Book: Легкая нажива



Легкая нажива

Джон Д. Макдональд

Легкая нажива

Глава 1

Стояла середина апреля. Утреннее солнце поливало своими чистыми лучами архитектурные шедевры курортной части Лас-Вегаса. Беспристрастное, оно равно дарило свет также и неприметным домам собственно города с его маленькими церквами, где круглые сутки шли венчания, крошечными гостиницами, безымянными мотелями.

Обитатели крупных отелей — «Сахары», «Приюта пустыни», «Тропиканы», «Ривьеры», «Нового рубежа», «Песков» и других — еще спали в наглухо зашторенных номерах под тихий шепот кондиционеров.

Как обычно, в девять часов заместителя управляющего отелем «Камерун» разбудили телефонным звонком из службы регистрации. В этот момент Хью Даррену снился кошмарный сон, будто он по бесконечным подводным коралловым пещерам спасается бегством от какого-то существа с красным, разъяренным лицом Джерри Баклера.

Хью положил трубку, спустил ноги со своей холостяцкой кровати и немного посидел, отходя от страшного сна и возвращаясь к яркому свету дня с его нескончаемыми заботами и суетой. Даррену было почти двадцать девять, и он, скорее, чувствовал, чем понимал, что в тридцать уже следовало бы чего-то добиться. Это был высокий, худощавый и стройный мужчина. От него веяло покоем, расслабленностью, дружелюбием, а в движениях проглядывали тот неуловимый стиль и та особая приятность, которые отличают некоторых спортсменов. У него были каштановые волосы с рыжеватым оттенком, жесткие, коротко подстриженные. Более светлого цвета брови казались слишком колючими и тяжелыми для его серо-голубых глаз, косо посаженных на костистом, слегка веснушчатом асимметричном лице. Было что-то пугающее и одновременно привлекательное в этом лице, с которого не сходило привычное выражение мягкой иронии. Даррен не мыслил для себя какой-либо профессии, не требующей постоянного контакта с людьми. В нем проглядывало здравомыслие человека, сознающего, что он хорошо, даже очень хорошо делает свое дело, и трезво оценивающего роль удачи в этом.

Хью Даррен взъерошил медный ежик своих волос и потянулся так, что хрустнуло в плечах. Ему вспомнился конец сна, и он вслух пробормотал:

— Вот сукин сын, чуть не догнал меня сегодня.

Он подошел к окну, открыл жалюзи, и солнце пустыни ворвалось в комнату. Комната находилась на втором этаже задней части здания первоначальной постройки. Номера здесь уже не годились для сдачи гостям, и их отдали на нужды персонала. Раньше из окон открывался вид на бурую пустыню и выветренные горы, теперь они упирались в глухую стену нового конференц-зала, а ниже был хозяйственный двор. Хью бросил взгляд в неимоверно голубое небо, проследил за заходящим на посадку пассажирским самолетом, пока тот не скрылся за крышей конференц-зала. Потом профессиональным оком оценил, чисто ли вокруг мусорных баков у черного хода главной кухни.

Он принял душ и, прежде чем взяться за бритву, позвонил насчет завтрака. Только закончил бриться, как приехал и завтрак. Даррен посмотрел на Германа, совершенно лысого шефа кафетерия, и шутливо бросил ему:

— Что, опять перед начальством прогибаемся?

— Доброе утро, мистер Даррен. — Герман обнажил в широкой улыбке золотые зубы. — У нас опять хорошие сосиски. Дай, думаю, сам привезу. Зато у вас будут связаны со мной приятные воспоминания, разве не так?

Хью вышел в пижаме из ванной, вытирая лицо.

— Вы приносите завтрак всякий раз, когда хотите первым сообщить мне какую-то новость, обычно плохую. Так чего ж тут, друг, приятного?

— На этот раз ничего такого нет, мистер Даррен.

— А может быть, что-то все-таки есть?

Осмотрев накрытый стол, Герман отступил назад и пожал плечами:

— Да так, ерунда. Мистер Баклер вернулся раньше, чем ожидалось. В три часа, думаю. А мистер Дауни, новый ночной дежурный на регистрации, чем-то не угодил ему, вот мистер Баклер его и уволил.

Хью Даррен опустил голову, глаза его сузились. Он заставил себя медленно сосчитать до десяти.

— Герман, не знаю, что бы я делал без вас. Попросите сюда Банни Райса.

Не успел Хью Даррен приступить к завтраку, как Банни Райс был уже тут как тут. Этот Банни, когда его ни позови, всякий раз появлялся так быстро, будто за ним собаки гнались. Хью Даррен пришел в «Камерун» в августе, когда дела в нем обстояли хуже, чем в любом другом отельном хозяйстве Лас-Вегаса, и с Хью связывали надежды на спасение того, что еще можно было спасти. Особое внимание он уделил подбору помощников. В то время Банни Райс был сменным руководителем службы регистрации.

Главным недостатком этого долговязого человека была привычка уходить в сторону, столкнувшись с какой-то кризисной ситуацией. Но свое дело он знал, знал и город, а также проблемы этого региона. Он обладал энергией, воображением и был способен на верность. Хью он показался человеком честным, и он сделал Райса специальным помощником по оперативному руководству отелем с полуночи до восьми утра. В обычном отеле это не ахти какая сложная работа, но в Лас-Вегасе жизнь кипела круглые сутки.

Банни Райс по собственному желанию приходил на службу в одиннадцать и не уходил до появления Хью. У него были белое как мел лицо, большие голубые глаза навыкате, редеющие волосы мышиного цвета, уши торчали, как ручки чайника, а губы слегка дрожали всякий раз, когда он был чем-нибудь расстроен, — так, будто он сдерживал слезы. Судя по всему, Банни был доволен новым назначением, новыми обязанностями и новой зарплатой. Жил он с женой и тремя детьми в новом квартале на дальней окраине города.

— Садись, Банни, расслабься. Как случилось, что Баклер уволил Дауни?

— Если б я мог что-то сделать, Хью.

— Ну а меня почему не разбудил?

— Потому что и ты ничего бы не сделал.

— Что, Джерри был хорош?

— В дым, Хью. Ты же знаешь, как он умеет. Если б он отправился сразу спать, ничего бы и не произошло. Но он подошел посмотреть, нет ли для него почты. Дауни, может, когда-нибудь и видел его издалека, но разговаривать, думаю, никогда не разговаривал. Ну, Дауни и подумал, что это какой-то алкаш хочет снять номер. К тому ж, полагаю, мистер Баклер не слишком разборчиво изъяснялся. В довершение всего он начал еще и ругаться, и Дауни позвал охрану из казино, чтобы выкинуть его. Вот мистер Баклер и уволил Дауни, прямо на месте. Я сам заполнял там бумаги.

— Дай-ка подумать. Нет, не уходи, побудь тут некоторое время.

Хью Даррен закончил завтрак, налил кофе:

— Все, Банни, хватит. Думаю, это последняя капля. Или он уходит, или я.

Банни облизал губы:

— Это... Мне от этого как-то не по себе, Хью. Даже думать не хочу, что тут будет, если уйдешь ты.

— А я, по-твоему, хочу? У меня раньше никогда не было таких денег. Надо быть полным идиотом, чтобы отказаться от всего этого. Да и работа, которую я планировал развернуть здесь, сделана только наполовину. Но я не могу исполнять дальше обязанности, не имея прав.

— И к кому ты пойдешь с этим... ультиматумом, Хью?

Даррен слегка развел руками:

— К тому человеку, который может сказать «да» или «нет», — к Элу Марта, больше не к кому.

Райс, казалось, сейчас сцепит руки на груди и всхлипнет.

— Я думаю, Хью, тебе надо бы вначале... э-э-э... поговорить с Максом Хейнсом. Я так думаю.

— Макс ведает казино. Какое он имеет отношение к этому делу?

— Ну поговори с ним, Хью. Пожалуйста. Скажи ему, что у тебя на душе.

— Ты же знаешь, что мы не друзья с Максом.

— Макс — головастый мужик. И... ты извини, что я тебе говорю это... Он знает, что тут почем... В общем, такие вещи, о которых ты вряд ли имеешь понятие, Хью.

Эти слова вызвали знакомое раздражение у Даррена.

— Я говорил им, когда пришел сюда, и повторяю это тебе, Банни: мне неинтересно знать о всяких там правилах подпольной игры. Я не заговорщик. Мне совершенно наплевать на казино, на их кассу и на всех этих проныр. Их лошадка чуть не сдохла, но у них хватило ума поискать хорошего ветеринара. Им повезло, Банни. Они вытащили меня из крупного бизнеса на Багамах. И сказали, что у меня будут полностью развязаны руки. Ан нет. Я хочу одного: вести операции отеля.

— Вот и поговори об этом с Максом, Хью. Лучше начать с него, чем сразу взять и огорошить Эла Марта. Согласен?

Даррен изучающе посмотрел в лицо своего ночного управляющего, взволнованное и преданное. Байрон Б. Райс, вечно обреченный быть мягким и боязливым и зваться Банни[1]. Казалось, что это приставшее к нему имя украло у Раиса и сильные проявления личности, и авторитет. Его даже водители разъездных автобусов никогда не звали «мистер Райс».

Даррен вздохнул:

— Хорошо, Банни. Пусть будет по-твоему.

Кабинет Хью Даррена находился в конце короткого коридора, который выходил в широкий вестибюль, где располагалась служба регистрации. На двери в коридор висела табличка: «Только для персонала». В маленьких кабинетах, выходивших в коридор, размещался нервный центр оперативного управления — бухгалтерия, отдел кадров, финансовые и снабженческие службы. Приняв на себя обязанности — но не должность — управляющего отелем, Хью первым делом четко разделил всю свою многосложную деятельность на основные составные части.

Проще говоря, он отвечал за все, что касалось размещения, еды и питья — приобретение, приготовление, ассортимент, обслуживание, на нем лежала ответственность за деятельность всей этой фабрики и внутри, и вне ее; и Хью назначил — это было очевидно — особых людей на особые участки работы. На угрюмого, темпераментного и способного Джорджа Ладори из «Каса Вегас» он возложил все функции, связанные с «пищевым» обслуживанием. Надежного, начисто лишенного чувства юмора Джона Трэйба он продвинул на должность заведующего снабжением напитками и обслуживанием. Въедливого старика Уолтера Уэлча Хью оставил заведовать ремонтно-эксплуатационным хозяйством, при этом дав ему большую свободу, чем он имел раньше, ибо это был мастер своего дела.

Даррену, таким образом, ничего не оставалось, кроме как руководить отелем, подписывать договоры с арендаторами, контролировать персонал, стимулировать торговые операции, проверять работу Ладори, Трэйба, Уэлча и службы регистрации, подчищать ошибки за Джерри Баклером — все, что нужно было делать в течение девяносточасовой недели. Он всегда помнил при этом неписаную первую заповедь отелей: «Если до сих пор ничего плохого не случилось, то случится обязательно».

В свой кабинет Даррен пришел в десять с минутами. Это утреннее время, час или около того отводилось анализу сообщений о деятельности служб и проведенных операциях, подписанию бумаг и коротким совещаниям с кем нужно из персонала. Все это было необходимо, чтобы задать делу нужный ход, и Хью умел это, хотя иногда являлся сюда после сна, а иногда — только перед тем, как у него выпадала возможность пойти поспать.

Он толкнул дверь кабинета и пожелал, чтобы сотворилось чудо и табличка на двери перестала раздражать его. «Джером Л. Баклер, управляющий. Хью Дж. Даррен, заместитель управляющего». По негласной табели о рангах заместитель управляющего отелем имел приблизительно тот же статус, что, к примеру, диспетчер по лифтам, да и жалованье пониже.

Но к оформлению самого кабинета Хью придраться не мог. Ковер от стены до стены очень шел к голубым драпировкам. Белые стены, белый чайный столик, белые доски письменных столов отлично сочетались с белой кожаной мебелью. Здесь были и шумопоглощение, и полная звукоизоляция, и кондиционированный воздух. Стояли селектор, диктофонное оборудование, бесшумная электрическая пишущая машинка на секретарском столе в углу. В кабинете имелись два обычных письменных стола. Больший из двух, редко используемый, принадлежал Джерри Баклеру.

Хью Даррен подошел к своему столу и начал изучать отчеты по операциям за день. Они были сложены в идеальном порядке поверх его синей рабочей тетради. Это делала мисс Джейн Сандерсон. Она в очередной раз появилась в кабинете спустя полминуты после того, как он взялся за отчеты.

— Доброе утро. Или не очень? — сказала она.

Это была тонкая как щепка, очень высокая женщина. Волосы разумно светлого цвета, коротко стриженные и взъерошенные. Другим в ее возрасте такая прическа и не пошла бы. Несмотря на работу в помещении, Джейн умудрялась все время поддерживать приятный коричневый цвет кожи... Спустя многие, слишком многие недели обескураживающих попыток сделать секретаря из нескольких пухленьких и нерасторопных девиц он нашел Джейн по крошечному объявлению, которое поместил в лос-анджелесских газетах...

— Еще одно утро из тех самых мисс Джейн.

— Чего я и боялась.

— Попробуйте устроить мне встречу с Максом Хейнсом, когда ему будет удобно. На нейтральном поле, пожалуй. В Малом зале. А потом посмотрите, нельзя ли связаться по телефону с Дауни.

— Думаю, он еще в том мотеле. Его жена нашла что-то подходящее, но они не смогли сразу сняться и уехать. Может быть, это и к лучшему.

Хью прошелся по отчетам, делая в записной книжке пометки, которые ему пригодятся во время ежедневного обхода, а потом стал изучать список отъезжающих и приезжающих. Рядом с именем каждого содержалась информация, показывающая, сколько раз, если это был не первый, он или она приезжали раньше, в какого типа номерах останавливались, какого уровня обслуживание получали, род занятий (если известно), кредитные операции клиента, сумма счета по выезде. Записка из службы регистрации сообщала, что постоялец из номера шестьсот три, торговец из Денвера, выехал не расплатившись. Хью пометил Джейн, чтобы она отослала обычное в таких случаях письмо. Если тат его проигнорирует, то в один прекрасный день обнаружит, что не может зарезервировать номер ни в одном приличном отеле многих городов.

— Мистер Дауни на проводе, — известила Джейн.

Хью взял трубку:

— Томми, был такой факультативный курс, который тебе следовало бы в свое время пройти: как вести себя с пьяным боссом.

— Я прошел четырехлетний курс управления отелями, мистер Даррен, — холодно ответил Том Дауни, — и полтора года работал в лос-анджелесском «Амбассадоре», и единственная, может быть, вещь, которую я хорошо усвоил, — это не сносить пьяного бреда и оскорблений ни с чьей стороны.

— Ты очень чувствителен, Томми, я так и думал.

— Раз в год я схожу с ума, Хью. Да таким и остаюсь.

— Я привез тебя сюда, Томми, и у меня есть веские основания не отпускать тебя просто так.

— Ты что, забыл? Я уволен, меня уже нет. Извини.

— Представь, будто здесь произошли большие перемены. Представь, что все внезапно переходит в мои руки, а?

Последовало молчание, потом Хью услышал вздох и голос Дауни:

— В таком случае я вернулся бы бегом, и ты знаешь это. Дело не в преданности, Хью, хотя, мне кажется, и не без этого. Скорее, тут личный интерес — я ведь могу так много перенять у тебя. Но пока ты витаешь в облаках. Баклер — дружок Эла Марта.

— Единственное, о чем я тебя прошу, — не торопись. Я попытаюсь что-нибудь сделать. А потом или ты сможешь вернуться обратно, или мы оба будем искать работу. Договорились?

— Если так — да, Хью. И успеха тебе.

Встреча с Максом Хейнсом была назначена на два часа в Малом зале, а тем временем Хью совершил обход, поговорил со своими помощниками. С шефом ремонтно-эксплуатационной службы стариком Уолтером Уэлчем он направился в магазин товаров для мужчин, что располагался в пассаже, выходившем в вестибюль. Арендаторы высказали пожелание за свой счет убрать одну из стен. Уолтер сказал, что на прочность конструкции это не повлияет, и посему Даррен дал согласие — при условии, что будет получено согласие и со стороны архитектора отеля. Потом Хью вернулся в кабинет и пригласил к себе заведующего продовольственным хозяйством Джорджа Ладори. Сорок минут они горячо обсуждали вопрос об изменении цен в проекте нового меню, которому уже пора было находиться в типографии, и Даррен набрал очки там, где рассчитывал, в то же время оставив у Ладори ощущение, так необходимое этому человеку, что тот одержал победу.

Затем пришел Джон Трэйб, заведующий снабжением напитками, с отчетом относительно некоторых несоответствий, выявленных при последней ревизии, и неприятным сообщением о том, что, по сведениям, заслуживающим доверия, один из его лучших барменов замечен в «Поплавке» играющим по-крупному. Хью велел Джону Трэйбу самому разобраться во всем и поступить так, как сочтет необходимым. Очевидно, Трэйб хотел спихнуть с себя это дело и потому воспринял указание без энтузиазма.

Подписав несколько отпечатанных Джейн писем, Хью еще раз обошел огромный отель. Поднялся в солярий и посмотрел на только что полученные новые шезлонги, проверил, как продвигается отделка двух номеров на четвертом этаже, предупредил Рэда Элвера, шефа охраны, что двое его ребят слишком энергично вытягивают из гостей чаевые.

Вернувшись в кабинет, Хью продиктовал несколько ответов на текущую корреспонденцию. Для того чтобы перекусить до встречи с Максом Хейнсом, времени у него не оставалось. Через главный вход в казино он прошел в Малый зал. Во всех больших казино Лас-Вегаса время остановилось на полуночи. Солнечный луч никогда не касается этих мест. Освещение подобрано с умом и рассчитано на то, чтобы столы были достаточно ярко освещены, а все остальное оставалось в тени: полутьма располагает к безрассудству. Помещения большие, темные и зеленые, словно подводное царство. Даррен взглянул на группу посетителей, сгрудившихся вокруг одного из столов для игры в крэпс[2]: болезненного вида лица, освещенные отраженным светом, дым, монотонный голос крупье, официантка, снующая с напитками.



Малый зал представлял собой полутемное помещение, отделанное кожей, темным деревом и белым холстом. Маленькие лампочки испускали слабое оранжевое сияние. На возвышении в дальнем углу играло фортепьяно — круглые сутки, безостановочно.

Макс Хейнс сидел в большом отдельном кабинете в дальнем конце зала. Это был человек среднего роста, с впечатляюще широкими плечами и лишенным всякой растительности сияющим черепом. Лицо Хейнса, испещренное морщинами, сохраняло обезьянью живость. Его часто принимали за азиата, и ходили слухи, что кое-кто пытался прилепить ему кличку Китайчик, но каждого из этих людей он с помощью собственных кулаков отправлял на лечение, иногда длительное. Вроде бы он был латыш; говорили также, что он занимался борьбой — задолго до тех дней, как начал носить позолоченные запонки. Люди, работающие на Хейнса, оказывали ему то особое, неослабевающее уважение, которое достигается исключительно глубоким страхом.

Как только Хью сел напротив, Макс Хейнс заговорил:

— Я сейчас слушал, как деньги падают в прорези столов. Кто живет у моря, тот тебе скажет: большие волны появляются так, что не увидишь. Могу сказать тебе, что в эти дневные часы казино получает до тысячи долларов прибыли и шум падающих денег дает понять, как идет игра на столах.

— Это интересно, Макс.

— Здесь все держится на этих столах, Даррен. И я, и ты, и все твои шикарные планы. Не забывай.

— Как-то скверно начинаются наши маленькие переговоры, Макс. Когда я начинал работать здесь, ты мне сказал, что в этой схеме ты более важен, чем я. Нет казино — нет и отеля. Ну хорошо. И теперь ты продолжаешь твердить мне то же самое. Может, мне записать на бумажке?

— Может быть. Ты иногда забываешь.

— Разве ты дашь забыть, Макс? Тут на тебя можно положиться.

— Десять лет назад в этих местах было полегче. Я не про нас, «Камерун» тогда еще не построили. Выпивка — за счет фирмы, хорошо поесть — три доллара, комната — десять, и никаких проблем. Нам и не нужны были люди с такой профессией, как у тебя. Менеджеры отелей!

Хью Даррен наклонился к нему:

— А когда я пришел сюда восемь месяцев назад, Макс, то ты, считалось, управляешь казино, а Джерри, считалось, — отелем. И оба вы ни черта не делали, а заведение было настолько запущенным, что потребовался человек со стороны, чтобы разгрести грязь. Так что хватит заливать, как все было хорошо, скажи лучше: разве не легче тебе стало жить теперь? Я хочу знать.

— Не знаю. Думаю, да. Раз ты так считаешь.

— Ты сам прекрасно знаешь, что это так. Тебе ведь важно, чтобы в отеле дела шли хорошо, чтобы у тебя в казино было полно игроков. И я это обеспечиваю. Когда человек здесь захочет вкусно поесть, он знает, куда пойти. Но если в отеле паршивая еда, недолив в стакане и грязный номер, человек не вернется сюда и не сядет за твои столы. Так что я создаю репутацию всему заведению.

— Последнюю неделю что-то плохо играют.

— Ты знаешь, в чем дело. У тебя в зале «Сафари» идет дрянная программа. Когда же контракт закончится и начнет выступать шведка, то и игроков прибавится. Так что сам виноват. Ты выбираешь шоу, а от этого зависит, как народ идет в казино, и я тут ни при чем.

— Последнее время у нас много вычетов.

— Макс, когда ты просишь меня подбросить еды, питья, дать люксы особым людям, которые играют по-крупному, я обязан относить это на счет казино, иначе просто не сведу концы с концами. Целых тридцать процентов накладных расходов не зависят от меня, тебе это известно.

— Даррен, ты стараешься вести дело так, чтобы отель приносил прибыль, — обвиняющим тоном произнес Макс Хейнс.

— Правильно, но мне так и приказали! И к концу года я буду в плюсах.

— Это неправильно. Отель надо вести на минусах. Это лишь служба по привлечению игроков, по выколачиванию денег в казино.

— Ты не со мной спорь, Макс, спорь со всеми администрациями отелей всей этой зоны. Все стремятся к этому. Это общая тенденция.

— Плохая тенденция.

Пришла официантка. Хью заказал чашку кофе, Макс Хейнс — еще один шерри. Стакан очень не смотрелся в его волосатой, с толстыми пальцами лапе, как не вязались с его обликом старинный желтоватый мундштук из слоновой кости и оранжево-розовый спортивный пиджак. Макс всегда напоминал Хью старого шимпанзе, который за банан выступает в цирковом номере.

— Нравится тебе это или не нравится, Макс, — Хью улыбнулся, — но мы работаем вместе и наше заведение становится все более подходящим местом для того, чтобы есть, спать, пить и... просаживать деньги.

— Теперь законов развелось черт знает сколько, каждый шаг регулируют, — пожаловался Макс. — Приходится мириться с переменами... Чего изволите на сей раз? Может, убрать наши столы и освободить место под бальные танцы?..

— Ты прекрасно знаешь, что в следующем месяце отхватишь у меня полвестибюля.

— Треть.

— Макс, мне нужен твой совет. Я хочу отделаться от Джерри Баклера. Его пьянство здорово мешает делу. Мне приходится тратить слишком много времени на исправление его ошибок. Я хочу, чтобы он по крайней мере не вмешивался в управление отелем.

— Ты хочешь убрать его с дороги? — Макс Хейнс откинулся на спинку кресла, его быстрые черные глаза сузились так, что их почти не стало видно под желтоватыми веками. — Ну у тебя, малый, и замашки.

— Макс, ответь: он пьяница?

— Да. Раньше еще ничего, а вот последние пару лет — да. И становится все хуже. Поэтому старые друзья должны позаботиться о нем.

— Он же некомпетентен, верно?

— Это так, иначе тебя бы здесь не было. Да на таких деньгах, да с развязанными руками!

— Относительно рук только говорилось, но настоящей свободы у меня нет.

— А ты не дурак, что заговорил об этом со мной, Даррен.

— Что ты имеешь в виду?

— Представь только, что ты двинул бы прямиком к Элу Марта. Эл — ко мне. Я ему говорю, что не вижу смысла менять что-то, а Эл Марта говорит тебе: прими все, как есть, или уходи, а мы возьмем другого умника, посговорчивей.

— Но почему?

— Еще не понимаешь? В одном большом нью-йоркском отеле управляющий начинает трогаться головой, и его выбрасывают с работы. Жестоко, правда? А здесь можно рассчитывать на сострадание.

— Но я не могу чувствовать большого сострадания к Джерри Баклеру, Макс.

— А многие другие — могут. Эл Марта, например. Вот послушай. Джерри управлял отелем во Флориде — давно, очень давно, когда все спиртное везли с Кубы, тысячами ящиков. Да, это было бойкое местечко. И в Гаване он управлял одной точкой. Работал Джерри и в Майами, когда там было получше, командовал одним из отелей на побережье. Оттуда — в «Рено», из «Рено» — сюда. И привез его сюда Эл Марта. Так что это давняя история, Даррен, она уходит корнями в старые времена, в старые места. Эл позволял Джерри управлять здесь аж до тех пор, пока тот не развалил все почти до основания, и только тогда Эл уехал и привез тебя поправлять положение.

— Я ж не говорю — выбросить его на улицу.

— Но ты хочешь лишить его всякого доступа к управлению отелем. Разве это его не обидит?

— Видимо, да.

— Не думаю, что Эл захочет травмировать его, и не думаю, что я захочу.

— Потому что он слишком много знает?

Макс Хейнс бросил на Хью сожалеющий взгляд и досадливо покачал головой:

— Господи, откуда у тебя столько времени, чтобы смотреть эти идиотские детективы? Где ж ты еще мог набраться такой чепухи? Так вот, во-первых, никогда не давай алкашу знать о себе такое, что он мог бы использовать против тебя. Во-вторых, если он когда-нибудь попытается шантажировать тебя старыми сведениями, то сам найдет себе тесную ямку в пустынной прерии. В-третьих, ты и сам будь себе на уме насчет этого, когда-нибудь, глядишь, пригодится. Это тебе не корпорация «Хилтон», малыш. — Обезьянья лапа Хейнса совершила жест, как бы обводящий весь Лас-Вегас. — Большая часть города — это самая настоящая компания друзей, которые поддерживают друг друга.

— Корпорация «Камерун» платит мне слишком большие деньги, чтобы я тратил время на заделывание проломов, которые оставляет после себя пошатывающийся Джерри, Макс. А нет ли возможности пихнуть его повыше, чтобы не пострадала его гордость?

— Ты здорово ошибаешься, если думаешь, что тебе это понравится.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты не видишь общей картины.

Что-то изменилось в направлении беседы. За восемь месяцев работы в «Камеруне» такое случалось с Хью и раньше, и всякий раз это его раздражало. Опять как в школе, когда стоишь и разговариваешь с другими ребятами и вдруг по чьему-то замечанию понимаешь, что у них свое тайное общество и тебя в него не приглашают и не пригласят.

— Макс, не нужно мне твоей общей картины или чего там еще, я хочу заниматься своим делом — отелем.

— Слушай внимательно, Даррен, и постарайся понять. Я ведаю казино, Джерри — отелем. С обычными делами я могу прийти к тебе. Но представь, случилось что-то особое, когда отелю и казино надо действовать вместе. Так вот Джерри — он говорит на одном языке со мной. И мы вместе сделаем то, что надо сделать.

— Почему это особое дело — черт с ним, какое бы оно ни было, — не смог бы сделать я?

— Смог бы. Но это особые вещи, тебя не учили им в колледже. Может быть, тебе и не захотелось бы заниматься ими.

— Почему же?

— По двумя причинам. Во-первых, ты такой парень, что тебе, возможно, помешала бы совесть. Во-вторых, если ты будешь с нами заодно, с Элом и со мной, то мы получим ключик к тебе. А это значит, что если ты захочешь через некоторое время уйти, а нам будет невыгодно тебя отпускать, то придется применить к тебе кое-какие убедительные аргументы, чтобы оставить.

— Шантаж, что ли?

— Опять пагубное влияние телевидения, — недовольно произнес Хейнс.

— Расскажи что-нибудь наводящее, и я, глядишь, побольше пойму.

— Ладно, сейчас нарисуем. Мы стараемся обеспечить для казино максимум условий, чтобы остаться в выигрыше. Но бывают у игроков полосы удачи. Вот мистер Смит приезжает из Оклахомы, останавливается в отеле. Немножко выиграет, немножко проиграет, а потом попадает на такую везуху, что кладет в карман девяносто две тысячи. Мы не любим, когда нас так бьют. И вот он уже намыливается лететь в свою Оклахому с таким куском. И тут мы с Джерри встречаемся... Много разных путей, когда отель может помочь, ты и своей головой можешь дойти. Наша задача — усадить его обратно за стол, глядишь — дело и пошло. И если мы продумали все как надо, а так оно обычно и бывает, то Эл дает добро на маленькую премию, процентов пять. Мы снимаем с денег сливки, пока их никто не занес в книги. Это хорошие деньги, ничьи.

— Премия, сливки... Сразу столько нового, Макс.

— Тебе, наверное, нужно растолковать, как первокласснику. Ладно, все равно не докажешь, что я тебе рассказывал такие вещи... Так вот, в каждом столе есть специальная прорезь, и деньги клиента, который покупает фишки, опускаются через эту прорезь в запертый ящик, закрепленный под столом. В зале работают ребята, которые обходят столы, снимают ящики с деньгами и ставят на их место пустые. Полные ящики несут в кассовую комнату, там деньги сортируют, пересчитывают и упаковывают, а потом переправляют в подвалы. Мы держим тысяч триста наличными на руках, и если на каком-то столе наша наличность уменьшается, то подбрасываем туда, а если у нас хороший прирост, отправляем деньги в банк, ты видел бронированные автомобили.

— С этим более-менее ясно, а...

— В кассовом помещении мы храним записи, это тоже ясно, да? Для бухгалтерии, для владельцев, для налоговых чиновников. На все есть книги. Но когда я говорю о премиях, то имею в виду деньги, которые никогда не попадают в книги, малыш. Возьми этого мистера Смита из Оклахомы. Он выгреб у нас девяносто две тысячи и собирается умотать с ними. Но его втравливают хватануть побольше, и он спускает свой выигрыш. А Эл говорит, чтобы тем, кто помог Смиту в этом деле, отстегнули пять кусков. И когда в следующий раз опорожняют ящики, я просто забираю пять тысяч. Я имею возможность сделать это, потому что в Вега-се нет того, чтобы посторонний лез в кассовую комнату. Никто из налоговой инспекции не видел такую комнату изнутри. Вот так.

— Но если Эл разрешает такие премиальные, значит, совладельцы эти деньги не получают, так, Макс?

Хейнс с досадой и нетерпением выслушал Даррена.

— Только я начинаю думать, что ты малый с головой, как ты... Слушай, малыш, Эл — владелец, один из нескольких. Есть два вида владельцев — «внутренние» и «внешние». Из-за налогов мы не хотим, чтобы казино выглядело излишне преуспевающим. Поэтому есть деньги, которые не зафиксированы нигде. Они идут Элу и другим «внутренним» владельцам, а все «внешние» получают свою долю с того, что записано в книгах и после вычета налогов. Доказать они ничего не могут, да и не горят желанием.

— Да, но...

— С этими деньгами Эл должен играть по-честному. Самое глупое, что он может сделать, — это взять больше своей доли. У него есть согласие других «внутренних» на то, чтобы он раскидывал часть денег в виде премий людям вроде нас с Джерри, когда мы делаем кое-что особое для прироста навара. Например, втравливаем этого мистера Смита в хорошую игру... Мы тут живем в сытненьком зелененьком мирке. Денежная машина. И, получая свое, не надо доставлять неприятности другим.

— Я... Я вовсе и не собираюсь.

— В коровнике — как там держит коров?

— Хм. Ну, стойло, цепь...

— Так вот, у нас коровник есть и коровы есть, но цепи нет, и коровник без замка. Если у коровы много молока, то используют всю коровью психологию, чтобы она стояла спокойно и радовалась. А наша психология в этих местах — это женщины, выпивка, «красные ковры» (обслуживание по высшему разряду) и всякие там штучки, которые сочиняем мы с Джерри Баклером.

— Какие например?

— Какие? Однажды гостил тут у нас толстенький греческий судовладелец, гомик, ему здорово повезло, и он собрался было отваливать. Джерри приходит идея прихватить его на, так сказать, нарушении общественной морали. Наняли мы парня что надо, надели на него униформу служащего, дали ему ключи. Привели фальшивых полицейских, такого же юриста, четыре дня грека не трогали, а потом напугали до смерти. После отпустили, даже принесли извинения. Он был так рад, что выпутался. Они прекрасно потолковали с Джерри, выпили шампанского, и Джерри провел его в казино, а там уж мы его общипали. За такую работу Эл разрешил отстегнуть Джерри жирный кусок — из тех денег, что не проходят по бумагам. Ты можешь представить себе, что я пойду к тебе с таким делом?

— Н-н-нет, — подумав, ответил Даррен.

— Вот теперь и смотри, малыш. Хоть Джерри и пьяница, он нам нужен больше, чем ты.

Хью допил остатки кофе.

— Черт, неохота уходить, не доделав до конца того, что хотелось.

— А зачем уходить?

— Я же сказал: он слишком часто мешает мне работать.

— Ты, малыш, бываешь глуповат, но я, думаю, смогу тебе помочь. Пожалуй, я сделаю так, чтобы он не путался у тебя под ногами. Поговорю с Элом, а он — с Джерри. Эл изобразит это так, будто все исходит от меня. А сейчас о том, что ты сделаешь для меня. Когда я соберусь поработать с Джерри по э-э-э... специальным вопросам, о которых говорил... то дам тебе знать. И тогда он получит право влезать в работу отеля. Что бы он ни делал, ты — ноль внимания на его дела. А когда проблема снимется, я снова дам тебе знать. Если же он в другое время полезет в дела, ты сообщишь мне об этом.

— Это... не совсем то, на что я рассчитывал.

Макс встал и подошел к двери:

— Пока все, договорились? Бери и радуйся, потому что это больше, чем я хотел сделать для тебя, Даррен.

После того как Макс вышел на своих упругих кривых ногах, Хью Даррен сидел в кабинете еще минут десять.

«Мотать надо отсюда, — думал он. — Я знал, что в заведениях такого типа должна быть грязь, но думал, что сумею остаться чистеньким, ан нет — она подступает все ближе и ближе. Может, я постепенно становлюсь все более равнодушным и в один прекрасный день окажусь по уши в грязи и тогда выбираться отсюда будет уже поздно?»

Странное, почти суеверное предчувствие росло в нем последние два месяца. Было ощущение, что он неумолимо движется к какому-то несчастью. Но сейчас, сидя в одиночестве в этом кабинете, он на время стряхнул с себя это ощущение, вернувшись в мир своей мечты.

Четыре года назад Хью нашел тропический островок в шестьдесят акров в группе островов Берри, в десяти милях от рифа Фрезиерс-Хог. В прошлом году Хью расплатился за него, сделав последний взнос, и островок — Перцовый риф — стал его собственностью. Там есть маленькая естественная гавань, выходящая в глубокие воды.

У Хью была мечта скопить шестьдесят тысяч и построить на острове маленький симпатичный курортный отель, который он уже явственно представлял себе. Шестьдесят тысяч — это было бы опасным минимумом, но Хью знал людей в Нассау, которые помогут ему, подкинув еще сто восемьдесят тысяч.

Так что ему нужно перетерпеть это общество — Макс Хейнс, Эл Марта, Гидж Аллен, Гарри Чарм, Бобби Валдо, Бобер Браунелл, Джерри Баклер и прочая свора — только ради своего банковского счета, который здесь прекрасно подрастает. Питание и проживание — даром. Есть возможность класть в банк почти все жалованье, которое за вычетом налогов все-таки остается впечатляющим. Прошло уже восемь месяцев. Трех лет вполне хватит, ну, может быть, еще годик, для большей гарантии.



А что ему бояться этих людей? В главном они ему не помешают. Он управляет отелем, будет и дальше заниматься своим делом. А в один прекрасный день, даже раньше, чем когда-нибудь можно было надеяться, он построит свой отель и станет управлять им так, как ему нравится.

В три часа пополудни Даррен подписал исходящую почту, ответил на пару звонков, потом пошел в свой номер, переоделся для купания, спустился через служебный выход, прошел хозяйственный двор и ворота в конце его и по чудесному бархатному газону направился к бассейну, в радостном предвкушении ускоряя шаг и высматривая среди загорающих Бетти Доусон.

Глава 2

Бетти Доусон увидела, как Хью Даррен, направляясь к бассейну, крутит головой по сторонам, ища ее взглядом. Хотя она ждала его, и ждала почти каждый день с тех пор, как началась их радостная близость, что-то подкатило к сердцу, и оно прыгнуло в момент, когда Бетти заметила Хью. И, как всегда, возникло смешанное чувство нежности и возмущения, которое, если его перевести на язык слов, звучало бы как: «Будете мне теперь рассказывать!»

«Безобразие, — думала Бетти, — что они столько тянули, нет бы сразу подыскать такого вот парня. Дубин каких-то все подбрасывали, свора недотеп прошла, и еще говорили мне, мол, пардон, вот все, что у нас в запасе. И я терпела, шла по этому пути, усеянному каменьями. Потерзали меня, потерзали, а потом подкатывают Даррена и говорят, что, когда ты, Бетти, только начинала с нами бизнес, у нас ничего подобного не было».

Сегодня она попросила одного из ребят, обслуживающих бассейн, поставить шезлонг, сделанный из алюминия и пластика, в этом месте, на траве, а не под козырьком бассейна и не в тени высаженных здесь деревьев, и еще принести столик — для напитков, книги, крема, сигарет. На Бетти было голубое бикини. Она знала, что из всех одежд, которые может носить женщина, эта предъявляла к ней наибольшие требования, и оправданно гордилась тем, что принадлежит к одной двадцать седьмой части женщин, которые могут позволить себе это. Она знала и то, что в оценке ее фигуры не нужны поблажки: широкие плечи (даже слишком, почти юношеские), высокие округлые груди, короткая талия, длинные ноги. Только ей здорово надоедало поддерживать свое тело в нужном состоянии, уделяя утомительные часы тому, чтобы талия оставалась гибкой и тонкой, живот — плотным и ровным, а на длинных бедрах не было ничего лишнего.

Бетти была высокой брюнеткой с необычно синими глазами и милым лицом, которое напоминало Лиз Тэйлор, но без налета самодовольства последней. Это было лицо сильного человека, а поскольку там, где сила, там и противодействие, то жизнь оставила на лице Бетти едва заметные следы постоянной борьбы: более плотно сжатые уголки губ, едва заметные линии-полумесяцы под глазами, блестящими и насмешливыми.

Хью Даррен остановился, и Бетти подняла руку. Он заметил ее и подошел улыбаясь. Потом сел в изножье шезлонга и сказал ей:

— Ты выглядишь как импортная штучка, завезенная богатым гостем...

— Да-а? Подружка на уик-энд? Недорогая?..

— ...богатым гостем и с хорошим вкусом.

Бетти с подчеркнутым высокомерием посмотрела на него, потом с недовольством на свои ногти и как бы попробовала отшлифовать их о свою кожу в районе солнечного сплетения.

— Я здесь на службе, сэр. Это часть моего контракта — украшать территорию бассейна.

Хью многозначительно осмотрел ее:

— Тебе бы костюмчик чуть-чуть поменьше — и ты составила бы конкуренцию тем голым девочкам в «Сафари», могла бы перебить бизнес нашим местным талантам.

— Такой бизнес сам себя убивает. Максу надо иметь дырявую голову, чтобы пригласить эту команду в такой зал. Теперь в городе над нами будут смеяться все кому не лень. Да, ты что-то там сказал насчет костюмчика поменьше? Меньше просто не бывает.

— Смотри не уходи, — сказал Хью и, бросив полотенце, подбежал к бассейну и прыгнул в воду. Она не отрываясь следила за ним: как он быстро покрывает расстояние между стенками, выбрасывает длинные руки, Технично выполняет повороты, как мускулы перекатываются под загорелой кожей рук и плеч. В эти минуты Бетти почти ощущала, как он заставляет себя работать в воде. Но вот он вышел, расстелил полотенце рядом с ее шезлонгом и, тяжело дыша, растянулся на нем.

Когда Хью отдышался, Бетти зажгла сигарету, нагнулась и вставила ее в уголок его рта.

— Ну как, мать, прошло сражение в эту ночь? — спросил он.

— Ах, так ты называешь мои хватающие за душу выступления? В двенадцать и два — ни хорошо, ни плохо, настолько обычно, что мне даже пришлось вытряхнуть из старых запасов пару баллад. Я их и исполняю не ахти, и не люблю. В четыре вообще было пусто. Две подгулявшие пары, и все. Но в половине шестого началось! Подкатили давние поклонники, компания в четырнадцать человек — м-м-м! Заявки пошли, докатилось и до казино, оттуда появилось несколько привидений, бренча серебряными долларами. Пришлось порадовать старых друзей. Только в семь добралась до постели — и спала до полтретьего. В эту ночь я свободна, а в следующую у меня кое-что новенькое, я хочу, чтобы ты посмотрел. Так что если будешь вдруг слоняться тут без дела в районе двенадцати... Это не займет много времени, я выступаю сразу после нашего стандартного открытия.

— А что там будет?

— Много не скажу, не хочется раскрывать заранее. Нечто элегическое про девушку, выросшую в эпоху спортивных машин, потом были любовь и встречи на задних сиденьях «ягуаров», «триумфов», «мерседесов» и так далее, а теперь она любит парня, который предпочитает классические автомобили и водит старинный шестнадцатицилиндровый «кадиллак», так что она не знает, какого дьявола делать с этим огромным пространством.

— Что-то необычное.

— Я приберегу это к тому времени, когда ты придешь.

Хью сел и улыбнулся, не зная, что от его чудесной улыбки Бетти сделалось удивительно хорошо и сердце ее забилось сильнее.

— Очень рад, что все, связанное с развлечениями, возложено здесь на казино, что занимается этим Макс Хейнс — с помощью и по подсказкам Эла Марта — и что меня никто и ничего не спрашивает об этом.

— Да, и тебе не доведется столкнуться с такой неприятной проблемой, как мое увольнение...

— О, я устроил бы тебе сольные концерты в «Сафари».

— Болтун.

— Я в смысле, что мне с тобой просто, ничто меня не давит, Бетти. Я знаю, что тебе не нужно угодничать передо мной. Ты подумай, я ведь вынужден действовать в одиночку. Как только у меня появятся любимчики, пойдет зависть, начнут сколачиваться группировки.

— Например, официантки?

— Вот именно.

— Вы, мистер Даррен, очень уж щепетильны. Вот Джерри Баклер — того из-за такой ерунды совесть не замучит.

— Окажись я в горящем доме, не хотел бы, чтобы брандспойт был в руках Джерри. Пакостит мне на каждом шагу.

— Сильно не задевай его, Хью.

— Почему ты так говоришь?

— Хочу, чтобы ты еще побыл здесь. Я пригвождена к этому месту. Уже два с половиной года. Добрая старая Бетти Доусон с ее песнями о любви и прочей чепухой. Здесь во всем городе нет места совершенству, идеализму и тому подобному.

— Я хочу делать дело и не обращать внимания на все остальное.

Пока Хью не смотрел в ее сторону, она могла глядеть на него, не скрывая всей глубины чувств.

— Думаю, так будет лучше для тебя, Хью, и надеюсь, что ничего не произойдет, пока ты не наскребешь наконец сколько тебе нужно и не уедешь на свой Перечный остров.

— Перцовый риф. И тебя возьму с собой, Бетти Доусон.

— Точно?

— Ты будешь там единственной артисткой. Тебя будут называть «Бетти Островитянка». Естественно, придется выбросить кое-какие песни сомнительного содержания...

— О Господи, не-ет! Голоса у меня нет, пианистка из меня та еще, чем же мне брать?.. Ой-ой, кончается ваш перерыв, мистер менеджер.

По направлению к ним шла Джейн Сандерсон. Она остановилась у шезлонга и сказала:

— Хорошо, однако, раз в день выйти и посмотреть, как богато живут люди. Как поживаете, Бетти?

— Поджарилась. Издержки профессии. Публика любит, когда ее дурят показным здоровьем.

— Что верно, то верно. Мистер Даррен, вам телеграмма.

Хью заулыбался, начав читать:

"Верность дружбе влечет нас за любимым содержателем постоялых дворов даже в самые захолустные места. Можешь дать люкс на неделю начиная с пятницы? Приедем все равно, так что готовь апартаменты или извинения. Викки и Тэмпл".

— Как, закончат они отделку восемьсот третьего в четверг или нет? — обратился он к Джейн.

— По плану должны, мистер Даррен.

— Пусть оформят его для мистера и миссис Шэннард из Нассау. Фрукты, цветы, бесплатно напитки по приезде.

— Счет им будет выписываться?

— Да. И спасибо, Джейн.

Джейн Сандерсон ушла, а Хью передал телеграмму Бетти:

— Занимательные люди, они внесут свежую струю в нашу жизнь.

— Судя по телеграмме, да.

— Тэмпл — совладелец заведения, которым я управлял на Багамах. Он помог мне в моих битвах, я всегда находил в нем поддержку. Человек при деньгах. Немного унаследовал, а прочее сделал на туристском бизнесе на Багамах. Викки — англичанка, а сам Тэмпл — из Нью-Гэмпшира. Он один из тех ребят, которые обещали помочь мне, когда я соберусь уехать отсюда. Они тебе понравятся, уверен, и ты им понравишься, Бетти.

— А сколько им?

— Тэмплу, наверное, пятьдесят, но выглядит он моложе. Викки, думаю, под тридцать. Первая жена у Тэмпла умерла, дети выросли. Они женаты семь или восемь лет. Хотели детей, но не вышло. Они... Между ними прекрасные отношения, Бетти. Им только не надо при всех ворковать и обниматься, есть у них эта игра на публику.

— Всякий раз, когда я сталкиваюсь с такими вещами, мне становится грустно... Ну-ка, мой друг, посигналь, чтобы подошла вон та кукла на каблуках, выпьем за счет фирмы. — Когда официантка направилась к ним, Бетти села в шезлонге и быстро надела свою белую купальную шапочку. — Для меня попроси, пожалуйста, еще один стаканчик рома.

Она была довольна тем, как ловко провернула эту операцию, потому что в то время, когда она пошла купаться, Хью был занят с официанткой и не мог смотреть на ее бикини с тыльной стороны.

Скользнув в голубоватую воду, Бетти стала медленно и лениво плавать от одного края бассейна к другому. Она чувствовала безотчетную депрессию. Разобравшись в ее причинах, Бетти удивилась, и ей стало немного стыдно за себя. Оказывается, она хотела, чтобы Хью принадлежал ей одной, чтобы она была его единственным другом, единственным человеком, которому Хью мог бы излить душу. А теперь приезжают старые друзья, будут говорить с ним о временах и местах, ей неведомых, оттирая ее временно на второй план.

"Будь поаккуратнее, девочка, — говорила она себе. — Если это на тебя так действует и так важно для тебя, придется поднапрячься, чтобы не показывать виду и не давать ему повода для размышлений. Такой человек, как Хью, узнай он только, насколько это глубоко вошло в тебя, чем стала для тебя любовь, станет отвечать на твою любовь по меньшей мере из чувства порядочности. А тебе это не нужно. Слишком поздно для этого. Вот уже больше двух лет, как слишком поздно.

Логика тут простая. Ты не можешь отдать всю себя мужчине, раз не принадлежишь себе — не важно, насколько сильно он тебе необходим. А ты себе, девочка, не принадлежишь. Ты арендована, и бессрочно. Ты принадлежишь им. К своей собственности они относятся поверхностно, небрежно до той поры, пока не придет время употребить твои особые достоинства. А если ты откажешься, они знают, как объяснить тебе, что ты их собственность, и тебе не остается ничего другого, как исполнять полученные приказы. Ведь ты больше не принадлежишь себе.

Макс Хейнс отдает приказы, а по выполнении ты получаешь премию, которую он в принципе не обязан тебе платить, еще одно несмываемое пятно и новую пищу для кошмарных снов.

Это твои проблемы, и ничто не зависит тут от Хью, благослови его Господь".

В воде Бетти чувствовала приятную расслабленность мышц. Перед ней стали проходить ее годы, воспоминания о которых комом становились в горле, душили ее. Как с ней бывало в такие моменты, она начала ругать эту девчонку, которую почти не знала, эту Бетти Доусон девятилетней давности, эту второкурсницу Стэнфордского колледжа, единственную дочь доктоpa Рэндолфа Доусона, раздражительную и неугомонную девчонку, которая чувствовала себя одинокой и несчастной, но всем сердцем верила в свой огромный талант. Мечты о шоу-бизнесе настолько ослепили ее, что ничего лучше, чем она, нельзя было и придумать для первого попавшегося жестокого, эгоистичного негодяя, который обратил бы внимание на ее мечты и запустил бы их в дело.

Джекки Ластер и оказался тем первым попавшимся. Он улыбался ей с затертых обложек нескольких десятков молодежных журналов. Он был само обаяние, величие и Ее Шанс. Само собой разумеется, что горе и отчаяние отца ничего не значили. Мир вокруг превратился в сон. Когда отец попытался по закону отнять ее у Джекки, они вместе сбежали, переехали в другой штат. Ей было тогда восемнадцать. Позже она узнала, что Джекки был тогда на самой нижней ступеньке своей карьеры. Чтобы двигаться дальше, ему нужно было нечто свежее, молодое, и вот он заимел девчонку и вложил в нее свой труд. Муштровал он ее жестоко, пока не добился задуманного. Для нее дорога назад была уже закрыта.

После прослушивания в Чикаго они начали выступать в невзрачном клубе в районе Цицеро. С этого и пошло. Так или иначе, но у них не было ни места, ни времени оформить брак. Джекки был крутого нрава и хорошо знал, как надо действовать своими маленькими костистыми кулачками, чтобы они доставляли боль. Ничто, однако, не вызывает излишней боли, если ты смягчила это чем-нибудь крепеньким. Но, побитая ли, после чрезмерного подпития, или раздавленная горем, ты всегда должна быть готовой выйти на сцену и все делать, как тебя учили, — будь то в Цицеро, Чикаго, Вайонне, Майами, Билокси или в Мехико.

Странно умирают мечты. Эта мечта, шоу-бизнес, держалась дольше, чем следовало, хотя и скитались они с Джекки Ластером по жалким лачугам и приходилось исполнять все его требования. Но на одной странной вечеринке, устроенной владельцами клуба, в котором они работали, Джекки — либо в интересах карьеры, либо в знак протеста против ее всегдашней покорности — споил ее и вручил одному из совладельцев, в кровати которого она проснулась. Тогда ее стошнило прямо на месте. И хотя это был лишь частный случай, он убил остатки мечты, похоронил второкурсницу с широко открытыми на мир глазами. С той поры, конечно, шансов на возвращение стало еще меньше и совсем никаких на то, чтобы когда-нибудь вновь стать милой дочкой доктора Доусона. Оставалось продолжать исполнять свои обязательства перед Джекки.

Три года назад они были ангажированы в «Зал радости» лас-вегасского отеля «Мозамбик», и Джекки начал возвращаться к своим лучшим временам — прекрасной стыковке номеров, более тщательному их отбору. Когда пришел успех, он стал урезать номера Бетти, сокращать музыкальную часть в пользу своих монологов. За шесть месяцев шумного успеха он настолько вытеснил ее из программы, что оставалось сделать маленький шаг — и Бетти окажется вне ее. Джекки сделал этот шаг, и она осталась без дела. «А кому ты нужна?» — сказал он Бетти напоследок. Вряд ли можно было подвести черту под всей этой историей в более подходящей форме.

Когда знаешь, что обратного пути нет, надо использовать то немногое, что у тебя осталось. Бетти вошла в контакт с местным менеджером от шоу-бизнеса — стеснительным парнем, который не имел представления, как продавать талант, но знал, как его поставить. Он сложил три ее достоинства (четыре, если добавить сюда внешность, фигуру и смелые костюмы) — наличие голоса, хрипловатого и не слишком большого, владение фортепьяно, лучше как аккомпанемент, и умение писать лирические стишки и музыку к ним. Вот такой талант презрел Джекки. Тот вбил в нее умение строить выступление. Этот же незаметный менеджер научил Бетти работать с зеркалом и так владеть своим лицом на сцене, что у нее появился запас в полсотни лиц, подходивших к ее озорным песенкам. Потом этот парень несколько раз вывел Бетти на публику, но она не смогла совладать с нервами, и успеха не получилось.

Максу Хейнсу она чем-то приглянулась. Тот знал, что она находится в отчаянном положении, а уж он-то понимал, что это такое, потому что сам владел почти всеми приемами доведения человека до отчаяния. Макс разглядел особую красоту Бетти, поговорил с ней и по-своему понял, что ей нужно.

«Вот так они ловят тебя, а потом превращают в марионетку. Видишь, что ты наделала, милая школьница? Видишь, до чего довела меня? Большое тебе спасибо, второкурсница, большое, большое спасибо».

Бетти выбралась из бассейна, мокрая, лоснящаяся, как тюлень, и очень эффектная, и с улыбкой направилась к Хью Даррену. По дороге она сдернула шапочку, распушила волосы, потом чисто импульсивно состроила ему выражение лица Мэрилин Монро — большой влажный рот, задранный носик, полуприкрытые глаза — и перешла на покачивающуюся походку.

— Ты так можешь попасть под статью даже здесь, в Вегасе, — заметил ей Хью.

— Это все для тебя, дорогой.

— Мне-то что, посторонние страдают. Вон в бассейне один из наших охранников чуть не упал со ступенек.

Она подмигнула Хью, вытерла лицо и плечи и со вздохом удовлетворения опустилась в шезлонг.

— Так получилось. Я не хотела портить нравы в окрестностях бассейна. Я просто подумала, что здесь Хью и дай-ка пройдусь перед ним сценической походкой.

Бетти легла, повернувшись к нему лицом. Хью сидел на полотенце рядом с шезлонгом, и его серо-голубые глаза были совсем близко, на одном уровне с ее синими глазами. Волшебное состояние, в котором оба пребывали всего-то месяц, вдруг сделало несуществующим весь окружающий мир, и они остались вдвоем.

— Я тебе покажу «сценической»!

— Есть дни, когда твои глаза кажутся зелеными, — сказала Бетти и сделала губами движение, приглашающее к поцелую, и заметила, как Хью невольно откликнулся на него.

— Превосходно, — начал он притворно ругать ее. — Мы завели обычай встречаться у бассейна и в разных других местах, теперь ты мне демонстрируешь всякие походки, провоцируешь целоваться прямо тут. Почему бы нам не вытатуировать всю информацию на лбах, чтобы уже никто ни в чем не сомневался?

— Теперь вы мне все объяснили, мистер Даррен. Я, оказывается, подрываю ваш авторитет. Из-за меня служащие уже шепчутся за вашей спиной. Единственная приличная вещь, которую я могу сделать для вас, — это... прервать наши тайные отношения здесь же и немедленно...

— Ну-ну, разговорилась!

— Наконец-то вы открыли мне глаза на мое неправильное поведение... — И Бетти снова сделала то же движение губами.

— Ну перестань!

Она изобразила трагический вздох:

— Среда, единственная нерабочая ночь в неделю... Я уж было решилась проявить всю свою хитрость и ловкость, чтобы сберечь остатки твоей репутации, чтобы никто не видел, как одна из артисток пробралась в твою комнату. Но теперь все. Правда, все. Истинно. И я проведу вечер, читая что-нибудь одухотворяющее.

Хью поднял глаза к небу, как бы прося у него сил, провел рукой по лицу, недовольно посмотрел на нее и сказал:

— Скажи, почему ты мне всегда устраиваешь пытки по средам?

Бетти засмеялась:

— Чтобы не казаться слишком доступной — этого не хочет ни одна девушка.

— А красться и таиться можно, мисс Доусон?

— Не слишком ли ты самодоволен, Хью?

— Самодоволен? — Выражение его лица изменилось. — Я попытаюсь один раз быть серьезным, только ты не сбивай меня, молчи и слушай. Так вот, я не самодоволен, Бетти. Во мне поселилось чувство неизбывной, тихой, смиренной благодарности. Я не верю своему счастью. Я и не знал, что между мужчиной и женщиной могут быть такие отношения. Я думал, что это может быть любовь или подделка под нее. А тут — особая, удивительная честность. Ты очень хороший приятель, Бетти. Мы ведь стали добрыми друзьями еще до того, как... сюда добавилась физическая сторона. И сейчас все это... получать и доставлять удовольствие... кажется логическим продолжением дружбы и уважения, без трений и напряженности, что, к огромному сожалению, недоступно большинству людей.

— Все правильно, ты невыносимо самодоволен. А я еще одна дурочка. Ты же, негодяй, этим пользуешься.

— Ну конечно, — улыбнулся он. — Может быть, ты хоть сейчас остановишься? Тебе не хочется иногда быть серьезной?

— В тебе, мой высокопоставленный друг, серьезности на нас двоих хватит. Не будем копаться в этих вещах, анализировать, делать душещипательные сравнения, Хью. Вон птичка на кусте, ей никогда не понадобится психиатр. Поет себе, гуляет — что будет, то будет.

— И мы так должны?

— А ты думаешь, нет?

— Безусловно да, Бетти. И сегодняшняя ночь — пусть она у нас будет.

— Попалась, — сказала она. — Опять меня объехали. Ах, сэр, не слишком ли вы умны для глупой девицы из шоу? Девицы, обреченной вечно прятаться, чтобы спасать репутацию других? А не могла бы смиренная девушка попросить всесильного управителя об одном небольшом одолжении?

— Все что угодно вашему затаившемуся от страха сердечку, моя прелесть.

— Честно говоря, я здорово устала, Хью. Так что с твоего позволения я проберусь в твою комнату около семи или чуть позже, и постарайся, пожалуйста, занять себя как можно дольше, чтобы я могла хорошенько выспаться. Ты готов торжественно заявить, что не будешь расстраиваться из-за этой маленькой просьбы?

Хью взглянул ей в глаза, посмотрел на губы.

— Проклятие, какие-то тайные радости! Я хочу показывать тебя всем, трубить о тебе в газетах, по радио, телевидению.

— Нет, пусть это будет пока только для нас двоих.

— У меня, — он встал, — в пять часов встреча с владельцами магазина подарков, которым не нравится наш договор об аренде.

— Объясните им, мистер Даррен, что у нас и почем.

— А тебе желаю хорошо вздремнуть.

Бетти подмигнула ему. Хью повернулся и пошел. Дойдя до входа на хозяйственный двор, он обернулся и помахал ей рукой. Она ответила, подняв свою длинную ногу. А когда Хью исчез, произнесла беззвучно, одним движением губ: «Я люблю тебя, люблю тебя, люблю всем сердцем, Хью Даррен».

«Я не могу сказать тебе всего этого, такие вот дела, — размышляла она. — Это та самая любовь, мой печальный возлюбленный, которая возвышает. Я все время живу мыслью о моей любви, я беру от нее все, что могу, я пью ее большими глотками, я тороплюсь, так как знаю: все идет к концу; не знаю только, как скоро наступит этот конец».

Мужчина, волосатый, как бизон, и почти такой же громадный, направлялся к Бетти, неся в руках свой шезлонг. Пристроив его рядом, чтобы было удобно смотреть на нее, мужчина заговорил:

— Обожаю ваши выступления, мисс Доусон. Я попал на двенадцатичасовое шоу.

Бетти, с неудовольствием заметив, как его глаза ощупывают ее с головы до ног, недовольно что-то промычала.

«Бизон» стал нудно жужжать что-то о себе. А Бетти думала о том, как поспит в постели Хью, представляла себе любимого со всеми эротическими подробностями, и ей стало так хорошо под лучами заходящего солнца, что она сладко задремала в самый разгар повествования «бизона» о том, как он практически украл участок земли, на котором выстроил свой третий торговый центр.

Глава 3

В то время, когда Бетти Доусон, погруженная в дрему, лежала возле бассейна, Эл Марта в своей квартире на крыше восточного крыла «Камеруна» как раз пробуждался от послеобеденного сна. Спальня хозяина была достаточно роскошной для того, чтобы напоминать ему каждый раз, когда он стряхивал с себя жуткий сон о прошлом, что он жив, здоров и даже богат. У него солидная доля в собственности отеля, и его квартира была отчасти и лицом «Камеруна». Обстановка говорила о том, что он уже много лет не подвержен опасности ареста. Здесь безопасная гавань, богатая, защищенная, с полным набором всякой всячины, составляющей мечту среднего уголовника. Когда Макс Хейнс заправляет казино, малыш Даррен — отелем, а другой неглупый люд — прочими его операциями в здешних краях, то дни усеяны шелками и женщинами, вином и смехом. В округе сотни и сотни человек, которые любят его и зовут просто Элом.

Он повертел головой, чтобы удостовериться, что спал один, протер глаза, почесал серые спутанные заросли на груди, встал и так широко зевнул, что даже пошатнулся. Потом натянул мятые холщовые брюки, пригладил ладонями редеющие волосы, зажег сигару и вышел босиком в большую гостиную посмотреть, кто там есть. А быть кто-то должен. Так уж он наладил свою жизнь. Ему нужны были люди поблизости, рядом, чтобы он мог их потрогать, посмотреть на них, посмеяться с ними.

Тихо играла музыка. Гидж Аллен и Бобби Валдо играли в джин. Браунелл, по кличке Бобер, сидя на низенькой кушетке, с тренированной настойчивостью что-то говорил блондинке из кордебалета выступающей сейчас в «Сафари» шоу-группы. Девушка держала в руке бокал, смущенно и внимательно слушая Браунелла, который подчеркивал наиболее интересные места своей приглушенной лекции легким и частым касанием ее загорелого бедра чуть пониже шорт.

Джерри Баклер спал на другой кушетке, пуская пузыри уголком рта.

Эл подошел к магнитофону и прибавил звук, затем приблизился и посмотрел на стол. Гидж бросил семерку червей. Бобби Валдо заколебался, что ему сбросить, и положил семерку бубен. Гидж схватил ее и поместил как раз в середину бубнового ряда. Бобби Валдо проворчал:

— Вот ведь сукин сын!

— Не зевай, сынок, — самодовольно отреагировал Гидж.

Эл налил себе немного виски с содовой и спросил, обращаясь ко всем сразу:

— Чем занимаемся? Кто ведет?

— Хозяева поля, — ответил Бобер.

— И какой же счет? Можно не отвечать: вижу, что по нулям, с тоски маетесь. Где этот Арти?

— С минуты на минуту должен быть, — ответил Гидж.

Гидж Аллен и Элфрид Адамс Марта были знакомы больше двух десятков лет. Гидж оказывал Элу разные услуги, и все весьма конфиденциального характера. У Аллена был скрипучий голос, копна седоватых волос, крепкая юношеская фигура и коричневое, как седло, лицо, так глубоко изрезанное морщинами, что вызывало сравнение с вельветом, каким-то странным и новым его видом. Лицо Гиджа резко контрастировало с белыми стекловидными искусственными зубами и свинцовыми, проницательными глазами.

— Сыграем втроем, — предложил Эл, — как вы?

— Идет, только сейчас я по-быстрому раздену его, — сказал Гидж. — Разве это игрок?

Бобби Валдо недовольно запыхтел.

— Дай-ка карту, — потребовал он. Бобби был человеком молодым, огромным, немного горбившимся, со сгоревшей на солнце кожей лица, шеи, рук. На его угловатом черепе произрастала еле заметная щетина морковного цвета, брови и ресницы почти не проглядывались, на мясистых веснушчатых руках виднелась экстравагантная татуировка.

Чем-то все они раздражали Эла Марта. Это был сильный коренастый мужчина с желтоватой пухлой физиономией, почти ровно наполовину лысый — от уха до уха через макушку проходила четкая линия, впереди которой не было ни волоска. У Эла были густые длинные черные ресницы, маленький вздернутый нос, толстые чувственные губы, карие глаза с поволокой.

Он имел, на жаргоне Лас-Вегаса, тридцать очков в «Камеруне», то есть тридцать процентов акций. Хотя прошло шестнадцать лет после его последнего ареста, Марта успел до этого заработать солидный, что называется, послужной список. Двадцать шесть арестов, три приговора. По двум он добился условного освобождения, а по третьему отсидел только год из трех. Богатое уголовное прошлое должно было, казалось, помешать Элу владеть чем-либо в Неваде, но он застолбил себе место еще до памятной чистки, во время которой было уже поздно трогать его. Он и номинально был самым крупным совладельцем «Камеруна», но точно никто не мог сказать, какова действительно его доля. По списку держателей акций нельзя было определить, кто представляет себя, а кто — кого-то еще. В Лас-Вегасе, а также в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке ходили слухи, что «Камерун» принадлежит Элу Марта, а стало быть, подпольному синдикату.

Марта знал сотни людей из шоу-бизнеса по именам, и большинство были настолько глупы, что им льстило внимание этого уголовника. Он с готовностью улыбался, громко и охотно смеялся, слушал с самым пристальным вниманием и вставлял в разговор шутки своевременно, как профессиональный конферансье. Он хорошо жил, хорошо одевался, хорошо развлекался. В нем не было ничего зловещего или отталкивающего. Он помнил дни рождения массы людей и посылал им дорогие подарки, а если кто-то влипал в неприятность, то всегда был готов помочь выбраться из нее.

«Камерун» Эл Марта использовал как базу для своих операций. В новом здании деловой части Лас-Вегаса расположилась компания «Икс-торг», мозговой центр нескольких корпораций, занимающихся недвижимостью, транспортом, связью, оптовой торговлей. Эл Марта в известном смысле был владельцем «Икс-торга». Правда же, — которой не суждено было когда-либо выйти на поверхность благодаря адвокатам и бухгалтерам компании, способным запутать любое дело, — состояла в том, что Эл Марта занимал пост регионального менеджера, получавшего приказания из штаб-квартиры в Лос-Анджелесе. Этой штаб-квартирой, в свою очередь, руководил чикагский центр — из общенационального совета, расположенного на Восточном побережье.

Часть каждого доллара, законного или незаконного, обложенного налогом или необложенного, оседала в сейфах этого совета, причем деньги расходовались далее настолько продуманно и аккуратно, что человек наподобие Эла Марта за шестнадцать лет не был ни разу арестован. Какой-то процент каждого доллара попадал и местным организациям. Никто не знал, сколько денег у Эла Марта. Но их вполне хватало на «линкольн», который он менял каждый год, на гардероб в сорок тысяч, щедрые подарки, роскошные развлечения, содержание особого штата «помощников», не проходящего по ведомостям ни казино, ни отеля, на достойное обеспечение тех молодых женщин, которые ублажали его. — Сегодня опять простаиваем, — проворчал Эл.

Он остановил взгляд на Вилбуре Браунелле — Бобре, восхищенный его высокой техникой обхаживания женщин. Бобер был худым, длинным и внешне хрупким человеком с воробьиной грудью, лет сорока с лишним. Щеки у него ввалились, отчего лицо напоминало изображение смерти. Большие желтые зубы торчали под углом, что и послужило причиной для клички. Волосы Бобер красил в неимоверный оттенок коричневого цвета, как у дешевых ботинок, голос имел пронзительный и монотонный. Неизвестно, где Бобер мог так одеваться, но он носил одежду в стиле чуть ли не тридцатых годов. На нем было слишком много больших желтоватых бриллиантов, и он заливал себя одеколоном. И тем не менее у этого необычного человека никогда не было, как говорили, меньше трех женщин. И красивых. А необъяснимая любовь к Бобру заставляла этих женщин все время переживать и мучиться.

Внимание Бобра к новой блондинке натолкнуло Эла на мысль. Он подошел к ним в разгар беседы и взял девушку за руку.

— Я позаимствую у тебя эту девочку на пару минут, Бобер.

— Э, э, ты что, Эл! — забеспокоился тот. Девушка захихикала.

— Мне нужно потереть спину, Бобер. А что, хорошая, сильная вроде, с работой справится. Правда, моя сладенькая?

Блондинка снова захихикала, и Бобер подал голос:

— Ну какого ты дьявола, Эл?

Эл посмотрел ему прямо в глаза:

— Не хотел бы я думать, что ты такой эгоист.

— Я? Да ты что, Эл. Я в том смысле, что мы сидели, разговаривали... Давай-давай, Эл.

Быстрым мускульным усилием Эл поставил девушку на ноги. Она презрительно смерила Бобра взглядом.

— Тоже мне, геро-ой, большая ши-ишка, — протянула она.

— Будь хорошей девочкой, сделай одолжение человеку, — льстиво произнес Бобер.

Эл повел девушку за руку в спальню и закрыл дверь.

Она выдернула руку:

— Слушай, никакую спину я тереть не буду!

— Как тебя зовут, дорогая?

— Гретхен Лэйн.

— И сколько тебе, моя милая?

— Мне?.. Двадцать один.

— Постой-ка тут минутку, девочка.

Подойдя к тумбочке, Эл достал из верхнего ящика стодолларовый банкнот. Потом прошел в ванную и вынес оттуда банную щетку.

— Протяни руку, дорогая. — Он положил на ее ладонь вначале купюру, а сверху — щетку. — Только вместе, дорогая. Делай выбор. Расценки хорошие, правда? Оставляю тебя здесь. Подумай. Если тебе не нравится предложение, оставь оба предмета и иди. Я думаю, так будет честно. Только смотри не оставляй одно и не бери другое, потому что второпях можешь поломать одну из своих красивых ножек, моя радость.

Она недоверчиво посмотрела на него:

— Это за то, чтобы потереть вам спину, мистер Марта?

— И только, моя дорогая.

Эл прошел в ванную и залез под душ, оставив стеклянную дверь приоткрытой. Он улыбнулся, когда почувствовал первое легкое прикосновение к спине. Работала девушка споро, энергично. Почувствовав, что она готова остановиться, Эл полуобернулся, сделал вид, что поскользнулся и падает, и схватил ее за руку, затянув под струи воды. Девушка отскочила, фыркая и ругаясь. Волосы прилипли к голове, блузка и шорты намокли.

Эл многословно и с большой искренностью в голосе извинился, дал ей чистое полотенце, потом подошел к шкафу и выбрал там роскошный халат из бледно-голубого сатина, который должен был пойти ей.

— Ты должна принять это как подарок, дорогая.

— Ой, как красиво!

— Закройся здесь и переоденься, дорогая. Мокрую одежду оставь, я скажу, чтобы ее привели в порядок.

Эл быстро оделся, поднял мокрые блузку и шорты с пола возле ванной и собрал их в комок, потом вышел в соседнюю комнату, закрыв за собой дверь, и бросил комок Бобру на грудь. Раздался мокрый шлепок, и одежда упала тому на колени. Бобер тупо уставился на нее, потом взял в руки.

— А где Гретч? — спросил он.

— Девочка отдыхает, она действительно устала, Бобер.

— А это что, Эл?

— Она подумала, что тебе нравятся такие вещи как память. Клади под подушку, когда будешь ложиться спать, друг. Извини, они промокли. Мы так торопились, что влезли под душ, забыв раздеться. Но я ей помог.

— Она действительно приличная девушка, — произнес Бобер таким убитым голосом, что Гидж захохотал.

— Да, чуть не забыл, — жестко заговорил Эл. — Катись отсюда. Она попросила, чтобы я сделал ей такое одолжение. Чтобы, когда она выйдет, тебя тут не было.

— Мне? Уйти?

— Может, чтобы Бобби помог?

— Черт, не надо, ухожу, — пробормотал Бобер.

Только Эл начал рассказывать, как все происходило, появилась Гретхен.

— Такая прическа теперь, но, я думаю... А куда девался Бобер?

Элу с трудом удавалось сохранить серьезное выражение лица, когда он взял ее руку и сказал:

— Милая, тут была неприятная сцена. Хорошо, что ты не застала ее.

— Что за сцена? — безучастно спросила Гретхен.

— Бобер сказал, что я ему наврал, что на самом деле мы не только терли спину.

— Как же этот паршивый ублюдок посмел?!

— Вот я и велел ему уйти, дорогая. Уходя, он просил передать тебе...

— Что еще?

— Сказал, что скоро тебя разыщет, чтобы и ему потерли спину, и ты, мол, знаешь, что он имеет в виду.

Сначала девушка сделалась белой как мел, потом к ее лицу прилила кровь. И наконец, она разразилась таким бурным потоком ругательств, что глубокий сон Джерри Баклера как рукой сняло. Единственное, что поняли присутствующие, что этот несчастный Браунелл может добиваться своего десять лет подряд по тридцать часов в сутки и за это время не наработает и на звон долларовой монетки и не приблизится к ней даже на телефонный звонок. Извержение еще продолжалось, когда Эл провожал Гретхен до лифта, который обслуживал его апартаменты. В последний момент он сунул ей в руки мокрую одежду.

Когда он с улыбкой вернулся, Джерри спросит:

— Что тут было?

Эл подошел к Гиджу и пришлепнул к столу стодолларовую бумажку:

— Ставлю на то, что Бобер больше не сунется к этой белокурой Гретхен.

— Как ставишь?

— Два к одному. Заметано? — спросил Эл. — Пропали твои полета, друг. Очень ты самоуверен.

— Бобер, по-моему, на полпути никогда не останавливается, — заявил Гидж.

— Одно несомненно, — вступил в разговор Бобби Валдо. — Победу Гиджа нетрудно будет заметить. За Бобром бабы бегают аж с воем, будто им хвост прижали.

— Ну как, играем втроем? — спросил Гидж.

— Играйте вы, ребята. Сейчас что-то не хочется, — ответил Эл.

Он медленно подошел к окну и посмотрел вниз на стоянку автомобилей, наполовину заставленную. Из машины с откидным верхом вышла парочка и бегом, держась за руки и чему-то смеясь, направилась в отель.

Внезапно Эл понял, что Гидж и Бобби Валдо смеялись неискренно. Розыгрыш получился не Бог весть какой, сложный и грубый. Эта глупая полупьяная девка, этот старик Бобер... А Гидж пошел на спор, потому что знал: этого хочет Эл. Куда девались времена хороших розыгрышей и доброго смеха? Все скучно и неинтересно. Последнее время каждый день такой.

Марта вдруг услышал бульканье, резко обернулся и увидел, что Джерри Баклер, его управляющий, чисто номинальный, наливает себе у бара полпинты бурбона с содовой (Эл через таможню получал виски, не облагаемое налогом). Он быстро и бесшумно подошел и накрыл стакан ладонью в тот момент, когда Джерри собрался было поднять его. Баклер изобразил на лице неопределенную улыбку, ожидая разноса.

Эл обратил внимание на то, что алкоголь здорово иссушил этого человека в последнее время. Живот Джерри еще выпячивался и красное лицо выглядело опухшим, но пиджак болтался, шея будто высохла, воротничок рубашки стал великоват и к тому же грязноват.

— Эл, ты облокотился на мой стаканчик, — вымученно промолвил Джерри.

— Ей-богу, не могу видеть, как ты пьешь такими дозами. Пускай это здесь постоит, а мы давай пройдем туда, Джерри.

Они прошли в спальню, и Эл закрыл дверь. Он намеренно выдержал паузу, дав Джерри поволноваться.

— О чем ты думаешь, Эл?

— Как прошло там, в Новом Орлеане?

— Нормально. Все были что надо.

— Да что ты можешь помнить!

Джерри поежился:

— Ну выпил я там немножко, Эл.

— Это «немножко», смотрю, происходит с тобой везде.

— Эл, в конце концов, я могу пить, могу и не пить. Но почему, скажи, я должен не пить?

— Ты похож на алкаша, Джерри. Руки трясутся, рубашка грязная, руки грязные, от тебя несет. Ты уже алкаш, Джерри.

— Ты что, Эл!

— Люблю я тебя, друг ты мой, но в последнее время ты достал меня, честно. Не могу видеть, когда мужик не может перебороть себя. Это уже не мужик.

— О чем ты говоришь, Эл?

— Знаю о чем. Кончай с этим делом. Такие дозы, как у тебя... это уже никуда не годится.

Джерри улыбнулся, и Эл почувствовал, чего ему стоила эта улыбка.

— Это поправить здоровье после вчерашнего, босс.

— Мы с Максом говорили о тебе сегодня, Джерри. Печалишь ты нас.

— Как? Чего я такого делаю?

— Ты не какой-нибудь клерк, Джерри. Мы купили тебе хорошего малого, этого Даррена. Купили лучшее, что могли достать. Чтобы он выполнял все до мелочей. Но ты влезаешь во все дыры, постоянно путаешь ему карты.

— Я знаю тебя черт знает сколько, Эл. Я ворочал большими делами, когда этот пацан еще соску сосал. И теперь ты будешь слушать этого Даррена, а не меня? Чего ему не хватает? Ну, иногда приходится наставить его на правильный путь...

— А кто тебе сказал, что я слушаю Даррена? Да он доволен всем дальше некуда.

— В чем же тогда дело?

— Максу нравится, как сейчас тут все идет. Макс — человек соображающий, Джерри. Ему кажется, что ты зря вмешиваешься. И еще ему кажется, что ты как присосешься к бутылке, так и не отстанешь от нее, пока не перестанешь соображать, что делаешь. Теперь послушай, как будет дальше. Ты перестанешь лезть в управление отелем и будешь появляться на сцене, когда у Макса возникнут особые проблемы. Но когда они возникнут, ты уж будь как стеклышко, парень. И не иначе. А уладишь дело — все, слезай с горшка, оставь дела Даррену до другого раза, когда получишь сигнал от меня или Макса.

Баклер уставился на него, кипя от гнева:

— Я управляю этим отелем, Эл. И если я вижу, что надо поправить этого молокососа, то я...

Эл, сделав два огромных шага, приблизился к Баклеру вплотную и, с улыбкой прихватив его дряблую щеку, легонько, но болезненно встряхнул голову.

— Эх, парень, парень... Ну, говори, что ты там хочешь доказать мне?

— Я только...

— Ты здесь как дома, Джерри. Ты пьяница, но мы тебя очень любим. Не хотелось бы, чтобы ты выступал сейчас передо мной, Джерри. Не хотелось бы просить Гарри с Бобби свозить тебя в пустыню и слегка подломать. Им было бы неприятно заниматься этим, а мне — заставлять их, поверь. Но все равно это лучше, чем передавать дело Максу, а у него есть пара охранников, не чета Гарри и Бобби. Поэтому изобрази улыбку, Джерри, и скажи, что выполнишь все на тысячу процентов.

Баклер выдавил из себя страдальческую улыбку:

— Конечно, Эл, конечно. Я тебя понял. — Он издал звук, отдаленно напоминающий смех. — Я не буду влезать в работу, раз мы все уже подготовили для этого Хью Даррена. Я... так будет лучше, Эл.

— А теперь иди полакай из своего стаканища. — С этими словами Эл поощрительно похлопал Баклера по плечу, и тот, втянув голову, заспешил к дверям.

Там он обернулся и хмуро спросил:

— А стол и табличку на дверях можно оставить? И говорить, что я управляющий?

— Ты и есть управляющий, Джерри! Хочешь табличку побольше? Хочешь из золота? Хочешь пошикарнее стол? Только скажи.

— Нет. Все... Как это?.. Все нормально, Эл. Все нормально.

Выйдя из спальни, Эл увидел, что появился Арти Джилл, а с ним две девицы с головами, как репьи, и футболист из «Рэмса». К семи вечера в большой гостиной собралось человек двадцать. Один из трех «владельцев» появился неожиданно.

Еще во времена, когда отель только строился, специалисты-социологи решили, что привлекательность отеля для широкой публики возрастет, если заставить ее поверить, что в число основных совладельцев «Камеруна» входят три ее идола. Этих идолов тщательно отобрали и дали им по полпроцента акций.

Один был мужчиной средних лет, претендовал на сходство с героями вестернов, носил корсет, был гомосексуалистом и прятал шепелявость в нарочито растянутом произношении слов; на лице нес печать неизменного благородного смирения. Вторым таким совладельцем была женщина — неоднократно замужняя, глупая, ленивая, взбалмошная фотогеничная блондинка, единственное достоинство которой состояло в умении глубоко вздохнуть, когда подскажут. Нельзя было сказать, что она хорошо сохранилась, но постоянные косметические операции с головы до ног плюс высококлассные кино— и фотооператоры и мастера по свету поддерживали ее в роли богини не одного поколения прыщавых подростков. Третьим совладельцем — это он явился нежданно-негаданно — был прославленный джазист, который вот уже многие годы и ноты не выдул из инструмента. Дурные наклонности и злоупотребления низвели его почти до мира полусвета, где он вполне обходился словарным запасом в восемьдесят слов; его тщательно направляли и демонстрировали публике нервные люди из ближайшего окружения, делавшие неплохой бизнес на его старых записях.

В разгар вечеринки Эл Марта улучил момент и, отведя Макса Хейнса в сторонку, сообщил, что Джерри Баклер заглотнул все без звука. Макс был явно доволен таким исходом и сказал, что даст знать Даррену.

— А что, Макси, не подкинуть ли этому малому пару-другую сотен к жалованью?

— Да он и сейчас неплохо получает.

— Э-э, тут два соображения. Во-первых, он здорово провернул вот это дело, а во-вторых, — Эл постучал по груди Макса и подмигнул, — чем больше имеешь, тем больше рискуешь потерять. Верно я говорю?

— Ты всегда верно говоришь, Эл.

— Я смотрю вперед, думаю дальше. А раз думаю, то и тебе говорю. Ты сразу не садись на этого парня. Подводи постепенно. Окажи ему одну услугу, другую. Не надо резких перемен, это будет неестественно. Потихоньку, полегоньку, и он почувствует себя — как бы это сказать? — вроде как обязанным. Как раз на тот случай, когда тебе понадобится маленькая услуга, и немедленно, а Джерри будет набравшись.

— Хорошо, Эл.

— Макси, у тебя что-то со вкусом не в порядке, я насчет одежды. Цвет, покрой. Взять этот пиджак — как у школьника.

— Эл, сердцем я всегда молодой. Знаешь, на этой неделе мы снимем сверху тысяч сорок, не больше. Но даже это меня не беспокоит. И знаешь почему?

— Макс, друг, скажи.

— Потому, друг мой Эл, что в субботу приезжает Гомер Гэллоуэлл из Форт-Уэрта, свеженький и готовенький. Мы нанесли ему в последний раз пробоину в двести кусков.

— Ну остановится он здесь, а с чего ты взял, что он будет играть? Может, он решит, что в этом месте ему не светит, и до стола дело не дойдет?

— Я вижу, как работает его мысль, будто у него окошко в голове, Эл. Он верит в закон средних чисел. И потому еще игра будет, что, по его понятиям, у нас лежат его деньги. Я готов даже спорить, что он выберет тот же стол и будет ставить тем же манером.

— А как он ставит?

— Эл, ты сам прекрасно знаешь, что верного способа нет. Он играет на известный порочный манер, удваивая ставку при проигрыше. Для такого клиента, как Гомер, я бы с удовольствием установил новенький лимитик, как в последний раз. Этакий новенький, жирненький лимитик, он был бы счастлив. А потом мы сидим себе тихо и смотрим, как наши кубики опять его наказывают. Никто в мире его раньше не наказывал, поэтому он прошлого проигрыша не забыл.

— Он у нас по красному ковру во всем, Макси...

— Дыши ровнее, Эл. Мы с Дарреном все сделаем. Захочет — мы ему яхту на озеро Мид пригоним. Понадобятся какие-нибудь, скажем, японочки, блондиночки или близняшки — я ему пришлю их в подарочной упаковке, этому доброму старому Гомеру Гэллоуэллу.

— А сколько с ним людей?

— Никого, как и в прошлый раз. Он, наверное, подозревает, что занимается ерундой, поэтому и приезжает в одиночку, чтобы никто его здесь не видел.

— Сколько он стоит, Макс?

— Если меньше ста миллионов, то обещаю съесть его самое большое ранчо простой алюминиевой ложкой.

Эл похлопал Макса по крепкому плечу:

— Значит, все возьмешь на себя.

— Возьмем все, что можно взять, босс.

* * *

В десять часов, когда Хью Даррен занимался проверкой работы службы регистрации, Макс Хейнс сказал, что хотел бы поговорить с ним наедине. Они прошли в кабинет Хью, и тот включил свою настольную лампу.

Макс сел за стол Джерри, где было полутемно, и вздохнул:

— Джерри больше тебе не помеха, парень. Думаю, тебе это приятно узнать.

— Да, действительно приятно, Макс. Теперь гораздо легче будет работать. Спасибо.

— Время от времени мы будем с тобой обсуждать наши дела, и все пойдет как по маслу, так?

— Почему бы и нет? Никаких возражений, — сдержанно отреагировал Хью.

— С первого мая тебе подкинули две сотни в месяц, Даррен.

— За что?

— А ты не думаешь, что заслужил?

— Прекрасно знаю, что заслужил.

— Стало быть, есть причина для прибавки.

— В тот раз мне на минуту показалось, будто ты вербуешь меня для своих особых мероприятий.

Макс Хейнс усмехнулся:

— Тебя, стопроцентного американца? Ты же напишешь возмущенное письмо губернатору. Мол, тут шайка жуликов, каких ты видел по телевизору, грязные гангстеры, мафия, может быть.

— Я так не говорил, Макс.

Раздался скрип кресла, это встал Макс. Он подошел к свету.

— Включи себе в счет все расходы казино по Гомеру Гэллоуэллу из Форт-Уэрта.

— Я видел его имя в списке резервированных номеров, посмотрел старые счета. Он обслуживался по высшему разряду, я так наметил и на этот раз. Но планировал обговорить это с тобой, конечно.

— Когда определишься с апартаментами для него, скажешь номер моему помощнику, Бену Брауну. Мы поставим туда однодолларовый автомат, к нему поднесем сотню серебряных долларов. — Макс двинулся к двери — ну прямо-таки обезьяна в своем спортивном пиджаке из шелка-сырца. — Увидимся, мистер управляющий.

— Макс... Я из праздного любопытства... Когда вы ставите однодолларовый автомат в номер, как сейчас, разве вы получаете с него столько же, сколько в зале?

— Мне нравится, как у тебя работают мозги. Штат терпеть не может, когда мы их дурачим низким сбором на автоматах. Но когда на одном — это никого не волнует. А у человека появляется уверенность в себе, когда он дергает ручку аппарата и в желоб сыпятся доллары. Он чувствует себя счастливым. А для чего же мы здесь? Это маленький город, полный радости и игр.

— Ага, понимаю. Вот почему я иногда при выезде записываю расходы на обратный билет на счет казино: у этих счастливцев и десяти центов не остается. И они так счастливы бывают, так счастливы, что улыбаются и не могут остановиться.

— Намотай себе на ус, малыш, что клиент для того и создан, чтобы его кто-нибудь обчистил. Настоящего клиента от этого не удержишь. И когда он созрел для этого, надо быть тут как тут, рядом с ним.

* * *

В одиннадцать Банни Райс, ночной управляющий, доложил, что все идет как нельзя лучше, и Хью понадобилось минут десять, чтобы нацелить Банни на некоторые вопросы, которые ему придется решить во время дежурства.

Хью пытался заставить себя не думать о Бетти Доусон, но, идя по коридору к своей комнате, он ощущал мурашки по всему телу, как будто собственная кожа была ему не по размеру, тыльную сторону кистей и шею покалывало. Ему хотелось пролететь этот пустой коридор, а тут еще встала перед глазами ее нарочитая походка, бикини — Хью не хватило даже самого глубокого вздоха.

Он вставил ключ в дверь и как можно бесшумнее открыл ее, затем заставил себя с той же неторопливостью и бесшумностью закрыть дверь и только потом позволил себе взглянуть на нее. Волосы Бетти рассыпались по подушке. Она спала сладчайшим сном. На горевшую настольную лампу было накинуто полотенце, и на лицо Бетти падал мягкий оранжево-розовый свет. Она лежала на боку, лицом к нему, обхватив руками смятую подушку, и ее черные как вороново крыло волосы стекали по щекам и обвивались вокруг шеи.

На столике в свете лампы лежала написанная крупными буквами записка, угол которой был прижат основанием лампы. Она гласила: «СПЯЩУЮ КРАСАВИЦУ БУДИТЬ НЕЖНЫМ ПОЦЕЛУЕМ» — и отчетливая стрелка указывала в ее сторону. Брюки, шерстяная кофточка, большая сумка и нижнее белье были аккуратно повешены на спинку стула в ногах кровати. На Бетти была ночная рубашка с бледно-голубыми кружевами, еле видимыми на фоне ее загорелой шеи и плеч. Губы были слегка приоткрыты, густые ресницы опустились плотной завесой над тайнами ее глаз.

Хью разделся, бесшумно двигаясь в сладкой тишине комнаты, и лишь раз на мгновение замер, задев занавески и вызвав легкий звон, но Бетти не среагировала. Он в волнении подошел к ней, но остановился — и медленно, прямо-таки по-воровски опустился на самый краешек постели, чтобы полюбоваться ею, испытывая при этом некоторое подобие вины оттого, что наблюдает за лицом спящей подруги. Предвосхищение обостряло его желание.

С умилением Хью подумал о том, что ему выпало редкое везение. В прошлом августе, когда он начал работать здесь, объем и сложность операций держали его в постоянном напряжении. Но особенно его беспокоило почти полное отсутствие должного административного контроля. Некому было даже ввести его в курс дела. Баклер, непроходимый дурак, ревниво воспринял назначение помощника вопреки его желанию. Хью приходилось определять границы собственных прав и компетенции методом проб.

Трудной оказалась и ситуация с кадрами. Люди добросовестные с радостью ожидали перемен, а жулики переполошились. Некому было довериться, ничьим суждениям нельзя было доверять. Хью начал с вхождения в мельчайшие детали любой операции, касалось ли это постельного белья, бланков пригласительных билетов, приготовления салата, мытья окон, размеров декоративных стекол, униформы для горничных, ремонта и замены мебели. Работал он по пятнадцать — шестнадцать часов в сутки: бродил по этажам, высматривал, делал себе пометки, присматривался к персоналу. Хью знал, что и народ присматривается к нему в ожидании момента, когда он внезапно перестанет быть сторонним наблюдателем и начнет снимать головы с плеч.

Во время своих ночных странствий по отелю Хью и увидел впервые Бетти Доусон. Она работала тогда в баре «Африк» — это, если входить в казино из вестибюля, справа от дверей. Работала Бетти с полуночи до шести утра, давая четыре представления вперемежку с другими исполнителями. Хью нашел, что на ее выступлениях хорошо отдыхает и забывает о заботах, и для него стало привычкой в утренние часы выкраивать время, чтобы посидеть у края бара рядом с небольшой сценой и послушать Бетти. У нее был тихий голос. Своими многочисленными песнями она говорила с публикой. И еще у нее было очень живое и временами комичное лицо. Что интересно, ей самой нравилось радовать зрителей смешными гримасами. Песни ее были двусмысленными, но не переходили грани хорошего вкуса.

Некоторым песням Хью начал отдавать предпочтение и с нетерпением ждал их исполнения. Ему нравились «Печальная Алиса», «Девушки любят моряков», «Девушка из клуба». Казалось, Бетти получала удовольствие от исполнения песен двусмысленного содержания, и Хью задавался вопросом, кто же пишет ей слова, но почему-то обрадовался, узнав, что слова принадлежат ей самой.

Ничем не выдавая своего интереса, он узнал, что Бетти работает в шоу-сервисе «Камеруна», что здесь она два года и что ее комната — третья от его. Так как этим хозяйством заправлял Макс Хейнс, то Хью пришел к очевидному для себя выводу, что между Бетти и Максом существуют какие-то особые отношения — между этим на удивление зловещим обезьяноподобным человеком с гардеробом плейбоя и этой привлекательной женщиной, у которой за фасадом профессиональной шоу-актрисы угадывались черты истинного благородства. Но что это за отношения?

Этот вопрос не давал покоя Хью. Тем временем он вплотную приступил к исполнению своих служебных обязанностей: усилил контроль и требовательность, избавился от одних людей и набрал других. В процессе этой деятельности Хью и понял, что Банни Райсу можно доверять. Как-то утром, ведя с ним разговор о служащих отеля, Хью как бы случайно назвал Бетти Доусон подругой Макса Хейнса. Банни с какой-то болью посмотрел на него.

— Нет, это не то, мистер Даррен. Никогда не слышал, чтобы у Макса был такого рода интерес к какой-нибудь женщине... или мужчине. Может, это я навел вас на ложную мысль. Если Макс и испытывает любовь, то только к кассе казино.

— Вероятно, эта мысль появилась у меня оттого, что мисс Доусон здесь так давно.

Банни пожал плечами:

— Она не такой уж гвоздь программы, но все же имеет свою публику. Потом у нее здесь бесплатно комната, питание. От нее нет никаких неприятностей, она умеет ладить с пьяными посетителями.

— Она здесь так долго и не может получить более удобного времени для выступлений?

— Ей нравится такой расклад, мистер Даррен. Высыпается, успевает захватить солнце, у нее целый вечер до выступлений. Другие артисты, если долго сидят на таком распорядке, начинают ворчать. А Бетти — нет.

— Хм, нашла дом вдали от дома...

— Думаю, она пробудет здесь недолго.

— Банни, вы как-то странно произнесли это.

— Что-то ее здесь удерживает.

— Проклятие! Здесь просто устаешь от постоянных намеков на всякие хитросплетения. Что же ее удерживает?

— Не сердитесь, ничего я не имел в виду. Такое уж тут место, весь город, не только этот отель. Иногда что-то слышишь случайно. Про Бетти Доусон я ничего конкретного не знаю. Но у меня сложилось впечатление, что... она как-то иначе связана с Хейнсом и Элом Марта, и это делает маловероятным ее увольнение — по их инициативе или по ее. Она из хорошей семьи. Да вы и сами, наверное, видите. Говорят, ее отец — врач, училась она в хорошем колледже, некоторое время работала с Джекки Ластером, а все, кто с ним связывался, в конце концов оставались на бобах. Этот человек может снять любую квартиру в городе за свою цену, но никто из артистов, которые его хорошо знают, не может выдержать его общества, если только это не вызвано самой крайней необходимостью.

Хью Даррен сложил потом всю информацию воедино, но это было где-то к концу второго месяца его работы. Они с Бетти кивали друг другу, улыбались, обменивались приветствиями, встречаясь в коридоре, на лестнице, в лифте.

Однажды — это было ранним октябрьским утром — он вышел из своей комнаты, а она как раз медленно направлялась к своей.

— Пора сказать вам спасибо, мистер Даррен.

— За что же?

— За приятные вещи. Маленькие, но заметные. Лучше еда, лучше обслуживание, а вся эта махина стала чище и симпатичнее и внутри, и снаружи. И обслуживающий персонал стал, как бы сказать, лучше относиться к работе. Реже случается, например, когда тебе подают стакан воды или приносят почту с таким видом, будто делают тебе огромное одолжение.

— Не знал, что это становится заметным. Я нахожусь так близко ко всему этому, что мне самому не видно.

— О, еще как заметно! И это замечательно. Потому что жизнь здесь становилась похожей... ну, как в палатке за городом или на сборных пунктах для пострадавших от стихийного бедствия. Вы настоящий профессионал, мистер Даррен. — Бетти улыбнулась ему. — И знаете, что мне больше всего нравится?

— Что же?

— Как вы ходите по отелю. Без спешки, суеты. Легким шагом, с улыбкой.

— Стараюсь делать вид, что я не зануда какой-нибудь.

Она зевнула:

— Извините. Я терпеть не могу этих менеджеров, которые носятся туда-сюда как угорелые, машут руками, суетятся. А вы при вашей нервной работе остаетесь спокойным.

— И за это вам спасибо, мисс Доусон.

— Если вы не боитесь, что персоналу это покажется излишней фамильярностью, то зовите меня просто Бетти, мне так было бы удобнее.

— А вы меня — Хью, если вам угодно.

— Хью — это когда мы встретимся в коридоре. А перед строем — мистер Даррен, сэр.

— Мне нравится, как вы работаете на сцене, Бетти.

— Я знаю, что нравится.

— Откуда?

— Смеетесь в нужных местах. И часто приходите. Так что это не секрет. Спасибо, Хью, за добрые слова. А сейчас, если через... семьдесят одну секунду я не упаду в постель, то свалюсь прямо на пол. У меня время точно расписано. Вам — доброе утро, а мне — спокойной ночи.

С тех пор с ней стало очень легко разговаривать, легко и настолько приятно, что Хью даже кое-что сдвинул в своем расписании, чтобы встречать Бетти чаще. Он узнал, когда ее можно было застать у бассейна, или в кафетерии, или за обедом в Малом зале. Работал Хью напряженно и в одиночку, и Бетти была единственным человеком, с которым он мог поговорить по душам. Он заметил, что она наблюдательна, и это ему пригодилось, чтобы проверить свои выводы относительно некоторых служащих отеля. Для него было откровением, что Бетти так много знает о личных проблемах и семейных делах барменов, посыльных, официанток, ведь у нее, казалось, нет времени для этого. Хью объяснил себе это тем, что Бетти излучала столько душевного тепла и так располагала к себе людей, что, даже не желая того, вызывала их на откровенность. Хью и себя поймал на этом.

К Рождеству их дружба окрепла. Весьма вероятно, что этим все бы и ограничилось, но Бетти внезапно показалось, что Хью выглядит усталым и разбитым. В ночь со среды на четверг она бывала свободна от выступлений и уговорила Хью тоже взять в четверг выходной, однако весь свой план держала в секрете. Они двинулись в путь на ее стареньком «моррисе» ранним утром седьмого января. Бетти произносила название своего автомобиля так, словно речь шла не о машине, а о живом человеке. На заднем сиденье стояла большая корзина с продуктами. Они проехали миль тридцать по шоссе и затем свернули в сторону, на такую плохую проселочную дорогу, что маленький автомобиль стонал и кряхтел на каждой кочке и выбоине, и оказались на выжженной солнцем местности. Утро было чистым, ясным и каким-то ослепительно молодым.

В местности, где по непонятным причинам даже самый последний сарай, населенный крысами, строили из привезенного издалека дерева, они остановились. Дорога обрывалась у дома из красно-коричневого местного камня. Маленький домик красиво смотрелся на фоне небольшого холма.

Бетти достала ключ от грубо сколоченной тяжелой двери. Чувствовалось, что здесь она ощущает себя хозяйкой. Возле большого камина были сложены дрова. Рядом с домом, в глубоком колодце, находился насос, приводимый в действие бензиновым мотором. Внутри был газовый баллон для маленькой печки и холодильника, а также керосиновые лампы.

Дом состоял практически из одной большой комнаты — тут и гостиная, и спальня, и кухня в углу — и крошечной ванной. Бетти определила Хью на вспомогательные работы. Когда подготовка была закончена, она посмотрела на Хью и с чувством гордости за этот славный приют произнесла:

— Видите? Все, как у настоящих отшельников.

Она стояла и улыбалась ему. На ней были обтягивающие фигуру бледно-голубые джинсы, белая ворсистая шерстяная кофта без воротника, мягкие ботинки для пустыни. Ее черные волосы были собраны сзади в «конский хвост» и перехвачены толстым белым шнурком. Зеркальные солнечные очки делали глаза невидимыми.

— Это в десяти тысячах лет от «Камеруна», — заметил Хью.

— Следовательно, это именно то, что нам нужно, дорогой мистер Даррен. Вначале будет небольшой завтрак, а вы разожжете огонь, здесь прохладно, потом — прогулка по местам, которые я знаю, потом — опять сюда и немного вина, далее обед на свежем воздухе и легкий сон для тех, кто устанет, еще немного вина и последнее застолье; немного посидим у камина, а там, по темноте, обратно к будням, работе, запаху денег. Но до этого я постараюсь вас вытащить из вашего ежедневного состояния, честное слово.

И ей это удалось. Они были одни в море тишины, которая только и давала настоящее отдохновение. Обеденный стол они вытащили на солнце, в защищенное от прохладного ветра место. Ели как волки. Потом разговаривали, немного вздремнули: Бетти — на кушетке у камина, а Хью — лежа поверх одеяла в широкой глубокой кровати.

После обеда, сидя перед камином на индийском ковре, Хью тогда спросил:

— Я вижу, вы добровольно не хотите давать информацию и ждете моего вопроса. Но, если это секрет, я молчу. Скажите только: этот дом ваш?

— Я странным образом считаю, что да, Хью. — Голос Бетти был мягким и задумчивым. Она сидела, обхватив колени и положив на них подбородок, и смотрела на огонь и раскаленные угли, слегка нахмурив брови. — Вообще-то это дом Мэйбл Хасс, старой, малограмотной, неопрятной женщины. Малограмотна она в смысле книг. У нее небольшой мотель в Вегасе, притон наркоманов на старой улице города, зажатый с одной стороны мебельным магазином, а с другой — большой фирмой, название которой преследовало меня, потому что светило прямо в мое окно всю ночь напролет. Это был дешевый номер, самый дешевый, какой я могла найти, а я была совсем на мели, Хью. На мель человек попадает — в Вегасе или еще где — не потому, что тебя выбросил туда жестокий мир, а по собственной инициативе. Хочешь чего-то найти, а в итоге помогаешь каким-то мерзавцам пустить себя по миру. Это нелегко понять, легче винить всех и вся.

— Я опущу неприятные подробности, — продолжала Бетти свой рассказ, — скажу только, что Мэйбл, не могу понять почему, долго позволяла мне жить в кредит. У меня был только один путь выбраться из ужасной ситуации, в которой я оказалась, но при одной мысли об этом у меня щемило сердце. Мне становилось страшно. Хотя это происходило со мной и недавно, я была тогда значительно моложе, чем сейчас. Жила во мне дурацкая гордость, которая и думать не позволяла позвонить отцу в Сан-Франциско и попросить о помощи. В общем, я уперлась в своей гордости, сказала себе, что таков, мол, мир, и шагнула в открытые двери, которые специально для меня и распахнули. Это было куда хуже, чем я ожидала, Хью. Нельзя романтизировать зло.

Мои проблемы решились, что называется, одним махом. Но я попала в такую жестокую переделку, что и представить себе невозможно. Я не знала, что делать, мне хотелось умереть. Не знаю почему, но я приползла к Мэйбл. Я подумала тогда, что прежние мои проблемы были ничто по сравнению с новыми. Двадцать часов я провела в оцепенении, а потом эта женщина, не тратя лишних слов, загрузила меня и несколько коробок с едой в свой старый автомобиль, привезла сюда и оставила одну. Мэйбл проявила какую-то особую мудрость, Хью. Здесь то одиночество, которое тебе нужно, когда хочешь прийти в себя после того, как совершил жестокую ошибку.

Она оставила меня здесь на пять дней, а когда вернулась за мной, я уже пришла в себя. А дом этот построил муж Мэйбл. Им здесь было хорошо. Муж умер. Она никогда не хотела ни продавать, ни сдавать дом, но сама не хотела проводить здесь время. Мэйбл знала, что мне это поможет, понимала, что мне по-прежнему необходимо время от времени приезжать сюда, чтобы приходить в себя, и разрешила мне делать это. Время от времени я приезжаю к ней и рассказываю, как живу. Это первый раз, когда я привожу сюда кого-то.

— Это делает мне честь, Бетти.

Она повернула к нему лицо и улыбнулась:

— Конечно! Будете хорошо вести себя, когда-нибудь, может, снова привезу.

— Один такой день снимает недельную усталость.

— Я знаю.

Бетти спокойно смотрела на него, и именно в эти долгие мгновения их отношения изменились и стали чем-то еще, что, пожалуй, и не входило в их планы. У него было вполне нормальное физическое восприятие ее как красивой и желанной женщины, но это восприятие было объективного и как бы абстрактного свойства. Он мог бы с таким же успехом восхищаться и другой женщиной, наделенной такими же достоинствами. А теперь в его восприятие вошло нечто личное и волнующее, вызывая сильное и отчетливое желание. Разлуки стали непереносимыми, в отношениях между ними появилось чувство неловкости, которое становилось слишком ощутимым...

Хью давно понял, что его привычка к воздержанию вовсе не свидетельствует о природной холодности или пониженной возбудимости. Свою неизрасходованную энергию он переключал ни работу, гоняя себя еще сильнее на дополнительном топливе. Многие холостяки в его ситуации, при таких возможностях пустились бы, он знал, гулять напропалую, но Хью подозревал, что подобные мужчины испытывают хорошо скрытые сомнения насчет своих качеств и поэтому нуждаются в постоянном подтверждении своего «хочу» и «могу». У Хью не было полной убежденности в том, что воздержание оправданно. Временами и он, естественно, не пренебрегал легкими и заманчивыми победами. Но в нем жил идеалист, которому случайные эпизоды не доставляли радости. Этот самый идеализм помешал ему в двадцать пять лет вступить в брак, когда было уже все решено, и в его душе поселился скептицизм, который вряд ли можно было назвать здоровым...

В эти долгие мгновения они смотрели друг другу в глаза при свете камина... Вдруг в ночи под усыпанным звездами небом раздался отдаленный, дрожащий, полный отчаяния вой койота. Бетти поежилась и проворно вскочила на ноги:

— Все, сложились и поехали, Хью.

Их отношения перешли в новое, нечетко выраженное измерение. Что-то им стало мешать. Хью почувствовал это сразу, на обратном пути, это ощущение не покидало его и в последующие дни. В разговорах между ними стали появляться маленькие и странные пустоты и недоговоренности, будто они начали общаться на новом, не требующем слов уровне.

Они приезжали в этот домик в пустыне в том же январе, в феврале — только раз, потому что Хью был очень занят, потом им удалось выбраться на десятый день марта, который стал, по ее выражению (правильному ли?), днем расплаты. Они предпринимали все разумные предосторожности, чтобы хранить свои экскурсии в секрете. Чувствовали, что среди персонала отеля начали гулять сплетни, — явление неизбежное в замкнутом человеческом коллективе любого большого отеля, — но справедливо рассудили, что сплетникам надо давать как можно меньше фактов.

В тот десятый день марта, на редкость ветреный, напряжение между ними возросло настолько, что стало очевидным для обоих. Они знали друг друга семь месяцев. И это произошло не от случайного прикосновения или полуслучайного неловкого движения. Это было где-то после обеда. Хью принес в дом охапку дров и подтопил камин. Он стоял и смотрел, как огонь набрасывается на свежие поленья. Внезапно Хью почувствовал, что Бетти затихла, и взглянул в «кухонный конец» комнаты. Он увидел, что Бетти стоит и смотрит на него своими широко открытыми синими глазами. На ней были белый жакет из мягкой кожи, темные широкие фланелевые брюки и желтый шелковый шарф.

Бетти расправила плечи и решительной походкой направилась к нему. Подойдя, положила руки ему на плечи и заглянула в глаза. При этом голову она склонила набок, а на лице ее застыло странное выражение.

— Как говорил один пассажир в поезде из Минска в Пинск, может, тут что-то не так с этой любовью?

— Я не хочу ничего, чего не хочешь ты, Бетти. И хочу того, чего хочешь ты.

— А я есть и остаюсь в лучшем смысле этих слов искренне ваша, ваш друг Бетти Доусон.

Он нежно взял ее за тонкую, гибкую талию:

— Столь же искренне ваш, Хью Даррен. И подпись.

— Позволь мне сказать, как я это вижу. Ты мне очень нравишься. Я отдаю себя этому чувству, и пусть это будет нам на радость. Пусть это будет ко взаимному удовольствию, без эгоизма и трений, Хью. Пусть будет уважение и гордость за то, какие мы есть, и пусть никто из нас не считает другого своей собственностью и не довлеет над ним, ведь мы уже давно выросли и не нуждаемся в этом.

— А так может быть, Бетти? Это возможно?

— Не знаю. Но если нет, то наша близость станет чрезмерной, как у других. Если это начнет переходить во что-то другое, о чем никто из нас и не думает, то лучше сейчас прикончить это прекрасное создание и закопать его поглубже.

— Согласен, конечно. Но тебе не кажется, что такой расклад больше подходит для мужчины?

— Для мужчины, для женщины... Не будем, дорогой друг, сортировать себя по половым признакам. Мы — Хью и Бетти, и нет таких правил, которые запрещали бы нам составить собственные. Теплая комната, губы, которые хотят, чтобы их целовали, а эти маленькие круглые штучки — это изобретение называется пуговицами — поддаются рукам умелого мужчины. А это — «молния» и кнопки и прочее, что не составляет проблемы, а вот эта вещь — деревенская кровать. Мои колени, кажется, готовы подогнуться в любую секунду, и сердце замирает, как от испуга. А если ты хотел встретить скромное, застенчивое создание, то ошибся дверью. Но у меня такое ощущение, что мы ждали достаточно долго.

С этого момента, четко определившего их отношения, они пошли по нарастающей. Им становилось все лучше вдвоем в той степени, в какой они, как способные ученики друг друга, старались больше дать, чем взять, и это совсем не походило на их прежний опыт.

...Он сидел рядом с ней, спавшей глубоким сном в его постели, и думал о месяце с небольшим их новых отношений. Они не стыдились своих маленьких заговоров, чтобы использовать любую возможность побыть вместе, но это не выходило за рамки пристойного. Если выпадали часы, они принимали их с радостью, если минуты — то довольствовались и минутами. Хью понимал, что они одержимы влечением и тут ничего не поделаешь, но отдавал себе отчет и в том, что их отношения ничем не запятнаны. Они лукаво подсмеивались друг над другом, иногда шутки были на грани допустимого. Где-то в глубине души пряталось маленькое чувство вины, которое они предпочитали не замечать. Сладостные излишества не преуменьшили постоянную живость Хью и не мешали его работе. Напротив, у него значительно окрепло чувство уверенности в себе и своих способностях. Работа шла легче. И когда ему доводилось бывать на выступлениях Бетти, он видел, что то же происходит и с ней.

«Как было бы здорово, — думал он, — если бы она всегда была здесь, если была бы рядом, куда бы я ни направлялся. Э, парень, это не то, чего она хочет, тебе же было сказано. Мы определили границы, и, если ты попытаешься превратить ее в свою собственность, она окажется в одно мгновение недосягаемой для тебя и этот проклятый мир вокруг сразу потускнеет».

Хью привстал, приподнял край одеяла и скользнул под него, оставив горящим слабый свет, потом нашел своими губами ее губы. Почувствовав, что Бетти просыпается и руки ее потянулись обнять его, Хью немного переменил положение, постаравшись устроиться так, чтобы ощущать все ее тело. Он расслабился, прижавшись к этой ароматной, теплой, шелковистой женщине, тело которой податливо отвечало на медленные поглаживания его рук, дыхание учащалось, а руки становились все сильнее...

Бетти уткнулась в его шею, и по тому, как поднимается и опускается его грудь, поняла, что он заснул. Удары сердца, еще недавно такие частые, стали медленными, тяжелыми и успокаивающими.

— Дорогой мой, дорогой, дорогой, — произнесла она самым тихим шепотом и почувствовала, как слезы хлынули из глаз.

С каждым разом все лучше и лучше. И это хорошее непременно должно плохо кончиться, потому что другого исхода быть не может, вот ты и плачешь, Бетти. Она задумала, что в этот раз возьмет себя в руки и постарается дать своему любимому такую законченную радость, какой не было до этого. И в тот момент, когда Бетти считала, что ей это удалось, убивая усилием воли страстные порывы собственной плоти и пытаясь усладить Хью притворными доказательствами того, что он подвел ее к завершению одновременно с собой, вдруг ворвалась рычащая, ослепляющая правда чувства и опрокинула притворную картину и невыносимо долго еще не могла иссякнуть; уже потом Бетти показалось, будто ночной прилив несет ее к берегу, бесформенную, беспомощную и недовольную собой за свою податливость и неспособность воплотить задуманное.

— Мой дорогой, мой любимый, — шептала Бетти, уткнувшись в шею Хью и не пытаясь сдерживать слез, медленно и безостановочно выкатывавшихся из глаз. Когда слеза попадала на губы, она доставала ее кончиком языка, ощущая ее соленый привкус.

"Папа, бывало, говорил: собери, мол, их в бутылку. И давал пузырек из-под лекарств. Я подставляла его под слезы, но они к этому времени прекращались.

Не люби меня, Хью, не надо. Дай мне любить тебя. Меня ждут неприятности. Я готова к ним. Ты стоишь большего, чем любить ту, кем я стала. Пусть сон твой будет глубоким, дорогой. Пусть я тебе приснюсь, но только чуть-чуть. Так, какой-нибудь маловажный сон. Такого же сна я желаю тебе спустя много времени, далеко отсюда, в твоем розовом отеле на Перцовом рифе. Ты женишься, и твоей жене не надо будет знать о пустяковых снах, которые приходят к тебе иногда в тишине багамских ночей. Пусть тебе является в снах девушка, которую ты когда-то знал. Господь дал мне неиссякаемую силу никогда не клясть тебя, мой дорогой, и не ненавидеть за то, что ты встретился мне слишком поздно".

Слезы катились по лицу Бетти, пока она не погрузилась в сон.

Глава 4

Тэмпл и Викки Шэннард из города Нассау, остров Нью-Провиденс, Багамы, прибыли в отель «Камерун» в пятницу пятнадцатого апреля в четыре часа дня. У службы регистрации в это время была запарка. Люди приезжали и уезжали. Рассыльные носились со своими багажными тележками на резиновом ходу. Некоторые уже прошли формальности, другие дожидались, чтобы их обслужили. У длинной стойки сгрудилась масса вновь прибывших.

Викки спокойно стояла с багажом в стороне от толкотни, рядом с низкой стенкой, которая одновременно была местом бурного произрастания чудовищно огромных растений с широкими листьями. Тесный вестибюль был футов на пять выше уровня казино, и, дожидаясь, пока Тэмпл придет за вещами, Викки смотрела через танцевальный зал на затемненное казино, уставленное рядами игровых автоматов. В той стороне стоял несмолкающий металлический грохот, издаваемый, как она поняла, действующими автоматами. Футах в сорока Викки заметила пожилую женщину, исполнявшую необычный ритуал. Она и одета была нелепо — ярко-красный свитер, голубая юбка, слишком короткая для нее, конусообразная китайская шляпа ядовито-зеленого цвета. Тонкие старческие ножки еле держали женщину, когда она, опустив монету в автомат, свирепо дергала за рычаг обеими руками. Потом она каждый раз поворачивалась к автомату спиной, напряженно ожидая выигрыша. Монеты она держала в бумажном стаканчике.

«Поразительно, — думала Викки. — Что за странное занятие для пожилой женщины! Интересно, здесь ли она остановилась? И что так настораживает в ней? Скорее всего, этот неистовый ритуал. Думаю, мне здесь не понравится».

Викки Шэннард шел тридцатый год. Роста в ней было пять футов с дюймом. Этот маленький очаровательный воробышек, эта бело-розовая аппетитная булочка умом была небогата, но весь он служил ее самосохранению, ее практическим целям, в достижении которых Викки была упорна, как танк.

Она стояла в сторонке важная и торжественная, как ребенок, выряженный на праздник. На ней были весьма легкомысленная шляпка, сдвинутая на замысловатое и дорогое сооружение из светлых кудрей в древнегреческом стиле, сшитый по заказу бежевый шерстяной костюмчик с Бэй-стрит, улица в Сан-Франциско, маленькое манто из тюленьего меха из Монреаля, туфельки крокодиловой кожи из Рима, в руках она держала сумочку из Парижа. На кругленьком симпатичном личике Викки без каких-либо следов жизненных бурь, с намеком на двойной подбородок и глазами, будто из голубого фарфора, было как бы написано: «Любите меня, пожалуйста». Сшитые на заказ костюмы не совсем шли ей, но Викки их обожала. При ее высокой груди трудно было сшить жакет, сделать отвороты, расположить пуговицы, а нижняя часть тела своими округлостями создавала портным немало проблем, чтобы посадить юбку.

Весьма немногие люди способны совершить столь длительное путешествие, как Виктория Перселл, дитя Йоркских трущоб на севере Англии, не знавшая отца дочь «полубезработной» проститутки, к которой, по детскому разумению, приходило непонятно много «дядей». К тринадцати годам Викки на собственном опыте знала о грязной изнанке жизни больше, чем основная масса женщин слышала о ней. Были и изнасилование, и срок в исправительном доме, и недоедание, и дикие побои. Своими глазами она видела убийство.

Но для Викки все это было ничем иным, как цепочкой досадных неприятностей и незначительных помех на пути к будущему богатству и положению. Она не представляла себе точно это будущее, зная, что оно не рядом и что если она будет все время в движении, то приблизится к нему. В пятнадцать она называла себя Викки Вейл и в лондонском подвале изображала раздевающуюся на публике Алису из Страны Чудес. Она выходила в сатиновом платьице с оборочками и бантиками, распустив длинные светлые волосы, и начинала выводить своим писклявым голоском неприличные песенки, потом в медленном темпе раздевалась догола. В перерыве между выступлениями она продавала сигареты и подбивала клиентов на угощение.

В семнадцать под именем Викки Морган она выступала в клубе «Танжер», но пела редко, как и подобает любовнице владельца, толстого и доброго человека, наполовину турка, наполовину египтянина который использовал ее также в качестве курьера в незаконной перевозке контрабандного золота. В двадцать это была Викки Ламбет, работающая в клубе на южноамериканском побережье в тридцати пяти милях от Монтевидео. Она провела там весь тот летний сезон, оказавшись на мели после того, как человек, с которым она приехала в эти места, умер во сне; это произошло в одном из лучших апартаментов отеля «Ногаро». В конце сезона Викки покинула Уругвай на океанской яхте богатого бразильца. Это стало началом ее растянувшегося на три года международного турне, во время которого она познакомилась с достопримечательностями Ривьеры, Акапулько, Калифорнии, Флориды, Багамских островов. Причиной перемены мест служили либо прихоть, либо окончание сезона. Она научилась быть настолько покладистой и обходительной, что меняла партнеров, минуя всплески ревности или гнева у кого бы то ни было.

Чуть более шести лет назад она была гостем на яхте из Галвестона, бросившей якорь в водах Бимини. На борту яхты проходил прием по случаю открытия теннисного турнира, и Викки была в некотором роде неофициальной хозяйкой на нем. Но тут из Нового Орлеана прилетела привлекательная подруга владельца яхты, и Викки была смещена со своего поста. Ситуация сложилась щекотливая. Викки уже начала было подумывать, не послать ли куда несколько тщательно составленных телеграмм, которые помогли бы ей получить нужные приглашения, как в ее жизнь вошел Тэмпл Шэннард. Его привел с собой на прием один из знакомых. Викки тогда было двадцать четыре, а ему — сорок четыре. Он пришел из Нассау в одиночестве на своем построенном на Абако двухмачтовике, легком и красивом суденышке. Викки узнала обо всем моментально — сказалась многолетняя практика.

За два года до этого в результате несчастного случая Тэмпл стал вдовцом. У него было двое детей, которые учились в колледже в Штатах. Тэмпл переселился на Багамы, располагая небо сколькими тысячами долларов плюс оптимизмом, помноженным на предприимчивость. И у него пошло. По стандартам улочки, где родилась Викки, он был богачом. Конечно, техасец — владелец яхты, на которой они встретились, — мог бы сорокакратно купить Тэмпла с его состоянием, не ощутив при этом значимости собственных расходов. Но Викки к этому времени понимала, что при перемещении все ценности приобретают относительный характер.

Тэмпл Шэннард был одиноким мужчиной, ей нравились его манеры и внешность. У него было загорелое, обветренное и несколько грубоватое лицо, которое очень оживляла часто появлявшаяся улыбка. Он был невысок, крепок и широкоплеч, двигался с юношеской легкостью и собранностью. Тэмпл относился к особому сорту людей, которым надо кого-то опекать и защищать. Он ощущал эмоциональную пустоту, если рядом не было человека, которого он любил бы.

Скоро они уже гуляли по узким дорогам ночного Бимини, держась за руки. Для Викки это был тот случай, которого она ждала, и ждала очень. Тэмпл ей действительно нравился, и она не чувствовала за собой вины из-за того, что стала демонстрировать Тэмплу наигранную любовь. У нее было свое чувство справедливости, она знала, что не пойдет на такую сделку, в результате которой он был бы обманут в своих надеждах и желаниях. Викки отдавала себе полный отчет в том, что является желанной гостьей в домах, на ранчо, виллах и яхтах богатых бодрячков лишь благодаря своей молодости, великими трудами достигаемой свежести и деланной восторженности и что все это пройдет с ужасающей быстротой. Карьера профессиональной гостьи — самая ненадежная из всех. Пора было выходить из игры с выигрышем.

Тэмпл Шэннард настолько благоговейно относился к ней, что она сочла необходимым форсировать события. Она охотно устроила перепалку со своей «сменщицей» из Нового Орлеана, так что на яхте ей делать было нечего. Налет безысходности, правдоподобный рассказ о себе — и Тэмпл был тут как тут, чтобы прийти ей на помощь и взять с собой вместе с десятью чемоданами дорогого багажа.

Естественно, он направился в Нассау, в свой большой дом у моря с верандой, тропической растительностью в саду и маленьким штатом прислуги, в дом, который был слишком велик для него одного. Бумаги Викки оказались в крайнем беспорядке, но у Тэмпла имелись друзья среди местной администрации, которые без промедлений выправили их, так что через три дня после прибытия Викки и Тэмпл смогли пожениться. Свадьба была на славу, к Викки все относились весьма дружелюбно и с той долей скептицизма, какой она и ожидала.

Май прошел в свадебном путешествии под парусом на его «Ветреной девушке». Викки научилась разбираться в такелаже, манипулировать фалами, читать море, ориентироваться по буям и вешкам. Она установила для себя, что наконец нашла то, что не без доли самонадеянности искала все время.

Она понимала слабые места своего положения. Знала, что никогда не будет принята как равная в лучших домах Нью-Провиденса. Будь она даже из высокого сословия, брак с американским иммигрантом создавал для этого непреодолимый барьер (Багамские острова — бывшая колония Великобритании).

Помимо написанного пером в брачном контракте, Тэмпл дал ей устные заверения в том, что у нее будет хороший дом, прислуга, круг добрых друзей, открытый счет в хороших магазинах, поездки по интересным местам и гарантия самых нежных чувств с его стороны. Если же эти факторы изменятся, то их контракт будет пересмотрен и приведен в соответствие с ее требованиями. Она же сможет жить тогда по собственному усмотрению во всех отношениях.

Викки считала, что это хорошо и для самого Шэннарда. Он приобрел в конце концов молодую, пышущую здоровьем жену. Вместе с ней он получил и выдуманную историю ее жизни. История была достоверной, интересной и не поддавалась проверке. Викки жила с этой историей достаточно долго, и было исключено, что она когда-нибудь вступит в противоречие сама с собой. До вступления в брак она сочла необходимым честно сказать Тэмплу, что не может иметь детей, но этот факт не имел для него значения.

Викки знала, что будет ему верна и преданна. Будет помогать ему в работе, насколько сможет, будет следить, чтобы он правильно питался, делал физические упражнения и не пил слишком много, ухаживать, если он заболеет, и всегда из уважения к нему будет контролировать свое настроение. Она узнает, что нравится мужу как интимному партнеру, и станет такой, как ему хочется. Викки понимала, что будет дорого ему обходиться, но не потребует больше того, что он сможет ей предоставить.

Викки было известно, что мир полон жен, дающих своим мужьям значительно меньше.

Будь Викки одарена большим воображением, большей чувствительностью, ее прошлое оставило бы в ее душе и на ее внешности настолько заметный след, что его невозможно было бы скрыть никаким притворством. Но она была до мозга костей реалисткой, причем редкой разновидности. В тайниках ее памяти скопилось много грязного мусора из черных дел, извращенных поступков и ужасных обязательств. Равнодушный окружающий мир делал с ней, что хотел. И когда дело подошло к замужеству, Викки прошлась по этим тайникам по-хозяйски споро, с веником, совком и чистящим порошком, собрала всю грязь в мусорный ящик, который выволокла на обочину дороги, чтобы рабочие увезли его. Потом сполоснула руки и с чувством выполненного долга вступила в брак.

Таким образом, Тэмпл Шэннард, навсегда отгороженный от правды, от которой у него подогнулись бы колени, обрел молодую, симпатичную, преданную жену, лишенную каких-либо отпечатков чужих пальцев. У Викки был поразительно ровный характер. Она обладала изобретательностью котенка, здоровьем доярки, старалась выглядеть и действовать так, чтобы муж получал от нее максимум удовольствия. Викки избавилась от печати, наложенной на нее средой, где она выросла, переняв манеры и внешность того высокого окружения, в котором ей довелось вращаться впоследствии.

За время медового месяца Викки сделала из Тэмпла нового человека. К нему вернулась молодость, которая, казалось, ушла было навсегда. Он снова стал тем давним юношей, который, сидя у руля, во весь рот улыбается своей юной подруге. Тот юноша в майские лунные ночи, поставив яхту на якорь в заливе тропического острова, засыпал в крошечной каюте в сладких объятиях молодой жены, и его седеющая голова покоилась на ее прекрасной груди...

Они хорошо прожили шесть лет, и теперь, стоя в вестибюле «Камеруна», Викки почувствовала, как в ней зашевелился страх, как будто какое-то маленькое шершавое существо не может успокоиться в кармане рядом с сердцем. До замужества она никогда не ощущала такого рода страха. То были времена напряженного составления ближайших планов и тщательного взвешивания вариантов, но Викки никогда не сомневалась в том, что все будет как надо. Но за последние шесть месяцев она лишилась уверенности в себе, и ей не нравилось это состояние. Впервые это повлияло на те негласные обязательства, которые она приняла на себя перед замужеством. Нет, дело тут было не в сценах и ссорах. Слегка изменился общий спектр их брака. Как будто она каждый день писала яркую, радостную картину любви — и вдруг все краски поблекли, перестали быть чистыми и отчетливыми, запасы тоже истощились, и негде взять новые.

Последнее время Викки стало казаться, что они с Тэмплом говорят друг другу заученные слова роли в пустом театре...

Подошел служащий с тележкой, а с ним Тэмпл, в бледно-голубой куртке, белой рубашке и с неизменной серой шелковой бабочкой. Двигался он, как всегда, стремительно и энергично. Тэмпл улыбнулся ей, и на его загорелом мужественном лице моряка заиграли морщинки, особенно у глаз. Коротко стриженные волосы Тэмпла стали скорее белыми, а не серыми, как прежде, у левого глаза появился нервный тик, который обнаруживал себя в стрессовых ситуациях и сам по себе очень раздражал его.

— Все готово, дорогая, — сказал он, — пойдем. Еще раз, сынок: какой у нас номер?

— Восемьсот третий, сэр. Прошу вас за мной.

— А где Хью, дорогой?

— Его ищут, чтобы сказать, что мы приехали, Вик. Он же все-таки не в регистрации сидит.

— Да, конечно.

Поддерживая ее под локоть — это Викки нравилось, — он ввел ее в лифт. Они хорошо смотрелись: крепкий, загорелый, уверенный в себе джентльмен с видом прирожденного покровителя сопровождает свое маленькое дорогое украшение — жену, бросая на нее время от времени внимательный и восторженный взгляд, который выражает гордость, счастье и преданность.

Войдя в номер, Викки сразу же принялась за его осмотр. Ее всегда очень интересовало, в каких условиях она будет жить. Она оценила размеры апартаментов, обстановку, отделку, удобства, взглянула на широкие окна, из которых открывалась яркая панорама вытянувшегося лентой города, а дальше — низких молчаливых гор. Все в номере было новым и свежим — значит, недавно был ремонт. На полу стояли вазы со свежими цветами, на столе — большая чаша с фруктами и сладостями, бутылка в ведре со льдом, а рядом на подносе — три сверкающих бокала. На горлышке бутылки висела бумажка, на которой карандашом было написано: «Не трогать». Викки заглянула в ванную, которая сгодилась бы и султану, потрогала буклированные драпировки песочного цвета и произнесла:

— Здесь весьма симпатично, а?

Тэмпл дал чаевые и, когда дверь закрылась, подошел к Викки и нежно поцеловал ее в кончик носа.

— Красный ковер, мышка. С трубами, барабанами.

— Знаешь, очень уж большой. Зачем нам такой, мой дорогой?

— Что это на тебя приступ экономии нашел, Вик? — улыбнулся он ей. — Ты меня удивляешь, я столько лет знаю твои привычки.

— Я, конечно, не хочу чего-то дешевого и маленького, Тэмпл, но этот номер намного больше, чем нам нужно. Вот что я имела в виду.

— Предоставь это мне, пожалуйста. — Тэмпл еще улыбался, но в его тоне послышалась резкость. — Это продиктовано деловыми соображениями.

— Ну конечно, мой дорогой. Я тогда разберу вещи, да?

— Разбери.

Хотя они взяли с собой много багажа, но ящичков и шкафчиков здесь было столько, что Викки не смогла даже все их использовать. Разложила она все аккуратно — чувствовался опыт. Расставив свою косметику, Викки достала во что им переодеться после ванной. Временами она посматривала в гостиную, где Тэмпл читал газету.

Из приемника у изголовья кровати, включенного по приходе служащим, зазвучала «мыльная опера», и Викки переключила его на другую станцию, где была шумная латиноамериканская музыка, и сделала звук достаточно громким, чтобы он долетал до гостиной, но не настолько, чтобы он помешал услышать раздавшийся стук в дверь.

Хью поймал себя на том, что улыбается от предвкушения удовольствия. Он в это время широкими шагами мерил коридор, спеша к номеру, который припас для Шэннардов. Тэмпл, совладелец отеля в Губернаторской гавани на острове Эльютера, пришел на помощь Хью Даррену в самый критический момент его карьеры. Он не только отвел от Хью прямую угрозу, но сумел сделать так, что у Хью освободились руки на будущее. Они стали друзьями. Но Тэмпл и Викки никогда не пытались взять Хью под свою опеку. Он ходил с ними на яхте, иногда крепко выпивали вместе, он останавливался в их доме в Нассау.

Тэмпл открыл дверь, и Хью попал под громкие и продолжительные приветствия. Викки торопливо вышла из спальни и подставила щечку для поцелуя. Все начали говорить одновременно, потом все сразу остановились, потом снова заговорили втроем — и рассмеялись.

Викки сказала, что у Хью поразительно здоровый и счастливый вид. Тэмпл отметил, что у него на лице написано дурацкое самодовольство от успеха. Хью сказал им, что они оба выглядят превосходно, и постарался придать своему голосу максимальную убедительность. Ибо никто из них не выглядел, как раньше. Хью почувствовал напряженность между супругами. Их приветствия показались ему натянутыми, и, что его особенно обескуражило, он ощутил холодное, убивающее дыхание отчужденности.

— Это что еще за «не трогать»? — спросил Тэмпл.

— Ясное дело, об этих чудесных цветах он и слова не скажет, — заметила Викки. — Если жалобы, то только насчет вина, жадина несчастный.

— Не трогать — пока я не приду, — сказал Хью. — Но я здесь. — Он взял бутылку и показал им этикетку. — Разумеется, шампанское.

— Ну, мальчики, у вас и привычки! — воскликнула Викки. — Шампанское — в такое время дня!

— Какой город — такие и привычки, — ответил Хью, скрутивший уже проволоку и принявшийся за пробку. Она ударила о потолок и упала в низкое кресло у окна. Чокнулись.

— За старых друзей, за старые времена, за старые места, — сказал Тэмпл.

Они выпили, улыбнулись друг другу и прошли к стоявшим в стороне низким светлым креслам. Тэмпл рассказал Хью новости с Багам, накопившиеся после его отъезда, о строительстве новых отелей и других сооружений для туристов, продолжающемся неимоверном росте цен на землю.

Когда шампанское было выпито, Викки встала:

— Самолет совершенно умотал меня, друзья. Я последние дни выгляжу как старый чемодан, так что мне хочется в тазик с горячей водой и соснуть под шампанское. Не будет ли кто из джентльменов столь любезен поднять меня с постели, когда дело дойдет до праздника?

— Это у них так на родине выражаются, — с нежностью произнес Тэмпл. — О да, как же, мы непременно разбудим тебя.

Она с наигранным высокомерием посмотрела на их улыбающиеся лица:

— Вы оба вечно Бог знает что говорите о женщинах, дорогие. — И, подмигнув им, Викки удалилась в спальню, закрыв за собой дверь.

— Замечательная девочка, — сказал Тэмпл.

— Лучше не найдешь.

— У тебя есть время поболтать или надо идти по делам, Хью?

— Это заведение работает практически круглые сутки. Я и живу здесь, Тэмпл. Они знают, где я сейчас, и кто-нибудь докричится до меня в случае необходимости. Так что я и в данный момент на работе. Только вот разговаривать при пустом стакане не могу. Бурбон?

— Превосходная мысль.

Хью заказал по телефону бутылку и все что положено и вернулся в кресло.

— Тут у тебя до чертиков работы, — сказал Тэмпл.

— Персонала четыреста шестнадцать человек, не считая персонала казино, ну и артистов, конечно. Здесь был такой развал, Тэмпл, столько времени у меня ушло, прежде чем я почувствовал, что ситуация меняется. Работать приходится как лошади, но и платят очень даже хорошо — так хорошо, что я приеду к тебе за этим займом на строительство быстрее, чем думал.

— Отлично, Хью. Просто здорово! — воскликнул Тэмпл с какой-то непонятной наигранностью.

Хью стал проникаться беспокойством, которого у него раньше не было.

— Что-то не так, Тэмпл. В чем дело?

— Ничего. Абсолютно ничего. Просто черт знает как хорошо, что эти деньги не нужны тебе прямо сейчас.

В дверь постучал официант. Хью открыл ему. Тэмпл Шэннард сделал неловкую попытку взять счет себе. Эта неловкость как-то не вязалась с ним. Раньше во время застолья было почти невозможно заплатить за что-нибудь, если при том присутствовал Тэмпл. Новое наблюдение увеличило беспокойство Хью. Колдуя над виски, он сказал:

— Я смогу постучать в твою дверь года через два, Тэмпл. Это судя по тому, как идут мои дела. Тогда у тебя будут деньги, как думаешь?

— Конечно, мой друг! Ну конечно!

— Ты помнишь, как мы это тогда разложили вместе с Алеком Уитни? Я ставлю Перцовый риф плюс шестьдесят тысяч. Вы с Алеком каждый вносите по девяносто тысяч — шестьдесят как заем и тридцать как партнеры, из пятнадцати процентов годовых. — Хью подал Тэмплу стакан.

— Насчет этого не беспокойся, Хью, у меня снова отрастут большие крылья к тому времени, когда ты придешь за деньгами.

— Что произошло, Тэмпл? У тебя неприятности?

Тэмпл попытался бодро улыбнулся, но улыбка вышла неуверенной, как бы извиняющейся.

— Ничего такого, из чего я не выберусь, Хью.

— И в чем неприятности?

Тэмпл Шэннард откинулся на спинку кресла, держа свой стакан в обеих руках и хмуро его разглядывая.

— Сразу несколько неприятностей. Вообще-то закон средних чисел должен был бы оградить меня от стечения обстоятельств. Я играл как тигр и в нападении, и в защите. Я читал все комбинации и перехватывал пасы, видел игру наперед, приносил одно очко за другим. Но случилось так, будто я где-то потерял скорость. На мне начали виснуть, смешивать меня с грязью в моей зоне и перебрасывать мяч над моей головой. Будь я какой-нибудь параноик, то подумал бы, что весь мир ополчился против меня.

— Тогда это серьезно, Тэмпл.

— Вначале мне так не казалось. Может быть, я был слишком самоуверен. Я торопился, Хью, потому что хотел расшириться, нервный человек на моем месте приобрел бы хроническую язву. Во время бума на Багамах я орудовал, полагаясь исключительно на собственное чутье, и Бог знает, как это ничего тогда не случилось — если не считать маленькую неудачу несколько лет назад. Когда появились небольшие тучи, я не придал этому особого значения. Путаница с документами на собственность испортила одно дело. В другом — страховая компания увернулась от ответственности, используя чисто технический предлог, и все это ударило по мне.

Тэмпл допил свой стакан, встал и налил себе еще, побольше, и стал ходить по комнате, продолжая рассказывать:

— Вот такие дела, Хью. Непредсказуемые, проклятие какое-то. Как будто удача сменилась полосой невезения. Если б еще я играл все время только на своем месте, оно бы и ничего, но удары сыпались на меня, когда я делал дальние рейды. А ты знаешь, как быстро разносятся плохие известия. И вот люди, которые с удовольствием пошли бы со мной на расширение дела, начали сторониться меня.

— Что же ты можешь предпринять?

Тэмпл с усилием улыбнулся:

— Мне надо найти способ дать отпор всем этим мерзавцам. Позволь им заставить себя пойти на свертывание дел, я не только потеряю потенциальные миллионы, которые скрываются в новых проектах, но и окажусь с дырявым кошельком. Мне трудно будет вернуться на прежние позиции, которые я завоевал в старые добрые времена. Придется опять начинать с малого, но на это у меня просто не хватит терпения. Там я не смогу достать денег, потому что они только и думают, как подешевле купить мои владения. И у меня родился один план, Хью. Такие перспективы открываются, что у тебя глаза от изумления на лоб полезут. Я продал свои акции в отелях, потому что были хорошие цены, заложил дом, страховку и прочее. Мне удалось таким образом расплатиться с нужными людьми, с остальными я расстался, и у меня получилось двести тысяч наличных, которые я поместил в «Морган гэранти траст компани». Это мои деньги, никакому умнику до них нет дела. Идем дальше. В большой бизнес никого не втравишь, если не покажешь, что сам готов вложить в него всего себя. Иначе твоя инициатива будет поставлена под сомнение. Я объединил под одной крышей свои земельные владения, все участки на Андросе, Эльютере, Абако, Испанских Ключах и Сан-Сальвадоре. Есть карты, описания, закладные документы и развернутый анализ перспектив развития островов, базирующийся на самых последних цифрах роста. У меня уже готовы все бумаги на новую компанию, и она может начать свою деятельность.

— А кто с тобой?

Шэннард будто не слышал вопроса.

— Я кладу в общий котел земельные участки и двести тысяч, получая взамен тридцать тысяч акций по десять фунтов — считай, по двадцать долларов акция, на остальные сто сорок тысяч продается акций на миллион четыреста тысяч долларов, и они идут в дело. Благодаря этому я восстановлю контроль над земельными владениями и у меня останется более шестисот тысяч для освоения участка на Эльютере. Есть инженерный проект и перспективный план работ. Вот так. Я не промахнусь, Хью. Подлить тебе еще?

— Пока погожу, спасибо.

Тэмпл принес себе еще бурбона и опустился в кресло уже тяжеловато.

— Такова картина. Имея столь прочные подпорки, я смогу заложить акции новой компании и получить кредиты, смогу оживить запущенные участки своей деятельности, спасти те дела, которыми занимаюсь с другими людьми. Выкарабкиваться придется зверски, но я вылезу из всего этого, благоухая как роза, поверь мне. Я и в эти времена продолжал жить широко и красиво, никто в городе не выглядел таким уверенным в себе, как я. Надо держать голову выше, Хью, даже когда больно.

— Как, например, заказывать такие апартаменты.

— Ты понимаешь, для чего это.

— Не совсем, Тэмпл. На кого ты рассчитываешь произвести здесь впечатление?

— Еще не знаю.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я был в Нью-Йорке, пытался там протолкнуть это дело, Хью. Установил хорошие контакты. Я вел торг с двумя группами, обеим идея пришлась по вкусу, и мне можно было выбирать любую. Но у меня оказался редкостный шанс выторговать себе оптимальные условия сделки — дать им побороться между собой. И вдруг в один прекрасный день обе группы внезапно охладели ко мне. Я не мог понять, в чем дело, пока один из тех людей, с кем я вел переговоры, не проявил любезность и не посоветовал мне прочесть колонку слухов в одной из газет за предыдущий день. Могу эту пакость процитировать наизусть: «Тэмпл Шэннард, предприниматель-златоуст, оперирующий на Багамах, сладкие сны которого в последнее время превращаются в кошмары, находится в нашем городе со своей очаровательной женой и пытается выискать солидные деньги, которые могут — или не могут — помочь его шатающейся туристской империи устоять на ногах». Так-то вот, старик. Это был тот еще удар. Я не смог докопаться, кто это сделал, и не буду судиться, если даже это и выгорит, в чем я сомневаюсь. Вот такая у меня теперь фортуна.

— А сейчас что ты делаешь?

Тэмпл улыбнулся с каким-то виноватым видом.

— Снимаю вот такие апартаменты и отдаю себя на милость своему доброму другу Хью Даррену.

— Если я тебя правильно понимаю, то мне это, боюсь, не нравится.

— В этих местах есть деньги Хью. Индустрия отдыха. Люди, которые заправляют здесь делами, знают, как разобраться в деле вроде моего. И согласно моим... э-э-э... изысканиям, здесь много неприкаянных, неучтенных наличных денег, которые могут найти законный приют далеко отсюда.

— Думаю, мне надо еще выпить, Тэмпл.

— Дай я за тобой поухаживаю. Я знаю, о чем ты думаешь и... о чем ты вспоминаешь.

— Да, я вспоминаю тот вечер в твоем доме и длинный разговор, Тэмпл.

— Я знал, что тебе это запомнится. Я был тогда полон благородства и склонен к идеализму, да?

— Пожалуй, похоже на это.

Шэннард повернулся к Хью и произнес будто с трибуны:

— Мы, люди, которым дороги эти острова, придерживаемся неписаного закона — держать ключевые земельные владения в этих местах подальше от всяком сброда... — Он подал Хью стакан и мягким, упавшим голосом сказал: — Тогда, парень, я не был в таких тисках и мог позволить себе высокие идеалы. А сейчас речь идет о выживании. Мне нужны деньги. И я не могу позволить раздавить себя, потому что верил в то, что когда-то говорил. Но я постараюсь сделать так, чтобы иметь долгосрочный контракт на управление совместным делом.

— У них будет семьдесят процентов против твоих тридцати, сколько же ты продержишься?

— Столько, сколько я буду управлять так, как они хотят.

— Вот именно.

— Хью, я люблю тебя, как младшего братишку. — Голос у Тэмпла несколько сел, и это удивило Хью, потому что раньше выпитое оказывало на него менее заметное влияние. — Я очень тебя люблю, но, ей-богу, можно устать от твоей праведности и критического настроя.

— Тут я действительно не могу с тобой согласиться, Тэмпл. Черт, ведь эти острова — мое будущее. В свое время Кастро выгнал членов синдиката с Кубы — пусть по другим причинам, но разогнал этих ребят, — и я не хотел бы, чтобы моя будущая жизнь протекала в условиях экспортного варианта Гаваны при Батисте.

— Нет, сэр! Ваши приличия странного свойства. Ты приехал в этот город и работаешь на них, и у тебя не взыграла гордость из-за того, что ты получаешь от них деньги. Это называется «двойной стандарт», разве не так? Этот город — большая доильная установка, здесь выдаивают деньги из простачков, и ты — часть ее, тебе отведена своя роль.

— Лучше я скажу тебе напрямую, Тэмпл, не хочу держать на тебя обиды. Я ведаю операциями отеля — еда, номера, напитки. К операциям казино я не имею никакого отношения. А в отеле проблемы те же, что и в Нью-Йорке, Майами, Монреале. Я стою тех денег, что мне платят. Я получил хорошее предложение — и принял его. Так что, пожалуйста, будь любезен, не путай то, что я делаю, с тем, как ты об этом думаешь.

— Ты немного наивен, тебе не кажется?

— Не думаю.

— Хью, ты напомнил мне старый анекдот о невинной девушке, которая нанялась уборщицей в бордель. Подруга пыталась отговорить ее, убеждала, что, даже если она будет заниматься там честным трудом, окружающая грязь повлияет и на нее. Несколько месяцев спустя они встретились на улице, и подруга спросила, как идет работа. Та ответила, что хорошо и подруга ошибалась, думая, что обстановка повлияет на нее. Подруга спросила, ограничиваются ли ее обязанности тем, что она по-прежнему метет и скребет. «Да, — ответила девушка, — истинно так. — Потом остановилась, зарделась и добавила: — Но иногда, например по субботам, когда у них очень много работы, я прихожу и немножко помогаю».

— Да, очень остроумно, — отреагировал Хью без тени улыбки.

Они посмотрели друг другу в глаза, Шэннард мягко произнес:

— Мне почти пятьдесят один, Хью. У меня уже тонка кишка начинать карабкаться с самого низу. Ты же чуть моложе Викки. Однако я не думаю, что мы должны ссориться.

— И я не думаю.

— Я хочу посмотреть, нельзя ли здесь установить кое-какие связишки, Хью.

— А что смотреть — я устрою тебе встречу с Элом Марта.

— А он... У него есть связи?

— Тэмпл, этот народ не публикует списки директоров и сотрудников, их имен ты не встретишь на бирже, ты не сможешь подержать в руках их финансовые отчеты. Этот Марта живет в отеле. Ему принадлежит тридцать процентов акций отеля, через него проходит масса деловых операций — местных, в Аризоне. Думаю, что он один из тех в городе, с кем ты мог бы поговорить и кто мог бы провентилировать это дело с... большими людьми, которых ты имеешь в виду. О'кей?

— Тогда давай не будем больше возвращаться к этой теме сегодня вечером.

— Так, сейчас мне надо пойти дать кое-какие поручения. — Хью посмотрел на часы. — Встретимся около восьми за ужином в Малом зале, а потом посмотрим выступления в баре «Африк».

— Мне это нравится.

Хью направился к лифтам. Он чувствовал себя подавленно от новых впечатлений. Тэмпл и Викки всегда казались такими неуязвимыми, так твердо обосновавшимися в своем радостном и доходном мирке, такими привыкшими к успеху. Этот успех требовал, конечно, от Тэмпла коротких периодов крайнего напряжения, но зато потом они продолжительное время могли жить в радости и веселье. Ощутив дыхание кризиса, Хью почувствовал и себя более беззащитным, менее уверенным в своих силах, планах, намерениях.

* * *

Встретившись с Шэннардами в восемь часов в Малом зале, Хью сказал им, что пригласил на ужин артистку Бетти Доусон, которая работает в «Камеруне». Он надеялся представить это таким образом, чтобы не давать им особой пищи для размышлений, но в глазах Викки вспыхнул живой интерес.

— Только не рассказывай мне, пожалуйста, миленький, сказки.

— Симпатичная девушка, мой хороший друг, — сказал Хью, ощутив легкое раздражение.

— Выпьем за всех симпатичных девушек, — произнес Тэмпл тяжеловато. Оба посмотрели на него, стараясь оценить, испортит он вечер или нет. Он был еще не то чтобы очень пьян, но Хью не видел его таким раньше.

— Хью еще ничего не пил, а я уже приняла достаточно, дорогой, так что давай за этот чудесный тост пустим чашу по кругу, идет? — вкрадчиво произнесла Викки и забрала у Тэмпла его двойной бурбон со льдом.

Тэмпл сдался неохотно и с подозрением. Викки отпила немного и передала стакан Хью. Когда стакан вернулся к Тэмплу, он недовольно посмотрел на оставшееся, залпом выпил и проворчал:

— Вот, Господи, попал в компанию, обопьют.

Заказывая по новому кругу, Хью сделал официанту незаметный знак. С этого момента Тэмплу будут приносить виски, по крепости напоминающее легкое вино. Ему будут наливать из особой бутылки, в которой виски разведено до такой степени, что там почти нет алкоголя. А выпитое раньше не позволит ему распознать обмана. Это гораздо более цивилизованный прием, чем отказывать в обслуживании перебравшему клиенту. И значительно более милосердный, чем хлоралгидрат, на вечер начисто отбивающий аппетит к рюмке.

Это был локальный способ решения немаловажной проблемы. Слишком пьяный человек не сможет играть в казино. Человек, которого вышибут из заведения, тоже не сможет играть. Тот же, кому отказали в дальнейшем обслуживании, пойдет в другое место. Но клиент, которому подают в медицинских дозах, может продержаться на пределе самоконтроля до того самого времени, когда сделает соответствующий вклад в доходы казино.

Тэмпл Шэннард был еще не в том состоянии, когда решение в отношении него мог принять официант или бармен, но использование Дарреном упомянутого приема позволяло сделать вечер более приятным.

Предстоящая встреча с друзьями Хью заставляла Бетти Доусон нервничать сверх всякой меры. Она долго и придирчиво выбирала платье и макияж. Бетти остановилась на открытом облегающем лифе темно-кораллового цвета без лямок и длинной свободной юбке с красиво сочетающимися черными и коралловыми полосами. Осмотрев себя в полный рост перед зеркалом, Бетти решила, что выглядит неплохо.

— Надо, девочка, надо, — сказала она себе. — А впрочем, что я хочу, в конце концов, доказать?

По пути к столику, во время взаимных представлений и нескольких первых минут обычных в таких случаях разговоров, Бетти была так поглощена собственными стараниями произвести как можно более сильное впечатление, что у нее не было времени для наблюдений. Но когда с ее вхождением в компанию было покончено, Бетти получила возможность обратить внимание на друзей Хью и почувствовала себя разочарованной. Они вовсе не соответствовали восторженным описаниям Хью. У блондинки было хорошенькое, но пустое лицо с холодными расчетливыми глазами, а в ее носике и губках проскальзывало нечто поросячье. Мужчина же довольно много выпил, чтобы о нем можно было что-то сказать.

И атмосфера за столом не вязалась со встречей старых друзей. Чувствовалось напряжение, которого не должно было быть, Хью, ей показалось, ведет себя так, будто извиняется за что-то. Она знала — такие вещи случаются. Может быть, эта пара хорошо смотрелась на Багамах, а здесь ей что-то не подходит. А потом, они не виделись восемь месяцев, и бывает, что за такой срок люди вырастают из рамок прежних отношений. Из напряженных, взглядов, которые Хью бросал в ее сторону через круглый стол, Бетти поняла, что Хью извиняется за них. Если бы за нее, она его не простила бы.

Викки, сидевшая слева от нее, улучила момент, когда мужчины начали говорить о политической жизни на Багамах, и спросила:

— С какими номерами вы выступаете, Бетти?

— Злые языки говорят, что я фокусница: не имея голоса — пою, не умея играть на фортепьяно — аккомпанирую себе.

— Но вы так великолепно выглядите. Это должно помогать вам. Я очень надеюсь, что мы вас сегодня увидим.

— Можете, если выдержите до того часа. Я начинаю в двенадцать.

— Хью говорил нам, что вы здесь уже несколько лет.

«А это, — подумала Бетти, — острозаточенный ножичек, который ты носишь с собой, блондиночка».

— Если я продержусь здесь десять лет, то мне выдадут золотые часы и устроят в мою честь банкет.

— Думаю, ваш импресарио хотел бы, чтобы вы выступали и в других местах.

Бетти посмотрела на нее с удивлением:

— Я не знала, что вы были когда-то связаны с шоу-бизнесом: Ваше замечание говорит об этом, не правда ли?

— Это было давным-давно.

— И что вы делали?

Викки дернула своими пухленькими, аккуратными плечиками:

— Немножко пения, немножко танца. Так, не очень хорошо. У меня небольшой голос.

— А в каких местах, Викки?

Блондинка вкрадчиво улыбнулась:

— Вам они незнакомы, дорогая, я никогда не работала в этой стране. — Викки отпила немного. — А забросила я это, когда мне было двадцать, больше чем за три года до встречи с Тэмплом. Я, знаете ли, вечно ругалась со своим опекуном. Думаю, так оно и было.

— Конечно, наша профессия не слишком престижна в обществе.

— Я не это имела в виду, дорогая! Не сердитесь на меня. В этой стране все иначе, видите ли. Здесь у людей большой выбор — занимайся, чем хочешь. Никто слова плохого не скажет. Это должно давать вам удивительное ощущение свободы.

— О да! Свободна как дух, это точно. Самовыражение. Восхищение. Свободна в выборе меню — меня кормят бесплатно.

В этот момент к их столику подошел сотрудник службы регистрации. Хью извинился и быстро встал. Они тихо поговорили, и Хью сказал, что вернется через несколько минут и они продолжат. Им начали подавать ужин. Когда Хью ушел, Тэмпл счел необходимым разъяснить Бетти, как можно купить двухмачтовую яхту, построенную на Абако, игнорируя попытки Викки переключить беседу на более интересную тему. Несмотря на свое полное безразличие к проблеме приобретения яхты с Абако, Бетти поняла, что этот мужчина ей нравится. Он был чем-то глубоко обеспокоен, но пытался на свой манер поддерживать атмосферу праздника.

Хью вернулся расстроенный.

— Что там случилось? — спросила Бетти.

— Идиотская история на автостоянке. Надо было найти способ уладить конфликт. Женатый мужчина из Сан-Диего приехал в город с подругой. Кто-то стукнул жене. Она выследила их и попыталась наехать автомобилем, когда они вышли из отеля и направились к машине. Муж увернулся, а его подруге эта женщина сломала ногу да еще разбила три машины на стоянке.

— Надо же, какая ревнивая! — сказала Викки.

— В этом городе хорошая полиция, другой здесь быть не должно. — Хью язвительно улыбнулся. — Ничто не должно омрачать настроение тех, кто приехал сюда радоваться, привносить реалистические нотки в эту страну фантазий. Мои люди умеют улаживать подобные скандалы в минимальные сроки. Мне надо было решить, как выйти из сложившейся ситуации с этими тремя милыми людьми. Кому понравится попытка намеренного наезда на автомобиле с целью убийства? Просто леди потеряла контроль над автомобилем, вот и все дела.

— И такие истории часто у тебя? — поинтересовалась Викки.

Хью терпеливо разъяснил:

— Викки, дорогая, когда даешь людям максимум возможностей делать любые глупости — секс, деньги, алкоголь, — да еще в таких шикарных условиях, по сравнению с которыми лучшая кинодекорация покажется сараем, то всякие истории случаются часто. У нас здесь неприятности, замешенные на богатстве, а в основной части города — все остальные разновидности. Там полицию развлекают алкаши, наркоманы, бездельники, бродяги, мошенники, жулики, которые кочуют с места на место в поисках радостей. Между прочим, эту публику все время подпитывает поток разводящихся, душевные травмы делают их безрассудными.

Краем глаза глядя на Бетти, Викки промолвила:

— Бедный мальчик, тебе тут дают очень широкое образование.

Бетти развернулась к Викки Шэннард:

— По крайней мере, дорогая, он здесь учится с сорока шагов различать туфту, а это поможет ему в жизни.

— Но я думаю, Хью всегда хорошо разбирался в людях, — возразила Викки.

— В таком случае мы обе должны гордиться тем, что принадлежим к числу его друзей, дорогая, — сказала Бетти, с удовольствием заметив, что изящные ушки Викки порозовели.

После ужина все четверо перешли за столик в бар «Африк», а в начале двенадцатого Бетти, извинившись, ушла переодеваться и готовиться к выступлению.

— Что ты о ней думаешь? — спросил Хью Викки и тут же отругал себя за эту явную демонстрацию своих симпатий и несдержанность.

— В общем и целом, — принялась рассуждать Викки, — я думаю, она довольно хороша, Хью. Тебя, должно быть, вполне... удовлетворяет тесная дружба с ней. Но мне кажется, она значительно более привлекательна... в этой конкретной ситуации, чем могла бы быть, скажем, на островах. Она кажется такой... подходящей именно к этого рода заведению.

— Брррр, — раздался голос Тэмпла.

— Тихо, милый, — твердым голосом осадила его Викки. — Хью спросил, и я чувствую себя обязанной высказать ему свое мнение, свое откровенное мнение. Если бы я хоть на миг подумала, что у него нечто большее, чем... временный интерес к этой... особе из шоу-бизнеса, я бы уж точно была менее разборчивой в своих оценках.

— Что ты имеешь в виду? — требовательно спросил Хью.

Она улыбнулась и погладила его по щеке:

— Ты удивительно верен своим друзьям, мой дорогой. Это очень благородно и достойно. Но давай не будем об этом, ладно? Она, я уже сказала, довольно хороша. Но тебе еще долго надо искать девушку, по-настоящему подходящую тебе. Помнишь, сколько я искала?

— Она и сейчас ищет, — вмешался Тэмпл. — Она себе такую рекламу сделала в Нассау!

Во время первого сорокаминутного выступления Бетти Хью заметил, что ей недостает привычной уверенности. На сей раз ей не удалось добиться полной тишины в зале, и временами ее было плохо слышно из-за шума. И компоновка выступления Бетти тоже несколько не удалась.

После того как Бетти вернулась к столику, Хью нашел случай извиниться и пожелать всем спокойной ночи. Он уже двадцать часов был на ногах, нелегких часов, к тому же в конце недели от него всегда требовалось больше и энергии, и внимания.

Хью с великим трудом проснулся в полседьмого. Через приоткрытые глаза он увидел свет настольной лампы, а потом различил улыбающееся лицо Бетти. Она сидела рядом с ним на краешке постели в длинном, облегающем парчой платье, отделанном золотой нитью, на лице у нее был сценический макияж. Бетти наклонилась и поцеловала его.

— Я понимаю, что грубо вторглась в частную жизнь и нарушила неприкосновенность жилища, мой дорогой, — прошептала она, — но я так долго была одна, я за весь вечер словечком не перекинулась с тобой.

Хью взял ее руку, повернул и поцеловал ладонь.

— Буду представлять вас к ордену за каждое такое вторжение, леди.

— Вот теперь, я вижу, ты проснулся! Дорогой, извини, что я так скверно показала себя в первом выступлении. Думаю, эта девица все-таки достала меня. Меня просто не хватило на нее.

— Не могу понять, почему она все время подкалывала тебя.

— Не можешь? Этой бабе все нужно, все рядом с ней должно быть ее. Когда я вернулась для следующего выступления, то очутилась там в самый раз. Я не подошла к ним, не было возможности. Я остановилась по дороге у стойки, поприветствовала старых знакомых, и когда взглянула в их сторону, у них была такая ужасная ссора, что я так и осталась у стойки. Она вышла, а Тэмпл подошел и очень любезно попрощался со мной. Ты знаешь, он мне нравится, Хью. Но что-то его гложет.

Хью приподнялся на локте:

— Все равно неудобно... Ты не подашь мне сигареты? Вон они, на столе.

— Я не хочу тебя тормошить, ты очень устал.

— Мне хочется поговорить с тобой о них.

Бетти принесла сигареты и пепельницу, зажгла для него сигарету, захлопнула крышку зажигалки — энергичнее, чем следовало — и сказала:

— Хью, это все моя дурная привычка рубить сплеча свое мнение... Они, может быть, твои лучшие друзья на свете. Но эта Викки, я думаю, злая и противная маленькая свинья.

— Она была Тэмплу хорошей женой, Бетти.

— И пока была такой хорошей, все время неплохо жила?

— Это верно. Но я никогда и не был особенно близок к ней, я люблю Тэмпла.

— Это я могу понять.

— И сейчас они не такие, как были.

Бетти слушала, и Хью рассказал ей всю историю, погасил окурок и лег на подушку.

— И вот он приехал сюда за моей помощью.

— И ты сведешь его с Элом Марта?

— Что я могу еще сделать?

— Любая сделка, если и состоится, будет для Тэмпла вовсе не такой хорошей, как он рассчитывает.

— Он сейчас в таком положении, что ему не до жиру. Время работает против него. Ему некогда искать денег с доброй репутацией, так у него дело растянется на год. Деньги ему нужны сейчас, вот и приходится связываться с таким сортом людей, у которых такие деньги есть.

— Хью, только ты не втягивайся в эти дела.

— С какого боку?

— Не знаю, но будь осторожен. — Бетти с теплотой взглянула на него, и на ее лице зажглось любопытство. — Я думаю, Викки не упустила возможности съязвить мне вслед?

— Так, чуть-чуть.

— И каково же было общее направление?

— А-а, что ты нигде так хорошо не устроишься, как здесь.

— Если бы у меня была гарантия, что присяжными будут одни женщины, я удушила бы эту ведьмочку. Женщины меня не осудили бы. А что ты думаешь на этот счет?

— Ты будешь на месте везде, моя старушка.

Она встала:

— На этой оптимистической ноте я покидая вас и возвращаюсь к своей одинокой подушке, чтобы выплакать ей мои слезы.

Хью рванулся и, поймав ее за руку, потянул к себе.

— Есть получше способы вселения оптимизма, девочка.

— Нет, Хью, правда нет! Я пришла не...

Когда он поцелуем подавил ее сопротивление, Бетти отдалила от него лицо и по-совиному посмотрела на него сверху вниз. И прошептала:

— У меня совсем нет характера.

— Когда кто-то старается бросить тень на нашу прекрасную дружбу, — произнес Хью, — то, я считаю, это накладывает на нас своего рода дополнительное обязательство укрепить ее как можно быстрее, ты согласна?

— Ваш тезис неоспорим, сэр.

Она ушла в ванную, смыла своей театральный макияж и вернулась в комнату. Сквозь чуть приоткрытые створки жалюзи пробивался розово-серый свет зари. Бетти сбросила свое золотое платье, две полоски нейлона, прозрачные чулки и золотые высокие сандалии, потом распустила черные волосы, они растеклись по плечам, и пришла к нему, даря ему всю свою безмерную любовь и гордясь ею.

Глава 5

В субботу утром Гидж Аллен сообщил по телефону Хью, что одиннадцать часов будет самым подходящим временем для встречи с Элом Марта. Когда к названному часу Хью поднялся на личном лифте Эла в его роскошную квартиру, то застал там с дюжину людей, шатающихся по огромной гостиной. Большинство было озабочено по части виски и водки. Вовсю работал телевизор, но на него никто не обращал внимания. За маленьким электроорганом сидел худощавый усатый негр и наигрывал что-то печальное. Двое жарко спорили о скачках. Рыжеволосая девица доказывала группке людей, проявлявшей некоторый интерес, как долго она может стоять на голове.

Хью, кивая по дороге знакомым, направился к окну, где стоял Эл Марта, разговаривавший со смуглым коренастым человеком в дешевом костюме цвета электрик, в грязной полосатой рубашке и с плечами, усыпанными перхотью. Хью услышал последние слова Эла, сказанные перед тем, как он увидел Хью:

— Марио, я сейчас зря трачу на тебя время. Я не могу дать тебе никакого ответа. Иди, все сделай, приходи снова, выложи на стол результаты — и, быть может, тогда поговорим.

Человечек уныло поплелся прочь, а Эл улыбнулся Хью широкой, ослепительной улыбкой:

— Нечасто приходишь сюда, Хью. Приходи в любое время, тут всегда что-нибудь происходит, всегда можно посмеяться. Ты там внизу слишком усердно пашешь. Расслабляйся иногда. Все балдеют — как здорово у тебя получается. Мы ведь убрали Джерри у тебя из-под ног, так?

— Я это оценил.

— И тебе подкинули деньжат, ты слышал?

— Макс говорил мне, мистер Марта.

— Мистер Марта — это был мой отец. Он давно умер, мир праху его. Если ты не будешь называть меня Элом, то обидишь меня, Хью. Пойдем поищем место потише, где можно услышать собственные мысли.

Он провел Хью через спальню в маленький кабинет. Стены были почти сплошь увешаны фотографиями знаменитостей с прочувствованными дарственными надписями в адрес Эла Марта. Эл уселся в глубокое кресло, одной ногой уперся в край низкого розового столика и начал разговор:

— Садись там, Хью. Ты знаешь, мой мальчик, как мы пустили сейчас дело. У нас самая сильная команда в городе — ты и Макс. Вы здорово сработались, все в восторге от того, как у вас идут дела. Слава Богу, у меня хватает ума не лезть в ваши дела. Все, что я делаю, — это представляю интересы собственников, один из которых я сам. Благодаря тебе я живу здесь все лучше с каждым днем. Я хотел, чтобы ты знал, Хью, что о тебе все здесь очень высокого мнения... Так, а теперь говори, что у тебя.

— Подходящий случай вложить деньги, мистер... то есть Эл. Я не знаю, может быть, ты или кто из партнеров заинтересуется. Это мой старый друг, он остановился у нас. Он попросил меня... поручиться за него.

— Иногда я думаю о том, чтобы вложить деньги во что-нибудь стоящее. О какой сумме идет речь?

— Миллион четыреста. Это должны быть наличные.

Не меняя выражения лица, Эл сказал:

— Пока ты мне не сказал про наличные, я собирался показать тебе на дверь. Но теперь давай медленно и с чувством.

Хью рассказал все, что знал о деле, особо остановился на прошлом Шэннарда. Догадываясь, что будут дотошно наведены все справки, Хью не стал делать ошибку и приуменьшать нынешние трудности Шэннарда.

— У Тэмпла с собой карты, данные, цифры, и он может поговорить с тобой, когда тебе удобно, Эл.

— Первоклассные участки, говоришь. И ты сам там работал...

— Сейчас на островах таких не найдешь, такого размера... Спрос большой.

— Будем считать, с этим ясно. А твоя доля в чем? Проценты с нас? Или будешь иметь с Шэннарда?

— Я вообще ничего не получаю. И не хочу ничего.

— Не любишь деньги?

— Не в этом дело.

— А в чем?

— Просто делаю услугу старому другу, вот и все.

Эл посмотрел на него изучающе и с некоторым удивлением:

— Конечно, конечно, малыш. Мы понимаем друг друга. Завтра у твоего друга будет шанс поговорить. Где-нибудь во второй половине дня. Я знаю кое-каких ребят, которые будут рады послушать его. Но им нужно время, чтобы добраться сюда. Я дам тебе знать, когда это будет. Хочешь поприсутствовать?

— Не особенно.

— Скажи своему другу, что колеса, завертелись, о'кей? А теперь чего бы тебе не пойти повеселиться и попить с ребятами, пока я сделаю пару звонков?

— Как-нибудь в другой раз, Эл. Надо на работу.

— Ты и так вышел на несколько корпусов вперед, мог бы и расслабиться немного, а?

Спустившись вниз, Хью позвонил Тэмплу, но телефон не отвечал. Он положил записку в конверт, опечатал его и оставил в ячейке Тэмпла. Потом у него состоялся долгий и неприятный разговор с Ладори: кое-что сверх счетов. Из-за этого обедал Хью позже обычного. В четыре часа у него появилась возможность сделать перерыв для отдыха, он надел плавки и направился к бассейну.

Высмотрев в море загорающих Бетти, Хью подошел к ней:

— Почему бы тебе не сидеть каждый день на одном и том же месте?

— Я люблю, когда ты за мной охотишься, дорогой, это тебя выводит из равновесия. Я только десять минут как перекусила. Чувствую себя словно выжатый лимон.

— Симпатичный лимон, только небольшие круги под глазами выдают усталость.

— У тебя, похоже, энергия сегодня тоже не очень-то бьет через край, дружок.

— Черт возьми, меня разбудили на заре, и, до того как я снова заснул, что-то было еще. Ты знаешь.

— Нет, не знаю. А что это было?

— А вот если оно и дальше так будет, то нас выселят из дома за дурное поведение.

— Болтун несчастный.

Тут Хью увидел полотенце, расстеленное на траве рядом с ее шезлонгом.

— Ты что, нашла друга? — спросил он, и голос его слегка изменился.

— Твои друзья — мои друзья. Это Тэмпл, он сейчас плавает. А Викки пошла по магазинам. Трезвый он гораздо симпатичнее. Да, а ты все сделал? Говорил с Элом?

— Да. Переговоры назначены на завтра, на вторую половину дня.

Широко улыбаясь, подошел Тэмпл. Наклонив голову, он стучал по ней рукой, стараясь освободиться or воды в ухе.

— Рановато ты появился, Хью. Я только было собрался приятно побеседовать.

— Бетти не станет слушать всяких подозрительных типов из Нассау.

— А это мне решать, кого слушать, джентльмены.

— Ты взял записку, Тэмпл? — спросил Хью.

— Да, спасибо. Сегодня ко мне вернулась моя уверенность.

Хью посмотрел на него. Нет, с этим загорелым человеком, сидящим здесь на высокооплачиваемом солнце с поблескивающими капельками воды на сильных плечах, ничего не случится. Тэмпл Шэннард непобедим.

* * *

Гомер Гэллоуэлл из Форт-Уэрта, штат Техас, прибыл в Лас-Вегас в субботу, в четыре часа дня, на своем «Апачи», пилотируемом рано облысевшим молодым человеком по имени Скотти. Большую часть пути Гомер спал. Скотти чувствовал себя свободнее, когда старик спал. Это было лучше, чем сидеть рядом с ним, не говоря ни слова, уставившись прямо вперед, не отводя глаз ни вниз, ни в сторону.

За четыре года работы в «Гэллоуэлл компани» он только второй раз вез самого старика и первый — его одного в этом самолетике. Шеф-пилот Паркер дал Скотти подробные наставления: «Лети, как по учебнику, парень. Делай все так, будто рядом с тобой сидит инструктор. При посадке все маневры выполняй, словно пилотируешь пассажирский авиалайнер на семьдесят мест, и у тебя не будет проблем. Не говори ни слова, если нет нужды. Богом заклинаю, не помогай ему подниматься или выходить из самолета. Если он что говорит тебе, отвечай как можно короче и быстро. Когда что приказывает, слушай так, чтобы ничего не упустить».

— Тебя послушать, грубоват он, Джо, — заметил тогда Скотти.

— Еще как, парень. У него этих миллионов долларов вчетверо больше, чем тебе лет, и получил он их не через примерное поведение, это наверняка. Это старая ящерица, греющаяся на солнышке и размышляющая, что бы этакое выкинуть. Мимо него не пролетит, не проползет ничего — схватит, не промахнется. Он крепкий и проворный, тоже как ящерица.

— Зачем ему в Вегас? — спросил Скотти.

— А я откуда знаю? Может, он ему принадлежит. Он может владеть целым городом, а никто и знать не будет. Он платит нужным людям в четыре раза больше, чем нам с тобой, только за то, чтобы его имя не попало в газеты. Не попало, Скотти! Так что ты возьми на себя только пилотирование, а он уж пускай сам думает, что потерял в Вегасе.

Сейчас, когда они летели над горами, Скотти думал, как мало этот старик напоминает традиционный образ техасского богача. Он был худощав, довольно высок. Похоже, в молодости этот человек обладал немалой физической силой, с годами мускулы ужались, но осталась прочная жилистость. Одет он был в немодную тройку черного цвета с золотой цепочкой от часов, носил очки в белой металлической оправе, удобно покоившиеся на горбинке носа. На старике были черные ботинки с круглыми носами, дешевый яркий галстук, замусоленный в районе узла от многократных завязываний, и черная традиционная шляпа, какие носят на ранчо, поношенная и запыленная. Суровое, худощавое, изрезанное складками и обветренное лицо выдавало в нем человека, который в первой половине своей жизни много спал на земле. Руки, загрубевшие от прежних трудов, в шрамах, с красноватыми костяшками пальцев, лежали на коленях и казались великоватыми для него.

«Увидишь такого на автобусной станции, — думал Скотти, — примешь за рабочего ранчо, у которого выходной день. Никогда не возникнет мысли о нефти и участках земли, по которым он, может, сам никогда и не проезжал, обо всем другом, что, говорят, у него есть — газетах, радио— и телекомпаниях, химических заводах, буровых в Мексиканском заливе. Ну никогда не догадаешься по внешнему виду этого старого сукина сына».

Скотти слышал, что он раз был женат, но жена через год заболела, мучилась целых двенадцать лет и умерла, и больше он не женился. Говорили, если кто его обидит, он будет выжидать удобный момент, а потом сотрет в порошок. Старик живет силой и властью. Ест, пьет и купается в них. Обычно ездит со своей свитой — поклоны, «йес, сэр», бумажки подносят. Рассказывали, у него даже был сенатор, которого он выдрессировал, как собачонку. Но иногда, как в этот раз, он ездит один...

Скотти связался с диспетчерской, выждал время до разворота, вышел на посадочную прямую и посадил самолет, потом подрулил его туда, куда ему указали.

Старик бодро соскочил на землю, и Скотти протянул ему обшарпанный угловатый чемодан.

— Проверь самолет как следует, заправь и поставь, куда тебе удобно, Скотт. Я буду в «Камеруне». Найди себе отель, сообщи название и номер в «Камерун», чтобы они положили это в мою ячейку. Когда мне понадобится, я смогу отыскать тебя. До пяти часов сиди каждый день где-нибудь поблизости от своего номера, а после делай что вздумается, по темноте все равно не полетим. Только не перебирай слишком, на следующий день чтобы готов был лететь. — Из внутреннего кармана пиджака старик достал длинное черное портмоне и дал Скотти двести долларов. — Бензин отнесешь на счет компании, а это тебе на развлечения, только чтобы держал рот закрытым и летел хорошо и ровно.

Когда Скотти открыл рот, чтобы поблагодарить, старик был уже в пятнадцати футах от него, таща тяжелый чемодан без видимых усилий и держа направление на стоянку такси возле аэропорта.

Подъезжая к «Камеруну», Гомер Гэллоуэлл ощутил сильное возбуждение, чему сам весьма удивился. Нечто подобное в последний раз было с ним много, слишком много лет назад. Сейчас он возвращался в эту отполированную, начищенную машину, которая лишила его двухсот тысяч долларов в последний приезд сюда. Тогда он оказался здесь, потому что Вегас был избран как нейтральное поле для проведения деловых переговоров. Казино его не привлекало. Но неожиданно у него оказалось лишнее время, и он заинтересовался механизмом деятельности той части казино, где играли в крэпс. Он с презрением наблюдал, как взмокшие идиоты расстаются со своими деньгами. В какой-то момент Гомеру показалось, что он увидел, как можно выиграть, попытался — и потерпел унизительное поражение. Удар по своей гордости он переживал куда болезненнее, чем по кошельку.

И вот он вернулся, подготовленный к «лабораторным экспериментам» методами, которые сделали его всемогущим человеком. Самое приятное всегда заключалось для него в том, что он повергает чью-то систему. Впервые шансы для этого у него появились много лет назад. Время от времени кто-нибудь вставал на его пути, но он знал, как распорядиться властью и силой «на своей территории», и поражение тех людей было настолько неизбежным, что часто Гомер не испытывал ни малейшей радости от победы. Но были, были времена, когда он обыгрывал других в их собственные, любимые игры, и память до сих пор сохраняла ощущение сладости тех побед. И вот сейчас предоставляется почти детская возможность испытать то же чувство.

Он знал, что в «Камеруне» будут очень рады видеть, что такая дорогая овца пришла к ним на повторную стрижку. И у них не было никаких оснований опасаться, что на сей раз все будет несколько иначе. Возможно, они считают это старческой причудой. Может быть, так и есть. И повторный визит — лишнее тому подтверждение. Так Гомер Гэллоуэлл рассуждал сам с собой.

Но есть некоторые вещи, которых они не могут знать. Они не могут знать, что он поставил стол для крэпса на старом ранчо к югу от Далласа и потратил несколько сот часов на изучение методов игры, а потом пригласил молодого талантливого математика из галфпортской группы. Молодой человек воспринял идею Гомера со всей серьезностью и даже загорелся ею и принялся за работу. Он составил всевозможные сочетания цифр, просчитал все на компьютере в Галфпорте и принес результаты на ранчо.

Проблема заключалась в том, чтобы отыскать наиболее вероятный путь к выигрышу трехсот тысяч долларов при наименьшей вероятности проигрыша. Все системы удвоения, кроме одной, были отброшены, а оставшаяся сработала бы только в том случае, если бы Гомер Гэллоуэлл добился щедрого потолка ставок. Но после длительного изучения и эта система была отвергнута, критическим фактором было легко доказуемое допущение, что, чем больше ставок делает игрок, тем у игорного дома больше вероятность выигрыша. И вот терпеливые, но озадаченные работники ранчо, которые начали было спрашивать себя, не выживает ли старик из ума, часами бросали кубики. Одновременно шла тайная охота за мнениями профессиональных игроков. Заключительный план оказался оптимальным сочетанием чистой высшей математики и предрассудков прожженных игроков.

Этот план наилучшим образом отвечал чаяниям Гэллоуэлла. Дальше многое зависело от него самого. Он был уверен, что ни в коем случае не отклонится от плана. Но могло статься и так, что, несмотря на все планы и предосторожности, казино вновь без труда отберет у него деньги, как и в прошлый раз. Эта вероятность придавала особый оттенок предвкушению игры. С этой мыслью Гомер Гэллоуэлл и выходил из такси, остановившегося под огромным навесом у входа в отель. За последнее десятилетие он устал от дел, исход которых предрешен.

Оформление шло скучно и буднично — до того момента, как он подписал регистрационную карту, и тогда все зашевелилось и забегало в ужасающей спешке: йес, сэр, мистер Гэллоуэлл, сэр, ваш люкс готов, сэр, пожалуйста, сюда, сэр.

Простор и роскошь номера изумили его. Если бы он сам выбирал, то взял бы самый маленький, самый дешевый номер в отеле. И дело тут не столько в бережливости, сколько в его безразличии к тому, где жить. Ему нужны крыша, постель, туалет, ванна, умывальник, кресло и окно. Все остальное излишне.

Он удивился и кучке серебряных долларов. Записка с приветствием была подписана Максом Хейнсом. Гэллоуэлл помнил его. Парень походил на старую обезьяну. «Небось лучше меня для него человека не было в прошлом году. Вот и подкармливает, чтобы еще раз подоить».

Гэллоуэлл скормил игровому автомату, стоявшему возле двери в спальню, три доллара и получил обратно десять. На этом его интерес закончился. Выигрыш не стоил усилий, приложенных к ручке, и утомительного слежения за вращением разноцветного колеса.

С дотошной аккуратностью пожилого человека Гэллоуэлл распаковался, сполоснулся и пошел в казино. Боковой карман пиджака оттягивался под тяжестью серебряных долларов, которые он забрал с собой. Он направился прямо к столу, к тому самому столу, где оставил двести тысяч, и начал играть — так, без интереса, ставя по доллару и проигрывая несколько чаще, чем выигрывая. Он ждал Макса Хейнса и был уверен, что ожидание не будет долгим.

— Добро пожаловать, с возвращением, мистер Гэллоуэлл, — раздался голос Макса.

Гэллоуэлл обернулся и протянул руку приземистому лысому человеку.

— Как ты, Хейнс?

— Прекрасно, сэр, просто прекрасно. Хотите попытаться еще раз?

— Не решил. Думаю, может, по доллару в этот раз. И тогда твои ребята ничего с меня не получат.

— Думаете, и в этот раз удача отвернется от вас, как тогда?

— Может. Очень может. Думаю, мне не будет интереса, если не сделать все чуть иначе.

— Что вы имеете в виду?

— Есть где поговорить?

Макс Хейнс проводил техасца в свой кабинет, небольшую темную комнату с яркой лампой прямо над столом.

— Могу ли я предложить что-нибудь выпить, мистер Гэллоуэлл?

— Бурбон и ключевой водички горло прополоснуть. — Гомер подождал, пока Хейнс сделает заказ и повесит трубку. — Нет, я как следует подумал и решил поиграть с однодолларовыми ставками. Я давно уже понял, что, играя в чужую игру, не разбогатеешь.

— Некоторым удается, мистер Гэллоуэлл, некоторым удается.

— Но у них это случай, а я привык выигрывать по-большому.

— А вот и наше виски, сэр.

— Отличный сервис, Хейнс.

— Вы что-то говорили насчет желательности некоторых изменений.

— Последний раз, когда я был здесь... прекрасный бурбон... я, может быть, сыграл бы и лучше, но все время расшибал лоб об этот лимит, который вы установили мне.

— Мы установили потолок в шестнадцать тысяч на одну ставку, правильно?

— Ты все хорошо помнишь. Хотя такого клиента, как я, приятно вспомнить.

— Всегда рады вашему приезду, сэр. А какой лимит вы предлагаете?

— Специально не думал... Может, порядка... двадцати пяти тысяч. Как?

— Много.

Гомер поставил пустой стакан на стол:

— Тогда спасибо за угощение, пойду поиграю по доллару...

— Но не слишком много, мистер Гэллоуэлл.

— Так ты даешь мне лимит в двадцать пять тысяч на ставку?

— Только при условии одной ставки такого размера за раз.

— Вот это другой разговор. Теперь еще одно. Тогда черт те какая толпа собралась вокруг, посмотреть, как я себя выставляю в дураках. Если бы меня узнали, я попал бы во все газеты. Так что я хочу поиграть, не привлекая внимания. Для этого мне надо, чтобы ты сделал мне несколько как бы чеков — заготовки по двадцать пять тысяч штука. К примеру, взять стодолларовые фишки и на каждую наклеить ленту с твоей подписью. Можешь это сделать?

— Да, но...

— У меня тут с собой чек на двести тысяч — это сколько я проиграл в тот раз. Сделай мне восемь таких специальных фишек. И заготовь еще пятнадцать — двадцать таких — на случай, если мне надо будет купить еще или я начну что-нибудь выигрывать. Пусть они будут на том же столе, где я проиграл тогда. И введи в курс дела ребят, работающих на том столе.

— Но...

— Я не хочу быть замеченным, Хейнс. Если тебе нужны мои деньги, делай так, как я сказал. Думаю, в городе есть места, где сделают по-моему, если я их вежливо попрошу.

— А вы не будете делать ставок... поменьше?

— Конечно, буду. И однодолларовые, как это было, когда ты пришел. А в какой-то момент, когда мне покажется нужным, я пущу в игру эти специальные фишки.

— Это необычно, мистер Гэллоуэлл, но мы сделаем это.

— Пойду поужинаю, и, думаю, ты успеешь подготовить все к моему возвращению.

— Я сделаю все точно так, как вы хотите, мистер Гэллоуэлл.

— Чек побудет при мне, пока ты будешь делать эти штуки.

Гомер Гэллоуэлл вышел из кабинета Макса Хейнса, скрывая охватившее его торжество. Если бы ему не удалось устроить так, как он хотел, он бросил бы свою затею и уехал домой. Его эксперименты показали, что любой другой подход, скорее всего, закончился бы проигрышем. Хейнс, думая, что он собирается использовать систему удвоения, согласился на большой лимит, зная, что любая система удвоения провалится, когда длинный ряд удвоений упрется в лимит казино. Даже если он будет стартовать с однодолларовой ставки, то пятнадцать проигрышей подряд подведут его к двадцатипятитысячному лимиту, а выигрыш любой из ставок даст ему в целом выигрыш в один доллар.

Пятнадцать проигрышей подряд — вероятность крайне малая. Но случается. Однако при такой системе оставшихся лет ему не хватит, чтобы отыграть прошлый проигрыш, даже если он никогда не попадет на такую череду неудач. Его прошлое фиаско было результатом дурацкой системы удвоения на восьмерках и шестерках, когда он ставил тысячу, две, четыре, восемь и наконец шестнадцать — установленный лимит. Вначале шло довольно хорошо, у него было даже тридцать пять тысяч в плюсе после трех часов игры.

Но потом кубики вдруг резко охладели к бросающим. Раз за разом выпадало «очко», а потом семерка. Гомер играл по своей системе, подходил к лимиту, а бросающие продолжали чередовать «очки» и семерки. За пять таких серий он проиграл сто пятьдесят тысяч, вокруг него собрался народ, крупье замедлили ход игры, чтобы дать ему время разобраться, понизить ставки. Он ограничил себя максимумом в восемь тысяч и кое-что сумел вернуть, но вскоре опять попал на длинный ряд проигрышей, и с двумястами тысячами было покончено.

Гэллоуэлл понял, что Макс Хейнс упустил из виду важную характерную черту его личности. Гомер Гэллоуэлл к любому делу всегда готовился. Его методы никогда не основывались на голой интуиции, предрассудках или слепом упрямстве. Они отличались оптимальной гибкостью, позволявшей быстро перестроиться на восприятие новых возникающих проблем, и основывались на экспертных оценках, специально привлекавшихся знатоков. Он казался суровым, своевольным, негибким, упрямым. Но это было чем-то вроде внешней наигранности опытного игрока в покер. За свою жизнь он понял, что у людей, лишенных гибкости, пониженная выживаемость.

По мнению Гэллоуэлла, игорный стол для Макса Хейнса был всем, что тот успел и не успел сделать, главным смыслом жизни, и он испытывал некоторое презрение к этому человеку. Большой военачальник между кампаниями может позволить себе развлечься за настольной военной игрой и даже испытывать желание выиграть, но во всех случаях он будет чувствовать свое огромное моральное превосходство над игроком-профессионалом, который потратил свою жизнь на игру, а не на реальность.

Было начало восьмого, когда Гомер Гэллоуэлл взял у Макса Хейнса свои восемь специальных фишек. Он нашел место за столом и сразу же заметил то особое внимание, с которым к нему отнеслись трое крупье, обслуживавших стол. Остальные игроки на это не обратили внимания. Гомер начал играть на серебряные доллары, делая ставки без определенного плана. В отдалении некоторое время болтался Макс Хейнс с парой помощников. Суровое лицо Гомера оставалось непроницаемым. Он выжидал, смотрел, считал, проявляя выдержку ящерицы, дожидающейся случайного жучка и неразличимой на фоне обожженного солнцем камня.

В двадцать минут девятого особая ситуация, которой Гомер дожидался, подоспела. Как раз сменились крупье, но он знал, что и новых предупредили относительного него. Вначале женщина в другом конце стола выиграла восемь раз подряд и затем потеряла ход. Следующим бросал ее сосед слева — подвыпивший, шумный, агрессивный, готовый в любой момент затеять ссору мужчина. Гомер двумя пальцами скользнул в карман жилета и достал одну из своих специальных фишек. Шумливый выбросил 9, 3, 10, 3, 9 и оставил первоначальную ставку.

Гомер протянул руку и поставил свою специальную фишку на «не выигрывает».

— Подождите бросать! — отрывисто произнес крупье.

— Какого еще дьявола? — запротестовал бросающий.

— А вы сделали ставку, сэр? — спросил крупье Гомера.

— Именно там, где хотел, — ответил Гомер.

— Может быть, помочь этому деду правильно сделать свою несчастную ставку? — заговорил подвыпивший. — Дед, выбрал бы что-нибудь получше, чем ставить на мой проигрыш. Ребята, когда вы там закончите и дадите мне выбросить мою семерочку?

— Бросайте, сэр, — сказал крупье.

Шумливый выбросил снова 9, потом 11, 3, 10, 6, 7. Банкир стола подошел к стопкам с фишками, с самого низа одной из них достал специальную и изящным движением положил ее на фишку Гомера. Гомер взял обе и опустил в карман.

— Сглазил, дед — проворчал шумливый. — Еще раз так сделаешь, я тебе дам. Эй, дед, не слышишь, что ли?

Гомер Гэллоуэлл медленно поднял голову, чуть пошире раскрыл свои желто-серые глаза, придававшие ему сходство с рептилией, и посмотрел на того тем долгим взглядом, который ставил на место людей гораздо более высоких по положению, чем этот выпивоха.

— Закрой рот, сынок, — вежливо произнес Гомер.

— О, я не хотел вас обидеть, — совсем другим голосом промолвил тот.

После этого до полуночи Гомеру еще три раза представилась возможность повторить тот же самый прием: он ставил против второго броска игрока, если перед этим была серия из как минимум восьми ходов подряд предыдущего бросающего. Один раз он проиграл, два раза выиграл и отошел от стола с пятьюдесятью тысячами в плюсе.

Его метод в одном отношении нарушал теорию молодого математика. «Да поймите вы, мистер Гэллоуэлл, — чуть ли не со слезами на глазах взмолился однажды тот, — у кубиков нет памяти! Если вы нормальными кубиками выбросили сорок семерок подряд, то математическая вероятность выбросить семерку сорок первым броском остается той же, что и до первого броска». — «Сынок, ты мне здорово помог. Мы знаем оптимальный размер ставок, которые следует делать. Знаем, что их нужно делать в наивыгоднейший момент. У меня есть эта составленная тобой таблица, из которой следует, что я могу сделать девятнадцать — двадцать ставок, а потом фортуна отвернется от меня. Все это я от тебя получил. Определенный опыт я получил от профессиональных игроков, с которыми вошли в контакт мои люди. И каждый из них говорит, что после длинной выигрышной серии одного бросающего хорошо, если следующий выиграет раз, редко бывает два раза и крайне редко — три. Понимаешь, сынок, это бывает как пра-ви-ло! Но иногда кости дуреют, везет одному за другим. Однако профессионалы видят такие вещи, которые тебе не измерить твоими компьютерами, и я думаю, что для терпеливого человека это важно, это как раз то, чего ему не хватает для полного счастья. Будь я заядлый игрок, это мне не помогло бы. Я проиграл бы из-за того, что очень хотел бы выиграть, и выиграть много, и поэтому все свое оставил бы у них. Но я не заядлый игрок. Я вначале придумываю план и смотрю, как он работает. И если я там увижу, что мой план не срабатывает, сынок, то решу раз и навсегда, что в этом мире нет ничего, что может побить эти проклятые столы...»

Мистер Гомер Гэллоуэлл из Техаса, отойдя от стола, направился в бар «Африк», сел за столик в углу и заказал сандвич с ветчиной, бурбон и воду. Его столик находился рядом с дверью, через которую в бар входят артисты. Когда появилась она, Гэллоуэлл, насколько мог, учтиво встал и промолвил:

— Добрый вечер, миз Доусон.

— О-о, мистер Гэллоуэлл! — с искренней радостью воскликнула Бетти. — Я уже слышала, что вы опять у нас.

— Вы можете посидеть со мной немного?

— Мне прямо сейчас на сцену, но сразу по окончании, если вы не уйдете, — с удовольствием. Знаю, вам не нравится работа, которой я занимаюсь.

— Думаю, что выдержу и дождусь вас, если не буду сильно прислушиваться.

— Ну и публика у меня! — воскликнула Бетти с притворным отчаянием. — Так, значит, я подойду.

Гомер сел и посмотрел ей вслед, как она прокладывает себе дорогу между столами к маленькой сцене. Смотрел на ее крутые бедра, хорошие плечи, длинную прямую линию спины, грациозную походку и думал о том, почему, о Господи, так мало их осталось на земле, таких женщин, сильных, гордых, излучающих тепло. Теперь пошла совсем другая порода — вечно хнычущие, писклявые, нервные, капризные, скучные. А эта — как Анджела. Как Анджела много лет назад, когда еще болезнь крови не свалила ее. Она боролась со смертью тринадцать лет, но он никогда не слышал от нее жалоб. Таких людей, как Анджела и эта Бетти Доусон, жизнь не бережет. Бетти потеряла свои лучшие годы, семь лет, когда ей надо было рожать детей, принадлежать хорошему человеку, помогать ему в работе, — вот что ей было уготовано Богом, а не петь эти дурацкие песенки пьяной публике.

Он вспомнил, как они странно познакомились. В марте прошлого года, тринадцать месяцев назад. Проиграв те самые двести тысяч, он встал на следующее утро в пять часов, злой на себя, с желанием улететь по крайней мере до восьми. Тот факт, что он засел за игру, свидетельствовал о скуке, которая все больше и больше овладевала им в течение последних лет. Он приобрел огромную силу, и ему стало слишком легко добиваться своих целей. Но он испытывал такое глубокое уважение к бесперебойно функционирующей «Гэллоуэлл компани», что никак не мог создавать себе дополнительных трудностей путем принятия нарочито ошибочных решений, чтобы давать самому себе возможность поработать.

В то утро, раздраженный тем, что не может понять причин собственной неудовлетворенности, Гомер услышал, что где-то поет женщина. В казино у столов стояло несколько кучек людей, но большинство столов пустовало. Несколько игровых автоматов лишь временами издавали шум, не то что ночью, когда там стоял непрекращающийся рев. Гомер медленно прошел через казино в бар «Африк».

В большом затемненном великолепно отделанном помещении сидело восемь человек. Лишь половина из них слушала певицу. Один бармен протирал стойку, другой наводил блеск на посуду.

Женщина сидела за маленьким белым пианино, на ней было темно-красное, до неприличия узкое платье, в вырезе которого виднелось родимое пятно. Хрипловатый тембр ее голоса болезненно расшевелил в нем старые воспоминания. Стоя еще в дверях, он прислушался к словам песни, и они показались ему неглупыми, но пошловатыми, и он повернулся, чтобы уйти. Но в этот момент она сымпровизировала музыкальную вставку по ходу песни и пропела: «Выходить — это невежливо по отношению ко мне, это бьет по моему самолюбию...»

Он заколебался, пожал плечами и сел один за столик на четверых возле двери. Попросил у официанта чашечку кофе. Он сделал открытие, что можно слушать пение, не обращая внимания на слова.

Певица закончила выступление, иронично поклонилась в ответ на усердные аплодисменты одного подвыпившего слушателя, отключила освещение сцены и прошла прямо к столику Гомера Гэллоуэлла.

— Я слышала, что вы раньше владели полмиром, — заговорила она, — а теперь вас тут начали приучать к скромности, сэр.

Он встал:

— Вон та маленькая надпись — это ваше настоящее имя?

— Да, Бетти Доусон.

— Гомер Гэллоуэлл, миз Доусон. Вы... не посидите со мной немного?

— Весьма благодарна, — ответила она и села.

Он сам удивился, что пригласил ее сесть. Импульсивность была не в его характере. У него были все основания не доверять привлекательным молодым женщинам. Анджела была в его жизни единственной любовью. Когда он стал человеком влиятельным, женщины начали преследовать его так настойчиво и бессовестно, что это и удивляло его, и беспокоило. Но он избегал отношений с ними в любой форме. Анджела умерла, когда ему было тридцать пять, полжизни назад. У него было сильное и чисто физическое влечение к женщинам, но для эмоциональной привязанности после Анджелы у него, уже не осталось места в сердце, да он был к тому же слишком занят построением своей империи, чтобы отвлекаться на «светскую» жизнь. И, исходя из грубой логики, которой он руководствовался, он решил проблему по-своему, с характерной для него эффективностью.

Один из его агентов в Мексике выбирал девушек из маленьких деревень, непременно здоровых, чистоплотных, бедных, с хорошими манерами, прилежных в работе, а внешне крепких, загорелых, миловидных. Обмана никакого не было. Каждой говорили, что она поедет в Штаты на легальном основании и получит там разрешение на работу. Она будет работать на гасиенде богатого и влиятельного «норте американо» и делить с ним постель в течение года или двух. Ее научат, как следить за собой, чтобы у них не было детей. За свои услуги она будет получать хорошие деньги, а когда время контракта истечет, то вернется в свою деревню с таким дорогим подарком, что ей нетрудно будет найти хорошего жениха у себя в деревне. Отказов было мало, а те, которые соглашались, годы спустя были весьма довольны результатами сделки.

Имена и лица этих девушек перепутались, он не помнил, сколько их было за эти годы. Мария, Антония, Ампаро, Росалинда, Мария-Элена, Аугустина, Чуча, Доротея... Из раза в раз все удобно повторялось: вначале ничего не требующая взамен покорность, страх, которые скоро переходили в радостную привязанность, потому что ему легко было быть добрым к ним. Почти все без исключения через несколько месяцев после возвращения в Мексику присылали ему традиционную свадебную фотографию — невеста и жених напряженно смотрят в объектив деревенского фотографа, запечатлеваясь на вечные времена.

Все эти годы постоянных забот эти девушки приходили к нему по ночам, заряжая его неизменной молодостью, ничего не требуя дальше очерченного заранее круга домашних работ и постели, ценя его доброту и посвящая себя тому, чтобы доставить ему удовольствие.

Он отдавал себе отчет в том, что это аморально, что это рабство, добровольное, но все равно рабство, привлекательность которого поддерживалась деньгами. Он не мог до конца уяснить, кому плохо от этих сделок, но угрызения совести были достаточно сильны, так что всякий раз его подарок оказывался щедрее, чем он планировал.

Последней, кого прислали ему шесть лет назад, была Хильермина из деревни в районе Тлахкала. Гомер требовал от нее значительно меньше, чем в прежние времена. Когда она приехала в его дом, ей было девятнадцать. В течение двух лет Хильермина брала на себя все больше и больше ответственности за управление домашним хозяйством. Это была необычайно сильная личность с талантом к управлению. Сколько бы недель он ни отсутствовал во время деловой поездки, в любой момент он приезжал уверенным, что ранчо будет блестеть чистотой. В холодный сезон будет готова печь — оставалось лишь затопить. Джиджи с улыбкой, одновременно застенчивой и гордой, распакует его вещи, приготовит свежее белье и одежду, сделает виски, как ему нравится, составит меню из его любимых блюд.

Через два года Гомер заговорил с ней, безо всякого желания, о том, что пришло время послать ее обратно. Она ответила, что может еще немного подождать, если ее присутствие не тяготит его. Он снова заговорил с ней об этом в конце третьего года, и четвертого и уже знал, что больше не будет поднимать этого вопроса.

Внешне она изменилась: прибавила в весе, широкие индейские скулы стали более заметны. Она командовала всей домашней прислугой, требуя неукоснительного послушания. С Гомером Гэллоуэллом она стала более фамильярной, но не так, чтобы ему это не нравилось. Она следила за его здоровьем, как мать за болезненным ребенком, ходя за ним по пятам, когда он чувствовал чрезмерную усталость. Помимо его желания или просьб, он превратился в центр ее существования, и было немыслимо посылать ее обратно. Ее английский стал весьма приличным, и по ее настоянию, отнюдь не упорному, он помог ей получить американское гражданство.

Когда Гомер жил на ранчо, Джиджи каждый день перед сном приходила и массировала ему сильными загорелыми пальцами спину, плечи и шею, как бы стирая с него все напряжение дня. Одновременно она болтала о делах на ранчо, и это тоже приносило Гомеру отдохновение. Она оставалась с ним, разговаривала и была всегда рядом, когда в нем просыпалось желание. Если он просыпался до рассвета, ее никогда не было рядом, она уходила в свою комнату в крыле для прислуги — так она понимала рамки приличия в их отношениях. Когда на ранчо бывали гости, она не давала им ни малейшей пищи для размышлений. Оставаясь наедине с Джиджи, Гомер иногда говорил о делах, и, хотя они были выше ее понимания, ему казалось, будто у него самого в голове становилось больше ясности. Джиджи была единственным человеком, с которым он говорил свободно и открыто.

Удовлетворяя собственное чувство ответственности за нее, Гомер сделал специальное добавление к своему завещанию. Доверенный адвокат, который ведал его юридическими делами наиболее личного характера, был поражен названной суммой.

— А сможет ли эта... это лицо правильно распорядиться такого размера суммой? — осторожно спросил он. — Может быть, лучше...

— Она сумеет распорядиться своими личными финансовыми делами лучше, чем ты — своими, сынок.

— Да я просто...

— Вот и делай то, что я тебе говорю.

Ему нравилось думать, как после оглашения завещания охотники за чужими деньгами накинутся на эту простую женщину из заброшенной деревеньки и какой отпор они получат с ее стороны, ибо она со своей практичностью и проницательностью насквозь видит любой обман.

Все они, включая нынешнюю его подругу Хильермину, выработали у Гомера определенную оборонительную тактику против женщин типа той, которую он импульсивно пригласил посидеть с ним.

— Они крепко наказали меня, — сказал он.

— Слухи об этом ходят, — сказала тогда Бетти Доусон. — Если кто-нибудь обыгрывает дом, об этом трубят в газетах. Если же наоборот, то в рот воды набирают.

— Я думаю, вас интересуют люди, которым есть что проигрывать. Так что когда они проигрывают, это самое приятное для них событие. В данный момент я победил бы в конкурсе на самую популярную личность.

Официант принес кофе. Когда он отошел на достаточное расстояние, Бетти посмотрела на Гомера внезапно сузившимися глазами и сказала:

— Мне абсолютно все равно, сколько вы проиграли или сколько у вас осталось. Я заговорила с вами только потому, что вы казались подавленным. «Среди меня» вы не выиграли никакого конкурса. Что мне до вас или ваших денег! Если вы не в состоянии оценить дружеского жеста, не думая при этом, что все подряд хотят вас подцепить на крючок, тогда почему бы вам не встать и не уйти через эту дверь? Мне будет жутко как не хватать вас.

Он пристально посмотрел на нее, потом наклонился к ней — его глаза стали такими же узкими, как ее, — и произнес:

— Чего мне не хватало, так это чтобы меня пожалела девчонка, которая зарабатывает на жизнь грязными песенками. Когда мне понадобится, чтобы меня пожалели, я напишу вам. Для меня то, что я проиграл, это все равно что вам потерять десять долларов.

— Пришлите мне копию вашего банковского счета, господин богач!

— Если кто и уйдет из-за этого стола, то не тот, кто сел сюда первым!

— А может, вы купите этот отель и снесете его мне назло?

Оба замерли. Лица их разделяло несколько дюймов, челюсти были сжаты. Уголок его рта задвигался, ее глаза заплясали. И внезапно оба разразились смехом, так что слезы потекли по щекам. Костяшками пальцев он ударил по столу, и бармены разом посмотрели в их сторону.

Когда приступ смеха прошел и они успокоились, то были уже друзьями, которые могли спокойно разговаривать друг с другом. И оба готовы были и говорить, и слушать. Он сказал, что не позволит ей уйти спать. Потом разрешил ей пойти переодеться. Они вместе позавтракали, в тот яркий холодный день прошлись по курортной части города, долго обедали в «Сахаре» и потом на такси вернулись в «Камерун».

За обедом Гомер спросил:

— Вы можете уйти из этого бизнеса или нет?

Он сразу почувствовал отстраненность и настороженность в ее голосе, когда она ответила с безразличным видом:

— Ну а почему я должна уходить, Гомер? Мне нравится такая жизнь.

— Это не та работа, для которой вы созданы, миз Бетти, — упорно продолжал он свое.

— Да почему?! Да, в песнях накручено, но на самом деле ни про одну из них нельзя сказать, что она дурного вкуса.

— Носить такие облегающие платья, и эти олухи смотрят на вас...

— Это часть представления.

— Да вам нужно быть замужем, иметь детей — такой женщине, как вы!

— Может быть. Но мужа не закажешь, как порцию виски, Гомер. Где же его взять?

— Но вам надо и самой посматривать, немножко помогать самой себе.

Она пожала плечами:

— Если бы даже и появился парень, уже слишком... Оставим это, Гомер, хорошо?

— Почему слишком поздно?

— Ну пожалуйста, Гомер.

— На вас кто-нибудь оказывает давление, миз Бетти?

Она немного запоздала с ответом, что лишь подтвердило его подозрения.

— Чепуха! Я свободна как птица.

— Что бы это ни было, я вижу, вы не хотите об этом говорить. Вам это неприятно. Но помните одну вещь: я располагаю немалым влиянием, миз Бетти. Вы мне нравитесь, а людей, которые мне нравятся, немного. И если кто-то связывает вас по рукам, а вы хотите освободиться, то дайте мне знать в любое время, в любом месте и скажите, кто и как, и я все сделаю. Деньги, черт их подери, это самый мощный рычаг в этом мире.

— Если мне, Гомер, понадобится когда-нибудь белый рыцарь на белом коне, то я позвоню в Техас.

— Обязательно, слышите?

Когда они вернулись в отель, Гомер связался со своим пилотом, а Бетти настояла на том, чтобы отвезти его в аэропорт на своем стареньком автомобильчике. В момент расставания он после короткого замешательства решился запечатлеть на ее щеке легкий поцелуй. Через месяц или около того он распорядился, чтобы в ее адрес послали перстень от самого Маркуса Неймана. Это был вечерний перстень с темно-синим овальным аметистом в три карата, вставленным в роскошную платиновую оправу.

Бетти отправила этот перстень по почте обратно, сопроводив забавным стихотворным отказом. Гомер Гэллоуэлл иронично посмеялся над собой и отдал перстень Хильермине...

Первое выступление Бетти закончилось, и она с улыбкой направилась к его столику.

— Гомер, вы хорошо выглядите.

— Конечно, миз Бетти. Как старый колдун на высоком дереве. Вот не знаю, сказать вам что-нибудь или нет за то, что вы прислали назад тот перстень. По-моему, это высокомерный поступок.

— О, это был героический поступок, Гомер. Вы даже не представляете, сколько сил стоило мне оторвать его от себя. Я влюбилась в него с первого взгляда.

— Я подумал, что он подойдет к вашим глазам.

— Не обижайтесь. Я не приняла его, потому что мы друзья, я полагаю, кроме того, у меня было предчувствие, что мы снова когда-нибудь встретимся. А раз так, то мне не хотелось чтобы во мне поселилась мысль о том, что если я буду хорошо себя вести, то получу новый подарок. Вы меня понимаете?

— В некотором роде, да. Может быть.

— Мое расположение нельзя купить, сэр.

— Да я никогда и не думал.

— Но я чувствовала бы себя как содержанка, если бы приняла такой дорогой подарок.

— Даже если и так, то вы были бы самой свободной женщиной такого рода, потому что я не смогу бывать здесь больше трех дней и только раз в год.

Бетти наклонилась к нему и, понизив голос, спросила:

— Ну зачем вы опять приехали сюда? Чтобы вас снова ощипали? Я слышала, вы приехали играть.

— На этот раз все может обернуться несколько по-иному, миз Бетти.

— Гомер, Гомер! Это они так говорят. Но так не бывает!

— Я бы на вашем месте не беспокоился за старого Гомера. Я немного занялся изучением этого дела после того раза. Если человек все время ставит, то по теории вероятности, которая отдает преимущество казино, он в конечном итоге проиграет. Я же ставлю редко, но крепко. — Гомер двумя пальцами достал из кармана жилета десять фишек. — Вы видели что-нибудь подобное?

Она взяла одну из фишек.

— Ну, сто долларов, вот и все. Только лента сверху. — Бетти повернула фишку к свету. — Подпись Макса Хейнса! Зачем?

— Это немножко повышает их в цене. До двадцати пяти тысяч за штуку. Так мы с ним договорились.

Бетти в испуге вернула фишку:

— Боже мой! Десять штук! Уберите, мне не по себе от них. Когда же вы, намерены пустить их в дело?

— Уже начал, миз Бетти. Начал с восьми, а теперь их десять. Если дело пойдет, как я рассчитываю, то завтра у меня будет еще три-четыре таких и три-четыре, а может и пять, в понедельник, и я поеду домой. А в чем дело? Вы как-то странно сейчас смотрели.

— Ничего особенного, Гомер.

— Что случилось?

— Я просто... У меня ужасное предчувствие, будто вы знаете, как обыграть казино, — если кто-нибудь в мире вообще может это сделать... Ужасное предчувствие, что вы выиграете.

— А чего ж тут плохого?

— О, я так, шучу.

— Но вы, кажется, напуганы?

— Иногда это не очень хорошо — много выигрывать.

Секунду-другую Гомер разглядывал ее.

— Не беспокойтесь. Разумеется, им не захочется без борьбы упускать деньги. Но я не первый день на свете. Когда мне было двадцать два года, один человек отнял у меня мои деньги. Три сотни золотом. Он прискакал на взмыленной лошади, ранил меня, забрал лошадь, деньги и оставил меня подыхать. Но через три месяца я собирался жениться, и у меня не было времени умирать. Я прошел четыре мили, прополз три и, воя от боли, как-то преодолел еще две, потом немного отдохнул. Затем я развел огонь на рельсах и остановил поезд, идущий на Сан-Антонио: Через три недели я поправился, прихватил друзей и пошел с ними навестить того друга. Мы его немного подвесили, потом приспустили, чтобы он смог говорить, и, когда он признался в содеянном и сказал, где деньги, мы повесили его уже окончательно. С тех пор никто ничего не брал у меня без моего согласия. Так что за меня не беспокойтесь.

Бетти улыбнулась и дотронулась до его руки:

— О'кей, бесстрашный старец.

— На вас что-то благотворно действует, я бы сказал.

— В каком смысле?

— У вас на лице написано, миз Бетти. Вы как будто вошли в пору цветения. Подозреваю, вы нашли друга.

— Нашла, Гомер. Я действительно нашла его.

— Собираетесь пожениться?

Бетти покачала головой:

— Нет.

— Почему? Вы не такая глупенькая, чтобы связываться с женатым мужчиной.

— Нет, он не женат.

— Тогда что вас удерживает?

— Мне кажется, я слишком люблю его, Гомер.

— Будь я проклят, если когда-нибудь понимал женщин!

— Не шумите, Гомер. Я счастлива. Мне этого пока достаточно, разве так не бывает?

— Бывает, конечно. Вы выглядите счастливой, девочка. Значит, это то, что вам сейчас нужно.

— Он сильный, Гомер, когда это требуется. Цельная натура — или сейчас так не говорят? Это тот мужчина, какой мне нужен. Видит Бог, можно много найти таких, которых самих надо нянчить и которые будут выкачивать из тебя силы. А это человек, на которого можно опереться. Но я не хочу. Знаю, что можно, если понадобится, но не хочу. Вот в чем прелесть.

— Интересно, кто ж это такой? Уж не сам ли?..

— Гомер, клянусь, вы почти ревнуете. Спасибо вам, дорогой. Этого парня зовут Хью Даррен. Он новый управляющий отелем... с августа прошлого года.

— Сейчас здесь куда лучше, чем в прошлом году.

— Он мастер своего дела, Гомер.

— Это кое-что значит, девочка. Для меня не очень важно, кого вы там подцепили на крючок, важно, чтобы это был мужчина, который делает свое дело лучше других. И не важно, кладет ли он кирпичи или управляет банком. Классные профессионалы — это люди крепкие и гордые. А это главное. Очень рад, что вы счастливы, миз Бетти. А теперь извините меня, я пойду. Тяжелая это работа — стоять на ногах у стола и ни на минуту не упускать нить игры.

— Спокойной ночи, Гомер. Я так рада, что снова увидела вас, дорогой.

* * *

Хью находился в своем кабинете, когда позвонили из службы регистрации. Сотрудник службы слегка нервным голосом сказал, что с Хью выразил желание поговорить мистер Гомер Гэллоуэлл, который находится рядом. Хью взглянул на часы и поспешил к двери. Шел второй час ночи.

— Здравствуйте, мистер Гэллоуэлл. Меня зовут Даррен. Чем могу вам помочь?

Гэллоуэлл так долго оценивающе смотрел на Хью, что молчание становилось уже неприличным.

— Просто хотел взглянуть на тебя, сынок. Говорят, ты хорошо работаешь.

— Благодарю вас. Вы довольны номером?

— Великоват для меня, Даррен.

— Если вам что-то понадобится, в любое время...

— Когда я чего хочу, я говорю громко и внятно, сынок. Насчет этого будь спокоен. Хочу попросить об одной вещи: убери оттуда эту машину. Я не собираюсь на ней играть, и она не окупит своего пребывания в моем номере. Не люблю бездельников, даже если это машина.

Хью подозвал служащего, тихо распорядился и сказал:

— Пока вы будете подниматься в номер, ее там уже не будет, мистер Гэллоуэлл.

— Вот это сервис, Даррен. Я что вспомнил... В прошлый раз, когда я здесь был... я не встретил человека. Все-таки я в им могилы не вырыл... Единственно достойное лицо — это была девушка, Доусон, но она не вязалась с этим местом. Может, ты тоже исключение, сынок.

— Хотел бы думать, что да, мистер Гэллоуэлл.

— Не хочу тебе мешать так думать, Даррен. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, сэр.

Когда старик скрылся в кабине лифта, Хью повернулся к служащему:

— Что бы все это значило?

— Черт его знает. Может быть, тебе собираются дать работу в Техасе, Хью.

— Спасибо, перебьюсь.

Прежде чем пойти спать, он зашел в «Африк», был как раз перерыв между выступлениями Бетти. Увидев Хью, она оставила столик друзей и, нахмурив брови, пошла ему навстречу.

— Тебя, случайно, не уволили? Что мне проку с тебя, если ты не выспишься?

— Я только на минутку, посмотреть, прежде чем пойти спать, на человека, единственно достойного, с техасской точки зрения, во всем отеле...

— Что? О Господи, неужели Гомер?!.

— Он инспектировал войска. Я чуть не отдал ему честь. И как же ты добилась его расположения?

— Он славный старик, и мы с ним добрые друзья. Мы всего второй раз видимся, а стали хорошими приятелями. Это непостижимо, но бывает.

— Если уж Гомер Гэллоуэлл — славный старик, то Сталин был сущий агнец.

— Ты же даже не знаешь его, Хью. Он твердый, жесткий человек. Но я ему доверяю. И знаю, что он доверяет мне. Уверена: он пришел посмотреть на тебя, потому что я сделала тебе такую рекламу! Как человеку, поставившему на ноги этот отель. Да, сэр.

— Очень благодарен. Этот отель укатал меня.

— Ради Бога, иди спать.

— Твое желание для меня закон.

— Увидь меня во сне, — прошептала она.

— Не могу, мне надо отдохнуть. Иди, детка, похохочи со своими веселенькими дружками. Пока.

— Под этой маской скрывается сердце, полное...

— ...вожделения.

— Именно это я и хотела сказать.

Они стояли в затемненном углу зала, где Хью, не опасаясь чужих глаз, мог позволить себе прощальную ласку и назидательный шлепок по самому тугому месту юбки. Этот звук и недовольное восклицание Бетти утонули в меди квартета, игравшего на маленькой сцене. Но крепкий локоть Бетти так глубоко вошел в живот Хью, что у него перехватило дыхание и он никак не мог поймать ртом воздух — ровно столько времени, сколько понадобилось, чтобы Бетти вернулась к столику, который оставила при его появлении, села и обворожительно улыбнулась. Потом она послала ему воздушный поцелуй, и Хью покорно побрел спать.

Глава 6

В воскресенье в четыре часа дня в кабинет Макса Хейнса ввалился его помощник Бен Браун, плюхнулся в кресло возле стола и выдавил из себя:

— Эта система сукиного сына продолжает работать на него, Макс. Три штуки в день.

— Сколько он делал ставок?

— Больших? Пять за день. Выиграл первый раз, проиграл во второй, а потом взял три подряд. Честное слово, у ребят, которые работают за этим столом, нервы не выдерживают, Макси. Он может два часа валять дурака с долларовыми ставками, а потом вдруг — бац!

— А они знают систему?

— Конечно. После восьми или больше выигрышей одного бросающего он ставит второй бросок против следующего играющего, если тот сохраняет ход. Но если даже знаешь, когда он поставит, все равно это шок, Макс. Сейчас он влез в наш карман на сто двадцать пять, и я говорю тебе, что если он будет продолжать еще какое-то время, то нам будет плохо.

— Но он нечасто ведь ставит, Бенни.

— Он что, приехал обчистить нас?

— Зависит от того, сколько ему нужно. Если он здесь ненадолго, то с этим и уедет. Может уехать в любое время, даже в эту минуту. Знаешь, как это бывает. Но если ему нужно много... Если ему нужно черт знает как много, то мы вернем свое и его заберем.

— Э, Макс, он играет не как настоящий игрок.

— Он и не игрок. Этот старый кожаный мешок здорово объехал меня, я и не ожидал. У него нет этого зуда, какой бывает у настоящих игроков. Хладнокровен, как рыба. Он задумал умную вещь и у меня предчувствие, что она у него сработает. Он не будет жадничать и постарается уехать с хорошим кушем.

— Постарается уехать, Макс?

Хейнс оттянул пальцами кожу двойного подбородка, и в его глубоко посаженных глазах заиграли злобные огоньки.

— Некоторым образом, да. Но я лично не буду заказывать для него лимузин и помогать ему с быстрым отъездом.

Бен Браун был моложавым одноцветным мужчиной — с коричневой кожей, каштановыми волосами, карими глазами и тонкими бесцветными губами. Он обладал искусством без устали бродить по казино, никем не замечаемый и сам видящий все. Если что-то возбуждало в нем подозрение, он быстро шел за тонкую дополнительную западную стенку зала, где был сооружен помост, через замаскированное отверстие наводил на нужное место сильную подзорную трубу и с адской выдержкой охотящегося кота вел наблюдение. Еще у него был редкий талант выявлять людей с умственным расстройством до того, как они сделают первый шаг. Когда его потом спрашивали насчет них, он только и мог сказать: «Видно было, что ненормальный».

При малейшем подозрении Бен поднимал по тревоге службу безопасности казино и ни на миг не упускал из виду сомнительную личность. Служба безопасности «Камеруна» состояла из нескольких крупногабаритных молодчиков, когда-то изгнанных из правоохранительных органов за чрезмерную жестокость. Люди несведущие часто считают, что поскольку в казино бывают толпы народа, а деньги — на виду, то их легко украсть. Думать о казино таким образом столь же ошибочно, как и о главном здании «Морган гэранти траст компани».

Такие попытки пресекаются в корне, максимально быстро и без лишнего шума, чтобы не привлекать ненужного внимания. Часто служба безопасности ограничивается тем, что неудачливого вора отводят в звуконепроницаемое помещение или отдаленный темный угол огромной автостоянки и с тем же эмоциональным спокойствием, с каким бригада водопроводчиков устанавливает какой-нибудь насос, за пяток минут вносят в последующую жизнь дилетанта-грабителя десяток мучительных лет.

Способная и опытная группа профессионалов могла бы, разумеется проведя хорошую разведку, ограбить любое казино. Но профессионализм такого рода находится под контролем всеамериканской уголовной империи, которая никак не заинтересована в натравливании одной своей части на другую. Было особо оговорено, что Лас-Вегас исключается из всякой междоусобицы. Этого решения строго придерживались, и даже имели место сходки и голосования по поводу частных случаев неподчинения со стороны мелкой уголовной сошки, в ходе которых выносились постановления, чтобы они убирались из Лас-Вегаса, пока целы...

Бен Браун не без колебания произнес:

— Не сердись, если я скажу кое-что... Так, просто мыслишка.

— И какая же?

— Будь это Гавана, не было в никаких проблем. Прошло бы автоматически. У меня припрятана пара человек. Ребята те еще, Макс, мы их в свое время привезли из Гонолулу. Так вот, берем толстяка Пого и ставим его крупье, а Уилли — на банк, и они так все гладенько сделают, что никто и не заметит. Каждый, раз после длинной серии, которой ждет старик, мы всучиваем следующему бросающему кубики, которые выигрывают, а после второй серии меняем их обратно на нормальные.

Макс изучающе уставился на него.

— И ты считаешь, что это хорошая мысль?

— Да как сказать... А что делать, старик обувает нас по-страшному.

Макс, как сонный медведь, прошел по комнате, встал над Брауном и вдруг с неожиданной быстротой нанес ему страшной силы удар. Кресло опрокинулось, Бен покатился по ковру, потом с трудом встал. На лице его были написаны ужас и страдание от боли, в углу рта показалась кровь.

— Бог с тобой, Макс! Бог с тобой!

— Собери себя в кучу и слушай, что я скажу. Мне на память приходит пара-другая случаев, когда ты намекал на кое-какие хитрые трюки, Браун. Сейчас ты снова вылез с ними. Пойми — мы живем тут как у Христа за пазухой. Мы крутим ручку денежной машины. Из каждой сотни тысяч баков, проходящих через столы, мы в среднем имеем восемь, после выплаты налогов. И находится идиот вроде тебя, который хочет сломать такую машину.

Сейчас я тебе нарисую общую картинку, Браун. Положим, мы найдем выход из сегодняшней ситуации, выгребем миллион из старика. Ты и я будем знать об этом. Пого и Уилли будут знать об этом. Одно неосторожное слово — и пошло гулять. Это так же точно, как то, что ты пока дышишь. Я не говорю уж о государственных службах — инспекционных, лицензионных. Но это не понравится важным людям, которые не могут позволить, чтобы каждый дурак пытался опрокинуть эту телегу с яблоками. Сопоставь этот миллион с доходами по всему городу — это же мелкие карманные деньги! И вот те важные люди зашевелятся, мой дорогой друг, пришлют сюда специалистов. Потом тебя и меня, Пого и Уилли завезут вон в ту пустыню и, когда им надоест смотреть, кто из нас громче кричит, закончат работу, набросают камней на наши могилки и укатят обратно на восток. И это будет хорошим предупреждением другим, у кого в головах могут заваляться умные мысли.

— Господи Христе, Макс!

— Вот почему твоя идея глупа. Выкинь из головы все свои умные мысли. И не старайся что-нибудь придумывать. Я люблю тебя, как сына, Брауни, но если узнаю, что ты проявил свою изобретательность в отношении кого-то из нашей клиентуры, то первый помогу, когда тебя будут убивать. А теперь подними кресло и садись.

Бен Браун сел, вздохнул. Потом вытер рот носовым платком и что-то сплюнул на ладонь.

— Зуб выбил, Макс.

— Ну-ка дай взглянуть. Развернись немного к свету. Да, действительно. Но это ничего, Бен, вроде, только край обломился. Не болит?

— Да нет, ничего не чувствую.

— Значит, до нерва не надломился, а то болело бы жутко. У тебя есть здесь зубной врач?

— Есть.

— Да, а как Салли? Давно ее здесь не было.

— Знаешь, на этот раз, Макс, плохо чувствует себя по утрам, тошнит. У нее так легко прошло с первым ребенком, мы думали, что и со вторым будет так же. Осталось два месяца, так жалко ее сейчас. А Кеван как раз начал ходить, везде нос сует, ей приходится не спускать с него глаз.

Макс открыл средний ящик стола, достал конверт, вытащил пять сотенных купюр и положил их перед Беном Брауном:

— Сняли сливки, Браун.

— Спасибо, Макс, огромное спасибо.

— Так мы как, все выяснили?

— Конечно, Макс. Намек понял. Только я не могу смириться с тем, что этот старый ублюдок уйдет от нас с набитыми карманами. Если так, то у нас будет тощая неделя.

— Это моя печаль, не твоя. Если он продолжит играть, то закономерность сработает в нашу пользу. Старик втравил меня в большой климат, и Эл задаст мне кое-какие вопросы, если у Гэллоуэлла все выйдет, как ему хочется. Так что я особенно заинтересован в том, чтобы он обязательно еще поиграл, и у меня есть кое-какие идейки на этот счет. А ты иди посмотри и держи меня в курсе, как там у него.

Бен Браун пришел через полчаса и сообщил Максу Хейнсу, что старик проиграл одну фишку.

После ухода Бена Макс погрузился в кресло, широкий, тяжелый, и, полуприкрыв глаза, стал размышлять о человеке, в руках которого сейчас находились сто тысяч принадлежавших казино долларов — ровно половина того, что он проиграл здесь в прошлом году.

* * *

В это воскресенье в четыре часа дня Хью Даррен был в бассейне, когда ему сказали, что в Малом зале его ждет Эл Марта. Хью торопливо попрощался с Бетти, быстро переоделся и прошел в зал. Эл сидел в большом кожаном кресле в компании двух неизвестных Даррену лиц. Перед Элом стоял стакан с виски, а незнакомцы жадно и флегматично уплетали специально приготовленный бифштекс. Оба были внушительных размеров, обоим было под сорок, оба носили строгие костюмы, а на лицах — очки в черной массивной оправе, да еще бледность людей, редко бывающих на солнце.

— Садись, Хью, садись, парень. Ребята, это управляющий отелем, о котором я вам говорил, друг Шэннарда. — Хью кивнул всем и сел. — А это ребята, которые прилетели послушать о деле.

С первого взгляда оба выглядели как служащие среднего звена все равно где — в автомобильной промышленности, в банке, в страховой компании. Но в их поведении сквозила нарочитая грубоватость, манерам держаться за столом они были явно не обучены, а холодный расчет проглядывал даже сквозь корректирующие линзы очков. Все это делало их весьма неподходящими кандидатами на конкурс обаятельного бизнесмена — конкурс, в котором настоящие бизнесмены чувствуют себя обязанными участвовать всю жизнь.

— Вы говорили с Тэмплом? — спросил Хью.

— Да, но возникло затруднение, Шэннарда кое-что не устраивает. Может быть, вы сумеете помочь выбраться из тупика. Дэн, пожалуй, ты лучше сумеешь объяснить.

Заговорил тот, который казался чуть постарше. У него была неприятная манера во время разговора пристально разглядывать узелок галстука собеседника и почти не смотреть в лицо.

— Похоже, мы можем проявить кое-какой интерес ко всей этой собственности. Через неделю мы уточним все детали, чтобы быть уверенными в том, что с его правами представлять эту собственность все нормально, а там поставим дело на наличный расчет. Но ваш друг хочет получить от нас то, на что мы никогда не пойдем. Мы никогда не прибегаем к помощи партнеров, нам просто не нужны партнеры в предприятиях, в которые мы вкладываем деньги. Если проверка прав собственности покажет, что там все нормально, мы выплатим вашему другу четыреста сорок тысяч за его акции. Это несколько больше того, что они в действительности стоят, но мы идем на это, потому что заинтересованы в расширении программы капиталовложений в курортный бизнес в этом районе. Шэннард в тяжелой ситуации. Он говорит, что эти деньги не покроют его неоплаченных долгов. Он хочет частично сохранить собственность, так пусть вкладывает деньги в акции и получает долю в доходах от программы развития или продает свои акции после завершения программы. Нас мало интересуют его личные финансовые проблемы. У него, кажется, впечатление, что мы стараемся заключить с ним соглашение. Нужно, чтобы кто-нибудь убедил его, что мы ни с кем не заключаем соглашений. У нас нет нужды. У него есть что продать — мы покупаем. Мы назвали цену. Если вы сумеете убедить его, что для него самое лучшее сейчас — это продать, то мы заплатим вам посреднические двадцать тысяч долларов.

— Я уже говорил Элу, что не собираюсь наживаться на друге.

— Тогда возьмите эти деньги и отдайте ему, и у него будет четыреста шестьдесят тысяч вместо четырехсот сорока — раз уж вы так принципиальны в вопросах дружбы. Но главное — вы поговорите с ним?

— Я не знаю, стоит ли ему соглашаться на это.

— Думаю, ему уже поздно искать что-то другое. Он здорово опоздал. Для вашей личной ориентировки, Даррен: я позвонил своему знакомому в Нассау, мы с ним поговорили пятнадцать минут назад. Там Шэннарда ждут судебные исполнители с кучей неприятных бумаг, он их получит, как только сойдет с самолета.

— Эти ребята, Хью, не зажимают его в тиски, — подключился к разговору Эл. — Это хорошая цена. Причем наличными. И сразу. Где твой приятель еще найдет такое?

— Поговорю с ним, — сказал Хью. — Посмотрю, как его настроение. Приехать сюда — это была его идея, я ему не подавал ее.

— Да, он говорил, — сказал «докладчик» Дэн. — Знаете ли, мы стараемся распылять капиталовложения между разумно широким кругом объектов — подстраховываться что ли. Скажу вам, что мы растем достаточно быстро, поэтому испытываем постоянную нехватку в талантливых менеджерах. Но не настолько, чтобы ради их привлечения резать пирог на части и раздавать его по кусочкам. Например, вот этот отель. Мы держим вас здесь, Даррен, не давая вам куска этого пирога. Но вы человек способный и знайте, что на этом отеле свет клином не сошелся. Мы расширяемся, растем, и настанет время, когда мы сможем двинуть вас куда-нибудь повыше.

— Спасибо, — ответил Хью, — но... у меня есть планы завести собственное шоу.

Дэн развел руками:

— Как говорится, мечта каждого мужчины, да? Но это может кончиться, как у Шэннарда, и куда вы тогда?

— А вы не можете взять Тэмпла управлять его бывшей собственностью?

— Сразу могу сказать: нет. Он слишком долго принадлежал и подчинялся лишь самому себе. — Дэн посмотрел на часы. — Надо успеть на самолет. А Шэннард пусть скажет Элу, что он решил.

Человека изгоняли без тени сочувствия, пренебрегая элементарными нормами приличия. По дороге из Малого зала Хью подивился тому, что эта сцена так возмутила его, как будто от них можно было ожидать чего-то другого.

Он стал искать Тэмпла и Викки. Номер не отвечал. Хью направил человека поискать Тэмпла, но того в отеле точно не было. Хью оставил записку в его ячейке.

Он минут пять просидел в своем кабинете, когда к нему пришел Джон Трэйб, ведающий снабжением напитками. У него было мешковатое печальное лицо стареющего спаниеля, настороженное и бдительное, как у охранника банка, и удивительно приятная улыбка, имевшая множество оттенков.

— Этот бармен, про которого я говорил, Хью, этот Честер Энглер, я пригласил его сюда, он стоит за дверью. Ей-богу, не знаю, хорошо ли это будет, если мы прямо сейчас избавимся от него...

— А что, тут нужны какие-то особые подходы?

— Да просто человек он очень хороший. Вернее, был очень хороший. Я не говорил с ним насчет этого дела, может, ты возьмешь это на себя?

— Пусть зайдет, Джон.

Честеру Энглеру, грузноватому человеку с круглым розовым лицом, редеющими светлыми волосами и голубыми глазами, было за тридцать. Он явно нервничал, на верхней губе у него выступили капельки пота, несмотря на работающий кондиционер.

— Сядь, Чет, — сказал Джон Трэйб. — Я хочу, чтобы мистер Даррен побольше узнал о тебе. Сколько лет ты работаешь барменом в Неваде?

Энглер сидел с опущенной головой, глядя на свои руки.

— До этого четыре года в «Рено», всего девять.

— Ты женат, у тебя свой дом, машина...

— Машины уже нет.

— ...у тебя двое детей, две девочки, школьницы. В общем, есть все, что надо для хорошей жизни. По крайней мере, так было четыре-пять месяцев назад. Ты достаточно умен, чтобы сам себя оценить. Ты же прекрасно знаешь, что люди, которые живут и работают в нашем городе, не играют. Знаешь и то, что время от времени то один, то другой берется за это. Ты был знаком с такими ребятами. И знаешь, что они куда-то исчезли, после того как все проиграли. Это одна из опасностей, которая угрожает работающим в Неваде. Ты же говорил, я слышал, что играть — занятие для идиотов. А сам взялся за это. Ну и попался. Ты обещал мне завязать. И вот я случайно узнаю, что вчера, прежде чем прийти на работу, ты шестнадцать часов играл в блэк-джек. И как сыграл?

Энглер вздохнул и развел руками:

— Не очень.

— А как у тебя сейчас с деньгами?

— Не очень.

— Сколько же ты всего спустил?

— Около... двадцати, Джон.

— А где ты берешь деньги?

— Вначале сбережения ушли, потом получил страховку, потом ушла машина, потом перезаложил дом и получил кое-что на этом. Ну и... продал кое-что из барахла. Лайла забрала детей и уехала, сказала, что больше не может. Уехала к своим в Амарильо. Сказала, что подыщет работу, а мать посидит с детьми. — Все это Энглер говорил мертвым голосом, но вдруг голос окреп, и он посмотрел на Джона Трэйба. — Да я почти уже вылез было из замазки, Джон. Честное слово. На прошлой неделе. Я долго ждал этого. Должно было все перевернуться. К тому времени мой общий проигрыш составлял около восемнадцати тысяч, но я отыграл все, почти все, клянусь. У меня было почти шестнадцать в плюсе, и я поклялся, что завяжу с этим навеки. Так я, Джон, думал. Я качался примерно на одном уровне целый час. А потом опять...

— И ты спустил весь плюс.

— Мне не надо было ставить по-крупному, вот в чем была моя ошибка.

— Ошибку ты сделал, когда вообще начал играть. Ты сам это, Чет, знаешь. Что с тобой случилось? Мы с тобой, бывало, качали головой, когда узнавали, что кто-то втянулся в это дело. Ты ведь за девять лет усвоил, что у казино не выиграешь.

— Некоторые выигрывают.

— Не говори ерунду. Зачем нам обманывать друг друга? Чет... ты знаешь, что держать в штате игрока — это искать приключений на свою голову. Ты будешь химичить, чтобы на чем-нибудь выгадать и пустить эти деньги на стол в казино.

— Я не вор! — протестующе воскликнул Энглер.

— Это следующий шаг. Чем ты отличаешься от других?

— Повторяю: я не вор!

В разговор вступил Хью. Он говорил ровным, вразумительным тоном.

— Какие у вас планы, Энглер?

Энглер нервно покусывал ноготь большого пальца.

— Не знаю. Думаю... Черт, я уже столько проиграл...

— И вы считаете, что только играя можно поправить дело?

— А что мне терять? Сейчас у меня в доме нет ничего моего. Дальше мне идти некуда. Так что мне уже ничто не может повредить.

— Значит, будете продолжать?

— Я думаю, что могу наскрести сотни три баксов и попытать счастья. Если проиграю и их, никому плохо от этого не будет. Рано или поздно я выкарабкаюсь и заживу как следует. Я только этого хочу. Мне не нужно состояние. Я просто хочу снова жить как люди. Законом это не запрещено, мистер Даррен.

Хью бросил взгляд на Джона Трэйба. Тот почти незаметно пожал плечами.

— Думаю, вам лучше уйти, Энглер, — сказал Хью. — Вы здесь хорошо поработали. Мы дадим вам рекомендательное письмо. Прежний опыт подобных ситуаций говорит за то, что мы не имеем права рисковать и держать вас на работе далее.

Тяжелым голосом Энглер произнес:

— Спасибо большое. Вы оба — действительно приличные люди, с которыми приятно работать. Спасибо за все. Мне смену доработать?

— Лучше иди возьми свои вещи, Чет, — сказал Джон Трэйб, — сдай имущество и подожди меня в служебном коридоре. Я принесу тебе чек с оплатой по сегодняшнее число плюс за три недели вперед.

Энглер встал и без единого слова вышел.

— Что с ними происходит, Хью? — с досадой спросил Джон Трэйб. — Попадаются на этот крючок, все проматывают и исчезают с глаз долой, будто их никогда и не было. Забывают, что казино не обыграешь. Они живут только ради того времени, когда можно будет снова оказаться у стола. Вне стола они как полумертвые, работают плохо. Рано или поздно у них в головах появляется бредовая идея растратить деньги, чтобы играть чаще и покрупнее. А ведь люди, у которых есть иммунитет против этого, могут здесь хорошо зарабатывать и очень неплохо жить.

— А как он начал, ты знаешь?

— Он был, что называется, однодолларовым игроком, Хью. Это ребята, которые, скажем, выберутся с женой на вечер отдохнуть, а когда та уйдет в туалет, разменяют пять — десять долларов на серебряные, подойдут к столу, где играют в крэпс или блэк-джек, и сделают несколько ставок. Если выигрывают, то больше не играют и говорят жене, что сегодняшний вечер им дешево обошелся. Если ж проигрывают, то списывают проигрыш в уме на общие затраты за вечер. Долларовый игрок — это еще не игрок, но у некоторых поселяется червячок.

— Насколько я знаю об этом случае, — продолжал Джон Трэйб, — Чет и Лайла вот так же пришли в отель провести вечер и из-за какой-то ерунды поцапались — так, обычная семейная ссора. Она взяла такси и уехала домой. Он понимал, что виноват, но упрямство помешало ему поехать домой сразу вслед за ней. Поиграл по доллару в блэк-джек — получилось. Тогда он стал играть в две руки, потом по пять долларов в две руки. Он продолжал выигрывать и перешел по десять на руку. В конечном итоге Чет выиграл тысячу семьсот баков. На эти деньги он купил Лайле норковое манто — в знак примирения. Недели через две он решил выиграть себе на новый автомобиль, но потерпел фиаско. Примерно через месяц после этого он улизнул из дому с той норкой и продал ее за семьсот баков, чтобы сыграть на них. К настоящему времени он проиграл все, что имел, и даже семью. Он прекрасно знает, что преступно глуп, но выйти из игры не может. И даже не хочет.

— Некоторые психиатры говорят, Джон, что люди типа Энглера хотят проигрывать. У них есть потребность в проигрыше, и они наказывают себя проигрышем. Что-то вроде символического самоубийства.

Джон Трэйб встал:

— Не знаю, что там говорят эти психиатры, но я — точно знаю, что мы поступаем правильно, расставаясь с ним. Правда, я теряю одного из лучших своих людей. Мы с Джоан были как-то у него в гостях. Вчетвером так весело провели время... А перед своим отъездом Лайла рыдала на плече Джоан. Будто кто умер...

— Или получил неизлечимую болезнь.

— Да. Болезнь. Это больше подходит... Мне надо пойти подписать этот чек, Хью. Кстати, я подумал тут как-то, что нам надо увеличить ассортимент вин всех классов, в последнее время они хорошо идут. Если я сумею освободить складские площади, мы сможем неплохо сэкономить на крупных закупках.

— Надо печатать новую карту вин?

— Все равно скоро придется ее обновлять.

— Ты хочешь купить какие-нибудь диковинные марки?

— Да ну их, нет! Я думаю о тех, которые мы без проблем сможем заказать по новой. Я на неделе все изложу на бумаге.

— Вроде неплохая идея. Спасибо, Джон.

— Спасибо тебе, что встретился с Четом. Это ж мой друг, я не мог...

— Знаю.

* * *

В девять часов двадцать минут вечера того же воскресенья семнадцатого апреля Хью Даррен готовился ко сну. Это было редкой роскошью для него — отправиться на боковую так рано. Отель был полон. Вверенные Хью службы работали исправно. Он совершил последний на сегодня обход, прежде чем принять решение лечь пораньше спать. Никаких особых поручений для Банни Раиса не возникло.

Хью снял напряжение дня, долго простояв под горячим душем, и с великой радостью нырнул в постель. В тот момент, когда он потянулся к настольной лампе, раздался телефонный звонок. Рука поменяла направление движения и сняла трубку.

— Хью, — услышал он знакомый голос, — это Викки.

— А-а привет, пропащая. Я вам, бродягам, оставил записку, но вы...

— Тэмпл, наверное, взял ее, потому что я ничего не знаю о ней. Хью, я сейчас в ужасном расстройстве. Происходит что-то страшное, и я не могу этому помешать. Не знаю даже, что мне делать.

— А что случилось?

— Звоню тебе из казино, из коридора. Тэмпл играет, Хью.

— Ради Бога, Викки, он же не ребенок. Он может поиграть, это вовсе не обязательно должно расстраивать тебя.

— Ты не понимаешь. Он пьет самых переговоров с теми жуткими типами. Они ужас как расстроили его. Я не могу с ним даже поговорить, он меня совершенно не слушает. Он играет по-крупному и крупно проигрывает, и, думаю, он не соображает, что делает. Они принимают его чеки, которые выписаны на счет, который у него есть в Нью-Йорке. Я не имею ни малейшего представления о том, сколько он проигрывает, но, думаю, это огромная сумма. Я не могу его остановить, не могу заставить выслушать меня. Может, хоть ты постараешься что-нибудь сделать с ним. Это действительно какой-то кошмар.

— Будь у телефонов, Викки. Я приду минуты через три.

Хью в спешке оделся. Викки, завидев его, пошла навстречу. Она обеими руками взяла его руку, и он почувствовал, что у нее влажные и холодные пальцы. Викки выглядела элегантно в строгом черном костюме, он делал ее более стройной, но малозаметные изъяны во внешнем виде свидетельствовали о ее возбужденном состоянии: помада на нижней губе была съедена, отдельные пряди золотистых волос выбивались из общего порядка.

— Пойдем, я покажу, где он, — сказала Викки.

Народу в казино было полным-полно. Работали все столы, игроки в крэпс и рулетку окружали столы в два-три ряда. Сквозь жужжание толпы прорывались команды крупье, нескончаемо грохотали игровые автоматы, доносилась музыка из бара «Африк» и Малого зала, приглушенные аплодисменты — из «Сафари», где заканчивалось вечернее представление. Прокладывая себе дорогу через толпу, Хью снова ощутил, как поистине безрадостна эта людская масса в казино. Когда шла такая большая игра, в воздухе чувствовалось какое-то особое электрическое напряжение с оттенком мрачноватости. Смех был, но невеселый. Здесь, на стыке денег и удачи, людям предоставлялась организованная возможность помучиться. Деньги — это выживание. Так что тут было не до веселья, как на аренах варваров прошлого, где люди бились со зверями. Народ в казино не обращает внимания друг на друга. Это место, где каждый человек бесконечно и безнадежно одинок.

— Вон там, — показала глазами Викки, потянув Хью за рукав, — видишь?

Тэмпл Шэннард стоял у закругленного угла стола для крэпса. Пробившись к нему, Хью увидел, что перед Шэннардом в дугообразной канавке стояли ребром фишки, образуя две «колбаски». В одной, длиной дюймов в десять, находились стодолларовые фишки, в другой, раза в два короче, — пятидесятидолларовые. Шэннард держал свои загорелые руки на перилах, наблюдая за дразнящим танцем кубиков. Воротник рубашки был расстегнут, лицо горело, прищуренные глаза напряжены, челюсть отвисла. Он взял несколько стодолларовых фишек и, даже не пытаясь считать их, поставил на выигрыш бросающего.

— "Очко" — восемь, — объявил крупье. — У бросающего выпало одиннадцать. В «поле» ставок нет.

— На восемь дубль, — сказал Шэннард и бросил стодолларовую фишку. Ведущий поставил ее на четыре-четыре.

— Три, новая цифра. Семь.

Крупье сгреб фишки ставивших на выигрыш бросающего и выдал фишки тем, кто ставил на проигрыш, потом положил пять кубиков перед следующим игроком, чтобы тот выбрал два из них, которыми будет играть.

Хью удалось продраться к Тэмплу и встать у него за спиной.

— Развлекаешься, Тэмпл? — спросил он.

Тэмпл посмотрел через плечо.

— Разве я не за этим ехал? Такое пошло развлечение... — Говорил он хрипло, неясно.

— Как у тебя идет?

— Спросишь потом, старик. Потом спросишь. А сейчас я занят.

Хью отошел от столов, жестом дал понять Викки, чтобы оставалась на месте, и пошел к клетке кассиров. Люди, которые работали за окошками кассы, знали его, хотя не имели отношения к отелю.

— Вы платите по чекам Тэмпла Шэннарда?

Кассир заколебался:

— Э-э-э... да, мистер Даррен.

— Сколько в сумме?

— Подождите, пожалуйста, немного, хорошо?

Хью подождал с полминуты, и внезапно рядом с ним появился Макс Хейнс.

— Что ты задумал, Хью?

— Хочу знать, как глубоко сел Тэмпл Шэннард.

— Он принес мне первый чек, Хью, мы проверили с Элом и договорились, что оплатим до двухсот тысяч. Сейчас он играет этими двадцатью. Шестьдесят шесть тысяч баков, парень.

— Я должен увести его от стола, Макс.

— Что и говорить, идея небезынтересная. А ты не мог бы мне сказать, почему ты хочешь увести его от стола до того, как этому бедному малому попрет игра и он получит шанс отыграться?

— Это мой друг. Ему не везет. И он крепко пьян. Ему нельзя было проигрывать так много денег.

Макс Хейнс легонько стукнул его по бицепсам, и у Хью моментально онемела рука.

— Даррен, я тебе удивляюсь. Ты здесь восемь месяцев, это достаточно долго, и ты должен понимать что к чему. Помощник губернатора этого великого штата Невада, мистер Рекс Бэлл, ездит по штату, выступает на ленчах с речами насчет того, что основная идея штата Невада — к людям нельзя относиться, как к взрослым. В Лас-Вегасе к человеку так и относятся. Хочет пить — пусть пьет, хочет играть — пусть играет. Никто его не оттягивает за руку. А если он хочет и пить, и играть — это его привилегия. И против этого нельзя вот так ни с того ни с сего выступать.

Хью обернулся и посмотрел Максу прямо в глаза:

— Это мой друг. Он пожалеет о том, что он делает. И я собираюсь остановить его.

— О'кей, дружба — это большое дело, парень. Только давай перестанем говорить красиво. Ты моешь попытаться остановить его. Ты можешь подойти к нему и поговорить с ним. Это твое право. Любой, кто приходит в мое казино, имеет такое право. — Хейнс постучал по груди Хью толстым пальцем. — Но ты можешь только поговорить. И делать это тихо и спокойно. И если он тебя не станет слушать, ничего не поделаешь. Потому что если ты попытаешься что-то предпринять, Даррен, — оттаскивать его от стола или хватать его фишки и нести в кассу и менять обратно на деньги, — то ты уже ничем не будешь отличаться от пьяного бродяги, который приходит в казино и поднимает дебош. Если ты сделаешь что-то помимо уговоров, то я позову ребят, которые выведут тебя так спокойно, что никто и не обратит внимания, но у тебя, может случиться, неделю руки не будут действовать.

— Вы любите болтать о дружбе. Вы держите пропойцу в качестве управляющего только потому, что он старый друг. Но когда речь заходит об одном из моих друзей, то это всего-навсего еще один цыпленок, которого надо ощипать. Так что ли, Макс?

— Ты здесь — наемный служащий, а твой старый друг — клиент казино. Тут надо принадлежать к клубу.

— И что ты предъявил в приемную комиссию клуба? Копии приговоров?

— Ой, смотри, как я смутился, покраснел и потупил глаза! Ты попал мне в самое больное место. — Макс заржал так, что Хью зло отвернулся от него и ушел.

И снова он продрался к Тэмплу Шэннарду. Кости перешли к Тэмплу. Он сделал большую ставку и сразу проиграл. Потом удвоил ставку и выбросил десять. Он долго бросал, дожидаясь десятки, и наконец выбросил пять-пять. Но у него оставалось уже так мало фишек, что они умещались у него в руках.

Хью заговорил с ним, приложив губы к уху. Он просил его, умолял, заискивал перед ним.

— Ради меня хотя бы, Тэмпл, — сказал он свою последнюю фразу. — Не ради Викки, не ради себя. Сделай это для меня.

Тэмпл резко повернулся. Глаза его сделались большими и дикими, как у животного. Он закричал:

— Катись от меня к черту, Даррен!

Бен Браун, первый помощник Макса Хейнса, и один из крупногабаритных охранников подошли к нему вплотную.

— Мне кажется, вы мешаете игроку, мистер Даррен, — вежливо произнес Браун.

Хью подошел к Викки и повел ее прочь из толпы к дальней стене за последним рядом игровых автоматов.

— Он отказывается слушать.

— А ты не можешь попросить их не брать у него деньги?

— Казино — это другая служба, Викки, они мне не подчинены. Это все равно что он играл бы в «Песках» или «Тропикане». Лучше всего подождать, пока Тэмпл не пойдет получать по новому чеку.

— Сколько он проиграл?

— Довольно много.

— Как много, Хью?

— Больше шестидесяти.

Викки закрыла глаза и не открывала их несколько секунд. Ее пухленькое овальное личико выглядело в этот момент молодым, незащищенным и беспомощным.

— Какой же он осел! — выдавила она. Голос ее был почти неразличим в общем шуме. — Глупый пьяный осел. Это конец всему.

— Что ты имеешь в виду?

— Он проигрывает не свое. Каждый цент взят в долг.

— Пошли! Он отошел от стола.

Шэннард, тяжело ступая, направился к кассе, тщательно и осторожно ставя ногу при каждом шаге, как будто пол имел наклон.

Они перехватили его в двадцати футах от цели.

— Мой дорогой, пойдем спать, — взмолилась Викки, стоя на его пути.

— Все вы против меня, — пробормотал Шэннард.

— Это грязная игра, они сговорились ограбить тебя.

— Ты не в форме, Тэмпл, — вступил в разговор Хью. — Попытай счастья завтра, когда отдохнешь.

Шэннард медленно повернул голову и уставился на Хью, лицо его исказилось в вопросительной гримасе.

— Когда протрезвеешь, хочешь сказать, старик?

— Это тоже мысль.

Тэмпл хмуро посмотрел на обоих:

— Вы много чего не понимаете. Я был игроком всю жизнь. Ставил на все, что я делал. А когда у меня не пошло, вам надо мне помешать, да? Валите, чтоб я вас не видел. Идите откуда пришли, или... вам будет плохо. Это мое дело. Это борьба, лицом к лицу, малыши.

— Тэмпл, пожалуйста. Ты такой пьяный, что ничего не соображаешь, пойдем, — обратилась к нему Викки.

Широким движением руки он отпихнул жену со своего пути, и, если бы Хью не поддержал ее, она упала бы.

— Не клеится разговор, кажется — сказал с улыбочкой Макс Хейнс.

— Ну и отвратительный тип, — холодно сказала ему Викки.

От этого улыбка Макса стала еще шире.

— Как ты здорово играешь роль герцогини, цыпа. Где же ты этому научилась?

— Спокойной ночи, Хью, — сказала Викки. — Спасибо, что пытался помочь. Извини, что понапрасну беспокоила.

Она быстро исчезла в толпе, направившись к выходу.

— Типичная баба, — сказал Макс с неожиданной теплотой. — Жадная, как змея. Такой лучше не попадаться, не рад будешь жизни.

— Макс, ради нашем знакомства — я не лезу в друзья — остановишь его на ста тысячах?

— Я потеряю популярность у Эла, Хью. Эл говорит, что этот тянет на все двести.

— А как насчет популярности у меня, Макс?

— А что ты мне можешь сделать?

— Постой спокойно и подумай немного. Подумай обо всех вещах, которые я могу сделать, чтобы от меня захотели избавиться. И теперь когда ты, допустим, представил, сколько мог, помножь это на три, потому что я могу напридумывать таких штучек раза в три больше, чем ты, если ты меня заставишь.

Макс несколько секунд смотрел ему прямо в глаза:

— А я могу помочь тебе потерять самую хорошую работу, которую ты когда-нибудь имел.

— И получишь шанс поработать с еще одним идиотом вроде вашего Джерри.

— Мы с тобой можем работать вместе, только не толкай меня.

— А ты не топи моих друзей.

— Ну, а если б это произошло с ним где-нибудь еще?

— Сейчас это происходит именно здесь, Макс.

Макс больно стукнул его костяшками пальцев по ребрам:

— Ну Хью, а ты не так прост, как я думал. Ладно, если он будет продолжать проигрывать, я остановлю его на ста пятидесяти.

— Ста двадцати, Макс.

— Ладно, остановимся на ста тридцати, и я не думаю, что для этого ему понадобится много времени. Но этот лимит действителен только на сегодняшний вечер. Это лучшее, чего ты мог добиться. Я мог бы поклясться, что ты шел сюда безо всякой надежды на успех.

Когда Хью покидал казино, Бен Браун подошел к Максу Хейнсу:

— Этот бойскаут вызывает во мне резкую и острую боль.

— Не сердись на этого парня. Сколько получил Шэннард?

— Еще десять.

— Скажи Ричи, чтобы остановил его на ста тридцати.

— Но ты вроде сказал, что Эл сказал, что можно до...

— Когда мне захочется выступить перед тобой, я лучше сделаю это по телевидению.

— О'кей, Макс. Какой-то ты нервный последнее время.

— А как дела у этого проклятого Гэллоуэлла?

— Как и в восемь часов. У него на нас сто двадцать пять. Не та кость идет, чтобы дать ему новый шанс. Мне Дом сказал, что пара бросающих выиграла семь раз подряд, но эта старая скотина даже не среагировал, как машина. Ты не думаешь, что у него не хватит терпения?

Макс презрительно посмотрел на него:

— Этот старый ублюдок начал в четырнадцать лет со скаткой и лошадью за тридцать долларов. И я это всегда помню. Был бы он нетерпеливый, то столько не нагреб бы.

Подошел один из служащих, что-то прошептал Бену Брауну и пошел дальше.

— Теперь сто пятьдесят, Макс, — сказал Бен. — Этот старый черт раздевает нас.

— Что ты так много болтаешь в последнее время? Уйди отсюда! Или подожди! Позови-ка мне эту бабу, Доусон. Пусть немедленно явится в мой кабинет.

Браун от изумления переменился в лице.

— Ты имеешь в виду... Ты думаешь, что этот старый... О'кей, о'кей, Макс. Я ничего не говорил.

Глава 7

В это же самое воскресенье в одиннадцатом часу вечера Бетти Доусон закончила ужин и сидела одна за столиком кафетерия, скучая за чашкой кофе. Она достала письмо, которое пришло вчера от отца, доктора Рэндолфа Доусона из Сан-Франциско, и принялась его перечитывать. Медленно, на ощупь, каждый по-своему, пытались они ликвидировать препятствия, нагроможденные за годы, потраченные на Джекки Ластера. Когда Бетти уже выступала со своим номером, отец трижды приезжал в Лас-Вегас и каждый раз заранее предупреждал об этом, а Макс был настолько снисходителен, что разрешал ей выбирать более скромные платья и песни. Служащие бара «Африк», с пониманием реагируя на ситуацию, старались не допустить в зал редкого пьяного, объясняли поклонникам Бетти, почему она не может подсесть к ним и оставляет без внимания некоторые их заказы.

Рэндолф Доусон был вдовцом, имел обширную и выматывающую врачебную практику. Он по-прежнему жил — там же у него располагался и кабинет — в старом доме на тихой улице, где выросла Бетти, и при нем были Чарли и Лотти Мид, которые знали его дочь еще ребенком. Сестры и секретари-регистраторы приходили и уходили, а Чарли и Лотти остались навсегда.

Бетти давно оставила это бесплодное занятие — удивляться самой себе, как это она оказалась способной нанести отцу такую жестокую рану. Но что сделано, то сделано, и с этим надо жить, и единственное, что Бетти оставалось теперь, — постараться излечить старую рану и не наносить новых. Она регулярно писала отцу и как минимум раз в неделю звонила, а несколько раз выбиралась на денек в гости.

Он писал нетипично разборчивым для доктора почерком. Не было письма, где бы он не задавал старые вопросы, на которые Бетти не могла ответить.

"Сегодня ночью, моя дорогая, я снова думал и удивлялся, почему ты так твердо намерена навсегда остаться в этой настораживающей меня среде, чему я обнаруживаю все новые доказательства. Как ты знаешь, я без радости примирился с тем странным фактом, что моя единственная дочь окончательно и бесповоротно обосновалась в шоу-бизнесе. Но, читая газеты, я нахожу, что есть много мест в нашем гораздо более привлекательном городе, где ты могла бы проявить свой талант. И безусловно, если бы ты жила здесь — а я надеюсь, так будет, — ты зарабатывала бы вполне приличные деньги, чтобы удовлетворить свое стремление к независимости. Я не могу не чувствовать, что тебя окружает слишком много пустых, поверхностных людей. Вероятно, и в здешней ночной жизни ты попадешь в окружение такого же сорта, но здесь такие люди составляют незначительный процент всего населения. Я не распространяю эти оценки на твоего мистера Даррена, который проник и в твои письма, и в последний телефонный разговор. Надеюсь в будущем увидеть этого молодого человека.

Рискуя вызвать твое неудовольствие своей излишней сентиментальностью, должен сказать тебе, что помню о том, что тебе идет двадцать седьмой год. Мы с матерью прожили в браке тринадцать лет, прежде чем родилась ты. Мне сейчас шестьдесят два, и для своего возраста я вполне здоров, но у меня есть старческое нетерпение познакомиться со своими не рожденными еще внуками. Если я правильно оцениваю значимость этого молодого человека для тебя, то не могла бы ты старинными женскими способами побыстрее добиться от него того решения, которое вознаградило бы мои ожидания?

Хватит жалоб. Я и так весьма счастлив, что после тех ужасных лет мы снова вместе. Здесь практически все идет по-старому. Чарли настаивает на покраске дома, когда погода улучшится. Теперь мы спорим с ним о цвете. Может, ты подскажешь, как бы ему возразить насчет ярко-желтого? Доктор Уэллборн работает на выездах довольно хорошо, но что-то мне не нравится. Подозреваю, что он по юношеской привычке подсмеивается надо мной. Береги себя, моя дорогая. Распорядок твоей работы и твое окружение подорвут здоровье и быка. А ты продолжаешь твердить мне, что уже привыкла. В конверте я высылаю тебе специальный витаминный комплекс, который дал хорошие результаты среди моих ослабленных больных. Если быть честным, то надо поблагодарить Дэвида Уэллборна, который предложил эти таблетки моему вниманию.

Иногда я просыпаюсь до рассвета, когда весь мир кажется спящим, и внезапно представляю себе, где ты и что делаешь. Мне кажется тогда, что нескончаемый шум того города оскорбляет твой слух, и не хочется во все это верить".

Бетти сложила письмо и положила его обратно в сумочку. «На вопросы последней страницы, конечно, невозможно ответить. Потому что единственным ответом должна быть правда, а правда была расчетливо скалькулирована так, чтобы убить его, — рассуждала Бетти. — Вот и приходится притворяться, будто я обожаю эту жизнь, чего никогда не было. Я хотела бы поехать домой, но не могу. Я, дорогой отец, вечная заложница этого чудовища по имени Макс Хейнс, и он не даст мне уехать, потому что я время от времени нужна. Благодаря Хью мне не так плохо, как было. Ты не одобрил бы наших отношений, но что делать, если мне большего не дано, а если кто при этом и пострадает, то это буду только я. И это справедливо».

— Макс немедленно хочет видеть тебя. Он в своем кабинете. — Бетти испуганно вздрогнула и подняла голову на одноцветное лицо Бена Брауна. — Что с тобой, Доусон? Ты спала?

— Иди, я все поняла.

— Он сказал «немедленно».

— Если возникнут вопросы, я тебя процитирую слово в слово, не беспокойся.

— Он злой весь день, разъяренный, как медведь. Предупреждаю на всякий случай.

Она не торопясь допила кофе, подписала счет за ужин и направилась в кабинет Макса.

— Садись, красавица. Заказать что-нибудь?

— Нет, спасибо, Макс. Ты вежлив и очарователен в неподражаемой манере Макса Хейнса. А Бен сказал, что ты жуть какой злой.

— Это я для него злой, а не для тебя. Для тебя — никогда, милая.

— Конечно, я и так на веревочке.

— Теперь о том, почему я хотел видеть тебя. Я должен подкинуть тебя одному клиенту, на этот раз непростому.

— Макс, ради Бога, придумай что-нибудь другое. Вспомни еще кого-нибудь на этот раз. Ну пожалуйста, прошу тебя.

— Извини, если я скажу, что знаю, почему ты хочешь уклониться. Я знаю все о вас с Дарреном. Это очень красиво и трогательно. Сейчас мне это не мешает, и я не позволю, чтобы вам что-то мешало.

— У тебя такая сеть шпионажа, чего в тебе не продать ее русским?

— Даррену незачем знать об этом. А раз он не знает — значит, его и не трогает.

— Макс, я не буду делать этого, просто не буду.

Он откинулся в кресле, сцепил на животе толстые пальцы и печально покачал головой.

— Сколько раз это было? Только два, не считая первого. Тогда ты, красавица, не поднимала пыли.

— Конечно, надо было бы. Но я находилась в ужасном состоянии, больная, разбитая, заброшенная, а ты знал, как можно меня раздавить.

— Ты, милая, была рада помочь нам. Как говорится, ты мне потрешь спинку, я — тебе. Я свое сделал, скажешь нет? С тех пор ты богата, счастлива, довольна.

— О да, безумно счастлива, Макс. Несказанно довольна.

— Другие два раза — одна и та же волынка: «Нет, Макс, я не буду, Макс...» Потом приходится говорить с тобой пожестче. Это же сплошная трата времени. Ладно, пойдем старой дорогой, если тебе так хочется. У меня двадцать минут шестнадцатимиллиметровой черно-белой пленки, фокусировка превосходная. В первый раз, когда ты стала выламываться, я попытался показать тебе этот фильм — доказать, что он есть. Ты тогда выдержала только три минуты, и тебя стошнило. Так что, как я говорил тебе и тогда, в случае с этим немцем из Сент-Луиса и с венесуэльцем, ты в моих руках, милая Бетти. На следующий же день после того, как ты огорчишь меня неожиданным отъездом или отказом оказать маленькую услугу, специальный посланник передаст десять сочных минут из этого фильма твоему старику, посоветовав ему взять напрокат кинопроектор и получить радость от просмотра.

— Думаю, мне придется не допустить этого, — произнесла она упавшим голосом. — Урок первый — как укротить зарвавшуюся шлюху.

— Это не я, это ты так говоришь, красавица. Я не буду тебе подсказывать, что делать. Хоть псалмы ему распевай. Мне только надо, чтобы он так полюбил наш город, что ему не захотелось бы уезжать из него. Он останется, поиграет еще и вернет нам наши денежки. И чтобы играл он именно здесь.

— Кажется, все выйдет иначе, Макс. Странным образом иначе.

Макс положил тяжелые руки на стол, зло посмотрел на нее:

— Честное слово, Бетти, на тебя можно и разозлиться. Ты думаешь, я использую тебя по-дурному. Я же многого от тебя не требую. Если б я действительно был дубиной, то мог бы просить тебя заботиться о моих друзьях, когда они приезжают в город. Или заниматься теми, кто хочет уехать с выигрышем в двадцать — тридцать тысяч. Но для такой работы я могу нанять сколько угодно стодолларовых девиц. Если я заставлю работать тебя слишком часто, это скажется на твоей внешности, малышка.

— Ха-ха. Пребольшое спасибо.

— Этот венесуэлец играл у нас год назад...

— Десять месяцев.

— О'кей. Прошел почти год. Ты у нас особая, малышка, я считаю, что тебя нужно беречь для особо крупных дел. Ты артистка, тут они теряют бдительность, не считают, что это ловушка. И самое главное — ты ведешь себя не так, не как приманка от нашего заведения.

— Опять спасибо. Эти комплименты кружат мне голову.

— Я прибегал к твоей помощи только три раза, красавица, и ты вернула в кассу больше четырехсот тысяч. И в результате сама получила тринадцать тысяч наличными, правильно?

— О, я очень высокооплачиваемая шлюха, Макс. Против цифр не возражаю. Но раз ты не хочешь, чтобы я ушла в отставку, почему бы мне не завести специальный счет в банке?

— Ты можешь перестать? — взмолился Макс. — Хватит тебе мутить воду!

— Ты хочешь, чтобы я делала вид, будто мне это приятно? Я презираю тебя, Макс, и презираю себя. На сей раз рухнет... кое-что очень дорогое для меня.

— Как? Он же не узнает.

— Тебе все равно этого не понять, это уж точно.

— Да что я трачу время на разговоры с бабой! Судя по всему, операция должна обрести очертания к завтрашнему дню, малышка. Сегодня ночью ты свободна от выступлений, я заполнил твое время. Возьми какое-нибудь свое барахло в «Страну игр» и отправляйся сегодня же вечером.

— И что дальше?

— Молчи и слушай. Я скажу, что делать. Иди в свой номер и жди, я скоро свяжусь с тобой. Девочка ты очень умная, сиди и придумывай план, который может сработать.

— А кто этот счастливец?

— Гомер Гэллоуэлл. Один из твоих друзей, насколько я знаю.

Бетти пристально посмотрела на него:

— Макс, ты что, рехнулся? Нет, ты точно рехнулся!

— Ну почему же?

— Это... это совершенная нелепость — думать, что на свете есть способ, с помощью которого я сумею повлиять на этого пожилого человека. Те твои были глупцами, а у этого старика крепкая голова, Макс. Он все чувствует.

— Когда человек стареет, у него появляются мысли молодого.

— Но не у Гомера. Поверь, не у Гомера. Думаю, я тем и нравлюсь старику, что не пресмыкаюсь перед ним. Но при малейшем намеке на то, что его хотят провести, его как ветром сдует отсюда. Я не настолько умна, Макс.

— Мне кажется, ты можешь быть ох как умна, если имеешь цель. Ты же не хочешь, чтобы хотя бы кусочек этого фильма попал к твоему папочке, правда? Или чтобы я попросил Даррена тоже посмотреть кое-что, да?

— А ты, наверное, каждую минутку обсасывал?

— Слушай, я не понимаю, о чем шум. Я говорю: попытайся. Мне все равно, что ты и как там, это твое дело. Я лишь хочу, чтобы ты склонила этого старика поторчать здесь и попытать счастья. О чем скандалим? Можно подумать, я прошу тебя убить кого-то. Чего тебе это стоит? Только некоторого времени. Ты разыграй роль — вот и все. Когда все закончится — победой ли, поражением, — забудешь, только и всего.

— Чудесно! Как просто! Забыть — и все. Господи Боже!

— Как ты тут живешь — ты должна чувствовать себя самой счастливой женщиной на земле.

— Поэтому я все время и смеюсь, Макс.

— Домик пуст, девочка. Набери с собой разных вещей, чтобы как-то одомашнить его.

— Шитье возьму.

— Ты знаешь, старику вроде этого очень даже может понравиться твое шитье.

— Ладно, хватит, Макс.

— Не смущайся, детка. Такие люди многое видели на своем веку, у них ничем не перебьешь зевоту, что бы ты ни делала, поверь. Это как врачи. Перевези туда вещи, потом возвращайся в свой номер и сиди, я с тобой свяжусь. О'кей?

— Что бы я ни делала — не выйдет ничего.

— Когда дело касается таких денег, все надо перепробовать, дорогая Бетти. — И, подмигнув, Макс передал ей ключи от номера сто девяносто мотеля «Страна игр».

* * *

Она упаковала чемодан, проехала три мили в сторону жилой части города, а потом еще в сторону, к мотелю «Страна игр». Бетти ощущала беспросветную, тяжелую апатию, знакомую боль в душе. Это был один из самых шикарных мотелей Лас-Вегаса — с широкими асфальтированными дорожками, дорогим и эффектным ночным освещением, пышной растительностью, фонтанчиками и садиками с камнями. Внутри мотеля интимность достигалась расположением номеров, светонепроницаемыми драпировками по всей стене вдоль окон, растениями и полной звукоизоляцией, а также особой завлекающей анонимностью, свойственной всем большим и весьма посещаемым городам. В «Стране игр» был свой небольшой коктейль-бар и даже казино, здесь всегда можно рассчитывать на выступление какого-нибудь пошлого юмориста.

Бетти поставила машину у дверей сто девяностого, занесла свой чемодан, нащупала знакомый выключатель, разложила вещи и осмотрелась, пытаясь оценить обстановку. Номер был действительно приятный и очень большой. Он вмещал огромную кровать, диваны, кресла, маленький бар, пианино, и все это задрапированное пространство не казалось тесным при таком обилии вещей.

Бетти проверила наличие напитков, полотенец, белья, льда в кухонном алькове, настроено ли пианино, хотя знала, что настроено. Потом закурила, стоя посреди комнаты с опущенными плечами, поддерживая локоть ладонью. Лицо ее было поникшим и несчастным, взгляд направлен в бесконечность. Так она стояла и думала: «Вот здесь они подловили тебя и сделали своей марионеткой, ниточки приживили без анестезии. А теперь им все просто: они дергают — ты прыгаешь. Тебе же остается откладывать деньги на черный день, вложить их куда получше, потому что, когда ты станешь старой и измученной жизнью для их игр и развлечений, они перережут эту веревочку и отпустят тебя на все четыре стороны. Тогда старой леди понадобится на что жить. Как же я была глупа! Хочется плакать по этой девчонке».

Больше двух с половиной лет назад — после того, как Джекки Ластер произнес свое бессмертное «А кому ты нужна?» — она подготовила свою собственную программу и с неустанной, искренней и умной помощью Энди Гидеона, нервного импресарио, отполировав ее до блеска, провела несколько генеральных репетиций. Оба были довольны, и настало время организовать ангажемент. Энди пригласил на просмотр Макса Хейнса. Макс, конечно, знал, что она была с Джекки Ластером и что тот оставил ее не у дел. Макс слушал ее совершенно бесстрастно и тогда представлялся ей комичным и зловещим типом. Лысая, блестящая голова, топорной работы мощный торс, крепкие короткие ноги, лицо полуобезьянье-полумонголоидное, блеск бриллиантов на фоне яркой молодежной одежды — он был, скорее, похож на прекрасный типаж для роли характерного актера, чем на менеджера казино. Вид полного безразличия, который демонстрировал Макс Хейнс, вконец расстроил Энди Гидеона.

Но двумя днями позже Макс позвонил ей в мотель «Комфорт».

— Надо поговорить, Доусон. Посылаю за тобой человека, он привезет тебя сюда. Он появится через десять минут, будь готовой.

— Но если речь пойдет об ангажементе, мистер Хейнс, не кажется ли вам, что и мой импресарио должен присутствовать?

— Я что-нибудь говорил про подписание договора? До этого еще не дошло, дорогая, я просто хочу поговорить с тобой.

Бетти быстро оделась, и ее доставили в кабинет Макса.

— Садись Доусон. Посмотрев тебя, я все время думаю: а не взять ли нам тебя, и на продолжительное время? У тебя богатый репертуар, он не надоедает слушателям.

— Но это еще не весь мой репертуар.

— Ты хорошо сложена и преподносишь себя, не оскорбляя ничьего вкуса, у тебя хорошенькое личико, потом, я думаю, ты не будешь против того, чтобы выйти в зал, посидеть с клиентами, поболтать с ними.

— Спасибо, добрый сэр.

— Платить тебе будут намного меньше того, что ты собираешься попросить, но к этому мы подкинем жилье и еду прямо в отеле. Но об этом — когда ты приедешь с импресарио, если не будет возражений. А сейчас я хотел бы организовать просмотр для нескольких совладельцев. Если речь о шести — восьми неделях ангажемента, я готов хоть сейчас, но надо согласовать с ними. Я думаю поставить тебя на ночное время в баре «Африк». Мне хочется, чтобы местная публика привыкла к тебе, чтобы перед тем, как разойтись по домам, люди говорили: «Пошли в „Камерун“, послушаем Бетти Доусон». Видишь, к чему я клоню? Так ты у нас и выдвинешься.

— Звучит недурно.

— Я хочу, чтобы тебя послушал Эл Марта. Где-нибудь, где можно посидеть и спокойно послушать, чтобы никто не перебивал. У него доля в мотеле «Страна игр», там есть комната с пианино, она сейчас пустует. Я бы хотел, чтоб ты перебралась туда на несколько дней, а я смог бы приехать потом с людьми, которые послушали бы тебя. Проверить, так сказать, самого себя.

Бетти помнит, что ей тогда стало не по себе и она спросила:

— А почему бы вам не разыскать меня по телефону? Я бы приехала в любое время.

— Боюсь, что не удастся состыковать их время и твое, когда у этих занятых людей вдруг выпадает свободный час. Здесь тоже нельзя, потому что все время кто-нибудь выступает. Тебе что, трудно пойти навстречу? Вижу, ты думаешь, тут какой-то подвох и я хочу подсунуть тебя кому-нибудь. Вот, смотри, телефон. Я могу поднять трубку и заказать точную копию Лиз Тэйлор или Мэрилин Монро в любое время, и мне это ничего не будет стоить, и никому из них не надо уметь играть на пианино и петь.

— Когда переезжать?

— Как можно скорее, малышка. Вот ключ. Номер сто девяносто. Это в глубине площади. Поворот направо.

И вот, после мрачных месяцев неуверенности и паники, окрыленная надеждой, она переехала в сто девяностый номер чуть ли не пританцовывая, улыбаясь своему отражению в каждом зеркале, радуясь возвращению чувства уверенности в себе, время от времени делясь своей радостью с клавишами маленького пианино. Более полутора суток ее никто не беспокоил. Завтраки, обеды, ужины приносили в номер. Очевидно, предварительная договоренность насчет нее уже была, потому что денег с нее не брали. Те немногие люди из обслуги мотеля, которых Бетти довелось видеть, держались отчужденно и недружелюбно, и если бы она попыталась как-то классифицировать их отношение к себе, то разглядела бы иронию и презрение. Один раз она позвонила Максу Хейнсу. Тот раздраженно велел сидеть и ждать.

Макс позвонил ей на следующий вечер в семь часов и сказал, что попозже приедет с Элом Марта. Она два часа прихорашивалась, все больше и больше нервничая, пока они наконец не приехали. Их было трое: Макс Хейнс, Эл Марта и человек по имени Риггс Тэлферт. Эла Марта Бетти знала в лицо, как-то ей показали его в «Мозамбике». Риггс Тэлферт был грубо сколоченным крупным мужчиной лет сорока, в дорогом и прекрасно сшитом костюме, в котором он чувствовал себя весьма привычно. Одежда не вязалась с его растянутой речью южанина, выдававшей невысокое происхождение, и некрасивым клиновидным лицом. Риггс вел себя весело и шумно, словно ему было хорошо как никогда в жизни.

Когда Бетти знакомили с Тэлфертом, он слишком долго держал ее руку, не обращая внимания на робкие попытки выдернуть руку и с восхищением разглядывая ее во время своей длинной тирады.

— Я один из Тэлфертов, из страны скотоводов, Флориды, мэм. Бог знает сколько нас там развелось с тех пор, как прадед переселился туда из Джорджии, взял себе здоровый кусок негодной болотистой местности и развел там чахлую скотину, и ничего хорошего из этого не получалось, пока лет тридцать назад Тэлферты буквально не вылизали эти земли — их осушили, огородили. С тех пор, поверьте мне, мэм, все мы, Тэлферты, живем роскошно, так, что лучше и не надо.

Бетти отступила назад и прошептала:

— О Господи.

Эл торопливо пояснил, что, поскольку они собрались посмотреть новый талант, предназначенный для «Камеруна», им было приятно взять с собой кого-нибудь из самых почетных гостей отеля, и Риггс Тэлферт как раз относится к их числу.

— Да, меня везде любят, — гундосил Риггс. — Надеюсь, вы немножко и потанцуете, я страсть люблю смотреть, как танцует красивая женщина, мисс Доусон.

У нее появилось странное ощущение, что если он настоит на этом, то ей придется даже подкорректировать свое выступление. В этом человеке чувствовалась необычайная сила, целеустремленность и власть, что одновременно и привлекало, и отталкивало. Бетти расценила это как редкое проявление первородной мужественности. В нем была не только эротическая привлекательность, но и что-то пугающее, и Бетти ощутила себя сабинянкой, внезапно почувствовавшей, что не может бежать быстро от догоняющего ее сатира. Это трио чем-то напомнило ей картинку из далекого детства, когда два явно настороженных человека вели огромного дружелюбного белого медведя сквозь карнавальную толпу к круглой площадке, а потом он у них плясал. Бетти тогда казалось, что медведь получает от этого море удовольствия, и одного она не могла понять: почему бы и дрессировщикам не попрыгать вместе с медведем, вместо того чтобы напряженно следить за ним.

Бетти попыталась помочь Максу установить три кресла так, чтобы удобно было смотреть, но Риггс Тэлферт опередил ее. Она сделала освещение, как задумала, села за пианино, широко улыбнулась им, подмигнула и начала выступление.

Риггс Тэлферт настаивал, чтобы концерт длился намного дольше того, чем у Макса Хейнса и Эла Марта хватило терпения скрывать, что им уже надоело. После каждого номера он оглушительно хлопал своими огромными ладонями. Он хохотал и восторженно ревел в ответ на ее реплики, притопывал каблуками и хлопал себя по бедрам.

— На этом, — наконец твердо объявила Бетти, — мое выступление заканчивается, джентльмены.

Тэлферт встал и сказал:

— Эл, ей-богу, если ты не возьмешь эту девушку петь в твоем отеле, клянусь, моей ноги здесь больше не будет и другим скажу. Это так же точно, как то, что я вижу эту бутылку бурбона, из которой надо еще немного налить. И плати ей хорошо, слышишь?

— Деваться некуда, Макс, — сказал Эл Марта. — Мы берем тебя, Бетти.

— Спасибо, мистер Марта.

Эл лучезарно улыбнулся и попросил ее:

— Пройди с Максом на минутку к машине, дорогая, надо кое-что оформить, подписать.

— А как же?..

Больше она ничего не успела вымолвить, потому что Макс взял ее за руку и вывел на улицу, где уже была ночь. Он прошел с десяток шагов, резко развернулся и припер ее к стене.

— Это что еще?..

— Молчи и слушай, у нас мало времени, малышка. Рисую тебе общую картину. Это его четвертый приезд сюда. Он с компанией друзей прилетает сюда чартерным рейсом. Обычно они оставляют здесь приличные деньги. Мы принимаем их, как почетных гостей. В этот раз они тут неделю. Улетают завтра утром. Ему здорово повезло, этот осел выиграл у нас больше ста восьмидесяти тысяч.

— А я здесь при чем?

— Тебе нужна работа?

— Нужна, но...

— Он положил глаз на тебя, малышка. Теперь твой ход. Я хочу, чтобы ему расхотелось так быстро уезжать. И ты можешь ему помочь в этом.

— Подождите хоть немножко, в конце-то концов!

— Нет времени рассусоливать, девочка. После того как мы с тобой сейчас вернемся, сделай так, чтобы он остался, а мы ушли. Не забудь войти в комнату с улыбкой.

— Я не буду...

— Если ты все сделаешь правильно, если он вернется в отель после того, как улетят его друзья, то он спустит свой выигрыш, а ты получишь хорошие наличные и работу, которая тебе позарез нужна. Молчи и слушай дальше. Если ты не захочешь оказать нам эту маленькую услугу, крошка, то через день я сделаю так, что ты ни-ког-да не найдешь работу в Вегасе, а через четыре дня тебя не пустит на порог самая паршивая харчевня в стране. А для гарантии я попрошу пару ребят встретить тебя на улице, отвезти в пустыню и сделать тебе лицо как у кролика, попавшего под колеса. Тебе некуда деваться, малышка, и давай играть по нашим правилам. А потом, какого черта, в конце концов? Он по-своему неплохой мужик. Ну что тебе стоит? Развлекись немножко.

Бетти по-прежнему стояла, прислонившись и ощущая плечами тепло стены, разогретой дневной жарой. Перед ней на фоне освещенных кустов, располагавшихся футах в пятидесяти от дома, вырисовывался силуэт Макса Хейнса.

«А что мне, черт возьми, действительно стоит? — спрашивала она себя. — Что уж мне особенно беречь после Джекки и его толстого друга? Кому я нужна? Что я берегу, для кого?»

— И сколько я получу? — спросила Бетти потухшим голосом.

Макс сжал ее руку:

— Вот это другой разговор. Ты получишь два процента от того, что он вернет.

— А если... независимо ни от чего он уедет с друзьями?

— Тут ты не виновата, что ж делать. Постарайся... Во всяком случае, работу ты получишь.

— Но если это часть работы, мне, пожалуй, она не нужна, мистер Хейнс.

— Зови меня Максом, красавица. Кто тебе сказал, что это часть работы? Это чрезвычайный случай. Ему просто не понравились девицы, которые меня обычно выручают в таких случаях. Этого, вероятно, больше не случится.

— Ладно, возвращаюсь с улыбкой, — сказала Бетти.

Вернулась. Они выпили еще немного. Бетти сообщила, что у нее есть еще несколько песен. Эл посмотрел на часы и заявил, что ему пора возвращаться.

Макс сказал:

— Мне тоже нужно идти, но это не значит, что тебе, Риггс, надо торопиться. Знаешь, ты послушай песни и, прежде чем улетать утром, оставь для меня записку и напиши, какие тебе понравились. Я буду благодарен, у тебя глаз на таланты, Риггс.

И они остались одни. Сделка состоялась. Он начал обычное ухаживание. Бетти сообразила: это такой человек, который невысоко ставит то, что само идет к нему в руки. Хохоча, улыбаясь, она ускользала от него, терпеливо проходя эту неизбежную процедуру. Увидев, что может дальше не совладать с ним, настояла на прогулке по воздуху. Они взяли такси и побывали в нескольких укромных уголках, которые она знала, и когда они сидели, прижавшись друг к другу, эта извечная борьба становилась еще упорнее: он приводил весомые аргументы, почему ей следовало бы согласиться, а она — не менее весомые, почему не следовало. Он с большим чувством говорил о своем ранчо, детях и с неудовольствием — о жене, активистке какого-то общественного движения, которая вечно осуждала его привычки и ругала его друзей, но с большой охотой тратила его деньги.

Бетти чутко улавливала моменты, когда Риггс подумывал забросить это занятие, и подпитывала его угасающую надежду. Когда дело пошло к рассвету, она, к его радости, безоговорочно сдалась — естественно, бессильная далее противостоять его очарованию. Они взяли другое такси, возле «Камеруна», куда он зашел оставить друзьям записку, чтобы они летели без него. Потом они поехали в «Страну игр» в номер сто девяносто.

Они провели вместе пять дней и ночей, прежде чем Риггс Тэлферт улетел обратно во Флориду. Его выигрыш к этому времени усох до тридцати тысяч. Проигрыш немного опечалил его, но он объяснил это со своим неизменным оптимизмом тем, что оказался настолько счастливым в любви, что другой вид удачи, естественно, отвернулся от него.

Для Бетти это стало вроде исполнения главной роли в длинной и довольно монотонной пьесе, в которую нужно было время от времени вставлять импровизированные реплики. Она скоро поняла, что все переносится легче, если немного выпить. Эмоций на него она не расходовала, но притворяться надо было, и она научилась той циничной истине, что легче сделать его довольным, притворяясь, чем если бы она была искренней. Пятеро суток, прошедших в винном тумане, притворялась она с Риггсом Тэлфертом, удивляясь собственной способности вызывать его радостную реакцию фразами из старых песен, старых фильмов и старых пьес, вытащенными из запасников памяти. Бетти стояла рядом с Риггсом у ограждения игорного стола и говорила, что удача на его стороне, хотя удача от него явно отворачивалась.

Если бы Бетти была способна только притворяться, спаивая себя до грани потери самоконтроля, проговаривая банальности, сдобренные ласковой улыбкой еле слушающихся губ, то, возможно, она была бы способна и убедить себя в том, будто преодолела все это без значительных потерь для себя, будто ничто ее не задело.

Но ей трудно было противостоять собственной физиологии. Она пыталась как бы оставаться в стороне от происходящего, но не могла, с каждым разом все легче поддаваясь реальности, рушившей стены притворства, за которыми она пыталась спрятаться. Бетти ускользала от самой себя. Как после наркотиков, которые она употребляла как бы назло окружающим, и особенно в больших количествах тогда, когда ей хотелось не чувствовать себя посторонней в мире, где водились всякие Джекки, толстяк, Макс Хейнс. Наркотики возвращали ее в пустынную страну иллюзий, где она бродила — бездумная, слепая, потрепанная жизнью, едва отдающая себе отчет в собственных действиях и намерениях.

Тэлферт, который во всех мелочах проявлял в отношении Бетти неизменную галантность — зажжет зажигалку, поможет сесть, откроет перед ней дверь, накинет на плечи что-нибудь теплое, — благодаря чему она чувствовала себя привлекательной и обожаемой, во время их близости становился неистовым, неуемным, жадным. Он доставлял ей наслаждение и так выматывал ее, что она чувствовала себя потом совершенно измочаленной, как спортсмен, упавший за финишной чертой. Потом, без плавного перехода, он снова возвращался к кружению вокруг нее, искренней галантности и всем своим отношением к ней показывал, что у него в руках драгоценный и тонкий сосуд, хрупкий и нежный, требующий мужской защиты.

Была еще одна странность в его поведении. Не важно, под какие моральные критерии подходили их интимные отношения, не важно, как он там и что... но Риггс Тэлферт никогда, ни одним словом не обмолвился потом о них, очевидно считая, что это неприлично для такого джентльмена, как он.

В последний вечер ей было сказано — от чего ей стало не по себе, — что она может, если захочет, выйти за него замуж. Во второй половине дня он исчез на короткое время, напустив предварительно туману по поводу своей отлучки, а вечером преподнес пару великолепных, тонкой работы старинных золотых серег, усеянных неограненными изумрудами.

Он крепко сцепил пальцы своих огромных рук, так что они затрещали, и, вопросительно глядя на нее, сказал:

— Я не хочу, чтобы это был как бы прощальный подарок тебе, Бетти. Честное слово, я не хочу, чтобы между нами все кончилось. Мне нужно, чтобы ты дала мне немного времени, и я кое-что переделал бы в своей жизни, и ты пришла бы в нее. Я имею в виду законно. Считай это предложением, ну, типа того... Если мужчина, который еще не свободен, имеет право на это.

После того как Бетти с трудом убедила Риггса, что предпочитает «карьеру» браку, он стал говорить ей о хорошем участке земли на берегу океана к северу от Форт-Лодердейла, о хороших друзьях и хороших имущественных правах в Лодердейле. Он построил бы ей уютный домик у океана и нашел бы превосходную работу в одном из клубов Лодердейла. Это, конечно, не то, чего он хотел бы, но лучше, чем ничего.

Ей удалось убедить его, что она будет чувствовать себя неловко в таком положении, и тогда он спросил, хорошо ли будет, если он иногда, когда выберет время, станет приезжать сюда. Тут у Бетти уже не нашлось веских возражений.

Но он никогда не вернулся, потому что осенью, во время охоты, сидя в кустах, прокричал, подражая дикому индюку, а молодой адвокат из их компании в осенних сумерках действительно принял его за большого индюка и разорвал ему горло с первого выстрела. Макс Хейнс показал ей короткое сообщение об этом в лос-анджелесской газете. Она поплакала в постели о бедной Бетти Доусон и Риггсе Тэлферте и вообще об этой жизни, в которой все может случиться...

Проводив Риггса до самолета, она вернулась на такси в мотель, собрала свои вещи, перевезла их к Мэйбл в «Комфорт», а ключи отвезла Максу Хейнсу.

— Сядь и отдохни, милая, ну, ничего же не случилось, правда?

— Это было так легко. Все равно что перерезать собственное горло, Макс, — ответила она, довольная тем, что нашла подходящие слова, которые сообщили ей самой ощущение хоть какого-то душевного равновесия, защищенности. Вот чем она стала — шлюхой по особо важным делам. Джекки Ластер завершил ее образование, недополученное в колледже, его толстый дружок внес еще один штрих в ее учебу, а Риггс Тэлферт стал ее первой официальной практикой, во время которой она использовала все полученные знания.

— Мы с тобой можем ладить, Доусон. Тебе надо понять, что я мог бы оставить тебя ни с чем, но это было бы глупостью, а глупость к добру не приводит.

— Перечисление твоих заслуг вселяет вдохновение в сердца американской молодежи.

— Люди, с которыми ты начинаешь работать, любят честную игру. Ты только принимаешь их правила, делаешь несколько улыбок — и деньги сами идут к тебе в руки. Что еще нужно в жизни? Так что возьми свое.

Бетти приняла. Открыв конверт, увидела там пачку купюр, все сотенные, и положила конверт в сумочку.

— Спасибо, благородный рыцарь.

— Пересчитать не хочешь?

— В другое время.

— Там их сорок пять, сорок пять купюр, крошка. Это больше, чем я обещал и чем должен был тебе дать, правильно?

— Правильно.

— Неужели это доставляет такую боль, что ты не в состоянии разок улыбнуться? Может, я не должен говорить, но не клади эти деньги в банк. Мы их называем «сливками» с больших денег, они не проходят ни по каким бумагам. Может, все и сойдет, но если ты наскочишь на налоговую инспекцию, то привлекут за уклонение, ведь они проверяют поступления на банковские счета. Положи деньги в сейф, под замок, а потом можешь вносить их по частям, это лучше, меньше риска. Но самое милое дело — прогулять их, купить что-нибудь. Этого им не проследить.

— Ага, уклонение от налогов, да? Еще один преступный шаг в моей жизни.

— Одно говорю тебе: заявлять их нельзя, крошка. А если заявишь, я и знать не знаю, откуда ты их взяла. Но не у меня — я докажу по бумагам.

— О работе, Макс, о работе. Когда я начну работать?

— Скоро, крошка. Только сделаю кое-какие передвижки. Я тебя найду.

— А не хочешь ли ты отделаться от меня? Лучше не надо.

— Ты слишком недоверчива, детка. Ты будешь работать здесь. Будь уверена на все сто.

Бетти заплатила Мэйбл Хасс задолженность за проживание, купила кое-что из одежды, приобрела подержанный маленький «моррис». Она вполне определенно заявила себе, что мир, в который она так стремилась попасть, оказался иным, чем она ожидала, и сделала логичную и рациональную поправку, отойдя от мира грез юности, мира, каким он должен быть, к миру, какой он есть на самом деле. Она уже раз на полном ходу врезалась в стену и рухнула наземь, а эти заметили ее, открыли дверь в стене, и она прошла через нее, приняв протянутую руку, и снова ее ждал удар судьбы. Каковы заслуги, такова и награда.

Надо было научиться сосуществовать с тем чуждым ей человеком, которым она стала. Бетти решила для себя, что раз те построения, которые она создала в собственной голове, рассыпались, то она и не обязана их восстанавливать. Можно убрать руины, разровнять место и чисто вымести. Так меньше опасности, что что-то рухнет на твою голову. И на душе спокойнее.

Бетти пришлось преодолевать в себе неотступное подозрение, что она изменилась и внешне. Ей казалось, что мужчины смотрят на нее с более практическим интересом. Может быть, она как-то по-новому, вызывающе раскачивая бедрами, идет по улице? Может быть, у нее слишком накрашены губы?

Или бюст слишком подчеркнут? Она внимательно присматривалась к своим друзьям, почти надеясь обнаружить в их глазах оттенок неуважения или даже презрения.

Но в глазах друзей Бетти так ничего и не прочла. А вот в зеркалах и магазинных витринах перехватила несколько откровенных взглядов и получила ответ на свои вопросы. Она знала, что изменения в ней неизбежны и носят объективный характер. Она стала пить несколько больше обычного. Раньше она любила бывать одна, потому что знала, это оказывает восстановительный эффект, а теперь стала избегать одиночества. Много спала, сон был тяжелым, и просыпалась она непосвежевшей.

В конце недели Бетти пригласил к себе Макс.

— Начнешь выступать, милая, через две недели, считая с завтрашнего дня. С двенадцати ночи до шести, четыре выхода за ночь. В отеле получишь номер, переедешь на следующей неделе. Жилье бесплатное, еда и выпивка — тоже, будешь подписывать счета. Мы оплатим платья для выступлений, но я предварительно должен их одобрить, получать будешь триста долларов в неделю.

— Я не знаю, согласится ли Энди, чтобы я выступала за такие деньги.

— Добавь сюда жилье и еду, это гораздо больше минимума, так что никакой профсоюз не будет верещать, и ты не будешь, детка.

— А ты откуда знаешь?

— Оттуда, что я все о тебе знаю, Доусон, и еще потому, что ты прошла деловую практику в номере сто девяносто.

Взгляд ее застыл на нем. Это было плохо скрытое предупреждение. У Бетти внезапно пересохло во рту.

— Что... что это значит?

— А то, что через «Икс-торг» Эл сосет не одну телку. Есть крошечные профсоюзы, всякие там прачечники и прочие, отсюда и до Аризоны, потом разные торговые ассоциации, и через них люди Эла смогут все уладить, надавить, где надо. Не как в старину — пушкой махать, хотя и это можно, — а по-современному. Эл называет это «социальным давлением». Одна из корпораций, которая действует от «Икс-торга» в старом городе, владеет «Страной игр», и когда мотель расширяли, то пригласили специалистов. Хочешь действовать по-современному, надо опираться на специалистов. И вот тот кусочек в глубине площади сделали для особых задач, крошка. Знаешь, я балдею, какие они вещи творят. Прозрачные зеркала, особое освещение, дырки для скрытых кинокамер, рапидная съемка. Они утыкали этот домик такими сверхчувствительными микрофонами, что шепот слышно с двадцати футов, и они могут так его усилить, что уши лопнут. Эл использует это хозяйство двадцать — тридцать раз в году, но даже если бы только три, это окупило бы себя. А электроники там тысяч на двести напихано, малышка.

Бетти сделала попытку облизать губы. Она слушала все это как бы издалека — верный признак того, что вот-вот потеряет сознание.

— Я... я что-то не понимаю.

— Почему тогда мы пустили это в дело? Не из-за тебя, девочка. Ты тут человек случайный. Как объяснил Эл, дело в операциях с земельными участками во Флориде, а у Тэлферта там очень неплохие позиции. В один прекрасный день ему вдруг захочется помешать нам. Тогда мы делаем копию с фильма и магнитофонной пленки и переправляем их в Майами — и внезапно Тэлферт становится нашим лучшим другом. Это вроде страховки.

— Фильм? — произнесла Бетти слабеющим голосом.

Макс Хейнс встал:

— Пройдем-ка сюда, крошка. Я велел Брауну приготовить проектор, я так и думал, что тебе захочется взглянуть одним глазком. Фильм черно-белый, на шестнадцати миллиметрах, пленка особая, специально для темноты.

Бетти проследовала за Максом в маленькую комнату рядом с его кабинетом и закрыла по его просьбе дверь. В шести футах от нее на низком столе стоял кинопроектор, наведенный на стену. Он проверил его и включил.

— На этой пленке нет звука. Иногда они переносят и звук с магнитофона, но это дорого. Выключи свет там рядом с тобой, крошка, и я настрою на резкость.

Она выключила свет. Яркий прямоугольник на стене принял резкие очертания. У нее сердце остановилось при виде этого позора, этой высшей степени бесчестия. Откуда-то издали иногда долетал голос Макса, с трудом преодолевавший шум в ушах и деловое стрекотание проектора:

— Кондиционер в номере работает громковато, чтобы не слышно было звуков камеры, крошка. Оператор — мастер своего дела, ты должна признать. Объективы, которые дают наплыв. Это очень важно, чтобы не было сомнений, тот человек или не тот, чтобы не было сомнений в подлинности. Оператор работал в Голливуде, его помели оттуда за наркотики. Ух ты, а этот Тэлферт тот еще мужнина, да? Детка, ты одного не бойся — что этот фильм начнут толкать из-под полы. Я не говорю, что не пошел бы. Еще как! Но тут дело конфиденциальное, ни одной копии не выходит из наших рук, если другая сторона не начинает ссориться с нами, а там уж пусть человек сам себя винит. В следующей части съемка идет с другой точки, правда, освещение не того, но все же...

Вдруг горькая слюна стала заполнять рот Бетти, она перегнулась через ручку кресла, и ее начало рвать, долго и болезненно. Макс остановил проектор, зажег свет и провел ее в свой туалет.

Когда она осталась одна и стала приводить себя в порядок, кадры из фильма снова стали прокручиваться в ее мозгу и ее опять стошнило. Прошло много времени, прежде чем она почувствовала себя в состоянии выйти. Бросила взгляд в зеркало и увидела там изможденное, мрачное, желто-серое лицо. Она не могла заставить себя посмотреть себе в глаза.

— У тебя совсем больной вид, дорогая. Лучше присядь.

— Нет, спасибо, — промолвила она бесцветным голосом.

— Я не знал, что это тебя так достанет, малышка.

— Кто... кто еще видел это?

— Только я и Эл, и ребята из лаборатории. Ну, еще двое, которые снимали, когда ты была в номере. Вот и все. Я честно тебе говорю, Доусон. Мы только навредили бы себе, если б выпустили это наружу. Это было бы грязным трюком с нашей стороны.

— Грязным трюком, — эхом повторила она, еще не понимая, как себя вести.

— Ты уясни только одно: ты теперь принадлежишь мне. Ты берешь работу, которую я предлагаю, по цене, которую я назначаю. И если я скажу: перепрыгни отель — то иди и постарайся это сделать, и старайся до тех пор, пока я не скажу: хватит. — Макс обошел стол и подошел к Бетти вплотную. — Со мной тебе будет легко работать, но как только ты попытаешься выпендриваться, я сделаю из этой ленты фильм на десять минут, возьму кадры получше и прослежу, чтобы фильм был вручен твоему папаше-доктору в Сан-Франциско. Теперь тебе все ясно?

Бетти что-то сказала сдавленным голосом, нащупала дверь, открыла ее и побежала через казино, понимая, что опешившая публика смотрит на нее. Она выскочила на солнечный свет, которого не почувствовала, вся в слезах, так прикусив губу, что выступила кровь.

Вернувшись в мрачную комнату мотеля «Комфорт» и лежа на своей провисающей кровати, она примирилась с тем, что ей придется лишить себя жизни. Каким бы способом она ни пыталась решить это уравнение, результат все время выходил один и тот же. Она пролежала два дня. Ей не хотелось ни есть, ни выходить на улицу, ни отвечать на осторожные беспокойные вопросы Мэйбл.

И тогда Мэйбл, невзирая на ее протесты, вывезла Бетти в пустыню и оставила в абсолютном одиночестве каменного домика.

— Я оставлю тебя здесь, вот еда, — сказала ей Мэйбл. — Приеду через несколько дней. Не знаю, что тебя гложет, но если есть какое-нибудь место, где можно прийти в себя, то оно здесь. Я уеду, и ты увидишь, что здесь нет никого, — только ты и Бог. Разберись тут с Ним и с собой.

И Мэйбл уехала на своем стареньком скрипучем автомобиле, ни разу не оглянувшись и не помахав рукой.

Бетти Доусон пошла на поправку на пятый день. Точнее, она смирилась с тем, что надо жить в таком будущем, которое уже не поправить. Мэйбл забрала ее спустя пять дней. После долгого, напряженного первого взгляда Мэйбл облегченно и одобрительно улыбнулась. По пути в город она проникновенно сказала:

— Думаю, ты поняла, что жизнь важнее всего, остальное по сравнению с ней — ничто, Элизабет. Если человек понял, что надо жить, то проживет без ног, глаз, свободы, любви. Так всегда было и будет.

— Надо, наверное, беречь то, что осталось.

— И понимать, насколько это ценно.

— Мэйбл, я хочу сделать одно дело, прежде чем пойду работать: слетаю на пару дней к отцу. Мне бы раньше...

— Это хорошее дело, Элизабет.

И ты, Бетти, строишь новую жизнь. Жизнь в рамках тех ограничений, которые были созданы твоими непоправимыми ошибками. И стараешься получить от нее максимум того, что можешь. Поражаешься собственной отваге и несгибаемости. Напряженно и хорошо работаешь, радуя этим друзей и восхищая почитателей. Стараешься забыть, что ты в прямом смысле человек «до востребования». Когда ты начинаешь задумываться, почему они, взяв в заклад твою душу, не платят за это, Макс подсовывает тебе решение проблемы с везунком из Сент-Луиса, толстым, придурковатым и плутоватым человеком.

Ты пытаешься отказаться от этого отвратительного задания, зная, что ведешь битву, в которой обречена на поражение, и на сей раз ты уже знаешь, что снова будут кинокамеры, и, пряча свой стыд и ненависть, стремишься подставить партнера под камеры в самом нелепом и непристойном виде. Ты абсолютно ничего не чувствуешь — ни страха перед камерой, ни ощущений. Твое тело — это лишенный нервов послушный предмет, который ты научилась презирать. Это вульгарная податливая вещь, годящаяся лишь на услаждение толстых дураков. Этому хватило пары вечеров, чтобы спустить свой выигрыш, а на третий он еще и проиграл сорок тысяч. Когда он захотел вернуть уверенность в себе наедине с тобой, то оказалось, что крупные денежные потери довели его до импотенции. Полупьяный и беспомощный, он плачет, мотая головой из стороны в сторону и повторяя «мама, мама, мама».

После года ожиданий, стараясь не думать о том, что находишься в состоянии постоянного ожидания, ты получаешь новое задание: тебе препоручают счастливчика-богача из Венесуэлы. Ты стараешься выкрутиться, но с Максом это не проходит, у него на руках все козыри. На этот раз хоть без киносъемок. Но после того как венесуэльца расперло от гордости за успешное соблазнение, в нем проявляется настоящий садист.

Это маленький крепкий человечек, богатый, тщеславный. Много времени уделяет расчесыванию своих напомаженных волос. Однажды убедив себя в том, что ты считаешь его неотразимым, он дает волю своим маленьким, быстрым, твердым кулачкам, отпускает тебе шлепки, грязные словечки и презрительные взгляды. Он быстро выиграл, а теперь так же быстро проигрывает и от этого становится более неистовым и жестоким — как маленький злобный петушок. Тебе отказывает выдержка еще до того, как он расстается с последними остатками выигрыша. Когда он наносит тебе откровенный удар по еще не зажившей ране, ты прерываешь его игру мускулов размашистым ударом, от которого он кричит, как баба.

Когда он подползает к тебе с ясно читаемым на лице намерением убить, ты размахиваешься ногой и чувствуешь, как хрящевидные ткани его носа сплющиваются под ударом твоего колена, и тебе становится немного дурно. Но он продолжает наступать, глаза его и остаток лица по-прежнему выражают намерение убить тебя, и он подвывает от желания добраться до тебя, и тогда ты останавливаешь его только тем, что разбиваешь ближайшую вазу о его голову. Ты в горячечной спешке одеваешься, стараясь не смотреть на него, и бежишь прямо к Максу, потому что специальные проблемы специфического бизнеса должен решать специалист.

Выясняется, что тот жив. Рана болезненная, но не серьезная. Макс быстро и спокойно все улаживает. Потом он не говорит, как добился этого, но ей заявляет:

— Если кто-нибудь где-нибудь тут тронет тебя пальцем — дай мне знать немедленно. Ты не должна терпеть такие вещи от этих клоунов, дорогая. Ты слишком драгоценна, чтобы я позволил всяким фраерам трепать тебе нервы. Да, возьми свою долю. Пару ночей не выступай. Можешь съездить к своему старику или еще что. Обустраивайся здесь как следует. Мы сделаем все, чтобы тебе было хорошо, девочка.

Если не считать «заданий», ты соблюдаешь тут полное воздержание. Раз тело необходимо для хитроумных комбинаций и используется в качестве дорогостоящей приманки, то впору ли думать о его двойном назначении? Сейчас век специализации. Ты стала совсем бесчувственной, хотя их у тебя было немного, пятеро. Джекки был поражен, он не мог поверить, был чуть ли не напуган тем, что ты была девственницей. После него ты можешь сосчитать только его толстого друга, которому он тебя подсунул взаймы, Риггса Тэлферта, толстяка из Сент-Луиса и этого порочного венесуэльца. Пятеро в твоей жизни. Кто еще в двадцать шесть мог бы собрать таких разных типов в такой малочисленной группе?

И потом появился Хью Даррен. С ним пришла любовь. Но как только ты зашла за определенную границу, любовь стала для тебя недопустимой роскошью. И ты бьешься, зажатая в угол. Какой и кому вред от дружбы? Никому и никакого. Но возможно ли это? С неизбежностью друзья становятся возлюбленными, любовниками. Ты молишься о том, чтобы он не заметил, как порочно тело, которое ты возлагаешь на этот особый алтарь. Ты изображаешь чистоту, которая ему нужна. И не можешь показать, что любишь его. Это надо упрятать, и поглубже. Потому что это неизбежно должно кончиться. И ты выбираешь себя в качестве той стороны, которая должна принять на себя всю боль.

Пусть это будет для тебя веселой, легкой и беззаботной вещью, продолжением дружбы, а не сердечной привязанностью. И никаких обязательств, никаких последствий. Люби его себе на здоровье, получай удовольствие от того чуда, которым вы обладаете. Собери все это в самых укромных уголках своей памяти, потому что, когда это закончится, оно станет скрашивать каждый из оставшихся тебе на земле дней и тебе будет так приятно оглянуться назад. В каждый миг любви ты знаешь, что это кончится, как только Макс Хейнс появится с новым требованием. Потому что как бы ты ни нуждалась в Хью, ты не сможешь вначале отдать себя на потребу грязных затей Макса, а потом отряхнуться как ни в чем не бывало и вернуться в объятия любимого, пользоваться его особой добротой к тебе во всем, к той радости свидания с ним, о которой не скажешь словами...

Бетти мрачно окинула взглядом зловещее великолепие номера сто девяносто. «Здесь убивают любовь, — думала она. — Удар — и забудь, что она была. И все же почему, зная, что проиграю, я очень жалею о том, что потеряю доброе отношение со стороны этого пожилого человека из Техаса? Все остальные были дураками. Этот — нет. К нему не подойдешь, но Макс не поверит мне. В такую ночь хорошо умереть. Натянуть эту ночь на себя, как одеяло, но только навеки».

Глава 8

В понедельник утром пробуждение наступило для Тэмпла Шэннарда слишком рано. Это было его третье утреннее пробуждение в огромной кровати, рядом с кроватью Викки, в шикарном люксе номер восемьсот три отеля «Камерун». Он вышел из состояния тяжелого забытья, которое не принесло ему никакого облегчения. Согнала с него сон и перевела в полубессознательное состояние ужасная головная боль, такая, будто ему голову постепенно сжимали обручами и череп разламывался при этом на отдельные косточки. Тэмпл чувствовал такую жажду, что был уверен: ему не удастся ее утолить. Некоторое время он лежал с плотно закрытыми глазами, не желая подставлять их под слабый утренний свет в комнате, прислушивался к беспокойному шуму в сердце и пытался оценить, не стошнит ли его сейчас. Сердце стучало наподобие шара, медленно скатывающегося со ступеньки на ступеньку.

Тэмпл понимал, что напился, но интересовало его только то, как бы выйти из этого ужасного состояния. У него было мрачное ощущение, что если он попытается восстановить ближайшую ретроспективу, то почувствует себя значительно более несчастным. Он сжал зубы и сел в кровати, подождал несколько минут, почувствовал наконец, что может встать, и тихо поплелся в ванную, закрыл за собой дверь.

«Тебе, дураку, почти пятьдесят один, Шэннард, — говорил он себе, — а ты вытворяешь с собой такие вещи».

Тело было вялым и непослушным. Он выпил четыре стакана воды, постоял, словно прислушиваясь, потом встал на колени перед унитазом, и его вывернуло. Прошло довольно долгое время, пока он решился выпить еще стакан. Тошнота прошла, и он почувствовал, что можно принять душ. Стоя с зажмуренными глазами под шумящей струей, он стал припоминать кое-какие детали вечера, но гнал их от себя, чувствуя себя пока не подготовленным для их восприятия. Он подумал, что сейчас способен вынести на своих плечах не так много, но сколько может — вынесет.

Почти всегда Тэмпл Шэннард просыпался по утрам с убеждением, что жизнь — прекрасная штука. Про данное утро трудно было утверждать что-то подобное.

Простояв долго под душем, он принялся затем за бритье, причем делал это с необычным прилежанием. Как бы компенсируя подмоченную в собственных глазах репутацию, он решил особенно хорошо выбрить себя. Руки дрожали, и он весь сконцентрировался на том, чтобы не порезаться.

Он провел длинную полосу, и бритва застыла в его руках. Мысль, таившаяся где-то в глубине памяти, прорвав все преграды, вырвалась на поверхность: «Тебя собираются купить. Ты в ловушке, Шэннард. Надо действовать быстро. Надо сбыть свои акции. Иначе скоро у тебя будет крайне мало наличных».

Он подумал, начиная другую длинную полосу на щеке, что когда-то у него уже было мало денег, но он поднялся. Он примет их предложение. Раз уж жизнь так обошлась с ним, он будет работать вдвое напряженней, чтобы организовать новое дело. У него кое-что останется, с чего начать.

«Какое там останется! Ты же проиграл это вчера!»

Это страшное открытие нанесло ему такой удар, что он пошатнулся.

Сколько же?

Может быть, он совсем не проиграл?

Сколько же он проиграл?

Тэмпл глубоко порезал подбородок. С помощью специального крема и салфетки он остановил кровь и осторожно открыл дверь ванной. Викки еще спала. Костюм его комком валялся в кресле. Замерев от страха, он непослушными руками стал шарить по карманам и нашел маленькую записную книжечку. В его замутненной памяти сохранилась картинка того, как он записывал, когда ему любезно оплачивали чеки. Он медленно разыскал нужную страничку и увидел свои пьяные каракули, вполне, впрочем, разборчивые. Он сложил цифры короткого столбика, шевеля при этом губами. Сложил еще раз и получил ту же сумму. Сто двадцать шесть тысяч долларов.

Тэмпл порылся в кошельке и нашел наличными немного больше двухсот долларов. В тумбочке среди ключей и мелочи нашел несколько пятидесятидолларовых фишек. Он голым прошел к глубокому креслу, стоявшему у задернутой оконной портьеры, и опустился в него. Он был растерян, чувствовал слабость и головокружение. Он стал мысленно складывать и вычитать разные суммы и наконец пришел к выводу, что неосторожно сыграл с собой злую шутку: если бы он продал друзьям Марта то, о чем говорили, и сразу вернулся бы в Нассау и там продал все, что у него оставалось, включая дом, яхту и машину, и до последнего цента все пустил бы на погашение обязательств, то, скорее всего, получилось бы по нулям, то есть полное разорение.

Он сказал себе, что тут, видимо, какая-то ошибка. Не мог он столько проиграть. И тем не менее проиграл. Эта цифра все время появлялась у него перед глазами. Тело его покрылось холодным потом.

Викки повернулась, вздохнула во сне и легла поудобнее. Тэмпл почувствовал необходимость быть рядом с ней. Он медленно и осторожно опустился на край ее кровати, стараясь не разбудить Викки. Она спала раздетой; пошевелившись в очередной раз, она повернулась на спину, а руку закинула за голову. Край одеяла сполз, открыв одну грудь, полную, упругую. Ей тридцать, и надо было бы обладать совершенно нелепым максимализмом, чтобы заметить какие-нибудь возрастные изменения по этой части. Темноватый оранжево-розовый сосок не тронуло время. Молочно-белое полушарие, украшенное голубым кружевом вен, было таким же теплым и милым, как и ее нервические руки и губы. Личико выглядело обиженным, как у ребенка, а тело хорошо угадывалось под легким голубым одеялом.

Тэмпл почувствовал все усиливающееся желание и подумал, что это был довольно типичный для его редких похмелий случай, будто вино будило в нем какое-то чувство вины и неуверенности и побороть его можно было только этой приятной и легкой победой.

Викки открыла глаза, и несколько мгновений они со сна ничего не видели, потом остановились на нем. Он подвинулся ближе к ней, улыбнулся нежно и накрыл своей загорелой ладонью вызывающе открытую грудь и прошептал:

— Доброе утро, дорогая.

— Убери от меня свою лапу!

Какое-то время он пребывал в шоке, прежде чем подчиниться ей. Он был поражен, как котенок, который подбежал к человеку поиграть, а получил удар. Она никогда не отказывала ему, разве только когда болела. И в таком тоне никогда не говорила. Здесь было не просто недовольство и раздражение, а гнев и презрение плюс гораздо более страшная вещь — безразличие.

Викки медленно встала, холодно и пренебрежительно глядя в его сторону, прошла в ванную и аккуратно закрыла дверь. Казалось, прошло много времени, прежде чем она появилась снова. Он уже сидел в пижаме и тапочках. Она вышла из ванной по своему обыкновению голая и, не взглянув в сторону его кресла, стала заниматься процедурой одевания. Раньше он принимал это за милую привычку, за невинную провокацию в свой адрес, за знак доверия и близости. Теперь же даже самой обнаженностью и тем, как она двигалась, ей удавалось выразить холодное презрение.

— Я поступил вчера как последний идиот, — произнес он.

— Не спорю.

— Я проиграл кучу денег. Именно кучу денег.

— Знаю. Ты мне сказал сколько, когда пришел в полчетвертого. Сто двадцать шесть тысяч. И после этого заявления тебе захотелось ласки и тепла. Ты захотел, чтобы я осушила твои слезы, излечила поцелуем раны и говорила тебе, какой ты замечательный. Ты был просто отвратителен, дорогуша.

Она застегнула бюстгальтер, поправила его и посмотрела на себя в профиль в трюмо.

— Я думаю, это случилось оттого, что я был жутко расстроен, Викки. Эта встреча закончилась так гадко. Я... У меня появилась безрассудная идея.

Она принесла из шкафа серый костюм, положила его на кровать и заявила небрежно:

— Меня меньше всего интересуют мотивы твоего поступка, дорогуша.

— Мне кажется, — в голосе Тэмпла появились злые нотки, — раз ты видела, что я такой идиот, то могла бы остановить меня.

Викки резко развернулась и посмотрела на него:

— Остановить тебя? Тебя — остановить? И Хью пытался, и я пыталась. Ты даже не представляешь, как ты отвратительно вел себя. Никто не мог остановить тебя, недотепа, старый сукин сын!

— Я никогда не слышал от тебя таких слов!

Она дернула плечиками и отвернулась.

— Никогда, говоришь, дорогуша?

Он несколько минут наблюдал за ней, потом сказал:

— Ладно, худшее, надо полагать, случилось. Но у меня есть один план. Я скажу Элу Марта, что согласен с их предложением. Скромно перекантуемся здесь, пока я не получу деньги в руки. Это займет неделю или чуть больше, по их словам. И потом я снова войду в клетку со львами. Я продам все и рассчитаюсь со всеми, дорогая. Уверен, Джонни Шелдон сдаст нам свой коттедж на берегу. А при моих контактах я скоро пристроюсь к какому-нибудь делу. Мы будем иметь и солнце, и море, и друг друга. У очень многих людей нет этого. Ничего не поделаешь, так уж судьба обошлась со мной, а эта ночь довершила дело.

— Какой чудесный план! — сказала она.

Тэмпл озадаченно посмотрел на нее:

— Что ты делаешь, я не пойму?

— Как что? Упаковываюсь, дорогуша. Укладываю вещи. Это называется «упаковываться».

— Но у нас еще неделя здесь.

Викки прошла к туалетному столику, взяла сигарету, достала спичку. Наклонив голову, изучающе посмотрела на него.

— Это у тебя здесь неделя. А я уезжаю немедленно.

— Почему ты возвращаешься туда раньше меня? — спросил Тэмпл безучастным голосом.

— Я не возвращаюсь туда. Я ухожу от тебя. Сегодня же.

Он пристально посмотрел на нее:

— У меня странное ощущение, будто я тебя совсем не знаю.

— Может, и не знаешь. Я дорогой товар, милок. Пока ты был способен держать марку, я с большой охотой была твоей очаровательной, сладенькой, сексуальной женушкой. Разве я могу винить тебя за то, что ты больше не можешь позволить себе такую роскошь, как я? Но если ты думаешь, что я буду выметать пыль из того паршивого коттеджика, ковыряться на кухне и чинить одежду, то ты, милок, прав: ты меня совсем не знаешь. Я могу устроить только состоятельного мужчину. Я умею хорошо развлечь, вести дом, украсить званый вечер. Но если бы даже я любила тебя — не падай в обморок, потому что в действительности я никогда никого не любила, — я не могла бы допустить, чтобы меня в моем возрасте превращали в работницу. Я должна буду найти кого-нибудь, кто подберет меня там, где ты меня бросил, милок. Это будет не так уж трудно, как ты думаешь?

Каждой фразой и интонацией она уничтожала его в собственных глазах. Она представила их брак как хорошо просчитанный фарс. Юная жена и старый муж, веселый и самоуверенный, разыгрывают фабулу, где все крутится вокруг денег. Тэмпл испытывал такое чувство, будто она сдирает с него кожу и проделывает это с легкостью и безразличием, с каким опытный охотник обдирает зайца. Ему стало смертельно стыдно за себя.

— Шлюха! — прошептал он.

Викки подобрала живот, чтобы заправить в юбку шелковую светло-коричневую блузку. В такой позе груди казались преувеличенно большими. Когда она наклонила голову, стал заметен второй подбородок.

— Только без этих нудных мелодрам, — отреагировала Викки. — Если это и так, то ты получил за свои деньги сполна, Тэмпл. Я никогда тебя не обманывала, ты знаешь это. Хотя спокойно могла бы. Я всегда делала так, чтобы ты верил, будто каждый момент с тобой — лучший в моей жизни, независимо от того, как я думала на самом деле. Не пойди твоя судьба наперекосяк, ты никогда бы и не узнал всего этого. В обмане есть своя мораль. Если бы все шло как раньше, ты бы прожил свое, я похоронила бы тебя со всем стандартным набором безутешного горя и на свой лад лелеяла бы память о тебе, дорогой. Но внезапно ты ставишь меня перед проблемой выживания, ставишь спустя много лет после того, как я, мне так думалось, ее решила. Выжить-то я выживу. По-своему. Долго я одна не останусь, так тебе скажу. — Она повернулась и, сдвинув брови, осмотрела себя в полный рост со спины.

— Неужели нет иного выхода?

Она разгладила ладонями юбку:

— Ты знаешь, надо определенно убрать жир с бедер. Да... что ты сказал, дорогой?

— Я сказал, что ты делаешь это все так деликатно, с таким состраданием и пониманием, что меня за сердце трогает.

Викки надела жакет и взглянула на мужа, слегка улыбнувшись.

— Жил-был один очень добросердечный человек, и у него был маленький спаниель. Человек узнал, что спаниелям надо обрезать хвост. А ему жалко было собачку, и он не стал обрезать ей хвост сразу, а делал это понемногу каждый день. — Она взглянула на свои часы, украшенные драгоценными камнями. — Пойду позавтракаю в кафетерий. Если хочешь придерживаться приличий, то можешь присоединиться ко мне, дорогой. Потом мне надо сделать несколько междугородных звонков. Если повезет, то еще до отъезда смогу дать тебе адрес.

Посмотревшись в зеркало, Викки расправила складку на одежде, небрежно распушила кудри, привычно поправила пояс и мягко прошла по гостиной, тихо прикрыв за собой дверь в коридор.

Тэмпл Шэннард встал. Он почувствовал странную отрешенность от всех норм и логики поведения, будто его отлучили от них.

— Голова казненного скатилась в корзину, и толпа ахнула.

Голос его прозвучал слишком громко и словно чужой. Тэмпл почесал живот, подошел к зеркалу, пристально всмотрелся в лицо — его и не его — и оскалил зубы, чтобы рассмотреть их, — крепкие, острые, желтоватые.

— Очень немногие мужчины сохраняют к пятидесяти одному году все зубы, кроме одного. — На сей раз голос прозвучал слабо.

С быстротой человека, у которого появилась цель, Тэмпл подошел к письменному столу в гостиной и взял лист фирменной бумаги отеля, на котором написал: «Если найдется человек с остатками жалости...»

Он оторвал полоску бумаги с текстом, скомкал ее, сунул в рот, разжевал и проглотил.

— Говорят, за свою жизнь человек съедает ведро грязи. О бумаге неизвестно.

Тэмпл встал из-за письменного стола и пошел к раздвижной двери на балкон. Дверь издала еле слышное дребезжание, когда он отодвинул ее в сторону и из прохлады комнаты шагнул в жару яркого солнечного утра. Он мельком взглянул на снующие внизу автомобильчики, на белую архитектуру Ривьеры, на погасшую неоновую рекламу, на оазисы поливной зелени, контрастирующие с пятнистым серо-бурым ковром пустыни, ограниченным округлыми голыми холмами.

Тэмпл Шэннард посмотрел вверх и вниз, влево и вправо и поздравил архитектурный гений строителей, которые защитили балконы люксов от завистливых взглядов обитателей менее дорогих номеров.

Внимание Тэмпла привлекла парусная лодка, которую везли на прицепе, и его охватила жгучая радость от нахлынувших воспоминаний. Они стали на якорь, вспоминал Тэмпл, возле какого-то островка. Вокруг не было ни души. Яхта болталась под легким ветром на якорном лине. Над головой висело раскаленное солнце, словно ребенок нарисовал его на голубом-голубом небе. Они плавали на берег и обратно, голые, как дикари, и веселые. Потом она сидела, прислонясь спиной к внешней стенке каюты, а он лежал, положив затылок на ее бедро, испытывая мучительное удовольствие. Она кормила его земляными орешками, штучка по штучке, и изображала при этом, будто он дикое животное, которое нужно успокоить. Он, щурясь от яркого солнца, посматривал иногда вверх и видел над собой два круглых, нависающих над ним плода, загораживающих треть голубого неба. Чайка спикировала над ними к морской поверхности, яхту качнуло под легким порывом ветра. Она нежно положила пальцы вдоль его губ и сказала тихим и ясным голосом: «Ты мой любимый, ты мой муж, муж». И он готов был умереть в тот момент от счастья. Они были женаты три недели, и он иногда знал, что разница в двадцать лет не имеет для нее никакого значения...

Тэмпл следил за лодкой, пока та не скрылась из виду, и пожелал ей попутного ветра. Потом снял тапочки и уперся носком ноги в разогретый бетон стены.

Ограждение было высотой по пояс и шириной дюймов в восемь, поверху облицованное декоративной плиткой. Тэмпл лег спиной на ограждение, чуть перегнувшись наружу. Дыхание стало неглубоким и частым, как при близости с женщиной. Он крепко зажмурил глаза, ослепленные сиянием неба. Во тьме перед глазами возник полыхающий знак, пропадавший и возникавший в такт ударам сердца: Боже, Боже, Боже...

В паху возникло неприятное возбуждение, и он на мгновение сунул руку под пижаму.

— Я никогда не знал, чего им всем от меня нужно было, — сказал Тэмпл спокойным голосом, словно объясняя себе что-то.

Потом он резко поднял колени, крепко схватил себя за плечи, скрестив руки на груди, и перекатился через ограждение. Открыв глаза, он с некоторым удивлением увидел, как большой голубой шар неба быстро стал вращаться вокруг него.

* * *

В полдень Хью Даррен сидел за своим рабочим столом и исподтишка наблюдал за лицом Викки Шэннард, которая очень ровно сидела в кресле рядом со столом. Руки ее были мирно сложены на коленях. Она умудрилась найти время переодеться в черное, лишенное каких бы то ни было украшений платье.

Губы были скромно подкрашены. Помимо чего-то похожего на бледность и преувеличенной взвешенности каждого движения в остальном Хью нашел в ней очень мало изменений.

— Ты проявляешь исключительную доброту, Хью. Я очень тебе благодарна.

— Не хотел бы, чтобы это звучало черство, но в действительности основная часть подобных процедур — это... наезженная практика в работе любого большого отеля.

— Особенно здесь, я думаю, где люди в своих действиях более... что ли... непосредственны. Не могу понять, как это все сделали так быстро и гладко, как проворно сработала полиция. Об этом и узнали-то совсем немногие, Хью.

— Зачем им такое паблисити? — хмуро пояснил Хью.

— Когда я уходила, он как раз начал одеваться и сказал, что подойдет ко мне. У меня и в голове ничего не было, когда я увидела, с каким странным выражаем лица ты ко мне подходишь. И вдруг, ты еще не начал говорить, я все поняла.

— Не слишком ли часто ты мне это говоришь?

Она торжественно взглянула на него:

— Не пойму, что ты имеешь в виду. Я веду себя так, потому что подавлена, пойми.

— Да... Он погиб разоренным, Викки...

— Это недостаточное основание, чтобы покончить с собой.

— Я и не могу себе представить, чтобы Тэмпл покончил только из-за этого. Он слишком верил в свои силы.

— Конечно, это я выволокла его на балкон, столкнула и пошла завтракать.

— Не говори ерунду, Викки. Я подумал, его что-то натолкнуло на мысль, что, теряя все свои деньги, он потеряет и тебя.

Она посмотрела на Хью широко раскрытыми глазами:

— Я должна признать, дорогой Хью, что я довольно роскошная вещь, и он мог, конечно, сделать совершенно абсурдное предположение, что потеряет меня, но одна мысль об этом оскорбляет. Ты знаешь, я сильный человек. Я пережила... В общем, выживала и не в таких ситуациях. И надо было ожидать, что я перенесу и эту временную неудачу.

— Ты ничего не сказала о том, что же могло натолкнуть его на мысль — ошибочную, разумеется, — что ты можешь его бросить?

— Я даже подумать об этом не могу, Хью. Если бы я посчитала, что тут есть хоть малейшая вина с моей стороны, я не смогла бы жить, честное слово. Он, наверное, был подавлен, что потерял так много денег и так глупо, но я, помню, говорила ему, что человеку свойственно проявлять иногда чрезмерную глупость. Не понимаю, почему ты подозреваешь меня. Это несправедливо, знаешь ли.

Он вздохнул:

— Извини, Викки. Мне так плохо. Я не смогу несколько дней подходить к Максу Хейнсу и этому гаденышу Бену Брауну. Мне сейчас кажется, что я убил бы их.

— Это у тебя пройдет, конечно.

— То есть как?

— Ты не сможешь долго удержаться на этой работе, если все время будешь убивать людей, правда? А работа у тебя очень хорошая.

— Ладно, мы квиты. Объявим перемирие.

— Я рада. И хотела бы остаться твоим другом, Хью.

— Хорошо. Как другу скажи, что ты собираешься делать?

— Формальности, всякие бумаги — это тихий ужас. Плохо умирать вдали от дома. Позвоню Дикки Армбрастуру. Ты помнишь его, конечно, это наш многострадальный адвокат в Нассау. Основные проблемы возложу на него. По своей трусливости я не стала звонить детям Тэмпла, а послала им телеграммы. Но, думаю, чуть позже позвоню им. Можно похоронить в Штатах, у них есть семейный участок на кладбище. Правда, там похоронена его первая жена — но не доходить же, в самом деле, до такой ревности.

— Ну а ты как, Викки, где ты пристроишься?

— Быть может, это и беспокоило Тэмпла, Хью. Я думаю, что нормально устроюсь, после того как уляжется пыль. Ты знаешь, что на Багамах небольшие налоги на недвижимость. А бедный Тэмпл вложил солидные средства в страхование своей жизни. Я никогда не подталкивала его на это, я даже была недовольна высокими взносами. Но он, будучи старше меня, считал необходимым обеспечить мне максимальную защиту на будущее. Я не думаю, что кто-то из его кредиторов окажется способным прийти ко мне за долгом. Скорее всего, и другие проявят терпение. Это будет совсем уж отвратительно, если они примутся за меня, правда? И я смогу восстановить владение его участками, а потом, так как я не имею ни малейшего понятия о бизнесе, я передам это в руки какого-нибудь честного банковского сотрудника, и он будет управлять всем от моего имени. У меня останется, конечно, дом, я смогу продать его и купить или построить домик поменьше, с которым легче будет управляться.

— Вот уж не знал, что ты все продумала.

— Вовсе нет! Я просто думаю вслух. Я знаю, что он брал взаймы под страховые полисы, но это не очень скажется на их номинальной стоимости.

— Я чувствую себя больным после этого. Больным и подавленным.

Викки с жеманным стеснением тронула его за руку:

— Конечно, бедненький. Я забыла, какие надежды ты возлагал на Тэмпла, чтобы финансировать свой маленький отель.

Краска прилила к лицу Хью.

— Да разве я об этом, черт возьми!

Она взглянула на него с еле заметной насмешливой гримасой. Ее фарфоровые голубые глазки загорелись.

— Добрые друзья, мой дорогой Хью, играют в благородные игры тоже не просто так. Может, скажешь, ты совсем не подумал о деньгах?

— Ну-у... Я считаю, это нормальное дело, когда... человек соотносит это со своими планами... когда он долго мечтал о чем-то...

Викки наклонилась в его сторону, как бы создавая атмосферу особой доверительности.

— Мы гораздо больше похожи друг на друга, чем ты думаешь или когда-нибудь думал. Я точно знаю. Я всегда это чувствовала, Хью.

— Не знаю даже, как отвечать на такое...

— И не надо пытаться, — сказала Викки и встала. — Старые друзья не должны забывать друг друга, мой дорогой. Когда ты достигнешь своей... финансовой цели, приезжай, пожалуйста, в Нассау, и мы поговорим с тобой. Ты придешь в мой маленький домик, и мы посмотрим, что можно сделать для осуществления твоего заветного желания. Одинокой вдове будет очень приятно тебя увидеть, дорогой. Не думаю, что я еще раз выйду замуж. Буду вдовствовать, разведу кошек, буду пить чай с жасмином, абсолютно безразличная ко всяким браслетам и брошкам. А пока... я хотела бы разыскать тебя и попрощаться перед тем, как уеду.

Держа уже руку на дверной ручке, Викки обернулась, лицо ее было нахмурено.

— Наверное, нужно оплатить счет за проживание и услуги?

— Нет, даже не думай.

— Ты очень добр. Я пойду к себе и упакую вещи бедного Тэмпла, потом сделаю эти печальные звонки. Да, ты не посмотрел бы вещи Тэмпла, может, выберешь что-нибудь на память?

— Я... я, право, не знаю...

— Я пришлю тебе его зажигалку, Хью. Ты, должно быть, обратил на нее внимание. Такая тяжелая, золотая, очень красивая. Я думаю, Тэмпл хотел бы, чтобы она была у тебя.

Дверь за ней закрылась. Хью сидел неподвижно, закрыв глаза, и удивлялся тому, что у него нет слез для Тэмпла. Викки их высушила, не дав появиться. Странным образом — он не мог понять как — она несколько подпортила его представление о Тэмпле Шэннарде.

Смерть лишила человека достоинства. Он имел глупость забрызгать своей вечно бурлившей кровью белоснежный «кадиллак», стоявший внизу. В полицейских отчетах о нем говорилось: «упал или прыгнул». Он стал запечатанным ящиком, предназначенным для отправки в восточном направлении. От него и точки не осталось на краю автостоянки, куда он упал. Посыпали опилками, собрали их, полили из шланга, и солнце высушило площадку за несколько минут. Санитарная машина безо всяких сирен забрала груду чего-то разбившегося в лепешку и накрытого брезентом, ни в одной из газет не было даже упомянуто название отеля или что погибший проиграл хотя бы доллар в казино.

А Викки испортила не только представление Хью о Тэмпле, но и о себе самом. Он перестал казаться себе столь значительным, как раньше, а почувствовал себя более мелким, жадным, эгоистичным, чем думал. Она не только связала смерть Тэмпла с финансовыми интересами Хью, но и попыталась заронить в его голове семена интрижки и своим разговором об «одинокой вдове» невзначай привлечь его внимание к ее богатым грудям и бедрам, к тому, что она женщина в самом соку.

Хью сидел и размышлял о том, что Лас-Вегас — самое скверное место на земле, что сюда нельзя приезжать с добрыми намерениями и эмоциями, потому что в здешнем прозрачном воздухе пустыни витает непонятное коррозирующее вещество. Здесь, подстраиваясь под звон серебряных монет в десятках тысяч карманов, критерий честности вытесняется критерием выгоды, дружба становится блатом, любовь превращается в профессию, а настоящее чувство тонет в море похоти. В таком городе лучше не задерживаться надолго. Иначе потеряешь способность оценивать другого человека по-иному, кроме как чем он тебе может быть полезен или ты ему. Невозможность нормальных человеческих отношений в этом городе символизировалась розово-бело-голубыми неоновыми крестами над причудливыми крышами церквушек, где сутками напролет работал брачный конвейер.

* * *

В понедельник в два часа дня Гомер Гэллоуэлл поставил очередные двадцать пять тысяч на «Не выигрывает», увидел, что бросающий показал с первого хода одиннадцать, и фишка Гомера уплыла к банкиру стола.

Гомер уже сосчитал, сколько раз делал ставки. Он достиг лимита, определенного ему молодым математиком, лимита, после которого вероятность проигрыша значительно увеличивалась. Он повернулся и пошел к кассе. Бледный молодой человек подошел к окошку с той стороны и с готовностью ждал, чем может быть полезен Гэллоуэллу.

— У меня тут пачка из восьми фишек, с которых я начал, вторая пачка из восьми, которые я выиграл, и еще одна, сынок.

— Да, сэр. Это тысяча семьсот долларов. Какими банкнотами?..

— Они стоят чуток больше, сынок.

— Как? О-о, извините меня, мистер Гэллоуэлл. Если вы подождете, я позову мистера Хейнса, нашего управляющего.

Прошла целая минута, прежде чем окошко загородила крикливо разодетая массивная фигура Макса Хейнса.

— Крепко вы по нашему казино прошлись, мистер Гэллоуэлл. Будете и дальше продолжать?

— Повеселился, и хватит. Хорошо у вас тут, но у меня работа стоит. И ноги сейчас подломятся, так что, думаю, надо получить деньги — и домой. Кстати, не так уж я и прошелся... Я вернул то, что дал вам в прошлый раз, плюс двадцать пять тысяч — проценты. Выходит двенадцать процентов. Я видел дураков, которые платят больше. Можешь считать, Хейнс, что мы в расчете. Значит, если мой чек еще у тебя, можешь вернуть его, и к нему еще двести двадцать пять тысяч наличными.

— Мы сегодня утром передали чек в банк, мистер Гэллоуэлл.

— Значит, у меня будет четыреста двадцать пять тысяч. Я тут взял с собой на всякий случай пустой старый саквояж, ты собери все в кучку, а я пока пойду в свой танцевальный зал, который вы мне дали, и соберу вещи.

— Нужно время, чтобы собрать такую сумму, мистер Гэллоуэлл.

— Много времени это не займет. У тебя же есть.

— Мы держим на руках только триста тысяч, но я не могу отдать их и остаться без наличных, вы же понимаете.

— Тогда ты не трать время на разговоры, парень, а беги собирай деньги где знаешь, потому что мне надо, поскорее улетать.

— А... не велика ли сумма, чтобы возить наличными?

Гэллоуэлл посмотрел на него с надменным удивлением:

— Все может быть, если узнают в округе. Но ведь знаете об этом только вы, из казино, и не думаю, что вы тут шарите по окрестностям и добываете обратно деньги, которые проиграли, а?

— Нет-нет, я не об этом. Я просто думал... Опасное это дело — возить такие деньги.

— Я по-настоящему не нервничал с тех пор, как купался в горной речке и чем-то не понравился медведю. Значит, давай скорей за деньгами, Хейнс. Я плачу кое-каким ребятам за то, чтобы мое имя не попало в газеты, и для них будет развлечением, если они часть своего времени потратят на то, чтобы вставить туда тебя. — Он повернулся на каблуках и ушел.

Макс Хейнс тихо выругался. Разыскал Бена Брауна.

— Он думает, что уже все, деревня. Тащи четыре с четвертью. Ты знаешь, куда идти и с кем говорить.

Потом Хейнс с необычной для себя скоростью бросился к лифту. Пять минут спустя он вышел из лифта в вестибюле и направился к Хью Даррену. Даррен посмотрел на него с удивлением и неудовольствием.

— Молодец, Макс. Ты хорошо поработал с Шэннардом.

— Ну да. Я взял его за руку и попросил прыгнуть. Сильно извиняюсь. Но у меня нет сейчас времени для этих разговоров. Мне нужны твои особые услуги, о которых мы говорили.

— Иди со своими услугами к Джерри Баклеру.

— Он мертвецки пьян. Я его и в ванной на холодный пол укладывал, и душу из него тряс, и водой поливал — он только мычит. Ты должен помочь мне, а об остальном, ради Бога, поспорим потом. Я дам тебе пару тысяч баксов, на успокоение совести, Даррен.

— Кого надо убить?

— С такими шутками я тебе сделаю ангажемент, будешь выступать в «Сафари». А теперь помолчи. Надо дать особые указания девице на коммутаторе. Она тебя послушает. Я ее подмажу, дам пару сотен, пусть порадуется. Вот что ей надо сделать, если уже не поздно. Ей надо сорвать телефонный разговор, который должен состояться у Гэллоуэлла с его личным пилотом. Ночью старый черт не полетит, и я хочу помешать ему созвониться с пилотом до темноты.

— Зачем?

Макс пристукнул кулаком по столу:

— Хочу, чтобы у старика появилась возможность еще поиграть. Может, он и не будет, независимо от того, что я сделаю. Но я все-таки хочу дать ему и нам шанс. Замени ее на минутку и приведи сюда, я дам ей накачку. Не хочу делать это через твою голову, раз она не из моей команды.

Хью поразмыслил немного. Ну и что, если какой-то старик не дозвонится до кого-то? С одной стороны — старик, которого Хью не знает, а с другой — две тысячи долларов, которые становятся весьма существенными для Хью, после того как Шэннард пролетел восемь этажей и разбился об асфальт. Он вышел, распорядился, чтобы мисс Гейтс временно подменили, и привел ее в свой кабинет. Ей было за пятьдесят, и волосы ее были окрашены в невообразимый оттенок клюквенно-красного цвета.

— Разрешите представить вам мистера Хейнса, мисс Гейтс.

— Я знаю мистера Хейнса.

— У него есть к вам особая просьба, мисс Гейтс. С моего разрешения.

— Какого рода?

Хейнс достал листок бумаги из кармана и протянул ей:

— Восемьсот пятнадцатый собирается позвонить по этому телефону. Если он уже позвонил, то все пропало. Запомнишь?

— Нет, если не посмотрю.

— Ну так смотри. Когда он позвонит, сделай вид, что соединяешь с городом. Ты действительно набирай город, но как только раздастся первый гудок, прервешь соединение и другим голосом ответишь восемьсот пятнадцатому, что это мотель «Пальма». Он спросит человека по имени Скотт. Дай ему немного подождать у телефона, а потом скажешь, что номер мистера Скотта не отвечает. Если он перезвонит в другой раз, сделаешь то же самое. Если продиктует поручение, сделай вид, что приняла. И никому об этом ни слова.

— И все это за просто так?

— Нет, за эти четыре сувенирные изображения президента Гранта[3], дорогая. И позвони мне в кабинет, удалось ли что сделать, как можно скорее. Когда-нибудь, глядишь, понадобится и новая услуга. Как ты?

— Готова в любое время, — ответила женщина, пряча сложенные купюры на груди.

— А теперь иди туда.

— У меня смена кончается в шесть, — сказала она по дороге к двери.

— После шести это уже не нужно, милая.

Когда телефонистка ушла, Хью спросил:

— А где ты взял этот телефон?

— В субботу заглянул в его ячейку в вестибюле. А имя проверил в аэропорту. У них он записан как пилот самолета Гэллоуэлла.

* * *

Наверху, в люксе номер восемьсот пятнадцать, Гомер Гэллоуэлл готовился к отъезду. Он всегда брал с собой больше, чем нужно на одну поездку, потому что часто приходилось задерживаться из-за дел. Даже если он планировал провести в отеле одну ночь, он распаковывал багаж полностью, а потом, при отъезде, вновь собирал его. Он возил с собой запасной костюм, такой же темный и дешевый, что носил сейчас, одну пару лишних черных рабочих ботинок, достаточное количество дешевых белых хлопчатобумажных рубашек, несколько ярких дешевых галстуков, потертых на месте узла, большое количество носков и нижнего белья, которые обычно покупал в магазинах, сбывающих избыточные армейские запасы.

В последние несколько лет во время своих поездок Гомер завел экстравагантное обыкновение, которого стыдился всякий раз, когда ему следовал. Вместо того чтобы везти грязное белье и рубашки на старое ранчо для стирки, он их выбрасывал. Когда он пополнял свои запасы, то задумывался о стоимости своей привычки. Учитывая, что во время поездок рубашки он выбрасывал через день, а носки и белье — ежедневно, это обходилось ему дополнительными расходами на поездку в сумме три доллара семьдесят пять центов в день. Сопоставляя это со своим месячным доходом примерно в шестьсот тысяч, он тем не менее всегда, выбрасывая белье и рубашки в мусорные корзины, ругал себя за безрассудство и известную глупость.

Как раз на этой стадии приготовлений он прервался, чтобы позвонить пилоту Скотту. Повесил трубку он с недовольным лицом и ворчанием. Говорил же он этому чертову дурню сидеть у телефона. Может быть, вышел за сигаретами или в магазин. Надо попробовать позвонить через десять минут...

* * *

Макс приложил свое косматое ухо к телефонной трубке и услышал металлический голос телефонистки:

— Это Мэйбл Гейтс, мистер Хейнс. Я все сделала так, как вы говорили.

— Спасибо большое, милая. Держать так и дальше.

Он повесил трубку и почесал ногтем большого пальца пробившуюся щетину на подбородке. Сейчас три двадцать. А что, если старик позвонит не из отеля? Или разозлится и возьмет такси и поедет в мотель — с намерением там дожидаться своего пилота? Была у него одна идея, которую он отбросил, но сейчас ему кажется, что на небольшой риск пойти стоит. Он поднял трубку и набрал ноль, что выводило его на коммутатор.

— Мэйбл, это снова Макс Хейнс. Соедини-ка меня с этим мотелем, милая.

В мотеле соединили со Скоттом. Тот снял трубку с первого гудка.

— Да, сэр?

— Мистер Скотт? Вы пилот мистера Гэллоуэлла?

— Да. А кто говорит?

— Это из отеля «Камерун», сэр. Мистер Гэллоуэлл просил меня передать вам, что сегодня он не полетит.

— Значит, завтра?

— Этого он не сказал. Полагаю, он подумал, что вам нет смысла зря сидеть у телефона в таком городе, как Лас-Вегас.

— Не ожидал от него.

— Простите?

— Да нет, ничего. Спасибо за звонок. С удовольствием погуляю.

Макс положил трубку. Кажется, вполне надежно. Гэллоуэлл примет это, скорее всего, за неуклюжее вранье своего летуна. Ах, сэр, они мне звонили, что я вам не нужен!

Ты, Макс, должен всегда суметь обложить со всех сторон везунка, который хочет умотать со своими деньгами. Связать, чтобы не пошевелился, не важно, как ты этого добьешься. Все, кто остается, рано или поздно вкладывают деньги обратно в денежную машину. И ты при этом не нарушаешь никаких законов. Столы работают честно. Ты же лишь помогаешь неумолимому проценту вероятности работать на казино. А чем лучше он работает, тем жирнее твои сливки.

Можно уговорить гараж затянуть простейший ремонт. Может не оказаться зарезервированного билета. (Как, сэр? Вы же сами звонили и просили передвинуть заказ!) Иногда можно послать выигравшему пару больших бутылок шампанского во льду в качестве поздравления. Или сделать так, что стодолларовая девица постучит не в ту дверь. Потом все горько жалуются: один — «мне надо было вовремя остановиться», другой — «если б машина была готова», третий — «если б я не встретил эту девицу... если б я не перебрал... если б не вышло путаницы с билетами... если б я не получил приглашение на это ночное шоу... если б накануне отъезда у меня хватило духу отказаться от приглашения Эла Марта на вечеринку и если бы я не встретил там Джекки Ластера...»

Макс позвонил в номер Бетти Доусон.

— Что с тобой, детка? У тебя скучный голос.

— Спала, Макс.

— Пора за дело. Хочу быть уверенным, что ты поможешь нам. Наш пижон набил карманы, но сегодня у него будет нелетная погода. Думаю, что он этого еще не знает, но это так. Ты придумала, как подойти к нему?

— Думаю, что придумала. Только получится ли — зависит от него.

— Ты так считаешь?

— Знаю. Он не заядлый игрок, Макс. Он умерен во всем.

— Он мужчина, детка. Я хочу, чтобы он пришел в такое состояние ума, что выложит у нас на стол пару тех особых фишек — показать тебе, что он человек с размахом. Ты такая девочка, Доусон, что можешь это.

— Ну как же, специалист. Стареющая инженю номера сто девяносто. Макс, вам нечего будет снимать. Господи, я же ему во внучки гожусь! Даже подумать гнусно, что... что что-нибудь может быть.

— Не торопись списывать этого старого козла, красавица. А вдруг ты для него — шанс вернуть молодость или что-то вроде этого, а? Я тебе уже говорил. Ну постарайся. Ради трети того, что он увозит, надо постараться. А то, что шоу состоится в сто девяностом, красавица, так это для того, чтобы нам быть уверенными, что ты сделаешь все возможное. Если же ты будешь прятаться в кусты хотя бы потому, что уважаешь его, то я пойму это из пленки, и ты станешь самой несчастной девкой в Неваде.

— Ах вот зачем вам этот сто девяностый! Вы никак не можете поверить, что вконец добили меня, да, Макс?

— Никто никогда тебя пальцем не трогал, детка. Может быть, это ошибка с нашей стороны. Тебе некуда деваться, а ты еще трепыхаешься. Ну ладно. У нас есть еще одно соображение. Пусть он разговорится, глядишь, скажет что-нибудь такое, что нам потом пригодится. Тут все может быть важным. Сто миллионов баков — великая вещь, тут к каждому слову прислушаешься.

Бетти нетерпеливо вздохнула:

— Ладно, ладно! Что дальше?

— Прихорашивайся, милая, и будь наготове. Думаю, что часов в пять будет твой ход. Я дам тебе знать.

Только Бетти положила трубку, телефон снова зазвонил. Она схватила трубку:

— Ну что еще, Макс?

— Это не Макс. Это Хью. Чем ты так разгорячена?

— Ничем.

— Ты сердита на меня?

— Нет, отчего мне на тебя сердиться, Хью?

— Что с тобой, моя радость? У тебя голос... какой-то умирающий.

— Кажется, я неважно себя чувствую. Я даже не буду сегодня выступать. Как раз об этом мы и спорили с Максом.

— Надо сходить к доктору, дорогая.

— Что-то подцепила, пройдет.

— Кстати, Бетти, спасибо за записку, которую ты прислала насчет Тэмпла.

— Я звонила, звонила тебе, но ты все был занят. Это был отличный человек, Хью. Ужас. Викки рассказала мне, как вы оба пытались остановить его, когда он проигрывал.

— Так ты говорила с ней?

— Да, где-то после двенадцати. По-моему, она восприняла это вполне нормально.

— Может быть, слишком нормально.

— Я... Для меня это не сюрприз. Она никогда бы не могла быть у меня в подругах, Хью. Смотрится как куколка, а... Во всяком случае, ты понял, надеюсь, что нравы казино не поддаются смягчению?

— Они давали ему разведенное виски, чтобы он держался на ногах, замедляли темп игры за тем столом, чтобы он успевал реагировать и делать ставки. Ем общипывали как цыпленка. Будь все проклято, Бетти, давай уедем отсюда. Навсегда. Долго нельзя ждать, иначе может быть слишком поздно.

— Звучит как предложение, — сказала она, явно натянуто пытаясь придать разговору более легкий характер.

— Не знаю, что это, но нам обоим надо уезжать.

— А мне, сэр, бросать свою карьеру?

— Ты как-то странно говоришь. Сейчас поднимусь и буду сидеть у постели больной.

— Нет, пожалуйста, Хью. Я не хочу тебя сейчас видеть. И к тому же я... могу уйти.

— Уйти? Куда?

— Мне попросить письменного разрешения у вас, сэр?

— Подумай, что ты говоришь!

— Сама не знаю, Хью. Не до этого. Я думаю, мы с тобой зашли слишком далеко. Может быть, в моей жизни нет места для этого. Ладно, потом.

— Прекрасно. Спасибо. Преогромное спасибо, Бетти.

— Никакая это у нас с тобой не любовь, Хью. Это... привычка.

— Желаю веселой ночи, — не выдержал Хью и бросил трубку. Бетти осторожно положила трубку и села на краешек кровати, пригладила рукой густые черные волосы. С тяжелым сердцем она стала размышлять, что же это будет, если Макс Хейнс разобрался в Гомере Гэллоуэлле лучше нее. И пожалела о том, что он прислал тогда перстень. Тогда это выглядело невинным жестом, но сейчас у нее появились сомнения на этот счет. Но если Макс и прав, то Гэллоуэлла легче вытерпеть, чем того толстого или петуха из Венесуэлы: старик все-таки.

После Хью всех остальных в этом мире можно только терпеть, и ценой неимоверных душевных усилий. Она принадлежит ему до самых мельчайших значений этих слов. И любая связь будет осквернением того, что принадлежит ему, и поэтому, чувствуя свою вину, она уже никогда не вернется к нему.

Значит, если Макс прав, назавтра ей надо придумать другую Бетти, которая уже не любит Хью Даррена. Она поссорится с ним, а потом будет холодна и станет держаться на расстоянии. Дружба была бы слишком сильным соблазном. Любовь не умрет. Она будет видеть его то там, то здесь, и сердце ее будет каждый раз сжиматься от боли или учащенно биться от волнения.

От этой работы просто так не отделаешься. Макс не даст ей уйти. Если же ей каким-то чудом удастся уйти, то сделать это надо будет ради Хью. Тогда его воспоминания о ней будут добрыми, теплыми и приятными.

Бетти и не заметила, что плачет, пока не почувствовала, как слезинка капнула на колени.

«Люди в ловушке, — думала она, — не должны забывать, что они в ловушке, и строить радужные планы. А теперь давай, прихорашивай себя для этого „полденег Техаса“. Шелка и банты, кружева и духи, новые губы и новые глаза. Сцена соблазнения из книги о Мафусаиле».

* * *

В четыре с минутами Макс Хейнс провел Гомера Гэллоуэлла в свой кабинет и загрузил в его черный старый кожаный саквояж четыреста двадцать пять тысяч долларов. Гомер предварительно проверил сумму по цифрам на бумажных упаковках. Он запер саквояж потемневшим медным ключом и положил его в карман жилета.

— Думал, ты будешь говорить, что еще не готово.

— Почему это, мистер Гэллоуэлл?

— Люди не любят расставаться деньгами.

Макс Хейнс хлопнул по саквояжу:

— Вот, тут они. Здорово вы нас потрепали, мистер Гэллоуэлл. Если вы собираетесь сейчас ехать в аэропорт, я могу дать вам свою машину с двумя охранниками.

— Прямо сейчас я не еду.

— Тогда посоветовал бы не носить это с собой. Лучше не рисковать. Можете оставить это здесь и взять в любой момент. Я могу дать вам расписку на содержимое саквояжа, если вам будет угодно.

— Ты беспокоишься о нем намного больше меня, В регистрации есть сейф, да? Оттуда и возьму. Премного благодарен.

Он на ходу взял саквояж и направился к дверям — прямой и поджарый, прокаленный и высушенный временем, внешне такой похожий на обыкновенного наемного работника ранчо.

— Дело еще не закончено, Брауни, — сказал Макс, когда дверь резко захлопнулась.

— В каком смысле?

— Он может поехать в аэропорт и нанять пилота.

— Ух ты, об этом я не подумал. Ты знаешь, он нес свои деньги так, будто у него в сумке какой-нибудь сандвич лежит.

— Глупый ты, Бен Браун. Для этого старого черта деньги не так важны. Для него важно, что мы его ободрали в прошлом году. Пойди он на паршивую ярмарку и проиграй там десяток долларов в какую-то игру, так он год будет тренироваться, приедет туда снова и отыграет свои десять долларов и чуть больше, если сумеет. То же самое и здесь, с этим мешком денег. Ну, старый лис, и наколол же он меня. Наколол Макса Хейнса! Я, дурак, думал, что он будет играть на удвоение, а это все равно что передавать мне деньги из рук в руки. И пошел на его лимит. А он сыграл так... Я такого никогда не видел. Он ставил девятнадцать раз. Выиграл четырнадцать и проиграл пять. И хочет увезти двести двадцать пять тысяч.

— Как думаешь, Доусон обработает его?

— А я-то откуда знаю!

— Все, пока. Не переживай, Макси.

Глава 9

Отель «Камерун», понедельник, пять часов двадцать минут дня. Редеют группы загорающих вокруг бассейна и в солярии на крыше отеля. Служащие бассейна и солярия, официантки, работающие на улице, разойдясь по укромным уголкам, подсчитывают чаевые за день, Всю смену они не покладая рук выжимали их из клиентов за полотенца, лосьоны, напитки и особое внимание при выборе места для шезлонга.

В это время дня народ стягивается в номера. Души работают на полную мощность, это час пик в потреблении воды. Рассыльные и официанты носятся вверх и вниз со льдом, закусками, напитками. У швейцара дел по горло. Продолжается регистрация гостей, а уже начинают приезжать на своих машинах и такси желающие посмотреть вечернее шоу, к тому же нужно поймать такси для тех, кто едет в другие места города, позаботиться, чтобы приехавшие на автомобилях быстро нашли место на стоянке, а уезжающие — выбрались с нее без задержки, и от всего этого в глубоком кармане униформы становится все больше серебряных долларов.

Начинают заполняться бар «Африк» и Малый зал. Появились отдельные посетители в просторном зале «Сафари». Пришли те, кто предпочитает пораньше сесть за столик, не торопясь выпить и закусить до начала большого представления. Бармены переключаются на самую высокую скорость, отрабатывая то, что не доработали в предыдущие часы своей смены.

Нарастает шум и гром приготовлений на кухне. Все плиты и столы в действии, шеф-повара предельно бдительны в своих родных залитых светом стальных джунглях.

В казино пока не работают три стола для игры в «двадцать одно», один — в крэпс и один — в рулетку, но вокруг них собирается народ, сейчас и они заработают. В комнате для отдыха сидят служащие казино, у которых сейчас перерыв. У них длинная смена, и они полчаса работают, полчаса отдыхают. Они наливают кофе из общего бачка в бумажные стаканы, лениво болтают о своих детях, газонах, о следующей поездке на рыбалку на озеро Мид.

В Малом зале пианистка играет все, что знает из Гершвина, а свободная от музыки часть ее мозга занята молитвой во здравие Скиппи, который так болен, так болен, что в последний раз даже не скандалил, когда его возили к ветеринару.

У стойки регистрации, где и так много работы, сотрудник в третий раз объясняет с подчеркнутой выдержкой, что «Камерун» не несет ответственности за фотоаппарат, забытый у бассейна.

В салоне красоты «Леди Элоиза», что располагается в пассаже, соединяющем отель и конференц-зал, и весь сдан в аренду, парикмахерша в торопливом ритме конца дня делает прическу явно расстроенной пышной даме, которая сегодня всем говорит одно и то же: «Он проиграл все наши сбережения, и теперь мне надо идти работать, а я не работала уже семнадцать лет. Я не могла остановить его, он как с ума сошел, честное слово». Мастер сочувственно бормочет что-то. Редко проходит неделя, чтобы она не выслушала три-четыре такие истории. Люди приезжают в Вегас отдохнуть, и им не с кем больше поговорить.

В баре «Африк» вокально-инструментальный секстет выколачивает собственную аранжировку известного мюзикла. Весьма интересная женщина, которая, сохраняя внешнее достоинство настоящей леди, пьет уже больше двадцати часов, внезапно валится с высокого стула у стойки бара, и инцидент так ловко ликвидируется персоналом, что лишь с дюжину посетителей успевают его заметить.

Звезда большого шоу в «Сафари» пока пьян, и его импресарио и любовница бьются над ним, чтобы к вечернему представлению привести его в божеский вид.

В центральной части города, в заведении Леффингсона и Фласса, в одной из дальних комнат, куда никогда не заходят опечаленные родственники и друзья, служащий быстро прилаживает бирку с адресом на специальный гроб, в котором можно перевозить тела обычными вагонами. Гроб должен быть доставлен в адрес похоронного бюро на востоке страны.

— Ну-ка помоги, — говорит он помощнику.

Гроб стоит на тележке. Вдвоем они везут его в холодильную камеру, где гроб будет находиться до отправки на станцию — до завтра.

— Стаскивай ящик, Элберт, — приказывает старший, а сам закуривает, прислонившись к стене.

— Занятно, — говорит Элберт, — два билета на одни... останки.

— Растешь. У тебя язык становится более профессиональным, Элберт.

— А зачем все-таки два билета?

— Такое правила. Но если, например, вдова захочет поехать по одному из них, то ей разрешат.

— Она не из тех, кому надо экономить на билете. А потом, сопровождать гроб — это здорово давит на психику.

— Ага, ты сам произнес это слово.

— Мне можно, я знаю, когда творить и когда нет. Та-ак, полей тут из шланга, Элберт, и мы закругляемся.

— А вот пока вы здесь, мистер Луден, сколько примерно народу попрыгало из больших отелей?

— Элберт! Ты удивляешь меня. Такие вещи надо знать. Счастливые отдыхающие Лас-Вегаса ни-ко-гда не прыгают с этих высоких зданий. Просто у некоторых из них бывают приступы головокружения. Объясняется это высоким содержанием кислорода в нашем бодрящем воздухе пустыни, Элберт. Они перенасыщаются кислородом.

— Ну да. Как тот мужик в прошлом месяце, который просадил все деньги и спрыгнул с гуверовской плотины на покатую сторону. Пока он докувыркался до крыши электростанции, с него содралась вся кожа. Во как, до чертиков, накислородился.

— Элберт, если хочешь профессионально расти, кончай эти разговоры. Хорошо, что не ты собираешь у нас статистику по смертям. Эта пустыня — самое здоровое место в мире. Давай сматывай шланг, вешай на место и пошли отсюда.

* * *

Хью Даррен и Джордж Ладори стоят в самой большой холодильной камере отеля. Джордж показывает Хью разрубленные надвое говяжьи туши, поступившие сегодня. Острым и тонким ножом он делает тонкий срез со спины и показывает его Хью. Качество можно разглядеть и под искусственным светом, который делает мясо слегка голубоватым.

— Штамп высшего сорта, Хью, но это нижний предел. Сам смотри, «мрамор» не тот. Это, скорее, хороший первый сорт. Но мы платим за высший. А что, по-твоему, мне делать?

— Все шестнадцать такие?

— Как тебе сказать... По большому счету, ни одна из туш меня не удовлетворяет.

— А сколько сильно не нравятся?

— Я бы сказал, шесть.

— Я бы сказал, позови сюда Краусса, пусть сам приедет, и скажи все, что ты думаешь. Пусть или заменит, или снизит цену на те шесть. Если снизит цену или ни о чем не договоритесь, пустишь эти шесть на конгрессы, для фирменных блюд не используй.

— Я так и думал, что ты это скажешь.

Хью слегка улыбается ему:

— Ну вот, в следующий раз и спрашивать не придется.

* * *

В маленькой комнате рядом с душевой, которой пользуется охрана, Бобер Браунелл и Бобби Валдо играют в джин вместе с Гарри Чармом, одним из тех специалистов, чьи имена, как и Валдо и Браунелла, появляются в платежных ведомостях одной из корпораций, управляемых из «Икс-торга». Помимо номинального жалованья они время от времени получают хрустящими от Эла Марта, при личных встречах.

— Джин! — восклицает Бобер.

— И как у тебя дела с этой артисткой, как ее, Гретхен? — хитро спрашивает Бобби.

— На что-то обиделась, не знаю. Даже не подойдешь к этой дуре.

— Так брось, — советует Бобби.

Браунелл улыбается во весь рот, обнажая желтые зубы:

— Бобер никогда не отступает, ребята.

Гарри Чарм заканчивает подсчет очков. Бобер сдает.

— Про кого это вы там? — отдуваясь, спрашивает Гарри. Он астматик. Лицо этого старого бандита покрыто шрамами. Он вечно ноет из-за всякой ерунды. Гарри изучает карты.

— Всю жизнь карта не идет. Вечно проигрываю.

Чарм и в полиции служил, и в тюрьме сидел. Он пользуется особым доверием. Когда кого-нибудь надо наказать, Эл Марта обычно говорит с Гиджем Алленом, тот — с Гарри Чармом, а Гарри дает указание Браунеллу, или Валдо, или кому-то еще, кого он сочтет наиболее подходящим для данной операции.

— Есть тут одна Гретхен, по уши влюблена в Бобра, только сама этого еще не знает, — поясняет Чарму Бобби.

Бобер выигрывает раздачу и игру. Бобби Валдо вскакивает недовольный:

— С меня хватит. Черт, я последнее время что-то нервный стал. Мы уж сколько времени дурака валяем, вы это видите?

Бобер улыбается:

— Хочешь пробиться в сержанты, Бобби? — Бобер поворачивается к Гарри: — Бобби опять захотелось в Феникс, еще немного повозиться с этими парнями из профсоюза рабочих прачечных, до конца поставить их на место. Он такие вещи любит.

Бобби вспыхивает и надвигается на Бобра. Тот невозмутимо смотрит на него.

— За какую работу я в с удовольствием взялся — так это чтобы мне сказали, будто ты много болтаешь, я взял бы тебя в пустыню и как следует закрыл бы тебе пасть.

— Э, закройтесь вы оба! — раздраженно перебивает их Гарри. — Сдавай, Бобер.

* * *

Джерри Баклер, управляющий «Камеруна», спит по пояс раздетый на кафельном полу ванной. Щека и грудь не чувствуют холода кафеля. На лбу Джерри ушиб — падая, он ударился о край унитаза. Он еще мокрый от воды, которой обильно полил его Макс Хейнс. Во сне Джерри Баклер быстро катится с заснеженной горы. Он, маленький, сидит на красных санках, а за его спиной — отец. Отец управляет санками, крепко держит сына и смеется во весь голос. Холодный ветер обжигает лица. Но внезапно отец исчезает, и он никак не может повернуть санки. Гора становится круче, ветер воет в ушах, и гора обрывается в бесконечную черноту. Уже поздно, давно пора быть дома, а он ничего не может поделать, вцепился мертвой хваткой в санки и кричит, хотя его никто не слышит.

* * *

Гидж Аллен опять лежит на своей постели в комнате, которую ему выделил Эл Марта в своих апартаментах, и снова доставляет удовольствие мисс Гретхен Лэйн и находит, что ее желания ничуть не меньше, чем в прошлый раз. Она ему понравилась в тот момент, когда после вранья Эла так здорово разозлилась на Бобра. Гидж спокойно подкатил к ней и нашел, что она весьма не прочь дать увлечь себя. Через некоторое время они отдохнут, оденутся, выпьют нагревшееся уже виски и пойдут на всякий случай в большую гостиную, где случайно идет вечеринка.

Гидж знает, что Эл опять будет смеяться над ним: мол, никогда не видел человека, который готов расшибиться в лепешку за сто долларов, имея в виду тот спор. В тот момент, когда другая плоть начинает буйствовать, настаивая на своем, он меланхолически размышляет, не просто ли это притворство, не слишком ли он стал стар, чтобы связываться с такими первоклассными профессионалками, которые все до одной, кажется, говорят и делают одно и то же, как будто окончили одну и ту же подпольную школу, проходили муштру у одного и того же командира или сошли со строчки каллиграфически выписанной одной и той же буквы.

* * *

Викки Шэннард лежит нагая и одинокая, причесанная, завитая, надушенная, натертая кремами в огромной кровати. Драпировки на окнах закрывают то, что осталось от дневного света, мерно шумит кондиционер. Глаза ее закрыты, на веках рукой мастера нанесены голубые тени. Викки сделала необходимые звонки. Завтра она вылетает в Нью-Йорк, и Дикки встретит ее там, он привезет из Нассау первые из множества бумаг, которые нужно изучить и подписать.

Хью предложил ей переселиться в другой номер, но она поблагодарила его и сказала, что в этом нет никакой необходимости. Хью поблагодарил ее за присланную ему золотую зажигалку.

Викки сегодня устроила себе большой банный день. Вымылась, причесалась, накрутилась, накрасилась, намазалась.

Одна. Веки закрывают по-детски невинные голубые слегка навыкате глаза. Острым розовым кончиком языка она проводит по губам, чтобы увлажнить их. Протяжно вздыхает. Сгибает ногу в колене и обхватывает руками.

Потом руками сильно, до боли, сдавливает налитые белые груди. Чувствует, как горячая волна возникает и усиливается в ней. Испытав ожидаемые ощущения, она постепенно успокаивается. Внезапно на Викки накатывает чувство собственной заброшенности и ненужности, и она разражается рыданиями, долгими, со всхлипываниями. Слезы потоком устремляются из ее глаз.

Впервые в жизни она плачет не от физической боли. Она сама этому удивляется, но от этого ей не легче. Кудрявая головка катается по подушке, и слезы капают на перкалевую наволочку. Тело все время вздрагивает. Наступил час тяжелого отрезвления. Викки оплакивает себя ту, которая есть, и ту, которая была, плачет, предвидя грядущую пустоту, плачет, внезапно осознав, что потеряла любимого человека, осознав это слишком поздно и после того, как в тишине яркого утра раздался мягкий и страшный звук упавшего тела.

* * *

Макс Хейнс вывел Эла Марта в фойе апартаментов, где было относительно тихо, и они остановились у дверей персонального лифта Эла.

— Смотри, как движется парень, вон тот, — сказал Эл. — Плечи какие, смотри. От пояса и ниже — где-то полусредний, а выше — на полутяжелый тянет. Даю что хочешь на отсечение, от такого живым не уйдешь, Макс. Тридцать четыре боя — и двадцать один нокаут. Этот парень далеко пойдет, это я тебе говорю. У меня интуиция.

— Спасибо, но ты же знаешь, как я отношусь к боксерам, Эл.

Эл засмеялся и шутливо ударил его кулаком в плечо:

— Конечно, присосался к певцам и паутинкам, и больше ему ничего не надо. Ладно, только не забывай, малыш, что или я имею кусок в каждом твоем новом деле, или в масштабах страны тебе доступ к музыкальным автоматам закрыт.

— Ты что, за дурака меня считаешь, Эл? Но я тебе про другое пришел сказать. Я велел Доусон поработать с Гэллоуэллом.

Эл, сведя брови, на некоторое время ушел в размышления.

— О'кей. Девочка она умная. Но если у нее ничто не выгорит, смотри не перегибай палку. Это тебе не какой-нибудь торговый агент. Если он что заподозрит, мы столкнемся с очень влиятельным мужиком. Ты помни о том, что четверть миллиона — или чуть меньше — это не те деньги, из-за которых стоит сердить такого человека. Ну, будет у нас с бухгалтерией похуже на одну неделю. А вот если старик разозлится, он нам не простит.

— А что он может сделать?

— Откуда я знаю? Старики — они, как дети, обижаются, когда их хотят обмануть. Он может, например, пустить деньги на то, чтобы натравить на нас федеральные службы, те устроят негласную проверочку наших книг, какое-нибудь расследование, без которого мы вполне бы обошлись. Может нанять кучу неглупых и жестких парней, Макси, и велеть им сделать «Камеруну» что-нибудь нехорошее, это они сами придумают, и кое-кто из них приедет сюда, а мы и знать не будем... В общем, мы сделали все, что надо, и если он не клюнет на прелести Доусон, то с этим и кончить. Я сказал.

— О'кей, Эл.

— Как у тебя дела с Дарреном?

Втягивается потихоньку. Наши «сливки» действуют вроде бы на него так же хорошо, как и на других. Я немного переплатил тут ему, для лучшего взаимопонимания. Как это, нормально?

— Ты прекрасно знаешь, что нормально, Макс. Даррена надо повязать так, чтобы он от нас не ушел, парень того стоит.

— А как в Лос-Анджелесе понравился прыжок Шэннарда?

— Они очень разочарованы. Такое дело ушло.

— А его блондинка не продаст?

— Ей это не нужно, она не хочет. Я говорил с ней. Страховка вытащит ее из замазки.

— Может быть, есть способ изменить ее мнение, Эл?

— Немножко поздно, Макси.

— В каком смысле?

— Спорю на что хочешь, что в ближайшие несколько недель она должна встретиться с очень интересным малым. Готов спорить, что он знает, как сделать, чтобы бедная вдовушка забыла о своем ужасном горе. Спорю, что и у него есть планы насчет нее.

— Его можно пожалеть.

— Почему это можно пожалеть?

— Прожженная баба, Эл. Ничего не упустит.

— Это уже не мое дело, парень, и не твое, это точно. Так что давай будем думать о том, за что тебе платят, договорились?

— Договорились.

— Так. Завтра-послезавтра Гидж свезет Джерри опять в тот загородный санаторий на некоторое время. Он сейчас в жуткой форме, никогда его таким не видел, так что ему долго там отмокать. Через Даррена сможешь работать?

— Он у меня через месячишко будет по проволоке ходить.

— А то, что я слышал насчет него и Доусон, как с этим?

— Когда они оба у нас в кармане, Эл, чего нам беспокоиться?

— Слушай, ты меня, ей-богу, иногда убиваешь наповал, парень.

— Я просто люблю, чтобы все шло гладко.

* * *

Хью Даррен стоял за стойкой регистрации и взвешивал на ладони массивную золотую зажигалку. На ней прописными печатными буквами были выгравированы инициалы Шэннарда. Это можно убрать и заменить. Хью подумал, пойдет ли он на это или нет. Если оставит — не будет ли это демонстрацией показной верности памяти?

— Все нормально? — спросил его служащий отдела регистрации.

— Что нормально?

— Я только что сказал, мистер Даррен. Мистер Хейнс попросил меня проверить, находится ли сейчас мистер Гэллоуэлл в своем номере. Не было причин отказывать, я проверил — он там. Правильно?

— Да, все правильно. Только, Джимми, надо помнить, что мистер Хейнс не имеет никакого отношения к делам отеля.

— Да, сэр, — ответил Джимми со скептическим выражением на лице.

— Информацию дать вы, конечно, ему можете.

— Да, сэр.

— Но если речь заходит о каком-либо действии с вашей стороны, сути которого вы не понимаете или думаете, что тут что-то не так...

— Например?

— Обязательно пример нужен? Ну, например, разрешить человеку от мистера Хейнса покопаться в ячейке какого-то нашего гостя и прочесть оставленную для того записку.

— Не-ет, это исключено! — воскликнул Джимми как-то очень неестественно.

— Ну да, исключено. Конечно, исключено. По невинным вещам вы спрашиваете меня, а по другого рода — нет.

— Простите, сэр?

— Можно создавать впечатление полной лояльности и в то же время не отказываться от маленьких денежных подачек.

— Боюсь, я вас не понимаю. — Джимми, весь красный, заерзал на стуле.

Даррен сунул зажигалку в карман.

— Ладно, проехали, — устало сказал он. — Работа здесь совсем не изменила вас. Вы только приходите сюда иногда по субботам помочь, когда много клиентов...

— Что?

— В широком смысле слова, Джимми, это дом с дурной славой, и все мы к нему прилаживаемся.

Джимми в замешательстве попытался изобразить улыбку в ответ на то, что он принял за шутку, которую, дескать, понял. Направляясь к своему кабинету, Хью чувствовал, что служащий так и стоит, уставившись в его сторону.

"И я прилаживаюсь, — подумал Хью. — Будешь негибким, как столб, — тебя сшибут. Так что держись свободно, расслабленно, готовый отступить в сторонку, отклониться, качнуться и встать на место. Гибкость — первое условие выживания в этих местах. Надо стоять под деревом, на котором растут деньги, и держать шире карманы. И если что упадет, то я не виноват, это всего лишь гравитация, это не должно затронуть моих основ. Я заработаю то, что хотел, а потом соберусь и уеду, у меня будет свое шоу, и я его поставлю, как я хочу.

Здесь есть хороший народ. Большинство артистов — душевные, надежные, привлекательные люди. Как моя Бетти. И простой люд из казино и гостиницы тоже в основном приличный. В простых вещах на них можно рассчитывать. Но я работаю на том уровне, где приходится иметь дело с такими, как Хейнс. Так что надо приспосабливаться к их методам — или уходить. Приспособление не подразумевает одобрения. Это просто-напросто реалистический подход. Или склонишься, или сломишься. Вот такой тебе тут предлагают выбор. Немножко склониться можно, надо быть идиотом, чтобы не понять этого.

Да, но я же прекрасно понимаю, что тот телефонный обман Макс Хейнс мог бы проделать и без моего ведома. Эту телефонистку и уговаривать не надо было. Но он это проделал через меня, и теперь в запертом ящике моего стола лежат двадцать стодолларовых бумажек. Абсурд какой-то — платить такие деньги за помощь, зная, что она ему и не нужна.

Покупают меня что ли? Нет уж. Но он пусть так думает. А две тысячи долларов — это будет солидная часть, скажем, причала, куда яхты будут подходить много лет после того, как я и имя-то Макса Хейнса забуду. Он думает, что ловко затягивает меня в свои сети, а на самом деле все наоборот. Это я его использую. Я стою и улыбаюсь под денежным деревом".

* * *

Гомер Гэллоуэлл сидел в своем огромном номере. Сняв пиджак и положив ноги на другое кресло, он потягивал прекрасный бурбон и придирчиво, с презрением следил за кадрами получасового вестерна на телеэкране. Его не интересовали сюжет или слова, написанные для актеров. Он время от времени предавался этому хобби, издеваясь над вестернами как человек, не понаслышке знающий ковбойское дело.

Но вот он встал и, захватив очки, пошел к двери, в которую постучали.

— Ах, это миз Бетти! — радостно воскликнул он, не ожидавший такого визита. — Заходите, присаживайтесь.

Бетти нерешительно вошла. Она заметно нервничала и дверь закрыла так, будто прокралась в комнату. Глаза у нее были широко раскрыты, она выглядела напуганной, как молодая лошадка, попавшая на местность, где много гремучих змей.

— Я не хочу оставаться здесь дольше чем на минуту, Гомер.

— Вы так выглядите, что немножко выпить вам не помешает, — сказал он и, сделав несколько шагов, выключил телевизор.

— Нет, спасибо. Правда, нет. Помните, когда мы познакомились и договорились быть друзьями, у вас возникло подозрение, что я испытываю чье-то давление, принуждение? Вы сказали, что поможете, если я вас попрошу.

— Я помню, хорошо помню, потому что говорил это в своей жизни не часто и не многим. Вы говорили что-то насчет звонка в Техас, если вам понадобится рыцарь на белом коне. Можете не спрашивать, остается ли мое обещание в силе. Раз я сказал такое, то слова назад не беру. Если вы готовы рассказать мне, кто вам мешает жить и как, я освобожу вас так или иначе.

— Я не могу говорить здесь, Гомер. Я не могу рисковать. У меня есть место, где мы можем встретиться и поговорить. — Она посмотрела на часы. — Можете быть там в половине восьмого?

— Готов на все, лишь бы помочь вам, Бетти.

— Это мотель «Страна игр», номер сто девяносто. Ни в какой офис там заходить не надо, вход прямо с улицы.

— Знайте, для меня честь помочь вам чем могу.

Бетти быстро ушла, это было похоже на бегство. После того как дверь закрылась, Гомер нахмурился. Ореол секретности вокруг предстоящего свидания автоматически включил сигнал тревоги в подсознании Гэллоуэлла. За долгие годы немало ловких, неразборчивых в средствах женщин пытались поймать в свои сети это сочетание грубой силы и денег. Но он чувствовал себя неуязвимым перед угрозой скандалов, а его адвокаты действовали в таких случаях весьма решительно, не оставляя камня на камне от коварных планов.

Но Бетти Доусон не из той породы. Он знал, что ему нечего бояться с ее стороны. И ее горестное состояние не было симуляцией.

* * *

Вернувшись в свой номер в отеле, Бетти почувствовала себя духовно истощенной. Да, она сделала все, как хотела. Придет этот пожилой человек в мотель, она откроет ему дверь и впустит в комнату, и закрутятся невидимые кассеты. Но она представления не имела, что будет делать дальше, что говорить. Ну, будет лгать, и рано или поздно он это поймет и, в зависимости от своей склонности, или прибегнет к ее услугам, или уйдет. В любом случае это будет концом дружбы и уважения с его стороны, что она высоко ценила. Но это потеря, которую нужно перенести, чтобы избежать еще большей.

Через несколько минут надо ехать в мотель и ждать его. Бетти поправила рукой прическу, подкрасила немного губы и посмотрела — без презрения, без любопытства — себе в глаза.

Зазвонил телефон, она сняла трубку:

— Да?

— Вам междугородный, мисс Доусон.

— Это мисс Элизабет Доусон? — раздался голос другой телефонистки.

— Да, это я.

— Говорите, пожалуйста.

— Бетти? Бетти, дорогая, это ты? — Это был хрипловатый голос, знакомый с детских лет, но сейчас дрожавший от душевного напряжения.

— Лотти! Что случилось? В чем дело?

— Твой отец... О Господи, Бетти... Нет отца... Все произошло моментально. Принял последнего пациента и пошел в сад посмотреть на розы, он всегда так делал. Мой Чарли был в другом конце, он видел, как доктор упал, побежал к нему. Доктор попытался подняться, встал на колено, лицо белое как мел и рукой держится за сердце, но опять упал. Чарли как раз подбежал. Доктор Уэллборн через две минуты был здесь, правда через две минуты, со шприцами и прочим. Отец был еще жив, когда его положили в «скорую», но без сознания. Они ехали с сиреной, мы с Чарли в машине за ними, даже дом не закрыли, но по дороге он умер. Доктор Уэллборн сказал, что в любом случае его бы уже не спасли, детка. Мы только что вернулись, у меня даже не было времени поплакать как следует об этом дорогом нам человеке, который так внезапно ушел от нас... Бетти? Бетти, дорогая!

— Я здесь, Лотти.

— Благодарение Богу, что между вами все наладилось последние два года, я все время думаю об этом, ты тоже, наверное, дорогая. Он очень радовался этому. Слава Богу, он умер быстро и легко, если уж время на то пришло. Ведь сколько народу тут мучается. Удар настиг его, когда он жил полнокровной жизнью, в момент расставания с жизнью он был счастлив.

— Я... завтра прилечу, Лотти.

— Это так ужасно, детка. Ты должна побыть здесь подольше, а не возвращаться сразу и петь там, развлекать.

— Я так и сделаю... Я надолго останусь там, Лотти.

Положив трубку, Бетти села возле телефона. На нее навалилось такое ранее неведомое чувство одиночества, что дальше жить не хотелось. Мир вокруг перестал существовать.

«Только не так, — подумала она. — Я хотела быть свободной. Но не таким образом. Я этого не просила».

Бетти мучительно пыталась осмыслить новую ситуацию, но в полной мере ей это сейчас не удастся, только частично, а полное понимание придет позже, очень скоро.

Она попыталась вернуться к действительности. Она совсем забыла о времени. Взглянула на часы, и до нее медленно доходило, что же показывают стрелки. Возникло неприятное ощущение, что над ней что-то довлеет, что она должна что-то сделать. И внезапно Бетти вспомнила про Гомера и мотель.

Она даже встала, готовая идти. Двигаясь, как полуслепая в незнакомой обстановке, Бетти взяла сумочку и шаль и уже подошла к двери, как вдруг до нее дошло, что никому она ничего не должна. Отец ушел за пределы их досягаемости и возможности отравить ему жизнь. Им больше нечем шантажировать ее.

Глава 10

Было без одной-двух минут семь, когда в дверь номера Гомера Гэллоуэлла постучали.

— О, миз Бетти, прошу, — удивился он.

— Гомер, — только и сказала она, медленно входя в номер.

Он закрыл за нею дверь и стал ждать объяснений, присматриваясь, заинтригованный происшедшей в ней переменой. Всякое напряжение и волнение исчезли. Она выглядела умиротворенной. Но это была та умиротворенность, которая почему-то беспокоила его. Бетти обернулась и спокойно взглянула на него.

— Я уж собрался ехать на свидание.

— Какое?

— Мотель «Страна игр», номер сто девяносто, как вы мне сказали, — с некоторым раздражением произнес Гомер. — Мы же там собирались встречаться?

Бетти нахмурилась:

— Нет, сейчас в этом нет необходимости.

— Вы же хотели, чтобы я помог вам в конце-то концов.

— Дело было не в этом.

— Знаете, никак не могу уловить смысла в том, что вы тут говорите.

Она улыбнулась как-то натянуто, почти извиняясь:

— Нет необходимости идти туда, потому что он умер. Мне позвонила сейчас Лотти и сказала, что он умер.

Наконец до Гомера Гэллоуэлла дошло, что происходит. В своей жизни он не раз сталкивался с такими вещами. Из воспоминаний о старых временах память лучше всего сохранила случай тридцатилетней давности об одной молодой жене, которая на стареньком пикапе приехала на буровую в восточном Техасе, чтобы отвезти своего мужа домой. Случилось так, что Гомер находился там — приехал посмотреть, как идет бурение на его «дикой» скважине. Мужем той женщины был местный фермер, который подрабатывал на нефтяных промыслах.

Когда женщина приехала, работа еще не закончилась, и она поставила свой пикап рядом с пыльным «паккардом» Гомера. Она сидела в машине и смотрела, когда вдруг произошел разрыв троса лебедки и кувыркающаяся металлическая деталь со страшной силой угодила в молодого фермера, убив его на месте. Она подбежала, взглянула, чуть поплакала, а потом как слепая деревянной походкой медленно пошла куда-то к горизонту. Ее остановили, повернули и привели обратно, и он запомнил ее глаза и застенчивую, извиняющуюся улыбку...

Гомер повернул Бетти по направлению к креслу. Она села послушно, как ребенок.

Он налил две унции неразведенного бурбона и протянул ей. Она выпила до дна, вздрогнула и вернула стакан.

Гомер пододвинул другое кресло, сел и взял ее руку в свои. Ей сейчас нужно, чтобы держали вот так ее руку, ей нужно прикосновение живого существа.

— Кто умер? — мягко спросил он.

— Мой отец. — Ее рука по-прежнему покоилась в его руках.

— И теперь нам не надо идти в тот мотель?

— Нет, не надо. Я должна была делать то, что мне прикажет Макс, иначе они послали бы моему отцу снимки.

— Это Макс Хейнс?

— Да.

— О каких снимках вы говорите?

Он почувствовал, как ее рука напряглась, а потом расслабилась.

— Ужасные снимки, Гомер. Там я и... мужчина. Я не знала, что они снимают. Макс сделал попытку показать их мне — меня стошнило. Я не могла допустить, чтобы мой отец увидел их. Вы можете это понять? Я сделала все, чтобы уберечь его от этого.

— Конечно, конечно, девочка. Значит, теперь нам не нужно ехать в мотель?

Бетти нахмурила лоб:

— Это была глупость с их стороны. Я несколько раз говорила Максу, что это глупая затея, что с вами этот номер не пройдет, но он все время твердил, что вы взяли у них столько денег, что игра стоит свеч. И вот видите, я была вынуждена сделать, как он велел. Из-за этих снимков.

— Говорите, со мной это не прошло бы?

— Да. Вы не легли бы со мной в постель.

Гомер выпустил ее руку:

— Грязный разговор получается, девочка.

— Он мечтал, что это может произойти. И вот там они и снимают. Кинокамерой. И на магнитофон записывают. Я думаю, так или иначе этим владеет Эл Марта. Там так все оборудовано, что они могут сделать фильм и записать звук, и Макс говорил мне, что делают это для разных целей.

— А от меня ему что нужно было?

Бетти посмотрела на него с откровенным удивлением:

— Получить назад деньги, Гомер. Чтобы вы их проиграли. Они сделали так, чтобы вы не смогли связаться с вашим пилотом, какой-то обман с телефонным звонком или что-то еще, и если бы вы... Если я привлекательна для вас, то вы останетесь в городе подольше, а я, ну... вроде как втравлю вас в игру. Я говорила Максу, с вами это не пройдет, но он знает, что мы друзья...

— И часто этот Макс заставлял вас делать такого рода вещи?

— Три раза, Гомер. Это должен был быть четвертый. Какая разница — три раза, три сотни раз? — Бетти протянула ему руку, и он снова взял ее в свои. — Понимаете, бороться было невозможно. Как? И вы не могли бы мне помочь. Никто не мог бы.

На лице Гэллоуэлла отразились одновременно сострадание и гнев.

— Я много чего натворил в своей жизни, — сказал он. — Я пользовался слабостями людей и заставлял их делать по-своему. На меня лезли со всех сторон, я ломал тех, кто ломался, проучил не одного наглеца, но я никогда не делал и не сделаю ни одному человеческому созданию того, что они сделали вам. Может, тысяч пять проклинают мое имя, прежде чем заснуть и первым делом, как только проснутся, но я никогда не навлекал проклятий на свою душу. Когда я был ребенком, еще были индейцы, знавшие, как сделать, чтобы такой вот Хейнс умирал целых десять дней, но теперь эти знания порастеряны. Девочка, у меня могла бы быть внучка такого возраста. И если б я выбирал, какой ей быть, я хотел бы, чтобы она была, как вы.

— Но... я же сама влезла в это дело.

— Вы помните почему?

— Гордыня, страх, ни гроша в кармане. Подумала, будь что будет, мне было наплевать на себя. И я все время старалась быть навеселе, так мне легче было... выдержать все это.

— Покажите мне человека, который бы не сделал ту или другую глупость в своей жизни. Но не всех хватают при этом за руку... Вы успели поплакать об отце?

— Нет еще. Не могу.

— Это необходимо, потом полегчает.

— Я знаю.

— Мой самолет берет четверых, можете лететь с нами... Ах, нет, вам нужно уладить кое-какие дела. Вы, кажется, говорили, что приехали из Сан-Франциско?

— Да, верно. Завтра я полечу туда.

— Когда все закончится, все пройдет, приезжайте ко мне. Дайте мне знать, я пришлю за вами самолет.

— Спасибо, Гомер. Не знаю. Я не знаю, что буду делать. Но все равно спасибо.

Внешне Бетти немного пришла в себя. Он изучающе смотрел на нее некоторое время и внезапно вспомнил еще об одном.

— А этот хваленый парень из отеля, на которого вы положили глаз, этот Даррен, он знает о вашей... вашей кинокарьере?

Бетти с испугом взглянула на него:

— Что вы, нет, нет!

— Странно, что вот случилось такое и вы пришли ко мне, а не к нему.

— Там все кончено, Гомер.

— Да?

— Это прекрасный человек, добрый, чистый. И я знала, что это будет длиться до тех пор, пока Макс... пока я вновь не потребуюсь Максу. Хью заслуживает большего, чем публичной девки.

— Может, он сам решит, чего он заслуживает?

— Нет. Неужели вы не понимаете, Гомер? Если я позволю, чтобы... Если я дам свободу своим чувствам, то... то Макс опять посадит меня на крючок. Нет, все кончено. Я никогда не вернусь сюда, Гомер. И никогда больше не увижу его.

— Так он может приехать.

— Это ему не принесет добра. Гомер, пожалуйста, берите свои деньги, своего пилота, улетайте отсюда и не возвращайтесь. Это не люди, это свирепые твари. Уезжайте и больше не приезжайте сюда.

— Мы разбежимся в разные стороны, а эта обезьяна Макс Хейнс будет спокойно жить-поживать? Не кажется ли вам, что нужно взять и размазать его по земле? Самое простое — это заплатить кое-каким ребятишкам, они приедут сюда и хлопнут его, но от этого как-то мало удовлетворения.

— Не было бы Макса, нашелся бы кто-нибудь другой.

— У вас нет к нему ненависти?

— Не знаю. Ненависти у меня нет, мне кажется. Страх — есть. Любовь — есть. Я люблю Хью. Я так его люблю, что могу... бросить его.

Бетти встала. Гомер тоже встал, пристально посмотрел на нее и спросил:

— Сейчас лучше, детка?

— Я... Да, лучше.

— Что я могу сделать для вас? Просите что угодно.

— Не знаю, Гомер, спасибо.

— Идите поплачьте, — сказал Гэллоуэлл. Он проводил ее до двери. Потом с неловкой учтивостью поцеловал своими жесткими губами ее мягкую щеку. — Вы такая женщина, которую надо беречь, — нежно сказал он.

Гомер проводил ее глазами до лифта — высокую, сильную, стройную. Ее черные волосы излучали здоровый блеск в мягком свете коридорных светильников. Он вздохнул, закрыл дверь и пошел налить себе виски. «Проклятая старость, — подумал Гомер. — Какая несправедливость! Когда в тебе жизнь бьет ключом, ты мечешься по свету, не знаешь разницы между медью и золотом, хватаешь все подряд и тратишь все налево и направо. А теперь, когда знаешь, действительно знаешь что почем, что к чему, тебе остается скука, у тебя впереди клочок земли в два шага и нет времени пустить в дело то, что ты постиг тяжкими трудами».

Гомер Гэллоуэлл застыл со стаканом в руке, почувствовав, что его будто обдало холодным ветром. И подумал, что, может быть, пришло наконец время ехать домой умирать.

* * *

Макс Хейнс снял трубку. Звонили из мотеля.

— Слушай, — сказал Макс, — я еще раз говорю тебе, что не знаю, почему там никого нет. И еще раз говорю, чтобы ты сидел как вкопанный, пока не придут и не скажут тебе, что можешь сваливать. Ты деньги получаешь? Получаешь. Одно могу сказать — все было организовано как надо, и я не знаю, что случилось.

Макс положил трубку. Серебряные настольные часы показывали четверть девятого. Он с минуту или больше сидел в задумчивости, потом позвонил в комнату Бетти Доусон. Там никто не брал трубку. Поколебавшись, он позвонил в апартаменты Гомера Гэллоуэлла.

— Нда? — раздался его голос.

— Э-э, говорит Макс Хейнс, мистер Гэллоуэлл.

— Что у тебя там?

— Ну, я просто хотел вам сказать, что сегодня вечером кости крутятся против нас. Я подумал, может быть, вы захотите прийти и сделать вашу сумочку чуть потяжелей, чем сейчас. — Макс натужно засмеялся.

— И это у тебя все, друг?

— Ну... ну да.

— Хочешь знать, о чем я думал, когда раздался твой звонок?

— Да, конечно.

— Представь, я думал о тебе.

— Вы — обо мне?

— Я придумывал, чему бы это случиться с тобой. И знаешь, я даже видел это и смаковал, видел это так же ясно, как твой обезьяний нос.

— Что?!

Макс Хейнс слушал хрипловатый, издевательски насмешливый старческий голос, все больше не веря собственным ушам. Тот говорил и говорил. Голос был живописный, необычный — и пугающий. Макс Хейнс где только не был и чего только не насмотрелся. И уже давно-давно ладони его не покрывались потом, а живот не сводило от неприятного холодка.

— Что за шутки! — закричал он в трубку. — Что ты собираешься делать, старый черт?!

— Ты чего это так разволновался? — ворчливо заметил ему Гомер.

— Просто не понимаю, о чем идет речь?

— Я просто говорю тебе, чего тебе ждать, к чему готовиться, после того как я всё как следует распланирую, мистер Хейнс. Это будет тебе маленьким вознаграждением за поломанную жизнь миз Бетти, потом за попытку заставить ее соблазнить старика, снять фильм и выгрести у старика обратно деньги, которые он взял в казино. Считаю, тебе полезно знать, как говорил один мой знакомый, что тебе припасено на будущее, чтобы ты мог немножко погадать.

Макс Хейнс еще долго держал трубку, потом с грохотом положил ее на место, тяжело поднялся и вышел из кабинета.

* * *

Десять минут спустя Эл Марта, сидя в маленьком кабинете своей квартиры, со смесью возмущения, презрения, удивления смотрел на Макса Хейнса. Гидж Аллен сидел на низком столике, загадочно и задумчиво глядя на Хейнса. Дверь цвета слоновой кости была плотно закрыта.

— Стареешь, что ли? — грубо спросил Эл.

— Слушай, если б ты сам слышал этого старика! А я слышал. Если он захочет, чтобы меня привезли в Техас, так за свои деньги он...

— Успокойся, Макс, — голосом уличного разносчика сказал Гидж. — На тебя это не похоже, парень.

— Давай подумаем, — заговорил Эл. — Возможно, у нас возникла проблема. Как ты тут рассказал, из слов старика выходит одно: эта баба, Доусон, все ему выложила, правильно? А эта Доусон проходит по чьему ведомству? По твоему, Макс, верно? Так как же ты выпустил ее из-под контроля?

— Вот этого я и не могу понять, Эл. Не могу — и все. Она же у меня обложена со всех сторон.

— Твой большой недостаток, Макс, в том, что ты любишь перегибать палку. Ты слишком давишь на людей, и иногда они ломаются. А когда они знают столько, сколько эта баба, у тебя появляются проблемы. Верно я говорю?

— Ты совершенно прав, Эл, — вставил свое слово Гидж.

— Но эта ж Бетти не дура, — жаловался Макс. — У нас с ней все шло так хорошо. У нее ведь есть голова на плечах. Она же знает, что, как только она взъерепенится, в ту же минуту ее старик получит такой удар... Ему не понравится смотреть на свое единственное чадо...

Эл Марта погладил свой высокий лоб тыльной стороной ладони.

— Ну почему это я должен продумывать такие вещи? — Он снял трубку, задал телефонистке на коммутаторе несколько вопросов, выслушал и положил трубку. — Некоторое время назад ей звонили из Сан-Франциско. Пол-отеля знает об этом, а ты нет, Макс. Ее отец умер. Ну и где теперь твое «обложена со всех сторон»?

— Вот о чем я не думал, так об этом...

— Помолчи, я продолжаю думать. Значит, она выкладывает все старику из Техаса. Она балдеет от Даррена и, может быть, сейчас рассказывает все ему, и мы можем потерять и его. Может быть, ей захочется открыть свой большой рот и рассказать все какому-нибудь борцу за перемены в какой-нибудь газете. Может быть, теперь, когда над ней ничто не висит, она захочет рассказать это любому, кому не лень слушать. А мне это ни к чему, черт бы вас всех побрал! Наша отрасль не любит таких вещей. Мне нужно, чтобы этот рот поскорее захлопнулся, Макс. Вы когда-нибудь пробовали как следует тряхнуть эту бабу? Пытались показать ей, где ее место? А, Макси?

— Э-э, нет, не было необходимости, Эл, но...

— Какие проблемы?

— Ну, это не рядовая какая-нибудь... С характером, и она у нас украшение.

— Значит, потребуется чуть больше времени, разве нет? Ты видел кого-нибудь, кого нельзя было бы поставить на место? Так, значит, мы определились, и давай быстро за работу. Быстро, но осторожно.

— Она, видимо, поедет в Сан-Франциско на похороны, Эл, — вступил в разговор Гидж. — Отложим на потом?

— Слишком много риска, не хотелось бы. Сейчас кто-нибудь есть на моем ранчо?

— Ребята из Майами уехали два дня назад. Сейчас никого.

— А где она сейчас?

Когда Макс сказал, что не знает, Эл грубо обругал его, сделал пару звонков, положил трубку, широко улыбнулся и объявил:

— Итак, сейчас она как раз в своей комнате. Упаковывает багаж небось. Сколько там у нас? Двадцать минут девятого. Гидж, быстро за работу. Свяжись с Гарри Чармом и возьмите еще одного. Ты сам тоже двигай с ними, потому что я не хочу, чтобы дело вышло из-под контроля, и не хочу, чтобы кто-то ее видел. Три мужика должны справиться с одной бабой и вытащить ее из отеля безо всякого шума. У вас ночь впереди и сколько хотите завтрашнего дня. Вам надо сделать из нее вежливую, покладистую, скромную куколку. Надо привести ее в такую кондицию, что при одной мысли открыть рот она будет покрываться холодным потом. Надо ее так укоротить, чтобы она была в состоянии поехать на похороны, а потом бегом бежать обратно, вставать смирно и отдавать честь всякий раз, когда Макс будет давать ей чрезвычайное поручение. Мне все равно, что вы, ребята, будете там делать с ней, но мне не нужна сумасшедшая, как вы сделали с предыдущей певичкой. Просто разъясните ей, кому она принадлежит, Гидж. А теперь — за дело.

— А как насчет этого, Гэллоуэлла? — спросил Макс.

— Еще одна такая глупость с твоей стороны, Макси, и, глядишь, мы тебя упакуем и отгрузим в Техас.

— Хватит тебе, Эл, честное слово.

— Но за все эти годы я тебя таким не видел. Этот старик заберет свои деньги и уедет, я полагаю. Или ты мечтаешь еще о каком-нибудь способе остановить его?

Макс Хейнс деревянно улыбнулся:

— Повезу его и пилота на себе, а вещи — в зубах. И еще не забуду битком набить его саквояж. Знаешь, мне хотелось бы навсегда забыть о том, что можно снять с человека шкуру и посыпать солью, предварительно не убив его.

* * *

Гидж Аллен, у которого от свалившейся на него власти засосало под ложечкой и сделались мокрыми ладони, определил наконец, как вывезти Бетти из отеля безо всякого шума. Он согласился с предложением Гарри Чарма, как они втроем — Гидж, Гарри и Бобер — сделают это. Он велел Гарри взять «линкольн» Марта и поставить его в тени за конференц-залом. Затем они поднялись на лифте с цокольного этажа и перешли на второй этаж старого крыла. С собой в лифте они подняли одну из самых больших тележек для белья, на резиновых колесах.

Бобра оставили держать дверь лифта открытой и заодно стоять на стреме. Гарри подкатил тележку к двери Доусон. Гидж постучал. Бетти открыла дверь, и они быстро вошли в комнату. Гарри двинулся на нее с широко расставленными руками, а Гидж тем временем закрыл дверь и достал из бокового кармана пиджака покрытую кожей дубинку. Он был мастером в этом деле, знал, куда ударить и насколько сильно. Гарри должен был схватить Бетти и держать, пока Гидж не оглушит ее. Прийти в себя она должна была в черном автомобиле, быстро несущемся на ранчо Эла Марта.

Волосы Бетти спускались на плечи, глаза покраснели и опухли. Одета она была в халат с блестками. Бетти вздрогнула от испуга, отступила назад и в этот-то момент, когда она была не готова к нападению, Гарри и намеревался схватить ее. Но он был старым, усталым и неповоротливым, а Бетти — сильной и ловкой. Рефлексы у Гарри были замедленными. Она увернулась от первой атаки Гарри и подняла крик. Гидж увидел, что через мгновение Бетти проскочит мимо него к двери, и приготовился броситься к ней, ударить по голове в области затылка, когда она окажется рядом, и поймать, чтобы не ударилась о пол.

Но Гарри Чарм, поначалу потерявший самообладание от ее громкого крика, пришел в себя и снова бросился вперед. Он почти упустил Бетти, но в падении ему удалось зацепить ее за бедро, и она стала падать. Раздался леденящий душу звук: это голова Бетти сильно ударилась о самый край ночного столика — и Бетти затихла. Она как-то сразу стала казаться меньше. Гарри поднялся на колени. Бетти лежала лицом вниз. Гидж присел на корточки и осторожно перевернул ее. Оранжевый свет упал на лицо Бетти.

У Гарри Чарма проснулся долгие годы дремавший рефлекс — может быть, потому что он стоял на коленях, — и он перекрестился. Крови было немного. Один вид крови не вызвал бы у Гарри благоговейного страха, но его напугала глубокая впадина с правой стороны лба. Она-то и пробудила в нем чисто рефлекторное благочестие, сохранившееся с юности. Горизонтальная впадина располагалась между черной бровью и волосами, глубина ее была с полдюйма, чуть побольше. Глаза Бетти были на треть открыты, и виднелись одни белки.

— Господи, честное слово, Гидж, я не хотел... — прошептал Гарри.

— Замолчи ты, дай подумать.

Гидж Аллен встал. На него вдруг навалилась усталость. Он подошел к двери, потихоньку открыл ее, выглянул в коридор, посмотрел влево-вправо, закатил тележку в комнату и снова закрыл дверь. Он подошел к маленькому столику, на котором горела лампа. Свет ее освещал запечатанный конверт. Гидж вскрыл конверт, прочел лежавшее в нем короткое письмо, довольно пробурчал и сунул письмо в карман. Потом осмотрел комнату. Бетти собиралась в спешке. На полу чуланчика грудой валялись платья. Оба чемодана были забиты вещами, но не закрыты, как и маленький «дипломат».

— Стой здесь, пока я не приду, — приказал Гидж. — Я пришлю тебе Бобра для компании.

— А ты куда идешь? — спросил Гарри тихим голосом.

Гидж не ответил. Через пять минут он был в маленьком кабинете Эла Марта.

— Что делать, бывает, — сказал он, закончив сообщение.

Эл хлопнул ладонью по столу:

— Все в последнее время идет кувырком. Честное слово, нельзя попросить стакан воды, чтобы и тут что-нибудь...

— Это случилось моментально, Эл.

— Ей что, уже конец?

— Какая разница? Знаю, что она очень плоха. Но теперь и нельзя дать ей выздороветь, тогда придется иметь дело с законом, так ведь?

— И как это будет выглядеть, если она исчезнет? Что сделает Даррен? А что скажут об отсутствии на похоронах?

— Она упаковалась, Эл. Избавиться от багажа не проблема. Я знаю, каким рейсом она должна лететь, билет у нее на столе. Пусть Муриэль слетает по этому билету, потом доедет автобусом до Лос-Анджелеса и прилетает обратно.

— Хм. Неплохо, малыш. Кто различит двух крупных симпатичных брюнеток?

— И вот это очень подойдет, — сказал Гидж, протянув Элу письмо. — Оно тоже лежало у нее на столе.

Эл стал читать его вслух:

"Хью, мой дорогой. Внезапно я получила шанс навсегда избавиться от этого города сладостных снов, и я им пользуюсь. Нам было так хорошо вместе, что мне не хочется омрачать окончание этого праздника ненужными прощальными формальностями. Так что прими это «прощай навсегда» с тем же теплом в душе, с которым я пишу тебе это. Мне будет не по себе, если ты попытаешься найти меня. Это правда, дорогой. Я надеюсь, что ты действительно навсегда попрощаешься со мной. Ты заслуживаешь всего самого хорошего, что есть на свете. Я знаю, ты пробьешь себе дорогу, будет у тебя свой маленький отель на Перцовом рифе. И когда благоуханным багамским вечером на тебя нахлынут вдруг воспоминания, выпей за меня хороший глоток. И, пожалуйста, мой дорогой, уезжай из этого гнусного места как можно скорее. Оно более порочно, чем ты думаешь, и принесет тебе много вреда. Ты понимаешь, конечно, что если бы нас устраивал этот порядок вещей, то мы и в этих условиях любили бы друг друга, хотя и безнадежно. Но такова наша доля, и для нас это лучшая доля. Помяни меня добром и храни в памяти тепло воспоминаний... — как буду хранить их я, обещаю. Прощай, мой любимый. Бетти".

Эл закончил чтение и сказал:

— Это письмо подходит к случаю больше, чем ты того заслуживаешь, парень. Раз начали, заканчивайте путь. Бери Бобра и Гарри и двигайте. Чтобы нигде ни пятнышка и чтобы не очень мелко.

— Что, если там же, где та пара?

— Хорошо. Это твоя забота, давай.

Гидж вернулся в комнату Бетти. Она по-прежнему дышала. Он положил письмо в новый конверт. Бобер обвязал кровоточащую рану полотенцем. Они положили Бетти на тележку, набросали на нее простыней, сорванных с кровати. Бобер вызвал лифт на второй этаж, и они вкатили в него тележку, прихватив с собой багаж Бетти. Спустились в подвал, через черный ход вывезли тележку на хозяйственный двор и через него подкатили к машине. Потом положили Бетти в машину и накрыли ее черным халатом. Бобер отвез тележку обратно, по пути подошел к номеру Даррена и подсунул письмо под дверь.

* * *

Все трое сидели на переднем сиденье машины. Под сиденьем лежали две складные лопаты. Внутреннее напряжение не спадало до тех пор, пока Гидж, сидевший за рулем, сорок минут спустя не свернул на частную дорогу без всякого покрытия, неровную, каменистую. Эта дорога длиной в две мили вела на ранчо Эла Марта.

Стояла ясная, прохладная ночь. Небо было сплошь усыпано звездами, висевшими над сухой землей пустыни. Гидж нашел нужное место на полпути к ранчо. Он несколько раз подавал взад-вперед, пока не встал так, чтобы фары освещали то место, где будут копать. Шел сплошной сухой песок, и копать было легко, если не считать того, что он ссыпался и не держался на лопате. Через короткое время копатели сбросили пиджаки. Женщину перетащили поближе и положили в стороне от света.

Когда нытье Бобра надоело, его сменил Гидж. Через пять минут он снял плащ. Сделав несколько шагов в сторону, в темноту, чтобы положить его, Гидж вдруг услышал тихий звук. Он сделал еще пару шагов в ту сторону, напрягая зрение, и вдруг с проклятиями отпрыгнул назад, а в той стороне заорал от боли Бобер, принявшийся кататься по песку. Немного придя в себя, он закричал:

— Ой, сукин ты сын, ой, как больно! Ой, как же больно!

— А ты какого черта возишься там с ней, идиот несчастный?! Ведь она мертва.

— Она еще жива, честно. Я бы и не дотронулся до нее, если бы она была мертвой, ты что! Она дышит, и сердце бьется, я слушал.

На Гиджа Аллена накатило такое сильное чувство отвращения, что в голове помутилось. Отвращения к Бобру Браунеллу, к себе, к тому, во что их превратила жизнь. Он посмотрел на женщину, на рассыпавшиеся по песку черные волосы, потом взял в обе руки короткую лопату и со всей силой опустил ее на эту будто спящую голову. В ночной тишине раздался чудовищный звук.

Он немного успокоил дыхание и взял лопату:

— Теперь мертва, Бобер. Бери лопату. Иди и работай.

— Не могу я копать, ты мне все отбил.

— Копай, малый. Копай немедленно и как следует, а то, ей-богу, вместе с ней тебя в яму засажу.

Бобер, покорно заковыляв, взял лопату. Гидж надел плащ и, закурив, стоя наблюдал за ними. Когда яма стала достаточно глубокой, он велел им вначале бросить туда чемоданы, а сверху положить тело. Потом песок ссыпали в яму, разровняли, прикатили два больших камня и положили их поверх могилы так, словно они всегда там лежали, а после всего этого вернулись в машину. Бобер сел на заднее сиденье. Значит, будет дуться всю обратную дорогу и еще несколько дней.

На полпути назад Гарри Чарм прервал долгое молчание:

— Я не знаю. Молодая женщина, жалко, знаете. Поганая смерть.

— Смерть любая поганая, — откликнулся Гидж.

— Но бывает особенно... Сегодня я надерусь, Гидж. Ох, надерусь!

— Мне надо к врачу будет сходить, — захныкал Бобер.

На него никто не среагировал.

* * *

Было почти двенадцать ночи, когда Хью Даррен вернулся в свое жилище. Он переступил через конверт, вначале не заметив его, и, только включив свет, увидел краем глаза что-то белое на полу. Он вскрыл конверт, пока шел к свету.

Поначалу он ничего не мог понять, думая — или стараясь думать, — что это какая-то очень сложная шутка. Но внезапно осознание потери вошло в него, как нож, попавший в цель, а потом и медленно повернутый в ране. Хью большими шагами прошел к ее двери и громко постучал, подождал, постучал снова. Потом открыл дверь своим ключом. В комнате было темно, но даже в темноте, нащупывая выключатель, он ощутил пустоту. На свету это подтвердилось.

Он ошарашенно смотрел на следы поспешного бегства, на беспорядочно брошенные вещи, раскиданные предметы туалета. Корзина для мусора была доверху заполнена пузырьками, тюбиками, упаковками с туалетного столика и из ванной комнаты. Он нагнулся и поднял с пола открытый пузырек из-под духов. Хью поднес его к носу и с острой тоской почувствовал ее запах.

— Но почему? — вслух спросил он.

Поверх груды одежды, валявшейся на полу чуланчика, лежали поношенные джинсы, выцветшие и растянутые, даже в таком виде содержавшие в себе приятное напоминание о ее формах, а поверх и поперек них — бюстгальтер с оторванной бретелькой, и на Хью нахлынуло чувство досады, утраты и бесконечной трогательности, отчего очертания предмета стали расплываться и в уголках глаз появилось жжение. Он повернулся, щелкнул выключателем, захлопнул дверь и вернулся в свой номер. Только войдя, он обнаружил, что продолжает держать в руке пустой пузырек. Хью поставил его на свой столик так аккуратно, будто это была хрупкая и дорогая вещь.

Он поколебался немного, а потом набрал телефон кабинета Макса Хейнса. Когда ответа не последовало, он позвонил в клетку кассиров в казино. Уставший голос ответил, что мистер Хейнс в зале, ему передадут и он позвонит.

Хью сел возле телефона, опершись локтями на колени и закрыв глаза ладонями. Он схватил трубку при первом же звонке.

— Что там у тебя, парень?

— Я получил письмо от Бетти Доусон, странное письмо. Ничего понять не могу. Она пишет, что уезжает навсегда.

— Все правильно, парень, так оно и есть.

— Но почему?

— А я откуда знаю? Мне теперь ее надо кем-то заменить, она поздно сказала. Вот что значит, брат, зависеть от артистов. Ты думаешь, что она тут на вечное время, всем довольная дальше некуда, но это такой народ — долго на одном месте не сидят. А что было делать? Я пытался ее отговорить, Хью. Все-таки хоть она получала здесь и не Бог знает сколько, но прилично и постоянно.

— Она тебя не предупреждала заранее, Макс?

— Нет. Она мне сказала о своем решении... сейчас посмотрим... сегодня около пяти. Она разорвала контракт, даже не предупредив. Ну да ладно, не судиться же с ней.

— А куда она направилась?

— В Сан-Франциско, думаю. Там у нее старый...

— Я знаю, она мне о нем говорила. Черт, не похоже на нее — улететь и оставить мне только эту непонятную записку.

— Да брось ты из-за этого расстраиваться, Хью. Мало, что ли, женщин на свете? Выбирай только. Надоело — бери другую. Так оно лучше... Да, у меня тут намечается неприятность, и я хотел бы...

— Хорошо, Макс. Спасибо на этом.

— Она твердо решилась, ее невозможно было здесь удержать.

Хью медленно разделся. Покопался в памяти, пока не вспомнил имя ее отца — доктор Рэндолф Доусон. Записал.

«Мне будет не по себе, если ты попытаешься найти меня, это правда».

Ей захотелось разделаться со всем одним ударом, и, надо сказать, удар у этой девушки оказался исключительно точным.

* * *

Во вторник в семь утра Скотти получил «добро» с вышки, поднял «Апачи» с отведенной полосы, прибавил газу и повел его по направлению к солнцу. Старик сидел рядом, щурясь под солнцем, сдвинув на глаза свою дешевую запыленную шляпу.

На борту прибавилось еще одно место багажа — пухлый старомодный саквояж, настолько типичный для остальных вещей старика, что Скотти подумал, что этот предмет участвовал в завоевании Запада. Саквояж сплющился, зажатый большим чемоданом. Скотти прямо-таки мучили желание узнать, что же там такое, и невозможность спросить об этом. И это вдобавок к легкой муке от выпитом вчера. А если спросить эту старую ящерицу, он медленно повернет в твою сторону голову, моргнет пару раз и снова отвернется, а когда посадишь самолет, то надо будет искать другую работу. Это уж точно.

А что, если рискнуть, черт возьми?.. Вдруг сумка набита деньгами? Вдруг этот высохший старый мерин состриг там с разодетых ублюдков хороший кусок? Да нет, это только мечта. Азартные игры не для Гомера, такие человеческие слабости ему недоступны. Ездил небось по делам, тайно встречался с кем-нибудь в Лас-Вегасе, содрал с них шкуру, и теперь у его компании будет еще на несколько миллионов больше. А в саквояже везет сердца и печень тех, кого ободрал.

— Ты долго был вчера у телефона в своем мотеле, сынок?

— Весь день, пока мне не передали от вас, что я в этот день не понадоблюсь, — это было около полчетвертого, сэр. После этого я ушел.

Они пролетели уже ровно тысячу миль. Заправились в Альбукерке, там и пообедали. После Альбукерке старик задремал, а Скотти долго удивлялся, почему старик взял саквояж с собой и во время еды держал его у ног. Скотти уже устал думать об этой проклятой сумке и был очень рад, когда наконец пришло время идти на снижение и садиться на неровную полосу возле старого ранчо. Большую часть полета от ранчо до аэродрома компании Скотти во весь голос горланил песни, радуясь своему одиночеству.

* * *

Муриэль Бентанн села на двухчасовой рейс из Вегаса. Вещей она не сдавала, а летела только с маленьким «дипломатом». Стюардесса на контроле оторвала часть билета и назвала ее «мисс Доусон».

Она нашла возможность сесть там, где ей нравилось, — сразу позади крыльев. При взлете она крепко закрыла глаза, а когда самолет набрал высоту, закурила, открыла свой любимый журнал и стала изучать рекламу мод.

Честное слово, странные вещи ей велят делать. Этот ненормальный Гидж со своими дурацкими приказами. Ни с кем не говори. Никого не подцепи. В город езжай на такси. Скажи таксисту, что вчера умер твой отец, доктор Доусон, и спроси, не знает ли он его. Поплачь немного, если у тебя это выходит. Как выйдешь из такси, поезжай на автобусную станцию, садись в первый же автобус на Лос-Анджелес и оттуда возвращайся сюда как хочешь.

Всегда и ей, и другим дают странную работу. Но платят хорошо, всегда знают, что ты сделала, как велели, только не задавай лишних вопросов и никому ничего не рассказывай. Отколотили раз здорово, такое на всю жизнь запомнишь. Полиции далеко до них...

На этот раз тоже хорошо заплатили, и, даст Бог, на этот раз ты тряхнешь эту рулетку, Муриэль, и вернешь все назад, девочка, до цента, потому что не собираешься бросать свою систему. Она тебя вывезет, и ты вернешь все, начиная с того, что получила при разводе, и кончая тем, что заработала и проиграла в Вегасе. Потом ты снова купишь себе норковое манто, «кадиллак» и вернешься на родной Восток, прочь от этого паршивого жаркого солнца, от этой паршивой жизни, когда тебе приходится выкачивать деньги из пьяниц на собственное жилье и пропитание, а мамочке писать вранье о том, как шикарно тебе здесь живется.

«Я еще хороша, — думала она, — я еще очень даже хороша, у меня еще есть время ставить до тех пор, пока, рано или поздно, я не возьму свое. Ведь уже столько раз, о Господи, я была так близка к этому!»

Глава 11

Хью Даррен ждал весь вторник и большую часть среды, ведя бесконечные споры с самим собой, работу делал кое-как, а в среду ближе к вечеру заказал разговор с мисс Элизабет Доусон по телефонному номеру Рэндолфа Доусона в Сан-Франциско.

Ее там не было. Хью слышал конец разговора между телефонисткой и кем-то на другом конце провода. Это был голос какой-то женщины в годах, и звучал он напряженно, прерываясь от волнения.

— Так они ее ждут? — спросил Хью телефонистку.

— Судя по всему, да, сэр. Ждут как будто со вчерашнего дня. Я передала для нее вашу просьбу позвонить, как только приедет.

— Спасибо.

В четверг он позвонил ее робкому импресарио Энди Гидеону, который арендовал помещение под крошечный офис в деловой части города. Гидеона на месте не оказалось. А когда он позже позвонил сам, то голос его был расстроенным, чувствовалось, что исчезновение Бетти для него болезненный удар. Нет, она уехала, не сказав ему ни слова, не оставив записки, ничего. Когда он услышал об этом, то послал телеграмму в Сан-Франциско, но ответа не получил. Он не представляет себе, как еще можно связаться с ней. Разве что мистер Даррен даст объявление в «Варьете»... Он без труда устроил бы ей ангажемент, лишь бы она долго не отсутствовала.

Хью звонил в Сан-Франциско и в пятницу, и в субботу, и в воскресенье, оставляя каждый раз устное послание. В понедельник он заказал разговор с ее отцом.

Телефонистка со странной интонацией в голосе ответила:

— Сэр, этого человека больше нет.

— Что?!

— Они сказали, что он умер на прошлой неделе, внезапно. Может, вы хотите поговорить еще с кем-нибудь?

Он еще раз попросил Бетти, и снова ее не было, и снова он оставил просьбу.

И Хью сдался. Сдаться не означало выбросить ее из головы. Бетти все время была с ним.

* * *

На дворе стоял май, солнце к концу дня становилось похожим на расплавленную медь. Вегас вступил в долгий бурный сезон всякого рода конгрессов и конференций. У входов в отели висели странные транспаранты и флаги, а то вдруг появлялись кучки людей в смешных шляпах и с огромными значками, за обращение не по имени, а по фамилии они накладывали на всех штрафы и наказания. Один за одним пошли ленчи с речами в «Сафари» и политические перепалки в конференц-зале.

Перерывы между конгрессами были короткими, но и они не пропадали зря. Участники поигрывали в казино, некоторые немного выигрывали на деле, но много на словах, очень редкие срывали солидный куш, но те об этом молчали, весьма многие проигрывали ощутимые суммы, но или привирали, или держали это в секрете, а отдельные лица проигрывали так, что и врать было бесполезно. В общем, денежная машина исправно обирала делегатов, а тех, кто поддавался горячке, беспощадно уничтожала и таким образом продолжала обогащать своих хозяев.

Это были безрадостные для Хью Даррена дни. Он с головой ушел в работу, но на сей раз она не приносила ему радости. Хью овладела глубокая неудовлетворенность окружающим миром, как будто кто сорвал с этого мира яркий венчик. Он стал пить несколько больше обычного, почти бросил плавать, на боках и животе появилась отвислость, но ему и не думалось бороться с ней. Максу время от времени требовались его услуги. Он запихивал пару-другую купюр в нагрудный карман Хью, похлопывал по этому карману и улыбался своей монгольской улыбкой, говоря: «Немного сливок, дорогой». Хью казалось, что его услуги становятся все более рискованными и циничными, но он не мог заставить себя задуматься над этим. «Левые» деньги скапливались в отведенном месте, но и они не доставляли радости.

Как-то в конце мая во второй половине дня он пошел в бассейн — и увидел ее. Она растянулась на солнышке, закрыв лицо изящно выгнутой рукой. Сердце у него замерло, а потом бешено запрыгало от радости, появилась слабость в коленях. Едва сдерживая радость, он подошел к ней, но едва начал говорить, женщина убрала руку, и он увидел чужое насмешливое лицо.

— Я... Простите, я принял вас за другую.

— Хитрый какой... Знаете, наверное, что мой муж сейчас заседает...

Этот случай все перевернул в нем. Когда он подходил к бассейну, воспоминания о Бетти нахлынули на него с такой силой, что он неприятно удивился тому, как долго доходило до него, что пережитое им было куда больше, чем мир сладких и красивых сказок. Это была любовь. Любовь и что-то большее. Это было острой необходимостью. Жизнь без нее не имела смысла. Бетти была его неизбежностью. И настало время прекратить играть в собственное самолюбие и обратить свою энергию на то, что важнее всего, — найти ее, независимо от того, сколько для этого потребуется времени. Все остальное можно бросить ради этой цели. А если он найдет ее, то сделает так, чтобы она все поняла. Нет двух других людей на свете, которые так подходили бы друг другу. И когда Хью понял, что надо делать, на сердце стало легче.

На следующий день, когда он еще не успел никому рассказать о своих планах, к нему пришел человек, молодой человек с бледным и вызывающим доверие лицом, степенный в одежде и манерах, предельно вежливый и начисто лишенный чувства юмора.

Он протянул руку, потом показал свое удостоверение и еще повторил то, что там было написано:

— Джеймс Рэй из юридической фирмы «Бэлч, Костин и Сам-мерс», Сан-Франциско. — Он сел, красиво положив ногу на ногу. — Распорядитель имуществом доктора Рэндолфа Доусона уполномочил меня на эту поездку в надежде, что она сможет пролить свет на исчезновение мисс Элизабет Доусон, дочери и главной наследницы покойного доктора Доусона.

— Исчезновение? — непонимающе спросил Хью.

— После прибытия в Лас-Вегас сегодня утром я говорил с мистером Гидеоном, эстрадным импресарио, и с вашим мистером Хейнсом, который, кажется, не способен пролить какой-либо свет на эту беспокоящую многих тайну. Полиция удостоверила, что мисс Доусон вылетела самолетом во вторник пополудни, на следующий день после смерти ее отца, рейсом на Сан-Франциско. Полиция разыскала и взяла показания у водителя такси, который вез ее от аэропорта до центра города, а именно до угла Рыночной и Ван-Несс. Он показал, что она была очень расстроена смертью отца.

— Она об этом знала?

— Конечно, знала. Миссис Мид, экономка покойного доктора Доусона, звонила ей в отель в пределах часа после внезапной смерти доктора, продолжительное время разговаривала с ней и описала обстоятельства трагедии. Мисс Доусон сказала ей, что незамедлительно будет дома, но нам не представилось возможным проследить ее путь после того, как она вышла из такси. У меня есть отдаленная надежда, что один из ее друзей в этом городе сможет навести нас на мысль, что же могло произойти с ней. Мистер Хейнс известил меня, что перед своим отъездом она оставила вам письмо. Сохранили ли вы его?

— Я... Да, я сохранил, мистер Рэй, но оно сугубо личное.

— Уверяю вас, мой интерес — чисто профессионального свойства, мистер Даррен. Покойный оставил мисс Доусон значительное наследство. Мы сочли бы это изъяном в нашей работе, если бы не попытались проверить любую информацию, независимо от ее причастности или, точнее, от ее внешней безотносительности к делу.

— Подождите здесь, я сейчас принесу.

Хью сходил в свой номер за письмом. Оно имело довольно потрепанный вид. Рэй мог догадаться, как часто оно перечитывалось.

Джеймс Рэй взял письмо и быстро пробежал по нему глазами, потом прочел медленно. Его светлые брови были слегка нахмурены, когда он вернул письмо Даррену.

— Когда вы получили его?

— Я нашел его под дверью часов в двенадцать ночи, той самой, когда она уехала. Я тут же пошел в ее комнату. Но она уже упаковалась и ушла.

— Мы можем вполне допустить, — с расстановкой сказал Рэй, — что это послание было написано после телефонного разговора с миссис Лотти Мид. Извините меня, но судя по тону этого послания, вы были... близки с мисс Доусон. Так, по-моему, послание написано с грустной улыбкой, однако в нем нет ничего, свидетельствующего о том, что оно написано женщиной, только что узнавшей о смерти отца, которого горячо любила.

— Я думаю, этому есть объяснение, и надо знать ее, чтобы понять это. Это женщина, как бы сказать, одухотворенная. Ей не нужна опора в ком-то или в чем-то. Она решила, что... самое время прекратить наши отношения. Я не знаю, почему она приняла это решение. Но она решила положить конец так, как может только она. Вот она и позаботилась о том, чтобы я не мог оказать ей помощь и выразить сострадание, а я сделал бы это, если бы знал, почему она так срочно уезжает. Это женщина в высшем смысле слова, мистер Рэй, гордая, сильная.

Джеймс Рэй поджал губы и некоторое время изучал свои ногти.

— В нашей стране бесследно исчезает много женщин, мистер Даррен. Большинство на момент исчезновения бывают взвинченными, расстроенными. Вы считаете мисс Доусон сильной личностью. Тогда давайте рассмотрим некоторые факты. Она единственный ребенок. Сбегает из колледжа в компании с... м-м-м... весьма сомнительным типом. На длительное время происходит разрыв с отцом, и их отношения восстанавливаются только после ее разрыва с мистером Ластером. Несомненно, она чувствовала за собой огромную вину. Возможно, она и до смерти отца ждала удобного предлога уехать отсюда по его настоянию. В сообщении таксиста говорится, что она была в полуистерическом состоянии. Но почему она не доехала на такси до дома? Я задам вам последний вопрос и больше не буду занимать ваше время. За тот период, что вы знали мисс Доусон, — месяцев восемь, я думаю, — выражала ли она желание жить в каком-нибудь другом месте? Вам не приходит на ум какое-либо другое место, куда бы она могла уехать, чтобы... спрятаться от этого чувства вины?

— Я... Мне ничего такого не приходит в голову. Она очень скучала по Сан-Франциско, по его туманам, пасмурным дням, чего здесь не бывает.

— Весьма возможно, что она там, — сказал Рэй в некоторой задумчивости. — Вряд ли она может быть где-то еще. — Он развел при этом руками, улыбнулся и приготовился встать.

— Подождите минуту, — остановил его Хью. — Вы сказали, что она вылетела во вторник во второй половине дня. Но я знаю, что она уехала из отеля в понедельник вечером.

— Да?

— Значит, ту ночь она провела где-то в другом месте Лас-Вегаса. — Хью взглянул на настольный календарь. — Это было восемнадцатого апреля. Сегодня понедельник, тридцатое мая. Ровно шесть недель назад.

— Понимаю, что вы имеете в виду. Лицо, в доме которого остановилась мисс Доусон, может рассказать о ее намерениях. Нет ли у вас соображений насчет того, где она могла быть?

— Мне на ум приходят два варианта.

Джеймс Рэй задумчиво посмотрел на Хью и кивнул, словно пришел к какому-то решению.

— Мистер Даррен, я не уполномочен находиться здесь столько времени, сколько мне хотелось бы. Расходы по моей поездке покрываются за счет состояния доктора Доусона, и распорядитель должен быть очень осторожен с этим, потому что суды неодобрительно относятся к такого рода расходам. Мне представляется, что у вас есть... сильно выраженный личный интерес к судьбе мисс Доусон. Не могли бы вы найти время сами проверить эти два варианта и выслать мне результаты?

— Конечно.

— Я лично подозреваю, что здесь... некая грязная игра. Не знаю, как еще выразить это. Все ужасно банально и запутано.

— Что вы подразумеваете?

— Можете ли вы утверждать, что это была истеричная женщина?

— Нет-нет!

— Любила ли она отца?

— Да. Они были в размолвке много лет, и она была очень рада, когда они наладили отношения.

— В этом послании к вам мисс Доусон дает понять, что никогда не вернется сюда. Но ее «моррис» до сих пор находится на стоянке в аэропорту.

— Это мне известно.

— Машина стоит не больше шестисот долларов, я полагаю. Думаю, не в ее характере бросаться и такими деньгами. Я вначале не собирался говорить вам, но раз я прошу вашей помощи, то должен быть до конца откровенным. Прежде чем прийти сюда, я наведался в Страховой банк Невады. У меня не было никаких специальных предписаний, но я установил контакт с вице-президентом, и, после того как я предъявил ему свои документы и ввел в курс дела, он счел возможным сообщить мне, что у мисс Доусон есть счет в банке и сейф. За шесть недель по этому счету не проходило ни одного чека. Последним был чек на авиабилет первого класса до Сан-Франциско, в одну сторону. После этого она не сняла ни доллара. Сейф она не трогала почти год.

— Но это... какая-то бессмыслица.

— И у меня такое же впечатление, мистер Даррен. Если человек собирается уехать и не возвращаться, то, надо думать, он потратит первую половину дня на то, чтобы закрыть счет, продать автомобиль и так далее. Вероятно, что-то помешало ей сделать все это. Но раз так, то почему она не вернулась сюда, пусть даже тайком, если надо, и не закрыла свои дела?

— Может... может быть, еще приедет?

— Возможно. Но на что она живет сейчас? Мне не по себе от этой загадочности, мистер Даррен. Я человек, любящий во всем стройность и порядок, как мне кажется. И во мне наступает душевный разлад, когда я сталкиваюсь с поступками, которые выглядят крайне нелогичными... Так, вот вам моя визитная карточка. Буду признателен, если вы мне сообщите какие-то новости.

— А что будет с имуществом?

— После вычета налогов и некоторых выплат по завещанию остается, я полагаю, около трехсот тысяч. К счастью, есть потенциальный наследник, троюродный брат, человек лет сорока с небольшим, у него жена и двое детей, он профессор экономики в Северо-Западном университете. По прошествии ряда лет — количество их определено законом, — если все разумные усилия по обнаружению мисс Доусон не увенчаются успехом, распорядитель обратится в суд на предмет признания ее юридически умершей. К документам будет приложен и мой отчет о проведенном расследовании. Если суд решит, то имущество перейдет к троюродному брату, и распорядитель освобождается от всякой ответственности за него.

— А если...

— Если она отыщется, то, конечно, может заявить о претензиях на имущество.

Джеймс Рэй снова посмотрел на свои часы, встал, галантно пожал Хью руку и, произнеся слова благодарности, отбыл.

После ухода Рэя Хью Даррен понял, что его романтический план бросить все и отправиться на поиски Бетти несостоятелен. Этим уже занимаются официальные инстанции, и занимаются шесть недель. Внезапно оказалось, что ему не с чего начинать. Он оказался — в ином только масштабе — в положении Одиссея, задумавшего эпическое странствие, но пришедшего на берег после того, как корабли ушли без него.

Хью рассеянно занимался делами. Что-то беспокоило его, что-то свербило в мозгу. И наконец он понял что. Бетти узнала о смерти отца из телефонного разговора с миссис Мид, и разговор состоялся в отеле. А в любом большом отеле действует такая разведывательная сеть, которая посрамит Центральное разведывательное управление. Но он ни о смерти отца, ни о телефонном разговоре в отеле не слышал. Он не мог представить себе, как такая информация могла обойти его, ведь о его отношениях с Бетти вряд ли кто не знал.

После нескольких минут размышлений он позвонил Максу Хейнсу, и ему ответили, что его можно найти в апартаментах Эла Марта. Хью позвонил туда и услышал голос Макса. В трубке-были слышны смех и музыка. Файв о'клок. Нескончаемый праздник в апартаментах Эла набирал обороты.

— Макс, я хочу тебя спросить кое-что о Бетти Доусон.

— О ком?

— О Бетти Доусон, черт возьми!

— Конечно, дорогой. Я сразу не врубился. Да, если ты хочешь спросить, не возьму ли я ее назад, то сразу скажу: нет. У меня есть девочки, которые ей сто очков вперед дадут, и то они предупреждают меня о своих шагах. А ты что, видел ее?

— Нет, не видел. Помнишь, в ту ночь, с понедельника на вторник, когда уехала Бетти, я говорил с тобой и ты не знал, почему она уехала так неожиданно? Ну, и ты узнал почему?

— Да, умер ее старик. Но мне она об этом не говорила. Если б сказала, я бы на нее не обижался.

— А откуда ты узнал?

— Вот дьявол, не помню. Кто-то сказал. Может, на следующий день. Не помню.

— А почему же ты мне ничего не сказал? Ты ведь знал, что мы с ней хорошие друзья.

— Малыш, эта баба уехала, ты был и так скучный. Чего, думаю, бередить парню душу? И потом, ты больше не упоминал о ней, а то бы я, наверное, сказал, что ее старик умер. Да я уж думал, что ты узнал об этом, как и я. Так ты только что узнал?

— Да, этот адвокат сказал мне.

— Все просто. Она изобразила исчезновение и прочее. Я говорил ему, что не стоит зря потеть. Она отсиживается где-нибудь. Может, выпила лишнего и не попала на похороны к старику, а сейчас гуляет где-то, пока не пойдет работать. Забудь ее, дорогой. Давай поднимайся сюда. Мы тебя почти не видим здесь. В данный момент тут нехватка мужского пола, а у нас пара француженок из шоу в «Мозамбике», они очень расстроены мужским дефицитом. Давай бегом сюда, пока другие не узнали.

— Как-нибудь в другой раз, Макс. Ладно, спасибо.

Хью положил трубку, и почти тут же в кабинет с улыбкой влетела его секретарь Джейн Сандерсон, неся в руках бумаги — отчеты подразделений отеля, которые ей надо будет свести воедино. Она положила бумаги на стол, накрыла чехлом пишущую машинку и достала из стола свою сумочку.

— Джейн, — обратился к ней Хью.

Она повернулась в его сторону с некоторым удивлением.

— Что, вы уже подписали всю эту муть?

— Даже не смотрел еще. У вас какие-нибудь планы или вы можете уделить мне пару минут?

Джейн подошла к его столу, двигаясь медленнее обычного, удивленно склонив набок голову, села в кресло возле стола и прикурила сигарету от его настольной зажигалки.

— Мне предстояло крайне важное мероприятие: переодеться в купальник, выпить дозу чего-нибудь, взять книжку и оттащить шезлонг на любимое место возле бассейна. Но я уж так и быть поговорю. Очень приятно с вами познакомиться. Так как бишь ваше имя?

— Даррен. Там на двери написано.

— А-а.

— Просто, может быть, я в некотором роде отсутствовал.

— Можно так сказать, Хью.

— Скажите, как вам здесь нравится, Джейн?

Она поджала губы:

— Полагаю, вы не ждете, что я вам скажу что-то сверхнеожиданное.

— Конечно нет.

— Мне здесь не так нравится, как раньше. — Она нахмурилась. — Вы трансплантировали меня из города ангелов в город наглых[4]. Я искала случая сказать это с того момента, как приехала сюда. В общем, первые пару месяцев мне совсем не нравилось. Потом притерлась, стало нравиться намного больше. Теперь начинает надоедать. Не знаю, ей-богу... У меня все нормально, Хью. А чего не быть, если у меня ничего нет, кроме работы. Я сама себе хозяйка. Я сейчас практически в таком положении, что мой доход от вложений освобождает меня от необходимости браться за работу, которая меня не привлекает.

— А эта работа привлекает или нет?

— Мне она больше нравилась в самом начале, когда мы ломали старую систему и налаживали новую, когда шла борьба со всеми. Честное слово, я тогда работала по двенадцать — четырнадцать часов в день и получала удовлетворение от каждой рабочей минуты. Платят здесь хорошо, и, я думаю, здесь интересно работать, если человек любит необычное. Но в последнее время пошла в основном рутина.

— Такова была цель — чтобы все шло как по маслу.

— Знаю, Хью. Но есть тут кое-что еще... Да ну их к дьяволу, эти разговоры.

— Мне интересно знать, что вы думаете, Джейн.

— Но это может оказаться несколько более откровенным, чем вам может понравиться, босс.

— Об этом не беспокойтесь.

— Во всякой работе важно, на кого работаешь. И вы были само совершенство.

— Вы говорите в прошедшем времени?

— Определенно в прошедшем. Когда к приехала сюда, я услышала о том, что этот город может менять людей, и была уверена, что вас-то он не изменит. Но... изменил-таки, в последний месяц или около того. Как будто у вас угас интерес ко всему. Многовато пьете, вас начало разносить, выбираете простейший путь вместо правильного. Конкретно сказать ничего не могу, но знаю, что вы научились ловить свои микровыгоды, вы просто делаете деньги, Хью. Вы начинаете выглядеть, действовать и думать, как все здешние жирные коты. Это не та перемена, которую я лично хотела бы в вас видеть. Может быть, я отношусь к скучной категории людей, которые выказывают полное уважение, на кого бы ни работали. Так что вы, Хью, располагаете моим уважением. А теперь извините меня за покровительственный тон. Досадно, конечно.

Хью чувствовал, что лицо его полыхает, и подумал, что оно, наверное, соответственно и красное.

— Жестко вы со мной, Джейн. Вам только дай случай.

— Мы не говорили с вами уже несколько недель. Если бы мне представился случай, я сказала бы все это раньше.

— Может быть, я стал наплевательски относиться ко многим вещам после отъезда Бетти Доусон, вы не находите?

— Я заметила это. В течение недели вы были как сомнамбула, да еще и в прескверном настроении.

— Она мне была небезразлична.

— Я знаю. — Голос Джейн внезапно смягчился. — Она мне нравилась, Хью. Ее почти все здесь любили. Симпатичная, сердечная, добрая девушка. Ее не тронул здешний мир.

— А вы знали, что ее отец умер в тот день, когда она уехала?

— Я услышала об этом позднее.

— Сколько времени спустя?

— Дня три-четыре.

— Думаете, она сама успела рассказать об этом кому-нибудь?

— Не знаю. Может быть. К тому же ведь был междугородный звонок, а телефонистки на коммутаторе так любопытны. Телефонистка вполне могла слышать. А почему такой вопрос, Хью?

— Дело в том, что я ничего не знал об этом, пока мне не рассказал этот адвокат. Бетти исчезла. Ее не было на похоронах. Никто не может найти ее.

У Джейн округлились глаза.

— Не-ет, только не это! А я-то думала, что нужно этому человеку?

— Так вот, странно, почему я не узнал о смерти ее отца в тот же день.

Джейн закурила новую сигарету.

— Думаю, я могу сказать почему, Хью. Всем в отеле известно, что у вас с Бетти роман. Только не делайте такие глаза, вы сами понимаете, что безнадежно было удержать это в тайне. Все знают, что она оставила вам послание, что уехала, не попрощавшись с вами.

— А откуда это им известно?!

— Что вы кричите на меня?

— Извините. Та-ак, и дальше?

— Вам не говорили, потому что, во-первых, люди думали, что вы знаете. Во-вторых, вы босс, и никто не станет лезть к вам со всякими сплетнями и слухами. В-третьих, вы в последнее время так замкнулись в себе, что к вам не подойти. Ну и, откровенно говоря, вы стали невыносимым брюзгой, а когда выпьете, от этого ваш характер ни на каплю не улучшается. Есть еще и кое-что в-четвертых: вы стали несколько ближе к Хейнсу и Марта и их окружению, чем раньше, а это ставит вас как бы в другой лагерь, вы понимаете?

— Да. А что вы еще слышали насчет Бетти?

— Ничего. Абсолютно ничего. Да я и не могла бы ничего услышать. Ведь это вы привезли меня сюда, и поэтому я разделяю с вами, хоть и на более низком уровне, вашу изоляцию.

— А вы не могли бы копнуть?

— И что же вы хотите знать?

— Все, что касается того, как Бетти уехала отсюда. Отель она покинула в понедельник вечером, а улетела во вторник после обеда. Может, почерпнете какие-нибудь слухи насчет того, где она провела ночь, в общем, таком рода вещи.

Джейн нахмурила брови:

— Я могу попытаться, Хью, и попытаюсь, конечно, но не знаю, у меня нет таланта разведчика. Я топаю там, где нужно красться. И люди закрываются передо мной, как моллюски, когда на них наступишь.

— Джейн, ну поотирайтесь немножко среди людей, хорошо?

Она улыбнулась:

— Не знаю почему, но мне ваше задание начинает нравиться. Может быть, потому, что у нас снова появиться контакт. Если вы придете в себя и у вас снова проснется интерес к управлению отелем, то помяните тогда мое слово, что наша система обеспечения всех этих съездов никуда не годится. Всякий раз количество делегатов отличается от намеченного в пределах плюс-минус пятнадцати процентов. И в том и в другом случае нам это стоит денег. Когда вы решите эту проблему, у меня найдется для вас кое-что еще, босс.

* * *

Через час Хью Даррен поставил свой голубой «бьюик» — он купил подержанный — у входа в контору мотеля «Комфорт» Мэйбл Хасс и прошел внутрь. Это была аккуратненькая комнатка с фанерной стойкой-барьером, потертой плетеной мебелью и кондиционером в окне, который завывал, как маломощный грузовичок на длинном подъеме. На стойке лежала дешевая амбарная книга для регистрации постояльцев, а рядом находилась кнопка звонка. Хью позвонил, за барьером открылась дверь и появилась полная женщина с бесцветными волосами, серым невозмутимым лицом, одетая в выцветший домашний халат, и заявила с порога:

— На ночь не пускаю, только на неделю и больше.

— Вы миссис Хасс?

— Все, что мне нужно, я заказываю и получаю почтой.

— Я хотел бы поговорить с вами о Бетти Доусон.

Ее лицо продолжало хранить невозмутимое выражение.

— Ваше имя Хью... как там дальше?.. что-то на «да».

— Даррен.

— Однажды она дала мне ваше описание. Проходите.

Хью прошел, она закрыла дверь и вперевалку пошла по комнате. Комната была предельно простая, ставни были прикрыты, горела одна тусклая лампочка в абажуре с бахромой. По телевизионному экрану носились лошади, там стояла стрельба и слышались крики. Хозяйка выключила звук, а изображение оставила.

— Садитесь куда-нибудь, — сказала она и опустилась в кресло. — Это Бетти написала вам зайти ко мне? Я от нее ни слова не получила.

— Я тоже. Просто она говорила мне о вас. Я надеялся, что, может быть, вы слышали что-нибудь о Бетти, миссис Хасс. Я знаю, она очень любит вас.

— Не очень, раз не пишет. Я много думаю об этой девушке. Я как будто снова вижу себя, все эти дурные потерянные годы.

— Я не совсем понимаю, что...

— Раз в полгода могу я сказать хоть несколько слов... Ты пока посиди и послушай, мистер. Конечно, она других кровей, я-то вышла из ничего, но мне тоже были милы мои родители, особенно это начинаешь понимать после того, как уже успеешь принести им немало горя. Ты не говори мне всяких любезностей, когда я скажу тебе, во что трудно поверить, но много лет назад я была лакомым кусочком, симпатичная из себя. Если б я не выбросила весь этот мусор, то показала бы тебе карточки. Я тоже была помешана на эстраде. Мне было что-то двадцать три, когда я наконец трезво посмотрела на себя. Семь лет на эстраде к тому времени, мистер. В двадцать три я была как потертый чемодан. Как же я натерпелась от мужской жестокости, романтическая дурь выветрилась, не осталось никаких приятных воспоминаний. Но впереди было еще семь лет, потому что я не знала, куда деть себя. Когда мне было тридцать и я уже задумывалась, что буду делать в сорок лет, ко мне пришло благословение Господне и я встретила приятного и доброго человека, который полюбил меня. Ему было все равно, что я делала, и для него не имело значения, что у меня не будет детей. Шестнадцать лет я прожила в земном раю, пока он не умер у меня на руках. Сейчас я живу получше многих, не сравнить с тем, когда начинала. И вот когда я вижу ее, а у нее сейчас самые черные годы, я будто снова вижу себя.

— Бетти мне рассказывала, как это ей помогло, когда вы ее вытащили в тот домик в пустыне и оставили там.

— Я знаю, что ты был там, мистер. Она спросила меня, можно ли, а уж потом позвала тебя. Я поняла по ее голосу, что тебя надо свозить туда. Я своим слабым умишком думала, что ей повезет, как и мне, и она найдет себе друга. Поди разбери, чем вы окажитесь на поверку.

— Что это должно означать?

— Нет, вы посмотрите, какой обидчивый! А какого еще дьявола это может означать? Если бы ты был нормальным парнем, то уж давно женился бы на ней. В этом городе нужно только решить — и через четверть часа вы уже женаты, что днем, что ночью.

— Но никогда... речь не заходила о браке.

— Если она тебя любит, почему ж не жениться?

— Но это не было любовью, я имею в виду — тогда.

Мэйбл покачала головой. Отблеск экрана отразился при этом на ее луноподобном лице. Тон ее был полон презрения.

— Спать ты с ней спал, да?

— Да, но...

— Никаких но, мистер. Ты думаешь, она спала с тобой, потому что ты пользуешься самым лучшим в мире лосьоном после бритья? Или потому что управляешь отелем? Это честнейшая женщина, мистер. Любовь — вот единственная в мире вещь, которая могла привести ее в твою постель по доброй воле. А я скажу, почему ты не женился на ней. Ты считал, что слишком хорош для нее, найдешь себе что-нибудь получше. Знал, что она выполняла приказы Макса Хейнса, и это грязное слово «шлюха» у тебя приклеилось к мозгам, а ты был такой весь из себя чистенький и светленький, что не мог хотя бы на минуту задуматься, какие причины заставляли ее выполнять приказания этого Макса. Да, яблоки с дерева срывать любите, чтобы все было красиво, надежно...

— Замолчите! Что вы такое несете?! Вы городите какую-то ерунду, миссис Хасс. Я не знаю, о чем вы говорите. Что это за... приказы Макса Хейнса?

— Ты что, действительно ничего не знаешь?

— Миссис Хасс, поверьте мне, я действительно... я искренне вам говорю: я не понимаю, не знаю, о чем вы говорите. Она что, правда?..

— Дай подумать, помолчи минуту.

Тяжелый грузовик нарушил тишину, за стеной еле слышно играла музыка. Миссис Хасс шумно вздохнула.

— Прости. Могло быть и так, наверное. Я думаю, Бетти не хотела, чтобы ты знал о ней такие вещи.

— Теперь ее нет, уехала. Вы можете мне сказать что-нибудь в этой связи?

— Скажу, потому что она рассказала бы. Она позвонила мне в тот вечер перед отъездом. Плакала. Она уже упаковалась к тому времени. Рассказала мне, что ее отец так неожиданно умер... и что теперь она свободна и у нее больше нет необходимости сюда возвращаться. Я спросила, едешь ли ты с ней, а она сказала, что порвала с тобой, и еще сильнее заплакала, поэтому я кое-что не разобрала, но это было о том, что любит тебя и что не стоит тебя, что не хочет портить тебе жизнь. Значит, похоже, она ничего тебе не рассказывала, как я понимаю.

— О чем?

— Ничего конкретного я не знаю, но это старый прием. Этот Макс Хейнс, у него что-то на нее было, какое-то доказательство чего-то, что она делала. Думаю, он подстроил ей ловушку наподобие той, какие люди такого типа устраивают женщинам, а заимев против нее средство давления, он заставлял ее делать вещи, которые помогали ему в его бизнесе. Скорее всего, этот сукин сын понял, что Бетти слишком ценна, чтобы ее часто использовать для своих целей. Но когда он имел дело с действительно большим мешком денег, то он подсовывал ее, и так все обтяпал, что ему только стоило приказать... Когда они поймали ее в ловушку, вот тогда-то она и оказалась между жизнью и смертью и я отвезла ее в домик в пустыне. Я понимала, что Бетти и там может наложить на себя руки, но знала, что только там она сможет найти в себе силы жить. Напрямую она мне ничего не говорила, но из того, что сказала в последнем разговоре — что теперь свободна, после смерти отца, — я подумала, что Макс Хейнс мог что-то послать или показать ее отцу. А этого любящая дочь не могла позволить. После того как она оказывала Максу услуги, Бетти приходила сюда. Она никогда не говорила об этом, но я догадывалась. А однажды она пришла сильно избитой каким-то иностранцем, которого ей подсунул Макс.

— А зачем это ему нужно было?

— Ну вот! Почти год в Вегасе. Ты что же, и слепой, и глухой? Соображения бизнеса, парень, большой игры.

— Вы не знаете... когда в последний раз Макс... использовал ее?

— О, давно. Я же сказала, что это бывало нечасто. До того как ты приехал. Прошлым летом. Я не представляю, чтобы она могла встать с твоей постели, потом пойти в другую, потом вернуться к тебе, улыбающаяся и счастливая. Это порядочная женщина, и такие дела не по ней.

— Скотина! Сукин сын!

Миссис Хасс усмехнулась:

— Еще какой! И гордится этим. Это помогает ему в работе. В этом мире привыкли стравливать красивых женщин с большими деньгами, и поражение терпит женщина. Ну что ж, думаю, ты не стал бы искать и расспрашивать старую женщину, если б все это знал раньше, а?

— Я знаю только то, что не могу жить в таком пустом мире, каким он стал в последние шесть недель.

— Ты и правда так думаешь?

— Да.

Она опять усмехнулась:

— Мистер, если то, что ты говоришь, не пустой звон, ты должен быть не здесь, а с ней, где бы она ни была. Быть с ней — это для тебя важнее, чем твоя шикарная работа.

— Я решил бросить работу и поехать за ней, миссис Хасс. Но оказалось, что все не так просто.

— Почему?

Хью рассказал ей все, что узнал от адвоката Джеймса Рэя.

Мэйбл Хасс внимательно слушала его, время от времени задавая вопросы.

— Господи, не нравится мне все это. Совсем не нравится, мистер... как тебя, Хью. Я буду звать тебя Хью, а ты зови меня просто Мэйбл в знак того, что мы ее единственные друзья в этом городе. О, ее любили сотни людей, но друзья — это совсем другое дело.

— Значит, она не останавливалась у вас в ту ночь?

— Нет, только попрощалась по телефону, вот и все.

— Вы не думаете, что Бетти могла переночевать в вашем домике в пустыне?

— Нет, она сказала бы, что едет туда... Стой! Я помню, она сказала, что высылает мне ключи почтой. А я их и не получила, да и не вспоминала о них до этой минуты. Бетти тогда извинилась за то, что не сможет привезти ключи лично, сказала, у нее так много дел утром, нужно закрыть все свои дела и она чувствует, что ей на все не хватит времени.

— Банк, машина — вот что ей надо было сделать. Но что-то помешало ей, Мэйбл.

— Так почему она не приехала на похороны и почему не вернулась сюда и не покончила с делами, которые здесь остались?

— Не знаю. Если бы знать.

— Если бы Бетти уехала отсюда, то уехала бы на своем автомобильчике, а этот адвокат из Сан-Франциско говорит, что он до сих пор стоит в аэропорту, там, где она его оставила.

— Да, верно. Думаю, я съезжу туда, в ваш домик, и посмотрю там, если вы не возражаете и дадите мне ключ.

— Ключ я тебе дам, Хью. Все это начинает меня ужасно беспокоить, я боюсь за нее. Я нутром чувствую, что этот адвокатик прав. Если б с ней ничего не случилось, она прислала бы мне хоть открыточку, потому что она внимательная девочка. Она... Как будто меня снова... Как вроде я снова переживаю свой прежний позор, опять прыгаю на этих старых железных кроватях в паршивых отелях от Акрона до Атлантик-Сити, и все ради того, чтобы выйти на сцену в блестках и подавать полупьяному фокуснику его проклятый цилиндр или тросточку с секретом, да деньги, которые мне или не платили, или одалживали обратно. От такой жизни сердце превращается в камень. Но в конце этого пути я нашла себе человека, и он постепенно вернул меня к жизни. Все, что было до него, стало казаться или кошмарным сном, или несуществовавшим.

Уезжая от нее, Хью взял ключ и в середине следующего дня съездил в каменный домик в пустыне. Тишина и пустота дома убили его. Он видел Бетти так явственно — каждое движение, позу, выражение лица, и за тишиной слышал малейшие оттенки ее голоса. Здесь их любовь впервые обрела свое завершение, и это было много больше того, чего каждый из них ожидал.

Здесь слишком многое напоминало о ней. Все здесь было слишком личное, слишком особое, слишком памятное. Но Хью не нашел ни малейшего признака того, что Бетти провела здесь эту ночь. Если бы да, то она оставила бы след, какой нашла бы нужным.

Обратно он ехал очень быстро, терзая автомобиль на неровной дороге. Хью передал ключ Мэйбл и сообщил, что ничего не обнаружил.

Вернувшись в свой кабинет, он уже знал, каким будет его следующий шаг. Хью не знал, сработает ли он, но точно знал, что должен его сделать.

Глава 12

В любом большом отеле тонко и сложно завязаны отношения сотен человеческих существ. Мир служащих полностью отделен от мира, населяемого гостями. Работники отеля — это вообще особая человеческая порода. От них ничего не скроешь. Если, скажем, временный мойщик посуды выиграл на спор пару долларов, то старая дева, исполняющая обязанности кастелянши по четвертому этажу, узнает об этом через десять минут. О том, что молодая жена второго шеф-кондитера забеременела, будут знать все вплоть до старого садовника.

У Хью Даррена родители работали в отеле, и он вырос в этой необычной атмосфере. Поэтому он знал, что хороший менеджер не обращает внимания на эту ерунду, если она не мешает работе отеля. Одновременно он испытывал презрение к таким менеджерам, которые насаждают и поддерживают в отеле настоящую шпионскую сеть, собирая любую грязь, чтобы шантажировать служащих, — не только для того, чтобы держать в узде персонал, но и в некоторых случаях для получения навара при выплате жалованья или получении товара. Результат такого администрирования гости видят, не догадываясь об истинных причинах, в грубости персонала, в грязи и безразличии к работе.

Но теперь у Хью были веские личные причины пойти на риск разрушения системы, им созданной, не думая особенно о последствиях.

Он был уверен, что фрагменты того, что произошло в ночь с понедельника на вторник, рассеяны в памяти служащих отеля, как и все части двухлетней истории того, как Макс Хейнс шантажировал Бетти Доусон. Силой, запугиванием, принуждением — только так можно было собрать этот разбросанный фактический материал в одну стройную картину.

Хью приступил к делу во вторник, в последний день мая, во второй половине дня. Он вызвал Джорджа Ладори в кабинет и поговорил с ним один на один.

— Джордж, я хочу немного скорректировать свою политику. Отныне персонал не будут автоматически принимать и увольнять по твоей рекомендации, я сам буду рассматривать каждый случай.

— А если ты оставишь того, кто мне не нужен?

— Тогда уже ты будешь решать, уходить тебе или оставаться.

Ладори уставился на Хью из-под густых бровей:

— Кто тебе дает такие указания? Что ж, тебе лучше знать. Так все хорошо идет, теперь ты крушить начинаешь.

— В дополнение к этому, Джордж, я оставляю за собой право поднимать зарплату любому лицу в твоем подразделении без твоего ведома.

— А как это будет сказываться на бюджете?

— Бюджета ты будешь придерживаться.

— За счет качества?

— Это твои проблемы.

Ладори встал:

— Было так все хорошо, Даррен. Теперь будет такая же дрянь, как в других местах. Тебя что, кто-то запугал?

— Пока все, Джордж. Когда я снова захочу увидеть тебя, я тебе скажу.

— С этим не торопись.

То же самое он сказал Джону Трэйбу, заведующему питейным хозяйством, Уолтеру Уэлчу, шефу ремонтно-эксплуатационной службы, Банни Раису, своему «ночному управляющему», и своему управляющему делами. У каждого из них это вызвало настороженность, и Хью понял, что нормальные отношения испорчены и, возможно, уже не подлежат восстановлению.

Теперь ему надо было сидеть и ждать.

Первым клиентом оказалась горничная, которая работала в мотеле четыре месяца и которую кастелянша этажа заподозрила в мелком воровстве. Гости несколько раз жаловались на таинственные мелкие пропажи. С этим вопросом пришли к Хью. С помощью одного из гостей ей подстроили западню, оставив в номере на туалетном столике семь стодолларовых купюр. После произведенной ею уборки купюр осталось шесть. Сотрудник по безопасности — у Даррена их было двое — привел женщину в его кабинет. После бурных протестов, сила которых постепенно сошла на нет, горничная достала из потайного места на себе меченую купюру, бросила ее на стол Даррена и разразилась слезами.

Хью отпечатал ее признание, женщина подписала его, а Хью и его сотрудник подписались в качестве свидетелей. Только сотрудник ушел, появилась Джейн Сандерсон, села за свой стол и с любопытством стала посматривать на происходящее. Хью увел женщину в маленькую комнату для совещаний рядом с кабинетом и закрыл дверь. Когда эта женщина с осунувшимся лицом по имени Мэри Майчин пришла в себя, Хью обратился к ней:

— Это не мелкое воровство, это сто долларов. Вы это понимаете. Стоит мне дать ход делу, и вы получите не меньше шести месяцев. Шесть могу вам смело обещать. — Выждав, пока утихнет новый всплеск причитаний и слез, Хью продолжил: — Но я могу и не делать этого, если получу от вас кое-какое торжественное обещание, после первого же нарушения которого я отдам вас полиции. — Она торопливо закивала. — Я не буду говорить вам сути, но вы должны будете собирать любую информацию о Бетти Доусон, которая уехала отсюда шесть недель назад, и все передавать мне. Любые слухи о ней и о том, что с ней могло случиться. Понимаете? Прекрасно. Дальше. Мне нужны слухи о работниках отеля, у которых есть проблемы — денежные, семейные. Только не пытайтесь искать меня. Во время своих регулярных обходов я сам буду находить вас и вы мне будете рассказывать все, что знаете. Слушайте, спрашивайте. Но если вы не сумеете достать для меня никакой информации, то я, Мэри, извлекаю ваше чистосердечное признание из своего личного досье и вы идете прямиком в тюрьму. С этим ясно?

Отпустив запуганную женщину, Хью задумался над тем, как это все грязно и жестоко, но другого пути он не видел. С помощью подобных методов и угроз он поставил себе на службу слух и память электрика из ремонтно-эксплуатационной службы, официантки кафетерия, толстого и жадного рассыльного. Те рассказали кое-что о других работниках отеля, и у Хью появились бармен, смотритель солярия, молодой садовник, охранник бассейна. Хью хладнокровно и безжалостно прижал их, используя против этих людей их собственные страхи, жадность, неуверенность, и заставил их усердно заниматься шпионажем.

По кусочкам начала складываться ужасающая картина. Хью даже не мог себе позволить думать, что собирает такие сведения о женщине, которую любит. Он выковал в себе особую объективность. Ее составляющей было сознание высокой цели, ради которой он затеял все. Эта высокая цель была как бы существом, поддерживавшим его и следовавшим за ним вполшага сзади, но он боялся оглянуться и посмотреть ему в лицо, чтобы не сломаться.

Он записывал любой значительный фрагмент, и, по мере того как начала вырисовываться общая картина, она подсказывала ему, по каким направлениям надо усилить нажим, чтобы добиться завершенности.

В пять часов пятнадцатого июня, в среду, в кабинет решительно вошла Джейн Сандерсон, села в кресло, посмотрела на него с возмущением и любопытством и спросила:

— Не кажется ли вам, что пора бы сказать мне, какого черта вы вытворяете?

— Вы о чем?

— Ах, какая невинность! Господи, Хью, за две недели вы посеяли в отеле такой страх и замешательство! Ладори потихоньку ищет себе другую работу. Люди так любили вас, что готовы были сделать для вас что угодно. Но внезапно вам стало абсолютно все равно, что о вас думают другие. Люди стали бояться вас. Вы развели любимчиков. И теперь мы начали получать массу жалоб от гостей.

— Джейн, честное слово, сейчас я не могу сказать вам, что я делаю и зачем. Одно обещаю: это ненадолго.

— А вы понимаете, сколько вам понадобится времени, чтобы починить то, что вы сейчас ломаете?

— Много.

— Через месяц мы окажемся там, с чего начинали.

— И это я знаю.

— Так зачем же вы это делаете?

— На это есть очень важная причина.

Джейн глубоко вздохнула:

— Сдаюсь. Но когда-нибудь вы скажете мне о причине?

* * *

В тот же вечер Хью сидел за маленьким столиком в своей комнате и старательно заносил на бумагу цепь заключений, не обязательно по порядку. Хотя у него не было доказательств ни по одному из них, он был уверен в их точности. Вот как они выглядели:

"1. Где-то вне отеля есть место, куда заманивают крупно выигравших гостей в целях шантажа.

2. Бетти помогала Хейнсу в его планах.

3. Хейнс с ведения и одобрения Марта имел и, возможно, имеет сейчас грязные фотографии, магнитофонные записи или кинокадры, доказывающие участие Бетти в шантаже.

4. Гэллоуэлл выиграл большую сумму денег. Вечером того же дня Бетти видели входящей в его номер. До этого она покинула отель с маленьким чемоданом, а вернулась без него.

5. Хотя запечатанное прощальное письмо было предположительно подложено под дверь самой Бетти, а я об этом никому не говорил, Хейнс и другие знают о нем.

6. Билет на самолет был доставлен в ее номер в восемь тридцать вечера. Она в это время упаковывала вещи.

7. Гиджа Аллена видели в час ночи во вторник выезжающим со стоянки у отеля на машине Бетти. Он был один. Вернулся он в отель через полчаса на такси.

8. Браунелла видели на втором этаже после девяти часов в понедельник, он держал служебный лифт. Потом его снова видели, примерно через полчаса, катящим пустую тележку для белья по наклонной дорожке цокольного этажа.

9. Вечером того дня в неустановленное время Гарри Чарм поставил «линкольн» Эла Марта у выхода с хозяйственного двора в тени за конференц-залом.

10. (Возможно, не имеет отношения.) Во вторник утром Аллен встал намного раньше обычного и при помощи людей Марта начал разыскивать женщину по имени Муриэль Бентанн.

11. «Линкольн» Эла Марта, хотя его в понедельник утром мыли, во вторник был такой пыльный, что его повезли на мойку и обслуживание, недалеко по нашей улице.

12. Браунелл во вторник обращался к врачу из-за какой-то раны или ушиба.

13. Это неопределенно, но, возможно, самое важное из всего. Надо всем этим — какой-то налет секретности. У осведомителей, всех до одного, сложилось полное впечатление, что излишнее любопытство насчет Бетти считается нездоровым. Кажется, существует желание, чтобы она была как можно скорее забыта. Исходит от Марта, Чарма, Аллена, Хейнса и их людей из персонала отеля, поощряется ими.

Итак, если свести все это воедино, то, как ни больно, можно предположить, что Бетти по причине, которая мне неизвестна, была силой увезена из отеля Браунеллом и Чармом — и, возможно, Алленом — на «линкольне» Марта. Мне точно известно, что Аллен выезжал на ее автомобиле, это я перепроверил. Это наиболее беспокоящий меня факт из того, что я узнал. Он указывает на попытку создать впечатление, будто Бетти улетела тем рейсом. Если же она не улетала, то кто-то это сделал, изображая ее. Вот почему следы теряются в Сан-Франциско. Я начинаю верить, что она, быть может..."

Хью не мог написать этого слова, не мог нанести на бумагу этого слова-камня, которое означало бы конец всякой надежды. Он пытался убедить себя в том, что они сильно запугали ее и она не решается вернуться.

Хью понимал, что ему придется еще раз просеять всю информацию, включая дополнительную, которая поступила и поступит от его разведывательной сети, но он подозревал, что пойдут повторы и вряд ли он узнает что-нибудь значимое.

Он просмотрел запись и уже знал, какой шаг будет следующим. Пункты четыре (Гэллоуэлл) и десять (Муриэль Бентанн) взывали, чтобы их расследовали, и этим он займется лично.

* * *

В воскресенье, девятнадцатого июня, Муриэль Бентанн проснулась в два часа дня. Прошло более шести недель, как она переехала в эту еще более крошечную и дешевую комнатушку на Перри-стрит. Два маленьких окошка выходили на запад, и солнце, проглядывая сквозь безжизненно висящие желтые выгоревшие занавески, нагрело комнату до невыносимой жары. Муриэль лежала раздетая, исходя потом, на узенькой кроватке до тех пор, пока не пришла к выводу, что больше не заснет.

Хотя за последние сорок часов ей не пришлось выпивать, да и ела она очень мало, ее продолжала мучить тупая ноющая головная боль, как после перепоя. Муриэль подумала, что это от курения и внутреннего напряжения тех часов, что она провела за рулеткой.

«Все это от долгого стояния у чертова стола, — размышляла она. — Как я пролетела в этот раз? Пришла к Дасти — было триста долларов. Я Бог знает сколько раз переходила за четыреста, два-три раза — за шестьсот, однажды было раз плюнуть до тысячи, но каждый раз в решающий момент меня проносило мимо денег, и к трем часам все было кончено».

Муриэль села на край постели, некоторое время собираясь с силами, потом встала, влезла в халат и пошла по коридору в ванную комнату, неся с собой мыло, полотенце, туалетные принадлежности и набор для макияжа. После душа она не решилась сразу рассматривать себя в зеркале, пока не заколола волосы и не накрасила губы. Только после этого она рискнула дать себе беспристрастную оценку. Глаза ввалились, черные круги под ними, но это пустяки — наденет солнечные очки.

Она дружески улыбнулась себе: мол, ничего, годишься еще, девочка, это чудо, что при такой жизни, какую ты ведешь, ты еще не похожа на Синатру в парике.

Вернувшись в комнату, она торопливо оделась, чтобы жара не испортила освежающего эффекта душа. Надела симпатичные серо-голубые шортики, потому что у нее были хорошие ноги, стоившие того, чтобы об их цене поторговаться, и белую блузку без рукавов, со странным карманчиком, на котором был вышит красный вопросительный знак: элементы чудачества в одежде способствуют установлению контакта. Очки, сандалии, плетеная сумочка — и она экипирована предстать миру. После беглой ревизии наличности на лице у нее появилась удивленно-недовольная гримаса — у нее осталось шесть долларов и мелочь.

Перекусив в кафетерии, Муриэль прошла полтора квартала до «Каса Кьюпид», маленького коктейль-бара, который она привыкла называть своей «дневной стоянкой». Им владел и управлял Джимми Кьюпид, крупный дружелюбный человек. Когда-то он колесил по ярмаркам, у него был передвижной тир, но потом избрал более оседлое занятие.

Джимми стоял за стойкой. В помещении не было ни души. Громко шлепая сандалиями, Муриэль прошла к стойке. В зале было темно и прохладно, после солнечного света первое время она чувствовала себя полуслепой.

— Да-а, не очень-то тут весело у тебя, — сказала она, садясь на высокий стул и копаясь в своей сумочке в поисках сигарет.

— Июнь, воскресенье, день, жара — откуда быть народу? Сейчас хоть бесплатно всех пои — все равно не набегут.

Джимми подал ей, как обычно, рейнское с содовой. И, как обычно, за свой счет. Муриэль могла пить за его счет сколько ей вздумается, но много никогда не выходило, потому что она растягивала каждую порцию надолго. У них было что-то вроде соглашения. Контракта они не подписывали и даже не говорили об этом. Но если клиенту она настолько нравилась, что тот угощал ее, то она возвращала Джимми долг — в этом случае ее ром с кока-колой только отдавал запахом рома. Иногда Муриэль вообще получала подарок в виде небольшой суммы — это когда она приводила кавалера или даже компанию. И в этом случае негласный договор продолжал действовать, никаких фиксированных эквивалентов не устанавливалось, иначе на Муриэль падало бы пятно продажной женщины.

— Как поиграла? — поинтересовался Джимми.

Муриэль скривила лицо:

— Они меня... Джимми.

Джимми покачал головой:

— Ну сколько говорить тебе, Муриэль? Могла бы и поумнеть за это время.

— О чем это ты?

Джимми Кьюпид заерзал на месте:

— Я просто смотрю на тебя: сколько раз ты уже пролетала так. Живешь в паршивой комнатушке, моришь себя голодом, а что где ухватишь, ставишь на кон.

— Ты хочешь сказать, что я?..

— Не обижайся, ничего я не хочу сказать. Ты не заказываешь цену й не берешь всех подряд, так что ты не вышла на панель. Я просто о том, что ты не бережешь себя. Думаешь, ты вечно будешь красивой? Тридцать уже есть? А дальше что?

— Я урву все-таки, Джимми. Должно же когда-нибудь повезти, рано или поздно. Честное слово, я им когда-нибудь покажу, я верну свое. А кому я, в конце концов, мешаю? Сама зарабатываю и на это играю. Нет, рано или поздно я свое возьму.

— Но если ты много отхватишь, тебя же не остановить.

— Остановлюсь, поверь. Когда я получила развод, у меня были «кадиллак», норковое манто, бриллианты и восемь тысяч баков наличными, Джимми. Я верну все это назад и уеду домой.

— Не превращаешься ли ты в человека, который живет только тогда, когда подходит к столу с колесом, Муриэль?

— Что ты имеешь в виду?

— Есть в этом городе старухи, которые ходят по помойкам и свалкам, чтобы найти что-нибудь продать, выручить доллар, разменять его на десятицентовые монеты и сыграть на них с игровым автоматом.

— Автоматы — это для дураков.

— А рулетка — для умников?

— Ладно, хватит, Джимми, не люблю я...

Она замолкла, потому что дверь отворилась настежь и звуки улицы проникли в прохладную тишину маленького бара. Вошел высокий мужчина, спокойный и неторопливый, сел на стул футах в восьми от нее и заказал бутылку импортного пива. Муриэль незаметно рассмотрела его с ног до головы. В городе столько проходимцев, что надо быть все время начеку. Обычно их выдавала обувь. Но у этого были черные мокасины с матовым блеском. Носки — темные (надо настороженно относиться к тем, кто носит яркие дешевые носки, и уж совсем неприбыльны такие, которые вообще без носков). Брюки — серые, глаженые, спортивная рубашка, по фактуре вроде льняная, плоские наручные часы, похоже дорогие. Руки чистые, ногти ухоженные.

Потягивая вино, она посматривала на его отражение в зеркале. Действительно, привлекательный парень. Лицо костистое, несимметричное, как будто левая и правая части не подходят друг к другу. Занятное выражение лица, большие колючие медные брови, чуть светлее, чем коротко стриженные волосы. Муриэль не могла освободиться от впечатления, что встречала его где-то в Лас-Вегасе, и не раз. А это плохо. С местных ничего не возьмешь. Они все видели, все слышали и все знают.

— Ну и жарища сегодня, — сказал мужчина, и ей понравилась его медленная, солидная речь.

— Куда еще больше, черт бы ее побрал, — ответил Джимми.

Незнакомец впервые повернул голову в сторону Муриэль, озадаченно наморщил лоб и спросил:

— Я вас нигде раньше не видел? — Потом улыбнулся. — Понимаю, похоже на избитый прием.

— У меня такое же впечатление, — ответила Муриэль. — Вы здешний?

— Я работаю в «Камеруне».

— Ну конечно! Я, думаю, видела вас за стойкой регистрации.

— Очень может быть.

— Интересно, когда видишь человека в другой обстановке, то не можешь узнать. Я там со многими знакома. Гидж Аллен, Макс, Бобби Валдо. У Эла Марта бывала на вечерах. Увидите Гиджа Аллена, скажите, что Муриэль Бентанн интересовалась, что там с ним случилось, куда он запропастился.

— А меня зовут Хью Даррен. Я скажу ему, Муриэль. Выпить что-нибудь?

Муриэль на мгновение застыла, а потом согласилась:

— Конечно, спасибо. Сделай ром с колой, Джимми.

Хью Даррен взял свою бутылку и стакан и пересел на стул рядом с ней. Джимми поставил перед ней стакан, а сам нашел себе занятие в другом конце бара.

— Этот город меня убивает, — заговорил Хью. — По воскресеньям не знаю, чем себя занять, Муриэль.

— Я думаю, у вас много работы в «Камеруне».

— Дел хватает, но от них устаешь. А как вы убиваете время в воскресенье?

— Несет, Хью, куда вынесет.

— А где вы работаете?

— Нигде. Знаете, у меня есть маленький доход и у меня нет необходимости работать. Зачем?

— Тогда действительно незачем.

— Только вот задержка поступлений выводит из себя. Что я могу, так это помочь вам убить воскресенье. Я буду помогать беседами и идеями. Оплата почасовая, — засмеялась она.

Хью погладил ей руку.

— Очень конструктивная мысль. — Хью оглядел бар. — Надеюсь, одной из первых ваших идей будет уйти отсюда.

— Машина есть?

— Здесь за углом.

Через несколько минут они ушли. Заехали в пару других мест, которые предложила Муриэль, выпили там. Прокатились на двадцать миль в пустынную выжженную местность, потом двадцать миль обратно, по дороге рассказывая сомнительные шутки и анекдоты и хохоча во все горло. В шесть часов Муриэль знала, что, несмотря на то что он работает в Вегасе, она расколет его на стодолларовый «заем» — выручить ее до тех пор, пока не придет выдуманный очередной чек. Экипированные бутылками и закуской, они забились в прохладный номер мотеля, где, Муриэль была уверена, ей перепадет кое-что из тех денег, которые заплатит ее кавалер.

Хью наблюдал за ней очень внимательно. Ей он наливал порции покрепче, а себе послабее. Он хотел избежать необходимости вступать с ней в близкие отношения, потому что, несмотря на ее привлекательность, не чувствовал никакого влечения к этому. Но через некоторое время Хью понял, что его нерешительность озадачивает девушку, и приступил к тем машинальным ласкам, которые через некоторое время сделали свое дело.

Все закончилось быстро, и он не знал и не хотел знать, довольна ли была она или притворялась. Зато он понял, что у нее не осталось никаких сомнений относительно причин его интереса к ней.

Примерно к девяти вечера, когда выпитое довело ее до нужной кондиции и она начала делать прозрачные намеки насчет того, не пора ли заказать в номер чего-нибудь поесть, пока оба не умерли с голоду, Хью целенаправленно создал атмосферу, благоприятствующую душеизлияниям. Он рассказал вымышленную историю, якобы происшедшую с ним, о том, как его принуждали делать то, чего он не хотел.

И Муриэль Бентанн, попав в этот настрой, разревелась и, лежа в его объятиях, ударилась в признания, стала говорить обо всем, называть себя бродягой, бездельницей, вымогательницей, помешавшейся на рулетке, лгущей всем подряд, живущей единственной надеждой сорвать куш и навсегда уехать из этого города.

Хью сказал, что уважает ее за правду, а затем вкрадчиво, осторожно попытался подтолкнуть на дорожку, на которую она пока не ступала:

— Беда в том, моя милая, — сказал он, — что когда ты в замазке, то можешь легко попасть к кому-нибудь на крючок и потом будешь делать вещи, которые малость выходят за рамки закона, потому что за это дают хорошие деньги, а деньги тебе нужны.

Муриэль вздохнула, чмокнула его в уголок рта и согласилась.

— Да тебе-то чего бояться, ты ж ничего такого не делаешь.

— Еще как делаю, дорогой.

— Ну конечно, конечно, такие большие дела. — Хью притворно зевнул.

Она повернулась и, опершись на локоть, глянула на Хью сверху вниз. При этом черные запутанные волосы свесились на лицо. У нее появилась икота — эхо недавних слез.

— Ты что! Мне однажды выдали деньги на расходы и письменную инструкцию, которую надо было выучить наизусть, а потом сжечь. Я летала в Монтерей, сидела там два дня, пока у меня в номере не появился ящик с косметикой. Потом полетела назад и оставила его где велели. А через пару дней получила по почте две тысячи баков.

— И ты их скормила рулетке.

— Конечно. А что, ты думаешь, там было?

— Наркотики?

— Черт его знает. Но если б меня потрясла полиция, то сейчас меня здесь бы не было.

— Значит, ты что-то делаешь и даже не знаешь что?

— Может, так оно и лучше, дорогой. Вот пару месяцев назад я должна была слетать в Сан-Франциско, изобразить там сцену, потом ехать автобусом в Лос-Анджелес и оттуда лететь сюда. И тысяча в кармане. Делай как сказано, не задавай вопросов, понял? Мы с тобой, дорогой, маленькие люди. А кто над нами — вот они знают все.

— А кто просил тебя лететь в Сан-Франциско?

— А-а... Я была на своей работе, и вдруг приземляется летающая тарелка, из нее высыпают ребятки с голубыми антеннами на головах и начинают давать мне команды. — Муриэль прижалась к Хью и, уткнувшись в его шею, сказала: — М-м, ты такой милый, хороший, давай больше не будем о моих проблемах, ладно? Дорогой, ты бы позвонил, чтобы принесли поесть, иначе я так ослабну, что от меня не будет никакого толку.

Свет в комнате еще не выключался, когда Хью тихо ушел. Был час ночи. Муриэль храпела, как докер после смены. Хью оставил ей записку, составленную с таким расчетом, чтобы предупредить возможные подозрения, которые могут посетить ее поутру на трезвую голову:

"Дорогая, здесь сто долларов, которые тебе нужны, чтобы перебиться до получения денег, плюс еще кое-что на завтрак и такси. Мне пора на работу. Ты просила меня передать привет Гиджу Аллену, но я думаю обойтись без этого, потому что ты тогда можешь быть занята в мой следующий выходной, а я хочу тебя поскорее снова увидеть, с тобой было так хорошо. Хью".

Он посидел некоторое время в машине, не заводя ее. Было грустно, тошно, досадно. Потом он поехал по пустынным улицам, свернул в курортную зону, попав сразу в большое движение и окунувшись в свет неоновой рекламы. Слева и справа работали шумные, как бойлерные, залы казино, пережевывая и перемалывая все новые и новые жертвы, выплевывая их иллюзии и оставляя себе их деньги.

* * *

Хью Даррен зашел к Элу Марта в пять часов следующего дня. Эл сидел у окна своей спальни под простыней, а парикмахер, похожий на него как родной брат, приводил ему в порядок волосы.

— Я не против, чтобы ты взял несколько дней отдыха, малыш, — сказал Эл. — Я знаю, ты работал без выходных. И если ты скажешь, что все налажено так, что проработает неделю без тебя, то о'кей. Думаю, тебе надо отдохнуть.

— Что, заметно?

— Не по тебе, по работе. Сейчас дела идут не так гладко, как чуть раньше. С едой не то, я слышал. Потом, ходят слухи, некоторые гости были недовольны и уехали раньше времени. Слышал, что какой-то съезд сорвался, не вышло с организацией. Так что, может, сейчас у тебя свежести не хватает, парень. Это бывает. Тебе надо вырваться в другую обстановку. Слетай на Гавайи, у Гиджа там налажено, он сделает тебе и девочку, и жилье, — все высший класс, и это тебе не будет стоить ни цента. Ты только скажи ему. Ты нам нравишься, парень, и мы хотим, чтобы ты продолжал работать на нас, как раньше... Э, э! Ты волосы стриги, а не уши, балбес!

— Спасибо, я хочу зарыться куда-нибудь в тихое место.

* * *

В Далласе Хью был во вторник. Остаток вторника, всю среду и большую часть четверга он предпринимал безуспешные попытки напрямую связаться с Гомером Гэллоуэллом. Деньги окружили старика высокой стеной. Хью умолял, говорил, что это срочное и личное дело, но все попытки наталкивались на эту непробиваемую стену, охраняемую его чиновным аппаратом, который отшивал просителей и поважнее. В четверг к вечеру Хью снова вышел на самый высокий эшелон окружения Гэллоуэлла, которого только смог достичь, и сказал человеку на другом конце телефонного провода:

— Если у вас есть возможность напрямую лично связаться с ним, то, пожалуйста, назовите ему это имя: Бетти Доусон.

Через десять минут в номере отеля «Бейкер», где остановился Хью, раздался телефонный звонок и ему дали адрес, по которому он должен быть в девять часов вечера. Это было новое здание, а указанная в адресе квартира располагалась в цокольном этаже, владельцем ее значился Г.Л. Уэллс. Квартира была просторной и скромно обставленной. Человек-робот, не представивший себя и не назвавший по имени Хью, впустил его, провел в глубину квартиры и оставил в маленькой гостиной — со словами, что мистер Гэллоуэлл неожиданно задерживается и будет несколько позже. Он спросил Хью, чего он хотел бы выпить, принес заказанное, дал новый журнал и удалился.

В десять минут десятого Гомер Гэллоуэлл медленно вошел в комнату. На нем были темный неглаженный костюм, яркий дешевый галстук, ботинки плотника, пропыленная черная шляпа. Он очень напоминал тех тихих сморщенных пожилых людей, которые греются на солнышке на скамейках в парке. Но глаза, несколько искажаемые стеклами очков, были мудрыми, холодными и безжалостными.

Он устроился на синей кушетке, положил рядом с собой шляпу и сказал:

— Ты тот самый, на кого она положила глаз. Я видел тебя тогда за стойкой регистрации. Ты лет пять прибавил с тех пор. Это она тебя прислала?

— Нет.

— Тогда, сынок, советовал бы тебе иметь веские причины, чтобы отвлекать меня от дела.

— Если вас немного интересует Бетти или то, что произошло с ней, то причины у меня есть. Из разговоров с ней у меня сложилось впечатление, что вы были друзьями. Но, может быть, у такого человека, как вы, нет времени на дружбу? Может, вы не можете себе этого позволить, мистер Гэллоуэлл.

— Не вижу причины отвечать на вопросы или говорить что-то еще, сынок. Но я могу себе позволить друзей, которые не думают нажиться на дружбе со мной. Я мог бы насчитать пятерых. Две — женщины, и она — одна из них. Однажды у меня был друг, он принял смерть, которая предназначалась для меня. Я могу сделать то же ради любого из пятерых, если нужно. А теперь давай, что у тебя есть, служащий отеля.

— Я приехал за информацией, мистер Гэллоуэлл, не за помощью. Если вы считаете ее своим другом, я расскажу вам все, как это происходило. И тогда вы поймете, почему я хочу точно знать, что случилось в тот последний вечер, когда вы были в отеле. У вас есть время выслушать все?

— Даже если я не могу делать со своим временем, что хочу, беды не бывает, сынок. Ты вроде настроился надолго, так что давай-ка сделаем себе виски для разговора, если я смогу найти этого идиота, которого держу тут.

И Даррен рассказал старику все, что узнал. Заканчивая, он выдавил из себя:

— Думаю, ее... убили. Но не хватает важной детали — почему? Смерть отца означала, что они теряли власть над ней, но зачем им понадобилось убивать ее?

Хью смотрел вниз на свои сжатые кулаки, потом поднял глаза на Гэллоуэлла и увидел, как этот сухощавый старец весь сжался, появились капли слез в глазах и мокрые следы на щеках. Гэллоуэлл достал цветной платок из кармана брюк, снял очки, вытер лицо, громко высморкался и снова надел очки.

— Как будто потемнело в мире, — еле слышно сказал он.

— А что было в тот вечер?

— У тебя насчет вечера не совсем точно, но догадки верные. Конечно, они натравили ее на меня — ведь забрал назад свои деньги, которые они так долго хранили, что начали считать своими. Для меня это было вроде игры. Я в таких делах упрямый. Но если бы все пошло, как хотел Макс Хейнс, и она постаралась завлечь меня в постель, то это было бы настолько непохоже на ту Бетти, которую я знал, что я сразу бы почувствовал подвох и не пошел бы на приманку, хотя в этом костре, который кажется погасшим, еще есть угли. Когда ставишь приманку на лису, она может сорок раз пройти мимо нее, но не притронется... Тем вечером миз Бетти приходила в мой номер два раза, и такое впечатление, что это были два разных человека. Это было так...

После того как Гэллоуэлл закончил свой рассказ о том вечере, Хью сказал:

— Значит, три раза. И вы должны были быть четвертым. Мотель «Страна игр». Кинокамера и магнитофон. Вот такая механика. И дальше шантаж. Прокляни же их, Господи, прокляни их всех!

— Она любила тебя, сынок.

— Это прекрасно. Действительно прекрасно. Жизнь — это процесс запоздалого постижения всего того, что для тебя было уже очевидно раньше...

— Я не рассказал тебе всего, — медленно произнес Гомер, — и, может быть, об этом говорить труднее всего. У меня в голове помутилось от злости, когда я узнал, что эти друзья думали провести меня на женщине. Этот Хейнс позвонил мне, и, клянусь Богом, сынок, я даже не подумал, что могу подставить ее. В общем, я дал ему понять, что знаю обо всем. А единственно, как я мог узнать, это, конечно, от нее. Я, видно, считал, что она вышла из игры и теперь в безопасности. Да-а. Ну и я с Хейнса с живого начал снимать шкуру. Нарисовал ему картину, что его ждет, и это было так непохоже на то, что этот парень когда-нибудь слышал, что у него голос охрип. Он до сих пор, наверное, плохо спит. Но это был самый дурацкий способ доставить себе удовольствие. Это, может, и убило миз Бетти, они узнали, что она пошла против них, да еще не уехав из города. Раз сказала мне, то, мол, скажет и другим.

— А разве иначе они не могли об этом узнать? Бетти, возможно, пришлось как-то отвечать им, почему она не приехала в мотель.

Гомер Гэллоуэлл испытал некоторое облегчение.

— Я об этом не думал. Дьявол, все, что я делал пока для тебя, сынок, это вроде как убедить тебя, что миз Бетти мертва. Но теперь я этим займусь как следует, сынок. У тебя есть союзник.

— Но я не знаю, что делать дальше, мистер Гэллоуэлл.

Старик посмотрел на него с явным изумлением:

— Они как будто убили твою женщину или нет? У тебя есть только один путь. Мне не надо говорить тебе, что в полицию идти бесполезно. Там все шито-крыто. У тебя один путь, сынок, ты понял?

— Что я хочу и что могу — две разные вещи. Это не Старый Запад, мистер Гэллоуэлл. Подойти к ним не проблема, если я не выроню пистолет, смогу ухлопать одного, ну двух. Мое удовлетворение продлится пару секунд, пока кто-то другой не вышибет мне мозги. Смело и красиво. — Хью слегка наклонился вперед. — А мне нужны все они — Хейнс, Марта, Аллен, Браун елл и Чарм. И, как говорят в старом испанском тосте, время порадоваться этому. А если сюда вовлечены и другие, то и они мне нужны. Но я не обманываюсь насчет себя. Я не тот тип человека, что вы. Если я приставлю пистолет к голове Макса Хейнса, не уверен, смогу ли нажать на спусковой крючок. Все-таки человек. Прежде чем что-то делать, я как следует должен узнать границы собственных возможностей. Не хочу влезать во что-то, если мои инстинкты не позволят мне закончить дело.

Гэллоуэлл медленно закрыл и открыл глаза.

— Нам надо прежде всего выяснить, кто участвовал и в чем. Еще раз давай убедимся в том, что мы, как ни печально, на правильном пути. Из пяти, которых ты назвал, как думаешь, кого бы придавить немножко, чтобы раскололся?

Даррен задумался.

— Браунелл. Бобер Браунелл... Вы правильно меня поняли, когда я говорил насчет того, что не знаю, смогу ли выстрелить?..

— Когда-то у меня на ранчо был рабочий, который не мог застрелить кролика или пришпорить лошадь. Не мог заставить себя ударить человека, как бы тот его ни обзывал. Однажды вечером в районе Кервилля компания ребят захотела поиздеваться над ним, они попытались стащить с него брюки, чтобы проверить, мужчина он или не мужчина. До того как ему сломали левую руку, он успел троим выписать направления в больницу и с поломанной левой позаботился о здоровье и двух других. Этот парень по-прежнему не мог убить зайца или наступить на жабу, но все в округе знали, что он мужчина, хотя и не такой, как все. Если б ты не был мужчиной, Даррен, она не отдала бы тебе ни минуты своего времени, так что не оправдывайся передо мной насчет неспособности действовать, как в старые времена. Как это говорят: твоя высшая цель прекрасна, так? Теперь надо сделать что?.. Оставить Браунелла на попечение моим людям, и мы узнаем, что произошло и кто к этому приложил руку.

— А дальше?

Губы Гэллоуэлла слегка растянулись в улыбке.

— Есть одна вещь, которая для этих друзей важнее всего на свете. Что они любят больше всего?

— Деньги.

— А какое самое сильное оружие в мире?

— Деньги.

— Теперь давай говори мне все до мелочей, что ты знаешь об этом Браунелле.

Глава 13

Бобер Браунелл исчез в последний день июня. Это не скоро было бы замечено, если бы вечером того же дня он не должен был передать Гарри Чарму некоторые поручения. Это была обязанность, о которой Бобер никогда не забывал, ибо касалась тех нечастых заданий, от которых зависела их сытая жизнь. Кто-то, скорее всего Эл Марта, приказал провести немедленное, дотошное и осторожное расследование. Когда Макс Хейнс расспрашивал Хью Даррена, Хью только и мог сказать, причем искренне, что не располагает никакой полезной информацией.

По сведениям, которые удалось наскрести, Браунелл в час дня был в баре «Африк», познакомился там с неизвестной женщиной, интересной блондинкой в зрелом возрасте, богато и со вкусом одетой. Ему удалось быстро найти с ней взаимопонимание. Какое-то время они шушукались и пересмеивались, а потом вместе ушли в сторону большой автостоянки и уехали в восточном направлении на большой сияющей лаком машине, марка и номер неизвестны. За рулем находилась эта женщина.

К понедельнику четвертого июля, по наблюдениям Хью, уже не было признаков того, что поиски продолжаются. Прошел слушок, слишком подходящий к случаю, что Браунелла отправили на восток и он не скоро вернется.

В шесть вечера Хью нашел на своем столе запечатанный конверт, на нем рукой Джейн Сандерсон было выведено: «Доставлено в 5.22 специальным посыльным». Записка в конверте содержала номер местного телефона и просьбу позвонить мистеру Уэллсу. Хью уже потянулся к трубке, когда вспомнил табличку на квартире в Далласе. Он сел в машину и поехал в сторону города, а там позвонил из будки в аптеке.

— Мотель «Песчаный вихрь», — ответил ему женский голос.

Хью попросил мистера Уэллса. В трубке раздался незнакомый мужской голос. Хью назвал свое имя, и моментально услышал голос Гомера Гэллоуэлла. Поначалу он звучал настороженно, пока Хью не сказал, что звонит из аптеки.

— Молодец! Давай сюда. Никогда не знаешь, что могут сделать нервные люди, поэтому убедись, что за тобой никого нет. Я в двадцатом, это последний справа, если встать лицом.

— Я знаю, где это. Буду через десять минут.

Это был новый мотель на главной автостраде, ведущей на восток. Хью на хорошей скорости промчался мимо, заехал в тихое место, остановился, закурил, понаблюдал за проехавшими автомашинами, затем развернулся и вернулся к «Песчаному вихрю».

Хью постучал в двадцатый номер, и Гомер открыл дверь. Он был один в номере.

— Поухаживай за собой насчет выпить, пока не сел, сынок.

— Плохие новости?

— Подождем, пока сядешь и приготовишься слушать.

Гэллоуэлл начал с Браунелла.

— Хорошая девочка, которую я знаю чуть ли не с детства, выманила его оттуда, как ребенка, и отвезла — тебе не важно знать куда. Вошел он в дом, грудь выпятил, сияет в предвкушении, а его там приветствует пара крепких ребят, которых я послал вместе с ней. Ребята сорвиголовы, они уже работали со мной на Ближнем Востоке. Это такие парни, что, если перед ними захлопнешь дверь, они пройдут сквозь нее. И еще они от рождения не переносят таких, как Браунелл. Ты знаешь, Браунелл не кололся целых десять минут. Но на одиннадцатой минуте до него начало доходить, что до сих пор он на таких ребят не напарывался. Он даже вначале думал, что с ним шутят, когда его собрались кастрировать, как жеребца, с которым стало трудно управляться. Но когда он окончательно сообразил, что ребята совершенно серьезные, то чуть не рехнулся, потому что такой поворот судьбы считал хуже смерти...

— Она... мертва? — спросил Хью.

Лицо старика переменилось, глаза, во время рассказа игравшие искорками, сделались безжизненными.

— Да, она мертва, — тихо промолвил он. — Как ни печально, сынок.

Хью осторожно отставил свой стакан и зарылся лицом в ладони. В комнате воцарилось долгое молчание. Потом Хью поднял голову и взял в руки стакан:

— Продолжайте...

— Сейчас я закончу вначале с этим Бобром. После того как мои ребята выдоили из него все, даже не перетряхивая ему мозги, они повезли его показать, где она закопана. Надо будет направить потом на это место полицию, когда все закончим. Полиция не будет знать, кто ей сообщил. Встал вопрос, что делать с Бобром и как это тихо уладить, но он сам себе все организовал. Он сделал все, что мог, и даже немножко больше. Он внезапно рванулся, вырвался от них и побежал по пустыне. Вначале орал, но потом все силы стал экономить для бега. Один из ребят бросился за ним, спринтерским рывком догнал, а потом просто держался у него за спиной, легко и красиво, с улыбкой. Всякий раз, когда Бобер терял скорость, мой парень сообщал ему, чего он лишится, когда его догонят. Такая информация пришпоривала того. И вдруг Бобер на большой скорости замер и ткнулся лицом в песок. Он умер, наверное, еще не ударившись о землю. Мои парни не врачи, но им было ясно, что у него разрыв сердца. При нем оказались хорошие деньги, и я разрешил ребятам взять их как надбавку за то, что им пришлось под солнцем копать глубокую яму, ворочать камни. Бобер пробежал по пересеченной местности с полмили, пока не достиг своего финиша. Но он был нам больше не нужен, потому что успел рассказать все.

— Рассказывайте все, как есть, Гомер, не жалейте меня.

— Я так и собирался... Хейнс, Марта и Аллен собрались вместе, после того как я так по-дурацки свободно поговорил с этим Хейнсом, и как-то узнали, что ее отец умер и, значит, им надо искать другой способ прижать ее. Договорились, что Аллен, Чарм и Браунелл отвезут ее на ранчо Эла Марта, это милях в тридцати пяти, и сломают ее так, что она будет делать все, что ей скажут. Но, когда они пришли за ней в комнату, то не сумели схватить ее, она вырвалась и упала, сильно ударившись головой, так сильно, что больше уже не приходила в сознание. Ее вывезли в тележке для белья вместе с упакованным багажом. Аллен поговорил с Элом Марта насчет того, что случилось. Они не могли позволить себе везти ее в больницу, где были бы отрезаны от нее, а она, если бы выздоровела, все рассказала бы. Если же она бы умерла, то им пришлось бы отвечать на много неприятных вопросов в полиции и так далее. Вот они и отвезли ее на частную дорогу, которая ведет к ранчо Эла Марта, и... Она была мертва, когда они приехали туда. Зарыли ее и ее вещи, вернулись, ее машину поставили на стоянку в аэропорту, а эту Бентанн послали по ее билету в Сан-Франциско.

— Вы все мне рассказали?

— Если только этот Бобер что-нибудь не скрыл. Но, как мне говорили ребята, не было ничего такого в мире, о чем бы он не горел желанием рассказать. Что ж, мы знаем, что их было пятеро, а теперь четверо. Учитывая, что Бобер загнал себя насмерть, обращение в полицию исключается, если бы мы даже об этом думали. Значит, надо действовать по-своему, сынок. У тебя есть какая-нибудь мысль, как использовать оружие, про которое я говорил?

— Есть несколько идей, однако...

— Ну-ка, вытащи вон ту сумку из-под кровати и открой ее, сынок.

Хью достал маленький саквояж, положил его на кровать и открыл. Там были пачки денег в упаковке казино.

Гэллоуэлл подошел и встал рядом с Дарреном. Он взял одну пачку, взвесил ее на ладони старой, искалеченной артритом руки и с презрением швырнул обратно:

— Барахло. Игрушки. Толпы людей потеют, обманывают друг друга, надрывают животы, чтобы складывать и складывать это барахло в кучи, пока за ними не перестают видеть. Вот этот мусор убил миз Бетти. И он убил Бобра. И... должен убить еще кое-кого.

— Похоже, что тут... много.

— Мне были нужны наличные для одного дела, это к концу года, вот я и сохранил деньги, которые выиграл здесь, это часть их. Они по-прежнему в упаковке казино, я специально отобрал такие. В пачках одни сотенные, новых купюр нет и в порядке номеров тоже нет. Всего двадцать две пачки, по пятьдесят штук в каждой, итого сто десять тысяч. Этого хватит на все наши дела. Теперь взгляни на одну из них. Это лента, которую они получают из банка, на ней написано: «Пять тысяч». Вот. А здесь — инициалы двух человек. То есть, как ты понимаешь, один человек считает, обертывает и ставит свои инициалы, а другой проверяет и ставит свои. Вот дата, написана карандашом, так что для тебя не проблема стереть ее и написать другую. Любой вроде Хейнса или Марта, поглядев на такую, сразу скажет, что она из кассы казино. На другие ты посмотришь, когда пронесешь все это в отель и припрячешь.

— И все в сотнях?

— Такие деньги лучше всего прилипают к рукам. Более мелкие — объем велик, крупные — их тщательнее смотрят, труднее истратить.

Гэллоуэлл вернулся в свое кресло. Хью закрыл саквояж. Потом обернулся и посмотрел на старика:

— Интересно, что вы думаете о риске передачи мне таких денег.

Гэллоуэлл широко улыбнулся:

— Ты насчет того, что убежишь с ними? Я и об этом думал, как же. А ты что, собираешься?

— Боже сохрани!

— Тогда не будем тратить время на ерунду и займемся немного планированием операции, сынок. Ты знаешь, что там пройдет, что не пройдет. Поэтому ты давай мне свои идеи, а я посмотрю, какие из них и куда мы пристроим.

* * *

Когда Даррен в десять вечера вернулся в «Камерун», он нес с собой деньги в большом коричневом бумажном пакете, верх которого был тщательно закручен. Он отказался от предложения рассыльного донести пакет до номера. У него было такое ощущение, будто любой, кто взглянет на пакет, сразу поймет, что там. Даррен даже взмок, дышал учащенно и почувствовал облегчение только тогда, когда достиг своей двери, закрыл ее на замок и задвижку. Хью закрыл жалюзи, высыпал деньги на кровать и дрожащими руками зажег сигарету. Когда он сообразил, что вид денег мешает ему думать, он накрыл их халатом.

Посидев некоторое время в большом кресле у окна, он обрел наконец способность взять под контроль свои разрозненные мысли и сосредоточиться на логической оценке факторов, существенных для выполнения намеченного плана. Нет необходимости держать все деньги в одном месте. Должны быть надежные тайники, легкодоступные, чтобы он мог извлечь оттуда деньги при первой необходимости. Хью подумал, что пару пачек полезно носить при себе.

В номере Гэллоуэлла они аккуратно стерли двойки, тройки и четверки, указывавшие месяцы на датах, и заменили их шестерками и семерками, в зависимости от обозначенных дней. Они сделали так, будто деньги были упакованы в кассовой комнате казино в последних числах июня — первых числах июля. Даты должны были быть недавними, потому что было бы логично ожидать, что вор спрячет пачки во временное место, с тем чтобы потом как можно скорее перепрятать их понадежнее, в банковский сейф например, и во время этого второго перемещения снять упаковочные ленты.

Тщательно осмотрев свою комнату на предмет возможных тайников, Хью остановился на банальном варианте — спрятать дюжину пачек, или шестьдесят тысяч долларов, на дне старого рюкзака, висевшем на задней стенке чуланчика. Поверх денег он бросил старую рубашку. После нескольких репетиций у него получилось, что ему нужно было буквально несколько секунд, чтобы войти в чулан, сунуть руку под рубашку, взять на ощупь от одной до четырех пачек и переложить их себе в карман. В одиннадцать Хью пошел в свой кабинет с остальными деньгами, которые положил в портфель.

В кабинете место для тайника было логичным и очевидным. У него было отделение в сейфе, где он держал бумаги личного характера, письма, удостоверения, налоговые бланки, конфиденциальные сведения. К этому отделению существовал только один ключ. Сейф стоял в углу сразу за столом Хью, и его отделение было нижним. Хью положил деньги в сейф и запер его.

Только сев за стол, Хью почувствовал, что челюсти у него так плотно сжаты, что даже устали мускулы. Теперь все сомнения были позади. Сомнения ушли, но ушла и надежда. Смерть — это сильный ветер, который так захлопывает дверь, что ее никогда больше не открыть.

«Хейнс и Аллен, Марта и Чарм. Макс, Гидж, Эл и Гарри. Готовы вы или не готовы — я иду».

* * *

В отеле нет мест, недоступных управляющему. Крупный и мелкий ремонт, замена мебели — всем этим занимается управляющий. А когда он обходит отель, ничто не мешает ему проверить, как выполняются его указания.

На протяжении недели были начаты три дела. В квартире Эла Марта начался косметический ремонт. Подруга Эла на текущий момент, артистка из шоу, помогла ему определиться в выборе цвета для помещений. Были начаты работы и в комнате Гиджа Аллена.

На второй день Хью Даррен пришел посмотреть, как идут дела. Спросил как бы между прочим бригадира маляров:

— А чулан делали?

— Да. Нормально, я смотрел, мне понравилось.

Даррен шагнул в большой чулан. Он увидел пальто Гиджа Аллена, висевшее почти в самой глубине чулана. Хью достал шесть пачек купюр и быстро опустил их в глубокие карманы пальто. Потом вышел из чулана и сказал:

— Вполне нормально, Хэнк. Ладно, до другого раза.

Стояло лето, и город в пустыне жарился под белым факелом солнца. Пройдут месяцы, прежде чем Гидж Аллен дотронется до своего пальто.

В номере, где жил Гарри Чарм, и трех следующих заменялось плиточное покрытие полов, местами истершееся или побитое. Когда Хью Даррен покидал комнату Гарри после самого разобычного проверочного посещения, он оставил две пачки в боковом кармане тяжелой черно-красной куртки.

Когда пробивали стену в люксе Макса Хейнса, Даррену удалось спокойно и быстро положить восемь упаковок в черное пальто с меховым воротником, поделив деньги на два кармана.

После того как Хью таким путем разместил шестнадцать упаковок, их осталось шесть, пять из которых находились в его сейфе.

* * *

К удовлетворению Хью и по иронии судьбы решающая встреча с Элом Марта была назначена на понедельник, двенадцатый понедельник после убийства Бетти.

Было шесть часов. Эл приготовил две порции виски, запер дверь своего маленького кабинета и произнес:

— Ты хотел сугубо личной встречи — и ты ее имеешь, малыш. Здесь нет никаких «жуков», так что можешь не бояться, что нас подслушают. Давай, что у тебя там в голове, раз ты затеял такой спектакль.

— Ты был очень добр ко мне, Эл.

— Ты что, собираешься увольняться?

— Я... боюсь оказаться в серьезной неприятности, Эл.

— Говори, в чем дело, разберемся.

— Я себя-то не могу убедить, что умно поступаю, собираясь рассказать тебе это.

— Я тут веселился, малыш, а ты у меня отнимаешь время. Выкладывай, что там у тебя.

— Понимаешь, я хочу сделать это так, чтобы со мной не случилось, как с Бобром.

Хью показалось, что у Эла Марта на миг остановилось дыхание. Челюсть у него отвисла.

— А что ты знаешь о Бобре?

— Немного знаю и немного догадываюсь.

— Мне что, кого-нибудь позвать, чтобы вытаскивать из тебя слова?

Хью достал из бокового внутреннего кармана пиджака пачку купюр и положил ее на стол.

— Теперь ты кое-что поймешь.

Эл Марта взял в руки деньги и внезапно с силой бросил их об стол.

— О, проклятие, не-ет! Не может быть! Это у Макса протечка. Ну-ка, давай говори, Даррен.

— Я тут совсем ни при чем, Эл. Я сам пришел к тебе. Я уже некоторое время ношу в себе важную информацию и хотел бы заключить сделку.

— Дальше говори.

— Мне нужна защита. Я не хочу быть втянутым в это дело. Скажу тебе все, что знаю, а ты на основе этого сделаешь, наверное, более правильные выводы, чем я. Я хочу продолжать управление отелем, мне нужна зарплата и должность управляющего. В обмен на это я ни одной душе не расскажу того, что собираюсь рассказать тебе.

— Если рассказ стоит того, сделка состоится, Даррен.

— Думаю, что стоит. Тебе предстоит быть судьей. Так вот, за три дня до своего исчезновения Бобер пришел в мой номер в четыре утра. Он пришел с чем-то важным, но никак не мог дойти до главного. Он был хоть и взвинченный, но довольно уверен в себе. Говорил, будто понял, что мне можно доверять. Сказал, что попал в историю. Что связано это с кассовой комнатой. Я сказал ему, что казино — не по моей части. А он сказал, что поэтому ко мне и пришел. Сейчас я постараюсь рассказать все его словами. «Мы с Гарри узнали об этом случайно некоторое время назад, и двое ребят, которые вертели этим делом, вынуждены были взять нас с Гарри в долю, но мне дали меньше, чем Гарри. И я завязываю. Гарри говорит, что я не прав. А я говорю им, что или как все, или иду к Элу. Чего я хочу от тебя, это чтобы ты припрятал этот сверток в надежном месте и не открывал его. Это моя защита. Если со мной что случится, отдай это Элу, потому что это доказательство, и скажи Элу, что Макс и Гидж накалывают его. Скажи ему, чтоб он тихонько пошарил у них, и он найдет, что они взяли, в их одежде, где-нибудь в чуланах. Только надо не дать им успеть переправить это в надежное место. Скажи ему, что Гарри с ними. И еще скажи, что они уже вынесли целое состояние из кассовой комнаты».

— Он исчез... одиннадцать дней назад. Где ты был все это время?

— Думал. Я открыл пакет, там были деньги. Я бы сказал — доказательства, о которых он говорил.

— Это уж точно!

— Я не хотел влезать в такие дела. Но я не мог понять, почему Бобер не дал другим знать, что если с ним плохо обойдутся, то его человек сообщит тебе обо всем.

— Ну и почему, ты думаешь?

— Думаю, он собрался сказать, но не успел.

— Почему нет?

— Может, они прижали его до того, как он успел сказать что-нибудь. А ты же знаешь, что у него плохое сердце?

— Плохое сердце?

— Да, ему советовали завязывать с выпивкой и оставить в покое женщин. Забыл, кто говорил...

— Не могу поверить, что Гидж может...

— Так уж...

— Ты принес мне самую плохую весть за десять лет, малыш.

— Я не знаю, что он говорил, кому, как, но, думаю, кто-то подозревает, что я кое-что знаю. — Хью посмотрел на дверь. — А не могут слышать?..

— Эта комната звуконепроницаема. В интересах бизнеса.

— Хорошо. Кто-то сегодня утром открывал мою комнату, наверное, отмычкой. Взломан замок единственного запирающегося ящика письменного стола, в других ящиках все перекопано. Может, искали эти деньги. Или письмо Бобра. Не знаю. Но мне это не нравится. Мне нужна защита, Эл.

— Если б ты не запаниковал, ты взял бы себе эти пять тысяч, верно я говорю? Не потому ли ты столько тянул, что думал оставить себе эти денежки?

— Я и так мог их оставить.

— Как это?

— Мог дать тебе другую упаковку. Ремонтники делают сейчас новые полы у Гарри Чарма. У меня была возможность проверить его чулан. Он был заперт, но у меня есть ключ, который открывает такого типа замки во всех номерах. У него там десять тысяч, мне кажется. Две пачки вроде этой, в старой черно-красной куртке.

— У Гарри Чарма десять тысяч?

— Я не хотел рисковать и проверять чулан Гиджа или Макса. Я не герой, Эл. Мне и этого по горло. Жалею, что приехал сюда. Жалею, что Бобер выбрал меня...

— Он выбрал что надо, — тихо произнес Эл. — Он выбрал что надо.

— А сделка остается в силе, Эл?

— Что?.. А, черт, да... Ну-ка, побудь тут.

Эл вышел и закрыл дверь. Хью стал рассматривать фотографии актрис с проникновенными словами в адрес Эла Марта. Эл появился через целых десять минут, хлопнул дверью и выгреб из карманов и швырнул на стол шесть упаковок.

— Я дал Гиджу поручение и послал в город. Сейчас думал, что бы такое сделать ему. Я был уверен, что Гидж меня не обманет. Макс — ладно, может быть. Но Гидж! Мы столько с ним и повеселились, и дел переделали, столько было баб и бутылок! — Эл повернулся, подняв руки, как в мольбе, лицо у него дергалось, как у ребенка, который вот-вот разревется. — Но ведь надо же было посмотреть, как же! Я должен был убедиться, что Гидж о'кей, правда?

Хью молчал, понимая, что Эл и не ждет ответа. Эл взял одну пачку и бросил ее снова.

— Все это взято в последние десять дней, — сказал он с оттенком удивления. — Я любил этого парня. Я верил этому парню. За что он мне такое сделал, мне-то за что?!

— Может, он... надоело все, устал... — осторожно вставил Хью.

— У меня доброе сердце. Я ко всем хорошо отношусь, поэтому меня зовут «добрый старый Эл». М-м, нашли себе куклу. Смеются вместе со мной, а еще и надо мной. Господи, они принимают меня за болвана, у которого под носом можно делать все что угодно! А этот настолько уверен, что даже не снял упаковку и не спрятал получше. Им, конечно, начхать, что будет со мной, когда это выплывет.

— Я думаю, они не ожидали, что ты узнаешь, Эл.

Эл на целую минуту затерялся где-то в своих мыслях. Потом вздохнул:

— Ладно, хватит обманывать себя, другого выхода нет, такие дела решаются однозначно.

— А что ты хочешь?..

Эл безрадостно улыбнулся.

— Попал ты в историю, малыш. Ладно, эта история нас обоих утомила. — Эл взглянул на часы. — Надо отдохнуть. Нажми на все рычаги, но достань на сегодня на вечер-ночь пару билетов в разных направлениях. Мне на Эль-Пасо, и сделай, чтобы я улетел до полуночи, первый класс, туда и обратно. Обратно зарезервируй, та-ак, на... воскресенье. Лучше два билета, возьму женщину. У меня там друзья, давно не виделись. Ты сам выбери, куда тебе лететь, малыш, но до воскресенья не возвращайся. Если у тебя есть друзья, побудь с ними, так лучше. Позвони мне, как будут билеты.

— О'кей.

— Мне нравится, что ты не задаешь вопросов, иногда чисто импульсивно спрашивают. Так, у меня нет времени ни с кем прощаться, даже со старыми друзьями, ни с одним из них.

— Но ты не убедился, что Макс...

— Он не может не быть. Проверим. У них было все, Даррен... Я очень справедливый мужик. У меня доброе сердце. И старым друзьям я сделаю маленькое одолжение. Попрошу, чтобы им было не больно.

Эл Марта сгреб деньги в ящик стола. Подумав мгновение, бросил одну пачку Хью на колени.

— Куда в ни поехал, погуляй как следует, малыш.

— Спасибо. Может, я могу чем?..

Эл сел в кресло:

— Можешь идти. Спасибо за все. Я человек, который любит движение. Я люблю многих людей, люблю повеселиться, посмеяться. Но сейчас мне некоторое время надо посидеть одному.

Закрывая дверь при выходе из кабинета, Хью увидел нечто невероятное: на густых черных ресницах Эла Марта блестели слезы.

* * *

Газеты, телевидение, радио, а позже и журналы подали историю с этим случаем сразу на полную, как будто журналисты понимали, что продолжения не будет и растягивать на долгое время тут нечего, ничего нового можно не ждать.

А случилось то, что ранним утром пятнадцатого июля, в пятницу, на дороге, идущей рядом с главной автострадой, в двенадцати милях от Феникса, штат Аризона, сезонный рабочий увидел серый седан. Номера были калифорнийские. Выяснилось, что автомобиль был угнан в Лос-Анджелесе в четверг, во второй половине дня. Он стоял за полосой посадки близ обочины.

На заднее сиденье были втиснуты три человека. Руки и ноги у них были связаны широкой хирургической лентой, ею же были завязаны и рты. Головы были опущены, и на лбу каждого, почти точно по центру, виднелось единственное темное пятно со следами пороха вокруг.

Поначалу имена троих были неизвестны, все поверхности седана, где могли быть отпечатки пальцев, оказались чисто вымытыми.

При вскрытии в развороченной ткани мозга каждого нашли бесформенную пулю калибра 0,32. Помимо смертельной раны, на телах не было обнаружено никаких следов насилия. Вскрытие обнаружило наличие в организме каждого алкоголя и большого количества барбитуратов, из чего можно было сделать вывод, что в момент смерти все трое находились скорее всего в бессознательном состоянии.

Проверка отпечатков пальцев по центральной картотеке ФБР показала, что тела принадлежат Максуэллу Хейнсу, Гарольду Чарму и Дилларду Гиджу Аллену.

У всех троих было богатое криминальное прошлое, и скоро выяснилось, что все так или иначе были связаны с отелем «Камерун» в Лас-Вегасе. Когда репортеры разыскали Эла Марта и спросили его, что он может сказать по этому поводу, тот ответил, что знает только следующее: все трое вместе выехали из Лас-Вегаса в Лос-Анджелес в ночь со вторника на среду, чтобы лично изучить предложение об инвестициях, в которых были, по-видимому, заинтересованы. Марта сказал еще, что инвестиции, очевидно, оказались неудачными. Репортеры посмеялись.

Глава 14

Был конец сентября. По техасской равнине расползались голубоватые вечерние тени.

Гомер Гэллоуэлл сидел на побитой ветрами веранде, располагавшейся вдоль западной стороны старого ранчо. Черную шляпу он надвинул на глаза, пряча их от заходящего солнца. На нем были шерстяная рубашка и запятнанные рабочие брюки, каблуки ботинок для верховой езды упирались в верхний край ограждения веранды, кресло было рискованно завалено назад.

— А как шла твоя работа?

Хью Даррен сидел на ограждении, прислонившись спиной к опорной стойке, и медленно потягивал виски.

— Не знаю, что мне так дался этот отель, но я вложил в него много времени и мыслей, собрал хороший персонал. И когда наше с вами дело закончилось, то я подумал, что надо побыть еще как минимум месяц, поработать с новыми людьми, которые пришли. Думал, успею.

— И не смог?

— Нет. Черт возьми, пришлось все снова ставить на место. Мои гестаповские методы нанесли большой ущерб, Гомер. Пришлось выпалывать то, что посеял. Я установил мир со своими помощниками. Ладори, Трэйб, Уэлч, Сандерсон, Райс не могли понять, что со мной случилось. Порядочные, умные люди. Может быть, мое последнее усилие было долгом перед ними. Месяца не хватило. Когда я уехал, три дня назад, все работало как часы — обслуживание, еда, питье, доходы были как никогда с момента постройки отеля.

— И куда ты направляешься отсюда, сынок?

— Не могу сказать, Гомер. Все, что я имею, находится в двух чемоданах, если не считать вон той машины. Денег у меня больше, чем когда бы то ни было, я их собирал для одной цели, но эта маленькая мечта, похоже, умерла.

— На какую мечту ты собирал?

Хью объяснил все, а потом сказал:

— Без нее ничего хорошего уже не будет, мне кажется. Может, долгое время, может, навсегда. В данный момент меня тошнит от людей, тошнит от отелей. От безделья я бы рехнулся, и мне кажется, что я должен поработать руками. Ваша империя может предложить мне какую-нибудь тяжелую работу, Гомер?

— Тебе, парень, действительно нужно что-то совсем другое, если ты хочешь резкой перемены в жизни. Иди на буровую в Заливе, парень. Хорошие деньги, и тебя это или укрепит, или убьет.

Хью подумал.

— Вроде неплохо, если вы серьезно.

— Я давно не говорю несерьезно. Утром свяжусь с Галфпортом, все устрою.

— Спасибо.

— Когда наешься этого, приезжай сюда, и мы потолкуем насчет твоего Перцового рифа. Лучше всего, думаю, через год в это время.

— Может быть. Сейчас я ничего не знаю.

Оба продолжительное время сидели в молчании, глядя на фиолетовое буйство заката.

— А с этим мы хорошо справились, — прервал молчание Гомер. — Добротная комбинация. Миз Бетти от этого легче не стало там, в Сан-Франциско, рядом с мамочкой и ее стариком, но я улыбаюсь от этого хорошей змеиной улыбкой.

— Благодаря вашей идее — вставить смерть Бобра в эту историю, которую я рассказал Элу, — заработал весь план.

— Всю жизнь я хорошо придумывал истории, а люди с удовольствием их слушали. Но это ты заставил звучать нашу историю убедительно, иначе был бы давно мертв. Одно плохо во всем этом деле. Как будто не хватает лучшей его части. Я не сильно расстроен, что те трое друзей не знали, за что лишаются жизни, что это мы с тобой состряпали им за миз Бетти. Но чего я точно хотел — чтобы их шеф, этот Эл Марта, знал об этом.

— Я думаю, он знал, Гомер.

— Откуда ему к черту знать?

— Потому что у него было время поразмыслить, что произошедшее с ним было вариацией того, что случилось с теми. Он получил пулю в спину, значит, умирал долго, может, дольше, чем они хотели. У него было время связать меня со всем этим. Он помнил, что позволил мне узнать имя человека, которому докладывал, человека, который отвечал за операции на Западном побережье.

— А что ты написал в письме, которое послал тому человеку?

— Я написал один вариант, потом переписывал и переписывал до тех пор, пока письмо не зазвучало правдоподобно, затем написал его печатными буквами по трафарету. Написал примерно так: «Эл убил моего парня, Бобра, и других, чтобы они замолчали, потому что он и сам был в этом замешан. До своей гибели Бобер сказал мне, что Эл на случай бегства держит деньги в сейфе аэропорта. Ключ от сейфа приклеен лентой ко дну среднего ящика его стола. Это грязный вор и убийца, он убил моего Бобра...» И так далее. В общем, от лица женщины, жаждущей мести.

— Хорошо сработало, сынок.

— Уверенности у меня не было. Я боялся, что Эл заговорит очень быстро, многое успеет сказать и ему могут поверить. Но теперь, мне думается, я знаю пару причин, почему это сработало. Когда они проверили и обнаружили деньги в сейфе, это их ошарашило. Тридцать тысяч, Гомер. Я туда добавил и те пять, которые получил в награду за выдачу первых троих. Но предположим, что это не подействовало бы на них, как хотелось, и они не заглотили бы нашу историю. Предположим, что они приняли бы все за фальшивку. Сыграло бы это свою роль? Эл потерял контроль за операциями. Они знали, что люди из его ближайшего окружения пошли против него. В той среде высоко ценится своего рода дружба и преданность, но там не существует такого понятия, как увольнение высокого руководителя. Отделаться от него есть только один способ. Решение было принято, и его надо было выполнять так что никто и не дал Элу времени для переговоров в верхах.

— Я читал, как его нашли в канаве, — сказал Гэллоуэлл.

— У него было время подумать, Гомер. Они бросили его в глубокую канаву недалеко от Риверсайда, в Калифорнии. Когда тело нашли, было видно, что он изо всех сил карабкался, старался выбраться наверх, чтобы попасть в свет фар какого-нибудь автомобиля.

Двое мужчин помолчали в тишине вечера под убывающим светом вечерней зари.

Хью думал: «И в ту ночь, когда умирал Эл, и сегодня там все то же самое. Такси привозят клиентов из аэропорта Маккаррен-филд, чтобы заполнить пустующие места в отелях. Во всех лучших отелях — „Эль-Ранчо“, „Сахаре“, „Мозамбике“, „Звездной пыли“, „Ривьере“, „Приюте пустыни“, „Песках“, „Фламинго“, „Тропикане“, „Дюнах“, „Камеруне“, „Буревестнике“, „Гасиенде“, „Новом рубеже“ — вовсю работают денежные машины. Дым, полумрак, разноцветье, пот, музыка, открытые плечи красивых женщин, торжество дурных вкусов и привычек — и этот нескончаемый, неописуемый грохот денежной машины. Я никогда больше этого не увижу, но всегда буду знать, что это продолжается — беспрерывно, безжалостно, каждый день и каждую ночь моей жизни».

Старик вздохнул и сказал:

— Скоро, что ль, эта чертова баба позвонит на ужин?

И снова вздохнул, и тут же они услышали удары в металлический треугольник — всех сзывали к столу. Солнце скрылось. Земля стала пурпурно-темной. Мужчины встали и вошли в старый дом, где улыбающаяся мексиканка ждала их. Они оказались в оранжевом свете комнаты. Дверь за ними шумно захлопнулась.

Примечания

1

Банни — ласковое название кролика.

2

Крэпс— игра в кости.

3

Купюра в 50 долларов.

4

Игра близких по написанию слов: angeis (ангелы) и angles (своекорыстные, темные цели). «Город ангелов» — так часто называют Лос-Анджелес (от исп. «лос анхелос»).


home | Легкая нажива | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу