Book: Чёрный Ящик, 9/11



Чёрный Ящик, 9/11

Чёрный Ящик, 9/11

Пьеса в трёх актах

Действие пьесы происходит в лифте гипотетического небоскрёба в Нью-Йорке 9 ноября, то есть 9/11.

Вариант первый — для классической театральной сцены с одной плоскостью восприятия. В этом случае на сцене изображена лифтовая кабина, наблюдаемая зрителями сзади, со снятой стенкой. Некоторые будущие персонажи стоят к нам спиною.

Вариант второй — для сцены, расположенной среди зрителей (как в московском театре «Сфера»). Тогда лифт стеклянный, прозрачный, все, находящиеся в нём, видны, но некоторые персонажи «завязывают шнурки» или прячут свои лица до поры ещё каким-либо образом.

В открытую дверь на разных этажах (5–6 остановок — чтобы зритель запутался, кого он видит и кто останется в конце концов в лифте) забегают и выбегают куда-то спешащие люди — статисты и будущие персонажи пьесы. Кто-то может перекинуться парой реплик с нашими будущими героями — намёки на будущее развитие пьесы. Сначала лифт идёт вверх, потом вниз. Потом опять вверх, и тут…

На сцене — табло (большой плазменный экран); на нём отсчитываются этажи и там видно, как лифт пошёл вниз, к подвалу, в подземный гараж, а потом опять пошёл вверх.

Вдруг раздаётся грохот, звучат испуганные крики. В этот момент в театральном зале меркнет свет и начинается основное действие. В идеале кресла в зале, должны качаться Зритель должен испугаться! Действие происходит в полной темноте. Исключение, возможно, составляет лишь упомянутый плазменный экран. На него могут проецироваться те или иные образы и слова по ходу пьесы. На нём перед началом и в конце спектакля должно появиться (и продублироваться голосом) какое-то изречение о человеке и темноте. Автор отдаёт его поиск на волю режиссёра!

Пьеса — трагикомедия. «Чёрный ящик» — это и застрявший где-то в подвале по неизвестной пока причине тёмный лифт, и спрятанные в нём чувства, страдания, мысли пассажиров. Наконец, это ящик Пандоры, так как мы не знаем, кто в этом лифте и что они готовят себе и друг другу.

Большинство пассажиров — случайные попутчики. А именно:

1) Молодая, хорошо одетая инвестиционная банкирша. Имя — Джулия. Ей лет двадцать пять, она только что закончила Гарвард. Её зритель должен запомнить, а потому внешние данные — соответствующие.

2) Разносчик пиццы по имени Энтони, который в какой-то момент решает в темноте притвориться успешным и прекрасно одетым миллионером-финансистом. У него великолепный мужской голос. Он давно и безнадёжно влюблён в Джулию. Но внешне он никак не должен запоминаться.

3) Марк — типичный нью-йоркский юрист (агрессивный, наглый, без комплексов). Причём совсем необязательно, чтобы он таковым выглядел. Он должен таковым звучать!

4) Российский дипломат по имени «Товарищ Прохор». На самом деле он третьеразрядный шпион, его прикрытие — чиновник ООН. Не очень грамотный, не очень культурный, не очень умный. Абсолютно не запоминающийся (как и все шпионы).

5) Агент ФБР по имени «Скажем так, Джон». Этот должен быть здоровым и действительно похожим на полицейского. Голос — рокочущий чиновничий баритон. Из тех, что может убедительно и рассудительно произносить полную ахинею.

6) Араб-уборщик по имени Али. Очень восточной внешности.

7) Секретарша по имени Салли. Салли тоже должна запоминаться. Но в отличие от Джулии, несмотря на несомненную привлекательность, в её облике гораздо меньше элегантности. Скажем, слишком светлая искусственная блондинка, слишком глубокое декольте и слишком короткая юбка.

8) Статист первый — сытого вида молодой человек, одетый в дорогой костюм и похожий на финансиста.

9) Статист второй, отличающийся от первого лишь цветом костюма.

10) Пожарник первый — его не видно, а потому лишь его голос должен быть афро-американским.

11) Пожарник второй — его тоже не видно; голос обыкновенный, без ярко выраженного акцента — иммигрант во втором поколении.

Три акта без перерыва. Иначе потеряется эффект нахождения в темноте.

Для удобства зрителей можно сделать светящиеся таблички с именами персонажей. Они зажигаются, когда говорит тот или иной из них. Или, альтернативно, их имена появляются на плазменной панели.

Скорее всего, с учетом невозможности видеть самих персонажей «живьём», «Чёрный Ящик» может оказаться удобным для радиопостановок.

Акт первый

Декорация — кабина лифта. В открытую дверь на разных этажах (5–6 остановок — чтобы зритель запутался, кого он видит и кто останется в конце концов в лифте) забегают и выбегают куда-то спешащие люди — статисты и будущие персонажи пьесы.

Статист первый. Джулия, привет! Прекрасно выглядишь! Джулия. Спасибо на добром слове!

Статист второй (выходя из лифта). А ведь вчера она ушла в одиннадцать вечера! Молодец!

Салли (с некоторой неприязнью). Везёт же некоторым! Сходила в душ — и как свежая клубника!

Джулия (со смехом). Салли, милая, а я иногда и в душ не хожу — всё равно все самые лучшие мужики в нашем банке уже женаты!

Статист первый (шутит, выходя из лифта). Злюка! А как же мы — молодые и холостые?!

Джулия. С вас хватит и радости созерцания!

На сцене — табло (большой плазменный экран); на нём отсчитываются этажи, и там видно, как лифт пошёл вниз, к подвалу, в подземный гараж.

Джулия. Чёрт! Мы пропустили первый этаж!

Салли. Куда направляешься, Джулия?

Джулия. Покупать подарок твоему шефу! На день рождения! Поручение отдела! А что купила ты?

Салли (замявшись и непроизвольно пытаясь спрятать свёрток в руках). Пресс-папье! Из египетского нефрита!

Джулия (с уважением). О-о! Похоже, тогда придётся поискать нефритовую рамку для фото семьи! У него много детей, Салли?

Салли (сквозь зубы — так, что всем в зрительном зале становится понятно, что она любовница шефа). Трое!

Джулия (смутившись и пытаясь разрядить ситуацию). М-м… Откуда-то пахнет пиццей!

Вдруг раздаётся грохот, звучат испуганные крики. В этот момент в театральном зале меркнет свет и начинается основное действие. В идеале кресла в зале должны качаться. Зритель должен испугаться! Далее действие происходит в полной темноте. Исключение, возможно, составляет лишь упомянутый плазменный экран с тёмным фоном. После длительной паузы:

Энтони. Леди и джентельмены, пожалуйста, без паники!

Салли (которая кричала громче всех, а потому не очень вежливо). А вы-то кто такой? Архангел Гавриил? Мне все грехи докладывать? Или вы их и так знаете?

Юрист Марк. Милочка, не надо быть архангелом, чтобы понять суть ваших отношений с…

Джулия (прерывая говорливого Марка, чтобы тот не озвучил догадку о романе с шефом). Что всё-таки произошло?

Энтони. Судя по шуму, основные конструктивные элементы нашего небоскрёба претерпели… гм… изменения!

Джон. Этот джентльмен пытается сказать, что чёртово здание развалилось, а мы уцелели! Скорее всего благодаря тому, что не успели подняться из подвала!

Салли (в панике). Что значит — развалилось? Как оно могло развалиться? Вы что городите?! Ведь я опаздываю на…

Джулия (резко). Салли, замолчи, ради бога! Только твоих воплей нам и не хватало!

Марк (пытаясь с шумом что-то сделать). Проклятые двери заблокированы!

Энтони. Мне кажется… гм… что город мог подвергнуться бомбардировке!

Марк. Какой ещё бомбардировке? Да после 11 сентября до Нью-Йорка не доберётся даже… Боже мой! (тоном догадавшегося человека) Вы думаете, что…

Энтони. Да, да! Вполне возможно, что бомбардировка оказалась атомной!

Салли. Ядерная война? Да вы с ума посходили! Наверное, просто пропал свет! Или поломался лифт! Или… Или…

Джон (сухим тоном бюрократа). Или здание подверглось террористической атаке!

Пауза

Джулия. А вы, собственно говоря, кто будете?

Джон. Меня зовут, скажем так, Джон! Я работаю в Федеральном Бюро Расследований!

Марк протяжно свистит, изображая удивление.

Джон. И вы правы, милочка! Раз уж мы оказались в этой кабине, то надо, по крайней мере, знать, кто находится рядом с тобой!

Энтони. Давайте начнём с меня! Меня зовут Энтони!

Джулия (прерывая его). Постойте! Не говорите! Дайте я угадаю!

Салли. А чего тут угадывать! По голосу всё понятно!

Джулия. Вы финансист? Правильно?

Энтони (после некоторой паузы). Да, я работаю на… двадцать пятом этаже!

Джулия. В инвестиционном банке? Дональдсон энд Дональдсон? У меня там подруга! Она аналитик! Постойте… А вы случайно не Энтони Голденуотер? Один из управляющих партнёров и совладельцев?

Энтони (поколебавшись). Да, это я!

Джулия. Вы мой герой, мистер Голденуотер!

Энтони. Пожалуйста, просто Энтони!

Джулия. В каких-то сорок лет достигнуть такого положения! И не где-нибудь, а на Уолл-стрит! В Гарварде вы были примером для всех студентов бизнес-школы!

Салли. А я вас знаю — вы приходили на встречу с моим шефом! Только тогда я и не разобрала, что у вас такой прекрасный голос!

Марк. С таким надо идти на сцену!

Салли. Или, на худой конец, в политику!

Энтони. Весьма, весьма польщён! Поверьте, никогда в жизни не удостаивался стольких комплиментов от женщин!

Джулия. Не скромничайте! Но позвольте представиться и мне! Меня зовут Джулия, год назад я закончила Гарвард и стала старшим аналитиком у ваших соседей на…

Энтони …27-м этаже!

Джулия (не веря, после паузы). Вы знаете, на каком этаже я работаю? Но откуда? Вам выходить из лифта раньше, на 25-м! Да и я не припоминаю, чтобы когда-либо попадала с вами…

Энтони. Я… я видел вас на… конференции! По… деривативам! Помните, она проходила здесь же, в нашем рухнувшем небоскрёбе, в сентябре этого года!

Салли. Точно, я тоже вас там видела! На вечернем приёме! (Ревниво) Меня вы там не разглядели!

Джулия (с раздражением). Салли, милочка, тебя-то там всё равно интересовали отнюдь не производные финансовые инструменты…

Марк (с нажимом). А меня зовут Марк! Марк Рубинштейн! И я тоже партнёр-основатель! В весьма уважаемой юридической фирме!

Джулия (с иронией). Рубинштейн и Рубинштейн?

Что-то бормочет араб-уборщик. (На плазменной панели идёт перевод: «Родители говорили: „Али, будь скромен!“ Они советовали: „Али, не греши!“ А Али ходил вечером в бар и пил пиво!»)

Марк. Похоже, этого зовут Али! Эй, парень, признавайся, ты стрелял в американских солдат?

Энтони. По-моему, это просто невежливо!

Салли. Вы тот маленький плешивый мужчина с перхотью на куртке, который стоял справа от меня? И пялился на мою грудь?

Марк. Нет, милочка, перхоти у меня быть не могло! Равно как и плеши! Ведь я абсолютно лысый! И стоял я не справа, а слева! Но в одном вы правы: я действительно пялился на ваши очаровательные изгибы!

Джули. Салли, дорогая, справедливости ради надо сказать: на твою грудь невозможно не смотреть! И не только мужчинам!

Салливызвовом). А я горжусь своей фигурой!

Джулия. И поверь, это заметно!

Энтони (тоном ментора). Леди и джентльмены, я от души надеюсь дожить до той минуты, когда смогу лично засвидетельствовать достоинства милой Салли! Но не кажется ли вам, что сейчас у нас есть иные приоритеты?

Саллиобидой). Я могу вообще замолчать!

Марк. Что вы, моя радость, вот этого как раз делать и не надо! Если хотите, я подсяду поближе и вы расскажете мне всё-всё о вашей прелестной фигурке!

Салли (с раздражением). Отстаньте, пожалуйста! Рядом со мной и так тесно! С одной стороны всё время бормочет этот араб-уборщик, у которого так противно воняет от швабры! А с другой примостилась какая-то ходячая пепельница! Джентльмен, от которого разит затушенными окурками!

Марк (с обидой). Как хотите, милочка! Если вас больше устраивает общество арабского иммигранта и… А кто он, этот ваш сосед-курильщик? Эй, мистер, отзовитесь! Послушайте, а ведь он пока не проронил ни слова!

Прохор (с сильным русским акцентом). Ай ду нот спык инглиш вери вэлл!

Энтони (с удивлением). Ну и ну! Да наш попутчик, похоже, из России!

Марк. Вот это повезло! Попасть в западню обрушившегося здания с арабом-уборщиком и русским мафиозо!

Энтони. Марк, вы мыслите стереотипами!

Джон. Господин юрист, не заставляйте меня продолжать ту же мысль в отношении вас!

Марк. А чего это вы проявляете такую политическую корректность? Эй, я вспомнил! Послушайте, «скажем так, Джон», как вы попали в наш небоскрёб? И чего, собственно говоря, делали в этом лифте?

Джон (сухо). Я не имею права делиться с вами информацией конфиденциального характера!

Энтони. Ну что вы, право, господин полицейский! Могли бы и поделиться! Перед последней, так сказать, чертой!

Марк (торжествующе). Вот именно! Расскажите, что это вы тихонечко передали господину в плохо сшитом костюме с сильным русским акцентом!

Прохор (уже более уверенно). Ай эм э дипломэт ов рашн федерейшн!

Салли. Это мы уже поняли, мистер! Между прочим, ваш английский имеет тенденцию к стремительному улучшению!

Энтони. Джон, это правда? Вы действительно что-то тайком передали русскому дипломату?

Джулия. Мне кажется, в сложившейся ситуации будет лучше поделиться с нами подробностями!

Джон (нехотя). Ну, хорошо! Пожалуй, хуже от этого уже никому не станет!

Прохор. Ноу коммент!

Марк. Да мы пока и не настаиваем на ваших комментариях, камрэд!

Джон. Так вот! Четыре месяца назад Нью-Йоркское отделение ФБР получило первую информацию о серии терактов, готовящихся Аль-Каидой в финансовом центре города. Информация поступила из-за границы, через Центральное Разведывательное Управление. К тем она, в свою очередь, попала от спецподразделения, охотившегося на Бин Ладена на границе Афганистана и Пакистана.

Марк. Чёрт возьми, звучит захватывающе!

Энтони. Марк, сделайте одолжение, не мешайте!

Джон. В ходе одной из операций группа спецназа блокировала подземное убежище террористов и использовала химическое оружие для их… гм… нейтрализации. Проникнув в пещеру, военные нашли следы поспешного уничтожения носителей информации. По счастью, кое-что… гм… нейтрализованные сжечь не успели. В числе уцелевшей документации оказались чертежи нескольких небоскрёбов на Уолл-Стрит.

Энтони. В том числе и нашего?

Джон. В том числе и этого! На некоторых чертежах имелись пометки — предположительно, как сказали эксперты-архитекторы, места возможного размещения взрывных устройств. В пещере оказались нарисованные от руки схемы радиовзрывателей. Их, по всей видимости, собирались замаскировать под обыкновенные сотовые телефоны. Получив первый сигнал о новых планах Аль-Каиды, ФБР начало охоту на возможных исполнителей. К несчастью, долгое время мы никак не могли нащупать хотя бы одну ниточку! И это было удивительно! Ведь мы прослушивали телефонные разговоры половины мусульман, проживающих в США! Компьютеры сканировали электронное общение другой половины! Мы отслеживали телекамеры банкоматов и пускали слежку за любым бородачом, снявшим более сотни долларов наличными! Были взяты под контроль все выходцы с Ближнего Востока, работающие в упомянутых башнях! И ничего! Три месяца работы с нулевым результатом! И вот, когда мы уже полностью отчаялись, до моих коллег дошло, что в одном из небоскрёбов находится консульство чрезвычайно дружественной нам мусульманской державы. Каких-нибудь две недели тотальной слежки за его сотрудниками — и мы поняли, что подготовкой терактов занимаются дипломаты! Причём из страны, которая теоретически должна быть даже более нашего заинтересована в уничтожении Аль-Каиды и предотвращении терактов в США и Европе! Это режим, который держится лишь на нефтедолларах и наших штыках!

Энтони. На которых, как известно, долго сидеть затруднительно! Возможно, в этом и разгадка — не сумев уничтожить, власти решили задобрить конкурентов-фундаменталистов!

Джон. Разумеется, мы тут же проинформировали о наших предварительных догадках непосредственное руководство! Те, в свою очередь, доложили по команде — директору ФБР…

Марк. Почему-то у меня такое предчувствие, что за этим докладом не последовали гневные ноты протеста, выдворение из страны и вызов посла в Госдепартамент!

Джон. Директор не поверил ни одному нашему слову! Или, возможно, просто побоялся заикнуться об этом президенту! Зная о многолетних связях его семьи с королевским домом нашего арабского союзника!

Джулия. Неужели Майкл Мур действительно говорил правду? Неужели Америку предаёт наше собственное руководство?!

Джон. Что вы, милочка! Наш президент, может, и туповат, но он — не предатель! Слишком сильное желание защитить старого друга может сослужить плохую услугу кому угодно!

Салли. Хорошо, ну а с камрэдом из России вы зачем встречались?

Джон (с некоторым смущением). Понимаете ли, как я уже сказал, друзья для нашего президента значат очень много!

Джулия (с иронией). Их он, наверное, научился ценить ещё в Гарварде — когда они давали ему списывать!

Джон (с раздражением). Этого я не знаю, милочка! Вы там учились — вам виднее! Так или иначе, но одним из таких друзей стал и президент России! Особенно после первой атаки на Нью-Йорк! Когда русские оказали нам беспрецедентную помощь в организации свержения афганских талибов!



Энтони. Газеты писали, что ЦРУ к тому времени полностью потеряли агентурную сеть в стране!

Джон. С той поры русские раз за разом поставляли нам чрезвычайно ценную и всегда подтверждавшуюся информацию! Мы критиковали их за сворачивание демократии и свободы прессы! За вмешательство в дела соседей! За хамство в энергетической политике! Они называли нас мировым жандармом и осуждали за вторжение в Ирак! Но на уровне сотрудничества президентов и, как ни странно, спецслужб — в отношениях США и России наступил настоящий золотой век! Причём, как мне кажется, глава американской администрации стал доверять русским шпионам даже больше, чем нашим!

Марк. Что же тут удивительного? Наш по ночам получает инструкции от Бога, русский — то ли от призрака Карла Маркса, то ли от привидения Ивана Грозного! Оба не пьют, не изменяют жёнам и обожают спорт! Мало того, у обоих — по две дочери!

Джулия. Правда, о дочерях российского президента никто ничего не знает! Я даже ни разу не видела их фото!

Энтони. Пусть Джон закончит!

Джон. Словом, я и мои товарищи пришли к, казалось бы, парадоксальному, но в то же время абсолютно логичному выводу! Мы решили передать информацию о готовящихся терактах через русских!

Длинная пауза.

Энтони. То есть американская бюрократия достигла таких высот в своём развитии, что ФБР использует русских шпионов в качестве посредников для общения с собственным президентом?!

Джон. Я хочу сказать, что иногда бывший враг гораздо полезнее старого друга!

Марк. Вы бы ещё Бога приплели! Его наш президент скорее послушает!

Джулия. Но почему русские?!

Джон. А кто ещё! Израильтянам мы перестали верить ещё в начале восьмидесятых — когда они знали и не предупредили о нападении на бараки морской пехоты в Ливане! Англичане? ЦРУ до сих пор скрипит зубами, вспоминая их досье по оружию массового поражения, которое якобы имелось у Ирака перед вторым вторжением!

Ещё одна пауза. В этот момент кто-то закуривает сигарету. Раздаётся возмущённый ропот.

Джулия. Кто это? Вы что, с ума сошли?!

Марк. По-моему, это — русский! Эй, камрэд, при иных обстоятельствах я бы и сам попросил у вас сигарету! Но тут-то и так дышать нечем!

Энтони. Послушайте, как вас зовут?

Прохор (уже без всякого акцента). Прохор! Меня зовут Прохор! И не камрэд я, а мистер! Мистер Прохор!

Энтони. Камрэд Прохор! Немедленно затушите сигарету! Вы же не в штаб-квартире ООН! У нас здесь и так почти нет воздуха! Зачем его травить?

Прохор (сделав ещё три быстрых затяжки). Господа, вы пытаетесь защищать права человека во всём мире, а со своими курильщиками ведёте себя как фашисты!

Марк. Камрэд, это вас в дипломатической академии такому учат — курить в закрытом помещении, не интересуясь мнением окружающих?

Прохор (обиженно). Я мистер, а не камрэд!

Энтони. Дорогой мой, боюсь, что у вас, как и у вашей страны, кризис самосознания! Вы ведь считаете себя «мистерами» и «месье», а остались всё теми же «товарищами»!

Марк. Как и при Советском — мать его — Союзе!

Прохор. А что, у моего бывшего шефа была такая же принципиальная позиция! Когда Генеральный Секретарь ООН попробовал запретить курение в здании штаб-квартиры, он всем объяснил, что русский человек может и будет курить где и когда захочет!

Энтони. Не сочтите за грубость, но, по-моему, это принципиальный постулат политики не только СССР, но и современной России!

Прохор (защищающимся тоном). Что вы имеете в виду?

Джулия. Ваша страна находит какое-то извращённое удовольствие в том, чтобы отличаться от всех приличных наций! Будь то защита авторитарных режимов, грубое давление на соседей или курение в общественных местах!

Прохор. Да, у России свой путь! По крайней мере, мы не лицемерим, как некоторые! Мол, давайте бомбить Иран — они вот-вот сделают бомбу! Но никто даже не заикнётся о том, чтобы бомбить Израиль — у которого бомба давно есть! Или, может, у ваших шейхов в Персидском заливе больше демократии, чем в Белоруссии? Да, я курю! Но, по крайней мере, я не хожу в Макдональдс!

Неожиданно араб-уборщик начинает молиться.

Марк (с издёвкой). Должно быть, докладывает Аллаху, что один еврей всё же выжил!

Энтони. Оставьте парня в покое! Возможно, он молится за нас!

Марк. Между прочим, камрэд Прохор, вы тут прошлись в отношении Израиля и его ядерного потенциала! Но ведь никому даже в голову не приходит ожидать терактов со стороны еврейского государства!

Прохор. Это вы его соседей спросите!

Джулия. Положим, скоро и соседи России будут относиться к ней с такой же «любовью»!

Салли. Хватит! Меня уже тошнит от вашей политики! Какая мне, к чёрту, разница, что наш президент — идиот, а у русского нет чувства юмора! Чем это поможет нам в этом вонючем гробу?! (Срывается на визг.) И потушите вашу чёртову сигарету!!!

Джон. Коллега, я бы на вашем месте всё же прислушался к мнению окружающих! Поверьте, я бы и сам закурил, но общественное мнение против!

Джулия. Вы послушайте, как «скажем так, Джон» уговаривает камрэда Прохора! Прямо как наш госдепартамент их президента! Когда тот уже всё равно «выкурил» очередную «сигарету» на мировой арене!

Энтони. Действительно! Мы, мол, вас прекрасно понимаем, когда вы ведёте себя в Чечне, как вермахт в Польше! Мы и сами бы то же самое делали в Ираке! Но это проклятое общественное мнение! И эта чёртова свободная пресса!

Джондосадой). Господа, давайте сменим тему! Подскажите-ка мне лучше, работают ли ваши сотовые телефоны?

Все проверяют телефоны. На сцене один за другим появляются и одним за другим гаснут дисплеи мобильных телефонов.

Марк. Нет!

Джулия. Мой ничего не показывает!

Салли. Сети не обнаружено!

Энтони. Наверное, мы слишком глубоко под обломками!

Джон. Что ж, и у нас с… мистером Прохором ничего нет!

Джули я (с издёвкой). Мистер?

Джон (с раздражением). Оставьте меня в покое!

Энтони. Давайте попробуем открыть двери и верхний люк! Салли. Точно! Молодец, Энтони! Мы и не подумали об этом!

Слышатся пыхтение и возня, приглушённое мужское чертыхание.

Джон. Нет, ничего не получается!

Марк. Чёрт, по-моему, я сломал ноготь!

Энтони. Господа, а у нас получилось немного раздвинуть двери! Джон. Правда! Подождите! По-моему, в щель немного дует! Джулия. Слава богу! По крайней мере, мы не задохнёмся!

Марк. И не лопнем! Эй, а кто это здесь? Вы, камрэд?

Слышен журчащий звук мочеиспускания.

Прохор (с облегчением). Что естественно, то не безобразно! Джулия. Как сказать! Хорошо, что ничего не видно!

Энтони. Господа, на этой мажорной ноте предлагаю лечь и немного передохнуть!

Джон. Хорошая мысль, господин банкир! Силы нам ещё пригодятся!

Акт второй

Музыкальная пауза между актами. Играет мелодия, призванная обеспечить переход от первого акта (который условно «о политике») ко второму (который условно «о любви»). Возможен и соответствующий видеоряд на плазменной панели. Когда закончилась музыка, следует некоторая пауза. После неё слышатся разноголосые сопения, посапывания и храп. Храп на время заглушает все остальные звуки.

Джулия (ворочаясь и с возмущением). Да что это такое! Прямо как трактор!

Энтони. По-моему, это «скажем так, Джон»!

Джулия. Вы тоже не можете уснуть? Немудрено! Ощущение такое, что от вибрации рассыпаются кости!

Энтони. Можно сказать повезло, что наш небоскрёб уже обрушился! Давайте я попробую повернуть его на бок…

Храм смолкает. Слышится тонкое щенячье повизгивание. Джулия и Энтони приглушённо смеются. Потом пауза. Полная тишина.

Энтони. Странное ощущение, не правда ли? Находиться в полной темноте с чужими людьми!

Джулия. Вы совершенно правы! В обычной жизни такое почти не происходит! Разве что в метро!

Энтони. Точно! Когда иногда пропадает свет в вагоне!

Джулия. А поезд продолжает нестись сквозь мрак! И ты пытаешься вспомнить, кто находится рядом с тобою! Одновременно страшное и странным образом возбуждающее ощущение!

Энтони. Однажды мне в таком состоянии показалось, что я получил власть над другими пассажирами! Как будто стал человеком-невидимкой и могу делать всё, что захочу!

Джулия. А ведь они приобретают такую же власть над вами…

Энтони (продолжая). Я мог погладить по голове! Или залезть в карман! Или прикоснуться к очаровательной соседке, стоящей рядом!

Джулия (с удивлением). Действительно странно! Ведь я как раз и могла быть такой соседкой… И я тоже «примеряла» на себя подобную ситуацию — кто-то, которого я не знаю и могу лишь представить, щупает меня в темноте! А я не могу понять, будет ли мне противно и я закричу или наоборот — испытаю возбуждение и позволю продолжить!

Джон. А меня, этого самого незнакомца, останавливает лишь страх того, что свет в вагоне появится вновь, как только я положу руку на ваше бедро!

Джулия. Может, мы с вами — скрытые извращенцы?

Энтони (со смехом). Возможно, и так! Но скорее, мне кажется, любой человек, оказываясь в темноте, встречает в себе кого-то, кто никогда не появляется при дневном свете! Мрак разрушает ограничения животных импульсов, воспитанные тысячелетиями! Он растворяет оболочку морали и условностей, из-под которой лезут страшные желания и мысли!

Джулия. Возможно, именно поэтому темнота в большинстве религий ассоциируется с силами зла?

Энтони. Вы совершенно правы! Представьте на секунду, что прямо сейчас загорится свеча и в зеркале перед собою вы увидите своё лицо и прочитаете всё, что на нём написано!

Джулия (с возбуждённым смехом). Не надо! Мне было бы стыдно!

Энтони (абсолютно серьёзно). Вот-вот, никогда не знаешь, что выползет оттуда — из темноты…

Джулия. Энтони, а вы не боитесь наших спящих соседей?

Энтони. Что вам сказать? Людской род, возможно, не зря предпочитает спать по ночам! Ведь бороться со зверем внутри гораздо легче во сне, чем оставшись с ним наедине во мраке!

Джулия (романтичным тоном). Хотя… С другой стороны, темнота — не самый плохой фон для романтического чувства! Энтони, а ведь я вас не помню!

Энтони (сконфуженно). По крайней мере, как вы меня представляете?

Джулия. Извольте! М-м… Высокий! Мощное, но стройное тело! (о теле чуть дрогнувшим голосом) За сорок, но моложавый! Тронутые сединой, но густые волосы! Элегантный костюм! Длинные, сильные, но очень нежные пальцы…

Энтони. Джулия, хватит! А то я начинаю представлять, куда эти пальцы тянутся!

Джулия (смущённо и в то же время призывно смеётся). Я тоже!

Они оба на секунду замолкают.

Энтони. По счастью, вас мне выдумывать не надо! Это в том, что касается внешности! Но я ничего не знаю о вашей жизни! А хотел бы!

Джулия. Вы мне льстите! Что же рассказать? Родилась в Бостоне, в семье врача. Хороший дом, добрые и любящие родители. Прекрасно училась, занималась спортом, читала много книг и встречалась с молодыми людьми. Легко поступила куда хотела — в Гарвард. Закончила колледж. Два года — младшим аудитором в известной фирме. Опять Гарвард — теперь уже бизнес-школа. Потом — аналитик в банке. Чего ещё? К тридцати планирую заработать первый миллион и язву! К тридцати пяти — выйти замуж за доктора или юриста! К сорока — вылечить язву, родить и развестись! А вы, Энтони? Как насчёт истории одного из лучших финансистов Уолл-стрит?

Энтони. Мудрые заметили, что женщину располагает не мужская болтовня о себе, а внимание к её собственным проблемам и успехам!

Джулия (низким от желания голосом). Признаюсь, вам это удалось! Чёрт возьми, проклятая темнота… Не правда ли, это так эротично, когда мужчина и женщина общаются в полном мраке?

Энтони. Особенно когда вполне могут больше не увидеть света!

Далее следуют звуки поцелуев и лёгких стонов Джулии.

Джулия. Энтони…

Энтони. Что, любимая?

Джулия. Ты пахнешь… от тебя пахнет…

Энтони. Мужчиной?

Джулия. Нет! То есть да — от тебя пахнет мужчиной! Но также от тебя пахнет… пиццей! Это так возбуждает!

Энтони (с некоторым сомнением). Наверное, ты просто хочешь есть!

Джулия (хриплым от страсти голосом). Нет! Я хочу тебя!

«Бла-бла-бла!» — вдруг начинает приговаривать араб (что в переводе означает: «Аллах, пойми и прости этих несчастных! А также, пожалуйста, уйми мою эрекцию!»). Эта фраза идёт арабаской вязью и подстрочным переводом на плазменном экране. Молитву сопровождает всё та же удивительно красивая и нежная мелодия с восточными мотивами (A la «Desert rose» Стинга), которая звучит и в конце пьесы. После того как окончилась мелодия, наступает пауза, а потом раздаётся голос.

Салли (медленно, меланхолично). Когда Он в первый раз пригласил меня поужинать, я чуть не умерла от страха и восторга! Я боялась, как будто сдавала экзамен! Или пришла на собеседование! Он смотрел на меня своими красивыми печальными глазами в сеточке добрых морщинок, а мне хотелось целовать эти морщинки и гладить его поседевшие виски! Он рассказывал о своей жизни! О детстве, родителях, школе и первой любви! А мне казалось, что я его старшая сестра! А потом… потом настала моя очередь! Я выпила два бокала вина и болтала весь вечер! Господи, ну и дура же я была! Какая ему разница, в каком платье я была на выпускном балу! А когда он подвёз меня домой, я сама пригласила его к себе… Он волновался так же, как и я! Взрослый, состоявшийся мужчина, муж и отец запутался в моих пуговицах и молниях! И я любила его за это ещё больше! Когда Он робко целовал мои руки, не смея идти дальше, я испытала ужасное возбуждение! И так происходило всегда, когда мы оказывались наедине! Я не думала о том, что Он женат, что у него семья и дети! Я забывала о том, что Он — мой босс! Я знала, что своим телом и своими ласками лечила его комплексы и снимала усталость! А жена… Что ж, она существовала где-то там, в другом мире — в доме, наполненном чужим счастьем и чужими запахами. Но для меня она с таким же успехом могла быть и библейским персонажем — столь же далёким и нереальным! Семья не успела отравить наше счастье! Мы ведь так и не прошли первый этап любовной связи — когда влюблённые не способны заглянуть в будущее дальше следующего свидания! Джулия, Энтони, я вам так завидую! Подумайте только: вы нашли и насладились друг другом у смертной черты! Я же лишена этого! Мой любовник… Нет, мой любимый, возможно мёртв! Может, он заперт в другом лифте, в каких-то десяти метрах отсюда?

Энтони. Салли, дорогая, мы все живём в таких шахтах! Каждое утро мы просыпаемся на дне глубокого невидимого колодца! Мы видим одни и те же лица, мы занимаемся опостылевшими делами, мы ездим по одним и тем же маршрутам, следуем десятилетним привычкам, едим и пьём, даже не осозновая, что мы рабы своей шахты! Этот колодец может быть комфортабельным и дорогим, но суть от этого не меняется — каждый день мы проделываем путь по одному и тому же тоннелю в пространстве! И только чудо порою помогает нам выбраться из своего колодца и встретить того, с кем, если повезёт, захочется быть всегда! А если не повезёт и обожжётесь, то броситесь обратно — в глубь привычной норы!

Джулия. Салли, я и не догадывалась, что ты и он… Что у вас были отношения! Он казался мне идеальным семьянином!

Салли. А я ревновала тебя, Джулия! Мне казалось, что иногда ты смотрела на него… Как… Как женщина, забывшая о скромности! Извини, я пока слишком молода и неопытна!

Марк. По-моему, я много пропустил! Салли, не торопитесь, цыпонька! Возможно, что чутьё всё же не подвело вас! Странно! Мне приснилось, что я сдаю экзамен на право вести юридическую практику! Может, последний сон, а я потел и переживал о… Салли, лапочка, вы не хотите ещё раз раскрыть свою юную прелестную душу опытному юристу и (изменив тембр голоса) очень, очень сексуальному мужику?

Салли. Нет! Вы… Вы очень наглый!

Марк. Эх, милочка, о скромности ли сейчас думать! Позвольте, я подсяду поближе…

Салли. Не надо! От вас пахнет… псиной!

Марк. Надо же, раньше мне говорили, что я воняю козлом! Интересно, это прогресс? Или наоборот?

Салли. Отстаньте от меня! Вы… вы мне неприятны! И я люблю другого мужчину!

Марк. Своего босса? Помилуйте, мой симпатичный цыплёнок! Влюбляться в своего женатого начальника — это тяжёлая форма женского мазохизма! Всё равно что постричься в монашенки! Или откармливать соседского индюка! Всё равно наступит День благодарения и его зажарит другая! Влюбляться надо в таких, как я! Успешных, наглых и пахнущих псиной! А не в отцов семейств с печальными глазами! В симпатичных морщинках! Уверяю вас, эти глаза светятся счастьем, когда они смотрят на жену и детишек! Скажите мне лучше: он хоть одно воскресенье с вами провёл? А?

Салли (рычит). Не ваше дело! Если ещё раз приблизитесь ко мне — двину каблуком!

Марк. Моя вы красавица! Представляю вас во гневе и возбуждаюсь ещё больше!

Джулия. Марк, неужели вас не смущает, что вы явно не нравитесь даме?

Марк. Джулия, а вы когда-нибудь видели нью-йоркского юриста, который хоть кому-нибудь нравится? Кроме разве что червей на кладбище? Как говорил раввин Могилевич: «Марк, ищите невесту в реанимации! Из числа тех, кто надолго попал в кому!»



Энтони. И как, получилось?

Марк. К сожалению, вместо госпиталя я пошёл в синагогу!

Джон. Или я грежу, или в этом лифте запахло пиццей!

Энтони. Джон, вам не снится! Я действительно собирался отвезти своим коллегам коробку с пиццей! Она в специальной термосумке и, по-моему, ещё даже слегка тёплая!

Марк (обрадованно). Энтони, недаром вы стали партнёром Дональдсон энд Дональдсон! Так угадать, так угадать!

Джулия (уже с пиццей во рту). М-м-м! Анчоусы!

Энтони. По-моему, есть ещё с моцареллой, ветчиной, колбасой и креветками!

Марк. Мне, пожалуйста, с ветчиной!

Джон (с иронией). А что сказал бы раввин Могилевич?

Марк. Он бы порадовался, что я не употребляю наркотиков!

Салли. Да у вас тут ещё и напитки!

Слышатся хлопки открываемых банок с газированной водой. По залу проносят свежую пиццу и предлагают зрителям. Не забыть воду и салфетки!

И запах! Запах пиццы!

На плазменной панели высвечиваются ингридиенты сначала одной, потом другой пиццы. Голос Энтони торжественно, под классическую музыку рассказывает, как её готовят (фрагмент из поваренной книги Антонио и Присциллы Карлуччио).

Энтони. Пиццу готовить совсем не трудно. При условии, конечно, что у вас правильные ингредиенты и печь. Данное блюдо первоначально придумали неаполитанцы, которым повезло с воображением, а также качеством муки, воды, томатов, базилика и оливкового масла. Первоначально пицца делалась без всяких добавок и использовалась как обыкновенный хлеб. Лишь позже кто-то додумался покрывать её всяческими вкусностями и она превратилась в полноценное блюдо. Пицца «Маргарита» покрывается пастой из сушёных или консервированных томатов и кусочками моцареллы. Говорят, что её впервые приготовили для королевы Италии Маргариты. Пицца «Маринара» покрывается отборным оливковым маслом и помидорами, к которым добавляются соль, перец, чеснок и немного орегано. Пицца «Романа» делается с помощью всё тех же моцареллы, томатов, орегано, оливкового масла и соли, а также филе анчоусов…

В этот момент у кого-то звонит мобильный телефон.

Марк (счастливым голосом). Всё, попёрло, попёрло! Вот видите, уже и сотовая связь ожила!

Энтони. Прекрасная новость! Чей это телефон?

В этот момент сигнал замолкает. Один за другим загораются дисплеи сотовых телефонов.

Джулия. Не мой!

Салли. У меня связи нет!

Прохор. Ни черта!

Джон. И у меня пусто! Чей же он?

Марк. По-моему, звонило у этого араба! Эй, парень, ассалам алейкум! Дай телефон!

Джон (очень встревоженным тоном). Вы уверены, что это у него?

Салли. Да, это его телефон! Я сижу совсем рядом!

Джон. Кто-нибудь здесь говорит по-арабски?

Салли. Камрэд Прохор?

Прохор (недовольным тоном). А при чём тут я?

Джулия. Вы же у нас шпион!

Прохор. Я же не в Катаре!

Энтони (с иронией). Это уж точно! Там бы вас сразу разоблачили! (Намекая на поимку агентов ГРУ после убийства Яндарбиева.)

Джон. Никто, слышите, никто — не приближайтесь к арабу!

Джулия. Почему, Джон?

Энтони (взволнованно). Вспомни, что он говорил о взрывателях!

Джон. Именно так, с помощью радиосигнала можно привести в действие вторую бомбу!

Марк. Но ведь, возможно, мы сможем пересидеть здесь, в подвале, и этот взрыв!

Джон. Марк, не хочется никого огорчать, но… Дело в том, что на захваченных в афганской пещере чертежах всегда присутствовали две категории точек подрыва! Места первой категории, обозначавшиеся цифрой «1», находились преимущественно в середине здания! Эксперты считают, что их собирались привести в действие в первую очередь!

Салли (драматически падающим голосом): А вторая?

Джон. Точки второй категории всегда находились в подвалах! Скорее всего, второй взрыв планировался со значительной задержкой — чтобы уничтожить спасателей, работающих в обломках здания!

Акт третий

Энтони. Господа, не надо паники! Я уверен, что мы сможем договориться!

Джон. Что вы! Он уже по дороге в мусульманский рай! Цветущие сады и сладкие девственницы!

Прохор. Тем более ему, как и нам, всё равно умирать! Так хоть взорвёт бомбу — и превратится в шахида! Всё лучше, чем вечно гнить в одном гробу с неверными!

Салли (в отчаянии). К тому же он не говорит по-английски!

Марк (плачущим голосом). Давайте я попробую сказать что-нибудь на иврите! Ведь, в конце-то концов, иврит и арабский не так уж и далеки друг от друга! Вдруг поймёт!

Прохор (с ехидством). Надо же! Полвека договориться не могли! А тут сразу вспомнил общие корни!

Марк (говорит на иврите, на плазменной панели идёт строка на иврите и перевод). Хочешь, я приму ислам? Прямо сейчас! Ведь я уже всё равно обрезан!

Мальчик-араб напуган и безостановочно просит оставить его в покое.

Салли (смертельно напуганным голосом): Хочешь, я буду твоей наложницей?

Марк (одновременно обиженно и ехидно). Надо же, моей наложницей вы стать не пожелали!

Дружно все пассажиры лифта. Заткнись!

Салли (продолжает настаивать и лезет к молодому арабу). Хочешь, я отдамся тебе, мой повелитель? Тебе не понадобятся все остальные гурии!

Марк (глумливо). Вы уверены, что сработаете за всех? Жаль, я не додумался стать террористом! Какие бы возможности открылись!

Саллинеприязнью). Вам бы не помогло и это!

Марк. Почему? От него пахнет не псом, а верблюдом?

Энтони. Марк, когда я последний раз читал Библию, то в Законе Моисея говорилось о побивании камнями за супружескую измену!

Марк. Э-э, дорогой, если казнить каждого изменившего еврея, то не хватило бы ни камней, ни евреев! И, заметьте, евреек тоже!

Джулия. Салли, милая, не надо этой отчаянной агрессивности! Вы только напутаете его! Давайте все успокоимся! Я просто сяду рядом с ним и попытаюсь обсудить ситуацию!

Энтони. Джулия права! К тому же стоит ли так опускаться ради нескольких часов жизни?

Салли (задушенным злым голосом). Стоит! Мне только двадцать! (Голос меняется на фальшиво-влюблённый.) Али, мой сильный и смелый воин, покоритель женщин и неверных…

Энтони (с отвращением). Боже, ну вы даёте!

Прохор. Эй, подруга, не слушай финансистов! Им всё равно в Ад! Энтони. А вы? Неужели шпионы попадаю в Рай? Или русские договорились с Небесами?

Джон. Салли, подберись поближе, одну руку на гм… бугор, а другой постарайся выбить телефон! Не хватайся за радиостанцию — можно нечаянно нажать не ту кнопку!

Юноша-араб лопочет ещё более испуганно и интенсивно: «Аллах, спаси меня от демонов тьмы! Аллах, дай мне силы остаться человеком!»

Энтони. Не надо! Вы лишь провоцируете его!

Марк. Алла-а Акбар! Алла-а Акбар! А что, неплохо выходит! Прохор. Салли, ну что, ты уже близко?

Саллипочти угрожающей интонацией полусумасшедшей). Мой повелитель, ты не должен бояться меня!

Энтони. Салли, вы обезумели! Прекратите!

Джон (злобно шипит). Заткнись, импотент!

Джулия (возмущённо). Сам ты импотент, фараон чёртов!

Салли (всё тем же фальшивым влюблённым голосом). Я совсем рядом, кладу ему левую руку на бедро…

Араб-уборщик бормочет ещё интенсивнее: «Я никогда больше не буду смотреть телевизор! И не возьму в рот и капли пива! Я заработаю денег, выучу английский и пойду в колледж! Я стану инженером и совершу хадж!»

Салли (продолжает свой доклад).…Рука двигается выше…

Марк (глумливо). Йес, бейби! Не молчи, красотка!

Джон. Заткнись, извращенец!

Салли (продолжает свой доклад).…Его рука ложится на мою… Марк. Твою что?

Прохор. Ты не понял, гнида?

Марк. Понял, понял! Между прочим, ваш английский стремительно прогрессирует, камрэд!

Джон. Тихо! Салли, какая его рука на вашей?

Энтони. Салли, не смейте!

Салли (продолжает свой доклад).…По-моему, правая… Моя правая рука ложится на его левую…

Длинная пауза. Араб-уборщик бормочет потерянным голосом:

«Аллах, спаси меня от посяганий этой прекрасной грешницы!»

Салли (изменившимся взволнованным голосом). Она пустая! В его руках нет телефона! А его бугор… Он растёт!

Марк. Да что вы говорите!

Джон (страшно кричит). Давай!!!

Слышатся звуки драки. Всхлипывания и подвывания («Не надо!») арабского юноши.

Прохор. Надо сломать ему руки!

Джон. Правильно! Давай, помогу!

Энтони. Не смейте! Это варварство!

Слышится звук удара, после него — стон Энтони и причитания Джулии: «Любимый, что с тобой?! Что они сделали?» Одновременно слышатся страшные звуки ломаемых костей и пронзительный крик араба. После этого он замолкает: потерял сознание.

Прохор. Косточки-то хрупкие! Видно, недоедал в детстве, бедняга! Ничего, в Рай и такого возьмут!

Марк. Камрэд Прохор, вы как будто ломали кости и раньше!

Прохор. На кошечках тренировался! Понял, сутяга? На чеченских котятках!

Джулия. Как вам не стыдно! Это отвратительно!

Джон. Послушайте, дамочка! Когда вы — богатые, образованные и тонкожилые — заходите в подземку на Манхэттэне, вы редко обращаете внимание на то, что происходит в тёмной глубине тоннелей! А зря! Там идёт своя жизнь! Там бегаем мы — сильные, хвостатые, зубастые! Там кипит вечная борьба за кусок недогрызенного хлеба! Там в каждую секунду могут вцепиться в горло! Или вдруг ударить током от рельсов! У нас, жителей тьмы, свои законы! Мы не навязываем их вам, обитателям освещённых вагонов! Оставайтесь сами по себе! Со своими промытыми головами, воскресными проповедями и либеральными идеями! Но и вы не лезьте к нам с поучениями! Для вас, пушистых мышек, грех — пописать в душе или заняться оральным сексом! Для нас же, диких грызунов подземного мира, такого понятия вообще не существует!

Прохор. Да что ты ей рассказываешь, расфуфыренной сучке? (Закуривает.) Ещё раз пикнешь — я тебе покажу суровую правоту джунглей! Поняла, коза холёная? Учись вон у Салли! Молоденькая совсем, а соображает! Помощница разведчиков! Щас докурю, поучу тебя, как с бугром-то обращаться, хе, хе!

Саллиотвращением). Пошёл ты со своим бугром, камрэд!

Марк (с показным возмущением). У неё явное предубеждение к евреям и коммунистам!

Прохор. Какой я тебе коммунист, придурок? Я чекист, понял? Коммунисты хотели всё по способностям и потребностям поделить! А мы — по понятиям социальной справедливости!

Джон (властным тоном полицейского чина). Эй вы, хватит! Прохор, потом покурим! Давай обыщем араба! А то очнётся и зубами нажмёт кнопку!

Энтонитрудом, разбитым в кровь ртом). Пока вы не успели по случайности взорвать нас всех, хочу кое-что сказать!

Прохор (кривляет). Фто ты говолиф!

Энтони. Я хочу сказать, что вы двое, обитатели темноты, не должны строить иллюзий! Скоро мы, жители светлой стороны, доберёмся до вас, обнаглевших и размножившихся! И истребим ваше подлое, грязное племя!

Прохор (философски). Нет, парень, не выйдет! Трави не трави, а кто-то останется! Куда вам без нас! Некем будет детей пугать! Без живодёров и шпионов ещё никто не обходился!

Джон. Твою мать!

Длинная пауза.

Прохор (с тревогой). Джонни, братан, что случилось? Неужто часовой механизм? С кодированным доступом? Если нужна комбинация, сейчас зажигалочкой поработаем, приведём паренька в чувство! Скажет, никуда не денется!

Энтониболью). Я вас ненавижу!

Прохор (равнодушно). Да и хрен с тобой! Нужна нам ваша любовь — как зайцу панталоны!

Джон (потрясённым голосом). Прохор, это не радиостанция!

Прохор. А что?

Джон. Игрушка!

Прохор. Ты чё, брат? Какая ещё игрушка? Смеёшься?!

Джон. Это муляж! У проклятого араба не было денег на настоящий мобильник! Смотри! (Раздаётся мелодия «Нокиа».) Это я нажал на кнопку — как будто мне кто-то звонит!

Прохор (тупо). Так он не террорист?

Марк. Вот это да! Ай да жители подземелья! Ай да спецслужбы! Эй, парень, очнись! Найми меня адвокатом! Представляешь, мы засудим ФБР и КГБ одновременно! По одной руке на каждую организацию! Вот это круто! Просыпайся, мой семито-хамитский брат, я куплю тебе мобильник!

Салли (в отчаянии). Боже мой! Я трогала его за… Я помогала этим!!!

Джон. Не расстраивайтесь, милая, вы поступили как честный гражданин США!

Марк. Хорошо, хоть трогала, а не ломала! Милочка, уверяю, вы окажете небольшую, но посильную помощь правительствам США и России в обеспечении безбедного будущего Али! А также его детей, внуков и правнуков! Если, конечно, Аллах пошлёт нам вызволение отсюда, а ему, соответственно, потомков!

Энтони. Не правда ли, это напоминает войну в Ираке! Сначала переломать руки целому народу, а потом выяснить, что у Хуссейна были только муляжи!

Джон (с напряжением). Это была трагическая ошибка!

Джулия. О чём вы говорите? Когда вы, «скажем так, Джон», ломали руки бедному парню? Или когда разбомбили целую страну за грехи кучки бандитов?

Джон. Милочка, наш общий друг камрэд Прохор уже предупредил вас: ничто так не настраивает на грубый секс, как темнота и сопротивление протоплазмы!

Джулия. Я вам не милочка и не протоплазма! И ваши «бугры» я гладить не буду! Учтите, скорую помощь никто не окажет!

Марк. Браво, Джулия! Так их, гоблинов!

Энтони. Не правда ли, существует определённая ирония в том, что представители столь, казалось бы, далёких друг от друга спецслужб — американской и русской — так неожиданно спелись! Послушайте их — как будто и не выслеживали друг друга всю жизнь! Как будто и не было железного занавеса и холодной войны!

Марк. Вы совершенно правы! Чтобы переломать руки бедному арабскому парню, им не потребовалось совместных учений! Полный экспромт! А такое удаётся лишь тем, кто очень хорошо понимает друг друга!

Прохор (защищающимся тоном). Ну и что здесь плохого? В стратегическом партнёрстве наших стран в борьбе с терроризмом?

Джулия (неожиданно). Вас будут судить! За кости бедного уборщика! За то, что вы ударили Энтони! Наконец, за ваши грязные угрозы!

Прохор (поднимаясь). Ну всё, сука! Доигралась! Иди сюда, к папочке!

Звук глухого удара чем-то тяжёлым. Грохот падающего тела.

Джон (встревоженно). Прохор, brat, что случилось?

Ещё один удар тяжёлым предметом. Падает второе тело.

Энтони (тоже встревоженно). Что происходит? Джулия, любимая, иди ко мне! Я не дам тебя в обиду!

Салли. Пресс-папье!

Марк. О чём вы?

Салли. Я купила Ему красивое пресс-папье из нефрита! Ведь сегодня 9 ноября! У Него день рождения! Собиралась подарить перед тем, как в обед мы занялись бы любовью в гостинице…

Марк. Бог мой! Она вырубила обоих шпионов булыжником из нефрита! Салли, вы не просто очаровательная девушка! Вы — Юдифь, повергнувшая аж двух Олофернов! Вы — моя героиня!

Энтони. Я восхищён вашим мужеством! Марк, помогите связать костоломов! Джулия, выдерни пояс у Прохора! Салли, если кто-то из них пошевелится — сделайте одолжение! Двиньте его ещё раз!

Салли (как будто в трансе). Мы часто дарили друг другу всякие мелочи перед тем, как лечь в постель… Духи, полотенце, шёлковый пеньюар или просто открытку… (Вдруг совершенно меняет тон и визжит.) Боже мой!!! Я его ударила по башке! И второго тоже! У него противно захрустело в черепе! Я преступница! Убила! Убила!

Джулия. Салли, Салли, девочка, успокойся! Ты поступила правильно! Ты спасла нас от двух обнаглевших негодяев!

Салли. Где? Где пресс-папье?! Я должна отмыть его!!! Оттереть от крови! Я не могу дарить его в таком виде!

Марк. Надо же, бедная цыпонька чокнулась! Состояние аффекта! Это хорошо — «Скажем так, Джону» и камрэду Прохору будет нелегко получить с неё хоть цент за увечья!

Энтони. Салли, ради бога, не нервничайте! Дайте мне пресс-папье! Я сам его ототру!

Джулия. Энтони, Прохор шевелится!

Вновь звук глухого удара тяжёлым предметом.

Марк. Энтони, если он выживет, вам в суде достанется гораздо больше! Наш русский друг, пожалуй, сможет уверенно утверждать, что вот во второй-то раз его бить и не стоило!

Джон. К чёрту суды! Сидеть в чёрном ящике с этими убийцами — бр-р! Как будто в аквариуме со змеями! Да вы-то что? Как будто не знаете, о чём я говорю! Как будто и «скажем так, Джон», и камрэд Прохор не угрожали и вам!

Марк. Извините, Энтони! Во мне говорит нью-йоркский юрист! Я и большой либерал, и одновременно страшный ханжа, который боится чёрных! Я всегда голосую за демократов, но терпеть не могу арабов! Наши повергнутые тираны наводят на меня ужас! Но в то же время я не могу не отметить: из семи человек, волею судьбы занесённых в этот проклятый лифт, один лежит с переломанными руками, а двое — с разбитыми головами! Представляете, если и дальше пойдёт такими же темпами!

Салли (успокоившимся голосом). Марк прав! Темнота делает с нами страшные вещи! В темноте надо спать, а не общаться с людьми! Она превращает нас в зверей, а мы даже не замечаем, как это происходит!

Марк (с иронией). Католический священник наверняка бы вспомнил дьявола!

Джулия. Послушайте, а это мысль — зажечь хоть какой-то свет в этом царстве ночи! У камрэда Прохора была зажигалка!

Энтони (в панике). Любимая, ничего хорошего это не принесёт! Только сожжём кислород!

Салли. Положим, если мы ещё на задохнулись — значит, воздух откуда-то поступает! Но я всё равно не хочу света! Тогда станет видно, что мы натворили!

Марк. Лично я, милочка, ничего не творил! Хотя при этом и удостоился угроз со стороны всех обитателей нашего гроба! Эх, говорил мне раввин Могилевич: «Если бы твои ноги работали так же, как и язык, ты стал бы олимпийским чемпионом!»

Джулия (с душевным надрывом). Глоток света нужен мне так же, как глоток воздуха! Энтони, найди зажигалку!

Энтони (как будто действительно пытаясь её найти). Сейчас, любимая, я пытаюсь! Но что-то не нахожу!

Марк (голосом человека, открывшего страшную тайну). Энтони, дорогой мой, я вспомнил!

Энтони (потерянно). Что, Марк?

Марк (всё более торжествующе). Всё время, пока мы здесь торчим, я пытался найти в своей памяти образ статного инвестиционного банкира! Хорошо сохранившегося мужчины лет сорока с тронутыми сединой волосами! Эдакого Джереми Айронса! Или, на худой конец, Гаррисона Форда лет пятнадцать назад! Но мне это не удавалось! Надо сказать, что зрительная память у меня великолепная! Раввин Могилевич говорил мне…

Джулия (напряжённым голосом). В задницу вашего Могилевича! К чему вы клоните, Марк?

Марк (смакуя, мечтательно). В задницу Могилевича… Хорошо-то как! Впрочем, моя мама наверняка была бы иного мнения! Так вот, к чему это я? А к тому, милочка, что никакой Майкл Дуглас в нашем лифте не ехал! Но зато я вспомнил иного персонажа! Правда, в отличие от образа, созданного нашей красавицей Джулией, — которую я, кстати, вспомнил без малейшего напряжения! — этот пассажир лифта напоминал скорее Дени де Вито! И контейнер с пиццей у него оказался не потому, что наш щедрый и добрый банкир решил угостить своих коллег…

Джулия (холодным, жёстким, не допускающим возражений голосом). Энтони, дай мне эту чёртову зажигалку!

Салли. Марк, раввин Могилевич был прав! Ваш язык — почище пистолета! Неужели нельзя было дать двум хорошим людям умереть счастливыми?

Джулия (с надрывом). Энтони!!!

Марк (с запоздалым сожалением). Салли, лапонька, неужели вы всерьёз считаете, что счастье жизни — в счастливой смерти? Или что пара фраз, сказанных слишком говорливым евреем, могут менять судьбы людей? А если всё же существует загробный мир? Если бы всё раскрылось уже там? Представляете?

Щёлкает зажигалка. Её огонёк медленно плавёт по сцене, освещая несчастный и не очень впечатляющий облик Энтони. Длинная пауза. Огонёк наконец гаснет.

Джулия. Энтони! (Короткая пауза.) Ты прекрасен!

Энтони (почти плача). Прости, любимая! Прости за мой обман! Я должен был с самого начала сказать, что я всего лишь разносчик пиццы! Неудавшийся актёр и литератор! Я слабый и лживый!

Джулия. Глупенький, я бы любила тебя ничуть не меньше! К тому же пицца была восхитительна!

Марк (ошарашенно повторяет). «Пицца была восхитительна!» Вот это любовь!

Салли (счастливым голосом). Марк, а знаете, вы не такой уж и противный!

Марк (с удовольствием). Лапочка, спасибо на добром слове!

Джон (глухим голосом только что очнувшегося человека). Господи, где я? Что со мной?

Энтони (не веря). Ему отшибло память!

Джон (с интонацией испуганного ребёнка). Мне страшно! Я боюсь темноты!

Салли (тоже не веря). Подумать только, я перевоспитала его нефритовым булыжником!

Джулия (мстительно). Давайте скажем, что он захвачен мусульманскими террористами и находится в подземелье со страшными гадами!

Марк (со своей обычной глумливостью). На самом деле последнее было бы не так уж и далеко от истины!

Салли. Марк, неужели вы считаете меня гадиной?

Марк. Что вы, моя радость! Я имел в виду себя! Однажды в книжном магазине увидел книжку! На её обложке стоял крокодил в дорогом костюме и с кожаным портфелем! Книга называлась «О юристах и иных рептилиях!»

Неожиданно где-то сверху раздаётся оглушительный, продолжающийся несколько секунд шум. Все мужчины-пленники лифта замолкают. Женщины визжат от страха. Потом воцаряется длинная пауза. Неожиданно сверху бесшумно падает мощный луч света.

Марк (голосом человека, увидевшего Бога). О, Саваоф, ты явился, чтобы спасти меня! Равин Могилевич всё же не врал!

Первый пожарниксильным афро-американским акцентом). Я не Саваоф, сэр! Сержант пожарной охраны Нью-Йорка Алабама Дуглас, сэр!

Марк (ничуть не менее счастливым голосом). Мистер Дуглас, надеюсь, вы не обиделись за то, что я принял вас за Бога!

Первый пожарник (невозмутимо). Что вы, сэр! С моей-то работой меня принимают за него почти каждую неделю!

Энтони. Сержант Дуглас, а что всё-таки случилось с нашим зданием?

Первый пожарник. Со зданием всё в порядке, сэр! Проблема лишь с вашим лифтом!

Джулия. Что произошло?

Первый пожарник. В шахте, на самом верхнем этаже, каким-то образом оказался человек! По всей видимости, его ударило током и он упал на крышу вашего лифта! Тут же включилась система блокировки! Почему-то нас не пускали к вам несколько часов! Приехали люди из ФБР и эвакуировали всё здание! Отключили свет и сотовую связь во всём районе, целый день что-то проверяли! В итоге, труп над вами оказался арабским дипломатом! Рядом с ним лежала большая спортивная сумка! Когда федералы её увидели, у них побелели лица! Думаю, в ней была бомба!

Энтони. Боже мой!

Джулия. Смерть всё время находилась рядом!

Раздаётся слабый голос уборщика, который что-то говорит по-арабски.

Марк. Это Али! Интересно, что же он всё же бормочет? Пожарник. Сейчас узнаем! Мой коллега родился в Палестине! Мухаммад, что он говорит?

Второй пожарник. Сержант, он молится! Он просит Аллаха не наказывать тех, кто поломал ему руки! Он говорит, что виноват сам! Мол, не надо было покупать проклятую игрушку-телефон!

На этом пьеса заканчивается. На экране вновь появляется цитата о темноте, и её повторяет голос. После чего в зале звучит очень красивая мелодия с восточными мотивами (вроде «Desert Rose» Стинга, но не она). Спустя несколько секунд зажигается свет.


Москва — Киев — Лондон,

Апрель — июнь 2006 г.


home | Чёрный Ящик, 9/11 | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу