Book: Право Силы



Орлов-Пушкарский Виктор

Право Силы

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

— Господин Канор, скажите, пожалуйста, каким вы видите будущее магии?

— Я думаю, что вскоре мы будем стыдиться наших прежних мировоззрений. Мы перестанем верить в волшебство и со временем, магия станет для нас лишь способом влиять на мир, как мы это делаем своими руками, своим трудом. Когда не останется больше секретов, когда мы сможем объяснить существование святого духа и тёмной энергии с точки зрения науки, мы найдем для магии новое слово или же новое понятие для этого набора букв. В итоге же, наше сознание, станет единственным инструментом, необходимым нам для созидания, а пока что пусть все остается как есть…

Фрагмент из интервью.

Пролог

Легкий левитатор класса «монетка» нес своего пилота над планетой Лаэрган, что с древнего языка переводилось буквально как «мир Лаэр». Это была одна из самых молодых колоний Империи Хинлау, ведущей экспансию в так называемые «сопряженные» параллельные миры, где планеты имели те же астрономические характеристики, что и столица: удаленность от солнца, количество лун, длительность суток и так далее. Летающее магическое устройство было очень похоже на простую монету, за что и получило свое неофициальное название. В диаметре артефакт достигал пол-сажени[1]. С обеих сторон бронзового диска светились лиловые пентаграммы, а по ребру шли загадочные руны, которые уже редко кто использует, полагаясь больше на силу и искусность магического оперирования. Маг стоял на левитаторе, широко расставив ноги. Силовое поле прикрывало его от безумных потоков ветра, стремящихся стряхнуть наглого человечешку, вздумавшего летать со скоростью гиперзвука. Этот могущественный чародей очень отличался от своих коллег по Гильдии. Он уже давно не носил форму боевого мага, заменив ее на своеобразный костюм неизвестного стиля: коричневые шаровары, туфли с загнутыми носами и халат. Но сейчас пилот летел в одежде Меча Ночи. Облегающий костюм продолжал древние традиции, когда маги-диверсанты надевали одежду из драконьей замши, но теперь ее заменили современные материалы — паутина огромных пауков, неустанно производящих нити на подземных фабриках. Больше трех тысяч лет прошло, как появились первые Мечи Ночи, а их форма практически не изменилась. На правом плече у него был шеврон с красной пентаграммой — символом Гильдии Магов, а на левом красовался символ Ордена Рео'Ора Учтивого в виде силуэтов мужчины и женщины один на другом на ярко-желтом поле. Наконец-то маг достиг нужной точки. Его янтарные глаза с орлиной зоркостью окинули землю под ним. Воздух перед ним изменил коэффициент преломления света, превратившись в огромный телескоп. С высоты двух лиг[2] маг с легкостью разглядел царящее внизу веселье.

Лаэрская Академия Военно-Магических Искусств, принадлежавшая Ордену Тагеда Остроумного, отмечала очередной выпуск. На огромном стадионе, находящемся ближе к окраине города, боевые маги устроили показательное выступление, называемое в их среде «балетом» — приемы рукопашного боя, боевая магия со спецэффектами и многое другое из той же «оперы». На трибунах сидели приглашенные жители Лаэра — единственного города на всей планете. Они искренне гордились курсантами ЛАВМИ, так как это превращало их небольшую колонию на полмиллиона жителей в стратегически важный объект имперского значения. Да и Орден Тагеда не самый плохой из всех магических сообществ Гильдии Магов. Подумаешь, с юмором у ребят не все в норме, зато не такие заносчивые, как из Ордена Киора Жестокого, например. К тому же, для всех лаэрцев маги сделали огромные скидки на всю свою продукцию. Бытовые артефакты и джины-домовые шли почти даром, да еще и в рассрочку. Как тут не любить таких соседей?

Парящий маг быстро окинул всю обстановку. Его взгляд пробежался по ликующим трибунам, задержался на секторе, где сидел магистрат — преподаватели Академии, мельком прошелся по зрителям, перекинулся на выпускников, демонстрирующих чудеса магии, и остановился на одном из молодых парней. Маг невольно улыбнулся одними глазами, но тут же нахмурился и преступил к выполнению задачи.

Левитатор ярко сверкнул в магическом спектре, словно маленькая звездочка, и тут же погас, но с его нижней стороны, из самого центра пентаграммы, появился тонкий красный луч лазера, смертельным росчерком прошедшийся по трибуне с преподавателями. В следующий момент, налетчик спикировал вниз и промчался на бреющем полете над беспомощными зрителями, обстреливая их пучками нейтронов — популярным противопехотным заклятьем среди магов Ордена Рео'Ора Учтивого. Сделав еще несколько выстрелов по полю, террорист умчался крушить учебные корпуса Академии, пока там его не заставили ретироваться опомнившиеся маги-истребители Ордена Тагеда Остроумного.

22:00

— Ты видел?! Это же маг из Учтивых!

Голос Шихада дрожал от нервного возбуждения. В его правой руке сверкал хрустальный клинок, готовый поразить врага, улетающего с поля побоища. Он стоял ко мне спиной и бессмысленно вглядывался в вечернюю темноту вслед налетчику.

— Видел, — с трудом ответил я и инстинктивно схватился за остановившееся сердце, а ноги начали медленно подгибаться, но мне удалось частично удержаться, опустившись на одно колено. — Не только видел.

Последние слова я не смог произнести голосом из-за отказавшей диафрагмы, и потому обратился телепатически.

Шихад резко обернулся, почуяв неладное в моем мылеголосе, и тут же бросился ко мне, разглядев обширный ожог на всей левой половине туловища.

— Да чтоб его… — он осторожно положил меня на траву стадиона, где мы показывали наше «балетное» выступление вместе с остальными выпускниками. — Держись, братишка, сейчас будет легче.

Боли я не почувствовал — успели сработать защитные заклятья, активированные подсознанием во время атаки. Организм медленно регенерировал, но помощь Шихада была очень кстати. Из боевых магов лекари никудышные, но дополнительная тёмная энергия (в данном случае имеется ввиду не цвет магии, а сам вид энергии, получивший название из-за неуловимости для технических систем регистрации — прим. авт.) ускоряла восстановительные процессы зависящие именно от силы нашей магии, а не искусности.

— Олерский, возьми Хрусталь, — в левую ладонь легла теплая рукоять оружия, состоящего из сплошного монокристалла.

В правой руке я держал свой магический артефакт Колосок. Бесплатное заклятье Ордена Ланы Милосердной, доступное для использования любым желающим, получило большой приток энергии (мой друг не поскупился), и регенерация пошла значительно быстрее. Пораженные нейтронами клетки организма перестраивались и снова принимались за работу. Опять заработало сердце, и к мозгу вновь потекла кровь, снабжая его кислородом.

— Все, почти порядок, — я протянул ему Хрусталь. — Посмотри, может кому еще нужна помощь. Могут быть жертвы среди зрителей. Ищи их по радиационному фону.

…В этот вечер мы спасли практически всех, но время работало против нас и души тех, до кого не успели вовремя добраться спасательные команды, ушли на ту сторону. Много или мало погибло? Трудно сказать. Когда умирают десятки — это сводка в новостях, когда погибают тысячи — статистика, но когда над телом ребенка безутешно рыдают родители, пережив свое чадо, это превращается в истинную трагедию. Мне не требовалось читать их мысли, достаточно было заглянуть в слезящиеся болью глаза, чтобы увидеть немой укор, обращенный к судьбе: почему не я?

— Почему-то сейчас, я даже рад, что не помню своих родителей и они не знают, где я, — голос Шихада сел от волнения. — Не хотел бы, чтобы моя мать так же переживала, уйди я на ту сторону.

— Не забывай, в Гильдии никогда не публикуют списки погибших, заменяя на расплывчатое «без вести пропавший», — напомнил я ему прописную истину. — Теперь я понимаю почему.

Живя бесконечно долгую жизнь, лучше всегда надеяться, что твои близкие живы и просто где-то далеко путешествуют по чужим мирам в поисках славы, приключений и признания.

Я вспомнил мать с отцом, живущих на столичной планете Хинлаугане. Перед глазами чуть не предстала картина, как мать оплакивает меня, но я тут же прогнал эти мысли, вспомнив нашу последнюю встречу пять лет назад. Боевым магом я стал не по своей воле, а по просьбе родственников. Клан Олерских слишком известен в столице, и меня, как родственника графа Олерского, «сослали» учиться куда-нибудь подальше, а возможно, просто опасались, что я мог сбежать домой из столичных учебных заведений. А я так хотел поступить Хеорский Университет Физико-Магических Технологий… И я поступил, но позже, на факультет артефактостроения, как хотел с самого детства. Я мечтал быть разработчиком, создавать новые системы чар для оружия и бытовой магитроники, но путь к мечте оказался извилист и шел через форму боевого мага… С поступлением проблемы не возникли, так как данный университет действовал под патронажем всей Гильдии Магов, и не подчинялся какому-нибудь отдельному ордену. Кто захочет учить чужого адепта, да еще и бесплатно? К моему большому счастью, учеба в гражданском заведении помогла мне стать одним из лучших курсантов а Академии. Вторым отличником был мой напарник Шихад Терминус, с которым мы уже десять лет с самого первого курса дружили не разлей вода. Поначалу мы не поладили, что не мудрено в шестнадцать лет. Я с детства привык жить как захочется, вести себя необдуманно, а Шихад был замкнут и нелюдим. Несколько раз мы дрались, но потом все же подружились, когда мой однокашник пришел наконец-то в себя и в своем роде акклиматизировался. С ним случилась какая-то странная трагедия: он не помнил своих родителей, не помнил детство, и единственное, что связывало его с прошлым — артефакт Хрусталь, «подарок отца», как утверждал сам Шихад, когда его просили показать оружие. Магия так и не смогла вернуть ему память, и Орден Тагеда взял парня на свое попечение, обеспечив защитой, средствами к существованию и обучив древнейшей профессии профессионального убийцы…

Понятное дело, что праздник оказался испорчен и всем было не до запланированного ночного салюта. Мы расходились в тяжелой тишине, чувствуя за собой вину, за гибель жителей Лаэра. Это ведь мы не смогли защитить их, растерявшись во время внезапной атаки. Кто и зачем напал на нас мы пока не задумывались. Было кому этим заняться. Вот они и решали сейчас, кому мстить и как преподнести эту новость Гильдии Магов в метрополии. Выходя со стадиона, мы шагали вместе с гражданскими. Мне было совестно поднимать на них взгляд, но все чаще до ушей доносились слова благодарности от тех, кому посчастливилось быть спасенным и кто избежал горечь утраты.

— Спасибо, парни, — слышалось повсюду, хотя среди боевых магов были и женщины. — Обязательно отправлю своего оболтуса учиться к вам! — обещали некоторые.

— Не переживайте, вы еще отомстите, — сурово говорили третьи. В эту ночь спать нам с Шихадом не довелось. Стража Порядка приступила к опросу свидетелей: в основном досталось магистрату Академии. Курсанты отправились спать, а наш выпуск, как уже дипломированные боевые маги, встали дозором, храня покой пытающегося уснуть Лаэра.

Во всех колониях Империи города строят с учетом часового пояса самого Хинлау. Это удобно, так как не мешает взаимодействию с административным центром метрополи из-за разницы во времени. Сейчас же, во всех колониальных городах наступила полночь.



00:00

Нам с Шихадом выпала задача патрулировать окрестности города, выглядывая возможного воздушного нарушителя. Две «монетки» несли нас практически в абсолютной темноте, под скудным светом звезд. Если бы не магическая локация, то вряд ли мы разглядели бы хоть что-то дальше своего носа. Это ведь не столица Хинлау, где огромное количество светящейся рекламы на многоэтажках и ночью видно, словно днем. Сам Лаэр раскинулся на огромной площади, так как пустующие просторы никого не ограничивали — бери столько земли, сколько захочешь. Только корпуса Академии имели по сорок этажей, да несколько административных зданий в центре города. Левитаторы исправно сканировали пространство, передавая результаты по телепатическому каналу прямо в мозг пилоту-оператору и дублируя ее в центр управления. Магическая операционная система самостоятельно отслеживала обстановку. Левитаторы можно было запускать и в автоматическом режиме, но только живой маг смог бы отличить ложные цели от настоящих или же разгадать иную маскировку противника.

Мы без устали обсуждали одну и ту же тему, вертевшуюся на языках: что за псих на нас напал и чем это все обернется? Версии строились в меру нашей осведомленности, да и те на уровне слухов, курсировавших по всей Гильдии. Произошедшее на стадионе многих повергло в шок. В истории не раз случалось, что какой-нибудь доморощенный борец за свободу брался за оружие и шел убивать невинных людей. Таких ненормальных всегда хватало, а стрелковое оружие в Империи имелось в избытке. Его попросту не ставили на учет, а в нашей Академии после летних практик его даже не сдавали в арсенал, оставляя у себя на руках, благо бездонный магический «карман» позволял хранить неодушевленные предметы в любых количествах, так в этом пространстве не было такого понятия, как время. Другое дело магическое оружие, запрещенное к свободному обороту среди гражданского населения, и еще поразительнее, когда нападавшим оказался не какой-нибудь школьник, насмотревшийся фильмов, а боевой маг!

Общались мы исключительно телепатически, так как на высокой скорости было невозможно докричаться до напарника. Спокойный ровный полет на «монетке» усыплял, но заклятья бодрости не давали векам сомкнуться. Мы кружили над окраинами Лаэра и неторопливо приближались к «Курсантскому» стадиону, на котором нас атаковал нарушитель. Вдруг над ним расцвел огромный светящийся шар, а за ним в небо устремились другие искрящиеся разноцветные фигуры фейерверка.

— Хм, видать забыли отключить автоматику, — предположил Шихад. — Хорошо хоть гром салюта гремит не на автомате, а то нехорошо получилось бы.

— Давай подлетим поближе, — предложил я и, не дожидаясь согласия, помчался вперед.

Мы с Шихадом замерли, невольно любуясь красками. Стало как-то не по себе, и я снова вспомнил убитых горем родителей. Неужели нельзя было стрелять только по магам?

— Хотел бы я добраться до того ублюдка, — заявил я Шихаду.

— Да уж, я бы с радостью растворил его мерзкую душонку «душегубом». Даже тёмную энергию не стал бы поглощать, — со стороны Шихада проскочили неподдельные эмоции злости, пробившись сквозь эмпатический фильтр моей защиты.

Тут в воздухе прозвучали странные звуки, а в голове зазвучала сирена боевой тревоги и женский мыслеголос операционной системы «монетки» сообщил:

— Обнаружены множественные цели!

Подсознание само запустило заклятье ускоряющее нервное восприятие организма.

В следующий миг, ОС левитатора «подсветила» летящие в воздухе объекты, транслируя эту же информацию для всех боевых магов в Лаэре, подключенных к общему информационному полю. Перед глазами пошли названия летящих объектов, их классификация и количество: корректируемая осколочно-фугасная мина РРК-09 96 ед., термобарический снаряд РПО-07 154 ед., магитронная ракета «Талион»…

Через мгновение, все эти боеприпасы смертельным ливнем упали на пустующий стадион, где по плану должны были находиться сто десять тысяч зрителей! Будь мы сейчас там, то попросту не успели бы среагировать на внезапную атаку, заглушенную громом салюта! Это был бы настоящий смертельный котел, так как от мгновенно поднявшейся температуры вспыхнули зрительские кресла на трибунах и даже потек бетон.

Еще через несколько мгновений, наше общее информационное пространство начало заполняться данными от остальных патрульных. Данные поступали в общий пул и достаточно было задаться вопросом, чтобы ответ тут же оказался на коре головного мозга. Мы увидели огромное количество бронетехники, скопившейся на ближайшей горе в нескольких лигах от города, а в воздухе висели штурмовые вертолеты и орочий десант на аэролыжах. Их автоматические комплексы различения «свой-чужой» на запрос о государственной принадлежности, отвечали, что перед нами Восьмой Ударный Легион Империи Хинлау! Системы постановки помех не могли помешать телепатическому сигналу, и мы прекрасно видели противника, а вот наша магитроника исправно подавляла военную технику, кроме специальных ракет «Талион».

— Да это же наши собственные войска! — проскочил удивленный мыслевозглас штабного оператора связи, сопровождаемый вполне уместной ненормативной лексикой.

— Да они сегодня совсем …ли?!

…В армии матом не ругаются, а разговаривают. И это нормально, так как личный состав на восемьдесят процентов состоит из орков, чей древний язык и дал общеимперскому всю широту крепких ругательств. Впрочем, я не филолог, чтобы углубленно рассуждать о языковых особенностях, но с удивленным возгласом был очень даже согласен.

Попытка подключиться к информационному полю легионеров ни к чему не привела. Система лишь сообщила «в доступе отказано», и я бросил это бессмысленное занятие.

Называется, не было печали. Ладно бы смута царила в стране или другие сложности, но за три тысячи лет еще не было случая, чтобы государство конфликтовало с Гильдией Магов. Мы же один из углов власти Верховного Совета! Это тоже самое, что палата эльфов проголосует за собственное уничтожение!

— Адепты Ордена и жители Лаэра! — раздался голос, вещающий в телепатическом диапазоне на всю планету. — В столице начались беспорядки. Армия, Гильдия Магов, Стража Порядка и Имперская Служба Безопасности сцепились в бессмысленной схватке. Подробности конфликта пока выясняются, но Орден Тагеда Остроумного продолжает выступать гарантом безопасности мирных жителей колонии и остальных граждан Империи Хинлау. Жители Лаэра, мы всегда с Вами.

Это был мыслеголос ректора — архимага Протеуса. Его знал каждый курсант, так как именно он будил нас на занятия, сообщал о начале или конце лекций и давал команду отбой. Мы привыкли к его речи и узнавали ее с первых мгновений трансляций. После первых слов его мыслеголос притих, вещая только для гражданских и не отвлекая нас от театра войны.

— Отделение «Т7», — раздался другой не менее знакомый мыслеголос мага-истребителя Стройена, куратора нашей группы, обращенный к нам с Шихадом. — Включайтесь в мое звено — будем воевать. Мы тут же помчались в сторону командирского «Дракона», на котором нас ждал магистр. Вокруг него уже кружили четверо Мечей Ночи на своих «монетках». Левитатор Стройена выглядел, как обычный шар из полированного гранита диаметром две сажени. Вкрапления кристаллов кварца служили прекрасным носителем накладываемых чар.

Мы подключились к операционной системе «Дракона» и наши «монетки» на автопилоте встали в строй.

— В моем звене без самодеятельности и выпендрежа, — снова заговорил истребитель. — Терминус, Олерский, так и будете в одной форме щеголять? Быстро надели латы!

Одеться было делом недолгим, так как вся броня хранилась в наших «карманах». Было достаточно захотеть вытащить ее оттуда, как весь комплект постепенно начал появляться на нас: сначала кираса, потом поножи, с сапогами и наручи с перчатками. Разве что без шлема. Латы были из титана, чтобы лучше держать атаку пулевого оружия и осколки, так как голое силовое поле с трудом отражало тяжелые сверхбыстрые снаряды, а снайперский рельсотрон прошивал его и подавно. Мы практически не чувствовали вес брони из-за биомагического усиления мышц. Стоило подать тёмную энергию на латы, как руны на них напитались магией и засветились желтым. Теперь титановые доспехи стали буквально невесомыми и больше не сковывали движения. У Шихада броня горела зеленью. Без всякого умысла, просто ему больше нравился этот цвет. Спасибо дизайнерам, бронекостюм выглядел очень современно и технологично, вовсе не делая нас похожими на неуклюжих увальней на конях из дремучей древности.

— Ведомые, приготовить «рельсы», — скомандовал Стройен. — Постараемся обойти врага и ударить в спину. Без команды не стрелять, активировать «хамелеон».

«Дракон» включил полную маскировку, дополнительно прикрыв при этом и наши «монетки», и начал плавный разгон, прижимаясь как можно ниже к земле. Четверо ведомых шли вплотную к его корпусу, окружив с четырех сторон. Полет в автоматическом режиме огибания рельефа местности можно сравнить с аттракционом. Одно дело, когда сам управляешь левитатором и осознано готовишься к изменению высоты, и совсем другое, когда тебя мотает, словно соломинку в смерче. Но в этом была и своя прелесть — дух захватывало от скорости!

Прямо из «кармана» в моих руках появился унитарный орденский рельсотрон «Дырокол» — оружие мощное и точное, способное расколоть танковую броню без всякой магии. Это была крупнокалиберная модель, самостоятельно разработанная внутри Ордена. Личный артефакт Колосок, прятавшийся в моем же теле в виде отдельных молекул металла, потек в ладонь, быстро принимая форму короткого цилиндра. Когда оружие окончательно сформировалось, я вставил его в специальный приемник в прикладе рельсотрона. Магитроника «Дырокола» провела быструю самодиагностику и коротко пискнула о готовности.

«Дракон» мчался над девственными лесами и полями планеты, еще не тронутыми поселенцами. Лаэр раскинулся в довольно гористой местности, и враг воспользовался этим, заняв стратегические высоты. Мы сделали большой круг и теперь заходили с противоположной от города стороны горы, на которой, по нашей информации, расположился командный пункт легиона. Левитатор снизил скорость, а в головах прозвучала новая команда магистра:

— Работаем исключительно по бронетехнике. На аэродесант даже не отвлекаемся. Огонь по готовности!

Наше звено изменило построение, приняв вид W, но только немного вытянутый по горизонтали. В верхних точках летели мы с Шихадом с двух сторон от «Дракона», а позади следовали парни из другого отделения. Это было похоже на стрельбу в тире. Наше внезапное появление позволило стрелять без оглядки на работу мобильных систем ПВО, которые пострадали первыми, вспыхивая под меткими выстрелами. Левитатор наконец-то добрался до горы и вдоль ее склона, стремительно приближаясь командному пункту командующего Кандора. Взмыв в небо над верхушкой горы, «Дракон» разразился ливнем смертоносных заклятий, выкашивая пехоту. От гранитной сферы отделились два десятка ярко-красных огней и, повинуясь командам операционной системы, помчались к своим целям. К нашему удивлению, магические заряды оказались бесполезны, беспомощно погаснув на силовых экранах штабной техники.

— Не может этого быть! — воскликнул удивленный Стройен. — Только если кто-нибудь из магов Гильдии проводил недавно модернизацию техники!

— Они проводили, — подсказал я. — Недавно читал в Сети, что грандмаг Рео'Кант — грандмастер Учтивых, заключил с военным ведомством договор на поставку нового вооружения.

Военные время даром не теряли и внизу заработала зенитная установка, обстреливая нас ракетами «Талион», наводящимися на магов, и зачарованными снарядами из скорострельного орудия.

— Уходим! — сообщил Стройен, ускоряя «Дракона». — Держитесь!

Не тут-то было. Почему-то самым невезучим оказался один я, так как именно в днище моей «монетки» угодил снаряд зенитного рельсотрона. Меня вместе с левитатором подбросило так, словно я сам был заряжен вместо пули. Только я не летел в сторону цели, а беспорядочно вращался на разрушенном артефакте, падая к земле. Я попытался спастись, телепортировавшись на координатное заклятье «маяк» в нашей Академии, но эффекта не последовало. Потеряв драгоценные мгновения, я рухнул с высоты на землю и кубарем покатился с горы, сминая по пути кустарники и молодые деревья, пока ребрами не встретился с могучим стволом векового бука, ну или чем-то подобным.

С трудом поднявшись, я бросил взгляд на растерзанный левитатор. В бронзовом диске зияла огромная дыра, диаметром с голову. Я невольно схватился за промежность, инстинктивно проверяя не посекло ли чего нужное. Повезло… А вот рельсотрон оказался разбит осколками снаряда и ремонту не подлежал. Быстро осмотревшись, я снова подключился к информационному полю Академии, извещая всех коллег о своем местоположения.

— Внимание, говорит Хазар Форус Олерский! В месте, где я сейчас нахожусь, заблокирована телепортация, — выдал я в эфир предупреждающую информацию, на всякий случай назвавшись. — Попытаюсь прорваться на плечах атакующих в сторону наших позиций.

Легко сказать, да непросто сделать. Надо мной стремительно пронеслось отделение десантников на аэролыжах. Укрывшись за «хамелеоном», я замер, надеясь остаться незамеченным, но отряд неожиданно развернулся и помчался в мою сторону. Солдаты растянулись цепью и полетели над моим следом, оставленным во время неудачного приземления.

Обычно техническое оснащение военных беспокойство не вызывало, но сейчас, глянув на них магическим зрением, я натолкнулся на плотную завесу, созданную магическими артефактами. Раньше я бы просто заставил оружие и доспехи военных рассыпаться в пыль, но не теперь, когда легионеров тщательно подготовили для борьбы с магами.

…Вот тут-то нервы натянулись до предела. Во время летних боевых практик, нас часто выбрасывали в зоны боевых действий. Не знаю, в каких мирах Гильдия искала для курсантов такие полигоны, но там отчего-то не было столь страшно, как теперь. Тот противник не был готов к нашему появлению, те солдаты не владели даже зачатками магии, а опасное ранение не означало переход на ту сторону, так как инструкторы всегда были наготове и могли спасти неуклюжего подопечного. Мне еще не доводилось испытывать столь сильный страх. В каждом возрасте мы пугаемся по-разному. К тому же, все зависит от сложившейся ситуации. Одно дело, когда тебя припрут к стенке в школьном дворе, чтобы побить за уведенную девчонку, и совсем другое, когда к горлу приставят холодный клинок или в живот упрется дуло пистолета. Вот тогда просыпаются совсем другие вкусовые рецепторы, и жизнь начинает казаться намного слаще…

Шестеро солдат остановили скольжение аэролыж, неторопливо сканируя ночную темноту портативными сканерами. На каждом сидели тяжелые технолаты гномьей разработки. Несмотря на кажущуюся громоздкость, искусственная мускулатура экзоскелетов облегчала носителю все движения. Судя по габаритам десантников, четверо из них были орками. Стандартный рост для любого Меча Ночи равен одной сажени, и любой наш курсант выше гражданского, но орки были выше меня на локоть. Не самый страшный противник, но никогда не знаешь, когда нарвешься в бою на мастера, а таковых среди клыкастых гигантов большое множество. Когда три тысячи лет назад император Хаокан начал объединять планету, он сделал три стратегических шага, позволивших добиться успеха: заключил союз с Гильдией Магов, создал все условия для привлечения технических специалистов из гномьих государств и заручился военной поддержкой со стороны орочьих кланов. На войне во время всемирной Глобализации орочья пехота, вооруженная оружием гномов, показала себя во всей красе, но и среди гигантов были такие мастера, что не всякий маг в состоянии повторить их умения. От природы магия орков направлена как бы вовнутрь собственной души. Клыкастым гигантам тяжело дается внешняя магия, но все что связано с воздействием на собственный организм происходит легко и непринужденно. Когда Гильдия Магов еще только принимала свой современный облик и приходила к истинному пониманию магии, создавая магическое оперирование, орки уже умели использовать тёмную энергию для улучшения физических параметров своего тела. Такие обыденные сейчас боевые техники, как «стальная рубашка», «алмазный палец» или «бронированный кулак» использовались темнокожими гигантами еще четыре тысячи лет назад, передаваясь из поколения в поколение…

Левая рука рефлекторно вытянула из магического «кармана» горсть стальных шариков. Подобных домашних заготовок у меня имелся вагон, так как получая второе образование, я постоянно практиковался в конструировании артефактов, а профессия боевого мага обусловила назначение всей моей магитроники. «Плазменный горох» можно было зарядить в качестве картечи в подкалиберные патроны и стрелять из дробовика, но в данной ситуации я просто подбросил гостинцы вверх, демаскируя себя при этом. Ну, Смертушка, выручай… Десть одноразовых артефактов мгновенно вспыхнули магией, разогнав ночную темноту, и плазменными шершнями устремились к противнику, самостоятельно определив цели: оркам досталось по два заряда, а людям (или эльфам) — по одному. Двое десантников замертво свалились со своих аэролыж, так и не поняв, что их убило. Другой солдат совершенно неразумно попытался сбить плазму, но справился только с одним зарядом, поймав второй грудью прямо промеж двух сердец. Еще один орк попытался защититься от температуры с помощью «стальной рубашки», но плазма несла сложные многокомпонентные чары, мгновенное перерабатывающие живую плоть в перегной. А вот остальные десантники сумели вовремя подставить под удар свои аэролыжы, избежав смерти.



Как бы я справился стремя орками история умалчивает по причине незнания сослагательного наклонения. Раздались два метких выстрела из рельсотрона, и стремительная тень бронзовой «монетки» настигла последнего живого десантника, проломив собственной массой его доспехи и впечатав в землю. Рядом со мной на землю спрыгнул Шихад не бросивший друга в беде. Скорее всего, он самовольно покинул звено, без разрешения магистра Стройена.

— Я еще никогда не был так рад видеть твою уродливую рожу, — сообщил я ему в нашей любимой манере, бесконечно радуясь спасению. — Спасибо, братишка.

Чувство радости разлилось по душе, вытесняя страх. В такие моменты сразу узнаешь, кто тебе друг, а кто… просто так.

— Не смей благодарить за такое! — огрызнулся он, нахмурившись. — Ты бы и сам справился.

В руке Шихада появился Хрусталь. Мой однокашник, словно забыв о том, что надо скорее покинуть это место, подошел к трем убитым им оркам и поочередно размашистыми ударами пронзил тело каждого, уничтожая их души заклятьем «душегуб». Пробить их бронекостюмы было непросто, на мышцы, напитанные магией, с легкостью крушили преграды.

— Не хочешь вытянуть энергию со своих жмуриков? — спросил он, махнув рукой в сторону остальных поверженных врагов.

— Они не маги, душонки слабые, энергии мало, — ответил я поморщившись. — Давай двигать отсюда.

— Как хочешь.

Шихад вскочил на подлетевший левитатор. Мне пришлось потеснить его, встав позади. Судя по данным нашего общего информационного поля, «Дракон» магистра сейчас пробивался к нашей позиции, но его удерживали плотным огнем силы имперского легиона. Воспользовавшись тем, что до нас никому нет дела, мы как можно скорее ретировались в сторону Академии. Увидев, что мы с Шихадом благополучно покинули окрестности горы, магистр Стройен повел свой «Дракон» прямо в небо, словно собирался покинуть атмосферу планеты.

— Внимание, говорит маг-истребитель Стройен! Всем покинуть квадрат «12–17»! — тут его мыслеголос приобрел дополнительные нотки сарказма. — Дракон летит умирать. Телепортирусь на «маяк» Академии.

Левитатор-сфера покинул пределы планеты, но все еще оставаясь в нашем информационном пространстве и извещая о своем существовании отметкой на виртуальной карте. Сделав виток по орбите, набирая скорость, «Дракон» по баллистической траектории пошел к земле, целясь в гору, где укрепился командный пункт легиона. Огненным росчерком по небу пронеся метеор, взорвавшийся перед самым столкновением с горой. Вся тёмная энергия левитатора была потрачена на дополнительную накачку реакции ядерного синтеза. Вспыхнуло рукотворное солнце и тут же сровняло гору-неудачницу с землей. Ударная волна была такой силы, что докатилась до окрестностей Лаэра, выбив стекла в домах. Магия скорректировала ядерную реакцию, уберегая экологию от остаточного излучения нейтронов. А Восьмой Ударный Легион быстро входил в анналы имперской истории…

04:00

Холодная вода струилась в душе, смывая пот и грязь. Страх выжимает тело не хуже марш-броска по пересеченной местности, когда из-за разряженных аккумуляторов не работают сервоприводы экзоскелета. Пять минут ужаса, а голова вся мокрая от пота. Раньше я шутил, что потерял свой страх в шесть лет… Мы тогда с друзьями уехали на велосипедах подальше в степь от коттеджного поселка на острове Ладный. Разожгли костер, пристроили над ним доску и по очереди ставили на нее патроны. Доска оказалась не совсем сухой и потрескивала от распирающего пара. И вот, мой патрон подпрыгнул на щелкнувшей доске и упал в огонь. Раздался резкий хлопок и я, словно в замедленной съемке, увидел беспорядочно кувыркающуюся пулю, летящую мне в лоб. Медленно-медленно я пригибался, пытаясь увернуться. Пуля прошла по волосам, даже не поцарапав кожу, но на всю жизнь оставив память о себе…

— Хазар, выходи давай! — раздался за дверью недовольный голос Шихада, вырвав меня из пучины воспоминаний. — Я тоже помыться хочу.

— Да не надо тебе! — невольно улыбнулся я. — Ты и так всегда воняешь!

— Я сейчас воду отключу! — пообещал он в отместку.

Когда я вышел из душа, Шихад стоял в форме, словно не собирался мыться.

— Нас срочно вызывают к ректору, — сообщил он без промедления. — Секре… адъютант приказал примчаться как можно скорее.

Мы быстро шагали по пустому коридору, приближаясь к кабинету архимага Протеуса. Когда мы уже подходили, дверь распахнулась и на пороге показался наш куратор. Если бы не его аура, нашивки на форме и абсолютно седые волосы, то мы могли бы спутать его с кем-нибудь из наших сокурсников. Внешность обманчива, но глаза выдавали профессионального убийцу. Магистр Стройен кивнул вместо приветствия, подошел к нам и хлопнул моего товарища по плечу.

— Молодец, Шихад, — его грозный бас эхом понесся по коридору. — Не раздумывая бросился спасать друга.

Я почувствовал предательский укол ревности. Вслед за ним о себе напомнила совесть, и я постарался отогнать негативные мысли. Хотелось оправдать себя, объяснить, что я и сам бы справился с десантниками, что артефактов у меня в «кармане» было полным-полно, но, как говорится, после боя оружием не бряцают.

— Мне казалось, что вы будете меня ругать за то, что оставил звено без разрешения, — Шихад неподдельно засмущался.

— Мог и под трибунал отдать. Только зачем вообще жить, если в душе нет любви к близким? К друзьям, к родным, к стране. Любые беды только из-за отсутствия любви… — Стройен сделал паузу, словно вспомнив о чем-то личном. — Ладно. Протеус ждет. Удачи, парни.

Не думал, что когда-нибудь услышу от куратора подобные слова, нешуточно зацепившие за живое. За десять лет мы привыкли получать от него только приказы. Провожая его взглядом, я вспомнил, что у него брат служил в армии, в Восьмом Ударном… Магистр особо не распространялся, но за десять лет информация о маге потихоньку накопилась. Вот это удар судьбы. Оставалось надеяться, что его брата не было среди атакующих или же он выжил в бою.

В приемной нас встретил адъютант, временно заменивший молоденькую секретаршу. Мы прошли непосредственно в кабинет и увидели архимага, сидящего за мраморным Т-образным столом. Если верить рассказам, лицом ректор выглядел на сорок пять лет. В нашем обществе люди не стареют и только изредка меняют облик для соответствия статусу. Мне еще не встречались личности с такой внешностью и просто угадать внешний возраст оказалось непросто — не с кем было сравнить.

Помимо ректора в гостевом кресле сидела хрупкая молоденькая девушка в легком сарафане. Красивая мордашка, живой озорной взгляд. От нее веяло магическими отметками Ордена Ланы Милосердной. Присмотревшись к ее ауре, я различил в ней полуэльфа.

— Познакомьтесь, Далия, это — наши лучшие выпускники, — сказал архимаг вместо приветствия. — Хазар Форус Олерский и Шихад Терминус. Они сопроводят вас в столицу.

— Лучше бы ты не спешил и помылся, — мысленно подколол я товарища, а вслух произнес. — Доброй ночи, сударыня, мы к вашим услугам.

Девушка вежливо встала, продемонстрировав замечательную фигурку, и ответила:

— И вам доброй ночи. Я Далия Рон, сестра Ордена Ланы.

— Здравствуйте, — раздался голос Шихада. — Прошу простить мой неподобающий вид, я только из самого пекла боя, в отличие от моего друга, проспавшего все на свете.

Архимаг прервал нас деликатным покашливанием, напомнив о себе.

— Если вы не против, Далия, я бы проследовал в портальную. Наше время ограничено.

Дождавшись ее кивка, архимаг щелкнул пальцами, перенеся нас всех в Штаб.

Это была просторная полусфера диаметром в тридцать саженей. Свод купола дополнительно служил световым экраном, на котором отображалась оперативная информация со всех концов Империи, где находились подразделения Ордена. Я насчитал в зале восемь магистров, лежащих в удобных ложементах. Посредине зала мы увидели круглую мраморную плиту установки переместителя, предназначенного для пересылки людей и объектов между мирами.

— Господин Протеус, зачем нужно наше сопровождение? Разве нельзя транспортировать сестру Далию прямо в главный храм?

— В обычное время да, но сейчас эфир дестабилизирован, — объяснил ректор. — Где-то на Лаэргане находится уцелевший артефакт, блокирующий магию перехода, доставленный сюда вместе с Восьмым Ударным. Наши поисковики пока не могут найти блокиратор, так как после взрыва его зашвырнуло на многие лиги от места расположения командного пункта. Мы смогли частично обойти запреты артефакта, перенастроив магитронику переместителя. Это сильно сузило наши возможности. Мы можем отправить вас только в одну точку на Хинлаугане…

— Олерский архипелаг! — выпалил я, догадавшись.

— Почему? — вмешался удивленный Шихад.

— В этом месте самая доступная точка входа-выхода на дороги междумирья, — подсказал архимаг.

— Да, — подтвердил я. — Даже есть версия, что жители древнего княжества Олер, захваченного Империей Хинлау, пришли из другого мира именно на острова.

— Но это не все, в данный момент на Хинлаугане запрещены любые телепортации. Пространство блокировано грандмагами. Так что вам придется своими силами добираться до столицы.

К нам подошла магистр Тергана Кираун, когда-то очень давно служившая в Ордене РеоОра Учтивого. Ее глаза оценивающе пробежались по нам и, не найдя в нас ничего интересного, переключились на архимага.

— Все готово, командир, — сообщила она.

— Отлично, — кивнул тот. — Проходите на плиту и ожидайте.

Когда мы подходили к переместителю, со мной связался архимаг, воспользовавшись мыслесвязью:

— Хазар, только не выдай себя мимикой, — предупредил он сразу же. — Я должен сообщить тебе настоящую цель вашей поездки. Ты должен довести Шихада до Штаба Гильдии Магов. Есть подозрение, что он предатель или же шпион. На кого он работает смогут выяснить дознаватели в столице. Далия лишь предлог, но она действительно сестра Ордена Ланы. Ты готов выполнить задание?

Лицом я себя не выдал, но от удивления запнулся о порожек переместителя и, если бы не Шихад, вовремя меня подхвативший, то вполне мог бы растянуться на полу.

— Да. Хоть я не верю, что мой друг — чей-то агент, но я не подведу Орден.

— Молодежь, готовьтесь к отправке, — произнес архимаг нарочито веселым тоном и начал обратный отсчет. — Пять… четыре… три… два… один… короче, поехали!

Стены зала центра управления стали быстро вращаться и вскоре мы уже не могли ничего разглядеть, так как глаза не поспевали за столь быстрой сменой картинки. Вокруг нас теперь был абсолютно серый мешок, который вскоре начал менять цвет. Вращение также неожиданно замедлилось, как и началось, и мы оказались посреди степи. Здесь было темно, как и в Лаэре, но на горизонте горели огни большого города. Скорее всего это была столица графства Олер.

Я достал из «кармана» навигационный артефакт «Колобок», моего собственного изготовления. Это был простой каменный цилиндр, над верхним концом которого вращалась световая копия планеты. Поначалу сфера горела призрачно-голубым цветом, но с каждым мгновением на ней появлялись новые штрихи. Когда работа артефакта закончилась, мы увидели обычный глобус, на котором пульсирующая черная точка показывала наше местоположение.

— Планета идентифицирована, как Хинлауган, — сообщил цилиндр телепатически. — Обнаружены навигационные спутники. Точность определения местоположения сто процентов. Добро пожаловать на столичную планету Империи Хинлау.

— Мы на острове Ладный неподалеку от Дхананагара — прежней столицы древнего княжества Олер, — сообщил я спутникам. — Как же я давно тут не бывал.

— Вы слышите?! — вдруг воскликнула Далия. — По все планете идет гражданская война.

И действительно, эфир заполнили звуки и эмоции войны. Только на островах графства по-прежнему было тихо и спокойно. Издалека доносилась чужая боль, и на всю планету периодически раздавались мыслеголоса главнокомандующего Гильдии, Императора, директора ИСБ и спикеров Верховного Совета, требующих исполнения именно их приказов. На глаза девушки навернулись слезы и Шихад поспешил утешить ее. В такой неразберихе, в какой сейчас находилась планета, мы не могли связаться со Штабом нашего ордена и попросить прислать транспорт.

— Идем на восток, — напомнил я им о нашей цели. — Гражданское транспортное сообщение сейчас заморожено, и нам придется поискать что-нибудь летающее в иных местах.

07:00

В отличие от материка, на Олерских островах преобладала степь, а не тропический лес, отчего идти было легко и мы быстро продвигались к восточному берегу острова.

Впереди навстречу нам уже поднялось огненное солнце, озарив Тихое море. На горизонте виднелись сейнеры клана Олерских, зарабатывающие хозяевам на пропитание. Богат наш род… настолько богат, что графство похоже на государство в государстве. Впереди шли Далия и Шихад. Мой друг напропалую флиртовал с полукровкой. Мои уроки пошли ему на пользу, и довольно быстро он преодолел разделявшую их социальную дистанцию. Постоянно смеясь над шутками Шихада, они шли в обнимку и искренне радовались. Я тоже радовался за друга, так как видел, что девушка ему действительно нравится и он явно был не прочь завязать серьезные отношения. Но радость за друга была омрачена информацией ректора. Внимательно следя за сладкой парочкой, я раздумывал над словами архимага Протеуса.

Зачем он мне это сказал? Проверка? К чему такая спешка с отправкой? Никакой логики на первый взгляд. Хотя, глубокий смысл познается не сразу… С другой стороны, темное прошлое Шихада очень кстати подходило вражескому агенту, но кто наши враги? Почему раньше о них не было известно? Но неужели нельзя было придумать легенду получше? А Хрусталь — это служебный артефакт? Интрига на уровне малолеток получается. Допустим, что Шихад действительно вражеский агент. Встает вопрос, осознает ли он свою задачу или же его используют втемную? Если втемную, то каким образом? Резервная личность-закладка в подсознании, включаемая по телепатическому каналу? Раскроется ли закладка, если выпускника Шихада начнут колоть? А если мой друг действительно предатель, осознающий свои действия? На душе стало мерзко от мыслей о том, что такое вообще возможно. Нет другого греха кроме предательства тех, кто тебе верит. С другой стороны, в случае с разведчиками, предыдущий постулат можно поставить под сомнение…

После долгой прогулки, мы приблизились к аэродрому. Нам крупно повезло, что мы оказались именно в этой части острова, так как отсюда каждые три часа вылетали грузовые самолеты, чтобы встретиться в море с сейнерами и забрать с них партию морепродуктов, отвезти ее на завод и вернуться на дозаправку. Здесь же грузовики проходили плановое техобслуживание. Производственный процесс шел без остановки, поэтому на посадочных площадках всегда дежурили техники. Огромные ангары и грузные «Кашалоты» закрывали своими металлическими телами горизонт. Раньше здесь базировались вертолеты, но руководство рыболовецкой семейной компании решило заменить устаревшую технику на самолеты вертикального взлета и посадки с плазменными двигателями. Несмотря на идущую гражданскую войну, коммерческая машина графства работала вполне исправно, что было с определенной гордостью мною подмечено.

Далия вдруг остановилась и обернулась с вопросом в мою сторону:

— Вы и вправду родственник графа Олерского или приставка к фамилии просто досталась от матери?

Она имела ввиду введенную графом традицию, когда девушки поверженного княжества, воспитанные в особых учебных заведениях новообразованного графства, получали приставку к фамилии и передавали ее мужьям. По всем правилам, я не имел право носить приставку-определение Олерский, но в Академии это стало моим прозвищем, которое настолько въелось, что даже преподаватели не стеснялись называть меня Олерским.

— Родственник, но приставка не имеет к этому никакого отношения, — отстранено ответил я и добавил. — Приготовьтесь к скрытному перемещению. Нам придется угнать один из самолетов.

— А разве можно угнать свой собственный самолет? — спросила Далия, вызвав у меня удивление.

— Самолеты не мои и даже не семьи, а закрытого акционерного общества «РыбПромСервис», — менторским тоном произнес я. — И то, что нам сейчас придется сделать, мне совсем не нравится.

— Надо было взять в Академии еще левитаторы, — напомнил о себе Шихад. — Ты так и остался без «монетки» и рельсотрона.

— Оружие есть, его надо только проверить перед использованием, — поправил я друга. — Только боюсь, что сейчас все перемещения на левитаторе привлекут лишнее внимание, а гражданский самолет беспрепятственно сможет перелететь Тихое море.

— Пожалуй, — согласился он. — Но я бы все же летел с максимальной маскировкой.

— Не переживай, летун, я тебе даже дам за штурвал подержаться, — подколол я Шихада, помня, что он не умеет пилотировать гражданскую технику. Несмотря на раннее утро, на взлетно-посадочном поле суетились техники, работающие в три смены. Так что скрытно передвигаясь по полю под заклятьем «хамелеона», мы на всякий случай старались не попадать в их поле зрения.

Тут на одну из размеченных площадок опустился скоростной пассажирский «Попрыгунчик», из которого выбрался мой дядя Волен со своим помощником гномом. Я невольно втянул голову в плечи, увидев родственника, а пятая точка вспомнила наказующий ремень. Стоило дяде скрыться из виду, как мы ловкими тенями кинулись к самолету, но здесь нас ждало маленькое препятствие.

— Надо же, они поставили замки на самолеты, — улыбнулся я и вспомнил с некоторой ностальгией. — Мне было четырнадцать, когда я угнал «Попрыгунчик» дяди Волена. К сожалению, до аэропорта в Хинлау самолет не дотянул и утонул в Тихом море. Повезло, что система спасения не подвела и вовремя катапультировала меня из салона. Ох и всыпали мне ремнем…

— Вы умели пилотировать самолеты в четырнадцать лет? — удивилась Далия.

— С двенадцати лет, — уточнил я и с гордостью добавил. — И не только гражданские модели.

Замок поддался моей магии и беспомощно рассыпался в мелкую пыль. Хвостовая рампа неспеша откинулась, пропуская нас в салон. За прошедшие года конструкция «Попрыгунчика» так и не изменилась. Не любят консервативные гномы менять то, что и так работает, но если уж модернизируют, так берутся за дело со всей основательностью. Разогревать двигатели не потребовалось и мы были готовы взлететь сразу же. Я сел в кресло пилота, а сладкая парочка заняла пассажирские места.

— Не торопить, братишка, — остановил меня Шихад. — Давай я послушаю эфир. Неплохо бы новостями поинтересоваться, чтобы хотя бы отдаленно понимать кого стоит опасаться.

— Давай. Посмотри через спутники Ордена, а я пока запрограммирую автопилот.

08:00

К этому времени основные боевые действия закончились, словно противоборствующие стороны одумались и решили взять паузу, чтобы разобраться в происходящем. В какой-то мере так и было. Война началась внезапно. Неожиданно для всех имперские легионы покинули свои базы и пошли в наступление на силы Гильдии Магов. В этом им помогла Стража Порядка, поддержавшая военных Отрядами Магов Особого Назначения. Омоновцы были лучше подготовлены для борьбы с магами и в столице действия военных имели больший успех, чем в колониях. Сейчас же армия и Стража срочно наводили порядок в своих рядах, выясняя, как к командующим попали фальшивые приказы Императора. Уже появились первые обвиняемые, но мотивы содеянного пока оставались непонятны. Помимо прочего, Орден Рео'Ора Учтивого выступил на стороне Императора и армии. Войска крупнейшего ордена Гильдии Магов удерживали центр столицы и не собирались сдавать позиции без боя. Сам же император Тайкон заявлял о легитимности своих приказов и требовал от военных уничтожения всех магов, кроме адептов Учтивых. Спикеры Верховного совета имели иное мнение и приказывали грандмагам «мятежного ордена» сложить оружие и освободить Императора, скорее всего, взятого в плен.

— Интересно, как в армию попали фальшивые приказы? — удивился я и прибавил мощности двигателям для взлета.

— Сообщают, что это поработал грандмаг Сидд Оборотень, бывший адепт Канора Мудрого, — ответил Шихад, продолжая искать информацию. — Он уже тридцать лет как с Учтивыми.

— Что-то я раньше не слышала о нем, — вмешалась Далия своим щебечущим голоском. — Хазар, вы в детстве не коллекционировали фигурки грандмагов, как это делают все мальчишки? Может вы знаете, кто он то такой.

— А может Шихад посмотрит в Энциклопедии Гильдии Магов?! — не выдержал я, передразнив ее тон.

В моем детстве серебряные фигурки грандмагов занимали отдельное место. Почти каждый ребенок собирал свою коллекцию, изучая биографии великих личностей, выбирая себе кумиров. Часто возникали споры о том, кто из «солдатиков» сильнее, и тогда проводились словесные баталии, где побеждал тот, чья фантазия была изощреннее. Это был мой первый серьезный доход. Я скупал фигурки у старшеклассников и продавал их сверстникам, экономящих на школьных обедах ради бесполезных игрушек. Но все же, у меня был один кумир — древняя фигурка Смерти, подаренная лично графом Олерским при моем рождении в качестве талисмана-покровителя. И если кто-то начинал обсуждать силу грандмагов, я демонстративно доставал Смертушку, висевшего на цепочке на шее, и говорил: «Все, конец вашим грандмагам, за ними пришел Он». Древние жители Олерских островов верили в Смерть и этой фигурке было больше трех тысяч лет…

Самолет набрал высоту и я перевел его в горизонтальный полет, сразу набирая максимальную скорость. Лететь до Хинлау оставалось двадцать минут. Включив автопилот, я встал с кресла и повернулся лицом к салону. Опачки… Хрупкая Далия сидела на коленях рослого Шихада и как-то трогательно с ним целовалась. Физическая мощь напарника, удачно контрастировала с изяществом и красотой. Теперь мне стало понятно отчего они замолчали.

— Про меня не забыли? — отвлек я их от любимого занятия школьников. — Я скучать не намерен.

Как это часто бывает, судьба преподносит неожиданные сюрпризы, стоит тебе только расслабиться и подумать, что ты залез удаче под юбку.

— Борт номер МА-45782, приказываю снизить скорость и следовать в сторону императорского дворца в Хинлау, — зашелестел чей-то мысленный приказ у нас в головах. Тот же голос решил представиться, чтобы мы не пытались сопротивляться. — С вами говорит оператор беспилотного боевого левитатора Ордена Рео'Ора Учтивого. Попрошу без шуток.

— А какой у нас бортовой номер? — воскликнула испугавшаяся Далия.

— Какая разница, если обращаются прямо к нам? — ответил Шихад. — Что будем делать?

— Не знаю, — отозвался я. — Нам бы парочку ракет «Талион».

Самолет резко тряхнуло и он потерял скорость, захваченный гравитационной ловушкой агрессора. Мы с напарником переглянулись и как-то сразу же собрались с мыслями, готовые к любым действиям врага.

Подскочив к панели управления, я хлопнул по тревожной кнопке, включающей сигнал тревоги, транслируемый на всех частотах, но импульсы не могли пробиться за блокирующее поле вражеского левитатора.

— Шихад, расчехляй «монетку»! — взял я инициативу в свои руки. — И наводи поле информационной блокады!

Посреди салона между пассажирскими креслами появился бронзовый диск, а напарник взялся плести защиту от чужих взглядов. Теперь никто не смог бы беспрепятственно разглядеть происходящее.

— Далия, бери микрофон и изображай из себя богатую дурочку… Лайну Райден Олерскую, например. Та еще тварь… Шихад, подыграй ей, ты — ее очередной любовник.

Пока сладкая парочка отвлекала оператора, неумело строя из себя «золотую молодежь», я настраивал операционную систему «монетки» и вносил в ее комплект боевых заклятий свои дополнения.

— Скажите оператору, что сейчас откроете аппарель и покажетесь ему, — попросил я телепатически, когда закончил необходимые манипуляции с левитатором. Стоило раскрыться хвостовой части самолета, как «монетка» Шихада по моей команде сорвалась с места и встретилась с гранитным эллипсом беспилотника. Заточенное ребро раздробило камень, расколов корпус на две части, кувырком помчавшиеся к земле. Двигатели «Попрыгунчика» заработали ровнее и самолет вновь начал набирать скорость.

— Браво! — воскликнула Далия и на радостях кинулась целовать Шихада. Мне тоже досталась порция благодарности, и я с улыбкой смотрел на ревнующего однокашника стоящего на откинутой аппарели. Вдруг, на фоне неба появился еще один левитатор, только крупнее прежнего и другой модификации. Он также отвечал на запрос «свой-чужой» опознавательными заклятьями Ордена Рео'Ора Учтивого.

— Я, кажется, просил по-хорошему, — услышали мы спокойный голос того же самого мага-оператора. Яркая вспышка на мгновение ослепила нас, а когда поток света угас, на аппарели уже не было Шихада. В следующий момент двигатели «Попрыгунчика» навсегда замолчали, а фюзеляж самолета начал расползаться на составные элементы. Левитатор агрессора не стал добивать полуразрушенную машину и просто скрылся в направлении Хинлау.

10:00

В кабинет дознавателя-контрразведчика в Штабе Гильдии Магов меня доставил спасательный отряд, с опознанием прилетевший на наш сигнал о помощи. К тому времени мы с Далией как раз успели опуститься к земле, неспешно левитируя в меру своих скромных сил. Еще какое-то время мне пришлось подождать появления магистра Таумана из Ордена Затона Наблюдательно. Допрос вышел короткий, чем я воспользовался и забросал истребителя собственными вопросами о происходящем в стране.

На данный момент все боевые действия уже закончились, но маги старались без нужды не появляться на улицах городов. Стража Порядка, Имперская Служба Безопасности и армия безоговорочно сложили оружие и встали на сторону Верховного Совета, сохранив верность конституции и Заповедям Хаокана. Гильдя Магов сама была частью Совета и никак не могла выступить сама против себя. Только один магический Орден откололся, поддержав бывшего императора Тайкона, которого своим указом отстранил директор ИСБ — грандмаг Тергон, первый принц Империи. Сын и прямой наследник Хаокана Объединителя имел на это полное право. При его жизни титул императора был скорее условностью и данью традициям. В любой момент Тергон мог сменить династию, выявив в действиях действующего правителя угрозу интересам государства. На деле, за трехтысячелетнюю историю Империи такое происходило впервые.

— Генштаб Учтивых успел полностью эвакуироваться, — кулак магистра гневно грохнул по столу. — Взлетели с планеты, а потом ушли дорогами междумирья. Ищи их теперь… Но в императорском дворце засели тысячи ренегатов. В отместку за свой позор, армия жаждет крови.

Он замолчал, и я на миг представил, как же сейчас весь свет ненавидит предателей, сумевших столкнуть лбами кого только можно. Хорошо еще не разругались общины на почве расовой ненависти. Сумели архонты удержать ярость мести в узде и не дали пролиться новой крови.

— Больше всего сейчас вопросов к грандмагу Сидду Буддарху, — магистр задумался и тут же нахмурился. — Его поведение не укладывается в рамки привычной логики. Мы предприняли попытку вызвать его на разговор, но Оборотень отказался. С другой стороны, Учтивые и экс-император обвиняют грандмага во всех грехах и уже поспешили исключить его из своего Ордена.

— Почему его так прозвали? — полюбопытствовал я.

— Может подделывать любую ауру, — коротко ответил дознаватель, но тут же уточнил. — Даже других грандмагов. Если возникнет необходимость, он Жизнью или Смертью прикинется.

— Я предполагаю, что Учтивые взяли в плен моего напарника, — между делом я постарался вернуться к наиболее интересной для меня теме. — Или же вернули своего агента…

— Это уже не нашего с вами ума дело, — истребитель постарался произнести фразу как можно вежливее. — Вы отстраняетесь от любых боевых действий до окончания конфликта. Можете даже вернуться на Олерские острова.

— Почему? Я потерял доверие?

— Нет, все гораздо банальнее — опытных бойцов и так хватает. Общее командование Гильдии решило не рисковать молодняком из выпускников.

— И все же, как быть с Шихадом Терминусом? — не сдавался я. — Скорее всего его доставили в императорский дворец. Может стоит спланировать акцию по спасению? Когда планируется штурм дворца?

Маг-истребитель молчал, грустно глядя сквозь меня.

— Идите, Хазар, — мягко «попросил» он. — Не пытайтесь плыть против течения.

Намек был понятен и я встал с кресла, но на пороге не выдержал и обернулся со словами:

— Я всегда плыву по течению, но русло прокладываю сам!

10:30

Очередь на прием к грандмагу Зендеру застыла, словно вода, замерзшая до состояния льда. Передо мной в очереди стояли еще пятьдесят визитеров, также нервничающих из-за долгого ожидания. Далия, выслушав мой рассказ о разговоре с дознавателем, расстроилась еще больше и отправилась молиться в главный храм Ордена Ланы Милосердной. Я остался один, если не считать молчаливую очередь, уныло ждущую приема к грандмагу, взвалившего на себя дополнительные обязанности. Коротко расспросив «соседей», я узнал, что все стоят за одним и тем же — ищут без вести пропавших родственников. Только одинокий орк, непонятно каким образом попавший в Штаб Гильдии, не счел нужным делиться своим горем. Понемногу люди в очереди приходили в себя, если можно так выразиться, и разговоры потекли живее. Помимо прочего, мы могли смотреть имперские новости, показываемые на световом экране в прямом эфире. И следующая новость заставила меня вскочить с места.

— Уважаемые граждане Империи, — начала эльфийка, читающая текст, и по ее щеке потекла слеза. — Несколько минут назад мы получили следующие известия от Гильдии Магов: башня Рео'Ора появилась над Лаэрганом. Планета уничтожена вместе со всеми колонистами…

Дальше я уже не слушал.

— Вы не одолжите коммуникатор позвонить? — спросил я молчаливого орка, все так же не спешащего разговаривать.

— Девушке? — с беспокойством спросил он, протягивая устройство.

— Маме, — ответил я и набрал номер. Учась среди магов, я не нуждался в технических средствах связи. Мой личный артефакт позволял выходить на местные линии Лаэра через ретрансляционную сеть Ордена, но в Хинлаугане в штабе Гильдии это было невозможно.

— Алло! — раздался тревожный голос матери. — Алло, слушаю вас.

— Мама, это я, — только и смог произнести я.

— Хазар, ты жив! — узнала она меня по голосу с первых слов и заплакала. — Мы с папой только что слышали новость про Лаэрган!

— Я в Хинлау, в штабе Гильдии. Только не плач, пожалуйста.

Я знал, что родители будут сильно переживать — такая у них доля. Мать говорила без умолку сквозь слезы, не давая вставить ни слова, а я все слушал и слушал, радуясь, что догадался позвонить и успокоить родных. Раньше, еще до учебы в Ордене, я верил в друзей, в их искренние отношения, но когда настоящая беда коснулась меня, я узнал, что нет у меня лучших друзей, чем родители. И разве что Шихад делом скрепил узы нашей дружбы. Но на Лаэргане погибло много достойных людей…

Закончив разговор, я вернул коммуникатор орку. Тот тяжело вздохнул и впервые сам заговорил со мной:

— У меня в императорском дворце отец с дедом в страже, — орк сделал паузу и снова продолжил. — Я тоже в гвардии — семейная традиция. Находился в увольнении, когда начались беспорядки. Сейчас они находятся между молотом и наковальней. У меня есть настоящие планы дворца, но никак не попасть на прием к грандмагу. Дворец надо брать штурмом, но я боюсь, что его просто сравняют с землей, раз там засели ренегаты Рео'Ора. Особенно, после последних известий.

Подключившись через артефакт к местной сети, я начал искать подробности касательно последних новостей. Передо мной засветился экран, чтобы орк тоже мог читать. В сети Гильдии информации было намного больше и не только текст, но и даже одна видеозапись. Она велась глазами архимага Протеуса и сопровождалась его комментариями.

Солнце в небе заслонил огромный диск, сравнимый размерами с луной. Архимаг смотрел на него и говорил:

— Связь с метрополией блокирована, транспортеры не работают. Планета закапсулирована в пространстве. Сил Академии недостаточно, чтобы противодействовать магии башни. Мы готовимся к бою, — он говорил спокойно, без страха. — Это штаб Рео'Ора Учтивого. На запрос не отвечают, работает только автоответчик «свой-чужой». Предполагаю, они здесь из-за Шихада. Чувствую изменения в эфире… планета меняет курс… мы падаем на солнце, температура растет… Вращение замедляется, возрастает гравитация… Планета начинает сжиматься; они хотят сделать из нас черную дыру. Скорость падения возросла, до встречи с солнцем… девять минут. Я успею подготовить артефакт с записью, который выдержит температуру и убережется от гравитации. Надеюсь, они не заметят его и до вас дойдет информация. Прикладываю телеметрию. Конец связи, друзья, и удачи вам.

Запись закончилась и мы с орком переглянулись. Не сговариваясь, мы встали и пошли в приемную грандмага Зендера.

Убранство кабинета может сказать многое о его хозяине, но у нас совсем не было настроя заниматься анализом. Извинившись, мы попросили предыдущего посетителя подождать в коридоре. Грандмаг внимательно нас осмотрел и согласно кивнул, таким образом соглашаясь с нами.

— Чем могу помочь? — спросил он, когда мы остались втроем.

Как мог я поведал ему последние новости, не забыв упомянуть про Шихада. Я ожидал чего угодно, но не того, что я услышал далее.

— Примите мои соболезнования. Я готов объяснить вам, что произошло. Шихад Терминус вовсе не вражеский агент, а сын одного из грандмагов. Мы часто практикуем временную блокировку памяти, чтобы дети могли учиться не кичась своими родителями. Обычно такое держится в секрете и только совет грандмагов знает кто чей ребенок. Это была месть со стороны ренегатов, но даже я не возьмусь оценивать логику этого поступка. Сами понимаете, я не имею права раскрыть вам имя его родителя, даже если бы помнил.

На душе стало намного легче: мой друг не был ни предателем, ни вражеским агентом.

— Что касается вас, Грохард Террад, то спасибо за планы императорского дворца. Мы используем при штурме.

— Я хочу участвовать, — подался орк вперед.

— Нет. Вы свободны, — Зендер хлопнул по столу ладонью и мы мгновенно оказались за пределами его кабинета.

11:30

Мы с орком расположились в столовой штаба, не торопясь покидать его стены. На столе светилась карта с планами дворца. Мне удалось убедить Грохарда в возможности скрытно проникнуть во дворец и спасти друзей и близких. Для начала, я попросил его дать вводную информацию.

— Поначалу, связь со стражей поддерживалась, — начал рассказывать он. — Отец позвонил мне и рассказал, что маги Рео'Ора заняли дворец. Император Тайкон принял их с распростертыми объятьями. Через несколько часов гвардия стала сомневаться в подлинности его личности, когда он отстранил всех стражников от службы и отправил по казармам. После этого связь была блокирована. В принципе, это все. И учти, во дворец нельзя проникнуть скрытно. Это настоящая крепость, а не какая-нибудь роскошная резиденция.

Я был в корне с ним несогласен, считая, что невыполнимой задачи не существует. Об этом говорил мой короткий жизненный опыт.

— Ты просто не знаешь этот способ, — парировал я. — Но, клянусь своей магией, я найду его, с тобой или без тебя! Давай показывай все подступы к вашей крепости.

Первым делом я обратил внимание на подвалы, надеясь добраться через канализацию. Дворцовый комплекс вырос на основании самого первого форта, заложенного на реке Хин. Мне казалось, что древние туннели должны были сохраниться до наших дней, но Грохард тут же поспешил меня разочаровать. Все мои попытки найти хоть какое-то приемлемое решение разбивались о сухие факты. Канализация замурована, с воздуха не подступиться, через стену не перепрыгнешь и так далее. Но я продолжал верить, что неприступной крепости не существует. Надо искать, надо думать, стучаться в ворота, биться головой о стены, но рано или поздно абсолютная защита даст слабину, уступив напористости и смелости.

Убедившись, в бессмысленности своей первоначальной затеи, я принял новое решение:

— Раз нельзя проникнуть тайно, я войду во дворец открыто. Глупо рассиживаться в столовой Штаба, надеясь поймать удачу за хвост, — сказал я и встал из-за стола. — Ты со мной, гвардеец?

— С тобой, — кивнул он и насмешливо добавил. — Мне чисто для себя интересно посмотреть на твои попытки.

— Тогда вперед.

…Добраться до дворца Императора оказалось непросто, так как на всей планете не работала телепортация. Я привык перемещаться через координатные «маяки», а теперь даже растерялся, стоя под палящим южным солнцем перед Штабом Гильдии. Хорошо в столице, но перемещаться на общественном транспорте по мегаполису, насчитывающем тридцать миллионов жителей, было очень обременительно. К нашему счастью, орк оказался за рулем, а ехать до цели всего ничего — полчаса по пробкам. Электромобиль Грохарда чуть ли не в гордом одиночестве ждал своего хозяина на полупустой стоянке, где также стояли машины других посетителей Штаба.

— С утра дороги были пустые, — сообщил гвардеец. — Выходной, да и без особый нужды люди боятся выходить на улицу.

— И правильно делают.

Орк аккуратно вел свой огромный внедорожник по улицам Хинлау, соблюдая правила дорожного движения. На наше счастье, мы попали в «зеленую волну» и все силовые барьеры, защищающие пешеходов от лихачей, светились разрешающим зеленым светом. Я с нетерпением ждал появление императорского дворца, но то, что предстало перед нами заставило забеспокоиться. Огромный силовой купол полностью накрывал дворцовый комплекс. Под ним виднелся еще один защитный экран, внутри которого клубился серый туман информационной блокады.

— Тормозни у тех парней, — попросил я орка, что он тут же и сделал. — Привет, братишки, что происходит? Давно барьер выставили?

Это было небольшое звено омоновцев Стражи Порядка, судя по их шевронам, из подразделения «Коготь»: два эльфа, два орка и человек.

— Здорово, — подошел к машине эльф-командир и незаметно просканировал нас, устанавливая личности. — Форус, надеюсь, вы не собираетесь в императорскую крепость?

В его тоне чувствовался сарказм, и я ответил в той же манере:

— Сейчас только пообедаем и пойдем с другом на штурм!

— Ну и правильно, давить надо гадов. Смотри только по барьеру не размажьтесь. Наш никого не выпускает, а вражеский никого не впускает.

— Да не, куда мы без вас, — включился в игру Грохард. — Смотрю, вы уже выперли ренегатов с улиц?

— Давно уже, новости запаздывают. Сидят теперь в норе, как крысы. Скорей бы уже…

— Где тут можно спокойно посидеть? — спросил я рослого эльфа. — Чтобы наших поменьше было, а то уже в глазах рябит от униформы.

— Там, — ткнул омоновец «стволом» рельсотрона в сторону ресторана «У Императора».

11:50

Здесь было немноголюдно, и мы легко заняли столик, за которым было хорошо видно весь зал и улицу, по которой уже несколько раз проехала стягиваемая в Дворцовый район бронетехника. Посетителями, вопреки заверениям шутника-омоновца, были исключительно силовики из различных ведомств, да маги Гильдии. Гости делали быстрый заказ, в спешке съедали комплексный обед и, больше не задерживаясь, покидали дорогой ресторан, словно перепутали его с дешевой забегаловкой.

Мы ожидали наш заказ, молча уставившись в огромные окна. Грохард курил ароматную сигару, выпуская дымные кольца, а я, на всякий случай, в очередной раз пересматривал свои запасы в «кармане». Поток посетителей увеличивался, так как приближалось обеденное время. Уже через десять минут почти все столы оказались заняты. Мое внимание привлек новый гость, распахнувший дверь и замерший на пороге, окидывая взглядом зал ресторана. Высокий крепкий мужчина в белом костюме, со шляпой на голове и витой тростью из рога единорога в руках. Его рост соответствовал военным стандартам, а загорелая кожа красиво контрастировала с костюмом. Щеголь склонил голову, еще раз обведя зал из-под полей шляпы, и пошел к последнему свободному столу, стоявшему рядом с нами. Заказав стакан воды, он достал автоматическую видеокамеру и включил ее. Аппарат взлетел над столом, беря на прицел своих объективов весь ресторан, и щеголь начал говорить:

— Добрый день, уважаемые телезрители, вы смотрите новости с Дайроном Торном. Я веду свой репортаж из ресторана «У Императора», где собрались десятки магов Гильдии и сотрудники Стражи Порядка, вместо того, чтобы наводить порядок в стране…

Он говорил неприятные вещи, позируя на камеру. Остальные гости хмуро посмотрели на него и выставили звуковые барьеры, отсекая себя от заносчивого репортера. Закончив самолюбоваться, Дайрон Торн выключил камеру и достал вибрирующий коммуникатор.

— Слушаю, Марш, — бросил он в трубку и замолчал, слушая звонящего. — Не переживай, я обещал, что достану тебе репортаж из дворца, значит, сдержу слово… Да, у меня уже назначена встреча! Да, до встречи.

Мы с Грохардом переглянулись, и я подмигнул ему, понимая, что судьба подарила нам шанс. Кроме нас и обслуживающего персонала никто не слышал его телефонный разговор. Не тратя время, я встал и, подойдя к щеголю, положил руку на его плечо. Тот недовольно посмотрел на меня снизу вверх, а я без спроса сел напротив.

— Так-так, подозреваемый Торн.

— Кто ты? — с нарочитой презрительностью бросил репортер, но в его тоне почувствовался испуг.

— Капитан Форус, Имперская Служба Безопасности.

На лице орка, замершего за спиной щеголя, проскочило удивление.

— А это — лейтенант Террад, — продолжил я представление.

Торн попытался встать, но тяжелые ладони орка легли на плечи, намертво прижав к стулу.

— Не дергайся, птенчик, — прогудел он низким басом, словно рассерженный шершень. — А то голову оторву.

Над моей головой взлетел простой стальной шар, имитируя следовательский артефакт, которыми пользуются стражи порядка. Следом я активировал свето-звуковой барьер, скрывая нас от остальных гостей зала.

— Мы ведем свой репортаж… — начал я, пародируя журналиста, и сделал паузу, что бы тут же произнести иным тоном. — Дознаватель — капитан Форус. По причине временной блокировки телепортации, принято решение провести экспресс-допрос Дайрона Торна, обвиняемого в государственной измене и участии в подготовке заговора с целью свержения действующей власти. Подозреваемый был задержан при планировании прохода в императорский дворец для встречи с сообщниками. Итак, начнем. Гражданин Торн, с какой целью вы собирались попасть во дворец? Щеголь ошарашенно смотрел на меня, начиная понимать, что в своем позерстве действительно зашел слишком далеко. Ему совсем не следовало упоминать ренегатов, засевших во дворце. За его спиной ухмылялся гвардеец,

12:40

— Допрос окончен, — заключил я. — Лейтенант, в кандалы его.

Судя по лицу и вытаращенным глазам орка, у него ничего подобного при себе не было. Пришлось помочь ему и вытащить из «кармана» свои «браслеты». Только вот лицо Грохарда совсем не изменилось и я посмотрел на то, что не глядя положил на стол: наручники из прекрасной легированной стали, но… отороченные розовым мехом.

— Лейтенант, не стесняйтесь своих пристрастий, — криво улыбнулся я и добавил орку мысленно. — Хватит ломаться, лучше подыграй!

— Вам это с рук не сойдет, — Торн попытался придать тону больше уверенности, но ничего не вышло, и его голос дал петуха. — У моего редактора связи в ИСБ! Вы не имеете право обвинять меня в чем-то без суда и следствия! Я гражданин Империи и у меня есть права!

Тут уже не выдержал гвардеец и вонзил когти в шею «подозреваемого». Глаза орка налились кровью, а его хищный оскал обнажил клыки.

— Запомни, павлин, право силы превосходит силу права! Так было, есть и будет! А по законам военного времени, я могу залить твоей кровью весь пол в ресторане за одно лишь намерение встретиться с ренегатами!

Орк был прав, так как предательство считалось единственным грехом в нашей системе ценностей, но пора было заканчивать этот балаган.

— У вас есть только один способ заслужить помилование…

— Да, я готов сотрудничать, — выпалил он, не дослушав.

Мы вышли из ресторана и сели в машину. Торн скромно присел на заднее сиденье и молча уставился в одну точку. Все складывалось удачно, но это несомненно была безумная авантюра, граничащая с самоубийством.

Как мы сможем попасть во дворец и обойти сканеры магов? Сканограмма моей ауры хранилась в общей базе данных Гильдии. Несмотря на блокировку всего комплекса, у магов могли оставаться копии на их артефактах. Раз в месяц я сам обновлял всю доступную информацию, поэтому ожидал похожие действия со стороны коллег. Оставалась надежда, что списки студентов Ордена не афишировались, но ведь оставался еще Хеорский Университет Физико-Магических Технологий, подававший списки учащихся в обязательном порядке… Вот об этом я совсем позабыл и вспомнил только сейчас.

— Грохард, у нас проблема, — начал я телепатически. — Меня могут опознать маги Рео'Ора, я не уверен, что смогу надежно подделать ауру Торна, а его будут проверять.

— Это проблемище! Моей ауры нет в свободном доступе, но ты-то чем раньше думал?

Обернувшись, я внимательно посмотрел на Торна и взял его за руку, читая ауру и внешний облик. Трансформация тела шла медленно, так как я экономил энергию и не вполне владел этим разделом магии, не моя специализация.

Оставался только один вариант — изменить себя так, чтобы это выглядело, как энергетическое расстройство.

— Если твоя информация окажется верной, это единственное, что может спасти от смертной казни, — жестко произнес я, глядя ему в глаза. — Есть что добавить к показаниям?

Он помотал головой.

— Ладно, снимай свой костюм и надевай это, — из моего «кармана» появилась старая одежда. — Будешь находиться под домашним арестом. Как все закончится, тебя вызовут в ИСБ. Понял? Торн закивал и начал переодеваться. И тут у меня волосы встали дыбом от увиденного: лазурные кружевные трусы… Пятый угол!

— Я не понял, все ли ты рассказал нам о своем контакте в Ордене Рео'Ора? Журналист засмущался и ответил:

— Вы не спрашивали об этом.

— Капитан, можно я его прямо сейчас грохну? — с мольбой в тоне спросил «лейтенант».

Теперь все встало на свои места и я наконец-то понял, почему репортера ждали с распростертыми объятьями в стане ренегатов. Имея надежного поручителя, можно было пройти без проблем. Меня не прельщало играть роль человека с расширенной сексуальной ориентацией, но ради спасения друга, я был готов и на большую жертву. Да и в сравнении с самой авантюрой это было сущим пустяком… Пришлось Дайрону Торну задержаться, чтобы подробнее рассказать о своих взаимоотношениях с приятелем.

— Я бы так не смог, — произнес Грохард, когда журналист наконец-то вышел из машины и отправился домой под домашний арест. — Женщиной переоделся бы, а вот играть роль… Дайрона не стал бы.

— Пусть в твоей жизни никогда не встанет подобного выбора, — пожелал я ему. — Давай лучше проверим наш арсенал перед стартом.

13:30

В багажнике внедорожника оказался оружейный сейф с компактным штурмовым комплексом. Оружие практически бесполезное против магов, но за неимением ничего лучшего, я спрятал его в «карман», чтобы пронести во дворец. По сути, наша авантюра граничила с самоубийством: четкого плана не было, вооружение минимальное, штурмовая группа неслаженная и малочисленная, силы противника неизвестны и так далее. Но, как это часто бывает, дуракам, наглецам и новичкам везет в их начинаниях.

Для прорыва выбрали главный вход в дворцовый комплекс. Можно было попытать счастье в любом другом месте, но здесь вероятность того, что сразу наткнемся на нужного персонажа, была намного выше. На что только не пойдут люди, дабы поднять популярность дешевого телеканала. Переодевшись и сняв с себя медальон гильдейского мага, я посмотрелся в зеркало. На шее остался висеть талисман, но под воротником рубашки цепочку не было видно.

— Похож?

— Определенно, но вот походку ты не подделаешь, — сразу заверил орк. — Лучше прихрамывай, словно повредил колено. И еще, надень солнцезащитные очки — у тебя глаза убийцы.

Вот уж не ожидал…

Ему выпало играть роль моего помощника-оператора, словно камера оказалась повреждена и больше не могла левитировать. Пришлось для достоверности устроить небольшую поломку. К тому же, у меня был заготовлен самый надежный аргумент — «мне страшно одному».

Мы еще раз обсудили наш куцый план действий, и Грохард тронул машину. Сделав большой круг, мы оказались на одном из проспектов, радиально расходящихся от дворца. Улицы были частично перекрыты бронетехникой. Сделав большой круг, мы оказались на одном из проспектов, радиально расходящихся от дворца. Здесь еще не успели возвести полноценный кордон, и мы поспешили воспользоваться брешью. Электродвигатель погнал внедорожник вперед, все увеличивая скорость. Машина была мощной, и нас вжало в кресло от высокого ускорения. Мы удачно проскочили зеленые силовые поля и приближались к куполам по касательной. Я буквально почувствовал, как оживились военные и маги, охраняющие подступы, но среагировать не успели. Автомобиль прошел защитный барьер, и Грохард повел его по кругу, чтобы нас не размазало по силовому экрану ренегатов. Он прекрасно ориентировался и вовремя остановил внедорожник в нужном месте. Мы выскочили из него и бросились «стучаться» в барьер.

— Позовите магистра Шейлора! Он ждет нас! — выкрикнул я, нетерпеливо постукивая тростью по гигантскому куполу.

Интуиция подсказывала, что сейчас мы под прицелом множества стволов, и маги ждут команды открыть огонь. Тут в куполе ренегатов на мгновение появилась брешь и мы проскочили сквозь нее, спрятавшись в тумане информационной блокады.

— Оставайтесь на месте, — услышали мы чужой мыслеголос. — Вас встретят.

Серая мгла полностью скрывала дворцовый комплекс от чужих взглядов. Мы с трудом видели дальше своих рук. На туман такого объема тратилась прорва тёмной энергии, но ренегаты не скупились, чтобы сохранить в тайне свои действия. Мало кто мог дать столько сил… только грандмаг, наверное. Будет очень плохо, если мы попадем к нему на «прием».

Раздался непонятный металлический звон и мгла немного развеялась, выпуская к нам мага-истребителя Арея Шейлора. Я узнал его по фотографии в бумажнике Торна. Его внешность была вполне заурядной, что касается практически любого мага. Единственное, чем он выделялся, так это родителями. От мамы ему достались эльфийские остроконечные уши, а от отца более грубые черты лица, на котором виднелась боевая раскраска, выделяющая глаза и привлекающая к ним внимание. К моему счастью, истребитель вел себя боле чем адекватно, не афишируя свои наклонности. Он пожал наши руки, мимолетно сканируя таким образом наши ауры.

— Что с тобой? — спросил он, спустя окончания сверки сканограммы по базе данных. — Не узнаю тебя.

Главное, что моя измененная аура не совпадала с записями о Хазаре Форусе.

— Что со мной?! — картинно вспылил я и поморщился схватившись за «больное» колено. — Думаешь так просто было пробраться к тебе?! В глазах магистра проскользнула тень испуга и он поспешил поскорее признать меня, как Дайрона Торна, чтобы я не сболтнул лишнего.

— Кто это? — продолжил он задавать вопросы, чтобы скрыть секундное замешательство перед наблюдателями.

— Мой оператор — Грохард, — ответил я. — Без него я не прорвался бы сюда. Арей, спасибо за возможность сделать сенсационный репортаж.

— Идем, — бросил истребитель и повел нас ко входу, больше не обращая внимание на орка.

Это была простая дворцовая калитка, металлические звуки которой мы и услышали. Сразу за ней туман растаял и мы увидели весь комплекс. Ренегаты не тратили лишние силы на поддержку тумана во всем объеме купола, ограничившись прослойкой в десяток саженей вдоль барьера. Я почувствовал, как Грохард вращает головой, словно впервые попал сюда.

— Не крути башкой, идиот! — ругнулся я мысленно на него.

— Слишком много изменений, — пришел ответ. — Полно незнакомых объектов, скорее всего это собственные защитные системы предателей.

Мы шли по песочной дорожке к огромному зданию, больше похожему на ступенчатую крепость-пирамиду, чем на дворец: высокие стены с узкими щелями-бойницами. В небо упирались длинные золоченые шпили, а на одном из них виднелся приспущенный штандарт Ордена Рео'Ора Учтивого. Это говорило, что сам грандмаг-основатель отсутствует, скорее всего, он руководил уничтожением Лаэргана… Каменные стены, возведенные гномами, украшали магические руны. С этого расстояния их не было видно, но я просто знал о существовании этой защиты, нанесенной относительно недавно, всего двести лет назад. На территории дворцового сада, окружавшего дворец-замок, виднелись высокие обсидиановые обелиски, возвышавшиеся над деревьями. Это была часть новой обороны, воздвигнутой ренегатами. Каждый такой столб мог противостоять среднему левитатору или десятку магов-истребителей.

Парадные ворота крепости остались закрыты, и мы прошли через боковую калитку. Внутри дворец больше соответствовал своему названию. Много полудрагоценных камней в отделке, высокие потолки, колонны, уносящиеся вверх и многое другое: красиво, величественно, монументально, но не более. Меня он не впечатлил, хотя пожить сюда никто не звал.

Навстречу вышли двое Мечей Ночи, приветствуя магистра.

— Я должен отлучиться, Дайрон, — сообщил Арей. — Парни покажут дворец и не дадут вам заблудиться.

— Конечно, как скажешь, — нейтрально ответил я.

— Что дальше? — спросил я орка.

— Надо погулять, но так, чтобы выйти к потайным входам в скрытую часть дворца.

— А покажите нам… что-нибудь интересное, — озадачил я их.

— Я слышал про императорский музей, — подхватил орк. — Говорят, там хранятся древние реликвии, например, мечи принца Ашмедая по прозвищу Пустынный Демон.

Адепты Рео'Ора молча обменялись скучающими взглядами и повели нас вглубь дворца.

14:00

По словам гвардейца, в выставочном зале находилась секретная панель, позволяющая пробраться в служебные помещения дворцовой стражи. Я надеялся, что других любопытствующих в местном музее не окажется. Нам предстояло мгновенно ликвидировать сопровождающих, чтобы они не успели подать сигнал тревоги. Вполне возможно, что они находились в общем информационном пространстве обороны ренегатов, и их смерть мгновенно привлекла бы внимание. На поиск другого решения просто не было времени.

Здесь действительно хранились древние реликвии минувших дней, когда только избранные жили вечно, а народы не помышляли о совместном сосуществовании. Времена были интересные и жестокие, империи создавались и разрушались, а в мир приходили все новые племена, мигрируя сквозь пелену Междумирья. В те времена некому было заниматься летописями, и только придания кое-как донесли до нас отголоски древних событий.

— Давай я их завалю? — мысленно предложил орк, напрягая пальцы рук, на которых чернели короткие когти.

— Сможешь?

— Я — боевой шаман, лейтенант дворцовой стражи, — его мыслеголос выдал внутреннее недовольство. — И «душегубом» владею с десяти лет.

Он не врал, способность уничтожать души не была по-настоящему заклятьем и передавалась, как дар или умение, не требующее особых познаний в магии.

Мечи Ночи стояли в нескольких шагах от нас, внимательно следя за нами. Скорее всего, они также мысленно переговаривались, как и мы. Пора было продолжить осуществление наших планов. Ковыляющей походкой я подошел ближе.

— Вы не подскажете, где сейчас Император? — озадачил я ренегатов неожиданным вопросом. — Он принимает?

Лица магов исказила гримаса недовольства и презрения. Это было последнее, что сохранилось на их физиономиях, когда Колосок, приняв вид двух стилетов, пробил униформу, растворяя души и черпая чужую магическую энергию. Враги были еще живы, еще мыслили и чувствовали боль, но без энергетической составляющей умирали еще стремительнее. Я не поскупился на дополнительные чары и сейчас магический вирус стремительно превращал их тела в перегной. Через несколько мгновений на полу остались лежать две воняющих кучи.

— Грязная работа, — прокомментировал поморщившись орк. — Надо убрать.

— Спрячу в «карман», а ты давай открывай дверь.

Грохард подошел к стене и стал в определенном порядке водить когтем по рунам, тут же засветившимися от воздействия его тёмной энергии. Малахитовая панель начала растворяться, освобождая проход, за которым показались скрытые помещения. Стоило нам войти, как за панель за нашими спинами вернулась на свое место.

— Нас найдут по эфирным остаткам на полу, — высказал я свое предположение

— Не бойся, там специальные чары, стирающие все следы. Идем.

В глазах гвардейца появилось что-то новое, словно он только теперь поверил в наш успех.

— Подожди! — остановил я его. — Где мы?

— Возле одного из скрытых наблюдательных пунктов охраны. Сейчас надо выяснить, где находится остальная дворцовая стража. Странно, что мы пока никого не встретили… меня это очень беспокоит. А ведь надо было еще найти Шихада, найти выход или продержаться до штурма дворца.

14:30

Мы оказались в большой комнате, уставленной пультами систем видеонаблюдения. Орк по-хозяйски уселся в огромное кресло под стать ему самому и взялся за дело. Большинство камер оказались уничтожены, и вместо четкой картинки световые экраны выдавали серую рябь. Некоторые из них все же работали, но на них не было ничего интересного: пустые коридоры, залы и скрытые помещения.

— Ничего нет! — орк начал закипать. — Посмотрим видеозаписи.

— Давай, а я пока переоденусь.

Пока он искал информацию о произошедшем во дворце, я убрал чужую одежду и вернул из «кармана» свою форму вместе с доспехами. Вряд ли после исчезновения двух Мечей Ночи ренегаты успокоятся и не станут втройне бдительнее. Так что я даже не надеялся сойти за «своего». Я только стер с одежды отметки своего Ордена, работавшие идентификатором «свой-чужой» для магов. Было бы неплохо приодеть и вооружить орка, но для этого пришлось бы найти дворцовый арсенал или казармы гвардии.

Из динамиков пульта раздались звуки выстрелов и боевых заклятий. Орк переключал камеры на записи, и везде творилось тоже самое: ренегаты уничтожали орочью стражу, неожиданно напав на них. К каждому гвардейцу был приставлен напарник из Мечей Ночи, которые по незримой команде напали на не ожидавших такого поворота воинов. Сработало правило первого удара, и маги, практически без потерь, перебили всю стражу. Лишь в десяти случаях их тактика не сработала и орки сами перешли в наступление, пока не подоспела тяжелая артиллерия в лице магов-истребителей и двух архимагов.

— Пятый угол, что же они наделали… — произнес я, глядя на орка впившегося когтями в пластик пульта. Он медленно встал из-за стола и повернулся ко мне, уставившись налитыми кровью глазами. На всякий случай я погнал тёмную энергию по рунам и активировал все щиты.

— Тише, Грохард, успокойся, мы отомстим за твоих друзей и родных.

Раздался орочий рык и тяжелая рука махнула по моей защите, оставив на силовом поле временные борозды от когтей.

— Гарак уй шан! — выкрикнул он на родном языке и бросился на меня, пытаясь сбить с ног.

Мне повезло, что я был готов и смог увернуться от огромных лапищ. В следующий момент я сам свалил его подсечкой и прижал к полу всем своим весом, старательно удерживая руки, чтобы он не мог отжаться и сбросить меня.

— Шан уй, — зашептал я, вспомнив школьные уроки. — Гер дараб, варок, уй кандар шайгаран!

Он расслабился и, кажется, успокоился.

— Отпусти, — мы встали с пола и сели в кресла. — Я не верил, что тебе получится найти способ проникнуть в крепость, но я ошибался. Я думал, что мы найдем гвардейцев, расскажем им последние новости и уже вместе с ними ударим в спину ренегатам, чтобы объединенные войска могли пойти на немедленный штурм… но вышло совсем не так — все мои братья мертвы. С самого начала это была глупая затея, ладно ты — балбес высшего сорта, но чем я, старый дурак, думал?

— Шутишь, ты же не старый? — улыбнулся я. — Это хорошо, жить и воевать надо на кураже, но с соблюдением всех предосторожностей. Прими мои соболезнования…

— Да что теперь делать-то? — обреченно спросил орк.

— Знаешь за что я люблю свой Орден? Мы никогда не унываем. Я обещал, что мы попадем во дворец? Сделал же. Значит и остальное получится. Гвардейцев не вернуть, но еще надо найти Шихада. Вот отыщем его и втроем положим всех супостатов. Будем косить и забивать.

Орк оскалился и схватился за живот, борясь со смехом.

— Хорошо, выкладывай свой план.

— Какие защитные системы есть внутри дворца?

Грохард повернулся к пульту и принялся проверять системы.

— Все отключено от главного реактора. Без тёмной энергии оружие абсолютно бесполезно против магов. Работают только газовые форсунки, так как они не нуждаются в магии.

— Газ тоже не опасен, — отметил я. — Но вполне подойдет, чтобы отвлечь внимание. Давай только вначале поищем Шихада, может увидим его на камерах.

Нам повезло. Записи сохранили видео, как моего друга доставили во дворец и заперли в тюремном блоке. Потом запись сработала, когда к камере подошел архимаг. Высокое разрешение позволяло разглядеть нашивки учтивого. Маг открыл дверь и вошел. Тюремный коридор озарили яркие вспышки и камера отключилась, не выдержав резкого скачка электромагнитного излучения.

— Думаю, он мертв, — заключил орк. — На других камерах видно, как этот же архимаг идет по другим коридорам.

На экране израненный убийца шатаясь шел по коридорам, на ходу латая телесные повреждения и форму. Какое-то время он держал в руке Хрусталь, который вскоре убрал в «карман».

— Твой друг смог до такого состояния уделать архимага?! — удивлению Грохарда не было предела. — Силен!

— Был… — надежда увидеть его снова начала покидать меня. — Но надо проверить камеру, вдруг он еще жив. Как туда добраться?

— Доберемся, только давай сначала наведаемся в арсенал, а то чувствую себя голым. Да и рядом там.

Мы отправились дальше, до поры до времени прячась от врагов в служебных помещениях, но таким путем нам было не попасть на нужные этажи. Пришлось покинуть укрытие. Выход находился в огромном развлекательном комплексе, где какой-то безумный одиночка катал шары по дорожке, сбивая кегли. Он ничего не замечал вокруг себя и без устали продолжал играть сам с собой.

— Похож на Императора, — прошептал орк.

— Пойдем познакомимся, — предложил я и стремительно двинулся к игроку.

Мне было плевать на императорский статус, и, подойдя к нему, я схватил мужчину за ворот церемониальной одежды. Он попытался вырваться, но только оказался на полу.

— Не он, — охладил мой пыл орк. — Подделка.

Это оказался джинн, вживленный в искусственное тело. Очень натуральная копия, только вблизи гвардеец смог понять это. Лже-Тайкон перестал сопротивляться и истерично засмеялся.

— Где настоящий Тайкон?! — зарычал на него орк.

— Может тебе еще хер на фюзеляж намотать? — явно нарываясь, вопросом на вопрос ответил джинн. — Теперь я — Тайкон.

Искусственная личность вела себя нагло и как-то нелогично, но качество сборки навело меня на одну мысль.

— Грохард, подай мне череп колобка, — попросил я.

— Это шар для кегельбана, маг, — не удержался от комментария орк, протягивая спортивный снаряд.

Отверстия оказались рассчитаны на орка и я легко взял шар даже в латных накладках на пальцах.

— Где Император? — спросил я снова, но не получив ответ, поднял шар и опустил его на локтевой сустав джинна.

Крик боли пронесся над развлекательным комплексом, и я с опозданием выставил звуковой барьер. Следующий удар окончательно раскрошил кости. Качественно собрали джинна, даже нервная система работала как у человека. Скорее всего, тело вырастили из ДНК настоящего Тайкона.

Позади раздался рык орка и он процедил сквозь зубы:

— Неприятно видеть Императора в таком виде, пусть это и копия. Может не надо?

— Надо, Грохард, надо, — сказал я и снова опустил тяжелый шар. — У меня нет предубеждений и я не испытываю пиетета перед императорской фамилией.

— Хазар, как ты можешь так говорить? — спросил он с удивлением в голосе. — Тайкон наш император, правитель Империи Хинлау и, в конце концов, такой же человек, как и ты.

Я обернулся и посмотрел в глаза этой горе мускулов.

— Я не человек, Грохард, я профессиональный маг Гильии — новая раса в нашем мире. Лучше продолжи допрос, — вернул я фыркнувшему орку шар. — Пойду мины раскидаю.

За спиной раздался новый крик, после чего наступила тишина. Я мысленно потянулся к Колоску, активируя заклятье автоматического нанесения рун, и начал покрывать пол магическими минами. Полной рунной грамоте я научился на Олерских островах у мага Ларсена, нашего очень дальнего родственника, такого далекого, что только прапрадедушка Теорон смог бы вспомнить степень родства (так как несколько столетий назад был на его свадьбе). Простой алфавит и легко копируемый словарь, но я обещал не распространять эти знания кому-либо еще. Тот раздел, что преподавали в Гильдии, был очень ограничен и не позволял магу раскрыть всю полноту силы рун. Не успел я закончить, как в развлекательном центре появились первые гости.

В зал ворвалась боевая пара Мечей Ночи, мужчина и женщина, с рельсотронами в руках. Оба в одной униформе без дополнительных доспехов. Без предупреждения и объявления каких-либо требований они взяли меня на прицел и выстрелили. Подсознание само активировало защитные заклятья, выставив дополнительные щиты.

Пули удачно срикошетили, уйдя в сторону. Ренегаты решили сократить дистанцию, на ходу меняя стрелковое оружие на мечи, но подорвались на рунной мине, не ожидая подвоха снизу. Это не могло убить магов, только дезориентировало, и тут уже я сам метнул два кинжала. Энергии в личном артефакте мага куда как больше, чем в маленьких пульках, поэтому защита Мечей не выдержала, беспомощно пропустив Колосок. Мужчина умер сразу, а женщине достались парализующие чары.

— Да ты мастер! — восхитился орк. — Признаться, не ожидал. Извини за сомнения.

— Я просто хорошо учился, — ответил я ему. — Добей джинна и поспешим отсюда пока остальные не набежали.

Орк кивнул и его когти вспороли горло лже-Тайкона, разрушая чары «душегубом».

Я подошел к распластавшимся на полу ренегатам, и мои кинжалы сами прыгнули назад в руки. Магичка была еще жива. Из «кармана» выскользнул артефакт Ордена Ланы Милосердной «Я жить хочу» в виде полой телескопической трубки с тонкой иглой внутри. Быстрый укол в щеку, и женщина с кровоточащей раной в груди начала исцеляться, но теперь вся ее биоэнергия переключилась на снабжение магического вируса, надолго лишая возможности колдовать.

— Возьмем ее собой и допросим, — сказал я. — Бери на плечо, ты поздоровее.

Мы разбежались и заскользили по дорожке, покрытой маслом. В самом конце Грохард не удержался с тяжелой магичкой на плече и упал, снеся своей черной башкой все расставленные кегли, прежде чем исчез в темноте машинного отделения. Через мгновение я сам лег на дорожку, но титан доспехов не желал скользить, и мне пришлось проползти остаток пути.

Здесь оказалось не так уж и темно. Орк уже поднялся и помог мне. Мы прошли по служебному помещению и через очередную потайную дверь попали в очередные скрытые помещения дворцовой стражи.

— Неужели они убили Императора?! — задал Грохард риторический вопрос. — Правы были гвардейцы, когда заподозрили подмену. Не уберегли мы Тайкона…

— Не думаю, что все так просто, — поспешил я успокоить. — Сам знаешь, что еще ничего не известно о целях и планах ренегатов. Кто знает, что на самом деле произошло и с чего начался конфликт?

До арсенала было рукой подать, но он мог охраняться магами, поэтому мы не спешили. Грохард решил сделать паузу для боевой медитации, а я взялся за подготовку различных сюрпризов, ожидая, когда очнется захваченный «язык».

16:00

Колосок работал в режиме видеозаписи, снимая данные с моих глаз и ушей. Грохард нависал над привязанной к креслу магичкой, положив ладонь ей на шею. Женщина пришла в себя, оставшись в нижнем белье. На всякий случай я уничтожил ее зачарованную форму, чтобы по ней не могли отыскать пропавшего Меча Ночи. Я невольно оценил ее физические данные профессиональным взглядом: длинные крепкие ноги, узкая талия, небольшая упругая грудь, прекрасно развитый плечевой пояс, лицо красивое, но слишком стандартное, как у многих магичек. Универсальная деваха, и в постели, и в бою не подведет.

— Видеопротокол допроса Меча Ночи… — я сделал паузу, сканируя ауру и сверяясь с базой данных. — Мессалины Тайворт — адепта Ордена Рео'Ора Учтивого Гильдии Магов Империи Хинлау. Состав дознавателей: лейтенант дворцовой стражи Грохард Террад и Хазар Форус… мои данные приложены дополнительной закладкой к записи…

— Да хватит уже, Хазар! — не выдержал нетерпеливый орк. — Дай я ей язык развяжу!

— Отставить! Состав дознавателей не владеет способностями чтения памяти, поэтому к задержанной будут применены спец-заклятья болевого воздействия.

— Ну, Хазар, давай скорее уже, — заскулил Грохард.

Пьеса ставилась исключительно для магички. Ничего смешного я в этом не видел, а какие-то правила надо было все же соблюсти. В Академии нас учили проводить форсированный допрос, но в остальном я нахватался, в свое время, от следователей по делам несовершеннолетних…

— Мессалина, расскажите нам, почему ваш Орден занял дворец, что случилось с Императором и вообще, с чего все началось?

Я не хотел причинять ей боль и честно ждал ответа, которого не последовало. Направленное микроволновое излучение обожгло ее кожу, но она не издала ни звука. Стало ясно, что болью делу не поможешь, к тому же, у всех магов есть одно слабое место.

Придвинув свое кресло к ней, я заговорил вкрадчивым шепотом:

— Месс, давай по-хорошему? Ты же понимаешь, что участь твоего Ордена решена? Мне не обязательно тебя пытать, чтобы получить ответы. Хватит твоей головы, сохраненной в «кармане». Когда дворец захватят, и так найдется кого допросить, а сейчас твоя душа будет уничтожена без возможности перейти на ту сторону. Ты не продолжишь жить в посмертном мире, как все обычные люди. Если ответишь на мои вопросы, я обещаю не использовать «душегуб» и отпустить твою душу. Решайся.

В глазах Меча Ночи проскользнул мимолетный испуг, но она собралась и презрительно посмотрела на меня.

— Ответы могут навредить моим соратникам. Я не хочу прослыть предательницей.

— Да вы уже предали Императора и Заповеди Хаокана! — заорал орк ей в ухо, на что она только поморщилась. — Ты только скажи зачем?! Чего вы добиваетесь?

Лицо магички невольно скривилось, когда до нее дошло, что иного выхода нет, и начала говорить…

Поначалу все планировалось как совместные учения, которые держались в тайне от младших адептов. Удержать такую информацию в секрете было невозможно, поэтому все спецслужбы готовились к этим учениям, назначив их на полгода позже, чем все началось на самом деле. Члены самого многочисленного ордена Гильдии — Рео'Ора Учтивого, с нетерпением ждали учений, чтобы утереть нос абсолютно всем НЕ МАГАМ. Особое внимание уделялось оркам и гномам. Я был шокирован, услышав от пленницы следующие слова:

— Нас особо готовили к борьбе с недомерками и черножопыми. Орден провел модернизацию магитроники в армии, выиграв государственный тендер. Как выяснилось совсем недавно, наши маги-операторы постарались на славу, расставив многочисленные «закладки». Ракеты «Талион» не берут на прицел магов Рео'Ора, а силовая защита бронетехники отключается по мысленному приказу, — разговорившаяся Мессалина презрительно усмехнулась. — Идиоты! Как вас красиво сделали! Я не знаю всех подробностей, многое выяснилось только после начала войны. Главной задачей ставилось столкнуть лбами силовиков и уничтожить как можно больше боеспособных суб-человеков.

Позади магички снова зарычал орк и впился в ее шею когтями.

— Суб-человеков?! Ты ничего не путаешь?

— А ты не знал… нелюдь? — Мессалина некрасиво скривила губы. — Думал взяли ваше племя жить с людьми, так вы сразу совершили новый виток эволюции? Глаза орка налились кровью, но я успел спасти магичку от смерти и отбросил гвардейца телекинезом назад.

— Спокойней, дружище. Месс, почему вы так относитесь к остальным расам?

— Почему ко всем? Есть еще эльфы и люди — только те, кто сможет слиться с новой расой.

Я задумался над ее словами. Не ожидал услышать подобное от наших…

— Какой новой?! — снова раздался громогласный возглас орка.

Женщина пожала плечами и хладнокровно ответила:

— Маги.

Вдруг орк застыл безмолвной статуей. Его грустные глаза с молчаливым укором смотрели на меня. Губы гвардейца пытались что-то сказать, но он снова и снова сжимал их пока все же не сдержался:

— Профессиональный маг, говоришь? — его голос оказался спокоен, но в нем чувствовалась неподдельная горечь, заставившая дрогнуть мое сердце. — Новая раса в нашем мире? И я понял, что буквально сгораю от стыда.

17:00

Больше ничего существенного Мессалина Тайворт поведать не смогла. Также она ничего не знала о судьбе Шихада и даже не слышала о пленном маге. Я сдержал слово и поступил с ней, как и обещал — одним ударом снес Колоском, принявшем форму меча, голову и спрятал ее в «кармане», оставив душу магички отходить на ту сторону…

Мы вышли из потайных помещений возле казарм дворцовой стражи. Это был отдельный корпус крепости. Двери в казарму, сорванные с петель, лежали на полу. Кругом царил полумрак, так как светодиоды системы освещения также не выдержали импульсы мощного электромагнитного излучения, как и камеры видеонаблюдения. На полу лежали тела мертвых стражников. Я начитал больше пятидесяти, после чего перестал обращать на них внимания, бесстрастно перешагивая через трупы и концентрируясь на предотвращении возможной опасности. Орк шел молча, заглядывая в лицо чуть ли не каждого погибшего гвардейца. Пришлось остановиться, когда он нашел своего мертвого деда…

— Хазар, — прошептал он. — Надо кремировать их тела.

— Не сейчас, гвардеец, — как можно мягче отказал я и пояснил. — Привлечем внимание и сами ляжем на этот костер. Идем.

Я взял его за руку и, как маленького ребенка, потянул в сторону арсенала, скрытого за мощной дверью, оказавшейся заблокированной. Огромная орочья ладонь легла на специальный сканер и дверные створки медленно разъехались в разные стороны.

Сколько же здесь было обмундирования! Гвардеец ловкими тренированными движениями принялся переодеваться. Тяжелый герметичный экзоскелет покрывали такие же руны, что красовались и на моих латах. Это была незнакомая мне модель, немного отличавшаяся от армейских экземпляров. Метал с голубым отливом оказался непроницаем для магического инфразрения. На пояснице орка крепился какой-то дополнительный незнакомый прибор. По словам Грохарда, им оказался алхимический реактор тёмной энергии, позволяющий гвардейцу использовать магическое оружие, не тратя собственные силы. Помимо незнакомой брони, в арсенале хранилось множество оружия, с которым я также не сталкивался. Пользуясь занятостью орка, я прошелся по стеллажам, сметая в свой «карман» все подряд до чего только дотянулись руки. Вряд ли он поощрил бы мои действия.

— Откуда такие игрушки? — поинтересовался я. — Даже маркировка незнакомая. Чей завод?

— Без понятия, — ответил он и повернулся ко мне. — Магитронику делают в ИСБ, а вот место изготовления техники держат в секрете.

На голове Грохарда закрылся шлем, с прозрачным забралом. Еще мгновение, и пластины голубоватого металла закрыли остекление, превратив шлем в стилизованную маску. Глаза литого великана сверкнули красным, и тут же шлем прошел обратную трансформацию, снова став прозрачным.

— Глаза так, для антуража, — усмехнулся он. — Детишек пугать, на параде маршировать, да в кино сниматься. Я готов.

Орк сделал несколько шагов, громыхая по каменному полу. Ботинки костюма имели резиновую подошву, но и без того тяжелый гигант стал еще массивнее. С таким шумом не могло быть и речи остаться незамеченными. К тому же, дворцовые коридоры постоянно патрулировали боевые пары Мечей Ночи, усиленные после того, как приглашенный репортер бесследно растворился.

— Подожди, так не пойдет, — остановил я его. — Надо что-то придумать.

— Да без проблем, — согласился Грохард и от его спины отсоединилась сложенная аэролыжа, раскрывшаяся в падении и повисшая над полом. — Все просто.

Гигант запрыгнул на антиграв и вылетел из помещения арсенала.

Мы двигались в сторону тюремного блока, находящегося глубоко под землей. Не знаю, какой архитектор проектировал этот лабиринт, но его терпению можно было только позавидовать. Внимательно оценив маршрут, я решил пойти другим путем, нежели тем, что предлагал Грохард. Наш пролегал через императорский гарем, как его назвал орк.

— Не думал, что Тайкон содержит такой огромный бордель, — покачал я головой, рассматривая карту. — Это сколько же здесь работниц?

— Не бордель, а гарем, — поучающим тоном поправил меня гвардеец.

— Ты хоть знаешь, что такое настоящий гарем? — ехидно ухмыльнулся я и не удержался от колкости. — Неужели любимицы Императора трудятся за спасибо? А если девушки стараются за зарплату, то это самый настоящий бордель и есть.

Магическое зрение подсказывало, что во внутренних покоях находятся двадцать человек. Четверо из них были мужчинами…

— Грохард, в гареме могут быть мужчины?

Возникла неловкая пауза, но орк справился и удивленно протянул:

— Не знаю… Мы там никогда не были. Только джинны охраны.

— Судя по картинке, четверо самцов спариваются с пятью девками Императора, — я еще раз пригляделся к происходящему.

Орк легонько зарычал.

— Не кипятись, клыкастик, — сложившаяся ситуация немного развеселила меня. — Сейчас войдем и завалим их, если это маги. Видишь их?

— Да, — прогудел орк, спустя секунды. — На сканере хорошо видны их медальоны магов Гильдии. Странно даже, что эти предатели развлекаются, когда по дворцу шастают двое опасных парней.

— Ты забыл добавить, что один из этих двоих еще и красивый, — шутканул я в нашей с Шихадом манере.

Но орк не растерялся и достойно ответил невозмутимым тоном:

— Вот-вот, а второй еще и умный. Я довольно улыбнулся нашей пикировке и пошел к двери в гарем.

17:30

Активировав заклятье «хамелеон», я осторожно открыл дверь, чтобы пропустить орка на аэролыже. Прежде чем влететь, он сам включил режим маскировки. На его бронекостюме зажглась часть рун, и он растворился в воздухе, став практически полностью прозрачным. Я почувствовал знакомую магию: на его экзоскелете был полный рунный алфавит, которому меня обучил Ларсен. В зависимости от режимов, алхимический генератор подавал тёмную энергию на определенные символы, создавая тот или иной эффект.

В центре огромного мраморного зала находился бассейн, на краю которого на мягких подушках и происходило все действо. Трое магов кувыркались с девушками в партере один на один, и только четвертому было мало одной партнерши. Виртуоз пахал борозду с такой яростью, что казалось мраморный пол вот-вот треснет. Вторая девушка работала на подхвате, помогая получать еще больше удовольствия ему и его основной партнерше. Хотя чего уж там, любой маг может показать чудеса физической выносливости и все зависит исключительно от темперамента и вкусов.

— Хазар, хватит пялиться! — прошипел недовольный мыслеголос Грохарда. — Действуй, а то я заводиться начинаю!

— А ты не на мужиков, а на девок смотри, — посоветовал я, в очередной раз не удержавшись от колкости.

Надо было подкрасться как можно ближе, чтобы наверняка убить всех четверых, не позволив отправить сигнал тревоги своим. Мы распределили цели и заняли позиции. Орк взял на себя двоих, что находились в относительной близости друг к другу, а мне достались остальные. Я стоял буквально за спиной ничего не подозревающей троицы, а Грохард целился из штурмового комплекса. Все произошло за полсекунды: я метнул кинжал в дальнего мага и тут же воткнул второй в спину мега-пахаря. Гвардеец не подвел и тихие выстрелы буквально слились в один. Зачарованные иглы навсегда охладили пыл похотливых ренегатов, не повредив при этом любовницам Императора. Моя работа была не менее удачной.

— Чистая работа, — оценил орк наши совместные действия.

Колосок получил столько тёмной энергии, сколько еще не доводилось. Операционная система артефакта с трудом успевала усваивать ее, отдавать часть мне и откладывать остальное в хранилище, а ведь на полу валялись тела еще двоих магов, которых сразил Грохард.

Ударом ноги я скинул в бассейн труп мага, придавившего девушку. Сквозь меня смотрели ее затуманенные глаза, словно затянутые пеленой удовольствия. Я перевел взгляд на другую работницу цеха утех, трясущуюся от страха, в отличие от подруги, и пропустил внезапную атаку. Не по-женски сильный удар подбросил меня в воздух, словно я был сделан из ваты, а не весил девять пудов вместе с доспехами. Мне удалось приземлиться на ноги, как бойцовому кот. Передо мной стояла спасенная девушка и, скорее всего, она была магом-истребителем Рео'Ора или боевым джинном. Хотя, слишком хорошее тело для джинна… Громом раздался выстрел рельсотрона и маленькая скоростная пулька успела найти цель раньше, чем щиты магички набрали полную силу. На ее шее отсутствовал гильдейский медальон, что и подвело нас с Грохардом.

— Пять магов, — абсолютно бесстрастно заключил я, продолжая собирать чужую энергию. — Судя по энергонасыщенности их душ, все магистры. Колосок будет доволен.

— …ть! — не сдержался гвардеец, до этого не проявлявший тягу к древнеорочьим ругательствам. — Да мы сила! Мы так весь дворец зачистим!

Нам действительно везло, да так, что я боялся растратить запас удачи, отмеренный нам на всю жизнь. В честном бою мне никогда не справиться с магом-истребителем, но разве оружие Меча Ночи не скрытность и внезапность?

— Да не вопрос, — кивнул я, готовя новую колкость, но ни на секунду не забывая о нашей цели. — Сейчас все сбегутся посмотреть на тебя, так что не теряйся. Губки бантиком, хлопай ресничками и стреляй глазками, а я буду шинковать ренегатов.

Достав из «кармана» стальной шарик, я зачаровал его фугасным заклятьем, влил немного энергии и бросил гранату в центр бассейна. Не успела она опуститься на дно, как раздался приглушенный взрыв. Возникший направленный гидродинамический удар пробил перекрытие этажа и вода мощным водоворотом хлынула из бассейна. Прямо под гаремом находился тюремный изолятор, а нам надо было успеть проверить камеру Шихада, пока на шум не явились ренегаты. Нам некогда было заниматься любовницами Императора, и мы поспешили в освободившийся пролом вслед за водой.

Мы здорово сократили путь, спустившись таким способом. В тюремном блоке было совсем темно, так как не уцелело ни одной лампы. Это никак не могло послужить помехой и орк безошибочно нашел нужную камеру. Дверь оказалась незаперта, и я буквально ворвался вовнутрь, ожидая увидеть обезглавленное тело моего друга. Пусто… только оплавленные стены и астральные следы боевой магии.

— Неужели он уничтожил его целиком? — удивился гвардеец.

— Не знаю, — с трудом ответил я, сдерживая эмоции. — Но они ответят за все.

— Не зарекайся, Хазар.

— Я не зарекаюсь, орче! — озлобился я на него. — Ты еще узнаешь цену слова Олерского! Уходим, вот-вот здесь будут враги.

Орк хмыкнул и повел к очередному пункту охраны.

18:10

К сожалению, не смотря на все усилия, наши первоначальные цели оказались недостижимы. Можно было затаиться и ждать штурма, но сидеть, словно загнанная крыса в норе, вовсе не хотелось. На руках был подробный план крепости, чем было грех не воспользоваться.

Еще ниже под землей прятался мощный реактор и центральный пульт управления обороной. Не надо было иметь семь образований, чтобы прийти к выводу, что это должно стать нашей новой целью, если мы хотим помочь нашим товарищам. Только вот мы не знали, когда Военно-Магические Силы Гильдии пойдут на штурм.

— Надо уничтожить реактор, — решил я. — Без дармовой тёмной энергии они много не навоюют. Да и пульт можно вывести из строя.

Говорить было тяжело, на душе мерзко, но не сидеть же мне и горевать…

— Нельзя, — возразил Грохард. — Это не простой генератор, использующий природные магические аномалии. В нем заложен иной принцип. Я не силен в в разделах физики пространства и астральной магии, но могу сказать, что он использует эффект черной дыры.

— Чего?! — неподдельно удивился я и переспросил. — Черной дыры?

Грохард кивнул, а я задумался. В Хеоре преподавали физику в полном объеме и я помнил, что сейчас ведутся разработки реакторов нового типа. Любой массивный объект, как звезда или планета, является огромным источником тёмной энергии. Но чем больше объект, тем сложнее с него собрать энергию. Простому магу не хватит сил, чтобы охватить «взглядом» весь источник, на что способны только грандмаги. Но что если сжать объект до его гравитационного радиуса и удерживать в этом состоянии? Равновесие удержать непросто, но магия позволяет оперировать сверхточными числами. Планета нашего типа, сжатая до гравитационного радиуса, получится размером с ноготь мизинца. Чуть перестараться и она превратится в черную дыру. Если же ослабить хватку, то она снова разожмется в виде взрыва. Выделяемой же тёмной энергии будет более чем достаточно, чтобы компенсировать гравитационные силы и буквально носить такой реактор в кармане брюк.

— Ты сам видел его? Какого размера реактор?

— Только слышал, что он очень маленький, тоньше волоса. Невооруженным глазом его трудно увидеть.

Мне это говорило о многом. Для создания использовалась не планета, а крупный астероид или луна размером с Тиссет — спутник Хинлаугана.

— Можно разрушить все энерговоды, — предложил я. — Эффект будет тот же.

— Давай, — охотно согласился орк. — Заодно и пульт проверю. Вдруг получится активировать защиту.

Не было сомнений, что такой стратегический объект должен хорошо охраняться, но понятие хорошо слишком растяжимо и обобщающее. Но были у меня свои сюрпризы и для таких случаев. Сделав слепок внешности гвардейца, я заложил информацию в свои домашние заготовки, на которые очень рассчитывал.

— Идем тогда, время не ждет.

Так как все подъемники были отключены, а на лестницах дежурили звенья Рео'Ора, нам пришлось пробираться через шахты. На дверях лифтов светились магические печати, но я не стал их нарушать и просто проплавил в каменной стене проход и мы подобрались в шахту обойдя сигнальные чары. Интуиция подсказывала, главное, не заходить в кабину, могущую стать смертельным капканом. Спустившись ниже, мы также вышли в подземные коридоры через стену.

Здесь уже не было той помпезности, что царила наверху, а стены покрывала голая штукатурка. Никаких рун и магии, вся внешняя защита пряталась намного глубже. Вместо декора коридоры украшали толстые кабели, по которым текли гигамаги тёмной и электроэнергии. Это был самый маленький этаж всего на несколько помещений. По словам орка здесь же находилось хранилище опасных магических артефактов, которым не нашлось места в музее. Грохард надеялся, что до них ренегаты еще не добрались.

— По слухам, там очень опасные артефакты. Доступ был лишь у дворцовых магов и начальника охраны.

— Что с ними? Живы, убиты, предали?

— Не знаю, Хазар, от родных не было информации. Дам я сам тут был всего однажды. Даже не знаю, где это хранилище находится, но найти и проверить его не помешало бы.

Здесь нас явно не ждали. Двери были открыты и мы могли рассмотреть, что происходит внутри. В реакторном зале трое магов увлеченно работали, пытаясь вскрыть сейф, вмурованный в пол. Еще двое стояли возле неиссякаемого источника энергии и подпитывались, пока была такая возможность. Я почувствовал легкий укол зависти. Будь у меня такой генератор, я бы смог на равных потягаться даже с архимагом. Грубая мощь, помноженная на искусность, могла творить чудеса.

Замаскированная дверь раньше сливалась с напольными плитами, но теперь на ней отпечатались следы боевой магии. Все усилия ренегатов казались бесполезны: стоило им взять паузу, как зачарованный сплав снова восстанавливался, а силовое поле набирало прежнюю силу. Защита казалась непреодолимой, и если бы не подпитка магов от реактора, то они бы даже не поцарапали надежный сейф.

Не было ничего проще, чем уничтожить людей, полностью увлеченных бесполезным делом. Еще проще было убить магов в императорском гареме, но здесь противнику было легче среагировать и подсознание могло выставить защиту при первой же опасности. Из «кармана» на свет появились мои заготовки. Маленькие шарики повисли в воздухе и разлетелись по коридору, чтобы через мгновение превратиться в отряд гвардейцев на аэролыжах.

— Неплохо, — прокомментировал орк мыслеголосом. — Что дальше?

— Все также, замаскируйся у стены, а я сейчас их выманю.

В моих руках появился крупнокалиберный пистолет-пулемет из арсенала дворцовой стражи. Пришлось потратить время, чтобы зачаровать пули «душегубом», без которого атака могла провалиться. Мое нервное восприятие ускорилось, окружающий мир замедлился, словно завяз во времени. Выглянув из-за угла, я сделал серию коротких очередей. Первые пули поразили двоих магов, накапливающих энергию, и одного «медвежатника», а вот остальным повезло больше. Вокруг них успели вспыхнуть силовые поля и отразить заряды. Я поспешил спрятаться и раствориться на фоне стены. Маги выскочили из зала и первым делом увидели отряд гвардейцев, в которых тут же полетели боевые заклятья. Их чары безболезненно проходили сквозь световые копии, а мои артефакты открыли отвлекающий ответный огонь. Воспользовавшись ошибкой врага, я незаметно атаковал их со спины. Пули не могли им повредить, защита истребителей отразила бы дистанционную атаку. Я вложил все силы в один стремительный бросок, и два коротких меча пробили барьеры и тела ренегатов насквозь.

— Ну и коварен же ты, Олерский! — одобрительно пробасил орк. — Ты сегодня герой дня.

— Лишь бы памятник не поставили… посмертно, — отшутился я. — Надо действовать, вот-вот здесь будет сотня врагов, а этот этаж слишком похож на мышеловку. Руби энерговоды в коридорах, а я пока осмотрюсь здесь и все же попробую заглушить реактор.

Грохорд занялся делом, а я, жадно потирая руки, скрылся в зале.

18:40

В центре зала стояла установка реактора. Во все стороны от нее тянулись толстые кабели. Никакого пульта управления тут не было, так как артефакт обладал собственной операционной системой. Судя по тому как с ним управлялись ренегаты, никакого запрета от несанкционированного доступа в нем не было. Сжатая до гравитационного радиуса луна прекрасно чувствовалась в магическом спектре. Еще бы! Столько магических чар было задействовано одновременно, что пройти мимо было невозможно. Я не собирался оставлять столь такой мощный артефакт ренегатам и справедливо решил, что хорошему парню он принесет гораздо больше пользы. Особенно в сложившейся ситуации… Рука сама протянулась к реактору и он исчез, слившись с Колосом. Освещение в зале мигнуло, но тут включились аварийные аккумуляторы.

— Колосок, — обратился я к своему боевому товарищу. — Получи полный доступ к новому артефакту. Скопируй его подпрограммы заклятий и интегрируй в свою операционную систему. После чего отформатируй и запиши на него свою копию.

— Сделаю, Олерский. Через десять минут будет готово. Мой взгляд упал на пол, где пряталась квадратная дверь сейфа. Тут мне в голову пришла идея попробовать вскрыть его, использовав всю мощь нового источника. Молекулы Колоска потекли в правую руку и в моей ладони появился топорик на короткой ручке. Размахнувшись, я опустил его на дверь в районе замка. В самый последний момент оружие немного ослабило тиски чар, сдерживающих гравитацию сжатой луны, и лезвие пробило броневой лист, как бумагу.

— Пятый угол! — восхитился я полученным эффектом. — А ну еще разок!

Дверь поддавалась и я вскрывал сейф, словно консервную банку. Теперь мне стало понятно, что мешало ренегатам добраться до содержимого. Защита постоянно подпитывалась от того же чудо-реактора, но сейчас он принадлежал только мне, а не снабжал энергией весь дворец. Еще несколько ударов, и я откинул мешающий броневой лист. Под ним обнаружились девять ячеек, шесть из которых пустовали. Не оценивая свои трофеи, я спрятал их в «карман», чтобы потом вернуть владельцу — новому Императору.

Пора было снова уходить.

— Я заглушил реактор! — соврал я орку. — Может все же есть какой-нибудь запасный выход?

— Нет.

— Тогда тем же путем возвращаться рискованно — предатели могли уже обнаружить проломы.

Гвардеец вскинул руку вверх и замер, призывая к тишине.

— Чувствуешь?

Я прислушался к возмущениям в эфире: к нам приближалась огромное облако магии. Это астрал реагировал на большое скопление одновременно колдующих магов. По приблизительным ощущениям, ренегатов было больше тысячи. Нам действительно очень и очень везло, раз мы так и не повстречали всю вражескую рать, шастая по дворцу. Волна опасности стремительно приближалась по лестнице и по шахте лифта. Оставался только один выход — через потолок. Мощная телекинетическая волна, подпитываемая бесконечным источником, разом проломила перекрытия нескольких этажей. Сверху посыпались обломки кирпичей.

— Идем выше! Подвези.

Я вскочил на Грохарда, и его аэролыжа подняла нас на четыре этажа выше. Новый телекинетический удар, и мы сместились в сторону, уворачиваясь от каменного крошева.

— На каком этаже лучше спрятаться?

— На этаже с арсеналом, — не раздумывая ответил орк. — Но слишком очевидно.

— Тайные комнаты охраны?

— Вряд ли поможет. При тщательных поисках наверняка обнаружат.

Пока мы разговаривали, я накачивал дополнительной энергией мои маленькие артефакты, чтобы потом они разлетелись по этажам, дезориентируя противников световыми копиями гвардейцев.

— Я думаю, совместим полезное с приятным — спрячемся в гареме, — поведал я пришедшую на ум идею. — Там нас уже искали и вряд ли снова станут прочесывать.

— Если дамы будут не против.

— Да они еще спасибо сделают, вот увидишь.

19:30

Мы в наглую развалились на лежаках, наслаждаясь массажем в четыре руки, и неторопливо беседовали. Для таких процедур используются специальные медицинские джинны, но сейчас любимицы исчезнувшего Тайкона отрабатывали спасение своими руками.

Естественно, что я выставил вокруг защиту, которая не позволила бы застать нас врасплох.

— Ох, — выдохнул орк от удовольствия. — Ну и везунчик же ты. Ты, случайно, не сын удачи?

— Да я сам в шоке, — признался я. — Только мне не понятно, почему наши все не идут на штурм. Внешний купол подпитывался от главного реактора…

— Видимо успели запастись энергией, — предположил Грохард. — Понимали же, что рано или поздно придется отбиваться. Кстати, все хотел спросить, у тебя большой боевой опыт? Где практиковался?

— Да где я только не был за десять лет учебы… Не очень люблю вспоминать.

— Ну все же, расскажи что-нибудь интересное, — настаивал он.

— Магистр, Олерский, — вмешалась одна из красавиц, перепутав мое звание. — Действительно, расскажите что-нибудь про Гильдию Магов. Нам очень любопытно.

Я попытался вспомнить что-то эдакое, но на ум ничего подходящего не приходило. Не рассказывать же в присутствии женщин о жестоких реалиях наших тренировок. Пока я раздумывал, Грохард взял инициативу рассказчика в свои руки:

— Ладно, давайте я расскажу вам историю-анекдот про одну очень известную личность, — начал он веселым тоном. — А то Хазар совсем разомлел от массажа. Так вот, давным-давно, когда император Хаокан решил объединить все народы, нашу родную планету населяли такие существа как гоблины обыкновенные из семейства тролеподобных. Если легенды не врут, то веселые были ребята… Так вот, послал Хаокан к их вождю послов, но не вернулись они. Послали свежую партию переговорщиков, но и те пропали. И тут выяснилось, — тут пошляк Грохард замялся, но решил рассказывать дальше, — что всех их оттопырили гоблинским кланом в полном составе, отчего они и скончались И тогда Тергон, первый принц Империи, предложил отцу создать Специальный Трахательный Легион для борьбы с гоблинами их же методами. В новый легион призывали самых крепких парней, отбирая по размерам мужских причиндалов, так сказать.

С трудом сдерживая улыбку, я повернул голову в сторону орка. Он как раз перевернулся на спину и хвастливым тоном продолжил:

— Понятное дело, что набирали исключительно орков… Малышки, помассируйте кубики на пузике, да-да, умнички. Смелее, не стесняйтесь… Лет сорок отлавливали гоблинов по все планете, пока не управились полностью.

Выдержав паузу, я произнес нарочито серьезным менторским тоном:

— Гоблины вымерли, но гомосеки-то остались. Раздался дружный хохот, даже гвардеец не выдержал и заржал во всю глотку.

— Ну, Олерский, ты даешь, — проговорил он, вытирая выступившие слезы. — Давно я так не смеялся.

— По длине языков набирали солдат, чтобы болтали побольше… Да не так все было, конечно же, — решил я уточнить его историю. — Настоящее название легиона было Специальный Карательный. Командовал первый принц Импери, шестнадцать ему тогда было. Уничтожали гоблинов за людоедство, а не за специфические наклонности, как в твоей солдатской байке. Три тысячи лет назад геноцид не считали чем-то ужасным. Чуть что не так с пищевым рационом или религиозными воззрениями, так целые народы безвозвратно уходили в пески времени. Не хотел Хаокан ждать долгие года и перевоспитывать… Но многие изменились, лишь бы выжить, а не стать чучелами в музеях. У графа Олерского в особняке стоят несколько таких экземпляров — подарок Тергона, теперь уже грандмага и директора Имперской Службы Безопасности.

Стоило нам забыть на время, где мы находимся и что вокруг одни враги, как кто-то решил вернуть нас к реальности. Шарахнул выстрел рельстрона, разрушая временную идиллию. Вскочив с лежака, я поспешил снова надеть форму и латы. Орку в этом плане требовалось гораздо больше времени, поэтому он схватился за оружие, в тот момент лучше всего заменившее одежду.

По силовому полю медленно сползала расплющенная пуля. Противника не было видно: он укрылся от нас с помощью «хамелеона». Активировав поисковые заклятья, я влил в них максимум энергии из реактора, и уже через мгновение силуэт ренегата проявился в воздухе за моим барьером.

— Ты так предсказуем, Олерский, — произнес напавший женским голосом и скинул остатки маскировки. — Где же тебя еще искать, как не в обществе шлюх. Молодая девушка надменно улыбалась, глядя на нас глазами профессионального убийцы: в них не было ничего, кроме поиска цели, оценки дистанции и готовности отреагировать на любое действие.

— Представь меня что ли.

Лишь со второй попытки мне удалось выдавить слова через пересохшее горло:

— Магистр Кайна Дален — десятикратный чемпион Гильдии Магов по троеборью. Грохард, не вздумай подпускать ее ближе, чем на длину копья.

— Только не говори, что знаком с ней именно с этой дистанции.

— Смотря какое «копье» иметь ввиду, — подсказала Кайна, недовольно скривившись, и бросилась на силовое поле.

20:10

Ее прямые удары мечом и магией достигали цели — барьер истончался, не успевая восстанавливаться. Понимая, что мы не можем вечно прятаться, а перебросил энергопоток на нас с Грохардом, усиливая личные щиты.

— Если выживем, я тебя расцелую, — сообщил я орку мыслеголосом.

— Да хоть в задницу, не жалко.

Барьер исчез и мы первыми открыли огонь по истребителю, но все пули ушли в потолок и в стороны, словно старательно избегали встречи с целью. Орк первым понял, что дистанционное оружие бесполезно и, кинув в лицо Кайне штурмовой комплекс, нагнулся к доспехам и выхватил короткий меч. Чемпионка не считала меня за серьезного противника, ведь я даже не прошел отбор внутри нашего Ордена, для участия на последних соревнованиях. Ее первый подшаг был сделан в сторону мускулистого гвардейца. Опасаясь бросаться на нее, я метнул Колосок, рассчитывая, что защитные заклятья не отведут его в сторону. Они и не смогли, но мой артефакт отскочил, как от стенки горох.

В магическом спектре было видно, как меняется аура орка. Я догадывался, что сейчас его тело наливается силой, а нервная система выходит на запредельную скорость. Чтобы не мешать Грохарду, я не кидался в рукопашную. Достаточно было отдать приказ Колоску, и он, трансформировавшись в метательный диск, сам атаковал магистра, отвлекая ее тем самым от цели.

Сколько бы энергии я не вложил в барьер, атакующие заклятья Кайны были намного искуснее и эффективнее моей защиты. Она не пыталась атаковать дистанционными заклятьями, расходующими слишком много энергии, и делала ставку только на оружие и прямые заклятья через клинок. Колосок уже несколько раз беспомощно отлетел в сторону, а силовое поле стремительно истончалось, так как орк все же уступал чемпионке и не всегда мог парировать выпады. Ей хватило пятнадцати ударов, чтобы разрушить защиту, но тут ее клинок сам беспомощно отскочил от голого торса гвардейца.

— Я боевой шаман, девочка, — довольно пробасил орк. — «Стальная рубашка» тебе не по силам.

Кайна вспыхнула эмоциями злости и вновь набросилась на гвардейца, пытаясь найти уязвимое место. Через мгновение я увидел, как его аура снова меняется. Его правая рука с мечом потеряла цвет, а левая, которой он легко отбивал чужой клинок, наоборот засветилась еще ярче. Обычно ауру орка не разглядеть, но Грохрад, скорее всего, не вполне владел внутренней магией тела Это также было видно магистру, чем она и воспользовалась; отрубленная кисть упала на пол.

В следующий миг гвардеец перехватил левой рукой клинок и, махнув правой, окатил лицо магистра темной орочьей кровью. Женский крик боли резанул по ушам. Зачарованная кровь растворяла защиту и уже накинулась на плоть не хуже магической кислоты или яда.

— Ну же! — рыкнул орк и мой Колосок снес с плеч голову Кайны.

Взмыв к потолку, артефакт камнем упал вниз, вгрызаясь в тело истребителя через открытую рану. Я же поспешил бросить в карман личное оружие чемпионки, чтобы оно не взорвалось ядерным синтезом, после смерти владельца.

— Ну ты даешь, шаман! — восхищенно произнес я. — Я даже не предполагал, что ты специально не скрываешь свою ауру.

— Старый приемчик, — усмехнулся орк. — Можешь целовать.

— Перетопчешься! Давай уходить, перепрячем наши бренные тушки.

Но тут дрогнул эфир, и я почувствовал появившуюся армию вторжения.

— Неужели наши высадились? — обрадовался Грохард.

Я помог ему одеться. Обрубленную кисть он без колебаний сунул в карман разгрузочного жилета, а кровь остановилась сама по себе. Через месяц у него должна была отрасти новая рука или же лекари приделать старую. Если мы выживем…

— Дамы, всем пока, приятно было пообщаться, но нам пора, — раскланялись мы перед работницами гарема и поспешили навстречу нашим штурмовикам.

20:20

Видимо артефакт, сдерживающий телепортацию, окончательно иссяк без подпитки от украденного реактора. Новые засветки в магическом спектре показывали, что штурмовики высадились на верхних этажах дворца, обойдя защитные обелиски в дворцовом парке, и сейчас методично зачищали крепость. Судя по грохоту, они не стеснялись обрушивать перекрытия, если встречали серьезное сопротивление. Но что-то шло не так, и я пока не мог понять что именно. Прорываясь к нашим, мы старались не сталкиваться с магами Рео'Ора, которые позабыли про двух диверсантов и теперь вновь спешили наверх, чтобы остановить атакующих.

— Спрячься пока в опорном пункте, — предложил я орку. — А я затеряюсь среди ренегатов и дойду с ними до наших.

— Добро, — согласился Грохард. — Попробую координировать, если камеры еще окончательно не выгорели.

Неторопливым бегом я двинулся по коридорам крепости, слившись с редким потоком ренегатов, спешащих своим на выручку. Все они были готовы умереть, лишь бы не попасть в плен. На меня практически не обращали внимания, лишь изредка заглядывались на растущую мощь щитов. Шум боя все усиливался: гремели выстрелы, взрывались гранаты, ракеты и фугасные заклятья. Обе стороны не разменивались на сложную магию, делая ставку на простые и мгновенные приемы. Возможно, что архимаги плели тяжелые системы заклятий, но я бы все равно не мог их разглядеть и опознать пока не попаду под прямое воздействие. Предателям удалось надежно закрепиться в одном из колонных залов, превратив его в мощную линию обороны. По моим догадкам, остальные проходы были либо заминированы, либо обрушены на несколько этажей.

Я попытался связаться с нашими, но ответа не последовало. Такое могло быть, если среди штурмовиков не было живых магов, а лишь автоматические системы, получившие приказ игнорировать все попытки начать переговоры. В очередной раз присмотревшись к эфиру в магическом спектре, я разглядел две астральные формы. Ближайшая принадлежала ренегатам, которые объединили часть своих сил в мощный поток и поддерживали одного мага на пике возможностей. Если первое энергетическое облако возникало из совокупности разрозненных магических сил, то второе в корне отличалось по своей структуре и назначению. Мне с трудом удалось разглядеть ауры штурмовиков, защищенных информационным туманом. В отличие от ренегатов, они черпали свою магию из поддерживающего эгрегора, а не делились собственной. Это противоречило всем канонам военно-магических искусств.

— Грохард, — заговорил я мыслеголосом. — На всякий случай не спеши бросаться на грудь штурмовикам; чувствую, что у них приказ не брать живых.

— Понял тебя, — пришел очень слабый ответ на пределах телепатических возможностей орка.

Все происходящее выходило за пределы понимания. По моему опыту, бой должен был закончиться еще полчаса назад, но штурмовики словно растягивали удовольствие. Скрываясь за «хамелеоном», я с удивлением наблюдал как падают подстреленные предатели. Их оттаскивали за укрытие и затягивали не смертельные раны. Редкий выстрел убивал; маги довольно легко уворачивались от летящих боеприпасов. Приглядевшись внимательнее, я рассмотрел лишь метательные кинжалы и дротики. Без чар «душегуба» они могли нанести смертельное ранение, только попав в голову… и то не каждому магу.

Создавалось впечатление, что командир атакующих специально тянет время.

21:15

Я пропустил момент, когда штурмующие бросились в рукопашную, буквально игнорируя плотный огонь из рельсотронов. Маги Рео'Ора смогли достойно ответить, мигом сменив оружие. Раздался звон стали, первые предсмертные вскрики и отборная ругань на древнеорочьем. Врага методично уничтожали, туман немного развеялся и я смог увидеть, как гибнет десант, но счет был далеко не в пользу Рео'Ора. Иногда, в электромагнитном спектре сверкали редкие вспышки рельсотронов, но щиты неизвестных с легкостью держали даже выстрелы в упор. Только честная зачарованная сталь в руке мага могла пробить мощную защиту и поразить живую плоть. Ренегаты гибли, их оружие само бросалось в схватку, чтобы отомстить убийцам, или же пыталось взорваться, высвободив накопленную тёмную энергию, но чужая невидимая сила гасила все эти попытки.

Вскоре среди магов Рео'Ора сталось всего три архимага. Не надо было смотреть на их нашивки, чтобы понять, что это настоящие мастера боя. Мощная магия крушила щиты, сворачивала пространство в спираль, замедляла или ускоряла время. Они с легкостью раскидывали атакующих, но тут невидимая сила смяла двоих ренегатов, буквально размазав их по полу. На арене остался один, и я узнал его… В руках выжившего было два артефакта: свой собственный и Хрусталь Шихада Терминуса.

Архимаг побежал. Скорее всего, он хотел скрыться в многочисленных комнатах дворца и на ходу активировал камуфляж, но на полной скорости напоролся на удар Колосоком, в который я вложил свою ненависть и жажду мести. Вся его хваленая сила оказалась бесполезна против скрытной атаки простого Меча Ночи. Я успел увидеть в еще живых, но угасающих глазах, страх и удивление. Через мгновение душа ренегата растворилась и потекла мощным ручьем тёмной энергии в мой артефакт. Маг был еще жив, но даже сама Жизнь не спасла бы его от дара Смерти. Не дожидаясь, когда он упадет, я кинул Хрусталь в «карман» и дал деру, куда глаза глядели.

Дворец-крепость содрогнулась от чьего-то яростного рева, но я бежал, думая лишь о свершившейся мести.

21:30

— Грохард! — потянулся я мыслями к товарищу. — Я отомстил за Шихада!

— Хазар Форус Олерский… — гвардеец сделал паузу. — Для меня честь знать тебя и считаться твоим боевым товарищем… Но, ты слышал этот крик?

— Да. Это не НАШИ. Сиди в укрытии и не отсвечивай магий. Уйди в глубокую медитации.

— Понял. Береги себя, братишка…

Дворец сотрясся от сейсмического удара, меня окатило каменным крошевом, и чей-то тяжелый взгляд неожиданно накрыл со всех сторон, прошел мимо и чужие эмоции злости буквально окатили, словно кипятком.

Забившись в укромный угол, словно крыса, я затаился, наблюдая, как воины в незнакомых доспехах без рун и опознавательных знаков пробегают мимо в поисках меня. Я не мог разглядеть их подробнее, так как поле чужого эгрегора наводило скрывающий морок. На какое-то время стало тихо, но тут от Грохарда пришел телепатический сигнал:

— Меня нашли! Больше он не отвечал и мне стало страшно… Еще несколько раз я чувствовал окружающий пристальный взгляд «со всех сторон», из чего сделал вывод, что меня не могут обнаружить. Мне выпадала возможность напасть на захватчиков, патрулирующих коридоры, но интуиция подсказывала, что не стоит лезть в бой. Прошло еще десять минут и тут мощный мыслеголос обратился ко мне:

— Здравствуй, Хазар, — я почувствовал всю злость, с которой говорил невидимый маг. — Твой напарник сейчас в моих руках и его жизнь зависит только от твоего решения. Не знаю как ты это сделал, но даже я не могу найти тебя. Если через минуту ты не объявишься, я начну разбирать орка на атомы. Обещаю, что отпущу вас обоих живыми и невредимыми после разговора.

21:35

Мы назначили встречу в разрушенном зале посреди остывающих трупов магов Рео'Ора. На полу не осталось и пятачка, не закрытого чьим-то телом. Я заскочил на поваленную колонну и ждал, когда неизвестный появится на мои глаза. Прежде чем войти, маг прибрался, уничтожив все трупы вместе в оружием и доспехами. Вторым делом он полностью закрыл нас в темпоральной каверне, локально ускорив течение времени. Окружающий нас мир замер.

— Где Грохард? — первым делом спросил я.

— Все с ним в порядке, но ему лучше не знать об этой встрече, да и тебе стоит помалкивать о ней.

На маге был легкий черный кафтан, плотно облегающий фигуру выше пояса и свободный в полах — старая форма инквизиторов Имперской Службы Безопасности, стервятников принца Тергона… Размашистым шагом, развевая полы с красной подкладкой, он подошел ко мне и остановился, уставившись янтарными глазами.

— Грандмаг Сидд Буддарх? — предположил я, с любопытством поглядывая на его густую смоляную бороду.

Стоило мне моргнуть, как передо мной оказалась моя собственная копия.

— Сидд Оборотень, — уточнил он, а я почувствовал, как из тела вырываются молекулы Колоска.

Хорошо еще, что я успел спрятать реактор в «карман», куда нет доступа ни у кого кроме владельца. Артефакт пытался сопротивляться, но сила грандмага абсолютна и не ведает преград.

— Хорошее оружие, — одобряющим тоном произнес враг, оценивая артефакт, металлическим шаром зависший над его рукой. — Умелые чары, разумная конструкция… Живая душа в качестве операционной системы и энергетической основы. Не предаст, взломать нельзя, но можно обмануть, если умеешь, как я…

— Что ты хочешь?! — спросил я, не скрывая неприязни.

— Ты хороший человек, Хазар, — проигнорировал он мой вопрос. — Ты верный друг и надежный товарищ. Это одна из причин, по-которой я с тобой еще разговариваю.

— Зачем ты здесь? — снова задал я вопрос, желая услышать хоть какой-то вразумительный ответ.

Грандмаг не спешил с ответом, подбирая правильные слова.

— Отдай мне Хрусталь, — грандмаг тяжело вздохнул. — Это последнее, что у меня осталось от сына… Взамен получишь назад Колосок и живого Грохарда.

Я уже подозревал родственную связь между Шихадом и Оборотнем, и вот сейчас мои домыслы подтвердились.

— То есть ты проник в охраняемую с обеих сторон крепость, уничтожив при этом всех предателей, только ради оружия Шихада?

— Да. Но и с предателями хотел поквитаться.

Неспроста Орден Рео'Ора Учтивого уничтожил Лаэрган…

— Почему они так сильно хотели убить Шихада, что даже не пожалели целую колонию?

— Я ведь смог предупредить почти все колонии Империи, хоть и пришлось пойти на нестандартные методы. У меня не было другого выхода, а действовать пришлось быстро. Это была их попытка отомстить убийством моего сына, но мне повезло.

— Выход есть всегда! — я не сдержался и повысил тон. — Твои действия привели к уничтожению Лаэрагана и смерти многих невинных!

— Да если бы я не атаковал колонии, ты бы здесь даже не стоял, — процедил Оборотень. — Весь стадион сдох бы прямо там…

— Можно было просто предупредить!

— И кто бы поверил грандмагу без собственного ордена, что Учтивые и Император решили развязать гражданскую войну? Да все знали, что готовятся учения, и поначалу так и восприняли происходящее!

Грандмаг уже не просто говорил, а кричал на меня. И тут я вспомнил, что рассказывали в Штабе Гильдии.

— Но это ты пронес фальшивые приказы!

— Да, это был я! — его голос громом ударил по ушам. — Но я не знал, что это за приказы. Меня самого разыграли, как мальчишку! Конверты запечатывал лично Тайкон! Все, хватит с тебя информации! Отдашь Хрусталь по-хорошему или я выпотрошу вас обоих в придачу со шлюхами из гарема! Но не здесь и не сейчас, и мало тебе не покажется!

— Хорошо, Сидд, — кивнул я и бросил ему в ноги Хрусталь. — Не мне судить тебя.

— Правильное решение. А теперь, прощай…

На пол упал Колосок и покатился ко мне, словно ища поддержку в старом друге.

— Подожди! — успел выкрикнуть я и остановить грандмага. — Почему сюда пришел ты, а не наши маги? Где ВМС Гильдии? Оборотень застыл с улыбкой на моем же лице.

— Потому что они решили не брать дворец штурмом, потому что у меня был здесь свой… агент. Я ждал, когда Хрусталь окажется не в «кармане», где отсутствует время, а в чьих-нибудь руках. Сейчас дворец под прицелом восьми крейсеров-левитаторов: они вот-вот начнут бомбардировку. Только моя темпоральная капсуляция спасает нас от уничтожения.

— Ты собрался бросить нас здесь?! — понял я его план.

— Я не обещал тебе что-то больше, чем оставить в живых, — демонстративно развел он руками. — Зачем мне свидетели?

— Я не могу поверить, что Шихад — твой сын, — я презрительно сплюнул на пол. — Он бы никогда так не поступил… спаси хотя бы гарем и гвардейца — они не знают о тебе, как я понимаю.

— Хорошо, Олерский, так тому и быть, — согласился Оборотень. — У тебя чуть больше минуты, помолись что ли. Свидимся на той стороне…

Грандмаг исчез, оставив нас с Колоском в темной полуразрушенной крепости.

Передо мной зажглась световая фигура чешуйчатого бойцового кота. На моей памяти Колосок лишь второй раз обращался ко мне таким образом после своей смерти.

— Прости, друг, закончилось наше везение, — я устало присел на пол.

…Два года назад во время летней практики мы с Колоском попали в переделку на планете, населенной огромными драконами. С трудом уйдя от голодных хищников благодаря отваге и самоотверженности кота, мы спрятались в маленькой пещере. Колосок умирал на моих руках, и ни одно лечащее заклятье не могло преодолеть его природный иммунитет к магии. У нас был только один способ, сохранить часть его личности — сделать его основой магического артефакта. Колосок сам согласился на это, и я взялся за дело…

— Хазар, — начал призрачный кот мыслеголосом. — Разве мы сдавались когда-нибудь? У тебя в «кармане» три артефакта из кладовой Императора, может они на что сгодятся?

Вскочив с пола, я принялся изучать артефакты: «Абсолютное зеркало», «Темпоральный ускоритель» и какой-то «Генератор Законов». Конструктор явно не отличался изобретательностью в названиях. Это были очень простые артефакты, созданные по аналогу знакомых заклятий, только вот не было в них ни строчки магического оперирования и они обладали мощью своего создателя. Я ожидал нечто большее, но сейчас мне было достаточно и этих игрушек грандмага Тергона.

Время внутри моего тела потекло с новой скоростью, и я побежал, понимая, что теперь успеваю и больше могу не торопиться.

22:00

Я ушел чисто, не привлекая внимания. Только в конце пути, когда уперся в силовой купол, мне пришлось спрятаться за «Абсолютным зеркалом» и переждать бомбардировку дворца. Через минуту на месте архитектурного памятника остался зиять кратер с оплавленными стенами. Дождавшись, когда купол отключат, я покинул территорию выжженного парка и побрел домой, буквально засыпая на ходу. В душе боролись два противоречивых чувства: радость и горе. Я был рад, что все закончилось, но смерть друга горькой пилюлей омрачала маленькую победу. Плывя по течению, я прокладывал собственное русло, но теперь некому было страховать меня, идя рядом по берегу.

Колосок без спроса запустил стимулирующее заклятье, сбросив с меня оковы усталости. Еще через мгновение он включил музыку, заигравшую только в моей голове и я зашагал бойчее в такт быстрой мелодии.

Кто сказал, что страсть опасна, доброта смешна,

Что в наш век отвага не нужна?

Как и встарь от ветра часто рушится стена.

Крепче будь и буря не страшна

Кто сказал один не воин, не величина,

Кто сказал другие времена?

Мир жесток и неспокоен, за волной волна

Не робей и не собьет она…[3]

Примечания

1

1 имперская сажень равна 2 метрам — прим. авт.

2

1 имперская лига равна 2 километрам — прим. авт.

3

Группа Ария, «Встань, страх преодолей»


home | Право Силы | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу