Book: Отворотное зелье. Цена счастья



Отворотное зелье. Цена счастья

Отворотное зелье. Цена счастья

Настя Королева

Глава 1

Карета подпрыгивала на каждой кочке, раскачиваясь из стороны в сторону, будто безвольная кукла-марионетка. Казалось, еще немного и она вовсе развалится на части, оглушая нас натужным скрипом. Задернутая шторка то взмывала вверх, то вновь опускалась, погружая салон в неуютный полумрак, а я, не мигая, рассматривала железную защелку на окне. Отец, сидя напротив меня, недовольно морщился и ворчал себе под нос:

— Когда уже мы доедем…

Мне же было все равно, приедем или нет, придется выйти на улицу или остаться здесь. Будто чувства умерли, оставив после себя глухую стену безразличия.

Тишину, наполненную скрипом, прервал тихий голос отца:

— Ты, наверное, хочешь знать, почему именно Тим?

Я пожала плечами. Какая разница, кто это будет? Тим или какой-нибудь другой напыщенный индюк. Неужели он не видит, что мне все равно?

Хотя нет, не видит… Сидящий напротив меня мужчина казался совершенно незнакомым. Его глаза лихорадочно блестели, а на губах то и дело подрагивала странная полуулыбка. Или он был таким же, как и всегда, а образ, который отпечатался в моей памяти, всего лишь вымысел?

— Я искал среди юношей того, кто смог бы стать хозяином твоей магии, — так и не дождавшись от меня внятного ответа, проговорил он. — Но ни одного подходящего кандидата так и не нашлось.

Криво усмехнулась, опустила взгляд на сложенные ладони.

«Хозяином твоей магии…» — именно эти слова эхом отозвались в мыслях и болью в сердце. Как же у него все просто…

— Тим приходил ко мне до этого, но я ему отказал, — пробормотал отец. — А спустя время мы совершенно случайно разговорились с его отцом о твоей… проблеме. И он рассказал мне об одном любопытном ритуале!

Оказывается, вот как тут все интересно… Был ли это разговор действительно случайным, уточнять не стала.

— После него Тим смог бы контролировать твою магию, не подвергая опасности окружающих, — весомо бросил он, наверное, желая, чтобы я прониклась и оценила безмерную помощь родителя.

То, что я чудовище, которому нужен поводок — уже поняла. Вот только все равно слышать горделивые речи отца было неприятно!

Прикрыла глаза, желая хотя бы на миг забыться. Находиться рядом с ним становилось все сложнее. Мне уже не хотелось ничего: ни скупых объяснений, ни глупых извинений.

«И что дальше? — разъяренно прошипел Ур. — Что будет после того, как все закончится? Об этом ты думала?!»

Цветок пытался достучаться до разума, который по его словам куда-то сбежал от меня, но я просто устала. Разве это так сложно понять?

Устала распутывать клубок тайн и интриг, устала казаться сильной… Да и не сильная я вовсе. Так, домашнее растение, которое вдруг решило, что может со всем справиться…

Вот только справиться оказалось куда сложнее, чем я думала…

«Сдашься?» — спросил Ур.

Отвечать не стала, карета остановилась, и отец первым потянулся к ручке двери.

— Не глупи, Катрин, я пытаюсь помочь, — прежде чем спуститься на землю, проговорил он, не глядя на меня.

Странная помощь…

В ответ только усмехнулась, а выбравшись из кареты, попала в крепкие объятия экономки.

— Девочка моя, ты вернулась! — со слезами на глазах проговорила женщина, но я лишь безразлично скользнула взглядом по знакомому лицу.

Радоваться такому возвращению вряд ли уместно.

Мирта сдавленно всхлипну и отвернулась.

Отстранившись, я пересекла двор и поднялась в свою комнату, но стоило переступить порог, как холодная волна прокатилась по телу.

На кровати пышным облаком лежало свадебное платье молочного цвета, с широким черным кружевным поясом на талии. Его шлейф ядовитой змеей свернулся на сером ковре, будто ожидая момента, чтобы напасть и ужалить.

За спиной послышались шаги. Отец замер в двери и холодным, совершенно чужим голосом, произнес:

— Одевайся, у тебя в запасе два часа, Мирта сейчас придет и поможет…

Он хотел сказать что-то еще, но я его перебила:

— Что? — резко обернувшись, пытаясь понять, не ослышалась ли.

Что значит «два часа»? Свадьба…

— Да, свадьба сегодня в полдень, — он будто прочитал мои мысли.

Неожиданно даже для самой себя я рассмеялась, громко и истерично, пытаясь выдавить слова:

— Ты… ведь… знал... что я… соглашусь?

Отец не ответил, он развернулся и вышел из комнаты, хлопнув дверью и провернув ключ с той стороны.

Только сейчас я заметила решетки на окнах…

Смех резко оборвался, а на смену ему пришли слезы — горячие, бессмысленные, горькие... И там, где должно было биться сердце, появилась кровоточащая рана. Опустившись прямо на ковер, обхватила ноги руками и уткнулась в них лицом. Хотелось выть на весь дом и кричать, чтобы достучаться до богов, добиться ответа на ужасную несправедливость. Понять, чем заслужила такое «счастье»…

«Отставить слезы!» — тут же сиреной взвыл Ур, но, как ни странно, его слова возымели обратный эффект.

Слезы полились с удвоенной силой, рыдания огласили комнату. Мне нестерпимо хотелось избавиться от удушающей боли, которая выворачивала душу наизнанку.

Я как была с самого детства никому ненужным ребенком, так им и осталась, хотя нет, сейчас я очень нужна магистру Рэму и его сыночку. Зато собственный отец с легкостью готов выкинуть из своей жизни.

О смерти матери старалась не думать, иначе вовсе сойду с ума.

«Ну хватит уже жалеть себя!» — проворчал цветок, когда сил на всхлипывания и рыдания у меня совсем не осталось.

—   А что мне остается? — надломленным голосом прошептала в ответ и скользнула взглядом по вороху кружев.

С платьем отец не поскупился, самые дорогие ткани, а невеста ко всему этому великолепию идет просто как дополнение.

«Как минимум сказать у алтаря «нет»!» — с долей ехидства предложил Ур, и я... впервые за последние часы, улыбнулась, сквозь слезы.

Если план не поменялся, и наш брачный обряд состоится во владениях богини Архи, то у меня есть все шансы уйти оттуда совершенно свободной!

Вот только... Куда мне идти? И что делать? Ведь магия...

«Стоп! Стоп! Стоп! — прервал поток мыслей цветок. — Давай решать проблемы по мере их поступления! Первоначальная задача — смотаться с собственной свадьбы, а уж что будет дальше... В общем, об этом мы подумаем после!»

Ур прав, прежде чем планировать дальнейшую жизнь, нужно разобраться с настоящим.

Еще час назад собственное решение казалось единственно верным, правильным, необходимым... А сейчас... Брачные ритуалы, хозяин магии...

Если Тим может стать этим самым хозяином, то почему я не могу? И если я была такой опасной с самого рождения, почему блок не поставили раньше? До того, как произошла трагедия?..

«Ты опять реветь собралась?» — правильно почувствовал мой настрой Ур.

Но ответить не успела. В коридоре раздались громкие шаги, а через пару секунд щелчок замка, и дверь открылась.

—   Девочка моя! — всплеснув руками, Мирта подлетела ко мне и принялась поднимать с пола.

За эти пару минут, что она вполголоса причитала о черствости отца и его бессердечности, я молча поднялась, опираясь на ее руку.

Решение пришло мгновенно — стоит притвориться, будто мне все равно состоится свадьба или нет, и шансов сбежать будет куда больше.

—   Котенок, мне очень жаль... — всхлипнула Мирта и, неловко обняв меня, тут же спешно зашептала: — Зачем ты согласилась? Зачем уехала из академии? Там ты была под защитой...

—   Мирта! — от двери раздался злой голос отца; и я, и экономка от страха подпрыгнули на месте. — Помоги Катрин одеться, время идет!

Женщина поспешно отошла от меня, вытерла с впалых щек влажные дорожки от слез и поклонилась.

—   Конечно, господин!

Я смотрела на нее, и все сложнее становилась удерживать на лице маску безразличия. Всегда добродушная Мирта, с задорной улыбкой на губах и хитрым прищуром зеленых глаз, сейчас выглядела тенью самой себя. Что здесь произошло, пока меня не было?

Отец вышел, но дверь прикрыл неплотно, видимо, чтобы мы знали — за нами пристально следят.

—   Давай, Котенок, наденем... это, — на последнем слове экономка скривилась, выплюнув его с нескрываемым отвращением.

Вот тут я с ней согласна, какими бы ни были дорогими ткани и ворох кружев, на душе от этого легче не становится.

Если честно, я бы к этому платью даже близко не подошла, а еще лучше изрезала его на мелкие кусочки, но обстоятельства складываются совсем не так, как бы мне хотелось.

«А если бы с самого начала послушалась меня, то вообще не пришлось бы играть роль бесхребетной мученицы!» — не поскупился на отповедь Ур.

Его слова, как и всегда, были правдивы, а я все так же импульсивна и доверчива... Растение, ни больше, ни меньше!

Медленно сняла жилетку, за ней уже ставшую родной серую водолазку и подошла к экономке, которая с трудом подняла свадебное одеяние.

Посмотрев в ее глаза, я почему-то решилась прошептать:

—   Все будет хорошо...

Женщина метнулась испуганный взгляд на дверь и только после улыбнулась.

—   Пусть так и будет, — шепнула на ухо, помогая ткани соскользнуть по поднятым рукам.

Как только холодная материя коснулась кожи, я задержала дыхание, борясь с отвращением. Каждая девушка мечтает об особенном наряде, длинном шлейфе, кружевной фате, которая будет скрывать взволнованное лицо и глаза, искрящиеся счастьем. Вряд ли я была исключением, хоть и не ставила пред собой такую цель в ближайшем будущем. Но сейчас никакого благоговения и в помине не было.

Злость и непонимание — вот то, что я чувствую по отношению к жениху! Странная смесь предвкушения, горечи и надежды сплелись воедино...

Теша себя иллюзиями не заметила, как Мирта застегнула ряд мелких пуговиц на спине и принялась расправлять тяжелые складки подола.

—   Снимешь? — подавая длинные перчатки, женщина кивнула на браслет, и я тут же отрицательно покачала головой.

Расставаться с Уром я не хочу, даже не представляю, как смогу остаться одна, без него.

«И не надейся! От меня так просто не избавишься!» — тут же откликнулся цветок, и я едва удержалась от совсем неуместной улыбки.

Экономка спорить не стала, и продолжила хлопотать вокруг меня.

Черный кружевной пояс смотрелся очень... символично. Пожалуй, эта маленькая деталь как нельзя лучше отражала мое отношение ко всему происходящему.

Форма осталась сиротливо лежать на краю кровати, а удобные ботинки примостились на полу рядом с дверью. Их место заняли совершенно другие вещи. Дорогая ткань платья струилось по телу, а на ногах красовались белоснежные туфли на огромных каблуках. Как я в них ходить буду — ума не приложу!

Экономка усадила меня на стул перед зеркалом и распустила волосы. Они тяжестью легли на спину, и я невольно вздрогнула.

Сколько раз Мирта заплетала мне косы, пересказывая забавные истории из жизни, напевая веселые песни и, непременно получая выговор от отца, что пока она тут прохлаждалась, кто-нибудь из слуг умудрялся что-то натворить... Но сегодня, чувствуя, как ловкие пальцы перебирают пряди, укладывая их в сложную прическу, я не испытывала былой легкости и удовольствия.

Хотя не восхититься плодом ее творения все же не смогла.

Несколько свободных прядей обрамляли заплаканное лицо, а широкая коса с маленькими заколками в виде капелек сапфирового цвета плавно переходила в невысоко собранный пучок.

Еще несколько минут Мирта колдовала над моих лицом, умело скрывая под нежным макияжем следы «небывалого счастья» от предстоящего события.

—   Спасибо, — поймав печальный взгляд в отражении, прошептала одними губами. А когда прозрачная ткань фаты опустилась на лицо, женщина тихо произнесла:

—   Я всегда мечтала о такой дочери, как ты...

Всего одна фраза разбила вдребезги напускное безразличие, и горячая слеза скатилась по щеке, сорвавшись вниз, на пышные юбки.

—   Долго еще? — на пороге показался отец и окинул меня в зеркале придирчивым взглядом.

Он, будто торгаш на рынке, оценивал товар...

—   Еще пять минут, — тут учтиво отозвалась Мирта и принялась расправлять фату, а после, заставив меня подняться на ноги, и кружевной шлейф.

Я же сдала руки в кулаки, гигантским усилием воли возвращая лицу бесстрастное выражение.

Отец недобро ухмыльнулся и, пройдя в комнату, опустился на кровать. Все оставшееся время он не сводил с меня холодного взгляда.

«Он мне не верит!» — мысленно обратилась к Уру, ожидая слов поддержки, но непривычная и холодная тишина стала мне ответом.

Что, и цветок меня бросил? Ведь браслет на месте...

Стараясь не паниковать, стала считать вдохи и выдохи, помогало слабо, но это единственный для меня способ хоть немного успокоиться.

—   Готово, — тихо проговорила Мирта и отошла в сторону.

Я бы поблагодарила женщину и даже улыбнулась ей в ответ, если бы не отец, который пристально наблюдал за мной. Пришлось равнодушно смотреть на свое отражение, а потом вовсе опустить голову.

—   Поехали! — скомандовал мужчина, и экономка опустила руки на мое плечо.

—   Прошу вас, господин, остановитесь, не ломайте девочке жизнь!

Отец подошел совсем близко и, оттолкнув женщину от меня, холодно ответил:

—   Это не твое дело, Мирта!

И больше не произнося ни слова, схватил меня за руку и потащил к выходу. Длинный шлейф мешал идти так же быстро и успевать за отцом, а еще туфли...

Но я стоически терпела, стараясь, лишний раз не проявлять эмоций. Наконец мы вышли во двор, отец с сомнением покосился на платье, потом на каменную дорожку и сухо попросил:

—   Возьми шлейф в руки, а то испачкаешься.

О, какая забота! Надо же...

Пришлось подчиниться. А как только мы сели в карету и отъехали от поместья, мужчина как-то замялся и произнес:

—   Я бы хотел сделать тебе подарок...

«Еще один?» — мысленно ужаснулась, хотя на лице не дрогнул ни один мускул.

Отец достал из кармана квадратную бархатную коробочку и открыл ее.

Под крышкой оказался... кулон в виде капли на простой витой цепочке. В украшении не было ничего особенного, но... именно такое я бы выбрала в ювелирной лавке.

И как понять этого человека? Он делает гадости, а после заглаживает их удачными подарками, надеясь на мое прощение? Или его не волнует вообще, что я чувствую, а эта побрякушка оказалась в его руках случайно?

—   Мне было бы очень приятно, если бы ты пошла в нем к алтарю... — нервно подрагивающими пальцами, он вытащил цепочку из коробки и наклонился ко мне.

—   Позволишь?

Будто у меня есть выбор?! Как же хотелось сейчас схватить этот кулон и вышвырнуть в окно!

Не дожидаясь моего согласия, мужчина защелкнул замок, и на меня сразу же обрушилась какая-то тяжесть.

—   Ты же не думала, что я поверю в твое притворство? — совершенно другим тоном заговорил отец, и я с ужасом осознала, что не могу говорить и двигаться.

Даже мысли стали какими-то вялыми и безжизненными.

—   Зато теперь я уверен, ты точно скажешь «да» у алтаря! — с холодной усмешкой проговорил он и откинулся на спинку дивана, насвистывая какую-то веселую мелодию.

Да, Катрин, какая же ты наивная... Безобидная побрякушка оказалась с подчиняющей начинкой...

С трудом подняла голову и упрямо посмотрела ему в глаза, даже смогла прошептать непослушными губами:

—   Зачем все это?

Отец скривился и заговорил:

—   Как зачем, милая? Для твоего же блага! Ведь ты опасна для окружающих!

Так ли я опасна на самом деле?..

—   Ты меня ненавидишь? — осилила еще один вопрос и поняла, что попала точно в цель.

Все напускное веселье тут же пропало, взгляд потух, и на месте довольного и уверенного дельца оказался уставший и измотанный жизнью человек.

—   Я много лет пытался простить... — тихо признался мужчина, когда я уже перестала ждать ответа.

Пытался, но так и не смог... Я всегда винила себя в смерти мамы и всегда знала, что отец винит тоже. Он ничего не говорил и ничем не пытался показать, хотя порой я видела в его глазах... осуждение? Боль? Ненависть?

Теперь, зная правду, понимаю, он имеет право на эту ненависть...

Да и все наше общение всегда сводилось к разговорам о зельеваренье, а когда я воодушевленно начинала предлагать какое-то свое решение, лицо отца сначала озаряла счастливая улыбка, а потом он хмурился и спешно уходил, запираясь в своей лаборатории. Может быть, моя магия тут вовсе не при чем?

—   С каждым годом ты все больше похожа на нее, все чаще ловлю себя на мысли, что будь она жива, я бы был самым счастливым на свете... — он оборвал себя и совсем другим тоном заговорил: — Ты должна выйти за Тима, парень симпатизирует тебе, и самое главное, если вдруг блок исчезнет, он сможет предотвратить беду, и ты... — он замялся и исправил: — И больше никто не пострадает!

Хотел сказать, что тогда я точно никого не убью?..



—   Зачем тогда этот парад женихов?

—   Я все надеялся, что хоть кто-то понравится тебе, но ничего не вышло...

— А Дарк?.. —тут же ухватилась за возможность.

Отец посмотрел на меня вновь ледяными глазами, будто и не он только что изливал душу.

—   Этот слабак вообще не знаю, каким образом оказался в числе женихов! Скорее всего, я просто перепутал приглашения! К тому же, уже все решено, больше не о чем говорить!

Неожиданно в мыслях всплыли строки из книги, что детям с опасным даром ставят блок до того времени, пока они не достигнут разумного возраста.

—   Вы же с самого рождения знали, какой у меня дар?

—   Только догадывались, да и Эмира... — он оборвал себя на полуслове, но я смогла задать еще один вопрос.

—   Так почему не поставили блок раньше?

Мужчина замер, будто каменное изваяние, а потом едва слышно ответил:

—   Так получилось...

Хотела спросить, в чем причина, но карета остановилась, и отец вновь усилил принуждение. Теперь я могла делать лишь то, что он позволял мне: улыбаться и идти вперед, будто механическая кукла.

Обнаженные плечи лизнул холодный ветерок, и я бы непременно обхватила себя руками, если бы эти самые руки меня слушались.

От кареты до храма, спрятанного среди высоких деревьев, было идти совсем немного, и это огорчало больше всего.

«Ур, где ты?» — предприняла еще одну попытку достучаться до друга.

Но в ответ вновь тишина.

Ну что же, я осталась один на один со своим «счастьем».

Отец расправил шлейф платья, накинул фату на лицо и с какой-то горькой улыбкой произнес:

—   Так будет лучше, — а вот сейчас больше показалось, что он уговаривает не меня, а себя самого.

Больше до самого храма мы не разговаривали, а как только на широких мраморных ступенях я увидела магистра Рэма и Тима, стало по-настоящему страшно.

Вот она... моя будущая жизнь. Среди семейства слизняков..

Магистр окинул меня придирчивым взглядом и недовольно поджал губы.

—   Вы долго, — противным голосом проворчал он.

Тим передернул плечами и опустил голову. Странно, но мне парня даже стало жалко... Он же понимает, что после свадьбы я не успокоюсь, буду мстить всем и каждому!

—   Идем? — сухо бросил отец, оставив вопрос мужчины без ответа.

Все, кроме меня, согласно кивнули.

Отец подвел к Тиму и положил мою руку на его согнутый локоть. На душе стало еще более мерзко, если такое вообще возможно.

За массивными колоннами скрывались широко распахнутые двери храма, к которым мы и направились. А стоило нам только оказаться в притворе, как тут же факелы, висевшие на стенах, вспыхнули ярким пламенем.

Ощущение безысходности с каждым шагом все больше сдавливало грудь, и когда у алтаря я увидела трех жриц, закутанных в алые плащи, вопреки действию принуждения вцепилась ногтями в рукав Тима.

—   Прости, я ничем не могу помочь, — виновато прошептал парень, не поворачивая головы.

Простить? О! Это вряд ли...

В пустом храме не было никого, кроме нас с женихом и родителей, которые встали за нашими спинами. Как два стража, боятся, что я убегу. Я бы и убежала, если бы могла...

—   Дети мои! — приятным певучим голосом произнесла та, что стояла посередине со сверкающей чашей в руке. — Сегодня свершится обряд единения, и каждый из вас разделит свою жизнь с избранным огнем сердца!

Это Тим что ли огонь моего сердца? Очень сомневаюсь!

За всеми жизненными перипетиями я так и не прочитала подробнее о богине и о самом обряде. Хотя вряд ли бы это хоть что-то изменило.

—   Отдаете ли вы отчет своим действиям? — жрица вновь заговорила, пристально посмотрев сначала на Тима, а потом на меня.

Ее взгляд замер на подаренном отцом кулоне, и я уже успела обрадоваться, она должна понять, что я своим действиям отчет точно не отдаю, но... Жрица ничего не сказала!

Тим тихо ответил согласиям, а я, под действием принуждения, только кивнула.

—   Тогда начнем обряд! — сияя улыбкой, проговорила вторая жрица.

За их спинами высоко взвился белый столб дыма, монотонные голоса заполнили храм. Они лились отовсюду, заставляя нервно всматриваться в каждый уголок, который я могла увидеть, не поворачивая головы.

Слова казались незнакомыми. И это пугало еще больше...

Неожиданно звуки стихли, в звенящей тишине раздался певучий голос откуда-то сверху:

—   Готов ли ты оберегать ее от бед и отдать свою душу за ее жизнь? — неужели это сама богиня?

Боясь поднять взгляд вверх, затаила дыхание.

Тим ответил без заминки:

—   Готов!

«Что же ты делаешь?» — хотелось застонать от его слов, но я всего лишь послушная кукла, поэтому осталась стоять молчаливой статуей.

—   Готова ли ты хранить его любовь и быть верной женой? — теперь вопрос был задан мне.

Как я мечтала ответить «Нет!» Все внутри кричало и сопротивлялось.

По щеке скатилась горячая слеза, а отец безжалостно заставил произнести:

—   Я...

За нашими спинами раздался грохот, и злой мужской голос эхом прокатился по храму:

— Обряд не может быть совершен!

Глава 2

«Успели!» — одновременно со словами декана в мыслях появился знакомый голос Ура.

Неужели? Все закончилось!            

«Так ты за помощью уходил?» — судорожно выдохнула, не веря своему счастью.

Вот как только снимут с меня этот кулон, обязательно Криса отблагодарю! Он просто не представляет, какую услугу мне только что оказал.

— Причины? — насмешливым голосом поинтересовалась богиня, и я заподозрила неладное.

С чего это она так веселится? И что вообще в этой ситуации может быть смешного?!

Крис подошел совсем близко и, обхватив меня за плечи, отодвинул от Тима:

— Во-первых, девушка является адепткой Академии Чародейства и никакого заявления об отчислении я не видел, а во-вторых, разве вы не видите, что она под приворотом?!

Хотела поправить, что приворота уже нет, да только не смогла.

— И всего-то? — спустя несколько минут тишины глумливо спросила богиня. — Может быть, есть еще какая-нибудь причина?

— Этого не достаточно? — холодно уточнил Крис.

Какая ей еще причина нужна?! Мало того, что жрица увидела кулон, но промолчала, хоть наверняка догадалась о его предназначении, теперь еще и богиня решила поиграть со мной?

«А боги вообще народ особенный, им лишь бы развлечься за чужой счет!» — пробурчал Ур, и я с ним полностью согласна.

Похоже, ей тоже скучно, потому что браки в ее храме стали настоящей редкостью.

— Ну-у-у… — протянула богиня, так и не показывая свое лицо из столба белого дыма. — Смею тебя заверить, маг, твоя адептка не под приворотом, так что ее желание может быть вполне искренним…

Декан обернулся ко мне и внимательно посмотрел в глаза. Я собрала все силы, которые еще остались и одними губами прошептала:

— Кулон!

Мужчина нахмурился, а потом опустил взгляд на мою шею и в следующее мгновение сорвал ненавистную подвеску.

— Быстро догадался, — рассмеялась богиня. — Ладно, так и быть, отпущу я твою ученицу, но только сдается мне, что мы еще увидимся.

Как мне хотелось рычать от злости и наброситься с кулаками и на отца, и наТима, но тут скучающая дама поторопила нас:

— Уходите, пока ее сопровождающие не пришли в себя, ведь моя доброта не безгранична!

Только сейчас я поняла, что ни магистр Рэм, ни мой жених, ни родитель не торопятся прерывать столь милую беседу. А когда посмотрела на их застывшие лица, злорадно усмехнулась. Пусть почувствуют, каково мне было пару минут назад.

Я повернулась к декану и улыбнулась:

— Спасибо вам большое!

Мужчина усмехнулся и кивнул на браслет.

— Это ты своего друга благодари, он… умеет убеждать!

Серьезно кивнула на его слова и уже развернулась, чтобы покинуть это мрачное заведение, как богиня насмешливо бросила:

— Я терпеливая, я подожду! — к чему эти слова были сказаны, я так и не поняла, а в следующее мгновение дым развеялся, и к нам подбежала жрица, та самая, которая якобы не заметила кулон.

— Как ты, девочка моя? — слащавым голосом пропела она, и я скривилась.

— Прекрас-с-сно! — прошипела в ответ и, схватив декана за руку, потащила к выходу.

Хватит с меня на сегодня лживых улыбок и фальшивой жалости.

Мужчина молча следовал за мной, а когда я обернулась к нему, чтобы спросить, где карета, на которой он приехал, декан покачал головой, и в следующую секунду перед нами вспыхнула дымка портала.

— Так будет лучше, — пояснил декан.

Если лучше, то значит лучше, я просто хочу убраться отсюда и вопреки предсказаниям богини, больше никогда не возвращаться.

Я первой шагнула в портал и тут же растерялась. Думала, мы окажемся в кабинете магистра, ну или где-то поблизости от жилого этажа боевиков, но эта комната не напоминала ни то, ни другое.

— Где мы? — спросила, как только почувствовала тихие шаги мужчины за спиной.

— Это моя квартира, — спокойно пояснил магистр и указал на маленький диван у окна. — Садись, я сейчас вернусь.

Послушно сделала несколько шагов и остановилась. Щелчок двери убедил меня в том, что я, наконец, осталась одна.

Силы разом покинули меня, захотелось забраться на диван, закрыть глаза и просто уснуть. А еще больше хотелось избавиться от ненавистного платья и туфель.

Обувь сняла тут же и брезгливо отбросила в сторону, за ними полетела фата, которую я сорвала с ненавистью, а вот от платья так просто не избавишься. Не буду же я перед деканом в нижнем белье ходить?!

Решение проблемы нашлось тут же. Рядом с диваном на стене висели ножи или как они там называются? Схватив один из них, я принялась безжалостно отрезать подол, уменьшая его все больше, пока длина платья не стала чуть выше колен. Это не то, чего мне хотелось, но на душе стало немного легче.

Правда, ненадолго. Все, что произошло за неполный день, оказалось слишком много для меня одной.

Я все-таки села на диван и, рассматривая раскидистое дерево за окном, тихо заплакала. Глупая, никчемная, никому не нужная...

Что мне теперь делать? Вернуться в академию было бы самым лучшим вариантом, вот только... Открыты ли двери этого заведения для меня? Опасный маг без понятия, что делать с собственным даром — вряд ли предел мечтаний ректора или декана.

И я уверена, как только о моем даре узнает магистр, его благотворительность, как недавно говорил Дис, на этом и закончится.

О том, чтобы вернуться к отцу даже не думала, я и так глупостей натворила, согласившись на свадьбу, и потом тут же мечтая сбежать из храма...

Остается... Да ничего не остается!!! Впору идти на паперти просить подаяние...

—   Катрин? — рядом раздался обеспокоенный голос Криса.

Странно, я даже не слышала, как он вошел.

—   Да? — просипела, не оборачиваясь.

Уверена, мужчина догадался, что я лью слезу, но посмотреть ему в глаза и увидеть там жалость, совсем не хотелось.

—   Отдай мне кинжал, — мягко попросил он, и я с удивлением посмотрела на нож, который все еще сжимала в руке.

Кошмар какой, он подумал, что я решила свести счеты с жизнью?!

«Ну, видимо, со стороны очень на это похоже», — вставил слово молчавший до этого, Ур.

—   Все хорошо, — смахнула слезы и посмотрела на Криса. — Я просто очень хотела избавиться от платья, вот и... воспользовалась...

Протянула нож мужчине и вновь отвернулась.

—   Я чай принес, будешь? — декан присел рядом со мной на корточки и заглянул в глаза.

—   Чай — буду.

Я долго грела заледеневшие руки о горячую чашку, не решаясь сделать первый глоток.

—   Почему вы поссорились с моим отцом? — не знаю, почему задала именно этот вопрос.

Ожидала злости или негодования, или слов: «Это не твое дело», но мужчина удивил меня:

—   Несколько лет назад магистр Зиар предложил мне вакантное место твоего мужа. Если бы я согласился, то меня ждала бы блестящая карьера в академии, — последние слова прозвучали холодно.

М-да... час от часу не легче, отец меня в жены каждому встречному предлагал?

—   А как же ритуал подчинения магии? — горько усмехнулась, вспомнив оправдания отца.

Может, и не важен этот ритуал, а мой драгоценный родитель просто обрадовался возможности сбыть меня с рук как испорченный товар?

—   Какой еще ритуал? — удивленно переспросил Крис, и я замялась.

—   Ну... отец сказал, что в... первую брачную ночь, — выпалило быстро, чувствуя, как щеки вспыхнули от жара. — Нужно провести какой-то ритуал, чтобы муж мог управлять моей магией...

Как только я закончила говорить, декан неожиданно усмехнулся:

—   Катрин, такого ритуала не бывает, никто не сможет управлять твоей магией, это просто невозможно!

—   Даже я? — коротко взглянула на мужчину и прикусила губу.

Как ни старалась сдержать слезы, одна все-таки скатилась по щеке.

Мужчина тяжело вздохнул и, приподняв лицо за подбородок, заставил посмотреть ему в глаза:

—   С твоей магией все не так страшно...

Как хотелось поверить ему, глядя в черные бездонные глаза...

—   Но ведь я убила ее... — стоило признанию сорваться с губ, как слезы, полились нескончаемым потоком.

Чашку из моих рук убрали и прижали меня к широкой груди:

—   Ты не убивала ее, ты была маленьким ребенком, и если и лежит на ком вина, так это на твоем отце! Он должен был пригласить для тебя учителя или поставить блок сразу после рождения! Но почему-то не сделал ни то, ни другое... А после лелеял чувство ненависти, не желая признавать свою ошибку.

Мужчина замолчал, а я продолжила орошать его рубашку слезами, и как ни странно, мне становилось легче.

Крис во многом прав: и в том, что я не отдавала себе отчета, и в том, что взрослые должны были позаботиться о безопасности, но... Как ни крути, моя магия послужила причиной смерти мамы.

—   Меня отчислят? — как только перестала всхлипывать, выдавила из себя, не отодвигаясь от декана.

В его объятьях было уютно... Я чувствовала, как под моей щекой бьется сильнее сердце, как горячие ладони бережно укрывают от всех проблем.

Странное и до этого неизвестное чувство захватило меня, пока я не вспомнила, кто именно рядом со мной! Это же Крис! Любитель искушенных дам, до которых я точно не дотягиваю.

Проглотив неуместный ком обиды, вернулась в реальность, где нет места розовым мечтам. Да и переросла я давно эту свою первую влюбленность.

—   Почему? — удивился мужчина.

А у меня не сразу нашлось, что ответить.

Чему он удивляется? Необученных сильных магов в академию не берут, дети проходят подготовку в домашних условиях, занимаясь с личными учителями, и пока в полной мере не смогут контролировать свой дар, им путь в любое учебное заведение закрыт.

—   Ведь я же... опасна, — тихо призналась и затаила дыхание в ожидании ответа.

—   Опасна, — легко согласился Крис, и я уже мысленно попрощалась с учебой, но тут он добавил: — Если только за короткий промежуток времени ты не научишься контролировать магию.

Я все-таки рассмеялась, и не важно, что слезы на глазах еще не высохли.

—   Спасибо за поддержку, — выдавила из себя, как только приступ веселья прошел. — Мне бы в академию попасть и вещи забрать.

Только куда идти? Все мои сбережения я отдала Дарку.

Стоило вспомнить о парне, как защемило сердце. Как мне посмотреть ему в глаза? Что сказать?

—   Катрин? — позвал декан и заставил посмотреть на него. — Я могу взяться за твое обучение, правда тебе придется перевестись в другую группу.

—   Вы? — выпалила дрожащим голосом, пытаясь сдержать порыв задушить декана в своих объятьях.

Это же... Это... Да я мечтать не могла о таком предложении!

—   Только давай без вопросов, зачем мне это надо, и откуда у декана так много свободного времени, — пресек мои вопросы Крис и спросил. — Так что? Согласна?

Как угадал, что я хотела озвучить именно эти вопросы, впрочем, какая разница?! Главное магистр предоставил мне еще один шанс.

—   Согласна! — расплылась в улыбке и только сейчас сообразила спросить. — А в какую группу мне придется перевестись?

Декан замялся и нехотя ответил:

—   К некромантам.

Вот это новость... Я думала в группу боевой магии, но никак ни к некромантам!

—   Я не уверен в направленности твоего дара, — пояснил мужчина. — Но в любом случае, раз тебе подвластно поднимать мертвых, курс некромагии подойдет лучше всего.

Стоило ему заговорить о мертвых, как сердце в груди сжалось от боли, но декану я постаралась не показывать, какие чувства разрывают меня на части. Лучше обо всем подумаю, когда останусь одна, а то и так залила рубашку Криса слезами.

—   Если считаете, что так будет лучше, то конечно, — наконец нашла в себе силы и отстранилась от мужчины. — Только можно одну просьбу?

Декан кивнул, и я несмело попросила:

—   Можно мне остаться в прежней комнате? — насколько я знаю у некромантов отдельное жилое крыло, а я только сдружилась с девочками, да и Кром опять же.



—   Катрин, — начал мужчина и тон его голоса мне совсем не понравился, — видишь ли, некроманты не просто так живут отдельно, в их крыле на каждой комнате стоит мощный барьер, который в случае срыва или простой злости с легкостью может поглотить всплеск магии.

—   Значит, нет, — перевела для себя его слова и тяжело вздохнула.

Куда теперь зверька пристроить? Не потащу же я его с собой. Надеюсь, Кира и Альда согласятся пока оставить его у себя.

—   Давай поступим так, — заговорил Крис несколько минут спустя. — Первые несколько дней, пока ты познакомишься с новыми сокурсниками, поживешь в своей старой комнате, а как только мы снимем блок — переедешь? Хорошо?

Радостно кивнула и улыбнулась:

—   Спасибо вам за все. вы просто не представляете, сколько сделали для меня.

Глаза снова заволокло слезами, но на этот раз я сдержалась от очередного порыва истерики.

—   Почему же? — лукаво улыбаясь, ответил мужчина. — Очень даже представляю и жду от тебя благодарности!

От его шутливого тона, поперхнулась воздухом и закашлялась.

—   Какого рода благодарность? — выдавила из себя осипшим голосом, а в мысли тут же закрались жуткие картинки, хотя не такие уж и жуткие, но крайне неприличные — это точно.

Крис приблизился к моему лицу и прошептал:

—   Хорошая... учеба! — и, заметив мой взгляд, рассмеялся. — Катрин, вот о чем ты сейчас подумала?

После его вопроса залилась краской стыда и отвернулась от декана. Ему все смешно, а я тут уже навыдумывала.

—   Кстати, твой друг большой оригинал, — тут же перевел тему Крис. — Честно признаюсь, я даже намного испугался, когда ко мне в кабинет через окно ввалились лианы и принялись на полу складываться в буквы.

Буквы?

«У него защита стоит как у королевской особы, в мысли прорваться не смог, пришлось... экспериментировать», — сознался цветок, и я улыбнулась, представив картину эксперимента.

—   Он такой, — гордо ответила за Ура и провела пальцем по браслету.

Он тут же нагрелся, выражая высшую степень удовольствия.

—   И как же Шестус проникся к тебе дружественными чувствами? — спросил декан.

—   Ну-у-у... — не знала, что на это ответить, просто потому, что понятия не имею, чем заслужила такого друга. — Он сказал, что ему скучно вот и... — показа на браслет и пожала плечами.

—   Так значит, это он мне помог тогда, в кабинете? — очень проницательный господин магистр оказывается.

—   Он, — вспомнила боль от его проверки и скривилась. — А снимать блок больно?

—   тут же решила уточнить, что именно меня ждет.

Мужчина ответил не сразу, он отвернулся к окну и о чем-то задумался.

—   Я надеюсь, что для тебя пройдет все безболезненно.

«Надеюсь» — как-то не внушает доверия.

—   А если нет? — я, конечно, потерпеть могу, но никакого наслаждения от боли точно не испытываю.

—   Давай пока не будем забегать вперед, — декан поднялся и направился к выходу. — Я найду для тебя какие-нибудь вещи и перенесу нас в академию.

Хотела спросить, зачем мне одежда, а потом посмотрела на бывшее свадебное платье и ужаснулась. Злиться мне противопоказано.

Подол платья был похож на потрепанные собаками лохмотья, а о его длине даже стыдно признаться. Я-то была уверена, что оно мне до колен, но в порыве ненависти, немного не рассчитала.

Крис вышел, а я мысленно обратилась к Уру:

«Что мне с Кромом делать? Я ведь понятия не имею, какие соседи мне попадутся в новой комнате».

Цветок ответил ворчливо:

«Скорее всего, тебя поселят с Марой, она единственная девушка среди некромантов... то есть была единственной».

Да уж, не веселая новость, вновь вращаться среди парней. Неужели я никогда не избавлюсь от их общества?

«И как она, эта Мара? Нормальная?»

Ур тихо зашелестел, явно пытаясь подавить неуместный смех:

«Катрин, где ты видела нормальных некромантов?»

Действительно, что я за глупые вопросы задаю. Некроманты и нормальные — понятия не совместимые.

Дверь открылась, и на пороге показался декан:

—   Женских платьев у меня тут не водится, — признался он, и я с трудом подавила улыбку.

Странно ведь, почему у такого ловеласа не завалялось в шкафу пару платьев?

—   Но брюки и рубашку могу одолжить.

—   Конечно, спасибо!

Поднялась с дивана и подошла к Крису. Он отдал мне вещи и, предупредив, что ждет в коридоре, вышел.

Но как только я собралась снять платье, меня настигла очередная беда. Ровный ряд мелких пуговиц на спине я расстегнуть не смогу при всем желании. И что делать?

«Попроси декана, он поможет!» — предложил Ур.

«С ума сошел? — едва удержалась от того, чтобы не произнести это вслух. — Как ты себе вообще это представляешь?»

«А что тут такого? — удивился цветок. — В ближайшее время господин магистр все равно не опасен, ну-у-у... в том самом плане».

«Ур, ты издеваешься?» — прислонилась спиной к двери и затряслась от беззвучного смеха.

Бедный декан, он мне помогает, жизнь спасает, можно сказать, а мы его... таким наградили.

«Может, избавим его от этой напасти?» — выдвинула предложение, на что цветок тут же рассерженно зашипел.

«Ну нет! Такого веселья я себя лишать не намерен!»

Вот же скучающее создание!

Я все же попробовала расстегнуть платье сама под ехидные комментарии со стороны Ура, а когда выбилась из сил, решила плюнуть на гордость и стеснительность.

Выглянула в коридор. Крис стоял у стены с закрытыми глазами.

—   Эм-м-м... господин магистр, не могли бы вы... помочь мне... снять платье? — последние слова произнесла тихо и залилась краской.

Даже кончики ушей запылали, будто огонь!

Мужчина резко распахнул глаза и уставился на меня, и я тут же принялась объяснять:

—   На этом платье тьма маленьких пуговиц, я их расстегнуть не могу и так снять не могу, в общем... вот...

После моего пояснения он еще и закашлялся!

«В тебе пропадает великий оратор!» — Ур отпускал одну реплику за другой, явно наслаждаясь ситуацией.

Я же старалась его не слушать, и так от стыда готова сквозь землю провалиться.

—   Хорошо, — спокойно проговорил Крис, и я с сомнением покосилась на него.

Вот так просто? «Хорошо»? А не он ли только что от удивления поперхнулся?

Вернулась в комнату и осталась стоять спиной к двери. Кажется, смущение достигло наивысшей точки, и я просто прикрыла глаза.

В самом деле, я же всего лишь помощи попросила, без какого-либо умысла, но почему-то мне казалось, что мужчина может расценить мой поступок совсем иначе.

Шагов я не расслышала, и когда горячие пальцы коснулись шеи, вздрогнула.

—   Я не кусаюсь, — странным хриплым голосом произнес декан и стал медленно расстегивать каждую пуговицу.

Затаила дыхание, мечтая чтобы пытка, наконец, закончилась. Только я могла оказаться в такой нелепой ситуации.

«Да что ты! Это не нелепая ситуация, а очень даже пикантная», — вновь заявил Ур и едва слышно зашелестел, явно веселясь.

Мне же было вовсе не до смеха. Сколько можно пуговицы расстегивать?!

—   Все, — хрипло пробормотал мужчина, и я, придерживая верх платья, сделала шаг вперед, стараясь оказаться от декана немного дальше.

—   Спасибо, — пискнула едва слышно и замерла.

Крис уходить не спешил, я чувствовала его взгляд на спине, и только спустя пару минут, которые показались мне вечностью, он развернулся и, чеканя шаг, вышел из кабинета.

«Ур, давай в следующий раз ты будешь развлекаться не за мой счет?» — проворчала скучающему созданию и, быстро сбросив во всех смыслах ненавистное платье, стала натягивать на себя штаны и рубашку.

Ничего удивительного в том, что в «обновках» чуть не утонула, не увидела. Крис явно выше меня, да и однозначно шире.

Пришлось завязать края рубашки на поясе так, чтобы штаны при ходьбе с меня не слетали.

«А без тебя не интересно», — тихо признался цветок, когда я уже выходила из комнаты.

Платье, его обрезки и туфли сгребла в охапку и взяла с собой. Как-то неудобно оставлять в комнате мусор, а как только декан увидел меня, коротко кивнул:

—   Пойдем, на кухне есть мусорный ящик, выбросишь все туда.

Хорошо хоть не принялся комментировать мой внешний вид. Да и вообще, по-моему, Крис был явно озабочен другими проблемами.

«Я даже знаю какими!» — вновь не удержался от реплики Ур, и я уже пожалела, что никак не могу воздействовать на этого негодника.

От мусора избавилась с наслаждением, будто вот так просто сейчас выбросила свою прошлую жизнь, стоя на пороге совершенно новой.

Хотелось бы верить, что это новое существование станет куда более радостным, чем предыдущее.

Портал открылся и, шагнув в него, мы оказались у моей комнаты, точнее уже бывшей комнаты.

—   Спасибо вам еще раз, — поблагодарила мужчину, а когда схватилась за ручку двери, проговорила: — Вещи завтра я верну.

Крис быстро кивнул и снова исчез в портале, так больше ничего и не сказав. 

Глава 3

Ввалилась в комнату и замерла на пороге. Девочки тут же замолчали, а спустя пару мгновений, высвободившись из объятий Альды, первым ко мне подлетел Кром.

Зверек так искренне радовался моему появлению, будто знал о том, что нашей встречи могло и не быть.

«Конечно, знал! — тут же насупился цветок. — Я ему рассказал!»

И когда только он все успевает?

«Ты ничего не хочешь мне рассказать?» — задала вопрос Уру, почесывая его друга за мохнатым ушком.

«Не хочу, но придется», — обреченно сдался этот изобретатель.

— Катрин! Что произошло? — наконец выдавила из себя Кира, рассматривая мой образ с головы до ног.

— Ты убежала, бледная как полотно… И больше ни на одной лекции так и не появилась! — всплеснула руками блондинка и покачала головой. — Дарк приходил уже раз шесть, узнать, не вернулась ли ты.

Тяжело вздохнула и прошла к своей кровати.

— Эх, девчонки, много чего произошло.

Скрывать от подруг мои приключения не стала, слова лились из меня рекой. И о смерти матери, в которой, как бы ни хотелось думать иначе, виновата я, о магии, опасной и для меня практически чуждой, о ненависти отца… Они не перебивали, внимательно слушая, а вот когда я дошла до новости о моем переводе, первой всполошилась Кира:

— Как к некромантам?!

Кажется, я не до конца осознала это странное известия, а потому честно призналась:

— Сама до сих пор не верю.

Решение декана признали правильным, как только прошел первый приступ возмущения.

И я с ними согласна, вот только…

Некроманты… Они же на практических заданиях работают непосредственно с мертвецами, а как я смогу?

Бр-р-р… лучше не думать об этом, может быть, меня минует эта участь.

На счет Крома договорились, что пока зверек поживет у них, и я за это подругам очень благодарна.

Потом был душ. Я с остервенением терла кожу, пытаясь смыть с себя этот день, забыть его, не думать ни о чем, но чем больше вспоминала, тем противнее себя чувствовала.

А как только добралась до кровати и рухнула на нее, раздался стук в дверь.

— Это, скорее всего, Дарк, — проговорила Кира и пошла отрывать.

С мучительным стоном, превозмогая головную боль, которая обрушилась на меня подобно лавине, села и посмотрела в окно.

Разговаривать сил у меня уже просто не осталось.

— Проходи, она здесь, — тем временем Кира впустила парня, и он тут же оказался рядом с моей кроватью.

Альда не дала ему ничего сказать.

— Мы пойдем, погуляем немного, — и вытолкала за дверь сестру.

Только после этого Дарк заговорил:

— Я так испугался, что больше никогда не увижу тебя.

Криво улыбнулась и я честно призналась:

— Не зря испугался. Если бы не декан, мы бы с тобой никогда и не увиделись.

Парень обхватил мое лицо горячими ладонями и со злостью в голосе произнес:

— Что?!

— Не кричи только, — взмолилась тихо. — Голова болит.

Злость боевика тут же испарилась, и я чудесным образом оказалась у него на руках.

— Прости, — извинился парень и крепче прижал меня к себе.

Я положила голову ему на плечо и попросила:

— Давай потом поговорим, я так устала…

Возражать он не стал, что меня обрадовало. Хочется уже, чтобы этот бесконечный день закончился и никогда не повторился.

Головная боль спустя какие-то время утихла, веки отяжелели и я погрузилась в мир снов…Очень страшных снов.

Детский кошмар вернулся, только на этот раз я не убегала, а стояла среди толпы голодных зомби. Черные провалы вместо глаз полыхали алыми огоньками, а костлявые руки тянулись ко мне, пытаясь схватить.

Громкий крик матери заставил обернуться и увидеть совсем другую картину…

Теперь я стояла далеко, а свора злобных мертвецов рвала на части тело родительницы… Брызги крови были видны даже отсюда…

Я проснулась с немым криком на губах резко села на кровати. Не сразу вспомнила, где нахожусь и, только осмотревшись, поняла — это был очередной сон. Жуткий сон из далеко прошлого.

Одеяло сбилось в ногах, а подушка вовсе свалилась на пол. Кром спал, свернувшись в комочек рядом со мной, и явно был недоволен отсутствием покрывала, о чем говорили волны дрожи, которые то и дело сотрясали маленькое тельце зверька.

Встав с кровати, накрыла питомца и еще раз огляделась. Угол был пуст, сегодня незнакомец решил взять выходной? Хотя не важно…

Села на подоконник и посмотрела на небо, затянутое серыми тучами.

Осознанно или не осознанно, но я виновата в смерти матери... Так, может быть, мне лучше жить без магии? Попросить Криса поставить мне более мощный блок и продолжить учиться на не магическом отделении боевиков? А потом я что-нибудь придумала бы.

Что если я не смогу сдерживать свой дар и причиню боль кому-нибудь? А если вновь убью? Это... страшно...

«Прекрати терзать себя!» — сонно отозвался цветок, когда я уже была готова сорваться с места и бежать разыскивать декана.

«Но... если я не справлюсь? Не смогу? И Крис не поможет? Что тогда?» — вопросы сыпались с немыслимой скоростью, так, что Ур решил отрезвить меня.

От браслета расползлись мелкие искорки, жаля руку.

— Ай! — не удержалась и вскрикнула вслух.

Альда заворочалась на своей кровати, а Кира даже не отреагировала.

«Ты чего творишь?» — прошипела мысленно, потирая место «укуса».

«А чего ты заладила: не справлюсь, всех покалечу! Нюни разводишь, как маленькая, честное слово! Увереннее надо быть, тогда и проблем столько не свалится на голову!»

Вот прав он, во всем прав, а это меня просто детские страхи терзают.

«Ты прав, прости!»

Посмотрела в окно и рассмотрела одинокую фигуру на стадионе. Господин декан вновь тренируется.

«А чем ему еще ночами-то теперь заниматься?» — со смехом поддразнил цветок, напоминая о своей шалости.

«Ты не думал, что он узнает, кто его наградил?» — я-то тут не при чем, но не уверена, что Крис оставит и меня безнаказанной.

«Да ты что? Откуда он узнает? Я все сделал аккуратно!» — с гордостью отозвался цветок, чем вызвал мою улыбку.

Только хотела отвернуться от окна, как почувствовала взгляд, направленный на меня.

Господин магистр будто понял, что за ним наблюдают.

«Застукали на месте преступления!» — усмехнулся Ур, и я была с ним согласна.

Чего доброго, Крис подумает, что я слежу за ним. А я ведь случайно, не специально.

Выдавила из себя скупую улыбку и спрыгнула с подоконника.

«Слушай, а, может быть, ты мне какое-нибудь успокоительное организуешь? — попросила друга. — А то, если я так ночами спать не буду, никакие занятия магией осилить не смогу».

Ур ненадолго замолчал, а потом я почувствовала легкое жжение на плече:

«Все, теперь будешь спать как младенец!» — довольно протянул цветок.

И он оказался прав, я успела только лечь в кровать, накрыться одеялом и прижать к себе зверька, как сознание заволокла сонная дымка, и я наконец забыла обо всех тревогах.


***

Утром было... весело. Моя форма осталась в поместье отца, а в чем идти на занятия я даже не представляю. Да и еще потом ведь кастелянше объяснять, куда подевалась одежда, и почему я академическое добро разбрасываю, где попало.

Пришлось надевать платье, то самое, в котором я ходила в город с Дарком.

Кстати о парне. Девчонки рассказали, что когда вернулись, я мирно посапывала на руках боевика, а после он аккуратно уложил меня в кровать и бережно укрыл одеялом.

Хотя после этого уходить он не торопился, пока не выведал все подробности у сестер о моем сумасшедшем дне.

—   И вы рассказали? — недовольно прищурилась, хотя глупая улыбка так норовила выдать меня с головой.

Забота Дарка мне безумно приятна, еще никто и никогда так бережно не относился ко мне, хотя вру, Мирта всеми силами пыталась окутать меня любовью.

При воспоминании о служанке стало грустно. Как она там?..

—   Мы сдались не сразу! — тут же обиделась Альда на мой вопрос.

—   Ага, всего лишь после «пожалуйста»! — тут же передразнила ее Кира, и я всхлипнула.

—   Девчонки, как я буду без вас, среди этих некромантов?

Вот честно, если Ур говорит правду, и эта моя возможная соседка совсем странная, то, как я обойдусь без сестер? С ними легко и весело, а главное, они стали для меня настоящими подругами.

Альда подошла первая и строго произнесла:

—   Мы тебя не бросим, и если будет нужна наша помощь, только позови, по стенке любого некроманта размажем!

Брюнетка тут же ее поддержала:

—   Это уж точно! В обиду не дадим!

От их слов стало и смешно, и грустно одновременно. Смешно от того, что представила картину, как две хрупкие девчонки без магических способностей «размазывают» по стеночке некромантов, а грустно... Мне просто будет их не хватать...

В итоге, сцена прощания немного затянулась, и в кабинет к декану я явилась, когда затрезвонил звонок к первой лекции.

—   Чтобы приходить вовремя, нужно спать ночами, — усмехнулся Крис, стоило открыть дверь и остановиться на пороге.

—   Я... не проспала, — призналась, заливаясь краской смущения.

Мужчина наигранно удивился:

—   Неужели? — и тут же продолжил. — Странно, я почему-то думал, что если ночами следить за своим преподавателям, то встать утром вовремя крайне тяжело.

Я невольно скривилась и проворчала себе под нос:

—   Ну вам-то ночные тренировки не мешают вставать вовремя! — хмуро посмотрела на мужчину.

А он сидит и улыбается!

—   И я об этом, — Крис приподнял одну бровь и заговорщицким тоном добавил, — я не опаздываю!

Покраснела еще больше и сдавленно просипела:

—   Извините...

Я же не специально, просто... Он-то должен понимать, что после такого насыщенного дня, который случился у меня вчера, о крепком здоровом сне и речи не идет!

—   Ладно, пойдем, познакомлю тебя с новыми сокурсниками и преподавателями, — декан поднялся из-за стола и подошел ко мне. — Кстати, некоторых из ребят ты уже знаешь, — весело подмигнул он.

Посмотрела вопросительно на мужчину и скривилась от догадки:

—   Хотите сказать компания «Алекс и друзья», те самые мои сокурсники?

Декан кивнул и жестом пригласил идти вперед.

Хотелось ударить себя чем-нибудь тяжелым по голове. Нет, может некроманты мстить и не будут за красивые бородавчатые лица, вот только что-то мне подсказывает, что один из них так просто от меня не отстанет.

И почему каждый новый этап жизни я начинаю с проблем?!

—   И да... — он подождал, пока я выйду из приемной и хитро улыбнулся. — Решила покорить некромантов своим внешним видом?

Я не сразу поняла, о чем он говорит, а потом разозлилась:

—   К вашему сведенью, моя форма осталась в поместье отца, вчера как-то не додумалась спрятать ее под платье.

Нет, как он только додумался предположить такое? Или еще не понял, что я не горю желание привлекать мужское внимание?!

Скрестила руки на груди и отвернулась от Криса.

—   Кхм, — замялся мужчина. — Извини, я не подумал.

А когда я никак не отреагировала, тяжело вздохнул и проговорил:

—   В любом случае, у некромантов форма другая, так что пойдешь после занятий к Жози, она выдаст тебе новую.

Как только он сказал о кастелянше, я криво улыбнулась:

—   А как я объясню то, что старую форму вернуть не смогу?

Тут Крис хитро подмигнул:

—   Об этом я с ней договорюсь! — и то, каким тоном он это сказал...

В общем, у меня не осталось сомнений, как именно он будет с ней «договариваться». И почему от этого осознания стало не по себе?

«Боюсь, его ждет... облом!» — подленько захихикал цветок, но мне веселиться по этому поводу вовсе не хотелось.


***

Крыло некромантов находилось, можно сказать, практически в другом здании. Для того чтобы попасть к ним в обитель, нужно было выйти во внутренний двор, миновать аккуратные клумбы цветов и ряды скамеек, а затем войти в серую неприметную дверь с отпечатками... ожогов.

Стало жутко... Чем они тут занимаются, и самое главное, чего ждать мне от столь негостеприимного места?

Декан, видя мой взгляд, покачал головой:

—   Крыло некромантов не просто так не связано с основными корпусами академии, у них здесь и защита лучше, и возможность уберечь других адептов от выбросов силы гораздо выше.

Хотелось схватить мужчину за руку и попросить: «А, может, ну их, некромантов этих?»

Но я благоразумно промолчала. Страшно, неизвестность всегда пугает, но ведь Крис обещал помочь мне, не будет же он спасать, чтобы потом и угробить! Или будет?!

Пока размышляла над этим непростым вопросом, мы оказались у входа в одну из аудиторий. К слову сказать, здесь даже коридор и тот выглядел мрачно и уныло.

Крис коротко постучал и приоткрыл дверь.

—   Профессор Ройл, можно вас на секундочку?

Даже так? Я думала, меня сейчас заведут в аудиторию и представят всему честному народу.

Но мысли все тут же разбежались, когда дверь открылась, являя моему взору профессора.

Честно, первым желанием было развернуться и убежать отсюда куда подальше, но декан, видимо предугадав мои мысли, положил руку на плечо и выдвинул меня вперед.

— Профессор, у нас тут новая ученица.

На холодном, будто высеченном из камня лице, промелькнула тень удивления, но тут же пропала, а кроваво-красные глаза, напротив, загорелись ярче.

Мужчина пугал даже не внешностью, которая была вполне себе обычной, а исходящими от него волнами силы. Жуткие, безграничные, они пробуждали одно единственное желание — оказаться как можно дальше от него.

—   Очень любопытно, — в его холодном голосе проскользнула усмешка, и я неосознанно прижалась к Крису.

Декан такому поведению, может, и удивился, только виду не подал, и накрыл мое плечо ладонью, будто так и надо было.

Как это выглядит со стороны, старалась не думать, главное, что в его объятьях я совсем ничего не боялась.

—   И какой же дар у этой юной особы? — профессор наклонил голову набок и вцепился в меня горящим взглядом.

Может быть, я как-нибудь без некромантов обойдусь?!

Выдавить из себя хоть что-то членораздельное не смогла, да и как тут ответить, когда сканируют ТАК смотрят?

Хорошо, что декан решил ответить за меня, иначе бы пауза точно затянулась:

—   А вот с этим небольшая проблема, — пояснил Крис. — У девушки стоит блок. Профессор после его слов усмехнулся и спросил:

—   Тогда почему вы решили, что она должна учиться именно некрологии?

Декан сильнее сжал руку на моем плече и тихо ответил:

—   А куда еще мне ее вести, если она смогла поднять кладбище мертвецов?

После его слов взгляд преподавателя полыхнул ярче, и мужчина, подавшись вперед, схватил меня за руку.

От страха даже не смогла вскрикнуть, а потом все перевернулось...

Мир утонул в белой дымке, земля ушла из-под ног, к горлу подкатил комок тошноты. Сквозь шум в ушах расслышала обеспокоенный голос Криса, но ответить ничего не смогла.

«Что тут у нас? — в мыслях раздался холодный голос профессора, и я вздрогнула.

—   О-о-очень интересно!» — довольно протянул он, и все исчезло.

И туман, и тошнота, и головокружение...

Оглянулась и поняла, что декан придерживает меня, не давая упасть.

—   Ты как? — спросил он, как только подняла на него глаза.

—   Нормально, — прошептала онемевшими губами.

—   Ну, что я могу сказать, — подал голос профессор. — Вы правильно решили, магистр, у некромантов ей будет безопаснее всего. Правда, ее дар... несколько специфичен.

—   И что это за дар? — наплевав на страх, спросила прямо.

Мужчина усмехнулся, отчего его глаза вновь полыхнули ярче:

—   Как снимете блок, так и узнаете, — и тут же перевел взгляд на декана. — Я хочу присутствовать при этом, и да, девушку к нам в группу я беру!

Опять тайны и загадки, сколько можно!

—   Блок будем снимать сегодня вечером на заброшенном полигоне в нескольких километрах отсюда, — продолжил, как ни в чем не бывало, профессор.

Ни мнение Криса, ни тем более мое, его совсем не интересовало.

—   Все так серьезно? — хмуро поинтересовался декан.

—   Да, блок уже дал трещину, и, боюсь, любые эмоции могут спровоцировать срыв.

Я стояла и молчала, пытаясь отойти от своеобразной проверки. Руки мелко подрагивали, и ничего с этой дрожью даже усилием воли я сделать не смогла.

Почему каждый считает своим священным долгом залезть ко мне в голову без моего на то согласия? Хотя информация о срыве жутко напугала...

—   Хорошо, раз вы считаете, что лучше сегодня, — задумчиво проговорил декан и посмотрел на меня. — Сейчас пойдешь к себе и соберешь вещи, я пока на счет формы схожу узнать, а потом жди меня в комнате, поняла?

Он говорил это таким тоном, что я не осмелилась перечить, да и к чему закатывать истерики, ведь все вокруг вроде бы желают мне добра. Вот только горящие алые глаза профессора пугали...

—   Поняла, — пробормотала тихо и нехотя отстранилась от Криса.

Стоило потерять опору, тут же пошатнулась и схватилась за стену.

—   Плохо? — холодным и лишенным эмоций голосом спросил профессор Ройл.

И вот как-то не решилась я показывать свою слабость. Натянуто улыбнулась и бодро ответила:

—   Нет, все отлично!

От мужчин я уходила осторожно, отсчитывая каждый шаг и пытаясь не споткнуться. Я, может быть, и слабачка, вот только очень не хотелось, чтобы профессор об этом узнал в первый же день.

Стоило выйти из крыла некромантов, прислонилась к стене и глубоко вздохнула. Прохладный ветер принес облегчение, и я с наслаждением прикрыла глаза.

«Мрачно тут у них», — сознался цветок, и я с ним согласилась.

Очень мрачно и как-то совсем безрадостно, что ждет меня впереди?

«Что ты знаешь о моей возможной соседке?» — почувствовав себя гораздо лучше, поинтересовалась у друга, направляясь мимо клумб к основному корпусу.

Большая часть адептов находилась на занятиях и только некоторые из них шатались на территории и по коридорам академии, делая вид, что спешат по неотложным делам. Хотя всего лишь прогуливали лекции.

«Мара? Ну, как тебе сказать, как и все некроманты она странная, да и молчаливая, а вот что представляет из себя на самом деле... К чему гадать? Скоро все узнаешь!»

Это уж точно, узнаю их первых уст, так сказать...

«А теперь давай рассказывай, как ты с Кромом познакомился?» — зашла в комнату, подхватывая на руки довольного зверька.

На тумбочке перед кроватью стояла миска с сухофруктами — кто-то из сестер озаботился завтраком для питомца.

Ур тяжело вздохнул и сознался:

«Он раньше жил здесь, в лаборатории твоего отца, и мы с ним подружились».

Усмехнулась и обвела грустным взглядом комнату. Переезжать совсем не хотелось, но и подвергать опасности здоровье девчонок очень глупо. Придется пожертвовать этими апартаментами.

«А как Кром попал в лапы Серого?» — продолжила допрос, доставая из шкафа сумку для вещей.

Я их еще толком разобрать не успела, будто чувствовала — ненадолго задержусь здесь.

«Это ректор запретил держать в академии зверей, и их всех распродали!»

Вот как, хотя что-то подобное я и подозревала.

«А почему сразу не сказал, что вы друзья?»

Цветок замялся и тихо буркнул:

«Вдруг ты бы ректора испугалась и не пошла за ним?»

Вот точно, как раз ректора испугаться я и забыла!

«Я хоть зелье с шерстью не зря глотала?»

Кажется, на эти слова Ур обиделся:

«Я никогда не лгу!»

Ну да, он всего лишь развлекается за мой счет, как я успела об этом забыть?

Дальше сборы вещей прошли в полной тишине, а когда в комнату постучали, я открыла дверь и отшатнулась.

На пороге стоял жутко злой Крис.

«Не оправдал надежд кастелянши господин магистр!» — хихикая, выдал цветок, но мне было не до смеха, уж больно ярко полыхало бешенство в глазах декана.

Неужели догадался, чьих это рук дело?!

Мужчина заговорил не сразу. Сначала он прикрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул.

—   Собралась? — наконец, процедил он сквозь зубы, и я поспешно кивнула.

Кром благоразумно спрятался под кровать, чтобы его не застали, иначе, даже боюсь представить, что сделал бы декан, увидев его здесь.

Я замерла на месте, не решаясь приблизиться к Крису и выйти из комнаты, а он неожиданно сделал несколько шагов вперед и навис надо мной. От страха зажмурилась и мысленно процедила:

«Ну спасибо тебе, Ур!»

Цветок не ответил ничего, но мне показалось, что и его веселье покинуло. Еще бы, Крис сильный маг и мало ли какое наказание изберет для нас. Но ничего не происходило, и я решилась приоткрыть глаза.

Мужчина внимательно смотрел на меня, склонив голову набок, а потом на его губах появилась едва заметная улыбка:

—   Ничего мне сказать не хочешь?

А я что? Ничего не хочу, но надо...

—   Я... эм-м-м... готова? — почему-то прозвучало не так уверенно, как я того хотела.

Декан уже открыто улыбнулся и скользнул взглядом по браслету. Вот чувствую, он догадался обо всем. Только почему не сделал выговор? Почему не наказал? Почему?

Или мне стоит ждать более изощренной мести?

«Дорогой мой и любимый друг, давай ты теперь, как только придумаешь очередную шалость, будешь советоваться со мной?»

«Угу», — обреченно согласился Ур, явно почувствовав, во что нам может вылиться его шутка.

—   На счет формы, — мужчина вновь нахмурился и протянул небольшой сверток, который я до этого не заметила в его руках. — Больше нигде не забывай, иначе Жози...

Он не договорил и, развернувшись, пошел к двери:

—   Идем, нам нужно заселить тебя в общежитие некромантов.

Иду я, уже иду...

Бросила последний прощальный взгляд на комнату, грустно улыбнулась выглядывающему из-под кровати Крому и, подхватив сумку с вещами, вышла.

До общежития мы шли молча, и меня все больше нервировали косые взгляды Криса, так и хотелось спросить, что же он там придумал для меня, но не решилась. Вдруг я ошибаюсь, и ни о чем он не догадался?

Комендант встретил нас недовольным ворчанием. Скрюченный старик с хмурым взглядом соответствовал общей мрачной обстановке. Похоже, у некромантов вообще не принято улыбаться и радоваться жизни, хотя, о чем это я? Они же все время на кладбище проводят, а там как-то не до улыбок...

Как и говорил Ур, поселили меня в одну комнату с Марой.

—   Девушка сейчас на занятиях, как придет, познакомитесь, — все с той же хитрой улыбкой проговорил Крис и как бы нечаянно коснулся моей щеки своей рукой.

Вот только смешинки, которые плясали в глазах не оставили сомнений — никакая это не случайность.

Лицо обдало жаром, и я уже собралась сознаться во всем и вымолить себе прощение, как мужчина резко развернулся и отправился прочь, бросив через плечо:

—   Сиди в комнате, вечером зайду, а обед тебе принесут. Я попрошу Алекса.

И ушел.

«Мне одной кажется, что будет весело?» — спросила у цветка и, тяжело вздохнув, открыла дверь моей новой комнаты.

Черные шторы на окнах, шкаф из темного дерева, кровать с аскетичным покрывалом той черной расцветки и стол у окна.

Ничего жизнерадостного, совсем.

И самое главное, ни одной вещи, которая могла бы принадлежать моей соседке. Идеально заправленная кровать, пустой стол, ни одной книги или тетради.

Замерла у шкафа и осторожно приоткрыла скрипучую дверь. Ни одной вещи на полке!

«А у меня действительно будет соседка?» — еще раз оглянулась по сторонам, выискивая хоть какое-то доказательство того, что эта загадочная Мара вообще существует.

Но тщетно.

«Не знаю, — протянул Ур. — Как-то все это подозрительно».

Не то слово, очень подозрительно!

—   Ладно, буду располагаться, — проворчала себе под нос и наугад выбрала кровать.

Время до обеда тянулось мучительно медленно, я успела разобрать свои немногочисленные вещи, переодеться в новую форму, которая по крою ничем не отличалась от формы боевиков, разве что эмблема блестящих клубов дыма на рукаве водолазки, ну и, естественно, все черного цвета.

Какое-то время стояла у окна, рассматривая безграничное поле, что тянулось от Академии в сторону нашего поместья, точнее уже не нашего, а отцовского. Мне бы очень хотелось с ним больше никогда не встречаться, но учеба под одной крышей с магистром зельеваренья вряд ли этому поспособствует.

«Как думаешь, Крис правда догадался, что это я натворил?» — наконец заговорил цветок, и я не сдержалась от улыбки.

Неужели его проняло, и любитель развлечений понял всю глубину постигшей нас проблемы?

«Думаю, догадался».

«И что нам будет?» — поникшим голосом прошелестел цветок.

«Да кто же знает, что нам будет, — ответила задумчиво. — Но я точно уверена: ни тебе, ни мне это не понравится!»

Ур обреченно прошептал, что он не хотел подставлять меня, но приободрить его не успела, за моей спиной послышался стук, и дверь открылась.

На пороге, сияя задорной улыбкой, стоял Алекс с подносом в руках.

—   Привет, мстительница! — почему-то мне его приветствие совсем не понравилось.

—   Что, твои друзья все еще злятся за «украшения»?

Некромант усмехнулся и, пройдя к столу, поставил мой обед.

—   Скажем так, некоторые из них еще не успокоились.

Да, зря все-таки совершила месть так поспешно, но ведь откуда я могла знать, что окажусь среди стройных рядов некромантов?! Такого поворота, скорее всего, даже сам Крис не планировал... Или планировал?

Парень уселся на стул и пристально посмотрел на меня.

—   А теперь рассказывай, каким ветром тебя занесло на наш курс?

Медленно подошла к столу, взяла тарелку со вторым блюдом и усмехнулась:

—   С чего ты решил, что я вот так просто возьму и расскажу тебе все?

Нет, Алекс, вроде бы, парень не плохой, я даже зла на него уже не держу за слепое повиновение приказам декана, но...

Он мне даже не друг, чтобы устраивать допрос!

Некромант откинулся на спинку стула и закинул руки за голову.

—   Если по порядку, то... Магистр Элт поручил мне приглядывать за тобой. Это раз! Второе и, пожалуй, самое важное, я староста той группы, где ты теперь будешь учиться и, чтобы избежать несчастных случаев от выброса силы, я должен знать твой уровень и твои способности! Этого достаточно? — глаза полыхнули золотом, и мне тут же расхотелось шутить.

Староста, значит, и Крис сдал меня ему в руки, чтобы приглядывал, очень интересно получается, вот почему сам не рассказал ему о моих «способностях»?

Несмотря на то, что завтрак пропустила, есть резко перехотелось, и я вернула тарелку на место.

—   А нечего рассказывать, Алекс. Я сама не знаю, какой у меня дар и тем более его уровень.

Некромант удивленно воскликнул:

—   Быть такого не может! — Парень резко выпрямился и тут же спросил: — Зачем тогда тебя к некромантам определили? Ведь сначала нужно узнать о том, какой твой дар, а уже потом переводить на наш курс.

—   Я целое кладбище мертвецов оживила, — проговорила едва слышно, опускаясь на кровать. — Магистр Элт посчитал это достойной причиной, чтобы определить меня к некромантам.

—   Целое кладбище? — недовольно переспросил Алекс. — Когда ты успела вляпаться в неприятности? Тебя кто-то обидел? Дарк в курсе?

Дарк... С ним мы так и не поговорили. И когда я теперь смогу покинуть мрачную обитель некромантов — не известно.

—   Успокойся, Алекс, — отмахнулась от его слов. — Это случилось очень давно, я была еще совсем маленькой, потом на силу поставили блок, а направленность дара так и не выяснили.

Тут я немного лукавила, но... Рассказывать правду совсем не хотелось.

—   Вот так... дела, — растерянно пробормотал некромант. — Когда блок снимать будут?

—   Сегодня вечером, — ответила с горькой улыбкой. — А до этого времени, буду сидеть тут и размышлять о том, какие вы все мрачные!

Парень замер на мгновение, а потом непонимающе переспросил:

—   Мрачные?

Кошмар! То есть для них отсутствие жизнерадостных тонов совершенно нормальное явление?!

—   Да ты посмотри вокруг?! — обвела комнату рукой и стала перечислять: — Черные шторы, черные покрывала, даже шкаф и тот черный! Хорошо хоть стены серые, немного разнообразия привнесли, так сказать.

Хотела добавить, что и коридор больше похож на могильный склеп, но Алекс меня перебил, громко расхохотавшись.

—   Не... совсем, — выдавил он из себя сквозь смех. — Мы очень даже яркие личности! — он показал рукой на волосы, некоторые пряди которых переливались синим светом.

О, да... Яркие личности.

Удержаться от смеха не смогла и за приступом веселья проворонила появление еще одного колоритного персонажа.

—   И что вы делаете в моей комнате? — раздался недовольный девичий голос, и мы с Алексом тут же замолчали.

Парень резко обернулся и застыл в неестественной позе, а я во все глаза принялась рассматривать мою... соседку.

Как там Ур говорил «Мара странная»?! Так вот это еще мягко сказано! Нет, на ней не было драной одежды как на несвежих зомби, ее глаза не светились алым пламенем как у профессора Ройла, но...

Выбритые волосы на висках, длинные локоны до самой спины черного цвета с белоснежными искрящимися прядями, татуировка на правой стороне лица... Даже для некроманта ее образ был очень оригинальным.

—   Я задала вопрос, — ровным голосом повторила Мара, и я выдавила из себя приветливую улыбку.

—   Привет, я твоя новая соседка! — встала с кровати и сделала пару неуверенных шагов в ее сторону.

Девушка приподняла одну бровь, но ничего не ответила, потом посмотрела на застывшего Алекса и расплылась в холодной улыбке.

—   Сгинь! — от ее тона стало по-настоящему страшно.

—   Мара, она новенькая, ее декан на наш курс определил! — твердо проговорил некромант, поднимаясь со своего места и загораживая меня от соседки.

Но его слова не произвели на девушку никакого впечатления! Она тяжело вздохнула и ядовито выплюнула:

—   Даже если она дочь самого короля, ей никто не давал право занимать мою кровать!

И как я должна была определить, что именно эта кровать ее?! Да такое ощущение, что в этой комнате уже пару лет вообще никто не появлялся, кроме уборщицы, ведь чистота тут царила идеальная.

—   Я... извини, — пробормотала покаянно.

Не стоит нарываться на скандал, мне ведь с ней жить еще... несколько лет. Если я продержусь на курсе столько времени, конечно!

Мара холодно улыбнулась и щелкнула пальцами.

Тут же появилась и ровная стопочка книг на самом краю стола, и на спинке стула черно-белое полотенце, и книга на подушке той самой кровати, которую я заняла по ошибке.

—   Вот это да... — протянула с нескрываемой завистью в голосе. — Не знала, что некромантам подвластны иллюзии.

Пока рассматривала произошедшие изменения, не обращала внимания на соседку и Алекса, а когда встретилась с золотистыми глазами девушки, тут же восхищаться перестала, и вообще решила предпринять еще одну попытку.

—   Извини, я, честно, не хотела занимать твою кровать, просто...

—   Ты странная! — вынесла вердикт Мара и склонила голову набок, рассматривая меня.

Я какая?! Странная?! Кто бы говорил!

—   Ладно, уживемся, — тут же кивнула девушка каким-то своим мыслям и прошла к столу.

Отодвинула стул, взяла в руки книгу и замерла, даже поднос с едой трогать не стала.

Я же смотрела на нее и не знала, что делать. Радоваться или плакать? С одной стороны, «уживемся» звучит довольно оптимистично, но картина в целом...

Верните меня обратно в общежитие к боевикам!

Пока я решала, как вести себя дальше, Алекс схватил меня за руку и повел к выходу.

—   А... — спросить мне ничего не дали, покачав головой.

Но когда мы вышли в коридор, некромант шепотом пояснил:

—   Мара хоть и странная, но совсем не опасна, не бойся ее.

Его прервал голос девушки из-за закрытой двери:

—   Я все слышу, Алекс и давно попросила тебя свалить отсюда, мы сами разберемся!

Вот везет мне!

—   Иди уже, — прошипела на горе-помощника и взялась за ручку двери, чтобы вернуться в комнату.

— Если что...

—   Кричать буду, — буркнула в ответ и захлопнула дверь за спиной.

—   Итак, хочешь жить здесь, будешь выполнять правила! — не отрывая взгляд от книги, проговорила соседка. —Уборка три раза в неделю, душ по расписанию, не болтать лишнего, — спокойно перечислила она и, обернувшись, посмотрела мне в глаза. — Поняла?

Да куда уж не понять!

Я кивнула и прошла к кровати, которая точно станет моей.

—   Я — Катрин! — решила все же представиться, а, не услышав ничего в ответ, махнула на девушку рукой.

Странная... Это точно, Мара очень странная..

Глава 4

Девушка пробыла в комнате совсем недолго, а потом поднялась, взяла в руки книгу и вышла, так ничего больше и не сказав. Я за время нашего молчаливого соседства успела поесть, вымыть посуду, а потом, оставшись одна, незаметно для себя уснула.

Проснулась, когда за окном опустились вечерние сумерки, и именно в этот момент в дверь постучали.

— Это к тебе, — спокойно заметила соседка, лежа на своей кровати все с той же книгой в руках.

Я сонно огляделась, пытаясь сообразить, где нахожусь, и что вообще здесь делаю.

Ко мне! Пришло время снимать блок… и это жутко испугало.

«Да ладно!» — проворчал цветок: «Все будет хорошо! Иди уже!»

Собственно, деваться мне некуда, поэтому поправив форму и разгладив волосы после сна, подошла к двери и открыла ее.

— Отдохнула? — с лукавой улыбкой проговорил декан. — Пойдем.

Не в силах вымолвить и слова, поплелась за ним. Я думала, Крис тут же в коридоре воспользуется порталом, но ошиблась, а когда мы вышли из крыла некромантов, на скамейке обнаружился не только профессор Ройл, но и Диметрис.

— Здравствуйте, — промямлила тихо, рассматривая мужчин из-под опущенных ресниц.

Руки пришлось спрятать за спину, чтобы никто не заметил, как они трясутся.

Дис спокойно кивнул и улыбнулся, в то время как некромант скользнул по мне совершенно равнодушным взглядом.

— Пойдемте, — проговорил Крис и открыл портал.

Первым в светящийся туман вошел профессор боевых искусств, за ним красноглазый некромант, а после декан положил руку мне на плечо, тихо прошептав:

— Не бойся, все будет хорошо!

Откуда ему знать?! Может быть, ничего хорошего и не случится?!

Хотела было возмутиться, но решила промолчать, все равно мои слова ничего не значат. Блок снимут в любом случае, боюсь я этого или нет.

Зажмурилась и шагнула вперед, тут же чувствуя на щеках прохладный ветер. Когда открыла глаза, оказалось, что мы находимся чуть ли не в чистом поле. Вот только большой выжженный круг земли говорил о том, что магию здесь используют или использовали довольно часто.

— Полигон заброшен в течение нескольких лет, но, чтобы снять с вас блок, это самое идеальное место, — безэмоциональным голосом проговорил профессор Ройл, и я обхватила себя руками, наплевав на ободряющие взгляды Криса и Диметриса.

— Я… не причиню никому вреда? — отважилась спросить некроманта, всматриваясь в его полыхающие глаза.

Мужчина удивленно приподнял бровь и спросил:

— Думаете, сможете одолеть трех сильных магов?

От его слов непроизвольно скривилась:

— Я не собираюсь мериться с вами силами, просто хочу знать, что никто не пострадает! — выпалила со злостью и тут же вспомнила, кто передо мной, пришлось извиняться.

Но некромант в ответ лишь усмехнулся, а я впилась ногтями в ладони, пытаясь совладать со страхом. Перед глазами очень ярко всплыл образ того разумного зомби, которого я оживила.

Единственное, что могло меня успокоить, что здесь рядом нет ни одного кладбища. Но почему-то даже эта новость не казалась приятной!

— Катрин, посмотри на меня! — мои плечи встряхнул Диметрис. — Ничего страшного не случится, слышишь? Даже самый сильный дар необученного мага не причинит нам никакого вреда, успокойся.

Легко ему говорить! Я все равно боюсь! И ничего не могу с этим поделать!

— Хватит разводить сопли! — резко окрикнул Диса профессор Ройл, и мужчина нехотя отошел от меня, уступая место некроманту.

— Смотри мне в глаза! — медленно с шипением в голосе проговорил мужчина, и я утонула в алых всполохах.

Завороженно смотрела на блики заходящего солнца, отражающиеся в светящихся глазах, и не могла отвести взгляд.

Холодная рука коснулась груди, заставляя задержать дыхание. Нестерпимое жжение родилось внезапно, и я попыталась отпрянуть от некроманта, но не смогла сделать и шага. Меня держали под руки, не позволяя отодвинуться от профессора.

Когда терпеть боль стало просто невыносимо, я закричала, громко и отчаянно, молясь всем богам о том, чтобы пытка закончилась. И будто высшие силы услышали мою просьбу, жжение пропало, боль испарилась.

Вокруг меня заискрился столб пыли, не позволяя рассмотреть, куда подевались мужчины. А как только песок развеялся, оказалось, что я нахожусь на полигоне совсем одна.

— Господин магистр? — прошептала неуверенно, озираясь по сторонам.

Ни Диметриса, ни Криса, ни профессора Ройла видно не было, но это невозможно, они же только что были здесь.

Я опустила глаза на свои руки и не удержалась от крика. Переплетаясь между собой, ладонь обвивали разноцветные потоки магии.

— Ур? — позвала дрожащим голосом, но и цветок не отозвался.

Не зная, что делать, постаралась успокоиться. Стала дышать глубоко и тихо разговаривать:

—   Все хорошо. Подумаешь... магия, да еще и разноцветная. Это же не смертельно! И уже не больно.

Но почему разноцветная?! И почему несколько потоков? По крайней мере, я насчитала четыре, и что это может означать? Что у меня не один дар, а несколько?

Не заботясь о своем внешнем виде, опустилась на землю и обхватила руками колени. Я никак не могла сосредоточиться на какой-то одной мысли, разрываясь от бесчисленных вопросов. Голова стала кружиться, воздух показался вязким, будто горячая карамель.

Еще раз оглянулась по сторонам в надежде увидеть хоть кого-то из преподавателей и вздрогнула, когда откуда-то из-за спины раздался тихий голос:

—   Катрин, с тобой все хорошо?

Резко развернулась и увидела Криса. Выглядел он, мягко говоря, не очень. Пыльная одежда, всклокоченные волосы и настороженный взгляд.

Но это не остановило меня, я вскочила на ноги и бросилась к нему, вот только властный голос некроманта остановил меня:

—   Стой на месте!

Неловко взмахнув руками, чтобы не потерять равновесие, замерла.

Медленно обернулась к профессору и нахмурилась. Выглядел он точно так же, как и магистр, вот только в отличие от декана, в его глазах полыхала злость, а не настороженность.

—   А вы были так уверены, профессор, что девочка нам не причинит вреда! — раздался насмешливый голос Диса, и я метнула испуганный взгляд на него.

Что я натворила?!

—   Эй, Катрин, чего испугалась? — нервно рассмеялся мужчина. — Ты нас просто как котят разбросала в разные стороны, ничего непоправимого не произошло!

Подняла руки и сдавила пальцами виски, тут же стало немного легче, и я обратилась к некроманту, показывая разноцветные ладони:

—   Что это?

—   Магия, — проворчал мужчина и добавил: — Не удивительно, что твой отец предпочел поставить тебе блок и выдать замуж, вместо того, чтобы официально заявить о твоем даре!

Зажмурилась и со злостью прошипела:

—   Скажите, какой у меня дар! — голос прозвучал как приказ, и некромант, заметно побледнев, послушно ответил:

—   Ты менталист. Точнее, мы так вас называем, хотя на самом деле никто точно не знает, какими именно способностями обладают маги с... Ясуса.

—   Откуда? — переспросила ошарашенно и пошатнулась.

Кто-то придержал меня, не давая упасть, но мне было все равно.

С Ясусом у нас заключен мир, но проживание на территории нашего государства возможно только в одном месте... В королевской тайной канцелярии, в качестве узников или бесправной рабочей силы.

—   Катрин? — рядом раздался голос Криса, и я посмотрела на него мутным взглядом.

Разум отказывался воспринимать реальность, так хотелось, чтобы все это оказались лишь сном. Жутким, кошмарным, но сном...

Точно! Мне это только снится, и я нахожусь в своей новой комнате. Где-то рядом странная соседка Мара, а магистр еще не приходил и тем более никакой блок мне еще не сняли!

Зажмурилась и попыталась проснуться, но потерпела неудачу.

—   Катрин, посмотри на меня! — требовательно повторил декан, и я сдавленно застонала.

—   Что мне делать? — прошептала, не открывая глаз.

Будущее... А есть ли оно у меня? Независимо от того, что я рождена здесь и к Ясусу не имею никакого отношения, кроме сомнительного наследства, вряд ли служители короны оставят меня на воле.

—   Профессор Ройл, я думаю, нам стоит умолчать о том, каким даром обладает Катрин! — четко проговорил Крис, сильнее прижимая меня к себе.

Горькую усмешку сдержать не смогла, как они собрались такое удержать в тайне? Тем более с моим ужасным контролем. Да я сама выдам себя.

—   И кто будет нести за нее ответственность? — ровным, лишенным эмоций голосом, уточнил некромант.

—   Я! — декан не сомневался ни секунды, а следом за ним отозвался и Дис.

—   Я тоже мог бы помочь! — и тут же раздраженно добавил. — Ну не отправлять же девочку в темницу!

Неожиданная забота двух, по сути, посторонних людей отозвалась теплом в груди.

—   Не знаю, — с сомнением произнес профессор Ройл, и я задержала дыхание в ожидании его ответа. —Ладно, но...

С надеждой посмотрела на некроманта.

—   Но нужно позаботиться о том, чтобы магия Катрин была под контролем постоянно. Кто-то из вас сможет быть с ней всегда рядом? — в последних словах мужчины прозвучала издевка.

Конечно, кто из преподавателей пожелает наплевать на собственную личную жизнь и следить за неуравновешенной магичкой?

Да и кто-то из них мне чем-то обязан? Крис и так сделал слишком много, а Диметрис... Ему я тоже благодарна за участие.

—   Профессор Ройл, — обратилась к некроманту, не дожидаясь ответа от декана и Диса. — А, может быть, есть какие-то амулеты? Ну-у, чтобы сдерживать магию?

Мужчина посмотрел на меня пылающими глазами и задумчиво проговорил:

—   Есть, конечно, их используют в тот период времени, пока дети учатся использовать свой дар. Хотя я не уверен, что они сработают и с твоей магией.

Крис хотел что-то возразить, но я перебила его:

—   А если попробовать?

Вариант не самый надежный, но все же лучше, чем висеть грузом на чужой шее.

—   Попробовать можно, — кажется, некромант вовсе забыл о том, что меня стоит отдать властям и не забивать голову лишними проблемами. — Только у меня есть одно условие!

То, с каким видом он это сказал, заставило меня прижаться теснее к декану.

—   Какое? — озвучить точно такой же вопрос не успела, меня опередил Крис.

—   Я хочу изучить дар в мельчайших подробностях...

Если учесть, что он некромант, то фраза прозвучала двусмысленно.

—   Вскрывать будете? — уточнила дрогнувшим голосом.

Пострадать во имя науки очень почетно, но... лучше я буду жить «неизученной»!

Профессор Ройл посмотрел на меня с удивлением, а потом, запрокинув голову, громко рассмеялся.

—   Диметрис, принесите сдерживающий амулет из моей лаборатории! — приказал он, когда отсмеялся, и протянул мужчине массивную связку ключей.

Стоило Дису скрыться в дымке портала, как декан развернул меня к себе лицом:

—   Все нормально?

Я перевела взгляд на руки, подмечая, что ладони больше не охвачены всполохами магии, а лишь едва различимо сияют мягким серебристым светом, и прислушалась к себе.

Ничего особенного я не чувствовала, разве только неразборчивый шепот в голове. Или мне просто кажется...

—   Да, все хорошо, я только... — отвела взгляд и тихо призналась. — Испугалась. Когда не увидела никого из вас рядом.

На мое признание декан усмехнулся и, посмотрев в сторону некроманта, на ухо прошептал:

—   Просто профессор Ройл никак не ожидал, что слабая на вид девушка будет обладать таким даром!

Да я и сама не ожидала, и даже не предполагала...

Опустив голову, глухо пробормотала:

—   Мне очень жаль, что я бесконечно досаждаю вам своими проблемами, и если вы решите не обучать меня, то... Я пойму.

Говоря все это, я очень надеялась, что мужчина тут же станет возражать и убеждать меня, что не намерен отступать, но тишина в ответ болью отозвалась в сердце.

Не зная как поступить, сделала шаг назад, и стиснула руки в кулаки.

—   Я... — пришлось прокашляться, с трудом избавляясь от комка в горле. — Спасибо вам!

Декан руки с моих плеч так и не убрал, поэтому я решилась сделать еще один шаг, чтобы оказаться от него как можно дальше. Ведь я понимаю, что не вправе требовать от него помощи, но...

Остаться лицом к лицу с магией, о которой я вообще не имею никакого представления...

Крис меня не отпустил, более того, не позволил отойти от него.

—   А с чего ты взяла, что я решу отказаться? — вдруг проговорил мужчина.

Не поверив в то, что слышу, вскинула голову и посмотрела в черные глаза магистра:

—   Тем более у нас есть одно незаконченное дело, — с улыбкой проговорил он, приближаясь к моему лицу и невзначай касаясь места, где находился браслет.

—   Кристофер, а вы уверены, что сможете обучить Катрин? — насмешливо проговорил некромант, напоминая о себе.

Стало неловко, что мужчина слышал наш разговор. А мотивы декана, напротив, стали более ясными.

Выходит Крис всего лишь ждет, что мы с Уром снимем с него запрет на личную жизнь.

—   А вы сомневаетесь? — наконец, выпуская меня, поинтересовался магистр.

Я отошла на несколько шагов и оглянулась. На полигоне после выброса магии ничего не изменилось, но мне показалось, что шепот стал усиливаться и что звучит он уже не в моей голове.

—   Нет, что вы, как могу сомневаться в силе собственного начальства? — издевательски протянул профессор, но я на мужчин не смотрела, вглядываясь вдаль.

На горизонте появилась странная синяя дымка, она будто бы приближалась, увеличиваясь в размерах.

Декан и профессор обменялись еще какими-то репликами, я не прислушивалась, а когда смогла рассмотреть толпу зомби, сдавленно вскрикнула.

Не зря я боялась, даже на пустынном заброшенном полигоне моя магия натворила бед.

—   Что? — рядом со мной появился магистр и окинул внимательным взглядом, но ответить я не смогла, лишь указала дрожащей рукой на толпу мертвецов.

Крис выругался себе под нос и задвинул меня себе за спину.

Профессор Ройл тоже оказался рядом и строго произнес:

—   Нужно отправить адептку подальше отсюда!

На его заявление декан утвердительно кивнул и тут же развернулся ко мне, открывая портал.

—   Побудешь пока у меня на квартире, — хотела сказать, что согласна, но...

Я встретилась взглядом с черными провалами вместо глаз приближающегося зомби и приняла самое главное для себя решение.

Будто не было минувших лет, будто прошлое не осталось там, где ему полагается, будто я вновь стала маленькой девочкой, вот только на этот раз любопытства не было. И точно знаю, чем закончится этот вечер, если сейчас сбегу...

—   Нет! — произнесла твердо, даже голос не дрогнул.

Крис хотел что-то сказать, но я посмотрела ему в глаза и повторила:

—   Нет, я не уйду!

Магистр нехотя отступил, сжимая руки в кулаки.

Что нужно делать, я не знала, да и совсем не была уверенна, что смогу остановить мертвецов, хотя... Если не попробую, так никогда об этом и не узнаю!

Профессор Ройл попытался схватить меня за руку и оттолкнуть назад, но встретившись с моим взглядом, резко передумал.

Стоило выйти вперед, как зомби тут же остановились, не дойдя до нас с десяток метров.

Тот, кто стоял перед толпой, склонил голову набок, внимательно рассматривая меня. Ухмылка не покидала его страшного лица, но я почему-то не испугалась.

Обрывки одежды и торчащие кости рассматривала с холодным равнодушием, понимая, что не имею права на страх и слабость, иначе... Я не хочу, чтобы кто-то пострадал!

—   Хоз-з-зяйка! — заискивающе произнес кто-то за спиной их «вожака», и остальные поддержали его неразборчивым шипением.

Я?! Хозяйка?!

Но...

—   Ты приз-з-звала — мы приш-шли, — пояснил «вожак» глухим голосом, я даже не уверена, что он произнес эти слова вслух.

—   Я не призывала! — смогла выдавить из себя, пытаясь осознать сказанное им.

Но мертвец на мое заявление лишь скептически ухмыльнулся, если этот безобразный оскал вообще можно считать ухмылкой, и отрицательно качнул головой с копной свалявшихся грязных волос.

Брезгливо передернула плечами и украдкой оглянулась на стоящих позади меня мужчин.

Подоспевший «вовремя» Диметрис выглядел таким же ошарашенным как Крис и некромант. А я не смогла бы им пояснить происходящее, потому что сама мало понимала как такое возможно.

Судорожно выдохнула и обратилась к зомби:

—   И что мне с вами делать?

Кажется, мой вопрос позабавил всю толпу, иначе, чем еще пояснить, что удивление сменилось каркающим смехом, от которого хотелось обхватить себя руками и малодушно спрятаться за спины преподавателей.

—   Как это что? — как только вдоволь повеселился, спросил их вожак. — Приказывай, мы выполним любое требование.

—   Ты должна их вернуть в мир мертвых, — за спиной раздался напряженный голос некроманта, и я, обернувшись к нему, пропустила момент, когда мертвец оказался рядом со мной.

Костлявая рука сомкнулась на запястье, заставляя задохнуться от ужаса.

—   А вот этого я бы делать не советовал, — угрожающе протянул он, дыхнув на меня смрадом.

Запах гниющей плоти вызвал приступ тошноты и затуманил сознание, я бы непременно упала в обморок, если бы не расслышала обеспокоенный голос Ура:

«Не показывай им свою слабость!»

Его слова, будто ведро холодной воды, заставили взять себя в руки и посмотреть ему в глаза.

—   Чего ты хочешь? — что удивительно — голос не дрогнул.

—   А вот это верный вопрос! — ухмыльнулся мертвец и приблизился к моему лицу.

—   Мы хотим жить.

Едва различимый шепот заставил нахмуриться.

—   Но я не могу... — возразить мне не дали, перебив.

—   Можешь!

Перечить ему не стала, опасаясь за собственную жизнь. Хоть они и назвали меня хозяйкой, вряд ли побрезгуют полакомиться магичкой.

«Скажи, что отпустишь — подсказал Ур. — Пусть встанут вокруг тебя!»

«Но я не знаю, что делать!» — стараясь смотреть немигающим взглядом на зомби, с нотками паники обратилась к цветку.

«Знаешь! — уверенно пробормотал Ур. — Просто попроси их встать вокруг тебя!»

—   Хорошо, — выдохнула медленно и приказала: — Только для начала отпусти меня!

Мертвец угрожающе зашипел:

—   Обманешь?!

—   Даже в мыслях не было! — уверенно ответила ему, хотя на самом деле сомневалась настолько, что сердце сжалось от страха.

Зомби еще несколько мгновений сканировал меня взглядом, а потом нехотя отпустил:

—   Встаньте вокруг меня... — приказала им и сделала пару шагов вперед, навстречу застывшей толпе мертвецов.

—   Катрин! — окликнул меня декан, но я только отмахнулась от него.

Я их призвала? Призвала! Значит, мне их и отправлять обратно!

—   Смелая, — едва слышно усмехнулся «вожак» и взмахнул рукой.

«Глупая!» — тут же мысленно обозвала себя в ответ.

Зомби тут же расступились, пропуская меня в центр идеально ровного круга.

—   Как... — хотела спросить, как они поняли, что нужно делать, но все слова тут же испарились, стоило мне понять — я стою, окруженная зомби, и, если что-то пойдет не так, живой мне отсюда не уйти.

«У-у-у-ур!!!» — воззвала к советчику, ожидая дальнейшие указания.

Цветок ответил не сразу, так что я успела еще больше испугаться, но виду старалась не подавать, как там он мне сказал: «Не показывай им своей слабости»? Вот я и не показываю.

«Сейчас, подожди... Какой там поток магии воскрешает мертвых?» — принялся бормотать Ур, и я задержала дыхание.

«Ты меня спрашиваешь?!» — стук сердца заглушал шепот зомби, и я только обрадовалась, что не слышу, о чем они переговариваются.

«Не бубни. Сказал, сейчас», — перебил цветок спокойно.

Легко ему говорить, съедят-то меня.

Опустила голову и прикрыла глаза, делая вид, что уже готова им помочь.

«О, вспомнил!» — прошелестел Ур, и я вздрогнула всем телом, растворяясь в совершенно новых острых ощущениях, которые обрушились подобно лавине.

Жар и холод одновременно сковали тело, чтобы тут же взорваться оглушающей болью, но и боль тут же пропала.

Раскинув руки в стороны, я отдалась собственной магии. Огненный шар зародился в груди, заставляя произнести тихие слова:

—   Пепел смерти зарождает жизнь.

Раздался вой и жуткий скрежет, хруст и свист. В спину ударил сильный порыв ветра, и я не удержалась, свалилась на колени, затормозив ладонями.

Посмотреть на то, что натворила, было страшно, а через пару мгновений, когда первый шок прошел, обрушилась усталость, так что стало откровенно безразлично, сожрут меня зомби или нет.

—   Катрин? — совсем рядом раздался обеспокоенный голос декана, и меня тут же подняли с земли.

Правда на ногах удержаться я не смогла, и меня подхватили на руки.

—   Их нет? — едва слышно поинтересовалась у мужчины, но вместо него ответил некромант.

—   Горстки пепла — все, что от них осталось.

«А ты говорил, знаешь, что делать. Я их просто убила», — прошептала Уру, прежде чем такая долгожданная темнота накрыла сознание.


***

Очнулась в темноте незнакомой комнаты, но еще долго лежала, рассматривая лепнину на потолке и пытаясь собрать воедино прожитый день.

Слишком много произошло событий, которые непременно повлекут за собой безрадостные последствия.

Во-первых, я маг, и если до этого дня лишь догадывалась о собственной силе, то сегодня убедилась — проще было поставить более мощный блок и никогда не знать, что за магия таится во мне.

Во-вторых, даже Кристофер не сможет защитить от властей, и ждет меня прямая дорога в застенки королевской тюрьмы...

Ну и в-третьих, по чьей линии я унаследовала эту диковинную магию? От мамы? Последний пункт волновал больше всего.

Если я верно думаю о происхождении родительницы, то... Почему она просто не развеяла тех самых зомби, которых я призвала? Почему позволила убить себя?

— Ур? — произнесла вслух и осторожно села в кровати.

Противная слабость заставила пространство покачнуться перед глазами, но я упрямо пододвинулась к краю небольшой кровати и опустила ноги на пол.

«Тут я!» — отозвался цветок.

«Что думаешь?"

Привязанность Шестуса стала вполне понятной — я оказалась обладательницей родственной ему магии, он, можно сказать, спустя много лет одиночества, нашел знакомый вкус.

«Думаю... будем учиться!» — оптимистично заявил Ур, вызвав на моем лице слабую улыбку.

—   Это я даже не обсуждаю, учиться нужно обязательно, вопрос в другом. Справлюсь ли я без наставника с Ясуса? Как у вас обучают детей и вообще, что это за загадочный дар такой, что я могу и ментальные приказы отдавать, и воскрешать мертвых?

Ответить цветок не успел, откуда-то сбоку раздался сонный голос декана:

—   Я бы тоже хотел услышать ответы на эти вопросы!

Сердце замерло от страха и я, осмотревшись, заметила Криса в кресле у почти потухшего камина.

—   Нельзя же так пугать! — проговорила возмущенно и только сейчас додумалась обратить внимание на свой внешний вид, о чем тут же пожалела.

Мужская рубашка хоть и была мне велика, все же не позволяла в таком фривольном виде расхаживать перед посторонним мужчиной. И совсем не важно, что этот мужчина мой преподаватель!

Насколько смогла быстро, из-за накатившего головокружения, забралась обратно на кровать и натянула легкое одеяло до самого подбородка.

—   Извини, пугать я тебя совсем не собирался, — повинился магистр, совершенно не акцентируя внимание на моих последних действиях.

—   Так что на счет ответов? — едва заметно по губам мужчины скользнула лукавая улыбка и тут же пропала.

Или мне только показалось?

Крис щелкнул пальцами, и в комнате загорелось несколько тусклых сфер.

Аскетичная обстановка смотрелась очень уместно. Ничего лишнего: кровать, кресло у камина и стеклянный столик, совсем небольшой шкаф у стены. Все выдержано в светло-коричневых тонах, только шторы насыщенного бордового цвета выбивались из общей композиции.

Вряд ли это преподавательская комната в академии.

—   А... где мы находимся? — спросила, оставив его вопрос без ответа.

Магистр неспешно двинулся в мою сторону, а потом вовсе опустился на край кровати.

—   У меня на квартире. В академию тебя мы не решились отправить, мало ли... — серьезно проговорил мужчина, в то время как в его глазах все отчетливее разгорались какие-то странные огоньки.

Следующий вопрос сорвался с губ прежде, чем я оценила его необходимость:

—   Вы меня переодевали?

Крис криво ухмыльнулся и подался вперед:

—   А ты видишь здесь кого-то еще?

Лицо запылало так, что я готова была спрятаться под одеяло с головой, вот только следующие слова, наоборот, разозлили.

—   К чему стеснения, Карин, я же не опасен... в этом смысле.

Да он просто издевается надо мной?! Куда подевался адекватный магистр с нормальными мыслями об учебе?! Кто этот шутник?!

—   Вы!.. Вы... — смерив его злым взглядом, совершила еще одну глупость.

Откинула одеяло и встала с кровати, демонстрируя свое не совсем прикрытое тело:

—   Раз вы не опасны в этом смысле, — передразнила его, — то и мне нечего смущаться!

Масштабы глупости оценила, когда Крис заливисто рассмеялся.

Вся смелость тут же испарилась, как и хорошее самочувствие. Перед глазами заплясали черные мушки, я непременно упала бы, если бы Крис, ворча под нос разного рода ругательства, не подхватил меня и не вернул обратно в кровать.

—   Какой же ты все-таки еще ребенок, Катрин, — мужчина устало покачал головой и криво улыбнулся.

Ребенок? Возможно! Несмотря на то, что детство закончилось уже очень давно, я порой чувствую, как во мне бурлят эмоции, толкая на необдуманные поступки.

Прикрыла глаза и пожала плечами:

—   Вы правы, до взрослой самодостаточной леди мне очень далеко, — хотела добавить, что так часто говорил отец, но промолчала.

Вспоминать о нем не хотелось совсем, хотя в свете последних открытий придется вновь встречаться и разговаривать, на этот раз серьезно и начистоту. Осталось придумать, как заставить родителя сказать мне правду.

«Ур, ты сможешь как-то говорить так, чтобы и магистр мог тебя слышать?»

Переводить все, что будет передавать цветок, я могла бы, но ведь будет проще, если переводчик окажется не нужен.

«Да я бы с радостью, — проворчал друг, — Но я же говорил, у Криса такая защита стоит, что я не пробьюсь!»

Ах, вот оно что.

—   Господин магистр, а вы можете как-то ослабить защиту, чтобы цветок мог и с вами мысленно общаться?

Открыла глаза и посмотрела на мужчину. Он на мою просьбу отреагировал довольно странно. На лицо набежала тень, и губы сжались в тонкую линию:

— Это обязательно? — уточнил декан.

Не зная, что ответить, невнятно пробормотала:

—   Ну, если не хотите, то я... буду вам пересказывать.

Крис отошел к камину и, постукивая пальцами по каменной кладке, несколько мгновений о чем-то напряженно думал.

Оказывается, господину магистру есть что скрывать?

—   Пожалуй, ограничимся пересказом, — все же заговорил мужчина и повернулся ко мне.

На его лице вновь появилась приветливая улыбка, вот только в глазах осталась настороженность.

—   Как скажете, — решила не настаивать на своем.

«Ну давай, поведай нам о жизни магов с Ясуса!» — обратилась к Уру и приготовилась слушать.

Вот только цветок не был бы самим собой, если бы не поинтересовался:

«Что-то он темнит, этот господин магистр. Может, нам стоит от него бежать без оглядки, а не посвящать в секреты магии?»

После его слов только закатила глаза и насмешливо фыркнула:

«Каждый имеет право скрывать подробности своей жизни, так что не выдумывай, Крис еще ни разу не причинил мне вред!»

«Ой ли?! — ядовито прошипел Ур. — А как же бег с препятствиями? Или ты уже забыла?!»

Честно? Забыла... Как-то не до обиды мне уже. Да и декан единственный, кто пришел мне на помощь и не требует ничего взамен!

—   Мне, конечно, очень жаль прерывать вашу содержательную беседу, — насмешливо заговорил мужчина. — Но, может быть, пора вернуться к более важным вопросам?

Стало стыдно... Кажется, уже третий раз за довольно короткий промежуток времени.

—   Да, сейчас, — выдавила из себя.

«Хватит ерничать, начинай уже!» — шикнула на друга.

Ур обиженно запыхтел и начал свой рассказ:

«Ходят легенды, что маги Ясуса потомки самих богов. Будто им подвластно не только убивать, но и воскрешать мертвых, они способны повернуть время вспять и замедлить его движение, или наоборот. Управлять человеком, будто марионеткой вообще не составляет никакого труда! А еще говорят, что в их жилах течет белый эликсир жизни. Но это лишь легенды, Катрин. Правда, как и всегда, отличается от красивых слов вымысла. Твой дар в наших землях называют естественной магией. Очень многие вплоть до совершеннолетия могут не знать, что у них внутри намешано. И не всегда дар достается в наследство от родителей и ближайших родственников. Но единственное, чем владеют все без исключения — это ментальный дар».

Декану я пересказывала не все, почему-то вводную часть о том, что народ Ясуса — потомки богов, умолчала, а еще мне показались странными, даже страшными, слова об эликсире жизни.

Не поэтому ли их держат в королевских застенках? И все это лишь отговорка, что маги с Ясуса очень опасны?

Хотя... Восстание кладбищ безобидным не выглядит!

—   Так, с магией не все, но хоть что-то стало ясно, а теперь спроси у своего друга, могу ли я помочь тебе научиться управлять даром? — попросил Крис, когда я замолчала.

«Я все слышу, между прочим, — проворчал цветок. — Твое обучение зависит от того, какая именно магия тебе досталась!»

«И как об этом узнать?» — решила уточнить, прежде чем рассказывать магистру. «Ну-у-у... — замялся Ур. — Все только на практике, иначе никак».

Да уж, очень весело...

Декан тоже не обрадовался, когда я перевела ему слова цветка, но в отличие от меня, тут же взял себя в руки.

—   Раз нужна практика, значит, будет практика!

—   И как вы себе это представляете? — уточнила скептически. — Я на заброшенном полигоне умудрилась призвать толпу зомби, — стоило вспомнить о мертвецах, как по телу прокатилась волна дрожи.

—   Есть у меня одна мысль, но об этом не сейчас, тебе стоит отдохнуть, а утром отправимся в академию.

Возражать не стала. Роль переводчика неожиданно утомила, и глаза сами закрывались. Да и день выдался довольно сложный.

Последняя мысль, которая посетила меня, была о том, куда катится моя репутация, если я спокойно остаюсь ночевать в доме постороннего мужчины. Да и посторонний ли он мне? Его забота приятно греет сердце...


***

Утро началось как-то странно...

Такое ощущение, что кто-то настойчиво шипел мне в ухо, но как бы я не пыталась скрыться от этого шипения, запрятав голову сначала под одеяло, а потом вовсе под подушку, ничего у меня не вышло.

Пришлось нехотя открыть глаза и обвести комнату сонным взглядом, в поисках шипящего предмета, а потом оказалось, что это все неугомонный цветок...

«Просыпайся, вставай, нам пора, тебе нужно одеться!» — затараторил он, как только понял, что я наконец-то воспринимаю его речь.

«Что случилось?» — зажмурилась и сладко потянулась.

«Ничего не случилось, — пробубнил Ур. — Просто сейчас заявится магистр, а ты опять в неподобающем виде!»

Ничего не понимая, села на кровати, подтянув ноги к подбородку.

«Ур, друг мой любезный, с каких это пор ты стал блюстителем моей чести?»

«С тех самых, как Крис решил отомстить тебе, точнее нам, за... небольшую шалость!»

Вот оно в чем дело.

«И во что ты мне предлагаешь одеться?»

Если честно, и самой не хотелось краснеть перед деканом, а уж тем более позволить ему насмехаться надо мной.

«На кресле твоя форма лежит, он недавно принес».

Уже хорошо!

Крис пришел спустя десять минут после того, как я поднялась с кровати. К тому моменту успела надеть форму и привести себя в порядок.

Мужчина только усмехнулся, окинув меня пристальным взглядом с головы до ног.

—   Завтрак? — пропуская меня вперед в дверях комнаты, предложил он.

Признаваться, что с удовольствием проглотила бы не только легкий завтрак, но и обед с ужином, не стала, а только едва заметно кивнула в ответ.

Но и тут господин магистр удивил меня. В столовой на небольшом полукруглом столе, помимо тарелки с ароматными блинчиками, были и прожаренное мясо и миска с овощным салатом.

На мой удивленный взгляд Крис усмехнулся и уточнил:

—   Надеюсь, ты не на диете?

Какая диета?! Я знать не знаю, что это за зверь такой.

В академию мы попали спустя полчаса, я сытая и довольная, а вот магистр, напротив, к концу трапезы стал очень хмурым и задумчивым.

Портал привел нас к кабинету Криса, где он взял со стола небольшой белый камушек на черной витой веревочке.

—   Это амулет, он будет сдерживать твою магию, конечно, не значительно, но вот маскировщик это отличный. Никто не догадается, что ты... маг с Ясуса.

На последних словах он запнулся, и я не смогла не спросить:

—   Жалеете, что дали обещание обучать меня?

Мужчина нервно передернул плечами и отмахнулся:

—   Не говори глупостей, я не прощу себе, если позволю запереть тебя в королевских застенках!

—   Почему? — впервые за то время, что декан помогает мне, решила поинтересоваться причинами.

Странно, что я этого не сделала раньше.

Крис не ответил, покачал головой и вышел из кабинета, а стоило нам оказаться в общем коридоре боевиков, я увидела Дарка. 

Глава 5

Парень, как только заметил меня, замер на месте. По его лицу скользнула тень и тут же пропала, а в глазах поселился холод.

Что?                                                                           

Он резко направился в нашу сторону и, поклонившись магистру, схватил меня за руку:

— Нам нужно поговорить!

Возражать не стала, просто не смогла найти слова, чтобы объяснить все и сразу, ведь мы с ним так и не поговорили перед тем, как меня отправили на факультет некромантов.

— Молодой человек, не так быстро! — над головой раздался спокойный голос декана, и нам пришлось остановиться. — Я думаю, ваш разговор может подождать до вечера.

Встретилась с черными глазами Криса, в глубине которых зажглись алые всполохи, и передумала возражать, только попросила:

— Дайте нам пару минут?

Магистр долго смотрел на Дарка, а потом кивнул и бросил:

— Пару минут и не больше!

Он отошел на несколько шагов и остановился у окна, рассматривая что-то вдалеке.

Я повернулась к парню и замялась под его злым взглядом:

— И что это значит? — первым спросил он, когда устал ждать от меня хоть каких-то слов.

— Дарк, — я положила руку ему на грудь и робко улыбнулась. — Я должна очень многое тебе рассказать, но…

— Но не можешь? — зло процедил он.

— Не могу, точнее не сейчас, давай встретимся после занятий на стадионе и обо все поговорим?

Увидела, как декан поманил меня рукой и неспешно двинулся по коридору:

— Дарк, приходи, я буду очень тебя ждать, — и, прежде чем парень успел хоть что-то возразить, коснулась его губ легким поцелуем и сбежала.

Догнала Криса у лестницы и тихо проговорила:

— Спасибо! — понятно, что мужчина не обязан ждать, пока мы с Дарком выясним все проблемы, но то, что он дал нам хотя бы пару минут, уже многое значит.

Магистр не ответил, лишь кивнул и пошел вперед. Так мы и шли до самого корпуса некромантов, и только перед тем, как войти в двери, декан обернулся ко мне и строго произнес:

— Я не думаю, что тебе стоит рассказывать своему возлюбленному, — последнее слово он произнес с какой-то странной интонацией, — о магии.

Несколько мгновений молча смотрела в его черные глаза, а потом недовольно поджала губы и спросила:

— Вы думаете, он не сможет держать в секрете такую информацию? — за Дарка стало обидно, парень ведь должен знать правду.

Мне совсем не хочется, чтобы между нами появлялись хоть какие-то тайны.

— Я думаю, что тебе стоит быть осторожнее! Профессор Ройл не расскажет о тебе только потому, что ему интересен твой дар с научной точки зрения, Дис действует опять же из интереса, а Дарк? Ты понимаешь, что он может неосознанно проговориться? Может навредить тебе совершенно случайно? И защитить тебя от королевских ищеек уже не сможет никто.

Речь мужчины мне не понравилась, нет, он был во многом прав, рассказывать о моем даре на каждом углу огромная глупость. Но с чего Крис решил, что Дарк проговорится? Я ведь могу ему все объяснить.

А если опустить рассказ о магии, то… Что мне ему тогда сказать?

И еще показалось странным, что декан так четко описал интерес некроманта и Диса, а о собственных причинах промолчал.

Упрямство взяло верх.

— Я сама решу, стоит ли рассказывать Дарку обо всем или нет!

Кажется, Крис хотел добавить что-то еще, но передумал и кивнул на открытую дверь:

— Проходи, профессор Ройл ждет нас.

Больше мы с ним не разговаривали, а стоило декану сдать меня в руки некроманта, как он отговорился срочными делами и ушел, пообещав вернуться чуть позже.

В лаборатории профессор Ройл оказался один. Он что-то бубнил себе под нос и рисовал на огромной доске какие-то формулы. Не зная, как поступить, замерла на месте, ожидая, когда мужчина вспомнит обо мне.

Обвела взглядом небольшую комнату и тут же вспомнила совсем другую в корпусе зельеваров. Здесь, в отличие от лаборатории отца, было мало света, один небольшой стол, да и тот заваленный горой потрепанных книг, и совсем отсутствовали колбы и любая другая посуда.

Чем же некромант здесь занимается?

— Вызываю мертвецов, — спокойно проговорил мужчина, и я вздрогнула.

— Вы умеете читать мысли?

Профессор добродушно усмехнулся:

—   Что ты, эта способность мне не подвластна, просто ты задала вопрос вслух. Неужели?

«Он правду говорит! Тише надо думать», — сонно пробормотал молчавший до этого Ур.

Вот что за растение? Откуда в нем столько вредности?

«А я вовсе не вредный! — тут же запротестовал он. — Мне просто скучно!»

Зато мне очень даже весело.

Пока разговаривала с Уром, не заметила, что некромант подошел довольно близко и, склонив голову набок, внимательно смотрит на меня.

—   Что-то не так? — сцепив руки за спиной, спросила у него, чувствуя себя не совсем комфортно в обществе этого мужчины.

Нет, ему до зомби очень далеко, но все же эти алые глаза... Выглядят пугающе!

—   Я хотел озвучить этот же вопрос... — с едва заметной улыбкой проговорил профессор и кивнул на контуры браслета, четко прорисовывающиеся под рукавом кофты. — Это то, о чем я подумал?

—   А о чем вы подумали? — решила притвориться, будто не понимаю, о чем речь.

—   Да ладно, — широко улыбнулся мужчина. — Кристофер рассказал мне о твоем «друге».

—   Зачем? — тут же нахмурилась.

—   Он уверен, что цветок способен помочь тебе обуздать магию.

И откуда у него взялась эта уверенность?

«А он мне начинает нравиться...» — задумчиво протянул Ур.

«Кто, профессор?» — пробежала взглядом по морщинистому лицу, а как только столкнулась с красными глазами, неосознанно вздрогнула.

«Да зачем он мне сдался, профессор этот! — возмущенно прошипел цветок. — Я про магистра говорю!»

Надо же, а еще совсем недавно с подозрением отзывался о Крисе.

—   Ну так что? Твой «друг», — он особенно выделил последнее слово, — согласен?

«Еще бы! Конечно!» — ехидно прошипел цветок, и я заметила, как некромант вздрогнул.

—   М-м-м... оригинальная манера общения, — натянув на лицо фальшивую улыбку, проговорил мужчина, и я согласно кивнула ему в ответ.

Ур вообще оригинальный, от корней до самой верхушки лиан.

—   Давай присядем, — профессор махнул себе за спину, где у заваленного стола стояла пара стульев.

А когда мы сели напротив друг друга, некромант пододвинул ко мне какую-то тетрадь, исписанную мелким корявым почерком:

—   Вот, я тут набросал кое-что, ознакомься.

Пришлось в этих каракулях разбираться, а когда наконец я поняла, что за слова скрываются под замысловатыми завитками и неровными крючками, то погрузилась в чтение.

Оказывается, маги Ясуса не настолько опасны, как кричат об этом на каждом шагу королевские приверженцы. Их магия всего лишь не разделяется на подвиды, как у нас, и один человек может быть воздушником, некромантом и целителем в одном флаконе. А кого обрадует такое сочетание? Будь война, определить наших стихийников довольно просто, так же как и некромантов, но как угадать дар враждующих магов? Практически невозможно...

Но все эти сочетания не смертельны, если научиться ими пользоваться и призывать ту или иную магию в зависимости от ситуации.

Хотя это только на словах все просто...

Если верить записям профессора, самый большой мой враг — это эмоции... Любые! Негативные, радостные... Все, что может вывести из равновесия.

—   Я думаю, стоит договориться об индивидуальных занятиях с профессором по медитации, — заговорил мужчина, как только я вернула ему тетрадь.

—   А у вас есть и такой предмет?

—   Конечно, есть, — красные глаза блеснули ярче, — если ты не знала, для некромантов контроль над эмоциями тоже крайне важен.

Да откуда мне это знать, если мне про некромантов известно только то, что у них магия красивая?

—   Хорошо, значит, буду заниматься!

—   Я думаю, что смогу справиться без помощи профессора Ариги, — от двери раздался спокойный голос магистра, и я вздрогнула.

Совсем не слышала, когда он вошел.

—   А не много ли вы на себя берете? — насмешливо поинтересовался профессор Ройл.

Крис закрыл за собой дверь и подошел к нашему столу.

—   Не много, — без тени улыбки отозвался он. — Чем меньше людей будут знать о даре Катрин, тем лучше!

Последнюю фразу он произнес, серьезно глядя мне в глаза.

Да поняла я, на что вы намекаете, господин магистр, но оставьте право мне решать самой, кому и что говорить!

—   Тут не поспоришь, — серьезно отозвался некромант. — Я как-то не подумал об этом, — честно признался профессор.

Дальше беседа перешла в более интересное русло:

—   Где можно нам проводить с Катрин тренировки, чтобы... — Крис запнулся, бросив на меня хмурый взгляд. — Чтобы не нарваться на очередную толпу мертвецов, — все же закончил он, и я поежилась, чувствуя себя виноватой.

Некромант усмехнулся и откинулся на спинку стула:

—   Если бы я знал... Хотя! — мужчина вскочил с места и стал ворошить бумаги на столе. — У меня тут где-то есть ключ... сейчас...

Магистр на меня больше не смотрел и вообще делал вид, что в лаборатории кроме него и профессора Ройла больше никого нет. А я бы и сказала, что мне безразлично такое отношение, вот только... Это совсем не так...

Может быть, он прав? И Дарку не стоит ничего рассказывать? По крайней мере, до того момента, пока я не научусь контролировать магию и смогу ему с уверенностью сказать, что я не опасна?

Вот только... Что тогда ему говорить? Как объяснить, почему меня перевели к некромантам? Почему практически изолировали от остальных адептов?

От невеселых мыслей отвлек довольный голос профессора:

—   Нашел! — он протянул декану маленький серебряный ключ, который мягко светился бледно-голубым светом.

—   Я был уверен, что у вас найдется что-то подобное, — мужчины обменялись довольными улыбками.

Похоже, никто из них не собирался объяснять мне, что это за удивительный ключ такой, поэтому я задала вопрос сама:

—   И что в нем особенного?

Крис, даже забыл, что сердит на меня, лукаво улыбнулся и спрятал вещицу в нагрудный карман жилетки:

—   На тренировке узнаешь!

От возмущения открыла рот, да так его и закрыла, не найдя, что сказать, но стало обидно. Опять секреты!

—   Только используйте ключ с умом, о времени не стоит забывать! — предостерег магистра некромант, поглядывая на меня с хитрой улыбкой.

И этот старик туда же...

—   Я думаю, Катрин пока не стоит посещать общие занятия, — заговорил Крис. — Индивидуальные занятия на ближайшие пару дней, а там будем смотреть, как поведет себя ее дар.

Некромант кивнул и, вернувшись обратно к доске, взял мел.

—   Тогда я пожелаю вам удачи, и мое предложение еще в силе, — с каким-то тайным значением бросил профессор.

—   Не стоит, я сам справлюсь!

Хотелось зарычать и вытрясти из декана всю правду, только огромным усилием сдержала свою злость, вдруг вспомнив о том, что прочитала в тетради некроманта.

Эмоции — главный мой враг.

По пустым коридорам корпуса некромантов мы шли в полной тишине, и мне стало казаться, что здесь вообще не бывает многолюдно. Адепты, будто бесплотные призраки, такие же тихие и невидимые. Даже за дверьми аудиторий стояла гробовая тишина.

Хм... гробовая... Очень даже уместное сравнение!

А стоило выйти из мрачной обители, как сразу даже дышать стало легче. Ветер показался теплее обычного, солнечные лучи ярче, а цветы ароматнее!

И злость на декана испарилась, оставив после себя только любопытство. Что это за ключик такой особенный? И почему Крис ему так обрадовался? Неужели это решит проблему? И на нашу тренировку не явятся посмотреть мертвецы?

Было бы очень замечательно, если все обстоит именно так!

Мы прошли через неприметную дверь и оказались у того самого спортивного зала, где обычно проходили наши тренировки, и я осмелилась спросить:

—   Эм-м-м... господин магистр, а вы уверены, что нам сюда нужно?

Крис обернулся, хитро подмигнул и... стал открывать дверь тем самым ключом, который дал ему некромант. А когда створки распахнулись, декан проговорил:

—Добро пожаловать!

—   Куда? — уточнила с подозрением.

Мало ли...

—   Иди, — усмехнулся мужчина, и пока я раздумывала, как поступить, он втолкнул меня в зал.

У меня сложилось впечатление, что я прошла сквозь какую-то вязкую пелену, прозрачную, с неприятным запахом какой-то гнили, но эти ощущения длились совсем не долго.

Стоило отойти от двери, как передо мной оказался все тот же спортивный зал с матами.

—   А-а-а-а? — выдавила из себя, когда декан встал рядом со мной, снимая с себя жилетку.

—   Мы находимся вне времени, ключ отрезает нас от внешнего мира, замедляя ход часов, — спокойно пояснил мужчина.

—   И чем это нам поможет?

Вне времени, это, конечно же, очень хорошо, но как связано с магией?!


—   Катрин, ты про магию совсем ничего не знаешь? — как-то устало поинтересовался Крис, и я, пройдя вперед, тихо ответила:

—   Совсем, — надоело чувствовать себя глупым недоразумением, но...

—   Ладно, с этим разберемся чуть позже, — отмахнулся декан. — Находясь вне времени, ты не сможешь своей магией призвать зомби, уничтожить это здание и натворить еще что-нибудь.

Даже так?

—   Это хорошо!

Я опустилась на маты и посмотрела в черные глаза Криса:

—   Начнем? — первой задала вопрос, хотя ужасно хотелось отсрочить этот момент. Какие еще сюрпризы таит мой дар?..

—   Не бойся, — мужчина опустился рядом и ободряюще улыбнулся. — Ничего страшного не случится, обещаю!

И так он уверенно это сказал, что я даже смогла улыбнуться в ответ.

—   Снимай кулон и попробуй призвать магию.

Глубоко вздохнув, решила выполнять все приказы декана, а думать над тем, что выйдет, буду потом. Сняла кулон, положила его в раскрытую ладонь Криса и прикрыла глаза, стараясь найти отголоски дара.

На удивление, магия отозвалась очень быстро, и первое, что спросил магистр, было:

—   Что ты чувствуешь? Попробуй почувствовать каждый поток магии отдельно. С чем они у тебя ассоциируются, может быть, имеют особый запах, вызывают определенные эмоции: радость, гнев, грусть...

Под тихий голос Криса погрузилась в себя настолько, что, кажется, реальность перестала существовать.

Первый поток, темно-синий, пах... смертью... Не знаю, как сказать точнее, но почему-то именно это сравнение пришло на ум. Хотя не было запаха смрада и разлагающейся плоти, просто — это смерть, я точно знаю.

Другой поток был яркого желтого цвета, никаких запахов он не источал, но мне показалось, что эта магия... теплая? Будто прикосновение ласковых солнечных лучей.

Еще один поток светло-зеленого цвета принес с собой запахи трав, будто я вышла на прогулку в лес, ранним утром, когда только-только начинает сходить роса...

А четвертый... Четвертый мне показался каким-то зловещим... Даже страшнее первого. Он принес с собой страх! Безотчетный и необъяснимый...

Дрожь прошла по всему телу, и я распахнула глаза.

Спортивный зал совсем не изменился, разве только черные глаза магистра смотрели на меня с беспокойством.

—   Что? — спросила его.

Голос стал почему-то хриплым, так что пришлось несколько раз прокашляться, чтобы он вновь стал прежним.

—   Ты долго не отзывалась, — пояснил Крис.

—   Долго? — странно, а я даже не заметила.

—   Если забыть о том, что мы находимся вне времени, то ты медитировала больше часа!

После услышанного открыла рот.

Ничего себе, а мне казалось, что прошло всего несколько минут...

—   Извините, — пробормотала себе под нос.

Долго же магистру пришлось ждать моего «пробуждения».

—   Все хорошо, — мягко улыбнулся мужчина и, заглянув в глаза, с заминкой спросил: — Что ты почувствовала?

Что-то скрывать от Криса посчитала глупым и рассказала ему все подробности моих наблюдений.

Первые три потока хоть и вызвали определенные вопросы со стороны декана, но не заставили его хмуриться, в отличие от четвертого.

—   Страх, говоришь? — задумчиво переспросил он и потянул мне руку. — Можно?

— Что?

—   Руку свою дай, пожалуйста, — без тени улыбки попросил Крис, и я осторожно вложила свою ладонь в его.

По телу тут же разлилось странное тепло, и я чудом поборола желание отдернуть руку, помня, чем грозит проверка магии, но декан поспешил успокоить меня:

—   Не бойся, больно не будет, — не скажу, что я ему тут же поверила, но выхода у меня другого не осталось.

Нехотя кивнула и руку вырывать не стала.

За теплом потянулась странная полоска холода, вверх до плеча, а потом так же медленно назад.

Крис нахмурился сильнее и пробормотал:

—   Ничего не понимаю! — руку мою он отпустил и тут же спросил. — А что по этому поводу думает твой друг?

—   Не знаю, еще не спрашивала, — честно призналась магистру и обратилась к Уру. «Что скажешь?»

Цветок отозвался сразу же:

«Ты только не пугайся, но даже я не знаю, что это такое».

Плохо, придется искать информацию, вот только где?

Крис тоже не обрадовался ответу Ура, но ничего не поделаешь.

—   Хорошо, давай выясним, что там со вторым и третьим потоком.

Остальное время мы опытным путем выясняли, как пользоваться желтой и зеленой магией. Все оказалось довольно просто: желтая — целительство, а вот зеленая... Зеленая, видимо, досталась мне от отца. Потомственный зельевар из меня вышел бы отличный, ну это так магистр сказал.

Я же к зельеваренью не хотела иметь никакого отношения, но... Отказываться от дара глупо, и Крис посоветовал не принимать поспешные решения, а тщательно все обдумать.

А потом началось самое интересное...

Медитация!

Никогда не думала, что так сложно расслабиться, отпустить все эмоции и... банально не уснуть! Я никак не могла понять разницу между сном и внутренним созерцанием!

После десятка попыток, когда я свалилась на маты и сонно пробормотала, что сеанс завершен, продолжим завтра, Крис расхохотался громко и очень заразительно. Какой тут сон!

Пришлось вернуться себе вертикальное положение и обиженно пробурчать:

—   Что смешного?

Декан глубоко вздохнул, пытаясь перестать смеяться, но потерпел неудачу и снова затрясся от хохота.

—   Ты неподражаема! — наконец, выдавил он, когда я уже подумала обидеться всерьез и надолго. — Устала? — участливо поинтересовался он, и опустился на маты рядом со мной.

—   Устала, — призналась честно.

Кажется, с тех самых пор, как я сбежала из дома, мне еще не удалось ни одного дня провести спокойно, а уж тем более ночи. Все насыщенно событиями...

—   Ложись на живот, — скомандовал декан, и я бы послушалась его, если бы не лукавый блеск черных глаз.

Неожиданно вспомнилось, что магистр нам с Уром еще как бы не отомстил... по-настоящему.

—   3-з-зачем? — выдавила из себя, осматривая пути отступления.

Хитрая усмешка уверила в том, что пора бежать, но слова заставили задуматься:

—   Я хочу всего лишь помочь тебе освоить медитацию!

—   Лежа на животе? — уточнила с подозрением в голосе. — Странная методика, не находите?

Я же тогда точно усну! Ну или не усну...

—   Катрин, ты мне не доверяешь? — вкрадчиво поинтересовался Крис, пододвигаясь ближе.

—   Вот сейчас не совсем, — призналась тише и попыталась встать, но декан неожиданно оказался рядом и повалил меня на спину.

—   И правильно, что не доверяешь... — с усмешкой проговорил Крис, нависая надо мной. — Хотя, если хочешь, я могу забыть о мести.

—   Значит, это все-таки месть? — прикусила губу и попыталась избавиться от хватки магистра, но куда мне маленькой и слабой против него.

—   Ты же не думала, что я забуду о ТАКОМ?

Нет, конечно, не думала, но глупо надеялась, что это произойдет не скоро, а потом вовсе забудется, когда срок подарка истечет.

—   И что нужно сделать, чтобы вы забыли? — прошептала едва слышно, представляя, что может сделать мне Крис.

Но как назло, находясь в таком незавидном положении, вариант на ум приходил всего один, и уж точно тот, которым мужчина не воспользуется, наверное...

—   Давай, ты избавишь меня от... подарка, и я все забуду!

Как-то очень просто.

—   А вы точно забудете? — мало ли, а то сейчас забудет, потом неожиданно вспомнит.

—   Точно, — попытался мужчина сказать серьезно, а у самого глаза горели лукавством.

—   Хорошо, — проворчала в ответ. — Вы меня только отпустите, а то так и медитации не научусь, и от подарка вас избавить не смогу.

Крис все же рассмеялся. Вновь. Что-то он за последние несколько минут очень часто смеется. И все это надо мной. Неприятно! Хотя вид веселого мужчины вызывал во мне совершенно неоднозначную реакцию.

«Снимай, давай с него свой подарок!» — потребовала у цветка, но его ответ меня заставил закашляться:

«А я не знаю как!»

Вот так радостная новость...

Я отвернулась от Криса, делая вид, что поправляю форму, а на самом деле, просто придумывала, как бы мягче сообщить ему, что избавить от подарка не получится. Стоит, наверное, подойти поближе к двери и уже с безопасного расстояния «обрадовать» декана.

Мои терзания прервал едва слышный писк, и мужчина тут же проговорил:

—   Мне нужно идти, но к этой теме мы еще вернемся!

Глава 6

Оказалось, что по ту сторону времени прошло чуть больше двух часов, хотя, если верить магистру, за занятиями мы провели все четыре.

Замечательная находка, этот ключик…

А когда я осталась наедине с изобретателем подарков, спросила прямо:

«Ты ведь знаешь, как избавить его от проблемы?»

Ур замялся, в мыслях раздалось невнятное шипение, а потом он проворчал:

«Знаю, но не избавлю!»

После его слов я замерла на месте и с удивлением уточнила:

«То есть, тебя даже не волнует тот факт, что мстить декан будет мне?»

Вот же интересное создание! В самом начале его выходка показалась достойной местью, но сейчас, когда подарочек принес столько проблем, мне уже как-то совсем не весело.

Подумаешь, Крис попытался научить меня реагировать на угрозу, не учел немного мою медлительность, или точнее, неопытность. Некроманты не посчитали нужным быть не такими меткими, я поранилась, но ведь больше ничего страшного не произошло.

«Да ничего он тебе не сделает!» — возразил Ур, но в его шепоте послышалась неуверенность.

«Да?» — уточнила скептически и опустилась на скамью в аллее. Занятия у адептов еще не закончились, и до встречи с Дарком у меня оставалось еще немного времени.

Крис разрешил мне передвигаться по академии без тотального контроля. Единственное, что настоятельно рекомендовал, не снимать камушек и по большей части быть на территории некромантов: у них в корпусе защита сильнее и, если вдруг что случится, об этом тут же узнает и он, и профессор Ройл.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

До этого самого корпуса мне осталось буквально пару шагов, поэтому я решила выяснить отношения с цветком, но как оказалось, слушать он меня не намерен.

«Ну, а что он такого тебе сделал? Заставил смутиться и всего-то! Разве это страшная месть?» — почему-то в тихом шепоте проказника я уловила какое-то лукавство, но что именно он добивается своим упрямством, понять не могла.

«И что ты предлагаешь? Ждать, когда месть станет действительно страшной?»

За стенами академии послышалась трель звонка, а попадаться на глаза адептам совсем не хотелось, пришлось подниматься со скамьи и идти в мрачную обитель некромантов.

На мой вопрос Ур так и не ответил, и я решила зайти с другой стороны:

«Признавайся, зачем тебе это нужно?»

Цветок на мой вопрос отреагировал странно: я почувствовала, как браслет немного нагрелся и медленно переполз чуть выше.

От непередаваемых ощущений, чуть не рассмеялась в голос.

«Чего творишь?! Щекотно ведь!»

«А мне там неудобно!» — проворчал манипулятор и затих.

«Я задала вопрос!» — напомнила ему и стала быстро подниматься по ступеням.

Еще не мешало бы сходить в столовую, но… Было немного страшно, вдруг увижу Тима, и меня обуздает желание отомстить ему?

И вообще, странно, что за эти пару дней меня не пытался найти ни отец, ни неудавшийся жених, да и магистр Рэм с кучей нравоучений тоже отсутствовал.

«Я не буду на него отвечать!» — категоричным тоном заявил цветок.

Я от удивления споткнулась и растянулась бы на последней ступени или вовсе скатилась бы вниз, если бы меня не поддержали за руку:

— Привет, Катрин! Все ищешь на свою шею приключения? — поинтересовался Алекс.

«Мы еще не закончили!» — быстро прошептала вредному цветку и повернулась к некроманту.

— Привет! Да как-то не ищу, обычно они меня сами находят!

Парень после моих слов усмехнулся и кивнул себе за спину:

— Ты что, на обед не пойдешь? Или с тебя еще арест не сняли?

Посмотрела в ту сторону, куда кивнул некромант, пробежалась взглядом по толпе ребят, столкнулась со злыми полыхающими глазами одного из них. Кажется, именно он мечтал разобраться со мной за неожиданно появившиеся бородавки. Я отрицательно покачала головой:

— Арест сняли, но я не рискну появиться в столовой.

Эмоции, эмоции… Как научиться ими управлять?

Алекс проследил за моим взглядом, потом заглянул в глаза и серьезно произнес:

— Я принесу тебе обед, и… ты права, тебе сейчас лучше не появляться в столовой.

Он выразительно посмотрел на амулет, который висел на моей шее, и, больше не говоря ни слова, сбежал по ступеням вниз.

Я дождалась, когда вся компания скроется за поворотом, и продолжила путь в свою комнату.

Мне повезло, Мары там не оказалось, и у нас с Уром осталось время прояснить некоторые моменты.

«Рассказывай!» — потребовала у него, завалившись на кровать.

 «Ты на меня обидишься», — тоскливо прошептал Ур, и я тяжело вздохнула.

«Что ты там такого придумал, что я должна обидеться? Давай хотя бы ты ничего не будешь скрывать от меня? Не представляешь, как я устала от этих тайн и недомолвок!»

После моих слов воцарилось долгое молчание, а когда, наконец, цветок заговорил, такое услышать я точно не ожидала:

«Магистр сильный маг и... он тебе подходит куда больше, чем Дарк...»

Сердце сжалось от боли, и я тихо прошептала:

—   И ты туда же? Мало мне было отца с маниакальным желанием выдать замуж за сильного мага, теперь еще растение решило взяться за мою судьбу

«Я не то хотел сказать, Катрин!» — обеспокоенно зашелестел цветок, но я не стала отвечать.

То или не то, какая разница? Неужели он так и не понял, что я сама хочу сделать выбор, и не потому, что «надо»?

Если верить тому же Крису, не доросла я еще до «взрослой» жизни. Здесь, скорее всего, сказывается мое заточение в родительском поместье или, может быть, я вовсе никогда и не дорасту.

«Дарк, каким бы он ни был хорошим, не сможет защитить тебя, а магистр... Я просто решил подтолкнуть его к тебе...»

—   А меня ты потом бы тоже «подтолкнул»? Каким образом?

Горько усмехнулась и обхватила себя руками. Стало холодно, и этот холод шел откуда-то изнутри. Странное ощущение опустошенности.

«Но ведь и для тебя он не только преподаватель. Я же чувствую...» — совсем тихо прошелестел цветок и замолк.

Что ответить на его слова, не знала. Хотелось спорить, громко, эмоционально, доказывая свою правоту, но я промолчала. И не потому, что согласилась с ним, просто... Вспомнилась юность, когда я мечтала о высоком черноглазом зельеваре, как украдкой рассматривала его, млея от хитрой улыбки, и проливая горькие слезы, встречая его то с одной девушкой под ручку, то с другой...

Крис и сейчас не изменился, так к чему мне бередить старые раны? Для чего ворошить прошлое? У меня есть Дарк, настоящий, надежный и ни разу не ловелас!

«Я не хотел ничего решать за тебя...» — тихо отозвался Ур, приятным теплом согревая кожу под браслетом.

«Верю, — коротко согласилась и грустно улыбнулась. — Ты единственный, кому я действительно доверяю!»

Цветок хотел что-то ответить, но в дверь тихо постучали и она тут же распахнулась.

На пороге стоял Алекс. В его руках был огромный поднос, гораздо больше того, что он приносил мне в прошлый раз.

Парень тут же пояснил, почему так много:

—   Я решил составить тебе компанию, не возражаешь? — спросил некромант, сияя обворожительной улыбкой, и мне показалось, даже если я откажусь, он не уйдет.

Да и неудобно мне отказывать, он не обязан был приносить мне обед, но тем не менее...

—   Проходи, — кивнула на стул у стола и поднялась с кровати.

Некромант уселся и, взяв в руки тарелку с супом, задал неожиданный вопрос:

—   Давай, рассказывай, что у вас с Дарком случилось?

Я успела откусить немного хлеба, поэтому после его слов закашлялась. Алекс подал мне стакан, и когда я смогла говорить, выдавила из себя:

—   А ты уверен, что это твое дело?

Нет, ну Дарку он, конечно, друг, но...

—   Может, и не мое, — спокойно возразил некромант. — Но мой друг ходит мрачнее тучи который день и...

—   И мы сами разберемся! — перебила его, отвернувшись к окну, и, открыв наконец-то эти мрачные шторы, впустила в комнату солнечные лучи.

Дальше обед проходил в тишине. Несмотря на испорченное настроение, я с удовольствием пообедала, а когда поставила пустые тарелки обратно на поднос, обратилась к Алексу:

—   Спасибо за заботу!

Некромант слабо кивнул и собрался уходить, но остановился у двери.

—   Дарк для меня как брат и... я не хочу видеть его таким, Катрин! — тихо проговорил он и вышел, громко хлопнув дверью.

Если бы ты знал... Я ведь тоже не хочу его видеть «таким»! Я хочу... чтобы он улыбался. Хочу видеть блеск в его глазах, а не холод и злость!

И я обязательно сделаю все для этого!

Оставшееся время до встречи я провела с пользой. Спустилась на первый этаж, нашла в лабораторию профессора Ройла и попросила его дать мне всю необходимую литературу. Начиная с самых азов. Ведь все книги, которые я брала в библиотеке, остались в комнате Альды и Киры.

Некромант оказался щедрым. Я еле донесла все эти талмуды до второго этажа. А как только легла на кровать, тут же погрузилась в чтение.

Магия — таинственная наука, до сих пор неизведанная мной. Но теперь я намерена узнать все!

Время пролетело незаметно. Когда в комнату вошла Мара, ничуть не удивившись моему присутствию, я вскочила с кровати и, на ходу бросив приветствие, выскочила за дверь.

Дарк меня уже ждал. Он сидел на той самой скамье, где не так давно мы общались с Дисом.

Парень вычерчивал корявой палкой на земле какие-то символы, а потом со злостью стирал их и чертил заново.

Я наблюдала за ним около пяти минут и все никак не могла решиться подойти и начать разговор.

В мыслях прокручивала слова, которые хотела бы сказать, но стоило посмотреть на боевика, тут же забывала обо всем. Желание прижаться к нему, ощутить тепло и поддержку, затмевало выстроенную логически речь.

Да еще и Ур подлил масла в огонь, когда я бежала к стадиону:

«Подумай, может быть, Крис прав, и пока не стоит ничего говорить Дарку? Вдруг вас кто-то услышит? Вдруг он тебе не поверит, в конце концов!»

Спорить с ним я не стала.

Сомнения... Куда спрятаться от них? Как понять, стоит ли рассказывать? И как ему объяснить то, о чем я сама до последнего времени даже не догадывалась?

Возможно, я бы еще долго стояла и терзала себя сомнениями, если бы Дарк не встал со скамьи и не отправился решительным шагом к корпусу академии.

Времени медлить больше не осталось...

—   Дарк, подожди! — выбежала из укрытия и подбежала к нему.

Замерла на расстоянии вытянутой руки под пристальным хмурым взглядом.

—   Я... — слова застряли в горле, и, поддавшись порыву, сделала последний разделяющий нас шаг и крепко прижалась к его телу. — Скучала... — пробормотала тихо, растворяясь в знакомом запахе, чувствуя себя уютно и спокойно.

Парень несколько долгих мгновений стоял истуканом и никак не реагировал на объятья, а потом...

Сильные руки стиснули меня с такой силой, что я побоялась задохнуться, а горячий шепот рвал сердце на части.

—   Я ведь думал, что потерял... Снова... Что я сделал не так? Ты просто пропала, ничего не объяснила, а я... Рвал на себе волосы! С ума сходил! Пытался вломиться в корпус к некромантам, тебя искал...

Не зная, что ответить и как его утешить, подняла голову и накрыла губы Дарка своими, пытаясь поцелуем вымолить прощение за свое исчезновение без объяснений.

Мы оторвались друг от друга, только когда обоим перестало хватать воздуха.

А потом, устроившись на скамье, точнее на нее сел Дарк, меня он усадил к себе на колени, еще долго наслаждались тишиной.

—   Расскажешь? — спустя какое-то время все же спросил боевик.

И я поняла, у меня есть выбор — рассказать ему все, понадеявшись на его понимание и отсутствие лишних ушей или... потерять его навсегда. Ложь и недомолвки вряд ли приведут хоть к чему-то хорошему.

—   Я попытаюсь, — пробормотала тихо и заглянула в глаза. — Но обещай, что выслушаешь меня и не будешь делать поспешные выводы!

Отец всю жизнь кормил меня ложью, его поступки по отношению к дорогому мне человеку я повторять не хочу!

Парень несколько минут серьезно смотрел мне в глаза, а потом медленно кивнул:

—   Обещаю!

Я набрала в легкие воздух и только хотела начать рассказ, как Ур перебил меня:

«Раз уж решилась на честность, идите в беседку, там я хоть смогу избавить вас от подслушивания».

Все-таки этот вредный цветок замечательный друг, несмотря на его выходки.

—   Пойдем, — выпуталась из уютных объятий и потянула парня за руку.

Дарк удивил тем, что не стал задавать лишних вопросов и безропотно последовал за мной. В беседке я уже сама села к нему на колени и, дождавшись разрешения Ура, начала свой рассказ.

История вышла долгой. Рассказала и о несчастном случае, виновницей которого была я, и о ненависти отца, и о его желании сбыть меня с рук под крыло Рэмов, и об опасном даре, и о блоке.

Единственное, о чем умалчивала до последнего, о происхождении собственной магии. И дело не в недоверии, было просто страшно, что Дарк не примет меня или, того хуже, станет бояться...

—   Так что за дар, из-за которого все так круто поменялось? — тихо спросил парень, перебирая мои волосы.

—   Как ты относишься к магам Ясуса? — решила проверить его реакцию, но не учла, что боевик быстро догадается, к чему я клоню.

—   Хочешь сказать, что ты менталист? — удивленно спросил он.

Если бы все было так просто...

—   И менталист тоже, — призналась едва слышно, боясь посмотреть ему в глаза.

Парень молчал долго. Он опустил руку мне на спину и замер. Я же забыла, как дышать, ожидая его реакцию.

— Ты дрожишь? — спросил он, касаясь губами щеки.

Да? Я даже не заметила.

—   Что ты скажешь? — не стала отвечать на его вопрос и задала свой.

—   Ты, правда, хочешь знать, что я скажу? — спокойно уточнил парень.

Я смогла только кивнуть.

Его объятья стали крепче, а горячий шепот заставил сжаться, в ожидании чего-то страшного.

—   Я скажу, что для меня не важно, кто ты, менталист или некромант, я... хочу быть с тобой, только если и ты этого хочешь!

Хочу ли я?

Я не знаю, что такое любовь, хотя на протяжении многих лет считала по-другому, вот только... Дарк показал мне совсем другую сторону отношений. С ним я была собой! Той самой капризной девчонкой, которая подлила ему зелье и совершенно не думала о последствиях. Той, кто до недавнего времени вовсе не планировала никаких отношений. А он принимал меня такой и не пытался перевоспитать на свой лад.

—   Я хочу! Но... я опасна, понимаешь? Я могу поднять толпу зомби, заставить подчиняться моим желаниям, могу... Я еще и сама не знаю, что могу. И это страшно! Я боюсь за тебя! Что если я причиню тебе боль? Я же не прощу себя...

—   Ш-ш-ш... — Дарк приложил палец к моим губам и тепло улыбнулся. — Давай ты не будешь решать за меня? И вообще, решать проблемы стоит по мере их поступления.

Хотела возразить, что мой дар не просто проблема, а огромная катастрофа, но мне не дали, заставив замолчать самым действенны способом — жарким поцелуем.

—   Как тебе у некромантов? — спросил парень, когда по крыше беседки забарабанил мелкий дождь.

Пожалуй, мы бы никогда не перестали целоваться, если бы не постарался Ур. Он умудрился ущипнуть меня за руку и грозно прошипеть:

«Я, конечно, понимаю, молодость и все такое, но... Меня бы хоть постеснялась!»

До этого момента Ура я не расценивала как стороннего наблюдателя, а после его слов стало невыносимо стыдно!

Поэтому после мы только разговаривали, обо всем и ни о чем особенном. Тему магии ни я, ни он решили не затрагивать, точнее Дарк попытался спросить, как так получилось, что я наследница такой магии, но ответа у меня не нашлось. Я еще сама не знаю, как так вышло... Если с Ясуса приехала моя мама, то как ей удалось избежать незавидной участи в темнице королевства?

По всему выходит, что за ответами нужно идти к отцу, и как бы ни было противно с ним встречаться, особого выбора у меня нет.

—   У некромантов? — переспросила с кривой улыбкой и честно призналась. — У них мрачно! Такое ощущение, что в склеп к мертвецам попала! Все серое, черное, унылое... Бр-р-р!

Дарк после моих слов рассмеялся и заговорщицки прошептал:

—   Привнеси красок в их скучную жизнь!

Оригинальное предложение, ничего не скажешь, я так и представила, как ночью бегаю по коридорам с банками краски и рисую на серых стенах цветочки. Боюсь, профессор Ройл после этого выгонит меня с факультета, несмотря на редкий дар!

—   А ты, правда, приходил к некромантам, меня искал?

Игривое настроение Дарка тут же испарилось, и я пожалела о заданном вопросе.

—   Правда, — хмуро бросил он. — Ты пропала, а я не знал, что думать, тем более после того как Кира с Альдой рассказали мне о неудавшейся свадьбе. А вдруг тебя вновь увезли силой? И младшего Рэма не оказалось в академии. Я пошел к некромантам, хорошо хоть Алекс объяснил, что с тобой все хорошо, просто преподаватели решили разблокировать твой дар.

—   Прости, — повинилась перед боевиком.

Я даже не представляла, как все это выглядело со стороны. Да и времени у меня не было представлять, слишком ошеломляющей оказалась новость о магии, а потом толпа зомби, ночь у декана...

—   Все хорошо, — мягко улыбнулся парень.

Я посмотрела в его глаза, а потом с грустью произнесла:

—   Мне идти нужно, — находиться долго за пределами обители уныния мне еще страшно, мало ли как магия себя поведет.

Хотя после того, как мы завершили занятия, и я надела амулет, она себя никак не проявляла. Будто ее и не было вовсе, но все же рисковать как-то не хочется.

—   Я провожу? — коротко поинтересовался парень и встал рядом со мной, вынуждая посмотреть ему в глаза. — Чем тебе грозит обладание даром, я знаю, но что бы ни случилось, ты можешь полагаться на мою помощь!

Дарк проводил меня до дверей корпуса некромантов и еще долго не хотел отпускать, заключив в объятья.

—   Боюсь отпускать тебя, — честно признался парень, когда я все же решила пойти в комнату и продолжить изучать азы магии.

—   Почему? — не смогла удержаться и провела рукой по щеке.

Едва заметная щетина колола кончики пальцев, но это показалось даже милым. Мутно-зеленые глаза вспыхнули, а на губах появилась слабая улыбка:

—   Каждый раз, когда ты уходишь, мне кажется, что я тебя больше не увижу... — он наклонился ниже и прошептал, почти касаясь моих губ.

—   Для тебя это так важно? — выдохнула, наблюдая за тем, как его взгляд темнеет, а улыбка становиться шире.

—   Провоцируешь?

—   Почти... — усмехнулась и первая накрыла его губы своими.

Будет ложью, если я скажу, что мне неприятно слышать о его чувствах, это... странно. И уже совсем не важно, что за нами подглядывает вредный цветок, что сквозь окна, возможно, на нас смотрят адепты, и могут заметить проходящие мимо преподаватели.

Все не важно и не значительно... Было, пока не раздался насмешливый голос магистра:

—   Пожалуй, я прерву вашу идиллию!

Но даже после колких слов, Дарк не спешил отпускать меня. Он нехотя оторвался от моих губ и поднял взгляд на декана:

—   Добрый вечер, господин магистр!

В его голосе проскользнула едва заметная злость, приправленная толикой вежливости и учтивости.

Вот и как ему объяснить, что Крис всего лишь помогает мне, а в данном случае он насмехается только потому, что я должна избавить его от «подарка», чтобы он точно так же мог наслаждаться поцелуями, или чем еще он там наслаждается?!

—   Я пойду, — прошептала парню и повернулась лицом к декану. — Добрый вечер, господин магистр!

—   Добрый, — с усмешкой ответил мужчина. — Вы не забыли о своем обещании, адептка Зиар?

Его слова заставили побледнеть и с испугом прошипеть мысленно:

«Что ты мне прикажешь делать?»

Ур ответил сразу, будто готовил речь последний час:

«Скажи ему, что помнишь, а дальше я объясню, что говорить!»

Вот же... интриган вредный!

—   Я помню, — прошептала тихо, пряча взгляд.

Страх от бодрого тона цветка никуда не делся, а, наоборот, стал только сильнее. Не уверена, что декан обрадуется такому повороту, да что там не уверена? Я точно знаю, что не обрадуется!

А ведь злиться он будет на меня и, от выходки Ура тоже достанется мне!

—   Вот и отлично, — обрадовался Крис. — Вы можете быть свободны, адепт Соум, —         он обратился к Дарку, но парень уходить не торопился.

Он придержал меня за руку и спросил:

—   Все хорошо?

В этом я сомневаюсь, но пришлось выдавить из себя улыбку и уверенно кивнуть:

—   Конечно! — сказала я и потом еще добавила: — Иди, завтра я найду тебя.

Глава 7

Дарк ушел, а я смотрела ему в след и боролась с отчаянным желанием побежать следом. Наедине с деканом было страшно, а уж тем более с какими-то интригами Ура… Как бы мне не досталось какого-нибудь особенного подарка.

— Ну что, готова? — усмехнулся Крис, и я вздрогнула всем телом.

Что ему ответить?

«Давай, объясняй, ты же обещал!» — положила руку на браслет, что не укрылось от внимательного взгляда магистра.

Холодная улыбка скользнула по его губам, от чего желание убежать подальше только возросло.

«Скажи ему, что у тебя есть одно условие…»

«Хочешь сказать, я нахожусь в том положении, чтобы еще и условия диктовать?»

Самоуверенность цветка начала раздражать, ему-то никто ничего не сделает.

«Так ведь он хочет избавиться от подарка? Вот пусть и выполняет!»

«А кто его этим подарком наградил, не напомнить?!»

Это уже не серьезно!

— Договорились? — со смехом спросил декан.

А я раздраженно бросила:

— Он меня не слушается! И как я должна избавлять вас от его подарка?! — бросила в сердцах и только потом поняла, что проговорилась.

— Так вот, значит, кому я обязан… воздержанием? — от его тона я покраснела и прикусила язык, чтобы не сболтнуть ничего лишнего.

Хоть игры Ура мне совсем не нравятся, но сдавать его я не хотела!

— И что? Отказывается снимать подарок? — продолжил допытываться мужчину, ухватив меня за локоть и потянув в сторону стадиона.

Я же все молчала, оглядываясь по сторонам и пытаясь найти пути отступления. Но Крис будто почувствовал мой настрой, сильнее сжал пальцы и тише прошептал:

— Не бойся ты, ничего я тебе не сделаю!

«А я говорил!» — гордо прошептал цветок, но тут его ждало разочарование.

— Но с твоим «другом», — он особенно выделил последнее слово, — мы поговорим отдельно.

«Ой!» — пропищал Ур и затих.

Если бы у него была возможность, он бы непременно сбежал, но с моей руки сбежать не так уж просто.

— Куда мы идем? — спросила его осторожно, когда и стадион оказался позади.

— Как куда? — усмехнулся мужчина и посмотрел на меня. — У нас с тобой тренировка, не забыла?

А я и не знала… Как можно забыть то, о чем понятия не имеешь?

— И мы теперь так часто всегда будем тренироваться? — а я мечтала полежать в комнате и почитать книгу, и наконец-то нормально познакомиться с Марой, вдруг она не такая уж и плохая?

— Часто, — кивнул магистр с серьезным видом, хотя у самого в глазах зажглись странные огоньки.

— А что вы сделаете Уру? — осмелилась спросить, когда мы подошли к спортивному залу.

Крис в который раз усмехнулся и, нагнувшись к самому моему лицу, прошептал:

— Не знаю, еще пока не выбрал меру наказания.

Браслет на руке похолодел и перебрался еще выше, поселившись на самом плече! Наивный, думает, это его спасет?!

Я не уверена.

Повернув ключ, мужчина отошел в сторону, давая возможность мне первой пройти, при этом он как-то странно скосил взгляд на многострадально друга, который наверняка, будь человеком, трясся бы от страха. А так лишь браслет то нагревался, то остывал, давая понять, насколько ему страшно.

«Не бойся, я тебя в обиду не дам!» — приободрила его и, положив руку на плечо, прошмыгнула мимо декана.

Что с этим интриганом делать? Жалко, беднягу, он явно не думал, что месть может вернуться к нему.

«Как думаешь, если я его от воздержания избавлю, он мне мстить передумает?» — очень тихо прошелестел цветок, когда я опустилась на маты.

«Не знаю, но, надеюсь, что передумает!»

Подняла на Криса глаза и прямо спросила:

— Он снимет с вас «подарок»!

Черный взгляд магистра стал еще темнее, будто в нем сгустились грозовые тучи, и он с усмешкой спросил:

— Он так быстро передумал?

Видно же, что ему нравится издеваться над цветком, хотя… они нашли друг друга, Ур тоже не прочь развлечься за чужой счет. И как меня угораздило в такой компании оказаться?

— Передумал, — пробурчала себе под нос, но Крис расслышал.

— Так и я передумал, — спокойно отозвался он.

— То есть, вас... кхм… все устраивает? — выпалила удивленно, а стоило увидеть лукавую улыбку на его губах, поняла, что месть со стороны декана состоится, несмотря ни на что.

"Крепись, друг мой", — прошептала уныло.

А потом... потом магистр резко перестал веселится и начались занятия. Нет, на этот раз медитацию мы решили отложить до лучших времен, точнее до завтра, когда выспавшаяся и отдохнувшая появлюсь на пороге спортивного зала и смогу просидеть без движения больше десяти минут, не засыпая. На этот раз Крис пытался научить меня чувствовать каждую магию отдельно и быстро применять ту, которая необходима именно в этой ситуации.

Тренировали мы целительство. Первые десять попыток оказались провальными. То искры на ладонях появлялись, которые жалили не только магистра, но и меня, то синяя дымка появлялась, принося с собой запах разлагающихся тел, то сыпался золотой порошок, оказавшийся заживляющих.

Последнее к целительству было ближе всего, но все же использовала я при этом магию зельеваренья. А когда я уже стала злиться на саму себя за тупость и глупость вместе взятые, декан неожиданно вытащил из высокого голенища сапога небольшой кинжал в ножнах и полоснул себя по руке.

—   Лечи! — приказным тоном бросил он.

Сказать, что я опешила от его слов, это значит, ничего не сказать. Я смотрела на вязкую багровую жидкость, которая стекала с ладони декана, и не могла поверить, что он это сделал.

—   Будешь ждать, пока я потеряю достаточно крови и отключусь? — насмешливо поинтересовался Крис, и тут я отмерла.

—   Вы! Вы! Зачем это сделали?! — схватила его руку, стала лихорадочно думать, как остановить кровь.

—   Как зачем? — совершенно спокойно спросил магистр. — Чтобы ты научилась использовать магию целительства.

—   Но зачем... так?!

Если он думал, что таким способом заставит меня соображать быстрее, то ошибся. Я дрожащими руками держала его ладонь и никак не могла успокоиться, слишком глубоким был порез, слишком много крови он терял...

—   Катрин, время идет. Еще несколько минут, и я потеряю сознание от потери крови, — поторопил меня Крис, и я со злостью посмотрела на него.

—   А нечего было применять такие кардинальные меры! — огрызнулась в ответ и постаралась сосредоточиться на ране.

Даже глаза закрыла, пытаясь найти тот самый поток, желтый, теплый... По венам потекло тепло, согревая изнутри, но ладони обожгло болью, и декан зашипел:

—   Катри-и-ин!

—   Я... сейчас, — прошептала, не открывая глаз, и попыталась еще раз.

А потом произошло то, чего я боялась больше всего. Рука Криса выскользнула из моих дрожащих пальцев, и мужчина с грохотом упал на пол.

—   Крис?! — от испуга обратилась к нему по имени, но и это не помогло, он не ответил. —Убью, — прошептала отчаянно и опустилась на колени рядом с ним. — Вот сейчас исцелю, а потом убью!

«Поторопись!» — испуганно прошипел цветок, и я вновь прикрыла глаза.

На этот раз желтый поток отозвался охотно, будто ждал, когда ситуация дойдет до критической отметки!

По рукам стало струиться тепло, и ладони мягко засветились. Рана на руке затянулась буквально на глазах, и уже через мгновения о ней напоминали лишь алые капли крови и грязно-красные разводы.

Но что самое странное, магия действовать не перестала. Она растеклась по телу магистра, вспыхивая то тут, то там желтыми пятнами, пока не охватила его всего ярким светом.

Я зажмурилась, а когда открыла глаза, уже ничего не было. Только неприятная слабость напоминала о том, что я израсходовала слишком много магии.

С трудом подтянулась к лицу магистра, но тут же упала ему на грудь и слабо прошептала:

—   Я ведь вас вылечила, почему же вы не очнулись еще?

Глаза слипались, жутко хотелось спать, но до последнего боролась с усталостью. Ровно до того момента, как расслышала хриплый голос Криса:

—   А говоришь, не умеешь. Все у тебя получится, Катрин...

—   Угу, — прошептала невнятно и попыталась посмотреть ему в глаза, но не смогла даже поднять голову.

—   Лежи, скоро силы восстановятся, — посоветовал декан, и я с удовольствием осталась на месте, а спустя пару секунд, кажется, все же задремала.


***

Пришла в себя как-то резко, будто ледяной водой кто облил. Даже с места вскочила и тут же пошатнулась от головокружения. Оказывается, я лежала на матах, укрытая пиджаком магистра.

—   Тихо-тихо, — проговорил декан откуда-то сбоку, и я оглянулась.

Мужчина стоял у турника без рубашки, по всей видимости, пока я отдыхала, он тренировался. Стоило мне посмотреть на него, как он спрыгнул на пол и пошел в мою сторону.

Лукавый прищур черных глаз не предвещал ничего хорошего, и я неосознанно попятилась назад.

—   Я сделала что-то не так? — мало ли как мое целительство подействовало, вдруг я ему еще какой-нибудь подарок в довесок к первому преподнесла?

—   С чего ты взяла? — наигранно удивился Крис, и я еще больше захотела оказаться от него как можно дальше.

Его странное игривое настроение навевало меня на совсем безрадостные мысли.

«Да все с ним нормально», — проворчал цветок, он хотел сказать что-то еще, но его перебил декан:

—   Я, можно сказать, тебе очень благодарен, — подойдя ко мне вплотную, он провел пальцем по моей щеке, отчего волна смущения прокатилась по телу.

—   Кровь, — подозрительно хриплым голосом проговорил он и прошептал какое-то заклинание.

—   Кровь? — совсем потеряв нить разговора, переспросила его, и он со смешком пояснил:

—   На щеке кровь была.

Да? Я даже не заметила... Скорее всего испачкалась, когда засыпала на груди Криса.

О, я же на его груди уснула! Теперь полыхать от смущения стали не только щеки, но кончики ушей и шея.

—   А за что вы меня благодарить хотели? — перевела тему, сделав шаг назад.

Уж больно странный декан, несмотря на веселое настроение. Слишком напряженный что ли...

—   Ну как же! — усмехнулся мужчина. — Ты не дала мне умереть от потери крови, а заодно и от воздержания избавила!

Вот так новость!

«Угу, осчастливила оголодавшего мужика!» — проворчал цветок.

Я? Да я же не специально, это вообще случайно вышло...

—   Это же хорошо? — уточнила на всякий случай, а то мало ли, вдруг ему и так нравилось?

Он же отказался от помощи Ура!

—   О-о-очень хорошо, — с долей предвкушения протянул Крис, и я сделала еще один шаг назад, так, на всякий случай.

—   Я м-м-могу идти? — дрожащий голос выдал мой страх и заставил декана ухмыльнуться шире.

—   Да не бойся ты, я на малолеток не заглядываюсь!

Что?! Это я-то малолетка?! Да он старше меня всего на каких-то пять лет, может быть в одиннадцать это и имеет значение, но сейчас...

—   Я не малолетка! — разозлилась на его слова.

—   Да? — вновь наигранно удивился Крис. — Ну тогда ладно, и ты сойдешь! Спрашивается, кто меня за язык тянул?!

—   Н-н-не надо... — отпрыгнула в сторону и прикрылась руками.

Слабая защита, но все же...

—   Почему это не надо? — с плотоядной улыбкой декан сделал шаг в мою сторону и прежде, чем я успела придумать, как мне добраться до двери, оказался рядом со мной. — По твоей вине я страдал... — он сделал небольшую паузу и, наклонившись к моему лицу, практически выдохнул в губы: — Так что все честно!

—   Совсем не честно, — очень тихо прошептала в ответ, чувствуя как странное оцепенение, сковывает тело. — Из-за вас я поранила ногу, так что мы в расчете!

И откуда только смелость взялась?

Улыбка на его губах померкла, но от меня он не отстранился, глубоко вдыхая запах:

—   Ты права, в расчете, — легко согласился Крис.

Глупо, но я испытала разочарование, когда он развернулся, подхватил с турника футболку, а потом пиджак с матов и направился к двери.

«А я говорил, ничего он тебе не сделает!» — проворчал цветок, но я отвечать не стала.

Молча направилась к двери, дождалась, пока Кристофер откроет ее ключом и, не говоря ни слова, прошмыгнула мимо него. И не прощаясь, ушла прочь.

Настроение резко скатилось куда-то к минусовой отметке. Я даже не испытывала радости от понимания, что смогла воспользоваться хотя бы одним даром, что исцелила рану и избавила от чужого влияния.

Я просто устала, верно? Да, так и есть... Или мне просто надоели шутки магистра? Или...

О последнем «или» даже думать не стала!

Стадион, парк и унылые двери корпуса некромантов. Только взялась за ручку двери, как меня окликнули:

—   Катрин, подожди!

Я медленно обернулась и столкнулась с горящим взглядом магистра. Он стоял на расстоянии пары шагов и недовольно хмурился.

—   Извини, я... неудачно пошутил, — сбивчиво пояснил он. — И я не сказал... ты молодец, дар целителя у тебя не второстепенный, а очень сильный и, если будешь двигаться в том же направлении, то совсем скоро сможешь...

Он не договорил, оглянувшись по сторонам, очевидно, опасаясь, что его услышат.

Я никак не отреагировала на его слова, хочу в свою комнату, укрыться одеялом и уснуть.

—   Вот, ты забыла... —тихо сказал мужчина, приблизившись ко мне.

В его руке оказалась цепочка с амулетом. Все же пришлось выдавить из себя:

—   Спасибо!

Хотела забрать его, но Крис сам потянулся, чтобы одеть:

—   Извини, правда, я не хотел, — еще раз покаялся он.

Когда амулет занял свое законное место, я развернулась и бросила через плечо:

—   Надеюсь, в следующий раз, вы не всадите себе нож в сердце, чтобы проверить мои способности некроманта!

Не дожидаясь ответа, вошла в корпус, быстро вбежала по лестнице и оказалась в своей комнате. Наконец-то...


***

Мне совсем не хотелось разговаривать, вообще ничего не хотелось, поэтому на соседку не обратила никакого внимания. Я даже об ужине не вспомнила, просто упала на кровать и долго лежала без движения, мысленно уговаривая себя пойти в душ, искупаться и переодеться.

Когда, все же заставила себя встать, с трудом добрела до ванной, сложила одежду в чудо ящик и встала под горячие струи воды.

«Ну и чего ты раскисла?» — осторожно поинтересовался цветок.

«Устала», — бросила коротко, не желая отвечать на вопрос.

Я, правда, очень устала. Если кому-то и кажется, что такая насыщенная жизнь — это здорово, то для меня все по-другому.

Моя эгоистичная избалованная натура требовала отдыха, тишины, хотя бы ненадолго. Чтобы не нужно было опасаться собственной сущности и постороннего интереса! Чтобы можно было почитать книгу, закутавшись в теплый плед.

Да, это именно усталость, ото всего сразу: от общения, от переживаний, от недомолвок и загадок.

Стоило выйти из душа, как Мара преградила мне путь:

—   Я там чай и булочки принесла, иди, поешь! — и все это приказным тоном.

Не скрывая удивления, подняла на нее глаза и только хотела спросить, откуда взялась забота, как девушка перебила меня:

—   Не благодари, я знаю, что хорошая! — ни тени улыбки на лице, лишь безразличие во взгляде.

Хорошая? Ладно, пусть будет так.

Коротко кивнула, раз уж ей моя благодарность не нужна, и прошла к столу.

Чай оказался горячим и очень сладким. Никогда не любила такой, но сейчас пила с удовольствием. Булочки приятно пахли ванилью, и я все же сказала:

—   Спасибо!

Девушка за моей спиной неопределенно хмыкнула, но так ничего и не ответила. Я настаивать на общении не стала, а когда допила чай, сполоснула чашку и блюдце из-под булочек, легла на кровать и тут же уснула.

Надежда на безмятежный сон, без кошмаров и постороннего вмешательства, рухнула довольно неожиданно или ожидаемо?..

В комнате раздался жуткий грохот, и где-то в коридоре завыла громкая сирена.

Я кубарем скатилась с кровати и принялась озираться по сторонам.

В паре шагов от меня стояла Мара. Ее волосы разметались по плечам, а в холодных глазах горело пламя. Я проследила за ее взглядом и непроизвольно вскрикнула.

В углу комнаты стоял зомби, самый настоящий зомби!

—   Как... — выдавила из себя и, нащупав рукой амулет на шее, испугалась еще больше.

Он был на месте, и это означало лишь одно — мою силу невозможно сдержать этим камушком.

—   Сиди на месте, — тихо прошипела Мара, когда я попыталась встать с пола.

На ее шипение тут же отреагировал зомби. Он подался вперед и зарычал, как будто дикое животное, а потом я расслышала в своей голове грубый мужской голос:

«Она обижает хозяйку? Мне ее наказать?»

Я подняла глаза на зомби, отмечая довольно «свежее» тело, не истлевшую одежду и длинные седые волосы, перепачканные в земле.

Хозяйка... Значит, я не ошиблась, и амулет не убережет окружающих от моей магии.

«Не надо!» — ответила уверенно и медленно, несмотря на недовольное шипение, девушка поднялась на ноги.

Сделав шаг вперед, я замерла, пытаясь вспомнить, как именно прошлый раз избавилась от толпы мертвецов.

Зомби следил за мной полыхающим взглядом, а потом склонил голову набок и скрипучим голосом заговорил:

—   Не получается?

Я не сразу поняла, что он имеет в виду, а когда до меня дошло, что магия не отзывается совсем, стало страшно. Как-то же я его призвала? Так почему сейчас не чувствую ни одного потока?!

—   Что тебе нужно? — голос дрогнул, выдавая мое состояние.

—   Ничего особенного, — ухмыльнулся мертвец, и стало жутко.

Сирена за дверью взвыла громче, и в это мгновение произошло сразу несколько событий: Мара дернула меня назад, дверь с грохотом отворилась, и на пороге появились некроманты. Почему-то впереди всех оказался тот самый парень, который мечтал разобраться со мной из-за бородавок. Он бросил на нас с соседкой горящий взгляд, кивнул каким-то своим мыслям и... испепелил зомби, будто того и не было.

Не успела я с облегчением выдохнуть, как голова взорвалась болью, и в ушах зазвенел зловещий смех, и он, почему-то, показался мне знакомым...

Что происходило в комнате дальше, я уже не видела. Перед глазами стояла тень человека, который преследовал меня в корпусе боевиков. Он ухмылялся, сверкая белозубой улыбкой, и с предвкушением кивал головой.

А вот последнее связное видение, кажется, удивило меня даже больше, чем все произошедшее ранее: показалось, что парень склонился к моему лицу, осторожно прикоснулся пальцами к вискам, и я успела увидеть, как магия желтым потоком потекла по его рукам.

Желтым? У некроманта?..

Дальше сознание поглотила темнота...


***

Первая мысль, которая посетила меня после того, как очнулась, была: «Я стала слишком частым гостем этого заведения!»

Я лежала на кушетке в лазарете, а за хлипкой дверью общей палаты кто-то ругался и спорил на повышенных тонах.

Почему-то голоса сливались, и я никак не могла понять, кому они принадлежат, а спустя пару минут дверь распахнулась, и на пороге появился жутко злой магистр, недовольный профессор Ройл и Диметрис собственной персоной.

Я уже и забыла о последнем, а ведь и он обещал внести лепту в мое образование...

—   Очнулась? — раздраженно бросил декан, а потом тяжело вздохнул и потер руками осунувшееся лицо. — Извини...те, адептка Зиар, ночь выдалась очень тяжелая.

Перевала взгляд на Диса и некроманта, они хмуро кивнули, подтверждая слова Криса.

—   Что случилось? — спросила тихо, боясь услышать ответ.

Отвечать мне никто не спешил, а потом Диметрис, неопределенно махнув рукой, заговорил:

—   Зомби... Корпус некромантов атаковали зомби...

Сердце замерло в груди на миг, а потом забилось неистово, пытаясь вырваться на свободу. Прикрыла глаза и с трудом вдохнула.

—   Никто не пострадал, — будто сквозь вату до меня донесся голос Криса, и я слабо кивнула в ответ.

На этот раз никто не пострадал, а что будет в следующий? Что будет, когда я вновь убью кого-то? Что?

Стараясь не завыть в голос, прикусила руку и отвернулась, чтобы никто из преподавателей не заметил злых слез, которые скатились по щекам.

—   Катрин, ничего же не произошло, — наигранная радость в голосе Диса не принесла облегчения.

Как будто он не понимает, что это вопрос времени — страшное произойдет, и никакой амулет не поможет. Или дело не только в амулете?

—   Но ты же развеяла целую толпу зомби на полигоне! — эмоционально проговорил профессор Ройл.

Проглотив противный ком в горле, я посмотрела в алые глаза мужчины:

—   Развеяла, а здесь не смогла справиться даже с одним!

—   Что ты хочешь этим сказать? — хмуро поинтересовался магистр.

—   Я не смогла воспользоваться магией...

После моих слов наступила зловещая тишина, а спустя несколько минут Крис спросил:

—   Сейчас ты магию чувствуешь?

Криво ухмыльнулась и честно ответила:

—   Не знаю, я... боюсь, — последнее слово прозвучало едва слышно.

Сделав пару шагов, ко мне подошел Дис и взял за руку:

—   Давай, красавица, попробуй, мы тебя подстрахуем.

Хотелось бы мне верить ему, очень хотелось, а вдруг...

—   Не сомневайся, — улыбнулся мужчина, отчего на его щеках появились едва заметные ямочки.

Эх, Кира, конечно, ты не смогла бы устоять перед обаянием этого ловеласа!

—   Хорошо, — голос дрогнул, но я тут же взяла себя в руки и прикрыла глаза.

Магия откликнулась неохотно, будто она долго спала.

—   Чувствуешь? — тихо спросил Дис, и я осторожно кивнула, боясь спровоцировать более сильный выброс. — А теперь дыши глубже и успокойся, все хорошо.

Когда все закончилось, и мужчина отошел от меня, я столкнулась с напряженным взглядом магистра:

—   Значит, дело не в амулете, — задумчиво проговорил он и в глазах загорелся странный огонь. — Ты ничего не хочешь нам рассказать, Катрин?

Я сжалась на месте и обхватила себя руками.

Рассказать? Или нет?

«Ур?» — обратилась к единственному существу, которому доверяла безгранично.

Никто из присутствующих не вызывал у меня подозрений, разве только некромант, да и то только потому, что выглядел он... очень зловеще.

«Я не знаю, — отозвался цветок, после недолгого молчания. — Вроде никто из них не желает тебе зла, они помогают...»

Пока я вела мысленный диалог мужчины терпеливо ждали, а потом я тихо призналась:

—   По ночам ко мне приходит... кто-то...

Наступила тишина, вязкая, неуютная, мне захотелось встать и покинуть эту комнату, оказаться как можно дальше, вот только... К кому я пойду со своими проблемами?

—   Кто-то? — наконец, напряженно переспросил Крис, и я едва заметно кивнула.

—   Лица я не видела, просто... тень, он не разговаривал со мной, лишь наблюдал и... улыбался.

—   Ты уверена, что это он, а не она? — хмуро уточнил Дис, и я растерялась.

А действительно, почему я решила, что тень принадлежит мужчине? По улыбке? Но она с легкостью могла бы принадлежать и женщине. Смех? Ведь он мог быть лишь плодом моего воображения.

—   Не знаю, — прошептала потерянно и обвела преподавателей испуганным взглядом. — Я, правда, не знаю.

—   И как часто тень приходит к тебе? — задал вопрос профессор Ройл.

Как часто? Я и сама не считала, но если вспомнить.

—   Раза три, наверное...

—   Ты не уверена? — вопрос Криса заставил меня разозлиться.

—   Знаете ли, магистр, у меня в жизни столько всего происходит, помимо ночных визитов непонятной тени, поэтому, да, я не уверена!

Мой выпад никого не удивил, а декан вовсе сделал вид, что я ничего грубого ему не сказала и не пыталась задеть словами.

Мужчины безмолвно переглядывались между собой, будто вели разговор. Спустя несколько минут, заговорил некромант:

—   Своим ребятам мне ничего объяснять не нужно, после выбросов бывают восстания мертвецов, только, конечно, не в таких количествах, но и это не главное. Нужно обеспечить хорошую защиту.

—   Я могу поселить ее у себя, — подал голос Крис, но профессор перебил его.

—   Чтобы у большинства адептов возникли вопросы? Да и один вы не справитесь... если что-то случится. — От недовольного взгляда декана он отмахнулся. — Не нужно на меня так смотреть, я не сомневаюсь в ваших способностях, господин магистр, но раз уж мы разделили тайну Катрин на троих, то... Мы все несем за нее ответственность!

Если честно, то я была благодарна некроманту за его решение. Жить в доме Криса как-то слишком... Я и так с ним времени провожу больше некуда, а стоит вспомнить недавний спор адептов, то моя репутация...

Хотя кого я обманываю?! Какая репутация? Я поднимаю полчища зомби, опасна для окружающих, а все еще пекусь о благородстве.

Пока мужчины спорили между собой, какую лучше защиту поставить на мою комнату, кого приставить мне в охранники, я опустилась на кушетку и прикрыла глаза.

Усталость брала верх, даже страх того, что я вновь проснусь при каких-нибудь странных обстоятельствах, не помогала справиться с сонливостью. Кажется, так я и уснула.

А проснулась, когда назойливые лучи солнца пробрались к глазам.

В лазарете, кроме меня, больше никого не было. Хотя это на первый взгляд, а потом я увидела на стуле у окна хмурого Дарка.

Глава 8

— Как ты? — стоило парню заметить, что я очнулась, он тут же подошел к кушетке и опустился на край.

В его глазах плескалось беспокойство и еще какое-то чувство, я понять не смогла.

— Все хорошо, — слабо улыбнулась и приподнялась на локтях, пытаясь сесть.

Голова все еще немного кружилась, но это не страшно, тем более не смертельно.

— Что произошло? — отвернувшись в сторону двери, спросил Дарк, и я напряглась от его вопроса.

Голос был слишком… злым? Холодным? Или мне все только кажется?

Нехорошее предчувствие сжало сердце стальными тисками, и я через силу выдавила из себя:

— Выброс!

Боевик резко обернулся ко мне и замер, всматриваясь в лицо, пытаясь найти что-то понятное ему одному.

— Что не так? — первой не выдержала гнетущего молчания и потянулась рукой к Дарку, желая разгладить вертикальную складку на лбу.

Руку он мою перехватил, повернул ладонью вверх и прижался горячими губами.

— Может быть, можно приобрести какой-то амулет? Цена не имеет значения, я боюсь за тебя… Не зря ведь говорят, что маги с Ясуса опасны, а ты ничего не знаешь о своем даре.

Последние слова заставили скривиться. Опасна? С этим спорить я не намерена, но почему тогда так горько от сказанных слов?

— Поверь, я больше всего хочу обзавестись таким амулетом, но… — я подцепила полупрозрачный камень, который висел на шее, и вытащила его из-за ворота кофты. — Он у меня уже есть и не особо помогает.

Дарк отпустил мою руку и рвано выдохнул:

— Но ведь можно сделать хоть что-то?! — он не повысил голос, но я непроизвольно сжалась.

— Ты считаешь, мне лучше сдаться властям? — выдавила из себя слова и замерла в ожидании ответа.

Мне казалось, вчера мы выяснили все, и его реакция сейчас была не понятна. Что изменилось за одну ночь? Нашествие зомби не подпадает под понятие «что бы ни случилось».

Боевик нервно вскочил с места и, наклонившись ко мне, обхватил лицо руками:

— Не смей! Даже не смей думать об этом! Я… Прости, я просто очень боюсь за тебя.

— А я боюсь не столько за себя, сколько за тех, кто рядом со мной, — голос дрогнул, и по щеке скатилась обжигающая слеза.

Боюсь! И ничего не могу с этим поделать. Да, возможно, сегодня ночью полчище мертвецов не было моей заслугой, но ведь это только догадки. Кто знает, как было на самом деле? И как понять, когда наступит следующий срыв?

Дарк выругался сквозь зубы и, притянув меня к себе, крепко обнял.

— Прости меня. Я не должен был… Прости!

Я прижалась к нему, пытаясь найти силы и восстановить душевное равновесие, боясь утонуть в истерике, которая решила посетить меня с большим опозданием.

Ощущение беспомощности и болезненной жалости к самой себе захлестнуло с головой, и я бы еще долго упивалась слезами, но дверь в палату с грохотом распахнулась.

— Ночного выброса было мало, решила еще один устроить? — смутно знакомый голос звучал с нотками злости.

Я резко отпрянула от Дарка и посмотрела на вошедшего. Перед мысленным взором появилась картинка, как с рук некроманта срываются желтые потоки и меня накрывает темнота. Поспешно стерев слезы с лица, хотела хоть что-то сказать в свое оправдание, но боевик опередил меня:

— Закрой рот, Эрик, и вали отсюда!

Значит, его зовут Эрик и, мне очень нужно поговорить с ним, желательно наедине.

— Не зарывайся, слабак, а то по стеночке размажу или… — парень прищурил темные глаза и усмехнулся. — Спрячешься за спину своей подружки?

Дарк отчетливо скрипнул зубами и сделал шаг вперед, но я схватила его за руку. Только драки сейчас и не хватало! А ведь некромант специально выводит его…

— Не надо, — прошептала слабо, вот только Эрик решил подлить масла в огонь.

— Правильно, будь послушным мальчиком!

Это стало последней каплей, и Дарк, сорвавшись с места, подлетел к некроманту.

Попыталась быстро встать с кровати, но запуталась в одеяле и кубарем скатилась на пол. Было даже не больно, но стон вырвался сам собой. Именно этот факт предотвратил неминуемую драку.

Боевик тут же оказался рядом и помог встать. Я же украдкой бросила взгляд на Эрика. В его глазах плескалась насмешка и брезгливость. Нет, я понимаю, что бородавки были неприятной местью, но уж точно не заслуживаю таких уничтожающих взглядов!

— Искусно манипулируешь, — бросил некромант, направившись к двери, и едва слышно добавил. — Не только этим сопляком, но еще и парочкой преподавателей.

Дарк вновь дернулся в сторону некроманта, но я удержала его за руку.

Как только Эрик скрылся за дверью, я спросила, бросая взгляды туда, где он только что был:

—   Он всегда такой вежливый?

Парень не ответил, на меня он старался не смотреть, лишь глубоко дышал и сжимал руки в кулаки.

Кажется, его вовсе не волновало, каким именно бывает Эрик...

—   Дарк? — заставила его посмотреть мне в глаза и несмело улыбнулась. — Я не думаю так о тебе... — призналась тихо.

Его взгляд отражал боль, ту самую, с которой я жила так много лет, но, в конечном счете, смирилась. Ему смириться сложнее, он парень, без магии ему недоступны профессии, практически все, о каких только грезят ребята. Военная служба, стражи порядка, департамент королевства — везде гарантом была сильная потомственная магия.

—   Я знаю, — так же тихо признался он и прижал к себе с такой силой, что я скривилась от боли, но отстраняться не стала.

—   Ты не знаешь, его приставили мне в няньки? — спросила спустя несколько долгих мгновений.

Скверный характер некроманта должен был оттолкнуть, но желание узнать, правдива ли моя догадка, оказалось сильнее.

—   Скорее всего, — нехотя ответил парень и отстранился.

—   А он с первого курса? — решила уточнить.

Уж больно подозрительно, что он первым вбежал ночью к нам в комнату. Новичков так не выпускают.

—   Нет, — его голос все еще был злым. — Он с четвертого курса.

—   А почему тогда он постоянно ошивается в компании Алекса?

Дарк передернул плечами и отошел к окну.

—   Его младший брат, Вил, учится на первом курсе, вот он и приглядывает за ним.

—   Понятно, —только и смогла проговорить.

Дарк явно не был настроен разговаривать со мной, а я не стала настаивать.

И почему-то у меня сложилось впечатление, что все они неразрывно связаны между собой? Вот только... В чем смысл? Я ведь даже не представляю, в каком направлении двигаться, хотя...

«Нужно с отцом поговорить!» — озвучил мои мысли Ур.

«Куда ты постоянно пропадаешь?» — поинтересовалась у цветка, усаживаясь обратно на кушетку.

«Как бы ни хотелось постоянно быть рядом с тобой, иногда мне приходится возвращаться в беседку, там меня все-таки... кормят и водичкой свежей поливают», — под конец фразы шепотом цветка стал мечтательным.

А мне стало стыдно, я даже ни разу не поинтересовалась, чем питается Ур.

«Я плохая хозяйка?» — прошептала тоскливо и бросила взгляд на Дарка.

Он все так же стоял у окна и смотрел куда-то вниз.

«Да ну! — возразил цветок. — Если бы не ты, я бы так и промышлял шпионажем, а так... Я, можно сказать, в самой гуще событий!»

—   Ты себя хорошо чувствуешь? — неожиданно спросил парень, не оборачиваясь. От его голоса я вздрогнула и поспешно ответила:

—   Все хорошо!

—   Я... — начал он и замолчал.

Поднявшись с кушетки, подошла к нему и обняла, уткнувшись лбом в его спину:

—   Мне... хорошо с тобой, — проговорила тихо, но он вздрогнул от моих слов. — Это важнее всего.

Дарк резко обернулся и, не дав времени на раздумье, накрыл мои губы своими.

Поцелуй вышел горьким на вкус, а сердце... Сердце заныло от боли. Боясь выпустить его из объятий, прильнула ближе, пытаясь раствориться в нем.

—   Мне нужно идти, — хрипло пробормотал он и, не дожидаясь ответа, отпрянул от меня и зашагал к двери.

Нужно было остановить его, сказать... Что сказать? Да не важно, хоть что-то! Лишь бы он не уходил, лишь бы остался со мной, но не смогла произнести ни слова. А когда дверь за Дарком захлопнулась, все так же осталась стоять на месте.

В таком состоянии меня и нашел Эрик, войдя в палату спустя какое-то время.

—   Долго статую будешь изображать? — ядовито бросил он, облокотившись о косяк двери.

Я ничего не ответила, лишь пристально рассматривала его.

Короткие черные волосы с бледно-голубыми прядями смотрелись необычно, даже как-то комично.

Глаза Эрика были скорее светло-шоколадными и какими-то теплыми, а потому брезгливость, что горела в них, была совсем неуместна.

—   Неужели ты так бесишься из-за бородавок? — криво улыбнулась и подошла к парню вплотную. — Зачем ты так с Дарком?

Важно ли мне было знать его мнение? Вряд ли. Вот только, если ему так хочется отомстить мне за украшения на лице, то пусть делает это не через тех, кто дорог мне!

Парень расплылся в ехидной улыбке и нагнулся к моему лицу:

—   А что я сделал? Я всего лишь сказал ему правду...

Горячее дыхание опалило щеку и я непроизвольно сделала шаг назад, лишь бы оказаться от него подальше.

—   Впредь держи свою «правду», — выплюнула слово, — при себе! Я в твоем мнении не нуждаюсь!

Злость накатила неожиданно, и, чтобы не натворить ничего страшного, я прошла мимо Эрика, натолкнувшись на улыбчивую медсестру:

—   Как чувствуешь себя, дорогая? — ласково поинтересовалась она.

Пришлось выдавить из себя улыбку и сквозь зубы ответить:

—   Все замечательно, спасибо! — только развернулась, чтобы уйти, как женщина вновь окликнула меня.

—   Подожди! — она преградила мне путь и достала из кармана белоснежного халата синий пузырек. — Это восстанавливающие таблетки, можешь принимать после занятий магией.

Я подозрительно прищурилась, не торопясь брать из ее рук лекарство. Медсестра хитро усмехнулась и пояснила:

—   Я каждому некроманту выдаю такие пилюли, уж больно много у вас магия сил отнимает, на первых порах.

Опасливо протянула руку:

—   Ну спасибо.

Подняла глаза и встретилась с насмешливым взглядом Эрика. Вот что за гад?!

А ведь я хотела спросить его про магию, но как тут спросишь, если он меня ужасно нервирует?!

Выхватила пузырек и, круто развернувшись, вышла из лазарета. А стоило оказаться на улице и вдохнуть свежего воздуха, не пропитанного различными микстурами и настойками, как голова закружилась, и я пошатнулась.

—   Осторожнее надо быть, — прошипел некромант, придержав меня за локоть.

Когда только успел догнать?

—   Да пошел ты! — прикрыла глаза и рвано выдохнула.

Достал своей язвительностью! У меня, можно сказать, каждый день похож на магический взрыв, а он со своей неприязнью. И без него тошно!

Освободилась от его руки и, не оборачиваясь, пошла вперед.

К счастью, Эрик просто шел следом и не предпринимал попыток заговорить со мной. И правильно делал, а то теперь уже по его милости случился бы выброс!

У корпуса остановилась и огляделась. Те же серые стены, темные двери и никаких следов ночного нападения.

—   Думаешь, тут конечности зомби будут повсюду? — издевательски протянул этот идиот, и я скользнула по нему злым взглядом.

—   Как вариант! — прошипела сквозь зубы и дернула ручку двери на себя.

На этот раз изменения я заметила.

Обычно пустующие коридоры были заполнены некромантами до отказа! И для того, чтобы пройти к кабинету профессора Ройла, мне буквально пришлось расчищать себе путь.

Снова любопытные взгляды, многозначительные улыбки и тихий шепот — оказывается, некроманты мало чем отличаются от всех остальных адептов в отношении к новеньким. Хорошо хоть никто из них не пытался «познакомиться» со мной!

Как только я дошла до нужной двери, с удовольствием скрылась от этой толпы за хлипкой перегородкой.

Эрик вошел следом.

Профессора Ройла там не оказалось, но раз дверь открыта, значит, он скоро придет, поэтому решила сесть на стул и подождать.

—   У меня к тебе есть вопрос, ответишь? — желая развеять гнетущую тишину, затронула волнующую меня тему.

Парень тут же одним тягучим движением оттолкнулся от пола и оказался рядом со мной, слишком близко...

—   А должен?

—   Нет! — равнодушно пожала плечами. — Но, думаю, рано или поздно расскажешь! — уверена я в своих словах не была, скорее, желала немного позлить вредного некроманта.

На мое заявление Эрик отреагировал странно. Уголок рта пополз вверх, и вскоре парень вовсе громко расхохотался, не обращая никакого внимания на мое недовольное сопение.

Но его смех резко оборвался, и он совершенно спокойно проговорил:

—   Твоя смазливая мордашка на меня не действует. Я не декан, не Диметрис и даже не профессор Ройл.

—   Я смотрю, вы за моей спиной что-то обсуждаете? — раздался спокойный голос некроманта, одновременно со скрипом закрывающейся двери.

Сжала руки в кулаки и постаралась улыбнуться. В конце концов, он не виноват, что этот Эрик невзлюбил меня и постоянно пытается приписать какое-то страшные мотивы.

—   Да вот, молодой человек, — особенно выделила обращение, — рассказывал мне какие замечательные преподаватели у некромантов, а в особенности вас хвалил!

Ложь вышла на славу. Мужчина засиял гордой улыбкой и дружелюбно похлопал растерянного парня по плечу:

—   Спасибо, конечно, Эрик, за столь лестную похвалу, но не за горами тот день, когда и ты сможешь войти в наши ряды!

О, вот, оказывается, какое будущее у этого напыщенного павлина!

—   Собственно, поэтому мы с магистром попросили его приглядеть за тобой до того времени, как мы решим все проблемы. Теперь ты можешь идти, Эрик, — уже к парню обратился он и потом перевел выжидающий взгляд на меня.

Какого рода проблемы, меня посвящать не стали, но я и так кое о чем догадываюсь, а вот доброжелательность пришлось изображать и дальше:

—   Спасибо, Эрик, что... «приглядел», — постаралась скрыть сарказм, но вышло плохо, что вызвало недоуменный взгляд профессора и едва заметную усмешку у парня.

Как только некромант скрылся за дверью, мужчина тут же стал серьезным:

—   Дай-ка мне амулет, — он протянул руку, как-то странно меня рассматривая.

—   3-зачем?

Если я сейчас сниму амулет, ничего не случится? А вдруг...

—   Катрин, я должен посмотреть, возможно, на него кто-то поставил дополнительные чары, — кажется, даже его взгляд ярче полыхнул красными огоньками.

Хотелось прижать руки к груди, ни под каким предлогом не отдавать амулет, но... Может быть, некромант прав?

Едва заметно кивнула и, перевернув цепочку, расстегнула ее.

Профессор тут же выхватил из моих рук амулет и подошел к окну, внимательно рассматривая камень с таким видом, будто перед ним какая-нибудь неведомая зверушка.

Я пошла за ним и следила за малейшим изменением на лице.

Вот некромант нахмурился, посмотрел куда-то себе за спину, резким отрывистым шагом подошел к столу, взял с него тонкую спицу и вернулся обратно.

Он поднял руку, чтобы свет лучше попадал на амулет и что-то очень осторожно подцепил с его поверхности. Послышалось едва различимое шипение, а потом оглушительный треск и громоподобный голос профессора:

—   Ложись!

Кажется, декан и Диметрис не ошиблись с моей ускоренной реакцией! Я за считанные мгновения опустилась на пол и прикрыла голову руками.

С ужасом ждала масштабных разрушений, но в кабинете воцарилась тишина, и только воздух наполнился каким-то едким запахом, напоминающий вонь разлагающихся тел.

—   Уже все, можете вставать, — совершенно спокойно проговорил мужчина.

Как только я поднялась на ноги, тут же открыла рот от удивления.

В воздухе кружилась черная пыль, покрывая стол, книги, шкафы и стены темным слоем.

—   Что это?

Некромант посмотрел на меня серьезно, и покачал головой:

—   Кому вы успели дорогу перебежать?

Интересный вопрос, еще бы узнать на него ответ...

—   Кому-то, — пробормотала себе под нос. — А отследить, кто вмешался в плетения амулета, вы можете?

Профессор посмотрел на меня удивленно, будто впервые увидел:

—   Господин магистр говорил, что ты о магии знаешь чуть больше пятилетнего ребенка.

Вот так комплимент от Криса, о-о-очень неожиданный!

—   Книги, — коротко пояснила, не делая акцент на обидном сравнении декана.

Азы магии оказались очень... поучительными!

—   А вы не безнадежны! — воодушевился профессор, и я скрипнула зубами от злости.

—   Вы сомневались? — прошипела сквозь зубы, а мужчина в ответ отрывисто рассмеялся и опустился на стул, совершенно не заботясь о том, что он покрыть слоем черной копоти.

—   Давайте на чистоту, адептка Зиар? — неожиданно предложил некромант и, дождавшись моего согласия, продолжил: — Видите ли, о вашем появлении в академии я наслышан, и сразу хочу сказать, ничего хорошего там и в помине нет. Избалованная дочка магистра зельеваренья решила показать характер и наперекор отцу явилась в академию, лишь бы избежать навязанного замужества. Теперь, зная историю под другим углом, я понимаю, что проблема не в замужестве, точнее лишь отчасти в нем, но... Ваша неосведомленность в магии меня очень настораживает. Магистр Элт, конечно, очень талантливый силовой маг, не зря ведь его взяли деканом нескольких факультетов, хотя даже он не сможет помочь вам освоить магию, если вы сами не приложите усилия! Ваша сила — это огромная ответственность и мало только бояться навредить кому-то и постоянно терзать себя чувством вины, нужно еще и тянуться к изучению науки. И если уж быть действительно откровенным, я самолично отвезу вас в королевскую тюрьму, как только пойму, что вы не прикладываете должное усердие для контроля над опасным даром! Ради вас я не буду рисковать жизнью адептов академии!

Чем больше некромант говорил, тем противнее становилось. И не от обиды и несправедливости, а от правды, которая оказалось очень нелицеприятной. Она ядовитой змеей растекалась по венам, заставляя чувствовать горечь и разочарование в самой себе.

Сколько прошло времени, с тех пор как я пришла в академию? Неделя, две? И чему я научилась за это время? Изучила скелет человека? И все? Хотя нет, прочитала еще с десяток страниц о магии.

Избалованная, самолюбивая, глупая..

—   Давай поступим так, Катрин, — вновь заговорил профессор, прерывая поток самобичевания. — Я возьму на себя смелость обучить тебя самым азам магии, но с условием.

Я отошла к окну, стараясь не показать, как мне горько, и тихо прошептала:

—   Я согласна!

Мой ответ позабавил некроманта, если судить по тому, как он скептически хмыкнул:

—   Даже не интересно, какое условие?

—   Это так важно? — постаралась взять себя в руки и обернулась к мужчине. — Какой бы глупой и избалованной я не была, оказаться в королевской тюрьме совсем нет желания. А условие... Его я постараюсь выполнить!

Глаза профессора полыхнули ярче, он снисходительно кивнул:

—   Все же вы действительно не безнадежны адептка. — Он перевел взгляд на дверь и хлопнул себя по коленям, поднимая вверх столп черной пыли. — На несколько ближайших дней вашим домом станет этот кабинет, я обеспечу этому помещению самую лучшую защиту, еду будут приносить адепты, кушетка там, — он махнул рукой на неприметную низкую дверь. — От общения с друзьями и знакомыми придется воздержаться, как и от занятий с деканом. Рано вам развивать дар, прежде стоит ознакомиться с последствиями тех или иных заклинаний. Что еще? — мужчина задумался, смотря сквозь меня. — Ах, да, и еще, как только краткий курс обучения будет завершен, вам стоит встретиться с отцом и поговорить с ним обо всем. Иначе под гнетом его нытья ректор вскоре согласится исключить вас из академии!

Последние слова неприятно полоснули по сердцу, но, пожалуй, в свете происходящих событий, это не так страшно. Всего лишь поговорить, к тому же я и сама этого хотела.

—   Хорошо, — ответила твердо, без тени сомнения.

Некромант в очередной раз усмехнулся и протянул мне амулет, который до этого лежал на столе:

— Тогда приступим!

Глава 9

Следующие несколько дней слились в памяти, заставляя только отстраненно отмечать наступление ночи, а после следующего трудового дня лица адептов, кто приносил завтраки, обеды, ужины, и вкус еды не запомнились вовсе.

А вот самое важное складывалось в голове по полочкам, пополняя знания настолько, насколько это вообще было возможно. Потоки, магия, чертежи и пентаграммы, заклинания и формулы.

Тьма прочитанных книг, отработанных пасов, выполненных практических заданий. Чернила с пальцев перестали оттираться уже на второй день, а потом… Потом мне стало все равно как я выгляжу. Хотя к чести профессора, он обеспечил меня горячим душем, точнее его импровизацией с помощью магии, вполне удобной кушеткой, которая даже не скрипела, и сменным бельем из комнаты.

Декану, который явился спустя два часа после того, как я согласилась на все условия, было приказано не приближаться к кабинету ближайшие десять дней. И сказано таким тоном, что даже я поняла, спорить бесполезно, а вот Криса слова совсем не устроили.

Он пытался что-то возразить, судя по возмущенному голосу, но некромант собственное начальство за дверь так и не пустил.

После этого поступка, как ни странно, к профессору я прониклась еще большим уважением. Пойти наперекор декану факультета, и все ради какой-то глупой адептки…

Да, его слова о моей глупости и избалованности не выходили из головы, но обижаться на мужчину я не собиралась. А если учесть, что он за эти дни снабдил меня таким количеством информации, которую с маленькими магами за четыре года не пройти.

Несмотря на скорость, профессор проверял, насколько я усвоила материал, поняла и приняла. Он моделировал разные ситуации, просил меня найти выход, не применяя магию, лишь на словах объяснять ему, какое бы заклинание я применила, каким потоком воспользовалась бы.

Еще в первый вечер, когда профессор закончил занятие далеко за полночь, я в полусонном состоянии решила уточнить:

— А запирать меня здесь обязательно?

Мужчина усмехнулся и, понизив голос, открыл мне «страшную» тайну:

— В твоей комнате есть большая вероятность, что кто-то очень ушлый уговорит Мару устроить вам романтическую встречу. Нет, она, конечно, девушка ответственная и вряд ли согласится, но лучше перестраховаться. Дела сердечные будешь решать после того, как перестанешь быть ходячим бедствием вселенского масштаба!

Возразить мне было нечего, да и, если честно, не очень-то и хотелось возражать. Как только я представила, что мне еще нужно было бы идти по жутко длинному коридору, подниматься по лестнице и изображать подобие приветливости с соседкой, сразу рухнула на кушетку и провалилась в глубокий сон с блаженной улыбкой на губах.

А когда отведенные десять дней закончились, я даже не знала, радоваться мне или печалиться. С одной стороны затворническая жизнь — это тяжело, но с другой… Мне показалось, будто я вернулась домой, где могла сутки напролет проводить за книгой и не нужно решать какие-то еще проблемы.

— Катрин, я доволен тобой! И уверен, что тебе понравится на общих занятиях, потому что преподаватели у нас действительно замечательные, правда, Эрик? — обратился он к некроманту.

Только сейчас я поняла, что позади меня кто-то стоит. Медленно обернулась и увидела ухмыляющегося парня.

За эти десять дней явно что-то с ним произошло. Темные глаза больше не сияли отвращением, лишь то и дело вспыхивали искрами лукавства.

Да и у меня не осталось никаких неприятных воспоминаний, будто его шуточки и грубости были где-то в прошлой жизни. Или дело в том, что мы с профессором немного изменили плетение амулета, и теперь он подавляет сильные негативные эмоции?

Парень скользнул по мне взглядом и утвердительно кивнул:

— Правда! — и для закрепления результата широко улыбнулся.

— Вот и хорошо, — обрадовался некромант. — А теперь идите, Катрин, иначе ваш кавалер от нетерпения лопнет! — последнюю фразу мужчина сказал чуть тише.

Я замерла у двери, а потом обернулась и, смотря в красные полыхающие глаза, с безмерным чувством благодарности прошептала:

— Спасибо.

Профессор улыбаться перестал, вмиг став серьезным, и коротко кивнул в ответ. Но прежде, чем я скрылась за дверью, он напомнил мне:

— Осталось еще одно условие, которое вы не выполнили.

Прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Встреча с отцом…

— Я помню… — я дала обещание, и исполню его.

Профессор буквально вчера завел разговор о моем родителе. И дал несколько ценных советов, ими я и воспользуюсь.

«А мне даже жалко отсюда уходить!» — прошелестел цветок, как только я вышла из кабинета.

К чести этого вредины, все десять дней он прошел курс обучения вместе со мной. Довольно часто рассказывал что-то относительно особенностей магии Ясуса, подсказывал, когда я не могла разобраться с заданием, и… Он поладил с некромантом! Даже несколько раз «общался» с ним самостоятельно, без моего участия!

Профессор нашел его замечательным собеседником, умным и начитанным. Ясное дело, после такой похвалы Ур в буквальном смысле слова расцвел: на браслете появилась россыпь мелких цветочков, да так никуда и не пропала до сих пор.

«Так мы вернемся», — с улыбкой пообещала Уру и застыла на месте, увидев Дарка.

Он стоял у окна, прислонившись головой к стеклу, и что-то выстукивал пальцами по широкому подоконнику.

Наша последняя встреча закончилась... странно. И если на Эрика у меня не осталось обиды, будто и не было его колких слов, то Дарк...

Все же профессор сделал правильно, что запер меня на время обучения! Теперь я могу спокойно разобраться с личной жизнью.

Сделала пару бесшумных шагов и тихо проговорила:

—   Привет.

От моего голоса парень вздрогнул всем телом и резко обернулся.

В его глазах горел какой-то безумный огонь. Он сделал шаг вперед, намереваясь сократить между нами расстояние, но тут же застыл на месте, будто на невидимую стену натолкнулся.

Я внимательно смотрела на него, пытаясь понять, что последует дальше, но парень говорить, явно не спешил. Пришлось все взять в свои руки:

—   Ты как тут оказался? — склонила голову набок и попыталась улыбнуться, но вышло как-то натянуто и совсем не искренне.

—   Тебя... — хрипло проговорил Дарк, и прокашлялся, — тебя жду.

—   Ну... — усмехнулась и развела руки в стороны. — Вот она я, дождался.

Парень качнул головой и, больше не раздумывая, подошел совсем близко и прижал к себе.

Вдохнула глубже и сомкнула руки за его спиной. Соскучилась по единственному человеку, который не ждет от меня никаких грандиозных свершений... Или ждет?

—   Дарк? — позвала тихо, не желая отстраняться от него.

—   М-м-м? — промычал он куда-то в макушку.

—   Ты считаешь меня опасной?

Боевик замер и рвано выдохнул.

—   Не считаю, — горячо прошептал он, отстраняясь, и заключая лицо в горячие ладони. — Той ночью Алекс сказал мне, что ты в опасности, я пришел мгновенным порталом, которые всегда есть у меня в запасе, и...

В глазах застыла мука, так что я еще сильнее напряглась:

— Что?

Парень покачал головой и продолжил:

—   И я просто стоял и смотрел, как остальные спасают тебя, а я... Я не мог защитить любимую девушку, просто стоял и смотрел! — на последних словах его голос стал тихим и безжизненным.

На несколько минут воцарилась тишина, но теперь она не казалась мне ни зловещей, ни горькой. Все встало на свои места.

—   Так дело только в этом? — не веря в его слова, прошептала так же тихо.

—   А в чем еще?

—   Я думала, ты считаешь меня... опасной и...

Договорить мне не дали. Боевик перебил меня строгим голосом:

—   Никогда не смей так даже думать!

—   Не буду, — согласилась легко.

Мне кажется, в этот момент я была согласна на все, ну или почти на все. Долгие десять дней запрещала себе думать о том, что послужило причиной такого отношения Дарка, и, оказывается, правильно сделала, что не думала. Иначе бы просто сошла с ума, а ведь все совсем не так...

—   Пойдем, — потянул меня парень, обнимая за плечи.

Послушно пошла следом за ним, нежась в объятьях, и как только вышли на улицу, додумалась спросить:

—   А куда мы идем?

Дарк мельком взглянул на меня и хитро улыбнулся:

—   Это сюрприз!

Замерла на месте и прищурилась:

-Да?

Парень ничего не ответил, продолжая улыбаться. А потом мир подернулся серой дымкой, и за моей спиной раздался радостный визг:

—   Катрин, мы так скучали!

Резко обернулась и попала в объятья Киры и Альды, а еще с плеча блондинки прямо мне в руки прыгнул мохнатый комок.

Ответный радостный вопль огласил комнату, слишком темную для моего бывшего жилища.

—   Еще один визг, и наша вечеринка в узком кругу перестанет быть секретом, — где-то рядом проворчал Алекс.

Отступая на шаг от улыбающихся подруг, осмотрелась.

Вот уж точно... сюрприз!

Небольшая компания из девчонок, некроманта и нас с Дарком, находилась на чердаке, где не так давно боевик утешал меня. Правда, сейчас это темное помещение выглядело гораздо «веселее». Бардак исчез, а посередине комнаты появился застеленный красной скатертью стол. И на нем...

—   Подготовились? — улыбнулась, продолжая гладить урчащего зверька.

Бедняга Кром всеми силами пытался показать, насколько он соскучился. Подставлял под ласковые поглаживания поочередно мохнатую макушку и гладкие бока. А вот выглядел он эдакой сытой кубышкой, за то время, что я его не видела, зверь оброс жирком.

—   Конечно! — патетично воскликнул Алекс и, усмехнувшись, понизил голос. — Мы ради тебя совершили вооруженное ограбление столовой.

—   Врет, — обиженно прошипела блондинка. — Мы все продукты купили, а некоторые, — она особенно выделила последнее слово, — даже не вложили собственную лепту в общую казну.

Некромант ничуть не смутился и достал из кармана формы увесистый мешочек:

—   Так вот моя лепта!

Девчонки одновременно фыркнули и пошли к столу, а меня прижал к себе Дарк и тихо прошептал:

—   Кстати, на счет монет, не знаешь, откуда в моих вещах обнаружилась странно знакомая сумма?

Упс... А я уже успела забыть о своей выходке...

—   Понятия не имею! — повернулась к парню, улыбнулась, а чтобы не задавал ненужных вопросов, поцеловала.

Но когда он отстранился, все же тихо проговорил:

—   Так просто ты не отделаешься!

—   Эй, голубки, хватит уже душу травить! — притворно возмутился Алекс, расплываясь в ехидной улыбке. — Вообще-то я есть хочу!

Вот стукнуть бы ему по лбу, да только вряд ли это что-то изменит.

Когда мы сели за столом, сестры начали допрос:

—   Рассказывай, что там с тобой эти мертвецы вонючие творят? — Кира бросила колючий взгляд на Алекса.

Некромант было попытался возмутиться на «мертвецов», вот только Альда перебила его:

—   Молчи, болезный, а то я тебя быстро за дверь выставлю!

Как известно, с разъяренной девушкой, тем более такой, как наша блондинка, лучше не спорить, и эту истину, по всей видимости, Алекс усвоил хорошо, а потому послушно замолчал, больше девчонок не перебивал, как бы они ни обзывали всех некромантов вместе взятых.

Подругам я рассказа краткую версию моего обучения: про магию, точнее про ее природу, не сказала ни слова.

Ну а потом долго болтали ни о чем, мне рассказали, что произошло за эти десять дней, пока отсутствовала для всего честного общества. На самом деле ничего особенного не случилось, разве только никто из адептов не желал попадаться на глаза жутко злому декану.

При упоминании о магистре, рука Дарка на моей талии напряглась:

—   Что? — спросила одними губами, положив голову ему на плечо.

Парень нахмурился, но не стал ничего говорить.

—   Чем ты нашего декана приворожила? — насмешливо поинтересовался Алекс, а я вздрогнула от его слов.

Еще были свежи воспоминания о приворотном зелье, да и данное некроманту обещание нужно выполнять.

—   Да ничем я его не приворожила, — попыталась рассмеяться, но этот смех прозвучал как-то не естественно. — Видимо, Кристоферу просто больше некого тренировать, вот он и бесится!

Слабое оправдание, да и звучит как-то глупо. Неужели господин магистр среди огромного количества адептов не может найти себе еще одного «незнайку», или я такая одна единственная?

«Может, он просто скучает по тебе?» — предложил свой вариант цветок, но я лишь тяжело вздохнула.

Не верю. Или просто не хочу верить в это предположение?

—   Ну да, — как-то подозрительно ухмыльнулся некромант, но я не стала заострять на этом внимание.

Посиделки затянулись, точнее за временем никто особо не следил, а когда я вспомнила, что сейчас вообще-то идут лекции и только меня от них официально на сегодня освободили, то спросила:

—   А-а-а вам ничего за прогулы не будет? — мой вопрос вызвал лишь широкие улыбки девчонок и замаскированный под кашель смех некроманта.

Ответил же за всех Дарк:

—   Ради встречи с тобой мы готовы терпеть гонения! — наигранный пафос бил через край, так что я не удержалась от короткого смешка.

—   Ребят, вы чудо!

Сестры переглянулись и одновременно хмыкнули, зато Алекс принялся расхваливать себя больше прежнего:

—   А я всегда знал, что незаменим и вообще один единственный и такой неповторимый на всем белом свете!

Обернулась и посмотрела на Дарка, а потом чуть понизила голос и спросила:

—   Кто это клоун? И куда он дел Алекса?

В ответ раздался смех моего парня и девчонок, а вот некромант надулся, правда, выглядело это очень комично, так что никто и не подумал прекратить веселиться.

А спустя еще какое-то время Альда выдвинула одно очень заманчивое предложение:

—   Ребят, с вами, конечно, замечательно сидеть, но нам надо посплетничать. Между нами, девочками, — мы переглянулись с Кирой и одновременно кивнули, подтверждая все сказанное блондинкой.

Пока некромант не начал возмущаться, его опередил Дарк:

—   И что, ваши посиделки не могут подождать до вечера? — он пытался, чтобы голос звучал строго и немного обиженно, но искрящиеся смехом глаза, выдали его с головой.

Кира смешно округлила глаза и притворно всхлипнула:

—   Ты что?! До вечера я лопну от... информации!

Альда решила поддержать игру сестры и авторитетно заявила:

—   Она это может, в смысле лопнуть!

Алекс брезгливо сморщился и поднял руки вверх:

—   Вот уж увольте! Не хочу потом собирать ее по кусочкам... кровавым таким кусочкам... Тут всюду будут ошметки кожи, внутренние органы, мозги.

Что еще хотел сказать некромант мы не узнали, Кира молча поднялась со своего места и встала за спиной некроманта:

—   Еще слово и по кусочкам придется собирать тебя!

Алекс угрозой проникся и послушно замолчал, а вот Дарк стал подозрительно покашливать, да и я сама с трудом сдерживала смех.

Некромант, что с него взять, ему бы только про трупы и тонны крови поговорить. Или он так решил помочь девчонкам избавить компанию от парней? А что, предлог очень веский!

И моя догадка подтвердилась, когда некромант с наигранной грустью произнес:

—   Пошли отсюда, Дарк, с ними даже про трупы не поговоришь, что с них взять, девчонки! — на последнем слове он ловко увернулся от кулака брюнетки и испарился в серой дымке портала.

—   Где тебя потом найти? — парень прижал меня к себе и спросил тихо, чтобы услышала только я.

—   Потом мне нужно сходить к декану, узнать расписание занятий, а после пойду к отцу, нужно кое-что выяснить...

—   Мне пойти с тобой? — тут же нахмурился боевик.

—   Не надо, я сама, — потянулась к губам парня и легко поцеловала, прежде чем девчонки буквально вытолкали его за дверь.

—   Иди-иди, у нас тут важный разговор!

Как только мы остались одни, Кром, опасливо оглядываясь по сторонам, прокрался по столу и замер у одной из тарелок, хватая лапками кусочек хлеба.

—   Обжорка, — с улыбкой пожурила его Альда, но он никак не отреагировал на ее слова, с упоением отщипывая маленькие кусочки и заталкивая их в рот один за другим.

—   Я смотрю, он своего не упустит? — усмехнулась, обрисовав руками в воздухе его располневшую фигуру.

—   О, тут даже можешь не сомневаться! — Кира закатила глаза к потолку и опустилась за стол.

Я тут же спохватилась:

—   Девочки, у меня как получится, я тут же заберу его к себе и...

Договорить мне не дала блондинка, она так выразительно посмотрела в глаза и веско произнесла:

—   Не городи глупостей, этот мохнатый комок нас ничуть не стесняет, и вообще, с ним жизнь в комнате стала гораздо веселее.

Выдохнула с облегчением и взяла со стола стакан сока:

—   Ну, я жажду подробностей! — посмотрела на Киру, которую, и правда, распирало от информации, иначе с чего бы она начала говорить с огромной скоростью, да еще и без остановки?

—   За эти дни столько произошло! Ты просто не представляешь! — начала она, мы же обменялись насмешливыми взглядами с Альдой и стали слушать дальше. — Сначала, я ограничилась только игнорированием, но самое гадкое, что строить из себя ледышку оказалось не так-то просто, а Дис не упускал ни одной возможности задеть меня и вывести на эмоции. Так вот, я держалась из последних сил, а потом... Потом мне стал оказывать знаки внимания новенький лаборант с кафедры зельеваренья!

Вот тут я не выдержала и, поперхнувшись соком, закашлялась:

—   Какой еще лаборант?!

Кажется, Кира немного смутилась и продолжила уже не так уверенно:

—   Ну, обычный такой лаборант, в огромных очках, зазнайка и жуткий зануда... — на последнем слове девушка скривилась так, что даже мне стало ее жалко.

Меня не было всего-то пару недель, а тут такие события разворачиваются.

—   Ладно, дальше-то что?

И тут брюнетка вновь расцвела, даже покраснела немного:

—   Как что? А дальше Дис меня приревновал!!!

Вот так дела...

—   Ну, я жажду подробностей! — поставила стакан на место и умоляюще сложила руки на груди.

—   Значит, лаборант этот, Виен, в общем, он сначала увидел меня в библиотеке, книги какие-то набирал для изучения какого-то там редкого растения, потом мы с ним в столовой пересеклись, ну а потом... Вчера решился этот нудный парень пригласить меня на свидание. Не знаю почему, но я сразу согласилась, видимо, девочки, вы разбудили во мне тягу к интригам!

Кира усмехнулась и прикрыла глаза, вспоминая дальнейшее с явным удовольствием, мне же пришлось подавить волну отвращения к собственному отцу.

—   А дальше... Свидание не заладилось с первых же минут, мало того, что он пригласил меня в город, в самое дешевое кафе, так еще забыл с собой деньги взять, и я за все платила. А стоило нам покинуть общественное заведение, пошел дождь: мелкий, холодный, противный. Зонта не было, и нам пришлось бегом возвращаться в академию, и на пути... ну... мы столкнулись с Дисом, правда, он был не один...

—   А с кем? — мы с Альдой одновременно выкрикнули вопрос и тут же зажали рот ланями.

Еще не хватало, чтобы нас здесь застали, ведь насколько я поняла со слов ребят, на счет прогула они не шутили.

—   С кем? — шепотом переспросила блондинка.

Кира тяжело вздохнула, и на ее лицо набежала тень.

—   С девушкой он был, с очередной...

—   И?! — это уже я решила ее поторопить.

Девушка еще раз тяжело вздохнула и расплылась в улыбке:

—   И он отправил ее куда подальше, на пару с Виеном, а меня... — нет, ее трагические паузы терпеть невыносимо! — А меня завернули в теплую куртку, подхватили на руки и порталом перенесли в его квартиру!

На несколько минут повисла тишина, мы с Альдой недоуменно переглядывались, но первой все же не выдержала блондинка:

—   Дальше тоже было что-то интересное?

Кира так мило покраснела, точнее, почти побагровела, и смущенно пролепетала:

— Ну да, было...

—   Кира!!! — слаженно крикнули на нее вместе с Альдой, чем вызвали смех девушки, звонкий, искренний и жутко заразительный.

—   Все-все, сейчас расскажу! — как только отсмеялась, пробормотала брюнетка.

—   Альда, ты же помнишь, стоит мне немного ноги промочить или просто под дождь попасть, так меня сразу простуда с ног сбивает?

Девушка утвердительно кивнула, расплываясь в предвкушающей улыбке.

—   Оказывается, Дис тоже в курсе такой странной особенности моего организма, и как только дымка портала рассеялась, мне тут же сунули в руки кружку с восстанавливающим зельем!

Наш слаженный вздох зависти разнесся по помещению.

Мы ждали продолжения, с нетерпением глядя на Киру, вот только никакого продолжения не последовало.

—   А дальше? — жалобно протянула Альда.

Брюнетка нахохлилась и нехотя призналась:

—   Не было этого «дальше», после зелья я тут же уснула, а проснулась утром в своей кровати.

—   О как...

С недоумением посмотрела на девушку и спросила:

—   То есть, ты не в курсе всего этого была?

Альда скривилась и отмахнулась:

—   О назначенном свидании я знала, а вот о том, как оно прошло, увы... Меня родители в свою резиденцию вызывали, — яд так и сочился в последних словах.

—   Вернулась только утром и пропустила все веселье.

Ничего не скажешь, веселье.

—   Девочки, а может мне все привиделось? И не было никакой ревности? И он просто решил избавить меня от простуды?

Голос Киры прозвучал так жалобно, а после вовсе по щекам скатились первые слезинки. Так что следующие полчаса мы успокаивали ее и заверяли, что Дис именно ревновал и ничего иного быть не может.

—   А как Алекс в вашей компании оказался? — как только брюнетка перестала всхлипывать, решила перевести тему, пока самобичевания не начались по второму кругу.

—   О. а это и мы не знаем. Нам Дарк пару дней назад предложил организовать тебе торжественную встречу, а этот мертвец вчера после обеда заявил, что будет прогуливать вместе с нами.

Понятно, что ничего не понятно, хотя... Может быть, его попросили приглядывать за мной? Изучение теории не дает гарантии, что и практика не выйдет у меня из-под контроля, которой, к слову, уже давно не было.

Нет, с профессором мы пробовали немного развить ментальную магию, она мне проще всего дается, да и для того, чтобы заставить хоть кого-то выполнять мои прихоти, амулет снимать не нужно.

В итоге некромант по моей указке поливал похожие на засохший веник цветы и стирал пыль со шкафа. Правда, взгляд у него при этом был такой, что мне впору бежать без оглядки. Вот только за проведенные дни в практически замкнутом пространстве с этим суровым мужчиной я уяснила — он на самом деле совсем неплохой.

Не прочь подшутить, развлечься за чужой счет, да и без ментальной магии может заставить делать какую-нибудь совсем не нужную ерунду, но... У меня и в мыслях не было обижаться на него, ведь помимо шуток он в обучение вкладывал душу и не забывал оставаться человеком. Даже несмотря на темную магию, которая жила в нем. Пожалуй, для меня это стало самым важным.

Хочу быть похожей на него, хочу оставаться собой, хочу остаться человеком, и не важно, что внутри меня живет взрывоопасный дар.

—   Ты чего пропала? —Альда помахала рукой у меня перед глазами, и я поняла, что на некоторое время выпала из реальности.

—   Да так, задумалась немного. О чем мы говорили?

Сестры переглянулись, и Кира, склонив голову набок, хитро улыбнулась:

—   Что там у тебя с деканом?

Сказать, что я опешила от этого вопроса, значит, не сказать ничего.

—   Эм... а причем тут Крис?

Девочки еще раз переглянулись:

—   То есть он для тебя уже Крис? Не господин магистр, не декан, не Кристофер, а сразу Крис?

Не понимая, к чему Альда ведет, раздраженно переспросила:

—   Я и раньше его Крисом называла, и вы, по-моему, ничего не имели против!

—   Нет, конечно, не имели, вот только... В последние дни магистр Элт, и правда, слишком агрессивен. И эта его агрессия чудесным образом совпала с твоим заточением у некроманта.

Глава 10

Окончание разговора вышло скомканным. Не знаю, чего девчонки хотели добиться своими словами, но… Зерно сомнения в моей голове они посеяли.

Правда, я не думаю, что у Криса вдруг вспыхнули ко мне какие-то чувства, ведь это бред, самый настоящий бред или…

Нет! Нет-нет-нет! Не смей даже думать об этом! Путь магистр остается только моим преподавателем!

 «Знаешь, в их словах есть смысл… С чего бы Крису так стараться?»

Смысл…

«И как ты предлагаешь это узнать? Спросить: Уважаемый магистр, а вы часом не запали на меня?!»

Смеется он, а вот мне с их домыслами-смыслами вовсе не весело!

«А что? Это замечательный план! Огорошить потенциального ухажера вопросом и можно тащить в свою пещеру, пока он тепленький!»

«Ты это о чем сейчас?»

«Да так…»

После таких намеков идти к декану совсем не хотелось, точнее не так. Хотелось, но боюсь, посмотрев на него, я буду мяться и мямлить, вспоминая все предположения девчонок и Ура. Хотя встреча с отцом все же худший вариант. И прежде, чем идти к нему, нужно набраться смелости.

Поэтому, постояв несколько мгновений у приемной магистра зельеваренья, сбежала дальше по коридору, к кабинету Криса. Лучше злой и якобы влюбленный декан, чем откровенная ненависть собственного отца.

Место Тисы до сих пор пустовало, даже странно, почему это столь вакантная должность еще никем не занята? Или мужчина боится, что очередная секретарша решить прибрать его к рукам?

У двери кабинета задержала дыхание и, не дав себе время на сомнения, тихо постучала.

— Войдите! — громкий и злой голос магистра заставил вздрогнуть всем телом.

Сбежать, пока не поздно?

— Войдите!!! — еще громче повторил Крис, и я, зажмурившись, толкнула хлипкую деревянную преграду.

— Можно? — пробормотала неуверенно и осторожно приоткрыла глаза.

Декан поднял на меня взгляд и замер, поднеся старомодное перо к какой-то папке. Молчание затянулось, а я стояла на пороге и не знала, что сделать.

Извиниться за профессора Ройла, что выгнал тогда Криса? Или пролепетать какую-нибудь чушь в стиле: как я по вам скучала?

Пока раздумывала, мужчина медленно поднялся из-за стола и усмехнулся:

— Даже не представляешь, как я рад тебя видеть!

По странным искрам в его глазах поняла — меня ожидает незабываемая практика. Какая тут влюбленность? Да у него на лице написано — мне скучно, ищу объект для издевательств! Они же с Уром невероятно похожи!

«Но-но, я-то цветок, а не мужчина в расцвете сил с определенными желаниями. И уж точно никак не могу влюбиться в хорошенькую адептку!»

— Когда начнем занятия? — выпалила раньше, чем мне озвучили дальнейшие планы.

Отвечать на слова вредного растения не стала.

— Так не терпится продолжить обучение? — мужчина приподнял одну бровь и наклонил голову набок, будто изучая меня своим пристальным взглядом.

А он симпатичный… Даже темные, а порой и вовсе черные, глаза не пугали, наоборот, добавляли таинственности и мужественности. И руки у него сильные, и голос завораживающий…

Вот! О чем я только думаю!!!

«В правильном направлении работают твои мысли! В ПРА-ВИЛЬ-НОМ!» — тут же вклинился Ур, и я чуть не зарычала от досады.

«Еще одно слово, и я верну тебя в беседку!»

Растянула губы в улыбке и уже вслух ответила:

— Не представляете, та-а-ак соскучилась по практике!

Крис ухмыльнулся и задал провокационный вопрос:

— Что, и по мне скучала? — от игривых ноток в его голосе не сразу нашлась, что ответить.

Почему-то в мыслях появилась картинка, как я подхожу к нему и, вскинув руки, провожу подрагивающими ладонями по плечам.

— Скучала, — сорвалось с губ прежде, чем успела об этом хорошенько подумать.

— Правда? — без тени улыбки переспросил мужчина, сделав пару шагов в мою сторону.

Пришлось в спешке придумывать «оправдание»:

— Конечно. Мне не на ком было все эти дни испытывать мою магию! — попыталась перевести все в шутку, но если судить по странно вспыхнувшим глазам мужчины, он мне не особо поверил.

Все-то он знает… Почувствовала, как краска заливает лицо, и попыталась перевести тему:

— У меня останется особое расписание или можно занимать вместе с остальными некромантами?

Магистр вновь лукаво улыбнулся, но развивать тему наших «трепетных» отношений не стал. И на том спасибо.

—   После занятий профессора было бы глупо заставлять тебя отсиживаться в одиночестве. К тому же тебе нужно учиться общаться с окружающими и при этом не полыхать от эмоций. Думаю, пришло время начать посещать общие занятия. Ну, и раз ты так жаждешь продолжить практические занятия, то мы можем отправиться в спортивный зал прямо сейчас.

Не думала, что все так быстро...

—   Господин магистр, а можно немного позже?

Крис попытался сдержать улыбку и говорить серьезно, вот только глаза полыхали лукавыми огоньками:

—   Что, уже передумала? Жаль, очень жаль...

—   Я хочу встретиться с отцом... — пробормотала тихо и без приглашения прошла к дивану у стены.

Опустившись на мягкую обивку, пояснила:

—   Хочу узнать о матери.

Сердце замерло на миг и тут же ускорило бег. О своей родительнице я почти ничего не знала, а отец каждый раз отмахивался от моих вопросов. Так что о родственниках с ее стороны, и о жизни до замужества я знала в общих чертах.

—   Я пойду с тобой, — твердо проговорил магистр и опустился рядом со мной на колени.

От его предложения потеряла дар речи на какое-то мгновение, да и когда решила заговорить, мысль никак не оформлялась в слова.

—   А... э-эм... может быть, не надо?

Каюсь, его предложение было таким заманчивым, что я бы с радостью согласилась, вот только...

Он и так для меня столько сделал и продолжает делать, что пользоваться его помощью еще и тут просто верх наглости.

—   Так хочется остаться с отцом наедине? — мужчина криво улыбнулся и хотел подняться на ноги, а я удержала его, взяв за руку.

—   Совсем не хочу, но... Я же не смогу вечно бегать от него? И рано или поздно нам придется поговорить.

Крис скользил внимательным взглядом по моему лицу и отчего-то грустно улыбнулся.

—   Тут ты права.

Отпускать мою ладонь он не спешил, наоборот, сжал ее крепче и посмотрел в глаза.

—   Но со мной встреча пройдет не так болезненно, — на последнем слове он запнулся, а я скривилась.

Больно будет в любом случае, и совсем не уверена, что смогу спокойно реагировать на колкие слова отца. Как бы все это время я не уверяла себя, что его равнодушие и безразличие меня совсем не трогает — это ложь... Я слишком привыкла любить его, несмотря на странное и порой даже холодное обращение, ведь кроме него у меня никого не осталось.

—   Если вам будет не сложно... — пробормотала тихо, сдаваясь.

Декан ободряюще улыбнулся и поднялся.

—   Хочешь, выпьем чаю. а потом пойдем?

Отрицательно покачала головой и неуверенно проговорила:

—   А... зачем вам это?

Нет, выяснять отношения с Крисом совсем не хотелось, да и вопреки убеждениям девчонок и Ура я не верила в какие-то полыхающие чувства мужчины, но причина... В чем тогда причина его заботы? Или я ищу тайну там, где ее нет?

—   Зачем — что? — переспросил магистр и, вернувшись к столу, закрыл папки.

Он окинул внимательным взглядом комнату, кивнул каким-то своим мыслям и вновь посмотрел на меня.

Повторить такой простой вопрос оказалось сложнее, чем я думала:

—   3-з-зачем вам... носиться со мной, тратить свое личное время... — пролепетала совсем неуверенно, стушевавшись под насмешливым взглядом Криса.

—   То есть просто так я помогать не могу? Обязательно должен быть какой-то подтекст? — мужчина сделал пару шагов к выходу, не отрывая от меня глаз.

Странный ответ озадачил еще больше.

—   Ну... я не знаю... — поднялась с дивана и прошла вслед за деканом к двери.

—   Давай будем считать, что мне просто нравится тебе помогать.

Да ну?! Вот так причина...

—   Правду не скажите?

—   Так это и есть правда! — слова прозвучали все с той же насмешливой улыбкой на губах и странным блеском в потемневших глазах.

Вот и спросила, вот и поговорили...

«А задай ему прямой вопрос, может, ответит?» — подначил меня вездесущий цветок.

Но я отвечать не стала, и так поставила себя в неловкое положение перед Крисом! Помогает? Нравится ему это? Буду наглеть и пользоваться его добротой, пока он не потребует плату за услуги.

«Какие у тебя мысли интересные!» — ехидно отозвался Ур.

Тем временем мы вышли из приемной и оказались в коридоре. До кабинета отца идти всего несколько шагов, но они показались мне самыми тяжелыми... Не убежала только потому, что дала обещание профессору поговорить с родителем, а иначе... Я бы предпочла перерыть библиотеку, ночами выискивая информацию, или вовсе бы отправилась на Ясус за ответами, но все «если» пришлось отбросить.

На этот раз в приемной отца за секретарским столом сидела девушка. Ее я видела впервые, а потому застыла на пороге, разглядывая худощавое телосложение, бледную, почти прозрачную кожу на лице и темные круги под глазами. Она мне неуловимо кого-то напоминала, но кого именно?

Крис подтолкнул меня вперед, мимолетно сжав кончики пальцев в качестве поддержки, и обратился к девушке:

—   Алисия, мы к магистру, он у себя? — девушка подняла на мужчину взгляд, в глубине которого тут же промелькнул какой-то странный огонек, и она буквально расцвела на глазах.

Щеки окрасил бледно-розовый румянец, а бескровные губы растянулись в приветливой, я бы даже сказала, приторной улыбке. Еще одна охотница на декана? Боюсь, в скором времени Крису подольют еще какую-нибудь гадость... И от этого осознания стало не по себе. Точнее именно страстные взгляды еще больше убедили меня, что не стоит привыкать к симпатии мужчины!

—   Ох... да... магистр у себя... — она принялась сбивчиво бормотать себе под нос, одновременно пытаясь стряхнуть с белоснежной блузки несуществующие пылинки и съесть взглядом бедного декана.

—   Мы войдем, — не спрашивая, а утверждая, бросил Крис и взглядом указал мне на дверь кабинета.

Руки тут же похолодели, а перед глазами появилось равнодушное лицо отца, когда он мне рассказывал о перспективах замечательного замужества. И ведь ему действительно было все равно, что я чувствовала тогда, что я бы чувствовала, окажись женой Тима, и наверняка ему безразлично, что я чувствую сейчас!

Стиснув руки в кулаки, сделала последний шаг и без стука открыла дверь.

Отец сидел за своим письменным столом, низко склонив голову, и что-то сосредоточенно вычерчивая на огромном листе бумаги. Края листа свисали по краям и, даже с такого расстояния я смогла рассмотреть ровный ряд формул, геометрические фигуры и непонятные символы.

—   Я занят, зайдите позже! — бросил он, не поднимая глаз.

Когда-то я уже это слышала... Вот только сейчас позвать его привычно «папа» не было ни сил, ни желания, и тут меня выручил декан.

—   У нас к вам разговор, господин магистр!

Родитель тут же замер, а когда поднял взгляд, в нем полыхало столько ненависти, что я непроизвольно сделала шаг назад, прижимаясь спиной к груди Криса.

—   Р-р-разговор! — прошипел сквозь зубы отец и тут же щелкнул пальцами.

Исписанное полотно исчезло со стола, а магистр опустился на стул, вцепившись пальцами в край столешницы. Мне показалось, что он с трудом боролся с желанием запустить в нас каким-нибудь заклинанием...

—   Именно, — невозмутимо подтвердил декан, подтолкнув меня вперед, не выпуская из объятий.

Отец следил за ним полыхающим взглядом, а меня как будто вовсе не замечал. Сердце сжалось от обиды и боли, но я решила взять себя в руки.

—   Господин магистр, в свете последних событий, я бы хотела знать, кем была моя мать.

Ну вот я это сказала, даже голос не дрогнул. Крис ободряюще сжал руки на моих плечах, и этого оказалось достаточно, чтобы набраться смелости и посмотреть прямо в глаза отцу.

Он наблюдал за мной с каким-то странным выражением лица, а потом прищурился, пытаясь рассмотреть пристальнее, и дрогнувшим голосом спросил:

— Блок... сняли?

С трудом удержалась, чтобы не скривиться. Отец меня боится? Иначе как еще объяснить то, что он побледнел, сравнявшись цветом с тем самым листом бумаги, который не так давно лежал у него на столе?

—   Сняли, — не обращая внимания на злость, поднимающуюся из самых глубин моей души, ответила спокойно.

Страх и ненависть — два самых страшных чувства, которые убили в этом человеке любовь. Ведь он любил мать, по крайней мере, в это мне хочется верить.

Отец метнул какой-то затравленный взгляд на Криса, а потом вновь на меня:

—   Ты... уже использовала магию?

Коротко кивнула, сжав руки в кулаки.

—   Я хочу знать, кем была мама! — подтолкнула его к разговору.

Если он и дальше будет бледнеть и трястись, боюсь, что сорвусь, и вряд ли амулет справиться с моими эмоциями.

—   Ты как была глупой девчонкой, так ею и осталась! — презрительно процедил отец, превращаясь из раздавленного человека в кладезь ненависти, но я постаралась не принимать его слова близко к сердцу.

После, когда останусь наедине, я вволю ульюсь слезами, погрожу в небо кулаком, проклиная богов за столь щедрый подарок в виде ненормального родителя. Сейчас я получу от него ответы!

Не дождавшись от меня никакой реакции, отец горько усмехнулся и тихо заговорил:

—   Твоя мать с Ясуса, об этом ты уже догадалась. Вот только, если ты считаешь, что я отвечу на все вопросы, спешу тебя огорчить. Твоя мама никогда не рассказывала мне о том, почему сбежала с родины, почему так боялась выдать себя и от кого скрывалась. Я не знаю НИ-ЧЕ-ГО!

Сбежала, скрывалась, боялась?!

Каждое слово эхом отозвалось в сознании, заставив задержать дыхание. Но... Ничего не понимаю!

—   Что ты хочешь этим сказать? — пробормотала вмиг охрипшим голосом.

Отец ухмыльнулся, видимо, довольный моей реакцией на его слова, и развел руки в сторону.

—   Только то, что уже сказал. Твоя мама поступила в академию, скрыв свои способности, и о них я узнал спустя два года после нашей свадьбы.

Как же? Это получается, я ничего не узнаю? Что ниточки моего родства вот так просто оборвутся?

—   Но она должна была хоть что-то рассказать о своей семье. О своем даре, о...

—   Она ничего мне не говорила! — вдруг разозлился отец.

Понимание пришло случайно.

—   Тоже не доверяла?

Родитель вздрогнул всем телом, будто я его ударила, и гневно выплюнул:

—   Что ты можешь знать!

Действительно, что я могу знать...

—   Она тебя хотя бы любила или использовала как прикрытие? — не знаю, зачем сказала последние слова, просто мне так захотелось сделать ему больно, заставить страдать.

Но вопреки ожиданиям, месть на вкус оказалась не такой сладкой, как о ней говорят.

Потухший безжизненный взгляд отца не заставил прыгать от радости, наоборот, я почувствовала себя такой же, как он, пытающейся сделать больно единственному родному человеку, лишь бы заглушить собственные страдания.

—   Прости, — прошептала едва слышно и, выпутавшись из объятий молчавшего до этого Криса, выбежала из кабинета.

Все мысли разбежались, оставив после себя звенящую пустоту. Я не обратила никакого внимания на недовольный цепкий взгляд новой секретарши, вышла из приемной и прислонилась к прохладной стене.

Где-то вдалеке слышались голоса адептов, возвращающихся с занятий, топот ног и скрип дверей. Все это было где-то, а я была здесь, одна и совершенно никому не нужная.

—   Катрин? — тихо позвал знакомый голос, и я с трудом подняла голову, чтобы встретиться с обеспокоенным взглядом декана. — Пойдем, — хмуро бросил он и потянул за собой, но я отрицательно качнула головой и еле выдавила:

—   Не надо, я пойду к себе...

Очень хотелось остаться наедине с самой собой, где не нужно ни перед кем выворачивать душу наизнанку и прятать непрошеные слезы.

—   Ну да, к себе, — с налетом сарказма отозвался Крис и, больше не говоря ни слова, подхватил меня на руки, хорошо, что до его кабинета было не больше пары шагов, вряд ли нас кто-то увидит. — Вот как перестанешь мраморной статуей быть, так сразу отправлю тебя к себе, а пока...

Он говорил что-то еще, а я погрузилась в свой собственный мир воспоминаний и боли.

Я всегда знала, родители любят друг друга. Помнила искрящиеся глаза матери, мягкую улыбку отца... А теперь... Теперь мне кажется, что все это рисовала лишь моя фантазия! И все эти годы я тешила себя иллюзией, не замечая открытой неприязни отца, не понимая жалости в глаза Марты. Была уверена, что отец до сих пор не смирился со смертью жены, а получается... Получается у этой медали есть оборотная сторона. И она отнюдь нелицеприятная.

—   Пей! — к губам приложили теплую кружку, и я послушно отпила немного жидкости.

Не чай, какой-то отвар с успокаивающими травами, только странно, что он совсем не противный, а очень даже приятный на вкус.

Пока я витала в собственных мыслях, Крис принес меня в кабинет, устроил на узком диванчике и накрыл ноги пледом.

Как ни странно, слез не было. Была тупая ноющая боль в том месте, где должно было биться сердце, а в душе... В душе бурлила смесь из самых разных эмоций.

—   Спасибо, — прошептала тихо и протянула мужчине полупустую кружку.

—   Может быть, все выпьешь? — переводя обеспокоенный взгляд с меня на ароматный отвар, спросил декан.

—   Я так плохо выгляжу? — попыталась улыбнуться, но получилось с трудом.

—   Очень, — искренне заверил Крис и, отставив кружку на маленький круглый столик, взял в свои руки мои холодные ладони. — Справимся! Мы со всем обязательно справимся!

В его словах было столько уверенности, что я непроизвольно прониклась еще большей симпатией.

—   Никогда раньше не думала, что совершенно чужого человека моя судьба будет волновать гораздо больше, чем собственного отца.

Магистр грустно усмехнулся и поднес мою ладонь к своим губам:

—   Я бы не хотел, чтобы ты считала меня совершенно чужим.

Случись этот разговор гораздо позже, я бы непременно нашла странный подтекст в его словах, а сейчас... Сейчас я видела мужчину, который всего лишь претендует на дружбу и не более того! Или я себя обманываю? Не хочу видеть очевидных вещей? Или...

Это просто действие успокоительного, после которого жутко хочется спать...

— Хорошо, я буду считать вас добрым волшебником. Моим добрым волшебником. Последние слова, кажется, я произнесла уже где-то в стране грез.


***

Так хорошо было плыть на мягких облаках, они будто были сотканы из тепла и заботы. Ограждали меня от внешнего мира, даруя защиту.

Но все хорошее рано или поздно заканчивается, вот и я проснулась, а чувство спокойствия осталось где-то там, в стране грез...

Открыла глаза и огляделась. Я лежала все на том же узком диванчике, в кабинете декана, заботливо накрытая пледом. Сам же хозяин комнаты обнаружился за письменным столом, сосредоточенно изучая какую-то папку.

Тусклый свел лампы рисовал на его лице причудливые тени, и я невольно улыбнулась. Все-таки господин магистр заслуженно носит звание любимца женщин.

Отвлекать Криса не стала, просто прикрыла глаза, сделав вид, что еще сплю.

«Ур, что теперь делать?» — даже в мыслях голос показался жалобным.

Слова отца, что мама бежала с Ясуса и кого-то жутко боялась, крутились в голове, не давая покоя.

И что мне делать с еще одной тайной?! Их и так собралось немало.

«Узнать, от кого бежала твоя мама, и самое главное, почему, мне кажется, просто невозможно!» — тяжело прошелестел цветок.

Это я понимаю, но...

—   Я бы не верил твоему отцу так просто, — совершенно спокойно отозвался Крис, и я резко открыла глаза.

Откуда он узнал, что я уже не сплю, ведь даже не смотрит в мою сторону!

—   Ты сопишь и шевелишь губами, когда беседуешь со своим другом, — мужчина поднял взгляд от папки и улыбнулся.

Память тут же подкинула наш странный диалог до того, как я уснула, и щеки вспыхнули от смущения.

Я его на самом деле назвала «моим добрым волшебником»?

«Назвала!» — поддакнул цветок, и я с трудом удержалась от стона разочарования. Вот как меня угораздило? Кошмар какой-то...

—   А... м-м-м... думаете, отец врет? — выдавила смущенно, стараясь отогнать мысли о своих глупых словах.

Может быть, Крис забыл о них и никогда не вспомнит?! Это будет просто идеальным вариантом! Да и в любом случае, все можно списать на то, что я была расстроена, под действием успокоительного отвара и вообще не отдавала отчет своим словам!

«Ну да, надейся! — ехидно бросил Ур и, прежде чем я успела ему хоть что-то ответить, улизнул: — Кажется, меня кормить пришли! Я пойду!»

Вот ведь, вредность скучающая!

—   Не то чтобы врет, — задумчиво пробормотал декан и поднялся со стула, — но определенно очень много не договаривает...

—   И как заставить его говорить?

Крис невесело усмехнулся.

—   Пока не знаю, но мы что-нибудь придумаем, — мужчина обошел стол и опустился на диван, положив мои ступни себе на колени. — Есть какие-то мысли по этому поводу?

Стараясь не думать о том, что лежать вот так не совсем прилично, попыталась вспомнить хоть что-то:

—   Можно поговорить с Миртой, нашей экономкой, но не уверена, что она хоть что- то знает.

Декан хмуро кивнул и посмотрел в сторону окна. Там, за неплотными шторами, были видны лучи заходящего солнца.

—   Я долго спала?

—   Не очень, — Крис улыбнулся краешком губ. — Но успела захрапеть.

Что?!

—   Я не храплю! — тут же возразила и недовольно поджала губы.

И только когда плечи магистра подозрительно затряслись, поняла, он опять надо мной подшучивает.

—   Вам это нравится? — буркнула едва слышно, а когда мужчина посмотрел на меня и вопросительно приподнял брови, пояснила. — Нравится, постоянно подшучивать надо мной?

—   Очень нравится, ты, когда злишься, выглядишь забавно.

Так вот в чем дело!

—   Ха-ха-ха! Очень рада, что веселю вас!

Все, я окончательно обиделась. Сложила руки на груди и стала рассматривать узор на мягком пледе, а спустя пару минут, так и не дождавшись никаких слов со стороны магистра, украдкой посмотрела на него.

Крис сканировал меня каким-то странным взглядом, а от мягкой улыбки на губах по телу прошла едва заметная дрожь.

—   Что еще вы задумали? — прошептала тихо, почему-то голос изменил мне в самый не подходящий момент.

Я же как бы обижаюсь, и вообще...

—   Ничего особенного, — отмахнулся Крис и улыбнулся шире. — Просто у нас с тобой практика начнется через пару минут.

Практика! Точно!

Быстро выпуталась из пледа и буквально скатилась на пол, но стоило сделать резкое движение, как комната поплыла перед глазами.

Если бы ни господин магистр, я бы упала на пол.

—   Осторожнее, — мягко прошептал он, и я подняла голову, чтобы столкнуться с горящим взглядом мужчины.

Очередная волна смущения накрыла меня с головой, и я сдавленно пробормотала:

—   Эм-м-м... спасибо, — попыталась отстраниться, но Крис не спешил выпускать меня из объятий.

«Неужели девочки и Ур оказались правы?» — успела испуганно подумать, прежде чем декан пояснил:

—   Не за что, после успокоительного отвара такое бывает!

Да, бывает... Всякое в жизни бывает...

Мужчина осторожно провел по моей щеке кончиками пальцев. У меня перехватило дыхание от нежности, которой так и веяло от его прикосновения.

—   Пойдем? — хриплым шепотом спросил он, пока я пыталась найти в себе силы, чтобы отстраниться от него.

В ответ смогла только кивнуть. Он первым сделал пару шагов назад, увеличивая расстояние между нами, и махнул рукой в сторону двери.

Когда мы вышли из кабинета, Крис взял с секретарского стола сложенные вдвое листок.

—   Твое новое расписание, — с этими словами он протянул его мне.

Посмотреть, что нового ждет меня на этот раз, в присутствии декана не решилась. Я пыталась привести свои чувства в относительный порядок, радуясь, что эту странную сцену не застал цветок.

Стоило оказаться в коридоре, как Крис открыл портал и пояснил:

—   Так будет быстрее и меньше любопытных глаз.

О! В этом он прав! Любопытные адепты — самое страшное орудие пыток!

Стараясь отвлечься от мыслей о моей довольно странной реакции на поступки Криса, задумалась о том, что особенного написано на небольшом листке.

У спортивного зала, к счастью, никого кроме нас не было. Да собственно это не удивительно. Эта часть учебного корпуса находилась немного в стороне от основных коридоров академии, редко кто из учащихся прогуливался здесь.

Открывая ключом двери, декан бросил на меня насмешливый взгляд, а как только мы оказались вне власти привычного течения бытия, предложил:

—   Можешь пока изучить расписание, чтобы не лопнуть от нетерпения!

Стало смешно.

—   Так заметно мое любопытство?

Крис подмигнул и утвердительно кивнул.

—   Заметно. И похвальна тяга к знаниям!

От похвалы смущенно улыбнулась, да и вообще, больше не чувствовать себя глупой дурочкой было невыразимо приятно. И особенно приятно, что теперь и Крис больше не будет считать меня малообразованной магичкой!

Под насмешливым взглядом магистра развернула листок и пробежала глазами по ровным строчкам.

Что же, расписание некромантов куда насыщеннее боевого немагического факультета. Помимо самой некрологии, уже знакомых боевых искусств и целительства, меня ожидают лекции по практической медитации, смертельным плетениям, защитным чарам, магии рун, анималогии. И это только предметы, связанные с магией!

—   Ничего себе... — пробормотала пораженно.

—   Да, лишнего времени у тебя почти не останется. Кстати, наши индивидуальные занятия я включил в официальное расписание, чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов, — на последних словах он сделал особенный акцент.

Нахмурилась и посмотрела в глаза Крису:

—   А у кого-то возникают вопросы?

Саркастическая улыбка коснулась его губ, но прямого ответа на свой вопрос я так и не дождалась.

—   Не важно, — отмахнулся декан и кивнул на расписание. — Не сдашься?

Теперь пришел мой черед ухмыляться.

—   Я десять дней была с профессором Ройлом, мне теперь никакие лекции не страшны!

—   Точно, как я мог упустить этот пункт, —только и ответил мужчина, опускаясь на маты. —Давай начнем занятие.

Вопреки напускной смелости мне было вновь страшно. Да, теперь я знала, как потянуть нужную нить, как поставить щит, чтобы оградить не только себя, но и тех, кто рядом, хотя... Ведь это только теория! На практике все может оказаться гораздо сложнее!

—   Расслабься и не трясись так, — строго проговорил декан и взял меня за руку, потянув вниз. — Давай начнем с уже знакомой тебе целительской магии, а потом решим, что практиковать дальше.

Не в силах вымолвить хоть слово, едва заметно кивнула и присела напротив мужчины.

Тяжело вздохнув, сняла амулет и положила рядом с собой.

Стоило только закрыть глаза и расслабиться, как магия, будто ласковый питомец, прокатилась по телу, пропитывая теплом каждую клеточку. Невольно улыбнулась и, четко следуя указаниям профессора, которые отложились в голове как свод строго устава, потянула желтую искрящуюся нить.

— Молодец! — тихо похвалил Крис.

Я приоткрыла глаза и с удивлением воззрилась на свои руки. Их окутало плотным желтым светом, который был похож на клочья тумана.

—   Что ты чувствуешь? — стараясь не спугнуть, спросил декан, и я прислушалась к своим ощущениям.

—   Такое ощущение, что внутри меня тлеет небольшое пламя. Приятно и тепло.

Крис удовлетворенно кивнул.

—   Запоминай каждое ощущение. Если оно поменяется, даже на самую малость, стоит прекратить сеанс, поняла?

Вновь кивнула и попробовала развести руки в стороны. Свет протянулся толстым слоем от одной ладони к другой и полыхнул немного ярче.

—   Магия требует выхода, раз уж ты ее призвала, используй!

—   Как использовать? — непонимающе переспросила, но Крис не ответил, успела лишь заметить блеск лезвия рядом с его рукой.

Опять? Он это серьезно?!

Эмоции нахлынули с такой силой, что я не заметила как свет из желтого, превратился в темно-серый с черными прожилками и, не думая о последствиях, выкинула вперед ладони.

Раздался звон металла, и удивленный возглас магистра:

— Ты что творишь?

Глава 11

Для того чтобы усмирить магию, потребовалось много сил, так что, когда сероватый туман рассеялся, я чувствовала себя, будто пробежала как минимум десять раз вокруг академии. Сердце бешено колотилось в груди, сбилось дыхание.

— Что это было? — строго спросил Крис, и тут меня накрыло волной злости, даже усталость испарилась.

— Что было?! — вскочила на ноги и встала, бросая грозные взгляды на недовольного декана. — Это я вам помешала покалечить себя в очередной раз! Что за странные желания у вас?! Неужели нельзя обойтись без кровопролития?!

Мужчина рывком встал с матов и обеспокоенно спросил:

— Катрин, ну ты чего?

Только сейчас заметила, что меня трясет, от страха или от всплеска эмоций, или и от того, и от другого одновременно.

— Вы… вы… вы! — на большее меня не хватило.

Злость так и бурлила по венам, и справиться с ней становилось все тяжелее. Не знаю, чем бы это закончилось, но Крис притянул меня к себе и крепко обнял.

— Успокойся! — голос прозвучал строго, но в нем слышались нотки обеспокоенности.

Легко ему говорить! Сначала сам довел до такого состояния, а теперь… «успокойся»!

— Зачем вы? Мне прошлого раза хватило, и вы обещали, что больше так не будете… — пробубнила ему в грудь, пытаясь справиться с дрожью.

Хорошо хоть злость стала затихать.

— Обещал, — задумчиво прошептал декан. — Но я не думал, что простая царапина вызовет у тебя такую же реакцию.

Прикрыла глаза и глубоко вздохнула:

— А кто меня предупредил о «простой царапине»? — медленно подняла голову и заглянула Крису в глаза. — У меня с этим кинжалом, связаны совсем не приятные воспоминания!

Мужчина отвечать не торопился, в его глазах вспыхнули странные искры, от которых по моему телу прошла очередная волна дрожи, но уже отнюдь не от страха.

— Ты так боишься за меня? — с едва заметной улыбкой переспросил Крис, на что я только и смогла кивнуть.

Затаив дыхание, смотрела в его глаза и сама не знаю, чего ждала.

Мужчина поднял руку, кончиками пальцев коснувшись моей щеки, медленно склонился к лицу, и прошептал у самых губ:

— Я не могу сдержаться.

Мне стоило его остановить, непременно стоило, но, когда почувствовала горячее дыхание и робкое, практически невесомое прикосновение, здравые мысли испарились, словно их и не было.

Отяжелевшие веки скрыли от меня реальный мир, погружая в пучину неведомых до этого ощущений, нежных и в тоже время невероятно ярких. Поцелуй ошеломляющим потоком обрушился на меня, лишив воли.

Не успела я понять, что же между нами происходит, как Крис опустил руки на мою талию, прижимая сильнее, заставляя подчиниться ему и ни о чем не думать…

Пожалуй, именно это и отрезвило меня больше всего!

Что я творю?! Как? Зачем?

Решение пришло мгновенно, уперев руки в мужскую грудь, попыталась оттолкнуть Криса.

Декан, почувствовав мое сопротивление, опустил руки и заглянул мне в глаза. Жар от смущения разлился по коже, и я поспешно отвела взгляд.

— Я… Мне пора. Да, — пролепетала едва слышно и, резко развернувшись, побежала к двери, отчаянно желая, чтобы Крис не попытался догнать меня, и тем более заговорить.

Дрожащими руками провернула ключ, оставленный в замочной скважине, и буквально выкатилась в пустой коридор.

Нужно срочно оказаться как можно дальше от декана, а еще лучше вообще забыть о данном инциденте, но последнее осуществить будет не то, что сложно, скорее вовсе невозможно.

Остановилась только напротив мрачных дверей корпуса и постаралась успокоить дыхание. И надо же было именно в этот момент раздаться знакомому голосу откуда-то сбоку:

— Кто за тобой гонится?

Медленно повернулась и одарила Эрика кривой улыбкой:

— Никто, — не признаваться же ему, что бегаю от декана, или все от самой себя?

— Да? — наигранно удивился парень и оттолкнулся от стены, на которую облокачивался до этого. — Оно и видно, — в его глазах блеснули лукавые искорки.

Препираться с некромантом совсем не хотелось, поэтому взялась за ручку двери, но неожиданный вопрос заставил замереть на месте:

— Ты настолько доверяешь им?

— Кому именно? — отстранилась от двери, пропуская компанию ребят.

Они оттеснили меня, и я оказалась рядом с ухмыляющимся парнем.

— Так сразу и не скажешь, — насмешливо протянул он. — Декан, профессор, Дарк, и… кто там еще в курсе? — он показательно загнул пальцы и покрутил рукой, ожидая мой ответ.

Нет, и еще утром я подумала, что этот вредный индивид может вести себя по-человечески?

Очередная ошибка...

—   Что тебе от меня нужно? — выдохнула устало и приложила холодные руки к щекам, которые до сих пор пылали, будто объятые пламенем.

—   Мне? — искренне удивился Эрик. — Совершенно ничего!

—   Неужели? — бросила язвительно и прищурилась. — Тогда тебе не кажется, что замечания и вопросы о моем доверии задавать не имеет смысла?

Парень тут же перестал быть веселым, подобрался, расправил плечи и надменно бросил:

—   Действительно, смысла не имеет! — резко развернулся на месте, чтобы уйти, но напоследок тихо прошипел: — Глупо доверять свою судьбу в чужие руки, тем более владея таким даром.

Не глупее, чем дать согласие выйти за Тима и отправиться в поместье...

Но эти мысли я озвучивать не стала, проводив хмурым взглядом напряженную спину Эрика.

Легко ему говорить, наверняка у него в семье не такие отношения как у меня, да и замуж его под действием приворотного зелья и принуждения никто не отправлял.

Когда поднялась в комнату, обрадовалась, что Мары нет, хоть она и не пыталась заводить разговоры и знакомиться ближе, меня ее присутствие выбивало из привычной колеи.

А после «тренировки» мне жизненно необходимо побыть в одиночестве.

Взяла чистую одежду и заперлась в ванной. Струи воды, стекая по телу, проясняли мысли, заставляя думать о том, что я натворила.

Почему я не оттолкнула Криса? Как я могла? Я же встречаюсь с Дарком! Это просто невыносимо...

Как теперь смотреть в глаза и декану, и боевику? Утихшее было смущение нахлынуло с новой силой, а стоило подумать о Крисе, как я будто бы вновь почувствовала на губах его вкус.

Спустя довольно много времени, вышла в комнату и упала на кровать. Желудок противно урчал от голода, но идти в столовую совсем не хотелось. Было страшно попасться на глаза не только Крису, но и Дарку.

Я же целовалась с другим мужчиной и не важно, что инициатива принадлежала не мне! И как теперь оправдываться?

Кошмар какой-то!

«Чего причитаешь?» — появился Ур, как нельзя кстати.

—   Ты не представляешь, что пропустил...

Пока рассказывала все, что случилось в его отсутствие, пришла к осознанию, насколько сильно я влипла.

«Поцелуй-то хоть понравился?» — перебил панические мысли цветок, и я поперхнулась воздухом.

—   Ты меня вообще слушал? — прошипела возмущенно.

Я ему об одном, а он мне о «понравился»...

«Слушал, конечно! — ничуть не смутившись, отозвался Ур. — Потому и спрашиваю: поцелуй понравился?»

Осталось рассерженно зарычать и молча сверлить взглядом стену напротив.

Вот о чем он спрашивает?! Как может понравиться поцелуй, который произошел так... Спонтанно, быстро, нежно, со странным привкусом горечи и наслаждения...

Да что же такое! О чем я вообще думаю?!

«Значит, понравился», — удовлетворенно прошелестел цветок и от неминуемой расправы его спас стук в дверь.

Пришлось подняться с кровати и, осмотрев свой внешний вид, осторожно открыть дверь, чтобы тут же с размаху захлопнуть ее вновь. Правда, последнее осуществить не дали.

Крис подставил ботинок и болезненно зашипел, когда я все же со всей силы ударила его дверью по ноге:

—   Адептка Зиар, не калечьте своего декана! — прохрипел он и буквально втолкнул меня в комнату.

Не зная к чему готовиться, не сводя настороженного взгляда с мужчины, сделала пару шагов назад и остановилась, наткнувшись на стул.

—   Что вам нужно? — к моему стыду голос дрогнул, и я почувствовала как по щекам разлился румянец.

Как назло вспомнились пикантные подробности и все это с подачи Ура! Не спроси он меня об ощущениях, может быть, вовсе бы не стала об этом думать! По крайней мере, очень хочется в это верить...

Крис тяжело вздохнул и бросил на меня хмурый взгляд:

—   Ты забыла амулет... — мужчина достал из кармана цепочку и протянул мне.

Что самое удивительное во всей этой абсурдной ситуации, про амулет я даже не вспомнила, но магия никак себя не проявила. Это ведь... хорошо?

—   С-с-спасибо, — проговорила с запинкой и сделала шаг навстречу, но декан отдернул руку.

—   Но сначала я хотел бы извиниться.

Кажется, мое лицо стало не просто красным, а буквально бордовым. Опустила голову, пытаясь скрыть алые щеки под водопадом еще влажных волос.

Будто не замечая моего смущения, мужчина подошел ближе и очень тихо прошептал:

—   Я не должен был. И очень надеюсь, что этот инцидент никак не повлияет на наше общение.

А прежде, чем я успела ответить, осторожно положил амулет на край кровати и, чеканя шаг, вышел из комнаты.

«Во-о-от до чего мужика довела, — язвительно прошипел цветок. — Уже за поцелуй извиняться пришел, нет бы повторил...»

—   Отправлю в беседку! — буркнула, застегивая цепочку на шее.

Эмоции тут же стали тише и спокойнее, даже сердце перестало стучать как сумасшедшее.


***

Извинился... это ведь хорошо? Правда? И можно сделать вид, что ничего не было, совсем ничего... Только вот губы начинает покалывать каждый раз, как только вспоминаю...

—   Ур, — простонала и перевернулась на другой бок.

После того, как Крис ушел, прошло уже больше получаса, а я все никак не могла собраться и заставить себя сесть за книги. Бесцельно рассматривала узор покрывала и раз за разом прокручивала в голове случившееся.

«Что паникуем?» — тут же отозвался цветок, и браслет приятно нагрелся.

—   Я не представляю, как теперь мне с деканом общаться, — призналась обреченно.

Ведь стоило бы поверить и Уру, и Альде с Кирой, со стороны виднее, но... Я предпочла притвориться слепой!

Сейчас все встало на свои места. И поступление в академию, и беспокойство о моем здоровье, и предотвращение свадьбы, и помощь с магией! Да все! Каждое слово, каждый жест воспринимались теперь по-другому!

Это же надо быть такой наивной, чтобы поверить, будто взрослый мужчина будет помогать девушке просто потому, что ему так хочется!

Мне бы злиться на него, вот только... Стоило только подумать о декане, как странное тепло разливалось по телу.

«Как раньше общалась, так дальше и общайся», — не разделяя моего смущения, выдал цветок.

—   Ну да, легко сказать... — пробурчала недовольно.

«А что? Если тебя не интересуют его чувства, то общайся как раньше... Или?..» — хитро закончил он.

Вот откуда в нем эта жилка авантюриста?! Что ни слово, то провокация!

—   Без «или», — прошипела и резко встала с кровати.

Признаваться даже самой себе в этом «или» я не намерена. Это не правильно, мне стоит просто забыть.

Лучше книгу почитаю и забью свою голову чем-то полезным, иначе «додумаюсь» до... чего-нибудь!

Ур тихо зашелестел, пытаясь удержаться от смеха, и правильно сделал, продолжил бы он надо мной открыто потешаться, отправила бы в беседку без лишних сомнений!

Книга, действительно, помогла, только ненадолго.

Мысли опять вернулись к декану. Почему он вдруг стал ко мне относиться иначе? Почему не сдержался именно сегодня? Да и я мало похожу на искушенных девиц, которые готовы падать к его ногам.

«Ты искренняя, Катрин, — тихо заговорил Ур. — Девушки на выданье в высшем обществе ведут себя немного иначе. Потому противоположный пол так и тянет к тебе!»

Ну, как ведут себя девы на выданье — представление я имею, приходилось видеть на приемах, как доставалось бедным парням и мужчинам. Но... это достаточная причина для вспыхнувших чувств? Серьезно?

—   Я избалованная девчонка с кучей проблем, — вяло возразила ему и откинулась на спинку стула, рассматривая потолок.

И проблемы эти далеки от выбора рюшечек для отделки платья!

«Мужчины любят чувствовать себя победителями, защитниками, охотниками», — со смешком прошелестел цветок. — Не так давно ты Кире умные слова говорила, на себя их применить не пробовала?»

—   Ха, советовать всегда легче, — отозвалась насмешливо.

Да и у Киры ситуация немного другая, она мечтает о нем, а он... С ума сходит по ней — это невооруженным взглядом видно.

«Так мы и про Криса говорили, что его симпатия очевидна, но ты ведь не поверила!» — не без ехидства вставил Ур.

—   Прекращай в моих мыслях копаться! — огрызнулась беззлобно. — Что теперь мне с этой симпатией делать?

«Я же говорю, пусть все идет своим чередом...»

—   Каким чередом? У меня есть парень, и я его... люблю? — почему-то последнее прозвучало скорее как вопрос.

И, что самое неприятное, уверенности в своих чувствах к Дарку я больше не испытывала. Хотя нет, парень важен для меня, очень важен, мне хорошо рядом с ним.

Как же я запуталась...

Больше книг на сайте - Knigolub.net

На кончиках пальцев заискрилась магия, но без угрозы, а с... желанием успокоить? Странно, о даре магов описано много, но что он будет восприниматься как что-то самостоятельное, со своими желаниями и переживаниями — ни слова.

Была бы у меня возможность пообщаться с подобным мне магом, все стало бы гораздо проще...

«Так у тебя есть такая возможность», — буркнул Ур.

—   Есть, но не думаю, что он с радостью поделится со мной секретами. Ты же видел, как он ко мне относится.

Порой мне кажется, что весь мир — это та самая черная дыра вне временного пространства, куда меня с каждым днем засасывает все глубже. Откуда нет выхода, и не от кого ждать спасения. Слишком много вокруг происходит того, что я никак не могу понять, сопоставить, разложить по полочкам. Будто меня лишили зрения, и я раз за разом натыкаюсь на глухую стену.

—   Видишь ли, Эрик не вызывает и капли доверия, а уж его пространные намеки о моей болтливости вовсе навевают на нехорошие мысли.

«Прозвучит банально, но у тебя нет другого выхода. Отец о даре твоей матери вовсе не знает, ничем не поможет, ну или просто не захочет помогать, а другого мага с Ясуса мы не знаем. Остается Эрик...»

Безрадостно усмехнулась. Выбор... последнее время у меня его ни в чем нет, обстоятельства заставляют прогибаться под чужие законы и желания, а потом жалеть себя. Долго и со вкусом...

Кажется, чудодейственная настойка Криса перестала действовать. Вспомнилось брезгливое выражение лица родного человека, его колкие слова, которые намеренно жалили больно, оставляя незаживающие раны. Вряд ли они затянутся хоть когда-нибудь...

А еще совсем некстати в памяти всплыло лицо мамы. Ее взгляд, надменный и порой какой-то безжизненный, сменялся искрами счастья только в обществе отца, но было ли это счастье искренним? Какова у него цена?

Что стало причиной для молодой девушки выйти за мужчину вдвое старше ее? Искренняя любовь или возможность затаиться?

В силу своей наивности я верила, что она не могла жить без него, хотя сейчас понимаю, что поводом для этого события стали вовсе не трепетные чувства...

«Катрин, только не плачь, а?» — жалобно попросил цветок.

Браслет вновь приятно нагрелся, и я, закусив губу, все же расплакалась. Пряча лицо в ладонях, закусывая губы, чтобы не завыть в голос.

Боль ядом разливалась по телу, выворачивая душу наизнанку. Была уверена, что поганое отношение отца ничего для меня не значит? Так вот, вновь ошиблась! Предательство вряд ли может оставить равнодушной...

Но что самое страшное, отец намеренно ломает мой мир, подкидывая все новые и новые подробности, о которых я предпочла бы вовсе не знать!

«Хочешь, устроим посиделки в туалете для всей академии? Я обеспечу настойку! Или отомстим за поцелуй декану? Или Эрика на лысо острижем, когда он спать будет? Или еще лучше! Приворожим Тима к какой-нибудь самой страшной девчонке?» — торопливо перечислял Ур, пытаясь отвлечь меня от самобичевания.

Последнее предложение заставило рассмеяться сквозь слезы.

—   Ты... лучший... друг! — выдавила из себя между всхлипами.

«А то! Помни об этом и никогда не забывай! — важно проговорил Ур и тут же сменил тон на жалобный. — Больше реветь не будешь?»

Слезы еще катились по щекам, но устраивать очередной потоп я больше не была намерена.

—   Не буду, — всхлипнула и через силу улыбнулась. — Ты, как настоящий мужчина, не выносишь женских слез?

«Кончено! — тут же согласился цветок. — Они соленые и совсем не вкусные!»

—   Кто? — не сразу поняла, про что он.

«Как кто? Слезы!»

Шутник...

Теперь смех не был похож на приступ истерики, и Ур... Он, действительно, замечательный!


***

Вечером Мару мы так и не дождались, а когда проснулась утром, ее уже не было. Я бы подумала, что она вовсе не ночевала в комнате, но кружка с остатками чая и надкушенное пирожное на краю стола говорили об обратном.

Ну что же...

Сегодня очередной первый день моей новой учебы! Вот как, даже еле выговорила! Правда, удивительно, у меня каждый день что-то новенькое, теперь вот... Общество некромантов!

Расписание занятий, которое давал Крис, я выучила наизусть, правда, пока плохо представляла, где какая аудитория находится, но это не проблема, спрошу. Тем более Алекс будет рядом, не бросит же он меня!

С такими оптимистичными мыслями спустилась на первый этаж и тут же столкнулась с профессором.

—   Доброе утро! — поздоровалась радостно и улыбнулась.

В отличие от меня мужчина был хмур. На лбу пролегла вертикальная складка, делая и без того хищный взгляд откровенно пугающим.

—   Доброе утро, адептка, — он выдавил в ответ какое-то подобие улыбки. — Магистр все же разрешил вам посещать общие занятия?

Осторожно кивнула в ответ и не удержалась, спросила:

— Что-то случилось?

Профессор наигранно удивился:

—   С чего ты взяла?

Вот как ему объяснить? Что он чернее тучи, и это видно, даже не приглядываясь? Или придумать какую-нибудь ерунду, вроде того, что мне так показалось.

Решила сказать правду:

—   Взгляд у вас... испепеляющий!

Мужчина непонимающе нахмурился, а потом усмехнулся:

—   Такой страшный?

Пришлось притвориться смущенной:

—   Ну, есть немного...

Профессор коротко хохотнул, а потом серьезно добавил:

—   Не забивай голову, с твоим даром это никак не связано.

И, прежде чем я успела возразить и сказать, что искренне за него переживаю, он обошел меня и скрылся за дверью своего кабинета.

Все же, несмотря на холодность и отстраненность профессора Ройла, за проведенные дни я к нему привыкла и, можно сказать, прониклась безграничной симпатией, не позволившей мне пройти мимо и не задать эти глупые вопросы.

Алекса я нашла быстро, увидела как он не менее хмурый, чем профессор, идет по коридору в мою сторону.

А у него-то что случилось?

—   Привет, чего хмурый такой?

Кажется некромант только сейчас, когда я буквально преградила ему дорогу, заметил меня.

—   Привет, — недовольно буркнул и отмахнулся от вопроса. — Да так, утро не задалось... Пошли, аудиторию покажу!

Учебные классы некромантов значительно отличались от тех, где учились и боевики и зельевары.

Если у первых в каждой аудитории перед ровными рядами столов и скамеек обязательной была просторная площадка, а у вторых столики с колбами и горелками, то здесь помещение напоминало мрачный склеп.

Парты стояли полукругом перед каменной площадкой с зажженными свечами в самом ее центре. Черные шторы отсекали солнечные лучи, которые всеми силами пытались проникнуть в эту мрачную обитель. От обстановки хотелось поежиться, а еще лучше вовсе сбежать.

—   Вы что, на мертвецах прямо в аудитории практикуетесь? — спросила едва слышно, боясь потревожить гробовую тишину.

Алекс поднял на меня удивленный взгляд, а потом коротко усмехнулся:

—   Что-то вроде того...

И почему его ответ мне совсем не нравится? Я уже сделала шаг назад, чтобы оказаться за дверью этой негостеприимной комнаты, как меня сзади кто-то обхватил за плечи слишком холодными для живого человека руками.

Не закричала только потому, что краем глаза заметила, как Алекс буквально давится от смеха, но поворачиваться все равно не спешила.

—   Назад дороги не-е-ет! — замогильным голосом прошипел кто-то у самого уха, и я все же отреагировала, хотя явно не так, как рассчитывал этот шутник.

Резко развернулась и, схватив парня за шею, припечатала к стене. Страх отступил, как только я столкнулась с удивленным взглядом кучерявого парнишки. Зато его место заняла злость.

—   Развлекаешься! — прошипела сквозь стиснутые зубы и отпрянула от него сама, рассмотрев на своих ладонях вязь из темно-синей паутины.

Магия решила меня поддержать, правда, совсем не вовремя или... Как на это посмотреть.

Глаза шутника стали похожи на блюдца, когда он рассматривал мои руки, а потом восхищенно присвистнул:

—   Вот это сила, вот это узор! Ну ты прям крутая!

Глава 12

Скривила губы в ухмылке и сжала руки в замок, мечтая, чтобы магия успокоилась и паутина пропала, а то вдруг дар решит проявить еще какую-нибудь свою сторону и засветиться другим цветом?! Как тогда я объясню это диковинное явление?

Ведь у магии некромантов цвета четко разграничены: черные, темно-синие, фиолетовые и серые.

Никаким образом на их ладонях не может появиться желтое или зеленое свечение!

Окинула взглядом парня и уловила едва знакомые черты, не тот ли это младший брат Эрика? Черный взгляд с золотистыми крапинками в самой глубине, прямо нос с едва заметной горбинкой и бесшабашная улыбка. Пепельные волосы торчали в разные стороны, и, по всей видимости, как бы их хозяин не пытался придать им более благородную форму, слушаться были не намерены.

— Ты мозги где растерял, болезный? — от двери раздался грозный женский голос.

От неожиданности я поперхнулась и теперь уставилась на ту, кто стояла на пороге и гневно сверлила неудачливого шутника.

Высокая эффектная женщина с выразительными синими глазами, которые разве что молнии не метали, черными волосами с красными прядями, забранными в высокий хвост и ярко-алым губами, сжатыми в тонкую линию. Наряд ее был довольно вызывающим: высокие сапоги, обтягивающие черные штаны и темно-синяя рубашка, идеально оттеняющая цвет глаз.

Вот это… некромант…ка!

Парень сразу улыбаться перестал, потупил взгляд и принялся оправдываться:

— Профессор Триас, я же пошутить хотел всего лишь…

На его слова женщина закатила глаза к потолку и пояснила, как маленькому:

— Мы не так давно всю ночь взбесившихся зомби отлавливали, благодаря таланту девочки, а ты шутки шутить вздумал? А если бы она «случайно» твою душу в мир иной на прогулку отправила, смешно тебе было бы?

От сказанного я сначала покраснела, а потом побледнела и оступилась. Профессор Ройл вскользь упоминал, что иногда некромантам подвластно не просто умертвить и воскресить вновь, но и попросту лишить тела души, оставив пустую оболочку. Такой дар не редкость, поэтому изучению анималогии отводится довольно важная роль.

— Извините, я не подумал, — буркнул парень себе под нос.

Женщина усмехнулась уже куда дружелюбнее:

— А ты, Вил, вообще редко думаешь! — она перевела взгляд на меня и удовлетворенно кивнула. — Молодец, быстро взяла себя в руки.

И что удивительно, мне стало так приятно от этой похвалы.

— Чего стоим столбами? Рассаживаемся, занятие уже началось!

Поймала полный раскаянья взгляд Алекса и сокрушенно покачала головой. Вот от кого, а от этого шалопая я такого поступка не ожидала, уж он бы мог и предотвратить шутки от сокурсников!

Профессор Триас произвела на меня неизгладимое впечатление. Неуемная энергия, горящий взгляд, как в прямом, так и в переносном смысле, и, конечно же, сама лекция.

Теперь знаю точно, что анималогия один из любимых предметов.

А вот мрачная обстановка аудитории оправдала самые худшие ожидания. Нет, зомби они не призывали, но…

Неприкаянные души, которые появились после нескольких взмахов рук преподавательницы в центре каменного круга, были… жуткими. Бестелесные оболочки с черными провалами вместо глаз, костлявыми руками и леденящими душу завываниями носились внутри пентаграммы вызова и пытались дотянуться до молчаливых адептов. Но каждый раз натыкались на прозрачную преграду и начинали выть громче.

— Зачастую некроманты поступают так с душами преступников — оставляют их неприкаянными, чтобы те не смогли отправиться на перерождение, хотя наша судебная система с каждым годом становится все лояльнее к выродкам! — в голосе женщины послышалась неприкрытая ненависть, но она тут же перевела тему. — Так вот, я думаю, все поняли, что ради шутки не стоит злить нестабильного некроманта.

Профессор выразительно посмотрела на Вила, отчего парень нахмурился и потупился.

— Я уже понял, — тихо буркнул он, на что женщина закатила глаза к потолку и со смешком ответила:

— А вот мне что-то подсказывает, что не очень-то до тебя дошло.

Правда больше притеснять и насмехаться над парнем она не стала, раздав задание на завтра, отпустила нас.

Где будет проходить следующая лекция, спросила у невысоко некроманта, который сидел рядом со мной и, не дожидаясь Алекса, вышла из аудитории.

— Катрин, подожди! — окрикнул парень, когда я шла по коридору.

На возглас Алекса не обратила никакого внимания.

— Катрин, ну подожди, — за руку меня схватил некромант.

Состроила недовольное лицо, хотя, если быть откровенной, уже и не обижалась на шутника.

Медленно опустила взгляд на его руку, и он тут же убрал ее.

— Извини, я не подумал, что ты испугаешься, — покаялся Алекс, но я лишь холодно улыбнулась.

—   А я смотрю, некромантам вообще не свойственно думать, — имела в виду и его, и подошедшего к нам Вила, но не учла еще кое-кого.

—   Ты теперь тоже некромант, — за спиной раздался насмешливый голос Эрика, и я стиснула зубы, едва сдержав нецензурную брань.

Повернулась к старшему из братьев с намерением сказать что-нибудь колкое, но меня опередил Вил:

—   Да ладно, не дуйся, я пошутил, признаю, неудачно, но больно уж хотелось посмотреть на твою реакцию, — дружелюбно проговорил он. — А вообще я рад, что наш мужской коллектив теперь разбавляет такая красавица!

—   Губу закатай, не про твою честь, — предупреждающе буркнул Алекс, а я только глаза к потолку закатила.

Нет, это невыносимо! Парням всегда не хватает совсем немного — девушки под боком, из-за которой можно официально устроить драку или словесные баталии.

К счастью, Эрик больше никаких замечаний не вставлял и сопроводил нас до аудитории в полном молчании. Правда, прежде чем уйти, одарил меня долгим внимательным взглядом и, так ничего и не сказав, развернулся и ушел.

—   Не обращай внимания, он всегда такой недовольный, — на скамью рядом со мной опустился Вик и задорно улыбнулся.

Алекс сидел с другой стороны и на слова парня недовольно скривился.

—   Твой братец тот еще засранец, — постукивая длинными пальцами по столу, выдохнул некромант. — И да, бородавки ему к лицу!

Ребята переглянусь между собой и одновременно усмехнулись.

Следующая лекция по медитации показалась мне самой нудной. Мало того, что профессор Арг был стариком с дребезжащим голосом и трясущимися руками, так еще он умудрился захрапеть во время демонстрации «глубоко погружения во внутренний мир»! Нет, против такого отдыха я ничего не имела, но вот этот громкий храп существенно отвлекал от «погружения».

Поэтому ни сосредоточиться, ни тем более задремать у меня не получилось.

А когда настало время обеда, я так и не решилась пойти в столовую, отговорившись срочными делами в городе. Испугалась не большого скопления адептов и мою неуправляемую силу, а встречи с Дарком. Мне почему-то казалось, что он поймет по глазам, что произошло вчера на практическом занятии декана.

Это глупо, но...

Занятий больше не предвиделось, и я действительно сбежала в город, прихватив с собой пару монет.

Стоило оказаться за стенами академии, как почувствовала, будто груз с плеч свалился. Все же вкус свободы, хоть и временной, очень сладок.

Я никуда не торопилась, любуясь броскими витринами, солнечным бликам на окнах домов и даже суетой прохожих.

Ур оповестил о том, что ему нужно ненадолго вернуться в беседку, и, как ни странно, я этому обрадовалась. Некому будет лезть в мои мысли, давать нужные и не очень советы.

К высоким колоннам рынка приблизилась и с сомнением посмотрела на многочисленные торговые ряды.

Безумная идея пришла на ум внезапно, и, посчитав ее почему-то гениальной, быстрым шагом отправилась к лавке булочника, где каждые два дня Мирта отоваривается свежей выпечкой.

Как-то она брала меня с собой. Вот только я не учла, что белочная на весь рынок далеко не одна, и как найти ту самую, понятия не имею.

—   Вот так встреча, красавица! — за спиной раздался знакомый голос, и я, резко обернувшись, чуть не врезалась в грудь Серого. — Как говорится, на ловца и зверь бежит!

—   Эм-м-м... привет, — выдавила из себя, поглядывая на довольную физиономию парня с настороженностью.

К чему эти слова про зверя?

—   Привет, привет, — еще шире улыбнулся Серый. — Какими судьбами в наших краях?

—   По делам? — почему-то сказанное прозвучало как вопрос, на что парень удивленно приподнял одну бровь.

—   По делам? — усмехнулся он, и я в ответ только кивнула.

Почему этот местный хозяин вызывает во мне массу подозрений и странную нервозность? Ах да, верно, я же у него в должниках...

—   И какие у тебя дела, позволь спросить? — за спиной Серого маячил какой-то хмурый верзила и бросал на меня настороженные взгляды.

—   Булочную... ищу, — буркнула тихо, но рыжий расслышал мой ответ среди гомона людских голосов.

—   О, леди, позвольте провести для вас экскурсию? — Серый глумливо поклонился и протянул руку.

Очень мне не нравится блеск его глаз, одним местом чувствую, что-то он задумал.

—   А, может, я сама? — заискивающе улыбнулась и наивно похлопала ресницами. Парень хитро сощурился и выдал:

—   Нет, красавица, у меня к тебе разговор есть, — не зря, ой, не зря мне не понравился его взгляд.

—   Да? — постаралась сказать беззаботно, но, судя по усмешке, парень понял, что напугал меня.

— Не трусь, я не кусаюсь!

Судорожно выдохнула и проворчала:

—   Ну да, так я и поверила!

Серый с трудом подавил улыбку и деловито поинтересовался:

—   Тебе нужна какая-то конкретная булочная или без разницы?

Пришлось объяснять ему детали, которые смутными образами всплыли в мыслях, единственное, что запомнила из прошлых поездок, так это довольно колоритную внешность владельца.

Необъятных размеров дядечка, больше похожий на шарик, накачанный воздухом, с высоким белоснежным колпаком на макушке и неизменной широкой улыбкой, выглядел очень комично.

А когда он открывал рот и шепеляво произносил:

—   Мифта, фвет осей моих! — я с трудом могла сдерживать смех.

Экономка незаметно для мужчины грозила мне кулаком и кокетливо заправляла прядь за ухо:

—   Мистер Шарин, я так рада вас видеть!

Вспоминая те далекие времена, невольно улыбнулась, уж больно долго после посещения той булочной я прочила женщине любовь с этим шариком.

Серый шел молча, лишь изредка бросая на меня странные взгляды, когда думал, что я не замечу. Вот только я и замечала и все больше испытывала желание сбежать подальше от «хозяина» рынка.

Дарк был прав, мало ли какую услугу этот рыжий нахал потребует взамен, хотя... Он же обещал, что ничего криминального...

Мистер Шарин ничуть не изменился с нашей последней встречи, ну и разговаривать лучше не стал, что крайне затрудняло быть вежливой и серьезной.

Бросая настороженные взгляды на Серого, который стоял рядом со мной, он льстиво улыбался и тут же согласился передать записку. Благо Мирта завтра должна была приехать за свежей выпечкой, и мне не придется откладывать встречу надолго.

Как только мы вышли из булочной, я последний раз с наслаждением втянула запах сдобы и посмотрела в глаза рыжему парню:

—   Так зачем тебе зверь, ловец?

Серый усмехнулся и, кивнув мне за спину на вывеску с говорящим названием «Набей живот и будь счастлив», предложил:

—   Зайдем?

Обед я пропустила, про завтрак вовсе не вспомнила, так что отказываться не стала.

За массивными резными дверьми скрывалась вполне приличная забегаловка. Аппетитные запахи, что разносились по помещению, буквально нашептывая «присядь, перекуси, не пожалеешь».

Парень осторожно взял меня за локоть, будто боялся, что я сейчас же развернусь и сбегу, и повел к одному из столиков, который спрятался в причудливой нише, больше напоминающей уютную пещеру.

На стене вместо обычного светильника примостился факел с длинной деревянной ручкой, а на столе от небольшой баночки с дырявой крышкой вилась струйка дыма, источая слабый запах какого-то благовония.

Улыбчивая полненькая девушка в цветастом фартуке тут же появилась у стола и принялась записывать заказ, при этом поглядывая на меня с любопытством. Что она во мне такого удивительного нашла, уточнять не стала, мало ли, вдруг ответит что-нибудь такое...

А как только девушка ушла, парень облокотился на спинку стула и, окинув меня придирчивым взглядом, озвучил суть услуги:

—   Невеста мне нужна...

Нет, все же очень хорошо, что сказал он это до того, как нам принесли еду... Я бы непременно подавилась...

А так только закашлялась, поперхнувшись воздухом.

Серый смотрел на мои мучения со скептической ухмылкой, а стоило мне перевести дух, любезно пояснил:

—   Фиктивная, для отвода глаз.

Гневно сощурилась и фыркнула:

—   Тебе нужна, ты и ищи! Я-то тут причем?

Я понимаю, что он имел в виду своим «невеста нужна», но на эту роль точно подписываться не буду! Вот еще! В конце концов, он мне только зверька отдал, а не от смерти спас!

—   Как это не причем? — наигранно удивился парень, но я на провокацию не поддалась, скрестила руки на груди и гневно сощурила глаза.

—   Я не сваха, а всего лишь адептка Академии!

Мое гневное шипение ничуть Серого не впечатлило, лишь вызвало снисходительную улыбку:

—   Мне сваха и не нужна, ограничусь невестой, — и этот... рыжий гад, подмигнул.

Хотела выразить всю степень моего возмущения, но вернулась официантка и стала составлять с подноса разнообразные яства, а когда, пожелав приятного аппетита, отошла от столика, я пораженно прошептала:

—   Ну ты и... есть горазд!

Я-то себе заказала всего лишь мясо с гарниром, пару булочек и травяной чай, в то время как перед Серым выставили целый парад блюд!

—Пф-ф, — смешно фыркнул парень. — Чтобы прокормить мои габариты, — он замысловато взмахнул рукой, — нужно много топлива!

Очень доходчиво объяснил, ничего не скажешь!

Пока он не вздумал вернуться к разговору я приступила к трапезе, а потом... Потом вовсе сбегу, и больше в город не сунусь! Становиться невестой, пусть даже фиктивной, совсем не хочется.

Будто прочитав мои мысли, Серый усмехнулся и придвинул к себе тарелку.

Пока мы обедали, я украдкой рассматривала моего случайного знакомого. Образ милого оболтуса был обманчив, точнее парень намеренно вводил окружающих в заблуждение. Еще бы! Кто этого весельчака заподозрит хоть в чем-нибудь приступном? Вот именно, никто!

Располагающая улыбка с милыми ямочками на щеках, притягательный взгляд смеющихся глаз, россыпь обаятельных веснушек, вот только... Где в его образе правда, а где ложь?

Ни за что не поверю, что такой «душка», благодаря безграничному обаянию заработал репутацию «меня здесь знает каждый».

И не доведется ли мне познакомиться с обратной стороной медали?

От собственных мыслей вздрогнула и, решительно отставив тарелку, проговорила:

—   Серый, я... пожалуй, пойду, — выдавила из себя под насмешливым взглядом парня.

Останавливать он меня не спешил, что несказанно обрадовало и вселило надежду на удачную попытку сбежать, вот только стоило мне подняться со стула и положить на стол пару звонких монет, как Серый проговорил:

—   Не думал я, что ты такая трусиха.

—   Я не трусиха, — бросила хмуро и шагнула в сторону двери. — Просто в кои-то веки прислушиваюсь к здравому смыслу!

Парня я своим ответом только развеселила:

—   Не думаешь, что слишком поздно решила прислушиваться?

Сильнее нахмурилась и, сцепив руки перед собой, все же уточнила:

—   Что ты имеешь в виду?

—   Нужно было послушать своего тщедушного дружка и не выпрашивать у меня Крома, — в его глазах плясали лукавые огоньки.

Тут не поспоришь...

—   Давай ты попросишь у меня какую-нибудь другую услугу? — устало вздохнула и вновь опустилась на стул.

Правильнее было бы уйти, но... Ненавижу быть обязанной!

Серый нахмурился, словно задумался, а потом, постучав грубым пальцем по подбородку, предложил:

—   У меня сегодня день тяжелый выдался, ночью хочу расслабиться, отдохнуть со вкусом, так сказать... Согласна?

Я не сразу поняла, что он имел в виду, а потом...

—   Совсем сдурел? — голос стал больше похож на злобное шипение, а тугой комок злости свернулся в груди. — Ты за кого меня принимаешь?!

Моя злость не произвела на парня никакого впечатления, он лишь шире ухмыльнулся.

—   За приличную девушку принимаю, поэтому и предложил всего лишь побыть моей невестой, фиктивной!

—   Всего лишь, — язвительно передразнила его, но уже тише, пытаясь угомонить жар в груди.

Магия недовольно заворочалась, хотя особой угрозы от нее не исходило, что обрадовало. Пару раз глубоко вздохнула, не сводя хмурого взгляда с лица парня, ожидая, что еще он мне скажет.

—   Катрин, я серьезно, —тяжело вздохнул Серый, и из его глаз пропали смешинки.

—   Ты идеально подходишь на роль невесты.

—   Боюсь спросить: с помощью чего ты определил степень моей идеальности?

У парня не сразу нашлось, что ответить, а потом он выдал гениальную фразу:

—   Ну ты же из благородных, а они... идеальные? — и почему последнее слово прозвучало как вопрос?

Благородные — идеальные? Вспомнились девицы, те самые, на выданье, из светского общества, и я, прикрыв руками лицо, беззвучно рассмеялась.

Бедный Серый! Он знать не знает, что до идеальности этим девицам, как пешком до Ясуса! В них же яда на полк самых сильных магов хватит! Притом мозг этих самых магов скончается гораздо раньше тела, потому что капризы, заносчивость и склочный нрав убьют его моментально!

—   Катрин, ты что, плачешь? — растерянно прошептал парень, но я, не в силах вымолвить хоть слово, отрицательно затрясла головой.

И только спустя еще несколько мгновений тишины со стороны грозного хозяина рынка я смогла взять себя в руки и поднять на него глаза.

—   Идеальность и благородство не взаимосвязаны, — произнесла поучительным тоном и широко улыбнулась, просто не в состоянии удержать серьезное выражение лица.

Вспомнились парочка шикарных приемов, на которые по чистой случайности мы попали с отцом, и где я с этими визгливыми барышнями провела больше трех часов подряд, но желание сбежать подальше родилось буквально спустя пару минут. Разве можно бесконечно обсуждать наряды, считать количество драгоценных камней на платьях соперниц и впадать в истерику от того, что подали чай в блюдце с голубой каемкой, а не с серебряной?

—   Ну ты же не такая, — совсем тихо произнес Серый, тоже пытаясь оставаться серьезным, хотя в глазах притаились смешинки.

—   Я скорее исключение из правил, — усмехнулась и взялась перечислять: — Модой практически не интересуюсь, сплетни не собираю и, самое главное, не тороплюсь становиться невестой, даже фиктивной!

Последнее добавила с нажимом, пытаясь донести до парня простую истину. Но, то ли рыжий хозяин совсем не понятливый, то ли я как-то не правильно выразила свои мысли, его ответ прозвучал так:

—   Вот поэтому-то ты мне идеально и подходишь!

Улыбаться я перестала, да и настроение, только-только выглянувшее из подземелья, вновь рухнуло вниз.

—   Серый, это уже не смешно! — страх перед странным «хозяином» рынка улетучился, оставив лишь твердую решимость отказаться от чести, которой меня удостоили.

—   Я и не смеюсь! — беззаботный и по-мальчишески добродушный взгляд в одно мгновение стал колючим и холодным, так что я не выдержала и опустила голову.

И очень тихо пробормотала:

—   Не представляешь, как вы меня все уже достали с вашими двусмысленными предложениями.

Нет, ну что за моду взяли?! Кроме меня на всем белом свете девушек не осталось уже?! Куда не кинь — новоиспеченный жених готов! А я только-только стала забывать поход в храм богини!

—   Катрин, мне нужна невеста всего на один вечер, — спокойным голосом стал пояснять парень, никак не прокомментировав мои слова. — Мой дядюшка Артай,

—   тут Серый буквально выплюнул имя дражайшего родственника, — вдруг вспомнил о племяннике-сиротинушке и велел явиться пред светлы очи его, чтобы удостовериться, что я еще жив. Но это все не так важно, куда важнее, что он настойчиво и очень недвусмысленно сватает мне свою старшую дочь. Никого из моего окружения на эту «теплую» встречу я притащить не могу, не поверит дядюшка в искренность моих намерений. Нужна благородная и образованная девица, а ты под каждое описание подходишь лучше всего!

—   Сейчас заплачу от радости! — огрызнулась практически беззлобно и прикрыла глаза.

С одной стороны я прекрасно понимаю Серого, ну не хочет парень жениться на дочери дядюшки, а его мнение вряд ли кого интересуют. И отбиваться от потенциальной невесты... задача трудная, уж я-то это понимаю... Хотя мне все же было легче — парни не так назойливы, как девицы, мечтающие о браке!

А с другой стороны... Вот нужны мне эти проблемы? У меня своих хоть делись с кем-нибудь, да никто не желает принимать бесценную ношу! И тут это...

Сыграть роль фиктивной невесты просто, даже стараться особо не нужно, но...

—   Серый, тебе не кажется, что зверек в обмен на эту услугу слишком не равный обмен любезностями?

Подняла глаза и посмотрела на парня. На его губах красовалась кривая ухмылка, а смеющийся взгляд буквально кричал о том, что ничего несправедливого он в своей просьбе не видит, тут же это подтвердил словами:

—   Ты сама согласилась на любую услугу, никакого пункта о выборе мы не обговаривали, — а сам чуть сдерживается от смеха.

Вот и сходила в город, вот и прогулялась, вот и развеялась... И нажила себе новую глобальную проблему!

Обратно в академию вернулась злая, даже более того! Глухая ярость на собственную глупость и опрометчивое решение разъедали меня изнутри! Хотелось крушить все вокруг, накричать на первого встречного или просто ударить кого- нибудь. И что самое удивительное, этот кто-то подвернулся очень удачно! На пути к корпусу некромантов стояла компания стихийников и среди смеющихся парней и девчонок, я увидела хмурую физиономию Тима.

Пожалуй, впервые, со дня нашего знакомства, я действительно была рада его видеть!

Глава 13

Первой меня заметила разноцветная воздушница. Эсса скривила губы, будто что-то кислое хлебнула, и теснее прижалась к Тиму.

Глупая, не нужен мне это гад, во всяком случае, ни как объект любви и прочей ерунды.

Я как вспомню его холодные пальцы на моей руке в храме, так тут же тошнота к горлу подступает, что уж говорить о симпатии!

Но вот выпустить пар и хоть чем-то насолить стихийнику очень хотелось, до покалывания на кончиках пальцев, до бешеного стука сердца.

Нацепив на лицо самую дружелюбную улыбку или, проще говоря, оскал, двинулась к веселой компании.

Эсса следила за мной настороженным взглядом, но молчала, и потому мое появление произвело должный эффект.

— Как у вас весело, — прощебетала я, останавливаясь рядом с Тимом и пристально смотря ему в глаза.

Надо отдать должное, в этих самых глазах промелькнуло раскаяние.

Но разговаривать, и уж тем более входить в его положение и «понимать», я не планировала, а потому, чуть понизив голос, сообщила великую тайну:

— Девушки, вы с Тимом осторожнее, он ведь может и приворотным зельем опоить. Он же, бедненький, может только с безвольными куклами эм… того самого!

Звенящую тишину прорезали усмешки парней, смущенное: «О-о-о!» от девушек, и только Эсса моментально сделала шаг в мою сторону с явным намерением выцарапать глаза и выдрать волосы.

Но стихийник остановил ее, придержав за руку.

— Катрин, как ты? — спокойным голосом спросил он, и я растерялась от его вопроса.

Предполагалось, что он разозлится, смутится, обидится, а он интересуется моим состоянием?! Это как так?!

Растерянность на миг завладела мной, а потом я просто резко развернулась и пошла прочь от хохочущей вслед компании.

— Подожди! — голос Тима раздался совсем рядом, и тут же его рука опустилась на мое плечо.

Та самая рука с ледяными пальцами.

Хваленая реакция не подвела…

Схватив кисть, резким движением вывернула руку так, что парень зашипел, и, едва сдерживая злость, процедила сквозь зубы:

— Не смей прикасаться ко мне!

Отдернув свою руку, демонстративно вытерла ее о брюки.

— Что тебе нужно? Интересно, как я после всего? Как живу? Не мучают ли меня кошмары по ночам? — холодно улыбнулась и выплюнула: — Не мучают, и не надейся! У меня все прекрасно! Как только поняла, насколько гадкий человек мой отец, так сразу все стало хорошо.

Я хотела высказать еще много чего, но, наткнувшись на сочувствие в глазах парня, резко замолчала, а сказанные им слова и вовсе заставили сердце заныть:

— Мне жаль, что все так вышло!

Вы только посмотрите! Ему жаль!

— Лучше не попадайся мне на глаза, и залюби ты уже эту выдру крашенную, чтобы не смотрела на меня злобно.

Последнее было сказано зря, судя по едва мелькнувшей улыбке на губах Тима.

Действительно, какое мне дело до Эссы и ее маниакального желания добиться расположения стихийника?

В комнату я зашла и с громким хлопком закрыла входную дверь. Всегда равнодушная Мара подняла на меня полыхающие глаза и все же спросила:

— Что-то случилось?

Со стороны девушки это выглядело как дань соседству, ведь по голосу слышно — ей совершенно безразлично, что у меня случилось и случилось ли вообще.

А потому я пожала плечами и отмахнулась:

— Все нормально!

Девушка коротко усмехнулась и вернулась к чтению книги, которая лежала у нее на коленях.

Если я надеялась спустить пар, наговорив гадостей Тиму, то ошиблась. Его жалость заставила мою злость разрастись до небывалых размеров! И куда бежать? К Крису с просьбой повести внеочередное занятие по магии? Или… Точно! Кто-то там грозился не так давно не бросать занятия по боевым искусствам с проблемной адепткой, так вот сейчас самое время напомнить о себе Дису!

Переодевшись в спортивную форму, которая ничем не отличалась от формы боевиков, направилась к двери.

***

Где искать Диметриса я сообразила не сразу. Долго стояла посреди коридора, у закрытого кабинета по теории боевых искусств, а только потом вспомнила, что, возможно, преподаватель найдется в спортивном зале.

А вот пробиралась я к этому самому залу перебежками, боясь натолкнуться на декана. И моя осторожность была вознаграждена! Криса на пути не встретила, так же не попалась на глаза Дарку, зато Дис обнаружился у манекена, которого он избивал с особым остервенением.

— Кхм! — кашлянула, пытаясь привлечь внимание мужчины.

Преподаватель резко обернулся, и злость в его глазах тут же сменилась удивлением:

— Катрин? Какими судьбами?

К чему долгие разговоры о пустом? Вопросы стоит задавать прямо:

—   Вы все еще хотите тренировать меня? — голос полон решимости, а желание пару раз со всей силы ударить по манекену только возрастает.

Кажется, удивление мужчины перешло все мыслимые пределы, и он с нервной усмешкой выдавил:

—   О как... Ну раз юная леди просит, то как я могу отказать?

А мне только это и нужно было. Молча сняла кофту, кинула ее на покосившийся стул в самом углу и... подошла к ближайшему манекену.

Диметрис молча наблюдал за мной, что несказанно радовало.

До этого я никогда в жизни не вымещала злость таким образом, но как оказалось — зря... Такой действенный способ, оказывается!

Я колотила руками ни в чем не повинный инвентарь спортивного зала, а в то время перед глазами мелькали лица тех, кому бы я с удовольствием раскрасила физиономию по-настоящему.

Побеждал почему-то Тим, второй на очереди шел его папочка, потом Серый, а в конце даже Крису досталось! За его этот поцелуй и то, что во мне проснулись странные, необъяснимые мысли.

Когда кисти начали ныть от боли, а дыхание вырывалось из груди с хрипом, Дис спокойно поинтересовался:

—   Перебесилась?

Что самое удивительное, ни капли стыда по поводу срыва не испытывала, ведь это гораздо лучше, чем если бы я призвала стадо зомби или разнесла неконтролируемой силой половину академии.

—   Да, — утвердительно кивнула и опустилась прямо на пол, пытаясь восстановить дыхание. — Но я пришла сюда не только за этим, — кивнула на манекен, — я действительно хочу, чтобы вы продолжили со мной заниматься.

Исподлобья посмотрела на мужчину и тихо добавила:

—   Если, конечно, вы сами этого хотите...

Диметрис опустился рядом со мной на пол и, тяжело вздохнув, обреченным голосом ответил:

—   Да куда же я денусь, адептка Зиар.

Не самое приятное признание, которое я услышала в своей жизни, но хотя бы правдивое!

—   Только учти, — с усмешкой бросил мужчина, — теперь все всерьез, и никаких поблажек не жди!

Стоило бы испугаться, пробормотать что-то вроде «я передумала», но я не сказала, более того, даже обрадовалась — у меня появится официальная возможность избивать воображаемых недругов пару раз в неделю.

Так мы и сидели на полу. Я искоса посматривала на профессора и время от времени замечала, как его руки сжимаются в кулаки. А он попросту не обращал на меня внимания, гипнотизируя стену напротив.

—   У вас что-то случилось? — все же решила спросить.

Я была больше чем уверена, что Дис отмахнется от вопроса точно так же, как это сделала я в комнате с Марой, но мужчина невесело усмехнулся и проговорил:

—   Голову бы ей отвинтил, а не могу... Рука не поднимается!

Мои брови удивленно взлетели вверх.

—   Кому отвинтили бы? — поинтересовалась осторожно.

Мало ли, а вдруг мне?

Диметрис лишь неопределенно хмыкнул и легко поднялся с пола.

—   Начнем занятие сегодня, — бросил утвердительно. — Нет смысла откладывать на потом.


***

Следующие полчаса я познала на себе слухи о зверских тренировках Диса. А так сразу и не скажешь, с виду душка, ловелас, но занятие... Это просто вселенская бездна какая-то! Никаких аккуратных растяжек, приседаний и щадящего режима.

Нет, я не овладела всеми известными техниками тайного ордена какого-то там единоборства, мы изучали всего лишь один прием. Один! Но уже через пятнадцать минут бесплодных попыток высвободиться из удушающего захвата, я готова была на месте манекена представлять именно Диметриса!

Он раз за разом объяснял, как именно я должна освободиться, потом хватал меня за шею и пытался удержать. Естественно, у него это выходило играючи! А я билась, будто птица в клетке!

Я понимала, что должна сделать, как я это должна сделать, но стоило профессору оказаться у меня за спиной, тут же вспоминала: он сильнее меня, и ни одна техника этого не исправит!

—   Катрин, — устало вздохнул Дис, в который раз показывая мне, как освободиться из захвата. — Ты не должна быть сильнее меня, это, в общем-то, просто невозможно, но ты можешь проявить хитрость, попробовать найти мои слабые стороны.

—   Серьезно? — яд так и сочился в моем голосе, а еще дыхание сбивалось, и я хватала воздух открытым ртом, попытка перекинуть тушку профессора отняла слишком много сил. — У вас есть слабые стороны? Не просветите какие?

Мужчина широко ухмыльнулся и, понизив голос, доверительно прошептал:

—   А ты у настоящего противника тоже будешь спрашивать перед боем, где у него уязвимые места?

Уязвимые места, говорите, господин профессор! Знаю я одно безотказно уязвимое место...

—   Давай только без членовредительства, — проследив за моим кровожадным взглядом, отозвался Дис, и не удержался от короткого смешка. — Боюсь, второй раз я такое унижение тебе с рук не спущу!

Разочарованный вздох подавить не удалось. Вот же, не угодишь ему, видите ли, эта слабая сторона не подходит!

—   Давайте еще раз попробуем? — буркнула расстроенно и замерла в ожидании, пока Дис обойдет меня и встанет за спиной.

—   Думай, Катрин и... чувствуй противника, не настолько я всесилен!

Думай, чувствуй... Чтобы лучше думалось, прикрыла глаза, чувствуя горячую руку на своей шее, напряженные мышцы, тихое дыхание, будто выматывающая тренировка для него ничего не значит...

Локтями ударить его не получится, уже пробовала, ногами — тоже, не кусаться же мне. в самом деле! И если призвать магию, будет не честно...

Перекинуть через себя я его не смогу, во второй раз сил точно не хватит, как их не хватило и в первый... Так что мне остается?

Совсем немного, только со всей силы откинуть голову назад и ударить затылком по подбородку ничего не подозревающего профессора...

Щелчок зубов друг об друга заставил насторожиться, а когда рука мужчина ослабила хватку на шее, вовсе выскользнула из крепких объятий, и отбежала на безопасное расстояние.

В голове немного шумело после удара, так что я в этой ситуации пострадала не меньше.

Обернулась к Диметрису и столкнулась с обиженным взглядом:

—   Я же просил без членовредительства...

Виновато улыбнулась и развела руки в стороны.

—   Мне больше ничего не оставалось...

Профессор скривился от боли. Провел рукой по подбородку и утвердительно кивнул:

—   Ну хоть так...

Нет, такие приемы совсем не для меня...

—   А можно вы меня научите какой-нибудь другой технике? — попросила тихо.

Дис хмыкнул и проговорил:

—   А я все жду, когда же ты начнешь свои правила устанавливать!

Прозвучало... обидно.

—   Я такая нахалка?

—   Не то чтобы совсем, — протянул мужчина. — Но иногда бывает...

М-да... какая я, оказывается, гадость! И все об этом знают... Надо с этим что-то делать.

—   Так что там о технике? — тем временем спросил Дис.

Ну, а мне что? Наглеть, так наглеть!

—   Помните, вы рассказывали о точечных ударах? — профессор серьезно кивнул, хотя сам с трудом сдерживал улыбку. — Так вот, я хочу научиться именно этой технике!

Дис все-таки рассмеялся, правда, резко оборвал себя и серьезно добавил:

—   Замечательный выбор, адептка!

Обсудив с мужчиной, как часто мы будем встречаться на тренировках, я вышла из спортивного зала и застыла посреди коридора, решая, куда пойти.

Несмотря на то, что мне нужно было готовиться к лекциям, в частности ознакомиться с несколькими главами анималогии, возвращаться в комнату к равнодушной Маре совсем не хотелось. Единственным желанием было расслабиться и на время забыть о трудностях. Победил здравый смысл или, может быть, не совсем здравый, но я, крадучись, пошла в общежитие боевиков.

Коридор оказался пуст. Даже удивительно, обычно в это время адепты шатались без дела, вели шумные беседы и обсуждали всех подряд. Сейчас же здесь стояла тишина, хотя, если прислушаться, из-за закрытых дверей были слышны негромкие голоса и смех. Значит, все почти как обычно, лишь с некоторыми отличиями.

Хотела открыть дверь без стука, но потом вспомнила, что я уже в этой комнате не живу, и решила соблюсти правила приличия.

Подняла руку, но прикоснуться к деревянной поверхности не успела, дверь распахнулась, и на меня налетела хмурая блондинка.

—   Альда? — улыбнулась девушке и отошла чуть в сторону.

Бывшая сокурсница подняла на меня глаза и через силу улыбнулась:

—   О, кто к нам в гости пожаловал! — ее голос звучал непривычно, будто она с трудом сдерживала злость или обиду.

Стало неловко. Про мучения Киры, ее влюбленность и попытки провокаций одного твердолобого преподавателя я знала, а вот про Альду практически не знала ничего.

—   Я не вовремя? — спросила, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь заглянуть за спину блондинки.

Девушка отмахнулась и отступила в сторону:

—   Не говори глупостей, тебе я всегда рада!

Мы вернулись в комнату, и я тут же попала в цепкие объятья довольного зверька. Он смешно морщил нос и о чем-то тихо бурчал, будто бы жаловался или ругался на мое долгое отсутствие.

—   Где справедливость! — наигранно вздохнула Альда. — Я его кормлю, пою, спать на кровать укладываю, а он все равно к хозяйке тянется!

В ответ я только улыбнулась, и, прижав Крома теснее, погладила по мягкой шерстке.

—   Не расскажешь, что у тебя случилось?

Опустилась на свою прежнюю кровать, которая теперь пустовала, и посмотрела на девушку. После моего вопроса ее плечи поникли, а в глазах поселилась тоска.

—   Да ничего особенного, — как-то горько усмехнулась блондинка.

Больше она не проронила ни слова.

—   Альда? Все так плохо?

Подруга пожала плечами и опустила голову, скрыв от меня выражение лица под водопадом белоснежных волос.

—   Каково это, вдруг почувствовать магию? — спустя несколько мгновений тишины едва слышно спросила она.

Что ответить, нашлась не сразу, лишь бестолково хлопала глазами и пыталась понять, чем вызван этот вопрос.

—   Ну-у-у... не скажу, что очень приятно, — призналась осторожно.

Хотя «неприятно» это еще мягко сказано, стоило вспомнить стадо зомби, которые пришли к «хозяйке», как вовсе захотелось обхватить себя руками.

—   Я не о том, — безрадостно усмехнулась Альда. — Я имею в виду, каково это, стать равной для магов? Не чувствовать себя ущербной?

Я посмотрела на подругу по-новому. Кажется, я слишком много упустила...

Как же я могла не заметить в этой улыбчивой девушке ту же боль, которая многие годы мучала меня? Почему осталась равнодушной?

Опустив Крома на кровать, подошла к Альде и присела рядом с ней на колени:

—   Я могу чем-то помочь?

Блондинка судорожно вздохнула и только собралась начать говорить, как за спиной хлопнула дверь, и в комнату ворвался возмущенный голос Киры:

—   Вот еще! Кто он мне такой, чтобы указывать, с кем общаться, а с кем нет?! Пусть катится к своей драгоценной невесте! — под конец фразы девушка всхлипнула.

Альда подняла на меня грустный взгляд и кивнула в сторону сестры. Пришлось встать и обернуться к Кире.

—   Привет, Дис покоя не дает? — сделала шаг в сторону девушки, она спрятала лицо, прикрыв руками, и утвердительно закивала головой.

Ох, уж эта любовь... То профессор гипнотизирует стену, то брюнетка сыплет проклятьями, сетуя на неуместные указания. И когда только они поймут, что борьба совершенно лишняя составляющая в их отношениях?

—   Что на этот раз учудил господин вездесущий ловелас? — наигранное веселье в голосе Альды было тяжело не услышать, но Кира, кажется, совершенно ничего не замечала.

—   Он... он... он, — пытаясь выговорить хоть что-то, всхлипывала девушка. — Он запретил мне посещать библиотеку! А сам... сам... как только его невеста мелькнула на горизонте, тут же побежал к не-е-е-ей.

Под конец фразы девушка завыла в голос, мы же с Альдой переглянулись и одновременно покачали головой.

Беда с этими влюбленными, ни минуты покоя...

Пришлось долго уговаривать Киру перестать лить слезы, дышать глубоко и не всхлипывать, спустя полчаса Альда не выдержала и пошла в столовую за чаем, да и решила заглянуть в лазарет за успокаивающими каплями. Правда о последнем девушка сказала очень тихо, чтобы сестра не услышала, а то мало ли, как она отреагирует.

Добыла блондинка не только чай, но и сушеные фрукты для Крома, пирожные и орехи в шоколаде для нас, только капли, почему-то оказались в небольшой темно-синей бутылочке и пахли они...

—   Альда, ты где это нашла? — с удивлением выпалила Кира, откупорив крышку «успокоительного».

—   Да не важно, — отмахнулась блондинка, хитро сверкнув глазами. — Главное «это» поможет нам всем расслабиться!

Спорить никто не стал, да и вряд ли мы захмелеем от такого количества настойки. А вот расслабиться действительно не помешает.

Обжигающая жидкость с приятным запахом лесных трав опалила горло и заставила закашляться, и не меня одну. Сестры тоже, сделав пару глотков, зашлись громким кашлем.

—   Как только парни это пьют? — просипела Кира, как только смогла говорить. Альда скривилась и с недоумением пожала плечами:

—   Мужики вообще создания странные... Так, раз ты успокоилась, влюбленная красавица, давай теперь рассказывай, что на этот раз произошло?

Кром в это время забрался на кровать блондинки и разложил вокруг себя кусочки сушеных фруктов. Маленькие глазки-бусинки довольно блестели, и весь его вид говорил о том, что проблемы есть у всех, кроме него.

А Кира рассказала интересную историю. Оказывается, парнишка лаборант стал наведываться в библиотеку как раз в то время, когда девушка там бывала, ну и невзначай садился рядом с ней и время от времени вставлял умные реплики. Брюнетка особой глупостью никогда не страдала и знала ничуть не меньше этого унылого заучки, а потому мечтала как-то избавиться от его общества. Помог случай, ну или не совсем случай.

Диметрис заглянул в библиотеку и, увидев свою ненаглядную вновь в обществе этого «прыща», как он его обозвал, немного вышел из себя. Наговорил Кире кучу гадостей, запретил посещать библиотеку, но именно в этот момент в академию явилась его невеста. И он к ней побежал, будто собачка на привязи...

—   Да уж, ситуация... — многозначительно выдала Альда и облокотилась на спинку стула. — Ты знаешь, какие у них договоренности о браке?

Кира беспомощно развела руками:

—   Я пыталась узнать, но никто ничего рассказывать не захотел.

—   А, может, его тоже, того, опоили зельем? — озвучила мысль, после чего сестры посмотрели на меня как на сумасшедшую. — Ну, а что? Вдруг мой папенька моду на новое веяние открыл?

Вопреки горьким воспоминанием над шуткой мы смеялись искренне, или виной тому ароматная настойка? А, может быть, я просто устала лелеять свою боль и обиду...

—   Ну, а у тебя как дела? От декана скрываешься? — неожиданно сменила тему Кира и толкнула меня в бок.

—   А вы... То есть с чего вы взяли?

Девочки переглянулись и Альда, покачивая перед глазами прозрачным стаканом, пояснила:

—   Он тебя сегодня у столовой поджидал, у нас спрашивал, не объявлялась ли ты... Да и Дарк тебя искал...

Благодушное настроение испарилось, будто его и не было.

—   Девочки, я запуталась...

—   Совсем? — все еще со смешком переспросила Альда, но поймав мой серьезный взгляд, сочувствующе покачала головой.

—   Рассказывай! Втроем, может быть, что и придумаем!

Я и рассказала, не смотря в глаза девчонкам, ожидая насмешек, но подруги меня удивили. Ни одного колкого слова, ни одной фразы «а мы тебе говорили», только понимание...

—   А ты как... к нему относишься? — осторожно спросила Кира, обнимая меня за плечи.

—   Да как я к нему могу относиться? — возмутилась вяло. — Он мой преподаватель, я к нему и отношусь, как к преподавателю. Вроде бы... — последнее добавила скорее для себя, но девчонки услышали.

—   Ну-ка, а с этого места подробнее! —хитро сощурившись, попросила Кира.

—   Говорю вам, я запуталась. С Дарком мне хорошо, а Крис... Не знаю! Я привыкла видеть в нем наставника, магистра, и давно перестала мечтать о нем как о мужчине! Да и выросла я! Это было так давно...

—   Так, кажется, ты нам все же что-то не договариваешь, — задумчиво протянула Альда и подняла вверх пустую бутылку. — Жаль, что эта бурда закончилась, но мы и без нее готовы слушать.

Рассказ о моем детском увлечении неожиданно получился довольно долгим...

Глава 14

— Так, значит, ты была влюблена в нашего душку декана, когда он еще адептом числился? — пряча улыбку, спросила Кира, явно сделав совсем не те выводы из моего повествования.

— Определяющее здесь «была»! Ну серьезно, девочки, о какой влюбленности может идти речь сейчас? Все уже давно забыто!

— Забыто? — Альда вздернула бровь, явно сомневаясь в моих словах.

Забыто… Первая влюбленность прошла для меня безболезненно. Нет, пару раз я, конечно же, ревела, заглушая всхлипы подушкой, а потом…

Потом я взялась за книги и резко поменяла представление о своем будущем. Замужество? Любовь и романтические встречи? Подумаешь! Что в этом особенного? Все как у всех, а я мечтала о путешествиях, о новых горизонтах, открытиях.

Хотя и эти желания оказались совсем неправильными. По крайней мере, сейчас я совершенно точно могу сказать, что не хочу идти по стопам отца и заниматься зельевареньем.

Но Крис… Сейчас я смотрю на него совсем по-другому, он мало похож на того худощавого парня, который так нравился мне, или, если говорить точнее, совсем не похож.

— Девочки, моя прежняя влюбленность здесь не причем, сейчас я… — вспомнила горящий взгляд магистра на откровенные заигрывания Жози, Тисы и новой секретарши отца, Алисии, кажется, и резко выдохнула. — Я встречаюсь с Дарком, а прошлое стоит оставить там, где оно и должно быть.

***

После отнюдь неприятного разговора я вернулась в свою комнату и уселась за книги. Разбираться с собственными чувствами совсем не хотелось, предпочитая оставить эту проблему на «потом».

«О, Катрин, у меня такие новости!» — неожиданно в мысли вклинился жутко довольный голос Ура, так что я чуть не подпрыгнула на кровати.

Отсутствие растения все это время, кажется, даже не заметила, и самое удивительное, что рассказывать ему о моих приключениях совсем не хотелось, особенно о разговоре с подругами.

Я знаю, на чью сторону он встанет, и догадываюсь, какой совет даст.

«Что такого необыкновенного произошло?» — постаралась говорить весело, будто совсем ничего не произошло.

Хотя притворяться было вовсе не обязательно. Ур совсем не замечал моего подавленного состояния, довольно нашептывая об еще одном прекрасном цветке, который поселили в оранжерее. Правда, родом этот цветок не с Ясуса, а с каких-то островов в Восточном океане, но сути не меняло — Лоса была так же умна, как сам Ур, и невероятно прекрасна.

«У тебя появилась подружка?» — едва заметно улыбнулась.

«Не представляешь, это так удивительно, она потрясающая, красивая, скромная, умная, хотя про ум я уже говорил! А еще… белоснежные бутоны становятся бледно-розовыми, когда Лоса смущается! Это так мило!»

Представила эту картину. Должно быть, Уру повезло. Он нашел ту единственную, созданную именно для него.

«Ты не обидишься, если я с тобой буду меньше времени проводить?» — заискивающим тоном прошелестел цветок, и я с трудом удержалась от смешка.

Глупый, неужели я буду препятствовать его счастью?

Получив мой ответ, Ур тут же сбежал, оставив меня в еще более скверном настроении, чем я была до этого.

— Мара? — поднялась с кровати, где лежала все это время, и накинула на плечи кофту. — В вашем корпусе есть выход на крышу?

Девушка на меня даже не посмотрела, за все время, когда я вернулась в комнату, и сейчас, не отрывая взгляд от книги, ответила:

— Есть, в конце коридора поднимись по лестнице на третий этаж, а там приставная лестница на чердак.

— Спасибо, — поблагодарила тихо и выскользнула из комнаты.

Я все еще никак не привыкну к мертвой тишине этого корпуса. По привычке прислушивалась к голосам за дверью комнат, но ничего не было слышно. Контроль эмоций оставляет на адептах своеобразную печать, хотя не на всех, конечно же.

Некоторые, как Вил и Эрик, пренебрегали основами, но лучше бы именно они были бесчувственными статуями…

На чердак я взбиралась с опаской, а виной тому ненадежная шаткая лестница. Тонкие металлические прутики, из которых она была сделана, местами искривились. Серую краску изъели пятна ржавчины, а последний поперечный прут держался с помощью тонкой толи проволоки, толи веревки — в полутьме коридора трудно было определить.

На поверку это все же оказалась проволока, да и вся конструкция, в общем, легко выдержала мой вес.

Но, взобравшись на чердак, я замерла на месте, не зная, в какую сторону двигаться дальше. В темноте тяжело разобрать, где именно выход на крышу, а спросить об этом Мару я не догадалась.

Магия теплом отозвалась где-то в груди и ласковой волной спустилась к рукам, озарив мягким голубоватым светом пыльное пространство с гроздями вековой паутины, как незыблемым атрибутом чердака.

Маленькую неприметную дверь обнаружила напротив того места, где стояла, и, толкнув ее, оказалась на пологой площадке крыши.

Ни беседки, ни какого-либо другого сооружения, вроде навеса, здесь не было. Но мне это было и не нужно, прохладный вечерний ветер принес облегчение сумбурным мыслям.

Опустившись на металлический лист, прижала к себе ноги и глубоко вздохнула. Отсюда не было видно города, корпус некромантов выходил в сторону пустынного поля, где у самого горизонта виднелся темно-фиолетовый след от заходящего солнца.

—   Паршиво? — неожиданно из-за спины раздался голос Эрика, и я вздрогнула всем телом.

—   Ты следишь за мной? — ругаться с ним совсем не хотелось, да и он, судя по голосу, не спешил затевать ссору.

—   Нет, — усмехнулся парень и сел рядом, накинув мне на плечи свою кофту. — Просто тоже часто провожу здесь вечера.

От короткого смешка тоже не удержалась:

—   Ты такой душка, когда не язвишь и не пытаешься выставить меня полной дурой.

—   Да, я такой, — отозвался Эрик и замолчал.

Искоса бросила на него взгляд, парень смотрел куда-то вдаль, хмуря брови и пребывая мыслями далеко отсюда.

Вязаная ткань свитера приятно пахла свежестью и тонким ароматом полевых цветов.

—   За что ты так взъелся на меня с самого первого дня? — почему-то заинтересовал именно этот вопрос.

Эрик посмотрел на меня, пожал плечами и просто ответил:

—   У тебя все просто: преподаватели носятся с твоим даром и не пытаются сдать в королевскую темницу, тренируют тебя, не бросая на произвол судьбы.

От смеха не удержалась, а когда смогла говорить, выдавила из себя:

—   О, да, только все это произошло после того, как по моей вине погибла мама, а отец опоил меня приворотным зельем и собирался сдать на руки жениху для пожизненной блокировки магии. Или что еще они там собирались сделать...

Просто... Не то слово, да у меня все замечательно.

Эрик молчал, а когда посмотрела на него, увидела на лице растерянность.

—   Просто — это только так кажется со стороны, что все хорошо. В моей жизни еще ничего не было слишком простым... — горечь в голосе скрыть не удалось.

—   Я думал, — обреченно бросит парень, — что только мне так повезло с родителями... Оказывается нет, у тебя тоже не весело.

—   Тоже замуж хотели выдать под приворотным зельем? — усмехнулась безрадостно, кутаясь в теплую ткань.

Сидеть на металлической крыше было довольно холодно, ветер стал не таким ласковым, пытаясь пробраться под одежду и своровать тепло.

—   Можно и так сказать, — Эрик пододвинулся ко мне совсем близко и, протянув руку ладонью вверх, показал: — Попробуй призвать магию, станет не так холодно.

Его линии жизни заискрились, сияя мягким белым светом, и пальцы коснулись моей руки. Приятное тепло волной прокатилось от кончиков пальцев вверх по венам и затихло, приятно согревая.

—   Белый? А я так смогу? — в моем репертуаре не было белого цвета.

Эрик усмехнулся и, склонив голову набок, посмотрел мне в глаза:

—   Сможешь, магия сделает все для того, кто обладает ею.

Я недоверчиво усмехнулась и все же решилась спросить:

—   Ты тоже чувствуешь магию как... что-то разумное?

Парень утвердительно кивнул и пояснил:

—   Эта наша особенность, дар он... как ребенок: либо раскрывается для своего обладателя, предоставляя полную свободу действий, либо... В общем, некоторые маги с Ясуса вплоть до самой смерти так и не смогли укротить некоторые потоки дара.

—   Правда? — сказанные им слова не укладывались в голове.

Своевольность дара необычное явление, по крайней мере, о том, что магия сама выбирает насколько покориться своему обладателю, я слышу впервые.

—   Не вижу смысла тебе врать, — голос парня прозвучал с едва заметным оттенком обиды.

—   Я не это имела в виду, — Эрик недоверчиво хмыкнул, и я попыталась объяснить:

—   Тебе может показаться странным, но, собственно, о магических возможностях я узнала всего несколько дней назад. Можно сказать, я даже азы не знала, а тут... Удивительно!

Парень перестал хмуриться и вновь устремил взор к горизонту. А я попыталась согреться с помощью дара. Все оказалось просто — магия отозвалась мгновенно, и уже на моих руках сиял белый свет.

По телу разлилось приятное тепло, вот только свитер почему-то возвращать Эрику не хотелось. Мне казалось, отдай я ему вещь, парень развернется и уйдет, а мне хотелось поговорить с ним. Да что там поговорить! Мне хочется забросать его вопросами о магии!

—   Расскажешь о своем семейном «счастье»?

Парень ответил не сразу, он долго молчал, а когда заговорил, я поняла насколько паршиво ему, должно быть, жилось все это время.

—   Моя мать не отличается особой верностью. Ни тогда, ни сейчас... Так вот, меня она нагуляла от заезжего мага, как раз когда ее муж был в какой-то там командировке. Сама понимаешь, в таком не признаются, потому я официально являюсь ребенком ее супруга. А когда в семилетнем возрасте во мне проснулся дар... мать была в шоке. К тому времени у нее уже родился Вил, и из-за меня она не собиралась терять вольготную жизнь. Не буду тебе пересказывать, что произошло дальше, но... я привык скрывать дар ради «благополучия любимой матушки», — последние слова он выплюнул с отвращением.

—   А как же ты научился управлять своим даром и при этом никого не покалечил? Эрик хмыкнул и пояснил:

—   Матушка у меня та еще выдумщица. Спустя месяц, после того как мой дар проснулся, она нашла мне учителя и отправила на два года жить к нему. Моему якобы отцу была скормлена сказка о «редкой болезни» наследника. А когда я вернулся в семью пышущий здоровьем, вопросов мне больше никто не задавал, кроме матери, естественно.

Он замолчал, а потом вновь заговорил:

—   Контроль порой сводит с ума, невозможность быть собой, позволить магии жить... И тут ты появилась! Магистр прыгает вокруг тебя, профессор Ройл пытается обеспечить знаниями, никто из них не считает тебя выродком и убийцей.

Я молча слушала его, не считая себя вправе осуждать парня. Родительская любовь слишком болезненная тема и для него, и для меня.

—   Прости, я не хотел тебя обидеть, — тихо признался Эрик, я в ответ только кивнула.

—   А что твой учитель? Он тоже относился к тебе... так?

—   А как еще? — вопросом на вопрос ответил некромант. — Ему заплатили хорошую сумму за мое обучение, за человеческое отношение ему ведь никто не платил.

—   И никто не знает о твоем даре здесь, в академии?

Парень смерил меня серьезным взглядом и тихо ответил:

—   Мне хочется верить, что никто!

От его намека на щеках вспыхнул румянец.

—   Я никому не говорила, — глухо бросила в ответ и отвернулась.

На этом разговор затих. Каждый из нас думал о чем-то своем.

По небу расползалась темная мгла, кое-где вспыхивали первые звезды, а прохладный воздух уже не приносил былого удовольствия. Надо возвращаться в комнату и готовиться к завтрашним занятиям.

Покосилась на парня и, скинув с плеч теплый свитер, протянула ему со словами:

—   Спасибо, я, пожалуй, пойду, — свитер он у меня забрал, окинув хмурым взглядом.

И только когда я сделала пару шагов по направлению к чердаку, тихо предложил:

—   Если хочешь, я мог бы... помочь... с магией.

Резко обернулась к парню и нахмурилась:

—   Уверен?

—   В чем?

—   Что хочешь помочь? — усмехнулась и пояснила: — Я ведь отказываться не собираюсь от твоей помощи, потому и спрашиваю, ты уверен?

Эрик впервые открыто улыбнулся:

—   Смешная ты, Катрин! И да, я уверен!

В комнату я вернулась в самом благодушном настроении. Некромант обещал принести мне несколько книг, которые касаются именно нашего дара, а еще пообещал показать, что нужно сделать для того, чтобы тренировки проводить не только во вневременном пространстве.

Кто бы мне сказал, что я смогу нормально общаться с этим вредным парнем, не поверила бы! А сейчас понимаю, каково ему было смотреть на помощь со стороны преподавателей, в то время как ему достается лишь презрение от собственной матери и бесконечные тайны.

Никому не нужный изгой с опасным даром — оказаться на этом месте не пожелаешь даже врагу.

Мары в комнате не оказалось, но как только я опустилась на кровать, девушка вошла в комнату с подносом в руках, на котором стояла дымящаяся чашка и несколько булочек.

—   Могу булочкой угостить, будешь?

—   Нет, спасибо, — от ее предложения предпочла отказаться.

—   Как хочешь, — Мара пожала плечами, и, кажется, забыла о моем существовании, погрузившись в чтение все той же потрепанной по краям книги.

Остаток вечера я провела за изучением ознакомительных глав анималогии, потом выстирала вещи, приняла душ и легла в кровать. Сумасшедший день наконец-то закончился, правда, завтра предстоит не менее тяжелый. В расписании у меня стоит индивидуальное занятие с деканом...


***

Я открыла глаза и, не поворачивая голову, уже знала, что в углу стоит Тень. Молчаливо наблюдает за мной, ожидая чего-то...

Магия мягко отозвалась, прокатившись теплой волной по телу, и заискрилась на кончиках пальцев.

Ура не было, Мара спала, если судить по мерному сопению, и я оказалась в компании незнакомца совершенно одна. Страх зародился где-то глубоко в груди, но я всеми силами держалась, не позволяя ему взять верх над разумом.

Медленно села на кровати, все еще не смотря в сторону Тени, и глубоко вздохнула:

— Зачем ты приходишь? — в мертвой тишине шепот прозвучал слишком громко.

Впрочем, ответа я не ждала, а потому резко развернулась и выставила ладони вперед, выпуская темно-синий поток магии. Успела увидеть белозубый оскал незнакомца, и он исчез, в то время как синие искры потухли на половине пути, так и не достигнув своей цели.

Первой мыслью было бежать... Куда? К Крису? И что я ему скажу? Где находится комната профессора Ройла, я не знала, а больше мне не к кому обратиться.

Уснуть не получилось, да я даже не пыталась лечь, гипнотизируя взглядом темный угол.

Кто этот любитель ночных визитов? И что ему от меня нужно?

Что ни день, то какое-нибудь приключение, и если с отношением отца и происхождением магии все стало более-менее понятно, то появление Тени и темное прошлое матери, вызывают новую волну бесконечных вопросов.

Если незнакомец как-то связан с отцом Тима, ведь после общения с ним эта Тень появилась впервые, то к чему он продолжает ко мне приходить и сейчас? Ведь никакой свадьбы и подчиняющего ритуала не будет, а последнего, по словам Криса, вовсе не существует!

Так зачем? Чтобы просто посмотреть? Ведь после нападения зомби его долго не было... Или дело в том, что я довольно много времени провела в лаборатории профессора? И этот гость просто потерял меня из виду?

Но что-то мне подсказывает, что эти мирные визиты недолго такими останутся, и рано или поздно незнакомец раскроет свои карты!


***

Задремать получилось ближе к рассвету, а как только пришло время просыпаться, я чувствовала себя самым настоящим зомби. Мысли напоминали кашу, а глаза закрывались сами собой.

Не удивительно, что первую лекцию я проспала, правда, с открытыми глазами. Алекс несколько минут еще пытался меня расшевелить, а потом махнул рукой и лишь изредка толкал в бок, чтобы я не улеглась на манящую поверхность стола.

Анималогия прошла мимо меня, некрология с профессором Ройлом тоже, не проснулась я даже тогда, когда Алекс привел меня в столовую и сдал на руки Дарку:

—   Держи свою девушку, я уже замучился, все утро пытаюсь ее разбудить!

Плечо боевика показалось мягче любой подушки, а родной запах отогнал тревожные воспоминания, и я задремала, несмотря на гомон голосов адептов. Вот только проспала совсем недолго, парень ласково коснулся губ кончиком пальцев и тихо прошептал:

—   Снова бегаешь от меня, Катрин?

—   Совсем чуть-чуть, — пробурчала недовольно и попыталась вновь уплыть на мягких волнах сна, но кто бы мне позволил.

—   И в чем причина на этот раз?

—   В чем, в чем, — прошипела недовольно. — В том, что...

Остановилась на полуслове, резко распахнув глаза. Я только что чуть не призналась собственному парню, что меня поцеловал декан, и я на этот поцелуй ответила...

—   Так в чем? — встретилась с хмурым взглядом боевика и неуверенно улыбнулась:

—   Ну-у-у... мне в город нужно было срочно сходить...

Дарк покачал головой, явно не веря в мою ложь:

—   Я бы мог сходить с тобой...

Мог... Тогда бы Серый не додумался предлагать мне место фиктивной невесты, хотя не уверена, что наличие возлюбленного рядом его бы остановило.

—   Я не хотела отвлекать от занятий, у тебя же по расписанию вчера лекции закончились позже меня.

Ложь горечью осела в груди, и я почувствовала себя самой настоящей предательницей. Мало того, что позволила декану дойти до поцелуя, так потом еще согласилась стать фиктивной невестой Серого, да и...

—   Не умеешь ты врать, красавица, — тихо прошептал Дарк.

Только сейчас заметила, что столовая опустела, и мы с парнем остались наедине.

—   Но я не вру, — возразила слабо, не решаясь взглянуть в глаза боевика.

Дарк ничего не ответил, лишь настойчиво обхватил пальцами подбородок, заставляя посмотреть на него:

—   Скажешь правду?

Что мне сказать ему? Что запуталась? Что не уверена в своих чувствах?

Пожалуй, слишком жестоко говорить такое человеку, который стал для меня действительно близким.

—   Я договорилась о встрече с Миртой, нашей экономкой, может быть, она расскажет больше о маме.

Парень непонимающе нахмурился:

—   О твоей матери?

Точно, он же не знает.

—   Отец сказал, что мама скрывалась от кого-то и...

—   Адептка Зиар, вам не кажется, что на занятия стоит приходить вовремя? — на полуслове меня перебил очень злой голос декана.

Кажется, конечно, вот только... Ни капельки не хочется никуда приходить!

Дарк бросил мне за спину хмурый взгляд и, обняв меня за плечи, спокойно ответил:

—   Простите, господин магистр, это я задержал свою девушку, — последнюю фразу он произнес с особой интонацией, будто пытался донести до мужчины тот факт, что мы встречаемся.

Тяжело вздохнув, обернулась к Крису и поймала его взгляд, от которого тут же почувствовала, как лицо начинает пылать от смущения. Память услужливо подкинула воспоминания о поцелуе...

Поспешно отвернувшись, осторожно выпуталась из объятий Дарка, и только собралась уходить, как парень притянул меня к себе и накрыл губы в требовательном поцелуе...

Я первая отстранилась от него, чувствуя, как сердце сжимается от горечи и странного предчувствия.

—   Я найду тебя после занятий, не сбегай, — тихо прошептал мне на ухо, и вместе со мной направился к замершему магистру.

Объятья напряженного боевика уже не казались такими уютными, как прежде, а хмурый взгляд Криса заставлял нервничать еще больше. Казалось, будто эти двое меня сейчас на части разорвут в попытке поделить между собой.

От Дарка я отстранилась, осторожно убрала руку с талии и, не смотря на декана, вышла в распахнутую дверь столовой.

К спортивному залу я пришла раньше магистра и ждала его еще несколько минут. За это время я решила последовать совету Ура — сделать вид, будто ничего не было.

Но на словах все казалось проще, чем когда Крис остановился рядом со мной, нервируя своей близостью.

Мужчина задержал дыхание, будто собираясь что-то сказать, но передумал и, открыв дверь, пропустил меня вперед.

Похоже, неловко себя чувствую не только я...

И как тренировка теперь будет проходить? Я же о магии думать совсем не могу...

—   Катрин? — как только подошла к матам, за спиной раздался тихий голос магистра, и я вздрогнула всем телом.

Но вопреки страху и волнению взяла себя в руки и постаралась открыто улыбнуться, развернувшись к Крису:

—   Вы что-то хотели?

Кажется, черные глаза мужчины стали еще темнее, а в самой глубине полыхнули алые искры. На несколько секунд, показавшиеся вечностью, повисло молчание. А потом декан очень тихо и даже равнодушно проговорил:

—   Ничего.

Пожав плечами, отвернулась и стала стягивать ветровку, лишь бы чем-то занять руки, которые мелко подрагивали от волнения.

Нужно забыть, просто забыть досадный инцидент и общаться с деканом так же, как и раньше. Злиться на шутки, бояться наказания за неудачные попытки, хотя нет, для начала стоит расслабиться и перестать трястись, как былинка на ветру!

—   С чего начнем? — беззаботно, во всяком случае мне хотелось думать, что мой голос звучит именно так, спросила мужчину, так и не обернувшись к нему.

Оказывается, на стенах мелкие трещины вырисовывали довольно милый рисунок, чем-то напоминающий паучью сеть. Да и слой пыли на вентиляционной решетке тоже очень занимательное зрелище.

—   С начала! — слишком близко прозвучал ответ, и я, резко развернувшись, буквально уткнулась в мужскую грудь.

Тут же вспомнилось, насколько могут быть нежными его руки, и, испугавшись собственного желания вновь ощутить его вкус на своих губах, отшатнулась назад, испугавшись собственных мыслей. Но Крис удержал меня за руку, поймав испуганный взгляд.

—   Катрин, я... — мужчина устало прикрыл глаза и выдавил из себя безрадостную улыбку, — давай сделаем вид, что ничего не было, и будем уделять все внимание тренировкам магии.

С одной стороны, я только рада его решению, а с другой... Сердце сдалось от непрошенной обиды.

В знак согласия отрывисто кивнула и попыталась улыбнуться. Вот только горячие пальцы все так же удерживали меня за руку, и я испугалась, что моей выдержки хватит ненадолго.

—   Пустите, —тихо, но отчетливо попросила его, на что Крис вздрогнул, и выпустил мою руку.

Сделав несколько шагов в сторону, гулко сглотнула. Как-то слишком стремительно все меняется...

—   Пожалуй, сегодня мы попробуем поработать с твоим умением поднимать мертвых.

Фраза Криса, пусть и не окончательно, но заставила забыть о стеснении и желании сбежать подальше.

А дальше... Дальше я только и делала, что прикладывала огромные усилия, лишь бы не выпустить из-под контроля магию, вдохнуть подобие жизни в «скелет какого- то зверька», как его назвал магистр, стащив у профессора анатомии маленькие кости.

Когда я оживила это нечто... В общем, мы с Крисом несколько минут смотрели, как продолговатый череп зомбика, по какому-то недоразумению оказавшийся вместо ноги, злобно шипит и фыркает, а потом вместе рассмеялись. Просто на «это» было невозможно смотреть без смеха, либо без слез!

Занятие завершилось вполне дружелюбно. Я смогла расслабиться и сосредоточиться только на магии, а декан... Он пытался как и раньше шутить и изводить меня своими колкими фразами. Вот только я не могла удержаться, то и дело рассматривая его украдкой, замечая точно такие же внимательные взгляды в свою сторону.

Когда пришло время возвращаться в мир, где время течет в привычном ритме, мужчина остановил меня у самой двери и с хорошо знакомой лукавой улыбкой спросил:

—   Ты все же решила продолжить занятия с Дисом?

Удивляться осведомленности магистра не стала, все же они с профессором друзья...

—   Уже пожаловался на меня? — весело усмехнулась, вспоминая, как именно вырвалась из захвата мужчины.

Крис усмехнулся и утвердительно кивнул:

—   Конечно, пожаловался, его же, грозу турниров, заставила прикусить язык какая- то девчонка!

—   Он прикусил язык? — брови от удивления взлетели вверх.

Вчера он вроде бы ничего подобного не упоминал.

—   Ну да, — тепло улыбнулся мужчина и кивнул на открытую дверь.

Я прошла вперед и развернулась лицом к декану:

—   Да, я считаю, что занятия у профессора ничем мне не навредят.

Крис ответил не сразу. Он несколько мгновений всматривался в мое лицо, будто пытался прочитать мысли, а после согласился:

—   Тут ты права, физическое развитие лишним не будет! — и, развернувшись, бросил через плечо: —До завтра, Катрин!

Он скрылся за поворотом, а я все так же стояла на месте, не в силах сдвинуться хоть на шаг. Крис ушел так быстро, что я не успела рассказать ему о ночном госте, но бежать за ним следом не было желания. Точнее не так, желание было, а вот исполнить его я так и не решилась...

И если быть честной с самой собой, стоило завершить занятие, как нервозность вновь ко мне вернулась. Поэтому лучше о ночном визитере я поговорю с профессором Ройлом... 

Глава 15

В кабинете некроманта не оказалось. Я стояла у закрытой двери, ожидая его возвращения, когда меня окликнул Эрик:

— Привет, кого ждешь?

Кивнула на дверь профессора.

— Привет, преподавателя хотела увидеть.

Я была рада встрече с парнем. Хочется верить, что мы сможем и дальше общаться нормально, без его колких насмешек.

— Так его вызвали в Палату, — отмахнулся некромант и кивнул в сторону лестницы, — у меня книги в комнате лежат, тебе их сейчас отдать?

При упоминании о Палате сердце сжалось от безотчетного страха, но на вопрос парня ответила согласием.

Когда мы поднялись на жилой этаж, Эрик оставил меня у входа в противоположный от моей комнаты коридор и попросил подождать несколько минут.

Как только осталась одна, вцепилась холодными дрожащими пальцами в перила лестницы. Палата отвечала за контроль над магами. Именно там оценивали степень возможностей маленьких одаренных, и единственная встреча со служителями этого места не оставила ничего светлого в моей памяти.

И именно там я впервые увидела огромный плакат с громкими словами о том, насколько опасны маги с Ясуса, и длинный рассказ о том, что нужно их остерегаться.

— Вот, — голос Эрика за спиной заставил вздрогнуть всем телом, и я резко обернулась.

— Ты чего? — заметив мой испуг, обеспокоенно спросил парень.

Голос не слушался, сердце стучало гулко, заглушая остальные звуки, мешая свободно вдохнуть.

Некромант опустил книги на пол и медленно приблизился ко мне, чтобы в следующий момент крепко встряхнуть за плечи:

— Ты из-за Палаты? — нагнувшись к лицу, очень тихо спросил он.

Я едва заметно кивнула:

— Не бери в голову, некромантов часто вызывают туда, а профессор Ройл и того чаще бывает в гостях у законников, у него специализация позволяет допрашивать умерших жертв.

Подняла на него растерянный взгляд, и парень кисло улыбнулся:

— Не спрашивай, откуда я об этом знаю, — по его голосу поняла, что не только я боюсь попасть за стены королевской темницы.

— Я подумала, что… — едва слышно выдохнула и сокрушенно покачала головой.

Кажется, только сейчас я впервые действительно испугалась участи, которая меня ждет, если о моем даре узнают.

— Если бы это как-то было связано с тобой, поверь… — Эрик на мгновение замер и немного скомкано закончил, — я бы предупредил тебя!

— Спасибо! — от переизбытка чувств, или просто нервы сказались, порывисто обняла парня и тут же услышала за спиной тихий знакомый голос:

— Я-то, глупец, ревную ее к декану, а тут все гораздо проще.

От некроманта я отскочила как ошпаренная и резко обернулась к Дарку.

— Ты о чем? — голос вмиг стал сиплым, а успокоившееся было сердце, принялось отбивать бешеный ритм.

Боевик зло усмехнулся, но отвечать ничего не стал, только процедил сквозь зубы:

— Желаю счастья! — а после стремительно сбежал по лестнице.

Что собственно сейчас произошло?!

Растерянно оглянулась на Эрика.

— Ведь он все не так понял… — прошептала тихо и, стремглав бросилась за парнем.

— Я с тобой! — крикнул вслед некромант.

— Нет! — жестко отчеканила, не сбавляя скорость.

Полезла обниматься! Зачем?! Отблагодарить хотела?! У меня это получилось! Даже слишком хорошо!

В пустом мрачном коридоре Дарка не было, догнать его смогла только на улице.

— Подожди! — голос прозвучал глухо из-за сбившегося дыхания.

Парень остановился, но разворачиваться ко мне не стал.

— Дарк, ты все не так понял, — постаралась говорить убедительно, но воображение подкинуло поцелуй Криса и…

Нет, ему есть за что думать обо мне так…

Боевик развернулся и скептически ухмыльнулся:

— А как я должен «это» еще понять? — голос был полон глухой ярости.

— Но… не так, — прошептала неуверенно. — Я просто испугалась, а Эрик…

— Он тебя просто утешил? — ядовито выплюнул парень, вздернув бровь. — Ну так пусть и дальше утешает, он-то не будет рядом с тобой посмешищем!

Дарк вновь развернулся, чтобы уйти, но я его остановила, схватив за руку:

— Не уходи!

Собрав волю в кулак, медленно подняла голову, столкнувшись с нечитаемым взглядом.

— Эрик всего лишь помог мне, — упоминать о том, что у некроманта дар точно такой же, как и у меня, не стала — это не моя тайна.

Боевик зло хмыкнул и медленно отстранился от меня.

—   В последнее время между нами слишком много тайн... Ты избегаешь меня, ссылаясь на неотложные дела, пропадаешь на бесконечных занятиях с деканом, который буквально пожирает тебя взглядом, а мне достаются только горькие крохи твоего внимания. Считаешь, так и должно быть?

Не считаю.

—   Дарк, я... — гулко сглотнула и замолчала на полуслове.

Парень прав, во всем прав. Пробуждение магии разбросало нас в разные стороны. Да и не только это.

—   Если ты считаешь, что я такой наивный и ничего не понимаю, то сильно ошибаешься!

—   Я не считаю тебя наивным, правда, просто... Я запуталась!

Дарк отстранился от меня, освободив руку и развернулся, бросив на ходу:

—   Когда распутаешься, приходи! — бросил он и, чеканя шаг, пошел по коридору по направлению к выходу.

Я хотела его догнать, остановить и...

«Оставь, Катрин, так будет лучше!» — тихий голос Ура стал неожиданностью.

Я-то была уверена, что он со своей новой подружкой.

«Ты все слышал?» — обхватила себя руками и прислонилась к стене.

«Слышал, — спокойно заметил цветок. — Ты не обижайся, Катрин, но вы с Дарком уже давно перестали быть парой, можно сказать, что вы ей и не были...»

Хотелось немедленно возмутиться, привести очень много аргументов и убедить Ура, что он ошибается, но... Я промолчала.

«Я чувствую себя отвратительно», — призналась другу, чувствуя, как по щеке скатилась горячая слеза.

«Это пройдет, поверь мне, время лечит все или... — он затих, и едва слышно добавил, — или почти все...»

На несколько минут между нами воцарилось напряженное молчание, а потом Ур добавил:

«Просто ты еще не встретила того, рядом с кем забудешь обо всем на свете, даже о собственном опасном даре...»

«Что? Даже декана не будешь мне сватать?» — безрадостно улыбнулась, и судорожно выдохнула.

«Не буду, конечно! — усмехнулся цветок. — К этому решению ты должна прийти сама».

От рассуждений цветка скупо усмехнулась. Решение? А нужно ли оно? Крис сам считает, что поцелуй был лишь досадным инцидентом, так что совсем скоро он вовсе забудет о случившемся, проводя время в жарких объятьях очередной Жози или Алисии.

«Ты не забыла? У тебя встреча с Миртой», — напомнил цветок и тут же встрепенулась.

«Точно! А я бы даже и не вспомнила!» — осмотрев свой внешний вид, решила, что форма вполне подходит для посещения той забегаловки, где я назначила встречу.

Выбежав за дверь, миновала двор и основное здание академии, оказавшись за оградой.

«А ты откуда знаешь о встрече? Или все же следишь за мной?» — пока шагала по многолюдным дорожкам, решила узнать, откуда цветок знает, что я оставляла записку.

«Скажем так, я за тобой приглядываю, чтобы ты не попала в беду!»

«Заботливый ты мой», — сказала, чувствуя, как становится тепло от его слов.

Забегаловка была куда приятнее той, где мы обедали с Серым, ну хотя бы потому, что там не было «хозяина» рынка.

Мирта нашлась в самом дальнем углу за небольшим круглым столиком. Стоило женщине увидеть меня, как она кинулась навстречу:

—   Девочка моя! Котенок!

От такого теплого приветствия стало жутко тоскливо на душе. Усилием воли загнала терзающие душу эмоции подальше и попыталась искренне улыбнуться:

—   И я рада встрече!

После нежных объятий, причитаний, что я ужасно похудела, и вообще выгляжу не лучшим образом, мы сели за стол.

Миленькая девчушка быстро приняла наш заказ, оставив нас наедине.

—   Я так соскучилась по тебе, — искренне проговорила женщина, и ее глаза стали подозрительно блестеть.

—   Ну, не разводи сырость, — попыталась отшутиться, хотя у самой противный ком встал в горле.

Я тоже скучала. По той жизни и тому миру, который совсем недавно был единственно верным и нужным. Сейчас же каждый день напоминает жернова мельницы, где мне перемалывают кости, пытаясь вылепить совершенно другого человека, закалить и приспособить к новой реальности.

—   Я тебе тут принесла, — засуетилась женщина, вытаскивая из кармана свернутые в трубочку потрепанные листы.

—   Что это?

—   Эти бумаги я нашла в шкафу твоей матери, после ее смерти...

Мои глаза от удивления расширились, и я переспросила:

— А почему они у тебя? Я имею в виду отец их видел?

Мирта укоризненно покачала головой:

—   Конечно, видел и даже хотел сжечь, но я успела их спасти.

Вот как?

—   И что там? — кивнула на бумаги, не торопясь брать их в руки.

Слишком больно бьют по мне тайны семьи, чтобы бросится на покорение еще одной вершины.

—   Тебе стоит это прочесть... — отведя взгляд в сторону, тихо посоветовала экономка.

Ничего хорошего я от прочитанного не ждала и, как оказалось, не зря...

Смятые листы оказались обрывками личного дневника моей матери.

«...Любимый! Я надеюсь, что ты когда-нибудь поймешь меня. В первую очередь я беспокоюсь о тебе и дочери, если я исчезну, он не тронет вас...»

Прочитав пару строк, подняла растерянные глаза на Мирту. Женщина накрыла мою ладонь своей и тихо произнесла:

—   Я нашла бумаги год назад. Знаешь, я долго не решалась перебрать вещи хозяйки, все откладывая на потом, а в тот день решилась...

Год назад...

Я смотрела на расплывающиеся строчки, и никак не могла уловить смысл написанного. Это получается, что... Что мама жива?! И я... не виновата в ее смерти?! Но... как тогда...

А отец? Он ведь ненавидит меня? Ненавидит ведь! Вот только за что?!

—   Мирта я ничего не понимаю, — прошептала растерянно, уронив бумаги на стол, и сжала холодными пальцами виски.

—   Девочка моя, думаю, я должна рассказать тебе все, что знаю сама...

А это было бы совсем неплохо!


***

В академию я возвращалась, не замечая ничего вокруг. Мысли, которые кружились в голове, сменяли друг друга с такой скоростью, что мне казалось, будто мир кружится и вращается в разные стороны. Слишком непонятной оказалась реальность.

И причины, побудившие отца отдать меня под венец столь странным образом, теперь казались вовсе не такими страшными.

Но поступок матери...

Именно сейчас я мечтала только об одном — лучше бы я никогда не родилась!

Мне нужно поговорить с отцом, только на этот раз присутствие декана будет лишним.

Но, зайдя в приемную, я столкнулась с новой секретаршей отца. Алисия окинула меня безразличным взглядом и с едва различимым недовольством бросила:

—   Магистр Зиар уже уехал!

—   Да? — переспросила, не сводя взгляда с двери в кабинет отца.

Он всегда долго засиживался на рабочем месте, а иногда до самой ночи что-то исследовал в учебной лаборатории.

—   Вы сомневаетесь в моих словах? — запальчиво проговорила девушка, вздернув подбородок. — Или плохо расслышали?

Я одарила хамку мрачным взглядом и, покачав головой, вышла из приемной. Глупые вопросы оставила без ответа.

Не хватала мне только с ней ругаться.

Когда вернулась в комнату, устало привалилась к двери и сползла на пол. Мара смотрела на мои действия со свойственным ей безразличием, а спустя пару мгновений произнесла:

—   Эрик принес тебе.

В ответ благодарно кивнула и медленно поднялась на ноги. Скомканные листы бросила на кровать, а сама ушла в ванную. Долго плескала холодной водой в лицо, но отделать от ощущения, что я сплю, так и не получилось.

А вернувшись в комнату, удивленно застыла на пороге. И всему виной то, что на моей кровати сидел Серый, веснушчатый хозяин рынка собственной персоной...

Глава 16

— Что ты здесь делаешь? — почему-то шепотом вырвалось у меня.

Мара сидела на своей кровати и сверлила парня хмурым взглядом, что ничуть не смущало наглого посетителя.

Он весело проговорил:

— Так и знал, что ты забудешь об ужине!

Хотелось выругаться, крепко, как умеют только мужики в кабаках, но я сдержалась, только отрицательно покачала головой:

— Извини, Серый, но я, действительно, плохая спутница для этого вечера.

Какие мне сейчас светские приемы?

Парень склонил голову набок и криво ухмыльнулся:

— Поздно отпираться. Все уже решено! Карета подана! Наряд ждет! — и с этими словами он, не дав возможности возразить, схватил за руку.

Перед нами тут же возник портал, куда меня совершенно не церемонясь, впихнули.

— Ты что творишь? — прошипела рассерженно, вот только пришлось замолчать, потому что мы оказались в каком-то странном месте.

Не каждый день меня порталом переносит малознакомый молодой человек в лавку моды! Поэтому-то моему удивлению не было предела.

А вот миниатюрную женщину среднего возраста, которая медленно шла в нашу сторону, такое появление ничуть не удивило:

— Вы опоздали, — в глубоком низком голосе прозвучал мягкий упрек.

Серый, все еще удерживая меня, будто боялся, что сбегу, беззаботно отмахнулся:

— Я старался, Камила, как мог, но… так вышло!

Женщина постаралась сдержать улыбку, но уголки рта предательски дрогнули:

— Всегда ты такой шутник!

Я переводила удивленный взгляд с этой Камилы на Серого и никак не могла понять, зачем мы вообще сюда пришли. Правда, парень тут же поспешил ответить на мой вопрос, будто мысли прочел:

— Сделай из девушки красавицу, — в голосе рыжего прозвучала наигранная мольба, а я возмущенно перебила готовую ответить женщину:

— То есть так я страшная?!

Я ожидала оправданий, извинений и уверений, что не так поняла его слова, но Серый рассмеялся.

Вкупе с происшествиями сегодняшнего дня это стало последней каплей. Я вырвала руку из захвата рыжего и, оглянувшись, направилась к прозрачной двери, за которой было видно спешащих прохожих.

— Подожди, Катрин, — мягкий голос Камилы заставил замереть на месте. — Мужчины ничего не понимают в женской красоте, а этот, — она особо выделила последнее слово, — самый настоящий хам!

Серый поперхнулся смехом и сдавленно просипел:

— Что значит хам? Камила?

Женщина взяла меня за руку и мягко, но настойчиво, потянула в противоположную от двери сторону:

— А то и значит, мальчик мой, я говорю правдиво, в отличие от тебя!Книг.олюб.нет

И не дожидаясь ответа удивленного парня, провела меня к занавешенному бежевыми шторами проходу.

— Откуда вы знаете мое имя? — почему-то именно этот вопрос озаботил меня больше всего.

— Серый приходил ко мне еще вчера и обо всем договорился, — беспечно отмахнулась от вопроса женщина, сканируя меня слишком кровожадным взглядом. — Хоть он и умеет очень ярко описывать формы, платье нужно примерить и, если что — подправить!

К чему относятся ее слова, я поняла спустя несколько минут, когда мне показали то самое, что, возможно, придется подправить.

Длинное бордовое платье с короткими кружевными рукавами и полуоткрытой спиной с такими же кружевными вставками выглядело потрясающе. Я от восхищения задержала дыхание.

— Нравится? — после затянувшегося молчания все же спросила Камила.

— Очень! — выдохнула искренне, и даже тот факт, что и в этот раз красивое платье будет на мне по не слишком приятной причине, не изменил мое мнение.

— Вот и славно! Тогда приступим! — воодушевление в голосе женщины насторожило, а спустя час я готова была бежать на край света, лишь бы меня прекратили мучить.

Когда я вырвалась из цепких рук Камилы и ее помощниц, оценила их труды по достоинству, взглянув в зеркало.

Мягкая подводка подчеркивала сапфировые глаза, придавая голубому оттенку глубину, бордовая помада на мой вкус смотрелась немного вызывающе, но… С образом гармонировала настолько, что я не удержалась от счастливой улыбки:

— Вы волшебница, Камила, — восхищенно прошептала, не отрывая взгляда от девушки в зеркале.

В том, что эта девушка я, именно сейчас сомневалась, тоже сомнение поразило и Серого, когда мы вышли в общий зал.

— Камила, ты куда подевала Катрин? — прокашлявшись, выдавил он.

Женщина загадочно улыбнулась и шепнула мне:

— Если нужна будет помощь, обращайся!

Вряд ли в скором времени мне понадобится что-то подобное, но кивнула в знак согласия.

Серый тоже успел сменить льняные брюки и простую рубаху на строгий классический костюм, до блеска начищенные туфли и в тон моего платья шейный платок. Если бы встретила парня в таком виде, вряд ли бы узнала.

—   Ты тоже выглядишь... непривычно! — демонстративно окинула его придирчивым взглядом и усмехнулась.

—   Девушка, а может быть... —тоном искусителя начал он, растянув губы в сладкой улыбке, но я тут же его прервала.

—   Фиктивная невеста, на один вечер. И ничего более!

Серый усмехнулся и поднял руки вверх:

—   Жаль, но... Желание дамы — закон!

Шут! Вот точно шут!

У магазина с красивой вывеской «Дом моды мадам Кали» нас ждала шикарная карета. Белоснежные лошади нетерпеливо похрапывали, а кучер насвистывал что- то веселое себе под нос.

—   Оказывается, я многого о тебе не знаю, господин Серый, — пробормотала едва слышно, пока парень помогал мне подняться на свое место.

—   Да ты вообще обо мне ничего не знаешь, — загадочно бросил парень, как только карета тронулась с места.

Расслышал, значит.

Допустим, на близкое знакомство с таким темным типом я и не рассчитываю, вот только для предстоящего ужина я должна знать хотя бы немного...

—   Что мне ожидать от твоего дядюшки?

Не хочется подставлять парня и давать повод для еще одной услуги.

—   Ничего особенного, ты вообще можешь весь вечер молчать, только томно вздыхай и улыбайся так, будто я, как минимум, любовь всей твоей жизни! — пафосно проговорил Серый и попытался стиснуть меня в своих объятьях, но я увернулась.

—   Давай без рук?

Рыжий гад похабно ухмыльнулся и, склонившись к уху, проговорил:

—   Извини, красавица, но если я обойдусь «без рук», то вряд ли кто-то поверит в наши серьезные отношения.

В ответ я тоже улыбнулась и отрицательно покачала головой:

—   Серый, по правилам этикета, все, что ты можешь себе позволить в отношении своей девушки в приличном обществе — это подержать за руку!

—   А я не приличный, даже в приличном обществе! — нагло заявил парень и все-таки притянул меня к себе, устроив руку на талии.

—   Не дергайся, я не страшный, — усмехнулся он, никак не реагируя на мои попытки вырваться.

Не страшный, конечно!

Выяснять отношения не получилось, карета неожиданно остановилась, и парень прошептал:

—   Игра началась.

Он помог мне выйти и тут же притянул к себе, недвусмысленно давая понять, чтобы я даже не пыталась вырваться.

Утешала только одна мысль — после этого глупого и нелепого вечера я больше ничего не буду должна хозяину рынка.

Богатый трехэтажный особняк встретил нас тишиной, безэмоциональной маской дворецкого и слишком громким приветствием высокого худощавого мужчины:

—   Наконец-то ты почтил нас своим присутствием!

Серый пожал плечами и беспечно отмахнулся:

—   Ты знаешь, дядя, как-то не было желание посещать столь замечательного родственника!

На его тираду мужчина скривился и сквозь зубы прошипел:

—   Может быть, представишь свою спутницу?

—   О, как я мог об этом забыть! — притворно воскликнул парень и ласково провел по моей щеке кончиками пальцев: — Катрин Зиар, моя невеста!

Нет, то, что он знает обо мне так подробно, должно было бы удивить, вот только знакомый голос откуда-то сбоку удивил куда больше:

—   Катрин?!

Резко обернулась и потерянно прошептала:

— Альда?!

Быть такого не может!

Рука Серого на моей талии сжалась сильнее, буквально впиваясь в кожу кончиками пальцев.

—   Вы знакомы? — непонимающе проговорил дядюшка парня и, судя по тому, что блондинка посмотрела мне за плечо, вопрос предназначался именно ей.

Я округлила глаза и одними губами прошептала:

—   Я все объясню... потом!

Альда нахмурилась всего на мгновение, а скользнув по парню рядом со мной странным взглядом, растянула губы в приветливой улыбке:

—   Да, знакомы, Катрин тоже учится в академии, правда на факультете некромантов!

Вечер только начался, до его окончания еще очень далеко, и я не представляю, как нам троим удастся правдоподобно сыграть свои роли.

— Факультет некромантов? — удивленно переспросил мужчина.

Пришлось повернуться к нему и осторожно кивнуть, подтверждая и без того сказанное.

Он расплылся в довольной улыбке, демонстрируя дружелюбие, хотя глаза буквально полыхали от злости, и счастливым голосом произнес:

—   Невероятный дар для хрупкой девушки, — тут он галантно поклонился и представился: — Рад познакомиться, Катрин, вы можете называть меня мистер Артай!

Надо же... Какая щедрость! Я постаралась вполне искренне улыбнуться:

—   Я тоже рада знакомству, мистер Артай!

Он дядя Серого и отец Альды, значит... Она та самая девушка, от кого я должна спасти парня? Или у нее есть старшая сестра?!

—   Что же мы стоим? — не очень естественно сыграл удивление мужчина и жестом махнул на дверь за спиной мое подруги. — Проходите в столовую, все ждут только вас!

Все?

Блондинка тяжело вздохнула и отступила в сторону, приглашая нас войти.

Серый замешкался всего на мгновение, а потом потянул меня вперед. Проходя мимо Альды, он окинул ее придирчивым взглядом, чем вызвал у подруги презрительную усмешку. А вот мистер Артай, догнав нас, ненавязчиво бросил:

—   Дочь унаследовала красоту от своей матери! Вот только магия...

—   Отец! — тихо перебила его девушка, и я успела заметить в ее глазах обиду и боль.

—   Молчу-молчу, — как бы извиняясь, проговорил мужчина, но у меня появилось желание ударить его, очень сильно, не поверю, что он сказал это не намеренно.

И, кажется, я догадываюсь, чем была расстроена Альда во время нашей последней встречи...

В столовой было тихо, пожалуй, даже слишком для слов мужчина «Все ждут только вас».

Но стоило нам переступить порог комнаты, как из боковой неприметной двери выбежали мальчишки похожие друг на друга как две капли воды, а вслед за ними вплыла статная женщина с мягкой улыбкой на лице.

—   А мы вас уже заждались, — приятным голосом проговорила она и тут же погрозила расшалившимся мальчишкам.

Ребята переглянулись между собой, но судя по хитрым усмешкам, прислушиваться к родительскому замечанию не собирались.

Белобрысые макушки мелькнули под столом, и тут же ребята уселись на стулья.

—   Тетя Наира, вы все так же прекрасны! — голос Серого прозвучал не так ехидно, как в общении с хозяином дома.

Я покосилась на парня, и он одарил меня широкой ухмылкой, как бы молчаливо говоря: «я могу быть милашкой».

—   Спасибо, дорогой, — мягко отозвалась женщина.

Альда действительно очень похожа на мать — такие же платиновые волосы, овал лица, мягкий контур губ и цвет глаз. Изящная статуэтка, необычайно красивая и хрупка, но это только с виду.

—   Представишь нам свою спутницу? — Наира опустилась на стул и смерила меня любопытным взглядом.

—   Конечно, — легко согласился Серый и выдвинул меня вперед, чтобы показать товар во всей красе, так сказать. — Это Катрин, моя невеста!

Все благодушие тут же слетело с лица:

—   Вот как? Невеста? — женщина старалась выглядеть так же дружелюбно, как и пару секунд назад, но в голосе проскользнули ледяные нотки недовольства.

—   Невеста! — воодушевленно поддакнул парень. — Правда, Катрин?

Мне ничего не оставалось кроме как ответить:

—   Конечно, правда, С... — и вот тут я вспомнила важную вещь, ведь он так и не сказал мне, как его зовут!

Серый — это же не имя, а всего лишь прозвище!

—   С-с-с... — заикаясь, шипела я, пока не придумала: — Самый любимый...

Женщина вздернула изящную бровь, подошедший к ее стулу мистер Артай нахмурился, а Альда скрыла готовый сорваться с губ смех за кашлем.

Кажется, и хозяин рынка понял свою ошибку — нет бы представился девушке настоящим именем, но он даже не подумал о том, что прозвище в приличном обществе будет звучать не уместно!

—   Может быть, сядем уже за стол? — подала очень заманчивое предложение Альда, послав мне сочувствующий взгляд.

—   Ах да, конечно, — спохватилась Наира и жестом указала на два стула, которые стояли рядом с неугомонными близнецами.

Мальчишки с предвкушением улыбнулись. Кажется, продолжение вечера обещает быть таким же веселым, как и его начало...

Серый взял меня за руку и притянул к себе, будто бы в попытке одарить нежными объятьями, а на деле очень тихо прошептал:

—   Меня зовут Рой!

Отлично! Плавное вовремя сказал мне об этом!

Как только парень отстранился от меня, я столкнулась с ледяным взглядом хозяина этого дома, но мистер Артай ничего не сказал и скупо улыбнулся.

Ужин начался... необычно!

Отец никогда не держал дома огромный штат слуг а потому мне было непривычно, когда за спиной находилась служанка, готовая на каждое мое неловкое движение предложить сок, салфетку, сменить блюда...

А вот Серый чувствовал себя так, будто каждый день ужинает в столь необычной обстановке, и наличие соглядатая за спиной его совсем не волновало.

Мясо с грибами в сливочном соусе выглядело очень аппетитно, да и пахло соответствующе, я даже решилась попробовать, махнув рукой на расшатанные нервы и смущение от пристальных взглядом, вот только Наира будто специально решила завести светскую беседу именно в этот момент:

—   Катрин, как вам сливочный соус? — хотелось ответить, что я его еще не попробовала, но правила приличия.

—   Просто восхитительно! — постаралась, чтобы моя улыбка выглядела дружелюбной.

Холодная красота и надменность во взгляде, которую не очень удачно маскировали под улыбку, вызывали смутную тревогу. Да и отношения Серого с этим семейством меня настораживали, а уж тем более родство...

Хотя, с другой стороны, какая мне разница? Моя помощь, точнее принудительная помощь, заключается лишь в том, чтобы очень достоверно сыграть невесту этого рыжего гада, а все подробности, для утоления любопытства, можно выведать у Альды.

—   Приятно слышать, — притворно смутившись, проговорила женщина и мельком взглянула на двух мальчишек, которые сидели рядом с нами.

Причем молчаливо сидели, очень подозрительно молчаливо.

—   Дан, Кай, вам особое приглашение нужно? Почему сверлите взглядом тарелки и не едите? — Наира строго обратилась к сыновьям, и они, переглянувшись, дружно взяли в руки вилки.

Я смерила их пристальным взглядом, поймав в темно-карих глазах одного из них лучистые искры насмешки, и посоветовала самой себе быть внимательнее.

—   А где вы познакомились, Рой?— в игру «светского общения» подключился и мистер Артай.

О, знакомство у нас было незабываемым, по крайней мере, меня еще никогда не хлопали ручищей по самому мягкому месту и не выдавали за глубоко беременную женщину...

Когда Серый принялся вдохновенно врать, описывая наше «случайное» знакомство на рынке, у той самой булочный со смешным хозяином-шариком, даже я прониклась его красочным рассказом. Заслушалась, как моя красота поразила его в самое сердце, как улыбка затмила лучи полуденного солнце, а смех напомнил журчанье чистого горного потока, что не сразу смогла ответить на такой же каверзный вопрос мужчины:

—   И как же ваши родители отнеслись к ухаживаниям Роя?

Нет, врать, как Серый, я еще не научилась, а потому принялась мычать что-то несуразное:

—   Отец... он... не оценил Роя сразу, но со временем... он...

—   Когда была объявлена помолвка? Я что-то нигде не слышал о намечающемся торжестве.

Удивление на лице скрыть не удалось. Судя по всему, мистер Артай в курсе каждой помолвки в столице? Хотя это звучит смешно! Скорее он просто пытается подловить нас хоть на чем-то, вон как глаза горят предвкушением.

Но на выручку неожиданно пришла Альда:

—   Папа, отец Катрин — магистр зельеваренья, и не думаю, что его жизнь так бурно обсуждают в обществе высшей знати!

Я постаралась безразлично пожать плечами, в то время как во взгляде, обращенном на подругу, горела благодарность.

—   Думаешь? — с явным недовольством в голосе уточнил мужчина у дочери.

Альда едва заметно усмехнулась и, кивнув, добавила:

—   У нас в академии много слухов ходит о том, что дочь магистра выходит замуж, правда я не знала, кто ее избранник... — на последнем слове колючий взгляд достался Серому.

Хотелось подойти к девушке и крепко ее обнять, как она складно все говорит! Ведь не придерешься! Даже если ее отец впоследствии решит навести справки в академии о моей персоне и личной жизни, то действительно обнаружит слухи о свадьбе.

Оказывается, Альда тоже неплохая сказочница. Они с Серым в этом похожи.

Очередной неудобный вопрос мистер Артай задать не успел по той простой причине, что я взвизгнула громко, испуганно, ощутив на своей ноге что-то мохнатое!

А вот мальчишки рассмеялись, с намеком...

Задрав подол платья неприлично высоко, я с трудом замолчала и с ужасом посмотрела на страшного зверя, который, кажется, так же испуганно смотрел на меня.

Продолговатое тощее тельце, чем-то напоминающее мышиное: мордашка с огромными глазами с золотистыми зрачками и мелкие мохнатые лапки... я насчитала аж четыре пары. Белая шерстка будто бы искрилась, несмотря на то, что свет ламп не попадал на малявку.

В столовой воцарилась тишина, если не считать совсем не культурное похрюкивание близнецов и... Серого!

—   Это же шахи, — со смешком пояснил «женишок». — Безобидные зверюшки, которые испытывают тягу к темной магии.

На веселящегося рыжего гада не зарычала только потому, что мне стало жалко этого незнакомого мне зверя. Его глаза расширились от ужаса, а маленькое тельце содрогнулось, вероятно, от страха.

Нагнулась чуть ниже и совсем тихо обратилась к этому шахи:

—   Пойдем ко мне?

На протянутую ладонь посмотрели с опаской, втянули носом воздух и отрицательно покачали головой.

—   Иди, я не обижу, — улыбнулась дружелюбно и ближе протянула руку.

Между маленьких ушек мне позволили погладить. Блестящая шерстка оказалась мягкой на ощупь и, кажется, даже теплой.

—   Вылезай из-под стола, а то по правилам приличия я слишком задержалась тут с тобой, — прошептала едва слышно и это подействовало.

Зверек отцепил лапки от моей ноги и забрался на ладонь. Вес этого маленького создания оказался ощутимым.

—   И чем тебя кормят? — усаживая на колени, спросила его и получила ответ обиженным детским голосом:

—   Сегодня он моей магией питался, — сказал один из близнецов, и я посмотрела на насупленное личико.

—   А почему ты на стол от страха не залезла? — так же обиженно поинтересовался второй мальчишка, и я с трудом удержалась от улыбки.

—   Мне на стуле больше нравится, — ответила серьезно, а вот Серого мой тон не смутил, он засмеялся и тут же замаскировал смех под кашель.

—   Почему «это» в столовой? — молчавшая до этого хозяйка дома вклинилась в разговор.

Ее голос не предвещал близнецам ничего хорошо, а потому оба мальчика втянули голову в плечи, пряча за рваными челками испуганный взгляд.

При упоминании «этого» шахи едва слышно зашипел и крепко обхватил мое запястье цепкими лапками. Зверек явно не испытывал дружеские чувства к Наире, впрочем, как и она к нему.

—   Я задала вопрос, — обманчиво спокойным голосом вновь заговорила женщина, и один из мальчишек тихо пропищал, Дан или Кай — я сказать не могу, уж больно они похожи.

—   Он сам пришел, мы не виноваты!

Верить им, естественно никто не собирался:

—   Не лги матери! — понизив голос, прошипела женщина.

Я уж было подумала, что все, мальчишкам несдобровать, но за них вступился отец:

—   Дорогая, полагаю, Риг пробрался в столовую, потому что почувствовал темную магию нашей гостьи!

Светлые брови Наиры взлетели вверх, и она обернулась к мужу:

—   Даже так?

—   Да, любовь моя, Катрин учиться на факультете некромантов!

Немая сцена. Кажется, блондинка потеряла дар речи, и я бы непременно возгордилась собственным даром, вот только поймав взгляд Наиры, который она бросила на точную свою копию, полный разочарования и затаенной обиды, воспылала злостью.

Что за семейка такая? Я-то, наивная, была уверена, что никому моего папочку не переплюнуть, а тут второй день подряд убеждаюсь — бывает и хуже!

—   О-о-очень интересно, — процедила женщина, расплываясь в какой-то хищной улыбке.

Она хотела сказать что-то еще, но неугомонные близнецы ее перебили:

—   Ты, правда, некромант?

Нет, обманывать детей, в моем случае лишь не договаривать, но все же, совсем не хорошо, да только глядя в искрящиеся восхищением глаза, я поспешно кивнула.

—   А наша Альда — боевик! — гордо выпятив грудь, поведал мне страшную тайну один из мальчишек, и я успела заметить, каким теплом наполнился взгляд подруги после этих слов.

—   Я знаю, мы с ней дружим, — подмигнула девушке и тут же на мою ногу легла горячая ладонь парня.

Он так мягко намекнул, не забыла ли я о своих обязанностях? Пусть будет спокоен, не забыла, хотя очень хотелось бы.

—   Дядя, так зачем вы позвали нас на ужин? — перебивая близнецов, готовых закидать меня вопросами, Серый особенно выделил «нас».

—   Ну как же, — немного растерялся мужчина. — Ты давно у нас не был и вообще, разве нужен повод для дружного семейного ужина?

Последняя часть предложения прозвучала настолько фальшиво, что даже я с трудом сдержала ухмылку, в то время как Альда схватилась за стакан сока и сделала маленький глоток.

А Серый не сдержался:

—   Дружный семейный ужин? О, нет, для этого события повод действительно не нужен... — голос парня так и сочился сарказмом.

—   Я думаю, разговоры подождут, а то все остынет, — остановила перепалку Наира, и на этом за столом воцарилась тишина.

Я все же попробовала и мясо, и фаршированный чернослив, и особый паштет, который буквально таял во рту, и даже выпила душистый чай и смогла съесть чуть больше половины изумительного пирожного.

Больше ни меня, ни Серого разговорами не беспокоили, разве что мальчишки бросали любопытные взгляды то на меня, то на зверька, который осторожно тянул из меня магию, смакуя и пробуя на вкус. Мне даже показалось, что я расслышала довольное урчание.

А когда смена блюд наконец-то закончилась, мистер Артай предложил пройти в гостиную, где он под каким-то благовидным предлогом о серьезном разговоре увел Серого в свой кабинет. Мне же досталась участь похуже.

Хозяйка дома вознамерилась узнать о невесте «дорогого и горячо любимого» племянника как можно больше.

—   Вы упоминали об отце, а где ваша мать, Катрин? — еще один вполне безобидный вопрос заставил вздрогнуть.

Раньше я могла почти спокойно сказать, что она умерла, об этом было больно вспоминать и тем более рассказывать, но это было правдой, а сейчас.

—   Мама Катрин умерла, — Альда ответила за меня, избавив тем самым от необходимости говорить на эту тему.

Сочувствие Наиры выглядело наигранным, хотя она была уверена в своей превосходной актерской игре и потому мы с подругой молчаливо слушали о тяготах сиротки.

На этом разговор затих, а после женщина вовсе упорхнула из комнаты, расслышав грохот где-то на втором этаже.

Как только мы с Альдой остались вдвоем, она тут же перестала изображать молчаливого истукана и строго спросила:

—   И что все это значит, невеста моего кузена?

—   Ш-ш-ш-ш! — зашипела на нее и затравленно оглянулась по сторонам.

В просторной комнате мы действительно остались вдвоем, вот только... Рисковать совсем не хочется!

Я быстро подошла к девушке и прошептала на ухо:

—   Давай мы с тобой завтра встретимся и поговорим, не хочу, чтобы у твоего кузена появился повод объявить нашу сделку недействительной.

А этот рыжий прохвост, если положение фиктивной невесты станет известно родителям Альды, надумает потребовать с меня долг каким-нибудь другим способом. И, если учесть его богатую фантазию... Нет уж, пусть этот вечер закончится, и мы с Серым разбежимся в разные стороны!

Стоило мне отстраниться, блондинка подняла на меня удивленный взгляд:

—   Сделка? Ты серьезно?

—   Нет, шучу, — прошипела рассерженно. — Давай не здесь? — взмолилась и еще раз бегло оглянулась.

Никого!

Подруга медленно кивнула и махнула рукой в сторону:

—   Пойдем, я тебе покажу мою коллекцию холодного оружия!

Однако... Как много я не знаю о блондинке и, однозначно, с Серым они очень похожи.

—   Даже так? — весело усмехнулась. — Веди меня!

Подруга улыбнулась в ответ.

По пути в «оружейную комнату», как ее назвала Альда, девушка успела провести для меня небольшую экскурсию. Рассказала, что картины, измалеванные кривыми и косыми мазками краски — новомодное веяние художественного творчества, которое в высшем свете сейчас достигло небывалых высот. И коллекция стеклянных статуэток, заполнивших с десяток навесных полок — тоже невероятно престижное увлечение. Никому нет дела, что статуэтки эти изображают всего лишь обычную каплю воды с вырезанным в центре глазом. Все они были разных размеров, от совсем крошечных, до тех, которые явно были лишними на этих тонких полочках.

Если поверхность не выдержит, и все это добро рухнет на пол...

Своими опасениями поделилась с подругой, и она звонко рассмеялась:

—   Катрин, о чем ты думаешь? — не прекращая веселиться, она потянула меня за руку к неприметной двери.

—   Я о тебе беспокоюсь, между прочим, — так же насмешливо отозвалась я. — Только представь, как вы тут все переполошитесь, когда раздастся грохот бьющегося стекла?!

Блондинка первой вошла в комнату и поманила меня за собой:

—   Смешная ты! Полки зачарованы магией, и они с сотню зверюшек, таких как Кром, выдержат!

Неужели... Полезная находка!

Кстати, о зверьках. Этот шахи странный какой-то, пока что не наелся моей магии, не соизволил слезть с рук, а потом... Взял и сбежал, даже не попрощавшись!

—   Вот, собственно, моя коллекция, — с теплотой в голосе произнесла Альда и обвела рукой небольшого размера комнату.

Что могу сказать? Для хрупкой на вид блондинки тяга к холодному оружию вряд ли обычное увлечение. Ей бы гладью вышивать, блистать на балах и покорять мужские сердца, а она...

Нет, ее пристрастие достойно уважения и похвалы, вот только мне за нее обидно. Такого отношения родителей она ничем не заслужила и совсем не виновата в том, что дар в ней так и не проснулся.

—   Невероятно! — выдохнула, разглядывая кинжалы, ножи, топорики с серебряными ручками и разнообразные клинки.

Массивные и миниатюрные, украшенные драгоценными камнями и без лишних изысков. Поверхность каждого из них сияла, отражая свет зажженных светильников.

—   Я собираю ее лет с десяти, мать как раз родила мальчишек, — девушка пыталась говорить безразличным тоном, но выходило у нее плохо.

—   Почему ты ничего не говорила, когда мы с Кирой ныли тебе о своих проблемах? Альда печально усмехнулась:

—   А что бы изменилось?

—   Ничего, в общем-то, но... Слова поддержки никому еще не мешали!

Блондинка обхватила себя за плечи и посмотрела в окно:

—   Катрин, я не привыкла делиться своими проблемами.

Она оборвала себя на полуслове, расслышав мужские голоса совсем рядом:

—   Завтра нас с тобой ждет очень длинный разговор, — пригрозила и повернулась к двери как раз в тот момент, когда в комнату вошли Серый и мистер Артай.

И если мой сопровождающий выглядел жутко злым, то отец Альды чуть ли не светился от счастья. Похоже, разговор вышел не очень приятный для хозяина рынка...

Парень окинул взглядом комнату, я успела заметить промелькнувшее в его глазах удивление, и тут же произнес:

—   Дор-р-рогая, нам пора уходить! — и почему это он шипит на меня?

—   Да? — протянула удивленно и оглянулась на Альду.

Девушка сверлила злым взглядом Серого, и я про себя отметила, что обязательно завтра спрошу, что они не поделили с хозяином рынка.

—   Да, идем! — парень сделал шаг и схватил меня за руку.

Прощание вышло довольно скомканным. Наира причитала, что мы уходим слишком рано, мистер Артай пел что-то о скорой встрече, мальчишки приглашали меня в гости поиграть с шахи, и только Альда молчала.

А когда мы оказались на улице, Серый неожиданно предложил:

—   Давай пройдемся немного?

Не скажу, что мне понравилась эта идея, я мечтала оказаться в своей комнате и попытаться разобраться с собственными проблемами, но парень выглядел таким расстроенным, что я кивнула в знак согласия.

Мы пошли по каменной дорожке вдоль таких же богатых особняков, а карета медленно ехала за нами.

Нарушать молчание не спешила, да и, если честно, я даже не знаю, о чем с ним разговаривать. Но Серому было комфортно и так, правда, недолго:

—   Забавно вышло,правда?

—   Что именно? — осторожно поинтересовалась у него, потому что наши взгляды на «забавно» немного расходятся.

—   Что вы с Альдой подруги!

Ах это... Да, пожалуй, это было забавно...

—   Да, похоже, что так... — ответила задумчиво.

Этого я точно даже предположить не могла!

—Ну зверюшка тебя напугала, тоже забавно... — вновь заговорил парень, только на этот раз я соглашаться с ним не собиралась.

—   Ничего смешного! — буркнула обиженно, бросив на Серого недовольный взгляд.

Я как почувствовала что-то мохнатое на своей ноге, с трудом удержалась, чтобы действительно не запрыгнуть на стол. Вот если бы не удержалась...

—   Что тебе про меня Альда наговорила? — резко сменил тему парень.

На несколько мгновений потеряла дар речи, а после, кашлянув, уточнила:

—   А должна была?

Мало ли, вдруг у них так принято: рассказывать друг про друга мерзкие подробности личной жизни.

—   Хочешь сказать, вы про меня не разговаривали? — насмешливо протянул парень, вот только мне почудилось, будто он... расстроен?

—   Хочу сказать, что у двух подруг есть много других интересных тем для разговора,

—   недовольно посмотрела на него и вздрогнула.

На город опустился вечер и некогда мягкий ветерок стал значительно холоднее.

Серый бросил на меня хмурый взгляд и, не говоря ни слова, снял пиджак и накинул на мои плечи.

—   Спасибо, — голос прозвучал тихо, и между нами возникла неловкая пауза.

—   Если я правильно поняла, то Альда тоже не горит желанием становиться твоей женой, — заметила между прочим.

Парень хитро прищурился:

—   Так, значит, все-таки говорили?

Нет, просто невозможный рыжий гад!

—   Я, видишь ли, очень наблюдательна, — бросила в ответ язвительно.

Кажется, Серый мне не поверил, ни капельки, одна его самодовольная ухмылка чего стоит.

—   Так зачем ты меня потащил на этот ужин? Только не лги, что не знал, как Альда относится к затее отца!

Парень улыбаться перестал, на лицо набежала тень, и он отвернулся:

—   Ты была мне должна услугу, я ее попросил, от остального тебе лучше держаться подальше.

И так это было сказано... В общем, я поняла, что настаивать бессмысленно, да и завтра у Альды выведаю больше!

—   Только не говори, что она тебе не нравится, — все же решила задеть хозяина рынка, хоть так отомстив ему за жуткий вечер.

Парень, после моих слов, сбился с шага и закашлялся, а когда вновь взглянул на меня, удивленно переспросил:

—   Что ты там сказала? — вот только я видела, что удивление это наигранное.

—   Нет-нет, ничего, тебе просто показалось, — проворковала в ответ. — Отвези меня в академию, я, правда, очень устала, — решила надавить на жалость, а то, кто его знает, сколько он еще будет гулять.

Когда карета остановилась немного дальше центральных ворот учебного заведения, я озадачилась вопросом, как попасть в свою комнату, ведь комендантский час уже наступил, да и никому не хочется объяснять, откуда я возвращаюсь в таком виде.

—   Может быть, ты вернешь меня так же, как и забрал? — попросила осторожно, осматривая темные окна академии.

—   Даже не знаю... — издевательски протянул парень. — Не думаю, что у меня получится еще раз создать портал.

—   Врешь! — бросила уверено и прищурилась. — Кстати, не хочешь мне рассказать, откуда узнал в какой комнате я живу, и вообще, о том, кто мой отец?

И если второе он мог просто спросить у Мары, пока я была в ванной, то по поводу комнаты он должен был знать заранее.

Серый выразительно поиграл бровями и заговорщицким шепотом произнес:

—   У каждого свои секреты, красавица.

Он вложил в мою руку гладкий камушек и несильно сжал.

В ту же секунду я оказалась в комнате, где мирно спала Мара, а листы из дневника матери лежали там, где я их и оставила — на кровати.

Глава 17

Всю ночь я спала спокойно. Не приходил в гости загадочный посетитель, не снились кошмары. Я впервые просто спала, отложив все заботы на новый день.

Утром проснулась раньше соседки и пока приводила себя в порядок, думала о том, что ей сказать на счет Серого. Ведь не каждый же день к ней в комнату приходит совершенно незнакомый человек!

Но девушка удивила меня. Кроме скупого и безразличного «Доброе утро» она не сказала ничего, а когда я не выдержала и спросила, неужели ей совсем не интересно, некромантка пожала плечами:

— У каждого свои скелеты в шкафу…

Конечно, скелеты… Только в моем набралось их с целое кладбище.

Как бы ни ужасало безразличие Мары, сейчас меня это обрадовало, не нужно придумывать глупые оправдания и трястись от того, что девушка расскажет каждому о вторжении рыжего.

Первые пары пролетели незаметно, Алекс пытался что-то разузнать у меня по поводу плохого настроения Дарка, но я лишь посоветовала некроманту не лезть не в свое дело.

Мысли о боевике старалась гнать как можно дальше. В последние дни наши отношения и так трещали по швам, а вчерашний разговор стал финальной частью.

Единственное, что меня пугало больше всего — это отсутствие сожаления и боли, которую я должна была непременно испытывать, если бы любила парня по-настоящему.

Эрик поймал меня по пути в столовую и обеспокоенно заглянул в глаза:

— Все хорошо?

Грустная улыбка стала ему ответом, и некромант тут же предложил:

— Давай я поговорю с ним и объясню, как все было?

— Не надо, правда, — для убедительности еще и головой покачала. — Мы с ним все выяснили, ты тут точно не причем.

Кажется, парень не поверил, а когда мы вошли в столовую и натолкнулись на весело болтающую компанию боевиков, где Дарк стоял в обнимку с Люси, тихо прошептал:

— Выяснили все, значит?

Сжала руки в кулаки и бросила равнодушно:

— Не важно.

И, не глядя на Эрика, направилась к столику, за которым сидели некроманты. Ни Альды, ни Киры видно не было, а то бы я с удовольствием сбежала к ним.

Когда села на стул, с расспросами пристал Алекс:

— Вы с Дарком расстались?

Вот что за любопытство?!

— Это тебя как-то касается? — почему каждый из ребят считает себя вправе залезть мне в душу?!

— Нет, просто… — стушевался некромант, и тут я посмотрела в сторону боевиков.

Зря…

Дарк будто ждал этого. Склонился и прильнул к губам ошарашенной Люси.

Невидимый щелчок, и к горлу подкатывает противный ком горечи, а сердце замирает на миг, чтобы тут же зайтись бешеным стуком.

Взгляд я опустила, и сжала зубы так, что послышался отчетливый скрежет.

— Пошли, — на плечо опустилась рука Эрика, и я хмуро посмотрела на него.

— Я пришла обедать, не забыл? — голос звучал ровно, без тени тех эмоций, что бушевали внутри.

Некромант недовольно поджал губы, но не отступил:

— Что тебе принести?

Чего он добивается? Хочет показаться правильным? А ведь не так давно тоже осудил меня по первому взгляду, не желая знать, насколько «легко» мне дается место под солнцем.

— Я сама, спасибо, — процедила сквозь зубы и поднялась со стула.

В сторону Дарка решила не смотреть, хватит и того, что уже увидела. Такого я могла ожидать от кого угодно, но только не от него!

Стоило подойти к раздаточному столу, как в столовую вошли смеющиеся подруги. Заметив меня, счастливая Кира схватила за руку сестру и потянула в мою сторону.

— Привет, Катрин! Я так рада тебя ви…деть, — растерянно посмотрев поверх моего плеча, брюнетка еле выдавила: — Это что?

— У меня нет глаз на затылке, — пояснила спокойно и безразлично пожала плечами.

— Я про Дарка! — возмущенно прошипела девушка, все так же рассматривая злым взглядом что-то, а точнее кого-то, за моей спиной.

— С ним все нормально, — коротко бросила и посмотрела на Альду. — Куда сядем?

Блондинка грустно улыбнулась и обняла за плечи сестру:

— Пошли, воительница, не будем устраивать концерт на потеху адептам, — Кира хотела возмутиться, но, пару раз глубоко вдохнув, согласно кивнула.

К некромантам я не вернулась, а когда проходила мимо, поймала хмурый взгляд Эрика.

— Это все из-за моего кузена? — как только опустилась на стул, тут же перешла к главному блондинка.

— Брось, твой кузен не имеет к этому никакого отношения, — неотрывно следя за качающейся веткой за окном, успела пожалеть, что вообще решила пойти сегодня на обед.

Лучше бы голодной осталась..

—   Катрин, что происходит вообще? — положив поверх моих рук, сжатых в кулаки, свою ладонь, сочувствующе поинтересовалась Кира.

И что ей на это ответить? Что ничего страшного не произошло? Или еще лучше, что к этому уже давно все шло?

—   Девочки, дайте мне несколько часов, я к вам в комнату приду, а сейчас... Не хочу об этом говорить.

В отражении окна было видно, как сестры переглянулись между собой, принимая общее решение, и замолчали.

Я без аппетита закончила обед, совсем не чувствуя вкус еды, и собралась уходить.

—   Мы ждем тебя! — строго напомнила Альда, прежде чем я встала из-за стола.

Кивнув, подхватила поднос и, поставив его на общий стол, быстро скрылась за дверями столовой.

Казалось, каждый адепт смотрит на меня с самыми разнообразными чувствами. Я ощущала и злорадство, и предвкушение, и жалость...

Противно!

—   Подожди! — когда вышла во двор, направляясь к корпусу некромантов, меня догнал Эрик.

Что он хочет? На дружественную беседу я сейчас совсем не настроена! Но вопреки желанию уйти и закрыться в собственной комнате, остановилась.

—   Если это из-за меня, то давай я поговорю с ним и все...

Не дав ему договорить, перебила:

—   Слушай, я уже сказала, тебя это никак не касается, — окинув его хмурым взглядом, пошла дальше.

Заладил «если это я», тут уж скорее я виновата, во всем и сразу, а Дарк. .. Он лишь попытался выйти победителем из этой нелицеприятной ситуации. Доказал всем, что сам меня бросил, и его мужское самолюбие во второй раз не пострадало.

Эрик вновь догнал меня, но больше ничего не говорил. Он проводил меня до комнаты, а когда открыла дверь, напомнил:

—   Я обещал позаниматься с тобой, — но я лишь закатила глаза к потолку.

—   У меня сейчас индивидуальные занятия с деканом, давай... потом?

—   Вечером на крыше, — не спрашивая, а утверждая, бросил парень и, развернувшись, ушел.

Надо же, командир какой!

Комната была пуста, Мара еще не вернулась с занятий, что к лучшему, мне нужно несколько минут побыть одной, хотя и присутствие девушки мало мешало ощутить одиночество.

«Ведь так будет лучше...» — раздался знакомый шепот, и я вздрогнула всем телом.

—   А я была уверена, что ты ни о чем не знаешь, — безрадостно смех непроизвольно сорвался с губ.

«Как это? Я все знаю! — гордо ответил Ур. — Я был немного занят... Адепты такие... безалаберные! Но без присмотра я тебя не оставлял, ни на секунду!»

—   Правда? Даже знаешь, как прошел мой ужин в компании Серого?

«Пф, конечно, знаю!»

Ни я, ни цветок не спешили возвращаться к самой неприятной теме, обсуждая родителей Альды, интерес Серого, даже отметили радостный настрой Киры.

А потом настало время тренировки, и Ур опять сбежал к своей ненаглядной, обещая вернуться вечером.

Из-за случившегося мой страх перед встречей с Крисом несколько потускнел, более того, очень хотелось его увидеть, хоть это желание тоже ошибочно...

—   Добрый день, господин магистр! — обратилась к декану, поджидавшему меня у спортивного зала.

—   Добрый день, Катрин, как твои дела? — мне показалось, или в его глазах промелькнуло беспокойство?

—   Замечательно! — ложь легко сорвалась с языка, хотя мысленно я скривилась. Замечательно — никак не подходит под определение всей моей жизни...

В ответ декан лишь покачал головой, но говорить ничего не стал.


***

В этот раз занятие проходило довольно странно. Крис давал легкие ничего не значащие задания, не пытался исполосовать себя ножом, не просил воскресить неизвестные кости. Я всего лишь попеременно призывала то один поток магии, то другой, практически не применяя по прямому назначению.

Желтый свет, будто мягкая ткань, окутывал руки; зеленый подобно водопаду стекал с раскрытых ладоней; темно-синий клубился на манер миниатюрной воронки.

—   Думаю, пора испробовать еще один поток! — хоть Крис и пытался сказать это беззаботным тоном, я не прониклась.

Тут же вспомнилась безотчетный страх и уверенность, что ничего хорошего от дара с черным цветом мне ждать не нужно!

—   Может быть, не надо? — голос предательски дрогнул, выдавая мои опасения.

Да и если быть до конца честной, прежде чем сделать этот шаг, я бы хотела посоветоваться с Эриком. Парень в отличие от нас с деканом обладает хотя бы минимальными знаниями.

—   Ты же не можешь вечно прятать его? — склонив голову набок, Крис изучающе скользнул по мне взглядом. — Тем более, если не научишься управлять всеми потоками, дар все еще будет опасен для окружающих!

—   Я все понимаю, честно, — спрятав руки за спину и сжав их в кулаки, постаралась говорить убедительно.

—   Так если понимаешь, давай попробуем? — декан приблизился ко мне и положил руки на плечи. — Не бойся, пока мы здесь, никому опасность не грозит.

—   Кроме вас, — посмотрела в наливающиеся темнотой глаза и замерла, впав в странное оцепенение.

Я будто увидела себя со стороны, рядом с Крисом, как он делает еще один крохотный шаг, как его руки медленно скользят по моим рукам вниз, опустившись на сжатые в кулаки ладони...

—   У тебя все получится, я знаю, — завораживающий шепот и горячее дыхание на щеке. — Со мной ничего не случится, поверь.

Мне захотелось поверить ему, доверится во всем. Лишь бы он вот так стоял рядом, не оставлял меня одну...

—   Готова? — мягкая улыбка коснулась его губ, и я неуверенно кивнула.

Нет, не готова, ни капли, но... Он верит в меня, может быть, пришло время и мне поверить в себя?

Прикрыла глаза и призвала черный поток...

Почувствовала, как тьма закружила меня, засасывая в свои недра.

«Бледное лицо мамы, прозрачные дорожки слез на ее щеках... В углу комнаты, скрывая лицо под глубоким капюшоном, все так же тень... И скрипучий смех...

—   Ты думала, я не найду тебя?рокочущий голос почему-то кажется знакомым.Если не ты, то она будет моей!

Рука, затянутая в черную перчатку, указывает на резную кроватку, ту самую, к которой когда-то спала я.

—   Нет! Я пойду с тобой, только...

—   Какая жертва!тень оборвала слова матери на полуслове.Ты подарила свою девственность другому, так что толку теперь от тебя?

Мама рухнула на колени, в отчаянии заламывая руки:

—   Я отдам кровь... Добровольно, только не трогай ее!»

Картинка смазалась, потухла, будто ее и не было, а я задохнулась криком, потерялась в темноте, уносящей меня все дальше.


***

Кто-то бережно укачивал меня на руках, будто маленького ребенка, и шептал неразборчивые слова.

Спустя несколько мгновений я расслышала:

—   Катрин, прости, я не должен был... — наполненный мукой и раскаянием голос принадлежал Крису.

—   Все хорошо, — прошептала хрипло, не открывая глаз.

Головная боль — все, что осталось мне в напоминание от странного видения...

Рука, которой декан гладил меня по голове, замерла, и мужчина так же тихо переспросил:

—   Катрин?

—   М-м-м?

—   Ты меня напугала, — тяжело выдохнул магистр, сильнее прижав меня к себе. — Магия к тебе не пускала, ты кричала... Прости...

—   Все хорошо, правда, — прошептала более уверенно и открыла глаза, встречаясь с потемневшим взглядом Криса.

Несколько долгих секунд он смотрел на меня, будто решаясь на отчаянный шаг, а после склонился ниже, смешивая наше дыхание.

Сердце сбилось с ритма и замерло в ожидании, но мужчина всего лишь произнес:

—   Ты меня здорово напугала, Катрин...

Чтобы разочарование от несостоявшегося поцелуя не было столь заметным, я постаралась улыбнуться:

—   Теперь догадываетесь, как было страшно мне, когда вы решили искалечить себя?

—   Теперь, — с особенным акцентом выделил он, — понимаю... — и все же поцеловал.

Невесомые прикосновения обжигали, будто пламя, и я бы потерялась в ощущениях, если бы Крис внезапно не прервал поцелуй и не прошептал хрипло:

—   Только не сбегай, ладно?

А мне впервые не хотелось сбегать... Здесь и сейчас мне было хорошо, а принимать решение и разбираться с сомнения я буду после.

—   Не сбегу... — улыбнулась, пряча взгляд из-за вспыхнувшего смущения.

Магистр осторожно приподнял мое лицо кончиками пальцев и произнес:

—   У меня есть к тебе одно предложение... — после этих слов, улыбаться я перестала, испугавшись того, что он произнесет.

Заметив перемену, Крис коротко хохотнул:

—   Я всего лишь хотел пригласить тебя на свидание, а ты о чем подумала?

Шутник... Мне кажется, я сейчас лопну от смущения, а он потешается. О чем я подумала? Уж точно не о свидании...

— Ни о чем, — выдавила из себя, пытаясь подняться.

Мне показалось, что декан отпускать меня не собирался, но потом все же передумал и помог встать на ноги. Спортивный зал не покачнулся перед глазами, и вообще я не чувствовала слабости, лишь отголоски ноющей боли во всем теле, но это вовсе не страшно.

—   Так что, ты не против?

—   М? — стряхивая с брюк пыль, то и дело прятала глупую улыбку, которая так и норовила появиться на лице.

—   Сегодня за городом будет магическое представление, не хочешь посмотреть?

Я все же взглянула на него и сдерживать улыбку не стала.

—   Хочу! — и пусть я в его глазах буду выглядеть маленьким ребенком, которому пообещали гору сладостей, но это ведь магическое представление, ради него можно и маленькой девочкой побыть.

Крис не рассмеялся и стоически изображал из себя серьезного мага, декана боевого факультета и грозу девичьих сердец, вот только во взгляде искрилось веселье, отчего темные зрачки стали теплого шоколадного оттенка.

—   Тогда через час я зайду за тобой?

До этого момента каждую нашу встречу можно было отнести к учебному процессу, поэтому я особо не переживала, как все выглядит со стороны — и пространные намеки девчонок, и споры адептов, а сейчас...

—   Может быть, мы встретимся где-то на нейтральной территории? За пределами академии? — выпалила на одном дыхании и тут же потупила взгляд.

Как же глупо звучит...

—   Катрин, я уже давно не мальчишка, чтобы скрываться от кого-то, — голос Криса прозвучал насмешливо, — да и устав академии не запрещает личные отношения с учащимися.

Если честно, про устав академии я даже не подумала... Меня, почему-то, только сейчас заинтересовало общественное мнение и реакция адептов.

Мужчина подошел ближе и положил руки на плечи:

—   Но если ты этого хочешь, то могу обеспечить одноразовым порталом?

В глаза я ему посмотрела, да так и замерла, растворяясь в теплоте его взгляда.

—   Думаете, мне стоит перестать бояться и прятаться?

—   Для начала, я думаю, тебе стоит перестать обращаться ко мне на «вы».


***

Жаль, что я очень ограничена в выборе одежды, хотелось именно сегодня выглядеть по-особенному...

С тоской посмотрев на бордовое платье, купленное Серым, которое так и осталось висеть у меня в шкафу, тяжело вздохнула.

Все бывает впервые, вот и я задумалась над тем, что стоило бы мне обновить гардероб, и вообще, немного больше времени уделять своему внешнему виду.

Мара поглядывала на мои сборы с поистине королевским безразличием, но это даже радует. Я пришла к выводу, что девушка самая лучшая соседка, с ней все равно, что живешь один: в душу не лезет, не мешает бесконечной болтовней и ведет себя тихо-тихо.

Хотя я бы с большим удовольствием вернулась к Кире и Альде. Они стали для меня настоящими подругами.

Покрутившись у небольшого зеркала в ванной, решила, что выгляжу совсем не плохо, вот только сердце то и дело сбивалось с ритма, выдавая мое волнение.

«Неужели декан решился и пригласил-таки тебя на свидание?» — шепот Ура прозвучал настолько неожиданно, что я едва не подпрыгнула на месте.

Пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, прежде чем ответить:

«Пригласил, — утвердительно кивнула собственному отражению, — а ты меня напугал!»

Последняя фраза прозвучала как обвинение, на что цветок лишь тихо прошелестел, а спросил совсем о другом:

«И ты больше не собираешься от него бегать?»

«Сегодня не собираюсь, а завтра...» — договорить он мне не дал.

«А завтра ты придумаешь тысячу и одну причину, по которым ваши отношения будут выглядеть неуместно, неприлично и вообще не правильно?»

Удержаться от улыбки не смогла, как и не согласиться:

«Ты прав, все именно так и будет! Но это завтра, а сегодня не хочу ни о чем думать!»

В ответ друг только зашелестел, но от нравоучительной речи воздержался.

«Ты лучше расскажи мне о том, как у тебя складываются отношения с Лосой?»

При упоминании дамы сердца, браслет потеплел, и Ур тут же принялся с воодушевлением рассказывать, каким чудесным стал этот мир с появлением прекрасной Лосы...

Я слушала его с улыбкой, попутно заплетая косу и пытаясь утихомирить волнение, которое не поддавалось логическому объяснению. Ведь это всего лишь свидание, самое обычное. Не под венец же он меня зовет! Да и, вполне возможно, что Крису просто не с кем провести вечер, а я удачно подвернулась под руку.

«И помогает он тебе просто так, а уж целует тоже случайно... — заметив мои метания, прокомментировал Ур. — Ты же обещала сегодня не сомневаться и не думать, так что изменилось, пока я тут делился с тобой своими радостями?»

Еще раз окинув себя придирчивым взглядом, рвано выдохнула и наконец-то вышла из ванной, опустилась на свою кровать и устало прикрыла глаза.

«Я... Послушай, Ур... Крис красив, опытен, во всех смыслах этого слова, богат и умен, любая упадет к его ногам. Взять хотя бы Жози, Алисию, да даже Тису — они готовы на многое, лишь бы удержать этого мужчину рядом с собой! Так что особенного во мне? Кроме того, что я искренняя и настоящая, как ты не так давно говорил?»

К сожалению, сомнения, как бы я ни пыталась отсрочить их появление, пробрались в мысли и казались очень правдоподобными.

«А ты никогда не думала, что симпатия возникает не из-за чего-то, а просто так, не имея однозначного определения и четкой формулы?»

Тяжело вздохнула и бросила быстрый взгляд на Мару. Девушка сидела за столом и что-то усердно выводила в потрепанной тетради, мои терзания и муки ее совсем не интересовали.

«Думала, но ошиблась, моя слепая вера в любовь отца обернулась катастрофой...»

«Ты теперь всех с ним будешь сравнивать?» — вопрос Ура был правильным, вот только как избавиться от чувства, будто все происходящее самая обычная иллюзия?

Ведь верила же я в неземную любовь отца к матери, и наоборот, а сейчас столкнулась с обратной стороной медали. Что будет, если с Крисом получится так же? Если ему надоест нянчиться с неуравновешенной магичкой, поступки которой временами похожи на выходки неразумного ребенка?

Подслушав мои мысли, цветок предложил:

«А что, если он именно поэтому и заметил тебя?»

«Меня он заметил, потому что трудно пройти мимо рыдающей девы, которая к тому же не желает выходить замуж...» — воспоминание о первой встрече заставило улыбнуться.

Это действительно было забавно... Девчонка, с распухшим от слез лицом, доказывает декану, что не хочет выходить замуж, а он почему-то бросается в омут с головой, готовый помочь...

«Пора, рыдающая дева, спаситель ждет тебя!» — подшучивая надо мной, Ур напомнил о времени.

До свидания осталось чуть больше десяти минут, а портал должен перенести меня на другой конец города, точнее даже за его пределы, где под открытым небом и будет проходить представление.

Не оставив себе времени для сомнений, вышла из комнаты и сжала в руке камень, тут же вздрогнув от прохладного ветра, который дал понять, что я уже очень далеко от академии.

—   Не сбежала, уже хорошо, — насмешливый голос Криса раздался сзади и, прежде чем я успела обернуться и взглянуть в его глаза, он накинул мне на плечи куртку. — Хотя одеться стоило немного теплее.

—   Вы... ты, — тут же поправилась и лукаво улыбнулась, — был уверен, что я сбегу?

Потемневший взгляд и едва сдерживаемое веселье говорили сами за себя, хотя он все же ответил:

—   Был уверен, и рад, что ошибся, — мужчина склонился ниже с явным намерением закрепить свой успех поцелуем, я увернулась и оглянулась по сторонам.

Разочарованный вздох магистра заставил шире улыбнуться, а через мгновение я уже полностью сосредоточилась на происходящем.

Самая обыкновенная поляна превратилась в поистине незабываемое зрелище. Высокие столбы, украшенные разноцветными гирляндами и колышущимися на ветру тяжелыми флагами: магические огоньки, размером с ладонь, мельтешащие между собравшихся людей: заливистый смех и чувство ожидания.

Возможно, для кого-то это самое обычное развлекательное представление, но мне впервые довелось воочию увидеть такого рода выступления. Я о них слышала, видела с крыши нашего поместья яркие всполохи магии, но чтобы вот так, буквально на расстоянии вытянутой руки — никогда.

А потому, совершенно забыв о смущении и собственных терзаниях, с интересом следила за разворачивающимся волшебством, то и дело, уточняя у Криса, зачем маги глотают кинжалы или пытаются ими проткнуть своих партнеров. Слишком кровожадным мне это казалось со стороны...

Но больше всего меня удивило светопреставление, когда алые языки пламени взмыли в небо, рисуя огненные узоры, которые следом осыпались на землю разноцветными искрами.

—   Красиво, — выдохнула пораженно, когда один из магов пустил ввысь белоснежный столп, и тот превратился в огромного дракона, величественного и гордого.

Все время, пока длилось представление, Крис стоял сзади, сомкнув горячие руки на моей талии. Ур даже с долей ехидства проговорил, что мужчина наверняка боится, что я все же сбегу.


***

—   Тебе понравилось? — когда народ стал расходиться по домам, мы медленно побрели по дороге к городу.

—   Очень! — призналась искренне, не зная, какими словами выразить восторг. — Это было потрясающе! Волшебно, необычно!

Я сбилась с шага и посмотрела в глаза магистру:

—   Я не знаю, как отблагодарить вас, то есть тебя!

Темные глаза блеснули лукавством, и Крис серьезным голосом проговорил:

— Обычного поцелуя будет вполне достаточно.

Я все же рассмеялась! До чего невыносимый этот господин магистр.

Но от поцелуя отказываться не стала, подошла вплотную и, приблизившись к его губам, тихо прошептала:

— Вы забыли уточнить... — и легко прикоснулась губами к его щеке, чтобы в следующее мгновение отбежать на пару шагов, заливаясь веселым смехом.


***

—   Раз уж ты пригласил меня на свидание, то может быть, расскажешь хоть что-то о себе?

Мы шли по засыпающему городу, по обоюдному решению не желая возвращаться в академию.

Крис после неудавшегося поцелуя грозил мне страшной расправой, но в итоге, как только я вздрогнула от холода, обнял, согревая меня.

—   И что же ты хочешь знать?

—   М-м-м... все? — искоса посмотрела на декана, заметив, как на его губах расплывается улыбка.

А ведь на самом деле, я о нем практически ничего не знаю. Кроме того, что он когда-то учился на кафедре зельеваренья, из-за моего отца перевелся к боевикам и уже пару лет занимает должность декана.

—   Все? — переспросил Крис, а когда я кивнула в ответ, тяжело вздохнул. — Боюсь, «все» ты устанешь слушать...

Я все же вновь рассмеялась и поправилась:

—   Ладно, для начала расскажи о своей семье?

Я ждала красочную историю, начиная с раннего детства и заканчивая настоящим временем, но мужчина ограничился лишь несколькими фразами:

—   Родился, учился управлять даром, поступил в академию, а дальше ты уже знаешь...

Я сбилась с шага и замерла на месте, так что Крису тоже пришлось остановиться рядом со мной. Заглянув в его глаза, поняла, что мужчина попросту издевается.

—   Так, значит? А как же обещание, что я устану слушать?

Чистой воды ребячество, и глядя на магистра факультета боевой магии, который просто не может обойтись без подшучивания, не удержалась и улыбнулась.

—   Давай так, — выдвинул предложение Крис, — за каждый рассказанный эпизод будешь расплачиваться поцелуем?

—   Не слишком ли высокая плата? — хитро сощурилась, уже зная, как можно «изменить» условие.

—   Ты что?! — наигранно удивился мужчина. — Это я еще самую низкую поставил!

Нет, с ним просто невозможно разговаривать серьезно! Хотя в эту игру можно играть вдвоем...

И только мне стоило об этом подумать, как Крис склонился слишком близко и прошептал:

—   Вот только поцелуи будут такими...

Вместо тысячи слов, он решил показать на личном примере... 

Глава 18

-Так что тебе интересно узнать из всех моих страшных тайн? – с хитрой улыбкой спросил декан, гипнотизируя меня потемневшим взглядом.

-Ну-у-у… - протянула задумчиво, - можно обойтись и без страшных тайн, достаточно будет, если ты просто расскажешь о своей семье.

При упоминании о семье по лицу Криса скользнула тень, и он отвел глаза, но тут же вновь посмотрел на меня:

-Это не относится к числу страшных тайн, поэтому слушай…

Рассказ вышел не долгим, содержательным и совершенно безрадостным. Родители магистра погибли незадолго до его поступления в академию, так что ему пришлось взять на себя не только управление небольшим поместьем, но и воспитание младшей сестры.

-На самом деле, предложение твоего отца о женитьбе было очень заманчивым, каюсь, в то время мне было крайне необходимо поправить финансовое положение, вот только…Ты так была похожа на мою сестру, такая же смешливая, непосредственная, жизнерадостная. Я как-то услышал твой разговор с нашим библиотекарем, ты с таким воодушевлением ему рассказывала о своих планах, о мечтах о путешествиях и великих открытиях…Мне стало противно, что тебя считают разменной монетой и бездушным товаром.

Мы медленно шли по тротуару, укутанному слабым светом высоких фонарей, вдыхая полной грудью прохладный воздух и радуясь уединению. Упоминание о поступке отца в надежных объятьях Криса не отозвалось привычной болью, лишь едва ощутимая горечь легла на сердце.

-Еще перед поступлением на зельевара, магистр Лойн, бывший декан факультета боевой магии, если ты не помнишь, предлагал учиться у него, уж больно его впечатлила сила моего дара…

-И ты решил воспользоваться этим шансом? – уточнила, перебив Криса.

-Можно сказать и так, - мужчина усмехнулся и остановился, заставив посмотреть ему в глаза. – Я, по сути, сменил одно выгодное предложение, на другое, о чем еще ни разу не пожалел…

Если он хотел этими словами развенчать свой образ благородного рыцаря в моих глазах, то ошибся. Во всяком случае, уж я-то точно не поставлю в один ряд вынужденный брак и продвижение по карьерной лестнице.

-Где обещанная плата? – не оставив мне время на долгие размышления, тут же спросил Крис, на что я с трудом удержалась от смеха.

-Коварный вы человек, господин магистр, - качая головой, тяжело вздохнула, но за поцелуем потянулась сама, уж больно хотелось вновь ощутить вкус его губ.

-Следующий вопрос? – сразу же спросил декан, как только мы отпрянули друг от друга, тяжело дыша.

И ведь он даже не скрывает, что моя «плата» для него важнее самого разговора, хотя… Я тоже не против! Можно же иногда позволять своим мечтам сбываться?

-Ты упомянул о сестре, кто она?

-Так вы с ней уже знакомы, - на этот раз мы свернули в небольшой парк, опустившись на первую скамью.

-Как это знакомы? – удивленно переспросила, вывернувшись из кольца его рук и заглянув в глаза.

Пытаясь вспомнить, где именно могла видеть его сестру, нахмурилась, но ничего подобного на ум не пришло.

-Очень просто, она теперь работает секретарем у твоего отца.

-Алисия? – нет, этого я никак не ожидала…

В ответ мужчина лишь кивнул и провел кончиками пальцев по моей щеке:

-Видишь ли, моя сестренка вбила себе в голову, что хочет всего в этой жизни добиться сама, и потому запретила мне помочь с ее устройством на работу, вот так и вышло, что она всего лишь секретарь.

Меня совсем не удивила профессия девушки, скорее расстроило совсем другое:

-Что же, господин магистр, я вынуждена вас огорчить, Алисию явно не обрадует новость, что вы провели этот вечер со мной…

Стоило вспомнить, с каким недовольством она на меня смотрела, радужное настроение от чудесной прогулки испарилось, будто его и не было.

-Брось, Катрин, Лиси, конечно, бывает врединой, но моя личная жизнь касается только меня, - он говорил это шутливым тоном, хотя я расслышала в его голосе напряжение. Или я всего лишь придумала себе это?

И только мне стоило об этом подумать, как откуда-то из кармана Криса раздался тихий писк, и он недовольно нахмурился.

А когда достал небольшой прозрачный камень, раздраженно передернул плечами:

-Обязательно кто-нибудь все испортит…

О ком именно он говорил, уточнять не стала, если бы он хотел, то давно рассказал бы, мне осталось лишь устало улыбнуться:

-Этот вечер был самым волшебным, так что его уже ничто не сможет испортить…

***

Декан остановил меня, пока я не скрылась за дверью своей комнаты, удержав за руку:

-Возьми, - он вложил в ладонь холодную монету на тонкой цепочке. – Пока наши попытки с профессором Ройлом выяснить, кто именно приходит к тебе по ночам, не увенчались успехом, этот медальон не позволит никому с дурными намерениями приблизиться к тебе.

-Кстати об этом, - с некромантом я встретиться так и не смогла, так что пришло время рассказать обо всем Крису, - он вновь приходил ко мне…

Мужчина выругался едва слышно и пытливо посмотрел в мои глаза:

-Почему ты сразу не нашла меня?

-Ночью? – тихо возмутилась. – Как вы себе это представляете? Чтобы я по корпусу в попытке найти магистра? И что про меня подумали бы?

Декан тяжело вздохнул и только собрался что-то сказать, как я неожиданно для самой себя призналась:

-Мне страшно…Я чувствую, он что-то выжидает... И готовится…И мама, она ведь пыталась от кого-то спасти меня…

Крис ничего говорить не стал, притянул меня к себе и крепко обнял:

-Я все понимаю, слухи вещь не приятная, но…Давай ты поживешь в моей квартире? Туда никто не сможет пробраться, и тебе не нужно будет бояться…

Не дослушав его, отрицательно покачала головой:

-Нет, это... слишком...

Мужчина отстранился и посмотрел мне в глаза:

-Слишком - это каждую ночь бояться появления незваного посетителя! Ты хочешь дождаться, когда он приступит к активным действиям?

Вспомнила белозубую улыбку Тени, которая будто обещание новой встречи оставалось после его ухода, как моя магия осыпалась пеплом, когда я пыталась застать его врасплох...

-И еще, я буду совсем не против, если ты возьмешь с собой своего мохнатого друга, а то вскоре слух о его проживании в общежитии дойдет до ректора и зверька попросту вышвырнут на улицу...

Все это он говорил совершенно серьезно, без тени улыбки, так что я недовольно проворчала:

-Это запрещенный прием!

-Вовсе нет, - поправил меня Крис, - это всего лишь попытка достучаться до твоего здравого смысла...

-А сейчас вы намекаете, что я неразумное дитя?

Он усмехнулся и покачал головой:

-Это уже ты сказала, а не я, и мы вроде бы договорились, что общаемся на «ты»?

Договорились... И даже закрепили результат не одним поцелуем, но... Все равно для меня довольно сложно вот так сразу привыкнуть в таким переменам.

-Ну так что? Согласна?

-Согласна... - пробурчала себе под нос, уверяя себя, что все это ради безопасности и Крома, да, только ради этого...

-Тогда собирай вещи, я улажу кое-какие дела и вернусь за тобой.

Прежде, чем я успела еще хоть что-то сказать, мужчина коснулся моих губ в поцелуе и скрылся в белом мареве портала.

«Вот это мужчина! - тут же обозначил свое присутствие Ур. - Как он быстро тебя уговорил, а самое главное, какие доводы шикарные придумал, даже я проникся...»

В тысячный раз убеждаюсь, что мой питомец вредина...

«Хочешь сказать, он мне солгал?» - открыв дверь в комнату, убедилась, что Мара спит и мои сборы она не увидит.

«Ну не так чтобы сильно, но про Крома это точно не правда!»

Тихо усмехнулась и призналась:

«Про зверька я догадалась, но... Девочки и так приглядывают за ним слишком долго...»

Может быть, он им и не доставляет много хлопот, но злоупотреблять гостеприимством тоже не стоит.

«Ты права, да и он скучает...»

Собирая в очередной раз вещи, не смогла удержаться от улыбки - сколько еще у меня намечается переездов? Пять? Десять?

«Что-то мне подсказывает, что этот последний» - поспешил «обрадовать» меня Ур, и я почувствовала, как щеки жжет от разливающегося румянца.

«Сводник» - бросила беззлобно и тихо вышла в коридор, осторожно притворив дверь за собой.

«Не правда, я всего лишь говорю то, о чем думаю»

Ответить ему не успела, вновь появилось серое марево портала, и из него вышел Крис:

-Готова?

Хорошо, что в коридоре горели тусклые лампы, и мужчина наверняка не увидит мое пылающее лицо, которое, я уверена, по цвету похоже на языки пламени.

Стараясь не показывать своего смятения, беззаботно улыбнулась и проговорила:

- Да!

-Тогда пойдем, покажу тебе все.

Отвечать ничего не стала и покорно шагнула в открывший портал.

Квартира встретила нас тишиной и темнотой, после тускло освященного коридора я почувствовала себя, будто слепой котенок, но Крис включать свет не торопился. Вместо этого он положил горячие ладони мне на плечи и прошептал у самого уха:

-Добро пожаловать! Чувствуй себя как дома...

«Я же говорил!» - тут же прошелестел цветок, но ответить я не успела, мужчина развернул меня к себе лицом и нежно поцеловал.

Опаляющее дыхание и горячие прикосновения губ, отчего сердце замерло, чтобы через мгновение вновь забиться с утроенной силой, будто птица, попавшая в клетку.

Сумка с вещами выскользнула из ослабевших пальцев, и с глухим стуком упала на пол. Вот только это звук не отрезвил меня, напротив, руки самопроизвольно взметнулись вверх, обхватив шею Криса.

Вот только он тут же оторвался от моих губ, хрипло прошептав:

-Я думаю, Катрин, мне лучше уйти...

В затуманенное сознание не сразу проник смысл сказанных слов, а после...

Я резко от него отпрянула и сцепила руки за спиной, стараясь не выдать своего волнения и горькой обиды, которая почему-то ядом растеклась по венам.

-М-м-м... Да, как скажите, - пролепетала, опустив глаза вниз и щурясь от вспыхнувшего света.

Мужчина тяжело вздохнул, подхватил с пола сумку, и, обхватив меня за плечи, повел в сторону лестницы:

-Только не придумывай себе ничего лишнего, хорошо? Лучше мне остановиться сейчас, иначе я вовсе не уйду от тебя...

На смену обиде пришло смущение. Я ведь даже не думала, к чему могут привести поцелуи с деканом в его доме, где явно нам никто не помешает.

«Эх ты! Святая простота!» - по-доброму пожурил цветок, и я еще больше смутилась, чувствуя, как жаром вспыхивают не только щеки, но и шея.

-Хорошо? - вновь повторил Крис, и я сдавленно ответила:

-Да...

Мужчина коротко рассмеялся, а поднявшись на второй этаж, толкнул первую же дверь:

-Вот, располагайся, в шкафу есть чистые полотенца и халат, все в твоем распоряжении, а я... Лойду. Вернусь за тобой утром...

И он действительно ушел, чеканя шаг, громко топая по ступеням.

«Доведешь ты мужика, ой, доведешь!» - вновь пробормотал Ур, но я лишь махнула на него рукой.

В душе кипели самые разные эмоции, и разбираться с вредным цветком не было ни сил, ни желания.


***

Бросив сумку с вещами на массивное кресло, обтянутое черным бархатом, взяла одно из полотенец и халат. Наспех искупалась и буквально свалилась от усталости на кровать, а стоило коснуться головой подушки, как сон пришел мгновенно.

Думать о последствиях, к которым приведет каждый сделанный шаг, вовсе не хотелось. Так что я решила отложить процесс самобичевания на завтра.

А вот утро началось довольно странно...

Ароматный запах ягод будоражил обоняние, и я нехотя открыла глаза, чтобы тут же подскочить на месте, потому что на кровати, с чашкой в руках сидел Крис и широко улыбался.

-Доброе утро! - донельзя бодрым голосом произнес он, кивая на напиток в руках. - Перед этим ароматом невозможно устоять, правда?

Кажется, я еще сплю, иначе, откуда здесь мог появиться декан, да еще и с чашкой чая?!

-Ага... - только и смогла выдавить из себя, не сводя глаз с лица мужчины. - А-а-а...?

Хотела спросить, как он здесь оказался и что делает, а потом вспомнила, где я нахожусь.

-А-а-а! - протянула понимающе, так и не дождавшись ответа. - Я сейчас быстро соберусь!

Вскочила с кровати и понеслась в ванну, желая скрыться от внимательного и понимающего взгляда Криса.

Из зеркала на меня смотрела сумасшедшая дева с растрепанными волосами, горящими от смущения щеками и нездоровым блеском в глазах.

«Вот это красота!» - увиденного хватило для того, чтобы еще больше покраснеть, хотя была уверена, что это попросту невозможно.

Собралась я действительно быстро, мужчина даже не удержался от вопроса:

-Готова?! - и столько в его голосе проскользнуло удивления, что я невольно улыбнулась и подтвердила:

-Конечно...

После был легкий завтрак с тем самым ароматным ягодным чаем и горячей кашей с джемом. То, что Крис сумел приготовить кашу, немало удивило теперь уже меня, но я ничего не сказала, молча наслаждаясь едой и медленно обдумывая вновь возникшие обстоятельства...

То, что у меня появились отношения с магистром и радует и настораживает, хотя больше всего вовсе пугает...

Я и Крис? Крис и я? Как к этому привыкнуть-то?! Это же что-то невероятное и совсем нереальное...

И вновь вернулся прежний вопрос: Зачем ему я, если к его ногам готова упасть каждая? И смогу ли я быть рядом с ним... равной? Ни серым пятном, ни проблемной девчонкой с детскими капризами, ни безответственным монстром?

А еще - как отреагируют адепты? Преподаватели? Друзья, в конце концов! Нет, Альда и Кира вряд ли будут удивлены, хотя кто их знает!

«Тебе не все равно?» - меланхоличным шепотом прервал поток панических мыслей, вовремя появившийся Ур.

«Нет!» - пробурчала недовольно, потому что именно это и чувствовала.

Мне не все равно! Я не знаю, как вести себя теперь, просто не представляю, а если сюда же прибавить сами отношения с деканом, которые я даже не знаю каким словом обозначить...

Мы встречаемся? Да? Тогда я его девушка? Правильно? Или...?

-Чашка сейчас лопнет, - спокойно заметил мужчина, напомнив, что я совсем не одна в столовой.

-Я... простите, - пролепетала едва слышно, опустив чашку на стол, и рвано выдохнув.

Посмотреть на него я так и не решилась, казалось, будто он сейчас все поймет по глазам.

-Простите? - с усмешкой повторил Крис и отодвинул стул. - Давай так? - он опустился рядом со мной на колени и приподнял лицо кончиками пальцев: - Сейчас ты задашь все вопросы, которые так ожидаемо посетили тебя в это прекрасное утро, хорошо?

С его предложением соглашаться совсем не хотелось, но иного выбора мне никто не оставил, поэтому пришлось кивнуть.

-Вот и отлично, я слушаю, - Крис мягко улыбнулся, хотя во взгляде сверкали смешинки.

Это что же? Он не считает мои вопросы достаточно серьезными?

«Пф! Я тоже не считаю их серьезными!» - Ур встал на сторону декана, отчего я недовольно скривилась.

-Ладно, может для вас это и глупость, - начала ворчливо, обращаясь сразу и к цветку, и к мужчине. - Но я просто не представляю, что мне делать со всем этим свалившимся счастьем!


***

В академию мы вернулись незадолго до начала к первой лекции и по моим припухшим губам, даже ленивый мог догадаться, как именно мне доказывали, что я не права.

В умении убеждать декану нет равных. Вот только подавить смущение и смотреть на всех без стеснения я так и не смогла, несмотря на его советы. Да и разочарованный взгляд Алекса, подозрительный Эрика и насмехающийся Вила не способствовали тому.

И я все занятия просидела с полыхающим от смущения лицом. Даже очень интересная лекция профессора Триас не смогла отвлечь меня от самоедства.

А уж когда перед обедом меня поймал Дис и с гаденькой улыбкой на губах напомнил, что сегодня у нас состоится индивидуальное занятие, я не смогла сдержать разочарованного вздоха.

Вот почему?! Почему такие новости распространяются слишком быстро? Я же так и не смогла морально подготовиться к насмешкам, понимающим ухмылкам и... осуждению во взгляде Дарка, с которым я столкнулась, как только вошла в столовую.

Рядом с парнем сидела Люси, на этот раз чувствуя себя куда увереннее, даже посмотрела на меня с долей превосходства. Всего на мгновение мне стало стыдно, пока находчивый Ур не прошелестел:

«Он сделал свой выбор, а ты свой!»

Друг бесспорно прав, но сложившаяся ситуация все равно не радовала, а вот девочки, напротив, встретили меня сияющими улыбками и слаженным:

-Ну-у-у?!

Посвящать их во все подробности я, естественно, не собиралась, но рассказать кратко о вчерашнем дне пришлось. Правда, из-за бесконечных уточняющих вопросов, толком поесть я так и смогла. А ведь впереди еще занятие Диса...

-Так что, ты теперь с ним живешь? - с придыханием переспросила Кира, и я скривилась.

-Не с ним, а у него - это совершенно разные вещи!

Если уж подруги сделали такие выводы, то боюсь представить, какие слухи ходят среди адептов, ведь Крис категорически отказался убирать руку с моей талии, когда мы вышли из портала перед его кабинетом. И хоть тех, кто видел нас вместе, было очень мало... Новости разлетелись, будто пламя в лесу!

-Да? - Альда хитро улыбнулась, но поймав мой злой взгляд, тут же подняла руки вверх: - Хорошо-хорошо! Я все поняла!

-Так Дарк теперь с Люси, - постаралась задать вопрос равнодушным голосом, и у меня это почти получилось.

Кира тут же нахмурилась и бросила недовольный взгляд на тот столик, за которым сидел боевик. Я же старалась лишний раз в его сторону не смотреть.

-Знаешь, я думаю, если бы ты на самом деле настолько была дорога ему, он бы боролся за тебя, - тихо, но уверено проговорила Альда.

-Возможно, - не стала с ней спорить, хотя думала немного иначе...

Скорее всего, если бы Дарк верил в то, что «мы» существует, тогда бы он боролся...

-Ладно, мне пора идти, сегодня меня еще Дис будет мучить тренировками! - беззаботно усмехнулась и поднялась со своего места. - Я к вам сегодня забегу, мне теперь есть куда забрать своего питомца!

Девочки понимающе переглянулись, но ничего говорить не стали, и я сбежала из столовой, так и не смотря в сторону Дарка.

Профессор ждал меня в том же спортивном зале, где мы с ним занимались не так давно. Правда, на этот раз он не колотил манекен, и вообще пребывал в прекрасном настроении.

Не могу сказать, как отразиться это самое настроение на тренировке, но... Хочется верить, что положительно.

-Проходи, чувствуй себя как дома! - мужчина расплылся в довольной улыбке и подмигнул мне. - Поступил приказ от начальства - сильно его девочку не трогать, так что сегодня просто разомнемся...

Пока Дис произносил свою издевательскую речь, мне казалось, что я сейчас провалюсь сквозь землю от смущения.

-Кто сказал? - сдавленно просипела, когда он замолчал.

Нет, я и с первого раза поняла, о ком идет речь, вот только ошеломленное сознание в это верить отказывалось...

-Как кто? - наигранно удивился профессор. - Тот, кто не, - особенно выделил он, - занимается благотворительностью!

Все, это последняя капля...

Прикрыла глаза и попыталась придумать в ответ что-то колкое и язвительное, например: «Неужели вы завидуете, господин профессор?», но, увы, голос изменил мне.

-Ладно тебе, Катрин, все уже давно к этому шло, - добродушно произнес Дис, оказавшись рядом со мной, правда, легче мне от его слов совсем не стало.

Не знаю, что и к чему шло, но...

-Профессор, может быть, приступим к тренировке? - открыв глаза, поймала его взгляд и нахмурилась.

Они с Крисом друзья, конечно, вот только мне не очень приятны такие шутки и замечания.

Дис хмыкнул, отошел от меня на пару шагов и принялся разминаться:

-Так и быть, присоединяйся, будем изнурять твое тело тренировками! - хитрая улыбка коснулась его губ и тут же пропала, а я от его, так и не произнесенного намека, вновь покраснела.

Кажется, день моего смущения никогда не закончится, а ведь это только начало...

Скорее всего, Ур опять сбежал, потому что ни на одну реплику Диса он не дал достойный ответ. А уж профессор за время всей тренировки постарался на славу - что ни фраза, то за ней кроется какой-то сальный намек.

Я же ведь знала, что так и будет! Знала и все равно согласилась на предложение Криса, хотя я все же наивно надеялась, что декан не станет посвящать всех и каждого в наши только зародившиеся отношения, но не тут-то было... Не зря ведь он сказал: «Я хочу, чтобы каждый знал, а то вокруг тебя слишком много увивается молодых людей!»

Хотя теперь этих молодых людей станет на порядок меньше, это точно...

Техника точечных ударов мне понравилась куда больше, чем силовые приемы, я даже на некоторое время забыла о своем смущении, зато Дис не преминул напомнить, когда я уже собралась уходить:

-Крису передай, что я тебя не мучал, а то еще придет со мной отношения выяснять!

С трудом удержалась, чтобы не зарычать от досады, и с грохотом закрыла дверь в спортивный зал, за которой тут же раздался громкий мужской хохот.

Потешается он, а мне вот совсем не смешно.

Прямо сейчас пойду к Крису и выскажу все, что думаю о его желании чуть ли ни заклеймить меня, чтобы никто лишний раз и не взглянул.

По коридору пронеслась, не обращая внимания на ухмыляющиеся лица адептов, и перевела дух только перед дверью в приемную декана.

Остановилась, собралась с силами, и вошла, чтобы тут же услышать подозрительные звуки, доносящиеся из кабинета, а потом тонкий женский голосок, заставил сердце замереть в груди и болезненно сжаться:

-Согласись, я могу тебе дать гораздо больше, чем эта адепточка! Тебе же понравилось, правда?

Жози... Пожалуй, ее голос я узнаю из тысячи...

Глава 19

Легкие горели огнем. Каждый вздох давался с трудом, будто горло сжали стальными щипцами, а боль раскаленным пламенем разливалась по телу.

Из приемной я вышла незамеченной и, тихо притворив за собой дверь, прислонилась спиной к стене.

Персональная сказка закончилась предсказуемо, банально и быстро. Пожалуй, в этой истории с самого начало всего было слишком…Помощи, жалости, вспыхнувших чувств. Одно наслаивалось на другое, и в итоге получился своеобразный многослойный ком.

Нет, я не услышала больше ничего особенного, ни звуки поцелуев, ни подозрительного скрипа дивана, стола или стула, просто…Крис в ответ на речь кастелянши промолчал.

Не сказал, что не согласен с ней, не выставил наглую даму из кабинета, не сделал ничего, он молчал…Даже когда она звонко рассмеялась и стала перечислять все, что могла бы дарить ему каждую ночь, да и не только ночь.

Я не дослушала список ее заслуг, не смогла, мне стало тошно. Но убегать и заливаться слезами, вопреки привычке, совсем не хотелось. Да и как бы дико это не звучало, я знаю, что Жози права…Даже в какой-то мере благодарна ей, что она напомнила мне о том, какой Крис и какая я.

Что может дать любимцу женщин неискушенная девчонка? Да ничего…И насколько бы его хватило вот так мучатся со мной? У меня был сказочный вечер, я узнала, какие головокружительные поцелуи может дарить этот мужчина. Теперь пора спуститься с небес на землю.

Лететь вниз больно, а столкнуться с правдой еще больнее. Я впилась ногтями в ладони, стараясь взять себя в руки. Не хочу, чтобы хоть кто-то вновь увидел меня слабой.

Помощь декана неоценима, бежать от него глупо. Стоит дождаться, когда эта загадочная Тень исчезнет и…вернуться к прежней студенческой жизни.

Рвано выдохнув, развернулась и отправилась в библиотеку – решение проведать мистера Лори пришло неожиданно. Я так погрязла в цепочке бесконечных событий, что ни разу не вырвалась навестить его. А ведь старик всегда с радостью слушал мои рассказы, постоянно подбадривал и вместе со мной верил, что все возможно…

Но, как оказалось, просто верить недостаточно для того, чтобы мечты исполнялись…

У распахнутых дверей библиотеки я остановилась, глубоко вздохнула и вошла. Мягкая тишина приняла меня в свои объятья и я, стараясь ступать бесшумно, пересекла пустой читательский зал и несколько забитых книгами стеллажей.

Мистера Лори я нашла в его каморке, он сидел, склонившись над книгой, и что-то бормотал себе под нос.

Осторожно постучав по косяку двери, произнесла:

-Можно?

Старик чуть ли не подпрыгнул на месте и резко обернулся ко мне:

-Катрин?! – в его словах прозвучало столько удивления, что я невольно улыбнулась и произнесла:

-Да, это я…

Несколько мгновений мистер Лори не сводил с меня своих прозрачных старческих глаз, так что мне стало не по себе. Когда молчание затянулось, я все же решилась уточнить:

-Что-то не так? Я помешала? – хотела добавить, может быть, мне стоит уйти, но мужчина отрицательно затряс головой и просиял улыбкой:

-Вот уж кого не ожидал увидеть в моих скромных хоромах, так это тебя! – он захлопнул книгу и, отодвинув стул в сторону, махнул мне рукой: - Ну обними же старика, а то совсем про меня забыла!

Я тяжело выдохнула и с радостью окунулась в неожиданно крепкие объятья.

-Простите, слишком много всего произошло… - прошептала едва слышно, стараясь скрыть дрожь в голосе.

-Да я уже наслышан, - мужчина по-отечески потрепал меня по голове. – Давай, я заварю ароматный чай, и мы с тобой обо всем поговорим?

Кивнув, устало опустилась на предложенный стул и стала рассматривать корешки книг, которые лежали на столе.

«Заклинания подчинения», «Особые ритуалы подчинения», «Забытое и неизведанное. Опасная магия»

-Вы решили кого-то взять в рабство? – усмехнулась и посмотрела на суетившегося старика.

После моих слов он вздрогнул и замер, а после обернулся и как-то вымученно улыбнулся:

-Что за глупости, Катрин? Новое поступление в библиотеку, вот я и решил ознакомиться, - промелькнувший в глазах блеск показался подозрительным, но зная страсть мистера Лори к книгам, я решила не обращать на это внимание.

-А я уж подумала, - безрадостно усмехнулась и взяла дымящуюся чашку в руки, желая избавиться от холода, который будто решил отвоевать в моем сердце большую часть.

Старик сел напротив и, не сводя с меня заинтересованного взгляда, спросил:

-У тебя что-то случилось?

Удивительно, но этот человек всегда безошибочно угадывал мой настрой, вот и сейчас…

Рассказывать ему о том, что причиняло боль, совсем не хотелось, поэтому сделав пару глотков, я стала рассказывать об учебе.

-У некромантов мрачно и уныло…Правда преподаватели замечательные, что профессор Ройл, что профессор Триас…Лекции анималогии вызывают восторг и желание узнать больше.


-Да? – немного рассеянно переспросил библиотекарь, а когда я посмотрела ему в глаза, старик подался вперед и прошептал: - Лучше расскажи мне вот о чем: ты уже использовала свой дар?

Официально для всех я являюсь некромантом, а потому нехотя кивнула:

-Использовала…Поднимать зомби мне не понравилось!

Врать мужчине не хотелось, но и кричать на каждом углу о своей природной магии тоже не правильно.

По телу разлилось тепло, приятное и успокаивающее. А все тревоги и волнения показались выдумкой и глупостью. Разве жизнь не прекрасна? Напротив! Все просто замечательно!

-Я не об этом… - почему-то лицо мистера Лори показалось каким-то размытым. – Ты уже применяла черный поток магии?

-Применяла, - дрогнувшей рукой поставила чашку на стол и расстроенно покачала головой: - Пожалуй, это хуже, чем поднимать зомби…Ты видишь то, что произошло когда-то и ничего не можешь изменить… Подождите! – спохватилась, с трудом подбирая слова, - а откуда вы знаете о черном потоке?

Комната качнулась перед глазами, и я попыталась встать, но тело меня не слушалось, будто бы меня превратили в куклу.

-Что происходит? - выдавила заплетающимся языком, прежде чем упала на пол.

-Как все не вовремя, - сквозь возрастающий шум в ушах, расслышала недовольный голос мистера Лори. - Мне бы еще пару дней, и все было бы готово, но нет, он решил спрятать ее в своей квартире... А все так хорошо складывалось...

«О чем вы говорите?» - хотелось спросить его, вот только не смогла произнести ни звука, успела только мысленно обратиться к цветку:

«Ур! Помоги!» - прежде чем сознание окончательно покинуло меня.


***

Очнулась я резко, будто кто ушат холодной воды на голову вылил. Вот только, кроме того, что открыть глаза, больше ничего сделать не смогла. Тело по-прежнему не слушалось меня, даже магия, которую я попыталась призвать, будто бы испарилась...

-Очнулась? Это хорошо! - тут же рядом послышался голос старика, и я с силой зажмурилась.

Что происходит? Где я?

Пытаясь рассмотреть помещение, в котором находилась, я лишь смогла отметить старые полуразрушенные стены, увитые каким-то диким растением, и сквозь частично оставшуюся крышу были видны пушистые облака.

Я попыталась спросить мистера Лори, что все это значит, но кроме нечленораздельного:

-М-м-м-м... - ничего произнести так и не смогла.

- Ну-ну, девочка моя, успокойся! Сейчас я тебе все расскажу, только приготовлюсь к ритуалу...

«К какому ритуалу?! - мысли, одна страшнее другой, проносились в голове, и я не придумала ничего лучше, как позвать друга: - Ур!!!»

-Ах. да, забыл сказать, цветочка своего можешь не звать, браслет я снял и ставил в библиотеке, - будто зная, о чем я думаю, посоветовал Лори.

Кажется, я уже ничего не понимаю...

Но догадка пришла слишком быстро!

Тень... Мне казалась знакомой улыбка и приглушенный смех. Мистер Лори не так часто смеялся в моем присутствии, скорее добродушно ухмылялся, но и этого оказалось достаточно, чтобы вспомнить... Вот только слишком поздно!

Но зачем ему это? Столько лет я знала его и часто оставалась с ним наедине, но он никогда не давал усомниться в своей искренности...

-По глазам вижу, что все знать хочешь, - усмехнулся старик и сел рядом, взяв мою руку в свою холодную ладонь. - Сейчас расскажу, правда, времени у меня не так много, но сколько смогу уж!

Нет! Я отказываюсь верить, это просто невозможно! Такого не бывает!

-Твоя мать, Эмира, в далеком прошлом приходилась мне падчерицей. Да-да, получается, что ты моя внучка, пусть и не родная, но все же! Зато наделенная даром, который мне очень необходим, чтобы вернуть из-за грани мою погибшую дочь и жену. Ты же помнишь, я тебе о них рассказывал? - мой ответ ему нужен не был и старик продолжил: - Я их очень любил, понимаешь? Действительно любил! Готов был за них жизнь отдать, но глупый несчастный случай перечеркнул все! Они погибли, а я остался жить! Лучше бы все было наоборот! - библиотекарь с силой стиснул мою руку, отчего послышался странный хруст, но боли я не почувствовала.

Я пыталась вникнуть в смысл сказанных слов, но все ближе подбиралась ко мне, мешая мыслить трезво. Наедине с мистером Лори, который, по всей видимости, лишился рассудка, и кто меня будет искать? Хотелось верить, что Ур успел услышать мой призыв о помощи, прежде чем старик снял браслет.

Прокашлявшись, мистер Лори продолжил:

-Так вот. в вашем роду дар «проводника» передается от матери к дочери, и мне очень повезло, что твоя бабка на момент моего появления уже была вдовой. Я всего лишь предложил безродной деревенской простушке высокий статус и завидное положение в обществе, она и согласилась! Правда так и не поняла, что за это нужно будет заплатить жизнью. А вот молоденькая паршивка догадалась... И успела сбежать, прежде чем я понял свою ошибку.

Старик ласково погладил меня по голове и пробормотал:

-Да, гении тоже ошибаются, - я не видела его лица, но мне почему-то показалось, что он улыбается. - Вы уникальные, ваш дар настолько многогранен, что мало кто об этом догадывается! Твоя бабка была экспериментом, неудачным, но с ее помощью я выяснил, что сделал не так, и если бы твоя мать не сбежала, ваш род прекратил бы свое существование... Вот только твоя мать сбежала, и мало того, что выскочила замуж за профессора, так еще и ребенка родила! Хорошо, что не мальчика!

Он вновь сжал мою руку и рвано выдохнул:

-Как я и думал, она легко принесла себя в жертву, умоляя не трогать ни тебя, ни твоего отца. Я и не трогал, ждал, пока твой дар проснется, а потом устал ждать! Пришлось подтолкнуть твоего отца к решительному шагу, запугав твоим даром, подкинуть листы, якобы из дневника твоей матери, дать случайно сборник редких ритуалов отцу Тима... Он так мечтал породниться с вашей семейкой, что даже не удосужился проверить достоверность этих ритуалов... Никто бы из них даже не догадался, что произошло в первую брачную ночь, и почему твой муж так и не получил контроль над твоей магией...

Если бы я не была уже напугана до такой степени, что сердце готово выпрыгнуть из груди, то непременно оценила бы слова о собственной смерти, а так лишь прерывисто выдохнула.

-Я просчитал каждую мелочь, у меня был составлен идеальный план, но ты решила проявить характер и сбежать в академию! - под конец фразы он повысил голос так, что эхо от стен разлетелось по помещению.

Закрыв глаза, попыталась сдержать нахлынувшие слезы. Больнее всего было услышать, что выводы такого странного отношения отца я сделала верные.

-Да еще и магистр с чего-то решил помочь тебе! Пришлось изменить план и на скорую руку сочинять новый... Хотя и он не так уж плох, согласись?

Для того чтобы спорить, нужна возможность произнести хотя бы слово, я же безвольная кукла, с которой можно делать все, что угодно.

-Камушек, который служил пропуском в библиотеку по чуть-чуть разрушал и без того давший трещину блок, а уж решение декана и профессора Ройла вовсе снять его с тебя сослужили мне добрую службу. Когда они стали развивать твои способности и учить контролю, я решил не вмешиваться. Чем лучше развит дар, тем проще пройдет ритуал, но твою жизнь это вряд ли спасет...

Последнее он пробормотал очень тихо, но я расслышала.

-Так, знаешь, я бы тебе еще много чего рассказал, но время... Боюсь, тебя начнут искать и мы не успеем провести ритуал!

Резко распахнув глаза, приложила все усилия, чтобы отрицательно затрясти головой, пытаясь сбросить с себя путы оцепенения. Вот только мистер Лори смотрел на мои попытки с блаженной улыбкой на губах, а когда я так и не добилась желаемого результата, просветил меня:

-Ты правильно заметила, я готовился взять тебя в рабство, правда, ненадолго...

Мужчина отошел от меня на пару шагов, и искоса взглянув на него, увидела, как он взмахнул руками, отчего вверх взвился столб пыли. А через мгновение закрутился спиралью вокруг меня, сменив серый цвет на ярко-голубой.

Мелкие камушки, сухие ветки, крупинки песка - окружали меня, мешая вздохнуть полной грудью. Глаза слезились, и как бы я ни пыталась рассмотреть хоть что-то - не смогла.

Скверное чувство - ждать, когда все закончится... Когда живым в тебе остаются только мысли о неминуемом... Всесильные маги с Ясуса так же уязвимы, как и все остальные, не помогает ни божественная кровь, которая якобы течет в наших жилах, ни многогранность дара...

Я больше не смогла задерживать дыхание и, втянув в легкие воздух, закашлялась. Не хочу! Я не хочу так глупо умирать!

Яркая вспышка полоснула по глазам, и гул смерча тут же затих, оставив после себя оглушающую тишину.

-Мистер Лори, идеальных планов не бывает... - в полуразрушенном помещении раздался спокойный голос магистра.

Вряд ли всю гамму чувств, что за мгновение вспыхнули в моей душе, можно назвать просто счастьем, радостью и восторгом. Даже несмотря на то, что во рту остался противный привкус от песка и пыли, я мысленно глупо улыбалась, а горячие слезы катились по лицу.

-Спорное утверждение, - нервно хохотнул библиотекарь. - Я слишком долго шел к этому, чтобы позволить вам, уважаемый магистр Элт, помешать мне!

Улыбка моя погасла, это что же получается, этот чокнутый старик совсем не боится Криса?!

Нет, это невыносимо! Я ничего не вижу, не могу повернуть голову, оцениваю происходящее лишь по голосам и невнятному шуршанию от шагов!

-А кто сказал, что помешать вам хочу только я? - декан по-прежнему был спокоен, что не могло не радовать.

Вот только убежденность Лори в своей безнаказанности пугала куда больше, чем, если бы он пытался оправдаться.

-Не научился ты врать, мальчик мой, не научился, - по-отечески отозвался библиотекарь и негромко рассмеялся: - Я же знаю, что ты никого не успел предупредить, когда к тебе явился этот вездесущий цветок!

«Откуда он все это знает?! - было первой мыслью, а второй: - Неужели Крис действительно пришел один?!»

Между мужчинами повисло молчание, и только спустя несколько мгновений, магистр вынужден был признаться:

-Допустим, вы правы, но и меня одного достаточно, чтобы прекратить это представление!

Сдавленный хохот принадлежал Лори, а после старик, наконец-таки произнес:

-Что же, давай проверим, кто сильнее...

Раздался жуткий грохот... Я не могла видеть, но чувствовала, что магия сгущается, будто грозовые тучи перед дождем. В воздухе разлилась горечь, отчего дышать стало невыносимо трудно.

Но что меня больше всего угнетало, так это тишина... Ни Крис, ни сумасшедший старик не проронили ни слова, а я... Мне остается только догадываться, что происходит...

Вновь грохот, сдавленное рычание библиотекаря. Треск, будто бы сухое дерево переломилось, и шелест легкого ветра взметнул волосы, бросив их мне в лицо.

Глухой удар и воцарившаяся тишина заставили сердце замереть на миг и затаить дыхание. Уверенные шаги, с хрустящими под ногами камнями не могли принадлежать Лори, не могли... Я в это верила!

Крис...

-Катрин? Как ты? Встать можешь? - обеспокоенное лицо мужчины появилось в поле моего зрения, и я не смогла сдержаться от судорожного вздоха.

Он здесь... Все закончилось...

На его щеке появилась глубокая царапина, а из треснувшей губы сочилась кровь. Как никогда хотелось воспользоваться магией и залечить каждую его рану...

Но нужно ответить ему... Только как, если я так и не могу ни разговаривать, ни управлять собственным телом?

-М-м-м... - слабо промычала, и декан тут же сообразил, что к чему.

-Подчинение! - я только и смогла на это слабо улыбнуться. - Если бы ни Ур, я даже не представляю, чтобы произошло, - подхватывая меня на руки, дрогнувшим голосом произнес он.

Крис смотрел в мои глаза, будто бы пытался найти ответы на не озвученные вопросы. И только хотел произнести что-то еще, как захрипел и стал заваливаться вперед, придавив меня своим весом к холодному камню...

Я не сразу догадалась, что случилось, лишь, когда бесчувственное тело декана стащили с меня и мистер Лори произнес:

-Эх, мальчишка, ничему его жизнь не учит... Я же готовился, все рассчитал, а он не поверил...

«Крис?!» - закричала, что было сил, но кроме:

-М-м-м-м! - ничего выдавить из себя не смогла.

-Не переживай так, Катрин, на место декана факультета боевиков, быстро найдутся новые кандидаты! Так, продолжим, пока предприимчивый цветок больше никого не позвал...

Нет! Нет! Нет! Крис?! Что с ним?! Что он с ним сделал?! Он не может вот так взять и умереть! Просто не может! Он же сильный! Он...

Мысль оборвалась на полуслове, потому что столб пыли взвился вверх, окружая меня, впиваясь в тело мелкими камушками, царапая лицо, путаясь в волосах.

Где-то над головой засиял яркий диск солнца, приближаясь ко мне. Сердце замерло в груди от страха и невнятного ожидания, а после тело выгнулось дугой от невыносимой боли, будто бы кто-то стал ломать поочередно все кости.

Хриплый крик вырвался из горла, и я попыталась увернуться от невидимого мучителя. Где-то на грани здравых мыслей мелькнуло облегчение, что я больше не безвольная кукла, но очередная волна боли заглушила радостное открытие.

-О, великая богиня Ахра! Прими кровь невинной девы как жертву! Отверзи для нее врата грани! Верни их мне...

Казалось, голос Лори звучит в моей голове, каждое произнесенное слово заставляло сердце биться быстрее и быстрее, пока его стук не заглушил мой собственный крик отчаяния...

Вихрь подхватил меня, вознося высоко к полуразрушенной крыше, распяв в воздухе. Боль мгновенно затихла, и на ее место пришла опустошенность. Будто глухая и непробиваемая стена. Мне вдруг стало все равно, что произойдет со мной дальше, и какую еще боль придется выдержать.

Перед смертью я только хотела убедиться, что Крис жив, ведь он не может умереть, только не он. Пусть бы рядом с ним была Жози, не важно, главное, чтобы он жил...

Окинув мутным взглядом заваленный обломками пол, увидела Криса у подножья овального камня, на котором не так давно лежала я, а на груди его светло-серая рубашка окрасилась в багровый цвет...

Мужчина не двигался и не подавал признаков жизни...

По моей вине погиб еще один дорогой мне человек?! Тот, кому я отдала свое сердце... Тот, ради которого готова на многое...

«И на что же ты готова?» - голос, прозвучавший в мыслях, показался смутно знакомым.

-Готова на все! - не раздумывая, дала ответ, не сводя взгляда с Криса.

Мне было все равно, кто разговаривает со мной, вполне возможно, что это лишь помутнение рассудка на почве всего происходящего...

«На все? - усмехнулся голос. - И умереть за него готова?»

Возможно, а так и не научилась принимать взвешенные решение, не те, которые диктуют чувства и эмоции, а для которых нужен холодный расчет, но жалеть я об этом вряд ли буду...

-Да, готова..

Лучше умирая знать, что он будет жить... Чем жить, зная, что могла его спасти и не воспользовалась такой возможностью...

«Мне не нужно от тебя так много... Отдай ему свою магию и он будет жить...»

-А Лори? - мне было безразлично, что произойдет со стариком, но все же...

«У него не осталось сил, чтобы помешать тебе...»

Тело медленно стало опускаться все ниже и ниже, прежде чем я догадалась спросить:

-Кто ты?

Мелодичный смех мне был ответом...

«Ты так и не узнала меня... Но, поверь, и эта встреча не последняя, мы еще увидимся!»

Ахра... только сейчас я поняла, что это была она!

Когда ноги коснулись пола, удержаться я на них не смогла и рухнула на колени, чтобы ползком направиться к Крису.

Отдать магию? Я готова отдать все, лишь бы помочь ему.

Безумный старик лежал недалеко от декана, раскинув руки в стороны и судорожно вздыхая. Испугаться, что он может помешать мне, не успела, он первым произнес:

-Выжжешь магию ради него? Одумайся! Ты можешь повелевать мертвыми с помощью своего дара! Ты сможешь вернуть мне их! - последнее он просипел полузадушенным шепотом, наверняка прожигая меня ненавидящим взглядом.

Остановившись у ног Криса, я оглянулась на старика:

-Мне не нужны полчища мертвых, мне нужен только он! - вряд ли я смогу понять это маниакальное желание вернуть любимых, ценой чужих жизней.

Единственное, что я хотела знать, так это:

-Что ты сделал с мамой?

Злорадный смех прокатился по пустому залу, и прежде чем потерять сознание, Лори просипел:

-Ее постигла та же участь, что и твою бабку!

Судорожный вздох болью отозвался в сердце, но я, стиснув кулаки, с большим трудом призвала магию.

Здесь и сейчас я должна спасти его...

Желтый поток слабо заискрился на ладонях, и я опустила их к ране на груди Криса. Рвотный позыв остановила с трудом, а после вовсе стало не до сантиментов.

Выгорание - это боль, страх, и беспросветная темнота...

Жертва - это возможность загладить вину перед теми, кого ты любишь...

Счастье - это знать, что пройдя через все мучения, ты подаришь ему жизнь...

Погружаясь в вязкий мир небытия, я была действительно счастлива. Настолько, что цена, которую заплатила, показалась всего лишь маленькой песчинкой, среди радужного будущего, пусть даже не нашего, а только его...


***

Сознание медленно возвращалось, накатывая волнами воспоминаний, но отрывки не вырисовывали единую картину, так что я вновь сдалась на милость уютной темноты.

-Что она делает в твоем доме? - злой женский шепот достиг слуха.

Даже сквозь зыбкий сон чувствовала ноющую боль во всем теле. Хотя память не спешила пояснять, почему я так скверно себя чувствую.

-Я обязан перед тобой отчитываться? - в ответ послышался спокойный голос Криса.

Его собеседница не сразу нашла, что возразить, но спустя пару мгновений напряженной тишины, прошипела:

-Из-за нее ты чуть не умер!

-Из-за нее я жив! - все так же спокойно, но весомо бросил Крис, и на этих словах я открыла глаза.

Память проснулась, будто по щелчку, и я задохнулась от нахлынувших ощущений. Лори, его сумасшедший поступок, неудавшееся жертвоприношение, подарок богини... Все смешалось воедино, сменяя одну картинку другой.

Обхватив голову руками, попыталась унять боль, которая вспыхнула с новой силой, выворачивая душу наизнанку.

-Катрин? - рядом оказался Крис, и осторожно дотронулся до плеча.

-Сейчас, - еле выдавила из себя, надеясь, что боль затихнет и я, наконец-таки, смогу мыслить ясно.

Мужчина ничего не ответил, я лишь расслышала торопливые шаги и к моим губам приложили теплую чашку:

-Выпей, станет легче...

Подчинившись просьбе декана, не открывая глаз, сделала осторожный глоток. Терпкая жидкость обожгла горло и я закашлялась.

-Сейчас... - Крис отошел и вновь вернулся.

Мужчина сел рядом и провел рукой по волосам:

-Катрин, посмотри на меня? - его голос дрогнул, и я с трудом открыла глаза, чтобы тут же столкнуться с потемневшим взглядом магистра. - Легче?

Не в силах произнести хоть слово, медленно кивнула, и правда, чувствуя, как боль затихает. Прочистив горло, решилась спросить:

-А вы?

Крис понял меня с полуслова и грустно улыбнулся:

-Да что со мной станет? Жив, здоров... - он замолчал, и улыбка тут же погасла: - Зачем ты это сделала?

Я знала, о чем он спрашивает, знала, но придумать достойный ответ не смогла и лишь отвела взгляд.

Как ему признаться в том, что влюбилась? Потеряла голову всего за один вечер, хотя клялась самой себе, что все эти розовые облака не для меня? Что мечтала я о чем угодно, но только не о чувствах? Глупое девичье сердце совсем не вовремя вспомнило, как это сладко, любить кого-то... Даже если этот кто-то никогда не будет принадлежать мне...

-Расскажите, что произошло после? - перевела разговор с щекотливой темы, так и не решаясь вновь обратиться к нему на «ты».

Крис тяжело вздохнул, но наставать на ответе не стал.

-Произошло много чего за эти пять дней, давай по порядку...

Пять дней?! Ничего себе...

Я осмотрелась. В комнате больше никого не было, но я ведь слышала женский голос, и если я не ошибаюсь, принадлежал он Алисии...

Поэтому перебила мужчину, пока он не начал свой рассказ:

-А где ваша сестра?

Магистр нахмурился, и отвернулся, бросив взгляд в сторону двери:

-Давай об этом чуть позже, хорошо?

Что мне оставалось? Только согласиться... Я же и раньше знала, что Алисия совсем не испытывает ко мне теплых чувств, так теперь к чему эти вопросы...

-Так вот, о том, что произошло дальше...

Дар проводника, действительно, уникален. Я смогла вернуть Криса из-за грани, правда для этого пожертвовала своими силами. Что же, я знала на что иду... И теперь все вернулось в привычное русло. Я вновь недомаг без каких-либо способностей...

Магистр очнулся сразу, как только я потеряла сознание, и к этому моменту подоспела помощь - профессор Ройл вместе с Диметрисом. Ур как всегда оказался на высоте. Конечно, он немного опоздал, но... Профессора забрали Лори, который так и не очнулся, а много позже устроили ему допрос.

Ничего нового о его плане я не услышала, каждый шаг должен был приблизить меня к ловушке, вот только все пошло иначе.

-И где он сейчас? - с трудом выдавила из себя, когда Крис рассказал о судьбе моей матери.

Быть магической подпиткой для безумного мага - страшно... Понять Лори невозможно... Не такой ценой возвращают счастье...

-Профессор Ройл забрал его в Палату, там Лори признали душевнобольным и отправили на принудительное лечение.

-Лечение?

-Лечение, - подтвердил Крис, - это лучший вариант Катрин, теперь, даже если он проговорится о твоем даре и даре твоей матери, ему никто не поверит...

Да, это лучший вариант. Вряд ли кто-то поверит, что мой дар выгорел, и... Совсем не хочется оказаться предметом изучения!

-Хорошо, - поежилась и отвернулась, поймав на себе загоревшийся взгляд Криса. -Ты ведь слышала мой разговор с Жози, поэтому сбежала?

Почему этот мужчина такой проницательный?

-С чего вы взяли? - постаралась ответить равнодушно, но голос все равно дрогнул.

Магистр безрадостно усмехнулся:

-Да хоть с того, что ты вновь обращаешься ко мне на «вы», - я обернулась к мужчине и скривила губы в подобие улыбки.

-Это ничего не доказывает! - признаваться, что подслушала их разговор, вовсе не хотелось.

-Хорошо, это не аргумент... - покорно согласился Крис. - Но конспект, который ты выронила в приемной, как раз-таки доказывает все...

Я почувствовала, как лицо запылало от смущения, и вновь отвернулась, но декан и не подумал переводить тему.

-Я обязан тебе жизнью.

Слова Алисия оказались как нельзя кстати:

-Если бы ни я, вашей жизни вовсе ничего не угрожало бы...

Мужчина выругался очень тихо, но я расслышала каждое слово, и оттого еще больше смутилась.

-Ты так ничего и не поняла, - спустя несколько секунд напряженного молчания, проговорил он.

-Что именно? - пытаясь заглушить глупую надежду, которая вспыхнула в груди, задала вопрос.

-Ты не представляешь, каково это - понять, что влюбился в собственную студентку... Смотреть, как она дарит поцелуи парнишке, а не тебе... Знать, что ей с ним будет лучше. Вот только, переоценил я свое благородство. Пришлось признаться, для начала, самому себе, что эта вредная адептка нужна мне больше жизни... А теперь пришло время сказать об этом и ей...

Пока он говорил, я не дышала, мне казалось, что сплю, ведь не могут эти слова прозвучать на самом деле?!

Но Крис был реален, как и его горячие кончики пальцев, которые осторожно коснулись моих приоткрытых губ.

-У меня есть к тебе одно предложение, - вновь заговорил мужчина. - Как ты смотришь на то, чтобы отчислиться из академии и стать моей женой?

-Что?! - нет, я ожидала другого, максимум признание в любви, но так... сразу...

-Да-да, я знаю, что ты жутко самостоятельная и мечтаешь о путешествиях, - скептически отозвался он. - Вот только я не намерен разрушать твои мечты, наоборот, я помогу им осуществиться...

-А как же... люблю?.. - кажется, я так растерялась, что спросила откровенную глупость, иначе почему тогда в глазах Криса вспыхнули смешливые искорки?

-Да, прости, я перепутал последовательность... - он поднялся с кровати и опустился на одно колено, взяв мою ладонь в свою руку: - Я люблю тебя, Катрин, выходи за меня?

Больше книг на сайте - Knigolub.net


home | Отворотное зелье. Цена счастья | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу