Book: Серый бог



Шамраев Алесандр Юрьевич

Серый бог

Вступление

Прадед нашего короля был большим оригиналом. В один из дней, как говорят злые языки, он перекушав хмельного меда, решил стать королем. Сказано, — сделано. Отныне его замок следовало называть королевским, его самого — королевским величеством, его жену и детей — королевским высочеством. Все три принадлежавшие ему деревни превратились в города, жители которых получили потомственное дворянство, а те кто жили на отрубах и хуторах стали не только дворянами, но и баронами. Так наша семья обзавелась титулом и с тех пор мы носим гордое имя баронов Дальних рубежей. Юмор короля состоял в том, что наш хуторок — Дальние рубежи, находился в трех часах пешего пути от королевского замка и менее часа на коне, а само королевство можно было проехать от края до края верхом за те же три часа, но уже верхом. Появились у нас и свои герцоги и графы. А само королевство было названо королевством "Удача"


Дед нашего короля во время охоты упал с лошади, — она испугалась выскочившего из под куста зайца и встала на дыбы. Первую помощь ему оказал мой дед, барон Дальних рубежей, за что тут же получил титул графа и приставку — Спешащий на помощь. Так что теперь моего отца зовут сэр Влад — граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей.

Самое интересное, что наши соседи не восприняли всерьез наше королевство и только посмеивались над чудаковатым " его величеством Кайем 1". Однако в глаза ничего не говорили, зная вздорный характер, тяжелую руку и небольшую, но прекрасно обученную королевскую дружину. И если близлежащие соседи нас не принимали всерьез, то сильные мира сего, настоящие короли и герцоги, то ли в шутку, то ли ради смеха признали наше королевство, и даже прислали поздравительные грамоты в честь коронования.


А потом случилось то, чего никто не ожидал, а именно во время второй пятилетней войны между королевствами Галисией и Готией, при заключении очередного "тысячелетнего" мира, оба короля, дабы не признать себя побежденным и не уронить своего королевского достоинства, решили мирный договор подписать у "своего брата", короля Кайя 2. С тех пор этот мир ни разу не нарушался и так повелось, что все переговоры, все мирные и торговые договоры между королевствами, герцогствами и даже дальними независимыми графствами, заключались в нашем королевском замке.

Более того, наш король выступал гарантом того, что все договора и соглашения подписывались без принуждения какой либо стороны в добровольном порядке. Был даже издан совместный эдикт подписанный восемью самыми сильными и знатными лордами (из них пять были королями), в котором они коллективно гарантировали неприкосновенность границ нашего королевства и его безопасность, а также обязывались ежегодно выплачивать по одной золотой монете в качестве подтверждения этого.


Сейчас правил его королевское величество Кай 4, а деревни действительно превратились в небольшие города с гостиницами, постоялыми дворами, всевозможными торговыми лавками и даже лечебницами. И по прежнему все население королевства состояло исключительно из дворян, остальным было запрещено селиться на этих землях под страхом смерти. Исключение составляли представительства торговых гильдий разных королевств, которым выделялись земли в аренду для обустройства зданий, сооружений и складов.

Дело в том, что наше королевство находится как раз в центре цивилизованного мира, и хотя не на пересечении основных торговых путей, однако не далеко от них. А учитывая репутацию королевства и совместный эдикт, гарантирующий неприкосновенность и безопасность, лучшего места для перевалочных баз и складов для товаров найти было трудно.


Ещё мой дед, граф Димон начал строить настоящий замок и сейчас, при моем отце графе Владе уже заканчивались отделочные работы. Наша семья уже несколько десятилетий жила в замке, а конца работам не было видно, так что мы уже привыкли к подмосткам, шуму, вечно пьяным художникам и скульпторам и не обращали на них внимания. Они стали как бы членами нашей большой семьи. Некоторые из них куда то исчезали, появлялись новые, опять исчезали и возвращались старые. Работали они бесплатно, за еду и крышу над головой, вот почему у нас в основном тут была "золотая и очень талантливая" молодежь, как они себя называли, однако было и несколько старичков, что жили в замке от 10 и более лет и никуда уходить не собирались.


Зимними вечерами мы собирались в зале у большого камина и начинались рассказы о путешествиях, приключениях, героях и прекрасных принцессах. Пахло краской, вином и ещё чем то таким неуловимым, что было присуще только нашему замку. Ни мой отец, ни матушка никогда не спрашивали кто и откуда пришел к нам и почему живет здесь, от кого скрывается и что скрывает. Любопытство не приветствовалось ни в каких формах. Любители изящной словесности, за редким исключением, у нас не задерживались. "Великие художники и мастера" критики не терпели, замечаний не признавали и за одно неосторожное слово могли пустить в ход палку, или шпагу, а то и кулаки, если под рукой ничего больше не оказалось.


Ну и как вы сами понимаете, все они были непризнанными гениями, из благородных семей, которые вынуждены "ютиться " здесь из за происков недоброжелателей, или скрываться от наемных убийц, которые расчищают путь к трону какому то имяреку. Матушка как то смеясь подсчитала, что у нас в замке гостят пять принцев крови, два наследника престола и три беглых монарха из дальних стран. А уж про сыновей герцогов, графов и баронов она скромно умолчала.


Всеобщим уважением, обожанием и почитанием в замке пользовались три женщины. Моя матушка, — леди Мила, моя младшая сестра Элиза, невоспитанная девица 14 лет и кухарка Роза. Матушка по той простой причине, что она была полновластной хозяйкой замка, а так же простой и доброй женщиной, к которой наши "гении" тянулись как к матери и поверяли ей свои тайны и изредка плакались на несправедливость судьбы. Элизу многие считали ослепительной красавицей, (может быть в будущем), её баловали, а картинами и скульптурами посвященными ей можно было завесить и заставить не один зал. Ну а Роза готовила этим вечно голодным молодцам и её комната тоже вся была заставлена картинами и скульптурами. К тому же Роза была девицей достаточно симпатичной, веселой, а главное " благородного происхождения". Почему это было главным, я так тогда и не понял.


Меня все удивляло, как мы сводим концы с концами. Земли у нас мало, выращенного не хватало для прокорма нашей семьи, не говоря уже о других, а мы жили по меркам жителей нашего королевства на широкую ногу и считались богатым семейством. А ларчик то просто открывался: во первых часть картин и скульптур, что создавались нашими мастерами изящного искусства на ура продавались в соседних странах и пользовались там не только большим спросом, но что самое главное приносили хороший доход: а во вторых, и для меня это было откровением, среди наших непризнанных гениев действительно находились отпрыски очень знатных семей, которые ежемесячно выплачивали кругленькую сумму на содержание, обучение и проживание своих чад. К тому же матушка принесла в приданное изрядную сумму и очень рачительно ей распоряжалась.


Особенно я был поражен, когда в один из зимних вечеров к нам в замок прибыли несколько богато разукрашенных карет в сопровождении почетного эскорта. Оказывается, что сэр Мур действительно является наследным принцем в каком то там дальнем королевстве и теперь ему предстояло вступить на престол. Ещё больше меня ошеломило известие, что наша Роза согласилась выйти за него замуж и теперь тоже готовится к отъезду.

С отъездом этой шумной и веселой девицы в замке наступила непривычная тишина, к счастью не надолго. Вскоре из Среднего города прибыла новая главная кухарка, тоже из благородных и тоже симпатичная. Только матушка не очень ей обрадовалась, посетовав, что и эта через год упорхнет замуж, и уже сейчас ей надо искать замену…

Часть 1


1

Зима заканчивалась, днем уже воздух теплел и слышалась капель, хотя по ночам ещё было морозно. Был канун праздника серого бога, когда жители всего цивилизованного мира и природа отмечали наступление весны. В детстве я считал, что серый бог, которому мы поклонялись, — действительно серого цвета. Оказывается нет. Просто когда он помогает людям, — он белый бог, а когда вредит, — черный. А как известно, если смешать черный и белый цвет, то получится как раз серый. Говорили, что этот бог живет высоко в горах, в хрустальном дворце, что у него невиданные и неслыханные богатства. И что, когда в нем побеждает белый бог, то он раздает эти богатства людям, а когда черный, то он грабит караваны и даже целые города, насылая на них черную смерть.


Я — наследник графского титула, который отойдет мне от отца, когда ему станет в тягость управлять нашим небольшим, но весьма шумным хозяйством. Так что я сейчас сэр Арт, барон Дальних рубежей. Рыцарское звание я получил недавно за то, что на арене королевского замка вышел победителем в семи из десяти поединков на шпагах с такими же соискателями звания. Его королевское величество король Кай 4 был таким же оригиналом, как и все его предки. И если в других королевствах уже давно отказались от возведения в рыцарское звание, его можно было просто напросто купить любому благородному человеку за определенную сумму, в нашем королевстве его надо было завоевать. Для этого то и устраивались чуть ли не каждый месяц соревнования для соискателей, коих было достаточно много и прибывали они из разных стран.


Возведенный в рыцарское звание имел теперь право гордо называться "рыцарем Удачи" и считался рыцарем нашего королевства, хотя мог быть и подданным любого другого государства. Я, в свои семнадцать лет, очень гордился своими золотыми шпорами и тем, что был вторым в списке возведенных. Отец тоже гордился мной, хотя и немного ворчал, что я стал всего лишь вторым. Но этому были объективные причины. Первым стал сэр Вопед из Галисии, но до этого он почти целый год готовился к этому турниру тут же в королевском дворце и учили его фехтованию и стрельбе из пистолей лучшие королевские учителя. К тому же он был не безразличен молодой леди Фелии — дочери короля и намеревался на ней жениться. Поговаривали, что он внебрачный сын короля Галисии и пользуется значительным влиянием при дворе своего отца. Как бы там не было, но он тоже потерпел всего три поражения, но лучше меня стрелял из пистолей на 15 шагов.


Меня мое второе место нисколько не огорчило. И мое возвращение было отпраздновано в замке грандиозной попойкой. Ведь учили меня фехтованию и стрельбе из пистолей почти все наши художники и скульпторы. Каждый по своему, превознося свой стиль фехтования, порой на примерах показывая и доказывая преимущество в тренировочных схватках. А первые три схватки я проиграл по той простой причине, что никогда не тренировался в защитной маске, что иногда затрудняла наблюдение за противником и защитных доспехах, что сковывали мои движения. К счастью я быстро к ним приноровился.


На пиру было произнесено немало хвалебных слов в мой адрес и адрес моих родителей, только вот вина мне пить не разрешили. Мои родители в этом отношении придерживались очень строгих правил, которые ввел ещё первый барон Дальних рубежей. Все мужчины нашего рода могли употреблять вино, даже разбавленное, только после того, как им исполнится 22 года, а девицы только поле того, как их первенцу исполнится три года. Зато в который раз, под смех присутствующих, моя матушка рассказала как мой отец сватался к ней и чем покорил первую красавицу королевства Галии. Эта история рассказывалась не единожды, но каждый раз с новыми подробностями, что вызывали смех всех присутствующих.


…Само представление сэра Влада при дворе Галии уже вызвало живейшую заинтересованность как у его королевского величества, так и у двора. Представьте, выходит этакий бугай, выше самого высокого придворного на целую голову и вместо того, что бы отвесить куртуазный поклон его королевскому величеству, топает правой ногой в пол, да так, что падают с постаментов и подставок несколько ваз и небольших скульптур, бьет себя в грудь кулаком, от этого гула погасли даже несколько свечей и громким голосом заявляет, — что он сэр Влад — граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи. При этом он даже не смотрит на его королевское величество, не преклоняет колено, а уставился на меня, потом тряхнул головой, словно отгоняя наваждение и так быстро подошел к королю, что даже его телохранители не успели отреагировать. Шепотом, что громким эхом разнесся под сводами тронного зала, он поинтересовался, а кто это божественной красоты девушка и не согласится ли его королевское величество выступить его сватом, а за это он даст королю целую золотую монету.


Его королевское величество с огромным трудом погасило взрыв смеха и с полным серьезным видом попросило показать золотую монету, которая предназначается ему за труды. С таким же серьезным видом сэр Влад — граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей достает золотую монету из своего кошелька, размером с хорошее блюдце и показывает его королевскому величеству. Разглядев, что это за монета, его королевское величество быстро встает с трона, подхватывает сэра Влада под руку и начинает с ним прогуливаться по залу, о чем то его расспрашивая. Всем присутствующим слышны только ответы сэра Влада. — Да, эта монета, как и ещё три других, но помельче, выданы ему его королевским величеством королем Каем 4, королем Удачи на расходы и женитьбу. Оказывается, это именно та золотая монета, которую согласно эдикта ежегодно выплачивает королевство Галия королю Удачи в качестве подтверждения суверенитета и независимости его королевства.


Так что это оказалась не простая монета, да и граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей не так прост как кажется и пользуется расположение своего короля. Потом его королевское величество представило мне сэра Влада и тот уже не отходил от меня ни на шаг, чем разогнал всех моих ухажеров. Даже ночевал возле моих покоев. Правда пред этим он ещё умудрился ударом кулака свалить с ног ручного медведя, который, как ему показалось угрожал мне, когда на двух лапах пытался подойти ко мне и попросить какую нибудь сладость. Как вы сами понимаете, господа, вокруг меня образовалась пустота и что бы не остаться в старых девах, мне пришлось срочно принять предложение сэра Влада и стать его женой.


В прошлый раз матушка рассказывала, как мой отец выкинул в окно трех молодых дворян, что хотели оспорить его право быть постоянно возле леди Милы и чем это для них закончилось. И что самое поразительное, все эти события имели место действительно быть при дворе короля Галии в то время, когда сэр Влад сватался к леди Миле. О чем написано в хрониках королевства.


Как бы там не было, в полночь меня отправили спать, хотя я и попытался возражать, — типа теперь мы и сами с усами и являемся рыцарем. Но против графа не попрешь и мне пришлось подчиниться грубой силе, а пир продолжался до самого утра. Тем не менее утром меня поднял сэр Труор и погнал на утреннюю тренировку. Вернее ему надо было выгнать из себя все винные пары, так как он собирался сегодня начать вырубать из камня заключительную деталь своей скульптуры — крылатого коня, а именно хвост. Вот по этому то ему и понадобился напарник. А как говаривал мой отец, — "кто как не я" больше подходил для этой роли? Потом мы обливались холодной водой, и сэр Труор требовал, что бы я ему лил только на голову и что она у него трещит. Ну ещё бы, зная способность пить сэра Труора, я не сомневался, что он вышел из за стола только тогда, когда кончилось все вино.


Все друзья в замке обращались ко мне по простому, или Арт, или Белый, — это мое прозвище. Дело в том, что где то в пять лет я вдруг стал стремительно седеть. Нет брови и начавшая только недавно пробиваться бородка были черными, а вот волосы стали пепельно белыми, хотя и матушка и отец были черными как вороное крыло. В свое время это послужило поводом для серьезного беспокойства и даже был заказан мой гороскоп у авгура серого бога. К счастью ничего серьезного со мной не должно было произойти в ближайшие десять лет, и теперь по истечению этого срока, матушка настаивала, что бы я сам отправился к авгуру и получил от него предсказание о совей дальнейшей судьбе на ещё ближайшие десять лет.


Надо сказать, что к авгурам обращались не так часто из за того, что их услуги стоили дорого, а их предсказания были зачастую невнятными и могли трактоваться по всякому. В нашем королевстве своего авгура не было, и наши дворяне пользовались услугами авгура, что находился в королевстве Готия в трех днях конного пути. Вот к нему то, после того, как мне исполнится 18 лет мне и предстояло отправиться. Но это будет только летом, а пока мы готовились к празднованию дня чествования серого бога и прихода весны.




Подготовка к празднику заключалась в приготовлении жертвоприношений серому богу, что бы задобрить его. Для этого на дворе перед входом в донжон готовилась поленница дров и сооружалось чучело Зимы, одетое в старые одежды и с обязательным венком из цветных ленточек. Причем свою ленточку в венок должен был вплести каждый обитатель замка. Венок нашего замка был как обычно самой необычной формы, и состоял почти из сотни разукрашенных ленточек. Приношение считалось принятым с благосклонностью, если чучело сгорало полностью только после того, как сгорал венок и последняя ленточка на нем. Я подозревал и не без основания, что золотая молодежь, которая и готовила этот венок чем то его пропитывала и он горел ярко, жадно и прогорал очень быстро.


Как бы там не было, но все было готово к празднику и мы только ждали сигнала зажечь жертвенный огонь. А сигнал должен был появиться на небе. Не знаю, кому пришла в голову эта мысль, но сигналом служил запуск огненной ракеты, что разрывалась высоко в небе на много мелких огоньков. Видно это действо было с любого уголка нашего королевства, так что и костры зажигались почти одновременно. А после этого начинались гуляния. Как правило почти все жители собирались на площади перед королевским дворцом, где накрывались столы и была строгая иерархия размещения прибывших. Гуляния длились всю ночь и часто заканчивались только к следующему вечеру.


Я с нетерпением ждал этого события, ведь мне впервые предстояло принять в нем участие как сэру Арту, рыцарю Удачи, а это означало, что я могу поухаживать за какой нибудь симпатичной девицей и даже потанцевать с ней задорный контрданс, а если повезет то и чопорную павану, которой как правило заканчивался праздник. До этого я такой возможности был лишен. (Павана — придворный танец, в народе его не танцевали. Кавалеры исполняли павану при шпаге, в богатых плащах, дамы были в парадных платьях со шлейфами. Танец давал возможность показать изящество манер и движений. Павану танцевали одновременно одна или две пары. Бал открывался исполнением паваны королём и королевой, затем танцевал дофин, вслед за ним другие знатные особы.

На протяжении всего танца используется только одно па — шаг паваны, который может быть простым или двойным и делаться вперёд, назад или в сторону. Простой шаг паваны — это скользящий шаг с переносом веса на шагающую ногу (свободная нога приставляется или заносится перед шагающей с поворотом корпуса). Двойной шаг паваны: шагающая нога скользит вперёд, тяжесть переносится на неё; свободная нога подтягивается; шагающая нога снова скользит вперёд, вес переносится на неё; свободная нога заносится перед ней с поворотом корпуса. Комбинацию составляют два одинарных и один двойной шаг. Композиция состоит из шагов паваны вперёд-назад, обходов партнёрами друг друга и поклонов. В паване, в отличие от бранлей, где только темп объединял танцующих, фигуры соответствуют музыкальным фразам.)


И вот наступил тот момент, когда высоко в небе с шипением разорвалась огненно красная ракета и десятки красных, зеленых и синих точек замерцали на небе. Тут же вспыхнул наш костер и языки пламени стали жадно лизать чучело Зимы. Огонь ещё не достиг и пояса фигуры, а венок уже вспыхнул жарким и ярким огнем. Все присутствующие радостно закричали и захлопали в ладоши. Жертва принята, теперь можно будет и запрягать лошадей и отправляться на праздник к дворцу. Леди Мила с Элизой ехали в парадной карете, остальные дамы нашего замка в простых. Сопровождали их верховые непризнанные гении палитры и скребка. Одетые в парадные одежды (чуть чище чем повседневные — не так заляпаны краской) они представляли из себя внушительное зрелище. К каждого длиннющая шпага и пара пистолей за поясом, у многих правда не заряженных, длиннополые шляпы с перьями у пряжек, богатые плащи, разрисованные диковинными зверями, цветами, а у некоторых и полуголыми грациями. Веселый смех, задорные шутки, а зачастую и фривольные песенки, все это было непременным атрибутом нашей кавалькады. И впервые я скакал рядом с отцом, как равноправный член отряда, а не как его сын.


Перед королевским дворцом было уже многолюдно. Распорядитель праздника подошел к нам и показал место, где мы можем оставить своих коней и кареты, а потом проводил нас к нашим местам. Длинный стол, накрытый скатертями с нашим фамильным гербом, у моих родителей кресла в соответствии с их положением при дворе, а у остальных обыкновенные скамейки. В таком же порядке примерно расположились и остальные знатные синьоры нашего королевства. Наш стол стоял третьим слева от королевского стола, что подчеркивало наше высокое положение, ведь ближе нас стояли только столы герцогов Бухалова и Ухалова (это тоже одна из шуток первого короля Кайя 1). К тому же моя матушка была близкой приятельницей её королевского высочества и крестной матерью принцессы Фелии.


Я то знал, что как только закончится официальная часть праздника, то мой отец уйдет с его королевским величеством или в конюшни, или на псарню, или в оружейную. Молодая леди Элиза вцепится в принцессу и начнется допрос с пристрастием, а вернее леди Фелия будет учить мою сестру как строить глазки, как и кому улыбаться, а так же другим тонкостям флирта. При этом сэр Вопед будет сидеть с грустной миной и ждать, когда я приду его выручать и заберу на прогулку. А нечего было так рано женихаться к принцессе, хотя сэру Вопед уже 24 года, а Фелия моя ровесница.


Её королевское высочество с матушкой усядутся вместе и начнут сплетничать и делиться новостями, перемывая косточки всем придворным, своим мужьям и детям. А для меня и таких же молодых шалопаев наступало самое раздолье. Мы будем ходить между столами, подмигивать незнакомым и знакомым благородным девицам, сговариваться о танцах, а может быть и последующих встречах без свидетелей и посторонних глаз.


Праздник шел по накатанной колее, произносились многословные тосты во здравие серого бога, его королевского величества и всех членов его семьи, за процветание королевства и мудрое руководство… Свою порцию заздравиц произнес и мой отец. Молодежь уже нетерпеливо ерзала на своих местах, ожидая сигнала к началу гуляний, когда можно будет забыть о этикете и оторваться по полной… За моей спиной остановился один их зажиточных, судя по одежде, городских дворян. Сэр, Арт, некая знатная и молодая особа желает перемолвиться с вами несколькими словами в обстановке строжайшей секретности. От неожиданности я даже поперхнулся, так как в это время смотрел на жалостливую мину сэра Вопеда, который скорчил её для меня за спиной леди Фелии.


— Сударь, я смогу принять предложения вашей подопечной, но только после того, как исполню свой долг в отношении сэра Вопеда и не раньше. Дело чести, понимаете ли. К тому же ко мне впервые обращались с такой просьбой и она меня немного ошарашила и я хотел получить хоть какой нибудь совет от своего старшего товарища. Наконец то дали сигнал к массовым гуляниям и окончанию официальной части. Я тут же встал и подошел к Фелии, даже раньше чем моя вредная сестричка, поцеловал ей руку и спросил позволения на некоторое время увести у неё её жениха. Принцесса уже готовая к такому повороту событий благосклонно кивнула головой, но предупредила, что бы к началу танцев сэр Вопед был возле неё как часовой на посту.


Отойдя в сторону, буквально за спинами молодых леди я рассказал своему товарищу о необычной просьбе, что поступила мне. Он задумался, а затем без всяких колебаний заявил, что это ловушка, так как встретиться и переговорить можно и во время гуляний и это не вызовет ни каких подозрений. А в этом предложении встретиться в обстановке строжайшей тайны есть что то мрачное и кровавое. В общем мы пришли к выводу, что мне на этом свидании может угрожать опасность и что я должен быть готов к нему во все оружие. Ну оружие то у меня и так было готово. В отличии от большинства присутствующих мои пистоли были заряжены, а шпага всегда при мне. Сэр Вопед предупредил, что постарается незаметно проследовать за мной и оказать мне помощь в случае необходимости. Я с радостью согласился принять его помощь. На этом мы расстались, что бы не привлекать внимание того таинственного дворянина, лица которого я так и не смог как следует рассмотреть.


Я отошел чуть в сторону, оглядываясь по сторонам. А молодежь уже сбивалась в кучки и начинала передвигаться от одного стола к другому, внимательно рассматривая и даже разглядывая молодых девиц, что скромно, потупив глазки сидели ещё за столами. Но скоро настанет время и они тоже собьются в стайки и вот тогда начнется веселье.

— Барон, услышал я за спиной, — не оборачивайтесь, не надо привлекать лишнего внимания, следуйте к воротам в королевский замок, вас там ждут. Я пожал плечами, замок я знал неплохо, за то время, что я готовился к состязанию успел его немного изучить. Вот только к каким воротам, — южным или северным? Я обернулся, желая уточнить, но за моей спиной никого не было. Опять пожав плечами, а про себя подумав, что если это чья то шутка, что бы лишить меня возможности участвовать в танцах, то шутнику не поздоровиться, я направился в сторону громады королевского замка.


Вот и ворота, которые по случаю праздника были раскрыты на распашку, но возле них стояла усиленная стража, которая с завистью следила за весельем и наверное считала минуты когда и они смогут присоединиться к веселью. На меня не обратили никакого внимания, — может быть по тому, что были уже предупреждены, а может быть узнали. Как бы там не было, я вошел в темную громаду башенного коридора. Тут же от стены отклеилась явно девичья фигура, торопливо подошла ко мне и схватила за руку. Лицо её было закрыто капюшоном и разглядеть кто это был, мне не представлялось возможным.

Ни говоря ни слова она подвела меня к калитке в стене, что вела на самый верх башни, туда, где находился тревожный колокол, открыла её и подтолкнула к лестнице, что вела наверх. Шепнув, — Вас там ждут, она тут же проворно захлопнула передо мной дверь и я даже услышал, как щелкнул засов.


Мне ничего не оставалось, как начать подниматься по лестнице. Я ещё слышал, как в дверь кто то попытался вломиться, — наверное Вопед, но любопытство гнало меня наверх. Перед самой колокольней была небольшая каморка, в которой горел огарок свечи и сидела за столом закутанная в плотную накидку фигура. — Входите барон, — услышал я мелодичный девичий голос. И я этот голос уже где то слышал. Я собирался переступить порог, как вдруг заметил тень за приоткрытой дверью. За ней кто то прятался. Вся моя подозрительность тут же вернулась ко мне. Я вытащил пистоли из за пояса и взвел курки. — Они у меня заряжены. Пусть тот, кто спрятан за дверью выйдет, что бы я мог его увидеть, и никаких резких движений. На таком расстоянии я не промахнусь.


Наступила пауза. — Я же вас предупреждала, ваше высочество, что он не так прост, как кажется.

Ваше высочество? Это кто же, принцесса Азалия, младшая дочь короля и подруга моей сестрички? Из за двери действительно показалась младшая принцесса. Спокойно она сказала, обращаясь к своей подружке:- Ты права и в этот раз, Нади. Оставь нас и спустись к двери, если что, ты знаешь как поступить. — Да, ваше высочество. Мы остались вдвоем. Согласитесь, стоять напротив молодой девушки с взведенными пистолями не самое разумное, и я осторожно спустил курки. — Арт, они и вправду у тебя заряжены? — Да, ваше высочество. — Зови меня просто Азалией. — Хорошо ваше высочество.


Она откинула такой же капюшон как и у её наперсницы и скинула свою накидку на стол, чуть было не задев и не затушив свечу. Передо мной стояла принцесса Азалия, пятнадцатилетняя младшая дочь короля Кайя 4. Невысокая, мне по плечо, стройная, с уже развитой грудью она внимательно рассматривала меня. Молчание затягивалось. Очень спокойно, взвешивая каждое слово она произнесла: — Сэр Арт, я хочу, что бы вы стали моим рыцарем, принесли мне клятву верности и объявили меня своей дамой сердца. Я так же хочу, что бы вы сегодня танцевали только со мной и не только павану. Отец заявил, что до тех пор, пока у меня не появится своего рыцаря, как у Фелии, никакие праздники я посещать не буду. (Тут надо уточнить, что полноправным участником праздника можно было стать только с пятнадцатилетнего возраста, да и то были некоторые ограничения.)


Вот это да, вот это влип. Не то что бы Азалия мне не нравилась, очень даже симпатичная девушка, но она принцесса, к тому же насколько мне известно, её собирались посватать за какого то принца, а тут я. — Азалия, — в затруднении я подбирал слова, — вы очень славная и красивая девушка, но я люблю другую. (надо срочно придумать — кого) — Да ради бога, люби. Я что против? — Но как же, клятва верности,…дама сердца… — Это только на сегодня, повяжете мой шлейф себе на плечо и будете сегодня весь вечер и ночь танцевать только со мной и везде сопровождать только меня, а ваша девушка немного потерпит. У меня отлегло от сердца.


— Миледи, для вас хоть два вечера и две ночи. Она радостно захлопала в ладоши, — Я знала, что ты согласишься, я знала, — и с этими словами она бросилась ко мне, собираясь поцеловать в щеку. Я повернулся и… наши губы встретились. Молния, раскат грома у меня над головой, землетрясение и то наверное не произвели бы на меня такого впечатления. Это был мой первый взрослый поцелуй. У неё наверное тоже. Она отстранилась от меня, посмотрела испугано, а потом с какой то обреченностью прильнула ко мне и уже сама впилась в мои губы. Мы целовались долго и жарко.


— Всё, все, хватит, а то у меня губы распухнут, — наконец то она оторвалась от меня. Возьми мой шлейф и повяжи его на левое плечо. Да не так, давай я сама повяжу. Вот так будет красиво. Пошли, а то скоро танцы начнутся. А я все это время стоял как истукан, не смея пошевелиться. Она вновь подола ко мне и нежно поцеловала. — Очнись, Арт, барон Дальних рубежей и будущий граф Спешащий на помощь, нам пора.


Мы спустились с башни и вовремя, так как сэр Вопед уже собирался выломать дверь. Увидев меня с принцессой Азалией, да к тому же с её шлейфом на плече, он заулыбался и торжествуя произнес, — Теперь и мне не так будет скучно и одиноко стоять за спиной старшей принцессы, будет с кем перекинутся парой слов. Не долго вы сэр Арт ходили в перспективных женихах, и вас поймали в силки наши горлицы. Вот так втроем мы и пошли на площадку, где уже начались танцы. Только по дороге забрали Фелию, что еле еле отбилась от Элизы. К счастью у неё ещё не было своего рыцаря и она вынуждена была издалека смотреть на танцующих.


Её королевское высочество увидев нас только в удивлении подняло свою левую бровь и негромко сказало: — Быстро вы ваше высочество нашли выход из положения, надеюсь к насилию не прибегали и у бедного мальчика не останутся синяки? — Ну что вы ваше королевское высочество, никакого насилия, только по взаимному согласию, ведь правда сэр Арт? Я предпочел скромно промолчать.


В этот вечер и ночь мы повеселились от души. Как сказал сэр Вопед, — танцы были до упаду, и не только контрданс, а ещё каскарды и менуэт. И в заключении, уже под утро настала пора королевской паване. Первыми танцевали его королевское величество и её королевское высочество, потом её высочество принцесса Фелия и сэр Вопед, а потом и мы с принцессой Азалией, потом и другие танцующие, дошла очередь и до моих родителей… Было весело. Уже когда взошло солнце я проводил её высочество принцессу Азалию ко дворцу, где её с рук на руки приняли её няньки. На плече у меня по прежнему был её шлейф, а на губах вкус её поцелуев.


На обратном пути у меня состоялся разговор с графом. — Сын мой, вы уже достаточно взрослый человек, рыцарь, и вправе сами распоряжаться своей судьбой. Примите от меня один совет: никогда не старайтесь прыгнуть выше своей головы если не готовы эту голову потерять. А теперь расскажите мне, как вы провели время на празднике…

Обратная дорога промелькнула как одно мгновение. Я долго не мог заснуть, все вспоминая тепло её губ и наконец то заснул и проспал почти до следующего утра. Я бы спал и дальше, но меня разбудили на утреннюю тренировку очередной непризнанный гений, которому сегодня понадобиться твердая рука и трезвая голова. Как говаривал граф, — кто если не я…

2

С наступлением теплых деньков жизнь в замке оживилась Некоторые "перелетные птицы", переждав холода приготовились к путешествиям по другим королевствам и странам. В то же время матушка распорядилась приготовить ещё несколько помещений, ожидая наплыва новой волны "гениев и талантливой молодежи". В один из дней отец с несколькими своими доверенными лицами отправился в Галисию, где у него были какие то дела, матушка, решила его проводить, а на обратном пути погостить несколько дней у королевы, так что я был представлен сам себе. В вопросы связанные с хозяйством я благоразумно не лез, так как ничего в этом не соображал, хотя и был оставлен в замке старшим. Элиза, тоже почувствовав свободу и, отпросившись у меня, в сопровождении нескольких своих кавалеров отправилась в королевский дворец, что бы навестить там Азалию.




Дабы избавиться от безделья и скуки я стал помогать кому растирать краски, кому таскать глыбы мрамора, или месить глину. Вскоре я стал нарасхват:- Арт, принеси то, подай то, приготовь это… До обеда время пролетело незаметно. Сразу же после обеда я вместе с сэрами Труором и Траутом отправился на задний двор, где мы тренировались в стрельбе из пистолей. Прежде всего, меня учили: необходимо осмотреть кремний в замке и при необходимости или поправит его или заменить. Порох в ствол сыпать аккуратно, ровно по мерке, пыжи забивать легкими движениями. При стрельбе глаза не закрывать, а только щурить. Целиться в грудь противнику на 15 шагов и в голову на 25. У каждого из нас были свои пистоли, так сказать по руке, но сэр Труор требовал, что бы после трех выстрелов мы менялись, что бы иметь возможность пострелять и из чужого оружия. От непрерывной канонады у меня уже шумело в ушах, когда ко мне подошел сэр Патрик, наш управляющий и прокричал в ухо, что у нас гости и требуется мое присутствие.


Разгоряченный, с разряженными пистолями я направился через боковые двери в зал ожидания, где мы обычно принимали гостей. Там было шумно, бегали благородные слуги, сбиваясь с ног и накрывая на столы. В замок пожаловал его королевское величество король Кай 4 собственной персоной с небольшой свитой и охраной. Увидев входящего меня, он широко улыбнулся и громко произнес:- Вот это занятие для настоящего мужчины, — и подойдя ко мне доверительно сообщил, — А я сбежал из замка. Когда вокруг тебя весь день крутятся три женщины, это ещё куда не шло, но когда их становится пять, а одна из них вдруг заявляет, что она кажется чуть чуть беременна и возможно у меня наконец то появится наследник, то сами понимаете сэр Арт, требуется как следует приложиться к хорошему кувшину вина или меда, что бы эта без сомнения важная новость нашла свое достойное место в нашей королевской голове.


— Кто тут у вас самый записной и крепкий выпивоха? — Сэр Труор, ваше величество, только все кувшины на стол выставлять не надо, а то он, пока все не выпьет, не успокоиться. — Вот такой то мне собеседник и нужен, зови! Вскоре прибыл сэр Труор и они тут же, не откладывая в долгий ящик важное дело, приступили к беседе. Начали как полагается с молодого меда, так сказать для затравки, потом пошел выдержанный, потом его королевское величество вспомнило, что с ним прибыл надсмотрщик и держиморда, которого он, всецело полагаясь на меня, передает мне, что бы я о нем позаботился и ни под каким предлогом не подпускал к этому залу, а особенно ближе к утру.


Этим надсмотрщиком и держимордой оказалась его младшая дочь, принцесса Азалия, которая бесцеремонно забралась в мою комнату и сидя с ногами на моей постели просматривала мои книги. Встретив меня радостной улыбкой она спросила:- Пьют? — Пьют, — утвердительно ответил я. Только после этого она легко спрыгнула с кровати и подбежала ко мне: — Признайся Арт, а насчет своей любимой ты придумал? — Конечно придумал, ваше высочество. — Азалия, — поправила она меня. — Азалия, — послушно повторил я. — Просто я растерялся и не ожидал от вас такого напора и по правде говоря такого предложения. Обычно рыцари сами выбирают себе даму сердца, а тут выбрали меня. Я был к этому не готов. — А сейчас ты к этому готов? Ответить она мне не дала, закрыв мой рот поцелуем. — Я так скучала по тебе, а теперь, представляешь, у нас с тобой впереди целая ночь, пока его королевское величество не изволит накушаться до состояния не стояния.


Изредка я заглядывал в зал, где продолжалась "дружеская беседа сэра Труора и его королевского величества. В зал охрана пропускала только меня и ещё двух слуг, которые сноровисто меняли пустые кувшины и тарелки с закуской. Убедившись, что все в порядке и конца края беседе не видно, я торопливо возвращался к Азалии. Где то уже далеко за полночь Азалия потребовала, что бы я помог ей раздеться и приготовиться ко сну. Я предложил позвать кого нибудь из женщин, на что она резонно ответила: — Ты что одурел? Это не моя спальня, что бы я в ней спокойно укладывалась спать. Это твоя спальня и твоя кровать, так что не выдумывай, а давай развязывай шнуровку и аккуратнее, что бы не порвать и не запутать. Завтра тебе же её с утра шнуровать.


Минут пятнадцать я мучился со шнурками, наконец то платье было снято. Под ним оказалось ещё две пышные юбки, или подъюбники, как назвала их Азалия, которые расстегивались сзади причем один из них был с лифом который тоже расстегивался на спине. Наконец, когда я уже достаточно взмок, она оказалась только в смешных штанишках с оброчками и бантиками, при этом она закрывала свою грудь руками и командовала мной: — Не стой как истукан,…откинь одеяло,… потуши свечи,… раздевайся,… ты что так долго,… а это что такое, все снимай с себя,… ты что не чувствуешь, что и я все сняла…


Когда мы улеглись, она в приказном тоне приказала мне её целовать, пока она не скажет — хватить… Потом, когда мы опустошенные и оглушенные лежали без движения, она внезапно сказала: — Через месяц я уезжаю далеко на юг, меня выдают замуж за какого то султана — старика. Я буду у него не то третьей, ни то четвертой женой. Дорога должна занять почти полгода, а там как раз мне исполнится шестнадцать лет… Я с непониманием уставился на неё. — Как уезжаешь? А как же я? — А тебя я буду помнить всю свою жизнь, ты у меня первый и единственный. Затем превратно истолковав мое молчание она с деланной усмешкой произнесла, — Да ты не бойся за меня, меня уже научили, как обмануть этого старика, так что и к нему я приду чуть чуть девицей. А потом мы опять занимались тем, чем нам нельзя было заниматься. Только под утро Азалия немного успокоилась и заснула. Спала она тревожно, постоянно вздрагивала…


В зале, куда я выбрался когда солнце уже было достаточно высоко, я застал следующую картину: — Ваше величество, ну давайте ещё по стаканчику и на этом все. Нельзя оставлять вино на столе, а то оно испортится. — Труор я больше не могу, в меня не лезет. — Ваше величество, ну как вы не понимаете, что лучше недоперепить, чем перенедопить. И вообще жизнь прекрасна, удивительна, если выпить предварительно.


Его величество Кай 4 дрожащей рукой взял стакан, но потом поставил его на стол, ни капли из него не пролив:- Нет, хватит, а то королева заметит, что я выпил лишнего, — а потом подозрительно осмотрел стол заваленный пустыми кувшинами, — а мы что действительно выпили лишнего? — Да что вы, — заплетающим языком ответил сэр Труор, — мы даже не допили то что было, а лишнее даже на стол не подавали. — А, тогда ладно. Распорядитесь закладывать карету, верхом не поеду, растрясет. По приезду меня в мои покои и баиньки. И чтоб ни каких дел сегодня, я отдыхаю.


Я торопливо пошел в свою спальню, Азалия ещё спала. — Азалия, его королевское величество собирается возвращаться во дворец. Она открыла глаза и сладко потянулась:- Верхом или в карете?

— В карете. — Тогда у нас есть ещё пару часов. Иди ко мне…

А потом я с мучениями одевал свою принцессу, кое как мне это удалось, так что когда она смотрелась в зеркало, то весело сказала: — У тебя неплохо получилось, жаль только что мы больше не встретимся, с завтрашнего дня я попадаю под замок. Моё лицо будет постоянно закрыто прозрачным платком и выходить из своей комнаты мне будет запрещено до тех пор, пока не приедут послы султана и не заберут меня. — Но если тебе нельзя выходить, это не значит, что к тебе нельзя будет входить. — Дурачок, меня уже сегодня вечером будут охранять стражи султана, а неприятности нам не нужны.


Вот так, не успев начаться закончилась моя первая любовь. Родовой замок мне покидать запретили, даже Элиза не доставала меня своими подколками и язвительными замечаниями. Видимо и она поняла, что и ей когда то придется вот так же выпорхнуть из родного гнезда и хорошо, если выйти замуж где нибудь здесь поблизости, а если вот также куда нибудь на далекий юг или север… Так прошел месяц. Азалия уехала в сопровождении нукеров султана…

Мое болезненное состояние Труор выгонял тренировками. Он выматывал меня до такой степени, что я без сил приходил в свою спальню и замертво проваливался в сон. Ещё через полтора месяца я с удивлением заметил, что Азалию уже почти не вспоминаю, её облик потускнел в памяти, остались только вкус её губ, жар её тела, да в ушах нет нет, да раздавались её стоны и прерывистое дыхание. Вскоре и эти воспоминания оставили меня. Только глубоко в сердце поселилась тягучая и малозаметная днем боль.


А потом началась подготовка к моему первому самостоятельному выезду в большой мир. Я отправлялся к авгуру в Готию сразу после того, как отпраздную свое восемнадцатилетние.

Мой день рождения прошел буднично. Друзья подарили мне несколько моих портретов, матушка вышитый кошелек с нашим гербом, сестра — небольшой медальон со своим изображением, а граф, хорошо подогнанную под меня кирасу. Конечно от выстрела из пистоля в упор она не спасет, но вот грудь и спину от удара шпаги или кинжала защищала надежно.

В день отъезда я получил несколько очень полезных советов от отца: — Береги честь смолоду, а шпагу держи всегда острой; — суди о людях по делам их; — не бойся врагов, а бойся друзей, которые могут предать; — женщина, она хоть иногда и бывает другом человека, но лучше от них держаться подальше; — даже в безвыходных ситуациях есть выход — напасть первым…


До ближайшего авгура на территории Готии было всего три дня конного пути, но это не совсем верно. Три дня, это если не останавливаться для отдыха и постоянно менять лошадей. Так что мое путешествие могло растянуться и на семь и на десять дней. После получения пророчества я планировал посетить столицу Готии, а после этого отправиться в Галию или Галисию. Матушка выдала мне деньги для авгура, которые я должен был передать только ему лично в руки, и для путешествия на первое время. Я так же получил несколько рекомендательных писем от отца к его знакомым, которые должны были мне помочь на первых порах пребывания в незнакомых странах.


Кобылку в нашей конюшне я выбрал себе неказистую, но очень выносливую, по кличке Маруська, но все её звали Марой. Характера она было вздорного, но ход держала хорошо, могла в одном темпе скакать более трех часов и очень не любила, когда её обгоняли. Я с ней ладил, так как ещё начиная с жеребячьего возраста постоянно подкармливал морковкой. Не обремененный поклажей, но загруженный всевозможными наставлениями, ранним утром пятого дня месяца летних гроз я отправился в путь.


Мара неторопливо трусила по пыльной дороге, не обращая ни какого внимания на мои попытки чуть прибавить скорость передвижения, так что я вскоре смирился с этим и жадно осматривал незнакомую мне заграницу. Однако все было знакомо, — те же деревья, те же поля и рощицы и даже пыль было той же что и в Удаче. Я недоумевался, но ведь это другое государство, а значит здесь все должно быть по другому. Перекусил я прямо у дороги теми припасами, что положила мне матушка. Только к вечеру я добрался до первого постоялого двора. Добротное двухэтажное здание из толстых брёвен, двор огражденный высоким забором, ворота, что пока ещё были открыты, — все это убеждало в том, что хозяин заботится о своей безопасности и безопасности путников, а так же их удобстве.


Харчевня встретила меня разноголосым гулом, запахом острого гуляша, стойким перегаром и веселым смехом подвыпившей компании. Мара неторопливо, под моим присмотром, потрусила в конюшню, где по ходу умудрилась укусить пару лошадей, заранее показывая, кто в доме хозяин, после чего чинно встала в стойло и позволила себя расседлать, напоить и накормить. Мне так же пришлось самому её вычистить, так как местного конюха она к себе не подпустила. Со стороны это выглядело наверное так, что я забочусь о каком то сокровище, которым естественно является даже такая кобыла для бедного дворянина.

А выглядел я действительно небогато. Простой и удобный камзол надежно закрывал кирасу, пара пистолей без всяких украшений за поясом, видавшая виды шпага. Только крепкие сапоги на толстой подошве и новые толстокожие штаны немного портили это впечатление. В общем не богатый сын небогатых родителей отправился искать счастье в богатой Готии.


Встретил меня служка и сразу же проводил на половину для знатных господ. Там было пусто. Я попросил простой ужин, кринку молока и комнату наверху для ночлега. Гул, шум и смех на другой половине меня не беспокоили, — они не слышали, как шумят наши вечные гости в замке. Так что я довольно спокойно воспринял сначала наступившую тишину, а потом сдержанный гул, и не придал этому никакого значения. Это был мой первый урок, — в нашем деле мелочей не бывает.


Не дождавшись обещанного ужина, который почему то задерживался, я встал из за стола. Это меня и спасло. Занавески внезапно разлетелись в разные стороны и на благородную половину влетело три здоровых мужика с повязками на лице и здоровыми тесаками в руках. Освободить из ножен шпагу было делом одного мгновения. Я даже не осознал, что я ещё делаю, а в моей левой руке уже оказался взведенный пистоль. Выстрел и в груди у одного из нападавших появилась большая дыра. двое других, видимо не ожидая от меня такой прыти, немного замешкались и с ревом кинулись на меня. Дурачье, они хотя бы в стороны разошлись, ведь мешают друг другу.


Используя преимущество в длине, сделав финт шпагой и обойдя тесак, я чиркнул первому по горлу, как учил меня сэр Фрикс. При нанесении этого удара обязательно повреждается главная жила, кровь бьет фонтаном и человек быстро умирает. Вот и разбойник, выронив тесак и сделав ещё по инерции несколько шагов, схватившись за шею, упал на колени, захрипел и завалился на бок. Я атаковал единственного оставшегося в живых. Он как слепой размахивал своим оружием, не смея оторвать взгляд от своего хрипящего товарища. Сопротивления он практически не оказал и через мгновение получил проникающий удар шпаги в грудь. Всё или нет? На всякий случай я приготовил второй пистоль, положил его перед собой на стол, туда же положил шпагу, что бы она была под рукой и начал заряжать разряженное оружие.


Я не успел этого сделать, так как вдруг вновь разлетелись занавески и на половину для благородных ворвались ещё два человека в масках и с обнаженными шпагами. Судя по манере их поведения и уверенности, они умели сражаться. У одного из них за поясом был пистоль. Однако вытащить он его не успел, так как я выстрелил раньше. Зазвенели шпаги. В начале я просто оборонялся, силясь понять, что за стиль проповедует мой соперник. Потом я сообразил, что стиля не было, а был простой набор приемов, которые были заучены и повторялись один за другим. Может быть в схватках с другими это и приносило успех, но не с рыцарем Удачи и вторым победителем состязаний. Дождавшись, когда мой соперник вновь попытается закрутить лезвие моей шпаги, что бы вырвать её из моих рук, я сделал глубокий выпад с верху в низ, проткнул ему живот и дернул шпагой вверх, рассекая ему внутренности.


Он выронил шпагу, кстати неплохой клинок, упал на колени, потом на бок и зажимая рану в животе зло посмотрел на меня, а потом потерял сознание. А я немного оцепенел. Пять человек, передо мной лежало пять человек. Тут только до меня стало доходить, что это все произошло со мной наяву, и что меня только что хотели или ограбить, или убить. Меня стало трясти. Что бы хоть как то успокоиться я стал заниматься своими пистолями: мерка пороха — утрамбовать, пыж- утрамбовать, пуля, пыж — утрамбовать, порох на полку. Все эти манипуляции я проделал проговаривая свои действия вслух. Заряженные пистоли заняли свое место на столе, возле окровавленной шпаги.


Я взял её в руки и вытер её о штаны одного из убитых мною. Тот которого я пронзил в живот пришел в себя. Каждое движение, каждая судорога причиняли ему неимоверную боль. Увидев меня сидящим за столом и спокойно занимающимся пистолями, он скрипнул зубами:- Провел ты нас, мы думали что ты желторотый птенец вырвавшийся из под родительского крыла, а ты охотник за головами. Каждое слово ему давалось с трудом. — Только ты все равно не найдешь, где я прятал награбленное. Он зло засмеялся, — Тайна черного дрозда умрет вместе с ним, — а потом видимо потеряв всякое терпение от боли, он буквально зарычал, — Добей меня, добей. Ради серого, добей, не могу больше терпеть эту боль.


Одно дело нанести удар противнику в бою или поединке, а другое дело, вот так добить беспомощного. Видимо мои размышления он их принял за желание помучить его, или мое полнейшее безразличие. — Найдешь сухой дуб на старом перекрестке, от дупла отсчитаешь двадцать шагов прямо, там и копай. Все самое ценное я спрятал там, под досками, а теперь добей, не мо… Он дернулся, судорожно закашлялся, изо рта у него потекла кровь и он затих.

Засунув пистоли за пояс, со шпагой в руке я вышел из за занавесок. В зале царила тишина и все со страхом смотрели в мою сторону. — Хозяин, он назвал себя черным дроздом. Есть там невозможно, покажите мне мою комнату и принесите ужин туда, а там, — я кивнул головой себе за спину, — надо прибраться.


Хозяин тоже находился в ступоре, как и остальные посетители постоялого двора. Быстрее всех сообразил служка: — Пойдемте ваша милость, я вас провожу, комната уже готова и постель чистая, вот сюда, на лестницу, на двери вашей комнаты нарисован сокол, а я пойду прибирать там, на той половине, а ужин вам сейчас принесут, не сомневайтесь… Шустрый малый, быстрее всех сообразил, что я наверняка ни кошельки не обрезал, если они есть, ни карманы не проверил, далеко пойдет.

Комната действительно оказалась небольшой и уютной. У глухой стены стояла довольно широкая кровать, под окном небольшой столик и тоже широкая лавка, которую при необходимости можно было использовать как лежанку. В углу на табуретке таз и кувшин с водой, здесь же рядом полотенце. А вот это кстати. Очень захотелось смыть с себя все следы недавних событий. Жаль, что при дворе бани не было. Да они ещё и не во всех замках были, только только стали входить в моду. У нас была… Прошли неполные сутки, как я покинул родовое гнездо, а уже столько событий.


Раздевшись по пояс, но имея пистоли и шпагу под рукой, я вымылся и насухо вытерся. Раздался стук в дверь и на пороге появился улыбающийся хозяин. Слуги за ним несли несколько подносов с различной снедью. — Не извольте беспокоиться ваша милость, это за счет заведения, а увидев мою кирасу на лавке у окна, ещё стал чуть ли ни при каждом слове кланяться. — Это наша благодарность за избавление от банды злого и кровожадного разбойника, что называл себя черным дроздом. Поверите, ваша милость, житья от него в последние месяцы не стало. А ещё, ваша милость, говорят, что у корчмы "Три поросенка" тоже разбойники объявились. Вы б заглянули и туда тоже,… Я прервал его: — Сожалею, но мне надо к Авгуру.


Я пригласил словоохотливого хозяина за стол и во время еды и беседы узнал у него следующее. В последнее время в округе появилось несколько разбойничьих шаек, которые промышляли у постоялых дворов и кабаков. Для борьбы с ними король присылает специальные отряды, но лучшими из лучших считаются охотники за головами, которые действуют в одиночку и расправляются с бандитами без всякой пощады. За голову каждого разбойника король щедро платит, по этому охотники за головами никогда не обыскивают труппы и не срезают у них кошельки. На такую мелочь они не размениваются…


Теперь многое встало на свои места. А вот срезать кошельки, или обыскать карманы, — эта мысль как то в голову мне не приходила, а жаль, ведь ждать платы от короля Готии не приходилось. Утром благородная половина сверкала чистотой и порядком, — все выскоблено, вымыто, ни каких следов вчерашнего побоища. Обильно и вкусно покушав за счет заведения, получив припасов на дорогу, так как следующий постоялый двор можно было достичь только к вечеру, провожаемый всей челядью я покинул гостеприимную харчевню, которую хозяин теперь называл не иначе как "Черный дрозд".


Мара была в своем репертуаре и никуда не торопилась, я тоже и все думал, а попадется ли мне по дороге тот старый перекресток и старый дуб с дуплом, о котором говорил разбойник. Часа через три неторопливой тряски я действительно заметил старый и сухой дуб. Я б проехал мимо и не обратил бы на него внимания, так как он стоял в стороне, но Мара решила, что настала пора ей отдохнуть и сама свернула к нему. Отправив её пастись, я осмотрел дерево. Вот и дупло. Встав к нему спиной, я отсчитал двадцать шагов и оказался в небольшой низине. С дороги меня видно не было. Вытащив шпагу я стал тыкать ею в землю. Через некоторое время мне улыбнулась удача. Чуть в стороне шпага попала в дерево.


Достав кинжал, я, опустившись на колени, приготовился копать. Но делать этого не пришлось. Достаточно было просто разгрести опавшую прошлогоднюю листву и я увидел доски. Откинув их я обнаружил небольшой сундучок, даже не сундучок, а шкатулку. Открыв её, я невольно залюбовался. Россыпь драгоценных камней и несколько десятков золотых монет предстали передо мной. Видимо этот черный дрозд знал толк в добычи. Ничего громоздкого или того, что могут узнать. Только камни и монеты. Меня это полностью устраивало и я повеселевший продолжил свой путь. Мы миновали несколько перекрестков и ответвлений, но я не боялся заблудиться. На каждом перекрестке стоял указатель со стрелочкой, на которой был нарисован знак авгура. Значит в эту сторону мне и надо.


После очередного перекрестка я увидел карету с незнакомым мне гербом у которой слетело колесо. Бедняга кучер и два лоботряса лакея бестолково суетились возле неё, не предпринимая ни каких попыток её починить. Я остановился чуть в стороне и стал с любопытством наблюдать. Отдернулась занавеска в окошке кареты и оттуда показалась недовольное лицо немолодой женщины. — Милостивый государь, вместо того, что бы насмехаться над бедными женщинами, слезли бы и помогли. — А у вас что то случилось сударыня? — А вы что не видите, карета сломалась. — Карета? — переспросил я, — нет не вижу, я вижу что соскочило колесо, а карета в целости и сохранности. — Да какая разница. К вечеру мы должны быть в замке, а с этой поломкой неизвестно когда туда попадем. Да сделайте что нибудь, кавалер вы или не кавалер?


Пришлось спешиться, и намеренно позванивая шпорами, что как бы говорило, что я не кавалер, а просто рыцарь, я подошел к карете. (Небольшое пояснение. У нас в Удаче кавалерами называли только тех, кто удостаивался знаков отличия от его королевского величества. Как правило это была или специальная золотая цепь, или золотая брошь, украшенная драгоценными камнями).

Внимательно осмотрев поломку, я заулыбался. Колесо слетело по тому, что вылетел шкворень из крепления, а это дурачьё даже и не подумало его поискать или заменить на крепкий клин. Пока моя Мара пошла наводить порядки к четверке запряженной цугом, я прошел немного назад, нашел то место, где колесо соскочило, а ещё через десяток шагов и сам злополучный шкворень.


Вернувшись к карете я прикинул, что даже вчетвером нам поднять её будет трудно. — Не соблаговолит ли леди покинуть карету, обратился я к пассажирке, — нам надо одеть колесо. — А так у вас не получится? — Не хотите, не надо, — я уже начинал злиться. — Мара, поехали, здесь и без нас обойдутся. Моя кобыла как собачка быстро прибежала на зов и оскалив зубы уставилась на лакеев. Они немного попятились. — Ну что вы милостивый государь, просто дорога у нас дальняя, мы устали, сейчас выйдем. Помогать даме пришлось мне, так как лакеи боялись пошевелиться и с испугом смотрели на мою Мару, которая по прежнему скалила свои лошадиные зубы. А может она просто улыбалась и у неё было хорошее настроение?


Из кареты, подобрав кучу юбок выбралось нечто невысокое, с недовольным выражением лица и странной прической в виде месяца с рогами наверх. Зыркнув в мою сторону презрительным взглядом, она одернула и поправила платье:- Ну что вы стоите как истукан, сударь, помогите выйти из кареты моей воспитаннице. Вот жаба старая, раскомандовалась тут.

Из кареты сначала появилась рука в белой перчатке, что довольно крепко ухватилась за мою руку, потом голова украшенная высокой и пышной прической, и только после этого на землю буквально выпорхнула миловидная девушка, примерно моего возраста. Стрельнув в мою сторону глазками, она скромно потупила их и встала рядом со своей наставницей. — Представьтесь молодой человек, недовольно проговорила немолодая дама. Я звякнул шпорами:- Сэр Арт, рыцарь Удачи. — А титул у вас есть, сударь? — не унималась старуха. — Да куда уж путешествовать без титула, — стал я ерничать. Но старуха не обратила на это никакого внимания. Пришлось представиться полностью: — Сэр Арт, сын сэра Влада — графа Спешащего на помощь, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи.


Голос и глаза старухи потеплели, — Ну наконец то хоть один настоящий дворянин, а то все деревенщина необразованная. — Баронесса Клара фон Цимерман, она церемонно поклонилась, а это моя племянница и воспитанница маркизета Диана де Бове. Я поклонился, а девица даже не взглянула в мою сторону и не удостоила меня и кивком. Я решил тут же отомстить:- Да, баронесса, по всему видно, что ваша воспитанница в деревне нахваталась дурных манер. Она так высоко задирает свой носик, что его содержимое становится видным всем окружающим. Маркизета тут же выхватила откуда то платок и приложила его к лицу, а потом пунцово покраснела. Баронесса благосклонно посмотрела на меня, а леди Диана де Бове наконец то соизволила изобразить поклон.


— Леди, — решил я не выпускать инициативу из своих рук, — не соблаговолите ли немного прогуляться, пока, мы поставим вашу карету на колеса. Особого приглашения не потребовалось. Немного приподняв подолы своих платьев, они отправились в сторону ближайших кустов.

Через несколько минут, с помощью кулака под нос, я заставил лакеев засучить рукава и поставить колесо на ось, после чего собственноручно закрепил шкворень, а заодно проверил крепление и других колес. — Все в порядке, — успокоил я подошедших дам. Можете продолжать свой путь. — Благодарим вас сэр Арт, — ответила мне баронесса, — а позвольте мне узнать, куда вы направляетесь? — К авгуру, леди Клара. Я должен получить свою порцию предсказаний, это требование моей матушки. — Похвальное стремление во всем следовать советам своих родителей, — голос баронессы стал ещё на полтона теплее. — Не согласитесь ли сударь часть пути провести сопровождая нас до замка маркиза. А то скоро стемнеет, а тут в лесах в последнее время говорят стало неспокойно. — Сочту за честь баронесса. — Тогда прошу в нашу карету, а лошадку свою передайте одному из лакеев. — Сожалею сударыня, но моя кобылка признает только меня, а постороннего человека может и укусить или лягнуть, так что пусть она сопровождает нас.


В карете было совсем не тесно. Обе леди сели напротив меня, причем маркизета демонстративно отвернулась к окну, внимательно разглядывая проплывающий мимо пейзаж и круп моей Мары, что периодически тоже заглядывала в окошко, что бы удостовериться, что я здесь и ни куда не делся. А леди Клара стала расспрашивать меня. В ходе оживленной беседы мы с ней поговорили об искусстве, о литературе, благо в этих вопросах я был настолько подкован, что своими знаниями привел в неописуемый восторг баронессу. А когда она узнала, что я помимо принятого единого говорю ещё на трех мертвых языках, она вообще растаяла. Часть беседы мы с ней провели на старомерсайском, а часть на мерсисайском. Даже молодая леди стала с интересом поглядывать в мою сторону.


Разговор как то незаметно перешел на мои дальнейшие планы. Я признался, что планов у меня особых нет. В столице я планирую навестить герцога Ляконте и графа Фабиуса, — у меня к ним рекомендательные письма, а дальше посмотрим что и как. Но на службу я пока поступать не собираюсь… Названные мною имена вельмож при дворе короля вызвали молчаливое удивление у моих собеседниц, я бы даже сказал зависть. А чему тут удивляться, и тот и другой были рыцарями Удачи и приятелями моего отца…


Уже стемнело, когда мы подъехали к сверкающему огнями замку маркиза де Бове. Забегали слуги, засуетились конюхи. — Барон, вам покажут ваши комнаты, будем ждать вас на поздний ужин… Я проводил Мару в конюшню, вычистил её, накормил и напоил и со спокойной душой отправился в замок. У парадного входа меня ждал вышколенный лакей. Мазнув по мне взглядом и сразу же определив во мне небогатого дворянчика, а с такими нечего и церемониться, он без слов повернулся и повел меня в отведенные мне покои. Только когда он оценил длину моей шпаги и заметил на ней остатки высохшей крови, а также увидев на мне одетую кирасу, в его глазам промелькнуло уважение. Пистоли с грохотом легли на стол. Ещё большее уважение в глазах лакея появилось после того, как он заметил, что на их полках порох и пистоли заряжены.


Добил я его тем, что небрежно спросил о бане, — появилась ли она в их медвежьем уголке, или они по старинке моются в бочках, а то я уже два дня как не мылся. Бани не было, как не было и бассейна. А вот бочка была громадной, вода в меру горячей, а банщицы умелыми. Приведя себя в порядок я стал ждать сигнала к ужину, надеясь, что меня проводят в зал. По этому случаю я надел свежую рубашку и пристегнул уже вычищенную шпагу к поясу.

На поздний ужин меня пригласил и провожал уже другой лакей. Зал для приемов, как я окрестил его, находился в конце коридора, так что заблудиться я не мог. Передав меня с рук на руки распорядителю, он удалился. Поинтересовавшись, как меня представить, распорядитель распахнул двери и хорошо поставленным голосом произнес: — Сэр Арт, рыцарь Удачи. Продолжения не последовало и я спокойно вошел в зал. К моему счастью было немногочисленно.


Во главе стола сидел сухощавый мужчина в дорогом камзоле, слева от него миловидная и уже не молодая женщина, чьи волосы были украшены короной маркизы. С права от маркиза сидел бледный и болезненного вида юноша, по видимому старше меня на несколько лет. С лева от маркизы находилась уже знакомая мне леди Диана, которая теперь не стесняясь рассматривала меня. Рядом с ней сидела баронесса Клара фон Цимерман. Мне указали место напротив всего семейства и начали подавать блюда. Я был голоден, по этому особо не церемонился. Остальные еле еле ковырялись в своих тарелках. После того, как первый голод был утолен, начались расспросы.


Начала их баронесса:- Как вам наша кухня, барон? — Превосходно, леди Клара, хотя наша главная кухарка леди Роза бараньи ножки готовила немного лучше. — Леди Роза? — переспросила маркиза с удивлением. — Да, сударыня, дело в том, что у нас в замке все слуги, даже конюхи люди благородного происхождения в четвертом поколении и все дворяне. А леди Роза, к великому нашему сожалению, вышла замуж за наследного принца сэра Мура и уехала с ним в его дальнее королевство. Это событие произошло этой зимой. Сейчас главной кухаркой является леди Генриетта, но матушка уже сейчас подыскивает ей замену, так как по её словам через год и она выйдет замуж.


— И часто у вас гостят наследные принцы, — меланхолично поинтересовался маркиз де Бове. — Часто ваша светлость. За несколько месяцев до моего отъезда матушка как то сидя у камина подсчитала, что в настоящее время в нашем замке гостят пять принцев крови, два наследника престола и три свергнутых монарха из дальних стран. Маркиз только покачал головой, не принимая всерьёз мои слова. А вот баронесса заинтересовалась. — Простите, барон, а как зовут вашу матушку? — Леди Мила.

И тут наступила тишина. Первой нарушила молчание маркиза:- Так вы хотите сказать, сэр Арт, что вы сын сэра Влада, графа со странным названием- Спешащий на помощь. — Именно так, леди. Я уже называл свой полный титул баронессе и маркизете Диане. А что вас так удивляет?


Вмешался сын маркиза. Он привстал из за стола и поклонился мне — Я сэр Пьер, рыцарские шпоры мне купил его светлость маркиз, по причине слабости моего здоровья. Сэр Арт, а правда ли что ваша сестра такая красавица, что её сравнивают с древней богиней красоты — Афрой? — Не знаю сэр Пьер, по мне так она вредная и противная девчонка и ничего особенного в ней нет. Да вы и сами можете в этом убедиться. На мой день рождения она подарила мне свой медальон. С этими словами я снял с груди медальон и перегнувшись через стол передал его сыну маркиза. Все стали внимательно рассматривать изображение Элизы. — Богиня, — выдохнул сэр Пьер. Я фыркнул, то же мне богиня.


— Простите барон за нескромный вопрос, а в каком возрасте сэр Влад приобрел для вас рыцарский патент? — Ваша светлость, у меня нет рыцарского патента, я возведенный рыцарь. Опять наступила тишина. — Вы хотите сказать, барон, — вмешалась леди Диана, — что вам рыцарское звание за что то пожаловано? Да, молодая леди, на состязаниях в королевском замке я стал вторым после сэра Вопеда. Он показал лучший результат в стрельбе из пистолей. А на шпагах мы с ним равны.


— Сэр Вопед, — задумчиво проговорил маркиз, — это не тот ли незаконнорожденный сын короля Галисии сэра Франка второго? — Да, это он, — ответил я. К тому же он жених старшей дочери нашего короля принцессы Фелии. — А что, у вашего короля есть и младшая дочь? — поинтересовалась маркиза. — Принцесса Азалия, — голос мой предательски дрогнул, — она выходит замуж за султана и сейчас находится на пути к своему будущему мужу. — Вы что с ней знакомы? — живо поинтересовалась леди Диана. И куда только делась её застенчивость и высокомерие? — Да, с самого раннего детства, она подруга моей сестры. К тому же она была дамой моего сердца.


— Ах, как это романтично, дама сердца, — томно проговорила леди Клара. — Жаль, что сейчас все меньше остается настоящих рыцарей. Вы представляете, сэр Арт, — обратилась она ко мне, — в наших краях появились разбойники, банда какого то черного дрозда, они грабят проезжих и говорят, что он из благородных, несправедливо обиженный его королевским величеством. — Ну это на вряд ли, если мы говорим об одном и том же человеке. — А вы что встречались с ним? — Да, какой то разбойник перед своей кончиной признался мне, что он черный дрозд. — Вы его убили? — потрясенно спросила маркиза. — Да, так же как и четверых его помощников, что напали на меня на постоялом дворе. — Вы справились с пятью разбойниками, — это уже с неприкрытым восхищением спрашивала леди Диана. Мне конечно хотелось прихвастнуть, но я решил не приукрашивать события. — Из них шпагой сносно владел только сам черный дрозд, остальные просто мясники, которые старались брать свои жертвы на испуг.


На меня смотрели как на диковинку, с восхищением, недоверием и даже состраданием. Ужин наконец то закончился и мы разошлись по своим комнатам. Как же приятно сбросить с себя сапоги, рубашку, подставить свою грудь свежему ветру, что дул их окна. Разобранная постель манила своей белизной и прохладой и я не стал противится. Быстро разделся и нырнул под одеяло. Заснул я очень быстро и мне, почему то ничего не снилось. Зато рано утром я проснулся свежим и отдохнувшим, схватив шпагу, я попросил слуг показать мне где тут есть сад, или лужайка, где я мог немного размяться.


После тренировки, ополоснувшись холодной водой я стал ждать завтрак. Я наверное так бы и прождал его до обеда, если б не узнал у слуг, что в доме маркиза не принято завтракать. Быстро разобравшись, где кухня и наскоро перекусив там, я собрал свои вещи и отправился на конюшню седлать Мару. Конечно неудобно было уезжать не попрощавшись с хозяевами, но и сидеть и ждать, когда они изволят встать я не собирался. Уже взобравшись на Мару, я заметил, что в мою сторону спешит леди Диана в легком халатике и наброшенной на плечи шали. — Барон, я хотела у вас спросить, ведь правда я красивее вашей бывшей дамы сердца? — Не знаю, — ответил я нагло. Я не видел вашу грудь, маркизета, мне не с чем сравнивать. Я весело наблюдал, как она стала медленно пунцово краснеть. — Дурак, — услышал я в ответ и маркизета быстро пошла в сторону парадного входа. А вас сударыня никто и не просил бредить мои раны, — крикнул я ей в след. На душе было гадко, словно я совершил какую то подлость.


Мара все также неторопливо трусила по дороге а я думал, — интересно, почему это маркиз и его семейка прозябают в такой глуши, почему они не при королевском дворе? Может быть они в опале, или в добровольном изгнании? Видимо в здесь есть какая то тайна, надо будет разузнать. Последующие два дня моего путешествия прошли без приключений. Спал и питался я на постоялых дворах, которые все чаще и чаще попадались по мере продвижения в центральные районы королевства. Наконец на пятые сутки своего пути я прибыл в храм предсказаний, где должен был дождаться своей очереди и предстать перед авгуром. При храме была гостиница с неимоверно высокими ценами, так что я решил, что ничего со мной не случится, если пару ночей я проведу на природе, а то изнежился, — мягкие и теплые постели, вкусная еда, да и Маре пора привыкать к

необустроенности походного быта.

3

На полянке, где я расположился (видимо не только меня отпугивали высокие цены) уже находилось несколько особых карет, или как их называли — мезондоры — дома на колёсах, вокруг которых кипела жизнь. Оказалось, что прежде чем попасть к авгуру, надо было записаться у его помощника, потом ждать, возможно несколько дней, когда имя жаждущего откровения появится в списке приглашенных и только после этого можно будет получить предсказание, или откровение.

Надежно привязав Мару, я пешком отправился к входу в пещеру, которая гордо называлась храмом предсказаний и возле которого стоял грубо сколоченный стол и скамейка. Помощник авгура оказался щуплый парнишка в белом одеянии очень похожем на мешок с дырками для головы и рук. К нему выстроилась небольшая разномастная очередь, которая впрочем двигалась очень быстро. — Имя, возраст, откуда… — Сэр Арт, 18, Удача. Я отошел в сторону. Прямо на стене у входа в пещеру висел список счастливчиков. Меня конечно в нем не было, но из праздного любопытства я подошел и посмотрел.


Для авгура сословий не существовало. Крестьяне и ремесленники соседствовали в этом списке с благородными людьми. Судя по написанному, в день авгур принимал не более десяти человек, так что мне предстояло долгое ожидание. Только в очереди впереди себя я насчитал семь человек, а сколько их уже записалось, трудно было даже предположить. Как только лист закончился, помощник встал и направился в глубь пещеры. Вскоре он вернулся с чистым листом и опять приступил к своей монотонной работе:- Имя, возраст, откуда…


Я вернулся на поляну. Мара терпеливо ждала меня. Я расседлал её и задал корма. Достал и расстелил одеяло, приготовив все для сна. Есть не хотелось, а ложиться спать было ещё рано. Но все равно я прилег на одеяло и закрыл глаза. Через некоторое время раздалось деликатное покашливание. Я открыл один глаз, потом второй. Передо мной стоял дородный мужчина с холеным ухоженным лицом. — Простите сэр мою наглость, — он сделал хорошо рассчитанную паузу. — Сэр Арт, — представился я и рывком встал. — Сэр Арт, до захода солнца ещё есть немного времени, не согласитесь ли вы по фехтовать с моим, кхм, кхм, сыном. Судя по вашей шпаге, вы умеете с ней обращаться, а то уже тут, мой кхм, кхм, сын уже всех победил, и сейчас мается от безделья.


Отчего же не по фехтовать, подумалось мне, да и лишняя тренировка не помешает. — Я согласен сэр…, - и я сделал такую же паузу. — Сэр Варт, — представился он мне. Мы подошли к одному из мезандоров. — Дорогой, я нашел тебе партнера для тренировки. — Сейчас иду, — раздался звонкий голос. Вскоре из дома на колесах вышел стройный юноша, в роскошном камзоле застегнутом на все пуговицы. Это сразу же меня насторожило. На улице жара, мне в простой рубашке жарко, а тут на все пуговицы. Кирасы правда нет, а приглядевшись к покрою камзола я сразу же определил, что передо мной девушка. Элиза тоже часто любила переодеваться в мужское платье, так что небольшие холмики на груди я научился распознавать безошибочно.


— Сэр Варт, как зовут вашу, — я понизил голос, — дочь? Он нервно огляделся, никто не слышит? — Тссс, для всех она здесь сэр Мартин, вы уж прошу, обращайтесь к ней именно так. Да без проблем, Мартин так Мартин, только вот зачем весь этот маскарад, в платье она бы смотрелась значительно красивее и я представил эту девушку, только без платья. Видимо мой раздевающий взгляд выдал меня, так как сэр Мартин густо покраснел и обнажил свою шпагу. Нет, надо все таки учиться сдерживать себя и скрывать свои мысли, это наверное все возраст.


Я встал в стойку и приготовился. Надо сказать, что мне было все равно с кем фехтовать, с мужчиной, женщиной, ребенком. К любой схватке я относился очень серьезно, так что яростная атака сэра Мартина меня не застала врасплох. Отбив его первый натиск, я очень простым приемом выбил шпагу у него из руки. А девица то с норовом, даже не пикнула, хотя удар был существенным. Все таки кисть у ней слабовата, надо укреплять. Мы ещё несколько раз сходились и всякий раз её шпага оказывалась на земле. Ещё немного и она расплачется.


Отбив очередной её выпад, я поднял шпагу вверх. — Встаньте рядом со мной, правая нога чуть вперед, носок прямо, рука согнута в локте, кончик шпаги смотрит в лицо противнику. Поживее, скоро стемнеет, а мне надо показать вам ваши главные ошибки, и научить, как их избегать. Я специально выбрал такую неопределенную форму обращения, когда мне не приходилось называть её ни сэром, ни леди. Она послушно встала. Далее в течении получаса или более того она старательно повторяла мои движения. Потом, когда уже солнце коснулось верхушек деревьев, мы повторили схватку и ей удалось(не без моей помощи) выбить шпагу у меня из руки.


На просьбу продолжить тренировку я ответил отказом, сославшись на долгий путь и усталость, а так же на возможность в темноте нанести непреднамеренную рану. Сэр Варт сиял. Пока сэр Мартин ходил переодевался в свой дом на колесах, он мне по секрету сообщил, что они здесь уже три дня и что все это время его кхм, кхм сын не проиграл ни одной схватки и что завтра они наверное уже попадут к авгуру, и его мучения закончатся. Сэр Мартин получит свое предсказание и они вернутся в столицу. Он так же пригласил меня разделить с ними их трапезу, на что я куртуазно отказался.


Ополоснувшись в небольшом ручейке и напоив Мару, я вернулся на поляну. Солнце уже зашло, на небе появились первые звезды. Красота. Где то ухает сова или филин, это уханье я часто слышал у себя в замке, почти как дома… С этими мыслями я и уснул. Проснулся я по привычке рано и начал свой день с небольшой разминки — тренировки. Как говорил мой отец, — всегда нужна сноровка, разминка, тренировка, тогда и шпага станет продолжением руки. Разогревшись как следует я отправился к ручью, что бы ополоснуться. Уже подойдя к облюбованному мной накануне месту, я услышал легкий вскрик, который раздавался чуть выше, за поворотом ручья… Осторожно подошел, раздвинул чуть чуть кусты и увидел восхитительную картину. Молодая леди, в чем мать родила, стояла по колено в воде и ополаскивала свои прелести. Фигурка на загляденье, грудь небольшая, талия тонкая. Стараясь не шуметь я стал пятится. Отошел чуть подальше и топая как табун лошадей, напевая песенку, пошел к ручью.


Отшумели песни нашего полка,

Отзвенели звонкие копыта,

Пулями пробито днище котелка,

Маркитанкая юная убита…


Эту песню сочинил в прошлом году сэр Окуд Джава, когда останавливался у нас на отдых. На берегу ручья я разделся и тоже залез в холодную воду, но в отличии от некоторых неженок, я просто сел на дно и стал поливать себе шею и грудь.


— Может мне вам спинку потереть, раздался насмешливый голос сзади. Вот тебе на. Что этой девице тут надо, ведь видит, что я раздетый? Нет, но какая наглость… — Благодарю сэр Мартин, но я привык сам как то обходиться. — Да вы не стесняйтесь, ведь трут же вам спину, когда вы моетесь? К тому же долг платежом красен. Я перед вами стояла, а вы передо мной сидите. Я обернулся. Она стояла на берегу ручья все такая же прекрасно обнаженная, с охапкой одежды в руках. Вот этого я конечно не ожидал. Пришлось краснея встать и мне. — Ну вот теперь мы квиты, можно и одеться.


От ручья мы возвращались вместе, но я старался не смотреть на сэра Мартина, а она, как будто только что не стояла передо мной в чем мать родила, рассуждала о том, когда их примет авгур. Я проводил её к мезондору. — Не зайдете? — пригласила она меня. — Да неудобно, и наверное ваш отец ещё спит. Она фыркнула и оглядевшись по сторонам понизив голос сказала, — Это мой муж, а не отец. Тут пришлось удивиться по настоящему мне. Муж? — с недоверием переспросил я. — Да. У нас брак по расчету. Я должна родить ему наследника, но вот как мужчина он оказался несостоятельным и ребенка ни сделать, ни зачать не может. Вот мы и пришли к авгуру, что бы узнать как нам поступить и есть ли надежда на будущее.


Зайти все таки я отказался. Одно дело свободная женщина и другое замужняя. Странно это все как то. После завтрака, "поухаживав " за Марой, я решил сходить к пещере-храму. Любопытно же. На стене висел список на сегодня тех счастливчиков, которых примет авгур. Действительно, там значилась запись: муж и жена Мергарит и Варт из Венсуса. Судя по всему им предстояло побывать в храме ещё до полудня. Потолкавшись ещё немного и вызвав неодобрительный взгляд помощника авгура, я отправился восвояси. Два мезондора уже были подготовлены к отъезду, в них запряжены лошади, а сзади на запятках закреплены баулы, коробки и тюки. Вокруг суетилось не менее пяти слуг в ливреях с гербом. Вот тебе на, а я то думал, что они не очень знатные и богатые. Чуть в стороне стояли два прекрасных скакуна, один из них с дамским седлом.


Из мезандора вышла леди Мергарит. В платье она выглядела восхитительно. Я даже остановился как вкопанный. Увидев меня и заметив какое впечатление она произвела, улыбнулась и поманила меня рукой. Я почти что подбежал. Действительно красавица. — Сэр Арт, будете в столице, навестите нас, мы с мужем будем рады видеть вас на одном из обедов. Дежурная фраза, которая к тому же ни к чему не обязывала. Не думаю, что дом сэра Варта пользуется такой популярностью, что все знают, где он находится. Я отделался тоже дежурными фразами: — Непременно, как только позволят обстоятельства, сочту за честь.


Леди Мергарит лучезарно улыбнулась, давая понять, что разговор закончен, а у меня мелькнула подлая мыслишка, — Дурак, надо было соглашаться и зайти, когда тебя приглашали… Вскоре вышел и сэр Варт. Тоже нарядно одетый, от него пахнуло почему то ароматом дамских духов. Он снисходительно кивнул мне:- Будете в столице, как нибудь навестите нас. И ни слова о том, где их дом, где его искать? — Всенепременно, как только позволят обстоятельства…Я смотрел им в спины. Вышколенные слуги вели под уздцы скакунов, а вслед за ними тронулись и их дома на колесах.


Не зная как убить время, я повел Мару купаться все в тот же ручей. Плескаться в воде ей нравилось. После этого я обсыхал на поляне, а она сосредоточено жевала зерно в своей торбе. Глядя на неё проголодался и я. Однако перекусить мне не пришлось. Словно из под земли возник помощник авгура, только не тот, что вел списки, а другой. — Вы сэр Арт из Удачи? — Да, я. — Авгур ждет вас. Вот это новость. С какой такой стати мне такая честь? Не успел приехать, а меня уже ждут. И сопровождаемый завистливыми взглядами остальных обитателей поляны я покорно пошел за служкой в белом одеянии.


Ждать мне пришлось недолго. Все тот же служка, что привел меня, пригласил следовать за собой. Я с трепетом вошел в полумрак пещеры. Мои шаги и звон шпор гулко раздавались под её сводами. Странно, прорубленных окон или отверстий не было, а было светло. Факелов или светильников я тоже не заметил. Откуда то с бокового прохода послышались шаги. Служка остановился, я тоже и положил руку на эфес шпаги. Мелькнула запоздалая мысль, что надо было и пистоли захватить, но я тут же сам себя одернул, — у авгура в храме нападение? Глупости и бред моего воображения.


Из прохода появились сэр Варт и его молодая жена. Они выглядели запыхавшимися и взволнованными. Увидев меня они остановились как вкопанные, словно увидели приведение. Может быть тому виной были мои волосы? Первой пришла в себя леди Мергарит: — Сэр Арт, а что вы тут делаете? — Авгур пригласил меня к себе вне очереди, — ответил я вместе с поклоном.(все таки красивой женщине не зазорно и поклониться лишний раз). — А мы вот заплутали, — с деланным смешком произнесла она. — До встречи сэр Арт, теперь то мы дорогу найдем… Всё это время сэр Варт не произнес ни единого слова, а только как то по особому смотрел на меня. Они прошли мимо нас, обдав запахом духов и скрылись в проходе. При этом леди Мергарит даже оглянулась на меня, словно желая удостовериться, что я не исчезну и не растаю как дым.


Странные люди, и поведение у них странное. Только после того, как шаги семейной пары затихли, служка продолжил движение. Вскоре мы оказались перед резными воротами. Створки сами по себе распахнулись и я уже один вошел в небольшую комнату, которая не имела тыльной стены. Это даже была не комната, а грот, который искусно обработали резчики по камню. Из грота выступал карниз, на котором и стоял авгур. Я то думал, что предсказатель это седобородый старик, а передо мной стоял крепкого телосложения мужчина среднего возраста в белых одеяниях. Бороды у него не было. Он внимательно рассматривал меня.


Потом ни слова не говоря подошел, взял меня за руку и поставил на карниз в центр какой то нарисованной прямо на камнях геометрической фигуры. Что то вроде нескольких треугольников друг в друге, кругов и многоугольников. Я встал на указанное мне место. — Смотри на солнце, — густым басом произнес авгур, — только на солнце. Смотреть на полуденное солнце было больно и неприятно, из глаз моих потекли слезы, но я стойко их переносил, не отрывая своего взгляда от яркого диска светила… Кажется я немного даже ослеп, потому что крепкая рука авгура взяла меня за локоть и отвела куда то в сторону, а я ничего не видел. В глазах стоял блеск.


Через некоторое время зрение вернулось ко мне. Дождавшись, когда я проморгаюсь, авгур нараспев произнес:

Твой путь лежит на север,

Там на скале крутой,

Сверкая блеском стали,

Дворец стоит пустой

В темнице там принцесса тужит

Стальной дракон ей верно служит

Дракона должен победить

Девицу ту — освободить!


Я видел, как авгур в изнеможении сел на каменный постамент и сделал мне знак рукой уходить. Я снял с пояса кошелек с золотом, что приготовила мне матушка для него, и передал из рук в руки. После чего поклонился и пошел на выход. — Постой, — раздался слабый голос предсказателя. Он рассматривал мой кошелек. — Повтори, что я тебе сейчас сказал. Я повторил, так как эти два четверостишья намертво врезались в мою память. — Теперь слушайте меня внимательно сэр Арт. К походу на север и битве с драконом вы пока не готовы. Пять лет уйдет у вас на подготовку и совершенствование своего воинского мастерства. Но как только вам исполнится 23 года, где бы вы не были, что бы не делали, вы должны все бросить, и отправиться на север, туда, куда вас будет вести ваша звезда. Удачи вам сэр, а теперь идите, мне надо отдохнуть.


За резными воротами меня никто не ждал, и я без приключений дошел до выхода из пещеры. Странно, как в ней можно было заблудиться? Вернувшись на поляну я собрал свои вещи и оседлал Мару. Есть расхотелось. Я так и этак повторял прорицание, но кроме того, что мне надо ждать ещё долгих пять лет, прежде чем отправиться на далекий и таинственный север, где находится чертог серого бога, на ум ничего не приходило.


Ну вот и все, я свободен как ветер. Мыслей вернуться в родной замок у меня даже не возникало, предо мной был весь мир, иди куда хочешь. А хотел я в настоящий момент в Венсус, столицу Готии. Всё также неторопливо, словно издеваясь надо мной, Мара перебирала копытами по пыльной дороге. Да и я, честно говоря никуда не торопился. Заночевали мы на постоялом дворе, а утром после сытного завтрака продолжили свой путь. Так все и проходило. Обед на природе купленными харчами, ужин и завтрак на постоялом дворе. Конечно весь путь до столицы можно было проделать и за пару дней, но мне торопиться было некуда, меня никто не ждал и по этому только утром на пятые сутки я увидел крепостные стены и бастионы Венсуса.


За въезд в город платы не брали, но кто я такой и откуда записали. Конечно столица Готии ни в какое сравнение не шла с нашими маленькими городками. Складывалось впечатление, что наше королевство несколько раз поместится на территории этого огромного города. Особенно это впечатление усилилось, когда я въехал на один из холмов и оттуда мне открылся прекрасный вид. Ну и где мне остановиться, куда податься? Для начала я решил навестить либо герцога Ляконте или графа Фабиуса, к которым у меня были рекомендательные письма, а там видно будет.


Резонно рассудив, что дома столь знатных лордов вряд ли находятся на окраинах, я направился в центр столицы, ближе к громадине королевского дворца. Чем ближе к центру, тем шире и прямее становились улицы, а дома богаче. Я ехал уже больше часа, а к королевскому дворцу так и не приблизился. Наконец то я выехал на какую то площадь. По ней сновали кареты, гарцевали верховые, прогуливались дамы и кавалеры. Но все это было как бы на оконечностях площади, а в центре её стояло несколько групп молодых людей в нарядных платьях и о чем то оживленно, судя по жестикуляции разговаривали. Я решил подъехать к одной из таких групп. В ней находилось пять человек, но центром притяжения явно был господин в ярко красном камзоле с лихо закрученными усами. А вот у меня усы только только начали пробиваться.


— Господа, не подскажете как мне проехать к дому герцога Ляконте? — Вы посмотрите на этого деревенского дурачка, — немедленно отреагировал господин с красном камзоле. — Как только герцог попал в немилость его королевского величества, все от него стали шарахаться как от черной смерти, а этот желторотик сам ищет свою погибель. Из всего сказанного я понял только одно, герцог в немилости и знакомство с ним может нести какую то опасность. А молодой человек не унимался:- Слезайте сударь со своей кобылы, вы наверное на ней пахали в своей деревни, у нас не принято ездить всяким оборвышам по центральной площади. Слазьте, слазьте, я буду учить вас хорошим манерам, а то развелось тут (нецензурное слово), проходу от них нет.


Понятно, молодой человек и его дружки ищут ссоры с простофилей из деревни, который и шпагу то толком в руке держать не может. А между прочим под камзолом у него кираса надета, и ещё у пары его дружков тоже. Но дела это не меняло. Я легко соскочил с Мары, набросив ей поводья на шею и приказал никуда не отходить. — Сударь, у нас в деревне, как вы правильно заметили, за такие слова бьют по наглой свинячьей морде. Но о вас я руки марать не буду, я рискну запачкать свою шпагу, её легче отмыть от вашего дерьма.


Мы обнажили шпаги. Убил я его практически мгновенно, все тем же рассекающим ударом в горло. Его дружки оторопело смотрели на своего кумира и на то, как под ним растекалась лужа крови. Потом с криками накинулись на меня. Неучи, они только мешали друг другу, хотя с теми на ком были надеты кирасы мне пришлось повозиться. Мне даже порезали мой камзол на левом боку, а я и не заметил этого удара. Ну вот все и кончено. Раненый только один, да и тот не жилец. Моя шпага проткнула его грудь аккурат в том месте, где было сердце. Он ещё хрипел, дергался, но вскоре затих.


А в нашу сторону сквозь образовавшуюся толпу пробирались люди в боевых кирасах. Семь человек, двое с алебардами, остальные со шпагами, автоматически отметил я. Не иначе как стража. Я сел на Мару, подобрал поводья и расстегнул клапаны кобур, в которых находились мои пистоли. — Слазь, грубо буркнул один из стражников. Я с улыбкой посмотрел на него, — А ты стащить меня попробуй. На всякий случай он сделал шаг назад:- Нас семеро. — Нет, вас пятеро, у меня два заряженных пистоля и я не промахиваюсь. — Даже пусть пятеро, мы в кирассах. — Этих, — я кивнул головой на пять тел, что лежали у ног моей кобылы, — тоже было пятеро и трое из них были в кирасах.


В это время к стражникам пробрался господин, явно из дворцовых сановников. — Что здесь происходит, — тоном не терпящим возражений спросил он. — Кто вы такой молодой человек? Я легко соскочил с лошади, отвесил поклон и представился так, как обычно представляюсь незнакомым людям6- Сэр Арт, рыцарь Удачи. Видя, что он ждет объяснений я спокойно продолжил. Я впервые в вашей столице, сэр ээээ… Он представился, — Сэр Джордж, конюший его величества. — Сэр Джорж. Подъехал к группе молодых людей и поинтересовался, где мне найти дом маркиза де Бове. О герцоге Ляконт и графе Фабиус я решил не упоминать и назвал первое пришедшее мне на ум имя. Вместо того, что бы ответить мне, эти молодые люди стали надо мной насмехаться и издеваться. Я пообещал их проучить и проучил. — И вы один расправились с сэром Брисак и его подручными? — в голосе сановника сквозило недоверие. Оскорбленный тоном каким это было сказано, я ответил:- Ну что вы сэр, мне помогала ещё моя кобыла, она прикрывала мне спину.


В толпе раздались смешки. — Ваши шутки сэр Арт не уместны. Без особого разрешения вам не следует покидать столицу. — Да я только приехал сэр Джордж. И кстати сударь, не подскажите, где дом маркиза де Бове, я надеюсь найти там пристанище. — Поедете в ту сторону, увидите пандус со львами, это и есть дворец маркиза, только его в столице нет. — Я знаю, я навещал его в загородной резиденции. На меня остро глянули. Затем обратившись к страже конюший недовольно проговорил: — А вы где были? Хотя понимаю, сэр Брисак… Трупы убрать, кровь замыть, и что бы через полчаса здесь и следа не было от этого непотребства. Всем остальным разойтись. — Разойтись! — рявкнуло сразу же несколько луженых глоток, и топа стала понемногу расходиться, живо обсуждая происшедшее.


Я подошел к трупу сэр Брисака и срезал с его пояса увесистый кошелек. — Я человек не богатый, и лишними деньги для меня не будут. Раньше я думал, что деньги очень многое значат в жизни. Теперь я это знаю. Остальное ваше, — обратился я к страже. — Шпагу заберите, — буркнул старший, — говорят она у него особая. Я поднял выпавший из рук клинок. Действительно, такой стали я ещё не видел. По всему клинку шли волны, словно это не сталь, а рябь реки… Сопровождаемый десятком любопытных взглядов я направился в указанное мне направление. Дворец маркиза стоял тут же на площади, буквально в сотне шагов от места, где произошла схватка.


Я не успел ещё подъехать к пандусу со львами, а расторопные слуги уже встречали меня. — Мара, иди с ними, там тебя накормят, напоят, вычистят, и без баловства, мы в гостях… Резные двери распахнулись как только я подошел к ним. Внутри меня встречал важного вида старик с тростью распорядителя. — Сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи. Несколько дней назад гостил у маркиза, а теперь решил вновь воспользоваться его гостеприимством. У маркиза и его семьи все в порядке, леди Диана вернулась под его отцовское крыло. Я видел, как старик с облегчением вздохнул.


— Мы рады встретить вас сэр Арт, а ещё более мы рады получить добрые вести о нашем хозяине. Надеюсь у нас вам понравится. — Я тоже надеюсь. — Я управитель, мажордом, распорядитель и ещё что то там, что уже и не помню, зовут меня Иоган. Просто Иоган, — добавил он.

…А потом настоящая баня с бассейном, умелые руки массажисток и банщиц, чистое и по размеру нательное белье, новые тонкокожие брюки и батистовая рубашка. Иоган не отходил от меня, да и оно понятно, старик соскучился по общению. Уже за обильным обедом, опуская некоторые подробности я поведал о своем знакомстве с баронессой фон Цимерман, маркизетой и всем семействе маркиза де Бове. Разговор затянулся, да и я не торопился, приятно осознавать себя этаким бездельником.


Иоган в свою очередь начал меня просвещать о положении дел в столице и при дворе его королевского величества. Эти сведения оказались настолько важны для меня, что некоторые я постарался запомнить и отложить в своей памяти… Герцог Ляконте и граф Фабиус попали в немилость к его королевскому величеству, причину никто не знает, но предполагают, что это наветы завистников и клеветников. — В свое время от этого пострадал и сам господин маркиз и вот уже больше года о нем при дворе не вспоминают, а ведь он был видным и знатным сановником, даже королевским виночерпием, — посетовал Иоган. Скорей бы его светлость возвращался. Дворец осиротел без него… Я как мог успокаивал старого слугу.


Утром я не стал вставать рано и позволил себе понежиться в кровати почти до самого завтрака, который мне даже пытались подать в постель. Эту комнату раньше занимала леди Диана. Да это и было заметно по разным мелочам и безделушкам, что были разбросаны то тут, то там, а также по большому количеству ваз с засохшими цветами и веток с листьями. Теперь это комната для гостей, а леди Диана располагает покоями этажом ниже, так сказать на хозяйской половине.


Так как Иоган отправил наиболее смышленых слуг собирать последние сплетни и сведения по городу, то я, до их возвращения и получения информации, решил никуда пока не выходить. Тем большее удивление вызвало сообщение Иогана о том, что сэр Ирвин, барон Голубых озер просит принять его по неотложному делу. И почему то шепотом Иоган добавил:- Весьма важный человек при дворе, пользуется влиянием…

Обед я распорядился накрыть в небольшой комнате возле кухни, и это не смотря на протесты Иогана, который настаивал на обеде с таким знатным лордом по крайней мере в малом зале. Я настоял на своем.


Сэр Ирвин оказался этаким тостячком — бодрячком лет пятидесяти, а может быть и больше, только проницательные серые глаза выдавали в нем незаурядную личность, с которой ухо надо держать востро, а шпагу наготове. В комнату он буквально вкатился, широко улыбаясь и в тоже время внимательно осматриваясь. — Извините сэр Ирвин, но я тут на правах гостя, так что злоупотреблять гостеприимством хозяев, тем более в их отсутствие не считаю возможным… — Да я все понимаю, молодой человек. Ничего, что я вас так называю? За шпагу не схватитесь? — Ну что вы сэр, я человек мирный, первый никогда не нападаю… за редкими исключениями. Он коротко хохотнул, — знаем мы уже, что это за исключения…


Подали обед. К моему удивлению сэр Ирвин с удовольствием принялся за еду. — Это у меня завтрак, вот такие у нас тут порядки, завтракаем в обед, обедаем в ужин, а ужинаем тогда, когда этого захочет его королевское величество. Сэр Арт, я так сказать до того, как наша знать начнет вас рвать на куски, и ваше время будет расписано по минутам, на правах родственника маркиза до Бове пришел переговорить с вами в частном порядке.


Ваш приезд в Венсус пришелся как нельзя кстати. Вчера на утреннем приеме его королевскому величеству передали верноподданное письмо от благодарных жителей одной из окраин королевства, в которой они благодарили короля за столь быстрое и мудрое решение прислать к ним не отряд королевских воинов, а всего одного охотника за головами. Словесное описание охотника прилагается, который не вызывая подозрений заставил разбойника черного дрозда и всю его шайку напасть на него с целью грабежа. В результате нападения и черный дрозд и все члены его шайки были убиты. Так что они подтверждают его гибель и гибель его четырех подручных. А вечером начальник королевской стражи доложил его королевскому величеству, что некий юноша, словесное описание прилагается, в результате ссоры затеянной сэром Брисак убил не только его, но и его четырех ближайших друзей.


У его величества отличная память, и это настолько его заинтересовало, что он распорядился сравнить описание охотника и юноши. Они совпали слово в слово: рыцарские шпоры, седые волосы, худощав, приятен лицом, одет просто но со вкусом, изображает из себя небогатого дворянского сына, который отправился путешествовать по свету. Это я перечислил только основное, а в описаниях отмечены и цвет рубашки, камзола, фасоны брюк и сапог, а также кличка лошади и её масть. Его королевское величество изволило узнать подробности происшествия на площади, и тут всплыло, что вы искали дом маркиза де Бове. Его королевское величество мимоходом поинтересовалось, а что это давненько маркиз не появляется при дворе, не заболел ли и распорядился справиться о его здоровье. И это все благодаря вам, молодой человек. Ещё ночью я отправил гонца к маркизу с сообщением, что опала с него снята и что его величество изволило не только интересоваться им, но и справлялось о его здоровье.


Видимо эти слова значили что то важное для маркиза и барона, мне же они ничего не говорили:- Простите сэр мою дремучую необразованность, но что тут такого, что его королевское величество поинтересовался о здоровье своего подданного? Его королевское величество Кай 4 самолично по несколько раз в месяц приезжает, что бы справиться о здоровье моих родителей и частенько гостит у нас в замке. Барон быстро отреагировал: — Вот по этому я первым и решил побеседовать с вами в частном порядке сэр Арт, что бы вы не ляпнули, простите уж за такой оборот речи, что то такое, что может рассердить его королевское величество. Поинтересоваться здоровьем своего подданного, — высокая королевская милость, которой удостаиваются только избранные. А признайтесь молодой человек, это молодая леди пленила вас? Славная девушка, ещё не испорчена придворной жизнью.


— Да нет, это леди Клара фон Цимерман своей крепкой рукой заставила меня ремонтировать их карету, у которой слетело колесо. Ну а потом мне было позволено переночевать в имении маркиза, где я был представлен всему семейству де Бове. — Ужином вас конечно накормили, а вот завтрака вы по всей видимости не дождались, ведь так? Я кивнул головой. — Узнаю маркиза, даже в глуши он не изменяет придворным привычкам.


В ходе обеда барон наставлял меня и давал советы где и как себя вести, каких знакомств избегать, а к кому наоборот обращаться со всей почтительностью. Особенно меня поразили его наставления в отношении прекрасной половины человечества. Оказывается плохим тоном считается, если молодой человек не имеет любовницы, а то и нескольких, так что мне надо будет поддерживать мнение света о том, что маркизета Диана моя "близкая приятельница". — Барон, но леди Диана не моя "близкая приятельница и я не собираюсь жениться на ней. — А вас никто и не заставляет, переспите с ней несколько раз, особенно тогда, когда его королевское величество отправит своё доверенное лицо убедиться в этом. Ну да маркиз опытный царедворец, он все устроит.


Наша беседа уже подходила к концу, когда я решил подойти к весьма щекотливому для меня делу. — Сэр Ирвин, как вы справедливо заметили, я довольно молодой и ещё не искушенный во многих вопросах юноша. Барон благосклонно закивал головой. — По этой причине мои родители в дорогу снабдили меня не очень большой суммой денег.(о шкатулке я благоразумно умолчал). Барон понял мои слова по своему и тут же полез в свой кошелек. — Нет, нет сэр, вы не так меня поняли. В деньгах я не испытываю недостатка, но, — тут я замолчал и сделал несчастное лицо, — мои деньги находятся на хранении у герцога Ляконте и графа Фабиуса. А они, насколько меня просветили слуги, в опале его королевского величества и даже упоминание о них может вызвать гнев венценосной особы…


Вы правильно сделали, что рассказали мне о этом небольшом затруднении. Думаю в моей власти, с разрешения конечно его королевского величества, устроить вам свидание с опальными сановниками. Но упаси вас серый бог, молодой человек, лезть в политику. — Политика? А это что такое, вы уж просветите меня барон и не откажите в милости, — изредка обращаться к вам за советами и наставлениями. Мою просьбу барон воспринял благосклонно и даже зажмурился от удовольствия. — Эх, жалко, сэр Арт, что у меня нет дочери на выданье, вы бы были прекрасной парой и быстро бы достигли вершин на королевской службе (подразумевалось под чутким руководством барона). Хотя я думаю и у маркиза насчет вас могут быть какие то определенные планы. Да помню я, помню, что вы не собираетесь жениться.


Мы ещё долго беседовали на разные темы и я как губка впитывал в себя все, что изволил сообщать мне барон Голубых озер. Наступило время моего ужина и дворцового обеда, мы вновь как следует подкрепились. С ужасом обнаружив, что за окнами уже темень, я всплеснул руками:- Дорогой барон, я так заболтал вас и наверняка отрываю от важных государственных дел. Всё в порядке, сэр Арт, я имею право появляться во дворце в любое время. Так что при дворе я буду ко двору, — и он улыбнулся своему каламбуру. Думаю что уже завтра к вечеру, самое позднее после завтра маркиз с домочадцами уже будет в столице. Вы уж в эти дни поскучайте, во дворец не лезть, можете немного прогуляться по площади и ради бога, не убивайте больше никого. А если уж найдутся дураки, коим пример Брисака и его компании не указ, вы уж их того, поаккуратнее, пусть живут…


В знак почтения я самолично проводил сэра Ирвина и помог ему сесть на коня, придержав стремя. Оказывается он прибыл не в карете, как можно было предположить, а верхом. Это восхитило меня, о чем я непреминул ему сказать. Он довольный заулыбался: — До встречи мой юный друг, надеюсь она произойдет уже скоро…

От Иогана я узнал, что барон возглавляет какую то тайную службу короля и его при дворе бояться, а мне дядька понравился…

4

На этот раз я решил не изменять своим привычкам и с раннего утра вышел в небольшой внутренний дворик, где на лужайке бил фонтан, и там под присмотром Иогана стал заниматься. Жалко, что мне нельзя было потренироваться с пистолями, о чем я посетовал управляющему. — Ну почему же негде позаниматься, у господина маркиза есть специальная комната для стрельбы, только он ей почти никогда не пользуется. Открыть? — Конечно, Иоган, что же ты раньше молчал. Комната представляла из себя длинный коридор. Вдоль стен были расставлены запыленные деревянные щиты на подставках, которые можно было расставлять на разные расстояния. Вот только масла в светильниках не было, ну да не беда, утренний свет был достаточен, что бы разглядеть нарисованные круги на щитах. Я начал со своей любимой дистанции — 15 шагов, потом расстояние увеличилось до двадцати пяти.


Общепринято было, что это максимальное расстояние для пистолей этого типа, хотя сэр Траут, признанный спец в вопросах стрельбы из пистолей утверждал, что при достаточной степени выучки и подготовленности можно научиться так же хорошо стрелять и на 30 шагов, как и на 15. К сожалению тренировки на такую дальность мне пришлось отложить, так как количество пороха и пуль у меня было ограничено, а прикупить и пополнить запасы я как то не додумался.


После сытного завтрака я попросил Иогана, что не отходил от меня ни на шаг, пригласить ко мне какого нибудь портного, и желательно такого, у которого есть уже готовые камзолы, а также оружейника, у которого есть разные виды пуль и в достатке первоклассного пороха. Мои пожелания были выполнены буквально в течении получаса. Первым прибыл портной со своими учениками. Они принесли мне на выбор несколько камзолов и под пристальным взглядом Иогана я выбрал то, что было по его мнению модно сейчас. Тут же на мне их подогнали, где надо укоротили, где надо удлинили. То же самое произошло и с брюками. К вечеру мне обещали сделать все в лучшем виде. Я выплатил часть оговоренной суммы и наступила очередь оружейника.


Тут я показал себя специалистом, чем заслужил молчаливое уважение продавца. Началось с того, что я забраковал несколько видов пуль по причине низкого качества свинца. Он был через чур мягким и мог не пробить кирасу даже с 15 шагов. То же самое произошло и с порохом. Убедившись, что я в этих вопросах разбираюсь, оружейник действительно предложил мне качественный товар, — и порох и пули. Я так же прикупил несколько кремниев для пистолей, а вот от расхваливаемой легкой фузеи для охоты отказался. Нет, конечно если б я собирался куда нибудь в дальний путь, я бы прикупил фузею. Вещь весьма полезная, а главное дальнобойная и пробивная. Однако пока я ехать никуда не собирался, да и показывать, что у меня достаточно средств для такой дорогостоящей покупки я не собирался.


По своему разумению Иоган пригласил и сапожника, который снял с меня мерки и пообещал уже завтра утром принести готовые сапоги. Так что до обеда я был занят различными делами, а вот после обеда вспомнив совет сэра Ирвина, решил немного если не прогуляться по площади, то по крайней мере постоять чуть в стороне и внимательно понаблюдать за дефилирующими "простыми" жителями столицы. Естественно я помнил и предупреждение о том, что могут найтись и такие, что захотят проверить меня на прочность, ведь как образно сказал барон Голубых озер, — Дуракам закон не писан…


Вышел я из дворца де Бове в кирасе, с пистолями и шпагой на боку. Вид у меня был действительно внушительным. Мое появление не осталось незамеченным. Как то незаметно центр гуляний стал смещаться в мою сторону, но не близко, словно чего то ожидая. Я насторожился и как оказывается не напрасно. Вскоре раздался цокот копыт по мостовой и несколько всадников с гиканьем, не сбрасывая скорости, разметав даже несколько зазевавшихся ротозеев помчались в мою сторону. В их руках заблистали шпаги. Сомнений не было, меня ждали и готовились. Я тоже был готов к чему то подобному. Встав как меня в свое время учили, я взял пистоль на изготовку и как только первые всадники приблизились ко мне шагов на 25–30 выстрелил. Второй выстрел последовал почти на расстоянии в 10 шагов. Затем в самый последний момент я бросился на мостовую и откатился в сторону.


Мой расчет оказался правильным. Лошади не могли так сразу затормозить и по инерции проскакали немного вперед. Этого мне хватило, что бы сблизиться с крайним всадником и нанести ему колющий удар под кирасу снизу в верх. Этого он не ожидал и свалился с лошади, а я плашмя ударил её по крупу. Рискнуть и взобраться на незнакомого мне скакуна я не решился. Ещё два всадника, в которых я стрелял, медленно сползли на мостовую. Это значительно охладило пыл нападавших. А увидев, что я и не думаю никуда бежать, а демонстративно перезаряжаю пистоль и уже заложил в ствол пулю и сыплю порох на полку, они дали шпоры своим лошадям и умчались куда то в конец площади. Лошади без седоков бегали по площади, не подпуская к себе посторонних доброхотов.


Я подошел к тем, в которых попали мои пули. Они не выглядели людьми благородного происхождения, по крайней мере внешне. Небритые щеки, у одного шрам через всё лицо. Возле меня оказался один из зевак, который не побоялся подойти и взглянуть на поверженных. — Бретеры, наемники. Кто то их нанял, скорее всего из недобитых дружков Брисака, ну да стража разберется, по лошадям найдут. И действительно, стража уже ловила лошадей и уводила их с площади, а ко мне спешил барон Ирвин и с ним несколько неприметных людей в одинаковой форменной одежде. Мой зевака как то незаметно исчез, а я в это время перезарядил второй пистоль и засунул его за пояс.


Барон мельком глянул на оба трупа:- Сэр Арт, я же просил вас хоть кого нибудь оставить в живых. Ну этих, из пистолей, ладно. Но того то третьего можно было бы и не насмерть. — И я вас приветствую, сэр Ирвин. А он и не насмерть. Крови потеряет много, но рана не опасна. Брюшина распорота, если врачи у вас знают свое дело, то спасут. И словно в подтверждение моих слов, один из тех, что был в форменной одежде довольный крикнул:- Этот жив, ваша милость, куда его к врачам или в пыточную? Барон долго не думал:- В пыточную, врачи подождут. А потом уже обращаясь ко мне:- Чувствую, что после сегодняшнего доклада, его королевское величество соизволит пригласить вас к себе на прием ранее установленного в таких случаях срока. Больше сегодня ничего не натворите, сделайте одолжение, — и не слушая моего ответа быстро пошел вслед своим людям, которые сноровисто тащили раненого куда то, оставив трупы на попечение стражников.


Постояв ещё немного на площади, словно застолбив за собой победу, я неторопливо пошел к дворцу маркиза. Ну вот, вместо того, что бы понаблюдать издалека за манерами, одеждой, правилами поведения и этикета, я ввязался в очередную драку. Когда нибудь мне перестанет везти. С этими невеселыми мыслями я вошел в дом. Там меня уже ждал Иоган. — Баня готова ваша милость, портной тоже уже ждет. — Сначала портной, потом баня. Иоган неодобрительно покачал головой:- Портной подождет, а вам надо переодеться, вы уже дома и негоже находиться здесь в кирасе и с пистолями. Не принято у нас так. — Твоя правда Иоган, тогда баня…


Распаренный и вымытый, я примерял обновки. Иоган одобрительно кивал головой. Расплатившись с портным я отправился на ужин. Что бы как то убить вечернее время я спросил про книги, не надеясь впрочем на их наличие. Оказалось, что книги в доме есть. Меня проводили в специальную комнату, где на деревянных полках стояло несколько десятков массивных фолиантов. Я выбрал " Об изящности в обращениях" на старомерсайском языке и забрал эту книгу в свою комнату. Интересные нравы и манера общения были приняты в те далекие времена. Конечно кое что осталось, но большая часть канула в прошлое. Ну кому сейчас придет в голову иметь специального слугу, который носил бы за вами тяжелую латную перчатку для вызовов на поединок, или обращаться к незнакомой женщине с пожеланием многочисленного потомства и тучных стад скота…


Незаметно для себя я зачитался и заснул уже почти под утро. Проснулся я от какого то шума и бестолковой беготни по дворцу. Прислушавшись, я уловил несколько слов, что позволили мне сделать вывод о том, что в свой дворец прибыли маркиз и все его семейство. Вскоре я услышал негромкие голоса возле двери своей комнаты:- И почему я должна зайти и остаться в комнате этого мужлана? — Потому, что вы его любовница и успели соскучится по нему. Так все думают при дворе и должны думать дальше. Хотите маркизета вернуться в деревню? Я нет, по этому не просто к барону в комнату, а в постель, и что бы раньше обеда из комнаты не выходить.


Скрипнула дверь, я быстро притворился крепко спящим. Наступила тишина, а потом осторожные шаги, потом началась непонятная возня, а потом меня больно толкнули в бок. — Не притворяйтесь, что спите, я же вижу, что у вас веки дрожат. Если я ваша любовница, то давайте помогите мне раздеться. Дрога было трудной и я действительно устала и хочу спать. Пришлось встать и начать помогать разоблачаться леди Диане. Я видел, как она закусила губу, что бы не расплакаться. В это время дверь открылась и просунулась чья то голова. — А ну брысь отсюда, — рявкнул я.


— Кто это был? — Не знаю, но полагаю, что это то кто то из королевских шпионов, о которых предупреждал сэр Ирвин. Наконец то мне удалось справиться со шнурками и крючками. Я помог снять платье и подъюбники. Леди Диана беспомощно стояла передо мной в смешных штанишках и лифе, в глазах её блестели слезы. Я поцеловал её так, как целовал всегда свою сестру, в лоб и погладил по волосам. — Все будет хорошо, но лиф надо будет снять, у вас должна быть голая спина. На тот случай, если опять кто нибудь заглянет в комнату. Она послушно подняла руки и я снял с неё эту не менее смешную рубашку. Стараясь не смотреть на её грудь, я откинул одеяло и она немедленно нырнула в постель. Я обошел постель с другой стороны, отложил книгу и тоже залез под одеяло.


— Леди, постарайтесь представить, что вы спите не со мной, а со своей любимой игрушкой, так вам будет проще. Словно послушав моего совета она тяжело вздохнула, обняла меня, уткнулась носом в мое плечо и… заснула. Видимо дорога её действительно вымотала. А я лежал притихший и слегка гладил её по волосам. Чудны дела твои серый бог, вот я и любовницей обзавелся… Незаметно для себя и меня сморил сон.


Сквозь липкую паутину сна я пробивался с трудом. В сознании запульсировала мысль, которая тут же оформилась, — в комнате кто то был. Ещё не полностью соображая что я делаю, я схватил пистоль:- Ещё одно движение и я выстрелю! — Ваша милость, — раздался испуганный женский голосок, — сэр Ирвин прислал вам корзину с фруктами и на словах просил передать: — Его королевское величество уже извещено, что леди Диана по приезду сразу же направилась в комнату своего молодого человека и оставалась там до позднего утра.


Я наконец то увидел говорящую. Смазливая девица из тех, что стелют постели молодым лордам. — Убирайся, и предупреди, что в следующий раз я сначала выстрелю, а потом буду разбираться, что за покойник лежит в моей комнате. — Арт, что там такое? — раздался недовольный голос леди Дианы. — Ваш родственник прислал нам корзину фруктов и предупредил, что король уже извещен о том, что вы провели эту ночь со мной.


Дверь скрипнула и закрылась. — Леди, коль вы уже проснулись, то нельзя ли мне узнать, — моя комната вообще закрывается изнутри? — Конечно, но по распоряжению маркиза ключ был вынут из замка. Он, зная нравы при дворе, распорядился ещё в дороге сделать так, что бы дверь всю ночь была открыта. Неужели вы думаете, что если б дверь закрывалась изнутри я позволила бы себе лечь рядом с вами в таком непотребном виде? Я порядочная девушка…


— Ну спасибо маркизета, и вам доброго утра! Не нравится- дверь не закрыта, можете идти на все четыре стороны, я вас не держу. — Ну уж нет, сэр Арт, так легко вам от меня не отделаться, и не надейтесь. Будете ходить за мной везде, как хвостик. — Вы уверены, леди? Что мне мешает сегодня же оседлать Мару и отправиться путешествовать по стране? Я вольный ветер, и здесь меня ничто не держит…

Раздался деликатный стук в дверь. — Пристрелю, — рявкнул я. — Успокойтесь барон, это я, леди Клара. Дверь опять противно скрипнула, и мне пришлось нырнуть под одеяло. — Любимые бранятся, только милуются, — патетически воскликнула баронесса. (не иначе, как подслушивала за дверью). Я пришла вас предупредить, что его королевское величество ждет вас обоих сегодня вечером у себя во дворце. А теперь я удаляюсь, не смею вам мешать. Ах да, для вас уже приготовлена баня. До завтрака у вас есть ещё пару часов, можете понежиться. Дверь опять скрипнула.


Я вскочил и стал торопливо одевать свои брюки. Эти внезапные визиты меня уже достали. — Вы куда, сэр Арт? — В баню, — зло буркнул я. — Обождите, я с вами. — Леди, а вы ничего не перепутали? Я вообще то моюсь раздетым, полностью. — Я тоже. Мы теперь с вами должны быть всегда и везде вместе, по крайней мере несколько месяцев, пока вы или я не найдем себе другое утешение. — Леди, вы видимо что то недопоняли. Специально для вас повторяю, — я сегодня уезжаю путешествовать по стране, с меня хватит и ваших капризов и ночных визитов.


Раздалось всхлипывание, этого мне ещё только не хватало. — Молодая леди, вы не забыли, что у меня есть младшая сестра, так что слезами меня не прошибешь. Всхлипывание усилилось. Я с усилием стукнул каблуком сапога об пол и встал. Звякнули шпоры. — Сэр Арт, — раздался жалобный голос, — мне нечего одеть в баню, все мои пеньюары остались в моей комнате… — И что? — Не могли бы вы принести мне одежду? Она наверняка уже приготовлена и лежит на моём ложе. Я тяжело вздохнул, не мытьем, так катаньем. — Где находится ваша комната, леди Диана, и почему я, а не какая нибудь служанка? — Это ритуал, подтверждающий, что мы с вами в близких отношениях. То, что вы несёте мою одежду, о многом говорит любопытным, это же так очевидно. А моя комната на втором этаже. На двери её закреплена корзиночка с цветами, не ошибётесь.


Я накинул на себя рубашку из тех, что вчера купил и даже не стал заправлять её в брюки, но шпагу нацепил. Дверь за мной противно скрипнула. Спустившись на второй этаж, на так сказать хозяйскую половину, я в нерешительности замер. Куда идти, — на право или на лево? Как истинный мужчина я решил, что налево, это будет правильно. И не ошибся. Вот и дверь с корзиночкой. Нерешительно открыв её, я вошел. Комната конечно больше моей, чистенькая, опрятная, без всяких изысков. На кровати действительно лежало нечто воздушное и прозрачное, а так же чистое нижнее бельё. Причем и мужское и женское. Подобная заботливость меня уже стала напрягать.


Я сложил все в одну кучу, сгреб в охапку и вышел. Ещё не хватало, что бы меня кто нибудь встретил с этим неглиже. Леди Диана лежала так же под одеялом, как я её и оставил. Увидев, что это я вхожу с одеждой, она неторопливо откинула одеяло, села на край постели и сладко потянулась. При этом её грудь вызывающе уставилась на меня. Она встала, надела на себя этот прозрачно воздушный халатик, который ничего не скрывал, накинула на плечи шаль из плотной ткани и обулась. — Вот я и готова, пойдемте сэр. Я уж было собирался вновь схватить в охапку наше белье, но молодая леди сделала запрещающий знак, — Всё это принесут в баню слуги, не стоит беспокоиться. — Не понял, а почему я нес это из вашей комнаты? — Вообще то вы должны были принести только пеньюар, и именно о нем я вам говорила, — она хитро улыбнулась и посмотрела на меня. — А то что вы принесли ещё и свежее белье, — она сделала паузу, — говорит о том, что со временим вы возможно попросите у моего отца моей руки.


— Мне о таких тонкостях ничего не известно, миледи, и если не приведи серый, мне придется просить вашей руки, то я сделаю это каким нибудь другим, общепринятым способом. Но думаю до этого не дойдет. — А зря, — спокойно ответила Диана. Я бы вам помогла занять высокое положение при дворе. Да и титул графа вам не помешает, уверена, отец смог бы купить его… — Я и так унаследую титул графа, миледи, вы не забыли? А пока мне и бароном неплохо живется…


— Нам сюда, Арт. На людях и при слугах леди Диана было сама предупредительность, смотрела на меня ласково, шла рядом… — А разве баня не в той стороне? — Там простая баня, а для членов семьи она устроена в этом крыле. Баня была построена в классическом стиле, самая настоящая терма как это было принято в мерсисайской империи. Я остановился пораженный. Быстро раздевшись и не обращая внимания на молодую леди, которая обиделась на мое невнимание к процессу её раздевания, я прошелся по терме. Все как и в старинных книгах. Сначала мы с Дианой прошли палестру — место для физических упражнений, разделись мы в аподитерии — комнате для раздевания в мерсисайских банях, так называемый предбанник, а потом моему восхищенному взору предстали:

тепидарий — теплое помещение, кальдарий — самое горячее помещение, лаконик (судаториум, гипокауст) — помещение, где прогревались сухим воздухом, с большим, но мелким бассейном для омовения, лабрум — бассейн в лаконике, пропнигий — парильня, фригидарий — прохладная комната с бассейнами и, наконец, айлептерий — специальное помещение, где производились массаж и умащивание тела маслами.


Такого великолепия я не ожидал увидеть. — Диана, посмотри, какая мозаика, а какой мрамор, я даже не берусь назвать каменоломни, где его добывали, а в мраморе я немного разбираюсь. Неужели это все великолепие осталось от тех стародавних времен? — Да, это почти полностью перенесенная во дворец мерсисайская терма. Только тут я заметил, что Диана стоит передо мной обнаженная, без тени смущения и внимательно рассматривает меня. — Ты уже меня не стесняешься? — спросил я потрясенный красотой её тела и фигуры. — Нет, мы же в бане, — но увидев мой удивленный вид, спросила, — а разве у вас мужчины и женщины не моются вместе? — Нет, — ответил я, — только раздельно. Она громко рассмеялась, — У нас тоже. Это моя маленькая месть тебе за невнимание.


— А ты красивая… — Лучше чем твоя принцесса? Я задумался. — Понимаешь, она была первой и пока единственной в моей жизни. Но вот что странно, вкус её поцелуев помню, жар её тела помню, а вот саму её не помню. Её образ стерся в памяти. — Значит ты её не любил по настоящему. Любимого человека забыть невозможно, — заявила она безапелляционно. Я пожал плечами: — Пойдем в кальдарий, прогреемся, а потом я вымою тебя. — Для этого есть служанки. — Мне хочется это сделать самому, когда ещё представится такая возможность безбоязненно дотронуться до твоего тела. — Значит все таки мое тело тебе нравится? — Да, я же уже сказал, что ты красивая. — А мне хочется слышать это снова и снова. Она снова рассмеялась. — А ты и вправду из диких мест. Даже ни разу до меня не дотронулся, когда мы спали, даже не попытался меня поцеловать сонную. — Как можно, ведь ты этого не хотела. — А то, что я уткнулась тебе в плечо и обняла? — Я думал, ты это сделала во сне. Вот по этому я и говорю, что ты глупый и дикий мальчишка, иди ко мне. Не бойся причинить мне больно, я уже взрослая девочка, а ты будешь вторым мужчиной в моей жизни.


В лабруме, где мы просто лежали и отдыхали в воде, я тихо рассмеялся, вспомнив несколько строчек из очень фривольной песенки, которую частенько распевал сэр Фрикс, — тот, который научил меня удару в горло, в которой говорилось, что женщины обманывают нас порой, утверждая, что, кто у них не первый, тот обязательно у них второй. Диане это не показалось смешным: — Ты мне не веришь? Ты действительно второй мужчина в моей жизни. Просто понимаешь, при дворе, если девушка в 15–16 лет не имеет любовника, то она становится белой вороной, её считают ущербной, её сторонятся. Вот и у меня в 16 лет это произошло в первый раз, а потом неудовольствие короля, опала и деревня на долгих почти два года.


Я наклонился над ней и поцеловал:- Не надо о грустном и плохом. Все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо. Раздался тягучий звук гонга. — Нас предупреждают, что до завтрака остался ровно час. Пора заканчивать омовения, мне ещё надо высушить и уложить волосы. Представляешь, а я даже не знаю, какие сейчас прически в моде. — Да по моему тебе любая прическа идет. — После завтрака мы расстанемся не на долго, ко мне придут портнихи, мне надо обновить свой гардероб. Когда платья будут готовы, тебя пригласят на примерку. Веди себя в это время прилично, — не зевай, не считай мух, не хлопай портних по заднему месту. Будешь хорошо себя вести, получишь от меня пряник ещё до убытия во дворец. — Какой пряник? — не понял я. — Меня получишь, глупышка, меня…


Завтрак начался в тягучем молчании. Леди Клара почему то отсутствовала. По правде говоря завтракали только мы с Дианой, а остальные лениво ковыряли вилками в своих тарелках. Молчание нарушил маркиз:- Мы благодарны вам сэр Арт за ту неоценимую услугу, которую вы оказали нам. Благодаря вам, мы вновь удостоились милости нашего любимого короля Фредерика и несправедливая опала с нас снята. Надеюсь, что все то время что вы проведете в нашем доме, пойдет вам на пользу и вы будете с удовольствием его вспоминать.

— Конечно, ваша светлость, да я и сам не собираюсь задерживаться у вас, хочу попутешествовать по стране, вот только побываю на приеме у его королевского величества сегодня вечером вместе с вашей дочерью, и отбуду.


— Отец! — вмешалась леди Диана, — нельзя же так. — Дорогая, я забочусь о твоем благополучии, к тому же сэр Георг… — Сэр Георг давно забыл даже как меня зовут, отец. А я понял, что леди Диана является в этой семье разменной монетой и главная цель, её удачно выдать замуж за достойного и перспективного молодого человека, к которым я естественно не относился.


— А что вы говорили сэр Арт о приеме у его королевского величества? — вмешалась в накалившийся разговор маркиза. — Да ничего особенного леди Гай. Просто сегодня утром нам сэр Ирвин передал корзину с фруктами, а баронесса фон Цимерман передала приглашение побывать на вечернем приеме его королевского величества короля Фредерика. Подробности мне к сожалению неизвестны. — Это приглашение наверное касается всех членов нашей семьи, — взволнованно проговорила маркиза. — Сожалею, сестра, — проговорила вошедшая леди Клара, — но во дворец сегодня вечером приглашен только сэр Арт и в качестве сопровождения — маркизета Диана. О нашей семье его величество король не обмолвился. Так что во дворце мы вольны появиться, но вот на прием не попадем. Списки уже утверждены и переданы страже.


Опять наступила тишина, которую нарушил сэр Пьер:- Барон, вы чем то заинтересовали нашего достопочтенного короля. Вы всего несколько дней в столице, а уже удостоились чести быть приглашенным на прием. А некоторым приходиться ждать эту милость больше месяца. Я пожал плечами и ничего не ответил. — Пьер, я могу сказать, чем заинтересовал наш молодой друг его королевское величество, — вмешалась леди Клара. — Помнишь того ужасного Брисака и его дружков, что действовали в столице похлеще разбойников с большой дороги? Так вот, сэр Арт разделался с ними за одну минуту, отправив всех пятерых на тот свет. А вчера он ещё отправил к серому трех наемных убийц, что хотели ему отомстить. — Двух, — поправил я баронессу, — третий был жив. — Сэр Ирвин просил вам передать, что и третий скончался, к сожалению ваша рана оказалась серьезней и врачи не успели придти на помощь, но показания этот наемник дать успел.


Меня удивила осведомленность леди Клары, а леди Диана сочла нужным мне шепнуть:- Сэр Ирвин и леди Клара старинные приятели, ещё со времен молодости, и уж совсем понизив голос и уткнувшись в тарелку ещё тише прошептала:- леди Клара иногда остается на ночь у барона, ну там поиграть в карты, поговорить о новых картинах и книгах, ты понимаешь о чем речь? Я кивнул головой, конечно понимаю, карты, книги, картины, самое время о них говорить по ночам…


Сразу же после завтрака, а для меня обеда, леди Гай, леди Клара и молодая леди растворились где то на втором этаже, а расторопные служанки стали носить какие то коробки, весело щебеча и строя мне глазки. Я был представлен сам себе и счел за благо пройти в комнату для стрельбы и заняться делом. На маркиза я не был зол. Тут все понятно, как говорил сэр Уильям, — Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Но неприятный осадок все таки остался. Я же не вещь, которую можно задвинуть в дальний угол после того, как ей попользовались. Хотя может быть у них так принято? В первую очередь свои интересы, а остальные по боку?


В этот раз я поставил мишени на расстоянии 30 шагов. Не сразу конечно, но мне удалось найти ту точку прицеливания, которая позволяла гарантированно попадать в большой круг. А сократив время прицеливания, рука не так уставала держать пистоль, я стал попадать и в малый круг. В самом конце, я поставил зажженную свечу на 17 шагов и четыре раза из пяти мне удалось её погасить. После последнего выстрела в темноте комнаты раздались аплодисменты.


— Теперь я верю, барон, что вы действительно мастер своего дела, — из мрака вышел маркиз. Простите за мою резкость на завтраке, но моя дочь создание очень увлекающееся, и я хочу, что бы между нами не было недомолвок. Ещё в раннем детстве её рука была обещана сыну маркиза да Рибаса, ныне сэру Георгу. Все шло к тому, что он попросит у нас её руки и мы уже готовились к свадьбе, тем более, что моя дочь и сэр Георг, как бы это поделикатнее сказать, к этому времени были уже хорошо знакомы. Но неудовольствие его королевского величества нарушило все наши планы и мы вынуждены были уехать из столицы в свое имение. Сейчас все позади и я надеюсь, что отношения сэра Георга и леди Дианы со временем возобновятся.


Конечно ваш скорый отъезд крайне неблагоприятно скажется на репутации нашей семьи, но вот месяца через два, три, когда все уляжется, я думаю вам стоит предпринять путешествие на юг нашего королевства. Там ещё прекрасно сохранились памятники эпохи мерсисайской империи и вам будет интересно на них взглянуть. К тому же в том районе у меня есть хороший дом и он будет представлен в ваше полное распоряжение со всеми слугами, конюшней и неплохой оружейной. А как только возникнет полная ясность между леди Дианой и сэром Георгом, вы сможете вернуться в столицу.


Маркиз дал понять мне, что и меня со счетов он окончательно не списывает, я буду для него запасным вариантом. — Благодарю вас маркиз за столь любезное предложение, при первой же возможности я им воспользоваюсь. Но как я уже говорил барону Ирвин, в мои планы не входит женитьба ни на леди Диане, ни на ком другой. — Ну и прекрасно, приятно иметь дело с умным молодым человеком, это такая редкость в наше время. Не буду вам мешать, продолжайте тренироваться. И довольные друг другом, мы откланялись.


Стрелять мне расхотелось и я пошел во внутренний дворик, в надежде спокойно позаниматься со шпагой, но увы. Двор был переполнен снующими туда, сюда слугами, которые таскали корзины, тюки, ящики, баулы, а все новые и новые телеги и возы подъезжали к внутренним воротам. Маркиз де Бове и его семья возвращались в свой дворец.


От нечего делать, я вернулся в свою комнату и первым делом проверил ключ в двери. Он оказался на месте. Потом взял недочитанную мной накануне книгу " Об изящности в обращениях" и начал читать. Сколько прошло времени я не знаю, но уже начало смеркаться, когда за мной прибыл лакей и пригласил пройти в примерочную залу. Там меня ждала вся троица. Маркиза и баронесса сидели с довольным видом в креслах и обмахивались веерами, а леди Диана, раскрасневшаяся, с блеском в глазах стояла на возвышении и рассматривала себя со всех сторон в большие зеркала, что стояли перед ней на подставках.


Ну как вам барон это платье? — скорее ради приличия спросила леди Гай. — Не дурно, но вот эти оборочки и банты были в моде в нашем королевстве ещё год назад, сейчас от них отказались. Лист бумаги и стило есть? Я нарисую что было модным перед моим отъездом.(Эх, леди, если б вы только видели, какие фасоны платьев предлагают наши художники моей матушке и сестре, вы бы от зависти удавились). Я быстро нарисовал несколько фасонов для маркизы и баронессы, а с учетом особенностей фигуры молодой леди я нарисовал платье с декольте не только на груди, но и на спине, а что бы платье не спадало с плеч, я его на рисунке стянул несколькими цепочками, предположительно золотыми.


— Вот, возьмите. конечно здесь не прорисованы некоторые детали, но в целом вам должно все быть понятным. — Барон, где вы были раньше, — леди Клара всплеснула руками. К приему мы уже не успеем, хотя если постараться… И работа закипела. Как великий знаток женской моды я стал давать советы, как ускорить и немного упростить изготовление платья. Леди Диане повезло, у неё уже было платье с глубоким декольте, так что переделывать пришлось немного. И портниха и её помощницы постоянно досаждали мне вопросами так, что я не выдержал и собирался сбежать, но меня не выпустили. Маркизета ни мало не стесняясь скинула с себя лишнюю одежду…


Наконец, когда уже зажги свечи, платье было готово. — Диадема на волосы под цвет платья и небольшая брошь. Больше ни каких украшений, — я был категоричен. Скромно и восхитительно. Леди Диана осмотрев себя со всех сторон, захлопала в ладоши: — Все, все, все, пора собираться во дворец, больше ни каких изменений. Арт, я не знала, что ты так прекрасно разбираешься в моде. — Миледи я же говорил вам, что у меня есть младшая сестра, весьма привередливая особа по части одежды. А все свои наряды она сначала показывала мне, и уж только потом выходила в них на люди…


Хоть я и вел себя хорошо, обещанного пряника по причине отсутствия времени и боязни опоздать на прием, я не получил. Но особо не расстроился, мне хватило и того, что было в терме.


Уже сидя в карете запряженной четверкой, я вспомнил с раскаяньем о своей Маре, я так за весь день её и не навестил. Одет я был в один из новых своих камзолов, в новых брюках и в новых сапогах, только шпоры были старыми, да вместо своей испытанной шпаги, я, по совету Пьера, прицепил шпагу Брисака, благо, что она была и по длине и по весу почти что такая же как и моя. Леди Диана и баронесса фон Цимерман появились чуть позже. Пришлось вставать, выходить, помогать им усесться. Наконец то мы тронулись. До дворца было совсем ничего, но так было принято. За ажурной решеткой уже важно прогуливались дамы и кавалеры. Кареты одна за другой подъезжали к воротам и стража сверяясь со списком пропускала счастливчиков, допущенных на прием.


Нас даже проверять не стали, а сразу же пропустили. — Тетю здесь хорошо знают, — пояснила молодая леди. — Скажем так, Диана, меня здесь ещё не забыли. Мы вышли из кареты и сразу же прошли во дворец. Платье маркизеты вызвало фурор у местных дам. Некоторые не стесняясь по несколько раз обходили леди Диану, а самые предприимчивые уже пытались что то нарисовать прямо на своих перчатках. Его королевского величества сэра Фредерика ещё не было, его трон пустовал, а вот его дочь, принцесса Глория сидела на своем месте и со скучным видом смотрела на привычное мельтешение в зале. Чем то она напоминала мне мою Элизу. Такой же пренебрежительно высокомерный взгляд и такая же скука на лице, как и у моей сестры когда очередной вздыхатель читает свои стихи, или превозносит её красоту, вручая очередной портрет.


Наконец принцесса заметила некоторое оживление вокруг леди Дианы, что то сказала стоящей рядом даме и та тут же направилась в нашу сторону. — Леди Диана, её высочество леди Глория просит вас подойти к ней. Победно оглядевшись вокруг, молодая леди направилась прямо к трону принцессы.

Не скажу, что я был только фоном, на котором смотрелась маркизета. Как только её платье рассмотрели, срисовали, все внимание переключилось на меня. Во первых был необычен цвет моих волос, во вторых я был выше всех мужчин почти на голову, а в третьих многие слышали о шпаге сэра Брисака, но вблизи не видели и в четвертых я был одет значительно скромнее и проще, чем любой из присутствующих в зале. Некоторые дамы в открытую рассматривали меня и достаточно громко обсуждали мои достоинства. Это было несколько непривычно, и если б не баронесса, то я бы забился куда нибудь в уголок и там спокойно стоял, изображая столб. Леди Клара, тоже довольно громко рассказывала мне о присутствующих дамах, напирая на то, сколько у кого из них было любовников…

5

— Милорд, — раздалось у меня за спиной и кто то деликатно дотронулся до моего локтя, — её высочество принцесса Глория просит вас подойти к ней. Я резко развернулся, передо мной в низком поклоне присела симпатичная девушка. Она встала, боже, какая же она миниатюрная. — Пойдемте я вас провожу. И под любопытные взгляды мы направились к трону принцессы.

— Ваше высочество, позвольте представить вам моего друга… — Сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи, — я щелкнул каблуками и мои шпоры мелодично зазвенели, потом наклонился и пока принцесса ничего не поняла, взял её руку в свою ладонь и поцеловал кончики пальцев. Потом выпрямился:- К вашим услугам ваше Высочество. Все вокруг замерли, не зная как реагировать на мой поступок. — Сэр Арт, почему вы поцеловали мне руку? И куда только делись пренебрежительно высокомерный взгляд и скука на лице. Щеки стали предательски краснеть, дыхание стало прерывистым.


— Ваше высочество, в нашем королевстве, если хотят показать высшую степень восхищения красотой девушки или дамы поступают именно так. Тем более, — я понизил голос, — вы очень похожи на мою младшую сестру, и не смотря на её вредный характер, я по ней скучаю. Принцесса стала пунцовой, быстро развернула веер и стала им обмахиваться и в то же время прикрывать свое лицо. Немного успокоившись, она внимательно стала меня рассматривать, словно не я стою уже перед ней несколько мину.


— Барон, это правда, что вы нарисовали фасон платья леди Дианы и даже давали советы модисткам где, что и как шить? — Правда ваше высочество. — А вы не могли бы и для меня изобразить что нибудь этакое такое… — Ваше высочество, простите меня за мою прямоту, — я понизил голос, — но для того, чтобы платье для вас получилось, мне необходимо увидеть вашу фигуру. Видите ли, леди Диану я видел и без платья, по этому могу сразу сказать какой фасон ей подойдет. А вас, — немного замялся, — мне нужно видеть ваши ноги, длинные они или средние, на какой высоте от земли находится ваша талия, какова длинна ваших рук и ширина плеч, а так же, — тут я перешел на шепот, — объем вашей груди.


На лице принцессы не дрогнул ни один мускул. Таким же тихим голосом, что почти что шепот она спросила: — Попросту говоря вы хотите присутствовать при том, как я одеваюсь или раздеваюсь. — Лучше раздеваетесь, ваше высочество. А несколько набросков я готов выполнить прямо сейчас, если вы распорядитесь принести стило и несколько листков бумаги, а так же хотя бы встанете с трона и немного пройдетесь, так как будто вам захотелось размять свои ноги. — А вы наглец, барон. Бумагу и стило сэру Арту. Все появилось мгновенно, а принцесса, как бы ненароком со скучным видом встала с трона и сделала несколько шагов вперед и назад, словно действительно разминала ноги.


Не скажу, что бы это было достаточно, но я стал быстро рисовать те фасоны платьев, что очень понравились Элизе. Вкусы у них должны быть примерно одинаковые. Леди Диана, пользуясь своим положением, заглядывала мне через плечо. Остальные дамы тянули шеи стараясь разглядеть, что у меня получается. За несколько минут я изобразил пять эскизов разных фасонов и протянул свои наброски принцессе. Она буквально вырвала их из моих рук и стала внимательно рассматривать. Шепот восхищения прошел по тем, кто увидел мои рисунки.


— Барон, вы немедленно идете с нами, я хочу, что бы эти платья мне начали шить прямо сейчас. — Боюсь это не возможно ваше высочество. На прием мы получили личное приглашение его королевского величества и было бы верхом неуважения, если б мы с леди Дианой ушли, так и не представ перед вашим отцом. Принцесса в нетерпении топнула ногой:- Хорошо, как только мой отец поговорит с вами, я вас заберу с приема. — Только с леди Дианой, ваше высочество, она мой поводырь и учитель при королевском дворе Готии. — Хорошо, проследуете вместе с маркизетой. Далеко не отходите. Диана с благодарностью посмотрела в мою сторону.


Мы спустились со ступенек и смешались с толпой, что буквально притиснулась к королевскому трону, в ожидании появления монарха. Многие стремились попасть ему на глаза, обратить на себя внимание. Многие, но не мы. И баронесса и молодая леди прекрасно понимали, где бы мы не стояли, его величество вольно или невольно обратит на меня внимание, а значит и на них. Раздался хорошо поставленный голос: — Его королевское величество сэр Фредерик, король Готии, верховный лорд Эльбрусии и сюзерен верхних и нижних пределов Гандистана. Я понял, что это был самый малый титул короля Готии, так сказать для малых, почти семейных приемов.


Все присели в поклоне, я тоже попытался изобразить что то похожее, но мне вряд ли это так ловко удалось, как придворным. Его величество поднялось к трону, внимательно всех осмотрел. — Сэр Арт, — раздался его громкий голос, — не надо тут корчится передо мной. Идите сюда. Я знаю, что ни ваш отец, сэр Влад, ни вы, — не привыкли кланяться даже королям. Я поспешил к трону сквозь расступившуюся толпу придворных. — Надеюсь, — продолжил король, — вы ногой тут стучать не будете и в грудь себя бить тоже, как ваш батюшка, да и ваз у меня тут нет. Его королевское величество улыбалось и помимо моей воли мой рот тоже стал растягиваться до ушей. — Ваше величество, сэр Фред, сэр Фредерик. — Вижу вспомнили меня, барон. А помните, как вы прятались за моей спиной, когда леди Мила пыталась вас накормить овсяной кашей, а вы требовали, — мяса мне мяса, я уже взлослый мусчина.


— Ваше величество… — Да ладно вам сэр Арт, все мы были когда то детьми. Ну и наделали вы тут у меня шороху. Черный дрозд ваша работа? — Да, ваше величество, как то случайно получилось… — А Брисак, чья шпага сейчас у вас на боку, и его дружки — тоже случайно? — Ваше величество, честное слово, не хотел, как то случайно получилось. — Ну конечно, случайно. Про наемных убий уже и не спрашиваю, там вы действительно защищались. Вон барон Ирвин жалуется, что вы раненых не оставляете. Не хорошо, сэр Арт, вы уж хоть через одного оставляйте в живых. А дураков каких мало, в моем королевстве много. Завтра приглашаю вас на завтрак, там и поговорим, а сейчас идите, погуляйте, осмотритесь, может быть кого и подберете себе по душе, достойную, — и он посмотрел на леди Диану, явно не одобряя моего выбора, которая покраснела и присела в поклоне.


— Ваше королевское величество, принцесса Глория… — На дочь мою глаз положил? — перебил он меня, — не отдам, самому нужна. Принцесса быстро встала с трона подошла к королю и что то жарко стала ему шептать на ухо. — Для дела, говоришь? Тогда забирай, но чтоб к завтраку он был у меня за столом. Под твою ответственность. — Да, ваше величество, — принцесса счастливо заулыбалась.

— А вы леди Диана останьтесь тут, мне надо будет сказать вам пару ласковых слов, а то опять в деревню сошлю.


Я шел за принцессой и её дамами и соображал. Получается, что в опале маркиза виноват не он сам, а его дочурка? Что же она такое натворила, что его величество изволило выслать всю семейку? Надо будет у кого нибудь узнать.

Через анфиладу комнат, различные коридоры, то поднимаясь, то опускаясь по лестницам мы наконец то пришли. Как я понял, это была "половина" принцессы. Несколько девиц её возраста с любопытством посматривали на меня, стреляя глазками из низкого поклона, которым они приветствовали леди Глорию.


Небольшая комната, больше похожая ни игровую залу. В центре стояло небольшое кресло с высокой спинкой, рядом полукругом стояли стулья. Принцесса грациозно уселась в кресло и сделала мне знак садиться на любой из стульев, её дамы и подружки остались стоять. Я отрицательно покачал головой. — Простите ваше высочество, но эти стулья не для меня, я могу их раздавить, мне бы что нибудь попрочнее и помассивнее.


— Принесите что нибудь для сэра Арта и пригласите моих портних. Сэр Арт, а откуда вы знаете его королевское величество, моего отца? — Ваше высочество, я конечно отвечу на ваш вопрос, но будет лучше, если вы расспросите его королевское величество сами. Ваш батюшка гостил в нашем замке, правда мне тогда было 4–5 лет, но я его хорошо помню, он постоянно защищал меня от кормления ненавистной мне овсяной кашей. И даже иногда помогал мне с ней расправиться. Я улыбнулся вспоминая счастливые мгновения детства.


— Вы любите свою сестру? — неожиданно спросила принцесса. — Конечно ваше высочество, как же не любить эту проказницу, хотя язычок у неё ещё тот. Правда в последнее время она повзрослела, у неё появилось несколько десятков поклонников, которые слагаю в её честь стихи, рисуют её портреты, лепят и вырубают скульптуры. Но для меня она остается все той же Элизой, которую я укладывал спать в детстве и рассказывал сказки. — А сколько ей лет? — Скоро будет пятнадцать, и она наконец то получит право танцевать павану.


Принцесса оживилась:- А вы умеете танцевать павану, сэр Арт? — И павану и контрданс и менуэт и даже каскарды ваше высочество. — А я кроме паваны ничего не умею. А научите меня? — Только с позволения его королевского величества. В это время несколько девиц изображая предельное напряжение сил принесли в зал кресло, поставили его напротив сидящей принцессы, рассмеялись и уселись на стулья у меня за спиной.


Принцесса начала беспричинно улыбаться. Понятно, её подружки или корчат ей рожицы, или передразнивают меня. — Ваше высочество, не хочу понапрасну пугать ваших подружек и фройлен, но рука у меня тяжелая и даже пышные юбки не спасут от моей тяжелой длани. Будет больно и обидно. С этими словами я поймал одну из проказниц, что слишком близко подошла ко мне со спины, поднял её у себя над головой и сделал вид, что сейчас выброшу в окно. Девица завзжала. Я аккуратно опустил её на пол. — Нет, эту есть не буду, невкусная, а вот эту, — в моих руках оказалась вторая девушка, что храбро бросилась защищать свою подругу и я узнал в ней ту миниатюрную девицу, что звала меня к принцессе, — вот эту пожалуй съем. И я звонко чмокнул её в щеку. От неожиданности она встала как вкопанная и пунцово покраснела.


А вот и портнихи. Они очень внимательно осмотрели мои эскизы, стали о чем то спорить в полголоса. — Барон, мои модистки говорят, что такие платья очень трудно сшить. — Сшить, — трудно, а переделать легко. У вас наверняка есть платья с таким лифом, — и я быстро нарисовал весьма распространенный у молодых девушек лиф. — Конечно, и даже несколько десятков. — Распорядитесь, что бы принесли пару, что поновей. А примерочная комната у вас есть, ну та, где вы переодеваетесь и где есть зеркала? — Конечно есть. — Вот и прекрасно, пусть меня проводят туда, вы дадите мне одну из ваших девушек, у которой фигурка соответствует вашей, и через некоторое время с вашими модистками мы представим вам совершенно новое платье, которого ещё нет ни у кого в королевстве.


Девушки вскочили на ноги и каждая стала показывать знаками, что бы принцесса выбрала именно её. — А я сама могу при этом присутствовать? — Конечно ваше высочество. Тогда в примерочную со мной пойдет леди Моли. Остальные разочарованно присели на свои стулья. Принцесса встала и тут же встал я. Вслед за ней, леди Моли и модистками я отправился в примерочную, которая была через несколько комнат от игровой. Эта комната ничем не отличалась от той, что я видел во дворце маркиза, только размером поменьше.

Вскоре принесли платья и я объяснил модисткам свою задумку и даже нарисовал им несколько этапов превращения чопорного, строгого платья в нечто такое воздушное, легкое и веселое. Сначала они с недоверием отнеслись к моим предложениям, но потом загорелись и дело закипело. В ход пошли ножницы, бантики и ленточки беспощадно срезались, на лифе появилось небольшое декольте и такой же вырез на спине. Рукава я обрезал собственноручно до локтей и распорядился принести длинные белые перчатки. Наконец все было закончено в черне. Оставалось подогнать платье по фигуре.


Леди Моли, прошу вас на помост и снимайте платье. — Нет, вмешалась принцесса. Моли, к двери, а на помост я встану сама, тем более сэр Арт мечтал увидеть, как я раздеваюсь. Леди Глория быстро взобралась на помост, а леди Моли проворно закрыла дверь на ключ. за дверью раздались возгласы разочарования.

С помощью модисток леди Глория стала снимать с себя платье. Ваше высочество, я сейчас отвернусь, а вам надо будет снять с себя практически все. Это платье одевается на обнаженную грудь. — Как скажете сэр Арт, только отворачиваться не надо. Вы хотели рассмотреть мою фигуру? Сейчас вам такая возможность будет представлена, заодно вы и посмотрите на мои ноги и талию…


Принцесса стояла передо мной почти обнаженной. Я даже затряс головой от восхищения. Ну почему в этом возрасте каждая девушка выглядит как древняя богиня красоты, — и Азалия и Глория и даже Диана. — Вы прекрасны ваше высочество, и это не комплимент, а констатация факта. Я ещё ни разу в своей жизни не видел столь изящных форм и идеальных пропорций. Одевайте платье. Модистки где то что то подшивали прямо на леди Глория, где то что то отрезали, а я уже кромсал второе платье…


Это платье готово ваше высочество, можете посмотреть на себя в зеркало. Правда его нужно будет ещё прошить как следует, но уже сегодня в нем можно будет появиться на приеме, если он конечно ещё не закончился. — Что вы сэр Арт, прием ещё толком и не начинался, — леди Глория крутилась перед зеркалом, — А что вы делали со вторым платьем? — Это заготовка для второго фасона. — Я тоже хочу его примерить, а пока пусть модистки начнут прошивать наиболее проблемные места на первом, я сегодня в нем вернусь на прием. Аккуратно сняв платье и вручив его своим портнихам, с моей помощью принцесса одела втрое. Я стал подгонять его по её фигуре, подбирая подол, приподнимая талию. Подворачивая декольте я несколько раз случайно дотрагивался до её груди. Мы оба покраснели, но сделали вид, что ничего не произошло, но какая то искорка между нами уже пробежала.


Вскоре было готово и второе платье. Оно было более строгое, выдержанное в классическом стиле мерсисайской империи. Я объяснил портнихам что и где надо сделать, и они приступили к работе. — Ваше высочество, — я шептал леди Глории на ухо, — а давайте я сделаю платье попроще и для леди Моли. Мне кажется, она ваша самая преданная подруга и ей будет приятно получить от вас такой королевский подарок. — Я согласна, но только что бы её платье не было лучше моих. — Дело за малым, нужно ещё одно платье, или нам придется прямо здесь переделывать платье леди Моли. — Нет, выходить из комнаты пока все не будет закончено, мы не будем.

— Моли, — обратилась она к своей подруге, — сэр Арт готов тут же переделать и твое платье, что на тебе. Ты как, готова раздеться? Леди Моли радостно заулыбалась, — конечно ваше высочество, вы так добры ко мне. А мне подумалось, что ради того, что бы только выделиться из общей массы, девушки готовы пойти на многое… У Моли тоже оказалась очень хорошая и стройная фигура, но особого впечатления она на меня не произвела. Перед глазами стояла принцесса, стояла как наваждение.


Все, готово. И принцесса и её фройлена были одеты в новые старые платья. Даже без всяких украшений они выглядели восхитительно. — Вы просто кудесник, барон. Пойдемте покажемся нашим девочкам, а потом на прием. Павану вы сегодня танцуете со мной. Появление принцессы и леди Моли в игровой вызвало легкое замешательство среди остальных девушек. Одна из них высказала то, что подумали все остальные: — И эта красота сделана всего за пару часов? Сэр Арт, вы волшебник. — Ну что вы, леди. Волшебные руки у ваших портних, я только немного подсказал им как и что, а все остальное они сделали сами. Уверен, что вы вскоре закажете у них новые платья и уже на следующем приеме будете щеголять в таких обновках, что все или почти все кавалеры будут у ваших ног…


Мы возвращались в зал для приемов, причем я шел рядом с принцессой, а все остальные на некотором расстоянии от нас. — И что вы нашли в этой маркизете, сэр Арт? Я усмехнулся: — А я в ней ничего и не искал. — Ну как же, говорят, что вы любовники и познакомились с ней ещё когда она была в ссылке. — Миледи Глория, я в имении маркиза провел всего одну ночь и то только потому, что мне разрешили там переночевать, так как я помог баронессе фон Цимерман и леди Диане отремонтировать их карету, которая сломалась в пути. Все. До этого я не был с ними знаком.


— Но потом вы же остановились в их доме?. — Естественно, не ночевать же мне на улице, а они к тому же были в имении и их возвращение для меня было полной неожиданностью. — Но вы же с ней провели ночь. — Миледи, во первых, все семейство де Бове прибыло под утро, во вторых леди Диана забралась ко мне в постель по прямому приказу своего отца, в третьих она не была полностью раздета и самое главное, — ни ночью, ни утром, ни на постели, ни в постели, ни возле неё у меня с леди Дианой ничего не было.(про баню я скромно промолчал). Более того, я сегодня собирался уехать, так как не привык и не желаю таких отношений. Да и наверняка люди его королевского величества уже доложили, что после нашей якобы бурной ночи никаких следов на простынях не осталось, чего быть не может.


Вот и зал. Король Фредерик сидел на своем месте и что то негромко выговаривал барону Голубых озер. Увидев свою дочь, он запнулся на пол слове. По мере того, как её королевское высочество и леди Моли шли по направлению к трону, в зале становилось все тише и тише. Я скромно держался за ними.

— Ваше высочество это вы, или фея в вашем облике, и что за прелестное создание рядом с вами? Сэр Арт, это ваша работа? — Ваше высочество, меня заставили, связали руки и пригрозили не кормить до завтрашнего, нет уже сегодняшнего утра, или наоборот накормить от души овсяной кашей, я просто был вынужден… Ваше величество, правда прелестно? А мою фройлен леди Моли вы не узнали?


— Леди Моли, вы сегодня со мной танцуете королевскую павану, вас действительно тяжело узнать… — А вторую танцую я с сэром Артом, — тут же добавила леди Глория. — Да куда уж без этого молодого человека. Ты хоть подумала, где его поселить? От семейства де Бове он съехал, правда он об этом ещё не знает. Сэр Арт, а зачем вы распустили слух, что являетесь любовником леди Диана? Я непритворно удивился: — Я? Слух? Ваше величество, да я до приезда леди Дианы в столицу видел её всего один раз, и то, когда ремонтировал карету. — Да знаю я это уже. Леди Диана сама мне все рассказала. Вон она сейчас милуется с сэром Георгом. Думаю она в деревне перебесилась и скоро они сыграют свадьбу. Леди Моли, побудьте рядом со мной, я хочу с вами поговорить. Леди Глория мой вам отцовский совет, не отпускайте от себя далеко этого молодого человек, а то не успеете моргнуть, как его у вас уведут. Теперь то все уже знают, что он мастер не только шпаги и пистолей, но дамских нарядов.


Её королевское высочество притворно взяла меня довольно крепко за руку:- Не беспокойтесь, ваше величество, такого мастера я не упущу. И не удержавшись сообщила:- А барон мне и второе платье приготовил, после паваны я в нем появлюсь… Леди Глория сидела на своем троне, я стоял чуть сбоку и мы беседовали с ней о разных пустяках. В основном беседовала она со мной, рассказывая о присутствующих, кто они и чем знамениты. Мы ждали, когда начнутся танцы. Наконец музыканты настроили свои инструменты и под сводами дворца раздались торжественные и чарующие звуки королевской паваны.


Его королевское величество и леди Моли были прекрасной парой. Она сама молодость и грациозность, он мощь и величие. Затаив дыхание все смотрели на этот величественный танец. Затем пришла и наша очередь. Странная судьба. Свою первую королевскую павану я танцевал с принцессой Азалией, свою вторую, — с принцессой Глорией.

Сразу же после танца леди Глория повела меня в комнату для переодеваний, что бы она смогла сменить платье. Она действительно не отпускала от себя меня ни на шаг. Когда мы вернулись, опять наступила тишина и дамы очень внимательно рассматривали новое платье принцессы. Думаю, что сегодня ночью, вернее уже утром многие портнихи и модистки будут работать без отдыха. Прежде чем сесть на свое место, её королевское высочество подошло к его королевскому величеству и о чем то с ним пошепталось. Король утвердительно кивнул головой, и через некоторое время лорд распорядитель объявил: — По просьбе её королевского высочества, леди Глории, королевская павана танцуется второй раз и в полном объеме.


Было видно, что и король Фредерик и леди Моли с удовольствием танцуют повторный танец, а потом и мы с леди Глорией с удовольствием станцевали свой. За окнами уже начало сереть. — Ваше высочество, а не кажется ли вам, что пора хоть немного подкрепиться, я что то проголодался, давайте сбежим с приема и отправимся на поиски кухни. Леди Глория весело взглянула мне в глаза, улыбнулась и мы потихоньку постарались улизнуть с приема. Нам это почти удалось, только барон Ирвин покачал нам головой вслед и напомнил леди Глории о завтраке у его королевского величества.


Смеясь мы искали кухню по запаху и представьте себе нашли. В небольшой комнатушке сердобольные поварихи кормили "бедную сиротку и невесть откуда взявшегося бугая". Нам даже дали несколько кусков мяса и хлеба с собой. Довольные и счастливые мы возвращались на половину принцессы. Все девушки уже спали. Бодрствовали только две дежурные фройлены, но и их принцесса отпустила, заявив, что ей поможет раздеться леди Моли, когда она вернется. Мы тихонько пробрались в покои леди Глории, где она со смехом сбросила свои туфельки и закружилась по комнате. — Знаете барон, мне никогда так не было хорошо, как сегодня. Пойдемте, я покажу, где вы будете сегодня спать, а завтра я подберу вам покои на своей половине. Отец прав, вас далеко отпускать нельзя.


Она привела меня в небольшую комнату, что соседствовала с её покоями. Сегодня вы спите здесь, на месте Моли. Она ночевать не придет. Отец положил на неё глаз ещё тогда, когда она появилась в моей свите. И не осуждайте меня, барон, — хотя я молчал. — Из бедной семьи, без приданного, у неё не было будущего, а так она сможет устроить свою судьбу. — А что если его королевское величество женится на вашей подруге? — предположил я. — Нет, отец на мезальянс не пойдет ни при каких обстоятельствах. Он может признать ребенка своим, если серый им даст детей, но жениться — никогда.


Я с трудом снял сапоги с натруженных ног. Ну и денек сегодня. Пришлось покрутиться как волчку. Плохо, что я тут ничего не знаю. Ну да ладно, обойдемся без умывания, а сегодня перед завтраком надо будет заскочить к маркизу, забрать Мару и все свои вещи. С этими мыслями я провалился в бездну сна. Спал я крепко. С трудом разлепил глаза, когда меня довольно основательно стали трясти за плечи. В моей комнате стояла принцесса в ночной сорочке. Она чуть не плакала от бессилия. — Да вставайте же барон. Увидев, что я открыл глаза, она с облегчением села на край моей кровати. — Барон, я совершенно случайно стала свидетелем разговора, который касался меня и вас. Мои покои соединены с покоями моего отца. Это было сделано для того, что бы мои родители, когда я ещё была очень маленькой, могли встречаться по ночам когда им заблагорассудится. О том, что я нашла этот тайный ход никто не знает. Мне стало любопытно, как там дела у Моли и я решила немного по шпионить. Однако отца в его покоях не оказалось. Зато там был маркиз де Бове и ещё какой то человек. И маркиз убеждал этого человека организовать ваше и мое убийство. Как они попали в спальню моего отца я не знаю. Где сейчас отец, я тоже не знаю. Мне страшно, барон.


Сон слетел с меня моментально. Первым моим побуждением было схватить шпагу и ворваться в покои короля и там на месте разобраться с теми, кто хочет меня убить, но что, если они уже от туда ушли, я ворвусь а там его величество? Что он подумает? Да я и слова не успею сказать, как стану покойником. Нет, тут надо действовать хитрее и тоньше.


— Ну что вы сидите барон, сделайте что нибудь. Я и сделал. Схватив принцессу в охапку я крепко её поцеловал. Она сначала стала вырываться, а потом затихла и даже стала ко мне прижиматься. Всё, хватит, а то и я стану прижиматься к ней. С трудом оторвавшись от её губ и заглянув в бездну её глаз я хрипло спросил:- Вы успокоились, принцесса? Она не ответила, а только кивнула головой. — Вот и прекрасно, а теперь слушайте меня внимательно. Ни кому ничего не говорите. Те, кто задумал наше убийство наверняка знают о потайном ходе и наверняка догадались, что я буду ночевать где то возле вас. Эх жалко, у мня нет ни пистолей, ни кирасы. Ну да ладно. Нападения можно ожидать в любой момент. Это очень хорошо, что вы меня разбудили… Я быстро оделся и обулся, обнажил шпагу, уложил принцессу в свою кровать и стал ждать.


Принцесса затихла у меня за спиной, может быть заснула, а может быть затаилась от испуга. В любом случае я дорого продам им свою жизнь, а уж за принцессу глотку буду им грызть. Ждать пришлось недолго. Стеновая панель отодвинулась и из образовавшегося отверстия, в покои принцессы ворвались четыре человека в масках и со шпагами. — Принцессы здесь нет. — Ищите, если они вместе, убейте обоих, — командовал знакомый голос. Я скрипнул зубами. Ай да Маркиз, ай да Бове. Меланхолик в изгнании. Но выскакивать из своей комнаты я не торопился. Время играло на нас. — Здесь мне помнится есть ещё одна комната, найдите её. Ну вот и настала моя пора. Я встал и приготовился к схватке. Левую руку я обмотал в несколько слоев покрывалом, все какая никакая защита, и приготовился. Сквозь приоткрытую дверь мне были видны напавшие. Двое из них двигались в мою сторону, а ещё двое внимательно осматривали комнату и простукивали стены


Я выскочил из за двери внезапно, и одним ударом перерубил горло одному в маске. Отразив обернутой рукой рубящий удар второго, я пронзил его шпагой почти насквозь. Мне следовало торопиться, пока преимущество на моей стороне из за внезапности. Но на шум маркиз и его напарник быстро обернулись и охватывая меня с двух сторон бросились ко мне. Я не стал ждать, когда они одновременно нападут на меня и сам напал на того, который был ближе ко мне. Зазвенели шпаги. Самым простым приемом я выбил у него клинок из рук, это получилось так легко, что я даже растерялся. И это чуть было не стоило мне жизни. В его руке оказался небольшой стилет, которым он пытался меня проткнуть, мне удалось чуть сдвинуться в сторону, но все равно сталь достала мой левый бок. На отмах я рубанул шпагой по маске. Человек вскрикнул и схватился за лицо, роняя стилет. Я ткнул его шпагой, отбивая очередной удар левой рукой, который нанес мне маркиз.


Его клинок легко преодолел мою защиту и пробил мне руку. Я почувствовал, как кровь горячим потоком потекла по локтю. Это меня разозлило. Но маркиз оказался мастером своего дела. Его клинок постоянно менял направление атак, пытался меня запутать. Финты сопровождались внезапными выпадами. Пару раз я задевал его, но на нем была кираса и о защите своей груди он почти не беспокоился, а зря. Клинок то у Брисака был не обычный, таким клинком конечно боевую кирасу не пробьешь, но вот такую, облегченную стоит попробовать.


В очередной раз я получил удар в левую руку. Ах ты тварь. Я даже и не заметил в пылу схватки, что в левой руке у него стилет. Мне наконец то удалось провести ту комбинацию, которую я задумал. Ложным финтом я заставил маркиза прикрыть горло и лицо своим клинком и со всего размаха всадил свою шпагу в кирасу как копье. Мне повезло. Видимо предыдущие попадания в неё оставили на ней зарубки и в одну из них воткнулся мой клинок. Я видел, что стилет маркиза нацелен мне в живот, и что я его не успеваю ни перехватить, ни уклониться, к тому же всем своим весом я давил на шпагу и кираса не выдержала. Со скрежетом шпага её пробила и вошла в тело маркиза. Он подобного не ожидал, рука его со стилетом дрогнула, чуть отклонилась в сторону и мой левый бок опять ожгло болью…


Мы сидели почти что рядом, прислонившись к стене. В груди маркиза торчала моя шпага, которую вытащить я не смог, не было сил, а я зажимал правой рукой левый бок, стремясь унять кровь, что обильно сочилась сквозь пальцы.


— Ради чего все это, маркиз? Что вам сделала это девушка и я? — Маркиз повернул ко мне свое бледное лицо: — Ничего личного барон. Она наследница, а вы спутали нам все карты. Теперь уже все равно ничего не исправишь. Мы давно готовили заговор с целью свергнуть Фредерика. Сильный и властный король не устраивал большинство лордов. Авгур предсказал, что наши планы увенчаются успехом, если только не вмешается некто спешащий на помощь к королю. Не сразу, но мы догадались, что речь идет о вашем отце или о вас. Сэра Влада нам удалось выманить совсем в другую сторону, а против вас были предприняты меры. Вас должны были убить ещё по дороге к авгуру.

Но этот дурак черный дрозд провалил задание. Потом вас заманили в мое имение и должны были там отравить за завтраком, но вы уехали раньше. Диана должна была в первую же ночь соблазнить вас, но эта дура слишком понадеялась на свою привлекательность и посчитала, что вы никуда не денетесь. Де Брисак специально ждал вас возле дома Ляконте, но вы и тут умудрились выйти победителем, даже наемники не справились с вами. А потом весь расчет был на Диану. Но ей не удалось стать вашей любовницей, даже отравленные фрукты, что мы передали якобы от барона Ирвина вы не тронули.


А тут приглашение на прием и опасность того, что при встрече с королем всплывут имена Ляконте и Фабиуса. Нам таких трудов стоило устранить их от двора и тут вы. Вы спутали нам все карты и по этому было решено действовать незамедлительно и силовыми методами. Короля должны были убить в его опочивальне вместе с его фавориткой, его дочь в спальне и на троне оказался бы наш человек. Короля в спальне не оказалось, его дочери тоже, а место этого мы наткнулись на вас. Вы барон черный гений. Пообещайте мне, что сохраните жизнь моей дочери, пусть и в изгнании, но пусть живет… Маркиз захрипел, дернулся и затих.


У меня тоже не было сил шевелиться, да и желания ни какого. В глазах стало двоиться и мельтешить. Я тряхнул головой. Передо мной на коленях стояла принцесса и что то говорила. — Ни чего, Глория, все в порядке, — и я потерял сознание.


Приходил я в себя долго и мучительно. Болел левый бок, тяжело было дышать, а во рту была такая горечь, что постоянно хотелось плевать, но слюны не было. К тому же я почти не чувствовал левой руки. С трудом разлепил глаза. Знакомая комната, только вот где она находится, — не помню. Вертеть головой не было сил и я опять заснул. Второе пробуждение было более легким. Глаза открылись сами, я даже повернул голову в сторону и увидел у своего изголовья сидящую одну из фройлен принцессы, ту самую миниатюрную девицу, которую я поцеловал в щеку.


— Как дела? — прохрипел я. Девица была веселушкой:- У меня хорошо, а вот у вас не очень. Много крови потеряли, несколько новых дырок в вашем теле зарастают, так что танцевать вы будете не скоро. — За тобой должок, — поцелуй, не забыла? — Не забыла, но целовать не буду, её высочество узнает, прибьет на месте. Вы теперь её собственность. — А долги надо возвращать, тем более такие. — Ладно, вот поправитесь, тогда и поговорим и о долгах и о всем остальном, а теперь давайте выпьем лекарство, а то поить вас с ложечки очень неудобно. — Если горькое, пить не буду. — А где это вы сэр видели сладкое лекарство? — Горькое пить не буду. — А я принцессу позову. Зови, а я все равно пить не буду.


— Ваше высочество, сэр Арт пришел в себя и отказывается пить лекарство. Перед глазами появилась леди Глория, которая тут же села на место своей фройлены и ни слова не говоря взяла небольшой сосуд с узким носиком, приподняла мою голову и влила мне в рот противную жидкость. Проглотив эту дрянь и отдышавшись я спросил: — И давно я тут валяюсь? — Третий день. Лекарь запретил тебя переносить. Раны не серьезные, но вы сэр потеряли много крови, а это лекарство как раз и восстанавливает её количество в вашем теле. — Я знаю другое лекарство, что будоражит кровь. — И что же это? — Поцелуй! Её высочество наклонилось надо мной и поцеловало меня в губы:- Пока хватит, а то слишком большой приток крови может вам повредить. Я вынуждена идти на королевский суд. Я там свидетельствую против заговорщиков, я ведь все слышала что вам говорил маркиз де Бове. Он кстати то же жив, но содержится в тюремном госпитале. Правда лекари говорят, что он не жилец. Как только я освобожусь, я приду.


Вновь передо мной сидела миниатюрная девушка: — Что ж вы не сказали барон, что поцелуй для вас лекарство? Я всегда с радостью готова помочь вам поскорее встать на ноги, — и она буквально впилась в мои губы.

6

— Сударыня, а как вас зовут? — Все обращаются ко мне как "малышка Лу", хотя мое полное имя — Луиза, и я старше вас барон на год. Мне уже 19. Но как говаривал один мой хороший знакомый, — маленькая собачка — всегда щенок. — Луиза, — красивое имя. Помогите мне встать. — Это ещё зачем, вам вставать пока нельзя. — А мне надо, ну это, — я почувствовал, что краснею, — мне надо облегчиться. — Ну, для этого вам не надо вставать, все предусмотрено, — и она с пола достала какой то странный сосуд с длинным и широким носиком. — Изобретение королевского лекаря.


Она без тени смущения откинула мое покрывало, подняла подол моей рубашки (интересно кто меня переодевал?) и… я облегчился. После чего она взяла полотенце и протерла мою плоть. От её прикосновений произошло неизбежное, — она напряглась так, что когда подол рубашки и покрывало были вновь накинуты на меня, между ног образовался хорошо заметный бугорок, который не хотел опадать. Я страшно этого стеснялся, а леди Луиза, положив на этот бугор свою руку смеясь произнесла:- Сразу видно, барон, что вы не избалованы женским вниманием и может быть даже девственник. Я предпочел промолчать.


Она подняла тот странный сосуд с пола и вышла с ним. Через некоторое время вернулась, озорно блистая глазками. — А вы знаете, сэр Арт, мы с вами одни. Все ушли на королевский суд, так что я могу вам помочь, не опасаясь, что кто то войдет к вам в комнату, — с этими словами, она вновь откинула мое покрывало и просунула руку под мою рубашку, — Вы главное лежите спокойно и не дергайтесь, а то рана на боку может открыться. А я и не собирался дергаться. Мне нравились эти осторожные, нежные прикосновения.

— У вас есть на что посмотреть и за что подержаться, продолжала она, — поднимая подол моей ночной сорочки. Потом внезапно наклонилась на до мной, открыла рот и… — Ну вот и все, а вы, барон боялись, — проворковала она вытирая мою плоть и свой рот, — Теперь и вы мне должны. Буду с нетерпением ждать, когда вы поправитесь…


Проснулся я от того, что чьи то сильные руки переворачивали меня на правый бок. Немолодой лекарь в форменной шапочке, через разрез в моей сорочке рассматривал мои раны. — Ну, что ж, все хорошо, раны почти затянулись и к счастью они оказались не глубокие. Завтра уже можете понемногу начать ходить. Резких движений не делать. Перевязки раз в два дня, а вот руку придется носить на перевязи как минимум ещё пару недель. Не знаю, задета ли кость или нет, но лучше не рисковать. — Сэр, а можно ли мне отказаться от этих горьких лекарств, что мне приходится пить? — Можно, но тогда вам надо пить красное вино для улучшения кровообразования. — Тогда лекарства, мужчинам нашего рода запрещено до 22 лет пить вино вообще, даже разбавленное.


— Хорошее правило. Вы все слышали и поняли ваше высочество? Я сам самостоятельно повернулся на спину. Леди Глория сидела на стуле, а за её спиной лукаво улыбалась малышка Лу, облизывая свои губки. — Да, я все поняла. — Вот и прекрасно, а мне надо в тюрьму, к маркизу, боюсь он и до утра не дотянет, — лекарь собрал свои инструменты и вышел из комнаты. — Лу, оставь нас и присмотри, что бы нам не мешали. С недовольным видом фройлен её высочества вышла из комнаты, правда успев послать мне многообещающий взгляд.


— Как вы себя чувствуете барон? — Уже хорошо, ваше высочество. Когда мы одни, можете называть меня просто Глорией. — Хорошо, Глория. — Ваша шпага, — и она откуда то из за моей головы достала мой клинок и даже до половины извлекла его из ножен. — Клинок не поврежден? — Нет, все в порядке, его величество сам его осматривал, а вот кирасу придется ремонтировать, или заказывать новую. Ведь на маркизе была ваша кираса, Арт, и вы её проткнули почти что насквозь, такой силы был удар. Не понятно, почему маркиз одел именно вашу? Я пожал плечами.


— На суде он во всем признался и взял всю вину на себя. Его сын действительно оказался ни при чем, а его дочь во всем призналась. И в участии в заговоре и в попытке соблазнить вас, а затем или отравить, или убить. Оказывается действительно существует пророчество, в котором говориться, что короля и всю его семью спасет от неминуемой смерти некто, кто спешит на помощь к нему. Оказывается о заговоре против его королевского величества знали и за преступниками следили, но никто не мог предположить, что заговорщики так резко поменяют свои планы и попытаются совершить покушение без должной подготовки.


Глория наклонилась надо мной и коснулась моих губ в легком поцелуе. — Поправляйся поскорее и тебя ждет по истине королевская награда. Кстати, я все хочу спросить, а что за странное имя — Арт? — Это сокращенное от Артура. — Красивое имя, и зачем его сокращать? — Это моя сестренка постаралась. Ей удобнее было произносить Арт, и все к этому привыкли. Так что теперь у меня вот такое странное имя.


Принцесса встала:- Мне надо идти, перерыв в заседании скоро закончится и будут допрашивать других участников заговора, не скучай Артур. Луиза! В то же мгновение появилась малышка Лу. — Не забудь дать барону лекарство и проследи, что бы он хоть немного поел. — Все будет сделано, ваше высочество и Лу присела в поклоне. — До вечера, сэр Арт, — и принцесса взмахнув своими многочисленными юбками вышла. Не успел ещё затихнуть дробный топот её каблучков, как леди Луиза подсунула мне чашку с лекарствами. — А вот это надо выпить… Артур. — Ты что подслушивала? — спросил после того, как отдышался от горечи во рту. — Конечно, ведь это так интересно, знать чужие тайны. — Смотри, Лу, до хорошего это не доведет. — Ах, не волнуйся Арт, скоро я выскочу замуж и уеду в провинцию, в замок своего мужа. Веселые деньки закончатся и настанет серая семейная жизнь. Брррр, — она передернула плечами, — так что от жизни сейчас надо брать все, что бы было что вспоминать.


Под действием лекарств я незаметно заснул. Проспал я не долго, но сон освежил меня и придал сил. За окном ещё было светло. В комнате я был один. Я попытался сесть и мне это удалось, правда немного закружилась голова, но с этим я справился достаточно быстро. А вот бок от неловкого движения немного заныл, но к счастью кровяного пятна на сорочке не выступило. Я взял в изголовье шпагу и попытался освободить клинок из ножен. Одной рукой это сделать было невозможно, по этому мне пришлось задействовать ноги, которыми я зажал ножны. Клинок действительно не пострадал и был таким же острым. Даже кончик не затупился.


В это время в мою комнату вошли леди Глория и сэр Ирвин. — Сэр Арт, лекарь запретил вам вставать до завтрашнего дня, — взволновалась её высочество. — Вы не правы, миледи, лекарь запретил мне ходить до завтрашнего дня, а насчет вставания он не сказал ни слова. — Эх молодость, молодость, — вмешался сэр Ирвин, — и жить торопитесь и чувствовать спешите. Знаете такую поговорку? Если бы молодость знала, если бы старость могла… Я бы вот сейчас с удовольствием несколько деньков повалялся бы в постели, но увы… Как вы себя чувствуете барон? — Спасибо, барон, уже хорошо. — Ваше высочество, не могли бы вы оставить нас с сэром Артом на немного? Мы тут по мужски посплетничаем. — Нет, сэр Ирвин, все разговоры только при мне. — Ваше высочество, даю честное благородное слово, что в нашем разговоре ваше имя ни разу не прозвучит. Только прошу вас, не надо подслушивать, это не красит будущую королеву. — Даю вам десять минут, — и принцесса с недовольной миной вышла из комнаты.


— Сэр Арт, вы обладаете удивительной способностью попадать в разные неприятные истории и выходить из них целым и невредимым. — Но только не в этот раз, сэр Ирвин. — И почему вы не погибли барон, — мечтательно произнес мой собеседник. Мы бы вам памятник поставили, и не было бы грандиозного скандала между его королевским величеством и некой молодой леди, заметьте, я имени не называю, которая заявила своему венценосному отцу, что она будущая королева, и у него есть только право выбрать ей мужа, но своих друзей и любовников она будет выбирать сама. Кстати барон, а как вы оказались в покоях некой молодой леди? Хотелось бы услышать и вашу версию случившегося.


И я рассказал барону все без утайки, да и утаивать было нечего. Начиная от момента посещения нами кухни и кончая того момента, когда леди без имени разбудила меня, сказав, что она услышала какие то голоса в стене своей комнаты, которые обещали её убить. — Я спрятал её в этой комнате, а сам вступил в схватку с убийцами. С первыми двумя мне удалось разделаться довольно легко, с третьим было сложнее и он ранил меня в левый бок. Но труднее всего было победить маркиза. Я ни как не ожидал, что он окажется мастером шпаги, к тому же на нем была одета кираса. — Да, маркиз был признанным мастером клинка и по праву считался лучшим в королевстве. Кстати де Брисак был его лучший ученик, но продолжайте барон, продолжайте.


— А больше и рассказывать то толком нечего. Я сделал ставку на один удар, надеясь на крепость этого особого клинка, — и я погладил свою шпагу рукой, — и он меня не подвел. А потом, уже когда мы сидели почти рядом у стены и истекали кровью, маркиз мне рассказал о заговоре. Ну да этот разговор вы наверняка уже слышали в пересказе, так как некая молодая леди при нем незримо присутствовала.

— Не незримо, а зримо, просто вы меня не могли видеть, — вмешалась леди Глория. И не надо строить недовольную мину, сэр Ирвин, я не подслушивала о чем вы тут говорили и пришла вам сказать, что десять минут отведенные для вашего разговора истекли и сэру Арту пора отдыхать.


— А нельзя ли мне, ваше высочество, прежде чем приступить к отдыху немного подкрепиться, а то с самого утра маковой росинки во рту не было. Леди Лу, распорядитесь, что бы сэру Арту принесли легкий обед. Сэр Ирвин, у вас есть ещё немного времени, но все разговоры теперь только при мне. — Как вам будет угодно, ваше высочество. И так сэр Арт, его королевское величество очень признательно вам за спасение его дочери. Вы оказались в нужное время и в нужном месте, хотя почему, мне так и не ясно.


— А что тут не ясно, — опять вмешалась принцесса. Моя лучшая подруга, леди Моли отсутствовала по непонятной мне причине и ночевать не пришла. А вы прекрасно знаете барон, что я привыкла, что бы в соседней комнате тоже кто нибудь спал. Вот я и поместила сэра Арта там. Раздевалась я сама, благо новые фасоны платьев это позволяют делать без труда, — если это вас интересует. Ночную сорочку мне одевала дежурная фройлен, она же и укладывала мои волосы ко сну. Сэр Арт в это время уже спал как младенец, ибо по его же словам не привык к столь позднему образу жизни, который принят у нас во дворце. Ну а остальное вы знаете.


— Про дежурную фройлен вы ничего не говорили ваше высочество, — А вы и не спрашивали ваше величество, — в комнату вошел король Фредерик. — Сэр Арт, я пришел вас лично поблагодарить за спасение моей дочери, я бы сделал это и раньше, но некая молодая и своенравная особа запретила мне появляться в её покоях, пока вы не встанете. Мне доложили, что вы встали и вот я здесь. — Ваше величество, простите, что принимаю вас в таком виде, — Я сделал попытку встать, но тяжелая рука короля не позволила мне этого сделать. — Сидите сэр Арт, а то меня ещё обвинят в том, что у вас открылись раны. Я правильно понимаю, ваше высочество, что сэр Арт пока поселяется в этих покоях на неопределенное время?


— Ну почему же на неопределенное время, ваше величество. Как только леди Моли приступит к исполнению своих обязанностей и будет ночевать в своей комнате, так сэр Арт переберется в другое помещение. — Благодарю вас дочь моя за откровенный и правдивый ответ. Так что значит на неопределенное время. А вы принцесса поинтересовались планами сэра Арта? Вдруг у него есть какие то неотложные и спешные дела? — Поинтересовалась ваше величество. Неотложных и спешных дел у барона Дальних рубежей нет. Зато он проявляет искренний интерес к нашей королевской библиотеке, особенно к истории мерсисайской империи и зарождению культа серого бога. — Ну что же, мы даем свое высокое разрешение на посещение нашей библиотеки. — Скорейшей поправки вам сэр Арт и берегите свой бок, не делайте резких движений, — и улыбнувшись своим каким то мыслям его величество вышел из комнаты. Её высочество почему то покраснело.


— Сэр Ирвин, у меня к вам будет небольшая просьба… — Я весь во внимании сэр Арт… — Нельзя ли распорядиться забрать из дома маркиза де Бове мою лошадь и вещи? В этом нет необходимости, барон. Этот дом отныне ваш, как и все имущество, что находится в нем, включая слуг. В распоряжении молодого маркиза де Бове, — сэра Пьера оставлено только его деревенский дом и земли его имения, все остальное отошло в пользу короны. Я растерялся.

— Но это не значит, барон, что вы будете жить в этом дворце постоянно. Ваше место здесь, возле меня, — тут же отреагировала её высочество. Я склонил голову в знак повиновения и согласия. Принесли обед и барон Ирвин встал и откланялся.


— Пока я ел, Глория разъяснила мне некоторые нюансы. — И отец и особенно барон Голубых озер чувствуют свою вину. Оказывается они знали о заговоре, следили за участниками и придумали хитроумную комбинацию, что бы заставить их действовать и взять с поличным. Именно по этому в эту ночь, его королевское величество вместе с леди Моли ночевали совсем в другом помещении. Только его величество совсем забыл о потайном ходе в мои покои, или надеялось, что заговорщики о нем не знают. Когда люди барона Ирвин ворвались в королевские покои, там никого не оказалось. Пока нашли ход, пока прибыли в мои покои, все уже было кончено. Вы лежали без сознания, а я на коленях и вся в крови пыталась хоть как то заткнуть ваши раны.


Кстати его величество хотело вам присвоить титул маркиза де Бове, но барон его отговорил. — И правильно сделал. Рыцари Удачи не могут принимать титулы других государств, если только не являются подданными этого государства. Я закончил обед, а по существу поздний ужин и слуги все унесли. Что бы хоть чем то заняться во время своего вынужденного безделья, я попросил Глорию принести побольше бумаги и стило. Она от радости чмокнула меня в небритую щеку:- Я сама боялась тебя об этом попросить, что бы ты не обвинил меня в эгоизме.

Надо ли говорить, что последующие несколько часов я рисовал эскизы, которые мы вместе обсуждали, что то изменяли, что то дорисовывали. Глория отложила себе несколько понравившихся ей рисунков, а остальное решила отдать своим "девочкам", которые не скрывая своего присутствия и притопывая от нетерпения толкались за дверью моей комнаты.


— Сколько у тебя фройлен? — поинтересовался я — Сейчас четырнадцать, а должно быть по статусу двадцать, просто некоторые уже вышли замуж и разъехались, а новых я ещё не отбирала. К тому же старшая фройлен, которая занимается отбором новичков немного занята. — Это Моли? — Да.

Я быстро нарисовал ещё несколько эскизов, внося в них некоторые незначительные изменения. — Вот, ровно 14. Что бы не было вражды и обид, сама раздашь каждой по одному рисунку и пусть заказывают себе платья. Если что то будет непонятно, пусть спрашивают, не стесняются. — Ну уж нет, пусть спрашивают у меня, а к тебе я их не подпущу, среди них есть такие ушлые, а ты такой наивный…


Потом мы долго и часто целовались, болтая о всяких пустяках. Я рассказал Глории о своей жизни в замке, о наших художниках и скульпторах… А она о писанных и не писанных правилах поведения при дворе, об этикете на приемах и балах… Затем она ушла в свои покои, переоделась там ко сну, пришла пожелала мне спокойной ночи и даже немного полежала со мной, но потом заметив растущий бугорок у меня между ног рассмеялась, — Потерпи немного, всему своё время, — и мы расстались до утра.


Утром, ближе к обеду, я обнаружил незнакомую мне одежду на стуле и попытался было сам переодеться. У меня толком ничего не получилось Я уж было собрался позвать малышку Лу, но вспомнив реакцию принцессы решил потерпеть, пока она сама не проснется. К счастью ждать пришлось не долго. Увидев, что я сижу на кровати с одной одетой брючиной, она рассмеялась. — Почему не позвал, я уже давно проснулась и просто лежала, думая, что ты ещё спишь. Луиза! Иди помоги сэру Арту переодеться. Появилась маленькая проказница, которая тут же приступила к моему одеванию.


Никогда не думал, что сам процесс может быть таким ну интересным что ли. Во первых с меня сняли с таки трудом полунадетые брюки, потом из кучи белья было извлечено нательное мужское бельё и надето мне на ноги. Потом опираясь на Луизу я встал на ноги, а она ловко натянула белье на меня, при этом умудрившись как то невзначай провести своей рукой там, да так, что Глория ничего не заметила. Потом помогла мне снять ночную рубашку. Увидав, что повязка немного сбилась, всплеснула руками, поглядела осуждающе на принцессу, да так, что та оправдываясь произнесла:- Ты что, Лу. Мы спали по отдельности. После чего повязка была снята. Я скосил глаза и заметил два не очень больших шрама, обильно смазанных какой то дурно пахнущей мазью. Несколькими аккуратными движениями старая мазь была снята с тела и из баночки намазана свежая. Потом повязка вернулась на свое место, туго обхватывая мои ребра. Хоть дышать было и трудновато, боли после перевязки я не чувствовал, о чем и сказал Глори. Потом была перевязана и моя рука.


А Луиза, уже усадив меня, стала надевать на меня брюки, только настоящие, а не те, что носят местные франты — до колен, с бантиками, фижмами и прочей модной ерундой. Сапоги пришлось одеть мягкие, домашние, но и на них я распорядился одеть шпоры. — Да зачем они вам милорд, — удивилась Лу, — лошадей во дворце нет, что бы их пришпоривать, а те которые есть будут только рады, если вы их оседлаете. — Луиза,… Попридержи свой язычок, — незамедлительно вмешалась её будущее королевское высочество. — Я же говорила вам, сэр Арт, что вы теперь собственность её высочества, так что шпоры вам не нужны. — Леди, — обратился я к принцессе, но говорил больше для Лу, — ведь вы каждое утро одеваете сережки, брошки, бусы и прочие украшения. Так вот шпоры, а тем более рыцарские, это второе украшение для настоящих мужчин после хорошего клинка, а может быть даже и первое. Мои слова вроде их убедили и шпоры были надеты.


Рубашку я выбрал свободного покроя, с широкими воротом и рукавами до локтей. Луиза быстро и сноровисто заправила мне её в брюки. На шею мне была одета черная косынка, в которую очень осторожно была вставлена моя раненая рука. К поясу прикрепили шпагу, без которой я отказался даже выходить из комнаты. Когда одевание было закончено, Луиза критически оглядела меня и громко фыркнула: — Красавец мужчина, жеребец необъезженный… За что тут же получила замечание от принцессы и приказ доставить в её покои завтрак на троих.


— Вы кого то ждете ваше высочество? — осторожно поинтересовался я. — Нет, Арт, но мне неприлично оставаться наедине с мужчиной, — а потом после некоторой заминки добавила, — днем. Я просто обязана соблюдать некоторые обязательные правила приличия и поведения. За то ночью нам никто мешать не будет…

Завтракали или обедали мы втроем, при этом леди Луиза сообщала нам все последние сплетни и новости дворца. Кто и с кем провел ночь, кто с кем расстался и кто наоборот стал встречаться, какие новые люди появились в свите, кто и куда уехал, и кто и откуда вернулся. Я слушал и размышлял о том, что у меня не так. Я, без всякого сомнения влюблен в Глорию, мне хорошо возле неё, нравится просто смотреть на неё, как она хмурится, улыбается, морщит свой лоб. Но в тоже время меня тянет и к этой миниатюрной женщине проказнице. Но ведь так не должно быть, и спросить не у кого, ведь это принцесса, а не простая придворная дама…


После завтрака мы совершили небольшую прогулку в сад. Оказывается та часть дворца, которую занимала принцесса, имела свой выход. И нам не пришлось идти далеко. На прогулку её высочество сопровождало не менее пяти, семи фройлен, которые шли на некотором удалении от нас, весело болтали между собой, отпуская колкие замечания в адрес молодых людей, что тут же появились на соседних дорожках. Я шел не торопясь, прислушиваясь к своим ощущениям. Её высочество шло рядом и внимательно наблюдало за мной. Наверное со стороны это выглядело немного забавно. Этакая пигалица, а по сравнению со мной леди Глория действительно выглядела этакой хрупкой и воздушной девушкой, поддерживает и ведет под руку этакого молодца — необъезженного жеребца, как заметила леди Луиза. Всё чаще нам стали попадаться гуляющие пары. Завидев принцессу, они тут же освобождали дорожку и с любопытством рассматривали меня.


— Леди Глория, давайте завершим прогулку. Мне очень не нравится, когда меня рассматривают как какое нибудь экзотическое животное, да и устал я уже. Мы повернули назад. Девицы пропустили нас в поклоне, а потом продолжили как ни в чем не бывало пикировку с молодыми людьми, которые тут же тоже развернулись в обратную сторону. Возле входа принцесса остановилась:- Девушки, можете немного погулять, но соблюдайте приличия, у вас есть час. Дальнейший путь в покои мы проделали с Глорией вдвоем. Как только за нами закрылась дверь, она прильнула ко мне и подставила свои губы для поцелуя… Она только успела сесть в свое кресло, а я с трудом разместился в своем, как дверь открылась и вошли ещё несколько фройлен, которые расселись на стулья у меня за спиной и начали неспешный разговор о перспективных женихах, о предстоящем бале, о платьях, которые должны успеть пошить к нему, о новых браслетах на руках графини К и сережках баронессы В, которые ей совсем не идут, потому что на такие ослиные уши нужны настоящие бубенчики, а не эта красота.


В дверь постучали и не дожидаясь разрешения войти, открыли. Вошел рослый слуга в расшитой золотом ливрее: — Ваше высочество, сэр Арт, барон Дальних рубежей, его королевское величество приглашает вас на семейный обед в малый зал. Обед начнется через пол часа. Его королевское величество просил вам миледи не задерживаться. Он поклонился, вышел и закрыл за собой дверь. — Девочки, быстро переодеваться. Сэр Арт, поскучайте немного здесь.

Поскучать мне пришлось ни как не меньше чем полчаса, а может быть и больше. Её высочество появилось в новом платье и с новой прической. Я не смог удержаться от восхищенного восклицания. Глория с благодарностью посмотрела на меня. — Дамы, нас провожать не надо, дорогу мы и сами найдем…


Королевский слуга немного лукавил, не иначе как по приказу короля, обед начался не через полчаса с момента приглашения, а через час. Этого времени нам как раз хватило, что бы дойти до малого обеденного зала, и следуя указаниям лорда распорядителя занять свои места. Кроме нас на обеде присутствовали барон Ирвин с леди Кларой, и ещё две незнакомые мне пары. Вскоре появился король Фредерик в сопровождении леди Моли. Принцесса быстро встала, подошла к своей старшей фройлен и чмокнула её в щечку. — Моли, если его королевское величество будет тебя обижать, обязательно скажи мне, — потом высокомерно посмотрела в сторону своего отца, типа я тебя вижу насквозь, крутанула своими юбками и села на свое место.


— Вот так, герцог мы теперь и живем, — король Фредерик шутливо развел руками, — слова лишнего не скажи, в сторону не смей посмотреть, а всё благодаря вот этому молодому человеку, — и он кивнул в мою сторону. Позвольте вам представить господа, — сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи. Я встал и поклонился. Барон, представляю вам герцога Ляконте, рыцаря Удачи и графа Фабиуса, рыцаря Удачи, — мои ближайшие советники и друзья. Оба вельможи привстали со своих мест и сдержано поклонились. Ну а теперь приступим, — и по сигналу лорд распорядителя стали подавать блюда. Во время обеда я внимательно рассматривал обоих рыцарей, к которым у меня были рекомендательные письма, они в свою очередь рассматривали меня. Наконец, когда первый голод был утолен, можно было приступить и к разговорам.


Первым делом я обратился к барону Ирвину:- Барон, всех ли заговорщиков схватили? — Барон засмеялся, — Нет конечно. Зачем? Пусть все кто недоволен крепкой королевской властью и мечтают о короне объединяются возле оставшихся в живых и якобы не разоблаченных. Нам так проще работать. — А позвольте уточнить, барон, а кого прочили на трон? — А тут секрета нет ни какого. Сэра Георга, очень дальнего родственника его королевского величества, а королевой должна была стать не безызвестная вам леди Диана. Сейчас они добровольно отправились в очень дальнее свадебное путешествие, лет этак на десять, пятнадцать, без права появляться я в столице.


— Ваше величество, — обратился сэр Ирвин к королю, — я сообщил о том, что вы подарили сэру Арту бывший дворец маркиза де Бове. — И правильно сделали, барон. Может быть эта надоедливая парочка, что сидит рядом с вами, съедет в свой дворец и мы хоть немного отдохнем и оторвемся по полной. — Да хоть сегодня, — вмешалась в разговор её высочество принцесса. — А я на это и намекаю, леди Глория. Тем более, что во дворце барона есть прекрасная терма. А ни что так не восстанавливает силы, как хорошая баня, по себе знаю. — Сэр Арт, вставайте, нас отсюда гонят. — Ваше высочество, дайте хоть поесть нормально, смотрите сколько ещё мяса осталось. — Дома поедите…


— Вот теперь видите, барон, что вас ждет? А я вас предупреждал, что моя дочь не подарок. Не предупреждал? Ну так теперь предупреждаю… Леди Глория расцвела, улыбалась и краснела. Наконец она не выдержала и встала из за стола. Пришлось встать и мне. Я развел руками, показывая, что я человек подневольный, подчиняюсь грубому насилию и встаю из за стола полуголодным…

— Миледи, хоть пару фройлен возьмите с собой, что бы было кому ваши волосы укладывать… утром, — раздался нам в спину насмешливый голос короля.


— Лу, распорядись заложить карету, мы едем в дом барона. С разрешения его величества, конечно. Ты едешь с нами. Больше никого не бери. — Но его королевское величество указало взять двух фройлен, — вмешался я, — не думаю, что это было сказано просто так. — Ладно, возьми ещё кого нибудь на свое усмотрение, но только из тех, кто может держать язык за зубами.

Через полчаса карета с королевским гербом подъехала к пандуса со львами. Нас у входа встречал Иоган и с ним целая толпа слуг. — Иоган, я пока ничего менять не собираюсь. Убери только отовсюду, где возможно герб Де Бове. Мы с её королевским высочеством немного поживем здесь, пока я не оправлюсь от ран. Проводи и покажи нам наши покои.


На втором этаже Иоган торжественно открыл двери в спальню. Это ваши покои. Справа дверь в другую спальню. А она зачем? — не понял я. — Бывают дни, когда её высочеству необходимо спать отдельно. Она потом сама вам всё объяснит. В той же спальне есть двери для спален ваших фройлен и других нужных вам слуг. Вызвать их можно подергав эти шнурки, в их комнатах тут же зазвенят колокольчики. Терму уже затопили, через час она будет готова, на сколько персон готовить ужин и к какому сроку?

— Иоган, не думаю, что предыдущий хозяин вникал в такие тонкости. А менять я ничего пока не собираюсь, ещё раз тебе повторяю. На ужин могут пожаловать сэр Ирвин и леди Клара, или герцог Ляконт с супругой, или граф Фабиус. Вскоре здесь появится леди Луиза, доверенная фройлен её королевского высочества. Все вопросы решай с ней. Иоган поклонился и вышел.


— Всё, неужели мы одни? — и принцесса с размаха бросилась на огромную кровать и заболтала ногами. Хорошо то как, не надо оглядываться, прислушиваться, свобода… — Ну это вряд ли Глория. Наверняка у сэра Ирвина тут есть свои люди и скорее всего их несколько, так что под присмотром мы конечно будем, хотя и не под таким как во дворце. В этом плане его королевское величество и вправду сделало нам королевский подарок.


Это только казалось, что нас в мой дворец будут сопровождать только две фройлены. А портнихи, а модистки, а цирюльник, а свой повар… набралось более двух десятков слуг и служанок, что расторопная Луиза забрала с собой. Вскоре её звонкий голос стал раздаваться на всех этажах. Когда мы с Глорией закончили изучать хозяйскую половину и разобрались где какая комната, то спустившись застали такую картину: Иоган сидел на стуле и вытирал потный лоб, а леди Луиза командовала слугами. Откуда то со двора доносились стоны. — Это нерадивых слуг секут, в назидание другим, — пояснила маленькая Лу, чувствуя в роли управительницы себя очень уверенно. Я приучу их к порядку…


В конюшню, куда я наконец то заглянул, отправив Глорию в примерочную, меня ждала Мара. Увидев меня она призывно заржала. Я обнял её умную голову, сунул приготовленную морковку. — Не скучала? Тебя здесь не обижали? Я сунул руку в ясли и загреб зерно. Да нет, вроде зерно отборное, вода чистая и свежая, стойло вычищено и прибрано. Как только я поправлюсь, мы обязательно с тобой поедем прогуляемся, обещаю…


Иоган все также сидел на стуле отдуваясь и вытирал пот. — Терма готова, можно идти. Её высочество ещё в примерочной, туда почему то набилось очень много молодых леди, которые недавно приехали. Такого столпотворения я давно не видел. Совсем замучили старика. — Ничего Иоган, это только первые дни будет тяжело, потом все образумится, утрясется, жизнь то продолжается. — Это верно, у кого то продолжается, а у кого то уже закончилась, — и он стряхнул слезы с глаз. — Что, скончался? — Да, сегодня после полудня, его уже и в деревню повезли, хоронить будут в имении. И зачем он ввязался в эту политику, жил бы и жил…


В примерочной царил гомон, говор и шум. В комнате было не менее десятка фройлен и столько же портних и модисток. Они о чем то спорили, что то разглядывали, тыкали пальцами в мои эскизы. Заходить я не стал, боясь, что попав туда вырвусь оттуда не скоро. К счастью Глория заметила меня и вышла сама. — Арт, честное слово, они сами и все со своими портнихами, как будто во дворце им места мало. Я вздохнул:- Миледи, я пошел в терму, откисать, греться и мыться, надеюсь, вы ко мне присоединитесь? — Обязательно, как только немного освобожусь, не сердись Арт. — Ночевать то хоть придете леди? — но она уже не слышала меня, дверь за ней захлопнулась и я пошел по знакомому уже коридору в семейную баню, которая теперь стала моей.


В теплой воде повязки отстали довольно быстро. Боли я уже почти не чувствовал. На боку были два небольших шрама, что уже налились синевой, а вот с рукой было немного хуже. Пальцы пока сжимались и разжимались с трудом и болью, крутить кистью было невозможно, сразу же возникала резкая боль. Мыться одной рукой было неудобно, по этому я просто нежился то в теплом и сухом воздухе, то в горячем, то в парной. Наконец то я отпарился и откис. Свежее белье лежало на стульях аккуратно разложенное. Я закутался в простыню, и вовремя. В аподитерию прямо буквально ворвались Глория и маленькая Лу. Они смеялись. Увидев меня в простыне, они засмеялись ещё громче.


— Арт, ты представляешь, девочки были готовы идти мыться к тебе, лишь бы уточнить некоторые рисунки и получить советы. Я им запретила. Пришлось взять с собой Лу, она их всех внимательно выслушала, собрала все эскизы теперь будет задавать тебе вопросы по каждому фасону платья. Вы пока тут разберитесь что и как, а я быстро пойду ополоснусь. Лу, помоги мне раздеться. А я сидел и раскрыв рот смотрел, как она раздевается не стесняясь меня ни капли. Действительно красивая фигура, стройные ноги, ни капли жира, даже намека на него. Глория выдернула какие то заколки из волос и они с тихим шуршанием упали ей на спину и грудь, закрыв её почти полностью до пояса. Глория связала их в какой то узел и закрепила на затылке.


— А знаешь, Арт, ну их эти платья, пойдем со мной, я хоть спину тебе потру, а то как ты одной то рукой мылся? Лу, раздевайся и присоединяйся к нам. — Глория, а это удобно? — Ты про Лу? Да она видела тебя во всех видах, когда мы тебя мыли, смазывали и перевязывали, так что стеснятся нечего. А со мной она моется постоянно. Мда, женская логика не поддается объяснению. То я её собственность, то Лу пошли с нами мыться… Не понятно. Я решительно сбросил с себя простыню и пошел впереди Глории в тепидарий. Для начала я провел её по всем помещениям, рассказывая о назначении каждого и о том порядке омовения который строго соблюдался знатью в мерсисайской империи, а потом мы начали с самого начала, с самого первого помещения. Вскоре к нам присоединилась и Луиза. У неё тоже была почти идеальная фигура. Только если у Глории ещё были некоторая угловатость подростка, то у Лу уже была округлость настоящего женского тела. Я смотрел на них и не мог отдать предпочтение ни одной из них. Хотя непосредственность Глории и её фигура мне нравились больше.


— Ну, рассмотрел нас? И что скажешь? — голос Глории как бы завораживал. Она, сидя в бассейне потянулась с грациозностью кошки, её грудь напряглась и я почувствовал, что мне тоже лучше спрятаться в воду, а то слишком заметным будет последствие рассматривания обнаженных красавиц. — Я бы вас с удовольствием обоих нарисовал. Каждая из вас по своему красива. Глория как первоцвет, что вот вот распустится, а Луиза уже распустившийся цветок, но мне больше нравится первоцвет. Обе красавицы засмеялись и придвинулись ко мне как можно ближе. Я не выдержал и обнял правой рукой Глорию, привлекая её к себе. Она вывернулась со смехом, встала на колени и стала своей грудь водить по моим губам, а я пытался их поймать и поцеловать. Мне несколько раз это удалось, а Лу в это время ласкала мою плоть.


— Все, хватит, — взмолился я и попытался встать, но мне это не удалось с первого раза. Обе девушки смеясь стали по очереди ласкать меня. Наконец то мне удалось сесть на бортик бассейна. Меня повалили на теплый мрамор, и не успел я ничего сообразить, как Луиза уже оседлала меня. Я даже не сообразил как вошел в неё. Она стала "скакать" на мне. Потом внезапно остановилась, быстро слезла и её место заняла Глория. Она тоже попыталась сразу же "оседлать" меня, но у неё ничего не получилось — Мне больно, Лу, — пожаловалась она. Он у Арта такой большой, что не входит в меня. — Я тебе помогу, а больно всегда, когда это происходит первый раз, придется потерпеть. Привстань, вот так, сейчас я его правильно в тебя направлю, а ты резко садись. Боль надо перетерпеть, да и утихнет она быстро. Глория резко села на меня, я почувствовал что вхожу на неё, Луиза придавила её за плечи и не позволила встать, когда она хотела это сделать. — Ну все, все, боль проходит, теперь скачки. Придется немного поработать, я его разогрела хорошо, так что тебе осталась самая малость. И действительно, буквально несколько десятков движений и я изогнулся от наслаждения и даже застонал.


— Ну вот жеребец и объезжен, можно вставать. Глория заулыбалась, — А я не хочу вставать. Это так необычно, что у меня внутри там что то шевелиться… — А придется вставать, принцесса, все остальное в вашей спальне. Глория встала и я заметил, как у неё между ног потекла сукровица. — И вы вставайте сэр Арт, пора мыться и идти на ужин, а то он скоро остынет. Потом мы втроем сидели и остывали, закутавшись в простыни. Потом Лу сначала помогла одеться принцессе, а потом помогла одеться мне, затем оделась сама. Распустив волосы, Глория стала похожа на тех сказочных красавиц, что часто изображали наши художники на своих картинах. Я засмотрелся на неё. — Что то не так? Ты как то странно смотришь на меня. — Не знаю, говорил ли я, но ты красивая, и не просто красивая, а очень красива. Можно бесконечно на тебя любоваться, так ты хороша.


— Ваше высочество, ужин. И нам надо, что бы сэр Арт наконец то разобрался со всеми этими эскизами, а то я уже всё забыла, кто и о чем меня просил. У входа в зал нас ждал Иоган. — Гостей нет? — Нет ваша милость, — ответил он не отрывая взгляда от Глории. А это кто? — Её высочество леди Глория, дочь короля Фредерика. Она ваша подруга? — потрясенно спросил старый управляющий, — какая красавица. Я думал, что меня уже ничто в этой жизни не удивит, а оказалось я не прав…

— Иоган, а мы сможем ещё накормит десяток верещащих девиц, что ждут нашего появления. — Ну а чего не накормить, накормим. Но ночевать не оставим, от них шуму много, да и молодые люди под окнами шастают, как бы непотребства какого не приключилось. Им приключения, а нам неприятности и бессонная ночь. Нет, пусть уж к себе во дворец езжают… Под ворчание старика мы прошли в зал. Вскоре к нам присоединились и фройлены принцессы.


Когда собираются две женщины для общения, то уже можно забыть о тишине, а когда их больше десятка? Ужин затянулся, пока я дал каждой разъяснение, пока они записали, пока я рисовал изменения, пошло не менее чем два часа. На улице было уже не просто темно, а очень темно. Вошел Иоган, пользуясь привилегией самого старого и бессменного управляющего этого дома. — Ваша милость, этим вертихвосткам спальни готовы, куда ж они на ночь глядя поедут. Что ж мы изверги какие? Модистки и портнихи тоже размещены. Ещё кого сегодня ждать придется? — Да откуда же я знаю, Иоган.


И словно в подтверждение моих слов в зал ворвался испуганный слуга, который заикаясь сообщил:- ККККороль прибыл. — Не обделался с испугу, братец? — его величество король Фредерик по хозяйски зашел в зал и огляделся. Я думал тут два голубка при свечах воркуют, а тут целая стая. Барон, покормишь? А то мне толком сегодня и поесть не дали. Вишь, лысина появляется и он постучал по своей шевелюре. "Обидел бедную девочку, грубиян." Моли, иди сюда, посмотри на свою обиженную девочку, вон как сияет. Ишь, расцвела как. Вот что значит вырваться из под строгого отцовского ока.

Иоган расторопно командовал слугами, которые быстро накрыли новый стол, поставив его на возвышение и сноровисто носили на него приборы и подносы с едой.


Скромно и незаметно вошла леди Моли, остановилась за спиной короля и улыбнулась чуть виноватой улыбкой. Я заметил, как Глория ей незаметно подмигнула.

Король сел по хозяйски:- Да ты не мельтеши старик, мы в действительности на минутку, а то весь двор под дверями вашими стоит, хотя пусть и постоят немного. А перекусить действительно немного не помешает…

— Ну вот и ладненько и поели и дочь проведали. Вы уж молодежь хоть изредка в гости заезжайте, не забывайте мой дворец, — и довольно хохотнув, подхватив леди Моли под руку и сделав нам знак, что бы мы не провожали, его величество так же внезапно убыл как и прибыл.

7

Дни и ночи слились для нас в один непрерывный праздник наслаждения. Мы как дети, которых допустили до взрослых игрушек, или до запретного ранее плода, — из спальни выходили только для того, что бы перекусить или совершить омовение. Если и выезжали куда на прогулки то только для того, что бы заняться любовью где нибудь на поляне или на берегу ручья, даже занимались этим в карете во время движения. Это было какое то неистовое безумство. Мне было постоянно мало и у меня постоянно было желание, то же самое наверное было и у Глории. Так продолжалось довольно долго, почти до окончания лета.


В один из последних дней месяца сбора урожая Глория отказалась вставать с постели, мотивируя это тем, что у неё сильно болит низ живота. А потом вообще она перешла в другую спальню, заявив, что у неё начинаются слезы любви и дней 5–7 она будет болеть и мне придется спать и везде бывать одному. Это было связанно с какими то особенностями женского организма. Я, получив достаточно времени для размышлений, в который раз подивился мудрости его королевского величества, который представил в наше распоряжение дворец. Видимо он прекрасно знал, или предполагал страсть и темперамент своей дочери и постарался нас оградить от посторонних и любопытных глаз.


Первые дня два я пытался заниматься чтением в библиотеке, совершал конные прогулке на Маре, изнурял себя тренировками, но увы. Перерыв давался мне достаточно тяжело. Я стал раздражительным, даже немного вспыльчивым, придирчивым. Глория тоже тяжело переносила свою болезнь. Малышка Лу, которую я не замечал почти два месяца, авторитетно заявила, что так всегда бывает после того, как девушка начинает жить взрослой жизнью и первые слезы любви после этого самые болезненные. Глория лежала бледная, с синяками под глазами, она тоже стала раздражительной и крайне обидчивой. То я ей надоедаю, то не уделяю достаточного внимания, то мне нужно только её тело, а когда она болеет, то ни кому не нужна и так далее. Я потихоньку свирепел.


В этот день наступили пятые сутки болезни Глории, а её выздоровление и не предвиделось. Она выгнала меня из своей спальни и я отправился на утреннюю тренировку, надо было восстанавливать свою запущенную форму. Левая рука меня почти не беспокоила. После тренировки я пошел в терму чтобы ополоснуться и смыть с себя пот, пыль и грязь. Не очень веселые мысли меня одолевали. Я понимал, что рано или поздно нам с Глорией придется расстаться. Её мужем я стать не смогу, по крайней мере до тех пор, пока я барон. Принять титул от короля Фредерика я не могу по определению. А значит его величество будет подбирать ей мужа соответствующего ранга и возможно где то за пределами своего королевства.


Если Моли родит ему сына, то он официально признает его и объявит наследником, если родится дочь, то она получит титул графини, небольшой надел земли или постоянный пенсион. Но насколько мне было известно, ещё ни одна фаворитка короля не понесла от него ребенка, а их у него было уже несколько. И как правило через год он заводил себе новую. Так что пока единственной наследницей являлась Глория, а вернее надежда, что в законном браке у неё родиться сын, который и будет объявлен наследным принцем. Глории скоро исполнится 16 лет, то есть тот возраст, с которого в цивилизованном мире можно уже заключать брачные контракты, в отличии от султаната и южных королевств, где замуж выходят с 14 летнего возраста…


Я так задумался, что даже не заметил, как в пропнигии, в густом пару рядом со мной появилась леди Луиза. — Что то случилось? — Нет, я просто дала ей немного успокоительной воды и она заснула. Бедняжка, я не думала что у неё это будет протекать так болезненно. Лу прижалась ко мне:- Тебе надо снять напряжение, ты не похож сам на себя. Ещё немного и будешь бросаться на людей… Я вошел в неё с рычанием и каким то зверским наслаждением закончил.

Она потихоньку плакала. — Лу, я сделал тебе больно? — Нет, Арт, наоборот мне было так хорошо, как никогда до этого не было, — проговорила она сквозь слезы. Но скоро наступит месяц красных листьев и как только он закончится, кончится и моя веселая жизнь, я выйду замуж и уеду. Внимание многих достойных молодых людей я променяю на невнимание своего мужа. Это так обидно.


Лу, мы вот с тобой занимаемся, а ты не боишься, что может родиться ребенок? Она рассмеялась сквозь слезы:- Какой же ты большой, взрослый ребенок. Конечно не боюсь. У нас у женщин есть достаточно средств, что бы предотвратить нежелательную беременность. Глория тоже принимает их. Можно иметь сколь угодно любовников, но рожать только от мужа. Это непреложная истина, и те кто не следует этому правилу становится изгоем. — А если предположим муж не может или у него не получается? — вспомнил я сэра Варта — Тогда заключается контракт на ребенка и жена может родить наследника от другого человека и он будет признан законным наследником…


Потом мы занялись любовью ещё раз и Луиза исчезла:- Ты только постарайся не заснуть, я ночью к тебе приду, принцесса будет спать. После завтра она будет уже полностью здорова и нам придется ждать почти месяц её следующих слез любви, что бы вот так украдкой встретиться в последний раз…

Из термы я вышел умиротворенным и спокойным. Оказывается мне действительно надо было просто сбросить напряжение.


Иоган встретил меня встревоженным:- В библиотеке вас ждет барон Ирвин, он распорядился вас не тревожить, но как только вы освободитесь, велел доложить о себе. — Спасибо Иоган, я уже иду к нему. Поднимаясь в библиотеку я с тревогой подумал, — Интересно, что понадобилось барону, с какими новостями он пришел? Сэр Ирвин внимательно рассматривал те книги, которые я недавно пересматривал. — А я и не думал, сэр Арт, что вы всерьез интересуетесь мерсисайской историей, а у вас оказывается все серьезно. Здравствуйте барон, — и он протянул мне свою руку для рукопожатия. — Здравствуйте барон, что то случилось? — задал я интересующий меня вопрос, пожимая ему руку.


— А что, я не могу так просто зайти и поинтересоваться здоровьем, настроением молодого человека, которому я симпатизирую? — Ах, сэр Ирвин, не лукавьте, говорите без обиняков, что вас привело в нашу тихую обитель. Хотя то что у нас тут происходит вы и так знаете. Ведь знаете? Барон коротко хохотнул: — Ну в общих чертах, в общих чертах, сэр Арт. В общем что ходить вокруг и около. Наши заговорщики активизировались и теперь их главное усилие будет направлено против вас барон, как против человека, который убил их предводителя и сорвал все их замыслы. Они готовятся вас убить.


Эту новость я воспринял довольно спокойно, но потом быстро сообразил, что готовясь убить меня в их поле зрения наверняка попадет и Глория: — Принцесса? — А вы быстро соображаете молодой человек. Да, она единственная наследница престола и возможно так ей и останется, так что сами понимаете, её безопасность, — первоочередная задача короны. Не знаю, заметили вы или нет, но почти половина ваших слуг заменены. Все, кто был чем то недоволен, или мог хранить преданность де Бове были убраны, а вместо них появились те, в чьей лояльности мы уверены. — Знаете сэр Ирвин, положа руку на сердце, — не заметил. — Да это и не удивительно. Знаете, по секрету скажу, при дворе ходят удивительные слухи о вашей страсти и выносливости в постели. Барон с завистью вздохнул.


— В общем у вас месяц, а потом её высочество должно вернуться во дворец, а вам желательно отправиться куда нибудь в путешествие, долго на одном месте не задерживаться, — голос барона приобрел стальной оттенок, — быть постоянно на чеку, никому не доверять, избегать толпы и в тоже время быть постоянно на виду. Мы будем за вами следить и постараемся перехватить ваших убийц, но это не значит, что всё у нас получится… — Можете не продолжать, сэр Ирвин. Знаете, что то я в последнее время стал более трепетно относиться к своей жизни. Наверное потому, что познал некоторые прелести её, о которых раньше не знал, или не догадывался.


Сэр Арт, не хотел вам говорить, но я вам симпатизирую. Его королевское величество начал подбирать кандидатов в мужья своей дочери. Вас, как вы понимаете в этом списке нет. — Да все я прекрасно понимаю, барон. Спасибо за добро участие.

Сэр Ирвин встал, я встал тоже. — Простите барон, но должен расстаться с вами, дела, знаете ли. Вам привет от леди Клары. Можете как нибудь навестить её в моем доме, она будет рада вас увидеть… Я проводил барона и помог ему сесть на коня. — У вас всего месяц, сэр Арт, всего месяц. До встречи.


Вот и наступает конец моему счастью. Всего месяц и всё. Словно понимая мое состояние Иоган спросил:- Может быть вина? Есть очень хорошее… — Спасибо Иоган. Скоро, где то через месяц я отправлюсь в путешествие на юг. — А леди Глория? — Леди Глория вернется во дворец, или останется здесь, как пожелает. Это приказ его величества. Старый управляющий только сочувствующе покачал головой. А я гордо поднял голову. Но месяц то у меня есть и его я использую по полной…


Обедал я в одиночестве. Лу появилась, что бы только сопроводить поднос с едой для Глории, что то убрать, что то оставить, а что то добавить. Мельком взглянув на меня и поняв своим чутким сердцем что произошло то, что и должно было произойти, она только спросила:- Сколько вам дали ещё побыть вместе? — Месяц Лу, всего месяц. Она кивнула головой и вышла из залы. Ни какие слова утешения тут не помогут.


Вечер я посвятил полностью работе со шпагой и стрельбе из пистолей. Так же стоило подумать и о новой кирасе, если мне конечно не удастся найти что нибудь приемлемое в оружейной комнате, да и пистоли надо будет заменить, у этих уже стволы поизносились, а это сказывается на точности стрельбы. Вечером Глория встретила меня страдальческим взглядом: — Потерпи Арт, после завтра я буду уже в норме и мы все наверстаем. А потом она стала хлюпать носом:- Ну почему месяц? И зачем мне этот трон? Я хочу простого женского счастья, быть рядом с любимым, рожать детей, жить обычной жизнью… Я как мог утешал её, пока Лу не дала ей выпить какой то отвар и не выставила меня за дверь.


Заснуть я долго не мог, не получалось, а потом ко мне пришла Лу. Я был поражен той нежностью и страстью, которая ключом била из этой маленькой женщины. В эту ночь она призналась мне, что любит меня с того самого момента, как увидела на приеме. Я чувствовал, как бьется её сердце, готовое вырваться из груди. Её худое девичье тело вздрагивало от моих прикосновений и поцелуев. Я несколько раз брал её то неистово, то нежно, как в первый раз. Но вот за окном появились первые утренние зарницы и она вынырнула из моих объятий…


Утром я опять усиленно тренировался, доводя себя до полного изнеможения, потом надеясь, что Лу сможет вырваться хоть на минутку, долго нежился в терме. А перед обедом я наконец то собрался в оружейную комнату. Иоган взялся меня сопровождать. Большая комната сплошь завешенная оружием произвела на меня впечатление. Чего тут только не было: мечи, палаши всяких размеров, диковинные сабли изогнутые полумесяцем, боевые топоры, шестоперы, булавы, рыцарские копья, дротики. Огромное разнообразие щитов и доспехов, как полных рыцарских, так и облегченных и парадных. Даже луки и арбалеты были развешены. Особенно меня привлекли несколько кольчуг. Легкие, мелкоячеистые практически невесомые, они вызвали мой интерес. Я взял одну из них и под неодобрительный взгляд Иогана попытался пробить её ударом меча. У меня не получилось, тогда я взял укороченное рыцарское копье и попытался пробить им кольчугу. У меня тоже ничего не получилось. В конце концов я достал свою шпагу и попытался ей. Клинок прогнулся, жалобно зазвенел, но кольчуга и не думала поддаваться.


Иоган, это что за чудо? — Не знаю ваша милость. они были доставлены в тот памятный день, когда маркиз отправился со своими друзьями во дворец. Они разминулись буквально в полчаса. Я вздрогнул. Будь на маркизе это чудо, у меня не было бы ни каких шансов. Надо будет одну опробовать под выстрел из пистоля. А потом я увидел чудо. Небольшие, двуствольные пистоли, легкие и практичные, они сами просились в руку. Иоган счел нужным пояснить, — Доставлены вместе с кольчугами. Из них ещё не стреляли. А вот и пороховые мерки для них.

Пистолей тоже было четыре, но что самое главное, они были почти в два раза короче обычных и во столько же раз легче.


— А ещё что нибудь передали в этот день? — Да, ваша милость, письмо на каком то тарабарском языке. Вот оно не распечатанное лежит. Я взял квадратик бумаги, там на старомерсайском языке было написано: предназначено для Артура, сына Милы. Удивленный, заинтригованный я тут же разорвал место склейки. Там на том же мертвом языке было написано: "Артур, тебя ждут четыре опасных путешествия. Кольчуги и пистоли для них. Первое, — на юг, второе — на запад, третье, — на восток и последнее — на север. Помни о пророчестве. Оно должно быть исполнено" И все, больше ни слова.


Ни от кого, ни подписи, ни обратного адреса. — Иоган, а кто передал всё это? — Какой то всадник. Он даже спешиваться не стал, сказал, что торопиться. Загадка. Как этот всадник мог узнать, что король подарит мне этот дворец, что я тут буду жить с Глорией и что я обязательно зайду в оружейную? Хотя если это от авгура, то удивляться не стоит. Им открыто будущее во всем её многообразии. Только вот какой авгур? Их несколько. Ведь это только в нашем королевстве нет своего авгура, а в остальных есть.


А на юг я и так собирался. Ведь нити заговора ведут туда, а бегать от опасностей я не собирался. На оборот надо идти навстречу им. Как говорит мой отец: — даже в безвыходных ситуациях есть выход — напасть первым. И именно этому правилу я собираюсь последовать. Уж очень мне хочется посмотреть в честные глаза сэра Георга и леди Дианы.


Вечером меня ждал приятный сюрприз: Глория ждала меня на нашем ложе: — Нет, сегодня мне ещё нельзя, а вот утром наверное уже можно будет… Эту ночь в объятиях любимой я спал как никогда спокойно. А утром мы стали наверстывать упущенное. Дни и ночи опять слились в нечто незабываемое. Мы любили друг друга как в последний раз, как будто это последняя наша совместная ночь. За три дня до истечения установленного нам срока, когда Глория взмолилась, что она больше не может, что у неё все там болит, и грудь и губы тоже, мы решили расстаться.

На следующий день, рано утром, она в карете отправилась во дворец. Я взял с неё слово, что если обстоятельства будут ей позволять, она будет навещать наше гнездышко и присматривать за порядком.


На подготовку к своему отъезду я отвел себе тоже только три дня. Да мне и собираться то толком не надо было. Как говорится, — все свое ношу с собой: Камзол по проще да по прочнее, сапоги на толстой подошве, кольчуга под рубашкой, пистоль за поясом да верная шпага. К моему удивлению попрощаться со мной приехала леди Луиза: — Её высочество болеет, у неё слезы любви, лежит в своих покоях и никого не принимает, даже Моли не может к ней попасть. Надо ли говорить, что мы с Лу попрощались по особому. Только через три часа она уехала. А я передал Иогану почти все содержимое разбойничьей шкатулки на содержание дома. Старик расплакался и предупредил, что будет обязательно ждать моего возвращения… Перед отъездом я побывал у леди Клары и узнал много интересного и полезного для себя…


Конец первой части.

Часть 2


1

Чем дальше я удалялся о Венсуса, тем тоскливее и противнее мне становилось на сердце. Возникла даже мысль вернуться, проникнуть во дворец и выкрасть Глорию, а потом убежать куда нибудь. Но подобные мысли удел слабых, и я её быстро отогнал. Если я действительно люблю Глорию, а я её люблю, то её безопасность должна быть для меня на первом месте.


Через три дня моего неспешного путешествия на юг меня догнал королевский гонец и передал запечатанный пакет. Письмо было от его величества:-… Мой мальчик, я понимаю как тебе сейчас тяжело, но зачастую мы вынуждены жертвовать самым дорогим, что у нас есть… В пакете лежал документ, согласно которого мне разрешалось посещать и осуществлять поиски в руинах мерсисайских городов, куда доступ всем остальным был запрещен, так как они находились в собственности короны и любое нарушение каралось смертной казнью.


Там же в пакете лежала небольшая записка от барона Ирвина:- Попробуй разгадать загадку, — почему практически одномоментно империя погибла? Куда делись все её жители? По непроверенным данным, мы уже 4 цивилизация, которая возникла на этих землях, а все три предыдущие бесследно исчезли…


Барон знал чем меня заинтересовать и отвлечь от грустных дум. Я стал вспоминать все, что мне известно было о мерсисайцах и их империи. Империя существовала практически в тех же границах, в которых сейчас существует цивилизованный мир: Готия, Галия, Галисия, Султанат. Правда её границы простирались значительно дальше на север и достигали предгорий Крыши мира. По уровню своего развития мерсисайцы соответствовали нам, а в некоторых вопросах и превосходили. Я не исключаю, что те кольчуги и пистоли, что так неожиданно попали в мои руки от неизвестного доброжелателя, — не что иное как наследие имперских мастеров.


От мыслей о мерсисайцах я неожиданно для себя перешел к думам о старомерсайском языке, более древнем чем мерсисайский. А что если на месте империи, задолго до неё, действительно существовало другое государство, о котором нам почти ничего не известно и только разрозненные упоминания в летописях да несколько чудом сохранившихся книг и произведений искусств. Эти мысли все более и более занимали меня днем, а по ночам я думал о моей Глории.


На пятый день моего пути я заметил первые признаки, что за мной следят. Это произошло случайно. Я остановился, что бы поправить подпругу у Мары и заметил двух всадников вдалеке. Не придав этому внимания я продолжил путешествие. Но когда я остановился на опушке леса что бы пообедать, то те же всадники вновь привлекли мое внимание. Ехал я, можно сказать, очень неторопливо, так что догнать и перегнать они меня могли уже несколько раз. Но этого не произошло, а значит у них была другая цель. Можно конечно было бы предположить, что это люди барона Голубых озер, но во первых сэр Ирвин держал в своем штате только подготовленных профессионалов, а во вторых вот так явно вести за мной слежку, — не его подчерк, а значит это были те, кто охотился за мной и они наконец то напали на мой след.


Я проверил свое оружие:- надежные и проверенные временем пистоли, что хранились в кобурах на крупе Мары, свой новый двуствольный, что находился у меня за поясом, шпага Брисака на поясе и мой старый, проверенный клинок, что был под рукой, закрепленный на седле. В этот раз я впервые пожалел, что не приобрел себе фузею. С учетом того, что её можно было зарядить картечью, и учитывая её дальнобойность — это было страшное оружие


К вечеру я добрался до постоялого двора. Комнату себе выбрал угловую на втором этаже с одним окном, что выходило во двор и к тому же закрывалось на пару очень крепких крючков. На двери тоже был запор, осмотр пола и стены, что соединяла меня с соседней комнатой результатов не дал. Ни пустот, ни люков, даже под лежанкой и то было пусто. Небольшой лючок был только на потолке и вел по всей видимости на чердак.


Обедал я в общем зале. Мое внимание привлекла небольшая группа людей, что старательно стоили из себя простолюдинов и по моему переигрывали. Ну во первых у простолюдинов не может быть таких следов от колец на пальцах, во вторых они пили дорогое вино, и один из них расплачивался за него золотом, а в третьих они старательно не обращали на меня ни какого внимания, в то время как другие посетители пялились на меня во все глаза, так как я был единственным на половине для благородных гостей.


После ужина я в своей комнате соорудил муляж спящего человека и уложил его на лежанку, а себе приготовил лежбище в углу, затушил свечу и приготовился ждать. Однако ничего не происходило, я даже стал дремать, как вдруг всю дрему как рукой сняло:- по потолку кто то шел, доски поскрипывали в такт шагам. Однако этот кто то или был очень худым человеком, или подростком. Вскоре шум затих. Я осторожно спустил курки пистоля. До утра уже ничто не нарушало моего покоя. Как только внизу стали раздаваться голоса первых, самых ранних посетителей, я спустился в зал. Оказалась, что мои "приятели" съехали ещё затемно. Это мне совсем не понравилось. Аж дрожь по телу, вдруг засада. Одно дело, когда встречаешь врага лицом к лицу и совсем другое дело выстрел из кустов или с дерева.


Решение пришло быстро. Ждёте? Ждите, а мы торопиться не будем. Нервишки то у вас не выдержат, кто нибудь да приедет проверить, что и как тут и куда я делся. Заполнив седельные сумки, оседлав Мару и проверив свое оружие, я удобно расположился на охапке сена в конюшне, дав конюху серебряную монетку, что бы он меня не замечал. Ждать мне пришлось не очень долго. Во двор въехал один из тех, кого я приметил ещё вчера, только в этот раз свою серую шляпу и потертый камзол он сменил на богатую одежду. Под ним был породистый скакун, а его шпагу и пистоли украшали золотые насечки. Даже на кирасе были золотые вензеля. Только кираса была больше парадной а не защитной. Да, богатый лорд. Он соскочил с коня, бросив его на дворе и быстро пошел в помещение. Я тут же вывел Мару из конюшни и прихватив повод гордого скакуна вывел обоих лошадей за пределы постоялого двора.


Привязав их к какому то кусту и пока коняки знакомились, я приготовился к встрече. Ошибка моего "доброго знакомого" заключалась в том, что он оставил свои пистоли на коне, а со шпагой я не очень его опасался. Вскоре во дворе раздались рев разъяренного человека и отборное ругательство. — Не меня ли ищете сударь, не знаю как вас там? А где оставили своих друзей? Не ужели вы опустились до такой низости, что собрались стрелять мне в спину? Незнакомец ничего не ответил, а обнажил шпагу и бросился на меня. " Никогда не бросайся на противника сломя голову, — учил меня сэр Труор, — внимательно посмотри, а вдруг это красивая женщина…,такой можно и в плен сдаться."


Фехтовальщик из него был слабенький, да и шпагу, судя по всему, он давно не держал в руках. Через несколько минут мне удалось ранить его в запястье и его клинок выпал из руки. По правде говоря рана была пустяковой и с ней можно было продолжать поединок, но вид своей крови настолько повлиял на моего визави, что он побледнел и чуть было не упал без чувств. — А вы, что думали сударь, что я вот так просто подставлю свою грудь под вашу шпагу? Надо быть готовым, что и ваша грудь может попробовать вкус моего клинка. — Ты, ты, молокосос, все равно наша месть тебя достанет, не я так сэр Траверс, не он так кто другой, ты покойник… — Ну это мы ещё посмотрим, — я поднял с земли его шпагу и нанес резкий удар в область сердца. Со скрежетом пробив кирасу клинок вошел в его тело и он как мешок рухнул к моим ногам. — Не всегда жертва ждет, когда её убьют, иногда она не только сопротивляется, но и кусается, вот так то. Я не стал вытаскивать его шпагу из груди. Пусть это будет предостережением остальным.


Седельные сумки на скакуне были почти пустыми, а значит засада была где то недалеко, вполне возможно даже за околицей селения. Мое внимание привлекла небольшая сафьяновая сумка. В ней лежало несколько кошельков с золотыми монетами и несколько свернутых в свитки бумаг. Я мельком просмотрел их и улыбнулся. Это была переписка заговорщиков. В своих письмах они обсуждали планы, как и где убить меня. Высокопарные слова о священной мести соседствовали с рассуждениями о том, кого и за сколько можно будет подкупить на моем пути…


Отвязав скакуна, я хлопнул его по крупу, — Ступай дружок к своим, а я посмотрю, куда ты пойдешь. Конь потоптался немного на месте, подошел обнюхал своего бывшего всадника и не спеша затрусил по дороге. На некотором удалении мы с Марой стали его сопровождать. Как я и ожидал, скакун напрямую направился к небольшой рощице, что была видна с околицы и через которую проходила дорога. Он исчез там, но из рощи с другой стороны не появился. — Ну вот, а ты Мара беспокоилась, что мы их не найдем. Теперь бы определиться что делать. Можно конечно самим на них напасть, но во первых они нас увидят заранее, не смотря даже на твою скорость, а во вторых я не знаю сколько их там и как они вооружены, так что давай объедем.


Мы выбрали менее накатанную дорогу которая тоже вела на юг. Я рассуждал так: — Пока они будут думать и рядиться, что стало с их товарищем, пока съездят или пошлют кого постороннего к постоялому двору и обнаружат там труп, пока поймут по какой дороге я поехал и бросятся в погоню, пройдет не менее трех часов, так что у меня будет время самому подготовиться к достойной встрече. Я внимательно осматривал окрестности в надежде на какое нибудь укрытие, уж больно не хотелось встречаться с ними в чистом поле. К тому же и Мара у меня к конному бою не приучена. Наконец мне повезло и я увидел заброшенную воздушную мельницу.


Дверь сорвана с петель, полотна на крыльях отсутствуют, жернова вросли в землю у самого входа. Я соскочил и заглянул во внутрь. Пахло мышами и трухлявым деревом. Осторожно топнул ногой по остаткам деревянного пола. Раздался треск. Как вы сами понимаете деревянный пол на первом этаже мельницы говорит только о том, что под ним или что то спрятано, или вырыт глубокий подвал или колодец. Скорее всего нечистоплотный на руки мельник умудрялся часть помола прятать в подполье. А если так, то было бы неплохо заманить моих преследователей в эту халупу, да так, что бы под ними рухнул ненадежный пол. У меня было достаточно времени, что бы все осмотреть и прикинуть план своих действий.


Мара мирно паслась за мельницей, с удовольствием поедая красный и белый трехлистник. Я расположился на обед у входа в мельницу, как будто прятался от "палящих" осенних лучей. Я был готов к встрече, а что бы время не пропадало зря, я действительно подкрепился. Видимо меня заметили заранее и попытались приблизиться скрытно. Вы не пробовали на открытой местности приблизиться скрытно? Правильно, это не возможно, если только не ползти по земле. Я встал, как будто только заметил небольшой отряд и с показным напряжением стал всматриваться, я даже ладонь приложил ко лбу. 7-10 всадников уже не скрываясь с радостными криками неслись в мою сторону. Милости просим господа. Я нырнул в мельницу, осторожно прошел по шатким доскам и встал за ступой так, что бы она почти полностью закрывала меня от огня из пистолей. Мои же пистоли уже лежали там.


Раздался топот, шум спешивающихся всадников, звон железа. Чей то властный голос приказал двоим обойти мельницу с другой стороны и поймать мою лошадь. Ага, щас, так Мара вам и пойдет в руки… В проеме мелькнула тень, затем в мельницу ворвалось сразу же несколько человек. Увидев мой камзол в углу, который повешенный на какой то штырь изображал меня, раздались несколько выстрелов из пистолей и помещение заволокло дымом. Я тоже выстрелил из своих пистолей, а двуствольный приберег на потом. Раздался шум падающих тел, треск ломающихся досок и грохот обвалившегося пола. Передо мной зияла внушительная дыра, в которой копошился только один человек, а ещё трое или четверо лежали без признаков жизни. Ну ладно, двоих я поразил из пистолей, а остальные что шеи себе сломали? Скорее всего нет, просто или ноги или руки, или испуг.


— Что там у вас Инкварт? — раздался все тот же властный голос. Ответом ему была тишина, и предводитель отряда сам вошел в помещение. Не удержавшись на краю пола он рухнул в яму. За ним в мельницу вошли ещё двое. Эти были более осторожными. В яму они не попали, вернее попали но только после того, как я выстрелил из пистоля. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Я стал перезаряжать пистоли, памятуя о том, что пара, тройка преследователей могли остаться наружи. Ну вот я готов к очередной встрече.


Осторожно заглянув в яму, что бы не нарваться на пулю, я увидел интересную картину: — пять человек лежали без признаков жизни в самых нелепых позах. Ещё двое пытались отползти к стенке. Один из них волочил ногу, а второй придерживал руку, которая висела у него как плеть и жалобно стонал. Только один человек стоял на ногах и держал в руках пистоль. Судя по виду это был предводитель. Что то в его лице мне показалось знакомым, но что, думать и разглядывать мне было некогда. — Сударь, бросьте пистоль, и я вам обещаю честный поединок на шпагах. Ответом мне был выстрел и пуля просвистела у меня возле уха, содрав кусок кожи с щеки. Я не такой благородный, как это может показаться с первого взгляда, — мой выстрел был точен.


Мы сдаемся, — раздался плачущий голос того, который держал свою сломанную руку. — Быстро говорите, кто вас послал, сколько вас и где остальные. Скажите правду, останетесь жить, нет, — я стреляю без промаха. — Мы отряд барона Траверса, нас было 12 человек, мы должны были убить белоголового дворянина, что путешествует один на юг. Ещё два отряда по пять — семь человек перехватывают этого господина на других дорогах. Приказ о нападении на вас отдавала женщина, лица я её не видел, так как она была в маске, но судя по одежде и манере держаться, — это молодая девушка. — Диана? — мелькнуло в голове. Хорошо, сейчас я позову ваших оставшихся в живых товарищей и они помогут вам выбраться из каменной западни. И передайте своей хозяйке, если увидите, и всем остальным, я больше никого щадить не буду. Сквозь вторую дверь я вышел наружу, держа в руках заряженные пистоли. Двое оставшихся в живых всадника стояли возле своих лошадей, показывая мне, что у них в руках нет ничего. Я внимательно осмотрел их- действительно простые слуги, которые обычно прислуживают знатным господам во время охоты или необременительного похода.


Оружие есть? — Оба отрицательно замотали головами. Действительно, даже ножи валялись у их ног. Хорошо, зайдите внутрь и помогите раненым. Я вас не трону. Свистнув Маре я обошел мельницу и подошел к небольшому табунку лошадей, поводья от которых держал молодой мальчишка лет десяти. Увидев меня, он побледнел и даже зажмурил глаза, но поводья не бросил. — Вот так и стой, пока я не разрешу открыть глаза. Первым делом я осмотрел боковые и седельные сумки барона Траверс, а потом и всех остальных. Собрал все бумаги, забрал приглянувшиеся мне незаряженные пистоли, а также красивый кинжал. И опять что то мне подсказало, что этот клинок я уже где то видел. Но вспомнить где, — я не смог.


Взобравшись на Мару, я разрешил открыть парню глаза и поскакал в сторону селения. Надо было прислать повозку, что бы могли забрать трупы и помогли этим олухам поднять раненых и перевезти их на постоялый двор.

Хозяин довольно равнодушно выслушал меня и посетовал, что эту проклятую мельницу, где жил мельник колдун давно пора сжечь, что он и сделает, как только они вызволят раненых и зашибленных. Естественно я сказал, что люди просто провалились в подпол. Кинув ему золотую монету в качестве предоплаты, я повернул Мару и мы продолжили свое путешествие по наторенной дороге, не особо прячась. И хотя нас ждал ночлег под чистым небом, настроение у меня поднялось.


Ночевали мы на берегу небольшого ручейка. Правда огонь я развел в ямке, немного подогрел мяса и поужинал в сухомятку, запивая мясо и сыр водой из ручья. Утром я проснулся от дробного топота копыт. По дороге, что я оставил чуть в стороне, быстро проскакал одинокий всадник в плаще и накинутом капюшоне, а ещё через некоторое время я услышал выстрел, сначала один, а потом и ещё один. Веселое утро намечается, — подумалось мне и я стал собираться. Наполнив фляги свежей водой и наскоро перекусив, дождавшись попутчиков, я пристроился в хвост колоне. Вскоре нам попалось место, где произошла трагедия. Два коня мирно щипали траву на обочине, а прямо посредине дороги широко разбросав руки лежали два человека. Я предположил, что всадника ждали и стреляли в него с нескольких шагов. А когда он упал, то подошли удостовериться в его смерти и получили пулю в через чур любопытного. Судя по натоптанным следам здесь было несколько человек. Странно, что они бросили своего товарища и ускакали, не обыскав даже убитого.


На теле одного из убитых был найдена записка в которой указывалось, что птичка выпорхнула и все, больше ни слова. Хотя приглядевшись я заметил, что вторая часть записки была оторвана, а значит самая важная информация ушла. А значит все таки убитого обыскали…


Все так же не торопясь мы трусили по дорогам Готии, останавливаясь на ночлег в тех местах, которые нам нравились. На постоялых дворах мы старались не ночевать, ехали как правило не по основным, а второстепенным дорогам, в замки и имения не заезжали. Продукты покупали в деревнях и селах прямо у крестьян. Вскоре стала меняться природа, небольшие леса и рощи стали сменяться безбрежными степями. Уменьшилось количество маленьких рек и ручейков, а те которые попадались нам стали более полноводными и глубокими.


На одной из остановок я стал внимательно рассматривать трофейный кинжал. В голове все крутились какие то воспоминания, что то смутное, знакомое. И вдруг меня бросило в холодный пот. Я вспомнил. Точно такой же был направлен мне в живот рукой маркиза. Мне тогда повезло, в последний момент рука у маркиза дрогнула и я получил удар по касательной в бок. Так кто стоит за попытками убить меня — Диана или вдова? А может быть сынок?


Некстати захромала Мара и мне волей неволей пришлось искать какое нибудь селение с кузнецом. Подкову надо было менять. На второй день после того, как Мара захромала мы выехали на хорошо накатанную дорогу, а вскоре нам попалось имение какого то знатного лорда. Громада дома высилась на небольшом холме. Дом был трехэтажный, каменный, хотя пригодного для строительства материала я во время своего путешествия не встречал. Может быть конечно не там смотрел, но все равно, что бы построить такой дом в степи, требовались не малые средства.


Последнюю часть пути я прошел пешком, ведя свою кобылу в поводу. Небо затянуло тучами и начался мелкий противный дождь, что и не дождь вовсе, а какое то мокрое царство. Сырость забиралась под одежду, буквально за полчаса все промокло, дорога стала раскисать. К счастью мы добрались ещё до того, как на землю обрушился ливень.

Слуги Мару сразу же повели в конюшню, заверив меня, что с ней все будет в порядке. Сбив грязь и вымыв сапоги я вошел в холл. Меня встретил дворецкий, поклонившись он сразу же ошарашил меня: — Я имею честь разговаривать с сэром Артом, бароном Дальних рубежей? — Да, это я. Вы меня знаете? — Нет, но мы вас ждали. Комнаты для вас готовы, вода нагрета. Фриц!- громко крикнул он, — немедленно отправить гонца к господину и сообщить, что сэр Арт прибыл.


Я был заинтригован. Меня оказывается здесь ждали, даже приготовили комнаты и нагрели воды. Чудны дела твои серый. — А позвольте спросить у вас, милейший, а чьим гостеприимством я воспользовался? — Это имение принадлежит лорду Варту. Становилось все интереснее и интереснее. Уж не в ловушку ли я попал? С сэром Вартом у меня было довольно странное и непродолжительное знакомство во время посещения авгура. В Венсусе я о нем ничего не слышал и имя его ни разу не всплывало в разговорах, хотя он как то обмолвился, что в столице у него есть дом и даже приглашал меня его навестить…


Я нежился в горячей ванной, умелые служанки терли и скребли меня, смывая многодневную грязь. Воду уже меняли дважды, я разомлел и расслабился. Это конечно была не терма как в моем доме, но все же. Потом меня буквально под руки уложили на кушетку и стали смазывать какими то маслами, и только после того, как масло впиталось в кожу, мне позволили одеться. Как же приятно было вновь одеть свежее и новое белье. Все таки прачка из меня никудышная, а белье стиранное в деревнях приобрело какой то серый оттенок, да и по правде говоря нуждалось в замене. Камзол и брюки предложенные мне оказались почти в пору, а вот сапоги немного жали. Их быстро заменили, как заменили и пояс, на который крепилась моя шпага. Мне так же предложили новые позолоченные шпоры, но я отказался. Старые привычнее и у них такой мелодичный звон…


Потом меня проводили в отведенные мне покои. Три комнаты: В одной непосредственно спальня, во второй рабочий кабинет и третья комната для приемов. Из спальни вела ещё одна дверь, но она была закрыта. Обстановка роскоши и утонченного вкуса приятно поразили меня. Было много вещей, которые я отнес к мерсисайской эпохе и которые могли составить честь даже королевскому дворцу. Обильный ужин мне принесли прямо в покои, слуги были поражены тем, что я отказался от вина и попросил простого молока.


Во время ужина я имел приятную беседу с управителем имения, который не являясь человеком благородного происхождения тем не менее получил прекрасное воспитание, так как обучался вместе с нынешним хозяином и был его другом детства. От него я узнал, что земли лорда Варта простираются далеко на юг, и что он один из крупнейших и богатейших землевладельцев Готии, что у него таких домов несколько, а в столице есть целый дворец. Кроме того, на его территории находятся развалины двух крупных мерсисайских городов, которые сейчас принадлежат короне, а до этого были в собственности лорда и все эти изящные вещички именно от туда.


Мне так же доверительно было сообщено, что меня ждали, что лорд Варт предупредил всех управляющих имениями, что сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи может появиться в любой момент и что бы для него везде были готовы лучшие гостевые покои. — Думаю, что уже завтра господин сам прибудет сюда, благо он сейчас живет недалеко отсюда, в своей резиденции и мне, честно говоря, не очень понятно, как вы минули её, ведь его дворец находится на пересечении всех основных дорог. Пришлось сказать, что мы с некоторых пор не ездили по главным дорогам, а выбирали те, которые короче и безопаснее, в плане того, что там меньше встречается людей. Мой ответ полностью удовлетворил управляющего, который признался, что тоже не любит пыль и скученность основных королевских дорог, предпочитая передвигаться по проселочным.


Спал я спокойно, с пистолем под подушкой и шпагой в изголовье. Все таки в том приеме, что мне был оказан, таилась какая то странность, а это заставляло держаться настороженно и бдительность не терять. Проснулся я по обыкновению рано. Моя походная одежда была выстирана и высушена, вычищена и отремонтирована. Я с удовольствием одел свой проверенный камзол поверх кольчуги и отправился во внутренний дворик, где от души позанимался со шпагой, а вот сделать даже несколько выстрелов из пистолей не рискнул. В конюшне навестил Мару, которая осталась вполне довольной тем, как её здесь разместили и обиходили. Местный коновал посоветовал мне погостить несколько дней в имении, что бы лошадь немного оправилась. Ничего страшного не было, но бабка могла быть потянута, а подковы уже все поменяли.


Я и сам планировал, правда с разрешения хозяина, погостить пару, тройку дней, что бы отдохнуть от походного быта, и дать Маре отъесться, да и самому накопить немного жирку на домашней еде. Я не заметил, когда приехал сэр Варт и его жена — леди Мергарит, по этому встреча с ними на обеде для меня была полной неожиданностью. От внимательного взгляда сэра Варта не укрылось, что я при шпаге и пистоль за поясом. Они переглянулись с леди Мергарит, но вопросов мне, пока обед не был закончен, не задавали. Мы вели непринужденную светскую беседу о различных пустяках, при этом сэр Варт показал завидную осведомленность во всем, что касалось придворной жизни и около дворцовых интриг.


Из чувства приличия и такта тема её высочества принцессы Глории не затрагивалось за исключением констатации факта о том, что она чувствует себя хорошо, что избавилась от недавней депрессии и вновь участвует во всех дворцовых приемах. Я воспринял эту новость, надеюсь, внешне спокойно. А лорд Варт разительно изменился. Его дородность, я бы даже сказал тучность, куда то улетучилась, на холеном лице появился загар и вообще он стал как бы даже выше ростом и шире в плечах. Заметив, что я его внимательно рассматриваю, он усмехнулся:- Что, и вы сэр Арт заметили во мне изменения. Это все леди Мергарит, она ежедневно учит меня фехтованию, да и конные прогулки я полюбил. Так что мой жирок основательно под растрясся.


После обеда леди Мергарит, что не произнесла ни слова, нас покинула, а мы с лордом вышли прогуляться в сад. — Сэр Арт, мы ждали вас, как это не звучит парадоксально. И я прошу вас отнестись со всей серьезностью к этому разговору и предложению, что я вам сейчас сделаю. Как вы помните мы с вами встретились у храма авгура. Наш визит к нему был связан с тем, что моя жена леди Мергарит, которая мне вовсе не дочь, как вы сами прекрасно поняли, в течении длительного времени не могла забеременеть. А попросту говоря, не смотря на то, что мы уже более двух лет женаты, вместе мы не провели ни одной супружеской ночи. Я не способен на это, как ни прискорбно мне это говорить. Вот мы и отправились к авгуру, что бы просить совета, как нам дальше быть. Я последний из рода Вартов де Пуассе, и если у меня не будет наследника, то все мое имущество отойдет к моим ненавистным родственникам, этим Простам. Которые только ждут и видят как они разграбляют добро, что было нажито не одним поколением нашего славного рода.


Я уже был готов заключить контракт на ребенка со стороны, что бы потом его признать своим и усыновить, но узнал, что этот ребенок не сможет унаследовать мой титул, так было оговорено в завещании моего отца. Авгур дал нам совет и предсказал, что я должен развестись со своей женой, она должна выйти замуж за другого, а через три дня вновь развестись с ним, а я должен буду вновь жениться на ней. При этом он сказал, что мужем моей жены может стать только тот господин, который первым попадется нам на пути, и что он сам найдет нас по истечении полугода с момента предсказания.


Первым, кого мы встретили после визита к авгуру, были вы сэр Арт. Хотя не очень понятно, как мы могли заблудиться в коридорах и проплутать там более часа, прежде чем нашли выход. После того, как мы узнали все, что нам было надо, не заезжая в столицу, мы вернулись в свои владения, а пару месяцев назад, когда стал подходить срок определенный авгуром я распорядился, что бы ваш приезд ждали везде и немедленно сообщили мне, как только вы появитесь. Хотя признаюсь, я не очень верил в предсказания авгура о том, что вы появитесь.


— Знаете сэр Варт, кто бы мне сказал об этом несколько месяцев назад, я бы тоже поднял его на смех и не поверил. Как я понял, вы предлагаете мне жениться на вашей жене, сразу же после вашего развода, а через три дня развестись с ней. А вы уверены, что этого срока хватит для того, что бы она понесла от меня ребенка, которого вы потом признаете своим сыном? — Да, именно так и сказал авгур, а не доверять ему, в свете вашего приезда к нам, у меня нет оснований. Тем более, что как только мы получили известие о вас, мы оформили свой развод. Так что формально леди Мергарит свободна и в настоящий момент ждет вас в часовне серого бога, что бы совершить обряд создания семьи. Если вы согласны помочь нам в этом щекотливом деле, то я немедленно уезжаю, и вернусь только через три дня, что бы вновь сочетаться с леди Мергарит законным браком. В будущем, когда мой сын вступит в наследство, он от меня узнает, кто его настоящий отец, но не ранее. Я жду вашего ответа, сэр Арт.

2

Вот это переплет, в который я попал, вот это история. Формально жениться, потом формально развестись, всю жизнь знать… А с другой стороны, моя жизнь может оборваться в любой момент, предсказания предсказанием, но жизнь полна неожиданностей, а так хоть я буду знать, что у меня есть сын. — Я согласен, сэр Варт. — Я знал, что вы благородный человек, барон, и поможете нам в этом крайне щекотливом деле. За сим откланиваюсь и до встречи. Он быстро на каблуках развернулся и направился в сторону уже запряженной кареты.


Часовня серого бога представляла собой небольшое островерхое здание со сквозными круглыми отверстиями вместо окон почти под самой крышей. Вместо дверей было три прохода. Это было первое культовое сооружение, которое я видел и которое было посвящено нашему всемогущему богу

Сам обряд создания семьи поразил меня своей обыденностью. Мы встали перед скульптурой серого бога, который был изображен в классическом стиле: хламида до пола, на голове капюшон, что закрывает лицо, руки спрятаны в рукава… Управляющий имением который по совместительству был и жрецом серого бога поинтересовался, не имеем ли мы какие нибудь обязательства перед другими людьми, которые могут препятствовать нашему браку, после чего объявил нас мужем и женой. — И это все, леди Мергарит? — Да, барон, это упрощенный, так сказать ускоренный вариант обряда. Я надеюсь, вы не будете настаивать на свадебном пире,… учитывая некоторые обстоятельства… — Что, даже не покормите ужином? Она улыбнулась, — Конечно покормлю, и даже сама поухаживаю за вами. — А подскажите леди, как мне теперь к вам обращаться, мы вроде стали не совсем чужими людьми?


— Ну, на людях по прежнему — леди Мергарит, а когда мы будем наедине можете называть меня просто Марго. Мы шли по дорожке сада, что вела от часовни к дому. — И ещё барон, предупреждаю, в этом доме стены имеют уши, а некоторые и глаза, не всегда говорите то, о чем вы думаете. Безбоязненно можно говорить только в саду. — К чему эти предосторожности Марго? — К тому, что вам сэр Арт надо опасаться моего мужа. Он мягко стелет, но потом жестко спать. Через три дня вы ему перестанете быть нужны и он может вполне принять решение- нет человека, — нет проблемы. А вы для него являетесь проблемой…


Вот это да, Марго в открытую предупреждает меня, что меня могут через три дня лишить жизни. К тому же как то совсем не случайно вспомнились слова маркиза де Бове о том, что сильный и властный король не устраивает большинство лордов королевства, а как не крути Варт де Пуассе один из крупнейших землевладельцев и где гарантия, что и он не был в тянут в заговор?

За ужином я был молчалив и немного рассеян. Леди Мергарит действительно прислуживала мне за столом, как простая служанка. После ужина она отвела меня в ванную и сама вымыла меня, при этом сама целомудренно оставалась в банной рубашке.


Она пришла ко мне уже почти обнаженной из той закрытой двери, что вела в мою спальню и была закрыта при проверке мною. Там тоже оказалась спальня, но дамская. Скинув свои прозрачные одежды она села ко мне на край, распустила свои волосы и в полной тишине прильнула ко мне. Когда мои руки стали её гладить и ласкать, она сначала вздрагивала, непроизвольно отодвигаясь, но потом привыкла к моим прикосновениям и полностью отдалась в мое распоряжение.


Ночью от её целомудренности не осталось и следа. Вся нерастраченная женская ласка, вся страсть, всё неистовство обрушились на меня как водопад. Больше двух лет замужем и не иметь возможности испытать всех прелестей близости, это какое же терпение надо иметь и силу воли…

Утром так же тихо она одела свои прозрачные одежды и ушла в свою спальню, а я стал разбираться в своих чувствах…

Глория, — любимая девочка — подросток с угловатым только начинающим наливаться женским телом, страстная и ненасытная. Лу, — уже взрослая, девушка — кукла, опытная, страстная, знающая цену наслаждениям. Марго, — тоже взрослая женщина, с развитым телом, но вообще не имеющая понятия о близости с мужчиной, она как будто объединяла в себе ненасытность и страстность Глории, её стремление все узнать, все попробовать, и всю красоту развитого женского тела Луизы.


Утром за завтраком она не смела поднять на меня взгляд, постоянно краснела и даже не отвечала на мои самые ничего не значащие вопросы. Сразу же после завтрака леди ушла в свою комнату, а я распорядился управляющему оседлать Мару и ещё какую нибудь лошадь для леди Мергарит, приготовить две тренировочные шпаги, а так же лошадей для двух слуг, которые будут нас сопровождать с провизией и водой.

В комнату к Марго я естественно не сунулся, а пройдя в свои покои и через дверь в своей спальне, вошел к ней. Она одетая лежала на кровати и счастливо улыбалась. — Сэр Арт, я вам так благодарна, — она вскочила и быстро подошла ко мне, прижалась к моей груди и стала заглядывать снизу в верх. Ну как тут мне удержаться. Я естественно её поцеловал, а она буквально обмякла в моих объятиях, я подхватил её на руки и там же на её кровати овладел ею.


— Посмотрите сэр, вы смяли всю мою одежду, мне придется её сменить, не могу же я в таком виде выйти из комнаты. Все слуги сразу же догадаются, чем мы тут с вами занимались… — Да. Вам надо переодеться в мужское платье, мы едем с вами заниматься фехтованием, я уже распорядился оседлать лошадей для нас и для слуг, которые будут нас сопровождать. И примите мой совет Марго, пусть у вас под камзолом будет как можно меньше одежды. Я буду вас ждать у конюшни.

Где то через полчаса мы небольшой кавалькадой выехали за пределы имения. Леди Мергарит уверенно направила свою лошадь в известное ей место, а мы последовали за ней. Вскоре мы прибыли на берег большого озера, которое пряталось в низине. Пока слуги собирали хворост и разводили костер, готовили провизию, мы провели небольшую разминку, а потом несколько полноценных тренировочных боев. Устав и разобрав все ошибки, мы отправились к оборудованной купальне, что представляла из себя приличный по размерам дом на воде. Разделенный на несколько комнат, вместо пола — лестница что вела в воду, скамейки возле стен для одежды и отдыха. Сначала мы ополоснулись в разных комнатах, а потом я поднырнув под стену оказался в её комнате.


— Почему ты так долго, я вся горю… Где то через час, посвежевшие и отдохнувшие мы вернулись к слугам. До самого вечера мы тренировались и проводили тренировочные бои, после чего шли в купальню… Когда все продукты были уже съедены, а мы проголодались, решили вернуться в имение. Хоть уже давно наступила осень и темнело рано, воздух был ещё теплым. — Крестьяне называют это время года прощальным поцелуем лета. Оно длиться всего дней 15, а потом наступает пора мелких дождей, которые будут чередоваться с солнечными днями, но постепенно будет холодать, так что уже через неделю вот так просто в купальню уже не зайдешь. Правда говорят, что если проехать ещё дальше на юг, то там холодов вообще нет и лето длиться целый год.


Эта ночь ничем не отличалась от предыдущей за исключением того, что Марго уже перестала меня дичиться и воспринимала мои ласки как само собой разумеющееся. Рано утром она опять ушла в свою комнату. Днем мы так же уехали к озеру, где занимались, купались, отдыхали и вернулись в имение только вечером. Сразу же после ужина Марго пришла ко мне не дожидаясь наступления полной ночи. Это была истинная ночь любви. Она позволила мне делать с ней все, что могла придумать моя фантазия и я это делал. Это была ночь безумства и вседозволенности.


Утром мы как обычно отправились к озеру и никто не обратил внимания на то, что я был со своей шпагой и пистолем за поясом. Свой небольшой узелок я небрежно бросил в корзину с продуктами. На берегу озера под дулами моего пистоля слуги связали сначала леди Мергарит, а потом и себе ноги. Руки я связал им сам. Затем проверил и заполнил свои седельные сумки провизией. Как я и ожидал, мои пистоли на Маре были разряжены, я их зарядил. Затем оттащив подальше и перевернув слуг лицом к земле я подошел к Марго. — Я сэр Арт, барон Дальних рубежей и рыцарь Удачи отказываюсь от этой женщины по имени Мергарит, она мне больше не жена и я делаю её свободной женщиной и сам не несу ни каких обязательств по отношению к ней. Слышали леди Мергарит? Я развелся с вами и в свидетели беру серого бога. Я подошел к ней, наклонился и поцеловал в губы. Она плакала. Я немного ослабил ей руки, что бы она могла потом сама развязаться и не выдержал… Потом поправив на ней одежду, не оглядываясь вскочил на Мару и погнал её галопом подальше от имения сэра Варта.


Без остановки я скакал почти до самого вечера, не останавливаясь в попадавшихся мне селах. Даже часть ночи мы проскакали, благо была полная луна. Костер я не разводил и спал в пол уха. Ещё затемно мы продолжили скачку. Делая небольшие остановки только для небольшого отдыха, перекуса и короткого сна, мы так скакали ещё почти двое суток. Когда у меня кончилась провизия и я счел, что мы уже достаточно оторвались от возможной погони, я заехал днем в небольшое село. Это уже были земли барона Рапта и они находились далеко в стороне от земель лорда Варта. Оказывается я вместо того чтобы скакать на юг, поскакал на юго — восток, и теперь мне предстояло сделать большой крюк, что бы попасть к первому намеченному мной бывшему городу мерсисайской империи.


Через несколько дней я успокоился окончательно. Ни каких признаков погони или того, что меня ищут. На постоялом дворе, где я остановился для обеда и отдыха, а также планировал пополнить свои припасы и пробыть до утра, было тихо и немноголюдно. Обед я заказал себе в комнату и сидел расслабившись у открытого окна, наблюдая, кто въезжает во двор. Несколько торговых повозок, пара крестьянских телег с битой птицей и корзинами. Внезапно у меня все внутри похолодело. Во двор въехала карета с гербом де Бове. Сам хозяин вышел её встречать и низко кланялся, пока из кареты величественно выходила леди Диана и какой то незнакомый мне мужчина. Это был не сэр Георг, которого я мельком видел на королевском приеме…


Я вышел из своей комнаты и осторожно подошел к лестнице, что вела вниз в трапезную. Леди Диана и её спутник стояли и что то говорили хозяину. Я прислушался, кое что мне удалось разобрать. Они заказывали себе различные блюда. Затем мужчина властно сказал:- Все подать в лучшую комнату и не беспокоить нас до тех пор, пока мы сами не позовем слуг. О том что мы были здесь, никто не должен узнать, иначе я повешу тебя на воротах твоего двора… Я быстро вернулся в свою комнату, закрыл свою дверь на внутренний засов и прильнул к замочной скважине. Диану я не видел, а мужчина прошел к двери той комнаты, что ему открыл хозяин, как раз рядом с моей. Его отражение я видел в зеркале. Скоро он подошел к моей двери, подергал ручку, потом тоже самое он сделал и с другой соседней дверью. На цыпочках я приблизился к соединяющей нас стене, половицы предательски поскрипывали, но не очень громко. Я приложил ухо к стене, благо она была достаточно тонкой и стал внимательно слушать…


— Все спокойно леди, здесь нас никто не знает. Соседние комнаты закрыты и нас никто не подслушает. И так, для чего вы меня вызвали? — Вы упустили Арта и до сих пор не нашли даже его следов… — Я это знал и без вас леди. Он скоро будет найден. На всех перекрестках, во всех крупных гостиницах расположились наши люди. Рано или поздно но он попадется в наши сети… Вы это мне уже обещали, сэр, однако если б не письмо от леди Мергарит, то мы никогда и не узнали, что он гостил несколько дней у лорда Варта. А потом его следы опять потерялись. Вы опоздали всего на несколько часов. И почему вы не организовали его поиски и погоню сразу же вечером или ночью?


— Леди, а вы пробовали в полной темноте найти в своей комнате какую нибудь вещь? Если нет, то попробуйте, а потом рассуждайте с умным видом о поиске и погоне ночью… — Ну не сердитесь, просто время уходит, все забывается и может случиться так, что наша месть уже будет не так актуальна, как если б мы отомстили этому мальчишке сразу же после смерти моего отца. — Я понимаю вас леди, но он очень хитрый и опытный воин, не смотря на свой юный возраст. Я навел справки, его учителями были лучшие бойцы Галисии и Галии. Как бы то ни было, я распорядился стрелять в него издалека и не сближаться для ближнего боя. Лучше его изрешетить пулями, а уж потом убедиться в том, что он мертв.


— Я полностью полагаюсь на вас сэр. А теперь поговорим о других наших делах. Наш план остается без изменений? После смерти короля и его дочери я всхожу на престол как жена сэра Георга, затем ваши люди его устраняют и я становлюсь королевой Готии, а вы герцогом Ламбридии и лорд — канцлером королевства. Королевством управляете вы и совет лордов, который вы возглавите, мне же будет предоставлено право проводить время в празднествах и веселье…


После того, как им принесли заказанные блюда и они сели за стол, разговор возобновился. — Сэр, я бы хотела гарантий того, что мой сын или дочь, которые могут родиться у меня будут прямыми наследниками королевской власти в Готии. — Мы уже говорили на эту тему леди. Вы сначала родите, а потом мы будем обсуждать этот вопрос. — А если я, сэр, поставлю вопрос несколько иначе? — Если этот ребенок родиться от вас, вы гарантируете ему власть и трон? — От меня? — Ну конечно, не от моего же муженька. И кстати, мы могли бы уже после обеда приступить… ну вы понимаете о чем я. — А зачем откладывать это на после обеда, когда можно и во время и после…


Дальше я слушать не стал. И так, заговор против короля набирает силу и не думает затихать. Возглавляет этот заговор леди Диана а не её муж. Он по моему тут не при чем, хотя я могу и ошибаться. Интересно, кто этот господин с которым Диана приехала сюда? При дворе я его не видел. Прошло более 2 часов, прежде чем я услышал, как дверь соседней комнаты хлопнула, подойдя к стене я прислушался… — И эта шлюха думает, что раздвинув свои ноги купила меня? Интересно, сколько лордов она вот так уже убедила стать отцом наследника престола? — Нет уж милочка, как только Георг взойдет на престол, у него появится новая королева, и моя дочь как нельзя лучше подходит для этой роли, а там и о наследнике можно будет подумать…


Раздался дробный топот каблучков, дверь с треском распахнулась — Он здесь! — Кто он? — Кто, кто? Конь в пальто, сивый мерин здесь. Я в конюшне увидела его лошадь, а значит белоголовый где то рядом. Он выследил нас! — Так, хорош верещать. Если он ещё не напал на нас, то его здесь нет, скорее всего он оставил лошадь в конюшне, а сам отправился по местным девкам, по крайней мере мне так хочется думать. Нам надо быстро уехать отсюда, и прислать сюда как можно быстрее хороший отряд своих сторонников. И не смотрите на меня так леди, есть желание — встречайтесь с ним сами лицом к лицу, а я ещё пожить хочу. Карета уже готова? Все уходим…


В окно я увидел как Диана и её спутник быстро вышли во двор, сели в карету и она с места в карьер помчалась куда то в сторону околицы. Пора и мне собираться. Я вышел, расплатился с хозяином, приложил ему ещё одну монетку и посоветовал сказать моим друзьям, которые будут обо мне расспрашивать, что я еду на юг. — Извини Мара, — обратился я к своей кобыле, — но нам опять предстоит с тобой немного поскакать. Я вскочил в седло, дал шпор и мы рванули на…юг. Не думаю, что после расспросов хозяина мои "друзья" будут искать меня в этом направлении…


Через пару часов непрерывной, но правда неспешной скачки, я нашел подходящее местечко. Идеальное для засады. С одной стороны дороги нагромождение крупных камней, интересно, как они сюда попали, а с другой густой кустарник с большими колючками, через который ни пешему, ни конному не пробраться. Я объехал кустарник с тыльной стороны, для чего мне пришлось проскакать почти пол мили, так далеко он тянулся вдоль дороги и вернуться назад. Расчистив для себя место я приготовился ждать.


Пускай будет так: час им добираться до места, полчаса на сбор отряда, полчаса до постоялого двора, ещё час до места засады, плюс ещё накинем минут 30–40 на непредвиденные обстоятельства, так что скоро вторая, меньшая часть отряда, отряженная для поиска и устранения меня должна быть уже здесь. Я исходил из того, что основное преследование должно быть направлено на север, в противоположенную сторону от того направления куда я поехал и куда указал хозяин постоялого двора, а значит отряд должен быть разделен на тех, кто отправится в основную погоню и тех, кто поедет проверять и другое направление. Пока я предавался таким размышлениям и проверял свои пистоли, готовил пули и порох для перезарядки, что бы они были под руками, стало смеркаться.


И так, что мы имеем? А имеем мы четыре пистоля — два моих, проверенных и два трофейных, плюс двуствольный, по десятку зарядов на каждый, расстояние до дороги шагов 15–20… Раздался топот копыт. Из за поворота вынырнули шесть всадников. Если это небольшая группа, то представляю сколько отрядили в основную погоню. В том, что это были преследователи, сомнений у меня не было. Без поклажи, хорошо вооруженные, у двоих даже фузеи имелись, они ехали компактной группой. Впереди на рослом жеребце ехал детина с детским лицом и внимательно смотрел на землю.


— Господин, здесь он остановился и постоял несколько минут, наверное что то поправлял, — раздался писклявый голос, который ни как не соответствовал росту и стати следопыта. А что это был именно он, я не сомневался. Он то и заметил меня первым, когда я встал во весь рост из кустов и как в тире вскинул пистоль. — Вон он… раздался первый выстрел, затем почти через мгновение второй, третий… Я использовал все шесть своих зарядов и присев на корточки быстро перезаряжал пистоли. С дороги раздался выстрел более громкий чем из пистоля. Значит не всех я поразил, кто то стрелял из фузеи. К счастью картечь снесла веки кустов в метре от меня. Я торопился. Вскоре раздался второй выстрел. В этот раз одна из картечин ударила меня в левую сторону груди, да так больно и сильно, что я даже опрокинулся на спину. К счастью только одна и моя кольчуга выдержала.


Наконец то я перезарядился и поднялся на ноги. В дорожной пыли валялись три человека. Ещё один висел на лошади, зацепившись за стремя, второй обхватив шею своего коня медленно ехал в ту сторону, откуда они прибыли и только один человек стоял на дороге и лихорадочно заряжал свою фузею. Увидав меня, он бросил свое оружие и немного приволакивая ногу попытался спрятаться в камнях. Мне пришлось выстрелить в него дважды, прежде чем он уткнулся носом в придорожную траву.


Плечо болело и мне с трудом удалось забраться на Мару. Мы объехали повторно кусты и оказались на дороге. Я сполз с лошади и начал осматривать трупы. Добротная одежда, качественное оружие, холеные кони, все это говорило о богатстве их господина. Ага, вот почему пришлось стрелять дважды, — кираса. Первая пуля срикошетила, а вот вторая попала и наверное зацепила позвоночник… Я подобрал обе фузеи и выбрал ту, которая мне показалась более легкой, собрал заряды и порох. Осмотрел пистоли. Заряженные. Но они были значительно тяжелее моих и я не стал их брать. Да и куда мне их, хотя если заводную лошадь завести… Но я тут же отбросил эту мысль. Все оставленное оружие я привел в негодность несколькими ударами по камням, сломав замки…


Уже почти в полной темноте я продолжил свой путь. Плечо болело но не так уже сильно, хотя левая рука по прежнему висела почти плетью. Мы проехали совсем немного, может быть пару, тройку миль, прежде чем я решил свернуть с дороги и остановится на ночлег. Костра я не разводил, ограничившись сухомяткой, даже Маре не стал задавать зерна, пусть сегодня побудет на подножном корме… Проснулся я от тихого пофыркивания себе в ухо. Я уже знал, Мара кого то или что то почуяла и так предупреждала меня. Щелкнули курки моего пистоля. Я прислушался. С дороги раздавались голоса: — Все возвращаемся, скажем барону, что в темноте не смогли ничего толком рассмотреть. Ты же видел, он уложил всех шестерых дружинников лорда, включая самого Зебу. А нас только двое. Героя я из себя строить не хочу, а вдруг он и в темноте видит и где нибудь притаился, гад, и уже взял нас на мушку.


Действительно, на фоне звездного неба мне было хорошо видны силуэты двух всадников. Второй, более молодой и наверное по этому глупый ответил ему:- А ты представь Хорь, какая нас ждет награда, если мы привезем лорду голову этого сивого мерина. — А если не мы его, а он нас? — продолжал более рассудительный. Ты как знаешь, а я возвращаюсь. — Ну давай ещё немного проедем, Хорь, совсем немного, а потом если не найдем его, то вернемся к лорду. Я поднял пистоль и выстрелил в того, что был более ретивым и обозвал меня сивым мерином. Я попал, так как он взмахнул руками и завалился на шею своего коня. А второй быстро развернувшись поскакал во весь опор проч.


Утром я осмотрелся. Лошади не было, а слуга из тех, что не являются ближними, а как правило на подхвате, валялся на обочине. Моя пуля размозжила ему голову. Не повезло бедняге, а я ведь мог и промахнуться. Быстро оседлав Мару, мы поскакали дальше на юг. Перекусил я на ходу, рука уже не так сильно болела. Интересно, их лорд получил достаточный урок или нет? Свернув на втором перекрестке с главной и проторенной дороге мы поскакали по проселочной. Везде, где хватало видимости глазу, простиралось одно огромное поле разнотравья. Где то уже пожелтевшее, где то ещё сохранившее летнюю зелень, и ни одного деревца, или большого раскидистого куста.


Памятуя слова о том, что почти во всех постоялых дворах у заговорщиков есть свои глаза и уши, я избегал крупных сел и караванных дорог, предпочитая ехать по проселочным и закупая продукты в небольших деревнях. По моим расчетам, я почти вплотную приблизился к первой точке своего путешествия, — развалинам Скимера, одного из крупнейших городов мерсисайской империи, что находились на территории Готии. К тому же там стоял гарнизон королевской стражи и я был бы в относительной безопасности.


На третий день пути, когда я уже подумывал начать искать какую нибудь деревню, я встретил разъезд стражников. Гербы короля на одеждах не оставляли сомнений. Мы быстро договорились, что они проводят меня к старшему их заставы. Из расспросов я понял, что здесь служили только ветераны, те, кому уже было тяжело нести службу на границе, или те, что получили ранения в схватках с разбойниками и контрабандистами и сейчас долечивались на легкой службе.

С заставы я был направлен в центральный лагерь, что и лагерем то назвать уже нельзя было. Это был небольшой городок — с центральной площадью, несколькими лавками, своим постоялым двором, что громко назывался гостиницей, двумя банями и домами для женатых ветеранов. Сам лагерь находился на огромной городской площади старинного города, а высокая башня, что возвышалась на окраине центральной площади служила наблюдательной вышкой, с которой все прекрасно было видно.


У коменданта лагеря сэра Войта была для меня депеша от барона Ирвина и запечатанный королевской печатью конверт без подписи. В депеше сообщалось, что заговорщики по прежнему не отказались от мысли отмстить мне, хотя их пыл снизился. В активных поисках меня замечены леди Диана, сэр Инквист, лорд Стаф и лорд Гауф. Все их владения находятся на юге королевства. Мне так же советовалось не задерживаться на раскопках Скимера больше двух месяцев, а продолжить своё путешествие ещё дальше на юг, к развалинам Гератиа, которые толком не изучены и по этому охраняются наиболее тщательно. В депеше так же сообщалось, что мои друзья внимательно следят за моими перемещениями, беспокоятся обо мне и желают крепкого здоровья.


В пакете с королевской печатью была небольшая записка от Глории, в которой она довольно сухо сообщала, что все платья пошиты и что она ждет от меня новых фасонов. Да и оно понятно, наверняка эту записку она писала в присутствии его королевского величества. Вкупе с тем документом, что снабдил меня король Фредерик, депеша от барона и пакет с королевской печатью сразу же сделали меня важным гостем гарнизона. Я остановился по приглашению коменданта в его доме, где в мое распоряжение были выделены три комнаты имеющие свой вход и выход не только на площадь, а что не маловажно и на кухню.


На следующий день после своего приезда я поинтересовался, были ли ещё гости в гарнизоне до моего приезда и если да, то где они сейчас? Оказалось, что в последние два месяца никаких посетителей в гарнизоне не было, даже невесты его солдат не приезжали, наверное из за ожидающихся дождей, что должны зарядить со дня на день.

Мы сидели в кабинете коменданта и я внимательно рассматривал карту Скимера составленную лордом Неубисом, первооткрывателем этих развалин, затем дополненную сэром Нибум. Сэр Войт показал мне места де уже были произведены поиски и раскопки, а так же наиболее перспективные с его точки зрения новые места, которых ещё никто не касался. Он так же дал мне во временное пользование рукописную книгу лорда Неубиса с его размышлениями и заметками о Скимере.


Всё оставшееся время я потратил на то, что бы внимательно прочитать, а затем приступить к изучению этих записей. Чувствовался недюжинный ум и преданность своему делу. Легенды гласили, что за несколько дней до своего таинственного исчезновения сэр Неубис закончил свои записи, оставил книгу у своего помощника, вышел из шатра и исчез. Говорят так же, что тот кому повезёт найти его могилу или его останки познает все тайны Скимера, так как якобы лорду удалось найти какой то артефакт, который раскрыл ему все тайны прошлого.


На следующий день зарядили обещанные дожди. В один миг весь воздух пропитался влагой. Вся одежда намокла, простыни были влажными, даже печи и камины, что топились привозным огненным камнем не очень помогали. Стоило просушить воздух, как он вновь наполнялся водяными парами. Сэр Войт успокоил меня, что больше десяти, пятнадцати дней такая погода не держится. Я разрядил свои пистоли, так держать порох сухим не представлялось возможным. Все дни, что непогода удерживала меня в гостеприимном доме коменданта я потратил на то, что бы не только внимательно изучить записи лорда Неубиса, но и сделать некоторые выписки.


В частности меня заинтересовали его предположения о том, что в 4 квартале 7 сектора по его мнению находилась большая библиотека. Только вот на основании чего были сделаны его предположения, мне было не очень понятно. Ведь на этом месте, согласно карты составленной им же не было никаких развалин и останков зданий. Чистая площадка с ровным мозаичным полом, который он не только описал, но и зарисовал. Однако сколько я не всматривался в рисунок и ни читал описание, ничего понять не мог.


Среди ночи я проснулся от какой то мысли, что посетила меня во сне, очень важной мысли, но она ускользала от меня, я быстро зажег светильник и открыл закладку на рисунке пола. Ну как же мне сразу это не бросилось в глаза. Мозаика изображала буквы мерсисайского алфавита, а буквы складывались в слова, если их читать не так как мы привыкли слева на право, а по диагонали снизу в верх. Конечно часть мозаики была утеряна, но и то, что мне удалось прочитать удивило меня:- "Там где осигма встретится с псилоной найдешь ты истину". Только осигма и псилона буквы не мерсисайского, а старомерсайского языка. До утра я заснуть уже не смог, по этому был очень удивлен, когда услышал скрип колес. А когда выглянул в окно, то в предрассветном тумане и пелене дождя заметил знакомый мне мезандор. Не ужели сэр Варт пожаловал в гости? И почему мезандор один, или теперь супруги путешествуют вместе?


На завтраке сэр Войт радостно сообщил мне, что и лорд Варт, признанный специалист по мерсисайской культуре, прибыл с разрешения его королевского величества продолжать свои исследования в Скимире. Оказывается лорд уже несколько лет приезжает сюда в это время года, когда здесь не бывает посторонних и праздных гостей и увлеченно работает над составлением точной карты города, его подземных ходов и пещер, коих великое множество.


Встретились мы с сэром Вартом только в обед. Он не очень удивился, увидев меня здесь, приветливо поздоровался и сразу же принялся за еду. Сэр Войт поинтересовался, чем вызван такой аппетит его гостя, на что получил обескураживающий ответ, что все припасы, что они брали, внезапно испортились и последние два дня они питались тем небольшим запасом сухарей, что сохранился у возничего в качестве лакомства для лошадей.

Уже после обеда, за горячей чашкой травяного отвара, когда мы остались одни, сэр Варт поинтересовался:- А как это вам сэр Арт удалось раскусить мою женушку. Ведь она собиралась вас отправить на тот свет во время прощального ужина. Её фирменный яд действует в течении семи дней и никому бы и в голову не пришло искать отравителя в моем доме. Заболел путник в пути и умер, с кем не бывает?…

3

Я с удивлением слушал лорда Варта, а в голове крутились разные мысли: — Простите сэр, но ваша жена сказала, что это вы готовитесь убить меня, чтобы скрыть тайну… — Я? — сэр Варт рассмеялся, — Да вы барон пока живы являетесь гарантией моей жизни. Не понятно? — Нет, объясните. — Все очень просто. Как только появляется на свет наследник де Пуассе, я перестаю быть нужен Мергарит и скоропостижно умираю. Она становится опекуншей своего сына и распоряжается всем до достижения им 18 лет. За это время многое может измениться, например она выйдет заново замуж, а мой наследник внезапно умрет от какой нибудь неизвестной болезни… Не забывайте сэр Арт, она из рода Простов, а яды — их фирменный подчерк. Так что я заранее заготовил документ, который хранится в трех экземплярах у надежных людей и заверенный соответствующим образом, который подтверждает, в случае моей скоропостижной и внезапной смерти, что леди Мергарит вышла за меня повторно замуж уже будучи беременной и ни она ни её ребенок не могут претендовать на мое имущество, которое таким образом я передаю в распоряжение короны. Там есть ссылка и на вас, барон.


Так что наши с вами жизни тесно переплетены и у нас сейчас один общий враг. Это кстати одна из основных причин, почему я большую часть своего времени провожу в закрытых гарнизонах, где любой новый человек вызывает настороженность и опасение. — И все таки сэр Варт, мне многое не понятно. Разве вам не выгодна моя смерть? — Нет, конечно. Вы мой ключевой свидетель, ведь не будете же вы отрицать факт своего брака с леди Мергарит Прост. — Нет, не буду. Ну вот, а это является гарантией, что пока вы живы, буду жить и я. Конечно я со своей стороны приму повышенные меры безопасности и возможно предприму ответные действия, но о них пока говорить рано, сначала должен родиться ребенок… Все, что я вам сейчас рассказал, я в популярной форме изложил и своей дорогой жене. Видели бы вы её еле скрываемое бешенство. Так что, надеюсь барон, что после того как вы закончите с изучением Скимера наши пути разойдутся и мы больше никогда не окажемся в одно и тоже время в одном и том же месте.


Рассуждения и объяснения выглядели логично, но по правде говоря они меня особо не убедили и я решил по прежнему держаться настороженно и стараться не поворачиваться к сэру Варту спиной.

Встречались мы с ним только на совместных приемах пищи, все остальное время я проводил за записями лорда Неубиса. Я пытался понять на основании чего он делал те или иные выводы о предназначении зданий и сооружений. Но или ход его мыслей ускользал от меня, или я не полностью представлял себе полную картину без посещения непосредственно описываемого места.


В один из вечеров в мою комнату раздался деликатный стук. После моего разрешения вошел сэр Варт, держа за руку девчушку лет семи — десяти. — Сэр Арт, позвольте представить вам дочь нашего коменданта молодую леди Изабелл Войт. Вы её нравитесь, а набраться смелости и познакомиться с вами она не решается. Вот по этому на правах старого друга я и решил вам её представить. Изабелл, представляю вам сэра Арта, барона Дальних рубежей, рыцаря Удачи. Я встал и скрывая улыбку поклонился молодой леди, она ответила мне небольшим поклоном.

— Сэр Арт, молодая леди желает сообщить вам нечто важное. Смелей Изабелл. — Сэр Арт, если читать буквы мерсисайского алфавита на рисунке лорда Неубиса посвященного библиотеке, с низу в верх и по диагонали, то можно прочесть:- "Там где… встретится с… найдешь ты истину". Только что означают эти значки, я не знаю.


Сказать, что я удивился, значит ничего не сказать: — Молодая леди знает мерсисайский? Я восхищен. Не всякий считающий себя образованным лорд знает о существовании этого языка, а уж что бы читать на нем, — это удел старательных и целеустремленных людей. Вы, леди Изабелл поразили меня в самое сердце. — Ага, я же говорила вам сэр Варт, что я понравлюсь барону, а вы не верили, — и она торжествующе посмотрела на лорда. — Что делать, леди и я иногда бываю неправ, — и сэр Варт улыбнулся. Было видно по всему, что он симпатизирует дочери коменданта и они действительно являются друзьями.

— Если позволите, молодая леди, то я вам объясню, что эти знаки изображают буквы старомерсайского языка осигму и псилону. Даже не буквы, а знаки, символы и могут нести разную смысловую нагрузку. Например знак осигмы, как общепринято, обозначает зарождение жизни, начало жизни, зачатие ребенка, начало пути и ещё около десятка смысловых ситуаций в зависимости от контекста сообщения, а псилона означает направление дороги, вектор движения, скорость смещения и его направление, а в просторечии старомерсайского — указывает путь.


Сэр Арт, вы знаете старомерсайский? — вмешался в наш разговор лорд Варт. — Да, сэр, а что тут удивительного? Я получил базовое образование и у меня были прекрасные учителя, я даже немного знаю древнешуванский язык, но к сожалению у нас в замке были только две таблички с письменами на этом языке и я не уверен, что прочитал их правильно. В наш разговор вмешалась молодая леди: — Сэр Варт, мне скучно, вы обещали со мной покидать кольца, идемте. — А мы разве не возьмем с собой сэра Арта? — Нет, сэр Арт пусть работает. Отец говорит, что такие целеустремленные молодые люди добьются многого в жизни, если им не мешать. К тому же сэр Арт достаточно молод, что бы дождаться когда я вырасту и жениться на мне, а к этому времени он уже должен иметь прочное положение в обществе. Вы вот сэр Варт не дождались меня и женились на другой… Лорд виновато развел руки в сторону, взял молодую леди за руку и вышел с ней из моей комнаты.


А я в очередной раз задумался: резон в моих размышлениях есть — начало пути и направление движения. Только вряд ли все так просто и разгадку этой надписи следует искать не на мозаичном полу, а на сохранившихся стенах зданий и искать что то похожее на изображение этих символов.

Наконец то дожди прекратились и я получил возможность уезжать в старый город на весь день. Рукописную книгу я вернул коменданту и пользовался только своими выписками. Естественно в первую очередь я посетил 4 квартал 7 сектор, где сам очень внимательно осмотрел мозаику. Я простукал каждую плиту в надежде услышать глухой звук скрытого подземелья, но все было тщетно.


Потом надеясь на свою счастливую звезду я стал просто беспорядочно, не соблюдая никаких систем, гулять по развалинам, рассматривая сохранившиеся стены, сломанные колоны, обломки каких то сооружений. Однако удача первой улыбнулась сэру Варту. Вернувшись с очередного объезда я сидел и ужинал в своей комнате, когда дверь без стука распахнулась, тут же пистоль оказался в моей руке, но это к счастью была молодая леди. Быстро присев в полупоклоне она протараторила: — Сэр Варт нашел изображение вашей осигмы в нижних ярусах 6 квартала, прямо в самом центре развалин дворца. Он просит что бы вы пришли к нему, а я вас провожу. И не дожидаясь моего согласия, даже не дав мне доесть, она требовательно схватила меня за руку и потянула.


— По дороге в гостиницу, где остановился лорд Варт, мне пришлось отвечать на многие вопросы, некоторые из которых были не очень приятны для меня:- почему я всегда хожу с оружием, зачем я ношу кольчугу, почему не работаю вместе с сэром Вартом, почему перестал приходить на совместные обеды, почему я перестал уделять внимание ей и тд и тп. Я как мог выкручивался, стараясь говорить правду или почти правду.

В номерах, что занимал лорд горело несколько десятков свечей и было не только светло, но и тепло. — Вот смотрите сэр Арт, это я обнаружил сегодня исследуя подземный тоннель в 6 квартале, — и он мне протянул неплохо выполненный рисунок осигмы. Но сам знак не был завершен. — Сэр Варт, а что было изображено в левом верхнем углу буквы. Там должна быть линия, она может быть прямой, волнистой, под углом, со стрелкой, без стрелки. — Сожалею барон, у меня уже гас факел и я толком не рассмотрел изображение, я и этот то рисунок рисовал по памяти.


— Там была волнистая линия со стрелкой, и она была направлена вниз вправо, — неожиданно сказала молодая леди. А я вам говорила сэр Варт, что нечего рассматривать те непристойные рисунки на стенах, где были голые женщины и мужчины, это неприлично. А вы использовали почти все свои факелы и даже мои. Я посмотрел на сэра Варта. — Не удивляйтесь барон, молодая леди вот уже второй год сопровождает меня в моих путешествиях, к тому же у неё прекрасная память и мы ещё ни разу не заблудились в подземельях, а сколько она сделала интересных находок…

Если хотите, завтра она вас проводит к тому тоннелю, тем более, что мне завтра предстоит рутинная работа, — зарисовывать те непристойные фрески на стенах. — С удовольствием воспользуюсь вашим приглашением сэр. Изабелл, покажешь мне, где вы нашли изображение осигмы? — Покажу, только надо будет взять с собой не только факелы, но и светильники с маслом. Они горят дольше и от них копоти меньше… Барон, проводите меня домой, а то уже поздно, а мама говорит, что приличной девушке нельзя задерживаться у мужчины допоздна, как и возвращаться одной, без сопровождения.


Проводив молодую леди и передав её с рук на руки жене коменданта, я в своей комнате стал внимательно рассматривать рисунок, который мне любезно отдал сэр Варт. В разных вариантах я рисовал волнистую линию и стрелку и у меня получались разные смысловые значения. Я так и заснул, не придя к определенным выводам. Ранним утром, сделав запас провизии из расчета, что нам с Изабелл придется обедать в развалинах, заполнив под завязку два светильника и взяв с собой ещё дополнительную баклажку с маслом, я приготовился ждать, когда проснется молодая леди. Вскоре ко мне подошел какой то подросток и остановился в двух шагах, склонив голову в сторону, стал рассматривать меня. С трудом в этом пареньке я узнал Изабелл.


— Сэр Арт, вы не готовы к походу в тоннель. Во первых у вас нет веревки или шнура, во вторых у вас не покрыта голова, в третьих у вас нет молоточка для простукивания стен. И словно повторяя где то услышанное:- Вечно за этими мужчинами надо приглядывать, и что бы вы делали без нас? Пойдем те сэр, я все приготовила, но сумку понесете вы. У входа на половину сэра Войта на ступеньках действительно лежала объемная сумка, из которой торчали несколько факелов, моток веревки, два молотка на длинной ручке, ещё я заметил огниво и трут.

— Садитесь на ступеньки сэр Арт, я за вами поухаживаю, а то вы и косынку то толком не завяжете. Когда же наступит время, когда вы за мной будите ухаживать, а то все я, да я. Довольно ловко она спрятала мои волосы под косынку и завязала её узлом сзади так, что уши остались открыты, а все волосы были спрятаны.


— Ну вот, теперь вы похожи на искателя приключений, а то пистоль есть, шпага есть, а косынки нет. И мы отправились в шестой квартал. Идти пришлось недолго. В развалинах какого то здания Изабелл нырнула в какой то пролом, потом мы спустились по лестнице куда то в подвал, где царил полумрак, потом она ловко зажгла один из факелов и пошла впереди, освещая нам путь. Мы долго шагали по разным проходам, то поднимаясь, то опускаясь. — Я не знаю более короткого пути, просто мы ещё с сэром Вартом не все здесь обследовали. А ведь наверняка есть путь более короткий…


А вот и те непристойные картинки на стене, и что в них интересного? — Изабелл, а можно мне обращаться к вам на ты, мы же ведь друзьями уже стали? — я остановился и стал внимательно рассматривать фрески, восхищенно цокая языком. — Ну вот и сэр Варт вчера точно так же цокал. А на ты, можно только тогда, когда мы с вами наедине. Вот когда я стану вашей женой, тогда пожалуйста везде и всегда, а пока я только ваша девушка и ко мне пристало обращаться на вы.


— Изабелл, а ты попробуй увидеть в этих фресках не фигуры обнаженных мужчин и женщин, а красоту и гармонию человеческого тела. Есть музыка, где все передается звуками, а здесь художник попытался спеть гимн любви посредством художественного воплощения эталонов красоты, как он их видит. — И все равно не понимаю. Разве пристойно порядочной девушке, полностью раздетой, обниматься и целоваться с таким же раздетым юношей? К тому же он её ещё и за грудь трогает. Вот когда у меня вырастит грудь, я никому не позволю до неё дотрагиваться. Да пойдем те же сэр Арт, что вы тут застряли. А как мне к вам обращаться на ты? — А ты зови меня просто Артом, без всяких там сэр и барон.


С сожалением я отошел от стены и поспешил за своим проводником. Время в подземелье тянется несколько иначе чем с наружи и я не очень удивился, когда Изабелл остановилась и предложила перекусить. Скоро полдень, — уверенно сказала она, — и мы уже почти пришли, так что самое время подкрепиться, что бы потом ни на что не отвлекаться. Она ловко залезла в свою сумку и достала от туда несколько кусков хлеба переложенных вареным мясом и сыром. — Вы же тоже наверняка что то взяли на обед? — поинтересовалась она. — Конечно взял. — Вот и прекрасно, ваше мы съедим позже, когда закончим основную работу и будем возвращаться.


Мы перекусили, запивая еду колодезной водой, заранее запасенной мною. — Ну все, отдохнули, теперь пора двигаться, а то вы мужчины настолько ленивы, что готовы после еды отдыхать ещё пол дня. Я молча поднялся, сложил все в сумку и пошел за своей "суровой девушкой"

— Вот и пришли, доставайте светильник и смотрите на свой знак. На стене, в неровном свете факела я увидел хорошо сохранившееся изображение осигмы. Я снял с себя все сумки, достал светильник и зажег его. Сразу же стало светлее и как то даже по домашнему уютно. Подойдя к изображению, я первым делом достал лист бумаги и быстро срисовал со всеми подробностями знак. Потом я ощупал его руками. Это был не камень, а неизвестный мне металл, который за многие годы покрылся пылью на столько, что она въелась в него достаточно глубоко, что бы придать ему вид камня.


Обстучав вокруг знака молотком я убедился, что в стене нет пустот. Следуя направлению стрелки я обстучал и пол в том месте, куда она указывала. В это время Изабелл осматривала стену чуть дальше найденного знака. — Арт, а тут ещё один такой же знак, а дальше ещё один, иди сюда. Я подхватил наши сумки и светильник и пошел на голос молодой леди. Действительно, на стене, на равном расстоянии друг от друга были точно такие же знаки осигмы. — Изабелл мне нужна твоя помощь.

— "Я готова, рыцарь мой,

Все что угодно для тебя,

Лишь честь мою прошу не трогай" — красивые слова правда? Что я должна делать? — Помнишь, что написано на мозаике:- "Там где осигма встретится с псилоной найдешь ты истину"? Ищи на полу изображение второго знака по направлению указанной стрелкой. — А если я найду, то что мне делать? — Позовешь меня. — И все? — А что ещё? — Ну ты должен будешь поцеловать меня, сказать какая я хорошая, и что бы ты делал без меня и вообще похвалить. — Хорошо, хорошо, и поцелую и похвалю.


— Тогда иди целуй и хвали. Я, еле сдерживая волнение, подошел к Изабелл. Она стояла на знаке псилон и довольная улыбалась. Я подхватил её на руки и закружил:- Какая же ты у меня умница, и что бы я делал без тебя, красавица ты моя… Она обхватила мою шею и смотря мне в глаза своими зелеными серьезными глазами протянула свои губы ко мне. Я попытался поцеловать её в щечку. — Нет, не так, в книгах пишут: " И их уста слились в едином страстном поцелуе" и ничего про то, что надо целовать в шеку. Я поцеловал её в губы и поставил на пол. Надо будет поговорить с сэром Войтом о литературных пристрастиях его дочери.


Изабелл притихла, а я опустился на колени и стал очищать знак от пыли и грязи. И вот он засиял передо мной во всей своей красе. — Иза, иди посмотри, как он сияет. В ответ я услышал всхлипывание. — Что случилось, Изабелл? — Это мой первый взрослый поцелуй, а я так ничего и не почувствовала, ни дрожи в теле, ни томления. Я наверное не такая как все? Я подошел к ней и приобнял её за плечи. — Все нормально Иза, настанет время и твой рыцарь появится возле твоих ног и будет все: и жаркий поцелуй, и дрожь тела, и томление в груди, и желание быть постоянно возле своего любимого… — Тогда получается, что ты не мой возлюбленный? Тогда этот поцелуй не считается. — Конечно не считается и мы об этом никому не расскажем. Мы вообще не целовались. — И все равно, я буду считать пока тебя своим рыцарем, пока тот, другой не появиться, ладно?


Мы внимательно рассматривали знак и я его срисовывал. Стрелка осигмы показывала не только на знак в целом, но и на пересечение трех линий псилона. Я не сильно стукнул по ним кулаком и… камень повернулся вокруг своей оси. На обратной стороне на старомерсайском было написано: "Тот истину найдет, кто силу обретет" Час от часа не легче. Очередная загадка. Что за сила, правильно ли я понял смысл знаков? Срисовав и их, я стал собирать все в сумку:- Иза, нам пора возвращаться. Завтра я приду сюда уже более подготовленный, а главное готовый к поискам, которые могут растянуться на несколько дней. Ты умница, ты действительно мне очень помогла.


На обратном пути мы застали сэра Варта за работой. У него не очень получалось копировать рисунки фресок, и пока Изабелл накрывала нам импровизированный стол, я быстро стал рисовать. Вскоре вчерне все рисунки были готовы. Осталось прорисовать некоторые детали. Я вообще рисую очень быстро, видимо уроки наших гениев палитры не прошли для меня даром. Сэр Варт только цокал языком, видя как я наносил последние штрихи на очередной рисунок.


— Господа, прошу к столу. Быстро кушаем и пора выбираться, скоро стемнеет. Оказывается мы проголодались, так как на еду накинулись с остервенением, а молодая леди снисходительно смотрела как мы едим. Вскоре мы закончили наш подземный поздний обед и под чутким руководством леди Изабелл пошли по путанным переходам и проходам. Вышли мы наружу действительно уже в ранних сумерках, а в гарнизон вернулись как раз к ужину. Ужин для нас всех троих я попросил накрыть в своих покоях. Там же мы и обсудили итоги нашей сегодняшней экспедиции. Для начала я по памяти восстановил несколько рисунков со стены, чем вызвал восторг сэра Варта, и он рассказал нам, что скорее всего это аллегорическое изображение зарождения мира, или первого человека, или бога, возможно что даже серого бога. Спорить я с ним не стал, хотя у меня на этот счет было свое мнение. А потом настала моя очередь рассказывать и показывать.


Мы стали сообща думать, что означают эти слова, так как в старомерсайском языке не было прямого символа силы. Я заметил, что Изабелл стала клевать носом за столом и проводил её на её половину, где она деликатно прикрывая рукой свои зевки заявила, что завтра надо будет выйти ещё раньше, что бы у нас было больше времени для поисков этой самой силы…

Вернувшись, я выслушал предположение лорда, что слова об обретении силы носят прямой характер и надо, где то недалеко от этого знака, применить не дюжую силу, что бы открыть проход к истине. На том и порешили. Завтра идем на свои точки. Сэр Варт заканчивает со своими рисунками, а потом присоединяется ко мне. А вот что делать с Изабелл мы так и не решили, оставив это на утро.


Сборы и подготовка к предстоящей экспедиции закончились у меня далеко за полночь. На огонек зашел сэр Войт, который дал мне несколько дельных советов, что стоит взять с собой если я планирую провести в подземелье несколько дней, а от чего лучше отказаться.


Ранним утром, когда только только начало сереть, я нагрузился под самую завязку разным скарбом и продуктами. Сэр Варт опаздывал и решил выдвигаться один. Вот и знакомый пролом. Я надеялся на свою память, по этому довольно уверенно пошел по тоннелю. Память меня не подвела, вот и фрески на стене. Не знаю, показалось мне или нет, я особо не присматривался, но некоторые фигуры изменили свое положение. Вскоре я услышал у себя за спиной шаги и остановился, ожидая сэра Варта. Но шаги тоже затихли. Я подождал немного и продолжил свой путь, но уже настороже. Вскоре я уже точно убедился, что за мной кто то крадется, кстати крайне неумело, не попадая в такт моим шагам.


Вот и то место, где мы обнаружили знак псилона. Я снял с себя всю поклажу, потопал несколько раз ногами и громко сказал, как же я устал и что мне необходимо немного отдохнуть, а сам на цыпочках, оставив светильник у себя за спиной и стараясь, что бы моя тень не выдала меня, отправился навстречу таинственному преследователю. Я замер, так как услышал неторопливые и осторожные шаги. Вскоре я различил небольшой огонек, который кто то тщательно прикрывал, а потом и расслышал ворчание молодой леди:- Конечно, как найти проход и не заблудиться так, так Изабелл помоги, а как только начинаются настоящие приключения и поиски сокровищ, так сиди дома, не дело молодой леди ходить со взрослыми мужчинами. И не какие они не мужчины, один мой друг, а второй мой рыцарь…


Я вышел из тени: — Изабелл, ты почему крадешься за мной? Она вскрикнула от испуга и чуть было не выронила свой светильник. За её спиной я заметил небольшой мешок с теплыми вещами. — Арт, как ты меня напугал. Я сбежала из дома, потому, что мои родители не захотели меня отпускать с тобой и сэром Вартом. Вернее только с тобой, так как сэр Варт сильно заболел, у него лихорадка и бред. Все это, говорят от того, что он разгоряченный выпил несколько стаканов холодного отвара, который кто то принес в его комнату. Отец говорил маме, что это возможно отравление, но кто это сделал, он не знает и теряется в догадках. Чужих в лагере нет. А я подумала, что тебе будет одному, — и она неожиданно продекламировала: -


И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?…

А годы проходят — все лучшие годы!


Любить… но кого же?… на время — не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:

И радость, и муки, и всё там ничтожно…


Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг -

Такая пустая и глупая шутка…


— Иза, ты откуда знаешь это стихотворение? — А у меня есть целый сборник. Когда то к нам в гости приезжала одна знатная леди и она подарила мне много книжек. Там и стихи и рыцарские романы и разные истории из жизни прекрасных дам и галантных кавалеров… Теперь то мне понятно, откуда такие не по возрасту взрослые рассуждения. Этой бы леди надрать уши, да нашлепать по одному месту… А у самого мелькнула мысль, — а давно ли ты сам зачитывался подобными романами?

— И что, молодая леди думает теперь делать? — Как что, остаться со своим рыцарем. — А разве леди не учили, что приличные девушки не должны оставаться наедине с молодым мужчиной. Обязательно кто то должен быть ещё, там тетушка, бабушка… — А если у меня их нет? И потом, ты не молодой мужчина а рыцарь. К тому же мама сказала, что рыцари Удачи — самые настоящие и самые лучшие рыцари во всех королевствах. Так что я остаюсь с тобой. Ты же ведь меня не прогонишь, правда?


Ну что прикажете делать с этой девчонкой? Думаю, что переночевав одну ночь, она сама запросится домой. Я вздохнул:- Ладно, пошли неразумное дитя. Я взял её сумку и мы отправились в наш подземный лагерь. Там Изабелл взяв на себя роль хозяйки принялась обустраивать наше расположение, а я стал вновь внимательно вычитывать знаки на плите, пытаясь найти хоть какую нибудь подсказку. Увы и ах. Ровным счетом ничего. Осматривая остальные знаки осигмы я обратил внимание, что часть из них имеет прямые стрелы направленные в другое место, а именно в потолок тоннеля.

Это меня заинтересовало и стал внимательно приглядываться, пока не заметил несколько странных знаков, что были скрыты пылью и грязью. Только вот что это были за знаки, толком разглядеть не удавалось, пока я не догадался позвать молодую леди, не вручил её кусок своей косынки и не предложил сидя у меня на плечах немного протереть потолок.


— Интересно, а когда говорят "она села ему на шею", имеют именно это в виду или нечто другое? Ну ладно, я худенькая и вешу мало, а если такая леди как жена начальника заставы сядет на шею, она же своего мужа задавит. Она же такая широкая… Под её руками стали более явственно проявляться какие то круги, спирали и другие рисунки. Наконец все место было расчищено и я опустил Изабелл на пол. — Знаешь, Арт, а мне понравилось сидеть у тебя на шее, — тут же прокомментировала она, — спокойно и уютно и видно далеко и не так в темноте страшно…


— Послушай Иза, а тебе эти рисунки ничего не напоминают? — перебил я её. Она стала тоже внимательно рассматривать потолок. — Напоминают, будто кто то нарисовал смешную рожицу разными фигурами. — Вот и мне кажется, что кто то смеётся над нами. Давай, неси светильник ближе, будем пол внимательно рассматривать, коль уж стены не простукиваются. После долгих поисков мне удалось найти две плиты, что были несколько более потертыми, чем остальные. Они находились как раз под теми фигурами, что на потолке изображали глаза. Мне пришлось долго пробовать надавливать, стучать по ним в разных вариациях, прежде чем я догадался просто встать на обе плиты и подпрыгнуть.


Раздался такой звук, словно кто то очень сильно стал водить железом по стеклу. У меня даже зубы заныли, а Изабелл прижалась ко мне с испугом наблюдая, как плиты пола впереди стали раздвигаться, складываться, открывая лестницу, что вела вниз. Первым моим желанием было немедленно спуститься вниз и посмотреть, что там, но я сдержал себя. — Изабелл, слушай меня внимательно. Я сейчас спущусь вниз, если вдруг плиты вернуться на место, и меня долго не будет, ты сходишь за помощью и объяснишь, что надо будет сделать, что бы проход открылся. Договорились? Она кивнула головой:- А можно мне с тобой? — Нет. Ведь если мы оба попадем в ловушку, то как узнают где нас искать?


Я отобрал несколько вещей, что решил взять с собой:- светильник и запас масла, немного продуктов, прочный шнур, молоток, про оружие молчу, я с ним не расстаюсь. Хотя свой кинжал я снял с пояса и отдал молодой леди для её самоуспокоения. Собравшись с духом и улыбнувшись своей спутнице я вступил на лестницу — Возвращайся скорее, я буду ждать тебя, а пока приготовлю обед…

Как только я ступил на пол, пройдя последнюю ступеньку на верху опять раздался тот же противный звук и плиты пола встали на свои места. Я оказался в кромешной темноте, не считая небольшого пяточка света, что давал мой светильник. Первым делом я осмотрелся, прикидывая, что может здесь служить залогом моего возвращения. Ну там рычаг какой нибудь, или такие же две плиты, на которых надо подпрыгнуть, но ничего похожего не нашел. Поиски решил отложить на потом, так как любопытство гнало меня вперед. Коридор по которому я шел не имел ответвлений, так что я не боялся заблудиться, к тому же один конец шнура я привязал к лестнице и в случае, если светильник погаснет или кончится масло, я смогу на ощупь добраться до выхода и там спокойно подождать помощи извне.


Вскоре я оказался перед приоткрытой дверью. Я решительно распахнул её и остановился. На сколько хватало глаз стояли полки с книгами. Сотни, тысячи книг. Я мельком стал просматривать некоторые из них. Так вот почему мы не могли найти хоть сколько заметных произведений на старомерсайском языке. Они все уже были собраны мерсисайцами и хранились здесь. И вероятно, это не единственное хранилище, ведь городов в империи было много. Что бы все это прочитать потребуется не одна жизнь, с тоской подумал я. Люди погибли, даже память предков не оставила их имен, а книги живут своей жизнью. В самом центре небольшого зала стоял каменный стол, на котором в стеклянном футляре лежала небольшая книжечка, а рядом с ней какая то странная карнавальная маска, без прорезей для глаз.


Я подошел и внимательно посмотрел на неё и на книгу. Внезапно, откуда то сверху ударил очень яркий луч света. Я зажмурился, вздрогнул и чисто инстинктивно выхватил свой пистоль, но взвести курки не успел. По мимо моей воли моя рука разжалась а в голове возникли какие то странные голоса. — Это сырой материал и шансов у него нет. — Он прошел тест и в нем наши гены. Лучшего все равно не будет, к тому же он молод, силен и вынослив. — Мы отправляли и более подготовленных и сильных, а результата не добились. — И все таки я предлагаю рискнуть, на кону седьмая цивилизация. Если его не остановить, то планета опять превратится в голую пустыню. И опять тысячи лет на восстановление. — Ну, до уровня, когда он почувствует угрозу этим ещё развиваться лет триста, четыреста. Хотя возможно ты прав, он может не обратить внимания на индивида со столь низким интеллектом, и в этом может быть наш шанс. — Значит все таки рискнем и подвергнем его обработке? Лишь бы мозг выдержал… В голове у меня что то взорвалось и я потерял сознание. Приходил я в себя очень долго и мучительно. Голова уже не так болела, а слега ныла, ныли и все мышцы, словно им пришлось проделать огромную работу и теперь они отдыхали.

4

Я сидел на холодном полу в библиотеке мерсайских ученых, где были собраны все самые выдающиеся достижения всех шести предыдущих цивилизаций. Хотя откуда мне стало известно, что их было шесть, современной науке известны только три, не считая нашу? Ну шесть так шесть. Как только я начинал о чем то очень настойчиво думать, как тут же в висках появлялась непереносимая боль. Я постарался очистить свою голову от всех заумных мыслей и тут же вспомнил, что где то там наверху осталась одна наивно — бесстрашная Изабелл. С трудом мне удалось встать с пола, опираясь на каменный стол. А ведь на нем что то лежало, что привлекло мое внимание, и откуда здесь этот рассеянный свет? Я подобрал свой светильник с пола. Он погас и мне пришлось его довольно долго зажигать. Как только он загорелся, свет сразу же исчез.


Тупая ноющая боль в висках и затылке не давала сосредоточиться, но я осознавал, что мне надо возвращаться. С трудом нагнувшись и подняв с пола шнур, переждав очередной острый приступ дурноты, я как старик шаркающей походкой пошел к лестнице, сматывая шнур. Я остановился, чего то не хватало. Пистоль, он остался лежать там, где он выпал из моей руки. Я повернулся, и не выпуская шнур из рук стал возвращаться. В самом центре небольшого зала стоял каменный стол, на котором в стеклянном футляре лежала небольшая книжечка, а рядом с ней какая то странная карнавальная маска, без прорезей для глаз. Я уже это видел и повторять прежней ошибки, когда подошел через чур близко, что бы взглянуть, не собирался. Достав шпагу, я ею подцепил свой пистоль и придвинул его к своей ноге.


Когда я наклонился, что бы его поднять, меня качнуло вперед и что бы не упасть, я оперся о стол. Сверху ударил яркий луч света, который охватил меня, а в голове опять возникли какие то странные голоса. — Он выжил и даже вернулся. — Мужественный юноша, не знаю, смог ли я бы так поступить, после такого вмешательства в его организм. Приборы показывают, что с ним все в порядке и даже есть резерв… — Он пришел за оружием, настоящий воин, надо ему помочь. — Мы не имеем права вмешиваться, таковы правила. — Нет правил без исключений, к тому же я и не собираюсь, только немного усовершенствую его пулемёт, а в голову заложу осознание того, что теперь он не требует перезарядки. Взвел курки, произвел десять выстрелов, спустил курки, взвел курки и опять десять выстрелов в его распоряжении. — Тогда уж позаботься и убери его боль, а заодно введи какой нибудь легкий транквилизатор…


Я вновь сидел на холодном полу в библиотеке, только в отличии от прошлого своего воспоминания прекрасно себя чувствовал. Забрав всё свое оружие, я вновь зажег светильник, подобрал шнур и уверенно двинулся на выход. Вот и лестница. Сзади послышался шум, я резко обернулся и увидел, как за моей спиной стали смыкаться каменные блоки, перекрывая доступ к библиотеки, а откуда то сверху к мои ногам упала тяжелая стопка книг, перевязанная моим же шнуром. В голове запульсировала мысль:- не стоит никому рассказывать о том, что со мной здесь произошло, а книги — результат моих поисков по коридору. Больше в нем ничего нет, проход закрыт на ближайшие сто лет, пока вновь не накопиться энергия…


Стоило мне ступить на первую ступеньку лестницы, как каменный свод с шумом раскрылся и я стал подниматься на верх, прижимая к груди как великую драгоценность стопку книг. Из под одеяла вылезла сонная Изабелл, посмотрела на меня, зевнула:- Если б ты сегодня не вернулся, то я бы ушла за помощью. — А я долго отсутствовал? — Не знаю, но продукты уже на исходе, а судя по тому, что нас не нашли, сэр Варт ещё болеет, а другие дороги сюда не знают. Будем собираться? — И ты все это время здесь была одна? Бедная моя девочка… — Я не бедная, я дама сердца рыцаря и должна соответствовать ему, к тому же я была не одна, со мной была моя Тина, — и она достала из под свертка, что служил ей подушкой, куклу.


Я подошел к молодой леди, подхватил её, ещё окончательно не проснувшуюся и крепко поцеловал: — Миледи, вы заслужили этот поцелуй от своего преданного рыцаря… Она обхватила мою шею:- А мне понравилось как ты меня поцеловал, только это не я заслужила, а ты заслужил право меня поцеловать тем, что вовремя вернулся. Не оставляй меня больше одну, Арт, ладно? А то мне страшно без тебя.


Собрав все вещи и доев оставшиеся продукты, мы отправились в обратный путь. Но ещё перед уходом, я обратил внимание, что все знаки на стенах и рисунки на потолке таинственным образом исчезли. Меня это почему то не удивило. Когда мы, щурясь от яркого света вылезли из пролома, то увидели интересную картину. Сэр Варт, бледный, даже наверное синюшний, лежал на носилках и что то рисовал на листе бумаги. Вокруг него стояло несколько человек, включая сэра Войта и внимательно слушали его пояснения. На нас никто не обращал внимания, пока леди Изабелл не подошла к носилкам и не спросила:- Сэр Варт, а как вы себя чувствуете? А у нас целая стопа настоящих книг, Арт нашел их в каком то тоннеле, только он закрылся и все следы от него исчезли. Правда странно?…


Потом меня трясли, ощупывали, расспрашивали. Комендант сразу же попытался схватить дочь на руки и отнести её в дом: — Папа, не позорь меня перед сэром Артом, я уже не маленькая девочка, ведь у меня теперь есть свой рыцарь, а я его дама сердца.

Оказывается мы отсутствовали пять дней, и как только сэр Варт немного поправился, то сразу же приказал нести его к пролому, что бы там на месте объяснить, где нас надо искать. Я в свою очередь показал ему внушительную стопку книг и посетовал, что проход закрылся и все знаки исчезли.


Пока я откисал и отмывался в бане, сэр Варт распоряжался в моей комнате. Он самолично заказал нам обед, пригласив на него и молодую леди и сэра Войта и его жену, которые сгорали от любопытства. Только часа через два с половиной после возвращения мы собрались за столом. Леди Изабелл сидела рядом со мной и играла роль радушной хозяйки, подкладывая мне самые лучшие куски и сетуя, что я в подземелье совсем исхудал и осунулся, а все потому, что она не проследила, что бы я взял с собой побольше продуктов…


Я подробно рассказал присутствующим о том, как мы с молодой леди нашли знаки, рисунки на потолке и как мне удалось проникнуть в ту маленькую комнату, когда открылся проход. Я удивился, что на поверхности прошло пять дней, так как в подполе я находился не более часа, от силы двух, собрал все разбросанные по полу книги и сразу же вернулся, так как ничего более достойного я там не обнаружил и даже простук стен и пола не принес ни какого результата. Леди Изабелл дополнила мой рассказ тем, что когда она спала, к ней явился сэр Неубис и сказал, что со мной все в порядке, что бы она не волновалась, а ждала своего рыцаря, который скоро вернется из славного похода, по этому она никуда не спешила, а ждала меня, как и надлежит поступать верной даме сердца такого храбреца, как я.


После десерта мы с трепетом водрузили на стол найденные мною книги и стали их рассматривать. Это был по истине бесценный клад знаний. Книги о том, как получить металлы с заданными свойствами, о том, как перегонять нефть и получать горючие материалы, о паровых двигателях и двигателях на горючих материалах, даже два сборника стихов, а самое главное, — книга о том как чистить организм при отравлениях и как по признакам отравления искать противоядия. К концу я уже клевал носом и еле сдерживал зевоту. Немного я оживился только тогда, когда сэр Варт стал рассказывать, как им вместе с сэром Войтом удалось отыскать отравителя. Им оказался ядовитый жук слизняк, который случайно попал в кувшин с водой. И хоть его слизь не смертельна, удовольствия от постоянных болей в животе сэр Варт не испытывал, а слабость в теле, лихорадка и жар не позволяли ему приступить к нашим поискам немедленно.


Комендант, как представитель интересов короны оставил книги в моем распоряжении, вернее в распоряжении лорда Варта только на сутки, а затем планировал их отправить для более детального изучения в королевскую академию наук, с подробнейшим докладом его королевскому величеству. На том и порешили. Видя мою крайнюю усталость, гости разошлись и только сэр Варт остался за столом и продолжал читать книги, изредка делая выписки и пометки в своем блокноте. Даже ночью, когда я открывал глаза, я видел, что он продолжал работать.


Только утором, когда я окончательно проснулся и встал, он потянулся и с улыбкой взглянув на меня сказал: — Везунчик вы сэр Арт. За эти книги признательные ученые и наши потомки поставят вам памятник. Это какой прорыв в науке, какие открытия они сулят, а уж про яды и противоядия я вообще молчу. Эту книгу надо срочно засекретить и спрятать. Обязательно вам советую её прочитать. Я не стал говорить все, но ведь жука мне кто то подкинул в кувшин. И сделал это кто то из моих преданных слуг, что имели доступ в мою комнату, так как кувшин я принес сам и сам набирал в него отвар на кухне из общего бака. Так что книжку обязательно прочитайте, пока она до вечера в вашем распоряжении.


Я не стал говорить лорду, что все знания о ядах каким то образом уже поместились у меня в голове, как и огромная масса другой информации, которую мне ещё предстояло переварить, рассортировать по полочкам и научиться ею пользоваться…


Заканчивался второй месяц моего пребывания в Скимере. На правах дамы моего сердца Изабелл царствовала в моей комнате, наводила собственноручно порядок, определяла что нам подавать на стол (обедала и ужинала она только у меня), выговаривала, если я долго засиживался за работой и по утрам у меня были красные глаза. Её родители давно махнули рукой на эту своенравную девчонку, которую в большей степени воспитали рыцарские романы, чем наставления сэра Войта и леди Ниа. Частенько мы совершали с ней пешие или конные прогулки, когда она садилась на Мару, а я вел её в поводу. Мы по прежнему совершали совместные вылазки в руины и даже находили предметы быта, однако время моего пребывания в этом городе неумолимо таяло. Да и совет сэра Ирвина о том, что бы я не задерживался на одном месте более двух месяцев и что мне более безопасно будет в Гератии, я помнил.


В день отъезда я тепло попрощался со всеми. Леди Изабелл чмокнула меня в щеку, напомнила, что я обещал вернуться и что она будет меня ждать и если понадобиться, то всю жизнь, потом вручила мне на память собственноручно вышитый кошелек и скромно отошла в сторону, сердито поблескивая глазами то на своих родителей, то на сэра Варта. Видно было, что она не так представляла себе наше расставание (наверное опять по какому нибудь роману) но присутствие "посторонних" ей помешало. Я вскочил на Мару, в последний раз помахал всем рукой и не оглядываясь поскакал за пределы сначала гарнизона, а затем и Скимера, в чистое поле, где меня ждала дорога в другой мерсисайский город — Гератию.


Путь к конечной точке моего путешествия на юг был не близок и я планировал достичь гарнизона королевской стражи не раньше чем дней через 20 — 25. Однако вмешались обстоятельства. Так как я путешествовал неспешно, избегая караванных путей и больших сел, то был крайне удивлен, когда в одной небольшой деревушке, куда я заехал пополнить свои продукты мне передали небольшую записку адресованную мне. Барон Ирвин сухо сообщал, что на моего отца в Галисии было совершено покушение, к счастью он выжил, но лишился правой руки, и что это покушение месть мне со стороны известных мне лиц…


Я тут же развернул коня. Хватит обороняться и прятаться, пора и мне показать свои зубы. Никто не смеет угрожать моей семье, а кто посмеет — умоется кровавыми слезами. И так, я знал, что в активных поисках меня замечены: леди Диана, сэр Инквист, лорд Стаф и лорд Гауф. Все их владения находятся на юге королевства. Пора начинать наносить и мне им визиты вежливости. Для начала следовало вырвать зубы у змеи, что бы она не могла кусаться и я направился прямиком во владения лорда Гауфа, которые были ближе всех ко мне.


Через семь дней я въехал на его земли. Первые же расспросы в мелких деревушках показали, что я на правильном пути. — Господин куда то уезжал на месяц, об этом говорил староста… — Да, к нему частенько приезжала молодая и красивая леди, говорят, что это его будущая жена, ведь он вдовец… — Да, он сейчас в своем дворце, говорят во время его путешествия на него напали разбойники, но слава серому, господин отбился, хоть и получил небольшую рану… Так по крупицам я собирал нужные мне сведения.


Действовать я решил нагло и открыто. Не скрываясь я прибыл во дворец лорда Гауф. Бросив поводья опешившему слуге, я, не дожидаясь когда меня объявят, направился прямиком на второй этаж. Все дворцы одинаковые или примерно одинаковые и хозяйские покои и рабочий кабинет находятся, как правило, на втором этаже. Слуги и стражники провожали меня удивленными взглядами, но видя, что я иду решительно и целеустремленно, останавливать меня не рискнули. Вот и дверь, возле которой стояли два рослых охранника в кирасах. — Лорд здесь? — Он с дамой. — Я знаю, — и решительно толкнул дверь.


— Какая приятная неожиданность, лорд Гауф и леди Диана. Наверное леди прибыла убеждать очередного олуха стать отцом её королевского наследника? Я с нескрываемым удовольствием смотрел на побледневшие лица. Первым пришел в себя лорд Гауф:- Леди, откуда он знает о вашем предложении? — А вы не первый, лорд, и даже не второй, перед которым она раздвигает свои очаровательные ножки, — вмешался я. Каково чувствовать себя обманутым дураком? Ну да вам не долго находиться в этом состоянии, — и я вытащил свой пистоль из за пояса.


— Вы не посмеете выстрелить в женщину, — надменно произнесла Диана де Бове. — В женщину- нет, в змею — да. Раздался негромкий хлопок и леди Диана навалилась грудью на стол, а из дырки в её голове фонтанчиком брызнула кровь. Лорд Гауф собрался было закричать и призвать наверное стражу, но не успел. Крик замер у него в горле, а в его лбу тоже расцвела красная звездочка.

— Браво, браво барон, — из за портьеры вышел сэр Ирвин. Два основных заговорщика убиты, но это мы знаем, что они заговорщики, а для всех — благородные леди и сэр Гауф пали жертвой ужасной ревности сэра Арта. Я вынужден вас арестовать господин барон и предать королевскому суду за преднамеренное убийство. Ничего личного барон, сами понимаете, политика — дело грязное. И не советую сопротивляться, ваш пистоль разряжен, а у меня здесь припрятаны шесть самых надежных агентов.


И действительно, из за штор стали выходить люди в одинаковой одежде. Дождавшись, когда все шестеро выйдут, я стал стрелять. По мере того, как его люди падали под градом моих пуль, рот барона Голубых озер все сильнее и сильнее отвисал. — Какая жалость, сэр Ирвин, что вы геройски пали со своими людьми, когда пытались арестовать злостных заговорщиков против его королевского величества и только мое своевременное вмешательство не позволило им уйти от заслуженной кары. Барон успел крикнуть:- Стража! Это были его последние слова в этой жизни. Моя пуля попала ему точно в область сердца. Два стражника в кирасах тоже пали жертвами моих метких выстрелов, причем одного из них мне пришлось застрелить из старого, тяжелого пистоля, после чего я стал вытаскивать пистоли из за пояса стражников, людей барона и стрелять в разные стороны, даже пистоли сэра Ирвина я разрядил в трупы Дианы и Гауфа. Несколько пистолей я кинул возле их трупов. Дым стоял коромыслом, а грохот от выстрелов наверное был слышен в миле от дворца.


На шум сбежалась наверное вся челядь и вся стража, они с ужасом заглядывали в дверь, но войти не решались. Наконец то они расступились и в кабинет вошел молодой человек. Я стоял прислонившись к стене, мой пистоль с взведенными вновь замками был у меня за поясом, а использованный валялся возле сэра Ирвина. — Я сэр Витек, племянник сэра Гауфа, что здесь произошло? Я заметил, что увидев труп своего дяди, глаза племянника сверкнули радостью, не иначе как наследник.


— Сэр Арт, рыцарь Удачи. Я могу только предположить, так как появился уже в самом конце этой ужасной драмы. Насколько мне известно, ваш дядя и эта женщина участвовали в заговоре против его королевского величества. По всей видимости сэр Ирвин и его люди прибыли их арестовать. Желая избежать королевского суда они оказали яростное сопротивление, призвав на помощь свою стражу, но увы, силы были неравные и они все погибли. Слабым утешением может служить только то, что и те, кто хотел их арестовать тоже погибли. Жаль барона Голубых озер, он был преданным слугой его королевского величества. Когда будете писать королю об этом ужасном событии, присовокупите и моё письмо, где я все изложу так, как рассказал вам. Не плохо бы было известить наследников лорда, что бы такое хозяйство на долго не оставалось без присмотра.


Я единственный наследник, сэр Арт, а дядю я неоднократно предупреждал, что его связь с этой женщиной до добра не доведет. Не иначе как она склонила его к участию в заговоре. — Что ж сэр Витек, я вам признателен за совпадение наших позиций по поводу того, кто возглавлял заговор против его королевского величества. Распорядитесь, что бы мне предоставили кабинет и обеспечили чернилами и бумагой. А здесь наверное надо будет навести порядок и трупы все убрать, а то уже мухи появились…


Только ближе к вечеру я закончил обстоятельный отчет для его королевского величества. По мимо всего я ему сообщил, что это сэр Ирвин пригласил мня во дворец Гауфа, но видимо не дождавшись, решил действовать самостоятельно, кто же мог предположить, что заговорщики окажут такое бешенное сопротивление… О леди Глории я не обмолвился ни словом.


Ужинали мы наедине с сэром Витек. Он внимательно ознакомился с моим донесением и в свою очередь прочитал мне свое. В общем и целом его предположения совпадали с моим изложение. — Сэр Арт, мы без свидетелей и можем говорить откровенно. Я вам весьма признателен за то, что благодаря вам стал лордом Витек. Что я могу для вас сделать? — Не ждите откровений лорд, Лучше распорядитесь, что бы в кабинете навели идеальный порядок, выковыряли пули из стен, заделали дырки, замыли все полы и заменили ковры, что бы ничто, я повторяю ничто не смогло напомнит ни вам, ни другим лицам о том прискорбном событии, что произошло здесь сегодня. Тела погибших отправить их родственникам. И не забудьте дописать его королевскому величеству, что неоднократно предупреждали сэра Ирвина о том, что к вам зачастила в дом некая леди Диана де Бове…


На следующий день, когда я уже покидал владения лорда Витек, передо мной встал вопрос, а куда мне направить свои стопы? Соваться в столицу было бы по крайней мере не разумно, не думаю, что барон Ирвин действовал на свой страх и риск, а значит следовало переждать бурю, если она возникнет, где нибудь в спокойном и удаленном месте. И я решил отправиться в деревушку с поэтическим названием Синтия. Это была независимая деревня и в первую очередь благодаря тому, что в её окрестностях находились развалины храмов прежних богов давно забытых эпох, а захватывать земли пусть и забытых богов никто как то не рискнул и в свое время один из королей Готии объявил их независимыми.


Мара, верная своей манере передвигаться, неторопливо трусила по дороге. Мы следовали на запад, вслед заходящему солнцу. Скоро минует год, как я покинул родной замок. Периодически я с оказией отправлял короткие письма к себе на родину, пользоваться королевской почтой я не решался. Ответов не ждал и по этому был приятно удивлен, когда в одном из небольших городков на границе Готии и Султаната на постоялом дворе я заметил надпись о том, что у хозяина имеется сообщение для сэра Арта из дома.


Я уже научился не принимать поспешных решений, а решил сначала пожить немного в другой гостинице и осмотреться. Я обратил внимание, правда только на третий день своего пребывания, что один и тот же человек утром и вечером подходит к хозяину постоялого двора, о чем то его спрашивает и тут же уходит. Я решил проследить за ним. Он привел меня к ничем неприметному домику на окраине городка. Но в дом он заходить не стал, а перемолвился с кем то через дверь и ушел в сарай. Я стал наблюдать за домом. В течении дня к нему подъехали шесть всадников, но никто в дом не заходил, общались через дверь и только под самый вечер мне повезло увидеть его обитателя. Вернее обитательницу. Это была леди Клара фон Цимерман. Час от часу нелегче. Случай с бароном Ирвином меня многому научил, в частности не доверять, по крайней мере полностью, прежним знакомым и приятелям.


Вскоре к дому подъехала карета и из неё вышел какой то важный господин. Они с леди Кларой обменялись приветствиями, а потом направились как раз к кустам, где я находился в засаде. — Вы так и не нашли его? — Нет миледи, но думаю это дело нескольких дней. Если он не клюнет на удочку с письмом из дома, то уж по цвету волос его легко обнаружат наши люди. Они расставлены на всех ключевых местах.

А я в который раз был счастлив от того, что у меня появилась дама моего сердца, молодая леди, которая сначала заставляла а потом и приучила меня носить "разбойничью" косынку и прятать под неё волосы.


— Смотрите не спугните его и не вздумайте организовать за ним слежку, когда найдете. Он очень опытный и хитрый противник. Ваша задача найти его и немедленно сообщить мне, что бы я могла с ним встретиться. — И всё? — И всё, все остальные решения будут приняты после нашей встречи. — Миледи, а не лучше ли сразу отправить его на тот свет? — Милорд, он уже сам отправил туда не один десяток желающих, я не хочу пополнять их список. И поверьте мне на слово, там были специалисты своего дела, лучшие из лучших… Они отошли от кустов и я перестал слышать их разговор.


И так, леди Клара желает увидеться со мной, не иначе как для того, что бы уточнить подробности гибели барона. Противник она, по сей видимости, очень опытный, никогда не бывает на виду, всегда в тени, внимания к себе не привлекает, но вспоминая, как нас немедленно пропустили в королевский дворец, разглядев, что в карете сидит она, я вдруг понял, что это именно леди Клара возглавляет тайную службу короля, а барон Ирвин был всего лишь прикрытием. Тогда многое становится понятным и ясным…


Вечером того же дня, отловив мужика, который ежедневно ходил на постоялый двор и сунув ему пистоль под нос, я предложил доложить через дверь, что белоголовый появился в городе и уже спрашивал насчет письма. — Скажешь то что надо, останешься жить, нет — ты покойник. Я буду стоять рядом и все услышу… Мужик, как оказалось хозяин дома временно выселенный в сарай, сразу же согласился.

Вскоре закутанная женская фигура вынырнула из дверей и торопливо направилась к постоялому двору. Леди Клара так торопилась, что даже не заметила, как я пристроился к ней сзади.


— Миледи, не стоит торопиться, я слышал, что вы хотели меня видеть, и пожалуйста без резких движений, как я стреляю и владею шпагой вы знаете. Баронесса остановилась как вкопанная:- Сэр Арт, вы меня напугали. Я могу к вам повернуться? — Нет, леди, мне удобней разговаривать так. Что вы хотели узнать от меня? — Подробности, только подробности нелепой смерти барона Ирвина. — Я все подробно изложил в отчете на имя короля. От себя могу только добавить, что накануне этого трагического события, вечером, леди Диана имела продолжительную беседу с неизвестным мне господином, которого она называла просто лордом в саду, где в это время совершенно случайно находился я. Этот человек выглядит следующим образом, — и я четко описал того господина с которым Диана имела свидание, которое я подслушал через стенку. К сожалению о чем они говорили я не знаю, так как был далеко, но что они несколько раз упомянули имя барона, — это точно. И ещё речь шла об отце будущего наследника престола, если я ничего не перепутал.


— Где лежало тело бедного Ирвина? — Возле окна. К сожалению когда я подбежал к нему, он уже не дышал. Кровавое пятно у него было прямо на груди. — А ведь он был в самой прочной кирасе, значит стреляли в него почти в упор. — Этого я не знаю. Когда я услышал выстрелы и ворвался в помещение, там были одни трупы, хотя нет, лорд Гауф ещё по моему хрипел. — На нем и леди Диане тоже были одеты прочные кирасы и на них многочисленные вмятины от пуль, а убиты они выстрелами в голову. Похоже на ваш подчерк, сэр Арт… — Ну конечно миледи, вы ещё скажите, что это я всех угробил. — Нет, этого я не скажу, это даже вам не под силу.


Я не заметил, как она резко развернулась, в её руке блестнула сталь и она нанесла сильный удар в мое сердце. от неожиданности я уселся на пяту точку. — Я знаю, что это сделал ты, но ничего доказать не могу, по крайней мере барон будет отомщен. Я поднялся с земли, отряхнул камзол и брюки. — Никогда так больше не делайте леди, а то можно схлопотать и ответный удар. Она вновь кинулась ко мне, но я к этому уже был готов. Кончик моей шпаги чиркнул ей по горлу. Вот дурак, по этому же удару меня легко вычислят, хотя с другой стороны, кто подумает, что под личиной какой то старухи скрывается всесильная баронесса фон Цимерман.


Я оттащил труп в придорожную канаву и обыскал его, — пусть будет ограбление. Снял все немногочисленные украшения и срезал кошелек с пояса. Ого, а золотишка тут хватает, потом развернулся и пошел в свою гостиницу. Мне удалось попасть в свой номер незамеченным через черный вход. Вышел я из него уже зевая, показывая всем видом, что целый день проспал, а теперь не прочь хорошо подкрепиться. Утром я покинул "гостеприимный" городок и продолжил свой путь. Не успел я отъехать и несколько миль, как услышал за спиной стук копыт. Кто то меня явно догонял. Я остановился и развернул Мару, взвел курки пистоля и приготовился к встрече.


Всадник показал мне, что у него в руках ничего нет, а его пистоли закрыты в кобурах. — Сэр Арт, я уполномочен сообщить вам, что корона не имеет к вам ни каких претензий в связи с гибелью барона Ирвина и его людей. С вас сняты все обвинения. Вы можете в любой момент вернуться в столицу, или отправиться в любое другое место, что я вам настоятельно рекомендую, учитывая усиливающиеся разговоры о помолвке её высочества леди Глории с принцем Дастином из королевства Гастинг. Помахав мне рукой, всадник красиво развернул своего коня и поскакал прочь.


У меня прямо камень свалился с сердца:-"Все обвинения сняты" и хотя я понимал, что это просто слова и что по прежнему надо держать ухо востро, мне стало значительно легче. А какой то внутренний голос продолжал меня гнать на запад в странную деревушку с поэтическим названием Синтия, где по преданиям находятся разрушенные храмы и святилища прежних богов из тех стародавних времен, о которых уже никто и не помнит, и даже в летописях о них не сохранилось упоминаний.


Через два дня неспешной скачки я добрался до широкой и полноводной реки, что плавно катила свои воды куда то дальше на юг, через Султанат и другие королевства к самому синему морю. Река к сожалению была не судоходной, так как даже на этой равнине её путь перегораживали многочисленные пороги и огромные камни. Но на этом участке она было величественна и прекрасна. Когда я уже подъезжал к переправе, на меня было совершено нападение. Резкий и неожиданный удар в спину выбросил меня из седла. сознания я не потерял, а быстро перевернувшись, выхватил пистоль и взвел курки. В нескольких шагах от меня гарцевали несколько полуголых всадников, они смеялись надо мной. Один из них дал шпоры своему коню и попытался ударить меня своей плеткой. Я выстрелил ему прямо в лицо, а затем хладнокровно расстрелял остальных. Ни один из тех, кто напал на меня со спины не ушел.


Только сейчас, когда все закончилось, я заметил, как по моей многострадальной левой руке течет кровь. этого только мне не хватало. Или я повредил руку когда падал с Мары, или открылись старые раны. И в том и в другом случае это было не очень хорошо. Пока я ждал паромную переправу, несколько вооруженных всадников отправились посмотреть на место моей стычки. Старший охраны после возвращения подошел ко мне: — Норги, — степные бандиты, всегда нападают исподтишка и только тогда, когда их как минимум трое-пятеро на одного. Совсем обнаглели, скоро из за них придется переправу закрывать, совсем люди перестали ездить на тот берег, бояться.


— А что местный лорд? Почему не наведет порядок? — Лорд в столице, а король все собирается прислать охотника за головами, что бы он их тут пощипал, да видимо все они заняты. Говорят сейчас разбойников развелось очень много, наверное к голоду или войне.

5

С рукой, к счастью, все обошлось. Небольшая царапина, бывало и хуже. А что, не задержаться ли мне тут у переправы? Как говориться — норгов посмотреть и себя показать… Десятник, старший поста, объяснил мне ещё в первый день:- Норги, часть степного народа, промышляют исключительно разбоем и воровством, нападают из засад или со спины. Хорошо метают дротики. Смотрю, ваша милость, вам тоже досталось, вон ваш камзол весь подран на левом плече. знатная дырка.


В общем я остался. Принцип охоты на степных разбойников был очень прост. Первые несколько дней я изображал из себя одинокого всадника, что готов был стать легкой добычей, а так как свидетелей я не оставлял, то вскоре у переправы собралось уже около двух десятков лошадей, которых я приводил с собой. Уже на второй день десятник подошел ко мне:- Что ж вы, ваша милость, сразу не сказали, что вы тот знаменитый охотник за головами, — белоголовый, что в одиночку всю банду черного дрозда положил, а в ней бают было более полусотни грабителей. Ежели что, вы только скажите, мои ребята вам мигом подмогнут.


От охранников переправы я узнал места, где наиболее часто появляются норги, откуда они приходят, куда скрываются после набегов и сам стал использовать их тактику. Я устраивал засады на наиболее вероятных путях их движения. Действовали они как правило небольшими группами, по пять — семь всадников, больше трех дней в землях королевства не задерживались, а прятались на территории Султаната. Вот и решил я нанести визит и поискать стойбище норгов.


Весна в степи ещё не вступила в свои права полностью, наряду с начавшейся пробиваться зеленой травой было много желтых проплешин сухостоя. Земли Султаната ни как не отличались от земель Готии и если б я не знал, что та полоса черной земли является условной границей, то никогда бы и не подумал, что уже еду по чужой земле. Стойбище я нашел на третий день. Прямо посреди степи стояло кругом несколько повозок, в центре горел небольшой костерок, на котором кипело какое то варево. К одной из телег были привязаны несколько человек, по всей видимости приготовленные для продажи в рабство. в основном дети и женщины. Мужчин было человек двадцать и всего три старухи, которые занимались готовкой и обихаживали разбойников. Я понял так, что это нечто вроде полевого лагеря.


Группа из пяти человек направилась в сторону Готии, я дождался, когда они проедут мимо меня и безжалостно расстрелял их в спину. Лошади степняков привыкшие к крови и частой смене хозяев совершенно равнодушно отнеслись к тому, что я их поймал, связал передние ноги и оставил пастись.

На табор я решил напасть ближе к вечеру. Дождавшись когда грабители поужинают, усядутся у костра и начнут пить свою бузу, я пробрался к самым повозкам, встал за одну из них и стал стрелять из своего пистоля как в тире. Подарок от неизвестных голосов стрелял с такой же точностью как и обычный пистоль, но в два раза дальше. Я спокойно убивал даже тех разбойников, которые были от меня на расстоянии пятидесяти, или около того, шагов.


Сначала разбойники ничего не поняли, видимо приняв упавших своих товарищей за напившихся бузы, но когда уже пять или шесть человек бездыханными упали на землю, а некоторые в костер, началась паника… Все кончилось довольно быстро, даже старух я не пожалел. Добив раненых, я освободил пленных и приказал им собрать все самое ценное в повозки, запрячь лошадей и гнать их в Готию. Что не смогут взять с собой сжечь. Женщины и детишки пытались целовать мне сапоги, плакали от счастья, что впрочем не мешало им быстро оправившись, начать собирать все самое ценное в повозки и готовиться к возвращению на свои земли.


Как я узнал, норги напали на небольшой обоз переселенцев. Трех мужиков, что яростно сопротивлялись убили дротиками, а остальных увели в полон. Что ж, как говориться — долг платежом красен. Отправив полонянок к переправе под защиту десятника и его людей и наказав им прихватить и тех лошадей, что были стреножены, я отправился дальше. В глубь Султаната я не углублялся, а продвигался вдоль границы. Вскоре я наткнулся ещё на один табор. Он видимо только прибыл и ещё не был обременен добычей. Четырнадцать норгов и две старухи нашли свой вечный покой на границе. Лошадей я разогнал, а телеги сжег, хотя для этого и пришлось потрудиться.


Уже перед тем, как я решил возвращаться, мне удалось наткнуться на большое становище. Около трех десятков возков, более сотни воинов и несколько десятков женщин и детей. Решение пришло внезапно. Справится с ними я естественно в одиночку не смог, но вот с помощью огня, — вполне. Я решил под утро, дождавшись благоприятного ветра, поджечь сухую траву таким образом, что бы ветер понес огонь прямо на становище, а когда возникнет паника, начать стрелять.


Из огненного кольца вырвалась всего одна повозка и не более десятка обгоревших норгов. Остальные или сгорели, или задохнулись в дыму, или пали от моих пуль. Пришлось мне поработать и шпагой, когда несколько человек обезумев от огня прорвались сквозь его стену, а я как раз не успел спустить и взвести курки, пришлось рубить и колоть их своим клинком.


Свистнув Мару и собрав несколько десятков разбежавшихся лошадей, я погнал их в Готию. В крестьянском хозяйстве все пригодится…

Степь гудела. уже все окрестные села знали, что наконец то его величество король прислал для наведения порядка своего лучшего охотника за головами — белоголового. Количество убитых мною норгов возрастало от села к селу и уже давно перевалило за сотню. А тут ещё несколько десятков дармовых коней и спасенные переселенцы и зарево на горизонте… Мое пребывание у переправы обрастало легендами и вымыслами.


В тот день, когда я уже собирался покинуть гостеприимный пост у переправы, прискакал взволнованный гонец с сообщением, что местный лорд прибыл из столицы и требует к себе охотника за головами. — Ну, ну, значит требует, — с ухмылкой переспросил я, обувая свои сапоги, которые мне вычистили и даже чуть чуть подремонтировали. Рыцарские шпоры мелодично позвякивали. Увидев их гонец, который до этого выглядел до нельзя гордым вмиг скукожился и даже стал меньше ростом. — Не бойся, бить, а тем более убивать не буду. А лорду своему передай, что как нибудь заеду, когда мне делать будет нечего. Гонец ещё немного покрутился у поста, собирая слухи и последние новости и ускакал. — Лорд то он ничего, спокойный, только дюже молодой, ветер в голове играет, — пробасил десятник, ну да ничего, теперь остепенится, осенью вроде поженился и с молодой женой вернулся в имение. К тому же баят, жинка его уже на сносях. Спасибо вам за все, ваша милость, — и десятник а за ним и все воины поста низко поклонились мне. — И вам не хворать, служивые, — уже с Мары весело крикнул я…


Куда ни кинь взгляд, везде степь да степь кругом. Изредка можно увидеть одно или несколько деревцев. Мы не торопились, по этому я не очень удивился когда вскоре тот же гонец нагнал нас. Размазывая слезы и сопли по лицу он буквально рыдал: — Лорд сказал, что запорет меня, ваша милость, если я вернусь без вас. Ведь по правде говоря он вас приглашал к себе в гости, это уже я приврал, что требовал… — Ладно, не вой, показывай дорогу, да не гони, моя лошадь не любит быстрой скачки… без необходимости.


Усадьба лорда Уэста была несколько в стороне от дороги, что вела к Синтии, но меня это мало волновало. Больше меня волновало, — найдется ли у лорда нормальный портной, что сможет пошить мне дня за два, три новый камзол, да сапожник, что стачает прочные сапоги по моей ноге, и есть ли в усадьбе баня, или хотя бы большая бочка, а то купания в речной воде как то уже поднадоели. С этими мыслями я и въехал в усадьбу.

Меня встречал управляющий в богатом камзоле, на фоне которого моя одежда смотрелась просто тряпкой. Ваша милость, вода нагрета, пожалуйте сразу же в баню, за лошадь и вещи не беспокойтесь, лошадь в конюшню, ваши вещи в комнату. Судя по тому, как из за колон выглядывали любопытные лица, слухи о моих подвигах докатились и до усадьбы. А когда я снял с головы косынку и тряхнул своими волосами, что небрежно легли мне на плечи, раздалось даже несколько охов и ахов.


Баня была действительно настоящей, — с горячим паром, бассейном, искусными банщиками. Для начала меня исхлестали связками какой то травы, было необычно, но приятно. Потом меня терли, скребли, мяли и опять хлестали… Вышел я из бани словно заново родившийся. Что бы мои волосы не мочили чистую рубашку, я перевязал их тесемкой, собрав в пучок. Получилось неплохо. В комнате, которую выделили для меня, я переоделся в брюки прямого покроя и одел модные башмаки.


Лорд Уэст уже ждал меня в трапезной. Местный распорядитель объявил меня коротким титулом:- Сэр Арт, рыцарь Удачи., проездом в Синтию. Мы обменялись поклонами. Он пристально рассматривал меня, а я его. Худощавый, ниже меня ростом, старше меня на несколько лет, не атлетического склада, ему бы быть ученым а не владетельным лордом, хотя одно другому не мешает. Наглядный пример тому лорд Варт.


Мы разместились за столом и приступили к трапезе. Разговор пока не клеился по той причине, что я соскучился по изысканной, домашней кухне и просто напросто получал от еды удовольствие. Дверь в зал открылась и в помещение, переваливаясь как уточка вошла… Лу. Я вскочил из за стола:- Леди Луиза! Она радостно улыбнулась, подошла подставила щеку для поцелуя:- А я догадывалась, что это ты Арт, но решила сама проверить. Мы своим приглашением твои планы не нарушили? — Что вы миледи, я очень рад вас видеть. — Вот и прекрасно. Она села за стол рядом с мужем и сделала отрицательный жест, когда ей попытались что то положить на тарелку. — Нет, нет, есть не буду, я и так стала в последнее время такой толстой и неуклюжей…


Увидев несколько удивленный и не очень довольный взгляд своего мужа, она ему нежно улыбнулась:- Милый, позволь я тебе кое что коротко расскажу о сэре Арте… Начнем с того, что он действительно в одиночку уничтожил банду черного дрозда, затем в течении минуты или около того на центральной площади перед королевским дворцом убил де Брисака, первого задиру и бретера королевства, да ты о нем слышал, и ещё четырех его дружков, причем все это было сделано в честном поединке при огромном стечении народа. Потом на него напали наемные убийцы и тоже на площади. Они были конными, а сэр Арт пеший. Трех из них он убил, а остальные поспешно скрылись.


На первом же приеме у короля барон заинтересовал одну весьма высокопоставленную даму, к тому же оказалось, что его величество король Фредерик в свое время принимал непосредственное участие в воспитании сэра Арта, правда ещё тогда, когда он был наследным принцем. Затем сэр Арт принял самое деятельное участие в разоблачении заговора против короля и его семьи, убив четверых самых важных заговорщиков, когда они напали на её высочество принцессу. Двое из заговорщиков были в кирасах, а сэр Арт только в рубашке… Среди них был лучший фехтовальщик королевства маркиз де Бове.


Арт получил серьезные ранения и по поручению одной знатной дамы я вместе с ней ухаживала за ним, пока он был без сознания и не оправился. Затем вместе с этой знатной дамой он переехал во дворец, подаренный ему его величеством за услуги оказанные короне, а я как доверенное лицо высокопоставленной дамы исполняла обязанности домоуправительныцы. Но к сожалению счастье молодых людей длилось недолго, её отец принял непростое решение и им предстояло расстаться.


— За свое счастье следовало бороться, — нравоучительно изрек сэр Уэст, — а если что, то и тайно провести обряд создания семьи, или выкрасть свою даму…

— Боюсь в последствии из меня получился бы плохой король Готии, меня ведь не учили управлять государством, — усмехнулся я на наивные рассуждения лорда. У того отвисла нижняя челюсть, когда он услышал мои слова. — Вы хотите сказать, что та высокопоставленная дама была… — Дорогой, — вмешалась леди Луиза, — есть некоторые вещи о которых не принято говорить вслух, но ты догадался правильно, это была она, её высочество. Но я продолжу. Счастье влюбленных было недолгим. Ещё через месяц стало известно, что уцелевшие заговорщики решили во что бы то ни стало убить сэра Арта. Таким образом опасность стала угрожать и той даме, что находилась рядом с ним.


Сэр Арт решил принять удар на себя и в открытую покинул столицу, а высокопоставленная дама вернулась во дворец.(я хмыкнул, — меня выслали, вот как это называется) Во время своих странствий на барона было совершено несколько покушений, в результате которых десятки заговорщиков погибли. В Скимере, куда прибыл Арт, ему удалось сделать несколько очень важных находок. Да таких, что наши академики решили поставить ему памятник ещё при жизни, и сейчас он готовится и отливается из бронзы. Но я этого не говорила, так как это королевская тайна и сюрприз…


Потом сэр Арт совсем на немного опоздал, что бы спасти барона Ирвина, который попал в засаду заговорщиков и геройски там погиб вместе со своими людьми. При дворе говорят, что только благодаря смелости и отваге барона заговорщики были уничтожены и не избежали заслуженной кары, — при этом она внимательно посмотрела на меня. Я развел руками:- Комментариев и подробностей не будет. — Вот видишь, дорогой, какой он скрытный?


Ну а потом в нашей округе объявился знаменитый охотник за головами — белоголовый, и я подумала, а что если это и есть сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи, и попросила тебя пригласить его к нам погостить. Как видишь, я не ошиблась. Сэр Арт, а это правда, что вы в одиночку уничтожили несколько сотен норгов? — Эти слухи несколько преувеличены, миледи, сотню или чуть больше… — Ну по крайней мере о вас уже сейчас ходят легенды.


— Арт, у меня к тебе просьба, по старой дружбе, ты бы не мог задержаться и погостить у нас дней 7 — 10? — Вам что то угрожает и нужна моя помощь? — Да нет, все значительно проще. Видишь ли местное общество считает меня столичной штучкой, которой повезло и она женила на себе завидного жениха, по этому нас немного пока чураются, а если говорить откровенно, с нами перестали общаться. А тут ты, живая легенда, а когда узнают, что мы с тобой знакомы и не просто знакомы, а друзья, то к нам потянутся гости, что бы хотя бы взглянуть на тебя… Дорогой, ты, кстати, когда будешь завтра общаться в своем кругу, не забудь упомянуть, что барон не женат и даже не помолвлен, это ещё больше привлечет к нему внимание.


Ну а теперь, сэр Арт, то что вас больше всего интересует. В течении первого месяца как вы расстались, её высочество даже не разговаривало с королем. Существовало опасение, что она сможет бежать за вами, по этому за ней пристально следили. А потом его величество сделало гениальный ход. Он собрал все ваши фасоны новых платьев, что вы разрабатывали для принцессы и её фройлен и приказал лучшим портным немедленно их пошить. А потом как бы невзначай подарил эти платья её высочеству. Естественно она не выдержала и стала появляться в них на королевских приемах, а дальше — больше, она стала принимать участие в балах и карнавалах. Перед нашим отъездом из столицы стали поговаривать, что своей красотой она пленила принца Дастина, который гостил при дворе. Он из какого то королевства Гастинг, о котором я даже и не слышала и что дело идет к помолвке, на которой настаивает его королевское величество. Так же говорят, что именно из за этого вам запретили пока появляться в столице…


Я вновь развел руками:- Как я уже говорил, — комментариев и подробностей не будет. — Вот видишь, дорогой, я же говорила, что он очень скрытный. А самое главное, он человек чести и своего слова, даже его королевское величество как то заметило, что если б он не был рыцарем Удачи и принял подданство Готии, то о лучшем зяте и мечтать не пришлось бы. Но увы, сэр Арт не может принимать титулы от других королей, если только он не является их подданным, а так он давно бы уже стал или маркизом, или герцогом. Я слышала, что даже указ соответствующий заготовлен, — и леди Луиза вновь внимательно посмотрела на меня.


— Миледи, вы сами сказали, что я человек чести и своего слова, и этим сказано все. — Глорию жалко, она наверняка бедняжка страдает… А я про себя подумал, — на балах и маскарадах? Очень страдает…


Ко мне обратился сэр Уэст, который очень внимательно слушал свою жену и мои реплики: — Барон, не хотите ли присоединиться к нам, мы завтра с утра устраиваем большую охоту на перелетную дичь. — Спасибо, сэр Уэст, но я хотел бы понежиться на мягких перинах и в теплой постели. Как то походно — полевой быт мне немного поднадоел.

— Миледи, я с удовольствием погощу у вас несколько дней, тем более, что я ваш должник. Вы реально многое сделали для того, что бы те дни и месяцы, что мы провели с… были самыми счастливыми в моей жизни. Но у меня тоже есть к вам маленькая просьба. Нельзя ли прислать ко мне вашего портного и сапожника, а то за время моих путешествий моя одежда и обувь немного поизносились. К тому же на камзоле от дротика осталась большая прореха, которую толком заделать не удалось.


— С утра они будут в вашем распоряжении барон, могли бы об этом и не просить, долг любого гостеприимного хозяина угодить своему гостю, тем более, что то, что я услышал от миледи, действительно достойно уважения и восхищения. У вас такая насыщенная жизнь, полная опасностей и приключений… — Ах сэр Уэст, я бы с удовольствием поменял свою такую жизнь на тихий семейный уголок, где мог бы в покое наслаждаться всеми прелестями супружеской жизни…


Проснулся я по обыкновению рано и что бы хоть как то убить время до завтрака спустился в сад, где провел полноценную тренировку, а также отработал несколько ударов и финтов, которые в последнее время почти не применял. Появившийся словно из под земли слуга полил мне холодной воды и я умылся прямо над клумбой. Надев по обыкновению косынку на голову и опоясавшись шпагой я бодро отправился искать, где мне можно будет перекусить, так как со слов все того же слуги мне стало известно, что господин раньше одиннадцати не встает, а госпожа и того позже…


На кухне вкусно пахло стряпней, свежим хлебом и ещё чем то неуловимо родным, что сразу же напомнило мне дом. Плотно перекусив, я принялся обследовать дом, не заходя правда на хозяйскую половину. В качестве проводника я взял управляющего, который с удовольствием рассказывал мне о славных предках лорда Уэста, показывал рыцарские доспехи, щиты и знамена, что были добыты в боях и поединках. Оказывается здесь, на западе, когда то давным давно кипели настоящие сражения. Орды степного народа, теснимые неведанными захватчиками с юга, пытались утвердиться на этих землях, но постепенно все успокоилось. Степняки были отброшены назад в Султанат, а здесь воцарились мир и покой, вот только норги беспокоят своими набегами…


Вскоре стали съезжаться гости лорда, которые планировали принять участие в охоте на перелетную дичь. Увидев меня в столь странном одеянии, некоторые молодые люди стали картинно хмурить брови, подкручивать свои усы, а некоторые втихомолку подсмеиваться за моей спиной. В таких случаях деревенских увальней надо сразу ставить на место. — Господа, никто не желает скрестить со мной шпагу в тренировочном поединке, если смелых нет, то можно трое или четверо на одного, только обязательно оденьте перчатки, я больно бью по рукам, когда выбиваю шпагу.


Я умышленно выбрал такой пренебрежительно — высокомерный тон, что бы задеть их спесь и не дать возможности уйти от завуалированного оскорбления. — Барон!- раздалось у меня за спиной. Это леди Луиза вышла на балкон, — вы только ни кого не покалечьте и не пораньте, это все таки наши гости, откуда им знать, что вы лучшая шпага двух королевств. Её слова подхлестнули молодых людей и сразу же трое обнажили шпаги.

Схватка не успела начаться, как тут же и закончилась. Как я и предупреждал, я просто выбил у всех троих их клинки. — Господа, будем считать, что это была разминка, к тому же вас только трое, а я говорил о четырех. К сведению остальных, кто сейчас наблюдает. Вы тоже можете поучаствовать в тренировочном поединке. Любой из вас может тут же присоединиться к своим товарищам, как только кто то из них потеряет шпагу. Вскоре четыре поединщика уже стояли передо мной. Схватка началась.

На этот раз я дал им возможность атаковать первым и выбивал или вырывал шпагу только после того, как атака заканчивалась. Я имел значительное преимущество за счет того, что моя рука и шпага были длиннее, чем у моих соперников. этим то я и пользовался. Я просто держал их на расстоянии, не давая приблизиться ко мне, периодически нанося болезненные удар плашмя.


На земле уже валялось около десятка шпаг и мне оказывали сопротивление всего два юноши, которые самыми последними вступили в поединок. Я провел быструю атаку, коснувшись кончиком шпаги груди каждого из них, сделал шаг назад и поднял клинок вверх, сигнализируя, что учебный бой окончен. Они отсалютовали мне тоже. Господа, — обратился я к зрителям и участника схватки. Пользуясь старой дружбой с хозяйкой этого прекрасного имения, я задержусь здесь на несколько дней, желающие могут проводить со мной совместные тренировки, я не делаю секрета из своего мастерства и буду рад научить желающих, тем более, что вы живете в приграничных районах, где в последнее время оживились различные разбойники и бандиты. Вам и надо то всего ничего, получить разрешение у лорда Уэста погостить у него.


Вскоре вниз спустилась переваливаясь как уточка леди Луиза, заботливо поддерживаемая своим мужем. — Барон, никого не поранили? А то знаю я вас. Ещё его королевское величество сетовали, что вы только и знаете что убиваете, и никого в живых не оставляете. — Ах, миледи, это было так давно, я был так неопытен, хотя признаться с тех пор ничего не изменилось. Врагов в живых я не оставляю.


— Господа, вы представляете, барон за несколько дней в одиночку расправился с более чем сотней наргов. Признаться я вчера не очень поверила его словам, зная как вы, мужчины, любите несколько приукрасить действительность. Но сегодня утром в имение прибыли переселенцы, которых сэр Арт освободил, так вот они в один голос утверждают, что он расправился с целым табором разбойников, в котором насчитывалось более трех десятков мужчин. — Двух десятков, миледи, двух, — поправил я её. — Ах, сэр Арт, но мне то можно немного преувеличить, я же ведь женщина, это вы всегда говорите правду. Пойдемте проводите меня в залу, а охотникам пора уже ехать, а то они и до вечера на выйдут со двора.


Я предложил леди Луизе свою руку и мы неторопливо пошли к крыльцу, где она остановилась и с улыбкой стала наблюдать, как выводили лошадей, как красуясь друг перед другом охотники стали выезжать за пределы сада. Вскоре двор опустел. — Пойдемте и мы сэр Арт, немного перекусим и отдохнем. Я в последнее время что то стала быстро уставать. — Миледи, а когда срок? — Да меньше месяца по моим прикидкам, я уже и повитуху вызвала. Вот по этому Уэст и боится меня надолго оставлять одну.


В окружении нянек она пошла впереди меня в столовую, где уселась в широкое кресло и принялась лениво ковыряться ложкой в каше. Знаешь, Арт, никогда не думала, что вынашивать ребенка так тяжело. А он к тому же ещё, сорванец этакий, ножками бьет. Непоседа, весь в отца. Сэр Уэст тоже вечно не сидит на месте. — Лу, ты счастлива? — Она посмотрела на меня и стеснительно улыбнувшись, кивнула головой. — Знаешь, Арт, да. Никогда не думала, что семейная жизнь может приносить столько удовольствия, умиротворения и покоя. Мне нравится такая жизнь, правда иногда я скучаю по дворцу, своим подругам фройленам, балам и приемам, но это скорее грусть, чем скука. Ведь бывает так, что взрослые люди скучают по своим детским игрушкам? Вот и у меня нечто такое.


Ну ладно, хватит обо мне, расскажи как ты, ведь мы не виделись почти год. Верность Глории хранишь? — Храню. О леди Мергарит я не стал рассказывать, это не моя тайна, а вот о своей даме сердца, молодой леди Изабелл рассказал. К моему удивлению, Лу вполне серьезно отнеслась к моему рассказу. — Первая любовь она самая яркая, запоминающаяся, Арт. Девочке всего десять лет и она, судя по всему, полюбила тебя всем сердцем. Постарайся рано или поздно вернуться к ней, не разрушай веру в светлое и чистое чувство. И пусть потом ваши пути разойдутся, она будет благодарна тебе, как своему первому рыцарю, для которого она стала впервые дамой сердца.


Потом немного подумав, она мотнула головой:- Нет, эту историю местным дамам я рассказывать не буду, не поймут. Здесь с одной стороны нравы и проще, а с другой строже. До замужества можно крутить романы хоть с десятком любовников, а вот после замужества ни, ни. И почему это правило не распространяется на вас, мужчин? Знаешь, не хотела тебе говорить, но мне показалось, что Глория постепенно тебя стала забывать. Хотя кто знает, встретьтесь вы и что будет, может быть страсть вспыхнет с новой силой?


Я пожал плечами:- Не знаю, Лу. Мне дорога в столицу пока закрыта. Чуть больше месяца назад мне это ясно дал понять посланник короля. Так что я продолжаю свое путешествие. — А что ты хочешь найти в Синтии? — Не знаю, меня тянет туда какая то неведанная сила. Я просто чувствую, что обязан посетить это место и мне возможно откроется какая то истина. — На обратном пути заедешь? — Обязательно, если придется возвращаться этой же дорогой.


Она, тяжело опираясь на стол встала. Тут же подбежали няньки, подхватили ей под руки. — Я устала, пойду прилягу отдохну, а ты готовься, к вечеру наедет полно гостей, а ты для них диковинка. Да, портной и сапожник уже сняли мерки с твоих вещей и уже начали шить. Я распорядилась, что бы это было по проще и по надежнее. Видишь, я помню твои вкусы. Она вышла, а я продолжил меланхолично пережевывать очередной кусок мяса, удивляясь очередным причудам жизни. Веселушка и непоседа Лу стала примерной женой…


Что бы как то убить время, я оседлал Мару и мы совершили небольшую конную прогулку, да и есть по стольку нельзя, а то я разжирею. Мы объехали усадьбу по кругу. Я с удивлением рассматривал большой сад, различные деревья и думал, а почему деревья не растут в степи и что будет, если её засадить? Приглядевшись, как работают садовники я понял в чем секрет. Земля для сада была привозной, черной, а в степи земля какая то буро красная. В этом наверное и разница. Спешившись и ведя Мару в поводу я подошел к работникам и стал задавать вопросы. Отвечали сначала с неохотой, но потом видя мой неподдельный интерес, стали отвечать более подробно и обстоятельно.


Я в свою очередь поделился своими знаниями по подвою деревьев и размножению черенками. Мне даже пришлось на простых примерах показать, как это делается… Время пролетело незаметно и я услышал, как наши охотники возвращаются в имение. Только их было значительно меньше, чем выезжало. Я подскакал к сэру Уэсту: — Что то произошло? Людей возвращается меньше, чем выезжало. — Успокойтесь, сэр Арт. Просто многие поехали сразу же переодеваться и за своими женами, дочерьми, племянницами. Ну и наделали вы тут шума. Я лишь немного рассказал из того, что вчера услышал от леди Луизы, не называя конечно имен, как оказалось, что многие уже слышали о вас, только не знали, что вы, — это вы.


Так что готовьтесь барон, сегодня вы будете в центре внимания. И можно я вам дам один совет? — Я весь во внимании. — Оставайтесь в своем стиле сэр. Эта косынка, волосы собранные в узелок на затылке, шпага и пистоль за поясом, — завтра уже половина молодежи будет щеголять в таких же нарядах. И ещё, постарайтесь или никого не выделять из наших девушек, или одарить своим вниманием каждую из них, тогда в первом случае вы будете человеком который страстно любит, но несчастлив влюби, а во втором- галантным и прекрасным кавалером.


— Благодарю за советы сэр Уэст, а то я действительно был в затруднении, какую манеру поведения мне выбрать. Во сколько начнется раут? — Как обычно около девяти вечера. Постарайтесь к этому времени как следует поужинать, а то кроме вина и напитков ничего другого не будет… И мы разошлись.

6

Я так и не понял, чему был посвящен прием? То ли возвращению лорда с женой из столицы, то ли моему появлению в гостях. Как бы там не было, но зал для раутов был заполнен. Многочисленные группки гостей то образовывались, то распадались. Я подсматривал в щель портьеры. — Что, страшно? — спросила леди Луиза, опираясь на руку мужа она отдыхала перед тем как войти в зал. — Страшно, — честно признался я. — Вот и мне страшно, а Уэст только посмеивается. Ему хорошо, все знакомые, а я тут никого толком не знаю, кроме двух трех человек, которые сговаривались насчет нашей свадьбы, да приезжали в Венсус вместе с лордом.


— Не волнуйся дорогая, все как обычно, — проговорил сэр Уэст, — посмотрят на тебя, немного посплетничают, а потом все свое внимание переключат на сэра Арта. Вот кому сегодня придется нелегко. Ты заметила сколько девиц привезли родители и родственники, а я ведь только двум трем друзьям отца шепнул, что барон свободный молодой человек. — Вот всегда так, — притворно посетовала леди Луиза, — мечтаешь, мечтаешь оказаться в центре всеобщего внимания, а тут появляется некто белоголовый и все внимание забирает себе и за что мне такое наказание? Ладно пошли, а то нас и так ждут.


В зал мы вошли вместе, правда я скромно держался чуть сзади. — Леди Луиза и лорд Уэст, — затем небольшая пауза, — сэр Арт, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи. Все внимание обратилось на нас. Маленькая и миниатюрная Луиза смотрелась маленькой девочкой между нами и только хорошо заметный животик говорил о том, что скоро она станет матерью. Я уже несколько раз обращал внимание, что муж смотрит на Луизу с любовью и обожанием и это при том, что сговор о свадьбе происходил без участия молодых. Они видели друг друга только мельком.


Начались перешептывания и переглядывания. Ну ещё бы, ведь я разительно отличался от всех местных щеголей. Разодетые в разноцветные камзолы и брюки разных фасонов, башмаки с бантами и без, они представляли этакую стаю птиц. Я же был обут в сапоги с рыцарскими шпорами, что при каждом моем шаге мелодично позванивали, брюки с широким поясом, на боку шпага и кинжал, пистоль я правда предусмотрительно оставил в своей комнате. Белая рубашка с широкими рукавами и манжетами, распахнутый ворот, из под которого просматривалась кольчуга, на голове косынка, которая прикрывала и прятала волосы. Как сказала бы одна молодая леди, — я самый настоящий рыцарь удачи и благородный разбойник.


Я остановился чуть сзади кресла леди Луизы и сам в свою очередь стал рассматривать присутствующих. Несколько молодых дам туту же подошли к леди и лукаво поблескивая глазами в мою сторону стали о чем то с ней шептаться. — Сэр Арт, можно вас на минутку? — К вашим услугам миледи. — Сэр Арт, а не могли бы вы продемонстрировать свой талант знаменитого художника и нарисовать несколько фасонов платьев для наших дам?

Я фыркнул, интересно когда это я стал знаменитым художником? — Для вас, миледи, все что угодно, но мне понадобиться стул, бумага и стило. — Сейчас все принесу.


— Просто и до нашего забытого уголка дошли слухи о вашем таланте, — прощебетала наверное самая смелая из девушек. Говорят, что вы придумывали платья для самой принцессы и она теперь царит на всех балах. — Ну что же, вы самая смелая с вас и начнем, — сказал я усаживаясь на стул и беря в руки бумагу и стило. Встаньте передо мной, вот так хорошо, а теперь немного пройдитесь. Достаточно, — я несколькими штрихами изобразил стоящую передо мной девушку, особое внимание уделив её выразительным глазам и естественно абсолютно новому фасону платья спереди и сзади. — Держите сударыня. — Уже все готово? Ах, как прелестно, неужели я так выгляжу со стороны?


Её окружили подружки и стали охать и ахать. — Миледи, — обратился я к хозяйке, — кого следующую, но предупреждаю, здесь всего шесть листов бумаги и больше я рисовать не буду…

В течении получаса ещё шесть счастливых обладателей новых фасонов платьев стали предметом пристального внимания своих подруг. — Сэр Арт, простите мою назойливость, — обратилась та, что первая подошла ко мне, — но я не пойму как быть с этой оборкой и этой складкой? — Сударыня, может быть вы представитесь мне, а то как то неудобно обращаться к вам, не зная вашего имени. — Я дочь сэра Суаве, леди Пет. — Леди Пет, открою вам страшную тайну, на все эти вопросы вам сможет ответить леди Луиза. Она была первой моей помощницей, там в столице. Ну а уж если она будет бессильна, то тогда милости прошу ко мне, но учтите, я здесь задержусь максимум на семь — десять дней…


Вокруг леди Луизы тут же образовался небольшой водоворот, стали даже подходить не только молодые дамы, но и, скажем так, леди в возрасте. Всем было интересно, что такого изобразил заезжая знаменитость. А то, что я здесь знаменитость, я уже понял, а если так, то решил усилить эффект от своего присутствия. Сняв свою косынку, я подвязал её особым узлом на шее, а концы заправил в ворот рубашки. Дождавшись, когда мои волосы лягут небольшой гривой мне на плечи (вообще то длинные волосы я никогда не любил), я заранее приготовленной тесемкой связал их сзади в этакой конский хвост. Даже леди Луизе мой эпатаж понравился, и она украдкой показала мне свое восхищение условным знаком.


— Милые дамы, позвольте мне оставить вас на немного, мне надо переговорить с лордом Уэстом. И под этим предлогом я быстренько улизнул к группе молодях людей, что сгруппировались вокруг лорда. — Сэр Уэст, выручайте, придумайте что нибудь, что бы мне хоть немного побыть среди настоящих мужчин и отдохнуть от щебета этих птичек. — Выход только один, сэр Арт, — расскажите нам хоть об одном своем приключении. — Милорд, честное слово, рассказывать о том, как я убивал, не хочется. Давайте я вам лучше расскажу о некой очень смелой девочки, которая выбрала меня своим рыцарем.

И стараясь придать драматизм своему рассказу я поведал о своих приключениях в подземельях древних развалин Скимера, о том, как молодая леди Изабелл терпеливо ждала меня, поддерживая огонь в светильнике, как она готовила нехитрую еду почти в полной темноте и как оказалось, что пробыв в подземелье всего несколько часов, мы отсутствовали целых пять дней, о своих очень значимых находках и о том, какое влияние они могут оказать на развитие науки.


— Как видите господа, я не всегда воевал и дрался, и, положа руку на сердце, мне совсем не нравится с кем нибудь сражаться. Я мирный человек. — Ну да, мирный, — хмыкнул сэр Уэст, — а более сотни норгов за несколько дней? — Они напали на меня первые и к тому же со спины, а я этого не прощаю.

— Скажите, сэр Арт, а вы всегда носите кольчугу? — обратился ко мне один из приятелей лорда. — Практически всегда сэр. В дороге мне часто приходилось отражать внезапные нападения и кольчуга не раз выручала меня. Она стала моей второй кожей, я привык к ней и без неё чувствую себя раздетым, хотя по секрету вам скажу, здесь, в мягкой и теплой постели, я её снимаю.


— Милорд, выручайте, меня сейчас возьмут в плен, — взмолился я увидев, как к нам направляется сразу несколько девушек. — Увы сэр Арт, тут я бессилен что либо сделать, это леди Луиза послала их за вами… — Барон, что же вы нас покинули? — Леди Луиза просит вас подойти к ней. — Барон вы же обещали ненадолго, а прошло уже около часа… Смирившись с неизбежным, в тесном кольце девиц я направился к креслу, в котором царственно восседала леди Луиза.


— Миледи, я весь во внимании… — Сэр Арт, а не мог ли бы вы сделать несколько набросков платьев для дам более старшего возраста, а то у нас тут однообразие царит, а хотелось бы чего нибудь новенького. — Миледи, сжальтесь… — Нет, нет, сэр, я уже обещала, что поговорю с вами. Вот вам бумага и стило. Надеюсь дам приглашать не надо? Я то знаю, что вы заставляете девиц ходить перед вами, что бы определить, какая вам больше понравиться… Ах леди Луиза, не раскрывайте все мои секреты, особенно те, которые касаются примерок платьев…


Я сел чуть в сторонке и стал вспоминать фасоны тех платьев, что носит моя матушка: повседневные, для гостей, для балов, для торжественных приемов. А в это время леди Луиза с шепотом и придыханием рассказывала окружившим её, как я "заставлял" раздеваться молодых девушек " почти ни чего не оставляя на них" и что некоторые платья мне удавалось, правда с помощью модисток, изготовить за полтора, два часа… На меня смотрели кто с удивлением, кто с восхищением, а кто и с опаской.


— Миледи, готово. Я могу хоть немного отдохнуть от рисования? — От рисования можете, но от меня не отходите ни на шаг. Садитесь, барон. Мои рисунки пошли по рукам, а потом перекочевали в руки одной леди, видимо она была самой главной в дамском обществе, так как остальные подходили и кланялись ей несколько заискивающе. — Миледи, это кто? — поинтересовался я — Жена маркиза де Сенси, леди Луара. Она здесь правит бал и все её слушаются. — Это я уже заметил. Обломать её? — Это как? — Ну хотите я поставлю её на место, о Сенси я кое что знаю. — А это сработает, а то уж больно властная старуха. — Сработает.


Я подошел к группке, что окружала маркизу. — Маркиза де Сенси? — Что вам угодно молодой человек, — спросила она высокомерно. — Вашего мужа уже выпустили из королевской тюрьмы? — говорил я достаточно громко, что бы нас могли услышать и рядом стоящие. — Даже если его королевское величество и помилует его за участие в заговоре против короны, от меня милости пусть не ждет, он мой смертельный враг и я найду его, хоть под землей достану, но попытку убить молодую леди, я ему никогда не прощу. А вам леди я дам небольшой совет, — обратился я ко всем, кто придвинулся к нам, что бы услышать мои слова, — общение с женой преступника знаете ли чревато, или может быть и вы тоже замешаны в заговоре против его королевского величества?


Вокруг маркизы тут же образовалась пустота, словно она внезапно заболела какой то заразой и могла заразить окружающих. А я продолжал стоять перед ней, сжимая шпагу и заново переживая те минуты смертельной опасности, когда четыре преступника ворвались в покои принцессы. Пятый, а это и был маркиз де Сенси, в это время оставался в покоях короля. Видя мою неприкрытую ненависть, маркиза струхнула и пятясь немедленно удалилась.


— Лорд Уэст, не мое конечно дело вмешиваться в ваши отношения, но я бы на вашем месте отказал в приеме леди Луаре де Санси. Жене человека, который пытался убить его королевское величество не место в приличном обществе. Сэр Уэст молча поклонился мне, давая понять, что он меня понял. Наступило неловкое молчание. Выручила как всегда леди Луиза:- Барон, вы обещали наших дам обучить королевской паване, и не отказывайтесь, я же сама видела как вы танцевали её с принцессой. И её королевское высочество очень высоко отзывалось о вашем мастерстве.


— Миледи, да это просто невозможно. Я даже не знаю, играют ли ваши музыканты правильную музыку. К тому же в королевской паване 12 фигур, а в простой всего 5. Да и одежда дам и кавалеров не соответствует принятым нормам. Мужчины исполняют павану при шпаге, в богатых плащах, а дамы должны быть в парадных платьях со шлейфами. — Сэр Арт, вы хотя бы расскажите нам как исполняется этот танец… — Да, просим, просим… Ну и вечерок, я вымотан как после длительной тренировки…


Вокруг меня образовался внушительный круг преимущественно из молодых людей. Я вздохнул, показывая всем видом, что это не моя идея… — Дамы и господа, королевская павана отличается от простой количеством фигур. На протяжении всего танца используется только одно па — шаг паваны, который может быть простым или двойным и делаться вперёд, назад или в сторону. Простой шаг паваны — это скользящий шаг с переносом веса на шагающую ногу (свободная нога приставляется или заносится перед шагающей с поворотом корпуса). Двойной шаг паваны: шагающая нога скользит вперёд, тяжесть переносится на неё; свободная нога подтягивается; шагающая нога снова скользит вперёд, вес переносится на неё; свободная нога заносится перед ней с поворотом корпуса. Комбинацию составляют два одинарных и один двойной шаг. Композиция состоит из шагов паваны вперёд-назад, обходов партнёрами друг друга и поклонов. В паване, в отличие от бранлей, где только темп объединял танцующих, фигуры соответствуют музыкальным фразам, по этому музыканты должны знать не менее 12 фраз. Королевская павана исполняется только в присутствии или при участии членов монаршей семьи. 9 фигур имеют право исполнять, если старшим на бале является герцог, а в некоторых случаях маркиз, 7 фигур граф или барон, 5 на простом балу, где нет титулованных особ…


Меня слушали с жадностью, хотя я говорил прописные истины. К счастью музыканты не были готовы к исполнению паваны и я вздохнул с облегчением. Прием закончился далеко за полночь. Леди Луиза сияла от удовольствия. Она имела все основания быть довольной. Во первых она стала законодательницей мод в округе, во вторых к ней будут ездить за советами, а в третьих и это было самое важное, несколько фраз и намеков о её близости к членам королевской семьи, подняли её на недосягаемую, для остальных, высоту.


— Спасибо Арт, ты сделал почти невозможное, теперь к нам будут постоянно ездить гости. И извини, что я тебя так безжалостно использовала. А что маркиз де Санси действительно заговорщик, или это твоя выдумка? — Какая выдумка, миледи? Он действительно содержится в королевской тюрьме по обвинению в измене и был тем самым пятым заговорщиком, который остался в королевских покоях. Его и нашли там за шторой…


…Утром, не сказать, что я проспал, но встал позже обычного. Однако это не помешало мне начать день с разминки и небольшой тренировки, в которой к моему удивлению изъявили желание поучаствовать несколько молодых людей. — Господа, честно говоря опыта обучения у меня нет, по этому просто повторяйте за мной мои упражнения. Основная тренировка состоится после обеда…

Завтракал я в своей комнате, так как хотел немного побыть наедине со своими мыслями. За вчерашнее мне себя не в чем упрекнуть, разве что с маркизой я вел себя несколько грубо. Через пять дней я отсюда уеду и втянуть себя в более длительное пребывание здесь под различными предлогами не позволю.


Переодевшись во все свежее и вооружившись по полной, я отправился на конюшню с твердым намерением совершить длительную конную прогулку. Мара встретила и меня и морковку радостным пофыркиванием. Я вывел её во двор и сам стал седлать. Конюхи смотрели на меня с некоторым удивлением, — господин, а сам седлает, хотя полный штат слуг. Я на это не обращал внимания… Наконец то мы выехали за пределы имения. Первоначально я хотел посетить пост у переправы, что бы узнать как там дела, но потом передумал и пустил Мару в свободные бега, то есть она сама определяла куда ей хотелось идти. Я любовался окружающей природой. Запах разнотравья, огромное количество различных цветов, буйство красок… Из под ног Мары постоянно выпархивали какие то большие разноцветные птицы, очень похожие на наших фазанов, только значительно крупнее. Я остановился и зарядил фузею, вот только мелкой дроби у меня не оказалось, пришлось использовать картечь…


За спиной раздался топот копыт. И хотя так не подкрадываются, я напрягся. Меня догнала леди Пет, с которой я познакомился на рауте. Самая смелая из девушек, и которая заговорила со мной первой. — Я приветствую вас леди, — я был сама любезность, хотя внутри меня нарастало раздражение, мне так хотелось побыть одному. Леди Пет очень чутко все уловила:- Сэр Арт, я понимаю, что вам хотелось уединения. Человек который много путешествует один, привыкает к одиночеству… Если она думала, что я скажу что то типа:- Ну что вы леди…,- то она ошибается.


— И что вам не спиться, леди? Встали в такую рань, нормальные люди ещё спят и видят сны, а вы в такую даль, одна и без охраны… — Мой сарказм насчет охраны она не поняла, потому что фыркнула почти как Мара: — Наш дом и земли расположены тут рядом, мы соседи сэра Уэста. Барон, я не буду ходить вокруг да около. Я сама имела виды на лорда и надеялась, что он сделает мне предложение, все к этому шло, мы были близки, что тут скрывать, но… Леди Луиза меня опередила, или опередили их родственники, что заранее сговорились о свадьбе. Как бы там не было, но я осталась ни с чем.


Я старше вас барон на… В прочем это вам знать не обязательно. Ещё год, максимум три и моя красота и привлекательность поблекнут. Моим уделом станет замужество с каким нибудь вдовцом, а я этого не хочу. Молодежь уже сейчас на меня не обращает ни какого внимания, подросла более свежая поросль, — она невесело улыбнулась. В общем барон, я хочу от вас ребенка. Я хочу, когда он повзрослеет, рассказать ему о прекрасном герое, что пленился моей красотой, но которого долг и честь позвали дальше. Она замолчала и с тревогой стала ждать моей реакции. На мне что, свет клином сошелся что ли? — Леди, а нельзя ли кого другого в отцы вашего ребенка? — Нельзя, они все местные, пойдут пересуды, осуждение, ребенок на стороне… А за вас осуждать не будут. Я знаю, мы вчера об этом говорили, многие хотели бы провести с вами ночь, просто я сама смелая и решительная, да и терять мне нечего. У меня сегодня самый благоприятный день и, если вы не заметили, то мы подъезжаем к нашей усадьбе. Прошу вас быть моим гостем, — и чуть слышно добавила, — хотя бы до обеда.


Я рассуждал, или искал себе оправдание? — Девушка или женщина, да какая разница, симпатичная и даже чем то мне понравилась. У меня уже давно никого не было и я соскучился по женской ласке, так что небольшое дорожное приключение мне совсем не помешает…Дом нас встретил сумраком и прохладой. Окна были занавешены плотными гардинами. Леди Пэт сразу же повела меня в свою спальню, словно боялась, что я передумаю и сбегу…


Уже когда мы лежали разгоряченные поверх смятых простыней она удовлетворенно сказала: — Барон, вы думаете я не видела, как на вас смотрит леди Луиза? — И как же? — лениво поинтересовался я. — Если б у неё была возможность, то она имела бы двух мужей, Уэста и вас. — Вы преувеличиваете леди, с Луизой мы просто друзья и я очень благодарен ей за ту возможность испытать счастье, что она подарила нам с Глорией. — Вы были действительно счастливы с ней? — Да, три месяца счастья и больше года разлуки…


Расставание было более чем обыденным:- Спасибо вам барон и прощайте, мы больше не увидимся. Если родиться сын, я назову его в вашу честь Артуром, а если родиться дочь, то Азалией. Я вздрогнул. — Будь счастлива Пет и пусть исполнятся твои мечты…


На обеде леди Луиза попеняла на мою рассеянность и задумчивость, пришлось отшутиться: — Миледи, волей не волей задумаешься, ведь наверняка ваши девицы заставят меня учить их фигурам королевской паваны, ладно если б мужским, а то ведь представляете, женским… Луиза тихонько засмеялась. — Обождите, они скоро насядут на вас с примерками платьев… — Я предупреждаю, что через пять дней уеду, иначе такого темпа жизни не выдержу.


— И что, Арт, ни одна не приглянулась? — Миледи, а у меня что было время их разглядывать? — Знаешь, Арт, на правах твоего старого друга и советчика, — заведи ка ты себе любовницу из числа молоденьких на то время, что ещё погостишь у нас. Наверняка многие мечтают, по крайней мере в мыслях, оказаться в твоей постели. Одни, что бы пополнить свою коллекцию, другие, что бы начать её с тебя.

Дорогой, ты как думаешь, леди Анна согласиться поухаживать за нашим гостем и немного пожить у нас? — Скорее всего леди Аглая, я видел как она вчера пожирала глазами сэра Арта. — Но Аглая ещё так молода и неопытна… — Зато наверняка страстная и горячая. Мне было странно слушать подобные рассуждения, как будто за столом обсуждают достоинства и недостатки какой нибудь породистой кобылы. Но в разговор я не вмешивался…


Послеобеденный отдых не затянулся. Выглянув в сад я заметил там уже слоняющихся своих учеников. Что ж, за язык меня никто не тянул… На тренировке мы подробно стали разбирать тот или иной прием. Пришлось мне учить их азам, — как правильно ставить ноги, как дышать, как тренировать кисть руки, как держать шпагу, что бы рука быстро не уставала… Потом я показал им несколько простых приемов и ложных финтов и заставил отрабатывать их больше часа. К концу тренировки молодые люди покрылись потом и пылью, дышали как загнанные лошади и постоянно пили воду. Я как мог успокоил их:- Завтра у вас будут болеть запястья и мышцы ног. Это хорошо. Утром как следует разомните их, но особую нагрузку не давайте, поберегите их для тренировки. До встречи господа, — и я первым делом отправился в баню, что бы смыть с себя пот и грязь.


А потом посоветовал сделать тоже самое и другим, особенно порекомендовав им воспользоваться пучками трав в парной. Обсохнув и переодевшись, я примерил камзол, что шил для меня партной лорда. Он оказался мне немного узковат в плечах — Учтите, мастер, что в этом камзоле мне предстоит сражаться, а значит он не должен сковывать моих движений. И ещё. Я отдаю предпочтение не изяществу линий, а надежности и долговечности материала. Из этого и исходите…


— Ваша милость, госпожа просит вас пожаловать к ней. Ну вот, началось, как только начинает вечер, зажигают свечи и для меня наступает время работы… В небольшой комнате в кресле сидела Луиза, откинувшись назад. — Арт, не сердись, но две девицы уже успели раскроить и сметать платья и ждут примерки. — И наверняка эти две леди Анна и Аглая? — И как это ты догадался? Это действительно они. С кого начнем?

— Серый, ну за что мне такое наказание? С леди Анны. Вошла пухленькая девица, которая сразу же стрельнула в меня своими глазками. Я сделал чуть заметный отрицательный жест. Кому то нравятся девушки с пышными формами, но я предпочитаю стройных. — Миледи, а нельзя ли сделать так, что бы девушки заходили к вам сюда уже одетые в свои новые платья, что бы нам не терять время на переодевание? — Сожалею сэр Арт, но здесь комнат для переодевания не предусмотрено, не будут же они раздеваться в коридоре… Пока леди Анна сноровисто снимала с себя свое платье, поворачиваясь ко мне то одним, то другим боком и смешно оттопыривая свое заднее место, я размышлял о превратностях судьбы.


Ещё полтора года назад я бы и мечтать не смел о том, что бы присутствовать при раздевании девиц, а теперь никакого интереса. Или со мной что то не так, или во всем виновата леди Пет и мое свидание с ней перед обедом. По крайней мере я равнодушно смотрел на ужимки молодой леди и даже не отвернулся, когда она стала снимать с себя рубашку, обнажая большую взрослую грудь. Модистка помогла ей надеть сметанное платье, а я подошел и стал его поправлять, поверяя глубину выреза на груди и на спине.

— Вот здесь надо будет сделать выточки, а сюда вставить более плотную ткань или специальные чашечки, что бы они подняли грудь до вот этого уровня. Я не стесняясь залез в декольте леди Анны и приподнял её грудь. Девица задышала тяжело и прерывисто. Я не удержался и несколько раз сжал её. — Сзади все нормально, банты на предплечьях надо сделать в два раза меньше, иначе они будут закрывать профиль леди Анны. Разговаривал я и обращался в основном к модистке и её помощнице. Они внимательно слушали и почти одинаково кивали головами… Процесс одевания прошел в обратном порядке, только леди Анна стояла пунцово красная, а я пристально наблюдал за ней. Но девица была бы не девица, если б не наградила меня многообещающим взглядом при выходе из комнаты.


Вслед за ней тут же впорхнула молоденькая леди. Привычный оценивающий взгляд, — ну как я тебе, оценил мою талию и нежный цвет моей кожи? Без всяких ужимок она стала раздеваться с помощью модистки. Фигурка даже очень ничего себе, а как она мило краснеет, когда чувствует, что я пристально смотрю на неё. Перехватив взгляд Лу, я кивнул ей головой. А леди Аглая даже встала ко мне боком, но все равно, когда снимала свою рубашку, я заметил, что грудь у неё небольшая, и не обвисшая.

Поправляя на ней платье и разглаживая складки я указывал на недостатки и говорил как их устранить. Дело дошло и до декольте. — Здесь надо пустить контрастную тесьму, что бы она оттеняла бюст молодой леди, а сюда подложить чашечки, что бы приподнять грудь. А грудь действительно упругая. Девица вздрогнула от моих прикосновений и пунцово заалела. Я сделал вид, что не заметил этого. Точно ещё не тронутая. — Низ декольте надо будет закрыть прозрачной тканью, которая как будто и прикрывает смелый вырез, и в тоже время оставляет все на виду. На спине весь вырез закрыть такой же прозрачной тканью. Здесь на рукавах сделайте разрезы и через большие расстояния зашнуруйте их той же контрастной тесьмой, что и на декольте. Можно переодеваться.


Я остался рядом с леди Аглая наблюдая, как она переодевается. — Отвернитесь, сэр, мне неудобно, — неуверенно проговорила она. — У вас очень красивая фигура, леди Аглая, вы мне понравились. Девица покраснела ещё больше. Миледи радостно захлопала в ладоши. — Леди Аглая, гордитесь, вы вторая, которой сэр Арт говорит такие слова. Первой была, ну вы понимаете кто… У молодой леди даже шея покраснела. — Все сэр Арт, идите, только не далеко, скоро вы мне понадобитесь, — услышал я приказ. Щелкнув каблуками так, что мои шпоры издали нежный звон, я отвесил небольшой поклон и вышел из комнаты.


Леди Анна стояла в окружении своих подруг и о чем то очень живо им рассказывала. Видимо делилась впечатлениями от примерки, как она чуть не упала в обморок от прикосновений этого страшного убийцы и какие у него ласковые руки, её грудь так и таяла в них. Тьфу, лезет же всякая дрянь в голову. Пока есть время, надо сходить поужинать…

Поесть я успел, а вот расслабиться нет. Меня опять вызвали, на этот раз в танцевальную залу. Оказывается есть и такая. Музыканты уже были на месте. Сколько фигур разучили? — поинтересовался я. Старший скрипач почтительно ответил пока семь, завтра их будет уже девять, а к послезавтра выучим все, ваша милость.


Что ж, тогда начинаем с семи фигур. Дамы шлейфы все приготовили? Тогда крепите их к себе на прически и помните, на вас одеты пышные парадные платья. С мнимым кавалером близко не сходимся, помним, что главное в паване изящество и красота движения, плавность линий и грация. Начнем с первых пяти фигур обычной паваны, а я посмотрю на вас со стороны. Музыку! Зазвучала торжественная мелодия. А ничего, провинция провинцией, а изящество и шарм присутствуют. Даже и поправлять в принципе много не надо. Разобрав ошибки и некоторые недочеты в движении, мы повторили.


А затем начали учить следующие две фигуры. Себе в напарницы я попеременно брал то леди Аглая, то леди Анну. Мне тяжело было показывать девушкам, как они должны двигаться, какие поклоны и полуприседания делать, когда надлежало показать кончик туфельки, чуть приподняв подол, а когда наоборот, их не должно быть видно. Через два часа и я и молодые леди устали. За окном уже было темно. — Милые дамы, на сегодня всё. Рекомендую для закрепления завтра, в течении дня повторить изученные фигуры…


Вернувшись в свою комнату, не зажигая ни свечей ни светильника, я сбросил с себя рубашку, снял кольчугу и подошел к раскрытому окну. Прохладный вере приятно остужал кожу. Не сказать, что я сильно устал, но мышцы ныли, а в голове была пустота. В дверь постучали. Я повернулся, — Войдите. Вошла бледная и трепещущая леди Аглая. — Сэр, леди Луиза сказала, что вам как герою необходима хорошая разрядка и что я вам понравилась. Она замолчала, а потом покраснев продолжила:- Я согласна и я сама этого хочу, только, — а дальше она почти прошептала, — я совсем неопытная и вы у меня будете первым. Вас это не смущает, а то я от подруг слышала, что мужчины предпочитают опытных женщин?


Я подошел к ней. Ах Лу, Лу, что ты со мной делаешь? И эту милую девчушку сюда впутываешь. — Все будет хорошо, милая, мне действительно нужна разрядка, а твой образ я навсегда сохраню в своем сердце. — Правда? А я так боялось, что вы меня прогоните. Вы такой красивый, мужественный, таинственный и в то же время страшный. Я даже сейчас вас немножко боюсь. — Не бойся, иди ко мне.

7

Первые солнечные лучи заглянули к нам в комнату и отразились от её русых волос. Я попытался выбраться из её объятий, да куда там. Она буквально вцепилась в меня. Не сразу, но мне удалось высвободиться. Она повернулась на другой бок и сладко зевнула. Потом вдруг резко села. — Мне пора уже уходить? — Куда? — не понял я. — Ну к себе в комнату. — Спи, я просто пойду на разминку, вон посмотри в окно, самые нетерпеливые уже ходят возле фонтана. Она, как была неодетая, соскочила с постели и подбежала к окну. — А и в правду там уже четыре человека со шпагами ходят. Лучи солнца казалось просвечивают её насквозь, отчего её кожа казалась золотисто матовой, я любовался. — Ой, — она только сейчас поняла, что стоит передо мной раздетая. Быстро юркнула в постель под спасительное одеяло. — Можно я ещё посплю, а то я что то не выспалась… Я подошел к ней, застегивая пояс с клинком:- Конечно спи, мы уснули только под утро, — и я чмокнул её где то в район уха.


Разминка как разминка, но я постоянно ловил себя на мысли, что нет нет, да и посматриваю на окно своей спальни. Тем не менее все прошло как и планировалось: размяли мышцы, повторили вчерашние приемы и финты, показал ложный выпад с последующим ударом в лицо, заставил потренировать дыхание и правильное положение ног. И только после того, как слуга полил мне на спину и плечи, я вернулся в свою комнату. По дороге, заглянув на кухню, распорядился принести обильный завтрак на двоих. Аглая ещё спала. Я сел рядышком и погладил её по щеке. Она открыла глаза и радостно улыбнулась:- Мне хорошо и стыдно от того, что так хорошо. Я улыбнулся ей. Вставай, лежебока, скоро завтрак сюда принесу. — Нет, пока не принесут, не встану. — Почему? — А вдруг я буду одеваться, а они войдут? Стыдно.


— А голенькой всю ночь прижиматься ко мне не стыдно? — моя рука нырнула ей под одеяло и я накрыл её грудь. — Ночью не стыдно, — она пыталась скинуть мою руку, — да и ты сам был голенький. В дверь постучали. — Прячься, стыдобушка… Подносы с едой поставили на стол и две молоденькие служанки быстро удалились. — Все ушли, выходи. Аглая высунула сначала свой нос, шумно вдохнула:- Вкусно пахнет. Ты отвернись. Я подошел к ней. — Вчера не стеснялась, а сегодня что случилось? — Вчера была ночь, а сегодня уже день. Я быстро скинул с себя сапоги и брюки, нырнул к ней под одеяло и подгреб её к себе. Она пискнула:- Что, ещё? А я думала, что этим только ночью занимаются. Это наверное плохо, что мы с тобой такие ненасытные?…


— Солнышко, пора вставать. — Я что, опять заснула? — И даже храпела. — Не обманывай я не храплю, а заснула из за тебя, ты меня всю изъездил и изцеловал. Вон грудь болит так, что и дотронуться больно. — А ты то что её трогаешь? Это я её буду трогать и целовать. — Ну тогда бери и целуй, только аккуратно, а то она действительно болит… Встали мы только ближе к обеду. Завтрак давно остыл, но и холодный он оставался вкусным.


— Ой, а что у нас с простынями? Это мы их так извазюкали? Стыд то какой. Что о нас люди подумают. Я собрал все простыни в один комок и бросил их в угол. — Люди ничего не подумают, а просто позавидуют. — А как мне выйти от тебя? — Так же как и вчера заходила, — ножками, ножками. — Нет, я когда вчера заходила, в коридоре никого не было, а сейчас слышишь голоса? — Аглая, ты действительно думаешь, что никто не знает, что ты провела ночь у меня? — Ну почему никто, леди Луиза, она сама меня к тебе направила, моя мама, она сказала, что такой шанс выпадает только раз в жизни, вот наверное и все. Я усмехнулся. — А давай поспорим на десять поцелуев, что все твои подруги, как только ты окажешься в их кругу, будут интересоваться как ты провела ночь, сколько раз у нас было это и каков я в постели?


— Да вы что, сэр? Об этом не только говорить нельзя, но и спрашивать стыдно. Ну так что, спорим? Если проиграешь, то ты меня целуешь, если я проиграю, то я. Аглая вздохнула:- Ладно, спорим, только у меня и губы болят, так что вы уж сэр поаккуратнее. Я выглянул в коридор и оставил дверь открытой. — Коридор пустой, путь свободен, миледи. Она выглянула, убедилась, что никого нет и её каблучки дробно застучали по полу.


Обедали мы с сэром Уэст одни. — Луиза неважно себя чувствует, да и срок вот вот настанет. Знаете сэр Арт, я действительно рад, что вы заехали к нам погостить. Луиза буквально расцвела, а то она была какой то бледной тенью той хохотушки, которую я знаю. — Леди мне жаловалась, что ей очень тяжело, да и ваш сын слишком торопиться родиться, все время пинается ногами. — Она сказала, что будет сын? — А вы разве этого не знали? По всем признакам мальчик. Лорд встал из за стола и нервно заходил по комнате:- Скорей бы все кончилось, как она бедняжка мучается, хоть и не подает виду. Вот видите, сэр Арт, вам она пожаловалась, что ей тяжело, а мне и словом не обмолвилась. — Просто она сэр Любит вас и не желает расстраивать.


— А у вас что, все гости разъехались, мы обедаем одни? — Нет конечно, наоборот их прибавилось. Только молодые леди просили им накрыть в малом зале, хотят о чем то посплетничать, а все остальные обедают в общем зале. Дверь открылась, заглянула служанка с круглыми как у совы глазами:- Милорд, началось, вас просили предупредить. — Где она? — Вам туда нельзя, повитуха всех выгнала, осталась только леди Бела и она. Что бы отвлечь лорда от мрачных мыслей я поинтересовался, — А кто это такая леди Бела? — Это мать леди Аглая, вы по моему с ней знакомы, она обычно принимает роды у наших дам, но леди Луиза настояла, что бы я выписал именно эту повитуху.


Не прошло и получаса, как тишину, что воцарилась в доме нарушил пронзительный крик, а затем и громкий детский плач. Та же служанка буквально ворвалась в зал:- Все в порядке, мальчик, богатырь, леди Луиза чувствует себя хорошо и сейчас отдыхает. Леди Бела сказала, что ребенка она буквально выплюнула, и что у миледи есть какой то заступник, который ей помогает, — при этом служанка во все глаза смотрела на меня. Ну вот, этого мне ещё не хватало, а ведь могут приписать и мне легкие роды. А тут ещё и я ляпнул неподумавши: — Ну все, теперь можно и уезжать. Два, три дня, что бы Луиза оправилась и в путь. Служанка зыркнула на меня глазами и понеслась назад.


Спрашивать о чем то у лорда в это время было бесполезным занятием, он то садился, то вскакивал, то начинал мерит быстрыми шагами комнату, то замирал на несколько мгновений. В дверях появилась дама. — Леди Бела, ну что там? — Все в порядке милорд, вам можно пройти и подержать сына на руках, но только немного. Вам сэр тоже можно зайти, миледи вас тоже ждет. Вслед за Уэстом я бочком вошел в покои, что были отведены для роженицы и новорожденного. Лорд сразу же прошел к маленькому комочку, что лежал отдельно, склонился над ним и осторожно поднял на руки. Немного подержав, он аккуратно опустил его и подошел к леди Луизе. — Как вы себя чувствуете дорогая? — Все хорошо, мой лорд. Арт подойди. Я сделал несколько шагов и оказался рядом. — Спасибо тебе. — Все в порядке, леди, через пару тройку дней я уеду, думаю к этому времени вы окончательно оправитесь, а мне уже пара. И вам спасибо, вы в очередной раз мне здорово помогли…


За дверь нас вытолкнули почти что насильно. Не зная чем заняться, я пошел в сад, а там меня уже оказывается ждали мои ученики. Ох и дал я им в этот раз. По окончании тренировки молодые без сил уселись прямо на землю, прислонившись к стенке фонтана и тяжело дышали. — Ничего, господа. Тяжело на тренировке, — легко в схватке. А руки и кисти вам всем надо укреплять.

После бани я переоделся в уже пошитые новые брюки и примерил сапоги. Даже шпоры у меня были новые, но я от низ отказался, — не было "рыцарского" звона. Так что нацепил старые и привычные.


В танцзале меня уже ждали. Быстро повторили новые фигуры и приступили к разучиванию движений трех следующих. — Милые мои леди, поймите, павана это танец сокровищ. Ведь если самоцвет бросить в темный угол, то он и будет там лежать серым и неприметным камешком. А если его выложить на стол, да правильно подобрать освещение, то он засверкает всеми своими гранями, вызывая восхищение. Вы драгоценные камни, а павана — освещение и от того как вы себя преподнесёте в этом танце во многом зависит отношение к вам противоположенного пола.


Ваши движения должны быть плавными, безостановочными, то есть окончание одного движения является началом следующего. И не забываем улыбаться своему кавалеру, а так же одариваем улыбками тех, кто за вами наблюдает. Следим за шлейфом, он не должен вам мешать и ограничивать ваши движения. А самое главное, не теряем контроля над собой. Напоминаю, что королевская павана танцуется только одной парой, очень редко, когда танцуют две пары, а это значит, что все внимание окружающих будет сосредоточено на вас. По себе знаю, это очень тяжело, когда на вас смотрят сотни глаз и среди них есть такие, что только и ждут вашей ошибки. Поэтому тренироваться вы должны каждый день, пока все движения у вас не будут отработаны до автоматизма.


Мы уже заканчивали, когда дверь внезапно со стуком открылась. Я остановился на полушаге и положил руку на эфес клинка. В зал вошел блестящий гвардейский офицер. Блестящий в прямом смысле слова. Его кираса была отполирована так, что в неё можно было смотреться как в зеркало. Увидев меня он сразу же направился в мою сторону. — Барон Дальних рубежей, сэр Арт? — К вашим услугам, — я сделал паузу. — Лейтенант гвардии сэр де При. — К вашим услугам сэр де При. — Герцог Ляконт прислал вам срочную депешу. Мне приказано дождаться ответа и немедленно убыть с ответом. — Вы не сильно устали сэр де При? — Я вообще не устал барон, большую часть пути я провел в карете и только последние несколько миль проскакал в седле.


В таком случае сэр, позвольте мне воспользоваться вами как кавалером. Мы тут изучаем королевскую павану, а я единственный кавалер на всех этих прекрасных молодых леди и честно говоря, уже еле еле волочу ноги. Не согласитесь сэр немного подменить меня, пока я изучу депешу и составлю ответ? — С удовольствием сэр, — он подкрутил свой ус и лихо подлетел к одной из девушек. Зазвучала музыка а я стал читать, что написал мне герцог.


" Сэр Арт, с получением сего прошу вас как можно быстрее прибыть в столицу. Существует достаточно обоснованное подозрение, что её высочество отравили медленнодействующим ядом. Все признаки отравления на лицо. Наш общий знакомый, сэр Варт рекомендовал обратиться немедленно к вам, как специалисту по старомерсайской культуре, найденная вами книга по ядам и противоядиям находится во дворце и ждет вас. В столицу вам надлежит явиться тайно, так как для всех вы до сих пор в почетной ссылке и изучаете старинные артефакты на юге королевства."


Ниже было приписано несколько строк другим почерком: " Арт, поторопись сынок, Глории с каждым днем все хуже и хуже." — и простая подпись "сэр Фред"


Значит дело действительно плохо, если сам король просит меня. Неужели опять заговорщики подняли голову? А я то думал, что они теперь притихнут… Быстро написал ответ, всего несколько слов. "Выезжаю, буду через три дня в столице. Западные ворота. Сэр Арт". А музыка звучала и раскрасневшиеся молодые леди, млея от галантного отношения гвардейского офицера танцевали по очереди павану.

Я сделал знак и музыка оборвалась. Де При подошел ко мне:- Спасибо барон, это был самый лучший мой отдых за время службы в гвардии. Я протянул ему свой ответ. Он внимательно прочитал его и я запечатал свою депешу. — На словах передадите, к её высочеству не допускать ни кого, кроме леди Моли. Ни врачей, ни служанок, ни фройлен, ни кого. Подставы приготовлены? — Да, на каждой почтовой станции для вас уже готовы лошади, как каретные так и под седло. Я буду в седле. Все, отправляйтесь, через час, полтора после вас тронусь и я.


Сэр де При отсалютовал мне и улыбнувшись и послав воздушный поцелуй всем дамам, быстро пошел на выход. — Милые мои дамы, сожалею, но мне надо срочно убыть в столицу. Сэр Уэст, распорядитесь, что бы мне в седельные сумки положили еды на три дня. Лорд кивнул головой и тут же сделал знак одному из слуг, которые сопровождали его. Любопытных набилось в залу очень много. — Что то случилось, барон? — Да сэр, — я понизил голос, — его королевское величество просит меня срочно и безотлагательно прибыть во дворец. Подробностей не будет, это не моя тайна лорд.


— Ещё что нибудь барон? — Мара останется у вас, я за ней обязательно вернусь. А мне пусть оседлают самого резвого вашего скакуна. Заберете его потом на ближайшей почтовой станции, где мне уже приготовлена подстава. Леди Луизе ничего не сообщайте, вернусь, сам все расскажу. И ещё, мне надо пополнить запасы пороха и пуль… — Моя оружейная комната в вашем распоряжении.


Аглая, уже вся в слезах, ждала меня в моей комнате. — Зачем, ну скажи зачем ты уезжаешь, ведь нам так хорошо вдвоем? — Я вернусь, обязательно вернусь, а ты тут присмотри за моей Марой, ну что бы её кормили, поили, прогуливали… Да и за тобой должок, уж за ним то я обязательно вернусь. — Какой должок? — всхлипывая переспросила она. — Как какой? А десять поцелуев? — Так не честно, сэр Арт, вы наверное подговорили моих подруг. — Я? Подговорил? Интересно и когда это я успел? — Ночью, когда я заснула, вы сходили к ним в спальню и подговорили их. Иначе откуда вы знали даже те вопросы, которые они станут мне задавать? Я рассмеялся. — Помоги мне собраться… Вон в ту сумку положи чистое полотенце… Нет, пистоли в специальные сумки, — они называются кобура… Нет, ни одеяла ни покрывала мне не надо. Нет, спать в дороге я не буду. Подремлю в седле и достаточно.


Я уже сказал, что обязательно вернусь… Как только сделаю все дела в столице. Нет, тебе не надо знать, что у меня там за дела. Меньше знаешь, крепче спишь — слышала об этом? В дверь постучали. — Войдите! Вошел сэр Уэст. — Все готово, барон. — Милорд, у мня к вам ещё одна деликатная просьба. Прошу вас, пусть леди Аглая погостит у вас до моего возвращения. — Эта комната полностью в её распоряжении. — Благодарю вас сэр.


— Аглая, меня не провожай. И не реви, у самого тошно на сердце. Не реви, я сказал. — Сэр Арт, а может быть лучше утром? Сейчас уже поздняя ночь. — Сожалею, но счет идет возможно даже на минуты. Идемте сэр. Мы вышли, оставив леди Аглая глотать слезы. Лорд Уэст придержал мне стремя:- До встречи барон. Двери моего дома всегда открыты для вас. — До встречи сэр, надеюсь она произойдет очень скоро…


Трое суток непрерывной скачки. Полудрема в седле и короткий, буквально на несколько минут сон, пока с одной лошади мои переметные сумки перегружали на другую. Еда на полном скаку. Ветер и летний дождь в лицо. К концу пути я уже шатался от усталости. На заднем месте у меня был один огромный синяк, но я держался. Поздней ночью я был у западных ворот Венсуса. Они были открыты, но через них никого не пропускали. Увидав меня — одиноко несущегося всадника ещё издалека, стража расчистила проход и я не останавливаясь поскакал в сторону королевского дворца. В воротах я увидал того лейтенанта, что приезжал за мной. Весь в грязи, он помахал мне рукой и крикнул:- вас ждут.


Естественно, что через центральный вход я не сунулся. У садовой калитки я оставил коня, бросив поводья какому то слуге, что возник из темноты. Стражники пропустили меня без слов и я прямым ходом направился к той двери, что вела из сада в покои принцессы. У дверей тоже стояла стража, даже пред входом в спальню дежурили два стражника и две фройлены. Я без церемоний вошел. В комнате было светло и жарко, горело несколько свечей, пахло лекарствами и ещё чем то очень неприятным. У изголовья принцессы сидел молодой человек. Он молча встал, поклонился и освободил мне место. Я подошел и не узнал Глорию. Бледное, осунувшееся лицо, пергаментная кожа. Темная жилка на виске тревожно пульсировала. Я положил руку ей на лоб, а потом взял её руку. Пульс был неровный и пульсирующий, сильные удары чередовались со слабыми.


— Сколько дней прошло с того момента, как возникли подозрения, что принцессу отравили. У меня из за спины появилась леди Моли:- Сегодня пошли семнадцатые сутки. — Я запретил кому либо кроме вас находиться в комнате её высочества. — Милорд, ваше распоряжение о страже и обо всем остальном было доставлено его величеству чуть больше часа назад. — Извини, Моли, я просто устал и по этому излишне резок. Что показало расследование? — Практически ничего. Её высочество ело все тоже самое что и её фройлены, или за общим столом. — А что насчет питья? — Этого выяснить не удалось. Кувшины с прохладительными напитками ставят в помещения слуги.


— Моли, для начала мне нужен древесный уголь, тот, что используется в кузницах. Только уголь должен быть сделан из березы. Нужен большой куль угля. Стой, ты куда пошла? Отдавай приказы отсюда. Я дождался, когда леди Моли отдала распоряжение. — Вот это все отсюда убрать, — я указал на разного рода склянки и баночки. Кто это принес? — Королевский лекарь и его помощник. — Поднять и под стражей доставить ко мне. Далее, утром в саду должна быть корова. Самая настоящая корова, которую при мне или тебе будут доить и это молоко или ты или я будем лично приносить сюда и поить леди Глорию.


Это я так понял принц Дастин? — К вашим услугам сэр. — Сэр Арт. Сэр Дастин, на вас возлагается ответственность за то, что бы в комнату принцессы не вошел ни один человек. Здесь могут находиться только я и леди Моли.

— Это что, теперь и меня сюда не пустят? Здравствуй Арт. — Ваше величество, — я сделал вид, что встал и поклонился, — и вас тоже. Пока я не разберусь что к чему тут и как, посторонних в комнате принцессы не будет. — Но, но, барон, говори, да не заговаривайся, я все таки не только король, но и в первую очередь отец. — Вот по этому вам здесь ваше величество делать и нечего. Некоторые формы лечения будут крайне болезненными и достаточно жестокими. — Арт, ты уже что то определил? — Ваше величество, мне ясно только одно, принцессу травили долго и целенаправленно. Как только яд накопился в достаточной степени в организме, он начал действовать. Я полагаю, что отравление началось от полугода до четырех месяцев назад. Постарайтесь припомнить какие нибудь события в этот период, появились ли в окружении принцессы новые фройлены, или незнакомые люди?


В комнату грубо втолкнули двух заспанных. — Лекарь и его помощник доставлены. Я подошел к ним. — Кто из вас готовил эту микстуру? — и взяв склянку со стола с дурно пахнувшей жидкостью подсунул каждому под нос. Оба скривились, но мне не ответили. — На колени обоих. Запрокиньте голову вот этому. Стражник тут же схватил его за волосы и резко дернул назад И пока лекарь ничего не понял, я своим кинжалом разжал ему рот и влил в горло половину пузырька с микстурой. Он закашлялся, но проглотил. — Теперь этому. Процедура повторилась. Помощник тоже проглотил, потом внезапно сунул руку куда то себе за пазуху и выхватил от туда какой то мешочек и попытался его содержимое высыпать себе в рот.


Но я уже был начеку и ждал нечто подобное. Мешочек оказался в моей руке. Я тут же разрезал рубаху на лекаре и увидел второй точно такой же мешочек у него на груди. — Ну вот и отравители. Где то месяцев пять — шесть принцесса возможно простыла или ещё какое нибудь недомогание, лекарь и его помощник прописали ей лекарство, которое они убедили применять её регулярно. В лекарство был подмешен порошок кореньев травы курварвар. Он имеет специфический запах, который я и почувствовал как только вошел в покои. Противоядием являются листья этой травы. Их тоже измельчают и принимают в виде порошка.


А ответь ка мне любезный, — и я со всего размаха ударил сапогом в живот лекарю, он попытался согнуться, но державшие его стражники не позволили, — а не ты лечишь, или осматриваешь маркиза де Санси в тюрьме? И сколько он вам обещал заплатить за отравление её высочества? Неожиданно заговорил помощник королевского лекаря:- Я все скажу, только пощадите. — Говори, а твоей жизнью распоряжаться его величество, ты же его подданный и приближенный, — сказал я с ехидцей.


— Более полугода назад узник предложил нам хорошо заработать. Мне две тысячи золотых, а лекарю пять тысяч, если мы при случае подсыплем порошок курварвара в лекарство принцессы, когда она приболеет. Мы согласились и вот…,- он замолчал и понурил голову. — Кто передал вам сам порошок и противоядие? — Его привезли из имения маркиза. Тогда же нам передали задаток, — половину оговоренной суммы.


Я посмотрел в сторону короля:- Было бы неплохо, что бы эту стерву, маркизу, доставили во дворец в простом рубище, в железе и на деревенской телеге. А то я смотрю у вас тут милосердие и всепрощенчество процветают, а заразу надо рвать с корнем. Его величество был темнее тучи и нервно постукивал пальцами по своей коленке.

— Когда вы должны были перестать пичкать принцессу ядом? — я поигрывал своим кинжалом перед его лицом — Ещё три дня и потом у её высочества наступило бы улучшение, а через два, три месяца она бы умерла без всякой причины.


— Леди Моли, комнату принцессы надо проветрить. И не просто проветрить, а держать окна открытыми, пока весь запах не выветрится. Он тоже ядовит, хотя и не так как сам порошок. С этими все ясно, можете забирать, ваше величество. Противоядия тут на несколько дней, но его мало. Вместе с порошком леди Глории давать толченый древесный уголь. Вместо воды и прочих напитков только свежее молоко. А противоядие есть наверняка в доме маркиза, у его жены. — Я зевнул. — Если её хорошенько потрясти. Если не найдется, то я тогда сам поеду к лорду Уэсту и найду эту траву. Принцесса проснется, ей привет от Луизы, у неё три дня назад родился сын…


Как потом мне сказала леди Моли, я заснул стоя, даже не договорив. Его королевское величество с одним из стражников отнесли меня в комнату и уложили спать. Спал я больше суток. Проснулся злым и голодным. Злым потому что заигрывание короля со своими лордами привело к тому, что он чуть было не потерял свою дочь, ну а голодным понятно почему.

Спал я в той же комнате, что и тогда. Воспоминания нахлынули на меня по мимо моей воли. Наконец постанывая от боли и жалости к самому себе я встал, оделся и привел себя в порядок:- расчесался пятерней, завязал волосы в пучок и надел косынку.


Глория не спала. Возле неё все также сидел принц Дастин. Увидав меня, она попыталась улыбнуться. Честно говоря, было страшно смотреть на её лицо. Череп обтянутый кожей и только её глаза жили прежней жизнью. Принц встал и освободил мне место. Я сел, потрогал лоб принцессы, а потом взял её руку в свою. — Ну что ж пульс немного нормализовался, жар спал. Противоядие принимаешь? Она кивнула головой. — А уголь? — Она опять кивнула. — Ну вот, через пару недель начнешь поправляться, а через месяц сможешь танцевать на приемах или балах. Она опять кивнула головой. В её глазах заблестели слезы.


— Все будет хорошо Глория. Принц, за противоядием отправили? — Сразу же как только вы сказали. И конвой за маркизой. Лекарей и маркиза сейчас допрашивают с пристрастием. Среди придворных, после первого же допроса, начались аресты. Герцог Ляконт ведет следствие. — Спасибо сэр Дастин, а где леди Моли? — Спит вон там за ширмой, её комнату заняли вы. — Значит с королем у неё ничего не вышло? — Вы правы, — из за ширмы появилась леди Моли, поправляя прическу, — два месяца назад мы расстались мирно с его величеством, и я вернулась к своим обязанностям первой фройлены её высочества.


— Однако, сэр Арт, и мне и её высочеству было бы интересно узнать, как там дела у леди Луизы? Перед тем как вы так неожиданно заснули, вы обмолвились, что у неё родился сын. Мы хотели бы узнать подробности. — Мне понятно ваше любопытство, но сначала я бы хотел хоть что нибудь кинуть в рот, ну там баранчика или поросенка небольшого, а то уже не есть, а простите за выражение, жрать хочется. Леди Моли заулыбалась:- Вот теперь я узнаю прежнего барона Дальних рубежей и рыцаря Удачи. А то появился тут какой то непонятный разбойник в странном головном уборе, начал всех строить и командовать даже его королевским величеством…


— Я командовал его королевским величеством? — Командовал, командовал и даже изволил высказывать недовольство нашим правлением, — в покои вошел король Фредерик. Я с трудом встал и изобразил поклон. — Да ладно тебе Арт. Что, все болит? — Особенно зад, ваше величество. — Понятно, ты же почти догнал моего курьера, а это один из лучших. Он как то пять суток не слазил с седла. — Ваше величество, так он проделал путь туда и обратно, а я только в один конец. — Ну, туда то он нежился в карете. Просто на последней станции заводных лошадей не оказалось, вот он и влез в седло. А обратно, да, в седле. Есть то хочешь? — Хочу. — Сейчас принесут.


Вскоре слуги занесли стол, стулья и принялись быстро накрывать. За столом мы сидели с его величеством одни. Наконец то нормальная еда за последние четыре дня. Я жадно хватал куски и почти не пережевывая глотал, запивая все это травяным отваром. Где то через полчаса я насытился. Ваше величество, мне хотелось бы вам кое что сообщить наедине. — Что то важное, барон? Я пожал плечами, — Для меня совсем не важное, а вот для вас, я думаю да.


— Ладно, пойдемте барон в сад. Сейчас там будут доить корову. На просмотр этого действия собирается чуть ли не весь двор. Вот и мне приходиться следовать последней моде. Мимо нас прошла леди Моли с кувшином в руках. — Видите барон, ваши распоряжения выполняются неукоснительно, сказано, лично вы или леди Моли и все тут. И ни каких баронесс или графинь к корове не допускают. — А кто доит? — поинтересовался я. — Как кто, леди Моли и доит. — Тогда пойдемте поторопимся, видимо настала моя очередь доить. — А вы что и доить умеете, барон? — Конечно ваше величество, это входило в обязательный курс моего домашнего обучения, правда вас тогда уже не было в замке.


Мы прошли через круг придворных, что действительно собрались посмотреть на невиданное зрелище. — Леди Моли, вы уже протерли и помассировали вымя? — поинтересовался я. Если да, то освободите мне место, сейчас подою я. Леди Моли скептически посмотрела на меня и на короля, но ничего не сказала, а встала с маленькой скамеечки и отошла в сторону. Я начал доить. Король с интересом смотрел на мои действия.


— А вы знаете ваше величество, что леди Моли беременна? До короля не сразу дошел смысл сказанного мною. Потом он зашел с другой стороны и заглянул мне в лицо. — Что вы сказали барон? — Я сказал, ваше величество, что не очень хорошо вы поступили. Обрюхатили девушку и в сторону. А между прочим через месяц животик уже начнет округляться. — А мне, почему она мне ничего не сказала? — А она вообще то хоть кому нибудь об этом сказала? Я уверен, что если б не болезнь принцессы, то леди уехала бы к себе. Она тоже гордая. К тому же наверняка она заметила, что вы стали охладевать к ней, меньше внимания, меньше заботы. Наверняка она сама предложила вам расстаться?


Король даже не ответил. Он повернулся и внимательно стал рассматривать леди Моли. — Арт, а ты не ошибся? Я тоже проигнорировал его вопрос. — Знаете ваше величество, за некоторые услуги, что я оказал короне, мне полагается награда. Так вот этой наградой будет приглашение нескольких провинциальных барышень на ваш королевский прием или бал, где будут танцы и обязательно королевская павана. Зря ли я их что ли учил танцевать?


— Насчет графини Моли это не шутка? — Нет ваше величество, я правда пока затрудняюсь сказать, кто у вас будет мальчик или девочка, вот месяца через три, четыре… Сколько тебе нужно приглашений? — Письменных ваше величество — семь штук. А так же рекомендую пригласить леди Белу, естественно с дочерью. Она очень сведущая дама в родовспоможении, к тому же знатного происхождения. Вот и присмотрит за графиней Моли, а заодно и поможет, если что.


— Барон, а может быть примешь мое подданство? Ну хочешь, я испрошу разрешение у твоего короля? — Нет ваше величество. Вы сами понимаете, что рыцарь Удачи не может изменить ни своему слову, ни своей присяги. — Да все я прекрасно понимаю. Все рыцари Удачи упертые. Вон Ляконт, давно бы мог уже стать канцлером королевства, так нет, он считает что ещё не достоин такого высокого поста. Я и герцога то ему дал как наследный титул, присвоив звание герцогини его невесте, а то бы тоже отказался… Так, ладно, мне тут надо посоветоваться с народом, а ты додаивай. Леди Моли, проводите меня в покои её высочества, а этот молодой человек и без нашего присмотра тут справится…

8

— Уезжаешь? — Да, ваше величество, пора, меня там, — я махнул рукой в сторону окна, — ждут. — Спасибо за Моли. На меня зла не держишь, что я вас Глорией по живому резал? — Нет, по большому счету вы правы оказались. Не знаю, сколько бы пролились наши чувства, но что это было не настоящее, я почувствовал, когда увидел, какими глазами Дастин смотрит на неё. Вот у него все по настоящему.


Сэр Фред вздохнул: — У него то все по серьезному, а она вертихвостка. Как думаешь, выйдет замуж — остепениться? — Хочу верить, что с ней произойдет такое же волшебное превращение как и с Луизой. — Вот, держи тут десять приглашений на королевский бал по случаю обручения леди Глории и сэра Дастина. И леди Белу с дочкой поторопи, что то мне страшно становится за графиню. — Леди отправлю сразу же, а вот с дочкой мы подъедем чуть позже. — Что, встрял? — Нет, не думаю, но она мне чем то напоминает Глорию. Не хочу сразу же предать её первую любовь.


— Куда сейчас? — Сначала приму имение маркиза де Санси, что вы мне от своих щедрот подарили. — Это я все надеюсь, что ты осядешь на моих землях. А потом? — Хочу побывать в Синтии. Тянет меня туда. — С Моли зайдешь попрощаешься? — Обязательно, за одно попрошу, что бы она покровительствовала леди Аглая, когда я убуду в неизвестном направлении. Об этом мог бы и не говорить, я сам за ней буду приглядывать. И ещё, ты Арт помни, здесь тебе всегда рады. Нет, конечно, я как самодур могу и гневливым быть, но ты для меня если не как сын, то по крайней мере как младший и непутевый брат. А может останешься?…


Неторопливо путешествуя от станции к станции я с содроганием вспоминал ту бешенную трехсуточную скачку. Леди Глория резко пошла на поправку и даже стала кокетничать со мной, А мне это надо? Сэр Дастин ходит за ней как тень и она вьет из него веревки. Интересно, как там Аглая, ждет, или уже забыла? У них это быстро. Вот Мара точно не забыла…


Стоило мне только въехать в имение сэра Уэста, как слух о моем возвращении мигом разнесся по округе. Аглая выскочила на улицу, словно она стояла за дверью, и бросилась мне на шею. — А я знала, что ты сегодня вернешься, ты мне снился… Она счастливо улыбалась и заглядывала мне в лицо. — Ой, тут про тебя такое рассказали, такое рассказали… Вышли лорд Уэст и леди Луиза. Они тоже улыбались. — С приездом ср Арт, как доехали? — Спасибо сэр, благополучно. Луиза не выдержала:- Аглая, да не веси ты на нем, другим тоже хочется получить хоть немного внимания от сэра Арта. а то все тебе и тебе. — А вы леди висите на своем сэре Усте, — но все таки меня отпустила. Я подошел к леди и поцеловал ей руку. — А почему ты мне руку не поцеловал? — А зачем мне целовать твою руку, когда я тебя поцеловал в твои сахарные уста.


— Пойдемте в дом, поговорим, а то к вечеру начнут собираться гости и поговорить не дадут, — сэр Уэст учтиво распахнул дверь. — Интересно, а в этом доме кормят, а то как то одними разговорами сыт не будешь? — спросил я громко ни к кому не обращаясь. — Кормят, кормят, — рассмеялась Луиза, — ещё как кормят. Вон леди Аглая все уши сегодня прожужжала, что ты должен приехать и что надо приготовить какого нибудь мяса и главное много. Вот мы и приготовили, так что покормим. — Как наследник? — Растет. Спит и ест, опять ест и спит. А уж если что не по нему то такой крик поднимет, — сэр Уэст развел руками, — Я таким не был, я помню. Это он в леди Луизу. Та всегда своего добивается.


В обеденном зале слуги уже накрывали на стол. На меня смотрели с восхищением и опаской. — Аглая, а что это на меня все так смотрят? Я что сильно изменился? — Да нет, но тут про тебя такое рассказали, пусть лучше леди Луиза расскажет, у неё лучше получится. — Миледи, я жду, что же я ещё такого натворил, что на меня косятся и как то странно смотрят. — Вы ешьте сэр, ешьте, а я расскажу…


Где то через неделю после вашего отъезда в имение к лорду прискакал целый отряд гвардейцев. Все такие красавцы, мы думали погостят, а они прискакали арестовать маркизу де Санси за попытку отравления её высочества. Ну и рассказали, как вы только появившись во дворце, сразу же отругали его королевское величество и тот молча все это проглотил, потом вы с первого же взгляда определили кто травил принцессу и они сразу же во всем признались, потом вы приказали арестовать маркизу, так как яд она готовила и быстро нашли спрятанное противоядие, как его королевское величество лично относил вас на кровать, когда вы стоя заснули от усталости и лично снимал с вас сапоги…


Ещё через неделю, полторы, приехали два гвардейских офицера, которые объявили, что имение маркиза де Санси передается в дар и бессрочное пользование сэру Арту, барону и так далее и его наследникам. Они то и рассказали, как вы приказали никого в покои принцессы не пускать, даже короля и он, что бы увидеться с дочерью испрашивал у вас разрешения. А ещё они рассказали про королевскую корову, которую лично доили или вы, или графиня Моли, и даже его величество пробовал доить, но у него ничего не получилось. А дней за пять до вашего приезда нас посетил граф Сенигер, который и рассказал нам последние новости.


Вы вновь отказались от титула герцога и ещё какого то очень интересного предложения его величества. Он так же шепотом поведал, что вы помирили его королевское величество и леди Моли и между ними царит взаимопонимание и любовь, а ещё, что леди Моли ждет наследника, будто вы сказали, что будет сын и его королевское величество теперь сдувает с графини пылинки. У её высочества скоро то ли обручение, то ли свадьба с принцем Дастином, который души в ней не чает, и принцесса отвечает ему взаимностью. Граф так же под большим секретом сообщил нам, что принц чуть ли не каждую ночь проводит в покоях принцессы.


— Ну что ж, все правильно рассказано. Мне добавить нечего. Миледи не чего на меня так смотреть, подробностей все равно не будет, вы и так всё знаете. — Ну вот, Аглая, мы то с тобой думали, что из первых уст узнаем что и как, а он рассказывать не хочет. Придется делать таинственный вид, закатывать глаза и намекать, что все это королевская тайна, о которой лучше не распространяться…


— Ладно, молодые люди, идите ка в свои покои, отдохните с дороги, да и мне пора идти кормить маленького лорда, а то через пару, тройку часов начнут собираться гости и будет не до отдыха. Последний вопрос, Арт, а ты что и в королевский дворец заявился в косынке? — Да, а что? — Да вот гвардейские офицеры и граф Сенигер тоже приезжали к нам в косынках. Вот и думаю, откуда у них это?


В моих, вернее наших покоях царил образцовый порядок. Все было разложено на своих местах, нигде ничего не валялось. Несколько букетов с полевыми цветами дополняли картину. Я уселся в кресло и вытянул ноги. Так хорошо спокойно посидеть, ни куда не спешить. Аглая подошла ко мне:- Ты сильно устал? — Не сказать, что сильно, но устал. Думал в дороге отдохну, но куда там… Иди ко мне. Она забралась ко мне на колени и прижалась к моей груди.

Маленькая женщина ребенок. Хотя 16 лет, — уже считается взрослой. Да и я всего то старше на три года. Но у меня за спиной полтора года скитаний по стране, горы трупов и море крови. Так что я по сравнению с ней чувствовал себя этаким стариком, который уже многое повидал в этой жизни.


— Арт, о чем ты думаешь? — Ни о чем, милая, мне просто хорошо с тобой. — И мне хорошо с тобой, но думаю, что в постели нам с тобой будет лучше. Все таки у нас с тобой есть почти два часа и, — договорить я ей не дал, а встал, подхватил её на руки и понес на кровать. — А мы что раздеваться не будем? — Конечно будем. — Ты только отвернись, я стесняюсь раздеваться при тебе… А давай никуда не пойдем? — Нельзя, Аглая. — Да я знаю, что нельзя, но так хочется остаться с тобой до самого утра, и что бы никто не претендовал на тебя, а то начнется, — и передразнивая кого то она произнесла, — барон, а как вам мое платье? А эти оборочки идут к этому фасону?


— Солнышко, а мне можно тебе задать один не очень скромный вопрос? — А зачем спрашиваешь, просто задавай. — У тебя уже слезы любви были? — Да, два дня назад закончились… А ты вон о чем, — после небольшой заминки произнесла она, — нет, детей у нас пока не будет. Мне ещё рано. Вот года через три, четыре, я буду готова родить тебе маленького белоголового разбойника, а пока не волнуйся, у нас ничего не получится. Я погладил её по голове, она полулегла мне на грудь и вздохнула как то по взрослому.


Я сегодня одену свое новое платье, которое ты для меня придумал. А ты помнишь, как ты меня трогал на примерке? Мне было и приятно и как то не по себе. Я тогда так боялась тебя. — Боялась? Почему? — А вдруг ты бы выбрал эту Анну? А как у меня билось сердце, когда ты подошел ко мне и стал поправлять платье, я думал оно выскочит из груди. — Но оно же не выскочило, я же проверил. — А тебе обязательно надо было лезть ко мне в декольте? Я засмеялся, — Нет конечно, просто мне захотелось потрогать твою грудь, уж больно она мне понравилась, когда ты снимала рубашку. — Так ты оказывается бесстыжий и развратный молодой человек? И специально подглядывал как я раздевалась?

Ой, а нам уже вставать надо, как время быстро прошло. Ты только не подглядывай, когда я буду платье одевать, пусть это будет сюрпризом для тебя, хорошо? — Хорошо, как скажешь, так и будет. Я встал с кровати первый и повернувшись к Аглае спиной стал сам одеваться.


— Ну ты скоро, Аглая? — Ещё совсем немножко, чуть — чуть… Все, можешь посмотреть. Я обернулся. Передо мной стояло волшебное существо, все воздушно — белое, только русые волосы небрежно брошенные на плечи выдавали в ней человека. — Я сейчас волосы лентой подвяжу и буду готова. — Нет. — Что нет? — Не надо ни каких лент, Пусть волосы вот так и будут распущенными. — Но ведь так не принято. — Ну и пусть, косынки тоже до меня во дворце не носили, а теперь это последний писк моды. Пошли.


Не успели мы сделать и несколько шагов, как в дверь стукнули. — Молодые люди, нам пора. — Миледи мы уже готовы. — Я могу войти? — Конечно. Дверь открылась и леди Луиза буквально застыла у двери. — Аглая, ты просто чудо какое то. Ах, Арт, ты просто волшебник. Ты наверное специально выбрал Аглаю из за её идеальной фигуры? Хотя можешь не отвечать, и так ясно, что вы смотритесь вместе. Она вздохнула. — Идемте, у меня есть немного времени, пока малыш спит и не проголодался. Арт, ты должен будешь и мне сделать пару эскизов новых платьев, что бы мне было в чем показаться в столице. Идемте, а то Уэст там воюет в одиночку.


В большом зале было значительно многолюднее, чем в прошлый раз. Многие дамы щеголяли в новых платьях и этим приятно выделялись на фоне всех остальных. Наш вход не остался незамеченным. Распорядитель громко объявил: — Леди Луиза, леди Аглая, сэр Арт,… владетель Шато. Шепот восхищения пронесся по залу, когда мы с леди Аглая подошли к сэру Уэсту. — А вы умеете производить впечатление, сэр. Сегодня же пойдут слухи, что для леди Аглая вы специально разрабатываете новые платья и что она пользуется своим положением вашей подруги…


Аглая зарделась, чувствуя на себе множество взглядов. — Сэр Арт, это действительно волшебство какое то, — к нам подошла леди Луиза, — ваша подруга первая красавица и с этим трудно не согласится. — Это все благодаря вам миледи, вы разглядели в этой простой и заурядной девушке драгоценный камень…


— Дамы и господа, — громко я обратился ко всем присутствующим, — Перед своим внезапным отъездом я дал несколько уроков королевского танца некоторым молодым леди. Предлагаю посмотреть на тех, кто считает что он готов танцевать королевскую павану. Первый танец исполним я и леди Аглая. — Ты готова, солнышко? — Страшно как то, — она тряхнула головой, — но я зря что ли брала ещё уроки у леди Луизы? Зазвучала музыка и мы начали представлять картины королевского танца…

За нами ещё две пары исполнили полностью все 12 картин. А потом я увидел очень знакомое лицо молодого человека. В рубашке а ля Арт, с шейным платком, при шпаге, он шел ко мне и улыбался. — Глазам своим не верю, де При, вы как сюда попали? — Да вот, решил заехать по пути к родителям, у меня небольшой отпуск, и как видите вовремя. Моя помощь нужна как кавалера? — Конечно, ещё как.


— Милые дамы, галантный кавалер сэр де При, с которым вы танцевали, вновь готов оказать вам помощь в демонстрации своих талантов… Мы отошли в сторону и наблюдали. — Сэр Арт, мне никогда так не было весело, с вашей легкой руки в следующий раз все рауты будут начинаться или заканчиваться танцами. — Я рад Аглая, что тебе понравилось. Когда последняя из пожелавших закончила свой танец и де При куртуазно проводил её к стайке молодых девиц, что бросали на него оценивающие взгляды, я вышел на середину залы и поднял руку, привлекая к себе внимание. Музыка затихла.


— Дамы и господа, вы видите, что пять молодых леди продемонстрировали высокое мастерство и талант, жалко, что их только пять. И тем не менее, пользуясь случаем, я хочу пригласить всех этих прекрасных барышень на торжественный королевский прием и бал, что состоится через два месяца в столице в честь помолвки и обручения их высочеств принцессы Глории и принца Дастина. От имени его королевского величества я вручаю каждой из вас письменное приглашение. Его королевское величество милостиво разрешил вам участвовать в королевской паване в числе первых десяти пар с любым кавалером, которого вы выберете.


И при полной тишине и всеобщем удивлении, я вручил всем пяти девицам приглашения, подписанные собственноручно его королевским величеством. — Это ещё не все. Его королевское величество, наслышанное о леди Беле, приглашает её и леди Аглаю к себе во дворец и поручает им наблюдение над графиней Моли. Леди Бела, вот приглашение, а на словах его величество просил передать, что вас он ждет с особым нетерпением и просил поторопиться со сборами и приездом. Леди Аглая может подъехать чуть позже.


Вокруг молодых девушек и леди Бела образовалось столпотворение, всем хотелось рассмотреть и потрогать приглашения, рассмотреть королевскую печать и подпись его величества. — Вот это сюрприз, сэр Арт, — леди Луиза с завистью смотрела на молодежь, которая не верила своим глазам. — У меня есть приглашения и для вас миледи и сэра Уэста, только вот как быть с молодым лордом? Не везти же его в столицу в столь младенческом возрасте? Глаза Луизы загорелись:- А мы что нибудь придумаем, ну там выедем за месяц для начала, или купим просторный мезандор, правда милорд? И она подхалимски придвинулась к сэру Уэсту и даже стала заглядывать ему в лицо.


— Ну что с вами делать, миледи, конечно что нибудь придумаем и поедем… Леди Луиза даже захлопала в ладоши от радости. — Остановитесь в моем дворце, он недалеко от королевского и малышу там будет удобно. Управляющий уже предупрежден мною… Луиза не удержалась и чмокнула меня в щеку.


— Леди Луиза, — вмешалась Аглая, — его есть кому целовать. Целуйте вон своего лорда, а сэра Арта оставьте мне. Барон, а почему мне не досталось приглашения на бал? — Для вас тоже есть приглашение, леди, но оно вам без надобности, вы и так будете жить во дворце, на половине графини Моли. Вам уже приготовлены покои. — А я разве не буду жить вместе с вами в вашем дворце? — Сожалею, Аглая, но меня на данном мероприятии не будет. — Его величество не пригласил тебя на бал? — Не говорите глупостей молодая леди. Меня и на вашей свадьбе не будет. Аглая непонимающе захлопала ресницами, — Ну, это ещё не скоро, — успокоила она сама себя. — Не скажите, миледи, её высочество всего на год с небольшим старше вас, а уже помолвка и обручение. В столице время летит быстрее…


Раут шел по заведенному порядку. Старики расселись за карточные столы, молодежь весело обсуждала последние новости, слушала стихи и песни доморощенных поэтов и музыкантов, а великовозрастные дамы занимались обсуждением всех и вся и гадали, кто и за кого выйдет уже этой осенью, и намечали будущих женихов для своих дочерей и племянниц. В общем все как всегда.


Ко мне подошел раскрасневшийся де При. — Сэр Арт, вы уже здесь почти старожил, что вы мне можете сказать о леди Изольде? — Как любит говаривать его величество, — что встряли, сэр де При? — Вам хорошо, барон, вы ещё молоды и родители у вас далеко. А мне чуть ли не каждый день талдычат: "Тебе уже 25, когда ты возьмешься за ум и женишься?" Так вот, сэр, я не хочу, что бы мне родители подобрали какую нибудь страхолюдину и предпочитаю сам выбрать себе невесту.


— А леди Изольда то знает о ваших намерениях? — Что вы барон, мы даже толком и не знакомы. Так два танца и все. — В таком случае надо сразу брать быка за рога. Идемте я вас познакомлю с её матерью. Мы подошли к сидящим в сторонке нескольким дамам в возрасте. — Леди Нок, позвольте вам представить одного из лучших офицеров, лейтенанта королевской гвардии сэра де При. Я понизил голос но так, что бы сидящие рядом могли спокойно продолжать нас слышать. — Он всерьез заинтересовался вашей дочерью и по этому просил меня представить его вам. — Сэр Арт, вам там леди Аглая машет своей ручкой, вы идите, а этого молодого человека оставьте нам на растерзание…


Через несколько минут ко мне вернулся весь мокрый сэр де При. Досталось? — Допрос с пристрастием и тот наверное легче выдержать… — А результат? — Мне милостиво разрешили представиться леди Изольде и завтра даже навестить её.

— Что ж пойдемте я вас познакомлю. Мы с сэром де При подошли к группе молодых девушек, среди которых были и леди Аглая и леди Изольда. — Леди Изольда, позвольте представить вам лейтенанта королевской гвардии сэра де При. Да не смотрите вы так в сторону своей матушки. Её высокое позволение представить вам сэра де При получено, более того, по секрету скажу вам, что означенный молодой человек получил приглашение завтра навестить вас. По крайней мере у вас уже есть партнер на танец в королевском дворце…


Подруги Изольды с нескрываемой завистью смотрели на молодого человека и зардевшуюся леди. Аглая схватила меня под руку:- Как здорово! Мне Изольда всегда нравилась, простая и не высокомерная как некоторые. А они теперь поженятся? — Леди, сначала они должны познакомиться, потом сэр де При представит свою избранницу родителям, потом будет уговор на свадьбу. Так что до свадьбы ещё далеко. И к тому же мы не знаем, а вдруг у леди Изольды есть желанный друг и она воспротивится знакомству с молодым человеком? — Да нет у неё никого, к тому же ей уже 18 лет и пора за муж.


Как обычно раут закончился далеко за полночь, а последние гости по моему разъехались только под утро, а некоторые остались ночевать у гостеприимных хозяев. Пользуясь тем, что в хозяйской бане всегда была горячая вода, я потащил чуть ли не силком потащил туда Аглаю. При свете маленького фонарика мы быстро ополоснулись. И я в который раз подивился ладно скроенной и пропорциональной фигурке молодой леди. — Арт, не надо меня так рассматривать, я стесняюсь. — Иди ко мне. — Нет, нет, здесь я не буду, давай потерпим до наших покоев.


— Арт, а мы сегодня спать будем? Смотри уже рассвело, да у меня и сил уже больше не осталось. Ну хватит, оставь на потом… Спали мы до обеда, который начался для нас в три часа по полудню.

Я приказал заложить карету для тебя, а сам поеду на Маре. Надо навестить теперь уже свое имение Шато, а может быть там и заночуем. Ты как? — Не знаю, немного страшновато, все таки незнакомое все, к тому же новые слуги. А вдруг они ненавидят тебя и решат отомстить за маркизу? — Не думаю, слугам, за редким исключением, все равно, кто у них хозяин. Лишь бы кормили и работать много не заставляли. Ладно, там на месте посмотрим что и как.


Шато встретило нас тишиной и настороженностью. Вся прислуга стояла на первом этаже в большом холе. Я внимательно обвел всех взглядом. — Кто управляющий? — Убит при сопротивлении. — Что так был предан маркизе? — Да нет, был заместителем её мужа, — и в задних рядах раздался смешок. — Кто строил прислугу? — Я ваша милость, — и из первого ряда сделал шаг вперед бородатый и разбойничьего вида мужик. — Кто такой? Он неловко поклонился:- Я Серго, старший конюх, отвечаю за конюшни, кузницу и все, что связано с лошадьми. — Теперь ты управляющий, пока я не подберу человека на это место. Менять пока ничего не буду. Это леди Аглая. Она такая же хозяйка как и я. Всем разойтись по своим местам. Остаться управляющему и старшим этажей. Ужин на две персоны в мои покои.


Ну, что ж Серго, давай знакомиться с нашим хозяйством, и мы начали обход всех помещений. Аглая не отставала от нас, суя свой нос в каждую дверь: — А здесь что, а здесь? Дом был очень большой, с колоннадой в центральной зале и ещё несколькими залами поменьше. Кухня и все подсобные помещения как и положено находились на первом этаже в правом и левом крыле, там же находились помещения для прислуги. Второй этаж хозяйский и для избранных гостей. На третьем этаже были тоже гостевые комнаты, несколько мастерских и комнат непонятного назначения.


Дом был богатым. Картины, ковры, гобелены. Кое где я увидел пустые дыры, — Здесь что было? — Портреты предков. — Верните на место, пока из моего замка сюда не доставят другие картины. Не откладывая дело в долгий ящик я тут же написал письмо домой и попросил прислать несколько картин и скульптур в свое имение, а также кого нибудь из свободных художников для улучшения интерьера…


Мои покои представляли собой анфиладу комнат: — приемная, комната для переодеваний, рабочий кабинет, библиотека, спальня, вторая спальня, — для любовницы, как пояснил мне Серго, ещё один рабочий кабинет и наконец прямой выход в небольшую терму на первом этаже. Дамские покои я осматривать не стал, предоставив это леди Аглая. Когда она вышла, одна из служанок принесла большой ларец и с трудом его установила на стол в моем кабинете. — Здесь драгоценности, только ключа у меня нет, он всегда был только у маркиза. Даже его жена не имела доступа к этому ларцу.


— Хорошо, поставь его под стол, потом разберемся. — Та же служанка показала мне на картину с изображением сцены охоты. — За картиной в стене тайник, где маркиз хранил свои деньги. А здесь, — она показала ещё одну картину, — хранятся общие деньги. Только куда маркиза дела ключ никто не знает. Может спрятала, а может специально выкинула, что бы вам не досталось.


Ужинали мы наспех. Вернее я ел основательно, а Аглая торопилась, — как она мне объяснила: — Я ещё не все осмотрела. Я не стал её задерживать, а когда она ушла, отодвинул картину и стал думать, как открыть личный тайник. Помня как наши непризнанные гении с помощью изогнуто зубчика вилки умудрялись открывать шкаф с вином, я тоже решил попробовать. Как это ни странно, у меня сразу же получилось. В замке что то щелкнуло, заиграла музыка и дверца открылась. В нише ровными стопками лежали свертки с золотыми монетами. Я не считал, но точно не меньше нескольких тысяч. В маленькой шкатулке лежали в беспорядке кольца и перстни, а так же несколько десятков очень крупных драгоценных камней.


В самом нижнем отсеке лежали несколько пачек писем и свитков. Это были любовные письма. Судя по всему маркиз в молодости был не против и ещё как не против ходить на сторону. Просматривая мельком письма я обратил внимание, что он нескольким своим подругам обещал развестись с маркизой и жениться на них. Все любовные письма я сжег, а то, что касалось деловой переписки с друзьями и соседями, оставил на потом, что бы внимательно прочитать. В тайнике лежал и запасной ключ, который я тут же повесил себе на шею.


Так же легко я открыли общий тайник и там тоже был запасной ключ. В нем тоже было много денег, но ещё больше разных бумаг, которые я оставил на потом. Там же лежали по всей видимости некоторые драгоценности маркизы: несколько брошек, серьги, женские перстни, две диадемы, а также несколько колье. Понравившиеся мне серьги и пару колье я спрятал у себя под подушкой.


Дошла очередь и до ларца. А вот с ним пришлось повозиться и даже применить грубую силу в виде своего кинжала. Наконец ларец сдался и крышка открылась. Я присвистнул. Столько драгоценностей я не видел никогда в своей жизни. Весь ларец был разделен на несколько отсеков, в которых лежали самоцветы: отдельно рубины, отдельно изумруды, отдельно топазы, отдельно бриллианты. В самом маленьком отсеке лежали черные кристаллы эсколаита. Ларец я поставил в свой тайник, где твердо решил заменить замок, как только представится такая возможность.


Поздно вечером наконец появилась Аглая. — Сколько у неё было платьев, мерить не перемерить… — И как тебе платья бабушки? Ты в них не утонула? — А я их не мерила, — Аглая надула губки, — я их только смотрела. Потом она быстро разделась, нырнула под одеяло и показала мне язык:- А вот ты и не видел, как я раздевалась, а то привык пялиться на меня, а это неправильно и неприлично. Я усмехнулся. — У меня под подушкой подарок для тебя. Она недоверчиво посмотрела на меня, а потом подняла подушку. Взвизгнув, она сгребла серьги и колье, вскочила с кровати и помчалась к большому зеркалу.


Серьги и колье я подбирал к цвету её глаз. И когда она повернулась ко мне сияющая и довольная, я похвалил себя за свой выбор. — Ну вот, а ты боялась, что я не увижу тебя обнаженной… Она опять взвизгнула и опрометью бросилась под спасительное одеяло. — Так не честно, ты обманом заставил меня встать. — А честно не отдавать свои долги? Где обещанные десять поцелуев? — А я разве тебя не целовала? — Я не помню. — И я не помню.,- Она вздохнула, — ладно, ложись скорее, буду целовать, только считать я сама буду, а то ты опять меня обхитришь…


Две недели тихого счастья пролетели быстро и незаметно. За это время мы отправили в столицу леди Белу. Сэр де При и леди Изольда уехали к родителям де При знакомиться. Аглая где хитростью, а где лаской выпросила у меня оставшиеся приглашения на королевский бал и отдала их кому то из своих подруг, твердо пообещав мне, что они обязательно выучат павану и не опозорят меня перед королевским двором.

Наступила ранняя осень и я стал собираться. Аглая все прекрасно понимала и лишних вопросов не задавала. Только по ночам она давала волю своим чувствам и страсти, словно собираясь накопить про запас свою любовь.


— Первой поедешь в столицу ты, тебя там ждут. За тобой приглядят и помогут на первых порах осмотреться. Во всем слушайся графиню Моли и его королевское величество. Они будут присматривать за тобой. Вот тебе деньги на первое время, — и я вручил ей две сотни золотых. — Куда мне столько? — А вот тебе несколько очень подробных моделей новых платьев. Все они сделаны под твою фигуру. Другим они не подойдут.


Через два дня я провожал заплаканную Аглаю. — Мы больше не увидимся? Ну пообещай, что ты вернешься ко мне… — Я никогда не даю обещаний, которые не смогу выполнить, Аглая. Прощай, дай я поцелую тебя в последний раз. Сверток развернешь только тогда, когда приедешь в столицу, не раньше, обещаешь? Сквозь слезы она кивала головой, не в силах вымолвить ни слова…


Поезжай, — дал я команду кучеру и карета сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее покатила по пыльной дороге… Я стоял у крыльца до тех пор, пока не растаяла даже поднятая пыль. Дом опустел и меня в нем больше ничего не удерживало. Да и к моему отъезду в Синтию все уже давно было готово.


Дав последние наставления Серго, и предупредив его, что вскоре в дом доставят картины и скульптуры из нашего замка, взяв некую толику золота, пополнив запасы пороха и пуль, через два дня и я отправился на запад, дальше, куда меня вела моя судьба.


Конец второй части.

Часть 3


1

Синтия — несколько десятков добротных домов, среди них попадались даже двухэтажные, в центре деревни большой постоялый двор. На площади перед ним несколько лавок, в которых продавались странные фигурки. Продавцы утверждали, что это изображения старых богов, которые были до серого. Среди них были фигурки людей с головами зверей или птиц, или наоборот птицы и звери с лицами людей, а были вообще необычные — до пояса как у людей, а ниже с козлиными ногами или туловищем лошади.


К моему удивлению, на постоялом дворе почти все комнаты были заняты и мне пришлось довольствоваться небольшой клетушкой, в которой кроме лавки и табуретки с тазом ничего больше не было. На лавке валялся только травяной матрац и такая же подушка. Заметив мое недовольство, слуга, что показывал мне комнату, поспешил заверить:- Не беспокойтесь ваша милость, все будет чисто и заправлено как в благородных домах, мы порядок знаем.


Обедать в своей клетушке не предоставлялось возможным и я спустился в общий зал. Вся половина для благородных была занята, хотя и были свободные места. Но те, кто сидел там, всем своим видом показывали, что соседи им не нужны. Мы люди не гордые, пообедаем и в общем зале для простолюдинов. Я сделал заказ, и приготовился ждать, однако еду поставили на стол очень быстро, даже молоко, холодное, такое как я люблю.


До меня донеслось: — А я тебе говорю, что это он. — Да не может того быть, что ему тут делать? — Значит что то надо, а давай я спрошу? — А не боишься? — Боюсь, да только говорят, он за просто так никого не трогает.

Из за соседнего стола поднялся пожилой мужичок, и комкая мятую шапку в руках, обратился ко мне: — Ваша милость, простите за беспокойство, я тут со свояком малость поспорил. Ведь это вы тот самый белоголовый? Вместо ответа я приподнял косынку с одной стороны и показал ему свои волосы. Такой реакции я не ожидал. Он бухнулся на колени передо мной: — Благодетель, спасибо, век за тебя буду серому молиться. Вы ж, ваша милость, мою дочку и внучка от басурман отбили, из рабства вызволили.


— Что ж вы в этой конуре то остановились, — он поднялся с колен, — пожалуйте в мой дом, у меня весь второй этаж пустой, живите сколько хотите, и неудобств никаких и беспокойства нет. А жинка моя готовит не хуже чем в харчевне. Думал я не долго. Действительно конура меня не прельщала:- Я с радостью принимаю ваше приглашение, радушный хозяин, как мне к вам обращаться? — Все зовут меня Васек, и вы так зовите. — Хорошо Васек, подожди меня на крыльце, я заберу свои вещи и рассчитаюсь с хозяином.


Ведя Мару в поводу, мы прошли почти всю деревушку и остановились возле двухэтажного дома. Такому дому могли позавидовать и некоторые дворяне. — А что ж ты Васек дочь то свою с такой ненадежной оказией отправил? — Дык ваша милость, девка своенравная, сама себе хозяйка. Мужика своего сначала выгнала, а тепереча сама к нему собралась и поехала. А тут эти басурмане налетели и взяли в полон. Девчушка то одна в траву кинулась, там и схоронилась. От неё мы и узнали. А намедни мой сосед ездил по делам и привез радостную весть, дескать седой воин всех басурман посек и весь полон освободил, а кличут его белголовым и он лучший воин у короля. А носит он косынку и пистоль у него особенный за поясам, а сам статен и глаза имеет острые и ликом суров, но справедлив.


Я усмехнулся, значит ликом суров но справедлив. Мару проводили в конюшню и слуга или сын хозяина сразу же принялся её обихаживать. Меня чуть ли не под руки проводили на второй этаж. Большая горница и несколько комнат на выбор. Я остановился в небольшой, но уютной, с цветными занавесками на окнах. Через некоторое время хозяин позвал меня вниз, за стол. Отказываться я не стал, хотя и не был голоден, мне хотелось расспросить хозяина о тех оставшихся развалин храмов и скульптур старых богов…


Разговор велся степенно, как и надлежало серьезным людям. И вот, что я узнал. — В стародавние времена, в так называемый золотой век, когда не было королевств, султаната и прочих земель, весь народ жил в одной стране. Люди жили дружно, не знали войн и благоденствовали. И каждый народ, или племя молилось своим богам и богов было так много, что им счет не вели. Потом люди договорились, что так не правильно и поэтому со временем осталось сто главных богов, а всех остальных со временем забыли. А что бы каждое племя могло молиться своим богам, в специальных святых местах были построены храмы, в которых были изображения и скульптуры всех ста богов. Один их этих храмов и находился в роще, как раз на окраине нашей деревни. Сейчас у знати и богатеев стало модным иметь в доме фигурки старых богов, по этому то в деревне постоянный наплыв разных бездельников.


Каждый своим долгом считает обязательную ночевку в развалинах храма у камней, которые символизируют того или иного бога. Говорят, что некоторым, старые боги являются во сне и дарят откровения, а кому уж очень сильно повезет, то боги сообщают, где можно найти сокровища. Правда были случаи когда те кто ночевал в развалинах становились безумными, или теряли память, но таких было очень мало. Зато каждый выходил из храма и закатив глаза многозначительно помалкивал. Да только сколько я не ночевал в развалинах, ничего не было.

Только если вы, ваша милость, пойдете по моде ночевать в храм, возьмите с собой одеяло. Ночи хоть сейчас и теплые, но земля уже остывать начинает, осень все таки.


К развалинам я решил сходить на следующий день, а сегодня вечером прогуляться по деревне и посетить хоть одну из лавок древностей. — Да какие там древности, мы сами их и режем из мокрого дерева, а когда оно высохнет, то статуэтки трескаются и становятся как очень древние. Вы сходите в лаку Зосима, он самый грамотный из всех лавочников и единственный, кто действительно капается в развалинах, может что и сыщите у него необычного.


Расспросив у первого встречного, где лавка Зосима, я направился к нему. — А я вас ждал ваша милость. Только у меня можно купить настоящую древнюю вещь. Некоторые из них мне приходилось выкапывать с большой глубины, а некоторые старые боги сами отдавали мне в руки, зная, что я их передам сведущим людям. Вот посмотрите статуя бога Сета. Это один из древних богов войны, покровитель воинов. Такому храбрецу как вы, эта статуэтка всего за 10 золотых, принесет удачу в бою и неуязвимость в схватках. Всего 10 золотых, ваша милость.


Я посмотрел на него:- А Васек сказал, что ты самый умный и знающий из всей вашей братии. Наверное он ошибся. — Так что ж вы ваша милость сразу не сказали, что вы от Васька. Он наклонился и долго капался в каких то коробках. — Вот, только для вас, за чисто символическую плату, дешевле только задаром, — и он достал небольшую статуэтку выточенную из кости какого то животного. На меня смотрело лицо пожилого, умудренного жизнью старого человека. В его глазах читалась нечеловеческая мудрость и понимание всего сущего. У меня даже перехватило дыхание. Я взял статуэтку в руки что бы получше рассмотреть… и она у меня в руках засветилась нежно зеленым светом.


— Признал вас хранитель, эх такую сделку обломал, уж я бы вас раздел ваша милость, я же видел какими глазами вы на него смотрели. А теперь что ж, забирайте, видимо пришла его пора найти настоящего хозяина. — Сколько я тебе за него должен? — Да ни сколько ваша милость, я же сказал, забирайте, признал он вас. Видя, что я смотрю на него с удивлением и недоверием, он рассказал мне следующую историю: — И я ночевал в храме и раз приснился мне этот старик, он назвал себя хранителем. Поведал он мне, что утром я найду его статуэтку. " Ты можешь продавать меня сколько раз тебе угодно и за какую угодно цену, и каждый раз я буду возвращаться к тебе. Но как только я засвечусь в руках у кого нибудь, ты должен будешь без сожаления отдать меня этому человеку без всякой платы". Статуэтка у меня уже три года, я на ней целое состояние сколотил и давно бы уже завязал с этой лавкой, да вот только из за этой статуэтки только и сижу здесь, но теперь слава серому, я волю старого бога выполнил. Лавку передам сыну, а сам на покой.


Я уже не слушал Зосима, а внимательно смотрел в лицо старику. — Зосим, сходи к Ваську и предупреди его, что я ушел ночевать в храм, пусть не беспокоится. — Схожу конечно ваша милость, ведь вы у меня с сердца камень сняли, а ну как статуэтка так и не засветилась, это что ж мне до самой смерти в лавке сидеть? Конечно схожу, ваша милость, только вы одеяло с собой возьмите, сейчас я вам его принесу, а то по ночам уже холодно стало, можно и заболеть.


Он принес мне старое одеяло, которое и выбросить не жалко и причитая, что такая дорогая его сердцу вещь уходит от него навсегда…

Уточнив у него место, где ему явился хранитель, я направился к тем же самым развалинам. Уже вечерело и мне следовало поторопиться, тем более, что ни факела, ни светильника я с собой не брал. Часть праздной публики тоже направлялась к развалинам, но в отличии от меня многие из них были экипированы куда лучше, — теплые одеяла, подушки, за некоторыми слуги несли даже раскладные кровати…


Вот и описанное Зосимом место. К счастью здесь никого не было. Я постелил одеяло, уселся в тот же угол, прислонился спиной к ещё теплым камням и приготовился ждать. Старик возник передо мной неожиданно. Не было его, только развалины в сумерках и вдруг на те, полупрозрачный призрак стоит перед вами и внимательно вас рассматривает.

— Они, что там совсем одурели? Прислали какого то пацана, почти варвара, чуть напичкали его скрытыми полузнаниями и на тебе, доделывай, дорабатывай. Сколько уже таких прошло через мои руки…,- старик ещё что то там ворчал, но я уже не слушал. — Не нравлюсь? Не больно то и хотелось, — я поднялся с земли, — прощай старик.

— Ой, ой, ой, какие мы обидчивые, не иначе как из благородных, да к тому же рыцарь, я угадал? Я промолчал. Ладно, садись, — старик тяжело вздохнул, — в ногах правды нет. Вот я слепая тетеря, в тебе же ген первых, поседел наверное в детском возрасте? Я опять промолчал. — Да ты садись, садись, разговор долгим будет, — и он сделал жест, как будто давит мне на плечо. И я почувствовал, что какая то сила давит меня к земле, пришлось подчиниться и сесть на одеяло.


— Если обидел, извини, просто прошлый раз мне прислали такого, что и говорить толком не мог, только мычал и ругался. Жалко его, сгорел ещё на подходе к кораблю. И так, что мы имеем? Складывалось впечатление, что старик, или хранитель, говорил больше для себя, чем обращался ко мне. Причем его слова произносимые чуть слышным шепотом я слышал очень хорошо.

Кольчуга дрянь, кинетика не распределяется по всей поверхности, а только в точке соприкосновения, так и ребра можно поломать и внутренности отбить, придется переделывать. Пистоль странный, десятизарядный, видимо на большее у этих теоретиков ума не хватило, ладно, подправим и это, а клинок дрянь, сталь не режет, придется и его перестраивать. Это хорошо, что ты молчишь, значит умеешь слушать, а слушать придется долго. Для начала запомни: пистоль у тебя будет теперь одноствольный, но количество зарядов в нем неограниченное, стрелять он так же будет смесью свинца со сталью, способен пробивать броню толщиной в три пальца, а больше тебе и не надо. Эту кольчугу снимешь, как только приедешь домой, возьмешь из оружейной новую, правда там теперь вместо трех будет только одна, но улучшенная, её не способно не только пробить, но и повредить ни какое оружие, кроме такого же клинка, как у тебя. Сталь клинка будет перестроена только к утру, зато ты им сможешь резать, колоть и рубить все что угодно без особых усилий, будь то камни, доспехи или композитный материал.


С вооружением вроде все понятно. А теоретики и не такие уж простаки, как я подумал вначале. Действительно, ну а вооружи они тебя лучеметами и одень в кевлар с титановыми нитями, тебя же сразу детекторы засекут и сгоришь ты как и тот варвар. А так, вроде молодой искатель приключений случайно попал в этот район, едет и едет себе мимо, угрозы никакой, ну и пускай идет своей дорогой. В Синедрионе знаниями тебя вижу напичкали, да только толку от них нет ни какого. Ну какая тебе разница с какой скоростью должно двигаться тело в космосе, что бы преодолеть световой барьер? Или в чем причинно следственная связь между бозонами и возможностью перемещаться в пространстве?


Развивающий пакет тебе вручили? Видя мое недоумение, он пояснил:- Набор книг для дальнейшего развития вашей науки тебе вручили? — Вручили, его уже изучают в нашей академии наук. — Его не изучать надо, а применять на деле и двигаться дальше. Ну а теперь слушай нашу и свою историю. Постараюсь изъясняться доступным тебе языком.

Много, много тысячелетий назад очень большой мезондор, в котором могли одновременно жить несколько десятков тысяч человек сломался в дороге, когда проходил очень трудный участок в скоплении Ахримана. Жесткое излучение уничтожило сразу все три защитных барьера, что в принципе быть не возможно и кучер, который управлял мезондором взбесился и объявил себя царем царей. А надо тебе сказать, что этот кучер не человек и зовут его компьютер.


Ценой неимоверных усилий и больших жертв людям удалось отстранить кучера от управления и в ручном режиме посадить мезандор на первую же попавшуюся и пригодную для жизни планету. Ошибкой тех первых было то, что они все покинули корабль, стали зализывать свои раны и обживаться на планете. Когда же у них наконец то дошли руки до корабля, то было уже поздно, компьютер самовосстановился и был уже готов к встрече гостей. Разразилась первая термоядерная война, в результате которой почти все первые были уничтожены, так же как впрочем и почти весь корабль. Но люди не учли, что компьютер предвидел такое развитие событий и скопировал себя в медицинский модуль, а вот он то уцелел, более того, в нем оказалась сосредоточена огромная разрушительная сила, способная уничтожить всю планету.


Было ещё несколько термоядерных воин и человечество было отброшено далеко назад, в варварство и по существу было вынуждено заново развивать свою цивилизацию. Медицинский модуль тоже был почти полностью разрушен, остался только один отсек и компьютер переселился в железного слугу, что обслуживал этот модуль. У вас в легендах он известен как железный дракон, а в более поздних изложениях, как серый бог. Так я и его буду называть. Серый сделал правильные выводы и всякий раз, когда цивилизация людей подходила к порогу великих открытий способных уничтожить его, он наносил упреждающий удар, насылая на страны и народы новые неизведанные болезни и эпидемии, уничтожалось все живое и люди вновь отбрасывались в темные и дикие века. Вам известно от трех до семи предшествующих цивилизаций, но поверьте мне юноша, их было больше, значительно больше.


Одно время мы боролись с серым тем, что создали пантеон богов и чуть было не победили. Люди забыли о том, что серый существует и вычеркнули его из своей памяти, однако дракон оказался живучим. В один из летних дней, образ серого бога возник в воздухе над каждым городом, селом, деревней и приказал людям разрушить и уничтожить старых богов и поклоняться только ему. Тем, кто это не сделает, он грозил мучительной смертью. И эта смерть пришла, вне зависимости уничтожены ли старые боги или нет. Погибли ещё две цивилизации, прежде чем культ серого бога победил окончательно.


Я один из уцелевших первых, хранитель древних знаний и технологий. Серый властен над плотью, но не над духом, по этому я стал тем, кем являюсь сейчас. Но у духа нет возможности производить и делать самому что то, к тому же я привязан к этому месту, где серый бессилен. Существуют ещё несколько мест, где находятся первые. В одно из них ты отправишься. Это замок на границе Готии и Галисии, у вас его зовут Дор Нуар. Там властвует дух первого тактика, по вашему лучшего из лучших воинов когда либо живших на этой планете. Думаю, Аньян пропустит тебя в замок и займется твоей подготовкой как воина. А теперь я готов ответить на твои вопросы.


А вопросов у меня накопилось очень много и я стал их задавать. Вместе с ответами хранителя в моей голове стали просыпаться некоторые знания, что были заложены в меня в Скимере, при посещении хранилища старомерсайской библиотеки, где обитают духи теоретиков и ученых последних пяти цивилизаций.

Дополнительно я узнал, что ген первых изменяет цвет волос у человека, в котором он просыпается и что я становлюсь невосприимчивым к всем известным болезням. Это позволит мне проникнуть в заповедные земли, куда уже несколько столетий закрыт доступ почти для всех людей. Моя задача проникнуть в модуль и всего лишь один раз выстрелить или рубануть того железного монстра, что попадется мне на пути, потом я буду должен найти саркофаг, или гроб, в котором лежит леди Гип, главный медик корабля и нажать на нем зеленую кнопку. Если леди Гип выживет после пробуждения от анабиоза, то я должен буду положить ей одну свою руку на голову, а вторую на сердце и тогда она получит всю информацию, что заложена во мне и скрыта до срока. Решение она потом примет сама. Если она не выживет, то уходя из логова серого я должен буду разрушить все, что смогу, особенно перерубить все металлические веревки, что идут там по стенам.


Хотя старик предупредил, что шансов у меня добраться до серого очень мало, а уж тем более уцелеть в схватке с ним. — И не такие герои погибали, неуязвимые, нечувствительные к боли, практически бессмертные из за своей способности к быстрой регенерации…,- В его голосе звучала боль. — Серый, это путь в никуда, тупик в развитии, в конечном итоге регресс человечества приведет к тому, что наши потомки ни чем не будут отличаться от диких животных и потеряют последние остатки разума.

Наш разговор длился долго, уже и солнце встало из за горизонта, а мы все разговаривали.

— Хранитель, а ты не боишься, что тебя заметят? — Он усмехнулся:- Для всех ты спишь и никто не рискнет тебя разбудить, пока ты сам не проснешься, а меня никто не видит кроме тебя, так что не беспокойся… И наш разговор "по душам" продолжился.


Я узнал, что если мне повезет и Аньян сумеет меня подготовить до уровня посвящения, то я смогу воспользоваться общей памятью всех погибших воинов, что вступали в одиночную схватку с серым богом и к несчастью погибли. Некоторым из них удавалось даже проникнуть в модуль и их знания поистине бесценны. Мне также стало известно, почему на протяжении последних тысячелетий отправляют только одиночек. Если отправляли значительную группу или даже целое войско, то серый просто напросто уничтожал население всей страны или нескольких стран. А на одиночек он не обращает внимания, так как ежегодно несколько сот молодых искателей приключений отправляются в заповеданные земли и некоторые возвращаются от туда с несметными богатствами в виде драгоценных самоцветов и алмазов, коих там великое множество. Правда справедливости ради надо сказать, что большая часть искателей сокровищ гибнет от болезней. Так что шанс у меня есть, мизерный, но есть.


В конце разговора мы подвели итоги и наметили план моих действий. Я должен вернуться в Венсус в свой дом, одеть перестроенную кольчугу, а эту оставить в оружейной, откуда она потом бесследно исчезнет вместе с другим оружием, что попало ко мне. Мне надлежало обратиться к королю и взять у него разрешение на посещение развалин замка Дор Нуар, так как эти земли объявлены закрытыми из за того, что там часто пропадают люди и даже целые воинские отряды. В замке я должен буду попытаться уговорить Аньяна заняться моим обучением воинскому мастерству и искусству выживания, все последующие наставления я получу позже. Как со мной связаться, хранитель теперь знает.


В развалинах храма я провел двое суток и как это ни странно, чувствовал себя бодрым и хорошо отдохнувшим. Старое и протертое до дыр одеяло исчезло, как только я встал с земли, исчезла и статуэтка хранителя. Наверное вернулась к нему до лучших времен, когда настанет пора появиться очередному претенденту, в случае моей неудачи в схватке с железным драконом. В голове была полная мешанина от полученных знаний, да и вопросов опять возникло великое множество…

2

Дорога до Венсуса заняла у меня почти полтора месяц и было время и разобраться с мыслями и подумать. А ведь действительно, вера в серого бога закладывается в нас с детства, и что самое интересное, что о его деяниях кроме того, что он может миловать, а может и казнить, больше о нем ничего не известно. Храмов серого не было, несколько небольших часовен в столице и в крупных поместьях, — вот пожалуй и все. Жрецом мог стать любой человек, будь то мужчина или женщина, для этого достаточно было испросить разрешение у серого и провести ночное бдение в одной из часовен или у его статуи. Но люди особо не рвались в его жрецы и в чем тут дело, было не очень понятно. Говорили, что серый запрещает брать деньги или что либо другое вещественное за исполнение обрядов, а тех кто этот запрет нарушает, строго карает.


Каких либо книг с обрядами или специальных молитв тоже не было. Каждый жрец творил требу по своему разумению и обряды проводил так, как ему подсказывала его фантазия. Обязательными были только некоторые фразы при совершении обряда создании семьи или при разводе, а также при погребении и рождении ребенка. А вообще интереса к серому в обществе не наблюдалось. Ну есть бог, и бог с ним.


В столицу я въехал поздним вечером. Она поразила меня тишиной и какой то затаенностью, ожиданием чего то… Я сразу же направился к себе домой. В холле меня встретил Иоган. — Ваша милость, а ваш дом захватили люди принца Дастина и объявили его своим и тут такие дела творятся, что страшно становится… В это время в холл ввалилась толпа пьяных молодых людей, увидев меня один из них сразу же заорал:- Смотрите, ещё один готиец хочет узнать вкус нашей стали, а что, друзья уж не бывший ли хозяин вернулся? Сразу же несколько голосов:- Сейчас мы эту свинью проучим, что бы не смел врываться без разрешения к славным рыцарям Гастинга… Выпустим ему кишки… Все шестеро обнажили клинки и набросились на меня. Я был готов к такому развитию событий и мой клинок стал наносить ответные удары, рубя их шпаги как соломинки и нанося смертельные раны, не смотря даже на то, что у каждого из них под камзолом была надета кираса.


— Иоган, трупы выбросить на площадь ближе к королевскому дворцу, полы вымыть. Сколько их ещё? — В доме больше нет ни кого, только эти шестеро три дня назад объявили, что теперь этот дом принадлежит им. А вообще то тут такое твориться… — Потом расскажешь, а сейчас распорядись, что бы накрыли стол, я проголодался в дороге. Ключ от ружейной у тебя? Давай его сюда, мне надо кое что от туда забрать. Не провожай меня, жди в столовой, там и поговорим.

Первым делом я снял свою кольчугу, которая верой и правдой служила мне столько месяцев и не раз выручала. Вторая кольчуга, которая действительно лежала в гордом одиночестве немного поразила меня. Во первых она была практически невесома, то есть так легка, как простая рубашка из батиста, во вторых она была сделана из таких мелких колец, что если не знать, что это кольчуга, то её можно было бы принять за какую нибудь нательную рубашку, привезенную из султаната.


Переодевшись, я сразу же поднялся в столовую комнату на втором этаже. Иоган уже ждал меня там. Утолив первый голод, я сделал знак ему рассказывать…

— Все началось после королевского бала по случаю помолвки и обручения её высочества принцессы Глории и принца Дастина из королевства Гастинг. Бал говорят прошел очень хорошо, там блистали какие то девушки, которых пригласил на бал сам его королевское величество, говорят ещё, что все они как то связаны с вами, ваша милость. — Подробности Иоган опускай, давай саму суть. — Так вот, принц Дастин испросил у его королевского величества разрешения пригласить во дворец свой почетный эскорт, который будет сопровождать его и принцессу в их королевство. Король по простоте своей душевной разрешил и вот пять дней назад полторы сотни вооруженных до зубов головорезов из Гастинга захватили дворец. Стража почти вся была перебита, король объявлен пленником принца Дастина и говорят, что от него требуют отречения от престола в пользу её высочества принцессы Глории. Леди Моли исчезла и поговаривают, что её убили, что бы не допустить рождения наследника. Из дворца никого не выпускают. Верных короне дворян предупредили, что как только они предпримут попытку штурма, то его королевское величество будет "случайно" убит. Ежедневно по ночам из дворца вывозят трупы, говорят что и ближайшее окружение короля все перебито, включая герцога Ляконте.


Говорят так же что как только король подпишет акт отречения, то он скоропостижно скончается от горя по леди Моли, а потом настанет и пора нашей принцессы и принц останется единственным претендентом на престол, как законный муж её высочества и её наследник. — А что они уже провели обряд создания семьи? — Говорят что да, сразу же на следующий день после того, как головорезы Гастинга захватили дворец. Чем дальше рассказывал Иоган, тем больше я мрачнел, наконец не выдержал: — Иоган, заприте все двери, а я пройдусь прогуляюсь во дворец, мне надо узнать о судьбе некоторых не безразличных мне людей. — Будьте осторожны, ваша милость, говорят, что принц призвал под свои знамена самых отъявленных негодяев и в то же время самых лучших бойцов своего королевства. — Все будет в порядке, Иоган, не волнуйся, и прикажи приготовить терму, по возвращению я хочу смыть с себя грязи многодневного путешествия…


Во дворце я сразу же прошел на ту половину, что была выделена в распоряжение графини Моли, воспользовался я уже известной мне садовой калиткой, по этому прошел ни кем не замеченным. Калитка не охранялась. На половине Моли везде царили следы обыска, разбитая мебель, содранные гобелены и драпировка, сломанные картины и разбитые вазы. Я шел осторожно, стараясь не шуметь и как оказалось не зря.

— А я вам говорю господа, что она прячется где то здесь. Из дворца она выйти незаметно не могла. Есть, пить её надо? Надо. Не зря та девчушка, с которой мы утром позабавились, несла в эти покои еду и воду. — А все вы виноваты сэр Град, мало того, что вы поимели её как хотели, так вы и живот ей вскрыли, мы даже допросить её не успели. — Да ладно вам господа, одной шлюхой больше на нашем пути, одной меньше, к тому же имя у неё какое то неблагородное, — Аглая. Деревенская дурочка, её и искать то никто не будет…


Произнесенное имя ударило меня как током. Аглая? Уже не прячась я вышел из тени. В комнате, что раньше по всей видимости служила спальней леди Моли развалясь на кровати и в нескольких креслах находилось несколько человек. Свечи давали скудное освещение и мой выход был для них неожиданным. Однако чувствовалась выучка и готовность действовать мгновенно. Однако это их не спасло. Мои удары шпагой несли почти что смерть. Несколько коротких вскриков, лязг железа и все было закончено. Кто без руки, а кто ис распоротым животом все пятеро лежали в лужах крови и корчились от боли. Я походил к каждому и наносил удары крест на крест в область паха. Это была моя месть за Аглаю. Меня всего трясло, а потом я просто напросто стал перерезать глотки этим чудовищам, да так, что их головы держались только не нескольких лоскутках кожи.


— Моли, леди Бела, это я Арт, если вы меня слышите, можете выйти. Буквально тут же кровать, что стояла в самом центре комнаты сдвинулась с места и из небольшой потайной комнаты по лестнице поднялись леди Моли, которую под руку поддерживала леди Бела. — Сэр Арт вы вовремя, ещё полчаса и мы сдались бы на милость победителям. Три дня без еды и воды. Подхватив леди Моли, которая без сил опустилась на пол, я повел женщин сначала в сад, а затем и к своему дому. Рассказывайте леди Бела. Как погибла Аглая?

— На вторые сутки жажда и голод стали невыносимыми, а выйти мы боялись, так как знали, что нас ищут. Когда шум немного затих, Аглая мышкой выскочила в свою комнату и принесла от туда вазу с водой, в которой стояли цветы и несколько штук печенья, что остались от ужина. Так мы продержались ещё почти сутки. Потом она решила пробраться на кухню и уже на обратном пути её схватили, затащили в эту комнату и у нас над головой сначала надругались над ней, а потом распороли ей живот. Её последними словами были:- Я выполнила свою клятву любить его до самой смерти…"… Меня продолжало трясти.


Видимо меня заметили и узнали, так как дверь тут же открылась и нас впустили. — Иоган, позаботься о дамах, накорми, напои, а я вернусь во дворец, я ещё не все дела свои закончил там.


Свой путь к королевским покоям я устилал трупами. Моя шпага, мой пистоль не щадили ни кого, кто попадался мне на пути. Всем я вспарывал животы, рубил мошонки и отсекал головы. Мне даже пришлось убить несколько пьяных людей Дастина спящими. Но меня это не волновало. Перед глазами стояло улыбающееся лицо Аглаи а в ушах звучал её голос.


Королевские покои охраняли шесть стражников в цветах королевства Гастинг. Из дверей вышла леди Глория, такой злой я её ещё ни разу не видел. Она буквально крикнула в открытую дверь: — Подумай отец, хорошо подумай, что лучше, — подписать акт отречения и оказаться в пожизненном заключении, или завтра утром внезапно умереть от горя. До рассвета у тебя есть ещё время. Я был поражен тем изменением, что произошли с принцессой. — Где принц? — спросила она у стражи. — Ждет ваше величество в ваших покоях. — Величеством я стану завтра по утру, — и понизив голос спросила, — Королевскую подстилку не нашли? — Ещё нет, но она никуда не денется, её найдут…


Двое из стражи отделились от двери и пошли вслед за принцессой на её половину. Вот оно оказывается как. Глория тоже замешана в этом и замешана по самые уши. Раздались четыре не очень слышных хлопка и стражники замертво упали на мягкие ковры, что устилали вход в королевские покои. С ними я проделал тоже самое что и с другими гастингцами. Приоткрыв осторожно дверь в покои я заметил ещё двух стражников, что стояли по бокам ложа с оголенными шпагами. А на нем лежал связанный король. Два хлопка — два трупа. Я подошел к королю. С ним не церемонились, один глаз заплыл, под вторым был хорошо заметен лиловый синяк. Я молча перерезал веревки которыми он был связан и сел рядом с ним, пока он растирал себе руки и ноги.


— Ну что, я сильно красивый? — Он потрогал свой заплывший глаз. — Сволочи навалились толпой, но и то я троих успел зацепить своим кинжалом, жалко что ни кого так и не убил. Ты как во дворец попал? Он же охраняется со всех сторон. — Дела у меня тут, да и когда я сегодня узнал о последних новостях, то обеспокоился судьбами некоторых моих знакомых. — Это ты меня так ласково дураком назвал? — Честно говоря я тогда о вас не думал. Меня больше волновала судьба леди Аглая и леди Моли. — И что с ними, говори, не тяни. — Аглая убита, Моли в моем доме вместе с матерью Аглаи. — Ну слава серому, Моли жива. У неё все в порядке? Я промолчал. — Извини Арт, леди Аглая, она кто для тебя? — Она любила меня и сюда уезжала из моего дома в Шале, где мы жили последнее время.


Теперь замолчал король, через некоторое время он спросил: — Что будем делать барон? — Как что, восстанавливать законную королевскую власть. — А как, их во дворце больше сотни? — я перебил его, — Их во дворце осталось не больше десятка и то только те, кого я не нашел… пока, — добавил я зловеще. В живых не останется ни один, это я обещал мертвой Аглае. А сейчас пора нанести визит вашей горячо любимой дочурке и ей мужу. Вы готовы ваше величество встать с этой мягкой постельки или тут поваляетесь, пока я спущусь к ним? — Да, ладно тебе, Арт, не такой уж я и старый, что бы валяться по постелям. Обожди вот только шпагу возьму у одного из этих.


— Тайный проход то помните в покои Глории? Пойдем по нему, только я первым, а вы ваше величество за мной. — Ни какого почтения старшым, — ворчал король у меня за спиной, пока мы пробирались пыльными коридорами к покоям принцессы. Вот и панель, которая открывалась простым нажатием на край. Я надавил и вошел в спальню её высочества, вслед за мной протиснулся и его величество. Горел только один светильник. Они спали и видели наверное сны, как вступают на трон Готии и начинают править.

— Арт, ты только не убивай их, — король говорил громко, — она все таки моя дочь, а он хоть и сволочь, но все таки принц. Дело ваше сэр Фред, — ответил я ему, но с ним поступлю так, как обещал Аглае. И Глория и Дастин проснулись и смотрели на нас непонимающим взглядом. Первой очнулась принцесса и визгливым срывающимся голосом закричала:- Стража! Топая сапогами в покои ворвались четыре вооруженных до зубов громил. Я выстрелил четыре раза, а потом подошел и всем четверым раненым распорол животы прямо вместе с кирасами, а потом нанес удары в область мошонки и отрубил им головы. Все это я проделал в полной тишине и так обыденно, будто занимался этим всю свою жизнь.


— Глория, ещё кого позовешь? Или ограничишься этими? Вбежали ещё два стражника. Этих я просто зарубил, повторив полностью весь ритуал с обрезанием и усекновением. Его величество в это время приставив шпагу к горлу Дастина что то негромко говорил своей дочери. Я подошел к принцу. — Я тебя, мразь, убивать не буду, но встречу со мной ты запомнишь на всю жизнь. Взяв его левой рукой за грудки, правой, в боевой перчатке, я стал наносить удар за ударом в его личико, превращая его в одно кровавое месиво. А потом сбросив почти бесчувственного на пол, ударами крест накрест лишил его мужского достоинства.


Её высочество тихо визжала в постели с ужасом смотря на то, что стало с её мужем. — Ваше величество, — обратился я к королю, — надо будет собрать все головы, которые я отрубил в одну или две телеги и отправить в королевство Гастинг с уведомлением, что все разбойники получили по заслугам, а потом в самой простой карете но под конвоем ваших верных людей отправить туда и наших молодоженов. Да последует жена за мужем своим, — процитировал я какие то знакомые мне строки, — без права возвращения в королевство под любым предлогом.


— Я тебя ненавижу, умри сволочь! — прошипела Глория, её лицо исказила гримаса ярости и из под подушки она выхватила стилет и нанесла мне удар в грудь. Удара я даже не почувствовал, так, легкое прикосновение да и только. Вырвав кинжал из её руки я на отмашь ударил её по лицу. — Это тебе за Аглаю, твое счастье, что сэр Фред просил вас не убивать, а то уже сегодня твой труп с высунутым языком висел бы на центральной площади на виселице. Меня опять начало трясти и я, что бы не натворить что либо в приступе ярости отошел подальше.


— Эй, фройлены, — громко крикнул я. Вошли две перепуганные девушки. — Свяжите принцессу, да так, что бы она и пошевелиться не могла, если мне не понравится, как вы это сделаете, я вас отдам на потеху своим солдатам. — Барон, вы обзавелись своими солдатами? — Конечно нет, ваше величество, но ради них, — я кивнул в сторону фройлен, — я заведу десяток из первых попавшихся мужиков. Думаю никто не откажется. Понаблюдав, как не умело, но крепко вяжут принцессу, я кивнул королю и пошел "гулять" по дворцу.


Утром, как ни в чем не бывало, мы с его королевским величеством вышли на прогулку на центральную площадь. На короле была широкополая шляпа, что закрывала его лицо почти целиком, а я был в своей косынке "а ля Арт". Мы прошлись совсем немного туда и обратно делая вид, что беседуем о каких то важных делах, о которых во дворце нам просто не дадут поговорить. Вернулись мы во дворец как раз тогда, когда четыре крытых воза с головами людей Дастина отправлялись в свое последнее путешествие.


Вскоре вся площадь была заполнена людьми, всем хотелось взглянуть на короли и убедиться в том, что с ним ничего не произошло. Правда подходить к нам близко никто не рискнул.

— Герцог Ляконт и вправду погиб? — поинтересовался я. — Увы, в числе первых были убиты все мои доверенные люди, что теперь делать и не знаю, где я наберу порядочных царедворцев. — Могу порекомендовать пару человек. Будут надежными и преданными. Один — это лорд Уэст, муж леди Луизы, второй комендант вашего гарнизона в Скимере, сэр Войт. Рекомендовал бы ещё лорда Варта, но у него жена стерва, из семейства Простов и этим сказано все.


Король кивнул головой:- Всем Простам запрещено появляться при дворе под страхом смертной казни, этот указ подписал ещё мой дед, когда стало известно, что они пытались отравить его жену и пристроить к королю кого то из своих родственниц. — Эта такая же фурия. — Ваши рекомендации дорогого стоят мой молодой друг, я их обязательно учту. Но вот сэр Войт, — он же простой вояка. Вот именно, ваше величество, если б он был начальником вашей королевской стражи, тот никакие гастингцы не помели бы и близко подойти к дворцу, их его стража растерзала бы ещё на подступах. А то ваши щелкоперы все, простите за куртуазное выражение, просрали.


— Да ладно вам, барон сыпать соль на рану. Я и так решил что все перетряхну. Какой то неспокойный год выдался, то заговоры, то чуть ли не дворцовый переворот. Ладно, хватит гулять, пора и во дворец, разгребать все, что вы там намусорили. Уже возвращаясь назад он задумчиво спросил:- Значит говорите что надо Глорию и муженька отправить в королевство Гастинг дня через четыре? — Ну да, пусть сначала туда прибудут головы этих спесивых дворян. Я как понял, это была элита их общества, лучшие из лучших, вот пусть они сначала и поскорбят, а потом встретят как положено тех, кто послал их сыновей и мужей на верную смерть…


К себе домой я вернулся только ближе к обеду. Вечно бодрствующий Иоган встретил меня у входа. — Леди спят на женской половине, и ещё не вставали. Терма готова, и обед готов. — Сначала терма, а потом обед, если силы останутся. Тоже спать хочу, устал я что то.

Контрастная помывка сделала свое дело и я вышел из термы как огурчик, свежий и бодрый. А вот после сытного обеда меня развезло и я позволил отвести себя в свои покои и даже раздеть и уложить на кровать. Спал я почти сутки и проснулся только утром следующего дня. Для меня совсем не было неожиданностью за завтраком застать за столом его королевское величество, который что то рассказывал леди Моли.


— Барон, не выгоните, а то у меня во дворце генеральную уборку проводят и ремонт, даже голову приложить некуда. — Ну не знаю, не знаю, домик у меня как видите совсем маленький, разве вот графиня согласится вас приголубить в своих покоях, то я не против. — Да, я пожалуй приголублю эту непутевую голову, не ночевать же ему на улице. А вы знаете барон, сэр Фредерик сделал мне официальное предложение стать его женой. Как вы думаете сразу принять, или покочевряжиться немного? — Думаю стоит немного покочевряжиться, хотя бы до конца обеда, а потом и принять его предложение, тем более, что у вашего сына должен быть отец. — Вот видишь, дорогой, даже сэр Арт говорит, что я должна подумать хоть несколько минут, прежде чем согласиться…


Ремонт и восстановительные работы в королевском дворце растянулись на три дня. Все эти три дня его королевское величество отдыхал от дел и принимал энергичные меры, что бы свести с лица синяки и кровоподтеки. И надо сказать, что с помощью леди Белы ему это удалось. Она довольно стойко перенесла смерть своей младшей дочери, только вот поседела до времени. Всю свою любовь и заботу она перенесла на леди Моли…

Надо ли говорить, что двери моего дворца были закрыты на это время для всех. Охрану взвалили на свои плечи королевские гвардейцы, которые были срочно отозваны из отпусков и летних лагерей.


В день, когда его королевское величество и леди Моли вернулись во дворец, состоялся никем незамеченный отъезд принца и принцессы. Морда лица принца была так замотана, что свободными оставались только дырки для еды и для дыхания. Каждый шаг давался ему с трудом, он шел на растопырку, словно между ног ему вставили огромное бревно. Принцесса не смела поднять глаз и первая спряталась в карету. До границ королевства их будет сопровождать отборный отряд королевских гвардейцев…


В этот же день состоялся обряд создания королевской семьи. Свадьбы как таковой не было, за столом собрались только самые близкие и приближенные, коих набралось всего около сотни человек.

Я написал официальное прошение об аудиенции и ждал ответа. И хотя я каждый день виделся и с королевским величеством и её королевским высочеством, ответа на свое прошение я пока не получал. И это было странным. Король что то выжидал, и когда мое терпение уже подходило к концу и я решил уехать даже не получив официального разрешения, я получил приглашение на аудиенцию.

Прием был назначен на 11 часов дня, что по меркам придворной жизни был очень ранним утром. Я распорядился приготовить Мару к отъезду на длительный срок, подбросил Иогану деньжат на содержание дома и отправился на прием.

Не смотря на столь раннее утро, зал приемов был почти полным. Настала и моя очередь, я подошел к возвышению, где на тронах сидели их величества. — Ваше величество, миледи, — я изобразил что то похожее на поклон. — Ваша светлость, — любезно улыбаясь ответил король. — Не дождетесь, ваше величество, — буркнул я. — А я уже дождался. Лорд распорядитель, огласите мой указ.


" Его королевское величество король Готии и прочая, прочая, сим указом, который будет объявлен в течении года во всех населенных пунктах королевства повелевает:- Отныне обращаться к сэру Арту, барону Дальних рубежей, рыцарю Удачи как к его светлости сэру Арту и прочая, прочая, оказывая ему все почести и привилегии, кои оказываются герцогам королевской крови нашего королевства. Данный указ распространяется также и на всех старших потомков сэра Арта как по мужской, так и по женской линии…"


— Его величество улыбалось:- Ну что съел? Не хотел стать герцогом де юре, станешь им де факто, и заметь без титула, без земель, как того и требует ваш устав рыцарей. А обращение "ваша светлость", — это дань уважения ваших заслуг сэр Арт перед короной Готии. Обо всем этом я отписал своему брату королю Каю 4 и вот сегодня мне утром пришел ответ от его королевского величества. Учитывая ваши заслуги перед короной и высокую репутацию рыцарей Удачи, его королевское величество король Кай 4 жалует вас титулом герцога Дальних рубежей, с последующим наследием титула графа Спешащего на помощь. Так что ваша светлость, я готов теперь выслушать вашу просьбу.


Я был в некоторой растерянности, титул герцога королевства Удача это одно, а вот уравнивание меня в правах и обращении с герцогами королевской крови королевства Готия, это совсем другое. Я не нашелся что ответить и просто протянул свое прошение его величеству. Он развернул мой свиток, прочитал, серьезно посмотрел на меня, ещё раз перечитал. — Ваша светлость, вам что жить надоело? Что ж вы лезете во все дырки? Вы хоть знаете куда собираетесь сунуться? — Прекрасно знаю ваше королевское величество. Король немного подумал, — А хотите герцог я вам подарю в вечное пользование те земли, что носят название запретных. И у меня головной боли уменьшится от того, что там ежегодно пропадает несколько десятков дураков, которые не понимают, что в запретные земли не только запрещено заходить, но и даже близко подходить к ним.


Размышлял я не долго. — Ваше величество, если я вернусь, а я на это очень надеюсь, то в следующий мой визит я с удовольствием приму от вас дарственную на эти земли, а пока они пусть ещё немного побудут королевскими. Вы же знаете мой характер, я как ветер, — сегодня здесь, а завтра там. — Да знаю, знаю. Женить бы тебя и привязать к одному месту, — король помрачнел, — Не уберег я ту девчонку, а ты ведь намекал мне, что бы я за ней присмотрел. Эх жаль. Ладно, мое высочайшее разрешение ты получаешь, грамота сейчас будет готова, да только она без надобности, там ни охраны, ни постов нет. Дураков мне не жалко если они пропадают, а вот тебя будет жалко. Что, так надо туда?

— Да, ваше величество, это связано с моим предсказанием, которое мне выдал авгур вашего королевства. — Авгур это уже серьезно. Король наклонился ко мне, — Арт, ты уж постарайся вернуться к рождению сына, в народе ходят слухи, что само твое присутствие помогает. Я догадываюсь о каком народе идет речь и кто распустил эти слухи, ну леди Луиза, дождетесь вы от меня. — Я обязательно постараюсь, ваше величество, да вам волноваться нечего, рядом с вами леди Бела.

— Когда едешь то? — Сразу же после окончания аудиенции, Мара уже оседлана и ждет меня. — Береги себя брат… Леди Моли с трудом привстала со своего торна и подошла ко мне:- Я слышала у тебя есть дама твоего сердца? Король услышав это, тоже привстал со своего места. — Есть ваше величество, дочь сэра Войта, ей чуть больше десяти лет. — Я позабочусь о ней сэр Арт. Сэр Войт получил приглашение возглавить королевскую стражу и скоро прибудет во дворец, за его дочь не беспокойтесь…

3

Я стоял на перепутье и размышлял: на право пойдешь, домой попадешь, на лево пойдешь быстрее до места доберешься. Решил все таки повернуть на лево, хотя очень тянуло заехать домой, да и крюк не очень большой получался, что то около месяца. Но по зрелому рассуждению решил не заезжать, а то подумают, что хвастаюсь своим новым титулом…

Мара как обычно совсем не обращала внимания на мои понукания и даже не думала учащать свой шаг. Да и я к этому уже привык. День проходил за днем, когда была возможность, мы ночевали на постоялых дворах, когда такой возможности не было, коротали время у костров. Чем дальше мы продвигались на восток, тем гуще становились леса, и меньше наезженных дорог. Торговля с Галисией велась строго по тракту, но меня совсем не устраивала бесконечная череда обозов, караванов, возков и телег снующих туда и обратно. И хотя периодические дожди прибивали пыль, ехать по тракту было крайне не комфортно, по этому я пользовался как правило объездными путями. Они хоть и несколько удлиняли мой путь, зато ничто, или почти ничто не нарушало моего уединения и спокойного движения.


Закрытая или запретная территория началась как то внезапно. Первое что бросилось в глаза, это наличие в лесу свежей зелени, как будто и не зима на дворе. Второе, — это отличная дорога, которую когда то замостили плитами так, что даже трава не смогла прорасти сквозь их стыки. Подковы Мары звонко цокали и их звук резким диссонансом разносился в полной тишине. Я остановился и прислушался. Действительно, даже птиц не слышно, не могли же они все улететь на юг.


Возникло гадкое чувство, или ощущение, что на вас смотрят, и смотрят в спину, словно ищут слабину. Я машинально поправил шпагу и пистоль, что бы они были под рукой и я мог ими воспользоваться в любой момент.

Из придорожных кустов с обоих сторон на дорогу вышло около десятка мужиков, как они считали устрашающего вида и перегородили мне путь. Я легко спрыгнул с Мары, и улыбаясь направился к ним. — Братцы! Разбойнички? Как же я рад вас видеть, как же я по вам соскучился. Месяц в пути и ни одной драки, ни одного не убил, а тут такое счастье привалило, сразу десяток. Мужики опешили. Они видимо считали, что я заблудился и от их одного вида разверну коня и постараюсь ускакать прочь, а там за поворотом или где нибудь ещё меня перехватят их дружки. Вот будет потеха…


Потеха была, но не та, на которую они рассчитывали. Одно дело грабить небольшие обозы и караваны, нападая преимущественно ночью на спящих, и другое дело встретиться лицом к лицу с воином, который и сам не прочь размяться.

Они попытались навалиться на меня всем скопом, мешая друг другу, но то один, то другой роняя оружие опускался на землю. Когда их осталось всего двое, они попытались разом нырнуть в кусты, но мои пули летели быстрее, чем двигались их ноги. Я безжалостно добил раненых, не слушая ни их стонов, ни просьб. Что то их дружки задерживаются.


Мара с безразличным видом жевала молодые веточки, а я стал оттаскивать трупы и сбрасывать их в сточные канавы, что шли по краям дороги. Наконец то послышался топот. Бежало несколько человек, бежали тяжело, словно они несли у себя на плечах мешки с поклажей. Ага, вот в чем дело. Все пятеро были одеты в тяжелые доспехи, которые вполне могли остановить даже пулю из пистоля. Вот и возможность проверить слова хранителя, что мой пистоль легко пробивает броню в три пальца толщиной. Подпустив лесных братьев шагов на пятнадцать, я стал стрелять.


Старик не обманул. Входное отверстие от пули было достаточно маленьким и почти незаметным, а выходного не было. В живых оставался только один из разбойников. Видимо в самый последний момент меня или подвел прицел, или дрогнула рука. — Ты хто? — булькая спросил он. — Смерть в облике человека. — Не, смерть, она баба, я её ужо встречал. Он закашлялся и изо рта потекла тонкая струя крови. — Ну если тебе будет легче знать от чьей руки ты принял смерть, то я охотник за головами по кличке белоголовый. Он кивнул головой, дернулся и затих.


Я задумался, — в таких тяжелых доспехах далеко не ходят, а значит их логово или полевая стоянка должна быть где то рядом. Стоит поискать. Искать пришлось не долго. Хорошо натоптанная тропа привела меня к большой поляне, на которой горели два костра и вокруг них суетилось несколько человек. Да, на широкую ногу жили разбойнички, не прятались, чувствуя свою безнаказанность. Да и кто в твердом уме сунется в запретные и закрытые земли. Немного понаблюдав за лагерем и определив кто и где находится, я вышел на поляну. Меня заметили сразу. И только один оказался самым сообразительным, наверное по этому и остался в живых. Он сразу же смекнул в чем дело и нырнул в кусты. Вскоре только затухающий треск веток донесся до меня. Остальные подняв с земли, кто топор, кто дубину набычившись пошли на меня. Вступать с ними в рукопашную я не собирался, — слишком много чести и поэтому просто расстрелял их на подходе.


Чуть в стороне стоял крытый возок с уже запряженной лошадью. Я перевернул котлы с похлебкой и залил костры. Внимательно осмотрел поляну. Вроде все. Подошел к возку и заглянул во внутрь. Типичная разбойничья добыча. Золотые и серебряные монеты вперемешку лежали в двух небольших сундуках, серебряная посуда, несколько отрезов материи, какие то вещи, целый ларь с продуктами и ещё много всякой всячины. Бросать все это здесь не имело смысла. А с другой стороны у меня возникла мысль, а не жители ли это какой нибудь глухой деревушки вышли на промысел? Чем проливать пот в поле решили по быстрому и по простому разбогатеть грабежом. Набрали добра и теперь собирались спрятаться в своей глуши, да я не вовремя попался им на пути.


Чалый конь неспешно катил телегу по дороге, рядом неторопливо трусила Мара, ревниво посматривая на меня. Вскоре хорошая дорога внезапно оборвалась. Пришлось слезть с облучка и разглядывая заросшую тропу двинуться по ней, ведя чалого в поводу. Поднявшись на небольшой пригорок я остановился. Передо мной открылась громада черного замка, даже не замка а крепости. И я бы не сказал, что это были развалины. Спустившись с пригорка я вновь обнаружил хорошую мощенную дорогу, которая вскоре привела нас к закрытым воротам. Я спешился, надавил на одну из створок плечом и она со скрипом открылась. Взяв повод чалого я ввел его во внутрь, а Мара уже деловито осматривала двор. Как только мы вошли, ворота с чмоканьем закрылись.


Двор был чистым, выметенным и вообще складывалось впечатление, что тут жили. — Аньян, меня послал хранитель, — крикнул я в пустоту. — Не ори, я не глухая. И прямо передо мной возник образ высокой стройной женщины в странном костюме. — Аньян? — переспросил я. — Понятно, хранитель не предупредил тебя что я женщина. Ну давай посмотрим на что ты способен. В её руке возник клинок и она встала в позу. Я тоже обнажил свой клинок и приготовился к схватке. Минуты через три я понял, что все мое хваленое мастерство, не мастерство а баловство. Любой мой финт, прием натыкался на такую защиту, что я сам только успевал уклоняться и обороняться. Небрежным жестом мой клинок был отбит далеко в сторону, а шпага Аньян устремилась к моей груди.


Каким то чудом мне удалось уклониться в сторону, и мой клинок скользнул ей под руку и пронзил призрачную плоть. В испуге, что я поранил её, отдернул руку… — Ну что ж неплохо, все лучше, чем те, которых он мне присылал раньше, да и я в отсутствии хорошего спарринг партнера подрастеряла некоторые навыки. Лошадей в конюшню, ухаживать и обихаживать их будешь сам, сам себе будешь готовить и стирать. Делать все будешь сам. Распорядок дня очень простой: Подъем ранним утром, туалет, первая тренировка, завтрак, уход за лошадьми, приготовление обеда, вторая тренировка, обед, стирка и умывание, вечерняя тренировка, ужин, отбой. В обед старайся готовить столько пищи для себя, что бы её хватило и на ужин.


Комнату себе в замке выберешь на первом этаже. Туалет и купальня в левом крыле. Кухня в правом, там же и кладовая с продуктами. Возок свой разбери и откати его под навес. Сегодня день весь в твоем распоряжении, осмотрись, оглядись, все обойди. Подготовка к битве начнется завтра с утра. Если сломаешься и не выдержишь нагрузок, выгоню сразу или убью как отработанный материал. Вопросы есть? Не успел я и рта открыть, как последовало: — Вопросов нет. Твое время пошло штурмовик. И призрачная женщина быстро растаяла у меня на глазах, а я оказался предоставлен сам себе.


Первым делом я отогнал чалого к дверям кухни, где стал его разгружать. Камзол и рубашка давно уже валялись на земле, с меня тек пот, а перетаскивание сундуков, тюков, узелков и коробов казалось никогда не закончится. Наконец то возок был освобожден. Я отвез его под навес и распряг чалого. Мара уже ждала меня в конюшне по хозяйски расположившись в центральном стойле. Вычистив, напоив и накормив обоих, я задал им корма до утра и вышел во двор. Центральная дверь была приоткрыта, словно приглашая меня войти во внутрь, что я и сделал.


Убранство замка меня поразило. Непонятные для меня картины, статую странных людей в не менее странных костюмах, на стенах ни когда не виданное мной оружие. Из чувства самосохранения я ничего трогать не стал. Комнат было несколько, все обставленные в разном вкусе. Я выбрал себе ту, что была поменьше размером, имела всего одно зарешеченное окно и простую, без всяких изысков обстановку. Кровать мне понравилась, широкая, в меру мягкая. Нашел я также и купальню и туалетную комнату. В купальне не удержался и сразу же ополоснулся. Или вода была не сильно холодной для этого времени года, или она немного подогревалась. Пользуясь моментом я постирал свои вещи и там же в купалке их развесил для просушки.


Мое знакомство с кухней началось с того, что как только я вошел, вспыхнул огонь в очаге. Я набрал воды в котел и поставил его на огонь, бросив туда несколько кусков мяса, что я нашел в очень странном холодном ящике, на стенках которого был даже иней, хотя внешне он ничем не отличался от нескольких таких же ящиков, в которых я обнаружил хлеб, сыр, колбасу, окорока, вяленую и копченую рыбу и еще много чего такого, что я не знал и не видел никогда, но что несомненно было едой. Дождавшись, когда мясо немного прокипит, я нарезал туда овощей и заправил похлебку крупой. Вскоре похлебка была готова и я с удовольствием поел горячего. После чего вымыл посуду, приготовил котел на завтра, отварив в нем мясо и мелко порезав его, спрятал все это в холодный ящик.


За окнами было уже темно, когда я вернулся в свою комнату, предварительно забрав высохшее белье, разделся и с удовольствием залез на кровать. Спал я без сновидений и казалось только закрыл глаза, как у меня над ухом раздалось очень громкое:- Подъем штурмовик! На туалет 10 минут, затем во двор на первую тренировку и без опозданий, я этого не люблю.

Первая тренировка заключалась в том, что меня гоняли по кругу, заставляли прыгать, падать, кувыркаться и откатываться в сторону, вскакивать и опять прыгать и падать. Первая тренировка продолжалась ровно полтора часа. В её конце я дышал как загнанная лошадь, а ведь я считал себя выносливым.


— Умывание, завтрак, уход за лошадьми, приготовление обеда и ужина. Ровно в полдень вторая тренировка. Время пошло… Я с удовольствием залез в воду и смыл с себя пыль и пот, потом быстро прошел в конюшню и почистил и убрал стойла, накормил и напоил своих лошадей. На кухне я достал отваренное мясо, заправил его крупой и поставил на огонь. Пока каша готовилась, я похлебал остатки вчерашней похлебки и похвалил себя за предусмотрительность, что сварил так много, что хватило и на утро. Потом я сварил полевой суп, который часто готовил для себя во время своих путешествий. Готовить его было очень просто, несколько кусков колбасы, копченого окорока, все это приправляется парой горстями муки и все. Суп готов. Правда муку надо было залит водой и сделать из ней несколько шариков теста, которые потом просто бросались в кипящую воду.


Ровно в полдень я был во дворе. Мне предстояло бегать по кругу с полными ведрами воды и переливать её из одной бочки в другую. Где то на пятой или шестой ходке у меня стали побаливать руки и я уменьшил количество воды в ведрах. К концу тренировки воду я набирал буквально на самое донышко, а сами ведра казались мне неимоверно тяжелыми…

— Умывание, обед, стирка. На все про все у тебя штурмовик есть два часа, затем поднимаешься на второй этаж, я буду ждать тебя в синем зале. Холодная вода немного меня взбодрила, а обед наоборот стал вгонять в сон. Чтобы этого не произошло, я вновь отправился в купальню и с удовольствием окунулся еще раз, а заодно и всполоснул свою рубашку, которая стала ощутимо пахнуть потом.

Ровно через два часа я был в синем зале. Там меня заставили подняться на помост и я стал повторять движения воина, который возник на белой стене. Один и тот же выпад приходилось делать чуть ли не по сотне раз, причем если я делал что то неправильно, то раздавался противный звук и мне приходилось все повторять сначала. Это оказывается была вечерняя и сама продолжительная тренировка. У меня ныло все тело и все мышцы. — Умывание, ужин, отбой. Каждая минута потраченная тобой без цели сокращает время твоего отдыха штурмовик. Утром увидимся и Аньян растаяла в воздухе.


Я еле дошел до кухни и через силу заставил себя поесть. Остатки пищи я спрятал в холодный ящик. Вечернее омовение мне облегчения не принесло, я провалился в сон как только моя голова коснулась подушки. Казалось я и не спал вовсе, как у меня над ухом раздалось очень громкое:- Подъем штурмовик! На туалет 10 минут, затем во двор на первую тренировку и без опозданий, я этого не люблю. И все началось заново…

Часы складывались в дни, дни в недели, недели в месяцы. Я потерял счет времени. Единственная отрада были те короткие мгновения, которые я проводил в конюшне. Я разговаривал и с Марой и с чалым и они отвечали мне своим пофыркиванием или негромким ржанием. Постепенно я втянулся, мышцы перестали болеть, я все легче и легче переносил тренировки и в один из дней к своему удивлению заметил, что ведра у меня были полными и к концу тренировки, а вода из бочек переливалась через край. Все реже и реже раздавался противный звук в синем зале, а я от отдельных приемов перешел к изучению и повторению целых комплексов ударов, финтов и уходов.


Наконец настал тот день, когда я стал полноценным участником схваток с Аньян. У неё уже не чувствовалось преимущества в скорости движения, многие её приемы я узнавал до ещё того, как она собиралась их провести. Движение ног, положение тела, перенос тяжести, все это позволяло мне с определенной долей уверенности предугадывать её действия. А потом начались тренировки с пистолем. Я учился стрелять в полной темноте на звук, на вспышку света, на шорох. Меня учили уклоняться от выстрелов, следить за пальцем, что нажимал на собачку, или спусковой крючок, как её называла Аньян.


Я учился вести бой в тесном заставленном помещении, и не только с помощью пистоля или шпаги, но и всего того, что могло оказаться у меня под рукой, а так же на мокром глиняном полу, который ещё к тому же наклонялся в разные стороны… И вот однажды во время небольшого отдыха между стиркой и вечерней тренировкой я услышал у себя в голове голос: — А ты молодец, Арт, справился и даже лучше, чем многие из нас. Этой "швабре" не удалось тебя сломать, хотя она и во всю старалась. Ах да, я забыла тебе представиться, я Пам, — объединенная память всех бойцов, которых когда либо готовили в стенах военной академии. Я понадоблюсь тебе, когда ты пойдешь к Крыше Мира в логово серого бога. Я буду подсказывать тебе кто где и как шел по этому пути, буду предупреждать от чего или как погиб тот или иной воин итак до последнего героя, которому удалось побиться в модуль, но который погиб, так и не выполнив свою миссию…


На следующий день на утренней тренировки я спросил у Аньян:- Что такое швабра? Она фыркнула ну прям как мои лошадки:- Это Пам постаралась тебя просветить? Только она завет меня шваброй из зависти, что я могу принимать облик обыкновенной женщины, а она может находиться только в мозгу адепта. Значит ты прошел посвящение штурмовик, и даже значительно раньше, чем я могла предположить. Скоро твое обучение закончится и я проведу обряд прощания. Сегодня вечерней тренировки не будет. Приготовь праздничный ужин, я приду к тебе в гости в твою комнату.


Я уже знал, что Аньян дважды не повторяет и по этому постарался приготовить на ужин нечто особенное, из того, что когда то готовила моя матушка, а я присутствовал при этом. Гусь в яблоках, правда яблок не было, но я нашел в одном из ящиков какие то фрукты, которые отдаленно напоминали по вкусу яблоки и решил рискнуть. Гусь получился на славу, с поджаренной корочкой, а какой запах плыл по кухне…


В комнате я навел относительный порядок, а попросту говоря, все оружие свалил в одну кучу в углу и прикрыл покрывалом с постели. На своих местах только остались мой клинок и мой пистоль. В дверь постучали. Это было так неожиданно, что я даже вздрогнул и схватился за шпагу. — Войдите, у меня всегда открыто. Вошла ослепительно красивая зрелая женщина. Я не сразу узнал в этой красавице Аньян. Её платье струилось и переливалось всеми мыслимыми и немыслимыми цветами, подчеркивая стройность её тела и красоту фигуры. Непроизвольно я встал и неумело поклонился:- Леди Аньян, я рад вас видеть в своем скромном жилище, прошу к столу. Она грациозно подошла, подождала пока я отодвину кресло и помогу ей сесть и только потом кивком головы отпустила меня.


А меня мучил один вопрос, она сейчас призрак или женщина во плоти? — Все мужчины одинаковые и все ваши чувства и вопросы написаны у вас на лице, — она улыбнулась. Я пришла к вам во плоти простого женского тела и более того, я останусь у вас на всю ночь, но это не значит, что утренняя тренировка отменяется.

После ужина она очень просто и естественно сняла с себя платье и легла поверх одеяла:- Идите ко мне сэр Арт. Она впервые назвала меня по имени, а не штурмовиком, или неуклюжим неумехой. Я дотронулся до её кожи, она была мягкой и прохладной. — Леди, а почему в облике призрака, а не вот так? — Это отвлекало бы вас от тренировок и занятий, и к тому же у призраков отсутствуют некоторые чувства, такие как стыд и совесть. Иначе как бы я могла спокойно входить к вам в комнату, когда вы голышом спите поверх простыней, или наблюдать за вами, когда вы моетесь. Она звонко рассмеялась. это была моя маленькая месть за то, что вы в самом первом нашем бою умудрились нанести мне поражение. Во многом конечно случайное, но все таки поражение…


До самого утра мы не спали. Я потому, что давно не чувствовал возле себя женского тела, к тому же такого восхитительного, а она потому, что я был первым, кто не только победил ее за немыслимое там количество времени, но и выдержал полный курс обучения без всяких послаблений. Уже под утро она мне сказала: — А знаешь, Арт, если в тебе окажется сильным ген первых, то у нас вполне может родиться ребенок. Если ты выживешь, то иногда навещай меня, дорога для тебя всегда будет открыта. — Аньян, король обещал мне подарить этот замок… Она закрыла мой рот своей рукой. — Не надо слов, просто обними меня и если у тебя остались силы, то до начало утренней тренировки есть ещё немного времени…


Через два дня я уезжал. Призрак проводил меня до ворот и нежно коснулся моей щеки… Мара и чалый неторопливо трусили по дороге. В крытом возке лежало несколько больших и тяжелых сундуков. Аньян сказала, что это моя честно заработанная часть сокровищ замка Дор Нуар. На мне был новый камзол и вообще вся одежда на мне была новая. Оказывается в замке можно было не заботиться ни о стирке, ни о сохранности своих сапог, и даже о приготовлении пищи, все это мог предоставить замок. — А ты знаешь, — в голове у меня возник голос Пам, — она в тебя кажется влюбилась. Я даже не представляю себе, каково это отправлять своего любимого на верную смерть.

А через её обучение прошли десятки тысяч лучших из лучших и ни один из них не вернулся…


Через месяц никем не узнанный я въехал в Венсус и сразу же направился к своему дворцу. В столице я отсутствовал почти два с половиной года, а мне казалось, что я покинул её только вчера. Когда я въехал через задние ворота, спрыгнул с облучка, а Мара по хозяйски стала обходить двор, в доме началась суматоха. Я снял с головы широкополую шляпу, что прикрывала и мое лицо и мои волосы, тряхнул головой: — Я дома, как же хорошо оказаться дома. По ступенькам тяжело опираясь на палку спускался Иоган. Я быстро подбежал к нему и обнял старика. По его лицу текли слезы:- Ну вот, теперь и умереть можно, хозяин вернулся. Дождался.


— Какие твои годы, Иоган, ты ещё моих детей понянчишь. Кто у тебя в первых помощниках? — Мой сын, его тоже зовут Иоганом, это у нас семейная традиция и он давно уже всем здесь управляет, а я так, помогаю ему иногда советом. Появился тоже уже не молодой мужчина, — Ваша светлость, терму готовят, стол накрывают. — Иоган, в возке несколько сундуков, их надо будет отнести в оружейную и там все пересчитать. Долгов у нас много? — У нас нет долгов, ваша светлость. Мы даже не все потратили из того, что вы оставляли. Ладно, пойдем за столом расскажешь что здесь и как и отца не забудь, отныне его место всегда за моим столом.


Я с удовольствием ел домашнюю пищу и слушал. — Лорд Уэст стал маркизом и ближайшим советником короля, лорд Войт начальник королевской стражи, а лорд Варт возглавил королевскую академию наук и тоже входит в состав королевского совета. Леди Луиза родила второй дочку, она смеясь говорит, что ей нельзя уезжать из столицы, а двух детей им вполне достаточно. Она часто нас навещает. У лорда Варта родился сын, а его жена, леди Мергарит умерла от родовой горячки. Король Гастинга принес свои официальные извинения за действия своего младшего непутевого сына. Он и леди Глория сейчас прозябают в какой то небольшой крепости на самом дальнем рубеже, где они до сих пор прячутся от гнева родных и близких погибших дворян, что последовали за принцем.

У короля родился, как вы и предупреждали, сын. Скоро ему исполнится два года. Мальчик как две капли воды похож его величество. Леди Моли в последнее время что то захворала, а по этому поводу при дворе говорят, что скоро у принца появится или брат или сестра…


Я слушал и улыбался. Все почти что по старому, как будто и не уезжал никуда. Внизу возникла какая то суматоха и шум. Я кивнул головой и Иоган пошел узнать, что там такое случилось. Оказалось, что у одного из сундуков отвалилось дно и все его содержимое вывалилось на пол. Хорошо хоть что драгоценные камни оказались упакованы в мешочки и почти не рассыпались, сейчас их собирают и пересчитывают…

Я нежился в теплой воде и думал о том, стоит ли перед отъездом на север нанести визит его королевскому величеству и напомнить ему об обещании подарить мне замок Дор Нуар, или отложить все это на потом? Хотя с другой стороны король может и обидеться, если я буду в столице и не нанесу ему визит вежливости.


— Иоган, распорядись, что бы слуги не болтали о том, что я приехал. Хочу сделать кое кому сюрприз. Что там с сундуками? Женские украшения там есть? — Да ваша светлость, там есть такая красота, что невозможно глаз отвести. Ладно, пойдем посмотрим, что там мне наложила хозяйка замка Дор Нуар. В оружейной было непривычно многолюдно. Под бдительным взором старого Иогана слуги считали камни и монеты. Я подошел к сундуку в котором лежали женские украшения и отобрал три перстня с огненно красными камнями, две диадемы и три точно таких же по цвету камня на тонких золотых цепочках, а потом не удержался и взял ещё одну небольшую корону и отложил её тоже.

Ваша светлость, — обратился ко мне старый Иоган, — это корона герцогини. — Да вот я и думаю Иоган, может быть мне её вручить некой молодой леди? Если она конечно ещё не забыла, что я её рыцарь, а она моя дама сердца.


— Если вы о леди Изабелл, то она вас не забыла. — А ты то откуда знаешь? — Так об этом все знают, даже поэты сочиняют стихи и песни о вашей романтической любви. А молодая леди часто бывает у нас в гостях, хотя почему то предпочитает вашу библиотеку всем другим комнатам. Она даже туда некоторые свои книги принесла. Сказала, что у вас они лучше сохранятся. — Интересно, что за книги, пойду посмотрю, а это распорядись отнести в мои покои.


В библиотеке несмотря на душный летний вечер было прохладно. Я зажег несколько свечей и подошел к столу, на котором лежали раскрытые книги. Одного взгляда мне было достаточно, что бы понять, что это мерсисайские и старомерсайские учебники по медицине. Так вот чем занимается моя молодая леди, — изучает медицину и не просто медицину, а детские болезни. Что ж, похвальное желание лечить детишек, все лучше чем праздное времяпровождение на балах и раутах…


Спал я очень крепко, что впрочем не помешало мне встать рано утром и провести полноценную тренировку, потом плотно позавтракать, вызвать брадобрея, и привести себя в порядок. Косынку и рубаху а ля Арт я решил не надевать, а одел простой камзол без всяких выкрутасов, свои видавшие виды сапоги и новые шпоры из тех, что мне перед отъездом вручила леди Аньян. Их мелодичный звон был слышан на добрый десяток шагов если идти по ковру, а уж по мраморным плитам пола, то и подавно.


Во дворец я решил проникнуть по давно известному мне пути, через калитку сада. Сурового вида стражник сначала остановил меня, затем заулыбался:- Ваша светлость, вы были у нас в Скимере, то то леди Изабелл обрадуется, предупредить её? — Не вздумай, хочу устроить сюрприз. Стражник отсалютовал мне все ещё улыбаясь, а когда я отошел, начал что то с жаром рассказывать своему напарнику.

Во дворце царил привычный полумрак. Я проходил мимо покоев леди Моли, когда услышал детский плач. Отодвинув плечом стражника, что попытался преградить мне проход я вошел во внутрь. Там несколько женщин пытались накормить, знакомой мне с раннего детства овсяной кашей, темноволосого карапуза. Он плевался, сжимал рот и мотал головой. Потом увидев меня, соскочил с маленького стула и бросился ко мне, спрятавшись за мои ноги. — Правильно, молодой человек, настоящие мужчины должны есть мясо, а не какую то там овсяную кашу. Так и говори всем, кто будет тебя кормить этой гадостью. Мясо, понял? Ребенок радостно повторил:- Мяса, хоцу мяса. — Ну вот, слова не мальчика, но мужа. А вам леди посоветую, кусочек мяса, ложка каши, по крайней мере меня так кормили, когда я был маленький. Ну идите молодой человек, сейчас вам принесут мясо. Малыш отцепился от моей ноги и очень серьезно посмотрел на меня снизу в верх. — Принесут, принесут, иначе и я тоже вместе с вами тут малость поскандалю…


И действительно вскоре принесли мелко нарезанные кусочки куриного мяса. — Так, один кусок мяса, ложка каши, что бы оно лучше усваивалось, вот так и надо есть, и станешь настоящим королем. Подмигнув оторопевшим дамам я вышел из покоев. Перед малым залом, где сегодня был утренний прием меня остановил лорд распорядитель. — Вы почти опоздали, быстро представьтесь, а то прием скоро закончится. — Сэр Арт, рыцарь Удачи. Толком не поняв, что я ему сказал, он открыл дверь и стукнув своим жезлом громко проговорил: — Сэр Арт, рыцарь Удачи! — и отошел в сторону, пропуская меня.


Я вошел в зал, снял шляпу и пошел к возвышению, где на троне сидела королевская чета и о чем то переговаривалась меду собой. Первой меня заметила леди Моли. Она вдруг замолчала, потом прикрыла свой рот рукой, словно не давая сорваться с губ вскрику. А мои шпоры пели песню своим небесным звоном. Потом на меня внимание обрати и его величество. Он подался вперед, словно желая меня получше рассмотреть, потом заулыбался:- Нет, ну вы посмотрите на него, ваша светлость, вы можете кого угодно сделать заикой. Там горы трупов за вами нет? — Ну что вы ваше величество, я сугубо мирный человек, я толком то и шпагу в руке держать только недавно научился.


Король встал с трона и спустившись со ступенек подошел и обнял меня. — Арт, как же я рад видеть тебя в целости и сохранности. Ты побывал там? Хотя нет, молчи, все расскажешь за обедом. А ту девушку, что стоит возле трона королевы узнал? Эта красавица — твоя леди Изабелл, иди поприветствуй её. Я тебе потом про неё такое расскажу, сам не поверишь. Я повернулся и остановился. Возле трона стояла красавица с огромными глазищами, что смотрели на меня. Я подошел к ней, она пунцово покраснела, а я опустился на одно колено перед ней, взял её руку в свою и поцеловал кончики её пальцев. В зале стояла мертвая тишина. Леди Изабелл, вырвала свою руку из моей руки и тоже опустилась на колени, потом обхватила мою голову руками и прижала к себе:- Никому, слышишь, никому тебя не отдам. Я трясущимися руками расстегнул поясную сумку и достал от туда маленькую корону. — Леди Изабелл, прошу принять от меня эту корону в знак моей преданности и любви и прошу вас дать свое согласие на нашу помолвку и обручение. — Я согласна Арт, конечно я согласна. Как же я тебя ждала. Я встал, помог подняться Изабелл и надел ей на голову корону герцогини.

4

— Э нет, молодые люди, так не пойдет, на этот раз вам от пира не отвертеться, все честь по чести, как положено, там и объявите о своей и помолвке и обручении. Пир сегодня вечером, лорд распорядитель вам все понятно? — Да ваше высочество, а на сколько персон накрывать столы? Король посмотрел на меня, — Только близкие, ваше величество. — Герцог сказал только близкие родственники и друзья, а значит человек на триста…

— Господа, прием закончен, вы видите, непредвиденные обстоятельства, — голос лорда распорядителя разнесся под сводами малого зала. Шушукаясь и переговариваясь между собой придворные покидали зал.


Король ещё пытался что то сказать мне, но её величество подхватило его под руку и повело куда то в сторону боковой двери Сэр Фредерик махнул рукой и послушно пошел на выход. — Арт, что мы стоим, пошли отсюда, а то я себя не очень уютно чувствую себя на таких приемах. Кажется что все только и делают, что смотрят на тебя. Очень неприятное чувство, как будто стоишь, а на тебе из одежды ничего нет. Она передернула плечами. — Хорошо, что мне хоть не часто приходится бывать на таких мероприятиях, только когда её величество не очень хорошо себя чувствует и ей может понадобиться моя помощь. — А леди Бела? — Леди Бела умерла год назад, она очень тяжело переживала смерть своей дочери, хотя всячески скрывала это


— Арт, а это правда, что ты был близок с леди Аглая? — Правда Изабелл. Она очень сильно была похожа на тебя, такая же смелая и такая же беззащитно ранимая, но я сразу же её предупредил, что у меня есть дама сердца. — Я знаю, мне леди Бела сказала, что Аглая очень завидовала мне и она действительно любила тебя. Но я все равно люблю сильнее. Пойдем в мои покои, там никто не помешает наговориться. — А давай сбежим домой? — В твой дом? Давай, мне там так нравится бывать. Там даже пахнет тобой.


Все также через калитку сада, подмигнув стражнику, который сделал вид, что в упор нас не видит, мы выбрались из дворца. В холле на мягком кресле сидел старый Иоган и дремал. — Хороший старикан, всегда впускал меня без разговоров и разрешал бродить по всему дому.

В моем рабочем кабинете я усадил Изабелл в кресло, а сам сел напротив. — Не смотри на меня так, Арт. Мне как то неудобно. А почему мы сразу же не можем пожениться? — Понимаешь, Иза, я могу взять тебя в жены только тогда, когда тебе исполнится 16 лет. Она перебила меня, — Так мне уже есть 16 лет, на прошлой неделе исполнилось, а вы все, — она сначала надула, а потом поджала свои губки, — считаете меня ещё маленькой. Я когда тебя в первый раз увидела мне уже тогда было почти 12 лет, а ты почему то посчитал, что мне и 10 нет.


Ну хорошо, пусть тебе уже 16 лет, все равно я сначала должен тебя отвезти и показать своим родителям, что бы они познакомились с тобой. — А это обязательно? А то я что то немного трушу, вдруг я не понравлюсь твоей матери или отцу и они запретят тебе жениться на мне? — Не волнуйся, в нашем королевстве это не принято. К тому же я герцог, пусть и липовый, а мой отец граф и как сама понимаешь, приказывать мне он не имеет права. Так вот потом надо будет составить сговор насчет свадьбы и только после этого можно будет провести обряд создания семьи, а самое главное, — тут я немного помедлил, — мне скоро надо будет уехать, это очень далекое и не скрою опасное путешествие. А ехать я должен обязательно, это мой долг.


Из всего, что я ей сказал, Изабелл поняла только одно, мне скоро надо будет опять уезжать. — И когда ты вернешься? Мне что опять тебя ждать и ждать? Нет, перед твоим отъездом мы должны обязательно пожениться. Я не хочу опять быть соломенной вдовой, как меня за глаза называли некоторые при дворе, после того как прошло почти полтора года как ты уехал, а от тебя не было ни одной весточки и ни каких слухов. Я взял её за руку: — В любом случае, мы сегодня объявим о нашей помолвке и обручении, посмотри, какое из этих колец тебе подойдет, — и я достал все три перстня с огненно красными камнями. Она примерила и показала мне. — Вот и прекрасно, именно его я тебе и одену сегодня на обручении, и вот это колье. А вот эти диадемы ты будешь носить тогда, когда корону носить будет не обязательно…


Вошел молодой Иоган:- Ваша светлость, к вам сэр де При, просит принять вас его незамедлительно. — Зови. — Де При вошел стремительно:- Ваша светлость прошу простить за вторжение, но его величество приказал выставить вокруг вашего дома охрану, что бы вы с леди Изабелл не улизнули с пира, это его слова, сэр Арт, так что не обессудьте, но вокруг стоят гвардейцы. — Спасибо де При, что предупредили. Как самочувствие леди Изольды? Он заулыбался: — Все хорошо, ждем первенца. Позвольте откланяться. — До встречи де При.


— Арт, а после обручения мы можем уже ночью спать вместе? — Мы можем делить ложе и до и после помолвки и обручения, но мы этого делать не будем. Завтра, после пира, мы выедем к моим родителям и там проведем обряд создания семьи. Вот после этого можно будет все что угодно. А потом я оставлю тебя там, а сам уеду. — Я останусь там совсем одна? — Ты погостишь там немного, а потом если захочешь сможешь вернуться в наш дом, но думаю тебе там понравится и ты уезжать не захочешь. — И все равно мне немного страшно. А почему ты меня не целуешь? — А встречный вопрос можно? А почему ты меня не целуешь? — Первым должен целовать мужчина, тем более, что я уже тебе подарила свой первый поцелуй, помнишь, тогда в подземелье? Я тогда ещё тебе наврала, что мне не очень понравилось. Мне понравилось, очень, очень, но я испугалась сказать тебе правду.


Я встал и подошел к Изабелл, она тоже легко встала с кресла и подалась ко мне. Глядя в её огромные глазища, что таинственно мерцали как далекие звезды в ночном небе, я осторожно поцеловал её в губы. Такие пухлые, не целованные. Она неумело ответила мне.

— Знаешь, Арт, мне как то неловко постоянно чувствовать себя белой вороной. Даже 14 летние фройлены королевы хвастаются своими любовниками. И смотрят на меня с таким высокомерием,

словно я какая больная. — Они просто завидуют тебе. Ты бы спросила у кого нибудь из них, а являются ли они дамой сердца рыцаря? Давал ли кто нибудь им рыцарскую клятву? Хранят ли ему верность, или торгуют своей любовью на право и на лево? — Ты думаешь завидуют? — Конечно. — Вот и леди Луиза мне почти тоже самое говорила: "Не обращай на них внимания деточка, они просто тебе завидуют, а сэр Арт достоин того, что бы ему хранили верность, ах если б я была не замужем и чуть чуть помоложе… Хотя шансов отбить его у тебя, у меня нет. Видишь ли деточка, когда мужчина рассказывает другой женщине, что у него есть дама сердца, то шансов у другой занять место в его сердце нет."


Раздался стук в дверь. — Ваша светлость, там посыльный от короля, он напоминает, что вы приглашены на королевский обед в семейном кругу, обед начнется через час в кабинете его величества, леди Изабелл быть обязательно, отговорки не принимаются. Что передать ему? — Передай, что будем.

— Ну вот и здесь не дают побыть наедине. — Не сердись, его величество добрый и он постоянно заботился обо мне. Он постоянно говорил, что ты обязательно вернешься. Он, да леди Моли всегда поддерживали меня. Ой, мне же надо переодеться, придется возвращаться во дворец. Арт, а это правда, что все самые красивые платья придумал ты? Ты для меня тоже что нибудь придумаешь? Я заулыбался:- Конечно придумаю. — Тебе тоже надо переодеться и одеть что нибудь по приличнее. А это правда, что шейный платок и рубашку а ля Арт придумал тоже ты? — Знаешь, Изабелл, есть у меня одна знакомая девица, которая приучила меня носить косынку, да ты её знаешь, её зовут леди Изабелл и я собираюсь на ней жениться. Так вот, когда косынка не совсем уместна на голове, она повязывала её себе на шею, так что это скорее она придумала а не я.


— Ладно, пошли в мои покои, я быстренько переоденусь, а то боюсь обед продлиться до самого пира и времени вернуться сюда у меня уже не будет. В моих покоях Изабелл с ногами забралась на мою кровать и наклонив голову стала следить, как я выбираю себе камзол и брюки. — Лучше вот этот, черный с серебром. Он идет тебе и гармонирует с цветом твоих волос. Ты в нем такой мужественный и красивый. Ой, какая красивая нательная рубашка. — Это кольчуга.

— Кольчуга? — она соскочила с постели и подошла потрогала, — действительно не ткань. Ты что, её всегда носишь? Я рассмеялся:- Не волнуйся, когда мы будем в постели я всегда буду её снимать. А ношу я её всегда. Мой голос стал серьезным. Она столько раз спасала мою жизнь… Да и привык я к ней, она как вторая кожа. Когда её на мне нет, я чувствую себя раздетым. — Ага, — она заулыбалась, — вот по этому ты и будешь её снимать, когда будешь ложиться со мной в постель, потому что все равно будешь раздетым…


От своего дворца до королевского мы проехали в карете. Нас пропустили беспрепятственно, а стражники к тому же отсалютовали нам. — Отец почти всех своих солдат забрал во дворец, даже женатых, правда только тех, кто хотел перебраться в столицу. А о тебе до сих пор в Скимере ходят легенды…


В её небольшой комнате царил порядок, именно такой, как я себе и представлял. На столе аккуратной стопочкой лежали несколько книг. Одного взгляда было достаточно, что бы убедиться, что и здесь присутствовали книги по медицине и лекарственным травам. Все вещи были разложены по полочкам и стопочкам, туфельки в коробках, платья висели в небольшом шкафчике. Мда, действительно не густо, ну да это дело поправимо. Изабелл остановилась и посмотрела на меня, потом тряхнула головой и покраснела:- Мне что и переодеваться при тебе? — Ну если тебе не страшно, то я хотел бы посмотреть на твою фигуру, так сказать без одежды. Ты же ведь хочешь новые красивые платья? Я без всякого стыда использовал любой повод, что бы иметь возможность полюбоваться ею.


— Ты прав, платья я действительно хочу, а ещё я хочу поскорее оказаться с тобой в постели, а ведь там я буду тоже раздетая. Это наверное плохо, что у меня такие нелепые желания? Я подошел к ней и помог расстегнуть крючки с боку и снять платье. — А ты разве корсет не носишь? — А зачем он мне? Вот когда я стану толстой и старой, тогда и буду его носить. — Такие как ты никогда не стареют и не становятся толстушками. Я не удержался и поцеловал её в шею. — Ой как приятно, а ещё. Я стал целовать её шею, ключицу, плечо. Она запрокинула голову, что бы мне было удобнее. Моя рука как бы невзначай коснулась её груди, через тонкую ткань батиста я почувствовал, как она напряглась… — Не надо, нам скоро идти на обед, а я хочу, что бы все это произошло не торопясь, что бы нам никто не мешал. Она опять покраснела и отодвинулась от меня.


А я понял, что все мои благие намерения, насчет сначала дождаться обряда создания семьи, в одно мгновения рухнули. Когда она надела платье, я водрузил ей на голову диадему и достал заранее приготовленные сережки. — Ой, как красиво. А диадема обязательна? — Да, при обручении я обменяю её на корону. А вот этот перстень ты наденешь мне на палец. — А мне положить его некуда. — А сумочка на поясе? — А она зашита. — Ладно, тогда пусть лежит у меня, потом я тебе его передам и ты окольцуешь меня.

— Жалко что мамы не будет на нашей помолвке. — Что то случилось? — Нет, просто она сейчас в подаренном нам имении, и к тому же у меня скоро появится братик или сестричка. Знаешь, как то странно. Я уже взрослая, сама выхожу за муж и у меня тоже скоро будет ребенок, а мой брат или сестра будут чуть старше нашего сына.


— Ты уверена, что у нас будет сын? — Конечно, к тому же я никогда не принимала никаких трав и отваров и принимать их не собираюсь, по крайней мере до рождения нашего первенца. А фройлены говорят, что если не предохраняться, то забеременеть можно очень быстро. — Какие умные у тебя подруги. Ни какие они не умные, просто пересказывают то, что им говорят их старшие подруги или матери. Они даже понятия не имеют из каких трав создаются отвары и какие лекарства надо принимать, а то по напихают себе туда всякой дряни, а потом болеют…


Из за двери раздалось деликатное покашливание: — Милорд, миледи, я прислан что бы вас проводить в кабинет его величества. — Ну вот, и поговорить нам не дали, — Изабелл вздохнул. — Ничего дорогая, мы по раньше сбежим с пира и у нас будет почти половина ночи, что бы наговориться. — Ночью мы будем заниматься более серьезными делами чем просто разговоры, — рассудительно сказала она и опять мило покраснела. Арт, не смущай меня. — Ну вот, у сильного всегда бессильный виноват, теперь я уже смущаю тебя. Я подхватил её за талию и закружил по комнате, а потом смачно поцеловал в губы. — Все, нам пора. Миледи, позвольте предложить вам свою руку? — А сердце? — А сердце и так вам давно принадлежит.


Обед действительно был чисто семейным. Кроме её величества леди Моли присутствовала леди Луиза, как самая близкая подруга королевы и её старшая фройлен, маленький принц Алексис и одна из его нянек. Луиза увидав меня быстро встала со своего места, подошла и чмокнула меня в щечку, лукаво стрельнув глазами в сторону леди Изабелл. Мы заняли свои места. Короля ждали не долго. Как только он вошел и сделал знак нам не вставать, слуги стали разносить блюда.


— И так молодой человек, прежде чем вы приступите к своему рассказу, хотелось бы узнать, что привело вас в столицу кроме желания взять в жены леди Изабелл. Кстати мы ещё подумаем, есть ли смысл выдавать нашу первую красавицу за подданного другого королевства. Ваше величество, да шучу я и не надо меня так пинать. Её величество фыркнула.

— Ваше величество, — я был сама любезность и деликатность, — помниться в тот день, когда вы отговаривали меня от поездки в Дор Нуар, мы с вами договорились, что если я вернусь, то вы мне вручите дарственную на этот замок и окружающие его земли.

— Вот так и исчезают королевства, — притворно вздохнул король, — когда вот такие молодцы рвут его на части. А вдруг в том замке несметные сокровища, а мы вам их вот просто так отдаем. Нет, мы эти земли и замок вручаем леди Изабелл в качестве приданного. Хочется получить, — женитесь на нашей подданной. Кстати, а что, мысль интересная. Надо дать задание нашим законникам разобраться с вопросами двойного подданства.


— Благодарю вас ваше величество за истинно королевский подарок. — Не стоит благодарностей леди. В этот замок и запретные земли все равно никто кроме вашего благоверного проникнуть не сможет. Это я его по рукам и ногам связываю с вами. И что вы нашли в нем? Белобрысый, своенравный, короля как старшего брата не уважает, ни каких достоинств, одни недостатки. Хотя нет, говорят он рисует неплохо и почему то все мои придворные дамы ждали с нетерпением его возвращения. Интересно, чем он их околдовал?


Король хлопнул в ладоши и ему тут же принесли небольшую шкатулку. Он открыл её и достал королевскую грамоту с кучей печатей. — Этой грамотой леди Изабелл возводится в графское достоинство с присвоением титула Графиня Дор Нуар с потомственным правом на замок и так называемые закрытые земли. А то как то непорядок, герцог и чуть ли не младший брат короля женится на простой дворянке. Вот на графине, это другое дело. — Спасибо ваше величество, — леди Изабелл покраснела. — Это вы не меня благодарите, а её высочество. Она между прочим тоже с графини начинала, а теперь всеми любимая королева и её величество.


— Ну все с формальностями покончено, или у вас ещё какие нибудь просьбы герцог? — Просьба только одна, — разрешить вашей подданной графине Изабелл выйти за меня замуж. — Вот, наконец то, а то я уж было подумал, что опять все в тайне сделает, а потом поставит нас только в известность, — дескать, знаете сэр Фредерик, а я женился на леди Изабелл, вы уж там сильно ногами не топайте. Выйти за муж молодой леди дозволяю, если только она делает это по своей воле и без всякого принуждения со стороны сэра Арта. Или он и вас молодая леди тоже купил своими новыми фасонами платьев?


— Я люблю его, ваше величество. — Ну, в этом то мы не сомневались графиня, а чем он вас все таки купил? Хотя можете не говорить, и так все ясно. Вон на вас и диадема и сережки очень красивые, а вы молодые леди, очень падки на такие вещи. Вон берите пример с её величества, только одна корона и все. А вам как я понял ещё и корону вечером вручат…

— Ваше величество, — вмешалась леди Моли, — хватит, леди Изабелл и так вся горит от смущения, вы лучше переключитесь на сэра Арта. — А на него бесполезно переключаться, да и неприятностей от него можно ожидать любых. Не успел появиться, ещё даже не предстал перед наши светлые очи, а уже научил нашего сына есть мясо и говорить, что мол муцины едят только мяцо. Вон, смотрите ваше величество, с каким аппетитом он кость глодает. Ну да ладно. Сэр Арт, мы с нетерпением ждем вашего рассказа, где вы пропадали почти два с половиной года и почему о вас ничего не было слышно.


— А рассказывать ваше величество собственно говоря и нечего. По дороге в Дор Нуар наткнулся на небольшую шайку разбойников, уйти удалось только одному. — Я же говорил, — и его величество победоносно взглянуло на всех сидящих за столом, — что это его работа. Мои люди потом там нашли два десятка трупов и жалобы на грабежи прекратились.

— А потом я прошел в замок. Что бы выйти из него, мне понадобилось почти два с половиной года совершенствовать свое воинское мастерство, что бы победить призрака, который охраняет ворота. С трудом, но мне это удалось и действительно ваше величество, замок признал меня и теперь я могу возвращаться туда в любое время. Думаю, что он признает и леди Изабелл, если мы вместе его посетим.


— Да, действительно, все очень просто, — вставила свое слово леди Луиза, — вот что значит любовь. Два с половиной года сплошных тренировок только для того, что бы иметь возможность вернуться к своей даме сердца. По истине говорят, что для большой любви не существует преград. Сэр Арт, как хотите, но сегодня же я расскажу вашу историю одному талантливому поэту. Да не смотрите на меня так, он почти старик, ему уже за пятьдесят, но такие стихи пишет, что аж сердце замирает.


— Ваше величество, — обратился я к королю, — вы тоже обещали мне что то рассказать. — А что и расскажу. Знаете сэр Арт, честно говоря жалко отдавать, даже вам, леди Изабелл. Она ведь в столице стала самым знаменитым лекарем. У нас уже давно говорят, что уж если молодая леди не смогла вылечить, то этого не сможет сделать никто из смертных. Вот так то. К ней за советами даже признанные лекари, да что скрывать, и академики ходят. А мы её вам, вот так запросто. Не хорошо герцог, не хорошо. Обещайте что хотя бы половину времени будет с женой проводить в нашей столице.


— Ваше величество, вы же знаете, я никогда не обещаю того, что по какой то причине не смогу выполнить. Король соображал достаточно быстро. — Сэр Арт, а давайте отойдем к окну и полюбуемся видом на площадь… — Что то серьезное? — Да, смертельно опасное, я по этому и решил срочно жениться, что бы было кому все передать, что получил от ваших щедрот. — Когда убываешь? — Завтра повезу леди к родителям, там же совершим обряд, а через месяц в путь. — Куда, можешь ответить? — На самый север, Крыша Мира. Король немного помолчал:- От туда не возвращаются, от меня какая нибудь помощь нужна, воины, снаряжение? — Спасибо ваше величество, но я должен сам, а лишние потери нам не нужны. У других просто шансов вернуться вообще не будет. — Ты к этому готовился в замке? Я кивнул головой. — Графиня знает? — Что уезжаю, — знает, куда — нет. — Понятно, ладно пошли за стол, а то на нас уже и так некоторые искоса начинают смотреть.


— А что, герцог, а не тряхнуть ли нам стариной? Помните как мы с вами после известных событий прогуливались по площади? Ваше величество, вы как, не против небольшой прогулки? Как раз и народу на площади пока немного. — С удовольствием, ваше величество, тем более, что леди Изабелл мне посоветовала больше гулять на свежем воздухе. Вот и прекрасно. Герцог, берите свою невесту в охапку и пошли.


На площади действительно было немноголюдно. Мы парами неторопливо прогуливались. Некоторые смельчаки приближались к нам и отвешивали учтивые поклоны. Но все это происходило за пределами кольца, которое образовали вокруг нас королевские стражники. — Вот так все последние годы, сэр Арт. Куда не пойду, везде люди отца вашей суженой. Действительно, я угадал с начальником стражи, вы были правы.

А мы шли с Изабелл и смотрели друг на друга, совершенно не замечая того, что творилось вокруг. А народу на площади стало прибавляться. Слух о том, что его величество и белоголовый прогуливаются по площади мигом облетел всю знать.


— Хватит, герцог пялиться на свою невесту, ещё насмотритесь. Вы думаете все здесь присутствующие вышли на меня посмотреть? Как бы не так. Это на вас смотрят. Вы же легендарная фигура в нашем королевстве, да наверное и не только в нашем. А скажите сэр Арт, вы по прежнему не оставляете раненых? — Да как то не приходилось ваше величество. Не получается у меня. Как то все случайно выходит, что или сразу на повал, или если рана, то смертельная.


— Мужчины, хватит о своем, — вмешалась королева. Сэр Арт, а вы что нибудь новенькое придумали? Я имею в виду фасоны платьев? Теперь уже фыркнул король:- Кто о чем, а женщины о платьях. — Фредерик! — Да я знаю, миледи, что вы у меня за модой не гонитесь, прекрасно осознавая, что лучшее платье для женщины, — это когда на ней вообще ничего нет. Вот так они нас и ловят, Арт. Сначала в сногсшибательном платье появляются перед нами, а потом и без оного. Тебя то на что молодая леди подловила? Сколько ей лет то было, когда она тебя в свои сети? Лет десять?


— Одиннадцать, почти двенадцать, и ничего я не ловила. Я просто попросила его стать моим рыцарем и избрать меня дамой его сердца. — Ловила, ловила, — я принял шутливый тон короля, — там такая косынка была на голове у некой молодой леди, что я устоять не смог, а когда она её сняла, то я так прямо и пал к её ногам. Кто ж устоит перед такой красотой? Ну а потом молодая леди меня просто добила, нанеся незаживающую рану в сердце тем, что подарила мне в темном подземелье свой первый поцелуй. Наверное она волшебница, что так сразу околдовала меня. — Вот, вот и я того же мнения, что они все колдуньи…


Уже стало смеркаться, когда мы вернулись во дворец. К нам бочком подошел лорд распорядитель. — Ваше величество, ваша светлость, так кого приглашать то. Списки не составлены, придворные не предупреждены, во дворце брожение. Король строго, с икоркой в глазах: — Не хорошо сэр Арт, вы кого приглашаете на свою помолвку? — Сэр Войт, сэр Варт, сэр Уэст и леди Луиза, а так же если это вас не покоробит, то всех ваших стражников, что прибыли из Скимера и свободных от службы. Вроде все. Хотя нет, ещё де При с женой. Изабелл кого нибудь добавишь? — Нет, если только пару фройлен её величества, но они и так будут сопровождать королеву.


— Ну вот и список составлен. Остальных всех как обычно на ваше усмотрение лорд распорядитель, но чтоб без толкучки, и как я сказал только родные и близкие и не более трехсот человек. — Я все понял ваше величество, через пару часов прошу вас пожаловать в малый зал. А танцы будут? — А как же, это что ж за помолвка без танцев для молодых? Тем более сэр Арт специалист в королевской паване. Вот он и начнет её, коль мы с её величеством пока не можем танцевать в силу нашего интересного положения.

— А вам молодежь, я приказал выделить специальную комнату, это что бы у вас в последний момент не возникло желание удрать из дворца, а то я знаю вас. Вы два сапога пара. Это ж надо, в десять лет, в подземелье, и там целоваться. А вот вы, миледи, меня ни разу в подземелье не приглашали, хотя у нас в спальне, если затушить свечи тоже темно. И довольный тем, что леди Моли покраснела как молодая девушка, король подхватил её под руку и повел в свои покои.


Нас же проводили в отведенное нам помещение. Только мы расположились, как в дверь постучались. Войдите. — Ваша светлость, мы пришли сделать соответствующую прическу леди Изабелл. Миледи сядьте пожалуйста сюда, перед зеркалом. Ваша светлость а можно взглянуть на ту корону, что вы будете водружать на голову своей невесты? Благодарю вас. Значит так девочки, ни какой вычурности, простая укладка, локоны на три витка, сзади шея открыта, и учтите прическа должна гармонировать как с диадемой так и с короной. Особенно с короной. Все, за работу.


Через минут сорок превращение Изабелл было завершено. Как же все таки прическа может изменить внешность женщины. Передо мной сидела гордая красивая девушка, а при надетой короне, настоящая принцесса или даже королева. Когда все ушли:- Арт, а может быть не надо корону одевать и диадемы хватит? — Ну уж нет, милая. Его величество ясно дал понять, что все должно быть честь по чести и как положено.


Потом для Изабелл принесли несколько новых платьев и она выбрала одно и с помощью моих советов его подогнали ей по фигуре. От камзолов, что мне принесли на выбор я отказался, так как черный с серебром мне понравился и менять его я не собирался. Так за хлопотами и подготовкой время пролетело незаметно. Мы практически ни на минуту не оставались наедине.


Вошел лорд распорядитель. — Все готово, ждут только вас. Прошу следовать за мной. Мы недлинным коридором прошли к дверям. — Сэр, предложите руку своей невесте. Леди положите свою руку поверх руки лорда. Идти вам надлежит неторопливо, с достоинством, что бы все могли рассмотреть вас. Это же такое событие. Я даже не представляю, сколько вам пришлось пережить сэр за два с половиной года непрерывной схватки с призраком. А о вашей верности и выдержки миледи, уже сейчас слагают легенды.


Дверь распахнулась. — Графиня Дор Нуар леди Изабелл, герцог Дальних Рубежей, рыцарь Удачи сэр Арт. По негромкую музыку, неторопливо, как и предупреждал лорд распорядитель, мы пошли к столу, что стоял несколько выше всех остальных и где нас уже ждала королевская чета. Многие гости подходили со своих мест поближе и жадно рассматривали нас. Довольный гул раздался с дальнего стола, где стояли стражники из Скимера. Наконец то мы подошли к площадке, на которой стоял донельзя довольный лорд Войт и улыбающийся лорд Варт. Мы остановились перед ними. Лорд Войт взял дочь под руку и помог подняться на помост, а сэр Варт наоборот спустился с помоста и стал рядом со мной.


Сэр Варт, что я должен делать? — спросил я тихо. — Все тоже самое, что вы делали сегодня утром. Я взошел на помост, подошел к леди Изабелл, она покраснела и опустила глаза, а я опустился на одно колено перед ней, взял её руку в свою и поцеловал кончики её пальцев. В зале стояла мертвая тишина. Леди Изабелл, вырвала свою руку из моей руки и тоже опустилась на колени, потом обхватила мою голову руками и прижала к себе: — Как же долго я ждала эту минуту и какое счастье, что она настала.

Я расстегнул поясную сумку и достал от туда маленькую корону. — Леди Изабелл, прошу принять от меня эту корону в знак моей преданности и любви и прошу вас дать свое согласие на нашу помолвку и обручение. — Я согласна Арт, конечно я согласна… Я встал, помог подняться Изабелл и надел ей на голову корону герцогини, потом достал перстень с огненно красным камнем и надел ей на безымянный палец левой руки, а затем на шею закрепил колье с точно таким же камнем. После чего она взяла у меня моё кольцо и одела мне его на безымянный палец.


Сэр Войт взял руку своей дочери и вложил её в мою:- Вручаю свою дочь вам сэр Арт, будьте счастливы. — Теперь вы должны поцеловать свою невесту, — толкнул меня в бок сэр Варт. Под многочисленными взглядами оба красные от смущения, мы поцеловались.

— Обряд помолвки и обручения состоялся, — громко объявил сэр Варт. Леди Изабелл и сэр Арт отныне являются невестой и женихом до тех пор, пока не проведут обряд создания семьи. Пир по этому случаю можно начинать.

Со всех сторон послышались приветственные здравицы и выкрики. И они продолжались до тех пор, пока мы не заняли отведенные нам места за королевским столом. Первый тост произнес его величество:- За здоровье молодых и пусть счастье им сопутствует всегда!

5

— Если собираетесь сбежать, то сейчас самое время. После танцев народ отдыхает, остывает. Я распорядился приготовить вам комнату, но вы наверное к себе домой сбежите? Только лучше пешком, а то карета слишком заметна и будут зеваки всю ночь у вас под окнами толкаться. Попрощаться то зайдешь завтра утром? Хотя конечно не зайдешь, у нас с тобой разные понятия "утро". Девчонку береги, если что, голову тебе за неё оторву, отцу с матерью от меня низкий поклон, да попеняй, что так и не собрались ко мне в гости, а ведь обещали, когда мы расставались. Ну все, идите, а то у Моли уже глаза на мокром месте.


Мы как мышки пробирались по стеночке в сторону сада, делая вид, что не видим двух стражников, что не скрываясь топали за нами. У калитки я обернулся:- Ну все ребята, дальше мы сами, не заблудимся. — Ваша милость, да мы не вас охраняем а от вас. Вдруг найдется какой дурак или сразу несколько дураков, вы их на кусочки, а нам потом прибирать и мыть плиты на площади. Уж лучше мы вас до дому проводим ваша милость. Для нас сотня шагов не в тягость, а вот если плиты мыть, то это часа два, не меньше на коленях ползать.


Так мы и шли: я и Изабелл не привлекая к себе внимания и наши стражники, которые делали вид, что идут сами по себе. В холле нас встретил молодой Иоган. — Терма готова, ужинать будете? Я посмотрел на леди. Она отрицательно покачала головой. Её глаза странно мерцали, словно приглашали меня окунуться в их бездну. Я с трудом оторвал свой взгляд:- Иоган, приготовь что нибудь легкое и фрукты. Все это в наши покои. Он поклонился и быстро ушел.


Взяв Изабелл за руку я повел её на второй этаж. Когда мы прошли наши покои, где она уже бывала, она поинтересовалась:- А мы куда? Разве не в спальню? Я только улыбался и не отвечал. Вот и терма. Я подхватил её на руки и внес в комнату для переодеваний. Там поставил на мраморную скамью и стал её раздевать. — Это что, такой ритуал? — Да, - ответил я. "Мы смоем с себя всю грязь и отряхнем всю пыль с наших ног и выйдем из термы чистыми и заново родившимися", — процитировал я мерсисайский текст. — А потом я тебя буду раздевать? Ну что бы все было по честному. " Очистим тела и души наши от скверны, омоем их водой и выйдем чистыми и заново родившимися" процитировала она. Я рассмеялся, — Ну вот и имей умную жену. Нет, разденусь я сам, а тебя раздеваю по тому, что сам хочу увидеть все изгибы твоего тела и насладиться красотой твоей. "Леди не бойся, я не груб, я не стал развратником вдали, дай коснуться запылавших губ, дай прижаться к девичьей груди"


— Красивые стихи, а продолжение у них есть? — Не знаю, мне не попадалось. — Ну и что ты стоишь? — Любуюсь тобой. — И все? А где коснуться "запылавших губ" и как насчет "прижаться к девичьей груди?" Я счастливо рассмеялся и быстро скинув с себя одежду подхватил её на руки.

— Ты что так смотришь на меня? — А я раньше ни разу не видела обнаженного мужчину. — А фрески в тоннеле? — То не считается, а здесь ты, рядом, настоящий. Я целовал её, ласкал её тело, она смешно вздрагивала от каждого моего прикосновения и страшно смущалась, даже пыталась отодвинуться от меня.


— Ну хватит, ну пожалуйста, я стесняюсь при свете. Вот придем в спальню, потушим светильники и можно будет делать все что угодно… Арт, хватит, я и так вся горю и не целуй мою грудь, не трогай соски, от этого я становлюсь все слабее и слабее. Она уже не пыталась отбиваться от меня, а только тихонько просила, — ну давай сделаем это в спальне. А я уже не мог остановиться и она кажется это тоже поняла, а может быть и сдалась под моим бешенным напором. Изабелл мелко задрожала и стала буквально затаскивать меня на себя, раздвигая ноги. — Скорей, я вся горю, я уже не могу себя сдерживать. Не мог себя сдерживать и я…


— А меня пугали, что первый раз будет очень больно и очень неприятно. А я боли почти не почувствовала. И ничего неприятного не было, на оборот было странно ощущать внутри себя что то такое, что не принадлежит тебе. Но честно говоря я почти ничего не почувствовала. это со мной что то не так? Я не отвечал, а продолжал целовать её тело, губы, шею, грудь. Постепенно она опять стала мелко дрожать, все сильнее и сильнее прижиматься ко мне… — Ну что же ты, давай, я уже хочу, не тяни, ну давай скорее, а то меня уже всю трясет…


А вот сейчас мне понравилось, особенно когда ты мне в ухо стал шептать ласковые слова. Только вот плиты жесткие, а ты тяжелый… Она выскользнула из моих объятий: — Все, здесь хватит, а то у меня скоро синяки будут и на спине и на, — она похлопала себя по упругой попке. — Пошли одеваться, а то наверное скоро утро, а ты говорил, что нам утром уезжать, а мы ещё даже не собирались.

Естественно, что ни о каких сборах в спальне мы и не заикались. Безумство продолжалось до того момента, пока солнечные лучи не заглянули к нам в окно. — Ого, скоро полдень, — вскрикнул я, — пора собираться. Изабелл ни как не отреагировала на мои слова, она спала крепким сном здоровой красивой девушки, у которой впервые в жизни произошла страстная ночь любви.


Я осторожно погладил её по щеке, она улыбнулась во сне, а через некоторое время открыла глаза. — Арт, а может ни куда не поедем? Нам и тут хорошо. Или поедем, но попозже. — Любовь моя, я тороплюсь поскорее провести обряд, а без знакомства с моими родителями это невозможно. Кстати, эта дверь ведет в твои личные покои, где наверняка уже все готово, что бы тебя умыть и приодеть. Хотя как говорил его величество, — самое лучшее платье, это когда на любимой вообще ничего не надето. Она потянулась, легко вскочила с кровати, быстро натянула на себя ночную сорочку, в которой она якобы спала и неумело покачивая бедрами пошла в дамскую комнату, что служила буфером между нашими покоями.


Из за двери послышался её голос: — А через сколько мы выезжаем? — Сразу же после завтрака, а он уже ждет нас. — И что, даже во дворец не заедем? — Нет, иначе нас оттуда сегодня не выпустят. Все, что тебе надо будет забрать из своей комнаты, скажи служанке, Они потом все это отправят нарочным и он нас догонит. Только я надеюсь, что это будет не очень большой тюк или сундук. Изабелл мне не ответила.


Пока она приводила себя в порядок, я спустился в оружейную, которая стала теперь и казнохранилищем и отобрал подарки, а так же камни и золото, так как предполагал, что наша свадьба потребует значительных расходов. Ведь по традиции на неё может придти любой житель королевства. Иза была готова где то через полчаса. Дорожный костюм чем то напоминал мне её одежды для походов в подземелья. Я встретил её уже за столом, проводил к своему месту, не удержался и поцеловал в щечку: — Миледи, а вам говорили, что вы очень красивая? — Ну что вы милорд, кто бы мне это говорил? Я порядочная девушка… Была… И вела замкнутый образ жизни, пока не появился один очень нагло настырный молодой человек и не соблазнил меня…


Наша дорожная карета представляла собой нечто среднее между мезондором и простой каретой. То есть при желании в ней можно было даже спать, так как сидения чудесным образом раскладывались и превращались в ложе. Багажа у нас было немного: 2 шкатулки с подарками и деньгами, два дорожных сундучка со сменой белья и необходимыми в дороге мелочами, дорожные приборы и ещё что то, что укладывали слуги в багажный отсек. До границы с Удачей нас сопровождала ещё одна карета, в которой ехали две служанки и двое слуг. От границы они должны будут повернуть назад по причине своего неблагородного происхождения, дорога в наше королевство им была заказана.


Мягкие рессоры кареты плавно покачивали нас и вскоре мы заснули. Проснулись уже почти под вечер, когда въезжали на постоялый двор. Мы сняли целое крыло, дабы нам не мешали постояльцы, благо, что народу было мало. По просьбе Изабелл мы ужинали в общем зале на половине для благородных. Она с любопытством все осматривала и постоянно меня расспрашивала. Оказывается, она ни разу не ночевала на постоялых дворах или в гостиницах и теперь ей все было в новинку.


Так как мы выспались днем в карете, то ночью занимались более приятными делами, чем просто и банально спать. Так и повелось. Все четверо суток что мы ехали до Удачи, днем мы отсыпались в карете, а по ночам занимались любовью. Причем я уже перестал поражаться той страсти и ненасытности Изабелл, которая поразила меня в первую ночь. Как она мне призналась, она старалась наверстать все радости жизни, которых я её так долго лишал, развлекаясь в своем замке целых два года.


На границе с Удачей мы тепло распрощались с нашими слугами, мне тут же удалось нанять какого то благородного сборщика хвороста, который согласился управлять нашей каретой до моего родового гнезда, но с условием, что мы завезем его хворост, и только потом поедем в замок к графу Спешащему на помощь. Я уж было хотел сам сесть на облучок, но увидев умоляющий взгляд Изабелл, вынужден был согласиться с предложением нашего новоявленного кучера. Изабелл отчаянно трусила и по этому все оставшееся время не выпускала мою руку из своей.


Вот и наш замок. Как только мы подъехали, так сразу же возникла суматоха. Ну во первых нас не ждали, во вторых в замке продолжался ремонт и доделка всяких недоделок. Интересно, этот ремонт когда нибудь прекратиться, или это хроническое заболевание и наша семейная традиция?

Мы вышли из кареты, я кинул возчику монетку, он сдержано поклонился и был таков. Иза испугано осматривалась. А народ все прибывал и прибывал. Вот и новоявленные гении кисточки и мастерка появились, среди них я заметил даже несколько старичков, которые были в замке ещё тогда, когда я уезжал из него. Вскоре на крыльцо вышли мой отец и мать. Я взял трясущуюся Изабелл за руку и подвел к ним. — Сэр Влад, леди Мила, позвольте представить вам леди Изабелл, графиню Дор Нуар и будущую герцогиню Дальних рубежей. Обряд помолвки и обручения мы уже провели в Венсусе.


Матушка всплеснула руками: — Бедная девочка, да на тебе лица нет. Вон синяки под глазами. Это великовозрастное дитя наверное тебе по ночам и спать не давал. Она осуждающе посмотрела на меня, покачала головой, обхватила молодую леди за плечи и повела в замок. Только после этого мы смогли обняться с отцом. Его левая рука была к счастью целой, но почти не двигалась. — Во время нападения мне зацепили какие то сухожилия и рука теперь действует очень плохо. Красивая девушка, где нашел? — Лет пять назад, когда она ещё была почти ребенком, в Скимере, это развалины мерсисайского города, её отец там был начальником гарнизона, а сейчас он начальник королевской стражи. Уже тогда я провозгласил ей своей дамой сердца, а она меня своим рыцарем.


Отец тоже покачал головой и пригласил меня следовать за ним. Не оборачиваясь он бросил через плечо: Распорядитесь насчет пира, все вещи герцога в его покои. Мы прошли в рабочий кабинет и сели друг возле друга. — Сначала я коротко расскажу тебе о наших новостях, их меньше. Элиза вышла замуж два года назад. Живет у мужа в Галисии. Помнишь у нас тут был один из её постоянных вздыхателей неплохой художник и поэт сэр Олаф? Так вот он добился своего и завоевал её сердце. Так что с её отъездом замок как бы немного опустел и вдохновение покинуло нашу золотую молодежь. Сэр Вопед и леди Фелия поженились. Теперь она герцогиня Трех озер, у них родилась дочка.


Сейчас у нас дела идут не сказать что очень хорошо, но и не плохо. Я перебил его: — Отец, я привез в нашу казну около пяти тысяч золотых монет и несколько сотен драгоценных камней, а также подарки. Прошу распределите их среди тех, кого сочтете достойными. Он довольный кивнул головой, и спросил: — Когда свадьба? — Мне не хотелось бы откладывать все это в долгий ящик, через месяц я вынужден буду уехать по весьма важным делам и скорее всего надолго. Думаю, что сегодня на пиру составим свадебный уговор, а через два дня совершим обряд создания семьи. Родители Изабелл нам уже дали добро. — Тогда надо уже начать подготовку немедленно…


Вечерний пир получился несколько скомканный. все уже знали, что через два дня свадьба и что молодая герцогиня останется погостить в замке. Непризнанные гении, по всей видимости обрели утраченное вдохновение, так как некоторые явились на пир с мольбертами и кусками картона. Изабелл мило краснела под их взглядами, смущалась, пыталась спрятаться за мое плечо, но разве от этих монстров изящного искусства можно скрыться? — Привыкай, — шепнул я ей, — теперь ты их муза. Готовься принимать кучу картин, статуэток и выслушивать стихи, песни и поэмы.


В самом конце пира в зал вошел… раскрасневшийся сэр де При. Сердце у меня тревожно екнуло. Я быстро встал: — Что то случилось, мне надо срочно во дворец? — Все в порядке ваша светлость, просто его величество как бы случайно вспомнил, что не передал вам свадебных подарков, вот я и устраняю эту досадную королевскую оплошность. Когда у вас намечена свадьба? — Через два дня. — Вот и прекрасно, там и вручу. А теперь что нибудь поесть и попить. — Господа, позвольте представить вам, — сказал я ни к кому не обращаясь, — лейтенанта королевской гвардии короля Фредерика, сэра де При. Кто нибудь позаботьтесь о нем.


Сразу несколько представителей "золотой и очень талантливой молодежи" буквально под руки подхватили де При и отвели за свой стол. Что там происходило я в начале не обращал внимания, но по мере того, как там все чаще и чаще стал раздаваться восторженный гул, и все больше и больше пирующих перемещалось за тот стол, а вокруг нас образовалась пустота, я понял, что де При рассказывает или о моих приключениях или очередную легенду о неземной любви прекрасной девы и отважного воина. В любом случае следовало бежать, пока эта орава не набросилась на меня с расспросами, да и молодую леди следовало оградить от дотошных "гениев и мастеров своего дела".


Испросив разрешения и сославшись на дорожную усталость, мы отправились в отведенные нам покои. По дороге я заранее предупредил Изабелл, что все, даже последние и самые бедные жители нашего королевства являются людьми благородного происхождения, по этому к служанкам надо обращаться как леди…, а к слугам как господин… Она округлила глаза:- Что, ни одного простолюдина нет? — Нет, — подтвердил я.


То ли действительно накопилась дорожная усталость, то ли смена впечатлений и обстановки сделали свое дело, но заснули мы довольно таки быстро и спали крепко. А утром началась суматоха. Меня сразу же вытолкали взашей, когда я попытался принять участие в обсуждении свадебного платья молодой леди. В зал, где продолжалась пирушка мне посоветовали не ходить, так как уже охрипший де При в который раз рассказывал о моих подвигах и о верности леди Изабелл своему рыцарю чуть ли не с младенческих лет.


По поручению отца я стал разъезжать по усадьбам и имениям закупая продукты и нанимая дополнительную прислугу, а заодно приглашая всех соседей на торжество. За шумихой я как то забыл о свадебном уговоре, благо сэр Влад мне передал для подписи уже исполненный документ, который содержал стандартный набор положений.

Вместе с отцом мы отправились в королевский дворец, где лично пригласили королевскую чету на свадьбу. Его величество обещал быть непременно, а её высочество пообещало быть, если недомогание дофина позволит ей отлучиться из дворца.


С молодой леди в течении всего дня мы виделись только урывками, а вечером, когда я уже собирался просто сесть в кресло и вытянуть ноги, меня взяли в плен "кудесники ниток и иголок". Оказывается мои камзолы никуда не годятся, я отстал от моды по крайней мере лет на десять, а тем более свадебный наряд должен быть праздничным и запоминающимся. Прерывая их словоблудие я рявкнул: — Мне плевать на фасоне ваших тряпок, но камзол должен быть темного цвета с серебряными галунами и позументом. Самый лучший вариант, — черный с серебром. Это мой фамильный цвет. Справитесь, получите по золотому, не справитесь, на месяц в конюшни убирать навоз.


Только вечером в нашей спальне мы смогли встретиться в спокойной обстановке. Глаза Изабелл светились радостью:- Я так много узнала, мне так интересно разговаривать с леди Милой, она такая внимательная собеседница. Я даже перестала её побаиваться. — Иза, моя матушка, это мама всех находящихся в замке. Она привыкла обо всех заботиться, знает всех по именам, привычки, слабости, наклонности. Наши великовозрастные оболтусы её боготворят…

— А ещё она сказала, что не смотря на мою молодость, я не должна затягивать с рождением первенца. А сколько она знает лекарственных трав. О некоторых я даже никогда не слышала.


Она лежала на моей груди, удобно устроившись. — А у тебя сердце стало биться чаще. Это ты волнуешься перед свадьбой? — Это я чувствую в себе нарастающее желание подмять под себя некую молодую особу, — буркнул я, которая разлеглась на мне как на подушке ни мало не заботясь о том, что она во первых очень красивая и привлекательная леди, вол вторых лежит обнаженной, и в третьих я её люблю. Ну и на последок. Я всегда серьезно относился к словам своей матушки, так что она там сказала насчет нашего первенца? Нам надо поторопиться?


— Ну вот всегда так, только я с тобой собираюсь о чем нибудь поговорить, как в тебе просыпается "хош", а потом ты усталый и быстро засыпаешь. — А ты попробуй сама, сверху, а я просто полежу… — Нет, у меня ничего не получается и ноги сильно устают, так что давай по человечески, как все. А потом ты немного отдохнешь, и мы с тобой поговорим. Обещаешь?

Свое обещание надо держать. Отдышавшись и немного отдохнув я спросил: — Так о чем мы с тобой должны поговорить? Иза встала, одела на себя ночную сорочку:- Это что бы тебя не дразнить, — и опять устроилась у меня на груди. Ну вот, я и забыла о чем мы собирались поговорить. Ты это специально сделал, сначала отвлек меня своими поцелуями и "хошем", а теперь предлагаешь поговорить. Она так и заснула не вспомнив о чем же собиралась мне рассказать. А я лежал и думал, до моего отъезда осталось чуть меньше месяца. Сколько мне придется добираться до Крыши Мира, я понятия не имел. Мару я твердо решил с собой не брать, она заслужила хороший отдых, да и к Изабелл она уже успела привыкнуть, и позволяет себя гладить…


Утром я узнал, что ночь перед свадьбой мы проведем раздельно и что свою невесту до совершения обряда я больше не увижу. Весь день опять прошел в хлопотах. Расставляли мебель по залам, готовили бочки с вином, для не очень знатных гостей ставили столы прямо во дворе. Его королевское величество прислал своего феервейкера, что бы он подготовил все для запуска нескольких огненных ракет в честь такого события. В общем хлопот был полон рот. А тут ещё примерки и подгонки… Пару раз мельком видел де При. Он весь светился от радости и удовольствия. Ну ещё бы, попасть в такую компанию выпивох и балагуров…


Время пролетело так незаметно, что я даже удивился, когда сэр Влад потребовал от меня привести себя в порядок и подготовиться к совершению обряда создания семьи. Новый камзол сидел на мне как литой и портные честно заработали свою награду. Клинок, пистоль заняли свои места. Правда пистоль был не за поясом, как было принято, а в специальной кобуре у меня на поясе с правой стороны. Он как бы уравновешивал шпагу, очень удобно.

В связи с тем, что народу собралось великое множество, обряд решили проводить прямо во дворе. На специальный постамент установили фигуру серого, в которой я, к своему удивлению, узнал увеличенную фигуру хранителя. Мы появились с разных сторон и почти одновременно подошли к статуе. Меня сопровождал отец, а леди Изабелл матушка.


Изабелл была настолько восхитительна в своем воздушном платье, что не только я уставился на неё… К действительности меня вернул голос жреца серого. Это был его королевское величество король Кай 4: — Сэр Арт, берешь ли ты в жены леди Изабелл по доброй воле и без всякого принуждения? — Да беру! — Леди Изабелл берете ли вы в мужья сэра Арта по доброй воле и без всякого принуждения? — Да беру. — Да будет так, перед лицом серого бога объявляю вас мужем и женой. Пусть ваш брак будет крепким и нерушимым, как эти кольца, что вы носите на своих руках…


Раздались приветственные здравицы и крики. Нас осыпали зерном, мелкими серебряными и золотыми монетами (то то детворе радость), и мы прошли через ряды дворян, которые сомкнули над нашими головами свои шпаги. Свадебный пир начался…

Он продолжался три дня и три ночи. Мы уходили в свои покои только для того, что бы отдохнуть пару тройку часов и опять вернуться за стол. Наши обычаи и