Book: Я тебе верю



Я тебе верю

Вера и Марина Воробей

Я тебе верю

Купить книгу "Я тебе верю" Воробей Вера + Воробей Марина

1

В кафе было почти безлюдно: за столиком в глубине зала о чем-то своем ворковала молодая парочка да у стойки, усевшись прямо напротив бармена, тянул коктейль через соломинку какой-то субъект.

Заглядевшись на влюбленных, Лу не заметила подошедшего к ее столику официанта и даже вздрогнула от неожиданности, услышав:

– Принести что-нибудь?

– А, Дэн, привет! Если можно, апельсинового сока!

Взглянув на молодого человека, Лу невольно улыбнулась. Не будь она завсегдатаем этого заведения, легкий шок был бы ей обеспечен: стоящий рядом с ее столиком Дэн как две капли воды походил на своего напарника, ловко сбивавшего в этот момент коктейль за стойкой. Близнецы Дэн и Макс были похожи настолько – вплоть до мельчайших деталей одежды, – что различить их могли только люди, давно и хорошо их знавшие. Даже татуировки на плечах были одинаковые! И уж чтобы добиться полной идентичности, Дэн и Макс побрились наголо.

Это было специальной «фишкой» небольшого кафе с необычным названием «Два клона» – бармены-близнецы. Кафе открылось не так давно и еще не было хорошенько «раскручено». Поэтому здесь можно было спокойно посидеть с подругой или приятелем, разбавляя беседу ароматным фруктовым коктейлем или мороженым. Лу нравилось это местечко, тем более что и цены пока были вполне приемлемые…

Она взглянула на сверкающий циферблат больших часов, висевших на стене, – половина первого. Вот-вот должна подойти Черепашка, ее лучшая подруга. «Или уже бывшая лучшая подруга? – Сердце Лу тревожно сжалось, и она поспешила отогнать эту мысль: Ерунда!» Конечно, история с Гешей Ясеновским не могла пройти бесследно, не оставив в их отношениях трещины, причем весьма ощутимой. Но Лу знала, верила: со временем все наладится. Тем более что теперь ни Черепашке, ни самой Лу нет до этого Геши никакого дела. Теперь Черепашка с головой ушла в съемки молодежной программы, в которой она стала ведущей, а у Лу появился Костя.

Костя был тайной Лу. Они познакомились три недели назад, именно в тот день, когда Черепашку выписали из больницы. Знакомство это произошло при очень необычных обстоятельствах. И сейчас, поджидая подругу, Лу снова вспомнила тот удивительный день…


Вечером она засиделась у Люси допоздна. Поговорить им было о чем. Ведь Черепашка почти целый месяц пролежала в больнице. Вначале разговор не клеился. Будто бы встретились два совершенно чужих человека. Но какие же они чужие, если с первого класса вместе? И дело было совсем не в том, что Черепашка обиделась на Лу из-за той истории с Гешей. Просто Люся ощущала странный внутренний дискомфорт, причины которого она и сама не понимала. А Лу не могла этого не чувствовать. Но постепенно напряжение ослабло, Люся как будто оттаяла, и подруги отправились на кухню пить чай. Потом они долго и откровенно разговаривали, и Лу спохватилась, когда часы на стене показывали почти одиннадцать вечера.

– Люсь, слушай, время-то! – Лу помчалась в прихожую, быстро влезла в кроссовки, натянула коротенькую куртку с меховым воротником. – Мама позвонит, скажи, что я сейчас буду, ладно?

На улице уже стемнело. К вечеру подморозило. Засунув руки в карманы куртки, девочка быстрым шагом двинулась к дому. Она жила неподалеку, всего в двух кварталах от подруги. Их район считался чуть ли не центром и всегда был вполне спокойным. Поэтому, заметив шумную компанию, Лу не придала этому никакого значения. Тем более, что она знала почти всех тинейджеров, живущих в районе.

Но эти парни были чужими. Видно, они возвращались с вечеринки, потому что вели себя очень раскованно: орали что-то хором, хохотали, куражились, вообще не стеснялись выражать свои чувства. Один из них заметил Лу:

– Пацаны, гляньте-ка, вот это куколка! Эй, красотка, выпить хочешь? – Он, пьяно ухмыляясь, протянул девушке бутылку, где на донышке плескалось недопитое пиво.

Лу, ничего не отвечая, ускорила шаг. Ей не хотелось связываться с подвипившими дураками, ведь ее подъезд был уже совсем рядом. Но парни не отставали. Один из них, тот, что с бутылкой, преградил ей дорогу. Остальные трое расположились сзади, отрезая путь к отступлению.

Лу выглядела старше своих четырнадцати лет. Ее экзотическая красота часто привлекала внимание ребят. Иногда это внимание становилось чересчур навязчивым, и тогда Луизе приходилось действовать очень решительно и смело. Но она никогда никого не боялась – считала, что это ниже ее достоинства. Одним только презрительным выражением больших черных глаз, одной убийственной репликой она умела поставить на место самого развязного ухажера… Но сегодня все было по-другому. Эти молодые кретины были пьяны, а самый бойкий из них спешил показать остальным, что он тут самый крутой.

– Девушка, давайте знакомиться! Я, к примеру, – Артем, а вас как зовут?

– Для тебя, придурок, никак! – прошипела прямо в ухмыляющуюся рожу Лу. – Дай пройти!

– Ну, ничего себе прикольчики! – Тот, что назвался Артемом, попытался изобразить на своей нагловатой физиономии оскорбленную невинность. – Эта коза назвала меня придурком!

Парни молча стояли позади Лу, никак не выражая своего отношения к происходящему, но их зловещее сопение за спиной очень встревожило девушку. «Надо что-то делать», – подумала она. Оглядевшись по сторонам, Лу не заметила никого, кто мог бы ей прийти на помощь. Двор был совершенно пуст – ни гуляющих с собаками мужчин, ни спешащих домой женщин… «Что ж, придется рассчитывать только на себя…» – решила Лу и врезала по ухмыляющейся физиономии кулаком, а потом со всех ног помчалась к своему подъезду.

Ее поймали, когда она уже стала открывать дверь. Двое крепко схватили ее под руки, один больно держал за волосы, а Артем, слизывая кровь с рассеченной губы, говорил:

– По-хорошему, значит, не хотим? Давай по-плохому… Мадам как желает: сначала – по морде, а потом – все остальное, или наоборот?

«Всё, приплыли…» – мелькнуло в голове Лу. Идиотизм ситуации был настолько очевидным, что все это походило на дурной сон.

И тут раздался еще один голос, очень спокойный и уверенный. Казалось, что кто-то просто полюбопытствовал:

– Пацаны, это где вас учили так за девушками ухаживать?

«Пацаны» отпрянули, от неожиданности отпустив свою жертву.

Оказавшись на свободе, Лу хотела было сразу же скрыться в подъезде, но любопытство оказалось сильней. Потом, прокручивая в памяти тот вечер, она поняла, что ее буквально заворожил этот спокойный, чуть насмешливый голос…

– Не, сынки, так не годится…

Тот, кто назвал четверых подвыпивших бугаев «сынками», оказался коротко стриженным парнем лет девятнадцати. Он стоял совершенно спокойно, как бы не замечая, что «сынки» молча и как-то деловито берут его в кольцо. Дальше все произошло так быстро, что восстановить картину во всех деталях можно было бы только с помощью замедленной съемки: стриженный парень всадил кулак в челюсть Артему, одновременно сломав ногой колено одному из его дружков. Сбитые с ног точными ударами они лежали не шевелясь, двое других замерли в недоумении.

– Сынки, чего ждем-то? – доброжелательно поинтересовался у них странный парень.

И те, решив, что ждать им уже действительно нечего, молча испарились, оставив на поле боя своих менее удачливых товарищей.

Приблизившись к замершей у подъезда Лу, парень сказал:

– Костя, – и протянул ей широкую ладонь.

– Луиза… – Девушка осторожно пожала его руку. – Спасибо, Костя. Ты появился очень вовремя.

– Да не за что. Ты вечером поосторожней ходи. А то шляются… козлы всякие…

Носком ботинка он ткнул Артема в спину. Тот, совершенно растеряв былой пыл, приподнялся на локтях, сел, тряся головой, потом медленно встал. Не глядя на Костю и Лу, помог подняться своему товарищу. Не оборачиваясь, протрезвевшие парни уковыляли куда-то в темноту…

Лу охотно дала Косте номер своего телефона, и через несколько дней тот позвонил и предложил встретиться. Лу согласилась. Потом они встречались еще несколько раз.

Костя показался Лу очень серьезным и каким-то… взрослым, что ли. Он был немногословен, но его молчание совсем не напрягало. Наоборот, взгляд его серых глаз, такой внимательный и серьезный, располагал к откровенности. И Лу почему-то не смогла наплести Косте про дедушку – цыганского барона и другую подобную чушь: то, что она обычно сочиняла при знакомстве с мальчишками-ровесниками, совершенно не годилось для этого случая. Так что уже во время второго свидания Костя узнал и про отца Лу – студента из Арабских Эмиратов, давно закончившего учебу и отбывшего на родину, и про маму – хозяйку модного салона, и про школу… И конечно, про Черепашку – лучшую и единственную подругу.

Теперь, спустя три недели после знакомства, Лу вдруг с удивлением поняла, что почти ничего не знает про самого Костю. Она не знала, чем он занимается, не знала, что у него за семья, с кем он дружит, были ли у него раньше другие девушки… Хотя, по правде говоря, ответ на последний вопрос напрашивался сам собой: чтобы у такого взрослого симпатичного парня не было никого до Лу! Но Лу это почему-то совсем не волновало. Хотя, что значит «почему-то»? Если взглянуть правде в глаза, то нельзя было не признать: Лу влюбилась… И именно поэтому ей было все равно, любил ли Костя кого-нибудь раньше или нет. Волновало не то, что было раньше, а то, что происходило сейчас.


– Привет, подруга! Давно ждешь?

– Привет! – радостно ответила Лу.

С улыбкой оглядывая подсевшую к ее столику Черепашку, Лу подивилась произошедшей в ней перемене. Куда девалась тихая, маленькая скромница? Вместо прежде медлительной, задумчивой девочки в огромных нелепых очках рядом с Лу сидела уверенная в себе, модно одетая девушка со стильной короткой стрижкой. И хотя ее маленький носик по-прежнему украшали огромные очки, любому было ясно, что эти очки – тоже очень стильные и дорогие. Вот только взгляд серых глаз Черепашки остался прежним: спокойно-сосредоточенным, чуть-чуть наивным, а главное – открытым. Правда, где-то в самой его глубине жила теперь едва заметная, но постоянная печаль – след разбитой любви…

«Какая же все-таки она славная! – с нежностью подумала о подруге Лу. – Все сделаю, чтобы эта дурацкая история с Гешей забылась, как сон!»

Та история действительно получилась дурацкой. Геша, вернее, Гена Ясеновский, учился в той же школе, что и подруги, но был старше их на два года. По нему, самому симпатичному из всех старшеклассников, сохли многие девчонки. Но он, неожиданно для всех, стал ухаживать за восьмиклассницей – невзрачной Люсей Черепахиной. Будь славная, наивная Черепашка чуть поопытнее в отношениях с ребятами, то конечно же обратила бы внимание на фальшивые интонации в Гешином голосе, когда он клялся ей в своей любви, на его нежелание проводить с ней свободное время, на другие мелкие несообразности. Но Геша был ее первой любовью. Черепашка ничуть не сомневалась в его искренности, а если и сомневалась иногда – тут же гнала все эти мысли прочь. К счастью, она так и не узнала, что вся эта «романтическая история» – плод больной фантазии Шурика Апарина – Гешиного друга, который предложил юноше пари. Геша должен был буквально за неделю влюбить в себя маленькую восьмиклассницу, а за это искуситель обещал отдать горе-влюбленному свой снегоход… Лу узнала об этом пари, но, щадя и без того убитую горем Черепашку (ведь Геша бросил ее безо всяких объяснений), сохранила это в тайне.

Роль самой Лу в этой истории тоже была весьма сомнительной. Ведь в итоге именно в нее Геша влюбился по-настоящему, и Лу почти ответила этому подлецу взаимностью! И только обида за обманутую подругу заставила тогда Лу отвергнуть ухаживания Геши.

Но все это было в прошлом, и, как им обеим казалось сейчас, в бесконечно далеком прошлом. Ведь теперь у Черепашки началась совершенно новая жизнь. Она, к изумлению друзей, знакомых и даже собственной мамы, которая работала редактором на телевидении, успешно прошла отбор и стала телеведущей на популярном музыкальном канале! А в жизни Лу появился Костя…



2

Рассказ Лу о ее новом знакомом Черепашка выслушала молча, не перебивая. Потом спросила:

– А этот Костя… Сколько ему лет?

– Ну… – задумалась Лу, – лет, наверное, восемнадцать… Или чуть больше…

– А что, он сам тебе об этом не сказал? – удивилась Черепашка.

– Да какая разница?! – в свою очередь удивилась Лу. – При чем тут его возраст?

– Ну, я не знаю… – протянула Черепашка. – Может быть, конечно, и ни при чем… Но мне вот что непонятно. Почему он ничего о себе не рассказывает? Что ты вообще о нем знаешь?..

И Лу вынуждена была признать, что почти ничего.

– Знаешь, Че, он вообще парень не из болтливых. И как раз это мне в нем нравится.

– А может быть, он что-то хочет от тебя скрыть? Ты говоришь, он раскидал тогда четверых здоровых парней, а ты не поинтересовалась, где это он научился так здорово драться?

– Да какая разница! – снова повторила Лу, начиная раздражаться. – Может, он с детства где-нибудь занимается, в какой-нибудь секции? Или просто от природы такой здоровый?

– Да ты не злись, Лу! Прости, может быть, я слишком подозрительная. – Черепашка знакомым жестом поправила очки. – Просто я пытаюсь понять… Ты только не сердись, ладно? Ведь он старше тебя как минимум на четыре года! Ты сама не думала – с чего он так на тебя запал? Что ему, ровесниц не хватает? Если он такой, как ты рассказываешь, у него от поклонниц отбоя быть не должно…

Что и говорить, тут Черепашка попала в самую точку. Лу и сама не могла понять, почему такой взрослый и симпатичный парень связался с ней. Хотя… на вид Лу вполне можно было дать шестнадцать. Ведь она, по словам мамы, была очень похожа на своего отца, Мухамеда Геранмае, гражданина Арабских Эмиратов. А всем известно, что азиатские женщины взрослеют рано.

Размышления Лу прервала Черепашка:

– А знаешь что? Ты не хочешь меня с ним познакомить?

– Да, конечно! – Лу обрадовало это предложение. – Когда ты увидишь Костю, сама поймешь, что все твои подозрения – просто нелепость!

И подруги решили, что во время следующего свидания Лу вместе с Костей зайдет к Черепашке в гости.

– Тем более, – заметила Лу, – я Косте много про тебя рассказывала.


После разговора с Черепашкой Лу решила, что, когда снова увидит Костю, обязательно расспросит его подробнее обо всем. Не то чтобы Лу была встревожена чем-то, нет. Просто ей действительно хотелось узнать, где он учился, кто его родители, чем он занимается сейчас, где живет… Ну и все такое. «А может быть, он просто-напросто уже женат?! И поэтому так не любит говорить о себе?» – мелькнула вдруг у Лу ужасная мысль. Но девушка тут же отогнала ее прочь: вряд ли Костя стал бы скрывать от нее такой важный факт своей биографии! «Да и потом, молод он еще, чтобы быть чьим-то мужем!» – так подумала Лу и решила больше не возвращаться в мыслях к этой теме. Тем более, что интуиция говорила ей: причина скрытности Кости никак не связана с другими девушками. А интуиция редко подводила Лу.

…Они встретились у метро.

– Малыш, привет! – При виде Лу Костя расплылся в улыбке, потом неожиданно извлек откуда-то темно-красную розу и вручил ее девушке.

– Здравствуй… – Лу осторожно приняла цветок и, поднеся его к лицу, вдохнула тонкий аромат. – Спасибо. Она очень красивая.

– Куда ты хочешь пойти сегодня? – Костя осторожно взял девушку под руку.

«В гости к моей подруге Черепашке!» – хотела сказать Лу. Но вслух произнесла почему-то совсем другое:

– Я не знаю… А ты? Давай пойдем, куда ты хочешь.

– Тогда я могу пригласить тебя в одно славное такое местечко… – Костя сделал загадочную паузу и добавил: – Необычное.

– Что за местечко? – кокетливо улыбнулась Лу.

– Увидишь. Тебе должно понравиться.

– Вот и отлично. – Лу бросила быстрый взгляд на спутника: – Тогда поехали?

– Поехали… – отозвался Костя. – Только не на метро.

– Да? А на чем же? – внезапно Лу стало весело. – На оленях?

– Насчет оленей – это ничего… Про оленей я подумаю, а пока пойдем-ка со мной.

Костя произнес эти слова так серьезно и значительно, что Лу, готовая уже отпустить новую ехидную реплику, промолчала и пошла за ним следом.

Они свернули за угол дома и оказались на узкой улочке. Костя запустил руку в карман, извлек небольшой черный пультик, нажал кнопку. Один из припаркованных поблизости автомобилей ответил коротким сигналом.

Костя распахнул перед Лу дверцу новенькой «восьмерки».

– Залезай.

Не заставляя себя долго упрашивать, Лу плюхнулась на переднее сиденье. Костя, обойдя машину, сел за руль, хлопнул дверцей.

Автомобиль мягко тронулся с места.

– Розу можешь бросить пока на заднее сиденье! – Костя на секунду повернулся к Лу.

– Ты мне ничего не говорил про свою машину! – сказала Лу.

«И не только про машину, – добавила она мысленно. – Я о тебе вообще ничего не знаю. Знаю только, что ты мне безумно нравишься!» Лу вдруг стало немного страшно. Как-то очень уж быстро Костя проник в ее сердце.

В его присутствии Лу теряла свою привычную самоуверенность. Раньше в отношениях с ребятами она сразу же брала инициативу в свои руки и сама решала, в каком направлении и какими темпами эти отношения будут развиваться. Но в случае с Костей ей впервые захотелось полностью довериться этому, в сущности, почти незнакомому парню и поступать так, как он решит. Потому что в Косте она чувствовала силу.

«Славное местечко», о котором говорил Костя, располагалось на Тверской.

– Ты когда-нибудь была в суши-баре? – поинтересовался Костя, когда они вошли внутрь.

– Нет! – Лу с любопытством оглядела полутемный уютный зал, оформленный в японском стиле.

Посетителей было немного. Звучала приглушенная восточная музыка. Костя и Лу заняли места за невысоким столиком с темной лакированной столешницей. В воздухе висел какой-то странный запах – так пахнут на морском побережье водоросли, выброшенные на берег.

К ним подошла молоденькая и очень стройная официантка в кимоно. «Неужели настоящая японка?» – подумала Лу. Но хорошенькое личико девушки покрывал такой толстый слой грима, что ее национальную принадлежность определить было затруднительно. Официантка приветствовала Лу вежливым поклоном, а Косте адресовала чуть заметную улыбку. Костя улыбнулся ей в ответ. Было ясно, что он бывает здесь не реже, чем Лу в своих любимых «Двух клонах».

– Привет, Тина! – произнес Костя с такой дружелюбной интонацией, что Лу почувствовала укол ревности. «Ну вот, дожили!» – мысленно упрекнула она себя. Не хватало только ревновать Костю к официанткам!

– Вам принести все, как обычно? – спросила между тем красавица Тина.

– Да, конечно, – ответил Костя.

– А… вашей спутнице?

– Ей то же, что и мне.

Кивнув, официантка ушла, вернее – уплыла, семеня стройными ножками, стреноженными узким кимоно, и высоко неся маленькую изящную головку.

– Суши – это не просто еда, – произнес Костя. – Это целый обряд, ритуал… Для нас – довольно странный. С первого раза мало кто въезжает. А потом, если втянешься, уже жить не можешь без этого.

Тина, внезапно вынырнув из полумрака, поставила на столик овальный поднос. На подносе находилось несколько небольших керамических мисочек с какими-то приправами и два небольших блюда с чем-то похожим на маленькие квадратные лепешки. На каждой такой лепешечке лежало по кусочку то ли рыбы, то ли мяса, довольно непривлекательному на вид…

Лу уже успела разглядеть, что перед каждым посетителем суши-бара стояло такое же блюдо. Вот за столиком неподалеку от них мужчина средних лет, по виду – китаец или японец, хорошо одетый, с узенькими глазами-щелочками, ловко берет двумя палочками такую лепешку, обмакивает в мисочку с приправой, и – ап! – ловко отправляет в рот.

– Да, именно так! – подтвердил Костя, проследив взгляд Лу.

– Костя, у меня не получится! – взмолилась Лу. – Давай, ты поешь, а я просто посижу?

– Не говори ерунды, малыш! – Костя подмигнул ей. – Я тебя в минуту научу. Тут хитрость невелика. Смотри… – И он с ловкостью подцепил палочками кусочек диковинного кушанья. – Видишь, как все просто!

Пожав плечами, Лу попыталась повторить его действия, и с третьей попытки ей это удалось. Но, как только суши оказалось у нее во рту, ей тут же захотелось немедленно его выплюнуть: рыба оказалась совершенно сырой, а сама лепешка – сухой и безвкусной. Не в силах проглотить странный деликатес, Лу застыла с вытаращенными глазами, не зная, что ей делать дальше. Наблюдавший за ней Костя прыснул от смеха:

– Малыш, извини, но ты похожа сейчас на жадного хомячка, который нашел грецкий орех: и съесть он его не может, и выплюнуть жалко…

Обидевшись на «хомячка», Лу сделала отчаянное усилие – и с трудом проглотила порцию. А Костя, став серьезным, добавил уже другим тоном:

– Ну извини, малыш, не удержался… Ты бы себя видела в этот момент! Ну, не сердись… Я сам, знаешь, тоже в первый раз с трудом заставил себя это съесть. А потом, когда распробовал, меня за уши было не оттащить!

Лу, смягчившись, улыбнулась:

– Ладно, я не сержусь. Наверное, я и вправду выглядела забавно. А из чего это приготовлено?

– А на что, по-твоему, это похоже? – поинтересовался Костя.

– На сырую рыбу с сухим хлебом! – искренне призналась Лу.

– Почти угадала! – улыбнулся Костя. – Рыба и вправду сырая. А «сухой хлеб» сделан из специального риса, очень дорогого, между прочим.

– Не понимаю, что в этом находят! – Лу поморщилась.

– Просто ты забыла обмакнуть все это дело в соус. Без соуса и приправ суши не едят. Не хочешь попробовать еще разок?

– Нет уж! – Лу решительно отодвинула блюдо в сторону. – Ешь сам, раз уж ты такой… гурман…

Костя не стал спорить. Пока он управлялся с суши, Лу осмотрелась. В заведении и впрямь было очень уютно. К вечеру народу прибавилось, но здесь не было шумных пьяных компаний из тех, что своим соседством могут испортить вам вечер в ресторане. Посетители, приходившие в большинстве по одному или парами, сосредоточенно ели или тихо беседовали. Некоторые что-то пили из маленьких керамических чашечек. Только за одним столиком четверо молодых парней бандитского вида затеяли громкий спор о некоем Кныше, который то ли кого-то «подставил», то ли, наоборот, оказался подставленным. Один из них, не принимавший участия в споре и отличавшийся от своих мощных, упитанных товарищей худобой и неказистостью, то и дело с интересом поглядывал в их сторону. Встретив его внимательный, цепкий и какой-то липкий взгляд, Лу отвернулась.

Внезапно парень поднялся со своего места и подошел к их столику.

– Костян, ты?.. – не очень уверенно обратился он к Косте.

Тот поднял глаза. Пару секунд парни молча смотрели друг на друга.

– Витек?.. – с оттенком удивления в голосе вдруг произнес Костя. – Ты откуда здесь?

– Да вот, зашли с пацанами проблемку перетереть…

В устах нескладного, ушастого Витька эта фраза из лексикона «крутых» звучала бы, возможно, нелепо, если бы не глаза парня. Их недобрый, жесткий блеск проступал даже сквозь радушную улыбку…

«Очень мерзкий тип!» – подумала Лу.

– Малыш, это Витек, мой друг, можно сказать, детства! – произнес Костя, обращаясь к Лу.

Та с улыбкой кивнула «другу детства», стараясь придать своему лицу как можно более приветливое выражение. «В конце концов, какое мне дело? – подумала Лу. – Ведь друзей детства не выбирают…»

– Значит, у тебя все тип-топ? – Витек присел за стол рядом с Костей. – Я смотрю, упакован конкретно, барышень по дорогим точкам водишь… Видно, с «бабосами» без напрягов?

– Вроде не жалуюсь… – Костя бросил быстрый взгляд на Лу. – На хлебушек с маслицем имею.

Лу удивила разительная перемена, произошедшая с Костиным лицом. Его взгляд, обычно серьезный и сосредоточенный, стал вдруг глуповато-простодушным.

– А чем занимаешься, если не секрет? – как бы между прочим продолжал допрашивать Витек.

– Занимаюсь-то? – Костя часто заморгал, как бы не вполне понимая вопрос. – Да так. Пустяками…Тебе будет неинтересно.

– Почему же это неинтересно? Я ж все-таки твой старый друг!

– Извини, Витек! Нам уже пора. Рад был тебя встретить… – Увидев, что Костя спешно засобирался, Лу тоже встала.

Она поняла, что сам Костя тоже не в восторге от этой незапланированной встречи с другом детства. «А он, оказывается, прямо актер! – подумала про него Лу. – Так ловко прикинуться простачком!»

– Да не торопись ты! – Витек приобнял Костю за плечи. – Ведь сто лет не виделись… Посидели бы, старое вспомнили…

– Да нет, извини… В другой раз, ладно?

– Витек! Ну где ты там шаришь? – раздался вдруг голос одного из «крутых». – Вали сюда, саке стынет!

– Ну, бывай, Костян! Пробей мне на «мобилу», если проблемы какие! Да и так звони, без повода! – Витек вручил Косте клочок бумаги с номером телефона.

– Пока, Витек…

Обратно ехали молча. Костя подвез Лу до самого подъезда. Она все выбирала момент, чтобы завести разговор, который запланировала. Но почему-то никак не могла решиться начать. Хотя, казалось бы, что сложного – спросить у Кости, к примеру, о том же Витьке: кто такой, чем занимается? Вполне уместный вопрос… Но Лу так и не спросила ни о чем. Просто взяла с заднего сиденья розу и пошла к своему подъезду.

Костя вышел из машины, чтобы проводить ее до дверей квартиры. Прощаясь, он подержал Лу за руку, потом спросил:

– Все хорошо?

– Все отлично… Спасибо за вечер.

– Тогда – до встречи, малыш? Я позвоню.

– Позвонишь? – вырвалось вдруг у Лу. – Позвонишь? А если я захочу позвонить тебе сама? Что мне тогда делать? Ждать, когда ты соизволишь обо мне вспомнить?

– Ты чего, малыш? – Костя выглядел искренне изумленным. – Что-то не так?

– Не так! – почти выкрикнула Лу. – Ну скажи, почему ты мне ничего о себе не рассказываешь? Ты даже не даешь мне номер своего телефона! Наверное, думаешь, что я – маленькая дурочка, да? Что я влезу в твою жизнь, буду названивать тебе день и ночь… Скажи, ты так думаешь? – Лу замолчала. Ей стало стыдно за свой внезапный порыв. – Ладно, извини… – потухшим голосом сказала она. – Если не желаешь быть со мной откровенным – дело твое. Может быть, я слишком много от тебя требую… Какое я имею на это право?

Последний вопрос Лу задала как бы сама себе.

Костя молчал. Его лицо приняло какое-то странное выражение: словно он столкнулся с чем-то для себя неожиданным и теперь не знает, как на это реагировать. Он вытащил сигарету, щелкнул зажигалкой. Потом осторожно произнес:

– Малыш, да нет никаких тайн. Телефон я тебе не дал, потому что его у меня нет… Я, знаешь ли, живу в общаге. Давно собираюсь купить мобильник, но все как-то не получается. Так что ты зря на меня наезжаешь. Обещаю, что в следующий раз расскажу тебе все, что ты захочешь узнать. Правда, в моей жизни нет ничего особо интересного. Так что боюсь, ты будешь разочарована.

Лу кивнула. Такой вариант ее вполне устраивал.

Костя нежно коснулся губами ее щеки, улыбнулся:

– Ну что, все о, кей?

– Ага! – выдохнула Лу.

– Тогда – пока, малыш…

– Пока, Костя…

3

– И ты ему поверила? Да он просто «развел» тебя, как дурочку! – Черепашка передернула узкими плечиками, всплеснула руками. – В общаге он, видишь ли, живет! Денег нет, чтобы комнату снять с телефоном! А на дорогие бары деньги есть! И на машину… Ты знаешь, почем нынче бензин? Как-то все это странно, подруга, а?

– Ничего не странно! – Лу никак не могла найти слова, чтобы все объяснить Черепашке. – Понимаешь, он не такой, как другие…

– Да? А какой же? – Глаза Черепашки за стеклами очков сверкнули двумя колючими льдинками.

– Он… – Лу страдальчески сморщилась: ужасно, если тебя не понимает лучшая подруга! Наконец, найдя определение, Лу выпалила: – Он надежный, вот! С ним мне спокойно, как со старшим братом!

Черепашка скептически пожала хрупкими плечиками. Лу подумала вдруг, как изменили ее подругу события последних месяцев. Несчастная любовь к обманщику Геше, почти месяц, проведенный в депрессии в стенах больницы, работа на телевидении – все это добавило в Люсин характер совершенно новые черты. Она научилась быть иногда жесткой и неуступчивой и, если была с чем-то не согласна, не втягивала, как раньше, голову в панцирь, не уходила в себя, а спорила, отстаивая свою точку зрения. Иногда Лу просто не знала, радоваться ли переменам, произошедшим с подругой, или огорчаться им…

Девочки сидели на кухне Люсиной квартиры, где та жила с мамой. Энергичную, доброжелательную Елену Юрьевну, Люсину маму, все друзья и коллеги называли Леликом. И девочки за глаза звали ее так же.

– Ой, Лелик вот-вот придет! – воскликнула вдруг Черепашка, взглянув на часы. – А ужина-то еще нет! И на кухне не прибрано…

Девочки дружно взялись за дело: Лу мыла посуду, а Черепашка, водрузив сначала на плиту кастрюльку с супом, стала неторопливо извлекать из морозилки разные полуфабрикаты. Остановившись после недолгих размышлений на блинчиках с мясом, Люся отправила их в микроволновку. И вовремя! Как только уборка и готовка были закончены, в прихожей раздался звонок. Черепашка открыла дверь.



– Привет, талантливая дочь! – Мама чмокнула Черепашку в щеку. – О, и Луиза здесь! Давно ты к нам не заглядывала! Я уж думала, не поссорились ли вы?

– Здрассьте, Елена Юрьевна! Да нет, чего нам ссориться? Просто времени как-то не было…

– Да? А я как знала, что у нас гости. Вот, торт принесла…

Лу улыбнулась. Она любила Лелика и, так же как и Черепашка, полностью ей доверяла. Ну настолько, конечно, насколько вообще можно доверять взрослым…

После чая с тортом Лу засобиралась домой. Черепашка вызвалась ее проводить.

– До свидания, Елена Юрьевна! Мерси за торт! – Уже стоя в дверях, Лу помахала Лелику.

Та, выглянув из кухни, ответила с улыбкой:

– Счастливо, Луиза! Приходи к нам!

Девочки вышли во двор. Здесь уже вовсю хозяйничала весна: на деревьях и кустах набухли почки, а теплые солнечные лучи, казалось, разыскивали остатки снега на газонах, чтобы превратить их в лужи и ручейки… Жмурясь от солнца, подруги не торопясь двинулись в направлении дома Лу.

– Лу, мне кажется, мы не договорили насчет… – Черепашка знакомым жестом поправила очки, норовившие сползти с ее носика-кнопки.

– Насчет Кости? – Лу, как обычно, поняла подругу с полуслова. – Я не знаю, о чем тут говорить-то… Ты ведь даже его не видела.

– Но ты ведь обещала меня с ним познакомить! – напомнила Черепашка.

– Обещала – познакомлю! Он позвонит на днях, и я с ним как раз договорюсь…

Но Костя не позвонил. Ни на днях, ни через неделю. Сначала Лу не особенно волновалась: ну, не звонит и не звонит. Может, у человека дела! Но закончился апрель, начались майские праздники. Народ потянулся за город на дачи, в лес на пикники… А Костя как в воду канул.

Лу старалась делать вид, что у нее все в порядке. Она училась, как обычно: общалась с одноклассниками, отвечала у доски на уроках, даже строила глазки мальчишкам – не всерьез, а так, по привычке. Чтобы не терять навыка… Но на сердце у нее чем дальше, тем тяжелее становилось.

«Костя, ну где же ты? – думала она все чаще и чаще. – Может, ты заболел? Или попал в автокатастрофу? А теперь – лежишь на больничной койке, несчастный, весь в бинтах, и к тебе никто не приходит?..»

Но был еще один вариант, самый страшный, о котором Лу не хотела даже думать. Лу могла просто надоесть Косте, ведь вокруг столько симпатичных девушек, более подходящих ему по возрасту! Лу старалась гнать мысли об этом. Черепашка, чуя неладное, пыталась несколько раз откровенно поговорить с подругой. Но Лу не хотелось откровенничать: она нарочно переводила разговор на другую тему. Она боялась услышать из Люсиных уст что-нибудь вроде: «Ну вот, я же тебя предупреждала…»

Когда со дня последней встречи минуло три недели, а Костя так и не позвонил, Лу решилась. Дождавшись субботы, она отправилась в тот самый суши-бар, где Костя пытался приобщить ее (впрочем, неудачно) к японской кухне.

Она доехала на метро до «Маяковской», вышла на Тверскую. До бара было совсем недалеко. Волнуясь, Лу подошла к знакомым дверям и остановилась у входа. Ей вдруг явственно представилась картина: вот она входит в бар, а там, за тем же столиком, Костя сидит с какой-нибудь другой девушкой. Они едят суши, пьют саке из глиняных чашечек и беззаботно смеются…

Лу тряхнула головой, прогоняя наваждение. Помедлив еще чуть-чуть, она резко выдохнула – и решительно открыла дверь.

За знакомым столиком сидела какая-то парочка. Они и вправду негромко смеялись – вернее, смеялась девушка – в ответ на какую-то забавную реплику своего друга. На мгновение Лу показалось, что спиной ко входу действительно сидит Костя: она узнала его широкие плечи, короткий светлый «ежик» на голове… Но тут парень, словно почувствовав затылком ее взгляд, обернулся, не переставая что-то говорить своей спутнице. На Лу с любопытством взглянули живые карие глаза.

Почувствовав слабость, Лу машинально присела за соседний столик. «Надо же, – подумала она, – у этого парня светлые волосы, а глаза – такие темные, почти как мои!..»

К столику подошла официантка. Возможно, та же самая, что обслуживала ее и Костю три недели назад. Хотя из-за грима можно было легко обознаться.

– Здравствуйте, что вам принести?

Лу узнала этот голос.

– Тина? – неуверенно произнесла она.

– Да, меня так зовут! – мягко ответила девушка, нисколько не удивляясь.

– Тина, вы меня помните? Я была здесь в середине апреля, с другом…

– Да, я помню вас. У вас очень необычная внешность. Я еще подумала тогда – вот, мол, какую симпатичную девушку Костик себе завел… Извините! – вдруг смутилась она. – Болтаю невесть что. Так что вам принести?

– Мне… не надо ничего. Я просто хотела спросить… – Лу замялась, не решаясь продолжать, но взгляд Тины был таким спокойным и дружелюбным, что Лу все-таки отважилась задать вопрос: – А что, Костя приходил сюда в последнее время?

– Костя-то? Нет, по крайней мере, в мою смену его не было – с того самого дня.

– Тина, извините за вопрос… А вы его… Костю – хорошо знаете?

Девушка рассмеялась:

– Его у нас все знают! Костя же наш постоянный клиент. Уже, наверное, года два к нам ходит, почти с самого открытия. А постоянный клиент – это почти как член семьи.

– Тина, а вы не подскажете, как мне его найти? Может, телефон, или адрес, или место работы…

Официантка бросила на Лу любопытный и в то же время сочувственный взгляд:

– Нет, боюсь, я вам не помогу. Вы, наверное, сами заметили – он не из болтливых. Так что у нас про него знают только, что он очень спокойный, вежливый клиент. И при деньгах… А что? Что-нибудь случилось?

– Нет, нет. Спасибо вам. Я, наверное, пойду, мне пора…

Лу поднялась с низкого стула и тут услышала чей-то голос:

– Барышня! Уже уходите? А рыбки поесть? С водочкой японской?

Лу обернулась. Она сразу узнала худого парня, который подходил к ней вразвалочку, улыбаясь во весь рот.

– Витек?.. – только и смогла сказать она.

Витек заулыбался еще шире:

– Молодец, девочка, память хорошая! Жаль только, Костян в тот раз тебя не представил. Испугался, что ли, что отобью? Так это он зря. Я корешам дорогу не перехожу.

– Меня зовут Луиза… – Лу подумала вдруг, что этот противный Витек с его слащавой улыбочкой может что-нибудь знать о Косте.

– Во как, Луиза! Это тебя так в натуре зовут, или пацанам вкручиваешь для пущего эффекту? Одного знал, Артуром представлялся, когда с девчонками знакомился. А сам – Колян, прикинь?

– Нет, я не вкручиваю… Меня вправду так зовут.

– Во, круто! Ты Костю ищешь, я слышал?

– Да… – не стала отпираться Лу. – Вы… что-нибудь о нем знаете?

– Ну, как тебе сказать… Давай-ка присядем. Не стоя же базарить!

Он взял Лу под локоть и проводил за свой столик в углу зала. Усевшись, Витек глотнул из чашки саке и продолжил:

– Мы же с Костяном – дружбаны старые. В одном детдоме росли.

– Так Костя детдомовский? – Лу почему-то не удивилась, услышав это.

– Да, а что? Он тебе не говорил? Он вообще пацан скрытный. Не любит много трепаться. Только по делу что скажет, и все. У него в детдоме и погонялово такое было – Костя Конкретный. Да что это я?! – внезапно встрепенулся Витек. – Тебе ж заказать надо чего поесть-выпить. Эй, Тина! – крикнул он официантке.

– Нет, мне ничего не надо! – испуганно воскликнула Лу.

– Ты про Костю узнать хочешь? – Витек заговорщически подмигнул ей.

– Да…

– Тогда делай, что я скажу. Сейчас у нас типа разговор будет. А всухую кто ж базарит?

Подошла официантка. Пока Витек делал заказ, Лу успела поймать на себе тревожный взгляд Тины. Казалось, что этим взглядом девушка пыталась что-то сказать Лу, предостеречь. Украдкой, чтобы Витек не заметил, Лу чуть кивнула Тине – мол, все под контролем… Хотя сама она совсем не была в этом уверена.

Тина принесла Лу суши и чашечку саке. Быстро, не глядя на Лу и Витька, поставила все на столик и ушла. Лу нетерпеливо спросила:

– Вить, ну так что с Костей? Он здоров?

Витек ухмыльнулся:

– Да ты хоть пригуби винцо-то! Знаешь, сколько одна такая плошка стоит?

Лу нерешительно взяла в руки маленькую круглую чашечку без ручки. Набрала в рот немного, проглотила. Саке оказалось чем-то вроде водки, но с каким-то странным привкусом. (Хотя и водку-то Лу пробовала только однажды, на дне рождения одноклассницы. И этот традиционный русский напиток ей тогда очень не понравился.)

– Ну вот, другое дело! – улыбнулся Витек. – Теперь закуси!

Лу, чтобы не мучиться с палочками, взяла знакомую уже рисовую лепешку с сырой рыбой прямо рукой. И мужественно ее проглотила.

Витек, наблюдавший за ней, удовлетворенно кивнул, прикурил сигаретку и произнес:

– Ну, короче, попал наш Костя.

– В смысле? – испуганно переспросила Лу. – Куда попал?

– Не куда, а на что! На «бабки» он попал, и на не хилые. Теперь прячется. Потому что подставили его на «бабки» эти очень серьезные люди.

– Но… почему? – в ужасе спросила Лу. – Что он сделал?

– Не поделился вовремя. А делиться надо было. Зарабатывал он немеренно, мог и пацанам от себя отщипнуть, не обеднел бы. А Костя решил скрысятничать. А пацаны узнали и счет выставили за все время, пока он в одиночку тихарился.

Лу едва понимала то, что говорил Витек. Но главное ей было ясно – Костя в беде!

– А где он теперь? – спросила она упавшим голосом.

– А этого тебе знать не надо. Меньше знаешь, крепче спишь! И не ищи его, он сам объявится. Когда проблемы решатся.

– А как они решатся? – со слабой надеждой в голосе спросила Лу. – Костя найдет деньги?

– Ну, всю-то сумму он вряд ли найдет. Негде ему их взять. Потому и прячется.

– А… что за сумма? Сколько? – Лу сама не знала, зачем она задала этот вопрос. Ведь денег у нее все равно нет…

– А какая тебе разница? – Витек решительно затушил сигарету в пепельнице. – Ты что, дочка миллионера?

– Ну, не миллионера… Но папа у меня довольно богатый.

– Папа? – оживился Витек. – А чем он занимается? У него что, свой бизнес? А что конкретно? Торговля, производство?

– Я не знаю, – честно призналась Лу. – Он не здесь живет. В смысле не в России.

– А где? – Витек весь подобрался, в глазах зажглись хищные огоньки… – В Штатах?

– В Арабских Эмиратах…

– О, это там, где нефть? Папик у тебя араб, что ли?

– Араб… Ну, не особенно богатый, по тамошним меркам. Но деньги у него есть.

– Тогда вот что, – подвел итог Витек. – Давай звони своему папику, ври что хочешь, но попробуй его раскрутить. Тогда ты и Костика своего выручишь, и сама будешь не в обиде. Прикинь, если ты его в натуре спасешь, он ведь тебе по гроб жизни будет обязан! – Витек коротко хохотнул. – Если что получится, звони мне. Я «бабки» заберу и передам кому надо. И Костю твоего оставят в покое, поняла? Вот номер моего «мобильника». – Он протянул Лу клочок бумаги.

– А… сколько денег-то просить? Вы же не сказали! – напомнила Лу.

– Денег-то? Проси штук пятьдесят. Баксов, естественно. Потянет папик столько?

– Не знаю… – с сомнением произнесла Лу. – Я спрошу.

– А, ну ладно, – согласился Витек. – И ты это… Телефончик оставь мне свой – на всякий случай. Вдруг о Костяне какие новости будут…

Лу продиктовала номер. Витек записал его на сигаретной пачке.

– И вот еще что, – добавил он, когда Лу собралась уже уходить. – О нашем разговоре – никому, поняла?..

4

«Что же я, дуреха, наобещала? – уже дома с ужасом размышляла Лу. – Это ж какие деньжищи… Да папа и разговаривать о такой сумме не захочет. А вдруг захочет? Если ему рассказать все про Костю?..» Но Лу понимала, что все это – беспочвенные фантазии. Не так уж близки были они с отцом. Он уехал из России, когда Лу не исполнилось и двух лет. И уже гораздо позже они познакомились заново – через интернет. Но вся их переписка была до сих пор на уровне: «Как дела, Луиза?» – «Все нормально, папа…»

Она решила немедленно рассказать все Черепашке. Все-таки, несмотря на все их разногласия, ближе, чем Черепашка, у Лу друзей не было. Для разговора Лу решила пригласить Черепашку в кафе «Два клона». И на следующее утро она набрала номер телефона подруги. Черепашка сняла трубку.

В ответ на сбивчивую речь Лу, Люся ответила:

– Серьезно поговорить?.. Конечно, хочу. Я давно уже пытаюсь с тобой серьезно поговорить, но у тебя, видно, не было настроения.

– А теперь еще как есть! – заверила подругу Лу.

– Только в кафе не пойду! – отрезала Черепашка. – Нечего в такую погоду в духоте сидеть. У меня как раз на сегодня прогулка была запланирована…

Лу оставалось только согласиться. Черепашка и раньше была человеком очень организованным. А теперь, когда, кроме учебы, ей приходится тратить много времени на съемки, она стала жить буквально по расписанию.

Девочки решили съездить в Сокольники. По дороге Лу рассказала подруге про свой поход в суши-бар, про разговор с Тиной. И главное, про встречу с Витьком – Костиным корешем. Не забыла упомянуть и о пятидесяти тысячах долларов, которые якобы могут спасти Костю от преследующих его бандитов…

Черепашка, выслушав Лу, по обыкновению, ответила не сразу. Только когда подруги ступили на уютные аллеи парка, Люся предложила спокойно:

– Давай присядем…

Они уселись на пустую скамью рядом с кустом распускающейся сирени. Черепашка не спешила начать разговор.

– Только не говори, пожалуйста, что вот, мол, я же меня предупреждала… – жалобно попросила Лу.

– Так я же действительно предупреждала! – начала было Люся. Но тут же махнула рукой: – Что теперь об этом… Надо решать, что делать.

– А что тут решать! – энергично начала Лу. – Деньги надо доставать. Чтобы Костя мог заплатить бандитам раньше, чем они его сами отыщут.

– Лу, ну скажи, – взмолилась Черепашка, – с чего ты вообще взяла, что вся эта история, что тебе рассказал этот… Витек, что все это – правда? Что он, не мог соврать? Ты же сама говорила, что он очень неприятный тип. А если говорить прямо – так просто бандит.

Лу задумалась. Потом медленно сказала:

– Че, понимаешь… Может, конечно, Витек где-то и привирает. Но то, что Костя в опасности, – это самая настоящая правда! Я чувствую, понимаешь? Я очень сильно это чувствую!

Теперь задумалась Черепашка, а после паузы произнесла раздельно:

– Слушай, подруга, а не от Витька ли эта опасность исходит?

Лу вскочила со скамейки, беспомощно оглянулась по сторонам, потом опять села. И ответила:

– Ты знаешь, я и сама об этом думала! Но Витек действительно дружит с Костей с детства, в этом я убеждена! И возможно, что все происходит именно так, как он говорит.

– Лу, слушай… А может, ты бы плюнула на все это? – каким-то умоляющим голосом попросила вдруг Черепашка. – Ну представь, что не было в твоей жизни никакого Кости!

– Был… И есть! – Лу, наклонившись вперед, чертила что-то палочкой на песчаной дорожке. – Был Костя. И есть, – повторила она после паузы. – И я его люблю.

– Но когда ты успела? – Черепашка всплеснула тонкими ручками. – Вы ведь и встречались-то всего раз шесть! Или ты хочешь сказать, что влюбилась с первого взгляда?

– А ты вспомни, Че! – Лу говорила, не поднимая головы и продолжая чертить на дорожке какие-то знаки. – Прости, что напоминаю, но своего прохиндея Гешу ты с какого взгляда полюбила?

Это был запрещенный прием. Черепашка как-то вся сразу сникла, а потом она обиженно заметила:

– Гена не прохиндей. Он просто… слабый. И глупый.

Она встала и медленно побрела прочь по дорожке. Лу смотрела ей вслед. Ей показалось, что худенькие плечи подруги чуть вздрагивают от сдерживаемых слез.

«Идиотка!» – мысленно обругала себя Лу и бросилась вслед за Люсей.

– Черепашка, милая, ну прости меня, дуру! – Лу обняла подругу за плечи. Люся остановилась, обернулась… Лу увидела, что та вовсе не плачет. В серых глазах Черепашки не было слез. Ее взгляд, устремленный куда-то внутрь себя, как бы застыл. Выходя из оцепенения, Черепашка вздохнула и тихо произнесла:

– Да за что мне тебя прощать? Ты же правду сказала… – И она улыбнулась такой знакомой, робкой и чуть виноватой улыбкой.

– Че… Че… – Лу не могла найти подходящих слов и, повинуясь внезапному порыву, бросилась подруге на шею.

И тут, именно в эту секунду, Лу ясно ощутила, что все недоразумения позади и они с Черепашкой снова, как и раньше, – лучшие подруги… Девочки шли рядом по липовой аллее, а рядом со скамейкой, где они только что сидели, на утоптанной дорожке остались нацарапанные веточкой буквы: «К», потом кривоватая «О», потом «С»…

– Я не могу тебя осуждать, – говорила между тем Черепашка. – И не хочу. Но только очень прошу – пообещай мне, что будешь осторожной! Мне вся эта история здорово не нравится. По правде сказать, я боюсь за тебя.

Лу кивнула:

– Конечно, я обещаю. Ты не переживай, я чувствую – все будет хорошо. Мне придумать бы только, где достать денег…

Они вышли на оживленный перекресток неподалеку от аттракционов. По случаю хорошей погоды и выходного дня людей в парке было немало. Многие пришли с детьми, кто-то вел на поводке собаку. У лотка с мороженым стояла небольшая очередь. Играла музыка: группа «Руки вверх!» пела что-то малопонятное, но заводное. Было ясно только, что слово «девчонки» симпатичный солист этого популярного коллектива смело рифмует со словом «юбчонки».

Лу услышала вдруг, что сквозь «девчонок» пробивается звон гитарных струн. Какой-то парень в камуфляжной форме сидел с гитарой в руках на деревянном ящике. Одна нога его, обутая в добротный армейский ботинок, упиралась в землю. Вместо второй над краем ящика торчала культя, аккуратно обернутая штаниной. Правую сторону лица парня обезображивал огромный шрам. Он пел песню из тех, что рождаются сами, записываются торопливой рукой на клочках бумаги в промежутках между боями. Бесхитростные, трагические слова песни, ее простая мелодия настолько контрастировали с праздничной, весенней атмосферой, царящей в парке, что люди, проходящие рядом, замирали, как от удара. Рядом с парнем, изнанкой вверх, лежал голубой десантный берет. В него прохожие щедро кидали деньги. Рядом стояли прислоненные к дереву костыли.

Девочки уже прошли было мимо безногого десантника. Но Лу не выдержала. Она извлекла из кошелька мятую десятку и подбежала к инвалиду. Опуская купюру в берет, она почему-то не решилась посмотреть ему в лицо. И, только отойдя на несколько шагов, подняла голову. Теперь она увидела парня в профиль, с той стороны, где не было шрама. Она тут же узнала его. Это был Костя.

– Ну не могло мне показаться! Не могло! – в сотый раз повторяла Лу. Они с Люсей снова сидели за столом на уютной Черепашкиной кухне. – Это точно был он! Или, по крайней мере, его брат-близнец…

– Лу, успокойся, прошу тебя! – испуганно упрашивала Черепашка. Она видела, что подругу бьет нервный озноб и что она на грани настоящего нервного срыва.

Час назад Черепашка еле оттащила Лу от того перекрестка в парке, где молодой инвалид пел песни о войне. По правде сказать, у Люси было ощущение, что ее подруга слегка спятила. Всю дорогу до дома она тряслась, словно в лихорадке, и все повторяла: «Это был Костя… Это был Костя…»

Порывшись в аптечке, Черепашка нашла валокардин, накапала в стакан, плеснула чуть-чуть воды:

– На вот, выпей…

Лу послушно проглотила пахнущую больницей жидкость. Потом, по требованию Черепашки, выпила горячего чаю. Все эти меры оказались кстати: Лу немного успокоилась. Заметив это, Черепашка сказала, стараясь произносить слова как можно более убедительным тоном – так разговаривают иногда с маленькими детьми:

– Лу, ну ты же умная девочка! Ну, подумай сама: как этот одноногий парень может быть Костей? Вспомни, разве Костя – инвалид?

– Нет… – покорно ответила Лу.

– А шрам на лице у Кости был? – продолжала четко гнуть свою линию Черепашка.

– Не было никакого шрама… – ответила несчастная Лу и вдруг вскинулась: – Люсь, ну ты что, думаешь, у меня совсем крышу снесло? Я же прекрасно понимаю, что это парень не может быть Костей! Но ведь он так похож, просто жуть какая-то! Как сон кошмарный!

– Совпадение! – тут же нашлась Черепашка. – Простое совпадение! Помнишь, я тебе рассказывала, у нас на студии в одном клипе двойник Ельцина снимался – так его даже вблизи не отличить! И тут то же самое! Понимаешь?

– Понимаю… – вздохнула Лу. – Но мне от этого не легче…

Лу в тот день рано легла спать – она чувствовала себя совершенно разбитой. А когда она заснула, ей приснился жуткий сон.

Ей снилось, что она идет по какому-то странному вымершему городу. Сияло солнце, но на ярко освещенных улицах не было ни души. «Где же все люди?» – думала во сне Лу. Она заходила в распахнутые двери кафе и магазинов. Там, внутри, все было как обычно, но только не было ни продавцов, ни посетителей. А вот и знакомый суши-бар. Лу распахнула стеклянную дверь. Внутри царил полумрак. За столиком – их с Костей столиком – спиной к Лу сидел парень в камуфляжной форме. Рядом стояли прислоненные к стене костыли. «Это Костя!» – без тени сомнения решила Лу. И позвала: «Костя!»

Парень обернулся, и Лу увидела ухмыляющееся лицо Артема, одного из тех подонков, от которых в день их знакомства ее спас Костя.

«Красавица, выпить хочешь? – глумливо спросил мерзкий тип, протягивая ей бутылку с пивом. – С тебя пятьдесят штук баксов!»

И тут Лу поняла, что это вовсе не Артем, а Витек. Продолжая глумливо хихикать, Витек встал. Опираясь на костыли, он приближался к Лу – очень медленно, но неотвратимо. В руке Витька вместо пивной бутылки теперь был зажат берет десантника. Протягивая его перед собой, Витек зловеще бубнил, как бы прося подаяние: «Пятьдесят штук! Пятьдесят штук…»

Лу проснулась в испарине. В окно светило солнце. А в голове еще звучал противный голос Витька…

5

Холодный душ помог Лу прийти в себя. Смывая с тела липкие остатки кошмара, Лу думала о Косте. У нее вдруг возникло предчувствие, что сегодня он непременно объявится.

Когда Лу, обернув мокрые волосы полотенцем, вышла из ванной, мама уже встала.

– Доброе утро, мамочка! – Лу приятно было увидеть доброе мамино лицо. Они так редко виделись, ведь по будням мама пропадала с утра до позднего вечера на работе, а по выходным дела вне дома всегда находились у Лу…

– Ты, Лизка, чего так рано вскочила? – Мама чмокнула дочь в лоб. – Тебе в школу-то только через два часа!

Мама часто так называла Лу – Лизкой. На том, чтобы назвать девочку именно Луизой, в свое время настоял отец. Мама хотела дать дочери какое-нибудь менее экзотичное имя, но гордый красавец Мухамед Геранмае и слышать об этом не хотел. И мама, тогда еще молоденькая студентка, сдалась. Черноглазую симпатичную девчушку назвали Луизой. Через пару лет родители разошлись. Папа уехал на родину, а его дочка, маленькая Луиза, осталась с мамой в Москве…

– Да хочу перед школой историю повторить! – соврала Лу и подумала: «А правда, почему бы не заняться уроками? Вчера-то на них ни времени, ни сил не было!»

И Лу села за уроки. Настроение у нее сделалось вдруг на удивление бодрое. «Все будет хорошо», – подумала она.

С таким же оптимистическим настроем она вышла на улицу. И сразу же увидела его. Костю.

Он ждал ее, прислонившись к стене дома, неподалеку от дверей ее подъезда. На нем был темно-синий джинсовый костюм, а глаза скрывали затемненные стекла стильных очков. Отделившись от стены, Костя подошел к замершей на месте Лу.

– Привет, малыш! – Он поцеловал ее прямо в губы. – Можно, я провожу тебя до школы? Есть разговор… – И он пошел вперед.

Лу, словно зомби, двинулась следом. Вот Костя обернулся, ожидая, когда Лу с ним поравняется. И дальше они шли уже рядом.

– Извини, что пропал… – Костя говорил очень быстро, явно волнуясь. – Ты не думай, я тебя не бросил и не разлюбил, просто…

– Ничего я не думаю! – перебила его Лу. – Но хоть позвонить ты бы мог!

– Ну прости. Просто сложилась такая ситуация… Короче, у меня возникли кое-какие проблемы.

– Костя, тебя подставили на деньги, да? – очень спокойно спросила Лу.

Он остановился, потом снял очки и удивленно уставился на Лу:

– Малыш, с чего это ты взяла?

Глаза его были красными и усталыми, как будто он не спал дня два. Лу, почувствовав накатившую на сердце жалость, произнесла:

– Костя, я все знаю. Тебе нужно заплатить бандитам деньги. И поэтому ты прячешься.

– Но откуда ты узнала?! Ты…

– Какая разница, откуда… – перебила Костю Лу. – Узнала, и все. И знаешь что? Я постараюсь тебе помочь.

– Ты с ума спятила! – почти выкрикнул Костя. – Я не виделся с тобой именно потому, что не хотел тебя впутывать в эту историю!.. Малыш, ну послушай, – добавил он уже спокойней, – уж не знаю, что тебе известно, только я говорю тебе на полном серьезе: забудь все, что знаешь! Это все – мое дело, и только мое! Я прошу тебя только об одном: ничего не предпринимай. Не ищи меня, не пытайся помочь! Ты же – совсем ребенок, а это не игра, это жизнь!

– Я не ребенок! – Лу гневно тряхнула копной темных вьющихся волос. – И все это – и мое дело тоже! Потому что, Костя… Потому что я люблю тебя! – Сказав это, Лу быстрым шагом пошла к школе.

Костя, чуть постояв, бросился следом.

– Луиза, подожди! – крикнул он.

Лу остановилась:

– Ну, что?

Костя произнес:

– Малыш, ты можешь не ходить в школу сегодня? Я тебе все расскажу…

– Ну… – Лу помедлила. – Я могу, пожалуй, задвинуть алгебру. – И, поразмыслив, добавила: – И химию тоже…


Лу привела Костю к себе домой. Мама уже ушла на работу.

Лу предложила Косте поесть, и он охотно согласился. Глядя, как ее любимый с аппетитом завтракает горячими бутербродами с сыром и ветчиной и запивает их горячим кофе, Лу представила на миг, что они муж и жена и что Костя, позавтракав, поцелует ее, соберется и скажет в дверях: «До вечера, дорогая…» Лу помотала головой, прогоняя явившееся некстати наваждение.

– Спасибо, малыш! Все было очень вкусно. – Костя откинулся на спинку стула. – А теперь давай к делу…

И он начал свой рассказ.

Костины родители работали журналистами. Они расследовали факты коррупции в высших эшелонах власти и погибли в загадочной автокатастрофе. Ходили слухи, что та авария на Рязанке была подстроена: папин «Жигуль», притормозивший у обочины, протаранил невесть откуда взявшийся «КамАЗ», который, как оказалось, уже неделю числился в угоне. Позже грузовик был найден, но кто в момент аварии находился за рулем, осталось невыясненным. Косте тогда исполнилось только десять лет, а его сестренке Машеньке не было и четырех. Дети остались одни в московской двухкомнатной квартире, но ненадолго. Какие-то дальние родственники, которых Костя при жизни родителей и в глаза-то не видел, дали кому-то взятку и оформили квартиру на себя. А Костю с маленькой сестрой отправили в детский дом, располагавшийся на окраине Москвы.

Нельзя сказать, что там было так уж плохо. Директор детдома – Федор Никитич любил и жалел детишек, многие из которых, в отличие от Кости и Маши, стали сиротами при живых родителях. Воспитатели тоже были не звери, но…

– Я понимаю теперь, – говорил Костя, – что у каждого из них были свои проблемы. Зарплата там – курам на смех, только чтоб с голоду не сдохнуть. Вот и тащили они домой из детдома кто что мог. А директор вынужден был закрывать на это глаза: ну где найдешь людям замену на такую-то зарплату?

Детдомовцы жили по своим суровым законам. Во главу угла ставились смелость, преданность дружбе и – сила. Сильных уважали, и Костя, поняв, что надо как-то выживать в сложившихся обстоятельствах, начал самостоятельно осваивать боевые искусства. Сначала он занимался по книжкам, которые изредка удавалось купить или – чего уж греха таить! – попросту украсть на книжных развалах. Так Костя познакомился с основами тхэквондо и айкидо. Но, даже обладая бесспорным талантом, мальчик вряд ли бы добился серьезных успехов, если бы в детском доме не появился однажды Илья Сергеевич Грач, молодой преподаватель физкультуры. Будучи поклонником одной из школ кунг-фу, Илья Сергеевич организовал в детдоме секцию. И Костя под его руководством смог отточить свою технику настолько, что несколько раз побеждал на юношеских первенствах Москвы. Но, к разочарованию преподавателя, однажды Костя перестал ходить на тренировки: он уже достиг уровня, достаточного для победы в любой уличной драке. А на большее Костя и не претендовал…

Так Костя стал бесспорным лидером детдомовских пацанов. Он возглавлял разного рода начинания, которые часто носили явно криминальный оттенок. Ребята могли вскрыть ночью коммерческий киоск, чтобы набить сумки сигаретами, шоколадками и прочей мелочевкой (все добытые сладости Костя обычно дарил сестренке, а та делилась со своими подружками). Могли «развести на деньги» или попросту ограбить подвыпившего прохожего прямо на улице, где-нибудь у станции метро. Ну и так далее.

Но однажды их поймали – Костю и еще двоих его дружков, Витькa и Самоху. Прохожий, которого Костя выбрал в качестве очередной жертвы, оказался вовсе не таким уж пьяным, как показалось поначалу. К тому же, как выяснилось позже, он служил оперативником в МУРе. Он был в штатском и шел в легком подпитии с дружеской вечеринки, когда к нему пристала тройка четырнадцатилетних подростков. Сначала ребята стали клянчить деньги, но, получив категорический отказ, попытались взять их силой. Витек и Самоха держали муровца за руки, пока Костя обыскивал его карманы. Внезапно протрезвев, тот раскидал пацанов, как котят, а потом выхватил из-под куртки табельный пистолет. Пальнув разок в воздух, он уложил струхнувших ребят на землю, лицом вниз, и держал их так до приезда наряда милиции. И время от времени бил их ногами под ребра – так, для острастки.

До суда дело не дошло – директор детдома подключил все свои связи, чтобы выручить своих воспитанников. Каким-то образом ему удалось уговорить обозленного муровца забрать свое заявление. Ребят отпустили как малолеток, а дело закрыли. Но с тех пор Костя решил, что такого рода приключения – не для него. И до самого выпуска из детдома он прорабатывал в уме разного рода планы: как можно заработать большие деньги, не вступая в конфликт с законом и особенно не рискуя. Костя мечтал купить хорошее жилье, чтобы жить там вместе с сестрой.

– Понимаешь, малыш, Машке пошел уже тринадцатый год, – объяснял Костя Лу, которая слушала его затаив дыхание, – и, кроме меня, ей надеяться не на кого. И я просто обязан сделать так, чтобы она жила не хуже других девчонок, у которых все есть…

Но Костиным друзьям тот случай с муровцем впрок не пошел. Наоборот, чудом избежав колонии для малолеток, они поверили в собственную неуязвимость и решили продолжить криминальную карьеру. Уже через несколько лет оба стали членами бандитской группировки. Скоро, правда, Самоху посадили. А Витек опять сумел отвертеться. Но все это Костя знал лишь по слухам: с друзьями после ухода из детдома он почти не общался.

Костя замолчал.

– У тебя можно курить? – спросил он.

– Кури… – ответила Лу.

Она подумала, что Костя не рассказал самого главного – что за способ зарабатывать деньги он нашел? И почему на него «наехали» бандиты? Хотя… Лу вспомнила вчерашнего парня с гитарой в Сокольниках. Она ведь могла поклясться, что это был Костя! И тут у девушки словно пелена спала с глаз. Внезапно ее осенила догадка:

– Костя, ты стал профессиональным нищим, да?

Костя глянул на нее искоса, достал из кармана позолоченную, явно очень дорогую зажигалку, привычно щелкнул ею и, приблизив сигарету к синеватому пламени, прикурил:

– Так… Значит, вчера это все-таки была ты… А я думал, что мне померещилось… Знаешь, что мне в тебе нравится? Ты не только красивая. Ты еще и умная. Ну что тебе сказать? Да, я стал профессиональным нищим…

И Костя продолжил свой рассказ.

Мысль стать профессиональным попрошайкой пришла не сразу. Сначала он проработал в уме много разных сравнительно честных способов заработать хорошие деньги. Но где-то был слишком велик риск, а что-то он отверг по моральным соображениям – к примеру, идею «лохотрона на дому» для пенсионеров.

– Я, конечно, не ангел, – объяснил он Лу, – но есть вещи, сделав которые, просто перестаешь себя уважать. Нельзя, например, отнимать последнее у детей и стариков. Нельзя убивать и калечить ни в чем не повинных людей… А нищий… Он ведь не пристает с ножом к горлу – дай! Он тихо-скромно сидит в уголке. А люди сами подходят и сами бросают свои кровные в его старую шляпу. Им нравится чувствовать себя добрыми и великодушными. И потом, по дороге домой, их согревает мысль, что все их проблемы – пустяки по сравнению с проблемами несчастного калеки. Или бездомного, но интеллигентного бомжа. Или несчастного полубезумного старика – кстати, этот образ мне удается особенно хорошо.

Свою комнату в общежитии, которую он получил от государства после выпуска из детдома, Костя превратил в настоящую театральную гримерку. Он появлялся на улице в разных обликах, постоянно меняя точки. И везде ему очень хорошо подавали – он умел создать такой образ, что люди просто не могли спокойно пройти мимо.

– Видишь ли, – продолжал Костя делиться тонкостями своего невероятного, по понятиям Лу, ремесла, – большинство нищих, я имею в виду не случайных людей, а профессионалов, работают по накатанной схеме. Ведь ты замечала наверняка, что, скажем, все нищие, работающие в метро, повторяют слово в слово один и тот же текст: «Извините, люди добрые, сами мы не местные…»

– «Наши деньги и документы украли на вокзале…» – Лу с улыбкой подхватила до боли знакомый рефрен.

– Вот-вот. – Костя включил электрический чайник. – Кофе у тебя хороший! – заметил он и продолжил рассказ: – Такие приевшиеся ходы хоть и приносили деньги, но их поток с каждым днем уменьшался: люди просто устали от навязчивости профессиональных попрошаек.

Костина идея состояла в том, что гораздо привлекательней для потенциальных жертвователей не такие вот надоедливые «беженцы» или «погорельцы», от которых за версту несет фальшью, а скромные, милые, по-своему талантливые люди, которых вроде бы только жестокость жизни подтолкнула к такому малопочетному занятию, как нищенство.

– Кстати, шрам на щеке делается очень просто! – раскрыл Костя один из «профессиональных секретов». – Берется специальный гримерный клей, две секунды – и шрам готов!

– А как же нога? Куда ты ногу-то деваешь, когда изображаешь калеку?

– А с ногой и вовсе просто. Шьются такие брюки с очень широкой одной штаниной. Сгибаешь ногу в колене – и ступню привязываешь к бедру. И когда всунешь все это дело в широкую брючину, создается полная иллюзия, что нога по колено отрезана. И потом, тут работает психология. Человеку обычно неудобно пялиться во все глаза на несчастного, вынужденного таким образом добывать себе на хлеб. Прохожий замечает нищего – и тут же решает: подаст ли он, и если подаст, то сколько. Потом подходит и кладет деньги, почти не глядя…

Лу понимающе кивнула, ведь и сама она поступила именно так!

Два года все шло неплохо. Костя никогда не работал на одной точке больше двух-трех дней, и поэтому ему долго удавалось увиливать от уплаты части выручки тем криминальным структурам, которые контролируют в Москве доходы всех профессиональных попрошаек. Но недавно Костю все-таки вычислили и обложили данью за все прошедшие годы. А сумма набе жала такая, что скопленных за два года денег явно не хватало на то, чтобы откупиться. Поэтому, чтобы выиграть время, ему пришлось снять комнату в другом районе и переехать туда. Хотя эта мера – только отсрочка, все равно его будут искать и в конце концов найдут… И тогда деньги все равно придется где-то доставать. А денег требуется много…

– А точнее, пятьдесят тысяч долларов… – как бы между прочим заметила Лу.

– Почему – пятьдесят? – растерянно переспросил Константин. – Двадцать пять! А с процентами – максимум, тридцать! Хотя тоже, конечно, не подарок… Слушай, малыш! – Костя пристально посмотрел Лу в глаза. – А откуда ты вообще узнала о моих проблемах? И откуда цифра эта взялась несусветная? А ну-ка, давай колись! Я-то тебе все выложил, как на духу…

Делать было нечего, и Лу рассказала Косте про свой визит в суши-бар, коротко изложила содержание своей беседы с Витьком.

– Так, ясно… – подытожил Костя ее рассказ. – Ну скажи: зачем тебя туда понесло?

– Ну ты же не звонил… – робко произнесла Лу. – А я волновалась. Я же чего только не передумала: и что ты заболел, и что в катастрофу попал, и что у тебя другая девушка появилась…

– Но телефон-то свой зачем было Витьку давать? И про папу-араба докладывать?.. Ну ладно, что сделано, то сделано. А с Витьком я разберусь немедленно. Ишь, на беде друга навариться решил… «Пятьдесят тысяч баксов»! Где у тебя телефон?

Костя набрал номер:

– Витек?.. Это я, Костян. Слушай внимательно, говорю коротко и конкретно. Луизу… Да не перебивай ты! Свое мнение скажешь потом. Короче, про Луизу и отца ее – забудь. Нет их, понял? Если узнаю, что ты ее потревожил, балду отверну, мне плевать, что ты теперь крутой… Короче, я сказал, а ты услышал. Я очень на это надеюсь. А братве передай, что деньги я ищу, пусть не дергаются. Найду – сразу нарисуюсь. Все, конец связи…

Костя ушел. Перед этим он нежно поцеловал Лу и еще раз попросил девушку не проявлять никакой инициативы. И не искать его: когда все кончится, он найдется сам.

– А если без меня Витек проявится и начнет насчет папы твоего зудеть и баксы требовать, скажи ему, что ничего не знаешь и если что, готова позвонить в милицию. Он отстанет: к чему ему проблемы лишние. А лучше, знаешь что… – чуть поколебавшись, Костя продолжил. – Я «мобильник» себе прикупил на днях. Так что запиши номер. Но звони по нему, только если что-то серьезное случится. И номер этот должна знать ты одна!

Лу обещала Косте быть паинькой. Но в голове ее сами по себе роились мысли. Мысли о том, где же все-таки взять денег, чтобы выручить друга…

6

Лу рассуждала так: «Конечно, ни папа, ни мама ни за что не дадут пятьдесят тысяч долларов, чтобы выручить из беды неизвестного им парня. Но ведь такие деньги у отца-то наверняка найдутся! И если он не даст их ради спасения Кости, то уж точно не поскупится, если опасность будет угрожать мне самой – его родной дочери Луизе Геранмае! Значит, – продолжала размышлять Лу, – надо представить дело так, будто бандиты угрожают не Косте, а лично мне! То есть надо инсценировать мое собственное похищение! А когда родители передадут неизвестным преступникам деньги, то я появлюсь пред их очами целая и невредимая, а неизвестные бандиты пропадут вместе с деньгами в неизвестном направлении! То есть так будет все выглядеть. А на самом деле деньги я отдам Косте, чтобы он решил все свои проблемы. Тогда ему не нужно будет больше прятаться. И мы сможем чаще встречаться. И Костя скажет, что никак такого не ожидал от меня и что он мой должник на всю жизнь. А я скажу, что все это пустяки, а он возьмет меня за руку… нет, поднимет на руки…»

На этом месте Лу решила укротить свою не в меру разбушевавшуюся фантазию. Пора было начинать прорабатывать план в деталях.

Первое, что поняла Лу, – для воплощения в жизнь ее дерзкого (если не сказать больше!) замысла необходим сообщник. Ведь должен же кто-то звонить от имени похитителей маме. Если Лу будет это делать сама, мама непременно узнает ее голос! Кроме того, необходима конспиративная квартира, тайное место (желательно со всеми удобствами), где Лу будет скрываться все то время, пока ее родители найдут и передадут необходимую для ее «освобождения» сумму.

После длительного размышления Лу решила, что на роль сообщника лучше всего подойдет один из ее одноклассников, Володя, со странной фамилией Надыкто. Володя Надыкто, по правде говоря, был парнем довольно-таки бесцветным. Долговязый и сутулый, с неизменно унылым выражением вытянутой физиономии, он был немногословен по причине некоторого косноязычия и по-собачьи предан Лу. Вспомнив о Володе, девушка даже поймала себя на неожиданной мысли, что эти черты – немногословие и надежность – делают Володю похожим на Костю. Хотя, конечно, природа этих черт у них была совершенно различной: Костина молчаливость опиралась на его внутреннюю силу, а молчаливость стеснительного Володи происходила от неумения правильно формулировать свои мысли.

Безнадежно влюбленный в Лу чуть ли не с пятого класса, Володя за все эти годы так и не нашел в себе смелости признаться девушке в своем чувстве. Вернее, в седьмом классе он сделал однажды такую попытку. Как-то на перемене он отозвал с многозначительным видом Лу в сторонку, и между ними произошел такой вот диалог:


Лу. Ну чего?

Надыкто. Луиз, слушай…

Лу. Ну я слушаю, слушаю…

Надыкто. Луиз, я хотел тебе чего сказать…

Лу. Чего сказать?

Надыкто. Только ты не смейся…

Лу. Володь, ну не тяни. Что случилось-то?

Надыкто. Я хочу сказать о том, как я к тебе отношусь!

Лу. Ну и как ты ко мне относишься?

Надыкто. Хорошо отношусь…

Лу. Правда? Мне очень приятно. Это все?

– Все… – ответил несчастный Надыкто, весь мокрый от волнения.

К этому объяснению, полностью его обессилившему, он готовился три дня. И после того как разговор произошел, он понял, что больше уже никогда не решится на что-то подобное.

Самое смешное состояло в том, что это неуклюжее объяснение в любви было совершенно излишним: и без того Лу прекрасно видела, как Володя к ней относится. Да и весь класс это видел. Но Лу, к сожалению, не могла ответить взаимностью на это искреннее чувство – уж больно Володя был неказист. Но при этом Лу не считала для себя зазорным при необходимости обращаться к Надыкто за помощью – ну там, например, если надо срочно списать домашнюю работу по физике. А уж убирать класс после уроков Лу предпочитала именно в паре с Володей – не потому, что хотела лишний раз с ним пообщаться. А потому, что можно было, плюнув на дежурство, пойти домой или даже на свидание, зная, что верный и влюбленный Надыкто добросовестно вымоет класс в одиночку…


Понятно теперь, почему Лу, подыскивая надежного сообщника, остановила свой выбор именно на этом пареньке. Она знала, что Володя без лишних вопросов сделает все, о чем только она его ни попросит. И даже будет благодарен Лу за оказанное ему доверие! Кроме этого, Лу вспомнила, как Володя рассказывал ей однажды по секрету, что у него теперь есть собственный домик в глухой деревеньке где-то во Владимирской области. Когда-то там жила Володина бабушка, обожавшая своего внука. Когда старушка умерла, оказалось, что она завещала все свое имущество – вот этот деревенский домик – именно Володе. Домик весь год пустовал, и только в августе – сентябре Володины родители проводили там отпуск.

Лу поняла, что лучшего убежища, чем этот домик, и придумать нельзя: Володя будет крепко держать язык за зубами, и никто не додумается искать якобы похищенную негодяями Лу в затерявшейся среди владимирских лесов деревушке.

Она поговорила с Володей. Тот, конечно, удивился странной просьбе одноклассницы – отвезти ее тайком от всех в Засеки (так называлась деревушка) и оставить там на пару недель одну.

– Слушай, Луиза! – Хотя почти все друзья называли ее именно Лу, Володя упорно звал ее полным именем – очевидно, от большого уважения. – Слушай, Луиза! Я тебя, конечно, отвезу туда в выходные. Раз тебе позарез надо от кого-то там спрятаться. Только что я в школе скажу, если спросят, куда ты пропала?

– Вов, ну как ты не поймешь! – Лу нетерпеливо тряхнула роскошными кудрями. – Кто у тебя спрашивать-то будет? Кто узнает, что именно ты меня увез?

– А-а! – понял Надыкто. И тут же снова спросил: – А что ты там будешь есть?

– Так мы же привезем с собой! – Лу дивилась непонятливости одноклассника. – Возьмем сумку или рюкзак, накупим там консервов разных…

– Круп надо купить! – вдруг авторитетно, по-деловому заявил Володя. – Будешь каши варить. Я с соседкой насчет молока договорюсь. Только, – добавил он, – на фиг эти крупы из Москвы-то тащить? В Засеках в магазинчике все есть: и пшено, и манка, и макароны…

– Ну видишь! – обрадовалась Лу. – Были бы только деньги…

Денег, кстати, как раз и не было. Ну не просить же их у мамы! В данном случае это было бы уж совсем нелепо: «Мама, дай мне, пожалуйста, денег, чтобы я могла инсценировать собственное похищение…» Бред!

Но и тут выход был. Дело в том, что Черепашка очень неплохо зарабатывала на телевидении. Ей уже дали первую зарплату, и Люся совершенно не представляла, что ей делать с такой уймой денег. Она хотела отдать все деньги маме, но Лелик отказалась их взять:

– Это твои деньги, талантливая дочь. Ты их сама честно заработала. И должна их потратить на себя!

– Ну мама, – стала уговаривать ее Черепашка, – ты же купила мне специально для съемок одежду новую, очки вот…

Но Лелик осталась непреклонной.

– Те деньги все равно были на тебя отложены! – категорично заявила она.

И Люся, купив себе несколько книг и CD-дисков, о которых давно мечтала, отложила оставшуюся сумму «в чулок».

Все это было очень кстати. Ведь Лу и без того собиралась посвятить лучшую подругу в свой план. И не сомневалась, что та не откажет ей в помощи. Теперь, когда можно было считать, что временное убежище найдено, настал черед серьезного разговора с Черепашкой.

– Лу, ну ты спятила окончательно, бедная ты моя девочка! Я даже не знаю, что тебе и сказать! – Черепашка от изумления действительно не могла найти слов и только всплеснула руками знакомым жестом, выражающим у нее крайнюю степень удивления и возмущения.

– Черепашка, милая, ну ты пойми! – Лу заранее была готова к такой реакции подруги. – Ведь это же просто спектакль! И никакая реальная опасность мне не угрожает. А папе такие деньги – тьфу! Знаешь ведь, какие там зарплаты… Он бы мне и так их дал, если бы знал, насколько это важно!

– Лу, ты хоть понимаешь, что ты затеваешь? – Черепашка все никак не могла поверить, что ее подруга всерьез собирается пойти на такую авантюру. – Ты подумала о маме? Что ей придется пережить, когда она узнает, что тебя похитили?

Конечно, умная и чуткая Черепашка сразу же попала в самое уязвимое место задуманного Лу предприятия. Лу очень жалела маму. И она ни за что не заставила бы ее страдать, если бы… Если бы не любовь к Косте и не сознание смертельной опасности, которая ему угрожает.

Именно это Лу попыталась объяснить Черепашке:

– Че, я знаю, что это подло по отношению к родителям, особенно к маме. Но что мне делать? Ждать, пока бандиты доберутся до Кости, станут его мучить и, может быть, даже убьют? Скажи, как я могу просто сидеть и ждать? И если с Костей случится что-нибудь плохое, как я смогу жить, зная, что даже не попыталась его спасти?..

– Ну, я не знаю… – Черепашка беспомощно развела руками. – Как тут можно советовать? Короче, поступай, как считаешь правильным… Но только ты мне ничего не говорила, ясно?! Я в твоем безумном плане участвовать не собираюсь…

– Че, милая, но мне же нужна твоя помощь! Я когда-нибудь вот так, как сейчас, тебя о чем-нибудь просила?..

Люся не могла не признать, что тут Лу права: почему-то раньше проблемы возникали в основном именно у Черепашки. А жизнерадостная и добродушная Лу, которой, казалось, все проблемы – трын-трава, не раз поддерживала подругу советом. Да и не только советом! Черепашка помнила, как Лу дневала и ночевала у нее, когда Лелика отправили в больницу с приступом аппендицита. В те дни Люся пребывала в бесконечном шоке. Переживая за маму, она не могла есть, не могла спать и просто ходила часами по комнате из угла в угол, что-то шепча побелевшими губами. Тогда Лу, не отходя от подруги ни на минуту, чуть ли не силой заставляла ее есть, несла какую-то смешную околесицу, отвлекая от печальных мыслей, поила валерьянкой. А через неделю вместе с Черепашкой встречала Лелика у больницы, чтобы торжественно отвезти ее на такси домой…

– Ладно, – тяжело вздохнула Черепашка. – Рассказывай, чем я могу тебе помочь…

– Во-первых, деньги. – Лу начала говорить очень быстро, словно опасаясь, что подруга передумает. – На дорогу и на еду. Во-вторых, мне нужен «мобильник», ну тот, что тебе выдали на телевидении, потому что свой я временно маме отдала: ее телефон, как на зло, украли. Видишь, как все не кстати…

– А что я скажу на студии? – растерянно спросила Черепашка.

– Скажешь, что потеряла, или что украли, или еще что-нибудь придумаешь…

– Ладно, поняла… – снова вздохнула Черепашка. – Еще что надо будет сделать?

– Еще… А еще ты будешь ежедневно звонить мне по этому телефону и рассказывать, что здесь происходит. Короче, будешь моими глазами и ушами! – торжественно подвела черту Лу.

– Хорошо, я согласна, – прошептала Черепашка. И добавила уже совсем почти беззвучно: – И все-таки это полное безумие…

Заручившись поддержкой Володи Надыкто и Черепашки, Лу с азартом принялась прорабатывать детали «похищения». Здесь было очень много неясного. Во-первых, кто позвонит маме и сообщит о похищении? Во-вторых, как предотвратить возможный поворот событий, если мама, вместо того чтобы разыскивать отца и просить денег на выкуп, возьмет да и позвонит в милицию? В-третьих, если деньги найдутся и мама готова будет их передать, как она сможет это сделать?..

Конечно, можно попросить того же Надыкто разыграть по телефону роль бандита. По крайней мере, поначалу Лу планировала поступить именно так. Но потом, подумав хорошенько, она отказалась от этого замысла. Ну какой, в самом деле, из Надыкто похититель! Ведь, если верить тому, что Лу читала и видела по телевизору, похитители разговаривают по телефону с родственниками жертв очень грубо и жестко. Вряд ли косноязычный, стеснительный Вовик Надыкто сможет так. И кроме того, Надыкто хорош был там, где необходимо, чтобы человек сделал что-нибудь простое – что называется, от сих до сих. Ну, например, вымыть пол в классе. Но там, где заранее неизвестно, как все повернется, такие исполнительные, но недостаточно находчивые и совершенно не умеющие импровизировать люди могут растеряться и… испортить все дело. «Жаль, что к этой затее нельзя привлечь Костю… Вот кто идеально сыграл бы роль!» – с сожалением подумала Лу. Но Костя никогда не согласился бы вымогать деньги у Мухамеда Геранмае. И не позволил бы Лу этого делать… Именно в том и состояла идея Лу, что Костя получит от нее так необходимые ему баксы прямо «на блюдечке», в тот момент, когда он будет думать, что помощи ждать уже неоткуда!

Но если по телефону звонить некому, что остается? «Письмо! – вдруг осенило Лу. – Ну конечно же письмо! Как я раньше не догадалась?!» Надо было решить теперь, как написать письмо таким образом, чтобы невозможно было вычислить его автора. Естественно, что послание не должно быть просто написано шариковой ручкой – тогда авторство легко будет определить по почерку. Компьютер? Это было ближе. И Лу решила набрать текст послания дома на компьютере и сбросить его на дискету. А распечатать письмо можно в школе – в канцелярии, помимо компьютера, был еще и хороший лазерный принтер.

Наступил вечер. Как это часто бывало, мама задерживалась на работе. И Лу решила немедленно сесть за письмо.

«Как же мне начать?» – задумалась она, усевшись перед монитором. Помедлив немного, она напечатала первую строчку:

«Ваша дочь Луиза спрятана в надежном месте. Пока (подумав, она выделила слово «пока» курсивом) ей ничего не угрожает…» Прочитав написанное, Лу осталась довольна: коротко и ясно. И есть нечто зловещее в выделенном слове «пока»: мол, пока дочке ничего не угрожает, а дальнейшее зависит от вашей сговорчивости… И она продолжила: «Ее жизнь и свобода стоит 30 тысяч долларов. Если вы согласны на обмен, вы должны…»

Здесь Лу снова задумалась: ну, предположим, перепуганная мама позвонит в Арабские Эмираты отцу. Тот согласится дать денег. Но как и кому мама должна будет сообщить об этом? И самое главное: как Лу сможет получить эти деньги? Нужно было придумать что-то простое и надежное. И при этом необходимо было указать четкие сроки, чтобы у родителей даже и мысли не возникло потянуть время. И тут Лу вспомнила, что во многих детективных книгах и фильмах герои передают друг другу деньги и оружие с помощью камеры хранения, какие есть на любом вокзале. После этого все встало на свои места. И Лу закончила послание:

«…вы должны положить деньги в сумку, а сумку оставить в камере хранения Курского вокзала. Ровно через десять дней после получения этого письма вам позвонят по телефону ровно в десять вечера…» Подумав, Лу исправила «в десять вечера» на «в двадцать два ноль-ноль». Ей показалось, что так фраза будет выглядеть внушительней. «…позвонят в двадцать два ноль-ноль и назовут кодовое слово: «Аргус». Услышав это слово, вы должны сообщить номер ячейки и код замка. Если вы все сделаете правильно, на следующий день Луиза появится дома, живая и невредимая. В ином случае…» Здесь Лу попыталась решить: надо ли вставить что-нибудь страшное, типа «вы получите свою дочь по частям»? Или, щадя нервы мамы, обойтись менее определенной угрозой? В итоге в душе Лу жалость к маме победила, и она закончила письмо словами:

«В ином случае последствия будут очень и очень плохими. Так же как и в случае, если вы заявите в милицию».

Лу прочитала письмо целиком. Ей показалось, что последняя строчка выглядит не слишком убедительно. И она приписала: «Учтите, что мы за вами следим!» В таком виде Лу сочла послание удовлетворительным. Она быстро перегнала текст на дискету, а дискету убрала в школьный рюкзачок. Файл с письмом в компьютере она предусмотрительно стерла. И с чувством выполненного долга отправилась спать…

7

Как Лу и предполагала, распечатать письмо оказалось несложно: улучив момент, когда в канцелярии никого не было, Лу открыла дискету, перенесла письмо на «рабочий стол» компьютера и «кликнула мышью» – печать. Принтер, чуть подождав, замигал лампочкой и с тихим гудением выплюнул листок с текстом. После этого Лу уничтожила файл на дискете, а копию отправила с «рабочего стола» компьютера в «корзину». И облегченно выдохнула. Можно было считать, что подготовительная часть операции «Спасение Кости» завершена… Чуть позже она придумала еще одну «фишку»: уже в классе перед алгеброй она приписала снизу на листочке собственной рукой: «Мама, со мной обращаются хорошо, не волнуйся. Меня кормят и разрешают смотреть телевизор. Пожалуйста, позвони папе. Пусть поскорее пришлет денег! Твоя дочь Луиза».

Теперь все выглядело так, будто похитители заставили ее сделать эту приписку. Ну, чтобы мама убедилась, что, во-первых, дочь жива и здорова. Пока. И во-вторых, поняла бы, что намерения у бандитов вполне нешуточные…

А в пятницу трое восьмиклассников не пришли в школу. Лу не терпелось начать воплощать в жизнь свой план. Она и Володя Надыкто прямо с утра отправились на вокзал. Черепашка тоже поехала с ними: Лу хотела еще раз проинструктировать подругу.

– Люсь, не забудь: сегодня же ты должна опустить письмо прямо в наш почтовый ящик! – Лу выглядела очень привлекательно в своем джинсовом костюме, с ярким рюкзачком за плечами. Она заметно нервничала.

– Хорошо, не волнуйся. Я все сделаю, как договорились…

Черепашка отвела глаза. Ей очень не нравилась вся эта затея. Но отговорить подругу она больше не пыталась. «Скорей бы все это закончилось!» – с тоской думала Люся. Больше всего она нервничала из-за необходимости звонить маме Лу, Наталье Романовне, и делать вид, что она ничего не знает, чтобы потом рассказывать Лу, что же происходит у нее дома. А Лу, как нарочно, решила еще раз убедиться, что Черепашка все правильно запомнила:

– Завтра ты позвонишь мне домой, чтобы узнать, почему меня в пятницу не было в школе. Мама к тому времени уже наверняка прочтет письмо. И ты сможешь у нее выспросить, что она собирается делать дальше…

– Лу, я прекрасно все помню! – Лицо Черепашки страдальчески сморщилось. Было видно, что весь этот разговор доставляет ей почти физическую боль.

– А вот и наша электричка! – как бы самому себе сказал Володя, шагавший чуть впереди и демонстративно делавший вид, что странная беседа подруг его нисколько не интересует. – Давай, Луиза, а то все места позанимают! Будем тогда четыре часа стоять как дурачки!

Лу беспомощно взглянула в глаза подруги. Черепашка поняла, что та с трудом сдерживает слезы. Чтобы избежать мучительной для обеих сцены, Люся быстро обняла подругу, чмокнула ее в смуглую щеку:

– Ну пока. Желаю удачи.

– Пока, Че. Звони!

И Лу вместе с Володей скрылись в вагоне. А Черепашка, чуть постояв, прерывисто вздохнула и быстро зашагала прочь…


Днем в электричке стало жарко. За окном мелькали пейзажи, а пассажиры коротали время, кто как мог. Некоторые дремали, кто-то жевал, кто-то разгадывал сканворд. Многие читали.

Верный друг Лу – Володя Надыкто тоже дремал, привалившись головой к стенке вагона. Он сидел напротив Лу, широко расставив свои нелепые длинные ноги в огромных стоптанных кроссовках.

Девушка смотрела в окно на проплывавшие там перелески, деревушки и дачные поселки. На душе у Лу было тревожно. Она начала осознавать, что затеянная ею авантюра совсем не безобидна, как ей представлялось это вначале. Но механизм был запущен, и обратного пути уже не было.

«Ведь я делаю все это не для собственной выгоды! – сказала себе Лу. – Я делаю это для Кости, для человека, которого люблю!..» И эта мысль будто бы подействовала на Лу успокоительно. Она снова стала представлять, как отдаст Косте деньги и как он обрадуется, обнимет ее в порыве признательности, нежно поцелует… И, размышляя так, Лу и не заметила даже, когда задремала. Ей казалось, что вагонные колеса выстукивают любимое имя: Кос-тя… Кос-тя…Кос-тя…

А Черепашка прямо с вокзала отправилась к дому Лу. Она остановилась возле знакомого подъезда. Девочка медлила – уж очень не хотелось ей выполнять поручение своей обезумевшей от любви подруги. Черепашка попыталась представить, что бы она сама испытывала на месте мамы Лу, если бы получила такое вот письмо – о том, что кому-то из ее близких угрожает смертельная опасность. «Да, ощущение не из приятных!» – подумала она. Но не сдержать данного Лу слова Черепашка не могла.

Ключа от подъезда подруги у Черепашки конечно же не было (эту деталь Лу как-то упустила в своих планах), и Люсе пришлось ждать, когда дверь откроет кто-нибудь из жильцов. Но ждать она умела; это состояние ее никогда не раздражало. Вот и теперь: не успела девочка додумать какую-то интересную мысль, связанную с закономерностями любви, как дверь распахнулась. На крыльце возник пузатый дядька с большой сумкой в руке. Черепашка проскользнула в неприветливую темноту подъезда. Найдя нужный почтовый ящик, она решительно опустила в него письмо, содержащее ужасную весть о похищении Лу…


Приехав в деревню Засеки уже к вечеру на трясущемся стареньком автобусе, Лу и Володя зашли прежде всего в небольшую покосившуюся избушку, приспособленную под магазин. Одновременно в нем могло уместиться человек десять, не больше. Позади прилавка располагались полки, уставленные продуктами вперемешку с разными, подчас совершенно неожиданными товарами. Крупы в прозрачных пакетах соседствовали со школьными тетрадками, рыбные консервы – с хозяйственным мылом, а недозрелые бананы – с рулонами туалетной бумаги. За прилавком никого не было. Но Володю это обстоятельство не смутило.

– Эй, теть Ань, покупатель пришел! – громко произнес он волшебную фразу.

И тотчас откуда-то из недр избушки материализовалась продавщица – заспанная полная женщина лет сорока пяти, одетая в ситцевый халат в цветочек.

– Ой, батюшки, Во-овка! – нараспев, сильно нажимая на «о», сказала она. – Отдохнуть приехал? Аль картошку сажать? Наши-т все уж посадили, картошку-то.

– Да я ненадолго, теть Ань! На выходные только.

– А это кто с тобой? – без тени смущения полюбопытствовала тетка. – Подружка, что ль? Хороша девка, только больно на цыганку смахиват! – Она бесцеремонно разглядывала Лу.

– А это, теть Ань, моя невеста! – сделал неожиданное заявление Володя.

«Вот так-так! – со смутной тоской подумала Лу. – Я уже – Надыктова невеста! Ну да ладно, – решила она, – может, так даже и лучше. Пусть деревенские думают что хотят. Все равно я больше никогда здесь не появлюсь…»

Тетка вдруг рассмеялась:

– А не рано ль тебе, Вовка, женихаться? Ты ж сам еще дите!

– Я не дите, теть Ань! – насупился Надыкто. – И вообще, это мое личное дело!

– Твое, твое, не гомони! – дружелюбно урезонивала его продавщица. – А невесту-то твою как звать?

– Луиза… – сама ответила Лу.

– Луиза? Эт че за имя такое? Цыганское, что ль? – Тетка Аня добродушно прищурилась. – А по-нашему как будет? Не Лизавета?

– Может, и Лизавета… – улыбнулась Лу.

– Теть Ань, – вступил в разговор Володя, – время уж позднее, а мы еще дома не были. – Ты б нам завесила гречки там, пшена…

Домик Володи стоял на краю деревни, у самой кромки нераспаханного поля, покрытого молоденькой травкой. Уже смеркалось, но было видно, что за нешироким полем начинается лес.

– Луиз, ты чувствуешь, воздух какой здесь? – Надыкто уверенно распахнул покосившуюся калитку.

– Да… – не могла не согласиться Лу.

Воздух и впрямь был удивительно вкусный, наполненный запахами леса, травы, еще чего-то деревенского. Хотя, когда направление ветра менялось, добавлялся какой-то гораздо менее приятный аромат.

– Это навоз. Им огороды удобряют! – отчего-то смутившись, объяснил Володя. – Ох, хорошо в краю родном, где пахнет сеном и… навозом! – Видимо, он попытался пошутить.

Пройдя через сад, они поднялись на крыльцо. Володя открыл ржавый навесной замок, распахнул дверь.

В доме было только две комнаты, разделенные большой печью. В одной из них стояли круглый стол, три рассохшихся стула, жесткий диванчик, обитый дерматином. Старый комод уютно устроился у стенки. В другой комнате, помимо высокой кровати с железными спинками, разместились стол поменьше и деревянный буфет. На столе стояла старая электроплитка с двумя конфорками. На стенах висели старые фотографии. Одна из них заинтересовала Лу. На ней пожилая женщина, одетая по-деревенски, держала на коленях очень серьезного, упитанного мальчугана лет четырех.

– Это бабушка, – объяснил Володя. – А мальчик этот – я. Луиз, ты отдыхай пока… – Скрывшись в другой комнате, он стал переодеваться. – А я печку растоплю!

Когда Володя появился, Лу не могла скрыть улыбки: ее приятель, облаченный теперь в видавшие виды армейские брюки и старую рубаху неопределенного цвета, выглядел совсем по-деревенски. Ободряюще подмигнув Лу, он выскочил из дому.

Девушка присела на диван, стянула с себя рюкзак. «Надо бы поесть сообразить», – решила она и стала доставать из сумок продукты, привезенные из Москвы, а также купленные в магазинчике у добродушной тетки Ани: хлеб, ветчину, яйца, консервы…

Володя скоро вернулся, нагруженный поленьями. Шустро растопив печь, он схватил ведра и помчался на колодец за водой. Через час в доме было тепло и уютно. На печной плите закипал чайник. На сковороде шкворчала яичница с ветчиной.

Лу поняла вдруг, как устала за день. «Скорей бы лечь спать!» – подумала она.

Володя, будто прочитав ее мысли, произнес:

– Я тебе на кровати постелю. Долго сидеть не будем, ладно? Поужинаем – и спать. А то в дороге весь день…

– А умыться тут можно? – спросила Лу, глядя на свои не очень чистые руки.

– Умывальник в сенях! – Володя замялся и добавил, краснея: – А туалет – в саду. Тут тебе не город…

Но Лу было все равно. Умывшись ледяной водой, она вернулась в дом. Нарезала хлеб, разложила по тарелкам яичницу. Ужин показался ей необыкновенно вкусным. Даже чай отличался от того, что Лу обычно пила в Москве, – наверное, из-за колодезной воды…

Толстая перина на кровати оказалась необыкновенно мягкой. Утонув в ней, Лу укрылась одеялом и, успев только подумать: «Как все это странно и удивительно – деревня, продавщица, пухлый мальчик на фото, печка эта…», мягко погрузилась в сон.

8

Черепашка сдержала свое обещание и в субботу позвонила маме Лу. Правда, сделала она это уже вечером, когда оттягивать выполнение неприятной обязанности уже было невозможно. Мама Лу оказалась дома.

– Здравствуйте, Наталья Романовна! – вежливо поздоровалась Черепашка, морщась от отвращения к собственному вранью. – А Луиза дома?

И стала со страхом ждать реакции на том конце провода. Ей казалось, что мама Лу сейчас зарыдает в голос прямо в трубку и скажет что-нибудь вроде: «Нету больше нашей Луизы!..»

– А, это ты, Люся… А Луизы нет дома! – Мама Лу произнесла это совершенно обычным голосом.

«Может, она не получила письма?» – мелькнула мысль у Черепашки. И, решив выяснить все до конца, она продолжила игру:

– А вы не знаете, почему Луизы вчера в школе не было?

Повисла пауза. Люсе показалось, что Наталья Романовна очень тихо сказала кому-то: «Это подруга…» Потом она очень спокойно произнесла в трубку:

– Люся, ты знаешь, ей представилась возможность слетать в гости к отцу. Это так все получилось… внезапно, что она не успела никого предупредить…

Растерявшись в первое мгновенье от такой неожиданной лжи, Черепашка поняла: нужно доигрывать роль до конца. Поэтому она задала еще один вопрос:

– А когда она приедет?

– Ну… недели через две, я думаю.

Больше спрашивать было не о чем. Попрощавшись, повесила трубку. А потом набрала номер своего «мобильника», чтобы сообщить Лу об этом странном разговоре с ее мамой.


Лу с нетерпением ждала этого звонка. Выслушав Черепашку, она задумалась, потом произнесла:

– Че, мне все это не нравится… Что-то здесь не так. Мне надо подумать.

– Лу, – произнесла Черепашка голосом, в котором появились умоляющие интонации, – может, объявишься, позвонишь маме, а? Пока все не зашло слишком далеко?

– Нет… – ответила та после короткой паузы. – Тогда какой смысл был все затевать? Ты позвони мне, если еще что-нибудь узнаешь, ладно?

– Ладно… – вздохнула Черепашка. – Пока.

После разговора с Черепашкой мама Лу, бросив трубку, без сил опустилась в кресло.

Человек, находящийся рядом с ней, спросил:

– Как вы себя чувствуете, Наталья Романовна? Может быть, воды?

– Спасибо, не надо… – тихо ответила она. – Извините меня, я сейчас возьму себя в руки.

Ее собеседник кивнул. Его худое лицо, казалось, от рождения было лишено способности выражать какие-либо эмоции. Человека этого звали Егор Петрович Скобцев, он был в чине капитана и работал в районном отделе борьбы с организованной преступностью. И появился он не случайно: мама Лу, вытащив из почтового ящика в пятницу вечером письмо от неизвестных похитителей, немедленно сделала то, что, по расчетам Лу, делать была не должна: сняла телефонную трубку и набрала «ноль-два». Буквально через час ей перезвонил незнакомый мужчина и, представившись капитаном Скобцевым, предложил немедленно встретиться.

– Я приеду к вам через сорок минут, и мы все обсудим! – заявил он безапелляционно.

– Почему ко мне? – испуганно спросила Наталья Романовна. – Ведь если за квартирой следят… тогда они могут понять, что я обратилась к вам! А в письме сказано…

– Если преступники следят за квартирой всерьез, то вы все равно не сможете от них оторваться! – бесцеремонно перебил ее Скобцев. – Они просто пойдут за вами, и тогда ваше желание встретиться с кем-то вне дома наверняка еще больше их насторожит.

Этот аргумент показался маме Луизы достаточно резонным. А собеседник тем временем добавил довольно ехидным тоном:

– А коль вы так уж хотели поиграть в конспирацию, что же вы позвонили нам из квартиры? Ведь ваш телефон может прослушиваться!

И поскольку Наталья Романовна растерянно молчала, твердо закончил:

– Так что давайте не будем терять времени на пустые разговоры! Я выезжаю! – И повесил трубку.

Вообще Наталья Романовна видела в жизни всякое. Она была хозяйкой модного салона, где художники-стилисты, дизайнеры и модельеры, заполучив в свои руки состоятельного клиента, не только одевали его с ног до головы, но и полностью разрабатывали ему новый имидж – от прически и походки до манеры правильно держать себя на людях. Естественно, что плавание по бурному морю российского бизнеса не могло не выработать у нее таких качеств, как умение не теряться и быстро принимать правильные решения в самых сложных ситуациях. Но здесь случай был особый – речь шла не просто о деньгах, речь шла о жизни ее единственной дочери!..

Минуты ожидания тянулись, как жевательная резинка, и к тому времени, когда в прихожей прозвенел звонок, Наталья Романовна уже дважды принимала валокордин.

В прихожей появился невысокий, худощавый, начинающий лысеть, но, с точки зрения Натальи Романовны, довольно молодой мужчина, одетый в неброский штатский костюм. Войдя, он показал ей служебное удостоверение и представился:

– Капитан Скобцев, Егор Петрович. Где мы будем беседовать?

– Наверное, в комнате… – Наталья Романовна растерянно смотрела на капитана милиции. – Проходите, пожалуйста.

– Благодарю…

Скобцев прошел в комнату, опустился в кресло. Быстро и цепко огляделся вокруг.

– Ну, приступим… Вы – Сорокина Наталья Романовна?

– Да…

– Вашего ребенка зовут…

– Луиза. Луиза Геранмае.

– Возраст?

– Мой?

– Зачем ваш? – удивился капитан. – Сколько лет ребенку?

– Четырнадцать.

– Вы позвонили час назад в милицию и сообщили, что вашу дочь похитили. Почему вы так решили? Вам кто-нибудь звонил?

– Нет, не звонил. Вот… Я нашла это в почтовом ящике… – Наталья Романовна передала гостю лист бумаги.

Тот осторожно взял его пальцами за уголки.

– Это было в конверте? – поинтересовался он, внимательно ознакомившись с письмом.

– Да…

– Позвольте конвертик!

– Пожалуйста…

– На письме внизу есть приписка… Она сделана рукой вашей дочери?

– Да, это ее почерк.

– Скажите, а когда вы видели… – Он бросил взгляд на письмо, – Луизу в последний раз?

Жалобно оглядевшись зачем-то по сторонам, Наталья Романовна ответила:

– Утром, сегодня утром. Я уходила на работу, а она собиралась в школу…

– Так… И вечером вы обнаружили письмо?

– Да. Я пришла с работы пораньше, и вот…

– Мда… – промямлил капитан. Над ними повисла пауза. Скобцев аккуратно вложил письмо в конверт, а конверт – в карман пиджака. Потом спросил: – Скажите, Наталья Романовна, вы были дружны со своей дочерью?

– Почему – была? – возмутилась мама Луизы. – Я и сейчас с ней дружна!

– То есть, – продолжал гнуть свое капитан, не обращая внимания на возмущенный тон собеседницы, – никаких серьезных конфликтов между вами в последнее время не происходило?

– Не происходило никаких конфликтов! – Мама Лу не могла понять, к чему клонит представитель закона. – А при чем здесь наши отношения?

– А деньги? Не было ли у вас… ссор или споров из-за денег? – Скобцев как бы не услышал недоуменного вопроса Натальи Романовны. – Ведь Луиза – молоденькая и наверняка симпатичная девушка. Возможно, ей хотелось лучше одеваться… Больше денег тратить на развлечения… Ну и так далее…

– Нет! – отрезала мама Лу. – Я покупала своей дочке все, что нужно девочке в ее возрасте. И никакие материальные проблемы ее не тревожили… Извините, Егор…

– Петрович.

– Извините, Егор Петрович, но я не понимаю, к чему вы это все ведете? Мою дочь похитили бандиты! И вместо того чтобы разговаривать о… не относящихся к делу вещах, не лучше ли будет вам заняться своими прямыми обязанностями?

– Да, конечно… – спокойно ответил Скобцев. – Да вы не волнуйтесь так. Лучше покажите мне комнату Луизы… И подумайте вот о чем: зачем профессиональным бандитам писать какие-то дурацкие письма, оставляя таким образом лишние улики? Телефон же есть! А кто при наличии телефона вынужден все-таки писать письмо? Возможно, тот, кто боится, что его узнают по голосу…

Хотя Наталья Романовна не поняла до конца, что имел в виду капитан, говоря о непрофессионализме отправителей страшного письма, но его рассудительный тон подействовал на взволнованную женщину успокаивающе. Она провела гостя в комнату Лу. Тот, внимательно оглядевшись, заинтересовался фотографией на столе, где Лу была снята вместе с Черепашкой. Это фото было сделано около года назад. На нем Лу и Черепашка стояли, обнявшись, на фоне школы. Люся Черепахина серьезно смотрела прямо в объектив камеры, тогда как Лу беззаботно улыбалась во весь рот…

Взглянув на фотографию, Наталья Романовна почувствовала, что к ее горлу подкатывает комок. Она отвернулась, изо всех сил стараясь не разрыдаться при постороннем человеке. Егор Петрович, тактично выждав, поинтересовался:

– Темненькая – это Луиза?

– Да… – одними губами ответила Наталья Романовна.

– А рядом?

– Это Люся Черепахина… Подруга.

– Понятно… – Капитан поставил фото на прежнее место. – А это, я понимаю, компьютер вашей дочки?

– Да, я его полгода назад купила. – Судя по голосу, маме Луизы все-таки удалось справиться со своими эмоциями.

– Разрешите включить?

– Конечно.

Скобцев нажал на кнопку. Компьютер запустился с тихим гулом и сухим потрескиванием. Присев на стул перед монитором, капитан стал щелкать «мышкой». Хозяйка молча и даже как-то отстраненно наблюдала за происходящим.

– Наталья Романовна! – внезапно почти выкрикнул капитан милиции. – Скажите, вы можете назвать свою дочь аккуратной и… организованной девочкой?

– Скорее разгильдяйкой! – улыбнулась через силу мама Лу. – Уж чем-чем, а особой аккуратностью моя дочь никогда не отличалась. Вечно у нее вещи разбросаны по комнате, и вообще… Чрезмерный порядок всегда казался ей чем-то неживым, неуютным. А почему вы спросили?

– Вот, взгляните. Видите, я открываю «корзину»? Здесь у любого пользователя всегда копится всякий мусор: черновики, ненужные файлы и тому подобное. А в компьютере вашей дочери «корзина» абсолютно пуста.

– Ну и что? – не поняла Наталья Романовна.

– А то, что она либо необычайно аккуратный человек, регулярно уничтожающий содержимое «корзины», либо буквально на днях очистила ее намеренно…

– Вы хотите сказать, – мама Лу возмущенно округлила глаза, – что Луиза сама напечатала письмо на этом компьютере, а потом уничтожила файл? Но зачем?! Зачем ей это было нужно?

– Я не хочу быть категоричным, – ответил капитан, – это мог быть кто-то из ее… Погодите-ка! – осекся он вдруг. – У вас что, нет принтера?

– Нет. Он был, но сломался, и его пришлось пару недель назад отдать в ремонт.

– Тогда… А-а-а! Ведь в школе-то принтер есть наверняка!

– Конечно! – подтвердила Наталья Романовна. – Там у них в канцелярии стоит третий «пентиум» и новенький лазерный принтер. Я это знаю, потому что именно моя фирма подарила их школе в качестве спонсорской помощи…

– Знаете что… – с неожиданной решительностью произнес вдруг Егор Петрович. – Я, пожалуй, пойду, а то время уже позднее. И завтра заеду к вам еще раз. Не исключаю, что ваша дочь сама объявится – скажем, к утру. И окажется, что вся эта история – просто дурацкий розыгрыш или еще что-нибудь в том же роде…

Капитан как-то болезненно поморщился и почесал макушку.

– Это было бы… просто чудо… – со вздохом произнесла Наталья Романовна. – Только боюсь, что…

Тут она не выдержала и наконец разрыдалась. В голос, шумно, совершенно не думая о присутствии в доме постороннего человека. Капитан Скобцев, не мешкая ни секунды, кинулся на кухню, очень уверенно, будто бы всю жизнь прожил в этой квартире, открыл дверцу навесного шкафа и, увидев там то, что и ожидал увидеть, накапал в голубую чашку, стоявшую на столе, двадцать капель корвалола. Наталья Романовна молча и с благодарностью выпила лекарство.

9

Володя Надыкто уехал в воскресенье, и Лу осталась одна в его деревенском домике. Настроение у нее после звонка Черепашки было отвратительным. Лу мучили плохие предчувствия. Ведь, судя по тому, что сказала по телефону Люся, дело приняло совсем не тот оборот, что планировала она. Хотя, с другой стороны, делать какие-то выводы было еще рано. «Может быть, все не так уж плохо? – размышляла Лу. – Ну и что из того, что мама соврала Черепашке, будто я уехала к папе? А что она должна была сказать? Что меня похители? Может быть, мама просто не хотела, чтобы кто-нибудь знал правду о случившемся?»

Но это все были лишь домыслы. А интуиция говорила Лу о другом: дело – дрянь!

Вечером, после отъезда Володи, Лу долго не могла уснуть. Она думала о маме, Черепашке, одноклассниках… Вспоминала противного Витька. И конечно, Костю – красивого, сильного, уверенного в себе, любимого… Лу чувствовала, что очень скучает по нему. Почти жить без него не может. «Странно, ведь я знаю Костю чуть больше месяца… А ощущение такое, будто он – мой старинный, добрый друг, почти родственник. Даже больше, чем просто родственник…» Так думала Лу, ворочаясь на деревенской перине, которая вдруг показалась ей страшно неудобной и жесткой. Заснула она уже под утро и проспала почти до обеда.

А в понедельник в школе появился худощавый человек невысокого роста, с залысинами. Он быстро прошел в кабинет директора. Недолго там пробыв, Егор Петрович (а это конечно же был он) проследовал в канцелярию, где находился пресловутый компьютер с лазерным принтером.

Устроившись перед монитором, капитан занялся поиском интересующего его файла. И, видимо, поиск увенчался успехом: Егор Петрович удовлетворенно хмыкнул и задал компьютеру команду «печать». Бросив взгляд на выползший из принтера лист, капитан кивнул и взялся за телефонную трубку.

– Наталья Романовна? – Капитан вытащил из пачки сигарету, но, вспомнив, что находится в школе, не стал прикуривать, а начал просто разминать ее пальцами правой руки. – Здравствуйте, это Скобцев. Вы будете сегодня дома? Да, есть новости. Что? Пожалуй, скорее приятные. Думаю, что вашей дочери ничего не угрожает… Да, кстати, помните ту подругу Луизы, что была на фотографии – ну, такая серьезная девочка в очках? Я забыл спросить – она что, учится в той же школе, что и ваша дочь? И в том же классе? Это хорошо. А… напомните, как ее зовут? Черепахина Люся? Спасибо, ясно. Тогда через пару часов мы встретимся, и я вам подробно все расскажу.

Капитан положил трубку, вздохнул, сунул сигарету назад в пачку и вышел из школьной канцелярии. Он отправился искать Люсю Черепахину, лучшую подругу похищенной неизвестными злодеями Луизы Геранмае.

Через полтора часа капитан Скобцев, удобно расположившись в кресле, рассказывал не находившей места от беспокойства и нетерпения Наталье Романовне о том, что узнал в школе:

– Ну, во-первых, я начал с письма. С разрешения директора я покопался немного в школьном компьютере. И вот что мне удалось из него извлечь…

С этими словами Егор Петрович извлек из внутреннего кармана пиджака аккуратно сложенный листок и протянул его собеседнице. Женщина взяла листок, развернула…

– Так это же то самое письмо, что вы у меня забрали два дня тому назад! – разочарованно произнесла она. – Хотя, погодите-ка… Бог мой, здесь же нет той приписки!.. Объясните, что все это значит?

– Это значит, – ответил милиционер, – что кто-то, прежде чем распечатать текст письма на принтере, скопировал его в память школьного компьютера – очевидно, с дискеты. Потом, когда письмо было распечатано, этот самый кто-то отправил файл с письмом в «корзину», но саму-то «корзину» в спешке очистить позабыл! Именно там я и нашел этот примечательный документ… И распечатал на том же самом принтере, что и автор письма. Недурно, да? Похититель детей изготавливает письмо родителям жертвы с помощью школьного компьютера! Вам не кажется, что это полный бред?

– Значит, все-таки это сделала Луиза… – прошептала Наталья Романовна. – Но зачем? Зачем ей понадобилась такая большая сумма? Боже, о чем я спрашиваю! – спохватилась вдруг женщина, – Скажите, вам удалось узнать, где моя дочь сейчас?

– Не волнуйтесь, она в полной безопасности, – успокоил ее Скобцев. – Если хотите, мы можем съездить за ней вместе.

– Что значит – если хочу?! – возмутилась мама Луизы. – Едем!

– Что ж, поехали, – спокойно согласился Егор Петрович. – Только давайте сначала пообедаем, ладно? А то путь до Владимирской области неблизкий…

Ехать решили на новеньком «фольксвагене» Натальи Романовны. А капитанскую «восьмерку» загнали временно в освободивший гараж-«ракушку», стоящий прямо под окнами квартиры. За руль сел Скобцев. И по дороге он раскрыл остальные подробности своего визита в школу.

– Эта девочка, Люся Черепахина, поначалу молчала, как Зоя Космодемьянская на допросе. Пришлось показать ей письмо, отпечатанное на школьном принтере и объяснить: если его изготовила не сама Луиза, то кто? Кто-то из школьников или преподавателей. Короче, кто-то, кто может спокойно войти в школьную канцелярию и пробыть там какое-то время, не вызывая вопросов. В этой связи я пообещал начать в школе активный поиск и допрос подозреваемых, начиная с самой Люси и кончая директором школы на предмет их причастности к похищению.. Ну вот, а после этого Люся мне все и выложила…

– Так, значит, она была в курсе? – изумилась Наталья Романовна.

– Конечно. Ведь в таком деле, как инсценировка собственного похищения, без сообщников не обойтись, понимаете?

– Но Люся рассказала, зачем Луизе понадобилось столько денег?

– Она сказала только, что подруга хотела выручить кого-то таким сомнительным способом из беды. Но о ком конкретно идет речь, так и не призналась. Говорит, что сама этого не знает.

– Ну хорошо… – с облегчением вздохнула Наталья Романовна. – Но при чем здесь Владимирская область? Зачем ее туда понесло?

– А тут замешан некто Владимир Надыкто, еще один одноклассник вашей дочери. У него там есть дом в небольшой деревушке. И Луиза попросилась пожить пару недель в этом доме, до тех пор пока вы не выполните требование мнимых похитителей. После этого Луиза преспокойно явилась бы домой и выдала вам холодящую кровь историю про неких бандитов, что держали ее десять дней в каком-то неизвестном подвале, а потом отпустили на свободу…

Некоторое время в салоне автомобиля был слышен только негромкий гул работающего двигателя. Мама Луизы молчала, осмысливая только что услышанное. Потом она произнесла:

– Интересно было бы узнать, ради кого моя дочь заварила всю эту кашу…

Егор Петрович ответил ей:

– Ну, возможно, если вы не разругаетесь с ней вдрызг сразу же после встречи, она вам об этом расскажет…

…Чтобы как-то отвлечься от тревожных мыслей, Лу решила что-нибудь приготовить себе на обед. «Пусть это будет суп!» – решила девочка. Она поставила на электроплитку алюминиевую кастрюльку, плеснула в нее колодезной воды из ведерка. Почистила две картошины. И отправилась в сад: она решила сварить щи из молодой крапивы – блюдо, рецепт которого она читала когда-то в журнале. Конечно, Лу не помнила этот рецепт в точности, но это было и необязательно: в таком деле, как готовка, она обычно полагалась на вдохновение.

Молодую крапиву Лу нашла в саду, рядом с покосившимся забором, за которым гуляли куры и петух. В саду старые яблони раскачивали ветками, усыпанными мелким розоватым цветом. Было солнечно и тихо, только где-то в деревне лениво брехала собака. Лу подумала вдруг: «Скорее бы закончилась вся эта история!.. Ну почему же не звонит Черепашка? Ну почему?» Лу уже очень хотелось в Москву. Но останавливаться на полпути в ее планы не входило. Не только в этот раз, но и вообще никогда.

Нарвав молодой крапивы, девочка отправилась в дом. Вода в кастрюле уже закипала. Лу бросила в нее бульонный кубик, нарезала картошку. Измельчила ножом крапиву. И тут ожил мобильный телефон, лежавший рядом на столе. Лу, вздрогнув от неожиданности, торопливо схватила трубку:

– Да, слушаю!

Трубка помолчала несколько секунд, потом спросила голосом Люси Черепахиной:

– Алле! Ты?

– Да, да, я! – Лу почти кричала. – Привет, Черепашка!

– Привет, Лу… – Голос подруги был каким-то тусклым.

– Ну что ты молчишь? – Лу принялась нетерпеливо расхаживать взад-вперед по скрипучему полу. – Что там происходит у вас?

В трубке стояла тишина. Потом Черепашка произнесла тем же потухшим голосом фразу, которая выглядела бы более уместно в финале какого-нибудь телевизионного боевика:

– Лу, все кончено!

– Что? Что кончено? – не поняла Лу. – Да скажи ты яснее!

– Все кончено! – Черепашка заговорила громче. – Лу, сегодня в школу приходил мужик из милиции…

– Откуда?! – Лу рухнула на стул.

– Я говорю – из милиции! Твоя мама вызвала милицию, понимаешь? И этот мужик тебя вычислил!

– Как – вычислил?.. – Лу никак не могла осознать всю глубину своего поражения.

– Короче, он понял, что похищение – фальшивое! И мне пришлось все ему рассказать …

– Ты все рассказала?! – Лу не могла поверить. – И про меня, и про Костю?!

– Нет, про Костю я не говорила! Я сказала, что ты хотела выручить кого-то, попавшего в беду. Он спрашивал, о ком идет речь, но я сказала, что понятия не имею!

– Ясно… – только и смогла выговорить Лу. Идиотизм ее затеи вдруг предстал перед ней во всей своей убийственной очевидности. – И что же мне делать теперь? А, Че?

– Лу, я не знаю… Наверное, тебе лучше немедленно вернуться в Москву…

Теперь надолго замолчала Лу. И только после того как Черепашка несколько раз повторила: «Лу, что с тобой? Лу, ну не молчи же!» – только после этого Лу смогла выговорить: – Да, ты права, наверное… Я сегодня же выезжаю в Москву, – и закончила на этом разговор.

Она швырнула телефонную трубку на стол – и разрыдалась точно так же, как накануне рыдала ее мама….

Капитан Скобцев и Наталья Романовна добрались до деревни Засеки поздним вечером. Заглушив двигатель на краю деревни, Егор Петрович произнес, обращаясь к своей спутнице:

– Подождите в машине. Я попробую узнать, где находится нужный нам дом.

Он появился минут через двадцать, когда Наталья Романовна, обеспокоенная долгим отсутствием капитана, уже собиралась выйти из машины и отправиться на его поиски. Ни слова не говоря, Скобцев сел за руль. Автомобиль тронулся с места, развернулся и двинулся по проселку в направлении Москвы.

– Что случилось? Почему мы возвращаемся? – с беспокойством поинтересовалась мама Лу.

– Да, видите ли… – Капитан выглядел расстроенным. – Похоже, что мы ехали зря…

– Почему? – испуганно спросила Наталья Романовна. – Да говорите же, не тяните! Что, произошла ошибка? Луизы здесь нет?

– Да успокойтесь вы, никакой ошибки не произошло… – Лицо капитана выражало досаду. – Я встретил женщину, продавщицу из местного магазинчика. И она сообщила, что Луиза приехала в деревню вместе с Володей Надыкто вечером в пятницу. И была здесь вплоть до сегодняшнего дня…

– До сегодняшнего? – растерянно спросила Наталья Романовна. – А что же случилось сегодня?

– А сегодня эта женщина, Анна Ивановна, встретила вашу дочь, когда та с рюкзаком шла на рейсовый автобус. Луиза объяснила ей, что ее планы изменились и что ей необходимо срочно вернуться в Москву.

– Значит, она все-таки решила вернуться… – произнесла Наталья Романовна. – Но почему?

Автомобиль медленно двигался по темной дороге, и капитан пристально вглядывался в выхваченные светом фар детали окружающего пейзажа.

– Я думаю, – произнес он наконец, – ей каким-то образом стало известно, что план с мнимым похищением провалился. Видно, эта Люся Черепахина многого мне не сказала. У них наверняка был какой-то способ связи в случае необходимости, и Люся сразу после нашего разговора сообщила обо всем Луизе…

После непродолжительной паузы Наталья Романовна внезапно попросила:

– Вы не могли бы остановить машину?

– Зачем? – удивился Егор Петрович.

– Ну я вас прошу! Остановитесь буквально на одну минуту!

– Пожалуйста…

Машина вильнула к обочине и встала.

– А теперь давайте меняться местами! А то вы уже сколько часов за рулем! – Видя, что капитан хочет что-то возразить, Наталья Романовна добавила: – И, пожалуйста, не спорьте! В конце концов, это моя машина…

Скобцев пожал плечами и чуть заметно улыбнулся – впервые за все время общения с мамой Луизы:

– Ну, если вы настаиваете…

…В Москву они приехали уже глубокой ночью. И первое, что заметила Наталья Романовна, второпях припарковавшись неподалеку от своего подъезда, – что окна ее квартиры ярко освещены. Это означало, что Луиза уже приехала домой.

– Вы не можете вылезать побыстрее? – прикрикнула она на капитана.

Он сладко спал на переднем сиденье и теперь, проснувшись, с трудом пытался сообразить, где он, собственно, находится. Окончательно придя в себя, он прокашлялся, молча выбрался из салона и зашагал к подъезду.

Когда Наталья Романовна, оказавшись наконец перед дверями квартиры, достала из сумочки ключ, она вдруг с ужасом осознала, что ключ вставлять, собственно, некуда: замок был высверлен, а вместо него в двери зияло круглое отверстие с неровными краями. Она услышала за спиной свистящий шепот капитана:

– Так… Позвольте-ка… – Скобцев, бесцеремонно отодвинув женщину в сторону, осторожно приоткрыл незапертую дверь и первым направился в квартиру. Наталья Романовна, воображение которой рисовало ей картины одну ужаснее другой, на ватных, негнущихся ногах проследовала за ним.

И сразу увидела дочь. Та стояла в залитой светом прихожей, глядя на вошедших широко раскрытыми черными глазищами. И тут потрясенная Наталья Романовна заметила, как глаза эти стали быстро наполняться слезами.

– Лизка!.. – без звука, одними губами, произнесла Наталья Романовна.

И тут Лу словно прорвало.

– Мама! – всхлипнула она, бросаясь на шею Наталье Романовне. – Мама… Ты представляешь… Нас ограбили!.. – И заплакала так, как плакала только в раннем детстве – искренне, навзрыд, захлебываясь слезами и совсем не стесняясь этого.

10

Лу приехала в Москву последней электричкой и опередила маму и Егора Петровича всего на два часа. Всю дорогу она обдумывала, что сказать маме. Полная покаянных чувств, девочка собиралась попросить у нее прощения за свою идиотскую выходку. Единственное, что Лу не могла решить, – рассказать ли маме про Костю, или же, отвечая на неминуемые расспросы о том, зачем ей понадобилось столько денег, придумать какую-нибудь легенду. Подходя к своему дому, Лу пыталась представить, как встретит ее мама. «Наверное, – решила девочка, – мама будет плакать и кричать. Или вообще откажется со мной разговаривать…»

Но все произошло совершенно иначе. Дверь в квартиру оказалась взломанной. Злоумышленниками были украдены все сколько-нибудь ценные вещи: компьютер, видеосистема, новый кожаный плащ мамы… Были взломаны ящики маминого трюмо в спальне – там она держала свои украшения и деньги на текущие расходы (хотя, конечно, большую часть средств мама хранила в банке).

Лу ходила среди всего этого развала в полном ужасе. Она знала, что должна немедленно позвонить в милицию, но что-то удерживало девочку от этого естественного в таких обстоятельствах шага.

И вдруг Лу заметила, что на ковре спальни, рядом с ножкой кровати, блестит какой-то предмет. Девочка, замирая от страшного предчувствия, подняла его, разглядела… и, ощущая, что сердце проваливается куда-то вниз, а перед глазами все плывет, медленно опустилась на краешек кровати. Она сразу узнала эту вещь. Это была та самая Костина зажигалка, уникальная дорогая безделушка, сделанная в виде женской головы… Не соображая, что делает, Лу ходила по квартире, сжимая в руке злополучную улику. А в голове ее билась только одна мысль: «Ах, Костя, Костя… Ну зачем, зачем ты это сделал?!» Лу понимала, что все, это конец. Парень, которого любила Лу, ради которого пошла на отвратительную авантюру с ложным похищением, тот, с которым она мечтала связать свою жизнь, – этот парень оказался предателем и вором…

Егор Петрович сам вызвал коллег из районного отделения. Наталья Романовна, видя, в каком состоянии находится ее дочь, не донимала ее расспросами.

– Деньги, вещи – это все дело наживное, – говорила она, крепко прижимая к себе Лу. – Главное, что моя девочка жива и здорова!

Потом Лу рассказала оперативникам, как она, приехав поздно вечером из деревни, увидела взломанную дверь.

– А почему же ты не вызвала нас сразу же? – поинтересовался молодой лейтенант из районного отделения, записывавший ее показания.

– Я растерялась… – ответила Лу.

– Похоже, что люди, совершившие ограбление, точно знали, где и что взять… Вы никого не подозреваете? – спросил он, обращаясь одновременно к Наталье Романовне и ее дочке.

– Нет. – Наталья Романовна недоуменно пожала плечами. – Мне некого подозревать.

– Мне тоже… – чуть помедлив, сказала Лу.

Зажигалка Кости лежала в это время в кармане ее джинсов.

…Жизнь Лу и ее мамы понемногу вошла в прежнее русло. Как будто сговорившись, они ни слова не сказали друг другу ни о том дурацком письме, ни о тех трех днях, которые Лу провела в Засеках. Лу понимала, что мама старается простить ей эту выходку и ждет, что дочь сама расскажет о причинах, толкнувших ее на такую авантюру. Так, наверное, и произошло бы, если бы… Если бы не зажигалка Кости. Лу хотя и понимала, что этот парень оказался мерзавцем и что он просто использовал ее в своих корыстных целях, почему-то не могла рассказать честно обо всем маме. Ведь мама непременно станет настаивать: зажигалку надо отдать в милицию и все рассказать об ее владельце! А Лу не хотела, чтобы Костю посадили в тюрьму. В глубине души девочка чувствовала, что все еще любит Костю, любит, несмотря ни на что…

Уже через день Лу пошла в школу. Там, казалось, никто не заметил ее трехдневного отсутствия. Черепашка, видя, что Лу ходит мрачнее тучи, тоже не стала донимать ее расспросами. Она чувствовала себя виноватой перед подругой и решила переждать, пока вся эта история немного уляжется. И только сочувственно спросила, когда Лу возвращала ей «мобильник»:

– Ну как ты, а? Я могу тебе чем-нибудь помочь?

Но Лу только отрицательно покачала головой. Ей теперь не мог помочь никто…

Володя Надыкто, которому Лу отдала ключ от домика, тоже попытался было расспросить ее:

– Луиз, а чего вообще происходит, а? Тут милиция тебя искала… Если ты что-нибудь натворила, так я имею право знать хотя бы, что именно? Ведь это же я тебя прятал! Получается, что я – вроде как сообщник…

– Вов, отстань, пожалуйста… – жалобно попросила его Лу. – Никакой ты не сообщник, не бойся… Ты не видишь – мне не до тебя…

– Ничего я не боюсь! – надулся Надыкто, но с вопросами больше не приставал.

Так прошла неделя. Лу жила словно бы на «автопилоте», как робот. Она, обычно такая жизнерадостная и разговорчивая, старалась теперь ни с кем не общаться. Равнодушно готовилась к занятиям. Равнодушно отвечала у доски. На физкультуре так же равнодушно прыгала в длину и бегала стометровку. Ей было все равно, какую оценку ей поставят, – ее мысли были далеко. Она все время думала о Косте. Иногда Лу даже пыталась оправдать его поступок: «Возможно, бандиты его все-таки прижали с деньгами. И он пошел на это от отчаяния, от полной безысходности…» Но Лу понимала, что даже в этом случае Костя выглядит, самое лучшее, жалким и бессовестным. И это настолько не вязалось с тем образом смелого, благородного и надежного героя, который придумала в своем воображении Лу за время их знакомства, что ее сердце просто замирало от боли и обиды. «Ну почему, почему это все должно было закончиться именно так?!» – думала девочка.

Не выдержав, Лу решила позвонить Косте. Она хотела вернуть ему зажигалку – и расстаться навсегда. Ей казалось, что такой ее поступок покажет Косте, какую страшную ошибку он совершил, предав девушку, которая так самозабвенно и жертвенно его любила.

Номер телефона Кости она заучила наизусть. Звонить ему Лу решила из дома. Была пятница, и мама еще не вернулась с работы. Лу сняла телефонную трубку и начала было набирать номер, но потом малодушно нажала на «отбой». Ей было страшно: сердце выдавало, наверное, ударов двести в минуту… Лу, попытавшись обуздать волнение, начала набирать номер снова. В трубке раздались длинные гудки. И Лу, чувствуя, что проваливается в какую-то черную бездну, услышала Костин голос:

– Да, слушаю…

Голос у него был совершенно спокойный. Лу, судорожно сглотнув, сказала, не узнавая собственного голоса:

– Костя, привет. Это я…

– Малыш? Ты?! – Казалось, Костя обрадовался. Или искусно притворялся. – Здорово, что ты позвонила! Я и сам собирался с тобой связаться… Ты знаешь, мне, кажется, удалось уладить все свои проблемы!

«Видно, удачно сбыл наше барахло!» – подумала Лу и сухо ответила:

– Я рада, что у тебя все хорошо. Мне надо срочно с тобой встретиться. «В последний раз…» – мысленно добавила она.

– Конечно! – с горячей готовностью согласился Костя.

– Только это срочно! – уточнила Лу. – Я должна вернуть тебе одну твою вещь…

– Какую вещь? – в Костином голосе прозвучало недоумение.

– Зажигалку… Ты помнишь, у тебя была такая зажигалка… оригинальная? Ты ее потерял, а я нашла!

– Я не терял зажигалок… – Недоумение в голосе Кости возросло.

– Как не терял? – Лу не ожидала такой реакции. – Я говорю о твоей зажигалке в виде женской головы! Я ее нашла, понимаешь? Нашла в своей квартире! Это улика, ты понимаешь? И я хочу вернуть ее тебе!

– Какая улика? Малыш, да что с тобой? Что случилось?

Лу молчала. Она не понимала, что происходит. Ей казалось, что Костя, услышав про найденную в квартире Лу зажигалку, бесспорное свидетельство его причастности к ограблению, должен немедленно примчаться за ней. А Костя вдруг переспросил с тревогой в голосе:

– Ты говоришь, что нашла мою зажигалку в своей квартире?

– Наконец до тебя дошло! – язвительно произнесла Лу. – Ты приедешь за ней?

– Выезжаю немедленно! Ты дома?

– Я буду ждать тебя у подъезда, – произнесла Лу. Она не хотела, чтобы Костя заходил к ней в квартиру.

– Я буду через полчаса! – взволнованно сказал Костя и отключился.

Через полчаса Костина «восьмерка» затормозила у дома Лу. Костя, приоткрыв дверцу, произнес:

– Малыш, садись!

Лу, поколебавшись, села на переднее сиденье. И тут же, стараясь не смотреть Косте в лицо, протянула ему зажигалку:

– На, возьми…

Тот принял вещицу, потом произнес:

– Ты все-таки объясни… Ты говоришь, что нашла ее в своей квартире?

Лу, чувствуя, что ей невмоготу продолжать этот нелепый спектакль, выпалила:

– А то ты не знаешь! Ведь это ты ее потерял, когда выносил вещи! Все, я пошла. Удачи…

Но Костя не позволил ей выйти. Пристально глядя ей в глаза, он крепко взял ее за локоть:

– Да погоди ты… Давай разберемся!

– Тут нечего разбираться! – крикнула Лу. – Пусти меня, слышишь? Пусти, или я буду кричать!

Услышав это, Костя отпустил ее. Пожал плечами:

– Насильно мил не будешь!

– Вот именно! – Лу выскочила из машины.

Почти ничего не видя из-за слез, застилавших глаза, она побежала к подъезду.


Наталья Романовна пришла домой в приподнятом настроении. Сегодня ей позвонили на работу прямо из милиции и сообщили радостную весть: удалось найти почти все украденные вещи!

– Вообще-то процент раскрываемости квартирных краж у нас, к сожалению, не слишком высокий… – признался Наталье Романовне позвонивший молодой лейтенант, который выпытывал у нее и Лу, не подозревают ли они кого-нибудь.

Он рассказал, что вещи нашлись, можно сказать, по счастливой случайности. Сотрудники отдела по борьбе с наркотиками проводили обыск в квартире у подозреваемого. Наркотиков не нашли, но зато обнаружили видеоаппаратуру и компьютер, похожие на те, что проходили по ориентировке в связи с ограблением. Хозяина квартиры, молодого парня, задержали. И попросили Наталью Романовну приехать, чтобы взглянуть на вещи. И та с уверенностью сказала, что эти вещи – те самые, что были украдены!

Придя домой, Наталья Романовна тут же поделилась новостью с Луизой. Но та, к удивлению мамы, кажется, совсем не обрадовалась.

– Ты говоришь, мама, что его арестовали? – В голосе Лу явственно читалась тревога.

– Кого? Квартирного вора? Да, им оказался совсем молодой парень. Мне даже сказали, как его зовут.

– Имя! – встрепенулась Лу. – Какое имя они назвали, а, мам? Ты не вспомнишь?

– Ну… – с недоумением протянула мама. – Имя какое-то простое. То ли Вадим, то ли Виктор… Да, точно! Стеклов Виктор Иванович. Представляешь, ему всего девятнадцать!

«Виктор… Витек! – мысленно ахнула Лу. – Но при чем здесь Витек? А-а, я давала ему свой телефон, а по номеру телефона адрес узнать – пара пустяков… Но откуда тогда взялась Костина зажигалка?»

В этот момент зазвонил телефон. Мама сняла трубку:

– Лиза! Это тебя…

Еще погруженная в свои мысли, Луиза рассеянно произнесла:

– Да! Алле! – и услышала Костин голос.

– Малыш, ты еще на меня дуешься? Тебе не кажется, что нам надо встретиться и во всем разобраться?

– Привет, Костя! – радостно произнесла Лу. – Я согласна, пора разобраться. Ты где сейчас?

– Вообще-то я стою около твоего дома! – заявил Костя.

– Выхожу! – Лу засуетилась, отыскивая свою одежду. – Мам, я на часок! – крикнула она уже в дверях.

Костя был без машины, зато держал в руках большой букет белых хризантем.

– Вот, это тебе! – сказал он. – Пойдем прогуляемся?

– Пойдем! – улыбнулась Лу.

Она чувствовала, что все недоразумения уже почти позади.

Костя начал с главного:

– Если я правильно понял, кто-то залез в твою квартиру, да? И потом ты нашла там мою зажигалку?

– Верно… – согласилась Лу.

– И ты решила, что в квартиру забрался я…

Лу молча кивнула.

– Я хотел тебе все объяснить еще в прошлую встречу, – продолжал Костя, – но ты не дала мне этого сделать. Дело в том, что эту вещь у меня выпросил один человек, мой знакомый. Это произошло дней десять назад…

– Это был Витек, да? – вырвалось у Лу.

– Малыш, ты меня прямо пугаешь… – Костя смотрел на Лу с выражением веселого любопытства. – Как ты догадалась?

– А у меня дед был цыганским бароном! – вдруг вырвалось у Лу.

Костя рассмеялся:

– Ты мне раньше об этом не говорила! Значит, ты – ясновидящая?

– Еще какая ясновидящая! – Лу вдруг стало весело. – Я даже знаю, где этот Витек находится сейчас…

– Ну и где? – Костя посерьезнел.

– Он в тюрьме! – выпалила Лу. – Только ясновидение здесь ни при чем. Просто маме звонили из милиции…

– Значит, повязали? – Костя помрачнел. – Ну что ж, он сам выбрал свою дорогу…

– Костя, а ты? – Лу серьезно посмотрела молодому человеку в глаза. – Ты так и будешь… нищенствовать?

– По-правде сказать, малыш, я хотел сообщить об этом позже… Я уже на работу устроился – барменом в суши-бар.

– В тот самый? – искренне изумилась Лу.

– Ага… А летом буду пробовать поступать в театральное училище…

– Класс! – Лу засмеялась. – Я знаю, у тебя все получится!

– Это ты мне предсказываешь как внучка цыганского барона? – улыбнулся Костя.

– Нет… – Лу с нежностью взглянула на него. – Это я говорю как человек, который без памяти тебя любит.

– А знаешь что? – спросил вдруг Костя.

– Нет, не знаю!

– Ты не хочешь познакомить меня со своей мамой?


В комнате было темно. Черепашка вернулась со съемок поздно, около одиннадцати часов. Лелика дома не было. Тоже, наверное, задерживалась на работе. А где же еще? Отчего-то Люсе не хотелось включать свет. И вообще ничего не хотелось делать. Только спать. Безумно хотелось спать. И если бы не этот звонок, то она так бы и уснула, сидя на диване в темной комнате в джинсовом костюме и модных ботинках «Доктор Мартинс». Сумасшедшая популярность и слава, внезапно обрушившаяся на ви-джея Черепашку, почему-то совсем не радовали ее. И Люсе было странно осознавать этот факт.

Телефон продолжал звонить, а она почему-то не спешила к нему подходить. Наконец, медленно поднявшись с дивана, она все-таки приблизилась к журнальному столику и сняла трубку:

– Алло!

– Люся, это я – Гена!

– Кто?

Хотя в комнате и без того не было света, Черепашка почувствовала, как в глазах потемнело и закружилась голова. Она, не в силах устоять на ногах, медленно опустилась на стул.

– Гена, Гена Ясеновский, – пояснили между тем на другом конце провода.

– Здравствуй, Гена Ясеновский, – произнесла она, приходя в себя.

– Здравствуй! – радостно крикнула трубка. – Если б ты знала, как я рад слышать твой голос! И вообще, ты – супер! Я твою программу «Уроки рока» ни разу еще не пропустил! Просто блеск!

– Спасибо, – тихо ответила Черепашка. – Я рада, что тебе нравится.

– Не то слово! – захлебывался от переполнявших его эмоций Геша. – Слушай, а мы не могли бы с тобой встретиться?

– Могли бы, – сама от себя не ожидая, ответила она.

– А когда?

– Не знаю, мне нужно в блокноте посмотреть. У меня же теперь график…

– Понятное дело…

– Подожди минутку, хорошо?

– Да хоть всю жизнь!

Люся аккуратно положила трубку на столик, включила свет и достала из рюкзака блокнот.

Если бы несколько месяцев назад ей сказали, что он позвонит и что она вот так спокойно будет выбирать время для встречи с ним, сосредоточенно изучая график съемок, она, конечно, ни за что не поверила бы. Однако именно так все и происходило. И Черепашка, наблюдая за собой как бы со стороны, продолжала пристально вглядываться в мелкие цифры и буквы, написанные на узенькой страничке записной книжки. А трубка продолжала лежать на журнальном столике, а на том конце провода в нее дышал тот, кто полгода назад предал Черепашку и растоптал ее первую любовь.


Но это уже совсем другая история…


Купить книгу "Я тебе верю" Воробей Вера + Воробей Марина

home | Я тебе верю | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу