Book: Сказка о свете, тьме и тени



Власова Елена

Сказка о свете, тьме и тени

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СВЕТЕ, ТЬМЕ И ТЕНИ

Тень Света - Тьма, Тень Тьмы - Свет.

Не признают этого живущие в Свете, их Враг - Тьма.

Не признают этого живущие в Тьме, их Враг - Свет.

И только те, кто живет на узкой полосе Тени, разделившей миры Света и Тьмы, не считают их Врагами и не забывают про их единство.

Ведь только они знают настоящего Врага.

И хранят от него и Свет, и Тьму...

"Всесильная Тьма, будь милосердна!" - шептали губы человека в Черных одеждах, стоящего у окна и неотрывно смотрящего на Восток. Там сгущалась первая волна вечерних сумерек.

"Всесильная Тьма, будь милосердна к нему и ко мне, отпусти его в эту ночь..."

Тяжелый стон донесся с кровати, стоящей в глубине зала так, чтобы лучи солнца не беспокоили лежавшего на ней. Тот, кто стоял у окна, бросился к нему. А лежавший вновь пытался встать, и кровь его заливала постель. И руки Темного Рыцаря снова удерживали его, не давая погаснуть искорке жизни. Бессмертные не могут умереть от простых ран, они могут лишь умирать и умирать, бесконечно возвращаясь в мир, и нет пытки страшней, чем эта.

Наступившая ночь была решающей для лежащего - Лорда Мрака. Либо он будет вечно мучиться между жизнью и смертью, либо у него появится надежда пусть на мучительную, но все же жизнь.

Рыцарь понимал, что его молитва о покое вряд ли будет услышана. Не обрести покоя его другу. Уже почти год он искал возможность помочь своему Лорду, и если бы была возможность обменять его жизнь на свою, он бы не раздумывал. Но не было такой возможности. Подарить Жизнь или Смерть может лишь Женщина, а Лорд, как и все его рыцари, был одинок. И сейчас он расплачивался за это. Почти год отчаянных поисков, бредовых надежд, неверие в то, что эта ночь наступит... Все это было напрасно. И бессмертие, подаренное Темному Лорду его народом за все то добро, что сделал он для них, сейчас сыграло с ним злую шутку. Вечность была у него впереди, вечность пытки смертью.

Если не успеть, если ничего не изменить...

Рыцарь заставил умирающего сделать несколько глотков из кубка, и когда тот затих, снова подошел к окну.

У него оставался последний шанс, странный и непонятный, он так и не смог до конца разобраться в этой записи древних. Но иного все равно не было, и он решил рискнуть.

Вершина башни. Город далеко внизу. На западе догорает заря, на востоке зажигаются первые звезды...

Клинок обнажен...

Слова сказаны...

Дорога призрачным светом легла под ноги.

И надо было идти... не оглядываться назад и верить в Дорогу. И Темный Рыцарь шел по Звездному пути, потому что теперь только этот путь мог привести его к жизни для друга.

Он шел мимо звезд и сквозь них, он шел, потеряв счет времени, забыв об усталости, все вперед и вперед, в вечной ночи, туда, куда лежала его Дорога. И только сердце его билось все тише, и медленнее текла кровь, обращаясь в Вечный Лед, пронизанный Светом Звезды. И он понимал, что еще немного, и он вернется в эту первооснову творения - если не успеет дойти. Но сожаления уже не было...

Его сшиб с Дороги сильный удар, и Рыцарь, придя в себя от удара и почувствовав живую боль во всем теле, вдруг осознал, что лежит в густой мягкой траве. Вечерело. Вечер был теплым и пахло землей, травами, лесом... сладко, пьяняще пахло Жизнью. Он пошевелился, приподнялся, и даже боль показалась ему подарком.

- Очнулся, - услышал он спокойный негромкий голос, - тогда выпей вот это.

Говоривший налил в чашку из котелка над маленьким костром какую-то жидкость, подошел к Рыцарю, опустился рядом с ним на колени. Затем обнял одной рукой, чтобы приподнять, а другой поднес к его губам чашку с горячим напитком. Почти несознательно Рыцарь сделал несколько глотков... И словно огненная волна прошла по телу и ушла в теплую землю, унося боль и усталость. И тут же рука державшего отпустила его.

Рыцарь сел и огляделся.

Большая поляна, лес, костер, человек, который сейчас подкладывал туда сухие ветки и задумчиво смотрел в огонь. Странный это был человек. Он был молод - не старше самого Рыцаря, но совершенно седой, и лицо его было спокойно тем спокойствием, которое Рыцарь умел узнавать, спокойствием принятого решения, пусть этим решением была Смерть. И одет он был тоже странно - его плащ с откинутым сейчас капюшоном словно растворял его фигуру в сумерках. Движения человека не беспокоили ни траву, ни огонь, ни лес, ни даже воздух, и Рыцарь вдруг представил, как тот, надев капюшон и словно растворившись, становится невидимой стремительной Смертью. Но сейчас капюшон был откинут. Из оружия у человека был только лук со стрелами и короткий меч.

Рыцарь не знал таких людей, и сейчас был в недоумении - куда же привела его Звездная Дорога.

- Где я? - против его воли в голосе была доля растерянности.

- Я сбил тебя с Дороги почти над Границей, еще пару шагов, и мне пришлось бы доставать Чистую Стрелу.

- Ты сбил меня с Дороги... - Рыцарь вскочил и рука его сама легла на меч.

- А что мне оставалось делать? Я же говорю, еще несколько шагов и ты перешел бы Границу, и мне пришлось бы убить тебя.

- Почему?

- Потому что я Страж, или Пограничник - это как тебе больше нравится.

- Но ведь Дорога вела меня туда... как ты посмел?

- Да вот посмел... - невесело усмехнулся Пограничник.

- Кто ты такой, чтобы нарушать волю Звезды, проложившей мне эту Дорогу?!

- Я Страж Границы. - Уже более жестко ответил человек. - А что касается Дороги, то проложила ее не Звезда, а твое желание что-то сделать. И если эта Дорога вела тебя через Границу, то это было глупое желание, он снова усмехнулся и добавил: - Хотя не спорю, сила его была велика, хотя и достойна лучшего применения...

Перед Рыцарем на миг встало измученное лицо Лорда Тьмы, его кровь, неостановимо сочащаяся из страшных ран...

- Да как ты смеешь так говорить, ничего не зная...

- Так же как ты смел идти, не зная, куда идешь.

- Ты ответишь за это!

Рыцарь сжал рукоять меча, так что побелели пальцы.

- Угомонись, Дитя Тьмы. Я не хочу тебя убивать...

Рука непроизвольно рванула клинок из ножен. Так с ним не смел разговаривать никто.

- Возьми свой меч и отвечай за свои слова, если ты не трус.

- Я же сказал, что не хочу тебя убивать.

- А ты уверен, что сделаешь это?

- Да. Ты, видимо, совсем издалека. Как во Тьме, так и в Свете знают, что Пограничники обнажают оружие только чтобы убивать... Так что спрячь меч, Пограничье не место для Смерти кого-либо, кроме нас.

Он говорил это спокойно и даже как-то грустно, и Рыцарь почему-то опустил клинок.

- Как Свет, так и Тьма, - повторил он. - Куда же я попал?

- В Тень...

- Что?!

- А-а, об этом ты что-то слышал.

- Ужас Тени! Это вы и есть?

Пограничник засмеялся тихо, почти беззвучно и не очень радостно.

- Да нет, не бойся... Ужас Тени по ту сторону Границы, как раз там, куда ты шел. А мы всего лишь те, кто смотрит ему в лицо, пока светит Звезда. И Она это знает. А твоя дорога легла так, как легла бы в Древние времена - ты, наверно, прочел Слова Древних?

Темный Рыцарь молча кивнул.

Но тут он вспомнил:

- Но ведь я опоздаю, уже опоздал...

- Куда?

- Я должен был принести исцеление моему Лорду, и Дорога вела меня к нему, а ты...

- Да как ты не понимаешь, что нельзя переходить Границу, ни за что нельзя. И умирать здесь тебе тоже нельзя. Иначе твоя душа уйдет туда, - и он снова показал рукой на Север. - И чтобы не допустить этого, я убью твою душу.

Повисло тягостное молчание, а потом Пограничник, видно, решив что-то, резко поднялся.

- Ты назвал меня трусом, ты не веришь, что я говорю правду? Скоро настанет ночь. Хочешь посмотреть, куда ты собирался идти?

Рыцарь кивнул как-то непроизвольно.

- Тогда пошли, пока совсем не стемнело.

Башня, сложенная из огромных, плотно пригнанных друг к другу, темных, словно обгоревших камней, стояла в центре круга. Внутри она была пуста, и только винтовая лестница, обегающая ее по стене, вела на верхнюю площадку.

Открылся и закрылся люк.

И вот они стоят на самом верху, на круглом гладком пятачке.

- Смотри...

И Темный Рыцарь увидел Границу. Серая пепельная полоса словно делила весь мир пополам. И на этой стороне был лес, башня, они, а на той... он не понял...

- Это Черные Маки, они растут на той земле... Когда-то там была наша Земля. Но теперь приготовься. Это бой, только внутри себя, собери все силы и не сдавайся...

Темнело, но Тьма не приносила покоя... А на той стороне мертво колыхались под мертвым ветром Черным Маки. И было тихо, абсолютно тихо. Но Темный Рыцарь не чувствовал страха... до того мгновения, когда вдруг почувствовал, что цепкий взгляд с той стороны словно нащупал его, легким ветерком коснулся волос, лица, проник в душу... Легко-легко, не причиняя боли. А потом стал расти и усиливаться. И уже казалось, что что-то там ни Севере, за пепельной полосой ждет его, ждет ненасытно. И ветер, который не был ветром, рвал его душу, стремясь высосать ее, разодрать на части и унести туда... туда. И Ужас звал, и не было сил противиться этому. Он не знал, что так бывает, и чувствовал, что теряет себя, ненавидел своего врага и противостоял ему, собирая все силы. Но и ненависть, и силы его все уносил этот ветер, который не был ветром, уносил туда, в пасть Чудовищу. И Рыцарь рванул из ножен меч, готовый вонзить его в свое сердце, чтобы не отдать свою жизнь, силу, душу тому, чему он не мог противиться. Но в этот миг чьи-то руки обняли его за плечи, сжав до боли, и порвалась эта жуткая связь. Вдвоем с Пограничником стояли они на Башне Испытания и смотрели в лицо Ужасу. И ветер, который не был ветром, бессильно выл, выпустив добычу.

И пришло утро.

- Я понял, прости, - тихо сказал Рыцарь Стражу Границы, когда они вновь лежали в теплой живой траве.

- И ты прости. Я не должен был так поступать.

- Как?

- Во-первых, тащить тебя на башню. - Он замолчал.

- А во-вторых?..

- Во-вторых... Во-вторых, это сложнее. Ты пришел почти из Сердца Тьмы. Здесь Тень. Но сюда приходит и Свет.

Там, на Башне, я разделил с тобой свою жизнь, и не знаю, как теперь ты сможешь жить во Тьме. В жизни Стражей Границы слишком много и Тьмы, и Света. Как и в тебе теперь...

- Не понимаю. Но я понял другое. Против этого, - он кивнул в сторону Севера, - одинаково стоят как Свет, так и Тьма.

- Да, Тому безразлично, что есть...

- И если бы я мог спасти своего Лорда, я мог бы объяснить, где настоящий Враг.

- Вряд ли. А что касается твоего Лорда, то его можно спасти.

- Как? Ведь прошло столько времени.

- Ты все время забываешь, что это Тень. Здесь не Время, а Тень его. Пойдем к Границе.

И они подошли к полосе пепла. Двое - один в черном, другой в пепельно-сером плащах. Но оба они были седыми. Ведь оба они видели лик Врага.

И тот, кто был в Сером, прошел по пеплу Границы и, нагнувшись, вырвал с корнем один из Черных Маков, которые тянулись навстречу, словно чувствовали его. Потом он вернулся обратно. Но на последних его шагах по пеплу увидел Темный Рыцарь лицо Стража Границы. И было в нем больше боли, чем в лице его Лорда, умиравшего от ран.

А неприметный значок на груди сиял и в свете дня Звездой, единый, с удлиненным лучом-клинком.

- Ну вот, - тихо сказал Пограничник, подошел к Рыцарю и протянул ему цветок. Черные узкие лепестки его напоминали скорее лилию, чем мак, стекающие в чашечку прожилки были кровью, а корень, когда Пограничник стряхнул с него землю, оказался похож на белоснежного осьминога с жадными шевелящимися щупальцами.

- Прекрасный цветок, правда?

Рыцарь кивнул, стараясь не смотреть на клубень.

- Весь наш Мир в этом Цветке. Лепестки его сосут жизнь из всего живого, поэтому рядом с ними ничего не растет. А клубень - великое лекарство, возвращающее жизнь. Но цветок черен и прекрасен, а клубень светел и страшен. Что лучше?..

Он оторвал цветок и бросил. Протянул Рыцарю клубень.

- Это и есть лекарство. Тут столько жизней, что хватит на любое бессмертие.

Рыцарь снова молча кивнул, пытаясь сдержать рыдания, перехватившие горло. О, как страшно оказалось непонимание...

- Пойдем, кони ждут.

Они простились на той же поляне, где встретились, и где Пограничник подвел Рыцарю серебристого коня.

- Он будет тебя слушаться, он понимает... и сам знает все Пути. Прощай, Темный Рыцарь, - и он снова до боли стиснул плечи Рыцаря, как тогда, на Башне, делясь своей силой.

- Прощай, Страж. Теперь я знаю Истину, и знаю, что такое Граница. И если не помочь, то не мешать вам постарается Тьма...

- Не загадывай...

- Не будь суеверным...

И на закате того же дня, когда ушел Рыцарь с башни замка правителя по Звездной Дороге, остановился серебристый конь у ее ворот.

И светилась вода в чаше, куда капал сок из белого клубня. И разжав стиснутые зубы темного Лорда, напоил его Рыцарь чудесным напитком.

И до утра спокойно спал его друг, и пока он спал, закрылись раны его.

А утром он проснулся и был здоров.

Прошло несколько дней, и Рыцарь рассказал Лорду тайну его выздоровления. И по мере того, как говорил он, мрачнело лицо его друга. И сказал он Рыцарю:

- Что же наделал ты, друг...

И сказал он:

- Свет ослепил твой разум...

И долго-долго молчал он, а потом сказал:

- Мое сердце болит, но я решил. Если кто-нибудь, кроме меня, узнает твой рассказ, ты будешь обречен. Ты же знаешь, что ждет несущих проклятие Света...

- Пытка и смерть, знаю. Но ведь я же говорю, что нет никакого проклятия Света.

- Свет ослепил твой разум. Но ты был моим другом, ты спас мне жизнь... Бери своего коня и покинь мои владения. Даю тебе ночь... Беги. И видя, что Рыцарь пытается что-то сказать, добавил резко: - Так я решил, и да простит тебя Мрак.

Рыцарь поднялся. Посмотрел в глаза своему другу, но взгляд того не дрогнул... он был прав.

Рыцарь вышел.

В конюшне его ждал серебристый конь.

Конь знает все Дороги.

А на Границе его ждет Страж, разделивший с ним Жизнь. Что ж, они опять встанут рядом.







home | Сказка о свете, тьме и тени | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу