краями расщелин, поэтому они быстро продвигались вперед. Иви была непривычно задумчивой.

– Мне кажется неправильным, что Лео не с нами, – скачал Лучиано.

– Да, я тоже не думала, что когданибудь не отреагирую па его отсутствие вздохом облегчения, – согласилась с ним Алиса. – Я привыкла к нему, каким бы безумным это ни казалось.

Лучиано ухмыльнулся.

– Да, конечно, тебе же нужен ктото, с кем ты можешь спорить, и Франц Леопольд хорошо подходит для этого в любое время суток. Он будоражит тебя!

– Неправда! – яростно возразила Алиса.

Лучиано рассмеялся.

– Вот видишь, теперь ты споришь со мной. Но предупреждаю: я не умею быстро бегать и одновременно спорить. Для меня это чересчур!

– Только не надо делать из меня дурочку. Мы идем очень медленно. Просто ты слишком ленивый!

– Нет, просто я не люблю спорить, в отличие от Лео, – ответил римлянин.

Алиса еще раз посмотрела на Дракас, которые продвигались ненамного быстрее. Наверное, потому что делали все наперекор Лицана.

– Лео, – сказала Алиса и прислушалась к звучанию его имени.

Естественно, ей претили манеры венца, и все же в ней была какаято до сих пор неизвестная ей сторона, которая скучала по нему и желала, чтобы он снова присоединился к ним. Алиса посмотрела на Иви, которая шагала, уныло опустив голову. Казалось, ее мысли витали гдето очень далеко. Но когда Алиса стала пристально разглядывать подругу, та почувствовала и ответила на ее взгляд.

– Дай ему время. Когда он разберется со своими чувствами, он примет решение.

– В пользу чего?

Иви улыбнулась.

– Этого я не знаю. Для него это непросто. Ему долго удавалось подавлять свои чувства, но теперь он больше так не может. Он с ужасом понял, что подружился с теми, кого его учили ненавидеть и презирать. А теперь ему нужно признать, что он чувствует, а потом решиться.

Алиса покачала головой.

– Я не хочу тебе возражать. Ты умеешь читать чужие мысли. Но мне кажется, что все дело в Доннахе и Катрионе. Лео сразил разговор, который мы подслушали.

– Да, этот разговор запустил в ход пружину, заставившую его задуматься над тем, что хорошо, а что плохо. Лео нужно время.

– Которое он проведет с Карлом Филиппом и Анной Кристиной? Из этого не выйдет ничего хорошего! В последнее время его уже можно было терпеть. Я готова поспорить, что он вернется к своему отвратительному поведению, которое постоянно демонстрировал в Риме, – убежденно сказала Алиса, но Иви покачала головой.

– Позволь удивить себя.

Вампиры снова добрались до пастбища с овцами, кровь которых они отведали ранним вечером. Животные пугливо заблеяли, но несколько Лицана, которые близко подошли к ним, успокоили их, и теперь животные с любопытством молча таращились на проходящих мимо вампиров.

Если Лучиано надеялся, что им снова дадут подкрепиться, то его ждало разочарование. Доннах повел группу по прямой дороге через долину к берегу, а потом вдоль залива. Они сделали большой крюк вокруг маленькой рыбацкой деревеньки Балливон, причем Алиса заметила, что двое или трое Лицана или слуг периодически незаметно исчезали, а потом через некоторое время снова присоединялись к ним с удовлетворенным выражением лица.

Предводитель клана вел их то вдоль пропахшего рыбой и водорослями илистого мелководья, которое обнажилось изза отлива, то по уходящему далеко в залив мысу. Иви заверила, что он всегда выбирал самый короткий путь.

– Разве мы не здесь высадились на корабле? – спросила Алиса, и Иви подтвердила ее догадку. – Значит, мы опять на пути в замок Дангвайр?

Лучиано усмехнулся, когда Иви кивнула.

– Похоже, Улис готовит нам теплый прием!

– О да, она будет вне себя от радости, узнав, что может снова приютить нас, – добавила Алиса и лукаво улыбнулась.

Иви не поддержала их шутку. Она лишь кивнула и обратилась к Сеймоуру на языке, который другие не понимали.

– Ты должна научить нас гэльскому, – немного рассерженно сказала Алиса.

На лице Иви появилась улыбка.

– Зачем? Тогда мне будет гораздо сложнее скрывать от вас свои тайны.

– Вот именно! – прорычала Алиса, но потом тоже улыбнулась.

До утра оставалось всего два часа, когда в слабом свете луны появился силуэт замка Дангвайр. Вампиры продолжили путь вдоль берега и через подъемный мост попали на остров.

Улис встретила их во дворе, и, как они и предполагали, выразила такое недовольство, что оно окутывало ее, словно осязаемая аура.

– Ах, это опять вы! Я надеялась, что увижу вас не так скоро.

И если предводитель клана явно рассердился, то лицо Катрионы лишь озарилось улыбкой. Она еще больше подчеркнула красоту Лицана, которой никогда не будет обладать вечно недовольная Анна Кристина.

– Да, мы снова здесь, – сказал Доннах. – И проведем за этими стенами один день. Прикажи слугам приготовить для нас спальные места. Завтра мы продолжим путь.

Улис подняла брови и пристально посмотрела на Доннаха и Катриону.

– Заходите в зал и рассказывайте. Эту историю я хотела бы услышать!

Гости последовали за ней. Некоторые из них уже зевали, хотя солнце еще не взошло. Алиса и Лучиано поспешили к лавке, которая стояла ближе всего к тому месту, куда Улис отвела предводителя клана и его тень. Анмири присоединился к ним. Хозяйка замка опустилась на самый большой стул с высокой спинкой, украшенной резьбой, который явно был очень неудобным, но сидя на котором Улис выглядела больше и казалась более величественной.

Иви нерешительно остановилась и посмотрела в их сторону. Катриона едва заметно покачала головой. Тогда Иви отвернулась и подошла к друзьям. К их удивлению, Франц Леопольд наконец оставил общество Дракас и присоединился к ним.

– Хорошее место для того, чтобы подслушивать? – тихо спросил он и поднял указательный палец.

– Ну конечно, – поспешила заверить его Алиса. – Нужно обязательно постараться узнать хоть чтонибудь, если мы не хотим нелепо закончить свое существование.

– Тихо вы! – зашипел на них Лучиано.

Юные вампиры навострили уши, но до сих пор Улис лишь давала слугам указания, где разместить гостей. И только когда слуги исчезли, разговор повернулся в более интересное русло. Но друзья были разочарованы, потому что не узнали ничего нового. Либо Лицана действительно не имеют представления о том, почему их преследовали…

– Либо не хотят рассказывать об этом Улис, – предположил Франц Леопольд.

– А почему они не хотят говорить ей о том, что знают? – удивился Лучиано.

– Возможно, они ей не доверяют, – сказала Алиса.

Лучиано, казалось, это не убедило.

– Пусть Улис грубая и немного странная, как некоторые старики, но тем не менее она тоже Лицана! Если бы они не доверяли ей, то не привели бы нас в Дангвайр. Думаешь, они стали бы вести нас сюда, только для того чтобы проверить подозрение, а не откроет ли Улис ворота нашим преследователям?

– Какая логика. Надо же! – съязвил Франц Леопольд. – Непривычно слышать от тебя подобное!

Алиса положила руку на плечо Лучиано.

– Это была хорошая мысль. И я уверена, что Доннах – или Катриона – доверяют Улис и ее слугам настолько, что не боятся, что те выдадут нас врагам.

– И тем не менее в наших рядах есть предатель, – подавленно сказала Иви.

– Это лишь предположение Катрионы, – попытался подбодрить ее Лучиано.

– Я считаю это бесспорным фактом.

Алиса прищурила глаза.

– А Доннах?

– В этом они согласны, как и в большинстве случаев. Разногласия случаются у них очень редко, и мне жаль, что вы услышали их спор.

– Ах, тебе жаль, что мы узнали правду? – взорвался Франц Леопольд. – Что мы выяснили, что вы, Лицана, держите за дураков остальные кланы?

Иви покачала головой.

– Это не так! Доннах – предводитель нашего клана, за которым стоим мы, Лицана. Он опытный вампир чистой крови, который является хорошим предводителем вот уже много столетий.

– Но Катриона принимает решения! Нечистокровная, которая должна быть лишь молчаливой тенью!

– Мудрые женщины – это древняя традиция в Ирландии, – сказала Иви немного уклончиво. – Кельты, например, ценили друидок, бардовдворянок, даже воительниц, которые вели племена в бой. Женщины могли обладать землей, наследовать ее, отбирать у мужчин при разводе. Они сами отстаивали свои права. Но когда пришли христиане и старые боги отступили на задний план, женщинам пришлось научиться довольствоваться второстепенной ролью.

– Ну и что? – сердито перебил ее Франц Леопольд. – Что ты хочешь этим сказать? Или ты пытаешься отойти от темы? Дело не в том, что Катриона женщина.

– Я пытаюсь объяснить тебе, что не все черное и белое, как ты думаешь. Речь не идет об обмане или о фальсификации. Это не имеет никакого отношения к другим кланам. Это старая традиция. Катриона – самая мощная, старая и мудрая вампирша Лицана, и поэтому Доннах прислушивается к ее словам, хотя это он предводитель нашего клана, с этим никто не спорит. Он предводитель клана, а она – его тень. Важно лишь благополучие Лицана.

– Получается, даже не все Лицана знают, что это Катриона принимает решения? – немного недоверчиво спросила Алиса.

– Нет, – сказала Иви. – Но я думаю, что они просто не хотят этого знать.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Они ехали уже несколько дней, но снова зарядил дождь, и чем дальше они продвигались на запад, тем более узкими и вязкими становились дороги. Брэм Стокер за прошедшие дни много раз задавался вопросом, что же подвигло его принять участие в подобном предприятии. Вместо того чтобы наслаждаться достижениями цивилизации в Лондоне, он сидел в экипаже и на каждом камне его бросало из стороны в сторону. По ночам ему приходилось спать в кишевших вшами кроватях, а еда, которую предлагали в пабах у дороги, была совсем не такой, к какой он привык. Поездкой он наслаждался всего несколько часов, когда у него появлялась возможность сесть на коня и скакать перед экипажем, если, конечно, дождь не лил как из ведра. Да к тому же он рисковал оказаться среди мятежников! А что, если их постигнет неудача как раз в тот момент, когда Брэм, леди Уайльд и Оскар будут находиться в их обществе? Англичане шутить не любят. Брэм Стокер схватился за горло и немного ослабил галстук, который внезапно стал ему тесен.

– Что с вами? Могу ли я спросить, что вас беспокоит? Вы выглядите так, словно не очень хорошо себя чувствуете.

А как можно себя чувствовать, находясь в камере пыток, которая называется экипажем? Брэм Стокер уже хотел отпустить какуюнибудь колкость на этот счет, но потом прикусил язык и внимательно посмотрел на леди, сидевшую напротив него. Ее массивное тело покоилось на троне из подушек. Она не имела возможности хотя бы изредка отдыхать, пересаживаясь на коня. Вместо этого леди Уайльд сидела со стоическим хладнокровием с утра до вечера в этой камере пыток, не жалуясь, даже не подавая виду, что путешествие причиняет ей какиелибо неудобства. И при этом она была дамой и к тому же еще старше Брэма более чем на двадцать лет. Леди Уайльд всегда заявляла, что родилась в 1826 году, но как однажды с лукавой улыбкой заявил Оскар, тем самым она убавляла себе два года.

Брэм попробовал незаметно вытянуть затекшие ноги.

– Я погрузился в жалость к самому себе, леди Уайльд, и спрашиваю себя: какой черт дернул меня отправиться в эту поездку.

Он посмотрел на нее с кривой ухмылкой. Резкий порыв ветра заставил экипаж немного накрениться, и Брэм услышал, как трясина чавкает под колесами, словно ненасытное животное.

Джейн Уайльд улыбнулась в ответ.

– Если вы можете шутить над ситуацией, значит, вы на пути к выздоровлению. А вообще стыдитесь, мистер Стокер! Вы путешествуете из Лондона и Парижа на юг Италии, но страшитесь поездки по собственной родине, потому что это слишком неудобно?

– Меня страшат не только неудобства, хотя должен признаться, что мне лучше проскакать двадцать миль в седле, чем проехать одну милю в этом экипаже.

– Ну, во время такого дождя не так уж плохо иметь крышу над головой, – возразила леди Уайльд и элегантно качнулась, когда карета, попав в борозду, резко накренилась влево, а потом вправо.

– Вполне возможно, но я чувствую себя здесь словно в клетке. Для меня самое ужасное – не иметь возможности двигаться!

Брэм Стокер почувствовал, как у него пересохло во рту, Он начинал паниковать. Джейн Уайльд несколько растерянно посмотрела на него.

– В раннем детстве я был очень болен, – объяснил он ей. – До восьми лет я не мог ни ходить, ни стоять. Никто не давал ни малейшего шанса больному ребенку, прикованному к кровати. Даже врачи считали мое выздоровление чудом. Тогда я часто казался себе заживо погребенным, навечно заключенным в темное подземелье, в то время как на улице за моим окном проходила жизнь – без меня.

Джейн Уайльд внимательно посмотрела на него.

– Я понимаю. Оскар рассказывал мне о вашем интересе к мертвецам и восставшим после смерти и о том, что вы любите гулять по ночам на кладбище.

– Да, эта тема не отпускает меня. Иногда мне снится, что я лежу в гробу под землей. Но я еще жив и неожиданно слышу, как ктото тихо скребется, а потом бледная женщина открывает крышку и смотрит на меня. На какоето мгновение я чувствую облегчение и радость, что меня спасли от верной смерти, но потом она обнажает острые клыки и вонзает их мне в шею, забирая у меня не только кровь, но и душу. Я собирал истории о подобных существах и при этом заметил, что большая часть ирландских легенд о вампирах и другой нечисти сложена на западе.

Леди Уайльд приподняла брови.

– И вы поехали с нами, чтобы найти таких существ?

Брэм отклонился назад.

– Как уже было сказано, эта тема не отпускает меня с самого детства.

– Возможно, нужно посмотреть в глаза своему страху. В детстве вам действительно было нелегко.

Они помолчали немного, после чего Брэм решил сменить тему.

– Я читал некоторые ваши статьи, еще когда был мальчишкой и только научился складывать буквы в слова. Ктото вырезал их из газеты и сохранил. Особенно меня впечатлила статья «Голодный год».

Леди Уайльд благодарно склонила голову.

– Я чувствовала внутреннюю необходимость написать об этом.

– И вас не пугало, что после этого влиятельные люди станут вашими врагами? Вы же не могли надеяться, что ваш псевдоним Сперанца будет всегда оставаться тайной. Ведь было известно, что после ареста Даффи вы взяли на себя издание «Нэйшн».

– Не знаю, осознавала ли я опасность, которой себя подвергала. О господи, я была такой молодой! Я была преисполнена пламенного энтузиазма и должна была чтонибудь сделать для своей страны, восстав против несправедливости, которая существовала уже несколько столетий! И возможно, опасность как раз и была тем фактором, от которого по телу бегали мурашки. Я чувствовала себя тогда такой деятельной и живой!

Не потому ли она молча терпела трудности пути? Наверное, Сперанце наскучило вести жизнь добропорядочной состоятельной дамы? Или она хотела на какоето время забыть о возрасте и снова почувствовать себя молодой? Вполне возможно.

Экипаж снова подскочил на камне, и Брэм с трудом подавил стон.

– Вы ошибаетесь, если думаете, будто я не испытываю неудобств, – сказала леди Уайльд. – Я воспринимаю их как необходимое зло. А это большая разница. Дороги убогие, ночлеги жуткие, а еда жалкая. И всю страну покрывает саван спокойствия. Как раз поэтому мы должны были поехать именно таким образом, чтобы наши глаза смотрели, а ум и сердце понимали. Почему никто в Лондоне или Дублине не хочет обратить взор на Донегол, Мейо, Голуэй и Клэр? Или поехать в эти, по их мнению, забытые Богом места? Не только природа обделила эту часть Ирландии при распределении богатств, но и англичане способствовали тому, чтобы эти графства оставались такими бедными. Они забрали у нас плодородный восток, а неугодные им кланы отправили на запад в болота. А когда в сорок пятом году картофель начал гнить, они спокойно смотрели, как люди тысячами умирают от голода или отправляются в Америку на плавающих гробах, как тогда называли корабли с эмигрантами.

Экипаж остановился, и у окна появился Оскар.

– Там на повороте стоит паб. Давайте немного согреемся и выпьем пива? Я промок и промерз до костей, как мертвец!

Он встряхнул шляпой, и капли с нее полетели во все стороны.

Естественно, они согласились с ним, и Брэм неожиданно подумал, что в такую погоду качающаяся камера пыток, возможно, не самый неудачный выбор.

Едва погас последний луч солнца, как Лицана собрали гостей в большом зале. Доннах торопился с отправлением. Сегодня ночью им предстояло пройти почти сорок миль, как сообщил предводитель клана молча слушающим вампирам. Он заверил, что по пути у них еще будет возможность подкрепиться, что успокоило не только Лучиано.

Как и прошлой ночью, наследники разделились на группы и шли под охраной своих слуг и минимум одного Лицана. Только в отличие от прошлой ночи Франц Леопольд снова присоединился к ним. То ли он просто не мог больше выносить общество своих родственников, то ли смирился с Лицана, Алиса не могла этого сказать. Да ей, собственно, было все равно. Главное, чтобы к Лео не вернулось его ужасное настроение, которое могло любого вывести из себя. Пока же Франц Леопольд был удивительно молчалив и держался немного позади. Он даже ни разу не упрекнул Лучиано в том, что тот слишком медлителен.

Группы держались на небольшом расстоянии друг от друга, чтобы не привлекать к себе внимания, но и успеть вовремя прийти другим на помощь в случае необходимости. Ниав и Бриджит превратились в филина и сову и бесшумно парили над головами вампиров, наблюдая за дорогой и пустынным пейзажем, который они оставляли позади. Пока преследователей нигде не было видно. Но Иви была уверена, что те попрежнему шли по их следу.

– Очевидно, что тот вампир в пещере не покончил с собой, следовательно, остальным удалось уйти. В любом случае это были вампиры, а это значит, что они умеют менять свой облик, раз они смогли в виде маленьких животных или тумана проскользнуть через щель. И, следовательно, я не вижу причин, по которым они должны были бы прекратить преследование. Глупо полагать, что мы сможем сбить их со следа на суше, после того как они смогли найти нас по морю через полИрландии.

Франц Леопольд задумчиво кивнул.

– Мы оставляем слишком много следов. И почему мы сразу не научились превращаться в летучих мышей или сов? Тогда нас никто не смог бы преследовать, и мы продвигались бы быстрее.

– Это так, но ты, наверное, помнишь объяснения Катрионы в первую ночь.

Иви проигнорировала его презрительное фырканье и продолжила:

– Очень трудно превратиться в животных, которые обладают чуждыми нам способностями. А к ним совершенно определенно относится умение летать!

– Трудно, трудно, – передразнил ее Франц Леопольд. – Но вы, Лицана, умеете это делать, по крайней мере, многие из вас. Значит, и для нас это не составит труда.

– Конечно, – согласилась Иви, – но без практики ничего не получится.

– А почему мы тогда не занимаемся, вместо того чтобы бежать по этим полям? Разве нельзя заниматься на ходу?

Иви была удивлена, а Лучиано застонал. Алиса же, напротив, восхищенно захлопала в ладоши.

– Это лучшее предложение, которое я когдалибо слышала из твоих уст, Лео!

Он насмешливо поклонился в ее сторону.

– Благодарю!

Алиса посмотрела на Иви.

– Ты знаешь, как это происходит. Скажи нам, на что обратить внимание! И тогда мы просто попытаемся это сделать.

Иви немного помедлила, но в конце концов кивнула и начала описывать, в чем заключалась разница между превращением в волка, летучую мышь и крошечное насекомое. Трое друзей внимательно выслушали ее, а потом принялись за подготовительные упражнения, которые Иви им посоветовала. Она помогала им, поправляла, и время пролетело очень быстро. Доннах вел их то вдоль каменистого берега, то снова через невысокий холм, на котором днем паслись овцы. Вампиры прошли мимо рыбацких хижин. Вдруг впереди появились огни. Множество огней, что говорило о большом количестве людей.

– Что это там впереди? – спросил Лучиано, вероятно, для того, чтобы немного отвлечься от занятий.

– Это Голуэй, один из самых больших городов здесь, на западе, и тем не менее его нельзя сравнить с Дублином или даже с Римом. Пока в тринадцатом веке его не завоевали норманны, здесь была лишь рыбацкая деревня, которая, однако, стала одним из самых важных укрепленных опорных пунктов англичан.

Хотя юным вампирам было интересно взглянуть на город, расположенный в устье реки Корриб, Лицана повел их в обход на восток. Через некоторое время они приблизились к городу с севера.

– У меня такое ощущение, словно мы бежим по кругу, – сказала Алиса.

– Это не так. Но я предполагаю, что мы собираемся перейти реку Корриб по мосту Если бы мы продолжали идти вдоль нее, то нам пришлось бы воспользоваться паромом или переплыть.

– Что вы и делаете чаще всего, превращаясь в форель или еще во чтонибудь, – предположил Лучиано.

Иви хитро улыбнулась.

– Нет, такого я еще не пробовала. Обычно мы пролетаем над водой.

– Мы снова коснулись интересующей нас темы, – пробормотал Франц Леопольд.

Доннах повел вампиров вдоль берега к городской стене, но потом свернул к каменному мосту. Они перешли на остров, на котором возвышалось большое здание.

– Это тюрьма, которую англичане построили для мятежников, – сказала Иви. – Но я слышала, что Церковь подумывает о том, чтобы возвести здесь собор. Старый норманнский храм недостаточно хорош для них. Они хотят отправиться на болота и добыть зеленый мрамор Коннемары для своей церкви.

Непривычно дикое выражение лица Иви заинтриговало друзей.

– А что плохого в том, что они построят церковь из мрамора?

– Они крадут душу Ирландии.

Заметив, что такой ответ только озадачил их и даже немного развеселил, она попыталась объяснить.

– Вы помните об острове Каррикаред, название которого переводится как «скала на пути»?

– Маленький остров, на который мы в первую ночь попали по подвесному мосту? Ну конечно! – воскликнул Лучиано.

– Я тогда сказала, что это место особенной силы. Повсюду в Ирландии есть такие места, в которых потоки энергии усиливаются и пересекаются. Кельты верили, что в них живут боги. Коекто утверждает, что там ты попадаешь ближе всего к земле и ее творцу. Но не важно, как это называют. Я говорю, что там живет душа Ирландии. Мы можем соединиться с ней и в подарок получить силы, благодаря которым можно управлять природой Ирландии. Одним из таких мест, в котором сосредоточены самые мощные силы, является Коннемара. Я имею в виду не горы, озера и болота, хотя горы имеют большое значение, ведь все дело в камне, который лежит под землей от южного до северозападного берега графства. Люди испокон веков ценили мрамор в сочетании с рудами, которые они использовали для создания инструментов и оружия. – Иви протянула руку и показала друзьям простой браслет из камня в зеленую крапинку – Это мрамор из Коннемары, который дает мне силы и связывает меня с моей землей.

Сеймоур неодобрительно зарычал.

– А если люди добывают его, то земля теряет энергию? – уточнила Алиса.

– Да. Камень еще некоторое время сохраняет силу, но если он не связан с материнским камнем, то не сможет обновляться. Однако и материнский камень слабеет, когда его разбивают кирками и взрывают на куски при помощи черного пороха.

– Ты думаешь, люди чувствуют силу камня и именно поэтому используют его для постройки церкви? – спросила Алиса.

– Мне известно, что эти знания давно утеряны. К тому же Церковь учит, что это суеверие. И всетаки я думаю, что некоторые люди ощущают эту энергию, даже если им и непонятно, что они чувствуют. Возможно, поэтому они стали воспринимать мрамор как чтото ценное, начали добывать его и относить в свои церкви для почитания Господа, который прогнал друидов.

Вампиры прошли по второму мосту и снова повернули на север, все время держась течения реки Корриб, которая впадала в ЛохКорриб.

Они снова занялись упражнениями и бежали некоторое время по берегу озера, пока Иви не прокричала:

– Посмотрите, мы приближаемся к Онанэйру. Осталось не так уж много!

Она ускорила бег, и вскоре между ними образовалась небольшая дистанция. Даже Сеймоур стал бежать быстрее.

Франц Леопольд немного склонил голову набок, задумчиво рассматривая изящную вампиршу в серебристом одеянии.

– Мне показалось или Сеймоур действительно не хотел, чтобы Иви говорила с нами об этом? – прошептала Алиса.

– Он же волк! – возразил Лучиано. – Хоть и очень умный.

– А еще ты, наверное, веришь, что Земля – это диск, вокруг которого вращается Солнце, – кинул ему Франц Леопольд.

– Нет! То, что это не так, Галилей обнаружил еще несколько сотен лет назад! – обиженно сказал Лучиано.

– Это был Николай Коперник! – возразила Алиса. – Галилей сконструировал телескоп и открыл спутники Юпитера, фазы Венеры, а также горы и кратеры на Луне. А Церковь обвинила его в том, что он подтвердил гелиоцентрическую систему мира Коперника. Но хотя он и отрекся от сказанного перед судом инквизиции, все равно остался их пленником до самой смерти.

– Что за источник знаний? – съязвил Франц Леопольд, в то время как Лучиано пробормотал «всезнайка», что, однако, совсем не смутило Алису, потому что она добавила:

– И Сеймоур не обычный волк!

– Ах так? И кто же он? Лицана, который бегает в волчьем обличье?

Алиса немного помолчала.

– Вполне возможно, но я думаю, что скорее всего он…

– Посмотрите, кто летит! – перебила ее Иви, которая остановилась, показывая на небо.

Юные вампиры подняли головы.

– Это снова орлан? – спросил Франц Леопольд. – По крайней мере, похоже на силуэт большого орла.

– Да, это Тапэй.

Иви вытянула руку. Расправив крылья и выставив вперед сильные когти, орлан направился к ней. Иви поддержала свою руку другой рукой, чтобы немного смягчить приземление.

– Должно быть, он очень тяжелый, – предположил Лучиано.

– По крайней мере, когда так стремительно падает вниз, – согласилась с ним Иви. – Ну? Что ты хочешь сообщить? Ты встретил Тару?

Орлан пристально посмотрел на нее желтыми глазами. Франц Леопольд попытался перехватить мысли, которые он посылал ей, но это никак ему не удавалось. Неужели орлан мог защищать свой разум, несмотря на то что был всего лишь птицей? Франц Леопольд попытался еще раз. Орлан резко повернул голову и зафиксировал взгляд на нем.

– Не отвлекай, – попросила венца Иви, в голосе которой прозвучало разочарование.

– Что он сказал? – нетерпеливо спросил Лучиано, который даже не пытался подслушать сообщение.

А вот насчет Алисы Франц Леопольд не был так уверен. Она улыбалась с многозначительным видом.

– Тара еще не приехала в Онанэйр. Я попросила его поискать ее. Надеюсь, она уже недалеко и успеет до восхода солнца, чтобы мы смогли поговорить с ней.

Иви поблагодарила орлана, который издал хриплый крик и снова поднялся в воздух.

– Пойдемте, – торопила Иви друзей. – Скоро мы будем на месте.

Она указала на деревья впереди. Друзья взглянули в ту сторону. Над кронами деревьев они рассмотрели серый венец из каменных зубцов замка.

– Онанэйр, поле тисов – магических деревьев кельтов, – торжественно проговорила Иви. – Идемте. Я познакомлю вас с необыкновенной вампиршей. Ее зовут Ани, и я уверена, что, по крайней мере, Алиса скоро будет завороженно слушать ее истории.

Ани уже в который раз стояла на коленях на влажной земле, пропитанной кровью. Она все еще слышала его запах, пусть с каждой ночью он становился слабее. Но боль не хотела утихать.

Потом вампирша не могла сказать, почему не учуяла их вовремя. Неужели скорбь сделала ее слепой и глухой? Затуманила все ее чувства? Или гдето глубоко внутри она сама хотела быть уничтоженной и поэтому желала конца? Но в любом случае сейчас все ее инстинкты восстали против опасности. Лай и вой раздались очень близко. Слишком близко! Ани вскочила. В волчьем обличье она едва ли будет быстрее собак, да и в человеческом облике они будут неотступно следовать за ней по пятам. Она должна полететь. Ани призвала туман, но ничего не произошло. Вампирша услышала топот лап по земле.

«Сконцентрируйся! Тогда дело пойдет быстрее!»

Ани почувствовала холодные клубы тумана на коже. Только она представила себе образ летучей мыши, как они уже выскочили изза кустов. Четыре огромных лохматых монстра. Она не справится. Это было слишком тяжело. Превратиться в волка гораздо проще. В волчьем обличье она сможет защищаться и сражаться с ними. Ани отбросила образ летучей мыши и заменила ее волком, в облике которого она бегала с Перегрином по болотам. Каждую ночь. Ей нельзя сейчас думать о Перегрине! Ани почувствовала, как сквозь ее кожу пробилась шерсть, и ее тело стало выкручивать. Лицо вытянулось. Выросли клыки.

В этот момент в ее руку вонзились клыки первого врага. Второй схватил ее за глотку. Ани отшатнулась и почувствовала, что монстр лишь содрал ей кожу. Вампирша бросилась в сторону. Клыки второго чудовища вонзились в ее тело. Хватка была крепкой, но вампирша вырвалась. Ценой тому были две рваные раны – на руке и ноге. Если бы только она успела закончить превращение! Тогда она показала бы им. Но сейчас потеря крови ослабила ее, и ей не удавалось сконцентрироваться, в то время как враги продолжали нападать на нее.

Ани знала, что не сможет уйти от них и не сможет победить. Но она не сдастся так легко! Она укусила монстра и вырвала кусок шерсти, кожи и мяса из его бока. В ответ раздался исполненный боли вой. Ани защищалась с неистовой яростью, которая придавала ей новые силы. Но неожиданно ей на спину рухнуло тяжелое тело. Четыре мощные лапы повалили ее на землю. Ани перекатилась и упала лицом в черную трясину. Но прежде чем вампирше удалось повернуться, монстры снова напали на нее.

Боль заполнила ее тело и лишила разума, но Ани продолжила борьбу. Потом вместе с кровью, которая вытекала в болото, она потеряла сознание. Ее руки опустились, тело обмякло. Четыре монстра отпустили жертву и, облизывая запачканные кровью морды, помчались прочь. А истерзанное тело осталось на поляне, где на него падал бледный свет исчезающего серпика луны.

ЗАМОК ОНАНЭЙР

Была последняя ночь перед новолунием, когда Тара приблизилась к ЛохМаск с северной стороны. Поскольку в Конге не было лодки, которая могла бы отвезти ее прямо в Онанэйр, друидка повела кобылу к западному берегу.

Луна стояла довольно низко, когда кобыла перешла узкий мостик, который был соединен с большим мостом между ЛохМаск на севере и ЛохКорриб на юге. Отсюда было не так далеко до Утерарда и до замка Онанэйр. Осталось только перейти Нокбрак. Кобыла поднялась по горному склону с удивительной легкостью, хотя уже несколько дней позволяла себе совсем короткие передышки.

– Моя храбрая подруга!

Тара наклонилась и похлопала лошадь по шее. Та в ответ дружелюбно заржала. Белая кобыла сама находила дорогу в местности, где скалистые участки часто сменялись болотной трясиной. Потом снова на их пути встал колючий кустарник, о который Алэн могла до крови поранить ноги. Она направилась вдоль узкого ручейка на юг.

У подножия горы Тара смогла разглядеть несколько огней. Лошадь повернула налево к озеру, потому что здесь был довольно пологий, поросший травой склон, и это значительно облегчало продвижение вперед. Но внезапно волки друидки, бежавшие впереди, остановились и принюхались, повернув головы в западную сторону склона, которая была покрыта лесными зарослями.

– Что такое? Г'ал, Киалвар, пойдемте, нам нужно спешить. У нас нет времени на охоту.

Но волки не слушали Тару. Они скулили и выли, но сопротивлялись призыву и вместо этого продолжали пятиться на запад. Лошадь остановилась еще до того, как Тара успела взяться за поводья. Друидка сидела в седле и смотрела на волков, которые явно просили ее последовать за ними. Теперь, когда она открыла разум, вместо того чтобы думать о цели, которой она должна была обязательно достичь, Тара тоже почувствовала, что здесь чтото не так.

– Пролилась кровь, – тихо сказала она.

Волки завыли в знак согласия. Друидка еще немного помедлила. Могла ли она позволить себе остановку? Наверное, Лицана уже добрались до Онанэйра и теперь ожидали ее? Тара посмотрела на небо. Было слишком поздно. Узкий серпик висел над острыми верхушками гор Коннемары, готовый опуститься за них. Сегодня ночью она уже не успеет к ТвелвБенз. Друидка подавила вздох. Завтра новолуние, и им нужно будет отправиться в путь сразу же, как только сядет солнце, если они хотели попасть к пещере вовремя.

Волки снова заскулили. Тара положила руку на гриву лошади.

– Пойдем, моя дорогая, посмотрим, какое злодеяние было совершено этой ночью.

С каждым мгновением она все отчетливее ощущала, что гдето совсем близко произошло большое несчастье.

Они медленно прошли сквозь густой кустарник. Тара начала догадываться, куда вели ее волки. Но это не могла быть кровь Перегрина, которая так омрачала ее сердце. С момента его смерти прошло много ночей. И тем не менее боль и скорбь по нему висели на ветках, словно клочья тумана.

Еще до того как волки привели ее на поляну, друидка знала, кого она там найдет. Тем не менее при виде истерзанного тела Тара не смогла сдержать крик. Она соскользнула с лошади и поспешила к телу Ани. Нападение произошло не так давно. Кровь была еще влажной и блестела черными лужами. Тара положила руки на неподвижное тело, которое наверняка скоро начнет распадаться в прах. Что здесь произошло? Судя по рваным ранам, на Ани напали волки или большие собаки. Как же им удалось так близко подобраться к вампирше? Она должна была вовремя заметить их. Зная о способностях вампиров, Тара просто не могла себе представить, как их вообще можно застать врасплох. И все же увиденное говорило именно об этом. Ани умерла в процессе превращения. Голова была уже искажена, лицо и руки покрыты шерстью, но тело было скорее человеческим, чем волчьим.

Тара встала и огляделась. Там началась борьба, и потом несколько тяжелых тел качались в трясине. Друидка осмотрела место, на котором преследователи должны были напасть на Ани, и все поняла: именно тут погиб Перегрин. Ани пришла сюда и скорбела о нем. Наверное, поэтому они смогли на нее напасть! Тара была удивлена. Она не знала, что вампиры способны так сильно любить и так глубоко скорбеть о погибшем.

Неожиданный шорох заставил друидку обернуться. Что это? Волки поспешили к Ани, и даже лошадь вытянула шею в сторону окровавленного тела. И тут Тара поняла: вампирша пошевелилась. Она не была уничтожена полностью. Естественно, ее тело было холодным и бездыханным. Вампирам не нужно было дышать, и поэтому они приходили в себя после любых, даже столь тяжелых повреждений, если только им не пронзали сердце и не отрубали голову. И к счастью, Ани не была ранена серебряным оружием, которое затруднило или вообще исключило бы заживление ран.

Тара встала на колени перед вампиршей, черты которой были искажены до неузнаваемости. Из ее ран все еще текла кровь, пропитывая землю. Тело Ани было так истерзано, что оно сможет регенерироваться только во время дневного сна. Но заживут ли раны, если тело застряло в процессе превращения? Нужно обязательно попытаться спасти Ани, а для этого необходимо как можно быстрее унести ее отсюда в какоенибудь надежное, а главное – темное место. Здесь, в горах, солнце за пару часов закончит начатое клыками напавших на вампиршу. Тара подозвала к себе лошадь. Алэн подошла и опустилась на колени рядом с вампиршей. Друидка положила неподвижное тело на спину лошади и крепко придерживала его, пока лошадь вставала. Потом Тара села в седло.

– Нам нужно до восхода солнца попасть в Онанэйр, – сказала друидка кобыле.

Алэн тихо заржала и поскакала рысью.

Сначала она спустилась со склона и направилась к деревне, которая раскинулась у подножия горы. Хотя в Утерарде уже проснулись люди, Тара не стала тратить время на объезд. По широкой дороге они продвигались значительно быстрее.

Когда лошадь повернула в ущелье, ведущее к замку, небо на востоке уже посветлело. Тара в последний раз подбодрила Алэн словами. Даже волки выглядели уставшими и семенили с опущенными головами. И только Тара попрежнему прямо сидела в седле, въезжая во двор замка Онанэйр в первых слабых проблесках нового дня.

– А где Катриона и Доннах? – спросила Алиса.

Иви вышла следом за друзьями на свежий воздух.

– Посмотрите, они в башне вон там посреди двора. Раньше она была соединена со стеной, которая окружает внутренний двор замка. Теперь осталась лишь внешняя стена.

– Ах, у них снова тайные переговоры! – Франц Леопольд посмотрел на круглую башню с крышей в форме острого конуса, которая стояла посреди поросшего травой двора. Он наморщил лоб, но потом с сожалением покачал головой. – Насколько я понимаю, они специально выбрали это место. Теперь мы не сможем незаметно подобраться к ним.

– Мы нет, – сказал Лучиано, – а Иви? Как насчет маленькой мышки? Никто не заметит ее в траве. А потом шмыг – и можно быстро подняться по лестнице в башню.

Трое юных вампиров с надеждой посмотрели на Иви, но она покачала головой.

– Нет, есть вещи, которые являются у Лицана табу, и подслушивание предводителя клана во время совещания однозначно относится к их числу!

– А как же в прошлый раз? – поинтересовался Лучиано.

– Это было нечто другое. Я лишь осмотрела останки вампира.

Остальные хотели запротестовать, но Иви не дала им рта раскрыть.

– Мы не будем подслушивать! Давайте спустимся к реке, и я расскажу вам немного об истории замка. Все равно нам скоро надо будет отправляться в гробы.

Трое друзей обменялись недовольными взглядами. Но Иви это, казалось, совсем не беспокоило.

– Посмотрите, Онанэйр построен на скале над рекой Дримнин. Там, где теперь суша, когдато был маленький причал, и товары доставляли на лодке прямо во внешний двор. Но этот вход хорошо защищался с обеих сторон со стены.

Вампиры посмотрели на обмелевший причал и стали медленно прохаживаться вдоль внешней крепостной стены. Франц Леопольд время от времени бросал взгляд на маленькую башню в центре двора, которую они теперь обходили по большому кругу. Доннах и Катриона все еще стояли там и оживленно переговаривались. Катриона была, как всегда, сдержанна, но по движениям Доннаха можно было понять, что они снова не согласны друг с другом.

Юные вампиры обошли башню с двумя окнами, на каменных арках которых были выбиты искусные узоры. На другой стороне на полу лежали две каменные плиты, на которых стояли два длинных стола и несколько скамеек. Вместе со стеной, которая примыкала к башне с правой стороны, все это явно не относилось к оборонительной стене двора замка. Алиса вопросительно посмотрела на Иви.

– Это остатки прежнего главного зала. С западной стороны, где каменные плиты обвалились на болотистый луг, возвышался зал вместе с внешней стеной до самого изгиба реки. Каменный свод поддерживал стены.

– Они построили зал над рекой? – удивился Лучиано.

– Да, тогда это было очень практично. В полу была дверь, через которую можно было попасть к воде. Так хозяева замка охлаждали в реке вино и другие запасы. А еще ходили слухи, будто иногда через этот люк избавлялись от незваных гостей.

Лучиано рассмеялся.

– Ах, так, значит, в Ирландии тоже избавляются от трупов и незваных гостей с помощью воды! Как в Большой клоаке в Риме.

Иви подмигнула.

– Вот видишь, ирландцы и римляне не так уж отличаются друг от друга.

– А что произошло с залом? – спросил Франц Леопольд, повернувшись к друзьям.

– Наверное, воды подмыли основание свода, и в какойто момент он обвалился. Зал раскололся по всей длине. Западная половина накренилась и обвалилась. После этого его не стали отстраивать заново.

Вампиры вернулись во внутренний двор. Слева у ворот виднелась сторожка, за которой надо рвом висел подвесной мост. Сам ров соединялся с речкой.

С другой стороны реки Дримнин к замку подъехала повозка. Она прогрохотала по мосту, потом через насыпь приблизилась к подвесному мосту и в конце концов въехала в ворота. Двое Лицана соскочили с облучка и принялись сгружать гробы. Бриджит и Ниав вышли из башни и начали помогать им заносить гробы вовнутрь.

– Теперь гробов хватит всем наследникам, – радостно сказал Ниав.

Вампир, оставшийся на облучке, кивнул.

– Только некоторым теням, к сожалению, придется провести этот день на полу. Уже слишком поздно для еще одной поездки за гробами.

– Да, мы были совсем не готовы к приему такого большого количества гостей, – сказал другой слуга, зажав по гробу под мышкой.

Гробы были испачканы землей и уже немного подгнили. Запах смерти ударил Алисе в нос. Она подошла ближе и принюхалась к гробам, которые еще стояли на повозке. Все они уже потемнели. Пронзительный запах разложения облаком окутывал повозку. Очевидно, это были не новые гробы. Некоторые наследники тоже приблизились к повозке. Малколм подошел с Раймондом и Ровеной. Ирен нигде не было видно. Таммо, как всегда, пребывал в обществе обоих Пирас.

– Интересно, что они сделали с прежними владельцами гробов? – спросил Лучиано, встав рядом с Алисой, и ухмыльнулся.

– Ты можешь спросить у них. Гробы со здешнего кладбища?

Ниав кивнул.

– Да, с кладбища Утерарда. Там всегда есть свежие могилы. Там закапывают также мертвецов из рудника. Но бедные горняки, которые роются наверху, в основном завернуты лишь в саван, потому что никто не хочет платить за гроб. Тем не менее на кладбище можно найти достаточное количество приличных гробов. Завтра мы устраним эту проблему.

Он повернулся и понес следующие гробы в башню.

– Какой рудник?

Алиса озадаченно посмотрела на Иви. У той снова появился в глазах сердитый огонек, который Алиса впервые заметила на острове Голуэй.

– Гленгоула, – сказала она с таким отвращением, словно уже само слово было оскорблением. – О'Флагерти, прежние владельцы этого замка, проложили штольни в мраморе, чтобы добраться до жил серебряных и свинцовых руд. Прямо под Утерардом, на ЛохАтеаун, название которого переводится как «озеро холма фей». Сейчас люди именуют его озером свинцового рудника, потому что фей там уже не осталось!

Алиса быстро сменила тему. Она хорошо понимала причину гнева юной ирландки. Люди вгрызались в землю повсюду, где только можно было найти чтонибудь, что помогало им совершенствовать свою технику или просто делать жизнь более приятной. Речь шла не только о рудах или благородных металлах для украшения и монет. Алиса подумала о кораблях с углем, которые причаливали в Гамбургском порту и там разгружались. Дети из бедных кварталов жили благодаря этому углю. Даже зимой они бродили по ледяной воде в поисках потерянных кусков угля, чтобы продать их за пару пфеннигов. А новые грузовые суда из Америки, доставлявшие в бочках нефть, которой заменяли вонючий китовый жир? Разве ее не добывали из земли? Алиса не видела в этом ничего кощунственного. Она восхищалась изобретательностью людей. Разве они не с самого начала своего существования рылись в горах? Иви сказала, что мрамор – душа земли. Алиса пока еще не смогла прочувствовать это. С другой стороны, вера христиан для Алисы тоже была не более чем собранием историй, которые помогали людям переносить убогую жизнь. И тем не менее образы их святых и кресты наносили вред вампирам и ослабляли их. Нужно было практиковаться, чтобы уметь защищаться от них. Возможно, эти скалы действительно были чемто таким, что укрепляло силы вампиров?

Неожиданный крик заставил всех обернуться к воротам. На подвесном мосту показалась белая лошадь.

– Тара!

Больше Иви ничего не сказала, но ее голос прозвучал очень взволнованно, и она провела рукой по глазам, поспешив навстречу друидке. Заинтригованные друзья последовали за ней. Они уже видели старую женщину в Риме, когда она приезжала, чтобы вылечить раны Сеймоура, нанесенные серебряным мечом. Алиса помнила ее запах – сладкой человеческой крови, трав и старости, но также силы и магии!

Вампиры робко подошли ближе. Алиса заметила, как крылья носа Лучиано затрепетали, когда он вдохнул запах Тары. К счастью, по прибытии в Онанэйр они получили по большой порции крови, поэтому им было не так тяжело находиться рядом с человеком и сохранять ясный ум.

Алиса наморщила лоб, когда услышала еще один запах. Несомненно, пахло кровью, но не человеческой. Потом она обнаружила неподвижное тело, которое лежало на спине лошади.

– О духи ночи! – в ужасе воскликнула Иви.

Алиса подбежала к ней. Франц Леопольд, напротив, медлил. Неужели это вампирша? Ее тело было так жестоко истерзано, что Алиса не могла бы сказать с уверенностью, кто перед ней. Почему у этого существа такое длинное, покрытое шерстью лицо, а руки больше похожи на лапы? И тем не менее в ее облике были и человеческие черты. Когда Алиса сконцентрировалась на ее душе, в ее голове всплыл образ молодой женщины. К тому же она пахла вампиром и кланом Лицана.

– Что это за существо? – тихо спросила Алиса, словно ее вопрос был неуместным.

– Это вампирша клана Лицана, Ани, – печально сказала Иви. – Или была ею когдато.

– А что с ней произошло? – спросил Лучиано, с любопытством осматривая неподвижное тело.

– На нее напали в процессе превращения и ранили так тяжело, что она лишилась сознания. Она потеряла слишком много крови, чтобы снова прийти в себя.

– Но она же регенерируется за день, – сказал Франц Леопольд, который тоже подошел немного ближе. – Она нечистокровная?

– Да, Ани – служанка. Но я не могу сказать, сможет ли произойти нормальное заживление.

Алиса кивнула. Она поняла.

– Потому что часть ее осталась волком.

– Всегда можно попытаться, – сказал Франц Леопольд. – А если это не сработает…

Он не закончил предложение и пожал плечами.

Алиса резко обернулась к нему.

– То она всего лишь нечистокровная, ты это хотел сказать? Что она ничего не стоит, не важно, существует она или уничтожена. Можно всегда раздобыть себе новую тень!

– Я не устаю удивляться тому, сколько в тебе агрессии, – ответил вампир, не отвечая на ее упреки.

– Пожалуйста, соберитесь. – Тара призвала их к спокойствию. – Я старая женщина и не смогу одна нести ее.

Лучиано первым выскочил вперед, взял на руки неподвижное тело и последовал за Тарой в башню. Иви показала ему на простой гроб в нижней кладовке, в котором Ани будет отдыхать, и Лучиано удивительно нежно положил ее па подушки и закрыл крышку.

– А вы можете чтонибудь сделать для нее, чтобы ускорить регенерацию? – спросила Алиса у друидки.

Она не осмеливалась смотреть в глаза Таре. Каждое мгновение Фамалия с болью ощущала ее присутствие. Может, она просто не привыкла так близко находиться к человеку, или это чувство вызывала древняя магия друидки, которая окружала ее, словно аура?

– К сожалению, нам остается только ждать. Возможно, Ани сможет набраться сил и довести превращение до конца. Тогда она выздоровеет. Если нет, то у меня нет средства, чтобы помочь ей. Однажды я уже видела такое, и спасения не было.

– Ты не можешь ей помочь?! – воскликнула Иви. – Если так, то значит, никто больше не сможет. Бедная, несчастная Ани.

В голосе Иви прозвучала печаль. Несколько мгновений она молча стояла, потом посмотрела на друидку. Иви словно подменили. Теперь она излучала беспокойство.

– Когда мы отправляемся в путь?

– Сегодня вечером, как только сядет солнце. Это будет ночь новолуния, как определил Ахар Филху. Я поговорю с Доннахом и Катрионой.

Друидка отправилась во двор. Два серых волка последовали за ней.

Иви посмотрела вслед Таре. На ее лице застыло недовольство. Было немного странно наблюдать, как быстро менялось ее настроение с тех пор, как они прибыли в Онанэйр всего какихто два часа назад. Нет, поправила себя Алиса, странно, что они вообще видели эти смены настроения. Возможно, Иви поймала ее мысль, потому что неожиданно изобразила дружелюбную улыбку, которую они так хорошо знали.

Друзья последовали за друидкой, но они не успели уйти далеко – вскоре Катриона позвала наследников в башню и попросила их укладываться в гробы, и они последовали за Лицана через полукруглую арку входной двери. Над ней высоко вверху на венце из зубцов торчал эркер из кованого железа, через который в прежние времена выливали на непрошеных гостей горячее масло или смолу. Если же те всетаки прорывались через дверь, то на втором из семи этажей их ждали лучники, которые посылали стрелы через отверстие в полу.

Катриона повела наследников вверх по винтовой лестнице, которая, как и во всех ирландских замках, закручивалась наверх по часовой стрелке. Это опять же давало преимущество защитникам башни. Благодаря этому они могли свободно размахивать мечом, держа его в правой руке, в то время как нападающие были ограничены в движениях. По той же причине ступеньки были разной высоты, объяснила Иви Лучиано, когда тот съязвил по поводу отсутствия мастерства у ирландских строителей. Дело не в отсутствии мастерства. Такие ступеньки становились дополнительной преградой для чужаков, которые пытались штурмовать замок, в то время как хозяева замка быстро запоминали, какие ступеньки выше, а какие ниже.

Вампиры поднялись на верхний этаж.

Крышу поддерживал красивый потолок из дубовых балок. Там, где хозяин замка когдато вершил суд, стояли в ряд гробы для юных вампиров. Гробы жителей замка находились в узких камерах на промежуточных этажах. Слуг расположили в складском помещении внизу, в то время как Катриона, Доннах и другие Лицана, сопровождающие наследников во время путешествия, отдыхали в большом зале на третьем этаже. Огромный камин свидетельствовал о том, что прежние владельцы замка проводили тут большую часть времени.

Бриджит, которая как раз в этот момент вместе с Ниавом поправляла гробы, показала на них приглашающим жестом.

– Выбирайте любой.

Таммо уже сидел на одном из гробов, сморщив нос. Для Фернанда же и Джоанн, казалось, не было никаких проблем в том, чтобы переночевать в первом попавшемся гробу. Малколм тоже был уже здесь, и Дракас, которые – что никого не удивляло – жаловались вовсю. Алиса улыбнулась и забралась в один из гробов, который явно не очень долго пробыл в земле. Древесина была светлой и не так сильно пахла гнилью. Ни один из гробов не был оббит тканью.

– Мы оставили ткань и подушки на кладбище, – сказала Бриджит, заметив взгляд Алисы. – Они были слишком пропитаны трупной жидкостью.

Алиса отмахнулась.

– Это не так уж и важно.

Как только она уснет, ей будет абсолютно все равно, лежит она на мягких подушках или на голых досках.

Все юные вампиры забрались в гробы и закрыли крышки. Сеймоур лег на гроб Иви. Последней прошмыгнула в комнату Ирен и залезла в единственный оставшийся открытым гроб.

Катриона еще раз осмотрела помещение. Наступила тишина. Только коегде сквозь дерево еще доносился шепот. Лицана отвернулась и спустилась по лестнице к своему гробу, который, как всегда, стоял с правой стороны от Доннаха.

– Ты снова собираешься на улицу? – с удивлением спросил Оскар.

Он сидел в маленькой комнате на постоялом дворе в Утерарде с кружкой пива и сигарой, вытянув к камину наконец то сухие ноги.

Загородный дом Уайльдов, расположенный на северном берегу озера, возле городка Конг, леди Уайльд сочла слишком отдаленным, к большому неудовольствию Оскара, который уверял друга, что там им было бы гораздо комфортнее.

Брэм Стокер поправил накидку и надел шляпу.

– Да, мне нужно размять ноги. Ночь такая чудесная.

– Сегодня новолуние! – напомнил Оскар.

– Да, но ветер разогнал все облака. Дождя больше нет, и свет звезд придает пейзажу таинственности.

Оскар поставил кружку пива на столик.

– Неужели ты хочешь прямо сейчас, среди ночи, направиться на кладбище?

Его друг смутился.

– А почему нет? Я имею в виду, если дорога будет проходить мимо кладбища, я могу заглянуть и туда.

– Ха! – воскликнул Оскар и выставил вперед сигару, словно это была шпага. – Ты что, держишь меня за дурака? Если твой путь будет случайно проходить мимо! Да ты сразу же направишься туда. Я знаю твою страсть к мертвецам и всякой нечисти. Это ненормально! Говорю тебе как сын великого врача.

– Твой папа был офтальмологом и отиатром!

– Да, правильно, и он сказал бы тебе, что думает о том, что ты повсюду видишь и слышишь фантастических существ, которых не существует.

– То есть ты не веришь, что они существуют?

– Я верю во многое, но в нечисть? Скажем так, у меня есть обоснованные сомнения.

Он пожал плечами.

– Значит, тебе не стоит бояться, что какойнибудь вампир выпьет мою кровь и отберет душу, если я буду по ночам ходить на кладбище, – сказал Брэм, в голосе которого послышалось и сожаление, и веселье.

– Нет, мой друг, этого я не боюсь. Если тебя, конечно, не стукнет камнем по башке какойнибудь полуголодный нищийпопрошайка, чтобы стащить у тебя туфли или чтонибудь еще, мы снова встретимся за завтраком.

– Я буду следить за своими туфлями, – пообещал Брэм, поднял руку и вышел за дверь.

Дорогу он рассмотрел еще при дневном свете, и ему не составило большого труда найти тропинку, которая вела к кладбищу, окруженному стеной. Как и почти во всей Западной Ирландии, от маленькой церкви осталась только стена. Стропила явно провалились уже очень давно. Жители городка постепенно разобрали треснувшие балки – на болотах дерево было ценным товаром. Обвалившиеся камни и черепица тоже исчезли. А вот разобрать оставшиеся стены никто не осмелился. Всетаки они принадлежали дому Господнему и были священны. До сих пор эти стены давали особенную Божественную защиту и поэтому места для погребения внутри церковных стен или монастырей пользовались наибольшим спросом.

Брэм вошел в решетчатые ворота и подошел к руинам кладбищенской церкви. Плотно друг к другу на земле стояли ряды надгробных плит. Он наклонился, но свет звезд был слишком слабым, чтобы можно было разобрать надписи. На некоторых могилах лежали "высохшие цветы.

Странный звук заставил его обернуться. Что это? Брэм прислушался. Звук доносился с другой стороны церковных стен. Брэм тихо подошел к оконному проему и выглянул наружу. За это время его глаза уже привыкли к темноте. На могилах работали два человека. Они навалили кучу земли, и один из них – очень изящный на вид – достал из могилы гроб. Не веря глазам, Брэм затряс головой. Это была женщина. Откуда у нее такая физическая сила? Оцепенев, он стоял на месте и не мог отвести взгляд, хотя тело предупреждало его об опасности всеми возможными способами: по спине побежали мурашки, волосы встали дыбом, на лбу выступил холодный пот. Все его чувства кричали: опасность! Беги, спасай свою жизнь! Но Брэм Стокер не двигался с места.

Женщина открыла гроб, достала труп, который был больше ее, и бросила его назад в разрытую могилу. Движениями, такими быстрыми, что Брэм едва успевал замечать их, она снова засыпала могилу землей и повернулась к следующей. Ее спутник последовал ее примеру. Внезапно вопрос, зачем они это делали, потерял свою важность, когда Брэма озарила невероятная мысль: они не могли быть людьми! Они были слишком быстрыми и слишком сильными. Он не мог разглядеть, отбрасывали ли они тень, свет звезд был слишком слабым. Его подсознание давно распознало существ, и только ум отказывался признать это. Разве он не надеялся когданибудь увидеть их? Надеялся и боялся! Его разум наконец нашел для них слово: вампиры! Дыхание Брэма участилось и показалось ему неестественно громким. Почему они до сих пор не обнаружили его? Неужели истории об их способностях преувеличены? Или их отвлекали работа и интенсивный запах мертвецов, который теперь долетел и до него?

С растущим восхищением Брэм наблюдал за существами, за тем, как они выкапывали гробы и складывали их в повозку за кладбищенской стеной. В повозку были запряжены две крепкие черные лошади. Они стояли так неподвижно, что Брэму стало интересно, были ли они обычными животными. Их грива мерцала в звездном свете. Брэм снова посмотрел на вампиров. Страх, который побуждал его к бегству еще несколько мгновений назад, стал слабее и отошел на второй план. Как грациозно они двигались! В голове у него зашумело. Только сейчас Брэм заметил, что вампирша закончила свою работу. Она неподвижно стояла у стены и пристально смотрела в его сторону. Она смотрела в его глаза, в его душу, сквозь него. Собственно, он должен был смертельно испугаться и пуститься наутек, но Брэм даже не пошевелился и уставился на вампиршу. Шум в его голове распался на звуки, которые слились в мелодию. Она притягивала его, звала к себе. Как сирены, которые хотели завлечь Одиссея на погибель. У Брэма не было мачты, к которой он мог бы привязать себя. Он почувствовал, как движется его тело, и знал, что не контролирует его.

«Оскар, ты был не прав, – подумал Брэм. – Изменишь ли ты свое мнение или решишь, что меня убил бродяга?»

Внезапно притяжение прекратилось. Брэм увидел, как вампирша отвернулась. Ее спутник уже сел на облучок и что то крикнул ей. Она немного помедлила. Потом еще раз бросила взгляд в сторону Брэма, поразивший его в самое сердце, и невероятным прыжком перемахнула через стену и села в повозку. Лошади тронулись в путь.

Брэм Стокер остался стоять среди руин, пока повозка не исчезла из виду и стук копыт не затих. Он никак не мог осознать случившееся: он заглянул в глаза смерти и сумел избежать ее.

– Оскар ни за что мне не поверит, – пробормотал Брэм, когда снова почувствовал, что может двигаться.

Нетвердыми шагами, словно за эти минуты он состарился на несколько лет, он направился назад на постоялый двор. Взгляд вампирши все еще горел в его душе.

СОСТЯЗАНИЕ СО ВРЕМЕНЕМ

Когда Франц Леопольд выбрался из полуистлевшего гроба, его первая мысль была об Иви. Естественно, ее гроб был уже пуст, и в зале не было ни ее, ни Сеймоура.

Дракас взлетел по длинной винтовой лестнице. На третьем этаже он задержался лишь на мгновение, чтобы окинуть взглядом зал с большим камином и удостовериться, что здесь Иви тоже нет. Франц Леопольд вернулся на лестницу и чуть не столкнулся с Алисой.

– Она уже ушла? – крикнула ему Алиса.

– Откуда мне знать?

Они помчались через ворота во двор. До них донесся глухой топот копыт.

– Они на подъемном мосту!

Вампиры побежали. Они были уже на мосту, когда белая кобыла ступила на другой берег. Иви остановилась и повернулась к ним. Сеймоур поднял голову и завыл.

– Пойдем!

Алиса и Франц Леопольд в несколько прыжков преодолели подъемный мост. Они не говорили об этом, но оба решили, что поедут с Иви. С серьезными лицами они подошли к ней и приветствовали друидку и двух Лицана из Онанэйра, которые, очевидно, должны были сопровождать их.

– Простите, что не попрощалась, – сказала Иви. – Мы спешим, но уже завтра ночью вернемся.

Франц Леопольд зарычал.

– Ты прекрасно знаешь, что мы побежали за тобой не для того, чтобы попрощаться. Мы едем с вами!

– Это невозможно, – вмешалась друидка. – Вы останетесь здесь и продолжите обучение. Это ваша задача. А задача Иви пойти сегодня ночью с нами.

– Какова цель вашей поездки? – спросила Алиса, но не получила ответа.

Друидка лишь строго посмотрела на нее.

– Возвращайтесь в замок, там вы будете в безопасности. Никто не должен бродить незащищенным за его пределами.

– И как раз поэтому мы должны отправиться с вами! – Франц Леопольд не собирался сдаваться.

На морщинистом лице друидки появилась улыбка.

– Это делает тебе честь, Франц Леопольд из клана Дракас, но тем не менее я должна повторить: возвращайтесь в замок! Поверьте мне, с нами Иви в безопасности, – несколько мягче добавила она.

Тара натянула поводья, и Алэн поскакала, сразу же взяв быстрый темп. Вампиры побежали за ними следом. Процессию завершали три волка.

Наконец угрюмые Франц Леопольд и Алиса повернули назад к сторожке.

– Я чтото пропустил? Они уже уехали?

Лучиано запыхавшись выбежал им навстречу со двора и чуть не врезался в Алису.

– Тот, кто поздно просыпается и долго собирается, всегда чтото пропускает, – холодно ответил Франц Леопольд.

– Иви вместе с друидкой и двумя Лицана поехала на запад. Волки сопровождают их, а еще у них белая лошадь, на которой вчера приехала Тара. Пешком старая женщина не смогла бы идти наравне с ними, хоть она и друидка.

– Как жаль, что они не берут нас с собой, – со вздохом сказал Лучиано. – Мне интересно, что все это значит. А почему мы не могли пойти все вместе? Что друидка будет делать вместе с Иви на мутных болотах?

Его взгляд устремился на запад, где уже не было видно ни всадницы, ни вампиров. И тут на его лице появилось решительное выражение.

– Если мы хотим чтонибудь узнать, мы должны последовать за ними и без разрешения!

Франц Леопольд и Алиса резко обернулись и уставились на него. Лицо Дракас наконец просветлело.

– Это первая разумная мысль, которую я слышу из твоих уст, Носферас.

– Разумная? – с сомнением проговорила Алиса. – Едва ли можно назвать ее разумной. Но она мне нравится.

Лучиано просиял от неожиданной похвалы. Алиса внимательно осмотрелась по сторонам.

– Как мне кажется, наши надзиратели чемто заняты. Так что в путь. Более благоприятной возможности у нас не будет. Пока следы еще свежие!

– Только не причитай изза того, что ты пропустишь ужин, – прошипел Франц Леопольд, правильно растолковав страждущее выражение лица Лучиано.

– Я хотел лишь заметить, что будет разумнее отправиться в путь подкрепившись! – обиженно воскликнул тот.

Алиса покачала головой.

– Эта мысль не лишена логики. Но я боюсь, что позже нам больше не представится удобной возможности улизнуть незамеченными. Кроме того, к тому времени расстояние станет слишком большим. Лицана нельзя назвать медлительными, а друидка скачет верхом. Об Иви я даже не буду ничего говорить, вы и сами все знаете.

Франц Леопольд нетерпеливо махнул рукой.

– Почему мы еще стоим?

Произнеся эти слова, он перебежал на другую сторону подъемного моста.

– Идем! – крикнула Алиса и помчалась за ним.

Лучиано застонал, но последовал за ней так быстро, как только мог. Друзья ждали его на другом берегу.

– Поднатужься! – крикнул Франц Леопольд. – Ты же не собираешься сдаваться?

Они помчались по отлогой каменистой дороге, по которой несколько минут назад проехали всадница и вампиры. Лучиано молчал, сосредоточившись на движении. О духи ночи, неужели эти двое бежали еще быстрее, чем обычно? Они двигались так легко и удивительно синхронно, их движения были полны легкости и элегантности. И как им это удавалось? Тело Лучиано стало стройнее, и он много бегал за прошедшие дни, и тем не менее он не мог сравниться с ними. Может, все дело в наследственности?

Дистанция между ними снова стала увеличиваться. Франц Леопольд и Алиса добрались до первых амбаров. Они остановились, проверяя след, потом повернули направо.

– Не мешкай!

Они обежали вокруг деревни и помчались по следу на северозапад. На небе горело всего несколько звезд, которые слабо мерцали между быстро проплывающими облаками. Вскоре на горизонте появилось кладбище с полуразрушенной церковью, потом деревня. Снова всадница и вампиры сошли с дороги, чтобы не приближаться слишком близко к домам.

– Лучиано! Мы не можем все время дожидаться тебя!

Лучиано попытался бежать быстрее, и, к его удивлению, ему это удалось без особого труда. Он даже начал сокращать дистанцию. Лучиано настороженно ожидал появления первых признаков усталости, но вместо этого странным образом чувствовал себя еще сильнее. Это было похоже на дурман, и он с трудом подавил крик восторга. Теперь след повернул на запад и пошел вдоль берега озера. Франц Леопольд и Алиса остановились. Лучиано пронесся мимо них.

– Что такое? Вы уже устали? Вам не нужно меня ждать!

– Стой! Остановись! – крикнул ему Франц Леопольд.

Лучиано затормозил и подождал, пока другие его догонят.

– Что случилось?

– Разве ты не заметил? – Франц Леопольд закатил глаза. – След постепенно утрачивает свежесть.

– Они быстрее нас, – добавила Алиса, поймав удивленный взгляд Лучиано.

– Еще быстрее?

– Да, и боюсь, что они замедлят темп, только когда горный склон станет круче.

– Тогда вперед, – поторопил Лучиано друзей. – Остановка не приведет нас к цели!

Алиса покачала головой.

– Посмотри, тропинка ведет на запад. Она проходит мимо узких озер, и мы даже не догадываемся, когда она завернет в горы и наконец станет круче.

– Это неприятно, но мы не можем ничего изменить. Неужели вы хотите сдаться и повернуть назад? – Лучиано в ужасе уставился на них.

– Естественно, нет! – воскликнул Франц Леопольд.

– Нам просто интересно, а не будет ли волк продвигаться по такой местности быстрее? По крайней мере, ему не нужно останавливаться, чтобы принюхиваться к следу.

– Не знаю. – Лучиано пожал плечами. – Даже если так, то что нам это даст?

– Тогда мы превратимся в волков! – категорично заявила Алиса.

Лучиано почувствовал, как его воодушевление исчезло. И снова появилось неприятное чувство отчаяния от осознания того, что другие быстрее, красивее и элегантнее, чем он. Вампир опустил голову.

– Я не умею, – тихо признался он. – Вы хотите оставить меня одного?

– Ты превратился с помощью Иви, почему тогда ты не сделаешь это с нашей помощью?

– Что? – Лучиано вытаращил на них глаза.

– Франц Леопольд соединится с моим разумом, и тогда мы объединим наши силы с твоими. А ты просто делай все так же, как во время занятий, и мы дадим тебе энергию, которой тебе не хватает.

– Вы думаете, это сработает? Я не хотел бы выглядеть, как та вампирша.

– Естественно, тебе нужно сконцентрироваться.

Франц Леопольд пожал плечами.

– Но если это слишком большой риск для тебя, то оставайся здесь и залезай в какуюнибудь норку, пока мы не вернемся.

Алиса толкнула венца в бок.

– Замолчи! Естественно, мы не оставим Лучиано. Ты готов? Мы можем начинать?

Лучиано, стараясь выглядеть как можно увереннее, кивнул:

– Ну конечно! Начинайте!

Он так сильно сконцентрировался на образе волка, которым хотел стать, что его лицо исказилось, а изо всех пор выступил пот. Потом к нему пришла энергия от других юных вампиров. Ее было так много, что Лучиано зашатался. Он упал на одно колено. Туман заклубился и окутал его закручивающееся тело.

Когда туман рассеялся, и боль отпустила, Лучиано взглянул на мир глазами волка. Он благоговейно рассматривал свои лапы с хищными когтями. Открывал и закрывал мощную пасть.

– Это было очень легко, – удивленно сказала Алиса.

Франц Леопольд согласился с ней.

– И хоть то, что при этом получилось, нельзя назвать сильным и красивым – я скорее назвал бы его шелудивым, – без сомнения, это волк!

Лучиано пару раз крутанулся вокруг собственной оси, пытаясь рассмотреть себя, потом сел на задние лапы и с ожиданием взглянул на друзей.

Алиса посмотрела в глаза Францу Леопольду. С каждым разом ей было все легче открываться ему. Ее снова удивила собственная сила. Туман пришел сразу же, как только она его призвала, и закружился так быстро, как никогда раньше. Алиса упала на четыре лапы. Она знала, что стала роскошным волком, быстрым как ветер! Рядом с ней стоял Франц Леопольд. Его шерсть была почти черной и отливала шелковистым блеском. Их мысли все еще были объединены. Вампиры одновременно вскочили и побежали по долине огромными прыжками.

– Тара?

Вампир немного отстал и теперь снова догнал их. Друидка повернулась к нему в седле, не снижая темпа.

– Что такое, Камерон? – спросила чистокровная Лицана, которая еще много лет назад перешла из Данлюса в Онанэйр.

– За нами идут!

Теперь он привлек внимание Иви.

– Вампиры?

Камерон кивнул.

– Двое или трое.

– А ты знаешь, кто это? Может, это те, кто преследует нас от самого Данлюса? Тебе рассказывали об их высадке в гроте? Один из них был уничтожен в пещерах Эайлуии, потому что не смог выбраться из ловушки и иначе попал бы к нам в руки.

Камерон и Табер, который тоже уже давно жил в Онанэйре, кивнули.

– Мы проинформированы о происходящем. Нам остаться и устроить засаду?

Тара кивнула, но Иви возразила:

– Если их трое, то это может быть опасно для вас. Они доказали, что являются мастерами перевоплощения. И мы не знаем, какими еще силами они обладают.

Камерон прижал руку к груди.

– Наша задача защищать вас. Разве это не подразумевает, что мы можем подвергать себя опасности?

Естественно, Камерон был прав, но Иви стало не по себе.

«Иногда мне хочется быть простой девочкой, судьба которой не может изменить мир ни в хорошую, ни в плохую сторону».

Сеймоур подошел и посмотрел на нее желтыми глазами.

«Правда? Тогда твоя история давно бы закончилась, и, скорее всего, никто больше не вспомнил бы о тебе».

Иви упрямо посмотрела на него.

«Неправда. Я была бы там, где мое место: рядом с мамой!»

«Правильно! Чтобы изменять судьбу мира в хорошую или плохую сторону! Ты не простая девочка и никогда не была ею! Не надо роптать. Я ведь не делаю этого».

Они немного притормозили позади белой лошади, и теперь Сеймоур снова быстро догнал ее. Иви держалась рядом с ним, все еще обеспокоенно наморщив лоб.

Камерон и Табер превратились в соколов и полетели назад по той же дороге, по которой пришли.

Скоро они обнаружили три тени, которые шли по их следу. Вампиры немного опустились, чтобы лучше рассмотреть их, и увидели трех волков. Один был сильный, черный, с красивой шерстью, второй поменьше, с серой шерстью, и еще один, который выглядел немного потрепанным. О том, что это вампиры, говорила их слишком слабо выраженная аура, окружавшая любое животное и человека, в жилах которого текла теплая кровь. Соколы полетали немного над их головами и повернули назад, чтобы сообщить обо всем Таре.

– Значит, их трое. – Она помолчала и посмотрела на Сеймоура. – Хорошо, – сказала она через некоторое время. – Вы окружите их. А мы подождем за поворотом.

Протесты Иви она не стала слушать.

Лицана тоже превратились в волков и спрятались вместе с Сеймоуром и волками друидки в кустах слева и справа от дороги.

«Мы быстро продвигаемся», – радовалась Алиса.

«Да, след становится все отчетливее», – согласился с ней Франц Леопольд.

Лучиано немного отстал. Он запрокинул голову и посмотрел в ночное небо.

«Что такое? Силы покидают тебя?» – услышал он мысли Франца Леопольда.

«Нет, мне стало интересно, что это за птицы».

Теперь и Алиса посмотрела вверх, но ничего не увидела.

«Они уже улетели».

«Это не важно!» – заворчал Франц Леопольд и побежал дальше.

Теперь тропинка шла вокруг озера, которое почти полностью заросло камышом и болотной травой. На черной земле отпечатки лошадиных копыт были такими отчетливыми, что по ним мог пройти даже человек.

Дорога снова повернула и пошла сквозь густой кустарник. Алиса затормозила так резко, что ее лапы погрузились в землю.

«Подождите!» – крикнула она, но прежде чем друзья успели отреагировать, из кустов выскочили тени.

Четыре волка с оскаленными клыками прыгнули на них. Франц Леопольд зарычал и не медля ни секунды отразил нападение. Лучиано замер как завороженный. Он не был волком. Он был Носферас! Желание вернуться в человеческий облик было таким сильным, что вокруг него начал закручиваться туман, но тут его схватила сильная челюсть и укусила за бок. Лучиано завыл от боли, у него закружилась голова. Превращение в вампира уже началось, и теперь его резко прервали.

«Прекратите!» – отчаянно крикнула Алиса.

Она узнала волков друидки и поняла, что двое других – вампиры Лицана, которые сопровождали Тару и Иви. Пока Алиса вертелась по кругу и, щелкая зубами, держала на расстоянии волков друидки, ее разум кричал о помощи. Она не думала о том, кому должна направить свои крики.

«Сеймоур!»

Белый волк не спеша вышел из кустов и элегантно сел на задние лапы. Алиса могла бы поклясться, что он улыбался. Г'ал и Киалвар все еще ходили вокруг нее, но уже не пытались схватить за бок. Зато Франц Леопольд и один из Лицана вцепились друг в друга, в то время как еще один волк держал за горло Лучиано.

«Сеймоур, пожалуйста, это я, Алиса! Неужели ты не слышишь? Ты не узнаешь меня? И Лучиано, и Франца Леопольда? Пожалуйста, скажи им, чтобы они прекратили. Их же убьют!»

Сеймоур зарычал. Волк, который сражался с Францем Леопольдом, оттолкнул его и встал, грозно оскалив клыки. Его жест был ясен: подчинись!

«Пожалуйста, Лео, сделай это!» – взмолилась Алиса.

Лучиано, от которого тоже этого потребовали, нехотя подчинился приказу. Шерсть у него на загривке немного разгладилась. Но Франц Леопольд упрямился. Краем глаза Алиса заметила движение. Чтото белое так быстро промелькнуло мимо нее, что она даже не сразу заметила, что это Сеймоур напал на Франца Леопольда. Мощным прыжком он прыгнул красивому черному волку на спину. Его зубы сомкнулись на шее Франца Леопольда, прежде чем тот вообще успел понять, что произошло.

«Подчинись, Франц Леопольд Дракас! Не надо сердить меня».

Юный волк жалобно заскулил. Сеймоур сжал челюсти еще немного сильнее, а потом отпустил свою жертву и отступил.

«Превращайтесь!»

Алиса попыталась найти Франца Леопольда, но он закрыл свой разум от ее мыслей. Она почувствовала, как в ней поднимается гнев. Почему он отказывается? Чего он хочет достичь подобным образом? Неужели он думает, что это она виновата в том, что волки выследили их?

Гнев придал ей сил и решительности, и внезапно Алиса поняла, что справится сама. Несмотря на неприятную ситуацию, ее наполнило счастье, когда она почувствовала, как туман окутал ее и тело снова приняло прежнюю форму.

– Это было очень хорошо!

– Иви!

Лицана вышла вместе с друидкой на дорогу. Несколько мгновений Алиса была слишком потрясена, чтобы сформулировать свои мысли, но потом воскликнула:

– Ты натравила на нас волков и наблюдала за тем, как они нас чуть не растерзали? Я не могу поверить! Посмотри только, что они сделали с Лучиано и Францем Леопольдом!

Иви взглянула на Дракас.

– Рана неглубокая. Она не доставит тебе проблем. Превращайся, и тогда Тара сможет осмотреть тебя. Тебе нужна поддержка?

Но в ответ Франц Леопольд лишь оскалился.

– Я принимаю это как отказ, – холодно сказала Иви и подошла к Лучиано, который жалобно скулил.

Алиса последовала за ней, уперев руки в бока.

– Тебе совсем нечего сказать нам?

Иви вздохнула.

– Почему же, есть: вы задержали нас, и мы теряем драгоценное время. И о чем вы только думали?

– Как мы могли догадаться, что вы нападете на нас!

– А откуда мы могли знать, кто нас преследует? Камерон заметил лишь, что за нами ктото идет, и мы, естественно, подумали, что это те вампиры, которые преследуют нас от самого Данлюса.

Алиса окончательно смутилась.

– Вы должны были с самого начала разрешить нам пойти вместе с вами.

Иви криво улыбнулась.

– Да, если бы у меня было больше времени, чтобы подумать, мне сразу стало бы ясно, что вы обязательно сотворите чтонибудь безумное, лишь бы удовлетворить свое любопытство.

– Это совсем не так! Мы твои друзья и хотели помочь тебе.

Иви не ответила. Она обеспокоенно посмотрела на Лучиано, который извивался у их ног от боли. Он уже не был настоящим волком, но и человеческие черты проступили очень слабо.

Алиса испугалась.

– Мы можем освободить его какнибудь из этого промежуточного состояния?

К ним подошел Франц Леопольд. Его брюки были разорваны, из раны текла кровь. Он прихрамывал, что несколько смягчило его подчеркнуто небрежное появление.

– Это типично. Такое могло произойти только с Носферас.

– Нет, такое может произойти с каждым, кто переоценивает свои силы или допускает, чтобы его концентрации помешали в самый ответственный момент.

– А Тара не может ему помочь?

Алиса с мольбой посмотрела на друидку, но та, к ее ужасу, покачала головой.

– Это невозможно вылечить травяными отварами.

У Лучиано был такой жалкий вид, что Алиса отвела взгляд. Какая ужасная перспектива – остаться навсегда в таком состоянии. И о чем они только думали? Как же она могла?…

Иви встала на колени возле Лучиано. Она взяла его за дрожащие передние лапы и стала тихо говорить с ним. Алиса не смогла разобрать слов, но волк, или кем он сейчас был, немного успокоился.

Тем временем оба Лицана тоже превратились в вампиров и вместе с двумя волками стали вокруг Лучиано и Иви. У Камерона, который боролся с Францем Леопольдом, кровь текла из двух ран, которые нанес ему юный Дракас. Они молча наблюдали за происходящим. Алиса даже задержала дыхание.

Иви выглядела очень напряженной, ее прекрасные черты исказились, словно от боли. Алиса почувствовала, как подошла друидка. Она положила руку на плечо Иви и произнесла несколько слов погэльски. Потом снова отошла назад. Иви призвала туман, и несколько растянувшихся мгновений Алиса не видела, что там происходило. Она слышала лишь рычание и стоны. Когда туман рассеялся, с земли встали Иви и Лучиано в привычном облике. Алиса закричала от облегчения и обняла Носферас, который чуть не упал от ее напора. Потом она прижала к себе Иви.

– Что бы мы без тебя делали!

– Наверное, попытались бы больше не попадать в такие трудные ситуации? Это было бы неплохо для начала.

Лучиано тоже сердечно поблагодарил ее, в то время как Франц Леопольд все еще выглядел отрешенным.

– Нам нужно ехать дальше! – напомнила друидка.

И к ней тут же подбежала лошадь, словно только и ждала этих слов.

– Хорошо, пойдемте, – согласился Франц Леопольд и встал рядом с Иви, но та покачала головой.

– Тара, Сеймоур и я продолжим наш путь, а Камерон и Табер проводят вас назад в Онанэйр.

Франц Леопольд устремил на нее пламенный взгляд.

– Нет, мы пойдем с вами. Раз уж мы зашли так далеко…

В глазах Иви загорелся такой неистовый огонь, что он замолчал.

– Идите.

Франц Леопольд сердито сжал руки в кулаки, но не попытался следовать за ними, когда лошадь Тары поскакала прочь, а за ней побежали Иви и волки.

– Надо же было так провалить задуманное, – вздохнул Лучиано. – Вместо того чтобы пойти с ней и защищать ее, мы забрали еще и их сопровождающих. Надеюсь, с ними ничего не случится.

С поникшей головой он неуклюже шагал за Камероном. Табер шел сзади них.

– У нее есть еще Сеймоур для защиты, – утешила его Алиса, которой тоже было не по себе от этой мысли.

– Сеймоур! – воскликнул Франц Леопольд и зарычал. – Этот хитрый предатель, который с наслаждением наблюдал бы, как они разрывают нас на куски!

– Наверное, он не узнал нас, – сказал Лучиано.

Алиса промолчала. Возможно, вначале Сеймоур действительно не знал, кем были три волка, которые шли по их следу. Но даже когда она позвала его, он не сразу остановил происходящее и спокойно смотрел, как Франц Леопольд и Камерон продолжают драться. Почему? На сердце у Алисы было тяжело. У нее было такое ощущение, словно она потеряла друга.

Старый оборотень стоял у входа в пещеру. Он давно заметил молодого оборотня позади себя и знал, зачем тот пришел, но хотел оттянуть момент принятия решения настолько, насколько это было возможно.

Позади него раздался шорох, потом юный оборотень подошел к нему и едва заметно поклонился. Уже одно это сказало старому предводителю стаи очень много. Некоторые юные оборотни больше не одобряли его решений и не оказывали ему должного уважения. Пока что они не осмеливались, открыто выказывать недовольство и неповиновение, но процесс уже был запущен.

– Ахар Филху, полночь прошла, – наконец сказал юный оборотень, поняв, что предводитель стаи не желает начинать разговор.

Ахар Филху подавил вздох, который готов был вырваться из его груди.

– Да, Макги, я знаю. Я еще могу читать время по звездам.

Снова этот мимолетный поклон, который выражал скорее презрение, чем уважение.

– Нам нужно отправляться в путь. Разве не ты говорил, что мы покинем пещеру посреди ночи самой мрачной луны?

«Я поддался вашему напору, – подумал Ахар Филху. – Это не было моим решением. Возможно, я действительно слишком стар и слаб и должен передать судьбу стаи в другие руки». Он посмотрел на Макги, глаза которого опасно поблескивали в темноте. Но куда юные мятежники заведут стаю?

– «Еще до того, как луна полностью погаснет и к нам придет ночь пустоты», – такими были твои слова.

Ахар Филху почувствовал, как в нем поднимается гнев.

– Ты не должен повторять мне мои слова. Мой разум еще не помутился от старости, и я помню, что говорил.

– В этом я и не сомневаюсь.

– А в чем тогда ты сомневаешься?

Уже когда эти слова прозвучали, Ахар Филху понял, что не следовало их произносить. Он сыграл мятежникам на руку. Почему он должен оправдываться перед ними? Это он вожак стаи.

– Есть ли в тебе силы осуществить тобою же принятые решения?

Юный оборотень смотрел на него, выставив подбородок.

Ахару Филху не в чем было упрекнуть мятежника. Он сам дал ему повод, и Макги не стал упускать случая. Теперь оставалось лишь спасать то, что еще можно было спасти.

– Я скажу тебе, когда настанет наше время. А теперь иди и передай другим, чтобы они готовились!

На мгновение вожак испугался, что Макги не подчинится приказу, но тот склонил голову и исчез в глубине пещеры. Ахар Филху глубоко вдохнул и выдохнул. Потом еще раз. Сколько таких вдохов он еще сможет сделать спокойно?

«Старый дурак, это началось уже давно. Война нависла над нами, словно мрачные тучи, и мир погрузился в темноту. Это последние вздохи, перед тем как разразится буря».

Он подумал над возникшим перед ним образом. Нет, это было неправильно. Война пришла не извне, это не она привела оборотней к ненависти и уничтожению. Гроза надвигалась внутри них.

ГОРЫ ТВЕЛВБЕНЗ

Иви остановилась, осматривая вход в пещеру.

– Они ушли, правда?

Она повернулась к Таре.

Друидка кивнула.

– Да, я знала об этом, еще до того как мы прошли дольмены. Там у них всегда выставлены сторожевые.

– Значит, наш путь был напрасным? Я зря спешила сюда от самой Эайлуии?

– Я думаю, Ахар Филху подождал бы нас. Но я неправильно оценила соотношение сил. Они быстро окрепли!

– Неужели ты все еще доверяешь Ахару Филху? – удивленно спросила Иви.

Друидка помедлила, потом кивнула.

– Да, доверяю, но я не знаю, сколько власти находится в его руках.

– То есть ты думаешь, что он еще здесь? Что стая отправилась без него?

Тара пожала плечами.

– Я не могу тебе этого сказать. Я заверила его, что мы придем до новолуния.

– Это было в полночь.

Друидка кивнула.

– Да. В полночь. Более двух часов назад.

– Тогда давай осмотрим местность. Может быть, еще не все потеряно.

Иви быстро направилась к входу в пещеру, Сеймоур шел рядом с ней. Тара последовала за ними. Лошадь они оставили внизу у могильного кургана, потому что дальнейший подъем был слишком сложен для нее. Иви положила руку на загривок Сеймоуру. Иногда ее просто успокаивало его присутствие. Она доверилась его инстинктам, которые укрепляли ее бдительность. Иви осознавала опасность, которой себя подвергала. Отведенный им срок истек, и никто не знал, как отреагируют оборотни, особенно теперь, когда в них снова вспыхнул гнев на вампиров. Хотя, по мнению Иви, это оборотни нарушили соглашение, но при помощи такого аргумента она едва ли сможет усмирить их.

Иви призвала летучую мышь, чтобы лучше ориентироваться в пространстве. В пещерах пахло хищниками. Вампирше казалось, будто камни пропитались чувствами живших здесь поколений. Легкую нотку радости и симпатии заглушили более острые запахи отвращения и гнева.

«Такое не должно было произойти. По крайней мере, пока мы существуем на этом свете. Ради этого и было заключено соглашение».

Волна гнева поднялась в Иви. Это было их решение, да, и она все еще была жертвой. И непонятно, к чему это ее привело. Все было напрасно.

«Ты никогда не ощущала себя жертвой. Это было твое добровольное решение. И мое. Никто не заставлял нас. Вспомни!»

Иви была не в состоянии предаваться воспоминаниям. Она чувствовала себя опустошенной и обессиленной, когда смотрела на каменный пьедестал, на котором еще несколько часов назад лежал клох аир. Она все еще чувствовала его присутствие, хотя его аура быстро таяла, словно гаснущее солнце на закате.

– Они действительно ушли из ТвелвБенз, – глухо сказала Иви, словно в трансе. – И унесли с собой клох аир.

Тара встала рядом с ней и положила руку ей на плечо.

– Этого я и боялась. Но не отчаивайся. Еще не все потеряно. Всегда есть новые пути, на которые мы даже не надеялись.

– Если бы мы пришли хотя бы на два часа раньше, – продолжила Иви, словно не слыша слов друидки. – Если бы наследники не побежали за нами и не остановили нас, мы бы, наверное, успели.

Тара мягко сжала ее плечо.

– Дорогое дитя, ты не должна обвинять своих друзей. Они хотели помочь тебе и защитить тебя.

– Они хотели удовлетворить свое любопытство!

– Ну, возможно, и это тоже, – согласилась с ней друидка. – Но разве это не естественно для вампиров их возраста? Самое главное то, что они не хотели навредить тебе!

– Самое главное то, что они всетаки навредили нам!

– Они – твои друзья! Носферас, Фамалия и даже Дракас. Разве это не удивительно? Вы подружились всего за один год. Это превзошло самые смелые мои ожидания.

Иви грубо сбросила руку друидки с плеча и отошла в сторону.

– Какая нам польза от того, что юные вампиры заключают мир, если оборотни начинают войну под вымышленным предлогом! Мы даже не знаем, как на самом деле погиб Перегрин. Возможно, его убили не вампиры. Возможно, он заслужил свою смерть.

– Да, жаль, что я не увидела его тела. Думаю, тогда я смогла бы все понять.

– Но это не помогло бы нам сейчас.

Сеймоур завыл, и Иви резко повернулась к волку.

– И о чем ты только думал, не остановив борьбу вовремя? И не надо говорить, будто ты не сразу их узнал!

«Алису и пальцем не тронули, а Лучиано сам вверг себя в столь жалкое состояние. И как можно было додуматься обращаться в человеческий облик в такой ситуации, когда ему вряд ли удалось бы это даже в нормальных условиях!»

– Он пытался это сделать ненамеренно. Он поддался панике!

Сеймоур закатил глаза.

– Не нужно заговаривать мне зубы. Ты допустил, чтобы Камерон укусил Франца Леопольда. А ведь его могли серьезно ранить!

«Да это Франц Леопольд укусил Камерона!»

– Ах, и теперь ты хочешь убедить меня, что это была честная борьба? Опытный Лицана против четырнадцатилетнего Дракас, который совсем недавно научился превращаться в волка.

Сеймоур промолчал и отвернулся, словно эта тема его не интересовала.

– Я с тобой разговариваю!

«Этот урок не помешает Дракас! Ему пойдет только на пользу, если ктонибудь немного собьет с него спесь».

– Он очень нравится тебе, – вмешалась друидка. – Я увидела это по твоему взгляду.

Иви закрыла глаза.

– Члены клана Дракас презирают остальные семьи.

Старая женщина улыбнулась.

– В теории, может, и так, и, возможно, Франц Леопольд еще и сам не разобрался до конца, какие чувства в нем пробудились. Но я советую тебе: будь осторожна. Пока это еще небольшое пламя. Если же оно превратится в пожар, оно может погубить вас обоих.

Белый волк зарычал.

– И Сеймоур немного ревнует, потому что чувствует растущую симпатию, не правда ли?

Тара погладила волка по голове, не обращая внимания на его оскаленные клыки.

– У него нет ни причин, ни права ревновать меня! – страстно воскликнула Иви. – Он должен защищать меня и ни во что не вмешиваться. Да кто он такой, что решил стать судьей моей жизни и моих решений?

Но прежде чем друидка успела ответить, Сеймоур зарычал и бросился к Иви. Иви и Тара тоже заметили шорох и развернулись на звук. В проходе сидел серый волк, старый и косматый, и рассматривал их водянистыми глазами. Сеймоур встал между ним и двумя женщинами, грозно оскалив клыки. Старый волк отошел вглубь туннеля. Но пока Иви и Тара думали, последовать ли им за ним, в пещеру вошел мужчина, вид которого был таким же жалким, как и в волчьем обличье.

– Я услышал голоса, которых здесь не должно быть, – произнес он немного невнятно. – Ты опоздала, Тара. Ахар Филху был опечален. Он думал, что сможет остановить обломок скалы, до того как тот успеет добраться до крутого склона и покатиться вниз, в сторону долины, все быстрее и быстрее, сметая на пути все, что ему мешает.

Он ухмыльнулся, обнажив остатки зубов.

– Да, судьба была против нас, – признала друидка.

– Судьба! – Старик сплюнул на пол. – Как легко во всем обвинять судьбу. И как удобно потом жаловаться на нее, ничего не делая.

– Мы не собираемся сидеть сложа руки! – возмущенно возразила Иви. – Между оборотнями, друидами и вампирами было заключено соглашение, и теперь пришло время вспомнить о том, что оборотни тоже должны соблюдать его!

Старик снова усмехнулся.

– Ах, наконецто мы добрались до сути дела. Оборотни заявляют, что это вампиры нарушили клятву. – Он сощурил глаза и перевел взгляд с Иви на Сеймоура. – И это произошло не сегодня и не в момент смерти Перегрина, а вначале!

– Тогда им нужно было созвать большой совет, на котором мы обсудили бы все недоразумения и устранили бы их, – спокойно ответила друидка. – А уносить клох аир и прятать его от нас – неудачный способ решения проблемы. День передачи близок!

– Да, молодежь – необузданная и не обдумывает свои поступки, – согласился с ней старик. – Но такими волчата были во все времена. Они позволяли себе разные шалости, получали взбучку и благодаря этому взрослели.

– Это не шалость молодых оборотней! – воскликнула Иви. – Они унесли клох аир неизвестно куда. Они могли направиться куда угодно, и, возможно, пройдут десятки лет или даже столетия, пока мы снова найдем его!

– Куда угодно с клох аир ? Нет! Ребенок, что за глупости ты говоришь. Пусть остынет твой гнев, который затуманивает твои мысли. Как это неизвестно куда? Такого не может быть!

Иви глубоко вдохнула и выдохнула. Почему она была так слепа? Ей следовало сразу же отправиться по следам оборотней. Каждая потерянная минута лишь увеличивает расстояние между нею и клох аир.

– Нам нужно бежать! – быстро сказала Иви и слегка поклонилась старому оборотню. – Мы благодарим тебя. Тара, пойдем быстрее, может быть, мы еще сможем догнать их!

Немного помедлив, друидка посмотрела на Иви и на оборотня, после чего последовала за вампиршей по туннелям к выходу.

– Умная мысль порой приводит к цели быстрее, чем быстрые лапы! – крикнул им вдогонку старик, но Иви больше не слушала его. Ее разум был сосредоточен на следах оборотней, которые уносили камень с душой их земли в свое новое убежище.

Обратный путь занял больше времени. И не только потому, что у них больше не было причин спешить. Францу Леопольду и Камерону мешали раны, хоть оба и старались не подавать виду. А Лучиано казался странно отстраненным, хотя его рана уже не кровоточила. Его отсутствующий взгляд блуждал по пустынному пейзажу. Возможно, все его силы забрало неудавшееся обращение.

Алиса неуклюже шагала с опущенной головой позади друзей, и Табер несколько раз просил ее поторопиться. Физически у нее все было хорошо, но откуда возьмется хорошее настроение, если они все испортили? То, что их обнаружили, еще полбеды, ведь этого можно было ожидать. И то, что по причине недоразумения началась борьба, тоже не так сильно пугало ее. А вот странное поведение Сеймоура и то, что Иви не заступилась за них, задело Алису за живое. И как Лицана могла отослать друзей назад, после того как они проделали такой длинный путь, чтобы помочь ей и друидке? Сеймоур предал их дружбу, так же как и Иви.

– Алиса, ну не надо так тормозить! Нам хотелось бы попасть в Онанэйр до восхода солнца!

Она бросила на Табера мрачный взгляд, но ускорила шаг.

Вскоре перед ними показалась деревня, а по правую сторону возник странно голый горный склон, который Алиса заметила еще в начале пути. Все остальные склоны поросли вереском, низким кустарником и болотной травой, а этот выглядел так, словно огромный зверь мощным ударом лапы ободрал бок горы. Вообщето Алиса была еще слишком возмущена, чтобы разговаривать с надзирателями, но любопытство пересилило, поэтому она немного отстала и, поравнявшись с Табером, показала на голую гору.

– Это рудник Гленгоула, – резко ответил тот.

– Ах, я уже слышала о нем. Люди добывают там руду, чтобы выплавлять из нее металлы.

– Да, сначала они лишили страну защитного покрова, срубили деревья и отправили их в Англию, пока не остались одни болота, на которых может насытиться разве что пара овец. А теперь они раскалывают каменное сердце острова, делят его на руду и отходы и оставляют лежать, словно падаль.

– Иви говорит, что мрамор Коннемары – это душа Ирландии. – Алиса смущенно засмеялась.

– А ты не понимаешь этого? – спросил Табер с неожиданной агрессией в голосе.

Алиса пожала плечами.

– Не совсем.

– Тогда позволь, я объясню тебе. – Табер остановился и задумчиво посмотрел на нее. Теперь его лицо немного смягчилось. – Каждое живое существо, будь то человек, растение или животное, черпает силы из земли и солнца. Мы относимся к тем немногим существам, которые не могут получать энергию от солнца. Вместо этого оно уничтожает нас. Тем больше мы зависим от земли. Во времена кельтов друидам были известны места плодородной энергии, и они знали, как ими пользоваться. Друиды называли такие места священными. Сегодня люди забыли об этом и больше не прислушиваются к чувствам. Мы же попрежнему получаем энергию из этих мест, сливаясь с природой, превращаемся в других существ или на какоето время растворяемся в ней, чтобы путешествовать по ветру, отказавшись от определенного физического облика. Посмотри вниз на долину. Здесь полоса мрамора и руд тянется вдоль берега до самого Клифдена. Там маленькое озеро примыкает к другому озеру. Горы по обе стороны состоят из гранита. Но мрамор, который здесь обнаружили люди, тысячелетиями собирал энергию окружающей природы и сохранял ее. Он стал неистощимым источником силы! Если бы только люди не разбивали его кусок за куском и не уносили отсюда. Именно тут вы превратились в волков. А прежде вам вообще удавалось такое? И если да, то было ли это так легко? Вы были быстры как ветер! Вы когданибудь бежали, не уставая? Это и есть сила, которую дарит вам Коннемара!

Алиса выглядела огорченной.

– Так, значит, это стало возможным только здесь? А я еще удивилась и обрадовалась, что мы так быстро делаем успехи. Означает ли это, что мы не сможем повторить превращение в другом месте?

Старший вампир улыбнулся.

– Нет, это не совсем так. Просто теперь вы поняли, как это происходит, и с каждым разом вам будет все легче удаваться это. Вы научитесь чувствовать даже самые слабые поля энергии и использовать их. А теперь пойдем, а то другие уже успели дойти до деревни.

И он побежал так быстро, что Алиса не смогла угнаться за ним, хотя еще никогда не бегала быстрее. Ветер развевал ее волосы, и она чувствовала себя такой сильной и при этом такой легкой, словно была листочком, подхваченным ураганом. У нее невольно вырвался крик радости, и скоро они снова догнали остальных.

– Я и не знал, что у нас есть причина для радости. – Франц Леопольд встретил ее взглядом, полным презрения.

Алиса промолчала. Если он не мог почувствовать этого, то как ей все ему объяснить?

А в замке Онанэйр вместо приветствия их ожидало наказание, что, конечно, не удивило никого из юных вампиров. Хотя было досадно, что они не смогли достичь желанной цели.

– С таким успехом мы могли бы остаться здесь, – ворчал Лучиано.

– И всетаки у Франца Леопольда появилось несколько боевых ран, – поморщившись, добавила Алиса.

Мрачно сверкнув глазами, он посмотрел на нее, но ничего не сказал, потому что в этот момент его осматривала Катриона. Кроме рваной раны на ноге, из которой все еще текла свежая кровь, у него была только одна царапина, которая уже зарубцевалась.

– Я перевяжу тебе ногу, и ты должен выпить дополнительную порцию крови, чтобы рана быстро зажила. Лучиано, тебе тоже нужно выпить крови больше, чем обычно, тогда твоя слабость быстро пройдет.

Лучиано не удалось полностью скрыть свое облегчение. Наверное, он боялся, что в наказание они вообще ничего не получат. Но прежде чем наследников отпустили в зал к остальным, им пришлось предстать перед Доннахом, который был вне себя от гнева.

Алиса скромно сложила руки перед собой и опустила взгляд. Такая поза не раз выручала ее. По крайней мере, она не способствовала усилению гнева предводителя клана Лицана. Лучиано последовал примеру Алисы. А вот Франц Леопольд, напротив, гордо выпрямился и с вызовом смотрел на предводителя клана. Таким поведением он мог лишь ухудшить положение всех троих. Вдобавок ко всему, он заговорил без разрешения.

– Вы хотите знать, почему мы это сделали? Или для вас важно лишь обрушить на нас свой гнев?

Алиса выпучила глаза. Им придется отвечать всем вместе!

Доннах уставился на Франца Леопольда, и тот, воспользовавшись его удивлением, продолжил:

– Мы последовали за Иви и друидкой, чтобы помочь им и защитить их. Вы дали им двух сопровождающих, да, это хоть чтото. Но учитывая целую группу чужих вампиров, которые преследуют нас из Данлюса, и надвигающуюся войну с оборотнями, мы сочли такие меры защиты недостаточными. Друзья ведь и существуют для того, чтобы поддерживать друг друга во время опасности. К тому же сейчас такое время, когда я считаю просто безответственным не только отсылать нас назад словно детей, но еще и лишать Иви и друидку их защитников!

Доннах просто потерял дар речи и растерянно посмотрел на Катриону. Алисе показалось, что Лицана усмехнулась, но потом ее лицо снова стало бесстрастным, что полностью соответствовало образу верной служанки.

Доннах откашлялся.

– Это, несомненно, благородные мотивы. Но поверь мне, мы никогда не подвергаем опасности никого из Лицана, и особенно Иви. Вам не нужно было волноваться за нее. И это не ваша задача принимать решения, а моя, поэтому в будущем, пожалуйста, придерживайтесь указаний, которые я даю, и больше не удаляйтесь без моего разрешения.

– А каким будет наказание, если мы станем действовать вопреки указаниям? – спросил Франц Леопольд.

Его смелость еще больше удивила Доннаха.

– Тогда я отправлю вас назад в ваши семьи, и ваше обучение в Ирландии будет окончено.

Алису охватил ужас. Она не могла этого допустить. Не было ничего важнее, чем научиться как можно большему и развить в себе новые способности. Мысль о разлуке с друзьями внушала ей страх. Ей будет не хватать их всех: Лучиано и его кузины Кьяры, Малколма и, конечно, Иви и Сеймоура, даже если она сейчас сердилась на них, обоих Пирас, которые, несмотря на свой неотесанный вид, стали верными товарищами Таммо, а также Мэрвина и маленькой мечтательницы Ровены. С удивлением Алиса обнаружила, что ей будет не хватать и Франца Леопольда. Она удивленно раскрыла глаза и посмотрела на него.

– Тревожная мысль, не правда ли? – прошептал он ей.

Очевидно, ему опять удалось незаметно проникнуть в ее разум. Странная улыбка заиграла на губах венца, и даже его темные глаза подобрели. К счастью, Доннах продолжил свою речь и снова привлек к себе внимание наследников.

– А теперь идите в зал и хорошенько подкрепитесь. Вы останетесь в башне, пока не наступит время отправляться в свои гробы. Близится утро. Через два часа взойдет солнце.

– А Иви и Сеймоур вернутся к тому времени? – робко спросил Лучиано. – Если нет, то где они найдут себе надежное укрытие?

Доннах посмотрел на него.

– Нет, я не думаю, что они сегодня успеют добраться до Онанэйра. Они проведут день в пещерах ТвелвБенз.

– И вам не нужно о них беспокоиться, – как можно мягче добавила Катриона.

После этого она провела их в зал наверх.

Сеймоур и оба волка друидки бегали возле пещеры взадвперед, опустив носы к самой земле, выискивая среди всего множества следов нужный. Удостоверившись в том, что они не ошиблись, волки дружно завыли. Иви поспешила к ним.

– Тара, пойдем! Поторопись, они и так ушли уже очень далеко.

Друидка обеспокоенно посмотрела на ночное небо, но ничего не сказала.

– Они отправились на север через перевал.

Тара кивнула.

– Пока мы в горах, Алэн нам не понадобится, но когда мы спустимся в долину, мне будет нужна ее помощь.

– С лошадью или без, мы с Сеймоуром все равно намного быстрее!

– Я знаю, дитя мое. Да и силы друида тоже имеют свои границы. Я не могу путешествовать на крыльях орла. Отправляйся вперед с Сеймоуром. А я пойду по твоему следу при помощи Г'ала. Киалвара я отправлю к дольмену, чтобы он провел Алэн вокруг гор на север. Они будут ждать меня у подножия горы.

– Хорошо, тогда давайте начнем поиски.

– Иви!

– Что?

– Если ты найдешь оборотней, возвращайся назад. Ты не должна к ним приближаться! Пообещай мне. Я все еще доверяю Ахару Филху, но среди оборотней есть много таких, которые теперь относятся к нам враждебно.

Иви нехотя дала требуемое обещание. Потом она попросила Сеймоура пойти по следу так быстро, как только он мог. Сама она превратилась в сокола, чтобы подняться высоко в небо и осмотреть весь горный склон.

Тара провожала ее взглядом, пока Иви не скрылась из поля зрения в ночном небе. Потом друидка крепче схватила посох и отправилась вместе с Г'алом по следам Сеймоура.

Вампирша спустилась к перевалу и взглянула на северный склон, но не обнаружила там ни малейшего движения. Поэтому она вернулась к Сеймоуру и стала летать над ним, описывая широкие круги. Периодически Иви опускалась к волку, белая шерсть которого была хорошо видна даже сквозь густой кустарник.

«Мы приближаемся к ним?» – раздался тревожный вопрос.

«Они быстро продвигаются. Пока я не могу ничего сказать тебе».

Иви снова подлетела к перевалу. Она нетерпеливо кружила вокруг скалистого гребня, пока Сеймоур не перебрался по нему.

«Ты не можешь бежать немного быстрее?»

«Нет, не могу! Мне нужно держаться следа. Мы не найдем их быстрее, если будем суетиться. Что с тобой, Иви? Где твое спокойствие, которое всегда удивляло меня? Где улыбка, с помощью которой ты всегда справлялась с любой ситуацией?»

Иви опустилась на выступ скалы.

«Да, ты прав, что ругаешь меня. Просто непростительно терять самообладание. Такого больше не повторится. Исчезновение камня повлияло на меня больше, чем я могла себе представить».

Сеймоур зарычал.

«Что такое?»

«А ты уверена, что это камень так повлиял на тебя, а не Дракас?»

«Да, уверена! И я больше ничего не хочу слышать на эту тему!»

Сокол взвился в небо, и волк потерял его из виду.

«Ты же больше не хотела терять самообладание!»

Сеймоур был уверен, что его мысль долетела до нее, но Иви не стала отвечать. Волк затряс головой и снова сосредоточился на следах.

Оборотни бежали очень быстро. Хотя они перешли перевал и оставили позади себя половину горного склона, у него возникло подозрение, что они с Иви нисколько к ним не приблизились. Должен ли он заставить Иви вернуться и спрятаться в пещере на вершине горы? Где еще она сможет провести день в полной безопасности? Он не мог посоветоваться с Тарой, она была слишком далеко и скорее всего еще не добралась до хребта. Сеймоур побежал быстрее, хотя склон был крутым и скользким. И он задумался: а не ведет ли эта дорога прямо к гибели.

АННА ДЭВЛИН

– Оскар, ну поверь мне! – умолял Брэм Стокер друга. – Я стоял на руинах кладбищенской церкви, и вампирша смотрела прямо на меня. У меня кровь застыла в жилах!

Оскар Уайльд дотронулся до щеки друга.

– Судя по всему, она снова нагрелась.

– Ты мне не веришь.

Брэм занялся завтраком, положив себе на тарелку яйца с беконом.

– Ох, да верю я, что ты стоял среди руин и видел женщину. Только вот в том, что эта женщина была вампиршей, позволь мне усомниться. – Он наклонился, выставив вилку как оружие. – Я верю во многие странные вещи: в спиритизм и силу магнитных колебаний, а также в хиромантию. Но если эти кровопийцы такие, как ты мне рассказываешь, то у меня возникает вопрос, почему ты сейчас сидишь передо мной. Покажи мне свою шею! Она кажется мне такой же неповрежденной, как и вчера вечером.

Брэм молча съел яичницу и сказал:

– То, что она даже не попыталась укусить меня, мне тоже показалось немного странным. Ситуация располагала к этому. Их было двое. Я не смог бы уйти от них. Да, у меня было ощущение, что один ее взгляд парализовал меня, лишив воли и сил.

– Она издалека учуяла, что ей не понравится твоя кровь, – съязвил Оскар. – И нам нужно задуматься почему! Возможно, с тобой чтото не в порядке, мой друг. Тебе нужно пройти обследование у надежного врача.

Брэм наморщил лоб.

– Во многих странах вампиров преследуют при помощи святой воды, крестов и причастий. Возможно, церковь защитила меня, хоть от нее и остались одни руины. Подумай о том, почему таким спросом пользуются места захоронения возле монастырей и церквей. Надгробные плиты прямо жмутся друг к другу. Люди верят в то, что это священная земля, не важно, есть ли крыша над нефом и читают ли еще молитвы у алтаря.

– Вероятно, люди знают, что не смогут восстать, если их похоронят внутри этих стен. И что их могилы не осквернит всякая нечисть, – предположил Оскар.

– Умная мысль, – согласился Брэм, хотя и знал, что друг все еще шутит над ним.

– Какая умная мысль? – спросила леди Уайльд, входя в гостиную. – Желаю всем доброго утра, – несколько запоздало добавила она.

– Быть похороненным на руинах монастыря, чтобы не пришлось возвращаться в этот мир в качестве кровососущей нечисти, – охотно разъяснил Оскар, который пребывал в хорошем настроении. – Тебе следует подумать об этом, мама.

– Что за чушь.

– А Брэм твердо уверен в том, что сегодня ночью повстречался с вампиршей. И только мудро выбранное место внутри церковных стен спасло его душу и жизнь.

Оскар широко ухмыльнулся, наслаждаясь смущением друга, который, казалось, съежился под строгим взглядом леди Уайльд.

– У Брэма есть необъяснимая страсть к ночным посещениям кладбищ, и когда я слушаю о его приключениях, то тоже начинаю поддаваться соблазну снова сопроводить его. Я прекрасно помню ночь в Риме на кладбище чужестранцев. У могилы Перси Шелли я написал стихотворение. Не стану отрицать, именно царившая там атмосфера вдохновила меня. Хочешь, я прочту тебе это стихотворение, мама?

Лицо леди Уайльд стало еще строже.

– Оскар, прекрати сейчас же эти детские разговоры! Нам нужно обсудить нечто более важное. Карен заберет нас с постоялого двора и отведет на встречу.

– Кто такая Карен? – спросил Брэм Стокер.

– Умная женщина, которой не достаточно стоять у плиты и рожать детей своему мужу, в то время как он будет влиять на политическую судьбу страны.

– Господи, но она же не относится к числу этих сумасбродных феминисток?! – воскликнул Оскар.

– Речь идет об освобождении Ирландии, а не о женских правах! А если ты чтото имеешь против женщин, которые борются за свою страну, можешь спокойно сказать об этом, сын мой. Но в таком случае мне остается лишь спросить у тебя, зачем ты вообще поехал со мной?

Выпрямившись в полный рост и приняв серьезный вид, леди Уайльд выглядела довольно угрожающе. Оскар быстро приступил к завтраку и набил рот копченой рыбой. Теперь он не мог ответить и тем самым не нарушил приличий. Леди Уайльд строго смотрела на него несколько мгновений, после чего властным голосом заказала себе чай и тост, и подбежавший слуга, расшаркиваясь, поклонился и помчался на кухню.

– И что нам теперь делать? – спросил Лучиано.

Он получил свою порцию крови, раны Францу Леопольду уже перевязали, но отправляться в гробы было еще рано. Друзья бродили по залу, а потом поднялись в комнату, где стояли их гробы. В этот момент они обнаружили тайную камеру. Немного наискось напротив винтовой лестницы в полу была вмонтирована дверь. Она была так ловко встроена среди досок, что они заметили ее только сейчас. Франц Леопольд открыл замок, и каменная дверь распахнулась вниз в узкую камеру.

Стены у камеры были такие гладкие и крутые, что по ним уже нельзя было подняться самостоятельно, если случайно свалишься. Сама камера была довольно высокой и узкой и была встроена в массивную внешнюю стену, поэтому ее не было видно ни изнутри, ни снаружи. Алиса заглянула туда, в то время как Лучиано держал ее за ногу.

– Ну? И что ты видишь?

– Только глубокую узкую камеру. И здесь довольно сильный запах. Интересно, для какой цели использовали этот тайник?

– Во многих замках есть тайники, – неожиданно сказал голос позади них.

Лучиано так сильно испугался от неожиданности, что выпустил ногу Алисы. Вампирша с криком упала вниз головой и сильно ударилась об пол.

– Проклятье, Лучиано! – выругалась она, поднявшись с пола и стряхивая с одежды помет летучих мышей.

Алиса попыталась самостоятельно вскарабкаться по стенам, но они были так тщательно отполированы, что ее пальцы никак не могли найти опоры.

– И как тебе нравится твой новый дом? – крикнул ей Франц Леопольд.

– Темно и уютно, – ответила Алиса. – По крайней мере, надежно защищает от солнечного света.

– Поэтому первые Лицана, которые здесь жили, использовали эту камеру в качестве спальни, – сказал Анмири, который так напугал их своим неожиданным появлением. – Но потом к ним присоединились Камерон и Табер, а также Ани, Крохер и Мора, и тогда все они заняли маленькие камеры возле зала.

– Так, значит, Гарет был первым Лицана, который поселился здесь? – уточнил Франц Леопольд.

– Да, Гарет и Маббина первыми использовали этот тайник, потому что только тут они могли быть уверены в том, что никакой случайный посетитель не обнаружит их днем. Сегодня мы при помощи Тары наложили заклятье вокруг стен замка, которое отпугивает людей и заставляет их обходить это место десятой дорогой.

– Но с какой целью была сооружена эта камера? Ведь строители не могли быть такими дальновидными, чтобы предугадать, что через столько лет она сослужит добрую службу вампирам, – сказал Лучиано.

Анмири ухмыльнулся.

– Нет, такими дальновидными О'Флагерти, конечно, не были. Мы предполагаем, что они использовали эту камеру в качестве тайной темницы. Наверху в зале они устраивали суд, и периодически процесс заканчивался тем, что заключенный навсегда исчезал в камере.

– А потом? – крикнула из темноты Алиса, которая с интересом прислушивалась к словам Анмири.

– А потом хозяин дома оставлял осужденного голодать и еще некоторое время потешался над его жалобами.

– Какие гуманные нравы! – воскликнул Франц Леопольд.

– Гарет рассказывал мне, что ему пришлось выгрести им тайника кучу костей, прежде чем они смогли устроить там ночлег.

«И как он отсюда выбрался?» – беспомощно спросили себя Алиса. Может, он каждый вечер превращался в летучую мышь? К сожалению, для нее такой вариант был невозможен. Хоть ей и не хотелось этого делать, но она была вынуждена попросить бросить ей веревку.

– Как дела у Ани? – спросила Алиса, когда поднялась наверх.

– Без изменений. Но иногда к ней возвращается разум, и она узнает окружающих. В остальное время она бормочет чтото об оборотнях. Неудивительно, после того что эти монстры сделали с ней. – Вампир сжал кулаки, и в его взгляде появился гнев. – Они еще ответят нам за это!

Алиса, Франц Леопольд и Лучиано спустились по винтовой лестнице с разными ступеньками в большую кладовую сразу за караульной, где все еще хранилась пара ржавых орудий. Ктото открыл гроб Ани. Три юных вампира нерешительно приблизились к нему и посмотрели на существо, лежащее в нем, – получеловекаполуволка.

Ани неподвижно лежала на спине с закрытыми глазами. Алисе показалось, что черты вампирши стали больше похожи на человеческие, даже если лицо все еще было покрыто шерстью. С одной стороны на щеке и шее Алиса увидела шрамы, которые явно были очень старыми. Она махнула мальчикам, давая знак отступить. Очевидно, Ани была без сознания.

– Чего вы хотите? – прорычал глубокий голос.

Вначале Алиса не поняла, кто это произнес, но тут Ани открыла глаза. Они были насыщенного зеленого цвета и внимательно рассматривали юных вампиров. В любом случае такой ясный взгляд едва ли мог быть у помешанной.

– Кто вы? Я вас не знаю.

Лучиано взял на себя смелость и представил их всех. Он отвесил элегантный поклон и назвал их имена и семьи, из которых они происходили.

– Дракас, Фамалия и Носферас у моего гроба. Никогда бы не поверила, что смогу пережить нечто подобное. И что вам здесь нужно?

– Доннах и Катриона привели нас в этот замок, – сказала Алиса.

– Да, но только потому, что орлан передал Иви сообщение от друидки и они не хотели, чтобы она путешествовала одна, – добавил Лучиано.

– И потому что в пещерах Эайлуии мы больше не были в безопасности, после того как какието вампиры, которые уже доказали, что не замышляют ничего хорошего, преследовали нас от самого Данлюса, – добавил Франц Леопольд.

Чтото похожее на улыбку мелькнуло на волосатом лице.

– Если бы я не говорила с Тарой перед ее отъездом, то ничего бы сейчас не поняла. Но об этом я не хочу ничего слышать. Зачем вы стоите у моего гроба? Хотите полюбоваться моим чудовищным видом?

Лучиано смущенно отвел взгляд, но Алиса покачала головой.

– Конечно, нет. Тем не менее должна признаться, что меня волновал вопрос, как ты смогла оказаться в таком тяжелом состоянии.

– Ay меня вообще талант все время попадать в неприятности.

Взгляд Ани устремился кудато вдаль. Но потом она снова посмотрела на юных вампиров.

– Любовь и верность приносят погибель. В этом мне пришлось убедиться на горьком опыте не только в этой жизни.

Алиса хотела запротестовать, но Франц Леопольд кивнул с задумчивым видом:

– Если позволить себе воспылать чувствами не к тому, то можно легко пропасть.

Ани пристально посмотрела на него.

– Судя по всему, ты знаешь, о чем говоришь.

Она так внимательно уставилась на него, что Франц Леопольд начал беспокойно переминаться с ноги на ногу.

– Ты говоришь об этой жизни и о жизни прошлой. Значит, ты страдаешь не в первый раз. Хочешь рассказать нам об этом? У нас еще есть время, пока день не позовет нас в свои гробы.

Алиса удивленно взглянула на Франца Леопольда. Его голос звучал так, словно венца действительно интересовала история ирландской служанки. Или это была лишь попытка отвлечь их от проникновения в его мысли? О какой любви он говорил и почему она должна принести ему погибель? Нужно обязательно это выяснить! В этот момент Ани начала рассказ, и скоро Алиса забыла о Франце Леопольде и его тайнах.

– В моей прежней жизни меня звали Анна Дэвлин. Мой дядя, Майкл Двайер, у которого я росла, до 1800 года руководил партизанским движением в горах Уиклоу на востоке. Он боролся за свободную Ирландию, поэтому я выросла среди воинов и стала их пламенной соратницей. Я была не единственной женщиной среди них. Наверное, во время этого восстания женщины впервые не только ухаживали за ранеными и тревожились за своих мужчин. Мы видели, как французы освободились от гнета устаревшей монархии, и тоже захотели взять штурмом нашу Бастилию и прогнать англичан с острова раз и навсегда. Французы заверили нас, что помогут. И уже в 1796 году четырнадцать тысяч вооруженных французов приплыли на кораблях в залив Бантри, но шторм помешал им высадиться. Естественно, эта попытка не осталась незамеченной англичанами, и они сразу же отправили генерала Лейка подавить восстание «Объединенных ирландцев»*, как тогда называли себя борцы за свободу. Скоро он смог арестовать некоторых наших предводителей. Дублин был под контролем английских шпионов и агентов тайной полиции, но на юге, в Уэксфорде и Уотерфорде, нам повезло больше. Ну, я не хочу надоедать вам старыми историями. Одной из наших проблем было отсутствие централизованного управления, которое руководило бы восстанием, так чтобы англичанам постоянно приходилось бросать силы на подавление новых вспышек. Генерал Лейк приказал не брать пленных. Поэтому всех участников восстания, которые попадали в руки англичанам, убивали. И хотя за эти годы генерал Лейк убил тридцать тысяч наших сограждан, мы не сдавались. Уэксфорд потерял четверть населения. Лейк становился все более жестоким, он депортировал ирландцев, вешал их, сажал на кол, как в средние века.

– А как же любовь, которая стала твоей погибелью? – осмелилась спросить Алиса, когда Ани замолчала и снова о чемто задумалась.

– Моего возлюбленного звали Роберт Эммет. Его еще нельзя было назвать мужчиной, когда он впервые принял участие в восстании. Мой дядя представил его мне, и я, будучи младше всего на несколько лет, сразу же влюбилась. Но потом генерал Лейк начал свое продвижение, и Роберт сбежал с несколькими друзьями во Францию. Через четыре года он вернулся с планом нового восстания. Он хотел взять Дублин, ведь только после этого, по его словам, можно было освободить Ирландию. Когда я услышала, что Эммет снова на родине, то сделала все, чтобы встретиться с ним. Я сказала ему, что ищу работу, потому что мой дядя запрещает мне принимать участие в освободительном движении. Так я стала экономкой в дублинском доме Эммета. И не только. – Ани смущенно отвела взгляд. – Я не знаю, любил ли он меня так же сильно, как я его. Слишком мало времени мы провели вместе, часто Эммет приходил по ночам лишь на пару часов. Поэтому у нас была только запретная страсть, за которой следовали одиночество и страх, когда Эммет снова отправлялся на подготовку восстания, преследуемый шпионами англичан. Он вынужден был прятаться, но я всегда знала, где он находится, и передавала адресованные ему сообщения. Мне неизвестно, кто донес об этом шпионам, но однажды утром они появились на пороге дублинского дома, выбили дверь и вытащили меня из постели. Они завязали мне глаза и поволокли в тюрьму. Англичане хотели знать, где прячется Роберт, и для этого все средства были хороши. О, существует множество способов причинить человеку боль, скажу я вам, и у моих тюремщиков был очень широкий выбор! Вначале были бесконечные допросы и избиение, потом пытки становились все изощреннее, пока я не начала сходить с ума. Но я не сказала им ни слова. Я поклялась в любви и верности до самой смерти и не могла нарушить эту клятву.

– Шрамы на твоей щеке очень старые. Они остались с тех пор, как ты была человеком? – робко спросила Алиса.

Ани провела рукой по щеке и виску, на которых белели два длинных шрама. Она кивнула.

– И это лишь два шрама из тех, что оставили на моем теле орудия пыток. А раны в моей душе еще глубже, но их никто не видит. Англичане мучили меня два года. Они схватили Роберта и без моей помощи. Я не знаю, получилось ли это случайно или его предал ктото из близких друзей. Роберт возглавил восстание летом 1803 года, но оно было подавлено всего за несколько часов. Англичане явно были предупреждены. Вместе с Робертом арестовали многих его товарищей. А потом его повесили вместе с двадцатью друзьями, пока я сидела в тюрьме. Мне даже не позволили с ним попрощаться. Не разрешили быть рядом с ним в час его смерти. Не то чтобы он нуждался в моей поддержке. Эммету было всего двадцать пять лет, но он был героем. Когда ему набросили петлю на шею, он сказал: «Сделаете надпись на моем могильном камне только после того, как моя страна займет достойное место среди других наций».

Ани замолчала.

– И что произошло потом? – спросил Лучиано. – В тюрьме ты стала вампиршей?

Она покачала головой.

– Нет, после того как Роберт погиб и его гдето закопали, англичане отпустили меня, измученную, истощенную, без единого пенса. Моя семья уже давно погибла, дядю депортировали в Австралию. Я была еще молода, но жизнь моя закончилась, и я стала искать смерти, а нашла другую жизнь.

– Но эта история уже для следующей ночи, – остановила ее Катриона, которая, как всегда, незаметно подошла к ним сзади. – Пора спать! Пожалуйста, следуйте за мной.

Юные вампиры попрощались с Ани и молча поднялись за Лицана по винтовой лестнице в зал. Каждый был погружен в свои мысли.

Юная вампирша беспокойно ходила по двору. Она уже подслушала достаточно разговоров, чтобы узнать, что замок находился под магической защитой против чужаков. Теперь ее задачей было найти способ, с помощью которого их преследователи смогли бы обойти эту защиту или заставить наследников, о которых шла речь, выйти из замка. Она все думала и думала, но не находила решения. Все были возбуждены, потому что Алиса, Лучиано и Франц Леопольд без разрешения покинули замок. Вот болваны. Теперь изза них Лицана наверняка еще больше усилят защиту. А Иви уехала вместе с друидкой и волками. Может быть, чужаки воспользуются этой возможностью, чтобы схватить хотя бы ее. Тем более что оба их спутника Лицана, которых отправили им в подмогу, вернулись вместе с тремя юными беглецами. Возможно, именно теперь прекрасная возможность для нападения. Но знали ли чужаки, что Иви сейчас почти без защиты бродила по болотам Коннемары? Или они ждали там, снаружи, подходящего случая или сообщения от нее?

Вампирша постаралась незаметно подойти к воротам и прошмыгнула через них. Она быстро перешла мост и спряталась в маленькой зеленой роще, которая была такой густой, что даже ей самой с этого места не было видно стен. Вампирша остановилась, и прислушалась. Но здесь только ветер шумел среди деревьев. Она закрыла глаза и попыталась при помощи чувств обнаружить чужое существо.

Вскоре вампирша почувствовала ауру, которая не принадлежала ни одному из собравшихся здесь кланов. Но прежде чем она успела открыть глаза, тонкие пальцы схватили ее за руку.

– Ты заставила нас ждать! Мы несколько часов ходим вокруг этих стен и уже подумали, что ты решила нарушить клятву. Но ты же помнишь, что тогда произойдет?

Юная вампирша попыталась вырваться из железной хватки, но чужая вампирша была слишком сильной.

– От вас, скорее всего, не ускользнуло, что в замке царит оживление изза того, что трое наследников тайно сбежали. А если вы здесь с самого вечера, то знаете также, что Иви и ее волк ушли в сторону болот вместе с друидкой и еще не вернулись. Мэрвина тоже нет в замке. Я думаю, что он внизу, на речке, возится с какимнибудь пресмыкающимся.

На ее лице появилось отвращение.

– За стенами замка? – спросил Данило, незаметно подойдя к ним.

Юная вампирша покачала головой.

– Нет, к воде можно подойти прямо со двора.

– А ты узнала, что это за защита, которая наложена вокруг замка?

– Я попыталась выспросить у здешних Лицана, но они не стали вдаваться в подробности. Я знаю лишь, что здесь всегда было магическое место, изза тисов. А сейчас, несмотря на то, что почти все деревья вырубили, Лицана при помощи друидской магии удалось создать волшебное кольцо.

Чужие вампиры переглянулись. Но прежде чем Тонка смогла проникнуть в мысли юной вампирши, они услышали крик со стороны замка.

– Это мой кузен. Мне нужно идти, пока ни у кого не возникло подозрений. Пожалуйста, отпустите меня.

Тонка ослабила хватку, и юная вампирша резко выдернула руку. Не прощаясь, она подхватила полы длинного одеяния и выбежала из рощи. Гигантскими прыжками она преодолела подъемный мост и подбежала к воротам, у которых се уже ждал кузен.

– Где ты была? Ты не знаешь, насколько это опасно – уродить одной за пределами замка? Лицана запретили нам это не просто так!

– И ты считаешь, что именно ты должен говорить мне об этом? – пробормотала она.

Юная вампирша с трудом удержалась от того, чтобы не наброситься на кузена. Он взял ее под руку, и хотя ей больше всего хотелось вырваться, она позволила отвести себя наверх в башню, в зал, где остальные вампиры уже лежали в своих гробах.

Ночь неумолимо приближалась к завершению, а белый волк все еще бежал по следу. Сокол кружился над ним в светлеющем небе, а потом стремительно понесся на запад.

«Иви, возвращайся!»

Но она не хотела слушать его, даже если знала, что так будет разумнее.

«Тебе нужно найти место, где ты проведешь день. Я пойду дальше по их следу, пока ты будешь отдыхать. Но сейчас возвращайся назад!»

Иви и Сеймоур уже давно спустились с гор ТвелвБенз в долину, которая дугой огибала горную гряду с северозапада. На берегу ЛохИна Сеймоур потерял след, и прошло много времени, прежде чем он снова учуял его. Оборотни пошли по мелководью. Естественно, не случайно. Они догадывались, что вампиры попытаются выследить их.

Теперь они поднимались к одному из отрогов гор Мамтеркс. К этому времени стало так светло, что некоторые люди даже принялись за работу. Небо на востоке покраснело.

«Иви, лети сюда. Здесь есть курган. Плита хоть и сползла, но под ней должно быть достаточно большое углубление».

Сеймоур почувствовал сопротивление вампирши. Она еще не обнаружила оборотней. Как далеко она сможет пролететь, пока солнце не прогонит ее с неба пламенными мечами?

«Я пролечу до хребта и загляну на другую сторону».

«Нет!»

Но Иви не хотела его слушать. Сеймоур стал подумывать о том, а не последовать ли ему за ней, потому что потом она не сможет сразу найти это место. Нет, будет разумнее, если он подождет Иви здесь и будет управлять ею мысленно.

«Вот они! Они уже внизу в долине и идут на восток к Конгу».

«Иви, возвращайся! Неужели ты не чувствуешь солнца?»

Конечно, она его чувствовала. Ее мысли замедлились, но Сеймоур знал, что она уже летела к нему. Иви боролась с искушением стрелой ринуться вниз. Но что ей там было делать? Забрать камень у оборотней? Чтобы затем сгореть у их ног и превратиться в пепел в лучах восходящего солнца!

«Я иду!»

Это была последняя мысль, которую он уловил. Потом его тело пронзила боль, отчего он даже завыл. Сеймоур вскочил на плиту и задрал голову, хотя больше всего ему хотелось забиться в темную нору и переждать боль. Он услышал исполненные ужаса крики Иви в своем сознании. Сеймоур взглянул на небо и увидел, как Иви падает вниз. Она перелетела через хребет, когда первый луч солнца попал в нее и опалил ее перья. Сеймоур не знал, упала ли она намеренно, чтобы спрятаться от палящих лучей, или просто была не в состоянии держаться в воздухе.

Сеймоур побежал к ней. Он стал быстро подниматься по горному склону. Боль сменилась глухим гулом. Мысли Иви спутанными клочками закружились, падая вниз. Она нырнула в благодатную тень гор, но от ее опаленных перьев еще тянулась полоса дыма. Сеймоур бежал так быстро, как никогда в своей жизни, но все равно не успел подхватить ее. Иви камнем упала в кусты.

Когда он подбежал к ней, она лежала на спине с распростертыми крыльями. Глаза были зажмурены, клюв немного приоткрыт. Одно из крыльев надломилось, словно ветка на сильном ветру, перья обуглились. Пахло обожженными прьями,

«Глупая упрямица»,  – с нежностью подумал Сеймоур.

Вид истерзанного птичьего тела был невыносим для него. Как можно осторожнее волк взял птицу в зубы и быстро побежал назад. Потом он положил ее в пещеру под плитой и закрыл вход двумя плитами поменьше, которые еще мог сдвинуть. Теперь ему больше ничего не оставалось, как охранять Иви и надеяться, что заработают естественные процессы и она исцелится. А погоню они смогут продолжить после того, как Иви полностью восстановит свои силы.

Сеймоур сел на выступающий камень, наблюдая за долиной.

Наконец ближе к полудню он увидел Тару. Она ехала на белой лошади, рядом с ней бежали волки. Сеймоур издал жалобный вой. Волки в долине ответили ему. Друидка повернула лошадь, но вскоре ей пришлось слезть с седла и продолжить подъем пешком.

– Где Иви? Что с ней произошло? – спросила Тара, еще не дойдя до места. – Мне показалось, что я почувствовала страх и боль.

«Она не хотела оставлять след, пока не стало слишком поздно. Солнце опалило ее».

Друидка опустилась на колено и закрыла лицо руками. Прошло уже много лет с тех пор, как Сеймоур видел, чтобы она теряла самообладание. Он успокаивающе лизнул ее руки.

«Успокойся. Сейчас она отдыхает под этой каменной плитой, пока не наступит вечер».

Голова друидки дернулась, а руки опустились.

– А она попыталась превратиться?

«Нет, во время падения она потеряла сознание. Но когда я укладывал ее под камнем, она пошевелилась. Иви слишком умна, чтобы делать это в таком состоянии».

– Будем надеяться, что все обойдется, иначе ее ждет судьба Ани.

Они замолчали. Хотя Сеймоур и обещал Иви продолжить преследование, он не отходил от Тары, которая сидела с закрытыми глазами и тихонько напевала. Может, она снова разговаривала с древними богами?

«Ни один бог на этой земле не поможет вампиру!» – горько подумал Сеймоур, но не стал мешать ей.

ИСТОРИЯ БОЖЕСТВЕННОГО КАМНЯ –

КЛОХ АИР, ИЛИ «ДУШИ ИРЛАНДИИ»

Солнце опускалось все ниже, приближаясь к горизонту. Друидка попрежнему сидела рядом с Сеймоуром, а ее волки лежали у ее ног. Друидка и Сеймоур не отрываясь смотрели на поблекший красный шар, который сливался с хребтом расположенной напротив горной гряды. Солнечный свет лился по склонам горы подобно раскаленной лаве и в одно мгновение погас. Наступил момент, которого они так ждали и боялись. Тара решительно поднялась. Сеймоур встал рядом с ней. Она погрузила руку в успокаивающее тепло его шерсти. Мгновения превратились в вечность. Солнце село, но в маленькой пещере под курганом было тихо.

«Может, нужно отодвинуть плиту?»

– А ты можешь нащупать ее разум? – еле слышно спросила друидка.

Сеймоур робко протянул свои мысли. Присутствие Иви проявилось так неожиданно и так мощно, что он зашатался.

«Проклятье, здесь так тесно! Неужели ты не мог найти ничего просторнее?»

Каменная плита затряслась. От второго удара она зашевелилась, потом медленно поднялась, замерла на мгновение в вертикальном положении и упала с глухим стуком на землю. Сеймоуру и друидке пришлось отскочить назад, что