Book: Кандидат в женихи



Кандидат в женихи

Кейт Лондон

Кандидат в женихи

Пролог

– Ведь это моя вина, что тот человек застрелил твоих родителей, да? – появившись из темноты, спросила десятилетняя Лэйси Маккэндлис, упорно вглядываясь в Бирка. Свет фонаря на задней веранде дома Толчифов с трудом пробивался сквозь холодный октябрьский туман, очерчивая контуры ее худенького тела, завернутого в стеганое одеяло.

Порыв ветра взметнул волосы Бирка и зашуршал опавшими листьями под ногами Лэйси. В шестнадцать лет надо уметь сдерживать свои чувства, поэтому юноша ограничился тем, что с силой воткнул топор в колоду.

– Пойдем домой, детка.

Несмотря на кожаные перчатки, он ухитрился заработать себе волдыри, которые теперь нестерпимо болели. За пять дней, что прошли с момента убийства родителей Бирка – а они были убиты во время ограбления магазина, – он успел нарубить гору дров.

Братья Толчиф были единственными, кто смог бы выследить убийц в ночных горах, этому они научились у своего отца, которого в свою очередь научил его отец, и так это передавалось из поколения в поколение, начиная с их далекого предка – вождя племени сиу. В ночь убийства шериф хотел дождаться рассвета, но трое братьев – Дункан, Кэлум и Бирк – немедленно оседлали лошадей. Никто даже не пытался их остановить, поскольку они считались лучшими следопытами в округе. Четырнадцатилетняя Элсбет осталась с десятилетней Фионой, а трое братьев помчались в горы, где провели всю ночь в непрерывных поисках убийц. Самому старшему из них – Дункану – исполнилось восемнадцать, Кэлуму было семнадцать, Бирку – шестнадцать. Вернулись они с мрачными лицами, а убийца уже плакался шерифу, радуясь, что избежал участи попасть им в руки. После этого Бирк уже не чувствовал себя «проказником» – таково было его семейное прозвище, – отныне он стал взрослым и сдержанным в своих чувствах мужчиной.

Бирк стянул перчатки и бросил взгляд на вершины гор, возвышавшихся позади ранчо. Одна из них носила имя Толчифов – именно там теперь покоились его родители, чью могилу скоро занесет снегом. Широко расставив ноги и склонив голову, он выдержал очередной порыв ветра, ощущая боль в натруженных ладонях и тоску в сердце.

Почувствовав прикосновение Лэйси, Бирк взглянул на нее сверху вниз. Девочка была бледна, а ее большие голубые глаза – полны слез. Лэйси. была ровесницей Фионы, но из-за своих родителей уже успела многое повидать в жизни. Сейчас ее губы дрожали, а холодная маленькая ручка требовательно теребила руку Бирка. В конце концов, он был мужчиной, и ему следовало скрывать свои чувства даже перед десятилетней девочкой…

– Так это все из-за меня, правда? Я пожаловалась тебе, что моя мама сказала, что я обойдусь без пиццы, ведь я и так уже толстая. А ты, наверное, сказал своей маме, вот она и поехала.

– Прекрати! – потребовал Бирк, и Лэйси замолчала, потрясенная его резким тоном. В сущности, она была права. Это именно он попросил свою мать купить пиццу для Лэйси. Ведь только у Толчифов ее могли накормить чем-нибудь вкусненьким. Но сейчас ему не хотелось, чтобы девочка хоть в чем-то чувствовала себя виноватой. – Хватит, малышка. Я сам хотел поесть пиццы – только и всего.

На Лэйси была старая шубка Фионы и большой шерстяной шарф, который ей связала Элсбет. Глаза девочки встретились с глазами Бирка, и она взволнованно прошептала:

– Я люблю тебя.

– Я знаю, детка. Я тоже тебя люблю. – Ему никак не удавалось высвободить свою руку из ее цепких маленьких пальчиков. – Кстати, как это ты добралась сюда в такую холодную ночь?

– На своем мопеде. Спасибо тебе, он теперь ездит просто замечательно. Мне не холодно – твои сестры одели меня, а еще я взяла плед, который соткала твоя мама. – Губы Лэйси задрожали, а по щекам потекли слезы. – Ты не прогонишь меня, Бирк? Я приехала, потому что мне очень жалко вас… а потом, моя мама сейчас принимает гостей и велела мне убираться. И еще она говорит, что вас всех, кроме Дункана, отправят в разные детские дома, а его лишат этого ранчо…

– Неужели она так говорит? – мрачно поинтересовался Бирк.

Его мать, Паулина Толчиф, когда была судьей, хотела удочерить Лэйси, чтобы защитить от ее собственной матери. Но гордая девочка, несмотря ни на что, любила свою мать, и это обстоятельство помешало планам Паулины.

Бирк постарался отогнать страх, вызванный одной только мыслью о возможной разлуке с братьями и сестрами, и украдкой смахнул слезу. Взглянув на свою маленькую собеседницу, он заявил самым уверенным тоном:

– Этого не будет! Мы останемся здесь и будем жить все вместе, как и прежде.

Она задрожала, и ее лицо сморщилось.

– Обними меня, а то я совсем замерзла. – Лэйси показала ему большой палец, на кончике которого виднелся небольшой шрам: – Видишь? Я породнилась с твоими сестрами, и теперь я тоже Толчиф.

Оглянувшись на дом и убедившись, что их никто не видит, он уселся в старое кресло-качалку и посадил девочку себе на колени. Устроившись поудобнее, Лэйси внимательно посмотрела на Бирка.

– Не беспокойся, я уже сидела на коленях у твоего отца и твоих братьев. Лучше расскажи, почему ты так уверен, что с вами все будет в порядке, иначе я стану волноваться… Айе, буду волноваться!

В семье Толчиф слово «айе» обозначало клятву, поэтому Бирк кивнул и внимательно посмотрел на не по годам рассудительную девочку.

– Я расскажу тебе легенду о кресле-качалке моей прапрапрабабки Уны Фергюс. Я должен найти это кресло и вернуть его в нашу семью. Когда-то в дневниках Уны я прочитал историю о том, как ее похитил один из моих индейских предков, который был вождем племени сиу. До того как это кресло было продано, чтобы сохранить земли Толчифов, она укачивала в нем своих детей и пела им колыбельные песни… А предсказание гласит:

Девушка, качающаяся в кресле и напевающая колыбельную песню, будет женой своего давнего друга, мужчины из рода Фергюсов. Она станет отрадой его сердца, а он – ее любовью на всю жизнь.

– Я стану отрадой твоего сердца, Бирк.

– Конечно, станешь, детка.

Глава первая

– Лэйси Маккэндлис окончательно разбила мою жизнь, – пробормотал Бирк, выливая еще один черпак воды на раскаленные валуны в бане.

Вода зашипела и мгновенно превратилась в пар, который собрался в центре и через отверстие в потолке начал выползать нагружу. Эту баню в виде индейского вигвама Бирк построил несколько лет назад. Как жаль, что вместе с этим паром он не может отогнать от себя воспоминания о поцелуях Лэйси! Капли пота покрывали обнаженное тело Бирка. Закинув руки за голову, он лег на деревянную скамью и устремил взгляд в потолок.

Стоял октябрь – месяц, особый для всех Толчифов, поскольку как раз в октябре много лет назад были убиты их родители. Воспоминания о той ночи – тяжелый груз для Бирка: ведь это именно он попросил мать съездить в магазин за проклятой пиццей! Ему так хотелось угостить Лэйси Маккэндлис – худую, кожа да кости, голубоглазую девочку.

Ветер бушевал на горе Толчифов, представлявшей скопище острых утесов и великолепных лугов. Эта гора напоминала Бирку родину его прапрапрабабки Уны – Шотландию. Шелест листьев за стенами бани действовал на него успокаивающе, и это было прекрасно. Ведь он явился сюда именно затем, чтобы очиститься душой и телом и обдумать, как обычно, жизнь. Сейчас для него самое главное – забыть вкус соблазнительных губ Лэйси. Увы, это никак не удавалось!

Когда он хорошенько пропотеет, то выскочит из бани и с диким криком бросится в холодные воды озера. Затем вернется на берег и, мгновенно замерзнув на пронизывающем осеннем ветру, помчится обратно в баню, чтобы хорошенько отхлестать себя березовым веником. Возможно, благодаря столь сильным ощущениям мягкие губы Лэйси наконец-то забудутся. Избавившись от этого навязчивого воспоминания, он оденется, сядет на своего верного Аппалуса и поскачет вниз.

В свои тридцать пять лет Бирк очень любил целовать женщин – но только не Лэйси Маккэндлис. Каждый раз, когда он приближался к ней – а она была членом семьи Толчиф, почти его сестрой, – он ощущал смутное душевное беспокойство. Последний раз это произошло пять дней назад на свадьбе Элсбет.

Сегодня он чувствовал себя осиротевшим.

Их старый дом, овеянный легендами о похищении его прапрапрабабки вождем племени сиу, опустел. Дункан, женившись на Сибилле, воплотил в жизнь легенду о колыбели, Кэлум женился на Талии Петровой, и легенда о кольце с гранатом стала правдой. Наконец, Алек, брат Талии, женился на Элсбет и завернул ее в старинную шаль Уны. Благодаря этому еще одна легенда – о Свадебной Луне – воплотилась в действительность. Теперь настала очередь Бирка: он должен найти кресло-качалку, которую семейство Уны привезло в Новый Свет, и тем самым воплотить в жизнь еще одно предсказание.

Однако он давно отказался от этой мысли, поскольку следы кресла-качалки были утрачены более полутора веков назад и, скорее всего, оно уже давно сгорело в чьей-то печке.

Свадьба Элсбет и Алека Петрова уже подходила к концу, когда Лэйси вдруг прижалась к Бирку, как делала это, когда еще была ребенком и нуждалась в утешении. И тогда он обнял Лэйси так, словно не мог жить без нее, прижался губами к ее губам и раздвинул их языком…

– О черт! – выругался Бирк, стискивая зубы. – Все Толчифы повлюблялись как мухи… Сначала Дункан, затем Кэлум и теперь, наконец, Элсбет. Ничего удивительного, что я так расчувствовался.

Он бросил щепоть шалфея на раскаленные камни, и эта ритуальная индейская трава окутала его ароматным дымом.

Лэйси так много для него значила! Когда там, на свадьбе, она склонила голову на его плечо, он изо всех сил старался, чтобы ей было как можно удобнее. Она слегка всхлипнула, и он обнял ее еще бережнее. Сначала Бирк поцеловал ее в лоб – она была на целый фут ниже его и на восемьдесят фунтов легче, – затем в щеку. Он делал так еще в детстве, до тех пор, пока ей не исполнилось семнадцать лет и она не стала воспринимать его поцелуи совсем иначе…

Бирк поцеловал кончик ее носа, отстранил локон черных, пахнущих цветами волос – Лэйси любила носить венки… Наклонив голову еще ниже, он уловил легкий вздох, вырвавшийся из ее полуоткрытых губ.

После этого он уже не мог сдержать себя – его так манили эти сладкие и ароматные губы! Они были мягкими и горячими, и он впился в них, чувствуя головокружение, как во время сильного шторма. Поскольку они оба, чтобы доставить удовольствие Элсбет, надели шотландские юбки в складку, ткань не могла скрыть его адское желание немедленно уложить Лэйси на землю… или перекинуть ее через круп своего жеребца и умчать в горы.

Черт, какие обжигающие воспоминания! Бирк вытер пот со лба. В тот момент он настолько увлекся Лэйси, что забыл об окружающих. А ведь все население городка Амен-Флэтс, не говоря уж о его семье, наблюдало за тем, как он жадно целует девушку, зажав ее волосы в кулак. Плеснув водой на угли, Бирк уныло покачал головой. Его руки все еще помнили тяжелые, теплые, шелковистые пряди ее волос, которые так красиво играли на ветру.

Как же ему хотелось зарыться в них губами или задрапировать ими ее маленькие, божественные груди… О Боже!

– Сейчас октябрь. Я – Толчиф, – заговорил он сам с собой, чтобы успокоиться. – Да при таких обстоятельствах ни один мужчина в мире не смог бы удержаться.

Ему нравились женщины средней комплекции, способные здраво рассуждать и обладающие мягким, покладистым характером. Но Лэйси, которой уже исполнилось двадцать девять лет, была совсем не такая. У нее был сильный характер, и еще неизвестно, кто бы из них кого переделал! После происшествия на свадьбе она стала героиней его ночных кошмаров…

Бирк задумчиво изучал очаг и вдыхал ароматы трав, периодически подбрасывая их на раскаленные камни. Эти травы собрала для него Элсбет, которой были прекрасно известны его чувства к Лэйси. Давно выйдя из детского возраста, та стала для Бирка самой желанной женщиной в мире. А ведь это именно он, относясь к ней на протяжении девятнадцати лет почти как к сестре, учил ее, как строить кукольные домики, водить машину, принимать надменный вид…

Но он никогда не учил ее целоваться, оставив это занятие для самоубийц. С семнадцати до двадцати одного года она ухитрилась заслужить прозвище «породистая Лэйси», сводя с ума всех мужчин в округе своими короткими юбками или обтягивающими джинсами. Она неизменно изводила своих поклонников постоянными капризами, а затем бросала. Бирку не хотелось даже думать о том, чем еще, кроме своих капризов, она могла их «изводить». Лэйси была центром всеобщего внимания, и мужчины были просто счастливы ей угождать. При этом никто из Толчифов не мог ее остановить. Она немного успокоилась лишь после того, как Бирку чудом удалось спасти ее от изнасилования. Он понимал, что она прекрасно сознает, в какие опасные игры играет, и тем не менее…

Почему от поцелуев Лэйси он возносится на небеса?

Последние три года ее начало что-то беспокоить. Никто еще даже не догадывался о свадьбе Элсбет, однако Бирк уже заметил, что Лэйси стала сильно нервничать. До тех пор пока ей не исполнилось семнадцать, он мог с уверенностью утверждать, что знает ее лучше, чем кого бы то ни было. Но как бы он ни беспокоился о ней сейчас, она не перестанет задирать перед ним нос.

Он целовал ее, ощущая вкус ее губ! А ведь в ней сконцентрировались те качества, которые Бирк терпеть не мог в женщинах. Лэйси была грубой, циничной, задиристой, очень упрямой, да еще отмеченной шрамами. Она не хотела иметь детей, заниматься домашним хозяйством или связывать себя с кем-нибудь. Единственное, чего она никогда не упускала, так это возможности помучить его.

Раздраженный тем, что не может заставить себя не думать о Лэйси, Бирк в очередной раз положил на угли пучок душистых трав, затем встал, отодвинул заслонку, сделав пошире отверстие над очагом, и снова опустился на деревянную скамью.

Во время свадьбы Элсбет он сам запустил пальцы в черные вьющиеся волосы Лэйси и приподнял ее, чтобы поцеловать. Да, вкус ее губ был вкусом его мечты!

Но после этого произошло неожиданное: ее кулак со страшной силой врезался в его челюсть, она мастерски подставила ему подножку и вот, на глазах у обитателей Амен-Флэтса, уже привыкших к проделкам семейства Толчиф, он неуклюже растянулся на земле.

– При этом моя проклятая юбка позорно задралась, – продолжал вспоминать вслух Бирк. А Лэйси метнула в его сторону разъяренно-торжествующий взгляд и удалилась, причем ее собственная юбка и плед гордо развевались на ветру. Вскочив на мотоцикл и запустив мотор, она умчалась прочь, оставив его мучиться от боли и унижения.

Бирк глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Он был специалистом по планировке зданий и интерьерам. Несмотря на холостяцкий образ жизни, он привык планировать все на свете, и лишь тот поцелуй ему запланировать не удалось. Вздохнув еще раз, Бирк постарался подавить в себе страстное желание немедленно отправиться на поиски Лэйси, чтобы вновь осыпать ее поцелуями. На этот раз он будет вести себя нежно и деликатно… После всего он и близко не подпустит к себе ни одну невесту, спасибо Лэйси!

Человек имеет право разволноваться, когда его родная сестра выходит замуж. Он уже держал на руках детей своих братьев – Мегана, сына Дункана, и Киру, дочь Кэлума.

На свадьбе Элсбет Бирк встретился с Челси Лэнг, которая поразила его известием о том, что Лэйси, по ее собственному признанию, спала с ним! Челси была девушкой, ни в чем себя не ограничивающей, впрочем, как и Бирк: встречаясь с ней, он продолжал общаться с женщинами легкого поведения. Однако после этого известия их чуть было не состоявшаяся помолвка расстроилась, и в настоящее время его шансы жениха были равны нулю. Поцелуй Лэйси оказался как нельзя более кстати…

– Сейчас октябрь, а я – Толчиф, который очень чувствителен к свадьбам и детям, – закашлявшись от дыма, напомнил он себе.

Дым был темный, густой, глаза слезились, и Бирк решил, что положил в огонь слишком много дров, которые просто не успевают сгорать. Странно, но ведь он полностью открыл задвижку! Поднявшись с лавки, Бирк взял полотенце. Озеро уже давно готово было принять его в свои ледяные объятия. Отбросив сук, подпиравший дверь, он выбрался наружу.

Холодный горный ветер мгновенно обдул его разгоряченное тело. А, так вот в чем дело! Отверстие в потолке было завалено сосновыми ветками, лошадь и одежда исчезли. Зато вокруг бани отчетливо были видны следы маленьких ног Лэйси. Опытный охотник, Бирк быстро нашел то место, где она прислонила к дереву свой мотоцикл. Из одежды она оставила ему только ковбойские сапоги и один носок. Прекрасно! Значит, ему предстоит незабываемая семимильная прогулка нагишом через густой лес и весь городок. Бирк сердито разрезал носок ножом, соорудив из него набедренную повязку. Осмотревшись вокруг, он обнаружил несколько бумажных пакетов из тех, которыми пользуются в бакалейных лавках. Связав их бечевкой, он кое-как облачился в эти пакеты, став похожим на пугало. Зато ему не было холодно – неукротимый нрав не позволял замерзнуть.



Итак, Лэйси Маккэндлис выследила его – а ведь этому он сам ее научил!

– Она мне еще за это заплатит, – угрожающе пробормотал Бирк и углубился в лес.

Лэйси обняла себя за плечи и принялась расхаживать по дому, который постоянно пыталась облагородить. Когда-то здесь располагался бордель, называвшийся «Гнездышко Лили». Именно поэтому дом находился на приличном расстоянии от Амен-Флэтса. Сейчас была ночь, и если выйти на широкое крыльцо, можно увидеть огни городка. Лэйси годами откладывала деньги, чтобы купить этот дом, стоявший на холме и возвышавшийся над Амен-Флэтсом. Там, внизу, жили Кэлум и Талия со своей новорожденной малышкой Кирой, которой едва исполнилось две недели, а также Дункан и Сибилла, беременная вторым ребенком. Элсбет тоже беременна – для опытного глаза Лэйси в этом не было никакого секрета.

Радуясь постоянному прибавлению в роду Толчифов, сама Лэйси не хотела иметь детей, ей нравилось по-прежнему оставаться абсолютно свободной. В своей жизни она достаточно часто попадала в разного рода переделки, и теперь ей хотелось спокойствия и комфорта. С помощью Кэлума – самого делового из рода Толчифов – Лэйси продала старый дом Маккэндлисов и сделала последний взнос за «Гнездышко Лили». За те семь лет, что она жила здесь, ей удалось основательно переделать здание и обновить интерьер. Ремонт дома чем-то напоминал ей прощание с прежней жизнью, когда безжалостно выбрасываются старые воспоминания, чтобы заменить их новыми надеждами.

Ей нравилось слушать стук собственных каблуков по новому паркету, она любила рассматривать свой дом снаружи и изнутри. А какой у нее чудесный чертежный стол, оборудованный прекрасной лампой! На стене в рамке висела копия ее первого чека, который она заработала за проект автофургона для некоей Лизы Джеймс.

Ох, как же давно это было! Теперь все ящики ее стола были забиты планами, контрактами и платежными ведомостями. Начав с нуля, сейчас она возглавляла команду из четырех человек. Последним по времени был заказ на перестройку церкви. Благодаря помощи Кэлума Толчифа вся ее бухгалтерия находилась в полном порядке.

Внезапно Лэйси поняла, что сжимает руки в кулаки, и почувствовала мозоли, которыми были покрыты ее ладони. Она сама справится со всеми своими проблемами, как уже неоднократно делала прежде. Она привыкла отвечать сама за себя и не нуждается ни в чьей заботе. Ей уже давно не десять лет и она не маленькая испуганная девочка, покинутая своей матерью и дрожащая от страха в пустом доме! А мать, кстати, уже три года находилась на ее содержании!

Растения, которые она принесла со свадьбы Элсбет, украсили стены гостиной. Это были дикорастущие цветы с горы Толчифов, травы из сада Элсбет, а также орхидеи от отца Алека.

Бирк целовал ее как настоящую женщину! Лэйси подбросила поленьев в камин, сложенный из необработанных камней занимавший центральное место в гостиной, потолок которой поддерживался огромными дубовыми балками. После того как Бирк жадно расцеловал ее на глазах всего города, он вполне заслужил прогулку нагишом по лесу – это охладит его пыл и пойдет ему на пользу. В его жилах текла кровь дикарей, умевших выживать в условиях дикой природы. Когда ему исполнился двадцать один год, он выиграл соревнование на выносливость, проводившееся в зимнем лесу.

Целую неделю она выслеживала его и наконец, смогла застать в самый подходящий для возмездия момент.

Вспомнив о том, с какой наглостью, задыхаясь от страсти и, тем не менее, сохраняя самоуверенный вид, он целовал ее на свадьбе Элсбет, Лэйси машинально вытерла губы тыльной стороной ладони. Казалось, она знала Бирка как облупленного, и все же он сумел ее удивить и вывести из себя этим поцелуем. Лэйси не хотелось даже думать о том, как сильно она сама этого желала. Ему вообще не следовало обнимать ее, не говоря уже о том, чтобы приподнимать чуть ли не за уши и целовать! Мало этого: поскольку он был одет в шотландскую юбку, его страсть буквально выпирала наружу!

Она не собиралась играть с Бирком, хотя и не без ревности наблюдала его заигрывания с другими женщинами. Тогда, на свадьбе, он получил сполна. И теперь – тоже! Дорис Мюллер уже давно положила на него глаз. Что ему стоит сесть на лошадь и домчаться до нее, тем более что она живет всего в трех милях от его знаменитой бани? Любовные утехи Бирка в этой бане давно стали легендой Амен-Флэтса. А милей дальше от Дорис обитает Фрэнни Симмонс, всегда готовая утолить его страсть. Лэйси жила одна и не намеревалась позволять, кому бы то ни было вторгаться в ее жизнь – достаточно с нее двух кошек и собаки.

Ее мать хочет вернуться в начале следующего месяца, однако даже в этом случае Лэйси не будет просить Бирка о помощи.

Она зажмурилась, постаравшись отогнать давние, терзающие душу воспоминания. О, этот пьяный и хриплый голос матери: «Убирайся в сортир и сиди там!» Открыв глаза, Лэйси огляделась – все вокруг было по-прежнему.

Плюхнувшись на табуретку, она расшнуровала ботинки и сбросила их на пол. Стянув через голову свитер и сняв джинсы, Лэйси направилась в кухонный угол, где надела теплое нижнее белье и толстые шерстяные носки.

Все ее маленькое домашнее «стадо» – две беспризорные кошки и собака – следовало за ней по пятам. Черный лабрадор-ротвейлер по кличке Гизмо тыкался носом в ее ноги, требуя, чтобы его скорее накормили. Но Лэйси наклонилась и погладила Синтию – рыжую кошку, которую в свое время нашла на пороге своего дома, и Денниса – черного безухого и бесхвостого кота.

– Вы моя семья, правда, же? – прошептала она и тихонько всхлипнула, снова поддавшись горьким воспоминаниям, – Здесь вы в безопасности и всегда будете сыты.

За мгновение до того, как входная дверь распахнулась, Гизмо принялся лаять. На пороге стоял Бирк – в ковбойских сапогах и каком-то странном розовом одеянии: длинном шелковом халате, расшитом цветами. Яростный порыв ветра, ворвавшийся в комнату вслед за ним, взметнул его длинные и блестящие черные волосы и принес с собой несколько опавших листьев. Суровый взгляд серо-стальных глаз был устремлен прямо на Лэйси, и она сразу почувствовала себя так, как, наверное, чувствует себя, жертва под взглядом хищника. Бирк с такой силой захлопнул за собой дверь, что задрожали оконные стекла, после чего направился к Лэйси, мгновенно вскочившей на ноги. При ходьбе он издавал странное шуршание – под его розовым халатом виднелись коричневые бумажные пакеты. Лэйси не знала, смеяться или плакать. Ощущение уюта и комфорта моментально разлетелось вдребезги, как стеклянная стена, в которую угодил камень.

– Настало время основательно тебя выпороть! – заявил Бирк, сверкая яростным взором, засучивая широкие рукава халата и развязывая кушак, которым был подпоясан. При ходьбе длинный халат развевался вокруг его тела, но он не обращал на это внимания. – В такой холод одного носка маловато, Лэйси.

Она вытерла ладонями щеки. Нет, она не позволит ему увидеть ее плачущей!

– Ты сам во всем виноват, Бирк! Нечего было целовать меня на глазах у всего города. Ты разбил мою жизнь… А теперь убирайся из моего дома!

Бирк наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза. Как же Лэйси ненавидела себя за то, что не смогла удержаться: одна слезинка медленно проползла по щеке и соскользнула вниз. Заметив это, Бирк перестал хмуриться, бережно взял ее за руку и притянул к себе.

– Ты плачешь, – пробормотал он, касаясь большим пальцем ее мокрой щеки.

Лэйси быстро взглянула на него – ей не нужна его жалость! Ей вообще никто не нужен, она вполне может сама о себе позаботиться!

– Уходи! Ты даже не представляешь, что Гизмо может сделать с твоим халатом. А он сильный пес, ты знаешь. – Она многозначительно посмотрела на собаку, однако ротвейлер был так увлечен содержимым своей миски, что даже не поднял головы.

– Я вынужден был позаимствовать этот халат у Мэмми Уотерс, стянув с веревки для белья, – зловеще заявил Бирк.

– Лучше обратился бы к Фрэнни или Дорис, тем более что они живут неподалеку, от твоей знаменитой бани. Да они обе просто с ума сойдут, когда узнают, что ты бродил голым по окрестностям. И вообще, почему ты не пошел к Дункану, ведь ранчо находится ближе, чем Амен-Флэтс! Ты не имел права целовать меня так… да еще на глазах у всего города! – сумбурно выпалила Лэйси, закипая гневом, который испепелял ее душу, не затрагивая при этом самых болезненных воспоминаний.

– В чем дело, Лэйси? – спокойно поинтересовался Бирк.

Она толкнула его в широкую, мускулистую грудь – от этого зашуршали бумажные пакеты – и гневно сверкнула глазами. Ей не нравилось, что он стоит так близко от нее, да еще рассматривает ее таким бесцеремонным взглядом.

– Ты уже давно не целовал моих исцарапанных колен, Бирк.

– Почему ты злишься на меня? – поинтересовался он, легко отбрасывая прядь волос с ее лба и поглаживая затылок, как делал это в детстве.

Но Лэйси уже вышла из детского возраста, и подобные прикосновения ей совсем не нравились!

– Вон! – потребовала она, гордо вскидывая подбородок и отстраняясь.

Бирк скрестил руки на груди и несколько мгновений изучал напряженное выражение ее лица.

– Ты страдаешь, Лэйси. Не хочешь рассказать мне, почему?

И вновь ее покоробил слишком бесцеремонный тон.

– Те времена давно прошли, Бирк. Кроме того, ты все равно ничего не сможешь сделать.

– Не смогу? – удивился он, хмуря черные брови. – Но почему? Дай мне хотя бы возможность попробовать.

Детские воспоминания подсказывали ей согласиться. Как было бы хорошо вновь оказаться в его объятиях и предоставить ему возможность утешить ее так, как он один только и умел делать! Но нет, теперь она была самостоятельная женщина и не хотела, чтобы он подходил к ней слишком близко. Женское начало вынуждало смотреть на Бирка не как на надежного защитника, а как на длинного, нелепо одетого и дурно воспитанного ковбоя. Возможно, именно это и побудило ее однажды сказать Челси Лэнг, что она с ним спала…

Лэйси машинально погладила свои бедра, а затем обхватила себя руками и неуверенно переступила с ноги на ногу. Нет, она больше не ребенок, а Бирк – не ее воспитатель или опекун. Он сам все испортил тем дурацким поцелуем! Да, скоро приезжает ее мать и ей нужно быть к этому готовой, но после случая на свадьбе она лишилась того чувства уверенности и комфорта, которое прежде испытывала в присутствии Бирка. В своем дурацком наряде – и как он только посмел явиться к ней в таком виде! – он совсем не производил впечатления надежного защитника.

Какой же она была дурой, что тогда, на свадьбе, сама вдруг прильнула к нему, повинуясь какому-то безотчетному порыву! В его присутствии ей надо постоянно помнить о том, что она уже взрослая женщина, а не маленькая девочка, которая нуждается в защите и утешении.

– Уходи отсюда! – потребовала она, скрываясь за занавеской, отгораживавшей ванную от остального помещения.

– Ты не спрячешься от меня в этом импровизированном сортире, – грубо заявил он, кладя руки на занавеску. – И не умчишься на своем «Харлей-Дэвидсоне» в одном белье и носках.

– Да кто ты такой, чтобы мне выговаривать? – возмутилась она, подныривая под его руки. Поймав его изучающий взгляд, остановившийся на ее упругих сосках, четко вырисовывавшихся под шерстяной тканью сорочки, она невольно напряглась, ожидая, что последует дальше.

– Да, ты можешь позволить себе обходиться без бюстгальтера, – ухмыльнулся он.

– Я не желаю слушать советы от человека, одетого в один носок! – мгновенно парировала она. Подхватив большой пакет с собачьим кормом, Лэйси взбежала по ступенькам недостроенной лестницы, но тут рука Бирка схватила ее за лодыжку. Она дернула ногой, но он не отпустил.

– Все в порядке, детка, ты сама на это напросилась.

Тогда она повернулась и прыгнула на него. Лэйси надеялась, что Бирк растеряется, отпустит ее и тогда она успеет выскочить за дверь. Но он лишь слегка пошатнулся и, крепко держа ее на весу, спросил:

– Ну, теперь ты, наконец, объяснишь, что все это значит?

Она начала брыкаться, и тогда он перенес ее на кушетку. Усевшись, Бирк зажал ее ноги своими коленями, придерживая за талию.

– Помнишь, я так же держал тебя, когда ты разозлилась, увидев меня целующимся с Энжи в конюшне? Правда, тогда тебе было только одиннадцать, но ты не слишком по взрослела за это время. Я ведь могу просидеть так всю ночь.

– Да уж, конечно, ты больше и сильнее. И я прекрасно помню, как ты возился в соломе с Энжи. Это просто чудо, что ты не спалил конюшню своими огненными поцелуями. – Лэйси гневно взглянула на Бирка и залилась слезами. – Неужели ты не можешь найти себе кого-нибудь еще, кроме меня?

Ей не нравились его нарочитое спокойствие и холодный взгляд. Когда у Толчифов такие глаза, их уже ничто не может остановить. У Паулины Толчиф был именно такой взгляд, когда она завела ее мать в комнату и отругала так, что даже спустя несколько часов после этого разговора у Ио Маккэндлис все еще тряслись руки.

Впрочем, ему скоро все это надоест, и он ее отпустит. Кто же в Амен-Флэтсе не знает, что Бирк предпочитает высоких блондинок с пышными формами!

– Ну вот, замолчала – и прекрасно. Тебе всегда нравилось дуться.

– Ничего подобного, – мгновенно откликнулась она и тут же плотно сжала губы: он не стоит того, чтобы с ним разговаривать. С какой это стати он вообразил, что все о ней знает?

– Нет, нравилось.

Почувствовав насмешку, Лэйси повернулась к нему. В конце концов, она руководит командой из четырех человек, так неужели не сможет справиться с каким-то Бирком?

– Тебе не следовало лезть ко мне целоваться на свадьбе Элсбет! – отважно заявила она.

– Только о свадьбах не надо, о'кей? Элсбет моя первая сестра, которая вышла замуж. А все эти легенды о приданом Фергюсов воплотились в жизнь: Дункан – и колыбель, Кэлум – и кольцо с гранатом, наконец, Элсбет – и шаль Уны… Я был в расстроенных чувствах, а ты воспользовалась этим.

– Не пори чепухи! – фыркнула Лэйси. – Ты же известный на весь город ловелас! Или я последний бастион, который сумел устоять перед великим покорителем женских сердец? Да и вообще, что произошло? Челси Лэнг тебя бросила?

– Она тут ни при чем.

– Она тебя бросила! Менее чем за шесть лет великого соблазнителя бросает уже вторая невеста. А вот интересно – почему? – Лэйси не хотелось признаваться в ревности, которую она испытывала, когда видела, как Бирк флиртует с другими женщинами. Он влюблялся и развлекался, а она даже не могла залепить ему пощечину, когда он вешал лапшу на уши своей очередной пассии. – Кстати, твоя одежда находится в седельной сумке твоей лошади, которая направилась в конюшню Дункана, на ранчо. Я написала ему записку с просьбой ни о чем не беспокоиться. В отличие от тебя Дункан и Кэлум – прекрасные ребята. – Лэйси позволила себе ухмыльнуться. Это все, что она могла сделать, пока Бирк зажимал ее ноги.

Но зачем он поглаживает большими пальцами ее талию? И почему у нее учащается пульс от этих прикосновений? Когда-то, когда они еще были детьми, Бирк нашел и вытащил ее из-под дома Толчифов, где она пряталась, размышляя о своей матери. С тех пор он изменился – и остался тем же самым. От его черных лоснящихся волос пахнет шалфеем, на лбу и возле глаз пролегли морщинки, и это были единственные белые полоски на его загорелой коже. Мышцы лица были твердыми и сильными, особенно – безжалостные челюсти хищника. Да, он очень похож на своего отца, Мэтью Толчифа, – самого доброго человека, которого Лэйси когда-либо встречала в своей жизни.

Испытывая напряжение и беспокойство, Лэйси следила за тем, как Бирк изучает ее дом – медленно, по-хозяйски, – а ведь она не собиралась его ни с кем делить! Потомок индейцев-охотников, Бирк был самым молодым из братьев и поэтому представлял для нее наибольшую опасность.

Да, опасность, поскольку теперь она прекрасно сознавала, что не может оставаться равнодушной к его мужскому обаянию, что он способен всколыхнуть ее эмоции…

А Бирк заметил кукольный домик, который они когда-то смастерили; в те времена Лэйси мечтала о том, что когда-нибудь они будут жить вместе. Этот домик был обклеен обоями с кухни Толчифов, и в нем находился коврик, сотканный на первом ткацком станке Элсбет… Бирк оторвал взгляд от домика и удивленно посмотрел на Лэйси. – Ты его сохранила? Однако Лэйси вовсе не хотелось, чтобы к ней лезли в душу, особенно теперь, когда может явиться ее мать и вмиг разрушить тот комфортный и уютный мирок, который она для себя создала. А Бирк продолжал осматривать спартанскую обстановку ее дома – старая железная кровать, аккуратный платяной шкаф, миски для кошек, – задержав взгляд на фотографии семейства Толчиф, висевшей на стене в рамке. Эту фотографию подарила Лэйси его мать Паулина. Заметил он и шотландскую юбку, в которой Лэйси была на свадьбе.

– Как видишь, у меня нет стен, – нетерпеливо пошевелилась Лэйси, и в это время Деннис – отважный уличный боец – прыгнул к ней на колени и замурлыкал. Уставившись своими желтыми глазами на Бирка, кот прижался к животу Лэйси и замер. Тем временем Гизмо, весивший свыше тридцати килограммов, запрыгнул на кушетку позади Бирка и с интересом принялся изучать ситуацию. Затем пес взял в зубы плед, которым была застелена кушетка, и тихо зарычал. Лэйси закрыла глаза: ну вот, сейчас Бирк узнает и этот плед!



– Да ведь это тот самый плед, который моя мать соткала для тебя, не так ли? – поинтересовался он, осторожно вытягивая его из пасти ротвейлера. – Когда у тебя было плохое настроение, ты носила его на плечах даже в жару… В чем дело, Лэйси?

Он выпустил ее запястья, и она тут же закрыла лицо, пытаясь удержать рвавшиеся наружу рыдания. Но Бирк заставил ее отнять руки от лица и обнять его за шею. Затем, чуть привстав, он вытянул из-под них плед и накрыл ее плечи.

– Держи и перестань плакать.

От его мягкого, заботливого голоса она заплакала еще сильнее. С тех пор как ей исполнилось семнадцать, она еще ни разу не плакала так горько и безутешно. Лэйси колотила кулаками по широким плечам Бирка и рыдала, во весь голос, а он укачивал ее и всячески пытался успокоить.

– Она возвращается! – Только выкрикнув эту фразу, Лэйси обнаружила, что прижимается лицом к груди Бирка.

Подняв ее лицо за подбородок, он вытер ей слезы краешком одеяла.

– Кто возвращается, Лэйси?

– Мать. – От одного этого слова она начала дрожать как в ознобе. И вовсе не потому, что боялась каких-то действий со стороны Ио Маккэндлис, просто старые воспоминания были слишком болезненны.

– Но ведь ты говорила, что она умерла! Кажется, речь шла о какой-то аварии… Неужели все опять начнется по новой?

– Тебе обязательно надо все знать? Ну как же, ты любишь во все вмешиваться, все вынюхивать! И ведь находятся же дурехи и простофили, которые считают тебя очаровательным человеком! Эх, если бы они знали тебя так же хорошо, как знаю я… Ты ни за что не остановишься, пока окончательно не удовлетворишь свое неуемное любопытство!

– Да, теперь я и сам вижу, что все начнется по новой. Так вот почему у тебя круги под глазами и почему ты меня…

– Я ударила тебя потому, что ты поцеловал меня как женщину, которой домогаешься. А сама мысль об этом мне отвратительна.

Бирк не выглядел слишком смущенным.

– Твоя мать возвращается, – снова заговорил он, – вскоре все увидят ее живой и невредимой и вспомнят прошлое. Она уехала, когда тебе было двадцать, и якобы погибла во время аварии автобуса, который слетел с дороги.

– Не совсем так, – пробормотала Лэйси, вытирая глаза. – Она уехала, когда мне было шестнадцать. Впрочем, она и до этого могла неделями пропадать неизвестно где. Я бы не хотела, чтобы кто-нибудь узнал о том, что… – Хмурый взгляд Бирка испугал ее, и она замолчала.

– Так, значит, ты осталась в родительском доме одна, подделала все нужные подписи и стала сиротой. Но почему ты с нами не посоветовалась?

– Да потому, что тогда вам всем было не до меня – вы трудились в поте лица, чтобы заработать себе на хлеб. Неужели ты сам забыл о том, как вместе с Кэлумом и Дунканом участвовал в каждом родео, где предлагали хоть какой-нибудь денежный приз? Вы учились, занимались ранчо и хватались за любую возможность заработать. Элсбет губила здоровье за своим ткацким станком, а у Фионы не хватало времени даже на то, чтобы заботиться о своей внешности. Зачем бы я стала добавлять вам проблем? В конце концов, не все у меня было так плохо. Да, я жила без матери, зато у меня была крыша над головой. А поскольку вы втроем рубили для меня дрова, зимой мне всегда было тепло. Кроме того, благодаря школьным завтракам и утренней работе у Мэдди я не голодала. Кое-что я прихватывала домой, и, мне кажется, он это видел. Однажды его приятели решили застать меня одну…

– Что ты имеешь в виду? – побледнел Бирк. – Они к тебе приставали?

Лэйси плотно сжала губы и замолчала. Она больше не собиралась ничего ему рассказывать. А Бирк снова оглядел ее одежду, висевшую возле постели, старую, обшарпанную мебель и валявшуюся на полу электропилу, с помощью которой Лэйси пыталась делать ремонт.

– Странно, почему ты не настояла на новом контракте – я имею в виду школьную пристройку? За последние три года ты занималась лишь мелкими и малооплачиваемыми контрактами, хотя тебе следовало брать крупные…

– Конечно, кому же не нужны деньги? – зевнула Лэйси, утомленная этим долгим разговором. Она по-прежнему сидела на коленях у Бирка, лаская Денниса.

– Тебе нужна новая пила, зимняя шуба и рабочий комбинезон. – Бирк встал и легко поднял ее на руки. При этом Лэйси продолжала одной рукой обнимать его за плечи. Ей по-прежнему хотелось прогнать Бирка, хотя она сознавала: при ее нынешнем состоянии он действует на нее успокаивающе. Да и вообще, сейчас она слишком устала, чтобы спорить или о чем-то беспокоиться – даже о приезде своей матери. Она позволила Бирку уложить ее на кровать и накрыть одеялом, после чего сразу же погрузилась в глубокий сон, которого была лишена последние недели.

Дождавшись, когда она уснет, Бирк просмотрел ее банковские счета и чеки, после чего убрал их обратно в ящик стола. Да, он недаром гордился своим умением приводить факты в систему и делать из них надлежащие выводы. А главное – он всегда умел добиваться того, чего хотел. Рабочие перчатки Лэйси лежали возле ее шляпы, причем и то и другое показалось ему таким маленьким и беззащитным… Три года она посылала деньги своей матери, и эти суммы постоянно росли.

Бирк подложил дров в огонь, посмотрел на Лэйси, которая свернулась клубочком на своей металлической койке, и задумчиво погладил себя по щекам, успевшим зарасти щетиной. Сегодня Лэйси попыталась поставить его в дурацкое положение, украв всю его одежду и лошадь. Он изрядно замерз, пока добрался до ее дома, однако теперь всю злость на нее как рукой сняло.

Бирк поднялся, перешагнул через кота, потрепал по шее Гизмо, который спал на старом коврике, и выключил элегантный светильник, оставшийся еще со времен борделя, – правда, Лэйси переделала его из керосинового в электрический. Теперь комната освещалась только неярким светом камина. Рассматривая электропроводку, Бирк понял, что Лэйси все делала сама. И при этом, наверное, задергивала шторы, чтобы оградить себя от посторонних глаз.

Накрытая до подбородка одеялом, она показалась ему беспомощной девочкой. Он взял с полки одеяло для себя, снял свой дурацкий халат и повесил его на крючок. Затем лег рядом с Лэйси, закутался в одеяло и подложил руки под голову.

Оглянувшись на девушку, Бирк насторожился – ему показалось, что на ее щеке блестит слеза. Медленно и осторожно он повернулся на бок, а затем, как только почувствовал, что она начала дрожать, обнял ее обеими руками. Уткнувшись лицом в ее ароматные волосы, он начал вспоминать о том, как держал ее на коленях и укачивал. Он еще не знает, как и от чего, но обязательно защитит Лэйси!

Гизмо вскочил на постель, сел и зевнул. За ротвейлером последовали кошки, тоже пытавшиеся найти себе уютное местечко. Бирк почувствовал, как пес приткнулся к его спине, еще плотнее прижав его к Лэйси. Она вздохнула, обняла ближайшую кошку и прижалась своими горячими ягодицами к обнаженным бедрам Бирка. Он тяжело вздохнул, Гизмо заворчал, кошки замурлыкали – короче, всем стало хорошо и уютно.

Глава вторая

– Как это все понимать? Ты находишься в доме Лэйси, и у тебя нет никакой одежды? Да твоя одежда приехала на ранчо в седельной сумке твоей лошади вместе с запиской от Лэйси! – яростно кричал Дункан в семь часов утра, разговаривая по телефону с Бирком. – А знаешь ли ты, что она никогда не позволяет оставаться у себя ни одному мужчине?

– Прекрати орать, – сухо заметил Бирк, пытаясь оторвать от себя Гизмо, который вздумал поиграть и вцепился зубами в края его халата. Он расхаживал по дому, держа край халата в одной руке, а телефонную трубку в другой. Обе кошки дружно терлись о его голые пятки. Когда Бирк присел на постель, ротвейлер зарычал и оскалился. – И пришли мне сюда какую-нибудь одежду.

– Одолжи у Лэйси.

– Издеваешься? У нее размер вдвое меньше моего.

– Неужели ты спал с нашей сладкой маленькой Лэйси? – прорычал Дункан.

Спал! Да за всю ночь ему удалось сомкнуть глаза всего лишь на один час, и то это случилось лишь после того, как Лэйси ушла. Вспомнив об этом, он машинально оглянулся на смятую постель. Всю ночь она беспокойно ворочалась, бормотала, что «известковый раствор застывает слишком быстро», пыталась оплатить какую-то накладную и беспокоилась о том, где устроить свою мать. Бирк не единожды обнаруживал одну из ее ног между своими бедрами. Мало того, не раз и не два она касалась его своей грудью и даже пробегала пальчиками по его груди, лаская его, словно одного из своих домашних любимцев. При этом Гизмо явно ревновал – рычал и скалил зубы на Бирка.

– Лэйси? Бирк спал с Лэйси? – послышался в трубке голос Сибиллы.

– Тебе придется с нами объясниться, – заявил Дункан и, отстранив трубку, обратился к среднему брату: – Эй, Кэлум, Бирк спал с Лэйси.

– Ну-ка дайте мне его, – немедленно потребовал Кэлум.

– Ну, уж нет, сначала я, – заявила Элсбет столь грозным тоном, что у Бирка зашевелились волосы на макушке.

– Какого черта вы там все собрались? – проворчал он, как только она взяла трубку.

– Алек и я занимаемся овцами. Мне нужно побольше шерсти для пряжи. Кэлум и Талия приехали с Кирой – это такой же ангел, как и Лэйси, – чтобы выпить кофе. Да что там о нас говорить! Как ты посмел переспать с ней? Ведь она нам всем больше чем сестра…

На заднем плане Кэлум и Дункан продолжали отпускать грозные комментарии, издалека похожие на рычание волкодавов.

– Постельный Ромео, – разобрал Бирк слова Дункана.

– Тихо! – потребовала Сибилла. – Ты забыл, что Эмилия еще не ушла в школу?

– Так что там дядя Бирк сделал с Лэйси? – немедленно поинтересовалась шестнадцатилетняя племянница.

– Вот пусть сам и объясняет, – буркнула Элсбет, обращаясь к Бирку, который молча слушал по телефону весь этот семейный гвалт. Приказной тон сестры мгновенно перенес его на двадцать лет назад, когда ему было всего пятнадцать и он только начинал принюхиваться к аппетитным ароматам девчонок.

– Она застала меня, когда я был в бане, и забрала всю мою одежду, – начал оправдываться Бирк, – оставила лишь один носок… – Он сделал паузу, дожидаясь, пока Элсбет перескажет его слова окружающим. Черт! А ведь из-за проделок Лэйси он станет всеобщим посмешищем. Пока в трубке раздавались взрывы хохота, Бирк мрачно глянул на кукольный домик, валявшийся неподалеку. Заметив трещину в потолке, он подтянул домик поближе. При этом движении Гизмо встал обеими лапами на его халат, всем своим видом показывая, что намерен оборонять захваченную территорию.

Судя по всему, домик был разрушен, а затем восстановлен. Лэйси треснула по нему кулаком, когда ей было семнадцать, припомнил Бирк. В тот момент матери не было поблизости, так что ей не с кем было сцепиться.

Зря он сказал, что ей надо подрасти… Еще он говорил, что не может нянчиться с ней всю жизнь и что ей следует встречаться с парнями-одногодками… все равно между ними ничего не может быть. Лэйси страшно побледнела, а затем ударила по домику кулаком. Конечно, Бирк должен был вести себя деликатнее. Вместо этого он подозвал проходившую мимо их дома Лоретту Миллер, чтобы та подтвердила Лэйси его слова. Вполне возможно, что он сам заслужил свою участь…

– Развратник! – послышался в трубке голос Алека. – Бирк вполне заслужил подобное обращение. Не надо посылать ему никакой одежды – пусть закутается в простыню. Я пришлю к нему фотографа и репортера из «Сентинел», а затем, как владелец газеты, позабочусь о том, чтобы эта история попала на первую страницу. «Толчиф в тоге» – великолепный заголовок, не так ли?

– Он не получит Лэйси! – дружно уверяли Кэлум и Дункан самыми серьезными голосами.

– Я больше не стану присылать тебе домашнюю выпечку, дорогой братец, – заговорила Элсбет. – И стричь тебя тоже не буду! Ты напрасно играешь с Лэйси во все эти игры… Не смей причинять ей вред!

Я причинил ей вред много лет назад, когда принял решение защищать, ее, уныло подумал Бирк, со вздохом откладывая кукольный домик в сторону.

Спустя сорок пять минут Бирк едва успел увернуться от известкового раствора, который, пролетев мимо него, плюхнулся в грязь. Это Лэйси сердито окликала его с церковной колокольни. Сильный осенний ветер взметнул ее волосы, перевязанные лентой, и окружил ими лицо так, что она стала похожа на ведьму. Задрав голову, Бирк подумал о том, как прекрасно было бы оказаться сейчас рядом с ней, пригладить обеими руками непослушные пряди ее волос и стереть хмурое выражение с красивого лица нежным поцелуем. От этой мысли ему стало жарко.

Впрочем, сейчас, когда между ними пробежала черная кошка, не время для поцелуев; чтобы вновь наладить отношения, ему надо вести себя нежно и деликатно, как он умеет это делать с другими женщинами. Еще один «плевок» известки полетел вниз, и Бирк проворно отступил в сторону, не сводя глаз с Лэйси. Он послал ей воздушный поцелуй, с удовольствием отметив, что на ее щеках вспыхнул гневный румянец.

От этого она стала еще соблазнительней, и теперь Бирк искренне наслаждался ее видом. Да, он совершил ошибку, слишком долго общаясь с покорными и скучными особами женского пола. А ведь один только вид разгневанной Лэйси возбуждал его до крайности! Бирк прищурился и улыбнулся.

Джейсон Мэлоун прокатил мимо него тачку с кирпичами.

– Рад тебя видеть, – заявил он. – Теперь нам станет полегче. Когда ты рядом, она начинает беситься и забывает о нас.

Джейсон был лучшим каменщиком штата, и он искренне симпатизировал Лэйси. Однажды она угостила его мороженым и попросила о помощи, и это при том, что такую помощь ей уже предлагал Бирк. Благодаря выгодным условиям Джейсон охотно согласился поработать на нее.

Очередная порция известки плюхнулась в грязь, забрызгав сапоги Бирка.

– Убирайся отсюда, Толчиф! – закричала Лэйси. – Неужели тебе больше нечего делать, как только ошиваться поблизости?

Бирк поневоле вспомнил о своих планах – школе Амен-Флэтса была нужна новая пристройка. Эта мысли повлекла за собой другие – о строительных материалах, забастовке водителей грузовиков и плохой погоде. Он вновь посмотрел на Лэйси, которая осторожно пробиралась по строительным лесам, разговаривая с другим каменщиком. У него перехватило дыхание, когда он увидел, как Лэйси, держась за веревку, вставила одну ногу в петлю и, болтая в воздухе другой ногой, попыталась раскачаться и вскочить в оконный проем. Когда ей это удалось, Бирк облегченно вздохнул.

Он уже взялся за ручку церковной двери, собираясь войти внутрь, как вдруг увидел, что по улице едет пикап Дункана, в кузове которого стоит черный спортивный мотоцикл Кэлума. Через минуту пикап остановился, и оба брата с самым суровым видом направились к Бирку.

– Элсбет хочет тебя видеть, – заявил Дункан. Когда-то в детстве, когда они яростно размахивали деревянными мечами, играя в «рыцарей и прекрасных дам», Дункан заслужил прозвище «защитник». Иногда Элсбет и Фионе надоедало изображать «прекрасных дам», и они тоже начинали играть в рыцарей, бросая клич «собраться всем вместе». Эта игра сослужила им хорошую службу, когда они подросли и стали зарабатывать себе на жизнь.

Из пикапа выскочила Фиона, немедленно отпустившая язвительное замечание на тему, какую прекрасную ночь он сегодня провел. Тем временем Лэйси вновь появилась наверху, держа в руке мастерок с очередной порцией известкового раствора.

Бирк привычно уклонился от нового «плевка» и вновь послал Лэйси воздушный поцелуй.

– Увидимся вечером, любовь моя! – закричал он. – Приготовь нам что-нибудь на ужин, о'кей? А я помогу тебе вымыть посуду.

– Я сварю для тебя жабу! – пообещала Лэйси, борясь с порывом ветра и убирая волосы с лица.

Наблюдая за румянцем на ее щеках и гневно блестевшими глазами, Бирк почувствовал определенное удовлетворение. Он давно знал, что если Лэйси легко выходит из себя, значит, в ее жизни творится что-то неладное. В данный момент она опасалась возвращения своей матери.

Впрочем, и у него с Ио Маккэндлис были связаны неприятные воспоминания: когда-то она предложила ему себя, чтобы «научить искусству любви». Тогда он отверг ее бесстыдное предложение…

Натянув рабочие перчатки, Бирк направился к своим братьям. Он был самым молодым, на дюйм ниже их ростом, поэтому всегда старался вести себя с ними максимально независимо.

– Сегодня вечером я снова собираюсь идти к Лэйси, так что, если вы приехали выяснить этот вопрос, считайте, что уже все узнали.

Он ожидал немедленного удара в челюсть, однако братья лишь молча переглянулись. Первым заговорил Кэлум:

– Я надеюсь, ты соображаешь, что делаешь?

– Разумеется, – кивнул Бирк. Еще бы ему не соображать! Он собирался защитить Лэйси от ее прошлого.

– Ей что-нибудь угрожает, не так ли? – поинтересовался Дункан и, дождавшись утвердительного кивка Бирка, продолжил: – В таком случае ты не думаешь о том, что с ее стороны мог иметь место определенный расчет?

Впрочем, то, что произошло между тобой и Лэйси, вполне естественно. Она обожает тебя с семнадцати лет.

Бирк вздохнул и полез в новенький пикап Дункана. Стоило ему усесться, как откуда ни возьмись появилась Мэмми Уотерс.

– Лэйси сказала, что ты украл мой лучший шелковый халат, извращенец! Но тебе придется найти незамужнюю женщину, потому что я буду верна своему мужу! Ты всего лишь красивый парень, в то время как мой Элмо – настоящий мужчина.

Бирк протянул Мэмми ее халат, и она крепко прижала его к груди.

В восемь вечера Лэйси тщательно проверила церковь – все ли инструменты убраны и окна загорожены, – после чего заперла за собой двери и направилась в гараж. Выведя оттуда свой мотоцикл, она прислонила его к стене и пошла, закрывать дверь. Она чувствовала себя безумно уставшей. Последние соки высосал дневной визит в банк, где ей пришлось договариваться об отсрочке и так уже просроченных платежей. Осмотр строительного оборудования, оставленного в церкви, тоже наводил на грустные мысли: оно было старым и изношенным. Бирк прав: все ее оборудование нуждается в замене. Кажется, ей надо попросить Кэлума продать ее акции, поскольку возникла острая необходимость в наличных деньгах. Впрочем, выполнять контракт на ремонт церкви ей все равно придется с помощью старой электропилы и бетономешалки.

Наклонив голову, Лэйси мчалась на мотоцикле сквозь ветер и тьму, а опавшие листья летели ей навстречу. Сейчас ей хотелось поскорее добраться до дома, принять душ, сделать себе бутерброд с ореховым маслом и выпить горячего кофе. Затем она еще немного поработает: ей нужно подогнать под определенный размер трубу для ванной комнаты наверху и законопатить пару окон – приближается зима.

Окончательно вымотавшись, она сразу заснет и не станет думать о вчерашних объятиях Бирка или скором возвращении матери, до которого осталось всего две недели.

Стоило ей подъехать к дому, как Гизмо, радостно поскуливая и виляя хвостом, бросился навстречу.

– Привет-привет, – весело поздоровалась Лэйси. – Ты опять выбрался из своего загончика? Придется сделать стенки повыше…

Первым делом необходимо сменить постельное белье, чтобы избавиться от запаха Бирка, который был ей слишком хорошо знаком. Он дорого заплатит за то, что выудил ее секрет, да еще повел себя так, словно вновь вздумал о ней заботиться! Она никому не позволит вмешиваться в ее жизнь!

И тут порыв ветра снова донес до нее запах Бирка. Лэйси с досадой помотала головой: вот до чего доводят бессонница и нервное напряжение… Она фыркнула и направилась к дому. После истории с халатом Мэмми, благодаря которой он стал посмешищем всего городка, Бирк больше не посмеет вернуться сюда. Лэйси улыбнулась и, думая о том, как она отомстит Бирку, взбежала по ступеням.

Старое кресло-качалка вдруг покатилось по веранде и, остановившись напротив входной двери, преградило ей путь.

– Итак, когда ты возвращаешься домой? – заявил Бирк, появляясь из темноты. Он был одет в поношенные черные джинсы, черный свитер и темно-синюю джинсовую куртку. Осенний ветер разметал его длинные волосы. Руки он держал в задних карманах джинсов.

– Я вижу, ты на время отказался от своей привычки носить женскую одежду, – холодно заметила Лэйси, стараясь скрыть удивление. – Почему бы тебе теперь не заняться делом?

С какой стати она рассказала ему о приезде матери? Лэйси яростно сжала кулаки. И так он всегда знал о ней слишком много. Как же он умеет выводить ее из себя и провоцировать на откровенность! Но нет, больше у него этот номер не пройдет! Сейчас, когда она едва сводит концы с концами, ей совсем не хочется с ним откровенничать…

– Один день не в счет, – пробормотал он. – Иди сюда. – И прежде чем она успела опомниться, привлек ее к груди и страстно поцеловал.

С большим трудом Бирку удалось оторвать свои губы от мягких и нежных губ Лэйси. Ему не следовало ее целовать, прижимать к себе, жадно ощупывать ее бедра и вообще вести себя так, словно он жить без нее не может. Отступив на шаг и опустив трясущиеся руки, он взглянул на Лэйси, чьи губы все еще были полуоткрыты. Вид этих губ сразу вызвал желание прильнуть к ним снова, и сдержало его только одно – сейчас ему нужны были ответы на некоторые вопросы.

– Вот так вот, – пробормотал он, наблюдая за тем, как она пытается прийти в себя. Он уже давно следил за ней с крыльца, видел, как она разговаривает с собакой, а затем устало поднимается по ступеням. У него и в мыслях не было целовать ее, но…

– Убирайся прочь! – словно очнувшись, яростно закричала Лэйси, толкнула Бирка в грудь и, стремительно рванув на себя дверь, прошмыгнула в дом. Не обращая внимания на ластившихся кошек, она включила свет и обернулась на вошедшего следом Бирка. Но тут из кухни донесся такой аппетитный запах, что она невольно повела носом. Посреди старого дубового стола стояла ваза со свежими фруктами, а на плите дымилась кастрюля с супом. За то время, что ее не было, Бирк аккуратно заправил кровать, разжег камин и собрал стиральную машину.

Снова обернувшись в его сторону, Лэйси широко расставила ноги и уперлась кулаками в бока.

– Мне не нужна прислуга, Толчиф!

– Когда тебе было семнадцать, а мне – двадцать три, я был умнее тебя. – Бросив эту наживку, он подождал, пока она не заглотнет ее полностью.

– Это не имеет никакого отношения к делу, – парировала Лэйси. – И вообще, не тебе меня воспитывать!

Бирк подавил в себе яростное желание немедленно броситься на Лэйси и снова прижаться губами к ее упоительному рту. Для начала ему необходимо выработать иммунитет против ее язвительных насмешек, это поможет в будущем, если их отношения станут развиваться в том же духе.

– Какого дьявола ты сказала Челси Лэнг, что мы с тобой спали?

– Потому что это действительно так.

– Ну да, конечно. Тебе было десять, когда убили моих родителей. Ты явилась к нам на ранчо и позволила мне ухаживать за тобой. Я прекрасно помню, как это было: кроме нас, в постели находилась Фиона, а Кэлум лежал на полу. В те времена мы опасались, что ночью может опять что-то случиться, поэтому Элсбет и Дункан регулярно заходили в комнату, чтобы проверить, все ли в порядке. Всю ночь ты толкала меня локтями и коленками, так что на следующий день я проснулся лишь ко второму уроку. Я уверен, что ты не стала объяснять Челси, как именно мы с тобой спали. И именно за это ты обозвала меня «ходячим спермо-банком»?

Когда Челси, пересказывая ему, разговор с Лэйси, дошла до этого места, Бирку пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы сохранить спокойствие. Однако сейчас его голос поневоле дрогнул. Лэйси слишком устала, чтобы наслаждаться своей победой, поэтому лишь вяло пожала плечами:

– Это была минута вдохновения. Ты единственный из Толчифов, кто еще не женат. Я рассказала Челси о великолепных генетических данных клана Толчифов и объяснила, что, раз я не могу заполучить Дункана или Кэлума, мне пришлось лечь с тобой, не дожидаясь, когда ты окончательно состаришься. Кроме того, я сказала, что ты, вероятно, уже наплодил множество детей, поэтому может получиться скверно, если ее будущие дети вступят в брак с моими. – Лэйси бросила шляпу на стол донышком вверх, затем стянула перчатки и положила их внутрь шляпы. – Ты бы видел, как она побледнела, бедняжка. И вообще, ты напоминаешь человека, который, выиграв всего лишь автомобильные гонки, возомнил себя покорителем мира! Не стоило тебе целовать меня на свадьбе – сам теперь видишь, к чему это привело. Я уже устала делать зарубки на твоем глупом носу. Да, я расстроила твою помолвку с этой длинной жердью – теперь ты доволен?

Слушая Лэйси, Бирк пытался сохранять спокойствие и разобраться в собственных чувствах. Он по-прежнему хотел защищать и оберегать ее, как делал это всю свою сознательную жизнь; и такое желание было вполне понятно. Но вот почему он хотел это делать: по привычке или потому, что желал ее как женщину? Когда же она, наконец, повзрослеет?

– На моем глупом носу не так уж много зарубок, но сейчас я думаю о будущем, – заговорил он. Черт, как бы объяснить ей, что он… что ни одна из женщин ему не подходила, и он понял это лишь прошлой ночью, когда спал рядом с ней на ее кровати? Почему он так, страстно желает видеть ее, целовать ее губы, держать ее в объятиях?

Приблизившись к Лэйси, Бирк развязал повязку, стягивавшую ее длинные волосы, и распустил их по плечам.

– Ты похожа на призрак. Вспомни, когда ты последний раз ела нормально?

– Я постоянно бываю у других Толчифов, и все они дают мне один и тот же совет: держаться от тебя подальше. Не смей меня больше целовать – ты отвратителен! Ты уже и так перецеловал всех женщин в городе и его окрестностях! – Лэйси гордо выпрямилась и сейчас ей хотелось казаться как можно выше и сильнее. Кстати, сам Бирк учил ее этому: чтобы давать достойный отпор школьным хулиганам, надо быть уверенной в своих силах. – И не смей больше никогда являться в мой дом – ты мне не нужен!

Бирк засунул большие пальцы за ремень брюк и недоверчиво покачал головой. Он пристально изучал ее упрямые скулы, уголки губ, сверкающие голубые глаза и всю ее гибкую, стройную, напряженную фигуру. Да, она настоящая женщина – гордая и горячая, внутренний огонь словно бы опаляет ее щеки, покрывая их нежным румянцем. А ведь она явно похудела! – вдруг спохватился он. Не дай Бог, еще заболеет.

Он вспомнил, как в детстве катал ее на спине. А как она прижималась к нему вплотную, помогая строить кукольный домик!.. Ему были известны все перипетии ее жизни, она сама была частью его жизни и значила для него больше, чем сестра или ребенок, который постоянно нуждается в заботе. Он помнил, как Лэйси, свернувшись клубком, плакала на заднем крыльце, а он сидел рядом и пытался ее утешить. На большом пальце ее руки на всю жизнь остался небольшой шрам – родовой знак семейства Толчиф. Так или иначе, но она выросла, превратившись из ребенка в женщину. Сейчас она была раздражена и вела себя агрессивно. Точно так же действовали бы в аналогичном состоянии его и ее сестры – Элсбет и Фиона.

Бирк зажмурился, и все воспоминания детства мгновенно смыла горячая волна воспоминаний о вчерашней ночи – как Лэйси во сне то легко касалась его, а то прижималась к нему всем телом. Он думал о ее округлых бедрах, длинных красивых ногах, маленькой упругой груди… как же она его возбуждала! Чтобы избавиться от этих мыслей, он потряс головой, но неожиданно уловил аромат ее волос – от них пахло свежими древесными опилками и солнцем! Сейчас Лэйси была одета в грязный и рваный комбинезон, но он прекрасно помнил, как соблазнительно она выглядела вчера, в теплом ночном белье и шерстяных носках. Бирк снова потряс головой, удивляясь переполнявшим его чувствам к Лэйси – и это после стольких лет самого близкого знакомства!

Тем временем она сделала два шага вперед и обеими руками толкнула его в грудь, заставив отступить назад.

– Ну, мы все выяснили, не так ли? Ты меня жалеешь и пытаешься мне помочь. Ты, наверное, считаешь, что если навел здесь порядок и сварил для меня суп, то теперь все будет прекрасно? Неужели ты думаешь, что я тебя простила? Ничего не выйдет, Толчиф. И не вздумай рассказывать своим братьям и сестрам о том, что ты вчера вечером узнал о моей матери, иначе я никогда тебе этого не прощу! Я уже распустила слух о том, что после аварии она впала в амнезию и именно поэтому мне сообщили, что она мертва. Если ты меня выдашь, то я устрою тебе такое, что размолвка с Челси покажется ерундой. Держись от меня подальше – вот и все, о чем я тебя прошу.

Говоря это, она продолжала наступать на Бирка, молотя своими маленькими кулачками по его широкой груди. Наконец он вздрогнул, остановился и отвел ее руки в сторону. Она нахмурилась.

– А теперь все, Толчиф. Я знаю, насколько ты эмоционален и что для тебя значит октябрь. В этом месяце были убиты ваши родители, поэтому вас всех мучают страшные воспоминания… И я знаю, что почти все легенды Уны воплотились в жизнь – я читала ее дневники вместе с вами, и что ты умираешь от желания найти себе высокую блондинку, которая бы наплодила тебе детей. Ты пытался найти ее в течение многих лет, перебирая одну женщину за другой. Продолжай в том же духе, а меня оставь в покое. Со мной у тебя все равно ничего не выйдет. Вы мне просто не нравитесь как мужчина, мой принц, – сухо закончила она.

Бирк воспринял ее слова как пощечину, но тут же сообразил, что, если он даст волю своим чувствам, возобновление войны неизбежно. Гизмо почувствовал напряжение. Оскалив зубы и зарычав, он встал между ними. Бирк машинально посмотрел на собаку и на мгновение пожалел, что Лэйси не мужчина: тогда бы он знал, как ответить на все эти гнусные оскорбления!

– Заткнись, – сквозь зубы пробормотал он, обращаясь то ли к собаке, то ли к ее владелице, после чего повернулся и вышел из дома, стараясь спасти хотя бы остатки своей мужской гордости.

Дункан стянул перчатки и бросил их на стол. Затем он сел на стул напротив Бирка и вытянул ноги. Дело происходило в баре, который принадлежал толстяку Мэдди и назывался «Горячее местечко». Бирк, делая вид, что не замечает брата, продолжал изучать весьма откровенную картину, нарисованную прямо на стене. Дункану очень не понравились бы намерения Бирка относительно Лэйси. А тот мечтал о новых поцелуях, о том, как проникнет своим языком в ее рот и коснется ее языка… В этот момент к ним за стол присел Кэлум.

Бирк фыркнул и поднес к губам кружку пива. Сделав несколько глотков, он поставил ее на круглую подставку и глубоко вздохнул. Хозяин бара Мэдди перекинул свою изжеванную незажженную сигару из одного уголка рта в другой и хлопнул Бирка по плечу.

– Хреново дела, приятель?

Бирк снова фыркнул. Впрочем, дела шли действительно «хреново», и об этом ему постоянно напоминали испуганные глаза Лэйси. Она была не уверена в себе и явно опасалась своей матери.

– Уже октябрь, а в этом месяце нас всех гнетут тяжелые воспоминания, – заявил Кэлум, хлопая Бирка по спине и добродушно усмехаясь.

– Кстати, ты уже успел побывать у себя дома? – насмешливо поинтересовался Дункан.

Размышляя о другом, Бирк не обратил внимания на его тон. Несмотря ни на что, Лэйси все еще любит свою мать. Та инстинктивно почуяла это и устремилась к дочери, как акула устремляется на запах крови. Бедная, беззащитная, потерянная Лэйси! Она уже много лет содержит мать, а теперь та явится, чтобы своими неуемными запросами окончательно разорить дочку.

– Нет, я не был дома с сегодняшнего утра, – невозмутимо отвечал Бирк. Приняв душ и позавтракав, он подъехал к церкви, остановился неподалеку и стал наблюдать за Лэйси.

Такая маленькая и хрупкая, она умело руководила действиями здоровенных каменщиков намного выше ее ростом. Во все она вникала, все проверяла, снуя по строительным лесам, как белка.

Она начала работать, едва ей исполнилось восемнадцать. В этом возрасте большинство девушек еще только заканчивают колледж. Ее компаньон Рамирес рассказывал, что Лэйси никогда не отменяет своих приказаний и что она единственная, кто осмеливается ходить по лесам без страховочного пояса, который слишком тяжел для нее.

– Так, значит, проказник Бирк так и не побывал дома, – пробормотал Дункан, подмигивая Кэлуму.

– У меня были дела, – равнодушно отвечал Бирк. Обычно он питался у своих братьев и сестер, а потому редко готовил дома. У него просто не хватало терпения нарезать овощи для супа, тем более сейчас, когда все его мысли были заняты Лэйси.

– Тогда отправляйся домой прямо сейчас и подмети свою кухню. Недавно там побывал грузовик с песком, принадлежащий компании Лэйси. Он опорожнил свой кузов прямо в открытое окно. Кроме того, задняя дверь твоего дома заложена кирпичной кладкой. Кстати, там вокруг стоит такая вонь, что может свалить с ног даже слона.

– Сочиняешь, – пробормотал Бирк, прикрывая глаза. Он, в общем-то, ожидал, что Лэйси отомстит ему за последнее вторжение в ее дом. Пару часов назад он встретил в бакалейной лавке Лемонта, который рассказал, что во время ланча Лэйси уехала на грузовике, груженном песком, кирпичами и известью, и отсутствовала подозрительно долго. Впрочем, поскольку она часто помогала в строительных делах всем членам семейства Толчиф, никто из ее рабочих не удивился.

Бирк обхватил ладонью прохладную кружку с пивом и подумал о теплой коже Лэйси. В этот момент помещение кафе заполнил доносившийся снаружи рев мотоцикла. Бирк мгновенно вскочил на ноги. Если это Лэйси, то он немедленно бросится в погоню, чтобы…

Наверное, то же самое чувствовал их предок – индейский вождь, преследуя убегавшую Уну! Что с ним делает одна только мысль о Лэйси! В то время как все его братья и сестры уже нашли себе партнеров, он продолжает идти по жизни в одиночестве. Интересно, какие чувства они испытывают, наблюдая за ним?

– Куда это ты собрался? – поинтересовался Дункан, хватая его за брючный ремень.

– Тебе следует действовать аккуратнее и деликатнее, – поддержал Кэлум. – Ухаживай как настоящий джентльмен – цветы, подарки, кино…

Все мысли Бирка были заняты только одной женщиной – Лэйси. Он нахмурился, прислушиваясь к звуку удалявшегося мотоцикла: куда она могла покатить? Скорее всего, к старому дому Маккэндлисов. Сейчас ему бы не хотелось встречаться с ней наедине.

– Хоть сдохну, а стану для нее привлекательным, – пробормотал он, выходя из бара и направляясь к своему пикапу.

Глава третья

Бирк взобрался по лестнице, прислоненной к старому дому Маккэндлисов, и, оказавшись на крыше, сел позади Лэйси. Нынешние владельцы дома – семейство Саммерс – отправились в гости. В лунном свете маленькая фигурка Лэйси, затянутая в черную кожу, выглядела удивительно беззащитной. Это впечатление усиливалось ее позой – она сидела, обхватив руками колени и уткнувшись в них подбородком.

– Исчезни, – не оглядываясь, пробормотала она.

Бирк растерянно застыл на месте, не зная, что делать дальше. Ее болезненное раздражение напомнило ему те трудные времена, когда все семейство Толчиф отчаянно боролось за существование, впадая порой в откровенное уныние. Зато они всегда могли положиться друг на друга. Он уже хотел было коснуться Лэйси, но затем отдернул руку. Сейчас, когда она целиком во власти прошлого, ей явно не до него.

– Все, что я у тебя прошу, – разрешение провести эту ночь здесь, – примирительно заметил Бирк.

Лэйси повернула голову и взглянула на него.

– Ты понял, что я сказала? Неужели тебе нравится вонять, как скунс?

– Нет, не нравится, но со мной такое бывало и прежде… когда ты однажды сунула скунса в мою машину.

Она глянула на него, и в этот момент ночной ветер взметнул черные пряди вокруг ее сердитого лица.

– В тот момент у твоей машины так сильно запотели окна, что ты бы не заметил и лесной пожар.

Судя по тону, Лэйси была настроена весьма решительно и явно намеревалась самостоятельно справиться со всеми своими проблемами. Во всяком случае, она не испытывала никакой необходимости в его поддержке.

Ветер продолжал дуть, и тогда Бирк отвел волосы с лица Лэйси, обрадовано отметив про себя, что она не стала противиться этому прикосновению. Надо вести себя с ней как можно бережнее…

– Давай куда-нибудь сходим и поговорим, – предложил он. – Эта старая крыша может в любой момент обвалиться.

– Мы уже и так слишком много разговаривали, а что касается крыши, то она прочная и надежная, поскольку я сама занималась установкой подпорок, – упрямо возразила Лэйси и вдруг положила голову ему на плечо, как делала это в детстве, когда хотела найти покой. – Я останусь здесь до тех пор, пока не повзрослею!.. Как ни странно, я никогда не знала своего отца, – продолжила она грустно, – знаю только, что он не хотел жениться на матери и вообще был против моего рождения…

– Лэйси…

Ее лицо было озарено луной, губы дрожали, зато глаза сияли каким-то таинственным и чудным светом.

– Все легенды, которые мы вычитали в дневнике Уны, в отношении Дункана, Кэлума и Элсбет уже стали правдой. Когда же ты, наконец, найдешь старое кресло-качалку?

После этого вопроса он мысленно перенесся в далекое прошлое, когда ей было всего десять, а ему шестнадцать. Он сидел в кресле-качалке на веранде дома Толчифов, а она уютно устроилась у него на коленях. Девушка, которая качается в кресле и напевает колыбельную песню, будет женой своего давнего друга, мужчины из рода Фергюсов. Она станет отрадой его сердца, а он – ее любовью на всю жизнь.

– Я ищу его и даже подключил к этому делу Сибиллу, которая разыскивает старинные вещи и роется в генеалогии. Это кресло исчезло сразу после того, как было продано в семью первых поселенцев. Но ты учти, что сейчас ему должно быть свыше двухсот лет, так что его давно могли съесть термиты.

– В самом деле? Тогда ты на всю жизнь останешься одиноким старым волком, и никакая романтичная легенда не поможет тебе найти достойную женщину.

Лэйси снова уткнулась подбородком в свои колени, а Бирк, глядя на нее, почувствовал тоску в сердце. Потянувшись, он попытался привлечь ее к себе – такую необыкновенную и при этом хорошо знакомую, – однако Лэйси шлепнула его по руке. У Бирка была хорошая реакция, поэтому он поймал ее руку. Она принялась яростно вырываться, но он не отпускал. Всю свою жизнь он ждал эту женщину-ребенка, чей взгляд заводит его с пол-оборота. Да, Лэйси уже так прочно завладела его сердцем, что другие женщины перестали его интересовать. Он переплел свои пальцы с ее пальцами и твердо посмотрел ей в глаза.

– Я останусь с тобой, хочешь ты этого или нет.

Мгновенным рывком Лэйси выдернула руку и холодно заявила:

– В таком случае я поеду кататься!

От этого заявления волосы Бирка встали дыбом – он слишком хорошо знал то место, где она любила кататься. Недаром же эта гора носила название «Убийца»! Однако он сумел сдержаться и нежно посмотрел на нее.

– А ведь я знаю, почему ты хочешь от меня удрать!

– Что ты имеешь в виду?

– Ты трусиха, Лэйси! Ты боишься находиться рядом со мной и разговаривать как взрослая женщина со взрослым мужчиной. Ты чертовски скованна, поскольку понимаешь, как много значит тот поцелуй на свадьбе Элсбет, когда мы оба не смогли сдержать себя… Кстати, я приготовил тебе ужин. Лучшее, что ты можешь сделать, – это предложить мне разделить его с тобой, а затем постелить для нас постель.

– Я не собираюсь, есть твой дурацкий суп, поскольку не знаю, что ты мог туда положить! Я не похожа на твоих обычных подружек, Бирк, и, кроме того, у меня только одна кровать. Что касается моей так называемой трусости, то этим я обязана своему воспитанию в семействе Толчиф. Короче, я сама встречу свою мать и сама во всем разберусь. И можешь быть уверен в том, что я не удеру!

– И все равно я собираюсь к тебе домой и буду спать на твоей кушетке!

Она яростно сверкнула глазами, а он мысленно порадовался тому, что заставил ее забыть об опасной ночной поездке в горы. Наконец-то их отношения начали меняться, и пора бы ей осознать эти перемены. Бирк поднялся на ноги и вновь предложил Лэйси следовать за ним. Несколько минут спустя ее мотоцикл уже ехал рядом с его пикапом.

Что он делает? Задумавшись над этим, Бирк запаниковал. Рядом с Лэйси невозможно расслабиться, поскольку она, как никто другой, умеет выводить его из себя. Они подъехали к ее дому, она соскочила с мотоцикла, взбежала на крыльцо, а затем резко повернулась к Бирку.

– Чего ты добиваешься, Толчиф?

Задавая себе тот же вопрос, он знал лишь одно: ему хочется снова и снова целовать ее, оберегать ее, заботиться о ней. И – самое главное! – он хочет ее успокоить накануне предстоящего свидания с матерью. Бирк поднялся по ступеням, приблизился к Лэйси и провел указательным пальцем по ее горячей щеке.

– Позволь мне войти.

Протянув руку над ее плечом, он толкнул входную дверь, после чего заставил Лэйси войти в дом. Ее запахи сводили его с ума.

– Иди сюда, – мягко произнес Бирк, пытаясь привлечь Лэйси в свои объятия.

Она напряглась, отстранилась, сверкнула голубыми глазами:

– Да что это с тобой?

Как ей объяснить? Лэйси привыкла добиваться того, чего хочет, следовательно, надо заставить ее захотеть именно его, Бирка. Вместо ответа он пригладил ее разметавшиеся волосы, наклонился к маленькому ушку и, пересилив желание нежно ущипнуть его губами, прошептал:

– Я думаю, нам надо пожениться.

Лэйси отпрянула и изумленно воззрилась на него.

– Повтори, а то я не расслышала.

– Нам надо пожениться.

Чему она удивляется? Они столько лет были друзьями, досконально знают друг друга, так почему бы теперь им не стать мужем и женой?

Бирк вздохнул и, сняв джинсовую куртку, аккуратно повесил ее на крючок. Ему следует приучить Лэйси к мысли, что они будут жить вместе, что он любит ее самой нежной и преданной любовью, на которую только способен мужчина, достойный стать ее мужем. Он помог ей снять черную кожаную куртку и повесил ее рядом со своей. Затем он снова повернулся – к Лэйси и усадил ее на стул. Она выглядела ошеломленной и поэтому послушно подчинялась, как это было в давно прошедшие времена. Опустившись на одно колено, Бирк расшнуровал и снял с нее ботинки. Потом по очереди потер ладонями ее холодные маленькие ножки, не сводя при этом глаз с ее бледного лица и полуоткрытых губ. Нахлынувшее возбуждение подсказало ему, что пока он все делает правильно. Борясь с искушением немедленно припасть к ее губам жадным поцелуем – это могло бы ее испугать, – Бирк разулся сам и проследовал на кухню. Он уже подогрел и разлил по тарелкам суп, а она все еще продолжала сидеть на стуле, словно не в силах прийти в себя от изумления.

– Давай поедим, – предложил он. – Не волнуйся, все будет в порядке. Мы просто будем, есть и разговаривать, как нормальные люди.

– Ты уже перешел все границы! – пробормотала она, поворачиваясь к столу вместе со стулом. От этого движения одна из пуговиц на ее кофточке расстегнулась, слегка приоткрыв грудь, что не ускользнуло от внимательного взгляда Бирка, вызвав внезапную сухость в горле.

Он видел Лэйси обнаженной еще в детском возрасте, когда никакой груди не было и в помине, – они с Фионой купались голыми в озере Толчифов. Представив, как замечательно было бы пойти и принять душ вдвоем, он сокрушенно вздохнул.

Подвинув к ней тарелку с дымящимся супом, Бирк вложил ей в руку ложку. Он злился на себя за то, что один только вид Лэйси постоянно возбуждает в нем эротические желания, в то время как она упорно отказывается признавать в нем мужчину. Ну что ж, придется подождать, зато потом он станет ее единственным возлюбленным на всю оставшуюся жизнь! Пусть пока издевается, пусть делает вид, что не замечает его возбуждения… Когда-нибудь потом, когда она сама его захочет, он отомстит сполна.

– В конце концов, все логично, – заговорил он. – Я постоянно думал об этом и пришел к выводу, что брак лучше всего.

– Что? Да ты просто рехнулся! – Лэйси добавила в суп несколько гренков, помешала ложкой и принялась жадно есть, не обращая внимания на Бирка. Она не выгнала его сразу, и на том спасибо. Бирк всерьез подозревал, что Лэйси не на кого положиться и, хотя она сама себе не хочет в этом признаться, ей уже надоело быть одной.

Он поднес к ее губам кусочек сыра, и она послушно открыла рот. Эх, если бы она так же послушно принимала все остальные его предложения!

– Брак по расчету – самое обычное дело.

Воспринимай это как своего рода деловой контракт. После того как ты станешь полноправным членом семейства Толчиф, твоя мать не сможет выкинуть какой-нибудь фокус, поскольку ей придется иметь дело со мной…

Бирк прекрасно знал, как надо обращаться с Ио – твердо и непреклонно, так, чтобы у нее и в мыслях не было причинить хоть малейший вред дочери.

Лэйси пристально посмотрела на него.

– А с какой стати ты решил пожертвовать своим образом жизни ради меня?

Однако он и не собирался ничем жертвовать! У него было твердое намерение начать новую жизнь в качестве ее мужа. Он протянул ей кусочек печенья с маслом, она взяла его зубами и принялась задумчиво жевать.

«Ты найдешь свою настоящую любовь, проказник Бирк, – говорила ему мать. – Она станет для тебя прекрасной парой, однако тебе будет нелегко убедить ее в этом!»

Он откинулся на спинку стула, не сводя глаз с той, которая была нужна ему больше, чем воздух для дыхания. В этой черной шерстяной кофте на пуговицах и черных джинсах она выглядела еще меньше, чем была на самом деле. Странно! Ему всегда казалось, что его влекли высокие женщины, которые были почти с него ростом. Но вот теперь перед ним сидела маленькая женщина, с испачканным маслом подбородком – Бирк осторожно вытер его салфеткой, – и он с нетерпением ждал ее ответа на свое предложение. Мало того, она вызывала в нем столь адское желание, что ему уже хотелось защищать ее от самого себя…

– Я не из тех, кто выходит замуж по расчету, – сухо заявила она.

– Но ведь ты часть нашей семьи, Лэйси! Остальные Толчифы никогда не простят мне бездействия.

Лэйси поднялась со стула и прошлась по комнате. При этом обе кошки и ротвейлер следовали за ней по пятам. Время от времени она наклонялась, брала одну из кошек на руки, прижимала к груди, а затем отпускала. Бирк поймал себя на мысли, что не менее чем ее кошки, мечтает о ласке хозяйки дома.

– Сегодня днем я перееду к тебе, – «промурлыкал» он, вставая и потягиваясь.

Лэйси резко остановилась и вскинула голову.

– Слушай, Бирк, с утра я пошлю рабочих, чтобы они очистили твой дом. Надеюсь, что к вечеру они справятся…

– А я завтра помогу тебе по хозяйству в твоем собственном доме… после того, как перевезу большую часть своих вещей. Мы перекусим во время ланча, а вечером ты возьмешь меня под руку, и мы пойдем к Мэдди, чтобы все видели, что мы уже обо всем договорились.

Не надо давать ей времени на раздумья, особенно теперь, когда он сам все для себя решил! Ей будет легче полюбить его, если он пустит в ход все свое обаяние и мужской напор. Бирк стянул с себя свитер. Лэйси уже видела его обнаженным по пояс – тем лучше, пусть поскорее привыкает смотреть на него как на мужчину. Она медленно, внимательно, с любопытством изучала его рельефную мускулатуру, и от этого взгляда у него вдруг задрожали руки. Бирк взял со стола тарелки, перенес их в раковину и принялся мыть. Оглянувшись через плечо, он увидел, что Лэйси продолжает расхаживать по дому. Она заметила в углу его черный портфель с деловыми бумагами, затем подобрала и расстегнула сумку с одеждой, которую он оставил на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж.

– Бирк, стоит мне позвонить Дункану, Кэлуму или Элсбет и рассказать о приезде моей матери, как ты немедленно вылетишь отсюда.

Он повернулся, вытирая тарелки полотенцем, висевшим у него на плече.

– Это будет не так уж умно с твоей стороны, радость моя. Я уже неоднократно рассказывал им о приезде Ио. Кроме того, Сибилла и Талия не слишком-то любят скандалы между мной, Дунканом и Кэлумом; а это неизбежно случится, если они явятся сюда и постараются выдворить меня из твоего дома. Что касается Алека, то он все прекрасно понимает. Ты лучше думай о замужестве со мной как о приключении или авантюре. Представь, как будет поражен весь город, а ведь тебе нравится шокировать людей, не так ли?

Лэйси заметно побледнела. Нагнувшись, она в очередной раз взяла на руки рыжую кошку.

– Но я не могу решать дела таким образом, – задумчиво пробормотала она, мысленно уносясь в прошлое. – В глубине души я все еще люблю фантазировать… Я представляю свою мать такой, какой была твоя, – нежной, заботливой, сияющей любовью, словно маленькое солнце. И при этом я прекрасно помню, какая она на самом деле! Я даже не хочу иметь детей, опасаясь, что во мне могут проявиться ее черты! Я посылала ей деньги, чтобы приучить ее к зависимости от меня, потому что знала: в один прекрасный день она явится сюда и тогда я не буду знать, как…

– Я буду с тобой, Лэйси, – поспешно шагнул к ней Бирк, заметив, что ее глаза начинают наполняться слезами. Он взял ее руки и положил к себе на грудь.

– Замужество слишком обязывает…

– Зато оно сработает наверняка! Ты же знаешь, что я не смогу с тобой плохо обращаться. Кроме того, вступая в брак, все Толчифы берутся за ум. Ты будешь моей единственной любовью на длительное время, а когда твоя мать уедет, мы сможем развестись. Чего ты боишься, Лэйси? Тебе нужен кто-нибудь, кто был бы рядом с тобой все это время. Вполне естественно, что этим «кто-нибудь» буду я.

– С чего ты взял? – почувствовав иронию, мгновенно вскинулась она.

Бирк понял, что она начинает заводиться, и намеренно подлил масла в огонь:

– Кстати, если ты захочешь чего-нибудь от меня добиться, тебе придется сделать так, чтобы я буквально сгорал от страсти. Тебе придется почувствовать себя настоящей женщиной и позволить мне поцеловать тебя сейчас и потом, на глазах у всех.

Однажды Билли Лорд похвастался тем, что спал с Лэйси, и Бирк немедленно послал его за это в нокдаун. В другой раз он подвесил Джо Филлипса на крючок в конюшне и оставил его в таком положении на всю ночь, поскольку тот публично заявлял, что Лэйси «созрела для дела».

– Черта с два мне что-нибудь придется! – воскликнула Лэйси. Отстранив Бирка плечом, она направилась к своей кровати, на ходу раздеваясь и разбрасывая одежду куда попало.

Бирк жадными глазами следил за ее действиями, пока она не улеглась в постель. Но приглашения так и не последовало.

Лэйси сняла шляпу и кинула ее на штабель досок, наблюдая за тем, как Бирк обходит строительные леса, направляясь к ней с корзинкой для пикника в руках. Время для ланча, вот он и явился, как обещал.

Она смахнула со щек известковую пыль. Подумать только, она знает этого человека всю свою сознательную жизнь, а в детстве вообще была от него без ума. Они вместе ухаживали за новорожденными телятами и строили кукольный домик. Он учил ее кидать лассо и целовал ее исцарапанные коленки, когда она хныкала от боли. Он являлся неотъемлемой частью ее жизни. Сколько прекрасных и горьких воспоминаний было связано именно с ним!

И все равно, ему не следовало целовать ее на свадьбе Элсбет, тем более что от этих поцелуев у нее замирало сердце! Тот поцелуй все изменил.

Лэйси сняла перчатки, отложила их в сторону и села на козлы. Тем временем Бирк перепрыгнул через груду камней. Большой и сильный мужчина, чьи длинные черные волосы развеваются на ветру. А какие у него широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги, обутые в неизменные ковбойские сапоги!

… Проснувшись сегодня утром и быстро одевшись, Лэйси обнаружила, что Бирк сидит за столом и разбирает свои деловые бумаги.

– Завтрак готов, – пробормотал он, не глядя на нее и продолжая что-то подсчитывать на микрокалькуляторе. Судя по всему, он недавно принял душ и побрился. Вид его бритвенных принадлежностей, лежащих на полке рядом с ее зубной щеткой, сильно обескуражил Лэйси – она почувствовала, что опасная игра в помолвку зашла слишком далеко.

Последние месяцы она плохо спала, а тут еще Бирк расселся на ее кухне с видом хозяина, и это не могло ее не возмутить.

– В ближайшие дни надо обязательно утеплить окна, – заметил он таким тоном, словно жил здесь всю жизнь. – Поджарить мясо на вечер или мы пойдем ужинать к Мэдди?

– Иди ты к черту! – привычно огрызнулась она, и Гизмо, лежавший у ног Бирка, удивленно поднял голову…

Прошло всего несколько часов с того момента, как Бирк сделал ей предложение, и вот он уже основательно вторгся в ее жизнь, спутав все планы и привычки. Неужели он всерьез решил завоевать ее сердце, принося ей ланч прямо на стройку? Она уже открыла было рот, чтобы сообщить о том, что не собирается, есть его дурацкий ланч и пить его дурацкий кофе из термоса, но он помешал ее тираде властным поцелуем. Лэйси задохнулась от гнева и изумления, а он спокойно присел на козлы рядом с ней и самым нежным тоном поинтересовался:

– Ты обо мне скучала?

Отвечать она не стала, поскольку уже увлеченно жевала сандвич с тунцом, который он сунул ей в руку. Наблюдая за невозмутимым выражением его лица, Лэйси обдумывала свой план. Во вчерашнем предложении Бирка был определенный смысл; она и сама прекрасно понимала, что в одиночку не сможет совладать со своей матерью, если одни только воспоминания о ней приводили ее в смятение. Семья Толчиф всегда вставала на ее защиту, впрочем, Бирк, судя по всему, имел в отношении ее далеко идущие планы. Лэйси взяла из его рук чашку и запила сандвич.

– Пожалуй, мне следует позвонить шерифу… Что это – молоко?

Бирк наклонился и вытер платком ее верхнюю губу.

– Молоко. Зачем шериф, когда ты нуждаешься именно во мне, детка?

Лэйси сдержала детское желание прильнуть к нему и крепко-крепко обнять.

– Что ты делаешь? – сухо поинтересовалась она, увидев перед собой его склоненное лицо.

– Изменяю, наши отношения к лучшему, – пробормотал он, касаясь ее губ легким и дразнящим поцелуем, а затем плавно перебираясь по щеке к левому уху.

Почувствовав его дыхание на своей шее, Лэйси с удивлением обнаружила, что прикосновения Бирка оказывают на нее успокаивающее действие. Когда он поднял голову, чтобы заглянуть ей в лицо, в его глазах не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало братские чувства, скорее это была столь нежная и пламенная страсть, что она не могла оставить ее равнодушной…

– Не прикасайся ко мне, Толчиф, – отрывисто приказала Лэйси тем же вечером, когда они сидели в кафе у Мэдди и Бирк накрыл ее маленькую ручку своей широкой ладонью.

Бирк ничего не ответил, поскольку был занят тем, что внимательно рассматривал ее обтягивающий фигуру желтый свитер. Однако он все же повиновался, предварительно погладив руку Лэйси большим пальцем. Сам он был одет в бежевый свитер, который ему связала Элсбет, синие джинсы и новенькие сапоги. Лэйси подумала о том, что он кажется ей слишком большим и самоуверенным. Кроме того, она не умела играть в те игры, в которых Бирк чувствовал себя докой. Он наверняка знает, как нужно смотреть на женщину и что ей говорить, чтобы взволновать ее, неприязненно подумала она.

Лэйси не привыкла к этим легким, игривым прикосновениям, особенно когда пальцы Бирка касались ее спины, отчего у нее по коже начинали бегать мурашки.

А ведь он касался ее так, словно она была для него самой желанной женщиной в мире!

Бирк умел пользоваться мужской косметикой. Он знал, какие ароматы возбуждают женщин. Он умел прищуриваться так, чтобы придавать своему взгляду искренность и проникновенность. Лэйси уже поняла это и теперь размышляла над ответным ударом – как вывести его из себя. Внезапно ее осенило. Вскочив на ноги, она уселась к нему на колени, обняла его за плечи и усмехнулась.

Он насупился, однако через секунду его широкая ладонь уже прочно покоилась на ее бедре, обтянутом черными кожаными брюками.

Увидев эту сцену, Мэдди, который обслуживал усталых и запыленных ковбоев, едва не уронил поднос с выпивкой, Милт Перкинс раскрыл глаза от изумления, а Эдди Дуб выплюнул пиво, которое только что набрал в рот.

Лэйси сидела совершенно спокойно, отчетливо ощущая возбуждающуюся плоть Бирка.

– Затеяла новую игру, детка? – охрипшим от страсти голосом поинтересовался он. – Ты только что запретила прикасаться к тебе – и тут же изменила правила?

Вместо ответа она провела указательным пальцем по его губам и завлекающе улыбнулась.

– Лет десять назад я водила за нос сразу нескольких парней. Теперь я немного остепенилась и ограничиваюсь одним-двумя поклон никами в год. Мне нравится поднимать на строение мужчинам именно таким способом.

Его глаза вспыхнули, однако затем он недоверчиво фыркнул.

– В это трудно поверить, поскольку целуешься ты, как ребенок.

– Ты будешь удивлен, Бирк, но я могу сделать так, что через две минуты у тебя пар пойдет из ушей! Ведь я же прекрасно знаю, что ты не умеешь сдерживаться.

Не ожидая от нее такой прыти, он был явно смущен и обескуражен. А Лэйси продолжала развивать достигнутый успех. Она упоенно прижалась губами к его губам, раздвинула их кончиком языка и проникла в его рот. Затем быстро отпрянула и усмехнулась.

– Айе, ты выглядишь мрачным и подавленным, словно тебе это совсем не нравится, проказник Бирк! А ведь я уже решила выйти за тебя замуж – временно, до тех пор, пока ты мне будешь нужен. Такую полезную вещь грех не использовать. Особенно могут пригодиться твои задатки сиделки.

Обычно Толчифы, приезжая к ней в гости, брали с собой детей, которые ползали по всему дому. Лэйси уже давно созрела для материнства и безумно хотела иметь ребенка. Несмотря на всю ее независимость, природа брала свое. Кроме того, ребенок бы стал основой и оправданием всей ее жизни.

– Ты уверена в том, что говоришь? – тяжело дыша, спросил Бирк.

Прекрасно, ей всегда нравилось доводить его до такого состояния. Однажды в детстве, когда он купался в озере, она связала его одежду в узелок и забросила на вершину сосны. Бирк вполне заслужил свою участь: кто, как не он, многие годы считался главным ловеласом Амен-Флэтса, к чьим ногам буквально пачками падали женщины?

– Я решила несколько изменить условия той сделки, которую ты предлагаешь. Ты – единственный оставшийся свободным представитель рода Толчифов, известных своими прекрасными генетическими данными. В этом отношении ты – моя последняя надежда, поскольку остальные представители нашего городка не удовлетворяют моим требованиям. Кроме того, они хотят от меня слишком многого, то есть жениться на мне. С тобой мы сможем обойтись без всяких формальностей. Несколько минут секса – ровно столько, чтобы я смогла забеременеть, – и все! Зачем доверять искусственным методам и оформлять кучу бумаг, когда под рукой есть ты?

Слушая Лэйси, Бирк мрачнел прямо на глазах.

– Ты многие годы был любимцем женщин, – продолжала она, – тебе достаточно было одного взгляда, чтобы любая упала в твои объятия. Многие из них хотели от тебя ребенка – такого же смуглого, черноволосого и сероглазого. Вероятно, ты уже наплодил немало подобных отпрысков. После расторжения нашей сделки ты сможешь продолжать в том же духе. Я полагаю, она займет всего пятнадцать минут твоего времени. Ты можешь даже не снимать сапог.

– Понятно, – пробормотал Бирк. – Значит, ты хочешь использовать меня в качестве осеменителя? Никаких обязательств, никаких алиментов, делаю тебе ребенка – и все. Однако нам для этого придется, как минимум раздеться. – И он снова положил свою сильную и тяжелую руку на ее крутое бедро.

В глубине души Лэйси шевельнулся страх, однако он был тут же смыт затопившим ее чувством торжества: она переиграла Бирка по всем статьям!

– Разумеется. Я знаю, как делаются дети. Мы выберем наиболее подходящий день месяца, сойдемся на пятнадцать минут – и порядок. Кстати, я собираюсь обсудить этот вопрос с матерью. Почему бы мне одним выстрелом не убить двух зайцев? Я знаю, что все Толчифы любят детей, поэтому разрешу тебе видеться с нашим ребенком, но никогда и ничего от тебя не потребую. Ты сможешь по-прежнему наслаждаться жизнью…

Он глубоко вздохнул, а затем заставил ее подняться на ноги.

– Пойдем.

Лэйси невинными глазами посмотрела на него, едва сдерживая рвущийся наружу смех.

– Ты расстроился? Бедный Бирк.

Однако взгляд его стальных глаз был горячим, уверенным и жадным.

– Ты со мной играешь, Лэйси? – процедил он сквозь зубы. – Ну что ж, я подумаю о твоем предложении.

Глядя на Бирка, она испытывала настоящее возбуждение – ей так нравилось доводить его до подобного состояния! Подняв свою маленькую ручку, она небрежно похлопала его по щеке. Он прищурился, и его глаза вспыхнули.

– Это ты не играй со мной, – произнесла она, – у тебя все равно ничего не выйдет. Ты – моя добыча, Бирк, и я всегда смогу выследить тебя, подстрелить и положить в свой ягдташ. Тебя спасает лишь то, что ты не полностью отвечаешь моим требованиям. – Она снова похлопала его по щеке, чувствуя, как он закипает от ярости. – Да, бедный Бирк, маленькая Лэйси кое-чему научилась, пока ты щипал травку на лугу и резвился с молодыми овечками. Я больше не девочка и хочу заставить тебя основательно попотеть. Надеюсь, ты меня не подведешь.

– Ты себя переоцениваешь, Лэйси, – пробормотал Бирк и, как только она собралась похлопать его по щеке в третий раз, поймал ее руку, сильно сжал и резко отвел в сторону.

– Я всегда была плохой девчонкой, и ты это прекрасно знаешь. А теперь я выросла и стала еще хуже. Недаром же вы прозвали меня «красотка Лэйси»… Если я захочу выжать из тебе все соки и не выпускать из своей постели до тех пор, пока ты сам не запросишь пощады, то уж будь уверен: я смогу это сделать. Я всегда была заводной – кому же, как не тебе, это знать? Держу пари, что ты выдохнешься гораздо раньше меня.

Лэйси с удовольствием наблюдала за тем, как Бирк пылает гневом и стискивает зубы, пытаясь сдерживаться на глазах у посторонних. Внезапно он схватил ее за руку и, никого не стесняясь, потащил к выходу. Мэдди пожелал им обоим «спокойной ночи», но Бирк даже не повернул головы. Пока ее тащили, как на буксире, Лэйси успела облизнуть пересохшие губы и ухмыльнуться Саре Джейн, открывшей рот от изумления. Она прекрасно знала, что Сара чуть ли не с самого детства мечтала заполучить Бирка в свою постель. Оказавшись на улице, Лэйси села в пикап и весело улыбнулась Бирку, продолжавшему сохранять самое мрачное выражение лица.

– Сара Джейн упадет в обморок, когда узнает, куда ты меня потащил…

Бирк мельком взглянул на нее, и от этого взгляда Лэйси вдруг ощутила легкое головокружение. Только этого ей еще не хватало! Нет, она не позволит ему овладеть ее чувствами!

– Ты перестал быть моим кумиром много лет назад, – тихо, но многозначительно произнесла она.

– Ну и прекрасно. Теперь я не должен заботиться о том, как выгляжу в твоих глазах, – парировал он, отбрасывая волосы со лба.

Через несколько минут Лэйси усмехнулась своим мыслям и снова поздравила себя с победой. Бирк высадил ее у крыльца ее дома, после чего сразу же скрылся в ночи. Значит, завтра она останется без приготовленного им завтрака? Лэйси ступила на первую ступеньку лестницы – итак, она запугала его, и он удрал. Она поднялась на вторую ступеньку – сейчас он, вероятно, помчится к первой попавшейся женщине, чтобы сделать с ней то, чего ждала от него Лэйси. Ничего страшного, она еще свое наверстает. Кроме того, ей совсем не нужны его симпатия или жалость, не нужен его дурацкий суп по вечерам и сандвичи по утрам. Она взбежала на крыльцо.

– Я так и знала, что он не выдержит, – пробормотала она вслух. Все получилось как нельзя лучше – недаром она всю жизнь умела играть на его слабых струнах. А ведь он всегда кичился своей самоуверенностью и силой! Нет, она совсем не то, на что он рассчитывал, когда пытался обращаться с ней так, как со всеми своими женщинами. До чего же ловко она сумела положить этого самодовольного покорителя женских сердец на обе лопатки!

Но вот почему ее дом выглядит таким пустым без него? И с какой стати она вздумала ревновать при мысли о том, как Бирк целует другую женщину? Когда его нет рядом, печальные воспоминания прошлого захлестывают ее с прежней силой.

Как все это нелепо! – подумала она, открывая дверь и входя в дом, откуда навстречу ей бросилось все ее маленькое «стадо». Она приласкала Гизмо и взяла одну из кошек на руки. Да, она сможет победить Бирка в любой игре, которую он затевает, и ей совсем не нужна его забота, тем более что она окружена такой преданной любовью. Меньше всего на свете ей хотелось походить на свою мать, которая жить не могла без мужчин.

– Я сделала это для его собственного блага, – прошептала она Гизмо, прижимаясь щекой к его шерсти. – Он успокоится и поймет, что я в нем больше не нуждаюсь.

Глава четвертая

Когда Бирк очнулся, то увидел, что он лежит на постели Лэйси. В глотке саднило, будто по ней прошлись наждаком, а голова болела так, словно он пробивал ею стену. Два дня после того памятного вечера в баре он старался держаться подальше от Лэйси, зализывал душевные раны и при этом ухитрился подцепить грипп. Кое-как он добрался до Элсбет и Алека, однако тот, угостив его чаем с лимоном, твердо заявил:

– Мы с твоей сестрой женаты всего две недели, так что ты не сможешь остаться у нас, как бы плохо тебе ни было. Я позвоню Дункану.

Через полчаса приехал Дункан, прихватив с собой Кэлума, после чего начался семейный совет. Оказалось, что никто из Толчифов не хочет брать на себя заботу о Бирке, опасаясь, что тот перезаразит всю семью.

– Обо мне позаботится Лэйси, – прохрипел Бирк, после чего Дункан, Кэлум и Алек заулыбались. Затем, посовещавшись, они привезли его к дому Лэйси и внесли внутрь. – Помоги мне, Лэйси, – с трудом прошептал он, не обращая внимания на трех родственников, гоготавших где-то сзади. – Твои ребята сделали мой дом непригодным для жизни.

– О, Бирк! – только и воскликнула она, проводя своей прохладной маленькой ручкой по его пылавшим щекам. Однако сразу же пришла в себя и гневно запротестовала, особенно когда трое Толчифов положили Бирка на ее постель.

Всю ночь она поила его соком, давала таблетки, втирала в грудь эвкалиптово-ментоловый бальзам, прикладывала лед к его пылавшему лбу, мерила температуру – короче, вела себя как заботливая сиделка.

Когда он очнулся рано утром и зажмурился от яркого света, Лэйси мгновенно наклонилась к нему.

– Мне не слишком-то все это нравится, Бирк, – проворчала она, обтирая холодной влажной салфеткой его потное лицо, – ты всю ночь не давал мне спать. Для таких дел тебе нужна жена. А я слишком хороша для тебя, заруби это себе на носу.

Он ухитрился поймать ее руку и заставил присесть рядом с собой.

– Как жаль, что я болен и не могу тебя поцеловать. Ты знаешь, я заразился, поцеловав маленькую девочку – Мэри Лу, которая упала с велосипеда и сильно ушиблась у меня на глазах. У нее был грипп, и через сутки я уже и сам ослаб, как ребенок…

– Ты хоть помнишь, что тебя принесли Толчифы, причем ты трепыхался у них на руках, как пойманный кит? – Бирк молча помотал головой, и тогда она начала рассказывать: – Алек заявил, что Сибилла на седьмом месяце беременности, Меган едва оправилась от ветрянки, да и остальные очень боятся заразиться от тебя гриппом… Поэтому они принесли тебя сюда. А помнишь, как ты просил: «Помоги мне, Лэйси»? – Она поднялась, кровать качнулась, и в голове Бирка вновь зазвенели колокола, а перед глазами поплыли красные круги. – Я собираюсь на работу, – продолжила она, – но через пару часов вернусь. Все, что от тебя требуется, – это как можно больше спать, чтобы сбить температуру. Если ты будешь хорошо лечиться, то избежишь осложнений. А теперь приподнимись.

Обессиленный Бирк одними глазами умолял оставить его в покое, но безжалостная Лэйси тормошила его до тех пор, пока он не приподнялся и не сел, опираясь спиной о подушку.

Впрочем, во всей этой возне был даже элемент эротики – один раз он буквально уткнулся носом в ее груди, в то время как ее волосы ароматным дождем пролились на его голову.

– Глотай, – потребовала она, протягивая ему две таблетки. Бирк сделал над собой колоссальное усилие и с трудом проглотил их, что вызвало сильную боль в его воспаленном горле. – Запей. – И Лэйси поднесла к его губам стакан с апельсиновым соком.

Он сделал несколько жадных глотков, придерживая ее руку за запястье.

– Жажда? – понимающе спросила она и сама же ответила: – Ну, разумеется, при такой-то температуре. Вот, навязали тебя на мою голову! Не вздумай умереть, а то мне еще придется прятать твое тело в свежем бетонном растворе, чтобы избежать объяснений с полицией. Сейчас ты далеко не так горяч, как тогда, в баре, – продолжала говорить она. – Надеюсь, что твой грипп продлится недолго, и ты не станешь симулировать, чтобы подольше находиться в моем доме. Так, – она оглянулась по сторонам, – вот тебе пульт дистанционного управления, если захочешь посмотреть телевизор; а это – несколько журналов по строительству и компьютерам… телефон я поднесу поближе. Надеюсь, если вздумаешь позвонить, 1 то не станешь хвастаться своему абоненту, что находишься в моей постели? Принимай таблетки, пей сок и как можно больше воды и не вздумай приглашать девиц из своего многочисленного гарема в мой дом! – Лэйси снова обтерла его лицо влажной салфеткой. – Я вернусь домой еще до полудня. Постарайся к тому времени быть повеселее. – Она щелкнула его по носу и усмехнулась. – Весь город судачит о том, как ты вытаскивал меня из бара Мэдди. Говорят, что ты действовал, как все Толчифы, когда они видят женщину, которая им нравится. Но ведь мы с тобой знаем, что ты просто не выдержал, не так ли? Я видела тебя в деле, старый развратник, когда ты резвился с Эммой Ловенски на берегу реки. С ней ты откровенно сачковал, но со мной у тебя этот номер не пройдет.

Говоря это, она уже натягивала свитер поверх майки, расхаживая по комнате и разыскивая шляпу и перчатки. Когда Лэйси, наконец, ушла и в его воспаленном мозгу отзвенела последняя из ее намеренно издевательских фраз, Бирк мысленно поклялся себе, что она еще заплатит ему за это унижение. Скучать ему не пришлось – собака, и кошки немедленно запрыгнули на постель. Остаток утра он занимался тем, что пытался их согнать и при этом сам не свалиться на пол. Утомившись от" всей этой возни, он зарычал на ротвейлера и, окончательно обессилев, неожиданно заснул. Последняя его мысль была о том, что он все-таки добился своего и живет теперь там, где и хотел жить.

Лэйси ворвалась в дом ровно в полдень, как раз в тот момент, когда Бирк, уже проснувшись, смотрел по телевизору какую-то «мыльную оперу».

– Элсбет сварила тебе суп, – заявила она, переливая его в тарелку из большого термоса. Затем она поднесла тарелку Бирку и прикрыла его грудь кухонным полотенцем. – А ты стал еще более волосатым, чем когда тебе было двадцать лет.

– Убирайся, – просипел он.

– Кстати, пока ты с Эммой развлекался, Синди, Марго, и я вас снимали…

Бирк помотал головой, не желая открывать рот для ложки супа, поднесенной к его губам. Тогда Лэйси взяла край полотенца, зажала ему нос и держала так до тех пор, пока он не открыл рот. Воспользовавшись этим, она ловко влила суп.

– Один из приятелей Марго одолжил ей кинокамеру последней модели, – продолжала она. – Марго хотела продать тебе этот фильм, но у нас не было денег, чтобы проявить пленку, которая, между прочим, до сих пор находится у меня.

– Пощади, Лэйси! – взмолился он, проглотив вторую ложку наваристого куриного бульона с лапшой. – Неужели в тебе нет ни капли жалости? У меня и так раскалывается голова.

Бирк закрыл глаза, мечтая о скорейшем выздоровлении. Как только встанет на ноги, он найдет способ отплатить Лэйси.

– Ты прав. К тебе у меня нет ни капли жалости. Ешь. – Она пристально посмотрела на него и повысила голос: – Разве я не называла тебя «ходячим – спермобанком»? Да, конечно, я понимаю, что ты отрабатывал свою репутацию плейбоя не ради себя, а ради своих замечательных генов.

Сосредоточившись на процессе кормления, Лэйси непроизвольно приоткрыла рот, упершись кончиком своего язвительного язычка в верхнюю губу. Наблюдая за этим, Бирк поневоле залюбовался. Пятно засохшей извести пристало к одному из черных локонов, на носу – пятнышки голубой краски, за левое ухо заложен карандаш – да, Лэйси была бесподобна! Интересно, носит ли она сережки? Чтобы проверить это, он потянулся и слегка ухватил ее за нежно-бархатистую мочку уха, но Лэйси тут же отпрянула назад.

– Не трогай.

Тогда он приподнял голову и лизнул ее руку, державшую ложку.

– Будешь так делать – вылью суп тебе на голову, – невозмутимо пообещала Лэйси. – Сначала я думала проявить эту пленку, там запечатлено, как ты тискаешь и вылизываешь Эмму. Но, пожалуй, я лучше скажу Саре Джейн, что ты хочешь ее видеть. Думаю, она не будет возражать даже против гриппа, если заразится им от тебя.

– Трусиха, – прошептал Бирк. – Да не заражу я тебя!

– Вот этого я как раз не боюсь, у меня против тебя иммунитет. – И Лэйси, словно бы в доказательство своих слов, лизнула свою руку в том месте, где ее только что лизал Бирк.

– Когда я выздоровлю, мы еще об этом поговорим, – пообещал он. – Кроме того, тогда и посмотрим, кто кого заставит попотеть, не так ли?

– Поимев дело со мной, мужчины уже не в силах разговаривать, – презрительно заявила Лэйси. – Я способна испепелить их одним поцелуем… Хоть ты и пытаешься храбриться, но выглядишь жалким, как раздавленная лягушка. На-ка лучше прими таблетку.

По ее дрожащей руке Бирк понял, что она взбудоражена этим разговором. Значит, он все-таки сумел пробудить в ней женщину! Сколько бы любовников у нее ни было – об этом ему даже думать не хотелось, – он будет у нее последним!

Вскоре после того, как она снова ушла на работу, зазвонил телефон. Гизмо залаял, кошки засуетились, Бирк потянулся было к трубке, но тут сработал автоответчик, и он услышал хриплый голос Ио Маккэндлис. При этом на заднем фоне явственно слышался чей-то заспанный мужской голос.

– Лэйси, последний раз ты прислала так мало денег, что мне не хватило даже на пиво. А ведь мне еще нужна одежда и косметика! Вышли чек по тому же адресу.

Бирк медленно сполз с кровати, завернулся в одеяло и кое-как добрался до автоответчика. Он стер сообщение Ио, а затем, едва не наступая по дороге на мурлыкавших кошек, вернулся в постель.

Лэйси подперла голову рукой. Она сидела за столом, вяло ковыряя ложкой в тарелке с остывшей кашей. Куриный суп Элсбет она берегла для Бирка, поскольку сама умела готовить только консервированные супы. Как бы она сейчас хотела, чтобы он находился подальше от нее!

Подняв голову, она взглянула на Бирка, спавшего на ее постели и прижимавшего к себе одеяло с таким видом, словно это была женщина. Вот уже вторую ночь он метался в бреду, не давая ей спать.

Поднявшись со стула, Лэйси подошла к нему, вглядываясь в его осунувшееся мужественное лицо, на котором странно выделялись длинные черные ресницы. На смуглом виске тяжело пульсировала вздувшаяся жилка.

Какое-то время она задумчиво гладила одну из его прядей, а затем осторожно разжала пальцы. Это был Бирк, друг ее детства, показавший ей, что мужчина может быть деликатным и нежным. Наверное, не следовало рассказывать ему о возвращении матери, поскольку он сразу же почувствовал себя обязанным ее защищать. Почему она позволила Бирку вторгнуться в ее жизнь? Ведь ей не раз случалось выставлять мужчин за дверь, охлаждая их пыл одним резким словом.

Если она выйдет за Бирка замуж, то может сделать его несчастным. В этом отношении он совершенно прав. Сколько лет она потратила на борьбу с ним, осложняя этим жизнь и себе, и ему! Но что делать, если ее так сильно возбуждал вид разъяренного, грозного Бирка, когда казалось, что он буквально дымится, как пистолет после выстрела…

Лэйси протянула руку, чтобы отвести волосы с его лба, и в этот момент Бирк открыл глаза и спокойно взглянул на нее. Она затаила дыхание, зажмурилась, а когда осмелилась снова открыть глаза, Бирк опять спал, дыша глубоко и спокойно.

– Я всегда ненавидела тебя, – прошептала она, – такого самодовольного и сильного ублюдка, вообразившего себя покорителем женщин…

– Ты выйдешь за меня замуж, – не открывая глаз, вдруг глухо произнес он, и Лэйси вздрогнула, не в силах скрыть нервную дрожь. – Думай только об этом. Из-за тебя мне разонравились послушные и мягкосердечные женщины. Я знаю, что у тебя вполне хватит изобретательности на то, чтобы превратить мою жизнь в кромешный ад…

Она испуганно отпрянула и взбежала по лестнице. Ей на глаза попалось старое кресло-качалка, отсвечивавшее в лунном свете лакированным деревом, и Лэйси подошла поближе. Она вдруг почувствовала себя женщиной из другой эпохи, которая сидела в этом кресле, нежно укачивая своего новорожденного младенца. Ей уже двадцать девять лет, а она до сих пор не знает, что чувствует кормящая мать, держащая на руках сонного малыша. Задумавшись, Лэйси опустилась в кресло. На что может быть похоже это чувство? Она машинально подняла куклу, сидевшую на полу рядом с креслом, – это была старая кукла Фионы, – положила ее себе на колени и, слегка раскачиваясь, стала мурлыкать под нос ту самую колыбельную песню, которую ей пела Паулина Толчиф. Лунный свет заливал дом, вокруг царили тишина и покой, и Лэйси умиротворенно прикрыла глаза.

Внезапно тени зашевелились, она испуганно вскинула голову и увидела Бирка, завернутого в полотенце, который сидел на козлах и смотрел на нее. Он холодно улыбался, скрестив руки на груди.

– Ты уже кончила шуметь, дорогая?

Дорогая. Это слово почему-то так поразило ее, что она застыла на месте. Хотя чему тут удивляться: зная репутацию Бирка, можно было не сомневаться, что он обращался так к каждой из своих женщин.

– Я всю жизнь мечтала стать барабанщиком, – нелепо солгала она, чувствуя учащенное сердцебиение. Каким же сексуальным он выглядит в этом полотенце! Длинный шрам, начинавшийся от плеча и заканчивавшийся в районе живота, пересекает его выпуклую грудь. Лэйси помнила о происхождении этого шрама.

Однажды она неудачно пыталась заарканить молодого быка, тот бросился на нее, и только благодаря Бирку ей удалось спастись. В результате она была в таком шоке, что ему долго пришлось целовать ее, укачивать и рассказывать смешные истории про эльфов.

Бирк слез с козел и подошел к ее креслу. Лэйси затаила дыхание.

– Необычный дизайн, не правда ли? – заметил он. – Легкое, старинное, ручной работы…

Ей нужно отвлечь внимание Бирка от этого злополучного кресла, которое она когда-то давно купила у одного старика: он заявил, что эти деньги пойдут на его надгробие. Бирк не должен знать, что она много лет скрывает от него это кресло, мечтая о старой легенде!..

Бирк задумчиво провел пальцами по лакированной деревянной резьбе, украшавшей верхнюю часть спинки. Он умел и любил возиться со старой мебелью, приводя ее в божеский вид.

– Ты еще не согласился на мое предложение, – поспешно заявила Лэйси, опасаясь, что это кресло напомнит ему легендарное кресло Уны.

Бирк нахмурился, продолжая изучать кресло.

– Да? – рассеянно переспросил он. – О чем это ты?

– О нашем браке по расчету на то время, пока я не смогу разобраться со своей матерью, – нетерпеливо напомнила она. – Я сама сделаю для этого все, что нужно. – Лэйси волновалась, и рука, которой она убрала волосы со лба, заметно дрожала. – Сейчас я устала и плохо соображаю. Короче, я не маленькая девочка и не хочу, чтобы ты вмешивался в мои отношения с матерью. Я и сама знаю, что нужно делать, хотя неплохо бы иметь и тебя поблизости в качестве сторожевой собаки, если только ты не обидишься на подобное сравнение. Но тебе следует знать, что я очень неохотно иду на все это. Надеюсь, мы обойдемся без лишних эмоций…

Каким же надежным и уверенным он ей кажется! Прошлое разверзлось под ее ногами, словно болотная трясина, и единственным ее оплотом остался именно Бирк.

А он положил руку на спинку кресла, развернул его к окну и склонился над Лэйси, пристально рассматривая в лунном свете ее бледное лицо.

– Нам придется провести ночь в свадебном вигваме, – заявил он. – Это обычай всех Толчифов, и я не хочу его нарушать. Кстати, почему бы тебе не уступить мне свое место, а самой не сесть ко мне на колени? Так мы скорее обо всем договоримся… Между прочим, ты должна обещать, что проведешь со мной всю свадебную ночь, иначе мне будет стыдно смотреть в глаза своим братьям и сестрам. Лэйси посадила куклу на пол.

– Хорошо. Но и ты, разумеется, должен пообещать мне, что на какое-то время воздержишься от связей на стороне и не будешь вмешиваться в мои отношения с матерью. Ты должен согласиться, что я гораздо успешнее добиваюсь своих целей, чем ты. Короче, тебе придется временно отказаться от посещения своего гарема.

– Не возражаю, – заявил он, оглядывая ее с головы до пят. – Кстати, неплохо бы купить тебе что-нибудь шелковое и кружевное. Твое нижнее белье прочное и теплое, но не слишком сексуальное.

– Об этом потом, ведь ты еще не сказал «да». – Лэйси потянулась и сладко зевнула. Уловив на лице Бирка то выражение, на которое рассчитывала, она продолжила: – А ведь ты меня очень хочешь, дорогой. Это может быть даже интересно. Кстати, я не поленилась и записала все женские имена, которые ты произносил в бреду. Возможно, в будущем я смогу тебя этим шантажировать. Например, найму самолет, который напишет в небе: «Бирк любит Стеллу, Нэнси, Джоан и…»

– Ревнуешь? – поинтересовался Бирк, поглаживая ее ладонью по щеке.

– Разумеется, нет, – солгала Лэйси, целуя его ладонь.

– Я хочу жениться на тебе. Однако существуют определенные традиции, которые следует соблюдать: церемония пройдет на той горе, где Уна пасла своих овец и где похоронены мои родители.

– Прекрасная мысль, – шепотом согласилась дрожащая Лэйси.

– Итак, мы здесь, – промурлыкала Лэйси, когда Бирк внес ее на руках в свадебный вигвам. Стояла третья неделя октября. Ветер раскачивал верхушки сосен на горе Толчифов, срывал листья с осин и покрывал рябью холодные воды озера.

Бирк поставил Лэйси на ноги, отступил назад и посмотрел на нее сверху вниз. Под этим пристальным взглядом она судорожно сглотнула. На ней было замшевое индейское платье, расшитое бисером и отделанное бахромой, и мокасины. Платье было далеко не новым – до Лэйси его надевали и другие новобрачные. Бирк погладил ее по щеке и сказал:

– Ты просто совершенство.

– Оставь эти дежурные комплименты. Почему ты даже сейчас не можешь от них удержаться? – спросила она, и внезапно слезы брызнули из ее глаз.

– Потому, что это чистая, правда, – твердо заявил он тем же тоном, каким незадолго до этого давал брачный обет. Несмотря на то, что все друзья и родственники семейства Толчиф находились неподалеку, Лэйси охватил страх. А ведь до этого она смогла спокойно пережить и брачные приготовления, и свадебное торжество, проходившее под специально натянутым тентом, и даже нежный поцелуй Бирка, которым он скрепил свою клятву.

Но ему не следовало целовать ее так, словно бы он брал ее в жены до конца своих дней, не следовало давать торжественные обещания и даже произносить это слово – «навеки»! Сейчас он возвышался над ней, как башня, глядя на нее сияющими серыми глазами, – ее новый муж, ее старый друг, ее мучитель.

Бирк вытер мокрые щеки Лэйси большим пальцем, а затем поднес его ко рту и лизнул. Развязав разноцветную тесьму, которой были связаны ее волосы, – при этом на землю упала украшавшая роза, – он медленно распустил их, внимательно изучая выражение ее лица.

– Вы прекрасны, миссис Толчиф, – благоговейно прошептал он, пугая ее еще сильнее.

– О черт! – пробормотала она, не в силах удержать рвущийся наружу поток слез.

– Судя по всему, без эмоций все-таки не обошлось, – чуть подтрунивая над ней, произнес он.

– Да, есть немного. Кстати, сколько дней сможет простоять этот вигвам?

– Дня два простоит. Подожди, я разожгу огонь и проведаю своего Аппалуса.

Лэйси растерянно оглянулась, не зная, как себя вести. По стенкам вигвама были развешаны пучки трав и кухонные принадлежности, а на полу лежал большой спальный мешок. Она захватила с собой джинсы, свитер и теплое белье – ничего эротического из одежды у нее не было…

– Ты не собираешься помочь мне с лошадью? – весело поинтересовался Бирк.

Лэйси шумно выдохнула, смахнула слезы и вслед за Бирком вышла наружу, где уже стояла глубокая ночь. Озеро Толчифов было покрыто белыми барашками, деревья таинственно шелестели своими кронами, а воздух был чистым, свежим и холодным. Бирк держал ее за руку и, обнимая за талию, прижимал к себе.

– Ты не будешь слишком усердствовать этой ночью, не так ли? – проговорил он. – И не станешь доводить меня до звона в ушах?

Лэйси улыбнулась, мысленно обещая себе, что именно так и сделает. Затем она медленно повернулась к Бирку; он был одет в традиционные индейские штаны и куртку из оленьей кожи, не говоря о мокасинах, – настоящий абориген, дикий и сильный.

Она начала перебирать бахрому его куртки, постепенно продвигаясь все выше и выше, до тех пор, пока не коснулась указательным пальцем его губ. Ею овладело желание распалить его так сильно, как не удавалось еще ни одной женщине. Ради этого она даже готова была отбросить прежнюю мысль о том, как его унизить.

– Ну и как ты себя чувствуешь? – лукаво поинтересовалась Лэйси. Медленно облизнув губы, она положила руки на плечи мужа, встала на цыпочки и поцеловала его в холодные губы.

– Аппалус ждет, – сверкнул глазами Бирк. – Мой жеребец не привык ходить разукрашенным цветами и травами.

– Ну, на этом настояли все твои родственники. Кстати, мистер Толчиф, имейте в виду, что я предпочитаю ездить на собственной лошади, а не сидеть в одном седле с тобой. Никто не просил тебя заворачивать меня в одеяло, сажать на Аппалуса и мчать сюда, когда вечеринка еще не закончилась. – И она игриво толкнула его в грудь, а когда он отвел ее руки, разозлилась. – Ты бессердечный человек, Бирк, – заявила Лэйси, следуя за ним к лошади. – Твоя семья так старалась для того, чтобы…

Бирк быстро разбросал цветы, которыми был украшен Аппалус, после чего загнал его в укрытие и привязал к столбу. Лэйси подобрала цветы, набрав целый букет.

– Ты так беспокоишься о своем жеребце…

– Да, беспокоюсь, – отрезал он.

– Я вижу, ты заранее нарезал веток, чтобы соорудить для него навес. Но я же знаю, что ты занимаешься подобными делами, когда расстроен. В свое время ты предпочитал рубить дрова, чтобы успокоиться… Что с тобой происходит, Бирк?

Он оглянулся на нее, продолжая сооружать навес.

– Надеюсь, ты не собираешься доставать меня всю ночь? А ведь за целый день ты и слова не вымолвила! Зато была бледна и тряслась, как в лихорадке, словно тебя ожидала не брачная ночь, а смертная казнь! И вот теперь, когда я сам хочу успокоиться и побыть один, ты начинаешь меня донимать дурацкими разговорами…

– Да, и буду донимать! – пообещала Лэйси, следуя за ним к вигваму и продолжая собирать цветы.

Все то время, пока Бирк готовил ужин из свежей форели и картофеля, она не давала ему ни минуты покоя, мучая ехидными вопросами и придумывая все новые способы, как вывести его из себя. При свете костра он больше всего походил на одного из своих далеких индейских предков. На его щеке был шрам – память о первой в жизни попытке побриться. Сейчас этот шрам побелел от гнева. Заметив это, Лэйси торжествующе улыбнулась. Тем не менее, Бирк сдерживался и даже протянул ей тарелку с самым невозмутимым выражением лица.

– Знаешь, Бирк, ты типичный Толчиф, – заявила она. – Свою гордость носишь, как шериф – свой значок. Во что бы то ни стало, стремишься выполнить то, что пообещал. Но и я привыкла выполнять обещанное. Так вот, сегодня, если только ты не вздумаешь использовать всю свою первобытную силу, я доведу тебя до истощения. Что ты фыркаешь? Это все, что ты мне можешь ответить?

– Пойду-ка я лучше прогуляюсь, – заявил он, отодвигая тарелку.

– Прекрасно. В таком случае я ложусь спать, – Лэйси послала ему воздушный поцелуй, делая вид, что не обращает внимания на хмурое выражение его лица. Затем она расстегнула пояс и стянула с себя индейское платье, оставшись в своем обычном белье. Сев на пол, она принялась развязывать мокасины. Бирк с интересом следил за ней и даже перестал хмуриться.

– Не впечатляет, – пробормотал он, – теплое белье в брачную ночь… Большинство женщин предпочли бы что-нибудь более эротичное, чтобы заинтриговать своего мужа. Впрочем, зачем меня интриговать, ведь я же только осеменитель, не так ли? – с этими словами Бирк резко повернулся и покинул вигвам.

Дрожа от холода, Лэйси нырнула в спальный мешок, думая о том, как вести себя с Бирком, если он решит лечь рядом. А что, если нанести ему удар в самое чувствительное место?

Когда она проснулась от свиста ветра, теплое тело Бирка уже было рядом. Закинув руки за голову, он внимательно изучал отверстие для дыма в верхней части вигвама. Почувствовав, что она проснулась, муж оглянулся на нее так резко и стремительно, как это делают охотники, когда чувствуют, что к ним кто-то подкрадывается. Они встретились глазами, и его взгляд, словно он пытался запомнить ее лицо навеки, испугал ее не на шутку. А ведь Лэйси прекрасно знала, что Бирк всегда был гарантом ее безопасности!

– Ты занял слишком много места, – заявила она.

Бирк что-то проворчал и повернулся к ней спиной. Лэйси нахмурилась: как он смеет ее игнорировать? Она прижалась к нему и нежно поцеловала его в основание шеи. Бирк вздрогнул и мгновенно повернулся к ней.

– Что ты делаешь?

Ей так нравилась его ярость! Лэйси начала игриво перебирать пальцами волоски на его груди.

– Разве ты можешь лежать спокойно, когда я здесь, рядом с тобой? – поинтересовалась она.

Бирк, словно каменный, лежал совершенно неподвижно, пока она ласкала его грудь, лицо и плечи, а затем закинула обнаженную ногу на его бедро.

– Бирк, мы оба голые…

– А ты этим шокирована? – усмехнулся он с таким выражением, что ей захотелось вцепиться в него ногтями. Сама она уже была возбуждена до крайности…

– Тебя не возбуждает моя грудь?

– Я уже говорил, что ты – совершенство.

– Ну, это вполне в твоем стиле – говорить о том, чего не знаешь. Я хочу, чтобы ты меня обнял и рассказал, что я для тебя значу.

– Лэйси!

Она порывисто села, надеясь, что вид ее обнаженной груди наконец-то заставит его проявить активность. Дав ему вволю налюбоваться ею, она снова легла рядом и застегнула мешок почти до подбородка.

– Что ты пытаешься этим доказать? – разъяренно поинтересовался он, и это ее обрадовало – ведь именно его ярости она и добивалась.

– Странно, что никто не удивился, когда мы объявили о том, что решили пожениться. Все словно бы ждали, что мы именно так и поступим. Но до чего скверно все, получается: скоро приедет моя мать, а я даже не могу возбудить тебя до такой степени, чтобы ты наконец-то сделал то, что кажется самым естественным в подобной ситуации… – Лэйси вновь села, но на этот раз прикрыла обнаженную грудь руками. – Я не боюсь своей матери, но… – она вдруг вспомнила те редкие мгновения, когда Ио проявляла к ней нечто похожее на материнскую нежность, – но я совершенно запуталась. С одной стороны, я ее люблю, с другой – боюсь.

Бирк погладил ее по волосам, как делал это еще тогда, когда она была маленькой девочкой.

– Все образуется, Лэйси.

– Издеваешься? – вскинулась она, уже жалея о своем признании.

– Я просто уверен в твоей способности находить выход из любой ситуации.

– Ну, конечно… Тогда кто бы мне объяснил, зачем я как идиотка согласилась выйти за тебя замуж!..

В его глазах блеснула столь острая обида, что Лэйси осеклась. Все Толчифы отличались очень серьезным отношением к браку, поэтому ей не следовало затрагивать эту тему. Кроме того, она прекрасно сознавала, как много значит и для Бирка, и для всех остальных Толчифов. А ведь он действовал именно так, как, по его представлениям, и обязан был действовать настоящий мужчина! Разволновавшись, она наклонилась и быстро поцеловала его в губы, а затем уселась на него верхом.

– Лежи и не мешай мне терроризировать тебя!

Вытянувшись на нем во весь рост, она обхватила руками его лицо и стала покрывать не слишком умелыми поцелуями.

Глава пятая

А ведь Лэйси словно бы экспериментирует! – подумал Бирк, чувствуя прилив неистовой страсти, которую пробуждали в нем ее влажные и жадные губы. Кажется, она использовала его как способ отвлечься от своих проблем, но, несмотря на всю свою мужскую гордость, он не имел ничего против, скорее даже наоборот…

Прикосновения ее маленьких, шероховатых, мозолистых ладоней возбуждали его сильнее, чем ласки других, нежных и мягких, женских рук. В свете костра ее стройное тело в одних узких белых трусиках казалось таким прекрасным и эротичным – особенно упругие соски маленьких, округлых грудей…

– Ты такая легкая, – заметил он, и она тут же замкнула ему рот поцелуем. – Кто научил тебя всему этому? – снова поинтересовался Бирк минуту спустя, удивляясь тому, что слышит свой голос словно бы откуда-то со стороны. Сейчас он был готов убить ее «учителей», благодаря урокам которых она пробуждала в нем столь зверскую страсть.

– Вы, Толчифы, готовы были убить каждого парня, кто решался пригласить меня на свидание. Но я встречалась не с парнями, я встречалась с мужчинами…

Бирк обнаружил, что его руки лежат на бедрах Лэйси. При этом он зачем-то отводил глаза, чтобы не видеть ее обнаженных грудей.

– Кажется, одного из них звали Тед Гилквист?

– Почти угадал, – усмехнулась Лэйси, беря его руки, переплетая пальцы и заводя их ему за голову. – А теперь скажи, что ты очарован, что тебе нравится моя маленькая, но красивая грудь.

Она быстро наклонилась и, прежде чем он успел ответить, вобрала в рот его сосок.

– Лэйси! – зарычал он, начиная сходить с ума.

– Обними меня, – прошептала она, прижимаясь к его губам и проникая своим языком в его рот.

Бирк ощущал дразнящие прикосновения упругих сосков Лэйси, которая намеренно касалась его своей грудью.

– Я могу взять тебя прямо сейчас! – заявила она, выпрямляясь и встряхивая волосами.

– Все идет не совсем так, как надо, детка, – также шепотом отвечал он, отстраняя ее от себя. Ему хотелось обольстить ее, овладеть ею совсем иначе, чем это делали другие мужчины. Она легла рядом, а он взял ее руку и стал щекотать кончиком языка середину ее ладони. – Я человек старомодный. Можешь поцеловать меня, если хочешь…

– О нет! Ты пытаешься довести меня до того, чтобы я стонала и кричала…

– А также мурлыкала и вздыхала! – И Бирк лег на нее сверху.

– Какой же ты большой! – неожиданно заявила она. – Я даже не подозревала, что тебя может быть так много! Ты меня просто раздавишь…

– Испугалась? – И он слегка приподнялся на локтях, ослабив давление своего веса.

– Я никогда в жизни вас не боялась, мистер Толчиф!

– Прекрасно, миссис Толчиф. Я всегда знал, что рано или поздно ты попросишь меня жениться на тебе!

– А я никогда и не просила. Ты сам навязал мне себя, – заявила Лэйси, обнимая его обеими руками за шею. – Ага, ты раскраснелся и весь дрожишь словно в лихорадке… С чего бы это? Пар начинает выходить из ушей?

– Чтобы добиться этого, тебе самой надо возбудиться, Лэйси, причем возбудиться до такой степени, чтобы умолять меня о…

– Неужели? Медленно же ты закипаешь, Бирк.

– Я? – Он обнял ее за талию, плавно переместил руки вверх и стал ласкать ее соски большими пальцами.

– О да, делай так, – затрепетала она, начиная распаляться.

– Ты не можешь просто оседлать меня верхом и таким образом овладеть мной, – заявил Бирк минуту спустя. – Тебе еще предстоит для этого основательно потрудиться. – И он жадно поцеловал ее, не скрывая своего желания. Но в тот момент, когда она задрожала, а ее дыхание стало хриплым и прерывистым, он вновь отстранился.

Ему было мало внешних проявлений ее страсти, она нужна была ему вся целиком, без остатка; и он снова принялся ласкать и целовать ее, шепча на ушко нежные слова.

Все кончилось тем, что она, убаюканная, просто уснула в его объятиях.

Зато на следующее утро у нее появилась прекрасная возможность отплатить, беззаботно одеваясь у него на глазах. Бирк понимал это и уже заранее приготовился к нападению. Несколько минут он при дневном свете любовался ее грудью, а когда она подняла джинсы и уже приготовилась влезть в них, шумно вздохнул, схватил жену за обнаженную лодыжку и заставил опуститься рядом с собой.

– Оставь меня, чертов ублюдок… – прошипела она, но он закрыл ей рот дружеским поцелуем.

Лэйси посмотрела на него, и вдруг ее глаза вспыхнули.

– Слушай, Бирк, неужели ты готов овладеть даже спящей женщиной? У меня создается такое впечатление, что…

– А почему у тебя возникло такое впечатление? – томно потягиваясь, поинтересовался он.

– Я чувствую себя совсем разбитой… словно продиралась сквозь лесную чащу. У меня болит грудь…

– Ну, этому делу можно помочь, – понимающе заявил он, снова привлекая Лэйси к себе и покрывая ее грудь поцелуями. – У тебя уже больше ничего не болит, не так ли, детка? – усмехнулся он, прекрасно сознавая, что для того, чтобы успокоиться самому, ему надо как можно быстрее нырнуть в холодные воды озера Толчифов. Впрочем, есть и более удачный способ успокоиться, и он непременно прибегнет к нему, как только его нареченная будет к этому готова.

Дожидаясь приезда матери, которая должна была появиться на следующей неделе, Лэйси спала на кушетке. Каждый день она ходила на работу и лихо сновала на холодном осеннем ветру по стропилам и лесам.

А Бирк почти каждый вечер возился с креслом-качалкой, попутно вдыхая ароматы, доносившиеся из кухни. Он уже догадывался о том, что таится под старым, почерневшим от времени лаком, и, чтобы смягчить и снять слой за слоем, покрыл его особым составом. Лэйси работала допоздна, и у Бирка было достаточно времени, чтобы воспользоваться ее отсутствием.

Вспоминая о своей жене, он постоянно улыбался. Стоило ей вернуться домой, как он поднимал ее на руки и нес в ванную, где быстро раздевал и опускал в теплую, с ароматной пеной воду.

Представляя, как проделает это в очередной раз, Бирк сидел на корточках возле кресла. Он уже заранее предвкушал, как предъявит Лэйси герб Фергюсов, когда, наконец, его обнаружит. На какой-то миг он приостановился, чтобы вспомнить дневники Уны, в которых описывалось старое кресло-качалка с гербом Фергюсов на спинке. Девушка, которая качается в кресле…

Впрочем, Лэйси уже не девственница – об этом она заявила откровенно. Ну и что из того, что она не девственница? – размышлял Бирк. Они с ней в равном положении – только и всего. Он работал быстро, очищая старое вишневое дерево, из которого было сделано кресло. Эх, надо было обращаться с ней по-другому еще тогда, когда ей было всего семнадцать! Он отер пот со лба, а затем отложил мастерок и взялся за зубную щетку, чтобы окончательно расчистить герб Фергюсов.

Итак, он наконец-то обрел что хотел – легендарное кресло и женщину. Теперь осталось только приручить Лэйси, соблазнить ее по-настоящему и сделать своей женой навеки. Бирк самодовольно улыбнулся и с удвоенным старанием занялся креслом. Когда он хотел, то мог добиваться желаемого, а самым желанным для него была Лэйси.

Она неожиданно возникла за его спиной и теперь с удивлением смотрела на то, чем он занимается. А Бирк уже протирал пальцами спинку кресла, чтобы повнимательнее рассмотреть герб Фергюсов.

– Привет! – заявил он, поворачиваясь к Лэйси. – Ведь это кресло Уны, не так ли? Именно это кресло она продала, чтобы заплатить за земли Толчифов.

– Она сделала это лишь для того, чтобы приручить того Толчифа, который заставил ее стать его женой. Помнишь, после того как твоих родителей убили, был осенний вечер и ты держал меня у себя на коленях? – спросила Лэйси. – Тогда ты рассказал мне о том, что вы собираетесь делать, чтобы сохранить привычный образ жизни. Айе! – и она указала пальцем на герб Фергюсов. – Я догадывалась, что это именно то кресло, еще, когда увидела его в первый раз. Но я знала и то, что никогда его тебе не отдам! – Лэйси подбоченилась и с вызовом посмотрела на Бирка. – И знаешь почему? Да потому, что ты не хотел меня целовать, когда мне было семнадцать!

– Но я все же добился тебя, не так ли? – возразил он.

– Ну, это еще вопрос, кто кого добился, проказник Бирк. Ведь ты пока не сорвал главный цветок, не так ли? И – что самое смешное – ваша семейная гордость не позволяет вам бросаться в объятия других женщин. Ты мой пленник, так и веди себя соответствующим образом, я могу сделать тебя несчастным и не хочу упускать такую чудесную возможность. Ты в моих руках и должен это признать.

Бирк сумрачно посмотрел на Лэйси. Черт, ну почему она носит такие старые и потертые джинсы? Чем посылать деньги своей матери, могла бы позаботиться о себе! Он вдруг почувствовал, что начинает волноваться.

– С какой стати ты много лет поддерживала свою мать? – зло выкрикнул он.

– Да потому, что она в этом нуждалась, – ответила Лэйси, невозмутимо пожав плечами. – Ты ничего о ней не знаешь, Бирк, так что не делай поспешных выводов. Она дала мне все, что могла дать. И, кстати, ее жизнь намного хуже моей.

– Ты думаешь, это все оправдывает? – Бирку ужасно хотелось схватить Лэйси за плечи и основательно потрясти.

– А что ты в этом понимаешь? У тебя есть прекрасная семья, связанная легендами Уны. Вы все оберегаете, друг друга, а моя мать выживала, как могла.

Ну конечно, с помощью выпивки, любовников и полного пренебрежения дочерью, вспомнил Бирк, а вслух сказал:

– Только не пытайся оправдывать передо мной ее поведение!

Лэйси поспешно взбежала на второй этаж, яростно стуча каблуками. Нельзя позволять ему находиться в непосредственной близости от нее, иначе он немедленно разденет ее и бросит на кровать!

– Я вижу, ты уже основательно устроился, захламив весь дом старым барахлом! – запальчиво выкрикнула она.

– Ну, в твоем доме для всего хватит места, – примирительно заметил он.

Лэйси машинально осмотрела стены, на одну из которых Бирк уже успел повесить старый мушкет Толчифов и рожок для пороха. Кроме того, он перетащил в ее дом набор старых ножей и старые деревянные чашки. Из самой большой торчали детские ложки, украшенные резьбой, представлявшей собою эмблемы рода Толчифов. Затем Лэйси медленно перевела взгляд на Бирка, одетого в индейскую одежду из оленьей кожи, и взяла в руки одну из детских ложек.

– Элсбет рассказывала мне, что Уна сама вскормила всех своих детей.

Подняв голову, она увидела старые шотландские пледы и юбки, развешанные друг подле друга.

– Слушай, Бирк, – испуганно заявила она, – какого черта ты развесил свои вещи вперемешку с моими? Мне кажется, и те и другие стоит основательно вытрясти…

– Сделаем, – заявил Бирк, бросив в нее скомканный пакет. Романтическая ночь начиналась не слишком удачно.

– Я устала и не в том настроении, чтобы играть, – заявила Лэйси, разворачивая этот пакет. Там оказалась расшитая бисером замшевая сумка, какими пользовались американские индейцы. – Это что – подарок мне от семейства Толчиф?

– Айе! – торжественно заявил Бирк, горя желанием поскорее заключить Лэйси в объятия. – Это подарок для моей жены. Разверни его.

Лэйси осторожно раскрыла сумку и обнаружила там пять огромных кристаллов кварца.

– Зачем это?

– Затем, что Толчиф, не имея бриллиантов или иных сокровищ, дарил Уне кристалл за каждого ребенка, которого она ему рожала. Я знаю пещеру на горе Толчифов, где находятся такие кристаллы. Наверное, Уна так никогда и не узнала, что мой предок добывал их для нее с риском для жизни.

Лэйси невольно залюбовалась кристаллами, отбрасывавшими разноцветные отблески во все стороны. Вдоволь налюбовавшись, она убрала их обратно в сумку.

– Я это запомню, – пообещала она, – как запомнила раньше историю любви, изложенную в дневниках Уны… Кстати, ты ужасно похож на своего отца! Впрочем, как и все остальные твои братья и сестры. Черные волосы, серые глаза, статные фигуры, любовь к детям… Ты больше не сможешь держать меня на коленях, Бирк, как не сможешь и класть мою голову на свое плечо, рассказывая мне истории про эльфов и легенды семьи Толчиф…

– Но почему? Я тот же Бирк, каким был и прежде, дорогая!

– А тебе не кажется, что я похожа на свою мать? Говори, не стесняйся! – потребовала Лэйси. – Да, именно в этом и состоит одна из причин, почему я хочу увидеть ее снова. Я слишком хорошо себя знаю, поэтому уверена, что смогу распутать все проблемы, которые меня сейчас мучат.

– Ты забыла о том, что являешься членом семейства Толчиф? – напомнил ей Бирк.

– Нет, я помню об этом. Однако с тобой стало сложно общаться. Ты всегда был таким ручным, любил шутить, смеяться и дразнить женщин. Зато теперь, ухаживая за мной и убираясь в моем доме, ты стал более трудным для общения. Тебе следует понять, что для меня значит моя мать, иначе у нас нет будущего… – Лэйси спустилась вниз и принялась расхаживать по дому, непроизвольно сжимая руки в кулаки. Затем она резко повернулась к Бирку: – Ты так уверен в себе. Такой самодовольный, большой, как гора, готовый наброситься на любую женщину, которая пройдет рядом. Я хочу преподать тебе один урок.

Бирк видел, что она взволнована, и потому решил любым способом сохранять хладнокровие. Тем временем Лэйси приблизилась к нему вплотную и схватила его за отвороты куртки.

– Ты мой, Толчиф. Я могу сложить тебя в несколько раз и упаковать в свою сумку.

– А ты уверена, что являешься единственной женщиной, кому я позволю это сделать?

Она откинула голову назад, и ее глаза вспыхнули. Наблюдая за ней, он невольно восхищался горделивым блеском ее глаз.

– Впрочем, для меня уже не существует других женщин, – зачем-то добавил он.

– Я знаю! Твое семейство свяжет тебя по рукам и ногам и бросит в муравейник, если ты вздумаешь причинить мне хоть малейший вред. А ты еще даже не знаешь, как жалобно я умею кричать… бедный Бирк!

– Твои угрозы только возбуждают меня, дорогая. Почему бы тебе не принять ванну и не поостыть?

Бирк притянул ее к себе, поцеловал, а затем отпустил и отправился в кухню, где постарался выместить свое раздражение на ни в чем не повинных овощах. Он старательно резал морковь и чистил картофель, размышляя о недавней сцене. За занавеской, отделявшей ванную от кухни, раздавался шум воды. Время от времени оттуда показывалась обнаженная нога или рука, и Бирку стоило немалых усилий воздерживаться от желания немедленно схватить Лэйси в объятия. Зная ее обычное упрямство, он понимал: главное – надо выждать время и не торопить события, в противном случае она встанет на дыбы и придется начинать все сначала. Он решил придумать какую-то новую тактику.

– Что это за коробка? – удивленно воскликнула Лэйси, возвратившись на следующий день домой.

– Да вот Морт Уильяме поймал меня у почты и попросил захватить ее для тебя, – пояс Лил Бирк, наблюдая за тем, как Лэйси поспешно срывает оберточную бумагу с большой коробки.

Добравшись до ее содержимого, она засмеялась и завертелась на месте, прижимая к груди ярко-красный пеньюар, украшенный розовыми кружевами. Затем извлекла шелковый бюстгальтер и маленькие трусики. Заглянув еще глубже, она издала восторженный вопль:

– О, да это же Кама-сутра! Да еще почтовый каталог, по которому я закажу все остальные любовные пособия. Для женщины они просто необходимы, а я ухитрилась кое-что пропустить в своем сексуальном образовании. Было время, когда я вообще не интересовалась сексом, зато сейчас самый подходящий момент наверстать упущенное. – И она вновь залюбовалась пеньюаром. – Когда мне было всего семнадцать, я бросалась в объятия мужчин, не слишком разбираясь в них и не давая им времени оценить себя по достоинству. Мне казалось, что все они должны быть совершенными любовниками… – Лэйси задумчиво повертела в руках трусики. – И вот мы с тобой женаты, живем в доме, который раньше служил борделем, и ты пытаешься доказать мне, что не будешь ни о чем умолять… Спорим, что будешь, Бирк?

Бирк не ответил, мысленно представляя себе, как она наденет эти пикантные вещички…

Лэйси собиралась преподать своему мужу хороший урок, а потому чувствовала себя почти виноватой. Сейчас в их игре она явно «вела в счете», а Бирк ходил мрачный, то и дело, принимая холодный душ, чтобы успокоиться.

Вот и сейчас он был в ванной, а она стояла рядом, за занавеской, и любовалась подаренными им кристаллами.

– Я тоже хочу в ванную, – капризно заявила она. – Сколько ты хочешь за то, чтобы, наконец, выбраться оттуда?

– Столько у тебя нет, – фыркнул он.

– Но ты же не можешь торчать там вечно! Сегодня ночью я собираюсь основательно изучить свою эротическую коллекцию и попрактиковаться в сладострастных стонах. Когда тебе чего-нибудь захочется, дай мне знать.

Бирк откинул занавеску и выбрался из ванной. На какой-то миг вид его обнаженного, покрытого каплями воды, мускулистого тела испугал ее. Когда он попытался схватить ее в объятия, она услышала телефонный звонок и поспешно вырвалась.

– Хэлло, – произнесла Лэйси, срывая трубку с рычага и с ужасом узнавая голос матери.

– Какого черта ты не высылаешь денег? Я тут торчу в Сиэтле без одежды и выпивки, а ты и ухом не ведешь!

– Привет, ма, – упавшим тоном произнесла Лэйси.

– Ты что – вздумала испытывать мое терпение? – продолжал хриплый, давно утративший былую сексапильность голос Ио. – Я приеду к тебе первого ноября, так что будь добра основательно подготовиться. У вас в Вайоминге собачий холод, поэтому мне будет нужна шуба. Ведь ты вышлешь мне денежек, детка, не так ли? – заметно смягчив тон, поинтересовалась она. – Ты еще никогда меня не подводила.

Лэйси оглянулась на Бирка, который уже стоял возле нее, обернув бедра полотенцем. Она еще не чувствовала себя готовой объявить матери о своем замужестве и ненавидела собственную трусость. Бирк это понял, скрестил руки на груди и смерил жену ледяным взглядом.

Пока мать перечисляла ей свои многочисленные потребности, Лэйси увидела, что муж закипает гневом, и с легкой улыбкой коснулась его рукой. Он тут же обнял ее за талию, после чего она мгновенно почувствовала себя уверенней.

– Слушай, мать, я вышла замуж…

После такого признания ей пришлось на несколько секунд отвести трубку от уха, чтобы не слышать визгливых проклятий Ио. Воспользовавшись этим, Бирк взял трубку из ее холодных пальцев и заговорил сам:

– Привет, Ио, это говорит Бирк Толчиф… Да, это я женился на твоей дочери… Пока мы женаты всего два дня… Тебя также… Желаю приятного путешествия.

Положив трубку на рычаг, он поднял Лэйси на руки.

– Я не знаю, что теперь делать, – всхлипнула она, прижимаясь к его плечу. – Все так запуталось…

– Не – волнуйся, будет полный порядок.

– Я должна увидеть свою мать. Мне надо сделать это не столько для нее, сколько для себя.

– Я понимаю, – невесело согласился Бирк, присаживаясь на стул и нежно поглаживая ее по затылку, как делал это в детстве, когда хотел успокоить. И это вновь сработало – Лэйси перестала дрожать.

Глава шестая

– Ты замужем уже две недели и все еще выглядишь ошеломленной. Это странно, Лэйси, ведь ты же всегда знала, что в один прекрасный день Бирк решит жениться на тебе. Правда, все это получилось очень быстро, и, тем не менее, – говорила Элсбет, чьи гладкие, длинные и блестящие черные волосы были заплетены в роскошную косу. Заметив подходившего мужа, она обрадованно блеснула голубыми глазами и потянулась навстречу его поцелую. В отличие от других Толчифов Алек был коротко подстрижен, хотя тоже носил на плечах шотландский плед, сотканный его женой согласно старинным традициям рода Фергюсов. Элсбет научилась ткацкому делу от своей матери.

Лэйси тоже любила носить одежду шотландско-индейских расцветок, которой ее щедро одаривала Элсбет. Благодаря этому она ощущала себя полноправным членом семьи и знала, что всегда может рассчитывать на помощь и поддержку со стороны других ее членов.

Субботним вечером старый дом Толчифов на ранчо, модернизированный Дунканом, буквально ломился от гостей. Рыжеволосая Сибилла, одетая в скромное черное платье, грациозно перемещалась среди приглашенных. Ее выпуклый живот, из которого в скором времени должен был появиться второй ребенок Дункана, был прикрыт шотландским пледом. Беседуя с братьями, Дункан время от времени вскидывал голову и нежно поглядывал на жену.

Впрочем, то же самое делал и обычно хладнокровный Кэлум, когда в его поле зрения попадала жена Талия – великолепная блондинка с танцующей походкой.

Лэйси с удовольствием рассматривала внутреннее убранство так хорошо знакомого ей дома Толчифов, в котором, казалось, незримо присутствуют души его прежних хозяев – Мэттью и Паулины. Она провела здесь детство и юность, однако теперь все казалось ей странным и незнакомым.

Бирк бросил в ее сторону один из тех быстрых, мимолетных взглядов, которыми он, с одной стороны, словно бы осведомлялся о ее самочувствии, но с другой – напоминал о том, что она является его собственностью. Последнее напоминание не слишком-то нравилось Лэйси, особенно когда Бирк, не довольствуясь взглядами, подходил к ней, обнимал за плечи и целовал в щеку.

– Я не понимаю, Элсбет, – с досадой заявила она, когда муж снова отошел в сторону, – к чему было устраивать эту показательную вечеринку, когда мы женаты всего две недели, а совсем недавно гуляли на твоей с Алеком свадьбе. Я не люблю, когда в мою честь устраивают нечто подобное. Ты даже пригласила Фиону, которой пришлось ехать издалека.

Лэйси вдруг почувствовала себя столь странно, что машинально потерла лоб холодной рукой, пытаясь хоть немного прийти в себя. Она была одной из Толчифов, она находилась в кругу своей семьи – так в чем же дело? Неужели из-за неизвестно откуда взявшейся мысли, что не она должна была стать женой Бирка?

Бирк не хотел помолвки, а во время свадьбы даже не стал надевать ей обручальное кольцо, но только сейчас она вдруг восприняла это как некоторое упущение. Да, пока еще она не ощущала себя женой Бирка, ей казалось, что они сошлись не на всю жизнь, а на очень непродолжительное время. Но ведь они и договаривались именно об этом! Их брак – лишь временная мера для ее защиты. Лэйси содрогнулась, ощутив нервную дрожь при одном только виде самодовольных, улыбающихся губ Бирка, который в тот момент что-то рассказывал своему собеседнику. Лэйси давно привыкла к этой улыбке, но сейчас, когда он вдруг повернулся в ее сторону, в этой улыбке появилось что-то интимное, словно бы она предназначалась одной только Лэйси. Бессонница и нервное напряжение последних дней неожиданно проявились в том, что у Лэйси разболелась голова. Она потерла виски кончиками пальцев, но боль не отступала. Хватит смотреть на Бирка – он улыбается ей точно так же, как улыбался до этого всем наложницам своего «гарема»!

Элсбет взяла Лэйси за руку, как делала это тысячу раз прежде.

– Из-за Бирка ты стала редко у нас бывать.

Во время вашей свадьбы там, на горе, ты казалась настолько ошеломленной, что я решила дать тебе время успокоиться, прежде чем приехать с визитом. Мы всегда испытывали к тебе особые чувства, Лэйси, и как это замечательно, что мы продолжаем оставаться одной большой семьей. Я благодарна тебе, что ты вышла замуж за Бирка, хотя и признаю, что ты слишком хороша для него.

Если Элсбет выражала свою радость словесно, то Дункан и Кэлум при встрече просто подняли ее на руки и стали приговаривать, как они рады тому, что их «братец Бирк» наконец-то нашел себе подходящую пару. Она знала, что находится под их защитой точно так же, как и Эмилия – дочь Сибиллы. Вокруг этой рыжеволосой – вся в мать – девочки уже вовсю вились местные парни.

Но станет ли Лэйси подходящей парой для Бирка? – вот в чем вопрос. По сравнению со всеми остальными Толчифами она была невысокой, миниатюрной и отличалась иным отношением к жизни. Они мчались по жизни, защищая друг друга и подминая обстоятельства под себя. Когда Бирк изъявил желание провести церемонию бракосочетания на горе Толчифов, неподалеку от могилы их родителей, Лэйси все поняла. В нем еще жили воспоминания о тех годах, когда они отчаянно боролись за то, чтобы спасти семейное ранчо. Лэйси так много знала о семействе Толчифов – и, тем не менее, ничего не знала о человеке, который стал ее мужем!

Заметив, что она на него смотрит, Бирк ответил ей таким взглядом, от которого у нее мурашки побежали по коже. Усилием воли Лэйси заставила себя успокоиться… но почему он смотрит на нее так, словно хочет съесть? Она выпрямила спину и гордо подняла подбородок. В конце концов, Бирк смотрел на нее именно тем взглядом, какой она уже подмечала у двух других братьев Толчиф в тот период, когда те ухаживали за своими будущими женами. Странно, что Бирк взял ее в жены после многочисленных романов с высокими и совсем непохожими на нее женщинами. Вероятно, в этом сказалось временное отсутствие у него вообще каких-либо женщин.

Лэйси нащупала пальцами брошь – подарок Алека, – скреплявшую ее плед. Она была с Бирком слишком откровенной, и, тем не менее, он еще мало о ней знает, хотя сам уверен в обратном. Например, что он знает о ее страхе перед предстоящей близостью и о стыде за этот страх?

В ее душе бушевал океан чувств, и весь этот эмоциональный ураган сбивал с толку и выводил из равновесия. Бирк взял на себя заботы по дому и в последние дни был занят подготовкой к зиме. Приходя домой после рабочего дня, проведенного на стройке, Лэйси знала, что ее уже ждет горячая ванна с ароматной мыльной пеной и вкусный ужин. Кстати, Бирк настоял на том, чтобы она питалась правильно, и ежедневно готовил ей ланч. За ужином они мирно беседовали, в то время как за стенами старого дома бушевал яростный осенний ветер. Спали они врозь: она – на кушетке, он – на ее кровати. Перед сном они еще разговаривали, вспоминая прошлое, но избегая упоминаний об Ио Маккэндлис…

А Бирк все продолжал смотреть на Лэйси. От этого непрестанного внимания нервы у нее были напряжены до предела. Вот он, перемещаясь в толпе, прошел мимо Челси Лэнг, даже не взглянув на девушку, хотя та была одета в эффектное платье с глубоким вырезом. Челси была подругой Фионы и, как, наверное, половина всех присутствовавших здесь молодых женщин, в свое время встречалась с Бирком. А он уже приближался к Лэйси.

– Как же ты хороша! – произнес он таким страстным тоном, что у нее задрожали колени.

Элсбет и Фиона заулыбались.

– Он хочет соблазнить тебя, Лэйси, так что будь настороже, – посоветовала Элсбет.

– Ты не хочешь, чтобы я тебя поцеловал? – поинтересовался Бирк, заботливо рассматривая черные круги под глазами жены. Не обращая ни малейшего внимания на своих сестер, он разговаривал с ней так, словно, кроме них, в доме никого не было. Выражение его глаз было предельно красноречиво: он хотел ее, причем хотел прямо здесь и сейчас! Но больше всего Лэйси пугала его усмешка, делавшая его таким знакомым и незнакомым одновременно.

– Не пытайся меня обольстить, – заявила она мужу, – я все разгадала. Потратив на меня время, ты упустишь какую-нибудь высокую блондинку с пышными формами.

– Какой бы ты ни была, тебе все равно придется стать моей настоящей женой. – Не давая ей ответить, он поднял ее и жадно припал к ее губам.

Поцелуи мужа пробуждали в Лэйси неизвестные ей самой дикие инстинкты, в результате все ее тело рвалось навстречу ему, чтобы слиться с ним в едином, всесокрушающем порыве. Раскрасневшиеся, задыхающиеся, дрожащие, они с трудом оторвались друг от друга под восторженные аплодисменты собравшихся.

– А теперь моя жена хочет произнести несколько слов, – торжественно объявил Бирк. – Она скажет вам, что счастлива оттого, что я ее муж… – И он закружил ее по комнате.

– Поставь меня на пол, Бирк, – потребовала Лэйси, – иначе я…

– Что – иначе?

– Иначе я сведу тебя с ума своими поцелуями, – пробормотала она, снова приникая к нему.

– Слишком поздно, дорогая, я и так уже без ума от тебя! Странно, как я не упал в обморок от избытка чувств. Посмотрим, как ты будешь вести себя сегодня ночью, когда облачишься во все свои эротические штучки и предстанешь передо мной чертовски соблазнительной маленькой женушкой.

– А ты хоть знаешь, что я не надела бюстгальтер?

Бирк изумленно раскрыл глаза, скосив их вниз, туда, где ее блузка вплотную прижималась к его рубашке. Затем молча перенес жену на кушетку и сел.

– Кажется, сейчас я приведу в беспорядок твою юбку, – игриво заявила она, опуская руку.

– В этом ее преимущество и недостаток одновременно, – пробормотал он, отводя длинную прядь волос и целуя Лэйси в ухо. – Не зайти ли нам в чулан, или ты боишься?

– С какой стати мне бояться? Все равно ты зарычишь первым, Бирк!

– Это мы посмотрим. Жду тебя через десять минут в том чулане возле кухни, где обычно хранится зимняя одежда. – Бирк отпустил ее, закинул руки за голову и сладко зевнул. Затем, не обращая внимания на Лэйси, встал и замешался в толпе. Спустя минуту она сделала то же самое, однако к заветному чулану они пробирались с разных сторон.

Он ждал ее на кухне, скрестив руки на груди и опираясь плечом о косяк двери. При этом на его лице застыло не слишком-то любезное выражение. Впрочем, Лэйси это не смутило: она тоже не собиралась быть с ним слишком любезной!

– Посмотрим, насколько смелой вы теперь окажетесь, миссис Толчиф, – насмешливо заявил он, распахивая перед ней дверь, ведущую в чулан. – После вас, дорогая!

Высоко подняв голову, Лэйси отважно шагнула в темноту.

– Тебе нужен свет? – спросила она.

– Зачем? Я и так знаю, что делать, – язвительно откликнулся он.

– Но нас будут искать. – Лэйси начала расстегивать свою блузку.

– Зачем? Им ли не знать, как ведут себя молодожены?

Глаза Лэйси постепенно привыкли к полумраку, и теперь она могла различать выражение лица Бирка. На этот раз его неистовое желание не только не испугало ее, но даже вызвало ответное. Он так яростно рванул на груди свою рубашку, что пуговицы расстегнулись сами собой.

Тесное пространство чулана пульсировало неистовством раскаленных желаний. Бирк сунул одну руку за пояс юбки Лэйси, а другой принялся ласкать ее обнаженные груди.

– Если мы хотим делать все правильно, то тебе придется отвечать мне тем же…

– Я так и собиралась. Когда я выйду отсюда, ты еще будешь отлеживаться здесь и приходить в себя.

– Опять угрозы! Кстати, у нас не так уж много времени, поэтому пора воплощать их в жизнь. Я целиком в твоем распоряжении и жду.

«Все это не более чем игра», – еще успела подумать Лэйси, отдаваясь умелым ласкам нежных и сильных рук Бирка. Его поцелуи становились все более жгучими, а руки медленно забрались ей под юбку и начали поглаживать ее трусики, проникая под них.

Лэйси обнимала и гладила его голову, ласкала волоски на обнаженной груди, целовала плечи и шею. Теперь они оба одинаково пылали от страсти.

Наконец его уверенно-нежные пальцы оказались между ее раздвинутых бедер и стали ласкать низ ее живота. Лэйси выгнулась, судорожно вздохнула и издала длинный, сдавленный стон.

– Возьми меня, Бирк, – прошептала она, прижимаясь к нему как можно плотнее.

– Сейчас не время, но скоро это обязательно случится, – прошептал он в ответ, целуя ее разгоряченные щеки.

Она мысленно улыбнулась: легкое безумие, а не галантное обольщение – вот чего ей хотелось от него добиться. Вцепившись ногтями в его плечи, она задрожала, содрогнулась, застонала… А потом нырнула рукой под его юбку, желая проверить силу его собственного возбуждения.

– Не трогай меня, – процедил он сквозь зубы, крепко держа ее за талию.

Но она уже коснулась его, умело и нежно, и, непрерывно целуя, помогла избавиться от адского возбуждения. Знала ли она, что и как нужно было делать? Да, знала.


Дункан и Кэлум сидели за кухонным столом, прямо напротив двери в чулан. Кэлум подбросил оливку в воздух и ловко поймал ее ртом.

– Что-то у них там слишком тихо – ни стука, ни шороха, ни воплей…

– Бирк должен быть нам благодарен за то, что мы сидим тут на страже, пока он там тискает Лэйси. Любой гость может зайти в кухню за выпивкой и случайно открыть дверь в чулан.

– Лэйси надо было отвлечься: когда они приехали сюда, она выглядела такой бледной и встревоженной. Ставлю пять долларов за то, что, когда они выйдут оттуда, она будет сиять, как рождественская елка. – Кэлум взял из банки вторую оливку и повторил свой трюк.

– Да, из нее получится типичная жена, которой требуются ласки мужа, чтобы успокоить взвинченные нервы, – глубокомысленно заметил Дункан.

– А как еще смогут выжить маленькие и слабые создания, если рядом с ними не будет больших и сильных мужчин? – протяжно спросила Сибилла, появляясь в дверях. Она и Талия держали в руках большие кувшины, которые требовалось снова наполнить вином. – Ну, как там они?

– Кажется, заканчивают, – промурлыкал Дункан, вставая на ноги. – Не пора ли нам разогнать гостей, тем более что они уже вылакали столько вина?

– Зачем? – вскинула брови Сибилла. – Ты хочешь остаться со мной наедине?

В этот момент в кухне появились Элсбет и Алек.

– Они все еще в чулане? Интересно, кто из них выйдет сияющим, а кто – мрачным? – поинтересовалась Элсбет. – И что останется от проказника Бирка?

– Возможно, они оба выйдут сияющими, – ответил Алек, бросая в нее оливку.

Она поймала, улыбнулась и положила ее в рот.

– Какой же ты самоуверенный, Петров! Придется тобой заняться.

– Когда пожелаешь, любовь моя!

Тем временем Лэйси лихорадочно застегивала блузку дрожащими руками и приводила в порядок волосы. То, чем они только что занимались в этом чулане, по своей интимности и нежности превосходило обычный секс. Между ними существовало своего рода пари: проигрывал тот, кто не выдержит и застонет первым. Никогда еще Лэйси так страстно не желала мужчину – впрочем, никакому другому мужчине она еще не позволяла ласкать себя так. Бирк будто пробежался по ней руками – и ей это не понравилось. Казалось, что его руки, ласкавшие ее груди, были слишком суетливы. Она едва не расплакалась, уткнувшись в его плечо.

– Ты еще заплатишь за это, Толчиф. Ты хорошо знаешь, что все твои родственники сидят там.

– Тебе нравится меня целовать, не так ли? Когда ты возбуждаешься, то становишься маленькой дикаркой. – Он поцеловал ее в нос. – И ты действительно возбудилась, дорогая, поскольку забралась ко мне под юбку…

– Заткнись и стань серьезным. – Лэйси набросила ему на плечо свитер, а сама начала застегивать его рубашку. Затем привела в порядок его плед и разгладила все складки, стараясь держаться при этом как можно спокойнее. Она даже заставила мужа нагнуть голову, чтобы пригладить ему волосы.

Бирк был еще слишком возбужден и ударился головой о полку. Пока он чертыхался и потирал ушибленное место, Лэйси отряхнула руки и первой вышла из чулана. Все семейство Толчиф, – сгрудившееся вокруг кухонного стола, смотрело на нее с веселыми улыбками. Лэйси так резко остановилась, что Бирк ткнулся ей в спину. Смутившись и покраснев, она стала приводить в порядок свои волосы.

– Скажи им что-нибудь, Бирк, – прошептала она через плечо.

– Да, да, проказник Бирк, расскажи нам: зачем ты загнал Лэйси в загон и почему одна из твоих пуговиц висит буквально на нитке? – спросила Фиона, жуя кусок свежеиспеченного хлеба, обильно намазанный маслом.

– Нам надо было поговорить наедине, – непринужденно пояснил он, как будто столь страстные объятия и поцелуи в чулане были для него самым привычным делом.

Лэйси пыталась собраться с мыслями и даже стиснула его запястье. Он наклонился и поцеловал ее волосы, зарывшись носом в разметанные пряди.

– Он опьянен любовью, – торжественно заявил Дункан, скрестив руки на груди.

Любовью? Лэйси обернулась к Бирку, чувствуя, как бешено, колотится сердце, а пол буквально уходит из-под ног. Она не хотела, чтобы в ее жизнь каким-либо образом снова замешалась любовь.

– Мне кажется, это ошибка, – прошептала она.

Бирк достал орхидею из букета, принесенного отцом Алека, и артистично украсил ею волосы Лэйси. Другой цветок он воткнул себе за ухо.

– Здесь нет никакой ошибки, моя дорогая жена. Я наконец-то тебя получил. Да и ты меня страстно желаешь – надеюсь, ты не будешь это отрицать? Пора нам что-то решить насчет кольца, Лэйси, – твердо заявил он, подбоченясь, – раз уж ты согласилась исполнять обязанности моей жены.

Лэйси в ответ пробормотала:

– Ты совсем не обязан вручать мне кольцо.

– Слишком поздно, – ухмыльнулся Бирк. Он достал из кармана маленькую коробочку, открыл ее и извлек золотое кольцо с огромным бриллиантом. Взяв руку Лэйси, он надел кольцо ей на палец. – Моя бабушка Лабель любила все самое лучшее, а уж в кольцах она разбиралась, поскольку была самой знаменитой воровкой своего времени. Разумеется, моему деду пришлось заплатить за это кольцо, чтобы спасти ее от тюрьмы. Ему не хотелось расставаться со своей женой. – Говоря это, Бирк выглядел весьма решительным. – Мне было очень непросто установить истину. Кстати, тебе нужно и гладкое кольцо, безо всяких камней. Но я надеюсь, что до появления нашего первенца ты будешь носить это.

– Что ты сказал насчет первенца? – переспросила Лэйси, изучая бриллиант. – А оно, наверное…

– … очень дорогое, – подсказал Кэлум.

– Мне больше нравятся кристаллы, – смахнув слезы, катившиеся по ее щекам, закончила Лэйси.

– Я так и знала, что она это скажет! – торжественно заявила Фиона.

Вечеринка близилась к концу и гости уже начали расходиться, когда Бирк вынес Лэйси из дома на руках и посадил на свою неоседланную лошадь. Дункан успел кинуть брату стеганое одеяло, чтобы тот закутал в него молодую жену. Остальные гости и члены семейства, высыпав на улицу, оживленно обсуждали огромную тучу, собиравшуюся над горой Толчифов. Наконец новобрачные поскакали в ночь, преодолевая порывы ветра. Лэйси чувствовала, что ее крепко держат теплые и надежные руки Бирка, и оттого ощущала себя уютно и уверенно.

Озеро Толчифов бушевало, ветер гнал белые барашки, выглядевшие в ночи весьма мрачно. Сосны и пихты раскачивались из стороны в сторону, нехотя поддаваясь порывам ледяного ветра, который развевал, волосы Лэйси и холодил ее щеки. Был уже самый разгар октября, и ветер нес снежинки, застревавшие в волосах. Однако ничто не могло омрачить их настроение.

Они спешились у озера и шли рука об руку вдоль берега, любуясь ночным пейзажем. Этой ночью муж казался Лэйси особенно пленительным… Она еще никогда не испытывала такого возбуждения, как в тот момент, когда Бирк обнял ее посреди бушующей стихии. Он опустился под дерево и увлек ее за собой, натягивая на них обоих старое одеяло. Вокруг бушевал ветер, но в объятиях мужа Лэйси чувствовала невероятное успокоение.

– Именно сюда я пришел однажды ночью, чтобы дать обет в том, что отыщу наследство Уны, и мы навсегда будем вместе. Давай же поклянемся в этом, дорогая!

Бирк взял ее руку и нежно поцеловал, затем переплел ее пальцы со своими и воздел руки к небу.

– Айе! – воскликнул он, и ветер мгновенно разметал его волосы.

Затем Бирк притянул Лэйси к себе, зажал в кулаки ее волосы и жадно поцеловал. Впрочем, изнемогая от страсти, она ничего не желала, как подобной грубости. Он прижимал ее к себе с такой силой, что никакая буря теперь не могла разорвать этих объятий, их сердца бились одинаково горячо и пламенно.

Глава седьмая

Лэйси села на доску, положенную между козлами, и быстро пробежала карандашом по бумаге, которую держала в руке. Это была проектная смета от церковного совета, которая обещала ее фирме прекрасное будущее, – и Лэйси чувствовала себя абсолютно счастливой.

Впрочем, сейчас ее мысли были заняты отнюдь не работой, а тем, что произошло после свадебной вечеринки. Драгоценное кольцо Ла-бель было спрятано в надежное место, а Бирк подарил ей маленький розовый агат, чья оправа почернела по краям от времени. Вспомнив о нем, Лэйси невольно сжала руку в кулак, чтобы почувствовать это кольцо.

Церемония на горе была устроена ради семейства Толчиф, а свадебная вечеринка – из гордости и в знак уважения к обычаям. Но когда Бирк воздел их соединенные руки к штормовому небу и произнес «Айе!», он дал гораздо более сильную клятву, чем, если бы сделал это в церкви. Слушая вой ветра, бесновавшегося вокруг горы Толчифов, и согреваемая надежными объятиями Бирка, Лэйси дала ему гораздо больше того, что намеревалась дать.

– Айе! – крикнула она ветру, который соединил их обещания, после чего позволила Бирку все, что он хотел. В его поцелуях отсутствовали терпение или умение, зато была неистовая первобытная жажда обладания, внушившая Лэйси, что она полностью принадлежит этому человеку и, может быть, навсегда.

– Теперь ты моя, красотка Лэйси, – пробормотал он.

– А ты мой, проказник Бирк, – отозвалась она, гладя его волосы.

… Реконструкция церкви шла своим чередом. Электрик по имени Сэм Кацман взобрался по лестнице, стоявшей сбоку от козел, на которых пристроилась Лэйси, и занялся электропроводкой. Встав на деревянную катушку с проводом, Лэйси потерла виски, а затем сняла шляпу. В понедельник утром, когда она пришла на работу, от поздравлений не было отбоя. Воскресенье она провела с Фионой и другими Толчифами, надеясь успокоиться и прийти в себя. Единственное, в чем она теперь была абсолютно уверена, так это в том, что Бирк больше уж никогда не позволит себе по-настоящему увлечься другой женщиной. Прошедшая церемония означала для него больше, чем для кого бы то ни было, поскольку включала в себя те экзотические ритуалы, которыми он так дорожил. А ведь его братья Дункан и Кэлум венчались в церкви, да и Элсбет вышла замуж за Алека отнюдь не на горе Толчифов, а в центре Амен-Флэтса.

Проведя все воскресенье у Толчифов, Лэйси вернулась домой поздно, оповестив Бирка о возвращении ревом своего мотоцикла. Он занимался старым креслом-качалкой, приводя его в порядок и одновременно любуясь своей работой.

– Довольна собой, дорогая? – наигранно-непринужденным тоном поинтересовался он.

– Очень даже довольна. Твоя семья меня любит, а вот к тебе вряд ли испытывает похожие чувства. Фиона отправилась путешествовать налегке, и я отвезла ее в аэропорт на своем мотоцикле.

Бирк выпрямился и скрестил руки на обнаженной груди. Он был в одних поношенных джинсах и старых носках, а своей угрюмостью напоминал разозленного медведя, только что очнувшегося от зимней спячки.

– Существуют определенные правила игры, дорогая, и одно из них состоит в том, что тебе не следует раскатывать на мотоцикле до самого рассвета хотя бы потому, что на дорогах сейчас скользко и идет снег. С этого момента ты будешь ездить только на пикапе.

Наутро Лэйси покормила своих домашних питомцев, затем привела в порядок волосы и налила себе шоколада, который приготовил Бирк. Он находился – и она это чувствовала – далеко не в лучшем настроении.

– Какие-нибудь проблемы? – поинтересовалась Лэйси.

– Я тут кое-что сделал, – отвечал он, толкая ногой кресло-качалку в ее сторону.

Старинное кресло, привезенное из Шотландии семейством Уны, сверкало, как новенькое, и все благодаря тому, что Бирк натер его специальным составом.

– Красиво, – заметила Лэйси.

Бирк никогда не играл по временным правилам, которые создавались бы под конкретную ситуацию. После долгого раздумья он взял ее за подбородок и легко скользнул губами по ее губам.

– Пока вы, девушки, хихикали и веселились, я вместе со своими братьями готовил дом к зиме. Ты хоть знаешь, сколько мы провозились, прежде чем все сделали? – Лэйси помотала головой. Бирк поискал глазами ремень и нашел его под ее свитером, лежавшим на стуле. Накинув ремень на жену, он медленно подтянул ее к себе. – Ты просто колдунья. И чем ты меня только околдовала?..

Лэйси хлопнула входной дверью, и Бирк на несколько мгновений задержал дыхание, а затем продолжил свою работу по дому. Он знал, что в одиннадцать вечера жена должна была закрыть церковь на ночь, заскочить к Мадди за пивом, после чего заехать к Элсбет.

Он уже досконально изучил график ее перемещений по городу, контролируя ее и заставляя возвращаться не слишком поздно. Недавно ему по этому поводу даже звонила Элсбет. Она попросила его быть с Лэйси «поласковее», поскольку та находится во взвинченном состоянии…

– Что ты делаешь? – равнодушно спросила Лэйси.

– Перестраиваю наш дом, дорогая. В данный момент занимаюсь нашей спальней.

– Не надо возводить стен, Бирк!

Как же он не любил вот таких вибрирующих интонаций ее голоса! Бирк не стал оборачиваться, продолжая проворно приколачивать доску.

– Но твоя мать приезжает через два дня.

Нам же надо от нее как-то отгородиться.

Он вспомнил о том, как в свое время Ио пыталась довести его до белого каления. Она обладала удивительным свойством выводить из себя мужчин. Невольно опасаясь увидеть выражение лица Лэйси, Бирк медленно повернулся к ней. На ее бледном лице можно было прочитать отчаяние, страх, муку… Выражение ее синих глаз встревожило его не на шутку.

– Все будет нормально, Лэйси, – попытался успокоить ее Бирк. – А когда твоя мать уедет, я разберу эту стенку.

Или когда Ио доведет дело до того, что уехать придется мне! – с ужасом подумал он.

– Я понимаю, – тихо ответила она. – Конечно, когда мужчина находится в обществе двух женщин, перегородка нужна… Я привыкла к тебе, Бирк, но…

Она произнесла последнюю фразу таким тоном, словно он был старым ковром, по которому она ходила сто раз на дню. Бирк отложил в сторону молоток, приблизился к ней и расстегнул, молнию на ее куртке. Стянув ее с плеч Лэйси, он опустился перед женой на колено и разул ее. Лэйси уронила руки на его плечи, продолжая рассуждать вслух:

– Все правильно, нам нужно отгородиться…

Согласно обычаю новобрачные должны спать вместе.

Пока она бормотала что-то еще, Бирк стянул с нее джинсы, а затем встал и через голову снял с нее свитер. Она воспринимала это как привычный, многолетний обряд, но Бирк хотел большего.

– Если ты мне поможешь, то мы в два счета вырежем в наружной стене окно, и тогда комната будет казаться более просторной. А еще можно снять дверь чулана, но не трогать полки и вешалки для одежды.

Сейчас, стоя перед ним в одном белье, она выглядела такой маленькой и беззащитной…

– Ты прав, – неохотно ответила она, глянув в сторону ванной.

Бирк ласково погладил ее по холодной щеке.

– Эй, разве мы с тобой не плотники? Мы славно поработаем вместе, да еще позовем на помощь других Толчифов. Стены – это всего лишь доски и штукатурка. Знаешь, ты все-таки зря разрешила матери приехать сюда, – глухо пробормотал он. – Я мог бы…

– Это еще что такое? – возмутилась она, шлепнув его по руке. – Ты опять пытаешься лезть в мою жизнь? А ты не думаешь, что я во всем хочу разобраться сама?

Взяв мелок, она провела линию, разметила косяки для трех окон, после чего подняла с пола ручную электропилу Бирка, включила ее и мгновенно вырезала дыру в стене. В дом ворвался порыв холодного ветра.

– Немного кривовато, но зато годится для поставленной цели, – заметил Бирк, вытаскивая шнур от пилы из розетки. Он надел на жену защитные очки. – Давай-ка делать все профессионально, дорогая.

– Давай, – согласилась Лэйси, снова вставляя шнур в розетку и включая пилу.

Пока она вырезала окна, работая с такой легкостью, словно стена была из бумаги, Бирк внимательно следил за ее действиями, периодически покачивая головой. Когда порывы зимнего ветра стали настолько сильными, что взметенные вверх волосы, густо осыпанные опилками, почти закрыли лицо Лэйси, Бирк направился к телефону и позвонил своему бригадиру:

– Привет, Бак. Я надеюсь, ты в хорошем настроении, потому что мне надо привезти кое-что прямо сейчас. Возьми с собой Мела, чтобы он открыл тебе склад. Нам нужны три больших окна… Да, я понимаю, что сейчас почти полночь, но у нас так сложились семейные обстоятельства.

Произнеся последнюю фразу, он оглянулся на жену – маленькую женщину с пышными разметавшимися волосами. В одном белье, проворно орудуя визжащей пилой, Лэйси упорно боролась со своими внутренними демонами.

Она остановилась лишь в час ночи – и то только ради тарелки горячего супа, которую ей насильно сунул в руки Бирк. Окна уже были вставлены, и теперь ветер свистел снаружи. За неимением занавесок они были завешены одеялами.

– Ну вот, – удовлетворенно пробормотала Лэйси, – теперь все в порядке.

– Не совсем. Мы забыли это отпраздновать.

Подойди ко мне и поцелуй, – отвечал Бирк, отставляя в сторону щетку, которой подметал опилки.

Лэйси выглядела так, словно в любой момент была готова рухнуть на пол от изнеможения.

– Ты устала, любовь моя, у тебя тени под глазами, да? А завтра устанешь еще больше – до такой степени, что у тебя даже не хватит сил на твои сексуальные телефонные звонки, которые мне так нравятся, – проговорил Бирк.

Она слабо усмехнулась и сказала:

– А согласись, это было неплохо задумано и исполнено, тем более что я постоянно импровизировала! Например, второй звонок мне удался лучше, чем первый, ты не находишь? А как тебе понравилось это ритмичное, страстное дыхание, эти вскрики и стоны, то замирающие, то срывающиеся на вопль, особенно в конце? Мастерски исполнено, правда? Согласись, что финал был похож на вишенку, которой украшают сливочное мороженое.

Да, с этим было трудно не согласиться. После первого из таких звонков он пребывал в настолько возбужденном состоянии, что у него дрожали колени. После второго он понял, насколько же соблазнительна, может быть Лэйси, когда захочет покорить мужчину. Но ему совсем не хочется, чтобы она соблазняла кого-то еще! После этого звонка он накричал на своих людей и поругался с директором школы, пристройку к которой делала его фирма.

– Кстати, в одном месте ты мерно постанываешь, а затем, задыхаясь, начинаешь кричать все громче и громче… Интересно, как ты это делала, ведь вокруг были твои рабочие?

– А ты разозлился, Толчиф!

– Насколько я понял, двое твоих людей все-таки не выдержали твоих стонов и сбежали домой, к своим женам, – заметил Бирк, снимая с нее носки и сорочку. Теперь она осталась в маленьких трусиках и тонком кружевном бюстгальтере. – Я не прав?

Прежде чем она успела ответить, он поднял ее на руки и перенес в ванну, уже наполненную горячей мыльной водой. Здесь он быстро раздел ее и осторожно погрузил в воду. Не успела она что-либо возразить, как Бирк проворно разделся сам и сел в ванну позади нее. Она глухо выругалась, но он был невозмутим:

– Откинься, назад и расслабься.

– Я тебя убью, – пообещала она, сверкнув глазами.

– Угу. Прекрати извиваться, а то мне неудобно тебя мыть.

Лэйси успокоилась и позволила Бирку намылить себе спину и руки. Постепенно она расслабилась и прислонилась спиной к его груди.

– Засыпаешь? – спросил он.

– Ты молодец, Толчиф. Вероятно, ты уже делал это миллион раз прежде, но сегодня меня это не волнует. Кстати, благодаря моему мылу ты завтра будешь благоухать, как цветок, и твои рабочие дадут тебе прозвище «лаванда» или «мускус».

– Первого, кто это сделает, я поцелую.

Она хихикнула и, повернувшись, обняла его за шею, глядя на него чуть сверху.

– А ты все такой же, старый проказник Бирк. И это даже неплохо.

– Я немного изменился, – пробормотал он, приблизившись к ее губам и не обращая внимания на предостерегающее рычание Гизмо.

Когда она совсем разнежилась и у нее стали слипаться глаза, Бирк заставил ее подняться, вынес из ванной и вытер полотенцем. Затем надел на нее собственную майку и отнес в постель, где уже лежали обе кошки.

– Ложись со мной, Бирк, – сонно пролепетала Лэйси, поворачиваясь на бок.

Он глубоко вздохнул, поправил одеяло и с сомнением покачал головой. Но особого выбора не было, и он лег рядом с ней на бок, прижав ее спиной к себе. Почувствовав, как ее теплые и обнаженные ягодицы уютно устроились у него на бедрах, он снова вздохнул и попытался заставить себя уснуть.

Лэйси схватила тяжелую сумку матери, вынула ее из своего пикапа и поставила на землю. Наблюдая за ними из окна, Бирк отметил, что Ио Маккэндлис почти не изменилась – маленькая женщина с такими же глазами, как у дочери. Впрочем, на этом сходство заканчивалось. Годы заметно состарили Ио, хотя она по-прежнему одевалась в молодежном стиле и делала тщательный макияж. Какое-то время она изучала дом Лэйси, явно оценивая стоимость произведенных в нем улучшений.

Бирк вернулся домой на ланч еще и потому, что беспокоился о Лэйси. Быстро засунув грязную одежду в стиральную машину и засыпав туда порошок, он поспешил женщинам навстречу. Ио попыталась вручить ему свою косметичку, но он увернулся и перехватил из рук Лэйси тяжелую сумку. Обняв жену за талию и ощущая, насколько велико ее внутреннее напряжение, Бирк повел Лэйси к дому.

Неизвестно, о чем они успели переговорить с матерью за несколько минут езды от автобусной остановки, но этот разговор явно отразился на самочувствии Лэйси.

– Надо было выслать ей больше денег, – пробормотала она. – В ее годы тяжело путешествовать на автобусе.

– Привет, Ио, – наконец счел нужным поздороваться Бирк, сделав это не слишком-то приветливым тоном. Причиной тому был виноватый вид жены.

– Так, значит, ты действительно женился на Лэйси? – безразличным тоном осведомилась Ио, зайдя в дом и бесцеремонно рассматривая обстановку. При виде досок, прислоненных к новой стене, она скорчила недовольную гримасу. – У каждого из вас есть свои рабочие, так почему бы вам не построить новый дом? Я думаю, вам это по силам.

Бирку хотелось сказать, чтобы она оставила свои мысли при себе, но вместо этого он глухо буркнул:

– Это дом Лэйси.

– Она всегда отличалась упрямством и любила все усложнять. А вот животных надо удалить, – продолжала Ио, сбрасывая с плеч дорогую шубу и брезгливо отстраняясь при виде собаки и кошек. Гизмо оскалился и сел рядом с Лэйси.

– Они никогда не поднимаются наверх, – пояснила Лэйси, пожимая плечами, – а мы приготовили тебе место именно там. Я сейчас подниму туда твой багаж.

С бесцеремонностью человека, привыкшего ни в чем себе не отказывать, Ио открыла холодильник, заглянула внутрь и достала оттуда банку пива и сандвич.

– Ты можешь продать этот дом за хорошие деньги и найти себе что-нибудь поприличнее, – заявила она дочери. Обойдя Гизмо и кошек, Ио присела на подлокотник кушетки и, откусив сандвич, начала пристально изучать Лэйси. – Я говорю, что за этот дом ты можешь получить хорошую цену, – продолжала она. – Надеюсь, ты помнишь, что смогла начать свое дело, продав мой старый дом? Поэтому часть твоей фирмы по справедливости принадлежит мне. И часть этого дома, разумеется, тоже.

Слушая все это, Бирк стиснул зубы. Он прекрасно помнил о том, как без ведома самой Лэйси все Толчифы потратили немало времени на то, чтобы найти лазейку в законе и оформить старый дом на ее имя.

– Ты получишь свою долю, – вспыхнув, гордо заявила Лэйси, обращаясь к матери. – А что касается дома, то он мне нравится, я пере делала его по своему вкусу и не собираюсь продавать.

– Мы не виделись с тобой одиннадцать лет, а ты все такая же упрямая. Но ничего, у тебя еще будет время передумать, а сейчас я поднимусь наверх и немного посплю. Надеюсь, там есть кровать? Кстати, думаю, что и ты можешь предложить моей дочери кое-что получше, не так ли, Бирк? – Ио устремила на него тяжелый взгляд своих сильно накрашенных глаз. – Я смотрю, ты по-прежнему остался грубым и примитивным парнем. Да, это привлекает женщин, недаром ты мне в свое время нравился.

Лэйси напряглась и стиснула кулаки, глядя в спину матери, которая начала подниматься наверх. Затем она резко обернулась к мужу:

– Я похожа на нее, да? Не правда ли, я ее точная копия?

– Мне кажется, у тебя было тяжелое утро, а сейчас только полдень, – мягко заметил он, сдерживая желание сказать ей о своей любви и заявить, что у нее нет ничего общего с ее матерью.

На глаза Лэйси навернулись слезы, губы ее дрожали.

– А кто в этом виноват? Это ты разбудил меня сегодня утром, когда мы лежали совсем голые. «Проснись, Лэйси, и давай поиграем», – передразнила она. – Ты стал целовать меня прежде, чем я проснулась. А я не собиралась тебе ничего позволять!

– Я хотел, чтобы ты закипела и целый день думала обо мне. Мог я, наконец, отплатить тебе за твои сексуальные звонки? – Бирк приблизился к жене и коснулся ее груди. Лэйси тяжело вздохнула.

– Ну, тогда я тебе еще не так позвоню, – пригрозила она. – После следующего моего звонка у тебя потекут слюнки и задрожат колени.

– А как насчет возможных последствий моего состояния? – поинтересовался Бирк, обнимая ее за талию. – Ты возьмешь их на себя?

Она вырвалась из его объятий, шлепнула его по заду и выбежала из дому, направившись к своему пикапу. Через мгновение мотор взревел, и машина тронулась с места.

Приехав на работу, Лэйси накричала на своих рабочих и задала им бешеный темп, который не утихал до поздней ночи.

Бирк не собирался немедленно начинать разговор с Ио, но, увидев, в каком состоянии пребывает его жена, решил не откладывать.

– Давай установим определенные правила, – поднявшись наверх через несколько минут после отъезда Лэйси, предложил он.

Ио уже разделась, бросив свою одежду на кресло-качалку, и теперь развалилась на постели с сигаретой в зубах. При виде Бирка она даже не подумала чем-нибудь прикрыться. Он поднял ее одежду с кресла и бросил на постель, но Ио немедленно спихнула все на пол.

– А, так я оказалась на территории, находящейся под юрисдикцией Толчифа, и теперь он вздумал оборонять ее от меня? – усмехнулась она. – Лэйси упряма и несговорчива, Бирк. Я научила ее всему, и она принадлежит мне.

Бирк отметил про себя, что на этот раз Ио не стала называть Лэйси дочерью.

– Мне так не кажется, – холодно отвечал он.

– Она не понимает, что значит быть настоящей женщиной. Да ты посмотри на нее повнимательнее! Она осталась таким же сорванцом, каким была прежде. Ты женился на ней, чтобы получить ее фирму и ее дом. Люди любят старинные здания, и тебе это прекрасно известно. Я вижу, что тут есть над чем поработать.

– Так ты за этим вернулась?

– Лэйси моя дочь, – заявила Ио, выпуская дым в потолок. – Я чуть не умерла при ее родах. Сейчас мне не слишком-то фартит, но она – моя дочь.

– Ага, а ты думаешь, я не знаю, как ты пыталась сделать аборт, хотя было уже поздно?

– О Боже, как в этом проклятом городке любят сплетничать! Вы, Толчифы, осеменили уже половину его жителей, так что нет ничего удивительного в том, что они будут на вашей стороне. А что странного в том, что я сохранила своего единственного ребенка? Имей в виду, я вернулась, и Лэйси хочет, чтобы я жила здесь.

– А тебе не кажется, что ради самой Лэйси нам следует оставить ее в покое? – поинтересовался он, вынимая у нее изо рта дымящуюся сигарету и бросая ее в банку из-под пива. – Кстати, она не любит, когда в ее доме курят. Ладно, мне пора на работу.

Уходя, он прихватил с собой кресло-качалку и отнес его в спальню. Защищать Лэйси от ее матери было далеко не самым простым делом.

* * *

Два дня, прожитые с матерью, тяжело дались Лэйси. Интересно, перестанет ли у нее когда-нибудь болеть голова и сможет ли она оплачивать проживание своей матери в Амен-Флэтсе? Как она в таком состоянии ухитрилась составить платежную ведомость, да еще отшить агента по недвижимости, который позвонил ей, якобы узнав о том, что она собирается продавать свой дом?..

Лэйси села на пол, уткнулась подбородком в колени и потерла виски. Сегодня ночью она проснулась от страшного крика и поняла, что кричала сама. А ведь ее мать явно интересовалась Бирком, и Лэйси понимала, что ему придется разыгрывать перед Ио роль молодого и полностью удовлетворенного мужа. Тем не менее, между Бирком и Ио уже установились какие-то странные отношения, и Лэйси была невыносима сама мысль о том, что она похожа на свою мать.

Она встряхнула годовой: стук молотков и рев электропилы болезненно отзывались в ушах.

Кто-то подошел к ней сбоку, и в следующую минуту Лэйси почувствовала, как сильные руки Бирка отрывают ее от пола и усаживают на козлы.

– Мы куда-нибудь собираемся? – спросила она и вдруг поняла, как сильно соскучилась по своему мужу, хотя последний раз они виделись за завтраком.

– А чего ты испугалась? – вопросом на вопрос ответил он, пристально глядя на нее. – Да нет, просто настало время ланча. Поедем, съедим по паре гамбургеров. Ты можешь сесть рядом со мной и даже устроиться у меня на коленях, я позволю тебе накормить меня, а ты расскажешь мне о своем самочувствии. А еще мы обсудим, какие розы нам посадить в саду у твоего дома.

– О, это такой красивый старый сад! Нам надо будет огородить его решеткой, – заметила Лэйси, гладя мужа по щеке. Как он добр с ней! Благодаря ему она чувствует себя другим человеком.

Бирк, который уже взял ее на руки и понес, вдруг остановился. Что-то шевельнулось в душе Лэйси, и она пылко поцеловала мужа.

– За что это?

– Ты не слишком-то много приобрел в результате нашего брака, Бирк. Наверное, твой бывший гарем с нетерпением ожидает твоего возвращения.

– У меня есть то, что я хочу иметь, – заявил он, усаживая ее в пикап. Затем обошел машину, сел за руль и завел мотор. – Двигайся ближе, красотка Лэйси.

– Бирк… – Она послушно придвинулась и даже обняла его за шею.

Они пылко поцеловались, и она вновь почувствовала себя надежно и уютно.

Посреди ночи Лэйси опять проснулась, задыхаясь от собственного крика. В окно, на котором не было занавесок, лился лунный свет. Наверху ее мать слушала радио. Лэйси откинула одеяло и попыталась освободиться из объятий Бирка. Но он прижался к ней, коснувшись ее бедра своей возбужденной плотью, и сонно пробормотал:

– Я с тобой, Лэйси. Кресло Уны стоит в углу, а кошки и Гизмо спят на полу. Дверь не заперта, и ты можешь выйти, когда захочешь.

Несколько мгновений она прислушивалась к своему бешено колотящемуся сердцу, испытывая при этом жуткий страх.

– Я постараюсь с этим справиться, – прошептала она, вздрогнув от прикосновения его губ к своей руке.

– Разумеется. И у тебя все получится. До сего дня ты все делала правильно, пытаясь наладить взаимоотношения и взаимопонимание. И ты принимала только верные решения.

Несмотря на заверения Бирка, сама Лэйси была далека от подобной уверенности. Перевернувшись на спину, он положил ее на себя, и от одной его улыбки у нее стало подниматься настроение.

– Я всегда считал, что ночные сорочки, в которых спят жены, не слишком-то способствуют возбуждению их мужей.

– Ты, кстати, уже возбудился, – напомнила ему Лэйси, чувствуя, как ее ночные страхи отступают прочь. Бирк лежал под ней, вызывающе улыбаясь, и она не могла не ответить на этот вызов. – Мне кажется, что если я захочу, то смогу приручить тебя точно так же, как это сделала Уна с Толчифом.

– На твоем месте я бы прекратил эти сексуальные звонки, – заметил Бирк, играя с ее волосами.

– Слишком возбуждают?

– Угу. – Бирк усадил Лэйси на себя верхом и стал гладить руками ее ягодицы и бедра. – Оседланный в борделе собственной женой… Ну-ка угадай, о чем я сейчас думаю? – Он вдруг приподнял ее, перекатился на бок, а затем лег сверху. – Эта поза более соответствует установленному порядку вещей, – пояснил он. – Мужчины господствуют, женщины подчиняются.

Возразить Лэйси не успела: Бирк быстро овладел ею.

Глава восьмая

– Так, значит, ты позвала, чтобы сказать, что тебе нужна срочная помощь? – Лэйси со зловещим выражением переводила взгляд с распахнутого халата матери на взъерошенные волосы мужа. Он прекрасно понимал, как все это выглядит со стороны. На то, чтобы добиться этой сцены, у Ио ушло ровно четыре дня.

– Лэйси, это не то, что ты можешь поду…

– Она все понимает, Бирк, – проворковала Ио, поглаживая его грудь и лаская сладострастным взглядом.

Он оперся спиной о кухонную стойку, к которой его прижала Ио за несколько минут до того, как Лэйси открыла дверь. Как же он зол и раздражен всем этим! Бирк внимательно посмотрел на жену – неужели она ему не верит?

– Твоя мать позвала меня и сказала, что порезалась.

– Ага, а ты был уже полностью готов к тому, чтобы вновь начать наши игры, – фыркнула Ио.

Лэйси медленно перевела холодный взор с мужа на мать и обратно. Халат Ио был бесстыдно распахнут, обнажая одну из обвисших грудей и бедро.

– Я только вышла из ванной, а он уже тут как тут, – продолжала Ио. – Тебе следует получше удовлетворять своего мужа, девочка моя. – Ее колючий взгляд царапнул по лицу дочери. – Много лет назад между нами уже кое-что было. Точнее сказать, он хотел меня, и, судя по всему, это желание у него еще осталось. Эти Толчифы всегда были такими наглыми… Мне кажется, он хочет начать все сначала. Впрочем, в этом и ты виновата – тут и слепому ясно, что ты не умеешь его удовлетворять.

Бирк шумно вздохнул. Ему следовало вести себя гораздо осторожнее, чтобы даже случайно не спровоцировать подобную ситуацию. Интересно, кому верит Лэйси – ему или своей матери?

Его жена бросила на него быстрый взгляд и вскинула подбородок, давая понять, что уже вынесла свой вердикт и признала его виновным. Бирк снова вздохнул, скрестил руки на груди и понурил голову, изучая носки собственных ботинок. Самое страшное – это утратить доверие жены. Ио мастерски разыграла всю эту сцену, так что оправдаться ему практически невозможно. От этой мысли он с такой силой сжал кулаки, что ногти больно впились ему в ладони. Ох, Лэйси, детка, я так перед тобой виноват, но постарайся меня простить!

– Мама, я всячески пыталась наладить с тобой нормальные отношения, хотя ты, не успев приехать, сразу захотела продать мой дом. Я еще проверю, какие права ты имеешь на мою собственность, но уже сейчас готова оплатить все счета, которые ты выписывала на мое имя. В Амен-Флэтсе у меня полно друзей, и я не хочу перед ними позориться. В конце концов, твой приезд сюда – это моя проблема. Более того, я оплачу тебе автобусную поездку, куда пожелаешь, и дам денег на первое время. Но затем тебе придется зарабатывать самой.

Или это придется делать какому-нибудь мужчине, мысленно добавил от себя Бирк. Неужели чаша весов все-таки склонилась в его пользу? Он осторожно вздохнул, боясь поверить в это раньше времени.

– Ты обязана содержать меня! – завизжала Ио.

– Ничего подобного, – спокойно произнесла Лэйси, подходя ближе и становясь напротив матери. Такие же синие, как у Ио, глаза сейчас были зловеще прищурены. – Это не ты вырастила меня, а Толчифы. Я сама хозяйка своей жизни и никому не позволю в нее вмешиваться. Да, я пыталась по мере возможности помогать тебе, но теперь вижу, что это не сработало. Живи, как хочешь, больше на меня не рассчитывай…

– Это все проклятые Толчифы научили тебя так разговаривать с матерью, – взбеленилась Ио и даже подняла руки, словно намереваясь вцепиться в свою дочь. Заметив это, Бирк придвинулся ближе, чтобы иметь возможность в любой момент вмешаться.

Однако Лэйси одной рукой оттолкнула его, а второй схватила запястье матери:

– Я люблю все семейство Толчиф и не позволю тебе говорить о них гадости!

Да, она может за себя постоять, с восхищением отметил Бирк. Ио яростно выругалась, потирая запястье, а Лэйси повернулась к нему с самым победным видом:

– Так-то вот, Бирк. Я пыталась помочь ей, потому что думала… впрочем, это не имеет значения. Езжай, трудись, я сама все улажу. Слишком много чести для нее, если мы оба пропустим работу. Поговорим обо всем вечером.

Он взглянул на Ио, которая сгибала и разгибала пальцы так, словно готовилась броситься на дочь, и покачал головой:

– Пожалуй, мне лучше остаться.

– Да говорю тебе, что я сама со всем справлюсь! – сердито заявила Лэйси. – Неужели тебе больше нечего делать?

Новости в Амен-Флэтсе распространяются быстро, поэтому вскоре все уже знали, что Лэйси ближайшим автобусом выпроводила свою мать из города.

Как бы она не выпроводила теперь и меня, грустно размышлял Бирк, занимаясь отделкой новой комнаты в ее доме. Одетый в джинсы и нижнюю рубашку, он энергично стучал молотком, держа гвозди во рту. Время уже приближалось к двенадцати ночи, а Лэйси все не было. Бирк знал, что днем она позвонила Кэлуму и попросила его подготовить к оплате все долги, которые успела наделать ее мать. Еще ему было известно, что Лэйси посетила склад пиломатериалов и аптеку. Но почему ей самой не пришло в голову позвонить домой и сообщить, где она находится и когда вернется? Обдумывая эту мысль, Бирк постепенно начинал закипать. Зря он смирил свою гордыню и послушно отправился на работу!

– Ну, как только придет, выскажу все, что думаю о ней!.. А потом пусть выкидывает меня вон! – бормотал он, отложив молоток и расхаживая по комнате.

Гизмо с любопытством следил за всеми его передвижениями.

Дверь открылась, и в комнату влетела Лэйси с раскрасневшимися от мороза щеками. На ходу сорвав с себя шляпу, она метнула ее на стул и принялась ласкать своих питомцев. Бирк отложил молоток и снял перчатки. Вынимая гвозди изо рта, он заметил, что руки его трясутся. Лэйси выглядела очень усталой и измученной.

– Сверхурочная работа? – поинтересовался Бирк, а про себя подумал: или не хотела меня видеть?

– Мне пришлось в середине дня взять отгул, – с трудом пояснила она, направляясь в ванную. – Стройматериалы вовремя не привезли, линолеум оказался бракованным, а панели не соответствовали стандарту – пришлось все заказывать заново… В общем, долго рассказывать, но теперь все в порядке… Я приму ванну.

Ну, так и есть, похолодел Бирк, она его прогоняет! Впрочем, может, еще рано об этом судить – пусть сначала отдохнет и успокоится. Но выжидать было выше его сил, и он пошел в ванную. Лэйси мыла голову.

– Тебе знакома такая вещь, как «право на уединение»? – холодно поинтересовалась она. – Убирайся!

Вместо этого Бирк дождался, пока Лэйси выключит воду, обернул ее полотенцем и вынес из ванной. Затем подержал старый фланелевый халат, помогая ей вдеть руки в рукава. Запах свежевымытых волос жены заставил Бирка забыть о своей гордости.

– «Право на уединение»… – пробормотал он. – Если ты собираешься вычеркнуть меня из своей жизни, то незачем выражаться столь официально. Ты решила, что теперь одна совсем справишься, не так ли? – продолжал он, вытирая волосы Лэйси и не обращая внимания на ее сердитые протесты.

Впрочем, он тоже был сердит, но на самого себя. Зачем хотеть от нее больше, чем она может дать?

– Да, я могу делать все, или почти все, сама, – заявила Лэйси, вырываясь из его рук и дотягиваясь до флакона с бальзамом. Вылив немного на ладонь, она втерла бальзам в волосы, после чего взяла щетку и принялась расчесывать их.

Он поймал ее за отворот халата и притянул к себе.

– Я хочу знать, что случилось?

– Почему ты постоянно вмешиваешься в мою жизнь и следишь за мной? Мало с меня опеки твоих братьев – Дункана и Кэлума! И нечего прикидываться добродушным и беззаботным, хотя на самом деле ты озлоблен и колюч! – высокомерно заявила Лэйси, вырываясь из его объятий и направляясь в спальню.

Бирк последовал за ней и, преодолев сопротивление Лэйси, все-таки открыл дверь. Зацепившись ногой за ковер, она рухнула на постель. Бирк аккуратно прикрыл дверь, сдержав желание хлопнуть ею как можно сильнее.

– Давай объяснимся. У меня никогда ничего не было с твоей матерью! В конце концов, мы можем по-прежнему оставаться друзьями.

Произнося последнюю фразу, он лгал сам себе, хотя и не хотел в этом признаваться.

Лэйси села на постели, поплотнее запахнув свой халат.

– Я не собираюсь вдаваться в детали, Бирк. Мы с матерью разные люди. Я ожидала, что рано или поздно дождусь от нее чего-то подобного. К счастью, я смогла изменить свою жизнь и теперь никогда уже не стану такой, как она. Друзьями мы с тобой быть не можем, Бирк, хотя бы уже потому, что я собираюсь тебя обольстить. И теперь здесь не будет моей матери, чтобы защитить тебя от этого. А сейчас выйди отсюда и дай мне возможность заняться своими делами.

Она встала с постели и вытолкала Бирка из комнаты. Итак, она ему поверила! – обрадовано подумал он, пятясь назад, поверила, несмотря на его репутацию соблазнителя женщин и сегодняшнюю сцену на кухне. Пока он размышлял, Лэйси захлопнула дверь перед его носом. Он плюхнулся на стул и воззрился на дверь.

– Так ты мне веришь?

– Ты хочешь получить от меня письменное подтверждение? – спокойно поинтересовалась она.

– Кстати, а что ты имела в виду под обольщением?

– Мы еще составим подробный список всего, что относится к этому делу, – отвечала Лэйси из-за двери. – И если там окажется нечто такое, что меня не устраивает, то это придется вычеркнуть. Давай обсудим потом, а сейчас я устала и взволнована: у меня был тяжелый день. Обольстить тебя – это, последнее в списке из тех дел, что мне предстоит совершить.

Бирк усмехнулся. Он тоже планировал обольстить Лэйси после того, как ее мать исчезнет. Но Лэйси, как всегда, его опередила.

– Надеюсь, ты успеешь сделать их быстро, чтобы пораньше добраться до самого главного.

Лэйси распахнула дверь спальни. За время их разговора она успела переодеться в пеньюар. Свет падал на нее сзади, соблазнительно просвечивая тонкую ткань. Обута она была в свои рабочие, заляпанные цементом сапожки, создававшие дополнительный эротический эффект.

Глубоко вздохнув, она медленно направилась к Бирку, мгновенно вспыхнувшему от волнения и поспешно вскочившему на ноги.

– Ты собираешься заставить меня пройти весь путь самостоятельно? – вкрадчиво поинтересовалась Лэйси.

– Весь путь? – растерянно переспросил он, не сразу сообразив, что именно она имеет в виду. – Что ты еще придумала? Новые издевательства?

– Я пытаюсь соблазнить тебя. – И она положила свою маленькую теплую ладонь на его обнаженную грудь. – И не надо так смущаться, я уверена, что у тебя достаточно опыта во всех этих делах.

Бирк пожал плечами с таким видом, словно отрицал подобное предположение. Впрочем, со способом обольщения, который избрала Лэйси, он еще действительно не был знаком. Тем не менее, нашел в себе силы отразить это нападение:

– Не уверен, что тебе это так легко удастся.

– С тобой я не боюсь никаких трудностей, Бирк, – отвечала она, обнимая его обеими руками за шею. – Когда я нуждалась в тебе, ты никогда меня не подводил.

– Так что, ты лишь похвасталась своим намерением обольстить меня? – поддразнил он.

– В данный момент я вынуждена остановиться. Сейчас уже поздно, а ты и представить себе не можешь, как много времени это займет. Мне понадобятся лосьоны, ароматические масла и другая эротическая парфюмерия, чтобы заглушить запахи стройки. Поэтому надо дождаться открытия магазинов. Я думаю, твои сестры помогут мне выбрать все необходимое.

– Да уж, наверное, помогут, – пробормотал Бирк, жадно оглаживая нежные и упругие ягодицы Лэйси, а затем приподнимая ее и подтягивая к себе.

Она поняла его намерение и мгновенно обвила его руками и ногами.

– Когда я была маленькой, ты обычно носил меня, именно так.

– Времена изменились, – вздохнул Бирк, переводя взгляд на ее груди, вжимавшиеся в его грудь. От возбуждения он буквально оцепенел и не мог сделать ни шага. – Мне кажется, мы приближаемся к концу списка, – чувствуя, как у него начинают дрожать ноги, тихо пробормотал Бирк и медленно двинулся к постели.

Влажный язычок Лэйси ласкал его ухо.

– Ага, ты уже дрожишь, – прошептала она. – Держу пари, что я тебя напугала. Как только ты вздумаешь остановиться, дай мне знать. И можешь кричать от страсти, если захочешь… Иди сюда, – прошептала она, приближая свои губы к его губам и наслаждаясь тяжестью его сильного тела.

– Ты такая маленькая, что я… – Бирк не закончил, поскольку наступило время не слов, а самых упоительных обоюдных содроганий.

Лэйси извивалась в его объятиях и старалась двигать бедрами в такт с Бирком. Он прижимал ее все плотнее, а она действовала все более активно, задыхаясь, как от самого быстрого бега. Постепенно их движения ускорялись, кожа стала влажной от пота, сердца бесновались, глаза пламенели от яростного вожделения.

– Лэйси! – выкрикнул он, и этот крик слился с ее стоном.

Она откинула голову на подушку, пораженная силой и полнотой ранее не изведанных чувств. Внезапно ее обуял страх, что Бирк сейчас отодвинется, уйдет и все будет кончено. Она открыла глаза и испуганно посмотрела на него.

Но он и не думал никуда уходить, а вместо этого продолжал нежно сжимать ее в объятиях, опустив голову на подушку рядом с ней. Его дыхание по-прежнему было бурным и прерывистым, словно он только что взобрался на самую вершину горы и никак не может отдышаться.

Бирк отдал мне всего себя, подумала Лэйси, и именно поэтому выглядит сейчас таким обессиленным. Она улыбнулась и погладила его грудь, задержав ладонь с левой стороны, чтобы послушать, как бьется его сердце. Прищурив глаза, он улыбался ей, но ничего не говорил.

– Ты похож на рыбу, вытащенную из воды, – шутливо заметила она и шлепнула его по ягодицам.

Он слегка пошевелился и застонал, словно это движение стоило ему неимоверных усилий.

– Все было не так уж и плохо, – продолжала Лэйси. – Добрый старый Бирк, я всегда буду слушаться тебя в этих делах, чтобы сделать нашу совместную жизнь как можно интереснее. Однако, несмотря на всю твою гору мышц, я нахожусь в лучшей физической форме, чем ты. – Она присела на постели и встряхнула волосами.

Лэйси чувствовала себя такой бодрой и энергичной, что была готова в любой момент продолжить свое путешествие по той чудесной стране, которую открыл для нее Бирк. Обхватив колени руками, она оглянулась через плечо на мужа.

Тот провел рукой по ее спине, собрал волосы в кулак и медленно притянул к себе на грудь.

– У тебя все в порядке?

– А у тебя? – фыркнула Лэйси, уверенная, что это не она, а он нуждается в отдыхе.

– Более или менее, – отвечал Бирк, продолжая перебирать ее волосы.

Не выдержав волны нарастающего возбуждения, она стала целовать его выпуклую мускулистую грудь и нежно перебирать пальцами курчавые жесткие волоски. Он чутко реагировал на каждое ее прикосновение.

– Мы можем заняться этим после того, как ты поешь, – произнес Бирк. – Не стоит сразу так увлекаться…

Лэйси облизала губы и навалилась на Бирка, оглаживая своими маленькими ручками его напрягшееся тело. Как прекрасно, что они так нужны друг другу!

– Опять какие-то правила? – пробормотала она в перерывах между поцелуями. – Но ты же знаешь, как я люблю их нарушать!

Глава девятая

Итак, в первое воскресенье ноября Лэйси проснулась и, с наслаждением потянувшись, взглянула на мужа. Они и раньше неоднократно спали вместе, но все это было совсем не то и совсем не так…

Глядя на спящего Бирка, Лэйси поразилась одной странной мысли, точнее, вопросу: кого из них можно было признать победителем их вчерашней «схватки» – его или ее? Эта мысль ее очень взволновала. Да, ее пугала та неистовая и жадная сила, которая тянула ее к Бирку. Ей совсем не хотелось, чтобы пробужденное сладострастие поставило ее в полную зависимость от мужа. Стоило ей закрыть глаза, как в памяти немедленно всплывали сцены вчерашних ласк. И это было столь живо и ярко, что у нее закружилась голова. Да, она вчера явно не жалела Бирка, хотя он обращался с ней предельно внимательно и предупредительно и даже признал ее лидерство, что было ему совсем несвойственно.

Лэйси потянулась, чувствуя боль в мышцах. Да, это она вчера овладела им, истощила его, сделала своей собственностью… Воспользовавшись страстью Бирка, она сумела преодолеть его мягкое сопротивление и превратила в похотливого самца, сделав себе тем самым своеобразный подарок к приближающемуся Рождеству.

От подобной мысли кровь прилила к щекам. Надо же ей было устроить столь примитивную скачку, действуя в лучших ковбойских традициях – то есть, отрезав все пути к отступлению и оседлав мужа. И всему виной внезапно пробудившаяся женская страсть, охватившая ее подобно огню и оказавшаяся столь беспощадной.

Бирк позволил ей овладеть им, но что-то в этом было не так. Она же видела, как Бирк ухаживал за женщинами – это всегда напоминало преследование или атаку, проводимую очень искусно. И вот она взяла на вооружение его собственные методы…

Лэйси передернула плечами, вспомнив свою невесть откуда взявшуюся жестокость и сравнив ее с нежностью Бирка. Она разбила его гордость и, несмотря на его слабые протесты, загнала в угол и взяла в плен. Если он был связан в своих действиях определенными правилами, то она действовала абсолютно свободно.

Ей было страшно заглянуть ему в лицо. А вдруг он проснется и будет шокирован тем, как сильно она его хочет, как страстно желает упиваться его поцелуями и ласкать его тело, прислушиваясь к тяжелому дыханию и учащенному сердцебиению…

Борясь с этими желаниями, Лэйси вытянулась и замерла, зажав в кулаки края простыни. Ее чувства были столь сильны и неистовы, что хотелось стонать.

Затем она устроила себе теплое гнездышко из одеяла и лежащего на боку Бирка, вздохнула, подумав о том, какое счастье находиться в этом уютном плену, и вдруг почувствовала, как его рука зашевелилась, медленно обхватила ее левую грудь и принялась ее нежно сжимать. Затем рука Бирка медленно поползла вниз, осторожно поглаживая ее живот и бедра.

– Вы по-прежнему самоуверенны, мисс Толчиф?

Лэйси лежала спокойно, но ее уже бросило в жар от умело возбуждающего прикосновения его пальцев. Затем он приподнялся и стал целовать ее в шею.

– Так нечестно, – пробормотала она.

– Детка, на первую ночь мы сделали вполне достаточно. Все еще впереди…

– Ну да, будем придерживаться правила – не больше одного раза за ночь. Мы же всегда были честны друг с другом. Я хочу тебя, а ты…

Бирк усмехнулся, приподняв взъерошенную голову. Он позволил ей самой найти наилучший способ выражения своей страсти.

– Мог бы мне, и помочь, – пробормотала она, чувствуя себя так, словно он поставил ее балансировать на опасной грани, а сам отстранился и с любопытством наблюдает.

– Я люблю, когда ты вот так краснеешь, – заявил Бирк. – Если хочешь, то можешь овладеть мной снова, хотя вначале я собирался тебя накормить сам. – И он столь нежно и пламенно посмотрел на Лэйси, что у нее перехватило дыхание. Она была просто очарована этим взглядом. – Спасибо тебе, любовь моя, – продолжал Бирк, обнимая ее и зарываясь губами в ее шею и плечи. В этом движении было что-то невыносимо трогательное, словно он вверял ей свою жизнь и свою душу.

Осознав это, Лэйси пришла в ужас. Она вовсе не хотела, чтобы Бирк полностью зависел от нее, – а вдруг она не сможет дать ему то, чего он заслуживает, не сможет стать той женой, которая ему нужна? Она подняла руку и погладила его по волосам, словно желая успокоить.

Но что она вообще знала о том, как успокаивать Бирка… заботиться о нем, оберегать и любить, как это делают все преданные жены?

Лэйси нахмурилась, когда в поле ее зрения попало старое кресло-качалка.

Какое-то время они лежали тихо. Бирк поглаживал ее бедра, наслаждаясь чувством близости к Лэйси, которая стала частью его жизни…

Уна называла это пробуждением. Когда мужчина пробуждается спокойным, когда он вверяет себя заботам женщины, нуждаясь в ее теплоте и нежности, тогда и она пробуждается, очарованная той добротой, которую он проявляет только к ней…

Его волосы были гладкими, теплыми и привычными, как тот осенний дождь, что начался за окном. Наблюдая за тем, как стекло быстро покрывается дождевыми каплями, Лэйси чувствовала комфорт и успокоение. Она находится в собственном доме, уютно устроившись в объятиях мужа, согреваемая его теплым дыханием, – что может быть лучше?

– Однако мы явно заспались, – промурлыкала она, а Бирк слегка приподнялся на постели, чтобы взглянуть на часы.

– Сейчас всего половина одиннадцатого… Половина одиннадцатого дождливого воскресного дня. – И он снова лег рядом с Лэйси, вернув руку на ее бедро. – У нас еще целый день впереди.

– Я никогда не спала так долго…

– Мы вчера поздно заснули, любовь моя. Кроме того, ты всегда любила нарушать правила. И вообще, мне еще предстоит немало потрудиться, чтобы стать достойным тебя. – В его голосе послышалась добродушная насмешка.

– В самом деле? – томно потягиваясь, спросила она. Как чудесно было чувствовать на себе его взгляд: Бирк смотрел на нее так, словно никак не мог насмотреться. Дождь за окном не прекращался, зато вся атмосфера их полутемной комнаты была преисполнена теплом, любовью и уютом.

Бирк снова и снова гладил ее обнаженное тело, подолгу задерживая руку на ее груди, лаская пальцами темно-коричневые упругие соски.

– Какая же ты чудная и сексуальная женщина, – прошептал он, и она радостно вздохнула от такого признания.

В этот момент в дверь позвонили. Но Бирк, глядя на Лэйси влюбленным взглядом, не обратил на это внимания. Приподнявшись на постели, он схватил жену за лодыжку и несколько мгновений пристально изучал ее левую ногу. Лэйси взволнованно следила за его действиями. Бирк медленно наклонился и поцеловал кончики пальцев на ее ноге. Жар его поцелуя мгновенно распространился по всему телу Лэйси.

– Ты прекрасна, совершенна, изумительна. Все, что между нами произошло, было совершенно естественным и оттого еще более прекрасным. Ты не должна стыдиться того, что хочешь меня, тем более что я очень благодарен тебе за это желание, ибо оно делает меня счастливым. Я и тебя хочу сделать счастливой.

И он стал жадно и нетерпеливо целовать ее снова, а затем резко оторвался и пошел открывать входную дверь. Взволнованная очередным проявлением его неистовой страсти, Лэйси откинулась на подушку, натягивая на себя одеяло.

В слабом свете дня кресло Уны отсвечивало всеми своими полированными поверхностями…

В соседней комнате громко смеялся Дункан, пищала Меган и вообще стоял невообразимый гвалт. Элсбет что-то втолковывала Алеку, который отвечал ей взрывами хохота. Сибилла рассказывала о своей прабабке Марселле Портвейн, которая якобы происходила из испанского королевского рода. Короче, все семейство Толчиф было в сборе и вело себя как дома.

Лэйси не хотела одеваться и выходить к гостям – более того, она с головой нырнула под одеяло, надеясь, что Бирк, смеявшийся громче всех, сам сумеет занять своих родственников, и они не станут требовать ее появления.

Но вскоре из-за двери донесся ароматный запах свежесваренного кофе. Представив у себя в руках дымящуюся чашку, Лэйси не выдержала, откинула одеяло и вскочила с постели. Разобравшись в ворохе одежды, она быстро натянула джинсы и свитер, застелила постель, хранившую следы и запахи любовной битвы, и быстро прошлась щеткой по спутанным волосам.

Ей достаточно было одного взгляда в зеркало, чтобы понять: если она выйдет с таким выражением лица, то все присутствующие немедленно догадаются о том, что творилось вчера в ее постели. Задрожав от этой мысли, Лэйси взяла ленту, чтобы закрепить волосы на макушке. Этим она надеялась придать себе вид невинной девочки-подростка. Однако лента не слишком помогла: пунцовые губы еще не остыли от поцелуев, щеки алели так, словно бы она минуту назад занималась любовью, а глаза… Лэйси нахмурилась и приблизилась к зеркалу вплотную, чтобы повнимательнее изучить голубоватые круги под глазами – явный признак бурно проведенной ночи.

Оторвавшись от зеркала, она быстро убрала комнату, затем глубоко вздохнула, собираясь с силами, и открыла дверь.

Все Толчифы сидели вокруг длинного стола, отремонтированного Бирком, которому не нравился ее собственный маленький и круглый столик. Старинный дубовый стол как нельзя лучше подходил для большой семьи, собравшейся дождливым воскресным днем. Перед каждым Толчифом стояла чашка, и все дружно уплетали свежие булочки Сибиллы.

В комнате царил аромат кофе и корицы. Сама Сибилла сидела на коленях Дункана, который поглаживал ее по округлому животу. Белокурые волосы Талии были заплетены в толстую косу. Кэлум держал руку на ее бедре, в то время как она кормила Киру. Алек, со своей серьгой в ухе похожий на цыгана, обнимал Элсбет.

На пороге лежал Торн – полуволк-полусобака, принадлежавший Дункану. Черная дворняга Талии по кличке Олаф примостилась рядом с Гизмо.

Внизу, в городе, жители Амен-Флэтса ходили по магазинам, а хозяин «Горячего местечка» Мэдди готовился к вечернему наплыву посетителей. Шериф в полицейском участке слушал оперные арии. Проигрыватель работал так громко, что было слышно даже на улице.

Лэйси сразу же нашла глазами Бирка, который сидел на стуле, закинув ногу на ногу и усадив на колено Меган. Она пищала, тянула к нему ручонки, а Бирк осторожно покачивал племянницу, придерживая ее за талию. При появлении жены он немедленно вскинул на нее свои серые глаза. Передав Меган в руки Эмилии, Бирк откинулся на спинку стула, спокойно наблюдая за выражением лица Лэйси. Скорей бы настала ночь! – успела подумать она, неуверенно прислоняясь плечом к косяку спальни.

– Рада вас видеть, – обратилась она к гостям, нисколько не сомневаясь в том, что все взгляды устремлены только на нее. Но больше всего ее беспокоил непонятный взгляд Бирка. От этого взгляда у нее даже мурашки пробежали по коже, а в груди стеснилось дыхание. Тем не менее, несмотря на все свои неприятные ощущения, она заставила себя приветливо улыбнуться.

– Мы ходили по магазинам и решили занести тебе мой подарок, – заявила Элсбет, показывая Лэйси самодельную сумку. – У тебя уже есть юбка и плед, теперь пусть будет и сумка.

– Спасибо.

– Но это еще не все. – Элсбет подмигнула Лэйси и достала из сумки моток бледно-серой пряжи. – Это от наших овец, моя дорогая сестричка. Тебе следовало породниться с нами гораздо раньше.

– Да она собирается заплакать, впрочем, как и я тоже, – заявила Сибилла.

– И я, – вторила ей Талия.

Дункан, Кэлум и Алек разом замолчали, почувствовав, что насыщенная внутренним напряжением атмосфера комнаты грозит разразиться женскими слезами. Нахмурившись, они уставились на Бирка, который, играя желваками, продолжал смотреть на Лэйси, ожидая, как она поведет себя дальше. А она вцепилась в мягкую шерсть, подаренную ей Элсбет, и в свою очередь смотрела на мужа. Но Бирк даже не пошевелился.

Черт подери! – думал он, наблюдая за Лэйси, которая выглядела такой маленькой и беззащитной. Наверное, я обращался с ней совсем не так, как следовало бы обращаться со своей молодой женой, – иначе, чем объяснить подобный вид?

Он всегда считал себя современным мужчиной, способным совладать с любой женщиной, однако в случае с Лэйси все получалось совсем не так, как он это себе представлял. Здесь время явно работало против него. Его жена заслуживала стихов, песен и цветов! Ведь Лэйси подарила ему совершенно бесподобную ночь, с которой не могли сравниться многочисленные ночи, проведенные с другими женщинами!..

Он же ни разу не подарил ей букет цветов, у них никогда не было настоящего свидания, не считая того вечера, когда он приготовил ей ужин и предложил выйти за него замуж. Проще говоря, он ей не пара!

Ему удалось поймать ее за руки и усадить к себе на колени.

– Вот так-то лучше, – согласилась Лэйси, откидываясь к нему на грудь, словно на спинку стула.

– Намного лучше, – подтвердила Элсбет, разряжая напряженность. – Кстати, – поинтересовалась она, указывая на их недостроенную спальню, – что это вы там соорудили?

– Детскую, – первым откликнулся Бирк, лукаво взглянув на Лэйси. – А что?

Она непринужденно встретила его взгляд и даже нашла в себе силы улыбнуться. Девушка, которая качается в кресле и напевает колыбельную песню, будет женой своего давнего друга, Мужчины из рода Фергюсов… Затем она снова взглянула на Бирка – тот глубоко вздохнул.

– Мы с Элсбет должны идти, – откашлявшись, заявил Алек.

Вслед за ним стали прощаться и остальные гости. Через несколько минут Бирк и Лэйси остались одни. Она чувствовала себя растерянной и, чтобы скрыть это, быстро подошла к столу, налила себе чашку кофе и выпила ее залпом.

– Горячо же, – заметил Бирк, – пей медленнее, куда торопишься?

– Хватит корчить из себя старшего брата, – окрысилась Лэйси, – я и сама могу о себе позаботиться. – Она принялась расхаживать по дому, при каждом повороте едва не натыкаясь на кого-нибудь из своих домашних питомцев. Наконец она остановилась и повернулась к Бирку. – Тебе следовало быть серьезнее.

– Я пытаюсь, – отозвался Бирк.

– Вижу, – заметила Лэйси, вызывающе подбочениваясь. – Я смотрю, ты решил заинтересовать меня проблемой материнства. Да, да, все правильно, она тоже есть в нашем списке…

Бирк мгновенно миновал разделявшее их расстояние и решительно обнял Лэйси за талию.

– Не совсем так. Ты немного забежала вперед. Вне зависимости от того, что ты обо мне думаешь, я хотел начать ухаживать за тобой jra-настоящему…? – И даже назначать мне свидания?

– Почему бы и нет, дорогая? Это же так здорово – совершать долгие прогулки рука об руку, а затем возвращаться домой, к семейному очагу, и…

– Это говоришь ты? – удивленно спросила Лэйси.

– В каком смысле? – изумился Бирк. – Ведь ты знаешь меня всю свою сознательную жизнь, поэтому мне не совсем понятно твое удивление. Ты – единственная женщина, которую я искал всю жизнь и которую, наконец, обрел. Именно поэтому я и боюсь за тебя, когда ты совершаешь ночные прогулки на своем мотоцикле.

– Но мне нравится чувство опасности, – заметила она.

– В таком случае мы купим тебе «Харлей-Дэвидсон» новейшей модели… – Бирк запнулся, поймав на себе веселый взгляд Лэйси. Она явно пыталась флиртовать с ним, но у него по-прежнему сохранялось предубеждение, что все это не больше чем эксперимент. Возможно, она уже испытывала подобные взгляды на других мужчинах…

Лэйси погладила его по щеке, и Бирк поразился быстрой смене ее настроения – сейчас в ее голубых глазах царила настоящая грусть.

– Не сходи из-за меня с ума, Бирк. Пожалуй, я этого не стою.

– Напротив, – возразил он, – из-за кого же мне сходить с ума, как не из-за тебя? Особенно если вспомнить нашу первую брачную ночь…

– О да, мне так понравилось заниматься с тобой любовью! Ты такой опытный, горячий и большой…

– Надеюсь, ты не путаешь меня с одеялом. Кроме того, я хочу от тебя большего.

– Чего же ты хочешь? – взволнованно спросила она, облизывая пересохшие губы.

Он хотел жить с ней до конца своих дней, иметь от нее детей, просыпаться по ночам, находя ее рядом с собой, вдыхать ее ароматы и как можно чаще заниматься с ней любовью! Впрочем, последнее выражение не совсем подходило – он хотел окружать, убаюкивать, защищать, оберегать и лелеять ее своей любовью!

– Большего, – повторил Бирк. – И я буду стараться ради этого изо всех сил. Я буду ухаживать за тобой, как самый преданный поклонник, дарить тебе цветы и вести долгие беседы у камина. С другими мужчинами ты играла, но со мной…

– Я не буду играть с тобой, Бирк. Прошлой ночью ты был так нежен, что я впервые узнала, как это может быть прекрасно – заниматься любовью с тем, кто тебя любит. Но ты мне все-таки не ответил – чего же ты еще хочешь?

Бирк почти рассердился на нее за подобную непонятливость.

– Это трудно объяснить, – заговорил он, пристально вглядываясь в бледное лицо жены. – Возможно, потом ты и сама это поймешь. Пока же могу сказать, что прошлой ночью ты стонала слишком тихо.

– Я исправлюсь, – лукаво улыбнулась Лэйси, и Бирк, не выдержав, бросился ее целовать. За этим поцелуем неизбежно последовало и все остальное…

Занимаясь любовью, Бирк не предохранялся: во-первых, все происходило так быстро и безумно, что на это просто не было времени; во-вторых, в этом не было никакой необходимости – что может быть прекраснее ребенка, зачатого в разгар «любовного шторма»?

Глава десятая

– Дай передохнуть, Лэйси, – взмолилась смеющаяся Талия, смахивая слезы с глаз. – Здесь лучше, чем на обеде в честь Дня Благодарения, хотя ты знаешь, как я люблю хорошо поесть.

По вторникам в «Горячем местечке» Мэдди был «женский день». Тут собирались все жительницы Амен-Флэтса, чтобы хорошо провести время.

Единственным мужчиной был сам владелец заведения Мэдди, одетый в джинсы и майку, которая не скрывала его жирную, покрытую татуировками грудь. Разговоры о детях или кулинарных рецептах были строжайше запрещены – звук гонга мгновенно сигнализировал о том, что одна из посетительниц забылась и нарушила этот запрет.

Элсбет и Сибилла склонились над столом, чтобы послушать, что им скажет Лэйси. У" нее не было привычки к пустопорожней женской болтовне, но сейчас она нуждалась в совете.

– Бирк ушел из дома, – прокричала она, стараясь перекрыть шум, царивший в салуне. – Две недели назад вдруг взял и ушел.

Лэйси с опозданием осознала, что вокруг внезапно наступила тишина, благодаря чему ее новость тут же стала достоянием всего Амен-Флэтса. Теперь все присутствующие женщины смотрели только на нее.

В этот момент дверь бара распахнулась, и на пороге возник Бирк собственной персоной. Быстро оглядев замерших от удивления женщин, он остановил свой взгляд на Лэйси. Одет он был в джинсы, ковбойскую шляпу, сапоги и дубленку с поднятым воротником.

– Я просто зашел проверить, здесь ты или нет, – заявил он. – Поскольку ты здесь, я ухожу.

– Да уж, пожалуйста, – сказала она, вставая. – Сегодня тут могут присутствовать только женщины.

– Желаю приятно провести время, милые дамы, – холодно заявил Бирк, надвигая шляпу на глаза и выходя из салуна. Дверь за ним захлопнулась с такой силой, что на столах вздрогнули пластиковые розы. Теперь все взоры были обращены на Лэйси.

– Беги за ним, – посоветовала Элеонора.

Лэйси кивнула, находя это самым легким выходом из создавшейся ситуации. Да, она уйдет, но не для того, чтобы бежать за Бирком, который неизвестно чего хочет, а отправится домой, чтобы хорошенько выплакаться. Последние две недели она плакала почти каждый день.

Однако Сибилла, Талия и Элсбет никуда ее не отпустили. Снова заиграла музыка, и в баре восстановилось прежнее оживление.

– Я с ума сойду, – пожаловалась Лэйси. – Он оставил меня, переселился в свою охотничью избушку…

– Как одинокий волк, – заметила Талия. – Но однажды он все-таки выбрался оттуда, чтобы оформить покупку земель, примыкающих к твоему дому. Мы слышали, что за все эти две недели он ни разу не появился на работе. Более того, Бирк даже не притрагивается к еде, которую ему оставляют на крыльце.

– Он купил земли, примыкающие к моему дому? – изумилась Лэйси и тут же нахмурилась. – А кто ему готовит?

– Все одинокие женщины города и даже некоторые замужние, – отвечала Талия. – Кстати, он так хотел устроиться поближе к тебе, что заплатил, не торгуясь.

После этого Лэйси с трудом удержалась от желания немедленно выскочить из салуна, сесть в свой пикап и отправиться на поиски мужа.

– Скорее всего, Бирк просто зализывает раны, – заметила Элсбет. – Когда он сказал, что готовит детскую, ты выглядела такой потрясенной, словно готова была упасть в обморок.

– Но я же не знала его подлинных чувств! – буквально простонала Лэйси. Ну почему Бирк не может переступить через свою гордость и вернуться к ней?

– Могу я заняться Бирком? – поддразнила ее Мэрси Джеймс.

– Он занят, дорогуша, – холодно ответила Лэйси.

– Да, у нашего Бирка всегда была нежная и ранимая душа, – задумчиво заметила Элсбет.

– Ну, со мной-то он был совсем другим, – тут же возразила Лэйси. – С того момента, как мне исполнилось семнадцать, между нами идет непрерывная война. Сколько раз он кидал меня в озеро, а однажды даже подвесил на крючок! – пожаловалась она.

– С тех пор все изменилось. Когда вы оба успокоитесь, то мигом уладите все ваши проблемы… – заявила Сибилла.

– Им будет не так-то просто успокоиться, – заметила Элсбет. – Оглядываясь назад, я думаю, что нечто похожее и должно было случиться. Кстати, Лэйси, ты собираешься прийти на обед в честь Дня Благодарения?

– Нет, если там будет Бирк. В своем нынешнем состоянии я способна запустить ему в голову жареной индейкой.

– Не стоит на него так злиться, – мягко посоветовала Талия. – Кэлум тоже однажды подвесил меня на крючок – ну и что? Зато теперь у нас есть Кира. Лучше приходи на обед и постарайся одеться как можно эффектнее.

Последнее замечание заставило Лэйси призадуматься. Да, Бирк всегда любил эффектно одетых женщин, а она постоянно ходит в одних и тех же, заляпанных цементом сапогах.

– А действительно, – пробормотала она. – Я надену красный свитер и черную кожаную юбку…

– Это прекрасно, – Талия погладила ее по руке, – но мне кажется, стоит надеть что-нибудь менее вызывающее. А когда он уставится на тебя во все глаза, улыбайся как можно очаровательнее. Кстати, на следующий день после вашей размолвки Бирк заезжал к Кэлуму и был таким рассеянным, что вылил в свой кофе мое сцеженное молоко.

* * *

– Как можно больше очарования, – задумчиво пробормотала Лэйси, стоя возле небольшого домика. На ней была длинная шуба до пят. Голым ногам было холодно из-за поддувавшего снизу ветра. Дело было после обеда в честь Дня Благодарения, на котором Бирк был очень общителен со всеми, но даже не взглянул в сторону Лэйси. – В конце концов, мы женаты, – произнесла она, бросая снежком в окно его маленькой хижины. Пикап Бирка стоял у крыльца, а в окне горел свет.

Бирк открыл дверь, заполнив собой весь проем, и выглядел не слишком приветливо.

– Чего ты хочешь?

– Я замерзла.

Не могла же она ему сказать, что чувствует себя несчастной и потерянной и хочет, чтобы он вернулся в ее постель и в ее жизнь! Она бросила в него снежком, но он успел закрыть дверь. Сколько снежков они в детстве перекидали друг в друга!.. Лэйси надеялась, что он это помнит и поддержит ее игру…

– Сегодня я не выйду, чтобы поиграть с тобой в снежки, Лэйси, – заявил Бирк, снова открывая дверь. – Возвращайся домой в свою чудную теплую кроватку.

– Но я… – Договорить она не успела, потому что дверь снова захлопнулась, и в домике погас свет. Он не смеет с ней так поступать! – возмутилась Лэйси. Она достала из своего пикапа кастрюлю с едой и, громко скрипя снегом, взбежала на крыльцо.

Затаив дыхание, она постучала в дверь. Бирк сидел в темноте и прекрасно слышал, как его жена требовательно барабанит в дверь. За несколько минут до этого он убрал со стола увеличенную фотографию Лэйси, которую принес ему Алек. Снимок был сделан на свадьбе Элсбет, за несколько минут до того достопамятного поцелуя…

Разумеется, он не мог не обратить внимание на ее новый, более женственный образ, в котором она предстала на Дне Благодарения. Все было дьявольски очаровательно…

Тем временем стук в дверь становился все громче и требовательнее. Как же ему хотелось распахнуть дверь, схватить Лэйси в объятия и согреть жаркими поцелуями! И все же он не мог этого сделать… Доев тарелку супа мгновенного приготовления, он отставил ее в сторону и скрестил руки на обнаженной груди. Полчаса назад, переколов кучу дров, он вернулся в дом и сразу же принял душ. Привычное занятие нисколько не уменьшило желание немедленно отправиться к Лэйси. Подумав об этом, Бирк нахмурился. Движение к примирению не могло быть односторонним – каждому предстояло пройти свою половину пути. И он не собирается облегчать ей прохождение ее половины!

В дверь начали колотить ногами, и Бирк вцепился в подлокотники кресла, подавляя желание немедленно пойти и открыть. Затем стук прекратился, зато в окне появилась варежка, стиравшая тонкий слой изморози. Вслед за варежкой возникло лицо Лэйси. В полумраке, царившем в комнате, она не могла видеть Бирка, зато сама была ему хорошо видна в ярком лунном свете. Толкнув раму снаружи, она ухитрилась открыть окно, и в комнату ворвался порыв снежного ветра. Затем Лэйси осторожно перенесла ногу через подоконник и втиснулась в маленькое окошко, бережно держа в руке какой-то небольшой предмет. Оказавшись на стуле, стоявшем возле стены, Лэйси закрыла за собой окно, спрыгнула на пол и поставила на стол, завернутый в фольгу сверток.

По-прежнему не замечая затаившегося Бирка, она взглянула на заднюю дверь и вдруг бросилась к ней и распахнула ее настежь.

– Удрал! – завопила она. – Эх ты, а еще муж! Я так и знала, что ты этого не вынесешь!

Захлопнув дверь, она сняла рукавицы и шапку. В этот момент Бирк наконец-то поставил свое кресло на все четыре ножки.

– Ты! – вскрикнула Лэйси. – Ты здесь?

Бирк встал и, чтобы подавить желание немедленно заключить ее в объятия, подложил дров в старый камин.

– Так чего я там не вынесу?

– Я принесла тебе кастрюлю… – уходя от ответа, пробормотала Лэйси. – Там мясо и картошка.

Бирк зажег старую лампу, и комната озарилась неярким светом. Тем временем Лэйси сняла с плеч миниатюрный рюкзачок, раскрыла его и достала небольшой пластиковый контейнер.

– Это салат, – пояснила она. – Я тут недавно купила поваренную книгу. – То, что Лэйси приготовила для него обед, было уникальным событием в ее жизни. Обычно все ее участие в семейных обедах Толчифов сводилось к покупке маслин и сыра.

– Нервничаешь? – спросил он, поневоле любуясь ее ярким румянцем.

– Ты… ты мне нужен, – неуверенно пробормотала она, сглотнув слюну. – Мне кажется, мы могли бы поужинать – достаточно просто разогреть кастрюлю…

– Это уж твоя забота, – заявил Бирк, кивая на очаг. – Кстати, а в каком качестве я тебе нужен? Как брат? Друг? Любовник? Или как все это, вместе взятое?

Пальцы Лэйси нерешительно застыли на пуговицах шубы. Запах, шедший от жены, вмиг напомнил Бирку ту ночь, когда он ее обольстил… точнее, когда она им овладела, поправил он себя.

– Если тебе жарко, можешь снять шубу.

– Нет, не хочу.

Она проворно поставила кастрюлю на огонь, и комнату быстро заполнили аппетитные запахи. Это слегка ослабило страстное желание Бирка немедленно овладеть женой.

– Как насчет детской, которую я начал строить? Ты сломала ее стены?

– Напротив, я их достроила и покрасила в белый цвет. Тебе не кажется, что кастрюля уже достаточно разогрелась? Кстати, ты оставил у меня все свадебные подарки.

Небольшое уточнение: я оставил у тебя свое сердце и свои мечты.

– Чего ты добиваешься, Лэйси? – (Ее губы дрожали, взор затуманился, на лбу выступили капли пота.) – Да сними ты, наконец, свою шубу!

– Потом, после ужина.

Но Бирк уже был возле нее и проворно расстегнул пуговицы. Лэйси отступила и, распахнув шубу, сбросила ее на пол.

– Ну, раз ты так этого хочешь…

– Да ты совсем голая, – изумленно пробормотал он, когда вновь обрел способность говорить. Стройная, белая, с распущенными по плечам волосами, она была прекрасна. – Так можно подхватить пневмонию.

– Мы с тобой знакомы всю жизнь, почему же никак не можем понять друг друга? – медленно произнесла Лэйси, кладя руки ему на грудь. – Ты выглядишь таким измученным, Бирк. Ты похудел, и у тебя круги под глазами. – (Он молча поцеловал ее ладони.) – Мне так нравится касаться тебя, – прошептала Лэйси, – но еще больше – целовать.

– Что же тебя останавливает?

– Все так сложно и тяжело…

– Мы обязательно это изменим.

– Мне всегда нравилось соревнование. И ты был для меня хорошим партнером, Бирк. Как ты думаешь, у нас еще что-нибудь получится?

– У нас все будет гораздо лучше, чем прежде. Почему ты пришла сюда в таком виде?

– Чтобы сразу удивить и покорить тебя.

– И тебе это удалось, – пробормотал он, привлекая жену к себе и нежно поглаживая ее холодные ягодицы. – А как насчет свидания?

– Я буду покупать тебе цветы, и звонить при первой возможности, – заявила Лэйси, кладя голову ему на плечо и целуя его в шею. – Мы будем завтракать у Мэдди, но со временем я научусь готовить…

– А как насчет того, чтобы позавтракать здесь завтра утром? – И Бирк приподнял одеяло, открывая белоснежную простыню, застилавшую его постель.

Все начинается снова, решила Лэйси, наблюдая за тем, как работает муж – его фирма подрядилась сделать школьную пристройку. Одетый в свитер, джинсы и рабочие сапоги, Бирк выглядел уверенным в себе завоевателем.

Во время вчерашней ночи он вел себя очень нежно и заботливо, особенно когда она кричала и стонала от страсти. Вспомнив об этом, Лэйси вдруг почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Все изменилось, причем наилучшим образом.

Работая в церкви, она постоянно думала о Бирке и наконец, не выдержав, сорвалась с места, села в пикап и приехала в школу, чтобы только его увидеть. В данный момент он, склонив голову, слушал, что ему говорит один из его рабочих. Затем с явным раздражением потер затылок. Сколько раз она видела этот столь характерный для него жест!.. Внезапно Бирк нахмурился, поднял глаза и увидел ее.

Быстро подойдя к жене, он взял Лэйси за подбородок и несколько раз торопливо поцеловал. Она мгновенно задохнулась от счастливого волнения. Нет, она больше никогда-никогда не будет мучить его или испытывать его чувства!

– Что случилось? – поинтересовался Бирк, по-прежнему хмурясь, но, не снимая руки с ее плеча.

– Я вдруг поняла, что не знаю, кто ты.

– Я твой муж.

– Но я не о том…

– Лэйси, если тебе позвонит твоя мать, обещай, что ты обязательно мне об этом расскажешь.

– Ты не о том говоришь, – счастливо засмеялась она. – Все это неважно. Сейчас мне важнее понять, кто мы, что делаем?

Бирк медленно улыбнулся в ответ.

– Ты обещала звонить, а вместо этого приехала, чтобы увидеть меня и придать мне сил? Это замечательно. Мы – те, кто мы есть, и все же другие. Еще есть вопросы?

– У меня путаются мысли. Я испытываю к тебе столько чувств, словно ты… – Она запнулась, не находя подходящих слов. – Ты переполняешь меня… Я… я просто хочу постоянно тебя видеть.

– И я тоже, любовь моя. – Он вновь привлек ее к себе и жадно поцеловал. Она почувствовала, что дрожит от неистового желания немедленно заняться с ним любовью.

– Возвращайся ко мне поскорее, – прошептала она, глядя ему прямо в глаза.

– Тебе звонит инспектор, Бирк! – закричал ему один из рабочих. – У него к тебе есть пара вопросов.

Бирк вздрогнул, посмотрел на кричавшего и отстранил от себя Лэйси. Пройдя несколько шагов, он повернулся и снова нахмурился, задумчиво потирая лоб, как если бы забыл сказать ей нечто важное.

– А, кстати, я люблю тебя! И хочу всего-всего, что только возможно.

– Что ты имеешь в виду? – мгновенно задохнувшись от волнения, спросила она.

– Я очень тебя люблю, дорогая, – повторил Бирк и прищурил улыбающиеся глаза.

– Бирк, черт тебя подери! – снова закричал рабочий. – Инспектор говорит, что, если ты немедленно не подойдешь к телефону, он заставит нас потерять как минимум две недели.

– Передай ему, пусть катится к чертям, – зарычал Бирк, снова бросаясь к Лэйси. – Я так долго искал лучшую женщину в своей жизни, любовь моя! И теперь я тебя никуда не отпущу. Жди меня к ужину.

Лэйси возвращалась на работу, счастливо улыбаясь, непрерывно смакуя и повторяя про себя слова Бирка. Как там было написано в дневнике Уны: Девушка, которая качается в кресле и напевает колыбельную песню, будет женой своего давнего друга, мужчины из рода Фергюсов. Она станет отрадой его сердца, а он – ее любовью на всю жизнь.

Глава одиннадцатая

Бирк захлопнул дверцу пикапа и спрятал под куртку помятый букет цветов. Время близилось к полуночи. Он опоздал потому, что по пути к Лэйси. стал свидетелем аварии, вынужден был остановиться и вызвать шерифа. К моменту его, приезда Бирк уже поместил пострадавшую женщину с ребенком в свою машину. В результате всего этого букет оказался несколько помят.

В доме Лэйси были погашены все огни. Неужели она не дождалась его и легла спать? А ведь он надеялся на ужин при свечах и романтическую беседу. Затем он бы заключил ее в объятия, в очередной раз признался в любви и подарил старинное кельтское кольцо, которое носил на мизинце, не менее старинный золотой браслет работы шотландских мастеров и перочинный нож Уны.

Доставив женщину и ее ребенка в больницу, Бирк поспешил взять у Элсбет свою долю фамильного наследства. Сестра словно предчувствовала его приезд, поскольку встретила его на пороге и без лишних слов вручила ему кольцо, браслет и нож.

– Наша мать всегда говорила, что у тебя будет трудная любовь, и теперь я вижу, как она была права, – заметила Элсбет на прощание.

Поеживаясь от холодного ветра, Бирк поспешно взбежал по ступенькам. Впрочем, стоило ему войти и осмотреться, как стало ясно, что Лэйси нет дома. Черт, надо было позвонить или послать кого-нибудь сообщить, почему он задерживается! Бирк сложил свои подарки на кушетку, а сам разделся и направился в ванную. Сейчас это было для него крайне необходимо – он усталый, замерзший, раздраженный. Встав под душ, Бирк сделал воду погорячее и начал энергично намыливаться тем мылом, которым обычно пользовалась Лэйси.

– Тебе знаком ритуал ухаживания, Толчиф, – бормотал он себе под нос, – обед, танцы, несколько поцелуев, а затем признание в любви.

– Никогда не любила раз и навсегда установленных ритуалов, – заявила Лэйси, появляясь в ванной. На ней был только пеньюар.

Не раздумывая, Бирк бросился к ней, заключил ее в объятия и принялся жадно целовать. Лэйси задрожала, на щеках вспыхнул румянец, дыхание участилось. Она встряхнула головой и отбросила мешавшие ей волосы.

– Нет уж, давай все по порядку, – заявила она, с силой отталкивая мужа. – Я хочу получить объяснения! И не оглядывайся в поисках моих питомцев, они тебе не помогут. – Я признавался в любви только двум женщинам. На одной я чуть было не женился, со второй мне это удалось. Да, мы обошлись без – заведенного ритуала ухаживания, но у нас еще все впереди – свидания, ужины при свечах и много-много музыки. Кстати, я неплохой танцор, а мы с тобой не танцевали с тех пор, как тебе исполнилось семнадцать. И, черт меня подери, ты себе и представить не можешь, как мне самому нужна вся эта романтика! Айе, что сохраню верность ей до конца наших дней! Летом мы будем устраивать пикники, а зимой играть в снежки. Я хочу засыпать с тобой по ночам и просыпаться по утрам. Я хочу, чтобы в этом доме резвились наши дети. Но сильнее всего на свете я хочу тебя. Желаешь, чтобы я тебе это доказал?

– Все это лишь правильные слова, Бирк, которые ты уже многократно произносил прежде. А мне нужны не слова, а твоя искренность.

– Ты странная женщина, Лэйси.

– А ты не странный мужчина? Ведь ты женился на мне, чтобы защитить меня от моей матери, разве не так? – Несмотря на интонацию, это был не вопрос, а утверждение. – Мне кажется, ты женился при первой возможности лишь потому, что твои братья уже были женаты.

– Ну и что дальше?

– А то, что ты женился на мне потому, что хотел меня. Впрочем, я это переживу. Мужчины из рода Толчифов живут своими первобытными инстинктами, так чему тут удивляться? – Лэйси облизала губы, а затем повернулась, чтобы уйти. Однако по дороге она обернулась и, подбоченившись, заявила: – Я не ношу кольцо Лабель, потому что оно слишком дорогое. Я знаю, что ты уговорил Рамиреса взять меня на работу. И я знаю, что ты уговорил банк дать мне ссуду, чтобы я могла начать свое дело. Мне известно и то, что ты признавался в любви только двум женщинам…

– Там на кушетке лежат мои подарки и цветы для тебя, – перебил Бирк, думая про себя о том, что заставит ее носить кольцо Лабель, но сделает это позже, когда она будет стонать и извиваться под ним в порыве страсти…

Лэйси выбежала из ванной и тут же ахнула от изумления.

– Цветы замечательные! Кстати, было бы хорошо, если бы ты отдал мне ключи от своей хижины.

– Зачем?

– А затем, чтобы ты никогда больше не смог уединиться там. Ты должен спать со мной, любимый, а не прятаться, как медведь в берлоге.

– Однако ты требовательная женщина, Лэйси Толчиф! Впрочем, я вполне смогу обойтись без хижины. – Бирка буквально распирало желание, он задыхался и трепетал от одного голоса Лэйси.

Когда он, совершенно голый, вышел из ванной, Лэйси увидела, до какой степени он возбужден. Она томно облизала губы и, раскинувшись на кушетке, слегка распахнула пеньюар.

– Прекрасно. Ты уже готов, но я не готова.

Что ты еще мне принес, проказник Бирк?

Игра продолжается, подумал он, любя ее за это еще больше. Она экспериментирует, испытывает его, так почему бы не доставить ей это удовольствие?

– Вот это кольцо, – сказал он, снимая его с пальца и передавая жене. – Уна привезла его с собой из Шотландии, как и тот браслет, возле которого ты сейчас сидишь.

– Я ценю и тебя, и твои подарки, Бирк, – милостиво улыбнулась Лэйси. – Но мне нечего дать тебе взамен, кроме своего сердца. У меня нет ни семьи, ни фамильных драгоценностей. Если бы ты знал, как я волновалась и бегала тебя искать, когда ты не пришел к ужину! Я уже все знаю насчет аварии и люблю тебя за это еще сильнее. И если ты хочешь обладать своей сладкой женушкой, то… – Она приоткрыла губы и метнула в его сторону призывный взгляд.

– Ты самая сладкая, чудная и изумительная женщина из всех, которых я когда-либо знал! – охрипшим от волнения голосом заявил Бирк. – И хотя ты самая противоречивая и независимая, я люблю тебя за это еще сильнее. – Увлекшись, он не заметил, что повторил за ней ее фразу.

Да, она устанавливала свои правила и ему приходилось постоянно к ним приноравливаться, но чего не сделаешь ради своей удивительной и неповторимой жены!

Бирк медленно положил руки на ее пеньюар, а затем резко, одним рывком, обнажил Лэйси.

– Это не слишком-то здорово, – заметила она, услышав треск рвущейся ткани, – зато весьма дико и необузданно… Ах, Бирк, ты всегда рядом, когда я нуждаюсь в тебе! – Лэйси выгнулась на кушетке, томно проводя руками по своим бедрам и талии. – Ты знаешь, я уже не такая стройная и маленькая, поскольку набрала несколько лишних фунтов. Кстати, я не хочу, чтобы ты играл роль моего опекуна в те моменты, когда мы будем заниматься любовью. Наш брак должен быть абсолютно равноправным!

– Он и будет таким, – заверил ее Бирк. – Я сделаю все, чего ты захочешь. – И он вздохнул, ощущая на себе игривые прикосновения ее пальцев и борясь с желанием грубо овладеть Лэйси прямо на ковре.

– Тебе следует узнать меня лучше, – заявила она, вставая. Упершись обеими руками в его грудь, Лэйси повалила его на постель и немедленно уселась сверху. – Потому что лишь тогда ты сможешь понять, как сильно я тебя люблю.

Ее поцелуи были обжигающими, бурными, яростными, ее руки ласкали его с таким удивительным сладострастием, что он обрел все, чего только мог пожелать. Большее блаженство даже вообразить было невозможно. На этот раз она вскрикивала и стонала во весь голос, не заботясь о том, чтобы таить от него свои эмоции.

Неужели они наконец-то стали единым целым и установили между собой ту незримую связь, которая соединит их навеки? Бирк вывернулся из-под Лэйси, лег на нее сверху и удвоил усилия. И вновь она кричала, кусалась и царапалась.

– Это и есть то, чего я хотела, – горячо выдохнула Лэйси, впиваясь зубами в плечо мужа.

Она боялась самой себя, нуждалась в нем и захлебывалась в океане блаженства. Сейчас она испытывала потребность не в деликатном любовнике, а в первобытном варваре. Когда-нибудь потом наступит время для нежности, но сейчас была нужна именно ярость – только в ее огне могло бесследно сгореть прошлое Лэйси, заставив ее жить настоящим. Бирк был нужен ей весь, целиком – и на всю жизнь. Она еще никогда не испытывала такого прилива сил, как сейчас, когда ритмично двигала бедрами в такт его движениям, кусала губы и задыхалась от неистового сердцебиения.

А затем, уже лежа под ним, она целиком отдалась во власть своего мужа и каким же блаженством это оказалось!

– Бирк, я люблю тебя! – Этот крик рвался из глубины ее сердца, и не было, да и не могло быть, более искреннего признания. Наслаждаясь полнейшей откровенностью, Лэйси упивалась собственным признанием, возносясь высоко в небеса, где сияли алмазные звезды. Он должен знать, видеть, чувствовать, как отчаянно и страстно она его любит!

Он все понял – Лэйси видела это по неистовому блеску его глаз, которые буквально светились в полумраке комнаты. Сейчас в нем не было ни малейших признаков цивилизации – это был не веселый и нежный любовник, а неистовый и жестокий дикарь, чьи длинные волосы свешивались на подушку, мешаясь с ее волосами.

– Я люблю тебя, Лэйси, жена моя! – простонал он в момент самых бурных и безумных содроганий.

Через мгновение они замерли. Выскользнув из-под Бирка, Лэйси легла рядом и, улыбаясь, стала поглаживать его вздрагивающее тело. Бур, я прошла, и наступило безмятежное успокоение. Они целовались, осторожно касаясь друг друга. Это были прикосновения благодарности и прелюдия к новым, не менее упоительным ласкам. Сердца затихали, но любовь оставалась.

– Теперь ты мой! – прошептала она.

– Да, это так! – признался он дрожащим от только что пережитого возбуждения голосом.

Потом они на какое-то время заснули, но еще дважды просыпались и вновь занимались любовью. А утром Бирк ушел.

Встав под душ и включив воду, Лэйси с улыбкой обнаружила, что ее губы припухли от неистовых поцелуев, левое плечо поцарапано, но все эти любовные раны и отметины наполняли ее душу восторгом. Она медленно намылилась, с наслаждением поглаживая свое тело, которое переполняли новые ощущения. О, ее муж умел ее ласкать, возбуждать, доводить до высшей точки наслаждения… Последний раз они занялись любовью уже под утро, после чего Бирк встал с постели и отправился в ванную, а Лэйси мгновенно заснула.

Воспоминания о его нежных ночных признаниях доставляли ей не меньшее удовольствие, чем воспоминания о его ласках. Все было прекрасно, изумительно, незабываемо. Они навеки обрели друг друга, и теперь уже ничто не могло омрачить их будущее. Впрочем, ей еще многому предстоит научиться – например, как превращать их встречи в романтические свидания или как возбуждать его с помощью эротического белья и сексуальных нарядов. Или, напротив, одеться как можно чопорнее и отправиться в церковь, чтобы он вздыхал и млел, мечтая поскорее вернуться домой…

Лэйси быстро смыла мыльную пену и стала вытираться полотенцем, сделав секундную паузу, чтобы полюбоваться на подаренные вчера кольцо и браслет. Сверкающее золото восхитительно гармонировало с ее белоснежной кожей. Эти подарки не были для нее сюрпризом, она уже знала об их существовании от Элсбет. Подойдя к зеркалу, Лэйси приподняла и отвела с лица волосы, чтобы всмотреться в новое выражение своих торжествующих глаз.

Ребенок! Она забеременела! И не нужны никакие тесты или доктора, чтобы подтвердить эту внезапно возникшую уверенность.

Задрожав от радости, Лэйси принялась одеваться. Теперь, когда она носит ребенка, ей обязательно нужно надевать теплое белье, чтобы защитить и его, и себя от пронизывающего до костей ветра, дующего с горы Толчифов. Одевшись, она придвинула кресло-качалку к окну и села, сложив руки на животе. Покачиваясь, она стала задумчиво напевать колыбельную, слова которой помнила с детства…

Весь день она ждала Бирка, предаваясь далеким воспоминаниям и представляя себе его радость, когда он узнает о ее беременности.

Она вспоминала своего мужа подростком, заботливо склонявшимся над ее детскими синяками и царапинами, представляла его нежным и страстным любовником, воображала заботливым и умным отцом. При этом она задумчиво улыбалась и поглаживала свой живот, который скоро начнет расти и расти…

А за окном бушевала снежная метель. И вдруг там появился всадник, который вел за собой вьючную лошадь. Лэйси охнула и замерла, узнав Бирка. А, ну конечно, он хотел, чтобы их любовь была столь же подлинной, искренней и сильной, как любовь шотландки Уны и индейца Толчифа, ведь все, что овеяно дымкой времени, обладает такой притягательной романтикой!..

Она проворно вскочила с кресла, надела свою длинную шубу и, прихватив большой шерстяной плед, вышла на крыльцо. Прошлое осталось далеко позади, а теперь ее ждало будущее, в которое она войдет под руку с горячо любимым мужем.

Бирк встретил ее без улыбки – его темные глаза таили в себе загадочное выражение, губы были плотно сжаты. Когда она подошла ближе, он молча протянул ей руку, затянутую в кожаную перчатку, и освободил стремя. Лэйси вдела туда ногу, вцепилась в руку Бирка, и он легко поднял ее, усадив в седло перед собой. Затем бережно закутал в плед и поцеловал в разрумянившуюся щеку; на мгновение Лэйси даже зажмурилась от удовольствия. Его глаза сияли любовью, и это сияние отражалось в ее голубых глазах.

Они вновь обменялись признаниями в любви, удивляясь тому, как упоительно звучат эти давно знакомые и такие простые слова. Лэйси прижалась спиной к мужу, и он тронул поводья, чтобы отвезти ее в будущее.

– Но ведь еще не Рождество! – удивился Бирк, глядя на большой, завернутый в бумагу сверток в руках у Лэйси.

Отложив в сторону молоток, он стянул перчатки. В данный момент он занимался тем, что расширял окна, стремясь, чтобы из них была видна как можно более обширная панорама. После воскресного обеда все семейство Толчиф покинуло их дом. Сибилла должна была вот-вот родить, и Дункан беспокоился, удастся ли проехать по занесенным снегом дорогам.

Элсбет ждала ребенка, и Алек ходил сам не свой от счастья. Талия уговаривала Кэлума тоже подумать о пополнении семейства и, пока он раздумывал, вполне возможно, уже предприняла собственные меры. Фиона сидела дома в ожидании Рождества.

– Я не могла ждать, – объяснила Лэйси.

Бирк спокойно и ласково взглянул на нее.

– Айе, ты покраснела, любовь моя. А мне казалось, что мы уже прошли этот этап.

– Не до конца. Ты тоже как минимум дважды краснел.

– Но лишь потому, что ты меня заводила, – усмехнулся Бирк, целуя ее. – Неужели ты не могла подождать всего одну ночь?

– Романтика требует много времени. Бирк развязал пакет и зашуршал бумагой.

– Это мой первый подарок, с тех пор как мы женаты, – извиняющимся тоном заметила Лэйси.

– Ничего подобного, ты меня всего осыпала подарками, – с лукавой усмешкой возразил он.

Наконец бумага была развернута – и на свет появилась игрушечная кроватка, украшенная ветками ивы и оленьей замшей с бахромой, бусинами и одним из пяти кристаллов Уны.

Бирк взволнованно вдохнул, а затем медленно выдохнул.

– Если это означает именно то, о чем я подумал… – И он вопросительно посмотрел на жену.

– Именно так, любимый! Присядь, умоляю тебя, ты так побледнел, словно собираешься упасть в обморок.

Он покачал головой, но послушно опустился на кушетку. Наблюдая за взволнованным лицом мужа, Лэйси смахнула катившиеся по щекам слезы. Она села к нему на колени и поцеловала его в нос солеными от слез губами. Он обнял ее за талию и осторожно погладил по животу, где уже развивалась новая жизнь. Его лицо озарилось выражением счастья, и Лэйси не выдержала.

– Наклонись ко мне, любимый, – прошептала она. – И дай мне сказать, как сильно я тебя люблю.

Старое кресло-качалка, стоявшее возле камина, скрипнуло, когда на него вскочила одна из кошек. За окном шел снег, завывала метель, и раскачивались верхушки кедров.

Она станет отрадой его сердца, а он – ее любовью на всю жизнь.


home | Кандидат в женихи | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу