Book: Единство вопреки (СИ)



Иванова Татьяна Ивановна


Единство вопреки





Глава 1 У судьбы на пороге.


***

Би зябко поежилась, стоя на практически пустом перроне станции метро. Время приближалось к полуночи, ее занятия закончились позднее, чем обычно, поэтому ее немного мутило от усталости и от кондиционированной прохлады, приправленной едким запахом креозота. К счастью, словно объемное и невесомое облако, женщину грела старая испытанная куртка, которую она обновила по случаю первых осенних холодов. Еще одним поводом для радости была возможность после долгого рабочего дня в офисе, проведенного в оковах "делового стиля одежды", залезть в любимые джинсы и ботинки без каблука. Вяло перебирая в голове перипетии прошедшего дня, Би заметила в глубине тоннеля огни приближающегося поезда. Настроение неуловимо, но ощутимо улучшилось. Через три станции она выйдет, еще минут через десять окажется в своей любимой персональной и весьма комфортабельной норке, выпьет горячего чая на теплой кухне, оклеенной обоями с викторианскими цветами, доползет до кровати, а завтра ... вуаля, будет готова сворачивать горы, заходить в горящие дворцы и останавливать на ходу ... коней? Да чего там стесняться? Драконов!!!

"Эк тебя занесло" - Би мысленно улыбнулась собственному пафосу - "прошу прощения, но _для чего_ все эти подвиги? Или для кого?...". "Молчание было ей ответом" - вздохнула она.

Беатрикс зашла в последний вагон, оказавшийся совсем пустым, села на ближайшее сидение, спрятала лицо в любимом кашемировом палантине и приготовилась бороться с дремотой, чтобы не пропустить свою остановку.

Героически сосчитав все промежуточные станции, Би в полусне выслушала объявление об остановке "....", которое произнес низкий, металлический и весьма невыразительный голос, шагнула из вагона на ярко освещенный перрон. Необычность окружающей обстановки дошла до утомленного сознания на миг позднее отправления поезда, на котором она приехала сюда....



***

Утро не заладилось - вместо будильника Алекса разбудил звонок "младшего друга". Тот, с непосредственностью молодого остолопа, предлагал "вот прямо сейчас" объявить День эгоиста, ("Интересно, кого он имел в виду? Уж, определенно, не меня" - мимоходом мысленно отметил Алекс) "забить" на все обязательства и провести ближайшие сутки, непрерывно занимаясь сногсшибательным сексом.

Конечно, когда тебе 19 лет, после возникновения в твоей жизни "старшего друга" и последовавшей инициации, поневоле все жизненные чаяния сведутся только к удовлетворению желаний молодой и бурлящей плоти. Хотя, справедливости ради, так случается не со всеми. Ведь инициация это ритуал, который совершенно не предполагает ежедневные и многократные повторения. А к чему стремиться, когда ты подошел к тридцати пяти, имеешь прекрасное образование, собственное дело, и не какую-нибудь лавочку или контору, а архитектурное бюро. Также в активе деловая репутация, талант, не вполне стандартная, но очень привлекательная внешность, уже не первый "младший друг", небольшая, но неуклонно растущая армия поклонников (как таланта, так и внешности). В пассиве же, который Алекс предпочитал задвигать на периферию сознания, зрело глухое и неформулируемое недовольство, ощущение незаполненного промежутка, паузы, пустоты в его жизни.

Сначала мужчина долго объяснял юному созданию важность и необходимость обязательств, тем более связанных с профессиональной деятельностью, потом утешал его, обещая провести с ним вечер и ночь, потом судорожно пытался прервать излияния малыша о его разнообразных и прихотливых эротических планах на ближайший вечер. Уф! Если бы было можно ограничивать пределы выполнения своих "общественных" обязанностей, связанных с введением в жизнь таких вот мальчишек или хотя бы втолковать этому энтузиасту, что роль "старшего друга" предполагает нечто большее, чем регулярный секс! Ведь раз от раза они становятся все более инфантильными и неприспособленными к обычной жизни вне сексуальных отношений. Этот, последний, был так называемым "ребенком из пробирки". Он был выношен суррогатной матерью и воспитан в интернате. Отцом его был очень давний знакомый Алекса, который настоял, чтобы именно господина Рейно избрали "старшим другом" его сына, которого папа, впрочем, впервые увидел немногим ранее, чем с мальчиком познакомился его "старший друг". От воспоминаний о давнем знакомом Алекса слегка передернуло.

Одновременно с выматывающим разговором, Алекс попытался приготовить себе завтрак, но эмоциональные "американские горки" не позволил сосредоточиться на процессе, поэтому омлет подгорел, кофе ушел и залил всю поверхность плиты, а тосты превратились в чистый уголь. Потом он впопыхах приводил себя в порядок и одевался, и, как следствие, его предельно функциональный одноэтажный дом, в котором гармонично сочетались черты японского минимализма, лофта и космического корабля, сейчас больше напоминал строение, пережившее торнадо или цунами. "Ну, ничего, путценки (от немецкого "putzen" - чистить) разберутся" пробормотал Алекс, сбрасывая сообщение в клининговый отдел.

Целый день господин Рейно провел в переговорах с заказчиками. Недавно была введена в действие станция метро, внутреннюю отделку которой проектировало его бюро. Замечаний к его работе не было, более того, планировалось использовать разработки, примененные при проектировании и строительстве этой станции, в дальнейшем.

Он удивился себе, когда по окончании этого длинного и трудного дня, он оказался около объекта, бывшего предметом долгих и утомительных обсуждений.




Глава 2 Неприятности только начинаются


***

Шум уходящего поезда давно стих, а Беатрикс стояла на месте и не могла пошевелить даже пальцем. Интерьер родной станции изменился до неузнаваемости: вместо стилизованных иллюминаторов, фюзеляжей и элеронов, разбавленных портретами знаменитых пилотов и вырезками из старинных газет, ее окружало стальное безмолвие межгалактической станции. Ну, чистая "Звезда смерти"! "Твою-то ж мать ....." - как мантру, бессмысленно повторяла она про себя, пытаясь сориентироваться в происходящем. Кроме того, не оставляло ощущение, что вот прямо сейчас за ней пристально, но несколько отстраненно наблюдает кто-то чужой. Оцепенение прошло только с приходом поезда, идущего в обратном направлении. Биче опрометью перелетела платформу и заскочила в вагон. "Ну вот сейчас я вернусь в точку А, выйду на поверхность и пойду домой пешком, короткими перебежками. Только бы выбраться из этого космического Зазеркалья!"

Усилием воли справившись с волнением и коротким движением пригладив растрепавшиеся темно-русые волосы, она огляделась по сторонам. На этот раз в вагоне было несколько пассажиров. Два молодых человека в щегольских пальто, явно "белые воротнички", сидели, уткнувшись в какие-то гаджеты, несколько неряшливо, но живописно одетый мужчина стоял около противоположной двери, а в дальнем конце вагона расположилась маленькая группа мужичков, по виду и по запаху напомнивших ей механиков из ближайшего автосервиса. Поезд подъехал к следующей станции, название оказалось знакомым, но обстановка была совершенно иной. Чтобы присмотреться, она на минуту выскочила из вагона, потом вернулась назад. Перемещения привлекли к ней внимание других пассажиров. И в этот момент она испугалась по-настоящему - в воздухе повисли отчуждение и враждебность.

Надо сказать, что сейчас в объемной куртке, джинсах и башмаках, без макияжа, который почти исчез после двух часов напряженных занятий, Беатриче, на первый взгляд, можно было принять за очень миловидного, хотя и несколько лохматого молодого человека. Но второй взгляд уже не оставлял возможности ошибиться: она выглядела как женщина, вела себя как женщина, в сущности, она и была женщиной, пусть не безупречно красивой, но чем-то неуловимо привлекательной. Вот в этом-то и была загвоздка! Сколько она себя помнила, никогда ее внешний вид не вызывал такой страной реакции мужчин. Бывало всякое - восторг, разочарование, живая заинтересованность, но не презрение, граничащее с брезгливостью!!!! Сначала она не поняла, что произошло, и с чем связана столь странное поведение попутчиков, но потом из обрывков беспорядочных реплик, доносившихся из дальнего конца вагона, она уяснила, что их возмущает ее половая принадлежность. "Женщина! Женщина!! ........!!!" - на все лады повторяли они.

Хипстеры обменялись короткими недоумевающими взглядами, неряха иронически прищурился, наибольшую опасность представляли работяги, которые с угрожающим видом двигались по вагону по направлению к ней. Ее нервы были на пределе, но она старалась не показывать виду, что была испугана, с деланной непринужденностью держась за поручень ("Отцепись, да отцепись же ты от него! Подумай, тебе очень быстро надо будет покинуть этот проклятый вагон на ближайшей станции. Ну же!!!"). Вот, наконец, поезд, со скрежетом тормозов влетел на очередную станцию. "И все-таки я везучая!" - мелькнула мысль, когда Би обнаружила, что на другом конце платформы стоит поезд, двигающийся в обратном направлении. Страх придал ей сил, и платформу она перемахнула со спринтерской скоростью. Двери отъезжающего поезда захлопнулись прямо перед носом самого шустрого из представителей рабочего класса.



***

Странное наитие заставило Алекса зайти внутрь станции. Благодаря пропуску, сохранившемуся со времени ввода станции в эксплуатацию, он миновал турникет и задумчиво двинулся к эскалатору. Рассеянно оглядываясь по сторонам, Алекс поймал себя на мысли о том, что при всей своей современности и функциональности интерьер станции получился очень холодным и безжизненным. Взглянув на свое творение отстраненным взглядом, творец содрогнулся от воспоминания об одном из самых худших моментов своей жизни и поплотнее запахнул черное кашемировое пальто. Где-то на задворках сознания мелькнуло и исчезло полузнакомое слово "Сублимация". Он через силу криво улыбнулся и продолжил бездумное движение вперед.

Спустившись на первый уровень, где можно было перейти на соседнюю линию, Алекс внезапно замер. Взгляд зацепился за странную мизансцену - из подошедшего к платформе поезда вышел молодой человек в большой не по размеру куртке, в массивных башмаках и уютном шарфе, в котором почти утопала вся нижняя часть лица. Но внимание приковывала как раз верхняя часть его лица, а особенно большие выразительные глаза, в которых плескалось недоумение, переходящее в удивление, которое в свою очередь, превратилось в страх. Этот человек все время, прошедшее между его выходом на платформу и приходом поезда на противоположную сторону платформы, не сделал практически ни одного движения, не считая легких поворотов головы. Зато, как только подошел поезд, юноша опрометью бросился к ближайшему вагону.

В этот момент Алекс ощутил странность, связанную то ли с манерой поведения, то ли с внешним видом взволнованного молодого человека. Но что было не так, он пока не смог для себя сформулировать.

Из раздумий вывел настойчивый телефонный звонок. Он посмотрел на окошко экрана и ничуть не удивился, увидев там определившийся номер "младшего друга". Во многом непохожий на своего отца, он, несомненно, был его сыном, потому что подобная нетерпеливая настойчивость, граничащая с назойливостью, встречалась только у двух знакомых ему людей. После минуты непрерывного трезвона Алекс взял трубку и несколькими фразами урезонил неутешного любовника, назначив точное время встречи. Практически неизменным местом встречи была небольшая, но уютная квартирка "младшего друга", расположенная в фешенебельном доме в центре Города. Свой дом Алекс почитал своей крепостью, поэтому очень редко принимал кого-либо у себя.

Надо сказать, что при всей его внешней привлекательности, безупречной воспитанности и еще пригоршне прекрасных личных качеств он был достаточно, да что там, он бы _очень_ закрытым человеком, почти не имевшим друзей. Его желание общаться с людьми, раскрывая себя, было практически уничтожено семнадцать лет назад в комнате цвета стали, напоминавшей стены этой проклятой станции, и с тех пор методично добивалось окружающими.

Несмотря на то, что время назначенной встречи приближалось, что-то удерживало Алекса на его наблюдательном посту. Он медлил уходить, прислушиваясь к своим ощущениям.

Предчувствия его не обманули. Вскоре после окончания разговора к перрону подошел очередной поезд, из которого в панике выпрыгнул давешний смутивший его молодой человек.




***

"С меня хватит!!!" - почти прорычала Беатрикс, выскакивая на перрон злополучной станции, вообразившей себя космическим рейдером - "Этот затянувшийся кошмар должен иметь какой-нибудь конец, желательно счастливый. Говорят же, что все проходит. Значит и ЭТО тоже пройдет". Однако облегчения она не ощутила. В довершение всего пришла догадка, почти погрузившая ее в пучину отчаяния: "Это не кошмар, а вполне себе объективная реальность, а вот чашка чая на любимой кухне уже превратилась в несбыточную мечту!". Как ни странно, Би не покорилась нахлынувшему ощущению безнадежности. Она, в силу профессии и благодаря богатому жизненному опыту, отличалась умением сопротивляться любым неурядицам. Неприятности и несчастья сгибали ее, но не могли сломить. Ее профессиональным кредо была фраза "Пять минут позора, и ты снова юрист". Впрочем, эта присказка помогала справляться не только с профессиональными проблемами.

Внезапно она подняла глаза и увидела на легком мостике, выводящем к переходу на другую линию, мужской силуэт. Из-за легкой близорукости Биче не смогла разглядеть черты лица мужчины и их выражение, однако она догадалась, что именно он наблюдал за ней, когда она попала на станцию в первый раз. Видимо, мужчина понял, что был обнаружен, поэтому он резко развернулся и скрылся из вида, судя по всему, направившись к выходу.

"Черт! Этот самодовольный болван созерцал мои мучения, дождался окончания бесплатного представления, а когда уяснил, что я могу потревожить его просьбой о помощи, смылся, только его и видели! Твою-то ж мать!" - в последний раз выдохнула она, завершая мысленную гневную тираду. Как ни странно, пришедшая злоба прибавила сил и охладила разум.

К Би вернулась способность рассуждать. С этим местом, где она внезапно оказалась, было что-то не так, что-то было не правильно, чего-то не хватало. Она взъерошила копну непослушных волос, немного постояла в задумчивости и, покрутив головой, направилась на поиски выхода.

Поплутав среди мостиков и переходов, она нашла эскалатор. Обычно, во всех метрополитенах мира, пространство рядом с эскалатором используется для размещения рекламных объявлений. Эта станция не была исключением. Плакаты, которые успела разглядеть Беатриче, дали ей богатую пищу для размышлений.

"Начнем с того, что на них не было ни одного изображения женщины или ее атрибутов - одежды, домашних принадлежностей; почти не было изображений детей (а если и были, то только мальчики). Зато в изобилии присутствуют мужчины в различных комбинациях и ситуациях. Однако..." - протянула себе под нос Би. Она пересекла пустой холл и вышла на свежий воздух.

Поздний вечер уже превратился в ночь. Ночной город, разбросавший перед ней переплетения улиц, домов, витрин и огней был похож на ее родной город. То здесь, то там взгляд выхватывал очертания знакомых зданий. Но в то же время совокупность мелких деталей, делала его чужим. Тротуарная плитка, освещение, даже контейнеры для мусора отличались от тех, к которым она привыкла дома настолько, что даже их не замечала. А еще, по крайней мере, рядом со станцией практически не было зелени и цветов, и мест, где можно было бы присесть и передохнуть после кружения по городу. "Вот уж воистину - Звезда Смерти" - грустно усмехнулась Биче.

Внезапно ночную тишину разорвал звук сирены, и из-за угла выскочила машина непривычной расцветки, но вот надпись на капоте не давала шанса на ошибку. Это был полицейский патруль.


***


Человек на платформе не на шутку заинтересовал Алекса. По какой-то причине он почти физически ощущал эмоциональное состояние юноши. Вот сейчас это была чистая, незамутненная злоба. Алекс был настолько поглощен наблюдением, что не сразу заметил, что сам был обнаружен. Но как только на нем остановился пышущий негодованием взгляд, он вздрогнул, как от удара электрического тока, почти рефлекторно развернулся и устремился к выходу из этого стального склепа.

С трудом справившись с автоматическими дверями станции, Алекс почти вывалился на улицу. "Какого черта?! Что со мной происходит?! Это мой проект, моя работа, моя жизнь! Почему же мне так паршиво, что хочется напиться, разнести в хлам эту груду стекла и стали и завыть на луну! И совсем не хочется ехать и ублажать ЕГО отпрыска! Младшего друга..." - поправил он себя. Он решительно двинулся в сторону машины, похожей на поджарого и стремительного хищника. Полностью контролируя себя, он уселся в машину, нарочито медленно включил зажигание, несколько минут подождал, пока прогреется двигатель, и начал движение. Он разворачивался на пятачке перед станцией, когда его ослепил свет фар подъехавшей полицейской машины. Из нее, не торопясь, вышли стражи порядка и вразвалочку двинулись к дверям станции, рядом с которыми была видна чья-то субтильная фигура. Опять этот мальчишка!



Алекс ехал ночному, освещенному яркими огнями городу. В зеркале заднего вида на ветровом стекле он ловил отражение своего лба с прилипшими к нему темными прядями и короткие взгляды голубовато-серых, но сейчас в полумраке казавшихся почти черными глаз. Каким же нехорошим был взгляд, неправильным. Ведь он ехал на встречу с самым близким (по крайней мере, сейчас) для него человеком.

"Младший друг" - "почетная обязанность, привилегия, смысл жизни", так с самого детства наставлял его учителя в детском интернате и в школе среднего звена. Мальчиком, он покровительствовал всем малышам, унимал их ссоры, принимал участие в играх. Крохи его просто обожали, а старшие товарищи и наставники уважали его и ценили его общество. Куда же это ушло? И как "младший друг", в его понимании, превратился из мальчишки с широко распахнутыми от восхищения глазами, ловящего каждое слово и оттенок его настроения, в изнеженного, самолюбивого, томного юнца, гоняющегося только за своим удовольствием.

Обязанности по заботе о "младшем друге" обычно возлагались на мужчину, "вошедшего в возраст", то есть достигшего 25 лет, и сводились они в основном к поддержке молодого человека в начале его жизненного пути, к разъяснению механизмов существования их общества. Да наконец, просто к общению молодого неопытного человека с состоявшимся мужчиной. Первая встреча младшего друга с его наставником происходила, когда юноше исполнялось 18 лет. Первый цикл опеки составлял обычно три года, после чего молодого человека передавали более старшему покровителю, уже достигшему 30 лет, который не только помогал ориентироваться в житейских вопросах, но способствовал профессиональному и карьерному росту. Младший друг отпускался в свободное плавание по достижении 24 лет. И первого и второго старшего друга выбирали на советах, в которых обязательно принимал участие отец мальчика. Его голос обычно и становился решающим. В некоторых случаях первый старший друг оставался с младшим и по достижении им 21 года.

Но самым важным, почти сакральным моментом в возникновении отношений старшего и младшего друга была инициация - акт, символизирующий жизненную основу их общества - превознесение и освящение отношений между мужчинами. Это было соитие, которое происходило в месте, выбранном старшим другом, и символизировало узы, связывающие юношу и наставника (да и всех мужчин, являвшихся членами их общества), которые являются чем-то много большим, чем товарищество. Этот ритуал повторялся периодически, чтобы укреплять их связь. В некоторых случаях, когда младший и старший друг начинали испытывать друг к другу серьезные чувства, не возбранялись регулярные сексуальные отношения.

На первый взгляд, в обществе, где жил Алекс, царила всеобщая гармония, основанная на глубоких эмоциональных связях между членами этого общества. Однако стройную картину портила необходимость обеспечивать продолжение рода и поддержание прироста населения. И вот тут крылось уязвимое место системы. Поскольку для рождения детей были необходимы существа другого пола, и в качестве доноров половых клеток, и в качестве суррогатных матерей, приходилось мириться с наличием строго контролируемого количества женщин. Но даже строгий контроль не мог преодолеть давно существующую тенденцию к увеличению количества женщин.

Их социальный статус был весьма невысоким: для них были закрыта возможность получить образование, участвовать в общественной и культурной жизни. Основной обязанностью женщин было вынашивание детей, зачатых в пробирке. Кроме того, их использовали на работах, не требующих квалификации. Само собой разумеется, женщины жили в обособленных закрытых зонах и не имели свободного доступа в общественные места.

В мрачных размышлениях о несовершенствах некоторых общественных институтов, Алекс добрался до дома Сандро, так звали его "младшего друга". Он долго слушал гудки вызова домофона. Наконец, на вызов ответили, и дверь открылась.

Когда Алекс оказался на этаже, где жил мальчик, он увидел, что дверь квартиры была распахнута настежь. Прислонившись к косяку со скрещенными на груди руками, в дверном проеме стоял заспанный, недовольный и совершенно обнаженный Сандро. Алекс молча подошел к нему, развернул за плечи и практически втолкнул внутрь. Несмотря на то, что ростом Сандро был немногим ниже очень высокого Алекса, он неожиданно легко подчинился, посчитав грубость старшего друга частью сегодняшней сексуальной игры. Более того, он был приятно удивлен такому разнообразию, так как обычно Алекс во время их близости был очень тактичен, нетороплив, внимателен и несколько сдержан. Сегодня же он, сохраняя молчание, снял пальто и прошел в гостиную. Там старший друг быстро разделся, аккуратно сложил одежду, холодно и пристально посмотрел на Сандро, у которого вниз по позвоночнику скользнул неприятный холодок.

- Не слышу извинений - хриплым ото сна и волнения голосом сказал Сандро.

Алекс, так и не промолвив ни слова, еще раз развернул юношу, опустил его в коленно-локтевую позицию, потом совершив минимально необходимые действия, чтобы приготовить себя и партнера к соитию, надел презерватив и вошел в Сандро. Он двигался с широкой амплитудой, с силой вгоняя себя в тело юноши. Приблизившись к кульминации, старший друг ускорил темп. Он добрался до нее немногим раньше Сандро, но услышав страстные стенания мальчика, он закончил движение и почти сразу вышел.

- Прости, я сегодня был не склонен к прелюдии - только и обронил Алекс по окончании, после чего пошел ванную комнату, больше не прикоснувшись к партнеру.

Растерянный Сандро забился в угол дивана, на котором они только что занимались сексом, одурманенный остаточной сонливостью и возбуждением, он с трудом осознавал, что произошло, но неудовлетворенность и обида подсказывали ему, что что-то кардинально изменилось в их отношениях.

- Что же все-таки происходит? Что, черт возьми, творится со мной?! - вслух отчетливо почти по слогам произнес Алекс. В памяти возник обнаженный мальчишка у дверного косяка, и почти сразу же вспомнился тот, другой, потерявшийся на проклятой станции. На протяжении нескольких ударов внезапно взбесившегося пульса Алекс вдруг осознал, что же его смущало в том заблудившемся и обозленном мальчике. Это был совсем не мальчик, это была молодая ЖЕНЩИНА! В одно мгновение осколки мыслей и догадок сложились в единую картину: ее метания между поездами, отчаяние, перешедшее в злость, полицейская машина около станции, Роберто!

- Роберто! Боже, только не это! - сдавленно выдохнул Алекс и стремительно метнулся обратно в гостиную. "Только бы успеть!!!" - билось у него в голове.






Глава 3 Встреча с реальностью



Биче уже третий час сидела в крошечной клетушке, в центральном полицейском участке. Допросы на время прекратили, и у нее появилась возможность осмыслить всю информацию, свалившуюся на нее за последние два часа.

Полицейская машина, подлетевшая к станции, как четыре всадника Апокалипсиса, ослепила и оглушила ее. Выскочившие из нее добры молодцы, высоченные накачанные ребята, в один момент скрутили ее, быстро и грубо обыскали и засунули в закуток для арестантов.

Участок находился всего в паре кварталов от станции, поэтому уже через несколько минут она едва успевала перебирать ногами по коридорам полицейского участка, пока пара полицейских на вытянутых руках тащили ее в кабинет для допросов.

Сначала ей приказали снять с себя все и сложить в большой бумажный пакет, вместо ее одежды ей швырнули ношеные мешковатые тряпки серого цвета: нечто напоминающее старинную нательную рубаху, косынку и тапки. Потом в комнату вошел крепкий коренастый светловолосый мужчина в форме. На его широком лице светилась уже знакомая Биче брезгливость, смешанная с радостью от осознания собственного превосходства.

- Ну что, сучечка, добегалась! - с ходу бросил он Беатриче. Она промолчала, внимательно разглядывая вошедшего.

- А что молчишь? Отвечать-то ведь придется, да по всей строгости закона - не сдавался белобрысый дознаватель.

- Я не собираюсь говорить с Вами в отсутствии адвоката - негромко и ровно проговорила девушка.

- Чего?! Ты, растение, где слово-то такое услышала? С неба, что ли, свалилась? Сукам уже лет тридцать никаких адвокатов не положено - расхохотался дознаватель. И в такой же форме кратко изложил задержанной особенности общественного устройства и объем прав, которыми пользуются женщины в этом ориентированном на мужчин обществе. "А самкам у нас полагается вынашивать, рожать и подтирать за всеми!" - закончил он свою тираду.

Битти похолодела, она не ожидала, что все окажется настолько плохо. На память пришел один ее некогда близкий друг, веселый, умный и очень симпатичный, с которым когда-то почти год они общались душа в душу, Би даже подумывали перевести их отношения в более серьезное русло, но ее планы потерпели крах, когда однажды между делом он признался, что в любви он предпочитает мужчин. Близость быстро сошла на "нет", а приятельские отношения сохранились. Но до чего же он был не похож на тех, кто окружал ее сейчас! "Откуда взялась эта брезгливость и презрение?! И чем же им не угодили женщины?!" - подумала она.

Сначала Беатрикс пожалела, что пошла на занятия со вспомогательной сумкой, в которую забыла переложить свой паспорт. Однако поразмыслив, она пришла к выводу, что паспорт ей не только не помог бы, но скорее навредил. Отличающаяся от принятых здесь форм бумажка с указанием, на то, что она проживает в этой же стране и в этом же городе, сделала бы ее еще более подозрительной особой.

Из краткого правового ликбеза, устроенного дознавателем, она поняла, что женщины подлежат наказанию разной степени тяжести практически за любые проступки. Побег из зоны, где содержались женщины, считался серьезным преступлением, влекущим длительное заключение. Но самым тяжким нарушением закона было склонение мужчины к соитию, за установление вины женщины в данном преступлении ей грозило пожизненное заключение. Решение об установлении вины и назначении наказания принималось единолично начальником полиции в срок не позднее 7 дней с момента задержания подозреваемой.

На протяжении остального времени допроса, Би молчала, уставившись в угол.

- И должен тебе признаться, сученочек, что я бы на твоем месте не тешил себя надеждой, что, мол, тебя просто переместят из одной зоны в другую. Специальная зона находится в ведении начальника полиции города господина Роберто Гуардини, а у него репутация необыкновенного выдумщика. Говорят, что у него просто золотые руки и холодный разум, а про сердце никто и не вспоминает. Так что я бы не рассчитывал на увеселительную прогулку - в завершение допроса добил ее дознаватель.

На исходе второго часа допроса ее, безучастную ко всему, охватила апатия, поэтому дознаватель дал знак полицейским, и они бросили ее в клетушку рядом с комнатой допросов. Биче было холодно, хотелось пить и есть, но не было сил подняться и попросить еды и питья. Почему-то она вспомнила высокого незнакомца на станции, наблюдавшего ее агонию. "Наверное, это по его милости я оказалась здесь" - мрачно подумала Би.

Обдумывая все, что она услышала, Би начала готовить себя ко всему, что должно было последовать после возвращения начальника полиции, который должен был отсутствовать еще пару дней. Допросы дознавателя, следователя, самого начальника, заключение и ... . "Ну почему ЭТО происходит со мной? За что? Что мне делать?!" - вопросы, которые вяло задавала себе Би, походили на рефлекторные взмахи лапок небезызвестной всем лягушки, угодившей в сметану.

- Help! - то ли прошептала, то ли всхлипнула она. Как же мало походил этот всхлип на припев песни ее любимой английской банды!

Сквозь пелену усталости и отчаяния, до нее дошел звук низкого хорошо поставленного мужского голоса, обладатель которого неподалеку от клетушки о чем-то разговаривал с дознавателем. Биче не могла разобрать слов, так как собеседники говорили очень тихо, но почему-то голос действовал на нее успокаивающе и, как ни странно, обнадеживающе. Она собрала последние силы и доковыляла до решетки. То, что она увидела, сгубило все оставшиеся надежды на корню - рядом с дознавателем стоял и смотрел на нее тот самый верзила со станции. Она узнала его по длинному черному пальто да еще по странному исходящему от него ощущению естественной присущей ему от природы властности. Он перевел взгляд на полицейского, тот дал знак своим подчиненным, дверь клетушки открыли, и Би вывели в коридор.

- Проводите ее до моей машины, пожалуйста - сказал незнакомец.

- Да что ж Вы свою красавицу будете пачкать, господин Рейно! - запричитал дознаватель - мы бы в своей колымаге ее доставили прямо до зоны.

- Не беспокойтесь, дружище! Я без того у Вас в долгу - твердо возразил мужчина, пожал ему руку и направился по коридору следом за полицейскими.

- В другой раз будьте внимательны к своим путценкам, господин Рейно, только благодаря бдительности парней, с которыми она ехала в одном поезде, удалось ее задержать - прокричал дознаватель в спины уходящим. Обладатель черного пальто сделал неопределенный знак рукой. Биче, слышавшая последнюю реплику дознавателя, в который раз за этот бесконечный день была сбита с толку.



Глава 4 Неожиданные открытия


***


Женщина молчала. Она молчала в машине, сидя на заднем сидении, неестественно выпрямив спину и безучастно глядя в окно. Лишь раз коротко глянула на него своими необычными светло-коричневыми сзелена глазами, когда он резко затормозил и остановился на обочине небольшой окраинной улицы.

"Что происходит?" - продолжил Алекс свой внутренний диалог, слегка удивившись изменению тональности. На смену панике и отчаянию пришло удивление, смешанное с любопытством. "Что на меня нашло? Зачем я помчался вытаскивать из полиции ЭТУ ... " - определение не приходило, потому что незнакомка, сидевшая на заднем сидении его машины, не походила ни на одну особу женского пола, с которыми до этого момента сталкивался Алекс.

На минуту закралась мысль о том, что она - беглянка из зоны, но он почти сразу же отбросил ее. Одежда, в которой он впервые увидел ее на станции, ухоженные руки, то, как она автоматическим движением пристегнула привязной ремень, едва усевшись в машину, грациозность, неуловимая, но ощутимая аура Инакости - все это не оставляло у него сомнений в том, что она не была одной из здешних женщин, находившихся на самой низшей ступени общества.

"И главный вопрос - что же мне теперь с ней делать? Я могу сдать ее в зону, где ее пристроят к каким-нибудь работам..." - начал про себя рассуждать Алекс.

"Взгляни в глаза реальности - если ее не возьмут в оборот остальные бабы, польстившись на молодость и миловидность, то, судя по ее поведению в участке, рано или поздно, она опять попадет в тот же участок за первую же провинность" - прошептал внутренний голос - "И тогда она уже не минует Роберто...".

Роберто! Мысль о том, что женщина окажется во власти отца его младшего друга, бывшего когда-то бессменным старшим другом самого Алекса, заставила отвергнуть вариант с зоной.

Поймав в зеркале заднего вида ее короткий взгляд, он вспомнил, как она смотрела на него в первые мгновения, когда он разговаривал с полицейским. Это был открытый, доверчивый взгляд существа, отчаянно нуждающегося в помощи. Также на него смотрели малыши в интернате, когда вечерами выключался свет, и надо было рассказать им какую-нибудь историю, чтобы не было страшно. Решение пришло само собой, и на душе почему-то стало еще спокойнее: он попробует ей помочь.

Алекс повернулся к сидящей позади женщине и минуту рассматривал ее, не нарушая молчание. Она не поражала яркой внешностью, была скорее среднего роста, а по сравнению с ним выглядела и вовсе невысокой. Темные густые волосы обрамляли лицо, черты которого были несовершенны, но их сочетание: несколько удлиненного точеного носа, высоких скул, большого рта, в уголках которого, несмотря на пережитую ночь, будто притаилась улыбка, а главное необычных глаз - притягивало взгляд. А по прошествии времени открывалась его гармония, причиной которой были малейшие изменения ее настроения или движения души, отражавшиеся на лице. Вот сейчас, несмотря на утомление, она излучала решимость и - что это? - достоинство, каких он не встречал и у многих знакомых ему мужчин.

- Как тебя зовут? - нарушил молчание Алекс.

Она повернулась к нему и, так же молча, выжидательно посмотрела на него.

- Почему ты оказалась в Городе одна, без сопровождения в странной и неподобающей женщине одежде? - продолжил расспрашивать Алекс.

Взгляд из выжидательного превратился в вопросительный.



- Вероятно, ты украла одежду и сбежала из зоны, а сейчас боишься признаться, поэтому ты и отмалчивалась в участке. Что ж, достаточно верная линия поведения. Но если бы информацию о тебе, распространили среди нанимателей, то твой хозяин бы нашелся, и тебе бы все равно не поздоровилось - рассуждал он.

Во взгляде сквозило непонимание.

- Если ты продолжишь молчать, мне не останется ничего иного как сдать тебя в полицейский участок - Алекс попытался обострить разговор, чтобы добиться от нее хоть какой-нибудь реакции, кроме выразительных взглядов.

- Не вполне понимаю, по какой причине ВЫ обращаетесь ко мне на "ты" - наконец произнесла она немного хриплым голосом.

Алекс поперхнулся очередной тирадой и, в свою очередь, посмотрел на нее непонимающим взглядом.

- Мы с ВАМИ не то, что не пили на брудершафт, но даже не представлены, поэтому я не хочу, чтобы ВЫ говорили мне "ты" - ровным и бесцветным тоном продолжила женщина.

Алекс впервые за долгое время растерялся, не зная, что сказать. Эта особа не имела никакого представления о требованиях к поведению женщин в присутствии мужчин, зато была прекрасно осведомлена о правилах поведения в приличном обществе. Откуда же она такая взялась? Он рефлекторно потер крыло носа указательным пальцем правой руки.

- Ну, хорошо, ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ - выдавил он из себя - Меня зовут Александр Рейно, я архитектор, у меня собственное архитектурное бюро.

Алекс ни за что не поверил бы, если бы кто-то сказал ему, что он когда-нибудь по всем правилам будет представляться женщине. Она слегка наклонила голову и сказала в ответ:

- Меня зовут Беатрикс ЛаФайет, я юрист, работаю в корпорации "Europe Oil Inc". ОЧЕНЬ ПРИЯТНО!

Алекс предполагал, что его способность удивляться имеет определенные пределы, но когда он дослушал свою спутницу, понял, что жестоко ошибался.

- Вы врете! - повысив голос, выдохнул он - Это не может быть правдой!

- Отчего же? - приподняв бровь, иронично парировала Беатрикс.

- Да потому, что женщины пригодны только для простейших работ, не требующих специальных знаний и навыков, и уж тем более не предполагающих принятие ответственных решений - произнес Алекс, как нечто само собой разумеющееся.

- И кто же сморозил такую очевидную глупость? - вкрадчиво осведомилась собеседница - И, главное, когда? Сколько живу на свете, с каждым годом все более убеждаюсь в обратном.

Алекс чуть не задохнулся от удивления, смешанного с негодованием, тем не менее, постарался не подать виду. Он уже понял, что _эта_ женщина была непростым собеседником, но он не мог отделаться от ощущения, что разговаривать с нею было много интереснее, чем с большинством его знакомых.

- Однако, это одна из реалий нашего общества - только и смог ответить он.

Биче нахмурилась и запустила руку в густую шевелюру.

- О Господи, куда же я все-таки попала - сказала она, как будто про себя - Действительно, какое-то Зазеркалье, только со странным гендерным перекосом.

- Вы хотите сказать, что живете в месте, где взаимоотношение мужчин и женщин строится по другим правилам? - уточнил Алекс.

- Да, так и есть, и мне, определенно, правила, принятые в моем ..., как Вы выразились, месте, нравятся больше - устало произнесла Би.

- Ну что же, если это - правда, а я обязательно проверю правдивость Ваших слов ("интересно, как я это сделаю?" - мелькнуло у Алекса в голове), Вам, очевидно, потребуется помощь? - подвел итог разговора Алекс.

- Да уж, помощь мне сейчас не помешает... - с горьким сарказмом отозвалась его собеседница.

- У меня есть идея, обсудим ее по дороге - заводя мотор, сказал Алекс.

"Ее видели в участке, если кто-нибудь проболтается, и о происшествии узнает Роберто - под угрозой окажется не только она. А если попробовать такую комбинацию?" - Алекс развернулся и направился к женской зоне.

Показав пропуск, он беспрепятственно въехал на территорию.


"Кто он такой? Куда он меня везет? Что там со мной будут делать? Когда же все это кончится?!" - вертелось в голове у Беатрикс. После бессонной ночи сил хватало только на то, чтобы молчать, держаться прямо и не разрыдаться в присутствии этого странного типа.

Они выехали на окраину Города, немного попетляли по промышленной зоне. Вдруг машина резко затормозила. Если бы Биче не была пристегнута, она бы разбила лицо о спинку переднего кресла. "Что же ты делаешь, идиот?" - Би постаралась исчерпывающе передать эту фразу взглядом. Он обернулся, задумчиво посмотрел на нее в ответ и заговорил.

В процессе разговора Биче испытывала противоречивые ощущения: с одной стороны, умом она понимала, что попала в жуткую, необъяснимую ситуацию, угрожающую ее существованию, и очевидный выход из нее пока отсутствовал, с другой стороны, паника не возвращалась, потому что, как это ни было странно, она чувствовала поддержку этого человека.

Закончив разговор, он ... Александр ("какое монументальное имя, однако, вполне ему подходящее") завел мотор, развернулся и еще через несколько минут подъехал к контрольно-пропускному пункту. Через него можно было попасть за высокий серый забор с натянутой поверх него колючей проволокой, ограждавший огромную территорию. По крайней мере, Би не смогла разглядеть его края с обеих сторон.

Ее новый знакомый показал пропуск, после чего они въехали на территорию. Миновав несколько кварталов, застроенных однотипными одноэтажными бараками, изредка перемежающимися двух - трехэтажными зданиями, в которых, судя по вывескам, размещались лавки, мастерские или увеселительные заведения, Александр подъехал к небольшому комплексу зданий, выкрашенных в одинаковый цвет, соединенных причудливой системой переходов, и остановились около одного из них.

Перед тем как выйти из машины этот странный человек повернулся к ней и сказал:

- Вы последуете за мной и будете делать все, что я скажу. Вы должна мне доверять.

- А может быть стоит посвятить меня в детали Вашего плана? - прошипела Беатрикс.

- Все просто: мы проходим по зданию, мимо всех дежурных постов, я запираю Вас на день в комнате для наказаний, а вечером я помогаю Вам покинуть жилой корпус, вывожу из зоны в безопасное место, где мы сможем продолжить наш разговор, не опасаясь преследования полиции - с невозмутимым видом изложил свой план Александр.

"Не-е-е-е-ет!!!" - прокричал разум. Тело же, парализованное властным голосом, кивнуло головой, вышло из машины и последовало за мужчиной. "Вот так себя чувствовали дети Гаммельна, когда звучала дудочка крысолова!" - мрачно констатировала Би, но не отставала и двигалась за ним.



План был действительно прост: Алекс вместе с Беатрикс должны были пройти перед служащими его компании. В их ведении находилось достаточно много женщин, выполнявших черновые работы и живших в выстроенном специально для них комплексе зданий. После Алекс оставлял женщину в одиночной комнате для наказаний, организовывал доказательства, того, что его срочно вызвали в связи с тем, что одна из его работниц покинула зону без сопровождения. Именно эту версию он экспромтом сочинил для дознавателя, когда ворвался в полицейский участок с несколько странной просьбой о передаче ему женщины без дальнейшего разбирательства. А вечером после сигнала гашения огней, он планировал незаметно вывести свою находку из здания и из зоны (благо, что карцер располагался в дальнем конце строения рядом с запасным выходом).

Первую часть плана Алекс реализовал практически безупречно: он в присутствии коменданта здания и дежурной проводил девушку в комнату для наказаний, потом сурово отчитал их за мнимое нарушение: "Думаете, мне приятно проводить время в полицейском участке, выслушивая нотации о противозаконном поведении работающих на меня баб!!!" - ровным, но неприятным голосом выговаривал он - "Я надеюсь, что впредь подобного больше не повторится". Удивление от появления хозяина в столь неурочное время и магическая сила его голоса сделали свое дело: бедняги поверили в то, чего не было. Труднее было не упасть в течение дня от усталости, вызванной бессонной ночью, дождаться вечера и незаметно извлечь женщину из здания и из гетто.

Он выехал из зоны и сразу же направился в офис. По традиции - в самое неудобное для разговора время, когда Алекс пытался миновать дорожный затор по пути на работу - ему позвонил Сандро. После короткого приветствия он замолчал, шумно дыша в трубку.

- Что это было? - наконец вымолвил молодой человек - Как ты посмел бросить меня, ничего не объяснив и даже не поцеловав на прощание? - и после короткой паузы - Когда мы сможем ЭТО повторить?

- Ну, вот что, Сандро! - Алекс постарался придать голосу спокойствие и убедительность - я полагаю, что ты не вполне правильно понимаешь суть отношений старшего и младшего друга. Они не сводятся к бесконечному сексу. Тебе давно пора задуматься о своем призвании, о своей будущей работе, о своей жизни вне телесных наслаждений. Следующую нашу беседу мы посвятим именно этим вопросам, и проходить она будет не у тебя дома вечером или ночью, а в обеденное время в клубе "Поло". Да, чуть не забыл, в будние дни в рабочее время я буду ждать от тебя сообщений, так как в это время у меня нет возможности вести долгие телефонные разговоры. И напоминаю, послезавтра мы встречаемся с твоим отцом на приеме, по поводу закрытия сезона поло. Всего доброго!

Не дождавшись ответа младшего друга, Алекс нажал на кнопку "Отбой".



Глава 5 Встречи с реальностью


***


Биче, сжавшись в комочек, лежала на узкой железной кровати с тонким поролоновым матрацем. Комната была почти пустой и очень холодной. Слабый свет осеннего солнца с трудом проникал в комнату сквозь маленькое окошко под потолком, не согревая, лишь едва разгоняя царящий полумрак.

Она надеялась, что, несмотря на холод ей удастся поспать, однако сон не шел. Женщина ненадолго проваливалась в забытье, но воспоминание о прошедшей ночи быстро возвращало ее к реальности. Из кусочков информации, которые она получила, Би постаралась сложить более-менее ясную картину мира, в котором она оказалась. В том, что это был другой мир, она уже не сомневалась. И вот что получилось: мужчины, являвшиеся элитой этого странного общества, доминировали; женщины, которых было настолько много, что их качества и свойства, за исключением способности вынашивать и рожать детей, не имели ценности, находились на положении низших существ, не имеющих ни прав, ни возможностей для самореализации. Контакты между мужчинами и женщинами не то, что не поощрялись, но были строго ограничены. "Мрак и ужас!" - такой была первая реакция Би на столь неутешительные выводы. Она схватилась за голову. Потом женщина задумалась о собственных перспективах, и отступившее, было, отчаяние вновь охватило ее. Она не представляла, какой странный случай или чья-то воля занесли ее в это страшное место, поэтому она не понимала, где и как можно искать выход из создавшегося положения.

Потом ее мысли обратились к единственному человеку, который выразил сочувствие и попытался помочь. Только сейчас она смогла оценить его поддержку, потому что поняла, сколь нетипично должно было быть для него такое поведение. Александр необычайно живо предстал перед ее мысленным взором: высокий мужчина, с темными короткими волосами, красивый не той совершенной холодной красотой, которая, подобно зимнему солнцу, светит не согревая. Напротив, его внешность состояла скорее из несовершенств: тонких, плотно сжатых губ, крупного и удлиненного носа, несколько непропорционально большого лба, Но удивительные полные жизни глаза объединяли черты лица в единую гармоничную картину. Впечатление завершало исходящее от него ощущение силы и надежности. "А ведь он был первым человеком, с которым я столкнулась здесь" - вдруг поняла Биче - "Пусть не видя его, стоя соляным столпом на том проклятом перроне, я чувствовала его взгляд".

Внезапно Беатрикс осознала, что ощущение, что за ней бесцеремонно наблюдают, не было просто воспоминанием. За дверью послышалось шуршание, потом в замке заскрежетала отмычка. Биче села на кровати, ожидая появления Александра. Однако вместо него в узкую щель приоткрывшейся двери проскользнула женская фигура.

Невысокая и щуплая женщина неопределенного возраста, одетая во вполне сносную одежду, которая был лучше, чем та, что была на Би, медленно, словно нерешительно приближалась к кровати. Когда незнакомка добралась до пятачка, освещенного скудными солнечными лучами, проникающими через оконце, Беатрикс смогла разглядеть нежданную гостью. Это была зрелая женщина с мелкими, но правильными чертами лица, и с цепкими карими глазами, коротким взглядом которых посетительница пробежалась по Биче. Показалось, что она одним только взглядом попыталась забраться в самые потаенные уголки души и тела.

- Хм, я что-то не видела тебя раньше - женщина прервала молчаливое разглядывание Беатрикс.

- Добрый день! Меня привезли вчера вечером - ответила Би, поежившись.

- Из какой же зоны тебя такую привезли вчера вечером? - хмыкнула женщина - День в карцере для тебя добрый.

Она сделала еще пару шагов и без спроса уселась на кровать.

- Ух, какая ты хорошенькая! - вполголоса восхитилась она - Покажи ка ручки! Чистый шелк! Да ты недотрога!

Би выдернула руку из шершавых и обветренных рук незнакомки и отодвинулась в угол кровати.

- Кто Вы и почему Вы вошли в эту комнату? - стараясь держаться спокойно, но внутренне трепеща, спросила Би и судорожно сжала край жидкого матраса.

- А чего дрожишь? Я сегодня дежурю по этому крылу, мне птичка на хвосте принесла, что ночью хозяин притащил из полиции девку, сбежавшую из зоны. Вот я и решила полюбопытствовать, что это за птица! Хороша! - спокойно пояснила женщина, плотоядно оглядывая Биче.

- Вы, вероятно, ошиблись, полагая, что я соглашусь на столь близкое общение с Вами - вспылила Би.

- А кто тебя спрашивать-то будет? Мало ли вас таких молодых и гордых, носами вертят, я, мол, не такая, меня для размножения готовят. А ведь одно другому не мешает. Мужики от нас нос воротят, значит надо помогать друг дружке, не так что ли? Меня, может быть, тоже готовили, но, в конце концов, не сгодилась я им чем-то. Так что мне теперь совсем без удовольствия жить?! - раскипятилась женщина. В коридоре послышался отдаленный шум.

- Ну что же, птичка, мне пора. До встречи ночером - бросила женщина и также бесшумно выскользнула из комнаты. В замке проскрежетала отмычка. Биче осталась одна. Даже после нескольких часов, проведенных в полиции, у нее не было такого мерзостного ощущения. Ей захотелось смыть с себя этот липкий взгляд и вытряхнуть из головы речи и голос незнакомки.

Би провалилась в сон, из которого ее вывел голос Александра.



***


Тяжелый день, состоявший из выматывающих встреч и совещаний с руководителями служб архитектурного бюро, катился к завершению. Через пару часов Алекс планировал закончить дела и выехать в сторону женской зоны. В перерыве между встречами он успел урвать пятнадцать минут сна, поэтому головокружение и усталость отступили. Он надеялся, что вторую часть плана удастся завершить успешно.

- Где же я смогу ее спрятать, чтобы не попасться агентам Роберто? - вполголоса рассуждал он вслух, когда зазвонил телефон. Не глядя на экран, он машинально взял трубку и сказал: "Добрый день, слушаю Вас"

- Здравствуй, мой мальчик - неторопливо и спокойно произнес в трубке до боли знакомый мужской голос.

- Зд-дравствуй, Роберто! - с небольшой запинкой ответил Алекс.

- Как поживаешь? - продолжал старший друг - У тебя усталый голос. Надеюсь, ты в порядке?

- Все нормально - постарался приободриться Алекс с разочарованной гримасой на лице. "Он уже в курсе. Ну, что же, начинаем представление" подумал он - Хотя, ты, как всегда, прав - мои дела могли бы идти и получше. Вчера из зоны сбежала какая-то полоумная девица, одна из моих работниц. Третьего дня мне донесли, что у нее что-то не в порядке с головой, она несколько раз ходила во сне. Я даже не мог ожидать, что проблемы с головой окажутся настолько серьезными. Вчера, когда я встречался с Сандро, мне сообщили, что она бесследно исчезла. Я вынужден был срочно откланяться и искать эту ненормальную. Должен сказать, что твои подчиненные были на высоте. Я сразу обратился к ним и без труда нашел беглянку.

- И зачем же ты извлек ее из участка, даже не посоветовавшись со мной? - голос Роберто начал твердеть.

- Она была достаточно достойным экземпляром для размножения. Я надеялся, что хотя бы в этот раз дело заладится. Прости меня, пожалуйста - с раскаянием произнес Алекс.

- Ничего-ничего, Алекс, просто в следующий раз поставь меня в известность - смягчился начальник полиции - И вообще, может быть, вернешь ее в участок? Зачем тебе психически нездоровая особа для зачатия твоего будущего ребенка? ТЫ заслуживаешь самого лучшего, а ее можно было бы с выдумкой взять в оборот.

По спине Алекса прошел нехороший холодок. Он почти увидел, как в этот момент Роберто подмигнул ему и улыбнулся уголками губ.

- Есть проблемы, которые волнуют меня куда более ненормальных баб. Я хотел бы обсудить с тобой будущность Сандро - поменял тему Алекс - Он не первый мой младший друг. Мальчики, которым я помогал раньше, многого достигли и стали уважаемыми членами общества. Я знаю, что, не в последнюю очередь, по этой причине ты настаивал на том, чтобы я стал старшим другом твоего сына. Он очаровательный и многообещающий молодой человек, но, к сожалению, несмотря на все мои усилия, он предпочитает много обещать, но не выполнять своих обещаний.

- Ну-у-у, не будь таким требовательным к малышу - покровительственно протянул Роберто - Он еще так юн и неопытен, позволь ему насладиться жизнью. Тем более, у него есть такой неиссякаемый источник наслаждений.

"Он опять подмигнул и улыбнулся во весь рот" - холодно констатировал про себя Алекс.

- И все же я продолжу этот разговор при нашей встрече послезавтра на матче по поло - закончил разговор Алекс - до свидания Роберто!

- Чао, мой мальчик! - в трубке последний раз прозвучал глубокий и бархатистый голос старшего друга.

-От всей души надеюсь, что он не телепат - вслух произнес Алекс, не испытывая особой уверенности.

"Ну что же, вот и ответ: чтобы надежно упрятать женщину от посторонних, везти ее надо домой и только домой" принял решение Алекс. Три года назад он сам проектировал свой дом и лично следил за всеми стадиями строительства, поэтому он был уверен, что в доме на этапе строительства не было установлено следящих устройств. Редкие встречи с Роберто проходили всегда на территории старшего друга. С некоторых пор Алекс ревниво охранял свое личное пространство от посторонних, не позволяя проникать в него ни младшим друзьям, ни (особенно) Роберто, никому.

Конец рабочего дня Алекс посвятил доработке деталей нового проекта, специально задержавшись в офисе. Когда бюро опустело, он шагнул из освещенного холла в прохладные осенние сумерки. Накрапывал мелкий дождик, поэтому очертания зданий, огни, силуэты проносившихся мимо машин слегка расплывались, приобретая фантастические формы. Хотя, может быть, на восприятии сказывалась накопившаяся за сутки усталость.

Алекс сел за руль, завел и погрел мотор, обдумывая детали своих дальнейших действий. Потом он неторопливо двинулся с места, некоторое время покрутился по городу, после чего поехал по направлению к зоне. Охранники на контрольно-пропускном пункте несколько удивились столь позднему визиту Алекса, но, тем не менее, беспрепятственно пропустили его.

Алекс остановился на границе пустыря, примыкающего к зданию, где находилась та женщина. Выйдя из машины и аккуратно прикрыв дверь, Алекс, надежно замаскированный завесой дождя, двинулся к запасному выходу из здания. Он открыл своим ключом дверь, которая также была пожарным выходом, прошел по темному коридору, миновав несколько дверей с зарешеченными окошечками и отверстиями для передачи пищи. Наконец, обнаружив нужную ему, он открыл ее заранее приготовленным ключом и проскользнул внутрь.

Женщина, кажется, ее звали Беатрикс, спала на узкой кровати, сжавшись в комочек и тяжело дыша во сне. Брови были сведены к переносице, рот болезненно искривился. Он хотел было прикоснуться к ее плечу, чтобы разбудить ее, но что-то его остановило. Когда он окликнул её, его находка вздрогнула всем телом, но не проснулась, ему пришлось позвать ее еще раз. На этот раз его новая знакомая открыла глаза, и разом села на кровати, тряхнув головой, словно отгоняя остатки снившегося ей кошмара.

- Вы - в порядке? - внимательно вглядываясь в ее лицо, спросил Алекс.

- Д-да, да... - не вполне уверенно ответила Беатрикс.

- Хорошо! Следуйте за мной и постарайтесь двигаться как можно тише - проинструктировал спутницу Алекс, понизив голос.

- Подождите, Александр - торопливо прошептала Беатрикс, сжав левую руку в кулак - Некоторое время назад, сюда заходила женщина, дежурная надзирательница. Она села на кровать и брала меня за руки.

Собеседница неосознанно потерла пальцами, как бы стряхивая воспоминание об отвратительном прикосновении.

- Потом она сказала, что позднее зайдет еще раз - сбивчиво добавила она.

Алекс нахмурился, запустил руку в короткие черные пряди на затылке и решительно повторил: "Следуйте за мной".

Он вывел Беатрикс из здания, посадил на заднее сидение и приказал сидеть тихо и ждать его.

"Что за люди?! Обязательно надо залезть в чужую жизнь и как можно грязнее наследить там по праву сильного!" - подумал Алекс и тихонько выругался вслух - "И, очевидно, что такое поведение не зависит от пола". Он обогнул здание и зашел в него через центральный вход.

- Кто сегодня дежурит в крыле для наказаний? - без приветствия быстро спросил Алекс.

- Рената - ответил перепуганный комендант, не ожидавший столь скорого повторного визита хозяина.

- Сутки карцера. В четвертую комнату - отрывисто скомандовал Алекс. В четвертой комнате он накануне оставил Беатрикс.

Он развернулся и вышел из здания, оставив недоумевающего коменданта.


- Вам необходимо лечь, чтобы охранники на КПП Вас не заметили - бросил Алекс, садясь в машину.

Женщина беспрекословно подчинилась. Алекс надавил на газ и поехал к выходу из зоны. Благополучно миновав КПП, он повернул машину к выезду из города, в сторону дома.


Его дом находился в десятке километров от города, неподалеку от пригородного поселка, где жили одни из самых состоятельных и уважаемых горожан. Всю дорогу от зоны до поселка он периодически поглядывал в зеркало заднего вида, надеясь рассмотреть свою новую знакомую, но ее не было видно, потому что, видимо, она осталась лежать на заднем сидении. Когда Алекс подъехал к дому, он ощутил некоторое беспокойство за нее, открывая заднюю дверь. Беспокойство отступило, он даже улыбнулся, когда увидел, что она попросту опять заснула, на этот раз спокойным сном. На ее лице бродила легкая улыбка.



Глава 6 Столкновение


***


Второй раз просыпаясь от звука голоса Александра, Би подумала, что это начинает входить в привычку. Она поймала себя на ощущении, что эта привычка ей скорее приятна, чем наоборот. Биче сама не заметила, как заснула, лежа на комфортабельном сидении стремительной машины. Короткий, но глубокий сон освежил ее, ей даже приснилось что-то приятное, но она не смогла вспомнить что именно.

- Я подумал и решил, что самым безопасным местом для Вас сейчас будет мой дом - сказал он несколько отстраненно, открывая перед ней дверцу машины - Вас почти наверняка не найдут, там, где я предполагаю Вас разместить.

Беатрикс поморщилась: "Как будто вещь в кладовку засунет!", но вслух ничего не сказала. Он жестом пригласил ее выйти из машины и следовать за ним.

Би, немного неуклюжая после сна, выкарабкалась из машины и огляделась вокруг. Машина остановилась на дорожке, огибающей ровную лужайку, которая была окружена купами деревьев, терявшихся в подступающей к дому темноте. Женщина с наслаждением вдохнула свежий, холодный воздух. Но увидев дом, она почувствовала, как горло перехватило, будто глоток воздуха встал поперек. "Что за тяга к неопознанным летающим объектам?!" - мысленно ужаснулась она. Дом действительно был похож на космический корабль: круглый и приплюснутый, в его внешней отделке использовалось матовое стекло, сталь и пластик. Сам дом и пространство вокруг него причудливо подсвечивались пучками света, исходящими из замаскированных источников.

Биче бросила короткий взгляд на хозяина жилища. Он стоял, сумрачно глядя на нее, запахнувшись в свое длинное темное пальто, бледный, с кругами под глазами и плотно сомкнутыми губами. Би побрела к лестнице, ведущей к серебристой панели, которая решила неудачно притвориться дверью.


Алекс безумно устал, у него не было сил думать, чувствовать, и даже двигался он при помощи каких-то скрытых резервов организма. Тем не менее, скорее рефлекторно он отметил, что хотя впервые за долгое время в его дом вторгается чужак, а он не чувствует возмущения или даже мимолетного отторжения. Он устало отмахнулся от этой мысли, и поплелся в дом следом за Беатрикс. В мареве физического и морального утомления, он автоматически обошел все перетекающие друг в друга помещения, иногда разделенные полупрозрачными бумажными перегородкам, прикидывая, где можно было бы поселить женщину. Он остановился на маленькой каморке неопределенного назначения, достаточно большой, чтобы там можно было лежать, сидеть и свободно двигаться, но далеко на такой комфортной, как остальное пространство дома. Свой выбор он объяснил себе тем, что эта комнатка была одной из немногих в его доме, где были капитальные стены с нормальной звукоизоляцией и дверь с замком, которые не позволил бы сунуть нос внутрь немногим праздно-любопытствующим посетителям.

Алекс притащил туда гостевой матрас и постельное белье. Рядом находился крошечный санузел хозяйственного назначения, которым обычно пользовалась прислуга.

- Пока Вы будете находиться здесь - глухо произнес Алекс.

Гостья скроила ироничную гримаску, но от комментариев воздержалась.

- Вы можете пользоваться этим санузлом. Мне придется запирать Вас в мое отсутствие, по крайней мере, первое время - продолжал он.

- Это похоже на разновидность заключения - внезапно сказала Беатрикс ровным голосом, как бы, между прочим, грациозным движением повернув к нему голову и глядя в глаза.

Даже если бы она грубо обругала его, она бы не так обидела его! Будь он чуть меньше утомлен, он бы вспылил, но сил на злость уже не было. Он просто повернулся и оставил ее в одиночестве у входа в ее новое жилище.

Алекс с трудом добрался до помещения, символизировавшего спальню, хотя оно находилось неподалеку от злополучной комнатушки. Содрав с себя осточертевшее за день пальто, он, не раздеваясь, рухнул на огромную кровать и моментально провалился в сон.


Би осталась стоять возле своих апартаментов в откровенно растрепанных чувствах. С одной стороны, она ни в коем случае не хотела ранить единственного поддержавшего ее человека, но его сумрачность и, казалось, вернувшееся отчуждение немного задели ее и разбудили бесенка, до поры спавшего где-то в глубине души. Слова вырвались раньше, чем она смогла подумать, что она говорит. Биче безвольно сползла по дверному косяку. "Допрыгалась, безмозглая болтушка! Все тебе неймется! Язык бежит впереди поезда, да что там - самолета!" - корила она себя. Как же ей было стыдно! Чтобы полегчало, она даже пару раз стукнула себя по лбу. К сожалению, это ей не помогло. Тяжело вздохнув, Биче поднялась на ноги, поплелась в санузел, привела себя в порядок, умылась, немного попила. Потом она зашла в свою комнату, включила свет, постелила постель, сняла с себя чужие ремки и легла. Но сон бежал от нее. Очень хотелось поесть, принять душ, залезть под невесомое одеяло в своей кровати, но еще больше хотелось по-другому прожить последние полчаса своей жизни.

"Да полно, почему же только последние полчаса, а что - последние сутки удались?" - внезапно подумала Биче - "Скорее, надо было бы переиграть именно их". Перебирая в памяти события последних двадцати четырех часов своей жизни, Би дивилась тому, что она осталась жива и сохранила рассудок.

Все, с чем она столкнулась вчера было настолько дико, непохоже на ее обычную жизнь, которая состояла из умеренно интересной работы и разнообразного общения. По сути дела, именно общение было сутью ее существования: на службе ей лучше всего давались мозговые штурмы в компании коллег из разных отделов. Вне работы Би посвящала время своей жизни встречам с многочисленными приятелями и приятельницами, и немногочисленными друзьями в разных комбинациях. Даже на занятиях (она училась танцевать танго), она умудрялась болтать. Нельзя сказать, что Биче была всеобщей любимицей, однако отношение к ней большинства окружающих людей можно было расположить на шкале от уважения до пылкой привязанности. Открытых и непримиримых врагов у нее не было. Тем более, что, несмотря на повышенную общительность, несомненным достоинством Беатрикс было умение слушать собеседников, уделяя им максимум внимания, искренне интересуясь их мыслями и чувствами.

Но также правдой было и то, что жизнь женщины не была богата эмоциональными переживаниями. Она усиленно развлекала себя пресловутым общением, культурными мероприятиями, гоняясь за новыми социально допустимыми эмоциональными раздражителями. Но ее душа почти никогда не была затронута этими ... хм... активностями, которые скользили по поверхности, не проникая вглубь.

Надо было признаться самой себе, что по эмоциональной насыщенности вся ее предыдущая жизнь не шла ни в какое сравнение со вчерашним днем.

"И никто из моих "молодых людей" никогда не сделал для меня ничего подобного тому, что сделал Александр. Он дважды вытащил меня из смертельно опасных передряг, не испытывая ко мне ничего, кроме жалости, смешанной с презрением" - Би вернулась к началу своих размышлений - "И чем же я ему отплатила?". Новая волна стыда накрыла ее с головой! Бессильные слезы закапали из глаз.

Предаваясь самобичеванию и ворочаясь с боку на бок, Биче заснула только под утро.



Глава 7 Знакомство


***


Алекс открыл глаза и медленно сел на кровати, с трудом припоминая, почему он заснул в одежде, поперек своего огромного ложа. В голове была звенящая пустота, но усталость как рукой сняло. Комната была залита неярким светом осеннего солнца, и Алекс удивился сам себе, когда обнаружил, что проспал часа на три больше обычного. Он всегда любил субботнее утро, когда можно было позволить себе никуда не торопиться, предаваясь ленивому ничегонеделанию в полном одиночестве. Поднявшись с кровати, он подошел к окну и полюбовался открывшимся видом: перед домом раскинулся огромный безупречно подстриженный газон, который был окаймлен липами, кленами, березам, раскрашенными осенью во все оттенки красного, желтого и зеленого. Там и тут возвышались раскидистые одиночные каштаны. Деревья в отдалении после вчерашнего дождя были подернуты остатками легкой дымки, обещавшей теплый и солнечный день.

Алекс со вкусом потянулся и направился к ванной комнате в предвкушении утреннего душа. Внезапно краем глаза он заметил, что дверь кладовки чуть приоткрыта. Он сразу вспомнил все, что произошло за последние сутки. Заглянув внутрь, он увидел, что вчерашняя строптивица крепко спала, с головой закутавшись в одеяло. Рядом с матрацем лежали серые неопределенного вида обноски, которые ей дали в полиции. Алекс вспомнил, что перед уходом из участка он ухитрился незаметно изъять из кабинета дознавателя бумажный пакет с вещами этой женщины, который все это время пролежал в багажнике машины. Жгучее любопытство заставило мужчину повременить с завтраком и посмотреть, что же находилось в этом пакете. Он выскочил на улицу, даже не накинув верхнюю одежду, и уже через пару минут он зашел в холл со своим трофеем. В пакете находилась уже знакомая ему большая, но легкая куртка темно-синего цвета, прямые джинсы цвета индиго, тонкий кашемировый джемпер цвета топленого молока, большие ботинки на рифленой подошве с надписью "Clarks" на стельке, в глубине ботинок притаились теплые серые носочки. Еще в пакете были две сумки: серая кожаная, в которую он заглядывать не стал, и полотняная сумка, в которой прощупывались туфли на высоком каблуке и какая-то одежда, на сумке причудливым шрифтом было написано слово "Beatrice". И, наконец, на самом дне оказался обративший его внимание на станции шарф нежного кораллового цвета. Он неосознанным движением поднес его к лицу и ощутил слабый аромат свежескошенной травы, хвои, летних цветов и фруктов. Ее духи? Запах немного напоминал мужские ароматы, но все же удивительно подходил этой женщине.

Алекс сложил вещи в пакет, тихонько прошел к комнатушке, где спала Беатрикс, и аккуратно поставил пакет внутри около входа, потом быстро освежился под душем. В кухонной зоне, стараясь не шуметь, довольный жизнью хозяин приготовил немудрящий, но сытный завтрак: хлопья с молоком, тосты с джемом и жареный бекон с помидорами, отложил всего понемногу на отдельный поднос и поставил его около входа в комнату.


Биче снились круассаны, воздушные, рассыпчатые и чуть маслянистые. Золотистая слоящаяся корочка одного из них была сломана и чуть влажная мякоть была покрыта абрикосовым джемом, который был намазан с излишком, поэтому медленно стекал на тарелку. Когда в довершение этой завораживающей картины во сне возник запах свежезаваренного кофе, она не выдержала и проснулась. Ей ужасно хотелось есть. Как оказалось, запах свежей выпечки и кофе окутывал ее и наяву.

Би огляделась. Она лежала на большом матраце, на полу маленькой комнатушки, погруженной в полумрак. Свет попадал внутрь через щелку чуть приоткрытой двери и сквозь несколько вентиляционных отверстий, расположенных через равные промежутки от пола до потолка. Часть помещения занимал большой трехстворчатый встроенный шкаф, и все же оставалось еще достаточно свободного пространства. И это место НЕ БЫЛО ее домом! Когда она засыпала, у нее возникла странная уверенность, что, заснув в этом Зазеркалье, она проснется дома, и все пройдет само собой, как страшный сон. Не тут-то было, фантасмагорический кошмар продолжался. В уголке около двери Би заметила большой белый пакет, ее передернуло от воспоминаний об обстоятельствах, при которых она пользовалась этим предметом. Через мгновение она распотрошила ненавистный мешок и обнаружила там все свои пожитки в целости и сохранности. Счастью Биче не было предела! К ней вернулась уверенность, в том числе, в том, что она выберется из этой передряги, ведь она обрела кусочек своей прежней жизни. Прежде чем натянуть свою одежду, Биче очень хотела смыть с себя грязь полицейского участка и комнаты для наказания в женской зоне. Однако ее решимости хватило только на то, чтобы немного основательнее умыться в соседнем санузле.

Беатрикс выглянула из кладовки. Около входа стоял поднос с хлопьями, тостами и беконом. Она коротко осмотрелась, но хозяина дома в пределах видимости не обнаружила. Биче покраснела от воспоминания о своей вчерашней грубости, но она также была глубоко тронута этим жестом доброй воли. Приведя себя в порядок, она с удовольствием переоделась и накинулась на еду. Никогда еще ее так не радовали обыденные блюда: хрустящий бекон, пропитанный соком от поджаренного помидора, размякшие в молоке хлопья, поделившиеся с ним ванильным привкусом, и, как венец творения, тост с АБРИКОСОВЫМ джемом и чашечка кофе.

После того, как Би допила последний глоток кофе, она осознала, что вот сейчас надо будет покинуть почти обжитую ею комнатку, и, собрав всю свою решимость и вооружившись присущим ей тактом, найти Александра, извинится и поговорить с ним. Биче решительно потерла лицо руками, как бы подбадривая себя. Составив на поднос грязную посуду, она побрела по дому в поисках хозяина.

В какой-то момент Би решила, что заблудилась в переходах из бумажных перегородок, в завихрениях стекла и металла, то сужающих пространство до крохотных тупиков, то распахивающих его до размеров теннисного корта. Она испытала радость, когда уткнулась в кирпичную стену, рядом с которой разместилась кухонная зона. Поднос с грязной посудой уже начал оттягивать ей руки, поэтому с удовольствием поддернув рукава, женщина принялась перемывать грязную посуду.

- Я когда-то слышал, что мыть посуду в чужом доме - не к добру... - Би вздрогнула, услышав за спиной глубокий мужской голос, и выронила из рук мыльную тарелку. Тарелка со звоном раскололась на несколько крупных осколков. Со смесью испуга, смущения, недовольства и волнения, Биче обернулась и посмотрела на возмутителя ее спокойствия. Александр стоял, прислонившись к краю стены, внимательно и бесстрастно наблюдая за ней. Одетый в ношеную зеленую футболку и джинсы, он утратил изрядную долю властности и надменности, но сохранил отстраненность и некоторую настороженность. Би растерялась, поскольку не могла предположить, как он воспримет ее раскаяние и благодарность. Она едва успела остановиться, потянувшись ко лбу намыленной рукой.

- Прошу прощения - обронила она, и, не удержавшись, добавила - насколько я знаю, посуда бьется к счастью. Так что, думаю, все возможные грядущие неприятности компенсированы.

Он иронично приподнял уголок рта и произнес: "ВАШИ - может быть, будем надеяться".

Би медленно повернулась к мойке, собрала осколки, поискала контейнер для мусора, после чего торопливо, но аккуратно закончила мытье посуды. Все это время Александр также пристально рассматривал ее, никак не комментируя происходящее.

Закончив с хозяйственными хлопотами, Биче направилась к Александру. Хотя ее движения были медленными и неуверенными, он оторвался от косяка и, казалось, был готов бежать, сделай Би хотя бы одно неосторожное движение. Обратив внимание на возникшее напряжение, она остановилась, даже не приближаясь к его зоне комфорта. Биче почувствовала, как кровь предательски приливает к щекам, прокашлялась и, заставляя себя смотреть, если не в глаза, то хотя бы в лицо Александра, глухим голосом сказала: "Я приношу Вам свои извинения за неуместные слова, сказанные мною вчера, и хочу поблагодарить Вас за помощь, которую Вы мне оказали!", машинально отбивая пальцами рваный ритм своего пульса.

- Извинения приняты! - ответил мужчина, помолчав немного - И не стоит благодарности - добавил он.


Вскоре после того, как Алекс поставил поднос с завтраком перед дверью в кладовку, из-за двери послышались тихие звуки, свидетельствующие о том, что гостья проснулась. Алекс спешно закончил завтрак.

"И что дальше? Стоит пойти к ней?" - Алекс в раздумьях нерешительно поглаживал нижнюю губу. "Ага, и поинтересоваться, как она провела ночь! И нарваться на очередную шпильку!" - язвительно одернул он себя мысленно. Приняв решение, Алекс огляделся и скрылся за одной из многочисленных ширм.

Женщина тихо, как мышка, побегала между кладовкой и санузлом. Звякнула посуда на подносе, потом ненадолго воцарилась тишина. Алекс переступил с ноги на ногу, огляделся вокруг в поисках места, куда можно было бы присесть, когда услышал, как в одном из дальних помещений скрипнул паркет. Едва слышными шагами к нему приближался источник его беспокойства и, одновременно, жгучего любопытства. Он бесшумно переместился между двумя перегородками, чтобы не попасть в поле ее зрения. Женщина с несколько растерянным лицом прошла мимо него. Видимо, у нее устали руки, потому что посуда на подносе еле слышно позвякивала. А, может быть, она волновалась? Алекс жадно рассматривал свою находку: она была, по меньшей мере, на полголовы ниже его, прямая осанка и отсутствие лишнего веса говорили о том, что она следит за своей физической формой, вероятно, занимается каким-то видом спорта. "Определенно, не спортивным ориентированием" - усмехнувшись, подумал Алекс, наблюдая, как женщина крутит головой, пытаясь разобраться в архитектурных хитросплетениях его жилища. Ее собственная простая, но удобная одежда подчеркивала хорошо сложенную фигуру. Сочетание широко распахнутых глаз и темных спутанных волос и общие очертания фигуры вызвали у Алекса смутные ассоциации. Он нахмурился, пытаясь ухватить ощущение, но ничего толком не вспомнил.

Тем временем жен... - "Беатрикс, ее имя Беатрикс" - нашла кухонную зону и с радостью бросилась к мойке. "Стремление к чистоте у баб в природе, не зря их приспособили к уборке. Наверное, она все же наврала про работу юристом. Надо все выяснить" - рассуждал Алекс, пока Беатрикс разбиралась с грязной посудой - "Прямо сейчас". Он сделал несколько шагов и прислонился к отделанной кирпичом стене. "Я когда-то слышал, что мыть посуду в чужом доме - не к добру" - произнес Алекс.

Дзинь ... тарелка выскользнула из рук и разлетелась на кусочки. Беатрикс медленно обернулась, ее глаза излучали гнев, изумление и ... что-то еще, что-то, похожее на смущение. Тем не менее, она быстро взяла себя в руки и парировала. То, что она сделала потом, до глубины души удивило Алекса, и предвкушение разговора стало просто нестерпимым. Домыв посуду, она двинулась к нему, но, не дойдя нескольких шагов, остановилась и с видимым усилием ... попросила прощения за вчерашнюю грубость и поблагодарила его за помощь. "Ох, вот ведь! С ней не соскучишься!" - Алекс растерялся и чуть было не сбежал. "Кого же она мне напоминает?...".


Несколько минут спустя Алекс и Беатрикс сидели около барной стойки на двух высоких стульях. Алекс откинулся на спинку, немного развалившись и сцепив перед собой большие кисти рук, разглядывал собеседницу. Женщина, напротив, ссутулилась, подалась вперед, спрятав руки под себя и, закинув ногу на ногу, молча ожидала вопросов.

- Итак, как называется город, в котором Вы живете? - бесстрастным голосом начал разговор Алекс.

- Либервилль - коротко ответила Беатрикс - Я живу в том же городе, что и Вы. Вчера перед тем, как меня забрал полицейский патруль, я успела осмотреться и увидела несколько знакомых зданий. Однако они были построены очень давно. Современные строения я не узнала.

- Какое число и какой день недели сегодня, по-вашему? - продолжил Алекс.

- 23 сентября 20__ года, суббота - не задумываясь, произнесла Беатрикс.

- Где и кем Вы работаете? - почти сразу последовал следующий вопрос.

- Я работаю юридическим консультантом в корпорации "Europe Oil Inc". Она занимается торговлей нефтепродуктами. Моя специализация - корпоративные вопросы - без запинки произнесла Беатриче и выпрямила спину.

Тут Алекс на некоторое время задумался. Однажды он делал проект для этой корпорации и знал, что основное направление деятельности этой организации - международный консалтинг.

- Чем именно Вы занимаетесь? - наконец продолжил расспросы Алекс.

- Правовая поддержка взаимодействия головной организации и дочерних обществ, защита интересов мажоритарных акционеров, урегулирование корпоративных споров - спокойно перечислила Биче, освободив руки и акцентируя каждую позицию нажатиями на пальцы левой руки.

Услышав слово "мажоритарных", Алекс в изумлении поднял правую бровь. Всем своим видом он выражал "Однако!!!!".

- Есть ли в Вашей организации женщины, занимающие такие же ответственные должности?! - только и сумел спросить Алекс.

Теперь пришла очередь Беатрикс хмыкать, услышав пассаж про "ответственные должности".

- Более половины членов Cовета директоров корпорации - женщины. Наш корпоративный отдел полностью состоит из женщин. Есть женщины и среди держателей крупных пакетов акций - с невинной улыбкой произнесла Биче, грациозно опершись на барную стойку.

Потрясенный Алекс хранил молчание.

- Ну конечно мужчины тоже занимают многие руководящие должности. Наш уважаемый президент, господин Рэндальф - тоже мужчина - продолжала Беатрикс с ободряющим выражением лица.

- И что же эти женщины справляются с подобными задачами? - выдохнул Алекс.

- Риторический вопрос - не замедлила ответить Беатрикс - Если бы они не справлялись, их бы не привлекали к участию в управлении корпорацией.

- Хорошо - наконец сказал Алекс несколько сдавленным голосом - Что еще могут делать женщины в Вашем ... мире?

- Да все! Они участвуют во всех сферах общественной жизни: культура, спорт, образование, здравоохранение ... политика. Мэром нашего города недавно была избрана женщина, госпожа Дюбуа - вдохновенно описывала Би особенности общественной жизни. Она активно жестикулировала, помогая рукам выражать свои мысли.

Алекс оперся о барную стойку и поддерживал рукой внезапно ставшую тяжелой голову.

- Эгм ... а ... что же ... ну, как сказать ... - Алекс внезапно растерял слова и беспомощно мямлил - Они ... как они устраивают свою личную жизнь?

Внезапно ему представилась картина крайне феминизированного общества, где заправляют модернизированные амазонки, вытесняющие мужчин. Он похолодел и окончательно растерял слова, поглощенный своими фантазиями.

К реальности его вернул мягкий голос Беатрикс.

- Большинство женщин в моем мире с разной степенью успешности пытаются найти общий язык с мужчинами и создают семьи, в которых рождаются дети. Это очень непростое занятие, поэтому далеко не все мужчины и женщины решаются на этот шаг, и далеко не все преуспевают, даже если делают его. Но многие все же не оставляют попыток - сказала она с неожиданно теплой и грустной улыбкой.

То, что она произнесла, поразило его в самое сердце. Это было похоже на старую давно забытую истину, которая пряталась где-то на задворках сознания. Но когда слова прозвучали, сердце подсказало ему, что это правда, и так может быть не только в том мире, откуда появилась эта странная женщина. Алекс отвернулся, чтобы немного успокоиться и не выдать своих переживаний.

- А Вы нашли такого мужчину? - у Алекса сам собой вырвался вопрос.

- Нет... - ответила Беатрикс, почему-то опустив глаза и опять поникнув.

Возникла тягостная пауза. Алекс медленно развернулся на стуле, соскользнул с него, показывая, что разговор закончен.

Уже почти покинув кухонную зону, Алекс обернулся и невыразительным голосом сказал "На обед я заказал пасту...".



Глава 8 Раздумья


***

"Аудиенция окончена" разочарованно констатировала Биче, очнувшись от кратковременного ступора, в который ее ввел последний вопрос Александра. Она чувствовала себя более подавленной, чем в начале разговора, на протяжении которого они то и дело менялись ролями. Сначала Александр был предельно уверен в себе, собран и холоден. Вопросы, следовавшие один за другим, были точными. Однако, чем больше информации Биче сообщала ему, тем больше было его удивление, переходящее в растерянность. Было ясно, что реалии ее мира были непривычны или даже неприемлемы для него. Тем не менее, последний вопрос как-то разом обесценил энтузиазм Би, она будто получила удар под дых.

Совершенно чужой ей человек с необыкновенной легкостью, почти походя, вытащил на свет ее застарелую боль. Последнее время вся ее жизнь свелась к целенаправленному поиску человека, с которым можно было бы без сожаления провести отведенное ей время жизни. Но долгие искания были безрезультатными.

Ее родители развелись, когда ей исполнилось 13 лет. Многомудрый отец, который и выбрал для Беатрикс такое странное и, на первый взгляд, тяжеловесное имя, не смог ужиться с более простой и основательной мамой. Родители не договорились относительно места проживания ребенка, поэтому большую часть сложного переходного возраста она провела в престижном интернате, по паре месяцев в году гостя то у матери, то у отца. Годы, проведенные вне семьи, научили ее сопротивляться трудностям, развили дипломатичность и гибкость характера, но не смогли отнять присущее ей от рождения обостренное чувство собственного достоинства. Порядки в интернате могли сравниться по строгости с монастырским уставом, но она получила отличное образование, позволившее ей без проблем поступить на юридический факультет университета. Тогда же в интернате она решила, что для самых близких людей она будет Беатриче. Так, однажды на уроке, назвал ее любимый преподаватель словесности, усмотрев в ней неочевидное, но весьма существенное сходство с героиней Шекспира. Прозвище закрепилось за ней, неожиданно привнеся легкость в непростую жизнь обделенного родительской любовью подростка.

Зато в университете ее жизнь перевернулась с ног на голову: свобода ослабила узду, навязанную воспитателями интерната. Если бы не необходимость учиться так, чтобы можно было получать стипендию, Биче, наверное, пустилась во все тяжкие. Но, несмотря на напряженный учебный график, вокруг нее всегда крутились воздыхатели, и она меняла кавалеров, как перчатки. Уже на последних годах обучения Би поняла, что подобные кратковременные отношения, напоминающие мотыльков-однодневок, эмоционально утомляют, но не дают ничего взамен. Очередная восторженная влюбленность, которая, казалось, отвечала всем признакам пресловутой "химии", закончилась тягостным недоумением от осознания взаимного несоответствия и не менее тяжким расставанием. Тогда Биче, которая всегда отличалась умением взглянуть правде в глаза, решила коренным образом изменить свой подход к отношениям с мужчинами. Она не заводила краткосрочных романов. Прежде чем сблизиться с человеком, по нескольку месяцев она держала его на расстоянии, взвешивая все "за" и "против", будто под микроскопом разглядывая малейшие достоинства и недостатки, но даже после длительного изучения партнеров ее все равно постигали разочарования. Никто из ее университетских приятелей или мужчин, с которыми она встречалась после окончания учебы, не задели ее душу и не вызвали чувства, хоть немного напоминающего любовь.

Ближе всех Беатриче сошлась с Жаном, с которым она познакомилась на вечеринке у бывшей однокашницы. После года задушевного общения он признался ей в своей нетрадиционной ориентации, чем немало удивил и несколько огорошил её. Но и в общении с ним она скорее ощущала душевное тепло, чем страсть или глубокое чувство. Их взаимопонимание было достигнуто, скорее, за счет бесконечной болтовни ни о чем и обо всем, чем за счет желания, способности понять друг друга и довериться друг другу.

Тем не менее, только Жану она рассказала про свои чаяния, и именно во время этого разговора он осуществил свой неожиданный coming-out. Разочарование, постигшее Биче, надолго отбило у нее желание сближаться с мужчинами.

Так она и шла по жизни, вроде бы пританцовывая и улыбаясь, а на деле в одиночестве блуждая в тумане неопределенности в поисках неизвестно кого.

Из ступора ее вывела неожиданная мысль: "А ведь я давно не испытывала таких сильных эмоций, не ощущала такой ясности, как здесь, в этом вывернутом наизнанку мире!". Она сползла со стула и, слегка улыбаясь, направилась к своей комнатушке. "Кстати, о мире - в следующий раз надо хорошенечко расспросить моего "радушного" хозяина о месте, куда меня занесла нелегкая" - решила Би.



***


Тем временем потрясенный Алекс, пребывая в шоковом состоянии от свалившейся на него информации, двинулся в сторону библиотеки, чтобы в одиночестве осмыслить услышанное. Он расположился в удобном кресле у окна. Невидящим взглядом обозревая ближайший книжный стеллаж, он рисовал себе картины женского равноправия, одну красочнее другой: женщина-мэр проводит еженедельную инспекцию строящихся объектов недвижимости, женщина-бизнесмен ведет переговоры, выговаривая дополнительную скидку, женщина-спортсмен побеждает мужчину в боксерском поединке! "Стоп, стоп, стоп! Это я, наверно, хватил лишку" - вдруг улыбнулся Алекс - "Надо спросить у моей женщины, бывает ли так или нет".

Он подумал, что труднее всего будет представить то, что мужчины и женщины делают, чтобы создать семью. Но Алекс неожиданно для себя легко увидел Беатрикс, которая просто разговаривает с каким-то мужчиной, но не так, как она общается с ним, нет: она открыта, улыбается, внимательно слушает, живо отвечает, руки взлетают, как птицы. Вот она просто молчит, прикасается рукой к руке... В этот момент он испытал странное чувство сожаления и злости на ее неузнанного собеседника, смешанной с невесть откуда взявшейся завистью.

Алекс мотнул головой, отгоняя эту странную грезу. Его мысли несколько поменяли направление. Он вспомнил, что Беатрикс сказала про место и время, в котором она живет. Казалось, что она пришла из параллельной реальности, в которой царили принципиально другие законы. В их мирах совпадали некоторые архитектурные объекты, Алекс пожалел, что не расспросил о них подробнее. А ведь так можно было установить, когда ... разделились их миры. А так ли отличались законы их обществ? По сути дела, основное различие заключалось в разных отношениях между мужчинами и женщинами, все остальные детали были вторичны.

"Хм, внимание - вопрос: а что я помню о том, как мужчины и женщины общались когда-то в моем мире?" - внезапно прервал рассуждения Алекс. На его собственной памяти многочисленные женщины всегда были существами второго сорта, не допускавшимися в приличное общество. "Всегда ли было так?" - Алекс не смог сразу ответить на этот вопрос. История в школе преподавалась из рук вон плохо и сводилась к изучению периодов существования человечества, когда активно практиковались гомосексуальные взаимоотношения, и внедрению в неокрепшие умы набора пропагандистских лозунгов. Особенно в чести были история Древней Греции и Древнего Рима.

Алекс нахмурился, припоминая, где могут стоять его школьные учебники, сохраненные им в порыве странной ностальгии. Не без труда он отыскал потрепанные книжки. Учебник истории не поражал объемом, но все же, пусть в общих чертах, была изложена следующая версия изменения общественного строя в месте, где жил Алекс: очередная война повлекла огромные потери населения, в основном, она выкосила мужскую его часть. На протяжении нескольких десятилетий страна не могла справиться с недостатком населения. Было мало полноценных семей, детей появлялось немного, и рождались преимущественно девочки. Мало по малу, семейная жизнь обесценивалась. Женщины, чтобы заполучить мужчин вели себя все более развязано, сознательно демонстрируя свою доступность и недалекость. Мужчины утратили чувство ответственности и не понимали необходимости привязанности и долговременных отношений. Всеобщая распущенность привела нацию на грань катастрофы: разгул инфекционных болезней, массовая интеллектуальная и моральная деградация, зашкаливающий уровень преступности. Тогда же начало набирать силу движение за права так называемых сексуальных меньшинств: люди, практикующие однополые отношения отстаивали свое право заниматься сексом с себе подобными. Правящая верхушка в неубедительно попытке опереться на традиционные семейные ценности, начала преследование гомосексуалистов. Но оказалось, что большинству населения, не особенно жаждущему семейных оков, была ближе идея гомосексуального меньшинства о защите права на неприкосновенность сексуальной жизни каждого человека. Вполне демократическим путем политическая партия, лоббирующая интересы гомосексуалистов пришла к власти. Одним из положений их программы была борьба с распущенностью и блудом, которая на практике выразилась в ущемлении прав женщин вообще. За образец построения общественной жизни была принята архаическая Греция, где однополая любовь была не просто узаконена, но одним из основополагающих обычаев было назначение лучшим юношам зрелых и опытных любовников их числа уважаемых членов общества.

Алекс, вдруг вспомнив Сандро, оторвался от книги и расправил затекшие плечи. "Да уж, все прямо как в Древней Греции! Интересно, была ли у филеторов (так во времена Античности называли старших друзей), возможность отказаться от этой синекуры!" - с горькой иронией подумал Алекс. Ход его размышлений прервал звонок в дверь. Служба доставки привезла обед. Порция паста карбонара была очень большой, поэтому Алекс отложил на отдельную тарелку дымящуюся и благоухающую сливками и мускатным орехом пасту. По сложившейся традиции он оставил поднос с тарелкой, бутылкой воды и стаканом около кладовки. "Она, наверное, внутри" - подумал Алекс, прислушиваясь - "Беатрикс!" - чуть громче позвал он женщину - "Я принес обед".

Алекс поколебался мгновение - не пригласить ли гостью разделить с ним обед, но отчего-то не решился.



***


Биче доплелась до своей комнатки и без сил рухнула на импровизированную кровать. Она даже всплакнула от острой жалости к себе: дожила почти до тридцати лет, а жить так и не начала.

Достаточно быстро успокоившись, Би некоторое время бездумно разглядывала интерьер кладовки: стены, выкрашенные в белый цвет, на стене, противоположной двери, были укреплены открытые полки. На одной в идеальном порядке стояли музыкальные диски, на другой расположился макет здания, показавшегося ей смутно знакомым. Остальные полки оставались пустыми. Освещение маленькой комнаты было простым и продуманным. Большую часть помещения занимал трехстворчатый шкаф.

Шкаф! Он искушал ее! Ей ужасно хотелось заглянуть внутрь! Казалось, если она сделает это, то сможет приподнять завесу, скрывающую мысли ее сумрачного хозяина, а может быть, прикоснуться к его истинной сущности. "Будет особенно забавно обнаружить в этом шкафу парочку старых курток и принадлежности для приборки - богатое было бы духовное содержимое у Александра!" - Би попыталась подшутить над собой и над ним. Шутка не получилась. Пока воспитание и уважение, которое испытывала женщина к своему спасителю, удерживали ее от поползновений на исследование недр таинственного шкафа, но надолго ли ее хватит?

И опять ее мысли вернулись к Александру. Каким бы банальным ни было сравнение, но ей он напоминал этот шкаф, большой, отлично спланированный и сработанный, но тщательно скрывающий содержимое от посторонних взглядов. Он был, несомненно, потрясен картиной ее мира, нарисованной Биче в течение их разговора, но всеми силами старался не показать глубины своего потрясения. Последний вопрос, ранивший ее в самое сердце, был задан нейтральным тоном, ровным голосом, как будто он спрашивал дорогу к ближайшему супермаркету. Беатрикс почувствовала, как внутри поднимался маленький злобный смерч, не единожды заставлявший ее совершать весьма неосмотрительные поступки и говорить вещи, за которые ей бывало стыдно впоследствии. Чтобы успокоиться, Би применила старый и проверенный способ - начала считать до десяти в прямом и обратном порядке на трех языках. Раздражение отступило, но осталось желание сделать что-нибудь, чтобы вывести, на первый взгляд, невозмутимого Александра из равновесия! "И надо все-таки залезть в этот треклятый шкаф!" - буркнула Би.

Она улеглась на матрас, уткнувшись носом в стенку. Через некоторое время Би начала дремать - сказалось дикое утомление последних суток, которое не прошло после недолгого утреннего забытья. Поэтому женщина вскоре провалилась в короткий сон. В нем она очутилась в странном лесу, погруженном в густой туман. Поблуждав немного между огромных деревьев, как диковинные колонны, возникавших здесь и там из тумана, она услышала, как кто-то позвал ее по имени, рванулась на голос и проснулась.

Комнату наполнил дивный аромат соуса. Биче выглянула и за дверью на том же месте, где стоял поднос с завтраком, нашла поднос с пастой и бутылкой воды. Александр уже ушел. Би не успела проголодаться, поэтому она выпила пару стаканов воды, решив отложить еду на потом. Но паста выглядела настолько аппетитно, и еще более аппетитно пахла, что она не устояла. "Эге" - подумала она - "вот и еще одна опасность, если он будет кормить меня хотя бы вполовину также сытно, как сейчас, то через пару недель я просто не пролезу в дверь". Беатрикс с трудом приподнялась с матраса, и расправила руки, проверяя ширину доставшейся ей для проживания каморки. Места оказалось вполне достаточно для того, чтобы свободно размяться, не издавая лишнего шума. "Ура! Риск потерять форму, мне вероятно не грозит" - обрадовалась Би и потерла руки.

Ей было немного не по себе от мысли о том, что ей повторно придется путешествовать по лабиринтам этого странного дома с грязной посудой наперевес. Кроме того, что она боялась заблудиться, Би подумала, что в этом полупрозрачном доме ее перемещения могут привлечь внимание прохожих. Но оставить ее около комнатушки показалось ей худшим вариантом. На этот раз, однако, никаких приключений во время уборки не случилось. Волнения Биче относительно посторонних соглядатаев не оправдались: стекла, выходящие на улицу были зеркальными и скрывали все происходящее в доме от чужих.

Она надеялась продолжить разговор и расспросить Александра об обычаях его мира, но хозяина дома не оказалось. Би, ополоснувшись в хозяйственном санузле, вернулась к себе.



Глава 9 Первые неприятности


***


Алекс с очередным бокалом Пино Нуар стоял несколько в стороне от многочисленных представителей высшего общества, собравшихся вместе по случаю последнего светского мероприятия в летнем сезоне - игры в поло между сборными командами двух главных учебных заведений Города: технического и гуманитарного университетов. Матч закончился несколько часов назад. Участники и гости успели сменить игровую униформу и клубную одежду на костюмы и галстуки. Он наблюдал за гостями вечеринки. Здесь была и золотая молодежь, недавно вступившая в переходный период между годами интернатской муштры и "взрослой" жизнью. Там и тут мелькала темная лохматая макушка Сандро, который казался особенно очаровательным и ничуть не обескураженным из-за проигрыша его команды. С загадочной улыбкой он посылал Алексу томные взгляды, но за весь вечер ни разу не подошел к нему. Кроме того, присутствовали сливки здешнего общества - взрослые, состоявшиеся, очень влиятельные мужчины, большинство из которых были старшими друзьями мальчиков, принимавших участие в игре или болевших за них. Алекс ждал Роберто, чтобы начать обещанный разговор о будущем Сандро, однако, начальник полиции до сих пор не появился.

Торжество проходило в зале для приемов поло-клуба. Обширное помещение, выдержанное в черно-бело-серых цветах, было разделено на несколько зон: небольшая зона отдыха, состоявшая из причудливых сочетаний пуфов и диванов, была погружена в полумрак; другая, окаймленная сервировочными столами, была предназначена для более официального и формального общения. Однако, над залом витало ощущение расслабленности и предвкушения. Пространство было наполнено флиртом. Повсюду мелькали с непроницаемыми лицами весьма сексуальные официанты, отличительной особенностью гардероба которых было отсутствие рукавов на рубашках.

В ожидании Роберто Алекс перебирал перипетии последних суток. Он проснулся, освеженный долгим и глубоким сном. Вчера сразу после обеда он поспешил покинуть дом. Обычно вечерами Алекс совершал продолжительную пробежку по окрестностям, но вчера он решил просто пройтись и уложить в голове обрушившуюся на него информацию. Туманное утро, обещавшее погожий осенний денек, не обмануло ожиданий: деревья замерли в прозрачном осеннем воздухе, источали сладковатый запах опадающей листвы и щедро делились с Алексом разноцветными листьями. Он вернулся домой уже после наступления темноты. Заглянув в щелочку приоткрытой двери и убедившись, что Беатрикс спит у себя в комнатушке, он наскоро принял душ и упав на кровать моментально провалился в сон.

Сегодня утром Алекс приготовил яичницу и поджарил тосты, оставив завтрак на обычном месте. Он положил на поднос записку с предупреждением о приходе клининговой команды и приказом запереться в кладовке и не подавать признаков жизни, пока уборка не будет окончена, к записке он приложил ключ.

Сейчас Алекс с удивлением обнаружил, что не знает, почему он волнуется больше: из-за грядущего разговора со "старшим другом" или из-за безопасности темноволосой и язвительной загадки, спрятанной в его доме.

Алекс чуть не подпрыгнул от неожиданности, когда кто-то весьма недвусмысленно прикоснулся к его ягодице. Обернувшись, он увидел Роберто, подошедшего слишком близко.

- Здравствуй, мой мальчик! - низким бархатным голосом чуть нараспев произнес высокий подтянутый темноволосый мужчина с красивыми, но несколько резкими чертами лица. Он некоторое время молча вглядывался в лицо Алекса, будто пытаясь проникнуть в мысли и завладеть чувствами, после сдержанно констатировал - И все же ты чем-то озабочен...

Алекс едва заметно поежился и чуть отстранился, однако, не рискнув вывести старшего друга из своей зоны комфорта. Попытавшись ответить своему наставнику не менее проницательным взглядом, Алекс бесстрастно произнес:

- Роберто, меня действительно серьезно беспокоит Сандро. Его легкомыслие и жажда развлечений могут сыграть с ним дурную шутку в недалеком будущем!

Роберто снисходительно усмехнулся, чуть прищурив черные, широко поставленные глаза, и одним непринужденным движением провел рукой по спине Алекса, крепко прихватив его за плечи и прижав к себе.

- Пустое, Алекс, ты преувеличиваешь. Юности свойственна легкость. Когда же, если не сейчас! - снисходительно сказал Роберто, плавно погладив шею Алекса, растрепал его волосы и слегка нагнул голову.

Алекс чуть крепче сжал бокал и с трудом справился с желанием отодвинуться от собеседника.

- Роберто, но в любое время у человека должны существовать какие-то еще интересы, кроме секса - чуть повысил голос Алекс и тут же смущенно замолчал, поймав на себе изумленные взгляды ближайших к нему гостей вечеринки.

Атмосфера действительно становилась фривольной. Старшие и младшие друзья, до этого времени находившиеся в разных частях зала, смешиваясь, объединялись в пары или большие группы, а то и в компании, становились все более раскованными. Разговоры сходили на нет. Все чаще мужчины перемещались из более освещенной части зала в полумрак зоны отдыха, откуда доносились страстные звуки разной степени громкости.

Сандро подошел к отцу и старшему другу в компании нескольких игроков из команды противника, махнул рукой Роберто: "Привет, па! Похоже, мне придется расплачиваться за сегодняшний проигрыш" - весело крикнул он и удалился в зону отдыха, демонстративно даже не взглянув на Алекса.

- Роберто, если дело так пойдет дальше, мне не останется ничего иного, кроме как отказаться от обязанностей старшего друга - твердо произнес Алекс, повернувшись к пожилому мужчине и глядя ему прямо в глаза.

- Мой дорогой! Вспомни себя в его годы - в спокойном голосе Роберто послышался металл - И, кстати, я бы предпочел, чтобы ты рассказал мне о позавчерашнем эпизоде. Мои подчиненные описали весьма диковинную ситуацию, твоя роль в ней не вполне мне понятна.

Бокал с тихим звоном лопнул в руке Алекса. На безупречный костюм и белоснежную рубашку брызнула кровь, смешанная с вином. Несколько находившихся неподалеку старших друзей с недоумением смотрели на последствия происшествия. Через мгновение рядом с Алексом засуетился проходивший мимо официант. Он вынул из руки самые крупные осколки и забинтовал руку чистым полотенцем. Роберто взглядом отстранил обслугу, взял Алекса за плечо и повел к выходу из зала.

В погруженном в почти полную темноту коридоре, Роберто одним резким движением развернул Алекса, впечатал его спину в стену узкого коридора, и с силой нажав на травмированную ладонь, приблизил лицо к лицу Алекса и прошептал:

- Хорошо, разговор о блудной девице мы оставим на потом, сейчас тебе надо расслабиться, ты ОЧЕНЬ напряжен!

Он впился тонкими сухими губами в губы Алекса. Не отпуская горевшую от вонзившихся осколков руку, Роберто рывком потянул Алекса в ближайшее помещение.

- Я просто должен напомнить тебе твои годы после инициации, чтобы ты мог лучше понять моего мальчика, Алекс - процедил начальник полиции, заломив ему руку - Чего же ты ждешь? Расстегивай ремень и молнию.

Алекс молча подчинился, сморщившись от усиливающейся боли в руке.

- Ты видимо забыл, как у мальчиков вырабатывается послушание. Забыл? Два волшебных слова? - распаляясь от безмолвия Алекса, прорычал Роберто. Он применил болевой прием и заставил Алекса согнуться - Воля и сила! ТВОЯ воля и ТВОЯ сила! Запомни это, наконец-то!

Возбужденный Роберто не смог сразу попасть в анус. Кроме того, несмотря на возбуждение эрекция была недостаточной. Он тихо выругался, несколькими привычными движениями подготовил отверстие для входа, и все же вошел...

- Не слышу ответной реакции - по истечении некоторого времени, немного утомившись от методичных и резких движение вперед и назад, бросил начальник полиции с характерной интонацией. Эта нотка внезапно напомнила Алексу дознавателя, у которого он вырвал Беатри.... "Беатриче!" мысленно крикнул Алекс, вслух не произнеся ни звука. Все оставшееся время, в течение которого продолжалась экзекуция, он, до крови прикусив губу, повторял, как мантру или как заклинание, это имя, больше подходящее девушке, чем ее холодное и официальное настоящее имя.

- Точь в точь, как твой отец... - излившись в Алекса, равнодушно произнес Роберто, привел в порядок одежду и вышел из комнаты.



***


Беатриче проснулась, когда утро уже было на исходе. Обнаружив завтрак, она не торопясь с удовольствием съела его и поначалу не заметила бумажки, лежавшей рядом с тарелкой. Зато, когда она заглянула в послание Александра, утро сразу перестало быть томным. По подсчетам Биче у нее осталось всего полчаса до прихода уборщиц. Уже вполне уверенно Би метнулась на кухню, вымыв и насухо вытерев использованную ею посуду и тем уничтожив следы своего присутствия. После она побежала в санузел, наскоро помылась и, едва успела юркнуть в кладовку и запереть за собой дверь, когда в дом вошла группа женщины, находившаяся под присмотром одного мужчины. Здесь и там звучали голоса женской прислуги. Один из них показался Беатриче смутно знакомым, она даже хотела посмотреть на его владелицу сквозь ближайшее вентиляционное отверстие, но не решилась, боясь быть замеченной. Женщины работали споро, поэтому вскоре уборка была завершена, и под глухое ворчание на надзирателя они покинули дом.

С облегчением выдохнув и выждав для верности еще час, Биче решилась открыть дверь и выглянуть наружу. Методично обойдя приведенный в безупречное состояние дом, Би не обнаружила хозяина. Она еще раз поймала себя на том, что не смогла бы жить в таком эклектичном и запутанном жилище, больше напоминавшем Лабиринт. "Интересно, где же сердце этого Лабиринта?" - с печальной усмешкой произнесла Би и возвратилась в свою маленькую крепость. Пока Александр отсутствовал, Би устроила маленькую постирушку. Она с долей тревоги думала о том, как же будет строиться ее быт. Ведь в случае, если что-то случиться с ее одеждой, ей придется переодеться в рухлядь, выданную ей в полицейском участке, а это было просто непереносимо. "Боже! А у меня же скоро начнутся критические дни!" - с отчаянием произнесла Би, и плотно прикрыла рот рукой, словно пытаясь запереть случайной вырвавшиеся крамольные слова. Но лишь представив, как она будет объяснять Александру подробности своей физиологии, Биче залилась нервным смехом и задвинула эту идею в дальний ящик.

Прошла еще пара часов. Александр не возвращался. Беатриче ощутила странное беспокойство. Попытавшись отвлечься, Биче начала делать упражнения, являвшиеся частью разминки перед уроком танцев. Нечаянно, как она потом убеждала себя, Би задела створку таинственного шкафа, которая неожиданно легко и бесшумно откатилась в сторону, открыв одну из его секций.

Полки были заполнены стопками бумаги разного формата вперемешку с потрепанными книгами, одну из полок занимал старенький, но еще работающий музыкальный центр с огромными наушниками. Бумаги оказались записями с лекций и семинаров, черновиками к ученическим работам по разным предметам, собранием набросков сказок, сценок. Книжки были в большинстве своем неизвестными Беатриче произведениями незнакомых авторов. Хотя среди изданных типографским способом томов, она обнаружила несколько напечатанных на машинке и вручную сшитых текстов, являвшихся весьма своеобразными переложениями известных произведений всемирно известных авторов. Особенно, ее заинтересовало переосмысление ее любимой комедии Шекспира "Много шума из ничего". Все женские персонажи были заменены мужскими эквивалентами, а Кизил и Булава неожиданно превратились в женщин. Текст хранил следы карандашных пометок, сделанных мальчишеским почерком.

Пока Биче возилась с содержимым открывшейся ей секции шкафа, день подошел к концу. Спустились сумерки. Чтобы не привлекать внимание прохожих, Би решила закончить изыскания, аккуратно сложила свои находки обратно в шкаф, выключила свет и, открыв дверь кладовки, приготовилась ждать Александра. Однако ожидание затянулось, и к тому моменту, когда физически и морально измученный хозяин вошел в дом, Беатриче опять крепко спала.




***


Алекс с трудом пришел в себя, выбравшись из здания. Несколько минут он судорожно вдыхал до остроты свежий ночной воздух. Его тело ныло от остаточных ощущений после близости с Роберто, раненная рука немного опухла и вся горела, но голова была ясная. До спазма в гортани хотелось закурить. Алекс запахнул пальто, знаком показал швейцару, что покидает клуб. После короткого свистка, подъехал зарезервированный для него лимузин. Алекс не торопясь, сжав зубы, чтобы не застонать, опустился на заднее сидение. Он немного помедлил, чтобы определиться с местом назначения. Сделав короткий звонок, Алекс назвал водителю адрес частной клиники. Там в качестве хирурга подвизался Поль, его однокашник по интернату, с которым Алекс поддерживал приятельские отношения.

Когда машина подъехала к полуосвещенному зданию клиники была уже ночь. Алекс приказал водителю дождаться его и побрел к крыльцу.

В дверях его уже ждал Поль, невысокий, немного щуплый, простоватый, на вид, свой парень. Но под этой маской скрывался саркастичный философ, не чуждый доброте и состраданию, однако не желавший делиться своими лучшими качествами с остальным миром, предпочитая открываться немногим проверенным людям. Алекс был в их числе. Они неплохо ладили в школе, умудрившись сохранить взаимопонимание на протяжении весьма нелегких для обоих последующих лет. Вот поэтому сейчас после звонка Алекса, Поль немедленно подъехал в клинику, чтобы помочь другу.

- Хэй, майский столб! По какому поводу ты столь элегантен, прямо, как ... рояль? - едко осведомился Поль.

- Закрытие сезона поло. И тебе привет, коротышка! - криво усмехнулся Алекс.

- Закрытие явно задалось, коли ты заканчиваешь вечер в клинике на приеме у хирурга! От всей души надеюсь, что это то, о чем я думаю - продолжал в том же стиле Поль.

- Вот и не угадал - ответил Алекс, протянув ему кое-как замотанную правую руку.

- Мда, это был такой конкурс на вечеринке: кто раздавит бокал и причинит себе побольше неприятностей? Ты, полагаю, выиграл... - нахмурившись, пробормотал Поль.

- Что-то в этом роде - отозвался Алекс - Неприятностей было более чем достаточно.

- Так, сейчас сиди и не дергайся - я буду заниматься ловлей "блох" - скомандовал Поль. Он продезинфицировал руку и наклонился над ней с тонким пинцетом. Через полчаса он с наслаждением разогнулся, обработал раны антисептиком и забинтовал руку.

- Чего употреблял на празднике жизни? - поинтересовался Поль - Я к тому спрашиваю, что надо бы еще болеутоляющее принять, но не все монтируется с алкоголем.

- Обойдусь - буркнул Алекс.

- Ну тогда, вот тебе на посошок: анальгин, витамин С и глюкоза - Поль протянул стакан с жидкостью, в которой плавала полурастворившаяся лекарственная взвесь.

- Благодарю - со слабой улыбкой сказал Алекс.

- Спасибо, как ты знаешь, в карман ... ну ничего с ним, короче, не сделаешь, но с тебя, чего еще взять - Поль хлопнул Алекса по плечу.

- Поль, послушай... - начал было Алекс. Поль остановился и внимательно посмотрел на друга.

- А-а-а-а, в другой раз - оборвал себя Алекс, и с искренней улыбкой продолжил - Кстати, так ли уж нечего с меня взять?

- Ну, уже удиви меня! - в притворном нетерпении воскликнул Поль.

- Есть у меня для тебя один сюрприз, не сравнимый, конечно, с твоими профессиональными подвигами, но все-таки ...- заинтриговал друга Алекс.

- Я так не играю - "насупился" Поль - профессиональные подвиги, понимаешь, сейчас, а сюрприз когда?! Ага, знаю! Завтра прошу пожаловать не перевязку.

- Договорились - ответил Алекс - Во сколько?

- Давай, во второй половине дня, часа в три - сориентировал его Поль, полистав ежедневник.

- До завтра - угасающим от усталости и боли голосом сказал Алекс - и СПАСИБО!

- Бывай - улыбнулся ему Поль - до завтра.

Через час машина доставила Алекса к его дому. Он с трудом поднялся на крыльцо, скользнул внутрь. Не включая свет, хозяин дома снял верхнюю одежду, добрел до ванной и с наслаждением стащил с себя испачканный костюм и рубашку. Он хотел освежиться под душем, но вспомнил, что Поль строго-настрого запретил ему сегодня мочить раненую руку. Натянув футболку и джинсы, Алекс побрел к кухонной зоне и от души напился воды. Здесь же он, из последних сил, отправил сообщение своему помощнику с просьбой отменить или перенести встречи, запланированные на понедельник. Потом, направившись к спальне, он почти неосознанно повернул к комнатушке, где должна была находиться Беатриче - он не мог больше называть ее иначе.

Включив одни из светильников рядом с кладовкой, он тихонько заглянул внутрь. Женщина была там - вытянувшись на матрасе, согнув одну ногу, разбросав руки, Беатриче крепко спала. На ее губах блуждала улыбка, глаза двигались под плотно закрытыми веками. Алекс зашел в кладовку и, присев на одно колено, вгляделся в ее лицо. Он хотел понять, кого же она так сильно напоминает ему. "Беатриче!" - тихонько произнес он. Она повернула к нему лицо, но не проснулась, невнятно пробормотала что-то во сне. И вдруг он понял, на кого она была так разительно похожа, не столько внешне, сколько повадками и общим ощущением доброты и доверчивости, скрытой броней сарказма и безупречных манер!



Глава 10 Шаг вперед, два назад


***


Биче открыла глаза. Её окутывал полумрак, с которым не мог справиться слабый свет раннего осеннего утра. Она отлично отдохнула и была готова перевернуть с ног на голову целый мир. Би сладко потянулась, уселась на своем ложе, шаловливо помотала головой, растрепав темную шевелюру. "Нас ждут великие дела!" - негромко, но уверенно произнесла она. Натянув одежду, невольная затворница немного размялась, сделала шаг за порог и внезапно остановилась.

Рядом с дверью на том месте, где обычно ее ожидал поднос с едой, сидя спал хозяин дома, бледный, со слегка припухшей нижней губой и забинтованной правой рукой. От неожиданности Беатриче на миг потеряла координацию, покачнулась, но все же устояла на ногах. Она присела рядом с ним, наклонила голову, чтобы разглядеть лицо, почти прикоснулась кончиками пальцев к поврежденной кисти, но тут же отдернула руку, испугавшись, что разбудит Александра и, может быть, поставит его в неловкое положение. Биче тихонько поднялась на ноги, на цыпочках дошла до санузла, привела себя в порядок, потом также аккуратно и бесшумно добралась до кухни. "Ну что же, пришло время применить свои "кулинарные таланты"? - усмехнувшись, произнесла Беатриче.

Она огляделась: несмотря на относительно небольшой размер, кухня была оснащена по последнему слову техники, каких только устройств здесь не было: кофе-машина, йогуртница, хлебопечка, замысловатый кухонный комбайн и масса другой кухонной техники. Но Биче заметила, что многие приспособления ни разу не использовались. Миновав своеобразную кулинарную "ярмарку тщеславия", она двинулась к холодильнику. По содержимому холодильника, Би поняла, что Александр достаточно разборчив в еде, но дома практически не готовит. Набор продуктов подходил скорее для различных перекусов, не позволяя приготовить полноценную трапезу: вот сейчас она обнаружила остатки бекона, которых не хватило бы даже для одного человека, два шарика моцареллы, пучок рукколы, немного базилика, одно яйцо, немного молока, половину баночки оливок, различные соусы и приправы. В отделении для овощей и фруктов завалялись три помидора и пара апельсинов. Беатриче почесала кончик носа, на миг задумалась, потом прищелкнула пальцами и тихонько засмеялась. Она обнаружила в корзинке, стоявшей на столе рядом с холодильником, большой кусок вчерашнего багета под льняной салфеткой. Еще через несколько минут методичных поисков нашлись оливковое масло и бальзамический уксус. Спустя пять минут Биче вынула из духового шкафа благоухающий базиликом и оливковым маслом багет, начиненный теплой версией салата капрезе. Кофеварка заканчивала колдовать над двумя порциями капучино. Биче выжимала сок из оставшейся половинки апельсина, когда краем глаза уловила движение возле входа в кухонную зону. Невзначай повернув голову, она увидела Александра, молча и немного растерянно наблюдавшего за ее манипуляциями.

- Доброе утро, Александр! - церемонно произнесла Беатриче, слегка наклонив голову, и углубилась в процесс приготовления сока.

- Доброе ... утро, ... БеатриЧЕ! - негромко произнес Алекс слегка хриплым голосом.

Она ощутимо вздрогнула, немалая порция сока разлилась веселой оранжевой лужицей на столе. Алекс, заметив ее реакцию, даже не повел бровью, не торопясь, прошел у нее за спиной к холодильнику, достал бутылку с минеральной водой и, подавив острое желание сделать большой глоток прямо из горлышка, потянулся за стаканом.

- Приношу свои извинения за вторжение! - сдавленно произнесла Би, судорожно собирая сок бумажным полотенцем.

Александр не сказал ничего, лишь подняв брови и жестом дав понять, что извинений не требуется.

- Приятного аппетита! - бросила Беатриче через плечо, стремительно ретируясь из кухни со своим завтраком.


Алекс не успел ни остановить ее, ни даже пожелать приятного аппетита в ответ. "Черт! Я же хотел с ней поговорить! Во время еды это получилось бы наверняка более непринужденно" - чуть было не хлопнул себя по лбу Алекс. Боль от резкого движения, уколола руку. Алекс успокоился и приступил к еде. Запахи незамысловатой по сути снеди разбудили аппетит. Он с удовольствием расправился с багетом, немного помедитировал над чашкой кофе и ощутил, что достиг счастливого состояния доливки до краешков, закончив трапезу глотком свежевыжатого апельсинового сока. За завтраком он размышлял о том, как можно было бы вытянуть гостью на более обстоятельную и откровенную беседу, но никакой толковой идеи в голову так и не пришло.

Убрав посуду, Алекс решительно направился к кладовке.


Биче, чуть не всхлипывая, заскочила в свою комнатушку, опустила поднос с завтраком на пол, изо всех сил топнула и сдавленно крикнула: "Твою-то ж мать! Самодовольный индюк!!!". Однако вторая мысль, пришедшая следом, остудила ее порыв: "Почему он назвал меня Беатриче?!".

- Вот, что за человек? И пяти минут не прошло, как при помощи трех слов и парочки невербальных выражений, прокатил меня на эмоциональных качелях, да так, что дух захватило! - невесело усмехнувшись, начала Биче разговор с самой собой. Она плюхнулась на матрас и, бездумно отщипывая от багета, продолжила рассуждения: "Как с ним, вообще, можно разговаривать, если он даже молчит свысока. Вырядился в доспех, забрало опустил, и не подступишься к нему никак! Его, наверное, можно понять: он с женщинами за всю жизнь ни слова без необходимости не сказал. Но и меня надо понять: неизвестно как попала сюда, неизвестно насколько застряла, а он единственный, кто смог и, главное, захотел помочь. Надо же попытаться найти с ним общий язык!". Би совсем успокоилась и принялась уничтожать завтрак, ощутив приступ острого голода. Когда она смаковала последние глотки кофе, к ней в голову просочился неожиданный вопрос "А ПОЧЕМУ я здесь оказалась? Что меня сюда занесло?".

- Ответ "нелегкая" неконструктивный, а потому неправильный - резюмировала Биче с улыбкой - Надо поразмыслить.

Она составила посуду на поднос, поднялась на ноги, локтем толкнула дверь, и с разворота почти уткнулась в Александра, стоявшего около двери.



***


Алекс успел задержать поднос с посудой в нескольких сантиметрах от своего солнечного сплетения. Беатриче задохнулась от неожиданности, потом залилась багровым румянцем и попыталась отступить назад, потянув на себя поднос, гневно размышляя: "А не пора ли Вам, любезный, на работу? Понедельник - день тяжелый!". Алекс, чуть нахмурившись, попытался забрать у женщины раздражавший его предмет кухонного обихода. Биче скорее рефлекторно упиралась еще некоторое время, потом, вдруг улыбнувшись, остановилась и выпустила его из рук. "Неужели, он тоже созрел для разговора" - подумала она. С видимым облегчением Алекс отступил в сторону и кивком пригласил Би следовать за ним.

Оставив поднос на кухонном столе, Алекс не задержался в кухонной зоне, но не торопясь проследовал в зону гостиной. Биче, которая шла за ним, невольно загляделась на то, как он двигался с неожиданной для его роста грацией. Мужчина был расслаблен, но спина оставалась прямой, плечи были развернуты, не было даже намека на сутулость.

Он присел на один край огромного полукруглого дивана, отделанного материалом белого цвета, напоминавшим шкуру животного, знаком и предложил ей присесть на другой край дивана. Биче скептически посмотрела на него, на диван, однако, приняла предложение и присела на самый край, выпрямив спину и чинно сложив руки на коленях.

Минуту другую Алекс и Беатриче хранили молчание. Наконец, Биче осведомилась у него самым светским тоном, на который была способна:

- Как Вы провели уик-энд, Александр?

- Бесподобно - без энтузиазма отозвался Алекс - Больше Вы ничего не хотите у меня узнать?

- Отчего же, есть много вопросов, которые живо меня интересуют - не замедлила с ответом Биче.

- Почему с того момента, как я здесь появилась, я нахожусь в положении загнанного зверя: мужчины преследуют меня, угрожая наказанием за непонятные для меня преступления, которые я, якобы, совершила, а единственная встретившаяся мне женщина чуть не изнасиловала меня? Почему женщины низведены до положения рабов? Имеют ли они вообще какие-нибудь права? Чем они занимаются? И... - зачастила Беатриче. Она поняла, что теряет над собой контроль, поэтому остановилась, чтобы досчитать до десяти и успокоиться.

Алекс и не надеялся, что сегодняшний разговор будет таким же сухим и сдержанным, какой, в сущности, была их первая беседа, но он не ожидал, что собеседница сразу начнет задавать столь неудобные вопросы. Он решил начать с более общей информации, потому что говорить о ситуацию, в которую попала Беатриче, он был пока не способен.

- Насколько я знаю, уже очень давно, задолго до моего рождения, женщины перестали быть равноправными членами нашего общества - не торопясь начал Алекс, - в сущности, я никогда не слышал, чтобы они когда-либо имели такие же права, что мужчины. Я читал, что в начале прошлого века существовало движение ... м-м-м ... - Алекс нахмурился и пощелкал пальцами - со- сэ- .

- Суфражисток! - мрачно подсказала Биче.

- Точно, суфражисток - продолжал Алекс - Но после Большой войны оно сошло на нет, поскольку мужчин было настолько мало, что за НИМИ велась охота. О своих правах женщины тогда как-то не задумывались. А потом страна встала на грань катастрофы ...

- Какой катастрофы? - не выдержала Би - До Большой войны все было так, как Вы рассказываете. Да, после было очень тяжело, но именно благодаря усилиям женщин, их инициативе, их труду, их более чем достойному поведению страна выжила и встала на ноги. Именно тогда вопрос о равноправии женщин разрешился всеобщим голосованием.

Алекс пристально смотрел на нее в течение ее отповеди, потом опустил глаза и сказал:

- В ____ году к власти пришла Партия свободы, основным тезисом которой была свобода сексуального самовыражения, причем предпочтение оказывалось отнюдь не страждущим дамам. С тех пор женщины, количество которых только увеличивалось, отказавшиеся от своих прав в пользу охоты за мужчинами, получили тот статус, который они имеют сейчас.

Беатриче, скрестив руки на груди, сжимая и разжимая кулаки, сидела с каменным лицом, глядя вникуда.

- "Отличненько"! - неприятным голосом произнесла она наконец - Чем женщины вправе заниматься сейчас? Что именно для них находится под запретом? И, черт побери, за что я попала в полицию? Почему я должна прятаться и что со мной случиться, если кто-то меня обнаружит?

- Сейчас женщины используются для простейшей неквалифицированной работы, в основном для уборки. Ну, и для размножения. - смущенно прокашлявшись, сказал Алекс - Они не вправе в одиночку, без сопровождения надзирателя-мужчины появляться за пределами отведенной им Зоны. Им запрещено общаться с мужчинами, за исключением надзирателей.

Тут Алекс замялся, сильно покраснел и тряхнул головой, словно отгоняя неприятные для него воспоминания.

- Но самым серьезным преступлением является сожительство с мужчиной и близость с ним - почти пробормотал Алекс.

- Как женщин наказывают за эти ... хм "преступления"?! - потрясенная до глубины души, вопросила Беатриче.

- Тюремным заключением разной продолжительности - глухо отозвался Алекс - За сожительство могут посадить в тюрьму пожизненно.

- Вот ведь ... - только и смогла выдавить из себя Биче, чувствуя холодок, пробежавший по спине - Тогда у меня возникает резонный вопрос: если меня хотели ПРОСТО арестовать за нахождение вне Зоны в одиночку, то, что со мной будет, если меня обнаружат в Вашем доме? Обрекут меня на пожизненное заключение?!

Алекс молчал, не глядя на нее.

- Так может быть мне проще и безопаснее покинуть Вас и сдаться властям?! - требовательно глядя на собеседника, спросила Биче.

- Нет! - коротко бросил Алекс, резко вставая и будто собираясь уходить.

- Не уходите, пожалуйста! - едва успела пискнуть Беатриче.

Он замер, не успев двинуться с места, повернул голову и посмотрел на женщину непроницаемым взглядом.

- Я хочу задать Вам последний вопрос - Биче встала - Почему Вы меня вытащили из полиции и теперь укрываете у себя? Ведь за укрывательство женщины мужчину тоже могут наказать, так сказал мне допрашивавший меня полицейский. И что со мной будет происходить дальше?

Алекс, коротко посмотрев на нее в ответ, но, не сказав ни слова, повернулся и вышел из гостиной.



***


Завернув за угол, Алекс чуть было не опустился на пол, чувствуя, как отступает напряжение, не отпускавшее его на протяжении всего разговора. "Ну не малодушная я ли я скотина?" - поморщившись, подумал он - "Ударился в исторические изыски, а вместо того, чтобы ответить на ее главный вопрос, трусливо сбежал".

- И как бы ты ей рассказал о перспективах женщины, попавшей в руки Роберто? - спросил его беспристрастный внутренний голос - А главное, как бы ты объяснил ей свою осведомленность? Угу, риторический вопрос ...

"Эх, если бы можно было бы с кем-нибудь обсудить эту ... проблемку" - продолжал размышлять Алекс.

- Помечтай! - вновь вступил его альтер-эго - Даже Поль не поймет. Да что Поль! Даже ... .

- А вот про НЕГО не надо и вспоминать - оборвал сам себя Алекс. - Кстати о Поле, где же у меня был тот диск?

Он в задумчивости потеребил верхнюю губу.

- Ну конечно! - с облегчением вздохнул Алекс и направился к кладовке. Он опять напрягся, будто перед прыжком в холодную воду, ожидая продолжения тяжелой беседы. Однако, Беатриче еще не вернулась в свой скромный приют. Он почти воровато заглянул в кладовку, чувствуя, будто он вторгается в чужое пространство. На первый взгляд, мало что говорило о том, что здесь кто-то обитает, кроме аккуратно свернутого матраса и белого пакета в углу. Но само осознание присутствия в его святая святых столь неожиданного гостя, вызывало странные, смешанные, но скорее приятные ощущения. Наверное, это можно было бы описать, как предчувствие перемен.

Он прошел к полке с дисками, нашел альбом Стива ВанДера и поспешил покинуть кладовку.

Уже когда Алекс оделся и стоял в дверях, собираясь на перевязку к Полю, в кармане ожил телефон. Он прочитал сообщение "Дорогой мальчик! Надеюсь, что ты в порядке. Не в твоих правилах пропускать работу после столь скромного мероприятия. Как давно ты общался с Сандро? Еще немного, и твое поведение можно счесть манкированием почетными обязанностями старшего друга. Роберто". Алекс с трудом подавил желание разнести телефон о стену. От ответа он воздержался.


Беатриче растеряно стояла посреди гостиной. Она разрывалась между желанием забиться в свою норку и обдумать все, что сказал ей Александр, и, в особенности, собственные перспективы; с другой стороны, ей ужасно хотелось пройтись, побродить по осеннему лесу, почувствовать запах палой листвы, приправленный морозной перчинкой. Прогулка всегда была для Би самым простым и безотказным средством приведения в порядок мыслей и чувств. И вот сейчас, когда ей было особенно необходимо разложить все по полочкам, она была заперта в крохотной комнатке этого странного и неуютного дома. Все, что она могла себе позволить - подойти к зеркальной стене и, спрятавшись за несущую конструкцию, полюбоваться последними красками осени сквозь подернутое зеркальной дымкой стекло.

"Как странно он себя ведет? Ситуация, на самом деле, предельно понятна: я женщина, поэтому я должна жить в резервации под конвоем и выполнять простейшие работы, нравятся они мне или нет, и ни в коем случае не должна иметь любые контакты с мужчинами, кроме исключительных случаев (хм, интересно, а как они организуют процесс размножения?). Он - мужчина, который по своему положению не обязан общаться с женщинами, более того, он не должен этого делать. Однако, он рискует сам и ставит под угрозу меня, если меня обнаружат здесь. Зачем?! Когда Александр примчался, как оглашенный, в участок, он знал кто я! Он знал, что мне грозит! Итак, на повестке дня следующие вопросы: почему мой "любезный" хозяин вытащил меня из полицейского участка и не оставил в зоне, и что он будет делать со мной дальше?" - невесело размышляла Беатриче, созерцая прекрасный пейзаж.

"Первый вопрос предлагаю отложить до лучших времен. Скорее всего, мои спекуляции на эту тему окажутся далеки от истины. Второй вопрос куда как более актуален" - Би задумчиво подперла щеку кулаком - "Знать бы, что за человек Александр? Александр- Александр - "Мужественный защитник" в переводе с античного, между прочим" - улыбнулась Биче - "Хотелось бы верить, что имя соответствует личности, а не наоборот... Однозначно, он не будет сдавать меня властям, также он не собирается отправить меня в зону. Он не стремится узнать меня поближе, но и не уклоняется от общения, когда бывает такая возможность. Можно подумать, что он ко мне присматривается, не зная, что делать. Самое неприятное, что дорогой хозяин еще не принял окончательного решения, и только Бог знает, что может на него повлиять. Вот если бы мне удалось поговорить с ним по душам и в процессе прояснить ситуацию для нас обоих. Эх! Мечты-мечты!". Беатриче помотала головой, будто отгоняя невеселые мысли, и медленно направилась к своей комнатке.

Дверь была чуть приоткрыта, Биче опасливо заглянула внутрь, однако никаких изменений не заметила - ее вещи в неприкосновенности стояли на местах. Однако, что-то заставило ее насторожиться: "Он был здесь только что!". Александра выдал аромат, смесь его парфюма и его собственного запаха, который она уловила во время безмолвного препирательства около двери и невольно запечатлела в памяти. Беатриче несколько минут простояла, почти не дыша, прислушиваясь к звукам в доме. Наконец, вдалеке щелкнул закрывающийся замок, потом послышался шум автомобильного двигателя. Александр уехал. Биче решительно развернулась и подошла к еще неисследованной секции таинственного шкафа.


Би стояла перед второй створкой, легонько прикасаясь к ней и отводя руку. Воспитание боролось в ней с любопытством. Любопытство победило с сухим счетом.

- В конце концов, это вопрос самосохранения! Вдруг там приспособления для БДСМ или мумии замученных животных! Я должна знать, с кем рядом сижу, ем и ... сплю! - неожиданно для себя закончила тираду Биче.

Она решительно взялась за стилизованную ручку и, затаив дыхание, отодвинула дверь створки в сторону. Секция оказалась полупустой, но ни экзотических приспособлений, ни хладных трупов там не оказалось: на двух полках стояли призы за спортивные достижения (он занимался горнолыжным спортом и в детстве несколько лет посвятил теннису), лежали свернутые в рулоны самодельные афиши школьных спектаклей. Было также несколько дипломов об участии в школьных музыкальных выступлениях (Беатриче не смогла понять, каким именно инструментом владел Александр).

- Ну до чего же разноплановый человек ... был по молодости! - вслух иронизировала женщина -Как это называется - человек эпохи Возрождения. И швец и жнец, и, видимо, на дуде игрец!

На полу лежал полусдувшийся и запыленный футбольный мяч, немало повидавший на своем веку. Биче наклонилась, взяла его в руки и почему-то искренне улыбнулась. Пока Биче разглядывала мяч, краем глаза, она заметила несколько фотоальбомов, засунутых поглубже на предпоследнюю полку шкафа. Беатриче моментально отбросила мяч и ухватилась за ближайший альбом. По очереди она вытащила их из шкафа и разложила на полу.

Это было настоящее сокровище! Пара больших альбомов, в которых были детские фотографии Александра, и еще штуки четыре с подростковыми и юношескими снимками. Беатриче не торопясь листала альбомы, подолгу вглядываясь в выцветшие картинки. Она силилась отыскать хозяина дома на многочисленных групповых снимках и далеко не всегда в этом преуспевала. Смешной мальчишка с неровной, но очень искренней улыбкой, превращался в нескладного длинноносого подростка с нелепой прической и глазами, поражавшими ясным и искренним выражением. На групповых снимках, запечатлевших немногочисленных обитателей интерната всех возрастов, вокруг него постоянно крутились малыши, висли на руках, как обезьянки забирались на плечи, выглядывали из-под локтей. Беатриче, не веря своим глазам, прикасалась к фотографиям, и ей мнилось, что она ощущает исходящее от них тепло.

Чаще всего рядом Александром находился мальчик лет на пять младше его, невысокий, синеглазый, крепенький, с волосами цвета пшеницы. Глядел чаще всего хитро, но когда взгляд был обращен к Алексу, он выдавал искреннее и безграничное восхищение. Алекс тоже выделял мальчишку. На фотографиях были ухвачены моменты обыденной интернатской жизни, где мальчики вместе играли, делали уроки, занимались спортом, просто дурачились. Дружеское отношение Алекса и мальчишки друг к другу было очевидно. Биче испытала странные смешанные чувства, глядя на эти фотографии. С одной стороны, ей очень понравился паренек, который, насколько она поняла, был ее ровесником. В детстве она очень страдала от того, что была единственным ребенком в семье. Ей всегда хотелось иметь сестренку, чтобы заботиться о ней, вместе играть и воспитывать ее. Но с возрастом она поняла, что предпочла бы иметь друга и собеседника, который всегда придет на помощь и защитит от любых жизненных неурядиц. И этот мальчик, наверное, мог бы стать ей хорошим братом - насмешник с доброй душой. С другой стороны, она испытала странный укол ревности. Беатриче от неожиданности захлопнула альбом.

- И чего это я! Переутомилась, перенервничала, пере... - пробормотала она - Ох!

Беатриче продолжила разглядывать фотографии. Подросток исчез, вместо него появился юноша, сначала уверенный в себе, излучавший внутреннюю силу. Больше всего Биче понравилась фотография с выпускного. Александр стоял в мантии, в забавной шапочке, в руке он держал золотую медаль, под мышкой были зажаты свиток и большой рулон бумаги. Юноша смотрел на зрителя с высоты своего немалого роста, но не свысока, улыбаясь теплой улыбкой, в которой смешалась радость победителя и неожиданное лукавство.

Потом впечатления от человека на снимках резко изменились. В последнем альбоме хранились фотографии университетских лет и времени сразу после выпуска. Биче нахмурилась, ощутив беспокойство, переходящее в боль. Полный сил и надежд будущее юноша сменился сосредоточенным, а потом просто измученным человеком, из последних сил сопротивляющемуся незримому противнику. Но силы явно были неравны. На нескольких фотографиях Александр стоял рядом с высоким, моложавым, подтянутым мужчиной, которого можно было бы назвать красивым, если бы не глаза, излучающие угрозу, и несколько презрительное выражение лица. Биче предположила, что именно с ним Александр на протяжении нескольких лет безуспешно сражался и в итоге проиграл. На нескольких снимках в конце последнего альбома, Александр был снят в каких-то злачных местах в обнимку с весьма своеобразными молодыми людьми, и отдаленное не напоминавшими друзей его детства, особенно, того солнечного паренька. Ее недавний собеседник смотрел на нее пустыми глазами, губы изгибались в холодной усмешке, руки то сжимали очередной стакан, то блуждали по телам спутников. Биче отложила последний альбом, расправила затекшие ноги, и прислонилась пылающим лбом к прохладной стене, пребывая в совершенно растрепанных чувствах.

"Ох, милый ты мой, что же с тобой сделали? Как они могли? Как ОН ...? Взять и втоптать в грязь такого человека! Вот скотина! Ненавижу!" - Беатриче задыхалась, у нее не хватало слов, лицо скривилось от острой боли, иглой вонзившейся в левую сторону груди, потом потоком хлынули спасительные слезы.

Она очнулась, услышав звук открывающейся входной двери. Моментально закрыв дверь кладовки изнутри, она принялась судорожно собирать с пола альбомы, стараясь производить как можно меньше шума, и погасив свет, затаилась около вентиляционного отверстия.



Глава 11 Права и обязанности.


***


Алекс сильно задержался в больнице. Один из пациентов Поля отменил визит, поэтому, когда после перевязки Алекс с улыбкой вручил Полю диск, тот не смог сдержаться: "Знаешь, парень!" - сказал он с непередаваемой ухмылкой - "Ну и сукин же ты сын! Я надеюсь, что это не тот альбом, который ты "заиграл" у меня в предвыпускном классе?". Поль широко улыбнулся и обнял друга. Они проболтали добрый час после перевязки, вспоминая старые добрые времена. И все же Алекс не смог открыться Полю и обсудить свою проблему. Возвращаясь домой, он рассудил, что это было к лучшему, ведь до этого все решения он принимал самостоятельно, а скептические комментарии могли скорее сбить его с панталыку. Более того, он не мог поручиться за то, что Поль останется верен их дружбе, если придется выбирать между ней и угрозой наказания.

Тем не менее, Алекс подъехал к дому в приподнятом настроении, чувствуя себя в силах продолжить прерванный разговор и постараться быть более открытым. Тучи начали сгущаться, когда он обнаружил, что входная дверь была прикрыта, но не заперта. На мгновение у Алекса перехватило дыхание. "Роберто?!" - пронеслось у него в голове. У него моментально взмокли ладони, и что-то мелко затряслось внутри. "Возьми себя в руки! Мужчина ты или ...?" - Алекс глубоко вздохнул, успокоил внутреннюю дрожь и шагнул за порог.

Стараясь двигаться как можно тише, Алекс передвигался по дому и не находил никого в причудливо переплетающихся помещениях, до тех пор, пока не добрался до зоны спальни. Как будто камень упал с его души, когда он обнаружил своего нежданного гостя. Поперек кровати в расслабленной эпикурейской позе возлежал обнаженный Сандро и, будучи в полной "боевой готовности", пощипывал кисть мелкого винограда.

- Привет, Алекс! - томно улыбнувшись, промолвил Сандро - Я по тебе соскучился, несмотря на твои несносные нотации. Я просто счастлив от того, что ты все же устроил День Эгоиста! Противный, ну надо ли было до этого забивать мне голову всякой чушью про профессиональный долг? Я не мог пройти мимо и, как уважающий себя младший друг, решил разделить с тобой это ВЫДАЮЩЕЕСЯ событие!

Сандро чуть не мурлыкал, проговаривая непривычно длинный для себя монолог. Алекс усилием воли сдерживал себя, стараясь не бросать взгляды на кладовку и сохранять на лице отстраненное выражение. "Интере-е-е-есно! Успела ли девочка улизнуть и не повстречаться с этим созданием? Очевидно, да, иначе разговор бы шел не о его драгоценной персоне". Алекс приподнял бровь и предельно светским тоном произнес:

- Ну что же, Сандро, и я намерен поступить, как уважающий себя старший друг. Пожалуйста, вставай и одевайся, да поторопись - у нас много дел.

Он быстро развернулся и вышел из спальни, на ходу набирая номер декана факультета, на котором с переменными успехами и перерывами учился Сандро. "Здравствуйте, господин Кане! - Рады меня слышать? - Мне очень приятно, хотя, если бы я был на Вашем месте, я бы не испытывал особой радости - Да, по поводу Сандро. Я хотел бы встретиться сегодня с Вами - Да, он тоже будет - Конечно, сверим наконец-то наши "счета" - Через час Вам будет удобно? - Отлично, до встречи". У Алекса моментально созрел простой и изящный план "нейтрализации" своего непутевого подопечного. "Почему же я не додумался до этого раньше?" - недоумевал Алекс. Пока он набирал номер следующего собеседника, Алекс подошел к двери в кладовку и осторожно проверил - дверь была закрыта изнутри. От сердца окончательно отлегло.

"Привет, Макс! Как поживаешь? Как бизнес? Как дела у Патрика? - Великолепно! - У меня тоже все хорошо, все - как всегда. Хотя ... есть одна маленькая проблемка - Да ничего, пустяк, однако, я хотел бы попросить твоей помощи - Я помню, что у тебя прекрасно поставлена система обучения молодых работников - Да, только ленивый не приводит тебя в пример! - При чем здесь лесть. Я не понимаю, о чем ты? Правду говорить легко и приятно - Одним словом, не мог бы ты уделить мне сегодня немного твоего драгоценного времени - Да, у меня есть кандидат - Спасибо, дорогой! Мы будет там. До встречи".

- Что ты задумал?! - с ужасом осведомился Сандро, судорожно оправляя одежду.

- Ничего особенного. Твой отец указал на то, что я не уделяю достаточно внимания своим обязанностям старшего друга. И, ты знаешь, он был прав - спокойно ответил Алекс - сегодня я надеюсь поправить ситуацию. Пойдем.

Он на ходу попил воды и подхватил яблоко со стоявшей посреди стола вазы с фруктами.

- Да, и будь любезен, верни мне ключ от моего дома ... прямо сейчас - как бы между прочим сказал Алекс - Само собой разумеется, я верну тебе ключ от твоей квартиры.

Сандро замер, как вкопанный, его глаза расширились, почти выпадая из орбит. Обмен ключами был одним из ритуалов, подтверждающих близость и доверие старшего и младшего друга. Никогда до этого никто не возвращал ключи до окончания отношений старшего и младшего друга.

- Я не думаю, что тебе стоит так удивляться, Сандро - спокойно продолжил Алекс - Я надеюсь, что это временная мера, но сейчас я не могу доверять тебе, так как весь год пока мы были вместе ты ни разу не оправдал моего доверия и никогда не выказывал уважения к истинной сути отношений старшего и младшего друга. Хотелось бы верить, что, когда ты постигнешь ее, все пойдет по-другому, и однажды мы вновь с легким сердцем обменяемся ключами.

Он почувствовал фальшь в собственных словах, а может быть в интонации, с которой они были произнесены. Тем не менее, он аккуратно изъял у Сандро свой ключ, вложив в руку его ключи взамен, взял молодого человека под локоть и мягко, но настойчиво потянул его к выходу.

Встречи прошли очень удачно. Алекс договорился с деканом о немедленном переводе Сандро на заочную форму обучения, при условии сдачи всех академических задолженностей в течение ближайшего месяца. Макс, однокашник Алекса по университету, согласился взять юношу на стажировку с последующим трудоустройством в случае ее успешного завершения.

- Ну вот, все прекрасно уладилось - удовлетворенно произнес Алекс, доставив ошеломленного Сандро к подъезду его дома - Советую тебе хорошенько отдохнуть. Завтра я заеду за тобой перед работой и помогу добраться до твоего рабочего места. Откровенно говоря, я тебе даже завидую, ведь с этого момента у тебя появиться возможность получать собственные средства, наличие и отсутствие которых будет зависеть целиком и полностью от тебя. Это же свобода, мальчик! Спокойной ночи!

Потрясенный Сандро не проявил энтузиазма, молча зашел в подъезд и скорее автоматически направился к дверям лифта.

Алекс же, заскочив в машину и, с трудом сдерживая улыбку, помчался домой.



***


Беатриче задрожала всем телом, когда услышала чьи-то неуверенные шаги, судя по звуку, приближающиеся к ее комнатке. Она крепко обхватила себя за колени, молясь, чтобы незнакомец прошел мимо и чтобы не выдать себя случайным звуком. Совсем рядом юношеский голос произнес: "Алекс? Ну, А-а-а-алекс!". Биче беззвучно выдохнула и, чуть расслабившись, заглянула в вентиляционное отверстие. Посреди спальни стоял высокий, очень красивый молодой человек. Черные локоны разметались вокруг лица в художественном беспорядке, темные безупречного разреза глаза блуждали по сторонам в поисках хозяина дома, кончики пухлых губ подрагивали в загадочной полуулыбке. Догадавшись, что Александр отсутствует, юноша неторопливо, с наслаждением начал готовиться к его возвращению. Он откупорил бутылку вина, принес блюдо с виноградом, потом полностью разделся, разбросав одежду по комнате. "Кто это?! Как он смог попасть в дом? И что он собирается делать?" - с недоумением размышляла Биче. Тем временем, неожиданный гость раскинулся на огромной кровати Александра, предварительно отхлебнув приличный глоток прямо из бутылки, и начал ... Беатриче отпрянула от своего наблюдательного пункта, заливаясь краской и приходя в еще большее недоумение. Вскоре до нее донеслись неясные вздохи и постанывания - паренек явно не скучал, коротая время до прихода хозяина. "Что же это делается? Странное место: любой и каждый может зайти к человеку в дом, и прямо в чужой кровати удовлетворять свои нехитрые потребности, попивая чужое вино и поедая чужой хлеб ... пардон, виноград" - Би надеялась, что привычный сарказм поможет ей прийти в себя. Ее размышления прервал звук открывавшейся входной двери - на этот раз это был Алекс. Беатриче вернулась к отверстию в стене. Она получила немалое удовольствие от короткой отповеди Александра, и еще большее - от его телефонных переговоров. "А ведь ему не чуждо чувство юмора и некая изощренность в его проявлении" - усмехнулась Би - "Мое почтение, сеньор!". Она мысленно отозвалась на то, как Алекс невзначай проверил дверь. Наконец, когда мужчины покинули дом, Беатриче смогла окончательно расслабиться. Она уничтожила последние следы ее исследовательских работ, после чего осмелилась покинуть свою комнатку.

Беатриче ощутила сильнейший приступ голода, ведь день приближался к завершению, а у нее с завтрака во рту не было маковой росинки. Сделав себе чай и угрызая остатки багета с сыром, Биче предприняла еще одну попытку дозвониться до кого-нибудь. Сотовый телефон был заряжен и подключен к сети, но она ни с кем не смогла поговорить, получая стереотипный ответ "Неправильно набран номер".

- Что же, я хотя бы попробовала... - со вздохом констатировала женщина. По правде сказать, она не испытывала особого желания общаться с кем-либо, особенно с коллегами или руководством.

- Интересно, как быстро меня вышибут с работы, если мне придется задержаться здесь на некоторое время - задумчиво сказала Би, горько рассмеявшись, она добавила - А я, все-таки, оптимист - нет уверенности, что я останусь в живых и на свободе, но строю планы на "после возвращения".

После весьма скромного ужина, Беатриче предпочла возвратиться к себе, чтобы очередной неожиданный посетитель не застал ее врасплох. Тем не менее, она решила не ложиться и дождаться возвращения Александра, потому что планировала обсудить регулярность появления чужих в доме Александра. Кроме того, надо было понять, что же собирается дальше предпринимать приютивший ее мужчина. Наконец, ей очень хотелось выяснить, осталось ли в Александре что-нибудь от полюбившегося ей юноши, или в нем возобладал опустошенный человек с последних фотографий. Дожидаясь хозяина дома, Биче решила ознакомиться с книгами, хранившимися в первой секции шкафа. Первым под руку попался роман о жизни и приключениях нескольких мальчишек. Биче была готова поклясться, что в детстве читала что-то подобное, но этот опус отличался от той книги полным отсутствием женских персонажей и странной интонацией. Тем не менее, он помог Биче скрасить ожидание и обогатил ее познания о мире, в котором она оказалась. Услышав голос вернувшегося Александра, она второпях запихнула книгу обратно в шкаф и вышла из своего убежища.

Алекс, окинув Беатриче взглядом и коротко улыбнувшись, предложил ей присесть за стол и разделить с ним ужин.

- Я забыл заказать еду, поэтому сегодня нам придется довольствоваться китайским фаст-фудом - сказал Алекс и протянул было женщине ароматную коробочку, но после секундного замешательства уточнил - Вы предпочитаете курицу или говядину?

- М-м-м, говядину, пожалуйста - стараясь не выдать своего огорчения, ответила Биче, которая на дух не переносила китайскую кухню - БОЛЬШОЕ спасибо.

Алексу тоже не нравилась острая и жирная китайская еда, после которой хотелось пить и которая комом оседала желудке. Но время было позднее, поэтому остальные забегаловки, где можно было бы взять еду на вынос, были уже закрыты. Дополнительного разочарования добавил выбор Беатриче - он тоже предпочел бы говядину курице. Но он любезно протянул Би коробочку с едой, и почему-то эта маленькая победа над собой вызвала удовольствие, превосходящее недовольство неподходящей едой.

Минуту-другую оба в полной тишине орудовали палочками. Биче первой нарушила молчание:

- Александр, простите мне мое неуместное любопытство, но я хотела бы узнать, кто был этот ... человек?

- Мой младший друг - коротко ответил Алекс.

- Он может входить в дом без приглашения и предварительного предупреждения? - продолжила расспросы Би, пристально глядя на собеседника.

- Теоретически - может, но практически молодой человек, находящийся под опекой и руководством старшего товарища, должен проявлять к нему, как минимум, уважение и соблюдать общепринятые нормы поведения - мрачно произнес Алекс и с горечью добавил - Но все это - не про Сандро. Обмен ключами - это часть ритуала знакомства старшего и младшего друга, однако он не предполагает беспрепятственного вмешательства в частную жизнь каждого из них.

Алекс коротко глянул на собеседницу и, смутившись, сразу отвел глаза. Она продолжала изучать его лица, что-то выискивая на нем.

- Понятно! - нарочито спокойно сказала Биче, в голове мелькнуло: "Кому, что понятно? Лично мне - ни капельки" - Думаю, что мне надо быть готовой к другим посещениям. Могут ли к Вам заходить еще какие-нибудь люди? Есть ли постоянные посетители?

- Да, ключ от дома есть у моего доверенного сотрудника. Он отвечает за женскую бригаду, которая проводит уборку. Они приезжают только по моему запросу, поэтому я буду Вас заранее предупреждать об их визите - пристально разглядывая содержимое коробки, сказал Алекс.

Опять повисла тишина. Беатриче не могла отвести взгляд от сидящего напротив мужчины. Она все пыталась понять, чем же он живет сейчас, и осталось ли в нем что-нибудь от мыслей и чувств, владевших им в прошлом. Но единственное, что она пока уяснила для себя, что чем дольше она наблюдает, тем крепче и выше становятся его защитные стены.

- Послушайте, почему Вы меня разглядываете? Разве там, где Вы живете, в порядке вещей вот так вот .... п-п-п-пристально смотреть на других людей? - раздраженно произнес Алекс - "Пялиться!!!!" - громыхнул он мысленно.

- Прошу прощения, но ... - Беатриче вспыхнула и уткнулась взглядом в коробку. Через пару минут она продолжила разговор, не отводя глаз от коробки, будто в ней заключалось, все самое важное в ее жизни:

- Я хотела бы обсудить мои перспективы. Очевидно, что я не могу пользоваться Вашим гостеприимством бесконечно. И не думаю, что Вам удастся долго скрывать мое присутствие в этом доме.

- Почему? - оборвал ее Алекс.

- Потому что человек не может существовать незамеченным на пятачке в несколько квадратных метров. Меня может выдать малейший шум и даже запах - продолжала как ни в чем ни бывало рассуждать Биче.

- Позвольте узнать, почему Вы сейчас уставились в эту дурацкую коробку с лапшой, будто ищете там смысл жизни?! - вознегодовал Алекс и со стуком поставил свою коробку на стол. На деле, ему нечего было сказать в ответ на предложение Биче, он попытался сбросить свое раздражение, но сам смутился от своей непоследовательности. Не поднимая глаз, Беатриче тихо, но с некоторой издевкой сказала:

- Потому что незамысловатая лапша с говядиной в этой банке не переживает от того, что я смотрю или не смотрю на нее, и не делает мне замечаний по этому поводу. И правила поведения в нашем обществе предполагают, что собеседнику необходимо уделять максимум внимание во время разговора, иное считается дурным тоном - после небольшой паузы она добавила - И Вы не ответили на мой вопрос.

- Вот никогда бы не подумал, что китайская лапша будет лучшим собеседником, чем я - парировал Алекс, в некотором изумлении приподняв бровь и прикоснувшись ладонью к щеке - Тем не менее, мне пока нечего сказать про то, что будет дальше. Иного, чем эта комнатка я предложить не могу. Могу лишь пообещать, что здесь Вы будете в наибольшей безопасности.

- Что же, большое спасибо за то, что ... ну, что Вы делаете - кисло произнесла Биче - И за ужин, тоже спасибо ... отдельное.

- Не за что - откликнулся Алекс - прошу Вас разделить со мной завтрашний ужин. Надеюсь, что мне повезет больше, и я окажусь более приятным собеседником, чем завтрашнее основное блюдо.

Беатриче ответила ему коротким, но выразительным взглядом.

- Доброй ночи! - только и сказала она.

- Спокойной ночи! - ответил Алекс.




Глава 12 Настоящее знакомство



***


Следующие несколько дней жизнь шла своим чередом. Утром Алекс уходил на работу, оставляя Биче завтрак и записку с информацией о визитерах. После чего Алекс заезжал за своим непутевым младшим другом, сопровождая его на работу и расспрашивая его об успехах на новом поприще и в деле погашения академических задолженностей. Успехов было не так, чтобы очень много, но налицо был небольшой прогресс. Хотя Сандро не прекращал дуться и разговаривал сквозь зубы.

Конец года в профессиональной деятельности Алекса всегда означал наступление дедлайнов по всем проектам. Поэтому он погрузился в работу с головой, едва находя в себе силы контролировать Сандро. Поэтому ежедневные совместные встречи с Беатриче за ужином проходили гораздо спокойнее и выдержаннее, чем первая беседа: у Алекса не было сил даже на то, чтобы вести светскую беседу, Беатриче тоже предпочитала скорее молча наблюдать, чем проявлять инициативу в их общении. Нередко Алекс ловил на себе ее изучающий взгляд, но стоило ему также пристально посмотреть на нее в ответ, как Беатриче прерывала свои изыскания и начинала какой-нибудь пустяковый разговор.

Из таких вот "информационных всплесков" Алекс узнавал о том, как устроена жизнь в том мире, откуда пришла Беатриче: материальная культура почти не отличалась от той, что существовала здесь. В обиходе отсутствовали вещи, которые были бы незнакомы его гостье. Однако, имена музыкантов, актеров и писателей, которые она упоминала, в большинстве своем, Алекс слышал впервые, не говоря уже о политических деятелях ее мира. Она никогда не касалась религиозных, идеологических, политических вопросов, видимо, памятуя о том, что разговор может закончиться к взаимному неудовлетворению. Пока они оба держали нейтралитет. О себе же он ничего не рассказывал, поскольку не привык так запросто делиться с кем-либо своими мыслями.

Тем не менее, мысленно Алекс постоянно возвращался к вопросу Беатриче о ее перспективах здесь. Он точно знал, что сдавать властям ее нельзя, особенно сейчас, когда она уже некоторое время прожила в его доме. Пострадать могли они оба, хотя девушке грозила несравнимо более серьезная опасность. Вывезти ее за границу тоже не представлялось возможным, так как последние несколько лет в стране усилились изоляционистские настроения, и процедура выезда максимально усложнилась, а о том, чтобы провезти вот такую "контрабанду" не могло быть и речи.

Однажды, размышляя об этом перед сном, он почти подпрыгнул на кровати и хлопнул себя по лбу "Я же так и не удосужился расспросить ее о том, как она попала сюда! Наверное, ее можно будет отправить обратно тем же путем, каким она очутилась здесь". Вдохновленный этой мыслью он быстро заснул и отлично выспался.

Однако следующим утром все пошло наперекосяк. Он проснулся отдохнувшим, принял душ, приготовил завтрак. Но, приблизившись к двери кладовки с подносом, он услышал шуршание и сдавленный голос Беатриче: "Александр, это Вы?!"

- Доброе утро! У Вас все в порядке? - удивленно спросил Алекс.

- Доброе ... Гхм, не совсем - удрученным голосом сказала Биче - Есть некоторые проблемы регулярного, так сказать, характера.

- Какого? - непонимающе уточнил Алекс.

- Ну .... Как Вам объяснить... - мялась Би

- Я могу войти? - нетерпеливо проговорил Алекс.

- НЕТ!!!!

- Говорите быстро и внятно! Я опаздываю на работу - начал раздражаться Алекс. "Послала нелегкая еще одного растекшегося мысью по древу!".

- ОК! У меня начались месячные, регулярные выделения, которые бывают у женщин раз в месяц. В течение ближайших четырех-пяти дней мне понадобятся специальные средства гигиены и, боюсь, что новая одежда. - скороговоркой проговорила Биче.

- Черт! - только и ответствовал Алекс. Он не знал ничего о женской физиологии и сейчас был обескуражен и ... поймал себя на брезгливости и некотором презрении к женщине. Он буркнул - Что можно сделать прямо сейчас?

- Только дайте что-нибудь, во что можно переодеться - коротко ответила Биче.

Он метнулся в гардеробную, нашел старую застиранную и растянувшуюся футболку, вернувшись, сунул ее за дверь и, будучи в ощутимом раздражении, поехал по делам.

По дороге он повторял, как заклинание "сегодня пятница - завтра суббота", но это слабо помогало, поскольку на завтра у него было тоже назначено несколько дел. Сандро проспал, его пришлось собирать буквально собственными руками. Было особенно неприятно, что он уловил запах марихуаны, пропитавшей волосы и одежду молодого человека.

Подчиненные тоже решили внести посильный вклад в испытания его нервной системы, понаделав ошибок в технических описаниях двух важных проектов. Ближе к концу дня Алекс готов был сорваться на первом, кто попадется ему под руку. А ему еще предстояла операция по добыче этих проклятых "предметов гигиены". По счастью, в ведении его компании были несколько достаточно больших женских бригад, поэтому оказалось, что на складе находится запас этих штук. Проявив недюжинную смекалку и изворотливость, под видом проверки складских остатков он умудрился извлечь некоторое количество требуемых приспособлений. Окончательно измотанный, он практически на автопилоте добрался до дома поздним вечером. В двух шагах от крыльца он понял, что в хлопотах сегодняшнего дня он совершенно забыл о том, что надо заказать ужин. Алекс окончательно упал духом.

Зайдя в дом, он уловил аппетитный запах, волнами растекающийся по дому. Алекс, через силу сняв пальто, поплелся на кухню. Увиденное лишило его дара речи: женщина порхала рядом с кухонной зоной, облаченная лишь в его футболку, которая, впрочем, по длине могла сойти за недлинное платье, и собственные серые носочки. Она только что достала из духовки благоухающую кастрюлю и приготовилась разливать кушанье по тарелкам, в которых были разложены кусочки подсушенного хлеба. Широкое одеяние скрывало ее фигуру, но оставляло отчасти открытыми стройные, достаточно длинные ноги с тонкими щиколотками. Немного смутившись, она улыбнулась ему и сказала:

- Добрый вечер! Вы проголодались?

Алекс не отреагировал, не в силах оторвать взгляд от открывшейся ему части ее тела. Да и вид женщины, облаченной в его одежду, будил в нем странные трудно-описуемые переживания.

- Может быть Вы прекратите созерцать мои ноги? Мне, конечно, льстит Ваше внимание, но и в нашем, и, думаю, в Вашем мире, это не вполне комильфо - с легким ехидством произнесла Беатриче.

- Так какого черта Вы их демонстрируете? - пришел в себя Алекс, но накопленное за день раздражение нашло наконец-то возможность выплеснуться, поэтому достаточно резко Алекс бросил женщине - Что это Вы приготовили?

- Луковый суп - мягко ответила она - Единственное, что я смогла изобразить из оставшихся продуктов.

Алекс сдавленно пробормотал что-то не вполне приличное.

- Это, вероятно, означает, что Вы не очень хорошо относитесь к луковому супу - с мягкой иронией продолжила Биче.

- Да, Вы правы - спрятав раздражение под маской холодной надменности, сказал Алекс и отодвинул тарелку с дымящимся и благоухающим кушаньем - Не люблю вареный лук и не переношу, когда люди рядом со мной выглядят или ведут себя ... настолько провокационно!

Беатриче мысленно фыркнула и испытала некоторое разочарование, припомнив бессердечного молодого человека с последних фотографий.

- Поясните, какую провокацию Вы усмотрели в моем внешнем виде или поведении? - осведомилась Беатриче, постаравшись скрыть обиду. "Младший друг, значит, может на чужой кровати возлежать в чем мать родила, а мне после постирушки нельзя надеть футболку, которая больше на платье походит!".

Алекс презрительно посмотрел на нее, ничего не сказав.

Беатриче поднялась со стула и вышла из кухонной зоны. Через пару минут она вернулась, облаченная в платье, выданное ей в полиции, и молча принялась за еду. У Алекса возникло ощущение, что его сильно ударили под дых. Контраст между легкомысленной острословкой Беатриче, дефилирующей в его футболке, этим будоражащей воспоминания о трогательной юношеской дружбе, а заодно и смутные и не лишенные приятности ощущения, и серым призраком, напоминающим женщин из его кошмаров, был разительным. Он, поначалу бессвязно и задыхаясь, а потом все громче и отчаяннее с пугающей откровенностью начал выговаривать все, что мучило его последние несколько лет:

- Да что Вы понимаете? Заладили: что мне делать? Сдаться властям - не сдаться властям? На что Вы рассчитываете?! Отсидеть положенное, а потом выйти на свободу с чистой совестью? Это просто смешно! Забудьте! Все, что когда-то начиналось, как защита прав и свобод, выродилось в черт знает что! Культ причудливой смеси насилия и похоти! Все проявления заботы и поддержки даже среди мужчин прописаны в законе и являются обязанностью. Уж и не представляю, что было бы, если бы на бумажке не затвердили, что взрослые должны воспитывать юношей и любить их! А про женщин и говорить нечего! Дуры они или потаскухи, я не знаю, но знаю точно, что они не заслуживают той участи, которая их ждет в заключении! Вы, наивная, полагаете, что они посиживают в комнатах для наказания, таких же, в какой Вы провели ночь в Зоне. Заключение для женщин здесь - это билет в один конец. Если кто-то выдерживает скотские условия проживания, то участия в развлечениях "высшего света" не выдерживает НИКТО! В нашем просвещенном обществе, мужчины из элиты не чураются связей с женщинами. Но только их согласия никто не спрашивает, и способы, которыми их ... употребляют, не оставляют им шанса ни на физическое ни на моральное выживание! - голос Алекса прервался. Лицо мужчины мучительно скривилось, он на мгновение закрыл его руками, будто отгораживаясь от стоящей перед глазами картины. Когда он отнял руки от лица, он выглядел спокойным, но в глазах была такая тоска и опустошенность, что у Биче, которая, не шелохнувшись, выслушала его сбивчивый монолог, сердце сжалось от жалости и боли за него. Однако она не могла не задать мучавший ее вопрос:

- А Вы откуда знаете про эти вещи? - тихо спросила она, пристально глядя на Алекса. Ответный взгляд поразил ее не менее, чем его ответ. Алекс посмотрел на нее, будто прощаясь, и сказал:

- Я был там и видел все это собственными глазами - глухо ответил он - Предполагается, что я - тоже часть элиты.

Би зажала рот рукой, чувствуя, что съеденная ею пара ложек супа подступает к горлу. Она во все глаза смотрела на Александра, и ее рассудок спорил с ее сердцем. Биче понимала, что он не лгал, что путь к успеху и влиянию никогда не бывает особенно чистыми и гладким, и что сидящий перед нею мужчина БЫЛ тем лощеным типом с пустыми глазами. Но также она видела, что бессердечный мерзавец остался в прошлом. Она не представляла, чего стоило ее собеседнику переступить через правила игры, принятые в этом обществе и остаться на коне. Тем не менее, сейчас Беатриче определенно видела оставшегося человеком мужчину, в которого превратился мальчик с ранних снимков.

Некоторое время Алекс и Беатриче хранили молчание, думая каждый о своем. Он удивлялся тому, что заставило его раскрыть душу перед, в сущности, незнакомым человеком, и ждал, когда она бросит ему в лицо свое презрение и отвращение и исчезнет из его жизни, оставив его наедине с его совестью. Она же припоминала все их встречи, разговоры и собственные размышления о нем и его характере. Внезапно ее осенило: "А ведь дознаватель вовсе не был удивлен визитом Александра! Он уже не раз был в полиции по этому же поводу!". От неожиданной догадки она даже вскочила со стула.

- Постойте! - Беатриче тут же спросила Александра - Вы уже доставали женщин из полиции?

- Да - глухо проговорил Александр, не понимая, к чему она ведет, удивился ее возбужденному состоянию - После того, что я увидел, я решил, что ни одна из подчиненных мне женщин не попадет в такой оборот. Я учредил комнаты для наказания, и решал все вопросы внутри компании, не привлекая полицию.

- И также как меня, возили их в своей машине? - с трудом сдерживая восторг, спросила Биче.

- Пару раз, в сопровождении надзирателя - все еще ничего не понимая, ответил Алекс. Женщина отвернулась и минуту-другую справлялась с внезапно подступившими слезами и восхищенной улыбкой, потом, чуть успокоившись, повернулась к мужчине, протянула ему руку и сказала:

- Я очень рада тому, что я узнала Вас. Очень давно я не встречалась с таким достойным человеком. Давайте уже познакомимся по-настоящему - с улыбкой сказала она - Меня зовут Беатрикс, ну это Вы уже знаете. Друзья зовут меня Беатриче, хотя это Вы тоже почему-то знаете... - Биче покраснела и улыбнулась чуть шире - Очень приятно!

Алекс ожидал чего угодно: слез, криков, презрительного молчания, но в ответ на свою исповедь он получил дружескую поддержку и искреннее расположение. До сих пор не веря в происходящее, он только и смог сказать в ответ:

- Меня зовут Алекс. Мне тоже очень приятно!

Он взял протянутую руку и задержал ее в своей на мгновение дольше, чем предписывали правила приличия. Его удивила неожиданная весомость рукопожатия небольшой и легкой руки Беатриче и чувство облегчения, пришедшее к нему с прикосновением ее руки.



Глава 13 Друзья... Враги....



***


Начальник полиции рассеянно покачивался в огромном и весьма комфортабельном кресле, задумчиво глядя в пространство. Наконец он вернулся к реальности, вальяжным движением протянулся к телефону и нажал кнопку, заодно включив громкую связь:

- Почему я до сих пор не вижу статистики по задержаниям за прошедшую неделю? - мягким, но неприятным голосом произнес он.

- Господин Гуардини! Они уже в электронной почте - судя по интонации говоривший вытянулся в струнку.

- Ну-с! Посмотрим, что там у нас - протянул Роберто - Где информация о задержании работницы из компании господина Рейно?

- Прошу прощения, но не припомню такого - странно замялся голос в трубке.

- А вы освежите свою память. Или может быть вам помочь?- в голосе Роберто прозвучала плохо скрытая угроза.

- О! Вы говорите о том эпизоде? - с неубедительно разыгранным облегчением произнес голос - Так господин Рейно же приехал и все объяснил ... как всегда.

- Что значит "как всегда"?! - изумился Роберто

Его собеседник понял, что сболтнул лишнее. За регулярные посещения Алексом участка для извлечения подчиненных ему женщин и обещание не распространять эту информацию он получал небольшую, но греющую сердце и карман мзду, которую он сейчас рисковал потерять вместе с должностью.

- Пару раз он приезжал в участок, чтобы уладить недоразумения, возникавшие из-за заблудившихся баб, отбившихся от группы. Я всегда докладывал Вам об этих посещениях, и, в соответствие с Вашим распоряжением не включал эти эпизоды в статистику - тарабанил дознаватель.

- Да-да, я помню, но здесь-то был другой случай, насколько я помню - почти примирительно сказал Роберто.

- Та же самая потеряшка, господин начальник - гаркнул дознаватель.

- Я понял, не орите, вы не на плацу - ворчливо проговорил Роберто и закончил разговор.

- Любопытно... - пробормотал он себе по нос.




- Привет, дорогой! - в трубке прозвучал до боли родной голос - Как ты?

- Здравствуй, Дидье! - хриплым от волнения голосом приветствовал друга Алекс - Я ... по-разному. Как ты? И где ты?

- Пока далеко. Тоже по-разному... - с грустной усмешкой сказал Дидье - Мы с Мэттью ... Эх! Нетелефонный разговор. Где-то через месяц буду дома, надеюсь, ты сможешь уделить старому другу свободный вечер.

- О чем разговор? Я буду ждать - ласково произнес Алекс.

- До встречи, Ал - обронил Дидье и повесил трубку.

- До встречи - сказа Алекс, слушая гудки, потом нажал "отбой" и прислушался к своим ощущениям. Еще пару недель назад этот разговор перевернул бы все у него внутри, и он еще долго успокаивал бы внутреннюю дрожь. Сейчас же он испытывал радость, может быть предвкушение, но куда-то ушло лихорадочное желание прикоснуться к нему и вечное ожидание отказа.

- Будь что будет - улыбнулся он сам себе.




Глава 14 Сближение


***


Биче блаженствовала под холодными и горячими струями в душевой кабине, находившейся в нише просторной ванной комнаты, воспользовавшись гостеприимным предложением Алекса. В маленьком санузле рядом с ее убежищем не было ни ванной, ни душевой кабины, поэтому не было возможности привести себя в порядок по-настоящему. Алекс пополнил ее гардероб еще несколькими своими старыми футболами, рубашками и даже одними видавшими виды джинсами. С одной стороны, Биче была ему очень благодарна, ведь она не могла бесконечно ходить в одной и той же одежде, которая после недели непрерывной носки стала очень несвежей. С другой стороны, Би чувствовала себя немного странно в безразмерных футболках и штанах, хранивших слабый запах владельца. Особенно непросто приходилось ночами, когда в отсутствие других впечатлений, этот запах проникал в сознание и еще глубже, приводя с собой волнующие сновидения.

Постаравшись уничтожить все следы своего присутствия в ванной комнате, Биче вернулась к себе. Уже давно она откладывала изучение третьей секции находившегося в кладовке сундука с сокровищами. Несмотря на то, что был выходной день, Алекс опять отправился по делам, поэтому Биче решила воспользоваться случаем. На первый взгляд, в открывшемся отделении не было ничего интересного: рулоны пожелтевшей бумаги, папки с прошитой документацией, папки формата А3 набитые использованными листами с разлохмаченными краями. У нее перехватило дыхание, когда она раскрыла первую попавшуюся папку: в ней были рисунки - карандашные наброски, акварели, изображающие незамысловатые пейзажи, портреты, натюрморты. Было видно, что некоторые рисунки сделаны неопытным мальчиком, со временем пришли мастерство и техника. Но даже самые ранние наброски несли печать несомненного таланта автора - в них был виден полет фантазии, а в более поздних работах также отражалась работа мысли. Она с огромным сожалением отложила рисунки, понимая, что у нее не так много времени до возвращения хозяина, а ей хотелось посмотреть, что было в папках с документами и в больших рулонах.

Развернув наугад один из них, Беатриче была поражена в самое сердце - она увидела свой Дом. Точнее, дом, в котором она хотела бы жить и который она придумывала, мысленно расширяя и оснащая, в течение всей жизни. Она никогда не жила в отдельном доме. В детстве ее семья размещалась в больших комфортабельных апартаментах в старом здании, находившемся в тихом центре ее родного города. Потом был интернат с небольшим личным пространством, которое приходилось делить с однокашницами, кампус - в университете. Сейчас она жила в собственной небольшой, но уютной квартире. Тем не менее, она всегда мечтала о том, что когда-нибудь она поселится в доме, где будет место не только для нее, но и для большой и дружной семьи, где у каждого будет и свой уголок, и места для того, чтобы собираться всем вместе. И вот Дом, практический такой же, какой много лет существовал в ее воображении, был прорисован во всех деталях. Здесь были эскизы всех фасадов, развертка, эскизы интерьеров. Во внешней отделке гармонично сочетались камень, дерево и стекло. На первый взгляд он напоминал прованскую виллу. Однако, во внешней отделке предполагалось использовать много деревянных деталей, и было больше окон, чтобы улавливать солнечный свет, не столь щедрый в тех широтах, где жили Биче и Алекс. Она аккуратно свернула рулон с эскизами и начала искать техническое описание. Еще больше ее восхитила концепция проекта. Алекс планировал создание экодома, чтобы используемые при его строительстве материалы и инженерные решения позволяли максимально экономить потребляемые ресурсы и даже достаточно долго существовать в автономном режиме. Она посмотрела на дату, указанную на титульном листе технической документации. "Интересно, сколько ему было лет, когда он придумал это чудо?" - пробормотала Би. Ей на помощь пришел альбом с фотографиями - на снимке с выпускного был указан год - ____. Сличив обе даты, Биче поняла, что идею экодома Алекс разрабатывал, будучи в выпускном классе.

- И почему же ты положил его на полку?! - недоуменно произнесла Беатриче - Это же не просто отличный дом для жизни, это ... Она не успела договорить, поскольку услышала, как щелкнул открываемый замок. Наскоро уложив в шкаф чертежи, описания и рисунки, дождавшись, когда Александр позовет ее, Биче покинула кладовку.



***


Будучи в приподнятом настроении, Алекс легко и непринужденно провел субботние встречи. Потом он заехал в супермаркет, чтобы пополнить запасы продуктов, и наконец-то купить что-то более существенное, чем заготовки для перекусов. Вечер Алекс и Беатриче провели в необязательной болтовне о пустяках, отдыхая от изматывающих разговоров по душам. Оказалось, что Алекс в детстве играл не на одном, а на нескольких музыкальных инструментах. Хотя со времени выпуска он не возвращался к музицированию, музыка занимала важное место в его жизни, помогая очищать эмоциональные "авгиевы конюшни". Беатриче тоже любила музыку, но не владела никаким инструментом, и ее музыкальный слух был также не особенно развит. Биче рассказала про свое хобби - танцы. Алекс с обезоруживающей прямотой попросил показать, как она танцует, чем весьма смутил Би.

- М-м-м, понимаешь, я танцую парные танцы. Чтобы показать фигуры танца, мне нужен партнер, который знает движения и может вести меня в танце - запинаясь, сказала Биче.

- Что значит "вести"? Куда партнер "ведет" тебя? - недоуменно поинтересовался Алекс.

- Он ведет меня не куда, а ... ну как это объяснить, в любом направлении в пределах танцпола, так чтобы это было удобно мне, ему, другим танцорам и хорошо выглядело со стороны - немного путано объясняла Биче - Партнер ведет партнершу, задавая направление и понуждая партнершу делать определенные движения.

- Понуждая? - переспросил Алекс.

- Я не точно выразилась, или точно, но ... хороший партнер, ведя свою партнершу, в первую очередь, старается делать это так, чтобы ей было приятно, чтобы следование его ведению приносило ей радость, и чтобы оба могли получать удовольствие от танца - закончила Би с сияющими глазами.

- А ты танцевала с хорошими партнерами? - как бы между прочим спросил Алекс, удивляясь невесть откуда взявшемуся раздражению.

- Иногда, очень нечасто - со вздохом ответила Би.

Алекс предпочел не углубляться в обсуждение материй, вызвавших у него столь странную реакцию. Они перечислили своих любимых музыкантов, но почти не нашли совпадений среди современников. Из классиков Биче нравился Моцарт, Алекс же предпочитал Баха. Они поговорили еще немного. За окнами сгустились сумерки. Биче начала собирать грязную посуду, чтобы помыть ее. Алекс мягко забрал у нее из рук тарелки и бокалы: "Во избежание потерь", как выразился он с легкой усмешкой, и загрузил их в посудомоечную машину. Напряженно скрестив руки на груди, Биче сказала:

- Я, пожалуй, пойду. Спокойной ночи!

- Как? Уже? - Алекс повернулся к ней с едва уловимым беспокойством во взгляде.

- Я не очень-то доверяю непроницаемости этой зеркальной пленки на окнах - мрачно произнесла она и махнула рукой в сторону зеркальных стен дома.

- Отчего же? - почти возмутился Алекс и с некоторым сомнением в голосе добавил - Очень хорошее решение и надежный материал.

- Ой! Это Вы ... в смысле ты проектировал?! - выдохнула Биче и зажала рот рукой, тихонько прыснув в ладошку - Извини, пожалуйста!

- Да ладно, ничего страшного - ответил Алекс - Сейчас я сам не совсем понимаю, зачем превратил дом в аквариум. Там, на самом деле, видны смутные тени, полной непроницаемости пленка действительно не обеспечивает.

- Тогда я пойду. Спокойной ночи, еще раз! - улыбнувшись, сказала Беатриче, глядя в глаза Алексу. Она немного неуверенно протянула было руку для пожатия, но не увидев встречного движения с его стороны, передумала и повернувшись почти побежала в сторону своей комнатушки. Алекс не успел среагировать. Через некоторое время он подошел к закрытой двери и вполголоса произнес "Спокойной ночи, Беатриче!"


В воскресенье он поехал на работу, чтобы закончить проверку очень важного проекта. После нескольких часов напряженной работы, он решил, что оставшиеся мелочи можно будет доделать завтра, собрался и, раздумывая о переменах в своей жизни, сел за руль. В этот момент ожил его телефон: пришло сообщение от младшего друга. "Хачу тебя" - гласило короткое SMS.

- Ох, малыш! Чем же ты в школе занимался? - рассмеялся Алекс - Вот это мы сейчас и выясним. "Через полчаса - в "Пинте"" - набил он ответное сообщение.

Взлохмаченный и недовольный Сандро явился за десять минут до назначенного времени, что ему было совсем несвойственно. Засунув руки в карманы остромодной куртки, он молча плюхнулся напротив Алекса и, помолчав еще немного, начал сбивчиво выяснять отношения:

- Что вообще происходит, Алекс? Что, черт возьми, творится? Какой ты, куда подальше, старший друг? Мы не спали уже целую вечность! Там, в этой идиотской Древней Греции, эти ... филиторы, за младшими друзьями бегали, все их желания выполняли! А ты?

Пока Сандро хватал воздух от волнения и отсутствия привычки к публичным выступлениям, Алекс, расслаблено устроившись в кресле, спокойным тоном начал урезонивать разволновавшегося юношу:

- Это очень хорошо, что ты вспомнил историю. Сам прочитал или кто пересказал? Так вот, давай я дополню имеющуюся у тебя информацию: там, в этой "идиотской" Древней Греции первоначально выбор делал старший друг, пленившийся красотой и, внимание, невинностью младшего. Потом его выбор обсуждался, принимался или не принимался родителями, друзьями клейноса, и, наконец, им самим. Обрати внимание, что в нашем обществе дело обстоит несколько иначе - выбор делают родственники младшего друга. В какой-то мере на него может повлиять юноша. Старшего же друга почти никогда не спрашивают. А тебе было интересно, когда меня представили тебе, как старшего друга, что чувствую я? Этот вопрос не требует ответа, поскольку быть старшим другом - это моя почетная обязанность, и о моих чувствах речи не идет. Далее, как я уже сказал, древние одним из качеств, делающих юношу привлекательным и желанным для старшего друга, считали его невинность. Невинность, которая облагораживала порывы страсти филетора, делала его более ответственным. Ты знаешь, что за проступки клейноса могли оштрафовать филетора, а недостойное поведение филетора бросало тень на его младшего друга. Как ты считаешь, почему? Потому, что именно старший друг знакомил младшего с жизнью в обществе, с проявлениями чувств, делал его мужчиной. Когда я встретил тебя впервые, я увидел трепетного и нежного мальчика, который взахлеб рассказывал о своих задумках и творческих планах. Я постарался быть максимально внимательным и терпеливо подстраивался под перемены твоего настроения.

- Да? И поэтому ты во время моей инициации повел себя так, что я чуть не умер от скуки? - с кривой усмешкой перебил Алекса Сандро - устроил мне легкий петтинг. Полумрак, свечи и невесомые прикосновения - я почти уснул.

- Говори тише. Лучше бы ты уснул! То, что ты устроил в продолжение своей инициации, в древности повлекло бы потерю твоего статуса - парировал Алекс - Но не так давно я понял, что твоя трепетность, нежность, творческие порывы были искусной игрой. На деле, ты, используя меня, получил доступ в общество, не планируя становиться его уважаемым членом. Очевидно, что за этот год сумма моего штрафа по древнегреческим меркам превысила бы размеры моего состояния, поэтому честно тебя предупреждаю, что в обозримом будущем мы не будем заниматься сексом, нравиться тебе это или нет! У нас много других забот. Пойми, если бы все продолжалось, как прежде, ты бы в дальнейшем не было бы способен ни на что, кроме обмена себя на жизненные блага. Тебе сказать, как это называется?

- Ты меня еще и оскорбляешь?! - полузадушенным голосом протянул Сандро.

- Ничуть. На правах старшего друга, я говорю тебе правду - ответил Алекс нарочито серьезно - Ты - отличный актер, думаю, тебе надо подумать над тем, чтобы сделать это своей профессией.

Сандро демонстративно отвернулся и уставился в окно. Потом рывком встал и, не прощаясь, вышел из заведения. Алекс не торопясь допил пинту безалкагольного пива, расплатился и поехал домой.



Глава 15 Шаг навстречу


***

Прошло несколько дней. Приблизилась середина осени. Природа наслаждалась последними солнечными мгновениями, но резкие порывы холодного ветра, внезапно налетавшие и гнавшие по небу рваные серые облака, напоминали о том, что не за горами зима.

Алекс ушел на работу раньше обычного оставив завтрак и записку с предупреждением о приходе уборщиц. Беатриче проснулась в приподнятом настроении, но понежиться в постели она не успела, поскольку проспала, и до визита клининговой службы осталось всего ничего.

Женщины, как всегда, споро управились с работой. И опять Биче услышала знакомый голос. Та женщина интересовалась у надсмотрщика, почему они не могут попасть в кладовую рядом с хозяйственным санузлом. "Там уже, наверное, все в клубах пыли и заросло паутиной" - не унималась она.

- Успокойся, путци, не твоего ума дело - огрызнулся надзиратель.

Биче передернуло от воспоминания о разговоре с этой страшной женщиной. Настроение моментально упало. Би для верности еще полчаса просидела в своей комнатке тише воды ниже травы. Когда она осмелилась покинуть свое убежище, она обнаружила, что за окнами вовсю светит солнце, освежая золото и багрянец деревьев, подступающих к дому. "Не надо печалиться! Вся жизнь впереди!" - с улыбкой сказала она сама себе - "По крайней мере, новый год твоей жизни уже начался! Ну что, с Днем рождения, Беатриче!". "Тем более, что сегодня начинается не просто год, а новая декада. Как бы мне хотелось праздника, ведь следующую круглую дату, по традиции, не отмечают" - вслух сказала Би.

Первым делом Биче проверила все запасы съестного, вполне удовлетворившись осмотром, она прикинула, что она сможет приготовить. Потом она привела в порядок свои вещи, чтобы этим вечером выглядеть поприличнее, более похоже на себя саму.

Она не могла отказать себе в удовольствии узнать побольше о ее новом друге. Включив наугад выбранный диск из коллекции Алекса, она, под звуки причудливо аранжированных рок-н-роллов, обрамляющих страстный и выразительный голос певца, раскладывала пасьянсы из рисунков Алекса, обращая внимание на даты, вглядываясь в лица, подмечая любопытные детали пейзажей или приметы времени на бытовых зарисовках. Иногда она брала тот или другой фотоальбом, чтобы найти изображенных на рисунках людей и сравнить рисованные образы с их прототипами. Ее все больше интриговал золотоволосый мальчишка, которого Алекс рисовал чаще всего. Также она обратила внимание на один рисунок. На нем был изображен человек, которого не было ни на одной из фотографий: чеканные черты лица, чуть припухлые губы, полуопущенные глаза и копна черных кудрявых волос, обрамляющая лицо. "Кто же это мог бы быть?" - задумалась Биче.

Она с трудом оторвалась от рисунков Алекса. Уничтожив все следы своих "раскопок", Биче поспешила на кухню, чтобы приготовить небольшое угощение к ужину. Она сделала пару незамысловатых закусок и поставила в печку сотворенную на скорую руку яблочную шарлотку. Пока пирог готовился, распространяя по всему дому соблазнительный аромат, Биче соорудила простой салат, в художественном беспорядке разбросав по тарелке кусочки моцареллы, инжира, вяленного окорока, украсив их базиликом и сдобрив медово-лимонной заправкой.

- Ну что же, дело за малым - привести себя в порядок и дождаться дорогого хозяина - с загадочной улыбкой сказала Беатриче, что она не замедлила сделать.

Алекс подъехал к дому, когда только начали сгущаться ранние октябрьские сумерки. Со стороны дом выглядел необитаемым, но Алекс знал, что это не так, и его знание подкреплялось ощущением, вызванным близостью столь занимавшей его женщины.

Он зашел в дом, который, казалось, растерял свою надменную экстравагантность, превратившись просто в надежное убежище для друга своего владельца. Голова Алекса закружилась от запаха карамели и пряностей. "Эй, Беатриче! Где ты? Что это значит?" - Алекс был немного заинтригован. "Где ты?" - это риторический вопрос" - одернул он себя и пошел к кладовке, по пути включая свет во всех помещениях.

- Привет, Алекс! - сказала Беатриче и вышла из своей комнатушки, когда Алекс подошел к ней - Я хотела бы пригласить тебя на небольшое торжество.

- По какому поводу? - поинтересовался мужчина.

- Ну ... повод сугубо личный и весьма несущественный - у меня сегодня День рождения - почему-то смутившись, сказала Биче и отвела глаза.

- Ох! - растерялся Алекс - почему же ты не сказала мне раньше, я бы поискал подарок для тебя? У вас принято получить подарки в День рождения?

- Насколько раньше я должна была предупредить тебя? - не удержалась и съехидничала Биче, но, моментально вернув серьезный вид, продолжила - И потом, ты мне сделал самый лучший подарок, какой я когда-либо получала.

- Какой же? - испытующе глядя на женщину, спросил Алекс.

- М-м-м, мне немного трудно это сформулировать. Скажем так, сам факт твоего существования стал для меня просто даром Небес - чуть улыбнувшись, сказал Биче - и это не фигура речи. Где бы я была сейчас, если бы не твое вмешательство? Вдруг она отвела глаза и немного нахмурилась. В голове мелькнула какая-то мысль, которую она не успела ухватить. "Где бы я была, если бы не ты? Где? Я? Была бы? Эх, упустила..." -мысленно посетовала Би.

Она посмотрела на Алекса, который, как ни странно, внимательно смотрел на нее без тени улыбки. В нем не чувствовалось презрения или отчуждения, лишь напряженное внимание и ожидание. "Чего?" - подумала Биче. Она прокашлялась и, чтобы прервать воцарившееся странное молчание, сказала.

- Думаю, что с подарками мы разобрались. Предлагаю, пойти поужинать - она лукаво прищурилась - Обещаю, что лукового супа не будет и в помине.

Алекс подыграл женщине, изобразив облегчение, но отогнать странное ощущение, вызванное оговоркой Биче, ему не удалось.

- Алекс! Где мы может устроиться так, чтобы с улицы нельзя было бы заметить, что ты не один? - озабоченно спросила Би.

- Ну-у-у, возможностей у нас не так много: ванные комнаты, твоя кладовка, подвал, моя спальня - протянул Алекс с притворной задумчивостью - Подвал отпадает сразу, потому что и я иногда трушу, когда захожу туда поздними вечерами. Там трубы, коммуникации и оборудование - иногда возникает ощущение, что там не ты наблюдаешь за домом, а Дом наблюдает за тобой.

- Бр-р-р ! - передернула плечами Биче - это - не вариант!

- День Рождения в ванной комнате - это нестандартно, не находишь - продолжал рассуждать Алекс.

- А еще мокро и неаппетитно - закончила его мысль Беатриче, все своим видом показывая, что она думает по этому поводу.

- На тебя не угодишь - уже откровенно смеялся Алекс - Остается кладовка и спальное помещение. Но в кладовке мы не разместимся, по крайней мере, я.

- Что же?! Празднуем в спальне?! - то ли с возмущением, то ли с восхищением воскликнула Биче.

- Празднуем в спальне - вынес вердикт Алекс и протянул женщине руку в знак согласия, она быстро хлопнула по ней в ответ, кивнула с улыбкой, быстро повернулась и направилась в сторону кухни.



Они переместили нехитрую снедь в спальную зону и устроились на полу подальше от окон. Алекс только хмыкнул, осмотрев предложенное угощение. "Где же мясо?" - тоскливо подумал он и присовокупил к накрытому "столу" бутылку вина.

- Я поздравляю тебя с Днем рождения и желаю, чтобы твое неожиданное приключение закончилось с наименьшими неприятностями для тебя и как можно скорее - торжественно произнес Алекс.

Биче улыбнулась, но поймала себя на том, что чувствует себя скорее обескуражено. "И почему же мысль о скором окончании этот Приключения не вызывает у меня особого энтузиазма?" - подумала Би, однако вслух она сказала:

- Спасибо за поздравление, твои слова - да Богу в уши.

За ужином Биче немного рассказала об обычаях, связанных с этим праздником, вспомнила свой самый радостный и запомнившийся День рождения, который она провела с друзьями за городом. Она исподтишка следила за Алексом, отмечая его расслабленную позу, то, как он во время разговора прикасался к лицу, короткие, почти скупые улыбки, от которых замирало сердце.

Тем не менее, несмотря на теплую атмосферу вечера, Беатриче не могла не поделиться с Алексом своими тревогами. Она рассказала про то, что по голосу узнала женщину, которая приходила к ней во время пребывания в Зоне, и о том, что она проявляла интерес к кладовке, куда закрыт доступ посторонним. Алекс нахмурился и сказал:

- Я что-нибудь придумаю. Пока постараюсь, чтобы она вовсе не появлялась в доме - покачивая длинными и сильными пальцами бокал с остатками вина, он продолжил - Кстати, по поводу окончания твоего приключения: ты помнишь, как оно началось?

- Отлично помню! Когда я возвращалась с занятий, я села в поезд, и через три станции я вышла из него в совершенно незнакомом мне месте. Бр-р-р-р! - передернула плечами Биче.

- Тебе там не понравилось? - уточнил Алекс.

- Представь, что ты, будучи очень уставшим, мечтаешь оказаться дома, наконец, расслабиться и отдохнуть, а вместо этого, ты очутился в месте, где ты никогда не бывал, и которое к тому же выглядит, как космическая станция, которой заправляли плохие ребята из фильма "Звездные войны" - активно жестикулируя, пустилась в объяснения Беатриче.

- Прошу прощения, как выглядит эта станция?! - опешив, переспросил Алекс.

- Ну, как "Звезда Смерти" ... - Би вдруг запнулась и неуверенно посмотрела на собеседника, потом, вскочив на ноги, направилась к кладовке - "Неужели и ее проектировал тоже Алекс!" - догадка закралась в голову Биче. Она подошла к открытым полкам и нашла то, что искала: макет здания, показавшийся ей смутно знакомым. У нее закружилась голова, ее охватило чувство, что она вот прямо сейчас не может уловить что-то важное, мысль, которая все сможет расставить по местам.

- Все в порядке? - тихо спросил Алекс, подошедший к комнатке следом за ней, но оставшийся на пороге.

- Это был ты - то ли спросила, то ли сказала Биче - ты спроектировал эту станцию. И ты был там, наверху, когда я вышла из поезда - она обернулась - Правда?

- Да ... и да - коротко ответил Алекс, глядя ей в глаза - Что-то не так? Тебе не понравилось решение?

- Да и да - твердо ответила Биче - Она производит гнетущее впечатление, словно место, лишенное души и таящее угрозу, но это, очевидно, не про тебя. Скажи, о чем ты думал, когда разрабатывал этот проект?

- Зачем тебе это знать? - сразу ощетинился Алекс - Ни о чем.

- Извини меня, пожалуйста, но я всегда думала, что творение несет на себе отпечаток личности творца. Может быть, я не слишком долго тебя знаю, и в тебе есть черты, отраженные в этом проекте, но пока я их не наблюдаю - сказала Биче, сделала шаг и почти прикоснулась к скрещенным на груди рукам Алекса.

Алекс некоторое время стоял, нахмурившись и погрузившись в раздумье: "Она разглядела это несовпадение ... тоже. Никто не заметил, а она не просто увидела, но и прямо сказала, что проект станции - абсолютно неодушевленная идея. Если бы я был свободным и довольным собой человеком, я никогда бы не стал воплощать ее в жизнь. Это же точь-в-точь та комната, где прошла инициация. Проклятье!"

- Пожалуй, что-то в этом есть - глухо произнес Алекс - Я тоже с некоторых пор не в восторге от этого проекта.

Ему вдруг отчаянно захотелось, чтобы рука, протянутая Беатриче, преодолела ничтожное расстояние, оставшееся до его руки, но сработали его "защитные механизмы", и он постарался избежать прикосновения. Алекс отстранился от дверного косяка и вернулся к остаткам трапезы. Биче последовала за ним. Расположившись на полу, она попыталась подвести итог:

- Получается, что звеном, связующим наши миры, стала спроектированная тобой станция, и я появилась здесь только тогда, когда ты решил проведать свое детище.

- Получается, что так... - задумчиво подтвердил Алекс.




Глава 16 Тучи сгущаются



***


На следующий день Алекс разрывался между обязанностями старшего друга, разыскивая как сквозь землю провалившегося Сандро, рабочими задачами (подступали сроки сдачи трех важных проектов) и необходимостью выяснить, что же произошло в ту памятную ночь на станции.

С утра, не обнаружив своего непутевого младшего друга дома, он поехал на работу, будучи сильно навзводе. Весь день он обзванивал однокашников и друзей Сандро. Постаравшись полностью сконцентрироваться на работе, он выполнил намеченные на день задачи раньше обычного, и без промедления отправился на встречу с Луи, "заклятым" другом Сандро. Этот молодой человек учился вместе с Сандро в интернате. После выпуска его старшим другом стал известный модельер, который, однако, не уделял много внимания обучению и воспитанию мальчика, сосредоточившись исключительно на чувственной стороне отношений старшего и младшего друга. Тем не менее, Луи всегда вращался в обществе и не только среди модной богемы, но благодаря своей исключительной внешней привлекательности и недюжинному актерскому таланту он частенько попадал в более избранное общество, не гнушаясь близкими отношениями с некоторыми его членами. Молодые люди постоянно общались, время от времени занимались ни к чему не обязывающим сексом, но их общение не всегда бывало безоблачным, поскольку Сандро отчаянно завидовал Луи, а Луи небезосновательно видел в Сандро потенциального конкурента.

Вот сейчас Алекс ехал к дому Луи, который занимал просторный и ультрамодный лофт в старинном здании фабрики, перестроенной в жилой комплекс, и сомневался в необходимости своего визита. Он понимал, что Луи, будучи лучшим актером, чем его подопечный, не только не поможет в поисках Сандро, но, скорее всего, окончательно собьет его с толку.

Опасения Алекса и оправдались, и не оправдались: дома у Луи он нашел самого Сандро, который с неожиданной покорностью согласился следовать за старшим другом, но взгляды, которыми обменялись молодые люди, заставили Алекса скептически отнестись к видимому раскаянию Сандро. Юноша с глазами, обведенными темными кругами, признаком недосыпания, с припухшими губами и с блуждающей на них загадочной улыбкой, молча сел в машину. Всю дорогу до дома, он не промолвил ни слова, не прекращая улыбаться и разглядывать Алекса. От его пристального взгляда Алекс покраснел, у него загорелось ухо, и болезненно натянулась кожа на затылке. Когда машина остановилась около подъезда, в котором находилась квартира Сандро, мальчик повернулся к Алексу, нежно дотронулся до щеки, провел рукой по виску и волосам и тихо сказал: "Я буду ждать". Потом он не торопясь вышел из машины и проследовал к двери. "Малыш, вероятно, надеется, что мне ничего не остается, кроме как бежать следом за ним и брать его прямо на лестничной клетке" - про себя усмехнулся Алекс, стряхивая наваждение - "Но тут он ошибается, у меня еще есть дела".

Он развернулся на маленьком пятачке перед домом Сандро и поехал к станции. Он испытал короткий, но болезненный приступ страха, когда зашел внутрь здания станции. Он обошел все переходы, прежде чем вышел на залитый неоновым светом перрон. Через пару минут подъехал поезд, Алекс зашел в вагон, встал около двери и приготовился наблюдать. Он проехал пять станций, потом вышел и проехал вдвое больше в обратном направлении. Наконец, он вернулся на станцию, с которой началась его поездка. Ничего необычного он не обнаружил, внутреннее убранство станций было привычным, так же, как рекламные объявления и голос дежурного по станции.

Зато около выхода со станции его поджидал неприятный сюрприз: прислонившись к капоту его машины, его поджидал Роберто.

- Как я посмотрю, тебя все чаще одолевает профессиональная гордость, мой мальчик - немного растягивая слова, сказал Роберто - Однако я бы не советовал тебе прилепляться сердцем к одному своему детищу, ведь у тебя есть и другие зоны ответственности.

Он со значением посмотрел Алексу в глаза. Тот, немного опешив, но не подав виду, спокойно ответил:

- Здравствуй, Роберто. Насколько я понимаю, ты имеешь в виду Сандро?

- Его ... и не только - многозначительно произнес Роберто - Составишь мне компанию за ужином.

Он сделал знак рукой, и мужчины направились к небольшому, но весьма фешенебельному ресторану, который находился буквально в двух шагах от станции.

- Что за новости с учебой и устройство на работу бедного мальчика? - с места в карьер начал разговор Роберто - Я не понимаю, зачем ты это делаешь?

- Его бездеятельность может завести его на весьма мутный и скользкий путь - ответил Алекс - Моя задача, как старшего друга, отвести его от этого пути, предоставив возможности для получения профессии и создавая условия для его вхождения в лучшее общество в качестве уважаемого члена, а не его пассии.

- Я что-то не понял, как решению этой благородной задачи может помочь прекращение телесного общения с младшим другом - саркастично поинтересовался Роберто.

- Ему давно пора усвоить, что жизнь состоит не из одного только секса - парировал Алекс - И лучший способ проиллюстрировать эту мысль - ограничить его количество с официальным партнером. Тем более, что старший друг не должен быть исключительно средством удовлетворения плотских потребностей младшего ... Равно, как и наоборот - неожиданно для себя добавил он.

- Неужели! С каких это пор ты стал так думать?! - в голосе Роберто прозвучал неприкрытый сарказм.

- С недавних - тихо произнес Алекс.

- И видимо дикая затея с возвратом ключей - это тоже часть твоей новой концепции воспитания - продолжал Роберто, все больше распаляя себя - Что об этом скажет Совет, об этом ты не подумал?

- Это временная мера, на которую я вынужден был пойти, чтобы Сандро хотя бы мало-мальски серьезно реагировал на мои слова и поступки - посмотрев в глаза Роберто, сказал Алекс - Мне жаль, но это была вынужденная и крайняя мера. И я думаю, что, рассказав Совету правду об образе жизни Сандро, я найду понимание у многих членов Совета, пусть даже для этого мне придется подпортить свою репутацию.

Роберто поджал губы и ничего не сказал Алексу, ответив лишь тяжелым взглядом. Некоторое время они ели, не нарушая молчания. Когда официант принес кофе, Роберто невзначай задал вопрос:

- И что все-таки твориться с твоими путценками? - Алекс внутренне напрягся, но продолжал хранить молчание - Я посмотрел статистику - за последние несколько месяцев ни одна из подчиненных тебе женщин не понесла наказание.

- Вероятно, они не нарушают закон - смог выдавить из себя Алекс.

- Не скажи, у меня было несколько сообщений о задержании твоих баб, но ни одна из них не попала за решетку - нараспев сказал Роберто с полуулыбкой.

- Их проступки не стоят того времени, которое было потрачено на их задержание и было бы потрачено на привлечение их к ответственности и на наказание - сказал Алекс, подавив желание вытереть внезапно вспотевшие ладони.

- Слушай и запоминай, дорогой мальчик! - вполголоса процедил Роберто - Та сука, которую задержали пару недель назад, была последней, кто избежал наказания. Больше поблажек не будет. И я не думаю, что я изменю правила игры, если ты станешь лояльнее по отношению к Сандро.

- Я понял тебя, Роберто - медленно, словно через силу ответил Алекс.

- Вот и чудно - сказал Роберто, вставая из-за стола - Надеюсь, ты не будешь против того, чтобы угостить своего старого старшего друга ужином в столь прекрасном месте - бросил он через плечо.

Вымотанный физически и морально, Алекс подъехал к дому. В сумерках он растекался по поляне, словно отливающий серебром сгусток ртути. Он зашел в дом, слишком уставший даже для того, чтобы тянуться к выключателям. Он брел по погруженному во мрак дому, словно слепой, пока не увидел тоненькие лучи света, прорывавшиеся из вентиляционных отверстий кладовки. Биче не спала, поджидая его возвращения.


Беатриче так погрузилась в чтение очередной книжки из запасов Алекса, что не услышала, как хлопнула дверь, и в дом кто-то вошел. На этот раз ей под руку попалась одна из частей книги, напомнившей ей ее любимый роман, действие которого происходило в глубокой древности на границе волшебства и реальности. Однако из этой книги также исчезли все женские персонажи, что существенно повлияло на обоснование поступков некоторых героев, и, на взгляд Би, очень обеднило сюжет. Биче очнулась только, когда в дверь тихо и неуверенно постучали. Она вздрогнула, потянулась к шкафу, чтобы спрятать книгу, но решила, что, будь что будет, она попробует поговорить с Алексом о содержимом этого волшебного шкафа, поэтому она оставила книгу на своей импровизированной кровати, поднялась и подошла к двери. "Биче..." - услышала она тихий голос Алекса. Би приоткрыла дверь и закусила губу, чтобы не вскрикнуть: из темноты выступало бледное и измученное лицо мужчины, он отводил глаза, избегая встречаться взглядом, и судорожно держался за косяк двери.

- Эге - преувеличенно бодро сказала она - А не испить ли нам чаю? Я умираю от жажды.

Би поймала ускользающий взгляд Алекса, всем своим видом приглашая следовать за собой и для верности придерживая утомленного телом и духом хозяина дома за рукав пальто, увлекла его к расположенной неподалеку зоне спальни. Она усадила его на краешек необъятной кровати, включила небольшое бра, больше напоминающее ночник, и упорхнула на кухню. Через непродолжительное время она вернулась с подносом, на котором были расставлено все необходимое для чаепития: исходящий ароматным паром заварочный чайник, две чайных пары, сахар, молочник и даже какие-то печенюшки. Она налила чаю, сопровождая этот процесс забавной пантомимой, которая была нужна, чтобы выяснить предпочтения Алекса. Передав ему кружку свежезаваренного напитка, сдобренного молоком, она самым светским тоном поинтересовалась: "А теперь расскажи, как прошел твой день?" Улыбка, которой она приправила эту чопорную банальность, подняла настроение Алекса лучше, чем поток слов о поддержке и понимании.

- По правде говоря, неважно - ответил он, отпив из чашки изрядный глоток и почти опустошив ее.

- Насколько я понимаю, у тебя трудности на работе - мягко уточнила Би - Конец года - это всегда один сплошной дедлайн.

- Нет, с работой все более или менее в порядке - сказал Алекс - Вполне контролируемое безумие, если так можно выразиться.

Биче, не дожидаясь просьбы Алекса, подлила ему бодрящего напитка.

- У меня серьезные затруднения с выполнением своих общественных обязанностей - вцепившись в шевелюру и сморщившись от воспоминаний о сегодняшних встречах, сказал Алекс.

- Тот мальчик продолжает бегать от обязанностей и домогаться тебя? - поинтересовалась Биче.

Алекс даже закашлялся от удивления. Би, не поведя бровью, забрала у него из рук чашку с остатками чая. "Во избежание" - обронила она.

- Откуда Вы знаете? Фу, точнее, с чего ты взяла? - Алекс запутался в обращениях.

- Алекс, сидя в этой прекрасной комнате, я, может быть, и не вижу, что происходит в доме, но все отлично слышу. Я слышала не только ваш разговор и переговоры с преподавателем и будущим работодателем, но и то, чем занимался этот юноша, поджидая тебя - как не в чем ни бывало, объясняла Би - Он не скучал, я должна признаться.

Алекс покраснел и насупился. Биче, почувствовав, что он опять начал отгораживаться от нее защитными барьерами, по-турецки устроилась около кровати, посмотрела ему в глаза и сказала:

- Расскажи мне про твоего младшего друга, как он свалился на твою голову. И тебя тревожит еще что-то, помимо этого оболтуса. Что-то более серьезное.

Алекс нашел в Беатриче такого благодарного слушателя, что он поневоле рассказал ей о том, что наболело и чем он не мог поделиться ни с кем другим. Навязанный выбор этого мальчика, попытки обнаружить и развить его способности, нарастающее разочарование, полное несовпадение интересов, и, наконец, притворство и давно сбитые моральные ориентиры его подопечного.

- И все же это не было бы так неприятно, если бы он не был сыном человека, занимающего очень важное место в моей жизни - закончил Алекс свой рассказ.

Биче моментально припомнила влиятельного господина на фотографиях из последнего альбома.

- Тебе неприятно, потому что приходится предоставлять ему поводы для разочарования в его собственном ребенке или ...? - очень аккуратно осведомилась женщина.

- Или - сказал Алекс и пристально посмотрел на собеседницу - Он был моим старшим другом, на протяжении всех шести лет, несмотря на существующие правила, фактически, наплевав на них - с едва скрываемой ненавистью добавил Алекс.

- Он считает, что ты ему многим обязан - то ли утверждала, то ли спрашивала Би.

- С одной стороны, так оно и есть, ведь он много сделал для меня, моей карьеры, для достижения положения в обществе, с другой стороны, по моим ощущениям, он считает, что мой долг превышает суммарную задолженность всех стран Третьего мира - съязвил Алекс.

- Ты сегодня встречался с обоими? - вдруг спросила Биче.

Он только кивнул.

- Можно обсудить эти встречи сейчас, а лучше отложить разговор на утро - мягко сказала Биче. Ей отчаянно захотелось погладить его по щеке, но она сдержалась, памятуя о его "эмоциональных доспехах".

Он опять молча кивнул и благодарно улыбнулся женщине.

- Доброй ночи, Алекс! - сказала Биче

- Спокойной ночи, Беатриче! - ответил Алекс, и уже ей в спину он задал вопрос - Как тебе книжка?

Биче ужасно смутилась, с трудом "удержала лицо" и пробормотала:

- Очень напоминает мою любимую книгу. Но по мне, там не хватает женских персонажей.

- М-м-м, понятно - не без иронии произнес Алекс - предлагаю и об этом поговорить завтра.

Он заснул с легким сердцем и отлично отдохнул за ночь.



Глава 17 Неожиданные союзники



***


- Господин Дарден, мне надо поговорить с Вами - Алекс озабоченно посмотрел на своего заместителя и жестом пригласил его зайти в кабинет - Надо объяснить нашим подопечным, что с этого момента им и нам надо быть максимально осмотрительными - полиция может начать целенаправленную охоту на работающих у нас женщин. Вчера у меня состоялся очень неприятный разговор с господином Гуардини.

- Что он сказал? - господин Дарден помрачнел и мгновенно напрягся.

- Согласно статистике, за последние месяцы ни одна из наших женщин, попавших в полицию, не была наказана. До поры начальник полиции смотрел на это сквозь пальцы, но сейчас мы с ним не сошлись во мнениях по нескольким важным вопросам, поэтому, боюсь, что для нашей фирмы начинается черная полоса - Алекс ввел заместителя в курс дела.

- А при чем здесь женщины? - недоумевая, спросил Дарден.

- Сейчас за нами не числится никаких нарушений, кроме укрывательства проштрафившихся работниц. Чем оно не повод для формального преследования? - объяснил Алекс и, видя, как изменился в лице его помощник, поспешил добавить - Это не значит, что гончие уже идут по следу, и нам ... Вам скорее всего ничего не угрожает.

- А Вам, господин Рейно? - тут же уточнил господин Дарден, испытующе глядя на шефа.

Они работали вместе уже много лет. Господин Дарден был десятью годами старше Алекса, и, может быть, он не обладал ярким талантом и не был особенно предприимчивым человеком, но его здравый смысл и недюжинные организаторские способности всегда помогали Алексу в развитии его предприятия. Особенно хорошо у его заместителя получалось организовывать работу подчиненных компании женщин, которые к Алексу относились скорее как к небожителю, свысока вершащему их судьбу, а вот господина Дардена почти все любили за человеческое к ним отношение.

- Я? Думаю, я справлюсь - с уверенностью, удивившей его самого, сказал Алекс - Не могли бы Вы собрать старших по группам и проинструктировать их? Хотя, нет, я сам поговорю с женщинами.

Господин Дарден изобразил изумление, но в глубине души одобрил решение шефа и мысленно улыбнулся.

- Когда Вам будет удобно назначить встречу? - спросил заместитель.

- Полагаю, через полчаса я буду свободен - заканчивая разговор, сказал Алекс.


Когда за господином Дарденом закрылась дверь, Алекс в задумчивости прошелся по кабинету из угла в угол и остановился около панорамного окна, из которого открывался фантастический вид на Город. Но он остался равнодушным к открывавшимся перспективам. Алекс вспоминал прошедшее утро и поневоле улыбался, перебирая мелкие детали: "усы" из молочной пены на лице Биче, когда она увлеклась своим капучино и сделала слишком большой глоток, ее расспросы про работающих с ним людей, главным образом, женщин, живой интерес ко всему, что он говорит и делает, несмотря на внешнюю рассеянность. Именно она подала ему мысль о том, что об угрозах начальника полиции надо поговорить с самими работницами, после того, как выслушала его пересказ разговора с Роберто. Улыбка сползла с его лица, когда он вспомнил окончание их разговора. Беатриче сказала: "Нам надо подумать, что делать со мной. Что будет, если Он начнет активные поиски нарушений и первым делом устроит обыск здесь?". В ее голосе прозвучала не столько тревога, сколько непонятная тоска.


Через полчаса в кабинет в сопровождении господина Дардена вошли с десяток женщин, одетых в одинаковую форменную одежду, простую, но удобную, сшитую из комбинированной ткани спокойных расцветок. Их униформа ничем не напоминала обноски, в которые одевали женщин в полиции. Алекс отметил, что от общепринятых норм отличалась не только одежда вошедших, но и сами женщины. Поначалу они вели себя нарочито скованно, изображая недалеких простушек. Но после того, как Алекс вежливо поздоровался с ними и предложил присесть, их реакция постепенно изменилась от наигранной простоты, через удивление к искреннему расположению.

- Дамы! - обращение Алекса вызвало некоторое смятение у присутствующих женщин - Я собрал вас здесь потому, что мне необходима ваша помощь. Наша организация и, в первую очередь, ее подразделение, где работаете вы, под угрозой полицейского преследования. К сожалению, причиной наших проблем стал я, но поводом может стать наша политика относительно взаимодействия с полицией по нарушениям, допущенным нашими работницами. Для многих из вас не секрет, что мы не передаем наших женщин в полицию, предпочитая разбираться внутри компании - он посмотрел на двух присутствующих здесь женщин, которых он лично извлекал из полицейского участка - Также все вы знаете, чем чревато для женщин осуждение и отправка в тюрьму. Я и в дальнейшем не намерен допускать задержаний и осуждения моих подчиненных, но вам необходимо объяснить рядовым работницам правила поведения и следить за их исполнением, чтобы у полиции не было повода для задержаний. Могу ли я положиться на вас?

Минуту другую в комнате царила тишина. Потом женщины переглянулись, обменялись непонятными присутствующим мужчинам знаками, после чего с места поднялась зрелая, но все еще весьма привлекательная женщина, которая была неформальным лидером работавшего в компании женского коллектива. Неторопливо с неожиданным достоинством она произнесла:

- Господин Рейно! Точнее, уважаемый господин Рейно! Вы можете рассчитывать на нас во всем. Мы организуем всех девушек и будем лично следить за соблюдением всех правил. Однако, хочу Вас предупредить, нам сдается, что среди рядовых работниц завелись полицейские агенты. Среди молодых поползли странные разговоры, девочки стали чаще ссориться, словно их кто-то подбивает на глупости.

- Спасибо за информацию, это очень важно! Не могли бы вы понаблюдать за ситуацией и, по возможности, успокаивать спорщиц. Если вам понадобиться помощь или надо будет поговорить, вы можете обращаться к господину Дардену или прямо ко мне - сказал Алекс.

При упоминании его заместителя Алекс заметил, как женщина перевела глаза на господина Дардена и, он мог бы поклясться, чуть улыбнулась ему.

- Благодарю вас! Надеюсь, что вместе мы сможем противостоять всем неприятностям, которые готовит для нас судьба! - с улыбкой произнес Алекс - Всего доброго!

"До свидания, господин Рейно" - на разные голоса отозвались присутствующие женщины и вышли из кабинета.


***


Господин Гуардини брезгливо рассматривал стоявшую перед ним женщину в форменной одежде работниц фирмы Алекса. Невысокая, несколько сутулая с бегающими темными глазами, она вызывала его раздражение и желание унизить или оскорбить это и без того ничтожное существо. Они находились в секретном отделении полиции, находившемся в Зоне, неподалеку от комплекса зданий, принадлежавших фирме Алекса.

- Насколько я владею информацией, ты недавно была прикреплена к фирме "Рейно и Со"? - не глядя, на женщину спросил Роберто.

- Да, Господин - не смея поднять на него глаза выдохнула она.

- И ты уже не раз среди тебе подобных высказывала недовольство этим фактом? - продолжил расспросы Роберто.

- От Господина ничего не скроется - подобострастно произнесла женщина.

- И что же тебя не устраивает? - с неприкрытым презрением спросил Роберто.

- Там собрались одни недотроги, к кому не подойду, чтобы в душе потерли спинку или погладили поласковее, все от меня шарахаются. Друг с другом у них шуры-муры, все схвачено, а меня и близко не подпускают. Какая мне радость от этого? - сварливо объяснила работница - Я не подошла для размножения, бабы на новом месте сторонятся меня, будто я больная.

- Вот оно что. Такое отношение к ближнему не должно оставаться безнаказанным, ты так не думаешь? - Роберто впервые за время разговора посмотрел на собеседницу.

- О, мой Господин! Что я могу для Вас сделать? - она рухнула на колени и подползла к нему.

- Отойди, не прикасайся ко мне! - Роберто даже отскочил - Все просто: тебе надо внимательно следить за своими товарками, за надзирателями, за руководством. О своих наблюдениях ты должна сообщать еженедельно мне лично. Если узнаешь, что-то особенно важное, то можешь связаться с этим человеком - Роберто ткнул пальцем в одного из полицейских, патрулировавших Зону - я смогу получить от тебя информацию во внеурочное время. Все поняла?

- Да-да, я все поняла! А -а-а? - женщина прищурила глаз.

- Торгуешься, ничтожество?! - вполголоса сквозь зубы процедил Роберто.

- А можно мне потом будет попользоваться кем-нибудь из них? - елейным голоском произнесла она.

- В очередь, блоха! - бросил ей Роберто, и по мановению его руки женщину вытащили из помещения.




Глава 18 Новые откровения



Алекс вернулся домой раньше, чем планировал. После разговора с работницами, он почувствовал, будто за его спиной появилась стена, которая прикроет его в случае нежданного нападения. Давно он не ощущал себя таким спокойным и уверенным. Все рабочие вопросы разрешались в мгновение ока: он доработал и передал заказчику проект, который разрабатывался для нового и перспективного клиента. Но вопреки своей давней привычке он не стал задерживаться на работе, а поспешил домой, где его ожидала встреча с женщиной, которая за несколько дней сумела стать для него ближе, чем все, кого он знал долгие годы.

Пока Алекс ехал домой, он вспоминал ее улыбку, небольшие жесты, которыми она сопровождала почти каждую сказанную фразу, ненавязчивое внимание, которая она уделяла ему все время, пока они были вместе. Он предвкушал очередной разговор, когда в голову неожиданно пришла отрезвляющая мысль: "А не станется ли так, что этот разговор будет последним? Она волнуется за свою жизнь, и Биче права, ведь пребывая здесь, она никогда не будет в полной безопасности". Он физически ощутил, как уходит радость, и приподнятое настроение сменяется глухой тоской.

Подъехав к дому, он изобразил оптимистичное выражение лица и вошел внутрь. Громко сказав: "Ну, вот я и дома!", Алекс направился на поиски Беатриче. Он нашел ее в спальне, разглядывающей портрет темноволосого мужчины, который чем-то неуловимо напоминал Алекса.

- Добрый вечер, Алекс! - тихо и немного виновато сказала Беатриче - Я хочу повиниться перед тобой и попросить твоего прощения.

- За что? - притворившись непонимающим, хрипло сказал Алекс. До вчерашнего вечера мужчина не задумывался, чем же занимается гостья в его отсутствие. Но, заметив у нее в руках книгу из шкафа, с которым она делила комнату, он догадался, что Беатриче проникла, по крайней мере, в одну часть шкафа, хранившего все дорогие ему вещи. Он с удивлением обнаружил, что вместо понятного и ожидаемого возмущения от вторжения в его личную сферу, он испытывает облегчение от того, что кто-то увидел составляющие его жизни, долго скрывавшиеся от посторонних, и что этим кем-то оказалась именно Беатриче.

- За то, что без спроса влезла в твою жизнь - Биче подняла на него глаза - Я заглянула в шкаф, рядом с которым днюю и ночую в последнее время, сначала - случайно, но потом - уже совершенно осознанно.

Женщина провела рукой перед лицом, словно убирая мешающую прядь.

- И что же ты там обнаружила? - не глядя на Беатриче, Алекс прикоснулся рукой к стене, словно сомневаясь в ее реальности.

- Тебя... - просто сказала Биче.

У Алекса на мгновение перехватило дыхание. Он пристально посмотрел на стоявшую рядом женщину. Она улыбнулась ему:

- Вспомни, как мы с тобой встретились? Как я вела себя тогда? Я полагалась, только на первое впечатление, точнее на результаты моих размышлений. Но уже тогда, ясность в моих мыслях и ощущениях отсутствовала. Ведь твое отношение ко мне не соответствовало поступкам, которые ты совершал - Биче перевела дыхание - И когда я заглянула в шкаф, все встало на свои места. С одной стороны, ты - часть этого общества и подчиняешься принятым здесь нормам поведения. С другой стороны, ты удивительный человек, потому что у тебя есть своя точка зрения на происходящее, и ты имеешь мужество действовать в соответствие с нею. Где бы я была, если бы ты не был таким, какой ты есть?

- А что еще ты узнала, изучая содержимое шкафа? - с кажущейся бесстрастностью спросил Алекс.

- Узнала, что таким заслуживающим внимания и любви человеком ты был всегда - Алекс скептически посмотрел на Беатриче, она покачала головой и добавила - Ну, или почти всегда. Но это неважно, точнее важно, но куда важнее то, что ты смог найти в себе силы вернуться на путь, с которого тебя столкнули. Такое вот у меня мнение - она виновато развела руками.

Алексу безумно захотелось прижать ее к себе и не отпускать до скончания мира. Но вспомнив начатую Роберто охоту, он сдержал себя и выдавил из себя:

- Я ... мне ... спасибо тебе за .... - и немного придя в себя, он закончил уже более уверенно - Биче, извинений не требуется. Я тут подумал, ты попала в эту комнату не случайно. Мне никогда не говорили ничего подобного, но я всегда хотел это услышать.

- Уф-ф-ф, просто камень упал с сердца - сказала Беатриче и непринужденного улыбнулась - можно уточнить один вопрос. Вот этот человек - она показала портрет - единственный, кто есть на твоих рисунках, но в альбомах отсутствуют его фотографии. Кто он?

- Это мой отец - ответил Алекс - Я был очень маленьким, когда его не стало, но я смутно помню, как он приезжал в интернат, разговаривал и играл со мной. Знаешь, такое поведение нетипично для отцов в нашем обществе. Практически всегда, они первый раз встречаются с сыновьями незадолго до их совершеннолетия. Но мой папа был другим.

- Он тоже любил тебя - отозвалась Би - А кем он был? И что с ним произошло?

Алекс присел на край кровати и, глядя в пространство, произнес:

- Он был достаточно известным театральным актером. Он ушел очень глупо - задумчиво сказал Алекс - И очень странно. Какой-то хулиган подстерег его у служебного входа после спектакля и нанес смертельный удар стилетом. Преступника не нашли. У меня, конечно, не было его фотографий, я собрал несколько вырезок из газет, с которых срисовал этот портрет. Вырезки куда-то пропали, а портрет остался.

- Ты не пытался выяснить, почему преступник не был найден? - спросила Биче.

- Я разговаривал с Роберто, моим старшим другом и по совместительству начальником полиции - Алекс взъерошил волосы на затылке - Он сказал мне, что не было свидетелей преступления, отсутствовали какие-либо улики, поэтому преступника не нашли.

- Я помню, ты рассказывал про него вчера - сказала Биче - А почему именно он стал твоим старшим другом?

- Он был другом моего отца и в память о нем хотел помочь сыну покойного друга - с расстановкой, вслушиваясь в то, что он говорит, ответил Алекс.

- Очень мило с его стороны - с трудом скрывая скепсис, произнесла Би - И, как ты считаешь, он тебе помог?

Алекс внимательно, не отрываясь, смотрел на Биче. Внутри поднималось возмущение, которое, впрочем, так и не прорвалось вовне: "А ведь она права. Что-то здесь не складывается" - подумал Алекс, но вслух он сказал:

- Подожди, мне надо спокойно обдумать твои намеки и догадки. Пока предлагаю поужинать и обсудить более насущные проблемы: что нам делать, если Роберто подберется ближе?

Беатриче опустила голову, и вся как-то поникла.

- Ты прав - сказала она.


После ужина Алекс и Биче, по традиции, расположились в спальной зоне неподалеку от каморки. Они еще раз проговорили все, что им было известно о появлении Биче и о возможности вернуться тем же путем. Пока выводы были неутешительными: если на станции и был какой-то портал, то в данный момент он был закрыт. Они обсудили возможность выезда за границу, но и этот вариант защиты женщины от преследования полиции был ненадежным. Проблемы возникли бы уже на выезде из страны, где полицейские вместе со служащими таможни жестко контролировали выезжающих и их багаж. Кроме того, Биче отдавала себе отчет, что жизнь в чужой стране, без родных, друзей ("Без Него" - домыслила Би) имела еще меньше перспектив для возвращения домой, чем потаенное существование здесь с надеждой совместными усилиями найти выход из этой ситуации.

- Знаешь, будь что будет - нарочито бодро сказал Алекс - Пока у нас получалось скрывать факт твоего существования ото всех, продолжим в том же духе, но, пожалуй, удвоим осторожность. Может быть, вдруг случиться что-нибудь, что позволит отправить тебя назад?

- Быть может - отозвалась Би и печально добавила - Мне ужасно хочется на улицу, погулять по лесу, подышать воздухом.

- Беатриче, мне очень жаль, но это невозможно! И ты сама это понимаешь - сказал Алекс. Би кивнула с гримаской обреченного понимания - Я обещаю, что буду регулярно навещать эту, как ты выразилась, "Звезду Смерти", может быть, что-нибудь изменится, и ты попадешь, наконец, домой.

- Ты - настоящий друг - с печальной улыбкой произнесла Беатриче, и немного оживившись, добавила - Мне думается, что я здесь не случайно. И если я пойму, что меня сюда привело, выполню эту задачу, возможно, смогу вернуться домой.

Алекс ничего не ответил, всем своим видом выражая "Что же? Вполне возможно", но мысленно желал, чтобы она как можно дольше оставалась в неведении относительно цели своего пребывания. "Какая разница, зачем! Главное, что она здесь!" - размышлял Алекс, исподтишка разглядывая выглядывавшие из закатанных рукавов изящные руки и скрещенные тонкие щиколотки Беатриче - "А что ты скажешь, когда сюда придут незваные гости?" - оборвал он свои благостные размышления - "То-то же".



Глава 19 Старая боль


***


Роберто вернулся домой после очередной сессии из находившегося под его патронатом закрытого клуба. Нельзя было сказать, что он совершенно бездарно провел время, но с некоторых пор его перестали радовать привычные роли и техники. Он начал замечать, что по роскошному и причудливому зданию его жизни пошла скрытая трещина, которая грозила разрушить созданный им уклад и утвержденные им правила игры. Его мироощущение, сводившееся к господству над окружающими, было поражено каким-то изъяном, который не позволял ему, как прежде доминировать, полностью контролируя жизнь людей, как во время сессий, так и в реальности.

Он прошелся по многочисленным комнатам своего особняка, включая и выключая свет, налил на два пальца виски, немного отхлебнул, но отставил стакан. В одной из комнат он сбросил с себя одежду и продолжил свои, на первый взгляд, бесцельные блуждания. Но его рассеянность была кажущейся - он напряженно думал, перебирая события последних дней, недель, месяцев, пытаясь вспомнить, когда он впервые ощутил это несоответствие. Вскоре ему надоело кружить по комнатам, он подхватил стакан и початую бутылку, и направился к одной из удаленных и редко посещаемых комнат, где никогда не бывали посторонние.

Убранство комнаты было самым скромным: старое, потертое, но очень удобное кресло, небольшой рабочий стол, странного вида диван-кровать, изготовленный, наверное, лет сорок назад. Все стены были увешаны фотографиями, вырезками из газет и журналов, старыми афишами, окон в комнате вовсе не было. На стене, напротив которой стояло кресло, висел портрет мужчины, лицо которого обрамляли буйные кудри черного цвета, взгляд был опущен, весь его облик был полон достоинства, но, в то же время, излучал сдерживаемую страсть. Если бы мы пригляделись, то могли бы увидеть, что на фотографиях и афишах изображен тот же человек.

Роберто опустился в кресло, подлил себе еще виски и сделал большой глоток:

- Ну, здравствуй! - обратился он к портрету - Давно не виделись...

Он задумчиво потер подбородок, потом рука безвольно, почти неконтролируемо скользнула ниже. Подбодрив себя еще одним глотком, Роберто продолжил:

- У меня к тебе есть небольшой разговор, ты можешь продолжать изображать оскорбленную невинность и прятать глаза, но тебе все равно придется меня выслушать.

- Ты ведь знаешь, что смерть - это не конец, это только начало. Кстати, совершенно необязательно, что в этом случае что-то начинается только у мертвецов (которым ты являешься, ты ведь это помнишь!) - Роберто повысил голос, будто убеждая своего молчаливого собеседника - Ты даже не представляешь, что начинается у близких людей покинувшего этот бренный мир: ад, пустота, тоска, нехватка воздуха для дыхания, жестокая нехватка ушедшего. И я говорю сейчас не о том убогом, которого ты оставил вместо себя, я говорю о себе. И ты не замыкайся в презрении и отвращении, я же говорю то, что я вижу. Да, мальчик был хорош, да, он походил на тебя, и с годами сходство все усиливалось. Но, черт побери! Что ты сделал с его душой? Он оказался неспособен ни на нормальное послушание, ни на полноценное господство. Ни то, ни се! Ни рыба, ни мясо! - Роберто чувствовал нарастающую дрожь внутри - Давай-ка я напомню тебе его инициацию. Да, я знаю, я рассказывал про это тысячу раз, но ты не представляешь, какое удовольствие доставляет мне это воспоминание. Такое удовольствие, что я периодически освежаю его, напоминая мальчику об основных правилах существования в этом мире, МОЕМ мире!

Мы встретились у ворот интерната. Ты бы видел его в тот момент: высокий, стройный, гордый, но прячущий эту фамильную гордость под чарующей улыбкой. Ох, как же я возбудился, у меня даже на тебя так не вставал! Он повернулся ко мне, протянул руку для пожатия, и тут я начал свою игру. Улыбка погасла, как только я проигнорировал протянутую руку, отвернулся от него, лишь жестом указав на машину. Я боялся преждевременно испортить себе удовольствие, но пока мы ехали к месту инициации, я в красках представлял себе, что я буду делать с ним, с той лишь разницей, что в моих мыслях я все проделывал с тобой. Англичане говорят про двойные неприятности, но эти ослы ничего не знают о двойных удовольствиях, зато я с тех пор, полной мерой испытываю на себе эти ощущения.

Мы подъехали к одному из дальних павильонов киностудии, где давным-давно выстроили декорации к научно-фантастическому фильму: сталь, пластик, скобы в стене, крючки и непонятные детали на потолке, и ослепляющий неоновый свет - идеальное место для воплощения моей задумки. Сначала я попросил малыша завести руки за спину, без промедления скрепил из наручниками, настоящими полицейскими наручниками, никакого реквизита, потом, не дав ему времени опомнится и оказать сопротивления, подцепил наручники за очень кстати оказавшийся поблизости крючочек и поднял его так, чтобы он едва мог стоять на цыпочках. Потом я ему объяснил свою нехитрую жизненную философию: я олицетворяю волю и силу, он - слабость и подчинение, пока он не осознает ценность присущих мне качеств, он будет подчиняться и страдать. О, как бы я хотел, чтобы на его месте был ты, но в сложившейся ситуации была своя прелесть. "Старый друг становиться старшим другом сына погибшего друга"! Я не чувствую в этом никакой иронии, да и над чем смеяться: я положил столько сил, чтобы помочь ему продвинуться в жизни, получая лишь крохи удовольствия, да и то, связанные не столько с ним самим, сколько с мыслями о тебе.

Но я отвлекся, что же было дальше? А дальше пошло веселье, правда, вот странность, веселился только я, но мне этого было достаточно. Я бил его сначала розгой сквозь одежду, потом когда в рубахе начали появляться прорехи, и она покрылась кровью, я разорвал ее в лоскуты и перешел на хлыст. Я оставил его на некоторое время, чтобы мальчик пришел в себя и ОСОЗНАЛ происходящее, заодно лохмотья подсохли и накрепко прилипли к струпьям на коже. Я заговорил, напоминая о базовых принципах, изложенных мною, приказал повторить, но вот незадача, я так и не услышал ответа. Мне пришлось повторить эту сессию. Возмутительно, говоришь? А кто привил ему упрямство и неумение слушаться сильных этого мира? Молчишь? Вот и он молчал - Роберто наслаждался растущим сексуальным напряжением, дополнительные манипуляции не потребовались, все сделали воспоминания.

- Возвратившись во второй раз, я не стал тратить время на разговоры. Я опустил крюк таким образом, чтобы твой ненаглядный сын оказался стоящим на коленях. Я милосердно решил освежить его: накинул тряпку ему на голову, и устроил ему полноценный и продолжительный душ, он, конечно, чуть было не захлебнулся, но "чуть" не считается. И вот тогда я познакомил его с основой жизни нашего общества и, собственно, инициировал обормота. Это самое сладкое: я сорвал насквозь мокрую тряпку, за волосы на затылке оттянул назад его голову, предусмотрительно вставил в рот фиксатор, для того чтобы держать его открытым (с его то гонором, от него можно было ожидать чего угодно) и хорошенечко отымел его спереди. Конечно же, пришлось поработать за него, придерживая за волосы на затылке, но ничего, мне не привыкать. - голос Роберто прерывался от подступавшего оргазма, но тем не менее он продолжал - А потом я повернул юнца, спустил с него штаны, с десяток раз ударил его по его идеальной заднице и "инициировал" его и в этой позиции. - Роберто излился и на некоторое время замолчал, шумно дыша и постанывая. Через некоторое время, допив остатки виски, он продолжил:

- Ночь была длинной, но, к сожалению, не бесконечной. Пару недель после встречи со взрослой жизнью ему пришлось поваляться в полицейском госпитале, но, я думаю, что шрамы и ранения только украшают мужчину. Ты, как всегда, со мной не согласен. Но ты должен знать, что виной всему тому, что приключилось с твоим мальчиком, был ты и только ты! Что тебе стоило впустить меня в свою жизнь? - в голосе Роберто послышались слезы - После той ночи я встал, ощущая себя новым человеком, я любил, но, как выяснилось потом, я не был любимым. И уж окончательным уничтожившим меня плевком было то, что я узнал о своем сопернике! Точнее, соперни.... Боже, у меня язык не поворачивается произнести ЭТО! Будь ты проклят! Ты и твой род! Я не верю ни в какого Бога, поэтому сам прослежу за тем, чтобы мои пожелания воплотились в жизнь!



Глава 20 Стена за спиной


***


За дверью, ведущей в небольшую комнату для отдыха, расположенную рядом с кабинетом Давида Дардена, послышалось короткое шуршание. Мужчина поднял голову, лукаво улыбнулся и громко прокашлялся, одновременно потянувшись к окну, чтобы прикрыть жалюзи. Через слегка приоткрытую дверь в кабинет проскользнула укутанная в безразмерное серое одеяние фигура. Аккуратно пробравшись вдоль стены к рабочему столу Давида, незнакомец распахнул накидку и оказался Лией, старшиной женщин, работавших в фирме Алекса.

- Здравствуй, Давид! - глубоким, чуть хриплым, но мелодичным голосом поприветствовала она мужчину.

- Здравствуй, моя радость! - с улыбкой ответил господин Дарден, скользнув ладонью по ее руке, стремясь от кисти к локтю и выше, к нежной коже плеча - Подожди немного, я закрою дверь.

Он стремительно подошел к основной двери, бесшумно повернул замок, и уже не торопясь, с довольной улыбкой приблизился к ней. С коротким тихим стоном он заключил ее в объятия, прижав губы к заветному местечку на шее женщины прямо под красиво очерченным ухом. Она соскучилась по нему не меньше, не скрывала своих чувств, запустив пальцы в темную, чуть вьющуюся шевелюру Давида. Пару минут они стояли, обнявшись, не промолвив ни слова, даря друг другу накопившуюся за время разлуки нежность.

Наконец, Лия чуть отстранилась от любимого. Он немного ослабил объятия и заглянул ей в лицо:

- Боюсь, что сегодня мне не стоит рассчитывать на простые радости телесного общения. Что тебя беспокоит, моя дорогая? - с притворной грустью поинтересовался Давид.

- Давид, я все время вспоминаю нашу встречу с господином Рейно. У меня сжимается сердце, так я волнуюсь за нашего хозяина. Я хотела бы поговорить с тобой о его личной жизни и обсудить, как мы - ты, я, девочки, можем ему помочь. - нахмурившись и глядя на Давид, сказала женщина - Я подозреваю, что неурядицы, про которые он толковал, могут дополниться куда большими проблемами, источник которых находится в его доме.

Пока Лия говорила, господин Дарден расположился в своем кресле, усадил гостью на колени, правой рукой блуждая по ее талии и прилегающим частям тела.

- Расскажи подробнее - попросил заместитель Алекса.

- Ты знаешь, что я работаю в фирме господина Рейно уже очень давно, и сейчас каждый день благословляю судьбу за то, что я попала сюда. Хотя поначалу, он вел себя, как подобает мужчине из высших кругов, то есть нас он ни в грош не ставил, не особо отличая от предметов мебели и механизмов, которых у него в доме всегда было предостаточно. Но в какой-то момент, как будто в нем что-то переключилось, он, будто, нас увидел. Вот... - Лия перевела дух, расслабляясь от ненавязчивых ласк Давида.

- Продолжай - тихонько сказал он.

- Сначала он от нас шарахался и краснел, можно было подумать, что мы на него нападем и отколошматим, не поручусь, но, по-моему, ему было стыдно. Потом он, продолжая брезговать, отстроил нам эти хоромы, завел униформу. Но окончательно он сбил меня с толку, когда впервые вытащил одну из наших из полиции. Я сначала думала, что он ее ради размножения вернул, она, помнится, была очень даже очень. Да ты ее помнишь, Лили, такая блондинка, на полголовы выше меня. - Лия требовательно посмотрела на собеседника. Он изобразил полное неведение.

- Ну и ладно, притворяйся себе беспамятным - махнула рукой женщина и продолжила рассказ - Кстати, как мне жаль, что у него с размножением ничего не получается, ведь сколько раз уже пробовал, и разным бабам подсаживали его ... ну, эту... - Лия даже пощелкала пальцами, вспоминая слово, махнула рукой и продолжила - И все без толку.

- Лия! - с трудом удерживая серьезное выражение лица, произнес Давид - Я ревную!

- О-о-о-о! Нашел кого к кому! - Лия всплеснула руками и подняла глаза долу - Так вот, сколько я себя помню, после его переезда в новый дом, мы всегда прибирались по всему дому, залезая во все дырки. А в последнее время, что-то около месяца, все время стоит закрытой кладовка около его спальни, там еще рядом наш санузел.

Господин Данден прекратил пассы рукой и стал воистину серьезным. Лия говорила медленно, с расстановкой, тщательно подбирая слова:

- Тогда же мы начали находить в доме приметы присутствия еще одного человека - Лия выдержала драматическую паузу - Женщины!

- Почему ты так решила, Лия? - тихо уточнил мужчина.

- Волосы - ответила Лия - темные, длинные, много длиннее, чем у господина Рейно. Ну и еще некоторые мелкие следочки.

- Но ведь у господина Рейно младший друг - брюнет с достаточно длинными волосами - возразил Давид.

- Да, знаю, но у того вроде бы вьющиеся волосы, а эти почти прямые - парировала Лия - И, знаешь, их ведь почти нет. Она за собой все тщательно убирает, но она точно не из наших, поскольку ВСЕХ следов она не видит. А с недавних пор, мы находим следы пребывания в ванной господина Рейно.

- Это же прекрасно, и ему не чуждо ничто человеческое! - чуть усмехнулся Давид - Я, кстати, всегда это предполагал.

- Не чуждо-то не чуждо, но ему надобно быть поосторожнее - Лия стала еще более серьезной - Я не шутила, когда говорила про соглядатаев. Я подозреваю одну склочницу и приставалу, которую к нам перевели незадолго до появления гостя в доме господина Рейно. И как же хорошо, что она не знала о том, что раньше каморка была открыта.

- Я понял, о ком ты толкуешь - сказал Давид - Насколько я знаю, господин Рейно отстранил ее от работы в своем доме.

- Да, но совсем убрать ее он не смог - подхватила Лия - Давид, у меня за него сердце болит, словно за нашего Анри. Что мы можем сделать?

Давид посмотрел на нее так, будто увидел впервые: пухлый рот, тонкий нос, большие темные глаза, окаймленные пушистыми ресницами, в которых плескалась материнская тревога. Он поймал губами ее подрагивающие губы и согрел их самым нежным поцелуем, на который был способен.

- Пока порешим на том, что ты выяснишь, с кем еще из женщин могли поработать в полиции, а я буду наготове, чтобы, буде надо, скрыть следы пребывания таинственной незнакомки - прошептал он женщины, с сожалением оторвавшись от поцелуя.

Она кивнула ему, будто невзначай запуталась в его волосах, поцеловала в лоб. С огромной неохотой Лия покинула объятия любимого, которые, несмотря на страшную опасность для нее, если бы их обнаружили, казались ей самым надежным и безопасным местом на земле.




Глава 21 Ожидаемые открытия.


***


Дни шли за днями. Алекс и Беатриче жили бок о бок, привыкая и присматриваясь друг другу. Каждый день они вместе завтракали и ужинали, проводили некоторое время после ужина в необязательных беседах. Они не всегда проходили гладко, но, благодаря такту Биче и желанию Алекса сохранить возникшее между ними хрупкое взаимопонимание, которое было так дорого ему, все недоразумения преодолевались.

Однажды в один из хмурых ноябрьских выходных дней, когда проливной дождь, сдобренный порывистым холодным ветром, не позволял даже думать о том, чтобы выйти на улицу, Алекс, немного смущаясь, попросил Би об одолжении: оказалось, что он решил освежить свои рисовальные навыки, и хотел бы, чтобы она была его моделью.

Она возликовала в душе, но вслух, лукаво прищурившись, сказала:

- Прости, это значит, что мне часами придется сидеть, не шелохнувшись в какой-нибудь, изысканной позе, при этом нельзя будет даже почесать нос?!

- Вовсе нет, с чего ты взяла?! Я тысячу лет не брал в руки карандаш ("Больше пятнадцати, если быть точным" - мысленно уточнил Алекс). Я просто попробую делать наброски. Наоборот, я хотел бы, чтобы ты двигалась и вела себя, как можно более непринужденно! - разыграл возмущение Алекс, а потом поддразнил Биче - Некоторые твои жесты просто просятся на бумагу.

- Гхм, какие именно жесты ты имеешь ввиду?! - Беатриче опешила и даже покраснела.

- Вот, если ты согласишься, то узнаешь, увидишь сама - улыбнулся Алекс.

С тех пор во время их разговоров, Алекс всегда держал при себе планшет с блокнотом для эскизов и делал короткие зарисовки. Поначалу он чаще мрачно хмурился, разглядывая результаты своих трудов, и большая часть листов нещадно уничтожалась. Но однажды он с удивлением обнаружил, что более-менее устроившими его скетчами заполнена добрая половина альбома. Биче изнывала от любопытства, однако, Алекс не спешил показывать ей рисунки. Поздним вечером, когда они расставались, Алекс перебирался в библиотеку и за бокалом вина рассматривал то, что он набросал за вечер или возвращался к более ранним зарисовкам. Он, как будто, открывал для себя живущую рядом женщину: любовался ее руками, лицом, выражением глаз, локоном, упавшим на щеку, ложбинкой между грудями, которая выглядывала из не до конца застегнутой рубахи, изгибом бедер, всем тем, что он не решался пристально разглядывать во время их живого общения. Он узнавал язык ее тела в иронично приподнятой брови, в руке, блуждающей по лбу в минуты раздумья, в игривом движении плечами, когда она хотела показать, как ей было весело в этот момент. Рисунки будили воспоминания, воспоминания превращались в грезы. Но каждый раз, когда он в своих мечтах приближался к ней, на память ему приходили другие женщины, к которым он прикасался при совсем других обстоятельствах. Дурманящая истома сменялась леденящим отчаянием и неизбывным презрением к себе. Он захлопывал альбом и либо начинал метаться по дому, либо замирал, мучимый неизбытым стыдом.

Но каждое утро он с улыбкой приветствовал Биче и каждый вечер он возвращался к наброскам, не желая потерять этот островок покоя, не позволявший ему погрузиться в отчаяние.

Би видела, что с Алексом творится что-то неладное. Памятуя о том, что прямые вопросы не всегда позволяли получить прямые ответы (напротив, в таких случаях он зачастую замыкался в себе или, в лучшем случае, переводил разговор на другую тему) Биче решила подходить к больной теме издалека. Она надеялась в разговорах о его прошлом найти источник проблемы, мучившей его сейчас. Поэтому вскоре после того, как Алекс взялся за карандаш, Биче настояла на том, чтобы она могла рассматривать фотографии и рисунки, хранившиеся в шкафу в ее комнатке. Алекс сначала запротестовал, но после непродолжительных, но аргументированных уговоров, он все же согласился.


С тех пор так и повелось: Алекс сидел в стороне с планшетом, время от времени, окидывал женщину цепким взглядом и сразу переносил свои наблюдения в блокнот, а Беатриче аккуратно перебирала рисунки и листала фотоальбомы, закидывая Алекса незначащими вопросами об увиденном. Ее интересовало все: люди, предметы, пейзажи, ситуации. Так, невзначай, она вывела его на рассказ о Дидье:

- Понимаешь, я знал его с самого детства. Я до сих пор помню его первый день в интернате. Обычно, дети первое время дичились или плакали, попав в непривычную среду, где они были младшими в большой мальчишеской компании. Да, к тому же, они впервые сталкивались с возникающими у них обязанностями и достаточно жесткой дисциплиной. Дидье был не таков - Алекс тепло улыбнулся своим воспоминаниям - он мне напомнил херувимов с картин мастеров Возрождения (я несколько раз украдкой смотрел репродукции в закрытом хранилище), на первый взгляд, они дети, маленькие и слабые, но присмотришься к их лукавым физиономиям, и видишь божественную силу. И если с другими малышами приходилось возиться, утешать, подбадривать, то с ним просто хотелось быть рядом. Замри! - Алекс поторопился перенести выражение ее лица в блокнот, потому что увидел на лице Беатриче отблеск того света, о котором он только что говорил, вспоминая маленького Дидье. Он выдохнул только, когда закончил набросок, потом продолжил свой рассказ:

- Со временем, его солнечность только росла вместе с ним. Он преуспевал во всем, за что брался. И знаешь, что удивительно, я никогда не завидовал ему, потому что рядом с ним я ощущал себя свободным и тоже мог добиваться успехов во всем, чем занимался.

- Содержимое твоего шкафа об этом свидетельствует - улыбнулась Беатриче.

- Мда - протянул Алекс - Когда я покидал интернат, он был подростком. Мы расставались, думая, что это лишь ненадолго, до его совершеннолетия. Ведь мы были не просто друзьями, мы были, наверное, даже ближе, чем братья - Алекс замолчал.

- Что было дальше? - тихонько "подтолкнула" его Биче.

- Дальше? - переспросил Алекс задумчиво - Дальше была моя инициация .... и все, что за ней последовало - Алекс решил опять оборвать разговор.

- Ты же не смог просто вычеркнуть Дидье из своей жизни? - притворившись недоуменной, спросила Би.

- Зато, он смог вычеркнуть меня из своей - горько произнес Алекс.

- Не может быть! - тихо воскликнула Беатриче, судорожно заправляя темную прядь за ухо.

- Наверное, я слишком сильно выразился - более спокойным тоном сказал Алекс - Я время от времени навещал его в интернате. Поначалу все было по-прежнему. Потом он, видя, что мне было несколько не по себе, расспрашивал меня о взрослой жизни, моей жизни. Но я мало, что мог ему рассказать. Мне нечем было гордиться. Мы отдалились друг от друга. Точнее, он от меня отдалился, а мне с каждым годом все больше его не хватало. Но самое худшее случилось на его совершеннолетие - Алекс отложил планшет и закрыл глаза рукою - На тот момент я еще не достиг возраста, когда мужчина может стать старшим другом, однако, по просьбе юноши и с согласия его отца, могло быть сделано исключение. Этот день я тоже помню очень хорошо, я приехал к нему, полный радужных надежд, думал, что стоит мне только завести разговор об его инициации, и у нас тут же все сладится. Кретин! Он мне спокойно так сказал, что он не хочет, чтобы я был его старшим другом, более того, Дидье предупредил меня, что берет паузу в наших встречах, так как он должен понять, хочет ли он, чтобы я оставался его ДРУГОМ - голос Алекса стал глухим, а из-под руки скатилась слеза.

Биче страдала вместе с ним, она потихонечку подобралась поближе к нему, но он, очнувшись, легко поднялся и направился к окну, чтобы ни в коем случае не показать ей свою слабость.

- Но вы же не прервали общения? - Биче попробовала подбодрить Алекса.

- Мы действительно сделал паузу в несколько лет. Его старшим другом стал известный художник, очень талантливый, но неуживчивый бунтарь. Я думал, что это был не лучший вариант для Дидье, поскольку Мэт, особенно по молодости, отличался склонностью к асоциальным эскападам. Но я ошибся: как только они встретились, Меттью как будто подменили, бунтарство никуда не ушло, но откуда-то появилась ответственность и понимание. А потом пришла любовь. Как только Дидье исполнилось 25 лет, они заключили брак, а еще через несколько лет, они были вынуждены покинуть страну, так как Меттью не прекратил свои выступления, критикующие режим. Он считал, что в нашем обществе царит тоталитаризм, и, черт возьми, он был прав!

- А Дидье? - обронила Биче.

- Дидье полюбил его с первого взгляда, после инициации он не мог думать, говорить ни о ком другом. Из всех своих талантов он решил развивать страсть к лицедейству и стал актером. В последнюю нашу встречу перед их отъездом, он пожал мне руку и сказал, что мы останемся друзьями, но ...

- Но ты любил его? - последовал тихий уточняющий вопрос.

- Я люблю его... - несколько растерянно произнес Алекс. Только сейчас он понял, что последние минуты они играли в игру, в которой он ... нет, не проиграл, но раскрыл себя, сам того не желая. Он растерялся еще и потому, что, походя, открыл собеседнице тщательно скрываемые ото всех чувства, которые, будучи озвученными, вдруг потеряли свою остроту, отступив на маленький шажок из Настоящего в Прошлое.


Биче показалось, что ее ударили в самое сердце. Когда Алекс рассказывал о маленьком Дидье, он фактически не сказал ей ничего нового: их отношения легко читались в фотографиях и рисунках. Она внутренне подобралась, когда Алекс рассказывал про инициацию его друга. Она, как и он, чувствовала боль, когда слушала об их разрыве. Но последнее признание застало ее врасплох. Все то время, пока Би жила в доме Алекса и общалась с ним, она ни разу не наблюдала примет его гомосексуальности. "Надо же было быть такой глупой коровой и считать, что такой человек, как он, к тому же в течение всей жизни переживавший чувства только по отношению к мужчинам, заинтересуется какой-то полоумной теткой, свалившейся ему, как снег на голову!" - мысленно корила она себя. Она постаралась не показать виду, поэтому нарочито медленно собрала альбомы и рисунки, поднялась и, уняв дрожь в голосе, задала последний вопрос:

- Ты общаешься с ним сейчас?

- Только изредка, по телефону - ответил Алекс и, повернувшись к ней, увидел только ее спину с неестественно расправленными плечами. Он сделал несколько шагов по направлению к каморке, в которой с удивительным проворством скрылась Биче, и чуть не столкнулся с ней, когда она выглянула, чтобы закончить разговор.

- Ну что же, это прекрасно, это.... - Беатриче не могла подобрать слова и боялась разрыдаться, поэтому скороговоркой сказала - Я что-то устала, время уже позднее, я бы, пожалуй, немного передохнула. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи! - Алекс не заметил бури в душе у женщины, и, поскольку сам находился в растрепанных чувствах, не стал продолжать разговор.




Глава 22 Из Прошлого в Будущее



***


Утром Алекс впервые за последний месяц-полтора завтракал в одиночестве. Он несколько раз подходил к закрытой двери комнаты, где жила Биче, пару раз стучался и звал ее, но ответа так и не получил. Удивленный и даже несколько обеспокоенный он двинулся навстречу новому рабочему дню. Свои профессиональные и общественные обязанности он исполнял неукоснительно и чем ближе были новогодние каникулы, тем напряженнее становился его график. По дороге к Сандро, Алекс размышлял, сможет ли он выкроить в своем расписании окошко, чтобы пропустить по стаканчику вместе с Полем, но так и не смог ничего придумать, поэтому решил не беспокоить друга напрасно.

После того, как он доставил своего надутого от важности подопечного к месту работы после завтрака с крупным чиновником мэрии, с которым Алекс сотрудничал при выполнении заказов Города, у Алекса завибрировал телефон. Махнув рукой младшему другу в знак прощания, Алекс принял звонок. Номер был длинным и незнакомым, поэтому он чуть не выронил телефон из рук, когда услышал до боли родной голос "Алекс, привет! Это я".

- Дидье! - только и смог выдохнуть Алекс.

- Да - ровным и бесцветным голосом сказал Дидье - У тебя есть планы на вечер?

- У меня? Ты где? Вы вернулись? - сыпал вопросами Алекс.

- Так что насчет планов? - настаивал Дидье.

- Я с удовольствием встречусь с тобой, если ты об этом - уже спокойнее сказал Алекс.

- Так сегодня вечером в "Приюте" - уточнил Дидье.

- Я смогу быть там около восьми - сказал Алекс.

- Сегодня, восемь, "Приют" - сказал Дидье и отключился.

Алекс бросил телефон на соседнее сидение и мысленно прокрутил в памяти их разговор. Ему очень не понравился голос друга, почти лишенный выражения, и краткость их разговора. Сказать по правде, все их последние разговоры не отличались продолжительностью. Алекс постарался задвинуть беспокойство в дальние закоулки души, но весь день он с трудом концентрировался на текущих вопросах и с волнением ожидал вечерней встречи. О том, что надо предупредить Беатриче, он даже не подумал.

Приблизилось назначенное время встречи. Алекс с трудом расстался со своим почти потерявшим терпение подопечным, который трагическим шепотом требовал повторной инициации и подтверждения взаимных обязательств. Подъехав к пабу с небольшим опозданием, в весьма раздраженных чувствах, он ещё пару минут постоял у входа, успокаиваясь и настраивая себя на встречу с другом.

Несколько мгновений он искал Дидье взглядом. Алекс похолодел от мысли о том, что тот мог уйти, не дождавшись его. Обнаружив молодого человека в одном из укромных уголков паба пристально глядящим на стоявшую перед ним пинту, Алекс вздохнул с облегчением. Однако, когда он пригляделся к другу, он увидел бледную копию солнечного мальчика, которого он знал всю жизнь, ему стало не по себе. Алекс подошел к столу, но не присел, надеясь, что Дидье встанет и они смогут обняться, но тот лишь поднял глаза и, коротко улыбнувшись, сказал:

- Привет, Алекс! Сколько лет?

- Привет, Ди! Сколько бы ни было, я рад тебя видеть - ответил Алекс, снял пальто, присел напротив друга и протянул ему руку и добавил - Всегда.

Дидье после секундной паузы пожал протянутую ему руку и погрузился в молчание.

- Давно ты в стране? - прервал молчание Алекс.

- Десять часов - коротко ответил Дидье.

- Ты вернулся один?! - продолжал расспрашивать Алекс.

- Нет, мы вернулись вместе. Мэт сейчас дома - также коротко и безучастно произнес Дидье.

Еще пара минут прошла в молчании. Алекс недоумевал, но терпеливо продолжал ждать, пока Дидье разговорится и расскажет о мучившей его проблеме. Но вместо этого, Дидье словно немного очнулся и начал разговор о всяких пустяках: погоде, изменениях в городском укладе, о старых знакомых, с большинством из которых Алекс не виделся по многу лет. Он говорил, не ожидая ответа или реакции собеседника, в этот момент походил на ведущего утреннего шоу, который, позабыв о своих неурядицах, должен развлечь полусонных телезрителей. К пиву Дидье так и не прикоснулся, а Алекс даже не стал ничего заказывать, потому что понял, что здесь толком поговорить не удастся. Прошло около получаса, когда Алекс решил прервать это странное представление:

- Ну, вот что, старик! У меня есть предложение: а почему бы нам не собраться и не переместиться в более располагающее к нормальному общению место. К тому же, я запасся верным средством для облегчения разговоров любой степени сложности.

Впервые за вечер взгляд Дидье обрел хоть какое-то выражение.

- Поднимайся! Где мы можем присесть и поговорить? Твоя нора еще осталась за тобой? - требовательно произнес Алекс, имея в виду, квартиру, которую подарил Дидье его отец на совершеннолетие, и в которой он жил до переезда к Меттью.

- Да, она свободна - медленно, но уже своим голосом произнес Дидье.

- Тогда, чего же мы ждем! - как можно бодрее сказал Алекс.

Дидье с невесть откуда взявшейся решимостью поднялся и последовал за Алексом.


Алекс достал бутылку выдержанного виски, припасенную им сегодня "на всякий случай", плеснул понемногу в широкие стаканы, поставил один перед Дидье, который был напряжен, как будто перед прыжком, и курил вторую сигарету подряд. Они сидели на видавшем виды диване в небольшой, скудно обставленной гостиной, главным украшением которой были картины хозяина. Алекс держал свой стакан на весу в ожидании, когда к нему присоединится Дидье. Молодой человек судорожно затушил сигарету, взял свой стакан и залпом опустошил его. Алекс едва успел пригубить из своего, когда Дидье повернул к нему голову и сказал:

- Мэтт плотно сидит на героине. Боюсь, что ему осталось совсем немного.

- Когда это началось?! Пока вы жили здесь, он был чист - глухо спросил Алекс.

- Пока мы жили здесь, у него была цель, миссия, борьба. Его безмерно бесила вся эта доминантная трепотня, которой ты был тогда увлечен - с горечью рассказывал Дидье. Алекс был задет последним пассажем, но постарался не подать вида. - Когда нас вышвырнули отсюда, там он некоторое время имел успех, как борец с режимом, но интерес быстро сошел на нет, картины не особенно продавались, и он вернулся к кайфу. Я перепробовал все: утешал, уговаривал, психовал, орал, плакал, устраивал сцены, даже чуть не присоединился к нему - Алекс с силой сжал стакан, но последствия недавней травмы заставили его расслабить руку - Ничего не помогало, он продолжал планомерно удалбываться, подгоняя себя к могиле. Он даже не подумал обо мне, и сейчас не думает, все время смотрит мимо и улыбается своим глюкам. Чер-р-рт! - Дидье с силой провел ладонью по лицу, стирая скатившуюся слезу - Меня чуть удар не хватил, когда он заявил, что мы возвращаемся! Якобы он обращался в посольство, и нам дали добро на въезд сюда! Почему мы вернулись? Да разве я не спрашивал у него об этом тысячу раз?! Единственным его ответом был взмах руки! Я даже подумывал остаться там, ведь у меня была работа и неплохие перспективы, но это значило бы расстаться с ним, да еще и отправить его сюда в одиночестве! - Дидье спрятал лицо в ладонях, его плечи задергались от едва сдерживаемых рыданий.

Алекс был не в силах пошевелиться, он смотрел на своего друга, потерянного и погасшего, казалось навсегда потерявшего свою солнечность. Он не мог подобрать слов утешения, да и могли ли слова помочь человеку в такой ситуации! Алекс протянул руку и прикоснулся к плечу мужчины, вложив в это движение все тепло и любовь, которую он пронес сквозь годы. Дидье словно ждал этого прикосновения, повернулся и спрятал свои слезы на груди у Алекса. От такой близости у Алекса закружилась голова, и он на мгновение сжался, унимая внутренний трепет. Дидье почувствовал возникшее между ними напряжение, поднял голову и посмотрел в лицо Алекса. Он как будто впервые увидел своего друга, точнее, он увидел его таким, каким знал в школе в их лучшие времена. Но сейчас перед ним сидел мужчина в самом расцвете силы и красоты, в его глазах было сострадание и ... любовь? Прежде чем Дидье успел подумать, он прикоснулся губами к губам Алекса и очертя голову упал в поцелуй, как в омут, надеясь забыться и облегчить измотавшую его душевную муку.

Сначала Алекс опешил от такого напора, но потом не в силах сопротивляться своему многолетнему наваждению, ответил Дидье. Последующие минуты прошли для него в сладостном тумане: он дарил ласки и получал их в ответ, он был нежен и чувствовал искреннюю благодарность за свою нежность. Но в какой-то момент он словно разделился: его тело продолжало двигаться, испытывало возбуждение, а потом экстаз, но разум говорил ему, что Дидье все-таки его друг, и их порыв поможет самому Алексу и его другу только здесь и сейчас. Дидье очень прочно удерживает его прошлое, которое не потеряет власти еще долгое время после ухода Мэта, а Алекса манит неизвестное будущее, которое уже сейчас сильнее, чем его долго скрываемая страсть к Дидье. "Беатриче!" - сверкнуло у Алекса в голове - О Боже! - простонал он вслух, схватившись за голову.

- Что случилось? - хриплым голосом спросил Дидье.

- Я ... я должен идти - запинаясь произнес Алекс - Прости, Ди!

- Я думал, что... У тебя кто-то есть? - печально спросил Дидье.

- Да, у меня, кто-то есть - ответил Алекс - И этот кот-то меня ждет. ("Впрочем, также как и тебя, тоже кто-то ждет" - мысленно добавил он) - Ди, ты, сам того не зная, подарил мне нечто невероятно ценное, но так получилось, что сейчас, принимая твой дар, я могу предложить тебе в ответ только мою дружбу. Я могу тебе обещать, что никогда больше не обману твоего доверия и помогу всем, чем смогу - сказал Алекс, одевшись и присев на диван рядом с Дидье. Дидье молча кивнул, после некоторого раздумья.

Они обнялись. Алекс вышел из квартиры и поспешил домой.


Биче провела беспокойную ночь и весь день не находила себе места. Она слышала, как утром Алекс подходил к комнате и звал ее, но она была не в силах поддерживать светскую беседу и притворяться равнодушной, когда и душа, и тело желали близости с этим человеком, да так, что и вечности было бы мало, чтобы утолить ее жажду. Пришел вечер, Алекс не появился. Сгустились сумерки, Биче тайком вышла из своей каморки и принялась бродить по темным комнатам, чтобы хоть как-то отвлечься от угнетавших ее мыслей. "Я люблю его" - перед ее глазами вставал Алекс, произносивший эти слова, и пропасть раскрывалась под ногами. У Беатриче даже начинала кружиться голова, но она не прекращала движения. Потом она перебирала в памяти все подробности их разговора и опять натыкалась на эту фразу: "Я люблю его". В какой-то момент она остановилась - ей в голову пришла мысль, от которой быстрее забилось сердце: "Вспомни, КАК он произнес эти слова! Не было ли сомнения в его голосе? Может, это был скорее вопрос?". Она ухватилась за эту мысль, как за спасательный круг, почти вприпрыжку прибежала на кухню, на ощупь приготовила чай и приготовилась ждать Алекса здесь. Прошел час, потом другой, вечер превратился в ночь. Биче охватили ужасные предчувствия. Кошмарные фантазии, одна нелепее другой, теснились в ее голове. Алекс не появлялся. Би настолько утомилась от бесплодных переживаний, что прикорнула прямо за кухонным столом. Во сне она опять попала в затянутый то ли туманом, то ли какими-то тенетами лес, но на этот раз она безуспешно искала в нем Алекса.

Биче проснулась под утро от самого лучшего в мире звука - Алекс звал ее по имени. Сначала ей показалось, что он ей сниться, но потом она ощутила легкое прикосновение и тотчас проснулась. Алекс стоял совсем близко и с улыбкой заглядывал ей в лицо. У Беатриче перехватило дыхание, она невнятно лепетала: "Ты ... ты здесь. Все в порядке? Я ужасно волновалась? Думала обо всяких глупостях?", при этом она беспорядочно блуждала руками по груди и по плечам Алекса. Ей страстно хотелось прижаться к нему всем телом и замереть у него на груди, ее останавливало лишь странное выражение его лица - он застыл и словно прислушивался к чему-то.


Алекс испытал облегчение, увидев, что с Беатриче все было в порядке. Она спала, положив голову на скрещенные руки, и почему-то хмурилась во сне. Он подошел к ней ближе, чем когда-либо до этого момента и тихонько позвал, раз, другой, третий. Женщина не просыпалась. Тогда он прикоснулся к ней, тихонько проведя по щеке кончиками пальцев, от этого она моментально открыла глаза и вскочила со стула. Чуть заспанными, но все равно сияющими глазами она жадно вглядывалась в его лицо, в это время ее руки порхали по его телу. Везде, где он чувствовал ее прикосновения, кожа сладко натягивалась, и кровь бежала быстрее, разгоняя истому по всему телу. Он заставил себя вслушаться в ее бессвязные восклицания. Она действительно ждала и волновалась. Но ведь беспокоиться был совершенно не о чем! "Я встретился с Дидье" - сказал Алекс с улыбкой. Ему показалось, будто он своими словами выключил солнце. Улыбка на ее лице исчезла, между ее руками, только что разглаживавшими рубашку на его груди, и его телом вдруг возникла пустота, которая росла с каждым ударом его сердца. Потом одной рукой Беатриче принялась сражаться с непослушной прядью, не желавшей прятаться за ухом, а другую - убрала в карман. Разглядывая кружку с недопитым чаем, Би вежливо поинтересовалась: "Гм, как у него идут дела?".

Алекс с недоумением и тревогой смотрел на стоявшую рядом с ним женщину. Он не успел вымолвить слова, как она сделала несколько коротких и неуверенных шагов в сторону.

- Дела у него очень плохи: у его супруга героиновая зависимость, он - в двух шагах от смерти - сказал Алекс, приближаясь к ней.

- Это ужасно... - все так же не глядя на него, сказала Биче и тронула кирпичную кладку, отделявшую кухонную зону от других помещений.

- Да, Дидье нуждался в моей помощи - почти настигнув ее, произнес Алекс.

- И Вы смогли ему помочь? - Беатриче подняла на него глаза, вложив в этот вопрос все свои страхи, преследовавшие ее последние сутки, неуверенность в себе, и тоску по нему. Увидев, как Алекс смутился и покраснел, она отпрянула, устремляясь к своему убежищу.


"О Господи! Только не это! Пусть этот ад прекратится! Пусть все это закончится!" - Биче мысленно кричала в бессилии, сидя в своей каморке и вцепившись руками в непослушные вихры. Вдруг проснулось ее второе "я", которое не раз помогало ей не наломать дров и справиться с разрушительными эмоциями: "Ну и что будет, если все это закончиться? Этот, как ты выражаешься "ад" прекратиться? Ты больше никогда его не увидишь, у тебя не будет даже шанса попробовать что-то изменить? И будешь ли ты вообще что-нибудь чувствовать, если его не будет рядом? Ты же никогда не встречала никого, хоть близко похожего на него. Просто бессмысленно бежать от человека, от которого ты физически и эмоционально не можешь оторваться".

- Ну что же, утро вечера мудренее, завтра начну все с начала - немного успокоившись вслух произнесла Биче и растянулась на своем немудреном ложе.


Алекс остановился. Ее обращение было сравнимо с нежданным холодным душем. Он окончательно запутался. Казалось, что он совершил какую-то большую ошибку, но он не мог понять, в чем она заключалась. Алекс подошел было к двери и занес руку для того, чтобы постучать, но остановился и прислушался. Из-за двери не долетало ни звука.

По телу мужчины пробегала остаточная дрожь от воспоминаний о встречи с Дидье и о прикосновениях Беатриче. Он устало побрел в ванную комнату, чтобы освежиться и успокоиться, а потом разобраться во всем, что произошло за последние сутки. После душа он рухнул на кровать, но сон не шел. Он мысленно сравнивал Дидье и Беатриче, которые, несмотря на очевидное сходство, в некоторых вещах разительно отличались друг от друга. Дидье знал Алекса с детства, восхищался им, но Алекса не оставляло ощущение, что его друг слишком рано и категорично поставил на нем крест, когда его жизнь пошла наперекосяк. Беатриче, напротив, вопреки неприятным обстоятельствам их знакомства, все равно доверяла ему и следовала за ним, и даже когда поначалу она злилась на него или поддразнивала его, она не прекращала диалог. А ее реакция на его признания об участии в "развлечениях" высшего света, потрясла Алекса до глубины души. Он думал, что он дорожит ею только за ее моральную поддержку и дружеское отношение (свои фантазии после сеансов рисования он почему-то не брал в расчет). Но сегодня, когда она просто прикасалась к нему, радуясь его присутствию, он ощутил возбуждение, пожалуй, превосходившее его ощущения от встречи с Дидье. "Как бы я хотел, чтобы она не убирала рук! Чтобы... " - его захватили яркие образы того, чтобы он хотел проделать вместе с Беатриче, и впервые ему не помешали его воспоминания. Последней его мыслью перед тем, как он провалился в сон, была "А что чувствовала она?".


Наступившее субботнее утро принесло с собой первый снег, укрывший землю тонким белым покрывалом. Впервые за последние годы начало календарной зимы совпало с ее наступлением в природе. Деревья рядом с домом замерли, боясь стряхнуть подаренные зимой уборы. Беатриче с тоской смотрела на улицу, мечтая пробежаться по первому снегу и вдохнуть морозную свежесть первого зимнего дня.

Алекс поднялся много позднее обычного. Когда он зашел на кухню, он обнаружил там Беатриче, как ни в чем не бывало сидящую за столом и погруженную в чтение книжечки, при ближайшем рассмотрении оказавшейся кратким изложением пьесы Шекспира "Много шума из ничего". На столе его поджидал нетронутый завтрак.

- Доброе утро, Алекс! - доброжелательно сказала Биче и улыбнулась ему.

- Доброе ... утро, Беатриче! - немного хриплым ото сна голосом произнес Алекс.

- Предлагаю уже поесть - Би отложила книжку и поухаживала за Алексом - я умираю от голода. Приятного аппетита!

- Приятного ... - эхом откликнулся ничего не понимающий Алекс и потянулся к книге, взглядом попросив у Би разрешения взять ее. Она охотно кивнула. Она читала первую сцену второго акта, когда главные герои интриговали и пикировались во время маскарада.

- Беатриче, я хотел бы спросить ... Точнее, я должен знать, чем я вчера обидел тебя ... Вас ... - он тяжело вздохнул.

- Алекс, ты меня не обидел. - мягко ответила Биче - Ну или скажем, ты не желал сделать ничего плохого, но получилось, что несколько задел меня.

- Чем? - уточнил Алекс, у которого отлегло от сердца, когда он услышал "ТЫ меня не обидел".

"Что же ему сказать?" - лихорадочно соображала Биче - "Тем, что не предупредил, что задержится? Но он взрослый человек, не обязан отчитываться, тем более, что после его прихода я чуть не запрыгнула на него от радости. Сказать правду? А КАК? И что он подумает, ведь он вчера даже не попытался поговорить. Спокойно!"

- М-м-м, по зрелому размышлению, ты задел даже не меня, а плоды моего слишком пылкого воображения - попыталась уйти от разговора Беатриче.

- Подожди, каким бы ни было пылким твое воображение, и что бы оно тебе ни рисовало, вчера ты была сама не своя - Алекс отложил книгу, отодвинул тарелку и внимательно, не отрываясь, смотрел на Би.

- Алекс - Беатриче опять начала волноваться, но взяла себя в руки и продолжила говорить - В последнее время моя жизнь перевернулась с ног на голову: дома я много передвигалась и по работе и просто так, вся моя жизнь проходила в движении, сейчас я заперта в четырех стенах, и не могу даже нос высунуть на улицу, чтобы подышать воздухом; со мной толком ничего не происходило, самая большая неприятность, которая могла лично со мной случиться - это взыскание от шефа за опоздание на работу, здесь же я нахожусь под страхом обнаружения, пыток и смерти; и, наконец, я всегда много общалась с разными людьми, сейчас я могу разговаривать только с тобой. И знаешь, что удивительно, я достаточно легко переношу вынужденное ограничение свободы, меня не особо пугают ужасы, которые мне грозят здесь, именно потому, что здесь я узнала тебя. Так получилось, что ты стал средоточием моего мира сейчас, я не жалуюсь, мне это нравится. Но у моего такого существования, конечно же, есть издержки. Они состоят в том, что у меня слишком много свободного времени, которое я заполняю единственным доступным мне способом - думаю о тебе. А когда информации для размышления не хватает, в голове появляются чудовища. Вот вчера я провела весь день в невеселых размышлениях, а когда ты не вернулся под вечер, мне показалось, что все мои дурные мысли пролезли в реальность: тебя схватили, тебе угрожают, за тобой охотятся. Ну, ведь бред же! Однако, с этим я прожила вчерашний день. А когда выяснилось, что причина твоего отсутствия столь проста и понятна, я потеряла грань между вымыслом и реальностью, не выдержала и сорвалась. Я прошу прощения за то, что своим вздорным поведением могла обидеть тебя! - Биче наконец смогла ответить на его взгляд, отчаянно желая разобраться в его реакции на ее признание.

Алекс некоторое время молчал, снова и снова возвращаясь к ее словам. Она говорила правду, это несомненно. Когда он услышал, что он является "средоточием ее мира", у него закружилась голова, и на миг перехватило дыхание. Но также ясно Алекс ощутил, что она чего-то недоговаривает. "Наш разговор похож на беседу человека и фэйери: искры правды в облаках красивых недомолвок" - внезапно подумал Алекс - "Что же скрывает моя волшебная гостья. ЛаФайет! Я и не задумывался о том, что у нее не случайная фамилия". Алекс улыбнулся своим мыслям.

- Все хорошо! Будем считать, что мы прояснили все, что случилось вчера, и мы опять друзья? - чуть бравурно сказал Алекс и протянул женщине руку.

- Да, конечно же, друзья! - с облегчением откликнулась Биче и вложила свою руку в протянутую руку Алекса. Только рукопожатие вышло не совсем убедительным, слишком слабым и затянутым для дружеского.

Когда они разняли руки, Алекс возвратился к книге и спросил Беатриче, почему она выбрала именно ее.

- Это моя любимая комедия Шекспира - с короткой улыбкой ответила Беатриче - в школе я участвовала в ее постановке. Угадай, кого я играла?

- Наверное, Кизила - насмешливо улыбнулся в ответ Алекс.

- Роль моей мечты, но ты не угадал - парировала Биче - Судя по всему ты в школьные годы тоже участвовал в постановке этой пьесы?

- Да - ответил Алекс и вспомнил то прекрасное время, когда незадолго до выпуска они затеяли возню с постановкой, и он даже ревновал Дидье, которому досталась роль Беатриче.

- А ты кем был в этом спектакле? - продолжала расспрашивать его Би.

- Доном Педро, но я был не особенно доволен своим персонажем - признался Алекс.

- Отчего же? И кого ты хотел бы изобразить? - недоуменно спросила женщина

- Я хотел бы быть Бенедиктом, потому что Дон Педро ни при каком раскладе не смог бы быть с Беатриче, а мне всегда страстно этого хотелось - задумчиво произнес Алекс - В нашей постановке Дидье исполнял роль Беатриче.

Сердце Беатриче сжалось от боли, но она осталась спокойной и заинтересованной, и с печальной усмешкой сказала:

- У нас есть поговорка: будьте осторожны с тем, о чем вы молитесь, вы можете это получить. По прошествии стольких лет ты все-таки живешь рядом с Беатриче, и ты ничего не получаешь от этого соседства, кроме забот, опасностей и головной боли. Кстати, расскажи, что можно сделать для Дидье? У него действительно все так ужасно, как ты вчера рассказал?

- Да, все плохо, хотя я еще не общался с Мэттом, но, судя по тому, как сейчас выглядит Ди, они хлебнули горя - покачал головой Алекс - Что можно сделать? Даже не знаю, наверное, надо будет пристроить Меттью в клинику, чтобы облегчить его состояние и хотя бы на время снять груз с Дидье. Но для этого нужно согласие больного, а с этим могут возникнуть самые серьезные затруднения. Мы с Ди вчера немного выпили, поговорили и... - что-то заставило Алекса не пускаться в описание подробностей вчерашнего вечера - потом я вспомнил про тебя.

После короткого молчания он поменял тему:

- А что я могу сделать, чтобы твои чудовища вели себя прилично и не вылезали когда ни попадя?

Биче смущенно отвернулась и произнесла:

- Мои чудовища - это моя беда. Единственное, о чем надо бы подумать - сможешь ли ты предупредить меня, если ты узнаешь о возможном визите нежданных гостей?

- Да, это важно - задумчиво сказал Алекс.

Беатриче тем временем, начала, пританцовывая, прохаживаться по кухне, погрузившись в свои мысли. На ней была старая рубашка Алекса, подпоясанная невесть откуда взявшимся ископаемым галстуком и любимые носочки. Алекс зачарованно наблюдал за ней, потом потянулся к блокноту и стал делать быстрые зарисовки. На секунду оторвавшись от своего занятия, он вдруг произнес:

- А ты знаешь, Биче, я думаю, что мои молитвы были не напрасны.

Она вопросительно глянула на него.

- Я просил об исполнителе роли, а получил настоящую Беатриче, и это, на мой взгляд, будет совсем другая история - с нежностью сказал Алекс.

У Биче сначала округлились глаза от изумления, однако миг спустя она лукаво улыбнулась, приподнялась на цыпочки и сказала "К Вашим услугам", изобразив глубокий поклон.



Глава 23 Предчувствие перемен


***


Расширенное заседание Городского совета проходило несколько нервно. Принимавшие в нем участие депутаты и чиновники администрации были весьма озабочены результатами развития Города по итогам года. Хотя на первый взгляд, поводов для беспокойства было немного: слегка понизилась собираемость налогов, в первую очередь тех, которые платили работающие граждане. Как следствие, пришлось в течение года несколько раз перекраивать бюджет, сокращая расходы. Под вопросом оказалось реализация нескольких амбициозных проектов Главы города. Но в целом, сложившуюся ситуацию нельзя было назвать кризисом, поэтому тут и там звучало новое словечко "пробуксовка", придуманное по этому случаю.

Однако, городская элита, представленная здесь начальником полиции, господином Гуардини, главой Департамента экономики и финансов, господином Фуке, и руководителем аппарата Главы города, господином Дюнуа, знали то, чего не знали большинство из присутствующих здесь людей. Существовала куда более серьезная проблема, которая, если ее не решить, угрожала бы существованию, как Города, так и всего государства - налицо был кризис рождаемости. Общегосударственная статистика была угнетающая - ни одна процедура ЭКО в этом году не закончилась беременностью и рождением ребенка любого пола. Врачи-акушеры под угрозой немедленного увольнения, а иногда и физической расправы, молчали, не распространяя информацию об этой проблеме. Но намеки, шепотки и слухи понемногу просачивались в общество и создавали тревожную атмосферу. Как известно, замалчивание проблемы - это самый неэффективный способ ее решения. Однако, ничего конструктивного ни руководство страны, ни местные вершители судеб придумать не могли. Но поскольку, ни простым смертным, ни собравшимся здесь представителям населения не полагалось ничего знать о нависшей угрозе, Глава города с подачи руководителя своего аппарата распекал должностных лиц фискального ведомства за низкую собираемость налогов, а чиновников из Департамента строительства - за перерасход средств, выделенных на строительство общегородских объектов, которые недавно он лично лоббировал. Дело в том, что должность Главы города была выборная, поэтому градоначальники периодически менялись, не засиживаясь на теплом месте. Уже давно законодательство Города было сформулировано таким образом, чтобы минимизировать полномочия Главы города, оставив ему лишь представительские функции. В действительности, Городом управляли уже упоминавшиеся ключевые фигуры, находившиеся на своих постах уже не первый десяток лет. Поэтому речь Главы города на этом совещании воспринималась ими скорее как фарс, чем как источник серьезной угрозы ИХ людям в налоговой службе или Департаменте строительства.

Роберто, наблюдая происходящее, с легкой улыбкой размышлял о том, что ему в руки плывет еще одна возможность поддеть раздражавшего его "младшего друга", ведь бюро Алекса было одним из основных разработчиков проектов, расходы на которые так громогласно урезались.

Господин Гуардини за годы работы в должности начальника полиции при помощи своей страсти к сексуальным играм особого рода получил власть над людьми, занимавшими важнейшие должности в управлении Городом. Большинство из них было втянуто в эту систему господства и подчинения отнюдь не по своей воле, но теперь в руках Роберто их крепко удерживал клубок из страха разоблачения, привычки к изощренным способам сексуального удовлетворения и любви-ненависти к их Хозяину.

Алекс во время дебатов находился в галерее для посетителей, располагавшейся над залом заседаний Городского совета. Как бы он ни был озабочен судьбой обсуждавшихся проектов, от его внимания не ускользнула довольная улыбка его заклятого "друга", заставившая задуматься не только о перспективах его профессиональной деятельности, но и о будущем Беатриче ... его Беатриче.

Как только Алекс начал предпринимать попытки выйти из ближнего круга Роберто, он понял, что он может потерять, полностью или частично, крупные городские заказы, которые сделали имя его фирме, поэтому он всерьез озадачился разделением бизнеса. Он начал усиленно развивать отдел, работающий с частными заказчиками. В качестве основы частных проектов он использовал идею "умного экодома", которую начал разрабатывать еще в школе. Теперь, благодаря этому обстоятельству, Алекс не особенно волновался о возможном замораживании городских проектов.

"Как бы я хотел хоть на минуту залезть в его голову! Вряд ли я бы продержался больше минуты, но этого времени мне бы вполне хватило, чтобы разузнать о том, что он знает и собирается делать" - поглаживая нижнюю губу, думал Алекс. Дождавшись окончания собрания, Алекс покинул галерею, так и не узнав, что сам он был предметом не менее пристального наблюдения. Из-за поворота галереи выглянул Сандро, встал на то место, которое только что покинул Алекс и, поймав взгляд отца, сделал незаметный жест рукой.



***


По возвращении из ратуши, Алекс незамедлительно вызвал господина Дардена и попросил собрать руководителей отделов и главных специалистов для того, чтобы обсудить новости из администрации. Поначалу, выслушав сообщение шефа, сотрудники изрядно приуныли, но после короткого и интенсивного мозгового штурма совместными усилиями они обсудили в общих чертах стратегию развития и выработали тактику поведения с муниципальными заказчиками. Несмотря на усталость Алекс был доволен окончанием рабочего дня, поэтому он решил попытать счастья и позвонить Полю, чтобы закрепить хорошее настроение.

Поль практически сразу ответил на звонок, для порядка немного поворчал, услышав "предложение, подкупающее своей новизной", однако точно к назначенному времени подошел к "Приюту".

"Приют", так называлось одно небольшое местечко, находившееся в хитросплетениях улочек старой части Города. Его хозяин, Жером, который был однокашником Алекса и Поля и учился в том же интернате парой лет младше, принципиально не давал рекламы. Информация о заведении распространялась в кругу старых знакомых, поэтому среди посетителей не было случайных людей. На первый взгляд, ассортимент бара не поражал разнообразием, но в закромах у Жерома всегда можно было найти редкие напитки или экзотические ингридиенты, а количество коктейлей, которые он мог составить, поражало воображение. Но самым главным достоинством "Приюта" было то, что здесь можно было поговорить по душам, не опасаясь, что информация выйдет за пределы этого места.

Поль, примостившись в глубине зала на лавке за видавшим виды столом, потягивал арманьяк, Алекс взял бокал вина. Минуту-другую они провели в молчании, наслаждаясь напитками. Наконец Поль сказал:

- Давай уже, выкладывай.

- Что выкладывать? - осторожно ответил Алекс.

- Все выкладывай: и про ту вечеринку, которую ты закончил у меня в кабинете, и про потрясшие даже мое воображение слухи о введенных тобою новшествах в правила общения с младшими друзьями, и про то, почему, несмотря на такую бурную общественную жизнь с далеко идущими последствиями, ты выглядишь, как самый счастливый человек на Земле. Я так думаю, выключи здесь весь свет, нам тебя вполне хватит для освещения. В конце концов, я громко завидую. Цени! - с усмешкой продолжал Поль.

- Если я выложу все, ты сначала потеряешь рассудок от ужаса, потом лишишься дара речи от моей наглости, а потом лопнешь от зависти, а я слишком хороший друг, чтобы сначала заставлять тебя страдать, а потом избавиться от тебя таким особо циничным способом - уклончиво отшутился Алекс.

- Заинтриговал, черт побери! И что? Так и ничего не расскажешь? - разочарованно протянул Поль.

- Расскажу, но немного позднее - твердо пообещал Алекс - Собственно по первым двум пунктам ты и сам почти все знаешь или можешь догадаться: на той вечеринке я пообщался с Роберто, который не мог пройти мимо и не сделать мне "приятное". С "младшим другом" мне в этот раз тоже "повезло" - мальчик никак не хотел вылезать из постели и включать мозги, пришлось пойти на крайние меры и в принудительном порядке осуществить и то, и другое. А что касается моего довольного вида, то ... - Алекс замолчал, улыбнувшись своим мыслям - Тут и рассказывать-то не о чем, да и незачем...

- Темнишь, ох, темнишь! - полушутя, полусерьезно покачал головой Поль и сделал очередной глоток.

- Поль, лучше бы ты кое-что рассказал мне, точнее, сначала рассказал, а потом посоветовал - поменял тему Алекс - Ты в курсе, что у меня закончилась ничем очередная процедура размножения?

Поль без улыбки покачал головой в знак отрицания, сочувственно глядя на друга.

- Поль, так расскажи мне, что происходит? По городу ползут странные слухи, и я бы не обращал внимание, если бы хоть у одного из моих знакомых получилось размножиться в последнее время! - взволнованно сказал Алекс, стараясь говорить потише.

Поль вздохнул, скорчил озабоченную гримасу и, покачивая в руке бокал, вполголоса начал говорить:

- Алекс, если все то, что я сейчас скажу, станет известно кому-то третьему, я, в лучшем случае, лишусь лицензии, про худший расклад я даже фантазировать не хочу. Так вот, проблемы с ЭКО существуют уже достаточно давно. От года к году количество детей, появившихся на свет при помощи ЭКО, уменьшается. В этом году в Городе не родилось НИ одного ребенка - Поль добавил после небольшой паузы - любого пола! Когда мы учились, то ЭКО избрали единственным способом размножения, дабы полностью исключить контакты мужчин и женщин даже для продолжения рода. Но уже тогда у меня были определенные сомнения. Сейчас же эти сомнения переросли в уверенность.

- Знаешь, дружище, природу не обманешь! - Поль перешел на сдавленный шепот - Идеология слилась с желанием нажиться, и все проиграли. Вот смотри, сколько попыток ЭКО у тебя было?

- Четыре - ответил Алекс.

- Сколько они тебе стоили? - спросил Поль.

- Небольшого состояния - пристально глядя на друга, сказал Алекс.

- После второго раза тебе предложили пройти профилактическое лечение - уточнил Поль - Еще расходы.

Алекс кивнул.

- После третьего за тебя взялись всерьез. И вот что я тебе скажу, здесь размножение - это неплохой бизнес, на котором в узких кругах только ленивый не греет руки. А знаешь ли ты, что в нашей небольшой, но гордой стране существует несколько медвежьих углов, где мужчины, по старинке входят к женщинам и без всяких медицинских ухищрений делают себе детей. Эти местечки настолько изолированы, что обмена информацией почти не происходит. Это истинная правда! Но повторяю, Природу не обманешь, и сейчас люди могут зачать ребенка максимально простым и дешевым способом, а вот современная медицина находится в тупике, в который неуклонно заводит наш народ. Ни одного ребенка за год практически по всей стране! С ума сойти можно! И это только начало! - Поль закончил свой страстный монолог и одним глотком осушил бокал до дна.

- То есть получается, что все, на чем стоит наше государство - доминирование мужчин и сегрегация, уничижение женщин - это дорога в никуда?! - потрясенно произнес Алекс - И все это ради, чьего-то гешефта и удовлетворения жажды власти.

- Получается, что так - кивнул Поль.

Алекс в бессилии откинулся на спинку лавки и закрыл глаза, приводя свои мысли в порядок. Ему страстно захотелось увидеть Биче.

- Поль - Алекс поднялся с места - спасибо тебе за ... за все! Сейчас мне надо идти, но надеюсь, что мы с тобой еще сможем увидеться до праздников. Быть может, мне будет, что тебе рассказать.

- Счастливо, Алекс! Очень на это рассчитываю - Поль улыбнулся и протянул другу руку - Тебе удалось невозможное - ты разбудил мое любопытство. И помни, молчание - золото!

Алекс отсалютовал Полю, махнул рукой Жерому и вышел в ночь.



Глава 24 Обещания


***


Они сидели в погруженном полумрак лаконично обставленном кабинете. Комната была проходной, одна из ее дверей была приоткрыта. Сквозь небольшую щель до сидевших долетали звуки ударов и сдавленные крики.

Мужчина прислушивался к ним, будто к любимой, но уже несколько приевшейся музыке, на лице юноши запечатлелись восторг, смешанный со страхом и вожделением. Они молчали уже некоторое время. Мужчина, не показывая вида, пристально разглядывал молодого человека, размышляя о том, как он сможет использовать мальчишку в маленькой интермедии, которую он хотел разыграть. Наконец, мужчина нарушил молчание:

- Сын, я очень огорчен переменами в твоем "старшем друге". Признаться, он разочаровал меня - медленно и весомо говорил Роберто - Я вижу, что пришло время самому приниматься за твое развитие. К сожалению, это произошло несколько раньше, чем я планировал.

Сандро ничего не сказал, но изменился в лице: теперь на нем читалось грубо сработанное отчаяние и желание оправдать надежды отца.

- Как ты уже заметил, наши с Алексом взгляды на отношения с людьми кардинально расходятся - Сандро, не отрывая взгляда от Роберто, преданно кивнул - Когда-то я думал, что сумел внушить ему основные принципы движения вперед в нашем обществе, но, очевидно, я ошибался. Что бы люди не говорили о демократических институтах, на мой взгляд, выборы, равные права, принцип сдержек и противовесов - это мутны путь, ведущий к рассеиванию власти и к хаосу. Куда понятнее система, основывающаяся на господстве и подчинении! Ты можешь возразить мне - нагнетая драматизм, Роберто использовал фигуру речи, поскольку Сандро и не думал высказываться - Что господство и подчинение требует излишних усилий для принуждения других людей подчиниться твоей воле. Но, мальчик мой, стоит только подсластить горькую пилюлю насилия сладостью сексуального наслаждения и укрыть все это покровом тайны, как у тебя не будет отбоя от желающих подчиниться твоей твердой руке.

Сандро мечтательно прикрыл глаза, рисуя восхитительные образы стоящих перед ним на коленях уважаемых членов общества, которых до последнего времени ему приходилось ублажать. Роберто продолжал, не глядя на сына:

- Но всегда случаются досадные исключения - он поморщился от воспоминаний - Чаще всего они встречаются среди людей, которые хотя бы частично не встраиваются в нашу стройную Систему и, поэтому жизненно не заинтересованы в ее существовании и процветании. Если ты видишь человека, который может заниматься чем-либо, не нуждаясь ни в господстве, ни в подчинении, чтобы достичь успеха в избранном деле, он опасен! Он опасен, как для Системы в целом, так и для отдельных ее членов, для тебя лично!

- Отец! Если они опасны, то не лучше ли от них избавляться? - с необычайной для него серьезностью произнес Сандро.

- Как же ты молод и глуп! - Роберто с усмешкой "хлестнул" сына словами - Физическое устранение сделает из них страдальцев, героев, и, хуже того, может возбудить возмущение черни! Гораздо надежнее уничтожать их морально, периодически напоминая об их истинном месте в сложившейся иерархии. Унижение и насилие в чистом виде - куда более предпочтительные способы их укрощения, нежели чем уничтожение. Сказать по правде, я не понимаю людей, которые не могут четко определить свою роль, осознать свое место. Весь этот бред про дружбу, поддержку, любовь - это лишь красивые и сбивающие с толку обертки для истинных отношений между людьми! Ты либо Раб, либо Господин! Третьего не дано!

- Я - Господин! - важно провозгласил Сандро и тут же съежился под тяжелым, испытующим взглядом отца.

- Пока нет, сын, пока нет - Роберто продолжил говорить очень медленно и понизил голос -Я думаю, что твой ДОЛГИЙ (он подчеркнул это слово голосом) путь к господству ты начнешь на границе времени, в момент между концом и началом года, подчинив себе своего строптивого "старшего друга".

Приунывший было Сандро просиял и подался к отцу.

- Так и быть, я немного помогу тебе в этом начинании - голос Роберто смягчился, он даже потянулся через стол и слегка потрепал непутевого отпрыска по щеке. Сандро едва не замурлыкал, но тут же вскрикнул от боли, когда отец внезапно ухватил его за шевелюру, с силой сжал корни волос в кулаке и процедил:

- Не расслабляйся, щенок! Тебе еще многому придется научиться даже для этой инициации, не говоря уже о последующих ступенях.

Сандро с гримасой боли часто закивал головой.

- Ну что же, приступим - почти ласково произнес Роберто и указал на дверь, за которой проходила сессия.



***


Алекс, как на крыльях летел домой. Он раз за разом репетировал свой разговор с Беатриче, каждый из вариантов которого заканчивался страстными объятьями и ... Дальнейшее представлялось не так ясно. Но Алексу казалось, что окажись он действительно в такой восхитительной близости от околдовавшей его женщины, то все само собой станет ясно.

Однако Алекса несколько смущало то обстоятельство, что в их разговорах частенько случались весьма неожиданные повороты, которые, вместо его объятий, легко могли завести Биче в дебри взаимного непонимания, вызванного тем, что Алекс все же неважно разбирался в привычных для Би ритуалах общения мужчины и женщины. Он частенько рубил с плеча там, где следовало бы помолчать, и замыкался в гордом молчании тогда, когда необходимо было бы сказать хоть какой-нибудь пустяк. Но самой главной проблемой в развитии их отношений были, как ни странно, сложности в физическом контакте. Он отчаянно хотел к ней прикоснуться, но мучимый своими воспоминаниями о "сессиях" Роберто, не мог этого сделать. Беатриче, очевидно, могла прикасаться к нему (он частенько вспоминал, как в ту памятную ночь ее руки порхали по его груди), но, по какой-то причине, не делала этого. Нет, она могла погладить ворот куртки, потрогать ткань рукава, но прикосновения к нему самому у Би были под негласным и непонятным для него запретом. Это обстоятельство вызывало недоумение Алекса и даже начинало его тревожить.

Вот и сегодня, после ужина, когда они расположились в спальне неподалеку от каморки Беатриче, Алекс попытался было устроиться поближе к женщине, но она, пару минут "потерпев" столь близкое соседство, тряхнула головой, почему-то покраснела и, не прерывая фразы, немного отодвинулась ближе к двери в свою комнату, как бы сохраняя пути к отступлению. От Алекса не ускользнули ее маневры. Он ощутил болезненный укол, подумав, что, на самом деле, он был ей чем-то неприятен и может быть даже противен. Но когда он поднял глаза и заглянул ей в лицо, он увидел нежную улыбку и взгляд, наполненный печалью и ... участием? На миг его голова опустела, сердце пропустило удар, когда Беатриче, что-то описывая, взмахнула руками, будто крыльями, а потом, увидев, что Алекс не слышит ее, легонько прикоснулась к его руке. Ощущение было столь сильным, что Алекс позабыл о своих планах и мечтах. Он впал в странный ступор, внезапно припомнив свои размышления после их первого разговора. Алекс осознал, что сейчас он, как будто, попал в свою тогдашнюю грезу, в которой Беатриче общалась с мужчиной своей мечты. "Так что же, этим человеком мог бы быть я?! Или был?" - в некотором смятении думал он - "Может ли быть, что я и есть тот человек, с которым Она хочет жить "долго и счастливо до конца дней и умереть в один день?!". Обнаружив, что в его мысли закралась присказка из старой детской сказки, Алекс немного пришел в себя и еще раз посмотрел на Беатриче. Казалось, что наваждение ушло. Биче с насмешливой улыбкой смотрела на Алекса, слегка приподняв бровь. "Ну что же, прекрасный момент был несомненно упущен" - угрюмо констатировал про себя Алекс, найдя в себе силы приветливо улыбнуться Беатриче в ответ. Но что-то не позволило мужчине погрузиться в отчаяние. Пусть эта женщина избегала физического контакта, однако тепло и нежность, с которыми она обращалась к нему, были неподдельны и оставляли надежду на то, что в недалеком будущем что-нибудь изменится.




Глава 25 Праздник


***


Закончился ноябрь, почти миновал декабрь. Землю укрыло необычное для этих мест плотное снежное покрывало. Хотя последнюю неделю перед Новым годом стояла слегка морозная и солнечная погода, синоптики на начало года обещали потепление и обильные снегопады.

Беатриче всегда отмечала Новый год, так же как и предшествующее ему Рождество. Она ставила елку, украшала дом, покупала подарки родным и друзьям, от всей души веселилась на рождественских и новогодних вечеринках. Единственным обстоятельством, добавлявшим ложку дегтя в эту огромную бочку меда, была необходимость целоваться с кем попало под дружный отсчет последних мгновений уходящего года. Последние годы она старалась улизнуть из общей залы в какой-нибудь укромный уголок, чтобы избежать этой участи.

Алекс же, напротив, никогда не отмечал Новый год, будучи взрослым (Рождество в мире Алекса было под запретом), сначала, потому что это не было принято в ближнем кругу Роберто, в котором он вращался по молодости. Потом, когда он отдалился от Роберто, оказалось, что рядом с ним почти не осталось людей, с которыми он мог или хотел бы разделить этот праздник. С некоторых пор на Новый год он устраивал выходной для подопечных женщин, выделяя средства на скромное праздничное угощение. Сам же Алекс в канун праздника встречался в "Приюте" с Полем и несколькими старыми приятелями, чтобы расслабиться и пропустить бокал-другой.

Незадолго до Нового года в одном из разговоров Биче припомнила несколько особенно веселых моментов, случившихся с ней во время новогодних праздников. Потом она рассказала о рождественских и новогодних традициях, о том, как она украшала свою квартиру в ожидании праздника. У нее так хорошо получилось передать на словах новогоднюю атмосферу, что Алекс, ни минуты не сомневаясь, решил изменить своим привычкам и устроить новогоднее торжество для них двоих. "Многие считают, что новогодняя ночь - волшебная! Она может исполнить все самые сокровенные желания! Глупость, конечно, несусветная, но... " - как-то за завтраком произнесла Беатриче. Ее слова запали Алексу в душу. "Толика волшебства мне не помешает" - пробормотал Алекс себе под нос, прохаживаясь по новогоднему рынку, стихийно возникшему на маленькой площади неподалеку от его офиса. Он перебирал украшения и угощения, привезенные из разных уголков страны и даже из-за границы, представляя себе выражение лица Беатриче, когда он зайдет в дом со всей этой мишурой.

Предчувствия его не обманули: восхищенная Биче пискнула, крутанувшись на одной ноге, потом, приплясывая, захлопала в ладоши со словами: "У нас будет праздник! Ура-ура! У нас будет праздник!". На миг Алексу показалось, что она кинется ему на шею, но она остановилась, увидев охапку пакетов в его руках. Со смехом Биче бросилась его разгружать. Мелькнувшее было у Алекса разочарование растворилось в предвкушении праздника.


Последний день перед новогодними каникулами Алекс провел на автопилоте: оставшиеся звонки с поздравлениями, организация угощения для работников, окончательное согласование пары договоров на следующий год забрали остатки энергии. Когда сразу после обеда он уединился в кабинете, чтобы перевести дух, и услышал стук в дверь, ему показалось, что кем бы ни был его посетитель, ему крупно не поздоровится. По счастью, в кабинет зашел господин Дарден, который держал в руках бутылку шампанского и пару бокалов. Молча поставив один из них перед Алексом, Давид налил немного вина, поднял свой бокал и произнес "За Вашу удачу в Новом году!". Алекс слабо улыбнулся, поднял бокал и, поправив заместителя: "Может быть все же за нашу удачу?", осушил его до дна.

- Алекс! - серьезный вид господина Дардена, а также несвойственное для него обращение, несмотря на удивление, заставили Алекса собраться - Судя по моим наблюдениям в течение последнего месяца, над нами действительно сгущаются тучи. Периодически стали ненадолго пропадать работницы, особенно молодые. Чаще всего девушки рассказывают, что с ними происходило - их допрашивают полицейские, пока без применения спец. методов и без особого запугивания, но это только пока. Чаще всех отсутствует одна особенно склочная и неприятная работница, которую вы отстранили от посещений вашего дома. Она никогда не делиться информацией и с товарками по работе ведет себя все более высокомерно и вызывающе. И самое главное: вопросы, которые задают полицейские, крутятся в основном вокруг вашей персоны. Фирма и ее работницы им практически неинтересны. Если вам есть, что скрывать, вам надо быть осторожным вдвойне, втройне.

- Спасибо, Давид - отозвался Алекс после минутного раздумья. Пока он слушал своего заместителя, Алекс сидел, опершись на руку и поглаживая подбородок. Как только господин Дарден закончил делиться своими тревогами, Алекс подался вперед и сказал - Но почему вы решили, что мне есть, что скрывать?

- Женщины, которых мы считаем недалекими и никчемными созданиями, давно обратили внимание на изменения в вашем доме. Пока все свои догадки они держат при себе, поделившись лишь со мной, и стараются не допускать посторонних к его уборке. Но отсутствие изменений в составе клининг-бригады может привлечь внимание полицейских, тогда надо будет срочно что-то предпринимать.

Алекс в бессилии откинулся на спинку кресла и одарил заместителя тяжелым взглядом:

- Если бы я знал, что можно предпринять?! - выдохнул Алекс.

- Господин Рейно, просто знайте, что вы можете рассчитывать на нас во всем - проигнорировав взгляд шефа, с дружеской улыбкой сказал Давид.

- На кого это "на нас" хотел бы я знать? - не выдержал и улыбнулся в ответ Алекс.

- На всех, о ком вы заботились, кому помогали, кого защищали все это время - вновь став серьезным, произнес Давид.

- Спасибо, господин Дарден! С Новым годом! - Алекс подал руку своему заместителю.

- С Новым годом, господин Рейно! - Давид ответил на рукопожатие.


Когда Алекс ехал домой, он поневоле прокручивал в голове события последней недели, пытаясь понять, все ли он успел сделать из того, что запланировал на конец года. Первой вспомнилась встреча с мэром, который поначалу был склонен продолжать дискуссию, начатую на Городском собрании, но, ознакомившись с цифрами, он уяснил, что источник перерасхода скрывался отнюдь не в проектной части. Окончание их разговора даже настроило Алекса на оптимистический лад. Потом он припомнил подробности встречи с Дидье. Тот выглядел гораздо лучше по сравнению с их первым свиданием после долгой разлуки. Мэтта удалось уговорить лечь в клинику. Алекс потратил час жизни на телефонные переговоры с ним, проявив чудеса убедительности. Мэтт поставил ему несколько странно условие: он останется в клинике, если Алекс в течение 7 дней сумеет выделить время и поговорит с ним с глазу на глаз, а также выполнит одно его желание. Суть пожеланий Мэтт отказался обсуждать по телефону.

Алекс не удержался и расплылся в улыбке, когда вспомнил, как они с Би украшали дом. Несмотря на обилие пакетов и пакетиков, новогодней мишуры оказалось недостаточно, чтобы полноценно преобразить даже одну комнату. Тогда Беатриче предложила развесить деревянные звездочки, шарики, блестящие шнуры и гирлянды в самых неожиданных местах дома, чтобы потом невзначай находить приметы приближающегося праздника. Несколько самых красивых гирлянд и электрических светильников она разместила в своей комнате, превратив маленькое подсобное помещение в сказочную светелку.

Уже подъезжая к дому, Алекс понял, что он совершенно забыл про посиделки с Полем. Он набрал друга и, перекрикивая шум, стоявший на том конце провода начал извиняться:

- Поль, послушай, я ужасно виноват, поскольку забыл про нашу встречу!

- Нет тебе прощения, чувак! - бодро отозвался Поль - Но еще не поздно бросить все и метнуться в "Приют", здесь все наши и даже, более того, здесь небезызвестный тебе Дидье.

- Да нет, я около дома и мне надо быть здесь. Прости, друг, но видимо мы увидимся уже после праздников. Передавай привет всем нашим. С Новым годом! - сказал Алекс.

- Ты меня удивляешь в который раз: взрослому мужику с твоей внешностью, историей и географией надо быть дома в канун Нового года?! Я боюсь, что завтра небо рухнет на землю от такого потрясения - скептически констатировал Поль - Ну и ладно, это дело твое. С Новым годом, брат! Очень надеюсь, что в новом году ты все-таки удовлетворишь мое любопытство.

- Бывай! - с усмешкой ответил Алекс.


Алекс немного помедлил, перед тем как войти в дом, наслаждаясь предчувствием перемен, которые могла принести эта ночь. Его темный и, на первый взгляд, холодный дом притаился, словно спящий дракон, охраняющий свой драгоценный клад. Перехватив поудобнее сверток с отрезом парусины, Алекс наконец открыл дверь и шагнул в таинственную темноту холла. На этот раз он не стал включать свет во всех помещениях, но тихонько прошел по темному дому, время от времени останавливаясь, чтобы зажечь свечи, которые они расставили вчера по всему дому. Он подошел к двери заветной каморки и постучал в нее. Дверь тут же распахнулась, и на пороге он увидел Беатриче, одетую вопреки обыкновению в женский наряд - черную обтягивающую трикотажную кофту и такую же юбку с неровными краями. У Алекса возникло ощущение, что женщина немного подросла, когда он опустил глаза, с трудом оторвав взгляд от ее шеи, ключиц и полуоткрытой груди, он увидел, что у нее на ногах были туфли на достаточно высоком каблуке, делавшие ногу еще более изящной.

На некоторое время Алекс потерял дар речи, любуясь своей гостьей, ее открытой шеей (Биче приподняла и заколола изрядно отросшие волосы), разворотом плеч, изящной осанкой, грудью, выгодно обтянутой черным трикотажем, точеными щиколотками. Особенно его взволновала линия бедер, скрытая юбкой, которая колыхалась при малейшем движении. Видя, что Алекс был поглощен своими впечатлениями, Биче улыбнулась, забрала у него сверток с парусиной, взяла под руку и повела на кухню.

- Что в этом пакете?" - осведомилась Беатриче.

- Одна из составляющих твоего подарка - ответил немного пришедший в себя Алекс - Ты рассказывала, что на этот праздник в твоем мире близким людям принято дарить подарки. Хотя у нас это не так, но мне понравилась идея, поэтому немного позднее я сделаю тебе небольшой подарок.

- Ух, ты, а почему не сейчас, я в нетерпении! - засмеялась Беатриче и тут же оборвала себя - Хотя нет, я хочу сделать свой подарок первой!

- Подарок? Какой подарок? - смутился Алекс.

- Пойдем. Ты пришел с работы, наверняка, голодный и уставший, а мой подарок потребует от тебя некоторых усилий.

Биче зажгла несколько свечей, расставленных на кухонном столе, и перед Алексом открылся небольшой, но греющий сердце натюрморт, состоящий из нескольких закусок, бутылки шампанского в ведерке со льдом, двух бокалов и новогодней мишуры, разбросанной по столу в художественном беспорядке. На ватных ногах он подошел к столу, с усилием вскарабкался на высокий стул и открыл вино.

- Как ты обычно отмечал этот праздник? - как бы, между прочим, спросила Би.

- После инициации я его не отмечал вообще. Последнее время мы встречаемся с Полем и несколькими ребятами в одном заповедном месте, которое называется "Приют" - поклевывая закуски, рассказывал Алекс - Сегодня я не пошел туда впервые за пять лет. Поль устроил мне выволочку, тем более, что нашего полку прибыло - к нам присоединился Дидье.

- Интересно, кто такой Поль? С трудом могу представить человека, устраивающего выволочку ТЕБЕ. - задумчиво произнесла Беатриче и судорожно провела рукой по шее - И почему ты не пошел сегодня в "Приют"?

- Поль - это мой одноклассник и старый друг. Он - врач, поэтому не испытывает особого трепета перед сильными мира сего. Я не пошел сегодня в "Приют", потому что больше всего на свете мне хочется сейчас быть здесь, рядом с тобой - пристально глядя на женщину, сказал Алекс.

Беатриче покраснела, несмело улыбнувшись, поставила недопитый бокал на стол и обогнула стол, чтобы подойти к Алексу:

- Ну, если так, то сейчас самое время вручить мой подарок - все еще смущаясь, сказала Би, взяла Алекса за руку и потянула из-за стола. Алекс, зачаровано глядя на нее, безропотно подчинился.

- Я хочу показать тебе основы танца, который я учусь танцевать. Мне кажется, ты был бы великолепным партнером. К сожалению, я неважный учитель, но я попробую тебе хоть что-нибудь объяснить.

Алекс пытался сохранять внешнюю невозмутимость, но тело сотрясала мелкая дрожь от ее непринужденного прикосновения к руке, но еще большее возбуждение приходило от одной мысли о том, что в танце надо будет обнять ее и куда-то вести.

- Сначала, нам надо будет обеспечить себя музыкой - было ли это наваждением, или ее голос тоже дрожал - Пока мой телефон ещё жив, попробуем перекинуть на твой несколько мелодий. Твой телефон умеет воспроизводить музыку?

Алекс молча кивнул и, с трудом попадая в кнопки, включил приемное устройство.

- Теперь встань рядом со мной, выпрямись. Да расслабься же ты немного - Би улыбнулась и слегка встряхнула его, потом взяла его руки в свои и продолжила рассказ - Танго - это танец-схватка, цель которого завоевать, покорить партнершу. Мужчина показывает женщине свою силу, силу своего характера, силу своей страсти, женщина в процессе танца испытывает его, и либо отвергает, либо принимает его любовь и подчиняется ему. Я рассказываю тебе легенду танца, чтобы тебе легче было понять его технику. Положение тела в танго называется "постура", если не вдаваться в подробности, то корпус - она провела обеими руками по его груди - Должен быть выпрямлен, руки надо держать так, будто у тебя в руках находится большой шар, бедра необходимо подобрать, ноги - расслабить. Вес тела нужно перенести на переднюю часть стопы - она приподняла пятку и немного покачалась взад и вперед - Партнеры в танце всегда немного наклоняются друг к другу, чтобы дать вес и успешно взаимодействовать в танце - Биче уперлась ладонями в его ладони, и Алекс ощутил давление, ответив на которое, он моментально изменил положение ее тела - Видишь, у тебя уже получается.

Беатриче перевела дух и взглянула в лицо Алексу. Ей показалось, что если бы он не держал ее, она бы рухнула ему под ноги, так сильно закружилась голова от его близости и несмелых прикосновений. "Со-бе-рись! Все идет так хорошо, что нельзя представить, что может быть лучше! Но пусть все идет, как идет!" - постаралась запутать себя Беатриче, чтобы хоть немного отвлечься от разгулявшихся чувств.

- Ну, вот, теперь мы встанем в открытую позицию - она подняла и согнула его руки, потом положила свои на его предплечья - Ты можешь взять меня за лопатки. Они находятся чуть выше - улыбнулась Биче, когда Алекс с непривычки ухватился за ее талию. - Мы попробуем освоить самую простую фигуру. Она называется "салида", базовый шаг. Ты шагаешь с левой ноги один шаг назад , потом делаешь шаг влево, шаг вперед, шаг вправо. Но прежде чем мы начнем двигаться, найди баланс для себя и для меня. Поставь меня так, чтобы я могла начать движение с "правильной" ноги. Помни, что во время танца, я - в твоей власти.

Поначалу Алекс путался и немного нервничал, но благодаря врожденной пластичности, музыкальности и страстному желанию покорить свою партнершу, дела быстро пошли на лад и последнюю восьмерку шагов они проделали уже под музыку. Процесс захватил Алекса. Ему безумно понравилось танцевать, и еще больше ему понравилось то, что во время танца пропал его страх прикосновения к женщинам. Что могло быть естественнее, чем объятие в танце, которое позволяло приблизиться к любимой, но не было связно с его худшими воспоминаниями об общении с женщинами в компании Роберто.

- Я так и думала, ты - мой самый лучший партнер - восстанавливая дыхание, сказала Би. Она смотрела на него, как будто впервые: "Фигура, лицо, волосы, руки - все, как тогда. Но насколько же он изменился за это время! Может быть, он меня любит? Я точно люблю его! Что с нами будет? Как я буду жить без него?" - нежданно пришедший вопрос рывком спустил Беатриче с небес на землю. Она побледнела, но, взяв себя в руки, бодрым голосом продолжила урок:

- А сейчас я покажу тебе закрытую позицию. Ты стоишь, гордо выпрямившись - Би усмехнулась и распрямила его плечи - Я изо всех сил тянусь к тебе, чтобы обнять тебя - ее левая рука взбежала по его груди, скользнула по шее и легла ему на спину. Биче тихонько выдохнула, ощутив его правую руку у себя на спине. Медленно подняв ее правую руку, Алекс бережно повернул ее. Им обоим захотелось удержать это мгновение, растворившись друг в друге без остатка.

Внезапно Алекса отвлекли мерцающие огоньки, едва различимые за матовыми стеклами. Он ощутил опасность, не успев осознать ее источник. Он с усилием разорвал объятия и хриплым голосом сказал:

- У нас гости.

- Ты кого-то ждешь? - у Беатриче упало сердце.

- Нет - коротко ответил Алекс. Все остальные движения он проделал неосознанно, действуя почти автоматически. Подхватив бокал Беатриче, он увлек ее к кладовке. Уже на пороге он на мгновение заглянул ей в глаза, в которых плескался ужас, скомкано ткнулся губами в ее висок и, сказав "Прошу тебя, ни звука", закрыл за женщиной дверь.




Глава 26 Господство и подчинение.



***


Алекс едва успел присесть за стол, после того, как прошелся по комнатам, высматривая приметы пребывания в его доме другого человека, как в дверь громко постучали. Алекс не двинулся с места, растягивая мгновения перед прыжком в неприятности и сделав еще глоток из полупустого бокала. "Почему все так несправедливо? Сколько себя помню, все время, что-то искал, к чему-то стремился, потом сопротивлялся, потом предавался самобичеванию, боролся etc. И вот настал момент равновесия, потому что в жизни появился надежный противовес, держись за него и хоть Землю переворачивай! Но нет, кажется, я не заслужил даже возможности прикоснуться к ней, не то, что свободно и открыто жить вместе, никого не страшась! Черт!". В дверь забарабанили, рискуя разбить ее вдребезги. Мужчина глубоко вздохнул, решительно встал и направился к двери. Посмотрев на экран монитора, транслировавшего картинку с крыльца, Алекс увидел фигуру своего младшего друга. Алекс нехотя открыл дверь, блокируя Сандро доступ вовнутрь:

- С Новым годом! Чем обязан? - бесстрастно спросил он.

- Пусти меня - повелительным голосом произнес юноша.

- Боюсь, что не смогу тебе помочь, я занят, тебе лучше приехать в другой день, предварительно позвонив - Алекс продолжал загораживать вход, в то время как Сандро, слегка покачиваясь, пытался обогнуть Алекса и проникнуть внутрь.

- Я сказал, пусти, я хочу войти - чуть менее уверенно продолжал настаивать Сандро.

- Проблема в том, что я не хочу, чтобы ты входил. Возвращайся в Город - мы увидимся с тобой завтра - твердо ответил Алекс.

- Ты не можешь мне приказывать! - крикнул Сандро и, наконец, прорвался в холл.

Алекс повернулся спиной к двери и сделал было шаг по направлению к молодому человеку, но вдруг ощутил сильный толчок в спину, не удержал равновесие и упал. "Как глупо! Конечно же, он был не один!" - успело мелькнуть у него в голове.

- Улики преступления налицо - Алекс услышал над собой до боли знакомый голос. В спину упиралось острие какого-то колющего оружия - Ты больше не обманешь меня притворной заботой о моем мальчике. Теперь я знаю о твоем настоящем отношении к самому священному институту нашего общества, и теперь я вижу твое истинное лицо.

Алекса не покидало ощущение, что он участвует в каком-то жутком фарсе, о настоящих причинах которого другие участники знают гораздо больше него. На одной руке защелкнулся наручник, Алекс попытался дернуться, оказать сопротивление, острие сразу же надавило сильнее и пробило кожу, Сандро метнулся к нему за спину и защелкнул наручник на другой руке. Распрямившись, он ударил Алекса ногой в живот, но Роберто не позволил ему продолжить: "Это не по правилам, сын! Он виновен и его надо наказать, а не попросту избить!". "Лицемерная скотина! А что же ты собираешься со мной сотворить?" - с отчаянной усмешкой подумал Алекс. По всей видимости, тень этой усмешки отразилась на его лице, Роберто опустился на колено и, наклонившись к Алексу, процедил: "Радуешься от предвкушения удовольствия? Поверь мне, ты не будешь разочарован!". Роберто рывком поднял Алекса на ноги, заломил ему руки, доведя его до болевого предела.

- Где мы сможем удобно расположиться, сын? - негромко спросил Роберто.

- В его спальне - не замедлил с ответом Сандро.

- Не забудь принадлежности - бросил Роберто через плечо сыну.

"Надо принять решение: сопротивляться или подчиниться. Главное, не позволить им отвлечься и приступить к обыску дома. Что их сюда привело? К чему все это представление? Для начала, попробую дернуться, в конце концов, здесь я - хозяин" - продумал стратегию Алекс и попытался, преодолевая боль, освободиться от захвата Роберто, но почти сразу согнулся, получив короткий, но болезненный удар в область почек.

После нескольких ударов в лицо, Алекс ненадолго отключился. Очнувшись, он обнаружил себя без одежды распластанным поперек своей кровати (его руки и ноги были прочно привязаны к ножкам), в рот была вставлена растяжка, а член у основания был зафиксирован кожаным кольцом с длинным кожаным ремешком. Конец ремня держал Сандро. Также у него в руках находился еще один ремешок, притороченный к широкому, украшенному железными шипами ошейнику, сдавившему горло Алекса.

- Помни, ты должен получить над ним власть, чуть-чуть не доведя его до полного удовлетворения. Что ж начинай, сын, покажи, на что ты способен.

Все, что происходило дальше, напомнило Алексу застарелый, но не потерявший угнетающей силы кошмар - избиения чередовались с актами насилия, они употребляли его то вместе, то по очереди. Он раз за разом сопротивлялся очередному витку их похотливого безумия, но с каждым разом силы оставляли его. Несколько раз он падал в спасительное беспамятство, но его возвращали обратно все более изощренными способами. В конце концов, Роберто натянул ему на голову полотняный мешок, показавшийся Алексу до боли знакомым. Потом Алекс почувствовал, что его голову приподняли, а потом его пронзила острая боль в паху: "О-о-о! Они связали ремни на шее и на члене, что-то но...". И тут на него обрушился водяной поток, он мотал головой, пытаясь увернуться, еще усиливая боль. Вода попала в рот и потекла в легкие. Перед тем, как окончательно упасть в забытье у Алекса в голове мелькнуло: "Бедная девочка!".


Как только за ней закрылась дверь, Беатриче повернула замок и сползла по стене своей кельи. Ее ноги превратились в кисель. Дрожащими руками Би расстегнула и отставила в сторону танцевальные туфли. Сейчас они выглядели, как насмешка над ней самой, поглощенной страхом перед неизвестной опасностью. Тихонько убрав подальше все предметы, которые могли издавать шум, Биче, не дыша, притаилась около вентиляционного отверстия. Некоторое время ничего не происходило. Потом в дверь постучали, через пару минут постучали еще громче. Издалека она услышала обрывки разговора, закончившегося коротким вскриком. "Алекс!" - выдохнула Биче и рванулась к двери. Она почти повернула ручку замка, как перед ее глазами встал Алекс. "Ни звука" - попросил он ее. И поцеловал. Биче убрала руки от замка и опустилась рядом с отдушиной.

Через пару минут в комнату зашли двое мужчин, один из них был тем смешным мальчиком, которого Алекс урезонивал здесь около двух месяцев назад, во втором же она сразу узнала бессердечного и холеного красавца со старых фотографий Алекса. "Старший друг!" - подумала Биче и с силой сжала зубы, чтобы не закричать. Старший друг, будто барана, вел перед собой Алекса с заломленными за спину руками. Беатриче отпрянула от отверстия, как только они начали избивать Алекса.

Она вернулась на наблюдательный пункт, едва звуки ударов стихли. Когда она увидела то, что происходило дальше, внутри ее начала нарастать противная дрожь. Чтобы хоть чуть-чуть справиться с нею, Беатриче закусила правую руку. Боль ненадолго привела ее в чувство. У нее не было сил оторваться от наблюдения за жуткими приготовлениями, но когда незваные гости начали сессию, Беатриче в бессилии закрыла глаза и еще сильнее закусила руку. Она очнулась, когда ощутила, что по лицу потекла тонкая теплая струйка. Би прокусила себе руку, и кровь смешалась со слезами, которые все это время катились из глаз. Она застала завершающую стадию издевательств. Когда они начали лить на голову Алексу воду из огромного ведра, Биче легла на пол, с трудом сдерживая рыдания и внутренне содрогаясь, она едва могла дышать.

Наконец, она услышала, что в соседнем помещении все стихло, хлопнула входная дверь. "Соберись, тряпка! Ему нужно помочь!" - она усилием воли подняла себя на ноги, тихонько открыла дверь и после секундной заминки, кинулась на кухню. Подхватив там ножницы для разделки, она поспешила к Алексу. Одна рука была освобождена от ремней. "Не трясись! Так, сначала руку и ноги ... потом узду ...". Биче едва успела поймать его голову. Потом содрала ненавистный мешок и, собрав все силы, она перевернула его на живот, постаравшись завести колено под диафрагму. Несколько долгих и мучительных мгновений руки и корпус Алекса бессильно свисали у нее с колена, она с силой нажала на диафрагму, и из него вылился поток воды. А потом она услышала, как он закашлялся, и счастливо засмеялась сквозь слезы.

Аккуратно уложив мужчину на бок, она освобождала его от примет посещения "друзей". Биче неосознанно гладила и целовала каждую ссадину и кровоподтек, попадавшиеся ей на глаза, и приговаривала: "У Алекса не боли". Как будто детская побасенка могла защитить ее любимого от всех напастей. Несмотря на то, что у Алекса прощупывался пульс и Биче ощущала его слабое дыхание, он не приходил в себя, блуждая в спасительном забытье. Би потерла лоб, соображая, что можно было бы сделать: "Здесь нужен врач. Врач-врач... "Он - врач, поэтому не боится сильных мира сего". Поль!". Беатриче закружилась по комнатам, словно охотничья собака, в поисках телефона Алекса. Она обнаружила его там, где они вместе учились танцевать танго. Уже не пытаясь справиться со слезами, она нашла в исходящих звонках номер Поля. "Приезжай скорее. Алекс" - набрала она сообщение и нажала клавишу "Отправить".

Вернувшись в спальню, она забрала из своей комнаты одеяло и подошла к огромной кровати, где лежал Алекс. Он все еще был в забытьи, но, безусловно, был жив. Беатриче перевернула его еще раз, постаравшись расположить на более сухом месте, укрыла одеялом и легла рядом с ним. Она, не отрываясь, разглядывала его лицо, помогая глазам кончиками пальцев запомнить его лоб, нос губы, длинные ресницы, спутанные мокрые волосы, разлетающиеся к вискам брови. Наконец, она не выдержала и тихонько прикоснулась губами к кончику немного вытянутого уха, к бороздке на лбу, к уголку глаза и, наконец, к чуть-чуть выступающей нижней губе. "Вернись ко мне! Не покидай меня, Алекс!" - шепнула она и услышала шум двигателя стремительно приближающейся машины.



Глава 27 Помощь друга


***


Поль взлетел на крыльцо, поудобнее перехватив сумку с набором средств для неотложной помощи. Безусловно, он удивился, когда получил весьма неурочное сообщение от Алекса, но беспокойство за друга, которое нарастало последние несколько недель, заставило его, не мешкая, направиться к Алексу. Нехорошие предчувствия охватили его, когда он обнаружил, что входная дверь была полуоткрыта, а в холле были видны следы борьбы. Поль прошел по комнатам, время от времени окликая друга. У него упало сердце, когда он нашел Алекса в спальне без движения лежащим на краю огромной кровати. Врач почти сразу возобладал над другом, поэтому Поль, не теряя времени, подошел к кровати, откинул лежавшее на мужчине одеяло (на задворках сознания шевельнулась мысль о неуместности этого предмета в полуразгромленном помещении) и проверил дыхание и пульс.

Радости Поля не было предела, когда он увидел, что Алекс пошевелился и попытался сфокусировать взгляд:

- Как же ты промахнулся, мой друг! - Поль попытался под язвительностью скрыть беспокойство - Неужели ты ради ЭТОГО проигнорировал наши традиционные посиделки?! Несомненно, здесь ты хапнул столько адреналина, что на три жизни вперед хватит, но стоило ли оно того?!

Алекс слабо улыбнулся и покачал головой.

- Что ты еще и дар речи потерял от острых ощущений?! Давай-ка я поколдую над тобой - Поль сделал Алексу инъекцию бронхолитика и антиоксиданта - Ну, что давай рассказывай, на кого ты нас променял.

- Поль, я ни на кого вас не променял - едва слышным голосом сказал Алекс - просто в какой-то момент все пошло не так, катастрофически не так. Здесь были Роберто с сыном в качестве незваных и нежданных гостей.

- Черт, парень, мне очень жаль! Что именно они с тобой делали? - нахмурился Поль - Ты мне будешь рассказывать, а я тебя осмотрю.

Слушая весьма лаконичный и бесстрастный рассказ Алекса, Поль внимательно ощупывал каждый сантиметр его тела, периодически чертыхаясь себе под нос. Дольше всего Поль провозился с головой, перебрав, казалось все кости, составляющие череп, заглянув во все дырки и пристально рассматривая глазное дно.

- Вот что я тебе скажу, дружище, это просто чудо, что ты так дешево отделался! - удивленно пробормотал Поль. - Много микротравм, ушибов, несколько ссадин, маленькая дырка в спине - Алекс в изумлении поднял бровь - может быть небольшое сотрясение мозга, но в целом - ничего серьезного. Когда-то я слышал, что у человека есть ангел-хранитель, который защищает его от всяких напастей. Но поскольку это был какой-то религиозный прикол, я никогда в него не верил. А вот сейчас мне трудно в этом сомневаться. Черт!

Алекс бросил короткий взгляд на кладовку, тепло улыбнулся и сказал:

- Две маленькие поправки: это было скорее волшебство, а не чудо, и, насколько я помню, ангелы-хранители защищают только душу человека, поэтому здесь скорее поработал кто-то из Фэйри.

Поль недоуменно посмотрел на друга.

- Пришелец из Волшебной страны - с загадочной и лукавой улыбкой уточнил Алекс, чуть поглаживая нижнюю губу.

- Откуда что берется! Жил себе простой и незатейливый Александр Рейно, которому пудрить мозги, признаюсь тебе, было одно удовольствие. И вот сейчас, ты раз за разом берешь реванш. Выкладывай, при чем здесь Волшебная страна?

- Страна не при чем, здесь поработали только ее обитатели - закрывая тему, сказал Алекс.

- Изверг! Пойдем, надо где-то расположиться, чтобы залить в тебя немного реополиглюкина с глюкозой - пробурчал Поль - Вставай потихоньку. Давай, я тебе помогу.

- Диван в гостиной подойдет - покряхтывая от боли, сказал Алекс и заметил валяющееся неподалеку одеяло - Ты не мог бы мне передать одеяло, чтобы мне не светить лишнего своими частями тела.

- Какой скромник! - воздел руки горе Поль - Держи, фиалка.

Друзья, не торопясь, переместились в гостиную. Поль проследил за капельницей, потом ввел Алексу немного снотворного, от которого тот быстро погрузился в спокойный сон без сновидений.

- Волшебная страна, говоришь - пробормотал Поль, погрузившись в поиски кухни, где он надеялся найти подручные средства для последующего лечения. Там он обнаружил остатки новогоднего фуршета. Некоторое время он не мог отвести глаз от стола, украшенного новогодней мишурой, от бутылки шампанского, плавающей в полурастаявшей ледяной крошке, от одинокого бокала с остатками вина и тарелки с заветревшимися, но все еще довольно аппетитными закусками.

- Это действительно не в стиле начальника нашей полиции - уютно и по-домашнему. Я бы на месте Алекса, тоже не отказался от такого новогоднего ужина - покачал головой Поль и пустился на поиски стаканов и питьевой воды. Он почти покинул кухню, когда внезапно возникшая мысль заставила его вернуться к столу. Он еще раз внимательно рассмотрел поверхность и нашел след от второго бокала. Тут же лежал телефон Алекса. На кнопке ОК был виден отпечаток пальца странного бурого цвета.

- ОДНАКО! Гости из Волшебной страны пришли вовсе не для спасения утопающих, а на праздник! ГОСТЬ, если быть точным - Поль даже присвистнул от изумления - Вот пострел! Но почему он ничего не рассказывает?!

Все еще пребывая в глубокой задумчивости, Поль разложил на журнальном столике препараты, которые Алекс должен был принять завтра. Еще раз осмотрев Алекса, Поль обнаружил на нем следы засохшей крови в самых неожиданных местах, хотя на теле мужчины была всего одна колотая рана на спине.

- Что же это значит? Кто-то был здесь до визита этих живодеров, не вмешиваясь, наблюдал, как они расправляются с Алексом. Как только "гости" ушли, этот кто-то засуетился, пытаясь помочь человеку (и не безуспешно), а главное он догадался сделать единственную правильную вещь в данной ситуации - вызвать меня. И Алекс был вполне согласен с таким развитием событий. "Гость из Волшебной страны"! Кто он? Он ... - Поль в задумчивости бродил по дому и неосознанно вернулся в спальню. Рассматривая обрезки ремней и искромсанный мешок, он почувствовал приближение догадки - А есть ли смысл прятать ЕГО от всего мира и защищать ценой собственной жизни! Алекс не пришел в "Приют", зная, что там Ди - любовь, блин, всей его жизни.

Поль прикрыл рот рукой, озираясь по сторонам. Его взгляд упал на стену кладовки с частыми вентиляционными отверстиями. Капитальная кладка, надежная дверь с замком, самое место для хранения самых дорогих вещей. Поль выпрямился, несколько секунд он боролся с искушением заглянуть внутрь, но, памятуя о решимости Алекса сохранить эту тайну, он превозмог искушение. Уже уходя, он обернулся и произнес в пространство:

- Спасибо!



***


Машина стремительно летела по темному шоссе. Двое, отец и сын, молчали каждый о своем. И это молчание разводило их все дальше друг от друга с каждым мгновением. Сандро прислушивался к своим ощущениям, надеясь обнаружить откровение после того, что он сделал с Алексом. Но откровения не приходило, а появилась странная лихорадочность, которая постепенно превращалась в ужас от содеянного.

- А, м-м-м, это ничего, что мы его так оставили? - прервал молчание Сандро.

- Как "так"? - почти огрызнулся Роберто, который также не испытывал радости и подъема.

- Ну, связанным, с мешком, в воде... - промямлил Сандро.

- К житью, так выживет - отрезал Роберто - Тем более, что следуя традиции, одну руку я оставил свободной.

Сандро еще хотел спросить, а не накажут ли их за убийство, если Алекс не сможет освободиться от ремней, но вовремя прикусил язык, припомнив, какую должность занимает его отец. Уставившись в темноту за ветровым стеклом, Сандро пытался припомнить все неудобства, которые причинил ему Алекс за последние два месяца: полное отсутствие секса, постоянный надзор за успеваемостью, нудные разговоры о работе. Но упрямая память подсовывала ему совсем другие воспоминания: их первую встречу, инициацию, год, проведенный, как будто в тихой гавани, под защитой этого сильного человека. Он не сдался, его не сломал он, Сандро, он не покорился даже его отцу. Ушел и не покорился!

Даже последние месяцы принесли Сандро отнюдь не только неприятности: когда он рассчитался с долгами по учебе и перешел на заочное обучение, оказалось, что в отсутствие висевшей над ним дамокловым мечом обязанности каждый день идти на учебу, сама мысль о продолжении обучения перестала вызывать отвращение. А когда юноша получил первую, пусть небольшую зарплату, вместе с замечанием шефа о том, что "из тебя, вероятно, выйдет толк", он ощутил непривычную для себя гордость и самоуважение.

Потом, тесня воспоминания, по краешку сознания закралась мысль, что отец поехал с ним не случайно, и цель его пребывания была вовсе не в том, чтобы научить сыночка властвовать. Сандро даже набрал воздуха, чтобы задать вопрос, но даже профиль Роберто выражал презрение к собеседнику, поэтому тот предпочел смолчать и опять погрузился в воспоминания.

"Невероятно, как это недоразумение, эта тупая бестолочь может быть моей кровью и плотью! Весь вечер путался под ногами, норовя залезть во все дырки, будто ему действительно недодали! Никакого понимания происходящего, ни желания, ни умения возвыситься или приказать, или причинить боль. Рабская душа! Даже этот Алекс проявлял больше таланта в подчинении себе. Было время, я даже жалел, что он не мой сын, а ЕГО (будь он проклят)! А этот? Сидит и трясется, как заяц, того и гляди расплачется. Пойди еще неотложную помощь для болезного вызови, ничтожество!" - в таком духе рассуждал Роберто, сжимая руль и прибавляя газ на входе в очередной поворот. Концовка сессии и у него вызвала весьма противоречивые чувства: с одной стороны, он испытывал некоторое удовлетворение оттого, что он все-таки сдержал обещание данное "старому другу", и сын присоединился к отцу и к матери, не успев оставить потомства. Но, в то же время, он испытывал странную, необъяснимую тоску. "А ведь я любил его, не так, как его сумасшедшего отца, по-другому, но любил" - взгляд Роберто изобразил светлую печаль - "Какая страшная судьба, терять любимых!". Кроме того, Роберто испытывал жгучее разочарование от того, что Алекс и в последний раз не разделил его чувства и не вошел в их игру.

- Отец, я не справился с задачей? - вдруг спросил Сандро - Он не подчинился мне.

- Еще бы он тебе подчинился - холодно усмехнулся Роберто - Тебе бы не подчинилась даже самая захудалая шлюха из Зоны, не то, что твой старший друг, который был удивительным младшим другом, не чета тебе. А ты - раб! Я не устану это повторять, пусть эта правда и саднит мое сердце.

- Но он также не подчинился и тебе! - в сердцах крикнул Сандро.

- Следи за своим языком и помни - с кем ты говоришь, раб! - сквозь зубы процедил Роберто.

- Да, Господин - примирительно произнес Сандро и отвел глаза. Он уже понял, что ничто не сможет защитить его от участи Алекса, если господин начальник полиции решит стереть его с лица земли.

Роберто беспокоило еще какое-то незавершенное дело, касающееся Алекса. "Черт побери! Жучки!" - подумал он и чуть было не хлопнул себя по лбу - "Хотя сейчас, скорее всего, уже незачем" - успокоил он себя.





Глава 28 Исцеление


***


Алекс проспал почти до полудня. Когда он проснулся, за окном нельзя было разглядеть ничего ближе, чем на расстоянии вытянутой руки. Шел снег. Большие причудливые хлопья, вывязывали в воздухе плотное кружево и опускались на землю. Несмотря на то, что день был в самом разгаре, комната была погружена в полумрак. Ощущение праздника не было и в помине.

Почему-то ему вспомнились долгие зимние дни, когда он, будучи маленьким, во время болезни оставался в лазарете совсем один, подолгу сидел у окна. В такие моменты он предпочел бы оказаться на самом скучном уроке у самого нелюбимого учителя, чем сидеть в бездействии и одиночестве на больничной койке.

В голове была странная пустота: Алекс попытался припомнить, что с ним было вчера, но любая мысль или воспоминание ускользали, стоило лишь попытаться сконцентрироваться на них.

Алекс с трудом присел на диване и начал разглядывать сложенные домиком бумажки, аккуратно расставленные на столе. На ближайшей к нему было написано "Съешь меня". Под листиком бумаги находилась маленькая емкость с двумя таблетками. Рядом под бумажной крышей, на которой было написано "Выпей меня", стоял стакан с водой, отдававшей смесью горечи и легкой кислинки. Чуть дальше были листки с такими же лаконичными надписями "Съешь меня на ночь", "Выпей меня на ночь". Но больше всего Алекса заинтриговал самый дальний бумажный домик, на котором было написано "Помоги доброму человеку, который помог тебе", а под ним обнаружилась склянка с маслянистой и резко пахнущей мазью. Повертев в руках склянку, Алекс оглянулся, соображая, о ком говорилось в этом послании.

Внезапно он услышал посторонние звуки, которые доносились со стороны кухни. Немного пошатываясь, мужчина добрел до гардеробной, натянул любимый спортивный костюм и пошел на разведку. Мазь и странную бумажку он прихватил с собой.

По мере приближения к кухне, Алекс начал различать звуки: мерное гудение вытяжки, периодическое шкворчание чего-то съестного, попавшего на сковородку, и негромкое мурлыканье незатейливого мотивчика. Потом он ощутил запах, чуть терпкий, но возбуждающий аппетит запах жареного теста. Ему оставалось сделать всего шаг, чтобы увидеть того, кто так смело хозяйничал на его кухне, как к Алексу разом вернулись воспоминания о вчерашнем дне и о предшествующих месяцах. Беатриче! Алекс, с трудом сдерживая улыбку, прислонился к кромке декоративной стены, выделяющей кухонную зону, и сказал:

- Говорят, как Новый год встретишь, так его и проведешь. Встреча Нового года у меня, к сожалению, не заладилась. Нет ли у тебя в арсенале какого-нибудь колдовства, чтобы поправить ситуацию?

В то время, когда Алекс начал говорить, Би переворачивала очередной блинчик. Услышав его голос, она так стремительно обернулась, что лопатка и недопеченный блин разлетелись в разные стороны. После секундного замешательства, Биче в три шага, почти бегом преодолела разделяющее их расстояние, прикоснулась руками к его груди и, словно, не веря своим глазам, обняла его, прижавшись к нему всем телом. Алекс покачнулся и начал потихоньку сползать по стенке из-за слабости и остаточной боли и от нахлынувших чувств.

- Ох! Что с тобой? - перепугалась Би - Пойдем, я усажу тебя. Колдовство, говоришь? В одиночку у меня никогда не получалось. Вот разве что с твоей помощью может быть выйдет что-нибудь путное - она улыбнулась.

- Я тот еще помощник - с долей печальной иронии произнес Алекс.

- Ну, что же, начинаем сеанс бытовой магии: ты знаешь, что важно не столько хорошо встретить Новый год, сколько хорошо его начать (хорошее начало - половина дела), поэтому предлагаю хорошо позавтракать. Блинчики и какао - безупречная комбинация двух волшебных ингредиентов! - торжественно произнесла Биче и поставила на стол тарелку с дымящимися блинчиками, а потом две кружки какао, из которых выглядывали нежные зефиринки - С Новым годом!

Когда Би размещала на столе тарелку с блинами, Алекс заметил у нее на руке багровый кровоподтек. Улучив момент, когда Би передавала ему чашку с дымящимся напитком, он поймал ее руку и рассмотрел повреждение поближе: он увидел отпечатки зубов и воспалившуюся корочку на месте содранной кожи. Мазь предназначалась для нее! "Как Поль узнал об этом?!" - мелькнула у Алекса тревожная мысль. Биче мягко попыталась освободить руку, но Алекс продолжал удерживать ее:

- Давай поговорим о том, что произошло вчера. Только сначала я передам тебе привет от моего друга - Алекс достал склянку с мазью и аккуратно обработал воспаленное место.

- Думаешь, стоит? - с сомнением произнесла Беатриче.

- Теперь это вопрос жизни и смерти - серьезно произнес Алекс - Ты же видела, на что способны люди, которые охотились за тобой. Даже я был удивлен, насколько мой старший друг повысил ставки. До последнего времени мы сохраняли нейтралитет. Он периодически пытался опять вовлечь меня в свои игрища, чтобы встроить в систему, но раз за разом он оставался ни с чем. Что-то переполнило чашу его терпения, то ли мои акции по спасению подчиненных мне женщин, то ли перемена в моих отношениях с его чадом. Отвязанность, с которой они проделали вчерашнюю вылазку, говорит, что мне объявили войну, и если бы не ты, то я бы пал смертью храбрых в первом же бою.

- Расскажи, когда ты с ним познакомился, и как долго продолжались ваши отношения - тихо попросила Беатриче.

- Ты знаешь, я бы не хотел углубляться в такие печальные материи в праздник, чтобы не испортить и начало Нового года, но если в двух словах: мы познакомились за год до моей инициации. Он представился мне, как старый друг моего отца, и произвел на меня очень сильное впечатление. Взрослый, красивый мужчина, который общался со мной, как с равным ... почти. Рассказывал о жизни, о людях, давал очень дельные советы, одним словом, вел себя как истинный старший друг. Меня должно было насторожить, что он почти ничего не говорил об отце, несмотря на мои постоянные расспросы. В течение года он частенько наезжал в интернат, несколько раз он вывозил меня, как он выражался, проветриться в театры, на светские рауты. А во время моей инициации он показал свое истинное лицо: инициировал он меня примерно также, вчера развлекался со мной на пару с Сандро. И происходило это действо на заброшенной киностудии в декорациях, которые я неосознанно воспроизвел в интерьере небезызвестной тебе станции - Алекс ссутулился и обессилено оперся на край стола.

Биче нежно взяла его руку в свои и сказала:

- Алекс, ситуация не безнадежна. Ты прекрасный человек, один из лучших, из тех, кого я встретила в своей жизни. И у тебя отличные друзья.

- Кстати о друзьях - поменял тему Алекс - Поль видел тебя, разговаривал с тобой?!

- Как ты оживился! - хитро усмехнулась Биче - Нет, просто он на редкость внимательный и умный человек. Я не видела, что Поль делал за пределами спальни, но когда он вернулся туда часа через два после того, как вы переместились в гостиную, он сначала внимательно осмотрел помещение, а потом порассуждал вслух и логическим путем дошел до мысли о моем существовании. Откуда он узнал о том, что мне тоже нужно лекарство, я понять не могу.

Алекс одарил женщину таким выразительным взглядом, что она покраснела и потупила взгляд. Потом он заметил свой телефон, испачканный кровью, и догадка пришла сама собой: "Едва ли человек, привязанный к кровати и находящийся в глубокой отключке, сможет разрезать путы и позвать на помощь. Здесь нужен кто-то другой. У меня на теле не было кровоточащих ран, значит, кровь шла у того, другого. Бинго! Ай да Поль!".

- Он сказал что-нибудь, когда догадался - решил уточнить Алекс.

- Только одно слово - покачав головой, важно сказала Биче.

Алекс вопросительно поднял бровь.

- "СПАСИБО!" - почти по складам произнесла Беатриче - Он - милый. Я бы хотела, чтобы он был и моим другом.

- Можно быть спокойным, он тебя не выдаст - с облегчением сказал Алекс.

- А у тебя были сомнения? - удивилась Биче.

- Поль всегда был непрост, очень непрост - вздохнул Алекс - Но оказался настоящим другом.

Алекс постарался выпрямиться и улыбнулся:

- Дорогая Биче! - торжественно произнес он - Поскольку я пока официально считаюсь выведенным из игры, я думаю, что у нас есть несколько часов без пристального внимания со стороны полиции, поэтому я хочу сделать тебе свой подарок. Тем более, что погода сегодня за нас.

Беатриче с изумлением посмотрела на него: "Погода - за нас?" - эхом повторила она.

- Пойдем, тебе надо будет полностью одеться и потеплее, потому что нас ждет прогулка по окрестностям - пояснил Алекс.

И снова с нескрываемым удовольствием он наблюдал, как Биче выражает свой восторг веселым и немножечко буйным танцем.


Перед выходом из дома Алекс замотал Беатриче в белую парусину и попросил идти след в след. Они вышли, снег укутал их белой почти непроницаемой пеленой. Беатриче блаженствовала, вдыхая холодный, свежий, почти пьянящий воздух. С непривычки, у нее сильно кружилась голова, поэтому она тихонько ухватилась за куртку Алекса и не отпускала ее до самого конца прогулки. Алекс и Беатриче избегали открытых пространств. По счастью, прямо рядом с домом Алекса располагалась небольшая смешанная роща с хорошим подлеском, в которой Алекс проложил несколько тропинок и расставил скамейки для того, чтобы можно было присесть и отдохнуть во время прогулки. Они немного покружили по покрытому снегом лесочку, когда Алекс почувствовал сильную слабость и, едва добравшись до ближайшей скамейки, рухнул на нее, немного смахнув нападавший снег. Беатриче пристроилась рядом. Она болезненно поморщилась, увидев, как Алекс пытается поудобнее устроить голову на шероховатой и подмерзшей поверхности лавки. Недолго думая, Биче перекинула ногу через доску, на которой расположился мужчина, и аккуратно подложила руки под его голову, как бы укачивая Алекса. А он ощутил непривычное для него чувство физической защищенности, будто он на миг вернулся в глубокое детство и ощутил прикосновение любящих рук матери. Белоснежная парусина светлым ореолом парила над головой Беатриче, и вправду делая ее похожей на ангела, но лукавая улыбка и тепло ее рук, близость ее тела, наводили на другие, отнюдь не столь возвышенные мысли. Проклиная свою слабость, Алекс напрягся, поднял руку и отвел с лица Беатриче мокрую от растаявшего снега прядь волос.

- С Новым Годом! - прошептал он.



Они оба смутно помнили, как добрались до дома. Неизвестно, сколько времени Алекс и Беатриче провели в лесу, но к крыльцу они подошли уже в полной темноте. Уставшие и порядком замерзшие сначала они расположились на кухне, но вскоре Алекс понял, что ему лучше было бы прилечь. Биче помогла ему добраться до гостиной, после чего вернулась на кухню, чтобы поставить в духовку заготовку для ужина и сделать что-нибудь согревающее. Ничто не согревает душу и тело быстрее, чем стакан глинтвейна! У Беатриче был некоторый навык в приготовлении этого напитка, поэтому вскоре она вернулась к Алексу, держа в руках два толстостенных бокала с дымящейся рубиновой жидкостью, пахнувшей праздником.

Алекс и Биче расположились на диване в гостиной, где им уже случалось беседовать один раз. Но насколько же их сегодняшний разговор отличался от того, одного из первых, когда он рассказывал ей об особенностях устройства его общества. Тогда они не слышали друг друга, будучи почти врагами. Их разделяла стена взаимного незнания и недоверия. Как же могло случиться, что эта стена исчезла за каких-то два-три месяца, не оставив после себя даже воспоминания! Сейчас им не надо было говорить, чтобы понять друг друга. Молчание было не менее приятным и согревающим, чем тысяча слов.

Алексу безумно хотелось привлечь женщину к себе и наконец-то заполучить ее. Но поскольку среди снадобий, оставленных доброхотом-Полем, было снотворное, Алекс нырнул в сонное забытье, даже не дождавшись ужина. Биче ничего не оставалось, кроме как потеплее укрыть его, поцеловать. Она хотела было расположиться на диване рядом с ним, но ультрасовременный дизайн этого предмета обстановки не предполагал возможности удобно расположиться на нем для сна, тем более вдвоем. Огорченная и донельзя уставшая Биче побрела к своей кладовке.

Проснувшись необычайно рано, Би выглянула из комнаты и едва не споткнулась об Алекса, дремавшего у входа. "У человека развился лунатизм?" - с улыбкой подумала Биче, ласково теребя Алекса.

- Хей! Доброе утро! Ты не нашел для сна места поудобнее? - спросила Биче, заглянув ему в лицо.

- М-м-м-м? Чертов диван! Я упал с него три раза за ночь! В постель возвращаться я не захотел по понятным причинам - сонным голосом почти бормотал Алекс - Мне не осталось ничего другого, как прикорнуть в первом попавшемся уголке.

Биче недоуменно оглянулась, отыскивая поблизости хоть какой-нибудь объект, отдаленно напоминающий уголок, но не нашла.

- Ну, что же наконец-то я смогу побыть радушной хозяйкой, и предлагаю тебе воспользоваться моим скромным ложем. Надо только белье поменять, наверное - шутя, предложила она.

- Отлично! Ничего менять не надо! Я знал, что ты спасешь меня от недосыпания - приободрился Алекс - Ты даже не представляешь, каким противным я становлюсь от недостатка сна.

Он воспользовался тем, что Биче впала в легкий ступор от удивления, и проник в кладовку.

- Спокойного утра! - только и сумела вымолвить она.



Глава 29 Близость



***


Блаженствуя под теплыми струями в душевой кабине, Беатриче перебирала в памяти все произошедшее за последние два дня. Исподволь к ней пришла даже не мысль, а ощущение, что все чудесное, волнующее и ужасное, что произошло с ними за эти дни, было прелюдией к их самому близкому знакомству. И если оно случится, то, пожалуй, изменит их жизни раз и навсегда, а если не случится, то их могут постигнуть беды, по сравнению с которыми, надругательство над Алексом было легкой разминкой. "Эк, куда тебя занесло! У нормальных людей, это называется просто секс, обыденная вещь, которая не влечет никаких метафизических сдвигов" - попыталась урезонить сама себя Беатриче. Но это выступление рациональной Беатрикс вышло совсем неубедительным, и Би продолжила любовно перебирать приметы его головокружительной близости. "Но первый шаг должен сделать именно он" - задумчиво произнесла она.

Решительно перетянув свою любимую рубашку Алекса стареньким галстуком, Биче направилась к своей каморке. Она заглянула внутрь и с удивлением увидела, что Алекс вовсе не спит, а сидит на ее немудрящей постели и сосредоточенно о чем-то размышляет. Он поднял глаза, несмело улыбнулся и качнул головой, предлагая присесть рядом. Би машинально отметила для себя, что он переоделся в джинсы и застиранную зеленую футболку. Пару минут они просидели в молчании, которое сейчас не расслабляло, а напротив, усиливало напряжение. Наконец, Биче не выдержала и легонько провела рукой по спине Алекса. В тот же миг комната крутанулась у нее перед глазами. Она оказалась лежащей под натянутым, как струна телом мужчины, а ее рот был переполнен поцелуем, от которого душа устремилась в неведомые заоблачные дали, увлекая за собой и ее саму, и Александра, которому она ответила на поцелуй.

Находясь в какой-то странной горячке, Алекс действовал, повинуясь наитию. Он подхватил ее, словно птицу, готовую взлететь от малейшего неосторожного движения, накрыл всем телом и запечатал губы поцелуем, о котором мечтал последние месяцы. Как же он боялся! Он боялся по незнанию обидеть ее, боялся, что не понравиться ей, боялся, что вся его прошлая жизнь возьмет свое, и он сам оттолкнет ее, поэтому Алекс очень торопился и действовал так, как было привычно для него. Дрожащими руками он освободил ее от рубашки и сорвал с себя футболку. Алекс впервые увидел ее практически обнаженной, но не дал себе времени, чтобы разглядеть ее тело, отгоняя от себя воспоминания о других виденных им обнаженных женских телах. Он поторопился развернуть ее и прижался к ее спине. Дальнейшее он проделал почти автоматически, очнувшись только, когда отступили волны наслаждения, и он, прикоснувшись к ее лицу, почувствовал влагу на своих пальцах. Она плакала! "Идиот! Я все испортил! Она плачет!" - Алекс готов был умереть от стыда и отчаяния - "Что же я сделал не так?".

- Би? - хрипло сказало он вслух.

Женщина вымученно улыбнулась, утерла слезы и произнесла:

- Я не знаю, куда ты так торопился, но если бы ты прежде познакомился с моим телом, ты нашел бы массу новых возможностей доставить удовольствие себе, ну, и порадовать меня.

- Я .... Я не ..., прости меня! - краснея, пробормотал Алекс - Я впервые был близок с женщиной.

- Но ты же говорил, что участвовал в развлечениях высшего света - унимая дрожь в голосе, сказала Биче.

- Да, но Роберто отводил мне в этих сессиях достаточно специфичную роль - глухо произнес Алекс - Моей задачей было наказывать провинившихся и причинять боль. Но никогда я не занимался сексом ни с одной из них и не видел, как это делают другие.

Беатриче передернуло. Она взяла себя в руки и, тихонько поглаживая Алекса, прошептала ему на ухо:

- Давай начнем все с начала, только сейчас мы не будем спешить и сначала познакомимся друг с другом.

Он задышал чаще, но, не поднимая глаз, отрицательно мотнул головой:

- Я ... я вряд ли смогу даже посмотреть тебе в глаза, не то, что ...

- Тоже мне, проблема! - Беатриче засмеялась - У меня есть решение.

Женщина откуда-то выхватила свой шарф, завязала себе глаза, села с видом пай-девочки, подогнув под себя ноги и аккуратно сложив руки на коленях:

- Начинай и помни, мы никуда не торопимся, и я - полностью в твоей власти.


Некоторое время (по ощущениям Беатриче, достаточно долгое) ничего не происходило. Тело женщины покрылось мурашками от холода и волнения. Наконец, она ощутила легчайшее прикосновение губ к своим губам. Нескольких мгновений хватило ей, для того чтобы найти его лицо и такими же легкими движениями начать свое знакомство с ним. Отсутствие возможности увидеть усиливало чувствительность кожи. Лучики морщинок у глаз, растрепавшиеся пряди у висков, длинная, покрытая двухдневной щетиной шея, ложбинка на груди, большие сильные руки, которые с нежностью прикасались к ней, невесомыми движениями изменяя положение ее тела.

У Алекса путались мысли, он пытался анализировать их первую близость, а главное то, что произошло после. Но он никак не мог найти объяснения ее словам и поступкам: "Почему она дала мне второй шанс?! И не просто осталась, но полностью вверила себя мне? Она должна была обидеться! Или отомстить! Или убежать! Но ни в коем случае, не должна была остаться и продолжать, точнее, начать заново". Голова закружилась, но тут же пришло решение. Еще минуту он просто смотрел на нее, неосознанно справился с мимолетным желанием нарисовать ее, запечатлеть все то, что до этого было скрыто одеждой. Алекс улыбнулся мысли о том, что оригинал не очень-то отличался от рисунков, порожденных его фантазией, и поцеловал ее. Руки Беатриче сразу ожили, нашли его губы и начали неспешный разговор с его телом. Его губы, блуждавшие по телу женщины, то обгоняли прикосновения Беатриче к нему, то отставали от них. Их пути то сходились, то расходились. С каждой минутой исчезали страхи и беспокойство, громоздившие до этого казавшиеся непреодолимыми барьеры. Таяли страхи, росло восхищение и возбуждение. Каждый из них, познавая другого, открывал себя, и щедрость их не знала границ. Их движения напоминали причудливый танец, где каждый вел и каждый следовал в свое время, помогая партнеру испытать наибольшее удовольствие от этого танца.

Наконец, Алекс уложил Беатриче на спину, а сам встал над ней на колени, чтобы охватить ее взглядом. Его руки скользнули по ее телу, Беатриче со стоном подалась за ними. Он увидел ее всю, готовую принять его, не по принуждению, а по желанию всего ее существа. В голове мелькнула недавно слышанная фраза "Мужчины входят к женщинам ...", теперь он понял ее глубину и многозначность. Не в силах больше сдерживаться, Алекс склонился над Беатриче, но прежде чем войти, он освободил ее от шарфа и, глядя в сияющие глаза, сказал о своей любви. Она эхом повторила его слова в ответ.


Боль и усталость отступили, как по волшебству. Алекс давно не чувствовал такого прилива энергии. Их неторопливые беседы сменялись разговором тел, с каждым разом после их окончания Алекс ощущал себя бодрее. Он был готов перевернуть весь мир, но, не выпуская при этом Беатриче из рук. "Полагаю, мне надо сделать правильный выбор, и пустить эту энергию в мирное русло" - мысленно поддел себя Алекс.

Беатриче, вопреки обыкновению, молча проникалась своим счастьем. Иногда ей казалось, что ее глаза все еще закрыты шарфом, и только прикосновения Алекса были источником сведений о происходящем вокруг. Без него она теряла фокусировку и как будто блуждала без дороги.

Маленькая комнатка Беатриче расширилась до размеров Вселенной. Здесь было все самое дорогое для них обоих: Прошлое Алекса, счастливое и не очень, их общее Настоящее, каждый миг которого был бесценен, и их туманное Будущее, зримым воплощением которого стал юношеский проект Алекса. Когда Биче достала план, Алекс закатил глаза, а потом полушутя нахмурился.

- Ты не поверишь, но именно так выглядел Дом моей мечты! - обронила Беатриче. Она рассказала ему о своей тоске по нормальной семье, по Дому, где хотела бы жить с дорогими людьми, рассказала о том, как она в мечтах совершенствовала свое Убежище, наполняя вещами, цветами, книгами, которые бы нравились всем членам ее будущей семьи.

Алекс молча слушал ее, слегка поглаживая щиколотку ее ноги, потом аккуратно вынул из рук план, привлек к себе и поцеловал. Ни он, ни она не продолжили любовной игры, потому что все, сказанное Беатриче, не могло не заставить задуматься о том, что будет дальше. Алекс посадил Биче перед собой, спиной к себе, ее голова легла к нему на плечо, его руки замерли, чуть-чуть не сомкнув кольцо вокруг женщины. Время не двигалось, казалось, прислушавшись к их общей беззвучной мольбе.

- Ты же понимаешь, что здесь все, о чем ты мечтаешь, и чего теперь хочу и я, недостижимо - после долгого молчания тихо сказал Алекс.

Биче молча покачала головой в ответ.

- До недавнего времени, у меня была слабая, призрачная надежда, что можно попробовать выехать за границу и вывезти тебя туда, но после позавчерашнего представления, я не уверен, что я смогу безопасно перемещаться даже в пределах Города - продолжил Алекс.

- Нам надо поискать путь, которым я пришла сюда - сказала Биче, слегка повернула голову и потерлась висом о его щеку.

- Когда я был там третьего дня - никаких признаков Пути я не увидел - ответил Алекс.

- То есть единственная реальная перспектива для нас - долгая и мучительная смерть?! - отрешенно сказала Би.

- Я не верю! - твердо произнес Алекс и замкнул кольцо - Не для этого мы встретились, не для этого ломали копья и стены, разделявшие нас, чтобы просто взять и мучительно умереть. Я люблю тебя и, чтобы иметь возможность сказать тебе это, а главное, показать, я слишком много пережил.

- А во что ты веришь? - вдруг спросила Би.

- Не знаю. Всю свою жизнь я не верил ни в кого, кроме себя. Признаться, я и в себя-то тоже не всегда верил. Но сейчас я скажу немного странную вещь, однако, это правда: я верю в Того, кто привел тебя сюда. Мне очень нравится ход его мыслей. И мне кажется, что он милосерден и понимает толк в любви.

- Да будет нам по вере твоей! - улыбнулась Беатриче.


Ближе к вечеру Алекс принес в кладовку планшет с альбомом для скетчей и попросил Биче позировать ему. Она со смехом изобразила несколько особенно сексуальных, с ее точки зрения поз. Однако Алекс усадил ее так, как она сидела в ожидании его прикосновения. Воспоминания о моменте явления их чувств преобразили и модель, и художника. Ее скромно лежащие руки и полуопущенная голова говорили о слабости, но излучали силу, которая оказалась способна помочь преодолеть его слабость и обуздать его силу. Когда Алекс оторвался от рисунка, у него ныла спина и с трудом разогнулись пальцы. Что чувствовала в этот момент Беатриче, описать было невозможно, потому что у нее затекла каждая клеточка ее тела. Но результат стоил усилий, Алекс не мог не признать, что это был его лучший набросок. У Би не было сил даже для того, чтобы попросить посмотреть рисунок, поэтому Алекс отбросил альбом и сделал все, чтобы помочь своей домашней фее.



Глава 30 От радости до беды



***


Роберто, пребывая в мрачных раздумьях, сидел в своем кабинете, находившемся в полицейском отделении в Зоне. Слегка покачиваясь в кресле, он перебирал в памяти сухие подробности полицейского отчета о наблюдении за домом Алекса: последние соглядатаи, которые покинули свой пост вскоре после отъезда Роберто, отметили, что к дому подъехала еще одна машина. Судя по номерам, это был Поль Мартин, однокашник Алекса, работавший врачом в одной из частных клиник. "Что же, значит мальчик оказался крепче, чем можно было предположить на первый взгляд. Прекрасно! Игра продолжается!" - Роберто улыбнулся своим мыслям - "Может быть, мне еще удастся заполучить его, и я смогу, наконец, забыть обиду, нанесенную его полоумным отцом!"

- Приведите ее - распорядился Роберто.

Спустя минуту в комнату вошла женщина, работавшая в фирме Алекса, но, на деле, занимавшаяся исключительно слежкой за работницами и руководством.

- Почему я не вижу от тебя никаких отчетов? - холодно поинтересовался Роберто.

- Так как же, не видите, Господин?! - засуетилась женщина - Я почитай каждую неделю встречаюсь с господами полицейскими.

- Я не вижу в этих отчетах ничего стоящего, поэтому можно сказать, что их и нет - отрезал Роберто.

- Я стараюсь, но эти бабы, которые нами заправляют, настроили всех против меня и даже не подпускают к работе в его доме - запричитала женщина.

- Какое упущение с их стороны! Игнорировать столь ценного работника - с издевкой произнес Роберто - Но ничего, мы исправим ситуацию: завтра, в первый рабочий день, ты придешь в его дом, все там осмотришь и установишь вот эти приборы в местах, где хозяин дома бывает чаще всего.

- А это где? - наморщив лоб, произнесла женщина.

- Подумай! Включи мозг! - понизив голос от ярости, прошипел Роберто - И вон отсюда, курица! Об исполнении доложишь дознавателю!

- Как к ним можно относиться серьезно, иметь с ними дело, пускать их в приличное общество! - бормотал он, в возбуждении мечась по кабинету и перемежая слова не вполне приличными выражениями - Как он мог променять МЕНЯ на такую вот идиотку!

Немного успокоившись, Роберто достал из дела фотографию Алекса и, подмигнув, сказал: "До встречи, мой мальчик!".



***


Утром Алекс договорился о демонтаже и вывозе кровати, на которой Роберто с сыном устроили выездную сессию. Также он вызвал бригаду уборщиц, чтобы привести дом в порядок после праздников, позаботившись о том, чтобы между их визитами было достаточно времени.

Алекс решил лично проконтролировать работы по демонтажу и убедиться, что рабочие не оставили никаких сюрпризов в виде следящих устройств. Когда Алекс проводил в последний путь свое необъятное ложе, он тут же недвусмысленно намекнул Биче, что с этих пор он намерен делить с ней постель и впредь, тем более, что у него есть уважительная причина. С трудом оторвавшись от Беатриче, Алекс заставил себя поехать в офис, чтобы определиться с планами на год и на ближайшее время.

Встреча с его командой получилась несколько тревожной и скомканной - во время праздничных дней некоторых из его специалистов тоже вызывали в полицию. Но Алекс сумел успокоить коллектив и настроить его на рабочий лад. После он вызвал к себе господина Дардена:

- Ситуация развивается стремительно, Давид! Они приходили ко мне домой, и отнюдь не с дружеским визитом. - спокойно сказал Алекс - Кто из женщин сегодня поехал ко мне домой?

- Лия, Клара, Жозефина и Надин, еще пара девушек помоложе, но вполне лояльных, которых не успели дернуть для допроса - перечислил работниц его заместитель.

- Хорошо! Пусть они расскажут тебе, все, что они делали в доме и все что они видели по дороге туда и обратно - попросил Алекс - Надо было предупредить их, чтобы даже не приближались к кладовке рядом с моей спальней.

- Чего вы ожидаете? - осведомился господин Дарден.

- Самым неприятным будет их повторный визит домой - задумчиво проговорил Алекс - Я не могу позволить им обыскивать дом, и, тем более, они не должны что-либо там найти.

- Я организую девочек так, чтобы всегда была группа, готовая "замести следы" - Давид попытался шуткой подбодрить шефа.

Алекс поневоле улыбнулся, но не столько шутке, сколько тронувшему его слову "девочки". Каким внятным было для него сейчас выражение, которое употребил его заместитель!

Короткий зимний день клонился к вечеру, уже начали сгущаться сумерки. Снег шел, не переставая, укрывая город плотной и высокой снежной пеленой. Алекс не без приключений добрался до дома на своей поджарой, но приземистой машине. Он зашел в темный и безмолвный дом. Вокруг не было ни соринки, все предметы стояли точно на своих местах, как будто на картинке в глянцевом журнале, в холодном воздухе витал едва уловимый запах бытовой химии. У Алекса больно сжалось сердце от предчувствия беды.

Он стремительно прошел сквозь перетекающие друг в друга помещения, поймав себя на ощущении, что пробирается через лабиринт или паутину. И привычно, как десятки раз до этого он потянул на себя дверь кладовки. Она оказалась заперта. Алекс тихонько постучал и сказал: "Беатриче, это я!". За дверью послышалось тихое шуршание, щелкнул замок. Алекс поспешил зайти внутрь и увидел бледную Беатриче, одетую в свою одежду, стоявшую, прижавшись к стене.

- Что случилось? - Алекс подхватил женщину на руки.

- Она была здесь, услышала меня и говорила со мной - глухо сказала Биче.



***


Лия заподозрила неладное, когда их, против обыкновения, долго продержали на контрольно-пропускном пункте. Через полчаса ожидания в холодной машине, понемногу увязающей в падающем снегу, внутрь втолкнули ту самую, неприятную женщину, которая, едва поступив на работу в фирму Алекса, начала склочничать и приставать к другим работницам, а потом подолгу пропадала на допросах в полиции. Машина в ту же минуту тронулась с места. Вокруг вновь прибывшей сразу возникла зона отчуждения. Другие женщины отодвинулись и прекратили всякие разговоры. Лия, как старшая, решила прояснить ситуацию:

- Что ты здесь делаешь? - спросила она

- Ты не видишь, еду на работу - огрызнулась нежданная попутчица.

- Тебя не включили в бригаду, для тебя нет инвентаря, и толку на объекте от тебя тоже не будет - спокойно возразила Лия.

- Там видно будет, от кого есть толк, а от кого - нет - заважничала ее собеседница.

На время разговор прекратился, но Лия подумала, что с этой надо держать ухо востро и не спускать с нее глаз все время, пока они будут в доме у шефа. "Хочется надеяться, что гостья избавилась от самых очевидных следов своего присутствия" - про себя тревожилась Лия.

Действительно, несмотря на то, что в доме царил некоторый беспорядок, на первый взгляд, нельзя было заподозрить, что в доме кто-то есть. Женщины споро принялись за уборку, молча отмечая изменения в интерьере: куда-то исчезла огромная кровать, занимавшая большую часть спальной зоны; в паре мест висели новогодние украшения, которых они никогда не видели в доме; на кухне и в спальне тут и там находились бурые мазки или капли, похожие на засохшую кровь. Всем, кроме навязанной им товарки, стало не по себе, когда первая из работниц обнаружила кровь. Что же происходило здесь в праздники? Что грозит их любимому шефу, а значит и всем им?

Лия заметила, что карманы приставленной к ним женщины, набиты какими-то небольшими вещицами, которые та вынимала и пристраивала то тут, то там, полагая, что делает это незаметно. Лия следовала за ней и методично собирала расставленные устройства в пакет для мусора. В какой-то момент Лия отвлеклась, когда ее позвала подруга. Вернувшись через пару минут, женщина застала наушницу припавшей к одному из вентиляционных отверстий в кладовке. Она что-то горячо шептала, обращаясь к невидимому собеседнику. Лия ужаснулась и громко окликнула ее.

- Ты что же это, совсем рехнулась? Сама с собою разговариваешь? Как я и думала, палец о палец не ударила! На кой ты сдалась?! Убирайся отсюда! Марш в машину! - разгорячилась она, едва справившись с желанием стукнуть подлую душонку да посильнее.

Женщина злобно прищурилась, усмехнулась, медленно поднялась с колен и так же медленно продефилировала мимо Лии к выходу. Лия быстро, но внимательно осмотрела помещение и, не обнаружив никаких посторонних предметов, сама поспешила к машине. Однако ее беспокойство только усиливалось. На обратном пути эта прилипала покинула машину там же, где и зашла. Как только, женщины попали в здание, Лия тайными путями бросилась в кабинет Давида.



Глава 31 Исход



***


Немного оглушенная свалившимся на нее счастьем, Беатриче с блаженной улыбкой бродила по дому, припоминая все, что случилось с ней, нет, с ними, за эти месяцы. Открытый конфликт, долгое осадное положение, медленное постепенное сближение и, наконец, последние сутки, которые подарили ей не только его любовь, но и открыли ей глаза на силу ее собственных чувств, которые она уже отчаялась испытать когда-нибудь в своей жизни. "Все говорят, что взаимной любви не бывает: кто-то любит, а кто-то позволяет себя любить" - размышляла Биче - "А что же можно сказать про нас: кто из нас любящий, а кто любимый? Он был готов пожертвовать жизнью, чтобы спасти меня, он нарушил все правила жизни здесь, чтобы быть со мной - это ли не любовь? Я не вижу в нем никаких недостатков, хотя их, наверное, множество, я готова хоть сто раз прожить эти три месяца, чтобы начать все сначала, если что-то у нас пойдет не так, я полностью воспринимаю все вокруг, только если он рядом - или это тоже не любовь? Если нет, то что же такое "любовь"?!".

Она пришла в себя, только услышав, как к дому подъехала машина с уборщицами. Опрометью подлетев к своему убежищу, Беатриче едва успела закрыть за собой дверь, как в дом вошли женщины с инвентарем. Би украдкой заглянула в вентиляционное отверстие, чтобы посмотреть на работниц, и тут же отпрянула, когда увидела, что в комнату с озабоченным видом зашла женщина, когда-то вызвавшая ее отвращение и испугавшая ее. В течение некоторого времени, мимо ее наблюдательного пункта проходили другие женщины, которые дружно и быстро наводили в доме чистоту, периодически взволнованно перешептываясь. Видимо, они обсуждали отсутствие кровати.

Наконец, когда уборка была почти завершена, в спальню опять зашла эта женщина, она оценивающе оглядывалась вокруг, поигрывая какими-то вещичками в кармане. И тут случилось очень неприятное происшествие: от резких движений Беатриче, когда та заскочила в каморку и потом отшатнулась от отверстия, с одной из полок упало новогоднее украшение - небольшая, но увесистая снежинка-светильник, которая едва не угодила в голову Беатриче. Удар по плечу тоже оказался болезненным, и Биче негромко охнула. Звуки, которые донеслись из кладовки, привлекли внимание женщины. Она припала к стене, осматривая ее и пытаясь заглянуть во все вентиляционные отверстия. В какой-то момент женщина даже принюхалась. В ее мозгу вспыхнула догадка, которую она сначала посчитала абсурдной, но решила все-таки проверить ее правильность:

- Кто-кто в теремочке живет? Кого-кого я ищу битых три месяца и не могу найти? О ком-о ком я расскажу нашему дорогому начальнику полиции, и он меня наконец-то оценит? Это ты, недотрога? А я-то думаю, куда ты делась! С ног сбилась, ищу тебя. Ты ведь помнишь, за тобой должок. А я памятливая и жадная, за эти три месяца с тебя еще и сверху причитается. Так что теперь не отвертишься. Даже если не сразу ко мне попадешь, а после веселья у господина Гуардини, я все равно найду, чем поживиться! Ты меня слышишь, красавица? Скажи, что-нибудь, или знак подай. Я же знаю, что ты здесь!

Ни слова, ни звука не услышала она в ответ.

В этот момент в комнату вошла крупная, очень привлекательная женщина, которая была несколько старше, чем Би. Она с порога накинулась на страшную женщину и заставила ее уйти.

На некоторое время Биче сковал леденящий ужас: казалось, кожа на голове натянулась так, что она не сможет моргнуть, желудок сжался в комок, стало трудно дышать. Однако, вскоре, когда в доме воцарилась полная тишина, женщина немного пришла в себя и принялась лихорадочно размышлять: "Несомненно, это были не пустые угрозы. Алекс говорил, что работниц таскают в полицию, он также отстранил эту от работы в доме. Но несмотря на запрет, она сюда попала и чувствовала себя весьма уверенно, чего нельзя сказать обо мне. Что же делать? Господи, почему счастье мимолетно, а горе нескончаемо?! Ты слышишь меня? Зачем ты привел меня сюда? Зачем я узнала и полюбила этого человека? Что с нами будет?" - тихонько всхлипывая, она молча задавала вопросы, не надеясь на ответ. Внезапно на нее снизошло спокойствие и в полной тишине, которая воцарилась как вокруг нее, так и внутри ее самой, она нашла ответы, точнее увидела их: цепочку образов, уже знакомых, и тех, что еще не возникли в ее жизни.

Утерев слезы, Биче вскочила на ноги и принялась за дело. Она перетряхнула всю кладовку, освободив ее от примет праздника, убрала постель, свернула матрас, сложила на него старую одежду Алекса, оделась в свою одежду и приготовилась ждать своего мужчину. Би немного подумала, извлекла из альбома выпускную фотографию Алекса и спрятала ее в свою сумку.

Вскоре на улице стало совсем темно. Алекс все не возвращался, и ей начало казаться, что вот прямо сейчас вместо него в дом ворвутся полицейские, и все закончиться так, как должно было, а не так, как ей было показано в ее видении.

Открылась дверь. Кто-то тихо прошел по пустому дому напрямик к ее закутку. Когда Би услышала голос Алекса, у нее отлегло от сердца, и она смогла открыть дверь. Они стояли в казавшейся пустой кладовке и некоторое время не могли произнести ни слова. Наконец, Биче прервала молчание:

- Я знаю, зачем я попала сюда.

Алекс вопросительно посмотрел на нее, не в силах прикоснуться к ней, иначе он не смог бы ее отпустить, что бы ни случилось.

- Я пришла к тебе. Я должна была узнать тебя, помочь заполнить пробел в твоей жизни, который мучил тебя, не давая жить полной жизнью. А я должна была научиться отдавать себя полностью, не цепляясь за пустяки. Мне кажется, мы оба преуспели. - негромко говорила Биче, и подняв глаза, добавила - Но вопрос, какой ценой?

- Ты думаешь, что они уже идут? - устало спросил Алекс - Впрочем, скорее всего, ты права. Что мы будем делать?

- Путь открыт, я знаю это наверняка, нам надо уходить, как можно скорее, ... вместе - Биче погладила Алекса по щеке.

С мужчины будто спали оковы. На скорую руку он собрался, переоделся, огляделся вокруг и потянул Биче ко входу в гараж. Остановившись на полпути, он забежал в библиотеку и вышел оттуда с альбомом скетчей, который он сунул в сумку Беатриче. Заперев дверь, Алекс на секунду остановился, прижал женщину к себе и коротко, но страстно поцеловал.

- Ну что же, радость моя, погода снова за нас - улыбнувшись, сказал Алекс - Для таких природных катаклизмов у меня имеется менее броское, но куда более практичное транспортное средство. Вот такая рабочая лошадка.

Он показал Биче старинный армейский джип, притулившийся в глубине гаража.

- Будет немного холодновато и несколько тряско, но зато мы гарантированно проедем по образовавшемуся бездорожью. Надень это - Алекс протянул Би объемную кепку и пояснил - Для конспирации.

- Откуда он у тебя? - засмеялась Биче, усаживаясь на переднее сидение и пристегивая ремень. Еще некоторое время она сражалась с головным убором, норовившим сползти на нос.

- Хотел бы приврать, что наследство, но не буду - сказал Алекс и включил двигатель - Я обнаружил его в заброшенном сарае неподалеку отсюда, когда подыскивал место для строительства дома. Приютил его, привел в порядок, но особо никому не демонстрировал. Посмотрим, сможет ли он нам помочь.

Алекс сел за руль и открыл автоматические двери гаража, когда раздался звонок его сотового.

- Алекс! Поезжай по старой дороге. Я неподалеку с Лией и Кларой. Мы все зачистим. Удачи! - господин Дарден был предельно краток и сразу же отключился. Алекс не успел даже поблагодарить его.

Биче посмотрела на него и прикоснулась к руке, лежащей на рычаге переключения передач.

- Это был Давид, мой заместитель - сказал Алекс и нажал на газ - Вечер перестал быть томным.

Они упрямо пробирались через заносы по дороге, петлявшей и пересекавшей малолюдные или вовсе заброшенные населенные пункты. Вскоре впереди появились огни городской окраины. Алекс покружил в спальных районах, проверяя слежку, потом направился к центру и вскоре остановил машину в одном из закоулков рядом со станцией метро.

- Биче, вспомни, во сколько ты села на поезд, который забросил тебя сюда - спросил Алекс.

- Было около полуночи, это был последний поезд - ответила Беатриче.

Он посмотрел на часы, до полуночи оставалось немногим более часа. Выключив двигатель, Алекс прошептал, что он ненадолго отлучится. И действительно минут через пять он вернулся с какими-то бутербродами и горячим чаем. Немного подкрепившись, Алекс и Биче обговорили дальнейшие действия: без четверти двенадцать они заходят на станцию, спускаются на платформу и дожидаются последнего поезда, а потом проверяют глубину милосердия Того, кто позволил им встретиться. Они попытались строить дальнейшие планы, но разговор быстро сошел на нет. Их состояние было сравнимо с чувствами человека, стоящего на обрыве и готовящегося перепрыгнуть затянутую туманом пропасть. Но молчание все же было невыносимым, Биче казалось, что она должна сказать еще что-то очень важное перед тем, как они сделают шаг по этому пути без возврата. И тут она кое-что вспомнила.

- Ты знаешь, мне как-то не по себе - дрожащим голосом начала Би - Я хочу сделать тебе еще один маленький подарок, перед тем, как мы спустимся туда. Мне кажется, что он сможет нам помочь.

- Подарок? - переспросил Алекс, сняв с нее кепку и прикоснувшись к волосам.

- Стихотворение - уточнила Биче - Забавно, у нас стихи обычно читают влюбленные мужчины, но сейчас это неважно. Послушай:


Как шепчет праведник: пора! -

Своей душе, прощаясь тихо,

Пока царит вокруг одра

Печальная неразбериха,


Вот так безропотно сейчас

Простимся наконец - пора нам!

Кощунством было б напоказ

Святыню выставлять профанам.


Страшат толпу толчки земли,

О них толкуют суеверы.

Но скрыто от людей вдали

Дрожание небесной сферы.


Любовь подлунную томит

Разлуки бременем несносным:

Ведь цель влеченья состоит

В том, что потребно чувствам косным.


А нашу страсть влеченьем звать

Нельзя, ведь чувства слишком грубы;

Неразделимость сознавать -

Вот цель, а не глаза и губы.


От волнения у Беатриче закружилась голова, и она обнаружила, что не может вспомнить начало следующей строчки. Прижав холодные ладони к горящим щекам, она чуть не расплакалась от досады на себя, как вдруг услышала голос Алекса:


Связь наших душ над бездной той,

Что разлучить любимых тщится,

Подобна нити золотой,

Не рвётся, сколь не истончится.


Как ножки циркуля, вдвойне

Мы нераздельны и едины:

Где б не скитался я, ко мне

Ты тянешься из середины.


Кружась с моим круженьем в лад,

Склоняешься, как бы внимая,

Пока не повернёт назад

К твоей прямой моя кривая.


Куда стезю ни повернуть,

Лишь ты - надёжная опора

Того, кто, замыкая путь,

К истоку возвратится скоро.


Он замолчал и пристально смотрел на нее, стараясь запечатлеть в памяти малейшие черты ее лица и оттенки чувства. А она, растеряно глядя на него, прошептала:

- Ты ....Ты ... Ты знал его? Откуда?

- Это Джон Донн? Он писал задолго до того, как наши миры разошлись. Здесь он - под запретом. Но это стихотворение разучил со мной отец. Оно оказалось его прощальным подарком, поэтому я запомнил его. Ведь такими вещами разбрасываться нельзя. Я был слишком маленьким, и заучил, не задумываясь о смысле. Сейчас, только сейчас я понял, о чем это стихотворение - Алекс наконец притянул к себе Беатриче и прикоснулся к ее губам.

И Алекс, и Биче действительно ощутили, что тоска отступает и приходит надежда.

Отстранившись друг от друга, они вышли из машины и пошли к станции. По всей видимости, кто-то действительно присматривал за ними, потому что ни по дороге к станции, ни внутри нее им не встретился ни один полицейский. Полусонные служащие станции не обратили на них особого внимания. Алекс припомнил, где расположены камеры и постарался провести Биче к платформе, по возможности, минуя следящие устройства.

Все это время Би ощущала противную внутреннюю дрожь, которая не уходила даже от прикосновений любимого. "Все будет хорошо! У нас все получится! Мы ВМЕСТЕ сядем в последний вагон и навсегда покинем этот кошмар! Как бы трудно ни было там, мы всех победим, потому что мы будем ВМЕСТЕ!" - Беатриче повторяла про себя как заклинание, но спокойствие не приходило. Время приближалось к полуночи. В глубине тоннеля появились огни приближающегося поезда. Алекс сжал ее руку так, что она пискнула от боли, но он не ослабил хватку. Биче проследила за направлением его взгляда, и душа рухнула в пятки: по платформе шел полицейский патруль. Поезд с шипением открыл двери. Алекс втолкнул Биче в последний вагон и приготовился было последовать за ней, как один из полицейских окликнул его: "Господин Рейно!". Алекс промедлил всего секунду, но этого хватило, чтобы двери захлопнулись, и поезд унес от него окаменевшую от ужаса Беатриче.



Глава 32 Крушение надежд.


***


Алекс практически сразу заметил полицейских, которые спустились на платформу и неторопливо приближались к ним. Он похолодел, но взял Беатриче за руку и начал судорожно соображать, что можно будет сделать, чтобы избежать встречи. Как будто в ответ на его размышления в тоннеле показались огни приближающегося поезда. Слушая оглушительные удары сердца, Алекс подгонял состав и наблюдал за идущими навстречу полицейскими. Как только открылись двери, он одним движением переместил Беатриче в вагон и уже приготовился сделать шаг следом за ней, когда услышал окрик полицейского. В какой-то момент он раздвоился, часть его успела заскочить в вагон и приготовилась разделить с любимой все, что должно было произойти, другая же часть безучастно наблюдала за окружившими его полицейскими и вслушивалась в вопросы, которыми они засыпали Алекса. Только спустя несколько мгновений он смог разобраться в том, где же реальность, и сконцентрировался на одном из полицейских, оказавшимся его знакомым.

- Простите, господа, прошу вас перестать говорить разом - холодно произнес он, постаравшись пресечь дрожь в голосе.

- Господин Рейно, что вы здесь делаете в такое время, и кто был рядом с вами на платформе, когда мы подходили?

- Я давно и безуспешно решаю одну профессиональную проблему, из-за чего мне приходится периодически возвращаться на эту станцию. Рядом со мной был какой-то мальчишка, который сначала клянчил у меня сигареты, а потом попытался стащить бумажник. Я его задержал, но, к несчастью, он успел ускользнуть до вашего прихода - Алекс немного справился с волнением и вдохновенно врал стражам порядка.

- Какая досада! - посетовал знакомый ему полицейский - Но я думаю, что мы сможем задержать вора. Прием, Доминик? Проследи, у вас на станции может сойти с поезда мальчишка, среднего роста, в синей куртке и большой черной кепке. Он - карманник, его надо задержать. Прием?

Рация несколько раз чихнула, раздался скрежет и механический голос произнес:

- Прием. Черт побери! Ничего не понимаю! Поезд только что пронесся мимо станции на бешеной скорости без остановки. Прием?

- Поня-а-а-а-атно! - недоуменно произнес полицейский - Попробуем так.

- Прием, Гаспар? В последнем поезде, который отошел от "Пантеона" в 23.58 находиться малолетний преступник. Как только поезд остановиться, его надо немедленно задержать. Прием?

- Прием. Какой поезд?! Он должен был прибыть к нам пару минут назад, но он пока не появился!

Полицейские опасливо переглянулись. Назревала нештатная ситуация.

Алекс с трудом держал себя в руках и сохранял непроницаемое выражение лица. "Она ушла!" - мысленно кричал он - "Она ушла!".

- Прием! Гаспар! Где поезд?! - взволнованно сказал полицейский.

- Прием! Понятия не имею! На станции его нет! - прохрипела рация в ответ.

Алекс отчаянно хотел спросить, с чем связано их появление здесь в столь поздний час, но решил, что своим любопытством может вызвать ненужные подозрения, поэтому он только и спросил:

- Я могу идти?

- Да, конечно, господин Рейно - несколько подобострастно заверил его полицейский.

Алекс молча кивнул и неторопливо направился к выходу.


Она ушла! Облегчение от мысли о том, что Беатриче недосягаема для Роберто и его подручных, сменилось тягостным осознанием того, что она также недосягаема для него. Почему лишь доли секунды иногда бывает достаточно для того, чтобы жизнь круто поменяла маршрут или вошла в штопор. "Что мне делать? Как я буду жить без нее? Ведь жить как прежде я уже не смогу, да мне и не дадут. Но на меня у Того, кто все это придумал, видимо, какие-то другие планы. Тогда зачем было затевать все это?! Зачем одной рукой давать, а другой отбирать?!" - горько размышлял Алекс, стараясь идти прямо и ничем не выдать бури у себя в душе. Он едва успел покинуть здание перед тем, как на входе опустили решетки и выключили свет. В полубессознательном состоянии он добрался до своего боевого товарища, сел за руль и еще несколько минут пытался собрать себя воедино, чтобы понять, как жить дальше. Наконец, он включил зажигание и на автопилоте поехал в сторону дома.


Алекс возвращался домой также окольной дорогой, поэтому, подъехав с заднего входа, он не сразу понял, что у него были "гости". Едва включив свет в гостиной, он обнаружил несколько человек, напряженно ожидавших его появления. Среди них был Роберто, несколько полицейских чинов и двое его соседей, весьма состоятельных и влиятельных людей.

- Господа! - хорошо поставленным голосом провозгласил Роберто - Наконец-то мы дождались наше главное действующее лицо и можем приступить к следственным действиям.

- Добрый вечер! - внутренне подобравшись, сказал Алекс - Чем обязан вашему присутствию в моем доме, да еще и без приглашения .... опять - спустя мгновение добавил он.

Один из соседей кинул на него короткий вопросительный взгляд.

- Александр Рейно, вы обвиняетесь в преступлении, предусмотренном Уголовным уложением, а именно, в сожительстве с женщиной - торжественно произнес начальник полиции.

- И на чем же основываются ваши, более чем странные обвинения?- поинтересовался Алекс.

Роберто немного нахмурился, поскольку не ожидал от Алекса такой спокойной и немного ироничной реакции.

- В том числе из донесений наших добровольных помощников - уклончиво произнес Роберто, отводя взгляд от заинтересованных участников представления.

- А зачем здесь присутствуют мои уважаемые соседи? - Алекс вежливо склонил голову в знак приветствия и с удовольствием отметил, что с ним поздоровались в ответ.

- Это понятые и, кроме того, они смогут засвидетельствовать факт присутствия женщины в вашем доме - сказал Роберто - Начинаем осмотр помещения.

Алекс с трудом удержал себя от того, чтобы не ударить старшего друга и не покончить с этим фарсом, и последовал за всей компанией. Роберто направился прямиком в спальную зону и подошел к кладовке.

- Внимание, господа! - он картинно задержал руку на ручке двери, ведущей в кладовку, и спустя пару секунд настежь распахнул ее. В кладовке было пусто - ни женщины, никаких следов ее пребывания, ничего. "Ай да Давид! Ай да девочки!" - с нежностью подумал Алекс, сохраняя непроницаемое выражение лица. Роберто обшарил все секции шкафа, грубо скидывая его содержание на пол. На лицах понятых отразились непонимание и брезгливость. Осмотр остального дома также не дал результатов. Роберто был в бешенстве, понятые - в сомнениях относительно его дееспособности.

- Все - в машину - процедил Роберто и указал на Алекса - Я задерживаю вас. Вам надлежит проследовать в полицейский участок. Вы, господа, можете быть свободны.

Один из его соседей нахмурился, в задумчивости покачал головой и произнес:

- Алекс, я пришлю своего адвоката. Полагаю, вам понадобиться квалифицированная помощь в этой абсурдной ситуации.

После чего оба "понятых" покинули дом, оживленно друг с другом переговариваясь.

Алекс без сопротивления сел в машину и молчал все время, пока они добирались до участка.

Потом последовали бесконечные, выматывающие допросы, на протяжении суток с короткими перерывами на сон и скудную еду. Ему устроили несколько очных ставок. Первая из них была с женщиной, которая преследовала Биче. Она закончилась ничем, так как в ее показаниях не было никаких доказательств присутствия в доме Алекса женщины, кроме нескольких звуков, слышанных ею в кладовке, да описания внешности работницы, сидевшей в карцере несколько месяцев назад. Эти два факта не позволяли построить устойчивую конструкцию для обвинения Алекса. Следующая очная ставка была с Давидом, который, не глядя на Алекса, изложил историю перемещений женских бригад за последние несколько месяцев, подробнее описав сегодняшний день. Из его рассказа следовало, что определенное количество женщин находилось под постоянным контролем в запланированных местах без каких-либо отклонений от маршрута или от графика. Алекс диву давался, насколько грамотно и непротиворечиво звучал рассказ его заместителя. В который раз он поздравил себя с тем, что когда-то взял Давида на работу.

Но самой большой неожиданностью была встреча с Полем. Алекс растерялся, когда увидел на пороге комнаты для допросов щуплую фигуру его друга и его флегматичное лицо.

- Что вы делали первого января в доме Александра Рейно? - прозвучал вопрос следователя.

- Оказывал ему медицинскую помощь, поскольку Александр Рейно получил многочисленные телесные повреждения, некоторые из них были причинены вследствие пыток - как на уроке ответил Поль, простодушно глядя на следователя. Адвокат несказанно удивился и начал подробно фиксировать показания Поля.

- Откуда вы узнали о том, что господину Рейно требуется помощь? - спросил следователь. Роберто, стоявший позади него, стараясь ничего не упустить, подался вперед.

- Я получил SMS-сообщение и тут же направился к нему - также невозмутимо ответил Поль.

- Кто, по вашему мнению, отправил это сообщение? - уточнил следователь.

- Конечно же Алекс - тут пришел черед удивляться Полю - Когда я зашел в дом, он освободился от наручников и ремней (эти слова Поль произнес медленно, тщательно артикулируя и повернувшись к адвокату), и сидел около стола на кухне.

Адвокат жестом привлек к себе внимание и с позволения следователя задал вопрос:

- Какие именно повреждения вы обнаружили?

Поль только открыл рот, чтобы пуститься в описание болячек Алекса, как Роберто рявкнул:

- При чем здесь его повреждения?! Господина Рейно обвиняют в сожительстве с женщиной, которая, вероятно, помогла ему освободиться после сессии.

- Какой сессии? - уцепился за последнее слово адвокат - Что вы об этом знаете?

- Следственное действие завершено - выдавил из себя Роберто - Все свободны.

- Все? - прервал молчание Алекс.

- ВСЕ! - буркнул Роберто.


Друзья стояли на крыльце полицейского участка и настороженно молчали. Алекс опустил голову, погрузившись в изучение наледи на ступенях, Поль пристально смотрел на друга.

- А не пропустить ли нам стаканчик-другой? - вполголоса предложил Поль.


Через полчаса Алекс и Поль сидели в "Приюте", обстоятельно проверив личные вещи на предмет наличия каких-нибудь полицейских сюрпризов. Минут пять они хранили молчание. Алекс сидел со вторым стаканом виски и, глядя на бутылку, размышлял, сможет ли ему что-нибудь помешать напиться и притупить боль потери. Поль присоединился к выбору друга, тоже выпил первую порцию и сейчас смотрел на Алекса в ожидании хоть каких-нибудь пояснений. Когда молчание затянулось, Пол откашлялся и, отведя глаза, произнес:

- Ну и фантазия у нашего начальника полиции!

Алекс молча повернул голову к Полю.

- Надо же измыслить такое: у тебя живет женщина! - как ни в чем не бывало продолжал Поль - И ты с ней тоже живешь, я имею в виду ... ну, совсем, во всех отношениях живешь.

- Да, и так бывает - неопределенно ответил Алекс. Было неясно, к чему относилась его реплика, то ли к бурной фантазии господина Гуардини, то ли к проживанию с женщиной самого Алекса.

Поль приподнял брови и продолжил:

- Да, кстати, по поводу "бывает". Ты меня весьма заинтриговал рассказами о фэйрис, которые захаживают к тебе на огонек. Я тут навел справки, и должен сказать, что, безусловно, верю каждому твоему слову, и сам хотел бы познакомиться с гостем из Дивной страны. Есть ли у меня хоть какие-то шансы? - Пол попытался выразиться как можно более витиевато, но при этом донести свою мысль до собеседника.

- Увы, мой друг - с горечью произнес Алекс - Наши места оказались очень негостеприимными. Мой гость был вынужден покинуть наш мир и вернуться домой.

- Мне действительно жаль - с непривычной для себя серьезностью тихо сказал Поль и положил Алексу руку на плечо - Как бы я хотел увидеть твоего гостя и лично выразить ЕМУ свое почтение! Кстати, что с его раной, мазь помогла?

Алекс пристально посмотрел на друга, чуть улыбнулся и вынул из кармана маленький блокнотик. Несколько минут он сосредоточенно что-то рисовал на трех листочках. Потом Алекс протянул результат своих трудов Полю. С первого рисунка на него смотрела миниатюрная феечка с лицом и фигурой Беатриче, одетая в мужскую рубашку, подпоясанную галстуком и с легкими стрекозиными крыльями за спиной. Она привстала на цыпочки, развела руки в стороны и приподняла голову, лукаво улыбаясь. На втором рисунке, та же фея склонилась в глубоком поклоне, присев на одну ногу и выставив вперед другую. На третьем она стояла, выпрямившись во весь невеликий рост, и красовалась перед Полем, улыбаясь самой чарующей улыбкой.

- Моя ГОСТЬЯ от всей души благодарит тебя за помощь и сожалеет, что не может сказать тебе это сама - тихонько проговорил Алекс и потянул листочки к себе.

У Поля перехватило дыхание. Он не ожидал, что изображение окажется таким живым, и даже нарисованный персонаж будет таким притягательным. "Какова же она в реальности?!" - Поль внезапно осознал, как паршиво сейчас было его другу - "Как он отпустил ее?!". К боли за Алекса примешивалось сожаление о собственной жизни, состоявшей из любимой работы и дружеского общения, в котором не было места страстным порывам, эмоциональным взлетам и падениям. Впервые в жизни он пожалел об этом.

- Ты чего? Что ты делаешь?! - возмутился Поль, когда понял, что Алекс собирается забрать у него рисунки.

- Хочу их уничтожить. Зачем тебе компромат? Думаешь, сегодняшними посиделками все ограничится? - попытался урезонить друга Алекс.

- Ну, знаешь ли! В ДАННОМ СЛУЧАЕ, эта прелесть разговаривает не с тобой, и не тебе решать, что делать с МОЕЙ собеседницей - проворчал Поль, поспешив спрятать драгоценные листочки подальше от Алекса.

- Слушай, дружище, а ты-то что здесь делаешь?! - вдруг поменял тему Поль - Какого черта ты здесь забыл?! Или тебе не будут рады в этой их стране? Тебя там не ждут с ответным визитом?

- Думаю, что ждут, и, скорее всего, будут рады, но я понятия не имею, как туда попасть - Алекс закрыл лицо руками и глухо произнес - Дверь закрылась буквально перед моим носом.

- Что будешь делать? - спросил Поль.

- Искать вход и ждать, когда он откроется - ответил Алекс - Больше мне ничего не остается.

- А я пока поразмышляю на досуге, хотел бы я составить тебе компанию - усмехнулся Поль.



Глава 33 Возвращение домой


***


Беатриче чуть было не сошла с ума, когда увидела, как дверь вагона с шипением закрылась перед лицом Алекса, и поезд тронулся, стремительно набирая скорость. Последнее, что она успела выхватить взглядом: полицейские окружили Алекса и начали что-то ему говорить. Обеими руками вцепившись в поручень, Биче неотрывно смотрела перед собой, оглушенная собственным неродившимся криком. Мимо промелькнула освещенная платформа следующей станции с черными фигурами полицейских, но поезд только прибавил ход и на высокой скорости ворвался в тоннель. Беатриче почувствовала сильный рывок и с трудом устояла на ногах. Наконец через несколько минут поезд начал торможение и остановился на станции, интерьер которой показался Биче смутно знакомым. Женщина не могла пошевелиться, судорожно сжимая поручень. Поезд стоял, и не думая трогаться, словно намекая, что Беатриче уже на месте. На перроне стояла полная тишина, столь непривычная для этого места. Беатриче с трудом оторвала руки от поручня, сделала пару несмелых шагов и оказалась на платформе. Только сейчас она поняла, что вышла на станции, с которой началось ее путешествие.

Казалось бы, она должна была радоваться тому, что вернулась домой, непосредственная опасность ее жизни миновала. Но радости не было и в помине. Сердце сжималось от тоски и безысходности. Мир опять поблек. Ей показалось, что она потеряла половину чувств. Так, в сером тумане, едва передвигая ноги, Би добрела до выхода из станции. Работники пожалели ее и не стали закрывать ворота, дождавшись, пока она покинет вестибюль.

Город, буквально обрушившийся на нее какофонией звуков, хлопающими на ветру рекламными растяжками и остатками новогодней иллюминации, ослепил и оглушил ее. Не в силах выносить эту пытку, Беатриче нырнула в такси, услужливо остановившееся по первому требованию. С трудом припомнив собственный адрес, прерывающимся голосом она назвала его водителю.

Беатриче вышла из машины и неуверенно двинулась к собственной двери. Добросердечный водитель даже предложил свою помощь, но Беатриче не расслышала ни слова из того, что он сказал. Она рухнула на пол, едва переступив порог и защелкнув замок.

Тоска обострила воспоминания, нахлынувшие на женщину. Их яркость усилила иллюзию раздвоения. Беатриче чувствовала, будто она в одно и то же время находится в двух разных местах - в маленькой прихожей своей квартиры и на платформе страшной станции рядом с Алексом. Слишком коротким оказался временной зазор между бегством из того мира и возвращением домой.

Беатриче с трудом поднялась на ноги и, держась за стены, доковыляла до спальни. Там, не раздеваясь, она без сил опустилась на застеленную кровать и закрыла глаза в надежде, что, открыв их в следующий раз, почувствует хоть какую-то определенность. А может быть, ее возвращение - это лишь сон, наваждение, и когда она проснется, то рядом с ней будет Алекс? Но сон не шел к ней. Остаток ночи она провела, блуждая в страшных или прекрасных видениях, которые грезились ей наяву.

Поздний зимний рассвет заглянул в ее широко раскрытые глаза. От непролившихся слез было тяжело на сердце, но рассудок взял свое. Он подсказал Беатриче, что если она очутилась здесь, надо понять во что превратилась ее жизнь в ее отсутствие.

Би потянулась к телефону, стоявшему у изголовья кровати, и набрала номер матери. Автоответчик бодро проинформировал ее, что с новой семьей ее матери, которая повторно вышла замуж вскоре после развода с отцом Беатриче, связаться нельзя, поскольку они находятся в новогоднем путешествии. "Однако!" - подумала Беатриче. Звонок отцу оказался еще более странным: сначала в трубке звучали длинные гудки, которые внезапно сменились короткими и отрывистыми, словно кто-то снял и положил трубку, не желая принимать вызов. "Как же я могла забыть, ему нельзя звонить до девяти утра и после девяти вечера! Но уже давно миновало девять" - Беатриче тяжело вздохнула и решила проверить свой автоответчик. За время ее отсутствия ей пару раз звонила мама (поздравляла с Днем рождения и предупреждала об отъезде), несколько раз друзья и приятели по танцевальной студии. Больше всего звонков было сделано из ее фирмы. Очевидно, что ей звонили не реже чем раз в неделю с офисного телефона, и также часто мелькали сообщения ее непосредственного руководителя. "Хоть кому-то я оказалась нужна! Как жаль, что мне, скорее всего, придется уйти с работы. Кто же потерпит такую злостную прогульщицу?" - печально усмехнулась Биче и набрала номер шефа.

- Господин Смит? Здравствуйте, говорит Беатрикс Лафайет - хриплым голосом произнесла Биче.

- Да неужели?- скептически поинтересовался мужской голос на том конце провода - Не прошло и трех месяцев, как вы решили все-таки объявиться.

Беатриче показалось, или в его словах послышалось облегчение?

- Приношу свои извинения - бесцветным голосом произнесла Биче - Могу ли я подъехать в офис, дать объяснения и прояснить мой теперешний статус?

- Извольте. Жду Вас через час в моем кабинете - господин Смит дал понять, что на данный момент разговор окончен.

Биче ополоснула лицо, опасаясь заглядывать в зеркало, чтобы не видеть безжизненную маску вместо своего лица, переоделась в деловой костюм, быстро набросала заявление об увольнении по собственному желанию и решительно вышла из дома.


Точно в назначенное время она переступила порог кабинета шефа. За эти три месяца в конторе ничего не изменилось. Только сотрудники почти в полном составе отсутствовали, догуливая свои рождественские отпуска. Беатриче порадовало это обстоятельство, поскольку она не хотела ни с кем ни общаться, ни объясняться, ни, даже, здороваться.

Ее руководитель внешне был достаточно суровым человеком, не склонным к сантиментам. Будучи лет на 15 старше Беатриче и имея на руках большую семью, он приучил себя не растрачивать эмоции попусту и не баловал подчиненных безоглядным одобрением, не признавал панибратства. Однако, своих он никогда не сдавал, и, в сущности, его работники, отдаваясь работе по максимуму, были за ним, как за каменной стеной. Но, стараясь не признаваться даже самому себе, он немного выделял Беатриче и всегда беспокоился о ней, как о непутевой младшей сестре. Вот и сейчас, он почувствовал, как камень упал с его души, когда он услышал ее голос в телефонной трубке. Как только он увидел женщину на пороге, его беспокойство многократно усилилось. Перед ним стояла не Беатриче, а ее призрак, бледный, пустоглазый, казалось, колыхающийся от малейшего движения. Он внимательно смотрел на Биче, готовый в любой момент подоспеть и подхватить ее. Но Биче медленно преодолела расстояние между дверью и его столом и опустилась на стул для посетителей. После короткого молчания Беатриче положила на стол заявление об увольнении по собственному желанию и, откашлявшись, сказала:

- Господин Смит, я осознаю, что мое, столь долгое отсутствие не может быть приемлемым. Тем более, что кому, как не мне, знать о правилах поведения в нашей компании. У меня есть объяснение, но оно настолько абсурдно, что я не думаю, что необходимо его оглашать, поэтому я прошу Вас принять заявление. Мы обсудим детали увольнения, и Вы меня больше не увидите.

Господин Смит скептически поднял брови и не без сарказма произнес:

- Госпожа ЛаФайет, позвольте мне самому принимать решения относительно начала и окончания трудовых отношений с моими работниками? У меня есть, по крайней мере, полчаса, чтобы выслушать Вашу историю, обдумать ее и высказать свое мнение по этому вопросу. Вы меня очень обяжете, если уложитесь в это время.

Беатриче провела рукой по лбу, недоумевая, но стараясь не выдать своего удивления, и начала рассказ. В нескольких словах она описала то, как она очутилась в другом мире, рассказала про Алекса, про устройство общества и об угрозах, нависших над ней, и опять вернулась к Алексу. Биче старалась избегать подробностей, и постоянно ловила себя на том, что ее рассказ сводится к описанию становления их отношений. "Он действительно был ... и есть - средоточие моего мира" - подумала Биче.

- Я вернулась сегодня ночью на ту же станцию метро, на которой я села в поезд три месяца назад - закончила рассказ Беатриче и вздрогнула, когда услышала вопрос шефа.

- А он?

Слезы подступили к глазам, но так и не смогли пролиться и принести хоть какое-нибудь облегчение. Она отрицательно мотнула головой.

- Та-а-ак, заявление об увольнении свидетельствует о Вашей щепетильности, это просто прекрасно, но, к чертовой матери, никому не нужно, поэтому - шеф наклонился и запустил принесенную Беатриче бумажку в настольный шредер - Три месяца считаются Вашим неоплачиваемым отпуском, к нему суммируются три дня, которые я даю Вам на восстановление. В понедельник жду Вас на рабочем месте. В течение же ближайших трех дней настоятельно рекомендую побольше гулять - у Вас неважный цвет лица. Извините за прямоту. До свидания.

Шеф жестом показал, что аудиенция закончена, и она может не задерживаться. Глубоко потрясенная Беатриче скомкано поблагодарила руководителя и на ватных ногах вышла в коридор.



Глава 34 Надежда вопреки



***


После встречи с Полем Алекс целые сутки провел дома, отгородившись от внешнего мира. Едва войдя в дом, он проследовал в кладовку. Он даже удивился, не обнаружив там никаких следов обыска. Алекс оглянулся вокруг, и на мгновение ему показалось, что идеально прибранный и лишенный какой бы то ни было индивидуальности, его дом превратился в картинку с разворота глянцевого журнала. В то время, как аскетичная каморка, в которой три месяца прожила Беатриче, при полном отсутствии вещей и малейшего комфорта была наполнена жизнью. Воспоминания о Ней, о том, что произошло здесь, были настолько живыми, что у Алекса закружилась голова, и он не смог сдержать то ли стона, то ли рычания.

Алекс принес в кладовку матрас, который служил ей ложем, упал на него и закрыл глаза. Прокручивая в голове все, что произошло за последние несколько дней, Алекс снова и снова возвращался к моменту их расставания. Вот они сидят в машине. Биче читает стих. А он ведь был о расставании - "Прощание, воспрещающее печаль". Зачем она его вспомнила? Она знала, что им не быть вместе? Вот они на станции: как дрожит ее рука! Тихий возглас - она увидела полицейских. Шипение дверей подошедшего поезда. Он сам заталкивает женщину в вагон и почти делает шаг ... Почти. Последнее, что он помнит - это исполненный ужаса взгляд Беатриче. Нет, конечно же, она не знала про расставание и не хотела его. Что же задумал Тот, у кого есть план?

В воцарившейся тишине прозвучали слова "Нерасторжимость сознавать, вот цель, а не глаза и губы". Сказал ли он их вслух, или они прозвучали в его голове, Алекс так и не понял. Но ему показалось, что это был ответ на все заданные им вопросы. Отчаяние немного отступило.

Несмотря на послание, пришедшее от мироздания, он все равно тосковал по ней, по ее прикосновениям, по ее голосу, по удивительному сочетанию силы и слабости, которое она излучала. Она была нужна ему вся прямо сейчас.

Практически весь оставшийся день он в оцепенении лежал и грезил наяву, пока не погрузился в тяжелый и неспокойный сон.


Наутро Алекс проснулся, чувствуя себя хоть и разбитым, но способным возвратиться к жизни. Если ему остается только ждать, он будет ждать столько, сколько потребуется.

Алекс приехал в офис с небольшим опозданием. Офисные работники были взволнованы и напуганы. Некоторые коротко приветствовали шефа. Многие отводили глаза. Несколько талантливых и перспективных молодых специалистов подошли и пожали ему руку. Алекс попросил всех собраться через десять минут в холле. Он в двух словах рассказал сотрудникам о том, что произошло в полиции, еще раз успокоил их и предположил, что сейчас у полиции отсутствуют претензии, как к фирме, так и к ее сотрудникам. Алекс закончил стихийную летучку коротким обсуждением стратегических планов, после чего, почти обессиленный, вернулся в свой кабинет.

Не прошло и минуты, как ожил телефон, и в трубке прозвучал голос господина Дардена: "Я могу зайти?". "Конечно же" - выдохнул Алекс.

- Впервые в жизни я должен сказать очень симпатичному мне человеку, что я не рад его видеть - плотно закрыв дверь, невесело пошутил господин Дарен.

- Давид! Спасибо вам и вашим прекрасным дамам! Вы сделали все, что могли и даже больше - коротко улыбнулся Алекс - Их тоже таскали в полицию?

- Да, но с тем же успехом - ответил Давид и со значением добавил - У вас все в порядке? Что вы будете делать?

- У меня все в порядке - глядя в глаза заместителю, сказал Алекс - Мне остается только ждать.

Давид понимающе покачал головой, испытывая огромное сочувствие к сидящему перед ним человеку, который разом нашел и потерял любимую. Даже мысль о том, что он может однажды расстаться с Лией навсегда, убивала Давида. Что же говорить о его шефе, который несколько месяцев прожил рядом с женщиной, ради которой был готов на все, и теперь не знает, увидятся ли они когда-нибудь еще.

- У меня есть для вас маленький подарок - Давид удивился, заметив, как Алекс ощутимо вздрогнул, услышав это слово, и протянул шефу бумажный пакет, перевязанный простой бечевкой.

Алекс принял его и вопросительно посмотрел на заместителя. В пакете прощупывалась какая-то ткань. Потянув за кончик веревки, Алекс развязал узел и раскрыл упаковку: там лежала аккуратно сложенная рубаха Алекса, в которой особенно любила дефилировать Беатриче, счастливо избежавшая стиральной машины и хранившая легкий аромат женщины. Алекс закусил губу, посмотрел на Давида, и в его взгляде читалась такая тоска, что господин Дарден счел за лучшее без лишних слов покинуть кабинет Алекса.


Подошел вечер. От мысли о возвращении в пустой и холодный дом, все валилось из рук. Алекс посмотрел на календарь и вспомнил, что вот-вот истекут семь дней, которые Мэтт дал ему для того, чтобы спланировать их разговор, обещавший быть нелегким. Однако Алекс с радостью набрал номер Мэттью, поймав себя на том, что он бы скорее поселился в больнице, чем проводить тоскливые дни в доме, где все напоминало о Беатриче. Мэтт подтвердил готовность встретиться прямо сейчас, поэтому Алекс быстро собрался и поехал в клинику.


Старый бунтарь очень изменился с тех пор, как Алекс видел его в последний раз, он страшно похудел, под глазами залегли черные тени, взгляд потух, руки, забинтованные до локтей, безвольно лежали на больничном покрывале. Мэттью медленно повернул голову к вошедшему в палату Алексу и с трудом сфокусировал взгляд на его лице. Глазами он приказал посетителю сесть поближе.

- А ты сильно изменился, как я погляжу - негромко сказал Мэтт - Сейчас ты мне нравишься гораздо больше.

Алекс удивленно поднял брови: "Нравлюсь! О чем это он?" - подумал мужчина.

- Чему ты удивляешься? Вспоминая, что ты творил, что нес и как выглядел во время нашего отъезда, я с трудом заставлял себя верить, что ты - сын Макса Рейно - усмехнулся Мэтт - А сейчас ты похож на него практически во всем. Но я хотел поговорить с тобой не об отце.

- Я слушаю тебя, Мэтт - настороженно произнес Алекс. Они были знакомы довольно давно, но никогда коротко не общались. Известие о том, что Мэтт знал его отца и очевидно дорожил этим знакомством, стало для Алекса неожиданностью. Ему страстно захотелось поговорить именно об отце, которого он лишился в раннем детстве, очень любил, но почти ничего о нем не знал.

- Дидье - с усилием произнес Мэтт - Мальчик очень скоро останется один. Ему нужен кто-то, кто любил бы его и кого он мог любить в ответ.

- Почему ты обратился ко мне? - горько улыбнулся Алекс - Ты очень точно описал обстоятельства, при которых мы расстались. Дидье меня тогда едва не презирал, и, признаться, разбил мне сердце.

- Я знаю - мрачно сказал Мэтт - Но также знаю, что ты - истинный сын своего отца. Великодушие и верность чувствам у тебя в крови.

- Мэтт, что я могу сделать? Точнее, что ты хочешь услышать от меня сейчас? - терпеливо переспросил Алекс.

- Ты можешь взять его к себе и заботиться о нем, пока вы оба не поймете, как все пойдет дальше? - без прежней уверенности предположил Мэтт.

- Мэттью, я любил Дидье, люблю сейчас и сделаю для него все, что будет в моих силах, но кое-что произошло и многое изменилось - с трудом подбирая слова, сказал Алекс - Я точно знаю, что не смогу разделить с ним жизнь.

Мэтт жадно вглядывался в лицо собеседника, его глаза как будто обрели прежнюю остроту, когда-то позволявшую ему прозревать больше, чем просто внешнюю оболочку вещей и людей. И теперь он видел, что душа и тело Алекса принадлежали кому-то, находящемуся за пределами их мира, в местах, недоступных даже ему.

- Да, пожалуй, ты прав - с огорченным вздохом произнес Мэтт и неожиданно спросил - Во что же ты влип, мальчик? Как бы я хотел знать, что это за "кое-что", кто перепахал тебя до основания, и, должен признать, поднял на поверхность все лучшее, что в тебе есть.

Алекс отрицательно покачал головой в знак того, что он не будет об этом говорить.

- Хорошо, я хотел бы отблагодарить тебя за твою честность. Что я могу для тебя сделать? - откинувшись на подушку, с усилием сказал Мэтт.

- Расскажи об отце - не замедлил с ответом Алекс.

Меттью еще раз пристально посмотрел на Алекса, и внезапно ему в голову пришла мысль, расставившая все по своим местам: "А ведь он действительно во всем наследует своему отцу! Главное, чтобы он не закончил так же, как бедняга Макс!".

- Макс был старше меня. Как мне казалось в момент нашего знакомства, намного старше. Но сейчас я понимаю, что двенадцать лет - это разница, не имеющая особого значения. Я только покинул интернат, поступил в Академию и почти сразу же устроился подмастерьем к театральному художнику, работавшему в театре, где служил Макс. Он разительно отличался от окружавшей его публики, и своей несовершенной, но безумно привлекательной внешностью, и удивительным сочетанием силы и нежности. Также всех удивляло, что при такой фактуре и такой профессии, он тщательно оберегал свою частную жизнь, не ввязываясь в скандалы или мимолетные связи, которые были так распространены в артистической среде. Казалось, что его не особо интересует секс, как таковой, хотя вокруг него всегда увивались толпы поклонников, разной степени влиятельности. Мы с ним сблизились в последний год перед его уходом. И из намеков и обиняков, на которые он переходил, едва речь заходила о его личной жизни, я понял, что его в принципе не особенно привлекали мужчины. Его сердце давно было отдано одному человеку, с которым, к сожалению, он не мог быть вместе. Но какой же радостью озарилось его лицо, когда он однажды упомянул, что его чувства взаимны. Я все не мог взять в толк, что это за тип, которого любит такой человек, как Макс, и он его любит, но они не могут быть вместе. - Мэт усмехнулся и продолжил - Он очень гордился тобой и очень тебя любил. Незадолго до смерти, он попросил меня интересоваться твоей жизнью и, по возможности, приглядывать за тобой. Ты знаешь, он очень изменился за несколько дней до ухода, как будто погас. Я не выполнил его просьбу, о чем сейчас жалею.

Алекс, нахмурившись, обдумывал все, сказанное Мэттом и не смог не задать вопрос:

- И что это был за тип?

- Какой тип? - притворившись непонимающим, вопросом на вопрос ответил Мэтт.

- Тот, что любил моего отца и не смог быть с ним - уточнил Алекс.

Мэтт на секунду отвернулся, потом отчетливо произнес:

- В одном из разговоров Макс оговорился и сказал "Она"! Тут мне все стало ясно.

Алекс похолодел и задал следующий вопрос:

- Они общались и после моего рождения?

- Видимо, да. За несколько месяцев до ухода он говорил о своем возлюбленном ... ной в настоящем времени.

- Почему отец изменился перед концом?

- Насколько я понял, он ее потерял - мрачно сказал Мэтт - Он подозревал, что ее убили.

- Как потом убили его - добавил Алекс.

- Мальчик, я не сильно ошибусь, если предположу, что с тобой произошло что-то подобное? - аккуратно спросил Мэтт.

Алекс не сказал ничего.

- Так вот, как я уже сказал, у твоего отца было много поклонников, и одним из них был небезызвестный тебе Роберто Гуардини, начальник полиции. - мягко продолжал Мэтт.

- Разве он не был другом отца? - растеряно спросил Алекс.

- Они были знакомы с детства, но никогда не дружили. Для Роберто Макс был личным наваждением. В то время об этом судачили все, кому не лень.

- И если бы Роберто узнал о его связи с женщиной, то он не остановился бы не перед чем - закончил его мысль Алекс - Уж я-то это доподлинно знаю.

- Будь осторожен, Алекс - сказал Мэттью - Будь предельно осторожен.

Алекс поднялся и принялся расхаживать по палате, чтобы привести мысли в порядок. Несчастная судьба отца, Дидье, угроза, исходившая от Роберто, Беатриче - все это объясняло странные извилины на линии его жизни.

Наконец Алекс остановился, подошел к кровати и, прикоснувшись к руке измученного и угасающего Меттью, сказал:

- Спасибо за рассказ! Мне очень жаль, что мы не смогли стать друзьями. Не беспокойся за Ди. Я обязательно найду людей, которые поддержать его, если что-то пойдет не так, и сам буду приглядывать за ним, покуда смогу.

После чего Алекс стремительно вышел из палаты.



Глава 35 Ожидание чуда



***


Беатриче в полусознательном состоянии вернулась домой. "Наверное, надо прибраться" - вяло подумала она, оглядевшись вокруг. Все вещи были подернуты серой пеленой скопившейся пыли, из кухни доносился затхлый запах пропавшей еды - но все это оставило Биче совершенно равнодушной, будто это был не ее дом. Она автоматически перелезла в джинсы, натянула куртку и уже на выходе споткнулась о свой мешок с танцевальной одеждой, в котором было что-то большое и твердое. "Альбом!" - вспыхнуло у нее в голове. Одним движением Беатриче достала из сумки драгоценные рисунки и опрометью бросилась из дома.

Целый день Би кружила по улицам, частенько углубляясь в парки и стараясь избегать шумных центральных улиц, переполненных транспортом, магазинами и людьми. Она вспоминала дни, недели и месяцы, которые она провела рядом с Алексом, свои бесплодные попытки заглянуть за окружавшие его стены. Теперь она могла узнать о его взгляде на историю их отношений. Би нарочно оттягивала момент этого знакомства, опасаясь обнаружить там и слишком мало, и слишком много. Наконец, изрядно вымотавшись физически, она присела в маленьком малолюдном кафе на берегу реки.

Би медленно перелистывала страницы, восстанавливая в памяти дни, когда Алекс делал те или иные рисунки. Сначала это были простые наброски различных частей ее тела: рука, сгиб ноги, поворот шеи, глаза, заведенные к потолку ("О чем же я тогда думала?" - улыбнулась Биче). Потом он начал рисовать ее полностью: общий абрис без окончательной проработки. Некоторые ситуации Биче, как ни силилась, не смогла припомнить. Еще дальше Алекс стал обращать внимание на отдельные детали, уделяя много внимания их прорисовке: ее профиль, склонившийся над очередным фотоальбомом, ножка, рисующая в воздухе восьмерки, пока хозяйка ищет Алекса на групповой фотографии, лишняя расстегнутая пуговка на любимой рубашке, слегка приоткрывающая декольте. В какой-то момент краска прилила к щекам Беатриче, она увидела рисунки, порожденные фантазиями художника. Посмотрев на дату, она поняла, что эти рисунки появились еще до того, как в жизнь Алекса вернулся Дидье. "Так значит, уже тогда он видел во мне не только занятного собеседника и друга" - подумала Би и прижала к горящим щекам ледяные ладони.

Наконец, Би открыла страницу с рисунком, сделанным после того, как они первый раз любили друг друга. В один миг она пережила все ощущения, испытанные ею в тот день, и в мышцах отдалось воспоминание о боли от долгого позирования. Но все отступило перед физическим ощущением тепла и близости Алекса, который, казалось, вложил в этот рисунок частичку себя. По лицу Беатриче потекли долгожданные слезы. Она плакала и смеялась, а в голове звучали слова, услышанные от Него незадолго до прощания:

"Связь наших душ над бездной той,

Что разлучить любимых тщится,

Подобна нити золотой,

Не рвётся, сколь не истончится".

Она долго сидела, глядя невидящим взглядом на путаницу замерзших ветвей, и серую реку, медленно текущую куда-то вдаль. В молчании и неподвижности она сумела нащупать эту тонкую нить, дающую неверную надежду на встречу. "Я люблю тебя! Вернись ко мне! Не покидай меня, Алекс!" - шепнула она.




***


И для Алекса, для Беатриче наступило время томительного ожидания. Не было ни знака, ни намека на близость исхода. Серые будни первой рабочей недели сменялись такими же тусклыми выходными. Оба они каждый вечер заходили каждый на свою станцию метро в надежде на встречу, но каждый день их надежды не оправдывались.

Коллеги Беатриче со сдержанной радостью узнали об ее возвращении. Тем не менее, некоторые из них у нее за спиной переглядывались и с понимающим видом кивали головами в сторону кабинета шефа. Биче с одинаковым равнодушием отнеслась и к приветствиям, и к пересудам. Работу она выполняла тщательно и методично, но куда-то исчезла искра, талант умеющего взаимодействовать со всеми посредника, решающего корпоративные проблемы. Единственным человеком, с кем она могла общаться по-прежнему, был господин Смит. Он также отметил перемены в ее поведении, но до поры решил воздержаться от их обсуждения и ограничился наблюдением за своей подопечной.

Еще через пару недель Биче почувствовала себя плохо. Сначала она списала свое состояние на переутомление и легкое отравление, потому что весь день у нее сильно кружилась голова, и ее ощутимо подташнивало. Она ходила по офису, придерживаясь за стены, чтобы ненароком не упасть. Беатриче забеспокоилась, когда симптомы не прошли и на следующий день, несмотря на то, что она выспалась и приняла лекарство.


Алекс с мрачным интересом наблюдал за тем, как менялось отношение к нему разных людей из его прежнего окружения. Большинство коллег как будто отшатнулись от него, соблюдая дистанцию и издалека наблюдая, чем закончится полицейское преследование. Контрагенты сохранили с ним деловые отношения, практически сведя к нулю личное общение. Сильные мира всего тоже взяли паузу. Поэтому, если бы не Поль, Дидье, Давид и, отчасти, Мэтт, вокруг Алекса возникла бы зона полного отчуждения. Нельзя сказать, чтобы это обстоятельство сильно его беспокоило, скорее, оно вызывало горькую насмешку и некоторое удивление от легкости, с которой рвались его связи с этим миром.

Весьма примечательной была единственная встреча Алекса с его бывшим подопечным: как-то раз в разгар рабочего дня, Алекс застрял в пробке, возникшей в час пик на одной из самых оживленных улиц города. Он медленно двигался в своем потоке, улыбаясь своим мыслям, как вдруг он уловил чей-то пристальный взгляд. Алекс медленно повернул голову влево, и увидел в соседнем ряду роскошный суперкар, за рулем которого сидел ошеломленный Сандро. На его лице последовательно рисовались весьма противоречивые чувства: потрясение от того, что Алекс жив (конечно же он слышал от отца, что его старший друг пережил ту памятную ночь, но ему было трудно поверить в это, не увидев Алекса собственными глазами), облегчение и неконтролируемую радость (Сандро даже начал подавать Алексу какие-то знаки), и наконец, его лицо стало почти багровым от стыда, вызванного воспоминаниями о той ночи, и Сандро опустил глаза. И каково же было его удивление, когда Алекс молча кивнул ему в знак приветствия и улыбнулся короткой, но теплой улыбкой. Через минуту они разминулись и не больше никогда не встретились. Но в тот момент в голову Сандро залетела и прочно обосновалась странная мысль о том, что и суперкар и остальная мишура, которая появилась у него после ухода от Алекса, не стоят этой короткой улыбки старшего друга.


В тот день, когда Би почувствовала недомогание, Алекс весь день не находил себе места: он едва не сорвался на одном из подчиненных, назначил, отменил, снова назначил и окончательно отменил встречу с Полем. После очередного безрезультатного похода в метро, он почти полностью обессиленный приехал домой и с трудом добрался до кладовки, в которой ночевал после ухода Биче. Довольно долго он не мог заснуть, а когда, наконец-то, он отключился, ему приснился короткий и очень связный сон, который он запомнил во всех деталях. Он шел по мрачному, туманному лесу, понимая, что он потерялся и вряд ли сможет найди дорогу назад. Вдруг он услышал смех, веселые голоса и звуки шутливой потасовки. Еще некоторое время он шел на звук, и, наконец, вышел на освещенную солнцем поляну, на которой с визгом и писком носились друг за другом мальчик и девочка. Алекс зачарованно наблюдал за игрой, всматриваясь в лица детей, но их черты ускользали. Он мог разглядеть каждую травинку и мельчайший цветок, но не ребятишек, которые помогли ему выбраться из леса. Женский голос позвал детей домой обедать. Алекс узнал голос и в тот же миг проснулся.



Алекс поднялся засветло, чувствуя себя неожиданно бодрым и отдохнувшим. В сердце проснулась непонятная и, на первый взгляд, безосновательная надежда. За завтраком он перебирал детали своего сна, и при мысли о Беатриче, которая осталась за границей сна, а главное, о малышах, у него начинало быстрее биться сердце. "Что, если этот сон из тех, которые надо воспринимать буквально, не углубляясь в толкования?" - сосредоточенно размышлял Алекс - "Что если меня там ждет не только моя любимая женщина? Мне, определенно, пора выбираться отсюда". Алекс отодвинул недопитую чашку кофе, положил руки на стол и после минутного молчания произнес вслух:

- Уважаемый Тот, кто привел сюда Беатриче. Ты позволил мне встретить ее, дал нам терпение, чтобы разглядеть и полюбить друг друга. Я не знаю, какие еще заверения и доказательства моих чувств нужны тебе, чтобы я мог наконец-то соединиться с любимой женщиной и прожить с ней столько, сколько нам будет отпущено. Не видя ее, не прикасаясь к ней, я чувствую ее рядом со мной, но мне этого недостаточно, как, я уверен, недостаточно ей. Так может быть ты явишь свое милосердие, и позволишь нам воссоединится и просто жить, радоваться и любить друг друга - после некоторого раздумья он добавил - каждый день и не по разу. Меня здесь держат несколько людей, я могу пересчитать их по пальцам одной руки. Мне будет очень жаль расстаться с ними, но ради нее я готов на большее. И что-то мне подсказывает, что мои друзья меня только поддержат. Что еще я должен сделать? - Последние слова он произнес почти с отчаянием.

В голове возникло: "Собраться как можно скорее! Тебе пора!". Алекс от неожиданности с такой силой оттолкнулся от стола руками, что покачнулся на стуле и чуть не упал.

С минуту он постоял в растерянности. В голове сложился простой план дальнейших действий. "Надо позаботиться о хлебе насущном, о моем деле и о моих друзьях" - с улыбкой подумал он и набрал номер своего юриста.


Алекс приехал в офис немного раньше. Минут пятнадцать он просидел в одиночестве, подводя итоги сделанного и размышляя о стратегии развития компании на некоторое время вперед. Через два часа после начала рабочего дня он пригласил в кабинет своего заместителя и практически с порога огорошил его:

- Давид, поздравляю вас с новой должностью - Алекс вышел навстречу господину Дардену, протянув руку для пожатия, но потом передумал и крепко обнял своего зама.

- Э-э-э-м-м-м ... я вас не понимаю - растеряно протянул Давид.

- С сегодняшнего дня вы приступаете к руководству нашим архитектурным бюро - с довольной улыбкой пояснил Алекс.

- ВАШИМ архитектурным бюро - уточнил Давид.

- Ну если быть совсем точным, то ВАШИМ - еще раз усмехнулся Алекс.

Господин Дарден пожалуй впервые в жизни не нашел, что сказать и без приглашения опустился в ближайшее кресло. Он попытался сконцентрироваться и перевел на Алекса вопросительный взгляд.

- Утром я попросил подготовить документы для передачи доли в компании вам и еще паре моих друзей, но у вас будет контрольный пакет. Торжественное подписание я запланировал на сегодняшний вечер, и пройдет оно в несколько неформальной обстановке. Вы не будете против? - лукаво спросил Алекс.

Давид вдохнул полную грудь воздуха, намереваясь что-то сказать, но не смог выдавить и звука, кивком головы подтвердив свое полное согласие.

- Еще я, пользуясь тем, что пока я являюсь собственником, оформил решение об избрании вас руководителем. В ближайшие пару часов мы обсудим текущее положение фирмы и планы ее развития на ближайшие три года. - уже серьезно продолжил Алекс - Кроме того, я хотел бы дать вам рекомендации относительно кандидатуры специалиста, который будет руководить непосредственно проектированием и работой с тех документацией.

- Алекс! - Давид наконец обрел дар речи - Что все это значит?! Доля в компании, руководство, планы - при чем здесь я?

- Давид! Вы - один из немногих людей здесь, которые понимают, что система порочна, и женщины - такие же люди, как мы, и могут быть, должны быть полноценными членами нашего общества, иначе ему не жить. Я со спокойным сердцем могу оставить на вас мою компанию, зная, что вы сможете оценить, а если надо - защитить, всех ее сотрудников. - стараясь не скатиться в неуместный пафос, сказал Алекс.

- Подождите- подождите! - несколько нервно произнес Давид - А вы?! Что будет с вами?!

- Со мной все будет в полном порядке - мечтательно произнес Алекс - По крайней мере, я надеюсь на это.

- Хорошо, задам другой вопрос - упрямо продолжил господин Дарден - ГДЕ будете вы?!

- Вне досягаемости тех, кто остается здесь - сказал Алекс и тихо добавил - Я иду к НЕЙ!

Недоумение на лице Давида сменилось одобрением. Он улыбнулся Алексу теплой улыбкой, в которой сквозила печаль. "Как мне тебя будет не хватать! Кто-нибудь может сказать, что цена для твоей любви непомерно велика, но, по мне, какова любовь, такова и цена!" - подумал Давид и вспомнил Лию.

- Ну, что же не будем терять времени! Чем больше мы сейчас успеем обсудить, тем меньше у меня будет шансов подвести вас, господин Рейно - вслух добавил он.

- Алекс - поправил Алекс нового директора бюро.

Они погрузились в обсуждение профессиональных задач, организационных и коммерческих вопросов.

Алекс решил не оглашать новости коллективу и покинул офис, как ни в чем не бывало, как будто завтра он снова выйдет на работу. Он жалел лишь о том, что не сможет попрощаться с работавшими у него женщинами, которые спасли ему жизнь, после его неудавшегося побега.

Он забрал у юриста все необходимые документы, связался с брокером и сделал необходимые распоряжения относительно принадлежавших ему активов, и, ощущая нарастающее волнение, поехал домой. По дороге Алекс набрал номер Поля, а потом Дидье, и попросил друзей вечером встретиться с ним в Приюте.

Он зашел в пустой и темный дом. В голове мелькнула мысль: "В последний раз?". Алекс огляделся вокруг, задумавшись о том, что он возьмет с собой ТУДА. Деньги? Вещи? Ценности? В сознании возникла яркая картина, на которой верблюд пытался протиснуться в игольное ушко. Алекс усмехнулся и медленно зашагал по дому, переходя из помещения в помещение и вглядываясь в окружавшие его предметы. Но ничего, НИЧЕГО не находило отклика в душе. Оставаясь спокойным, он проходил мимо. Наконец Алекс подошел к кладовке, которая хранила все то, что было ему дорого. Отсюда он забрал бы все. "Сомневаюсь, что между нашими мирами налажено контейнерное сообщение" - мысленно улыбнулся мужчина. Он пристально разглядывал полки, внутренности шкафа, перебирал книги, фотографии, рисунки. И тут его взгляд упал на изрядно помятый рулон, в который были свернуты планы его юношеского проекта. Сердце заторопилось. Алекс бережно взял в руки ватман, потом отыскал техническое описание, и все встало на свои места.

Алекс извлек из глубин кладовки свой старый потертый коричневый портфель, с которым он делил радости и невзгоды студенчества. Вслед за бумагами он отправил туда немного одежды на первое время. В двух карманах, на которые крепились застежки, он разместил портрет отца и несколько его, Алекса, фотографий с Полем и Дидье. "Вот, собственно, и все!" - с облегчением подумал он, немного удивленный тем, что все самые важные для него вещи разместились в небольшом портфеле. Перекинув ремень через плечо, Алекс в молчании на минуту присел, потом вышел из дома, и, запирая входную дверь, он поймал себя на мысли, что закрывает двери в свое путаное, богатое взлетами и падениями Прошлое.



Глава 36 Мальчишник



Заинтригованный и немного взволнованный звонком Алекса, Поль уже поджидал его в "Приюте".

Около заведения Алекс встретил Давида, и они вместе зашли внутрь. Алекс представил Полю своего бывшего заместителя.

Захватив Поля, мужчины проследовали в кабинет, где можно было пообщаться в спокойной обстановке, не опасаясь быть не только услышанным, но и увиденным. Алекс повесил на крючок свое пальто, улыбнулся друзьям и сказал:

- Что же, мы почти в полном сборе, ждем только Дидье. Надеюсь, что сегодня у нас будет незабываемый вечер.

- Алекс, стесняюсь спросить, что ты измыслил еще, после тех "приключений", которые ты организовал за последние несколько недель? - пытаясь шуткой скрыть волнение, сказал Поль.

- Ты не стесняйся и спроси - ухмыльнулся Алекс, разливая по бокалам пино нуар.

- По какому поводу у нас общий сбор? - Поль обвел взглядом кабинет.

- Моя знакомая фея как-то рассказывала мне, что у них в Волшебной стране перед свадьбой ее жителей принято устраивать праздники для друзей жениха и невесты. Они называются, соответственно, мальчишник и девичник. Давай представим, что мы очутились в том прекрасном краю и сейчас празднуем мой мальчишник.

Поль подобно Давиду потерял дар речи. Давид сидел рядом и втихомолку усмехался, изучая реакцию Поля. В этот момент в кабинет вошел Дидье.

- Поль, ты в порядке? - недоуменно спросил он - Такое впечатление, что тебя хватил удар.

- Можно подумать ты бы выглядел лучше, услышав то, что только что выслушал я!- просипел Поль и замотал головой.

Дидье молча посмотрел на Алекса. Тот пригласил его за стол и протянул бокал вина:

- У меня - мальчишник!

- Что-что? - с упавшим сердцем переспросил Дидье.

- Праздник для друзей жениха - более или менее нормальным голосом пояснил Поль.

- А-а-а, кто твой ... ?- Дидье не договорил, ощутив укол ревности.

Алекс с печальной улыбкой посмотрел на него, приготовившись ответить, но тут опять вмешался Поль, который, почему-то глядя на Алекса, возгласил:

- Ты не поверишь, наш друг связался с фэйри.

- Что это значит? - переспросил Дидье.

- Это значит, что он полюбил фею, жительницу Волшебной страны, и собирается взять ее в жены! - продолжал наставлять друга Поль.

- А ... - открыл рот Дидье.

- Приятель, прекращай расспросы и просто порадуйся за друга! - хлопнул его по плечу Поль.

Алекс не знал то ли смеяться, то ли негодовать. Он одарил Поля особенно выразительным взглядом, поднял бокал и произнес:

- Друзья! Я хочу выпить за вас, как выяснилось, - единственных людей, связывающих меня с этим местом!

- Небольшое, но изысканное общество - пробормотал себе под нос Поль. Алекс продолжил:

- Но в жизни человека почти всегда наступает момент выбора: оставаться ли ему там, где он есть или идти дальше. Я недавно столкнулся с таким выбором и сделал его: я должен идти. Но природа моего пути такова, что, скорее всего, нам не придется больше увидеться друг с другом. Вы - единственные, о ком я жалею, покидая это место. Мне не хватит слов, да и времени, чтобы рассказать, как я вас люблю, и что вы значите для меня. Но думаю, что вы и сами об этом знаете. За вас!

Алекс поднял бокал, но ни один из его друзей не последовал его примеру. Они смотрели на него в воцарившейся тишине, не в силах двинуться или вымолвить слово.

- Ребята! Вино надо выпить или хотя бы пригубить из бокала - мягко настоял Алекс - А потом мы поговорим.

- Ты уходишь? - немного высоким от волнения голосом произнес Дидье.

- Да, я ухожу - подтвердил Алекс. Давид опустил глаза

- Когда? - спросил совершенно серьезный Поль.

- Если я все правильно понял, то часа через три - ответил Алекс.

- Мы знакомы с тобой тридцать лет, а сейчас ты мне говоришь, что ты будешь здесь еще три часа, а потом уйдешь и никогда не вернешься? - напряженно произнес Поль, глядя в пространство.

- Да, боюсь, что так и есть - тихо сказал Алекс.

- Черт! Если бы она не была так хороша, я бы ... - запнулся Поль - Но Она хороша именно настолько, что мне нечего возразить. Будь счастлив, друг!

- Я что-то ничего не понимаю - нахмурившись, сказал Дидье - Что за фея? Почему "Она"? Куда ты уходишь?

- Я ухожу туда, где живет моя любовь - отозвался Алекс - Она - женщина, поэтому в нашем мире мы были бы обречены. И не только из-за разницы полов, но и из-за присутствия здесь маниакально озабоченных субъектов, которые хотят извести меня и всех, кто мне дорог.

- Не понимаю, почему ты употребляешь множественное число - хмыкнул Поль.

- Роберто! - скривился Дидье.

- Так что надеюсь, что вы пожелаете мне счастливого пути, и не будете печалиться, когда будете вспоминать обо мне? - Алекс улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой.

- Ты лучше скажи: не будете завидовать белой завистью и кусать локти! - пошутил Поль.

- Алекс! - поддержал присутствующих Давид - Вы, как никто, заслуживаете право быть счастливым и очень счастливым человеком. Нам, мне, больно расставаться с вами, но наша жизнь скупа на чудеса, а если вам довелось к ним приобщиться, то надо пользоваться этим шансом на всю катушку, и смело менять свою жизнь - он поднял свой бокал - За вас!

- За тебя, дружище! - подхватил Поль

- За тебя, Алекс! - эхом отозвался Дидье.

- Вот так-то лучше! - засмеялся Алекс - Это больше похоже на мальчишник.


Мужчины приступили к еде, перемежая тосты воспоминаниями о годах учебы, и приятных событиях, произошедших после.

- Я заготовил несколько скромных подарков по случаю моего отбытия в предсвадебное путешествие, очень хочу, чтобы вы приняли их без лишних рассуждений и церемоний.

Он раздал друзьям конверты с документами о праве собственности на доли в компании, активы и оставшееся имущество.

- Договоры надо подписать и передать Давиду, который завтра свяжется с юристом - пояснил Алекс.

- Дорогой, ты совсем с ума сошел?! - сказал потрясенный Поль - Я и тысячной доли от этого никогда в руках не держал!

- Вот именно этого я и надеялся избежать - закатив глаза, устало произнес Алекс - Рассуди сам, с собой я все это добро не возьму, потому что там оно не будет стоить и ломаного гроша. Оставлять его здесь на поживу властям я тоже не хочу. Так что ты меня очень обяжешь, если воздержишься от дальнейших комментариев. Заткнись и пользуйся, если говорить на более понятном тебе языке!


Еще через некоторое время Алекс начал поглядывать на часы. Потом он встал и приготовился прощаться.

- Мне пора. Дидье, я обещал Мэтту, что помогу тебе, когда ты будешь нуждаться в поддержке, но так получилось, что я ухожу раньше, чем Мэтт. Деньги могут быть подспорьем, но ничто не сможет заменить человека рядом, о котором ты можешь заботиться.

- Алекс, ты не волнуйся, мы присмотрим за этим вьюношей, да так, что мало ему не покажется - Поль облапил Дидье и попытался оторвать его от пола.

Дидье с усилием высвободился из "медвежьих" объятий Поля и прижался к Алексу.

- Я понял тебя - тихо сказал Дидье - Прощай!

- Давид! Удачи вам ... тебе - Алекс улыбнулся, обнял Давида и шепнул ему на ухо - Поцелуй за меня Лию.

Когда Алекс повернулся к Полю, он с удивлением обнаружил, что глаза друга подозрительно блестят.

- Бывай, дружище! - он крепко обнял Поля - Надеюсь, что мы увидимся до того, как наша история закончится.

- Ну, если ты надеешься, я тоже, пожалуй, понадеюсь на это немного - сказал Поль и смахнул капельку с ресницы.

- Да, послушай, ты не мог бы позаботиться о моем друге по оружию. Тут за углом стоит старый армейский джип, который будет рад послужить тебе также, как он помогал мне - Алекс передал Полю ключи

- Заметано! - пробормотал Поль, глядя себе под ноги.

- Счастливо оставаться! - Алекс улыбнулся, махнул рукой и скрылся за дверью.



Глава 37 Расчеты с судьбой


***


Роберто отшвырнул ворох отчетов внешнего наблюдения о перемещениях Алекса за последние две недели. Маршрут был однообразен до омерзения. Дом, работа до глубокой ночи, короткий визит на станцию метро, возвращение домой. Очень редко этот маршрут дополнялся вылазками в город для встречи с одним-двумя старыми приятелями. Создавалось впечатление, что Алекс отгородился от мира и затаился в ожидании неизвестно чего. Роберто безумно раздражало обстоятельство, что отсутствовали какие-либо основания для формального преследования его строптивого младшего друга. У начальника полиции не было повода встретится с ним в официальной обстановке, ни возможности нанести ему неофициальный визит, поскольку с некоторых пор он сам находился под пристальным вниманием общественности. По городу давно ползли слухи о его времяпровождении, которое давно перестало быть просто развлечением и превратилось в систему, повязавшую многих влиятельных горожан. Но поскольку не все были встроены в нее, Роберто пока приходилось оглядываться на общественное мнение и менять стратегию поведения в отношении Алекса.

Как же он презирал этих муравьев, которые, сбившись в массу, имели наглость что-то диктовать ему! Роберто лихорадочно кружился по своему обширному кабинету, стараясь сорвать злость и придумать, что ему можно сделать с мальчишкой, который перестал быть объектом покорения и исподволь превратился в цель для уничтожения. "Это так просто - он перестанет быть, и исчезнет необходимость прислушиваться, подстраиваться. И может быть прекратится эта одуряющая боль в груди..." - подумал Роберто и прикрыл глаза от предвкушения грядущего облегчения.

- Так значит, каждый день он появляется в районе полуночи на безлюдной в это время станции метро, один, без сопровождения, проводит там около четверти часа и возвращается домой - вполголоса проговорил Роберто - Прекрасно! Вот и готовый план.


Алекс был совершенно спокоен, когда, после расставания с друзьями, подошел к станции метро и зашел внутрь, решительно поправив ремень на плече. Он спустился на платформу и встал около колонны так, чтобы видеть часы. Еще и еще раз он вспоминал тот страшный вечер, когда двери поезда захлопнулись прямо перед ним. Но сегодня воспоминания не причиняли боли, поскольку радость ожидания встречи была во много раз сильней. Неожиданно Алекс нахмурился и запустил руку в отросшую шевелюру: "А как же я смогу найти ее там? Вот идиот!". Немного поразмыслив, он успокоился, и его лицо посветлело: "Я каждый день прихожу сюда, как на работу. Что-то мне подсказывает, что там она делает то же самое. Мы не разминемся".

Несмотря на нахлынувшие на него мечты Алекс не терял бдительности, поэтому услышал шорох осторожных приближающихся шагов. Он обернулся и едва успел уклониться от удара Роберто.

- Щенок! - выдохнул тот, разочарованно кривясь от промаха.

Алекс сделал шаг назад, огляделся по сторонам и оценил ситуацию. Похоже, что Роберто, верный своим привычкам, решил преподать ему персональный урок, потому что в пределах видимости не было ни одного полицейского. Часы показывали без пяти минут полночь.

- Что ты здесь делаешь? - холодно осведомился Алекс.

- Пришел проведать своего непутевого младшего друга - высокомерно процедил Роберто, искоса глядя на Алекса.

- Должен тебе напомнить, что мы не связаны этими отношениями уже десять лет, и мне неприятны воспоминания об этом периоде моей жизни - отступив от края платформы, сказал Алекс.

- Никто и не имел цели тебя порадовать, выродок! - злобно сказал, слово плюнул, Роберто - Ты и твой отец, как бельмо, всю жизнь мозолили мне глаза. И если бы только глаза, вы все норовили залезть в душу.

- Насколько я знаю, ни я, ни мой отец, не лезли к тебе в душу. А мой отец и вовсе старался держаться от тебя подальше. К сожалению, ему это не помогло - Алекс почувствовал, как в его душе поднимается ярость - Что ты сделал с ним и с моей матерью?

- То же, что я с превеликим удовольствием сделаю с тобой сейчас - Роберто улыбнулся в предвкушении развлечения - Но прежде я расскажу тебе, как умирала твоя мать ...

Он не успел закончить фразу, как Алекс рванулся к нему, впечатал в столб и сжал горло Роберто правой рукой:

- Не трудись, благодаря тебе, я представляю, что с ней произошло - прошипел Алекс - Тебе было мало забрать их у меня, ты еще постарался отнять у меня их наследство, то немногое, что мне осталось!

- И я несомненно преуспел: ты стал моим подобием, принадлежащим мне - с удовлетворением сказал Роберто, но потом помрачнел и добавил - Почти...

- То-то и оно, мразь, все дело в деталях! - сказал Алекс и сильнее нажал на горло противника - Почти, в данной ситуации не считается. Ты почти получил меня, ты почти поставил город на колени, ты почти уничтожил человеческие отношения между людьми, которые живут здесь. Но есть в этом мире те, кто сильнее тебя, намного сильнее. Так вот, плохая новость - ты переполнил чашу их терпения.

- И что же они сделают, эти твои силачи?! - язвительно прохрипел задыхающийся Роберто.

Вдалеке зашумел приближающийся поезд. Алекс на мгновение отвлекся и ослабил хватку. Роберто воспользовался моментом, выудил из рукава стилет. Алекс пропустил щелчок и увидел, как лезвие приближается к его боку. Он едва успел отшатнуться и чуть не упал под колеса подъехавшего поезда. Стилет вошел в живот Роберто в районе солнечного сплетения. Алекс стоял на середине между раненым Роберто и открытой дверью поезда, он не мог двинуться с места и смотрел на своего бывшего старшего друга. Казалось, поезд терпеливо ждал его решения. В глазах Роберто плескалось недоумение, переходящее в отчаяние:

- Ты... Что ты сделал? Как ты мог?! - прохрипел он, теряя сознание.

Алекс сбросил с себя оцепенение и в два шага оказался в вагоне. Двери с шипением закрылись, и поезд унес его навстречу Беатриче.



Глава 38 Единство


***


На второй день после начала странного недомогания Беатриче все же пришла на работу. Окружающий мир перед ее глазами находился в странном движении, у нее было ощущение, что картинка распадается на небольшие кусочки, которые плавно двигаются из стороны в сторону. Она бралась по очереди за разные задачи, но ни на одной не смогла сконцентрироваться настолько, чтобы довести ее до конца. Все также держась за стены, она медленно перемещалась из кабинета в кабинет, по дороге забывая зачем она пошла. И в довершение всего, на нее опять нахлынула тоска. Вчера она впервые не сумела добраться до станции, на которую вернулась, чтобы встретить последний поезд. И мысль о том, что она могла пропустить приезд Алекса не давала ей покоя весь день.

Незадолго до окончания рабочего дня ее вызвал господин Смит. Пару минут он разглядывал Беатриче, продумывая, как построить разговор, который он некоторое время откладывал:

- Госпожа ЛаФайет! - откашлявшись начал он. У Беатриче упало сердце, но господин Смит неожиданно продолжил - Беатрикс, Вы очень изменились после Вашего возвращения, Вы не находите?

- Да, Вы правы, господин Смит - тихо сказала Биче - Я надеюсь, что это временное, ведь я достаточно долго просидела взаперти и практически в полном бездействии. Если вы сможете дать мне немного времени, я приду в норму и восстановлю прежние профессиональные навыки.

Би не верила сама себе. "А что уж говорить о шефе?! "

- Я тоже на это надеюсь - с некоторым скепсисом произнес господин Смит и неожиданно спросил - А как вы себя чувствуете?

- Последние пару дней что-то неважно - с удивлением ответила Беатриче

- Расскажите-ка немного подробнее? - подозрительно прищурился шеф.

- Тошнота, головокружение и расплывчатая картинка перед глазами - неуверенно перечислила Би.

"Так я и думал" - молча хмыкнул господин Смит, а вслух сказал:

- Беатрикс, послушайтесь совета многодетного отца, завтра же запишитесь на прием к врачу, и уже сегодня купите в аптеке вот это - он написал на маленьком листочке название препарата.

- А что это? - в глубочайшем изумлении произнесла Биче.

- Там узнаете - хитро прищурившись, пообещал шеф - О результатах прошу Вас завтра доложить. Можете идти.

Беатриче, как во сне добралась до кабинета, собрала вещи и вышла из офиса. Она двинулась было к ближайшей аптеке, но она оказалась закрыта на реконструкцию. Биче почти без сил доплелась до бистро по соседству, долго и придирчиво выбирала напиток и еду, но в конце-концов едва притронулась и к тому и к другому, с трудом справившись с очередным приступом тошноты.

Биче овладели противоположные чувства: с одной стороны, она была утомлена и хотела побыстрее добраться до дома, залезть под теплое одеяло и не вылезать оттуда пока ей не станет лучше. С другой стороны, она чувствовала нарастающее волнение, и ей было предельно ясно, что сегодня она, во что бы то ни стало, должна оказаться на станции. Несколько часов до полуночи она провела в раздумьях и созерцании только ей видимых грез перед окном в бистро. Незадолго до двенадцати она поднялась и медленно пошла в сторону станции.

Служащий предупредил ее, что вот-вот подойдет последний поезд, Биче заторопилась. Когда она оказалась на платформе, подошел поезд, следовавший в противоположном направлении, и пространство наполнилось людьми, вероятно, возвращавшимися после какого-то мероприятия. Они оживленно разговаривали друг с другом, жестикулировали и не спешили покинуть перрон. Би в растерянности крутила головой, не рискуя отойти от поддерживавшей ее колонны. На какой-то миг ее затопило отчаяние: он не придет или она его не увидит, или ... Мысли одна безрадостнее другой терзали ее все сильнее.

Би скорее почувствовала, чем услышала приближение поезда, идущего по интересующему ее направлению. Она жадно разглядывала окна проносящихся вагонов в надежде увидеть Его. И когда поезд затормозил и с шипением открыл двери, а Алекса не нашлось в промелькнувших мимо нее вагонах, Биче не сумела удержать себя в руках и плавно заскользила вдоль колонны. Последнее, что она запомнила перед погружением в темноту - за миг до падения ее подхватывают чьи-то руки.


Алекс чувствовал необычайную легкость, казалось, что если бы он не держался за поручень, то взлетел бы. Поезд на всем ходу проскочил следующую станцию. Еще через несколько минут состав сильно тряхнуло на стрелке, и он начал замедлять ход. Мимо проплывала незнакомая ему станция метро, на платформе было на удивление много людей. Алекс подошел к двери и приготовился к выходу. Поезд остановился, открылись двери, Алекс сделал шаг на перрон и в тот же миг увидел Беатриче. На ней было элегантное пальто и сапоги на небольшом каблуке. В глаза стразу же бросился шарф, который после их первой близости он запомнил навсегда и узнал бы из тысячи. Но с женщиной определенно было что-то не так, она не отрывалась от колонны, рядом с которой стояла, и неожиданно начала терять сознание, заскользив вниз. Алекс едва успел ее подхватить.

"Что же с ней произошло?! Бледность, тени под глазами, губы потрескались" - взволнованно думал Алекс. Он поднял женщину, тихонько провел пальцами по щеке и позвал "Беатриче, радость моя".

Биче открыла глаза и немного поморгала, потому что ей показалось, что она потерялась в пространствах, и видит сон о своем двойнике в другом мире. Алекс стоял рядом с ней, держал ее в своих объятиях и улыбался так, что сердце заторопилось и почти выпрыгнуло из груди. Неосознанно Биче прикоснулась к его губам, провела рукой по волосам, погладила спрятавшееся под темными прядями ухо, а потом прижалась к нему всем телом, едва сдерживая рыдание.

- Ну, моя маленькая, все закончилось, я здесь, все будет хорошо - шепотом приговаривал Алекс, как будто баюкая женщину.

- Что закончилось? - сквозь слезы улыбнулась Биче - Ничего еще не закончилось!

- Ты как всегда права, моя Беатриче - все только начинается - с лукавой важностью согласился Алекс. - Пойдем, иначе нам придется ночевать около эскалатора.

Они поднялись наверх вместе с последней группой людей, задержавшихся на платформе. Прямо за ними с лязгом закрылись металлические ворота станции.

Алекс огляделся вокруг и понял, как чувствовала себя Беатриче, только очутившись в его мире. Вокруг была смутно знакомая ему картина его родного Города, отличавшаяся от той, что была в его памяти, тысячью мелких деталей. Но, в отличие от Беатриче, Алекс не чувствовал страха или отторжения. Он был жив, с ним была его женщина, а значит, все напасти и неудобства можно было преодолеть.

- Куда теперь? - спросил он, повернувшись к Беатриче.

- В такси и домой - ответила приободрившаяся Биче, но чуть не упала, едва сделала шаг со ступеней входной группы.

Алекс опять успел подхватить ее, повернул к себе и с тревогой заглянул в глаза.

- Маленькая поправка: такси, в аптеку и домой. Я знаю неподалеку аптеку, которая работает круглосуточно - несмело улыбнувшись, сказала женщина.

- В аптеку - эхом повторил встревоженный Алекс.

Он ждал ее совсем недолго, буквально минут пять. Биче вернулась и выглядела предельно озадаченной.

- Что с тобой происходит? Зачем ты заходила в аптеку? - Алекс, нахмурившись, расспрашивал любимую.

- Алекс! Подожди чуть-чуть - Беатриче погладила его по щеке - Мне надо придти в себя, потому что я тоже в недоумении, мягко говоря.

Машина затормозила прямо перед ее дверью. Биче неверными движениями достала ключи, долго открывала дверь, а когда надо было заходить внутрь ей снова стало не по себе. Алекс не стал раздумывать, он просто подхватил ее на руки и занес в дом.

- Биче, ты пугаешь меня - сказал Алекс и усадил Би на стул рядом с входной дверью - Объясни, чем ты болеешь? Какое лекарство ты купила?

Биче изобразила хитрую гримаску и жестом фокусника вынула из сумки средних размеров коробочку. Упаковку она отдала Алексу, с содержимым прошествовала к маленькому гостевому туалету. Около двери, грациозно повернувшись к нему и с трудом сдерживая смех, она сказала:

- Ты не мог бы разобраться с инструкцией?

Алекс прочитал надпись на коробке, прочитал еще раз и еще один раз. Только после третьего прочтения он понял, что держит в руках упаковку теста на беременность. Дрожащими руками Алекс вынул инструкцию и начал читать ее с большей тщательностью, чем он изучал финансовые результаты деятельности своей фирмы. Далеко не сразу он уяснил методику определения результата, постоянно поглядывая на дверь, за которой скрылась Беатриче. Наконец он не выдержал и подошел к двери.

- Беатриче, не молчи и выйди, пожалуйста, прояви хоть каплю милосердия! - четко и медленно сказал Алекс, чуть прикасаясь к дверному косяку - Беатриче... Беатриче!

Дверь приоткрылась, в коридор вышла озадаченная и немного взволнованная Беатриче со словами "Здесь две полоски. Что это значит?".

Алекс подхватил ее под колени и закружил по маленькой тесной прихожей. Потом он обессиленный от переживаний опустился на пол, Беатриче пристроилась перед ним в кольце его рук и шепнула, прильнув виском к его щеке:

- Ты станешь папой?

Он молча кивнул, привлек ее к себе и поцеловал длинным, благодарным поцелуем.










115







home | Единство вопреки (СИ) | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу