Book: Последний рейс «Лунного Колумба»



Последний рейс «Лунного Колумба»

ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС «ЛУННОГО КОЛУМБА»

Повесть С. Горбатова

Рис. Г. Фитингофа


  1 

«Вокруг света» 1929 год №40

Если мотор вдруг перестает работать на высоте тысячи метров, нужно делать «вынужденную посадку».

Но одно дело — снизиться среди населенных равнин и другое — в глухих мадагаскарских дебрях.

Когда каш самолет опустился, мы с Иветтой Рекье увидели перед собой сияющую стену джунглей: вознесенные к небу зелеными фонтанами кроны деревьев и огненно-красные змеи лиан, перекидывавшихся от ствола к стволу.

Затем началось путешествие по джунглям. Четыре дня продирались мы сквозь темные заросли, потеряв надежду выбраться к населенным местам. Но на пятый день джунгли остались позади.

Мы пересекли пандановую рощу и в изумлении остановились. Загорелое, устное лицо Иветты Ренье дрогнуло от восторга.

Внизу у наших ног обрывался гранитный утес. Скалы были разбиты, иссечены, выворочены, как будто недра гранитных массивов взорвала чудовищная сила тысяч пудов динамита. На дне пропасти грохотал поток. На другом его берегу цвели лесистые долины, песчаные холмы, спокойные реки. По берегам далекого озера, образовавшейся в кратере потухшего вулкана, блестели столбы базальта.

Сияющая панорама дрожала перед нашими глазами, закрытая на далеком горизонте цепью зубчатых гор.

Поток глухо рокотал в ущелье, но в его рокот врезались дикие крики, повторенные многократным эхом в глубине каменных массивов. Я поднял глаза и увидел черных голых пигмеев «танала», живших среди покатых граненых скал. Карлики бежали с копьями в руках, но не думали пускать в ход свое оружие. Их, видимо, гнал ужас. Они прыгали с камня на камень, перескакивали через широкие трещины.

И вдруг из-за высокой скалы вылетели две крылатых фигуры — золотая и черно-багровая. Огибая скалу, они держали свои черно-синие крылья наклонно, как велосипедист, летящий на крутом повороте дороги.

  2  

Последний рейс «Лунного Колумба»

Взглянув вверх, я увидел летевшего человека

Иветта Ренье схватила меня за руку. Глаза у нее округлились от страха,

— Куда мы попали с вами, мистер Метт?..

Крылатые люди нас заметили. Замедлив полет, они подлетели к нам, медленно взмахивая то одним, то другим крылом. С каждой секундой загадочные фигуры росли, превращаясь в стройных людей в чешуйчатой тесной одежде. Внезапно я скорчился, словно меня ударило электрическим током, и, опустившись на обломок гранита, увидел, что Иветта Ренье тоже лежит на земле.

Я увидел высоко в небе цепь шаров, похожих на огромные мыльные пузыри. Шары спускались к далекому берегу кратерного озера.

Крылатые люди, взлетев над краем гранитного выступа, опустились на землю и, сложив крылья, пробежали несколько шагов на цыпочках по траве. Крылатая женщина стала на одно колено и принялась обыскивать Иветту Ренье.

— Литай урурнутайлин тин! — звонко крикнула она своему спутнику.

Тот что-то отрывисто сказал, и женщина бросилась к нему. Он протянул руку на северо-запад.

Послышалось какое-то жужжание. С секунды на секунду оно усиливалось. И совсем низко у нас над головой пролетел овальный снаряд с небольшим раструбом на конце. На снаряде чернела английская надпись: «Ракета Лунного Колумба».

Ракета улетала к кратерному озеру. Жужжание затихало.

Крылатый человек в черном решительно шагнул ко мне и тщательно ощупал мое платье. Мой старый блокнот, видимо, возбудил в нем страстное любопытство, которое вскоре остыло: в блокноте не было ни одной записи. Человек окликнул свою спутницу: «Ариленда!» и после минутного, совещания на странном звучном языке они улетели к кратерному озеру.

  3 

Вдали промчалась новая вереница шаров. На этот раз шары были красные, как огромные капли крови.

Я с трудом встал и помог подняться Иветте Ренье. Она потирала ладонями виски.

— Кажется я не сплю, — тихо сказала она. — Кто эти люди?

— Я столько же знаю, сколько и вы, — ответил я, стараясь ручной гимнастикой восстановить правильнее кровообращение.

— Как она сказала, эта женщина? Литай... не помню...

— Литай урурнутайлин тин, — подсказал я. — До сих пор мой блокнот пустует. Нужно записать эти слова Ариленды.

Я поднял с травы блокнот, достал самопишущее перо и полувысохшими чернилами нацарапал на клетчатой странице: «Литай урурнутайлин тин», добавив по-английски: «так сказала Ариленда».

— Наконец-то я отыскал вас, джентльмены! — крикнул кто-то на чистом английском языке. Взглянув вверх, я увидел человека, пролетавшего над пандановой рощей на синих крыльях. Три повязки охватывали его туловище, оставляя конечности свободными,

В десяти шагах от нас человек спустился на траву и сложил крылья. Его давно нестриженные иссиня-черные волосы вились кольцами, большие темные глаза горели энергией.

— На Луне и на Земле меня зовут Линкорном, — проговорил незнакомец, кланяясь нам. По рождению я—англичанин. По национальности — гражданин Вселенной. В настоящую минуту я, как посланец лунных людей, явился к вам, людям Земли, парламентером, как во враждебный военный лагерь. Не изумляйтесь! Я объясню все. Но простите, — прервал себя Линкорн. — Я вижу, вы измучены и наверное голодны. У меня есть консервы. Как я до сих пор не догадался вам их предложить. Простите еще раз!

Линкорн достал из мешка за поясом четыре жестянки. Сияющую искру камня в кольце на безымянном пальце правой руки он приложил к жести, разрезал ее как бумагу и протянул Иветте Ренье банку с каким-то мясом.

  4 

Я не буду, — начал Линкорн, выслушав наш рассказ о мадагаскарских скитаниях, — сообщать вам химические формулы моего свермощного взрывчатого вещества — «дианита». Это — секрет изобретателя. Пять лет неустанной работы дали следующие результаты: лаборатория два раза разлеталась буквально в пыль, мой сотрудник Рианстэд и я даже при аккуратнейшем обращении с материалом получали долго незаживающие язвы на руках и к концу опытов, увенчавшихся блестящим успехом, я был разорен.

Двадцатого марта вечером я ходил в библиотеке из угла в угол, раздумывая о своих затруднительных обстоятельствах. Часы на каминной доске показывали шесть. Косые солнечные лучи упали на висевшую над столом картину. Это была превосходная копия картины Герберта Дрэпера «Гибель Икара».

Навзничь, раскинув руки, привязанные к огромным крыльям, лежал мертвый Икар на скале, вздымающейся из гневного моря. Левое крыло свисало к синей воде, а правое высоко взметнулось к небу.

Солнечные лучи погасли и картина потускнела. Но я все еще смотрел на Икара, стараясь подавить охватившее меня волнение. Я — Икар. Но не побежденный, а побеждающий. Разве мой «дианит» не может быть движущей силой ракеты для перелетов не только в пределах земной атмосферы, но и в междупланетных и междузвездных пространствах?

Только четыреста тысяч километров отделяют Землю от Луны.

Если я продам дедовский коттедж, всю обстановку, все эти пятнадцать тысяч томов дедовской библиотеки, то хватит ли вырученных денег на постройку ракеты и на добычу «дианита» для минимального маршрута: Земля — Луна — Земля?

Я посмотрел через синеющее окно в сад. В весенние сумерки убегала прихотливая сеть аллеи. Знакомые деревья, крокетная площадка, цветочные клумба — ко всему этому я привык с детства и со всем должен расстаться.

Я отошел от окна и повернул выключатель. Электрический свет уничтожил мир за окном, утверждая бытие только одной комнаты. Я налил из графина стакан воды и медленно выпил.

Затем, успокоившись, подсчитал возможный доход от продажи коттеджа, сада, обстановки, лишних приборов лаборатории. Получилась солидная сумма.

  5 

Долгие часы проводили мы с Рианстэдом над чертежами ракеты.

Многие детали разрабатывал единолично Рианстэд. Часть картонов он забирал с собою для работы у себя на дому.

Как известно, вопрос о междупланетных путешествиях разработан многими учеными довольно основательно в теоретическом отношении. Для практического же осуществления теории до сих пор недоставало только двух условий: достаточно крепкого строительного материала для постройки ракеты и достаточно мощного взрывчатого вещества для ее движения в безвоздушном пространстве. Сверхмощное взрывчатое вещество у нас было: мой «дианит». Остроумная комбинация сплавов дала нам надежный строительный материал. Через два месяца мы покончили со схемами, и первого июня модель ракеты блестяще выдержала пробный полет.

Мы работали вдвоем. Никаких рабочих у нас не было. Работы производились в строжайшей тайне.

В середине июля отдельные части ракеты были отлиты и в начале августа мы приступили к сборке. Десятого числа готовая ракета, утвержденная на крепких козлах, стояла под стеклянным потолком мастерской, и Рианстэд, стоя на лесенке, выводил на оболочке снаряда кистью синие буквы: «Ракета Лунного Колумба».

Тот день я хотел ознаменовать скромным пиром. Престарелая миссис Мак-Грегор, моя няня, была откомандирована в город за печением, двумя бутылками вина, превосходным паштетом и восхитительной ветчиной.

— Стол не слишком роскошен, Чарли, — говорил я, усаживая Рианстэда. — Миссис Мак-Грегор истратила сейчас мою последнюю гинею.

— За твое здоровье, дружище Билль! — воскликнул Рианстэд, чокаясь со мной.

Вино пенилось в плоских бокалах.

Рианстэд взглянул на часы и сказал озабоченно:

— Половина седьмого.

— Ну, и что же?— спросил я усмехаясь.— Еще рано.

Но Рианстэд непреклонно встал и с самым серьезным видом принялся меня уверять, что ему непременно нужно попасть к мисс Эдит Дентон.

Когда человек говорит о какой-нибудь мисс, ему нельзя возражать. Посмеиваясь я смотрел из окна на высокую фигуру Рианстэда. Я увидел, как он вышел на улицу и махал рукой, видимо подзывая такси...

А на утро я, задыхаясь от ужаса, прочел в газете, что известный ученый М. Рианстэд был убит на Улице трех волхвов при столкновении автомобиля с трамваем.

Так я отправился в далекий-далекий путь один.

  6 

Я поднялся в узкое помещение для пассажиров, закрыл люк под ногами и открыл другой люк над головой. Проверил в последний раз механизм. Все было в порядке, начиная с «дианита» и кончая консервами в кладовой.

Поворот рычага снял ракету с крепких козел, на которых она так долго покоилась. Теперь она стояла в воздухе. Новый поворот рычага на миллиметр вывел ее из лаборатории через раскрытые настежь широкие ворота. Потом я закрыл иллюминатор.

Микроскопические дозы «дианита» истекали из ракеты, бесчисленными толчками двигая ее в сторону, обратную направлению взрывов.

О земле я больше не думал. Теперь все мое сознание было охвачено мыслью о Луне. Крайне занимавший меня вопрос — обитаема Луна или нет до того меня измучил, что в конце концов я запретил себе думать об этом до того момента, — когда я буду летать над лунной поверхностью, обозревая ее невооруженным глазом.

Все аппараты — без перебоев, без досадных уклонений и из запаса «дианита» было израсходовано меньше одной трети, когда Луна представлялась уже огромным диском, занявшим половину черного, как сажа, неба. Огромный диск спутника Земли был заметно иззубрен по краям. Мой взгляд был прикован к темной, обширной, в тысячу километров в поперечнике, котловине Моря дождей, ограниченного с одной стороны цепью лунных Аппенин и Карпат, с другой стороны — лунным Кавказом и с третьей — изломанным, диким хребтом лунных Альп. Черные трещины длиной в сотни километров зияли жуткими изломами. Скоро Луна должна была открыть мне свои тайны.

Ракета стремительно неслась ближе и ближе к Луне. Теперь я сосредоточил свое внимание на столь интересующих астрономов кратерах Коперника, Кеплера и Тихо-Браге, окруженных далеко расходящимися светлыми лучами, относительно происхождения и значения которых ученые строят всевозможные теории.

Странная тревога заставила меня схватиться за подзорную трубку — и все теории рассыпались прахом. Профессора — очень рассеянные люди. Так часты случаи, когда — профессор ищет шляпу, надетую на голову, ищет перчатки, натянутые на руки. Меня сердила отправная точка многих рассуждений: отсутствие атмосферы делает невозможной органическую жизнь. Но человек существует не потому, что его легкие пьют кислород из воздуха, — нет, человеческие легкие существуют потому, что на Земле атмосфера. Человек приспособляется к атмосфере. Будь она плотнее, чем на Земле, органы дыхания были бы иными. С уменьшением на Земле запасов воздуха легкие будут уменьшаться, как постепенно атрофируется у человека одна из кишок, от которой теперь остается только маленький и почти ненужный червеобразный отросток. В далеком будущем человек будет довольствоваться не большим количеством воздуха, чем довольствуются теперь рыбы, вдыхающие жабрами воздух, растворенный в воде. Земные ученые не допускают мысли о жизни на Луне, рассуждая, что невозможно организму переносить огромнее колебания температуры на Луне — от 200 градусов жары лунным днем и до 200 градусов холода лунной ночью. Но если русские на земном полюсе холода — в городе Верхоянске — благополучно живут при 50 градусах жары летом и при 70 градусах холода зимой, то почему бы лунным людям не приспособиться к условиям существования на Луне, как русские ухитрились приспособиться к холоду земному?

Подобные мысли проносились у меня в мозгу, когда я рассматривал сияние лучей окружающих кратер Тихо-Браге. Может быть на Луне есть люди...

Я направил полет ракеты в центр лунного диска: в Срединный залив великого лунного Океана бурь.



  7 

Я приник лицом к массивному стеклу иллюминатора. В черном небе блестели разноцветные немерцающие огни звезд. Раскаленное красное солнце в пылающей короне из протуберанцев склонялось к горизонту. Огромный диск Земли, в тринадцать раз больший, чем Луна на земном небосводе, сиял в самом зените.

Ракета неслась в пяти-шести километрах над поверхностью Луны, над Срединным заливом по направлению к кратеру Птолемея. Дикие скалы громоздились внизу, блеск солнца резал глаза. Черные тени от скал казались бездонными пропастями.

Мое тело вдруг стало странно легким. Нужно было привыкнуть к условиям лунного притяжения. Надо было по-новому рассчитывать движения. А пока вместо шагов получались прыжки, руки двигались не плавно, но рывком. Особенно осторожно нужно было обращаться с приборами.

Внезапное дрожание всего корпуса заставило меня броситься к приборам. Они работали исправно. Я взглянул в западный иллюминатор: до самого горизонта простирался дикий, безжизненный ландшафт. Я открыл ставни восточного иллюминатора и сразу почувствовал сильный удар, парализовавший мои движения. Я увидел около десяти огромных оранжевых шаров несущихся на мою ракету из-за зубчатой стены черных гор. Линия шаров стала растягиваться вправо и влево, окружая мою ракету.

Я не уменьшил скорости движения ракеты, и кольцо таинственных шаров неслось по одному со мной направлению, не приближаясь ко мне и не отставая.

Но вдруг кольцо разорвалось и в несколько секунд шары растянулись цепью перед ракетой. Чем ближе я подлетал к ним, тем сильнее становились неведомые удары. Собрав последние силы, я дотянулся до аппаратов и остановил ракету. Она повисла над мертвыми скалами.

Итак, таинственные шары были сильнее меня. Повинуясь неведомой мне команде, они перестроились, растянувшись цепью влево от ракеты, и двинулись на меня. Я опять получил удар, заставивший меня застонать, и сразу понял: меня гонят направо.

  8 

Красные шары гнали мою ракету над сухой равниной Моря облаков. Я наблюдал через иллюминатор дикие каменные просторы. Вдруг вдалеке, у самого горизонта, взвились к черному небу обломки скал, налету разламываясь и крошась на мелкие куски. Взрыв! Мгновение — и все по-прежнему было неподвижно, и я увидел лунный кратер на том месте, которое до взрыва было совершенно плоским.

Ракета метнулась в сторону, потом выровнялась и понеслась дальше. Мой снаряд попал в сферу взрыва, но чудесный материал ракеты оказался стойким, я же лежал на полу с разбитым локтем. Поднявшись, я остановил ракету и посмотрел на шары. Они тоже остановились.

Я начал опускаться. Кратер стал расти мне навстречу. Его диаметр равнялся трем или четырем километрам.

Шары низко спустились и вдруг понеслись вверх, прямо на меня, видимо приказывая мне подняться. Ракета взвилась на высоту двадцати километров, едва не столкнувшись с каким-то черным шаром, стоявшим неподвижно в вышине. Ракета остановилась. Красные шары застыли в отдалении. И тут я простым глазом увидел, что из нижнего клапана черного шара выпал прозрачный, как стекло, цилиндр. И через секунду внизу летели разбитые взрывом скалы и камни. На месте взрыва появился новый кратер. Так я раскрыл тайну образования лунных кратеров.

Последний рейс «Лунного Колумба»


Я направил ракету к образовавшемуся отверстию...

Мой «дианит» был слишком слаб в сравнении с взрывчатым веществом лунных людей, с неизвестной для меня целью взрывающих поверхность луны. Уже свыше ста тысяч кратеров на одной только стороне Луны, обращенной к Земле, образовано взрывами лунного сверхдианита. На склонах больших кратеров лунные люди взрывают кратеры маленькие, названные учеными Земли «паразитными» кратерами.

Черный шар, предводительствуя оранжевыми, направился к системе светлых лучей кратера Тихо — Браге. Ближайший светлый луч оказался не чем иным как многоэтажным зданием, сияющим, как кристалл, в слепительном свете солнца.

В верхней части этого здания распахнулись полукруглые двери и в образовавшееся отверстие медленно влетел черный шар, а за ним последовали оранжевые. Вот уже скрылся последний шар, а дверь не затворилась. И, положив руку на руль, я направил свою ракету к черному отверстию.

  9 

Некоторое время ракета летела среди полного мрака. Но вот вдалеке мелькнула светлая вертикальная щель. Это был вход в колоссальный ангар. Его возносящиеся выше башни Эйфеля стены были разделены на множество круглых ячеек. В эти своеобразные громадные соты влетали, как пчелы, шары. Беглый подсчёт давал 1500—2000 шаров. Половина пустующих ячеек говорила, что добрая тысяча шаров находится в данную минуту на работе. Откуда-то извне доносился ритмичный машинный гул. Это были первое звуки, которые я услышал на Луне. Взрывы, образовавшие кратеры, были абсолютно бесшумны, в необозримых котловинах лунных морей не было воздуха. Здесь же был шум, — значит, был и воздух.

Сквозь стекло иллюминатора я увидел, что по хрустальной платформе ко мне направляются люди в синих и черных куртках, с узким треугольным вырезом на груди и с круглыми пуговицами на левом боку. Я отвинтил входной люк и сошел по лесенке на хрустальную платформу. Из толпы лунных людей, разглядывавших мою ракету с величайшим интересом, отделился высокий человек и подошел ко мне.

— Good evening, — сказал по-английски лунный человек.

Наверное у меня был такой растерянный вид, что человек улыбнулся.

— Я заговорил по-английски потому, что на вашем снаряде стоит английское название. От имени своих товарищей по работе приветствую вас, смелый путешественник!

Звонко подкатился по рельсам открытый вагон на шести массивных дисках-колесах.

Мы разместились на стоявших в вагоне креслах, и вагон двинулся.

— Мое имя — Андион,—- сказал высокий человек, усевшись рядом со мной,— Орра, это — ваша Земля. Бруарранну вы называете Луной. Бруарранна не боится. Орры. Вы увидите сейчас наше могущество.

— Но, как же вы дышите?—вырвался у меня неожиданно вопрос—Ведь на Луне нет воздуха?

— Да, незначительная масса нашей планеты обладает слабым притяжением и давно улетучились с ее поверхности в мировое пространство такие легкие газы, как водород, азот и кислород. Но в центре ядра Браурранны еще клокочет космическая лава и многие выходящие из недр Бруарранны газы окисляясь входят в химическое соединение с минералами.

— Так бывает и на Земле.

— На Бруарранне дорожат этим. На Бруарранне виутрипланетная деятельность интенсивнее чем на Орре благодаря незначительной плотности массы нашей планеты. Наши экспедиции отыскивают места с большими скоплениями камня, богатого содержанием накопившихся, идущих из ядра планеты газов, и мы производим колоссальные взрывы. Воронки, остающиеся на месте этих взрывов, земные ученые назвали кратерами и цирками. Осколки камней мы перевозим на шарах в наши города, и добываем из них кислород.

10[1]

«Вокруг света» 1929 год №41

— Сейчас мы подъезжаем к Заводу солнца, — сказал Андион.

Долгий путь по подземному туннелю закончился. Вагон остановился на крепкой платформе и невидимым механизмом был поднят кверху. Мы стояли в центре кратера Тихо-Браге. Во все стороны по радиусам разбегались бесконечные ряды огромных машин. От их могучего шума содрогался воздух. От них к искусственному небу, перекрывшему впадину кратера, возносились металлические башни. Многочисленные вогнутые зеркала улавливали, собирали и передавали к машинам лучи солнца. Машины каким-то непонятным для меня образом сгущали, консервировали солнечный свет. Андион сказал:

— Мы запасаем солнце не только для того, чтобы согревать Бруаранну в долгую ночь, но и для того времени, когда недра Бруаранны охладеют, и поддержание жизни на ней потребует большего, чем сейчас, количества солнца. И вот мы откладываем про запас такие солнечные консервы.

Он взял с проехавшей мимо нас тележки отливающий матовым светом кубический дециметр солнечного консерва и положил его мне на ладонь. Горячий куб был гладок, как стекло. Он дышал жаром, но не жегся. В нем чувствовалась огромная скрытая энергия.

— Таблетка, только что вынутая из машины, еще горяча, — сказал Андион, — но она охладеет в складах и пролежит тысячелетия, пока человек будущего не найдет нужным извлечь из нее тепло.

Из Завода солнца мы направились в главный лунный город. Десять путей серебряными стрелами пронизывали прямолинейный туннель. Справа и слева, обгоняя нас по правым колеям и пролетая навстречу и мимо нас по левым, мчались лунные поезда. Андион, не оставляя серебряных рычагов, посредством которых он управлял вагоном, рассказал о Великом озере Бруаранны.

11


На Луне скорее, чем на Земле, образовалась твердая кора и скорее начала развиваться органическая жизнь. Но слабое притяжение Луны не могло удержать легкие газы водорода, кислорода, гелия, азота, и атмосфера Луны быстро становилась разреженной, непригодной для развития высших органических форм. Бурная вулканическая деятельность, выбрасывающая из недр планеты газы, необходимые для жизни, стала затихать ко времени появления на Луне людей.

На глубине нескольких километров от лунной поверхности, опоясанное каменными берегами, в каменной выемке, не позволяющей воде просачиваться к центру планеты, лежало Великое озеро. Люди вырыли пещеры в прибрежных скалах. Подземный мрак жилищ озарялся огнем лучины, пока не были придуманы факелы и сальные свечи. Люди выходили на поверхность планеты запасать топливо, охотиться на животных, которых становилось все меньше. Сваливали топорами целые леса и уволакивали бревна к Великому озеру. Переправляли под землю и животных.

Тщательное исследование береговых скал открыло людям путь через трещины в огромные сводчатые природные залы. Трещины в потолке были заделаны хрустальными плитами, пропускающими солнечный свет. Дно обширных светлых пещер люди покрыли слоем плодородной земли, сброшенной сверху. Проведенные из Великого озера оросительные каналы заставили землю давать обильные плоды. Трава служила прекрасным подножным кормом для скота.

Люди снаряжали на поверхность Луны экспедиции собирать остатки воды, еще задержавшейся на почве в виде льда. Впоследствии не стало и льда. Вход в пещеры плотно закрывали, чтобы, не проникал вниз лютый холод, царивший наверху по ночам, и чтобы воздух из пещер не улетучивался в мировое пространство.

Суровые условия жизни, недостаток во всем и всевозможные лишения послужили могучим двигателем изобретательности. Изобретение пороха дало возможность раскалывать подземные стены и открывать новые пещеры, годные для заселения. Но поиски подземных водных бассейнов остались безрезультатными. Приходилось довольствоваться единственным Великим озером. Люди с замиранием сердца следили за роковым обмелением озера. Обнажение дна знаменовало смерть лунного человечества. Днем и ночью кипела работа в лабораториях трех подземных городов. Невозможность достать воду на Бруаранне родила смелую мысль достать воду вне ее. Надо было построить снаряд для перелетов в безвоздушном пространстве. Астрономы, наблюдавшие за движением звезд и планет, не знавшие о существовании Земли, невидимой для этого лунного полушария, путем сложных вычислений доказывали, что Бруаранна как бы связана в мировом пространстве властной силой притяжения огромного и не очень от нее далекого небесного тела. Они утверждали, что мысль о междупланетных перелетах осуществима.

Великое озеро засыхало. Люди берегли воду, как могли. Был определен водяной паек, был издан закон, сурово наказывающий за расходование воды сверх нормы. Были введены поощрительные значки за воздержание в питье.

Подробно разработанные планы возведения на поверхности Луны могучих, светлых городов, снабженных водой и воздухом, уже готовы были рухнуть, когда все подземное население услышало радостную весть: учеными строится шар. Он полетит на ближайшую планету за водой и воздухом. Вернувшись на Бруаранну, он отправится во второй рейс уже не один, но в сопровождении многих таких же шаров, которые привезут на родимую Бруаранну жизнь и счастье.

Наконец шар, названный, «Надеждой Бруаранны», улетел в межпланетные бездны. Люди переживали жуткие дни ожидания. Порой казалось, что надежды не сбудутся. Великое озеро превратилось в грязную лужу. Поля, оставленные без орошения, не дали урожая. Сбереженное в общественных складах продовольствие выдавалось населению минимальными порциями. Начались эпидемии. Отчаяние возрастало, принимая угрожающие размеры. Участились случаи сумасшествия.

Но шар вернулся. Он привез воду и весть о существовании Земли. С того дня началась светлая эпоха в истории Бруаранны.

— Мы подъезжаем к подземному вокзалу Города башен, — сказал Андион. — Мы находимся на той стороне Бруаранны, которая никогда не смотрит на Орру. Вы скоро увидите нашу столицу.

Своды тоннеля раздались вширь и ввысь, и ослепительное сияние электрических ламп озарило многоэтажное здание вокзала. Рельсы подъездных путей разбегались в стороны, как серебряные ледяные струи. Вагоны мелькали справа и слева. Гудение проводов стояло в воздухе. На платформах и виадуках толпились люди.

Андион провел меня к хрустальной двери какого-то павильона.

— Войдите! Ждите меня здесь, — сказал Андион, отводя рукой синеватую полосу хрустальной двери. — Мне нужно сделать донесение начальнику станции.

Я вошел один в просторный зал, залитый электрическим светом. Тут только я почувствовал смертельную усталость и, усевшись на какой-то низенький диванчик, начал засыпать.

12

Проснувшись, я почувствовал сильным и бодрым. Широкое и высокое от пола до потолка окно пропускало золотые лучи солнца. Над головой на огромной высоте сияла ажурным узором сетка. Переплет из неизвестного мне металла поддерживал хрустальные плиты искусственного небосвода. Несколько видимых из окна взлетающих к небу башен давали несокрушимую подпору небу Бруаранны, сотворенному руками лунных людей.

— Линкорн, — сказал кто-то за спиною. Я обернулся. У входа в павильон стояла высокая золотоволосая женщина.

— Я Ариленда, — сказала она, подходя ко мне, — я давно думала о людях Орры. Я всегда мечтала встретиться с таким человеком. Но,— женщина вдруг нахмурилась, — скажи, ты один? Никто не знает тайны твоей ракеты? Поклянись, что скажешь правду?

— Я один, — ответил я. — И зачем мне лгать?

— Я так и говорила им, — кивнула головой Ариленда.

— Кому?

— Членам Союза мстителей. Они доказывают, что Орра ограбила Бруаранну, силой своего властного притяжения похитив с нее воздух и воду. Высший совет науки говорит, что их учение основано на весьма шатких гипотезах, а некоторые утверждения совершенно не выдерживают научной критики. Но у Мстителей есть много последователей.

— Почему же Высший совет науки не может закрыть Союз мстителей? — спросил я.

— Союз мстителей — общество тайное. Среди членов Высшего совета науки есть члены Союза мстителей. До сих пор Союз мстителей ограничивался тем, что ревностно отбирал у Орры то, что по их упрямому мнению принадлежало раньше Бруаранне, — воздух и воду. Активных враждебных действий по отношению к земному человечеству не было. Но воинственное настроение земных людей и быстрое развитие техники увеличили фанатическую ненависть Союза мстителей к Орре. Со дня на день они ждали прибытия на Бруаранну разведчиков с Земли. Первый земной разведчик — ты, Линкорн. Теперь можно ожидать, что Союз мстителей перейдет к активным действиям против человечества Орры. Вы видели силу хрустальных цилиндров.

— ... Взрывающих кратеры! — подсказал я.

— Они говорят, что твои помощники строят огромную флотилию ракет.

— Но ведь я же один!

— Они говорят, что ты должен умереть, — продолжала, не слушая меня, Ариленда. — Человек, не испугавшийся одинокого путешествия по эфиру, должен умереть!.. Слушай, Линкорн. Андион — член Союза мстителей. Будь осторожен. Прощай.

Она исчезла так же внезапно, как и появилась, оставив меня одного в смущении и неизвестности.

Ну, что ж, — подумал я, — еще не так плохо. Есть противники, есть и сторонники. Будем ждать этого Андиона.

Он скоро появился, приветливо улыбаясь.

— Вы хорошо отдохнули, Линкорн? Очень рад. А теперь одевайтесь и идите в соседнюю комнату. Я научу вас летать на крыльях и мы полетим с вами по Городу башен.

Мы с Андионом вышли на балкон шестидесятого или семидесятого этажа над землей. Справа и слева сияли здания. Их архитектурный стиль не был схож ни с одним стилем на Земле. Его главной чертой было изобилие балконов, составляющих как бы отдельные здания, иногда повисшие в воздухе, как цветные огромные фонари. Огромные корпуса стопятидесятиэтажных блистающих строений соединялись арками и мостами. Это было изумительное цветение камня.



Андион и я снялись с балкона. Наши крылья неслышно резали воздух. Гениальная простота их устройства позволила мне в пять минут научиться управлению ими. Они повиновались малейшему — нажиму кнопки.

Мы обогнали группу детей, которые весело резвились в воздухе, задорно смеясь.

Мы пролетели над величественным зданием Высшего совета науки. Мы приближались к центральной башне, подпирающей зенит небосвода. Воздушное движение вокруг нас становилось все оживленнее. Летели небольшие шары с различными грузами. Я заметил, что по винтовой дороге, облегающей суживающуюся кверху башню, были проложены зубчатые рельсовые пути, и по ним вверх и вниз катились поезда, то груженые, то пустые. Мы подлетели к верхнему этажу башни. Андион предъявил охране документ, выданный на мое имя Высшим советом науки. Нас пропустили в огромный зал, полный мужчин и женщин.

Последний рейс «Лунного Колумба»

Здесь стояли сотни огромных шаров вышиною в десятиэтажный дом...

Сотни огромных шаров стояли здесь рядами. По рельсам автоматически двигались груженые вагонетки. Быстро проходили люди, скрываясь в недра то одного, то другого шара через люки в нижней части этих гигантов вышиной в десятиэтажный дом.

Шестьдесят оранжевых шаров отлетели сегодня на Землю: пятьдесят за водой и десять за воздухом. Пятьдесят черных шаров отправлялись взрывать базальт, гранит, мрамор и хрусталь в каменоломнях, на восьмикилометровой высоте лунных гор Ньютона. Около ста шаров летело с рабочими и рабочим снаряжением на постройку нового города в центре полушария, никогда не смотрящего на Землю.

13

День за днем знакомился я с Луной и ее обитателями. Мне была предоставлена полная свобода. Долгие дни я блуждал то пешком, то на крыльях по огромному Городу башен. Я смотрел на сильных, здоровых лунных людей, любовался красотой их тел на солнечных спортивных площадках. Я наблюдал фантастически—быстрое возведение двух новых башен, идеально предусмотренное в бесчисленных мелочах. Я смотрел на красоту лунных девушек и юношей, на жизнерадостных, играющих в свои лунные игры детей, на крепких стариков, отдыхающих на скамьях вдоль солнечных аллей, оцепленных лунными дворцами. На многократные свои заявления о желании работать на Луне, я получал от Высшего совета науки категорические отказы, и мне было стыдно сознавать свою никчемность.

Мой доклад о постройке ракеты, сделанный в зале дворца Высшего совета науки, вызвал весьма скептические почтенных лунных ученых. Мне никто не верил. А история трагической смерти Рианстеда была сочтена явной выдумкой.

Я совершенствовался в практике лунного языка, листая в журналах статьи о необходимости подготовки Бруаранны к отражению атакующих планету туч ракет типа «Ракеты Лунного Колумба». Бруаранна в опасности! Все на защиту Бруаранны! Смерть Орре! — так кричали газеты Союза мстителей. Из сотни тайных агентов, отправленных на Землю, ни один не донес ни о количестве, ни о местонахождении огромного междупланетного военного флота коварной Орры. Печать Союза мстителей разъяснила, что Орра слишком хорошо хранит свои тайны, что малодеятельный Высший совет науки узнает о флоте Орры только тогда, когда миллионы земных ракет внесут на Бруаранну смерть и разрушение.

Вильям Линкорн прессой Союза мстителей был объявлен заурядным шпионом английского военного министерства, человеком, ничего особенного собою не представляющим. Союз мстителей добивался низвержения Высшего совета науки, хотел поставить одного из своих членов диктатором над планетой, тысячами статей и брошюр убеждая лунных людей, что, пока Орра еще не довела своего междупланетного флота до полной боевой готовности, необходимо обрушиться на нее всеми силами Бруаранны и раздавить ее навсегда, сделав лунной колонией, но девяносто девять процентов населения Бруаранны не сочувствовали Союзу мстителей.

В эти тревожные для меня дни Ариленда горячо доказывала лунным людям, что я вовсе не шпион, а смелый изобретатель. Она выступала перед Высшим советом науки, спорила с членами Союза мстителей и наконец, явилась ко мне возбужденная, радостная.

— Я добилась для тебя разрешения работать на Бруаранне, сделаться лунным гражданином. Но ты должен показать себя ревностным работником. Ты назначен лететь на Орру вместе с шарами, отлетающими за водой и воздухом. Ты летишь в своей ракете. Ты понимаешь? Это последнее испытание. Тебя хотят в последний раз проверить: достаточно ли крепка твоя решимость порвать все узы с Оррой, чтобы всецело посвятить свои силы работе на Бруаранне.

— Когда назначен отлет, Ариленда? — спросил я.

— Завтра в полдень.

14

Линкорн замолчал. Снизу из ущелья доносился приглушенный гром потока. Солнце клонилось к закату. Цветы благоухали сильнее. Иветта Ренье пристально смотрела на Лунного Колумба. Она прервала его задумчивость, спросив:

— Итак, на другой день вы были в центральной башне Города башен?

Лунный Колумб взглянул на часы и дальнейшая его речь была лаконична:

— Да, ровно в полдень я был в башне. Ракета меня ждала. До пятидесяти шаров были тоже готовы к отлету с Бруаранны на Орру. Начальник экспедиции Гримольд указал мне земную широту и долготу станции назначения. Мы летели в неисследованную европейцами местность Мадагаскара. Я стал проверять приборы своей ракеты. Все было в полной исправности. Ко мне вошла Ариленда. Ее лицо было тревожно.

— Вчера, — сказала она, — на экстренном собрании Союза мстителей было вынесено какое-то решение относительно тебя. Мне сообщат обо всем, когда я буду в пути к Орре. В одном из радужных шаров летят все члены Союза мстителей. Там буду и я.

— Это напоминает карательный отряд... В чем провинилась Орра?

— Какие-то документы найдены там, но и их мне покажут лишь на полпути между Оррой и Бруаранной.

— Начальник экспедиции предлагает Ариленде немедленно явиться в штаб! — Мы обернулись и увидели Андиона.

Через минуту был подан сигнал к отлету. И вот я сижу здесь с вами. Смотрите, — шары улетают. Скоро решится моя судьба. Из далекого катерного озера поднялись кверху десять оранжевых шаров, заметно увеличивая скорость. Потом второй и третий десяток шаров умчались в небесную пустоту, похитив с Земли воду.

— Да, да! Теперь все понятно! — вскрикнула вдруг Иветта Ренье. — Союз мстителей заманил вас в ловушку!

— Я чувствую это. Но не знаю, что именно меня ждет, — сказал Линкорн, — глядя на улетающие шары. Вдруг из кратерного озера взлетела «Ракета Лунного Колумба». Она неслась прямо на нас. Союз мстителей ограбил Вильяма Линкорна!

Последний отряд лунных шаров летел вслед за ракетой. Девять оранжевых метеоров просвистели над нами в воздухе. И только последний, десятый, остановился в вышине, в сотне метров над нами.

— Линкорн! — воскликнула Иветта Ренье. — И у вас нет десятка кристалликов «дианита», чтобы превратить в пыль этих негодяев.

— Там Ариленда, — прошептал Линкорн. — Я не виделся с ней с момента прощания в Городе башен. Она была здесь? Она говорила что-нибудь вам? Быть может, одно ее слово поможет мне распутать клубок сомнений.

Я вспомнил о записанной фразе Ариленды: «Литай уррунутайлин тин» и потянулся за блокнотом.

— Посмотрите тут, Линкорн! — это крикнула Ариленда своему спутнику, когда увидела здесь меня и м-ль Ренье. Тут одна фраза...

... Я протянул Лунному Колумбу листок блокнота. Линкорн взгляни него, потом вскочил на ноги, и я услышал его хриплый шопот:

— Сообщники подлого шпиона...

Крылья у него за спиной распустились, и он стал подниматься к радужному шару. Я и Иветта Ренье смотрели, как он летал вокруг лунного снаряда и бил кулаками в его броню. Наконец, в нижней части шара открылся люк, и Линкорн исчез внутри шара. Люк закрылся.

— Какие документы Союз мстителей обещал показать Ариленде по дороге на Землю? — спросила Иветта Ренье.

— Документы, разумеется, сфабрикованы Союзом мстителей. Но страшно, что им поверила Ариленда.

— Они казнят Линкорна? — раздумывала вслух Иветта Ренье. — Ариленда стала его врагом. Он это понял. Ариленда вернулась к Андиону, к Союзу мстителей. Она обыскивала меня с такой страстной ненавистью. Чем все это кончится, мистер Метт? Мои нервы, кажется не выдержат. А Линкорн на допросе. А-ах!.. — Иветта Ренье побледнела от ужаса. Из черного люка бросился человек.

15

Это был Линкорн. Он падал как камень. Его крылья, вертикально стоящие за спиной, не мешали его паденню. Он летел вниз, неподвижно распластав в воздухе руки, как летит пловец с вышки в море. Но внизу был гранит...

... Линкорн лежал в пяти шагах от нас и в двух шагах от пропасти. Мы бросились к нему. Он истекал кровью. Он умирал.

Иветта Ренье дрожащими ладонями приподняла голову Лунного Колумба, Линкорн открыл глаза и прошептал.


Последний рейс «Лунного Колумба»

Он падал как камень. Крылья не мешали его падению...

— Я попал в западню. Мне предъявили подложные документы, меня обвиняли в чудовищных планах. Ариленда поверила лжи. Я хотел говорить, но в эту секунду кто-то столкнул меня... Я умираю... Пока память мне не изменяет, я скажу вам маршрут... долготу, широту местонахождения, чтобы добрались до...

Глаза Линкорна широко раскрылись и впились в небо. Невольно и я поднял голову и увидел Ариленду. Она выбросилась из шара и летела вниз. Вслед за ней. вылетели из люка пять или шесть человек. Линкорн, — собрав последние силы, вскочил на ноги, и сразу же упал навзничь. Он был мертв.

Ближайшему из преследователей удалось поймать Ариленду. К нему подоспел на помощь другой. Оба потащили ее к шару. Мы слышали, как Ариленда что-то кричала.

Ариленду втащили в люк. Ее преследователи тоже скрылись, и шар стал медленно подниматься.

Но внезапно он лопнул, как мыльный пузырь; и до нас донесся грохот взрыва. Ариленда отомстила, и Союз мстителей не угрожал теперь Земле. 

Примечания

1

Далее - некоторое изменение оформление текста, а также изменение лунного названия Луны Бруарранна на Бруаранна и фамилии Рианстэд на Рианстед — на совести редакции журнала — Хлынин Сергей Павлович.


home | Последний рейс «Лунного Колумба» | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу