Book: Гюрза с бирюзой



Гюрза с бирюзой

Светлана Игоревна Бестужева-Лада

Гюрза с бирюзой[1]

Глава первая

Утренний сюрприз

День своего рождения Артур встретил без особого восторга. Во-первых, у него, признанной поп-звезды, как следствие вчерашнего традиционного застолья после концерта ощущалась некоторая сухость во рту и легкое дрожание рук. Во-вторых, раздражала невозможность понять, откуда взялась белокурая красотка, мирно спящая в его постели (вспомнить ее имя Артур даже и не пытался: такие мелочи его, как правило, не занимали). И, в-третьих, день рождения вовсе не означал отмены его выступления в престижном ночном клубе.

Зеркало в ванной комнате явило, в общем-то, привычную картину: слегка потрепанные и хулиганистые метр восемьдесят, зеленоглазые, с модной трехдневной щетиной и — увы! — красными глазами. Ну, это-то как раз дело поправимое. По две капельки в каждый глазик (спасибо благодетелю-спонсору, бдит, вовремя пополняет запас необходимых медикаментов) — и никакой красноты в помине не будет.

Но приводить себя в порядок нужно срочно, у благодетеля есть привычка заходить проведать в самое неожиданное время суток. В принципе, Артурне сильно возражал против этих визитов: деньги вложены немалые, раскрутка, костюмы, то-се, а значит и приглядывать за объектом капиталовложения нужно обязательно. Иначе дарование может спиться, сесть на иглу, чрезмерно увлечься прекрасным полом (или, наоборот, сильным) — и привет, карьера! Сколько таких случаев уже было в диковинном мире шоу-бизнеса!

Итак, нужно было срочно приводить себя в пристойный вид, максимально быстро и с минимальными затратами энергии выставить из квартиры соседку по ложу наслаждений и готовиться к вечернему выступлению. А уж потом, после работы, можно будет расслабиться в кругу самых близких друзей. Юбилей было решено отметить в сауне с роскошным бассейном — идея, которой Артур гордился как свежей и изысканной.

Благодетель, правда, предлагал отметить знаменательное событие более консервативно: посидеть в отдельном кабинете ресторана с так называемыми «нужными людьми». Но тут Артур уперся и стоял насмерть: в любое другое время — пожалуйста, с дорогой душой; и смокинг напялит, который терпеть не может, и нужным людям улыбнется, и выпьет с ними, и подруг их страхолюдных обаяет. Но — не сегодня. В конце концов, день рожденья действительно бывает раз в году и человек имеет право отпраздновать его по собственному вкусу.

А кому не нравится, пусть идет прогуляться лесом. И вообще, амплуа «пай-мальчика» Артуру не свойственно. За ним уже укрепилась репутация отвязного и заводного парня, вот и ладушки.

Растолкать красотку сразу не удалось: она свернулась клубочком в самом центре широкой кровати и явно не собиралась оттуда выбираться. Артур временно оставил нее и отправился к почтовому ящику за корреспонденцией. Электронной почтой он не пользовался, хотя благодетель и подарил ему навороченный компьютер с многочисленными программами. Но Артур терпеть не мог выискивать буквы на клавиатуре, и вообще не жаловал этот новомодный способ общения. Фанаты и фанатки это знали, поэтому писали любимому певцу по старинке, ручкой на бумаге.

Поклонники и поклонницы, правда, не знали, что их письма Артур давно уже даже не вскрывал — надоело. Да и читать он любил не намного больше, чем писать, проще говоря, совсем не любил. Поэтому и на сей раз почти все конверты прямиком отправились в мусорное ведро вместе с рекламными проспектами. Внимания удостоился только один, где адрес и фамилия были явно отпечатаны на компьютере.

Рассудив, что любовную чепуху таким шрифтом не пишут, он вскрыл конверт и с первых же строк понял, что ошибся. Послание было почти любовным. Тем не менее, внимательно прочел письмо до конца, благо текст был не рукописным, а тоже набран на компьютере. И еще потому, что со второго абзаца был откровенно заинтригован.

«Артур, я поздравляю тебя с днем рождения. Не знаю даже, чего пожелать: у тебя есть все, что нужно для счастья, и сверх того. Поэтому просто: поздравляю!

У меня есть для тебя подарок. Загляни в карман пиджака, в котором ты вчера был. Хочу подарить тебе фамильную драгоценность — серебряный браслет. Конечно, это не мужское украшение. Но ведь не будешь же ты порхать от женщины к женщине до конца жизни! Когда полюбишь кого-нибудь так, как люблю тебя я, подари Ей этот браслет. У нас в роду есть поверье: женщина, которая его наденет, никогда не сможет изменить мужу или уйти от него.

Кто я? Год тому назад, тоже в день рождения, ты вышел после выступления на улицу. И поманил пальцем одну девчонку из стайки твоих поклонниц — меня. Этого было вполне достаточно, чтобы ошалевшая от неожиданного счастья девчонка запрыгнула к тебе в машину. Ну, а дальше случилось… то, что случилось. Ты провел ночь так, как привык ее проводить. И даже не заметил, что стал моим первым мужчиной. Но дело не в этом.

Дело в том, что утром ты просто вышвырнул меня за дверь, как приблудную кошку. Так спешил от меня избавиться, что даже чашку кофе не предложил. А я… я думала, что ты хотя бы выслушаешь. Ведь я два года любила, жила мечтами о тебе. Да и сейчас люблю… а иногда ненавижу.

В общем, дарю тебе самое дорогое, что у меня еще осталось. Мой далекий предок привез этот браслет из крестовых походов, откуда-то с Ближнего Востока. Несколько веков его передавали из поколения в поколение, от матери — к сыну, чтобы тот подарил его своей жене, матери будущих сыновей рода фон Хёнинген…

Нет, в паспорте у меня другая фамилия — измененная, русифицированная, почти неузнаваемая. Да и братьев у меня нет — я единственный ребенок в семье. Да и меня бы, наверное, не было — не поменяй фамилию мой дед, прибалтийский барон, женившись на русской княжне. Кстати, мать этой княжны была итальянкой из рода Медичи. Видишь, как нужно быть разборчивым в знакомствах! Ты понял, с кем обошелся так бесцеремонно?

Как говорил мессир Воланд: „Кровь — великая сила“. Я тебя прощаю и никогда больше не увижу. Родственники из Германии нашли меня, и теперь я уезжаю, чтобы выйти замуж за своего троюродного брата и принести ему в качестве приданого права на замок в Прибалтике и баронский титул.

Конечно, я должна была бы увезти браслет с собой и потом передать старшей дочери. Но — не могу. Во-первых, потому, что после встречи с тобой, точнее, из-за ее последствий, детей у меня быть уже не может. А во-вторых, хотя я и дорожу этой безделушкой, но не настолько, чтобы лишить себя возможности исполнить свою последнюю прихоть: заставить тебя никогда не забывать обо мне!»

Артур дочитал письмо до конца, поискал подпись, не нашел ее и страшно развеселился: «Во дают, приятели, во, затейники! Такое сочинить — это же надо! Тут тебе и утраченная девственность, и голубая кровь, и родовой замок!» Конечно, и штемпелей на конверте не было, его просто сунули в почтовый ящик. Не поленились ведь!

Настроение у Артура настолько улучшилось, что с неизвестной блондиночкой он обошелся почти нежно: разбудил, предложил умыться и разделить с ним завтрак. А сам, смеху ради, полез в карман своего костюма. И… обомлел.

В кармане оказалась потертая сафьяновая коробочка. А в ней — браслет: серебряная змейка с бирюзовыми глазками. Вещица не поражала воображение роскошью, но была в ней какая-то загадочная, старинная красота. Кончик жала чуть-чуть высовывался из пасти. Артур взял браслет в руки…

— Что это? — спросила уже одетая и подмазанная блондинка, которой полагалось ждать завтрака на кухне. — Ой, какая змеючка! Можно посмотреть?

И прежде чем Артур опомнился, схватила браслет и ловко надела его на тонкое запястье. Шустрая какая нашлась!

— Сними немедленно, — холодно приказал Артур, вовсе не собиравшийся дарить ювелирные украшения безымянной прелестнице. — Не доросла еще до драгоценностей.

— Драгоценностей? — сморщила носик блондинка. — Да таких драгоценностей в каждом подземном переходе…

— Снимай, — повторил Артур. — Про переходы ничего не знаю, в метро не езжу

— Пусть это будет сувениром на память о тебе, — предложила барышня.

— И так не забудешь. Снимай.

— Ты жадный?

— Очень, — охотно подтвердил Артур. — Скажи спасибо, что денег за ночлег с тебя не взял.

Блондинка вытаращила небесно-голубые глазки, поняла, что доля шутки в его высказывании крайне мала и нехотя стащила побрякушку с руки. И вдруг ойкнула и уронила браслет:

— Оцарапалась чем-то!

Но Артур уже достаточно владел ситуацией:

— Знаешь что, подруга, отчаливай… в сторону моря. Кофейку в другой раз попьешь и в другом месте. А мне некогда — дела. Ну, давай-давай, больше ничего интересного не будет. И не закатывай глаза, у меня самого голова со вчерашнего… Целую ручки, пани.

— Ты не только жадный, но еще и вредный, — огрызнулась на его блондинка. — Я ухожу, но ты об этом еще пожалеешь.

— Руки на себя наложу, — усмехнулся Артур. — Давай-давай, не задерживай движение транспорта.

Закрыв за блондинкой дверь, Артур с облегчением вздохнул. Подцепить даму — не проблема, стоит только пальцем поманить, это верно. А вот избавиться… Все обязательно норовят попить кофейку, взять телефончик, договориться о новой встрече. Он один, а их много, каждой телефончик давать — соскучишься отвечать на звонки. Да и благодетель не одобрил бы такого поведения: провести ночь с прекрасной незнакомкой — одна песня, а завязывать какие-то более прочные отношения — совсем другая. Вот Артур и не завязывал… На всякий случай.

Конечно, если бы вместо этой потаскушки с ним была Майя, неприступная, насмешливая Майя, все было бы по-другому. Красавица, снявшаяся в нескольких сериалах, мелькающая на страницах глянцевых журналов, соведущая популярной телепередачи. Вот это — подруга, с такой не зазорно время проводить!

«Пару месяцев», — мог бы добавить его внутренний голос. Но Артур давно к нему не прислушивался.

Браслет лежал на столе, и глаза змейки, казалось, смотрели прямо на Артура. По спине пробежал непонятный холодок. Была у него встреча с таинственной аристократкой или нет? «Хотя бы внешность свою описала, дворянка недобитая…»

Но ход мысли был прерван непонятным шумом во дворе. Артур вышел на лоджию, благо теплая майская погода позволяла держать все окна распахнутыми настежь. Со второго этажа отлично просматривался двор в молодой зелени, а также дорожка возле подъезда с непременной лавочкой и столь же непременными бабульками на ней. Вот ведь странность: дом новый, улучшенной, как принято говорить, планировки, а бабульки — чуть ли не те же самые, которых Артур помнил по прежнему жилью в панельной пятиэтажке на окраине столицы. Типовые такие бабульки. Только теперь у каждой на шее мобильный телефон болтается — связь с внешним миром, примета времени. Да и близким удобнее.

…Помимо бабулек прямо под окнами оказалась машина «Скорой помощи», и два человека в ярко-синей форме как раз грузили в нее носилки. На носилках Артур усмотрел свою недавнюю гостью: белокурая головка была неподвижна, одна рука безвольно свесилась вниз…

— Что случилось, баба Маня? — окликнул Артур знакомую соседку.

Та подняла глаза к лоджии второго этажа:

— Да вишь ты, девка какая-то: шла, шла, да и упади. То ли сознание потеряла, то ли вовсе померла. Лежит бе-е-лая. Мы сразу — «скорую», а они, видно, мимо проезжали, враз прибыли. Девка-то не наша. Не от тебя шла?

Артур затряс головой, замахал руками, открещиваясь от такой возможности, и попятился обратно в комнату. Только не хватало в день рождения попасть в свидетели. Благодетель со свету сживет, да и вообще…

Шагнув в прохладу комнаты, Артур замер: ему показалось, что в ней кто-то есть. Медленно осмотрелся. Пусто. Только по-прежнему на столе лежал таинственный браслет и холодно поблескивали змеиные глаза.

«Ну, хватит, — решил Артур. — Нужно приводить в порядок себя, квартиру, нервы. Позавтракать опять же — для начала. А почему, интересно, эта телка в обморок грохнулась? От голода, что ли? Или с перепоя? Хотя, вроде бы, была в порядке. А, один черт! Хорошо хоть на улице, а не у меня. Я ведь даже не знаю, как ее зовут. Наверное, письмо писала такая же придурочная. Только вот браслет…»

Но и браслет Артур на время выбросил из головы. Принял душ, поддержал состояние небритости в пределах модной нормы, щедро оросил себя одеколоном от Шанель, в котором ему нравился не столько запах, сколько запредельная цена, и, накинув махровый халат, направился в кухню.

Он еще не устал радоваться тому, что живет в такой замечательной квартире: и в ванной комнате, и на кухне — полы с подогревом, выложенные стилизованной под камень плиткой, по которой так приятно ходить босиком. В той же кухне — стальной холодильник в стиле «Техно», кофемолка, кофеварка, тостер, микроволновка, соковыжималка, имеются даже электрическая вафельница и прибор для варки яиц, хотя ими Артур еще ни разу не воспользовался. Но все равно — приятно.

А вот кофемашина не простаивала, кофе Артур любил и выпивал в день столько, сколько получалось. И почти каждый раз, включая поблескивающий хромом и никелем агрегат, вспоминал совсем еще недавнее прошлое в жуткой халупе с крохотной кухней, где стояла убитая двухконфорочная газовая плита, смертельно опасная для пользования, потому что газ просачивался через все конфорки, стоило только их включить.

И холодильник там был — ровесник Бородинской битвы, грохотавший не хуже тяжелого грузовика, и расшатанный стол с двумя колченогими табуретками, крытыми когда-то голубым пластиком. И протертый, порванный во многих местах линолеум, первоначальный цвет которого уже трудно было определить. В общем — мрак. И вдруг появился добрый волшебник и перенес Артура в нынешние двухкомнатные хоромы, где один холл был больше, чем вся прежняя квартира.

Ну, волшебник хоть и был добрым, но просто так чудеса не творил. За последние пять лет Артур полностью «окупил» вложенные в его раскрутку и обустройство капиталы, да еще и с процентами, и продолжал приносить существенную прибыль. Согласно подписанному контракту, ровно половина всех гонораров Артура доставалась его благодетелю-продюсеру. К счастью, молодой человек придавал мало значения деньгам и радовался тому, что имел. Редкое, между прочим, качество не только для актера, но и для людей вообще.

Был еще один нюанс: в самом начале певческой карьеры выяснилось, что к Артуру воспылала страстью юная дочка его благодетеля. Это привело папу-продюсера в настоящий ужас и он заставил Артура поклясться самой страшной клятвой, что тот близко не подойдет к невинному ребенку и пальцем его не тронет.

Артур поклялся с большой легкостью, потому что малолеток вообще недолюбливал из-за всевозможных связанных с ними заморочек, а кроме того, «это невинное дитя» могло дать фору взрослой искушенной женщине, хотя и было страшнее смертного греха. Папу девчушка, правда, побаивалась и сильно Артуру не докучала. Так, по мелочи, но и это доставляло определенные неудобства: приходилось все время держать ухо востро, чтобы запретная девушка ненароком не запрыгнула в «неправильную» койку.

Артур уже приканчивал вторую чашку кофе с тостами, когда во входной двери повернулся ключ. И хотя молодой человек ждал этого визита с самого утра, все равно непроизвольно вздрогнул.

В кухню вошел мужчина средних лет и средней наружности. Примечательными в нем были только глаза: цепкие, холодные, властные. Впрочем, при виде Артура взгляд заметно смягчился.

— Ну, с днем рождения тебя, — неожиданно глубоким и сочным басом пророкотал визитер. — Подарки принимаешь?

— Спасибо, Валентин Антонович, — несколько заискивающе улыбнулся в ответ Артур. — Вы меня и так задарили.

— Ну-ну-ну, не ломайся, на день рождения положено. Кстати, мне кофейку тоже сделай, уж очень аромат соблазнительный.

— Момент, — засуетился Артур. — Сейчас свежего смелю, как вы любите. Да что вы в кухне-то, Валентин Антонович, проходите в гостиную.

Гостиной Артур гордо величал двадцатиметровую комнату. В квартире имелась еще спальня — в два раза меньше гостиной, но туда Артур предпочитал никого не приглашать (кроме девушек, естественно), поскольку любовь к порядку в число его достоинств не входила.

Тем не менее, Валентин Антонович первым делом направился именно в спальню и, как и следовало ожидать, недовольно поморщился:

— Ты постель когда-нибудь застилаешь? — осведомился он через всю квартиру.

— А зачем? — искренне удивился Артур. — Потом опять расстилать придется.

Звук включенной кофемолки сделал дальнейшее общение временно невозможным. Артур даже понадеялся, что благодетель больше нотаций читать не будет, тем более, в день рождения, но ошибся. Пока он пересыпал смолотый кофе в кофеварку, пока включал любимый агрегат, Валентин Антонович успел провести беглую ревизию всей квартиры.



— Живешь в свинарнике, — констатировал он, снова появляясь на кухне. — Нужно срочно наводить порядок. Хотя бы косметическую уборку сделать.

— На днях сделаю, — неопределенно пообещал Артур.

— Завтра, — жестко отрезал Валентин Антонович. — К послезавтрашнему дню все тут должно сиять и сверкать. И чтобы никакие тряпки не валялись посреди комнаты.

— Да у меня вроде бы…

— Помолчи уж! Послезавтра к тебе приедет журналистка с фотокорреспондентом, я договорился. Будет делать о тебе большой репортаж в…

Валентин Антонович назвал сверхпопулярное издание, на страницы которого Артур давно мечтал попасть, и с интересом посмотрел на реакцию своего подопечного.

Реакция была правильной. Артур сначала застыл с пустой чашкой в руке, а потом издал что-то среднее между воплем футбольного болельщика и боевым кличем индейца.

— Вот именно, — сказал вполне удовлетворенный Валентин Антонович. — Если не напортачишь, считай, сразу на пару ступенек вверх поднимешься. Значит, заявим тебя на участие в «Евровидении». А там уж… как получится. Кофе готов? Давай.

Артур торопливо налил кофе и предложил:

— Может быть, все-таки в гостиную?

— Здесь почище будет, — отмахнулся Валентин Антонович. — Да и подарок я тебе принес, так сказать, целевой. Ты же, в основном, консервами дома питаешься. Так вот тебе цацка — любые банки за секунду открывает… если верить рекламе.

«Цацка» действительно оказалась патентованным электрическим приспособлением для открывания любых консервов и выглядела как деталь от какого-то космического аппарата.

— Спасибо, Валентин Антонович, — с чувством произнес Артур. — Я таких даже и не видел никогда.

— А что ты вообще в жизни видел? — усмехнулся Валентин Антонович, осторожно прихлебывая обжигающую ароматную жидкость. — Подожди, вот сделаю из тебя суперзвезду, то ли еще будет! Если ты, конечно, до этого что-нибудь не напортачишь. Кто, кстати, у тебя сегодня ночевал?

— У меня? — попытался потянуть время Артур.

— У тебя, у тебя, дурачком-то не прикидывайся. Ты же один не спишь.

— Иногда сплю, — с некоторой обидой отозвался Артур.

— Ну да, пару раз в год. Так сегодня-то кто был?

— А шут ее знает! — с полной искренностью ответил Артур. — Приклеилась какая-то коза после выступления. Но я ее с утра пораньше выставил… даже без завтрака. И вообще…

Артур хотел было рассказать о странном письме и более чем странном подарке, но тут же прикусил язык. Благодетель может пропустить историю мимо ушей, но может и так впиться, так начать вникать в мельчайшие подробности, что мало не покажется.

Да и зачем вообще кому-то рассказывать о письме явно чокнутой поклонницы? Браслетик она подкинула, конечно, симпатичный, при случае можно будет какой-нибудь невредной девушке сделать оригинальный подарок, не входя в расходы. Тем более, сама дарительница вроде как из страны уехала, значит, возникать больше не будет.

— Что вообще? — зорко глянул на него Валентин Антонович, от которого не ускользнула оговорка подопечного.

— Вообще пора завязывать с этим делом, — выпалил Артур. — Я имя-то не всегда знаю… Еще обчистит какая-нибудь… шустрая.

— Вот это ты правильно мыслишь, — одобрил Валентин Антонович. — Времена нынче неспокойные, абы кого в дом пускать опасно. Женить бы тебя…

— Женить?!!

Если бы Валентин Антонович предложил его отравить, Артур, пожалуй, был бы менее шокирован. Семейная жизнь — последнее, чего ему хотелось бы отведать.

— А что ты так шарахаешься? Если найти тебе подходящую жену, с положением…

— Лет на тридцать меня постарше, — подхватил Артур, уловивший, наконец, смысл предложения.

— Вот-вот. Это всегда срабатывает нужным образом. Главное, правильно раскрутить роман и подать его публике, тогда и «Евровидение», считай, пустая формальность.

— Думаете, я без бабы ничего добиться не смогу? — насупился Артур.

— А ты в бутылку-то не лезь, — доброжелательно пророкотал Валентин Антонович. — Сможешь, конечно, и без бабы. Только будет все труднее и дольше. А так — раз и в дамки, на всю оставшуюся жизнь прочное положение…

— Лучше я сам попробую, — уперся Артур. — Вы же говорили, что данные у меня есть. Да и публика, вроде, довольна.

— Все так. И данные у тебя есть, и публике ты нравишься. Только долго в холостяках ходить… Хоть бы настоящий роман завел, на годик-другой, а то о твоей личной жизни и писать-то нечего. Чем прикажешь журналистов заманивать?

Артур промолчал. Чем заманивать журналистов, он не знал и знать, в общем-то, не хотел — пусть у благодетеля голова болит. А заводить «долгоиграющий» роман… Пока, кроме Майи, у него никого на примете не было, а эта девушка себе цену очень даже знала и поклонников держала на расстоянии. Хотя наверняка кто-то у нее был: уж слишком быструю и яркую карьеру она сделала.

— Ладно, — сжалился над ним Валентин Антонович, — я тебя не тороплю. Подумай, прикинь варианты, присмотрись к возможным кандидаткам.

— В жены? — безнадежно осведомился Артур, по опыту зная, что спорить с благодетелем не только бесполезно, но и вредно.

— Пока в постоянные подруги, — усмехнулся благодетель. — Ну, в более или менее постоянные. Жену для тебя пока найти проблематично: кто свободен, не в том статусе, который нужен, а все более или менее престижные надежно заняты. Подождем… время пока терпит. Но с подружками на одну ночь завязывай, это я тебе серьезно говорю. Для имиджа нет ничего более губительного… да и для здоровья тоже.

— Спасибо, Валентин Антонович, — с нужной долей искренности произнес Артур. — Сегодня же и начну присматривать кандидатуру. Собственно говоря, я уже присмотрел, но…

Начавший было подниматься со стула Валентин Антонович сел обратно и впился взглядом в Артура.

— Кто такая? — жестко спросил он.

— Актриса.

— Уже хорошо. Молодая?

— Молодая, но уже известная. Майя…

Артур назвал фамилию и Валентин Антонович одобрительно хмыкнул.

— Умнеешь на глазах.

— Есть трудности, — быстро сказал Артур. — Девушка не очень доступная, точнее, совсем недоступная. А завлечь ее мне нечем.

Валентин Антонович снова хмыкнул, на сей раз совсем по-другому.

— Ладно, прибавлю тебе содержание, пора уже… Но только чтобы на дело! Иначе придется возвращать с процентами. Да, чуть не забыл! Что за браслет у тебя в гостиной на столе валяется?

Мысленно Артур досадливо крякнул. Углядел все-таки! Ничего скрыть невозможно, ну, буквально ничего. С другой стороны, сам дурак: убрал бы побрякушку в коробочку, а коробочку — подальше с глаз долой. Нет, оставил валяться на самом виду. Сказать правду? Тогда придется показывать это дурацкое письмо, выслушивать версии, гипотезы и, главное, бесконечные поучения. Оно ему надо?

— Браслет? — переспросил он, чтобы выиграть время. — Какой браслет?

— У тебя что — ювелирный магазин? Полно драгоценностей в доме? Женский браслет в виде змеи.

— Ах, этот… Наверное, вчерашняя гостья забыла. Если вернется, отдам, браслетик-то, по-моему, пустяковый совсем.

— Ну-ну, — вроде бы успокоился Валентин Антонович. — Браслет, конечно, верни. Только девицу эту больше не приваживай. Наверное, она нарочно браслетик забыла, чтобы был повод вернуться.

— Точно! — с облегчением воскликнул Артур. — И как я сам не допер?

Замечательное объяснение, всех устраивает и лишних вопросов не вызывает. Просто блеск!

— Кто тебя уже поздравил сегодня? — с обычной своей дотошностью осведомился Валентин Антонович.

Артур пожал плечами, потом хлопнул себя по лбу и пошел разыскивать мобильный телефон, предусмотрительно отключенный на ночь. Телефон отыскался не сразу, что было немудрено при «порядке» в квартире. Но все-таки нашелся, был включен и тут же выдал сообщения о пяти звонках плюс несчетном количестве эсмэсок. Звонили приятели, эсмэски слали явно поклонницы, поскольку ни подписи, ни номера телефонов Артуру ровным счетом ничего не говорили.

— Обычный набор, — доложил он Валентину Антоновичу. — Ничего интересного.

— Тогда я пошел. На твоем выступлении сегодня быть не смогу, извини. У нас семейное торжество.

— Поздравляю, — машинально сказал Артур и тут же спохватился. — А что отмечаете, если не секрет?

— От тебя — не секрет. Знакомимся с будущей родней. Диночка, кажется, замуж собралась…

Дина, она же Диана, была той самой дочкой благодетеля, которая неровно дышала к Артуру. Посему при этом известии он ощутил какое-то странное чувство: ревность не ревность, а так…

Хотя никаких видов на Диану он не имел и иметь не собирался.

— Тем более поздравляю, — с фальшивым энтузиазмом отозвался Артур. — Когда свадьба?

Валентин Антонович пожал плечами.

— Посмотрим. На жениха посмотрим, на родителей его… Может, и не дойдет до свадьбы-то. Может, Дина просто очередной раз дурью мается.

«Вот это — скорее всего, — подумал Артур. — Девчушке двадцать семь лет стукнуло, нормальные парни от нее шарахаются, только папенькины денежки и могут кого-то завлечь. Но тут уж сам папенька вряд ли даст благословение. Ладно, не моя печаль, лишь бы меня в женихи не записывали».

Валентин Антонович давно ушел, а Артур все слонялся по квартире, как неприкаянный, перебирал в уме события уже минувшего утра, и все время возвращался мыслями к злополучному письму. Теперь ему уже не казалось очевидным, что это — дружеский розыгрыш, браслет был явно из другой оперы. Слишком настоящий, слишком… зловещий, что ли.

По уму надо бы письмо порвать и выбросить, а браслетик подарить первой же подходящей прелестнице. Но что-то мешало сделать первое, а расставаться с безделушкой вот так сразу почему-то не хотелось. Точно приворожила его эта серебряная змейка с бирюзовыми глазками…

После неизвестно какой по счету чашки кофе и непременной сигареты к ней Артур все-таки взял себя в руки и состряпал на скорую руку обед. Плотно наедаться перед выступлением он не собирался, но и тащиться в клуб на голодный желудок было бы неправильно. Обязательно кто-нибудь (да еще и не один!) захочет угостить бокалом шампанского; удастся увильнуть от угощения или нет — неизвестно. Значит, яичница с беконом и помидорами будет в самый раз: сытно и необременительно.

Наверное, блондиночка действительно от голода в обморок брякнулась, иначе с чего бы? Нет, прав Валентин Антонович, нужно заканчивать с этими бабочками-однодневками (или одноночками?), ни проку от них, ни соку — одна головная боль. Попробовать начать планомерную осаду роскошной Майи: не может быть, чтобы он не справился в общем-то с кадрежкой, пусть и высокого класса. Сегодня же вечером и начнет.

Ближе к вечеру Артур почувствовал, что находится опять в замечательной форме. Голова была ясной, голос звучал так, как надо, и силы на проведение выступления не просто штатно, а даже с блеском, явно были. Он еще раз принял душ, придал довольно длинным волосам красивую форму, тщательно выбрал костюм, помня, что после выступления предстоит празднование не только за столом, но и в сауне, и в бассейне. И отправился навстречу новым впечатлениям и новым успехам, выбросив из головы все непонятные заморочки.

Но, выходя из дома, Артур все-таки взял с собой сафьяновую коробочку. Хотя даже самому себе не признался бы, что просто боится оставить «змеюку» без присмотра. Вдруг она исчезнет так же таинственно, как и появилась? Или еще что-нибудь эдакое произойдет. Нет, уж лучше взять с собой небольшой футлярчик, а там видно будет.

Береженого, как говорится, Бог бережет.

Глава вторая

Закулисные страсти

Предчувствия его не обманули: в элитном клубе, куда он приехал, администрация проявила повышенное внимание к юбиляру и организовала минибанкет еще до выступления. Артур выпивал и закусывал крайне умеренно: берег силы и голос, втайне надеясь, что вечером, в более или менее узком кругу приглашенных, оттянется по полной программе. Только бы дотянуть до этого светлого мига!

Собственно, само выступление должно было занять от силы полчаса. Но готовиться к нему нужно было основательно: костюм, грим, прическа, инструктаж девочек-танцовщиц, которые, как правило, старались не столько оттенять певца, сколько привлечь внимание к собственным длинным ножкам и гибким фигуркам. Против такой демонстрации Артур, в принципе, ничего не имел, но — на заднем плане. Кордебалет есть кордебалет и его участницам негоже высовываться дальше установленных границ.

Все это Артур — в который раз! — повторил трем очаровашкам, совершенно не уверенный в том, что его слова возымеют должный эффект. Неуверенность эта проистекала еще и из того, что каждая из танцовщиц хоть раз, да побывала в его постели, а это, как показывает практика, всегда дает женщине удивительную уверенность в том, что она получила на партнера по постельным утехам эксклюзивные права.

Артур же, подобно большинству здравомыслящих мужчин, полагал, что интимные радости вообще не повод для знакомства и к претензиям девиц относился с откровенным изумлением, переходящим в раздражение, а иногда и во что-то более серьезное. Поэтому сказать, что танцовщицы Артура любили, значит серьезно погрешить против истины. Девицы его скорее ненавидели, но чувство это по мере возможности старались скрывать.

Но поскольку актрисами они были весьма посредственными, неприязнь и ненависть то и дело проявлялись во всей красе. Более того, девицы настраивали против Артура всех, кто так или иначе попадал в их поле зрения и высказывал хотя бы легкое расположение к певцу.

Гримерши и костюмерши, осветители, рабочие сцены и даже охранники — все рано или поздно выслушивали сильно приукрашенную историю о «хаме и мерзавце», для которого нет ничего святого и который использует всех и каждого исключительно в своих интересах, а потом отбрасывает, как банановую кожуру. Артур сначала пытался как-то реагировать, оправдываться, даже некоторым образом заискивать перед окружающими. А потом махнул рукой и предоставил событиям идти своим путем.

— Какого черта! — с абсолютной искренностью сказал он благодетелю, когда тот попытался вмешаться. — Я не золотой червонец, чтобы всем нравится. А если этих свиристелок выгнать и набрать новых…

— Через месяц они тебя тоже возненавидят? — осведомился с тяжелым вздохом благодетель.

— Скорее всего, — охотно подтвердил Артур. — Потому что я считал и считаю женщин существами исключительно декоративными. И никто меня в этом не переубедит.

Благодетель махнул рукой и прекратил беседу.

Но по случаю дня рождения танцовщицы были с Артуром милы и искренне пригубили шампанское за его здоровье. О подарках, правда, и речи не было, но именинник тихо порадовался уже и тому, что не было обычных склок и скандальчиков. Пустячок, конечно, но все-таки приятно.

Так что в свою гримерную он вошел в приподнятом и благодушном настроении. Начал переодеваться — и рука наткнулась на коробочку в кармане пиджака.

Артур сел к столику, вытащил браслет из футляра и начал рассматривать его куда более пристально, чем в первый раз. При ярком свете двух стосвечовых ламп змея выглядела совсем нестрашной. Так — милый пустячок, дамское украшение… Жаль, самому надеть нельзя, рука явно не пройдет. Впрочем, можно ведь и попробовать…

— Какая прелесть! — услышал он за спиной голос одной из своих ассистенток-танцовщиц. — Откуда это у тебя, Артик? Подаришь? Или это память? Ну, хоть примерить дай! Девчонки от зависти полопаются.

— «Перебьешься» с мягким знаком пишется! — резко ответил Артур, который вежливость в обращении с женщинами вообще считал излишней роскошью. — Тебе красная цена — бокал шампанского. Отечественного. Его, кстати, ты уже получила. И давай вали отсюда по-быстрому. Мне еще гримироваться, одеваться, а глядя на тебя, хочется только застрелиться…

— Не так давно ты со мной совсем по-другому обращался, — прошипела обиженная танцовщица. — Забыл? Могу напомнить…

— Ой, не надо! — в преувеличенном ужасе схватился за голову Артур. — Разволнуюсь, расплачусь от умиления, голос потеряю…

— Было бы что терять! — фыркнула его собеседница. — Ну, будь хорошим мальчиком, дай браслетик померить. Клянусь, из гримерки шагу не сделаю. Ну, пожа-а-а-луйста.

— Ох, да померь, ради бога, только отвяжись! — простонал Артур.

Долго сопротивляться чьему-то нажиму он тоже был не в состоянии. Об этом, правда, мало кто знал, но те, кто знали или сами поняли — пользовались на всю катушку без малейших угрызений совести.

Девушка мгновенно схватила браслет и надела его. Несколько минут прошло в молчании: не слишком броская с виду безделушка на руке приобретала какое-то магическое притяжение, к тому же придавала запястью изысканно-аристократический вид. Мистика, да и только!

— Наигралась? — потерял наконец терпение Артур. — Теперь снимай и выкатывайся.

— А можно я в нем станцую? — умильно-кокетливо спросила девушка.



— Нельзя! — отрезал Артур. — Последний раз говорю: верни цацку и исчезни. Считаю до трех, а уже два с половиной.

— Ох, Артемон, если бы эти дуры, которые на твоих концертах визжат от восторга, а потом у входа караулят, знали, какая же ты на самом деле скотина…

Фраза осталась незаконченной. Ассистентка слишком хорошо знала характер «звезды» и изменение выражения лица расценила совершенно правильно. Синяк под собственным глазом в ее творческие планы не входил. А потому предпочла вернуть браслет на подзеркальник, исчезнуть и плотно, без шума, прикрыть за собой дверь.

Артур с облегчением вздохнул и продолжил подготовку к выступлению. Доносившийся через стену непонятный шум в кулуарах он пропустил мимо ушей: мало ли что там может происходить, на все реагировать — только зря нервы трепать. Да и до выступления оставалось не больше получаса.

Внезапно дверь в его гримерку распахнулась, пропустив сразу целую толпу: двух танцовщиц, администратора клуба и еще кого-то, Артуру неизвестного. Лица у всех были не просто взволнованные — перекошенные от избытка эмоций, причем явно негативных.

— Юлю «скорая» увезла! — выпалила одна из девушек. — Подозревают инфаркт. Что ты ей тут наговорил?

Артур в непритворном изумлении вытаращил глаза. Назвать его общение с вышеупомянутой Юлий идиллией было бы, конечно, большой натяжкой, но ничего экстраординарного уж точно не произошло. Так, обычная пикировка, даже без попытки рукоприкладства. И какой, к черту, инфаркт может быть у здоровой двадцатилетней кобылы?

— Так что у вас тут произошло? — продолжала допытываться коллега Юлии.

— Ровным счетом ничего, — пожал плечами Артур. — Поболтали, потом я ее выставил, мне готовиться нужно, а на нее не ко времени лирическое настроение накатило.

— Номер срывается! — почти взвизгнула вторая девица.

— Это почему? — страшно изумился Артур. — Я готов, все нормально.

Девица наградила Артура взглядом, тянувшим на увесистую могильную плиту.

— «Я готов», — передразнила она его. — А мы вдвоем остались! Как теперь выступление строить прикажешь?

— Уморила! — рассмеялся Артур. — Можно подумать, вы тут «Лебединое озеро» танцуете, причем сольные партии. Вместо трех кукол будут две — всего и делов-то. Спорим, публика ничего и не заметит?

Тут в разговор включился администратор — моложавый мужчина с отчетливыми командирскими интонациями в хорошо поставленном голосе.

— Артур, голубчик, положение-то серьезное. И дело не в том, сколько девушек будет танцевать…

— А в чем? — поинтересовался Артур без особого интереса.

— А в том, что врачи подозревают либо обширный инфаркт, либо… отравление.

— Шампанское, что ли, было несвежим? — хмыкнул Артур. — Так я его тоже пил и никаких неприятных ощущений не испытываю.

— Но Юля достаточно долго пробыла у вас в гримерке…

— И как я, по-вашему, мог ее отравить? — саркастически осведомился Артур. — Насильно засунуть в рот цианистый калий?

— Вот! — буквально подскочил администратор. — И врачи говорили, что похоже на этот, как его… ну, калий. Скорее всего, придется милицию вызывать.

Артур содрогнулся при одной мысли о контакте с представителями исполнительной власти. И, как утопающий за спасательный круг, схватился за мобильный телефон.

— Валентин Антонович, тут у меня ЧП, — с явственным оттенком паники в голосе сообщил он, когда абонент отозвался. — Да фигня какая-то… Типа я девушку отравил цианистым калием… Да трезвый я, трезвый, глоток шампанского всего и принял… Администратор вот рядом, его спросите…

Артур передал трубку администратору, который мгновенно сориентировался в обстановке.

— Слушаю, весь внимание… Сейчас подъедете? Понял. Ничего не предпринимать? Слушаюсь. А милиция… Понятно, понятно… Да, в больницу я сейчас перезвоню, все узнаю… Конечно, чепуха, но врачи… Разумеется, могли ошибиться… Да, девушка слегка навеселе была по случаю именин, но… Валентин Антонович, она минут пятнадцать в гримерке у Артура провела, а как вышла — почти сразу же сознание потеряла. Что мы должны были подумать? Ага, понял, меньше выдумывать. Хорошо, ждем.

Он с некоторым намеком на поклон передал трубку обратно Артуру.

— Значит так, — хладнокровно пророкотал Валентин Антонович. — Панику — отставить, выступление должно состояться обязательно, у меня с ним много задумок связано… Отравление, конечно, полная чушь, но нужно все-таки уточнить. Пусть твой администратор этим и займется, а я сейчас приеду. Вот не было печали…

— А ваши гости… — заикнулся Артур.

— Приедут только через два часа, успею еще на будущих родственников насмотреться. Сейчас мне твою проблему важнее разрулить.

— Спасибо, — искренне сказал Артур. — Что бы я без вас делал?

— Пел бы в самодеятельности, — ворчливо отозвался Валентин Антонович. — Все, до встречи. И не дрейфь, образуется…

Некоторое успокоение после этого разговора у Артура наступило, но, как говорится, осадок все равно остался. Мор, что ли, напал сегодня на этих девиц? Утром — одна, сейчас — вторая. День рождения, называется. Просто подарок за подарком, кому только спасибо за такие «дары» сказать?

— В какую больницу увезли эту… Юлю? — хмуро осведомился он у администратора.

Тот в полном недоумении пожал плечами.

— Не сказали. Просто — увезли в бессознательном состоянии.

— И куда вы собираетесь перезванивать? Сейчас Валентин Антонович приедет, что вы ему доложите?

— Выясним, — засуетился администратор. — Есть у меня кое-какие связи, сейчас попрошу вмешаться… получить информацию… то есть…

— Ну-ну, — скептически хмыкнул Артур. — Валяйте. А мне нужно к выступлению готовиться. Милиция, я так понимаю, пока отменяется?

Администратор выразительно возвел глаза к потолку, что могло означать абсолютно все — и ничего одновременно. Уж с чем-чем, а с мимикой тут все было в порядке.

Больше до самого выступления ничего чрезвычайного не произошло. Две оставшиеся танцовщицы, посовещавшись, несколько изменили характер подтанцовки, что, впрочем, было практически незаметно. Но весть о таинственном недомогании злосчастной Юлии молниеносно разнеслась по всему клубу, так что в гримерку к Артуру то и дело заглядывали знакомые, малознакомые и вовсе незнакомые личности с целью прикоснуться к «страшной тайне».

Артур стискивал зубы, терпел, но мысленно клял любопытных на чем свет стоит, а заодно недобрым словом поминал и чрезмерно шустрых барышень, которые сначала путаются под ногами, а потом падают в обморок и их увозит «скорая» в неизвестном направлении. Тоже развлечение нашли! Нет, действительно, все зло на свете — от слабого пола, будь он трижды неладен!

Приезд Валентина Антоновича, состоявшийся за четверть часа до начала выступления Артура, ситуацию не слишком прояснил, но чрезмерный ажиотаж вокруг нее все-таки поубавил, причем существенно. К Артуру перестали ломиться каждые две минуты, все, похоже, занялись своими делами, а администратор уединился в кабинете с новоприбывшим.

Так и не дождавшись, чем закончится это тайное совещание, Артур вышел на сцену и начал свое выступление.

Судя по всему, сенсационная новость донеслась и до посетителей, поскольку зал встретил молодого певца с несколько повышенным вниманием. Обычных разговоров было значительно меньше, хотя полушепотом какие-то переговоры, разумеется велись, но глаза собеседников при этом были устремлены на Артура, то есть речь была явно о нем или о том, что его непосредственно касалось.

Но в любом случае успех был куда более громким, нежели обычно. И аплодировали дольше, и несколько букетов преподнесли, и даже пара корзин с цветами и бутылкой непременного шампанского образовались. Девочки-танцовщицы тоже вдохновились, выкладывались от души, а не танцевали «в полноги», как это у них было принято. Им тоже перепало немало знаков внимания со стороны публики.

А уж когда Артур заметил в зале за одним из столиков актрису Майю, настроение его вообще резко взмыло вверх, как ртуть в поднесенном к батарее отопления градуснике. Пришла, значит, гордячка. Теперь уже не сможет изображать полное равнодушие и неприступность. Пришла, аплодирует вместе со всеми, улыбается. Маленькая, но победа.

Теперь бы только ее не спугнуть, только бы повести себя по-умному. И эта никуда не денется, успех завораживает, притягивает окружающих как магнит, создает некую особую ауру. Если бы Майя еще и согласилась после выступления на день рождения поехать! Атмосфера там будет самая непринужденная, так сказать, вечеринка в купальниках…

В короткой паузе между двумя песнями Артур быстренько написал записку-приглашение, изловил какого-то официанта и попросил передать по адресу. Официант, было, замялся: мол, в его обязанности почту разносить не входит, но Артур нашел очень и очень убедительный аргумент, пообещав вознаградить дополнительную работу по-королевски. Официант поверил и согласился.

Теперь оставалось только запастись терпением и ждать. Артура не обескураживало даже то, что на первое приглашение, сделанное в форме эсмэски, Майя не ответила вообще. Хотя… что значит, не ответила?

Ее приход в этот закрытый клуб вполне можно считать добрым знаком. Если девушка не собирается лично поздравлять именинника, то к чему напрягаться и тратить вечер впустую, исключительно на сидение в душноватом и темном зале, где мало кто мог оценить по достоинству ее незаурядные внешние данные?

К последней песне Артур дождался: Майя поймала его взгляд и царственно наклонила голову. Бинго!

В отличном настроении, с охапками и корзинами цветов, с шампанским он вернулся в гримерную. И тут же помрачнел, обнаружив там Валентина Антоновича и администратора. Лица у обоих были, мягко говоря, не праздничными.

— Что? — с порога осведомился Артур. — Плохие новости?

— Да уж ничего хорошего, — мрачно отозвался Валентин Антонович. — Померла барышня, даже до больницы довезти не успели…

Артур от неожиданности онемел. И тут же мелькнула мысль, что о судьбе своей утренней гости он ничегошеньки не знает… Главное, и не узнает никогда, поскольку имени, а тем более фамилии, не ведает. А что, если и она тоже…? Да что же это за день такой, все не слава Богу, все — через коленку.

В коридоре всхлипывали коллеги несчастной Юли: жалели ее, недоумевали, ужасались, строили догадки. Правда, версия об отравлении как-то не прижилась: при всей нелюбви к Артуру ни одна из девушек мысли не допускала о том, что он способен на хладнокровное убийство. Дать сгоряча оплеуху — это да, это за ним водилось, что греха таить. Обхамить просто так, на ровном месте — тоже пожалуйста. Но убийство…

— И что теперь будет? — слегка дрожащим голосом спросил Артур у благодетеля.

Тот пожал плечами.

— Понятия не имею. Постараюсь как-нибудь замять. Насчет отравления цианидом — глупость, конечно, несусветная. Но нервы тебе помотать могут, готовься. И мне, конечно… заодно.

— Надо ехать в милицию? — обреченно поинтересовался Артур.

— На явку с повинной, что ли? — иронически прищурился Валентин Антонович. — И в чем, интересно, ты виниться собираешься?

— Не знаю…

— А не знаешь, так сиди тихо, без нужды не высовывайся, глупостей говори поменьше. А лучше всего вообще ничего не говори. В крайнем случае, «знать ничего не знаю, ведать ничего не ведаю», как испокон веков на Руси принято было. Глядишь, и обойдется.

— А если не…?

— Обойдется, — гораздо более уверенно отрезал Валентин Антонович. — Все, я поехал обратно к своим гостям, а то меня супруга драгоценная со свету сживет. А ты, кажется, собирался отмечать день рождения? Вот и отмечай. Не вздумай объявлять траур и отменять мероприятие, только лишнее внимание к себе привлечешь. А эту самую Юлию, от чего бы она ни померла, все равно уже не воскресишь.

Артур понимающе закивал головой. И в ту же минуту в дверь гримерки постучали, причем хоть и негромко, но достаточно властно. После чего, не дожидаясь ответа, вошли два человека с замкнутыми лицами и в милицейской форме. Под ложечкой у Артура противно заныло, а Валентин Антонович аж крякнул от досады.

— Артур Владимирович Сонин — это вы? — обратился один из пришедших к Артуру

Тот даже сначала не понял. Давно привык к сценическому псевдониму «Дарумов», а про фамилию, значившуюся в паспорте, почти забыл. Да еще к нему по отчеству обратились, что было совсем уж нехарактерно и экзотично для того мира, в котором жил Артур. В нем так пафосно обращались только к власть имущим, да и то иногда обходились просто именем. Богема — она богема и есть.

— Он это, — пришел к нему на помощь благодетель. — А в чем дело, господа хорошие? Я вроде бы с начальством договорился…

— Понятия не имею, с кем и о чем вы договаривались, — сухо отозвался второй визитер, — а у нас, извините, служба. Артур Владимирович был одним из последних, кто общался с потерпевшей…

— Одним из? — углядел лазейку Валентин Антонович. — Значит, кто-то еще… общался?

— Да, девушка, которая «скорую» вызвала. Но они все время были на глазах у других… артистов, а гражданин Сонин все устроил с глазу на глаз и при закрытой двери.

— Что значит — устроил? — вскипел Валентин Антонович. — Зарезал ее? Или из пистолета застрелил?

— Не устраивайте из следствия цирк. Мы обязаны выяснить все детали произошедшего. Просто так в двадцать лет не умирают… на ровном месте.

Артур обрел, наконец, дар речи.

— Послушайте, это все — какое-то большое недоразумение. Да, мы были тут с Юлей вдвоем минут десять, ну, пятнадцать от силы. Но я ее пальцем не тронул, клянусь! Мы просто разговаривали.

— О чем?

Артур наморщил лоб, пытаясь вспомнить беседу с ныне покойной Юлией, но ничего стоящего внимания в памяти не задержалось.

— Ну… о работе, кажется.

— Вы состояли с потерпевшей в близких отношениях?

— Состоял, но не в близких! — внезапно обозлился Артур. — Давным-давно вместе провели романтический вечер…

— Вечер?

— Ну, ночь, — досадливо махнул рукой Артур. — Так это вообще не повод для знаком…

Перехватив укоризненный взгляд Валентина Антоновича, Артур споткнулся на полуслове и замолчал.

— Удивительный у вас взгляд на жизнь, — не без иронии сказал один из милиционеров. — Вступаете в интимные отношения с женщиной, не считаете это важным, она умирает при невыясненных обстоятельствах, а вы тут песенки распеваете. Думаете, это вас оправдывает?

— А в чем я, собственно, виноват?

— Девушка около четверти часа находится с вами наедине. Потом теряет сознание и почти мгновенно умирает…

— Совпадение.

— Почему-то у других таких совпадений не бывает, — все с той же иронией заметил милиционер.

Артур открыл было рот… и снова закрыл его. Память услужливо подсунула утренний эпизод: безымянная блондинка выходит от него и падает на улице без сознания. А что если и она умерла, и милиция каким-либо образом докопается? Тут уж не четверть часа наедине, а целая ночь.

На карьере можно будет поставить большой и красивый крест: пресса раздует историю до масштабов «маньяк-убийца» или «серийный убийца», коллеги-соперники вытащат наружу все сомнительные тайны и секретики (а у кого их в мире шоу-бизнеса нет?), о престижных выступлениях и гастролях можно будет навсегда забыть…

Наверное, все эти мысли, а также вызванная ими паника очень явственно отразились на лице Артура, поскольку в ход беседы властно вмешался Валентин Антонович:

— Я официально представляю интересы Артура Владимировича. Какие претензии к нему? Есть официальное обвинение? Или разрешение на допрос и обыск?

— Мы проводим предварительное расследование, — слегка замялся милиционер.

— Так проводите его в соответствии с законом! Пришлите моему подопечному повестку, допросите, как положено. Хотя я могу поручиться, что все это — не что иное, как досадное совпадение и никого он не убивал. Кстати, насильственная смерть доказана?

— Со стопроцентной вероятностью — нет, но…

— Ну так не морочьте людям головы! Да, Артур Владимирович ведет не слишком благопристойный — с вашей точки зрения, господа, — образ жизни. Но так живут практически все в его окружении. Для вас, возможно, короткая интимная связь — это обязательная женитьба и тому подобное, а для творческих людей — эпизод, не более того. И обвинять человека в серьезном преступлении на том единственном основании, что он часто меняет подруг… Ну, вы меня извините, так можно всю современную эстраду в предварилку определить.

— Подписочку-то о невыезде все равно дать придется, — впервые подал голос второй милиционер. — Кто знает, чем следствие обернется.

— Это — другой вопрос, — не стал спорить Валентин Антонович. — Артур Владимирович и так в ближайший месяц никуда ехать не собирался, но подписку, разумеется, даст… Артур, распишись, где там положено и давайте заканчивать. У меня сегодня других дел полно, да и тебе есть чем заняться.

Артур послушно расписался на подсунутых ему бланках. Милиционеры, наконец, ушли, и в гримерке повисло тягостное молчание. Администратор явно чувствовал себя не в своей тарелке, Артур был растерян внезапностью и абсурдом всего происходящего, а Валентин Антонович — откровенно рассержен. Он-то и прервал затянувшуюся паузу:

— Я все-таки поеду, меня уже заждались. А ты отправляйся в свою… баню, отмечай день рождения, как планировал, и постарайся, чтобы больше никаких странных инцидентов не происходило. У меня терпение не резиновое.

— Конечно, Валентин Антонович, — послушно отозвался Артур. — Я все сделаю, как вы говорите. Только…

— Ну, что еще? — нетерпеливо осведомился Валентин Антонович.

— Может, и не состоится празднование-то… После такого…

— А что, собственно, произошло? — уже в полный голос загремел Валентин Антонович. — Скоропостижно скончалась девица из кордебалета? Может быть, по этому поводу национальный траур объявить? Ты что, весь в переживаниях, тебе уже и праздник — не в праздник, хоть бы и собственный день рождения?

— Я-то нормально, а вот другие…

— Другие тоже нормальные люди, — отрезал Валентин Антонович, — и возможности погулять на дармовщинку не упустят. Не веришь мне — спроси у них сам.

Как бы в ответ на это предложение в дверь постучали и на пороге возникла… Майя, собственной персоной. Выглядела она еще красивее, чем обычно, и чувствовала себя более чем уверенно.

— Артур, извини, что врываюсь, но я хотела узнать — твое приглашение остается в силе? Или можно разъезжаться по домам?

Валентин Антонович метнул в Артура торжествующий взгляд и ответил вместо него:

— Ничего не отменяется, голубушка, все остается в силе. А почему, собственно, вы засомневались? Да вы проходите, садитесь, что в дверях-то стоять.

Майя воспользовалась приглашением, уселась на единственный свободный стул в гримерке и закинула ногу за ногу. Это простое движение заставило администратора раскашляться, а у Валентина Антоновича вызвало одобрительное кряканье. Ноги у актрисы были невероятной длины и красоты, она это, судя по всему, отлично знала и очень умело этим пользовалась.

— Значит, ничего не отменяется? — осведомилась Майя, как бы не замечая мужской реакции. — Хорошо. А то говорят, будто бы, ты, Артур, то ли кого-то придушил, то ли до инфаркта довел, теперь тебя посадят.

— Не видишь, уже посадили, — мрачно пошутил Артур. — За то, что я танцовщицу убил с особой жестокостью.

— Как это — с особой жестокостью? — округлила Майя большие серо-зеленые глаза.

— Разрезал на мелкие кусочки.

— Шуточки у тебя… А правда, что она от тебя ребенка ждала? А ты… ну, в общем, заставил ее избавиться?

— Что-о-о?!

— Так говорят, — невозмутимо подтвердила Майя. — Вроде бы и умерла она от неудачного аборта…

Артур схватился за голову, а инициативу разговора взял на себя Валентин Антонович.

— Милая, ну нельзя же верить всему, что болтают. Артур к этой несчастной близко не подошел, пальцем не тронул. Уж вы-то знаете, как сплетни практически на пустом месте возникают. Про вас — сам слышал! — говорят, что вы добились первой выигрышной роли на телевидении, потому что умудрились подсунуть основной сопернице сильную дозу… гм… слабительного.

— Клевета, — ослепительно улыбнулась Майя. — Грязная ложь. Я всего добилась исключительно талантом.

— Ну, вот видите, — развел руками Валентин Антонович. — А люди болтают, что Бог на душу положит. Так что не слушайте никого, погуляйте как следует на дне рождения…

— И вы с нами будете? — кокетливо осведомилась Майя.

— Увы, милая, у меня другие дела, на которые я уже безнадежно опаздываю. Артур, я поехал. Все помнишь, что я наказывал?

— Наизусть, Валентин Антонович, — бодро отрапортовал Артур. — Все сделаю, как вы говорите.

— Ну-ну, — неопределенно хмыкнул его благодетель.

И ушел, прихватив с собой администратора. Майя тоже поднялась.

— Майечка, солнышко, а ты куда? — всполошился Артур. — Поедем вместе, я только переоденусь, это быстро…

— Меня довезут, — неопределенно ответила Майя. — Я только хотела узнать… Потому что меня приглашали еще в другое место…

— Не вздумай! — завопил Артур. — Я так мечтал провести этот вечер с тобой… ну, хотя бы в твоем присутствии. Делай, как тебе удобно, только приезжай, умоляю, у меня и так весь сегодняшний день — сплошной кошмар.

Майя одарила его многообещающей улыбкой и исчезла за дверью. Артур начал переодеваться, снимать грим и за этими привычными занятиями несколько развеялся, перестал думать и о злополучной Юлии и об утреннем инциденте. Впрочем, у него вообще был легкий характер, зла он не помнил совершенно и на неприятностях долго зацикливаться не умел — «перестраивался» на оптимистическую волну за считанные секунды.

Уже перед самым уходом Артур вспомнил про браслет и снова помрачнел, хотя и не понял — почему. Что-то во всей этой истории ему определенно не нравилось, а что именно — он не мог толком сказать. Но браслет, тем не менее, аккуратно уложил в футляр, а футляр засунул в боковой карман пиджака.

Краем сознания прошла мысль о том, что надо бы открыть окно и запустить странной безделушкой в ночную темноту — пусть подберет кто-нибудь на счастье. Но — прошла и испарилась. В дорогой сауне его уже ждал очень узкий (не более двадцати человек!) кружок приглашенных на торжество, и заставлять гостей ждать Артуру не хотелось.

И — главное — его там ждала обольстительная Майя, которая наконец-то оттаяла и снизошла. Упустить такой случай — глупее глупого, второго шанса может вообще никогда не представиться, а довольствоваться глупенькими поклонницами на одну ночь Артуру, если честно, изрядно надоело.

Вот постоянная подруга, телезвезда, красавица, от которой у всех без исключения мужиков перехватывает дыхание — это совсем другая песня. С ней и на людях показаться не то чтобы не стыдно, а очень даже престижно. Опять же пресса, фотографии на обложках и разворотах, ажиотаж в Интернете…

Как и большинство людей, особенно молодых, Артур был не просто тщеславен, а тщеславен непомерно. И не полагался исключительно на свой талант и везение, а делал все возможное, чтобы карьера неуклонно шла в гору.

Философские раздумья и сомненья в этот процесс не вписывались просто по определению.

Глава третья

Идите… в баню

Испокон веков на Руси баня была в почёте. В баню ходили после долгой дороги, в баню первым делом вели дорогих гостей, в бане лечились, в бане рожали. Но вот развлекаться в бане, устраивать там застолья — до этого наши предки как-то не додумались, пределом их фантазии было выйти из парной, хлопнуть стопочку под правильную закусочку или всласть напиться чаю.

Но жизнь на месте не стоит, и сегодня баня, а точнее, заморское изобретение — сауна — излюбленное место отдыха, причем не только в интимном кругу. Где, как не в бане можно замечательно расслабиться в компании друзей, да еще с пользой для здоровья? Где можно подлечить сердечко и сосуды и тут же дать им новую нагрузку? Где можно снять стресс и заработать похмелье? Где, наконец, можно повысить работоспособность, чтобы тут же радостно на работу вообще «забить»?

А чем хорош праздник, устроенный в сауне, кроме того, конечно, что это модно, стильно и так далее и тому подобное? Да тем, что он практически мгновенно становится неформальным. Какая может быть формальность, ежели дамы — в купальниках (а иногда только в нижней его части), а мужчины не только без галстуков и пиджаков, но и… ну, ладно.

И обязательного, иногда достаточно нудного сидения за столом сауна не предусматривает. Просто стоят самые разнообразные закуски и всевозможные бутылки, рядом — стопка тарелок, табунок бокалов и рюмок, вилки-ложки. Каждый подходит, берет то, что ему нравится, выпивает-закусывает и снова присоединяется к общему веселью в бассейне и вокруг него. И выбор блюд обычно отменный — от русской кухни до европейской и далее до кавказской с промежуточными азиатскими изысками.

Можно, впрочем, начать торжество в банкетном зале, посидеть для приличия за столом, послушать музыку и тосты, и уже потом предаваться чисто банным радостям. А им на самом деле несть числа: в престижных заведениях классическая финская сауна одновременно работает в режиме русской бани, что автоматически означает сухие веники и набор всевозможных ароматов — для любителей. Более того, вся эта роскошь плавно перетекает в менее известную турецкую баню — так называемый «Хамам». А уж там…

Пилинги, лечебные и общие массажи, ароматерапия и знаменитый мыльный массаж «шативархат» в исполнении профессионального банщика-массажиста. Плюс немаленьких размеров бассейн, специальное помещение для любителей кальяна, пара бильярдных столов, караоке…

В общем, каждый приглашенный легко может найти себе занятие по вкусу и по душе, может быть шикарно одетым, а может обойтись чисто символическими покровами. И все довольны, включая виновника торжества, которому не нужно ломать голову над извечной проблемой: чем занять гостей. Они сами с этой проблемой справляются.

Хотя, если вдуматься, все это можно с чистой совестью счесть еще одной загадкой непознанной русской души. Кому еще, кроме русских, может прийти в голову идея в общем-то коллективной помывки? Кто еще так виртуозно сочетает все мыслимые и немыслимые виды банных услад, плюс караоке с биллиардом? Весь свет обойдешь — такого не найдешь, а в России баня скоро станет достойной заменой ушедших в небытие домов культуры.

В выбранной Артуром сауне все именно так и было: большое помещение, стильный интерьер, русский бильярд, современная аудио- и видеоаппаратура, блюда из ресторанной кухни, холодное разливное пиво, кальян с огромным выбором экзотических Табаков, фирменный чай… А также несколько комнат отдыха с многоспальными кроватями и специальный подиум для стрип-шоу.

Впрочем, стриптизерш Артур не жаловал и в праздничную программу их выступление включать не стал. К тому же здраво рассудил, что после определенного периода достаточно хорошо проведенного времени гости сами могут устроить любое шоу, в том числе и со стриптизом. А на извивающегося у шеста знакомого (или знакомую) смотреть куда занятнее, чем на чужую девицу-профессионалку.

Первоначально все шло четко по задуманному плану. В банкетном зале было пито, едено, текло по усам и в рот попадало. До состояния поросячьего визга дело, правда, не доходило: под рукой был бассейн, где вовремя освежались (или были освежаемы) слишком разрезвившиеся. Кто-то играл в бильярд, кто-то блаженствовал с кальяном, кто-то пел под караоке и даже умудрялся попадать в мелодию.

Сам Артур петь категорически отказался: и так пришлось работать в день рождения, а уж петь в бане… Извините, не та обстановка, не та акустика. К тому же он боялся спугнуть так внезапно замаячившую перед ним удачу: Майя не обманула, приехала, веселилась от души и, похоже, ничего не имела против пылких и настойчивых ухаживаний именинника.

Не отвергала, но и не слишком приближала, то есть кокетничала весьма и весьма умело. Минутами Артуру казалось, что вот-вот можно будет переместиться в одну из комнат отдыха и запереть за собой дверь, но… Но в следующую минуту его обдавали таким ощутимым холодком, что он поспешно отступал на прежние, с большим трудом завоеванные позиции.

— Майечка, может быть, попаримся? — как бы между делом осведомлялся Артур.

— Сидеть в дурацкой шапке и потеть? — скорчила капризную гримаску Майя. — Нет, спасибо, это не для меня. Найди кого-нибудь еще… попотеть.

— В бассейне поплавать?

— Может быть… позже. Купальник…

— Забыла купальник? Сейчас организуем!

— Напрокат, что ли? Я ношеное не надену!

— Пошлю кого-нибудь в магазин.

— Не надо. Я взяла с собой французский купальник. Попозже пойду переоденусь.

— Я могу помочь.

— Переодеваться? Спасибо, я не маленькая, сама справлюсь.

— Ну, может быть, тебе хочется каких-то особых закусок? Или специально для тебя шашлык заказать? Хочешь — из барашка, хочешь — из осетрины, только скажи.

Майя положила свою ладонь на руку Артура и пленительно улыбнулась:

— Ты такой милый. Заботливый. Но мне пока ничего не хочется, я вообще мало ем.

— С такой фигурой, как у тебя, можно не думать о диетах, — с приличной долей лести заметил Артур.

Майя заразительно расхохоталась:

— Чудак, у меня такая фигура именно потому, что я всегда думаю о диете. И не только думаю…

— Может быть, потанцуем? — не сдавался Артур.

— Никто, вроде бы, не собирается.

— Так подадим пример.

— Может быть, позже…

Артур решительно не знал, как перейти к более тесным и близким отношениям. Он был так отчаянно избалован своими поклонницами, прыгавшими к нему в койку не то что по первому слову — по едва заметному приглашающему жесту, что совершенно растерял навыки ухаживания.

А просто взять и пригласить прекрасную Майю к себе домой он побаивался, поскольку реакция у девушки была совершенно непредсказуемой. Могла кивнуть и сказать: «А что, поехали». Но могла и напустить на себя вид сверхцеломудренной весталки и изобразить благородное негодование из-за посягательства на ее честь и моральные устои. А могла — хуже этого представить себе было невозможно — и на смех поднять, причем при всем честном народе.

Артур мысленно собрался, перестроился и начал новую атаку на неприступную крепость.

— Неужели ты не видишь, что я уже несколько месяцев только о тебе и думаю?

— Как, интересно, я могу видеть твои мысли? — с издевкой спросила Майя. — Я актриса, а не экстрасенс.

— Я два раза посылал тебе приглашения где-нибудь посидеть вечерком вдвоем. Ты даже не ответила.

— А ты представляешь себе, что такое работа на телевидении? Это же ад кромешный! Мне иногда причесаться некогда, не то чтобы прохлаждаться целый вечер.

— Значит, мне сегодня невероятно повезло! — подхватил Артур благодатную тему. — Ты нашла для меня время.

— Наконец-то осознал, — кокетливо улыбнулась Майя.

— Значит, я тебе все-таки не безразличен!

— Не совсем.

— Что — не совсем?

— Не совсем безразличен. Только… я не люблю толпу.

— Я тоже! Давай бросим их всех и сбежим отсюда.

— Не в этом смысле. Вокруг тебя всегда толпятся обожательницы, я боюсь затеряться среди них.

— Ну, уж ты-то нигде не затеряешься, — искренне засмеялся Артур. — Даже на демонстрации.

В ответ Майя одарила его почти нежным взглядом, от чего Артур окончательно потерял голову и решил сегодня во что бы то ни стало добиться благосклонности капризной красавицы. Только как это сделать, он понятия не имел.

Оставалось положиться на волю случая, а основные усилия сосредоточить на комплиментах, к которым Майя, как и большинство женщин, была очень даже небезразлична. Так что последующий час Артур заливался соловьем, сравнивал Майю со всеми цветами, какие только мог вспомнить, а также с драгоценными камнями, звездами, планетами и так далее и тому подобное.

Результаты были, конечно, но не сопоставимые с затраченными усилиями. Майя охотно принимала комплименты, розовела, смеялась, пила шампанское за здоровье именинника и за свое собственное здоровье, но… Но не делала и не говорила ничего такого, что можно было бы расценить как согласие пойти на дальнейшее сближение.

И тут Артура осенило: нужно не ходить вокруг да около, а сразу брать быка за рога. Сделать… ну, не формальное предложение, а как бы символическое. Ведь за границей принято устраивать помолвки, а потом объявленные женихом и невестой могут в таком состоянии хоть десять лет проходить. Сразу говорить о свадьбе — глупо, да и не готов он. А вот об обручении…

Только чем обручаться? Кольцо он припасти не догадался, да и не знал, какого размера нужно покупать. Кроме того, понятия не имел, какие именно ювелирные изделия жалует красавица. Кто предпочитает традиционное золото, кто — новомодное белое, кто — пока еще экзотическое красное. Не угадаешь…

И с камнем как бы не влететь в неловкую ситуацию. Теперь ведь все помешались на связи драгоценных камней со знаками Зодиака, да еще обязательно нужно, чтобы камушек соответствовал какой-то там ауре. Бриллиант, конечно, вариант беспроигрышный, но время для бриллиантов пока не настало.

На всякий случай Артур решил забросить своего рода пробный камень (пардон за невольный каламбур):

— Майя, а у тебя когда день рождения?

— В декабре. А что?

— Просто интересно, кто ты по гороскопу.

— Стрелец, — с явной гордостью сообщила Майя. — Очень яркий знак красоты и удачи. У меня все зодиакальные прогнозы всегда совпадают, я типичный Стрелец, без примеси.

Артуру вдруг вспомнилось, как одна из его мимолетных пассий, рассказывая о ком-то, с ужасом произнесла:

— Понимаешь, он — Стрелец, а это не знак, а уже диагноз.

Почему это диагноз, Артур тогда так и не понял, но уяснил, что Стрелец — личность очень непростая и общение с ним должно быть крайне аккуратным. Иначе может произойти взрыв с неуправляемой цепной реакцией и — «кто не спрятался, я не виноват».

И еще Артур припомнил где-то прочитанный им шутливый гороскоп, в котором говорилось, что девиз Стрельцов — «Красота спасет мир». Все бы ничего, только красотой они считают себя, любимых, и ведут себя соответственно.

Впрочем, гороскопы — полный вздор, сколько он, Артур, их ни читал — ни одно предсказание никогда не сбылось. И описание его знака — Тельца — совершенно самому Артуру не подходило, уж скорее были все черты Льва. Так что звезды штука таинственная и ненадежная, полагаться на них совершенно бессмысленно. И все же, если Майя в это верит (а, похоже, верит на полном серьезе), то стоит попытаться сыграть на этой струнке.

— А какой у тебя камень-талисман? — как бы невзначай осведомился Артур.

— Бирюза, — гордо ответила Майя. — Всего-навсего бирюза, но она мне всегда приносит удачу.

Вот это было уже что-то конкретное, породившее у Артура мысль о некой экстравагантной возможности. Да, пожалуй, именно так и нужно будет поступить. Красиво, романтично и, главное — точно в яблочко. Майя должна оценить это по достоинству.

Но мысль не успела принять конкретные очертания. Майя вдруг заявила, что совсем не прочь окунуться в бассейн, раз уж есть такая возможность, и посему пойдет надевать купальник. Артур, естественно предложил свою помощь, которая — столь же естественно, — была отклонена.

Правда отказ сопровождался кокетливой улыбкой, что давало повод надеяться на новые, более благоприятные возможности в дальнейшем.

Минут через пятнадцать Майя вернулась — еще более ослепительная, чем была до этого. Алое вечернее платье, весьма соблазнительно ее облегавшее, сменил белоснежный купальник, являвший еще более соблазнительное зрелище. Открытые золотые туфельки а-ля греческие сандалии на высоченном каблуке подчеркивали стройность точеных длинных ножек, а пышные каштановые локоны, ранее прихотливо разбросанные по плечам, были высоко подняты вверх и там закреплены.

Девушка, по-видимому, сама понимала, насколько невыносимо-прекрасной была, поэтому решила не лишать публику удовольствия еще некоторое время собой полюбоваться и вернулась к столу. А чтобы не разить совсем уж наповал, накинула поверх купальника газовый широкий шарф радужной расцветки.

— Ты, похоже, решила совсем свести меня с ума, — восхищенно заметил Артур.

— Это возможно? — кокетливо прищурилась Майя.

— Что значит «возможно»? Я уже давно от тебя без ума.

— И до сих пор это удачно скрывал.

— Скрывал?! Я??!! — с искренним негодованием завопил Артур. — Да я весь вечер тебе только об этом и говорю.

— Что-то сомнительно.

— Я могу доказать.

— Да? Интересно, чем?

— Не чем, а как, — с загадочной улыбкой произнес Артур.

Мысль, доселе никак не принимавшая четких очертаний, вдруг сверкнула перед ним во всем своем блеске. Артур вскочил со стула и поднял руку, призывая всех присутствующих ко вниманию. Но поскольку многими этот жест остался незамеченным, схватил нож и застучал им по хрустальному фужеру. Фужер с мелодичным звоном рассыпался на мелкие дребезги и наступила желаемая тишина.

— Народ, ша! — хорошо поставленным эстрадным голосом произнес Артур. — Прекрасная дева не верит в серьезность моих чувств. Прошу всех быть свидетелями. Предлагаю Майе руку и сердце. Объявляю: здесь сейчас произойдет помолвка… если Майя согласна стать моей женой… со временем.

На красивом лице Майи даже человек, далекий от физиономистики, мог прочесть целую гамму последовательно менявшихся чувств.

Торжество: «Ага, и этот попался!».

Сомнение: «В мужья-то годится ли? Или не вполне?».

Нерешительность: «А если завтра найдется кто-то получше? Или вообще с этим красавчиком-певцом не заладится?»

И наконец, озарение: «Помолвка еще не брак, можно потом и послать…»

Хорошо отрепетированным движением актриса протянула Артуру гибкую руку к сказала с приличествующими случаю интонациями: волнением, смущением, тщательно скрываемым, но рвущимся наружу счастьем:

— Наверное, это судьба…

Рука недвусмысленно ожидала подобающего случаю украшения: безымянный пальчик был ненавязчиво отставлен чуть-чуть подальше от остальных. Гости замерли в предвкушении блеска бриллианта, первого публичного поцелуя, ну, и всего прочего, что полагается в подобных случаях. Но сценарий действия оказался гораздо более оригинальным.

— Я не буду надевать тебе кольцо, дорогая, — это банально — с должным пафосом объявил Артур. — Я подарю тебе старинную семейную реликвию — серебряный браслет с бирюзой…

— С бирюзой?! — ахнула Майя.

Правильный выбор драгоценного камня лучше всяких слов убедил ее в серьезности намерений новоявленного жениха. И еще он откуда-то узнал, что браслеты она предпочитает всем остальным ювелирным украшениям… Невероятно.

— Да, разумеется, с бирюзой, с чем же еще? Но у этой семейной реликвии есть еще одно чудесное свойство. Женщина, которая его наденет, никогда не сможет изменить мне или уйти от меня. Мы будем связаны этим браслетом на всю оставшуюся жизнь.

У Майи даже не возникло вопроса, а что будет, если изменить или уйти захочет Артур, настолько она была поражена эффектностью и красотой разворачивающейся сцены. Хотя… вряд ли бы этот вопрос вообще пришел ей в голову: красавицы совершенно искренне считала, что мужчина, раз попавший под власть ее чар, останется их смиренным рабом до гробовой доски.

Артур поистине королевским жестом надел браслет на руку Майи, которая приняла дар с не меньшим достоинством. И грациозно качнулась в сторону Артура, чтобы традиционным поцелуем закрепить состоявшуюся помолвку. Жених ее ожиданий не обманул: поцелуй был долог, сладостен и прекрасен.

Только Артур мельком подумал, что вряд ли благодетель погладит его по головке за то, что он решился на такой важный шаг, как помолвка, без «высочайшего соизволения». Но заранее переживать неприятности он, во-первых, не привык, а во-вторых, как обычно отмахнулся от грустной мысли и предпочел сосредоточиться на упоительных ощущениях текущего момента.

Восторг присутствующих описанию не поддавался. Все начали проталкиваться поближе к счастливой паре, чтобы лично поздравить, чокнуться, а главное — поближе рассмотреть невесть откуда взявшуюся семейную реликвию с такими мистически-жутковатыми свойствами.

Засверкали вспышки мобильных телефонов с фотоаппаратами, и Майя тут же остро пожалела, что торжество происходит в узком кругу, совершенно без прессы. Вот была бы сенсация в завтрашних газетах! А так… оставалось только надеяться, что кто-то из гостей догадается выложить самодельные снимки с комментариями в Интернет. Хоть какая-то польза будет для саморекламы.

А любопытство присутствующих никак не унималось.

— Ой, Майя, покажи подарок!

— Майечка, дай посмотреть…

— Майя, поверни руку так, чтобы я браслет мог сфотографировать!

— Слушай, дай примерить…

— Ой, какие у змеи глазки злые, просто живые!

— С ума сойти, до чего эффектно!

Минут через пять героине дня надоело сидеть в буквальном смысле слова «с протянутой рукой», которую к тому же вертели, как хотели, уже даже для приличия не спрашивая на то разрешения хозяйки.

— Да ну вас совсем, — томно пропела она с капризной гримаской. — Вот вам браслет, смотрите на здоровье, а я пока поплаваю.

Она сняла безделушку и тут же ойкнула. На запястье у нее остались узкая красная полосочка и несколько капелек крови. Майя острым, как у кошки, язычком, слизнула кровь и предложила Артуру:

— Освежимся?

И, не дожидаясь ответа жениха, побежала к бассейну, чтобы очень изящно, почти профессионально нырнуть. Артур замешкался: как-то неловко было на виду у всех снимать брюки и рубашку, а переодеться одновременно с Майе он не сообразил.

— Кусается гадючка-то, — пошутил кто-то тем временем.

А кто-то более осведомленный подхватил:

— Да не гадюка это, а гюрза. Точно знаю, я такую в Египте как-то живьем видел у местного фокусника. Сделано отлично, даже чешуйки выделаны все до единой. Гюрза с бирюзой.

В этот момент со стороны бассейна раздался душераздирающий женский визг. Все бросились туда. Визжала какая-то девица с искаженным и побелевшим от ужаса лицом. В ответ на недоуменные взгляды собравшихся она смогла лишь дрожащей рукой указать в направлении бассейна…

Зрелище действительно было жутковатое: там лицом вниз на поверхности воды неподвижно плавала Майя, не подавая никаких признаков жизни…

Артур, не раздумывая, бросился в бассейн, его примеру последовала еще пара гостей и через несколько минут красавицу-актрису вытащили из воды и положили на бортик. Впрочем, красавицей ее сейчас можно было назвать с большой натяжкой: лицо Майи, синевато-белое, было зловеще искажено судорогой.

— Утонула! — ахнул кто-то.

— Нужно искусственное дыхание, — тут же нашелся доброволец.

Но его героические усилия вдохнуть жизнь в неподвижное тело оказались тщетными.

— «Скорую» вызывайте! — истерически завопила какая-то девица.

— Уже вызвали, едет, — успокоили ее.

— Милицию надо бы, — не слишком уверенно предложил еще один из гостей.

— Это еще зачем? — огрызнулся Артур, не вполне еще осознавший трагизм происшествия. — Ее же не убили.

— Все равно… вроде бы положено… при несчастном случае.

— А если положено, то со «скорой» вызов передадут.

— Хватит базарить! — завопил окончательно потерявший голову Артур. — Что-то надо делать!

Увы, что именно нужно делать, сам он представлял себе весьма смутно. Мысль о том, что нужно позвонить Валентину Антоновичу, как всегда бывало в трудных случаях, Артур сразу же отогнал: третья потерпевшая в его окружении за несколько часов — это уже слишком для благодетеля. Тут же опять некстати вспомнилась утренняя девица… Да что же это происходит, черт возьми? День рождения, называется… Отпраздновали, называется… В узком кругу, понимаешь ли!

А может быть, все-таки позвонить благодетелю? И тут Артур с опозданием сообразил, что вообще никому не может позвонить, поскольку кинулся в воду, как был, а мобильник лежал в кармане брюк. Вряд ли нежное устройство выдержало купание. На всякий случай, Артур телефон достал…

Только для того, чтобы убедиться: пятьсот кровных баксов пропали. Было похоже, что мобильник просто пропитался водой, как губка. Какие уж тут звонки!

В сторону Майи он уже боялся смотреть, потому что понимал: произошло непоправимое. Но понимал также, что не испытывает горечи от утраты любимой, поскольку… еще просто не успел ее полюбить. Да, сделал предложение, точнее, сделал эффектный жест. Но, может быть, и к лучшему, что она…

На этой крамольной мысли Артур споткнулся и мысленно обозвал себя не самыми хорошими словами. Но сути дела это не меняло: Майя, судя по всему, действительно утонула. Нелепый, трагический несчастный случай, аннулировавший, тем не менее, только что состоявшуюся помолвку с вручением браслета…

А где, кстати, браслет?

Артур посмотрел на столе, за которым они еще каких-то десять минут назад так беззаботно пировали — ничего. На всякий случай заглянул под стол — тоже пусто, если не считать нескольких опорожненных бутылок. Куда могла задеваться эта чертова безделушка?

— Что-нибудь потерял, старик? — осведомился один из его многочисленных приятелей, который под шумок продолжал отдавать должное выпивке и закуске.

— Браслет пропал, — сквозь зубы процедил Артур.

— Это змеючка-то? Так ее Галка утащила. Вон она, с двумя подружками, видишь? И браслет на ручонке.

Артур подскочил к девушке, на которую ему указал приятель и завопил:

— Отдай браслет, мародерка!

Девичья троица, до этого с упоением обсуждавшая кошмарное происшествие, дружно взвизгнула от неожиданности и шарахнулась в сторону.

— Отдай браслет, — стиснув зубы, повторил Артур Галине.

— Артик, ну, это же женская побрякушка, — заканючила Галина. — А Майке она уже вряд ли понадобится…

— Это семейная реликвия! — загремел Артур, похоже, сам уверовавший в сочиненную легенду. — Я не собираюсь дарить ее кому попало!

— А-а-ртик…

— Последний раз предупреждаю!

Галина достаточно хорошо знала характер Артура, поскольку разочек испытала уже на себе его гневный припадок. А посему предпочла не рисковать собственным здоровьем и целостью личика.

— Да подавись ты своей змеюкой! — огрызнулась незадачливая экспроприаторша.

Сдернула украшение с руки и… вскрикнула. На запястье у нее тоже появилась кровоточащая маленькая царапина. Как и у Майи…

Через несколько минут все увидели, как розовое девичье личико стремительно синеет, искажается зловещей судорогой. Обмякшее тело рухнуло на пол. Тут уж не приходилось гадать, утонула или не утонула девушка, и делать искусственное дыхание никто не пытался. Чуть ли не все присутствующие в едином порыве стали набирать на своих мобильниках заветные две цифры — 03.

И именно в этот момент в помещении появилась бригада «Скорой помощи», вызванная к Майе. Таинственное недомогание, поразившее молодую женщину в бассейне элитной сауны — это не внезапно подскочившее давление у старушки-пенсионерки в собственной квартире. Медики, можно сказать, примчались, сломя голову.

Увы, это уже оказалось бесполезным. Через несколько минут врач, осматривавший Майю, так и лежавшую на полу, выпрямился и сказал три роковых слова:

— Мертва. Остановка сердца.

— Сделайте электрофибриляцию, — предложил кто-то из гостей, явно насмотревшийся сериалов о героических медиках, которые оживляли практически любые трупы.

Врач смерил советчика не слишком приязненным взглядом и махнул рукой:

— Поздно, а потому бессмысленно.

— Неужели ничего нельзя сделать? — в совершеннейшем расстройстве закричал Артур, который подсознательно все-таки надеялся на более благоприятный поворот событий.

— В таких случаях говорят «медицина бессильна», — развел руками врач.

— А в таких? — указал Артур в сторону Галины, только что вспомнив про второе загадочное происшествие.

Тут уж изумился даже видавший виды многоопытный врач «скорой». Он торопливо подошел к распростертой на одном из диванчиков Галине (ее как-то догадались переложить туда с пола), осмотрел ее и спросил:

— Как это произошло?

— Внезапно, — всхлипнула одна из девушек. — Мы разговаривали, вдруг она побелела и… и упала. Вот так, ни с того, ни с сего.

— Выпила много?

— Не больше остальных. И вообще была здоровая, как лошадь.

Вот тут-то врач и сказал фразу, ошеломившую всех присутствующих:

— Я вызываю милицию.

— Зачем? — с неподдельным ужасом откликнулось сразу несколько голосов.

— А затем, что если в первом случае сердце могло внезапно остановиться из-за резкого прыжка из теплого помещения в прохладную воду…

— Это бывает? — с трудом сохраняя остатки хладнокровия спросил Артур.

— Редко, но случается, — пожал плечами врач. — Так вот, если первый случай хоть как-то объясним, то второй мне решительно непонятен. Та же остановка сердца только без видимых причин. А два трупа в одном месте за очень короткий отрезок времени…

— Нас всех арестуют? — ахнула какая-то девушка.

— Вопрос не по адресу, — отозвался врач. — Пострадавших не били, не душили, не наносили ударов режущими и колющими предметами — это очевидно. Но все остальное надлежит установить путем вскрытия и экспертизы. Короче, без милиции я ничего уже делать не могу и не буду.

— А что вы можете? — зло осведомился Артур.

— Могу предложить версию обширного инфаркта. Картина похожая. Но все остальное… Вскрытие и только вскрытие, причем после того, как тут поработает милиция.

Артур опустился на ближайшую горизонтальную плоскость, оказавшуюся журнальным столиком, и обхватил руками голову. Да что же это за день такой?! И как все это отразится на его карьере, если пронюхают журналисты?

А они пронюхают, в этом можно было ни капельки не сомневаться. Четыре молодые девушки умирают в один день от остановки сердца. И все четверо непосредственно перед смертью общались с ним, Артуром. Никому дела не будет, что он ни одну из них пальцем не тронул — раздуют сенсацию до небес, создадут нового «серийного убийцу-маньяка». Только такого подарка ему ко дню рождения и не хватало…

Глава четвертая

Убийство или случайность?

Действительно, два трупа за десять минут — это был уже явный перебор по взяткам. Милиция появилась достаточно оперативно, но в версию внезапного обширного инфаркта одновременно у обеих не поверила. Так не бывает. Во всяком случае, практически сразу и в одном помещении.

Впрочем, врач «скорой помощи» настаивал только на том, что этот самый инфаркт, с его точки зрения, имел место и это наверняка подтвердит вскрытие. Вопрос только в том, что этот самый инфаркт могло вызвать. Наиболее вероятная причина — передозировка наркотиков.

Этот вариант милицию устраивал гораздо больше. Присутствующих немедленно изолировали небольшими группами по всем имеющимся помещениям и стали по одному вызывать в банкетный зал для допроса. Двадцать человек — не так уж и много, если вдуматься. Не в милицию же всех их тащить?

Одновременно с допросом проводился и личный досмотр на предмет наличия наркотиков. Что ж… кое у кого они нашлись — на дне сумочки или в кармане. Но наркотики как бы несерьезные, легкие, передозировать их было довольно сложно, разве что принять сразу лошадиную дозу. Но в таких количествах наркотики ни у кого найдены не были.

От допроса девиц толку было — чуть. Все, точно сговорившись, утверждали, что ничего «такого» не видели и ничего «такого» предположить не могут. Вместо четких ответов, которые от них ожидались, плели явную околесицу: то Майю отравила неизвестная соперница, которая не перенесла сделанного Артуром предложения руки и сердца, то Галину отравил ревнивый кавалер, который, якобы, обнаружил, что предмет его воздыханий состоит на содержании у богатого и влиятельного «папика». Никаких конкретных доводов, ничего конкретного вообще — сплетни и домыслы в чистом виде.

С мужской частью гостей тоже не заладилось. Все всё время были на глазах друг у друга, даже до замечательных «комнат отдыха» никто еще не успел добраться, чтобы устроить там упоительный «тет-а-тет». Да что там интимное свидание, напиться-то толком никто не успел!

И говорили все практически одно и то же. Да, Майя почти весь вечер сидела рядом с именинником, на несколько минут вышла переодеться в купальник, потом снова вернулась к столу, получила от Артура предложение руки и сердца, а в придачу к нему — старинный семейный браслет. Потом решила искупаться в бассейне и через несколько минут уже была мертва. Никто ничем ее не угощал, пила она вообще очень умеренно, а наркотики, в отличие от многих других, совсем не уважала.

С Галиной — вообще тайна, покрытая мраком. Ей никто предложений не делал и ювелирных изделий не дарил, выпила она прилично, но не больше остальных, может быть, какую-нибудь таблеточку и приняла, но явно не на виду у всех. На нее и внимание-то обратили только потому, что браслет, подаренный Артуром Майе, обнаружился у нее на запястье. Браслет она вернула — не слишком охотно, это правда, но почти сразу же и упала замертво.

Постоянно мелькавший в рассказах свидетелей браслет, наконец, привлек внимание следователей. И Артура, которого уже один раз допрашивали, пригласили в банкетный зал еще раз. Для выяснения некоторых странных обстоятельств, так сказать.

— О каком браслете идет речь? — поинтересовался следователь.

— О том, который я вам показывал, когда вы меня первый раз допрашивали.

— Допустим. Это — семейная реликвия, вы говорите?

— Да… То есть, нет, не совсем.

— Так да или нет?

Без особого желания Артур поведал об утреннем письме, которое он продолжал считать утонченным розыгрышем приятелей.

— И где это письмо?

— Дома валяется, — пожал плечами Артур. — Выбросить, вроде бы, не успел.

— Вы его кому-нибудь показывали?

— Нет. А зачем?

— Затем, чтобы кто-нибудь мог подтвердить все то, что вы о нем рассказываете, раз уж вы сейчас не можете предъявить само письмо.

— Стал бы я все это выдумывать!

— Выдумали же про семейную реликвию, — не без издевки заметил ему следователь.

Артур начал терять терпение.

— Да какая разница, чья это семейная реликвия? Никто ведь не умирает оттого, что надевает браслет на руку, пусть и старинный.

— Да? А у нас вот получается, что именно после этого девушки и умирают. Странновато получается, вы не находите?

— Нахожу! — все больше и больше стал заводиться Артур. — Врачи говорили, что остановка сердца могла быть вызвана передозировкой наркотиков или чем-то в этом роде. В это я очень даже готов поверить, хотя Майя, насколько мне известно, наркотиками не баловалась. Ну, она, может быть, нырнула неудачно. А Галина вообще была без царя в голове, мало ли что с ней могло приключиться. Браслет-то при чем? Тем более — письмо это дурацкое?

— Может быть, и не при чем. А может быть… Помните, как известного банкира отравили? Через телефонный аппарат.

— По-вашему, я смазал этот чертов браслет какой-нибудь гадостью?

— Не исключено.

— И тут же подарил его девушке, на которой мечтал жениться?

— Может быть, передумали…

— Нет, ну это уже ни на что не похоже! — взвился Артур. — Я что, заранее, что ли, передумал? Или кто-то видел, как я этот браслет ядом натираю?

— Ну, насчет яда еще нужно дождаться результатов вскрытия. А вот остальное… Придется вам дать пока подписку о невыезде. Для задержания улик маловато… к сожалению.

— Я уже сегодня давал такую подписку, — не подумав, мрачно буркнул Артур.

— Что? — буквально подскочил следователь. — Кому и зачем?

Артур опомнился, мысленно крепко выругался, но было уже поздно: роковые слова вырвались, и следователь вцепился в них мертвой хваткой. Пришлось поведать историю о девушке Юлии и о ее трагической кончине, хотя и было понятно, что подобное признание лишь отягощает и без того не слишком приятную участь.

— Я так понял, что эта девушка тоже примеряла ваш загадочный браслет, — подвел предварительные итоги следователь.

— Примеряла, — уныло подтвердил Артур. — Заметьте, я ей этого не хотел позволить, но уж больно настырная была девушка. Вот и…

— Вот и скончалась, причем тоже скоропостижно и загадочно. Не кажется ли вам, уважаемый Артур… э-э-э… Владимирович, что совпадений получается слишком много?

Артур счел за благо промолчать, хотя в душе был согласен со следователем целиком и полностью. Если прибавить к списку безымянную утреннюю блондинку, то совпадений действительно было слишком много, причем совпадений откровенно пугающих.

— Где сейчас этот знаменитый браслет? — поинтересовался следователь.

— У меня, конечно, — пожал плечами Артур. — И больше я его уж из рук не выпущу.

— Боюсь, что выпустить все-таки придется.

— Это еще зачем?

— Необходимо провести экспертизу. Не беспокойтесь, если браслет, так сказать, чистый, то вас вообще не в чем будет обвинять.

— Да? — иронически осведомился Артур. — И подписку о невыезде аннулируете?

— Скорее всего.

— Неплохо было бы. А то я, видите ли, певец. И очень часто езжу на гастроли…

Следователь картинно развел руками.

— Вот этот самый браслет, — достал из кармана коробочку Артур. — Век бы его не видеть! Но если он окажется, как вы говорите, чистым, то от чего же умерли все эти девушки?

— Вскрытие покажет, — отозвался следователь коронной фразой.

Артур открыл коробочку и извлек «гюрзу» на свет божий. Теперь ему больше, чем когда либо, казалось, что браслет выглядит по меньшей мере зловеще. Даже следы крови на змеиной мордочке померещились, хотя это, конечно, была уже чистой воды фантазия. Во-первых, серебряные змеи не кусаются, а во-вторых, даже живые кровью жертв не пачкаются, это не крокодилы все-таки…

— Давайте рассуждать логически, — предложил он следователю. — Если бы я натер браслет какой-нибудь пакостью, то на коже у девушек обязательно были бы следы, верно?

— Теоретически верно, — не стал спорить следователь. — Но браслет все-таки давайте сюда…

— Расписку дадите? — быстро осведомился Артур.

Несмотря на все произошедшее, окончательно расставаться с таинственным браслетом ему почему-то не хотелось.

— Обязательно, так положено.

— Ладно. Только вот еще что…

Следователь молча ждал продолжения фразы.

— На запястье я эту штуковину надеть, конечно, не могу, слишком она маленькая, на женскую руку рассчитана. Да и прислали мне ее вроде бы для того, чтобы я сделал подарок своей избраннице… Хотя это странно.

— Что именно?

— А то, что девушка, которая эту штуку прислала, крепко на меня обижена, в письме об этом точно сказано. Допустим, со временем немного отошла, простила. Опять же — замуж вышла, баронессой заделалась. Но подарок шлет не для меня, а для совершенно неизвестной ей девушки…

— Действительно, странно, — согласился следователь. — Жаль все-таки, что вы не захватили с собой письмо. Может быть, в нем…

Договорить свою мысль следователь не успел. Артур, машинально вертя браслет в руках, примерил его. То есть не примерил, конечно, а просто надел на верхнюю часть кисти и тут же снял. Но это простое движение оказалось одним из его последних.

— Царапается, — пробормотал он. — Что-то там внутри, какая-то зазубрина, что ли… Не понимаю…

Вслед за этим он побледнел, глаза его закатились и следователь с ужасом увидел, как его — вот только что, минуту назад подозреваемый! — буквально на глазах становится еще одним потерпевшим. Просидев какое-то недолгое время неподвижным, Артур упал головой на стол и больше не шевелился.

— Врача! — завопил следователь, вскакивая и отшвыривая стул. — Врача немедленно!

Немедленно, конечно, не получилось. Приехавшая через полчаса «скорая» смогла лишь констатировать все ту же внезапную остановку сердца и, как следствие, летальный исход.

Близких родственников в Москве (впрочем, и за ее пределами тоже) у Артура не было. Волей неволей пришлось звонить все тому же Валентину Антоновичу, который оказался единственным человеком, принимавшим участие в молодом певце. Хотя очередная трагедия случилась на рассвете, Валентин Антонович примчался к месту происшествия чуть ли не через полчаса, причем было похоже, что он вообще не ложился спать в эту ночь.

— Как это могло произойти? — осведомился Валентин Антонович у следователя, тяжело опускаясь в кресло, ближе всего расположенного к дивану, на который положили тело Артура.

— Браслет, — коротко ответил следователь.

— Не понял, — еще больше нахмурился Валентин Антонович.

— Браслет оказался смертельно опасной игрушкой. Эксперты позднее определят, в чем именно его секрет. Но эта штука точно убивает на месте.

— Мне он сказал, что браслет оставила его… гм… подружка.

— Когда он вам это сказал? — живо заинтересовался следователь.

— Сегодня утром. Я приезжал поздравить его с днем рождения.

— Он был один?

— Один. В нормальном расположении духа, если вам интересно. И ничего мне про браслет не рассказывал, я сам заметил эту безделушку на столе. Тогда он и сказал, что подружка, мол, забыла, а сама уже уехала домой. Я и забыл про это. А оно — вон как обернулось. Теперь как найдешь эту девицу? Я даже имя ее не спросил…

— А мне Артур Владимирович сказал совсем другое.

Следователь вкратце пересказал Валентину Антоновичу услышанную историю. Тот изумленно поднял брови:

— Впервые слышу о каком-то письме. Утром Артур ни о чем подобном даже и не заикнулся. Впрочем, это легко проверить. Нужно просто поехать к нему на квартиру.

— Не так уж и просто. Я должен получить санкцию…

— Не морочьте себе голову. У меня есть ключи.

— Но установленный порядок…

— При необходимости я все улажу с вашим начальством. Валите все на меня, я отвечаю. Нужно разобраться с этой чертовщиной как можно быстрее. Артур ведь мне почти как сын… был. И квартиру ему я купил.

— А кто наследует?..

— Я и наследую, — исподлобья поглядел на следователя Валентин Антонович. — Если, конечно, Артур не изменил завещания, что, скажем так, маловероятно. Так что я кровно заинтересован в быстрейшем распутывании этого дела, ведь получается, что смерть Артура мне как бы выгодна…

— Как бы? А на самом деле?

— Я много вложил в него и ждал большой отдачи, — просто сказал Валентин Антонович. — Квартира на этом фоне такая мелочь, что о ней и говорить не стоит. Фактически я потерял миллионы…

— Поехали, — не без колебаний согласился следователь. — Но вы мне обещали…

— Я своему слову хозяин, — надменно обронил Валентин Антонович.

Браслет передали коллеге-следователю — для тщательной экспертизы. Увезли в соответствующий морг тела Майи, Галины и Артура. Гостей же незадавшегося праздника распустили, наконец, по домам, взяв на всякий случай все ту же подписку о невыезде, хотя это была уже чистая формальность.

Письмо в квартире Артура отыскалось — не сразу и даже не очень быстро, но все-таки отыскалось. Молодой певец оставил его почему-то на прикроватной тумбочке, а сверху положил несколько компакт-дисков. Валентина Антоновича, впрочем, все это не слишком удивило: его питомец особой аккуратностью никогда не отличался.

— Н-да… — сказал следователь, ознакомившись с письмом. — Особой ясности это в дело не вносит. Хорошо хоть утреннюю подружку не нужно искать — она тут явно не при чем.

В этот момент у него зазвонил мобильный телефон.

— Слушаю… Да, я веду… Пока никак… Не понял? Ах, вот оно что… Теперь ясно. Сделаем все возможное… Да-да, конечно, и невозможное тоже сделаем, кое-какие зацепочки все-таки имеются… Нет, певец ни при чем, он тоже погиб… Вот именно… Постараемся найти и привлечь к строгой ответственности… Слушаюсь.

Он дал отбой и вытер пот со лба, хотя в комнате было не жарко.

— Начальство? — сочувственно спросил Валентин Антонович, кивая на телефон.

— Если бы! У второй погибшей, не актрисы, обнаружился покровитель… Теперь все бросай и ищи убийцу.

— Серьезный покровитель? — осведомился Валентин Антонович.

Следователь только махнул рукой и сделал более чем выразительное лицо…

— Значит, придется искать, — констатировал Валентин Антонович.

— Для начала неплохо было бы конверт от письма найти, — безнадежно отозвался следователь. — А потом электронную почту проверить, может, там что-нибудь сыщется… Но вообще-то легко сказать — четыре трупа в один день!

— Дело для следователя по особо важным, — негромко заметил Валентин Антонович.

— Думаете? — оживился следователь. — А ведь точно!

Проверка электронной почты Артура ничего мало-мальски интересного не дала. А конверт от письма благополучно обнаружился в мусорном ведре. Правда, на нем не было обратного адреса, и штамп об отправлении был сугубо московский. Так что искать таинственную дарительницу смертоносного сувенира следовало, основываясь исключительно на содержании письма.

Если, конечно, дарительница сообщила о себе правду или хотя бы какую-то ее часть. Фамилия фон

Хёнинген, да еще с баронским титулом, не так уж часто встречается.

* * *

Вскрытие подтвердило диагноз: обширный инфаркт. Но… не выявило никаких следов яда, во всяком случае, такого, который был бы известен медикам. Оставалось только гадать, от чего этот самый инфаркт мог поразить молодых и здоровых людей, которых объединяло одно: загадочный браслет. Все потерпевшие скончались почти мгновенно после того, как его снимали.

Эксперты с предельной осторожностью обследовали опасную безделушку. И обнаружили в маленькой головке гюрзы крохотный резервуар с ядом неизвестного, скорее всего, растительного, происхождения. Наполнить резервуар можно было через один из глазков-бирюзинок. А на внутренней поверхности браслета было найдено маленькое хитрое устройство: острие, которое наносило царапину, когда кто-то пытался снять браслет.

Действительно, женщина, надевшая эту фамильную безделушку, не могла ни изменить, ни уйти. Она могла только умереть!

Правда, существовала маленькая хитрость, которую тоже, хотя и не сразу, обнаружили эксперты: если перед тем, как снимать браслет, нажать на глаз змеи, опасное острие убиралось внутрь браслета и снова выдвигалось при вторичном нажатии. Но эти подробности если кому и были известны, то только непосредственным хозяевам безделушки. Посвященные в тайну «гюрзы с бирюзой» дамы могли снимать и надевать браслет совершенно спокойно, их жизни ничего не угрожало. А вот непосвященные…

Однако не только «экзотичность» дела заставила лучших специалистов Петровки попытаться раскрутить его до мельчайших деталек, хотя это, безусловно, сыграло не последнюю роль. Впечатляло количество жертв за неполные сутки — пять человек, причем четыре были молодыми и красивыми девушками.

Большое значение имело и то, что погибли достаточно известная телезвезда и не менее известный певец. Тиражи «желтых газет», вцепившихся в эту тему, мгновенно взлетели до небес, а Интернет был просто забит всевозможными мнениями и комментариями к ним. Но и это было еще не все.

Четвертая по счету жертва «гюрзы» оказалась подругой и усладой жизни одного высокопоставленного деятеля, имя которого и поминать всуе было страшно. Хотя бы потому, что официально он не имел и не мог иметь отношения к пострадавшей, ибо считался примерным семьянином, человеком высоконравственным и чуть ли даже не подвижником. Так что тайна становилась просто по-настоящему страшной… для тех, кто хотел бы ее раскрыть.

Высокопоставленный и высоконравственный деятель негласно повелел немедленно найти виновника, придать его вину гласности и примерно покарать, дабы другим было неповадно, во-первых, и для демонстрации высокого профессионализма следственных органов, во-вторых. Подключили даже Интерпол — и… нашли, но не виновника, а косвенную пособницу преступления.

Александра фон Хёнинген действительно существовала и действительно год тому назад сочеталась браком со своим дальним родственником в Германии. Восстановив титул и имя, они ждали теперь возвращения родового поместья, когда-то конфискованного социалистическим режимом. В этой части письмо было абсолютно правдивым.

Но дело осложняло то, что Александра покинула Россию задолго до трагедии и имела в этом плане железное алиби. Никого убить она не могла просто чисто технически. И связей с родиной не поддерживала, во всяком случае, следствию их выявить не удалось. Но ведь кто-то опустил злополучное письмо в почтовый ящик именно в России!

По настоятельной просьбе следствия баронесса фон Хёнинген ненадолго приехала в Россию. Опознать семейную реликвию — если, конечно, браслет именно ею и окажется, совпадения бывают самые невероятные. И — вернуть эту реликвию себе, если это будет возможным.

Первоначально следователи ни о каком возвращении браслета законной владелице и слышать не хотели: слишком многих людей погубила эта невинная, казалось бы, игрушка. К тому же Александра на первом же допросе окончательно запутала следователей, хотя отвечала на вопросы с предельной, казалось бы, искренностью и откровенностью.

К Артуру, по ее словам, она никогда близко не подходила, даже о его творчестве имела весьма смутное представление. Естественно, никакого письма она ему не писала и никаких подарков не делала. Делать почерковедческую экспертизу письма было занятием по меньшей мере бессмысленным: оно было распечатано на стандартном принтере, а в квартире Александры Интерпол подобной техники вообще не обнаружил.

«Гюрзу» баронесса фон Хёнинген, тем не менее, опознала мгновенно и решительно:

— Да, это мой браслет. Несколько лет тому назад у меня, мягко говоря, «позаимствовали» некоторые вещицы, в том числе и его. Я не заявила в милицию, поскольку знала, кто это сделал, и не хотела лишней огласки.

— Но сейчас-то вы можете назвать его имя?

— Это был мой тогда очень близкий друг, — уклончиво ответила Александра. — Семейное предание о браслете он, конечно, знал. Знал и то, что моя прабабка-итальянка, урожденная Медичи, оснастила, вернее, велела оснастить, фамильную реликвию этой «милой добавкой» — капсулкой с ядом, Медичи в этом деле всегда были непревзойденными специалистами.

— Значит, письма вы не писали и ничего господину Сонину не посылали?

— Сонин? Кто это?

— Артур Владимирович Сонин — последняя жертва этой вашей «семейной реликвии».

— А его настоящая фамилия Сонин? Вот не знала. Впрочем, я и псевдоним-то его смутно помню. Говорю же: знакомы мы не были, никогда не общались и я понятия не имею, для чего понадобилась вся эта нелепая мистификация с письмом от моего имени и почему браслет прислали именно Артуру.

— Так вы можете назвать имя того человека, который, по вашему выражению, «позаимствовал» браслет?

— А зачем? Столько времени ушло… И я его простила давно…

— Это, конечно, очень великодушно с вашей стороны, госпожа баронесса, но пять смертельных случаев… Кто-то ведь прислал этот браслет господину Сонину, правда?

— А вы можете гарантировать, что в обмен на имя я получу браслет обратно?

— Пока не могу, — покачал головой следователь. — Вот когда раскроем это дело, тогда… Так что вы сами заинтересованы в скорейшем завершении расследования. Или я должен напомнить вам об ответственности за утаивание от следствия важных сведений?

— Да пожалуйста, если вы так настаиваете. Это — Сергей.

— Какой Сергей? Фамилия у него есть?

— Понятия не имею, — пожала плечами Александра. — Он довольно известный поп-певец, выступает просто под именем Сергей. Какое-то время мы с ним были близки, потом разошлись. Ну, знаете, как это в жизни бывает…

— Разошлись потому, что он вас обокрал?

— О нет, просто — расстались. Пропажу я обнаружила несколько месяцев спустя.

— И ничего не предприняли?

— Почему же? Позвонила Сергею, сказала ему все открытым текстом. Но он страшно возмутился, все абсолютно отрицал, посоветовал заявить в милицию.

— Почему же вы не заявили?

— Так ведь больше полугода прошло. А признаваться в том, что много лет хранила в доме сильный яд, мне как-то не хотелось. Попереживала, даже всплакнула пару раз — от досады. А потом — махнула рукой. Знаете, Конфуций еще говорил, что лучше все потерять, чем сожалеть об утраченном.

— Не знаю, — буркнул следователь. — А кроме этого самого Сергея, вы никого больше не подозревали?

Александра покачала головой:

— А больше и некого было. Я — порядочная девушка, встречалась только с Сергеем, а посторонних в дом никогда не пускала.

— А если это было обычное ограбление? Вскрыли квартиру…

— Ничего из того, что лежало на виду, не пропало. Деньги, колечки, цепочки, довольно дорогой сервиз, видеоаппаратура… Я же говорю, что заметила пропажу спустя почти полгода, когда зачем-то полезла в секретер, где была шкатулка со всякими старыми безделушками.

— Значит, с господином Сонином лично вы знакомы не были? — уточнил на всякий случай следователь. — Никакого письма ему не писали, никаких подарков не посылали?

— Повторяю: нет, нет и нет. В письме правда только о браслете и о моем замужестве. Все остальное — чистой воды фантазия. Написано, что я, якобы, не могу иметь детей. Глупости! Могу и буду иметь, мы с мужем решили, что я буду рожать столько, сколько Бог даст. Ну, и вся история моего знакомства с Артуром — абсолютная выдумка. Дешевый плагиат из какого-нибудь дамского романа.

Баронессу фон Хёнинген пришлось отпустить с приличествующими случаю извинениями. Теперь предстояло найти Сергея, что, впрочем, особых трудностей не представляло: он, как и покойный Артур, был довольно известным рок-певцом, только чуть менее известный и популярный.

Явившийся на допрос Сергей, фамилия которого оказалась простой и незамысловатой — Иванов, дал показания, прямо противоположные тем, которые были получены от Александры фон Хёнинген.

— Я? Обворовал? Да врет эта кукла, как всегда врала. Потому мы и разошлись, что она никогда правду сказать не могла, все время что-то придумывала, каждый раз новое.

— А как же у вас оказался браслет?

— Очень просто. Шура мне сама его подарила.

— Зачем? Браслет-то женский…

— Откуда я знаю, зачем. Пришла ей в голову такая вот фантазия: мол, встретишь когда-нибудь девушку или женщину своей мечты, подаришь ей этот браслет, и никогда она тебя не оставит…

— Что-что? — встрепенулся следователь. — Повторите, пожалуйста.

Сергей не без удивления повторил фразу почти дословно.

— Это вы писали? — осведомился следователь, кладя перед ним копию полученного Артуром письма.

Сергей с некоторым усилием прочитал текст и присвистнул:

— Ни фига себе история!

— Так это вы писали или нет?

— Я, знаете, и читать-то не очень люблю, а писать, да еще так складно… Не-е, это Шуркина работа, очень на нее похоже.

— Шуркина? — не понял следователь.

— Ну, Александры, фон баронессы нашей. Точно, она писала: немного правды, а все остальное — вранье.

— Что именно?

— Ну, с Артуром она была не просто знакома, а очень близко знакома, то есть какое-то время считалась даже его «постоянной подругой». С месяц, что ли. Ночевала у него неоднократно и все такое прочее. Господи, да свидетелей же полным-полно, подтвердят.

— А покойный господин Сонин говорил, что не может вспомнить автора письма…

— А как можно вспомнить то, чего не было? В письме же сказано, что он ее на одну-единственную ночь подобрал. Таких у Артура было — со счету собьешься, только Шура-то проходила, так сказать, по другому списку.

— Вы уверены?

— Еще бы я не был уверен! Я их сам познакомил. Если честно, просто подсунул Артуру эту истеричку, мне она уже изрядно надоела своими сценами и кривлянием.

— Позвольте, но в письме утверждается, что он был у нее первым…

— Ага! — иронически хмыкнул Сергей. — Нашлась тоже мне невинность. И я у нее был не первым, если уж на то пошло. Теперь вот придумала, что я ее обворовал.

— Ну, допустим, браслет она вам действительно подарила. А как же он попал к господину Сонину? Вы послали?

— И не думал! Я его вообще потерял. А может быть, украли. У меня дома компании собираются большие, веселые. Мало ли кому змейка могла приглянуться.

— Вы же знали, что браслет опасен…

— Откуда? Я его не примерял, знакомым девушкам дарить не собирался. Полежала змейка у меня какое-то время на полке за стеклом, а потом — фьюить, исчезла. Я и хватился-то не сразу.

Следствие в очередной раз зашло в тупик. На коробочке из-под браслета, кроме отпечатков пальцев самого Артура, были еще какие-то, но они не принадлежали ни Александре фон Хёнинген, ни Сергею. И подложить «подарочек» Артуру Сергей физически не мог: неделю был на гастролях в другом городе, а потом еще несколько дней беспробудно пил на даче у добрых знакомых, где его и отыскали следственные органы.

Как говорится, железное алиби. Как и у Александры. Но кто-то ведь послал письмо и подложил в карман Артуру браслет. Кому это было нужно, кому, может быть, выгодно затевать такую изощренную интригу с непредсказуемым исходом?

Конкуренция? Была и такая версия. Но убрать соперника таким экстравагантным способом мог только человек, во-первых, вращающийся в кругах шоу-бизнеса, а во-вторых, каким-то образом получивший и браслет, и «инструкцию» к нему. А это возвращало следствие к баронессе фон Хёнинген, которую вознамерились было допросить еще раз.

Но баронесса наотрез отказалась давать еще какие-либо официальные показания, порочащие бывшего друга сердца. По-видимому, сначала дама была слишком сильно поражена известием о трагической гибели своей первой любви и сказала лишнее.

Поэтому она прислала официально заверенное заявление, в котором начисто отрекалась от первоначальных показаний: дескать, призналась под давлением, возвела на человека напраслину. Никакого старинного браслета она отродясь не имела, тем более смертельно опасного, никаких предков-итальянцев у нее не было. И письма она никакого не писала, зачем ей писать письма незнакомому человеку?

Так что заявление полностью противоречило протоколу допроса, а так как свидетельница стала подданной другого государства, где постоянно теперь и проживала, то дальнейшие ее допросы представляли серьезные трудности. Германия — не Россия, туда просто так повестку от следователя не отправишь, а лишние финансовые расходы никому не нужны.

Вместо эпилога

Дело «Гюрза с бирюзой» так и лежит у следователя по особо важным делам. Пять трупов, двое подозреваемых и никаких положительных сдвигов. Браслет также находится в сейфе, и сотрудники с Петровки пуще всего опасаются, что милая безделушка вдруг исчезнет. Такие «вдруг» теперь происходят все чаще и чаще. Не приведи Бог…

Естественно, эстрадная карьера Сергея закончились. Даже хлопоты его, казалось бы, всесильного покровителя ни к чему не привели. Неважно, что певец невиновен, важно, что он оказался замешан в очень неприятном скандале. А это, по мнению некоторых влиятельных и авторитетных деятелей, никоим образом не должно было сойти ему с рук.

Но свято место пусто не бывает: на эстрадном небосклоне все увереннее светит новая звезда. По странному совпадению, певец носит ту самую фамилию, которая значилась в паспорте баронессы фон Хёнинген, когда та была еще незамужней и российской подданной. Певец, кстати, не без таланта, а спонсорскую поддержку получает из Германии. И, если хорошенько вдуматься, ничего странного в этом нет.

Кровь, знаете ли, великая сила. Тем более что сразу два места на эстраде оказались вакантными и не занять одно из них было бы совершенно непростительной ошибкой.

Если и есть что-то странное в биографии молодого певца, так это его скоропалительная женитьба на Диане — дочери когда-то опекавшего Артура бизнесмена. Впрочем, и это вполне объяснимо: бизнесмен увлекается эстрадой и способен оказать зятю серьезную и действенную помощь. Хотя… возможно, это просто любовь, а браки, как известно, совершаются на небесах.

Нынче все увлекаются стариной, раскапывают «белые кости», ищут «голубую кровь». А за громкой родословной порою тянутся тайны. Медичи, Борджиа, фон Левенвольде — любая «семейная реликвия» из наследства этих фамилий может скрывать смертельную угрозу. Ведь о ее истинном предназначении ничего не известно.

А уж шоу-бизнес — и вовсе «зона повышенного риска», это вам кто угодно подтвердит.

Примечания

1

из сборника «Гюрза с бирюзой»


home | Гюрза с бирюзой | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу