Book: Собрание тьмы (ЛП)













Внимание!


Данный файл предназначен для ознакомления, поэтому просим после прочтения сразу же удалить его.



Над переводом работали:


Габриэла Бейбарсова


Cassiopeia Raglan



Перевод предаставлен группой


https://vk.com/falling_kingdoms











Оглавление

Титульная страница

Карта

Копирайт

Содержание

Список персонажей

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

Благодарности

Разделено Penguin Young Readers Group

Опубликовано с помощью Penguin Group

Penguin Group (USA) LLC

345 Hudson Street

New York, New York 10014

USA / Canada / UK / Ireland / Australia / New Zealand / India / South Africa / China


Penguin.com


A Penguin Random House Company


Copyright © 2014 Penguin Group (USA) LLC


Penguin поддерживает копирайтинг. Копирайтинг поддерживает креативность, поддерживает различные мнения, способствует свободному высказыванию и созданию яркой культуры. Спасибо вам за покупку авторизованного издания этой книги и за соблюдение законов авторского права относительно запрета репродуктирования, сканирования, дистрибьютирования любой части без разрешения. Ви поддерживаете писателей и Penguin для продолжения публицирования книг для каждого читателя.


Это художественное произведение. Имена, персонажи, места и события являются продуктом авторской фантазии или использованы фиктивно, все совпадения с реальными персонами, живыми или мёртвыми, компаниями, событиями или местностями являются случайными..


Принц Магнус только что стал свидетелем пыток, смерти, чудес во время кровавых стычек, опустошающих силы повстанцев. Теперь ему нужно выбирать между семьёй и справедливостью, потому что его отец, жестокий король Гай, собирается подчинить всех Митика. Всё, в чём Гай нуждается сейчас, это в Родичах – четырёх элементарных кристаллах, что дают божественные силы их владельцам. Но Король Крови – не единственный, кто охотится за древними магическими артефактами.


Крешианцы присоединяются к охоте. Ашур и Амара, царственные брат и сестра из богатого королевства за Серебряным морем, очаровывают и манипулируют путями к Родичам, доказывая, что могут быть более жестокими самого Короля Крови.


Повстанцы продвигаются вперёд. Принцесса Клео и мстительный Йонас привели их убивать со сладостью, умением, и секретом, что может контролировать подавляющей магией Люсии, и могут использовать Родичей для того, чтобы вернуть их павшие королевства.


Хранители следуют за Миленьей из святилища. Они союзны с королём Гаем, что обещает им использовать Люсию для раскрытия Родичей.


Есть только уверенность, что в эти тёмные времена тот, кто будет обладать магией, тот будет контролировать судьбу Митика… Но четыре божественных элемента имеют другие планы.

Оглавление

Титульная страница

Карта

Копирайт

Список персонажей

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

Благодарности










Список персонажей


Лимерос: Завоеватели


Гай Дамора

Король


Магнус Лукас Дамора

Принц и наследник трона


Люция Эва Дамора

Принятая принцесса, колдунья из пророчества


Крон

Капитан стражи


Мило и Баррус

Palace guards


Государь Гарет

Друг короля


Госпожа София

Подруга короля


Оранос: Побеждённые


Клейона (Клео)

Пленная принцесса


Николо (Ник) Кассиан)

Лучший друг Клео и стражник замка


Нерисса Флоренс

Мятежный помощник


Петрос

Мятежный помощник


Галин

Сочувствующий бунтарям и владелец таверны


Бруно

Отец Галина


Пелсия: Мятежники


Йонас Агаллон

Глава мятежников


Феликс Джебрас

Мятежник


Лисандра Барбас

Мятежник


Грегор Барбас

Брат Лисандры


Тарус

Юный мятежник


Крешиа: Гости


Ашур Кортас

Принц


Амара Кортас

Принцесса


Хранители


Алексиус

Хранитель


Миленья

Член совета


Тимофей

Член совета


Данай

Член совета


Ксантус

Ссыльной хранитель











Пролог

М










олодой мужчина поднялся, окружённый огнём и хаосом.

В тени гор в ожесточённых боях столкнулись мечи. Прохладный утренний бриз разносил крики умирающих. Он чувствовал едкие запахи страха и ненависти тех, кто боролся за свою жизнь. Он ощущал медный привкус крови, что въелся в землю.

Это был вкус крови, что поднял его.

Он прижал руки к сухой земле, и пламя облизывало его голую кожу, а после попытался заставить себя встать на ноги. Ничего не удавалось, и его тело ныло от усилий.

Когда его взгляд прояснился, он попытался осмотреться вокруг. Он находился на краю лагеря, что находился сейчас в осаде. В пятидесяти шагах от него был лес, сухой и редкий, умирающий, но он считал, что это было более надёжной защитой, чем пребывать на поле боя.

Двое мужчин, один высокий, а другой низкий, оба на обоих была одета красная форма охранников, подошли к нему с обнажёнными мечами.

- Ну, и что мы тут имеем? – протянул короткий. – Раб решил, что может сбежать?

- Я не раб, - его голос казался надтреснутым, и его горло пересохло, как и земля под ним.

- Забыл свою одежду где-то, мальчик? – поинтересовался высокий.

Он бросил взгляд на свою голую кожу и промолвил:

- Что-то вроде того.

- Не стоит беспокоиться, - отрезал высокий охранник. – Тебе не понадобится одежда, когда ты умрёшь. Мы сделаем это быстро.

Высокий охранник с силой опустил свой меч вниз, но молодому мужчине удалось откатиться в сторону как раз вовремя. Он приподнялся, но его ноги были слабы, словно у новорожденного жеребёнка. Мышцы безумно болели, но он побежал к лесу.

- У нас нет времени чтобы ловить одного беглого раба, - высокий охранник говорил достаточно громко, чтобы перекричать шум битвы.

- Ты предпочитаешь, чтобы потом мятежник перерезал тебе горло? – сказал низкий.

- Король отдал бы предпочтение…

- Мне плевать на то, что предпочитает король. Пойдём!

Лес был редким, но молодой мужчина отыскал сухой куст, под которым можно было спрятаться. Его ветви кололи нежную кожу, но он оставался на месте и всё так же молчал. Охранники оказались ближе, ворошили листву, который было и так мало, своими мечами.

Он посмотрел вниз на свою руку и сжал её в кулак. Сколько времени пройдёт, пока он получит свою силу обратно? Он ждал целую вечность для того, чтобы освободиться.

Я проснулся раньше своего времени.

- Может быть, следует дать ему уйти, - промолвил низкий охранник, бравада которого сменилась страхом в голосе. – Может быть, он был тем, кто разжёг огонь там. Это может быть опасным.

- Да не будь трусом! Нельзя отклоняться, это может привести к большим проблемам и большим последствиям. Я хочу увидеть его кровь на моём мече перед тем, как мы сделаем что-нибудь ещё!

Они подошли ближе, и он отшатнулся от своего укрытия. Убегая, он споткнулся о спутанные корни большого дуба и упал на земь, тяжело дыша. Охранники быстро обнаружили его, и он попытался вскарабкаться обратно, пока не отыскал толстый ствол дерева.

- Ты должен понимать, насколько ты жалок сейчас, - усмехнулся высокий охранник. – Голый в лесу, умоляющий сохранить тебе жизнь.

Он действительно чувствовал себя жалким. Но это не было эмоцией, и он протянул:

- Я не просил.

- О, ты будешь просить достаточно скоро, обещаю, - охранник улыбнулся ему, показывая, сколько наслаждения приносит ему боль, страдание тех, кто слабее него.

- Что думаешь? – спросил своего спутника высокий стражник. – Следует ли отрезать его руки перед тем, как убить его? Или ноги, чтобы он не мог побежать снова.

- Может быть, следует вернуть его в темницу, чтобы продолжал гнить с остальными мятежниками.

- Это не весело, - он прикоснулся кончиком меча подбородка молодого человека, заставляя его встретиться с жестоким взглядом охранника. – И кто же ты, мальчик? Раб, поклонившийся моему хлысту во время работы на дороге короля? Или, может быть, бунтарь, ошибочно считающий, что может изменить судьбу?

- Нет, - его губы едва-едва шевелились, а дыхание было поверхностным.

Меч заставил его поднять голову выше, врезаясь в его плоть.

- Тогда кто же ты? – спросил стражник.

- Я… - начал он безумно мягко. – Я бог.

- Бог? Кто, ты? – весело фыркнул стражник. – Удивлён… И какова же кровь богов?

- Подождите! – у того, что был пониже, задрожал голос. – Глаза! Посмотри только на его глаза!

Высокий отвёл свой меч, а после сделал шаткий шаг назад.

- Что?

Молодой человек разжал кулак и посмотрел на свою правую ладонь. На ладони появился треугольник. Его края светились синим светом, тем же, что исходил сейчас из его глаз.

- Ты демон, - прошептал стражник. – Ты демон, вот кто ты.

- Я уже сказал вам, кто я. Впрочем, возможно, вы не слышали меня, - он вновь вскочил на ноги. Символ на руке стал ярче, и он протянул ладонь стражнику. – Я должен показать вам, да?

Внезапно пламя появилось перед ними. Оно мерцало, а после рванулось и лизнуло сапог охранника. Тонкой линией огонь извивался вокруг лодыжки мужчины, а после начал оборачиваться вокруг его колена и бедра. Мужчина прикоснулся к нему рукой, но это заставило огонь лишь быстрее увеличиться в размере, вцепиться в запястье и скрутиться браслетом вокруг руки.

- Что происходит? – второй рванулся на помощь, но его невысокий друг отшатнулся от него.

- Болит? – поинтересовался молодой мужчина. – Если нет, то только дайте ему несколько секунд, и это случится.

Пламя распространялось по ногам охранника, его торсу, рукам и, наконец-то, опутало его, прикоснулось к лицу – и всё было поглощено огнем. А после пламя превратилось из оранжевого в синий.

Это произошло, и охранник начал истошно кричать.

Второй охранник стоял, стоящий на месте от ужаса, наблюдал, как его друг пылал, словно факел в раннем утреннем свете. Внезапно пламя стало неконтролируемым, вскочило на тридцать футов воздуха, поглотив стражника, и он наконец-то перестал кричать.

Словно стеклянная скульптура, упавшая на мраморный пол, его тело разлетелось на миллион кусочков.

Он повернулся к тому, что всё ещё был живым, и промолвил:

- Беги.

Глаза мужчины расширились от ужаса, и он наконец-то повернулся и убежал.

Он вновь потратил много энергии, и теперь, истощённый, упал на колени. Символ на руке исчез, оставив только след, напоминающий старый шрам. Земля ещё тлела там, где стоял высокий охранник, хотя, кроме увядающей памяти, от него ничего не осталось.

Наконец-то его боль уменьшилась, мысли стали радостными, и улыбка коснулась уголков рта.

- Это только начало, - прошептал он, и тьма поднялась, накрывая его полотном.

Скоро он сожжёт их всех за то, что они сотворили с ним.










Глава 1

Йонас

Пелсия


- У меня плохое предчувствие относительно этого.

Голос Руфуса отвлекал так же сильно, как и постоянный зуд слепня. Йонас бросил нетерпеливый взгляд на мятежника куда-то в темноту.

- В самом деле, какая часть?

- Всё, полностью. Надо уходить, пока у нас ещё есть возможность, - Руфус попытался вытянуть свою толстую, потную шею и будто бы пронизывал взглядом линию деревьев, что их окружали, впрочем, пользуясь в качестве света одной только горелкой, которую они запихнули в рыхлую почву. – Он говорил, что его друзья могут появиться тут в любой момент!

Он имел в виду лимерийского охранника, которого они захватили тогда, когда обнаружили его слишком близко к краю леса. Сейчас он был привязан к дереву и находился в бессознательном состоянии.

Но потерявший сознание охранник не был единственным, что использовал Йонас. Он нуждался в ответах. Но, тем не менее, он был вынужден согласиться с Руфусом в одном: они слишком стремительно теряли время, к тому же, они находились так близко к деревне, наполненной этой заразы – приспешниками короля в их красной униформе.

- Конечно, он сказал, - промолвил Йонас. – Это называется блеф.

- О, ты так считаешь? – Руфус удивлённо изогнул бровь, словно это происходило не с ним.

Прошла уже почти неделя с момента нападения мятежников на лагерь строителей дороги в восточной Пелии под Запретными Горами. Неделя с тех пор, как последний план Йонаса по победе над королём Гаем пошёл вновь не так.

Сорок семь повстанцев набросились на сонный лагерь на рассвете в попытке захватить их мастера-строителя, Ксантоса, и наследника Лимероса, принца Магнуса, чтобы использовать их в качестве заложников против короля Гая.

Они провалились. Вспышка странного синего пламени – и всё сгорало на его пути, и Йонас едва смог спастись.

Руфус ждал остальных повстанцев на предназначенном для встречи месте поздним утром. Йонас обнаружил его со слезами на грязном лице, дрожащем от страха, бессвязно бормочущим о магии огня, ведьмах и колдовстве.

Только два из сорока семи уцелело. Это было сокрушительным поражением, во всех смыслах этого слова, и если бы Йонас думал об этом слишком много, он не смог бы видеть всё прямо, жить вне пределов его вины и его горя.

Его план. Его приказы.

Его поражение.

Опять.

Отчаянно пытаясь подавить свою боль, Йонас немедленно начал думать о других потенциально выживших – тех, кого захватили живыми и увезли.

Стражник, которого они нашли, носил красное. Он был врагом.

У него должны были быть ответы, что помогли бы Йонасу. Должны были быть.

Стражник наконец-то открыл глаза. Он был старше многих других, а его виски уже немного поседели. К тому же, он немного прихрамывал, и это помогло поймать его.

- Ты… Я знаю тебя! – пробормотал стражник, и его глаза блестели в скудном свете факелов. – Ты – Йонас Агеллон, убийца королевы Альтии!

Он бросался словами, словно оружием. Йонас сжался внутри, но не показывал никаких внешних признаков того, что эта отвратительнейшая ложь о нём могла причинить ему хоть какую-то боль.

- Я не убивал королеву, - прорычал он.

- И почему же я не верю тебе?

Игнорируя брезгливое выражение лица Руфуса, Йонас медленно обошёл задержанного стражника, словно пытаясь определить, насколько трудно было бы получить то, что ему хотелось.

- А ты и не должен верить мне, - он наклонился поближе, - но ты ответишь мне на несколько вопросов сейчас.

Верхняя губа стражника приподнялась над его жёлтыми зубами в рычании.

- Я не скажу тебе ничего!

Но, впрочем, он ожидал, что ничего легкого не будет в этом допросе.

Йонас вытащил драгоценный кинжал из ножен. Его идеальное серебро поймало лунный свет, сразу же обратив на себя внимание стражника.

Это было то самое оружие, которое отняло у его брата жизнь. И напрасно напыщенный государь Эрон оставил его в горле Томаса. Кинжал стал символом Йонаса, словно представлял собой линией на песке, которая соединяла его прошлое, прошлое сына бедного продавца вина, трудившегося каждый день в отцовском винограднике, и будущее, будущее мятежника, в котором он был уверен в том, что умрёт в борьбе за то, во что верил, за свободу от тирании для тех, кого он любил. И свободу от тирании так же для всех, кого он никогда в своей жизни не видел.

Йонас поднёс кинжал к горлу охранника.

- Предлагаю тебе ответить на мои вопросы, а если не хочешь, то прольётся немного твоей крови.

- Будет больше крови, если король узнает, что я хотя бы шевельнулся в порыве помочь вам.

Он был прав, ведь помощь мятежникам была тем преступлением, что приводит к пыткам или казни, скорее всего, даже объединённым. Впрочем, королю нравилось толкать высокопарные речи о единой Митике с широкой улыбкой на красивом лице, но он не получил бы прозвище Кровавый Король за справедливость и доброту.



- Неделю назад было произведено нападение повстанцев на придорожный лагерь, где-то на востоке отсюда. Ты знаешь об этом?

Стражник провёл по оружию взглядом и даже не дрогнул.

- Я слышал, что повстанцы погибли в криках.

Сердце Йонаса сжалось от боли. Он стиснул руку в кулак, порываясь ударить стражника. Дрожь пошатнула его, протягивая по воспоминаниям последней недели, но он надеялся сосредоточиться на задаче. Только это сейчас важно.

Руфус запустил пальцы в свои грязные волосы и ходил взад-вперёд в невероятном напряжении.

- Я должен знать, остался ли кто-то из мятежников живым. Их захватили в плен? Я должен знать, где король их держит, - продолжал Йонас.

- Понятия не имею.

- Я не верю тебе. Говори, иначе я перережу тебе горло.

Но в глазах стражника не было никакого страха, только насмешка.

- Я слышал много страшных слухов о лидере пелсийских повстанцев. Но слухи не были правдой, не так ли? Может быть, ты не более чем пелсийский крестьянский мальчик, далеко не такой безжалостный, чтобы хладнокровно убить кого-то? Даже того, кто является твоим врагом.

Йонас уже умирал до этого, более чем достаточно раз. В этой глупой войне, во время обманного союза Пелсии с Лимеросом против Ораноса. Во время битвы в лагере около дороги. Они воевали исключительно для того, чтобы победить врагов и восстановить справедливость для друзей и близких, для семьи… Для того, чтобы защитить себя.

Тем не менее, это достигалось через другие смерти, даже если бы смысл перестал быть настолько кристально ясным. Но он боролся за цель и верил в нее.

Он не чувствовал никакого удовольствия, отбирая жизни, а ещё надеялся, что этого больше никогда не случится.

- Хватит, Йонас. Это бесполезно, - промолвил Руфус, и в его голосе чувствовалась слишком сильная тревога. – Пойдём, пока у нас ещё есть шанс.

Но Йонас не сдвинулся с места и заставил себя сосредоточиться на задании. Он был слишком близко, чтобы сдаться.

- Среди повстанцев во время битвы была девушка, её зовут Лисандра Барбас. Она ещё жива? Мне нужно знать!

Губы стражника искривились в жестокой улыбке.

- О, так вот почему тебе так нужны ответы. Девчонка принадлежит тебе?

Йонасу потребовался всего лишь момент, чтобы понять смысл этих слов.

- Она мне как сестра.

- Йонас, - заскулил Руфус. – Лисандра ушла. Она мертва. И он увлечённо рассказывает о ней, чтобы нас тоже убили!

Йонас бросил взгляд на Руфуса, который заставил оного вздрогнуть, и этого было достаточно, чтобы закрыть глупцу рот.

Лисандра не умерла. Она просто не могла. Она была невероятно виртуозной в стрельбе из лука, такой невероятной, такой, каких раньше Йонас не встречал.

Лисандра была, к тому же, самоуверенной и невероятно раздражаемой с того момента, как он встретил её. И если она до сих пор жива, Йонас был готов сделать всё, что угодно, чтобы только найти её.

Он нуждался в ней – нуждался как в мятежнице и как в друге.

- Ты должен знать что-то, - Йонас прижал кинжал ещё сильнее к горлу стражника. – И ты скажешь мне об этом, скажешь прямо сейчас!

Какими бы высокими ни были ставки, Йонас не сдастся. Он будет идти вперёд до последнего вздоха.

- Эта девчонка… - прошипел сквозь зубы стражник. – Она стоит ваших жизней?

Йонасу не требовалось думать дважны.

- Да.

- Тогда я не сомневаюсь, что она такая же мёртвая, как и ты. – на губах стражника появилась ухмылка, несмотря на то, что по его горлу уже текла струйка крови. – Здесь!

Звук чвакающей под ногами грязи был всем, что только могло предупредить о приближении полудюжины воинов Лимероса, что теперь ворвались на небольшую лесную поляну. Их мечи были обнажены, а двое из них несли факелы.

- Бросайте оружие, смутьяны!

Руфус замахнулся на ближайшего солдата, но промахнулся как минимум на милю.

- Йонас! Сделай что-нибудь!

Бросив кинжал в ножны, Йонас воспользовался тем мечом, что отобрал у принца Магнуса ещё неделю назад, когда ему удалось бежать. Он поднял его как раз вовремя, чтобы блокировать удар, который должен был прийтись ровно по его груди. Руфус пытался драться руками и ногами, но это не помешало охраннику схватить его за волосы и дёрнуть назад, прижимая нож к горлу.

- Я сказал тебе бросить оружие – иначе я убью твоего друга, - прошипел стражник.

Мир будто бы остановился, воскрешая воспоминания убийства Томаса.


Это произошло так быстро – ни единого шанса, чтобы спасти его. И Йонас помнил и другое воспоминание, то, что навсегда раскололо его душу – его лучший друг Брайон умер от руки всё того же убийцы, и Йонас мог только наблюдать.

Воспользовавшись тем, что Йонас отвлёкся на мгновение, солдат ударил его кулаком в лицо. Пока горячая кровь слепила его, второй вырвал из его рук клинок, почти что сломав пальцы, а ещё один толкнул и ударил куда-то под колени, заставляя упасть на землю.

Мир перевернулся перед его глазами, пока он боролся, пытаясь остаться в сознании.

Он знал, чем всё закончится сейчас, что он находился в схватке со смертью уже очень давно. Не было никакой магии, чтобы спасти его в это время. Смерть уже перестала его пугать, но время не то. Ему нужно сделать ещё слишком многое.

И именно тогда ещё одна фигура вошла в круг факелов, и стражники обеспокоенно оборачивались.

- Я вас прерываю? – промолвил молодой человек. Он казался на пару лет старше Йонас, с тёмными волосами и глазами, носил тёмный плащ, капюшон, показывая, что его кожа была загорелой, и на его губах сияла лёгкая улыбка, показывая ровные белые зубы, демонстрируя невероятную беспечность, словно он только что случайно оказался посреди битвы. Парень осмотрелся, переводя взгляд от Руфоса, до сих пор удерживаемого на месте, и на Йонаса, упёршегося в землю, с двумя мечами, что были приставлены к его горлу.

- Убирайся, если не хочешь неприятностей, - прорычал стражник.

- Ты Йонас Агеллон, - промолвил парень, кивнув на него, словно они встретились в таверне или посреди леса в глухую ночь. – Это великая честь.

Йонас никогда не хотел быть известным. Но плакаты о его розыске слишком чётко отображали его лицо, и они были развешены по всем трём государствам, обеспечивая ему сомнительную популярность. Несмотря ни на что, несколько побед и несколько ложных обвинений сделали его легендой быстрее, чем те преступления, которые были совершены на самом деле.

К тому же, слишком многих привлекала высокая награда за его поимку.

Захваченный стражник уже был освобождён от верёвок и теперь осторожно потирал запястья.

- Ты следующий на очереди в мятежники? – поинтересовался он. – Мы сохраним место для ваших голов в замке. Схватить его!

Охранники бросились на него, но он со смехом уклонился от них.

- Нужна моя помощь? – спросил у Йонаса парень. – Я помогу вам, вы поможете мне – сделка!

Он двигался так хорошо, будто бы был всего лишь любопытным наблюдателем. У Йонаса не было ни единой мысли о том, кем бы мог оказаться этот человек, но сейчас ему действительно было плевать.

- Звучит неплохо в данной ситуации, - едва сумел выдавить из себя Йонас.

- Тогда начнём? – парень пригнулся и вытащил два лезвия, что были прикреплены к его предплечьям под плащом. Он развернулся и, двигаясь быстрее, чем любой из стражи, бросился в бой.

Голова Йонаса всё ещё плыла, но он сумел толкнуть воина позади него и ударить в лицо. Он чувствовал это и слышал характерный треск и болезненный вскрик.

Парень вскочил на ноги и схватил меч, толкая рукоятью кого-то, кто попался ему под руку.

Незнакомец уже убрал того, кто держал Руфуса. Сейчас свободный, неумелый повстанец просто стоял на месте, наблюдая за насильственными сценами, будто замороженный, а после сорвался с места и убежал, не оглядываясь.

Какая-то часть в Йонасе была разочарована в Руфусе, а другая, напротив, радовалась, что наконец-то он мог спастись, ведь не был готов к бою с самого первого дня.

Он мог бы и остаться живым, если бы играл по умному и выбрался бы из беды.

Остальные воины были уже мертвы или валялись без сознания на поляне, а Йонас схватил его первого заключённого и толкнул его спиной к дереву. Наконец-то самодовольство в его глазах превратилось в страх.

- Избавь меня от этого, - выдохнул он.

Йонас проигнорировал эти слова, обращаясь вместо этого к парню, что только что спас его жизнь.

- Как тебя зовут?

- Феликс, - промолвил он с улыбкой. – Феликс Габрас. Счастлив встретить тебя.

- Взаимно. Спасибо за помощь.

- Не за что.

Если бы Феликс не вмешался, Йонас уже был бы мёртвым. Без всяких сомнений. Тот дал ему шанс на ещё один день, в котором тоже можно было умереть. И за это Йонас был чертовски благодарен.

Тем не менее, глупо было бы не опасаться незнакомого человека, что знал его.

- Какая цена? – наконец-то спросил Йонас.

- Цена?

- Ты говорил, что поможешь мне, если я помогу тебе.

- Первое, что я хочу, - Феликс подошёл поближе, сталкивая Йонаса с пути и хватая воина за горло. – Это… Я подслушивал, я знаю. Но я слышал, что ты говорил, что не думаешь, будто бы Йонас способен хладнокровно кого-то убить. Ну и что, что ты думаешь обо мне?

Дыхание мужчины стало сбивчивым.

- Что ты хочешь?

- Ответы на вопрос. Его друзья до сих пор жива?

Стражник дрожал.

- Да. Горстка людей была поймана и отправлена во дворец, ждёт казни.

- Только они? Больше никого? Сколько?

- Я не знаю! Три, четыре… Меня там не было!

Йонас поморщился. Трое, четверо – как же мало их осталось…

- Имена, - Феликс сжал горло охранника сильнее.

- Я не знаю. Я сказал всё, что мог, - пробормотал он, а его лицо покраснело.

- Когда они будут казнены? – спросил Йонас, стараясь говорить твёрдым голосом. Мысли о людях, что оказались в ловушке у короля, приводили его в ужас.

- Это может быть через несколько дней или через месяцы. Пожалуйста, сохраните мою жизнь! Я сказал всё, что знал! Помилуйте меня, прошу!

- Как насчёт того, что я окажу тебе ту милость, которую ты оказал бы мне? – наконец-то проронил Феликс, хотя молчал до этого очень долго.

Один взмах мечом Феликса, и стражник рухнул навсегда. Его тело упало на землю, а он присоединился к своим погибшим друзьям в этом мечущимся свете костра, и Йонасу казалось, что он не способен отвести взгляд.

- Ты же знал, что я должен был это сделать, правильно? – промолвил Феликс, а его голос звучал так холодно, как будто был каменным.

- Я знаю.

В глазах Феликса присутствовала удивительная твёрдость, чуждая Йонасу. Эти глаза не отражали совершенно никакого раскаянья или радости из-за содеянного.

Это правда. Воины не помиловали бы их. Они убили бы без малейшего колебания.

- Спасибо за то, что спас, - повторил Йонас, когда Феликс вытер наконец-то лезвия о мох, прежде чем вновь вернуть меч в ножны.

- Не за что, - Феликс всматривался в темноту леса. – Я думаю, твой друг убежал.

- Ему будет безопаснее подальше от меня, - Йонас изучал взглядом тела убитых, а после вновь с настороженностью повернулся к Феликсу. – Ты убийца.

Эти боевые навыки, эта лёгкость – очевидно, что он был обучен.

Холодность пропала из глаз Феликса, и он улыбнулся.

- Всё зависит от дня, если честно. Приходится проявлять таланты.

Это прозвучало как подтверждение.

- И что теперь? Моя голова стоит куда больше, чем я могу предложить.

- Кто-то немного пессимистично мыслит, не так ли? Глаза у короля везде в последнее время, и всё, что я хочу, когда кто-то смотрит мне в спину, так это смотреть на него тоже. Почему бы не связаться с печально известным Йонасом Агеллоном? – он посмотрел в сторону убежавшего Руфуса. – Я не вижу какой-нибудь конкуренции. Я тебе нужен, так же, как и тот.

- Хочешь быть мятежником?

- То, что я хочу, так это вызвать проблемы и создавать хаос везде, где только можно, - Феликс улыбнулся ещё шире. – Это делает меня бунтовщиком? Как насчёт того, чтобы последовать за твоими друзьями?

Йонас продолжал смотреть на парня настороженно, и его сердце билось так же быстро, как и во время боя.

- Страж говорил нам то, что мы хотели услышать, а у нас нет ни единой возможности подтвердить или опровергнуть его слова.

- Не существует гарантий, есть возможности. Этого достаточно для меня.

- Даже если они есть, туда невозможно добраться.

Феликс только пожал плечами.

- Я вроде бы как люблю невозможные задачи, разве нет?

Несмотря на все попытки проигнорировать это, надежда уже билась в груди Йонаса. А это так часто приводило к боли…

Но надежда могла так же привести к победе.

Йонас изучал взглядом высокого, мускулистого парня, что только что убил пятерых охранников. Сам.

- Возможны проблемы, да?

Феликс рассмеялся.

- О, самые приятные из возможных! Так что скажешь? Нам следует быть братьями по анархии?

Феликс казался правым только в одном – Йонас не имел умелых повстанцев, что могли бы бороться на его стороне.

Он немного смягчился и схватился всё-таки за ту надежду, которая постепенно расцветала в его душе.

- Звучит как план.

Феликс пожал протянутую руку Йонаса.

- Обещаю, что не буду бежать в лес, пожав хвост, как твой прежний друг.

- Ценю это, - кивнул Йонас. Планы уже проносились в его голове, а будущее внезапно показалось невероятно ярким.

- Завтра начнём операцию по спасению твоих друзей, - промолвил Феликс. – И отправим многих воинов в Тёмный Мир, как мы можем!

Йонасу показалось, что это было отличным началом.










Глава 2

Магнус

Оранос










У Магнуса не было апетита для праздничного застолья, но именно так его встречали в тот день, когда он вернулся в Оранос, в королевский двор в Золотом Городе Он только что пережил слишком долгую и изнурительную поездку из Пелсии, а теперь обязан был посетить банкет в честь собственной победы над повстанцями.

Гости пили без всяких ограничений, бутылка за бутылкой лились пелсийские сладкие вида, словно родниковая вода. Прежде Магнус никогда не позволил бы себе подобного – ведь на его родине, в Лимеросе, подобное всегда было запрещено.

Но всё изменилось. И он уже решил, чем будет заниматься, когда это станет возможным.

Он опоздал. На несколько часов опоздал, на самом деле. Он не мог заботиться о пунктуальности ещё больше, но, как почётный гость, он должен был бы открыть праздник, и почему-то казалось, что он пропустил собственный выход. И он сумел выпить целых три бокала вина, прежде чем его прервали.

- Магнус, - звук королевского голоса резал его слух, словно меч. Он повернулся, дабы поймать холодный, оценивающий взгляд отца. Король Гай имел такие же тёмно-карие глаза, как и у Магнуса, и их волосы были одинакового, почти чёрного оттенка, а у короля ещё не показали никаких признаков седины. Его отец носил самый лучший плащ и камзол, сделанный из богатой ткани, на которой тоже присутствовал лимерийский символ в виде переплетающихся змей, а ещё камзол был отделан красной шёлковой нитью на рукавах. Магнус носил почти такое же, но это было слишком жестоко – надевать подобное в такой жаркий день.

Рядом с королём стоял принц Ашур, заморский гость, что давно уже злоупотреблял гостеприимством здесь, а ещё красивая девушка, которую Магнус не знал.

- Да, отец? – чистая ненависть к человеку, который стоял перед ним, сжала горло Магнуса. Он пытался бороться, чтобы не позволить ненависти вырваться на поверхность.

Не здесь. Не сейчас.

- Я хочу познакомить тебя с принцессой Амарой Кортас из Крешийской империи. Принцесса присоединилась к её брату Ашуру, и они наши самые почётные гости. Принцесса, хочу представить вам моего сына и наследника престола. Кронпринц Магнус Лукас Дамора.

Как же Магнус хотел сейчас оказаться в другом месте! Встречаться с новыми людьми и проявлять радость было настолько неприятно, даже тогда, когда он был в относительно хорошем настроении, не то что сейчас.

Магнус поднял кубок за наследников Крешии.

До него доходили слухи о красоте принцессы Амары, и теперь он видел, что это было правдой. Её смольно чёрные волосы были заплетены в высокую причёску, а некоторые локоны ниспадали на её длинную, изящную шею. Её кожа была смуглой и такой же безупречной, как и у брата, и глаза тоже такими же, как и у него – бледными, серебристо-голубыми.

Магнус выдавил из себя улыбку и склонил голову.

- Это честь для меня, принцесса.

- Нет, - отозвалась принцесса Амара. – Это для меня честь быть приглашённой в дворец вашего отца, что так любезно уведомил всех о моём приезде.

- Моя сестра полна сюрпризов, - глубокий голос Ашура был с едва заметным крешийским акцентом, как и у его сестры. – Я не знал о её призде до позднего вечера!

- О, но я так соскучилась по тебе! – промолвила она. – Не могла же я ждать, пока ты вернёшься домой! Ты оставил меня без единой надежды на информацию о том, насколько долго тебя следует ждать!



- Мне нравится Митика, - ответил он. – Такое себе очаровательное средоточие маленьких королевств!

Магнус не заметил ни малейшего содрогания со стороны короля при словах о маленьком размере их королевств. Может быть, принц Ашур не подразумевал ничего пренебрежительного, но…

Это звучало пренебрежительно.

- Вы можете оставаться в моём маленьком королевстве столько, сколько захотите, - ответил король Гай без малейшего оттенка раздражения или враждебности в своём голосе.

Одно только всегда восхищало Магнуса – его отец всегда умудрялся натягивать на себя маску очарования, когда это было ему нужно. Самому Магнусу оставалось пока что только учиться этому.

- Ваша возлюбленная супруга ушла? – спросила тут же принцесса Амара. – Я имела возможность только переброситься с нею несколькими фразами, когда только приехала!

Да, эти слова заставили Магнуса содрогнуться. Жена. Он окинул взглядом переполненный банкетный зал, в котором за длинными столами сидели сотни гостей, за столами, что ломилось от еды и напитков, смотрел на рои слуг, что убирали грязную посуду. Музыканты же играли в одном из углов, словно какая-то стая надоедливых шумных сверчков

Это так отличалось от жизни Лимероса, где праздники случались очень и очень редко, и почти никогда нельзя было слышать звуки музыки. Как же быстро его отец изменил вкусы, приспособился к новым законам и правилам, стремясь гармонировать с окружением! Это было так обманчиво – ведь он скрывался, словно хамелеон.

Магнусу казалось, что всё это было сделано только для того, чтобы легче подчинить Оранос , легче, чем вновь заставить завоёванное царство переменить свою жизнь в один миг. Это приведёт только к восстаниям, а его отец уже был вынужден бороться с восстаниями, и тогда армия Лимероса вынуждена была разойтись на весь континент.

Всё это было частью королевского плана.

А может, его отец наслаждался музыкой и банкетами куда больше, чем говорил об этом вслух.

- Моя супруга? Я не знаю, где она, - Магнус сделал ещё один глоток вина и кивком подозвал служанку, чтобы та наполнила его бокал. Он снова окинул взглядом комнату, но все лица смешались, и он не мог увидеть бледное золото волос Клео где-нибудь среди этой бесконечной толпы.

- Уверена, что она счастлива, когда её муж наконец-то оказался рядом после такой долгой разлуки, - промолвила Амара.

- Это было не так уж и долго.

Честно говоря, это было слишком уж достаточно долго.

- Даже один день слишком долго течёт в разлуке для двух влюблённых, - отметил Ашур.

Магнус почти что залпом выпил вино.

- Как восхитительно, принц Ашур! Никогда не думал, что вы настолько романтичны!

- Ашур – один из самых желанных женихов во всей Крешии, - включилась в разговор принцесса Амара. – Но он отказал нескольким невестам… Отец боится, что он никогда не угомонится!

- Ну, что мне сказать? – ответил Ашур. – Истинная любовь всё ещё ищет меня, а я не согласен на меньшее.

- Что делает вас куда более желанным. Даже здесь вы легко привлекаете внимание каждой женщины.

- Мне повезло.

- Если вы простите нас, - внезапно вмешался в разговор Гай, - то мне нужно поговорить наедине со своим сыном. Наслаждайтесь банкетом!

- Благодарим, Ваше Высочество, - ответила Амара. Она прикоснулась к руке Магнуса и промолвила:

- Надеюсь увидеть вас как можно скорее.

Магнус улыбнулся, но, несмотря на то, что девушка была, несомненно, красивой, это показалось ему настолько ложным.

- О, я настаиваю на этом!

Как только Магнус последовал за королём из переполненного зала, несколько гостей попытались привлечь его внимание, поздравляя с победой в Пелии, где он сорвал план повстанцев по прекращению строительства королевской дороги.

Только сейчас Магнус заметил пылкий взгляд Николо Кассиана, молодого стража, стоявшего около больших дверей зала.

- Ты подогревал её, пока я был в отъезде? - мимоходом бросил ему Магнус, чувствуя первое минутное удовольствие за весь день, потому что выражение Ника стало ещё более преисполненным ненависти, а его лицо почти что слилось по цвету с волосами парня.

Парню действительно следует научиться контролировать собственные эмоции, если он желает удержаться от больших неприятностей.

Мальчишка был влюблён в Клео, и, насколько Магнус интересовался или знал, Клео чувствовала к нему почти что же самое. Но, тем не менее, он более чем сомневался в том, что Клео могла заинтересоваться скромным стражником, пусть даже она считала его своим другом.

Король привёл его в тронный зал с высокими потолками и мраморными плитами, что вели к огромному, богатому золотому трону, усеянному рубинами и сапфирами. В Ораносе гобелены и гербы были заменены теми, что прежде являлись лимерискими, но они были расставлены тут точно так же, как изначально задумывал Корвин Беллос, создавая своё богатейшее царство.

Стража короля стояла у тяжёлой двери, оставляя их наедине в этом богатом помещении.

Магнус рассматривал отца в бесконечной тишине, вынуждая себя быть спокойным. Говорить первым он не желал, опасаясь сказать что-то, о чём будет после жалеть.

- У нас есть проблемы. У тебя и у меня, - сказал король и устроился на троне.

Дыхание на мгновение застыло в груди Магнуса.

- Что ты имеешь в виду?

- Крешийцы, - выражение лица короля моментально стало неприятным и резким. – Эти дураки считают, будто бы я не понимаю, зачем они вообще здесь! Но я-то понимаю!

Это было совсем не то, чего мог ожидать Магнус.

- И почему же они здесь?

- Они тут от имени своего отца, что желает ещё большей власти и разрушает на своём пути всё, чтобы получить это!

- Да? И что же ты предлагаешь сделать?

- Я не позволю кому-нибудь разрушить мои планы. И если эти двое узнают о том, насколько близко моё сокровище, я уверен, они будут пытаться украсть его!

Беспокойство и сомнение затопили глаза отца. Магнус прежде никогда не сталкивался с подобными его слабостями, слабостями в человеке, который постоянно ослеплял всех, что бы он ни делал.

Король ставил слишком высокие цели, что соответствовали его бесконечной жадности и жестокости. Он искал Родичей, четыре кристалла, что содержали в себе суть элементалей – магических элементалей. Их утеряли тысячу лет назад, но любой, кто заполучил бы их, мог бы стать богом.

Магнус видел волшебство рядом со смертью в тени Запретных Гор. Он знал, что Родичи более чем реальны.

И он будет владеть ими, не его отец.

- Тот, кто попытается попробовать совершить подобное, пожалеет об этом, и неважно, кто это будет, - сказал Магнус.

Король кивнул, и тень неопределённости наконец-то пропала.

- Ты был хорош в битве в лагере. Иногда я забываю о том, насколько ты молод.

- Мне восемнадцать, - возразил Магнус.

- Восемнадцать – это ещё очень небольшой возраст… Но ты так вырос за этот год. Трудно описать, насколько я горжусь каждым твоим поступком, всем, что тебе пришлось пережить, чтобы подняться ещё выше. Ты таков, как мне хотелось бы, сын мой.

Было время, когда такие слова от отца были бы для него словно глотком воды перед смертью от жажды.

Но теперь, когда ему было уже столько всего известно, он понимал, что это всего лишь манипуляции, которые Магнус в людях ненавидел больше всего на свете.

- Спасибо, отец, - спокойно промолвил он.

- Я был расстроен, услышав о судьбе моего королевского вассала, - продолжал король, не давая Магнусу сказать что-то ещё. – Но он был так неумел в бою… Неудивительно, что он умер настолько легко от клинка мятежника.

Образ бледного лица Эрона Лагариса и его мёртвые, ничего не отражающие глаза пронеслись перед глазами Магнуса.

- Нам будет не хватать его, - сказал он спокойно.

- Действительно.

Король поднялся с трона и спустился по ступенькам, останавливаясь напротив сына. Магнус сражался с желанием убить его, но он должен был оставаться спокойным.

- Миленья не связывалась со мной вот уже несколько недель, - в голосе короля чувствовалось разочарование, когда он говорил о таинственной хранительнице, что якобы была его советчицей в снах. – Я не знаю, чего она ждёт, но мне нужно знать, как пользоваться магией Люции, чтобы продолжить наш путь. После этого времени твоя сестра может ещё более контролировать её элементали, но я не могу найти достаточно надёжный способ для того, чтобы обучить её.

- Пророчество остаётся верным. Она является той, что приведёт тебя к победе, а не Миленья. Люция – ключ ко всему этому, и я верю в неё больше, чем в кого-либо.

Его слова причиняли ему всё больше боли, потому что они были правдой.

Он всё ещё верил в Люцию, пусть она уже не верила в него.

Король похлопал Магнуса по плечу.

- Конечно, ты прав. Люция пройдёт этот путь. Это моя судьба – заполучить Родичи.

"Нет, отец, - мысленно возразил Магнус. – Это моя судьба".

- Я не спущу с крешийцев глаз, - промолвил он. – Если они не покажут никаких признаков того, что посягают на наше, то мы сможем иметь с ними дело.

Король кивнул и прикоснулся к шраму на щеке Магнуса, улыбнувшись.

- Да, вместе.

Магнус наконец-то покинул тронный зал. Он быстро спустился вниз и добрался до места, где мог бы остановиться, невидимый для отца, и мог бы перестать трястись от ненависти. От разочарования. Необходимость отомстить за убийство матери и заставить отца заплатить за всё пронизывала его насквозь.

Вино совершенно не помогало, только затуманивало ум и взгляд.

Он нуждался в воздухе.

Магнус продолжал идти по коридору, пока не отыскал выход на большой балкон с видом на дворцовые сады. Освещённый лунным светом, сад оказался неимоверно красивым. До него доносился мягкий и приятный аромат роз. Он немного ссутулился, вцепился в прохладные мраморные перила и вдохнул воздух.

Внезапно небольшое движение привлекло его внимание. Внизу, в саду, там, где была какая-то причудливая мозаика, держали свой путь три фигуры: его сестра, Люция, шагала с крешийским принцем и принцессой.

Он понял, что не способен отвести взгляд.

- Кто-то выглядит сегодня поразительно несчастным.

Голос разрушил его концентрацию и заставил напрячься.

Не оборачиваясь, он промолвил:

- Я думал, что был тут один.

- И всё же, очевидно, что это не так.

- Я хотел бы быть в одиночестве.

- Уверена, что да, но я оказалась тут первой. На самом деле, я тут жила ещё шестнадцать лет, прежде чем вы пришли и убили всех, кого я знала и любила, а это, как по мне, даёт мне право на этот балкон!

Он повернулся к девушке, стоящей в тени, и был удивлён тем, что не заметил её сразу. Золотая принцесса Ораноса сейчас была такой бледной, что почти что светилась в лунном сиянии. Глаза её были аквамариновыми, живыми, словно поверхность озера под летним небом.

Может быть, он не заметил её потому, что платье было поразительно тёмным, таким, как глубокая тень сумерек в те моменты, когда вот-вот на землю должна была опуститься ночь.

Клео вышла из тени и присоединилась к нему на краю балкона. Она проследила за его взглядом и остановилась на Люции с принцем и принцессой.

- Думаю, ты обрадуешься тому, что я подружилась с Люцией с момента твоего отсутствия, - промолвила Клео.

- Уже рад.

- Да. Я могла уйти так далеко, что мы бы стали друзьями… Она такая особенная, твоя сестра! Теперь я понимаю, почему ты так её любишь!

Сказанные случайно слова оказались невероятно точными.

И она попробовала ещё раз.

Магнус прекрасно знал, что слухи о его безответной любви к Люции обошли уже весь дворец. Слуги обожают сплетничать о людях высшего мира. И иногда они сплетничали и с самими представителями этих миров.

- Очень рад слышать, что Люции было с кем пообщаться во время моего отсутствия, - промолвил он, игнорируя невысказанные обвинения Клео. – Ты встречалась с принцессой Амарой ещё раз?

- Мельком, - решительно и холодно отрезала она.

- Она тоже станет одной из твоих друзей?

Улыбка осталась на её лице, но глаза стали ещё более ледяными.

- Конечно, надеюсь так и будет.

Он не мог помочь, но его позабавила эта девушка. Принцесса Клейона Беллос была такой обманчивой!

Но существовало ещё что-то, кроме лжи и агрессии в ней сегодня. Он чувствовал свежую боль, которую девушка не могла скрыть.

Он ждал, что ещё скажет она.

Клео вновь обратила внимание на сад.

- Сегодня были похороны господина Эрона.

- Я слышал, - ответил он, чувствуя, как сильно пересохло во рту.

Она играла с длинной прядей своих волос, что выбилась из причёски.

- Я знала его всю жизнь, в плохие и хорошие времена, а теперь его нет.

Его горе над погибшим было неуместным. Эрон не заслужил ни слёз, ни боли ни от кого, но Магнус понимал причину горе. Он чувствовал это сам, когда его мать погибла, он всё ещё чувствовал это, словно бездонную дыру в груди.

Эрон был помолвлен с Клео, но король Гай изменил свои планы и отдал Клео Магнусу.

- Как он умер? – спросила она невероятно мягко.

- Он умер в сражении с повстанцами, что напали на придорожный лагерь, что мы осматривали.

- И повстанцы убили Эрона?

- Да.

Клео повернулась и посмотрела на него слишком прямо.

- Он погиб в бою. Будто бы он был храбрым.

- Да, это так.

- Эрон мог быть каким угодно, но храбрым он никогда не был, - она отвернулась. – Может быть, я знала о нём не всё, и он был смелым по время своей кончины.

- Он не был, - кажется, всю ненависть сегодня Магнус вылил именно через эти несколько слов.

Клео бросила на него обжигающий взгляд.

- Извини, - промолвил он, пытаясь уничтожить яд, что так и стремился сойти с его языка в ужасной истине. – Эрон выступал в битве так, как мог в соответствии со своим опытом, которого не хватало. У него не было шансов, жаль, что я не смог спасти его.

Какая ложь. Он даже задался вопросом, как бы отреагировала Клео, если б он сказал, что Эрон был подхалимом и жалким слабаком. Кто ещё мог склониться перед королём-завоевателем и сделать что-то отвратительное без единого вопроса вместо того, чтобы защищать честь своего народа!

Эрон умер так, как заслуживал.

Теперь Клео смотрела на него слишком хмуро.

- Тебя расстраивает этот разговор, - проронила она.

Магнус повернулся к саду, пытаясь скрыть от неё свой взгляд. Сестра и крешийцы уже ушли.

- Я не чувствую ничего, кроме желания закончить поскорее этот разговор. Нет ли ещё чего-то, что ты хотела бы узнать сегодня вечером?

- Только правду.

- Прости, что?

- Я чувствую, что ты что-то недоговариваешь.

- Поверь мне, принцесса, даже если бы это было так, ничто из этого ты не хотела бы узнать.

Она пристально посмотрела на него, наблюдая, как он провёл рассеянно кончиками пальцев по шраму, что тянулся от виска к левому углу рта. Он презирал её за это внимание.

Были моменты, когда Люция могла увидеть сквозь маски, что он совершенствовал в течении многих лет, скрывая свои эмоции для сохранить дистанцию между собою и людьми, чтобы стать похожим на отца. Теперь, когда его сестра потеряла эту способность, его раздражало то, что уже Клео могла видеть сквозь его маски.

- Расскажи мне, что случилось в Пелсии, - потребовала она.

Он снова столкнулся с нею взглядом, чтобы заметить, что она тревожно приблизилась к нему.

- Осторожно, принцесса. Ты не помнишь, что было в последний раз, когда мы оказались на балконе? Ты не желаешь, чтобы это случилось ещё раз?

Он ждал отвращение в её взгляде, когда напомнил об их свадебном туре, когда они вынуждены были поцеловаться перед нетерпеливой, восторженной толпой.

Их первый и последний поцелуй.

- Спокойной ночи, принц Магнус.

Не сказав больше ни слова, она показывала свою ненависть только холодом в голосе, а после повернулась и покинула балкон, оставив его одного в темноте.










Глава 3

Лисандра

Оранос

Лисандра пыталась сломать прутья её камеры до тех пор, пока наконец-то на неё не обратил внимание проходивший мимо стражник.

- Когда Грегор вернётся? – спросила она.

- Какое тебе дело? Думай о себе, девчонка, и останешься в живых подольше.

Какое ей дело? Но ведь стражники не знали, что Грегор был её братом. И она любила его, хотела, чтобы он был в безопасности, чтобы они сбежали из этого переполненного запахом смерти подземелья.

Грегор был арестован при нападении на принца Магнуса в Лимеросе во время свадебного тура. Он утверждал, что связывался с бессмертной хранительницей Федрой через сны и говорил то, что большинство приняли бы за бред сумасшедшего. Но, казалось, король Гай так не думал. Грегор не оставался бы живым так долго, если б король не считал его ценным.

Стражник всё ещё стоял там, смотрел на Лисандру через решетку с нескрываемым интересом.

Она бросила на него взгляд.

- Что?

- Маленькая хорошенькая девочка, не так ли? Такая хорошенькая в таком гадком месте!

- Я не маленькая девочка.

"Будешь продолжать смотреть на меня так – выцарапаю глаза", - подумала она.

- Ты мятежница, - он покосился на неё. – Не слишком много знакомых мне девушек вообще предпочитают драться.

Она не проронила ни единого слова и держала язык за зубами, пока он не оставил её, направившись к другим стражникам. Их голоса были тихими, но Лисандра видела, как выражения их лиц становились всё более и более самодовольными с каждым новым словом.

Освещённое только факелами, подземелье было окутано гнетущей темнотой. Металлические прутья были покрыты слизью, стены облеплены грязью. На жёсткой грязной лежанке из соломы Лисандра смогла уснуть лишь на несколько мгновений после её прибытия сюда. По коридору расходились эхом ужасные крики других заключённых, тех, кто смеялся или плакал, или разговаривал между собой, и тут были мужчины и женщины, что потеряли рассудок раньше, чем жизнь.

Это было кошмарно.

Но она останется сильной. У неё нет выбора.

Второй стражник посмотрел на неё и кивнул.

- Отлично, нам нужно развлечение на сегодня. Возьми её.

Первый охранник открыл её камеру и вытащил Лисандру оттуда, схватив её за волосы. Её первым желанием было сражаться, но она сдерживалась. Она может спастись, если будет притворяться слабой и послушной. Закрытая за каменными стенами и железными прутьями, она не имела шансов, но если её вытащат оттуда, она будет в состоянии бежать, хотя её сдерживала мысль о том, что придётся оставить Грегора.

Но он не сделал ничего за пределами камер. Стражник потащил Лисандру вниз, тянул её тусклым и узким коридором в другую камеру, толкнул её в проход, и девушка упала на пол, ударив достаточно сильно свои колени.

Было очень темно, но она знала, что здесь был кто-то ещё.

Два стражника стояли по другую сторону решёток и ухмылялись. Один швырнул ей что-то металлическое в клетку, и нож приземлился в нескольких шагах от неё на земляном полу.

Нож. Она бросила подозрительный взгляд на стражника.

- Ты хотела бороться? Покажи нам, мятежница, - промолвил он.

Внезапно второй заключённый выскользнул из темноты, поднимаясь на ноги и толкая с силой Лиандру в грудь, отчего она врезалась в стену. Это тоже была девушка, выше и тяжелее, чем Лисандра, с грязным лицом и спутанными волосами. Она хватила нож и смотрела на него диким взглядом.

- Давай, иди. Тот, кто победит, получит сегодня еду! Посмотрим на кровь, - подбадривал их стражник.

Взгляд второй девушки не отпускал Лисандру. А после она рванулась к ней, сжимая нож.

Лисандра была голодна и слаба, но она ещё не сошла с ума. Она прибывала сюда только два дня назад, с Тарусом, Катоном и Фабиусом, другими выжившими повстанцами.

Она знала, что Гай приказал доставить их сюда, чтобы публично казнить в качестве примера. И она не ждала помилования за свои преступления, и не ждала, что явится рыцарь в сияющих доспехах, готовый спасти её.

Она была не из тех, кто ждёт всю свою жизнь. Этим она отличалась от других девушек, которые мечтали о сильных мужьях и о детишках. Она была воином с самого начала. И умрёт она воином.

А ещё она знала, что умрёт не сегодня.

Лис увернулась от ножа с лёгкостью, а после оттолкнула от себя девушку.

- Как тебя зовут? – спросила Лисандра.

- Моё имя? Зачем? – зрачки девушки сузились.

- Я Лисандра, Лисандра Барбас, - они могут подружиться, эта девушка – не её враг. Они обе лишь заключённые, и в этом они были схожи.

- Меня не волнует, кто ты, - девушке не хватало мастерства, но у неё был нож.

- Нужна небольшая помощь, мятежница? – стражник открыл дверь и затолкнул другого заключённого, короткого, тощего и со страшным выражением лица.

Прежде, чем Лисандра сказала что-нибудь, незнакомка рванулась вперёд, рубанув по руке Таруса.

Этой раны было достаточно, чтобы Лисандра сорвалась. Она бросилась на девчонку и ударила её в живот, вызывая громкий вскрик боли.

- Всё в порядке? – окрикнула она Таруса.

Он схватился за раненную руку.

- Да… Будь осторожна!

Кончик лезвия метнулся к груди Лисандры. Она увернулась и ударила девушку в лицо, так, что на сей раз кровь потекла из её носа.

- Прекрати. Ты лучше этого, - прошипела Лисандра. – Не давай им того, что они хотят, не позволь им победить!

- Я не ела все эти дни! – глаза девушки покраснела от слёз бессильной ярости.

- Давай! – прорычал стражник. – Убей её! Я поставил деньги на тебя, мятежница, и не делай из меня неудачника!

Девушка наносила удар за ударом, пока наконец-то не вырвала нож из рук незнакомки. Та отползла обратно в угол, поднимая руки, чтобы закрыть собственное лицо.

- Пожалуйста! Пожалуйста, не надо! Не убивай меня! Прости, прости!

- Убей её! – потребовал стражник.

- Нет, - бросила Лисандра на него полный ненависти взгляд.

- Она убила бы тебя.

- Может быть, но она не заслуживает смерти за попытку выжить ещё один день в этой выгребной яме!

Стражники рванулась в камеру и отобрали у Лисандры оружие, а после затолкали её в прежнюю камеру вместе с Тарусом.

- Можете составить друг другу компанию в ожидании смерти!

В темноте Лисандра прижалась к стене, поддерживая Таруса. Он тихо рыдал, и девушка положила руку ему на спину, пытаясь успокоить.

- Я знаю, что это будет трудно, - прошептала она, - но я вытащу нас, обещаю.

- Как?

Интересный вопрос.

- Я думаю над этим, просто дай мне время.

- Если бы Йонас нашёл нас. Он бы нас спас. Я знаю!

- Йонас умер, - слова казались слишком горькими, а в сердце остался только лед. Болезненная мысль, что заставляла глаза наливаться слезами от бесконечной печали. – Если он не погиб в бою, то его захватили бы, как и нас, и мы бы видели или слышали бы о нём.

- Я не верю, - глаза Таруса казались стеклянными.

Смотреть на него было слишком больно для Лисандры. Она отвернулась и сжала зубы, заставляя себя подавить жалость.

- Я не хочу верить в то, что он мёртв, но нельзя надеяться на то, что он найдёт нас, - она вздохнула. Она не позволяла себе верить в Йонаса, потому что знала, что не справится, если он не придёт. Нет, она должна полагаться только на себя.

Наступила тишина, застывшая до тех пор, пока Грегор наконец-то не вернулась в клетку. Он упал на колени, и Лисандра бросилась к нему, взяв лицо брата в руки, чтобы осмотреть его.

Он был испуган, а его лицо залито кровью и всё в синяках.

Ярость вспыхнула в ней при виде человека, которого она так любила.

- Чёрт побери! – она оторвала кусок от своей рубашки и попыталась очистить его раны. – Я убью каждого, каждого из них!

- Всё в порядке, Лис. Это скоро закончится.

Слёзы текли с глаз, и она сердито вытерла их.

- Не говори такое. Мы уйдём отсюда, и мы оставим это вонючее место у нас за спинами. Мы нашли друг друга и мы тут не умрём. Просто скажи им то, что они хотят услышать, и они перестанут тебя бить.

- Не хватит истины в мире, чтобы заставить их остановиться.

Ей было больно слышать это в его голосе. Это так не похоже на того брата, что вырастил её, показал, что надо быть сильной, даже когда в семье были самые тяжёлые времена. И она всегда завидовала ему, стыдилась собственных слабостей.

- Что им было нужно сегодня? – спросила она.

- То же, что и всегда, - он прислонился к каменной стене. – Король желает знать о том, что Федра рассказала мне о Родичах. Он задавал мне одни и те же вопросы, но мои ответы его не удовлетворили.

Не так давно Лисандра обозвала бы Грегора дураком, поверившим в бессмертные существа из другого мира и в магические кристаллы.

Но никто не смеялся сейчас.

- Она придёт ко мне ещё раз. Она вернется, - прошептал он, - и скажет, что мне делать.

- Ты рассказал им, что Федра волшебница? – Лисандра заговорила тише.

Ей было больно даже произносить это, но так считал Грегор. Может быть, если помочь ему придерживаться этих убеждений, он сумеет сохранить свою жизнь.

- Я пытался говорить то, что мог, - он зажмурился. – Мне нужно быть терпеливым. Федра посетит меня, она не откажется от меня.

Если эта Федра на самом деле существовала, то Лисандра ненавидела её уже за то, что она сделала с её братом. За то, что рассказала ему.

"Когда кровь колдуньи прольётся, они наконец-то вернутся, и мир загорится".

Кто вернётся? Нельзя было понять волшебство, и только глупые люди, что верили в глупости, думали об этом, и нельзя объяснить им, что всё не так.

- Скажи королю о волшебнице и о её могущественной крови, - прошептала Лисандра. – Пусть ищут какую-то девушку, которую обвинят, и оставят тебя!

- Они пожелают ещё что-то, а я подвергну её пыткам.

Она содрогнулась. Неужели она стала такой холодной и жестокой, что была пожертвовать кем-то невинным, чтобы спасти того, кого любит?

Она не была уверена, что это не так.

Грегор коснулся лбом её руки, а после поднял свою ладонь и смотрел на малиновые следы на кончиках пальцев.

- Кровь – ключ, Лис. Помни, что кровь – это жизнь, кровь – это магия.

- Если ты так говоришь… - она пыталась сдержать разочарование в голосе. Грегор сошёл с ума, а она хотела восстановить свои силы и разум.

- Ты знаешь, что это за волшебника? Она говорила? Или это может быть кто-либо?

- Нет, - признался он. – Но она существует.

Лисандра вздохнула.

- Это нам не поможет.

- Моя бабушка рассказывала мне о пророчестве о волшебнице, - заговорил Тарус.- - О той, кто может владеть элементалиями сильнее, чем кто-либо другой, та, что восстановит Родичей.

- Бабушка была великой сказочницей, - промолвила Лисандра.

- Может быть. Но вдруг это не просто история, а судьба? – пожал плечами Тарус.

Пелсийцы хоть и не верят в магию, верят в судьбу. Они приняли суровые реалии жизни, умирали от голода день ото дня и позволяли умирать детям, словно ничто больше не могло помочь.

- Федра придёт ко мне и скажет, как ей помочь, - глаза Грегора наполнились слезами, но он закрыл их так плотно, что у Лисандры сжалось сердце.

- Хранители посещают сны смертных, - сказал Тарус, чтобы привлечь внимание Лисандры. – Иногда. Редко. Не скажу, что это бывало часто, но это возможно.

Он должен был заметить скептицизм в выражении её лица. Так или иначе, Грегор был уверен в том, что говорил, а она не могла считать это просто бредом сумасшедшего. Она не могла поверить в магию, но верила в своего брата.

И всё это было невероятно важным для Кровавого Короля.

- Я видел ведьму один раз, старую подругу моей бабушки, - задумчиво протянул Тарус. – Она зажгла камин, просто глядя на него.

- Сколько тебе было лет? – поинтересовалась Лисандра. Она слышала подобные слухи, но не видела ничего подобного.

-Пять? Шесть? Не помню, но я знаю, что так было.

Воспоминания детства не могут помочь им. Им нужны факты. И им необходим план побега.

Её брат уснул. Может быть, он мечтал о прекрасных бессмертных, но она осталась с тысячей вопросов и сомнений.

- Забудь о Хранительнице, Лис. Йонас спасёт нас, - прошептал Тарус. – Я знаю, что так будет.

Она не была в этом так уверена. Но если у неё будет шанс загадать желание, то это будет тем, что она пожелает.










Глава 4

Клео

Оранос

Клео как-то слишком неопределённо относилась к людям, что жили во дворце прежде, в хорошие времена, что не дали королю Гаю ни единой причины, чтобы бросить их в тюрьму или убить их семьи. Но все помнили, как было, когда король Корвин правил ими и занимал этот трон, когда ещё никто не сжимал вокруг их горла железные пальцы.

Клео видела замешательство в их глазах, когда они молча спрашивали, как она могла жить во дворце с улыбкой после нескольких коротких месяцев, что прошло со смерти отца. Как она – девушка, которая прежде была известна собственной любовью к веселью, друзьям и вину, - была вынуждена выйти замуж за сына своего врага, даже не пытаясь постоянно с отчаяньем сбежать отсюда.

Но эти люди на самом деле никогда не знали Клео. Они не имели ни малейшего представления о том, как далеко она может пойти, чтобы вернуть то, что потеряла.

Некоторые искали мести для своих врагов на лезвии меча. Но её план начался с улыбки.

И она была осторожна, как никто, и даже человек, который превратил в прах всех, кого она любила, не считал её серьёзной угрозой.

В последнее время она начала верить в то, что повстанец, что похитил её и поцеловал, мог бы помочь ей. Она не видела Йонаса вот уже два месяца, но она часто думала о нём и беспокоилась о его судьбе. И она понятия не имела, жив ли он.

Но она знала, что не может полагаться исключительно на него.

Клео вышла из дворца и отыскала Люцию в дворцовом саду. Она вынуждала себя оставаться спокойной, игнорировать то, как громко билось её сердце, а после взяла себя в руки и подошла к принцессе, что складывала красные розы в свою корзину.

Обыкновенное времяпровождение для тайной волшебницы.

- Добрый день, - промолвила Клео, останавливаясь рядом с нею.

- Добрый, - Люция немного напряглась, но продолжала подбирать цветы.

В этом приветствии не было дружелюбия, и это заставило Клео забеспокоиться. Они стали друзьями всего несколько дней назад, но после возвращения Магнуса и щедрого банкета в честь победы Клео не имела шанса поговорить с Люцией наедине и наладить с нею связи.

"Не важно, - подумала Клео, - Мы будем лучшими друзьями".

Клео воззвала к своему природному таланту очаровывать всех – мастерству, которое могло ей помочь.

- Ты хотела мне что-то сказать? – тон Люции был каким-то тревожным и преисполненным подозрения.

Это будет трудно, но Клео останется спокойной.

- Только… Я надеюсь, что не сказала ничего, что могло бы тебя обидеть. Я впечатлена, что мы смогли пережить то… что случилось на днях.

- Я не хочу об этом говорить, - помрачнела Люция.

- Я понимаю, как трудно это для тебя.

"Ну да, владеть элементалями такой силы, что можно убить живое существо", - подумала Клео.

- Но я тут для того, чтобы помочь тебе!

Горящие синим льдом глаза Люции остановились на Клео.

- Ты действительно считаешь, что способна мне помочь?

О, нет. Люция после этого всплеска магии восстановила стены против тех, кто может быть ненадёжным. И Клео придётся постараться, чтобы сломить их, камень за камнем.

- Я знаю только то, что видела, - мягко промолвила Клео. – И я помогу тебе. Просто моего присутствия достаточно, чтобы помочь тебе сдерживать магию.

Люция не смотрела ей в глаза.

- Я не знаю, о чём ты говоришь. Ты просто видела меня с мёртвым кроликом, а это ничего не значит.

Мёртвый кролик, замороженный посреди тёплой комнаты смертоносной магией воды. Вот что значило это для Клео. Это значило для неё всё.

Погоня за магией и её сила – вот что было главной целью её жизни.

- Я сказала, что не расскажу никому, и я так и поступлю. Мы сёстры, Люция.

- Сёстры, - наконец-то Люция повернулась к Клео, сверкая глазами. – Почему? Потому что ты вышла за Магнуса? Вы можете только смотреть друг на друга! Ты ненавидишь его, и тебя не волнует, что считают другие!

Яд не появился в душе Клео, несмотря на то, что его было слишком много в словах. Она хотела нанести ответный удар, чтобы сказать, что она слышала о чувствах Люции и Магнуса.

Но она проглотила эти слова и надела на себя маску глубокого беспокойства.

- Твоё волшебство вновь беспокоит тебя?

Отчаянье мелькнуло в глазах Люции.

- Я чувствую… - голос Люции оборвался, и она повернулась к розам. – Ненавижу это! Ненавижу быть здесь! Я ненавижу эти цветы, эти деревья, всё, что я хочу – вернуться в Лимерос, домой!

Но она не будет нужна Клео в Лимеросе.

- Потому что там всё было под контролем? – спросила она.

- Вряд ли. Но этот был мой дом, - Люсия нервно хихикнула, но смешок прозвучал скорее как икота. Лёгкость исчезла, как только он прибыл, и она вновь слишком резко смотрела на Клео, а на лбу появилась тонкая складка. – Чего ты хочешь от меня?

- Я хочу быть твоим другом.

- Зачем?

"Потому что мне нужна твоя магия, чтобы уничтожить твоего отца", - подумала она.

- Потому что в тебе я вижу ту, кто понимает меня, - промолвила она. – Ты дочь короля. Ты, как и я, имела обязанности и ожидания от твоей жизни. Немногие понимают, как это на самом деле. Ты понимаешь. И я знаю, что ты нужна мне так же, как я нужна тебе.

- Ты должна забыть то, что видела, - прошептала Люция. – Это слишком опасно.

Дрожь пробежала по спине Клео. Это звучало более болезненно, словно было предупреждением, а не угрозой.

- Опасно для тебя? Или для меня?

- Для нас обоих.

Кто-то за спиной Клео перехватил взгляд Люции, и выражение её лица стало каким-то более расстроенным.

Клео обернулась, чтобы увидеть принцессу Амару, что приближалась по извилистой мощёной дорожке, тогда как два крешийских охранника в тёмных зелёных мундирах шагали обратно в замок.

Клео больше не могла быть раздражённой. Незваная гостья прервала её слишком драгоценное общение с Люцией. Она только раз сталкивалась с Амарой на банкете, но та не произвела на неё хорошего впечатления. Она слишком охотно, слишком быстро знакомилась, и Клео инстинктивно отпрянула от девушки.

Её брат Ашур создавал аналогичное первое впечатление на Клео. Они друзья или враги?

- Я искала вас всюду! – воскликнула Амара. – Если бы я не знала, что это не так, я бы подумала, что ты избегаешь меня!

- Конечно, нет, - отозвалась Люция. Слабая неопределённость достаточно чётко прослушивалась в её голосе. – Приятно видеть тебя снова! А где твой брат?

- Исследует область вокруг виллы, которую король Гай готовит для нас, - вздохнула Амара и бросила взгляд на цветы. – Ашуру нравятся прогулки по сельской местности, но обязательно в одиночестве. Он отказывается от охранников.

- Это звучит опасно, - сказала Клео.

- Да, не так ли? Но это мой брат! Тот, что всегда ищет приключения любой ценой. Клео, мы с тобой едва имели возможность перекинуться несколькими словами перед тем, как ты пропала! Тебе было плохо?

- Да, - Клео лгала, с удовольствием соглашаясь с этим оправданием. – Мой желудок не мог справиться ни с единым кусочком пищи.

Амара изогнула бровь.

- Ты беременна?

Клео открыла рот, чтобы сразу же возразить. К счастью, такое не могло случиться. Они и Магнус не были…

Не были. Никогда. Она вздрогнула, с отвращением вспоминая, как близко к нему стояла на балконе прошлой ночью.

Ненависть, о которой говорила Люция, была слишком бледным словом, чтобы показать её чувства к принцу. Каждый раз, когда она думала, что может увидеть что-то большее в нём, она вынуждала себя остановиться и напоминала себе мысленно о том, что он сделал и почему она всегда будет его ненавидеть.

- Если бы я ждала ребёнка, - промолвила Клео, проводя рукой над складками бледно-голубого платья, скрывающего её плоский живот, - это было бы великолепным сюрпризом.

Взгляд Амары стал более острым, словно она оценивала каждый дюйм Клео с куда большим вниманием, чем вчера вечером.

- Это так замечательно, что вы наведались к нам! – промолвила Клео, меняя тему. – Мой отец приглашал вашу семью к нам прежде.

- Оранос очень красив, но отец всегда считал, что у этой красоты нет значения. Но я не согласна с этим!

Клео переглянулась с Люцией, которая была слишком встревожена откровенностью отца Амары. Клео молчала и надеялась на то, что сможет растянуть уголки губ в подобии улыбки.

- Вы должны были заметить, что жизнь здесь очень отличается от лимерийской, Люция, - промолвила Амара, протянув руку и сорвав розу, стараясь избежать её шипов.

- Нельзя придумать разницу больше, - согласилась Люция.

- Лёд и снег, все эти острые скалы… Тут куда приятнее, да? Если бы я провела больше, чем полдня, в замороженном Лимеросе, я бы бросилась в море, чтобы утонуть и быть свободной от этих ужасных условий, - она рассмеялась, а после поняла, что Клео и Люция смотрели на неё слишком удивлённо. – Прошу прощения! Крешийцы высказывают свои мысли не думая! Не надо ненавидеть меня за прямоту!

- О, конечно, мы не будем, - Люция улыбнулась. – Не стоит просить прощения, прямота есть прямота… и она освежает. Разве не так, Клео?

- О, да, - кивнула принцесса. – Так освежает.

Амара считала Клео глупой.

- Я должна сказать, что удивлена, насколько вы хорошо привыкли к новой жизни. Я ожидала, что вы будете заточены в камере без еды и воды… Но то, что Дамора доверяют дочери своих врагов, очаровывает меня.

Амара может обозвать её дуррой, но другие посчитают это грубым.

Клео попыталась подыскать нормальный ответ.

- Мой отец погиб, потому что он никогда не стал бы кланяться и сдаваться королю Гаю. Такие конфликты случаются всюду, во многих царствах. И я должна быть благодарной за то, что Гай не наказывал меня за выбор моего отца и что подарил мне новую семью.

Слова обжигали горло.

- И вы приняли его? Приняли новую семью?

Семья. Это слово заставило её поёжиться.

- Это лучшее, что я могу.

- Клео очень хорошо вошла в нашу семью, она мне как сестра сейчас, - сказала Люция.

Тогда как горло Клео буквально горело от этой лжи, её сердце немного посветлело от того, что Люция назвала её сестрой. То, что Люция была готова защитить её, не обращая на свои предыдущие заявления, доказало, что принцесса Амара своим вмешательством поможет им сдружиться против общего врага.

- Как прекрасно, Люция! – промолвила Амара, и её взгляд сдвинулся немного в сторону. – О, Клео, какое прекрасное кольцо! Где ты его взяла?

Клео удержалась, чтобы спрятать аметист.

- Спасибо. Оно принадлежало моей матери.

- Это очень красиво, - в голосе Амары вновь почувствовался сильный акцент. – Почти магически красиво… Тебе очень повезло, что у тебя есть такая вещица!

Желудок Клео скрутился в узел.

Она теперь носила каждый день это кольцо, боясь его спрятать, чтобы не потерять. Казалось, что не будет ничего особенного в этом, что кольцо выделяется не больше её бирюзового ожерелья или золотого браслета, но Амара заметила его и специально назвала волшебным.

Принц Ашур спрашивал Клео о Родичах. А теперь Амара говорила ей, что это царство куда более значительное, вопреки убеждениям её отца.

- Если вы просите нас, принцесса Амара, -начала Люция, сжимая руку Клео, - то мы должны будем оставить вас… Нам надо идти на занятия, наш учитель очень расстроится, если мы опоздаем.

- Вы посещаете здесь занятия вместе? – удивилась Амара, изогнув бровь.

- О, да! – моментально повторила ложь Люции Клео. – Сегодня вышивка… Очень полезное умение, а наш наставник так строг!..

Клео не ходила ни на какой предмет, потом замок был атакован… Она тогда думала, что её образование – пустая трата времени, ведь можно проводить это время с друзьями, а теперь мысль о старых классах наполняла её слишком горькими воспоминаниями о счастливом времени.

Когда это закончится и она вернёт себе трон, то будет посещать всё, что сможет, и узнает все, что сможет.

Кроме вышивки.

- Тогда лучше вам поторопиться… До встречи! – промолвила Амара. – Увидимся позже!

- Да, надеюсь, очень скоро! – Клео сладко улыбнулась.

- Я считаю, что она очень неприятна, - промолвила Люция, когда они уже были далеко от Амары. – Ей повезло, что я не сожгла её волосы!

- Ты могла бы сделать это? – заинтригованная откровенностью Люции, спросила Клео.

- Если бы я хотела, то да, - Люция посмотрела на неё с намёком на улыбку. – Это так странно для меня!

- Что?

- Быть рядом с тобой так спокойно… я думала, это лишь иллюзия, а теперь знаю, что правда!

- Разве ты не видишь? – Клео сжала руку Люции. – Мы должны быть друзьями! Несмотря ни на что, это правильно, поверь! Верь в меня, и я помогу тебе!

- Может быть, - Люция немного нахмурилась.

Кольцо Клео едва-едва светилось от близости с волшебницей. Она подавила улыбку.

Может быть, она твёрдо и уверенно шла в правильном направлении.










Глава 5

Магнус

Оранос










По просьбе короля, Магнус выбрал охранников, что должны были проводить крешийских принца и принцессу в большую виллу в часе путешествия в направлении северо-востока от дворца.

Ему хотелось схватиться за шанс покинуть город и очистить свой разум. Поездка казалась безопасной, они находились в окружении стражников Крешии и Лимероса, в том числе Кроноса, капитана дворцовой стражи, что редко находился так далеко от короля. То, что Кронос был с ними, означало, что король был заинтересован в безопасности Магнуса, когда он находился за пределами города.

Наконец-то они добрались до виллы.

- Тут красиво, - промолвила принцесса Амара, когда они с братом покинули карету.

- Да, - согласился принц Ашур, скользя взглядом по пышным зелёным холмам, расположенным вокруг виллы. – Более чем. Это очень щедро со стороны короля, отдавать нам такое красивое место.

- Он будет рад, что вам понравилось, - отозвался Магнус.

Его отец не любил крешийцев, но до сих пор Магнус не считал, что они причиняют большие неудобства, они что-то вроде паразитов, которых невозможно прихлопнуть. И его отец отказался делать что-то большее, чем раздавить вредителей, опасаясь, что они предупредят отца и приведут войну издалека.

Это было необычным для короля Гая, он обычно ничего не боялся. Тем не менее, с тех пор, когда он почти что погиб во время свадьбы, король всё больше и больше боялся своей смертности.

Он должен выжить.

Магнус соскочил с чёрного коня и приблизился к большой вилле.

Дверь распахнулась, и по дорожке побежал мальчик лет пяти-шести. Достигнув Магнуса, он пошатнулся, остановившись, и теперь широко раскрытыми глазами смотрел на принца.

- Вы Принц Магнус, не так ли?

- Да.

- Моей маме снились кошмары о вас, - его маленькие руки были сжаты в кулаки. – Я не позволю вам обидеть её!

Кронос шагнул вперёд, но Магнус сделал жест, останавливая его.

- Уверяю, юноша, - промолвил он, присев на корточки перед мальчиком, чтобы быть на уровне его глаз, - я не причиню твоей матери никакого вреда. Но я очень рад, что у неё есть такая прекрасная защита.

Женщина с большим животом поспешила к ним и схватила мальчика на руку. Её лицо было бледным, и на нём отражалось то, что теперь стало куда более распространённым, чем когда-либо после победы Гая.

- Извините, Ваше Высочество, - нервно промолвила она. – Мой сын, он… Сказал, не подумав. Он не хотел проявлять неуважения.

- Нет, всё в порядке, - слова ребёнка не составляли никакой угрозы, только немного жалили, но Магнус пытался игнорировать это. Передняя дверь вновь распахнулась, и из виллы вышел мужчина, присоединившись к женщине и мальчику. – А ты кто? – спросил Магнус.

Человек обнял жену за талию и настороженно рассматривал Магнуса.

- Я господин Ландус. Простите, принц Магнус, мы знаем, что должны были уйти, но вынуждены были немного задержаться… Моя жена с ребёнком утром была больна… Уверяю, мы уже уходим, чтобы освободить место для… - его взгляд переместился на крешийцев, и взгляд стал более удивлённым, - для почётных гостей, как и приказывал ваш отец.

- Это ваш дом? – Магнус был ошеломлён, он думал, что это просто заброшенный особняк. Теперь он понял, что отец просто изгнал жителей, безусловно, угрожая лишить их свободы или даже убить. Почему это его так удивило? Король никогда не правил своими людьми пером тогда, когда достаточно было и камня.

Мужчина улыбнулся, но в этой улыбке не было тепла.

- Этот дом принадлежит королю Гаю и вам сейчас.

- Тогда не останавливайтесь и не тратьте больше времени принца! – промолвил Кронос, приближаясь, словно неуклюжая тень Магнуса.

- Конечно, - в глазах мужчины мелькнул страх. – Прощайте, ваше Высочество.

Магнус наблюдал за тем, как трое шагали вниз по лесной дороге. Мальчик смотрел на него через плечо своей матери. Он не понимал, почему вынужден был оставлять свой дом, не зная, сможет ли ещё вернуться.

Они Оранийцы. Магнус напомнил себе об этом, когда понял, что не может отвернуться. И как теперь заботиться о своей судьбе?

- Надеемся, они забрали все свои личные вещи, и им не придётся вновь нас беспокоить, - промолвила Амара, шагнув в фойе. Она рассматривала витражные стёкла и точёную винтовую лестницу с весьма широкой улыбкой. – Да, тут недурно. Король знает, как относиться к почётным гостям. Хочу тут всё осмотреть!

Принц Ашур остановился в дверном проёме.

- Ты это и делаешь, сестра.

Амара бросилась вверх по леснице, а за нею последовали служанки.

- Прошу прощения за грубость моей сестры, - промолвил принц Ашур. – Не уверен, что она до конца понимает, что сейчас произошло.

- Что понимает? – спросил Магнус, притворяясь смущённым. – Вы нуждались в месте жительства, и у вас есть это место.

- Мы прекрасно чувствовали себя во дворце и не хотим приносить проблемы.

"Нет, конечно же, вы этого не хотите!"

Магнус обернулся к Кроносу, что до сих пор стоял за его спиной.

- Ты будешь ждать снаружи, пока я не выйду. Это займёт немного времени.

- Да, ваше высочество, - склонил голову Кронос.

Магнус и Ашур ступили в прихожую, закрывая за собой двери. Ашур едва ли удостоил взглядом прекрасную архитектуру, богатые гобелены, что висели на стенах, и прекрасный мозаичный пол.

- Вам не по вкусу? – спросил Магнус.

- Это прекрасно, конечно, - протянул Ашур, но его внимание было слишком незначительным. – Я должен сказать, что рад, что могу поговорить лично…

- Поговорить?

Ашур кивнул.

- Мне интересно узнать побольше о Митике. Учитывая ваши недавние путешествия, вы тот, с кем я должен говорить.

Говорить о географии? Как же скучно!

- Что вы хотите узнать?

- Я хочу, чтобы вы рассказали мне о Родичах, - ответил он, не задумываясь.

Казалось, слово было ударом. Магнус вынудил себя оставаться бесстрастным и не показывал, что его сердцебиение участилось.

- Это достаточно большая тема, чтобы просто так обсудить. Но, к сожалению, это не стоит времени. Почему ж вы заинтересованы в легендах?

- Потому что я не верю, что это лишь легенда. Уверен, Родичи существуют, - Ашур посмотрел на Магнуса, пытаясь читать его, словно раскрытую книгу.

Вот почему король боялся гостей, что шли за его сокровищами.

За сокровищами Магнуса.

- Так вот почему вы здесь? – спросил Магнус. – Чтобы найти информацию о Родичах?

- Да, - просто ответил Ашур.

Крешийцы не имели своей магической истории и обычно не проявляли никакого интереса к волшебству. Они предпочитали опираться на факты и общие истины, и то, что принц бросил вызов этой тенденции, доказывало, что либо ему было слишком скучно в королевстве… либо он был реальной угрозой, как и подозревал король.

Магнус заставил себя улыбнуться.

- Наиболее… Интеллигентные люди думают, что история Хранителей и их поиск Родичей – просто история, которую рассказывают детям, чтобы те хорошо себя вели, и страшилки о магических ястребах, что следят за каждым их озорством.

- Там так же есть пророчество о возродившейся волшебнице, чья магия зажжёт путь к этому источнику верховной власти.

Да, пророчество о Люции было известно за пределами берегов Митики. Желудок Магнуса сжался при мысли об этом, но он проигнорировал неприятное ощущение настолько, насколько только мог, и ответил на взгляд принца, даже не моргнув.

- Я тоже слышал об этом. На самом деле, несколько обвинённых в ведьмовстве бросили нынче в темницу… Может быть, вы считаете их волшебницами? – он усмехнулся. – Не тратьте своё время на такие глупости, принц Ашур. Есть много других достопримечательностей, с которыми можно ознакомиться, прежде чем плыть обратно домой. Я был бы счастлив предложить несколько тех, которые вы, возможно, пожелаете увидеть.

Устойчивая, непоколебимая резкость в серо-голубых глазах принца нервировала Магнуса больше, чем ему хотелось это признавать.

- Вы слышали об элементалях огня? - спросил Ашур.

Магнус нахмурился от этой внезапной перемены темы разговора.

- Не понимаю, о чём вы.

Ашур провёл рукой по мраморным перилам.

- Был молодой человек, что видел вызов магии огня в лесу, где в последнее время происходили сражения повстанцев. Мне кажется, после этого был достаточно сильный пожар, да?

- Был, - Магнус не видел нужды в том, чтобы лгать, Ашур мог бы об этом узнать из разных источников. – Огонь убил многих, и я не знаю, почему начался пожар.

Ашур скрестил руки на груди и прислонился к стене.

- По всем сообщениям, пламя было сверхъестественной природы… Прикосновение этого огня превращало человеческую плоть в кристалл, который можно было разрушить одним прикосновения.

Магнусу показалось, что его скрутило, когда он вспомнил странный огонь, что лизнул его лодыжки, когда он покинул палатку после побега Йонаса Агеллона. Он видел последствия. И он видел их в кошмарах ещё несколько дней.

- Как странно, - покачал головой Магнус. – Но всё это лишь крестьянские слухи. То же самое… как вы его называете… существо из огня?

Ашур бросил взгляд на стол из красного дерева, что стоял в фойе, украшенный мелким рисунком из цветочных лепестков. На нём стояла ваза со свежими цветами, которые сейчас Ашур разглядывал с интересом ботаника.

- Этот человек убил стражника, коллега которого говорит, что они сначала приняли юношу за беглого раба. Но потом он увидел сожжение с помощью символа огня, увидел, как глаза его переменили цвет… Он сжёг жертву всего лишь взглядом!

Магнус перестал дышать. Огонь.

- О чём ты говоришь?

Ашур развёл руки в стороны.

- Я не уверен в том, как это было на самом деле. Мне хотелось бы узнать и мне казалось, что вы должны быть более осведомлены, - Ашур изучал Магнуса взглядом, казалось бы, не оставляя никакого впечатления. – Я вижу, что ошибался. Жаль.

Магнус рассматривал розы.

- Я хотел бы предостеречь вас. Не принимайте слухи и сплетни за истину. Особенно если это повторяет кто-то настолько ненадёжный, как слуга или стражник.

- Я не удивлён, что вы так говорите, учитывая то, какие слухи кружатся вокруг дворца, - Ашур улыбнулся, копируя ту искренность, которую создавал Магнус, чтобы оставаться очаровательным, говоря неприятные слова. Это напомнило ему об отце.

- Другие слухи? – спросил Магнус. – Какие же?

- Не стоит упоминать.

Именно тогда Амара спустилась по лестнице, прерывая их.

- Вы собираетесь торчать тут, или поднимаетесь со мной?

- Хотелось бы осмотреться, - промолвил Магнус, протягивая ей руку, когда девушка сделала последний шаг. Он чувствовал невероятное желание прервать беседу с принцем. – Давайте посмотрим сады. Они краше дворцовых.

- О, да! Ашур?

Принц махнул рукой.

- Идите вперёд, я присоединюсь к вам после.

Служанка шагала у них за спинами на почтительном расстоянии. Магнус и Амара же уже успели выйти в сад, столь же прекрасный, как и обещал Магнус.

Было очевидно, что это не просто прекрасный дом, построенный для дворян. Это дом, наполненный любовью, которой было столь много на каждый дюйм, каждый предмет мебели, красочную плитку или мраморную поверхность. Сад казался огромным и заканчивался каменной стеной в двухстах шагах от виллы. Каждый цвет радуги отражался в розах, фиалках, гортензиях, яблоках, грушах и оливковых деревьях. Тут пахло сладкой и яркой жизнью.

Через некоторое время сладость, впрочем, исчезла, сменившись неприятным запахом. Не оскорбительным, но немного… неправильным. Может быть, это лишь его воображение?

Но ему показалось, что тут пахло краденным. Тем, что король заявил своим.

- О, как красиво! – воскликнула Амара. – Как жаль, что далеко до дворца…

Какой бы прекрасной вилла ни была, король выбирал её не из-за красоты. Он хотел держать крейшийцев на почтительном расстоянии.

- Транспорт будет предоставлен для вас и вашей стражи, так что вы сможете посещать дворец так часто, как пожелаете. В любое время.

Амара была более приветливой, чем Ашур, по мнению Магнуса. Несмотря на отцовские подозрения о мотивах принца, вопросы Ашура ошеломляли Магнуса. Они вновь вернули его в ту смертельную битву против повстанцев и Йонаса. Он вспомнил странное пламя и красивую Хранительницу, что погибла от руки Ксантоса, но не раньше, чем успела сказать о том, как помочь Люции.

"Существует кольцо, что было выковано в святилище из чистой магии, чтобы помочь волшебнице контролировать Родичей и её элементали. И это кольцо ближе, чем ты можешь ожидать".

Может быть, она только отвлекала его, спасая Йонаса.

А теперь он слушал слухи селян о распространяющемся огне.

- Ваша светлость, - Амара коснулась его руки, - Вы ещё со мной?

Магнус попытался снять мысленную паутину с головы и сосредоточиться на девушке.

- Прошу прощения, я не хотел показаться грубым… Просто думал о твоём брате. Он много расспрашивал о местных легендах.

Она застонала.

- Опять Родичи, да? Это его хобби, всю жизнь изучает магию! Мне кажется, это просто трата времени, - она вдруг изогнула бровь. – Если это не правда, конечно.

- Я надеюсь, что он не будет слишком разочарован, когда его поиски не закончатся ничем, кроме скал и грязи.

- Большинство секретов не разгадать, - она рассмеялась, мягко положив руку на его плечо, когда они приостановились. – Мне кажется, что это интересно… О, я вижу, Клео так счастлива!

- Вы так думаете? – он остановился, как вкопанный.

- Конечно! Быть в браке с таким сильным и прекрасным принцем! – она бросила на него взгляд сквозь густые чёрные ресницы. – Я очень ей завидую…

Магнус не привык к такому. Амара заигрывала. Он понимал, что девушки проявляли интерес, сохраняя дистанцию и хихикая с подружками, когда он проходил мимо во дворце. Он столкнулся с иными, более смелыми попытками подойти в надежде заполучить желанное внимание. Но большинство девушек просто боялись посмотреть на него, предполагая, что он был таким же жестоким и холодным, как отец.

Он не мог ничего сделать, лишь бросил немного заинтригованный и хитрый взгляд на Амару. Она играла роль скромницы, но не была ею.

- Вы ещё не обручены? – спросил он, когда они продолжали шествие вдоль садовой дорожки в окружении цветов и ухоженной листвы. Кролик прыгал перед ними, словно не заботясь об их присутствии.

- Нет. Я хочу подождать, пока не подыщу кого-нибудь себе по вкусу. Никто в своей семье не ждал так долго свадьбы… Кроме Ашура, конечно.

- Он не был помолвлен?

- О, был! Трижды! Каждый раз разрывал помолвку по одной и той же причине. В конце концов, он решил, что был недостаточно заинтересован в любой из девушек, чтобы остаться с ними до конца своих дней, - она покачала головой, явно удивлённая выходками своего брата. – Он – младший сын, поэтому отец дал ему ту свободу, на которую никогда не могли надеяться мои старшие братья.

Как первенец и наследник, Магнус не ожидал бы никогда такой свободы, даже если бы у него был иной отец. Это невозможно даже представить, как это – жить без контроля.

- Может быть, это лучше – дождаться подходящего человека, прежде чем согласиться на брак по расчёту, если приходится выбирать.

- Вы действительно верите в это?

- Я верю только в долг и верность престолу, - ах, да, и в то, что трон скоро станет его.

Амара повернулась к нему, смело положив руку на грудь. Он смотрел на неё сверху вниз с удивлением, но не отступил.

- Веришь ли ты в то, что два человека могут чувствовать притяжение с мгновения первой встречи, такое, что не могут игнорировать? Это нечто нематериальное, и это связывает их… как родственные души!

Большинство девушек любили размышлять о таких глупых, неуместных вещах, как любовь с первого взгляда и сердце в пламени страсти. Честно говоря, Магнус не мог вспомнить ничего, в чём был бы менее заинтересован, даже с такой красавицей, как Амара.

- Полагаю, что это возможно, - солгал он, - но я не…

Прежде, чем он закончил, Амара подалась вперёд и поцеловала его. Это произошло так быстро, что если бы она имела с собой нож, то убила бы его там, не встретив сопротивление.

Её губы оказались мягкими, но требовательными, и она пахла жасмином и персиковым цветом.

Наконец, она отпрянула от него, и теперь её взгляд вперился в землю.

- Прости. Я ничего не могла с собой поделать.

Он отмахнулся от ответа.

- Не извиняйся.

- Я не хотела бы, чтобы Клео знала, - она немного нахмурилась. – Я надеюсь, что мы подружимся… Не хочу, чтобы она ревновала!

Как будто это возможно!

- Давай не будем говорить об этом снова.

- Но если ты не хочешь говорить об этом опять… - она замерла, - Я должна признаться, что хотела бы продолжить разговор.

Она была удивительной и смелой, и неожиданный поцелуй только подтверждал это. Он не был уверен, почему она сделала это. Из веселья или для скандала, или из каких-то стратегических целей? Но как бы это ни было, ему показалось, что между ними началась игра, и Амара сделала первый шаг.

Принцесса повернулась к служанке и промолвила:

- Давайте вернёмся внутрь и наконец-то окажемся под крышей, да?

Служанка кивнула.

- Да, принцесса.

Магнус наблюдал за тем, как девушки возвращались в виллу. Прежде чем они переступили порог, из виллы вышел принц Ашур, шагая по тропинке вглубь сада с самодовольным выражением на лице.

- Моя сестра достаточно хватка, не так ли? – сказал он.

Это было преуменьшением, но Магнус привык иметь дело с непростыми принцессами.

- Она поражает меня как девушка, которая предпочитает сама вершить свою судьбу.

- Действительно.

- Пришло время возвращаться во дворец. Надеюсь, у вас есть всё, что нужно.

- Всё, кроме ответов, - промолвил Ашур. – Может быть, вы после будете немного сговорчивее?

- Может быть, - Магнус собирался уходить, но остановился. – Я почти забыл кое-что.

- И что же?

Он вытащил из внутреннего кармана камзола плотно завёрнутый предмет, развернул ткань и вынул маленький золотой кинжал.

Ашур моргнул.

- Принцесса Клейона очень признательна за свадебный подарок в виде крешийского свадебного кинжала, но она просила меня вернуть его при первой возможности. Это красивая вещица, но она может ранить кого-то случайно, а нам не хотелось бы, чтобы это случилось.

Ашур взял нож и смело встретил взгляд Магнуса.

- Мне тоже.

- Еще увидимся, - промолвил Магнус, отворачиваясь уже сейчас. – Я надеюсь, вы по прежнему будете наслаждаться пребыванием в маленьком королевстве моего отца.

Крешийцы не были единственными, кто умеет играть.










Глава 6

Люция

Оранос










Стены закрыли её.

Слишком долго Люция была закрыта во дворце. Беспокойство её отца о её здоровье сдерживало её, не позволяя свободно находится на улице. Но она выносила чрезмерное волнение короля, зная, что он ограничивал её только потому, что любил её, но с прошедшей недели её стремление к свободе выросло ещё больше.

Оно было слишком сильным, чтобы игнорировать это. Она надеялась закончить всё сегодня, чтобы потребовать разрешения подышать свежим воздухом за пределами дворца, чтобы рассмотреть королевство, которое помогла захватить. И она не позволит никому, даже королю, управлять ею.

Она молилась богине Валории для силы и мудрости, которые так были ей нужны, и была уверена в том, что это поможет.

Мысль о свободе вдохнула новую жизнь в неё с того момента, и девушка направилась в тронный зал, где как раз проходило заседание совета. Она стояла и ждала, пока доверенные особы её отца прошли мимо неё в коридоре.

- Так приятно, что вам лучше, принцесса, - кивнул ей лысоватый, приземистый мужчина.

- Спасибо, - пробормотала она.

Магнус находился среди советников, но он даже не поздоровался с нею и не кивнул, выскользнул из комнаты, словно тень. Кроме любезностей, которыми обменялись во время официальных встреч, потому что так было нужно, их отношения оставались холодными в последнее время.

Это была не его вина, что их отношения испортились, не до конца. И мысль о том, что доверие между ними рухнуло, причиняло боль сердцу Люции.

Когда советники наконец-то ушли, отец обратил на неё внимание.

- Люция. Рад тебя видеть, моя дорогая.

Она повторяла слова, которые желала сказать, всю дорогу незнакомыми коридорами. И теперь она скажет ему всё, что желает сказать.

- Я хотела бы попросить разрешение на выезд из дворца, - сказала она, решившись заговорить прежде, чем у неё возникнут сомнения.

Он изогнул бровь.

- Ты не можешь сейчас это сделать. Почему я должен поменять решение?

- Но почему?! – искра гнева вспыхнула в её душе. –Я сделала всё, что ты просил, всё! Ты же говорил, что я могу защитить себя, и я могу! Я прошу только одну маленькую вещь за всё последнее время, и ты вновь запрещаешь мне это сделать!

- Люция, - сказал он, прерывая её, - я просто задавал риторический вопрос, чтобы увидеть, сможешь ли ты бороться за то, что тебе нужно. Но я вижу, что ты пришла сюда, чтобы принять от меня только один ответ. Прекрасно. Мне нравится, что в тебе есть огонь, есть прочность. Если когда-нибудь кто-то попытается не дать тебе то, что тебе нужно, то ты просто возьмёшь это, независимо от того, кем этот человек будет. Понятно?

Люция успокоилась. Король просто давал ей урок, который она должна была принять.

- Да, отец.

- Тем не менее, ты можешь обратиться к кому-то, кто проведёт тебе экскурсию, дабы не тратить время на всякие пустяки.

- Хорошо.

Он подошла к огромному столу совета, взглянув на пергаменты, письма и официальные документы, до сих пор разбросанные по поверхности с момента встречи, а после вновь обратил своё внимание на Люцию.

- Скажи, как твоя магия? Ты справляешься с нею?

Король задавал ей этот вопрос каждый день. Он знал, насколько сильно беспокоили её способности её в прошлом, и пытался подыскать наставника, что помог бы ей, но безрезультатно. Её магия была куда сильнее, чем та, с которыми все её наставники прежде сталкивались.

- Намного лучше. Я работаю над этим каждый день, - промолвила она. – Я стараюсь изо всех сил!

"Да, стараюсь подавлять её, чтобы остановить себя и не дать убить кого-то другого", - подумала она.

- Конечно. Меньшего я и не ожидал. Однажды, очень скоро, мне придётся призвать твой дар ещё раз, чтобы совершить кое-что, - он кивнул, - теперь.. Иди и насладись днём в городе, и солнцем, которое будет освещать твоё лицо. Я буду рад видеть тебя за ужином.

- Спасибо, отец.

Когда она окончательно приняла его слишком жестоким и злым, он показал, что может быть и иным. Но то, что он посмотрел на неё так же, как никогда с момента её первой демонстрации сил элементалей… С гордостью, восхищением и любовью.

В её сердце начал таять лёд, что уже было поселился в её сердце.

Король, несомненно, был жесток с Магнусом уже много лет, но только для того, чтобы сын вырос сильным и достойным наследником. Но он был добрым и терпеливым с Люцией.

Она хотела верить, что он любил её, словно родную.

"Но ты не родная, - напомнил ей холодный голос в голове. – Он украл тебя у твоей настоящей матери, потому что существовало пророчество, потому что ему понадобилась твоя магия, и больше ничего".

Несмотря на этот постоянный голосок в голове, король был единственным, кто постоянно оставался на её стороне. Даже в самые трудные мгновения, когда она не имела никого, к кому могла бы обратиться, Король был уверен в том, что она – хороший человек, что её порывы не злы и не преисполнены тёмной ненавистью. Что она хорошая.

Она была принцессой. Люция Эва Дамора, дочь короля Гая, такая, как ему хотелось бы.

И сегодня она получила разрешение покинуть дворец.

***

Король сказал, чтобы она отыскала экскурсовода, который хорошо знает город, но он не сказал, где его можно найти.

-Простите, принцесса Люция, но Её Высочеству нельзя покидать замок без разрешения короля.

Люция перевела взгляд с охранника на Клео, что, раздражённая, стояла рядом с нею.

- Всё верно, - кивнула Клео. – Я останусь тут, я не хочу лишних проблем.

Люция была по-прежнему уверена в том, что если кто-то и знал город прекрасно, так это была Клео. И если есть кто-то, кто, как и Люция, чувствовал себя в дворце как в ловушке, то это тоже была именно Клео.

Теперь она повернулась к охраннику, надеясь, что он не станет спорить.

- У меня есть разрешение от моего отца, чтобы покинуть дворец, и я хочу, чтобы жена моего брата пошла со мной! Мы пойдём, или я буду очень недовольна!

- Но, принцесса…

Она подняла руку, заставляя его замолчать.

-Вы знаете, насколько мой отец ценит меня?

- Конечно, Ваше Высочество, но вы должны понять, что у меня есть приказ…

- Я понимаю. Но принцесса Клейона – это дочь погибшего короля, и вы принимаете её так. Но на самом деле она мне как сестра, и она будет вашей королевой, когда мой брат займёт трон! Вы обязаны обращаться к ней с соответствующим уважением. И вы сейчас отойдёте в сторону и позволите нам пройти, пока у меня ещё остались капельки терпения!

Как сказал король, если кто-то не позволяет ей получить то, что она желает, то она должна просто получить это, несмотря на то, кто именно противоречит ей.

Она не могла не согласиться.

Люция смотрела в глаза стражника, раздавленного внутренним боем. Наконец-то, он сдался.

- Как прикажете, ваше высочество.

Стражники открыли ворота, позволяя Люции, Клео и их четырём охранникам выйти в Золотой город. Люция глубоко вдохнула, пытаясь насладиться этим моментом.

Это было словно прекрасным сном.

День оказался жарким, а небо голубым и безоблачным. Солнце ярко освещало из лица и преобразовало дорогу перед ними в сверкающую золотую ленту, что скользила по всему городу. Только самые важные граждане Ораноса имели честь называть это место домом. Виллы в основном тянулись к югу от дворца; магазины и промышленный центр находились на севере. Тут всегда было много драгоценностей и золота, и стражники следили за этим местом всегда.

Тут дворец не был отдалён от города, как в Лимеросе. Там королевский замок находился на краю ледяной скалы в жутком уединении. Пейзаж представляли редкие виллы, что принадлежали знати, и маленькие деревушки. Храм Валории и столица были в полудне езды.

- Это так странно, - промолвила Клео, немного не успевая за Люцией.

- Что?

- Город не изменился. Я не знаю, почему я ожидала, что он переменится, но я видела его лишь краем глаза, когда направлялась в свадебное турне… Но теперь!

Люция понимала её. Новый король у власти, что так сильно отличается от той, что была здесь прежде, и повседневная жизнь вроде бы должна была перемениться… Она была удивлена, что её отец не изменил это легкомысленное место. Ей было неприятно от изобилия золота и серебра, драгоценных камней, что сверкали повсюду, казалось, они были у каждого гражданина… Золото на улицах, что блестело от солнечного света.

Лимерос не был беден, как Пелсия, но все считали, что лимерийцы просто не могли позволить себе выставлять богатство напоказ, как это делали оранийцы. Она считала местную культуру тошнотворной, но после всего, что слышала об этом месте, всё не казалось неожиданным.

- Изменения требуют времени, - наконец-то ответила Люция.

- Конечно, ты права, - промолвила Клео.

Возможно, это не было утешительным ответом для Клео.

Они шагали дальше, привлекая внимание людей, мимо которых они проходили. Некоторые останавливались и шептали, словно радуясь и находясь в приподнятом настроении, не в состоянии удержать взгляд, отвести его от Клео, что вновь была на своей волне и дарила всем улыбки.

Тем не менее, выражения их лиц менялись, когда они видели Люцию. Многие не узнавали её, но некоторые знали, что она – дочь Короля. И их лица становились настороженными, осторожными. Испуганными.

Или, возможно, Люция придумала себе это.

Везде, где они бродили, было что-то новое и красивое, и они вечно попадались людям на глаза, и Клео весело комментировала всё, что они проходили – таверны, магазины, парки, сады. Один сад напомнил лабиринты в Лимеросе, что подарили Люции год назад на день рождения. Только этот сад был зелёным и пышным, а не белым и ледяным, как её лабиринт. Птицы всех цветов летали вокруг, усаживались на гигантские фруктовые деревья, прекрасные плакучие ивы, и бабочки порхали по ветру.

Это было так красиво.

Но это не её дом.

- Клео! – услышала Люция громкий крик и, обернувшись, увидела троих незнакомок, что бежали к ним. Стражники насторожились, но Люция взмахом руки остановила их. Когда девушки приблизились, Люция одарила их любопытным взглядом.

Одна из них, хитроватая блондинка, сразу обняла Клео.

- Я никогда не думала, что вновь смогу тебя обнять! Ты так красива!

- Спасибо, - улыбаясь, отозвалась Клео.

- Твоя сестра… - прошептала темноволосая девушка, что носила круглые очки, и на её глаза навернулись слёзы. – Мне так жаль… Эмилия, и твой отец… О, Клео, это так ужасно!

Третья девушка, которая обладала тёмно-каштановыми волосами и лицом с россыпью веснушек, стояла перед своей подругой.

- Да, это ужасно! Я не думала, что тебя выпустят из этого замка, бедняжка! Ходят слухи, что король держит тебя под замком в башне!

- О, это абсурд! Я в порядке, всё хорошо, - голос Клео прозвучал неуверенно. – И спасибо за соболезнования, Мария. Я скучаю по своей семье больше, чем это можно выразить словами, - она натянуто улыбнулась и взяла Люцию за руку. – Девочки, познакомьтесь, это принцесса Люция Дамора. Люция, это Дана, Ада и Мария, три мои лучшие подруги!

Девушки с тревогой переглянулись и сделали реверанс.

Люция не показывала ничего, но это заставило её чувствовать себя неудобно. Она была лишней, незваным гостем, что разрушил внутренний круг.

Это плохо, но… Ведь её отец был хозяином этого города сейчас, всё царство, всё, что тут есть.

Им следует научиться уважению.

- Это большая честь для нас, Ваше Высочество, - веснушчатая Ада вновь сделала реверанс. – Надеюсь, мы не обидели вас.

- Вовсе нет, - ответила Люция.

Это была, конечно же, ложь. Независимо от того, что её отец считает, будто бы держит всех этих людей, она знала, что все не забудут произошедшее так просто. И пусть многие не знали об этом, Люция играла во время штурма главную роль. И она использовала свои элементали, чтобы прорвать границу на дворцовых вратах, через которые вышли они с Клео.

Этот момент изменил всё.

Сделала ли бы она так же, если бы знала, чем всё это закончится?

Если бы она не совершила подобного, её отец проиграл бы. Они с Магнусом погибли бы. Она бы столько потеряла…

"Да", - мысленно кивнула она. Она будет совершать это снова и снова, если надо будет, потому что это означало спасение её близких.

И, честно говоря, этим девчонкам повезло выжить. И они должны быть благодарны.

- Это так прекрасно, увидеть вас! – поспешила промолвить Клео, понимая, что Люция хотела бы поскорее закончить эту встречу. – Надеюсь, увижу вас ещё.

Девушки пробормотали слова прощания, когда Люция и Клео направились куда-то вперёд вновь. Люция гордо смотрела на них, пока те не отвернулись, опустив глаза.

"Так-то лучше".

- Извини, если они были грубы, - промолвила Клео. – Они – это лишь малая часть людей, с которыми я общалась… может быть, они испуганы и в замешательстве, потому что так долго не получали приглашения во дворец.

"Будут ли они там снова?" – подумала Люция.

- Ты была близка с ними?

- Можем ли мы иметь друзья за границами дворца, можем по-настоящему доверять?

Нет, у них не было на это права. У Люции не было подруг в Лимеросе, потому что отец защищал её от ненужного общения. Вместо этого она общалась с преподавателями и потенциальными женихами из благородных семей, что она встречала на банкетах и официальных мероприятиях. И с Магнусом, конечно.

В горле Люции вновь образовался комок. Она смотрела на Магнуса не только как на старшего брата, а и как на самого лучшего друга. И его холодность ранила её.

- Люция? – Клео сжала её руку. – Всё в порядке?

Каким-то образом прикосновение принцессы помогло отогнать тьму.

- Да. Только тут слишком тепло, и это гнетёт.

- О, да, слишком жарко. Давай остановимся, - улыбнулась Клео, - Я знаю, где тут можно отдохнуть.

Она свернула на узкую мощёную улицу, заполненную магазинами, потом направилась вдоль аллеи. Это позволило им покинуть торговый район и вернуться к аллеям, что росли вдоль поляны. Травянистое поле казалось размером с дворцовый двор и было как минимум сто шагов в диаметре, и вокруг здесь было много скамеек в тени листовых деревьев.

- Мы с моими друзьями часто бывали тут, - пояснила Клео. – Тут достаточно неплохо, должна сказать.

Вокруг поляны находилось как минимум два десятка красивых юношей, что фехтовали на деревянных шпагах. Была выделена ещё одна область, где они дрались врукопашную, большинство смеялись, и их лица были преисполнены гордости, они играли мускулами и бегали друг за другом.

- Они без рубашек, - с удивлением отметила Люция.

- Да, без рубашек, - улыбнулась ей Клео.

- И мы должны на это смотреть? – спросила она.

- Почему нет? Поверь, им нравится, когда за ними наблюдают, это заставляет их сражаться.

Вокруг действительно собралась заинтересованная толпа.

- Стража! Принесите нам что-то прохладное, - приказала Клео. – Там таверна в конце переулка, где есть клубника и моё любимое вино!

Стражник посмотрел на Люцию, и она одобрительно кивнула. Клубника казалась отличной идеей.

- Беги.

- Да, ваше высочество! – моментально сорвался с места стражник.

- И что ты думаешь? – поинтересовалась Клео.

Люция лишь последовала её примеру и присела на краешке поля под высоким дубом, глядя вперёд. Мысль о том, что отец будет недоволен, забавляла её. Это было лишь предлогом показать, что лимерийцы плохо относятся к суете.

- Кажется, это весело.

Клео кивнула.

- Я рада, что это всё ещё практикуется. Раньше считалось, что оранийцы так обучали мальчишек, а теперь мальчишки учат сами себя.

- Оранийские мальчики учатся боевым навыкам? Зачем? – скептически поинтересовалась Люция. – Чтобы поднять восстание против моего отца?

Клео рассмеялась, и Люция посмотрела на неё, не понимая, что в её словах было такого смешного.

- Нет, поверь, это лишь ради удовольствия! Я знаю этих парней всю свою жизнь! Маленькие турниры они используют как средство привлечения внимания симпатичных девушек, так что они не интересуются боем. К тому же, если б король видел в этом угрозу, он бы остановил это.

Да, действительно, и Люции пришлось согласиться с тем, что это зрелище было забавным.

Тем не менее, здесь, на фоне солнца, зелени и красивых молодых людей Люция чувствовала тьму своей магии. Она всегда была с ней, всегда находилась рядом, но когда она оставалась с Клео, та не мучила её настолько, как в те мгновения, когда принцесса оставалась одна.

Стихийная магия должна быть красивой, как жизнь. Но каждый раз, когда Люция пользовалась оной, это приводило лишь к боли и смерти.

И частичка её была не против этого.

Эта мысль заставляла её дрожать.

Клео протянула руку и сжала её ладонь, но тепло её кожи быстро таяло в холоде Люции. Однако мрак сразу же пропал из её мыслей, как и магия.

Она посмотрела на небо, прикрывая глаза. Над головами летал золотой ястреб, и сердце её содрогнулось. Она видела много ястребов в течении последних нескольких недель. И каждый из них давал ей надежду, что после убегала, словно песок сквозь пальцы.

- Мне кажется, ты сегодня грустна, - сказала Клео. – Что тебя беспокоит?

Люция тихо рассмеялась над попытками Клео дружить с нею.

- Ты не поверишь, если я расскажу.

- Попробуй.

- Как ты думаешь, Магнус одобрит, что ты привела меня смотреть на этих полуголых парней? – кривовато улыбаясь, спросила Люция, пытаясь сменить тему разговора и восстановить над ним контроль.

Тень мелькнула в сине-зелёных глазах Клео.

- Ты должна спросить Магнуса.

Люция должна была для этого выследить Магнуса и поговорить с ним, чего тот избегал любой ценой.

- Считаешь ли ты, что что-то значишь для него? – спросила Люция.

- Это был брак по расчёту, Люция, - нахмурилась Клео. – Я не выбирала его, и он не выбрал меня. И я ненавидела его… - эти слова получились более откровенными и были правдивее, чем прежде, правдивее, чем они были. Возможно, это был знак, что ей стало спокойнее рядом.

– Твоя ненависть всегда горела ярко, ведь ты вынуждена была сидеть рядом с моими врагами, - Люция напряглась. - Ты должна была понять, почему тебя берегут. У меня нет ни единого основания для того, чтобы доверять твоим намерениям подружиться, а не отомстить.

- Ты права… Ты не должна, - глаза Клео блестели, и она закрыла их. – Но у меня есть выбор, и я приняла случившееся и попыталась сделать так, чтобы было лучше для всех.

Она чувствовала честность Люции. Клео не пыталась отрицать свои подозрения, но почему Люция винила её за чувства и за действия? Она действительно думала, что Клео была ничем, кроме девочки, что искала связь с теми, кто столько всего забрал у неё…

Вопрос оставался, была ли она другом? Была ли она тем человеком, кому Люция могла бы довериться?

Люция закусила нижнюю губу и сосредоточилась на парнях перед нею, но в конце концов, её взгляд вновь переместился на ястреба, что кружился в небе.

- Ты когда-нибудь была влюблена? – спросила она.

- Да, - мягко ответила Клео.

- Где он сейчас?

- Мёртв.

Десятки вопросов возникло в душе Люции. Мёртв? Из-за несчастного случая? В бою? Или это был Эрон, или кто-то ещё?

Она ждала, и мучительность истории становилась всё сильнее, но Клео ничего не сказала. В тишине Люция почувствовала непреодолимое желание поделиться своей потерей с тем, кто мог бы понять её.

- В своей жизни я любила только одного, - Люция покачала головой, усмехаясь. Одного – как тривиально для него. – Ты… ты веришь в Хранителей?

- Да!

Сколько людей поиздевалось бы над этим, но быстрый ответ Клео был таким же, каким и вопрос со стороны Люции.

Она никому прежде не рассказывала этого, и никогда не рассказывала.

А теперь слова сорвались с языка раньше, чем она смогла их остановить.

- Когда я была в ловушке снов, Хранитель, представившийся Алексиусом, посещал мои сны. Он был самым красивым парнем, которого я когда-либо видела… Он обещал прийти ещё раз, после того, как я проснулась, я больше не видела его… И Сейчас… Я сомневаюсь, что это вообще было реальным.

Этого не было, и она почувствовала влагу на щёках, поняла, что плачет. Она вспомнила последнюю встречу, поцелуй, боль, что едва ли не вырвала её сердце, и мрак, что воскрес в ней…

Именно тогда в небе заблестели молнии, и тёмные тучи закрыли солнце. Прогремел гром, и дождь полился с неба. Все с удивлением смотрели на небо и промокли за несколько секунд.

- Принцесса, нам надо идти! – воскликнул стражник.

Люция смотрела на облака с удивлением. Оранос редко подвергался плохой погоде.

- Ты это сделала? – прошептала Клео.

- Я не знаю, - её элементали позволили ей совершить столько всего страшного и прекрасного, но управлять погодой…

Мысль казалась столь же страшной, как и захватывающей.

Клео сжимала руку Люции, и они стояли рядом.

- Я знаю, что это так важно, любить кого-то. Кто-то, может быть, не поверит тебе, и это вызовет больше боли, а если твоего возлюбленного украдут слишком рано, это будет так больно…

- Да, - прошептала Люция.

- Перед тем, как погиб мой отец, он сказал мне, что надо верить в магию. И это то, что я делаю. Я верю в то, что есть вещи, которые другие люди считают нереальными, и это делает меня достаточно сильной, чтобы столкнуться со всем, что ждёт меня в будущем. Я считаю, что твой Алексиус существует, и что сейчас он думает о том, как скучает по тебе.

Люция не смогла возразить. Клео пробила стену мрака, что окружала её.

Верить в магию. Верить в невозможное.

Поверить в эту новую дружбу с Клео.

И она верила, что вновь увидит Алексиуса когда-то.










Глава 7

Алексиус

Убежище

Две тысячи лет, что Алексиус провёл здесь, он не мечтал ни о чём настолько сильно, как сейчас.

Он лёг на траву на его любимой поляне, закрыл глаза и потянулся к темноте, ища её.

"Где ты?"

Ответа не было. Он пытался услышать его, пока голова не болела, а тело не казалось слабым. Пока он был не настолько расстроен, он ещё мог кричать, но это вновь не сработало.

Принцесса потерялась где-то в мире смертных, где не было ни единого защитника для неё.

Эта мысль заставила его смеяться, и звуки кипели в его груди.

"Защитите её".

- Алексиус.

Он вскочил на ноги, услышав голос Тимофея.

- Привет, - успел он хрипловато промолвить. Он не говорил целый день.

Тимофей, друг и наставник Алексиуса, один из троих, что составляли совет старейшин, рассматривал его, скрестив руки, с нетерпением в золотистых глазах.

- Я помешал твоей медитации? Или ты пытаешься гулять по снам?

- Нет, - солгал он, - я только отдыхаю.

Признание в прогулке по снам вызвало бы много вопросов. Вопросов, на которые не существовало ответа.

- Ты думаешь об ином, - промолвил Тимофей, обходя его и изучая пристальным взглядом. – Я заметил это уже давно, с тех пор, как ты стал проводить столько времени с Миленьей.

- Я не знаю, что ты имеешь в виду.

- Будь осторожен с нею.

Беспокойство заставило Алексиуса содрогнуться, и он пытался не показывать этого.

- Я опасаюсь всех в Убежище.

- Это делает тебя мудрым.

- Ты просто прогуливаешься? Или искал меня?

- Нет. Я ищу Федру. Её всё ещё нет.

Имя его подруги оказалось неожиданно болезненным.

- Я знаю.

- Ты знаешь, где она?

- Нет.

Тимофей не отводил взгляд. Несмотря на многовековую дружбу, несмотря на наставничество и знания, которыми старшие делились с Алеусиусом, было ещё множество секретов у них от него.

И ужасные тайны.

- Я считаю, что Миленья что-то задумала после её исчезновения, - сказал Тимофей. – Ты можешь спросить её об этом, когда будешь вновь видеть её? Думаю, это случится сегодня.

Алексиус не стал подтверждать это.

- Я обязательно спрошу её, когда увижу её.

По Убежищу распространялись слухи, что он был её новым любовником, и теперь бессмертные смотрели на него с некоторой ревностью и завистью.

Но слухи не так уж и далеки от истины.

- Я должен уходить, - Алексиус насторожился, когда Тимофей схватился за плечо, и забота испортила черты его всегда молодого лица.

- Алексиус, ты можешь доверить мне всё, что угодно. Я всегда с тобой. Надеюсь, ты помнишь это. Если есть что-то, что ты хотел бы сказать, не стесняйся.

Алексиус улыбнулся и кивнул, желая, чтобы всё было так просто.

***

Он должен узнать, что случилось с Федрой. Этот вопрос мучил его с того мгновения, как он направился к Миленье. Красивая Хранительница приветствовала его улыбкой, открывая свои огромные золотые двери и позволяя войти в свои покои, преисполненные светом и красивыми цветами, что выбирали каждый день её послушные слуги.

- Ты сегодня рано, - сказала она, целуя его в обе щёки прежде, чем закрыть дверь. Её длинные, струящиеся по спине льняные волосы пахли тёплым шафраном и отражали свет в сторону окна, пола и потолка, бросая лучи на остальные части Убежища, где находились дома других бессмертных.

Он не сделал более шага внутри комнаты, прежде чем заговорил о том, что тревожило его.

- Мне нужно знать о Федре.

- Она пропала.

- Я знаю, что пропала. Но она жива?

Миленья сморгнула.

- Боже мой, Алексиус, о чём ты? Ты думаешь, что я связана с её исчезновением, не так ли?

Он попытался оставаться мужественным.

- Да. На самом деле, я так думаю. Я знаю, ты считала её проблемной, думала, что она знает слишком многое и опасна, но…

- И ты из-за этого считаешь, что я… что? Убила её? – она мило улыбнулась. – Уверяю, из-за меня не слетел ни один волос с её головы!

- Но ты знаешь, что с ней.

- Проходи и садись. У нас есть что обсудить сегодня… К сожалению, тебе придётся подождать, пока я не закончу со своим другим посетителем.

- Другой посетитель?

Кто-то постучался в дверь.

- Да. Данай очень хотел сегодня со мной поговорить.

Данай, последний из троих, был слишком неприятным бессмертным, и Алеусиус старался избегать его.

- Не пускай его.

- Не будь глупым. Мне нужно с ним сегодня побеседовать.

Сжав челюсти, Алексиус наблюдал за тем, как Миленья почти что плыла по серебряным узорам на полу, на котором сверкали драгоценные камни. Её платье, украшенное алмазным бисером, было сделано из платиновой ткани, и её длинные, волнистые волосы сияли разными оттенками золота. И она оставалась самой прекрасной Хранительницей.

И Алексиус ненавидел её.

Она открыла дверь, впуская Даная.

- О, - прогремел его голос, - я вижу, ты не одна!

- Нет, - она приоткрыла дверь шире и жестом пригласила его внутрь. – Но всё равно проходи! Прошу, я настаиваю на этом!

Данай был столь же красивым, как и любой другой из них, но его вечно недовольное выражение лица делало его уродливее Алеусиуса. И Данай смотрел на него с презрением.

- Алексиус не один из нас, - проронил он.

- Он один из нас! И не груби, Данай. Это тебе не идёт. Скажи лучше то, ради чего ты пришёл сюда. Я понимаю, это сильно беспокоит тебя!

- Прекрасно, - прошипел нетерпеливо он. – Я узнал от разведчика, что один из тех, кто покинул нас, использовал магию, чтобы помочь смертному королю построить дорогу. Я считаю, что Ксантос был очень верен тебе, не так ли?

Алексиус содрогнулся от звучания имени брата Федры, что ушёл из Убежища уже двадцать лет назад. Он был любовником Миленьи и самым талантливым её учеником. Она тренировала его, и никого в Убежище не было, включая Алексиуса, кто не завидовал бы ему.

Теперь он знал лучше, чем кто-либо, что такое зависть бессмертных. Теперь он жалел тех, кого выбирали. И себя.

"Достаточно серебристой паутины паука, что вьёт сказки вокруг нас".

Это было предупреждение от Федры, которое он проигнорировал. А она была куда умнее, чем думали остальные.

Миленья кивнула.

- Я хорошо помню Ксантоса.

Данай поджал губы, раздражённый тем, что новость не впечатлила её.

- Я считаю, что кто-то из тех, кто находится в Убежище, посещает его во сне и направляет действия!

- В самом деле? – изогнула бровь она. – Кто?

- Я пока не знаю.

Несмотря на огромный возраст и огромные знания Даная, он на самом деле был ужасно глуп. Но, может быть, Алексиус сбросил его со счетов слишком рано. Он был старше Тимофея. И если бы только Алексиус мог бы найти способ встретиться с ним лично, чтобы рассказать о том, что задумала Миленья, чтобы двое восстали против одной…

Мятежная мысль вызвала у него внезапную, сильную боль в груди. В отличие от смутной боли вины и сожаления, эта была уже настоящей, вызванной заклинаниями Миленьи, с помощью которых она заставляла его слушаться, обеспечивала его лояльность. Он боролся неделями, но понял, что это невозможно изменить. Он застонал слишком громко, пытаясь облегчить боль.

- С тобой всё в порядке, мальчик? – опасливо посмотрев на него, спросил Данай.

- Конечно, - ответил он, сдерживая себя, пока боль не исчезла.

- Не обращай на него внимания, Данай, и позволь мне точно сказать, кто руководит Ксантосом, - Миленья сказала это слишком спокойно. – Я хорошо знаю, что происходит, и знаю, чьи это мечты.

- Кто? – он оставлялся удивлённым.

- Я, - она улыбнулась, но намёк на злобу мелькнул в сапфирово-голубых глазах.

Алексиус был шокирован. Почему Миленья рассказала бессмертному столь ценный секрет, если не могла доверять ему до конца?

- Что? – Данай шагнул вперёд, сокращая расстояние между собой и Миленьей. – Это невозможно! Старейшины не могут гулять по чужим снам!

- Вы не можете. Я могу, - промолвила она, - И прихожу в сны Ксантоса и короля Гая. И они – часть моего плана. Король мечтает о Родичах так сильно, что он готов на всё, чтобы получить их в свои корыстливые ручонки! И из-за жадности, самой сильной из всех, с которой я сталкивалась, он так прост в управлении! И он до сих пор ждёт дальнейшие инструкции в другом сне!

Глаза Даная загорелись завистью.

- Как такое возможно? Ты должна была рассказать мне! Сбежать из этого места… Пусть и мысленно… Я мечтаю об этом!

Конечно, Данай воспользуется всем, насколько бы это ни было безнравственно, если это могло бы пойти ему на пользу. Ему, кажется, даже было наплевать, что Миленья держала это в тайне от него столько времени.

- Ты действительно хочешь знать? – кокетливо спросила она.

- Да! Ты должна показать мне!

Предупреждение вспыхнуло в груди Алексиуса, и его горло сжалось. Ему хотелось сказать, но он не мог.

- Ладно, - Миленья взяла лицо Даная в свои руки. – Посмотри в мои глаза.

"Нет. Не делай того, что она говорит".

Но желание Даная получить этот навык превратила старейшину Убежища в жадного и слепого короля Гая.

- Я удивлена, что ты никогда не пытался сделать этого, - промолвила Миленья. – Я совершила это случайно и так обнаружила свою способность.

- Обнаружила что? – требовательно спросил Данай.

- Эти фигуры способны вытягивать магию друг из друга, помогая стать могущественнее. Сила, которая позволяет нам делать многое, в том числе и ходить по снам.

Сердце Алексиуса стучало слишком громко, но разрывающая боль в груди всё ещё заставляла его молчать.

Глаза Даная загорелись.

- Покажи мне, как!

- Если ты настаиваешь…

Миленья продолжала смотреть на него, и её руки засветились.

- Я чувствую это, - прошептал Данай. – Я чувствую, как сила покидает меня и переходит к тебе… Невероятно! Всё это время… Как я мог не знать?

- Существует одна загвоздка. Так всегда бывает. Если надо нечто большее, чем просто ощутить, на доноре остаётся знак…

Данай поморщился. Алексиус видел, что он начинает чувствовать боль, пока магия перетекала в Миленью, ослабляя его.

- Достаточно. Хватит!

- Но это невозможно! Я уже забрала слишком много, - она прошептала это достаточно громко, чтобы Алексиус мог услышать. – Я не хочу заставить тебя страдать и исчезать. Я делаю тебе одолжение, мой друг.

Пальцы Алексиуса впились в мягкую обивку стула, когда он смотрел, как Данай начал светиться, а его лицо искривили конвульсии.

- Стой! – закричал Данай, испытывая мучительную боль. – Пожалуйста, остановись!

- Благодарю тебя за жертву, Данай. Магия, которую я забрала у других бессмертных, скудна, но ты, Старейшина, уникален, и в тебе есть столько всего, чтобы отдать… Я правильно использую эту магию, когда освобожусь из тюрьмы.

Он кричал, когда его тело поглотило сине-белое пламя, и, наконец, Миленья отступила от него, наблюдая, как он исчезает во вспышке света, что превратила всё в глазах Алексиуса в идеально белое.

Данай существовал тысячи лет, а ушёл навсегда за мгновения.

- Это было невероятно, - промолвила Миленья, поправляя свои мерцающие волосы.

Это было не так. Миленья должна была чувствовать хотя бы капельку раскаянья, а если не чувствовала, то она была больше, чем монстром, как подозревал Алексиус.

Ещё не так уж и поздно. Алексиус нашёл бы способ добраться до Тимофея и сказать ему, что случилось. Он и Миленья были лишь равными старейшинами.

Её нужно остановить.

Боль уничтожила эту мысль.

- Теперь, о чём мы говорили? – она посмотрела на него, неподвижно сидевшего на своём месте. – О, да, Федра. Ты веришь, что я убила её, потому что она слишком много знала?

Её глаза сверкали так ярко, что он подумал, будто бы они были просто морем сапфировой власти.

Она более опасна, чем когда-либо прежде, и он не мог не чувствовать страх.

Он склонил голову.

- Простите, моя повелительница, я не должен был думать так.

- Нет, ты не должен… - она села так близко к нему, что он чувствовал потрескивание магии, что скользила теперь по её золотой коже. – Покажи мне то, над чем мы прежде работали.

Он колебался несколько секунд. Но боль вновь вспыхнула и заставила его повиноваться. Он расстегнул несколько пуговиц рубашки и обнажил грудь. Золотой вихрь под сердцем померк, потому что она начала использовать его магию, как делала это с Данаем, но не так сильно. Она брала часть каждый день, достаточно, чтобы удерживать его от посещения Люции каждый день в снах и смотреть на неё в виде ястреба.

Он тоже в плену, во всех смыслах.

- Я знаю, что сурова с тобой, - тихо сказала она. – Но у меня нет выбора. Я не могу рискнуть, ведь всё пойдёт не так...

- Всё будет хорошо, моя королева.

Он мог винить себя за то, как вёл себя. Он искренне согласился помогать ей, считая, что поможет спасти мир – все миры. Он понял, что жертвы должны быть сделаны для общего блага, и его намерения были чисты.

Он не знал всей правды.

Миленья осмотрела символы на груди, что золотом переплетались с её магией. Она прослеживала раны на пальцах и проникала даже больше в его естество. Четыре символа каждого элемента – всё было так просто, особенно когда они так могущественны на плоти бессмертных.

И когда шрамы исчезли окончательно, они по-прежнему контролировали его.

Она контролировала его.

- Как ты думаешь, ты готов? – спросила она.

Слова вырвались прежде, чем он мог остановить их.

- Я существую лишь для служения тебе, моя королева.

Она скользнула руками по его шее и груди, а после по его щёкам. Она вновь держала его лицо в своих ладонях, как прежде лицо Даная. У него не было выбора, кроме как встретить её взгляд в уверенности, что она позволит ему жить или убьёт сейчас.

Нет, она не убьёт. Она слишком долго готовила его к тому, что случится. Она нужна ему.

- Ты будешь выполнять мои приказы без колебаний. Я сделаю тебе подарок за всё, что ты сделал, и ты будешь продолжать работать на меня, мой мальчик. Ты согласен?

Он чувствовал, как она рассматривает его, пытаясь отыскать признаки инакомыслия. Если бы он дрогнул, она укрепила бы свои заклинания ещё больше. Боль. Пытки. Он потеряет ещё большую часть себя. Необходимость подчиняться ей змеёй обернулась вокруг его горла, сжимая так сильно, что он не мог дышать.

Он провёл образ красивой девушки с волосами цвета воронова крыла и небесно-голубыми глазами, девушки, который он когда-то обещал защитить от себя самого. Он верил в неё. Она придаст ему сил для того, чтобы выжить.

- Да, моя королева. Я согласен.










Глава 8

Ник

Оранос










Убираться после волкодавов короля Гая не было обязанностью дворцовой стражи. Но он делал это и не считал подобное случайностью .

Противная пара стражников по имени Мило и Баррас смеялись, наблюдая за тем, как собаки буквально тащили Ника за поводок к конюшне в поисках лучшего места, чтобы облегчиться.

- Весело? – спросил Баррас.

- Очень весело, - промолвил Ник, не задумываясь.

- Скажи спасибо, что это худшее, что король потребовал от тебя на этой неделе. Кажется, он был очень зол!

А когда король был в хорошем настроении? На самом деле, а не играя на публику?

- Не волнуйся, хотя… - промолвил Мило с насмешкой, - я уверен, что он уже почти придумал, что сделать. Уход за его дворнягами покажется тебе роскошью в сравнении с тем, что ждёт тебя в будущем.

- Оранийцы, - пробормотал Баррас, - ни на что не годятся.

- За исключением вытирания после королевских собак!

Они оба расхохотались над собственными шутками.

Игнорировать стражников за последние несколько недель стало куда легче, ведь Ник был повышен с конюха до дворцовой стражи, хотя повышение было спорным, учитывая его теперешние обязанности. Ник не задумывался долго над решением, что, хотя он живёт, спит и ест с другими стражниками, он не будет становиться их другом.

Он поучаствовал только в одном бою на этой неделе, что принесло ему фингал от Барраса, который до сих пор до конца не исчез.

Лимерийцы. Он плюнул в их сторону.

Он ненавидел всех их.

Как правило, он пытался ввернуть остроту или анекдот, или историю, что-нибудь, чтобы отвлечь врагов, что носили такую же форму, как и он.

Он презирал красный цвет.

Мило и Баррас наконец-то разошлись.

- Ты закончил? – спросил он у вокодава. Собака посмотрела на него через плечо и зарычала, обнажая те же острые зубы, что несколько минут назад терзали кролика. – Нет, это нормально! Подумайте на досуге, мадам, я всё время ваш!

Она присела на корточки. Он ждал.

Вот как всё проходило. Вот как жили завоёванные оранийцы.

"Почему я всё ещё здесь?"

"Так не должно быть", - ответил он сам себе.

Его семья погибла. Его сестру, Миру, убил король за якобы подслушивание разговора с чёртовым принцем Магнусом.

Он не смог уберечь Миру. Он должен был быть там, чтобы защитить её, но его не было. Эта мысль мучила его день и ночь. Он хотел отомстить, а вместо этого выполнял приказы. Он был трусом, пытаясь выжить, и потерялся в море своих врагов.

С тяжёлым сердцем Ник повернулся к собакам, потянув их обратно к замку и чувствуя, что его сердце погрузло в отвратительной грязи.

- Просто прекрасно, - его голос дрожал, и последние силы оставили его на грани слёз.

Почему он до сих пор здесь? Почему не убежал, не попал на корабль и не скрылся в море, где мог бы начать новую жизнь?

Он был дворцовой стражей, но не дворцовым шутом. Но, может быть, давно уже превращался в него.

***

Ник не мог уйти, не простившись с Клео. Это был бы первый их разговор с того момента, как она отвергла его романтические порывы и предложение забрать её из этого отвратительного места. Это случилось две недели назад, но ему казалось, что прошёл целый год.

Вероятно, она не видела его, но Ник наблюдал за нею издалека все эти дни. И если она презирала его, он всё ещё собирался позаботиться о её безопасности.

"И как же ты позаботишься о её безопасности?" – спросил он сам себя.

Она не нуждается в его помощи. Может быть, ему лишь казалось, что она вообще когда-нибудь нуждалась в нём, чтобы поддерживать его чувство собственного достоинства.

Он отыскал принцессу во дворе за чтением, она сидела на затенённой скамье под огромным дубом. Принцесса читала всегда, и это так отличало её от прежней Клео, с которой он вырос, от той, что никогда бы не прикоснулась к книге, если бы её наставники не настаивали. А иногда даже и вопреки всему…

Сегодня книга была с изображением ястреба на обложке, бронзового, на фоне бледно-песочной кожи, и, казалось, в ней рассказывалось о легендах, что окружали бессмертных Хранителей и их странное Убежище. Рядом с нею было много книг, в том числе и альбомы, в которых они когда-то рисовали, чтобы скоротать время. Он находился в одном классе с Клео на уроках искусства и наслаждался этим.

- Клео, - тихо промолвил он.

Она подняла на него взгляд, щурясь от яркого солнца.

- Ник!

- Простите за беспокойство, но я хотел приехать сюда и…

Она вскочила на ноги и бросилась в его объятия.

- О, Ник! Я так скучала по тебе! Не сердись на меня! Я была так груба с тобой, я…

В его горле сформировался комок, а глаза начали жечь. Улыбка появилась на его лице, и тяжесть, что сидела в сердце, чуть-чуть уменьшилась.

Она взяла его лицо в руки, всматриваясь в его черты с озабоченным выражением лица.

- Ты меня ненавидишь, - промолвила она.

- Что? Конечно же, нет, Клео! Мне казалось… мне казалось, ты ненавидишь меня!

Она задохнулась от удивления.

- Это же глупо! Я не могла ненавидеть тебя, Ник, и не смогу!

Он чувствовал, что был слишком близко к радости, о которой успел уже и забыть. Он пришёл сказать о том, что уезжает, но эти слова замерли на его языке.

- Я должен попросить прощения за то, что тебе тогда сказал.

- Не извиняйся, - покачала головой она. – Пожалуйста, посиди со мной немного.

- Сомневаюсь, что мне можно… - он посмотрел в сторону остальной стражи, что стояла у дальней стены. Их разделял красивый сад с цветами и фруктовыми деревьями, но выражения лиц стражников принцессы можно было рассмотреть и отсюда.

- Забудь, они не побеспокоят нас! И они ничего не услышат из того, что ты скажешь!

Она взяла его за руку, а Ник присел рядом на скамейке и смотрел на аметистовое кольцо.

- Ты узнала о нём больше? – шёпотом спросил он.

- Да, но, признаюсь, не знаю, что с этим делать, - она тихо и быстро рассказала Нику странную историю о магии, пророчествах и волшебнице-принцессе.

К тому времени, когда Клео закончила, у Ника уже кружилась голова.

- Невероятно, - промолвил он.

- Но это правда! – воскликнула девушка, сжимая его руку. – Ты единственный, кому я сейчас доверяю… - дрожащим голосом прошептала она. – Магия Люции связана с кольцом. Оно принадлежало первой волшебнице, помогало ей контролировать свою магию и останавливать себя… с этим кольцом и с Люцией я смогу найти сокровище Хранителей… Я смогу найти Родичей!

Это казалось опасным, но Клео не ошибалась, доверяя ему. Он никогда ничему ничего не расскажет, даже если поплатится жизнью и его будут пытать. И даже если ему будут обещать море золота взамен.

Миры теперь нет, и Клео была самой близкой для него. Она была его семьёй сейчас, она была его семьёй всегда.

До сих пор он не понимал, сколько секретов навалилось а него. И ему надо было рассказать всё, доверять ей так, как она доверяла ему назад.

Он должен был поступить так, как несколько дней назад.

Несмотря на убеждения в том, что их с Клео никто не мог услышать, Ник осмотрелся, считая, что говорить можно только в полном уединении.

- Принц Ашур спрашивал меня о твоём кольце, - начал он, - и он знает, что это, Клео, и желает заполучить Родичей.

Она побледнела.

- Когда вы разговаривали?

- После нашей ссоры… Он последовал за мной в таверну, надеясь выжать информацию из пьяных стражников, пожалев их. Но я ничего не сказал ему, хотя я и ничего не знал…

- Что ещё он сказал? – Клео выглядела поражённой.

- Он считает, что в Митике есть могущественная магия, что король Гай тоже мечтает о ней. И думает, что кольцо – это ключ ко всему этому.

Ник больше ничего не пил с той поры. Он оставался трезвым и бдительным, ожидая, что принц вновь станет задавать ему вопросы.

Но тот не подходил. Даже когда приехала принцесса Амара, Ник стоял у дверей, а Ашур и не взглянул в его сторону.

Она сложила руки на коленях.

- Что нам делать, Ник?

- Это может показаться странным, но мне кажется, что он мог бы быть союзником, - мягко промолвил Ник. – Крешийцы могущественны. У них есть могучая армия отца, и они сильнее, чем Гай. Альянс поможет нам вернуть трон!

- Что же заставило тебя поверить, что они пойдут на сделку с нами?

- Интуиция.

Она всматривалась в его лицо.

- И что же он ещё сделал, чтобы оказать такое впечатление на тебя?

Что ещё? Ничего. Ничего из того, что он ещё сделал.

Он хотел рассказать ей всё, но до сих пор колебался. Некоторые мгновения его жизни были слишком трудными для того, чтобы пояснить всё словами.

- Ник, - Клео сжала его руку, - что такое? Ты так расстроен…

- Да всё в порядке! Настолько в порядке, насколько это возможно.

- Ты не рассказываешь мне всё.

Он вспоминал о том, что случилось позже той ночью, когда Ашур последовал за ним из таверны по улицам.

- Просто… Кое-что случилось в ту ночь, и я не знаю, как правильно сказать, и… - он пожевал нижнюю губу, - я был очень пьян той ночью.

- Расскажи мне! Я же вижу, тебя это беспокоит!

Это даже преуменьшение.

- Он сделал… кое-что.

- Сделал что?

Принцесса доверяла ему глубокие и тёмные истины. И он должен был довериться ей даже в этом, он знал об этом.

- Он… поцеловал меня.

Клео моргнула.

- Он… что?

Слова сорвались с языка слишком быстро.

- Сначала мне казалось, что это неправильно, что такого не может быть… Но это случилось, Клео!

Она смотрела на него с недоумением.

- Ты сказал, что принц Ашур Кортас, самый востребованный холостяк в Крешии, поцеловал тебя?

- Я знаю! – он вскочил со скамейки и стал расхаживать взад-вперёд, запустив пальцы в грязно-рыжие волосы. – Я знаю!

Она не отводила от него взгляда.

- Я думаю, это поясняет тот факт, что он ещё не женат. Он предпочитает…

- Что? – Ник повернулся к ней лицом, а затем понизил голос, чтобы не привлекать внимание стражи. – Семнадцатилетнего дворцового охранника, убирающего за собаками навоз? – он поморщился. – Прости меня. Нет, он просто пытался задурить мне голову, чтобы я рассказал тайну. Может быть, он считает, что я предпочитаю парней, а не девушек… Он пытался манипулировать мною, крешийцы подлы, ты знаешь!

- Успокойся, - Клео встала и взяла его руки в свои, чтобы остановить резкие движения. – Я вижу, что это тебя беспокоит. Но всё нормально!

- Точно? Нормально? – он потерял сон из-за этого, пытаясь понять, почему это случилось и почему он не сделал ничего, чтобы остановить принца!

- Принц пошёл к тебе, Ник, после того, как ему отказали все во дворце.

- Потому что я твой друг.

- Может быть, это было не единственной причиной, - она накрутила длинный светлый локон на палец. – У тебя есть связь с принцем сейчас. И ты должен выяснять, являются ли Ашур и Амара нашими союзниками, как тебе показалось. Я не могу позволить себе проигнорировать любую возможность!

Его сердце громко колотилось.

- Я не знаю…

- Ник, пожалуйста! Ты должен быть храбрым! Для меня. Для Миры. Для всех, кого мы потеряли. Я опасаюсь, но… это важнее поцелуя. Ты должен пойти к принцу Ашуру и узнать, может ли он помочь нам.

Чёрт. Он не мог отказать Клео, ведь это может вернуть ей трон.

- Я не знаю, когда смогу уйти из дворца, чтобы посетить виллу Кортасов, - промолвил Ник. – У меня такой же короткий поводок, как и у королевских собак. И, честно говоря, Клео, я не уверен в том, что целесообразно сотрудничать с ними…

- Мы должны быть осторожными, - во взгляде Клео чувствовалось беспокойство. – Но Ашур пошёл именно к тебе. И не будет странным, если ты будешь искать встречи… Мы должны попытаться, Ник! Будущее Ораноса и его граждан поставлено на карту!

- Да, это большая ответственность.

- Это так, - она смотрела на него, и её глаза наполнились надеждой. – Ты сделаешь это для меня? Для нас?

Тысяча мыслей появилось в его голове, и половина умоляла отказаться от этой просьбы. Но пробилась лишь одна.

- Конечно, сделаю, Клео.










Глава 9

Йонас

Оранос










Только вчера Йонас получил сведенья от Нериссы, бывшей швеи, что нынче так помогала повстанцам. Она узнала имена заключённых повстанцев у дворцовой стражи и передала на их установленном месте встречи, в таверне в соседнем городе..

Когда Йонас читал имена, он едва сдерживал радостные возгласы.

Катон, Фабиус, Тарус и… Лисандра. Все заключённые дворцового подземелья.

Но он быстро протрезвел.

Выживание в плену у лимерийской стражи и кровожадного короля может быть хуже смерти.

Он сделает всё, что потребуется, чтобы освободить Лисандру и остальных. И он надеялся на то, что сегодняшнее путешествие в город станет ещё одним шагом к его цели.

- Я не хочу тебя трогать… - промолвил Феликс, - но если этот план не сработает, у тебя есть другой?

- Нерисса продолжает помогать нам так, как может.

- Я до сих пор удивлён в том, что девушка – ключевая фигура у повстанцев.

- Да, ключевая фигура – девушка, но не Нерисса. Тем не менее, я не знаю, что было бы без неё.

Феликс пожал плечами.

-Как по мне, девчонки не могут стать товарищами. Они хороши для стирки и готовки после долгого дня, - он усмехнулся Йонасу. - И, конечно же, для того, чтобы согреть кровать.

Йонас бросил на него недовольный взгляд.

- Ты изменишь своё мнение, когда встретишь Лисандру.

- Она некрасивая?

- О, она прекрасна! Но она отрежет тебе руки, если ты скажешь ей о готовке и стирке… И если пригласишь отогреть постель!

- Если она так хороша, как ты говоришь, я бы поменял её мнение.

Улыбка Йонаса стала шире.

- Удачи. Буду готов нести цветы на твою могилу.

Феликс рассмеялся.

- Встреча будет полезной? – спросил он, когда они вошли в Золотой Город. После нескольких попыток разведки и подтверждения от Нериссы, они узнали, что безопасность была повышена до рекордного уровня. Просто так в дворец не попасть.

Но пробраться в город – другое дело.

- Мы скоро узнаем, - отозвался Йонас. Из осторожности они носили длинные плащи с капюшонами, но, несмотря на присутствие стражников у ворот и на башнях вокруг городских стен, и патрулирующих улицы пеших или тех, кто был верхом, никто не обратил на них внимания.

Наконец-то они достигли своей цели, и Феликс обвёл взглядом булыжную мостовую.

- Я останусь здесь. Если что-то будет не так, подам сигнал.

- Как ты собираешься подать сигнал?

- Поверь, ты узнаешь.

"Поверь".

Как много в Феликсе напоминало о Брайоне, и он доверял ему интуитивно. Это было так легко – изливать душу перед костром, рассказывая Феликсу о том, что пошло не так и как Йонасу хотелось это исправить, чтобы всё обернулось так, как должно. Вернуться в тот роковой день, когда Томас был в винном ларьке его отца, чтобы остановить Эрона и принцессу из соседнего королевства или позволить им сделать покупку…

Жизнь была тяжёлой, но хорошей до того дня. Всё осталось бы прежним, если бы Йонас вернул время вспять. Но он не хотел этого. Пелсийцам нужна правда и свобода. И они справились бы с этим… Им не нужен трон и король, восседающий на нем.

- Эй! – Феликс положил руку на плечо Йонаса. – Всё будет хорошо.

- Я не переживаю.

- Если мы не совершим это как можно скорее, нам надо будет уйти. Это слишком опасно – быть так близко к дворцу, особенно учитывая тот факт, что твоё красивое лицо тут на каждом столбе!

Йонасу пришлось согласиться с этим.

Он оставил Феликса снаружи и протиснулся между двумя набитыми тавернами. Десятифутовая статуя богини Клейоны стояла возле входа. Её волосы были распущены, а на лице застыло высокомерное выражение, из ладоней прорезались символы воздуха и огня. Её одежды, несмотря на то, что были вырезанными из мрамора, были тонки и прозрачны, оставляя слишком мало пространства для воображения.

"Одна эта грудь стоит поклонения", - подумал Йонас, проходя мимо.

Он натянул тёмный капюшон пониже, когда вошёл в комнату. Тут было только трое людей, что сидело на скамье с закрытыми глазами.

Он сел рядом с крайним и ждал.

В Пелсии не было храмов, не религий, не божества. Тем не менее, в последнее время в Пелсии появлялись мелкие идолы из глины в виде умершего Базилия. Это вызывало отвращение, особенно знание того, что вождь был лжецом и вором, что эгоистично поднялся над остальными и был в своей резиденции счастлив, пока его народ голодал.

Йонас не позволял себе оплакивать потери никогда.

Он ждал в тихом храме, и единственным способом узнать, сколько времени прошло, было прислушиваться к ритму сердца. Но наконец-то он услышал скрип дверей, а после тихие шаги.

- Подождите снаружи, - обратился новый посетитель стражнику. – Мне нужно уединиться с моими молитвами.

- Как прикажете, принцесса.

Йонас отошёл дальше в тень и смотрел, как принцесса Клео прошла по проходу мимо рядя скамеек, что стояли перед огромной мозаикой, изображающей богиню, и направилась к задней части храма через арку. Он соскользнул со скамьи, оглянувшись на входе, чтобы убедиться, что стражи нет, и направился за нею в двадцати шагах от девушки, проскользнув в маленькую комнату. Сотни свечей горели на узких полках, восславляя магию богини Огня.

Клео зажгла свечу и поставила её рядом с остальными.

Он молча ждал.

- Я получила твоё сообщение, - промолвила она, не оборачиваясь.

- Я рад.

- Ты?

- Да. Это хорошо – опять увидеть тебя, - после всего, с чем он столкнулся, встреча с принцессой облегчила его душу. – Собираешься на меня посмотреть?

- Я ещё не решила.

- Давай! Разве мы не разошлись друзьями?

- Разве? Кажется, в последний раз, когда мы встречались, ты был смертельно ранен, а твои друзья погибли.

Он содрогнулся, вспоминая тот ужасный день.

- Я хотел, чтобы ты пошла со мной.

- И что? Жить на деревьях с кучкой пелсийцев, что презирают меня только за то, кто я?

Он позволил себе представить будущее, в котором он с Клео жил в домике на дереве в окружении птиц и белок, куда выше, чем весь остальной мир.

Эта мысль почти заставила его смеяться.

Нет, его жизнь куда более приземлена, чем её.

- Может быть, нет, - признал он, - дворцы с огромными удобными кроватями, которые можно делить с новым мужем, куда более подойдут тебе, как по мне.

Она обернулась, сверкнула глазами и ударила его. По крайней мере, попыталась –Йонас успел схватить её за запястье, прежде чем удар свершился.

Так быстро прибегать к насилию – это столь отличительно для большинства оранийцев, что скорее будут есть и пить, глядя с обожанием на своих врагов, чем сражаться.

- Легко, ваше высочество. Тайная встреча с разыскиваемым преступником – не лучшее время для сцен. Есть свидетели.

- Ты молчал так долго, что я приняла тебя за мёртвого.

- Не знал, что тебя это беспокоит.

Она разочарованно простонала.

- Кто-то тайно положил твоё сообщение в мой альбом. Мне повезло, что я нашла его прежде, чтобы прийти сюда.

- Не знал, что ты была художником.

Клео посмотрела на него, скрестив руки на лице её фиолетового платья. Оно было не таким, как носила богиня, но Йонас всё равно оценил.

- Очевидно, что… - она говорила с некоторым трудом. – ты жив и здоров, а ещё готов сделать всё, что я скажу.

Она была столь же откровенной, как и прежде, и это было его любимым качеством в ней. Она не обращалась с надлежащим принцессе этикетом с ним, но, честно говоря, он не понимал, насколько сильно скучал по ней до, пока не встретил.

- Вряд ли, ваше высочество. Но хочу сказать спасибо за то, что ты пришла.

- На тебя охотятся, как на кабана. Это глупо – приходить в город!

- И всё же, я здесь.

- Я слышала о твоей победе в лагере у дороги.

Он нахмурился.

- Это не было победой.

- Может быть, не совсем, но ты наконец-то свершил реванш над Эроном, не так ли? – она сложила руки так, что аметист на её кольце блеснул, отражая свет свечи. – Не говорю, что он не заслужил это за то, что совершил… И я ненавижу, что вообще горюю по нему. Но просто это ещё одна часть моей предыдущей жизни, что теперь уже нет.

Йонас нахмурился.

- Кто сказал тебе, что я убил его?

- Я предположила, - тень мелькнула на её лице. – это был не ты?

- Нет, - он не смог убить того, кто убил его брата и его друга. – Я приехал слишком поздно, чтобы совершить это. Но если бы я подоспел раньше, твой новый муж не украл бы эту возможность у меня.

Она посмотрела на него.

- Ты говоришь, что… Магнус убил Эрона. Но почему?

По-видимому, во дворце ничего не знали.

- Потому что Эрон Лагарис убил мать принца Магнуса.

- Что? – она зацепилась за эти слова, и на её лице отразились безымянные эмоции. – Но… Все по прежнему убеждены, что это ты убил королеву!

Конечно, убеждены. Иначе его плакаты стали бы просто бумагами для костра.

- Ты считала меня виноватым?

- Нет, ни секунды. Ты не убиваешь женщин, даже супруг королей. Ты выше этого.

Ему нравилось осознавать, что она знала это о нём, даже если все остальные думали иначе.

- К сожалению, Эрон не придерживался таких правил.

- Магнус убил Эрона, потому что Эрон убил его мать, - повторила она себе под нос дрожащим голосом.

Укол ревности пронзил его при том, как Клео упомянула имя принца, но он старался не обращать на это внимания.

Нет времени для мелких эмоций. Ему просто надо было добраться до места встречи.

- Не так давно я просил тебя стать шпионкой во дворце, - промолвил он. – Я прошу тебя ещё раз.

- Что я должна делать?

Её ответ был столь быстрым, что ему пришлось остановиться на секунду и успокоиться.

- Мне нужно знать о планах короля. Подчинение Пелсии и Ораноса – только начало. Мне кажется, что у него есть скрытые мотивы этого императорского пути.

Мотивы, которые заставили его взять Хранителя, чтобы тот возглавил строительство. И если уж Хранитель строил эту дорогу, то она была чем-то большим, чем связкой между тремя царствами, она была путём к магии.

Клео смотрела на него недовольно.

- Ты думаешь, король приводит меня на заседания совета и спрашивает моё мнение? Я ничего не знаю о его планах!

- Ты вышла замуж за принца.

- Да? И ты считаешь, что это даёт мне особые привилегии?

- Конечно же, даёт! Мне кажется, ты не заперта в своих комнатах так, как это было до свадьбы.

Её лицо потемнело.

- Кое-что изменилось, но многое осталось точно таким же. Теперь я могу покинуть дворец, но не стены города. И я всегда окружена стражей.

- Да, но не сейчас.

Она подняла подбородок.

- Да, ты прав. Я полностью беззащитна. И если ты считаешь, что я не настолько полезна, как ты надеялся, перережь мне горло в качестве послания для короля.

Он был более удивлён, чем оскорблён её глупым заявлением.

- Я мог бы. Но, кажется, мы выяснили, что я не убиваю женщин.

- Мне повезло.

Он ожидал сопротивления, но теперь, когда он знал, что девушка была готова выслушать его, просчитывал варианты.

- Оставляя в стороне короля и его путь… Мне нужно ещё кое-что обсудить. Несколько моих друзей сейчас в дворцовом подземелье.

- Позволь мне угадать – ты хочешь их спасти?

Он выдержал её взгляд.

- Я очень хочу попытаться. И мне надо знать всё, что ты о них слушала.

Она смотрела на него мгновение в оцепенении.

- Ты собираешься позволить себя убить.

- Несомненно.

- И ты хочешь, чтобы и меня убили тоже! – она заломила руки, придвигаясь к свече, что мерцала слишком ярко напротив её золотых волос. – Как будто у нас мало неприятностей!

Её огненный темперамент превратился в обыкновенный уголь в это мгновение. В друг он почувствовал, что вынужден спросить её о чем-то, что было у него на уме… И о дне той свадьбы.

- Он злоупотреблял своей властью над тобой?

- Король?

- Нет. Принц. Он… причинил тебе боль?

Если Клео скажет "Да", Йонас найдёт Магнуса и убьёт его. Независимо от последствий. Он бы порвал его на части. Оставил бы в лесах, на попечение зверушек, что разорвали бы его на куски.

Она колебалась и немного нахмурилась.

- Нет. На самом деле, он никогда не говорит мне ничего плохого. Вообще ничего. И хорошего тоже.

Йонас облегчённо вздохнул.

- Хорошо.

- О, да, прекрасно быть полностью закрытым от тех, кто контролирует твою судьбу.

- Ты управляешь своей судьбой, принцесса, и больше никто.

Она изучала его с изумлением во взгляде.

- Ты самый странный парень, которого я когда-либо встречала.

Это заставило его рассмеяться вслух.

- Уверен, что принц почти догнал меня.

- Кажется, ты одержим Магнусом. Может быть, в следующий раз мне устроить встречу между вами двумя?

Опять же, её возмущение вызвало у неё улыбку.

- Ты уже думала о нашей следующей встрече? Мне это по душе!

Она немного покраснела.

- Не будь так в себе уверен, мятежник.

Он попытался подавить усмешку.

- Я сказал, что мне нужно от тебя. А теперь расскажи свой план, принцесса.

- Мой план? – она коснулась его груди. – Почему ты думаешь, что у меня он есть? Может быть, я просто счастлива, что всё ещё жива?

Йонас знал, что если бы она не чувствовала, что может вернуть свой трон, она бы сбежала. Йонас, Ник… они бы помогли ей сбежать от Дамора навсегда.

- Ты не будешь живой долго, если ты останешься в логове врага, - промолвил Йонас. – Ты считаешь, что я ошибаюсь?

Клео смотрела в его глаза.

- Нет, ты прав.

Он не надеялся на такую лёгкую победу. Ему удалось получить доверие, но есть ещё кое-что, что следовало восстановить между ними после долгого отсутствия связи.

- Чем я могу тебе помочь? – спросил он.

- Ты? Мне помочь?

- У меня нет личной заинтересованности в Оранийцах, но я не хочу, чтобы Кровавый Король держал вас дольше, чем нужно. Земля даёт ему власть. Я не могу сделать это сам, но я помогу всем, кто может, чтобы уничтожить его. Может быть, этот человек – ты.

Она подарила ему взгляд, в котором смешались надежда и недоверие.

- Возможно.

- Тогда я к вашим услугам, Ваше Высочество, - у него больше не было времени. Он засиделся, и Феликс будет заинтересован его отсутствием. – Ты можешь передать мне слово через Нериссу.

Клео изогнула бровь.

- Белошвейка из Ястребиной Брови?

Он кивнул.

- Она рабыня во дворце. Если ты услышишь что угодно, независимо от того, насколько незначительным это тебе не покажется, передай это Нериссе, а она расскажет мне.

- Ты всё ещё заодно с нею? И можешь ей доверять?

Он кивнул.

- Она вновь подтвердила это.

Её взгляд стал более настороженным.

- Да, уверена, что она так и сделала.

Что он увидел в её взгляде? Недоверие? Ревность? Конечно, не последнее, но эта мысль казалась интригующей.

Серьёзное выражение Клео уступили яркой и красивой улыбке, что могла бы остановить жестокого убийцу.

- После того, как Йонас Агеллон был моим врагом, он пытается стать моим героем. Как всё меняется!

Не так давно он презирал Клео, которая стояла рядом с господином Эроном, а его брат тем временем истекал кровью. Он обвинял её так же сильно, как и труса с кинжалом.

Но с тех пор, как всё случилось, она была готова терпеть дальше, пусть и была избалованной принцессой, что понятия не имела, что такое жизнь, подобная той, что была у Йонаса.

Эта мысль всё упрощала.

- У тебя есть ещё что-то, что ты хотел бы мне сказать? – после длинной паузы поинтересовалась она.

- Только одно, - он схватил её, прижал к стене и поцеловал крепко и страстно. После он отпустил её, накинул капюшон на голову и выскользнул из храма.

Может быть, после этого всё было не таким уж простым.










Глава 10

Клео

Оранос










После тайной встречи с Йонасом, Клео вышла преисполненная новых целей и мечтаний, у которых было слишком мало общего с украденным мятежником поцелуем.

Но это было достаточно интригующим способом завершить разговор.

Она не могла быть борцом, что владеет мечом, но она была глазами и ушами повстанцев. Информация давала власть, а король часто беседовал в коридорах и в тёмных углах.

Клео уже знала некоторые места в самом сердце дворца, где можно было услышать много разных тайн.

Она пользовалась этим тайником, чтобы шпионить за сестрой и её друзьями, до тех пор, пока Эмилия не поймала её и не рассказала отцу, который ругался на Клео за то, что она подслушивала.

Но подслушивать было очень интересно. И полезно.

На следующий день после встречи с Йонасом она спряталась в нише как раз тогда, когда Магнус и Король разговаривали совсем рядом. Она быстро спряталась, скрываясь в щели между двумя колоннами, где была незаметной, но могла осмотреть всё в пределах тронного зала. За спинами отца и сына висел огромный гобелен – лимерийский герб со змеёй и парой скрещённых мечей.

Она прижала руки к холодному мрамору и напряглась, стараясь прислушиваться к их разговору.

- Грегор, мальчишка-мятежник, что-то знает, - промолвил король. – Он отрицает то, что рассказал в Лимеросе снова и снова, но я знаю, что он лжёт.

- Не будь так уверен, - ответил Магнус. – Он напал на меня в окружении десятка стражников и постоянно бредил кем-то. Может быть, он просто сумасшедший.

У Клео перехватило дыхание. Она сразу поняла, о ком они говорили, и этот момент был запечатлён в её памяти. Грегор был тем парнем, что напал на них во время свадебного тура, убеждённый, что Хранитель руководит им в его снах.

Он чуть не убил её, и это удалось бы ему, если бы Магнус не оттолкнул её в сторону.

Но вместо того, чтобы казнить его на месте, Магнус приказал доставить его сюда, в дворцовые подземелья.

Оказалось, что он всё ещё был жив.

"Интересно".

- Он не может быть сумасшедшим, - промолвил король. – Мне надо, чтобы он был в здравом уме! У него есть ключ от Убежища! Я послал за Ксантосом и мне нужно больше информации, но я так ничего и не услышал от него…

- Разве у тебя нет способа связаться с Миленьей? – спросил Магнус.

- Разве ты не думаешь, что я уже это сделал бы, если бы знал, как? – пришлось напрячься, чтобы расслышать ответ короля. – Я сделал всё, что она потребовала от меня! Дорога почти закончена! Тем не менее, в настоящее время…ничего. Тишина без информации, без руководства. Ничего, кроме мальчика, у которого есть связь с миром Миленьи. И он ответит мне, клянусь сердцем Валории, ответит!

- Конечно, ответит, отец.

- Я буду допрашивать Грегора ещё раз сегодня, в последний раз, и я хочу, чтобы ты был рядом со мной, - король схватил Магнуса за плечо и яростно посмотрел на него. – Родичи будут моими!

Родичи.

То, что сказал принц Ашур Нику – правда, как и думала Клео. Король искал то же, что и она.

Ей стало трудно дышать, и Клео поспешила уходить, но она остановилась в тот же миг, как обернулась

Кронос стоял в нескольких футах позади неё, огромный, скрестив руки на широкой груди. Она не могла говорить, не могла заставить себя сказать что-то остроумное или позвать стражу.

Кронос схватил её за предплечье и потащил по коридору, его хватка была поразительно сильной. Они прошли уже двадцать шагов, когда она наконец-то обрела голос.

- Куда вы меня тащите? – выдавила она из себя, безрезультатно пытаясь высвободиться.

- Будьте спокойны.

- Как ты смеешь? Отпусти сейчас же! – она изо всех сил пыталась заставить свой голос звучать по-королевски. Как обыкновенный стражник, даже капитан должен был повиноваться.

Она знала, что это не обманет его.

Смертельно молчаливый, он не реагировал ни на её слова, ни на угрозы. Он подошёл к двери, открыл её и толкнул девушку внутрь, а после закрыл дверь, оставляя девушку в темноте.

Когда Клео была восемь лет, у неё была особенно жестокая няня, которая, зная, что Клео никогда не будет столь послушной, как Эмилия, она закрывала её в тёмных помещениях, обещая, что демоны из тёмных земель придут и накажут её.

Когда её отец узнал об этом, он уволил эту женщину и вышвырнул из своего дворца, запрещая возвращаться. Король выпустил Клео из темноты, обнял и пообещал, что она в безопасности, сказал, что никакие демоны никогда не навредят ей.

Темнота до сих пор пугала её.

- Будь смелой, - прошептала она, расхаживая взад и вперёд по небольшой комнатушке. – Будь сильной.

После того, как прошли, казалось бы, часы, она подавила слёзы, размазав их полосами по щекам, и тихо стояла, в тишине ожидая своей судьбы.

Наконец-то дверь со скрипом отворилась. Она подняла голову, упёрла руки в бока и попыталась сохранить спокойствие перед лицом гневающегося короля.

Но это был не король, а Магнус, и Кронос держался где-то за его спиной.

Принц осмотрелся.

- Тут слишком темно.

Кронос открыл небольшое окошко, позволяя нескольким лучикам солнца проникнуть помещение, и зажёг факелом три фонаря, установленные в стенах.

- Оставьте нас, - приказал Магнус.

- Да, ваше высочество.

Дверь за стражником захлопнулась.

Клео не знала, почему она так удивлена, что это не король. В конце концов, почему это должен был делать король? Конечно, можно было отправить своего наследника, столь лояльного к его действиям…

Её супруга.

Она не могла дышать.

- Тебе в последнее время нравится подслушивать интересные беседы? – поинтересовался Магнус.

- Не понимаю, что ты имеешь в виду, - она пыталась выглядеть надменно и гордо, хотя ничего этого не ощущала. – Этот наглец притащил меня сюда и запер, словно обыкновенного заключённого! Я требую наказать его!

- Ты требуешь, не так ли? – Магнус скрестил руки на груди и прислонился к стене у двери, так что его лицо наполовину скрылось в тени. – Ты должна быть благодарна Кроносу, что он сказал всё это мне, а не моему отцу.

Она никогда не признается в шпионаже. Это словно подписать смертный приговор.

- Я не сделала ничего плохого.

- Уверен, ты сама в это не веришь.

К сожалению, в этой ситуации Клео вынуждена была полагаться на Магнуса и просить, чтобы он не предавал её, глупую молодую принцессу, которая не собиралась делать ничего плохого.

- Я не услышала ничего важного.

- Это действительно не имеет значения, что именно ты услышала. Если бы мой отец узнал, что ты подслушивала, он бы обеспечил, чтобы твои хорошенькие ушки не услышали больше никого снова.

Внизу её живота скрутился тугой узел. Она не сомневалась, что король придумал бы наказание, и она не переоценивала себя в его глазах, особенно после окончания свадебного тура.

- А что предпочтёшь ты? Может быть, простое избиение?

- Это так мило – предлагать мне варианты!

Клео покинула бы эту тёмную ужасную комнату так скоро, как смогла бы. Один человек лишь преграждал её путь к свободе, словно надеясь изучить её под давлением вины.

Может быть, ей следовало бы использовать то, что она знала, чтобы выйти отсюда целой и невредимой.

- Я не могу ничего поделать, если твой отец так открыто обо всём говорит, -промолвила она. – Я не сидела в шкафу в закрытой комнате, вы были в коридоре! Я шла вперёд, и я знала, что если покажусь вам на глаза посреди вашего разговора, то призову на себя гнев царя!

- Конечно. Но это не означало, что ты должна стоять в тени и слушать.

Она не могла остановить свой страх. Она не была обыкновенной шестнадцатилетней девчонке. Она принцесса. Мятежница. И она могла взять на себя ответственность в этой ситуации. Не всё ещё потеряно.

Она может выбить почву из-под ног Магнуса. И она знает, что сказать, чтобы восстановить своё положение.

- Не знала, что ты веришь в магию, - промолвила она.

Магнус удивлённо заморгал.

- Что заставляет тебя так думать?

- Обсуждение легенд обычно не проходит между теми, что считают себя слишком цивилизованными, чтобы болтать о такой ерунде.

Магнус вздохнул и прислонился к стене, пытаясь сделать вид, что ему скучно.

- У тебя есть талант говорить загадками. Я предпочитаю более ясные выражения.

- Тогда общайся с принцессой Амарой, она гордится своей прямотой.

- Наши гости из Крешии не имеют никакого отношения к этому разговору, - он склонил голову, и взгляд его скользнул по девушке, словно это помогло бы распутать её тайны. – Что ты знаешь о Родичах, принцесса?

Эти слова заставили её сердце замереть.

- Ничего.

- О, ты ответила быстро, слишком быстро. Это заставляет меня думать, что ты знаешь на самом деле очень много, учитывая, что книги, которые ты читала в последнее время, были о волшебстве и о магии.

- И о волшебнице, - добавила она, внимательно наблюдая за его реакцией и заметив только малейшее мерцание в его тёмных глазхах.

- Позволь мне дать тебе маленький совет, принцесса, - начал Магнус. - В твоих интересах быть подальше от моего отца. Он преследует лененды и сокровища, которые могут существовать. И он не будет делиться.

Дрожь пробежалась по её спине.

- Я никогда не ожидала от него этого.

- Хорошо.

С этими словами он помрачнел. Она знала, что больше ничего от него сегодня не услышит, но этого было достаточно.

- Я могу сейчас идти? – тихо спросила она.

- Пока что нет, - он изучал её столь пристально, прежде чем говорить, что девушке стало неудобно. – У меня есть ещё один вопрос.

- Да? – прошептала Клео, опасаясь того, что случится дальше.

- Почему ты пытаешься подружиться с моей сестрой?

- Потому что я люблю её! – выпалила она.

- Ты врёшь!

Гнев вспыхнул внутри неё.

- Я не вру!

- Я не верю, что тебе нравится Люция. Она из рода Дамора и она твой враг.

- Она не такая.

Его взгляд пронзил её, словно пытаясь отыскать её оружия и понять, где скрывается ещё один крешийский свадебный кинжал, скрываемый за спиной.

- Ты меня ненавидишь, ты ненавидишь отца, ты ненавидишь всё, что совершил Лимерос. Люция – часть всего этого. Должен ли я верить тебе, как и любой другой девушке, что мечтает о друзьях, с которыми сможет хихикать на банкетах? Может быть, ты была такой прежде, но сейчас ты совершенно не такая. Всё, что ты делаешь и что говоришь, направлено на определенную цель – уничтожить нас.

Он был куда более проницателен, чем ей хотелось. Она теряла самообладание и чувство контроля из-за него. Противоречивые эмоции хлынули слишком быстро, чтобы она могла удержать их.

- Ты ничего не знаешь обо мне!

- Нет. Я знаю о тебе всё. Твоя ненависть подпитывает тебя, это даёт тебе цель. Я вижу это в твоих глазах сейчас, - он на мгновение умолк. – Не пойми меня неправильно, я понимаю, почему ты так сильно меня ненавидишь.

Это было последнее, о чём она хотела бы говорить с ним, но её слова всё ещё лились – бездонная боль в её сердце пыталась выплеснуться, потому что это убивало её изнутри.

- Ты убил Теона.

Его выражение лица не изменилось.

- Я никогда не смогу изменить это.

- Ты стоял рядом, когда король, твой отец, убил Миру! Она была невинна! Безвредна! Ты мог остановить его! – на этот раз она заставила его содрогнуться.

Ему было стыдно. Она видела это в его глазах.

- Ты назовёшь ещё имена, принцесса? Сделай это. Это прекрасно – выплеснуть боль на того, кто её вызвал. Я могу это принять.

- Ты убил Эрона! И это доказывает, что ты уничтожишь всех на своём пути, заслуживают они этого или нет! – её слова были тихи и полны ненависти.

- Что ты только что сказала? – его голос был таким же мягким, но теперь в нём чувствовалась опасность.

Она внезапно поняла свою ошибку.

Не было никого, кроме Йонаса, кто мог бы рассказать ей о смерти Эрона, и Магнус не мог знать, что она виделась с ним и разговаривала. Она должна была взять себя в руки. Услышать разговор – это одно, но встретиться с мятежником…

- Что же. Ты мог бы тоже убить его. Эрон неопытен. Ты знаешь, насколько он неопытен. Король позволил ему ощутить величество. Он был тщеславен и глуп, и у него не было шансов на поле боя. Я не сказала, что ты лично убил его.

Магнус шагнул ближе к ней, прижимая к стене, и острый взгляд пронзил её, заставляя оставаться на месте.

Он стоял так быстро, что она могла ощущать запах вина в его дыхании.

Насколько ей было известно, Магнус прежде никогда не пил. Он не сделал и глотка во время их свадебного тура. Но после боя в горах, казалось, его привычки изменились.

- Нет, принцесса, - промолвил он, - именно это ты и сказала.

- Ты параноик.

- Ты думаешь, я убил Эрона? Прекрасное обвинение. Зачем мне тратить своё время на убийство напыщенного павлина, твоего бывшего женишка? Он для меня лишь грязь под ногтями.

- Он был бессмысленным, - согласилась она.

- Абсолютно. Он был жалким подобием оранийца, и это не значит, что я не ценю оранийцев высоко. Но большинство их них не падает на колени, чтобы лизать сапоги завоевателей. По крайней мере, так быстро, как это сделал бывший королевский вассал. Выполняя каждый приказ, ещё и с самодовольной улыбкой на лице. И неважно, кто страдал и кто был убит.

Магнус едва заметно дёрнулся и оторвал взгляд от Клео, но не раньше, чем она увидела боль в его глазах.

Это были мгновения, когда принц становился куда более запутанным, чем прежде. Неожиданно было видеть боль в глазах такого холодного парня, парняна котором лежала ответственность за чудовищные поступки. Она ненавидела его за это. Но настоящие монстры не ощущают боли.

А потом был Эрон. Если верить Йонасу, Эрон убил королеву. Но почему он сделал это?

Может быть… может, по приказу короля?

Это заставило её задохнуться. Почему же король мог пожелать, чтобы его супруга, его королева умерла?

Это не имело смысла. Никакого. Но, тем не менее, это соответствовало запутанной головоломке реальности.

Несмотря на миллионы вопросов, что крутились у неё на языке, Клео молчала. Она была не настолько глупа, чтобы высказывать столь опасные подозрения. Не сейчас. Не здесь. И не для запугивания непредсказуемого человека, что стоял перед нею.

Действуя, как загнанная в угол жертва, она не поднимется выше. Она больше никогда не будет дрожать перед ним. Она не будет просить. Она была мятежницей с того дня, когда Гай украл её королевство и убил её отца. И каждая мысль, каждая цель, всё это требовало восстания.

- Хватит об этом, - прошипела она, - ты уже сказал своё слово. Ты издеваешься надо мной самим существованием твоего сердца. Теперь либо предупреди короля о моих предполагаемых преступлениях, либо освободи меня сейчас же!

Магнус изучал её пристальным взглядом, выражение его лица оставалось каменным и нечитаемым, несмотря на бушующий в тёмных глазах шторм.

- Очень хорошо, принцесса. Но позволь оставить меня с этим предупреждением. Если тебя вновь поймают на подслушиванию, Кронос приведёт тебя к королю. И я не стану мешать ему. К счастью.

Он вышел из комнаты и закрыл дверь, оставив её одну. Сердце теперь билось едва ли не в её горле, и она ждала Крона, чтобы он провёл её на дальнейшие наказание.

Но он не пришёл.

Наконец-то она попыталась открыть дверь, чтобы найти его. Она выскользнула в зал и блуждала по коридорам, пока не нашла охранника, которого попросила найти Нериссу и отправить в её покои.

Вскоре после того, как Клео прибыла в свою комнату, прибыла Нерисса.

- Ваше Высочество, вы хотели поговорить со мной?

Клео стояла и смотрела на обыкновенную девчонку в простом сером платье слуги, что стояла у двери. В последний раз, когда она видела Нериссу, её волосы были длинными и блестящими. Теперь они были коротко остриженными и тусклыми, что заставляло её выглядеть куда проще, чем ту швею, что привела её в ловушку Йонаса. Тем не менее, не было ни единого сомнения в её красоте и её особенности пользования этой красотой, намекающей на предков из далёких земель.

Лицо Нериссы никогда не изображало страх, но сейчас он почти проявился, когда Клео подошла ближе. Принцессе было интересно, насколько хорошо Йонас знал эту девушку и насколько она могла быть готова подвергнуть себя опасности, чтобы помочь ему.

Она ожидала от себя ревности, но вместо этого чувствовала только любопытство относительно того, какие были причины у Нериссы оставаться верной повстанцам.

Но у Клео не было времени больше вспоминать о Нериссе.

- Ты та, кто спрятал сообщение Йонаса в моём альбоме.

- Да, Ваше Высочество, - кажется, Нерисса нисколечко не была удивлена.

- И мне сказали, что ты передашь ему сообщение. Это правда?

- Да, Ваше Высочество, - она прямо встретила взгляд Клео.

Клео изучала лицо девушки в поисках признаков обмана.

- То есть, ты готова сделать всё, чтобы помочь восстанию? Убить короля?

- Всё, что угодно, - не стесняясь, ответила Нерисса. – И вы?

- Точно так же, - она никогда не говорила более правдивых слов в своей жизни. Она чувствовала, что имела право так говорить, особенно когда пришла к выводу, что разговаривала с надежным союзником.

- Всякий раз, когда вы нуждаетесь во мне, как в посланнице, или как в ком-либо ещё, знайте, я буду здесь, - Нерисса сжала руки Клео, подарив ей неожиданную улыбку. – У вас будет ваш трон, Ваше Высочество. Клянусь богиней, вы будете королевой.

А после она исчезла. Клео подошла к окну и посмотрела наружу, изучая взглядом городские стены и зелёную землю, что простиралась за их пределами.

Её любимый дом украли у неё её враги.

И она клялась, что скоро украдёт его обратно.










Глава 11

Магнус

Оранос










Магнус отыскал Люцию во дворе со слишком встревоженным и холодным выражением лица.

- Это просто удивительно, - промолвила она. – Ты потерялся?

- Я хотел поговорить с тобой наедине.

- Ты вернулся неделю назад! И это первая попытка, которую ты совершил, чтобы поговорить со мной вообще!

Это было правдой. Он избегал её. Они оба настолько изменились, что между ними появилась стена, невидимая, но достаточно толстая, чтобы разделить их.

- Пойдём, - сказал он. – Я знаю, ты была занята… с новым другом. И мне не хотелось перерывать вас.

Он не смотрел на неё, а вместо этого сосредоточился на цветах, что были у Люции. Некоторые из роз, красных, жёлтых, розовых, белых, были огромными и пышными, а вот другие – коричневыми и увядшими, словно смертельная зима оставила свой след на этой земле вечного лета.

Он должен был спросить, практиковала ли она элементали. Это было вопросом жизни и смерти.

- Мой новый друг? – переспросила она. – Я не понимаю, о чём ты!

- Не притворяйся скромной, - у него сегодня ни на что не хватало терпения. – Ты знаешь, что я о Клео.

Она пожала плечами.

- Это значит, что тебя беспокоит то, что я узнала, будто девушка, с которой ты был вынужден вступить в брак, не ужасный зверь с острыми зубами и когтями?

- Зубы и когти легко скрывать, - он наконец-то посмотрел на неё. – Мне всегда казалось, что ты намного умнее.

- Зависит ото дня, если честно, - улыбка коснулась губ Люции.

Он был удивлён. Он не пытался её развлечь.

- Так что, сейчас ты просто хороший брат, что присматривает за наивной маленько сестрёнкой, что может принять тех, кто может причинит ей вред? – спросила она. – Ты в это веришь? Поэтому ты здесь? Чтобы меня предупредить?

- Я был обеспокоен.

- Обеспокоен? – она промолвила это так, словно слово было отвратительным на вкус. – Поверь мне, я прекрасно понимаю, что, скорее всего, Клео ненавидит меня. Хотя это было бы трудно для неё – ненавидеть кого-то больше тебя.

Такие резкие слова, может быть, заставили бы его дрогнуть, если бы он не знал, что это правда.

- Этот разговор не столь радушен, как я предполагал. Почему ты настроена так враждебно, Люция?

Выражение её лица было слишком непонятным, но Магнус не был уверен, что всё это из-за него.

- Ты меня избегал несколько дней, даже когда я болела, а ты думаешь, что я враждебна?

- Извини, сестра, - он прошипел последнее слово, - но я был под впечатлением того, что ты пыталась меня забыть… И… как бы правильно сказать – мои нежелательные мысли?

- Ты не должен был этого слышать, - она застыла.

Его свадьба состоялась в день, который запомнился более плохими воспоминаниями, чем нападение повстанцев, землетрясение и свадебный кинжал вместе взятые. Этот день подтвердил отвращение Люции к его совсем не братскими чувствами по отношению к ней.

Магнус заставил себя оставаться спокойным. Его противостояние с Клео потревожило его больше, чем он хотел это признать.

Роза в руках Люции почернела и сломалась за мгновение. Что это? Магия земли? Или медленное, сухое тепло огня, что столь быстро украло красоту цветка?

Может быть, он был не единственным, пытаясь сохранить спокойствие.

Только год назад Люция примчалась к Магнусу, сжимая книги в руках. Такие книги в основном не содержались в лимерийской библиотеке, что должна была стать пристанищем только для учебных текстов и фактов.

Они целый день провели, углубляясь в суть книг, и отыскали рассказ о магии в северном Лимеросе, что позволила бы добраться до других миров, кроме этого, но путешественник должен был быть готов к тому, что мог не вернуться.

"- Хочешь ли ты пройти через этот портал? - спросила она его.

- Я не знаю, - он внимательно рассматривал её , прежде чем ответить. – Куда-то далеко отсюда, туда, где всегда есть новые возможности… Я бы мог сколько угодно быть там, если бы ты пошла со мной.

- Я не оставила бы свой дом! – ответила со смехом она. – Что за глупые мысли!"

Она не понимала этого, но её слова слишком глубоко ранили его. Когда день закончился, он взял эту книгу и вырвал страницы, что содержали рассказ о портале, и сжёг, наблюдая за тем, как каждый чернильный завиток плавился перед его глазами.

Он сжёг и забыл всё это, как и следовало поступать с бесполезными фантазиями.

- Всё, что я могу сказать тебе… будь осторожна с Клео, - промолвил Магнус. – Она обманчива.

- Разве мы не такие же? – с лёгкой улыбкой промолвила Люция. – Разве ты не такой же, Магнус? Если больше ничего нет, то я должна идти, у меня есть дела.

Голос неподалёку привлёк внимание Магнуса прежде, чем он смог ответить, и он не знал, сможет ли ещё что-то сказать.

- Ваше Высочество, - это был Кронос. – Король вызывает вас к себе.

Кажется, Люция больше не желает находиться рядом с ним. Она хотела только того, чтобы он оставил её в покое.

Отлично. Прекрасного одиночества.

- Доброго дня, Люция, - Магнус повернулся на каблуках и направился за Кроносом обратно во дворец. По пути он прошёл мимо Клео, что шагала к цветнику.

- Моя сестра ждёт тебя, - промолвил он.

- Рада слышать, - ответила она.

Это звучало так беззаботно, словно они никогда не говорили об этом. Была ли она так уверена в том, что он ничего не сказал отцу? О том, что она подслушивала?

- Будьте осторожны, принцесса.

- Как и всегда.

- Всегда или начиная с сегодняшнего дня?

Взгляд, который она послала ему через плечо, был столь сильным, что это даже забавляло его.

Магнус наконец-то покинул солнечный сад. Когда глаза привыкли к тёмному интерьеру отца, он понял, что Кронос всё ещё удивлялся, почему Магнус позволил Клео обойтись одним только предупреждением.

- Я не нуждаюсь в твоих комментариях, - пробормотал Магнус.

- Я бы не осмелился его произнести, Ваше Величество, - ответил Кронос.

- Что отец желает от меня сегодня?

- Он хочет, чтобы вы присутствовали при допросе мятежника.

Он не понимал, чем может помочь, но не стал возражать. Он делал всё по велению отца, хотя уже пребывание в одной комнате с королём заставляло его кровь вскипать.

Он снова подумал о Клео. Он не признал, но подумал, что она скажет, если он попытается рассказать ей всю правду об Эроне, матери и о короле.

Будет ли она делиться подозрениями относительно того, что Магнус убил Эрона? Будет ли ещё задавать вопросы? У неё не было союзников в этих стенах, кроме бесполезного и неважного Ника.

И, конечно, её новой лучшей подруги, Люции.

Прежде, чем он смог осмыслить всё это, они прибыли к месту назначения – месту, что вызвало у него удивление.

- Допрос будет проходить в тронном зале? – спросил Магнус.

- Да, Ваше Высочество.

Необычно. Возможно, королю не хотелось портить свои прекрасные одежды или марать сапоги в подземелье. Несколько стражников стояло у двери, а ещё четверо – внутри. Грегор, напавший на Магнуса в Лимеросе мятежник, оставался у нижней части лестницы, что вела к огромному золотому трону, что на нём восседал король.

- Наконец-то, - обратился он к Магнусу, а после бросил взгляд на стражников. – Мы ожидаем ещё одного гостя, но все вы можете уйти. Кронос, останьтесь.

Кроном поклонился. Остальные повернулись и покинули комнату, закрывая за собой высокие, тяжёлые двери.

- Кого мы ждём? – поинтересовался Магнус.

- Что-то я чувствую, что он не пропал без вести до сих пор… - король уставился на Грегора. – Думаю, вы уже знакомы.

Грегор не ответил, и Магнус посмотрел на него с презрением. Этот мальчик заставил его истекать кровью. И он убил бы его, если б Магнус не был столь бдителен.

Магнус медленно обошёл Грегора, куда более худого, чем месяц назад. Его тёмные волосы были спутаны и грязны, левая рука – перевязана, а на грязных тряпках остались следы засохшей крови. На лице остались следы от синяков, а губы были разбиты.

И он был жалок.

- У Грегора есть ответы, которые мне нужны, - тон короля звучал неожиданно спокойно, почти дружески. – Он собирается всё рассказать мне.

- Я уже рассказал всё, что знаю, - наконец-то заговорил Грегор. Голос его показался поразительно охрипшим.

- Я хочу, чтобы ты больше рассказал мне о Федре, Хранительнице, посещающей твои сны.

Это имя оказалось слишком неожиданным для Магнуса.

- Федра, - промолвил он вслух. – Её зовут Федра?

- Возможно, - ответил Грегор, пожимая плечами.

Магнус рванулся вперёд и схватил парня за горло.

- Правильный ответ либо да, либо нет, дрянь!

- Да, - прошипел Грегор. Магнус отпустил его. – Её зовут Федра.

Это было имя хранительницы, которую Магнус видел, той, что спасла Йонаса перед тем, как Ксантос убил её.

Это не могло быть совпадением.

- Ты мечтал о ней в последнее время, не так ли? – поинтересовался Магнус.

- Нет.

- В это, - промолвил король, - трудно поверить. Грегор, скажи, что Федра рассказала тебе о Родичах? Мне надо знать, поручила ли она тебе найти их.

Щека Грегора дёрнулась.

- Я о Родичах ничего не знаю.

Гримаса на лице короля смутно походила на улыбку.

- Видишь ли, я тоже связался с Хранительницей. Но это не Федра, я никогда не слышал о ней раньше. Пожалуй, непритязательные крестьяне мечтают о более скромных людях… Но, тем не менее, она выбрала тебя, и это удивляет меня.

Король наслаждался звуком своего голоса. Магнусу очень хотелось услышать ответ. Это было необходимо для него, и многословные речи не приближали развязку.

- То, что мне известно, - продолжал король, - так это то, что Родичи существуют. И после многих лет их наконец-то можно найти. Мне нужно знать, как.

- Может быть, вам следует спросить вашу Хранительницу, потому что я не могу помочь вам, - голос Грегора дрожал от бессмысленного презрения.

Магнус посмотрел на короля, чтобы увидеть его холодную, издевательскую улыбку.

- Итак, ты не знаешь, - промолвил тот.

- Нет. И, знаете что? – казалось, простым поднятием подбородка, как Магнус понял, Грегор совершил судьбоносное решение, принимая вызов. – Даже если б я знал, я не сказал бы вам и через миллион лет!

Король кивнул, и его нейтралитет оставался неизменным.

- Так же, как я и полагал.

Прямо тут межкомнатные двери распахнулись.

- Ах, - проронил король, - отлично! Это должно помочь.

Магнус наблюдал за тем, как лицо Грегора побледнело, когда в тронный зал вошла девушка со связанными за спиной руками, окружённая охраной. У неё были длинные, вьющиеся чёрные волосы и светло-карие глаза, а единственной одеждой осталась грязная туника и тёмно-коричневые брюки, совершенно мальчишеские.

Казалось, она была готова к убийству.

- Я пришёл к выводу, что это твоя сестра, - промолвил король. – Да?

Грегор ни на секунду не отводил от девушки взгляда.

- Отпустите её.

- Не так быстро. Это будет продолжаться пока ты не скажешь мне всё, что мне нужно. Мы будем говорить об этом пока что без насилия. После этого ты со своей сестрой… Лисандра, верно? Ты с Лисандрой будете готовы к публичной казни. Помимо того, что вам придётся терпеть присутствие толпы, ваши смерти будут быстрыми и безболезненными. Тем не менее, если вы не расскажете мне то, что мне нужно знать, ты со своей сестрой будешь замучен до смерти перед куда меньшей аудиторией. Должен ли я буду вдаваться в подробности?

Спокойная манера, с которой король говорил это, заставила Магнуса содрогнуться.

Король не блефовал.

Почему угроза пыток заставила Магнуса замереть? Он ненавидел своего отца, но он – Дамора. Это не должно его напугать, это должно его возбудить!

Лисандра затихла и перестала вырываться, но ненависть всё ещё горела в её взгляде.

- Не говори ему ничего, Грегор. Так или иначе, он всё равно нас убьёт.

Грегор прекрасно это понимал.

- Лисандра, прости меня, - промолвил Грегор, и на губах короля появилась улыбка. Лицо Лисандры стало слишком обеспокоенным, словно она боялась следующих слов брата. – Смерть – это одно. Но пытки… Я не могу позволить этому случиться, - он повернулся к короблю, не скрывая ненависти, и начал говорить. – Федра сказала мне, что Родичи готовы пробудиться. Она использовала это слово, понимайте, как хотите. И она предупредила меня, что они должны оставаться ненайденными, даже если это означает угасание и нашего, и её мира.

- Бред. Как такое может быть? – возмутился король.

- Смертные не могут контролировать такую власть, - прорычал Грегор. – И тот, кто считает, что сможет, дурак!

"У этого мальчика ещё есть мужество", - подумал Магнус, немного впечатлённый этим.

- Что ещё? – прошипел король Гай, игнорируя оскорбление Грегора.

- Она считает, что когда Родичи пробудятся, мир сгорит.

- Огонь, - повторил король. – Что она имеет в виду? Это же не означает, что мир на самом деле загорится?

- Я не знаю! Мне казалось, что она вернётся, чтобы рассказать большее, сказать, как ей помочь, но это было несколько недель назад. Клянусь душами моих родителей, я говорю правду! Мне плевать на Родичей! Меня не волнует, что вы получите их!

Король переплёл свои пальцы, рассматривая Грегора.

- Что ты знаешь о парне, что в Пелсии воззвал силу огня?

Магнус застыл. Ашур говорил ему об этом, но впервые он слышал это от отца.

- Я никогда о таком человеке не слышал, - покачал головой Грегор.

- Независимо от этого… - король наклонился вперёд. – Как мне найти Родичей, Грегор?

Магнус почувствовал облегчение. Для короля принять это понятие так легко, что ясно – он не верит.

- Вы так уверены, но я знаю, что вы ошибаетесь, - резкий тон Грегора казался уверенным. – Я уверен, Федра связалась бы со мной, она просто так не оставила бы меня… она была хорошей, доброй, хотела лучше, но она имела врагов… Она боялась чего-то… или кого-то.

- Может быть, она умерла, - пробормотал Магнус.

- Да, - согласился Гай. – Может быть, эта твоя Хранительница мертва, и если так, что нет смысли скрывать многое, да?

- Но Хранители бессмертны! – взгляд Грегора неуверенно перебегал с отца на сына, его грудь вздымалась, а дышать было трудно. Он вновь пытался воскресить своё мужество. – Я нужен тебе! У меня был прямой контакт с Хранительницей, что выбрала меня, а не кого-либо другого! Я её протеже! Это делает меня ценным, особенным! Я обещаю работать на вас, ваше величество, но сохраните мою жизнь и жизнь моей сестры!

- Грегор, нет! – воскликнула Лисандра, и в её голосе чувствовался ужас и отвращение.

- Заткнись, Лис! Ты хочешь умереть? – прорычал он.

- Я лучше умру, чем паду на колени перед этим королевским мешком дерьма!

Охранник ударил Лисандру по лицу так сильно, что она вскрикнула.

Грегор вскочил на ноги, но Кронос толкнул его обратно.

- Простите мою сестру, - выдавил он. – Она всегда столь горяча, но не я! Я вижу возможность! Вы мне должны поверить, Ваше Величество! Когда Федра свяжется со мной ещё раз, я вам всё расскажу! Я не вру!

- Нет, ты не врёшь, - король откинулся на спинку трона, положив руки на золотые поручни. – Ты можешь это сделать, я вижу. Ты любишь свою сестру. Это важно для меня. Семья – самое ценное в этом мире. Семья – единственной способ для смертных гарантировать своё бессмертие. Я уважаю твою любовь к семье.

Грегор тихо выдохнул.

- Хорошо.

"Отец действительно может проявить снисходительность к этому мальчишке, - подумал Магнус. – Ведь он готов отвернуться от мятежников и быть верным Гаю, лишь бы спасти сестру…".

Король смотрел на Грегора в тишине.

- Проблема в том, что мне кажется, что твоя Хранительница забыла о тебе или умерла. И она сказала тебе самую малость с самого начала. Она, в отличие от Миленьи, что столько обещала мне, бесполезна, и ты тоже бесполезен.

- Нет, ваше величество! Это не так!

Лисандра сражалась с охранником, что всё ещё держал её, и её взгляд метался из стороны в сторону, словно в поиске спасения.

Король Гай не удостоил её и взглядом.

- Спасибо, Грегор, ты преподал важный урок для меня сегодня, - промолвил он. – Я порой позволяю себе быть ведомым нетерпением и гневом. Но я отдал всю жизнь Родичам, и я могу продолжать ждать, пока время не будет верным. В конце концов, у меня уже есть ключ от тайны. Просто надо научиться правильно его использовать.

- Я могу вам помочь! – паника мелькнула во взгляде Грегора. – Я могу иметь такое значение для вас!

Король улыбнулся, обнажая белые ровные зубы.

- Не переживай. Ты уже доказал, что полезен. Это хорошо. Это значит, что ты можешь поступать правильно. И твоя сестра избежит таких неприятностей. Я не монстр, что будет мучить девчонку ради собственного удовольствия.

- И…. Мы всё ещё будем умирать вместе? – промолвил Грегор, и его голос включал в себя какую-то странную скуку и поражения.

- Не совсем, - Король взглянул на Лисандру. – Помойте её и сделайте красивой, или настолько красивой, как может быть пелсийка. Я ещё не имел возможности предоставить девушку-мятежницу народу в качестве примера для того, что я не делаю исключения в наказаниях для тех, кто выступает протим меня.

- А мой брат? – Лисандра буквально выплюнула эти слова. Струйка крови стекала из её раненного уголка рта.

- Не волнуйся. Твой брат ещё будет там, чтобы посмотреть, как ты умрёшь, - промолвил Король. – Кронос, принеси мне голову мальчишки… И убедись, что с того шипа, на который она будет надета, ему представится самый лучший вид.

- Нет! – страдальческий крик сорвался с губ Лисандры.

Кронос не собирался останавливаться. Он схватил меч, а двое охранников подхватили Грегора и потащили его.

Слова протеста замерли в горле Магнуса. Был только один способ закончить это, и Магнус знал, что его мнение ничего не стоит, король уже принял решение. Его слова сделают только хуже.

Лисандра кричала, и Магнус повернулся к ней, наблюдая за тем, как она боролась и вырывалась из рук стражников.

Но у неё не было шанса всё это остановить.

- Я сожалею, что нам не удалось. Борьба, Лис. Бороться до конца! – и меч упал на его голову.

Преисполненный ужасом крик Лисандры вклинился в грудь Магнуса, и он знал, что впредь осколки этого крика будут преследовать его.

Тело Грегора унесли, а его голову поставили на поднос.

- Молодец, Кронос, - король кивнул и взмахнул рукой. – Теперь возьмите её.

- Да, ваше величество, - выражение Кроноса оставалось ледяным и бесчувственным, как и всегда при проведении казней. Это было лицо человека из камня, а не из плоти и крови.

Крон покинул отца и сына, и только кровавое пятно там, где Грегор стоял на коленях, оставалось как доказательство того, что произошло несколько минут назад.

Магнус молчал. В его голове не было мыслей – только сплошная темнота и чернота.

- Это должно было быть сделано, - сказал король.

- Сделано? – его ответ сорвался быстрее, чем хотелось. – Убить мятежника вот так было полезно? Нет, я не думаю, что это должно было быть сделано.

Король удивлённо посмотрел на Магнуса.

- Ты сделал это потому, что хотел насладиться лицом этой девчонки, когда убивал её брата перед её глазами, - Магнус больше не мог остановиться. – Ты наслаждался этим. Ты хотел сломить дух в ней, чтобы она принимала свою судьбу без борьбы. Ведь её огненный дух не пропал, несмотря на заключение в подземелье, а ты не хочешь раздражать толпу, надеешься, что там будут только те, кто лоялен к тебе. Позволь мне быть первым, чтобы поздравить тебя, отец, потому что тебе всё удалось.

- Что с тобой, мой мальчик? – прищурился король. – Почему ты противостоишь всему, что я делаю?

Магнусу было трудно дышать, и его сдавило разочарование, стремление и гнев, направленный на отца, чувства, что он пытался подавить, вышли на первый план.

- Потому что не всё, что ты делаешь, правильно.

- Я делаю всё, что должен, чтобы моя власть оставалась здесь, в эту странную эпоху, и в один прекрасный день не будет с кем бороться. Это опасное для нас время сынок. Нет места для инакомыслия.

- Тогда поэтому ты потребовал у этой дряни, Эрона Лагариса, убить маму? Чтобы уменьшить сопротивление?

Слова сорвались с языка прежде, чем он остановил их, и шок короля принёс ему удовлетворение. Зачем останавливаться?

- Забавно, мне казалось, что ты знал обо всём, что происходит в твоём царстве, благодаря шпионам и информаторам, - продолжал Магнус. – Но ты не знал об этой интересной детали! Ты не знал, что Эрон признался мне, признался, что ты приказал ему зарезать маму в глухую ночь, убить её, чтобы ты мог скинуть это преступление на Йонаса Агеллона.

Шок наконец-то пропал с лица короля.

- Ты убил Эрона.

Это теперь не было секретом, и он больше не мог проиграть.

- Я планировал позволить ему вернуться сюда, чтобы он ответил за свои поступки, но он попытался меня убить. Как видишь, не вышло. Мне не так уж и понравилось убивать его, как я надеялся. Но он был не настоящим преступником, он был оружием. Это ты убил мою мать.

- А теперь ты желаешь убить меня, - король оборвал его и поднялся с трона, а после спустился вниз, останавливаясь лицом к лицу с Магнусом. – Конечно, ты это сделаешь. Вот, - он вложил кинжал в руку Магнуса. – Я даю тебе возможность сделать то, что ты хочешь. Прямо сейчас. Сделай это.

Руки Магнуса дрожали.

- Это уловка.

Король пристально смотрел на сына.

- Альтия совершала всё против меня. Она была против поиска Родичей, всегда против. Она ненавидела меня и хотела, чтобы я не мог укрепить свою власть. Она хотела убить Люцию, и, как мне кажется, она хотела убить и тебя, чтобы лишить меня истинного наследника. Она должна была умереть, Магнус.

Магнусу казалось, что он не может стоять. Рукоять кинжала была ледяной даже для его кожи.

- Это было не единственным вариантом.

- Да, некоторые из моих решений суровы, но все они необходимы.

Он сказал, что мать желала убить Люцию и Магнуса, потому что она боялась её волшебства, она давала Люции зелье, заставляя её спать, но Магнус не считал это достаточным поводом для убийства. Для наказания. Для заключения. Но не смерти. Это не имело никакого смысла.

- Но мама…

- Альтия не была твоей настоящей матерью.

- Что? – это заявление заставило Магнуса замереть.

Король пристально смотрел на него.

- Она потеряла ребёнка, за которого тебя принимала, и сходила с ума от горя. Незадолго до этого от моего семени был рождён ещё один ребёнок, и я выдал этого ребёнка за его собственного. Тебя принесли ей, и она перестала быть безумной. Она полагала, что была твоей матерью, до самого последнего мгновения, но никогда не была кровной.

- Ты врёшь, - Магнус смотрел на него, но его ум не прояснился.

- Сабина – твоя настоящая мать.

Он чувствовал, что живот скрутился в узел опять, и он отшатнулся от короля в ужасе. Сабина, любовница отца, злая, властолюбивая ведьма. Мёртвая, убитая магией Люции.

- Ложь! Сабина пыталась убить меня, она пыталась убить меня после попытки соблазнения!

Король опустил голову.

- Она была сложной женщиной, признаю. Её страсти порой выходили за рамки даже моего понимания. Но это не меняет правду. Ты мой единственный сын, и ты сын Сабины. Она скрывала беременность ото всех. Только Сабина, я и акушерка, что помогала нам, были единственными, кто знал, что на самом деле случилось.

- Нет! – желчь поднялась в горле Магнуса. Мир сместился, и земля теперь шаталась под его ногами.

Король схватил Магнуса за плечи так сильно, что тот содрогнулся.

- В тебе течёт королевская и ведьминская кровь. Каждая ведьма связана с Хранителями. Вот кто ты. Вот почему я видел в тебе что-то особенное, что-то превосходное.

Магнус не мог согласиться с этим. Он всю свою жизнь знал, что Сабина – любовница и советница его отца, но он всегда ненавидел её. Он не оплакивал её смерть ни одну секунду. Он ненавидел её.

Она никогда не будет его матерью.

Его сердце было тёмным и тяжёлым сейчас.

Хотелось пить. Непонятный туман окутал его ум, пока не уничтожил все мысли.

- Почему ты не рассказал об этом раньше?

Тень задумчивости на лице короля сделала его старше своих лет.

- Мне следовало. Я жалею, что этого не сделал. Но теперь ты видишь, что Альтия – не твоя мать. Ты свободен от верности ей. Она жестокая и бессердечная женщина, всегда ею была.

"Нет, она не была. – подумал Магнус. – Не всегда".

- Я так часто видел, что ты голодал от любви матери, что не была привязана к тебе… Её ум невозможно изменить, её здравомыслие было шатким эти последние восемнадцать лет. Это заставило её сделать ошибки, запечатлённые в её судьбе. Она стояла на моём пути. Твоём пути. Ты должен принять это, и тогда ты сможешь идти вперёд. Ты мой сын. Мой наследник. Мы с тобой одной крови.

И он станет таким, как отец – сильным, безжалостным, вечно бегущим за своими целями. Это было то, чего он всегда хотел.

И Сабина добивалась этого очень многими способами.

- Всё, что я делаю, это для тебя, Магнус. Всё. Пожалуйста, прости меня за то, что я скрыл правду от тебя, за то, что причинил в прошлом тебе боль. Моя единственная цель – сделать тебя сильнее. Я люблю тебя, сын мой.

Король внезапно крепко обнял Магнуса. Тот стоял, как статуя, каменная и тихая, и его разум всё ещё был в ловушке смятения.

Он позволил кинжалу с грохотом упасть на пол.

Отец никогда не обнимал его прежде.

Пусть и на мгновение, перед тем, как покинуть тронный зал.










Глава 12

Йонас

Оранос










Мысли Йонаса были черны, как тёмное ночное небо.

В этот вечер он находился в деревне под названием Вириди, в полудне ходы от северо-восточной стороны Золотого Города. Это был не первый его визит сюда, он пользовался этим трактиром, как местом встречи. Он послал Феликса вперёд, чтобы встретиться с ним там сегодня вечером, тогда как сам провёл последние полтора дня, слушая слухи о повстанцах из группы пелсийских рабов, что сбежали с лагеря у дороги живыми. Но это были ложные слухи.

Даже если правила короля Гая вызывали беспокойство среди людей, то достаток всё ещё оставил свой след в Вириди, да и в любом другом городе Ораноса, что посетил Йонас. Улицы были вымощены не грязью и камнями, а сверкающим булыжником. И витрины были не из глины, а из крепкого камня и дерева.

Это был дом тысячи граждан, что заплатили высокие налоги независимо от того, что за король сидел на троне, и они всё-таки жили хорошо. Никто не голодал, скитаясь по улицам в лохмотьях в поиске еды. Никто не умирал в переулках ,потому что ему было отказано в тепле и в ночном крове посреди холодной зимы, как это делали в Пелсии.

Но, в отличие от тех, кто на самом деле пережил боль и нищету, люди здесь не ценили то, что у них было. То, что они принимали это как должное, вызывало у Йонаса тошноту. Он не сомневался в том, что их слишком легко сломит то, что у них отберут их лёгкий образ жизни.

В целом, пелсийцы, в своей борьбе и наивных верованиях в неизбежность судьбы, были куда выносливее ораницев. Они выживали. И это было тем, что Йонас больше всего любил в своём народе.

Прогуливаясь по улице, он почувствовал, что кто-то схватил его за рукав плаща, останавливая посреди дороги.

- Ты, - к нему наклонилось уродливое лицо, и человек попытался рассмотреть Йонаса сквозь тень. – Я знаю тебя.

Йонас опасливо посмотрел на человека.

- Сомневаюсь в этом. Отпусти меня.

- Да, я знаю тебя, - улыбка медленно расцветала на его лице. – Ты тот мятежник, которого я видел на плакатах.

Йонас замер. Он бы предпочёл быть непризнанным этим вечером, если бы мог выбирать.

- Понятия не имею, о чём ты говоришь.

- Не волнуйся, парень. Я впечатлён, - невнятность его слов свидетельствовала о том, что он был пьян. Это особый день у оранийцев, день Огня, в который восславляли великую богиню Клейону. Праздник давал своим гражданам повод выпить больше вина, чем обычно, и наряжаться в оранжевые и жёлтые одежды, притворяясь вечным огнём своего божества. – Я думаю, я был бы хорошим мятежником. Мне нравится идея вытолкать короля в задницу прямо из мира живых!

- Я думаю, вы меня с кем-то путаете, - спокойно промолвил Йонас.

Он был не в настроении принимать сейчас рядовых граждан. Его встреча сегодня с представителями оранийцев была лишь для того, чтобы вытащить Лисандру и остальных.

Внезапно громкий треск вынудил его отпрыгнуть, и вокруг полыхнуло ярко-жёлтым светом. Кто-то кричал, и юный шестнадцатилетний блондин мчался по улице, его туника пылала. Он бросился лицом вниз в бочку с водой.

- Опять! – пробормотал пьяный. – Петрос, ты болван! - закричал он. – Ты собираешься убить себя, играя с огнём?

Мальчик вылез из бочки и бросил на пьяницу мрачный взгляд.

- Разум – это моё дело, старик!

- Ты сжёг мог дом, и это моё дело! Я тебя в этой бочке утоплю, если ты не сделаешь так, как я скажу!

Мальчик продемонстрировал неприличный жест старику, покосился на Йонаса и убежал прочь.

- Что это было? – поинтересовался Йонас.

- Это мой одержимый пожарами сын-идиот, - ответил мужчина, - он любит экспериментировать с нелепыми мыслями, что заставляют его делать большее, чем просто сжигать брови. Сегодня его оправдание в том, что это в честь богини огня, и он поджигает всё вокруг. Глупый мальчик.

У Йонаса не было времени на разговоры с пьяными местными жителями об их сыновьях. Он должен был присоединиться к Феликсу в таверне вовремя.

Пробормотав слова прощания и удачи, он успешно ускользнул от человека, но, прежде чем достиг трактира, почувствовал, что кто-то шёл за ним.

Двое чужих, один из которых вышел из тени и преградил ему дорогу.

- Вы посмотрите на этого королевского мятежника! – этот человек был на полфута выше Йонаса и имел длинный, кривой нос.

- Я похож на него, но я – не он, - промолвил Агеллон.

Второй человек имел светлые, сальные волосы и тонкое, бледное лицо. Он сдёрнул капюшон с головы Йонаса, чтобы лучше рассмотреть его.

- Да, ты тот, кто всадил кинжал в суку-королеву! Не стесняйся! Мы рады, что ты хорошо выполнил свою работу!

Всё больше оснований сбежать от них, если они собирались праздновать смерть женщины.

- Позвольте мне пройти, - прошипел Йонас.

- Да ладно! Это праздничная ночь, надо дружить!

- Дайте мне пройти, - сказал он снова, - или у вас будут проблемы.

Лысый рассмеялся и пнул своего друга.

- Он не весьма дружелюбен… Я думал, он нам поможет.

- В самом деле? – Йонас посмотрел на них. – И как же я мог бы вам помочь?

- Вон, видишь, на плакатах обещают награду… В то же время, я ценю тех, кто пытается отправить короля в его ледяную землю, чтобы его там похоронили, и я для этого мог бы использовать вон то золото.

Ещё одно доказательство, что подавляющее большинство оранийцев были жадными и эгоистичными.

Йонас не колебался. Он ударил лысого кулаком в челюсть, отталкивая его, шатающегося, и заставляя упасть на спину. Блондин схватил его сзади, и Йонас почувствовал холодное лезвие на своём горле. Он не вырывался. Лысый вытер кровь с нижней губы тыльной стороной ладони и оттолкнулся от земли.

Они были одни на улице, было темно, а до таверны слишком далеко.

Лысый скрестил руки на груди и улыбнулся Йонасу. Второй не двигался, всё ещё держа кинжал у его горла.

- Да, король хорошо платит за твою голову. Это твой выбор – живого или мёртвого… Мне плевать, каким ты будешь.

Прежде чем лысый сказал своему другу перерезать горло Йонаса, голос Феликса разрезал ночь, останавливая их.

- Ещё раз? Каждый раз, когда я тебя оставляю, ты влипаешь в неприятности!

- Пожалуй. Может, окажешь помощь?

Лысый развернулся и посмотрел на друга Йонаса с тревогой.

- Награда достаточно большая, чтобы разделить на троих.

- Награда, да? – Феликс скрестил руки на груди. – Сколько?

Йонас перестал дышать. Он знал Феликса только несколько недель. Как он мог верить ему настолько сильно, чтобы не подозревать, будто бы тот не поступит так, как будет лучше для него самого?

- Десять тысяч оранийских сантимов.

- О, круто. Треть могла бы дать мне хорошую виллу на несколько следующих лет. Но я не люблю делиться. Соболезную.

Феликс выхватил нож, приставляя его к горлу лысого, а после бросил взгляд на блондина.

- Отпусти моего друга. Сейчас же.

Йонас испытал облегчение. Как он мог сомневаться?

- Нам не нужны никакие проблемы. – промолвил блондин.

- Ты можешь обмануть меня, - Феликс лишь пожал плечами.

- Нам нужен преступник, - прохрипел лысый.

- Вино сегодня реками, а вы в этих реках сегодня, судя по запаху, искупались. Это не тот, за кого вы его принимаете. Даже приблизительно. Мы – сыновья фермера и пришли выпить за богиню. Никто особенный. Вы должны сказать спасибо мне за то, что я вас остановил, прежде чем вы потеряли головы за то, что побеспокоили короля.

Наконец-то, неопределённость появилась на его лицах.

- Пусть идёт, - прорычал лысый. – Ну же!

Блондин неохотно отпустил Йонаса.

Феликс толкнул лысого человека, но не спрятал свой нож в ножны.

- У нас ещё есть проблемы?

- Никаких проблем.

- Хорошо. Теперь убираемся.

Не говоря ни слова, они направились к таверне.

Йонас знал, что сегодня была ночь, когда он не справился бы сам. Днём он мог бы убить их двоих самостоятельно, без вмешательства.

Ему было неудобно.

- Сделай мне одолжение, - Феликс наконец-то спрятал своё оружие.

- Конечно.

- Держи этот капюшон над своим знаменитым лицом. Это многое упростит, и тебя снова не признают. Понял?

Йонас кивнул.

- Понял.

***

"Серебряная лягушка" принадлежала одному сочувствующему повстанцам, что охотно согласился дать Йонасу таверну и двор, если ему будет надо. Сегодня в таверне было слишком много людей, которые праздновали День Огня, выпивая всё больше и больше вина и подкидывая сверкающие монеты. И прежде, чем Йонас зашёл в таверну, он поймал на себе взгляд Петроса.

Мальчик продолжал восславлять богиню своим использованием пламени, и частенько подпрыгивал от неожиданности при случайных взрывах.

Йонас попытался игнорировать окружающих и сосредоточиться на оранийских повстанцах.

- Как долго нам ждать? – спросил Феликс.

- Пока не придут.

- Они не придут. Это их ответ, Йонас. Они не будут помогать.

- Они обещали прийти.

- Ты послал сообщение с просьбой рисковать своими головами, чтобы сохранить кучку твоих друзей!

- Я так не говорил.

Сила в количестве, и Йонас ждал, что есть и другие, разделяющие его цели, пытающиеся положить конец правлению короля Гая и освободить порабощённых на дороге крови пелсийцев.

Несмотря на отвращение к тем, кто называл это место домом, они были его союзниками. Оранийцы или пелсийцы, они едины в своей ненависти к королю.

- У них есть свои планы, - сказал Феликс. – И они не помогут нам с нашими.

Йонас заморгал, зная, что Феликс прав. Никто не приходил. Он был лишь выдуманным лидером мятежников, что приводил своих людей на смерть снова и снова.

- Почему ты всё ещё здесь, если я столь жалок? Почему ты не оставил меня? Я, так или иначе, подведу тебя, и ты умрёшь.

- Обещания, обещания… - Феликс терпеливо смотрел на него, скрестив руки на груди, а после направился к бару, быстро возвратившись к столу Йонаса с двумя большими кружками тёмного эля, что едва ли не выплеснулся на деревянную поверхность, когда он поставил кружки.

- Пей, - промолвил Феликс.

Йонас уставился на жидкость. Рядом группка людей запела о красоте богини. Люди пели и топали ногами по полу в пьяном танце.

- Это не решит мои проблемы, - промолвил Йонас.

- Но я сомневаюсь, что это сделает их хуже.

Йонас сделал большой глоток, и жидкость обожгла горло.

- Я должен спасти её.

- Если то, что ты рассказал мне о Лисандре, правда, она не хотела бы, чтобы ты рисковал. Она не хотела бы, чтобы ты погиб из-за неё.

Лисандра не была той, что ждала спасения. Она будет в ярости, если узнает, что Йонас зациклился на ней, а не сосредоточился на свержении короля.

Она знала, что Йонас хотел быть тем, кто нанесёт смертельный удар.

- Ну, так что? – поинтересовался Феликс. – Там одна красотка смотрит прямо на нас. Скажи, что готов поделиться.

Йонас нахмурился и посмотрел через плечо на девушку, что стояла в десятке шагов от него, рассматривая толпу. Она откинула капюшон тёмного плаща, в который была одета, и продемонстрировала короткие волосы и тёмно-карие глаза. Она поймала его взгляд и направилась к столу.

- Нерисса, - настроение Йонаса сразу улучшилось. – Рад тебя видеть.

- Я тоже, - она одарила его улыбкой.

Видя, как Феликс таращился на симпатичную девушку, Йонас щёлкнул пальцами перед его глазами.

- Это Нерисса Флоренци… Феликс Габрас.

Она оценила Феликса заинтересованным взглядом.

- Где вы познакомились, Йонас?

- Во время путешествия.

- И ты ему доверяешь?

- Да, - и сегодня он подтвердил, что не зря доверяет, потому что деньги были не так важны для Феликса, как их дружба.

Её выражение немного изменилось.

- Прости, но он выглядит, как наёмный убийца.

- Какие очаровательные слова, - Феликс придвинулся ближе к ней, его улыбка стала шире. – и какой очаровательный ротик. Он может сделать ещё что-то, кроме болтовни?

- Он может укусить, - она смотрела ему прямо в глаза.

- Буду знать, - казалось, это предупреждение только заинтриговало Феликса.

Лучше быть осторожным, Нерисса редко шутит.

- У меня есть новости и сообщение, - промолвила Нерисса. – С чего начинать?

Его настроение пропало так быстро, как и появилось.

- Новости, - промолвил Йонас.

- Казнь будет послезавтра, в полдень на дворцовой площади. Король организовал огромную толпу своих ярых сторонников, чтобы те были рядом и обеспечили радостные крики.

Мир замедлился и потемнел вокруг Йонаса.

- Слишком рано. У меня нет времени, чтобы что-то изменить! – он выругался, проклиная оранийских повстанцев, что даже не пришли сегодня. – Как я могу остановить казнь четырёх повстанцев?

- Боюсь, двоих, - Нерисса помрачнела. – Двое уже погибли.

Кулак сжал его сердце.

- Кто ещё жив?

- Тарус и Лисандра. Катон и Фабиус были убиты при попытке к бегству.

Он допил свой эль. Мысль о потере доставила ему боль, но он не мог не испытать облегчение, что Лис и Тарус выжили.

Только им отрубят головы через два дня.

- Прости, - Феликс положил руку на его плечо.

Он не уберёг Томаса. Не уберёг Брайона. Он подвёл повстанцев и привёл их к гибели.

Всё, к чему он прикасался, превращалось в пепел.

- Какое сообщение? – спросил Йонас, чувствуя, что едва-едва говорит.

"Й.

Король ищет Родичей. Он считает, что они есть, но не знает, как их восстановить.

Мы должны найти их первыми. Они не могут попасть в его руки, иначе его не остановить.

Я пошлю ещё сообщение, когда узнаю больше. Никому ничего не говори.

К."

Сердце Йонаса билось быстрее с каждым словом. Он перечитал записку от Клео дважды, прежде чем сжечь её.

Родичи. После того, что он лишь смеялся над магией. Но он верил – это правда.

- Что там было? – спросил Феликс.

Он выполнит просьбу Клео и не расскажет никому, тем более, в сообщении не было ничего важного, лишь намёк на дополнительную информацию в будущем.

- Король отказывается покинуть дворец, опасаясь нападения повстанцев.

Феликс фыркнул.

- Трус.

Бах!

Йонас вскочил, и Нерисса вскрикнула, сжимая край стола. В таверне все умолкли и тревожно переглядывались.

- Петрос вновь приносит неприятности! – проворчала одна женщина. – Он собирается убить эту деревню, не соблюдая осторожность.

Раздался громкий смех, а затем все вернулись к своим разговорам.

Йонас молчал, погрузившись в мысли. Теперь они крутились в его голове, словно торнадо.

- Я могу их спасти.

- Что? – переспросил Феликс.

- Лис и Тарус. Я могу спасти их.

- Ты уверен?

- Раньше не был, но… - Йонас встал, и его мрачность наконец-то пропала, тогда как план замер в его уме. – Мне нужна помощь. И я знаю, кто нам поможет.

- Помощь нам, ты имеешь в виду, - Феликс встал, и его кресло с громким скрипом упало на деревянный пол. – Что у тебя на уме?

- Йонас! – протестовала Нерисса. – Ненавижу тебя останавливать, но это опасно! Ты словно даёшь себя убить, останавливая эту казнь.

- Возможно, - улыбка растянулась от уха до уха. – Но я думаю, есть много способов умереть.










Глава 13

Ник

Оранос










Его путешествие для встречи с принцем Ашуром началось так хорошо!

Тем не менее, сейчас Ник лежал в луже собственной крови после бессмысленных побоев. И он всматривался в летний солнечный свет на лицах двух нападавших.

Баррас надавил на меч напротив груди Ника.

- Ты думал, что ты один из нас? Ты не такой. Ты – ничтожество.

- Просто убить его и закончить с этим? – Мило было скучно. Его пальцы были красными после того, как он ударил Ника, сдёргивая его с коня.

- Что ты скажешь, личинка? – Баррас был более игривым, словно кошка, что мучила мышь несколько часов, прежде чем отгрызла их головы.

Он хотел, чтобы Ник умолял, и это было понятно. Чтобы показать, насколько он слаб и жалок. Но даже если бы Ник умолял, он знал, что они убили бы его.

Всё, что он мог сделать, это смотреть на них и не показывать свой страх.

Наконец-то он нашёл хороший повод, чтобы покинуть дворец и поехать в виллу Кортасов, чтобы узнать больше о Ашуре и Амаре, чтобы попросить их быть союзниками принцессы. Но эти двое остановили его.

- Тебе до этого момента везло, - продолжал Баррас. – Эта сука-блондинка, жена принца Магнуса, твоя подружка – не понимаю, почему ещё король оставлял тебя живым так долго. Более бесполезного стражника я никогда не видел.

- Это твоя маленькая сестричка была довольно хороша, - протянул Мило, - хотелось бы уложить её на спину. Жаль, что она умерла.

Его взгляд стал красным от ярости, и Ник использовал последние капли своих сил, чтобы оттолкнуться от земли. Но давление меча и боль, что пронзила его кожу. Вынудила его откинуться обратно.

- Не смей говорить о моей сестре! – прорычал он, готовый к бою. К убийству.

Баррас жестоко улыбнулся.

- О, следовало бы разозлить тебя, злить каждый день её смертью.

Баррас был прав. Вынуждая служить на убийцу его сестры… Это вызывало у Ника такую ненависть, что он ничего не мог видеть прямо. Необходимость мести стала его мечтой.

Помощь Клео в уничтожении королевской семьи была единственной целью Ника.

Внезапно эти двое бандитов замерло. Они настороженно переглянулись, пока приближалась карета, останавливаясь прямо перед ними. Дверь скрипнула, и принцесса Амара выглянула оттуда, посмотрев на них.

- Добрый день, - сказала принцесса.

- Добрый день, ваша светлость, - ответили они, выпрямляясь.

Ник поднял руку и тихо простонал.

- Ваш друг выглядит так, словно у него был трудный день, - протянула Амара.

- Не обращайте на него внимания, - ответил Мило. – Он бежал от воров и едва ли не потерял жизнь. Слишком слаб, чтобы бороться. Но мы прибыли раньше, чем он умер.

- Занесите его в карету. Мои горничные его излечат на вилле.

Мило и Баррас колебались. Отрицать королевский запрос они не имели права.

- Да, ваша Светлость.

Они схватили Ника и грубо забросили его в карету.

Баррас протянул с натянутой улыбкой:

- Мы продолжим разговор позже.

Дверь закрылась, и Ник внезапно понял, что принцесса была не одна. Её брат, Ашур, сидел рядом с нею.

Во рту у Ника пересохло.

- Ваша светлость…

- Рад вас видеть снова, Николо, - принц Ашур нахмурился, осматривая его. – Всё в порядке?

Ник сгорбился на сидении, уверенный, что как минимум два ребра у него сломаны. У него были мелкие ножевые ранения по всему телу, но кровь нельзя было рассмотреть на красном мундире. Лицо было словно прокручено сквозь мясорубку, а правая щека пульсировала с каждым ударом сердца.

- Думаю, да, - выдавил он. – Спасибо вам за помощь.

- Ты друг Клео, не так ли? – спросила Амара.

- Я… Я… - он посмотрел на Ашура, что с любопытством рассматривал его.

- Друзья детства, - продолжала принцесса.

- Да, всё верно.

А если принц поделился с сестрой событиями той ночи? Знала ли она, что Ашур искал Родичи, или это секрет? Это была лишь одна тайна принца, что хранилась за этими серо-голубыми глазами.

Они прибыли на роскошную виллу, что находилась на пышном зелёном лугу. Принцесса призвала двух слуг, что помогли Нику выбраться из кареты, помогая добраться до дома. Две служанки после перевязали ему раны и провели на двор виллы, где он осторожно присел на ступеньки. Слуга подал ему бокал персикового сока, который он с удовольствием принял.

Принцесса сидела напротив Ника, и он ощутил, что всё сейчас лежит на его плечах. Будучи рядом с принцессой, он мог приблизиться к королевской семье больше, чем любой другой стражник. Если б его тело не болело так сильно и не было покрыто синяками, он был бы благодарен Баррасу и Мило за то, что они так услужили ему.

- Теперь давайте прямо. – принцесса Амара нарушила тишину. – Не верю, что вы пострадали от воров. Эта два скота сделали с тобой это – двое с одним. Они убили бы тебя, если б мы не остановили их?

- Думаю, это было в их планах, - признался Ник. – Спасибо, что вы вмешались… Я обязан вам жизнью.

- Почему они хотели сделать тебе больно?

- Потому что они ненавидят меня.

Амара рассмеялась от его честности.

- Да, думаю, это написано на твоём лице.

Ашур вышел на улицу и сел рядом с Ником, а Амара направилась за цветочной композицией, что слуга вынес во двор.

- Это от короля Гая, он надеется, что вам нравится эта вилла, - промолвил слуга. Амара кивнула и махнула им.

- Король Гай, - она повторила имя, проводя рукой над красивыми орхидеями. – Как мило с его стороны, не так ли, брат?

- Очень мило, - сказал сухо Ашур.

- Он изгоняет нас в забытое место за пределами дворца, а после отправляет цветы в знак дружбы. Он думает, что мы поверим в это?

- Не совсем уверен в том, что он вообще думает, - отметил Ашур. – Может быть, наш друг Николо знает?

Ник выпрямился, но это причинило ему сильную боль.

- Поверьте, я просто скромный дворцовый охранник. Вам лучше поговорить с Кроносом, если желаете узнать что-то. Он достаточно болтлив.

Его описание молчаливого пугающего капитана гвардии принесло ему улыбку от принца и насмешливый взгляд от принцессы. Может быть, она не понимает сарказм?

Ник хотел бы поговорить с Ашуром наедине, но Амара делала это невозможным.

Ашур наклонился ближе.

- Как ты себя чувствуешь? Больно?

Рядом с принцем он вспомнил, что случилось в переулке, и это было сложнее, чем он думал.

- Я выздоровею.

- Ты очень бледен.

- Я всегда такой.

- Ну смотри, - промолвил Ашур. – К счастью, кровь остановилась, и скоро ты будешь как новенький.

- Надеюсь, вы правы, - Ник поёрзал на месте.

- Знаю, ты хорошо знаком с моим братом, - промолвила Амара.

Ник понятия не имел, как реагировать на её заявление.

- Мы говорили раньше.

Она рассматривала его с открытым интересом.

- Ашур считает ваши отношения с принцессой Клейоной весьма ценными.

- Что?

- Она послала вас сюда для переговоров с нами, не так ли?

Он уставился на неё.

- Простите?

- Это догадка. Исправьте меня, если я ошибаюсь. Но нет причин для вас, кроме этой, чтобы проделать этот путь, не так ли?

Он прочистил горло и отпил немного персикового сока, чтобы успокоиться.

- Если это так, вы верите, что у неё есть причина отправлять меня?

- Таким образом, ты можешь понять, друзья мы или враги, - просто ответила Амара. – И она выбрала тебя, потому что больше никому не доверяет.

Ник посмотрел на Ашура.

Губы принца изогнулись в улыбке от ошеломлённого выражения Ника.

- Догадливость моей сестры легендарна в Крешии. Она почти всегда права.

- Принцесса должна знать, что мы достойны её доверия, - продолжала Амара, как будто не она только что заявила, что Ник пытался быть очень деликатным. – Мы рады предложить нашу дружбу Клео, но она должна быть готова помогать нам.

Ник осушил стакан одним глотком. Не было причин отказываться. Но теперь ему надо было узнать ещё больше.

- Чего вы хотите?

- Мы хотим, - начал Ашур, - Родичей. Мой отец решил, что это может находиться здесь и нужно Крешии. Но он человек грубой силы, а не нежной утончённости. Многие погибнут, если его армия прибудет сюда, чтобы бросить вызов Гаю. Я бы предотвратил это, если подобное возможно.

Из описания Ашура, император Кортас был ужасно страшен, как и его репутация, и столь же безжалостен, как и Гай. Дрожь пробила позвоночник парня.

- Вы считаете, что Клео знает, как найти Родичей?

- Да, - сказала с улыбкой Амара.

Ник замолчал, глядя на них с сомнением и подозрением. Они слишком стремительно заявили о своих намерениях, слишком готовы к правде. Это было лишь частью крешийской откровенности или Ник должен был прислушаться к этому, как к предупреждению?

Его первая задача – защитить Клео. Он не мог рассказать им всё, пока не доверял им полностью.

И он слишком далёк от этого.

Ашур рассмеялся.

- Думаю, мы испугали его. Слишком много, слишком быстро, не так ли?

Амара провела рукой по блестящим чёрным волосам, поглаживая их и заправляя несколько выбившихся прядей.

- Думаю, что тебе удалось окрутить его. Твоё печальное очарование вновь помогает тебе, брат?

Ник почувствовал, что краснеет.

- Не расстраивайся. Ты не первый, что попался в сеть моего брата, - Амара наклонилась вперёд и похлопала Ника по коленке. – Посмотри только, он готов броситься со скалы!

Окрутить? Довольно чист? Она имела в виду, что она знала?

Ник не был окручен. Только Клео, может быть, делала это, и то по его выбору… Клео была его семьёй. Ашур не был никем, кроме потенциальной угрозы для Ника, потому что тот знал слишком много.

Голос Амары стал звучать громче.

- Скажите Клео, что мы готовы поделиться с нею сокровищами. Мы возьмём два кристалла, она получит два остальных. После того, как всё будет сделано, мой отец вторгнется и подчинит Пелсию и Лимерос Крешии. Оранос будет принадлежать Клео. Не будет никаких причин для кровопролития, если она поступит так, как пожелает император.

Пожелает? Скорее потребует.

Нет, нельзя так. Приезд сюда – большая ошибка.

Ашур поднялся с кресла и подошёл к дверям, его лицо скрылось в тени от Ника.

- Кроме того, вы сообщите нам о планах короля. Уверен, он ищет Родичей.

Даже говорить об этом было предательством. Если Ника обнаружат, то наказание он получит от короля такое, что избиение Мило и Барраса будет лишь нежными объятиями. Он присоединится к обвиняемым повстанцам завтра во время публичной казни, и хорошо, если он просто потеряет голову.

Он должен был уйти. Он должен был вернуться к Клео и сказать, что не доверяет крешийцам. Только время покажет, будут ли они верны своему слову.

- Я расскажу ваше предложение принцессе.

- Попросите, чтобы она ответила поскорее, - промолвила Амара. – Мы не можем ожидать, ты же понимаешь.

- Я скажу ей об этом, - промолвил хрипловато Ник.

Он пытался уйти, и Ашур отвёл его к ожидающей пути во дворец повозке.

- Прости мою сестру, - сказал Ашур. Солнце светило ярче, и его глаза стали куда более яркими, чем просто серо-синими. – Иногда она слишком нетерпелива. Она не хотела никого обидеть.

- Она и не обидела, - промолвил Ник.

- Она постоянно недооценивает меня. Я самый младший сын, безответственный брат. Она может быть младшим ребёнком в семье, но в её арсенале слишком много оружия.

Это не удивляло Ника.

- А ты? – спросил он.

Ашур немного усмехнулся.

- Я редко заинтересован в одном и том же в течении нескольких дней, если я не считаю это очень важным. Часто то, что я считаю самым особенным, не представляет интереса или ценности для других. Но это не имеет для меня значения, что думаю другие. А ты?

Глубокий голос с лёгким акцентом был фактически гипнотизирующим.

- Не понимаю, о чём вы.

- Ты заботишься о том, что подумают другие?

Ник уклонился от его взгляда.

- Я лишь скромный дворцовый стражник, которого все считают бесполезным. Сегодняшний день доказывает это. Когда дело доходит до моей судьбы, я не имею никакого контроля над тем, что другие думают обо мне.

Принц покачал головой.

- Ты ошибся дважды.

- В самом деле? – он отвернулся и скрестил руки на больной грудной клетке, пытаясь не закатить глаза. – И в чём же в первую очередь?

- Никто не контролирует твою судьбу. Тебя.

- Вы так считаете… - прошипел Ник, глубоко вздохнув. – А второе?

- Ты не бесполезен.

Ник удивлённо посмотрел на принца, но Ашур просто повернулся и ушёл.

- Может быть, у вас будет безопасное путешествие обратно во дворец, - не оборачиваясь, промолвил принц.

***

Стражники, назначенные для сопровождения Ника домой, вытолкнули его из кареты за пять миль до города.

- Ты можешь дойти отсюда, - усмехнулся один.

- Конечно, - кивнул Ник, - большое спасибо, - когда экипаж поехал, он добавил, - прогорклые груды конского навоза, вот вы кто!

Пострадавший, весь в синяках, униженный, он шагал по зелёным полям и лесам, что пересекались новой имперской дорогой короля.

Он понятия не имел, что расскажет Клео. Всё было таким ирреальным, что если б не боль в груди и спине, что сейчас он чувствовал, он бы считал это сном.

Ник думал, что следует срезать путь через лес. Он уже начал хвалить себя за первую хорошую за день идею, как кто-то подошёл к нему. Прежде, чем он понял это, Ник снова лежал на спине и едва дышал.

- Мы опять встретились, - промолвил удивительно знакомый голос.

Ник моргнул, пока его зрение не очистилось достаточно для того, чтобы увидеть Йонаса Агеллона, склонившегося над ним и прижавшего кинжал к горлу. Это был второй раз, когда Йонас угрожал Нику этим оружием.

- Ты… - начал он.

- Молчи, - промолвил Йонас. – Пока не время. Мне надо кое-что ещё тебе пояснить, прежде чем ты заговоришь. Понял?

Лицо мятежника было скрыто в тени пышных деревьев. Насекомые не заканчивали свою симфонию. Тепло в сочетании с потерей крови заставляло Ника быть слишком близким к потере сознания.

Он покосился на спутника Йонаса – высокого, загорелого и опасного на вид парня, что стоял, скрестив руки на своей широкой груди. Наконец-то взгляд Ника вернулся на Йонаса, и он едва заметно кивнул.

- У нас были разногласия, - промолвил Йонас. – И, видя тебя в красной форме, не уверен, что этот разговор будет чем-то кроме траты моего дыхания, но пусть так. У меня есть друзья, которых завтра казнят. Мне нужно спасти их, и есть несколько вариантов. Несмотря на эту форму, ты должен быть верен Клео. Если ты верен Клео, ты не верен Дамора. На самом деле, я верю, что ты ненавидишь их. Да или нет?

- Да, - удалось выдохнуть Нику сквозь стиснутые зубы.

Йонас мрачно кивнул.

- Я хочу, чтобы они умерли. Но сначала мне нужно помочь друзьям. И чтобы помочь им, мне нужна помощь от кого-то, кто заслуживает доверия и носит мундир. Знаю, что обо мне говорят и в чём обвиняют. Если меня узнают, меня убьют, а убийца получит хорошую награду.

- Нам пора убираться, Йонас, - проворчал его спутник. – Давай ускоримся.

Йонас не отводил от Ника взгляда.

- Мне нужна твоя помощь. Ты должен знать, что согласившись, может быть, тебя убьют, но это будет славная смерть. Если ты откажешься, я не убью тебя. Ты можешь вернуться к своей новой жизни на коленях перед королём. Это твой выбор. Твой ответ означает твою судьбу. Прямо сейчас скажи, Ник, ты со мной? Или ты против меня?

После этого дня с избиением и издевательствами, что заставили его почувствовать себя бесполезным, у Ника был выбор. От того, кого он ненавидел с первого момента знакомства.

Мятежного пелсийского дикаря, что мечтает о мести.

Лидера мятежников, что проигрывали столько раз.

Предполагаемого убийцы королевы Альтии.

Похитителя Клео.

Йонас Агеллон был столь же надёжным, столь слизкая морская змея.

И ни одно решение в его жизни не было проще.










Глава 14

Лисандра

Оранос










Она вспомнила, как мальчишки смеялись над нею в деревне, когда ей было шесть или семь лет. Однажды один особенно неприятный мальчик толкнул её на обратном пути из леса, тащащую дрова, за которыми её послали.

Она не заметила его ногу и не заметила лужу грязи, пока не приземлилась лицом вниз туда, и дрова посыпались туда следом за нею. Испорченные.

- Лисандра – плакса! – дразнился другой, когда она расплакалась. Его друзья тоже расхохоталась. – Ха-ха-ха! Плачь, Лисандра, плачь сильней!

Они убежали, когда подошёл Грегор, но она едва могла видеть его сквозь слёзы. Дрова были испорчены, и у неё не было возможности собрать достаточно сухие ветки. Не будет ужина. Не будет тепла.

Она не пыталась встать, а сидела в луже и плакала, а её юбка насквозь промокла.

- Перестань, - промолвил Грегор.

Но она не могла. Она не могла перестать плакать, независимо от того, хотела этого или нет.

- Прекрати, - сказал он снова, схватив её за запястья и заставив подняться на ноги. – Хватит плакать!

- Этот мальчик – он толкнул меня! Он толкнул!

- И ты удивлена? Он не единственный, кто позволяет себе это. Да ладно, хватит, Лис. Мне кажется, ты выше этого.

- Выше? – его слова удивили её.

- Может ты и плакса…

- Я не плакса!

Он толкнул её, пока она не отшатнулась и снова не свалилась в лужу. Она смотрела на него с ненавистью.

- Ты позволишь мне это сделать? –спросил он.

- Что?

- Вставай!

Шок уступил гневу, пока она поднималась на ноги. Она смотрела на него, уперев маленькие кулачки в бока, и слёзы застыли в глазах.

- Вот, теперь лучше, - промолвил он. – Ты не ревёшь, когда кто-то толкает тебя. Ты встаёшь. Встаёшь и оказываешь сопротивление! И вскоре никто не сможет тебя обидеть, они поймут, что не смогут! Ты не позволишь никому тебя толкнуть и заставить тебя плакать! Поняла?

В то время Лисандра не понимала, чему он пытался научить её. Всё, что она знала – это то, что у неё грязная юбка, а мама рассердится, что за такое долгое время она не собрала ничего, кроме грязи.

Вставать. Снова и снова. Есть те, кто будет толкать её в грязь и смеяться. Они хотят увидеть слёзы. Они хотят увидеть поражение, потому что это даёт им возможность чувствовать себя лучше в этой печальной маленькой жизни.

Но иногда подниматься слишком трудно. Иногда грязь слишком тверда и слишком густа, и нет никакого спасения. А смех и дразнение никогда не останавливаются.

Внезапно толчок вырвал у неё вздох, и Лисандра вырвалась из воспоминаний, понимая, что глядит в покрытое веснушками лицо Таруса.

- Давай, Лис! – он схватил её за плечи, и его пальцы впились в её плоть. – Стража идёт! Ты мне нужна!

- Хорошо, - прошептала она. – Пора покончить со всем этим.

Он встряхнул её.

- Нет! Ты не можешь сдаться! Ты знаешь? Остались только мы. Катон и Фабиус мертвы, они были убиты при попытке к бегству. Только мы остались, только мы!

Эта новость была ещё одним ударом, но она не была удивлена. Катон и Фабиус лучше бы умерли в бою, а не в качестве зрелища для толпы.

"Сохранить никого нельзя, даже моих друзей", - подумала она, и её сердце было слишком тяжёлым.

Она посмотрела в угол, где когда-то спал её брат. Где он искал и искал Хранительницу в своих снах, надеясь, что она скажет ему, как можно выжить.

Резкая боль сжала её грудь. Память о его смерти поселилась в её голове, как корни тёмного и недоброжелательного дерева, что скручивались, извивались, заставляли её задыхаться, убивали жизнь, всю надежду, пока не осталось ничего, кроме темноты.

Они убили Грегора у неё на глазах, а она могла только кричать.

- Лис, пожалуйста! – Тарус схватил её, когда она начала дрожать. – Ты была такой сильной! Ты должна быть сильной сегодня, пожалуйста!

- А зачем быть сильной? Мы собираемся умирать.

Теперь она приняла свою судьбу, и чувство спокойствия разлилось по её телу, уничтожая все чувства. Теперь её сердце не чувствовало ту панику, что отражалась на лице Таруса.

Скоро всё закончится. Вся боль. Все страдания. Вся неуместная надежда.

Скоро будет только тишина.

Тарус вновь встряхнул её.

- Лис! Останься со мной!

Как хотелось поделиться этим спокойствием с ним и забрать его страх!

В камеру зашли стражники. Они связали руки за спиной грубыми верёвками и вывели их из темницы. Ранее заключённым было позволено смыть с себя грязь и одеть чистую одежду перед тем, как выйти к толпе. Лисандра в оцепенении слышала насмешки и издевательства от других заключённых, мимо которых она прошла, рядом с благословениями от тех, кто ещё не потерял свою душу в этой выгребной яме.

Хорошее и плохое, было так просто игнорировать всё это.

- Борьбы не осталось, - сказал один из стражников своему коллеге. – Огонь был в её глазах пару дней тому назад, но он умер прямо сейчас.

- Это не помогло бы ей в любом случае, - отозвался другой.

Они были правы. Прежде она был создана из чистого пламени и ярости. Она была девчонкой, которую никто не посмел бы толкнуть в грязную лужу.

Казалось, Кровавый Король убил эту девочку ещё до казни.

Они прошли клетку, где удерживалась безымянная девушка, с которой боролась Лисандра. Её грязные руки обхватили железные прутья, но выражение лица было отсутствующим.

Лисандре было интересно, был ли когда-то в этой девушке такой же пожар, который загасили раз и навсегда.

Они покинули подземелье и шагали теперь под открытым небом. После двух недель в тюрьме в полной темноте яркость дня ослепила её. На мгновение Лис могла видеть лишь белый свет, что вынудило её прищуриться. И она могла слышать приветствие толпы и их пение "Смерть мятежникам", что пробуждало её от оцепенения и холодило душу.

Когда глаза привыкли к солнечному свету, она увидела, сколько людей собралось на дворцовой площади. Тут было слишком много слоняющихся людей. Толпа гудела, словно насекомые, шёпот и шум сливались воедино. Любопытные взгляды провожали Таруса и Лисандру, когда они шли к месту смерти.

Толпа окружила их, приветствуя громче, чем когда-либо прежде. Позади них, как чувствовала Лисандра, толпа начинала постепенно терять свой энтузиазм, глядя на всех более спокойно и торжественно, чем те, кто был ближе к парапету.

По крайней мере, она держалась. Может быть, есть ещё надежда, несколько крошечных крупиц, что показали Лисандре, что не все из этих людей настолько потеряны, насколько ей прежде казалось.

Лимерийские стражники в красных мундирах патрулировали толпы, забирая и арестовывая протестующих в то мгновение, когда они говорили что-то против короля, оттаскивая их от зрелища прежде, чем они могли спровоцировать других.

Лисандра почти не могла ничего видеть и споткнулась, заставляя стражника держать её покрепче.

- Одна нога впереди другой, девушка, - пробормотал он. – Сделай хорошее шоу для толпы и короля.

Король.

Толпа успокоилась, когда король и его наследник подошли к возвышению рядом с местом казни, чтобы наблюдать вблизи за разбирательством.

Что-то глубоко под слоем горя и поражения шевельнулось в ней. Она поняла, что не может отвести взгляд от монстра, что приказал убить её брата, и от принца, что просто стоял и смотрел на её реакцию, когда был обезглавлен Грегор.

Позади короля Гая и принца Магнуса стояли две принцессы. Одна была темноволоса, с безмятежным выражением, и Лис сразу же узнала в ней принцессу Люцию Дамора, дочь короля.

Вторая была блондинкой и знакомой.

Лисандра встречала принцессу Клео прежде, когда Йонас по глупости настаивал на её похищении, полагая, что король может торговаться, чтобы получить её. Но планы, особенно продуманные Йонасом, никогда не работали так, как ожидалось.

Йонас был увлечён этой мелкой, безвкусной принцессой, что свела его с ума своей золотой красотой.

Лисандре претило видеть принцессу в рядах повстанцев. И ей пришлось признать, что взгляд Йонаса на Клео всё то время вызывал у неё ревность, которой прежде никогда не было.

Но такие мелкие проблемы теперь не имели значения.

Лисандра посмотрела вверх на балкон, чтобы увидеть, как король Гай смотрел на площадь внизу. Справа стоял принц Магнус.

Она была вынуждена сделать пять шагов по скрипящим под ногами деревянным доскам, где стоял палач с капюшоном на голове. Тарус был рядом и дрожал.

Её не волнует её судьба, но Тарус…

Ему всего четырнадцать.

Её горло перехватило от мысли о том, что Тарус умирает рядом с нею, не имея шанса жить полной жизнью.

Она посмотрела вниз, на людей, что так скандировали требования её смерти. Их было сотни, может быть, тысячи. Она переводила взгляд с одного фанатика на другого, понимая, что они одинаковы. Тем не менее, эти люди, что считали это поводом для праздника, не для мрачного наблюдения. Неужели они думали, что это было справедливым наказанием за преступления? Они действительно считают Гая Дамора честным, хорошим королём, что не мог совершить нечто отвратительное?

Или они просто были трусами, боялись, что их может постигнуть та же участь, если они перестанут петь и кричать в поддержку его решений?

Что-то тяжёлое толкнуло Лисандру в грудь, и она, шатаясь, отступила на шаг. Спелый помидор. Она удивлённо и разочарованно смотрела на красные брызги внизу.

- Умри, мятежница! – кричал бросивший этот помидор человек.

Она уставилась на него. Тратить совершенно хороший овощ было глупо.

Король обратился к толпе, и звук его голоса превращал каждое слово в крошечный кинжал, смоченный ядом, что впивался в кожу Лисандры.

- Два повстанцы перед нами несут ответственность за гибель многих ораницев и лимерийцев. Не жаль смотреть на их молодые лица! Они опасны! Они дикари! Они должны быть привлечены к ответственности за то, что сотворили. Из смерти будут напоминанием тем, что есть законы для мира. Для процветания. Для светлого будущего рука об руку с нашими соседями!

Лисандра тосковала по этой сладкой лёгкости небытия, что она чувствовала весь день, но слова короля оживили её. Её мышцы наполнились ненавистью и желанием стиснуть руки на его горле и выдавить всю жизнь, что была в нём. Она хотела убить его с того момента, когда он поджёг её деревню и убил родителей, с тех пор, как убил тех, кто остался живым, или вынудил их строить свою драгоценную дорогу.

О таком он говорил. Тем не менее, глядя на фанатиков, можно было заметить апатию и отвращение. Возможно, эти люди не могли больше проглотить слова царя, словно вино, чтобы усыпить в них чувство опасности.

Она посмотрела на короля. Как смешно – этот монстр вынудил её почувствовать искру жизни до того, как потерять её снова.

Она оторвала взгляд от царя и его семьи и перевела его на Таруса, чьи глаза были переполнены слезами.

- Я не боюсь, - промолвил он.

- Конечно, ты не боишься, - прошептала она. – Ты самый храбрый мальчик, которого я знаю.

Он улыбнулся, с слеза скатилась по щеке. Но улыбка исчезла сразу, как стражник схватился своей рукой в рукавице за запястье Лисандры и потянул её в сторону.

Он потащил её вверх и заставил упасть на колени, прижав щекой к твёрдой деревянной поверхности.

- Не смотри, - хрипловато сказала она Тарусу, когда стражи отбросили её волосы в сторону, обнажая шею. – Пожалуйста, отвернись.

Но он этого не сделал. Он смотрел на неё, показывая, что будет сильным. Для неё.

Она попыталась сосредоточиться на возвышении и на короле, что стоял, наблюдая за всем, и выражение его лица было переполнено удовлетворением. Она видела, как дёрнулась щека с шрамом принца Магнуса, иначе он показался бы бесстрастным. Принцесса Люция остановилась за его спиной, и её прекрасное лицо выражало спокойствие и холод.

Принцесса Клео смотрела на Лисандру словно безумная, её взгляд метался от Таруса к толпе, словно нервный колибри в поисках укрытия.

Когда палач поднял свой тяжёлый топор над её головой, Лисандра зажмурилась, чтобы не смотреть на последователей короля, что веселились из-за её смерти столь громко, что протесты невозможно было услышать. Только об одном король не солгал – это не мучительная смерть. Это будет быстро.

У неё не было богов, которым можно молиться, и веры в богинь чужих земель, и она думала о её родителях, о Грегоре и о Йонасе.

"Я вас всех люблю".

Когда она выдохнула в последний раз, взрыв сотряс постамент. Лисандра вновь открыла глаза, увидев, как шлейф яркого пламени поднимался перед нею. Кинжал пролетел через воздух и застрял в горле палача, заставив его пошатнуться и свалиться на землю. Под капюшоном Лисандра увидела, что его мёртвые глаза были открыты и преисполнены шока.

Второй взрыв послышался слева, врезаясь прямо в центр сторонников короля Гая. Части тела летали по воздуху, всё горело, началась резня. Все кричали и пытались уберечь свои жизни, позабыв о Лисандре.

Предупреждение Грегора эхом отразилось в её ушах.

"Когда кровь колдуньи прольётся, они проснутся. И мир будет гореть".

- Лис! Помоги! – кричал Тарус. Стражник тянул мальчишку обратно в темницу, от этого хаоса.

Она не остановилась. Она бросилась к упавшему палачу и схватила топор. Краем глаза она увидела, что члены королевской семьи отправлялись в безопасный дворец, сопровождаемые стражами в красных униформах, что перешагивали через разбросанные на земле под помостом тела.

Лисандра спрыгнула со сцены, толкая и разбрасывая всех на своём пути и пытаясь добраться до Таруса.

Железный прут ударил её по шее. Она вцепилась в него, упираясь в землю ногами. Рядом на землю упал человек, крича, что его тело в огне.

- Пусти меня! – закричала она.

- Зачем? Ты кого-нибудь ищешь?

Она замерла. Человек был в ненавистной красной форме, но как только она услышала, как он говорит, она перестала сопротивляться.

Похититель ослабил свою хватку достаточно, чтобы она могла обернуться и понять, кто это.

- Йонас! – слово превратилось в сплошной хрип.

Он не поздоровался с улыбкой, даже с самодовольной. Он и не взглянул на неё, его взгляд был устремлён в сторону толпы, а выражение его лица оказалось чрезмерно серьёзным.

- Взрыв был ближе к вам, чем мне хотелось, - прорычал он. – Идиот не умеет выполнять приказы. Он убил слишком много людей и едва не убил вас!

Йонас не задумывался о нежности, а потянул её за собой, когда Тарус и другой стражник пропали где-то. Тысячи людей бежали от взрывов, а взрывы повторялись, один за другим.

Двое стражников промчали мимо, не удостоив их взглядом, но третий замедлил шаг и бросил на Лисандру кислый взгляд.

- Куда ты идёшь с заключённой? – спросил он Йонаса, и другой стражник, как поняла Лисандра, замаскированный мятежник, был тем, кто утащил Таруса.

- Мне сказали, что надо отвести их обратно, пока тут не будет безопасно, - промолвил Йонас. – Если ты не желаешь забрать их.

- Нет, продолжай, и поскорей, - стражник последовал дальше.

- Я потороплюсь, - Йонас прошипел сквозь стиснутые зубы.

- Ты пытаешься позволить себя убить? – прорычала Лисандра. – Ты сделаешь им огромное одолжение.

- Я тоже рад тебя видеть. Спасибо, что сохранил твою задницу. А теперь заткнись.

Йонас побежал так быстро, что Лисандра почти что запуталась в собственных ногах. Она была слаба от голода и обезвоживания, от горя и стража. Чем он думал? Он и второй парень рисковали своими шеями, чтобы спасти её и Таруса. Идиоты!

- Ты не думаешь, что кто-то меня узнает? – прошипела она. – А если не меня, так твоё лицо!

- Тебе пора заткнуться, ты понимаешь?

- Кто с Тарусом? – она бросила взгляд на парня, что шагал в десяти шагах от них.

- Друг. А теперь сделай мне одолжение и веди себя, как заключённая, чтобы мы не привлекли ещё больше внимания.

Лисандра умолкла.

Они достигли охраняемого прохода в восточной стене, что давал реке протекать через сердце города, обеспечивая его водой. Испуганная толпа пыталась протиснуться туда так быстро, как только могла.

Стражник встал перед ними.

- Куда вы собираетесь?

- Мы уходим, - ответил Йонас.

- Ты уходишь в город с заключёнными?

- Да, так надо.

Стражник всматривался в лицо Йонаса, и сердце Лисандры сжалось.

- Я тебя знаю. Ты Йонас.

Рукоять меча ударила стража в голову. Он упал, показывая ещё одного стража, что стоял позади него, и его морковные волосы торчали во все стороны, сливаясь с красным оттенком мундира.

Йонас одарил его улыбкой.

- Рад видеть тебя, Ник.

Рыжеволосый улыбнулся в ответ.

- Я тоже.

- Когда твои друзья проснутся, скажи спасибо за мундиры. Они очень пригодились.

- Если они проснутся, они будут обвинены за то, что пара повстанцев получила лучшее, что у них было. Хорошее зрелище! Я почти поражён, - Ник хлопнул Йонаса по спине. – Теперь выбирайтесь отсюда и не оглядывайтесь назад.

Не дожидаясь другого момента, они покинули город. Йонас и его друг выбросили украденную форму в близлежащем лесу, где прятали свою обычную одежду, а так же еду и воду для Лисандры и Таруса. Они дали им пить и есть, когда отошли настолько далеко от города, насколько могли.

Наконец-то, когда они прошли несколько миль, Йонас остановился, увидев, что Лисандра споткнулась. Её ноги были слишком слабы.

Он смотрел на неё с тревогой.

- Слишком быстро для тебя.

- Всё в порядке, я просто неуклюжа! – и исчерпана. И шокирована.

- Ты не выглядишь раненой, - он проверил её кожу, отбросив волосы с плеч.

Она оттолкнула его руку.

- Я не ранена.

Он не выглядел убеждённым, он казался обеспокоенным.

- Эти ублюдки сделали тебе больно?

Она всё ещё была в оцепенении, не понимая, реальность это или мечта.

- Они собирались отрубить мне голову.

- Они держали нас в тёмной камере и почти не кормили, - дрожащим голосом промолвил Тарус. – Но они не били нас. Они были Грегора, когда он отказался говорить.

- Грегор, - Йонас повторил имя и посмотрел на Лис. – Твой брат тоже в подземельях?

Она могла только кивнуть, пока не обрела голос.

- Он был… Король убил его и заставил меня смотреть.

- Мне очень жаль, Лис, - Йонас сжал челюсти и тихо выругался.

- Мне тоже, - она вздохнула и опустила голову. Она так хотела, чтобы Грегор был здесь. Но только после она вспомнила о новом спутнике. Это был парень постарше, с тёмными волосами, и он смотрел на неё с молчаливым любопытством, скрестив руки на груди.

- Кто ты? – спросила она.

- Мне надо кое-что рассказать, - промолвил Йонас. – Лисандра, Тарус, это Феликс Габрас. Не только вы обязаны ему жизнью, я тоже. Без него ничего бы не было.

- Я с удовольствием помогу.

Первый инстинкт Лис – потребовать больше ответов, но слова пропали раньше, чем она заговорила.

Йонас прав. Если б не Феликс, они с Йонасов давно бы погибли. И она решила отложить мысли об этом парне, пока не узнает его лучше.

- Ты делал взрывы? – она бросила взгляд на Феликса.

- Нет, - отозвался он. – Это был другой новый друг Йонаса.

-К другу могут возникать вопросы, - проворчал Йонас. – Петросу слишком нравится всё сжигать. Он ничего не контролировал, мог убить Лис и Таруса.

Феликс пожал плечами.

- Они в порядке. Любой был готов стоять и смотреть на то, как твоим друзьям отрубят головы. И никто не почувствовал себя виноватым.

- Да, ты прав, - прошипел Йонас.

Лисандра была ошеломлена.

- Почему? – выдавила она.

- Почему что? – переспросил Йонас.

- Вы рисковали своими жизнями и жизнями остальных, чтобы спасти нас, - она сжала руку Таруса.

- А?

- А… - она покачала головой. – У этого не было смысла. Есть более важные вещи для вас, которые надо совершить.

- Действительно, Лис, - Йонас бросил на неё раздражённый взгляд. – А что, если б я там оказался, в этом подземелье? Вы бы бросили меня там гнить, пока меня бы не поломали на мелкие кусочки, чтобы вы могли делать более важные вещи? Или ты бы рисковала своей жизнью, пытаясь спасти меня? – он начал смеяться. – Забудь об этом! Конечно, ты бы была намного более практичной, чем я. Жизнь одного мятежника не стоит риска, верно?

Не было никакого выбора, если б всё случилось так. Она бы рискнула всем, чтобы спасти Йонаса.

- Я сделал это, потому что Брайон хотел бы, чтобы я поступил так, - промолвил Йонас, отворачиваясь. – Конец.

Брайон. Другой парень, что погиб, потому что он стоял за тех, кто был угнетён. Брайон, что любил её, несмотря на то, что она была от природы жестока или же именно из-за этого.

- Поняла, - тихо сказала она.

- Теперь пора идти. Они будут вас искать, как только поймут, что вы ушли.

- Куда мы идём? –спросил Тарус.

- Пелсия. Я отведу тебя обратно в семью, ребёнок.

- Но, Йонас…

- Нет, Тар. Ты слишком молод для этого. Ты ещё год будешь набираться сил, а после сможешь присоединиться ко мне, если пожелаешь.

- Но, Йон… - протест умер в горле Таруса, и Лисандра увидела шёпот помощи в его взгляде. – Хорошо. Если это приказ, я сделаю так.

- Да.

Впервые за долгое время Лисандра расслабилась. Мысль о том, что Тарус будет в безопасности, принесла ей огромное облегчение.

- А я? – спросила Лисандра. – У меня нет семьи, в которую можно вернуться.

- Да… Ты принесёшь больше проблем, - Йонас переглянулся с Феликсом. – Думаю, то, что делать – это будет твой выбор, Лис.

Несколько часов назад она могла просто умереть. А теперь будущее открывается перед нею.

- Каков ваш план? –спросила она. – Если просто убить короля, то можно было бы сделать это сегодня. Вы могли выстрелить.

- Он сегодня был не в приоритете. Я не могу распространяться на всё. А теперь я свободен, и у меня вновь есть мой старый новый план. Я не успокоюсь, пока король не потеряет трон и не уберётся отсюда. Пока он не умрёт. Пока Пелсия не будет свободна.

Лиисандра и Йонас встретились взглядами.

- Тогда у нас одинаковые цели.

Он кивнул.

- Тогда, думаю, ты остаёшься с нами.

- Думаю, да.

Она была готова принять свою смерть, но её пламя вернулось. Она была растоптана, но она никогда не погасла окончательно.

Лисандра была жива. Её дух ожил.

Она была готова драться.










Глава 15

Люция

Оранос










Как интересно было смотреть на лицо того, кто был в шаге от смерти.

Люция не присутствовала на казни в прошлый раз, но их было слишком много в Лимеросе во время правления короля Гая. Прежде ей было неприятно находиться там, но она никогда не жалела преступников. Они совершали преступления и были наказаны за собственные действия.

Её отец убил много обвиняемых ведьм за эти годы, всех жестоких женщин, что использовали магию против других. И когда у Люции проснулись её элементали, он сказал ей, как её магия отличается от них.

Магия ведьм – зло, укреплённое кровью и тьмой обмана.

Её магия была чиста. Это хорошо.

- Варварство, - прошептала Клео, когда мятежников довели до места казни.

- Твой отец никого не казнил? – спросила Люция у Клео. Мальчик с яркими, светлыми волосами бросился из толпы, и это привлекло её внимание. Он был одним из немногих, кто не стоял в толпе, пронзённый королевской речью. На самом деле, он шагал в противоположном направлении с зажжённым факелом в руке, и его провожали раздражёнными взглядами.

- Конечно, он казнил, - ответила Клео. – Но это не было публичным зрелищем.

Было ли жестоким то, что Люция не заботилась о судьбе этих двоих мятежников? Она искала её сердце, пыталась отыскать смысл в неловкости от предстоящих смертей, но обнаружила, что не имела к ним никакой симпатии. Они выбирали свой путь, к чему это и привело. У них не было никого для обвинения.

Из неоткуда, так же, как и девушка-мятежница с длинными чёрными кудрями и демоническим взглядом, что должна была умереть под топором, послышался гром.

- Что это? – вскрикнула Люция, но прежде, чем она смогла ответить, послышался другой взрыв, что сбил её с ног. Она потеряла равновесие и упала с помоста прямо в толпу. Мир повернулся, пока она не поднялась на ноги, дезориентированная.

- Отец! – позвала она, но не могла видеть его, не могла видеть Магнуса или Клео, или стражников. Она была на земле, в окружении испуганных незнакомцев. Никто не обращал на неё внимания, и люди мчались вперёд, спасаясь от огня.

Слева от неё загорелся мужчина, упавший на землю, закричавший.

Она вспомнила тот ужасный день, когда король потребовал от неё взломать вход в дворец. Это казалось таким простым…

Но её магия столкнулась с другой, и огненный зверь восстал и уничтожил вход в дворец, убивая всех на своём пути.

Она вырвалась из рук горящего человека, прежде чем он схватил её за юбки и воспламенил.

- Магнус! – закричала она. Она стояла на краю помоста, пыталась подняться на него, но толпа потянула её за собой, и паника усилилась.

Она никогда не бывала среди простолюдинов без защиты. Она никогда не находилась без присмотра, всю свою жизнь. Но никто не смотрел в её сторону, потому что все были заняты поиском безопасности и пути для побега.

Толпа толкала Люцию, пока не скрылась с дворцовой площади. Оказавшись на улицах города, она вытянула голову в поисках пути к замку.

- Вы потерялись, принцесса? – чья-то рука схватила её за запястье. – Позвольте мне вам помочь.

Она повернулась к нему, пытаясь подавить страх.

- Отпустите меня.

Он нахмурился.

- Если вы будете…

Любой из этих незнакомцев мог причинить ей вред, и она не хотела быть избитой любым из них. И этот человек знал, кто она, он мог взять её в заложники ради влияния на короля.

- Я сказала, - прошипела она, - отпусти меня.

С помощью мысли она призвала магию огня, нагревая кожу. В то же мгновение мужчина с визгом отпустил её, его рука почернела. Теперь его глаза расширились от боли. Она повернулась и убежала от него так быстро, как только могла, и её юбки со свистом развевались за её спиной.

Сердце гремело в груди, но она чувствовала гордость за то, что сделала. Вместо того, чтобы парализовать её, страх её защитил. Тот, кто хотел причинить ей боль, вынужден будет держать дистанцию.

Она едва ли не задохнулась, когда в толпе увидела знакомое лицо. Это была принцесса Амара в бордовом платье, её длинные чёрные волосы стекали с плеч. Глаза Амары расширились, когда они столкнулись взглядами.

- Люция! – Амара приблизилась к ней и схватила за руки, вздрогнув, и люди бежали мимо них без лишних взглядов. – Я счастлива, что нашла тебя! Хотела посетить дворец сегодня, но решила подождать, пока король вернётся с казни, прежде чем меня объявят… А потом взрывы! Я… Я потеряла моих стражников.

- Слава богине, мы нашли друг друга, - Люция сжала руки Амары и повела её к нише, где они и скрылись. Они наблюдали, как люди разлетались во все стороны, как бежали от Дворцовой площади.

Повстанцы были ответственны за это, несомненно. Они хотели отвлечь всех и спасти соотечественников.

Эта мысль вызвала у Люции бешенство.

Против толпы бежал мальчишка, глядя на окружающих его людей с отвращением и подозрением, и исчез в пекарне. Люция сразу же узнала его во время взрывов – блондина с зажжённым факелом, что всё ещё держал его, словно оружие.

- Этот мальчишка один из них, - прошептала она.

- Один из них? – повторила Амара. – Что ты имеешь в виду? О ком ты?

- Тот, кто отвечает за взрывы, это он, - это было лишь предчувствие, но оправданное. Она знала это. Мальчишка не может сбежать. Он убил людей и он почти уничтожил её семью.

Люция осмотрела площадь в поиске стражи, чтобы предупредить их, но никого не было рядом.

- Давай, - призвала она, потянув Амару за руку. – Мы не можем дать ему уйти!

Амара не протестовала, когда Люция повела её в пекарню. Пахло корицей и ванилью, несколько лотков сахарного печенья и пирогов были оставлены нетронутыми на столешнице. Люция осмотрела комнату, пока её взгляд не упал на мальчишку в дальнем углу. Свет от его факела мерцал, освещая расширившиеся глаза юноши.

- Это ты виноват, не так ли? – сурово промолвила Люция.

Он встретил её взгляд, даже не вздрогнув.

- Ты не должна быть здесь, девчонка. Если б ты была умна, ты бы оставила меня в покое, чтобы не обжечься.

Казалось, ему не было стыдно и он не отрицал свою вину.

- Почему ты желаешь причинить боль стольким людям?

Он фыркнул.

- Какое тебе дело? Ты кажешься красоткой, как по мне… Но немного грязи на платье. Уходите, или…

Казалось, он не знал, кто она такая.

- Я делаю это, потому что не люблю, когда невинные люди разлетаются на кусочки за то, что оказались не в том месте не в то время, - она бросила быстрый взгляд на Амару, чтобы убедиться, что та не испугалась, а после повернулась к мальчишке. – Ты помог повстанцам сбежать!

Его глаза сузились, сверкая в свете пламени.

- Оставь. Меня. В. Покое.

Даже сейчас, когда ужас закончился, он не хотел отпускать ни на мгновение свой факел.

- Огонь в здании – это опасно, - промолвила Люция.

- Тогда держись подальше от меня.

- Он довольно груб, - заметила Амара, скрестив руки на груди. – Ты должна использовать магию против него.

Взгляд Люции казался удивлённым.

- Что вы сказали?

Амара уставилась на неё.

- Я слышала многое. Слухи ходят о тебе. Мой отец услышал их. В самом деле, ты – одна из причин, по которой я здесь. Ты секретное оружие короля Гая, девушка из пророчества о магии.

Первым импульсом было соврать и отрицать слова Амары. Но почему она постоянно должна отрицать то, кем она есть, и говорить, что она на такое не способна? Она знала, что отец считал крешийцев врагами, но у него всегда будет магия против императора Кортаса и его армий, что пойдут на Митику.

Король ждал от неё почти столь же много, как и она от себя самой.

- Хватит этой ерунды, - сказал мальчишка, закатывая глаза. – У меня есть где быть, - он попытался увернуться и проскочить между двумя принцессами, размахивая факелом, чтобы показать, что сожжёт их, если те окажутся рядом.

Бросив на него мрачный взгляд, Люция воззвала к магии воздуха. Мальчика отбросило и прижало к стене, а факел его погас.

Люция протянула руку, и пламя затанцевало на её ладони.

- Кто ты? – выдавил он. – Как ты это сделала?

Улыбка осветила лицо Амары.

- Я знала. У тебя магия на кончиках пальцев… Невероятно!

Люция подняла бровь, довольная реакцией присутствующих на такой простой трюк.

- Конечно, я могу такое сделать, - она подошла к мальчику ближе, позволяя ненависти протекать сквозь неё и мерцать на кончиках пальцев. – Скажи мне своё имя.

Он не мог оторвать глаз от пламени на её ладони.

- Петрос.

- Ты мятежник.

- Обычно нет. Но сегодня, думаю, я им был, - в его глазах отражался её огонь. – Ты удивительна. – Ты удивительна. Ты как богиня, прекрасная богиня.

Его похвала показалась ей приятной. То, как он смотрел на неё, означало поклонение.

- Я?

- Как богиня Клейона. Идеальное воплощение воздуха и огня!

После того, как он назвал имя, похвала утеряла значение.

- Клейона убила Валорию, мою богиню, пытаясь украсть её магию. Как ты смеешь сравнивать меня с этим отвратительным существом?

Он побледнел.

- Простите. Простите меня, пожалуйста. Я не хотел проявлять неуважение.

- Ты собираешься спрашивать её? – вмешалась Амара. – Или пусть смотрит с обожанием целый день?

- Это было бы справедливо, - кивнула она.

Амара смотрела на неё не с благоговением или страхом перед магией. Скорее всего, это было лишь удовольствие и некоторое удивление.

Хороший переход от испуга перед её элементалями к этой реакции.

- Всё, что я хочу узнать – это почему, - начала Люция, - почему надо было сегодня помогать повстанцам? Ты хочешь победить моего отца, или есть другие причины?

- Твой отец… - брови Петроса сошлись, и его наконец-то осенило. – Ты принцесса Люция!

- Дай ему приз за догадливость, - ухмыльнулась Амара.

- Да, - кивнула ему Люция. – А теперь ответь мне.

- Они попросили меня помочь.

- Кто попросил тебя помочь?

- Йонас Агеллон. Он хотел спасти друзей. Он видел мой огонь и решил, что я могу быть полезным. Для меня любой шанс работать с огнём, смотреть на то, как он уничтожает всё вокруг… Это то, что я люблю больше всего. И мне кажется, вы тоже в восторге от этого!

Йонас. Это имя было связано со слишком многим в последнее время. Йонас Агеллон, лидер мятежников, обвинённый в смерти королевы. Вот что знала Люция. И он спас её от того, чтобы она совершила это сама.

"Что за мрачные мысли! – протянул мрачный голос внутри её. – Ты используешь магию через ненависть. Будь осторожна, это может поглотить тебя".

- Мне нужно уйти, - промолвила Люция, и её голос был переполнен неопределённости и сомнений.

Она потеряла на мгновение фокус, и Петросу удалось вырваться из её волшебства. Он оттолкнулся от стены, отбрасывая её в сторону в спешке, чтобы добраться до двери, но Амара уже была там и преградила его путь.

Он смотрел на неё.

- Убирайся с моего пути, или я убью тебя!

- Я сомневаюсь в этом, - она вытащила кинжал из складок своего платья и ударила его в грудь.

Мальчик ошеломлённо смотрел на неё. Он коснулся рукояти дрожащими пальцами, после тяжело упал на колени и рухнул на землю. Кровь окружала его.

Глаза Люции расширились.

- Я не ожидала такого.

Амара нагнулась и выдернула кинжал из тела мальчишки, вытирая лезвие чистым белым платком.

- Я уверена, что иначе он бы тоже это сделал. Мир не много потерял от его смерти. Крешийцы убивают преступников быстро и окончательно. Мы не склонны тратить много времени на заключения и публичные казни, - она посмотрела на Люцию. – Надеюсь, это не проблема для тебя. Он хотел уйти и он знал твой секрет.

Люция считала Амару просто чужоземной испорченной принцессой, но та была куда больше этого.

Люция теперь смотрела на неё с опаской.

- Если ты беспокоишься, то я никому не скажу, что я тут видела, - Амара отложила оружие и приблизилась к Люции. – Не скажу. Я могу быть очень осторожной.

- И чего же ты хочешь от меня? – магия огня скользила по рукам Люции, готовой к вызову, если Амара совершит что-то не то.

Амара была не единственной, кто могла сегодня убивать, если не будет другого выбора. Она защитит себя – и свою семью – любой ценой.

Уверенность полыхала на лице иноземной принцессы.

- Я хочу быть твоим другом, Люция. Это всё, чего я хотела, прибыв в Оранос. Надеюсь, ты дашь мне шанс, - она улыбнулась. – Толпа должна уже разойтись, нам пора возвращаться во дворец.

- Ты пойдёшь без меня, - ответила Люция. – Мне нужно подумать.

Амара не стала спорить.

- Конечно. Береги себя, Люция. Надеюсь, мы скоро увидимся.

Она повернулась и прошла мимо тела Петроса, не оглядываясь на Люцию по пути из булочной.

Люция отпустила её, но стояла в дверях и смотрела на принцессу, пока та не пропала из поля зрения. Амара знала, на что способна Люция. Она была достаточно разумна, чтобы воспользоваться этим знанием.

Люция всмотрелась в лицо убитого мальчишки, ничего не чувствуя, кроме облегчения. Наконец-то она покинула магазин. Улицы уже были пусты, и она казалась почти единственным человеком в городе.

Вскоре она увидела золотые шпили дворца и направилась вниз по кривой в следующей попытке добраться туда. Город казался таким же лабиринтом, как и дворцовые залы. Тут было так легко заблудиться, если не соблюдать осторожность.

И хотя она могла вмешаться во всё, она была потерянной и одинокой тут. И никто не понимал её, она никому не могла доверять, даже своей семье.

Рыдания застыли в груди, и неожиданные волны печали захлестнули её. Она была на грани слёз, когда повернула вновь.

И там стоял он. Стоял посреди мощёной дороги, словно ждал её прихода.

- Ты нереален. Я просто сплю.

Серебряные глаза Алексиуса поднялись на неё, и он улыбнулся.

- Не в этот раз.

Этого не могло быть. Это не могло быть реальным.

- Ты не здесь.

- Я не здесь? – он осмотрел себя, протягивая руки и оглядывая из. – Ты уверен в этом?

Дорога была окружена пышными зелёным деревьями и сверкала от камней, которыми была выложена дорога, витрины блестели от солнца… Все они были незначительными, и Люция ничего не видела, кроме него. Только Алексиус.

Он подошёл, и она отступила назад.

Его брови сошлись в единую полосу, и он провёл рукой по своим бронзовым волосам.

- Я думал, ты будешь рада меня видеть.

- Но… Как это возможно? – это слова были слишком быстрыми. – Я была бы рада, но мне казалось, что ты был плохом моего воображения… Но ты сказал, что мы ещё встретимся… Ты обещал найти меня!

- И вот я здесь, - он взял её за руки и притянул к себе. Она была так ошарашена, когда увидела его, что даже не подумала вызвать свою магию, что уже становилась естественным инстинктом, ответом на поражение и страх. – Мне жаль, что меня так долго не было, но я пришёл, как только смог.

У этого не было никакого смысла!

- Хранители не могут принимать человеческий вид в Митике! Вы должны быть ястребами! Я искала ястреба всё это время!

Алексиус стал серьёзным.

- Мы можем принимать человеческую форму, если уходим в изгнание.

Она действительно перестала дышать на мгновение.

Он кивнул, повергая её в шок.

- Я оставил Убежище навсегда. Я там был слишком долго. Это редкость – уйти оттуда, поверь мне. Надо быть очень уверенным в своём желании стать смертным.

Он отказался от своего бессмертия и никогда не вернётся домой.

- Но зачем ты это сделал?

- Ты не знаешь этого?

Она покачала головой.

Он наклонился ближе и прошептал ей:

- Потому что я люблю тебя, - он улыбнулся в ответ на её ошеломление. – Да, принцесса. Я тут, потому что нет никакого другого мечта, где я хотел бы быть, кроме как рядом с тобой. Пойдём во дворец?

Она могла только смотреть на него. Взрывы, мятежник, противостояние между поджигателем и Амарой, а сейчас… Алексиус признавался ей в любви.

Уже был почти полдень!

- Дворец… - она попыталась отыскать слова. – Давай, я провожу тебя во дворец и познакомлю с моим отцом, как моего нового кавалера – ссыльного Хранителя из Убежища, что посещал мои сны, когда я спала несколько месяцев! – она нервно посмотрела на ясное небо, и взгляд поймал золотые отблески шпилей. – Он немедленно начнёт планировать свадьбу! О, нет, скорее всего, он швырнёт тебя в темницу!

Улыбка не пропала с красивого лица Алексиуса.

- Позволь мне поговорить с твоим отцом, принцесса.

Эта улыбка заставила её сердце успокоиться.

Это реально.

Только вчера всё было так мрачно и противно, а теперь Алексиус был рядом, и мир вновь расцвёл вокруг Люции.










Глава 16

Алексиус

Убежище










Он проделал недельный путь от Убежища, прежде чем найти Люцию.

- Алексиус! – кричал ему Тимофей, когда он покидал Кристальный Город в последний раз.

Алексиус очень старался не обращать на это внимания.

Он остановился, когда Тимофей положил руку ему на плечо. Он повернулся к наставнику, что так смотрел на него.

- Мне говорили, ты собираешься уйти сегодня.

- Да, это так.

Тимофей покачал головой.

- Не делай этого. Надо поговорить. Мы решим эту проблему. Я знаю, Миленья заполнила твою голову всякими планами и обещаниями, но…

- Это не из-за неё, - горло Алексиуса сжималось от лжи, что он должен был сказать из-за Миленьи. Отказаться от дома было трудно, независимо от того, что он был скорее тюрьмой, чем раем. Но наличие тех, кто заботился о том, чтобы остановить его, делали ещё хуже. – Я не могу быть здесь. Я люблю смертную, и моё место рядом с нею.

Тимофей похлопал его по плечу.

- Есть ещё один шанс и…

- Я долго думал, и это единственная возможность.

- Ты никогда не сможешь вернуться. Ты не сможешь вновь стать ястребом, если уйдёшь отсюда. Ты потеряешь бессмертие. Ты умрёшь там.! Ты отдаёшь всё.

Он смотрел в глаза Тимофея. Это был его друг, тот, кому он мог рассказать все свои тайны. У них было так много общего, но Миленья вбила клин между ними.

Малейшая мысль бросить ей вызов вызывала у Алексиуса такую боль, что он не мог двигаться, не мог думать. Заклинание послушания Миленьи впустило когти в его горло и не отпускало.

- Мне очень жаль, - Алексиус обнял его, игнорируя боль от слёз в глазах. – Прости, мой друг. И прощай.

Тимофей больше ничего не говорил. Перед его старыми глазами, что теперь смотрели мрачно и торжественно, Алексиус в последний раз стал ястребом. Он взмахнул крыльями и взлетел, направляясь к древнему каменному порталу, что пускал его в мир смертных.

***

Перед тем, как найти принцессу, ему надо было сделать кое-что в Пелсии.

Императорская дорога простиралась от Ораноса к Лимеросу была завершена, но Ксантос остался позади в пустынном трудовом лагере, чтобы обеспечивать магию, что скользила по камням.

Здесь Алексиус отыскал ссыльного Хранителя, сидевшего рядом с его дорогой возле Запретных Гор, что недружелюбными гигантами возвышались за его спиной.

Алексиус подошёл, пошатываясь на своих смертных ногах. Он знал, что это были те же ноги, что и всегда, но теперь он ходил по почве Митики и знал, что был таким же смертным, как и остальные, он чувствовал себя иным. Слабым.

- Алексиус, - Ксантос усмехнулся. – Миленья сказала ждать тебя. Рад видеть тебя после всего этого времени.

- Трудно поверить, что прошло двадцать лет, - Алексиус окинул высокого мужчину взглядом с ног до головы. После своей вечной юности Ксантос постарел здесь, но его бронзовые волосы и медные глаза были такими же яркими, как и прежде.

- Да, - Ксантос пожал его руку. – Хотя ты не чувствовал этого времени. Добро пожаловать в наш новый дом. Тебе понравится смертный мир. Пойдём, я приготовил тебе поесть, - он повернулся, чтобы уходить, ожидая, что Алексиус последует за ним, но младший Хранитель не сдвинулся с места.

- Я знаю, что ты сделал с Федрой.

Ксантос остановился, как вкопанный.

- Она любила тебя. Она скучала по тебе столько времени! Она думала, что ты потерян для неё навсегда. Я могу только представить, как она переживала из-за твоего предательства.

Ксантос обернулся с холодным, жёстким взглядом.

- Я должен был сделать это.

- Из-за приказа Миленьи.

- Федра всё усложняла.

- Она была моим другом. И твоей сестрой.

Брови Ксантоса сошлись.

- У меня не было другого выбора. Миленья велела, и я повиновался. Но она не страдала.

- Может быть, и так, - Алексиус вынул кинжал и спрятал его под плащом. – Но ты будешь.

Как дар для него, Миленья поведала о поступке Ксантоса и позволила ему отомстить.

- Ты не должен этого делать! – Ксантос пригнулся, уворачиваясь от лезвия.

- Неправильно. Я делаю. Теперь, когда дорога закончена, ты тоже всё усложняешь. Это такой же приказ Миленьи, и ты заслуживаешь наказание.

Ксантос отбивался и ударил Алексиуса по ноге куском дерева, замедляя его.

Но не настолько, чтобы остановить его.

Вскоре кинжал Алексиуса настиг его, и он смотрел, как утекала жизнь из глаз брата и убийцы Федры. За две тысячи лет своей жизни Ксантос стал первым, кого он убил. Мысль охлаждала его, отбирая тепло у сердца. Но это наполнило его решимостью.

- Она приказывает, - сказал Алексиус. – А я подчиняюсь. Как и ты.

- Возможно, твоя судьба будет такой, как и у меня, - испустил последний вздох Ксантос.

Алексиус ушёл и не оглядывался назад.

***

Он отомстил за Федру. Он завершил своё путешествие к Золотому Городу. И он отыскал свою принцессу. Будто бы она была маяком, и он шёл за нею всегда, чтобы отыскать в городе и спасти от мятежников.

Она была такая же прекрасная, как он помнил.

Увидеть Люцию ещё раз было куда приятнее, чем он думал, и она помогла ему немного унять боль, но не до конца. Он никогда не сможет сказать ей правду. Независимо от его желания, он не мог её предупредить, чтобы она держалась от него подальше. Это было невозможно.

Магнус возник перед Люцией в одно мгновение, и его выражение тоски было ужасным, когда он взял её за руки.

- Что случилось? – спросил он. – Я думал, что ты была рядом со мной, но ты куда-то пропала! Я думал, ты погибла!

- Судя по всему, - начал король, - она жива. Ни царапины. Я говорил тебе, что Люция может защитить себя. Почему ты отказывался верить мне?

Магнус не сводил глаз со своей сестры.

-Ты в порядке?

Она кивнула.

- Я заблудилась в толпе, но я в порядке. Всё в порядке. Брат.

Наконец-то он отпустил её, но выражение его лица остался ледяным.

- Тебе надо быть осторожнее. Ты стояла слишком близко к краю, и кто угодно мог схватить тебя, - его тёмные глаза переметнулись на парня, что стоял рядом с Люцией. – А ты кто?

Люция много рассказывала Алексиусу о принце, когда они были в снах. Она чувствовала себя достаточно комфортно с ним, чтобы отвести душу и рассказать всё о своей жизни, надеждах и мечтах. Её разочарованиях. Её проблемах. Её опасениях. Обо всём.

- Да, Люция, - промолвил король. Он подошёл ближе и махнул стражникам, что охраняли его. – Кто этот парень?

Алексиус знал, что Люция боялась рассказать о нём. Она была могущественной волшебницей, но она была опасливой перед своей сестрой.

- Меня зовут Алексиус, - промолвил он, видя, что Люция молчит.

Магнус нахмурился, изучая лицо Алексиуса, словно пытаясь получить ответ к слишком страшной загадке.

- Я слышал о тебе. Почему я знаю твоё имя?

Алексикус терпеливо смотрел на принца. Этот мальчишка был полон бахвальства, сомнений, страха и боли. Так грустно понимать, что он мечтал о любви Люции только потому, что она показала ему доброту, которой больше не было в его холодной и одинокой жизни.

Он не ревновал её к брату, не чувствовал, что Магнус был проблемой для привязанности к Люции. На самом деле, он жалел принца.

И лучше было бы Магнусу держаться от него подальше.

- Алексиус важен для меня! – промолвила Люция, смело взяв его за руку.

Возможно, прежде она была более опасливой, тогда, когда пришла к нему. Миленье будет приятно знать, что Алексиус уже продолжает свой путь к благосклонности принцессы после своего долгого отсутствия.

- Важен, да? – повторил король. – Как же так?

Алексиус не мог понять, что думал король Гай, но он знал достаточно, чтобы не недооценивать его. Король никогда не позволит какому-то Алексиусу быть с его дочерью, если считает, что у неё не должно быть никакого поклонника.

- Миленья послала меня, - сказал он, с улыбкой наблюдая за тем, как расширились глаза царя при упоминании её имени.

- Миленья? – что-то острое и опасное скользнуло в его взгляде, что-то, что могло запутать кого угодно, даже Алексиуса. – Что ты знаешь о Миленье?

Алексиус расстегнул свою рубашку и обнажил грудь, показывая королевской семье золотой знак, доказательство его происхождения. И Магии. Шрамы от заклинания Миленьи уже зажили и исчезли, но они остались клеймом на его душе.

- Она послала меня сюда, потому что не могла с вами связаться. Она приносит извинения за причинённые неудобства, что причинила вам, но желает, чтобы сообщить о том, что верна своим обещаниям, а я её представитель в мире смертных.

Магнус смотрел на него так, словно только что в комнату он вошёл в виде четырехногого представителя рогатого скота.

- Ты хранитель.

- Я был им, - вспышка боли отвлекла его – эмоциональная, на этот раз не физическая. Две тысячи лет он провёл в святилище, и теперь он должен был стать обычным смертным. Он не мог стать ястребом, не мог гулять по снам, если только Миленья не призывала его.

Если б это был только его выбор, быть здесь, а не один из чужих…

- Он говорит правду, - сказала Люция. – Когда я спала долго, он посещал меня во снах и показал мне Убежище.

Магнус нахмурился.

- Ты никогда не рассказывала мне об этом.

- И когда же я должна была это сделать?! – резко спросила она. – Ты избегал меня после этой ужасной болезни!

- Если бы это было важно, думаю, ты бы нашла меня.

- Я не знала, что он был реальным!

- И всё же, вот он, - промолвил Магнус, с отвращением глядя на него. – Во плоти. И что теперь делать? Поселить во дворце? Кормить и одевать его? чтобы он мог быть довольным жизнью и таскать сюда приказы из Убежища?!

Алексиус ответил принцу натянутой улыбкой.

- Безусловно, я могу сам заработать себе на пропитание. Миленья предложила мне помочь Люции овладеть её элементалями. Уверен, я более осведомлён, чем все её прежние преподаватели.

- Это идея Миленьи? – скептическое выражение на лице короля осталось прежним.

Всё пошло не так. Король был непредсказуем. Он был яростен и так разочаровался в Миленьи из-за долгого игнорирования, что, возможно, бросил бы Алексиуса в темницу, чтобы держать его подальше от Люции.

Он мог бы попробовать, но вот последствия…

Был только один исход в этой истории, и он был забит в его плоти магией Миленьи.

- Это отличный план! – кивнула с энтузиазмом Люция. – Алексиус был бы прекрасным наставником.

- Мне не нравится этот вариант, - покачал головой Магнус. – Любой из них.

- А чего ты желаешь? – взблеснула взглядом Люция. - Сделай раз в жизни хоть что-то, подумай о том, чего ты хочешь! Чего ты хочешь?!

Он вздрогнул, будто бы она ударила его. Холод вновь занял место на его лице.

- Прости, сестра. Я просто беспокоюсь за тобой.

- Не стоит, - ответила она.

О, да. У них, конечно. сложные отношения.

Король оценивал каждого из них взглядом, и наконец-то вновь посмотрел на магический знак Алексиуса.

- Мы будем говорить, ты и я. Мне нужна информация о Миленье. Обо всём этом.

- Конечно, Ваше Величество.

- Но он может остаться? – спросила Люция голосом полным надежды.

Тишин затянулась, и Алексиус всё ещё стоял на месте.

- Да. Я полностью согласен с планом Миленьи. Алексиус будет отличным наставником. Если я не ошибаюсь, он умеет управлять магией.

Король считал, что если он поставит их на колени, то это сделает его богом.

Если б только он знал правду.

- У нас с вами одни цели, ваше величество, - сказал Алексиус.

Король кивнул.

- Тогда идите и начинайте уроки. Первый будет завтра – Люции надо отдохнуть. Приятного пребывания в моём королевстве, Алексиус.










Глава 17

Магнус

Оранос










Зверь.

В названии таверны не было ничего весёлого, но после второй бутылки вина Магнус считал это абсолютно весёлым.

- Ещё бутылку! – рявкнул он. – Сейчас же!

Перед ним поставили третью бутылку пелсийского вина.

- Виноградники Сайласа Агеллона, - прочёл Магнус вслух надпись на стеклянной зелёной бутылке.

Он пил вино. Сделанное семьёй Йонаса Агеллона.

Ещё веселее.

Несмотря на отвращение ко всему этому, Магнус быстро перешёл к пелсийскому вину. Тем не менее, это место было обыкновенным пустырём, в лучшем случае. А в худшем, это было местом плохих воспоминаний и отвратительного выбора, унижения, поражения, сожаления.

Он пил прямо из бутылки, проигнорировав бокал. Как глупо, что отец запрещал в Лимеросе подобное все эти годы, ссылаясь на религию. Валория учила, что ясный ум сохранит чистое сердце, и люди подчинялись ей. Магнус всегда следовал этому, предполагая, что предпочтёт ясный ум этому… этому…

Да. Это было куда лучше.

Пьяным быть легче, чем трезвым.

Он окинул взглядом тёмную таверну. Сюда приехало несколько людей, но единственными, кто стоял рядом с Магнусом, были лишь несколько его стражей.

Он требовал, чтобы они его оставили, но они проигнорировали приказ. Они были тут "в целях его защиты".

Чёртовы ублюдки.

Он поднял бутылку.

- За мою сестру и её великолепного нового наставника! – провозгласил он, отсалютовал бутылкой вина, прежде чем выпить. – За моего отца! Семья так важна, так ценна! Пусть все они гниют вместе в Тёмных Землях в один день!

Его собственные слова забавляли его, но бармен испугался в ответ на его тост.

Магнус уже выпил половину третьей бутылки, когда кто-то положил руку на его плечо.

- Ваше Высочество, - промолвил Крон, - вам пора идти.

Магнус отбросил в сторону руку стражника.

- Я ещё не закончил!

- Королю бы не понравилось увидеть ваш в подобном состоянии.

- О, нет! Король был бы доволен. Но я заметил, вы желаете радовать его постоянно. Не так ли? – он сделал ещё глоток.

- Вы уже достаточно выпили.

- Разве ты проснулся утром и решил стать моей кормилицей, Крон? Извини, но я не нуждаюсь сегодня в грудном молоке!

- Я мог бы отнести тебя в дворец силой, но предпочёл бы дать возможность уйти самому.

Принц ответил на грубость стражника только кривым взглядом. Когда кто-то говорил с ним с таким неуважением, Магнус хотел его смерти. Но он был самым верным и доверенным царским стражем слишком много лет, чтобы рассчитывать на подобное. Крон привык высказывать своё мнение, когда это было ему нужно, не опасаясь последствий. Он нашёл бы себе место всюду, где правили Дамора. И в один прекрасный день он будет слушаться каждой команды Магнуса.

Но, к сожалению, этот прекрасный день был не сегодня.

- Как мило с твоей стороны. Но, уверен, мой отец согласен с тем, что прогулки даются мне хорошо.

Крон бесстрастно смотрел на него.

- Сам король послал меня сюда, чтобы забрать вас.

- И, конечно, ты без колебаний подчинился!

- Он знает, что ты слишком увлёкся вином.

Магнус бросил на стражника любопытный взгляд.

- Да? И что он об этом думает?

- Он понимает тебя. Он понимает, через что ты прошёл и прощает тебе эту оплошность. Но лучше пить во дворце, а не в сомнительных заведениях, как вот это, где твои слова и действия могут быть использованы против тебя кем угодно.

- Как на него похоже! – лёгкость, что принесло в его голову вино, теперь заставило зрение Магнуса помутиться. Он встал с табурета и натолкнулся на кого-то в задней части таверны. – О, мой отец прощает мне все мои промахи, позволяет мне напиться, ведь это поможет мне принять свою судьбу! Я – кронпринц, наследник своего отца, и моё будущее впереди! А вы боитесь меня, ничего не стоящие людишки?!

Крон схватил его за плечо.

- Достаточно. Это не место для пребывания кронпринца, особенно после вчерашнего хаоса. Это небезопасно!

- Не смей ко мне прикасаться! – Магнус сбил руку стража, но уже не сохранял осторожность.

Крон оставался строг, как никогда.

- Я бы предпочёл, чтобы ты ушёл отсюда сам, но мой приказ от короля ясен. Я верну тебя во дворец, и при необходимости, Ваше Высочество, я вырублю тебя и оттащу обратно!

Крон был на пятнадцать лет старше Магнуса, и он куда более опытен. Магнус не сомневался, что стражник может выполнить свою угрозу.

Принц был, возможно, пьян, но не глуп.

- Хорошо, - прошипел он, - я уже закончил здесь.

Остальные стражники переглянулись, пока Магнус покинул таверну с Кроном, что держался за его спиной. Ранним вечером воздух был тёплым и пах сладкими розами – как официальный цветок и официальный запах Ораноса.

Лимерос пах льдом, Пелсия – грязью. Но Оранос пах розами.

Магнус ненавидел розы. Какое в них вообще может быть значение?

Он споткнулся, шагая по узкой булыжной мостовой, но продолжал быстро идти вперёд, не оборачиваясь, чтобы убедиться, успевают ли остальные. Он об этом не думал.

Его шаги замедлились, когда он повернул за угол, чтобы столкнуться с шестью стражами, что стояли рядом с большим зданием из белого мрамора, в окружении колонн, зажатое между очередными тавернами.

- Что это за место? – спросил он.

- Это храм богини Клейоны, - ответил Крон.

- Такие места следует сносить, - пробормотал Магнус, а затем повторил громче: - Почему здесь стражники? Они что, поклоняются богине Валории у ног другой богини? Сомневаюсь, что отца это очень порадует!

Крон подошёл посоветоваться с одним из стражников и скоро вернулся обратно.

- Там принцесса Клейона. Она получила разрешение на молитвы здесь несколько раз в неделю.

Это было последнее, что ожидал услышать сегодня Магнус. По его сведеньям, Клейона не имела права покидать дворец после свадебного тура.

- Почему я не знал об этом?

Крон развёл руками.

- Это было решением короля.

- Так ли это… - Магнус остановился взглядом на дверях храма. Ему надо было поговорить об этом. За что такие привилегии? – Это не решение короля! Он – не тот, кто вынужден жениться на ней.

- Все решения – решения короля.

Это было совершенно неприемлемо.

- Подождите здесь, - приказал он. – Я хочу сообщить принцессе, что она в последний раз может приехать сюда.

Он ожидал, что Крон будет протестовать, но стражник просто терпеливо кивнул.

- Хорошо, ваше высочество. Делайте то, что считаете нужным.

Магнус толкнул дверь храма, оставляя стражников снаружи. Пространство выглядело как миниатюрная версия грандиозного храма Клейоны, где они с Клео обвенчались, что был столь велик, что мог уместить в себе тысячи. Это было до землетрясения, что превратило храм в гору камней, заходить в которые небезопасно.

Хотя этот храм казался куда меньшим, но он всё ещё был богат и красив. Белые мраморные полы. Резные скамьи. Статуя богини, с презрением смотревшая на Магнуса. Символы огня и воздуха, выгравированные на её поднятых ладонях.

"Вам тут не рады, Лимерос", - казалось, она насмехалась над ним.

Жаль.

В храме никого не было, кроме блондинки, что сидела в первом ряду. Она смотрела на гигантскую мозаику, что изображала богиню и зелёные оранийские долины позади неё. Слева всё пылало, и пламя было оранжевым и синим, а справа было торнадо.

Клео лишь покосилась на Магнуса, когда он подошёл и сел через проход от неё, фокусируя своё внимание на мозаике.

- Ты пришёл сюда с поклонением? – спросила она.

Он подавил смех.

- Вряд ли.

- Ты только что прервал мои молитвы.

- Будто бы ты на самом деле молилась.

Она с прищурим посмотрела на него.

- Избавь меня от обвинительных взглядом, - промолвил он, закатывая глаза. – Никогда не видел, что ты набожна в своих религиозных убеждениях. Ты такая же, как и кто угодно в этом эгоистичном королевстве. Ваша религия – это просто ряд симпатичных статуй, что украшают кричащие богатством храмы!

- У тебя есть право на своё мнение.

Её пренебрежительное отношение совершенно не помогало ей сегодня.

- Ты пришла сюда, чтобы сбежать из дворца, даже если это означает, что тебя окружит полдюжины охранников. Ты можешь думать тут в одиночестве, как бы лучше уничтожить всех нас!

Клео скрестила руки на лифе своего платья.

- О, так теперь ты телепат! Это невероятно, у тебя такие таланты – знать, что постоянно крутится в моей голове!

- Ты была бы удивлена, но я знаю, о чём ты думаешь, принцесса.

Она оценила его одним коротким взглядом.

- Ты пьян.

- Да?

- Ты не можешь говорить нормально.

Он не собирался проглотить это. Она, вероятно, пыталась его ранить.

- Прости, если не пояснил. Я пришёл сюда, чтобы сказать тебе, что ты в последний раз находишься здесь!

Она, похоже, не слишком была обеспокоена этим заявлением.

- Король позволил мне приходить сюда, когда я желаю.

- Меня не волнует, что он тебе сказал.

Принцесса вздёрнула подбородок.

- Какое у тебя есть право запрещать мне то, что уже одобрил твой отец?

Какая же она тупая! Он расхохотался.

- Да что ты говоришь? Я твой муж, принцесса. Это даёт мне право остановить тебя в чём угодно, что меня не устраивает!

Она вздохнула, но Магнус был уверен, что это от усталости, а не от поражения.

- Утром ты забудешь обо всём этом, - промолвила она. – Сколько ты выпил? Галлон? Разве ты падаешь в вино и плаваешь в нём, пока не осушишь?

- Я вижу, ты хочешь сменить тему.

- Я думаю, что ты пьёшь потому, что желаешь забыться.

- Да что же? Ты тоже так делаешь?

Она остановилась, казалось бы, не смутившись этого.

- Я пью куда меньше прежнего. Это принесло мне только проблемы.

- О, конечно. Это привело тебя в постель Эрона Лагариса, разве нет?

Она помрачнела.

- Как мило напоминать это!

- Но, увы, ты не окажешься в его постели ещё когда-нибудь, там достаточно холодно теперь!

Он видел, что она боролась, пытаясь сдержать эмоции, но щёки покраснели.

- Ты хочешь, чтобы я ушла, но, кажется, ты не спешишь уходить. Чего стараемся избежать?

- Всего, - он выдохнул, не задумавшись.

Она перехватила его взгляд через храм, в котором кроме них никого не было.

- Ты не поверишь, но я понимаю твою боль. Ты нуждаешься в мести.

Их разговор редко были столь личными.

- Я ничего такого не чувствую.

- Не верю.

- Меня не волнует это, принцесса. Мне не нужен друг.

- Может быть, и нет. Но у тебя нет никого, с кем бы ты мог поговорить.

То, что она так хорошо его знала, нервировало его.

- Мне не нужны друзья!

Она тихо рассматривала его, и её брови сошлись в единую линию.

- Ты пытаешься быть ужасным, жестоким, чтобы оставаться оторванным от того, что может причинить тебе боль. Но я видела, как ты смотрел, когда тебя оттащили от казни. Ты был взбешён, когда Люция исчезла в толпе. Ты думал, что ей плохо.

Тот факт, что она так легко увидела эту слабость в нём, заставил его содрогнуться.

- Моя сестра может о себе позаботиться, поверь. Она была в порядке, только потерялась. И она вернулась во дворец не только невредимой, но и с прекрасным новым наставником. Это так восхитительно!

Клео встала и присела рядом с Магнусом. Это удивило его, но он не демонстрировал удивление.

- Я думаю, ты запутался, - сказала Клео. – И с каждым днём становится хуже.

- Тебе показалось.

- Ты вновь и вновь доказываешь себе, что подл, отвратителен и ненавистен.

Это вызвало у него новый приступ смеха, они наконец-то вернулись обратно.

- Принцесса, твоё мнение не имеет значения.

- Да, ты таков, - она кивнула, словно соглашаясь. – Но чем больше я о тебе думаю, тем большей загадкой ты становишься. Вчера вот, например… До этого ты казался таким же, как и отец, но ты не таков. Ты мог бы позволить, чтобы мальчишка убил меня в Лимеросе, но нет. Ты защитил меня, когда Эрон рассказал о потере моего целомудрия. Король бы убил меня. И ты не сказал отцу о свадебном кинжале Ашура.

Она сказала это так, словно он намеренно пытался помочь ей.

- Ты отыскала доброту там, где её не было.

- Ты тот, кто отгоняет доброту. Ты уверен, что это не ею было? – она пыталась всматриваться в его лицо, заставляя его чувствовать себя голым без маски, которую он столько лет создавал, а она взяла и разрушила все его замки из песка ветром.

- Ты ничего обо мне не знаешь! – прорычал он. Впервые он ненавидел себя сегодня за то, что слишком много выпил. Ему нужна была ясность ума против врагов.

Почему он зашёл? Почему он решил над нею просто поиздеваться, напомнить, что у неё нет власти? Он пытался просто запугать её, да?

Он только сделал себя слабее.

- Всё, что я могу делать тут, это думать, - промолвила Клео после долгого молчания. – Постоянно, днями и ночами. Я думаю обо всём, что случилось, и я прокручиваю это раз за разом в своей голове. И знаешь, что я думаю, Магнус? -Почему он остаётся тут и слушает её? Он должен уйти!

- Мне неинтересно знать, что ты думаешь.

- Я думаю, ты ненавидишь отца. Ты ненавидишь его так же, как и я.

Ему потребовалось время, чтобы понять, что он перестал дышать.

- А какая разница, что делать, если ты права? – наконец-то выдавил он.

- Всё имеет значение.

Она была смелой в этот вечер, говорила пьяному то, что не сказала бы трезвому.

Он не сказал ей прямо, но он не отрицал её слова.

- Ты не такой, как король, - тихо сказала она, когда он промолчал.

Он отвернулся.

- Ты не права. Я как король. Я стремлюсь быть таким, как отец, хочу этого!

Она коснулась его руки, и он вздрогнул.

- Ты стремишься быть похожим на человека, что ранил ребёнка, чтобы наказать его за пустяковое преступление?

Он посмотрел на неё, когда она подняла руку и прикоснулась к его шраму. Он никогда не говорил ей о прошлом, но… Она отыскала ещё один недостаток и использовала это против него.

- Ты думаешь, что ты делаешь, сказав это мне?

Она закусила нижнюю губу, прежде чем ответить.

- Я просто пытаюсь с тобой поговорить.

Хватит.

- Тогда эта беседа подошла к концу! – Магнус встал и собирался отойти, но она вскочила, блокируя его путь.

- Я не закончила.

- Нет, ты закончила.

- Нет!

Он больше не мог. Он схватил её за руки, повернул и толкнул её назад, пока она не коснулась мозаики. Богиня возникла над нею, грозная, могущественная опекунша смотрела на оранийскую принцессу.

- Во мне нет добра, принцесса. И не трать время на пустые фантазии об этом!

- Люция твоя сестра, и она не плохая, - сказала Клео.

- Ты хочешь правду, принцесса? Люция – приёмная. Она мне не родна по крови, и это позволяет ей быть другой. Уверен, что ты слышала слухи о брате, жаждущем свою сестру. Это правда, но ты не переживай. Она не запятнала себя тем, что была со мной. Это лишь моя фантазия, не её! Отвращение её растёт с каждой секундой, как и у тебя. И у тебя это единственное общее с этой девушкой, с которой ты хочешь подружиться!

Клео казалась шокированной. Она знала, что эти признания были для него лишь последствием вина, но он на самом деле переживал.

- Я должен признать, что она не мучает меня так сильно, как прежде, днём и ночью, - продолжал он. – В последнее время мои мечты разделились между моей темноволосой сестрицей и принцессой с золотыми волосами, - он взял её прядь и повернул вокруг своего пальца, смотрел на неё, замерев. – Мечты, которые навязали мне!

Её глаза расширились.

- Ты мечтаешь обо мне?

Он бросил на неё полный ненависти взгляд.

- Только в кошмарах.

Он желал её только в кошмарах.

Магнус пытался отойти от неё, но она схватила его за рубашку.

- Вместо того, чтобы бороться, - прошептала она, - мы могли бы помочь друг другу. Может быть, у нас схожие цели.

Таких слов хватило, чтобы подписать её смертный приговор. Она настолько глупа, чтобы сказать это сыну короля?

Или она действительно знала его настолько хорошо, чтобы чувствовать себя настолько уверенно и смело?

Клео хотела вернуть трон. Несомненно. Она хотела, чтобы королевство вернуло её династию, хотела убить его отца, что убил всех, кого любила она. Она боролась тихо, но яростно, каждый день, и теперь слова сорвались с её языка.

В этот момент она была самой храброй и самой смелой девушкой из всех, кого он только знал.

Последствия от вина всё ещё никуда не делись, и мир кружился вокруг него. Но мысль, всего лишь одна, была ясна.

Принцесса сегодня смотрела на него с надеждой, а не с ненавистью… Но если он позволит ей, она уничтожит его.

Магнус провёл руками по её шелковистому платью, обнимая её за узкую талию, и притянул к себе, ощущая биение её сердца.

Она тяжело дышала, чувствуя, как он что-то шептал ей на ухо.

- Скажи мне, принцесса, - прошептал он, - что бы сказал Теон, если б знал, что ты позволила мне быть так близко к тебе?

Клео выдохнула и попыталась оттолкнуть его. Её глаза расширились и наполнились слезами из-за напоминания об утраченной любви.

Она ударила Магнуса по лицу, и это произвело на него впечатление. Она сильнее, чем казалось.

- Как ты смеешь говорить его имя! – прошипела она, и слёзы покатились по щёкам.

Это была та реакция, которую он ждал, та, что могла остановить их разговор.

- Ты так ненавидела меня за то, что я проткнул его насквозь и отправил на тот свет, - он заставил себя ухмыляться, - но теперь ты предлагаешь мне союз. Как скоро ты забыла своих истинных врагов, принцесса. Это заставляет меня задуматься о твоём интеллекте.

Щёки Клео пылали.

- Я ненавижу тебя.

- Замечательно. И не стоит забывать своё место в этом дворце. Ты будешь жить только потому, что мой отец ещё не пожелал твоей смерти. У тебя здесь нет никакой власти. И у тебя нет никакой власти надо мной.

Он смотрел на то, как её взгляд взметнулся волнением , а после стал мёртвым и неживым, и яркий румянец гнева сошёл с её щёк.

- Благодарю за напоминание, - промолвила она.

- Доброго вечера, принцесса, - с этими словами Магнус покинул храм, даже не глядя на Крона, что всё ещё ждал его снаружи.

- Принцесса? – переспросил Крон.

Он махнул рукой.

- Пусть молится, сколько хочет. Мне плевать, что она делает.

- Ваше мнение сильно изменилось за пребывание там.

- Ничего не поменялось, просто я вспомнил, насколько она лжива и равнодушна.

- Равнодушна?

Магнус бросил на Крона острый взгляд.

- Да.

- Если ты так говоришь…

Он говорил. И он возвращался во дворец тёмными улицами города, не обходя опасные места.

После того, как он оказался в стенах дворца, он направился во двор, надеясь побыть наедине со своими мрачными мыслями. Его разум всё ещё был в пьяном тумане, но он знал, что утром пожалеет о том, что так много рассказал.

Правда о Люции, о их чувствах.

И правда о Клео.

Правда о Клео? Не было ни слова правды. Она была лишь девушкой, на которой он вынужден жениться. Но если он ничего не чувствовал к ней, почему продолжает защищать? Он даже не понял, что делает, пока она не показала ему, что права. Снова и снова, он пытался держать её в безопасности.

Магнус помнил встречу с Теоном Ранусом. Это было его первое убийство. Тогда он не знал, что Теон защищает Клео не только потому, что он был дворцовым стражем, которого послали забрать принцессу с опасных земель, но потому, что он любил её. И она любила его.

Это был лишь отцовский приказ Магнусу. Это судьба. Он был мальчиком без опыта в бою.

Он убил стража, чтобы спасти свою жизнь. Он не жалел об этом сейчас… и добился взгляда полной ненависти в глазах Клео после всего этого.

Она дочь лимерийских врагов. Его отец завоевал королевство Клео, и она должна быть благодарна за то, что жива.

То, что он даже жалел её, было лишь мыслью среди многих более важных, о которых следовало думать больше. Чем об этой, смешной.

Шагая во двор, он сказал себе, что она – лишь неудобство.

- Боже, принц Магнус, вижу, вы расстроены! Всё в порядке?

Он повернулся на каблуках, узрев принцессу Амару, что сидела в тени на ближайшей скамье. Лунный свет отражался от её тёмных волос и драгоценностей, что она носила на шее.

- Простите. Я не заметил вас, - промолвил он.

После нападения король настоял, чтобы Амара осталась тут на несколько дней, решив, что есть ещё несколько повстанцев рядом. Это было любезно со стороны короля только потому, что у него не было никакого другого выбора, и со стороны противника не выглядело бы хорошо для него отдать эту принцессу на растерзание.

- Я рада, что могу поговорить с вами наедине, - Амара поднялась со скамейки. – Я хочу извиниться за то, что случилось на вилле.

Магнус старался быть с нею как можно более благодушен, несмотря на своё настроение.

- Что ты имеешь в виду?

- Когда я поцеловала тебя, - она смотрела на него без намёка на застенчивость. – Мне кажется, что это могло обидеть тебя.

- Вовсе нет, - если только украденные поцелуи от красивых принцесс, что его посещали, были единственной проблемой.

Амара приблизилась к нему.

- У нас так много общего, да? Наши отцы – важные мужчины с ненасытным желанием власти.

- Правда?

Амара так сильно отличалась от Клео. Она была тоже интригующей и красивой, но, конечно, Магнус не тянулся к Амаре, словно мотылёк на пламя. Она не властна сжечь его взглядом.

Она изучала его в темноте.

- Иногда это приятно – отыскать родственную душу, даже если ситуация не совсем идеальна. Это хорошо – отыскать утешение с кем-то, так, чтобы можно было провести ночь удовольствия с понимающим другом, когда мир полон врагов. Ты согласен?

Ему не стоило долго думать, чтобы понять, что она имела в виду.

- Я полностью согласен, - кивнул он.

Он притянул её к себе и поцеловал в губы, вдыхая её запах, передавая ей свои чувства.

Да. Она была тем, что нужно сегодня.










Глава 18

Клео

Оранос










Это не имело значения, каким был предыдущий день, хорошим или плохим, ведь солнце всё равно вставало на следующий день. Краткий миг, и лучи скользнули сквозь окно Клео и коснулись её лица, казалось, будто бы возвращая прошлое. Её отец и сестра были живы и здоровы. Её друзья готовились к приёмам и балам. Дворец был наполнен счастьем и жизнью.

Но мечта заканчивалась, стоило только ей прийти, и она вспомнила, что эти видения были просто призраками прошлого, что всё ещё преследовали её.

Но она принимала эту новую реальность. У неё не было выбора, только решимость. И терпение.

Нерисса прибыла в её покои, чтобы помочь сделать причёску. Экс-швея была назначена её новой служанкой лишь вчера, заменив двух ужасных лимерийских девиц. Казалось бы, способная выстраивать свой путь в любом положении, она сама искала себе предназначение. Это было завидным мастерством, как минимум, и Клео была благодарна за то, что она могла доверить кому-то свои секреты. Клео доверяла девушке передавать сообщение Йонасу о заинтересованности короля в Родичах. Она надеялась, что информация может помочь повстанцам.

- Сколько уже погибло? – задала вопрос Клео.

- Двадцать семь, - ответила Нерисса, встречая её взгляд в зеркале.

- Так много, - Клео уже знала о плане по спасению Лисандры и второго мятежника. Ник сказал ей о том, что согласился помочь Йонасу во дворце, замаскировать его и его друга в лимерийских формах и безопасно войти в город. Она боялась за Ника куда больше, чем доверяла способностям Йонаса, и была готова настоять, чтобы Ник вышел из сделки. Но Ник заявил, что должен это сделать. Это был тот акт бунта, который король уже не мог игнорировать.

И тот факт, что отвратительные стражники Мило и Баррас были обвинены за взрывы и теперь сидели в темнице, ожидая свою судьбу, только радовал её.

Но двадцать семь человек, погибших во время всего этого, не оставляли её. Так много ран, так много страданий. Что чувствует Йонас, чтобы оправдать столько невинных жизней?

- Мне жаль, что всё так сложилось, - промолвила Клео.

- Я знаю, принцесса, но не теряйте веру. Йонас желает нам лучшего.

Клео повернула аметистовое кольцо, пытаясь получить силы от него.

- Да, для нас, но напротив для принца Магнуса.

- Мне нравится так думать.

Воспоминания о прошлой ночи вспыхнули в её уме. Она направлялась в храм просто так, чтобы молиться и молчать со своими мыслями. Но он пришёл.

Подумать только, она была на секундочку так близко к… к чему? К тому, чтобы доверять ему? Полагать, что он что-то большее, чем жестокий мальчик, которому нравится её пытать?

Она была такой дурой.

- Ненавижу его, - выплюнула она, - ненавижу так сильно, как только это возможно!

Нерисса сплетала длинные золотистые пряди Клео в густую косу, которую после уложила в свободный пучок на затылке, прежде чем закрепить его.

- Да, безусловно, это ваша проблема.

Было ли решение в её тоне?

Клео моргнула от удивления.

- Прости?

- Ненависть подобна огню. Она сжигает своего владельца. И очень трудно увидеть истины в её пламени.

Нерисса была слишком мудра, несмотря на свои восемнадцать лет.

- Ты совершенно права, - сказала Клео, и её брови сошлись в одну линию, когда она вспомнила свой разговор с принцем. Она прошла мимо ослепляющего пламени ненависти к парню, что бросил смерть Теона ей в лицо, что заставил её сожалеть о мыслях, что она могла бы доверять ему.

Но она была не единственной, кто поделился тёмными истинами прошлой ночью. Магнус говорил, что влюблён в Люцию – это откровение казалось более шокирующим, чем подтверждение его чувств по отношению к ней.

Может быть, Магнус понял, что открыл себя слишком сильно, отбросил ненавистные маски, что скрывали его настоящего. Он знал, что следует оттолкнуть её, прежде чем он расскажет о себе слишком многое… И то, что у него с Клео было общим.

У него получилось вчера.

Но сегодня был новый день.

Клео позволила себе манипулировать памятью смерти Теона, и Магнус оттолкнул её, когда она оказалась слишком близко.

Нерисса была права. Огонь сжигал. Огонь ослеплял.

"Ты умён, Магнус, - подумала она, - очень умён".

Но недостаточно умён.

***

С каждым шагом, когда она приближалась к комнатам Магнуса, Клео колебалась между доверием и сомнением в своих попытках.

Естественно, поведение Магнуса было грубым, а его манеры неприятными в любом случае. Но он спас её. Помог ей. И хранил свои секреты.

Она должна найти к нему подход.

Когда она дошла до его двери, то позволила себе на мгновение остановиться.

"Я могу это сделать, - сказала она себе, - мне надо быть сильной".

Она подняла руку, чтобы постучать, но прежде, чем сделала это, дверь распахнулась, и она столкнулась лицом к лицу с принцессой Амарой.

Амара улыбнулась.

- Доброе утро, Клео.

Ошеломлённая, Клео просто стояла и могла лишь моргнуть.

- Амара… Не ожидала увидеть тебя здесь, - её взгляд упал на не до конца завязанную шнуровку её платья.

Брови Амары сошлись в одну полосу.

- О, дорогая… Но это не проблема, не так ли? Я подумала, основываясь на том, что слышала, что это не слишком важно для тебя.

Клео посмотрела мимо Амары, увидев, что Магнус приближался к дверному проёму. Его тёмные волосы были спутаны, и рубашка была немного расстёгнута, открывая куда больше голого тела, чем она видела когда-либо у него прежде.

Осознание того, что эти двое провели вместе ночь, ударило её.

- Чем обязан столь неожиданному визиту, принцесса? – Магнус прислонился к дверному косяку, не показывая никаких признаков того, что ему дурно от выпитого прошлой ночью алкоголя. Видимо, прекрасное пелсийское вино не вызывало болезненных ощущений, только заставляло открывать секреты и перестать думать о том, кто разделяет твою постель.

Клео попыталась найти слова, чтобы заполнить тишину.

- После наших грубых слов прошлой ночью, как мне казалось, мы должны поговорить. Но, я вижу, ты очень занят.

- Я уже ухожу, - Амара бросила тревожный взгляд на Магнуса из-под густых ресниц. – Разве я пересекла границы?

- Нет границ, которые ты не имеешь права пересекать, - он приобнял её за талию, притянул к себе и поцеловал. – Увидимся позже.

- Приятного дня, Клео, - Амара подарила ей натянутую улыбку и проскользнула мимо неё в коридор. Клео смотрела ей вслед, пока та не скрылась за углом.

Она слышала всё о разговоре Ника с Кортасами на их вилле несколько дней назад, и теперь её голова кружилась от возможностей и сомнений. Она знала, что должна подумать, прежде чем принять решение или довериться, независимо от того, насколько могущественными они были.

Из того, что она увидела утром, она поняла, что принцесса Амара предлагала альянсы всем, кому могла.

- Она действительно поразительно красива, не так ли? – промолвил Магнус. – Её красота заставляет меня думать о том, почему я прежде никогда не задумывался над посещением Крешии. Я должен отправиться туда в ближайшее время. Теперь, ты говоришь, тебе нужно поговорить со мной? Не понимаю, что нам с тобой обсуждать?

Она бросила на него мрачный взгляд.

- И что же скажут слуги?

- И что же?

- Разве ты не заботишься о слухах, которые тут распространяют? И так уже много болтают о тебе и Люции… А теперь они будут говорить о том, что мы с тобой не делим постель!

Он изучал её с равнодушием в тёмных глазах.

- Прости, принцесса, но мне кажется, они и так об этом знают. Кроме того, служащие могут говорить всё, что угодно, это не интересует меня. Наш брак не имеет смысла. Мы не разделяем ничего, кроме несчастной договорённости, в который мы сами не участвовали. И если ты хоть немного удивлена, что я разделяю постель с кем-то другим, то это как минимум смешно, - она посмотрела на него, так яростно, что это заставило его смеяться. – То есть, я заслуживаю ещё одну пощёчину? Попытайся, но ты можешь получить в ответ.

Почему она пришла сюда? Бессмысленно пытаться поговорить с этим омерзительным существом.

- Я не стану тратить на это свои силы.

- Отлично. Теперь, будь добра, скажи, что будешь делать, и оставь меня, мне нужно одеться.

Ещё одно ненужное напоминание о том, что он полуобнажён.

- Ничего, - она прикусила язык. – Это лишь ошибка.

- Ой ли? Возможно, Амара видит какие-то ещё мысли в твоей голове. Тебя беспокоит то, что ты столкнулась именно с ней? – он улыбнулся, словно оскалившийся хищник. – Не говори, что ревнуешь, всё равно не поверю.

Её щёки вспыхнули от этого предположения.

- Не ревную, Магнус. Потрясена. Испытываю отвращение. Смущена.

- Это достаточно унылые эмоции. Так много, принцесса, и это всё из-за того, с кем я сплю. Интересно.

Огонь ненависти ослеплял её. Клео видела прошлое пламя, но резкий всплеск смеха сорвался с её губ.

- Поверь, принц Магнус, мне плевать, с кем ты спишь. Слуга, куртизанка… да хоть коза. Это более чем бессмысленно для меня.

- Сомневаюсь, что я однажды выберу козу.

- Не похоже на правду.

Он искривил губы и наклонился поближе.

- Твой язык слишком остр. Амара была менее резка. Я знаю, мы с нею с некоторого времени очень хорошо познакомились.

Этого было достаточно. Клео отвернулась, сжав руки в кулаки, чтобы унять в них дрожь.

- Ты уверена, что изменила своё желание общаться? – крикнул он ей вслед. Она продолжала идти и не удостоила Магнуса ответом.

***

Клео пыталась отыскать в себе остатки дружелюбия, чтобы смотреть на всё вновь ясно.

Она нашла Ника рядом с Тронным залом и жестом приманила ему к себе за угол, где они могли бы говорить без подслушивания. После того, как она стала свидетелем одной не слишком приятной ситуации, она уже во всём сомневалась.

- Что случилось? – добравшись-таки до неё, спросил он.

Клео испустила долгий, уставший вздох и попыталась освободиться от ненависти, что продолжала пылать внутри неё. Она посмотрела на Ника, что морщился от синяков на лице.

Она нежно коснулась его щеки.

- Ты всё ещё испытываешь боль.

- С каждым днём всё меньше. На самом деле, я в порядке, но у тебя, кажется, сегодня приступ тоски.

- Скорее разочарования. Наш потенциальный союзник, кажется, уже упал в постель врага, - она рассказала ему о недавней встрече.

- Ничего себе! – брови стражника взлетели вверх. – Несмотря на то, что ты сейчас говоришь, я слышал, что крешийские девушки… довольно… дружелюбны. Кажется, Амара хорошо представляет свою империю, даже если у неё столь плохой вкус.

Она поморщилась.

- Это заставляет меня задаться вопросом, что будет, если у неё с братом будут в результате совершенно разные цели.

Ник удивился этой новой информации.

- Может быть, она полагает, что Магнус приведёт её к Родичам. Она считает, что он прячет их под одеялами, а вдруг?

Она бросила на него короткий взгляд.

- Это не смешно.

- Я бы никогда не позволил шутить над этим, - его губы немного дёргались.

Ник когда-то завидовал тому, как она относилась к Магнусу во время свадебного тура. Но он должен был понять, что она вынуждена была лгать о том, что привязана к нему. Тем не менее, он обвинил её во влюблённости в принца.

Это казалось смешным.

Она всё ещё была заинтересована в сделке стражника и Ашура. Помимо рассказа о том поцелуе, он ничего больше не говорил. Клео пыталась быть терпеливой. Он признался ей во всём, и она была уверена, что ему нечего больше рассказывать.

- Я не доверяю им, Ник. Я не могу никому доверять. Что мне теперь делать?

- Если б я знал…

Она чувствовала, что её жизнь и её цели выходили из-под её контроля, выворачиваясь волчком.

- Мне нужен знак. Что-то должно сказать мне, что делать дальше. Знак, что скажет, что у нас всё ещё есть надежда.

Именно в это мгновение межкомнатные двери в тронный зал распахнулись, и голоса загремели вниз по коридору. Клео выглянула из-за угла, чтобы увидеть короля, сопровождаемого красивым юношей, назначенным новым наставником Люции. Люция вчера весь день провела взаперти с этим парнем, они начинали свои уроки.

Что-то заставляло их укрывать эти уроки ото всех, но многие слуги шептали о том, что тут раскрывается опасный талант Люции и её элементалей.

Как бы то ни было, Клео могла понять, почему Люции так хотелось увлечься своими исследованиями. Её наставник был высок, строен и невероятно привлекателен. Его черты казались выкованными из драгоценных металлов, волоса были бронзовыми, а глаза – серебряными. Его кожа светилась золотом, словно он пылал изнутри.

- Ты знаешь что-то о нём? – спросила Клео у Ника.

- Не так уж и много. Вероятно, Люция столкнулась с ним в городе после побега повстанцев. Она привела его сюда, а король принял его с распростёртыми объятиями. Очень странно для него, - Ник смотрел на пару с презрением. – Зная Его Величество, я даю Алексиусу неделю, ну, две, перед тем, как он умрёт.

Алексиус. Она слышала его имя мимолётно, но её разум был установлен на такое количество проблем, что она не могла уместить это в голове.

Но внезапно имя раздалось где-то в глубине её души.

Дыхание у Клео остановилось, когда она вспомнила признание Люции в тот день, когда они вместе блуждали по городу.

"Хранитель Алексиус посещал мои сны. Он обещал навестить меня снова после того, как я проснулась, но я больше не видела его".

- Клео? – Ник коснулся её руки. – Ты побледнела. Что-то не так?

Она встретила его обеспокоенный взгляд, а улыбка медленно появлялась на её лице.

- Я хотела знак? Тот, что дал бы мне надежду? Думаю, он только что прошёл через эту дверь.










Глава 19

Люция

Оранос










Король с радостью согласился, чтобы Алексиус помогал Люции овладеть её элементалями.

Тем не менее, Люция почему-то не поняла, что это решение приведёт к настоящим урокам, рассматривая его как оправдание для того, чтобы Алексиус остался во дворце.

Изначально, ещё в Лимеросе, Магнус пытался помочь ей с магией, помогал использовать магию воздуха, чтобы поднимать что-то тяжелее цветов, вызывать магию огня, дабы совершать что-то сильнее, чем зажигать свечи. Несмотря на все её трудности с братом, он был первым, кто помог ей принять растущие силы, не считать их злом, как это было с ведьмами, которых казнили за преступления. И за это она была навеки благодарна ему.

Недавно король выпустил обвиняемую ведьму из подземелья, надеясь, что она поможет его дочери контролировать собственные силы.

Но ведьма была плохой наставницей. Она была до обиды слаба и легко испугалась от магии Люции, которую та призвала без усилий. Это было её концом.

Алексиус казался совершенно другим. Как бессмертный, он был создан из магии. Даже в своей смертной форме он был её воплощением, хотя с готовностью признавал, что магия, которую он может вызывать, блекнет в свете элементалей Люции, и она полностью доверяла ему. И отец тоже.

Они с Люцией провели целый день занятий, от рассвета до заката, в покоях Люции, отодвинув мебель и ковры к стенам, чтобы освободить достаточно места для свободного передвижения по гладким мраморным полам.

Как и Магнус, Алексиус помогал Люции поднимать предметы магией воздуха и устраивать небольшие пожары. Она пользовалась магией воды, чтобы создавать лёд, и земли, когда надо было исцелять умирающие растения.

- Я могу исцелить ногу, - сказала она ему, заметив, что он слегка прихрамывал после своего прибытия. – Мне попробовать?

Алексиус провёл пальцами по ткани брюк.

- Это невозможно, боюсь… Это ранение можно исцелить так же, как ранение смертного… Магия Земли – магия исцеления, и ты потратишь на меня слишком много, - он улыбнулся ей, пытаясь унять ужас. – Всё в порядке. Есть много неприятностей после покидания святилища. Это одна из них. Я в порядке, обещаю.

- Я не понимаю. Я хочу попробовать! – настаивала она.

- Очень хорошо, моя упрямая волшебница. Пробуй, - он задрал штанину и размотал бинты. Люция вздрогнула, увидев рану на его прежде безупречной золотой коже. Она пожала плечами на своё удивление и сосредоточилась, направляя столько магии земли, сколько могла, в рану, как она сделала, когда исцелила Магнуса после его отвратительного ранения во время осады.

Но пусть у неё и получилось с Магнусом, не вышло с Алексиусом. Она пыталась, пока не почувствовала, что совершенно опустошена.

- Хватит, принцесса, - он наконец-то поймал её за запястье. – Это итог нашего урока – ты не можешь выиграть каждый бой.

Больше всего её раздражал этот провал. Она ненавидела рану Алексиуса и свою слабость, то, что не могла облегчить его боль. Это был конец вчерашних уроков, она настолько истощилась, её ум наполнился темнотой, что после магии её тело так болело… Она хотела спать неделями.

Тем не менее, её голова кружилась, а она удивлялась реальности Алексиуса, тому, что он перед нею во плоти. Настолько, что когда она лежала в постели, глядя на шелковый балдахин над головой, поняла, что не спросила у Алексиуса ничего о… совсем ничего. Они не говорили о её уроках и о том, что она обещала показать город… И она поклялась исправить это на следующий день.

Он прибыл после её лёгкого завтрака чаем и фруктами. Слуга, что уносил поднос из её покоев, смотрел на неё с Алексиусом с любопытством, и Люция быстро отпустила его, запирая дверь.

Он посмотрел на неё.

- Ты выглядишь… определившейся сегодня.

- Да, - кивнула она. – Ты встречался прошлой ночью с отцом?

Король настаивал, чтобы ссыльной Хранитель докладывал всё ему после каждого занятия. Он, вероятно, хотел наблюдать за уроками лично, но Люция не согласилась бы на это. К счастью, он ещё не предлагал.

- Да, я сказал ему, что его дочь отлично справляется и что ему следует гордиться, - он ходил по большой комнате, бросая взгляд на кровать с балдахином, туалетный столик для чтения, посмотрел в арку слева, на открытые балконные двери, что позволяли проникать сюда солнечному свету и воздуху. – Мы сегодня вновь будем работать здесь, но завтра, думаю, следует провести урок на свежем воздухе, чтобы быть ближе к природе. Ближе к элементалям.

- Что с Миленьей? – спросила Люция.

Он застыл на месте и удивлённо изогнул бровь.

- А что с ней?

- Она с тобой связалась?

- Да. Она посетила мои сны вчера вечером впервые с того момента, как я покинул Убежище. Ей было приятно узнать, что я уже здесь и встретился с королём. И с тобой, конечно же.

Когда она отыскала Алексиуса в городе, он не говорил, чтобы посланником другой прекрасной бессмертной, связанной с её отцом. Алексиус сказал, что ушёл, чтобы быть с нею. Потому что любил её. Когда он признался в истинной цели своего прибытия королю в тронном зале, она была захвачена врасплох и не знала, как должна себя чувствовать.

Она знала, что было слишком много непонятного в целях Алексиуса и пребывании здесь. Она хотела, нет, она нуждалась в том, чтобы собрать это в единую картину как можно скорее.

- Чего она хочет? – она попыталась спросить это с улыбкой. – И как часто эта прекрасная женщина приходит тебе в гости столь интимно?

Алексиус подошёл ближе. Его серебристые глаза смотрели на неё, и она увидела, что теперь они заполнены чем-то вроде смеха.

- Ты ревнуешь, не так ли?

- Нет конечно! – ощетинилась она.

- Миленья моя наставница, мой лидер, даже теперь, когда я ушёл. Она заботится о моём благополучии, особенно о первых днях смертного. Не соприкасайся с нею или с интересами твоего отца на их пути. Лучше сосредоточься на том, что важнее всего – ты должна получить контроль над своими силами, они растут с каждым днём.

- Значит, ты просишь меня не быть глупой девчонкой, задающей глупые вопросы?

- Нет, - смех в его глазах не утихал. – Нам надо начинать сегодняшние уроки. Мы уничтожили некоторые страхи, с которыми ты сегодня проснулась.

Может быть, он был прав.

- Ладно, давай начнём.

Второй день занятий сильно отличался от первого. Алексиус учил её формировать пламя в ладони правой руки, что напомнило ей о своём колдовстве, что так впечатлило и испугало парня, ответственного за взрывы во время побега мятежников. Как она могла забыть! Она слышала, что Амара гостила во дворце несколько дней, но не желала говорить с нею. Зная о том, что Амаре было известно о её магии, Люция не была готова отвечать на её вопросы и избегала встречи с принцессой так долго, как только могла.

Она поговорит с нею в другой день.

- Вот что я хочу от тебя увидеть, - сказал Алексиус, и его лицо озарилось мерцающим пламенем. – Сосредоточься на этом огне, что я создал с помощью собственной магии. Не используй собственную магию огня, забери это пламя у меня.

Ей потребовалось время, чтобы понять.

- Ты хочешь, чтобы я украла твоё волшебство.

- Да, - кивнул он. – Это отличается от того, что мы делали вчера, просто проявляя твои элементали.

- Да, это было просто, - она изогнула бровь.

Его губы изогнулись в улыбке.

- Для тебя, кажется, да. Тем не менее, это будет более сложной задачей. Подумай о своей магии, как о невидимых мышцах, что усилятся и увеличат твой контроль. Ты можешь вызвать огонь самостоятельно или можешь забрать его.

- Всё в порядке. Моя магия контролируемая, - она изучала танцы пламени на ладони, сосредоточилась изо всех сил, пока мир сузился до размеров небольшого клуба огня. Она чувствовала тепло пламени и Алексиуса.

Не её магия. Его магия.

Она сосредоточилась настолько, насколько могла, пока капли пота не выступили на её лбу.

- Это трудно, - выдавила она.

- Да, - быстро ответил он.

Она отказалась сдаваться. Прошло несколько минут, но она с большим трудом заставила пламя исчезнуть с руки Алексиуса и появиться на её собственной.

Она резко вдохнула, а после с облегчением рассмеялась.

- Я сделала это!

- Ты сделала. Прекрасно, принцесса, - он кивнул, и выражение его лица казалось довольным. Затем он махнул рукой и погасил её пламя, протянул ладонь и наколдовал новое. – Повтори это.

Смех пропал.

- Ещё раз?

Да.

Она упёрла руки в бока.

- Разве Эва таким занималась?

Теперь уже Алексиус рассмеялся.

- Ну, Эва была бессмертна, рождена из магии и силы. Первая волшебница была не смертной девушкой, чьи элементали не желали просыпаться до шестнадцати лет. Потому, нет, она таким не занималась.

Люция знала, что может пожаловаться, и её уроки тут же закончатся, и она больше ничего не получит. Управление элементалями было её единственной целью, а Алексиус мог помочь. Кроме того, это было не такой уж трудностью, чтобы проводить время с парнем своей мечты, даже если он был таким суровым тренером.

Она сосредоточилась на пламени, концентрируясь на этом. На этот раз ей понадобилась половина прежнего времени, чтобы украсть его магию. Она держала огонь в руке и улыбалась Алексиусу.

- Хорошо, - сказал он, ещё раз взмахнул рукой, потушив огонь и вернув его на свою ладонь. – Ещё раз.

Её улыбка пропала.

И так продолжалось, одно и тоже, снова и снова, десять, двадцать, тридцать, сорок раз, пока она не делала это с лёгкостью. Когда пришёл полдень, Алексиус наконец-то огласил перерыв и вышел на балкон, любуясь пейзажами за стенами дворца.

Она смотрела на пламя, очарованная его красотой, прежде чем сжала руку в кулак, загасив его.

- Знаешь, я узнала, что в этой библиотеке есть куда больше книг о таких, как вы, чем в лимерийской.

- О таких, как я? – Алексиус бросил взгляд через плечо, всё ещё стоя у перил. – Ты имеешь в виду Хранителей?

- Смешно, что вы так себя называете.

- Большинство из нас так не делают. Только те, кто имеют контакт со смертными, придумавшими это название. Куда более целесообразно было бы называть нас Стражами.

- Потому что вас создали, чтобы охранять Родичей.

Он посмотрел на неё с любопытством.

- Ты читала некоторые интересные книги, не так ли?

- Да. Но есть много легенд, которые передавали из поколения в поколение. С той поры, когда ещё не существовало книг, - у Люции когда-то была няня, что рассказывала истории ей на ночь, которые никогда в жизни не одобрили бы король и королева. Истории о прекрасных бессмертных, что могли становиться ястребами.

- Такие, как я, - промолвил он, - были изначально созданы для того, чтобы хранить весь этот мир, помочь держать его в безопасности. Чтобы защитить от чего-то или кого-то, кто попытается ему навредить. Но некоторые планы не сбываются, - Люция вышла к нему на балкон, наслаждаясь ощущением солнечного тепла на лице. – Первоначально было создано шестеро бессмертных, и они стали Хранителями. Они – старейшины нашего рода, и существовали куда дольше до того, как мы пришли из небытия.

Она была рада, что он был готов рассказать ей столько нового сегодня.

- Миленья – одна из шести?

Он кивнул.

- Да, и Эва тоже была одной из них.

- Я читала, что она была самой младшей и самой наивной.

- Это ложь, - быстро ответил он. – На самом деле, Эва была первой созданной бессмертной, вот почему она была куда могущественнее остальных. Все, кто был создан после неё, оказались несколько… меньше. Ей очень завидовали.

Люция нахмурилась. Это было не то, во что она верила, и это оказалось открытием. Эва была первой?

- Мне не слишком хорошо известны детали. Я такого никогда не читала.

- Ты и не могла. Есть люди, что предпочитают держать подобные истины в тайне ради собственных целей, - он вздрогнул и потёр грудь, словно ему стало больно говорить.

- Ты в порядке? – спросила она.

- Да, я в порядке, - усмешка исказила его красивые черты. – Думаю, ты тоже дала мне один урок.

Она? Люция чувствовала себя напряжённой и готовой к большему.

Глядя на свои руки, она промолвила:

- Значит, моя магия такова… Как и у Эвы? Как будто наследство, что полностью передаётся определённому человеку. Как то, что мы делали с огнём.

Алексиус покачал головой.

- Всё не так просто. Твоя магия – часть тебя, но её достаточно много, чтобы выжить после твоей смерти.

Она изо всех сил пыталась понять всё это и своё предназначение.

- Почему я? Почему я получила магию Эвы, после стольких лет? Почему не другая?

Он осмотрел комнату, словно пытаясь отыскать ответы, и его взгляд столкнулся с золотым ястребом, что пролетел мимо балкона. Выражение его лица стало задумчивым.

- Это должна быть ты, принцесса. Это твоя судьба, а не кого-то другого. Признаю, я не могу дать тебе какие-то ещё причины, пояснить, почему именно ты. Просто это так. Так есть.

- Мне повезло, - она затихла на мгновение. – В моих снах ты сказал, что моя магия может спасти всех, спасти от разрушения. Ты сказал, я могу спасти мир от выцветания.

Алексиус повернулся к ней лицом, и в его глазах горело восхищение.

- Ты можешь. И ты сделаешь это.

- Как?

- Когда наступит время, мы поговорим об этом снова. Это твоя судьба, принцесса. Ты сильнее, чем ты думаешь.

Она подняла голову, разочарованная ем, что он отказался рассказывать ей всё прямо здесь и прямо сейчас.

- Я никогда не говорила, что я слаба.

- И никогда не сомневайся в себе. Ты смертна, да, и Эва была бессмертна. Но это не имеет значения. Власть должна быть внутри тебя. В твоём сердце.

Его слова согрели её, отгоняя все сомнения.

- Спасибо.

- Тем не менее, это не значит, что мы будем отдыхать во второй половине дня. Мы будем трудиться. Ты можешь меня возненавидеть к заходу солнца.

- Это невозможно, - сказала она ему, вновь улыбаясь. Она взглянула на парящего ястреба на фоне голубого неба. – Почему ястребы?

- Что ты имеешь в виду?

- Бессмертные Хранители, Стражи, или как там вам называть, становятся ястребами. Почему не орлы, не воробьи, не ящерицы?

- Говорят, когда Творец вселенной создал Эву, ястреб пролетел мимо в момент формирования магии элементалей. Дух ястреба слился с её душой, и душой каждого бессмертного, созданного после. - он пытался понять её реакцию по взгляду, слегка улыбаясь. – Что я могу сказать? Даже мы рассказываем друг другу легенды.

- Но, так или иначе, вы не знаете наверняка.

- Нет. Не совсем. Тем не менее, чувство, когда ты ястреб и паришь над землёй, глядя на всех, смертных, великолепнее всего в мире.

- Уверена, это так, - она не могла даже представить себе, как это – летать высоко в небе, далеко от земных бед. – Мне жаль, что ты должен был лишиться этого.

Тень скользнула по его лицу.

- Нет. Нет другого места, где я должен быть, кроме как рядом с тобой. Поверь, принцесса, это чистая правда, - он взял её за руку и сжал её, и когда взгляды их встретились, её сердце ёкнуло. – Теперь мы возобновим наши уроки?

Прежде, чем она успела ответить, раздался стук в двери. Раздражённая, она спросила:

- Кто это?

- Есть только один способ узнать, - промолвил Алексиус.

- Слуги знают, что не должны нас беспокоить, - она неохотно отошла от Алексиуса и направилась к двери, чтобы открыть её.

- Ты… - промолвила Клео, не дожидаясь приветствия Люции. – Я рада увидеться с тобой!

Люция удивлённо изогнула бровь на такое приветствие.

- Что?

- Я не видела тебя два дня! После этого хаоса во время казни… Я слышала от слуг, что ты вернулась во дворец, живая и здоровая. Я больше не могла ждать момента, чтобы увидеть тебя опять, поэтому пришла сюда. А теперь, вижу, ты в порядке. На самом деле, ты прекрасна! Это так хорошо! – она одарила Люцию яркой улыбкой.

Люция осознала, что Клео была обезоруживающе весела и дружелюбна. Тем не менее, она всё ещё чувствовала себя под её защитой. Она не могла отрицать, что после долгих уроков была рада видеть Клео, даже если та и прервала её и Алексиуса.

- Всё хорошо, - промолвила Люция. – Спасибо, что зашла узнать, как я.

Часть её хотела посетить Клео после того, как Алексиус пожелал ей спокойной ночи, в надежде, что она может облегчить ощущение растущей тьмы в ней от того, что она использовала слишком много магии, больше, чем прежде. Она знала, что время, проведённое с принцессой, подарит ей спокойствие.

Вместо этого она решила, что ещё слишком рано доверять девушке. Темнота поблекла самостоятельно и позволила сну одолеть её.

- Я слышала, у тебя красивый новый наставник… - промолвила Клео, бросив взгляд через плечо Люции. – Так вот же он!

Люция посмотрела через плечо на Алексиуса, что молча стоял в центре комнаты.

- Да, это он.

- Его зовут Алексиус, - сказала Клео.

- Да, верно.

- Такое же имя, как и у Хранителя, о котором ты мне говорила она, - Клео неотступно выдержала тяжёлый взгляд Люции. Сердце черноволосой заколотилось слишком быстро. – Похоже, он настоящий, а не просто сон, - закончила Клео.

Люция схватила Клео за руку и втащила её в комнату. Она поделилась с Клео тайной в момент слабости, не думая, что будет, когда Алексиус на самом деле придёт.

- Я не должна была говорить тебе о нём.

- Не волнуйся, - улыбка Клео была такой же спокойной, и она взяла Люцию за руку. Чувство спокойствия скользнуло по её телу. – Я никому не скажу. Клянусь.

Люция всмотрелась в лицо Клео и встретила только искренность.

- Хорошо.

Алексиус приблизился к девушкам.

- Представишь нас? – спросил он Люцию.

- Конечно, - Люция вновь вспомнила о своих манерах. – Алексиус, это принцесса Клейона… Клео, супруга моего брата. Клео, это Алексиус.

Клео одарила его милой улыбкой и протянула руку.

- Как прекрасно встретить вас.

- И вас тоже, - Алексиус взял руку Клео и уставился на неё.

Люцию очаровало то, что, казалось бы, бессмертный человек не знал, как приветствовать принцессу.

- Всё в порядке? – через мгновение спросила Клео, когда Алексиус так и не уменьшил своего внимания.

Его хмурый взгляд стал только сильнее.

- Просто… Ваше кольцо, - его насмешливый взгляд скользнул по ней.

Клео одёрнула руку, спрятав её за спину.

- Мне нужно идти. Жаль, что побеспокоила вас.

Люция смотрела на всё это с удивлением.

- Уйти? О чём ты?

Алексиус не отводил от Клео взгляда.

- Где ты это взяла? Где ты нашла?..

- Я не знаю, о чём речь. Это кольцо моей матери, передаётся из поколения в поколение. Это семейная реликвия.

- Конечно, - прошептал Алексиус, словно разговаривая с самим собой. – Это всё судьба, разве нет? Ты тут, Люция тут… Миленья должна знать, уверен… Но я не знал.

- Во всяком случае, - Клео прервала его с холодной улыбкой на губах, - я должна идти. Хорошего дня.

Она повернулась к двери и уже почти открыла её, но Алексиус бросился к ней, преграждая путь. Он закрыл дверь и щёлкнул замком.

- Не так быстро, принцесса, - промолвил он.

- Поясни сейчас же, Алексиус! – потребовала Люция, шокированная его неожиданной грубостью. – Что в кольце Клео заставило тебя быть таким странным?

Его взгляд метнулся к ней, и он глубоко вздохнул, вновь потёр грудь, словно золотой знак на его плоти заставлял его чувствовать боль. Постепенно он вновь овладел собой.

- Эва имела кольцо, которое помогало ей контролировать магию. Кольцо было создано из чистых элементалей, созданных Родичами. Оно позволяло ей контактировать с Родичами безо всяких побочных эффектов. Но после её смерти кольцо было утеряно, - он посмотрел на Клео, что всё ещё скрывала руки за спиной. – И всё же, оно теперь здесь. На руке супруги твоего брата.










Глава 20

Клео

Оранос










Клео вспомнила, как чувствовала себя, когда стояла на возвышении рядом с местом казни, когда начались взрывы, после чего факелы вспыхнули перед глазами.

Её мир взорвался вокруг неё.

Она боролась из последних сил, чтобы её лицо перед глазами Хранителя оставалось бесстрастным.

Он знал. Она должна отрицать, чтобы выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Она достигла конца дороги.

Она была такой дурой, решив, что может носить кольцо безо всякого риска, что кто-то узнает, что это, что это безопаснее – носить на пальце, чем прятать за каменными стенами покоев.

Но она не могла отчаяться, когда всё было потеряно. Она не могла позволить себе показать, что знала секрет кольца, даже видела картинку в старой-старой книге о первоначальной колдунье. Клео порвала и сожгла тот рисунок, и никто не увидит его больше, даже если ей причиняла мысль о том, как была бы потрясена Эмилия тем, что она уничтожила хотя бы часть редкого фолианта из библиотеки. Её сестра любила книги.

И Клео любила Эмилию.

Она вспомнила о этой любви, и она придала ей сил сейчас.

Люция молчала некоторое время, глядя на Клео с шоком.

- Разве ты знала об этом? – наконец-то спросила она.

"Сохраняй спокойствие, Клео, веди себя правильно. Не теряй всё, что ты с таким трудом получила!.

Она посмотрела на аметистовое кольцо, хмурясь. Тогда подняла брови и встретилась взглядом со второй принцессой.

- Разве я знала, что кольцо, которое отец дал мне перед тем, как умереть на моих руках, принадлежало легендарной волшебнице? Я не могу сказать так, - она повернулась к Хранителю и смело протянула ему руку. – Ты действительно уверен, что мамино кольцо – это то кольцо, о котором ты говоришь?

Она увидела смятение на его лице, что помогло ей успокоиться. Если её обвинят во лжи и манипуляторстве в попытках подружиться с Люцией, это будет концом всего.

Ирония – она и вправду хотела подружиться с Люцией, несмотря на её отвратительную семью.

"Не настоящую её семью, - подумала она, вспомнив признание пьяного Магнуса. – Она Дамора по имени, но не по рождению".

- Это оно, - уверенно сказал Алексиус. – Я чувствю силу. Это кольцо – вместе с силой принцессы, - он говорил о Люции сейчас, - может пробудить Родичей.

Люция повернулась к нему, широко раскрыв глаза.

- Ты серьёзно?!

Клео никогда не видела более серьёзного парня, чем сегодня Алексиуса.

- Ты сказал, что желаешь знать о Миленье, о том, что она обсуждала королём. Мне надо было подождать, но теперь… Это часть пророчества. Король знает, что твоя магия – клюк к тому, чего он желает больше всего: к обладанию Родичами, что, как он думает, даст ему безграничную власть над этим миром. Миленья руководила им, но у неё есть от него секреты, которые он не знает. Которые он не может знать.

Клео была тиха, словно мертвец. Алексиус говорил, словно её не было в комнате, словно его не волновало то, что она может всё услышать.

Может быть, он не видел в ней угрозу, только невежу, что распоряжалась кольцом с такой долгой и волшебной историей.

"Хорошо".

- Что это? – Люция наклонилась, чтобы взять его за руку, всматриваясь в напряжённое лицо. Она, казалось, тоже не волновалась из-за присутствия Клео.

Клео едва дышала, ожидая его ответа.

- Король не может получить Родичей, - промолвил Алексиус. – Ему не позволят. Я сказал, что мы – Хранители. Мы искали потерянные кристаллы тысячи лет, но безрезультатно, с целью вернуть их в Убежище, которому они принадлежат, где их магия будет защищена и в безопасности. Их не было, и наши миры медленно угасали. Магия жизни иссякла. Ты видишь, что Лимерос покрылся льдом, как в грязи чахнет Пелсия, когда люди голодают. А вот в Ораносе всё теплее. Сейчас кажется, что это не страшно, но вскоре жар будет невыносим. После того разруха покинет берега Митики, и отправиться в другие земли. Тысячи лет увядания – и единственное решение может быть в возвращении Родичей в законный дом. Всё это время недоставало тебя, принцесса. Твоя магия осветила путь. И кольцо поможет нам.

Клео оглянулась. Она не была уверена в том, правдива ли речь Алексиуса, хотя предсказание будущего Ораноса вызывало беспокойство. Родичи должны быть её, дать ей магию, чтобы вернуть своё королевство.

Но если то, что он говорил, правда, ей придётся над многим подумать.

- Без кольца я смогу найти кристаллы? – после тяжёлого молчания спросила Люция.

- Поиск – не то слово. Да, твоей магии достаточно. Однако, поскольку эта магия столь нова для нас, потребуется несколько месяцев напряжённой работы и практики, чтобы получить необходимые навыки. Но сейчас всё изменилось! – Алексиус потёр грудь и начал ходить взад-вперёд короткими шагами, а морщины избороздили его лоб. Наконец-то он взглянул на Клео, словно пытаясь разоблачить её. – Ты знаешь что-нибудь об этом?

Внимание было вновь обращено к ней, и она подняла подбородок и сделала вид, что считает это интересным, насколько может вообще это сделать. Как хорошо, что никто не почувствовал ложь!

- Я знала о Родичах только с легенд и историй. Я даже встретила ссыльную Храниельницу несколько месяцев назад в Пелсии, когда искала лекарства для сестры. – лучшим вариантом казалось за слоем истины спрятать ложь. Тем не менее, это заставляло её сердце болеть. – Она рассказывала мне фантастические истории.

- О чём? – спросил Алексиус, после того, как она замолчала, не зная, как сильно она хотела говорить.

Она облизала пересохшие губы и придала голосу уверенности, которой у неё не было.

- О Эве и смертном охотнике, которого она любила, родившемся у них ребёнке, вскоре после рождения которого она умерла. И богинях, которые вообще не были богинями, но бессмертными, что украли Родичей и убили Эву. Когда, спустя годы, они уничтожили друг друга в борьбе за власть, охотник взял кристаллы и спрятал их ото всей Митики, и никто не мог найти их, - она попыталась улыбнуться. – Сомневаюсь, что в это можно поверить.

- Частично, - сказал Алексиус. – Но не во всё. Я не удивлён. Очень немногие из нас знают правду, кроме легенд, которые мы рассказываем о себе после всего этого.

- Так что же правда? – спросила Люция. – Почему никто не смог найти кристаллы?

- Потому что тысячу лет назад, когда Клейона и Валория погибли, Родичи физически не были в нашем мире. Не похоронены, не скрыты, не где-нибудь среди нас. Но теперь их можно отозвать. Миленья так долго работала, чтобы добиться этого… Никто не пожертвовал стольким, скольким пожертвовала она.

Клео узнала имя Миленьи из разговора, что услышала между королём и Магнусом. Она тоже Хранительница. Клео хотелось подробностей, но она молчала.

- Я готова, Алексиус! – воскликнула Люция, словно разговор пробудил её. – Если это моя судьба, я готова сделать всё, что нужно. Если это так трудно, чтобы сделать это самостоятельно, я помогу тебе и Миленье. Моя магия может быть использована во благо, как ты сказала. Чтобы спасти мир от разрушения. Ведь ты это имел в виду?

- Да, - выражение Алексиуса было жёстким и даже болезненным. – Завтра.

- Нет, сегодня! Наши уроки не исчерпали меня! Я готова! Если мы собираемся что-то сделать, то давай сделаем сейчас! Зачем ждать ещё один день, когда вы ждали так долго? – она улыбнулась, её небесно-голубые глаза светились от волнения. – Покажи, что мне делать. Ты мой учитель. Ты мой наставник.

- Хорошо, - он сжал челюсти. – Ты хочешь, чтобы она осталась?

Люция смотрела на Клео в течении слишком долгих и тяжёлых нескольких мгновений.

- Это зависит от неё, - ответила она. – Ты ведь слышала всё, ты хочешь остаться?

Это вопрос с подвохом? Оценить, насколько она заинтересована этим?

Нет причин отказываться.

- Да, - твёрдо сказала Клео. – Это так увлекательно! Я хочу остаться, если ты позволишь мне.

Люция мгновение молчала, словно пыталась оценить всё, что случилось.

- Да, ты можешь остаться, - наконец-то сказала она. – В конце концов, это твоё кольцо, и оно – важная часть всего этого, - она протянула руку. – Я могу его взять.

- Конечно, - Клео сняла его с пальца и дала Люции, смотревшей на оное с благоговением.

- Как красиво, - прошептала она.

Да. И это вырывало сердце Клео из груди – смотреть на кольцо в чужих руках.

"Дыши, - сказала она себе. – Просто дыши. Всё ещё впереди!"

Алексиус захлопнул ставни на окнах и закрыл дверь на балкон, оставляя комнату в тени. Он зажёг несколько свечей и поставил их прямо на пол.

- Миленья рассказала мне об этом заклинании в деталях, и это будет направлять все четыре части твоих элементалей, - промолвил он. – Сидите там, обе.

Клео сидела на полу в пяти футах от Люции. Алексиус присел перед ними, создавая треугольник со свечами в центре.

- Я предупреждаю тебя, принцесса, - сказал Алексиус Люции, - что это будет требовать магию и силы. Я не знаю, сколько. Но если тебе будет плохо, я остановлюсь.

Люция кивнула.

- Я поняла. Я не боюсь. Когда начинаем?

- Миленья закончит с твоим отцом построение имперской дороги, - сказал он. Клео выдохнула, когда Алексиус жестом заставил свет распространиться между ними. Наконец-то он превратился в мерцающую. Карту, в которой Клео узнала Митику. Горы, леса, берега, города, городишки, деревни, озёра и реки – всё это отражалось в мельчайших деталях на волшебном пейзаже.

Алексиус изучал карту. Тогда новая линия света появилась, пересекая ландшафт.

- Это дорога, - сказала Люция, широко раскрыв глаза. – Отец рассматривает эти карты ежедневно!

- Дорога важна, - пояснил Алексиус. – Её проектировал ссыльной Хранитель, как и я. Дорога переплетается с его магией, как и поручила Миленья.

- Есть четыре точки вдоль дороги, четыре места, которые определила Миленья как мощные, что содержат больше стихийной магии, чем где-либо в Митике. Она использовала дорогу для того, чтобы соединить эти места вместе, как жемчужины в ожерелье. Трое из них были постигнуты роковыми кровавыми моментами. Кровь пролилась рядом с дорогой или на ней, потому что просыпались элементали, которые подтверждали идеальность этих точек.

Клео смотрела на Алексиуса, едва дыша. Стихийные бедствия, одно из которых она пережила. Сильное землетрясение в день её свадьбы, сразу после нападения группы повстанцев во главе с Йонасом.

Магия крови. Может ли это быть правдой?

- Звучит сложно, - сказала Клео.

Он кивнул.

- Восстановление Родичей – сложный, многоуровневый процесс. Ничего из важного не даётся легко.

Она была согласна с этим.

- Так где они? – спросила Люция. – Эти места силы?

- Я не могу рассказать. Ты должна быть способна видеть их, пользуясь своей магией. Когда ты увидишь их, ты сможешь пробудить кристаллы и притянуть их к этим местам. Твоя магия чиста, потому что она природная, и только через эту искру магии, настоящую, реальную, ты вернёшь Родичей, часть за частью, - он посмотрел на Клео. – Утверждение более сложное, чем пробуждение.

- Как их… утверждать? – решилась спросить она, понимая, что это всё, что она может.

- Через магию крови. Чтобы появились кристаллы, символы каждого из Родичей должны оставить кровь там.

Невероятно. Это слишком, но она хотела большего.

- Я слышала, что сила кристалла так велика, что она может привести к смерти того, кто его коснётся, - сказала она. Одно из убеждений Клео – её кольцо защитит её от уничтожения.

- Это предупреждение, да, - кивнул Алексиус, и выражение его лица было отстранённым в мерцающем свете карты и свеч. – Предупреждение, что так часто оставалось без внимания в прошлом…

Кристаллы не может тронуть смертный. Так ли это? Может ли она доверять словам этого парня?

Он мог лгать. Она не имела возможности узнать, что было правдой, а что – ложью.

- Как мне это сделать? – спросила Люция, хмурясь и глядя на карту. – Как пробудить кристаллы?

- Это поможет тебе, смотри, - Алексиус наклонился и взял кольцо у Люции, устанавливая его рядом с нею, стряхивая, чтобы оно оказалось в нужном месте. – Пока ты концентрируешься на нём, оно будет держать точку. Очисть свой ум от всего прочего. Думай о кольце и о его магии. Его мощность будет способствовать тому, что есть у тебя.

- Ты узнал всё это от Миленьи? – прошептала она.

- Да, - просто ответил он.

- Это звучит удивительно… Так мудро.

- Кольцо, принцесса, - призвал он. – Не давай ему прекратить вращение, или мы начнём всё сначала. Я буду контролировать всё.

- Всё в порядке, - волнение пропало из глаз Люции, и теперь оно сменилось стальной уверенностью. Клео была впечатлена её готовностью принять так легко этот неожиданный поворот событий. Но это опять же было её судьбой.

Их судьбой, мысленно поправляла себя Клео.

Люция сконцентрировалась, и кольцо стало вращаться. Аметист бросал отблески на карту, превращая её в фиолетовую и отправляя каскад искрящегося света на лица и каменные стены.

- Хорошо, принцесса, - сказал Алексиус. – Сработало.

- Что мне делать дальше? – спросила Люция, и в её голосе чувствовалось усиливающееся напряжение.

- Подумай о Родичах. Четырёх кристаллах, что содержат саму суть магии. Янтарь для огня, лунный камень для воздуха, аквамарин для воды, обсидиан для земли. Представь их в своём уме. Увидь их.

- Я вижу их, - прошептала Люция.

- Теперь ты должна почувствовать, где находится каждый, выбрать места власти в Митике, где должен проснуться каждый элемент.

- Я не понимаю.

Клео смотрела на них, напряжённо следя взглядом, перебегая им взад и вперёд между колдуньей и её наставником.

- Поверь в свою магию, принцесса. Она древняя, такая же древняя, как и Родичи. Она знает, что делать. Пусть это поможет тебе, - он колебался. – И если ты не можешь, то мы можем подождать. Мы можем повторить это через день, через неделю.

- Я могу сделать это! – настояла Люция. Она смотрела на вращающееся кольцо. – Я вижу его. Я вижу кристалл земли… Где он проснётся.

И Клео тоже видела. Вращающееся кольцо перемещалось по карте Митики. После свет преобразовался на глазах у Клео, углубляясь в карту. Возникло ощущение, что они были ястребами, что летали над землёй и смотрели вниз. Вращающееся кольцо скользило вдоль линии имперской дороги, пока не осталось рядом с её началом в Ораносе. Клео сразу же узнала это.

- Там, - прошептала Люция. – Храм Клейоны – это выбор места для власти земли.

Землетрясение. Магия земли.

- Я пробуждаю Родича Земли, - тихо сказала Люция, но с командирскими нотками в голосе.

Поражённая, Клео смотрела на изображение перед нею, что теперь походило на наброске самого храма. После возник символ, выжженный, словно он и вправду присутствовал на магической карте.

Круг в круге.

Алексиус резко выдохнул, его взгляд был прикован к Люции.

- Ты сделала это, Люция. Ты пробудила Родича земли.

Люция как-то слабо улыбнулась.

- Это казалось естественным. Мне хватит сил на все.

Клео знала, что она лжёт. Что бы она ни делала, это потребовало огромного количества сил. Волшебница дрожала, её лоб был влажен от пота.

Клео не могла помочь, но была пороажена.

- Таким образом, всё это получится, - решилась Клео. – Делать то, что ты упоминал… рисовать соответствующий символ кровью там, где находится нужное место – и получить кристалл.

- Да, - кивнул Алексиус, и его внимание полностью принадлежало Люции. – Ты всё ещё можешь дальше, принцесса, или хочешь, чтобы я остановился?

- Я могу дальше, - Люция и глазом не моргнула, её внимание всё ещё было сфокусировано на вращающемся кольце. Клео поняла с внезапным шоком, что глаза Люции стали аметистовыми – такими, как и драгоценный камень, - и ярко светились.

Карта смещалась в другое место вдоль дороги, останавливаясь в центре Пелсии. В маленькой деревушке, окружённой стеной.

- Бывший городок Базилия, - промолвила Люция.

- Ты знаешь это место? – удивилась Клео. Её собственные знания географии были почти нулевыми.

- Не знала раньше, - Люция неуверенно улыбнулась. – Но знаю теперь. Я знаю это так ясно… Клео, я не могу пояснить это.

- Ты не должна. Это удивительно, Люция.

- Да, - морщины избороздили лоб Люции, а глаза засияли ярче. – Кристалл воздуха проснётся здесь, после торнадо, что пронесётся тут. Воздух, услышь меня. Я пробуждаю тебя!

Символ – спираль воздуха – появился на том месте.

"Земля и воздух", - думала Клео. Она до этой поры столько ждала, а всё происходило так быстро.

- Принцесса, - сказал Алексиус, опасливо глядя на Люцию. – Будь осторожна. Ты затратила больше магии, чем, я думаю, ты должна остановиться, это может навредить тебе. Давай прекратим на сегодня.

- Нет! Это моя судьба! – глаза Люции сверкнули светом. – Я могу сделать это! Я сделаю это! Найдём Родичей. Все четыре кристалла будут возвращены в святилище, и моё пророчество будет исполнено. И эта борьба закончится. Я буду свободна. Позволь мне продолжить!

Она не ждала разрешения. Карта переместилась вновь, и вращающееся кольцо двигалось вдоль яркой линии дороги, на восток, в Пелсию, недалеко от Запретных Гор.

- Тут, - начала она, и её голос стал хриплым, - где Магнус сражался с мятежниками. Дорога, лагерь… Пламя. Пламя Родича, что проснётся здесь, - она нахмурилась и затихла. – Подожди… Так странно…

Клео изучала карту, что была замкнута на участке земли, что тлел и курился. Символ возникал на карте. Треугольник.

Огонь.

- Здесь что-то не то. Я чувствую, тут кристалл уже проснулся, - Люция покачала головой. - Но разве это возможно?

- Конечно, нет, - Алексиус заинтересованно изучал карту. – Принцесса, это может быть признаком того, что твоя магия слабеет.

- Огонь, - сказала Люция, игнорируя его. – Я пробуждаю тебя. Я пробуждаю Родич Огня тут, в выбранном месте власти!

Три кристалла. Клео не могла в это поверить, но это было правдой – три кристалла проснулись, готовые к использованию..

- Ещё один, - прошептала Люция, и её голос ослаб сейчас, хотя глаза сияли так ярко, как маленькие солнца. – Я могу сделать это.

- Люция, - Алексиус потянулся к ней и схватил её за запястье. – Это слишком для тебя!

- Ты ошибаешься, - она безуспешно пыталась вырваться. – Я достаточно сильна!

- Да, ты сильна. Но недостаточно. Я настаиваю.

Клео наблюдала за тем, как рука Алексиуса начала светиться. Дыхание Люции стало рваным, наконец-то нарушая её концентрацию. Фиолетовый свет в её глазах исчез, она повернулась и яростно смотрела на Алексиуса. Но в следующий момент она рухнула ему на руки, теряя сознание.

Кольцо прекратило вращаться и светиться.

Карта исчезла, словно её никогда не было здесь.

- Ты сделал это, - голос Клео звучал натянуто. – Ты остановил её.

Алексиус посмотрел на неё.

- Она навредила бы себе, зайдя слишком далеко. Я не мог допустить этого.

Люция просыпалась. Она моргнула и посмотрела на Алексиуса, что укачивал её в своих объятиях.

- Как долго я спала?

- Всего мгновение. И прежде чем ты спросишь – нет. Мы не будем продолжать сегодня.

- Но мы были так близко! Кристалл Воды!

- Может подождать, пока я не решу, что пришло время испытать заклинание снова, - сказал он строже, чем любой наставник, который был у Клео.

Клео наклонилась и подняла кольцо. Она сжала его крепко, пока все поднимались на ноги, и Алексиус помог Люции. Она хотела ущипнуть себя, чтобы понять, что произошло на самом деле, что это не было сном.

Земля, воздух, огонь. Она знала, где они были и что они проснулись.

Но она знала, что следует что-то сделать, что больше нельзя откладывать.

- Люция, - сказала Клео, подойдя к принцессе. – Я видела, что Алексиус говорил правду. Я не знаю, как это кольцо пришло в мою семью, но теперь, когда я знаю, что это на самом деле, что оно может сделать… Я хочу, чтобы ты носила его.

Она вложила кольцо в руку Люции. Другая принцесса смотрела на неё с удивлением.

Люция могла взять это у Клео с лёгкостью, но лучше было отдать по собственной воле, прежде чем колдунья совершит это.

Это было самым трудным из всего, что она когда-либо делала.

Люция смотрела на неё, и её голубые глаза наполнились истинной благодарностью.

- Это кольцо – доказательство того, что мы должны были встретиться. Это судьба – наши пути пересеклись. Ты была сегодня верным и истинным другом. Спасибо.

О, это определённо судьба. У Клео не было сомнений.

- Я прошу тебя только об одном, - промолвила она.

- О чём?

Клео вынуждена была оставаться уверенной и храброй. Нельзя показать слабость.

- Когда ты пойдёшь за первым кристаллом, - начала она, - ты позволишь мне пойти с тобой.

Люция надела кольцо на средний палец правой руки и уставилась на неё, замерев.

Тогда она схватила руки Клео, а после заключила её в объятия.

- Конечно! Ты будешь с нами, клянусь.










Глава 21

Йонас

Оранос










Родители Таруса, всё ещё горюющие по младшему сыну, погибшему в битве за оранийский дворец, приняли его со слезами на глазах и словами благодарности Йонасу и его друзьям.

После недельного путешествия в Пелсию и обратно, Феликс и Лисандра вернулись в деревню Вириди и тут же отправились в Серебрянную Жабу. После того, как они спали по ночам на улице под звёздами, Йонас решился остаться в гостиннице на ночь.

- Это из-за меня, не так ли? – оказавшись в комнате, спросила Лисандра. – Мне не нужна мягкая постель и крыша над головой. Мне не нужно, чтобы меня баловали!

Йонас согласился. Пусть она прилагала героические усилия, он знал, что послее её испытаний в подземелье они будут передвигаться куда медленнее.

- Говори за себя, - сказал он. – Ты можешь считать это мелкими неудобствами, но не я. Таким образом, мы остаёмся, и точка. Просто попробуй поспать. Я зайду к тебе позже.

Он закрыл дверь и спустился по лестнице в таверну, что сейчас была пуста. Владелец, человек по имени Галин, здесь не находился, был лишь его седой отец, Бруно, стоявший позади бара и энергично потирающий что-то тканью.

Феликс сидел за одним столом, тем, что они заняли в День Огня, когда отыскали Петроса. Йонас не был уверен в судьбе мальчика после нападения, но он надеялся, что больше никогда с ним не столкнётся. Безответственный дурак.

- Как себя чувствует спящая красавица? – спросил Феликс, держа в руке кружку Эля.

- Так, как можно было ожидать, - ответил Йонас.

- Хорошо. Садись, нам нужно поговорить.

Йонас сел на жёсткий стул напротив своего попутчика и приготовился к беседе, которой он так сильно боялся.

- О чём?

- Ты знаешь о чём. О ней. Об ответственности.

Да, это так. То, что осталось невысказанным между ними за неделю с Тарусом, наконец-то поднялось, словно вонь гнилого картофеля.

- Ты не прав.

Феликс мрачно смотрел на него.

- Слушай, я понимаю, что она важна тебе. Но она ничего не делает, Йонас. Что бы ни случилось с нею в тех подземельях, она не годится для нас.

Внутренности Йонаса сжались.

- Король вынудил её смотреть, как отрубили голову её старшему брату. Ты знаешь кого-то, кто мог бы сразу восстановиться после чего-то столь ужасного? Она скорбит, даже если отказывается признать это. Ей нужно время, чтобы восстановиться.

- И сколько же ты предлагаешь ей дать?

Йонас знал, что Феликс был нетерпелив, но он должен понимать, что Лисандра – не просто мятежница. Она – друг. Она была сильна. Просто пока что не было шанса показать это.

- Столько, сколько ей будет нужно.

Бруно подошёл к их столу, сжимая кружки в обеих руках.

- Принёс вам ещё, ребята. За счёт заведения. Мой сын в восторге от того, что вы сделали для повстанцев, и это стоит бесплатного эля, как по мне. Любой, кто потратил свою жизнь на убийство короля, туз в моей колоде.

Йонас слегка встревоженно смотрел на него.

- Спасибо.

Улыбающийся мужчина поставил кружки на стол и похлопал Йонаса по спинею

- Каждый раз, сынок. В любой момент!

И он вернулся обратно без единого слова.

- Ты думаешь, он бы сказал всё это, если б мы тут были не одни? – спросил Феликс.

- Надеюсь, нет.

- Это касается нас обоих. Но вернёмся к теме, - он выдержал паузу. – В ту ночь мы встретились. Запомнил?

Йонас кивнул.

- Да.

- Я никогда не говорил тебе, но я сделал важное решение в моей жизни относительно этой ночи. Это основное продвижение в моих целях. Я подумал, у меня есть шанс помочь пресловутому Йонасу Агеллону надрать задницу королю и изменить мир. Изменить мир, Йонас. До сих пор мы спасли только пару повстанцев и много ходили!

- Мы сделали куда больше, - Йонас отпил немного из своего стакана, пытаясь вместе с горьким, крепким элем проглотить и раздражение. Неужели Феликс не получил результата с момента их встречи?

- И, кажется, теперь твой план в том, чтобы ждать, пока король прогуляется из своего дворца и перережет тебе горло. Гениально.

Глаза Йонаса сузились.

- Большое спасибо за напоминание о моих недостатках. Тебе не кажется, что я и так чувствую себя неудачником после всего, что случилось?

- Я не знаю, что ты там думаешь.

- У меня есть глаза и уши во дворце – трое шпионов в этом месте, и все они счастливы рассказать мне что-нибудь полезное, чтобы обеспечить победу над этим лимерийским ублюдком и освободить людей от милости этого монстра. Я сделаю это и никогда не сомневался в этом. Я планирую похитить принца Магнуса или, возможно, принцессу Люцию. Король рискнул бы безопасностью королевства, чтобы спасти её, если б считал, что она в опасности, тебе так не кажется?

- Похищение. Верно. Ты уже делал это раньше, не так ли? Взял себе принцессу Клео. И что вышло? – прежде чем Йонас смог ответить на ехидные комментарии, может быть, кулаком в челюсть, взгляд Феликса сместился в сторону. – Ну-ну. Спящая красавица проснулась. Добро пожаловать, дорогая.

Йонас повернулся, чтобы увидеть Лисандру, что стояла позади него. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но она подняла руку, останавливая его.

- Я не могу спать, - сказала она.

- Не думаю, что ты сильно пыталась, - ответил Йонас.

- Может быть, это умнее, чем бодрствовать просто так, и я пришла сюда и послушала, что двое других говорят у меня за спиной.

- Чем больше, тем веселее. Присоединяйся к нам, - Феликс похлопал себя по колену. – Почему б тебе не сесть здесь?

Она смотрела на него со скучающим выражением лица.

- Почему бы тебе не поцеловать меня в задницу.

- Ты её покажи, и я с удовольствием посмотрю.

- Только через мой труп.

- Это тоже можно устроить, если ты хорошо попросишь, - к счастью для Феликса, он сказал это с весёлой усмешкой, а не с угрозой.

Йонас застонал. Эти двое ругались всю неделю, и почти невозможно было находиться рядом с ними, когда они собирались вместе. Ему казалось, что он понимал, почему Феликс не хотел принять Лисандру. Этого было очень мало – та скорость, с которой она восстанавливалась после плена царя, и слишком много, чтобы стать причиной неприязни к девушке.

Лисандра придвинула стул и посмотрела на Йонаса.

- Почему ты миришься с этим?

Тем не менее, он опять был посредником, которым работать никогда не желал.

- Феликс осёл, но, как и ты, он друг.

- Я согласна с тобой относительно первой части, - она осмотрела Феликса с головы до пят. – Но что ты знаешь о нём?

- Я знаю достаточно, - ответил Йонас, хотя следовало быть честнее. Он ничего не знал о парне, с которым сидел за столом.

- Что я могу сказать? Я честный парень. Если у тебя есть вопросы, Лис, - промолвил Феликс, - я буду счастлив на них ответить. Или продолжай говорить обо мне так, словно я тут не сижу.

Лисандра поджала губы, придавая лицу недовольное выражение.

- Хорошо. Для начала, откуда ты? Куда ты шёл?

Феликс усмехнулся.

- Отовсюду и никуда, дорогая.

- Видишь? – она бросила взгляд на Йонаса. – Он скрытен и изворотлив! И вкрадчив.

Ухмылка пропала с лица Феликса.

- Вкрадчив?

- Он спас мою жизнь, - возразил Йонас. – И твою.

- Эй! - промолвил Феликс. – Я тут сижу!

- И какая у тебя история, Феликс? – даже если Феликс проявлял себя верным Йонасу раз за разом, он должен был знать, что хотелось бы узнать о нём больше. – Шутки в сторону. Расскажи о себе сегодня.

- Моя история? Очень красива. Неизвестный нарушитель. Восхитительный. Вкрадчивый. Что ещё надо знать?

Именно тогда подошёл Бруно с напитком для Лисандры.

- Вот вам, мёд. Приятное вино для хорошей девушки.

Лисандра с отвращением уставилась на свой стакан.

- Два парня пьют пиво, а я получаю вино. Даже не до конца вино!

Йонас всё ещё смотрел на Феликса, что отвечал ему таким же пристальным взглядом. Вопрос был поднят, и Феликс давал неопределённые ответы на прямые вопросы. Теперь он хотел узнать всё больше, чем когда-либо.

- Мне нужно знать твою историю, Феликс, - сказал Йонас. – Скажи мне что-то реальное. Ты не намного старше, чем я. Как ты пришёл к такой жизни? Где твоя семья? Друзья?

- Честно? Вы хотите знать, где мои друзья? – последний проблеск юмора пропал из глаз Феликса. – Они сидят за этим столом сейчас. Каждый из них, - он сделал глоток эля, прежде чем продолжать. – Жалко, я знаю. Но у меня никогда не было друзей. Я выбирал не тот путь.

Лисандра нахмурилась.

- А семья?

- Мертва, - сказал он, не глядя на неё. – Мои родители и браться были убиты шайкой воров и убийц, нанятых одним очень важным и опасным человеком. Они взорвали нашу виллу, когда мне было шесть лет. По прихоти они разрушили мне жизнь. Приняли меня, словно одного из своих. Научили меня красть, драться, убивать. Использовать эти навыки для того, чтобы заработать деньги для ответственного человека, - он остановился и бросил на Йонаса напряжённый взгляд. – И они учили меня, как получить награду от захвата пелсийского лидера повстанцев и якобы убийцы.

Во рту Йонаса пересохло.

- Так вот как ты нашёл меня.

Он кивнул.

- Я большой везунчик. Я могу найти кого-угодно, где-угодно. Но нет, я никогда не планировал получать эту награду. Если б я хотел, ты б уже умер.

Было видно, что эти воспоминания вызывали у Феликса боль. Эти воспоминания подавляли его.

- Так где же люди, что подобрали тебя, сейчас? – спросил Йонас. – Где твой работодатель?

- Твоя догадка столь же хороша, как и моя. Я убежал в прошлом году. С тех пор ищу работу, наблюдая за неприятностями, - наконец его улыбка вернулась, коснувшись краешков губ. – У меня есть талант находить что-то безо всякого поиска.

- Я не сомневаюсь в этом, - Лисандра всё ещё озабоченно смотрела на него.

- Этого достаточно на эту ночь? – спросил Феликс. – Тебе понравилось влезать мне в душу?

Лисандра молчала несколько секунд.

- Этого достаточно.

- Хорошо.

- Я до сих пор не люблю тебя.

- Увы, чувство не полностью взаимно, - улыбка Феликса стала шире. – Ты слишком мила, чтобы заработать общую неприязнь, несмотря на то, какая ты заноза в заднице. Но не волнуйся, я тебя не трону, Йонас хочет тебя себе, я в курсе.

Йонас подавился и теперь удивлённо смотрел на него.

- Что?

Феликс пожал плечами.

- Ты влюблён в неё.

Влюблён в Лис? Он взглянул на неё краешком глаза.

- Нет.

- Мы чуть не погибли из-за этой дворцовой заварушки. Ты наверху укладывал её в постель и едва ли колыбельные не пел. И ты защищал её до последнего вздоха, чтобы она осталась с нами. Пожалуйста, я ж не слепой!

Лисандра рассмеялась, и низкий смешок вырвался с её горла.

- К сожалению, придётся разочаровать тебя, Феликс, но Йонас не влюблён в меня. Для этого он слишком занят влюблённостью в принцессу Клео.

Феликс моргнул.

- В её Королевское Высочество, принцессу Клео, супругу принца Магнуса? Ту, с которой ты встречался в храме, сокрытый тайной и темнотой? Принцессу, что ты её похищал трижды?

- Дважды, - Йонас посмотрел на Лисандру, словно пытаясь заставить замолчать.

Она невинно посмотрела на него.

- Проблемы?

- Я не влюблён в принцессу.

- Почему нет? – рассмеялся Феликс, допивая эль. – Половина Ораноса есть. Почему бы не встать на колени перед юбками Золотой Принцессы и попросить её уделить тебе внимание?

- Я не уверена, что могу представить Йонаса на коленях, - сказала Лисандра, изогнув бровью.

Йонас не смог удержать улыбку на лице при этом внезапном и неприятном изменении темы разговора.

- За девушку я мог бы. Но нечего обсуждать, когда дело доходит до принцессы Клео. Она принцесса, а я… я есть я.

Лисандра сморщила нос.

- Она королева. Это никогда не изменится.

- И она замужем, - добавил Феликс.

- Спасибо за напоминание, - Йонас вспомнил записку, что получил от принцессы. Он чувствовал, что пора поделиться её содержимым.

- Все из нас верят в легенды? – спросил Йонас после того, как между ними воцарилась тишина.

- Какие легенды? – Феликс подал знак бармену, чтобы тот принёс ещё чего-то выпить. Лисандра заглянула в бокал и наконец-то сделала глоток.

- О магии, магии, которая начинает свою историю тут, в Митике, - сказал Йонас. – О Хранителях. И Родичах.

Лисандра стала дышать тяжелее.

- Тех, что кристаллы?

- Они действительно существуют, - Лисандра вздрогнула в ответ на эти слова, и Йонас, испугавшись, потянулся через стол, чтобы взять её за руку. – Что случилось? В чём дело?

Она сделала большой глоток вина.

- Я ничего не скажу тебе, потому что я пытаюсь это забыть! Но Грегор утверждал, что Хранители приходили к нему в сны, и потому его король держал живым. Он мог допросить его… король считал, что он может что-то рассказать, я видела это в его глазах. Он верит в магию и жаден к ней. Когда Грегор не смог ответить на вопросы, которые были интересны королю, тот убил его.

Йонас смотрел на неё в абсолютном шоке. Король мечтал о магии, как и сказала Клео.

Феликс смотрел на них в тишине.

- Когда Федра перестала приходить в его сны, его сердце разбилось, - прошептала Лисандра.

Узнав имя, Йонас почувствовал, что что-то схватило его за горло.

- В то время, - продолжила Лисандра, - мне казалось, что он сошёл с ума, но, возможно, это было правдой. Может быть, она была реальной.

- Ты сказала… - прошептал Йонас. – Федра?

- Да. А что?

Федра. Имя Хранительницы, что исцелила Йонаса на грани его смерти.

- Это невозможно.

Феликс откинулся на спинку стула и запустил пальцы в свои короткие тёмные волосы.

- Вау. Нам, безусловно, надо побольше пить. Бармен! Ещё для моего друга, пожалуйста! Ему, кажется, очень сильно это надо.

Бруно подошёл к ним со всё той же постоянной улыбкой, прилипшей к его губам. Однако вместо напитков он лишь провёл сложенным листком, запечатанным воском, у них перед глазами.

- Я почти забыл об этом! Ваша прекрасная подруга Нерисса доставила это сообщение несколько дней назад. Она волновалась, что тебя не было уже несколько недель! Она будет так рада, что ты получил это. Она сказала, что это очень актуально. Что у тебя ещё есть время.

Лисандра смотрела на человека с опаской, когда он положил сообщение на стол, а после удалился, не сказав ни слова.

- Он восхитителен, не так ли?

- Да, - согласился Феликс. – Но посмотрите. Второе сообщение, с такой же печатью, как и предыдущее. Надушенное любовное письмо от принцессы, как думаешь?

Взглянув на Лисандру, Йонас взял письмо.

- Открой его, - призвала она.

- Он кивнул, а после сломал печать и развернул бумагу.

- Что? – спросил Феликс. – Что она говорит?

Глаза Йонаса разгорались с каждым словом всё больше и больше.

- Это приглашение.

- Приглашение от Её Королевского Высочества. – сказала Лисандра, и впервые, говоря о Клео, в её голосе не чувствовалось поразительной враждебности. – И ты планируешь удовлетворить её просьбу?

Был момент, когда он бросил бы записку в сторону и рассмеялся б на это заявление.

Но он не смеялся сейчас.

- О да, - сказал он, - все трое. Завтра на рассвете мы сделаем то, что просит Её Королевское Высочество.










Глава 22

Магнус

Оранос










"Алексиус". Имя, которое Люция шептала, словно молитву, когда спала в течении нескольких недель.

Алексиус. Хранитель, что охотился на Люцию в её снах, когда она была без сознания и беззащитной.

Алексиус. Сейчас здесь, полностью с разрешения Короля, официально назначенный наставником Люции. Он едва ли покидал покои Люции с тех пор, как прибыл сюда неделю назад.

Парень был проблемой и угрозой. Но в это, казалось, никто кроме Магнуса не верил. Но он обещал себе присматривать за Хранителем и убедиться в том, какой он на самом деле.

Сегодня король дал разрешение Алексиусу, Люции и её новой подруге Клео покинуть дворец в путешествии на фестиваль в соседней деревне.

Магнус не был удивлён тому, что никто не приглашал его присоединиться к ним. Но это не остановило его от того, чтобы сопровождать их верхом на почтительном расстоянии.

Это не было секретом, что он не доверяет Алексиусу или Клео, если на то пошло. Люция глупа, если доверяет кому-то из них, даже в сопровождении стражи.

Он следовал за их повозкой несколько часов, пока они наконец-то не остановились. Магнус отвёл коня к лесу, чтобы иметь возможность наблюдать за ними, оставаясь невидимым для всех троих. Люция говорила что-то стражнику, а после они направились с Хранителем и второй принцессой в лес. Охрана осталась на месте.

"Как странно".

Магнус подождал, пока они исчезнут, прежде чем подойти к стражнику Люции, застывшему при его виде, чтобы расспросить его обо всём этом.

- Ваше высочество, - напряжённо промолвил он.

- Что случилось? – спросил Магнус. – Куда они идут?

- Принцесса Люция попросила нас остаться здесь и ждать, пока они прогуляются.

- Прогуляются.

- Да, ваше Высочество. Она была твёрдо убеждена, что мы должны оставлять их личную жизнь неприкосновенной и сказала, что вернутся совсем скоро.

- Прогуляться, - повторил Магнус. – Да, конечно.

- Если вы желаете, я последую за ними.

- Нет, не беспокойтесь. Я последую. Оставайтесь на месте.

Он оставил свою лошадь со стражниками и зашагал в лес, ориентируясь по следам примятой травы и сломанных ветвей. С каждым шагом он всё более и более сомневался относительно этой поездки сестры на природу. Особенно в сопровождении Алексиуса и Клео, оба из которых имели сомнительные мотивы проводить время с молодой волшебницей.

Он поспешил за ними. Он должен знать правду.

Это не займёт много времени – чтобы догнать Люцию. Они разговаривали, вот только слова были нечёткими, поэтому он решил подойти ближе. А после все внезапно замолчали.

Любопытное молчание.

"Что именно здесь происходит?"

Он остановился и внимательно слушать.

- Ты! Выходи! – воскликнула Люция. – Кто ты, достаточно бесстрашный, чтобы следовать за нами? Покажи своё лицо и докажи, что ты не трус!

Голос его сестры звучал сегодня особенно строго. Возможно, это было следствие влияния её компании.

Магнус не был трусом. Он был готов противостоять им здесь, когда они гуляли посреди леса, так далеко от места назначения.

Магнус вышел из деревьев и стал на их пути. Все смотрели на него с разной степенью удивления.

- Я никогда не поведаю об этой однодневной прогулке, - сказал он, скользя взглядом от Клео к Люции, чья ладонь пылала огнём. Её новый привлекательный преподаватель был раздражающе высок рядом с нею. – Ты можешь потушить огонь, сестра. Не волнуйся за свою маленькую головку, я не причиню тебе вреда.

Пришлось подождать несколько мгновений, пока она наконец-то потушила пламя. Она смотрела на него с осторожностью и с подозрением.

- Что ты тут делаешь? –спросила она.

- Иду за тобой, очевидно, - он неуклонно следил за ними. – Слышал, вы собирались на фестиваль. Не могу понять, кажется, отсюда туда достаточно далеко.

Люция переглянулась с Алексиусом.

- Мы не собирались на фестиваль.

- Я в шоке. Может быть, вы шагали сюда для общения с природой, да?

Он чувствовал, что Клео смотрела на него, но не мог избавиться от её взгляда.

Их молчание говорило о многом. Что они пытались скрыть?

- И ты, - он повернулся к Алексиусу. – Какие у тебя намерения, зачем ты заманиваешь двух молодых девушек в середину леса, где у них нет защиты? Что я должен подумать? Или мне стоит убить тебя на этом же месте?!

- Магнус! – закричала Люция.

- Я слишком груб? Так прости, сестра! Но я уверен, что ты простишь меня за эту показательную осторожность, которой тебе не хватает. Что ты знаешь об этом парне, что утверждает, что пришёл из Убежища в качестве представителя Миленьи?

Она подняла подбородок.

- Я знаю достаточно!

- Но я не знаю, - Магнус рассматривал Алексиуса, спокойно стоявшего с расслабленным выражением лица. –Тебя нелегко запугать, да?

- Нет, - ответил Алексиус, имеющий смелость смотреть на яростного Магнуса со скукой. – Зачем? Что ты пытаешься сделать? Запугать меня? - Он ухмыльнулся.

- Я был в состоянии вызывать струйки пота у предыдущих ухажёров Люции. Ведь ты один из них, не так ли? И в дополнение – её так называемый учитель! Я вижу, как ты смотришь на неё, и я не доверяю тебе так, как она.

- Ты меня не знаешь.

- Я знаю достаточно, - Магнус обошёл Алексиуса. Он не видел никакого смысла для вранья. – Почему ты пришёл сюда сегодня? Здесь рядом нет ничего, кроме храма Клейоны!

Трое обменялись взглядами, подтвердившими подозрение Магнуса куда больше, чем всё прочее.

Наконец-то Люция нарушила молчание.

- Мы должны сказать ему.

- Люция! – запротестовала Клео.

-Он может быть дерзким и грубым, но я ему доверяю, я верю ему настолько, как каждому из вас двоих, - Люция обернулась к Магнусу, всматриваясь в его лицо, и глубоко вздохнула. – Мы тут сегодня, чтобы получить одного Родича.

Каждая унция его бравады и хладнокровия в это мгновение пропала у него. Всё, что он мог сделать, так это смотреть на неё и пытаться понять, правильно расслышал ли он её.

- Ты уверена в том, что говоришь? – строго спросил он.

- Это правда, - она кивнула. – Отец хочет их себе, но он не имеет права на них, Магнус. Вот почему я должна была лгать сегодня. Ему не стоит знать правду.

Его горло сжалось, а во рту пересохло. Он вдруг понял, как тепло было сегодня, и почувствовал, будто бы его чёрное пальто пыталось задушить его.

- Что – правда? – спросил он.

- Родичи должны быть найдены и немедленно возвращены в Убежище. Если это не будет сделано, то мир будет… будет…

- Что? – он заставил себя успокоиться. – Откуда мы знаем, что это будет концом? Это твой новый учитель сказал тебе это?

- Можно и так сказать, - промолвил Алексиус.

Конечно. Что может быть легче, чем убедить Люцию, что без её помощи мир умрёт.

Магнус посмотрел на Клео. Она провела руками по лифу её розового платья, которое было совсем не таким, как должно быть на прогулке в густом лесу в жаркий день. Она смотрела на него с молчаливым, кислым выражением, совсем не новым для неё.

- А почему ты здесь? – спросил он.

- Я хочу помочь.

- О, да, ты так полезна, - если Люция уверена в том, что это двуличное существо – её подруга, то она дура. При всём её жестоком воспитании и отсутствием любви, под руководством холодной и расчётливой матери, Люция непростительно наивна. – Как удобно, что вы все сегодня вместе. С вашим интересом к Родичам.

- Конечно, я заинтересована в Родичах! – быстро ответила Клео. – Я живу в Митике и слышала легенды и рассказы всю свою жизнь! Тем не менее, я не знала, что это было правдой, до недавнего дня!

Она сказала это так уверенно, что Магнус почти поверил ей.

Почти.

Магнус посмотрел на Люцию.

- Ты должна была сказать мне об этом, - он хотел, чтобы голос звучал не так строго. Но они не рассказали ему столь многого, и ему было больно, что она не доверяла ему.

- Прости. Я должна была сказать тебе. Но ты был так близок с отцом в последнее время… Вы были почти неразлучны!

- Это значительно превышает реальность.

- Магнус прав, - сказала Клео. – Он не тратит всё своё время с королём. Некоторое время, или, по крайней мере, некоторые свои ночи он проводит с принцессой Амарой!

Люция шокировано посмотрела на него.

- Ты? С Амарой?

Он провёл только одну ночь с крешийской принцессой. Они не разговаривали после возвращения её на виллу, и он не пытался это сделать. Она была лишь приятным способом отвлечься, не более. Но никто об этом, кроме него, не должен был знать.

- Я не мог ничего с собой поделать, - ответил Магнус. – Амара непреодолима. У нас много общего. И у неё полно возможностей.

Он почти ожидал реплику от Клео, но она молчала.

- Если ты так говоришь… - Люция нахмурилась ещё сильнее. Она повернулась к Алексиусу. – Я хочу, чтобы Магнус был частью этого. Я верю, что он ничего не расскажет отцу.

Слова Люции были приятны сердцу Магнуса. Она по прежнему заботилась о нём, доверяла, хотя у неё было для этого достаточно много причин.

Алексиус ничего не сказал, всё ещё глядя на Магнуса. В его глазах было что-то более древнее, чем на лице.

- Как хочешь, - наконец-то сказал он.

Люция кивнула и повернулась к Магнусу.

- Отец не должен знать. Обещай мне, Магнус. Он не может знать об этом.

- Обещаю, - ответил Магнус. – Отец не будет владеть ни единым кристаллом, особенно теперь, когда я знаю, что у них есть более важная цель.

Хотя только Люция верила в важные цели.

Но сначала ему надо было увидеть его, чтобы доказать себе реальность всего. После понять, что делать дальше. Если это путешествие ни к чему не приведёт, он может использовать его как средство избавления от Алексиуса, подорвав его репутацию в глазах короля. Просто ещё один бесполезный парень со своими видами на королевскую дочь.

Он знал, что Алексиус и Люция могут быть очень опасны, если их спровоцировать или предать. И Клео… Не стоит её недооценивать.

- Пойдёмте, - сказал Алексиус. – Мы почти там.

Алексиус и Люция шли впереди, а Магнус следовал с Клео, шагающей медленно, словно по битому стеклу.

- Неприятность с обувью? На слишком мала для такой прогулки? –спросил он, рассматривая маленькие золотые сандалии, что выглядывали из под её юбок.

Её челюсти сжались.

- Не стоит беспокоиться.

- Хорошо. Неприятно думать, что ты мучаешься из-за неверного выбора.

Они продолжали идти молча. Магнус пытался игнорировать неприятное тепло и подавлял желание снять пальто. Да и, честно говоря, его ботинки тоже были неудобны.

Это был неприятный день, но вновь терпимый, потому что мог привести к торжеству.

Они были так близко к тому, к чему король никогда не сможет прикоснуться, пусть и желает больше всего. Эта мысль придавала Магнусу куда больше удовольствия, чем он ощущал последние несколько месяцев или даже лет.

Они наконец-то прибыли. Храм Клейоны был массивным зданием из белого мрамора, с толстыми колоннами, резными камнями. Это было самое грандиозное и впечатляющее строение, которое Магнус только видел в своей жизни. Когда он пришёл сюда впервые, у него перехватило дыхание.

Теперь он лежал в руинах. Большая статуя богини рухнула на землю во время землетрясения и разбилась на части. Массивная трещина разделила мраморный пол. Потолок почти упал.

День женитьбы на Клео был ославлен. Многие пришли помолиться, и многие погибли.

- Ты уверена, что кристалл здесь? – спросил Магнус, всё ещё не веря, что они могут быть так близко.

- Я уверена, - Люция протянула руку, и Магнус заметил, что она носила знакомое кольцо, которое часто надевала Клео. – А это кольцо пробудило его в месте силы. А теперь мы утвердим его с помощью Ритуала.

"Кольцо"

Магнус сражался с собой, оставаясь спокойным. Федра, Хранительница в Пелсии, рассказала ему о кольце, что помогло бы Люции контролировать её магию.

Это было оно. Сердце колотилось с огромной силой. Она нашла его, оно просто попало к ней, когда у него не было ни малейшего представления, где искать.

Магнус бросил тёмный, насмешливый взгляд на светловолосую принцессу, и Люция поймала его взгляд.

- Клео дала его мне, - сказала она. – Чтобы помочь мне. Нам всем.

Всё это время кольцо было у Клео. Это не могло быть совпадениям.

- А сейчас она…

- Я хотела помочь, когда смогу, - спокойно сказала Клео.

Он выдавил из себя улыбку и сказал:

- Если вы простите нас, мне бы перекинуться парой слов с женой.

Люция смотрела на него с неопределённостью.

- Конечно.

Затем она взяла за руку Алексиуса и отвела его поближе к входу в храм, чтобы позволить паре переброситься несколькими фразами.

Магнус изучал руины перед ним, вспоминая с бурлящими ощущениями в груди, как они были тут в последний раз .Клео стояла рядом, тихая и спокойная, как разрушенная статуя её тёзки-богини.

- Я знаю, что ты пытаешься сделать, - обратился наконец-то к ней Магнус. – И ты не получишь этого.

- Не получу что?

Он боролся с разочарованием. Клео была способна сохранять самообладание, что отличало её от всех, кого он прежде встречал.

- Родичи принадлежат моей семье, не тебе.

- Странно. Разве ты не слышал, что Люция сказала, что Родичи принадлежат Убежищу? И мне казалось, что ты был со мной согласен.

- Как будто бы я поверил в то, что ты позволишь этому случиться.

- Я здесь для того, чтобы сделать свой вклад в спасение мира. Почему бы и нет?

- Запомни мои слова, - он наклонился ближе. – Если ты попытаешься украсть кристалл, у нас с тобой будут серьёзные проблемы.

Она нетерпеливо вздохнула.

- Я не хотела бы этого, учитывая то, как мы прекрасно общались до этого момента.

- Будь осторожна, принцесса, это может очень плохо для тебя закончиться.

Её взгляд стал ледяным.

- Как мне стыдно, что я могла на секундочку подумать, что ты – что-то большее, чем кажешься.

- И что же это?

- Ненавистный, эгоистичный монстр без доброты в сердце!

Он подавил содрогание, презирая тот факт, что острые слова этой девушки ранили его.

- Услышь меня, принцесса. Я говорю только один раз. Держи руки подальше от любого сокровища, что мы сегодня найдём, или, клянусь, я от тебя оставлю только пепел, чтобы развеять его по ветру.

Прежде, чем он услышал опровержение от Клео, он зашагал к Люции и Алексиусу, что ждали их у входа в храм. Он ожидал чего-то резкого и саркастического, но она ничего не сказала.

Это был его путь. И когда кто-то столкнёт его, он ответит тем же.

- Мы должны зайти внутрь, - сказал Алексиус.

Магнус посмотрел на разбитую крышу и на лучи солнца, что скользили по верхней части лестницы.

- И как же это сделать, чтобы не свернуть шею?

- Магнус! – сурово сказала Люция, - Мы сделаем так, как сказал Алексиус!

То, что Люция без колебаний защищала Хранителя, раздражало его.

- Хорошо. Покажи нам путь, Алексиус.

Хранитель привёл их к разбитой лестнице у парадного входа. Солнечный свет сиял сквозь повреждённую крышу. Клео осматривалась с ужасным выражением на её красивом лице.

- Каким образом пройдёт ритуал? Что он предусматривает? – спросил Магнус.

Алексиус вытащил кинжал.

- Это ритуал крови.

Без колебаний Алексиус провёл лезвием по своей ладони, позволяя крови стечь на пол.

Кровь была такой же красной, как и у смертных. Интересно.

Алексиус опустился на землю и оставил кровью метку на полу храма. Круг в круге.

Это был символ земли, элемент, связанный с богиней Валорией, и Магнус хорошо его знал.

Когда Алексиус завершил символ, он перевязал руку платком Люции.

- И что теперь? – спросил Магнус.

- Мы ждём, - Алексиус нахмурился, повернулся и осмотрелся.

- Чего ждём? – поинтересовался Магнус, но остальные молчали.

Они ждали. Рядом кусок мрамора размером с череп вылетел из колонны и рухнул на землю. Магнус заметил, как он был богато украшен резными узорами в форме роз. Взгляд подтверждал, что здесь было слишком много роз. Как ни странно, он не видел этих деталей до сего падения.

Магнус настороженно смотрел на крышу.

- Как долго мы должны ждать? – прорычал он.

- Я не знаю.

- Я думаю, мудрый и прекрасный Хранитель должен знать о таком.

- И всё же, я не знаю! – Алексиус выглядел нетерпеливым, возможно, немного более отчаянным, когда не случалось того, чего он так ждал.

Магнус поймал что-то взглядом. Знак где-то около Клео.

- Что это? – ощущение в его груди было достаточным, чтобы он знал ответ на свой вопрос.

- Этого не может быть, - прошептал Алексиус себе под нос. – Не может быть… Как они могли узнать?

Нарисованный на нетронутой поверхности ещё один символ, такой, как и у Алексиуса. Кровь была красна и свежа.

Кто-то побывал здесь первым.










Глава 23

Йонас

Оранос

Я могу надеяться только на то, что это сообщение найдёт тебя вовремя. Ты должен отправиться в Храм Клейоны так быстро, как сможешь. Ты воспользуешься своей кровью, чтобы нарисовать на полу символ земли. Это позволит тебе найти Родича Земли. В это трудно поверить, но ты должен довериться мне и делать то, что я говорю.

Держи кристалл в безопасности, пока мы не встретимся вновь.










Йонас, Лисандра и Феликс отправились в храм на следующее утро. Йонас почти добрался до разрушенного места первой битвы повстанцев, что пошла так плохо. Из двух десятков повстанцев, что пошли с ним, только один выжил. Отполз, точнее.










Лисандра прикоснулась к его плечу

- Йонас, ты в порядке?

- Да.

- Почему я не верю в это?

Её беспокойство заставило его слабо улыбнуться.

- Это забавно.

- Что?

- Ты никогда не смотрела на меня так, как сейчас. Ты обычно смотрела на меня так, словно собиралась убить.

- Я хочу убить тебя иногда до сих пор, - улыбнулась она ему.

- Идите, вы, двое, - призвал Феликс, опережая их на десять шагов. – Давайте найдём клад!

Лисандра схватила Йонаса за руку.

- Ты совершенно уверен, что доверяешь ему?

- Я уверен. Несмотря на его признания прошлой ночью, он заслужил моё доверие, Лис. Снова и снова.

Она кивнула.

- Всё в порядке. Если ты доверяешь ему, то я тоже. И твоей Золотой Принцессе.

Он направился в храм следом за Лисандрой.

- Я знаю, тебе не нравится Клео, но она хотела, чтобы я постоял за её… как мне кажется, за честь. Это звучит глупо.

- Нет, не глупо, - она посмотрела на него через плечо, и её ясно-карие глаза встретились с его. – Что будет, если мы найдём его?

Месяц назад он не верил ни в кристаллы, ни в Родичей, но теперь это может пояснить всё. Всё из-за какой-то магии.

- Честно? У меня нет идей, - он усмехнулся. – Я не загадываю так далеко.

Когда они вошли в храм, улыбка Йонаса пропала. Первые воспоминания нахлынули на него со всех сторон, мешая дышать.

Он был так слеп в тот день и так дерзок. Это был блестящий момент убить короля Гая и принца Магнуса, освободить людей, это казалось такой возможностью… Там, казалось, было так мало стражи, чтобы защитить членов королевской семьи, но на самом деле они были просто замаскированы в гостей свадьбы, ожидая нападения повстанцев.

Тут всё ещё была кровь с того дня, высохшие красновато-коричневые пятна на мраморном полу. Храм лежал в руинах, и каждый шаг приносил всё больше шума, пыли, и каждый неверный шаг мог уничтожить его полностью. Он был запятнан королём. То, что когда-то было священным местом поклонения оранийской богине, теперь оставалось опасным зверем для злоумышленников.

- Давайте сделаем это быстро, - сказал Феликс. – Или это место свалится нам на головы.

Йонас обнаружил пустой участок пола и отбросил ногой в сторону несколько осколков.

Он вытащил кинжал, украшенный драгоценными камнями, и разрезал руку. Боль была сильной и резкой, но он даже не поморщился. Он сжал кулак, и кровь начала капать на пол. Он присел, рисуя ею круг в круге.

Когда он закончил и поднялся, в груди нервно тянуло.

- Хорошо, принцесса, - пробормотал он. – Что теперь?

Послышался гром. Небольшие куски мрамора рухнули рядом с ними.

Лисандра посмотрела вверх и поморщилась.

- Ты должен что-то делать. Это место в любой момент развалится.

- Подожди, - Феликс схватил Йонаса за руку, и его пальцы впились достаточно глубоко, чтобы причинить боль. – Посмотри туда.

Следя взглядом за кровью повстанцев, узкий луч света устремился к отверстию в крыше, освещая небольшой предмет. Йонас направился за светом и ошеломлённо уставился на вещицу.

- Сработало, - прошептал, задыхаясь, Феликс. – Поверить не могу, сработало.

Это был обсидиановый шар размером со сливу, столь гладкий и отполированный, что отражал всех их троих.

Услышав приближающие голоса, Йонас спохватился. Он схватил чёрную сферу и сунул её в карман.

- Пора убираться отсюда, - промолвил он. – Сейчас же.

- Нет времени, - прошептала Лисандра. – Мы должны спрятаться.

Трое повстанцев нырнули за колонну и выглянули, увидев четверых прибывших.

Это был никто иной, как принцесса Клео, принцесса Люция, принц Магнус и ещё какой-то парень, которого не знал Йонас, высокий, стройный, с золотистой кожей и медно-каштановыми волосами.

Йонас и его спутники выдохнули в один голос, наблюдая, как четверо углублялись в храм.

- Что за ритуал? – промолвил Магнус.

Второй парень вытащил кинжал.

- Это Ритуал крови.

Когда парень надрезал руку, Йонас указал Лисандре и Феликсу уходить из храма, пока все отвлеклись. После, подгоняемые Йонасом, они помчались по разбитой лестнице и бежали, пока не добрались к ближайшему лесу.

- Давайте! – сказал Йонас. – Мы должны убежать как можно дальше.

Ему хотелось бы увидеть выражение лица Магнуса, когда тот поймёт, что кристалла нет.

- Я предполагаю, они тебе не друзья, - сказал Феликс.

Йонас почти рассмеялся.

- Разве вы не узнали его высочество, принца Магнуса? И его сестру, принцессу Люцию?

- И не забудь о принцессе Клео, - добавила Лисандра, - возлюбленной Йонаса.

Феликс разрубал густую листву своим клинком, шагая вперёд.

- Она столь же красива, как я и слышал.

Лисандра хмыкнула.

- Думаю, ты предпочитаешь подобных.

- Богатых, привелигированных и доступных? Конечно, да!

Они остановились, чтобы отдохнуть на тихой поляне, где можно было услышать щебетание птиц и жужжание насекомых. Лисандра присела на поваленный ствол дерева.

- Только что появилось, как по волшебству… - промолвил Феликс, улыбаясь и качая головой. – Не то чтобы это было странно, учитывая магию… Давай посмотрим!

Кристалл был тяжёлым в кармане Йонаса. Он провёл рукой по его прохладной, гладкой поверхности, прежде чем вытащить. Обсидиановый шар блестел на свету, сиял сквозь густую сень деревьев.

Йонас покачал головой в изумлении.

- Я многое видел в своей жизни, но это первая магия, что я держу в руках.

Лисандра приблизилась.

- Красиво.

- Что это? – всматриваясь, промолвил Феликс. – Там что-то движется внутри!

Внутри шара тьма углублялась, и струйка дыма из чёрного дерева закручивалась спиралью.

Дрожь пробежала по позвоночнику Йонаса.

- Это просо предположение, но, может быть, это магия?

- Что она делает? – спросила Лисандра.

- Понятия не имею.

- Могу я посмотреть? – спросил Феликс.

Йонас вручил ему предмет, и Феликс отошёл к дальнему краю поляны, поднимая кристалл к скудному свету, чтобы рассмотреть получше.

- Это всё невероятно, - сказала Лисандра, взяв руку Йонаса и сжав её. – Не так ли?

Чёрт, она была так красива, когда улыбалась. Он понял, что отвлёкся на мгновение, но после Феликс вернулся обратно, подбрасывая кристалл. Он пожал плечами.

- Я понятия не имею, как это работает. Кто-нибудь умеет пользоваться магией?

- Не знаю, но тебе стоит перестать играть с ним. Ты можешь его разбить, - Йонас протянул руку.

Феликс вложил чёрный шар в его ладонь, но всё ещё смотрел на него.

- Не знаю, стоит ли его просто так отдать принцессе. Может быть, у тебя есть стоящие идеи? Я знаю людей, Йонас. Это плохие люди, но они могучи. И богаты.

- Соблазнительно, - Йонас сжал Родича и попытался понять что-то о его магии, но не чувствовал даже покалывания. – Но у этих Кристаллов есть высшая цель.

- Так ты хочешь отдать его принцессе.

- Опять-таки, она не моя принцесса, но да. Я склоняюсь к этому варианту.

Лисандра нахмурилась, скрестив руки на груди.

- Ты говоришь, кристаллы? Больше, чем один?

- Я действительно говорил кристаллы, не так ли?

Она бросила на него суровый взгляд.

- Ты что-то не сказал нам?

Сегодня он чувствовал себя победителем, но битва только началась. Йонас чувствовал это.

- В послание принцессы входит не только это место.

- Ты знаешь, где найти остальных, да? – спросил Феликс.

Йонас не смог проигнорировать его усмешку.

- На самом деле, я знаю, где найти три из четырёх.

- И где? – задыхаясь, спросила Лисандра.

Йонас подбросил кристалл земли в воздух, поймал его и положил в карман.

- Двое их них в Пелсии. Достойное место для силы, что сокрушит царя, как по мне.










Глава

24

Люция

Оранос










Если существовал урок, что Люция узнала от матери, так это звучало так: всё, что было меньшее совершенства - неприемлемо.

Королева была одержима выступления и заставляла приёмную дочь выглядеть прекрасно в любое время. Быть совершенной принцессой. Она заставила Люцию запомнить это, словно ребёнка, заставляя её наизусть повторять длинные отрывки из книги Валории в дополнение к регулярным молитвам. Каждый раз, когда Дамора принимали важных гостей и местных дворян, Люцию выводили, словно экспонат, и заставляли читать. Уроки. Если когда-то Люция запиналась на слове или пыталась вспомнить следующий абзац, королева сжимала губы в тонкую линию, но ничего не говорила.

Позже.

- Глупая девчонка! – королева рычала, когда уходили гости. – Ты смутила меня!

- Мне очень жаль, мама. Я думала, что знаю это. Я… Я просто забыла.

- Ты должна больше практиковаться! Не ленись! Это делает нас хуже. Сегодня ты разочаровала меня!

Эти слова уничтожили привязанность Люции к женщине и заставили возненавидеть её.

Этот суровый, но важный урок запомнился ей. Совершенство единственное, что имеет смысл, и надо достигать его любой ценой.

Сердце болело от разочарования из-за неудачи в храме. Люция вернулась в покои, чтобы провести вечер наедине со своими мыслями. Она стояла на балкое, и тёплый ветер скользил по её коже и волосам.

Кольцо на пальце, кольцо Клео, уже не радовало её. Может быть, она без неё могла бы вызвать пламя и избавиться от разочарования.

Но день ещё не закончился.

Она не ошиблась в храме. Кристалл Земли разбудили там, и она узнала его. Они пришли слишком поздно.

Кто-то украл его прежде, чем они приехали.

Но это не имело никакого смысла. Кто ещё мог обладать магией, чтобы знать, куда идти и что делать?

Она хотела сразу же получить пелсийские кристаллы Огня и Воздуха, но Алексиус отказался и заставил её пообещать больше не рассказывать Магнусу секреты. Он и так знал слишком много, как говорил тот. Кроме того, король дал разрешение на однодневную поездку, а не на длительное путешествие в опасные соседние земли.

Люция неохотно согласилась остаться.

"И тот, кто украл первый кристалл, получит ещё два, - прошептал противный, тёмный голос внутри неё. – Как мило с твоей стороны давать им фору”.

Алексиус не позволил ей найти четвёртый кристалл. Он сказал, что следует позволить себе стать сильнее и продолжить занятия, не углубляясь в магию, необходимую для заклинания.

Она согласилась на это. Заклинание было более сильным, чем она ожидала, но она сделала это. Тем не менее, Алексиус вынудил её усомниться в своих способностях. Возможно, он был прав, и она ещё не готова.

Но нет. Она готова.

Может быть, она пробудит последний кристалл самостоятельно?

"Практика. Сделай это ещё раз. Не останавливайся, не давай слабину. Не смущай меня, глупая девица!"

Это был голос её матери, что жил в её голове все эти годы.

Королева считала магию Люции злом, но это не так. Она чиста. Это сама жизнь. Алексиус настаивал на этом, и она начинала верить.

А теперь, с кольцом Эвы на руке, она наконец-то могла контролировать магию. Люция уже не жертва. Её магия – часть её. Её магия – это она.

Это дало ей новые силы. Она закрыла окна, зажгла десяток свечей и поместила их посреди комнаты. Чувствуя себя смелой и мятежной, она села, подобрав юбку и скрестив ноги. Она сняла аметистовое кольцо с пальца и внимательно изучала его в тишине, а после заставила его зависнуть перед нею. Как и говорил Алексиус, она сосредоточилась на нём, чтобы оно не останавливало вращение.

Алексиус был её руководителем тогда, её наставником. Но его присутствие не было необходимо. Она способна руководить своей магией.

С большим трудом, она создала карту Митики из магии и света и растянула её на полу перед собой, словно одеяло на пикнике.

Отлично.

Она сосредоточилась на поиске последнего Родича – водного кристалла, - безо всяких сомнений и страхов.

- Где ты находишься? – спросила она вслух.

Вращающееся кольцо мчалось вдоль имперской дороги, мимо храма в Ораносе, мимо кристалла Воздуха в южной Пелсии, и дальше на восток в сторону Запретных гор, где остановился у пламенного кристала. Горные пики были высоки и неровными, казались страшными даже на карте.

- Нет, не то. Я уже видела это, - пробормотала она.

Внезапно гора вспыхнула гигантским треугольником. Он горел, словно уголь, то синим, то оранжевым, белым пламенем, столь ярким, что Люция почти потеряла концентрацию.

Огонь.

Она почувствовала, что иначе общается с этим символом, так близко, словно пламя горело в ней.

Потом что-то оттолкнуло её назад, заставляя символ быстро вращаться, пока не закружилась голова. Она изо всех сил пыталась удерживать власть над своей магией, чтобы не потерять карту. Кольцо почти остановилось, но она запустила его снова силой разума как раз вовремя.

Она отказалась признавать поражение. Она сильна, особенно с кольцом сейчас. Она может это сделать.

Её Элементали прошли сквозь неё ещё раз, вытянув тёмного зверя с когтями на свободу. Но она решила принять его. Он был дик и опасен, но с кольцом в руках она могла заставить его подчиниться.

Карта вновь стала ярче, так что глаза стали печь. Кольцо мчалось по имперской дороге, пока не достигло её северной точки.

Она поняла, что это. Храм Валории в Лимеросе.

До прихода в Оранос храм был её вторым домом. Она ходила туда раз в неделю всё своё детство, чтобы поклоняться богине.

Она радовалась, что последний Родич был там.

- Родич воды. Я пробуждаю тебя, - прошептала она.

На карте теперь храм был заклеймлён символом воды. Две волнистые параллельные линии вертелись вокруг, сияя всё ярче с каждым движением.

Но было не так, как с огнём. Не так. Она не могла отвести взгляд, устремляясь на яркий символ и на сияние кольца. Слёзы текли по её щёкам.

- Достаточно, - выдохнула она. – Как мне закончить это?

Алексиус освободил её от заклинания в тот раз. Как сделать самостоятельно? Она может? Или этот свет выжжет её глаза, оставив слепой?

Её сердце мчалось, громко стучало в ушах. Болезненная яркость перед глазами ставала сильнее, вырывая крик с её горла…

И всё потемнело.

Не было ничего, что она могла бы чувствовать. Только тишина и темнота окружали её маленькую вечность.

Испугавшись, она быстро моргнула, и четыре человеческие фигуры сформировались перед её глазами. Они не могли быть реальны, и цифры мерцали, словно карта Митики. Они были сделаны из света и волшебства.

"Что происходит?"

Одна из фигур, потрясающе красивая молодая женщина с длинными золотистыми волосами и сапфировыми глазами, говорила:

- Всё пришло к этому. Дай мне их, Эва. Я выиграла. Ты проиграла. Не делай хуже, чем это может быть.

"Эва".

Люция резко выдохнула, реагируя на имя первой волшебницы.

Эва была прекрасна, как мерцающее золотое создание, но её волосы были темны, а глаза цвета полуночи. Она покачала головой.

- Ты должна принять их у меня.

- Если ты настаиваешь, - золотая кивнула двум девушкам рядом с нею – одной темноволосой и одной светловолосой. – Возьмите их!

Что-то не так было с Эвой. Она была бледна и дрожала. Но даже если она опустилась бы на колени перед золотой, она бы смотрела на неё с вызовом.

Девушки пошли вперёд и схватили предметы, что лежали на земле, которые положила Эва – четыре маленьких хрустальных шара.

Люция смотрела в оцепенении.

- Какая глупая ошибка, - Эва покачала головой. – Вы будете сожалеть о её приказе.

- Заткнись, дура! – отрезала темноволосая. – Ты хотела оставить всю власть себе!

- Нет. Я хотела защитить вас от неё. Но слишком поздно.

Каждая девушка схватила по два кристалла. Они стали сиять в их руках, пока не загорелись, словно крошечные солнца.

- Что происходит? – выдохнула белокурая девушка, глядя на янтарную и лунную сферу, что держала в руках.

- Прекрати это! – паника проснулась в голосе златовласой. – Нет! Это невозможно!

- Я предупреждала тебя, Миленья. Снова и снова, - Эва упёрла кулаки в бока. – Ты не слушала меня!

Люция встретила взгляд золотой, словно впервые увидев её.

- Я не могу отпустить! – воскликнула темноволосая девушка, которой достался аквамарин и обсидиан. – Больно!

Миленья бросилась к Эве и схватила её за горло, без милосердья сжимая его. – Прекрати это!

- Я не могу. Слишком поздно. Это был твой выбор, помни.

- Я украла твою магию! У тебя ничего нет! Ты должна быть мертва, это твой конец!

Эва смотрела на неё с презрением, но не пыталась освободиться.

- Ты действительно думаешь, что это так просто? Моя магия вечна. Моя кровь на твоих руках запечатывает свою судьбу.

- Я хочу его обратно! – Миленья ударила Эву по лицу, и звук заставил Люцию вздрогнуть. – Он принадлежит мне!

Кровь потекла из уголка рта Эвы.

- Он никому не принадлежит. Он никогда не был и не будет. Он использовал тебя, и ты позволила ему, Миленья. Но если б я его не остановила, он бы всё уничтожил.

Миленья дрожала от ярости, и слёзы текли по её щёкам.

- Я люблю его.

- Это твоя ошибка. Ты не чувствовала любовь – это была навязчивая идея. Настоящая любовь – жертвоприношение, а не эгоизм.

Две девушки кричали, крики боли, что пустили рябь по самочувствию Люции. Но Эва смотрела на них с удовлетворением, словно эти крики были музыкой для её ушей.

Кристаллов не было. Осталось лишь четыре символа, выжженных на руках девушек.

Земля и вода.

Огонь и воздух.

Люция едва могла дышать. Это были Валория и Клейона.

Вдруг, прежде чем она могла что-то ещё понять, мир её снова рухнул во тьму. Она упала обратно, кувыркаясь, в бездонную яму из чёрного дерева.

- Люция! – промолвил голос из темноты. – Люция, вставай!

Она попыталась ухватиться за голос и использовала его, чтобы вернуться в реальность. Она тянулась вперёд, пока не поняла, что сжимает мягкий материал рубашки.

- Я тут. Я не оставлю тебя, обещаю, - промолвил голос.

Магнус? Магнус всегда был рядом, чтобы защитить её, всегда помогал ей, когда она чувствовала себя униженной, и она пыталась сделать это для него в ответ.

Она открыла глаза и поняла, что её держал не Магнус. Она столкнулась с глазами цвета тёмного серебра, переполненными беспокойством.

- Алексиус, - выдавила она.

Она всё ещё лежала на полу между свечей. Алексиус обнимал её, убирая волосы с лица.

- Ты спала. Кричала в кошмарах.

Сны уже пропадали с памяти, но она осознавала, что видела.

- Мне снилась Миленья, - сказала она. – И Эва. И богини.

Он нахмурился.

- Все? Насыщенный сон.

- Миленья была… - слова умерли на губах. Миленья зла, ужасна, ненавистна. Убийца.

Но она была так же лидером Алексиуса, причиной пребывания его здесь. Она хотела вернуть Родичей на благо мира.

Люция не была готова признаться Алексиусу в том, что сделала. Несмотря на то, что она пробудила кристалл воды, случилось что-то плохое. Она знала, как близко была к смерти.

Алексиус будет в ярости, когда узнает, что она воспользовалась заклинанием без него.

Она скажет ему потом, но не сегодня. Сегодня это будет её тайной.

- Я беспокоился о тебе, - сказал Алексиус, понимая, что она молчит.

Серьёзность в его голосе вызвала улыбку на её губах.

- Ты был обеспокоен?

- Невероятно. Не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Ты слишком важна для меня, принцесса, - он наклонился и прикоснулся к её губам.

Её сердце освободилось, и тьма, что проснулась в ней, все страхи и отчаянья, что она чувствовала, пропали под действием нежности.

- Я люблю тебя, - прошептал он. – Независимо от того, что происходит, никогда не сомневайся с этим.

Когда он вновь поцеловал её, ужасные воспоминания о заклинании и кошмарах исчезли в дыму.

***

Два дня прошли спокойно. Люция держала в секрете то, что тайно пробудила Родича заклинанием, но решила, что скоро подавит свою гордость и расскажет об этом. Она примет гнев Алексиуса за своё безрассудство в решении продвигаться дальше без руководства и защиты.

Сегодняшние уроки вновь включали в себя волшебное воровство. Алексиус настаивал на этом, несмотря на её протесты.

- Мы теряем время! – сказала она. – Нам нужно найти предлог, чтобы покинуть дворец и получить другие кристаллы. Мы не можем ждать! Почему ты не думаешь об этом? Кто-то может украсть их, как прекрасно!

Он смотрел на неё с терпением.

- Я беспокоился об этом, принцесса. Но Миленья прошлой ночью посетила мои сны. Я рассказал ей о нашем прогрессе, о том, что было в храме. Предположил, что следует отправить ястребов и следить за другими местами.

- И что она сказала?

- Сказала, что уже сделала это, - он улыбнулся при вздохе Люции.

- Таким образом, ястребы присмотрят за ними.

- Это то, что мы делаем.

Люция подумала над этим, прежде чем вновь заговорила.

- Она знает, у кого кристалл Земли?

Он кивнул.

- И у кого? – спросила она, когда он не ответил ей.

- У Йонаса Агеллона.

Её глаза расширились, когда она узнала имя.

- Лидер повстанцев.

Алексиус спокойно наблюдал за нею.

- Ты волшебница, принцесса, с огромной магией на кончиках твоих пальцев. То, что было украдено, можно вернуть. Поэтому я не беспокоюсь. И ты не должна.

- Но Йонас может использовать кристалл!

- Во-первых, ему надо узнать, как, - он прервал её, - и, поверь мне, это не так просто.

"Поверь мне".

Она доверяла ему, следовало признать это. Несмотря на его раздражающую склонность к утаиванию информации, что могла её расстроить, она доверяла Алексиусу всем сердцем и душой.

- Но кто мог рассказать Йонасу, куда идти и что делать? – сказала она, спрашивая то ли у себя, то ли у Алексиуса.

- Действительно ли трудно ответить на этот вопрос? – отозвался он. – Только трое было при пробуждении, принцесса.

Прежде, чем она успела ответить, желудок скрутило при таком заявлении. Кронос подошёл к двери, чтобы сопроводить Алексиуса на ежедневную встреу с королём. Он был раньше обычного, но не удивительно, что королю он понадобился срочно. В дворце сегодня всё кипело, готовились к свадьбе лимерийской знатной девушки. Её отец, лорд Гарет, был одним из самых доверенных советников короля и друзей, и просил присутствия короля Гая на церемонии. Хотя, как правило, тот не соглашался на столь легкомысленные просьбы, король решил, что свадьба – отличный повод для большого праздника, и приказал быстро организовать её.

С тех пор, как он перешёл в Оранос и уселся на золотой трон, её отец пользовался любым шансом провести торжество. Она не была уверена в том, что это было показательным выступлением, способом ещё более опьянить своих новых подданных, а не что ему действительно нравилось подобное.

Алексиус попрощался с нею, покидая палаты Люции, и её голова всё ещё кружилась от сказанного. Внезапно раздался стук в дверь, и она, открыв, увидела Клео.

- Я не помешала?

На мгновение Люция онемела. Клео сейчас пришла к ней, собираясь вовлечь в разговоры о парнях, о жизни. Она была заинтересована только в легкомысленных разговорах, долгих прогулках по дворцу и по коридорам. После того, как Клео подарила ей кольцо, Люция была полностью готова на это. Она была счастлива и чувствовала облегчение, что у неё есть близкий друг, которому можно доверять.

А теперь она не была в этом уверена.

Она открыла дверь шире, чтобы пригласить принцессу вовнутрь.

- Не переживай, Алексиуса нет.

Клео вошла и прошла мимо неё, скользя взглядом по зажжёным свечам и сотням цветов в комнате.

- Мне кажется, это было более, чем урок элементалей?

- Поверь, цветы и свечи только для уроков.

Клео подняла бровь.

- Какое разочарование.

Люция внимательно наблюдала за второй принцессой.

- Я рада, что ты здесь. Я давно хотела поговорить с тобой.

- Тогда я тоже счастлива, что пришла! О чём ты желаешь побеседовать?

- Я сделала заклинание сама. Я пробудила Родича Воды.

Клео выдохнула, и её взгляд прикипел к Люции.

- Где это?

Столь быстрый ответ. Так же жадно…

Если бы Люция доверяла ей, ожно ли думать, что Клео – настоящий друг во вражеском царстве?

Слова Алексиуса отозвались эхом в её голове.

"Ты волшебница, принцесса, с огромной магией на кончиках пальцев. То, что было украдено, можно вернуть".

Он был прав.

- В Лимеросе, - сказала она. – В храме Валории.

Она хотела увидеть реакцию Клео, чтобы увидеть, почувствовать обман. Может быть, её подозрения были глупы? В конце концов, как принцесса могла связаться с таким преступником, как Йонас Агеллон?

Но факт оставался фактом – Люцию научили ценить факты и истины в первую очередь, и только два человека знали о Родиче Земли, прежде чем его украли.

Только два. И один из них стоял перед нею – девушка, чьё царство и свобода были украдены семьёй Люции.










Глава 25

Клео

Оранос










План Клео работал, словно часы.

Её будущее казалось ярче, чем когда-либо, и если б она могла управлять им, то это будущее включало бы Люцию. Она не только разыгрывала шоу, она любила её. Любила её и ценила её дружбу.

По венам Люции не текла ледяная вода, что была у Дамора вместо крови, так что, это не удивляло Клео.

Небольшая часть её сжималась, когда она лгала Люции, но это было необходимое зло.

Храм Валории. Дом Кристалла Воды – четвёртый и поселдний Родич.

Люция разбудила его, и он скоро будет принадлежать Клео

Она не будет ждать Йонаса и передавать Нериссе сообщение об этом. Мысль хранилась внутри неё. Почему же он ещё не рассказал ей об успехе в храме Клейоны?

Это займёт время, напоминала она себе. Она показала все три места в своём последнем послании мятежникам, и Ник смотрел на неё шокировано, когда она призналась ему в этом.

- Ты действительно доверяешь ему, - сказал он.

- Да, - доверие Йонаса было важным риском, на который она могла пойти. Это прыжок с высокого обрыва, и она надеялась на мягкую посадку.

- Это удивительно, - промолвила Клео, обращаясь к Люции и качая головой. – Твои элементали… Они пугают меня.

- Твоё кольцо помогает мне их контролировать, - Люция посмотрела вниз, изучая аметист, и Клео ощутила острую зависть. Это не только сила магии и связь с Родичами. Кольцо принадлежало её матери, и отец отдал его в последний момент своей жизни.

Её сердце болело за него, но она знала, что сейчас не время горевать.

- Я рада этому, - сказала она, заставив себя улыбнуться.

Люция нахмурилась.

- Ты знала, что это за кольцо, пока Алексиус не сказал тебе.

Тяжёлый момент молчания затянулся, и Клео пыталась понять, что именно имела в виду Люция. Её слова не звучали как вопрос, это было утверждение.

- Конечно же, нет!

- Не лги, Клео. Слишком много совпадений.

Ощущение тревоги пронизало её.

- Я не лгу.

- Сколько ты носила это кольцо? Месяцы? Секретом нашей дружбы было это кольцо! Ты знала, прежде чем даже увидела это, что твоё присутствие успокоит меня! И ты пользовалась этим, чтобы манипулировать мной!

Тогда как желудок Клео сжался от ужаса, её ум неистово работал, чтобы найти выход из этой ситуации и успокоить Люцию. Это была лишь паранойя принцессы, только и всего.

Нет никакого повода для паники.

- Люция, - Клео одарила её яркой улыбкой. – Как я могла знать, что у меня есть волшебное кольцо? Я не связана с магией! И, если ты не в курсе, мне всего шестнадцать. Я не знаю, Эва свидетельница, что наговорил тебе твой парень… И нужно ли напоминать, что я отдала тебе это кольцо свободно, чтобы помочь! Прекрати быть глупой!

- Глупой? – Люция помрачнела. – Уверяю – глупость самое последнее из всего, что я делаю сейчас.

Может быть, уже пора паниковать.

- Я должна оставить тебя наедине с твоими мыслями. Да, ты в плохом настроении сегодня, и не хочу подвергаться ему, особенно во время свадьбы, которая состоится этим вечером, - она повернулась и открыла дверь.

Но та захлопнулась, прежде чем она смогла уйти.

Медленно, она повернулась к колдунье, а её сердце билось так сильно, что она могла его слышать.

- Я сказала тебе о Родиче Воды, чтобы увидеть реакцию! – тихо сказала Люция. – Мне казалось, что это неправильно, но твои глаза… Я вижу, как ты сильно хочешь Родичей себе!

- Я не понимаю, что ты имеешь в виду. Позволь мне уйти.

- Зачем? Чтобы ты могла предупредить Йонаса Агеллона и отправить его в Лимерос? Я предлагаю ему надеть меха, там холодно даже посреди лета!

Клео внезапно поняла, что забыла дышать. Она сжалась, чтобы попытаться отыскать оправдание, которое удовлетворило бы девушку, что стояла перед нею, уперев кулаки в бока.

- Ты обвиняешь меня в этом, но ты ничего точно не знаешь! – сказала Клео, и её тон был достаточно остр, чтобы разрезать стекло. – Что насчёт твоего парня? Были ли сомнения относительно его? Только относительно меня? Может быть, когда до него доходит дело, ты слепнешь! Он древен, не так ли? Почему он возится с подростком, если только не желает манипулировать её силами, чтобы получить Родичей себе?!

Воздух вокруг них трещал и мерцал, а кольцо на пальце Люции начало светиться ярко-фиолетовым светом.

Клео сказала слишком много.

- Люция, - начала она, поднимая руки. – Не…

Люция вскинула руку, отталкивая Клео к стене. Воздух вылетел из её лёгких, и она задохнулась, не могла дышать. Это был сам воздух, магия воздуха, которую использовала Люция, прижимая её к стене и схватив невидимой рукой за горло.

Ноги Клео оторвались от земли, когда волшебство потянуло её вверх.

- Ненавижу лжецов, - сказала Люция. – И это всё, что ты делала.

Кольцо теперь сверкало. Оно должно было помочь Люции контролировать волшебство, но, возможно, оно было под контролем. Контролируемый хаос колдуньи.

- Не надо, пожалуйста, - выдохнула Клео. – Мы друзья! Я забочусь о тебе, Люция!

Ветер яростно кружился по комнате, сбивая всё на своём пути и разбивая его. Люция стояла перед нею, её тёмные волосы развевались за спиной.

Она была кошмарным демоном, пришедшем из Тёмных Земель, чтобы уничтожить всё на своём пути.

- Магнус был моим единственным другом во всём мире! – сказала Люция. – А теперь он лжёт мне, как и мой отец. Как все!

- Я не лгала тебе! Я не сделала ничего плохого! Ничего!

Клео не согласится, пока не придёт её последний вздох. Даже если Люция знала, что это сделал Йонас, что он забрал кристалл Земли, не было шанса быть уверенной в том, что Клео сделала это. Это только игра в догадки, и Клео тоже будет играть.

И она будет играть самостоятельно.

Что бы ни было в голове Люции, что бы ни вызвало с её стороны такое насилие, это не имело значения. Они дружили, и Клео знала, что сердце Люции не холодно и не черно, как у её отца. В ней есть доброта.

- Твой отец разрушил мою жизнь и убил мою семью, но я всё равно предложила тебе свою дружбу! Я отдала тебе кольцо моей матери и не просила ничего взамен! Ты ошибаешься – я верна тебе и, клянусь богиней, никому не рассказывала о том, что увидела здесь! Но если ты хочешь убить меня, то сделай это, сейчас же!

Ветер внезапно исчез, и Клео упала, словно камень, ударившись коленями в мраморный пол. Она осталась там, пытаясь защититься, глядя со страхом на волшебницу.

Не было жалости и непонимания на лице Люции. Только ненависть.

- Убирайся отсюда, лживая сука! – сказала Люция. Её руки пылали огнём. – Я не хочу видеть тебя больше!

Клео выбежала из комнаты так быстро, как только могла, спотыкаясь в спешке сбежать. Она должна найти Ника и сказать ему, что следует менять планы. Она должна связаться с Йонасом как можно скорее, чтобы получить от него кристаллы. В то же время, она должна надеяться, что Крешия всё ещё желает союза.

Клео вытерла слёзы столь же быстро, как они появились.

- Всё в порядке, принцесса? – спросил стражник. Он и ещё один покинули свои посты у комнаты Люции и последовали за нею по длинному коридору.

- Всё отлично, всё прекрасно! – она настороженно посмотрела на них. – Мне не нужна помощь!

- Я боюсь, вы не правы, - стражник взял её за руку. – Вы пойдёте за нами.

- Что? – она попыталась вырваться. – Пусти сейчас же!

- Всё кончено, принцесса, - он холодно смотрел на неё. – Мы не принимаем от тебя приказов. И никогда не делали этого.

- Отпусти меня! – закричала она. Она упиралась ногами, пытаясь вырваться из их рук. Она поискала взглядом в коридоре помощь, но не увидела никого. - Скотина! Я расскажу обо всём королю!

- Это король послал нас.

Она в ужасе уставилась на него, а после бросилась, укусив за руку, пока не пошла кровь, и он отпустил её, зашипев от боли. Она повернулась и побежала, но стражник схватил её прежде, чем она смогла уйти от него.

- Мы дали шанс идти без сопротивления, - сказал он, - не говори, что этого не было.

Он положил ладонь с перчаткой на её лицо, зажимая рот, и с силой ударил её о каменную стену, и темнота накрыла её.










Глава 26

Люция

Оранос










Когда Клео убежала, Люция упала на землю, обхватив себя руками, и холод ушёл, оставляя только жар ярости за её спиной. Даже с кольцом в руках её элементали сжигали её изнутри. И чем больше она сопротивлялась, тем было больнее..

"Ты должна убить её", - прошептала её магия голосом матери.

Нет, она не может кого-то убить.

"Она это заслужила. Она лгала тебе. Все они лгут тебе, все используют тебя. Они хотят Родичей. А ты – всего лишь средство. Король примет то, что ты дашь, и выбросит тебя, не задумываясь. И все с королём – Магнус, Клео, - тоже хотят обладать твоей магией".

Каждая их этих ужасных мыслей была кинжалом в её сердце, потому что она знала, что это правда.

И чем больше она понимала это, тем она становилась сильнее. Она встала и посмотрела на себя, понимая, что пылала с ног до головы. Синий огонь, каким-то образом оставляющий её платья, обувь, волосы и кожу целыми. Она смотрела на свои руки с ужасом, смешанным с очарованием.

Она подошла к окну и посмотрела на идеальный день. Она не концентрировалась на тёмных облаках, что кружились на прежде голубом небе – брак воды и воздуха. Когда небо разразилось бурей, она вышла на балкон, зажмурилась, позволяя дождю погасить себя. Это потушило её пламя, но не тьму внутри неё.

Эта тьма съедала её.

"Тебе следует убить их всех за то, что они тебе сделали".

Её глаза распахнулись. На мгновение она собиралась уже убить людей с помощью магии, всех, кто говорил, что любит, но использовал её. Мгновение эта мысль была приятной.

Но потом она поняла ужас.

Её волосы и платье промокли насквозь, и она оттолкнулась от балконных перил и помчалась по своим покоям, рассыпая цветы, уже использованные на уроках.

В оцепенении, она вышла из комнаты и, спотыкаясь, направилась по коридору, не потрудившись посмотреть, кто может быть рядом. Она была уверена, что многие отреагируют странно на её состояние, на то, что с неё стекала вода, но её не волновало это.

- Принцесса. – промолвил страж, когда она проходила мимо него. – Вы в порядке?

- Нет, - прошептала она. Он потянулся к ней, предлагая помощь, но она воззвала к магии воздуха и прижала его к стене, спокойно уходя.

Она не была уверена в том, что делает, пока не добралась до комнаты в крыле слуг, что была выделена для Алексиуса. Она протестовала против этого решения – дать ему комнату слуги, а не роскошный гостевой номер, - но он сказал, что не против. Он понял и сказал, что это не повлияет на их любовь.

Люция толкнула дверь и вошла внутрь, дрожа от холодной воды, что оставляла следы на коже, и магии, что кольнула её.

Она ждала в тёмной комнате, стараясь не терять контроль, стараясь не окунуться в свои силы, опасаясь того, что будет дальше.

Наконец-то, от света факелов в коридоре посветлело, когда Алексиус открыл дверь.

- Люция, - промолвил он. – Что ты здесь делаешь?

Это не принесло ей того облегчения, на которое она надеялась, только усилило боль, которую она испытывала за то, что уже почти совершила.

- Я не знаю, что со мной случилось.

Факелы на стенах начали мерцать, отвлекая её внимание. Это не она – Алексиус зажёг их своей магией.

Вдруг он взял её за руки, а его красивое лицо теперь казалось обеспокоенным.

- Что случилось?

- Я чуть не убила её.

- Кого?

- Клео. Она лгала мне всё время. Она предала нас. Я верила, что она может быть моим другом, - она нервно вдохнула, чувствуя своё разбитое сердце, думая над поступками этой обманчивой девушки. – Но я была глупа. Так глупо доверять ей, даже на мгновение… Мне никому нельзя доверять…

- Люция. Посмотри на меня. Попробуй дышать.

- Я хотела, чтобы она умерла! Я хотела, чтобы она кричала от боли за то, что сделала. Я знаю, что это неправильно, это ужасно… Так ужасно!

- Нет, - сказал он, качая головой. – Это не так.

- Как ты вообще мог такое говорить? Я верила, что моя магия хорошая, но если она может заставить меня чувствовать себя… Эта тьма, которую я едва контролирую даже с кольцом! Как это может быть правдой?

- Ты должна прекратить сомневаться в себе. Там темнота, да, но всегда есть баланс. Ты – живое его доказательство. Чтобы принять добро, ты должна принять зло. Если ты продолжишь бороться за это, это разорвёт тебя на части, - его выражение лица стало мученическим. – Я не хочу потерять тебя. Не хочу думать, что когда-то потеряю тебя. Ты понимаешь?

- Но, Алексиус…

Он притянул её к себе ближе, положив руки на её лицо, и поцеловал. Она прильнула к его губам, а после вдохнула с облегчением. Это было то, в чём она нуждалась – его прикосновения, его уверенность в том, что всё хорошо. Этот поцелуй, что не заканчивался, а только углублялся.

Этот поцелуй отличался от всех тех, что они разделяли, сравнимый с тем, что сначала был в их снах, что разрушили её бессознательный мир.

Этот поцелуй проводил столько же страсти, сколько было у каждого, но это было реальным, из плоти и крови. Она уже чувствовала это – словно мир разваливался, не оставляя ничего, кроме Алексиуса.

- Пожалуйста, - прошептал он ей в губы, - никогда не сомневайся в себе. Ты идеальна для мня во всех отношениях. Я люблю тебя, Люция. Я так сильно тебя люблю!

Он снова поцеловал её, и она ответила ему на поцелуй, открывая себя до яркого свечения глубоко внутри, что помогло окончательно прогнать тьму из её сердца.

Она чувствовала себя так хорошо. Она хотела большего.

Люция нашла пуговицы его рубашки, потянув их, чтобы открыть золотой вихрь на груди. Он был темнее сегодня, чем тогда, когда она впервые увидела его во сне, а потом в тронном зале, теперь походил больше на татуировку, чем на доказательство того, что он Хранитель. Она прикоснулась к нему губами, чувствуя быстрое стучание сердца.

Он резко вдохнул, сжимая её руку, останавливая её.

- Принцесса…

Она посмотрела на него с внезапным сомнением.

- Ты хочешь, чтобы я ушла?

Он рассмеялся.

- Нет, я хочу, чтобы ты осталась.

- Итак, ты хочешь, чтобы я осталась…

- Да.

Это слово ей не нравилось.

- Как долго.

Тень мелькнула на его лице.

- Здесь, в этой комнате, только со мной?

Она кивнула.

- Если бы это было возможно, я б никогда не оставлял тебя, - прошептал он. – Никогда.

Она улыбнулась ему. Его слова были бальзамом для её невидимых рам, исцеляя её, возвращая радость и надежду.

- Хорошо, - прошептала она.

Было смятение и боль в его взгляде, столько страдания, которое она хотела облегчить. Но рядом со страданием она видела что-то более глубокое и бесконечное, относящееся только к ней.

- Ты уверена в этом? – спросил он, и его голос был тих, когда она сняла рубашку, позволяя ей упасть на пол. – Ты была так расстроена мгновение назад… не хочу, чтобы ты совершала что-то, к чему ещё не готова.

- Я уверена, - сказала она ему более уверено, чем когда-либо прежде. – И я готова.

- Ты так молода…

- Я – моя магия, и моя магия стара, словно звёзды, - она улыбнулась, не желая сдаваться. – Я ждала достаточно долго. Я люблю тебя. Займись со мной любовью, Алексиус.

Она думала, что он может вновь колебаться, позволить себе сомнения или утверждать противоположное. Но его серебряные глаза просто были наполнены бездонным желанием, когда он взял её в лицо в ладони.

- Как скажешь, принцесса.

В этот раз в поцелуе не было сдержанности. Как небо открылось по её команде и принесло бурю в Оранос, так этот поцелуй открыл портал в более глубокий, более красивый хаотический уголок её души.

Подчиняясь ей, Алексиус был её… душой и телом.

***

Она не могла лгать об этом, даже себе. Она не была с Алексиусом раньше, но её воображение не совершало правосудия над ним.

Её мать часто предупреждала её о том, на что походило разделить плоть впервые. Она предупредила об ужасных вещах – мужчины брали девушек и без их разрешения. Целомудрие следует защитить любой ценой. Особенно целомудрие принцессы.

Эти предупреждение были просто огромной кипой лжи. Любовь – вот и всё. Не было ничего плохого в том, что они с Алексиусом были вместе.

Отдавшись ему здесь, сейчас, в этой крошечной комнатушке на маленькой кровати безо всякого золота… это было совершенством.

Приятная дрожь прошла сквозь неё, когда он провёл медленную линию по её обнажённому плечу. Она лежала очень близко к нему, её рука покоилась у него на груди. Его прикосновения не давали сосредоточиться.

- Убеги со мной, - прошептал он.

- Куда? – спросила она, придвигаясь к нему и целуя его в шею вдоль горла.

- Куда угодно.

Алексиус предлагал невероятные возможности, бесконечные и затягивающе.

- Мой отец сойдёт с ума, если я убегу из дома.

- Я не сомневаюсь в этом.

- И он сойдёт с ума, если узнает, что я провела с тобой ночь.

Его рука скользнула по её талии.

- Его голова может разорваться.

Она улыбнулась.

- Клео была не была изгнана после этого, хотя было много поводов обвинять её в потере целомудрия. Но у меня нет такого повода, не так ли?

Он погладил её по длинным тёмным волосам, накручивая толстую прядь на палец и рассматривая её, словно чары. Но после нахмурился и вновь посмотрел на неё.

- Ты сожалеешь?

Она прижалась к нему крепче, вновь целуя.

- Я только жалею, что мы так долго ждали. Ты тут почти две недели, столько времени впустую.

Он едва слышно застонал.

- Ты на грани, принцесса. Но это не имеет ничего общего с магией.

Она усмехнулась, чувствуя себя злой и счастливой. Кто знал, что она на такое способна?

- Я могу принять эту опасность.

Бронзовая прядь волос упала ему на лоб.

- Я должен напомнить тебе о том, что смертен сейчас. Я могу быть убитым разъярённым королём, что увидит свою невинную дочь в постели с её наставником.

Люция подняла бровь, и её улыбка стала шире.

- Мы должны убедиться, что никто не узнает.

Алексиус толкнул её на спину, упираясь руками по обе стороны от неё.

- Выходи за меня.

У неё в груди перехватило дыхание.

- Что?

- Ты слышала меня. Если мы убежим и поженимся, король не сможет сделать ничего, кроме поздравить нас.

Он не понимал, о чём говорил и что спрашивал, учитывая то, как это повлияет на её семью.

- Что? Ты сказала, что любишь меня. Ты только что отдалась мне, искренне и без сожалений.

Она покачала головой, прежде чем он принял её реакцию за отказ.

- Ты прав. Я люблю тебя. Я просто… Так много всего случилось сейчас, - её голова кружилась от проблем и сомнений. – Я не могу забыть о том, что случилось с Клео. Я… я… Я знаю, что реагирую слишком остро, - тень упала на неё, когда он коснулся её щеки, проводя линию вниз к подбородку. – Я не верю никому из них. Я знаю, что они хотят использовать меня. Они меня никогда не отпустят.

Вспышка беспокойства затмила его взгляд.

- Ты права. Многие хотят воспользоваться твоими способностями из пророчества. Ты должна быть осторожна.

Его слова удивили её.

- Алексиус, я тебе сказала бы уже, но… Я пробудила последний кристалл. Самостоятельно.

Он прошептал очень тихо:

- Что?

- Я знаю, ты хотел быть там, но мне удалось самой. Без проблем, - солгала она.

Он помрачнел.

- Я просил тебя подождать, принцесса.

- Я знаю, что ты просил. Но всё в порядке. Заклинание сработало отлично. Родич Воды ждёт, чтобы утвердиться, как мы говорим.

Он испустил долгий вздох, его лицо по-прежнему оставалось мрачным.

- Очень хорошо, что ты это сделала. Скажи мне, где он проснулся.

- Храм Валории, - она не увидела мерцания удивления в его глазах, и это подтвердило, что она права. Храм был на четвёртом месте, которое подозревала Миленья.

Всё имело смысл. Она видела на картах её отца, что имперская дорога завершилась рядом с храмом.

- Там не было никаких стихийных бедствий, - сказал Алексиус. – Кровь не была пролита. И всё же, ты знаешь, что это за место.

- Я уверена в этом, - сказала она, но внезапно тень беспокойства окутала её. – Я рассказала об этом Клео, чтобы услышать реакцию. Чтобы увидеть в её глазах доказательство того, что она предала нас.

- И если она предала, её друг-повстанец, Йонас, утвердит кристалл?

- Тогда я украду его обратно, - как только она это сказала, она почувствовала, что права. Сомнения исчезли.

- Хорошо, - улыбка играла на его губах, прежде чем взгляд стал задумчив. – Храм Валории – прекрасное место для других важных событий, мне кажется.

- Что ты имеешь в виду?

- Это идеальное место для венчания.

Она не могла оставаться серьёзной.

- Ты… Ты серьёзно?!

- Конечно. Если ты не желаешь официального обручения… Но я не уверен, что скромный учитель может конкурировать с лордами.

Она хотела Алексиуса больше, чем кого угодно, кто только существовал.

- Ты невозможен.

Он снова взял её лицо в свои руки.

- Скажи это. Скажи, что мы можем бежать в Лимерос сегодня, пожениться и утвердить последний кристалл, и никто не знает об этом, если мы не захотим.

Сегодня? Она смотрела в голове, и миллион мыслей путалось в её голове. Миллион сомнений, миллион вопросов, всё крутилось в шторме путаницы.

Но было одно, в чём она была уверена.

- Да. Да, я выйду за тебя замуж, Алексиус.










Глава 27

Магнус

Лимерос










- Король вызывает тебя.

Крон стоял в арке дворцовой библиотеки, отбрасывая тень, словно гора. Магнус искал здесь на полках информацию о Родичах, а ещё, из-за признания о том, кто был его истинной матерью, нечто о ведьмах.

- Сейчас же? Сразу, или когда смогу?

Крон скрестил руки на груди.

- Немедленно.

- Я шутил, Крон, - Магнус бросил книгу, что листал, в центр длинного дубового стола. Библиотекарь, странная маленькая женщина с ярко-рыжими волосами и высокими бровями, похожими немного на арки, положила ее обратно, где ей и было место.

- Конечно. Мы идём, ваше Высочество?

- О, тебя официально назначили привести меня к нему сегодня? Это делает тебя ещё более важным.

Кронос посмотрел на него.

- Ты сегодня в редком настроении.

- Думаешь? – на самом деле, у Магнуса была апатия. Он пылал гневом два дня после храма, лишь бы найти исчезнувший клад.

А теперь он пытался сосредоточиться на том, что мог контролировать. Он поклялся себе бдительно следить за Алексиусом с этого мгновения. Он знал, что ссыльной Хранитель был ответственен за пропавший кристалл. Кто ж ещё?

Может быть, король ещё доверял Миленье и этому парню, но не Магнус. Ни одно мгновение.

- Веди, - приказал Магнус капитану стражи.

Сегодняшний день может стать хорошим, если он убедит отца разделить Алексиуса и Люцию до дальнейшего решения. Хороший день, пока он не будет обязан посетить свадебный пир в честь дочери господина Гарета вместе с Клео.

Он с радостью забыл бы об обязательствах, если бы мог. Ещё одна возможность для него пообщаться с сотнями гостей… Он бы выбрал что-то другое. Ничего общего с ними.

Когда трон станет его, как он думал, он не будет хвататься за возможность сделать праздник для дочери каждого дворянина, что хорошо попросит. Он бы предпочёл одиночество и уединение, жизнь, в которой публичные выступления случались бы очень редко и только в том случае, если б он заведомо знал об этом.

Ему понадобилось десять минут, чтобы добраться до тронного зала через лабиринт дворцовых коридоров. Магнус никогда не признается, что заблудился в этих коридорах слишком много раз, чтобы воссоздать мысленную карту.

Каждый коридор казался одинаковым. Освещённый фонарём, с мраморными или яркими мозаичными полами, картинами и гобеленами на стенах.

Магнус сосредоточился на своих шагах, не сказав Крону и слова, пока они не достигли тронного зала. Стражники, находившиеся у дверей, открыли их. Магнус с уверенностью направился к помосту.

- Мы должны поговорить о наставнике Люции, - промолвил Магнус, прежде чем король проронил хоть слово.

Стражники закрыли двери, оставляя их наедине. Крон остался в комнате по указанию короля.

Гай спокойно смотрел на него.

- Почему?

- Я не доверяю ему.

Король встал с трона и спустился по ступенькам к Магнусу.

- Я не удивлён, особенно если вспомнить о твоих чувствах к Люции. Он очень красив, а она, вопреки могуществу, по-прежнему красивая молодая девушка.

Грудь Магнуса сжалась от упоминания о его чувствах.

- Мои опасения не имеют к этому никакого отношения.

- Если ты так говоришь… Но я не хочу сейчас говорить об Алексиусе, - король встал с трона вновь и налил себе выпить. – Я отправил шпиона в Крешию, который доложил мне, что император собирает флот, чтобы отправиться к нашим берегам. Завоевать нас. Покорить меня.

Во рту у Магнуса пересохло от этой мысли. Император Кортас мог раздавить Митику своей огромной армадой в считаные дни, как он сделал за свои два десятилетия правления с многими другими государствами. Лимерийская армия была квалифицирована и послушна, но она не способна выдержать сильную организованную атаку.

- Почему сейчас?

- Потому что он хочет то, что сейчас у меня есть, конечно, - король казался зловеще спокойным, и это не принесло Магнусу облегчение. – Что у нас есть.

- Как победить его?

- Люция поможет, но магия одной девушки против сил десятков тысяч… - его суставы побелели, когда он сжал свой бокал и отпил из него. – Она смертна. Одна удачливая страна может убить её. Я не могу зависеть от этого. Моё терпение в отношении новостей идёт на убыль. Алексиус уверяет, что всё идёт по плану, но я не могу не беспокоиться.

Король признался, что он переживает. Оказывается, это действительно знаменательный день.

Магнус боролся с самим собой, чтобы выражение его лица оставалось спокойным.

- И что же нам с тобой теперь делать?

- Мне нужен другой план. И этот план не должен полагаться на Люцию и Родичей. У меня уже есть кое-что на примете, но меня интересует твоё мнение.

- Что это? – несмотря на его бесконечные замечания к отцу, в этом они были едины. Магнус сделал бы что угодно, чтобы защитить Митику от захватчиков.

- Существует поговор следи слуг, что вы с Амарой провели вместе ночь. Это правда?

Неудобная тишина застыла между ними.

На самом деле, в этом дворце не существовало секретов. Магнус бросил на Крона быстрый взгляд, но его выражение осталось пустым.

- Да.

Не было никакого осуждения о взгляде короля, только внимание.

- Если б я мог предоставить твою помолвку с Амарой императору, чтобы убедить отца Амары, что объединить наши королевства с помощью брака легче, чем захватить Митику силой, это дало бы мне больше времени, чтобы найти Родичей и раздавить их первым.

Магнус просто слушал предложения отца – а после рассмеялся, не в состоянии утихнуть.

Взгляд короля в одно мгновение стал ледяным.

- Случилось что-то смешное?

- Второе обручение? – Магнус едва мог удерживать контроль над смехом. – Ты не можешь быть серьёзным.

- Разве я только что шутил?

Магнус протрезвел быстро, бросая через плечо взгляд на тихого Крона, что стоял рядом, словно статуя, сцепив руки за спиной.

- Если ты забыл, то я уже женат на принцессе Клейоне. По твоему приказу.

- Это может быть отменено, если я захочу.

Магнус разочарованно вздохнул.

- Несмотря на это, император никогда не согласится на это.

- Его дочери почти девятнадцать, и она не замужем. Ты сын короля и наследник моего престола. Вы уже были с ней. Не вижу никаких причин для отказа.

Как и всегда, с этим человеком невозможно было иметь дело. Магнус пытался поддерживать своё самообладание.

- Ты должен услышать, что я тебе говорю, отец. Поверь, если б я считал это верным планом, я бы согласился. Но это не так, поэтому я не буду. Это слишком плохая попытка решить большую проблему. Амара не обыкновенная наивная девица, теряющая сознание при виде принца. То, что мы были вместе, не было… поверь, это не тот вид связи, что убедит её отца, будто бы я должен стать её мужем. Если императору нужна Митика, он получит её. Свадьба, такое же безвкусное зрелище, что ты организовал для господина Гарета сегодня, будет для него бессмысленна. Иди вперёд и скажи об этом императору, раз уж принял решение, но не удивлюсь, если он тоже ответит тебе смехом.

Гнев мелькнул в глазах царя, и Магнус подумал, что тот может ударить его за высказанное мнение. Но кулак короля Гая не взметнулся вверх.

Почти сразу же гнев сменился обликом созерцания. Может быть, он хоть раз в жизни прислушается к голосу разума?

- Я знаю, что должен согласиться, - сказал спокойно Магнус, отказываясь сдаваться из-за малого количества аргументов, - но не считаю, что ты прав.

Король поставил пустую чашу на стол и вернулся обратно к трону.

- Может быть, ты и прав.

Маленькая победа. Но это был настоящий сюрприз.

- Кроме того, - почти получив доверие, начал Магнус, - народ Ораноса считал бы странным аннулирование моего брака с принцессой так скоро, после представления подобных сцен во время свадебного тура.

Король искал лицо Магнуса, заставляя его чувствовать себя, словно ребёнок, которого застали на месте шалости.

- Ты испытываешь чувства к Клейоне?

Вопрос был смешон, особенно учитывая его недавние и глубоко неприятные препирательства с принцессой.

- Она лишь средство. Это всё, чем она была для меня или для тебя когда-либо.

- Она стала проблемой.

- Когда же она не была проблемой?

- Бывший оранийский лорд, - начал король, - заявив, что совершенно лоялен ко мне, сегодня утром предупредил меня, что был свидетелем встречи принцессы Клейоны с Йонасом Агеллоном две недели назад в местном храме. Он был в храме, чтобы помолиться богине, когда увидел, что лидер повстанцев проник в здание, а после и принцесса. Потом они говорили наедине, как он говорит, несколько минут, прежде чем по отдельности выйти. Если эта информация не была бы так важна, я бы казнил его на месте в то же мгновение из-за промедления.

Чувство беспокойства схватило Магнуса за горло.

- И ты веришь ему?

- Я склонен считать, что вполне возможно, что твоя жена передала информацию повстанцам в попытке нас уничтожить.

- А у тебя есть доказательства? Слово человека, что ждал две недели, прежде чем сказать что-то?

- Этого достаточно, чтобы усомниться в её невиновности.

Магнус не был слеп относительно их с Клео отношений. У него были глаза и уши, и он верил в интриги девушки.

Йонас Агеллон. Это имя, всегда это имя. Магнусу надо было убить его, когда предоставился шанс.

- Неужели она признала это? – спросил он.

- Мы её ещё не допрашивали. На самом деле, я хочу, чтобы ты допросил её, Магнус. Немедленно.

Эта просьба была нелепа и заставила желудок Магнуса сжаться в комок.

- Ты говоришь, чтобы я случайно прогулялся мимо её палат и поговорил относительно повстанцев за чашечкой чая? Или, может быть, мне следует дождаться вечера, когда мы будем сидеть на ужине в честь свадьбы дочери господина Гарета?

- Её не будет на свадьбе. Она сейчас в отдельной камере в подземельях.

Магнус затих. Конечно, это она предатель и шпион, даже если её заподозрил только один, то не останется на свободе.

Он не был уверен, почему это застало его врасплох – он никогда не доверял ей и сам, но девушка… Думать, что она контактировала с Йонасом без единого подозрения с его стороны…

Или, может быть, его отец – просто параноик, желающий услышать ответы и принимающий те, что легче всякого воздуха.

Король прикоснулся к шраму на щеке Магнуса, всё ещё яростно глядя на него.

- Я хочу, чтобы ты показал силу сегодня – а прочность у тебя уже есть, я знаю. И сила у нас общая. Мы вместе. Делай всё, чтобы получить ответы – я знаю, что у неё лживый язык, но это не имеет значения, если она хочет молчать. Подозрения в помощи повстанцам достаточно, чтобы оправдать смертный приговор. Я сказал Крону убить её сразу же после завершения допроса. Мы освободимся от неё.

Тяжёлое молчание охватило комнату. Магнус пытался вернуть голос.

- Убить её? Это необходимо?

- Да, это так. Граждане Ораноса будут рыдать, но они поймут, что когда дело доходит до измены, это единственное, что мы можем сделать, - он похлопал рукой Магнуса по плечу. – Или с Кроном. Я верю в тебя, сын мой. Наше будущее – всё висит на волоске.

И король покинул тронный зал. Магнус мгновение стоял, думая о том, что было сказано ему.

- Ваше Высочество? – окликнул его Крон.

Король приказывал. Не было возможности спорить.

- Давай не будем откладывать. Мы можем покончить с этим до того, как гости прибудут на свадьбе.

Магнус никогда не допрашивал пленных прежде, но видел это. Он был свидетелем пыток. В большинстве случаев, этого было совсем не мало, чтобы заключённые открыли свои тайны. Для некоторых просто угроза боли могла стать причиной сдать свою собственную мать, если это спасёт их от страданий.

Второй стражник последовал за ними, когда они с Кроном направились в подземелья.

- Капитан, - обратился он к Крону, подняв пергамент, - слуга нашёл это. Я думал, вам сразу следует увидеть.

Крон взял в руки пергамент и просмотрел сообщение.

- Кто-нибудь ещё видел это?

- Нет, сэр. Я принёс это сразу же вам.

- Ваше высочество, - сказал Крон, обращаясь к Магнусу, - ты должен прочесть.

Магнус взял пергамент из рук Крона и начал читать. Его сердцебиение участилось, а желудок сжимался всё больше и больше с каждым словом.

Алексиус и я тайно сбежали. Пожалуйста, знайте, что я в порядке, но не пытайтесь найти меня. Всё хорошо. Лучше. Я счастливее, чем когда-либо была, поэтому, пожалуйста, не сердитесь на меня. Я люблю Алексиуса больше всего на свете, и так должно быть. Обещаю вернуться, как только смогу.

Люция.

Магнус разорвал пергамент пополам, его руки дрожали от ярости. Он знал, что между ними что-то было, но понять, что всё так быстро дошло до этого непостижимого мгновения…

- Отправьте так много стражи, сколько сможете найти. Прочешите город и найдите их, - приказал он. – И когда сделаете, пожалуйста, дайте мне быть первым, кто убьёт этого ублюдка.

- Да, ваше высочество, - сказал Крон.

- Держите это в тайне от короля. Не говорите ему пока, только после свадебной речи. Не хочу, чтобы глупость моей сестры расстроила его прежде, чем это будет необходимо.

Крон кивнул второму стражнику, чтобы тот организовал поисковую группу.

Магнус сжал пергамент в комок и тихо выругался.

- Я бы пошёл с ними, но у меня есть важные дела, не так ли?

Тон Крона оставался спокойным.

- О задаче. Я хочу, чтобы ты понял, что король отдал приказ, и я выполню его. Есть только один способ закончить всё это, Ваше Высочество.

Магнус кивнул, покачав головой.

- Я не хотел бы ожидать от тебя меньшего, чем выполнение приказа. Моему отцу очень повезло иметь такого верного стражника все эти годы, и когда-то он скажет тебе это сам. А теперь давай не будем заставлять принцессу ждать.

***

Магнус прежде посещал главное подземелье, имея возможность посмотреть на других повстанцев и воров, убийц, бродяг, что заполнили клетки этой вонючей ямы. Но сегодня он направлялся в другую часть, вниз затемнённого коридора, с тяжёлой деревянной дверью в дальнем конце. Охранник, что стоял рядом, кивнул Крону и принцу, а после открыл дверь, пропуская их.

Остальная часть подземелья пахла выгребной ямой, но эта область была выделена для заключённых высшего класса, тут пахло только сухими лесными опилками, разбросанными по полу.

Круглая комната была удивительно большой, около двадцати шагов в диаметре. Кандалы и другие инструменты выстроились под стенами. На каменных стенах были факелы и фонари, что заставляли всему мерцать в тени.

И она была тут. Посреди комнаты, с руками, поднятыми над головой, запястьями, связанными верёвкой и прикреплёнными к гаку на потолке. Магнус приблизился, и она подняла подбородок, глядя на его приближение.

Он видел кровь в уголке рта, что стекала по подбородку на её бирюзовое платье. Когда он медленно обошёл её, то с недовольством отметил, что её светлые волосы тоже были в крови.

Кто-то очень сильно её ударил.

- Она доставила вам неприятности, когда вы брали её под стражу? – спросил Магнус у стражника рядом с ним.

- Да, ваше высочество. У меня есть рана на руке, где она укусила меня. Её зубы очень остры.

Магнус был не удивлён. Девушка боролась до конца жизни. Он не мог не восхищаться этим.

- Я уверен, это так.

Клео смотрела на него, молча наблюдая, куда бы он ни шёл. Он заставил себя посмотреть на неё не как на девушку, его супругу с кровью на лице, а как на врага. Врага престола. Его престола.

Если б она была на его пути, она была бы уже мертва.

- Таким образом, мы здесь, - начал он. – У тебя есть что сказать, принцесса?

- Я требую немедленного освобождения и тысячу извинений! – коротко сказала она. – Но сомневаюсь, что ты дашь их мне.

Как правило, это было моментом, когда заключённый молил о пощаде. Но не Клео.

- Некоторые говорят, что ты глупа… - он пытался игнорировать кровь на её лице. – Давай перейдём к делу.

- Было бы здорово.

- Ты работаешь с повстанцами?

Она посмотрела на него.

- Твой отец сказал тебе прийти сюда и допросить меня? И ты сразу согласился, зная, что сможешь меня мучить!

- Я не обижал тебя.

- Посмотри на меня, - прорычала она. – Ты можешь увидеть, как стража твоего отца была жестока со мной безо всякой причины. Всё, что я сделала после того, как твоя семья украла трон отца, это попыталась быть с тобой. Я сделала то, что вы просили меня, чтобы оранийцы не поднялись против вас, и вот благодарность!

Он спрашивал, что бы она сделала, если б он был не сыном короля.

- Я не верю, что ты ответила на мой вопрос, принцесса.

- Зачем беспокоиться с названиями, Магнус? Здесь, в этом ужасном месте, где меня связали, чтобы я не могла себя защитить, пытаясь оставаться вежливой!

- Очень хорошо. Клео, - ответил он, - но ты ошибаешься относительно своего невинного поведения. Ты была проблемой с самого начала. Мой отец должен был избавиться от тебя несколько месяцев назад, и всё же, ты здесь. Ты посвятила каждую минуту поискам способа уничтожения моей семьи!

- Не всех из вас. Я считала твою сестру другом до того момента, как она попыталась убить меня!

Упоминание Люции ударило его.

- Что ты знаешь о том, что моя сестра сделала сегодня?

Её глаза вспыхнули.

- Она сошла с ума. Волшебство сделало её параноиком, она просто ищет причины быть жестокой с теми, кто о ней заботится!

Удивительно. Она по-прежнему пыталась казаться дружественной.

- Ты считаешь себя одной из этих людей, не так ли?

- Я считала, пока она почти не задушила меня до смерти её магией, а её наставник встречался с королём!

Что? Клео была с нею прямо перед тем, как она сбежала с Алексиусом. Мысль, что Люция сбежала с этим ссыльным Хранителем, усилила его ярость сильнее всего прочего.

- Что ты сделала, чтобы толкнуть её в его руки?!

Клео подняла бровь.

- В руки Алексиуса? О чём ты? – тогда её глаза сузились, словно она поняла. – Тебя мучает, что она в него влюблена, а не в тебя, не так ли? Как грустно!

Он с такой силой сжал руку в кулак, что ногти впились в кожу.

- Давай вернёмся к вопросу. Что ты сказала повстанцам?

- Ничего, - ответила она. – Я не встречалась с какими-либо повстанцами, я уже несколько месяцев заключена в этом дворце!

- Неправильно. Тебе был позволен доступ в храм, где тебя заметили с Йонасом Агеллоном две недели назад.

Её взгляд оставался с той же стальной решительностью, что даже не дрогнула.

- Враньё. Кто видел меня? Ты? Король? Стражник?

- Это не имеет значения, кто видел тебя.

- Да, это так. Если кто-то обвиняет меня в чём-то настолько страшном, я не имею права знать имя обвинителя.

Крон и другой стражник молчали, наблюдая, как Магнус подошёл достаточно близко, чтобы прошептать ей на ухо, достаточно тихо, чтобы услышала только Клео.

- Ты сказала ему о Кристалле Земли? Поэтому его не было, когда мы прибыли?

- В последний раз я видела Йонаса Агеллона, когда сбежала из лагеря повстанцев в Диколесье, где он держал меня, похищённую и заключённую!

Она была очень убедительной, опытной лгуньей. Он спросил, выбрала б она этот путь, даже если б трон был её, или научилась этому недавно.

Или, может быть, она говорила правду, и царь был параноиком, что искал идеальный предлог, чтобы избавиться от неё раз и навсегда.

- Ты сказала, Люция пыталась убить тебя сегодня.

- Да.

- Почему она сделала подобное? Она подозревала тебя в том, что ты её предала?

- Она сделала это, потому что не может контролировать свою магию, - свежие эмоции вспыхнули в её глазах с такой силой, что он даже удивился. – Даже с кольцом она борется с тьмой её элементалей. И я вижу это в его глазах, он любит эту борьбу. Он хочет, чтобы она потеряла контроль!

- Ты не доверяешь Алексиусу.

- Ни на мгновение.

- Алексиус и Люция сбежали сегодня. Могу только предположить, что он убедил её, - сказал Магнус.

Глаза Клео расширилась.

- Что? Нет, он не женится на ней! Он использует её ради Родичей! Ты её брат! Ты должен ей помочь!

- Я ей не брат. На самом деле, нет. И она показала, что не хочет ничего от меня, - он посмотрел через плечо на стражу, а после вернулся к пленной принцессе. – Ты и я… Думаю, мы уже закончили. Ты не скажешь больше ничего, что нужно мне.

- Я знаю, куда они пошли, - сказала она, поднимая подбородок. – И это не тут, в городе или дворце, или в любом оранийском городе. Освободи меня, и, обещаю, я скажу тебе.

Он стоял молча, глядя на опилки под его ногами и на принцессу, взвешивая возможности. Их слишком мало, и они слишком далеки.

- Вы закончили с допросом, ваше Величество? – спросил Крон, добывая меч.

Магнус посмотрел на Клео. Её глаза вспыхнули от страха, она поняла, что это конец.

- Да, - кивнул он. – Вы приговорены к смерти королём за подозрение в пособничестве мятежникам. Мы немедленно сделаем это.

Она начала дрожать.

- Нет, не делай этого! Ты лучше этого, Магнус! Ты – не твой отец. Ты способен быть хорошим, я видела это в твоих глазах. Я знаю, это в моём сердце!

- В твоём сердце? – он засмеялся – сухо и хрипло. – Достаточно витиевато как на такой момент, побереги дыхание. Это конец.

Как только он сказал это, Крон перевёл меч в боевую позицию; его глаза были холодны, словно змеи, и безэмоциональны. Как в тот день, когда он убил Грегора. Даже когда надо было убить беспомощную шестнадцатилетнюю девчонку, он не дрогнул.

Будущее Митики, короля и Магнуса – всё зависело от смерти Клео здесь и сейчас.

Она боролась с верёвками, сковывающими её запястья, когда Крон приблизился, словно надеялась освободиться. Но даже перед смертью она не кричала. Она не кричала и не просила.

Крон поднял меч, готовясь проткнуть им тонкий шёлк её лифа. Это будет быстрая смерть без боли и страдания – быстрая, только с мгновением боли.

Но прежде, чем Крон пронзил сердце Клео, он остановился на долю секунды.

Потому что другой нож проткнул его сердце первым.

Крон ахнул, глядя на кончик меча, что прознил его. Он бросил своё оружие и упал на колени на полу подземной камеры.

Магнус выдернул оружие, позволяя Крону свалиться на землю с последним вздохом.

Второй страж схватился за оружие, но Магнус не дал ему ничего сделать, только металл вспыхнул в мерцающем свете факелов, прежде чем он ударил его. Мёртвый стражник упал бесшумно и умер прежде, чем свалился на пол.

Магнус с напряжёнными мышцами, держа лезвие, с которого капала кровь, мгновение изучал тело. Медленно, он повернулся, чтобы посмотреть на принцессу, что шокировано смотрела на него. Крик сжал её горло, когда он поднял свой меч и перерезал канаты над её головой.

Он схватил её за руку и потянул по комнате, толкая дверь.

- Что ты такое?

- Заткнись, - прошипел он, - молчи!

- Ты убил их!

Он должен был. Не было способа закончить это сегодня. Бежать – это вариант. Он ушёл от прямого приказа отца, убил доверенного стража короля, которого Магнус знал с самого детства.

Крон не остановился бы, он должен был умереть. Он бы не повиновался приказу Магнуса оставить его, не возражал бы против приказа короля убить Клео.

Он закрыл за собой дверь, чтобы скрыть резню внутри, и они поспешили вниз промозглым и узким подземным коридором.

Очень немногие знали о том, как пройти в эти камеры. Скоро должна была начаться свадьба, все слуги и стража сновали по комнатах, подготавливая всё в последнюю минуту, и Магнус считал, что займёт несколько часов, прежде чем кто-то узнает правду.

У них есть время. Не так много, но он надеялся, что достаточно.

Они наконец-то покинули подземелье и оказались снаружи. Магнус повернулся к Клео, которая смотрела на блестящее послеполуденое небо, словно никогда не ожидала увидеть его слова.

- Ты сказала, что знаешь, куда пошли Люция и Алексиус. – сказал он.

Она кивнула.

- Это только предположение, но я уверена, что оно правильное.

- Где? – когда она не ответила сразу, он схватил её за руки и почти закричал. – Где?!

- Лимерос, - наконец-то ответила она.

- Лимерос? - Его родина была далеко отсюда – это займёт несколько дней на корабле, чтобы добраться туда. – Почему Лимерос?

Вместо того, чтобы смотреть на него с благодарностью за спасённую жизнь, Клео глядела на него с прежним неповиновением.

- Потому что Родич Воды может быть утверждён в Храме Валории. Люция сказала мне это сегодня, перед тем, как стража схватила меня. Если я права, и если Алексиус хочет от Люции не только её руку, то, думаю, они идут туда. И это лучший способ – увести её от всей семьи, пообещав тайно сбежать домой, где она не была столько месяцев.

Другой кристалл обнаружен и готов к утверждению. Сердце Магнуса сказало ему, что Клео была абсолютно права.

- Тогда мы идём туда, - твёрдо сказал он. – В Лимерос.

Она задохнулась.

- Мы?

- Да, принцесса. Мы.










Глава 28

Ник

Оранос










Пятьсот приглашённых гостей на свадьбе дочери лорда Гарета, состоявшегося в оранийском дворце – те, кто имел значение в этом царстве и подтвердил свою верность новому королю, и те, что прибыли из Лимероса. Приглашение на такое важное событие не может быть проигнорированным.

Даже принц Ашур и принцесса Амара были среди тех, кто пришёл на церемонию обыкновенной девушки в искусно украшенном бисером платье. Её новый муж был худой, но красивый молодой человек из северной части Лимероса, имя которого Ник не мог вспомнить записка была смята, и сейчас давал свои обеты.

Ник подошёл поближе к крешийским принцу и принцессе, когда заметил, как они пошли против течения толпы, что мчалась вперёд.

- Мы прибыли сегодня на церемонию, - промолвил Ашур одному из своих личных стражников в зелёном. – Хочу вернуться на виллу. Нет необходимости быть здесь дольше сегодня. Скорее всего, король не заметит наше отсутствие.

- Да, ваше высочество.

Не сказав ни слова и даже не глянув на Ника, Крешийцы направились к ближайшему выходу.

Удачи им.

Ник пошёл стоять часовым у входа в большой зал и устало смотрел, как ели свадебные гости, слушал скучные речи и тосты жениха и невесты, что заботили его меньше всего на свете.

Клео нигде не было видно. По крайней мере, одной из них удалось избежать этого ужасно скучного вечера.

Король Гай провозгласил свою речь невесте, рассказывая о том, как знал её, когда она была маленькой девчонкой, как она была важна ему, словно вторая дочь. Когда гости выпили за молодожёнов и съели что-то ещё, Ник чувствовал неприятный осадок неискренности от всего этого.

Когда его речь закончилась, король спустился с помоста. Ник смотрел, как стражник подошёл к нему, наклонившись достаточно близко, чтобы никто больше не услышал.

Улыбка на лице короля застыла, словно каменная.

Он покинул зал без единого слова, и стражники покорно шли за ним.

Очевидно, плохие новости.

"Хорошо", - подумал Ник.

После всего этого Ник заметил несколько стражников, что покидали свои посты. Странно – свадьба продолжалась до позднего вечера, а король не настаивал на дополнительной защите. Он не хотел рисковать смертями и разрушениями, как на свадьбе Магнуса и Клео. Но почему все уходят?

Ник осознал, что был одним из немногих стражников, что остались в зале.

- Что происходит? – спросил он Идаса. Одного из горстки охранников, кто не относился к нему, как к кучке навоза. Идас не любил Ника, но в сравнении с Баррасом и Мило, что находились в подземелье под подозрением в помощи беглым повстанцам, Идас был ему самым близким другом.

- Беда, - ответил Идас.

- Какие проблемы?

- Крон мёртв.

Ник резко выдохнул.

- Как?

- Его тело нашли в подземелье с другим стражником. Заколотое.

- Кто это сделал?

- Кто-то из пленных, что спаслись. Но наша работа следить за свадьбой. Пусть другие ищут беглецов.

Крон? Убит заключённым? Крон составлял впечатление почти бессмертного умелого воина, выкованного из стали, неразрушимого.

Это было лишь иллюзией.

- Сделай мне одолжение? – промолвил Идас. – Если увидишь принца Магнуса среди гостей, скажи мне. Король хочет увидеть его и лично сказать принцу о смерти Крона.

- Я сделаю это.

Идас отошёл, чтобы переговорить шёпотом с другим стражником.

Заключённый сбежал и успел убить двух стражников во время этого? Так не бывает. Конечно, были попытки сбежать каждый раз и потом, ведь был побег друзей Йонаса… Но заключённый никогда не убегал один, как знал Ник.

До сегодняшнего дня.

Кто это был?

Ник видел, как ещё трое стражников покинули зал, и это показалось достаточно любопытным, чтобы он покинул пост. Это не имело значения. В конце концов, кто следит за дисциплиной сегодня? Конечно, не Крон.

Никто не обратил внимания на то, как он проделал свою путь к тронному залу. Король Гай стоял у арки в окружении десятка стражников.

- …В дополнение к основной, приоритетной категории, - промолвил король, - вы найдёте принца Ашура и принцессу Амару и как можно тише, чтобы не нарушить банкет, арестуете их, пока они всё ещё тут. Понятно?

- Да, Ваше Высочество, - эхом отозвались мужчины.

- Императору придётся подумать хорошенько перед тем, как претендовать на моё царство, когда он узнает, что его возлюбленные сын и дочь в моей власти.

Ник не верил своим ушам. Он ожидал только реакцию короля на смерть Крона, а не приказ арестовать крешийцев.

Это бессмысленно.

И всё же, если король Гай считал, что император Крешии собирается уничтожить его, сделав Митику последним завоёванным королевством… Это умно. Может быть, единственно возможный выход.

Тем не менее, король не знал, что крешийцы ушли час назад.

Ник ускользнул, не будучи замеченным королём. Просто ещё один стражник в группе. Та же форма, те же обязанности.

Разная верность.

В конце концов, Ник был мятежником сейчас.

***

Он хотел найти Клео и рассказать ей о своих планах, но времени не было.

Это не займёт много времени, прежде чем король узнает, что Ашур и Амара не во дворце. Король отправит стражу на виллу. Чтобы арестовать их.

Он покинул дворец без разрешения, зная, что каждое его сегодняшнее решение изменит будущее. В лучшую или худшую сторону – он не знал. Всё, что он знал, это то, что у него есть информация и потенциально могущественные союзники, что необходимы им для выживания.

Потом была простая, но ужасная мысль: заключённый в темницу Ашур, с милости короля никогда не освобождённый вновь.

Этого не случится. Нет, у Ника не было причин думать так.

До виллы был час езды. Это знание не помогало ему. Стало совсем темно, когда он прибыл, и луна ярко освещала вечернее небо.

Он соскочил с коня и направился к входу виллы. Страж в зелёной униформе встал на его пути, всем своим видом показывая отвращение к парню в красном.

- Принц вернулся? Я должен его увидеть, - сказал Ник. – У меня сообщение от короля.

Он не лгал, сообщение было. Хотя, конечно, не от короля, и хотелось прибыть раньше него.

- Я могу передать, - проворчал страж, протягивая руку. – Давай мне.

- Это слишком важное и личное, чтобы записывать, - Ник скрестил руки. Отказываясь пугаться кого-либо сегодня. – Я единственный, кто может передать его.

Строгое выражение лица стражника превратилось в скучающее, и он смягчился, позволяя Нику пройти. Слуга показал ему внутренний дворик, где принц и принцесса предложили ему союз, только сейчас красивые сады лежали в тени.

Ник шёл, и тысячу мыслей кружились в его голове, но он не позволял себе потерять то, что получил из-за быстрой езди.

Совсем скоро Ашур появился на краю сада с улыбкой на губах.

- Ник! Сказал бы, что приехал ты! Какой приятный сюрприз. Я подумал, что ты сегодня слишком занят на свадьбе, чтобы зайти к нам.

Во рту у Ника пересохло, его сердце бешено колотилось в груди.

- Я занят, но я хотел… я должен был тебя увидеть.

- Как интригующе, - Ашур взглянул на ожидающего в дверном проёме слугу. – Принеси нам чего-нибудь выпить.

Слуга поклонился и ушёл.

- Присаживайся, пожалуйста, - Ашур махнул рукой в сторону внутреннего дворика с плюшевыми креслами, освещёнными факелами. – Стражник сказал мне, что у тебя есть сообщение от короля Гая?

- Да, всё верно, - но он вновь запнулся.

Измена короне. Вот что он собирался сделать.

Предательство обеспечит его казнь. А Клео, она в безопасности? Что если он сделал ужасную ошибку?

Ашур наблюдал за его могильным выражением.

- Чувствую, что тебе неудобно быть рядом с тобой, но я молчу о том, что было между нами в переулке… Знаю, это нежелательно было. Хочу извиниться за смелость.

Ник не хотел говорить об этом сейчас. Он не был уверен, что когда-то захочет говорить об этом. Но всё-таки, вопросы выросли внутри него. Вопросы, что мучили его с той ночи, и он не мог удержать их. Тем не менее, не было времени для них.

- Почему я? Почему бы вам, я имею в виду, вы заставили меня раскрыть то, что я знаю о Клео… я понимаю. Это не редкость здесь – сделать всё, что надо, чтобы заставить кого-то говорить… Но разве у вас сложилось впечатление, что я хотел… - он вздрогнул и обнаружил, что не может продолжать.

Это не было причиной, по которой Ник находился здесь сегодня вечером.

Он должен сосредоточиться. Он должен решить, если собирается сказать Ашуру о планах короля… и надеяться, что это правильное решение, или сделать бессмысленное сообщение от короля и убраться отсюда так быстро, как можно, пока никто в дворце не заметил его отсутствие.

Ещё и стражники, вероятно, уже в пути.

- Я не должен был делать этого, - сказал Ашур, и выражение его лица стало напряжённым. – У тебя нет причин чувствовать себя неуютно рядом со мной. Я не причиню тебе вреда.

Ник застонал, эмоции вновь вернули его в то смятение.

- Не думаю, что ты хотел причинить мне вред. И ты ошибаешься. Я не сожалею о том, что ты поцеловал меня.

- Нет?

"Чёрт. Хватит об этом".

Щёки стражника внезапно стали горячими. Он стал от робости, страха и неопределённости. Он был таким раньше, не сейчас.

Он встретился взглядом с Ашуром.

- Я слышал, как король отдал приказ арестовать тебя и принцессу Амару. Он считает, что вы ещё на банкете, но я видел, как вы уходили, поэтому пришёл сюда сам, чтобы предупредить вас. Он собирается задержать вас в подземельях на неопределённый срок, чтобы ваш отец остановил армию.

Да, он сказал это.

И теперь он чувствовал себя так, словно собирался заболеть.

- Я заметил, - Ашур откинулся на спинку кресла, казалось бы, оставаясь равнодушным к информации Ника, что только что совершил предательство, рассказывая это ему. – Почему ты сказал мне об этом?

- Потому что я ненавижу его! – ответил он просто и правдиво. – Потому что он убил мою сестру! Потому что он уничтожил всё, что я люблю, и по сей день контролирует судьбу моего друга. Он зло. Он должен быть побеждён.

Ашур пристально наблюдал за ним, а после кивнул.

- Ты сделал правильный выбор.

- Вы должны немедленно отправляться…

- Крешийцы не сбегают, - он посмотрел на Ника с весёлой улыбкой. – Никогда.

- Прости, но когда стражники прибудут сюда, их будет больше, чем твоих, и ничего не получится. Король победит.

- Ты недооцениваешь меня. И ты недооцениваешь мою сестру. Спасибо, Ник, за то, что предупредил нас, - он потянулся через стол и положил свою руку поверх руки стражника. – Я ценю это больше, чем тебе кажется.

Ашур посмотрел в сторону лестничной площадки, откуда его слуга вернулся с подносом, поднося кувшин яблочного сидра с двумя серебряными кубками. Ник одёрнул руку от Ашура, не желая оставлять её на столе. Когда слуга пришёл, вторая тень скользнула мимо.

- Мы говорим о ней, - сказал Ашур, - и она появляется, словно по волшебству.

Как только она возникла на внутреннем дворике, Амара посмотрела на Ника.

- Принцесса Клео согласилась на наши условия?

- Это не то, почему я здесь.

- Нет, Амара. Ник тут, чтобы предупредить нас о планах короля. Именно то, чего мы ждали. Он собирается захватить нас сегодня.

Она с досадой вздохнула.

- Как неудобно?

Как и брат, она, казалось, не испугалась перспективы провести остаток своей жизни в подземельях.

Ашур наполнил кубки сидром и протянул один Нику.

- Хочу провозгласить тост.

- Зачем? – спросил Ник. Он поднял свой стакан и обнаружил, что его руки ещё дрожали от беспокойства, несмотря на неожиданную атмосферу абсолютного спокойствия на вилле.

- У меня есть предложение, - сказала Амара. – Давайте выпьем за принцессу Люцию, возрождённую колдунью. Девушку, что приведёт нас к Родичам.

Желудок стражника перевернулся, когда он услышал, что Амара повторяла те секреты, что Клео доверила ему.

- За принцессу Люцию, - прошептал он.

Он быстро сделал глоток сладкого напитка.

- Я почти не использовала Магнуса, - сердито сказала Амара. – Жаль, у меня были планы на него, а теперь придётся их менять, Он либо ничего не знает, либо не желает делиться даже частью информации.

- Это похоже на принца. – признался Ник.

- Расскажи подробнее, ник. Расскажи всё, что знаешь о поиске Родичей. – Амара села рядом с ним, взяла его руки в свои и посмотрела ему в глаза. – Король наш враг, как и твой. Он боится нашего отца. Присоединись к нам, и мы защитим тебя и Клео.

Он уже прошёл половину пути. И, возможно, продолжит.

После ещё одного большого глотка из кубка он глубоко вздохнул и быстро собрал воедино всё, что знал, всё, что сказала Клео о проснувшихся кристаллах, о магическом ритуале, что был необходим. Когда он закончил, ему казалось, его пронзила тьма.

- Итак, Клео не получила ещё ни одного, - сказала Амара.

- Нет, пока нет.

- Я вижу, - она отвернулась, чтобы обдумать это, когда слуга подошёл и шепнул ей что-то на ухо. – Да, хорошо. Иди и отправь его сюда.

- Пожалуйста, ваша светлость, - Ник снова заговорил с Ашуром. – Покиньте эту виллу немедленно!

- Ты слишком многого просишь, - с улыбкой ответил Ашур.

- И, кажется, вы совершенно не беспокоитесь!

- Просто я умею разбираться со своими заботами.

Вспышка красного захватила взгляд стражника. Он повернулся, чтобы посмотреть, кто пришёл на внутренний дворик, и, вскочив на ноги, опрокинул свой бокал, проливая сидр на столешницу.

Баррас, его враг, стоял перед ним.

- Что ты тут делаешь? – потребовал Ник. – Ты должен быть в темнице!

- Больше нет, - ответил преступник.

Мысль ударила Ника, словно молнией.

- Ты узник, сбежавший после убийства Крона. Да?

Баррас фркнул.

- Вряд ли. Меня освободили вчера. Мило ещё там, и он будет там гнить, как я понимаю. А теперь заткнись, личинка. Я пришёл не за тобой, - он посмотрел на принцессу. – У меня есть информация.

- Очень хорошо, - сказала она с кивком. – Расскажи нам.

Ник шокировано смотрел на него, понимая постепенно реальность.

У Крешийцев было больше одного стражника.

- Во второй половине дня принц Магнус и принцесса Клейона были замечены на корабле, направляющимся в Лимерос, по пятам за принцессой Люцией, что бежала со своим наставником.

- Лимерос? – промолвил Ашур.

- Да. Они уходили с большой спешкой. Знаю, что принцессу Клео обвинили в государственной измене и заключили в тюрьму сегодня утром. Её должны были казнить. Но теперь она на корабле, и очень даже жива.

Мир Ника вспыхнул.

- Что значит она должна быть казнена?

- Разве я не сказал? Ты дурак? Ой, подожди, знаю, что да, - Баррас закатил глаза. – Принцесса Амара, не пытайтесь пояснить информацию этому бесполезному идиоту. Я скажу вам всё, что нужно, за правильную цену, естественно.

- Конечно, - Амара улыбнулась и протянула руку, чтобы погладить его по плечу. – Спасибо тебе за это. Что ещё ты знаешь?

- Больше ничего, принцесса.

- Таким образом, все, кто ищут Родичей, кроме короля, собрались и уехали в Лимерос. Не случайность, да? – она посмотрела на Ашура.

- Не думаю, что это может быть совпадением, - ответил он.

- Простите, - промолвил Баррас. – Вы сказали Родичи? Легендарные сокровища Хранителей?

- Охрана! – позвала Амара. Мгновение спустя стражник появился в арке.

- Ваше высочество, - промолвил он.

- Мы уже поговорили с Баррасом. Он знает слишком много. Не могу позволить ему уйти. Убейте его как можно тише.

Баррас резко выдохнул.

- Что? Ваша светлость, я сделал всё, что вы мне сказали!

- Ты мне очень помог. Но теперь всё.

Ещё двое стражников появились, чтобы увести Барраса из дворика под ошеломлённым взглядом Ника.

Он ненавидел Барраса до последнего вдоха, но не ожидал такого.

Ник понял, что Амара изучала его, словно смотрела на портрет.

- Скажи мне, брат, - промолвила она. – Неужели он был бесполезен?

- Нет, - ответил Ашур. – Но не то, на что я надеялся…

Его тон был очень холоден, сильно пугая ника.

- Что происходит? – спросил он.

Амара встала и сжала плечо стражника.

- Я знаю, что это трудно понять, но вещи не всегда таковы, как тебе кажется, что они должны быть. Знаю, мой брат может быть убийственно обаятельным. Он мог заставить кабана влюбиться в него, если б постарался. Ты вряд ли был для него проблемой. Разве ты смог отказаться от поцелуя, что замкнул твою судьбу? Это разве не заставляло тебя мечтать о подобном дальше? – она бросила весёлый взгляд в сторону Ашура, когда Ник просто стиснул зубы в тишине. – И что теперь? Мы его тоже убьём?

Ник собирался вскочить из-за стола, когда почувствовал холодное лезвие на горле, и Амара потянула его к себе.

Клео будет так разочарована в нём. Он предал её в попытке спасти, рассказал этим двоим всё. Он во всём виноват.

- Нет. Он всё ещё может быть полезен для нас, - Ашур пододвинул стул ближе к стражнику. – Если ты права относительно Клео и других, нам нужен кто-то под рукой, кто убедит её помочь нам, не так ли?

- Да, - сказала она после паузы. – Думаю, он у нас есть.

Ашур сунул руку в карман своего плаща и вытащил маленький стеклянный пузырёк.

- У меня есть кое-что для таких случаев.

Амара рассмеялась.

- Мой брат всегда готов.

Принц выпрямился, взял кубок Ника и наполнил его сидром, щёлкнул пробкой от флакона и вылил его совершение туда.

- Это снотворное, мощное, но безвкусное. Выпей его сейчас, пожалуйста.

Ник смотрел на него, его неверие в предательство заставило его онеметь. Конечно, Ашур манипулировал всеми. Он начал свою игру ночью в таверне, постепенно рассаживая семена за это время. Да, Ашуру было очень просто это сделать, что доказывало его силу в этом… виде спора?

- Пей, Ник, - сказал Ашур тем же тоном. – Или моя сестра перережет тебе горло.

Дрожа от гнева, боли и разочарования, Ник поднял кубок, наклонил его назад и осушил в три глотка.

"Мне так жаль, Клео".

- Хорошо, - Ашур кивнул, и мир Ника начал тускнеть. – А теперь, нам пора…










Глава

29

Клео

Лимерос










У Клео не было времени, чтобы найти Ника и сказать ему, что происходит, прежде чем она бежала из дворца.

Мысль, что он мог умереть, причиняла ей боль. Она молилась о том, чтобы он был в безопасности. Она должна была полагаться на его знания, что Ник был столь умён, как и верен, что он найдёт способ выжить, пока они не встретятся.

Без сопровождения стражи, что могла сказать королю об их планах, принц и принцесса быстро отправились в порт короля. Всунув немного золота в руку работникам дома, Магнус узнал, что Люция и Алексиус были тут несколькими часами ранее и сели в корабль, что направлялся в Лимерос.

Это было подтверждение того, что они правы.

Больше золота обеспечило их кораблём, позволив плыть вдоль восточного берега в сторону северного царства митики в погоне.

Капитан корабля сразу узнал Магнуса. Принц признался, что они с Клео гнались за Люцией, чтобы остановить её от побега с её наставником, и что это тайна.

Снова и снова Клео пыталась поймать Магнуса во время поездки и поговорить о том, что случилось в подземелье, но, несмотря на то, что корабль был столь мал, ему удавалось постоянно избегать её.

Спустя день после ухода, корабль наконец-то достиг своей цели. Капитан взял курс по волнам, что неслись на восток Лимероса, и наконец-то причалил возле дока Ворона, крупнейшего города королевства.

Ещё один день на этом тесном судне наедине с мыслями без компании – и она сойдёт с ума.

Клео сошла вниз и натянула свой тёмно-серый плащ пониже, потянув меховой капюшон, защищая себя. Её дыхание замерзало облаком перед нею.

Везде была середина лета, но в Лимеросе, казалось, вечно была зима. Тогда как это казалось на первый взгляд красивым, чистым и белым, тут жить было ужасно, и постоянно было холодно.

Начал идти снег, и земля скользила под гладкой подошвой обуви Клео, предназначенной для прогулок в более тёплых местах.

- Давай, - промолвил Магнус, тоже натянув капюшон на лицо. Несмотря на то, что у него был законный повод пребывать в Лимерос, было лучше избегать посторонних взглядов.

Прежде чем они направились вперёд, какой-то голос остановил их.

- Принц Магнус! О, вот так встреча! Неужели это вы? Как прекрасно видеть вас с женой сегодня вновь!

Так много для того, чтобы остаться в тайне.

Магнус застонал, замедляя шаг, тогда как пожилая женщина в мехах с головы до пят подошла к ним. Клео помнила её по свадебному туру. Они встречались в лимерийском дворце до выступления Магнуса, но она не помнила имя женщины. Имена дворян – это было сильной стороной её старшей сестры, а не неё самой.

- Леди София, - Магнус улыбнулся фамильной семейной улыбкой. – Как приятно видеть вас.

Щёки леди Софии были ярки от холода, и её улыбка стала ещё шире, создавая морщины в уголках её глаз.

- Понятия не имела, что вы в городе.

- Мы только что прибыли.

- Чтобы остаться, я надеюсь? Или вы так привыкли к игривым тёплым краям Ораноса, что забыли истинный дом? – безо всякого обвинения, легкомысленно сказала она.

- Я никогда не откажусь от Лимероса.

Он говорил правду. И земля Клео была последним, что он хотел бы видеть.

- И где вы остановитесь сегодня? Скоро будет темно, и снег падает… Многие считают, что будет очень страшный шторм.

Потемневшее небо действительно казалось очень мрачным. Если буря начнётся, путешествовать пешком будет невозможно.

Клео не успела опомниться, как госпожа София сжала её руки в приветствии.

- Принцесса! – она воскликнула прежде, чем Клео смогла ответить. – Твои руки так холодны! Ваше высочество, ваша прекрасная жена замёрзнет тут! Мы должны отправить её в тепло. Я сегодня остаюсь в городе на вилле после посещения сестёр. Позвольте мне предложить вам гостеприимство моего дома на ночь. Если у вас ничего нет на примете…

Клео была очарована буйным и щедрым предложением госпожи Софии. Надвигался шторм, и где Магнус предполагает ночевать? Снаружи, где они станут глыбами льда?

- Это так щедро с вашей стороны, - сказала Клео, когда Магнус промолчал. Это будет её решение. – Да, мы, конечно, принимаем ваше любезное предложение! Тем не менее, мы не хотим выходить в свет…

- Конечно, - кивнула госпожа София, жестом привлекая слуг. – Где же ваш багаж

- Он сегодня будет на корабле, - сказал Магнус. То немногое, что они успели взять, не занимало много места. – Я привёл сюда жену, чтобы посмотреть на местные магазины и показать, что Оранийские портнихи – не единственные, кто способен создавать великолепные платья.

Его жена. Это слово, сорвавшееся с его губ, вызвало дрожь по всему её позвоночнику.

И она должна была признать, что он был хорошим лжецом, почти таким же хорошим, как и она сама.

- Совершенно верно! – с энтузиазмом кивнула госпожа София. – Как весело! Обожаю приглашать почтённых гостей на мою виллу!

О, да. Это действительно весело.

***

Вилла госпожи Софии была куда грандиознее, чем ждала Клео. Она была столь же огромной, как большинство вилл в Золотом Городе, только декор казался менее сложным. Побеленные стены, редкие произведения искусства, гладкие полы… Неукрашенные. Но почти комфортно.

И уютно. Она забыла, как холод на улице может помочь человеку оценить тепло. Эта мысль никогда не приходила к ней в Ораносе, где камины использовали для украшения.

Скоро они были сопровождены слугами в столовую и усажены за длинным столом.

- Хм. Я забыл этот вкус за последние месяцы, - сказал Магнус за ужином, его выражение оставалось немного жёстким.

- Мой повар творит с ним чудеса! – сказала госпожа София с другого конца длинного стола. – Уверена, твой отец был бы рад узнать, что мы всё ещё включаем официальный лимерийский деликатес в большинство блюд. Что вы думаете, принцесса!

Клео посмотрела на желтоватую грязь, украшающую её тарелку, рядом с какой-то переваренной курицей и безвольной спаржей. Лимерийский деликатес? Каана на вкус был слизистой, гниющей морской водорослью.

- Вкусно, - ответила она.

- Как твоя сестра, принц Магнус? – спросила госпожа София, когда слуги наполнили кубки персиковым нектаром.

Магнус вытер уголок рта своей салфеткой.

- Восхитительна, как всегда.

- Тем не менее, не помолвлена?

Его губы стали тонкий линией.

- Да, конечно.

Действительно. Бессмертным не нужна помолвка.

Клео попробовала отвратительное каана, заставляя себя проглотить его.

- Мой сын, Бернард, мечтает о браке, верь или нет… - сказала она. Улыбаясь. – Никогда не откажусь от мечты соединить наши семьи браком…

- Конечно, госпожа София.

Эта женщина позабавила Клео. Она совершенно не обращала внимания на всё и вся вокруг неё, полностью искренняя в своих комментариях и вопросах. Клео нужно больше господ вроде Софии в её жизни.

Выражение женщины изменилось, словно облако спрятало её внутренний солнечный свет.

- Мои глубочайшие соболезнования судьбе вашей матери… Королева Альтия была другом в течении многих лет, замечательной и преданной матерью вам и принцессе Люции.

Магнус сухо кивнул, полностью сосредоточившись на своей тарелке.

- Спасибо за добрые слова. Она была особенной женщиной.

Клео смотрела на него через стол. Упоминание о королеве вызвало мерцание горя в глазах, но он оставался всё таким же сдержанным.

Она всё ещё верила в то, что король приказал Эрону убить королеву. Знал ли это Магнус? Если да – догадывался ли об этом его отец? Это не имело значения. Она представила себе, сколько лжи потребовалось королю, чтобы унять подозрения Магнуса.

Король лгал всем и каждому, чтобы получить желаемое.

Клео лгала только для того, чтобы защитить себя и тех, о ком она заботилась. И она всё ещё делала это при необходимости, безо всяких угрызений совести.

Что бы ни потребовалось сделать, чтобы пережить это. Её борьба ещё не закончилась. Отнюдь.

***

- Я, конечно, надеюсь, это не слишком неприятно… - сказала госпожа Софии, сопровождая Магнуса и Клео в их спальню. Её лицо наконец-то показывало признаки беспокойства, и она нервно остановилась в дверях. – Если б я знала, что ты приедешь, я бы сделала куда лучшее… подготовилась бы…

- Это прекрасно! – Клео схватила руки госпожи Софии и сжала их. – Спасибо за гостеприимство!

- В любое время, принцесса! Всегда! – просияла госпожа София. – Доброй ночи.

- Доброй ночи.

Она закрыла дверь, оставляя их в покое.

- Это просто смешно, - проворчал Магнус. – Мы не должны быть здесь, мы теряем драгоценное время!

- Снег, - напомнила ему Клео.

Он бросил взгляд в окно.

- В Лимеросе всегда снег.

- Мы найдём Люцию завтра утром. Кроме того, уверена, они с Алексиусом тоже ищут приют на ночь.

- Да, спасибо за напоминание, что моя сестра где-то наедине с ним!

Была ли это ревность? Или просто беспокойство за безопасность? Клео не была уверена.

- Уже поздно. Не хотелось бы стоять на пути твоего прекрасного отдыха, - Магнус окинул взглядом комнату, останавливаясь на кровати с балдахином. – Пол весь твой.

Она была уверена, что госпожа Софии не задумывалась над тем, что молодожёны будут спорить за кровать, но это, безусловно, станет проблемой сегодня.

Когда Клео не ответила, Магнус нахмурился.

- Ты не дерзишь, принцесса? Я разочарован.

Стычки не принесли бы хорошего сейчас, только потратили бы их время.

- Что будет завтра? – спросила она.

- Всё просто. Мы находим Люцию, останавливаем её от ужасной ошибки стать женой Алексиуса или отдать ему кристаллы. А потом я убью его.

Она посмотрела на него. Это что, решение всех проблем?

- Ты немного слышишь, что говоришь?

- Он использовал её, всё это время. Это то, с чем мы оба согласны.

- Это не значит, что он заслуживает смерти!

- Увы, но да. Не удивляйся.

Он был глубоко неприятен в этот вечер, к тому же, говорил больше обычного.

- А что с кристаллом?

- Я не покину Лимерос без него.

- Ты.

- Да, я. Что? – он склонил голову. – Ты думаешь, я тебе его подарю? Это моё. Всегда было моё.

- И твоего отца, ты имеешь в виду.

- Нет. Не его, - Магнус подошёл к окну и выглянул наружу. – Кажется, госпожа София ошиблась. Облака уходят, снег успокаивается. Полная луна. Она осветит наш путь, когда мы пойдём в храм сегодня. Госпожа София может считать моё пренебрежение её гостеприимству настолько грубым, насколько пожелает.

Клео наконец-то поняла, что она с Магнусом была наедине, и никто не подслушивал их.

Можно было задавать истинные вопросы.

- Почему ты это делаешь? – спросила Клео, и её живот скрутился в узел, не только от той еды, что она вынуждена была проглотить, чтобы показаться вежливой.

Он не обернулся.

- Делаю что, принцесса?

Она заставила себя говорить уверено, гордо вскинув подбородок.

- Не понимаю. Я несколько дней думала об этом, но всё ещё не нашла смысл. Памятуя о наших отношениях и о том. Что ты едва ли взглянул на меня с тех пор, как мы покинули Оранос, я знаю, что ты жалеешь, что спас меня. Почему бы и нет? Это самое глупое и безответственное решение, что ты совершил, и твой отец никогда не простит тебя.

Магнус повернулся к ней лицом. На нём всё ещё была маска раздражающего равнодушия, словно они не обсуждали ничего важнее погоды.

- Мой отец простит меня за что-либо, если у него будет время. Его дети – немногие его слабые стороны. Я понял это.

По мнению Клео, Магнус немного завышал способности короля к прощению.

- Ты убил Крона. Король ценил его больше, чем любого другого стражника.

- У меня не было выбора. Он не остановился бы даже по моему приказу. У него уже была прямая команда короля, и Крон не предавал отца. Никогда. А другой стражник… хорошо, он был в неправильном месте в неправильное время. Слишком плохо для него, - Магнус покачал головой. – Не хочу говорить об этом.

Её не волновало, желал он говорить или нет. Ей необходимы ответы, и она не сдастся.

- Пусть это причиняет мне боль, признаю, твоя жизнь будет легче, если ты убьёшь меня. Нет поддельного брака, не стоит беспокоиться о секретах, никто не украдёт престол у твоего отца.

Он сосредоточился на рукаве пальто, стряхивая невидимые пылинки, словно это было самым важным занятием в мире.

- Ты знала, где мне искать Люцию и родичей. Мне нужна эта информация. И когда я вернусь с ними обоими, мой отец оценит то, что я сделал.

- Я ещё ничего не сказала о кристалле.

- Тогда у меня нет ответа, который тебя удовлетворит.

Клео застонала.

- Ты разочаровал меня больше, чем кто-либо, кого я знала.

- Больше, чем Йонас Агеллон? – нахмурился Магнус. – Я встречался с ним, и в это трудно поверить. Он достаточно…

Он по прежнему верил, что она встретилась с Йонасом – с Йонасом и его повстанцами, несмотря на её слова. Она не могла довериться ему сейчас, у этого нет цели. Её отношения с повстанцами были её секретом… и Нериссы с Ником.

- Ты веришь, что я помогла мятежникам, и ты всё ещё сохраняешь мне жизнь. Может быть, тебе нужно что-то кроме кристалла. Моя помощь в поиске Люции.

Его глаза вспыхнули неожиданной злостью.

- То, что бы ты бегала за Люцией? Ты сказала, что она пыталась убить тебя!

Возвращаясь из комнат Люции, Клео была уверена в этом. Она не была способна дышать или двигаться, она была беспомощна пред гневом колдуньи. Но она не могла ненавидеть Люцию. На самом деле, она жалела её. Так много магии, достаточно, чтобы утопить её, если та не будет осторожна.

- Я забочусь о Люции. Я не желаю ей зла. А теперь ответь мне, Магнус, чего ты хочешь от меня?

- Ничего.

- Тогда почему? Назови хотя бы одну причину, почему не позволил Кроносу убить меня!

Вопреки тому, что она ожидала, Магнус не вылетел из комнаты, не вытолкал её отсюда и не захлопнул дверь перед её лицом. Он просто стоял, руки его безвольно свисали, а внимание было зафиксировано на чём-то на стене над её плечом. Его выражение было болезненным, словно он не мог смотреть на неё.

- Ты правда хочешь знать? – спросил он.

- Да. Хочу.

Он молчал так долго, что она не была уверена, что он когда-то заговорит.

- Всю жизнь я хотел быть, как отец, - начал он монотонно. – Хотел пойти по его стопам, быть сильным. Умным. Изобретательным. Хитрым. Устрашающим. Безжалостным. Чтобы меня уважали и боялись. Чтобы получить его власть и влияние. Что ещё для такого, как я, для наследника престола? Без этого стремления у меня ничего нет. Я ничто.

Вот что он говорил. Он был принцем, воспитанным так – у него должно быть больше чувства собственного достоинства, чем сейчас.

- Ты не прав.

Он поднял руку, чтобы заставить её замолчать.

- Мне всегда говорили, что я похож на него, и голос похож на его… Я – это он. Но, сколько б я ни старался, всё неудачно. Потому что в моём сердце тогда, когда я должен быть сильным, я слаб.

Клео молчала, слушая его. Едва дыша.

- Ты хочешь знать, почему я сделал это? – его тёмные брови сошлись в одну линию, словно он только сейчас позволил себе этот вопрос. – Это очень просто. Потому что без твоей храбрости перед лицом случившегося, без тебя за спиной, без этого огня ненависти, презрения и надежды, когда ты смотришь на меня… - он выдохнул. – Тень моего отца затмила мою жизнь, и ты – единственный свет. Независимо от стоимости, я не могу позволить этому свету погаснуть.

Всё, что она могла – это смотреть на него, пока он не нахмурился и не отвернулся.

- Довольна, принцесса? А теперь перестань задавать мне глупые вопросы!

Как только её шок начал исчезать, смех сдавил её горло. Когда она рассмеялась, он бросил на неё взгляд, и боль вспыхнула на его лице, прежде чем он вновь остановил её.

- Прекрасно, принцесса. Смейся надо мной. Это ведь так смешно!

Она смеялась, и слёзы в истерике текли по её щёкам. Задыхалась.

- Просто… Это то, что когда-то сказал Ник.

- И что же, скажи на милость, сказал Ник?

Клео протрезвела быстро, и невидимая рука вцепилась в её горло, не давая дышать.

- То, что он думал, что мы с тобой влюблены.

Магнус посмотрел на неё.

- Что за идиотизм?

- Я знаю. Потому что не влюблена. Никогда. Как я могу? Я ненавижу тебя.

А после она целовала его и даже не была уверена, кто подошёл первым. Это случилось так быстро, и не было способа остановиться. Его губы накрыли её, она вцепилась в его рубашку, скользила по его плечам и запустила пальцы в его волосы. Он притянул её к себе ближе, не оставляя между ними ни миллиметра пространства.

Это был отчаянный поцелуй. Даже насильственный.

Но он был. Это стояло между ними столько времени, как битва за парня, что разрушила её жизнь, бушевала в её душе. Этот парень, спасший ей жизнь, жестокий и добрый, сильный и слабый. Эгоистичный и бескорыстный одновременно.

Этот парень, что допустил всего мгновение страха и слабости, почему-то особенного для неё. Она знала, что никогда не простит ему. Это был парень, за которого она вынуждена была выйти замуж в храме, разрушенном, среди трупов и крови.

Это был парень, что сейчас целовал её так, словно задыхался, а она была воздухом.

Резкий стук в дверь заставил её задохнуться и отстраниться от него. Она смотрела в его глаза и прикоснулась к припухшим губам. Он не смотрел на неё, и его лицо вновь превратилось в невидимую маску шока.

Наконец-то он повернулся и пошёл к двери. Он открыл её с такой силой, что она была удивлена, что он не сорвал её с петель.

Принцесса Амара стояла в дверном проёме с улыбкой на губах. Она бросила взгляд на Клео мимо Магнуса.

- Разве я вас прервала? – спросила она. – Простите, это не могло ждать.

Клео только сейчас поняла, что принцесса стояла перед нею. Здесь, на другой стороне Митики, в доме женщины, которую они встретили случайно.

Это не могло быть реальностью.

- Что вы здесь делаете? – спросил Магнус. – Как ты нашла нас?

Она пожала плечами.

- Я хороша в переговорах. Люди открывают тайны за золото. И вот, мы здесь. И было бы прекрасно, если бы вы двое спустились со мной вниз.

- Что внизу? – осторожно спросила Клео, хотя знала, что ничего хорошего.

Она знала, что Амара следовала за ними, как они за Люцией.

- Приди и посмотри.

Клео не понравился тон, но у неё не было выбора, кроме как делать то, что сказала принцесса.

Посреди центрального зала госпожи Софии стояло шестеро крешийских воинов в зелёном, принц Ашур и… Ник?

Он стоял там, сгорбившись. Со связанными за спиной руками.

- Ник! – Клео рванулась вперёд, но стражник остановил её. – Что они с тобой сделали? Ты в порядке?

- Клео, - выдавил он, бросая взгляд на ненавистных Ашура и Амару. – Я жив, так что это только начало.

Другой стражник привёл за руку бледную и дрожащую госпожу Софию. Сердце Клео сжалось из-за доброй женщины, что не сделала ничего, чтобы заслужить такое грубое обращение.

- Что это? – спросил Магнус, и его тон звучал очень остро.

- Один из моих аргументов, - Амара направилась к Ашуру. – И мы должны вместе собраться аж в Лимеросе, чтобы поговорить, как ни прискорбно. Это не то место, куда я хотела бы являться, но вот мы здесь.

- О чём говорить?

- Мы пытались обойтись мирно. Предложили Клео союз, но не могли вечно ждать ответ. И Магнус… Я сделала всё, что могла, чтобы завоевать твоё доверие, но я знала, что его нет в твоём сердце. Жаль. Я не могу тратить своё время или внимание на парней, которыми не могу манипулировать.

- Мы здесь ищем одно и тоже, - сказал Ашур. Его серо-голубые глаза были стальными и смотрели на Клео. – Родичи.

Принц был холоден и расчётлив, как его сестра, и столь же жаден. Если Клео согласилась бы на их условия, она всё равно не верила бы им. Когда они получили бы то, что им нужно, её бы предали.

Она поймала взгляд Ника, пытаясь понять, больно ли ему, но ничего не увидела. Даже синяки и порезы поблекли с того ужасного избиения стражей.

"Мне так жаль, Ник, - молча обратилась она к нему. – Это моя вина".

Крешийцы знали, насколько он важен для неё. Теперь они будут пользоваться этим, чтобы манипулировать ею.

- Родичи? – сказал Магнус. – К сожалению, должен разочаровать, но я ищу свою сестру и её наставника. Хотим не позволить ей сделать то, о чём она будет жалеть потом всю оставшуюся жизнь.

- Конечно, её наставник, - кивнула Амара. – Во-первых, давайте проясним одну вещь. Я знаю, кто такая Люция и на что она способна. Во-вторых, я знаю о родиче Земли в храме Клейоны, который вы не смогли захватить. Ну, так что?

- Ник, - медленно промолвил Магнус. – Ты совсем не умеешь хранить секреты?

Ник проигнорировал его.

- Пусть Клео идёт, я сделаю всё, что нужно.

- Ты уже сделал, - холодно промолвил Ашур. – Ты не имеешь значения.

- Теперь, - вновь с улыбкой промолвила Амара, - нет необходимости искать аргументы. Уверена, что вы тут для второго кристалла, и Люция тоже. Мы хотим его, и вы приведёте нас туда.

- Ник останется тут с женщиной, - сказал Ашур, кивая на госпожу Софию. – Мы оставим стражника для наблюдения, чтобы они не вызвали никаких проблем.

- Говоря о стражниках, - сказал Магнус. – У меня есть свои, как вы знаете. Они могут быть тут в любой момент.

Клео смотрела на него, но молчала. Он блефовал. Не было никаких стражников с ними в сопровождении из Ораноса. Они беззащитны.

- Пусть приходят, - сказала Амара. – Я дам им столько золота, так что смогу гарантировать, что они не вынудят меня пролить больше крови сегодня, чем нужно.

Выражение Магнуса потемнело, но он промолчал.

- Давайте действовать, - кивнул стражнику Ашур.

Стражник приставил острие меча к горлу Ника, и Клео не смогла сдержаться.

- Не надо! Не трогайте его, пожалуйста!

- Вы приведёте нас к Кристаллу, - сказал Ашур.

Она собиралась согласиться, чтобы спасти друга, но Магнус заговорил первым.

- Хорошо, мы принесём вам его, - сказал он.

- Нет, - ответил Ашур. – Мы пойдём сами. Где он?

Магнус бросил на него достаточно острый взгляд, чтобы убить, но ничего не сказал.

Амара кивнула стражнику с Ником.

- Перережьте горло.

- Нет, пожалуйста! – вскрикнула Клео. – Не делай ему больно! Храм Валории, кристалл там. Но у нас нет гарантий, что Люция ещё не утвердила его.

- Это мы можем принять, - Ашур махнул рукой стражнику, что наконец-то отпустил Нику.

Она должна была сказать им, что они хотели знать. Жизнь Ника важнее кристалла.

- Тогда давайте идти, - Амара подошла к Магнусу, потянулась, чтобы поднять его подбородок, а после опустить вниз, чтобы встретиться с ним взглядом. – Не стоит недооценивать то, на что я готова, чтобы получить желаемое. Я хочу Родичей, и я сделаю это. Я убью того, кто мне помешает. Ты понимаешь меня?

- О, да, принцесса, - прошипел он сквозь стиснутые зубы. – Понимаю лучше, чем ты думаешь.

Амара бросила на Клео ядовитый взгляд.

- Насколько лучше было бы, если б вы приняли меня, как друга!

- Я бы лучше приняла как друга вонючую свинью! – ответила Клео. – Это прекрасная альтернатива тебе!

Амара рассмеялась, а после кивнула стражнику госпожи Софии.

- Вы остаётесь. Остальные – за нами. И, Клео, Магнус… Ведите себя хорошо, и, возможно, я позволю вам увидеть восход солнца.










Глава

30

Йонас

Пелсия










Получив Родича Земли с помощью принцессы, Йонас, Лисандра и Феликс направились к другим.

Йонас не отправил её сообщения Клео. Ему хотелось получить все три кристалла, чтобы быть достойным её доверия.

Он не был уверен в том, почему это имело для него такое значение.

Утверждение Кристалла Воздуха в заброшенном городе Базилия прошло так же плавно, как и в храме, хотя воспоминания причиняли много боли. Тут пелсийские рабы восстали против лимерийских стражников, и через несколько минут торнадо убило почти всех.

Это было в прошлом. Йонас знал, что надо думать о будущем.

Здесь было много грязи и лабиринтов среди каменных коттеджей, что вели к вилле вождя в центре. Они решили нарисовать символ на поляне, где были костры, праздники и ночные развлечения вождя.

- Хочу сделать это, - настаивал Феликс.

Он прижал нож к предплечью, сделал неглубокий надрез и согнул руку, позволяя крови капать на трещины на сухой земле. Он нарисовал кончиками пальцев символ спирали, поднялся и завернул руку.

Лисандра схватилась за плечо Йонаса, когда ветер вихрем пронёсся мимо них, что заставило Йонаса задержать дыхание.

- Там. – Лисандра указала на костровую яму вождя, сейчас – просто выжженный круг посреди поляны.

Появился небольшой шар, блистающий солнцем, отражающим от его жемчужно-белой поверхности.

Лунный камень.

Родич Воздуха.

Его вид приносил сладкий вкус победы после стольких неудач.

Феликс взял его без колебаний, улыбаясь от уха до ужа.

- Прекрасно!

Он бросил его Йонасу, который поймал его и посмотрел на гладкую поверхность шара. Как и в родиче Земли, там был осколок тьмы внутри, крутившийся в бесконечной спирали.

Лисандра посмотрела на Йонаса.

- Куда дальше?

- Горы, - сказал ей Йонас, более уверенный, чем когда-либо.

Йонас привёл их на путь крови – в лагерь, на который напал вместе с группой мятежников, в зловещей тени Запретных Гор, где сейчас не осталось ничего, что напомнило бы ему о прошлом, за исключением обугленной земли вокруг дороги.

Лисандра хотела использовать свою кровь для символа огня.

Но ничего не произошло.

Йонас пытался, Феликс.

Ничего.

- Кажется, кто-то нас опередил, - сказал Феликс.

Но кто? Йонас знал, что никто не мог успеть. Они должны пытаться. Они так и делали, оставаясь на безводном и пустынном востоке Пелсии два дня, прежде чем исчерпали все попытки. Они сдались, и пошли в Оранос, разочарованные неудачей.

"Два кристалла из троих", - подумал Йонас. Этого было не так и мало.

***

Йонас знал, что они не могли больше пользоваться Серебрянной Жабой как местом встречи. Но он должен был нанести туда последний визит, чтобы увидеть, не было ли новых сообщений за эту неделю.

- Умираю от голода, - сказал Феликс, толкая входную дверь. – Давай останемся и поедим. Тут есть хороший столик в тёмном углу. Просто опустите капюшоны.

- Капюшоны в таверне не заставят всех смотреть на нас с подозрением, не так ли? – ответила Лисандра.

Йонас не согласился бы на это, но таверна была почти пуста, за исключением двух столов, занятых пьяными людьми.

Они поедят, а потом пойдут дальше.

- Мы сядем лицом к стене, - сказал Йонас, подавляя усмешку. – А поскольку тебе не посчастливилось прославиться, как мне и Лис, будешь нашим смотровым.

Теперь Лисандра была узнаваема для всех, кто стоял достаточно близко, чтобы рассмотреть её лицо в день попытки казни. И они второй раз были втроём в этой таверне.

- Счастлив согласиться, - Феликс занял своё место и махнул рукой бармену, требуя напитков. – Сегодня надо поговорить о том, что делать с двумя кристаллами теперь, когда вернулись в Оранос. Мы могли бы заработать с их помощью жизнь и золотишко на всю жизнь.

- Даже если мы не знаем, как они работают.

- Маленькое неудобство, - согласился Феликс.

Они уже часами рассматривали кристаллы, пытаясь понять, как пользоваться ими. Но это было пустой тратой сил и времени.

Йонас не сомневался, что они волшебны, но как получить доступ к магии?

Как прекрасно. Просто потому, что он верил в магию, не значило, что она ему нужна.

Он не разделял нетерпение Феликса. Он знал, что обсуждать, передать кристаллы одному из таинственных знакомых Феликса или принцессе Клейоне, бессмысленно, и это вызовет очередные жаркие дебаты.

Он скользнул рукой по двум кристаллам в кожаном мешочке, привязанном к запястью. Он не оставит их вне поля зрения, ни на секунду.

Из судьба – его решение, а не чьё-либо ещё.

Галин, владелец таверны и друг повстанцев, принёс напитки – три кружки эля, без вина, что порадовало Лисандру.

- Добро пожаловать, - тихо сказал Галин. – Приятно снова вас увидеть.

- Тебя тоже, - это было облегчением, увидеть молодого мужчину, а не его громкого седого отца Бруно. – У вас есть сообщения для меня?

Галин покачал головой.

- Нет, хотя ваша красивая молодая подруга приезжала сюда несколько раз за последние пару дней. По недавним слухам я слышал о событиях в Золотом Городе, и уверен, что у неё есть новая информация, но она не оставила мне ничего.

Йонас уставился на него.

- Какие последние события?

Галин ещё больше понизил голос.

- Кажется, принцесса Люция сбежала из города со своим наставником. Король в ярости, перерывает все города и деревни в королевстве в поиске её.

- Таким образом, романтические глупости принцессы будут означать боль и смерть многим, - сказала Лисандра с отвращением. – Эгоизм этой королевской семейки неисчерпаем.

Никто не стал спорить с нею.

- Дворец в беспорядке, - продолжал Галин. – К тому же, исчезли принц Магнус и принцесса Клейона!

Йонас внезапно потерял голос.

- Что вы имеете в виду под исчезли? – спросил Феликс.

- Имею в виду, что они ушли без следа. Некоторые говорят, что король сошёл с ума, приговорив своего наследника и его супругу к смерти. Честно говоря, не удивлён.

Клео была… мертва? Невозможно.

А если её обвинили в шпионаже? Она послала ему два сообщения, второе лишь неделю назад. Это может быть связано с…

Он рванулся из-за стола.

- Сядь, - сказал Феликс.

Его горло сжалось от боли.

- Мне нужно идти.

- Ещё нет.

- Что?

- Кто-то прошёл через дверь только что, и, уверен, ты будешь рад с нею поговорить.

Йонас повернулся, выглядывая из своего капюшона, чтобы увидеть Нериссу, вошедшую в таверну. Она посмотрела на него с глубоким облегчением и поспешно подошла к столу, стоило только Галину отойти.

- Слава богине, ты тут, - сказала она, схватив руки Йонаса.

Его сердце колотилось.

- Я только что услышал, что принцесса отсутствует. Это правда?

- Могу поговорить с тобой наедине?

Йонас возразил бы, сказав, что всё можно рассказывать его друзьям, но сдержался. Тут могут подслушивать и другие.

- Иди, - сказала Лисандра. – И поскорее.

Он провёл Нериссу к лестнице, что вела в гостиницу.

- Это лично, - она нервно осмотрела небольшую нишу.

- Это правда, о принцессе Клео? – потребовал Йонас.

- Она ушла, Йонас. Никто не знает куда.

- И принц Магнус.

- Он тоже. Это тайна, но я знаю большее. Двое стражников убиты в подземелье, в том числе капитан гвардии. Это случилось во время… допроса Клео, которую король бросил в тюрьму за измену.

Мир перед глазами Йонаса поплыл и потемнел.

- И теперь она, и парень, за которого она вышла замуж, пропали…

- Да.

- И король? Как отреагировал?

- Я не знаю. Он уединился. Но я слышал, что он боится, что принца Магнуса взяли в заложники и убили те, кто помог принцессе бежать. И, Йонас… Ты – главный подозреваемый!

В любой другой день он нашёл бы это забавным. Теперь его обвиняли в ещё одном преступлении, которого он не совершал.

Лицо Нериссы было бледным и взволнованным.

- Я не могу остаться, Йонас. И не смогу встретиться с тобой в течении определённого времени. Они всех подозревают во дворце!

- Спасибо, что рассказала то, что знаешь. Я понимаю, насколько это опасно для тебя, - его ум был в смятении, не зная, как реагировать на эту информацию. Когда-то он ненавидел эту королевишну больше всего на свете… а теперь его мир перевернулся с ног на голову при мысли, что она в серьёзной опасности, что она всё ещё в смертельной опасности, а он ничего не способен сделать, чтобы помочь ей.

Нерисса схватила его за руку, привлекая внимание к себе.

- Я ещё кое-что должна рассказать тебе.

- Что?

- Речь о твоём новом знакомом, Феликсе.

- Феликс? – нахмурился Йонас, пытаясь сосредоточиться. – Что с ним?

- Наша первая встреча оставила плохое первое впечатление.

- Я думаю, что вы достаточно хорошо погрызлись.

- Я знаю людей, Йонас. Я знаю, когда они что-то скрывают. Я видела это в его глазах. Вижу, что ты доверяешь ему, и это меня беспокоит. Так что я пыталась поискать, и нашла кое-что, - она колебалась. – Тебе это не понравился.

Йонас посмотрел ей прямо в глаза, готовя себя к плохим новостям.

- Говори, - сказал он.

***

Нерисса рассказала ему, а после ушла.

Йонас вернулся в таверну и обвёл взглядом большую комнату. Феликс в баре разговаривал с Галином. Лисандра всё ещё сидела за столом в тёмном углу, попивая эль из своей кружки.

- Лис, - обратился он к ней. Она посмотрела на него, и он дал знак следовать за ним.

Он привёл её туда, где разговаривал с Нериссой, только на сей раз повёл вверх по лестнице. Он нашёл свободную комнату на втором этаже и затащил Лисандру туда, закрывая за собой дверь.

Она с опаской посмотрела на него.

- Что случилось? Нерисса доставила о принцессе плохие новости?

- Да, но с этим я не могу справиться сейчас. У нас есть более насущная проблема.

- Что это?

- Нерисса не доверяет Феликсу.

- Не только она, - сказала она, но потом поморщилась. – Сожалею. Я знаю, ты считаешь его настоящим другом. Я должна научиться уважать его… И, действительно, он не настолько вкрадчив, как я думала.

Он с шипением выдохнул.

- Он работает на короля Гая.

Лисандра шокировано посмотрела на него.

- Что?

Она выглядела так же, когда Нерисса рассказала ему.

- Он сказал, что его воспитала группа головорезов, что работали на богача, верно? Этот богач – король. Он – наёмный убийца Кровавого Короля, - гнев Йонаса растекался в нём медленно, как холод, но превращался очень быстро в нечто материальное, за что он мог ухватиться. – Вот как он нашёл меня. Пять недель назад он был во дворце, чтобы получить приказ отследить меня и принести мою голову королю.

- Подожди… Но он не сделал этого! Ты был с ним всё это время, и он даже не пытался, верно? – Лисандра схватила Йонаса за руку. – Может быть, она ошиблась!

Он был зол на себя за то, что оказался настолько глуп, чтобы доверять тому, кого едва знал.

Информация Нериссы заставила его всё понять. Это заполнило пробелы, которые Йонас пытался игнорировать в своём новом друге.

Он верил Нериссе.

- Он ждал чего-то, - Йонас покачал головой. – Теперь у меня есть кристаллы… Клео сказала мне, что Король ищет родичей. Это его цель. Есть у тебя какие-то идеи, сколько король готов заплатить за хотя бы один из них? Ты знаешь, что он сделает, насколько сильным станет, если поймёт, как этим пользоваться?

- Йонас, пожалуйста, успокойся. Не теряй голову, это не поможет.

- Хороший выбор слов, - он застонал и провёл ладонями по лицу. – Ты права, не стоило ему доверять. Ты чувствовала что-то, ведь так?

- Да. Но, имею в виду, что я вообще очень недоверчива.

- А вот я нет! Чёрт, я не могу справиться с этим. Нужно искать принцессу.

- Забудь о принцессе на минуту. Что делать с Феликсом? Сражаться с ним?

Йонас начал расхаживать по комнате.

- Я буду сражаться с ним, но не сейчас.

- Зачем? Чего ты ждёшь?

Он встретил её взгляд.

- Потому что сначала ты должна уйти.

Она растерянно посмотрела на него.

- Зачем мне это делать?

Было бы здорово, чтобы хоть кто-то хоть один раз сделал так, как он говорит, без споров.

- Потому что он опасен.

- Я тоже опасна, если ты забыл.

Она должна увидеть причину, но у него не было времени убеждать её.

- Я собираюсь пойти туда и сказать. Я беспокоился о тебе с момента твоего побега из дворца. Не хочу ставить под угрозу твоё восстановление. Я знаю, что случилось. Это страшно для тебя. И твой брат… - его челюсть напряглась. – Тебе нужно время, чтобы залечить раны.

Она посмотрела на него.

- Я в порядке.

- Нет.

Её лицо покраснело, а глаза вспыхнули гневом.

- Да! Всё прекрасно! Оставить меня лечиться цветочками, ведь никогда я за всю свою прошлую жизнь не была одна! Тебе не нужно меня защищать! Я могу бороться с Феликсом наравне с тобой. И если он сделает шаг к тебе, я его убью!

Она была так прекрасна, когда вышла из себя…

- Ты никогда не перестанешь спорить, правда?

Она застонала от разочарования.

- Нет, можешь не стараться.

Он схватил её лицо руками, толкнул её к стене и прижался губами к её губам. Его эмоции кипели, и никогда она не казалась настолько прекрасной.

Он не мог сопротивляться. Он веками хотел целовать её, на самом деле. И это было так же хорошо, как ему казалось.

Она схватила его за рубашку, словно готовясь оттолкнуть, но вместо этого положила руки на плечи и притянула его к себе, возвращая поцелуй и позволяя забыть всё, кроме солёно-сладкого запаха губ.

Когда они остановились, он задыхался, уверенный в том, что пылает. Как и она.

- Не ожидала от тебя, - прошептала она.

- Это касается нас обоих.

- Это не меняет дела. Я не оставлю тебя.

- Хорошо, - он скользнул пальцами по её длинным тёмным волосам, его ум закрутился. – Мы будем сражаться с Феликсом вместе. Двое против одного, больше шансов.

- Сейчас?

Слова разрезали мир ножом. Лисандра застыла напротив Йонаса, и они оба смотрели в сторону входа. Опираясь плечом о дверной косяк открытой двери, скрестив руки на груди, стоял Феликс.

- Сражайся со мной, - сказал он, без следа юмора в голосе или в глазах. – Чего ты ждёшь?

Ярость вернулась, ярким пламенем встав перед глазами Йонаса.

- И как мне начать?

- Можешь не повторять. Я всё слышал. Понял, что мои друзья растворились в воздухе, и пошёл их искать. И вот вы.

Йонас отошёл от Лисандры, проклиная себя за это. Стены тут тоньше бумаги, им следовало быть осторожнее.

- Ты меня обманул, - прорычал Йонас.

- Я никогда не лгал. Скрыл правду? Может, немного.

Самодовольства в глазах Феликса было достаточно, чтобы зажечь Йонаса. Он атаковал, схватив оружие парня и выталкивая его из комнаты в коридор. Феликс легко вырвался и кулаком разбил лицо Йонаса. Йонас споткнулся и упал на землю, но Феликс схватил его за ворот рубашки и вновь поставил на ноги.

- Я убью тебя, - прорычал Йонас.

- Я бы хотел, чтобы ты попытался. Но, несмотря на все слухи о тебе, никогда не замечал за тобой особых боевых навыков. Что же в противовес? Профессионал.

- А я-то думаю, почему король держит тебя под рукой?

- Думаю. Поэтому.

- Перестаньте, - прорычала Лисандра. – Вы, оба.

- Нет, - заявил Феликс, бросив на неё холодный взгляд. – Йонас начал это, и я закончу. Иначе быть не может. Удивлён, что на это ушло столько времени.

Самодовольство сейчас изменилось на то, что Йонас считал страдальческим разочарованием.

Не сказав ни слова. Феликс столкнул Йонаса вниз по лестнице. Он споткнулся и упал, не в состоянии удержать себя, пока не приземлился с грохотом на пол. Он поднялся и, пошатываясь, ступил в таверну с Феликсом за спиной.

Йонас схватил кинжал, но Феликс сделал это первым. Он вырвал его из его рук и ударил тыльной стороной ладони Йонаса по лице, когда тот пытался встать на ноги, а после дал ногой в живот. Йонас выплюнул кровь и понял, что не может дышать; воздух был выбит из его лёгких.

Лисандра помчалась вниз по лестнице, сжимая нож в руке, но Феликс обернулся, схватил её за горло и оттолкнул к стене, заставляя врезаться в неё.

Йонас попытался встать, но понял, что колено Феликса упирается в его грудь, а лезвие приставлено к горлу Йонаса.

- Итак, мы здесь, - сказал Феликс. – Мой маленький секрет раскрыт. Жаль, я хотел сохранить его.

- Я доверял тебе, - прорычал Йонас.

- Доверие было взаимным, мой друг.

- Так убей меня!

- Разве ты думаешь, что у меня не было более удобного момента, чтобы сделать это?

- Ты работаешь на короля!

- Я работал на короля. Я сделал для него много плохого, и за всё это мне хорошо платили. С тех пор, как мне исполнилось одиннадцать, я убивал. Я был милым мальчиком. Я мог оказаться тем, кем другие не могли. В Лимеросе было хорошо работать, никаких проблем. Но всё изменилось после войны. Я изменился.

Йонас смотрел с разочарованием, почти с горем на парня, которого считал другом.

- В самом деле?

- Я сказал тебе, как я рос, только не о том, кто был моим начальником. У меня не было друзей. Я был воспитан так, что никому не доверял, никому, если они не часть моего клана. Я возненавидел этих людей, - выражение Феликса стало отстранённым. – Получил последнее задание – отследить тебя и проникнуть в вашу маленькую группу повстанцев. Но нет никакой группы. Ты один, как и я. Назови меня сумасшедшим, но я изменился в тот момент. Чувствовал, что это нужное время для меня, чтобы начинать искупать свою вину.

Йонас нахмурился, не в силах поверить.

- Да. Я не собирался убивать или предавать тебя, - голос Феликса звучал убедительно. – Но когда ты услышал что-то, что тебе не понравилось, ты решил убить меня, без задней мысли. Это не кажется хорошей дружбой.

Йонас бросил взгляд на Лисандру, с ужасом понимая, что она лежала без сознания на полу. Феликс даже не смотрел на неё.

- Я не говорю о том, что это так уж и всё. Но иногда мы раним тех, кого любим. Жизнь такова.

А после он ударил своим кинжалом Йонаса в плечо, прижимая его к полу. Йонас закричал.

- Не волнуйся, это не убьёт тебя. Я чувствую это, - Феликс разорвал кожаный мешочек на запястье Йонаса и вытащил кристаллы. Он будто взвешивал их, пытаясь понять значение в золоте, провёл пальцами по лунному камню.

- Моя кровь, мой кристалл. Это справедливость, и всё, - он бросил шар из обвидиана на Йонасу – тот приземлился на грудь и откатился в сторону. – Это всё.

Йонас смотрел через завесу боли, как Феликс повернулся и покинул таверну.

Лисандра застонала и шевельнулась. Галин выбежал из-за стойки, пытаясь помочь ей.

Йонас неподвижно лежал, прижатый к полу, пока Лисандра не вытащила кинжал и не перевязала рану.

- Всё верно, - сказала она ему тоскливо. – Лучше без него.

Йонас не был уверен в этом. Всё казалось таким хрупким. Он даже себе не мог доверять.

Он узнал мало важного, но много болезненного сегодня.

Во-первых, он проиграл.

Во-вторых, редко бывают настоящие друзья. А те, кто имеют тёмное прошлое, не всегда хотят тёмного будущего.

Он мог дать шанс Феликсу пояснить, дать ему возможность остаться, когда тот показывал свою верность снова и снова.

Казалось, не только Феликс был готов что-то доказывать.










Глава

31

Алексиус

Лимерос










Хотя многие воспоминаний Алексиуса оставались туманными, потому что Миленья заставляла его забыть заклинанием послушания, одно всегда оставалось ясным. Это были звёзды. Лунная ночь в Пелсии, когда он ястребом наблюдал за тем, как две сестры использовали кровь и смерть, украв новорождённого ребёнка из колыбели.

Он видел, как они исчезли в тёмном лесу с крошечным запеленанным ребёнком. Затем он видел, как одна сестра предала вторую, чтобы отдать ребёнка человеку, что дал ей это задание. Человеку, которого она любила, человеку, который в один день стал королём.

Ведьма была молода и глупа, готовая сделать ужасные вещи ради любви, даже убить родную сестру.

Но то, что Алексиус вспоминал ярче всего, это был момент, когда он смотрел на лицо ребёнка, думал, правда ли то, что сказали ведьмы; что это ребёнок был возродившейся колдуньей, после всех лет ожидания.

В сердце он знал, что это правда. Вот почему он посещал этого ребёнка столько лет, увидев в ней красивую, могущественную и опасную девушку.

Ночью Люцию отобрали у её матери после рождения. Алексиус пообещал, что защитит её. Он верил тогда в это всем сердцем.

Теперь они прибыли в Лимерос. Рука Люции держала его руку, и они шли к храму.

- О, Алексиус. – её дыхание замерзало перед нею в холодном воздухе, когда она говорила. – Я так много пропустила тут…

Алексиус не мог сказать много хорошего о Валории, поэтому молчал. Валория была не лучше, чем остальные, и никогда не хотела верить в это. Она хмурилась, когда смертный или бессмертный спорил с нею, и ломала их жизни с большим удовольствием, чем пела. Клейона была другой – легкомысленной, напрасным существом, что думало только о своих забавах.

Неудивительно, что царства, которые они создали, стали лишь призами в игре.

На входе возвышалась статуя Валории, осуждающая всех пришедших. Её руки были подняты вверх, и на ладонях вырезаны символы элементов, которые она представляла, символы земли и воды.

Это место бледнело перед величием Храма Клейоны, что был в шесть раз больше этого, но оно впечатляла. Чистые линии гладких блоков гранита, точные углы и острые кромки не были безвкусны и неуместны. Ничего лишнего, нет ненужного декора. Храм девственен во всех отношениях, и открыд для всех.

Но Миленья чувствовала тут силу – как и в трёх других местах.

Он думал, что пройдут не недели, а месяцы, прежде чем он придёт сюда.

Всё произошло быстрее, чем он мог себе представить.

Внутри, в центре чёрного гранитного пола, ревел огонь. Это было ироничным – ведь Клейона считалась его богиней. Но в Лимеросе это было необходимым, чтобы не замёрзнуть до смерти.

Кострище, как заметил Алексиус, разжигали в центре длинного, прямоугольного углубления, и его регулярно поддерживали одетые в красное служители храма.

Здесь вечером было очень мало людей – наверное, из-за метели и позднего часа. Они с Люцией уже сняли номер в соседней гостинице, не раскрывая личность девушки.

После того, как облака разошлись и яркая луна освещала замороженный пейзаж, почти так же прекрасно, как и солнце, она почти что притащила его сюда, желая показать, какой большой частью её жизни это было до переезда в Оранос.

Он пытался ходить быстро, но, несмотря на то, что рана Ксантоса хорошо зажила, нога всё ещё беспокоила его. Это было суровое напоминание о смертности.

Люция потащила его к проходу к алтарю. Там она сжала его руки своими и посмотрела ему в глаза.

- Тут мы поженимся, - сказала она, и широкая улыбка осветила её небесно-голубые глаза.

- Здесь? – он поднял брови и осмотрелся вокруг. – Не уверен, что тайно сбежавшие принцессы должны жениться в общественных местах, если хотят оставаться в тайне.

- Может быть, я не хочу, чтобы это было тайной. Может быть, я хочу, чтобы все знали… даже отец! – она поцеловала его, обняла и притянула поближе к себе. – Он поймёт.

Он подумал, что король так желал родичей, что согласился бы на этот брак, лишь бы заполучить оных. Но он не был уверен. Последняя встреча прошла хорошо, но король был озабочен и сгорал от нетерпения из-за отсутствия времени и прогресса.

Если б он только знал правду.

- А твой брат? – спросил Алексиус.

- Он может быть более серьёзной проблемой, - её улыбка всё ещё никуда не пропала, когда она отстранилась от него. – Магнусу придётся поверить, что я люблю тебя. Он понимает любовь, несмотря на то, признает ли это. Он увидит в моих глазах, что это правда и ничего уже не изменить. Я всегда хотела быть с тобой.

Его сердце зависло мёртвым грузом в его груди, когда он коснулся её щеки, пытаясь иссушить её образ в своей памяти.

Люция наконец-то нахмурилась.

- Почему ты смотришь так грустно?

Он покачал головой.

- Я не грустен.

- А это что, счастливый взгляд? Должна сказать, меня это беспокоит. Ты не передумал?

Второй, третий, четвёртый… миллионный. Каждое решение, что он сделал, всё было в тайне.

- Нет, это не касается тебя.

- Хорошо. Я понимаю, что мы разные, и я не знаю… не знаю, ты очень долго вообще…

"Я знаю тебя всю жизнь, - подумал он. – Смотрел на тебя. Защищал тебя. Почти семнадцать лет я ждал".

- Но это верно, - продолжала она. – Я никогда ни в чём так не была уверена!

Алексиус взял её за руку, проводя большим пальцем по аметисту в её кольце. Он вспомнил, как видел это кольцо на пальце Эвы. В конце концов, при всей своей власти, оно не спасло первую волшебницу от её злейшего врага.

В первых совместных снах Алексиус сказал, что Эва погибла, потому что полюбила не того. Но это было ложью. Любовь, по крайней мере, любовь самой Эвы, не имела ничего общего с кончиной колдуньи.

Ирония. Теперь он таков.

Люция смотрела на сводчатый потолок и на несколько молящихся на жёстких деревянных скамейках. После она повернулась, чтобы взглянуть на огонь, что дарил посетителям тепло от постоянного холода снаружи.

- Мы можем утвердить кристалл здесь? Теперь? – спросила она.

- Ещё нет.

Она нахмурилась.

- Что значит "ещё нет"? Потому что тут посетители?

- Нет. Это потому, что тут должно случиться что-то. Тут не было магии крови и стихийного бедствия. Это не будет в правильном порядке, но надо сделать… Это место, - он осмотрелся, - якорь. Тут всё должно закончиться. И конец обозначит начало.

Она улыбнулась его загадочной речи.

- Я не понимаю.

- Я хотел бы тебе всё пояснить, но это невозможно, - он потёр грудь. – Но вот мы здесь. Вот где судьба ждала нас все эти века.

Она терпеливо смотрела на него, словно забавляясь этим бредом.

- Что мы должны сделать, чтобы принять эту судьбу?

Она была столь любопытна, столь ненасытна… Он подумал, что было бы, если бы он по-настоящему был её наставником, чтобы помочь с её магией.

- Всё в крови, принцесса. Кровь – магия. Это ключ ко всему – ключ к жизни, ключ к свободе, ключ к лишению свободы.

Она засмеялась, удивляя его, и наклонилась вперёд, чтобы поцеловать его.

- Ты запутался сегодня, не так ли? Не волнуйся, кровь меня не пугает.

Ему хотелось бы чувствовать то же самое. Его грудь болела всё больше с каждым мгновением колебания – невидимые знаки, приковывающие его к Миленье, управляющие им день и ночь.

- Она заставит меня сделать это… Знай, пожалуйста, это не мой выбор.

Её улыбка исчезла, а выражение стало мрачным.

- Ты беспокоишься, да… Я здесь, - она обняла его, обхватив руками плечи, чтобы притянуть к себе поближе. – Мы сделаем это вместе.

Она задохнулась, когда он ударил её кинжалом в живот.

- Мне очень жаль, Люция, - прошептал Алексиус. – Это не я. Что-то более могущественное контролирует меня.

Он вытащил оружие из неё. Она отшатнулась и упала на колени, касаясь раны и шокировано глядя на окровавленные пальцы. Кровь текла из раны, впитывалась в платье и разливалась на полу храма.

В других местах понадобилось много крови, чтобы вызвать нужный эффект – торнадо, землетрясение, лесной пожар. Кровь рабов лилась на дороге, которую они вынуждены были строить. Кровь восстания во время битвы в храме и в горах. Кровь десятков смертных пролилась, три раза, чтобы призвать три Родича.

Это судьба. Всё это.

Но кровь колдуньи более могуча, чем сотни обычных смертных.

Миленья тысячу лет ждала этого. Пролилась кровь Люции – вот, теперь завеса между мирами рухнула достаточно, чтобы кто-то могущественный, старейшина, сбежал из её тюрьмы и получил то, что хотел.

Через туман ужаса Алексиус услышал крики тех, кто был свидетелем этого. Они бежали из храма, оставляя его наедине с Люцией.

Здесь не было героев, что вмешались и спасли бы её.

Только один бессмертный злодей сжимал кинжал.

Под заклинанием Миленьи он каждый раз думал, что слова, которые он говорил, причиняли ему боль, но это было ничто в сравнении с той болью, что он чувствовал при виде страданий Люции, и эта боль была сильнее физической.

- Что… - выдохнула Люция. – Зачем ты… зачем ты это сделал? Алексиус… Зачем?

Ледяная буря собралась, вызванная кровью Люции, развернувшаяся выше храма Валории и разрушающая все окна. Сосульки, острые, словно мечи, быстрые, словно молнии, летели сквозь открытые окна, пронизывая пол или раскалываясь на тысячу мелких кусочков.

Алексиус просто стоял, молча наблюдая, как истекала кровью Люция. Она смотрела на него с болью и изумлением на бледном лице.

Не было ярости или обвинения, только изумление.

Сильный шторм окружал храм. Он не сомневался, что любой, оказавшийся на улице, уже погиб бы. Не было времени найти убежище от бури. Их тела найдут вокруг храма, замороженные и пронзённые кусками льда.

Но их смерть не имеет смысла. Только кровь Люции значима.

Миленья была так права. Но не во всём.

Люция могла уничтожить его силой мыслью, но она не защищалась от него своими элементалями. Она была просто девушкой, которую предал парень, что она его так любила.

Он опустился на колени перед нею и взял её за плечи, изо всех сил пытаясь говорить помимо боли, что могла остановить правду.

- Эта рана не убьёт тебя, но следующая – да. Ты должна защититься от меня, пока у тебя есть шанс.

Её мучительный взгляд пытался найти его.

- Алексиус… Прекрати это…

- Моя миссия вырезана на моей коже, Люция. Миленья вынудила меня слушаться её команд, и я не могу остановить это, только отсрочить, - каждое слово было ножём в горло. – Миленья хочет, чтобы ты умерла здесь и сейчас.

- Зачем?

- Твоя кровь волшебна, так же могущественна, как была могущественна Эва. Она не хочет вернуть Родичи в Убежище. Она хочет их себе, и она планировала это, ждала этого тысячелетиями.

Её глаза расширялись с каждым сказанным словом.

- Ты меня обманул, - её дыхание стало рваным. – Как ты мог? Я доверяла тебе!

Он взял каждую унцию своей силы, чтобы противостоять далёким компандам ударить Люцию клинком в сердце и украсть её жизнь. Заклинание послушания Миленьи горели в нём, но он сопротивлялся. Должен быть выход.

Он схватился за лезвие дрожащей рукой.

- Ты должна убить меня.

Она покачала головой.

- Что? Нет! Ты… Ты сказал, что эта рана не убьёт меня. Я ещё жива, я здесь… Пожалуйста, все эти заклинания. Что она наложила… Ты должен сопротивляться!

- Я пытаюсь, - прошипел он сквозь стиснутые зубы. Но это было невыполнимой задачей.

Миленья победит, всегда знала, что победит.

Его сила ушла. Всё внутри кричало покончить с этим, убить её. Но он всё ещё держался.

- Она сделает всё, чтобы освободить его, - сказал он. – Она считает, что любит его и что это её оправдывает.

- Что? Миленья? Меня не волнует, кого она любит. Я люблю тебя! Остальное неважно! Я люблю тебя, Алексиус!

- Почему ты не делаешь так, как я говорю, и не защитишься от меня?

- Потому что это не урок элементалей! – прошипела она. – Ты не мой учитель! Ты тот, кого я люблю, и я не сдамся!

Она думала, что всё ещё был выбор, на который можно надеяться, и что они будут вместе.

Он хотел, чтобы она была права.

Она была так прекрасна, эта молодая девушка, что украла его сердце. Так красива и храбра, даже после того, как он сделал столько всего, чтобы она ненавидела его.

- Ты всё ещё не поняла. Она уже победила. Теперь только вопрос, кто погибнет, ты или я. Клянусь, это буду я.

Он сжал рукоять кинжала и с каждой каплей силы, что была в нём, всунул нож в своё сердце.

- Нет! – закричала Люция. – Алексиус, нет!

Боль была сильна, но она отличалась от боли из-за сопротивления заклинанию Миленьи. Эта боль освободила его от чар, что делали его рабом.

Золотой вихрь на груди стал светиться ярче под кровью, что скрывала его. Кровь смешалась с кровью Люции, и снежная буря начала спадать.

Она наклонилась над ним, слёзы текли по её щёкам.

- Я люблю тебя, - сказал он. – мне так жаль, что я был слабее тебя…

Она покачала головой, зажимая руками его раны. Её руки начали светиться. Она пыталась исцелить его.

Это почти заставило его улыбнуться. Она уже знала, что магия Земли не может исцелить ссыльного Хранителя, ни его волшебство, ни её. Но она пыталась.

Крик сорвался с её уст.

- Ты не можешь оставить меня! Ты нужен мне!

Наконец-то после долгого командования Миленьи его голова была далека от её влияния. Это означало, что у него осталось не так и много времени, но он использует его, чтобы помочь своей возлюбленной.

Он привлёк её ближе к себе.

- Пожалуйста, послушай меня. Слушай меня очень внимательно.

Её горячие, солёные слёзы падали на кожу, когда он начал говорить, но их тепло не могло остановить холод, что стремительно распространялся по всему тело. На протяжении всей своей долгой жизни он всегда спрашивал, каков будет момент его смерти, если о будет. Он никогда не думал, что станет настолько глупым, чтобы оставить святилище и рискнуть бессмертием из-за девушки.

Но ради этой девушки он бы рискнул с удовольствием.

И перед смертью он поцеловал её в последний раз и сказал ей всё, что ей нужно было знать о том, что совсем скоро придёт.










Глава

32

Магнус

Лимерос










Эта поездка в Лимерос дала ему достаточно проблем, особенно то, что он имел дело с Крешийцами, более обманчивыми, чем считал отец, и они добавили ряд новых проблем. На пути к храму Магнус представлял себе, как он будет их убивать.

"Медленно", - подумал он. Очень медленно.

- Сколько там ещё? – спросила Амара брата, и её медовый голос наполнился нетерпением.

- Не так уж и долго, - отметил Ашур.

Магнус не мог не заметить, что карета шла по извилистой дороге в храм, когда Ашур сказал, куда они направляются. Это занимало почти в два раза больше времени. Чем нужно было.

Езда давала ему достаточно времени, чтобы обдумать ситуацию, но слишком мало, чтобы найти из неё выход.

Он видел в Амаре угрозу доныне, но был отвлечён её красотой и освежающей прямотой. Конечно, он был не первым, допустившим такую ошибку.

Клео сидела напротив него в карете, сложив руки на коленях, и тихо смотрела из окна на снежный пейзаж. Внешне она была так безмятежна, но он был уверен, что за этими глазами бушевала буря. Клео не позволила бы им убить Ника, и он знал это. Он даже не винил её за то, что она рассказала им о храме под таким давлением.

Ну, он обвинял её немного. Но что сделано, то сделано.

Они наконец-то достигли храма. Магнус вышел из кареты и остановился в шоке. Ледяной шторм силой, которую он никогда не видел прежде, опустошил всё. Толстые осколки льда торчали из заснеженной земли. Части тела, отрезанные льдом, были разбросаны повсюду. Кровь, чёрная, словно чернила, окрасила морозную землю.

Клео с ужасом оглянулась.

- Что тут случилось?

Амара рассматривала тут всё, уперев руки в бока.

- Стихийное бедствие, судя по всему. Думаю, это хороший знак того, чтобы приехали в нужное место.

Магнус присел рядом с телом, понимая, что нашёл голову почти замёрзшего человека. Этого было достаточно, чтобы сказать ему, что это случилось не так уж и давно. Но прошёл минимум час, как умер человек.

Небо было тёмным, но безоблачным, не показывающим ничего, кроме яркого полнолуния, что освещало кровавую сцену перед ними, пока Лимерос спал.

- Мы должны зайти внутрь? – оживлённо спросил Ашур.

Магнус помедлил, и стражник толкнул его вперёд. Хотелось схватиться за оружие, но у них всё отобрали на вилле госпожи Софии.

Внутри Магнус увидел, что лёд проник сквозь стены храма. Пол был покрыт холодным, кристально-прозрачным слоем, и некоторые льдины уже начали плавиться.

Стражник толкнул его вновь, когда они подошли к алтарю.

- Осторожно, - прорычал Магнус. – Или я убью тебя первым.

Стражник рассмеялся.

- Увидим, мальчик?

Мальчик? Этот чёртов крешийский стражник даже не потрудился использовать его королевский титул. Это было сильнейшим оскорблением.

Магнус определённо убьёт его первым.

Но Магнус забыл о наглой страже, когда увидел огромное количество крови на чёрном гранитном полу у алтаря.

Там не было ни одного тела. Только кровь, освещённая вечным огнём, что всё ещё горел посреди храма.

Первой его мыслью было беспокойство о Люции.

"Где ты, сестра?"

- Итак, мы здесь, - сказал Магнус, заставляя себя говорить спокойно и контролируя себя. – Добро пожаловать в Храм Валории.

Амара огляделась.

- Уверена, до бури это выглядело куда лучше.

- Не очень.

Клео обнимала себя, скрестив руки перед собой, словно даже её тяжёлый плащ пропускал холод. Она бросила взгляд на Магнуса, и тот быстро отвернулся.

- Магнус, -сказала Амара, - вы должны больше гордиться своей маленькой родиной. Мой отец всегда говорил, что лимерийцы высокоморальны и хорошо ведут себя. И королю Гаю удавалось контролировать их страхом и запугиваниями.

- Эта тактика хорошо влияет на тех, кто позволяет себе бояться и пугаться.

Ашур молчал, позволяя говорить его сестре. Он, казалось, был более обеспокоен трупами, чем она.

- Ничего не хотите сказать, принц Ашур? – спросил Магнус.

Ашур ответил ему натянутой улыбкой.

- Совсем нет. Я бы предпочёл наблюдать.

- Это мой брат… - Амара посмотрела на него с нежностью. – Наблюдатель. Наблюдатель… Я всегда в детстве верила, что у него могут прорасти крылья, и он присоединится к своим друзьям в Убежище.

Как мучительно тихо.

- Во всяком случае, - начал Магнус, - Люция считает, что тут есть Родич Воды. Начнём поиски, это может занять всю ночь.

Ночи будет более чем достаточно, чтобы суметь украсть оружие и убить тех, кто будет на его пути, начиная с наглой стражи.

- Да! – Клео с готовностью пошла на его уловку. – Это как восхитительная игра в прятки.

Он едва ли не рассмеялся вслух. Да, какая восхитительная игра

- У меня есть идея получше, - Амара кивнула стражнику, что схватил Клео за руку и резко перерезал её ладонь кинжалом.

Она вскрикнула, одёрнув руку.

Магнус боролся с желанием вырваться и броситься к ней. Стражники были рядом с ним, и он знал, что те без колебаний перережут ему горло.

- Мы знаем о ритуале крови, - сказала Амара. – Поэтому не будем тратить время.

Глаза Клео расширились.

- Как вы могли узнать о…

Магнус не удивлялся. Ответ на этот вопрос был на дороге с виллы госпожи Софии.

Благодаря принцессе, Ник многое знал. И он едва мог держать рот на замке. Хотя, справедливости ради, Магнус мог только догадываться о том, как крешийцы принудили его рассказать всё, что было им нужно.

- Не заставляйте меня ждать, - сказала Амара, постукивая ногой. – Или я вновь пошлю пару словечек со стражником на виллу, чтобы тебе принесли кусок твоего рыжего лучшего друга.

Клео обменялась кратким, страдальческим взглядом с Магнусом, встала на колени, откатила в сторону несколько осколков льда, чтобы очистить площадь. Она сделала глубокий вдох, а после пролила несколько капель крови на пол и начала рисовать символ воды – две кривые параллельные линии.

Так много для времени, чтобы понять это.

- Всё, - закончила Клео, а после встала, глядя на крешийцев.

Амара осмотрелась с нетерпением, словно ожидая, что откроется крыша и польётся магия.

Ничего не случилось.

- Как долго это будет? – резко, с нетерпением спросила Амара.

- Я не знаю, - так же резко ответила Клео. – У тебя есть ещё дела сегодня? Ненавижу задерживать людей!

Выражение крешийской принцессы стало кислым.

- Ты когда-то думала обо мне, Клео? Или только притворялась дружественной, надеясь, что я спасу тебя от той катастрофы, в которую превратилась твоя жизнь?

- Несмотря на то, что ты обещала сделать для меня, никогда у меня не получалось игнорировать ощущение, что, когда ты рядом, словно пауки ползают по моей коже. Я знала, что не могу доверять тебе.

- Или, может быть, ты лишь ревновала меня из-за моих… приключений с Магнус. Тебе определённо не нравится, что я получаю то, что хочу.

- Определённо? Нет. Жалкая и нуждающаяся? Больше подходит тебе.

- Хватит, вы, обе! – вмешался Ашур.

- Нет, стой, брат. Клео должна уважать меня за то, что ей не хватает – за силу получить желанное, независимо от того, что это. Если б я была на её месте, я б не лежала и не принимала поражение без борьбы. Я горела бы местью днём и ночью, искала бы любую возможность изменить всё! Я предложила тебе шанс, ты проигнорировала его.

- Так это правда, что между вами был союз попытаться уничтожить моего отца? – промолвил Магнус.

Он не мог сказать, что был удивлён, но это заставило его чувствовать себя немного неловко.

- Твой отец не имеет смысла в этой схеме, - сказал Ашур. – Едва ли стоит задумываться.

- Думаю, он не согласен, - ответил Магнус. – Даже уверен в этом.

- Да где же это? – прошипела Амара. – Почему кристалл не показал себя? Сколько ждать?

Выражение Клео оставалось бесстрастным.

- Понятия не имею.

Внезапно вспышка цвета на полу перехватила взгляд Магнуса. На чёрном граните между двумя скамейками он увидел мазок малинового.

Он попытался удержать дыхание.

Это символ воды, выраженный кровью. Вот как сказала бы Люция.

Была ли это её кровь? Была ли она жива? Любила ли она ещё своего Алексиуса, счастлива ли? Или он лишь манипулировал ею, чтобы получить желаемое?

Не было способа знать наверняка, пока он не увидит её.

Амара обратила внимание на реакцию Магнуса на это. Она проследила за его взглядом, посмотрела на символ, и выражение её лица потемнела.

- Твоя сестра, да? Люция взяла кристалл.

- Это была не Люция, - другой голос заговорил с противоположной стороны алтаря, и фигура в плаще вышла из тени. – Это была я.

Молодой человек откинул капюшон, и Магнус на мгновение был уверен, что это Йонас Агеллон.

Но вместо того, чтобы увидеть самодовольное лицо повстанца Йонаса, вспыхнули ярко-рыжие волосы.

Ник протянул руку, демонстрируя небольшую аквамариновую сферу – того же цвета, что и глаза Клео, - которую он держал в руке.

Клео шокировано смотрела на него.

- Ник! Но как?

- Стража, схватить его! – прорычала Амара. – убейте его, заберите кристалл!

- Нет, - твёрдо сказал принц Ашур, прежде чем стражники сделали шаг. – Вы не сделаете это. И если один из вас за эту ночь послушается приказов моей сестры, то глубоко пожалеет об этом.

"Неожиданно", - подумал Магнус. Очень неожиданно.

Ник двинулся вперёд. И его взгляд всё ещё не отрывался от шокированной Клео.

Магнус понял, как мало они сделали с Клео. Парень был связан и оставлен под наблюдением стражника. Стражника, что убил бы его, когда он вызовет проблемы.

Магнус решил, что больше никогда не будет недооценивать Николо Кассиана.










Глава

33

Ник

Четырьмя днями ранее










Ник продирался сквозь тяжёлый туман беспамятства, пытался выбраться из клубка сновидений и кошмаров и найти путь в бодрствующий мир. После того, как прошла целая вечность, он открыл глаза.

Вызванный зельем сон не был нормальным сном. Это было тяжелее, глубже, ему казалось, что именно так чувствуют смерть. Но он ещё был жив. Сейчас.

И у него чертовски болела голова.

Он приподнялся и обнаружил, что лежал на койке в маленькой тёмной комнате. Он пробрался к окну справа от него, и, не обращая внимания на головокружение. Задохнулся от сцены снаружи. Тёмная вода, сколько только можно увидеть, под занавесом ночи.

- Мы на пути в Лимерос, - сказал низкий голос.

Он обернулся, чтобы увидеть Ашура в тени. Без единой мысли, Ник напал. Он пытался ударить идеального принца в лицо, но Ашур схватил Ника за руку и завернул её за спину достаточно сильно, чтобы Нику было больно даже вдохнуть.

- Молчи, дурак, - прорычал Ашур. – Они тебя услышат.

- Ты собираешься разорвать мою руку.

- Нет, если ты замолчишь.

- Хорошо.

Ашур стоял ещё мгновение, прежде чем отпустить Ника, который вновь развернулся и ударил его в челюсть. Принц откинул голову назад, но не мстил. Он поморщился и потёр подбородок.

- Я заслужил это.

Ник смотрел на него, до боли сжимая кулак.

- Я убью тебя.

- Нет, не убьёшь, после того, как услышишь меня.

- Слушать тебя? – крикнул Ник. – Зачем? Что ещё ты хочешь мне наврать?

Ашур прижал руку ко рту Ника и толкнул его к стене, его выражение стало жестоким и злым.

- Если она узнает, что ты проснулся и причиняешь неприятности, она вновь погрузит тебя в сон. Постоянно, если встанешь на её пути. Ты жив только потому что я убедил её в том, что ты нужен нам.

Ник отодвинул руку.

- Нуждаетесь? Спасибо огромное! – на сей раз его тон, впрочем, был тих, едва громче шёпота.

Ашур кивнул.

- Так-то лучше.

- Стремлюсь понравиться.

- Я знаю, что ты ненавидишь меня.

- Ты обманул меня, опоил и бросил на корабль против моей воли. Думаю, у меня есть основания ненавидеть тебя. Я бы передал королю Гаю твою задницу на блюде, если б знал, что вы действительно хотите!

- Моя сестра очень амбициозна. Мы никогда не делили интересы до недавнего времени. Я всегда был исследователем, в отличии от неё, и мои поиски привели меня к легендам Митики. Я очаровался ими достаточно, чтобы приехать сюда и поучаствовать лично.

Ник раздражённо смотрел на него.

- Ты собираешься мне всю свою жизнь пересказать? Кажется, у меня есть много времени, ведь я заперт на этом корабле!

Ашур рассматривал его со смущением и сел в соседнее кресло. Это была единственная мебель в комнате, если не считать неудобную кровать Ника.

- Ты должен выслушать меня, это поможет тебе принять решение.

- Какое решение?

- Не хочешь ли ты помочь мне.

Ник рассмеялся, и звук был резким и резал даже собственные уши.

- Ты меня использовал, сыграл в игру, - промолвил Ник. – И она отлично прошла.

- Это не игра для меня, - вздохнул Ашур. – Не всё.

- Говори. Скажи, что хочешь, или оставь меня в покое. Или убей. Одно или другое, - он действительно не хотел перерывать принца. Может, это хорошая идея – закрыть рот и послушать.

- Это не заняло много времени, пока Амара заинтересовалась в Родичах. Я был дураком, рассказав ей об этом или о легендах. И я рассказал ей всё. Предполагаю, я просто искал кого-то, чтобы поговорить, потому что у отца не было для меня времени, а братья были заняты либо армадой отца, зарабатывая славу. Либо судом, когда были дома. Амара внимательно слушала, но я понятия не имел, насколько это серьёзно, пока она не приехала сюда с целью найти Родичей независимо от способов.

- И вот мы здесь, - сказал Ник с отвращением. – Вы двое – фантастическая команда.

- Нет, не команда. Я не одобряю её тактику. Мне противно её стремление к власти.

Было трудно в это поверить, если не сказать больше.

- А зачем тебе кристаллы? Украсить простую полку?

- Есть больше точек зрения, с которых следует смотреть на них. Родичи опасны, вместе или отдельно. Моя цель – чтобы эти кристаллы не были у тех, кто злоупотребит этим.

- Если ты так говоришь…

Ашур имел наглость улыбнуться, что так разозлило Ника.

- Что смешного? – спросил он.

- Ты.

- Прекрасно. Только знаешь, что мне ещё нужно? Подтверждение, что я всё ещё источник развлечения, даже после того, как провалялся без сознания. Кстати, долго?

- Почти два дня.

- Два дня. Неудивительно, что хочу пить, - Ник провёл рукой по волосам, зная, что они вновь торчали в разные стороны. – Если хочешь, чтобы я сказал, что ты столь благороден…

Тень пересекла выражение Ашура.

- Я никогда не говорил о своём благородстве. Я сделал много непростительного в своём прошлом, но сейчас всё иначе. Я хочу быть лучше!

Он хотел спорить, но принц убедил его. Он ненавидел себя за веру в то, что Ашур пытался исправить действия своей сестры, но это ничего не меняло.

Нику нужно было увидеть Клео. Что бы он ни сделал, чтобы выжить, он сделает все, чтобы знать, что с ней все в порядке.

- Почему ты не позволил принцессе Амаре убить меня? – спросил он.

- Ты не можешь умереть, - Ашур посмотрел на него, словно на сумасшедшего. – Я не позволю. Я сказал, что ты важен для меня, и это не было ложью, Ник.

Он искал в лице Ашура обман, но встретил только искренность

- Как я могу поверь в это?

- Дай мне шанс, и я докажу, что достоит прощения. У меня есть план остановить Амару, показать ей, что она делает не так. Это сработает. Она доверяет мне.

- Доверие, кажется, это наша общая проблема.

Улыбка заиграла на губах Ашура, но моментально пропала.

- Я знаю, что сломал мост между нами, который мы начали строить, и сожалею об этом больше всего.

Ник молчал, боясь заговорить. Слова делали его уязвимым. Это глупо. Особенно с принцем, по некоторым причинам.

- Я принесу тебе поесть и попить, тебе это нужно, - принц поднялся, на мгновение останавливаясь в дверях, и посмотрел через плечо. – Ты должен знать, что я никогда не планировал целовать тебя в ту ночь. Я просто хотел поговорить с тобой, и всё.

Ник покачал головой.

- Не знаю, что и сказать.

- Кое-что толкнуло меня – твоя печаль, уязвимость, - и я принял глупое решение. Днями позже я был уверен, что вызываю отвращение.

Ник был в замешательстве. Никакой определённости.

Но не противно.

Ашур посмотрел ему в глаза.

- Когда всё закончится, я попрошу у тебя прощения. Не сейчас. Знаю, ещё слишком рано. Но обещаю, что этого не повторится.

Слова едва-едва смогли сорваться с языка Ника.

- Что я должен делать всё это время? Притворяться спящим?

- Нет, Амара не дура. Она будет знать, что ты не спишь. Но молчи и не привлекай внимание. Я посещу тебя снова, чтобы рассказать план.

- Всё в порядке.

Ашур остановился.

- Я хочу тебя спросить кое-что, когда всё закончится.

- О чём?

Улыбка Ашура вернулась.

- Ты должен дождаться, и увидишь.

- Это важно?

- Очень, - он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Неожиданная надежда вспыхнула в груди Ника.

- Тогда, думаю, я дождусь и увижу.










Глава

34

Клео

Лимерос










У Ника был кристалл. Настоящий. Один из легендарных Родичей здесь, в пределах досягаемости Клео, и это столь же прекрасно, как она предполагала.

- Что это, Ашур? – тон Амары оставался спокойным, но выражение лица стало ледяным, словно осколки, разбросанные вокруг храма.

- Никогда не любил насилие, сестра. - сказал он. – Кроме случаев крайней необходимости. Ты больше пошла в отца, чем я когда-либо. Если б он знал, что кристаллы существуют, он бы превратил это королевство в прах, чтобы отыскать их, и убил бы всех, кто встанет у него на пути. Не понимал до сих пор, сколько у вас с ним общего.

Они работали вместе, Ник и Ашур. Эта мысль приносила сладостное облегчение Клео после того, когда она думала, что всё потеряно. Она бросила на Магнуса взгляд, чтобы увидеть, как он сосредоточен на противостоянии, сжимая руки в кулаки.

Амаре хватило ума, чтобы отступить.

- Я никого не убила и не угрожала. Но я не понимаю, как Ник оказался тут! Он был связан!

-Связан… с кинжалом, что я дал ему на корабле.

Она зашипела.

- И стражник?

- Я взял на себя смелость подмешать немного сонного зелья в флягу, что он всегда носит с собой. И попросил кучера выбрать долгий путь, чтобы Ник был первым.

Амара смотрела на него с недоверием и отввращением.

- Всё из-за чего, Ашур? Этот раб отдаст тебе кристалл, ты хочешь верного приспешника?

Верный приспешник? Клео тревожно посмотрела на Ника, и он брезгливо усмехнулся и покачал головой, отрицая заявления Амары.

Ашур шагнул вперёд, ближе к тёплому огню, вокруг которого образовался ров из-за расплавленного снега и льда.

- Этим кристаллом не могу владеть ни я, ни любой смертный, ни отец в частности. Он и так достаточно могуществен.

- Но я хочу! – сказала она.

- Нет. Волшебство останется здесь и будет под замком. Слишком опасно переносить его.

Амара смотрела на него, словно впервые увидела достаточно чётко.

- Ты сумасшедший, ты знаешь об этом? Понятия не имела, что мой брат сумасшедший! Я думала, он безответственный и потакает своим слабостям, но что он хитёр и обманчив, когда ситуация требует… Я оценила, что ты можешь быть хитёр и обманчив со мной. Думала, мы более похожи.

- Во многом, Амара. Но не в этом случае.

Клео оставалась совершенно неподвижной. Что это? Он действительно противостоял сестре в её жажде власти?

Сама мысль о Амаре, имеющей доступ к власти, вызывала у Клео отвращение. Девушка была непредсказуема, а сегодня она доказала свою безжалостность.

- Это того стоит, - заговорил Ник, сжимая кристалл и подойдя ближе к Ашуру. – И, возвращаясь к обвинениям, я не приспешник. Но я помогаю принцу Ашуру, и он поможет Клео. Я думал, он использовал меня, но он на нашей стороне. Ничто не было бы возможным без него.

- Это отвратительно, - прошпела Амара. – Брат, у тебя реальные чувства к нему, после всего этого! Я понятия не имела… Ты обманул меня! Всё для оранийского стражника, о которого нельзя даже сапоги вытирать!

Реальные чувства? Ник рассказывал Клео о своём странном поцелуе с принцем. Может быть, это всё дало шанс чему-то… большему?

Ник не ответил на её взгляд.

Ашур прищурился.

- Прекрати играть, Амара. Ты проиграла. Всё кончено.

Она покачала головой, а после легко рассмеялась.

- Конечно. Ты прав. Я потеряла контроль. Мне был нужен кто-то, кто показал мне, что я выбрала плохой путь, - она судорожно вздохнула, схватила за рукав брата и посмотрела в его лицо. – Мне очень жаль.

Слишком быстро сдалась. Клео с недоверием смотрела, как Амара обняла брата.

- Я прощаю тебя, - Ашур поцеловал её в лоб, и облегчение затопило его глаза. – Я простил бы мою семью за что угодно.

- К сожалению, я не прощаю. – блеснула сталь в её руках, когда она вытащила кинжал из складок плаща. Прежде, чем Клео смогла закричать или даже вдохнуть воздух, Амара вонзила его в грудь Ашура.

Он смотрел на неё, широко раскрыв глаза.

- Отец будет так разочарован в тебе, - сказала она, повернув кинжал.

Ашур схватил оружие своей сестры, отталкивая её от себя. Он вытащил кинжал из груди с криком боли, а после тяжело упал на колени.

- Нет! – закричал Ник, бросаясь к Ашуру.

Амара кивнула стражнику, что ударил Ника кулаком в лицо. Он упал на землю и упустил кристалл, позволяя ему катиться по полу.

Амара наклонилась и подняла его.

Ник, носом которого пошла кровь, зажал рукой рану на груди Ашура.

Клео и Магнус в ужасе переглянулись.

Ашур схватился за плащ Ника, окрашивая его своей кровью.

- Пожалуйста, прости меня. Никогда не хотел причинять никому боль, особенно тебе.

- Я прощаю тебя, - прошептал Ник, его голос звучал сбивчиво. – Прощаю за всё.

Ашур упал, его взгляд опустел и стал стеклянным.

Дрожа, Клео наблюдала за Амарой, ожидая её реакцию на убийство своего брата.

- Императора это не осчастливит, - сказал низким голосом Магнус.

Амара вздохнула.

- Ты прав, он не обрадуется. Когда я скажу ему, что его младший сын был убит наследником короля Гая, он захочет отомстить, - она посмотрела на Клео, что смотрела на неё с шоком и отвращением. – Месть должна быть быстрой и беспощадной, не оставлять позади себя ничего, кроме костей. А теперь, простите, я должна вернуться в Крешию, где могу оплакать брата с моими людьми. Но спасибо, что привели меня к этому.

Амара спрятала аквамариновую сферу в плаще и указала на троих своих стражников.

- Останьтесь тут и убейте их всех. Уничтожьте их тела. Не оставьте ничего, что может показать, что мы были тут. И, вы, двое, - она махнула в сторону двух оставшихся стражников, - идите за мной.

Она прошла достаточно близко к Магнусу, и на мгновение Клео показалось, что он может свернуть ей шею, но он не сделал этого. Это, как показалось Клео, было не уместным сейчас. Его склонность к насилию для решения проблем была вполне приемлема сейчас.

Она повернулась, чтобы увидеть Ника с безжизненным телом Ашура на руках. Ник не двигался, едва дышал, на его лице застыло выражение боли и горя.

Сердце Клео болело за него.

Ник оплакивал смерть принца, но это не затянется надолго.

Принцесса уже дала понять, что трое из них последуют за принцем Ашуром.










Глава

35

Магнус

Лимерос










- Прекрасно, - промолвил Магнус как можно спокойнее, когда Амара с двумя стражниками покинула храм. – Пора договариваться. У меня есть намерения сохранить себе жизнь, так что, вопрос только один: сколько золота это будет для меня стоить?

Стражник, что толкал его и называл "мальчиком", подошёл ближе, глядя так, словно это был кусок дерьма на подошве его сапога.

- Золото?

- Да. Как я знаю, Крешия столь же расточительна, как и Оранос. Мой отец король. У него много золота. Я могу вам организовать его больше, чем вам нужно.

- За всех троих?

- Амара просила вас убить нас и сжечь. Органов за пределами храма будет с головой на нас троих.

- Интересное предложение. Но этого не будет.

Магнус скривился.

- Она только что убила её брата и обвиняет в этом меня. Вы думаете, что она даст свидетелям выжить?

- Она нуждается в нас.

- Она ни в ком не нуждается. Теперь, когда у неё есть кристалл, у неё есть всё, за чем она пришла сюда. Мы не позволим ей сесть на корабль. Мы не можем дать ей покинуть Лимерос.

Внимание троих стражников было сосредоточено на Магнусе. Стараясь не попадаться им на глаза, Клео медленно двинулась к Нику и опустилась на колени, чтобы забрать оставленный Амарой кинжал.

Она не сможет помочь. У Клео было много скрытых умений, но Магнус был уверен, что владение оружием – не одно из них.

Внезапно её движение привлекло стражника, что схватил её и выбил нож из её рук. Он с силой ударил её по лицу, и она закричала, отшатнувшись назад, упала на алтарь и ударилась головой об его край.

Магнусу понадобилась вся его сила воли, чтобы не убить его на месте. Ему пришлось ждать подходящего момента.

Двое других повернулось, чтобы посмотреть на неё, смеясь.

Магнус ударил. Он схватил оружие одного стражника, улучив момент, чтобы украсть его меч и нанести удар крешийцу.

Он сражался лучше, чем ожидал. По крайней мере, до того, как второй ударил его в челюсть, что заставило его голову закружиться. Он бросил украденный меч и свалился на пол. Магнус нырнул вниз, чтобы уберечь свою спину. Когда стражник в очередной раз попытался разрубить его мечом, Магнус поймал металл руками. Это порезало его кожу, но он умудрился зарядить рукоятью меча в живот стражника, вырывая оружие прямо из его рук.

Без колебаний, Магнус повернулся и пронзил горло стражника.

После что-то ударило его по голове, и он упал на пол, вывернув руку. Он приземлился на неё всем телом и услышал тошнотворный треск, а после мучительная боль пронзила её.

Он собирался подняться на ноги, но стражник, стражник, что толкал его прежде, навис над ним, нажимая кончиком меча на грудь Магнуса.

- Лежи, - прорычал стражник. – И брось оружие.

Магнус отбросил окровавленный меч.

- Заметь, я не убил тебя первым, как обещал прежде, - сказал он.

- Ты этого не сделал. И я ещё не убил тебя.

- Ты ждёшь приглашения?

Ст