Book: Загадка Волшебного Зеркала



Загадка Волшебного Зеркала

Книга 5

Загадка Волшебного Зеркала

Элисон, которая околдовала меня

Пак изо всех сул хлопал крыльями, но все усилия были напрасны. Ничто не могло спасти его: Пака стремительно засасывала в нависающую прямо над ним черную дыру. Он был похож на червяка, тщетно пытавшегося вырваться из голодного рта огромного сома.

— Э-эй, кажется, у нас проблема! — прокричал он, беспомощно болтаясь между небом и землей. Собрана сделало первое, что пришло ей в голову. Когда пак проплывал мимо нее, она крепко ухватил его за ногу в надежде, что вдвоем-то они наверняка окажутся достаточно тяжелыми, чтобы опуститься на землю. Увы! Ее саму немедленно оторвало от земли и поволокло прочь. Она закричала, но бабушка, дядя Джейк и мистер Канис были слишком далеко, чтобы прийти на помощь. Поблизости оказалась лишь сестра Дафна. Малышка что было сил обхватила ногу Сабрины, но аде та же неумолимая сила подхватила а ее и потащили вверх. Теперь все трое находились во власти бурлящего гравитационного потока.

Тьма черной дыры вплотную приблизившись к лицу Пака, и его голова пропало из виду. За ней верхняя чисть туловища и руки, затем колени. Только его теннисные туфли еще какое-то время одиноко висели в воздухе — всё, что осталось в этом мире от мальчика-эльфа. Сабрина изо всех сил цеплялась изо них, стараясь оказать сопротивление невероятной силе,

— Мы сейчас потеряем его! — в отчаянии простонала Дафна

— Пак, борись! Пак!.. — крикнула Сабрина.

И тут же подумала, как, должно быть, смешно звучат эти слова. Что мог сделать Пак, чтобы остановить бурлящий круговорот? как им. детям, бороться с этой могучей силой? как не позволить ей затянуть се0я. а следом и весь их мир в небытие?

Туфли Паки скрылись в дыре, но Сабрина всё еще крепко сжимала их. Она знала: если выпустить туфли из рук; Лак исчезнет навсегда. Хотя, похоже, надо было подумать и о себе. Дыра неумолимо затягивала ее. Вот уже руки Девочки скрылись и пустоте черного озеро. Сабрина перевело дух и в последний раз. подумай о душе, прошептало слова молитвы, надеясь, что Господь все равно отыщет ее и позаботится о ней.

Дыра стала в четыре раза больше…

1

ЧЕТЫРЕ ДНЯ НАЗАД

— Это просто какое-то издевательство над ребенком, — проворчала Сабрина, зарываясь головой под подушку. Интересно, есть ли еще на свете дети, которых бабушка будит так же: стоит над душой и молотит ложкой по металлической сковороде?

Девочка искоса взглянула на старушку. Бабушка Рельда была похожа на музыканта самого противного в мире бродячего оркестра,

— Подъем, подъем! — скандировала бабушка, продолжая свой душераздирающий концерт.

Она была уже полностью одета: в мешковатом пальто, варежках, шарфе и сапогах. Если бы не ее ярко-розовая шляпа с аппликацией в виде подсолнуха, вполне можно было подумать, что она собралась охотиться на китов.

— Я проснулась — пробормотала Сабрина.

— Прости, Liebling, — указала бабушка С легким немецким акцентом, — но это единственный способ разбудить твою сестру.

Сабрина перевернулась и посмотрела на семилетнюю сестру Дафну, Они спали в одной постели, поэтому ей было хорошо известно, как крепко та спит. Дафна вполне могла проспать и пятибалльный шторм, поэтому бабушка избрала самый громкий, бьющий по ушам способ разбудить ее. Жалея собственные барабанные перепонки, Сабрина принялась яростно тормошить маленькую соню, пока та не открыла глаза.

- Что значит это бренчанье? — сердито ворчала Сабрина, не переставав трясти сестренку

— Время начать новый день, — ответила бабушка, откладывая наконец орудия пытки: сковороду и ложку. — До того как все приедут, нам предстоит пройти небольшой тест на выживание.

Сестры застонали.

— Как же мы ненавидим эти твои тесты! — заныла Дафна. — Всё равно у нас ничего не получится.

— Чепуха, — безапелляционно заявила бабушка, помогая девочкам выбраться и? кровати. — Вы отлично с ними справляетесь.

— Да, только выжить нам почему-то всё никак не удается, — сварливо пробормотала Сабрина себе под нос.

Бабушка с трудом спрятала улыбку.

— Одевайтесь, девочки. Повторяю, у нас сегодня трудный день, и нет времени на пустую болтовню.

— Что нам надеть? — спросила Сабрина и, пройдя через комнату, открыла дверь гардеробной.

— Одевайтесь тепло. — ответила бабушка, остановившись у двери. — Очень, очень тепло.

Девочки, пытаясь стряхнуть остатки сна, быстро натягивали на себя одежду. Они прекрасно знали свою бабушку и понимали, к чему надо готовиться. Если она говорила: «Одевайтесь легко», — это означало: только шорты и футболки. Если просила принести полотенце, значит, нужно притащить не меньше дюжины. Если она сказала: «Одевайтесь тепло», — значит, надо напялить на себя не менее двух пар колгот, четыре пары носков, толстые джинсы на флюсовой подкладке, сапоги, два свитера, шарфы, варежки и пальто «Очень, очень тепло» вполне могло означать, что придется взять С собой переносной обогреватель воздуха. Сабрина добавила к своему гардеробу еще и небольшой деревянный меч, засунув его в карман пальто.

— А это еще зачем? — спросила Дафна.

— Никогда не знаешь, с чем придется столкнуться, — ответила Сабрина, и они отправились к бабушке Рельде.

Старый дом представлял собой настоящий музей воспоминаний. На стенах висели фотографии, запечатлевшие приключения бабушки Рельды и дедушки Базиля во время их медового месяца. На одном из снимков молодожены стояли на берегу закованной в лед реки и с трудом удерживали огромную рыбину, на другой — сплавлялись на плоту по белой от бурлящих бурунов реке, на третьей старательно позировали — оказывается, на Красной площади. Были и другие фотографии: самих девочек, папы и мамы, а одна стена была целиком посвящена любимцу семьи — псу Эльвису.

Когда девочки спустились в холл, из ванной вышел дядя Джейк. Это был довольно симпатичный блондин, немного долговязый, с орлиным носом, сломанным когда-то в кулачном бою. Он был в пижаме и с зубной щеткой во рту.

— Удачи! — подмигнул он сестрам, подняв большой палец.

— Легко говорить, — буркнула Сабрина, — когда не тебе придется всё утро бегать от дипломированного психопата.

— Ну ведь это же так забавно, — ухмыльнулся дядя Джейк.

Бабушка ждала внучек у двери в конце коридора. Она пошарила в сумочке, с которой никогда не расставалась, и выудила оттуда огромную — не меньше сотни — связку самых разных ключей: золотых, серебряных, хрустальных, медных. Там был даже ключ-скелет- он выглядел так, будто его сделали из настоящих костей. Бабушка перебирала ключи, пока не нашла нужный, и вставила его в замочную скважину. Затем, открыв дверь, провела девочек внутрь — в запасную спальню, где висело огромное, во всю стену, зеркало в витиеватой раме, а посреди комнаты стояла большущая, королевских размеров, кровать. На кровати вот уже несколько месяцев крепко спали их родители: Генри и Вероника Гримм.

— Идите же, девочки, — сказала бабушка, подталкивая их.

Сабрина и Дафна подошли к зеркалу. Дафна протянула руку к сверкающей поверхности, и рука прошла сквозь нее, оставив лишь легкую рябь, похожую на ту, что оставляет на поверхности озера брошенный камень. Потом проделала то, что могло показаться совершенно невероятным: подошла к зеркалу, слилась со своим отражением и исчезла. Сабрина и бабушка последовали за малышкой.

Они очутились в залитом ярким светом зале, огромном, как Центральный вокзал в Нью-Йорке. С величественными колоннами, поддерживающими сводчатый потолок, он, казалось, не имел конца. По обеим его сторонам располагались бесчисленные двери.

Девочек и бабушку уже ждал маленький лысый человечек в черном смокинге. У него было доброе, мягкое лицо. Он восторженно хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Только посмотрите на моих маленьких снежных зайчиков!

— Привет, Зерцало, — поздоровалась Сабрина. — Готовы к новому испытанию? — спросил тот и ободряюще подмигнул.

Дафна, тяжело вздохнув, что-то пробормотала.

— Они немного устали, — объяснила бабушка.

— Ну что ж, можно начинать, — сказал Зерцало и, повернувшись, повел своих гостей в глубь зала.

Сабрина внимательно смотрела на двери. Некоторые из них были деревянные, некоторые стальные, а были двери, сделанные из какого-то совершенно неизвестного материала. Ей показалось даже, что она увидела огненную дверь. На каждой двери висела небольшая медная табличка, сообщающая о том, что находится внутри: волшебные ковры, единороги, заколдованное оружие, золотое руно, львы, ведьмы, платяные шкафы… Комнатам просто конца-края не было.

Наконец они остановились у двери с табличкой: «Родина Снежной королевы». Бабушка протянула Зерцалу свои ключи, и тот принялся отпирать дверь.

— Эй, постойте-ка. Я читала сказку о Снежной королеве! — воскликнула Сабрина.

— Верно, — согласилась бабушка. — Ее написал Ханс Кристиан Андерсен.

— Ну да, и в ней говорится, что она заморозила бедных детей до смерти.

— А нам ничего не грозит? — тут же спросила Дафна.

— Снежная королева здесь больше не живет, — ответила бабушка. — Это просто место, где она родилась. Теперь она живет на Бичвуд-авеню рядом с фермой старого Макдональда. Мне кажется, она водит фургончик с мороженым. Ну ладно, девочки, давайте начнем.

Дверь отворилась, и вылетевший оттуда ледяной ветер обжег их лица. Сабрина могла бы поклясться, что почувствовала, как на зубах начали расти сосульки. Она взглянула на бабушку:

— Ты что?

— Будет весело, — заверила ее старушка, перекрикивая шум ветра, и вошла в комнату.

— Удачи! Увидимся, когда вернетесь, — попрощался Зерцало и, подтолкнув девочек, закрыл за ними дверь.

Сабрина огляделась. Ей было известно, что в комнатах хранятся волшебные предметы и необычные существа, но только совсем недавно она узнала, что некоторые двери ведут в другие миры. Они уже побывали на вершине Туманной горы Великанов, на живом острове внутри вулкана — всё это было довольно неприятно. Но этот мир… Родина Снежной королевы… Это было хуже всего! Всё покрыто льдом. Куда ни глянь — повсюду огромные ледяные глыбы. Насквозь промерзшая земля была каменной. Даже лес, простиравшийся перед ними, казалось, хранил ледяное молчание.

— У меня ресницы примерзают друг к другу, — пожаловалась Дафна, потирая глаза.

— Пойдемте, девочки, — сказала бабушка, указывая на тропинку, взбирающуюся на холм и петляющую вдоль опушки темного леса. — Вы же всё знаете. Идите вперед. Если услышите мой свисток, значит, забрались слишком далеко. Тогда поворачивайте и постарайтесь вернуться обратно. Всё просто, как съесть пирожок!

Сабрина знала, что спорить с бабушкой бессмысленно, поэтому взяла сестру за руку и пошла по тропинке. Не прошли они и нескольких метров, как услышали смех, который эхо доносило до них со стороны леса.

— Он знает, что мы здесь, — прошептала Сабрина.

— Это ты во всем виновата, — ответила Дафна.

— Я? — воскликнула Сабрина. — И что же я такого сделала?

— Вчера за ужином ты назвала его маленьким чудовищем. Теперь он решил отомстить тебе.

— Ну, я же не со зла…

— Всё равно сегодня он на нас отыграется. Через некоторое время они услышали бабушкин свист.

— Пора, — сказала Сабрина. — Возвращаемся.

Девочки остановились, огляделись по сторонам и пустились в обратный путь. Через мгновение они вновь услышали смех и хлопанье крыльев.

— Ну, вот и маленькое чудовище, — проговорила Дафна.

«Маленькое чудовище» имело вполне определенное имя. Звали его Пак. Это было сказочное существо четырех тысяч лет от роду, но, несмотря на столь солидный возраст, выглядел он одиннадцатилетним мальчиком, а вел себя и того хуже — просто как маленький неразумный ребенок. Король пакостников и прохвостов, как он сам называл себя, мастер отвратительных розыгрышей. Манеры Пака оставляли желать лучшего, но язычок был острее бритвы. Сабрина его терпеть не могла! Он отравлял ей всю жизнь. Главным развлечением Пака было донимать и унижать ее всякий раз, как только предоставлялась такая возможность, то есть почти всё время. К несчастью, бабушка Рельда считала, что именно Пак научит девочек выбираться из любых самых сложных ситуаций и противостоять опасностям. Она сделала его чем-то вроде их наставника: в будущем им предстояло стать самыми настоящими сыщиками, вернее, сыщицами, и распутывать преступления, совершаемые в волшебном мире. К несчастью, Пак избрал довольно оригинальную методику обучения: он постоянно доставлял своим подопечным множество хлопот, поэтому теперь, услышав рядом с собой громкий звук взрыва, девочки сразу же догадались, что учебный процесс начался.

Для начала они решили пока отступить и спрятались за толстым стволом большого, покрытого снегом дерева. Пака нигде не было видно, но сестры явственно слышали хлопанье его крыльев на холодном ветру.

— Пак заминировал тропинку, — дрожа от холода, проговорила Дафна. — Нам лучше пойти через лес.

Сабрина с сомнением и ужасом посмотрела в сторону елей, возвышавшихся в нескольких метрах от тропинки. Они были густые и могли бы служить хорошим укрытием, но ей так уже надоело прятаться! Пак всегда ловил их в лесу. Он мог подняться высоко в воздух и обнаружить их сверху. Это было нечестно.

— Он ждет, что мы повернем в лес. Мы каждый разделаем это.

— Прятаться — это хорошо, — сказала Дафна. — Я очень люблю прятаться.

— А спорим, что первый взрыв на тропинке — единственный? Зачем ему минировать всю тропинку, если он уверен, что мы обязательно повернем в лес?

— Тогда что же нам делать?

Сабрина нахмурилась и задумалась — за полтора года непрестанных испытаний у нее накопилось достаточно опыта и знаний. Пак был не единственным умником в хозяйстве Гриммов. Сабрина вполне могла пробраться в дом и выскользнуть из него никем не замеченной, вскрыть несколько простеньких запоров и умчаться, как ветер, прежде чем кто-либо заметил ее отсутствие. Пак мог сколько угодно называть себя королем пакостников. Сабрина выбрала бы себе другое имя — Королева Побега.

— Давай останемся на тропе, но побежим быстро-быстро, — предложила Сабрина.

Дафна сморщилась, как будто надкусила прокисший огурец.

— Ты хочешь остаться на открытом месте?

— И очень быстро бежать, — повторила Сабрина.

— А если ты ошибаешься? — спросила Дафна.

— Тогда бабушке Рельде придется еще раз будить нас завтра утром, — ответила Сабрина. — Я думаю, стоит попробовать.

Дафна выглянула из-за ствола дерева, затем повернулась к Сабрине.

— Я не знаю и…

Но Сабрина не оставила ей времени на размышления. Схватив сестру за руку, она потащила ее за собой вниз по тропинке, которая петляла меж колючих кустов. Обледеневшие шипы так и норовили вцепиться в лицо и руки девочек, а под ногами, словно осколки разбитого стекла, хрустел лед. Им пришлось не просто «очень быстро бежать» — надо было соблюдать осторожность и внимательно глядеть под ноги. Но, вероятно, Сабрина оказалась права: на всем пути они не встретили больше ни одной мины. Неужели им удалось провести самого короля пакостников?

Вскоре девочки добрались до огромной, словно автомобиль, глыбы льда. Остановившись, чтобы перевести дыхание, они прижались спинами к ее прохладной поверхности. Сабрина воспользовалась случаем, чтобы убедиться, что деревянный меч всё еще у нее в кармане.

— Думаю, у нас всё получилось, — сказала Дафна, выглядывая из-за ледяной глыбы. — Ты ошенно умненно.

— Ошенно умненно?

— Это новые слова, — сказала Дафна. — Означают, что ты очень умная.

— А на каком языке?

— На дафнийском, — не терпящим возражений тоном проговорила малышка.

Сестра Сабрины то и дело изобретала какие-нибудь новые слова или поговорки. Никто не имел ни малейшего понятия, откуда она их брала, но по крайней мере раз в неделю Дафна обязательно приносила что-нибудь новенькое.

— Ты действительно здорово соображаешь в этих «кошках-мышках». Мне бы так, — продолжила девочка.

— А ты действительно здорово соображаешь во всем, что касается волшебства. Мне бы так владеть волшебной палочкой, — уныло ответила Сабрина. — Думаю, я буду делать то, что делаю хорошо я, а ты то, что хорошо делаешь ты.

— И вместе мы обалденная команда, — закончила Дафна, обнимая сестру.

— Ага, — согласилась Сабрина.

— Ах, какой трогательный момент, самый сладостный момент в моей жизни! — раздался откуда-то сверху хорошо знакомый голос, за которым последовало издевательское хихиканье. — О, я сейчас расплачусь…

— Па-а-ак… — уныло протянула Дафна. Сабрина задрала голову, чтобы лучше видеть противного мальчишку. Он стоял на верхушке ледяной глыбы в своей старой, заляпанной чем-то зеленой толстовке с капюшоном и джинсах, покрытых грязью, пятнами от еды и бог весть от чего еще. У него была лохматая голова и пронзительные голубые глаза, губы кривились в издевательской хитрой ухмылке. Его прозрачные крылья с розовыми прожилками трепетали за спиной. В руках Пак держал странный предмет размером с кокос, который очень смахивал на гранату. Еще полдюжины таких штук висели у него на груди.



— А что это у тебя в руках? — с подозрением спросила Сабрина.

— Мое последнее изобретение. Я назвал его «граната-липучка». Разрешите продемонстрировать? — предложил Пак. — Всё, что от вас требуется, — выдернуть чеку, досчитать до трех и бросить ее. Бедный болван, оказавшийся на пути гранаты, тут же будет обрызган всяким отвратительным мусором. Конкретно эта липучка наполнена ошметками шерсти и перцем чили. Увы, придется очень много времени провести в душе, чтобы смыть с себя всё это. Вероятно, даже придется сжечь одежду. Так на чем это я остановился? Ах, да! Раз…

Сабрина сжала кулаки и погрозила Паку:

— Если ты бросишь в нас свою гранату, это будет самой большой ошибкой всей твоей никчемной жизни, колдовская морда!

— Два… — невозмутимо продолжал Пак, не обращая на нее ни малейшего внимания.

Сабрина поняла, что дело близится к неминуемой развязке и «последнее изобретение» вот-вот полетит ей в голову. С неимоверной скоростью, которой она даже сама не ожидала от себя, Сабрина выхватила из кармана пальто свой маленький меч и что было сил стукнула Пака по руке. Тот вскрикнул и выронил гранату. Липучка, ударившись о землю, покатилась по направлению к дереву. Взорвавшись, она забрызгала всё вокруг противной липкой коричнево-желтой слизью. Морозный воздух тут же наполнился резко ударившим в нос тошнотворным запахом. Сабрину чуть не вырвало. Какое-то время она не могла вымолвить ни слова.

— Ты заплатишь за это, соплячка! — сердито зарычал Пак.

Но Сабрина не была дурой, чтобы сидеть и ждать, что будет дальше. Она быстро вскочила на ноги и потащила Дафну вперед по тропинке.

— Посмотрите, как рванули эти хрюшки! — полетело им в след. — Глупые хрюшки! Вам не скрыться от моего возмездия!

Это было похоже на правду — Пак не бросал слов на ветер, но в любом случае имело смысл попробовать улизнуть. Сабрина бежала с бешеной скоростью, то и дело спотыкаясь и скользя по обледеневшей тропинке. Дафне было ничуть не легче.

— Раз! Два! Три! — услышали они крик за спиной, и рядом с ними взорвалась еще одна граната, распространяя вокруг противный запах гнили.

К счастью, Дафна мгновенно среагировала и отдернула Сабрину в сторону.

— Бежим! — Малышка потащила сестру в сторону леса.

— Нет! Как раз этого он от нас и добивается.

— Но у нас нет другого выбора! — крикнула Дафна, когда следующая граната взорвалась рядом с соседним деревом.

Девочки бросились к лесу. По дороге им попалась небольшая заснеженная кленовая роща.

Сабрина надеялась, что густые ветви на какое-то время скроют их от преследования и она сможет подумать, что делать дальше. Но ее надежды рассеялись, как только Сабрина увидела, кто прячется на деревьях. Среди ветвей над самыми головами девочек скрывалась целая армия шимпанзе, одетых в серо-белые камуфляжные комбинезоны и такие же солдатские каски. Каждая обезьяна держала в лохматой лапе по гранате-липучке — последнему изобретению Пака. Увидев их, сестры в ужасе замерли,

— Всё хорошо… Никаких резких движений, — медленно проговорила Сабрина, припоминая свою первую стычку с личной армией Пака. Это была прескверная компания, но, если соблюдать предельную осторожность, столкновения вполне можно было избежать. — Просто тихо и медленно-медленно отступай назад.

Пока Сабрина неотрывно наблюдала за обезьянами, Дафна выполняла то, что велела ей сестра. Шимпанзе не делали никаких попыток их атаковать. Они просто с тупым любопытством рассматривали девочек.

— Они собираются отпустить нас, — сказала Дафна. — Милые обезьянки.

Сабрина непроизвольно съежилась, и немедленно на ветках раздался первый сердитый крик. Не успели они опомниться, как обезьяны уже скакали по веткам и сердито скалили зубы.

— Что случилось? — спросила Дафна.

— Не называй их обезьянами! Они — шимпанзе и очень чувствительны на этот счет, — объяснила Сабрина. В это мгновение первая граната взорвалась у их ног, забрызгав землю чем-то похожим на смесь коричневого соуса и майонеза. — Бежим!

Но Дафна уже мчалась назад к тропинке.

— Предательница! — крикнула Сабрина ей вслед и пустилась догонять сестру.

К несчастью, обезьяны бросились за ними в погоню. Они ловко скакали с ветки на ветку, громко вопя и швыряя свое отвратительное оружие в девочек. То там, то здесь гремели взрывы. Девочкам только и оставалось, что, прикрывая головы, мчаться вперед и надеяться на лучшее.

— Как всё глупо! — кричала Дафна. — Если бы у меня были сапоги-скороходы или туфельки Дороти, я бы уже в мгновение ока оказалась далеко отсюда. Ну, или хотя бы Золотая Шапка. Мы тогда бы вмиг прекратили всё это безобразие. Хотела бы я посмотреть на их мерзкие морды в тот момент, когда они увидят стаю летучих обезьян, несущихся прямо на них. Обходиться без помощи магии ошенно глупенно!

— Смотри под ноги и беги прямо к тропинке! — крикнула Сабрина.

Деревья постепенно редели, оставляя обезьянам всё меньше места для совершения маневров. Еще немного, и мохнатые преследователи начали падать с деревьев и плюхаться в сугробы. Заслышав крики боли своих пострадавших собратьев, обезьяны прекратили погоню. Сабрина оглянулась и увидела, как они яростно грозили им вслед кулаками.

Едва выбравшись на тропинку, девочки оказались на вершине еще одного крутого склона. Далеко внизу Сабрина увидела тонкую струйку дыма. Она присмотрелась, пытаясь обнаружить его источник: у самого подножия холма горел маленький костерок. Сабрина скосила глаза и увидела бабушку Рельду. Она сидела около костра на стуле в викторианском стиле, удобно устроив ноги на оттоманке. Сабрина не смогла удержаться и самодовольно усмехнулась, когда бабушка встала и помахала им рукой. Они еще никогда не подходили к ней так близко, и, судя по ее реакции, та была рада их успехам. Волна гордости нахлынула на Сабрину.

— Давай пойдем, пока…

Она не успела договорить. Поскользнувшись на снежном склоне, Сабрина упала. Она схватила Дафну за руку в надежде удержаться на ногах, но лишь сбила сестру с ног и увлекла ее за собой. Девочки покатились по склону.

— Нечестно! — крикнул Пак, пикируя сверху. Одну за другой бросал он в сестер гранаты, но ни одна из них не взорвалась достаточно близко, чтобы причинить девочкам хоть какой-либо вред. При этом им даже не приходилось специально увертываться от атак пакостника. Их крутило, вертело, переворачивало, бросая то вправо, то влево. Они то застревали где-нибудь на пологом месте, то внезапно с новой силой устремлялись вниз, не имея ни малейшей возможности самостоятельно затормозить. Долетев до подножия холма, девочки врезались в бабушку и наконец-то остановились.

— Lieblings! Вы в порядке? — спросила бабушка.

Старушка упала на спину и беспомощно, как черепаха, болтала в воздухе руками и ногами, пытаясь перевернуться.

— Всё отлично, бабушка, — ответила Дафна. — Ты не ушиблась?

Бабушка Рельда улыбнулась, когда Сабрина протянула ей руку, чтобы помочь старушке подняться.

— Полный порядок! Поздравляю. Вы прошли испытание!

Внезапно они увидели Пака. Он порхал над их головами с последней гранатой в руке.

— Ничего подобного! — крикнул он. — Вы сжульничали!

— Как это мы сжульничали? — возмутилась Сабрина.

— Еще не знаю, — ответил Пак, бросая гранату, которая упала на землю и закрутилась у самых ног Сабрины.

— Пак, НЕТ! Девочки честно победили! — крикнула бабушка, вскидывая руки и отступая.

Сабрина съежилась и приготовилась получить порцию чего-нибудь ужасно отвратительного. Через несколько секунд она открыла глаза и внимательно посмотрела на гранату. Что-то было не так — что-то такое, чего никак не должно было быть. Сабрина усмехнулась: чека всё еще находилась на месте.

— Ой-ёй! — сказал Пак.

— Раз! — начала Сабрина, выдергивая чеку.

— Немедленно брось ее, хрюшка! — потребовал Пак.

— Два, — продолжала Сабрина.

— Я предупреждаю тебя. Еще пожалеешь!

Сабрина не стала говорить «три», а швырнула гранату. Та попала Паку прямо в грудь и взорвалась какой-то фиолетовой гадостью, распространяющей отвратительный запах тухлых яиц, тыквы и фермерского соуса. Эта вонючая субстанция тут же насквозь пропитала его джинсы и куртку с капюшоном и мгновенно замерзла, заключив мальчишку в ледяной кокон. Не пострадали только его большие розовые крылья. Они яростно хлопали за спиной, но под тяжестью льда Пак с грохотом шлепнулся на землю.

Бабушка подошла к Паку и положила руку на его замерзшую голову.

— Мы вынесем тебя, глупышка-торопыжка, — обратилась она к нему, затем повернулась к девочкам и указала на что-то позади своего стула.

Сестры увидели дверь. Обычная дверь, но только стояла она сама по себе, на открытом пространстве.

— Вперед, Lieblings. Вы заслужили это.

Сабрина и Дафна подошли к двери. Взявшись за ручку, они повернули ее. Дверь открылась, и волны теплого воздуха и яркого света буквально окатили их с ног до головы. Сабрина взглянула на сестру — Дафна улыбалась во весь рот. Схватив девочку за руку, Сабрина переступила порог.

На той стороне их ждали Зерцало и дядя Джейк.

— И каков вердикт? — спросил дядя Джейк. Дафна заулыбалась еще шире.

— Мы прошли тест!

— Поздравляю, горошинка! — воскликнул дядя Джейк, подхватывая ее на руки. Он крепко поцеловал малышку в лоб. — Я знал, что у вас всё получится.

Зерцало подбежал к Сабрине и энергично пожал ей руку.

— Отличная работа!

— Спасибо, Зерцало, — сказала Сабрина, чувствуя, что ее просто распирает от гордости.

Она не привыкла, чтобы домашние хвалили ее. И совершенно справедливо: раньше она была недовольной тупицей и спорщицей.

Из зеркального портала в конце коридора к ним уже спешил еще один желающий присоединиться к поздравлениям — огромный, почти двухметрового роста, мужчина с гривой седых волос и яркими серыми глазами. Его руки, на одной из которых росли длинные черные когти, покрывала шерсть. Кроме того, у него был лохматый хвост. Выглядел он очень усталым.

— Мистер «анис, — сказала бабушка, — девочки прошли тест на выживание.

— Я рад, — ответил мистер Канис, но лицо его оставалось безучастным: старик вообще редко улыбался. — Кое-кто из гостей уже приехал.

— О боже! — воскликнула бабушка. — А у меня даже обед не готов! О! Пак! Господи ты боже мой! Ему же нужна помощь! Он за дверью. Совершенно неподвижен.

Дядя Джейк вошел в дверь и через минуту вернулся. На плече он нес Пака.

— Куда его положить? — спросил дядя Джейк, подозрительно принюхиваясь. — О, бог ты мой! От него воняет, как от пьяного бомжа.

— Отнеси его в душ, — велела бабушка. — Горячая вода растопит лед, а ему в любом случае надо принять ванну.

Пак попытался было сердито запротестовать — купаться он терпеть не мог, — но сумел лишь что-то невнятно пробормотать.

— И нечего ворчать, — сердито сказала бабушка. — Я очень надеюсь, что, приняв ванну, ты наконец наденешь что-нибудь чистое. Может быть, даже ту синюю рубашку с симпатичным крокодильчиком, которую я купила специально для тебя.

Сердитое бормотание только усилилось.

— Пак! Ты наденешь новую рубашку! — строго повторила бабушка. — Сегодня у нас гости.

Лицо Дафны расплылось в восторженной улыбке, и она захлопала в ладоши, словно маленькая девочка на дне рождения.

— К нам едут принцессы!

— Рельда, если вам ничего не нужно, я пойду в свою комнату, — сказал мистер Канис.

— А вы не хотите присоединиться к нам, друг мой? — спросила бабушка Рельда.

Мистер Канис отрицательно покачал головой и пошел назад по коридору. Он не всегда был таким лохматым гигантом. Когда девочки впервые увидели его, мистер Канис скорее походил на самого тощего человека в мире, но облик его менялся. И не в лучшую сторону. Внешность мистера Каниса напоминала всем, что внутри этого человека, как в ловушке, скрыто ужасное чудовище — злой и страшный Серый Волк. Теперь этот зверь очень медленно, но верно выбирался наружу.

Через зал все вернулись к порталу, ведущему в реальный мир. Они вновь прошли в гостевую спальню, где все так же спали Генри и Вероника. Дядя понес Пака в ванную, а бабушка и Дафна заспешили вниз, чтобы поприветствовать прибывающих гостей. Сабрина меж тем замешкалась в спальне, присев на кровать к родителям. Генри и Вероника тихо посапывали, как будто только недавно прилегли на часок отдохнуть после обеда. Сабрина ласково провела рукой по щетинистой бороде отца и нежно поцеловала маму в лоб. Им все еще никак не удавалось найти заклинание, которое прервало бы затянувшийся сон родителей. Иногда среди ночной тиши Сабрина внезапно в панике просыпалась: ей казалось, что родители все понимают и чувствуют себя беспомощными и брошенными. В такие минуты она тихонько выбиралась из своей кровати и проводила час или два у постели родителей, с любовью глядя на них. Она пыталась убедить их, что сделает всё, чтобы прервать зачарованный сон.

Любой нормальный человек уже давно бы просто сошел с ума, увидев, с кем и с чем имеет дело Сабрина: мальчик с крыльями, волшебные двери, гранаты-липучки, человек-волк, родители, спящие волшебным сном… Но для Сабрины это был лишь еще один день в Феррипорт-Лэндинге.

Она не всегда встречала утро в таком странном окружении. Когда-то Сабрина была вполне нормальной девочкой, которая жила в Нью-Йорке вместе со своей младшей сестренкой Дафной и родителями. Она даже помнила, что порою ее семья казалась ей невероятно скучной. Все это закончилось в тот день, когда Генри и Вероника пропали. Полиция перевернула все вверх дном, но нашла только одну-единственную улику: брошенную машину родителей, на приборной доске которой остался кроваво-красный отпечаток ладони. Так как никто не знал, имеются ли у девочек какие-либо родственники, их отправили в приют, а затем начались бесконечные скитания из семьи в семью — в соответствии с государственной программой удочерения. Почти полтора года провели они, переезжая от одних опекунов к другим. Сестрам пришлось жить и с сумасшедшими, и с подлыми лгунами, и с настоящими извергами, и с прочими странными личностями, которым государство почему-то доверяло воспитание детей.

Когда девочек отправили к «бабушке», Сабрина была абсолютно уверена, что их ждет очередная аферистка, желающая заполучить бесплатную прислугу или что-нибудь в этом роде. Они нисколько не сомневались в том, что их бабушка умерла — так сказал им отец.

Поначалу бабушка Рельда — так девочки в конце концов стали ее называть — вызывала у них только всё больше и больше подозрений. Они выслушивали сумасшедшие истории, включая и ту, согласно которой девочки оказывались потомками Якоба и Вильгельма Гриммов, также известных под именем братьев Гримм. Бабушка рассказала им, что знаменитая книга сказок братьев Гримм на самом деле была исторической хроникой настоящих событий. Так же как и прочие хроники, которые написали Лаймен Фрэнк Баум, Редьярд Киплинг и Ханс Кристиан Андерсен. Они просто задокументировали события, свидетелями которых стали, чтобы предупредить мир о волшебных существах. В действительности, как утверждала бабушка, большинство персонажей этих книг — в наши дни они предпочитают называть себя вечножителями — всё еще проживают в городе Феррипорт-Лэндинге, который теперь девочки могут смело называть своим домом.

Это были хорошие новости. Плохо было то, что все вечножители города были навеки привязаны к нему, словно заключены в гигантский волшебный шар, установленный когда-то их прапрапрапрапрадедушкой Вильгельмом Гриммом. Сделал он это для того, чтобы избежать столкновений между людьми и сказочными существами. А хуже всего было то, что многие вечножители были оскорблены подобными ограничениями и вся их злоба была направлена против семейства Гримм.

Понятное дело, Сабрина сразу решила, что старушка просто-напросто съехала с катушек. Так она думала до тех пор, пока бабушку Рельду не похитил великан.

Девочки спасли старушку, а вскоре были вовлечены в новую битву, чуть не закончившуюся разрушением всего города. Позже они сделали открытие, что все «плохие парни», с которыми им пришлось столкнуться, имели нечто общее: они состояли в каком-то таинственном обществе, именуемом «Алая Рука». Никто не знал, сколько членов насчитывало это общество и кто был его таинственным предводителем, но одно было ясно: в планы «Алой Руки» входил захват мира.

Сабрина долгое время спорила со своей судьбой. Ей вовсе не хотелось становиться, как ее отец, бабушка и все прочие родственники, сыщиком и расследовать преступления волшебного мира, хотя ее сестре такая работенка сразу же пришлась по вкусу. Сабрина считала, что ей никогда не удастся привыкнуть к опасностям, хаосу и даже просто к необычайному положению своей семьи. И только недавно, после путешествия в Нью-Йорк, Сабрина поняла, что существует много способов стать одним из Гриммов. Она также поняла, что пришла пора попробовать заняться семейным бизнесом.



К сожалению, одной из составляющих этого бизнеса являлось умение увертываться от вонючих гранат-липучек. Все свое свободное время Сабрина и Дафна проводили в тренировках: уроках по поиску улик, самозащите, исследованию места преступления. Они овладевали методами преследования преступника и умением пользоваться волшебными предметами.

В последнем весьма преуспела Дафна, главным образом потому, что Сабрина не любила часто пользоваться магией. Когда-то ей это очень даже нравилось, но вскоре магия как будто поработила девочку — «ее повело», как говорили об этом сами вечножители, и Сабрина решила с этим покончить. Тем не менее бабушка считала, что знать, как обращаться с магией, очень полезно и, что еще важней, они с сестрой должны были научиться защищать себя от магии. Тренировкам не было конца, а скорость обучения оказалась выматывающей. Но Сабрина втайне гордилась собой, особенно когда дело касалось того, в чем она преуспевала, например, преследования и самообороны. А еще она с легкостью научилась собирать улики. Но самым любимым был, конечно, предмет «Психология преступника». Его преподавали бывшие полицейские Хрякман и Свиндус. Они учили девочек мыслить, как преступники, что должно было помочь выследить самих преступников и обезвредить их. Все это было довольно забавно… ну… если не считать гранат-липучек, естественно.

Сидя на кровати родителей, Сабрина заметила, как в зеркале, из которого они совсем недавно вышли, появилась большая, похожая на луковицу голова с грубыми мужскими чертами. Зерцало наблюдал за ней. Когда он смотрел на кого-то из зеркала, то выглядел совсем по-другому: казался грозным, великим и ужасным! «Нарочно», — думала Сабрина: ведь Зерцало стоял на страже спрятанных за зеркалом сокровищ.

— Как там наши сони? — поинтересовался Зерцало.

— Всё так же, — вздохнув, ответила Сабрина.

— Ну да… Так вот по какому поводу собрание. Надеетесь, кто-нибудь может поделиться опытом, как их расколдовать?

Сабрина с надеждой кивнула:

— Сегодня бабушка собрала всех, кто раньше подвергался заклятию сна. Дафна чуть не выпрыгивает из своих штанов. У нее принцессомания.

— Все маленькие девочки проходят через это, — улыбнулся Зерцало.

— Только не я, — ответила Сабрина.

Зерцало усмехнулся:

— Конечно нет. Ты — несгибаемая и непробиваемая.

— Спорим, что так оно и есть? — предложила Сабрина, не обращая внимания на его иронию.

С тех пор как Сабрина и ее сестра переехали к бабушке, они подружились с Зерцалом. В отличие от других волшебных предметов. Зерцало был из плоти и крови, хотя и не мог выйти за пределы своей рамы: шутка ли — охранять все сокровища

Чертога Чудес! Сабрина полностью доверяла ему, она тянулась к Зерцалу более, чем к кому-либо другому. Ей казалось, что именно он способен понять ее чувства.

— Между прочим, ты еще не сказала мне, что хочешь получить на свой день рождения, а он уже через два дня, — напомнил Зерцало. — Не так-то легко отправиться за покупками, когда ты заперт внутри зеркала. Так что будем заказывать?

— Единственное, что я хочу, — найти способ разбудить их, — ответила Сабрина, глядя на родителей.

Зерцало сочувственно покачал головой:

— Это обязательно произойдет, вишенка. А теперь тебе лучше спуститься вниз. Я слышу, гости все прибывают. А тебе надо присматривать за дядей. У него тоже в некотором роде принцессомания, как мне сказали.

Сабрина рассмеялась:

— Ах, этот дядя Джейк! Совсем голову потерял из-за девчонок.

Голова Зерцало медленно растаяла. Сабрина наклонилась, поцеловала маму и папу и встала с кровати.

— Мы обязательно разбудим вас, — сказала она им. — Я обещаю.

2

В доме уже было полно гостей, большинство из которых казались довольно необычными. Ведьмы, принцессы, один гном и несколько рыцарей Круглого стола… Все активно поглощали закуски и пили фруктовый пунш.

В одном углу Сабрина заметила трех женщин — небезызвестную Троицу. Все три ведьмы когда-то работали на бывшего мэра Феррипорт-Лэндинга и при помощи своей магии прятали от простых смертных то, что им видеть не полагалось. Одна из них — добрая волшебница Глинда, чью жизнь и деятельность описал Фрэнк Лаймен Баум в «Волшебнике из страны Оз», — была одета в изумрудно-зеленый брючный костюм. В руке она, как обычно, держала свою волшебную палочку с хрустальной звездой на конце. Вторая выглядела так, как будто ей исполнился уже миллион лет. Звали ее фрау Пфеферкухенхауз, и была она более известна как ведьма из сказки о Ганзеле и Гретель. Замыкала круг экзотическая красавица Моргана Ле Фэй, сыгравшая роковую роль в жизни короля Артура. Троица наслаждалась крекерами с мягким сыром, оживленно обсуждая события какого-то телевизионного танцевального конкурса.

В противоположном от них углу сидел маленький человечек в строгом черном костюме. Сабрине он был очень хорошо знаком, так как она то и дело встречалась с ним по самым разным поводам. Это был один из семи гномов — мистер Семерка, как его звали в городе. Он с удовольствием уплетал знаменитое бабушкино зеленое печенье. В его наряде явно чего-то недоставало. Поразмыслив, Сабрина догадалась: на нем не было дурацкого колпака — бывший босс Семерки постоянно заставлял гнома надевать его.

Внимание Сабрины привлекла живописная компания, расположившаяся на диване: во-первых, Дафна. На голове малышки красовалась сверкающая корона, украшенная венецианскими золотыми монетками. Во-вторых, у ее ног, положив на колени девочки массивную голову, лежал их семейный любимец — огромный стокилограммовый датский дог Эльвис. И в-третьих, бесподобная Белоснежка. Смотреть на красавицу было всё равно что любоваться восходом солнца. Мисс Снежка была высокой и стройной, с гладкой, словно фарфоровой кожей и глазами, голубыми, как небо. Сабрине внезапно пришло на ум, что Белоснежка совершенно непреднамеренно, наверное, стала виновницей очень многих дорожных происшествий в городе — увидев, как она идет по улице, водители напрочь забывали о дороге. Несмотря на свою умопомрачительную красоту, мисс Снежка была доброй и внимательной. Кроме того, она великолепно владела разными боевыми искусствами: дзюдо, карате, кикбоксингом, а также теми видами единоборств, которые требовали применения палок, кнутов и тому подобного. Три раза в неделю Белоснежка приходила к ним домой, чтобы учить девочек самозащите.

К сожалению, последние три месяца оказались нелегкими в жизни Белоснежки. Вместе с Троицей и мистером Семеркой она была теперь безработной. Школа, в которой преподавала мисс Снежка, закрылась, и никто не знал, когда она снова откроется. В довершение всех бед ее вновь обретенный возлюбленный — принц Шарманьяк — бесследно пропал. Дело уже шло к свадьбе, но после неудачи на выборах, когда попытка Шарманьяка вновь баллотироваться в мэры Феррипорт-Лэндинга провалилась, принц исчез. Бабушка Рельда вместе с Сабриной и Дафной перевернули всё вверх дном, но, казалось, что Уильям, или Билли — так ласково называла его Белоснежка, — просто перестал существовать. Сердце мисс Снежки было разбито, она ужасно переживала по этому поводу. Вот и сейчас девушка чувствовала себя словно не в своей тарелке.

— Здравствуйте, мисс Снежка, — обратилась к ней Сабрина.

— А? Ой, прости, Сабрина. Ты что-то сказала? — Белоснежка вскинула на нее голубые глаза.

— Она немного огорчена, — объяснила Дафна, указав на другой конец комнаты.

Сабрина обернулась и увидела другую женщину, при взгляде на которую перехватывало дыхание. Она стояла меж двумя пухленькими феями — ее крестными. Сабрина сразу узнала ее: принцесса Шиповничек, известная также как Спящая Красавица. У нее была смуглая, почти медовая кожа и глаза цвета горячего шоколада. Мягкая, немного застенчивая улыбка не сходила с ее лица. С некоторых пор Шиповничек стала довольно частой гостьей в доме Гриммов. Дядя Джейк попросил ее помочь найти лекарство для Генри и Вероники, и принцесса ответила, что будет только счастлива помочь им. В доме все знали, что дядя Джейк без ума от принцессы. К сожалению, Шиповничек никуда не ходила без сопровождения своих крестных Цветочка-Жужжало и Мальвы-с-Жалом. Этот волшебный дуэт довел до сведения дяди Джейка, что до тех пор, пока он не пострижется и не предоставит убедительных доказательств его принадлежности к королевской крови, ему и думать нечего о свидании с принцессой.

— А что такое? — шепотом спросила Сабрина у сестры. — Они не ладят с мисс Шиповничек?

— Одно время та была замужем за Шарманьяком, — также шепотом ответила Дафна.

— Ужас! — покачала головой Сабрина.

— Думаю, мне не помешало бы сейчас выпить, — произнесла мисс Снежка, Поднимаясь с дивана. — Кто-нибудь хочет вина? — предложила она.

— Мне только семь лет, — хихикнула Дафна. — Да, да, конечно, — пробормотала Белоснежка, направляясь на кухню.

В комнату с важным видом вошел дядя Джейк и тут же направился к принцессе Шиповничек.

На его пути, словно полузащитники на пути центрального нападающего, немедленно выросли две феи.

— Бедный дядя Джейк, — сказала Сабрина.

— Он та-а-кими глазами смотрит на Шиповничек!.. — заметила Дафна, почесывая за ухом у Эльвиса. Огромный пес жмурился от удовольствия и тихонько постукивал задней лапой по полу. — А знаете что? Давайте найдем Эльвису подружку?

Эльвис фыркнул, с глухим ворчанием поднялся и юркнул из комнаты.

— А что я такого сказала? — удивилась Дафна. — Думаю, он убежденный холостяк, — пояснила Сабрина.

Кто-то постучал в дверь, и бабушка кинулась открывать. Сабрина и Дафна увидели, как в дом вошла блондинка с золотыми, словно залитыми солнцем волосами и старичок с тросточкой. Сабрина не была знакома ни с кем из них.

— Синди! Том! Какой приятный сюрприз! Прошу вас, входите, — сказала бабушка. — Позвольте ваши куртки.

Синди тоже оказалась редкостной красавицей. Ни чуть вздернутый носик, ни крупные веснушки на скулах совсем не портили красоты девушки, а широкая белозубая улыбка только придавала ей обаяния.

Спутнику Синди, Тому, было далеко за восемьдесят, у него было худое вытянутое лицо. Трясущимися руками он опирался на длинную коричневую трость и крепко прижимал к груди кожаную сумку. На нем был шерстяной жакет и старомодная фетровая шляпа.

— Надеюсь, мы не помешали, — проговорила Синди.

— Я вчера услышал о вашем собрании и настоял на том, что нам непременно нужно присутствовать на нем. Думаю, мы тоже сможем быть вам полезны, — заявил Том.

— Чем больше гостей, тем веселее, — радостно откликнулась бабушка.

— Ну, а если уж мы ничем не поможем, — продолжил Том, поставив свою сумку на пол около кушетки, — то, по крайней мере, вымоем посуду в конце вечера.

— Синди, Том, думаю, кроме моих внучек вам все здесь знакомы, — сказала бабушка, подзывая к себе девочек. — Сабрина, Дафна, это мистер Бакстер и его жена, доктор Бакстер.

— Вы вечножители? — спросила Дафна.

— Я — увы! — нет, — рассмеялся Том, — а вот моя жена подпадает под эту категорию.

Дафна удивленно подняла брови и в изумлении уставилась на женщину.

— Я Золушка, — несколько смущенно призналась та. — Еще меня называют Синдирелла или просто Синди.

Дафна издала такой вопль, что все в комнате внезапно замолчали. Даже Эльвис прибежал обратно и ошарашенно глядел по сторонам.

— Простите, — обратилась Сабрина к окружающим. — Когда моя сестра была маленькая, она ударилась головой.

Дафна больно прикусила свою ладонь. Она всегда так делала, когда испытывала восторг или волнение, или и то и другое вместе.

— Юбалюбабубалааа, — пробормотала она.

— Простите? — удивилась Золушка. Дафна вытащила руку изо рта.

— Я так взволнована, что кажется, меня сейчас стошнит!

Синди улыбнулась.

— Рада познакомиться с вами, девочки. Очень мало кого из людей я любила… вернее, люблю так сильно, как вашего отца.

— Он такой доброжелательный, — вступил в разговор Том.

— Мы тоже его большие поклонники, — улыбнулась Сабрина, пожимая руку Тома.

— Здесь в городе Синди ведет радио-шоу, — сказала бабушка. — Или теперь мне называть тебя доктор Синди?

— Синди — вполне достаточно, — рассмеялась Золушка.

— А у нас хорошие новости, — гордо объявил Том. — Мы приобретаем национальную известность. Скоро шоу «Советы Доктора Синди» будут транслировать по всей стране.

— Какие советы? — спросила Сабрина.

— Я специализируюсь на семейных проблемах, — ответила Синди. — У меня было трудное детство, и я, используя свой личный опыт, помогаю семьям улаживать разногласия.

Эльвис подобрался к сумке старичка, обнюхал ее и жалобно завыл. Бабушка взяла собаку за ошейник и оттащила прочь.

— Эльвис, веди себя хорошо, — рассердилась она. Пес недовольно заворчал, но все же послушался. Бабушка повела Эльвиса на кухню, а Сабрина решила внимательно приглядеться к новым гостям. Она заметила, как ласково рука старика коснулась руки жены, как смотрел он на нее глазами, полными восхищения. Так люди смотрят на прекрасный водопад. Сабрине это было знакомо: так смотрели друг на друга ее родители, да и у бабушки с дедушкой на всех фотографиях был такой же взгляд. Синди повернулась к Тому, и ее глаза вспыхнули радостью и восторгом. «Он смотрит на нее та-а-кими глазами…» — вспомнила Сабрина.

Пак, как всегда, был в своем репертуаре. Он вышел на середину комнаты и громко рыгнул.

— А вот и я! — объявил он окружающим, как будто все только и ждали его появления. Ему никто не ответил, и мальчишка повернулся к Сабрине. — Вырядился как какой-нибудь глупый турист! — сказал он. — В этих шмотках я чувствую себя полным идиотом.

На нем была рубашка, которую купила ему бабушка-с этаким веселеньким крокодильи и ком на боку. Пак пририсовал к его пасти облачко, в котором написал; «ПОЕДАЮ ЛЮДЕЙ».

— Миленькая рубашонка, — заметила Сабрина, пытаясь поддержать Пака.

Пак фыркнул.

— «Миленькая рубашонка!» — передразнил он. — Я — величайший злодей в истории человечества, само порождение дьявола. Повсюду я сею ужас и страх. Беды и хаос идут за мной по пятам. Целые народы в страхе падают предо мною ниц. И тут меня видят в этой рубашонке! С улыбающимся крокодилом! Если уж с крокодилом, то он должен пожирать человека или бороться с медведем, или делать что-нибудь еще столь же ужасное. А этого крокодила только на именинный пирог сажать! Если бы Предатель Джонас увидел меня в этом наряде, я бы умер от стыда.

— Предатель Джонас? — переспросила Дафна. Сабрина пожала плечами.

— Ну, я думаю, все собрались, — начала бабушка, пока Пак не успел продолжить свою тираду. Она встала в центре комнаты, призывая всех к тишине. — Я очень ценю, что вы нашли время, чтобы прийти и высказать свои предложения по поводу того, как нам разрешить нашу проблему. Знаю, все вы — очень занятые люди, да и не время сейчас общаться с Гриммами…

— Мэр Червона не может указывать нам, с кем общаться, а с кем нет, — перебила ее Моргана Ле Фэй.

Все одобрительно зашумели.

— Спасибо, — сказала бабушка. — Вы знаете, что наша семья на протяжении нескольких веков решала чужие проблемы. Многие приходили искать у нас помощи. Теперь трудности возникли у нас, и мы обращаемся к вам. Сегодня я хочу попросить вас сообща найти способ, как избавить моего сына Генри и его жену Веронику от заклятия вечного сна.

В этот момент раздался громкий стук в дверь.

— Ой, кто-то опоздал! — всполошилась бабушка. — Сабрина, ты не могла бы открыть дверь?

Сабрина поспешила к двери, боясь пропустить что-нибудь интересное. Она широко распахнула дверь, но чуть было не хлопнулась в обморок, увидев, кто стоит за ней. Дряхлая старуха, одетая в жалкие лохмотья, смотрела на нее сквозь седые кустистые брови. От нее пахло смертью. Позади старухи на гигантских куриных ногах расхаживала по двору захудалая избушка.

— Баба-яга! — выдохнула Сабрина.

Старая карга рассматривала Сабрину острым сердитым взглядом. Каждая морщина, каждая бородавка, каждый шрам на ее лице пылали жгучей ненавистью.

— Меня пригласили, — проворчала она, отодвигая Сабрину в сторону и входя в дом. Проходя, она задела руку Сабрины подолом своей черной хламиды, и девочка почувствовала острую боль в пальцах, как будто бы их окунули в котел с кипящей водой.

Сабрина закрыла дверь и прошла вслед за ведьмой в гостиную. С приходом Бабы-яги многие гости начали нервно ерзать на своих местах. Некоторые при ее неожиданном появлении изумленно вскрикнули, но бабушка Рельда тепло поприветствовала старую каргу и напомнила гостям, что Баба-яга владеет многими магическими секретами. Поворчав немного, гости угомонились.

Итак, странная маленькая вечеринка началась. Гости обсуждали все варианты, какие только могли придумать. Они сновали вверх и вниз по лестнице, то и дело бросали быстрые взгляды на сладко спящих родителей Сабрины, предлагали то или иное заклинание, то или иное зелье, рекомендовали обратиться к разным духам или прибегнуть к сложным магическим формулам друидов. Бабушка Рельда внимательно выслушивала всех, тщательно записывая каждый совет в блокнот, который всегда был у нее под рукой.

Мистер Семерка предположил, что неплохо было бы отыскать принца Шарманьяка: всем известно, что его поцелуй однажды снял сонные чары. Сабрина уже склонялась к тому, чтобы испробовать это на своих родителях, но тут принцесса Шиповничек заметила, что поцелуй принца может заставить Веронику Гримм влюбиться в него без памяти, как это когда-то произошло с ней самой. Вспыхнув от смущения, Белоснежка и Золушка согласились с принцессой. Понятно, что средство это — палка о двух концах, и было решено отложить его на самый крайний случай. Надо сказать, что Сабрина с Дафной совсем не жаждали увидеть Шарманьяка в качестве отчима, поэтому необходимо было найти какое-нибудь другое решение.

День постепенно перешел в ночь, и поток предложений понемногу иссяк. Собрание подошло к концу. Зеленое печенье было съедено, сосуд с пуншем опустел. Гости пожелали Гриммам удачи и растворились в ночи (многие в самом прямом смысле этого слова), и семейство вновь осталось в одиночестве без какого бы то ни было ясного плана действий.

Обескураженная Сабрина побрела спать. Дядя Джейк следовал за ней по лестнице. У него на руках, положив голову ему на плечо, сладко посапывала свернувшаяся калачиком Дафна. Корона соскользнула с головы девочки и болталась на шее.

— Мы не собираемся сдаваться, Брина, — попытался утешить ее дядя Джейк, когда она забралась под одеяло.

— Я знаю, — ответила Сабрина, стараясь, чтобы голос ее звучал бодро и убедительно.

Дядя погасил свет и закрыл за собой дверь. Сабрина лежала и ждала, когда ее глаза понемногу привыкнут к темноте. Вот уже стали проступать неясные очертания моделей самолетов, которые давным-давно смастерил ее отец… За ними начал появляться скат потолка… Сабрина крепко зажмурила глаза и смахнула слезу. Она так устала ждать.

* * *

Сабрина не могла с уверенностью сказать, сколько прошло времени. Тяжелые удары в дверь заставили ее очнуться от крепкого сна. Девочка взглянула на свою мирно посапывающую сестру и выползла из кровати.

— Сейчас открою, — проворчала она.

Сабрина вышла из комнаты и спустилась по ступенькам, ощущая босыми ногами холод твердого дерева. Удары становились всё громче и настойчивей. Поворачивая ключ в замке, Сабрина внезапно подумала, что, наверное, лучше было бы позвать кого-нибудь из взрослых, а не самой открывать дверь посреди ночи. Но было уже поздно. Она оказалась лицом к лицу с Бабой-ягой.

— Вы забыли кошелек или еще что-нибудь? — спросила Сабрина.

— Воровка! — крикнула ведьма, ткнув в нее своим кривым пальцем. Вдруг какая-то невидимая сила подхватила Сабрину за шиворот, оторвала от земли и выволокла из дому. — Немедленно верни мне это, а не то я переломаю твои кости, как щепки, и всласть попирую, высасывая из них мозг.

Под натиском этой ужасной невидимой силы Сабрина не могла даже вздохнуть, не говоря уже о том, чтобы возражать старой ведьме. Абсолютно беспомощная, уже начиная терять сознание, Сабрина висела между небом и землей, болтая ногами в воздухе.

— Если вернешь мне то, что взяла, я обещаю убить тебя быстро, — добавила Баба-яга.

— Эй, старая развалина! Разве ты не знаешь, что Сабрина Гримм находится под охраной короля пакостников и прохвостов? — раздался вдруг звонкий голос.

Громко захлопали крылья, и из дома с мечом в руке вылетел Пак. Он летал вокруг ведьмы, бросая тревожные взгляды в сторону странной избушки, сердито топающей взад-вперед по двору.

— Оставь ее, тварь, или встретишься лицом к лицу с гневом чистокровного Короля Фей, Принцем Трущоб, последней надеждой всех лодырей и бездельников, а также несовершеннолетних правонарушителей, духовным предводителем…

Не успел Пак закончить перечень своих хвастливых титулов, как Баба-яга подняла свободную руку. Сгусток энергии вылетел из ее ладони и ударил в грудь эльфа. Сила удара была такой мощной, что мальчишка перелетел через весь двор и оказался далеко в поле, на другой стороне улицы.

Бабушка, Дафна, дядя Джейк и Эльвис выскочили из дома.

— Поставь ее на землю! — грозно потребовала бабушка Рельда, хотя с волосами, накрученными на бигуди, и в плюшевых тапочках она не выглядела такой уж грозной.

— Твоя пигалица украла мою вещь, Рельда, — прорычала Баба-яга.

— Отпусти ее, ведьма! — приказал дядя Джейк. — Ты здесь не единственная, кто может воспользоваться магией.

Баба-яга презрительно усмехнулась.

— Твои угрозы для меня — как комариный писк. Стой смирно, и я прихлопну тебя.

Внезапно что-то огромное, бурое и лохматое пронеслось мимо Сабрины. Оно со всей силы налетело на Бабу-ягу и сбило ее с ног. По-видимому, нападение лишило Бабу-ягу необходимой бдительности, и невидимая рука, сжимавшая горло Сабрины, пропала. Девочка рухнула на порог и схватилась за шею, с трудом пытаясь отдышаться. Слезы наполнили ее глаза, всё вокруг было как в тумане, но зато теперь Сабрина знала, кто напал на ведьму. Мистер Канис выбрался из своей комнаты, он был очень зол.

— Я стою смирно, что ж ты не прихлопнешь меня? — поинтересовался мистер Канис, нависнув над поверженной на землю ведьмой.

Баба-яга в ярости пронзительно заверещала. Она подняла руки, и в ее ладонях заискрился потрескивающий энергетический шар. Мистер Канис отлетел назад, ударился о дом и зарычал от боли. Удар был таким сильным, что Сабрина даже испугалась за мистера Каниса. Но тот, собрав всю свою звериную силу, прыгнул вперед, поднял Бабу-ягу огромной лапой и швырнул отвратительную старуху в ее же собственный дом. Удар был сокрушающим. Баба-яга пробила переднюю стенку лачуги и влетела в нее, оставив огромную неровную дыру между двумя покосившимися окнами. Избушка, пытаясь освободиться от пыли, поднявшейся в воздух, захлопала ставнями, как ресницами.

Дядя Джейк помог Сабрине подняться на ноги.

— Что ты такого сделала, что старая ведьма сошла с ума? — спросил он.

Сабрина хмыкнула:

— Она считает, что я у нее что-то украла.

В эту минуту в одном из окон избушки показалась Баба-яга.

— Сабрину «повело»! — закричала она, указывая на Сабрину. — Магия захватила ее, она хочет колдовать!

— Да ты ошенно сумашенно! — крикнула Дафна, с трудом удерживая Эльвиса, который рвался разобраться со старухой. — И даже хуже: ты — злючка. Моя сестра ничего не крала! Оставь ее в покое, а не то пожалеешь!

Малышка встала в боевую стойку и показала всем «лицо воина»: на физиономии Дафны появилось комичное выражение, которое она считала угрожающим. К счастью, оказавшаяся рядом бабушка Рельда ухватила Дафну и Эльвиса и отправила их в дом.

— Отдайте мне мою собственность, иначе я разрушу весь дом и уничтожу всех, кто в нем находится! — верещала Баба-яга.

— Мы понятия не имеем, о чем ты говоришь, — настаивала бабушка.

— Волшебная палочка Мерлина! — ответила ведьма. — Твоя малявка украла ее.

— Ничего я у нее не брала! — крикнула Сабрина. — Я бы не подошла к ее вонючему дому даже за миллион баксов!

— Лгунья! Ворюга! — завизжала Баба-яга.

— А я верю Сабрине! — крикнула бабушка. — Она не выходила из дому, поэтому никак не могла попасть в твою избушку. Должно быть, кто-то другой взял палочку. Если хочешь, чтобы мы помогли тебе вернуть ее, просто приди и попроси, а не вваливайся в дом с угрозами. Мне лично нет никого дела до того, кто ты такая.

Баба-яга скрылась в окне.

Через минуту дверь лачуги широко распахнулась, и ведьма выскочила во двор Гриммов, тыча своим кривым, покрытым бородавками пальцем в сторону Сабрины.

— Она…

— Я никогда не лгала тебе, — перебила ее бабушка.

Баба-яга остановилась. Она скептически оглядела бабушку Рельду, затем взглянула на мистера Каниса.

— Ты найдешь волшебную палочку?

Бабушка кивнула.

— Я приду к тебе завтра утром. Мы раскопаем это дельце, вот увидишь.

— Прекрасно!

— Прекрасно.

Ведьма развернулась и захромала по направлению к избушке. Спустя минуту та поднялась на своих куриных лапах, развернулась и неуклюже потопала через улицу. Вскоре она уже скрылась в лесу, оставив за собой след черного дыма.

Чуть позже во двор влетел Пак и приземлился, крепко сжимая в руках меч.

— Куда делась старуха?

— Ушла, — ответила Сабрина.

— Сдрейфила! Сбежала! Я так и знал! — с ликованием заявил он. — Она напала на меня, когда я не был к этому готов, а затем сбежала в лес! Ничтожная козявка!

— Ну, ты вполне сможешь обсудить это с ней завтра, — сказала бабушка. — Мы собираемся нанести ей визит.

Сабрина повернулась к бабушке.

— Да ты что! Неужели ты думаешь, что я добровольно отправлюсь в этот сумасшедший дом?

* * *

— Это сумасшествие! — шумела Сабрина, топая по грязи вместе с бабушкой, Дафной и Паком.

После недавнего дождя земля в лесу пропиталась влагой и превратилась в болото. Пак шел за Сабриной, держа в руке меч. Он что-то бурчал себе под нос о том, что сделает с Бабой-ягой, стоит им встретиться лицом к лицу, когда вдруг внезапно вспомнил, что давно не дразнил Сабрину.

— Говорят, она ест людей, Гримм, — авторитетно заявил он. — Спорим, она сделает из вас вяленое мясо!

— Я не хочу быть вяленым мясом! — закричала Дафна.

— Никто не собирается становиться вяленым мясом, — успокоила ее бабушка. — Всё будет очень хорошо и приятно.

Все именно так и говорят перед тем, как стать вяленым мясом, — пояснил Пак. — Но не волнуйтесь, друзья. У меня с этой ведьмой старые счеты. Она еще пожалеет о том дне, когда подняла руку на короля плутов.

Хвастовство Пака действовало Сабрине на нервы. Уже две тысячи лет Баба-яга занималась черной магией, а характер у нее был еще чернее! В семейных дневниках часто упоминались слухи о ее людоедстве и убийствах. Последний раз, когда Сабрина была в ее ужасной избушке, от одного воспоминания о которой по спине бегали мурашки, ей пришлось в буквальном смысле слова скакать изо всех сил, чтобы сохранить свою жизнь: Баба-Яга превратила девочку в лягушку и собиралась ее съесть. Сейчас им меньше всего было нужно, чтобы Пак затевал ссору со старой каргой.

Они шли и шли, пока не появились тонкие мертвые деревья, растущие совсем рядом. Их стволы и ветви переплелись, как будто в момент смерти

Они поддерживали друг друга. Здесь ничто не заслоняло солнца, но место всё равно было темным и серым. Ни одна травинка не пробивалась из-под земли. Сабрина поняла, что куда-то пропали и естественные звуки леса. Ни криков птиц, ни шума ветра в ветвях, ни хруста веток под ногами — все было тихо.

Они продолжали свой путь и вскоре оказались на дорожке из выбеленных камней. Однажды Сабрина уже шла по ней и знала, куда она ведет — прямо к ведьме-людоедке. Знала она также и то, что камни под ногами совсем не то, чем кажутся на первый взгляд. Паку потребовалось какое-то время, но и он вскоре догадался.

— Человеческие черепа! — воскликнул он, вытаскивая один из-под ног и показывая его своим спутницам.

— Не бойся, Пак, — подбодрила его бабушка.

— Не бойся? Да это самая клевая штука, какую я когда-либо видел! — заорал мальчишка. Он подвигал челюсть черепа, словно это было игрушечное привидение из кукольного театра, а затем сунул его прямо Дафне в нос. — Эй, малышка, потанцуем?

Дафна взвизгнула и спряталась за Сабрину. Бабушка Рельда укоризненно посмотрела на Пака и заставила его вернуть череп на место.

— Куда делась твоя решимость, король пакостников и плутов? — спросила Сабрина эльфа. — Может, Баба-яга превратилась в кинозвезду?

— То, что я собираюсь обрушить на ее голову адское пламя, вовсе не означает, что я не могу оценить ее стиль, — ответил Пак.

— Бабушка, а куда делась ее стража? — спросила Дафна, опасливо оглядываясь. Обычно все подходы к избушке охраняла верная стража старой ведьмы: Ясное Солнышко, Черная Ночь и Алый Рассвет. Эти полулюди-полузвери пользовались дурной славой и являлись личными телохранителями Бабы-яги. Теперь же их нигде не было видно.

— Нечего так о них беспокоиться! — сказал Пак. — Небось сидят где-нибудь и нос свой уродливый боятся высунуть! Им прекрасно известно, что лучше не становиться у меня на пути!

Тут голос подвел Пака: изо рта эльфа вместо последнего слова донесся лишь слабый хрип. Он растерянно огляделся, будто это прохрипел кто-то другой, и снова повторил: «Пути…» Результат был прежний.

— Похоже, ты простудился, — заметила бабушка.

— Вечножители не простужаются, — заспорил Пак.

— Тем не менее когда мы придем домой, я дам тебе куриного бульона.

Еще некоторое время они шли по тропинке и вскоре увидели избушку Бабы-яги. Ее окружал жуткий забор из человеческих костей.

Бабушка Рельда толкнула калитку, и вся семья вошла во двор. Сабрина с восторгом и завистью смотрела на бабушку: та была такая бесстрашная! Бабушка Рельда направилась к двери, как будто пришла навестить старую подругу. Интересно, сможет ли сама Сабрина когда-нибудь стать такой же отважной?

Бабушка постучала, и вскоре дверь широко распахнулась.

— Чую дух молодых и неутомимую, — каким-то потусторонним голосом прокаркала Баба-яга.

В одной руке она держала миску с кашей, в другой — ложку. Очевидно, появление компании прервало ее трапезу.

Бабушка Рельда замешкалась на пороге.

— Прости, я думала, чем скорее мы приступим, тем лучше.

Ведьма нахмурилась, но махнула рукой, приглашая их следовать за ней в дом. Внутри лачуги всё было таким же пугающим и жутким, как и снаружи. В углу стояли пыльные мешки, из них на пол сочилась какая-то зеленая липкая, вонючая жидкость. Вдоль стены располагались деревянные клети. В одной из них кто-то отчаянно пытался выйти на свободу. В печи горел огонь, пламя складывалось в искаженные отчаянием лица людей — казалось, они молили о помощи. Сабрину передернуло от отвращения, стоило ей подумать, что и она могла бы оказаться одной из этих несчастных душ, обреченных вечно страдать в доме Бабы-яги. Но все же чувство мерзости и отчаяния, буквально пронизывающее воздух, не так сильно пугало девочку. Ее беспокоило какое-то странное ощущение в позвоночнике. Сначала она думала, что это просто нервы, но потом поняла: то, что она испытывала, скорее напоминало голод — нервный, неестественный, режущий. Каждый нерв, каждый мускул, каждая капля крови и каждый волосок ее тела, казалось, внезапно пробудились ото сна и требовали пищи. Она огляделась: повсюду валялись волшебные палочки, книги заклинаний, магические кольца. Баба-яга была недостойна этих вещей. Стоило только поглядеть, как безобразно она с ними обращалась!

— Всё в порядке? — спросила Дафна, крепко сжимая руку сестры.

Сабрина сделала глубокий вдох и кивнула.

— Надо уходить отсюда как можно быстрее.

— Где твоя стража? — спросила бабушка Рельда у ведьмы.

— Они все подвели меня, — отрезала колдунья.

— Да я не об этом спрашиваю. Ведьма в ярости закричала:

— И не спрашивай! Я создала их с одной целью: защищать мое добро! Они не справились! Они подвели меня! Больше тебе нечего знать!

Сабрина с легкостью догадалась, о чем идет речь. Телохранители Бабы-яги были мертвы. Вероятно, теперь их кости составляли часть забора.

Пака совершенно не интересовал происходящий разговор. Он самозабвенно рыскал по комнате, открывая шкафы, выдвигая ящики комода, как будто был здесь хозяином.

— Похоже, эта книга сделана из человеческой кожи! — воскликнул эльф, поднимая с пола растрепанный том.

Кожаная обложка книги была покрыта волосами.

— Так и есть! — хихикнула Баба-яга.

Пак, казалось, собирался расцеловать старую каргу.

— Это для меня! Здесь как в Диснейленде! — воскликнул он.

— Эй, — остановила его Сабрина, — а как же адское пламя?

Пак скривился и положил книгу обратно на пол.

— Расскажи, что тебе известно о пропаже твоей волшебной палочки? — попросила Бабу-ягу бабушка, доставая ручку и блокнот.

— Только то, что она была здесь, а потом пропала, — сказала ведьма, бросая многозначительный взгляд на Сабрину.

— Покажи нам, где ты ее хранила, — попросила бабушка.

Старая карга поковыляла в соседнюю комнату. Пол в этой комнате был покрыт пылью и чем-то похожим на человеческие зубы. Посредине комнаты стоял стул с высокой спинкой, напротив него на качающейся этажерке — телевизор. На телевизоре лежала челюсть какого-то дикого зверя, из нее торчала старая проволочная вешалка, обернутая фольгой. «Да… Довольно своеобразная, но, наверное, весьма ненадежная антенна», — подумала Сабрина.

— Здесь я хранила свою волшебную палочку, — пояснила ведьма, обводя рукой комнату.

— Прекрасно. Девочки, — обратилась к ним бабушка, — пришла пора на деле применить полученные вами знания и показать, чему вы научились. Внимательно осмотрите место преступления и помните, что необходимо обращать внимание на всё, что кажется странным.

Последние два месяца бабушка Рельда учила девочек видеть, вернее, если быть более точным, наблюдать. Она верила, что истинные детективы используют все свои чувства, чтобы составить более точную картину преступления. Согласно этой методике, необходимо было все обнюхать, чтобы определить наличие странных запахов; внимательно послушать, чтобы понять, нет ли каких-нибудь странных звуков. Не говоря уже о том, что надо было заглянуть во все самые темные и самые пыльные углы. У Сабрины на этот счет имелась собственная точка зрения. Она считала, что, для того чтобы отыскать преступника, нужно просто попытаться мыслить, как он. В данном случае всё, что от нее требовалось, — это представить себе, что бы она сделала, если бы ей пришлось бежать отсюда с украденной вещью. Сочетание ее собственного метода с методом бабушки позволяло ей замечать то, что другие пропускали.

Она медленно обвела глазами комнату, размышляя над тем, что имела в виду бабушка под словом «странные». Со стен клоками свисали старинные обои — в этом не было ничего удивительного. Старуха уж точно не была Мартой Стюарт[1]. На полу растеклось огромное пятно. Сабрина очень надеялась, что это не кровь. В дальнем углу стоял столик, сплошь уставленный пузырьками и маленькими стеклянными баночками с какой-то зеленой жидкостью. В ней плавали всякие отвратительные штуки.

— Сабрина, — позвала Дафна. — Что ты видишь?

Сабрина еще раз внимательно посмотрела на стол. На ее взгляд, здесь не было ничего необычного, конечно, если считать нормальным дохлых хамелеонов, пучки мышиных хвостов и прочую ерунду. Тем не менее бабушка учила ее быть дотошной, поэтому она заглянула под стол. В половице Сабрина обнаружила большую дыру. Дафна присоединилась к ней и указала на жирные следы чьих-то маленьких лапок: у ведьмы были мыши.

— Когда ты заметила, что палочка пропала? — поинтересовалась бабушка.

— Вчера поздно вечером.

— Что-нибудь еще пропало?

— Нет. Ты знаешь, кто это сделал?

— Пока нет. Мы только взялись за дело, — ответила бабушка.

Ведьма скривилась:

— Завтра я возьму это дело в собственные руки, Рельда Гримм.

— Пожалуйста, подожди! — взмолилась бабушка. — Ты должна дать нам время.

— Я же сказала: «Завтра». Ты слышала меня.

3

Когда все вернулись домой, бабушка отправила детей мыть руки, а сама принялась готовить свое фирменное блюдо: кукурузные хлопья в соусе авокадо. Старушка наивно полагала, что рецепты старинных блюд, которые она собирала по всему миру во время путешествий, приводят в восторг ее семейство, но она очень и очень ошибалась. Сабрина терпеть не могла бабушкину стряпню. День ото дня она мучилась, когда ей предлагали утолить голод супом из луковиц тюльпана, китайским хлебом из жучков, отбивными из крокодильего мяса, беконом со сливками, наггетсами из ирисок, овсянкой со вкусом хрена или лимбургскими блинами. Она могла бы взбунтоваться против такого меню, если бы ее не окружали люди, которым было абсолютно всё равно, что есть. Дафна сметала всё, что бы перед ней ни поставили, даже те экзотические блюда, от которых воротил свой огромный нос Эльвис, а он-то уж точно не являлся ресторанным обозревателем газеты «Нью-Йорк тайме». Пак вообще редко обращал внимание на то, что совал в рот. Вот и сегодняшний день не стал исключением. Эльф просто загонял бабушку, постоянно отправляя ее на кухню и требуя добавки. Один раз он даже попытался стащить пару кусочков у Дафны, но та вовремя воспользовалась вилкой, чтобы защитить свою собственность.

— Пак, что с тобой происходит? — в изнеможении воскликнула бабушка.

— Умираю с голоду! — пожаловался эльф, заталкивая в рот пучок сельдерея. — Я мог бы съесть лошадь. Кроме шуток. Я знаю, что говорю. Однажды я уже проделал это.

Дафна тихонько охнула. Она обожала маленьких пони.

— Арсений — Разрушитель Миров как-то поспорил со мной, что я не смогу сделать это, — рассказывал Пак, не забывая откусывать от своей порции. — Этот крысеныш всё еще должен мне миллион баксов. Он придрался к тому, что я не стал есть седло. Но ведь технически седло не является частью лошади. Разве не так?

Все молча уставились на бессовестного болтуна.

— А что? Я разве не прав?

В комнату вошел мистер Канис и уселся за стол. Ему становилось всё труднее и труднее втискиваться за стол. Сабрина подозревала, что вскоре он совсем не сможет обедать с ними.

— Мистер Канис, у нашего друга Пака какие-то подозрительные симптомы, — сказала бабушка Рельда, странно улыбаясь. — Сначала он хрипел, а сейчас всё никак не может наесться.

Мистер Канис внимательно осмотрел Пака и принюхался.

— Интересно…

Пак сидел за столом и переводил взгляд с бабушки на мистера Каниса.

— Что такое? Что происходит?

Бабушка Рельда улыбнулась и покачала головой.

— Увидишь.

Пак нахмурился и повернулся к Сабрине. Затем открыл рот и показал язык. Ее взору предстало зрелище полупрожеванной пищи, девочка позеленела от отвращения, а Пак лишь рассмеялся.

В эту минуту раздался стук в дверь. Сабрина, в очередной раз потерявшая аппетит, протянула Паку свою тарелку и встала из-за стола.

— Я открою.

Сабрина прошла через комнату и открыла дверь. На пороге стояла Моргана Ле Фэй. Она выглядела весьма расстроенной.

— Мне нужна ваша помощь, — проговорила она. — Меня ограбили.

Сабрина вздохнула:

— Думаю, я уже знаю, что вы нам расскажете.

* * *

Эти вечножители просто выводили Сабрину из себя. Она не любила говорящих животных, а бегающие повсюду неодушевленные предметы действовали ей на нервы. От троллей девочку бросало в дрожь, воспоминания о стычке с Румпельштильцхеном всё еще преследовали ее, но самое отвратительное — это злые феи и ведьмы. Большинство из них были покрыты бородавками, из которых торчали пучки волос. Ведьмы странно пахли и смеялись над тем, над чем, казалось, надо было плакать. Даже Глинда, выглядевшая на первый взгляд вполне прилично (ее даже можно было назвать хорошенькой!), имела довольно противную манеру говорить нараспев. Сабрине это очень не нравилось. Грубо говоря, она вполне могла бы обойтись без всех этих ведьм.

Но Моргана Ле Фэй… Она была поистине красивой женщиной: профиль, словно вырезанный из слоновой кости, иссиня-черные волосы и огромные яркие глаза. Она была веселой, умной и слегка саркастичной — последнее качество Сабрина, как истинная жительница Нью-Йорка, ценила больше всего. Моргана Ле Фэй обладала неким шармом и даром соблазнения, из-за которых все мужчины сходили с ума. Дядя Джейк чуть было не перепрыгнул через обеденный стол, когда бабушка Рельда спросила его, не хочет ли он отвести их к дому Морганы.

Чаровница жила в квартире неподалеку от станции. Ее дом не представлял из себя ничего особенного. Тротуар, ведущий к входной двери, был искрошен, двор заполнен грязью и сорной травой. Кроме того, из разросшегося без должного внимания колючего куста выглядывали ржавые велосипеды. У обочины стоял припаркованный фургон с гигантской мышью, влезающей в мышеловку. На дверцах фургона крупными буквами было выведено: ИСТРЕБИТЕЛИ ГРЫЗУНОВ.

Моргана своей танцующей походкой прошествовала к двери, и вся семья Гриммов последовала за ней. Там их уже ожидали полдюжины мужчин, которые при виде Морганы поспешно сняли шляпы, пригладили волосы и втянули животы.

— Моргана, — сказал один из них, — я починил протекающую раковину.

— О, Стивен, ты душка, — проговорила Моргана, поравнявшись с ним, и поцеловала его в щеку. — Ведь я только вчера позвонила и сказала об этом.

— Моргана, я сходил в магазин и купил белую краску для твоей гостиной, — с гордостью, как будто бы он выиграл золотую медаль на Олимпийских играх, отчитался другой.

— Моргана, завтра утром, лишь появятся первые солнечные лучи, я буду здесь, чтоб сменить масло, — присоединился к ним третий.

— Моргана, я установил новый бак для горячей воды…

— Моргана, я заменил кривое зеркало у вас в ванной…

— Моргана, я заделал дыру в потолке на кухне…

— Ах, мальчики, вы должны позволить мне заплатить вам за всю эту тяжелую работу, которую вы делаете, — промурлыкала Моргана.

— Ни в коем случае! — воскликнули все в один голос и тут же обменялись злобными ревнивыми взглядами.

— Мальчики, я так рада, что вы зашли, но сейчас у меня гости, — объявила прекрасная ведьма.

На лицах мужчин появилось такое выражение, как будто они весь день простояли в очереди на карусель, и вдруг им сообщили, что ярмарка закрывается. Они пробормотали не совсем искренне «да, да, конечно» и пообещали вернуться в другой раз, в более удобное для очаровательной Морганы время. Она поблагодарила всех и обняла каждого на прощание. Мужчины, причем каждый из них выглядел так, как будто именно он отхватил самый большой приз в лотерее, весело устремились к стоянке автомобилей. Через минуту мужчины заспорили. Еще спустя какое-то время сцепились в жестокой схватке.

— Ах, мальчишки! Что с них взять! — смущенно улыбаясь, проговорила Моргана.

Она отперла дверь своей квартиры и впустила всех внутрь. Едва переступив порог, Сабрина почувствовала, что ее барабанные перепонки вот-вот лопнут от нестерпимого рева вертолетных лопастей, стрекота пулеметов и взрывов ракет. Она могла бы поклясться, что пол явно вибрирует под ее ногами. «Интересно, — подумала она, — не оказалась ли я ненароком на поле боя?» Тут девочка заметила бледного толстого молодого человека, который играл в самую жестокую видеоигру из тех, что она когда-либо знала. Ему было, пожалуй, лет тридцать, но трехдневная щетина, отвисший живот и усталые глаза делали его значительно старше. Одет он был в потрепанную футболку, на которой было написано: «ОДНО КОЛЬЦО, ЧТОБ ПРАВИТЬ ВСЕМИ». Вокруг валялись пустые коробки из-под пиццы и гамбургеров. Даже если он и заметил вошедших, то не подал вида.

— Мордред! — строго сказала Моргана. — У нас гости!

— Вижу, — буркнул толстяк, не поворачивая головы.

— Тогда выключи игру и поздоровайся!

— Мам, я чуть было не прикончил главного злодея пятнадцатого уровня! Ты можешь понять, сколько очков я могу получить за это?

— Чудесно! Если не хочешь быть воспитанным и вести себя как взрослый, отправляйся в свою комнату и убери за собой. Мне нужно пропылесосить, а тут повсюду валяются твои куклы.

Мордред с нескрываемой злобой взглянул на мать и закатил глаза, так что стали видны одни белки. От него так и веяло злобой и яростью.

— ЭТО НЕ КУКЛЫ. ЭТО БОЕВЫЕ ЕДИНИЦЫ.

Он спрыгнул с кушетки и выключил видеоигру. Проходя в комнату, бросил через плечо:

— В ванной экстерминатор, — и захлопнул за собою дверь.

— Простите, — сказала Моргана. — Мордред несколько…

— Борзый? — перебил ее дядя Джейк.

— Дикий? — предположила Сабрина.

— Ошенно больненно? — вставила Дафна.

— Я хотела сказать — бесцельный, — ответила ведьма. — Знаю, он достаточно взрослый, чтобы жить с матерью, но у него сейчас трудный период: никак не может удержаться на одном месте. Он работал «У Венди», в «Тако Белл» и в «Бургер Кинг», но всё заканчивается одним и тем же: Мордред вызывает директора на поединок, захватывает ресторан и порабощает своих сослуживцев. А потом возвращается обратно к видеоиграм.

— Мы бы хотели сразу приступить к делу, если можно, — не моргнув глазом, произнесла бабушка. — Вы сказали, вас ограбили. Что пропало?

— Волшебные часы, — ответила Моргана Ле Фэй, проходя по комнате и подбирая пустые упаковки из-под жареного картофеля.

— Не может быть! — воскликнул дядя Джейк. — Что еще за волшебные часы? — спросила Сабрина.

Когда они были маленькими, папа не разрешал им с Дафной читать сказки, стараясь защитить дочек. К сожалению, из-за этого здесь, в Феррипорт-Лэндинге, они испытывали сплошные неудобства. Оказалось, что девочки ничего не знают о сказочных героях и волшебных предметах. Позже им пришлось наверстывать упущенное, читая оригинальные отчеты о событиях в сказочном мире, огромное количество которых хранилось в доме бабушки, но Сабрина еще ни разу не сталкивалась с волшебными часами.

— О них писал Говард Пайл[2], Liebling. Он рассказывает, что они были найдены на чердаке Отца Времени, — объяснила бабушка, затем снова обратилась к Моргане: — Но я всегда считала, что волшебные часы — это миф.

— И я! — поддержал ее дядя Джейк.

Он гордился тем, что уже разыскал очень многие волшебные предметы, о которых говорилось в сказках. В его карманах всегда можно было найти много чего интересного. Свою одежду он шил на заказ со множеством дополнительных карманов, в которых хранились волшебные кольца, палочки, зелья.

— Да нет, — ответила Моргана, — это правда. И они действительно работают.

— Работают? — удивилась бабушка. — И как же? Пайл писал, что их единственная задача — рассказывать сказки, когда пробьет определенный час.

Моргана неловко переступила с ноги на ногу.

— Ну… Они делают и еще кое-что… Дядя Джейк нетерпеливо улыбнулся:

— И что же?

— Они — своего рода машина времени.

Сабрина рассмеялась. Она никогда не думала, что Моргана обладала таким замечательным чувством юмора.

— Да нет, правда! — упорствовала Моргана. — Они могут вернуть вас на двенадцать часов назад.

— А кому это надо? — поинтересовалась Дафна.

— Это очень удобно, — пояснила Моргана, — если ты случайно согласился сразу на два свидания, назначенные на один и тот же вечер.

— А сколько уже отсутствуют эти часы, Моргана? — спросила бабушка.

— Точно не знаю, — ответила ведьма. — После той встречи у вас дома я вернулась домой и сразу пошла спать. Когда я выключала свет, они еще стояли на столе в кухне. А утром их уже не было.

— И вы ничего не слышали? — спросила бабушка.

— Ничего. Когда я проснулась, входная дверь была открыта, хотя я точно помню, что запирала ее.

— Как насчет Мордреда? — спросил дядя Джейк. — Не мог он их взять?

— Нет, — ответила Моргана. — Он честный мальчик, и, если говорит, что не знает, что случилось с часами, я ему верю.

В это мгновение из ванной появилось невысокое толстое рыжее существо. На нем были зеленые камуфляжные штаны и такая же рубашка, на голове красовалась солдатская каска, именной жетон, а на лапах — тяжелые военные ботинки. Он походил на разряженного домашнего кота, но Сабрина сразу поняла: это нечто большее. Он передвигался на задних лапах и, заметив Сабрину, был ошарашен не меньше ее.

— Вторжение! — прокричал кот и юркнул под кушетку.

— Всё в порядке, Бутс. — Ле Фэй попыталась успокоить кота. — Это всего лишь Рельда Гримм со своей семьей.

Бутс высунул голову из-под кушетки. Было заметно, что кот здорово нервничает: его усы сердито топорщились во все стороны.

— Вы перепугали меня до смерти, — произнес он с акцентом, характерным для жителей Нью-Джерси. — Я чуть не получил нервный срыв. Надо предупреждать. Я — ветеран. Я стал очевидцем ужасных событий. Запрыгаешь тут!

— Вы нашли что-нибудь? — спросила Моргана.

— Как вам сказать, мисс Моргана… У меня хорошая и плохая новости, — ответил Бутс. — Начну с плохой. У вас мыши.

— О-о! — простонала Моргана. Она прошла через комнату и показала коту свою сумочку. — Значит, это одна из них прогрызла дыру в моей сумке.

Она опустила в сумку руку и просунула в дыру палец.

— Хорошая новость? — поинтересовалась Моргана.

— Хорошая новость состоит в том, что других новостей нет. Думаю, это вселит в вас какую-нибудь надежду. Мой совет вам: пакуйте вещи, сожгите этот дом дотла и начните жизнь заново.

— Из-за того, что у нее мыши, вы советуете ей сжечь дом? — Сабрина не поверила своим ушам.

— Это единственный шанс. Ничто не может противостоять паразитам. Они лишь будут прибывать, прибывать и прибывать… Пока не заполонят ваши сны, не пожрут все ваши запасы! О ужас!..

Взгляд кота сделался отсутствующим, как будто на него нахлынули кошмарные воспоминания.

— А что такое «паразиты»? — прошептала Дафна.

— Паразиты — это крысы, мыши, тараканы… ну и прочие в этом роде, — объяснила Сабрина.

Лицо Дафны скривилось от отвращения:

— Пакость!

— Я собираюсь обследовать подвал, чтобы убедиться, что там нет мышиного гнезда, — отважно проговорил Бутс, но Сабрина явственно видела, какой дрожит.

Сабрина потянула за рукав бабушку.

— Там, под столом у Бабы-яги, мы видели мышиную нору, — напомнила она.

Бабушка кивнула Сабрине и повернулась к коту:

— Вы говорите: мыши? Не будете возражать, если мы посмотрим вместе с вами?

— А как же мои пропавшие часы? — спросила Моргана.

— Возможно, здесь есть какая-то связь, — ответила бабушка.

Бутс с подозрением покосился на Гриммов.

— Я должен предупредить вас, Рельда, что это не безопасно. Мы можем не вернуться оттуда живыми.

— Из-за мышей? — удивилась Сабрина.

— Это дикие, непредсказуемые существа. Они состоят из сплошного меха, когтей и зубов.

— Мы постараемся быть осторожными, — пообещала бабушка Рельда.

— Не говорите потом, что я не предупреждал вас! — воскликнул Бутс.

— Если найдете что-нибудь, дайте мне знать, пожалуйста, — обратилась Моргана к дяде Джейку, поглаживая его по руке. — Какой вы сильный!

— Да, время от времени я поднимаю тяжести, — похвастался дядя Джейк.

Бабушка быстро схватила его за другую руку и выволокла из комнаты.

— Подчас ты просто невыносим, Джейкоб, — проговорила она.

Бутс повел семью Гриммов за дом, и они спустились на один пролет лестницы. Открыв дверь, кот повернулся к Гриммам и поднес указательный коготь к губам.

— Ш-ш-ш! У них потрясающий слух.

Подвал был сырой и захламленный: грудой были свалены сломанные ящики от комода, то и дело под ноги попадались ракетки с лопнувшими лесками, рядом со старым кофейным столиком с отломанной ножкой лежала искусственная рождественская елка, всё еще покрытая мишурой. Бутс пробирался сквозь весь этот хлам, внимательно разглядывая затянутые паутиной балки потолка. Он объяснил, что им нужно попасть точно под квартиру Морганы Ле Фэй. Обнаружив то, что он искал, Бутс снял с пояса электрический фонарь и стал шарить лучом по потолку и стенам.

— Что вы ищете? — шепотом спросила Дафна, появляясь из тени.

— Гнездо, — мурлыкнул Бутс. — Или дырку в потолке. Они вполне могли прогрызть себе дорогу прямо в квартиру Морганы.

— Мыши могут прогрызть дыру в полу? — удивилась Сабрина.

Она не могла поверить, что такое маленькое создание способно нанести такой большой вред.

Бутс покачал головой.

«Только дурак может недооценивать мышиных возможностей. Они могут пробраться в дыру, в четыре раза меньшую, чем они сами. Могут грызть цемент и прыгать почти на полметра в высоту. Плюс их прожорливость. Они едят от пятнадцати до двадцати раз в день! Им есть за что бороться. И если вы прибавите к этому еще и количество детей, которых они могут нарожать за год-до сотни! — вы поймете: наша жизнь под угрозой. Они еще отнимут наши жизни, малышка. Мыши собираются завоевать мир. И вопрос не в «если…». Вопрос «когда?».

В это мгновение Дафна натолкнулась на картонную коробку и опрокинула ее на землю. Раздался глухой удар, что-то посыпалось… Бутс отреагировал на это так, как будто рядом с ним прогремел взрыв. Он прыгнул за стул и приказал всем ложиться.

— Нас атакуют! — прокричал кот.

Бабушка помогла ему подняться на ноги и убедила в том, что вторжение еще не началось. Когда Бутс наконец успокоился, он вновь вернулся к своему обследованию.

— Здесь нет никаких дыр, а наверху никаких следов, — наконец заключил он. — Я думаю, это была одна-единственная мышь. Моргана вполне могла принести ее откуда-то. Они могут запрыгнуть на пальто и висеть так несколько дней. Мыши коварны. Фактически само слово «мышь» произошло от слова, которое в переводе с санскрита означает «вор».

— А мог это быть кто-нибудь другой? Не мышь? — спросил дядя Джейк.

— Например, кто?

— Ну… Не знаю… Маленький человечек какой-нибудь… Может быть, лилипут?

— Прости, Джейк, это уже не моя специализация, но ничего невозможного нет.

Бабушка открыла сумочку и отыскала там ручку и клочок бумаги.

— Позвонишь мне, если столкнешься с какой-нибудь похожей, необъяснимой ситуацией?

Бутс кивнул:

— Крупное дело, Рельда? Бабушка улыбнулась.

— Мы — Гриммы. И это то, чем мы занимаемся.

* * *

— Никогда бы не поверил, что эта женщина могла так подействовать на меня, — говорил дядя Джейк по дороге домой. — Я думаю, она применяет какой-то особый вид волшебства, нацеленный специально на мужчин.

— Я уж думала, что ты вот-вот вызовешься помыть у нее полы, — проворчала бабушка.

Дядя Джейк рассмеялся.

— Не волнуйся, ма, я не собираюсь вводить в дом ведьму. Я положил глаз на принцессу.

— Тебе следует отыскивать глазами улики, а не разбрасывать их где попало, — сердито проговорила бабушка и повернулась к внучкам: — И что вы обо всем этом думаете?

Сабрина и Дафна уставились на нее.

— А почему ты спрашиваешь об этом нас? — с жаром спросила Сабрина.

— Потому что вы — сыщики. Это ваше расследование. Итак, что вы узнали?

Дафна пожала плечами, заставив Сабрину скорчить рожу: она так надеялась, что ее младшая сестра углядела что-нибудь эдакое, что ускользнуло от ее внимания.

— Ну же, девочки, — поторопила бабушка. — Что общего у этих двух ограблений?

— Украдены волшебные предметы, — сказала Дафна.

— Правильно!

— Н-ну… Обе были ограблены кем-то, кого потерпевшие никогда не видели, — добавила Сабрина.

— Отлично!

— Обе потерпевшие — ведьмы, — вставила Дафна.

— И у обеих — мыши, — сказала в заключение Сабрина.

— Итак, вы были достаточно внимательны. — Бабушка одобрительно улыбнулась.

— Ты думаешь, мыши пробрались к ним в дом и украли волшебные предметы? — фыркнула Сабрина. — Это звучит, как тот бред, что нес сумасшедший кот!

— Эй, алё? Вы же в Феррипорт-Лэндинге, — откликнулся дядя Джейк. — Здесь всё возможно.

— В городе живут Три Слепые Мышки, а еще Мышиный Король из страны Оз со всем своим народом, — сказала бабушка. — Фактически в городе живет очень большое количество мышей, но у меня, как говорят сыщики, есть предчувствие.

— Ты думаешь, что преступник не мышь? — спросил дядя Джейк.

— Возможно. Там в доме ты говорил что-то о лилипутах? Мы давно должны были покончить с разгулом их преступной деятельности.

— Но все лилипуты находятся в городской тюрьме, — удивилась Дафна.

— Тогда, думаю, настало время нанести им визит, — ответила старушка.

Сабрина и Дафна обменялись взглядами.

— Новый шериф отнюдь не является твоим фанатом, — напомнил дядя Джейк. — Ты действительно думаешь, что он пойдет нам навстречу?

— Может, и не пойдет, — грустно вздохнула бабушка. — Но не побьет же он нас, если мы попросим его помочь нам.

— А я думаю, побьет, и еще как! — сказала Сабрина.

Задолго до своего избрания легендарный злодей из истории о Робин Гуде поклялся, что, когда станет шерифом, положит все свои силы и время, чтобы упрятать семейство Гриммов за решетку.

Дядя Джейк довез всех до полицейского участка и припарковался на улице. Первое, что бросилось Сабрине в глаза, — закрытый магазин велосипедов. На большом плакате в витрине было написано: «НЕ РАБОТАЕТ».

— Так… Велосипед из списка придется вычеркнуть, — вздохнула Сабрина.

На свой день рождения она очень хотела получить велосипед.

— Бывает. Времена сейчас трудные, — заметила бабушка Рельда, показывая на противоположную сторону улицы. И антикварный, и цветочный магазины — оба были забиты досками. На них висели одинаковые объявления: «ПРОСТИТЕ, ЗАКРЫТО».

Когда Гриммы входили в полицейский участок, Сабрину не покидало ощущение, что они лезут в пасть ко льву. Новый шериф был холоден, расчетлив и, куда бы ни шел, повсюду таскал с собой кинжал. К счастью, когда Гриммы вошли, в приемной его не оказалось. Со стен свисали рождественские украшения, в углу догнивала потерявшая хвою елка, несколько разноцветных шаров все еще цеплялись за ее поникшие ветви. Вот и всё, что осталось от декабрьских приготовлений к празднику бывшего шерифа Свинсона и его коллег Хрякмана и Свиндуса. Это был всего лишь один пример пренебрежительного отношения к офису. Толстый слой пыли покрывал все вокруг. Содержимое папок, сложенных в высоченные башни, которые опасно кренились и в любую минуту были готовы упасть, было разбросано по грязному полу. Здесь же валялись и сломанные стулья. Ни за конторкой, ни где-либо еще никого не было. У стены стояло большое зеркало — единственное новое приобретение полицейского участка.

— Э-эй, есть кто-нибудь? — позвала бабушка.

— Может быть, он вышел, — с надеждой в голосе проговорила Сабрина. — А нам уже пора возвращаться.

Прежде чем кто-либо успел последовать ее совету, дверь в дальнем конце комнаты открылась, и вошел шериф Ноттингем. Это был высокий злобный человек с черными волосами, спадающими на плечи. Лицо его пересекал отвратительный шрам, начинающийся у темных глаз и заканчивающийся у кончиков губ. Небольшая козлиная бородка-эспаньолка, обрамляющая зловеще ухмыляющийся рот, довершала портрет шерифа.

— Что вам надо? — прорычал он, хромая к своему столу.

Сабрина вспомнила, что шериф недавно был ранен одной из верных стрел Робин Гуда.

Бабушка попыталась изобразить приветливую улыбку.

— Шериф, у нас не было возможности поговорить с вами с тех пор, как вас избрали. Я подумала, что хорошо бы прийти и поприветствовать вас. Уверена, вам известно об исторических корнях моей семьи в Феррипорт-Лэндинге. Знаете ли, предыдущая администрация считала наши уникальные таланты очень полезными. Я хотела бы протянуть вам руку в надежде, что мы сможем вместе трудиться на благо нашего города.

— Протяните вашу руку, мадам, и вы увидите, как я отхвачу ее своим мечом, — вскипел Ноттингем.

Дядя Джейк сделал шаг вперед.

— Попробуй-ка еще разок поговорить с моей матерью в таком тоне, дружок, и у тебя будут большие проблемы.

Шериф откинул полу своего пиджака, чтоб всем был хорошо виден его сверкающий кинжал.

— Ты еще и не знаешь, что такое настоящие проблемы.

Дядя Джейк тоже откинул полу своей куртки, представляя на всеобщее обозрение огромное количество волшебных колец, палочек и драгоценностей.

— Чувствуешь себя лягушкой, шериф, — прыгай подальше!

Оба принялись буравить друг друга свирепыми взглядами. — Зачем вы пришли сюда? — требовательно спросил шериф.

— Мы расследуем ряд ограблений…

Ноттингем оборвал бабушку на полуслове:

— Я не получал никаких сообщений по поводу ограблений.

— Полагаю, получите, когда жители получше познакомятся с вами, — сказала бабушка. — Мы просто помогаем нашим близким друзьям, и наше расследование привело нас сюда. Мы были бы вам очень признательны, если бы вы позволили нам поговорить с лилипутами.

Ноттингем рассмеялся:

— Боюсь, что не смог бы этого сделать, даже если бы вдруг захотел. Я выпустил всех арестованных вечножителей, как только вступил в должность.

— Что вы сделали?! — воскликнула бабушка. — Некоторые из них очень опасны.

— Это вы так говорите. Город больше не ваша игровая площадка, миссис Гримм, — пролаял Ноттингем. — Вы и вся ваша семейка достаточно повеселились, теперь этому пришел конец. Надеюсь, скоро вас здесь не будет.

— О чем это вы? — грозно спросил дядя Джейк, шаря в кармане в поисках подходящего оружия.

— Я говорю о налоге.

— О налоге? — переспросила Сабрина.

— О налоге на собственность, — усмехнулся шериф. — Что? Разве вы не получили уведомление?

— Какое уведомление? — спросила бабушка.

Ноттингем залез в ящик стола и достал оттуда отпечатанный на машинке бланк. Он бросил его Сабрине, которая, быстро пробежав бумагу глазами, зачитала первый параграф вслух:

— «Департамент по оценке имущества для обложения налогом. Мэрия Феррипорт-Лэндинга недавно пересмотрела цену вашей собственности. В результате проверки выявлено, что расчет налога на недвижимость был произведен неправильно. На сегодняшний день ваша задолженность составляет сто пятьдесят тысяч долларов».

— Сто пятьдесят тысяч долларов! — простонала бабушка.

— Да, коммунальные услуги у нас не бесплатны.

Надо ремонтировать школы и строить дороги, и, конечно, содержание полиции обходится недешево. Каждый должен честно выплачивать свою долю.

— Даже ты? — спросил дядя Джейк.

— Я? — рассмеялся Ноттингем. — Я освобожден от налогов. Ведь я — вечножитель.

— Вы обложили налогами только людей? — спросила бабушка.

Дядя Джейк нахмурился:

— Ах ты грязный, мерзкий, вонючий…

— Феррипорт-Лэндинг — поселение вечножителей, — сказал Ноттингем. — Сюда понаехало слишком много разного сброда. Они крадут нашу работу, пользуются нашими больницами и школами. Больше этого не будет. Мэр Червона издала указ, и я всем сердцем одобряю его. Феррипорт-Лэндинг — город для вечножителей!

— Вы послали подобные письма всем жителям нашего города? А что, если люди не смогут заплатить? — спросила бабушка.

— Тогда мы экспроприируем их собственность.

— Что значит эска… эпспра… экспроприируем? — прошептала Дафна на ухо Сабрине.

— Это значит, что они заберут наш дом и вышвырнут нас на улицу, — ответила Сабрина. Она сразу поняла, почему магазины велосипедов, антиквариата и цветов оказались закрыты.

Дафна повернулась к Ноттингему:

— И куда мы пойдем?

— Это города не касается, — проговорил шериф, пощелкивая пальцами. — Но не волнуйтесь. До пятницы вы еще можете уплатить ваш долг.

«У нас только два дня», — подумала Сабрина.

* * *

Пока машина медленно ехала по городу, Сабрина смотрела в окно. Ей казалось, что она впервые видит этот маленький городок. Не так давно она считала Феррипорт-Лэндинг ужасно скучным и старомодным, но она научилась любить его. А теперь он исчезал буквально у нее на глазах. Почти у всех домов были припаркованы грузовики, в которые большие и сильные мужчины грузили шкафы, кровати, магнитофоны, одежду. Оказалось, что повсюду идут распродажи, все сбывали наиболее ценные вещи в надежде собрать деньги на уплату налога или на стартовый капитал, чтобы начать жизнь заново где-то в другом месте. Сабрина сразу представила, как шериф Ноттингем и мэр Червона разъезжают по городу и, хихикая, потирают руки, радуясь тому, сколько неприятностей обрушили они на головы обычных жителей города.

— Нам совершенно не о чем беспокоиться, — проговорила бабушка, хотя выражение ее лица говорило о другом. Она снова и снова перечитывала врученное ей уведомление. — Совершенно не о чем беспокоиться.

— Бабушка, а у нас действительно есть сто пятьдесят тысяч долларов? — спросила Дафна.

Бабушка замотала головой, словно приходя в себя:

— Прости, Liebling, ты что-то сказала?

— У нас действительно есть деньги, чтобы заплатить налоги?

Бабушка вздрогнула, как будто ее ужалила пчела.

— Всё будет хорошо, — попыталась она успокоить девочек, но Сабрина уже занервничала.

После стольких месяцев, проведенных в сиротском приюте и в приемных семьях, она приобрела способность немедленно распознавать, когда взрослые лгут.

* * *

Этим же вечером, чуть позже, девочки облачились в костюмы, предназначенные для тренировок по боевым искусствам, — белые штаны и белую распашную рубашку с цветным поясом. Сабрина помогла Дафне повязать ее коричневый пояс и сама завязала свой желтый. Цвет пояса обозначал уровень подготовки: коричневый — для начинающих, желтый — для более опытных. Одевшись, девочки встретились в холле с Паком. Он не изменил своим привычкам, лишь подпоясал неизменные джинсы и зеленую толстовку с капюшоном большим черным шарфом.

— Я думаю, черный пояс еще нужно заслужить, — заметила Дафна.

Пак закатил глаза.

— Я уже непревзойденный боец этого города, никто лучше меня не настучит по заднице неприятелю. У ваших боевых искусств даже нет подходящего цвета, чтобы оценить меня по достоинству.

Сабрина пожала плечами и отперла дверь запасной спальни, где находились ее родители и зеркало. Поцеловав родителей, Сабрина вместе со всеми прошла сквозь отражение. На противоположной стороне в кресле сидел Зерцало и наслаждался рюмочкой бренди с дорогим шоколадом.

— Снежка ждет вас, — махнул он рукой, указывая в конец зала. — Счастливо повеселиться.

Дети пошли туда, куда указал Зерцало, и вскоре нашли свою прекрасную учительницу. Она ждала их около комнаты, в которой, если верить табличке на дверях, содержались волшебные шляпы и «Зубы, собранные Зубной Феей». Снежка была босиком, в такой же белой, как и у девочек, форме с черным поясом. Свои роскошные черные волосы она собрала в пучок.

— Здравствуйте, дети! — Она поклонилась.

— Здравствуй, сенсей! — ответили Сабрина и Дафна, отвечая на ее поклон.

Пак ковырял в носу.

— Сегодня вечером мы продолжим работать над блокировкой ударов, — сказала мисс Снежка.

Пак издал недовольный стон:

— Опять! А когда же мы начнем учиться наносить удары в лицо?

Снежка вздохнула:

— Пак, когда ты попросил разрешения присоединиться к тренировкам девочек, я предупредила тебя, что боевые искусства не предназначены для нападения, они созданы для защиты.

— Ну что ж, тогда я придумаю свои собственные боевые искусства, — сказал Пак. — Они будут называться Пак-фу, и вам придется выучить только одно: двойной удар кулаком имени Пака Великолепного.

— Желаю успехов, — ответила Белоснежка. — А мы с миссис Гримм считаем, что прежде всего девочки должны научиться защищать себя от нападения. Итак, встанем в боевую стойку.

Мисс Снежка принялась ходить по кругу, то и дело нанося учебные удары, которые дети с легкостью отражали. Чем дальше, тем удары ее становились все более жесткими. Они отрабатывали открытые и закрытые блоки, учились уходить от удара и использовать свои запястья, чтобы остановить нападение. Мисс Снежка обладала исключительной выдержкой и терпением, но Сабрина видела, что она сильно расстроена. Сабрина знала: исчезновение принца Шарманьяка тяжелым камнем лежало у нее на сердце. Сабрине хотелось как-то утешить ее, но что она могла сказать? Конечно, она сочувствовала переживаниям Снежки и ее разбитому сердцу, но Шарманьяк, по ее мнению, являлся мерзавцем. Он никогда не делал ничего, в чем не был бы лично заинтересован. Даже Гриммов он использовал для того, чтобы произвести впечатление на Белоснежку или продвинуться в своей собственной карьере. И что только могла найти их очаровательная учительница в этом расфранченном болване, думала Сабрина. Конечно, он был до смерти привлекателен, но как только открывал рот, сразу превращался в глупого пустомелю. Тем не менее девочка чувствовала, что должна что-то сказать.

— Он еще объявится, — как можно мягче сказала она.

Мисс Снежка взглянула на нее, и Сабрине показалось, что та вот-вот расплачется.

— Надеюсь, — прошептала девушка и попрощалась с детьми, объявив, что через два дня ждет их на следующий урок.

Девочки вышли вместе с ней из Чертога Чудес, спустились вниз и проводили ее на улицу. Они махали Снежке вслед, пока ее машина не скрылась из виду.

Сабрина заперла дверь и направилась в столовую, где Пак с волчьим аппетитом уминал какой-то суп. На столе лежала записка от бабушки, в которой говорилось, что она рано пошла спать, мистер Канис в своей комнате, а дядя Джейк ушел на всю ночь. Бабушка советовала девочкам хорошенько подкрепиться супом, а затем поискать в волшебных книгах сведения о каких-нибудь крошечных человечках или маленьких зверюшках, которые могли бы украсть волшебные предметы. Сабрина была огорошена. Из-за стычки с Ноттингемом и налогового уведомления она совершенно забыла о том, что они вовлечены в расследование очередной тайны.

— Должно быть, бабушка очень расстроилась, — удивилась Дафна, заглядывая в кастрюлю. — В супе ничего фиолетового.

Сабрина налила суп себе и Дафне, и они присоединились к Паку. Им пришлось хорошенько пригрозить ему, прежде чем мальчишка отдал им часть булочек, которые успел захватить до их прихода.

— Вам следует быть со мной повежливее, — заявил Пак с набитым ртом. — Когда станете бездомными, вам придется жить со мной в лесу, а я не позволю кому попало жить в моем лесу.

— А мы правда скоро станем бездомными? — грустно спросила Дафна.

— Нет, — ответила Сабрина.

— Не ври ей, — опять взялся за свое Пак. — Дела хуже некуда, бледнолицая. На вашем месте я бы отъелся этим супом про запас. Может быть, это последняя ваша еда. Бомжам приходится питаться из мусорных консервных банок и просить корочку хлеба на улицах.

— Я не хочу быть бомжом, — проговорила Дафна, и, повернувшись к Сабрине, спросила: — А кто такие бомжи?

Сабрина пропустила вопрос мимо ушей и встала из-за стола.

— Отдай мне свою булочку, и я найду для тебя хорошую сухую коробку от холодильника, в которой ты сможешь спать, — пообещал Пак.

— Дафна, не слушай его, — попросила Сабрина. Дафна, взглянув на сестру, все же уступила мальчишке булочку.

— Нам нужно приниматься за работу, — вздохнув, произнесла Сабрина.

— Ну, это не для меня, — заявил Пак, отодвигаясь от стола.

Когда-то он объявил, что у него аллергия на книги и что люди, которые стараются улучшить свои мозги, сами признаются в собственной тупости. Он быстро улизнул в свою комнату, оставив девочек в одиночестве.

Сабрина подошла к книжным полкам, чтобы отыскать там что-нибудь касающееся маленьких воришек. Она нашла несколько книг Крошки Тима, Дюймовочки и одну под заголовком «Жизнь-это Суета», написанную Паучком-Пустячком. Она внимательно просмотрела их и положила на стол, затем вернулась к стеллажу, чтобы просмотреть собрание семейных хроник. Начиная с Вильгельма Гримма, который привез вечножителей в Феррипорт-Лэндинг, все члены семейства Гримм составляли полные отчеты о своих приключениях в городе. В каждом дневнике содержались отчеты очевидцев, и очень часто они оказывались полезными в расследовании того или иного преступления.

Несколько часов Сабрина и Дафна корпели над старыми книгами. Они прочитали всё, что касалось Мышиного короля, который правил миллионом мышей, с трудом продрались сквозь бесконечные военные компании оловянных солдатиков и изучили историю лилипутов. Но не нашли ничего конкретного и вскоре зашли в тупик. Было очень поздно, и девочки очень устали. Даже Эльвис уже спал, устроившись под столом.

— Я думала, работа сыщика возбуждает, — сказала Сабрина, закрывая очередную книгу.

— А я вот возбуждена, — возразила Дафна. Ей нравилось быть сыщиком.

— Ты всегда возбуждена, — заметила Сабрина, положив голову на большой дубовый стол, за которым они читали. — Бабушка, наверное, уже разрешила эту проблему, только нам она ничего не скажет.

— Мы учимся, — напомнила ей Дафна. — И бабушка хочет, чтобы мы до всего доходили сами.

— Она хочет свести нас с ума. В этом городишке полным-полно крохотных человечков и разговаривающих животных, не говоря уже о ведьмах, которые прекрасно умеют уменьшаться в своих размерах. Как нам сузить круг подозреваемых?

— Что-нибудь придумаем, — ответила Дафна. — Помни: мы обалденная команда.

Сабрина очень устала, но все же улыбнулась.

— Эльвис, тебе нужно выйти проветриться, — сказала Сабрина, вставая из-за стола.

Огромный дог чуть было не сбил ее с ног, кинувшись к входной двери. Сабрина открыла ее, и Эль-вис стрелой вылетел наружу.

— Не уходи далеко! — крикнула Сабрина ему вслед и, пройдя через столовую, направилась на кухню.

— Пойду чего-нибудь попью, — сказала она сестре. — Хочешь чего-нибудь?

Дафна покачала головой. Она уже почти спала, положив голову на большую книгу. Сабрина зашла на кухню, взяла из шкафчика стакан и открыла холодильник. Там были остатки ужина, кружок колбасы и миска с прилепленной к ней маленькой запиской: СОСИСКИ! ОПАСНО! ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ СБЕРЕЧЬ ОТ ЭЛЬВИСА! Сабрина хорошо знала, какой взрывоопасный эффект производят они на собаку. Девочка сунула руку в холодильник, чтобы достать кувшин с водой, который дядя Джейк хранил в холодильнике. Налила немного в стакан. Запрокинув голову, сделала большой освежающий глоток и почувствовала, как приятная прохладная жидкость стекает по горлу. Внезапно она услышала сердитый лай Эльвиса.

Сабрина выглянула в кухонное окно и увидела, как Эльвис, повернувшись в сторону леса, сердито лает и ворчит. Вероятно, где-то на заднем дворе копошился Пак, готовя какую-нибудь очередную унизительную ловушку, или, может быть, пса напугали большие черные тучи, собирающиеся над домиком. Эльвис ненавидел гром и молнию и во время сильных раскатов прятался у девочек под кроватью.

Сабрина собралась уже поставить кувшин в холодильник, но тут же быстро обернулась, услышав чей-то громкий крик. Девочка приникла к окну. При свете луны она увидела, как через двор мчится дядя Джейк. Казалось, он был в панике. Внезапно раздалось какое-то жужжание, и дядя Джейк упал на землю. Из его спины торчала стрела.

4

Сабрина в ужасе выронила стакан, и тот хлопнулся на пол. Звон разбивающегося стекла вывел девочку из шока. Нужно было немедленно действовать! Сабрина выскочила в столовую, сдернула со стула сестру и затолкала под стол.

— Сиди здесь! — приказала она, затем кинулась к входной двери, призывая на помощь бабушку и мистера Каниса.

Прямо босиком бросилась она на задний двор. Дядя Джейк лежал на земле, уткнувшись лицом в грязь. Сабрина осторожно повернула его, и он издал слабый стон.

— Дядя Джейк! — позвала она.

Присмотревшись к нему повнимательнее, Сабрина с изумлением поняла, что не уверена в том, что это именно дядя Джейк. С его лицом явно было что-то не то. Откуда-то взялась небольшая козлиная бородка, а вокруг шеи шла красная борозда — словно след от веревки. В волосах пробивалась седина. Дядя Джейк смотрел на нее широко открытыми глазами. Наверное, ему было очень больно.

— Брина?

— Сейчас придут бабушка и мистер Канис Они помогут. Они уже идут, — всхлипывая, бормотала Сабрина.

— Брина, ты выглядишь такой юной, — сказал дядя Джейк. — Словно тебе опять двенадцать.

«Он бредит от боли, — подумала девочка. — Ему срочно нужна помощь»,

— Кто-нибудь, помогите! — что было сил крикнула она. В это самое мгновение раздался громкий удар грома. Сабрина вскочила на ноги и, повернувшись в сторону дома, еще раз закричала: — Помогите!

Безудержно лая, к ней на помощь прибежал Эльвис, мгновение спустя бабушка и мистер Канис уже торопились к ним из дома.

— Liebling, что случилось? — всполошилась бабушка.

Она была в ночной рубашке и шлепанцах, на лицо старушка наложила маску из зеленой грязи.

— Это дядя Джейк. Он ранен! — крикнула Сабрина и повернулась к упавшему, но никого не обнаружила. Сабрина озадаченно оглядела опушку леса. Как он мог так быстро отползти прочь, так, чтобы она ничего не заметила? Девочка внимательно осмотрела траву под ногами, стараясь обнаружить пятна крови, но ничего не нашла. — Но… Дядя Джейк лежал прямо здесь, на земле. Я видела его. Я видела стрелу! Он умирал…

Эльвис бросился к тому месту, где лежал дядя Джейк. Он обнюхал землю и громко завыл.

— Детка, ты ошиблась, — произнес мистер Канис. — Я чую такие вещи. Здесь не было раненых.

— Сабрина, уже поздно. Тебе, должно быть, приснился дурной сон, — сказала бабушка. — Твой дедушка Базиль тоже, бывало, ходил во сне.

— Нет! Я видела его. Он лежал вот тут. Мы должны поискать его! — закричала Сабрина.

Но тут из-за угла дома появился сам дядя Джейк. Он опять был самим собой. Никакого шрама на шее, никакой козлиной бородки,

— По поводу чего собрание?

Внезапно Сабрина почувствовала головокружение. В глазах замелькали вспышки света, ее бросило в жар.

— Ты же был ранен, — попыталась сказать она, а потом все погрузилось в темноту.

* * *

На следующее утро Сабрина, проснувшись, чувствовала себя так, будто проспала сто лет. Она ощущала себя слабой и неуклюжей, а когда спускалась по лестнице, чтобы позавтракать со всей семьей, собственные ноги показались ей вареными макаронинами. Увидев, как дядя Джейк расправляется с очередной коробкой пончиков, она подумала, что, может быть, бабушка права, и всё это — лишь игра ее воображения, ужасный ночной кошмар.

— Тебе лучше? — обеспокоенно спросила бабушка, входя в столовую с подносом, на котором было нечто, напоминающее ярко-красные картофельные котлеты.

Старушка разложила их по тарелкам и добавила дополнительную порцию на вмиг опустевшую тарелку Пака. Эльвис залез под стол и начал облизывать Сабрине ноги.

— Всё нормально, — успокоила бабушку Сабрина, хотя в голове у нее царила полная неразбериха.

— Мы так испугались, когда ты упала в обморок, — сказала бабушка. — Боюсь, ты случайно дотронулась до чего-нибудь в избушке Бабы-яги, и это вызвало у тебя галлюцинации.

— А что значит «галлюцинации»? — тут же поинтересовалась Дафна.

— Это значит, что человек видит то, чего на самом деле нет, — объяснила Сабрина,

— А еще это значит, что у кого-то поехала крыша, — добавил Пак.

— В следующий раз, когда мы пойдем к Бабе-яге, тебе нужно быть осторожнее, — предупредила бабушка, садясь за стол.

— Пойдем к Бабе-яге? — воскликнула Сабрина. — Ни за что на свете! Ноги моей больше не будет в этом дурдоме!

— А я не могу дождаться, когда мы туда отправимся, — заявил Пак. — Баба-яга — крутая чувиха! Панк-рок!

— Конечно, нам придется пойти туда, Сабрина, когда мы отыщем ее волшебную палочку. — Бабушка поцеловала внучку в лоб. — А теперь быстренько ешьте и одевайтесь. Впереди нас ждет еще один трудный день.

— Возвращаемся к расследованию? — спросила Дафна, не переставая жевать.

Ей ужасно нравилось быть сыщиком. Бабушка кивнула:

— Но сначала заплатим налоги.

* * *

Здание суда было огромным, с куполом и мраморными колоннами. Оно располагалось совсем рядом с полицейским участком, буквально через несколько домов. Около главного входа шумела огромная толпа людей, мелькали лозунги, раздавались отдельные сердитые возгласы.

— Похоже на демонстрацию протеста, — сказала Сабрина, заметив лозунг, на котором слово «НАЛОГ» было заляпано жирными красными кляксами.

Мистер Канис подвел машину к обочине и припарковался.

— Рельда, думаю, мне не стоит показываться перед толпой в моем нынешнем состоянии.

Бабушка согласно кивнула:

— Да, пожалуй. Человек двухметрового роста с огромным хвостом может привлечь к себе внимание. Оставайтесь в машине. Мы мигом вернемся.

Гриммы с трудом пробрались через ревущую толпу и поднялись по ступенькам. В глазах людей, мимо которых они проходили, было отчаяние. Какой-то старичок схватил Сабрину за руку и быстро-быстро заговорил:

— Они не могут так поступить с нами! Нам некуда больше податься.

Испугавшись, Сабрина вырвала руку и поспешила догнать Дафну и бабушку. Они вошли в большую двустворчатую дверь и сразу же увидели охранника. Он рассказал им, как добраться до кабинета налогового инспектора.

— Там большая очередь? — поинтересовалась бабушка.

Тот покачал головой:

— Из тех, у кого есть деньги, чтобы заплатить, вы — первые.

Следуя его инструкциям, они вскоре дошли до двери в конце длинного узкого коридора, на которой висела табличка: «КАБИНЕТ НАЛОГОВОГО ИНСПЕКТОРА», а внизу с ручки двери свисала еще одна, поменьше: «ВЕРНУСЬ ЧЕРЕЗ 15 МИНУТ».

— Думаю, нам придется подождать, — вздохнула бабушка.

Пятнадцать минут превратились в два с половиной часа. Наконец в дальнем конце коридора показалась невысокая коренастая фигура. Когда она приблизилась, Сабрина узнала в ней мэра Червону — Червонную Королеву, героиню знаменитых приключений Алисы, задокументированных Льюисом Кэрроллом. Сабрина подумала, что мэр вполне могла бы сойти за участницу какого-нибудь шутовского парада.

Лицо ее было ярко, даже крикливо накрашено: кроваво-красные губы, темно-фиолетовые тени, коричневые, цвета красного дерева, брови и кокетливая черная родинка на левой щеке. На ней было надето умопомрачительное малиновое платье из шелка и кружев, на подоле которого были вышиты маленькие красные сердечки. В пухлой розовой ручке она держала громадный мегафон. За ней следовала разъяренная толпа. Люди сердито размахивали своими налоговыми уведомлениями и что-то кричали. Мэр Червона только улыбалась им в ответ. Сабрина не поняла: то ли действительно она наслаждалась их отчаянием и беспомощностью, то ли все дело в косметике, запечатлевшей на ее лице несмываемую улыбку.

— Люди, что сделано, то сделано! — проговорила мэр Червона в мегафон, включенный на полную громкость. Ее слова разрушили их последние надежды. Эхом отразившись от стен, волной зазвенели они у всех в ушах. — Город нуждается в денежных средствах, и у вас есть выбор: либо платить, либо уезжать отсюда в другое место.

— Я позвоню своему адвокату! — пригрозил кто-то из толпы.

— Да сколько угодно, — фыркнула Червона. — Но почему-то мне кажется, что все адвокаты этого города находятся точно в таком же положении, что и вы. А теперь разойдитесь, не то я позову шерифа и попрошу посадить вас всех под замок.

— За что? — послышался другой голос из толпы. — Демонстрации протеста разрешены. Мы живем в свободной стране.

— Тогда я арестую вас за уродство. Проваливайте!

Люди начали медленно расходиться, бормоча угрозы в адрес мэра и ее администрации. Наконец мэр Червона и семейство Гриммов остались одни. Червона взглянула на них и тихонько хихикнула. Она достала из кармана ключ и отперла дверь кабинета налогового инспектора. Сорвав с двери маленькое объявление, она вошла внутрь.

Бабушка Рельда и девочки последовали за ней. Они оказались в маленькой комнатке без окон. Вдоль стен тянулись серые картотечные шкафы. Длинная потертая стойка разделяла комнатку на деловую часть и место для посетителей. Червона зашла за стойку и поставила на нее звонок.

— Доброе утро, мэр Червона, — поздоровалась бабушка, подходя к стойке.

Мэр не ответила. Она выдвинула ящик письменного стола, достала газету и начала просматривать заголовки.

— Здравствуйте! — подала голос Сабрина. Дафна потянула бабушку за рукав и указала на табличку, которая висела на стене, сбоку от стойки. На ней значилось: «ЗВОНОК ДЛЯ ПОСЕТИТЕЛЕЙ». Бабушка бросила на Червону такой взгляд, как будто хотела перескочить через разделяющий их барьер и придушить ее на месте, но сделала глубокий вдох, подошла поближе и тихонько нажала на кнопку звонка. Мэр оторвалась от газеты, посмотрела на них и одарила улыбкой, обнажив кривые желтые зубы.

— Чем могу быть полезна?

— Мэр Червона, я и представить себе не могла, что вам самой приходится собирать налоги, — сочувственно произнесла бабушка.

— Нет, не приходится, — возразила мэр, захихикав. — Но это такое веселое занятие, что я не могу никому другому доверить его. Полагаю, вы здесь тоже для того, чтобы обсудить условия отсрочки вашего долга?

— Вовсе нет, — ответила бабушка, выуживая из сумки большую пачку купюр. — Мы пришли оплатить счет.

Даже сквозь толсты и слой грима было видно, как сильно покраснело лицо Червоны. Она попыталась что-то сказать, но чуть не задохнулась от неожиданного приступа кашля. Потребовалось несколько секунд, прежде чем она смогла выдавить из себя:

— Вы… что?

— Я сказала, что мы пришли заплатить налоги.

Мы правильно нашли кабинет?

Мэр начала заикаться, и было похоже, что у нее вот-вот начнется новый приступ кашля.

— Да, вы пришли туда, куда нужно, — наконец прохрипела она.

— Очень хорошо, — улыбнулась бабушка, вручая мэру пачку денег. — Здесь сто пятьдесят тысяч долларов.

Мэр Червона пошарила рукой под стойкой и достала свой мегафон. Она поднесла его к губам, нажала кнопку и что было сил проревела:

— НОТТИНГЕМ!

У Сабрины зазвенело в ушах.

Минуту спустя подлый шериф прихромал в кабинет.

— Я слышу тебя, женщина! Если ты не заметила, я немного занят! У дверей суда разъяренная толпа, а еще какой-то псих клянется, что видел в окрестностях города скачущего динозавра. Можешь себе представить? Динозавра! Я посадил его за решетку — пусть протрезвится.

— Кому это интересно? — продолжала орать в мегафон мэр. — Гриммы пришли заплатить налоги!

Ноттингем долго и с удовольствием смеялся, но в конце концов до него дошло, что Червона не шутит. Стукнув кулаком по стойке, он грязно выругался и плюнул на пол.

— В чем дело? Может быть, мне показалось, но вы оба выглядите несколько разочарованными, — сказала бабушка, искренне наслаждаясь сменой настроения шерифа.

Сабрина могла поклясться, что различила в ее голосе нотки сарказма.

Ноттингем выхватил деньги из руки мэра, быстро перелистал купюры, как будто подозревая, что они фальшивые, и затем швырнул на стол.

— Нам хотелось бы получить квитанцию, — сладким голосом проговорила бабушка.

Мэр Червона глухо зарычала. Затем схватила с ближайшего стола книжку с квитанциями, нацарапала что-то на одном из квитков и вырвала из книжки.

— Это еще не конец, — прошипела она, размахивая квитанцией в воздухе и не давая бабушке дотянуться до нее.

— Я в этом нисколько не сомневаюсь, — сказала старушка, выхватывая у нее листок. Она надежно спрятала его в своей сумочке, взяла девочек за руки, и они все вместе вышли из кабинета.

— Счастливо оставаться, — ехидно улыбнулась на прощание Дафна, закрывая за собой дверь.

Пока они шли по коридору, Сабрина слышала доносящиеся до них яростные крики шерифа и мэра. Они вышли из здания суда и какое-то время молча смотрели на толпу отчаявшихся жителей города.

— Бедные люди, если бы у меня было столько денег, я бы не задумываясь отдала бы их все, — грустно покачала головой бабушка.

— Во всем мире нет столько денег, — ответила Сабрина. — Мэр Червона просто хочет выгнать всех обычных жителей из Феррипорта. В любом случае нам надо думать о собственных проблемах. Что мы будем делать, если окажемся единственными людьми в городе?

— Не знаю, Liebling, — сказала старушка, когда они спустились по лестнице. — Но сейчас нам пора вернуться к расследованию. Кто знает, когда у Бабы-яги кончится терпение.

Внезапно они увидели, как сквозь толпу к ним пробирается шериф Ноттингем, размахивая над головой какой-то бумагой.

— Миссис Гримм!..

— Да, шериф, что-нибудь не так? — поинтересовалась бабушка.

— Совершенно верно, — подтвердил шериф. Сабрина не могла не смотреть на его ужасный шрам, пересекающий всё лицо. «Интересно, — думала она, — это нож так изуродовал его или он всегда был таким безобразным, еще до того, как нож сделал свое дело?»

— Оказалось, мы неверно рассчитали стоимость вашей собственности.

— Ах, перерасчет! — Бабушка притворно всплеснула руками.

— Увы! — сказал шериф, гнусно улыбаясь. — Аудиторы, к сожалению, забыл и посчитать стоимость земли, на которой стоит ваш дом. У вас ведь почти три акра очень ценной собственности. Боюсь, нам придется прибавить это к общей сумме вашего долга.

— Сколько еще? — с подозрением спросила Сабрина.

— О, всего лишь еще триста тысяч долларов, — ответил шериф.

— Это возмутительно! — воскликнула бабушка.

— Да, не так ли? — согласился шериф, и его лицо расплылось в довольной улыбке.

— А когда мы заплатим и этот налог, что еще вы обложите налогом? Воздух вокруг нашего дома? Вы просто пытаетесь отделаться от нас! — закричала на него Сабрина.

— Что ж, миссис Гримм, ваши девчонки намного умнее, чем я мог предположить, — ответил шериф. — Между прочим, в пятницу последний срок уплаты.

Они приехали домой. Бабушка выглядела огорошенной и была погружена в свои мысли. Она то и дело что-то тихо бормотала себе под нос по-немецки. На ужин старушка быстренько соорудила несколько бутербродов с арахисовым маслом и с лепестками роз для девочек и Пака, а затем попросила дядю Джейка и мистера Каниса уделить ей несколько минут. Взрослые отправились наверх для личной беседы.

— Плохо дело, — вздохнула Дафна.

— Не волнуйся, бледнолицая. Ты легко привыкнешь к холоду, — успокоил ее Пак, размазывая горчицу по своему бутерброду.

— Бабушка найдет выход, — буркнула Сабрина и сверкнула глазами в сторону Пака, как будто хотела сказать: «Закрой свою пасть».

Вскоре вернулся дядя Джейк.

— Девчонки, прекрасная новость! Меня отрядили помогать вам в расследовании. Бабушка будет немного занята, надо разобраться с финансами, но вам совершенно не о чем беспокоиться.

— Так же вчера говорила и бабушка, но тогда с нас требовали всего лишь сто пятьдесят тысяч, — напомнила ему Дафна.

— Это все детали. Куда привело нас расследование?

— В тупик, — угрюмо сообщила Сабрина.

— На кого падает подозрение?

— Слишком на многих — и не сосчитать, — ответила Дафна.

Дядя Джейк почесал затылок.

— Две головы хорошо, а три лучше, — улыбнувшись, заметил он. — Давайте подведем итог. У обеих потерпевших были украдены волшебные предметы. Кто бы или что бы ни украло эти вещи, оно было очень маленьким. Обе потерпевшие — вечножители. Что еще у них общего?

— Они обе — женщины, — начала Дафна.

— Они обе очень могущественные, — добавила Сабрина.

— Они обе были здесь позапрошлой ночью, — сказал Пак, не отрываясь от четвертого бутерброда. Все повернулись к нему. Сабрина была шокирована тем фактом, что эльф мог заметить что-либо, кроме себя любимого.

— Дельное замечание, Пак, — одобрительно кивнул дядя Джейк. — Обе потерпевшие были у нас в гостях.

— Думаешь, здесь какая-то связь? — спросила Сабрина.

— Может быть, — ответил дядя Джейк. — Давайте пойдем и спросим других, кто приходил к нам. А вдруг и у них тоже что-нибудь пропало?

— Но у нас было столько гостей… С кого начнем? — спросила Дафна.

Дядя Джейк довольно усмехнулся:

— С принцессы Шиповничек. Сабрина закатила глаза.

Пока они ехали через город, дядя Джейк не закрывал рта. Он все время говорил о том, как красива принцесса Шиповничек, как умна принцесса Шиповничек, как он надеется, что принцесса Шиповничек не имеет никакого отношения к таинственному преступлению. Через некоторое время даже Дафне надоело слушать дифирамбы в честь принцессы Шиповничек. Пак уже несколько раз собирался выброситься из машины, чтобы покончить с этим словоизвержением, и Сабрина была не прочь присоединиться к нему.

К счастью, заведение, которое принадлежало принцессе Шиповничек, располагалось неподалеку. Это было небольшое ретрокафе, расположенное в трех кварталах от здания суда на берегу Гудзона, рядом находились железнодорожный вокзал и крохотная гавань для прогулочных катеров. «Заповедные земли» — так называлось кафе — было любимым местом всех почитателей кофе. Рекламная доска перед входом обещала огромный выбор — от эспрессо до таинственного кофе маккиато. Помимо кофе посетителей обещали угостить разнообразной выпечкой: кексами, пшеничными лепешками, печеньем и пончиками. Сабрина несколько раз проходила мимо этого заведения, и всегда здесь было полным-полно посетителей. Оказывается, на взрослых кофе производило такой же эффект, как на нее магия.

Она помнила, как ее мама отстаивала час в очереди, чтобы купить латте за семь долларов.

Подъехав к кафе, дядя Джейк пригладил волосы, подышал в ладонь, чтобы убедиться в свежести дыхания, и расправил воротник рубашки.

— Как я выгляжу? — спросил он у детей.

— Да какая разница! Это же всего-навсего какая-то девчонка! — сказал Пак. — Все девчонки отвратительны.

— Ты не всегда будешь так думать, — заверил его дядя Джейк.

— Спорим?

— Ты выглядишь ошенно обалденно, — заверила его Дафна, разглаживая манжеты его пальто.

Дядя Джейк подмигнул малышке, и они вошли внутрь. Здесь повсюду, от стены до стены, сидели посетители: они болтали, работали на маленьких переносных компьютерах — лэптопах — и потягивали из высоких чашек свой кофе. В помещении было всего несколько маленьких столиков, разбросанных по залу, и яркая стеклянная витрина, наполненная выпечкой. У витрины вилась длинная очередь нетерпеливых, возбужденных людей.

Сабрина увидела принцессу Шиповничек. Девушка стояла за прилавком. Даже сейчас, с убранными волосами и повязанным вокруг талии фартуком, она выглядела сногсшибательно. Шиповничек работала на кассе, принимала заказы и старалась, чтобы очередь двигалась как можно быстрее, хотя это было не так-то легко. Большинство посетителей заказывали кофе со смешными, невероятно длинными названиями и подробно описывали свои пожелания.

— Будьте любезны, большую чашку кофе без кофеина, обезжиренного, с соевым молоком и лесными орешками, без сахара…

— Дайте, пожалуйста, тройной эспрессо кофеолла с молоком без лактозы и тростниковым сахаром…

— Одну супербольшую чашку ристретто со щепоткой свежемолотой корицы…

Семейство Гриммов встало в очередь и мало-помалу приблизилось к прилавку.

— Джейкоб, — приветливо сказала принцесса Шиповничек, когда подошла их очередь.

— Шиповничек, — ответил дядя Джейк, — ты выглядишь потрясающе.

Принцесса покраснела:

— Ты всегда так говоришь.

— Это всегда правда.

— Не отвлекайте продавца, — заворчала пожилая дама в самом конце очереди. — Мне нужен кофеин, и немедленно!

— Простите, миссис Финеган, — улыбнулась принцесса. — Это займет лишь секунду.

— Давай же, парень, — выкрикнул мужчина из очереди, — мы торчим здесь уже целую вечность! Сабрина съежилась.

— Они убьют нас прямо здесь, в этом кафе.

— Шиповничек, в чем дело? Почему стоим? — спросила Мальва-с-Жалом, появляясь из-за прилавка, Цветочек Жужжало тоже была тут как тут.

Увидев дядю Джейка, феи-крестные скривились. — Только для покупателей, — сердито сказала Цветочек Жужжало.

— Здравствуйте, леди. Будем рады сделать заказ, — согласился дядя Джейк. — Практически мы даже еще не обедали сегодня. Думаю, мы возьмем четыре этих черничных кекса и кофе для меня.

— Какой кофе? — рявкнула Мальва-с-Жалом. — Какой кофе? Кофе «кофе», — ответил дядя Джейк.

Очередь издала коллективный стон, из которого выделился голос миссис Финеган. Она пробормотала:

— Дилетанты…

— Принесите ему африканскую смесь, — приказала принцесса крестным.

Те посмотрели на нее с подозрением, но побежали выполнять заказ. Наконец-то Шиповничек и дядя Джейк остались одни, без всевидящего ока толстушек фей.

— Никакой возможности устроить перерыв? — спросил дядя Джейк.

— НЕТ! — проревела очередь.

— Как раз самая середина обеденной запарки, — объяснила Шиповничек.

— Только секундочку, — просительно произнес дядя Джейк, одаряя принцессу одной из своих самых очаровательных улыбок.

— Леди, я сейчас вернусь, — сказала принцесса, снимая фартук.

Очередь повернулась к Гриммам. Выражение лиц посетителей не обещало ничего хорошего.

— Отведайте немного кофе без кофеина, — сказал дядя Джейк, распахивая дверь.

Он выпустил детей и изящно раскланялся, приглашая Шиповничек пройти следом за ними.

— Прости, — сказала Шиповничек, когда они вышли на улицу. — Кофе — это как наркотик, и люди становятся раздражительными, когда им надо получить дозу.

— Твои банши[3] встретили меня гораздо теплее, — с улыбкой проговорил дядя Джейк.

— Хорошо хоть Цветочек Жужжало и Мальва-с-Жалом не пытались превратить тебя в жука, — ответила принцесса Шиповничек.

— Говорю же, я уже почти нравлюсь им. Принцесса рассмеялась.

— Мы прекрасно провели прошлый вечер.

— Мне все еще стыдно за ту фрикадельку, — проговорил дядя Джейк, краснея.

— Я даже и не представляла себе, какие они аэродинамичные, — хихикнула принцесса Шиповничек.

— Должен признаться, что я несколько неуклюж. Если ты будешь продолжать со мной встречаться, боюсь, перепорчу весь твой гардероб.

— Ну, тогда тебе повезло, — улыбнулась принцесса. — Я люблю ходить за покупками.

— Пристрелите меня кто-нибудь! — завопил Пак. — Если я услышу еще хоть слово об этой слащавой любовной истории, я брошусь с моста!

— Как ни тяжело это признать, но он прав, — вмешалась Сабрина. — Мне помнится, мы собирались расследовать таинственное преступление?

— О, здравствуйте! — раздался голос позади них.

Они обернулись и увидели Тома Бакстера, переходящего улицу. Рядом с ним шли трое молодых людей в свитерах и очках, к свитеру каждого был пришпилен значок, на котором крупными буквами было выведено: «Я ЗВОНЮ В ШОУ ДОКТОРА СИНДИ».

— Рад снова видеть вас, — с улыбкой проговорил старичок.

— Мы тоже рады видеть вас, — сказала Дафна. — А где доктор Синди?

Том показал на другую сторону улицы, на высокое здание с металлической башней на крыше. Когда-то бабушка говорила Сабрине, что здесь располагается местная радиостанция Феррипорт-Лэндинга — ВФПР (Всемирное ФерриПорт-Радио).

— Она очень занята. Готовится к вечернему шоу, — объяснил Том. — Это занимает огромное количество времени и требует тщательного планирования. Ох, ну как же я не внимателен! Разрешите представить: это мои коллеги. Малькольм — продюсер нашего шоу, Александр-звукоинженер и Брэдфорд — он отвечает на звонки радиослушателей. Кроме того, они время от времени помогают мне переходить через дорогу. Все пожали друг другу руки.

— Я никогда не пропускаю вашего шоу, — сказал Пак.

Сабрина развернулась к нему. Она была почти уверена, что эльф смеется, но оказалось, что он серьезен, как никогда.

— А что? — с вызовом проговорил Пак. — Ты бы послушала этих олухов, которые звонят доку Синди. Все такие грустные, депрессивные, одинокие. Это самое смешное шоу на радио.

Малькольм нахмурился:

— Мы, пожалуй, возьмем кофе и пойдем обратно.

— Он прав, надо спешить, — подтвердил Том. — Синди становится настоящей зверюгой, когда не получает свой латте.

Гриммы проводили взглядом Тома и его сотрудников до входа в кафе и вновь повернулись к мисс Шиповничек.

— Шиповничек, у некоторых из наших гостей, побывавших на вечеринке, из домов были украдены кое-какие волшебные вещи, — сказал дядя Джейк. — Мне не хотелось бы совать нос не в свое дело, но если у вас что-то пропало, то это, наверное, что-то волшебное, какой-нибудь магический предмет. Не была ли ты или твои крестные ограблены?

— Мальва-с-Жалом и Цветочек Жужжало никогда не выпускают свои волшебные палочки из виду, а все, что у меня есть, — несколько волшебных семян. Каждое на счету.

— Может быть, мне можно зайти к вам как-нибудь вечером, чтобы убедиться в этом? — с улыбкой спросил дядя Джейк.

— Ты никогда не отступаешь от своего, не так ли? — рассмеялась принцесса Шиповничек. — А может, тебе побеседовать с фрау Пфеферкухенхауз? Ее клиника как раз рядом с нашим кафе.

— Прекрасная идея! Дети, не хотите ли заняться этим? — подмигнув, сказал дядя Джейк.

Не надо было быть телепатом, чтобы понять, что он хочет на какое-то время остаться наедине с принцессой.

— Конечно, пойдем посмотрим, — согласилась Сабрина, утаскивая за собой сестру и Пака.

Они подошли к соседнему дому, на котором висела табличка: «ДОКТОР Ф. ПФЕФЕРКУХЕНХАУЗ — ЗУБНОЙ ВРАЧ». На входной двери были изображены счастливые дети, обнажающие в широчайших улыбках все свои зубы. В облачках, вылетающих из их ртов, было написано: «Мы улыбаемся благодаря Доктору П.!»

— Кто такой зубной врач? — спросил Пак.

Сабрина поежилась, представив, какие, должно быть, страшные дыры в зубах у этого мальчишки.

— Тебе, наверное, лучше пока этого не знать, — ответила она. — Хотя будь готов, что в один прекрасный день кто-нибудь обязательно спросит: «Когда ты был у зубного врача?»

Приемная была чистой и аккуратной. На всех стенах весело танцевали нарисованные зубы. За столом перебирала бумаги худющая медсестра, огромные очки делали ее похожей на сову.

— Добро пожаловать к доктору П., - улыбнулась она, подняв на них взгляд.

Линзы ее очков оказались такими толстыми, что Сабрина подумала, не видит ли она всех посетителей насквозь.

— Вам назначено?

— Вообще-то нет. Но нам нужно поговорить с фрау П. Передайте, пожалуйста, что ее хотят видеть Сабрина и Дафна Гримм. Она примет нас.

Медсестра подняла телефонную трубку и нажала несколько кнопок.

— Простите, доктор П., я знаю, вы заняты с пациентом, но здесь дети, они говорят, что знают вас. Их фамилия Гримм… Да, действительно? Конечно.

Она повесила трубку и встала со своего места.

— Доктор сказала, что примет вас.

Следом за медсестрой Сабрина, Дафна и Пак пошли по коридору. Проходя мимо открытых дверей, они видели пациентов, сидящих в специальных зубоврачебных креслах. Визг зубоврачебных сверл бил по ушам. Откуда-то донесся громкий стон.

— Это камера пыток? — живо заинтересовался Пак. — Послушайте, как все тут страдают! Разве не круто?

— Это стоматологическая клиника, — объяснила медсестра. — Люди приходят сюда, чтобы получить здоровую, красивую улыбку.

Послышался еще один стон.

Пак рассмеялся:

— Ну да, конечно! По звуку вполне можно понять, что этому парню здорово улыбается! А вы принимаете на работу?

Медсестра привела их в небольшую комнату, где они и нашли ведьму пряничного домика. Перед ней в кресле, широко раскрыв рот, сидел пациент. Каждый раз, когда фрау Пфеферкухенхауз наклонялась к его рту, он нервно стискивал ручки кресла.

Сабрина читала историю Ганзеля и Гретель и знала о репутации этой ведьмы, но в то же время она знала и то, что в трудную для Гриммов минуту фрау П. пришла к ним на помощь. Так положительный она персонаж или отрицательный? Хороший «парень» или злодейка? Сабрина никак не могла решить. Кроме того, она никогда и не подозревала, что ведьма зарабатывала на жизнь лечением зубов. Разве она не была когда-то владелицей домика из сладостей?

— Здесь больно, мистер Изи? — спрашивала фрау П. у пациента. Изо рта у того торчала трубка, а пальцы доктора П. лежали у него на языке.

— Нет, — отвечал пациент, хотя было заметно, что это дается ему с трудом.

— А здесь?

— Нет!

— Хорошо, а вот здесь?

Пациент заорал, словно в агонии.

— Хорошо, похоже, вам надо дать еще немного наркоза, — решила ведьма, накрывая лицо мистера Изи специальной маской, при помощи длинного шланга подключенной к баллону.

Пациент сделал несколько глубоких вдохов, и пальцы, судорожно сжимавшие подлокотники его кресла, расслабились.

— Привет, Гриммы. Чем могу помочь? — поинтересовалась ведьма. — У меня есть очень хороший специалист по каналам корней.

— Благодарю покорно, мы не за этим, — ответила Сабрина. — Расследуем серию ограблений. Может быть, слышали о неприятностях, которые произошли с Бабой-ягой и феей Морганой?

— Конечно слышала, — кивнула ведьма. — Дайте-ка я сейчас закончу с мистером Изи и буду в вашем полном распоряжении.

Доктор П. взяла маленькое сверло и включила его. Оно пронзительно зажужжало, и доктор П. принялась за зубы пациента. Должно быть, она дала ему очень хорошую порцию наркоза или сам наркоз был весьма сильным, но мистер Изи не обращал никакого внимания на душераздирающий визг сверла и ужасающий хруст, доносящийся из его рта.

Пак растолкал девочек и пробрался поближе, чтобы лучше видеть происходящее.

— Думаю, теперь я знаю, кем хочу быть, когда вырасту, — уверенно заявил он.

— О да! Стоматология приносит кучу денег! — Ведьма пыталась перекричать визг сверла. — Люди никак не могут насытиться сладостями и редко пользуются зубной нитью. У меня все расписано на несколько месяцев вперед.

— Ты хочешь сказать, что люди еще и платят тебе за то, что ты с ними делаешь? Я думал, ты поймала их и держишь здесь против их воли. А как стать зубным врачом?

— Прежде всего, надо окончить школу, — сказала Сабрина, надеясь, что сама мысль об образовании заставит Пака задуматься о верности выбора будущей карьеры.

— В самом деле? — спросила ведьма, подняв на Сабрину глаза. — Я и не знала.

Мистер Изи испустил протяжный стон, потом пробормотал что-то о желании взглянуть на медицинскую лицензию доктора П.

— Что такое? Еще наркоза? — спросила ведьма, надевая маску на лицо пациента. Через несколько секунд тот вновь впал в забытье. — Когда-то я торговала сладостями, прямо в этом здании у меня был чудесный маленький магазинчик, но потом выплыла эта история, и детей теперь не заманишь в мой магазин.

— История Ганзеля и Гретель? — спросила Сабрина.

Ведьма кивнула.

— Это разрушило весь мой бизнес.

— А вы удивлены? — спросила Сабрина.

— Вы же хотели их съесть, — добавила Дафна.

— И вовсе нет! — вскрикнула ведьма. При этом она так дернулась, что изо рта мистера Изи раздался еще более ужасный хруст. — Я просто хотела попугать маленьких негодников.

— Но в книге все совсем не так, — сказала Сабрина.

Она хорошо помнила историю Ганзеля и Гретель, двух детей, которые бродили по лесу и натолкнулись на домик из конфет и печенья. Хозяйка этого домика — ведьма — поймала детей и пыталась откормить их, чтобы потом съесть. Ну, в общем, такая вот неприглядная история.

— Не надо верить всему, что пишут в книгах, — посоветовала ведьма. — Прежде всего, эти дети бродили по лесу без присмотра взрослых, болтались где им вздумается, творили всякие безобразия. Какой порядочный родитель мог позволить своему ребенку играть в лесу? Вот уж правда! Людям нужно получать разрешение на то, чтобы заводить детей. Во-вторых, они ели мой домик, — продолжала ведьма, не прекращая работать над коренным зубом мистера Изи. — Мальчишка снаружи грыз мой забор, а девчонка облизывала ставни. Беспризорники — вот кто они были! Я вызвала полицию, и знаете, что они мне сказали? Если я живу в домике, сделанном из сладостей, то надо думать, что к нему рано или поздно придут дети и будут его есть. И за это я платила налоги? Нет! Поэтому мне пришлось взять закон в собственные руки.

— Вы посадили их в клетку! — напомнила Сабрина.

Пак рассмеялся:

— Ужасно поучительно!

— Только на пару часов. И я кормила их. И поверьте мне, это была первая приличная еда, которую они получили за довольно длительное время. Их мамаша никогда не видела углеводов, которые она не любила, и дети были просто нашпигованы фастфудом. Эту часть истории никто еще никогда не слышал. Да, я кормила их, я дала им салат. Они и понятия не имели, что это — естественно! Ведь они никогда ничего не ели, если это не было полито сырным соусом! После обеда я отпустила детей, но не успела опомниться, как все прозвали меня людоедкой. Единственное, что оказалось больше их желудков, — их воображение.

Ведьма отложила инструменты и сняла резиновые перчатки.

— Мистер Изи, у меня для вас хорошая и плохая новости, — сообщила она своему пациенту, который сонно глядел на нее. — Хорошая новость в том, что нам почти удалось спасти ваш малый коренной зуб. А плохая — все остальные зубы придется удалить.

— Что? — вскричал мистер Изи.

— Вам надо дать еще наркоза, — сказала фрау Пфеферкухенхауз, надевая на пациента маску, — Один глубокий вдох.

Голова мистера Изи упала на грудь, и слюни струйкой потекли по его подбородку.

— Кружишшкухолодиикавагорькавабуте-добшшшш, — пробормотал он.

Ведьма встала со своего стула и вместе с детьми вышла в коридор.

— Нам бы не хотелось вас беспокоить, но у вас случайно ничего не украли? Что-нибудь волшебное? — спросила Сабрина.

Ведьма переступила с ноги на ногу и смущенно кивнула:

— У меня был маленький пузырек чудотворной воды из фонтана молодости.

— Почему же ты никогда ею не пользовалась? — бесцеремонно поинтересовался Пак.

— Он не делает никого моложе, — ответила ведьма, метнув на эльфа сердитый взгляд.

— А если поподробнее? Зачем эта вода? — спросила Дафна.

— Она останавливает старение. Для вечножителя, такого, как я, это бессмысленно (в любом случае мы бессмертны), но я надеялась, что смогу еще немного заработать, продавая потихоньку людям то малое, что у меня было. К сожалению, когда сегодня утром я пришла на работу, то обнаружила, что пузырек пропал. Его украли прямо из моего шкафчика.

— Можно взглянуть на ваш шкафчик? — спросила Сабрина.

Ведьма привела их в другую маленькую комнатку. Там они увидели небольшой стол, несколько курток, висящих на вешалке, и ряд шкафчиков. У одного шкафчика дверца была вырвана из петель. Покореженная, она валялась прямо на полу.

— Кто бы это ни был, он весьма силен. Не так-то просто вырвать дверцу из петель, — заметила ведьма.

— Нет, — возразила Сабрина, поднимая сломанную дверцу. — Тот, кто это сделал, пробивался изнутри. Если бы это было сделано снаружи, прогиб шел бы в другую сторону.

Она заглянула в шкафчик и обнаружила там дамскую сумочку. Сбоку сумочки зияла такая же дыра, какую они видели на сумочке Морганы Ле Фэй.

— Итак, ты думаешь, что, кто бы ни украл мою воду, он вышел из шкафчика? — удивилась ведьма.

Сабрина кивнула.

— А вы сможете вернуть мне этот пузырек? — продолжила старая ведьма.

— Мы постараемся, — сказала Сабрина. — Но не могли бы вы ответить еще на один вопрос. Сейчас у нас три пропавших предмета: палочка Мерлина, волшебные часы и ваша чудотворная вода. Не знаете ли вы, кому они могли понадобиться?

Но в эту минуту в комнату вошла медсестра.

— Доктор П., мистер Изи пытается убежать. — Дайте ему еще наркоза и, если нужно, посидите рядом. Я сейчас приду, — распорядилась ведьма.

Медсестра помчалась к пациенту, а ведьма повернулась к детям.

— Если честно, вот так вот сразу не могу сказать. Это очень могущественные предметы. Попади любой из них не в те руки, и они такого могут натворить! И подумать страшно. Даже представить себе не могу, кому понадобилось воспользоваться силой трех волшебных вещей одновременно.

— Одновременно? — спросила Сабрина. — А это возможно?

— Конечно. Если сложить качества трех магических предметов, можно создать совершенно новое колдовство, но для этого нужно быть необычайно могучим волшебником, иначе это обернется против тебя самого. Сложение волшебных предметов всегда чревато непредсказуемыми побочными эффектами. Послушайте, мне надо бежать. Зубы сами собой не вырываются. Найдете что-нибудь — дайте мне знать.

Ведьма заспешила по коридору по направлению к своему кабинету, и дети остались одни.

— Итак, что мы узнали? — спросила Дафна, смешно пародируя бабушкин немецкий акцент.

Она притворилась, что пошарила у себя в «сумочке», достала оттуда блокнот и ручку и сделала вид, что записывает.

— Я узнал, что для того, чтобы стать зубным врачом, учиться не надо! — сообщил Пак.

— Лилипуты и мыши теперь вне подозрения, — подвела итог Сабрина. — У них просто не хватит сил сорвать стальную дверцу шкафчика с петель. Если только они, конечно, не накачались стероидами.

— Я в растерянности, — сказала Дафна. — Три взлома, и все это сделал кто-то маленький и подлый. Нам надо снова взяться за дневники.

Дети вышли из клиники и нашли дядю Джейка и принцессу Шиповничек на том же самом месте, где и оставили, — у дверей кафе.

— Удачно? — спросил дядя Джейк, наконец заметив, что его ждут.

— Не очень, но нам надо домой, — сказала Сабрина.

Влюбленные заметно расстроились, но в конце концов дядя Джейк пожал плечами и галантно взял принцессу за руку. Поцеловав ее, он многозначительно произнес:

— До самой скорой встречи.

— О, хватит! — вскричал Пак. — Еще слово, и мне придется окатить вас хорошей струей, чтоб немного остудить ваш пыл!

Дядя Джейк нахмурился, но, прежде чем он успел что-либо сказать о том, что Пак испортил один из самых романтических моментов его жизни, раздался ужасный грохот. Земля под ногами задрожала, словно началось небольшое землетрясение. Грохот и дрожание земли нарастали и нарастали. Внезапно взрывная волна выбила в кафе все стекла. Источник грохота, по-видимому, находился где-то в конце улицы. Гриммы повернули головы. Да, им было прекрасно известно, кто это, но встречаться с этим… хотелось меньше всего! По улице, громко топая, на глазах у всего людского населения города вышагивала избушка Бабы-яги. Хуже того — ведьма методично расстреливала попадающиеся ей на пути дома огненными шарами, которые вылетали из ее волшебной палочки.

5

— Отдайте мне мою собственность! — ревела ведьма.

— Шиповничек, тебе, наверное, лучше уйти в безопасное место, — забеспокоился дядя Джейк и стал копаться в своих многочисленных карманах.

— А как же ты? — спросила принцесса.

— Обо мне не беспокойся. Я — Гримм. Такая у меня работа.

Сабрина увидела, как убежала принцесса, и подумала, не следует ли и ей вместе со всей семьей последовать ее примеру. Ведьма пробиралась через город, взрывая один дом за другим, и орала что есть мочи, перекрикивая взрывы и топот собственной избушки.

— Только посмотрите на нее! — закричал Пак. — Как она ужасна! Мы с ней просто родственные души!

Избушка дотопала до остановки у кафе и наклонилась так, что головы дяди Джейка и Бабы-яги оказались всего лишь в полуметре друг от друга. Ведьма тяжело дышала и ворчала, как голодная собака.

— Позволь, я угадаю, — заговорил дядя Джейк. — Ты еще не выпила свой утренний кофе! Дай мне минутку, и я принесу тебе чашечку. Вот увидишь: ты сразу почувствуешь себя лучше. Как насчет кекса? Рекомендую черничный. Умереть-до чего вкусный!

Баба-яга завопила вновь:

— Гримм! Ты достал мою волшебную палочку? Дядя Джейк обреченно покачал головой. — Тогда я найду ее сама, и трепещите те, кто встанет у меня на пути.

— Во-первых, кто же в наши дни говорит «трепещите»? — спросил дядя Джейк. — Во-вторых, ты, что же, собираешься жечь город до тех пор, пока кто-нибудь не сознается?

Баба-яга кивнула:

— Отойди, Джейкоб.

— Не могу. Видишь ли, это кафе принадлежит моей, смею надеяться, подружке. И я никак не могу позволить тебе сжечь его. Ну, а уж если тебе так приспичило что-нибудь обязательно сжечь — налоговая инспекция находится как раз в трех кварталах отсюда.

Баба-яга подняла руки, и в них начал расти огненный шар. Он рос и рос, пока не дорос до размеров пляжного мяча. Баба-яга прицелилась как заправский снайпер.

— Угу, — одобрительно промычал дядя Джейк и достал из одного из своих карманов какой-то зеленый амулет, подняв его над головой.

Луч света, вылетевший из амулета, поднялся высоко в небо, затем изогнулся и упал на землю, но не отдельными частицами или световыми волнами, а в виде какой-то твердой массы. Земля содрогнулась, и дрожание это стало расти, как могучая океанская волна, дробя фундаменты домов, сгибая железобетонные конструкции и опрокинув лачугу Бабы-яги. Избушка замолотила лапами, отчаянно пытаясь подняться. К сожалению, она очень быстро пришла в себя и начала топать более сердито.

— А что теперь? — спросила Сабрина.

— Что ты имеешь в виду под «что теперь»? — спросил дядя Джейк. — Это должно отрезвить бабулю.

Затем случилось нечто, что удивило даже саму Бабу-ягу: в небе, откуда ни возьмись, появилась большая черная грозовая туча. Злобно завыл ветер, вихрем пролетев по улице и оборвав тент у входа в «Заповедные земли». Сверкнула молния, и прогремел гром. Внезапно откуда-то из воздуха появилась дюжина парней в набедренных повязках, с разрисованными лицами и темной, почти черной кожей. Одни держали в руках томагавки, другие — длинные пики, третьи — луки со стрелами. Сабрине они показались туземцами, сошедшими с картины, изображавшей коренное население Америки в Музее естественной истории.

Парни осмотрелись и в мгновение ока определили избушку Бабы-яги как своего главного противника. Они нацелили на нее оружие и что-то прокричали на странном гортанном языке, которого Сабрина не понимала.

Один из туземцев помчался вперед и бросился на избушку. Другие последовали за ним, атакуя лачугу со всех сторон. Пиками они кололи куриные лапы, заставляя их подпрыгивать на месте. Сабрина видела, что Баба-яга собиралась произнести заклинание, направленное, скорее всего, против атакующих, но она никак не могла устоять на ногах. Лучники пустили свои стрелы в окна избушки, и ведьме пришлось скрыться, чтобы избежать попадания. Стрелы застряли в стенах старой развалюшки, Сабрина даже почувствовала, как той было больно. Воспользовавшись замешательством Бабы-яги, несколько туземцев забрались по куриным ногам наверх и ударили томагавками по стенам. Отскочившие щепки упали на землю.

— Хорошая работа, — заметила Дафна, повернувшись к дяде.

— Ну, это не я… — Дядя Джейк в полном недоумении глядел на маленький амулет. — По крайней мере, я так думаю.

В конце улицы с кинжалом в руке показался бегущий Ноттингем. Застав странную сцену, разыгравшуюся прямо посередине дороги, он застыл на месте как вкопанный.

— С вашим ножичком для масла тут совершенно нечего делать, — предупредил его дядя Джейк, указывая на горящие дома. — Занялись бы лучше делами поважнее. Срочно нужна пожарная команда.

Ноттингем покраснел:

— Это невозможно.

— Что? Почему? — требовательно спросила Сабрина.

— Пожарная команда распущена. Мэру пришлось перекраивать городской бюджет, и для нее там не нашлось места. Вы же знаете, что Шарманьяк оставил нам одни долги.

— И что же делать? — закричала Сабрина, когда странные пришельцы вновь выпустили тучу стрел по избушке Бабы-яги.

— С этим я справлюсь, — пообещал дядя Джейк, шаря по карманам пальто.

Он достал золотое кольцо с изумрудом, положил на руку, затем потер его о рукав — изумруд засверкал. Потом наклонился над кольцом и что-то прошептал.

В ту же минуту изумруд вспыхнул миллиардами искр, словно бриллиантовый фейерверк, и с неба полилось как из ведра. Воды было так много, что сквозь водяную завесу Сабрина с трудом различила сестру и схватила ее за руку. В мгновение ока вода залила огонь. Город был спасен от неминуемых разрушений.

Дождь утих так же внезапно, как и начался. Сабрина огляделась: грозовые тучи, странные полуголые люди вместе с их странным оружием — все пропало. Осталась только озадаченная Баба-яга и ее полуразрушенная хижина.

— Я еще не закончила! — крикнула старая карга, высовывая голову в разбитое окно. — Я еще вернусь!

Избушка развернулась и затопала обратно по улице — туда, откуда пришла.

* * *

— Коренные американцы? — переспросила бабушка Рельда.

Дядя Джейк кивнул:

— Так, во всяком случае, мне показалось. Мистер Канис тяжело вздохнул:

— И где они теперь?

— Они пропали так же, как и появились — растворившись в воздухе, — сказал дядя Джейк, изучая свой амулет.

— Интересно, как мэр Червона разберется со всем этим без прикрытия ведьм. Когда у власти стоял Шарманьяк, на него работала Троица, которая легко справлялась с делами такого рода, — объяснила бабушка.

— Это ее проблемы. А нам всё еще предстоит разбираться с Бабой-ягой, — напомнил мистер Канис. — Сказать по правде, кому-то надо за ней приглядеть. Я мог бы проследить, куда она направилась, и позаботиться о том, чтобы она не приближалась к городу.

— Нет, — возразила бабушка Рельда. — Об этом позаботится Джейкоб.

— Я? — воскликнул дядя Джейк. — Но она обещала съесть меня!

— Я пойду с тобой, — вызвался Пак. — Я многому могу научиться у старой ведьмы.

— Хорошо. Я надеюсь, что вы, мистер Канис, присмотрите за девочками, — предложила бабушка.

— А как же расследование? — спросила Дафна. Бабушка покачала головой.

— Liebling, боюсь, пока нам придется отложить детективную работу на некоторое время. Возникло много неотложных дел, и мы не можем быть одновременно в нескольких местах.

— Но… — начала было Сабрина, но бабушка вскинула руки.

— Мы просто не можем. А теперь мне надо готовиться. Мисс Снежка согласилась подбросить меня до банка. Надо попросить кредит, чтобы оплатить налоги.

Все направились по своим делам, оставив Сабрину и Дафну наедине с мистером Канисом, который вовсе не выглядел счастливым от такой перспективы.

— Итак… — проговорила Сабрина, устремив на него взгляд. Его верхние клыки уже были так велики, что прикусывали нижнюю губу.

— Итак… — с шумом выдохнул он.

— Вы сегодня за няньку, да?

Мистер Канис поднял брови, словно подтверждая свой новый статус.

— Может, сыграем в игру? — предложила Дафна, — У нас есть «Страна сластей».

Мистер Канис смущенно заерзал на месте.

— Нет! — воскликнула Дафна, вскакивая на ноги. — Я знаю, во что мы будем играть. Мы будем играть в модниц!

Сабрина не могла удержаться от смеха.

— А может быть, продолжим наши уроки по поиску следов? — поспешно предложил мистер Канис девочкам. — Надевайте ботинки. У нас еще есть несколько часов до захода солнца.

Мистер Канис повел их за дом и дальше, в лес. Земля была грязной, и в воздухе все еще чувствовалась прохлада, но на ветвях деревьев уже набухали маленькие почки. Сабрина, казалось, и не помнила, когда видела, как здесь что-то росло, но вскоре весна полностью вступит в свои права. Интересно, подумала Сабрина, как выглядит лес, когда все оживает?

Они карабкались вдоль небольшого оврага, потом шли по тропинке по самому верху холма. Тропинка была сплошь усеяна острыми камнями и сучьями. Затем вновь спустились вниз, в узкое глубокое ущелье, где струился крохотный ручей с мелкими, плавающими на поверхности осколками льда.

— У нас не отнимут дом? — спросила Дафна у старика.

— Ваша бабушка — запасливая женщина, — уклончиво ответил мистер Канис.

— Это не ответ, — возразила Сабрина.

Она вовсе не хотела злить мистера Каниса, тем более что сейчас это было легко сделать, но ей хотелось, чтобы он оставался с ними честным.

— Бабушка не позволит вам остаться ни с чем, девочки. За все то время, что я знаю ее, она еще ни разу не проиграла и не разочаровала меня. Я доверяю ей. И вам советую.

— Триста тысяч долларов — очень большие деньги, — напомнила Сабрина.

— Да, — ответил старик. — К счастью, данная ситуация — как раз отличный пример для обучения. Стресс — враг Он смущает нас и заставляет задавать себе вопросы. Ясный, рациональный ум — единственное, что поможет отыскать ответы в трудное время. Помните: вы не всегда будете жить беззаботной жизнью детей, но всегда останетесь Гриммами, и вам всегда придется находить выход из положения, отложив в сторону личные дела.

— Значит, ты хочешь, чтобы мы забыли о налогах? — спросила Дафна.

— О налоге в триста тысяч долларов? — уточнила Сабрина.

Мистер Канис нетерпеливо вдохнул:

— Закройте глаза.

Девочки послушались.

— Раньше мы выслеживали оленей и кроликов, не говоря уже о нашей собаке. Вы научились идти по следу и распознавать следы многих диких животных. Сегодня вы должны будете выследить самое опасное из известных животных — меня. Я спрячусь в лесу, и вам придется воспользоваться всеми своими чувствами и всем тем, чему я вас научил. Ваша бабушка благодаря практике добилась очень хороших результатов и довольно часто использует свой талант. Используйте все чувства. Учитесь доверять тому, что видите, чуете или слышите. Пусть все ощущения работают вместе, и вам не составит никакого труда определить мое местонахождение.

— У меня вопрос, — сказала Дафна.

Никто ей не ответил.

— Мистер Канис?

Сабрина открыла глаза. Старик исчез. Она мягко ущипнула Дафну, и малышка вздрогнула.

— Ну, это было ошенно грубенно, — пожаловалась Дафна.

Сабрина оглядывала густой лес. Каниса нигде не было видно, но на снегу виднелись его следы. Не составит особого труда идти по ним — у него были ноги пятьдесят четвертого размера.

Сабрина указала на следы.

— Он направился туда.

Пробираясь через кусты, девочки шли по следам. Было понятно, что старик сначала побежал в одну сторону, затем резко свернул в другую, стараясь сбить сестер с толку.

— А нам действительно придется жить в коробке из-под холодильника, как сказал Пак? — спросила Дафна. — Я думаю, мы там все не поместимся. Мистер Канис точно не поместится. А как же Эльвис? Наверное, надо раздобыть для него коробку из-под стиральной машины. Мы даже сможем ее украсить и прорезать в ней окошечки.

Пока Сабрина шла по следу, Дафна бессвязно болтала о том, как при помощи творческой мысли они превратят старую коробку в двухэтажное здание колониального стиля.

Следы привели их на крутой холм, и девочки отыскали палки, которые использовали как трости. Теперь подниматься стало значительно легче. Взобравшись на самый верх, они обнаружили, что там полным-полно деревьев, но следы мистера Каниса каким-то совершенно таинственным образом пропали.

— Куда же он делся? — недоумевала Дафна.

— Может быть, отмокает в нашем картонном джакузи, — ответила Сабрина.

— Так, хорошо… Я концентрируюсь, — вздохнула Дафна. — Жаль, что у меня нет волшебной палочки или хрустального шара.

Сабрина внимательно огляделась, но ничего не обнаружила. Не мог же мистер Канис раствориться в воздухе, хотя…

— Смотри! — воскликнула Сабрина, указывая на деревья. Она увидела несколько обломанных и расщепленных веток и ободранную кору.

— Здесь мистер Канис подпрыгнул и уцепился вон за те ветки. Они сломались, когда он перепрыгивал на соседнее дерево.

— Я думала он волк, а не обезьяна, — удивилась Дафна.

Сабрина осмотрела следующее дерево и опять нашла обломанные ветви.

— Затем он перепрыгнул сюда. — Смотри-ка! — воскликнула Дафна. — Да ты ошенно отличенно в поиске следов!

Сабрину распирало от гордости. Сестра была права. Она отлично разбиралась в следах.

— Спасибо, — поблагодарила Сабрина и показала на деревья впереди. — Он пошел туда.

Девочки взялись за руки и продолжили поиски. Сабрине пришло в голову, что именно так, наверное, действовал и Пак, когда преследовал их во время тестов на выживание. Эльф изучал все пространство вокруг, отыскивая мельчайшие оставленные ими следы. При внимательном взгляде лес оказывается настоящей картой, которая может привести в нужный пункт назначения.

Прошло совсем немного времени, а девочки уже отыскали новые следы мистера Каниса — они вели к ручью. Там его следы вновь пропали. Сабрина обследовала берега, искала среди деревьев, но ничего не обнаружила.

— И что теперь?

— Закрой глаза, — велела Сабрина сестре. — Он велел пользоваться всеми нашими чувствами.

Она тихо стояла, пытаясь разобраться в нахлынувшем на нее многообразии звуков. Вот бурлящее бульканье ручья, шорох веток на ветру, вот птицы запищали где-то высоко на дереве, И внезапно она услышала: в зарослях неподалеку хрустнул сучок.

— Он здесь! — крикнула Сабрина, увлекая сестру за собой.

Девочки продирались сквозь заросли густого кустарника, ползли на четвереньках. Это было нелегко, они уже с ног до головы были покрыты грязью, но главное ожидало их впереди. Неожиданно тяжелые темные тучи заволокли небо — приближалась гроза. Раздался удар грома, и яркие вспышки молний прорезали хмурое небо. Это было очень похоже на грозу, во время которой из воздуха возникли странные люди, атаковавшие домик Бабы-яги, и на ту ночь, когда Сабрине привиделась смерть дяди Джейка.

— Может быть, это и день, не знаю… — проворчала Сабрина, вглядываясь в темное небо. Она повернулась и ползком пустилась в обратный путь. Выбравшись из кустов, Сабрина поднялась на ноги и помогла встать сестре.

— Мистер Канис! — прокричала Дафна. — Мы уходим домой!

— Надвигается гроза! — добавила Сабрина. — Вы слышите нас, мистер Канис?

— Не знаю я, слышит ли вас мистер Канис, — раздался откуда-то из кустов грубый, хриплый голос, — но я отлично слышу.

Сабрина пристально вгляделась в кустарник, пытаясь понять, откуда исходил этот странный, немного знакомый голос. Она услышала хриплый смех, который, казалось, шел со всех сторон. Наконец ей удалось рассмотреть пару глаз, которые не мигая глядели на нее из кустов. Внезапно какое-то огромное существо шагнуло к ней, вырвав с корнем попавшееся на пути дерево. Сабрина в ужасе вскрикнула: перед ней был огромный, как медведь гризли, волк, но стоял он как человек — на задних лапах. Волк с любопытством рассматривал девочек, глухо рыча и щелкая зубами.

— Волк! — выдохнула Дафна.

Девочки отступили назад и, поскользнувшись, упали на землю. Мысли у Сабрины путались. Как могло случиться, что мистер Канис потерял над собой контроль? Почему он выпустил злого, страшного Серого Волка на свободу?

Волк сделал огромный шаг и чуть не уткнулся мордой Дафне в лицо, обдав ее смрадным дыханием.

— Не пытайся убежать, девчонка! — прохрипел он, хватая Дафну за пальто и отрывая ее от земли. — Ты только разожжешь мой аппетит.

Сабрине еще никогда не было так страшно, но разве она могла допустить, чтобы ее сестре причинили боль! Девочка вскочила и бросилась на Волка, сжав кулаки. Зверь махнул лапой, и Сабрина полетела на землю, ударившись плечом об острый камень. Сабрина закричала от боли, но заставила себя подняться. Слава богу, рука не сломана, но боль казалась умопомрачительной. Бессмысленно сражаться с Волком, она понимала это. Волк слишком огромен и слишком силен, но она должна попытаться хоть что-нибудь сделать! Схватив большой острый камень, на который она налетела, Сабрина размахнулась и что было сил запустила им в Волка. Камень попал зверю в грудь и отскочил прочь, словно горошина.

— Думаешь, это свалит меня с ног? — захохотал Волк.

— Нет! — раздался сзади незнакомый голос. — Но вот это сможет, спорим?

Мимо Сабрины пролетел огненный шар и ударил Волка. Зверь взвыл и опрокинулся навзничь, выпустив Дафну, тоже полетевшую на землю. Сабрина бросилась к сестренке и оттащила ее прочь. Затем она обернулась, чтобы посмотреть, кто их спас.

В нескольких шагах позади того места, где она только что была, стояли две молодые женщины. Одна — высокая свирепая блондинка с длинными волосами и угрожающего вида мечом в руках. Она была увешана разного рода оружием: кинжалы, гранаты, бичи свисали с ее талии и ног. У другой были темно-каштановые волосы, одета она была в длинное пальто с множеством карманов. Точно такое, как у дяди Джейка. Кроме того, на ней были надеты ожерелья и кольца с драгоценными камнями. Одно из этих колец таинственно светилось. Взгляд женщины был жестким и серьезным. Ее вполне можно было бы назвать красивой, если бы не ужасный шрам, обезобразивший лицо.

— Ты не тронешь их, пес, — сказала блондинка, размахивая мечом.

— Или кого-то придется приструнить, — добавила женщина в пальто.

Волк поднялся на ноги и зло уставился на женщин.

— Пошли вон! Это моя добыча!

— Сам пошел вон, или я заберу твой второй глаз, — пригрозила женщина с мечом.

Только сейчас Сабрина заметила, что на месте левого глаза у Волка было бельмо, обрамленное уродливым шрамом.

Зверь зарычал и кинулся на блондинку. Женщина вскинула меч и ударила чудовище по передней лапе. Волк взвыл, но вновь прыгнул на нее, ударив с такой силой, что та отлетела и стукнулась о дерево. Темноволосая потерла светящееся кольцо о полу своего пальто и выпустила в Волка еще один огненный шар. Волк отпрыгнул в сторону, едва успев увернуться от сокрушающего удара.

Женщина с мечом вскочила на ноги. Воспользовавшись замешательством Волка, она запрыгнула ему на спину. Подняв свое оружие высоко над головой зверя, она с силой ударила его тяжелой рукояткой прямо между глаз. Ошеломленный Волк тяжело зашатался.

— Он твой, сестра! — крикнула она своей компаньонке.

Темноволосая вытащила из кармана пальто волшебную палочку. Прикоснувшись ею к своему запястью, она произнесла:

— Дай мне цепи.

Из волшебной палочки вырвался луч света. Женщина направила его на Волка. Исходящий из волшебной палочки поток стал преображаться в звенья цепи, такие толстые и прочные, что, казалось, этой цепью можно будет перевязать военный корабль. Цепь опутала Волка, крепко связав его. Зверь сердито рычал и щелкал зубами, но в мгновение ока оказался совершенно беспомощным.

— Кто это? — прошептала Дафна на ухо сестре.

Сабрина порылась в памяти, пытаясь найти там хоть какое-то упоминание о жестоких красавицах, способных уложить злого, страшного Серого Волка. Нет, ничего подобного она не встречала ни в книгах, ни в семейных хрониках.

— А я-то надеялась, что ты знаешь, — расстроилась Дафна.

Блондинка наклонилась к Сабрине и внимательно пригляделась к ней. Внезапно ее лицо побледнело, как будто она только что увидела привидение.

— Не может быть… — начала она, но не успела закончить.

Мощным рывком Волк разорвал спутывающую его цепь. Он кинулся вперед, набросился на женщин и сбил их с ног.

— Долго же я ждал этого угощения, — проревел он, облизываясь.

— У-гу-гу-гу! — раздалось прямо у него над головой. Голос был низким, глубоким, но в нем проскальзывали какие-то мальчишеские, игривые интонации.

Сабрина взглянула наверх и увидела молодого мужчину с копной золотых волос, спускавшегося с верхушек деревьев. За спиной у него, как у гигантского насекомого, трепетали прозрачные розоватые крылья. Эльф!

— Ненавижу, когда угрожают кому-нибудь из членов моей семьи. Это так… хм… невежливо.

В руках у эльфа появился арбалет, и он выпустил стрелу, попав Волку прямо в ногу. Тот с грохотом рухнул на землю.

Воспользовавшись этим, эльф вновь напал на зверя. Голова его внезапно превратилась в голову саблезубого тигра, который впился клыками в спину Волка, взвывшего от боли.

— Нам нужна помощь, — сказала Сабрина сестре. Она ухватила малышку за рукав и потащила ее в лес, оставляя поле битвы далеко позади.

— Но наш дом совсем в другой стороне! — крикнула Дафна.

— Мы идем не домой, — объяснила Сабрина. — Бабушка в банке, потому воспользуемся нашим секретным оружием.

6

Девочки спешно пробирались сквозь лесные заросли, карабкались по камням, спускались с холмов, пока не выбрались на дорогу. Только здесь Дафна вырвалась из рук Сабрины, чтобы отдышаться.

— Нет, мы должны вернуться домой и позвать дядю Джейка, — настаивала малышка.

— Его нет дома, ты что, не помнишь? — Сабрина начала сердиться. — Все ушли по своим делам.

— А как же те две женщины и эльф? Мы не можем их бросить! Волк убьет их, — не уступала Дафна.

— Думаю, эти трое вполне могут сами о себе позаботиться, — успокоила ее Сабрина, внимательно оглядывая опушку леса, чтобы немедленно бежать, если вдруг окажется, что Волку все-таки удалось расправиться с троицей и он кинулся за ними в погоню. — Кроме того, мы всего лишь дети. Нам нужна помощь, если мы хотим остановить мистера Каниса.

— Какая помощь?

Сабрина ближе подошла к сестре.

— Помнишь тот ключик, который дал нам мистер Свинсон, когда мы уезжали из Нью-Йорка?

Дафна опустила руку за ворот своей рубашки и нащупала ожерелье. На конце его болтался маленький серебряный ключик, на одной стороне которого было выгравировано несколько цифр.

— Этот?

Сабрина кивнула.

— Помнишь, мистер Свинсон дал нам его и сказал, чтобы мы воспользовались им, если мистер Канис потеряет контроль над Волком. Этим ключом можно открыть депозитный ящик. Свинсон объяснил, что в нем хранится оружие, при помощи которого можно остановить Волка.

Дафна внимательно посмотрела на ключик.

— А что такое депозитный ящик?

— Это как сейф. Там хранят драгоценности и всякие ценные вещи. Он находится в банке.

— Бабушка как раз там.

— Я знаю. Она нам тоже поможет.

Сабрина взяла Дафну за руку:

— Нам надо спешить.

К несчастью, дорога, на которую они вышли, оказалась очень длинной. Им пришлось без устали прошагать несколько часов, прежде чем они обнаружили первые признаки цивилизации. Это была ферма, мимо которой они столько раз проезжали по дороге в город. Бабушка говорила, что она принадлежит старому Макдональду из известной английской песенки. Но, подойдя поближе, девочки были потрясены: ферма выглядела давно заброшенной. Поля заросли сорняками, амбары покосились и держались только за счет того, что опирались друг на друга. Дворовые постройки и загоны для скота были пусты. Сам фермерский дом был практически уничтожен страшным пожаром. Очень странно, но, казалось, что пожар произошел очень давно.

— Что здесь случилось? — спросила Дафна. Она задала вопрос, который уже довольно долго крутился у Сабрины в голове.

— Не знаю. Бабушка ничего не говорила тебе? Дафна отрицательно покачала головой.

— Пойдем, — решительно заявила Сабрина. — Мы не можем болтаться здесь весь день. Думаю, нам потребуется еще не менее получаса, чтобы добраться до главной улицы.

Вскоре они вышли к ржавым железнодорожным рельсам, которые шли вдоль реки Гудзон и выходили к железнодорожной станции в центре города. Они шагали вдоль железнодорожного полотна и все больше и больше удивлялись. Из воды торчали останки большого затонувшего корабля. На заросшем травой пляже валялись разбитые автомобили. Наконец они вышли в город. Первое, что бросилось им в глаза, — надпись над железнодорожным вокзалом. Когда-то здесь было написано: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ФЕРРИПОРТ-ЛЭНДИНГ», но кто-то перечеркнул слово «ФЕРРИПОРТ» и несколько подкорректировал надпись. Теперь она выглядела зловещей и предупреждала: «ОСТОРОЖНО! ВЫ ВТОРГЛИСЬ ВО ВЛАДЕНИЯ ФЕИПОРТ-ЛЭНДИНГА!»

Еще более шокирующим выглядел сам город. Маленькие магазинчики были заброшены, двери вырваны из петель, окна выбиты. Многие здания горели. Издалека доносились гудки пожарных сирен, но никто не спешил тушить пожары, пожарных машин тоже нигде не было видно. Абсолютно пустынные улицы, если не считать брошенных, сбившихся в кучу автомобилей да огромных ям прямо посреди улицы. Сабрина не могла поверить своим глазам.

— Надеюсь, что это натворил не дядя Джейк, пытаясь присмотреть за Бабой-ягой, — в ужасе прошептала она.

— Да, на это потребуется уйма порошка забвения, — проговорила Дафна, оглядывая разрушения.

Подойдя к банку, они увидели лишь пепелище. Всё сгорело, включая окошки операторов, банкоматы и, самое главное, отделение с депозитными ящиками. Ничего не осталось.

— Бабушка! — закричала Дафна.

Сабрина подошла поближе и потрогала пепел. Он был холодный.

— Дафна, это случилось довольно давно, — сказала она, пытаясь утешить сестру, хотя для нее все происходящее было какой-то неразрешимой головоломкой. — Если банк сгорел только сегодня утром, почему пепел уже остыл?

Сабрина обвела взглядом маленький городок. На улицах никого не было. Нигде ни одной живой души. Куда могли деться люди?

— Здесь что-то не так, — сказала она. — Должно быть, у меня опять галлюцинация.

— Да, и у меня тоже. Точно такая же, — согласилась Дафна.

Внезапно на улице потемнело, как будто кто-то на мгновение выключил солнце. Сабрина подняла голову и заметила громадную тень, мелькнувшую и тут же исчезнувшую в воздухе. Вновь засветило солнце.

— Что это было? — нервно спросила Дафна. Сабрина внимательно смотрела на небо.

— Наверное, облако.

Как раз в это мгновение до них долетел сердитый рев. Казалось, одновременно угрожающе заорали сразу тысяча львов. У Сабрины зазвенело в ушах, остатки стекла в заброшенной стоматологической клинике доктора П. задребезжали, осыпались и, упав на тротуар, разлетелись на мелкие кусочки.

— Облако не может так шуметь, — вздрогнула Дафна. — Облака вообще не шумят!

Сабрина продолжала пристально вглядываться в небо. Наконец далеко на горизонте она увидела какое-то странное пятнышко. Вначале оно было совсем крохотным — не больше птицы, — но, по мере того как оно приближалось, Сабрина поняла: это нечто огромное и необыкновенно быстрое. Пятнышко приблизилось еще немного, и Сабрина разглядела громадные красные крылья, каждое размером с футбольное поле. Они несли большое ящероподобное тело, покрытое чешуей, с гигантским хвостом, со свистом рассекавшим воздух. У существа была змеиная голова с огромным количеством зубов. Когда-то на картинках в детских книжках Сабрина видела нечто похожее. Еще однажды она смотрела фильм о том, как один мальчик держал такое страшилище в качестве домашнего любимца. Но чудовище, которое летело сейчас прямо на них, расправив свои кошмарные крылья, вряд ли можно было представить в подобной роли.

— Бежим! — закричала она, пытаясь отыскать руку сестры.

Вместе они бросились вниз по улице, перепрыгивая через ямы и обегая сломанные автомашины.

— Сабрина, как ты думаешь, это… это дракон? — спросила Дафна, пытаясь перекричать вой чудовища.

Внезапно существо упало с неба и приземлилось у них на пути. Оно по-кошачьи выгнуло спину и принюхалось. Пена летела из его пасти, от которой разило серой.

— Да, это дракон, — прошептала Сабрина.

Чудовище вновь страшно заревело, и Сабрина почувствовала, как ее обдало жаром: языки пламени вырывались из его пасти. К счастью, девочки находились все-таки довольно далеко от дракона, иначе он бы просто поджарил их.

— Выше головы, детки! — услышали они сверху. Сабрина вскинула голову, надеясь увидеть там того, кто оставался их единственной надеждой, — Пака, но это был не он. Она увидела того самого эльфа, с которым они столкнулись в лесу. Как снаряд, выпущенный из пушки, он упал с неба прямо дракону на голову. От неожиданности чудовище треснулось нижней челюстью об асфальт. На какое-то время это вывело дракона из строя, но он быстро оправился и выпустил новый сноп огня — уже в сторону эльфа. Но тот оказался на удивление ловок. С невероятной скоростью эльф увернулся, и пламя даже не опалило его крылышки. Это ничуть не обескуражило дракона. Он развернулся и выпустил в эльфа еще дюжину огненных залпов, каждый из которых почти достигал своей цели. К счастью, эльф уводил дракона всё дальше и дальше от Сабрины и Дафны.

— Вы должны пойти с нами, — раздался голос позади них.

Девочки резко обернулись и увидели белокурую воительницу. Она держала наготове свой меч, а ее темноволосая сестра — искрящуюся зелеными огнями волшебную палочку.

— Никуда мы с вами не пойдем, — возразила Сабрина, загораживая сестру.

Она сжала кулаки и глухо зарычала: если кто-то хочет драки — она готова, и ее не испугает то, что этот «кто-то» гораздо старше ее. Она уже поставила ногу, как учила мисс Снежка, чтобы встать в боевую позицию, но не успела повернуться, как эльф схватил девочек за шиворот и закинул их себе на спину, как будто они были мешки с картошкой.

— Нет времени объяснять, — сказала светловолосая. — Надо добраться до безопасного места. Если они найдут вас здесь, то прикончат.

— Кто? — крикнула Дафна. — Кто собирается нас прикончить?

— Алая Рука.

Сабрина и Дафна закричали — миллион вопросов вертелись у них на кончике языка. Никто не обращал на них никакого внимания. Темноволосая пошарила в своих многочисленных карманах и достала что-то вроде маленького голубого кусочка мрамора. Свободной рукой она взяла Сабрину за руку. Блондинка тоже держала ее, прихватив заодно и Дафну.

— Не забудьте про меня! — воскликнул эльф.

Он поцеловал блондинку и обнял ее за талию.

Спустя мгновение Сабрина почувствовала, будто какая-то энергия завертелась вокруг нее. Казалось, она наполняет все поры, проникает в кровь, в мозг, заставляя тело светиться и вибрировать. Она оглянулась на сестру и увидела, что волосы Дафны встали дыбом, Сабрина поняла: то же самое происходит и с ее собственными волосами. Затем она увидела яркую вспышку, как будто кто-то их сфотографировал, и почувствовала, как ее тело начинает складываться пополам, потом еще пополам, потом еще и еще… Наконец она ощутила себя каким-то маленьким кусочком — почти невидимым. Затем Сабрина сложилась еще раз и перестала существовать.

* * *

Свет вновь вернулся. Сабрина обнаружила, что лежит на куче какого-то тряпья в грязной, отвратительной комнате. Повсюду валялись покрытые плесенью книги, старая мебель и коробки со странными безделушками. Она внимательно пригляделась. Комната показалась ей знакомой! Когда-то она уже была здесь, но вот когда? Она подняла глаза на старинную люстру, затем увидела стол, на котором вперемежку стояли баночки с зельями и валялись какие-то странные книги. Сабрина ясно увидела на одной из них что-то очень похожее на человеческую кожу. Она еле справилась с волной отвращения, внезапно нахлынувшей на нее.

— Мы в избушке Бабы-яги! — догадалась она.

— Что? — сонно пробормотала Дафна. Малышка лежала рядом с Сабриной. — Мне снилось мороженое.

— Ты не знаешь, как мы сюда попали? — спросила Сабрина.

Дафна отрицательно покачала головой.

— Действительно странно, — услышали они голос позади себя.

Сабрина обернулась и увидела эльфа. Он сидел на стуле и наблюдал за ними.

— Когда твой день рождения? — поинтересовался он.

— Через два дня, — с подозрением в голосе ответила Сабрина. — Мне исполнится двенадцать лет.

В комнату вошли сестры-воительницы. Сабрина внимательно посмотрела на них, задержав взгляд на шраме, который рассекал лицо темноволосой. Он шел от мочки уха вниз до самого подбородка. Это была страшная рана и, насколько могла судить Сабрина, совсем свежая.

— Не помню, чтобы произошло нечто подобное, — сказал эльф женщинам. — Хотя тогда вы постоянно болтались где-то, искали приключений на свои задницы. Может быть, это всё-таки было, а вы мне ничего не рассказали?

Блондинка отрицательно покачала головой:

— Этого определенно не было.

— Кажется, все случилось вновь, — произнесла женщина со шрамом.

— О чем ты говоришь? — потребовала ответа Сабрина. — Что случилось?

— Нужно отвезти их к Уильяму, — продолжала темноволосая, не обращая внимания на Сабрину.

— Нет, нужно отвезти их как можно дальше отсюда, — не уступала сестра. — Кто знает, что может произойти, если с ними что-нибудь случится.

— Да! Отвезите нас домой! — перебила обеих Сабрина. — Мир сошел с ума. Город в руинах, повсюду летают драконы, а мистер Канис потерял над собой контроль. Я знаю: он выглядит, как чудовище, но тот, с кем вы сражались, на самом деле наш друг.

Лицо темноволосой неожиданно напряглось.

— Это существо не может быть ничьим другом, — сказала она жестко. — Мы едва унесли оттуда ноги.

— Вы не понимаете, — заспорила Сабрина. — Моя семья может помочь ему. Мы все время решаем разные проблемы. Вам нужно отвезти нас домой.

— Боюсь, мы не в силах сделать это, — ответила блондинка. — Меня зовут Сабрина Гримм. Это моя сестра Дафна Гримм, а это мой муж — Пак.

Сабрина и Дафна в изумлении уставились на них.

— Да вы что, рехнулись все здесь, что ли! — закричала Сабрина.

— Ошенно опупенно! — присоединилась к ней Дафна.

Никто не обратил на оскорбления никакого внимания. Девушка, которую назвали Дафной, скомандовала:

— Избушка, в горы!

Избушка резко развернулась, отчего пол под ногами заходил ходуном, и девочки покатились кубарем. Если у Сабрины и оставались какие-то сомнения по поводу того, что они находились в домике Бабы-яги, то тут уж они окончательно исчезли.

Светловолосая девушка, назвавшая себя Сабриной, помогла Сабрине и Дафне подняться на ноги.

— Я понимаю, в ваших головах сейчас полная неразбериха, — сказала она. — Но, я думаю, мы как-нибудь попытаемся с этим справиться, когда доберемся до лагеря.

— Какого лагеря?

И опять их вопрос остался без ответа. Избушка продолжала двигаться, гремя и раскачиваясь на каждом шагу. Сабрина, конечно, не могла быть полностью уверенной, но ей показалось, что она мчалась во весь опор.

* * *

Лагерь оказался настоящей крепостью, окруженной высокими стенами из бревен. По форме она напоминала квадрат, в каждом углу которого стояли высокие башни. В башнях были окошки для наблюдения и какие-то странного вида орудия, очень похожие на пушки. Из стволов их почему-то сочилась вода. Длинные шланги крепились к обратной стороне каждого орудия и спускались по стене вниз. Из окна избушки Бабы-яги Сабрина увидела, как открылись огромные ворота, чтобы пропустить их. Как только домик оказался внутри, ворота немедленно закрылись и тут же были укреплены толстыми бревнами, чтобы никто не мог открыть их с противоположной стороны.

В крепости находилась дюжина крохотных хижин, сложенных из камней, небольшая ферма, загон для скота и птицы и нечто напоминающее хорошо продуманный плаце полосой препятствий. Здесь мужчины и женщины преодолевали препятствия, а маленький человечек то и дело покрикивал на них, отдавая приказы.

Избушка засеменила к колодцу и с ужасающим грохотом плюхнулась рядом с ним на землю. Сабрина заметила, что шланги, прикрепленные к обратным сторонам «пушек», спускались в колодец, и поняла, что орудия на башнях стреляют водой. Вероятно, это была защита от драконов.

Через мгновение эльф, утверждавший, что он Пак, открыл дверь. Снаружи их ожидал пожилой человек, одетый во что-то очень напоминающее пеньковый мешок, который он превратил в подобие рубашки и штанов.

— Как дела, Преданный Джон? — спросил эльф, крепко пожимая протянутую ему руку.

— Всё тихо, значит, всё хорошо, — с улыбкой произнес человек.

— Где Уильям? — поинтересовалась девушка со шрамом, выходя из избушки.

— Поехал на разведку, но скоро должен вернуться, — ответил Преданный Джон.

Внезапно раздались громкие звуки — кто-то трубил в рог.

— Думаю, это он.

Ворота вновь открылись, пропуская большую белую лошадь. На ней сидел крепкий мужчина в широких сиреневых штанах и белой рубашке. У него были длинные темные волосы, одной рукой он держал меч, а другой — поводья. Сабрина и Дафна поспешили отпрыгнуть в сторону, чтобы не попасть под копыта коня.

— У реки расположился взвод карточных солдат Руки! — крикнул человек. — Скажи генералу, что в сумерки мы можем начать атаку.

Преданный Джон кивнул и кинулся к палатке на другом конце лагеря.

Приехавший показался Сабрине смутно знакомым. Когда ворота закрылись, он спрыгнул с коня, и девочка смогла получше рассмотреть его. Он был невероятно красив, несмотря на неопрятную бороду, длинные волосы и грязную одежду. Она определенно видела этого человека. Но вот где и когда?

Мужчина почувствовал ее взгляд, повернулся и некоторое время пристально смотрел на сестер. Затем без всякого предупреждения он бросился к ним, обхватил руками и радостно закричал;

— Девочки! Да как же вы сюда попали?

Сабрина вырвалась.

— И тебе привет, чувачок! Уже забил косячок?

— Да это же я — Уильям Шарманьяк, прекрасный принц!

— У-гу! — воскликнула Дафна, но Сабрина внезапно засомневалась.

Она пристально изучала его лицо: мысленно подстригла ему волосы, убрала бороду. В этом не было никакого смысла, но ей сразу стало ясно: человек говорит правду.

— Откуда вы взялись? — спросил Шарманьяк, снова заключая их в свои объятия и радостно встряхивая.

— Мы пошли в лес с мистером Канисом, но…

— С Канисом! Так он тоже тут? — с надеждой в голосе спросил принц, заглядывая за спины девочек.

Сабрина никогда не слышала, чтобы принц Шарманьяк когда-нибудь так говорил о друге их семьи. Обычно в его тоне не звучало ничего, кроме презрения и превосходства.

— Вы должны помочь нам, — обратилась к нему Сабрина, с трудом веря тому, что ей приходится просить Его Высокомерие о помощи. — Эти болваны похитили нас! Мы не успели предупредить ни бабушку, ни дядю Джейка. Мы обязаны рассказать им о том, что здесь происходит.

— Да, город как будто сошел сума! Ошенно страшенно! — влезла Дафна.

Бывший мэр переменился в лице.

— Нет. Нет! Нет!! Нет!!! — закричал он, тряся головой.

— Мистер Шарманьяк, надо же что-то делать! Мистер Канис превратился в злого и страшного Серого Волка, повсюду драконы. Город в опасности!

— Вам не стоит беспокоиться о мистере Канисе. Нам всем лучше исчезнуть и оказаться там, где он сейчас, — сказал Шарманьяк, проводя рукой по своим пыльным волосам. — В прошлом.

— И вы туда же! — простонала Сабрина. — Хватит с меня этих розыгрышей. Что вам всем надо? Вы думаете, я вам верю? Думаете, обдурили меня? Забудем. Шутка зашла слишком далеко.

— Это не шутка, — вмешалась в разговор блондинка. — Феррипорт такой, каким вы его видите, вот уже почти пятнадцать лет.

— Не может быть! — воскликнула Сабрина и почувствовала, как сестра схватила ее за руку и крепко сжала.

— Сабрина, — продолжала молодая женщина. — Я — это ты. Мне — двадцать шесть. Через два дня будет двадцать семь. — Она повернулась к темноволосой, которую называла сестрой. — А это — Дафна.

Сабрина внимательно изучала их лица. Надо признаться, темноволосая и правда была похожа на Дафну, хотя в лице ее не было того света, той радости, которые всегда излучала ее сестра.

— А я — Пак, — раздался голос эльфа. Его большие розовые крылья захлопали и подняли его над землей. Эльф упер руки в бока и широко улыбнулся: — Та-даам!

— Теперь я точно знаю, что это шутка! — воскликнула Сабрина, указывая на Пака. — Вечножители не становятся старше.

— Нет, Сабрина. Вечножитель может состариться, если захочет. Большинство совершенно этого не желает, потому что у них нет достаточно веской причины, — возразил Пак, обменявшись пламенными взглядами с женщиной, утверждающей, что она Сабрина,

На безымянном пальце левой руки у эльфа было золотое кольцо, точно такое же, как и на руке взрослой Сабрины.

— Ты хочешь сказать… Ты и Пак… Вы действительно женаты?! — взвизгнула Дафна.

Взрослая Сабрина застенчиво улыбнулась, затем взглянула на эльфа.

— Повзрослев, он стал меньше досаждать мне.

— Но ненамного! — рассмеялся эльф и потрепал Сабрину по голове.

— Нам надо познакомить наших гостей с генералом.

Они отправились в палатку в центре лагеря. Шарманьяк откинул полы палатки и впустил в нее девочек. Взрослые Сабрина и Дафна вместе с Паком последовали за ними. Внутри Сабрина увидела королевских размеров кровать. На ней мирно спали двое взрослых.

— Мама! Папа! — крикнули девочки, бросаясь к кровати.

— Они всё еще спят, — сказал кто-то позади них. Голос был старческим, слегка дребезжащим, но очень знакомым. Сабрина обернулась и увидела старушку в инвалидном кресле, которое стояло у входа в палатку.

— Девочки, разрешите представить вас генералу! — торжественно произнес Шарманьяк.

Сабрина внимательно разглядывала женщину в ярко-желтом платье и такой же — в тон — шляпке, на которой в самом центре красовался подсолнух. Вокруг кресла семенили четыре щенка датского дога. Старушка была очень старенькой, но ее глаза все еще не утратили молодого блеска.

— Бабушка Рельда! — крикнула Дафна, подбегая и обнимая старушку.

Сабрина замешкалась, шокированная видом старой женщины.

— Так меня никто не звал уже много-много лет, — сказала старушка.

Она долго и внимательно изучала лица девочек, затем вопросительно повернулась к их взрослым двойникам.

— О, это долгая история, мадам, — произнес Пак.

— Что ж, я думаю, самое время начать ее рассказывать, — ответила старушка.

* * *

Пока бабушке Рельде рассказывали о событиях в прошлом, принесли ужин, состоящий из картошки, оленины и черного хлеба. Во время еды бабушка изучала карты и внимала докладам подчиненных. Они выслушивали ее приказы и спешили приступить к выполнению своих обязанностей. Сабрина внимательно присматривалась к старушке. От внимания девочки не ускользнули ни глубокие морщины, избороздившие ее лицо, ни мелкая дрожь пораженных артритом рук.

Через некоторое время к столу подошел маленький человечек в грубой военной форме, украшенной множеством ярких значков и медалей. Тот самый, что тренировал солдат на плацу. Человечек с большим уважением отсалютовал бабушке. Они быстро обсудили расстановку сил у реки и выбрали лучшую стратегию для атаки. Когда разговор подошел к концу, человечек вновь отсалютовал бабушке и скрылся. Сабрине потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, кто это был.

— Это же мистер Семерка! — крикнула Дафна.

— Вообще-то мы зовем его капитан Семерка, — поправила ее бабушка Рельда.

— Капитан Семерка — настоящий лидер и пользуется большим уважением, — пояснил Шарманьяк. — Благодаря ему наша армия одержала много побед.

— Зачем вам нужна армия? — спросила Сабрина.

— Чтобы противостоять «Алой Руке» конечно, — ответила бабушка, бросая остатки еды своим четырем нетерпеливым питомцам. — С тех пор как объявился предводитель «Алой Руки», которого они называют Хозяином, мы являемся главной армией, сражающейся за свободу людей. По миру разбросаны и другие соединения, но я возглавляю передовые силы. Без отважного Семерки и его бравых солдат у нас не было бы ни малейшего шанса на победу. Хозяин и его «Рука» безжалостны.

— Но почему всё это произошло? — спросила Дафна, оглядывая жалкий, лишенный элементарных удобств лагерь.

— Они разгромили Чертог Чудес, — объяснила взрослая Сабрина. — Открыли двери и вынесли всё ценное. А то, что не смогли вынести, — выпустили. За некоторыми дверями скрывались кошмарные существа. Это повергло город в хаос.

Она обменялась понимающим взглядом со старушкой.

— Одно из них пыталось сегодня сделать из вас барбекю, — добавил Пак.

— Почему вы не остановили их? Как допустили, чтобы все это случилось? — удивленно вскричала Сабрина.

— А что нам было делать, Сабрина? — сказала бабушка и закашлялась. — Что могла сделать старуха да две маленькие девочки? — откашлявшись, продолжила она.

— Ты забываешь Эльвиса, — напомнила Дафна.

— Нет, и никогда не забуду. Это была отважная душа. Эти щенки — его праправнуки. Разрешите представить: Джон, Пол, Джордж и Ринго.

Щенки с готовностью подбежали к Дафне и уселись вокруг, глазами выпрашивая угощение. Пришлось пожертвовать им свой стейк из оленины.

— Да, сразу видно, что они родственники, — улыбнулась Дафна, обнимая всех четверых.

— А как же дядя Джейк?

Старушка печально заерзала на стуле.

— Его арестовали и посадили в тюрьму, — мягко сказала она. — Дядю Джейка судили и приговорили к пожизненному заключению, но он был убит при попытке к бегству.

— Я видела это! — закричала Сабрина. — Я видела это через окно нашей кухни. Его сразила стрела.

Бабушка Рельда обменялась смущенным взглядом со своими взрослыми внучками и Паком.

— Не помню, — сказала она.

— И я не помню ничего подобного, — подтвердила взрослая Сабрина. — Как может быть, чтобы что-то случилось в прошлом, а мы этого не помним? Мистер Шарманьяк никуда не исчезал. Я никогда не видела смерти дяди Джейка, когда была маленькой. И мы с Дафной вовсе не попадали в будущее.

— Сколько времени вы здесь? — спросил Шарманьяк у девочек.

— Часа два, — ответила Сабрина. — А вы?

— Три месяца.

— Значит, вы не мистер Шарманьяк в будущем? — спросила Сабрина, изо всех сил пытаясь переварить новую информацию.

— Нет, я из прошлого… вернее, настоящего… хотя… Все так перепуталось. Проиграв выборы Королеве Червей, я пошел на прогулку. Мне необходимо было проветриться, подумать о том, как изменилась моя судьба, и внезапно я оказался здесь. Мне потребовалось несколько часов на то, чтобы понять, что я нахожусь совсем не там, где должен быть. Кажется, то же самое произошло и с вами.

Взрослая Дафна покачала головой.

— Происходит что-то, что мешает нормальному течению времени, — сказала она. — Полагаю, это создает дыры во времени.

— Дыры во времени? — удивилась маленькая Дафна.

— Да, они превращаются в воронки, которые засасывают людей из настоящего времени. Это кажется невероятным, но кто бы или что бы ни создало эти воронки, они неосознанно перемешали будущее и настоящее…

— И может быть, всё наше прошлое, — перебила Сабрина. — Сегодня днем мы видели, как племя индейцев атаковало избушку Бабы-яги. Вернее… пятнадцать лет назад…

— Теперь я знаю, что этого никогда не было, — сказала взрослая Дафна.

— Это даже хуже, чем я подозревала, — расстроилась бабушка.

— Перед тем как попасть сюда, видели ли вы грозу, которая налетела внезапно, словно из ниоткуда? — спросил Шарманьяк.

Сабрина кивнула.

— Да, точно такую же, как в ту ночь, когда погиб дядя Джейк.

— И когда индейцы напали на избушку Бабы-яги, — добавила Дафна. — А кстати, где Баба-яга?

— Ведьма погибла одной из первых, — сказала бабушка Рельда. — Она совершила глупую ошибку, уничтожив свою стражу. У нее так и не нашлось времени, чтобы создать новых телохранителей, и она стала очень уязвимой. Приспешники Алой Руки загнали Бабу-ягу куда-то в лес и убили, но перед этим она успела забрать с собой около сорока из них.

— А избушке удалось сбежать, — добавил Пак. — Мы нашли ее домик дрожащим от страха на вершине горы Таурус и с тех пор пользуемся им.

— Может быть, все это как-то связано с делом, над которым мы работаем? — спросила Сабрина, внимательно разглядывая взрослую Дафну.

Та стояла в стороне, холодная и безучастная. Кто или что могло украсть счастье и свет у малышки? Сабрину передернуло от мысли, что всему виной ужасный шрам, обезобразивший лицо сестры.

— Каким делом? — удивилась бабушка Рельда. — Похищение волшебных предметов. Палочка

Мерлина, волшебные часы и чудотворная вода из фонтана молодости — всё это было украдено.

— Я помню это дело, — вздохнула бабушка Рельда. — Мы так и не разгадали тайну.

— Невероятно! — воскликнул Шарманьяк с явным разочарованием в голосе. — Рельда Гримм никогда не оставляла ни одной загадки неразрешенной.

— Навалилось столько разных дел, которые требовали моего немедленного участия, — сказала старушка.

— Налоги? — спросила Сабрина.

Взрослая Сабрина кивнула.

— Да, и не только. Дядя Джейк был по горло занят с Бабой-ягой. А потом все стало еще хуже, и у нас не было ни малейшей возможности проводить какие-либо дальнейшие расследования.

— Что хуже? — подозрительно спросила Сабрина.

Некоторое время взрослые молчали — Сабрина ясно слышала, как бьется ее сердце. Переглядываясь напряженными взглядами, они как будто взвешивали, какую еще боль смогут выдержать маленькие девочки, услышав дальнейший рассказ.

— Они должны увидеть дом, — заявила взрослая Дафна.

— Не думаешь ли ты, что для них это будет ударом? — спросила бабушка Рельда.

— Если мы не скажем правду, они сами узнают ее. Разве ты не помнишь, какими были мы? Мы могли убежать посреди ночи только затем, чтобы отыскать ответ на мучивший нас вопрос. Нельзя допустить, чтобы они сделали то же самое. Они просто не выживут. Лучше всё рассказать, даже если им будет очень больно.

— Она права, Рельда, — согласился Шарманьяк. — Девочки сбегут, и на этот раз могут не возвратиться.

— А если они погибнут, мы погибнем вместе с ними, — сказала взрослая Дафна. — Ведь они — это мы.

Взрослая Сабрина пожала плечами:

— Думаю, это к лучшему.

Сабрина и Дафна уставились друг на друга. Что же такое ужасное им собирались показать?

— Покажите, — наконец произнесла Сабрина.

* * *

Сабрина почувствовал, как избушка сделала еще один резкий поворот. Она выглянула из окна и увидела покинутые дома и черный от дыма лес. Дороги были разбиты, повсюду валялись брошенные автомобили.

Через некоторое время старая развалина неуклюже затормозила.

— Прибыли, — объявила взрослая Дафна, выглядывая из окна. — Но мы не можем оставаться здесь долго.

— Драконы патрулируют тут каждые пятнадцать минут, и мы не знаем, когда они были здесь в последний раз, — пояснила бабушка Рельда.

Сабрина почувствовала, как домик опустился. Из соседней комнаты вышел Пак со своим арбалетом и запасом стрел. Он открыл ногой дверь и выглянул наружу. Потом жестом пригласил всех следовать за собой. Сабрина и Дафна вышли наружу, Шарманьяк — за ними.

И они увидели это. Участок земли, который некогда принадлежал их бабушке. От их маленького дома не осталось и следа. На его месте возвышался огромный замок из черных камней с двумя высокими башнями и мостом между ними. По всему периметру замка был выкопан глубокий ров. На вершине одной из башен развевался черный флаг с отпечатком алой ладони в центре. В воздухе пахло серой.

Сабрина почувствовала, как слезы покатились у нее по щекам. Впервые в жизни она не пыталась их скрыть.

— Я не была здесь уже пятнадцать лет, — начала взрослая Сабрина. — Никогда не думала, что у меня хватит сил вновь взглянуть на это…

— Неужели нельзя все исправить? — перебила ее Сабрина.

— Исправить? Не знаю, сможешь ли ты это исправить.

— Вы должны послать нас назад, — сказала Дафна. Ее лицо тоже было мокрым от слез. — Теперь, когда мы знаем, что может случиться, мы сумеем все изменить.

Шарманьяк кивнул.

— Я и сам думаю так же, и мы уже работаем над этим планом. Дыры во времени возникают то и дело в разных местах, но стоит мне туда добраться, как дыра уже закрывается.

— Значит, мы застряли здесь? — воскликнула Сабрина.

— Нет, — успокоила ее взрослая Дафна. — Теперь у нас есть способ узнать, где они собираются открыться.

Какая-то недосказанность промелькнула в ее словах, словно на миг между Шарманьяком и взрослой Дафной возникло некое напряжение.

— Эй, возвращайтесь в избушку! ЖИВО! — внезапно крикнул Пак, указывая на небо.

Сабрина посмотрела наверх и обмерла. Там, высоко в угольно-черном небе летел еще один дракон. На этот раз он был зеленый, черный и красный, клубы дыма валили из его широкой ящероподобной пасти. От рева чудовища тряслась земля, а из его отвратительных челюстей вытекало жидкое пламя, обращая все вокруг в пепел.

Взрослая Сабрина помогла бабушке вкатить ее инвалидное кресло в избушку Бабы-яги. Все остальные заскочили следом и захлопнули дверь.

— Избушка, вперед! — приказала взрослая Сабрина, и дом, вскочив на ноги, помчался в лес.

— Мы сможем убежать от него? — в надежде спросила Сабрина, увидев, как от огненного дыхания дракона рядом с ними вспыхнуло дерево.

— Нет, — спокойно ответила взрослая Дафна. Она подбежала к окну и открыла его, отодвинув девочек в сторону. Затем высунула наружу свою тонкую длинную волшебную палочку.

— Всё, что мы можем сделать сейчас, — вступить в бой. Дай-ка воды! — обратилась она к палочке.

Из волшебной палочки, как из пожарного шланга, ударила струя воды. К сожалению, взрослая Дафна чуть-чуть промазала и попала дракону не в пасть, а в грудь. Дафна выругалась и сердито встряхнула палочку.

— Ты сегодня не в форме, бледнолицая? — съехидничал Пак. — Могу выйти и показать класс.

— Не искушай меня, — ответила девушка. — И перестань по-дурацки называть меня.

Дафна показала своей взрослой копии язык:

— Эй, злючка! А мне нравится моя кликуха!

Девушка посмотрела на малышку и едва заметно улыбнулась. Она вновь повернулась к окну.

— Дай мне воды!

Поток воды, словно гейзер, ударил в небо, и на этот раз попал точно в пасть дракону. Чудовище попыталось зареветь, но издало лишь жалкий писк. Потеряв свое основное оружие, дракон, казалось, лишился способности летать. Он тяжело грохнулся на землю и вскоре скрылся из виду.

— Глаз-алмаз, старушка! — улыбнулась Дафна и подмигнула взрослой Дафне.

— К сожалению, это лишь временно выведет его из строя, — пояснила бабушка Рельда. — Будем надеяться, что успеем убежать подальше, прежде чем он вновь сможет летать.

* * *

Сабрине и Дафне выделили по отдельной раскладушке. Сабрина чувствовала себя странно и одиноко, не ощущая под боком сестры. Она была убеждена, что и Дафна чувствует то же самое, и это беспокоило ее больше всего. Девочка уже собиралась предложить Дафне поболтать, но тут услышала низкий рокочущий храп, доносящийся с раскладушки, где лежала малышка. По-видимому, вся нелепость ситуации, в которую они попали, совсем не отразилась на ее способности крепко спать.

— Детка, — окликнул ее Шарманьяк. Сабрина села и протерла глаза:

— Я не сплю.

— Ты видела Белоснежку?

Сабрина кивнула:

— Она беспокоится о тебе.

Шарманьяк тоже кивнул в ответ, как будто разделяя ее чувства.

— Мне нужно кое-что узнать, — продолжила Сабрина. — Как была ранена Дафна? Я имею в виду старшую Дафну. Откуда у нее этот шрам?

— Из-за меня. Я попросил ее помочь мне кое-что отыскать. Это было довольно опасно, и мы нарвались на неприятности, — сказал Шарманьяк.

— Какие неприятности?

— Ноттингем.

Сабрину передернуло от отвращения, как только она представила себе кинжал шерифа в виде змеи.

— Она помогала мне кое-что достать, — продолжал Шарманьяк. — Это «кое-что» поможет нам вернуться домой. Но Ноттингем охранял его, он… ну…

В эту минуту в палатку вошла взрослая Дафна.

— Кажется, наша деятельность начинает приносить плоды, — сообщила она Шарманьяку. — Теперь я могу сказать, где будет образована следующая дыра во времени.

— Ты можешь сказать, где и когда? — с готовностью спросила Сабрина.

— На кладбище Феррипорт-Лэндинга. Нам нужно выходить немедленно.

* * *

Взрослые вели детей через кладбище. Повсюду стояли надгробные плиты. У тропинки скрючился опасно накренившийся мавзолей. Многие участки совсем заросли сорняками. Фонари не светили, так что приходилось полагаться только на лунный свет, придававший окружающему пейзажу некий потусторонний оттенок.

— Не могу гарантировать, что эта дыра доставит вас точно домой, — сказала взрослая Дафна. — Вы можете попасть в еще более опасную ситуацию.

— Что может быть опаснее, чем целыми днями бегать от драконов? — спросила Сабрина.

— Например, оказаться в прошлом во времена охоты на ведьм. Представьте, что вы неожиданно появитесь прямо в каком-нибудь пуританском лагере. Да вас без всяких разговоров немедленно сожгут на костре! Или попадете в еще более далекое будущее, в то время, когда мы с сестрой умрем, и никто не сможет защитить вас от Алой Руки.

— Значит, мы можем пройти через дыру, а на той стороне нас встретит голодный тираннозавр? — поинтересовалась Сабрина.

— Нет, тираннозавры не жили в Северной Америке. Но вы можете попасть в ледниковый период, на тысячи лет назад, или в далекое-далекое будущее, в день, когда солнце превратится в сверхновую звезду. Это вам не на метро проехать. Никто не знает, куда вас занесет.

— Нет, это слишком опасно, — забеспокоилась бабушка Рельда.

— Рельда, мы знаем, что не должны здесь оставаться, — сказал Шарманьяк. — Если есть шанс вернуться и все исправить, я воспользуюсь им. Не могу говорить за всех, но я готов.

— Мы тоже используем этот шанс, — подтвердила Дафна.

Сабрина взглянула на сестру, поразившись категоричности ее ответа, и тоже кивнула. Маленький шанс все же лучше, чем вообще никакого.

— Все начнется с минуты на минуту, — предупредила взрослая Дафна, — Готовы?

Все кивнули.

— А где это произойдет? — нетерпеливо спросил Шарманьяк.

Взрослая Дафна достала из кармана какой-то черный шар. Он тихонько гудел и пульсировал, и вскоре девушка начала пульсировать вместе с ним.

— Как раз над этой могилой. — Она указала на могильный камень.

Шарманьяк побледнел. Принц с трудом приблизился к могиле, как будто испытывал сильную боль при ходьбе. Сабрина и Дафна присоединились к нему, недоумевая, чем вызвана такая перемена в его настроении. И вдруг Сабрина увидела имя, выбитое на гранитном надгробии: «Белоснежка».

Дафна от изумления открыла рот.

— Это они убили ее, — сказал Шарманьяк. — Алая Рука.

— За что?

Шарманьяк горестно покачал головой, затем крепко, обеими руками, прижал к себе девочек:

— Мы вернемся домой и обязательно всё исправим! Мы должны всё изменить. Всё, что сможем.

— Мы изменим! — с готовностью сказала Сабрина, удивляясь его страстному порыву.

В это мгновение черная туча заволокла небо. Внутри нее что-то вспенилось и закружилось, как злобный вихрь, порождающий торнадо. Перемены, происходящие на небе, были невероятны.

— Вот оно! — крикнула взрослая Дафна. — Оно идет!

Шарманьяк опустился на колени и нежно погладил гранит, как будто это было лицо самой Белоснежки.

— Берегите себя, девочки! — крикнула бабушка Рельда, в то время как туча становилась всё шире и уродливее.

— И берегите друг друга! — выкрикнула взрослая Сабрина.

— Вы тоже! — Дафна попыталась перекричать ревущий ветер.

— Что ж, Рельда! Я вновь не вовремя! Вновь прерываю еще один трогательный момент? — внезапно раздалось громкое рычание.

Все обернулись и увидели бегущего к ним Волка.

— Надеюсь, вы не будете возражать, что я привел с собой друзей?

На горизонте Сабрина рассмотрела что-то вроде небольшой армии. Она двигалась прямо на них. Солдаты несли копья, луки со стрелами и мечи. На груди у каждого можно было различить этот ужасный знак, который Сабрина с Дафной встречали уже столько раз: кровавый отпечаток ладони. Это была армия Алой Руки.

Взрослая Дафна опустила руку в карман пальто, достала волшебную палочку и нацелила ее на Волка. Луч вылетевшей энергии был настолько сильным, что отбросил Волка к самым макушкам деревьев. К сожалению, волшебная палочка была не в силах остановить приближающихся солдат.

— Сестра… — позвала взрослая Дафна, но та уже вовсю действовала.

— Я займусь ими, — проговорила она.

Пак подхватил девушку и понес прямо навстречу надвигающемуся войску. Оба скрылись в толпе солдат, и через несколько мгновений Сабрина услышала звон меча, чьи-то громкие стоны, крики и победные возгласы Пака.

Что-то просвистело в воздухе, и Сабрина увидела стрелу, воткнувшуюся в землю прямо у ее ноги. Еще одна стрела пролетела мимо и врезалась в соседнее дерево. Сабрина схватила сестру и взглянула на Шарманьяка и взрослую Дафну:

— Скорей бы уже всё началось!

Взрослая Дафна подбежала к Шарманьяку и показала на свой шрам:

— Позаботься, чтобы Ноттингем сполна получил за это.

Сабрина тоже взглянула на ее шрам. Она очень надеялась, что вой ветра не позволил маленькой Дафне услышать эти ужасные слова.

— Позабочусь! — прокричал Шарманьяк.

У Сабрины оставался в запасе еще миллион вопросов, но ей так и не представилось возможности задать их. Мир перед ее глазами постепенно исчез.

7

Сабрина огляделась. Она лежала всё там же: на кладбище Феррипорт-Лэндинга, только трава стала почему-то намного короче, как будто ее специально подстригли. Светила луна, рядом лежали ее сестра и Шарманьяк. Сабрина глубоко вздохнула, ожидая в любую минуту услышать звук приближающейся армии или еще что-нибудь ужасное, но было тихо. Прошло несколько минут. До нее доносился лишь стрекот сверчков в траве. Сабрина села и вновь глубоко вдохнула, с удовольствием ощущая, как ее легкие наполняет чистый воздух. Сабрина знала: они дома.

Шарманьяк тоже сел и протер глаза. Принц посмотрел на небо, затем оглянулся. Могила Белоснежки пропала. Ясно: они оказались на новой территории кладбища, где не было никаких захоронений.

— Кажется, мы вернулись, — произнесла Дафна.

— Похоже на то, — согласился Шарманьяк. — Хотя мы еще не знаем, какое сегодня число.

Сабрина улыбнулась и оглядела горизонт. В небо поднималась небольшая струйка дыма.

— Давайте пойдем и спросим кого-нибудь, — предложила девочка, вскакивая на ноги.

Она помогла Дафне и Шарманьяку подняться, и все трое направились туда, откуда струился дым. Они долго шли через лес, пока не увидели старинную хижину, сложенную из бревен. Дым, который привел их сюда, поднимался из трубы на крыше домика. Сердце Сабрины замерло, внутри у нее все похолодело. Неужели их занесло во времена первых поселенцев Америки?! Но тут Шарманьяк показал на новенький спортивный автомобиль, припаркованный на подъездной дорожке.

— Мы попали туда, куда надо, — улыбнулся он. — Последняя модель. Помню, я заказал такую еще до того, как потерял должность.

И Шарманьяк что есть силы забарабанил и дверь хижины, требуя, чтобы их отвезли в город. Принц добился только одного: насмерть перепуганный владелец дома забаррикадировался у себя в хижине и пригрозил позвонить в полицию, если грязный оборванец и его малолетние попрошайки не уберутся прочь с его собственности. Сабрина так разозлилась, что готова была убить Шарманьяка. Разве нельзя было нормально постучать и вежливо попросить! Они уже могли бы преспокойненько ехать к себе домой. Очевидно, три месяца, проведенные Шарманьяком в сумасбродном будущем, не избавили его от королевских замашек.

— По крайней мере скажи мне, какое сегодня число! — требовал Шарманьяк.

— Ты, псих! Я немедленно вызываю копов! — завизжали с другой стороны двери.

Пришлось отступить. Ноги Сабрины еще хорошо помнили их недавнюю «прогулку» до города — они буквально отваливались от усталости. Что касается Шарманьяка, он всю дорогу вел себя довольно тихо, изо всех сил пытаясь на ходу придать своей оборванной одежде и всклокоченным волосам более-менее приличный, если не сказать презентабельный, вид.

Через несколько часов все трое наконец добрались до дома бабушки Рельды. Завидев его, девочки совсем забыли об усталости и готовы были со всех ног броситься вперед, но Шарманьяк остановил их.

— Надо договориться, что будем рассказывать, — предложил он.

Сабрина в замешательстве остановилась:

— Как «что рассказывать»? Мы же были в будущем. Нужно предупредить всех о том, что должно случиться.

— Дитя, ты в самом деле хочешь рассказать всем, кого ты так любишь, что в будущем их не ждет ничего хорошего? Твой дядя погибнет, Канис вконец озвереет…

— Да, ничего хорошего из этого не выйдет, — согласилась Дафна. — Но разве у нас есть выбор?

— Мы можем просто ничего им не рассказывать, — сказал Шарманьяк. — Послушайте, доверьтесь мне. Я провел там гораздо больше времени, чем вы. И постоянно раздумывал над тем, что буду делать и что буду говорить, когда вернусь обратно. Мы знаем, что произойдет. Я точно знаю, как умрет Белоснежка. Кто убьет ее. Если сейчас сообщить ей об этом, кто-нибудь обязательно узнает, пойдет слух, и я не смогу остановить ее убийцу, если он решит изменить свой план. А пока все в моих руках, и я предотвращу преступление, чего бы мне это ни стоило. Вы можете поступить точно так же. Поняли?

— Не знаю… — задумалась Сабрина. — Мне кажется, все-таки лучше все рассказать. Все вместе мы что-нибудь да придумаем.

— Послушай, Сабрина, лучше сохранить это в тайне. Мы сами сможем все исправить. Мы будем потихоньку работать над этим, и никто не станет нам мешать.

Сабрина посмотрела Шарманьяку прямо в глаза. Они были полны беспокойства. Девочка видела: принц искренне уверен, что рассказанная ими правда может привести только к еще большим проблемам. Следовало ли ей верить ему? Шарманьяк вечно плел какие-то закулисные интриги, и не секрет, что он недолюбливал их семью. Но всегда был честен.

— Мы с Дафной не сумеем исправить в одиночку все, что случится с нашей семьей и нашим городом, — сказала Сабрина.

— Вам и не придется, — ответил Шарманьяк. — Я помогу. Вместе мы исправим всё, что сможем исправить. Я даже попытаюсь помочь вам разбудить ваших родителей. У меня есть кое-какие связи. Думаю, они пригодятся. И я постараюсь помочь вам отыскать украденные предметы. Мы должны всё исправить, девочки. Всё! Но нельзя, чтобы кто-нибудь встал у нас на пути, даже если они будут желать нам добра. Сабрина, доверяй мне!

— Не знаю… — протянула Сабрина.

— Отлично! Тогда иди и расскажи всем, что ты и этот мальчишка эльф в будущем поженитесь! — воскликнул Шарманьяк. — Или мне сделать это за тебя, раз уж ты так настаиваешь?

Сабрина остановилась и повернулась к принцу:

— Ты не посмеешь!

— Если уж рассказывать, то рассказывать всё! — ничуть не смутился Шарманьяк.

Сабрина почувствовала, как краска смущения заливает ее лицо.

Шарманьяк расхохотался:

— Как там поется? Тили-тили-тесто — жених и невеста! Пак и Сабрина — влюбленные дубины…

Сабрина увидела, что Дафна уже начала подпевать Шарманьяку.

— Заткнитесь оба! — прикрикнула она на них. — Хорошо, хорошо! Пусть будет по-вашему!

— Ну, вот и отлично, — улыбнулся Шарманьяк. — Не часто встретишь Гримма, который был бы настолько разумен, а я, поверь мне, знавал многих.

В это мгновение дверь дома широко распахнулась, и на крыльцо выбежали бабушка и дядя Джейк. Они, казалось, одним прыжком преодолели лужайку и заключили Сабрину и Дафну в свои объятия. Следом прибежал Эльвис, повалил Дафну на землю и принялся с воодушевлением лизать ее лицо.

— Lieblings! Спасибо, Господи! — закричала бабушка. — Мы уже несколько часов разыскиваем вас.

Счастливое воссоединение продолжалось недолго. Мистер Канис быстро пересек лужайку, когтистой рукой схватил Шарманьяка и поднял его в воздух.

— Если ты тронул хоть волос на их голове, я тебе…

— Мистер Канис, он не сделал нам ничего плохого! — закричала Сабрина. — Отпустите его.

Канис пропустил ее просьбу мимо ушей.

— Куда вы запропали?

— Мы заблудились. Канис скривился.

— Если бы вы заблудились, я бы вас нашел.

— Но я же нашел их, — подал голос Шарманьяк, пытаясь освободиться от когтистых объятий. — Или они нашли меня. Я бродил по лесу. Неважно. Но ведь я привел их домой. А теперь опусти меня на землю, ты, дворняжка несчастная.

Канис повернулся к бабушке Рельде. Та поспешно кивнула, и он благополучно поставил принца на ноги.

— А где же были вы сами? — спросила бабушка у Шарманьяка. — Вы пропадали почти три месяца. Мы перевернули весь город, разыскивая вас. Снежка места себе не находит от волнения. Немедленно позвоните ей!

Шарманьяк отрицательно покачал головой.

— Я просто хотел удостовериться, что девочки благополучно доберутся до дома, а теперь мне нужно идти.

— Куда? — спросила Сабрина.

— Она права, дружище, — подал голос дядя Джейк. — Тебе некуда идти. Лишившись должности, ты лишился и дома. Теперь там живет Королева Червей. Так что ты — бездомный.

— О, — вздохнул Шарманьяк, устремив взгляд куда-то вдаль.

Сабрина никогда бы не поверила тому, что произнесла в следующий момент, но она все-таки сказала это:

— Оставайтесь у нас.

Бабушка чуть не задохнулась, но сумела вовремя выдавить из себя улыбку. Старушка положила руку Сабрине на лоб и поинтересовалась:

— Ты случайно не заболела?

— Я здорова, — ответила Сабрина. Если уж они собрались помогать Шарманьяку менять будущее, то лучше, чтобы он находился где-нибудь поблизости. Конечно, принц был высокомерный идиот, особенно когда дело касалось семьи Гриммов, но она вполне могла бы вынести любой поток оскорблений, если бы это только помогло предотвратить катастрофу. — Мистеру Шарманьяку потребуется какое-то время, чтобы встать на ноги. Уверена, на нашем месте он поступил бы точно так же.

— Не стал бы я заключать пари, — пробормотал дядя Джейк.

— Э… Сабрина права, — заикаясь, проговорила бабушка. — У нас… э… не так много места, но… мы рады оказать вам приют, Билли. Наш диван в гостиной в вашем полном распоряжении.

— Что? — зарычал Канис. Шарманьяк повернулся к Гриммам:

— Я не могу воспользоваться вашим гостеприимством.

— Правильно, — подтвердил мистер Канис. — Не можешь.

— Но мы настаиваем, — возразила бабушка.

Она взяла Шарманьяка за руку и повела в дом.

Канис одарил Сабрину взглядом, в котором читалось не только недоумение, но и досада на ее предательство. Сабрина покраснела, осознав, что только что пригласила к ним в дом злейшего врага своего друга. Наверное, он никогда не простит ей этого.

— Можно поговорить с вами, Рельда? — спросил Канис.

Бабушка подошла к нему.

— Ведь вы это несерьезно, — обратился к ней Канис. — Ему нельзя доверять. Разве вы не помните, как он угрожал истребить всю вашу семью?

— Я, может быть, и старая, но память у меня пока что хорошая, — сказала бабушка. — Думаю, каждый имеет право на второй шанс.

— Не будьте такой наивной! Этот человек воспользуется первым же шансом, чтобы всадить нож вам в спину.

— Было время, когда люди говорили это и о вас, друг мой, — сердито напомнила бабушка и, переведя дыхание, добавила уже спокойно: — Мистер Канис, мы приняли решение.

И она вместе с Шарманьяком ушла в дом, оставив мистера Каниса стоять во дворе. Таким сердитым Сабрина еще никогда его не видела. Хуже всего было то, что злость мистера Каниса была направлена против ее бабушки. Раньше никогда не случалось, чтобы бабушка и мистер Канис ссорились. Ну кричали, бывало, друг на друга, и все. Сабрина по-настоящему расстроилась: она знала, какая судьба уготована этому человеку. Кто знает, что заставило Каниса уступить место Волку? Когда обиженный Канис умчался в лес, она вспомнила о секретном оружии, хранящемся в банке. Не пришло ли время достать его?

— Прекрасное предложение, Брина, — сказал дядя Джейк, когда она проходила мимо него, направляясь к дому. — Ты уверена, что не падала в лесу и не ударялась головой?

Следом за дядей Джейком Сабрина с Дафной пошли в дом, где Шарманьяк с самым несчастным видом, полным презрения и разочарования, изучал предложенный ему диван. Он грустно посмотрел в сторону окна, словно взвешивая свой выбор. Затем повернулся и взбил одну из диванных подушек.

— Вы очень добры, — сказал он. — Постараюсь не путаться под ногами.

Пак спустился по лестнице и посмотрел на девочек.

— Слышал, вы пропали? — спросил он Сабрину.

— Мы вернулись, — ответила Сабрина, густо покраснев.

Как бы ей позабыть о том, что этот вонючий, грубый, с ног до головы перепачканный мальчишка будет ее мужем?

— Проклятье, — проворчал эльф, повернулся и ушел туда, откуда пришел.

— Это твой будущий муженек, — прошептала Дафна на ухо сестре.

«Да, действительно, он такой милашка», — подумала Сабрина.

* * *

Сабрина тихо лежала на старой отцовской кровати. Дафна плюхнулась рядом и свернулась калачиком.

— Я боюсь засыпать, — прошептала малышка.

Сабрина встала с кровати, зажгла свет и прошла в другой конец комнаты к письменному столу отца. Девочка открыла ящик и достала расческу. У Дафны загорелись глаза, когда она увидела ее. Казалось, малышка забывала обо всех своих страхах, когда начинала расчесывать Сабрине волосы.

— Мы вернулись, — сказала Сабрина, садясь на кровать напротив сестры. — Только это имеет значение. Мы вернулись, и мы сможем всё изменить.

— А вдруг не сможем? — спросила Дафна, начиная расчесывать длинные волосы сестры.

Сабрина постаралась подавить растущее в глубине души сомнение.

— Должны. И первое, что необходимо сделать — закончить расследование.

— А ты думаешь, Шарманьяк действительно поможет нам разбудить маму и папу? — спросила Дафна.

— Не знаю, — прошептала Сабрина.

Внезапно кто-то тихонько постучал в дверь. Чуть скрипнув, она приоткрылась, и в комнате показалась голова принца.

— Одевайтесь, встречаемся внизу, — прошипел Шарманьяк. — Есть кое-какое дело.

Он тихо, стараясь не шуметь, закрыл дверь, и девочки на цыпочках задвигались по комнате, натягивая джинсы, свитера, засовывая ноги в туфли. Они осторожно спустились по лестнице,

Шарманьяк ждал их у двери. Принц был в джинсах и белой рубашке — очевидно, взял взаймы у дяди Джейка. Поверх он надел пальто — вероятно, оно когда-то принадлежало дедушке Базилю.

— Какие планы, командир? — поинтересовалась Дафна.

Шарманьяк жестом велел ей замолчать, а затем вывел девочек на прохладный весенний воздух. Он плотно прикрыл дверь, и Сабрина сказала домику, что они скоро придут. Дом тут же закрылся на волшебный замок. Этот замок срабатывал, стоило произнести одно из бабушкиных охранных заклинаний.

— У меня есть несколько вещей, которые нужно забрать, и лишние руки не помешают, — сообщил Шарманьяк.

— Вещей? Каких еще вещей?

— Таких, которые помогут нам изменить будущее, — сказал он. — К несчастью, все они остались в особняке.

Сабрина остановилась.

— В особняке? Но мы не можем пойти туда. Теперь там живет мэр Червона. У нее охрана.

— Охрана с пиками! — добавила Дафна. — Острыми, длинными пиками.

— Да, полагаю, у нее действительно есть охрана, — согласился Шарманьяк, как будто речь шла о каком-то пустяке.

— Кроме того, почему вы думаете, что она до сих пор не выбросила ваши вещи? Насколько я знаю, она разорила банк, устроив ремонт и перестановку в вашем особняке. Всё, что вы там оставили, скорее всего ждет вас на городской свалке.

— Только не эти вещи, — сказал принц. — Я знаю Червону. Думаю, она никогда добровольно не расстанется с ними. А вот и наш транспорт.

В эту минуту подъездную дорожку осветили два ярких луча. Когда глаза Сабрины привыкли к свету, она поняла, что перед ней роскошный белый лимузин. Дверца водителя открылась, и из машины выбрался гном в черном смокинге.

— Добрый вечер, Семерка, — поприветствовал его Шарманьяк.

Гном кивнул:

— Добрый вечер.

— Спасибо, что ответил на мою просьбу, — сказал Шарманьяк, глядя в землю и смущенно переступая с ноги на ногу.

Как оказалось, в будущем мистер Семерка завоевал уважение Шарманьяка. Но здесь, в настоящем, маленький человечек всё еще являлся бывшим помощником Шарманьяка, а принц был далеко не лучшим боссом. Гном подвергался постоянным нападкам, критике и прямым оскорблениям со стороны своего начальника. Тем не менее он всё еще был необыкновенно предан ему, даже теперь, когда его босс проиграл выборы и он потерял работу. Шарманьяк нерешительно переминался с ноги на ногу, словно решая, следует ли ему сейчас извиниться за все те оскорбления, которые гному пришлось вытерпеть от него. В конце концов принц просто похлопал гнома по спине.

— Ну что ж! Как говорится в сказках, карета подана, — произнес мистер Семерка.

Он как будто понял, что перед ним почти извинились, и кинулся открывать дверь, чтобы помочь Шарманьяку и девочкам забраться в машину. Через несколько минут они уже отъехали от дома и молнией понеслись по окраинам Феррипорт-Лэндинга.

— Что такого особенного в твоих вещах, что мы должны рисковать жизнью, вламываясь в чужой особняк? — спросила Сабрина.

— Среди всего прочего там находится директор магии, — пояснил Шарманьяк.

— Что это? — удивилась Дафна.

— Средство, которое помогает обнаружить магию. Ты видела, как взрослая Дафна использовала его, чтобы обнаружить появление дыр во времени. Это невероятно могучий волшебный предмет. Сегодня вечером он станет твоим.

— Спасибо! — улыбнулась Дафна.

— И ты думаешь, что это поможет изменить будущее? — спросила Сабрина.

Шарманьяк кивнул:

— Скорее всего, да. Видишь ли, мы добыли его вместе с Дафной в будущем. Если я отдам вам его сейчас, это уже окажет какое-то воздействие на ход времени. Кроме того, благодаря ему вы сможете отыскать украденные волшебные предметы. А сей факт, как вы помните, напрочь отсутствует в будущем.

— Разворачивай машину, — приказала Сабрина мистеру Семерке.

Гном в удивлении вскинул брови.

— Что это ты тут раскомандовалась? — рассердился Шарманьяк.

— Я знаю, что случится, когда вы встретитесь с Ноттингемом, — сказала Сабрина, сверкнув глазами в сторону Дафны. Перед ее глазами возник чудовищный шрам, обезобразивший лицо сестры. — Я не допущу, чтобы это случилось.

— Я тоже… — сказал Шарманьяк, уловив ее намек. — Я же обещал…

— Нет, нет и нет!

— Эй! А я не могу поучаствовать? — полюбопытствовала Дафна.

— Это не имеет к тебе никакого отношения! — солгала Сабрина.

— Не надо быть гением, чтобы понять: в будущем я буду ранена, пытаясь заполучить волшебный детектор. Но мы должны это сделать. Если мы раскроем это дело, то сумеем изменить будущее. Уж лучше я получу шрам, чем позволю случиться тому, что случилось, или еще случится, или… Да без разницы, что бы там ни было.

— Дафна, я…

— Мне выбирать, — перебила ее малышка.

— Сабрина, это действительно как-то изменит будущее, — сказал Шарманьяк, — и это главное в моем плане. Я собираюсь сделать всё, что смогу, чтобы изменить будущее, производя как можно больше изменений в настоящем.

И принц вновь обратился к своему шоферу-гному:

— Что тебе известно об охране?

— Стражники расставлены около всех окон и дверей. Мэр немного страдает паранойей: она убеждена, что кто-то собирается прийти к ней ночью и убить ее.

— А она умнее, чем кажется, — фыркнул Шарманьяк. — Отличная работа. Семерка! Уверен, гене- | рал пожалует тебе за это медаль.

— Простите, сэр?

Шарманьяк глупо улыбнулся и нажал кнопку, которая поднимала перегородку между водительским местом и салоном автомобиля.

Лимузин петлял между фермерскими хозяйствами города, пока не выбрался на улицу, ведущую к особняку мэра. Семерка остановил машину и помог всем выйти. Затем открыл багажник. Шарманьяк извлек оттуда большой моток веревки и несколько фонариков.

— Это может быть опасным, — предупредил Шар-маньяк своего бывшего помощника.

— Опасность — мое второе имя, — ответил мистер Семерка, забираясь обратно в автомобиль.

— А я думал твое второе имя — Альберт, — удивился Шарманьяк.

— Да, сэр. Я просто пошутил.

— О, — сказал Шарманьяк, — не лучше ли отложить шутки в сторону?

Семерка кивнул.

— Вот если бы у Шарманьяка появилось чувство юмора, — прошептала Сабрина на ухо сестре, — то это уж точно глобально изменило будущее.

Семерка завел лимузин и вывернул на подъездную аллею особняка. Пока он ехал, Шарманьяк вел девочек к своей бывшей собственности. Они перебегали от дерева к дереву, прятались в тени, всё ближе и ближе подбираясь к дому.

Прошло совсем немного времени, и они увидели охрану мэра: странных субъектов, у которых были человеческие руки, ноги и головы, а вместо тел — огромные игральные карты. Сабрина постаралась побороть в себе чувство головокружения, которое возникало у нее всякий раз, когда она сталкивалась с чем-то, что само по себе было невозможным.

Семерка припарковался около входной двери, рядом с фонтаном, в центре которого когда-то стояла статуя Шарманьяка. Теперь там красовалась значительно похудевшая и похорошевшая мраморная Королева Червей. Мистер Семерка открыл дверцу лимузина, и из всех динамиков на полную громкость хлынула несносная танцевальная музыка.

— Что он делает? — изумилась Сабрина.

— Просто жди, — буркнул Шарманьяк, раздосадованный тем, что она вмешивается в его план.

— Вот они! — Дафна указала на дюжину охранников-игральных карт, которые спешили к лимузину.

Пытаясь перекричать музыку, они быстро наставили свои пики на мистера Семерку. С того места, где они стояли, Сабрина не могла разобрать, что они именно кричали и что он отвечал им, но было понятно, что они о чем-то яростно спорили. Минуту спустя с грохотом распахнулась парадная дверь, и из нее, размахивая своим кривым кинжалом, вылетел Ноттингем в пижаме и тапочках.

— Пора, — прошептал принц.

Он повел девочек вокруг дома, где они обнаружили маленькую дверь. Шарманьяк потянул за ручку, но дверь оказалась запертой.

— Надеялся, что все будет значительно проще, — вздохнул Шарманьяк, снимая с плеча моток веревки. На одном из ее концов был закреплен абордажный крюк. Принц закинул веревку на крышу, и крюк за что-то зацепился. Шарманьяк дернул за веревку, чтобы убедиться, хорошо ли она держит, и сделал Сабрине приглашающий жест рукой.

— Ты хочешь, чтобы я полезла по этой штуке? — спросила Сабрина.

— Ну, я не думаю, что ты поднимешься на крышу, если будешь просто пялиться на веревку.

Сабрина пожала плечами, взяла веревку и с силой потянула ее на себя. На уроках физкультуры она научилась лазать по канату. Главными здесь были не руки и плечи, главными были ноги. Если крепко держать веревку ногами, то можно предотвратить обратное соскальзывание вниз, что значительно облегчит дальнейшее восхождение. Вскоре Сабрина была уже на крыше и сверху глядела на принца и свою сестру. Дафна забралась Шарманьяку на спину, и через несколько мгновений, которые показались Сабрине бесконечными и доставили массу волнений, они присоединились к ней.

Шарманьяк направился к трубе. Он заглянул внутрь и потрогал кирпичи:

— Хорошо, что огонь не разведен.

Тем временем Сабрина принялась быстро вытягивать веревку. Ее сердце чуть было не остановилось, когда один из охранников побежал за дом. Он направился прямо к веревке, и хотя, как оказалось, просто не увидел ее в темноте, веревка легонько коснулась его шеи. Охранник хлопнул себя по шее, как будто хотел убить комара, и почти наверняка обнаружил бы веревку около своего уха, если бы Сабрина не потащила ее наверх с самой невероятной скоростью.

— Давайте несите ее сюда, — прошептал Шарманьяк.

Девочки вдвоем перенесли тяжелую веревку от края крыши к трубе. Принц взял ее и, закрепив крюк за водосток, хорошенько подергал. Водосток заскрипел, но оказался вполне надежным. Принц опустил свободный конец веревки в трубу и поднял Дафну на спину.

— Мы пойдем первыми, — сказал он. — Если случится, что внизу кто-нибудь нас ждет, спускайся и немедленно беги за бабушкой.

— Но у нас ведь одна веревка, и она у вас, — напомнила ему Сабрина.

— Да? Ну что ж, тогда, если окажется, что внизу нас кто-нибудь поджидает, значит, мы влипли.

И полез в трубу. Сабрина смотрела, как принц и ее сестра исчезают в темноте. Через некоторое время она решила, что пришла ее очередь. Девочка поднялась на трубу, покрепче обхватила веревку и начала спускаться.

В мгновение ока ее нос и рот оказались забиты сажей. Стало невозможно дышать. Сабрина оперлась спиной и ногами в стенки трубы и остановилась. Достав из кармана пальто носовой платок, она закрыла им рот и нос и сделала несколько судорожных вдохов и выдохов, пока не перестало першить в горле. Потом засунула платок обратно в карман пальто и продолжила спуск.

Спускаться вниз в таком узком пространстве было чрезвычайно трудно. Сабрина то и дело ударялась коленями и костяшками пальцев о грубые кирпичные стены трубы. Она сильно оцарапала спину и непроизвольно вскрикнула, но прежде чем успела что-либо сообразить, ее ноги глухо стукнулись об пол. К счастью, падение было недолгим, и девочка совсем не пострадала. Сабрина огляделась, чтобы понять, где же она находится, и прямо перед собой обнаружила выход из камина. Если наклонить голову, пожалуй, можно заглянуть в главный зал особняка. Сабрина уже собиралась выбраться из камина и поискать принца и Дафну, но тут услышала чьи-то незнакомые шаги.

— Что надо этому идиоту? — спросил женский голос. Сабрина узнала его — резкий, визгливый. Он принадлежал мэру Червоне.

— Он говорит, что вы заказали лимузин, чтобы поехать на девичник, — ответил второй голос. Его Сабрина тоже узнала — это был Ноттингем, и он кипел от ярости.

— Какая чушь! — воскликнула мэр Червона. — Отошлите его прочь.

— Я пытаюсь, но маленький дурак и слушать ничего не хочет, — ответил Ноттингем. — Подозреваю, у него не все в порядке с головой.

— Тогда, может быть, ее лучше отрубить, и дело с концом? Мне нужно отдохнуть!

В этот момент раздался торопливый топот и другой мужской голос произнес:

— Шериф, шофер наконец уехал.

— Очень хорошо, — произнес шериф. — Возвращайся на свой пост.

— Как прикажете, сэр.

Когда охранник удалился, злобная парочка продолжила свой разговор.

— Ноттингем, всё это просто сводит меня с ума. Боюсь, что я теперь не сомкну глаз, если только…

— Даже не думай об этом, — прервал ее шериф.

— Но мои мозоли! Они убивают меня! Пойдем со мной, почеши мне ноги, — умоляюще проговорила Червона.

— Об этом не может быть и речи!

— Но это единственное, от чего я могу уснуть!

— Считай налоги. Я от этого очень быстро и сладко засыпаю.

— ДЕЛАЙ, ЧТО ГОВОРЯТ, А НЕ ТО Я ОТРУБЛЮ ТЕБЕ ГОЛОВУ!

Наступила длинная пауза,

— Только пятнадцать минут, — согласился Ноттингем. — И ни секунды больше.

— О, ты ангел, — проворковала Червона.

В следующее мгновение они удалились, и Сабрина смогла наконец выбраться из камина. Она оглядела комнату в поисках принца и Дафны и обнаружила их спрятавшимися за шторой. Они подбежали к ней, с трудом сдерживая приступ смеха.

— В чем дело? — сердито прошипела Сабрина.

— Кажется, ты слегка испачкалась, пока спускалась, — заметил Шарманьяк.

Сабрина подошла к висящему на стене зеркалу. В лунном свете она ясно увидела, что сажа покрывала ее с головы до ног Волосы, одежда — каждый сантиметр ее тела был черным, как уголь. Хуже всего то, что тело начало страшно зудеть. Сабрина стиснула зубы и изо всех сил попыталась вернуть себе самообладание. Затем повернулась к принцу и Дафне. Ни на одном из них не было ни пятнышка.

— Естественно, — проворчала она. — Что теперь?

— Идите за мной, — прошептал Шарманьяк.

Он повел девочек по коридору первого этажа. Принц открывал каждую дверь, быстро оглядывал комнату и вновь закрывал. Но то, что он искал, хранилось явно не на первом этаже, и им пришлось подниматься по лестнице. Сабрина, которой частенько приходилось сбегать из самых разных мест, знала, что на ступеньки лучше наступать с краю — там, где они крепятся гвоздями. Тогда есть шанс подняться или спуститься по лестнице совершенно бесшумно. Она поделилась своими знаниями с Шарманьякам. Он согласно кивнул. Через несколько мгновений они одолели центральную лестницу и приступили к обследованию комнат на втором этаже. Прошло немного времени, а их поиски так и не увенчались успехом.

— Это в ее спальне, — пробормотал Шарманьяк. — Должно быть, там.

— Что в ее спальне? — спросила Сабрина.

Шарманьяк не удостоил ее ответом.

— Мы должны заглянуть туда, — продолжал он бурчать себе под нос.

— Что?! — воскликнула Дафна. — Там же Ноттингем!

И опять Шарманьяк не обратил на их возмущение никакого внимания. Он быстро направился дальше по коридору и остановился перед дверью. Прежде чем девочки успели сказать хоть слово, он открыл дверь и втолкнул их внутрь.

Спальня мэра Червоны выглядела, как храм поклонения собственной персоне. Там было множество фотографий Червонной Королевы, запечатленной в кричащих нарядах, каждый из которых был украшен мелкими красными сердечками. Над ее кроватью висел огромный топор. Им, подумала Сабрина, легко можно было начисто снести голову с плеч. У дальней стены стояло большое, в человеческий рост, зеркало. У постели мэра сидел Ноттингем. Он крепко спал, бормоча что-то во сне о налогах. На его коленях лежала покрытая мозолями нога Червоны.

— Сюда, — позвал Шарманьяк, тихонько направляясь к зеркалу.

— А что мы, собственно, ищем? — проворчала Сабрина, глядя на спящего шерифа.

Она видела, как в свете луны сверкает его кинжал. Такое же сияние исходило и от лезвия топора. Она с ужасом представила, как Ноттингем и Червона вскакивают со своих мест и крошат непрошеных гостей на мелкие кусочки.

— Ноттингем! — вдруг закричала мэр, садясь в кровати.

На глазах у нее была маска для сна. Червона уже потянулась рукой, чтобы снять ее, когда Шар-маньяк схватил девочек и бросил их в зеркальное отражение. Сабрина съежилась, ожидая удара и звона разбитого стекла, но вместо этого они с Дафной пролетели сквозь зеркало и шлепнулись на мраморный пол. Шарманьяк немедленно последовал за ними. Обернувшись, он увидел, как Ноттингем неохотно встал со своего места и полез под кровать, а потом в шкаф Червонной Королевы, чтобы удостовериться, что там никого нет.

— Мы в волшебном зеркале! — радостно воскликнула Дафна, помогая Сабрине подняться.

Сабрина была слишком удивлена и не могла вымолвить ни слова. Конечно, она уже много раз бывала в волшебном зеркале. От одного вида

Чертога Чудес у нее до сих пор захватывало дух, но это волшебное зеркало было вообще ни на что не похоже! Вместо длинного коридора с рядами дверей с каждой стороны они попали в вестибюль шикарного отеля. Полы его были устланы дорогими персидскими коврами. Повсюду стояли бархатные и кожаные диваны и стулья, с потолка свисали дорогие хрустальные люстры. За стеклянной стеной был виден залитый ярким солнцем пляж. Легкий утренний ветерок шевелил кроны высоких пальм. Сабрина и Дафна подошли к стеклянной стене, не в силах оторвать взгляд от открывшейся перед ними красоты. Пройдет еще очень много времени, прежде чем в Феррипорт-Лэндинге будет так же ярко сиять солнце.

— Это всё настоящее? — спросила Дафна, любуясь хрустально-голубым океаном.

Шарманьяк не ответил.

— Эй! — громко крикнул он, потом подошел к стойке портье и перегнулся через нее. — Эй, есть кто-нибудь?

Сабрина услышала мелодичный звон, и за их спинами открылись дверцы лифта. Из него вышел круглолицый азиат в гавайской рубашке. Его лицо было загорелым, а от уголков глаз разбегались лучики мелких морщинок. Увидев Шарманьяка, азиат расплылся в улыбке и обнял принца.

— Босс! Я знал, что вы вернетесь, чтобы спасти меня. Где вы пропадали?

— Меня не было в городе, Гарри, — ответил Шар-маньяк, отстранившись от него и суетливо поправляя одежду. — Познакомься с внучками Рельды Гримм.

Гарри всплеснул руками.

— Алоха, — произнес он. — Добро пожаловать в Отель Чудес. Я хозяин, Гарри. Вас зарегистрировать?

— Не надо, — сказал Шарманьяк. — Я просто забежал забрать из своего номера кое-какие вещи.

— Сейчас всё устроим, сэр, — пообещал Гарри. Азиат обежал стойку, открыл ящик своего стола и достал оттуда коллекцию больших старинных ключей, каждый из которых был снабжен яркой красной цепочкой с крупным номером.

— У вас есть волшебное зеркало? — спросила Сабрина Шарманьяка.

— Детка, на свете существует много волшебных зеркал.

— Да? — удивилась Дафна. — Зерцало никогда нам о них не рассказывал.

— Нашел! — воскликнул Гарри.

Он вышел из-за стойки и жестом пригласил всех следовать за ним. Они вошли в лифт, и Гарри нажал на кнопку, на которой было написано «ПЕНТ-ХАУЗ». Лифт был стеклянный, и, пока они поднимались, девочки могли сколько угодно любоваться прекрасным пляжем и видом на океан.

— Босс, вы должны забрать меня отсюда, — продолжал упрашивать принца Гарри. — Каждый день Червона одевается передо мной. Никакое зеркало этого не выдержит.

— Ты уйдешь вместе с нами, — пообещал Шарманьяк.

— Прекрасно, сэр. Очень хорошо, что вы вернулись.

— Возвращаться всегда хорошо. Гарри повернулся к девочкам:

— Слышал, вы что-то говорили о своем собственном волшебном зеркале?

Сабрина кивнула.

— Да, его зовут Зерцало.

— Хммм, интересно. Странно, что у него практически нет имени, — ответил Гарри. — Наверное, какая-нибудь старинная модель, одна из самых первых.

— Это зеркало когда-то служило личным зеркалом Злой Королевы, — объяснил Шарманьяк.

— А-а, это всё объясняет. Прототип, так сказать. Лифт остановился, и двери открылись.

— У меня мысли путаются, — пожаловалась Дафна. — Сколько же существует волшебных зеркал?

Гарри вел их по коридору, украшенному красивыми картинами, и разглагольствовал:

— О, трудно сказать! Все волшебные зеркала создала Злая Королева. Она делала волшебные зеркала, как это, например, чтобы удовлетворить желания своих заказчиков. Она называла их эксклюзивными заказами. Существуют зеркала с необитаемыми островами, лыжными курортами. Есть даже такое, которое в точности копирует один польский ресторан в Кливленде в штате Огайо.

Шарманьяк пожал плечами:

— О вкусах не спорят.

— Принцу нужно было найти убежище, место, где он мог бы спокойно расслабиться и отдохнуть, поэтому, естественно, что Отель Чудес подошел ему более всего, — гордо заявил Гарри. — Это отель высшего класса, роскошный отель, достойный королевских особ.

Дафна посмотрела на Шарманьяка:

— А я всегда удивлялась, как это вам удается всегда быть таким загорелым.

— Хозяева могут дать своему зеркалу какое-нибудь имя. Я думаю, у вашего зеркала нет имени («зерцало» — это тоже просто «зеркало», только по-старинному), потому что Злая Королева не видела никакой необходимости его как-нибудь называть, — объяснил Гарри. — Она никогда особенно не пыталась относиться к вещам, как к живым существам. Вот мы и пришли.

Они остановились около двери с бронзовой табличкой, на которой было написано: «КОРОЛЕВСКИЙ ЛЮКС». Гарри вставил ключ в замок и впустил всех в номер. Это была прекрасная комната с королевской кроватью, покрытой атласными простынями. Здесь был камин, в ванной комнате — огромных размеров джакузи, а в соседней комнате — дубовая барная стойка со стульями.

Гарри открыл двойную дверь, за которой оказался опять же огромный гардероб, битком набитый дорогими костюмами, обувью, множеством выдвижных ящиков и укромных закутков. Шарманьяк вытащил откуда-то из глубины шкафа длинный белый пиджак и положил его на кровать. Затем выбрал черный костюм, несколько пар носков, туфли и галстук. Он положил вещи на подкладку своего пиджака, и все они магическим образом исчезли.

— Клево! — восхитилась Дафна. — Мне бы такой! Шарманьяк кивнул.

— Называется Голодный Пиджак. Работает, как шкафчик. Если мне что-то понадобится, я просто достану это из него.

— Он очень бы нам пригодился, чтобы хранить наше секретное оружие, — заметила Дафна.

Сабрина метнула на нее сердитый взгляд.

— Какое секретное оружие? — тут же поинтересовался принц.

Сабрина поняла, что бессмысленно дальше скрывать от него что-либо.

— Покажи, — велела она сестре.

Дафна вытащила из-под рубашки ожерелье и показала Шарманьяку ключ.

— Нам дал его шериф Свинсон. И сказал, что им можно открыть депозитный ящик, в котором хранится секретное оружие. Этим оружием надо воспользоваться в том случае, если мистер Канис потеряет контроль над Волком. Мы не собирались доставать его, пока оно нам действительно было не нужно, и не собирались никому говорить о нем.

Шарманьяк подержал ключ и вернул его Дафне.

— Очень интересно, — пробормотал он.

— Все в порядке, босс? — спросил Гарри. — Я отдал в чистку Шапку Мудрости. А вот Меч Кладенец отчистить от пятен ржавчины оказалось невозможно.

— Мне они не понадобятся, Гарри. — Шарманьяк положил еще кое-какую одежду на пиджак, соединил четыре угла и встряхнул его. Одежда опять исчезла. — Но мне нужен детектор магии.

Гарри кивнул и направился к комоду. Выдвинув один из многочисленных ящиков, он достал небольшой черный шар, похожий на мраморный, — точную копию того шара, которым пользовалась взрослая Дафна. Шарманьяк забрал его у Гарри и передал Дафне. Малышка некоторое время в восхищении не сводила с него глаз.

— Я чувствую себя как-то странно, — сообщила она. — Мне кажется, я вибрирую.

И действительно! Страшно было смотреть, как девочка внезапно начала трястись. Сабрина забеспокоилась, не больно ли это.

— Она просто чувствует магию, — объяснил Шар-маньяк. — Это поможет ей отыскать пропавшие предметы.

— Да город просто переполнен разными волшебными штуками! — воскликнула Сабрина. — Это всё равно что искать иголку в стоге сена.

— Дафна автоматически сможет определить силу магии, — продолжал Шарманьяк. — И если она сконцентрируется, детектор приведет ее именно к тем предметам, которые вы ищете. Надо просто потренироваться. А теперь пошли. Надо вернуться домой, прежде чем вас хватятся.

— Ни минутки на отдых, босс? Спа-салон предлагает массаж горячими камнями, — сказал Гарри, закрывая дверцы шкафа,

— Не сегодня, Гарри.

Гарри вывел их из комнаты к лифту и проводил в вестибюль, где находился портал, связывающий их с реальным миром. Сабрина опасливо заглянула в спальню Червоны. Ноттингема нигде не было видно, а мэр крепко спала.

— Кажется, все чисто: проход открыт, — сообщила она.

— Удачи, ребятки, — пожелал им Гарри. — Был рад, что вы посетили наш отель. Может быть, еще заглянете ко мне как-нибудь — погостить?

Шарманьяк бросил на Гарри предостерегающий взгляд.

— А может, и нет, — быстро закруглился Гарри. — Ну что ж, счастливого плавания.

Шарманьяк первым вышел из портала. Сабрина и Дафна последовали за ним. Плеск волн немедленно сменился громким храпом Червоны. Шарманьяк жестом приказал девочкам вести себя тихо и накинул свой белый пиджак на зеркало. Зеркало немедленно исчезло.

— Отличный фокус, — прошептала Сабрина. Перекинув через руку пиджак, Шарманьяк на цыпочках пересек комнату и осторожно открыл дверь. Оглядев коридор, он махнул девочкам рукой. Вскоре они уже были около камина.

— Я первая, — сказала Сабрина, вползая в камин. Она пошарила вокруг в поисках веревки, но не смогла ее найти.

— Веревка пропала, — прошептала она, быстро выбираясь из камина.

— Конечно пропала, — раздался из темноты злобный голос.

Шарманьяк, Дафна и Сабрина быстро обернулись. Единственное, что им удалось разглядеть, — очертания темной фигуры. — Я не могу допустить, чтобы кто попало и когда угодно вламывался в дом к мэру, а потом выбирался обратно.

Шарманьяк ладонями закрыл девочкам рты и крепко прижал к себе.

— Кто ты? — спросил Ноттингем.

Лунный луч блеснул на острие кинжала, который шериф держал в руке.

Шарманьяк осторожно, не выпуская девочек, начал выбираться из комнаты, стараясь держаться в темноте. Иначе Ноттингем узнает его. И главное — надо держаться подальше от опасного оружия Ноттингема. Это было нелегко. Шериф оказался на редкость ловким. Он сделал резкий выпад вперед, разрубая кинжалом воздух. Шарманьяк вместе с девочками отпрыгнул назад.

— Кто бы ты ни был, ты л ибо отчаянный храбрец, либо отъявленный дурак, — кипятился шериф. — Немногие осмеливаются забраться в дом к Королеве Червей. Но надо отдать должное твоей находчивости. Идея забраться в дом по трубе была великолепна. Отныне я обязательно поставлю на крыше пост.

Ноттингем сделал еще один выпад. На этот раз Шарманьяк выкинул вперед руку и нанес шерифу удар в лицо. Пока шериф приходил в себя после удара, Шарманьяк быстро отвел обеих девочек в другую часть комнаты.

Шериф негодующе зарычал — Сабрина догадалась, не столько от боли, сколько от своего уязвленного самолюбия. Ноттингем прыгнул прямо на них, беспорядочно размахивая кинжалом. Девочки стояли ни живы ни мертвы, пытаясь изо всех сил вжаться назад и не попасть под удары кинжала. К несчастью, лезвие задело руку Шар-маньяка. Было слышно, как кинжал разрезал плоть, и Шарманьяк непроизвольно издал тихий стон.

— Ага! — закричал Ноттингем.

Он принялся гоняться за Шарманьяком по всей комнате, сбивая столы и разбивая лампы. Стекло захрустело под ногами, вся мебель была перевернута. В сумасшедшей, дикой ярости шериф запнулся о задравшийся кусок ковра и полетел вперед. Падая, он замахал руками в воздухе и ухватился за Дафну. Они повалились на пол. Ни секунды не раздумывая, Сабрина кинулась на шерифа, пиная и молотя его кулаками, тщетно пытаясь освободить свою маленькую сестру. Ноттингем, которому, казалось, ничуть не мешали удары Сабрины, уже вовсю размахивал своим кинжалом совсем близко от лица Дафны. В ужасе малышка закричала.

— А, так ты просто ребенок! — заорал Ноттингем. — Ну, тогда я оставлю тебе кое-что на память обо мне.

Он занес кинжал высоко над своей головой, но прежде чем его лезвие успело коснуться лица Дафны, Шарманьяк что было сил пнул его по ребрам. Кинжал выскочил из руки шерифа и отлетел в другой конец комнаты. Не успел Ноттингем вскочить на ноги, как Шарманьяк нанес ему новый сильный удар — в лицо. Сабрина услышала, как хрустнула кость, и злодей скрючился от боли. Затем он перекувырнулся через стул, стукнулся головой и затих.

— Это тебе за Дафну, — с отвращением произнес Шарманьяк, стоя над поверженным шерифом. — За настоящую и будущую.

8

— Ну что ж, нам уже удалось кое-что изменить, — сказал Шарманьяк, когда мистер Семерка высадил их около домика бабушки Рельды. — Во-первых, я вернул свое волшебное зеркало, во-вторых, Дафна получила детектор магии гораздо раньше.

— И в-третьих, я сражалась с Ноттингемом и не получила ни царапинки! — воскликнула Дафна, широко улыбаясь. — Посмотрите на меня, я всё еще ошенно веселенно! — И она в шутку приняла боевую стойку.

— Простите, что пришлось подвергнуть вас опасности, но…

— Дети, идите в дом!

Сабрина оглянулась и увидела на крыльце мистера Каниса.

— Нам с Шарманьяком надо кое о чем поговорить, — сказал он.

Сабрина Гримм могла поклясться, что заметила какой-то нехороший огонек, блеснувший в его глазах.

— Мистер Канис, мы были…

— Дети, идите в дом! — прорычал Канис. Сабрина и Дафна послушно заспешили к дому, но не успели они войти, как мистер Канис и принц начали спорить.

— Ты не имел права никуда увозить их! — рассерженно зашипел мистер Канис.

— Я привез их домой в целости и сохранности, — возразил Шарманьяк.

— Ты посмел остаться здесь и при этом так легкомысленно ведешь себя, — продолжал злиться Канис. — Ты тайно увел детей, не сказав никому ни слова.

— Канис, я сделал то, что должен был.

— И что же?

— Этого я тебе сказать не могу. Канис вскипел.

— Тебе просто надо доверять мне, — миролюбиво продолжал принц.

— Доверять тебе! — закричал Канис. — Да кто ты такой, чтобы тебе доверять?

— И это говорит человек, постепенно превращающийся в убийцу, — в тон ему ответил Шарманьяк. — Послушай, пес, тебе надо же во что-то верить! Слушай! Я всегда действовал исключительно в своих собственных интересах, и сейчас в моих интересах защищать и беречь этих девочек. Я делаю это вовсе не потому, что забочусь о них или потому, что я вдруг решил считать себя членом их семьи, как некоторые! Я делаю это потому, что их благополучие служит моим интересам.

— Только попробуй забрать их еще раз из дома, и я клянусь, что убью тебя, — угрожающе прокричал Канис.

Шарманьяк быстро поднялся на крыльцо и скрылся за дверью.

— Желаете объясниться? — спросил Канис девочек. Девочки переглянулись. Нет, они обещали принцу молчать.

— Простите, — промолвила Дафна.

— Я подозревал что-то в этом роде, — фыркнул Канис. Он повернулся, пересек лужайку и скрылся в лесу.

* * *

На следующее утро Сабрину разбудил громкий топот: кто-то носился по лестнице вверх и вниз. Она растолкала сестру и вытащила ее из кровати.

Открыв дверь, девочки увидели, как дядя Джейк и мистер Канис вытаскивают мебель из бабушкиной спальни и волокут ее вниз по лестнице.

— Что происходит? — изумилась Сабрина.

— Ох, у нас впереди еще один трудный день, — ответила бабушка, выходя из комнаты. — Сегодня у нас распродажа. Быстренько одевайтесь и спускайтесь. Лишние руки нам совсем не помешают.

Что еще оставалось делать? Внизу, на лужайке возле крыльца, они обнаружили большую толпу. Люди ходили между столами, небрежно рассматривая выставленные на них вещи: лампы, старинные книги, вазы, всякие разнообразные безделушки. На всех вещах были наклеены маленькие ценники. Бабушка сидела за шатким карточным столом с маленькой серой коробочкой для денег.

На парадном крыльце они встретили дядю Джейка. Он тоже смотрел на происходящее. Сабрина была готова расплакаться от мысли, что бабушка продает такие дорогие и нужные ей вещи.

— Зачем она делает это?

— Нам немного не хватает, чтобы заплатить налоги, — объяснил дядя Джейк.

— Сколько не хватает?

— Триста тысяч долларов, — сказал он.

— Бабушка действительно думает, что сможет собрать такую сумму благодаря распродаже? — поразилась Сабрина.

— Отчаянные времена требуют отчаянных мер. Почти всё утро люди бродили вокруг столов, обсуждая цены и болтая с соседями.

Бабушка сохраняла жизнерадостное состояние духа и, казалось, не обижалась, когда ей говорили, что та или иная вещь вовсе не стоит тех денег, которые она за нее просит. Бабушка никогда не отвергала предложения, даже если они были до смешного невыгодные.

— Рельда, расскажите мне об этом мече, — попросил золотоволосый человек, изучая его лезвие.

Сабрина немедленно узнала меч. Это был подарок дедушки Базиля. С тех пор как девочки переехали жить к бабушке, они всегда видели его висящим над ее кроватью.

— Это самурайский меч из Японии, сэр Кей. Клинок сегуна, — пояснила бабушка. — Период расцвета синтоизма[4]. Об этом говорят цветы японской вишни — сакуры, вырезанные на стальном лезвии. Я думаю, он вполне стоит десять тысяч долларов. Сэр Кей вытащил меч из ножен и тщательно рассмотрел клинок.

— Сколько вы хотите за него?

— Я возьму столько, сколько вы сможете предложить.

— Я дам вам сто баксов, — произнес сэр Кей.

— Продано, — вздохнула бабушка.

— Бабушка, нет! — закричала Сабрина. — Ты ведь так любишь этот меч!

— Это всего лишь меч, Сабрина, а нам очень нужны деньги, — ответила бабушка.

К ним подошла добрая волшебница Глинда. Она тащила подставку для зонтиков в виде слоновьей ноги.

— Ты случайно не продаешь какие-нибудь волшебные предметы, Рельда? — поинтересовалась она.

— Боюсь, что нет, — ответила старушка.

— Ну что ж, тогда я возьму вот это, — сказала ведьма несколько разочарованно.

Она протянула бабушке десятидолларовую банкноту и скрылась в толпе.

— Мам, да ты просто отдаешь всё задаром, — пожаловался дядя Джейк. Он подошел к Рельде, размахивая в воздухе какой-то книгой. — Это же очень редкое издание «Некрономикона».[5] В мире осталось всего четыре или пять экземпляров этой книги, а ты хочешь за нее всего десять баксов?

— Ты и твой брат облили ее фруктовым пуншем, а когда вам было девять, вырвали страницы с заклинаниями, — заметила бабушка. — Поэтому она резко упала в цене.

Дядя Джейк нахмурился и бросил книгу на ближайший стол. Он подошел к стойке со старыми пластинками.

— Ты продаешь мою коллекцию альбомов Джонни Кэша?[6] Вот они уж точно стоят больше, чем «Некрономикон»!

— Бабушка, если это поможет, я могла бы продавать лимонад, — предложила Дафна.

Бабушка привлекла к себе малышку и крепко обняла ее.

— Чудесная идея!

— Ну да, — пробормотала Сабрина, — если мы будем просить за каждый стакан по тридцать тысяч долларов. А где Шарманьяк?

— Старается не привлекать к себе внимания. — Бабушка кивнула в сторону дома.

Сабрина посмотрела, куда показывала бабушка, и увидела Шарманьяка, осторожно выглядывающего из-за занавески. Она подтолкнула локтем сестру.

В это время на дороге остановилась полицейская машина. Из нее вышел Ноттингем и направился во двор. Сабрина заметила, что на носу у него белая повязка, а под глазами синяки.

— Здравствуйте, шериф, — сказала бабушка Рельда, стараясь, чтобы ее приветствие прозвучало как можно бодрее.

— Продаете свое барахло, Гримм? — глумливо усмехнулся шериф. — Сомневаюсь, что вам удастся сбыть хоть малую часть.

— Ну, знаете ли, ведь не зря говорят: что для одного барахло, для другого — сокровище, — заметила старушка.

Ноттингем рассмеялся.

— А знаете, что еще говорят? Что каждую минуту на земле рождается еще один сосунок? — Он

поднял африканскую маску, которую Сабрина видела в бабушкиной комнате, нацепил на себя, а потом швырнул обратно на стол с таким видом, будто это была пачка использованных носовых платков.

— С вами произошел несчастный случай? — обратилась к нему бабушка.

Губы Ноттингема скривились:

— Да… Несчастный случай.

— Вам следует быть более осторожным, — посочувствовала старушка.

— Благодарю за добрый совет, — вскипел Ноттингем. — Кстати, не собираетесь ли вы продавать сегодня одно зеркало в человеческий рост?

Бабушка усмехнулась и отрицательно покачала головой:

— Не сегодня. Может быть, вас заинтересует пресс-папье или солнечные очки? За ними очень удобно прятать глаза!

Ноттингем презрительно усмехнулся:

— Пожалуй, я лучше куплю стул. Не могу отказать себе в удовольствии посмотреть этот маленький спектакль, который вы тут устроили. Эту маленькую трагедию отчаяния. Хотя прекрасно знаю, чем всё это кончится. У вас ничего не выйдет, Рельда

Гримм, и вы лишитесь права выкупить заложенное имущество.

Дядя Джейк принес ему стул с высокой спинкой.

— С вас двадцать баксов.

Ноттингем рассмеялся. Заплатив бабушке деньги, он уселся.

— А деньги летят… Наши деньги, как птицы, летят… — запел он.

К дому подъехали бывшие полицейские — помощники прежнего шерифа — Хрякман и Свиндус. Ноттингем осклабился во весь рот, как будто ему только что преподнесли подарок на день рождения, о котором он давно и страстно мечтал. Когда-то эти двое вместе с прежним шерифом были более известны под именем Трех Поросят, Они были хорошими старыми друзьями семьи Гриммов.

— Здравствуйте! — радушно поприветствовала их бабушка. — Могу вам кое-что предложить. Выбирайте. У нас многое можно купить, и совсем дешево.

Хрякман и Свиндус кивнули и фыркнули, покосившись на Ноттингема.

— И много тебе удалось выручить, Рельда? — поинтересовался Свиндус.

— О нет, думаю, пока немногим больше ста долларов, — сконфуженно проговорила бабушка.

Сабрина съежилась. Распродажа длилась уже более четырех часов, а вырученные деньги все никак не хотели подниматься к отметке триста тысяч долларов, которые нужно было заплатить по счету.

Хрякман подобрал ножичек для бумаг с мраморной ручкой и выгравированными розами на лезвии.

— Красивый, — залюбовался им толстячок. — Да, мой муж купил мне его, когда мы остановились в Париже, — вспомнила бабушка.

— Я возьму его, — сказал Хрякман. Он полез в карман, достал оттуда толстый сверток купюр и протянул бабушке Рельде.

— Мистер Хрякман, здесь слишком много, — растерянно проговорила старушка. — Ножичек для бумаг стоит десять долларов.

Хрякман улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Думаю, вы ошибаетесь. На ценнике ясно написано: десять тысяч долларов.

Сабрина окаменела. Впрочем, все присутствующие тоже. Все, кроме Ноттингема. Шериф был настолько шокирован происходящим, что чуть было не свалился со стула.

Наступила очередь Свиндуса. Он выбрал набор серебряных ножей для стейков в дубовой коробке.

— А я возьму вот это, — сказал он, кладя на стол большую пачку денег.

Сабрина взглянула на ценник: двадцать пять долларов. Она догадалась, что Свиндус заплатил двадцать пять тысяч.

— Джентльмены! — воскликнула бабушка. — Это невероятно щедро.

— Что все это значит?! — завопил Ноттингем.

В это время во дворе появилась принцесса Шиповничек. За ней выстроились вечножители, которых семья Гриммов знала уже долгие годы: мистер Семерка, король Артур, Джепетто… Очередь всё прибывала и прибывала. У каждого в руках были внушительные пачки денег.

— Вы всегда были нашими хорошими друзьями, — улыбнулась Шиповничек и, повернувшись к дяде Джейку, добавила: — А уж с бездомным парнем я точно не смогу встречаться.

— Неслыханно, — сказала бабушка. — Я не могу принять этих денег. Вы выбрасываете на ветер целое состояние.

— Не волнуйтесь, — успокоил ее мистер Семерка, подходя к столу. — Мы живем в Феррипорт-Лэндинге. На что нам тратить наши деньги?

Толпа быстро раскупила безделушки, заплатив за всё огромные деньги. С каждой новой продажей казалось, что Ноттингема вот-вот хватит апоплексический удар. Он угрожал, он кипел от злости, пена шла у него изо рта, но распродажа продолжалась.

Девочки наблюдали за происходящим, стоя на крыльце. Внезапно они услышали тихий стук за спиной и поняли, что Шарманьяк пытается привлечь их внимание. Они зашли в дом.

— Чем вы занимаетесь? Почему не работаете над расследованием? — требовательно спросил принц.

— Мы здесь застряли, помогаем бабушке на распродаже, — объяснила Сабрина. — Знаешь ли, мы всего лишь дети и не можем, когда нам вздумается, вскочить в автомобиль и отправиться в центр города.

— Во всяком случае, мы пообещали никогда так больше не делать, — добавила Дафна, напоминая сестре о том случае, когда они самостоятельно вели такси.

— А что, вы никогда раньше потихоньку не убегали из дому? — спросил Шарманьяк. — Сегодня прекрасная возможность. Ваша бабушка занята. Берите детектор магии и отправляйтесь! Если меня спросят, где вы, скажу, что наверху, занимаетесь своими прическами или играете в куклы.

— Вот, значит, как, по-вашему, мы проводим свое свободное время? — в ужасе проговорила Сабрина.

— Да отправляйтесь же!

Девочки бросились наверх за волшебным детектором и в коридоре чуть было не сбили с ног Пака.

— Чего это ты тут прячешься? — спросила Сабрина.

— Все заняты на дворе тяжелой работой, а у меня, как ты знаешь, аллергия, — отвечал Пак. — Однажды я помог одной старушке поднести коробку и потом чуть было не попал в больницу. А вы почему не помогаете?

— Э-э… мы только что пошли в нашу комнату… — заикаясь, проговорила Сабрина.

— О, чуешь, чем пахнет? — Пак принюхался.

— Чем? — спросила Дафна.

— Ложью. Я всегда очень хорошо чую ложь — она воняет. Зачем вы сюда приперлись?

Сабрина знала, что эльф ни за что не отстанет! поэтому она взяла его за руку и повела за собор в комнату.

— Мы расследуем дело о похищении магических предметов, — сообщила ему Сабрина.

— И вы не хотите, чтобы старая леди или Канис узнали об этом? Это невероятно подло и бесчестно.

Девочки стыдливо опустили головы.

— Я с вами, — заявил Пак. — Мы можем выбраться из окна вашей спальни, и я унесу вас, куда захотите.

— А не хочешь сначала сменить штаны? — поинтересовалась Дафна.

Пак взглянул на свои грязные джинсы.

— Нет. А зачем?

— Они тебе коротки.

Сабрина внимательно посмотрела на брюки эльфа. Обычно Пак подметал своими штанами землю — так они были длинны, но сейчас они едва доставали ему до щиколоток.

— Должно быть, сели во время стирки, — удивился Пак.

— С каких это пор ты взялся стирать свою одежду?

Пак пожал плечами:

— Ну, так мы летим или нет?

Дафна взяла со стола маленький черный шарик — детектор магии — и положила его в карман. Потом присоединилась к Сабрине и Паку, которые уже забрались на окно. Они открыли его, и Пак выпрыгнул наружу. Через секунду крылья эльфа громко захлопали в воздухе. Он протянул Сабрине руку. Девочка покосилась на нее, как будто это было что-то совершенно не доступное ее пониманию, вроде алгебры или схемы разбора сложных предложений, но тут же быстро ухватилась за руку, пока Пак не выкинул какой-нибудь фокус.

Краем глаза Сабрина уловила усмешку сестры. Да раньше она и представить себе не могла, что вот так запросто ухватится за его руку, даже не записав себе напоминание тщательно вымыть после этого руки с антибактериальным мылом и щеткой, Но теперь, после того как она увидела их совместное будущее…

Ах, жизнь, оказывается, весьма странная штука, и самое, казалось бы, простое, содержит в себе столько сложностей…

— Вот только скажи что-нибудь, — сквозь зубы процедила Сабрина, взглянув на сестру.

В одно мгновение все трое оказались высока над верхушками деревьев, вдали от родственник ков и знакомых, толпящихся на лужайке около дома. Как только они добрались до главной улицы, Дафна начала гудеть и вибрировать.

— Я что-то зацепила, — сказала она.

— Помнишь, что сказал Шарманьяк? — напомнила Сабрина. — Сконцентрируйся на том, что мы ищем. Думай о часах, волшебной палочке и воде.

Дафна согласно кивнула и крепко зажмурилась.

— Не могу объяснить, но я чувствую, что мы должны лететь к реке.

Пак опустил их на землю подальше от посторонних взглядов, хотя это оказалось не так-то легко сделать. На всех улицах люди предлагали купить у них драгоценности или часы. Ведь сегодня пятница — последний день оплаты налогов. Люди были в отчаянии.

Пока дети шли по дороге, Дафна описывала свои ощущения от детектора магии. По мере того как они приближались к реке, вибрация, которую она чувствовала, становилась все сильнее, что, с одной стороны, конечно, хорошо, но с другой, уже невооруженным взглядом было видно, как ее трясет, а вот это было плохо. Сабрина не сомневалась, что кто-нибудь это обязательно заметит. Они дошли до конца улицы, где находились кафе мисс Шиповничек, радиостанция и некоторые другие деловые учреждения.

— С тобой всё в порядке? — спросил Пак у малышки, заметив, что Дафна пошла пятнами.

— Мне страшно, — пожаловалась девочка. Ее голос звучал так, как будто она говорила сквозь электрический вентилятор. — Я чувствую, мы где-то уже очень близко, но пока мне еще трудно указать точное место, где они находятся. Думаю, надо больше практиковаться.

Внезапно вибрация прекратилась.

— Нужно передохнуть, — пожаловалась малышка, — а то меня сейчас вырвет.

Все трое остановились около «Заповедных земель». Через окно они увидели принцессу Шиповничек. В компании нескольких женщин она сидела за столом и показывала кофейную чашку, которую только что приобрела на распродаже во дворе Гриммов. Рядом с принцессой за столом сидели мисс Снежка, доктор Синди и еще одна красавица с длинными огненно-рыжими волосами, которой девочки раньше никогда не видели. Белоснежка плакала, и остальные, как могли, пытались ее утешить.

— Шарманьяк — тупица, — сказала Дафна, глядя в окно. — Он разбил ей сердце. Мог бы, по крайней мере, позвонить.

— Я думаю, он пытается ее защитить, — возразила Сабрина. — Нам нужно продолжать искать украденные вещи.

— А мне наплевать, — заявила Дафна. — Мисс Снежка — мой друг.

— И мне тоже, — эхом отозвался Пак. — Я умираю с голоду. Вы как хотите, а я встаю в очередь за кексиком.

Дети зашли в кофейню, и девочки подошли к столику, за которым сидели женщины.

— Привет! — улыбнулась Дафна.

— Привет, девочки, — ответила принцесса Шиповничек. — Отдыхаете после большой распродажи?

Сестры кивнули.

— Что случилось, мисс Снежка? — участливо спросила Дафна.

— У нее сегодня трудный день, — пояснила Синди.

— Я ужасно волнуюсь о Билли, — хлюпнула носом их учительница.

Сабрина и Дафна переглянулись.

— Уверена, с ним всё в порядке, — сочувственно проговорила Сабрина.

— И я говорю то же самое, — подтвердила четвертая женщина.

Рыжие волосы обрамляли ее загорелое лицо и зеленые глаза. Сабрине она показалась похожей на очаровательную звезду черно-белого кино. Девушка протянула Сабрине руку.

— Вы, должно быть, дочери Генри. А я Рапунцель.

Дафна взвизгнула.

— Она всех так приветствует? — со смехом спросила Синди. — А я-то думала, только меня.

— Мы пытаемся хоть немного подбодрить Белоснежку, — объяснила Рапунцель. — Уильям не заслуживает твоих слез, подружка.

— Снежка, она права, — согласилась Шиповничек. — Он всегда вел себя подобным образом. Как только его гордость оказывалась ущемленной, он сбегал на охоту — так, по крайней мере, он это называл. Ноя-то всегда знала — он просто дулся. Проигрыш на выборах задел его чувствительное «я».

— Да, Уильям порой ведет себя как ребенок, — добавила Синди. — Я была за ним замужем почти сто лет. Бывало, он впадал в ярость, исчезал на какое-то время, а затем появлялся вновь без всяких объяснений. Он вернется.

— Но я не могу понять! Чтоб он даже не позвонил мне, не написал, не дал мне так или иначе знать, что с ним все в порядке… — всхлипнула мисс Снежка.

Рапунцель вздохнула:

— А ты думала, что чем-то отличаешься?

Снежка вытерла глаза:

— Что?

— Ты думала, что чем-то отличаешься от нас? — повторила рыжеволосая красотка. — Ты думала, раз вы встретились вновь после пятисот лет разлуки и оказалось, что ваша любовь не угасла, значит, она какая-то особенная? Поверь мне, когда-то я тоже так думала. Всё это было просто волшебно, в прямом и в переносном значении этого слова… Я хочу сказать, наверное, люди именно поэтому называют наши истории сказками. А как же: любовь, магия, двое влюбленных на одной лошади, летящие навстречу рассвету!..

— Рапунцель, ты всё неправильно поняла, — возразила Белоснежка. — Я вовсе не считаю себя особенной.

— Дело в том, — начала Синди, — что ты — особенная…

Рапунцель и Шиповничек смущенно заерзали.

— Я всегда знала это. Мы все знали, — продолжала Синди. — Мы все — изумительные женщины: красивые, умные, одаренные. Но мы никогда не были Белоснежкой.

— Синди…

Но белокурая красавица не дала Белоснежке договорить.

— Я говорю это не от злости. Я выше этого. Но я — тот человек, который прекрасно разбирается во взаимоотношениях. Я жила в семье полных придурков, вышла замуж за человека, который больше был мальчишкой, нежели мужчиной. Я узнаю правду, когда вижу ее перед собой. Он так никогда и не смог забыть тебя, и вот почему я оставила его. Уильям всегда любил тебя. Это вовсе не значит, что он не любил принцессу Шиповничек, или Рапунцель, или меня. Я допускаю, что он старался быть хорошим мужем каждой из нас. Но его сердце всегда принадлежало тебе. Ты была его первой любовью, и когда ты оставила его у алтаря, он не смог с этим справиться.

— Мы были слишком молоды. Всё случилось очень быстро, — попыталась оправдаться мисс Снежка.

— Жаль, что у меня на это не хватило ума, — сказала Рапунцель.

Шиповничек согласно кивнула.

Синди потянулась к мисс Снежке и взяла ее за руку:

— Долгое время я обижалась на тебя. Снежка, потому что всё время пыталась сравнивать тебя и себя. Твой образ присутствовал в нашем доме, как привидение. Иногда, находясь у кого-нибудь в гостях, мы узнавали что-то о твоей жизни, и тогда глаза принца неизменно находили человека, который рассказывал о тебе, и он уже весь вечер старался не упускать его из виду. Порой он на целые дни удалялся от меня, словно был чем-то озабочен. И неделями торчал на конюшне, сваливая всё на коней, которые нуждались в его заботе, но я была не настолько глупа, чтобы верить этим отговоркам.

— Правда? — с надеждой спросила мисс Снежка, по очереди оглядев каждую из женщин. Те кивнули. — Простите.

— Снежка, не думаю, что Синди хотела тебя отчитать, — сказала Рапунцель.

— Нет конечно! На самом деле. Снежка, как только мы познакомились, я просто влюбилась в тебя! И я ни о чем не жалею: мой Том-тот принц, который всегда был мне нужен. Просто я пытаюсь объяснить, что любовь Уильяма к тебе действительно особенная. И впрямь странно, что он не пытается как-то связаться с тобой. Я тоже начинаю волноваться.

— Разрешите представить доктора Синди, — сказала Рапунцель. — Не могли бы вы отключить откровенность, которую дарите своим радиослушателям, и вспомнить, что мы попросту пытаемся подбодрить эту женщину?

Белоснежка рассмеялась. Остальным оставалось только присоединиться к ней.

— Мисс Снежка, он действительно любит вас, — сказала Дафна, — и может объявиться в любую минуту.

— Надеюсь, ты права, — вздохнула мисс Снежка.

— Что ж, думаю, когда он наконец объявится, ты хорошенько отпинаешь его за всех нас, не зря же ты занимаешься карате, — заявила принцесса Шиповничек, и все снова рассмеялись.

— Шиповничек, ты всегда молчишь-молчишь, но как скажешь что-нибудь — живот надорвешь от смеха, — улыбнулась Рапунцель. — Девчонки, а у меня появилась потрясающая идея! Вы, конечно, можете сказать, что я дура, и лучше об этом позабыть, но почему бы нам не сделать подобные встречи регулярными?

Молодые женщины неуверенно переглянулись.

— Ну что же вы! — воскликнула Рапунцель. — Мы уже сотни лет живем в этом маленьком городишке и все это время старательно избегаем друг друга! Давайте забудем старые обиды! Начнем встречаться во время обеденных перерывов, откроем какой-нибудь клуб, будем просто болтать, сплетничать. Давайте дружить!

— Ну не знаю… — неуверенно проговорила Синди.

— А что, если играть в покер? — предложила Шиповничек.

— Я за, — быстро согласилась мисс Снежка.

Док Синди, капитулируя, шутливо вскинула руки:

— Как насчет вечера во вторник?

— А я могу прийти? — поинтересовалась Дафна. Все весело рассмеялись.

— Ну конечно можешь, — ответила мисс Снежка.

— Итак, решено, — подвела итог Рапунцель — Вечерами по вторникам — у меня. Вы приносите вино, а я сооружу что-нибудь из старой кухни, чего нам никак не следует есть. Назовем себя Принцессами Покера.

Все с энтузиазмом одобрили это предложение, и даже Сабрина присоединилась к присутствующим.

Вошел Пак в обнимку с целым пакетом кексов.

— По поводу чего собрание?

— И никаких мальчишек! — решительно заявила Рапунцель, и Принцессы Покера разразились аплодисментами.

Пак что-то недовольно пробурчал и поспешил прочь из кофейни. Сабрина схватила Дафну за руку, попрощалась со всеми и побежала догонять эльфа.

— Нам пора возвращаться, — сказала она. — Бабушка уже, наверное, нас потеряла.

* * *

Как ни странно, бабушка их даже не хватилась. На дворовой распродаже царил страшный ажиотаж — почти три четверти вещей были проданы. Когда дети приземлились на заднем дворе и обошли дом, чтобы присоединиться к распродаже, они увидели, как бабушка пересчитывала толстенную пачку банкнот. Пак опрометью бросился в свою комнату, опасаясь, что его заставят перетаскивать обратно непроданные вещи.

— О, привет, девочки, — сказала бабушка. — Как выражаются акулы бизнеса, мы сделали их!

— Теперь у нас хватит денег, чтобы заплатить налоги? — спросила Дафна.

Бабушка кивнула.

— Думаю, денег вполне достаточно, чтобы мы могли приступить к решительным действиям. Если вы поможете мистеру Канису отнести обратно в дом всё, что осталось, то мы прямо сейчас поедем в город и оплатим наш счет. Хорошо бы поскорей снять этот камень с души.

Девочки помогли внести непроданные вещи и расставили их по старым местам. Когда всё было закончено, они оглядели дом — он казался пустым. Не хватало многих картин, из гостиной исчезло старинное, в викторианском стиле, кресло. Почти все коврики и дорожки, а также большая часть кухонной утвари, включая тостер и кофейник, — всё было распродано. Сердце Дафны чуть не разбилось, когда она узнала, что вместе с прочими вещами бабушка продала и мороженицу.

Внезапно большое зеркало Шарманьяка начало мерцать, отражающиеся в нем предметы помутнели и пропали. Из зеркальной поверхности появился принц. Он был чисто выбрит и подстрижен, старые джинсы дяди Джейка Шарманьяк сменил на стильный костюм. Несомненно, Отель Чудес оправдывал свою репутацию высококлассного курорта.

— Шикарно! — восхитилась Дафна.

— Может быть, чуть позже вы пригласите меня на экскурсию в свое зеркало, — попросила принца бабушка Рельда. — А то я еще не была ни в одном, кроме своего собственного.

— Может быть, — кивнул Шарманьяк.

— Ну что ж, думаю, пора отправляться за мистером Канисом и Джейкобом, — сказала бабушка, торопливо поднимаясь по лестнице. — Мы набрали полную сумму денег для оплаты налогов. О, я так надеюсь, что это испортит мэру Червоне весь день!

Когда она ушла, дети повернулись к Шарманьяку.

— Что вам удалось узнать? — спросил он.

— Кто бы ни украл волшебные предметы, он держит их возле реки. У «Заповедных земель» и радиостанции вибрация была особенно сильной.

— Ошенно сильненно! — добавила Дафна, и вдруг совершенно иным тоном добавила: — Мы видели мисс Снежку.

— Как она? — спросил Шарманьяк.

— У нее разбито сердце. Шарманьяк опустил глаза.

— Она в ужасной растерянности, — продолжала Сабрина. — Вы должны хотя бы написать ей записку! Сделайте же что-нибудь, чтобы она просто узнала, что с вами все в порядке. Снежка уже думает, что вас нет в живых.

— Не могу.

— Но…

— Никаких «но»! Я всё сказал. Это мое окончательное решение! — крикнул Шарманьяк. — Я знаю, что вы не понимаете, я и не ждал, что поймете. Мне нелегко сознавать, что ей больно, и больно из-за меня, но вы должны знать: ради нее я готов на всё. На всё что угодно!

— Ну и прекрасно! — Сабрина бессильно вскинула руки.

Дафна нахмурилась, но спорить не стала.

Бабушка вернулась вместе с мистером Канисом и дядей Джейком. Старик неприязненно посмотрел на Шарманьяка.

— Девочки, кто желает посмотреть на небольшую комедию с участием мэра Червоны? — предложила бабушка. — Поедете с нами в налоговую инспекцию?

— Я не пропущу этого зрелища ни за что на свете! — улыбнулась Сабрина.

Дядя Джейк достал из кармана фотоаппарат:

— Я запечатлею это для потомков!

— Уильям, так как вы прячетесь от народа, не могли бы вы присмотреть за нашим домом? — спросила бабушка.

— Думаете, разумно оставлять его здесь одного? — сердито проговорил Канис, не дав Шарманьяку и рта раскрыть.

Бабушка вспыхнула:

— Мистер Канис!

— А ты думаешь, я только и жду удобного момента, чтобы обчистить вас? — съязвил Шарманьяк.

— Думаю, вполне можешь попытаться, — ответил Канис, вплотную подходя к принцу.

— Джентльмены! Немедленно прекратите! — крикнула бабушка.

Канис неохотно кивнул и выскочил за дверь. Сабрина услышала, как хлопнула дверца машины, а затем с ревом заработал мотор старинного семейного автомобиля. Он свирепо стучал и отплевывался.

Когда все сели в машину, Канис повел развалюху задним ходом и вылетел на дорогу. Затем запустил двигатель на полную катушку, тот заурчал, словно кот, которого сунули в ванну. Канис, не обращая никакого внимания на все его протесты, продолжал жать на акселератор.

— Это было совершенно неуместно! — крикнула бабушка, стараясь перекрыть шум двигателя.

— Совершенно неуместно было оставлять его одного в доме! — крикнул в ответ Канис.

Сабрина и Дафна в шоке переводили глаза с одного на другого. Девочки ни разу не слышали, чтобы мистер Канис говорил с бабушкой таким тоном. В мире, наполненном людьми, которых он терпеть не мог, бабушка Рельда всегда пользовалась его полным и безоговорочным уважением.

— Я знаю, у каждого из вас своя собственная история, — продолжала бабушка. — Но этому человеку негде жить.

— А этот человек ничего другого и не заслуживает.

— Не в моих правилах отказывать человеку в беде.

— Тогда вы — дура! — объявил Канис.

— А была я дурой, когда приняла вас? — крикнула бабушка в ответ. — Даже мой муж говорил, что вам нельзя доверять, а я не послушала его. И вы стали моим самым дорогим другом и самым верным соратником.

Канис молчал, но было видно, что он страшно разозлился. Казалось, еще чуть-чуть и у него из ушей повалит пар.

— Простите меня за всё, что я вам тут наговорила со злости, — сказала бабушка, когда они наконец доехали до здания суда. — Давайте попытаемся всё забыть. Сегодня такой счастливый день.

Канис согласно кивнул и выглянул в окно:

— Я подожду здесь.

Толпа протестующих исчезла. Осталось только несколько самых стойких бойцов, но выглядели они еще более отчаявшимися. На этот раз они уже не пытались задержать Гриммов. Бабушка, дядя Джейк и девочки беспрепятственно поднялись по ступеням и вошли внутрь. Охранник, которого они видели днем раньше, стоял на том же самом месте. Увидев Гриммов, он, казалось, удивился. Они помахали ему и продолжили свой путь по коридору к кабинету налоговых сборов. Войдя внутрь, бабушка сразу позвонила в звонок на стойке.

— Мне действительно не терпится поскорее увидеть ее лицо, — тихонько проговорила она.

Тут же появилась мэр Червона. Увидев посетителей, она от изумления открыла рот.

— Что вы тут делаете?

— Разумеется, мы пришли, чтобы заплатить наши налоги, — заявила бабушка и поставила перед ее носом сумку с деньгами.

Червона схватила мегафон и поднесла его к своему перекошенному рту.

— ЭТО НЕВОЗМОЖНО! НОТТИНГЕМ! — прокричала она, затем с такой силой швырнула мегафон на пол, что Сабрина испугалась, что тот сломается.

— У кого-то сегодня плохой день, — с ухмылкой проговорила Дафна.

Спустя несколько секунд в комнату прихромал шериф Ноттингем.

— Что тебе, женщина? Ты что, не знаешь, что у меня забот полон рот? Мне уже оборвали телефон. Сообщают, что какой-то идиот, напялив на себя форму времен Гражданской войны, засел на ферме Эплби и стреляет из мушкета!

— Гриммы пришли заплатить по счетам… ОПЯТЬ! — сказала Червона, сердито тыча пальцем в бабушку.

Шериф кивнул, но лицо его осталось темным и злым.

— Я знаю.

— Здесь все деньги, шериф, — сказала бабушка, указывая на сумку. — И прежде чем уйти, я хотела бы получить расписку.

— Вам это нравится! — выкрикнула Червона.

— Что? Платить налоги? Сомневаюсь, что найдется хоть один человек, кому бы это понравилось, — удивилась бабушка.

— Что ж, в следующий раз вы можете прийти хоть с миллионом долларов. Всё равно вам не изменить неизбежного. Я хочу, чтобы вы убрались из этого города, Рельда Гримм, ты и твой мерзкий выводок! Я хочу, чтобы все люди убрались из Феррипорт-Лэндинга. А то, что я хочу, я всегда получаю.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвался карточный солдат.

— Шериф, у нас непредвиденная ситуация! — завопил он.

— Успокойся, ты, идиот!

— По реке поднимается корабль! — продолжал орать солдат. — Мне только что передали по рации. Очевидцы сообщают, что он ужасно старинный.

— Ну и что? — сказал Ноттингем. — Корабли каждый день ходят вверх и вниз по реке.

— На борту у этого самые настоящие пушки, — объявил охранник.

— Пушки? — повторила бабушка.

В это мгновение ожила рация, прикрепленная к ремню охранника, и оттуда донесся голос:

— Семерка Треф, ты никогда не поверишь, что это за корабль! На нем, должно быть, тысячи людей, и все они одеты так, как будто собрались на костюмированный бал. Плюс эта ужасная гроза. Ты бы ее только видел! Она налетела так внезапно: просто ниоткуда! Погоди-ка минутку… Кажется, я вижу на корме написано название корабля… Похоже на немецкий… «Neuer Anfang».

— «Новое начало», — перевела бабушка.

— Этого не может быть! — закричала мэр Червона.

Ноттингем перепрыгнул через стойку, разделяющую комнату, растолкал Гриммов в разные стороны и выбежал за дверь. Мэр Червона бросилась за ним по пятам.

— А что такого? — удивилась Сабрина. — Что такого ужасного в этом корабле?

Дядя Джейк недоверчиво покачал головой:

— Это невозможно. Этого просто не может быть.

Мистер Канис уже вышел из машины и ждал их у здания суда.

— Вы слышали? Бабушка кивнула:

— Скорее всего, это какой-нибудь розыгрыш.

— Нет, — возразил Канис. — Я чую тот самый запах нашего корабля. Я никогда его не забуду.

Гриммы бросились бежать вниз по улице так быстро, как только могли. Бабушка Рельда задыхалась от быстрого бега. Скоро они достигли крошечной гавани, где на берегу уже стояла огромная толпа, с удивлением глазеющая на реку. Гриммы с трудом пробрались сквозь ряды зевак и увидели огромный парусный фрегат с белыми флагами, которые развевались на прохладном весеннем ветру. Даже с такого расстояния Сабрина увидела людей, столпившихся на палубе корабля и, в свою очередь, разглядывающих их. А к берегу уже плыла крохотная шлюпка с одиноким человеком на веслах.

— Кто это? — удивилась Дафна.

Бабушка пошарила в своей огромной сумочке и вытащила оттуда бинокль.

— О боже! — воскликнула она.

— Что? Кто это? — спросила Сабрина, и бабушка передала ей бинокль.

Девочка настроила его и направила на корабль. На корабле было полно принцев и принцесс, ведьм, великанов, гномов и разных незнакомцев в странных одеждах. Кроме того, там было много разных лохматых и пернатых существ. Сабрина направила бинокль на воду, пытаясь отыскать одинокого гребца в лодке. Тот уже приближался к берегу — человек с каштановыми волосами и очень большим носом. Он показался Сабрине странно знакомым, как будто раньше она где-то видела его фотографию или портрет… Внезапно она все поняла.

— Дети, это ваш прапрапрапрапрадедушка, — торжественно заявила бабушка. — Это Вильгельм Гримм.

9

Сабрина подняла глаза на небо. Черный вихрь — еще одна дыра во времени — быстро исчезал над рекой. Маленькая лодочка причалила, и Вильгельм выпрыгнул на берег. Сабрина и подумать не могла, что он окажется таким, — низенького роста, с черными, довольно маленькими пытливыми глазками. На нем было длинное коричневое пальто и шляпа с широкими полями. Вильгельм обернулся и с благоговейным страхом и любопытством уставился на толпу.

— Ist das Amerika?[7] — спросил Вильгельм.

— Ja, das ist Amerika. Willkomen, Wilhelm. Willkomen,[8] — ответила бабушка.

— Что это ты сейчас сказала? — спросила Дафна.

— Я сказала, что мы рады видеть его в Америке, — объяснила бабушка, затем повернулась к Вильгельму: — Вы говорите по-английски?

— Ja, немного. Это Нью-Йорк?

Бабушка кивнула. Вильгельм изучал толпу. Среди собравшихся на берегу он увидел принцессу Шиповничек и подбежал к ней. Взволнованно и вместе с тем как-то неуверенно, как будто в замешательстве, он взял ее за руку, но потом вновьоглянулся на корабль.

— Wie sind Sie hier herkommen? Waren Sie auf dem Schiff?[9]

— Что он говорит? — не поняла мисс Шиповничек.

Он в растерянности, — объяснила бабушка.

— Как вы можете одновременно находиться здесь… — спросил Вильгельм, затем повернулся и указал на корабль. — И там?

Прежде чем кто-либо успел ему что-нибудь объяснить, Ноттингем вытащил из кармана наручники и защелкнул их на запястьях Вильгельма.

— Спросите его, понимает ли он, что арестован? Ноттингем повел Вильгельма прочь от пристани, в городскую тюрьму. Бабушка шла во главе толпы, которая требовала освободить Вильгельма, и пыталась объяснить происходящее своему изумленному, растерянному предку.

Бабушка Рельда строго-настрого приказала Дафне и Сабрине оставаться на берегу вместе с мистером Канисом и следить за тем, чтобы больше никто не пытался отправиться с корабля на берег на лодке или с пристани на корабль.

— Я на этом корабле, — сказала Шиповничек дяде Джейку, когда он взял ее за руку. — То есть я хотела сказать, я была на этом корабле… то есть… Не знаю уж, что есть что.

— Как всё это произошло? — спросил мистер Семерка, пробираясь к ним через толпу.

Сабрина и Дафна переглянулись. Они-то уж точно знали, как всё произошло. Они просто не знали, кто или что является тому причиной. Естественно, их конспираторское переглядывание не ускользнуло от взгляда мистера Каниса. Он схватил девочек за руки и утащил подальше от толпы, чтобы никто не мог услышать, о чем они говорят.

— Вы что-то знаете, — строго произнес он. Сабрина изо всех сил старалась изобразить полное непонимание. Она бросила взгляд на Дафну, которая вертела головой, чтобы не смотреть старику в глаза.

— Не знаю, о чем это вы, — пробормотала Сабрина.

— Дитя, нет времени лгать! — грозно сказал мистер Канис.

— Мы обещали Шарманьяку никому ни о чем не говорить, — брякнула Дафна.

Сабрина скорчила гримасу: Дафна совсем не умела лгать.

— Следовало бы догадаться, что он как-то с этим связан! — рассвирепел Канис.

— Вы всё неправильно поняли, мистер Канис, — возразила Сабрина и, капитулируя, подняла руки. — Он пытается помочь.

— Помочь кому?

— Это невозможно объяснить! Ты не поверишь!

— А ты попробуй.

Сабрина внимательно вгляделась в лицо мистера Каниса, на котором с каждым днем всё явственнее проступали волчьи черты, и подумала, что он-то вот как раз и мог бы понять.

— Это дыра во времени, — начала Сабрина. — Это происходит по всему городу, но эта, наверное, самая большая.

— Дыра где?

— Во времени. Сквозь нее к нам из прошлого или из будущего что-то проскальзывает.

— А вы откуда знаете?

— Мы провалились в одну такую, — объяснила Дафна. — Вчера, когда ты повел нас в лес, мы не потерялись. Мы попали в будущее!

— Мы попали на пятнадцать лет вперед, — уточнила Сабрина.

— А какое отношение ко всему этому имеет Шарманьяк? — нетерпеливо спросил мистер Канис.

— Принц тоже застрял там. Его засосало в одну из таких дыр сразу же после выборов, — пояснила Дафна. — И он на протяжении нескольких месяцев пытался вернуться назад.

— Почему вы никому ничего не сказали?

— Шарманьяк заставил нас дать обещание хранить это в секрете. Мы знаем кое-что… о будущем. Он считает, что если мы будем хранить это в секрете, то сможем это «кое-что» изменить, и нам никто не помешает.

— А что такого плохого в будущем, что его надо менять? — спросил Канис.

Слеза скатилась по щеке Дафны.

— Там нет тебя. В будущем. Там есть Волк.

Канис выглядел так, будто его ударили, но сумел взять себя в руки,

— Мы постараемся всё изменить как можно больше, — пообещала Сабрина. — Но ты не должен никому говорить, даже бабушке.

— А как остановить появление этих дыр во времени? — спросил Канис.

— Не знаем, — ответила Дафна. — У нас есть кое-что, что помогает их находить, но я пока еще не очень хорошо этим владею.

— Мы думаем, что виной всему украденные волшебные предметы. Кто-то пытается использовать их все вместе одновременно. Это и порождает временные дыры, — объясняла Сабрина. — Мы знаем, что в будущем эта загадка осталась неразрешенной, и магические предметы так и не были найдены. Если мы сможем найти их, то, вероятно, сумеем залатать дыры и таким образом как-то исправить будущее.

В это время на пляже раздался чудовищный взрыв, песок и камни полетели во все стороны. Сабрина с изумлением увидела, что над одной из пушек корабля курится дымок.

— Они в нас стреляют! — воскликнула она. — Что мы им сделали?

— Конечно, ведь мы только что арестовали их капитана, — сказал Канис, бегом возвращаясь в док. — Это вам не камушки, а снаряды. Отступайте!

Еще одно ядро ударило в берег.

— Что же мы, так и будем стоять и смотреть, как в нас стреляют? — закричал король Артур, выходя из толпы. — Не следует ли нам ответить тем же?

— Нет, если не хотите зачеркнуть свое собственное существование, — сказал человек из толпы.

У него была отвисшая нижняя челюсть.

Сначала Сабрина подумала, что это просто какой-то старичок, но потом поняла, что его морщинистая кожа вовсе не кожа, а старый, чем-то набитый холщовый мешок. Из рукавов его костюма торчала солома, а на голове была старая фермерская шляпа.

— О чем ты говоришь. Страшила? — крикнул мистер Семерка.

— Ясно, что этот корабль приплыл к нам из прошлого. Не могу сказать, как и почему, но одно знаю наверняка: многие из нас находятся на этом корабле. В том числе и ты, Артур. Только Артур двухсотлетней давности. Если ты нападешь на этот корабль, можешь по неосторожности убить сам себя.

— Страшила, я никогда не понимаю, о чем ты говоришь, — пожаловался какой-то слепой мышонок. — А ты уверен, что волшебник дал тебе мозги? У меня есть подозрение, что он набил твою башку сладкой ватой.

— О, если бы только у тебя были мозги, — вздохнул Страшила.

Канис уставился на Страшилу.

— Итак, ты считаешь, что, если кто-нибудь на корабле будет убит, это как-то может повлиять на настоящее?

— Совершенно точно, — кивнул Страшила.

В следующую секунду Канис, подхватив девочек на руки, мчался по улице.

— Что ты делаешь? — закричала Сабрина.

— Ноттингем арестовал Вильгельма! — прокричал Канис. — Если ему известно то же, что знает Страшила, он убьет его.

— Зачем ему это нужно? — удивилась Сабрина.

— Если Вильгельм сейчас умрет, то барьер, который держит всех нас в этом городе, никогда не будет возведен, — объяснил Канис. — Кроме того, убив Вильгельма, он раз и навсегда покончит с его потомками. Все члены вашей семьи просто перестанут существовать.

— Чушь! — прошептала Дафна.

Сабрина оглянулась на толпу. Она увидела, как кое-кто из стоявших на берегу гонится за ними. Наверное, и до них дошел мрачный смысл слов Страшилы.

— А ты не мог бы бежать немного быстрее? — попросила она.

Около тюрьмы было настоящее столпотворение. Снаружи сотни вечножителей требовали ответа. Канис усадил девочек себе на плечи и, расшвыривая всех, кто попадался ему под ноги, наконец пробрался в крохотное здание. В приемной у стола, громко стуча по нему и непрерывно выкрикивая имя шерифа, стояла бабушка.

— Где он? — спросил Канис, опуская девочек на землю.

— Ноттингем увел его в камеру для допроса, — ответила бабушка.

— Что-то не нравится мне это слово: «допрос». Интересно, что он под этим подразумевает? — проворчал Канис. — Нужно вызволить его оттуда.

Бабушка кивнула.

В приемную вышел шериф. На губах его была такая улыбка, как будто он только что получил на свой день рождения велосипед.

— Шериф Ноттингем! — воскликнула бабушка. — Вы не имеете права арестовывать этого человека!

— Я имею все права. Я — шериф.

— В чем вы его обвиняете?

— Давайте посмотрим. У него нет разрешения на вождение плавсредств, у него нет паспорта с визой, разрешающей въезд в нашу страну. Кроме того, он нелегально пытался ввести к нам иностранцев.

— Он не здешний, Ноттингем, — сказал Канис. Сабрина и Дафна одновременно дернули его за рукава, пытаясь напомнить, что было бы глупо рассказывать всем о дырах во времени.

— О, я прекрасно знаю, что не здешний, — согласился Ноттингем. — Он явился сюда из прошлого. Теперь, когда я вижу это своими собственными глазами, я почти готов извиниться зато, что не придавал значения всем тем телефонным звонкам, что получал от населения. Телефон раскалился добела от сообщений об индейском племени Ленни Ленапи[10], динозаврах, солдатах времен Гражданской войны, космонавтах… До сегодняшнего дня я старался не обращать на это никакого внимания. Но оказалось, прошлое решило преподнести всем нам подарок.

— Подарок! О чем это вы говорите? — потребовала объяснений бабушка.

— А как же, одним ударом своего кинжала я положу конец мучениям целого города, — ответил Ноттингем. — Если не ошибаюсь, человек, которого я упрятал в камеру, Вильгельм Гримм. Его убийство освободит всех нас.

— Вы не можете просто так убить человека! — вскричала Сабрина. — Вы же офицер полиции.

— Офицер полиции? — рассмеялся Ноттингем. — Дитя, неужели ты думаешь, что я принял этот пост, заботясь о правосудии? Ваш драгоценный Вильгельм будет казнен за преступления против вечножителей. И если моя теория верна, то после того, как его не станет, ваша семейка автоматически растворится в воздухе. Вот так! — И он так громко щелкнул пальцами, что Сабрина даже подпрыгнула от испуга. — Интересно, вспомню ли я вас, когда всё будет кончено? Жалко, наверное, если нет.

— И когда вы планируете совершить это? — спросила бабушка Рельда.

— Сегодня в полночь! — донесся до них голос, усиленный мегафоном.

Толпа расступилась, и вперед вышла мэр Червона.

— Сегодня я выполню свое предвыборное обещание изменить жизнь города. Могу поспорить, что никто даже и предположить не мог, как велики будут эти изменения. Это будет нашим триумфом, друзья! Приглашаю всех.

Ноттингем злобно хохотнул, глядя в упор на семейство Гримм:

— Почему же вы не говорите, что это нам так не пройдет?

Толпа разразилась смехом.

— Я думала, это и так понятно, — спокойно ответила бабушка Рельда.

Гриммы пробрались сквозь толпу и вышли на улицу. Дядя Джейк ждал их около автомобиля.

— Вильгельм там? — указал он в сторону тюрьмы.

Бабушка кивнула:

— Бог знает, как он только попал сюда. Сабрина и Дафна переглянулись, но промолчали.

— И что мы теперь будем делать? — спросила Сабрина.

— Я не хочу перестать существовать, — сказала Дафна. — У меня были кое-какие планы на будущее.

— Мы сделаем то, что делали все Гриммы в тревожные времена. Мы выступим единым фронтом, все вместе, как одна семья. Мистер Канис, отвезите нас домой. Нам нужно сплотить наши войска.

* * *

— Что ты хочешь? — изумился дядя Джейк, так и подпрыгнув на диване, на котором сидел.

— Я хочу, чтобы ты сказал Бабе-яге, что ее волшебная палочка находится у Ноттингема, и привел ее к полицейскому участку, — пояснила бабушка.

Шарманьяк, Канис, Сабрина, Дафна, Пак и даже Эльвис- все, казалось, были шокированы ее планом. Они переглядывались друг с другом, не веря своим ушам.

— Но, ради всего святого, зачем? — спросил дядя Джейк.

— Отвлекающий маневр, — объяснила старушка. — Если она устроит достаточно шума, Ноттингем не услышит, как мистер Канис проломит заднюю стену, чтобы мы могли вытащить Вильгельма из камеры.

Пак захлопал в ладоши:

— Вломиться в тюрьму! Мне это нравится! Дядя Джейк, однако, продолжал качать головой.

— Мам, взаимное доверие — единственное, что удерживает Бабу-ягу от того, чтобы не добавить всех нас к своему костяному забору. Если ты солжешь ей, горя потом не оберешься: все может обернуться очень паршиво.

— Всё и так паршиво, — сказал мистер Канис. — Отчаянные времена, сынок.

— Я знаю о последствиях, — возразила старушка. — Но альтернатива гораздо хуже.

— Честно говоря, я бы с большим удовольствием занялся твоей работой, мне она кажется веселее, чем моя, — пожаловался Пак дяде Джейку.

— Извини, Пак, — продолжала бабушка. — Но твоя задача самая важная.

— А как же мы? — спросила Дафна, почесывая подбородок Эльвиса.

Огромный пес внимательно слушал, как бабушка излагала свой план, словно пытался понять, какая роль в этом плане отведена ему.

— Вы, девочки, останетесь со мной. Мне может понадобиться помощь, когда я буду выводить Вильгельма на свободу, — ответила бабушка.

— В вашем плане все-таки есть один существенный недостаток, генерал, — заметил Шарманьяк.

— Генерал? — удивилась бабушка Рельда. Девочки и Шарманьяк обменялись взглядами. — Я хотел сказать… Что вы собираетесь делать с Вильгельмом после освобождения? Его нельзя будет прятать здесь. После побега вы сразу станете подозреваемыми номер один.

Бабушка покачала головой:

— Об этом я не думала. Я знаю одно: если мы его не спасем и королева казнит его, моя семья перестанет существовать. А теперь, полагаю, всем нам надо поесть, а потом мы немного поспим. Джейкобу потребуется по крайней мере часа два, чтобы отыскать Бабу-ягу и привести ее в город, так что время у нас есть. Вероятно, впереди нас ждет довольно длинная ночь.

Все поели и разбрелись по своим делам: дядя Джейк отправился на поиски Бабы-яги, Шарманьяк ушел в свое зеркало, бабушка и Пак поднялись в спальни. Девочки остались наедине с мистером Канисом.

Какое-то время старик молчал и лишь пристально разглядывал девочек. Казалось, он о чем-то хочет спросить их, но никак не может решиться.

Сабрина знала, какой вопрос мучает их друга, и боялась, что придется отвечать. Разве можно сказать ему, что он станет добычей чудовища и навсегда лишится своей бессмертной души?

— Могу я как-нибудь остановить это? — наконец проговорил мистер Канис, глядя на свои длинные острые когти.

— Да! — выпалила Дафна.

Однако Сабрина не была в этом уверена. С тех пор как несколько месяцев назад в туннелях под городом мистер Канис вступил в бой с Румпельштильцхеном, с ним начали происходить неотвратимые перемены. И теперь, как бы он ни старался, чтобы ни делал, процесс было не остановить, но Сабрина знала, что свои собственные соображения ей лучше держать при себе.

— Взрослые Сабрина и Дафна, которых мы там встретили, верили, что мы сможем сделать что-то, чтобы изменить будущее. Кое-что мы уже и правда сделали, хотя и совсем немного.

— Вы знаете, когда это случится со мной? — спросил старик.

Девочки отрицательно покачали головами. Конечно, им следовало бы спросить об этом, когда у них была такая возможность, но они так и ушли, не получив ответа ни на один из множества вопросов, которые хотели задать.

— А если изменить ход событий, это можно остановить? — спросил мистер Канис. — Вероятно, именно это вы и пытаетесь сделать, да?

— Да, — ответила Сабрина. — И мы уверены, что кое-что нам уже удалось изменить, хотя не знаем, насколько это может помочь.

Канис встал со своего стула, посоветовал девочкам пойти отдохнуть и стал медленно подниматься по лестнице.

— Неужели мы потеряем его? — прошептала Дафна.

— Не знаю, — покачала головой Сабрина. Посидев еще немного в тишине, девочки тоже поднялись в свою спальню. Эльвис прибежал следом за ними и, опередив всех, плюхнулся на кровать.

— Думаю, нам действительно лучше немного отдохнуть, — сказала Дафна и погасила свет.

— У меня дурное предчувствие, — вздохнула Сабрина.

— По поводу ночной операции?

— Нет, по поводу будущего, по поводу этого нашего расследования. Мы всё еще не нашли украденные волшебные предметы и, кажется, нам постоянно что-то мешает, постоянно возникают какие-то новые дела, происходят какие-то новые события. Что, если нам так и не удастся вычислить вора? Что, если мы так и не решим эту загадку? Что, если существуют вещи, которые мы не в силах изменить?

Девочки крепко взялись за руки и замолчали. Темнота тяжелым грузом давила им на грудь.

* * *

Сабрина проснулась от невероятной тряски. Казалось, что ее голова вот-вот отвалится. Кровать как будто сама по себе двигалась по комнате. Она посмотрела на сестру. Глаза Дафны были плотно закрыты. В руке она держала детектор магии, и он сильно вибрировал.

— Уф, меня сейчас вырвет, — говорила Дафна, корчась на кровати.

— Что происходит? — спросила Сабрина, изо всех сил пытаясь удержать кровать, чтобы та не врезалась в отцовский стол.

— Я чувствую, что одна из этих временных дыр скоро снова откроется. Ох, мои ноги! Они как ватные.

— Когда это случится? Ты можешь сказать?

— На реке. И это опять будет довольно большая дыра.

— Такая большая, что в нее сможет пройти корабль Вильгельма?

— Ошенно большенно!

Гудение и тряска прекратились, Дафна встряхнула руками, как будто пыталась их разбудить.

— Нам надо немедленно выходить!

Сабрина взглянула на будильник, стоящий на тумбочке около кровати.

— Только десять часов! Мы не можем сейчас идти. А как же дядя Джейк? Мы же не знаем, удалось ли ему найти Бабу-ягу!

— Это, может быть, наш единственный шанс отправить Вильгельма назад! — сказала Дафна, убирая детектор магии обратно в карман штанов.

Девочки выпрыгнули из кровати и бросились в комнату бабушки. Бабушка Рельда еще спала, и им пришлось потрясти ее, чтобы разбудить.

— Lieblings, ради всего святого! — воскликнула бабушка, садясь на кровати.

— Скоро над рекой откроется еще одна временная дыра. Нам надо идти.

— Временная что? — изумилась старушка.

— Дыра во времени, — объяснила Сабрина. — Точно такая, через которую Вильгельм попал к нам сюда. Мы должны срочно вызволить его и отправить назад вместе со всем его кораблем, чтобы он приплыл туда, куда нужно. Нам надо торопиться!

— Откуда вы все это знаете?

— Бабушка, у тебя ведь есть секреты, которые ты не можешь открыть нам ради нашей же пользы, так? — спросила Дафна.

Старушка кивнула.

— Ну, а это наш секрет, и тебе просто надо поверить нам на слово, как мы верим тебе.

Бабушка рассмеялась:

— Но, девочки, вы ведь никогда не верите мне на слово.

— Чудесно, но ты ведь полагаешь, что верим? Вот и ты поверь нам хотя бы предположительно, — попросила Сабрина, вытаскивая бабушку из кровати.

В это время Дафна уже колотила в дверь спальни

Пака. Эльф вскоре присоединился к ним. Он был обвязан своими липучими гранатами в количестве, достаточном, чтобы выдержать небольшую войну. Все бросились вниз по лестнице, где на кушетке сидел мистер Канис.

— Нам необходимо… — начала было бабушка, но мистер Канис вскинул руки.

— Я слышал, — произнес он. — Машина уже прогрета.

— А как же Джейкоб? — спросил Шарманьяк, высовывая голову из зеркала.

— Прошел только час, как он ушел, и мы не сможем догнать его, — расстроилась бабушка Рельда. — Надо что-то придумать.

Шарманьяк скрылся в зеркале и через минуту появился вновь, ведя под уздцы великолепного белого жеребца. Даже Канис, который редко чему удивлялся, открыл рот. Эльвис смотрел на коня так, как будто в комнату вошел по меньшей мере король.

— Я поеду за Джейкобом, — заявил принц, выводя жеребца на улицу.

Все последовали за ним. Шарманьяк вскочил на жеребца и скрылся в ночи.

Дафна с хитрой улыбкой посмотрела на бабушку:

— А помнишь, ты говорила мне, что мы не можем держать пони, так как у нас слишком мало места?

Бабушка покачала головой:

— Даже не думай.

В этот раз мистер Канис превзошел сам себя. Он гнал старую развалину по пустынным дорогам, перемахивал через деревянные мосты и брошенные железнодорожные пути, как заправский гонщик международного класса. Сабрина радовалась, так как понимала, что от скорости зависит успех их плана, но временами ей очень хотелось, чтобы у этой машины было побольше современных средств безопасности. Она потуже затянула веревки — эдакие ремни безопасности. Даже обычно бесстрашный Пак воспользовался своей веревкой.

Когда они прибыли в город, Канис припарковал машину напротив полицейского участка. Они вышли.

— Пак, отправляйся вперед и займи свою позицию, — велела бабушка.

Пак развернул крылья, яростно захлопал ими и поднялся в воздух.

— Я буду ждать вас в доках! — крикнул он и стрелой унесся в сторону реки.

Канис кивнул:

— Что дальше?

— К сожалению, многое сейчас зависит от Джейкоба, — ответила бабушка. — Надо дать принцу Шарманьяку немного времени, чтобы он успел отыскать дядю Джейка и Бабу-ягу.

— Но у нас нет ни секунды, — возразила Дафна, указывая на небо.

Казалось, звезды померкли в черном водовороте, нависшем над городом. Он был огромнее и ужаснее тех, которые Сабрина видела раньше.

— Бабушка, нам надо немедленно действовать.

— Хорошо, — согласилась старушка. — Думаю, мы зайдем с тыла и пробьем дыру в задней стене. По крайней мере эту часть плана мы вполне в состоянии выполнить.

— Нет, стойте! — крикнул мистер Канис, принюхиваясь. — На крыше здания — несколько человек, и большая группа прячется около задней стены.

— Как вы думаете, сколько их? — спросила бабушка.

— Наверное, с полсотни, никак не меньше.

— Они знали, что мы придем, — рассудила Сабрина, заметив карточного солдата, выглядывающего из-за карниза тюремной крыши. Она углядела также и острый меч, который тот сжимал в руках.

— Кое-кого я могу взять на себя, — сказал Канис. — Но вы втроем должны ждать здесь.

— Дружище, тебе никогда не одолеть их всех. Не получится, — вздохнула старушка.

— Тогда что?

— А тогда мы просто войдем через центральный вход, — неожиданно заявила Сабрина.

Все повернулись к ней.

— Помните наш последний тест на выживание? — спросила девочка. — Пак был уверен, что мы направимся в лес, поэтому не позаботился о том, чтобы защитить тропинку. Могу поспорить на миллион баксов, Ноттингем думает точно так же. Ему и в голову не придет, что мы войдем через центральную дверь. Спорим, изнутри она совсем не охраняется!

Некоторое время все с молчаливым сомнением смотрели на девочку. Наконец мистер Канис произнес:

— Давайте так и сделаем. И направился через улицу.

— А какой у нас план? — спросила бабушка, когда все поспешили за мистером Канисом.

— Мистер Канис может просто войти и проложить нам дорогу к камере. Мы отправимся следом.

— Только не надо слишком приближаться, будет очень пыльно, — предупредил старик.

Он стрелой влетел в здание. Внешне Канис выглядел хилым стариком, но он пронесся по кабинетам полицейского участка как разрушительная машина, проламывая стены и переворачивая мебель на своем пути к тюремным камерам, расположенным в задней части здания. Девочки и старушка старались двигаться за ним, уворачиваясь от падающих кусков штукатурки и обходя оборванные электрические провода. Им пришлось натянуть на голову рубашки, чтоб хоть как-нибудь уберечь себя от острых осколков и пыли.

Такое молниеносное продвижение сопровождалось невероятным шумом и грохотом и наверняка могло привлечь внимание стражников, дежуривших снаружи, но, как и предполагала Сабрина, на своем пути они не встретили ни души. Ноттингем не удосужился поставить охрану внутри здания.

В мгновение ока вся группа достигла задней части здания. Там они обнаружили Вильгельма, запертого в одной из маленьких камер. Бедняга был напуган этим ужасным, неумолимо приближающимся к нему грохотом. Он вскочил со стула, на котором сидел, угрожающе поднял его, явно собираясь обороняться от появившейся перед ним компании.

— Zurьck bleiden! Ich mцchte Sie nicht verletzen![11] — закричал он.

— Что он говорит? — спросила Сабрина.

— Вильгельм напуган. Думает, мы зачем-то решили напасть на него, — объяснила бабушка, затем спокойным тоном произнесла: — Вильгельм, это мы. Мы пришли спасти тебя.

— Спасти? — воскликнул Вильгельм.

Он поставил стул на землю и потряс решетки своей камеры, словно напоминая еще об одном препятствии.

Канис протянул руки к решеткам. Он был невероятно силен и принялся разгибать их, пока те не разошлись на такое расстояние, через которое вполне мог пройти Вильгельм.

В эту минуту Сабрина услышала сердитый голос Ноттингема.

— Эй, вы! Заключенный убегает! — кричал он.

Его злобные выкрики заглушил приближающийся топот ног. Судя по звуку, сюда неслось не менее дюжины стражников.

— Нам надо выбираться отсюда. Немедленно! — крикнула бабушка.

Канис подошел к задней стене камеры и, ударив своим огромным кулаком, размолотил ее в порошок. Стена рухнула так, что закачались стропила крыши. Несколько кирпичей тут же разлетелись в пыль — выход на свободу был открыт. Еще один кирпич с грохотом шлепнулся на пол, подняв фонтан цементной пыли. Когда пыль осела, перед ними была дыра, через которую вполне мог пройти человек двухметрового роста.

— Бежим! — крикнула бабушка, помогая Сабрине и Дафне выбраться из дыры.

Вильгельм и старик последовали за ними.

Мистер Канис немного замешкался, и Сабрина услышала зловещий голос, доносящийся из разрушенной камеры.

— Эй, разве тебе не известно, что вламываться в тюрьму и освобождать преступников категорически воспрещается? — злобно прошипел Ноттингем, и вслед за этим мистер Канис взвыл от боли.

Пыль, вновь посыпавшаяся из дыры, помешала им увидеть, что же там произошло, но Сабрина сразу поняла: мистер Канис серьезно ранен. Спустя мгновение из пролома показалась уродливая фигура Ноттингема.

— На самом деле я должен арестовать вас, Гриммы, но я решу проблему по-другому, гораздо интереснее, — сказал он, доставая из-за спины арбалет. Шериф зарядил его стальной стрелой и прицелился прямо в грудь Вильгельма. — Один выстрел изменит в этом городе всё. Я знаю, что большинство жителей жаждали увидеть вашего предка болтающимся в петле, и теперь они будут весьма разочарованы. Что ж, думаю, свобода, полученная в обмен на подобное развлечение, может сполна окупить то, что мне придется лишить их этого удовольствия.

И шериф Ноттингем нажал на спуск.

10

Сабрине показалось, что время, как в кино, замедлило свой ход и стрела медленно и плавно полетела по воздуху. Девочка успела подумать: как это так — «перестать существовать». Может быть, они в мгновение ока обратятся в ничто, а может, будут чувствовать, как умирают? Но стрела так и не попала в цель. Глухой удар потряс землю, и взрывная волна сбила всех с ног. Поднявшись, Гриммы первым делом удостоверились, что Вильгельм цел и невредим, а потом уже поняли причину грохота. Как и следовало ожидать, это прибыла Баба-яга.

Старая карга высунулась из окна избушки, перебрасывая из руки в руку огненный шар. Внезапно он вспыхнул, как фейерверк, и поток красной энергии ударил Ноттингема в грудь, как только тот повернулся к ведьме.

— Верни мне мою палочку! — закричала старуха.

Магический удар отбросил Ноттингема на несколько метров и повалил на землю. И всё же у шерифа хватило ума немедленно вскочить на ноги и спрятаться за ближайшим деревом.

— Я не знаю, о чем ты говоришь! — заверещал негодяй.

Волшебная избушка кинулась за ним. Одна из куриных ног вырвала дерево с корнем. Оставшись без прикрытия, шериф в панике начал озираться, не зная, что делать дальше.

Вильгельм выглядел весьма озабоченным. Он никак не мог понять, что же, собственно, происходит. Он что-то выкрикивал по-немецки, но и без помощи бабушки Сабрине было совершенно ясно, что он хотел сказать. Ее прапрапрапрапрадедушка был крайне озадачен всем происходящим.

— Нам не удастся дурачить Бабу-ягу долго, — заметил Шарманьяк, подъезжая к ним на своем жеребце.

Прямо позади него, лавируя на ковре-самолете, следовал дядя Джейк.

— Он прав. Надо убираться отсюда! Дафна согласно кивнула:

— Совершенно согласна. Гроза приближается ошенно быстренно!

— Но мы не можем уйти! Мистер Канис… Он все еще там, — возразила Сабрина.

И тут из пролома показался старик. Обеими руками он держался за левый глаз, кровь стекала по его запястью.

— Дружище! — ахнула бабушка.

— Ничего страшного, — успокоил ее старик, но в голосе его слышалась боль.

Бабушка достала из сумки носовой платок и дала Канису. Он прижал его к ране.

— Нам надо добраться до корабля.

Гриммы бросились к пристани. Предстояло преодолеть три квартала. Там их ждал Пак.

— Сейчас начнется! — предупредил он. — И между прочим, я просто умираю от голода.

— Лодка готова? — спросила старушка.

— Естественно, — ответил Пак, указывая на крохотную лодчонку Вильгельма.

Дядя Джейк помог бабушке, девочкам и Вильгельму забраться в лодку, а затем запрыгнул в нее сам.

— Ты знаешь, что делать? — спросил дядя Джейк эльфа.

— Непыльная работенка. Все очень просто, — фыркнул Пак, взмывая в воздух. Он уже был довольно высоко, когда его чуть не сбило пушечное ядро.

— Они в нас стреляют! — воскликнула Дафна.

Дядя Джейк со всей силы навалился на весла. Лодка стрелой понеслась к кораблю. Со всех сторон вокруг них с громким плеском падали ядра.

— Они, должно быть, думают, что мы собираемся напасть на них, — предположила бабушка.

Вильгельм вскочил со своего места и яростно замахал руками, повернувшись лицом к кораблю. Он был так взволнован, что не замечал, как опасно раскачивается лодка. Сабрине пришлось ухватиться двумя руками за борт, чтоб не вывалиться. Кроме того, мельтешение Вильгельма действовало ей на нервы — благодаря этому они стали очень удобной мишенью для стрелявших.

Однако спустя некоторое время еще пара ядер упала неподалеку, и обстрел прекратился. Они без всяких неприятностей приблизились к кораблю. Дядя Джейк и Вильгельм помогли бабушке подняться на борт. Следом самостоятельно вскарабкались обе девочки.

Оказавшись на борту корабля, Сабрина обнаружила, что со всех сторон ее окружили люди. К ее изумлению, здесь были все, кого она когда-либо встречала в городе: принцесса Шиповничек, мистер Семерка и остальные шесть гномов, мисс Белоснежка, Красавица и ее муж Чудовище и даже несколько старых неприятелей: Джек Победитель Великанов и Румпельштильцхен. Сабрина уже стиснула кулаки и вышла вперед, готовясь вступить в бой, но внезапно до нее дошло, что никто из присутствующих даже не знал, кто они такие.

Вильгельм что-то произнес по-немецки, и это несколько успокоило пассажиров корабля.

— Что он сказал? — спросила Сабрина.

— Он сказал, что с ним все в порядке, произошла какая-то странная неразбериха, — объяснила бабушка. Затем она повернулась ко всем остальным: — Я знаю, что вы сильно озадачены. Вы отправились в Америку в надежде обнаружить здесь относительно свободный, незаселенный участок земли. Что ж, вы нашли Америку. Вы просто появились не в то время.

— Что ты такое несешь, старуха? — зарычал Чудовище. — И кто ты вообще такая?

— Меня зовут Рельда Гримм, а город, который вы видите перед собой, называется Феррипорт-Лэндинг. Это ваш дом, по крайней мере он будет им. Вы провалились в дыру во времени, попав в будущее на двести лет вперед.

Некоторые пассажиры в ужасе закричали, кто-то бросился к борту корабля, вытаращив глаза на городок.

— Вильгельма забрали против его воли, но мы вернули его, — продолжала бабушка.

— Вы сказали, вас зовут Гримм? — спросила Белоснежка, выходя из толпы. Она была все так же красива.

— Да, — ответила бабушка. — Это мой сын Джейкоб и внучки Сабрина и Дафна.

Вечножители одобрительно зашумели.

— Да здравствует семья нашего спасителя! — крикнула женщина из задних рядов.

Сабрина оглянулась и открыла рот от удивления: ее приветствовала Королева Червей!

— Да, времена действительно изменились, — проворчала она.

— А мы — друзья? — обратилась Белоснежка к Гриммам.

Бабушка улыбнулась:

— Вы наш самый лучший друг. Снежка. Жаль, я не могу рассказать вам больше — еще не время. Сначала мы должны вернуть вас в ваше время.

Внезапно Дафну снова начало трясти.

— Это может случиться в любую минуту! — простонала малышка.

— Нам надо сматываться с этого корабля, если мы не хотим отправиться с ними в прошлое, — добавила Сабрина.

— Сейчас! — прокричал Пак, снижаясь над кораблем. — Я сделаю это сейчас!

— Подожди минутку, Пак, — остановила его бабушка и повернулась к пассажирам корабля: — Было очень приятно со всеми вами познакомиться, но нам действительно пора.

Дядя Джейк взял за руку принцессу Шиповничек.

— Увидимся через пару сотен лет, — сказал он.

Прекрасная принцесса выглядела сконфуженной и слегка удивленной — она растерянно улыбнулась ему.

Дядя Джейк повел бабушку на корму и стал помогать ей спускаться обратно в лодку. Это оказалось не так-то легко — гораздо труднее, чем забраться наверх.

— Разрешите моим друзьям помочь вам, — предложила Золушка.

Она вытащила из кармана передника трех маленьких серых мышек и посадила их на палубу. Сабрина увидела, как они начали постепенно расти, меняясь и становясь похожими на людей. Как только они достигли нормального человеческого роста, Сабрина сразу узнала их. Это были Малькольм, Александр и Брэдфорд — те молодые люди, которые работали на радиостанции, в шоу доктора Синди. Они помогли всем спуститься с корабля в лодку.

— Ну, а теперь? — нетерпеливо спросил Пак.

— Давай! — крикнул дядя Джейк, когда они уже благополучно начали грести к берегу.

Сабрина увидела, как Пак вытащил из каждой своей гранаты-липучки чеку и запустил их на палубу корабля. Гранаты взорвались, но на этот раз оказалось, что внутри них не было никакой вонючей липкой гадости. Только мягкий розовый порошок, окутавший всех пассажиров. Сабрина догадалась, что это порошок забвения и поняла: этот ужасный случай надо стереть из памяти всех пассажиров «Нового начала», чтобы история не изменилась, но ей было так жалко упущенной возможности. У них появился шанс кое-что исправить, чтобы жизнь в Феррипорт-Лэндинге не была такой суровой. Может быть, им удалось бы предотвратить разногласия, которые привели к строительству защитного барьера. Может быть, им удалось бы остановить ту ненависть, с которой многие вечножители относились к семейству Гриммов. Возможности были безграничны, но — увы! Еще некоторое время Сабрина наблюдала, как пассажиры со стеклянными глазами стояли на борту корабля. Чудовище с женой. Принц-лягушка, Малютка Бо-Пип, Моргана Ле Фэй, Золушка-Синдирелла и ее маленькие помощники — все непонимающе смотрели им вслед. Затем корабль внезапно пропал, закрутившись в вихре черной дыры, опустившейся на них сверху. И в эту минуту Сабрину как молнией ударило: она наконец поняла, кто украл волшебные предметы.

— Я разрешила загадку! — закричала она, векакивая с места.

Девочка была настолько взволнована, что чуть было не свалилась за борт в холодную воду. Дяде Джейку в последнюю минуту удалось схватить ее за рукав и втянуть обратно в лодку.

— Сабрина! С тобой всё в порядке?

— Я разгадала тайну! — кричала она, вытирая с лица холодные брызги. — Я знаю, кто украл волшебные предметы. Золушка!

— Я не верю этому! — охнула бабушка.

— Она пришла к нам вместе со своим мужем Томом. Наверное, она принесла с собой и своих друзей-мышек. Они спрятались в сумочках ведьм, — быстро говорила Сабрина. — И таким образом попали в их дома. Они прибыли туда под видом мышей, затем превратились в людей и стянули то, что было велено. Вы видели их на корабле. Они — анимаги,[12] могут менять свой облик.

— Теперь понятно, как был сломан шкафчик фрау Пфеферкухенхауз, — добавила Дафна. — Она, должно быть, засунула в него сумочку и закрыла там одного из них. Он превратился в человека и выбил дверцу изнутри.

— Но зачем? Зачем доктору Синди могли понадобиться все эти вещи? — недоуменно спросил дядя Джейк, направляя лодчонку к берегу. — Вы же слышали, что говорил ее муж. Радио-шоу становится национальным. Они разбогатеют. Им не нужно ничего воровать.

— Думаю, мы должны спросить об этом у самой Синди! — решила бабушка, когда они добрались до дока.

Там их уже ждал мистер Канис, он помог всем выбраться на берег. Из его раны всё еще текла кровь, и платок пропитался ею насквозь.

— Баба-яга практически разрушила полицейский участок, — сообщил он. — Еще немного, и она возьмется за что-нибудь еще.

— Не волнуйтесь, друг мой, — сказала бабушка, выбираясь из лодки. — Я думаю, мы уже знаем, кто украл ее волшебную палочку.

Все бросились бежать вниз по улице к радиостанции. На вершине здания находилась огромная металлическая башня с красными огнями, а над нею высилось еще нечто: темный вихревой поток, испускающий молнии. Не это ли порождало дыры во времени?

Они толкнули дверь ВФПР и направились к лестнице, над которой висел указатель: «СТУДИЯ — 3-й ЭТАЖ». Но едва они поставили ногу на первую ступеньку, как их остановил огромный охранник.

— Чем могу быть полезен? — спросил он тоном человека, предлагающего вам немедленно убраться отсюда подобру-поздорову.

— Нам нужно побеседовать с доктором Синди, — вежливо объяснила бабушка.

— Она в эфире, поэтому советую вам позвонить ей.

— Вы не понимаете, — сказала Сабрина. — Она делает что-то очень опасное!

— О да! Например, выслушивает все эти бесконечные жалобы на ничтожную жизнь, — саркастично заметил охранник.

Он наклонился и включил радио. Доктор Синди действительно была в эфире. Она пыталась объяснить какой-то женщине, что нельзя искать счастья в еде.

— Видите, я же сказал: она занята, — отрезал охранник.

Он открыл дверь и выпроводил всех наружу. — Там наверху что-то происходит, — сказала Дафна. — Я это чувствую.

Детектор магии едва не выпрыгивал у нее из рук.

— Может быть, мистер Канис попросту съест охранника, — предложил Пак.

Канис пожал плечами, как будто хотел сказать, что это, в общем-то, не такая уж и плохая идея.

— Думаю, не придется никого есть, — сказала Сабрина, поворачиваясь к Паку и изучая арсенал гранат, развешанный у него на груди. — У тебя есть гранаты с настоящей начинкой?

Пак усмехнулся.

Дядя Джейк слегка приоткрыл дверь. Пак выдернул чеку, и Сабрина кинула гранату. Через мгновение раздался громкий хлопок, и из-за двери, распространяя редкостное зловоние, выскочил охранник, с головы до ног покрытый какой-то гадостью.

— Меня сейчас стошнит! — закричал он, катаясь по земле.

Ликвидировав препятствие на своем пути, Гриммы открыли дверь и устремились вверх по лестнице.

Несколько мгновений спустя они уже достигли третьего этажа и вломились в дверь, над которой горела надпись: «МИКРОФОН ВКЛЮЧЕН». Док Синди сидела за рабочим столом, с потолка свисал микрофон. На голове у нее были наушники. Разговаривая с позвонившими, она потихоньку потягивала кофе из маленькой чашки.

Заметив вторгшихся в ее владения Гриммов, она от шока какое-то время не могла произнести ни слова, но потом взяла себя в руки и наклонилась к микрофону.

— Друзья, думаю, пора прерваться на рекламу. Оставайтесь с нами, чтобы принять дальнейшее участие в «Шоу Доктора Синди». Мы вернемся через минуту.

Надпись «микрофон включен» погасла, и доктор Синди сняла наушники.

— Что происходит? У меня шоу.

— Мы знаем, что вы затеяли, — сказала Сабрина, которую не так-то легко было обмануть невинным выражением лица. — Мы всё знаем.

— Не имею представления, о чем вы тут говорите, — заявила Синди.

— Магические предметы! — выпалила Дафна. — Волшебная палочка Мерлина, волшебные часы, вода из фонтана молодости… Мы знаем, что вы их украли.

— Украла? Да я никогда в жизни ничего не крала! — воскликнула Синдирелла. — Рельда, не знаю, что здесь происходит, но это неслыханно — позволять своим внучкам врываться ко мне в студию и обвинять меня в воровстве!

— Синди, я бы никогда не поверила этому, но у нас есть доказательства, — сказала бабушка Рельда. — Мы знаем, что ты посылала своих помощников грабить чужие дома. Они проникали в них под видом мышей, затем, когда находили то, что было нужно, вновь превращались в людей и уходили.

— Ты и сама не ведаешь, что творишь, — добавил дядя Джейк. — Мы знаем, ты пытаешься воспользоваться силой сразу трех предметов, чтобы получить новый вид волшебства, но у тебя что-то не получается, ты сеешь хаос по всему городу. Ты должна остановиться, пока… Ну, я действительно не знаю, что пока, но может случиться что-то действительно очень нехорошее.

Синди пришла в ужас:

— Но я никогда не посылала своих помощников делать что-либо подобное!

— А давай спросим у них самих? Где они, кстати? — поинтересовался мистер Канис. — Я знаю способ, как заставить их признаться в своей вине.

— На крыше. Во время передачи что-то случилось с ретранслятором, и они пытаются его починить. Мой муж тоже наверху — присматривает за ремонтом.

— Ну что ж, тогда пойдем и побеседуем с ними, — предложила бабушка.

В припадке гнева доктор Синди яростным вихрем пронеслась мимо них. Они поднялись к выходу на крышу. Синди распахнула дверь, и всех ослепил необычно яркий, всепроникающий синий свет.

Сабрина прикрыла глаза. Из-под руки она видела только чьи-то ноги. Когда глаза мало-помалу привыкли к резкому свету, она убрала руку. То, что она увидела, повергло ее в ужас.

У подножия радиовышки муж Синди, Том Бакстер, держал в руках витиевато украшенные деревянные часы. Рядом с ним стоял продюсер Малькольм с крохотным флакончиком воды. Александр направлял на флакон волшебную палочку, из нее и вылетал поток синего света. Попадая на флакон, он распадался на множество лучей, которые окутывали Тома Бакстера. Брэдфорд следил за грозой, собирающейся над их головами, и информировал остальных о ее размерах и форме. Судя по интенсивности светового потока, его энергия должна была просто сжечь Тома Бакстера на месте, но лучи отражались от волшебных часов и кольцами, подобно гигантской змее, обвивали его. За спиной Тома разрастался гигантский черный вихрь, подобный тем, что Сабрина видела во время грозы, но еще более зловещий и ужасный. Сабрина догадалась, что это была дыра времени.

— Том! — закричала Синди. — Что здесь происходит?

Счастливое лицо Тома приобрело озабоченный вид.

— Ступай вниз, Синди. Это очень опасно. Тебе нельзя находиться здесь, это может причинить тебе вред.

— Чем ты занимаешься. Том? — продолжала кричать Синди.

Том улыбнулся. Его желтые глаза загорелись, когда он посмотрел на свою молодую жену.

— Я хочу добыть будущее, — ответил он.

— Начинается! — закричал Малькольм.

Внезапно невероятно мощный поток света вырвался из волшебной палочки, волны энергии подхватили Тома и увлекли к самому центру черной дыры. Он завис там, а образовавшийся за его спиной вихревой поток начал затягивать внутрь всё вокруг. Несколько скомканных листков, валявшихся на крыше, словно ожили и, постепенно убыстряя свой полет, скрылись в дыре. Сабрина почувствовала, что сила притяжения вихря нарастает. Она внимательно смотрела на Тома, недоумевая, почему он не боится, и тут заметила, как с ним стали происходить какие-то странные перемены. Его седые волосы прямо на глазах становились каштановыми.

— Немедленно прекратите! — закричала бабушка.

— Не беспокойтесь, у нас всё под контролем, — ответил Брэдфорд. — Скоро всё закончится.

Сабрина посмотрела наверх. Грозовой вихрь над их головами значительно увеличился.

— Мистер Бакстер, чем бы вы ни занимались, это приведет к очень нехорошим побочным эффектам. Ваши занятия являются причиной появления дыр во времени! — крикнула она, стараясь перекрыть нарастающий шум.

— Знаю! — выкрикнул Том. Его по-стариковски сутулые плечи стали распрямляться. — Надеюсь, они не доставили вам больших неудобств. Нам потребовалось некоторое время, чтобы собрать подходящие детали для моего изобретения.

— Что это? — спросила Синди.

— Машина времени, — ответила бабушка, — и она очень опасна.

Том улыбнулся:

— Рельда, это вовсе не машина времени. Я просто изобрел часы. Часы, которые позволяют мне возвращать назад свои годы.

— Ого! — сказала Дафна, когда детектор магии как бешеный забился у нее в руке.

Она показала рукой наверх, на черную дыру, которая увеличилась уже в десять раз. Хуже того — Сабрина увидела, что из дыры начало что-то появляться. Конечно же это был дракон! На какое-то мгновение чудовище застыло над ними, потом дракон вырвался из тьмы и с оглушительным ревом понесся по воздуху.

— Это самая крутая штука, которую я когда-либо видел! — обрадовался Пак, вытаскивая из-за пояса свой деревянный меч и распуская крылья. -

Я убью его!

— У тебя еще будет очень много возможностей попрактиковаться в этом, — проворчала Сабрина, оттаскивая его за рукав. — Когда вырастешь.

Пак нахмурился и сердито посмотрел на нее.

— Что ты мелешь? Я вечножитель. Я никогда не вырасту! — крикнул он, но голос подвел его — Пак пустил петуха. Эльф в ужасе схватился за горло.

Дракон на бреющем полете летел над зданием, оставляя за собой клубы серного дыма. Сабрине пришлось нырнуть вниз, чтобы увернуться от его острых когтей и длинного хвоста,

— Мистер Бакстер, немедленно прекратите! Вы уже впустили к нам нечто, что может убить нас всех! — закричал дядя Джейк. — Что еще?

Том покачал головой.

— Теперь уже недолго. — Его желтые глаза постепенно светлели, темные пятна на коже пропали, а скрюченные руки и ноги стали стройными и мускулистыми.

Синди бросилась к нему:

— Зачем ты делаешь это?

— Потому что люблю тебя, док. Я всегда любил тебя и буду любить, но я всего-навсего человек, а ты — вечножитель. Мое тело изнашивается. Я становлюсь слишком старым и не могу даже вывести тебя на пикник или потанцевать под нашу свадебную песню. Еще немного, и я исчезну навсегда. А ты никогда не умрешь, Синди. А вот теперь не умру и я.

Синди крикнула ему, чтобы он остановился, но ее глаза горели восторгом и счастьем от открывшихся перед ней новых возможностей.

— Я люблю тебя.

— Ты лучшее, Синдирелла, что у меня когда-либо было в жизни, а теперь ты навсегда останешься со мной, — сказал Том, делая шаг вперед и отрываясь от темной поверхности дыры.

Синяя энергия, окружавшая его, исчезла, как и его морщины. Том больше не был стариком. Он был молодым, сильным и красивым. Ему можно было дать не больше двадцати пяти. Том подхватил Синди на руки и поцеловал.

— Вот и все, дорогая.

Но Том Бакстер ошибался. Дракон, летающий над их головами, издал сердитый рык и выпустил серию огненных струй. Первая ударила в ретрансляционную вышку, и она, как детская игрушка, упала и перевернулась. Стальная конструкция расплавилась и растеклась по крыше. Все бросились врассыпную. Вторая огненная струя угодила в машину, припаркованную внизу на улице.

— Ой-ей! — закричала Дафна, когда детектор магии вновь ожил и забился у нее в руках.

— Что? — спросила Сабрина. — Что-то еще?

Прежде чем Дафна успела ответить, Тома неожиданно поволокло обратно, к краю черной дыры. Он изо всех сил сопротивлялся, но не мог ничего поделать. Вихревой поток начал невероятно быстро расти, и вместе с этим увеличивалась сила его притяжения. Теперь черная дыра втягивала в себя все, до чего только могла дотянуться.

— Мальчики, что происходит? — крикнул Том своим помощникам.

Том покачал головой.

— Теперь уже недолго. — Его желтые глаза постепенно светлели, темные пятна на коже пропали, а скрюченные руки и ноги стали стройными и мускулистыми.

Синди бросилась к нему:

— Зачем ты делаешь это?

— Потому что люблю тебя, док. Я всегда любил тебя и буду любить, но я всего-навсего человек, а ты — вечножитель. Мое тело изнашивается. Я становлюсь слишком старым и не могу даже вывести тебя на пикник или потанцевать под нашу свадебную песню. Еще немного, и я исчезну навсегда. А ты никогда не умрешь, Синди. А вот теперь не умру и я.

Синди крикнула ему, чтобы он остановился, но ее глаза горели восторгом и счастьем от открывшихся перед ней новых возможностей.

— Я люблю тебя.

— Ты лучшее, Синдирелла, что у меня когда-либо было в жизни, а теперь ты навсегда останешься со мной, — сказал Том, делая шаг вперед и отрываясь от темной поверхности дыры.

Синяя энергия, окружавшая его, исчезла, как и его морщины. Том больше не был стариком. Он был молодым, сильным и красивым. Ему можно было дать не больше двадцати пяти. Том подхватил Синди на руки и поцеловал.

— Вот и все, дорогая.

Но Том Бакстер ошибался. Дракон, летающий над их головами, издал сердитый рык и выпустил серию огненных струй. Первая ударила в ретрансляционную вышку, и она, как детская игрушка, упала и перевернулась. Стальная конструкция расплавилась и растеклась по крыше. Все бросились врассыпную. Вторая огненная струя угодила в машину, припаркованную внизу на улице.

— Ой-ей! — закричала Дафна, когда детектор магии вновь ожил и забился у нее в руках.

— Что? — спросила Сабрина. — Что-то еще?

Прежде чем Дафна успела ответить, Тома неожиданно поволокло обратно, к краю черной дыры. Он изо всех сил сопротивлялся, но не мог ничего поделать. Вихревой поток начал невероятно быстро расти, и вместе с этим увеличивалась сила его притяжения. Теперь черная дыра втягивала в себя все, до чего только могла дотянуться.

— Мальчики, что происходит? — крикнул Том своим помощникам.

Малькольм, Александр и Брэдфорд, раскрыв рот, пялились на дыру.

— Мы ничего такого не делали! — крикнул Александр.

— Ты можешь освободиться? — спросила Синди, бросаясь к мужу.

Том отрицательно покачал головой. Она в отчаянии протянула руки и схватила его, пытаясь вытянуть из дыры, но ей не хватало сил. Маленький золотой браслет соскользнул с руки Синди и улетел в дыру, увлекаемый невиданной силой.

— Боюсь, она не отпустит меня, — сказал Том, пытаясь сохранить присутствие духа. — Солнышко, возможно, скоро ты окажешься замужем за подростком.

Синди повернулась к Гриммам.

— Сделайте же что-нибудь! — умоляюще попросила она.

Дядя Джейк деловито обшаривал свои карманы. Он доставал одну безделушку за другой, осматривал их и отправлял обратно.

— Думаю, у меня нет ничего, что могло бы помочь в этой ситуации, — растерянно проговорил он.

— Что же делать? — спросила Сабрина бабушку. Сумочку старушки затягивало в страшную черную дыру.

— Может быть, вам следует отправиться вниз, на улицу, где намного безопаснее? — предложила бабушка.

— У-у-у, я хочу посмотреть, что тут еще произойдет, — жалобно завыл Пак.

Упавшая башня покатилась к дыре, как бешеный носорог. Она была уже в двух шагах от Гриммов. Канис подхватил бабушку и девочек на руки и в последний момент успел перепрыгнуть через нее. Слава богу, дядя Джейк был далеко, а Пак просто поднялся в воздух. Через мгновение ретрансляционная вышка была втянута в вихревой поток.

К несчастью. Пак, взлетая, оказался на опасном расстоянии от вихря, который подхватил его, затягивая всё глубже и глубже в дыру. Пак изо всех сил размахивал крыльями, но ничто уже не могло его удержать. Мальчишку всё глубже затягивало в круговорот.

— Эй, кажется, у нас проблема! — крикнул Пак.

Сабрина ухватила его за ногу, когда он проплывал мимо нее, но ее тоже неумолимо потянуло вверх.

— На помощь! — закричала она.

Дафна повисла на сестре, и вскоре все трое уже были под огромной временной дырой.

— Дети! — крикнула бабушка, что было сил цепляюсь за угол здания. Другой вихревой поток — поток верной дыры — неумолимо тянул ее к себе.

Она была слишком далеко, чтобы помочь им. И мистер Канис, и дядя Джейк… Пака постепенно стала засасывать темнота. Сначала в дыре исчезла голова эльфа, потом верхняя часть туловища… Через минуту только его ноги болтались в воздухе, но вот затянуло и их. Всё, что осталось в этом мире от мальчика-эльфа, — это теннисные туфли, которые со всей силой сжимала Сабрина.

— Мы сейчас потеряем его! — в отчаянии закричала она. — Пак, борись! Пак!..

Дыра увеличилась в четыре раза, угрожая проглотить всё здание радиостанции целиком.

Неожиданно появилась какая-то старая громоздкая хижина на двух нелепых куриных лапах, очень похожая на избушку Бабы-яги. Избушка вытолкнула детей из дыры и, на какое-то время застряв в ней, остановила бешеный поток, неумолимо тащивший всех во временную дыру. Самой бабы-яги в избушке не оказалось. В окне домика

Сабрина увидела себя — только на несколько лет старше. Но вот домик наконец-то выбрался из дыры и удобно устроился на крыше радиостанции. Дверь распахнулась, и из избушки выскочили взрослые Сабрина, Дафна и Пак. Старенькая бабушка Рельда выехала на своем инвалидном кресле.

— Бог мой, — проговорила бабушка, оглядывая странных посетителей.

— Вы должны закрыть эту дыру! — выкрикнула взрослая Дафна, подбегая к маленькой Сабрине. Сабрина внимательно посмотрела на нее. Что-то в ней не так. Девушка всё еще была в пальто дяди Джейка, но шрам, который так портил ее красивое лицо, исчез.

— Как? — крикнула маленькая Дафна. — Уничтожьте машину! — ответила старенькая бабушка Рельда, перекрикивая рев ветра.

Сабрина кинулась к Малькольму, Александру и Брэдфорду. Молодые люди потеряли власть над волшебной палочкой, она сама по себе парила в воздухе, поливая своей энергией флакон с водой и волшебные часы. Сабрина попыталась схватить ее, но тут же отдернула руку — палочка обожгла ее, как огонь.

— Не трогай ее, дитя! — закричал Том. — Если ты сломаешь машину, то запустишь процесс вспять.

Дафна попыталась схватить флакон с водой, но с тем же результатом. Она вскрикнула, это заставило Синди обернуться и посмотреть на девочек. Она увидела, как исказилось от боли лицо Дафны, и внезапно поняла, что происходит, осознала весь хаос, сотворенный ее мужем. Не говоря ни слова, Синди схватила волшебные часы, подняла их высоко над головой и с силой бросила на землю. Они разлетелись вдребезги. Тут же поток энергии из волшебной палочки иссяк, притяжение черной дыры прекратилось, ветер стих. Том оторвался от поверхности черной дыры и упал. Дыра начала медленно закрываться.

— Синди! Зачем? — воскликнул он, хотя голос его звучал слабо и устало.

— Тебе не надо быть молодым, — ответила Синди, подходя к мужу и ласково поглаживая его лицо.

Сабрина увидела, что Том возвращался в свое привычное состояние. Его сильные руки и ноги вновь стали немощными и слабыми, а спина сутулой.

— Я сделал это для того, чтобы мы всегда могли быть вместе.

Синдирелла заглянула Тому в глаза.

— Пусть так и будет, — прошептала она, и ее тело начало стремительно стареть. Длинные золотые волосы поседели, по безупречному лицу побежали морщины, ее нежные руки скрючились.

— Синди, нет! — закричал Том. — Обратного пути нет. Если ты состаришься, то уже никогда не сможешь вновь стать молодой!

— Какой будет моя жизнь без тебя, мой принц? — спросила Синди хриплым, старческим голосом. — Когда нам придет пора проститься, я хочу быть рядом с тобой.

Сабрина увидела, как взрослый Пак подошел к Паку-мальчишке.

— Привет, король мошенников! — приветствовал он эльфа.

Пак с удивлением уставился на него.

— Попробуй быть немного добрее к Сабрине, — с усмешкой проговорил он. — Поверь, в будущем она будет многое значить для тебя. И знаешь, она никогда не простит тебе, что ты приклеил ее волосы к баскетбольному мячу.

Пак расплылся в улыбке:

— А я еще никогда не приклеивал ее волосы к баскетбольному мячу.

— Ты специально натолкнул его на эту мысль! — упрекнула мужа взрослая Сабрина.

Мистер Канис и бабушка Рельда вышли вперед. Бабушка, казалось, была поражена, увидев саму себя в старости, но Канис взял старенькую Рельду за руку.

— Я рада вновь видеть вас, друг мой, — произнесла старенькая Рельда.

— Я знаю, что должно случиться, — отвечал мистер Канис. — Только не знаю, когда.

— У вас осталось не так-то много времени, — проговорила старушка и сильно закашлялась.

— Как мне остановить этот процесс?

— Вы не сможете… — Старушка покачала головой. — Я очень сожалею.

— Ну все, друзья, дыра постепенно уменьшается, — предупредил взрослый Пак. — Если мы собираемся домой, надо торопиться.

— Кто с нами, быстро в дом, остальные — вниз, — приказала взрослая Дафна.

Все подчинились. Затем взрослая Дафна устремила в небо свою волшебную палочку. Ее свет немедленно привлек внимание дракона, который стрелой метнулся к избушке. Взрослая Дафна повернулась к маленькой и улыбнулась:

— Впереди нас ждут большие дела, малышка. Тебе надо немного подрасти.

— Я постараюсь! — кивнула в ответ Дафна. Взрослая Дафна скрылась в домике. Избушка, неуклюже подпрыгнув, втиснулась в дыру. Дракон взвыл, плюнул еще одним огненным шаром и также скрылся в круговороте. Секунду спустя гроза прекратилась. Временная дыра закрылась.

* * *

Двенадцатый день рождения Сабрины был довольно необычным. Далеко не последнюю роль сыграла здесь бабушка Рельда, которая прежде всего заставила Сабрину надеть на себя смешную шляпу с надписью: «ИМЕНИННИЦА!»

Дафна отдала ей свою корону, в которой обычно изображала принцессу. Дядя Джейк подарил пару новых теннисных туфель. Мистер Канис, который теперь носил повязку на левом глазу, принес девочке новый радиоприемник, а бабушка осыпала ворохом новой одежды и подарила велосипед. Пак оставил на кухонном столе коробку с ее именем. Внутри Сабрина нашла баскетбольный мяч и тюбик промышленного клея особой прочности. Там же лежала записка: «ЭТО ПРОИЗОЙДЕТ, КОГДА ТЫ МЕНЬШЕ ВСЕГО БУДЕШЬ ЭТОГО ОЖИДАТЬ».

— А где же этот несносный ребенок? — спросила Сабрина.

— Дуется у себя в комнате, — ответила бабушка Рельда. — Он никак не может понять, что с ним происходит.

— Он болен? — забеспокоилась Дафна.

— Нет, растет, — улыбнулась бабушка.

— Сейчас вы считаете его сущим дьяволом. Подождите! Пусть он покроется прыщами, — сказал дядя Джейк.

Мистер Шарманьяк тоже посетил праздничную вечеринку, отдав должное бабушкиному немецкому шоколадному торту. Было много музыки, веселья и смеха — всего того, чего всем так давно не хватало. Недавние хлопоты по поводу налогов, неприятности, связанные с мэром Червоной и Ноттингемом, казались теперь чем-то далеким и нереальным.

Кто-то постучал дверь.

— Кто бы это мог быть? — удивилась бабушка.

— Это подарок Сабрине на день рождения, — ответил Шарманьяк.

Сабрина удивилась:

— Вы решили сделать мне подарок?

— Пойди и открой дверь, — велел принц. Миллионы вопросов вертелись у нее в голове.

Что такое мог бы подарить ей Шарманьяк? Девочка распахнула дверь и оторопела, увидев на пороге странную женщину — стройную, с густыми каштановыми волосами и бледным лицом. У нее были полные губы и большие зеленые глаза. На ней было маленькое черное платье, жемчужное ожерелье и туфли на высоких каблуках. От женщины веяло утонченностью и очарованием. Сабрина знала только одну женщину более красивую, чем эта, — Белоснежку.

— Ты Сабрина Гримм? — спросила красавица.

Сабрина кивнула.

— Меня зовут Банни Ланкастер, — представилась женщина. — Меня прислал Уильям.

— Хорошо, — слегка обалдев, проговорила Сабрина. — Вы мой подарок? Женщина приподняла бровь:

— Не совсем понимаю, о чем ты говоришь, дорогуша.

В дверях появился Шарманьяк.

— Банни, спасибо, что пришла. Входи, пожалуйста.

Женщина вошла. Все собрались вокруг нее.

— Миссис Гримм, это Банни Ланкастер, — представил женщину Шарманьяк.

— Я знаю, кто это, — холодно ответила старая женщина.

Сабрина еще никогда не видела, чтобы бабушка так реагировала на кого-то из гостей. Где ее обычная улыбка? Приветливое «здравствуйте»?

— Вы вечножитель? — поинтересовалась Дафна, подбегая, чтобы пожать женщине руку.

Банни кивнула.

— Из какой вы сказки? — продолжала приставать Дафна, едва сдерживая свой восторг.

Банни смущенно переступила с ноги на ногу:

— В некоторых кругах я известна под титулом Злой Королевы.

Дафна сунула было ладонь в рот, но внезапно остановилась:

— Вы хотите сказать, вы — та самая, что пыталась убить Белоснежку?

— Я не пыталась убить ее, — мягко проговорила Банни.

— Что ж, мистер Шарманьяк. Спасибо за подарок к дню рождения, но не стоило беспокоиться. В самом деле, не стоило, — произнесла Сабрина.

— Я знаю, что это не совсем удобно, но Банни здесь, чтобы помочь тебе, — заметил Шарманьяк.

— Помочь мне?

— Отведите меня к вашему зеркалу, — попросила Злая Королева.

— Э-э, я не совсем понимаю, о чем вы, — заикаясь, проговорила бабушка.

— Миссис Гримм, мне прекрасно известно, что у вас есть волшебное зеркало, — нетерпеливо проговорила женщина. — Я также знаю, что Белоснежка добровольно отдала его вам почти сто лет назад. Мне хотелось бы взглянуть на него.

Бабушка посмотрела на Шарманьяка. Тот кивнул в ответ, словно говоря, что Банни можно доверять. Затем старушка достала из сумки связку ключей и повела всех наверх. Бабушка отперла дверь комнаты, где хранилось зеркало, и все вошли внутрь. Когда дверь закрылась, раздалось сердитое рычание:

— КТО ПОСМЕЛ ВТОРГНУТЬСЯ В МОИ ВЛАДЕНИЯ?

В зеркале появилось свирепое лицо Зерцала.

— Держи себя в руках, — приказала Злая Королева.

— Банни? Ты? — спросил Зерцало.

Воцарилось неловкое молчание, и они обменялись неприязненными взглядами.

— Какой приятный сюрприз! — проговорил Зерцало, пытаясь изобразить на лице улыбку.

Злая Королева сделала шаг вперед:

— Свет мой зеркальце, скажи,

Да всю правду доложи!

Что нам делать? Как нам быть?

Как нам пару разбудить?

— Прямо к делу, Банни? Что ж, великолепно! Всё, что вам нужно, — это поцелуй, — проговорил Зерцало.

— Я не о том спрашиваю тебя, слуга, — одернула его королева.

Сабрина ощетинилась — ей не понравилось, как эта женщина разговаривала с ее другом. Зерцало изменился в лице: было видно, что он озадачен грубым тоном королевы.

— Банни, я…

— Зерцало, ты споришь со мной?

— Нет, я…

— Я задала тебе вопрос.

— Я ответил, — сказал Зерцало.

— Нет, не ответил [Каждый дурак знает, что поцелуй любви снимает чары сна. Ты думаешь, я этого не знала? Это я придумала заклинание. Я также знаю, что всегда существует запасной выход, запасной вариант. Так какой запасной вариант?

— Я не совсем понимаю, о чем ты?

Правая рука Злой Королевы начала наливаться красным светом. Он ослеплял, от ее руки шел жар, как от огненных шаров, которыми вчера в них плевался дракон.

— Миссис Гримм, у вашего зеркала есть дефект. Разрешите мне исправить его для вашей же пользы.

— Подождите, что у вас на уме? — запротестовала Сабрина. — Что вы собираетесь делать?

— Маленький ремонт не повредит тому, что внутри, но это жалкое подобие стража испорчено. Я горжусь своими работами, и мне давно надо было исправить все дефекты.

— Банни, не делай того, о чем потом будешь жалеть! — попросил Зерцало.

— Ты — напыщенное, нелепое маленькое недоразумение, — рассердилась Злая Королева и положила свою красную руку на поверхность зеркала. — Я вовсе не собираюсь тебя убивать. Тебя и так не существует. Ты вымысел, кукла, тень человека. Твое дело — служить человеку, и ты плохо исполняешь его. Если тебе задают вопрос, отвечай ясно и точно. Тебе нужен ремонт. Зерцало закричал от боли.

— Оставьте его! — крикнула Сабрина.

Вокруг головы Зерцала заклубились грозовые облака.

— Вы мне не хозяйка.

— Каждый, кто ходит и говорит, является твоим хозяином, — промолвила Банни. — Я создала тебя и знаю правила. Сейчас я задам тот же вопрос. И на этот раз я хочу, чтоб твой ответ был ясным и полным. Что нам делать? Как нам быть? Как нам пару разбудить?

Зерцало презрительно скривил губы — казалось, он пребывал в замешательстве. Сабрина чувствовала себя несчастной. Зерцало был ее другом, и ей вовсе не хотелось, чтобы всякие незнакомцы плохо обращались с ее друзьями. Она уже была готова встать между ними, когда Злая Королева наконец убрала руку с поверхности зеркала, оставив на ней яркий красный отпечаток, который быстро исчез. Как только он пропал, пропал и Зерцало, зато появилось совсем другое изображение: в кафе за столиком на выложенной булыжниками улице сидела блондинка с короткими кудрявыми волосами. Она потихоньку пила кофе и что-то писала, в то время как официант в черных брюках и белом переднике изо всех сил пытался привлечь ее внимание. Он улыбался ей и говорил что-то смешное, но блондинка словно пребывала в собственном маленьком мире.

— Вот ваш ответ, — сказала Злая Королева.

— Кто это? — спросила Дафна.

— Златовласка… — прошептал дядя Джейк.

— Златовласка… — как эхо повторила бабушка. — Действительно, Златовласка, — произнесла

Банни, с подозрением оглядывая всех членов семьи Гримм. — Кажется, ей удалось найти выход из нашего маленького счастливого городка. Повезло девочке.

— Банни, я очень высоко ценю твою помощь, — сказал Шарманьяк, провожая ее из комнаты.

— Это та самая, в которую папа был влюблен до того, как встретил маму? — спросила Сабрина.

Бабушка переступила с ноги на ногу.

— Скажи ей, мам, — попросил дядя Джейк. — Сегодня ее день рождения.

— Ну, так это она? Бабушка кивнула:

— Да. А теперь пойдем попрощаемся с нашей гостьей.

Все гурьбой вышли из комнаты, оставив Сабрину наедине с зеркалом. Зерцало вновь появился на поверхности зеркала. Он выглядел так, как будто только что выстоял раунд в боксе:

— Звездочка моя морская…

— Ты всё знал? — спросила Сабрина. Голос ее дрожал от ярости и боли. Зерцало затряс головой:

— Нет. Это совсем не так. Я ничего не знаю.

— Ты скрывал это от нас?

Эмоции переполняли ее, как лава вулкан.

— Сабрина, это трудно объяснить. Если вопрос поставлен неправильно, я не найду ответа. Я не всезнайка. Я просто волшебное зеркало. Если бы я знал, что на этот вопрос может быть больше ответов, я бы обязательно сказал тебе. Банни забывает, что я не зеркало экстра-класса. Я был самым первым. Так сказать, пробный экземпляр. Она забывает, что не снабдила меня всеми этими свистками и колокольчиками, как прочие зеркала.

Несмотря на то что злость просто переполняла ее, Сабрина различила боль, звучащую в голосе Зерцала. Ей стало жаль его, ярость постепенно прошла.

— Да ладно… — Она постаралась улыбнуться. — Ты ни в чем не виноват. Не позволяй ей до тебя добраться.

Зерцало, казалось, сейчас вот-вот расплачется. Его лицо исчезло.

Сабрина опустила глаза и посмотрела на отца с матерью — они все еще крепко спали в огромной, королевских размеров кровати посреди комнаты.

— Осталось только отыскать Златовласку, — вздохнула Сабрина.

Она спустилась вниз и присоединилась к остальным. Банни прощалась со всеми, но бабушка и мистер Канис вели себя с ней довольно сдержанно. Банни повернулась и открыла дверь. На пороге стояла Белоснежка. Учительница от неожиданности уронила стеклянную карусель, которую держала в руках. Та упала и разбилась на множество мелких кусков.

— Снежка! — воскликнула Банни.

— Мама… — недоуменно пробормотала Снежка.

— Мама?! — прокричали Сабрина и Дафна одновременно.

— Билли? — еще больше удивилась мисс Снежка, заметив принца Шарманьяка, стоящего в дверном проеме. Она была явно изумлена. — Где ты был?

— Был занят, — холодно ответил Шарманьяк.

Сабрина была потрясена подобным поведением, но ей было известно, что принц не хотел видеть мисс Снежку. Он говорил, что прячется от девушки, чтобы защитить ее, и такое поведение, должно быть, являлось частью его плана.

— Я волновалась, — заикаясь, проговорила Белоснежка. — Я писала тебе. Я искала тебя!

— Значит, ты дура, — нагло заявил Шарманьяк. — Думаешь, ты мне нужна? Ты бросила меня у алтаря. Ты унизила меня перед моими родственниками и друзьями.

— Билли!

— Уходи, Снежка! Ты сама вводишь себя в заблуждение.

Сабрина ожидала, что Белоснежка сейчас развернется и в слезах убежит домой, вместо этого она подошла поближе и врезала Шарманьяку по челюсти. Принц устоял на ногах, но было видно, что ему больно.

— Ты — жалкая пародия на мужчину! — завопила мисс Снежка. — Как я могла быть настолько слепа?!

Она повернулась к Рельде Гримм.

— А вы? Теперь вы водите дружбу с моей мачехой? Я думала, мы друзья. Ведь только вы знаете, что она сделала.

— Снежка, я не…

— И всё это время, пока я страдала, вы прятали Билли?

Бабушка так и не смогла ничего ей объяснить. Красавица вихрем слетела вниз по ступеням крыльца и вскочила в машину, прежде чем кто-нибудь смог ее остановить.

— Ну вот, я испортила еще один вечер, — проговорила Банни.

Она провела рукой над разбитой каруселью, и ее части немедленно соединились сами собой. Карусель вновь стала как новенькая. Банни протянула ее Сабрине.

— С днем рождения, детка.

Несколько мгновений спустя она села в красивую черную спортивную машину и умчалась прочь.

Шарманьяк прошел в комнату, поднял свое огромное зеркало и вынес его из дома.

— Куда вы собрались? — спросила его бабушка. — Вам незачем уходить.

— Мне надо кое-что сделать, миссис Гримм, — ответил принц. — Так же как и вам. Позаботьтесь о том, чтобы Баба-яга восстановила свою стражу. Она должна понять, что без нее она очень и очень уязвима.

— Это будет не так-то легко, — отозвался дядя Джейк. — Когда я возвращал бабке волшебную палочку, она объявила, что отныне наша семьям для нее смертельный враг, так как мы осмелились обмануть ее.

— Она человек настроения, — заметил Шарманьяк. — Найдите к ней подход.

Затем принц повернулся к девочкам:

— У меня еще один подарок для тебя, Сабрина, но ты должна разделить его со своей сестрой н«› совет. Не считаясь ни с чем, спасайте тех, кого любите. Когда вспомните обо мне, вспомните мои слова. Вы поймете, почему я сделал то, что собираюсь сейчас сделать.

Принц посмотрел на мистера Каниса и вновь взглянул на девочек.

— И как можно быстрее достаньте свое оружие.

Сабрина была растеряна. Она хотела спросить Шарманьяка, что всё это значит, но тот уже спустился по лестнице, унося под мышкой свое зеркало. Через несколько секунд принц исчез.

* * *

В эту ночь Сабрину опять поднял с постели громкий нетерпеливый стук в дверь. Позднее она подумала, зачем ей вообще надо было вставать и открывать. Казалось, всякий раз, как она открывала дверь, на пороге ее поджидал очередной отвратительный сюрприз. Но было уже поздно, а больше никто в доме не слышал стука. Но откуда же она могла знать, что за дверью окажутся мэр Червона и Ноттингем?! Разве она могла предположить, что у обоих на груди окажутся кроваво-красные отпечатки — отметина Алой Руки?

— Итак, вы с ними… — проговорила Сабрина.

Мэр Червона опустила глаза на свою отметину:

— Это честь — следовать за Хозяином. У него большие планы на этот мир.

Вниз спустились бабушка и дядя Джейк и присоединились к Сабрине.

— У меня для вас хорошая новость, Рельда, — продолжила Червона, обратившись к бабушке. — Мы решили оставить за тобой этот дом. Пока. У меня такое чувство, что мы можем поднять налог до миллиарда долларов, и ты все-таки найдешь способ его уплатить. Поэтому примите мои поздравления: отныне вы — единственная человеческая семья в Феррипорте. К сожалению, у меня есть и плохая новость для вас. Видите ли, я пыталась быть доброй, позволяла вам жить как заблагорассудится. Вы огорчили меня, поэтому я вынуждена стать злой. Ноттингем, арестуйте Каниса!

Ноттингем достал из кармана наручники.

— Так точно!

— Вашей семье слишком долго удавалось прятаться за его спиной. Не один раз он вставал между вами и разъяренной тол пой. Подозреваю, что если его не будет рядом, вам придется несладко.

— Это была моя идея: проникнуть в городскую тюрьму и освободить Вильгельма. Вы должны арестовать меня, — заявила бабушка.

— Думаете, нам нужен предлог, чтобы арестовать его? Смешно! — захохотал Ноттингем.

— Вы не можете арестовать невиновного, — возразила Сабрина.

— Отлично! — опять захихикал Ноттингем. — Я арестую его за убийство.

— Убийство? — переспросила Сабрина. — Серый Волк убил бабушку одной маленькой девочки, — пояснил Ноттингем. — Вы, возможно, слышали об этом?

— Красная Шапочка… — произнес дядя Джейк.

— Ну, а теперь, где этот старый мешок блох? Если вы прячете его, я арестую вас всех.

Мистер Канис показался в проеме двери.

— Я пойду с вами, Ноттингем, — спокойно сказал он и вышел за порог.

В его лице не было ни страха, ни злости. Он действительно казался спокойным и умиротворенным.

Шериф защелкнул наручники на могучих руках Каниса.

— У тебя есть право хранить молчание… — начал было он.

— Ты просто сдался? — обратилась Сабрина к Канису. — Ты мог убежать. Они бы никогда не поймали тебя.

— У нас у всех своя судьба, малышка, — улыбнулся Канис. — Может быть, я смогу уберечь вас всех от своей собственной.

— Шшто-о зде-есь происхо-о-одит? — потягиваясь, спросила Дафна, спускаясь по лестнице.

Она сонно крутила головой и терла глаза. Сабрина вышла вперед:

— Вам это так не пройдет. Мы остановим вас так же, как останавливали всех из шайки Алой Руки. У нас целая семья, а вас только двое.

— Боюсь, вынужден не согласиться с тобой, дитя, — раздался голос из-за спины Червоны и Ноттингема.

Сабрина вгляделась в темноту и увидела толпу вечножителей, выходящих на лужайку перед домом. Впереди всех выступал Чудовище, за ним — Принц-лягушка со своей женой, следом — Мисс Маффет и Паук. Среди гостей были Твидлдам и Твидлди в компании с Чеширским котом. Огромное количество великанов, ведьм, троллей, циклопов, гномов и дюжина говорящих животных. Пришли все те, кого Сабрина не раз встречала в городе. С одними она разговаривала, с другими делала покупки в магазинах. Рядом с ними стояла и добрая волшебница Глинда. И у всех на груди алел отпечаток руки.

— Вы удивлены, Гриммы? Я на это надеялась, — усмехнулась мэр Червона.

— Нисколько, — ответила Сабрина. — Мне стало гораздо легче. Теперь я знаю, кто мне друг, а кто враг.

— О, но ты еще не знакома с нашим новым членом! Позвольте представить последнего новобранца армии Алой Руки.

Гриммы повернулись.

— Уверен, все вы согласитесь, что наш принц — малый не дурак, — добавил Ноттингем, и толпа разразилась дружным смехом.

Из толпы вышел принц Уильям Шарманьяк и встал между мэром Червоной и шерифом Ноттингемом. На его рубашке алел кроваво-красный отпечаток ладони.


Продолжение следует…

СКАЗОЧНЫЕ ИМЕНА И НАЗВАНИЯ,

УПОМИНАЕМЫЕ В КНИГЕ

Майкл Бакли придумал историю о том, как в одном американском городке поселились вечножители — герои европейских сказок. О некоторых из них вы прочитали в предыдущих книгах про сестер Гримм — «Сказочный переполох», «Тайна Алой Руки», «Меч Черного Рыцаря» и «Загадочное убийство». В пятой книге, которую вы держите в руках, появились персонажи других сказок. Мы решили рассказать про них поподробнее, потому что произведения, связанные с ними, составляют историю не только европейской, но и мировой цивилизации.


Алая Рука — персонаж серии «Нэнси Дрю» о девушке-детективе (издается в США с 1930 года), а также герой одной из книжных серий «Тайна Алой Руки».


Бутс — кот из сказки Шарля Перро «Кот в сапогах». Видимо, по аналогии с английским терьером Бутсом, героем рассказа Редьярда Киплинга, Майкл Бакли дал коту имя Бутс (что в переводе означает «сапожки»).


Дедушка Макдональд — старый фермер, персонаж английской народной детской песенки из сборника «Стихи Матушки Гусыни»: «У дедушки Макдональда было семь цыплят…»


Друиды (от греч. drus — дуб) — жрецы у кельтских народов, которые в языческие времена поклонялись деревьям. Друиды также были хранителями героических преданий. После распространения христианства друидами стали называть деревенских знахарей.


Единорог — мифическое существо, символизирующее целомудрие. Обычно его представляют в виде белого коня с рогом на лбу. Легенда утверждает, что поймать единорога невозможно, но если все же удастся, то удержать его можно только золотой уздечкой. Питаются единороги цветами, особенно любят цветы шиповника, и пьют утреннюю росу. Их рогу приписывают целебные свойства — им они очищают воду, отравленную змеем. Единорог — существо иного мира и чаще всего предвещает счастье.


Златовласка — девочка с золотыми волосами, героиня английской сказки «Златовласка и три медведя» (похожий сюжет использовал Л.Н. Толстой в своей сказке «Три медведя»). Златовлаской также звали принцессу из одноименной словацкой сказки.


Злая Королева — мачеха Белоснежки из одноименной сказки братьев Гримм.


Золотое руно — в древнегреческой мифологии золотая шкура барана, посланного богом Зевсом спасти Фрика и Геллу — детей царя Афаманта. Верхом на спине этого барана они отправились к берегам Азии, спасаясь от преследования злой мачехи. По пути Гелла упала в море (Геллеспонт — «море Геллы» — названо в ее честь; это современный пролив Дарданеллы). Фрикс добрался до берега Колхиды (современная Западная Грузия) и принес барана в жертву Зевсу. Снятую шкуру (руно) Фрикс позолотил в водах золотоносной реки и подарил царю Колхиды. Царь приказал хранить золотое руно в священной роще Ареса под неусыпной охраной дракона. Но аргонавты, приплывшие в Колхиду под предводительством Ясона, похитили золотое руно и увезли в Грецию.

По преданию, золото на Кавказе добывали, опуская шкуру барана в воды золотоносной реки. Шкура, на которой оседали частицы золота, становилась бесценной (золотое руно).


Золушка (Синди Бакстер) — героиня одноименной сказки, сюжет которой относится к так называемым «бродячим» сюжетам. Сказка про Золушку стала знаменитой благодаря Шарлю Перро, который в 1697 году издал легендарный сборник «Сказки Матушки Гусыни», в котором впервые была опубликована эта сказка. У братьев Гримм тоже есть сказка о Золушке. Кстати, в европейских языках ее имя звучит как Синдирелла, поэтому Майкл Бакли называет ее Синди.


«Лев, Колдунья и Платяной шкаф» — сказочная повесть английского писателя Льюиса Стейплза Клайва, первая книга серии «Хроники Нарнии». В ней рассказывается о том, как Люси Пэвенси, спрятавшись во время игры в прятки в платяном шкафу, попадает в волшебную страну Нарнию, которая находится под властью Белой Колдуньи.


Мальва-с-Жалом и Цветочек Жужжало — феи-крестные принцессы Шиповничек. Согласно европейской сказочной традиции, у всех принцесс была фея-крестная — волшебница, которая оберегала их от злых ведьм. Как правило, феи добрые, хотя встречаются и «черные» феи. Принцесса могла иметь несколько крестных фей. При крещении они приносили принцессе в подарок волшебные дары (вспомните сказку «Спящая красавица»). Иногда, если фея попадалась новенькая, принцесса могла попасть в руки злой колдуньи. Тогда фея летела к принцу, и тот спасал принцессу. Непременный атрибут феи — волшебная палочка, при помощи которой она творит чудеса.


Малютка Бо-пип — персонаж английской детской песенки «Про Мэри-бедняжку и ее барашка» из сборника «Стихи Матушки Гусыни». Вот как она начинается:

Ах, дело не шутка, ведь наша малютка

Бо-пип потеряла овечек.

Пускай попасутся — и сами вернутся,

И хвостики с ними, конечно…

(Перевод В. Лунина)

Мордред — рыцарь Круглого стола, сын старшей сестры короля Артура, злой колдуньи феи Морганы. Хотя Мордред был посвящен в рыцари, но никакими подвигами не прославился, среди рыцарей уважением не пользовался, считался коварным и трусливым. Однажды на турнире был побежден неизвестным рыцарем, которым оказался сэр Ланселот.


Мышиный король — персонаж сказки знаменитого немецкого писателя Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Щелкунчик и мышиный король».


Рапунцель — героиня одноименной сказки братьев Гримм.


Снежная королева — персонаж одноименной сказки знаменитого датского сказочника Ханса Кристиана Андерсена.


Страшила — персонаж сказки «Волшебник Изумрудного города», которую А. Волков написал по мотивам книги американского писателя Фрэнка Баума «Волшебник страны Оз». Страшила отправился к волшебнику, чтобы тот дал ему мозги.


Твидлдам и Твидлди — братья-близнецы, персонажи книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье». Разные переводчики переводили их имена по-своему. Так, Самуил Маршак оставил их имена в английской транскрипции (от англ. Tweedledum и Tweedledee), а Нина Димурова придумала им имена, более близкие русскому языку, — Труляля и Траляля. Стихи же про них очень смешно перевела Дина Орловская:

Раз Труляля и Траляля

Решили вздуть друг дружку.

Из-за того, что Труляля

Испортил погремушку, —

Хорошую и новую испортил погремушку.

Но ворон, черный, будто ночь,

На них слетел во мраке.

Герои убежали прочь.

Совсем забыв о драке,

Тра-ля-ля, тру-ля-ля, совсем забыв о драке.

Тролли — в германо-скандинавской мифологии великаны, обитающие в мрачных горных пещерах, где они хранят свои сокровища. Тролли обладают огромной силой, но уродливы и глупы. Любят вредить людям, похищая скот и женщин, чтобы сделать из них рабынь. При дневном свете тролли умирают, превращаясь в камень. Другие легенды описывают троллей как маленьких существ, чуть больше гномов, с противными морщинистыми телами, которые живут в пещерах, в горах или в лесных норах.

Примечания

1

Марта Стюарт — бывшая глава крупной американской компании, автор более 40 книг, главный редактор журнала и ведущая телевизионного шоу для домохозяек. — Прим. пер.

2

Говард Пайл (1853–1911) — американский художник и писатель, автор пересказов для детей легенд о Короле Артуре и Робин Гуде. — Прим. пер.

3

Банши — здесь: телохранительницы, няньки; в шотландском фольклоре — женщины-духи, охраняющие родовые кланы, старинные знатные семейства. — Прим. пер.

4

Синтоизм — главная японская религия, основанная на почитании сил природы, культе предков и героев прошлого; сегун — один из династических правителей древней Японии. — Прим. пер.

5

*«Книга мертвых», или «Темная Библия» — вымышленная книга, придуманная Говардом Лавкрафтом и часто упоминаемая в литературных произведениях. — Прим. пер.

6

Джонни Кэш (1932–2003) — американский певец и композитор, ключевая фигура в музыке кантри второй половины XX века. — Прим. пер.

7

Это Америка? (нем.)

8

Да, это Америка. Добро пожаловать, Вильгельм. Добро пожаловать (нем.).

9

Как вы сюда попали? Вы были на корабле? (нем.)

10

«Первые, или настоящие, люди» — так называло себя одно из индейских племен делаваров, проживавшее в долине реки Гудзон до прихода туда европейцев. — Прим. пер.

11

Назад, ни с места! Я не хотел бы вам навредить! (нем.)

12

Анимаг (слово, придуманное Джоан Ролинг, автором «Гарри Поттера») — маг, способный превращаться в животное. — Прим. пер.


home | Загадка Волшебного Зеркала | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу