Book: Приключения двух друзей



Станислав Мальцев

Приключения двух друзей

Повесть-сказка

Глава первая

Как появился Умнюшкин

– Мама! Мама! Купи мне Умнюшкина! – раздался вдруг громкий крик на весь магазин. Такой громкий, что все сразу оглянулись и засмеялись.

Это кричала Маринка.

– Тише! – рассердилась мама. – Какого тебе еще Умнюшкина?

Маринка потянула маму за руку к прилавку.

– Вон он! Видишь, сидит на полке, в очках? Такой умный, такой хорошенький!

И верно – на самой верхней полке, рядом с желтым мохнатым медведем, сидел кукольный мальчик. Он был в серых штанишках с лямочками, белой рубашке и черном беретике. Большие круглые очки, светлый хохолок на лбу делали его похожим на первоклассника Петю из соседней квартиры. Маринка хоть сама в школе еще не училась, но лучше всех читала в своей группе в детском саду. И очень уважала Петю за то, что он уже ходит в школу.

– Ничего в этом Умнюшкине нет хорошего, – недовольно сказала мама. – Давай лучше купим вон ту куклу с розовыми волосами.

– Хочу Умнюшкина! Не хочу куклу!

– Ну, ладно, – согласилась мама. – Получай своего Умнюшкина, раз ты этого хочешь. – И она пошла в кассу, а Маринка поскорее подбежала к прилавку и стала караулить, чтобы никто не купил ее Умнюшкина.

Побег

Маринка весь вечер играла с Умнюшкиным, а когда пошла спать, то уложила его в кузов большого железного грузовика.

Но как только в комнате погас свет, Умнюшкин встал. Он был очень недоволен.

– Я не привык спать в грузовике, – заворчал он. – Да еще на голом железе! Это страшно вредно. Можно простудиться и заболеть очень серьезной болезнью – ишиасом. Лучше я пойду обратно в магазин, к моему другу медвежонку. Там мне очень нравится. А какие у нас там есть интересные книжки!

– Здесь тоже есть книжки, – несмело сказала кукла Оля. Она была любимой дочкой Маринки и, конечно, никуда не собиралась уходить.

– Разве это книги! – снисходительно усмехнулся Умнюшкин. – Эти тоненькие сказочки для детей я почитал давным-давно. А сейчас я читаю учебник физики для шестого класса!

– Вы подумайте! – хором произнесли пять матрешек, одна другой меньше. – Он читает учебник физики для шестого класса!

– Может быть, кто-нибудь хочет со мной? Пошли! У нас в магазине «Детский мир» всегда очень весело! – предложил Умнюшкин.

– А вдруг на улице начнется дождь? – нерешительно спросил большой бумажный попугай Артур. Он был очень пестрым и очень гордым.

– Или выпадет снег, и станет холодно! Я могу простудиться, ведь у нас в Африке никогда не бывает снега, – печально вздохнул пластмассовый лев с большими зелеными глазами. Его так и звали – лев Лева.

– На улице можно попасть под трамвай! – хрипло добавил резиновый надувной олень Алешка. Маринка его так надула, что он походил на мяч с рогами.

– Дело ваше, – сказал Умнюшкин и пошел к двери. – Каждый поступает так, как хочет. Я лично решил уйти!

И он потянул за ручку, но дверь оказалась закрытой на ключ. Умнюшкин страшно рассердился. Несколько минут он стоял молча, потом быстро направился к окну, поднял голову и посмотрел на открытую форточку, опустил голову – и взглянул на закрытую дверь. Потом посмотрел опять на открытую форточку и снова на закрытую дверь. А затем он сел на пол и приложил указательный палец правой руки ко лбу.

– Тише! Тише! – догадалась кукла Оля. – Он думает! Не надо ему мешать!

– Ха-ха-ха! Что думать-то! Ер-р-рунда! – крикнул пестрый бумажный попугай Артур. – Дум-май не дум-май – шестой этаж! Тут уж ничего не пр-р-ридумаешь! Не станешь же пр-р-рыгать в форточку!

– В форточку! Именно в форточку! – закричал вдруг Умнюшкин и вскочил. – Придумал! Придумал! Послушайте, Оля! У вас есть лишний зонтик? Подарите его мне! Пожалуйста!

– Ах, конечно! Ведь у меня целых пять зонтиков. Вот, возьмите один! – и Оля достала из коробки красивый голубой зонтик. – Но зачем он вам? Разве на улице идет дождь?

И тут Умнюшкин поступил невежливо – сделал вид, что не расслышал вопроса, и ничего не ответил. Он очень торопился – по шторе за одну минуту добрался до открытой форточки, влез в нее и обернулся.

– Прощайте! Прощайте! Если вам будет скучно тут, приходите ко мне в гости в магазин «Детский мир»!

Умнюшкин нажал на кнопку, зонтик раскрылся, и – все игрушки так и ахнули в один голос! – прыгнул вниз.

– Если бы на улице не стоял такой холод, я пошел бы с ним, – грустно вздохнул лев Лева. – Но я так боюсь простудиться…

Кто висел на дереве

Зонтик оказался отличным парашютом. Умнюшкин плавно спустился на землю, аккуратно сложил его и сунул под мышку. И быстро побежал по улице к «Детскому миру».

Было уже темно, город давно спал. Магазин должен быть где-то тут недалеко – когда Маринка несла Умнюшкина домой, он запомнил дорогу. Конечно, не так легко будет попасть сейчас туда, но он что-нибудь придумает. Лишь бы поскорее добраться!

Хотя Умнюшкин и ничего не боялся, но все-таки бежал по тротуару возле самых домов. Высоко вверху горели голубые фонари, ветер шумел ветками деревьев, и, откровенно говоря, было немного страшновато. А точнее – у него от страха просто стучали зубы, и он весь дрожал.

– Помогите! – вдруг услыхал Умнюшкин. От неожиданности у него так и екнуло сердце, волосы зашевелились на голове, а очки съехали прямо на кончик носа. Он со всех ног бросился было поскорее за угол ближайшего дома, но заставил себя остановиться – ведь кто-то звал его на помощь!

Умнюшкин прижался к стене и негромко спросил:

– Кто тут? Кто меня зовет?

– Это я! Спасите! – снова раздался таинственный голос.

Очень медленно и очень осторожно Умнюшкин сделал несколько шагов вперед и оглянулся. Вокруг никого не было. Все сто окон большого дома, возле которого он стоял, были темными и закрытыми. Такими же темными были и окна соседних домов. Но кто же тогда звал на помощь?

– Где вы? Я вас не вижу, – негромко сказал Умнюшкин.

– Ты что? Слепой? Подними голову!

Умнюшкин послушно поднял голову и увидел, что прямо над ним на ветке дерева висит вниз головой… кто бы вы думали? Тоже маленький человечек!

– Вот это да! – удивился Умнюшкин. – Кто ты такой и как сюда попал?

– Спасай меня живо! Что ты стоишь как пень! – вместо ответа опять закричал на него незнакомец. – Залезай сюда! Снимай меня с ветки! Не видишь, что ли, – я зацепился!

– Сейчас! – послушно ответил Умнюшкин и оглянулся. Как забраться на дерево – было совершенно непонятно: никакой лестницы и близко не видно.

Вот и получилось так, что, сколько Умнюшкин ни оглядывался кругом, сколько ни морщил лоб, ничего придумать не мог.

А человечек на дереве продолжал ругаться.

– Растяпа! Лодырь! Давай скорее! Сколько тебя можно ждать! Ты просто лентяй! Погоди, вот я спущусь и тебе покажу!

Он замахал на Умнюшкина кулаками, да так сильно, что закачался на суку из стороны в сторону. И вот тут-то вдруг раздалось очень громкое «крак!» – сук с оглушительным треском обломился, и таинственный человечек полетел вниз, прямо на испуганного Умнюшкина.

Что было бы дальше – даже трудно себе представить, если бы Умнюшкин не догадался нажать кнопку и поднять зонтик. Зонтик мгновенно раскрылся, непонятная личность с дерева шлепнулась на него и плавно съехала на тротуар.

Откуда взялся Хитрюшкин

– Добрый вечер! Вы не ушиблись? – вежливо спросил Умнюшкин.

– Ни капельки! Я никогда не ушибаюсь! Приземлился благополучно! – Человечек с дерева вскочил на ноги, подпрыгнул и громко стукнул пятками об асфальт.

– Что же вы делали там на дереве? Так высоко? – снова спросил Умнюшкин.

– Что-что! Чего ты ко мне пристал? Не все ли тебе равно? Проветривался – вот что! – не очень вежливо ответил человечек.

– Как? Вы проветривались? На суку, вниз головой?

– Ха-ха-ха! Поверил! Это за мной гнались собаки, вот я и залез. А тут этот сук подвернулся…

– Почему же это за вами гоняются собаки? – строго спросил Умнюшкин. – Вот за мной же не гоняются!

– Но ведь ты не кидал в них пустой консервной банкой! – снова засмеялся человечек. – Я попал за целых сто шагов!

Умнюшкин внимательно разглядывал своего собеседника. Перед ним стоял мальчик такого же роста, как и он, в красивой красной курточке. Его полосатые зеленые штанишки походили на трубочки, а на голове торчала такая же зеленая шапочка колпачком.

Пока Умнюшкин разглядывал своего нового знакомого, тот тоже не терял времени даром.

– А ну! Отдавай! – И он схватился за зонт.

– Почему? – удивился Умнюшкин. – Это мой зонтик! – И он потянул его к себе.

– Я только посмотрю, а может, это мой. Я потерял точно такой же вчера. У него на ручке маленькое черное пятнышко.

– На этом зонтике никакого пятнышка нет, на – посмотри! – и Умнюшкин с этими словами протянул зонтик человечку.

– Ну-ка, покажи, покажи! – тот схватил его обеими руками, но и смотреть не стал, а быстро отбежал подальше и запрыгал от радости на одной ножке.

– Перехитрил! Перехитрил! Был зонтик твой, а стал – мой!

Умнюшкин огорченно вздохнул: как ловко и просто его обманули! Но делать было нечего – не бежать же за хитрецом, тем более что он этого только и ждет.

Оставалось только одно – сделать вид, что зонтик тебе совсем не нужен. Так Умнюшкин и поступил.

– Возьми, пожалуйста, мне зонт ни к чему, ведь дождя нет. Да и таскаться с ним надоело. Но скажи, кто ты и откуда взялся?

Как только человечек понял, что Умнюшкин нисколько не жалеет о зонтике, он сразу потерял к нему всякий интерес. И даже снова подошел поближе к Умнюшкину и громко сказал:

– Я взялся оттуда, где ты никогда не был и даже об этом месте не слышал!

– А как тебя зовут?

Но человечек и на этот вопрос не захотел отвечать.

– Неважно, как меня зовут. Важно, что я самый хитрый! Я тебя перехитрил? Перехитрил! И любого перехитрю!

Умнюшкин внимательно посмотрел на него и догадался.

– Я знаю, кто ты! Ты – Буратино!

– Еще чего! – вдруг рассердился человечек. – Твой Буратино из полена, деревянный. А я пластмассовый, меня сделали на большом заводе. И потом, у Буратино длинный-предлинный нос. Как шило! А посмотри, какой у меня аккуратный красивый носик!

Нос у человечка с дерева был маленький, немного задранный вверх и, если говорить честно, очень смешной. Но было похоже, что ему собственный нос очень нравился. Во всяком случае Умнюшкин сразу понял, что его новый знакомый особой скромностью не отличается.

– Я догадываюсь, что у тебя просто нет имени, – улыбнулся Умнюшкин. – Но ты не расстраивайся, это не беда. Сейчас я его придумаю. Тебе очень повезло, что ты встретился со мной – ведь я самый умный. (Как видите, Умнюшкин тоже был о себе весьма высокого мнения.)

Умнюшкин сел на скамеечку у ворот дома и стал думать, какое бы имя изобрести своему новому другу. Думал он недолго.

– Придумал! Придумал! Раз ты самый хитрый, то и будешь Хитрюшкиным! Понял? Ты – Хитрюшкин!

– Здорово придумано! – закричал человечек в восторге и так хлопнул своего нового знакомого по плечу, что Умнюшкин чуть не упал. – Мне очень нравится это имя! Молодец! Будем дружить! А тебя как зовут?

И тут Умнюшкину стало немного стыдно – ведь у него самого не было имени. Совсем недавно, до встречи с Маринкой, он назывался очень скучно – «мягкая кукла-мальчик в очках». И только Маринка, а не он сам, придумала ему имя.

– Как меня зовут? – переспросил он. – Меня зовут Умнюшкин!

Таинственное окошко и…

– Ты куда идешь? – спросил Умнюшкин.

– Никуда! – весело ответил Хитрюшкин. – Просто так гуляю. А ты?

– И у меня нет определенной цели. Вернее, я еще не решил. Есть два варианта: первый – я вернусь в магазин сразу, второй – немного погодя. Первый вариант в свою очередь распадается на два: меня могут опять скоро купить, или же…

– Гляди! – перебил его Хитрюшкин. – Смотри, какой кот! А хвостище-то, хвостище!

Через дорогу, совсем неподалеку от них, медленно и важно шел большой дымчатый кот. Его пушистый хвост был задран вверх.

– Как мне хочется дернуть его за этот хвост, – тихо сказал Хитрюшкин и, прежде чем Умнюшкин успел открыть рот, кинулся со всех ног за котом.

Услышав сзади стук башмачков, кот оглянулся, презрительно фыркнул и одним прыжком скрылся за углом.

– Эх, какой был хвост! – вздохнул Хитрюшкин.

Умнюшкин строго посмотрел на него.

– Ты думаешь, коту понравилось бы, если бы ты схватил его за хвост? Думаю, что нет…

– Смотри! Смотри! – снова перебил его Хитрюшкин. – Куда это они?

Мимо них быстро пробежали две кошки.

Широко открыв рты, друзья во все глаза следили за ними и увидели, что кошки исчезли за тем же углом.

– Наверное, у них там какое-нибудь кошачье собрание? – предположил Умнюшкин.

– Бежим, поглядим! – сразу отозвался Хитрюшкин.

И они кинулись вперед. Но за углом все так же расстилался черный асфальт. Было пусто. Нигде не было видно ни одной кошки, ни полкошки, ни даже четверти кошки.

– Не догнали. Теперь нам уже не узнать, куда они так спешили, – разочарованно протянул Хитрюшкин. – А мне так хотелось.

– Если подумать, то все можно узнать, – важно сказал Умнюшкин и сел на скамейку.

Хитрюшкин с удивлением молча смотрел на него несколько минут, потом не выдержал:

– Эй! Чего ты расселся! Вставай!

– Ти-ше! Я думаю!

– Думаешь? Так думай поскорее! Долго еще?

– По-разному бывает. Когда долго, когда и нет, – важно ответил Умнюшкин.

– Ну, ты можешь думать сколько хочешь. А я уже изобрел одну хитрость!

– Да ну?! Какую же?

– Самую простую! Мы спрячемся и поглядим, куда денутся те кошки, которые еще прибегут!

Они быстро спрятались за большой белой каменной урной.

Ждать пришлось совсем недолго. Большая белая кошка пронеслась мимо них и исчезла…

Где бы вы думали? В подвальном окошке!

Умнюшкин и Хитрюшкин переглянулись и осторожно подкрались ближе. Это было самое обыкновенное небольшое окошко, к тому же разбитое.

Хитрюшкин нагнулся, заглянул в окошко и замахал руками.

– Ага! Вот оно, настоящее приключение! Полезли скорее!

– Не торопись! – попытался было удержать его Умнюшкин. – Прежде чем залезать туда, надо подумать, как мы оттуда сумеем выбраться.

– Чего думать! Лезем, и все! Потом разберемся! Сейчас главное – узнать, куда девались кошки, и, может быть, я еще сумею потаскать того кота за хвост!

– Есть несколько вариантов… – начал было Умнюшкин, но Хитрюшкин его не стал и слушать. Он кинулся к окошку, выбил остатки стекла и – прежде, чем Умнюшкин успел чего-либо сказать, – крикнув: «Давай за мной!» – прыгнул.

Умнюшкин встал на колени и осторожно заглянул в окошко.

– Эй, Хитрюшкин, где ты?

– Ы-ы… – отозвалось откуда-то снизу гулкое эхо.

– Ах! – вздохнул Умнюшкин. – Как это можно, не подумав, бросаться в первую попавшуюся дыру.

Умнюшкину не хотелось лезть за Хитрюшкиным, но что поделаешь: ведь они – товарищи. Кроме того, и ему было интересно узнать, куда же все-таки бежали кошки.

Вздохнув еще раз, Умнюшкин закрыл глаза и тоже прыгнул в окошко.



…И таинственный подвал

Здесь все было завалено обломками старой мебели. На ней толстым слоем лежала пыль.

– Ап-чхи! – громко чихнул Умнюшкин. От его чихания вся пыль сразу взлетала в воздух, и стало совсем ничего не видно. Как в самом густом тумане! Умнюшкин мог различить только продавленный диван, возле которого стоял, и рядом – торчащие вверх ножки сломанного стула.

– Что это ты тут расчихался? – вдруг раздался откуда-то недовольный голос Хитрюшкина. – Теперь здесь ничего не разберешь. Как же мы увидим, куда делись все кошки?

– Успокойся, пожалуйста, – важно ответил Умнюшкин. – Когда ты предусмотрителен, ничего не страшно! – И с этими словами он вынул из кармана крошечный электрический фонарик, с которым никогда не расставался. Яркий луч прошел через пылевое облако, и друзья увидели в стене полуоткрытую дверь.

– Ура! Ура! – закричал Хитрюшкин, с трудом потянув ее на себя.

Оказывается, дверь вела в длинный и совсем темный коридор. Но вы думаете, Хитрюшкин испугался? Конечно, нет! Наоборот, не раздумывая ни секунды, бросился вперед!

– Погоди! – попытался было остановить его Умнюшкин, но куда там! Хитрюшкин даже не оглянулся, его каблучки стучали где-то далеко впереди.

Умнюшкин только пожал плечами и осторожно двинулся по коридору – не мог же он вернуться на улицу и бросить товарища одного, хотя, откровенно говоря, ему вовсе не хотелось идти неизвестно куда и неизвестно зачем.

Но вдруг стук каблучков оборвался, до него донесся громкий звук «бум-м!» – словно ударили в барабан – и сразу же испуганный крик. Умнюшкин покрепче сжал в одной руке зонтик, а в другой – фонарик и со всех ног бросился вперед.

Он все бежал и бежал по узкому коридору, а тот все не кончался и не кончался, а Хитрюшкина нигде не было видно. И вот за очередным крутым поворотом оказалась закрытая дверь – Умнюшкин так и налетел на нее.

Налетел и остановился – сомнений не было: Хитрюшкин ушел именно туда, ему просто некуда было больше деться. Умнюшкин, не раздумывая, распахнул ее.

– Бум-м! – ударил ему в уши громкий звук барабана, и от вспышки яркого света зажмурились глаза. А ноги… ноги у него вдруг подкосились, и он упал, провалился неизвестно куда…

Чудеса начинаются

Умнюшкин почувствовал, как шлепнулся на что-то мягкое. Прислушался – все вокруг тихо. Тогда он осторожно приоткрыл сначала один глаз, потом другой. И увидел… увидел такое, что у него не только глаза, но и рот широко открылся от удивления.

Куда делись пыльный подвал, сломанная мебель и узкий темный коридор? Куда делась дверь? Ничего этого не было и в помине. Он сидел на зеленой полянке под большим развесистым дубом, а вокруг него цвели самый разные цветы – красные, синие, голубые и фиолетовые.

Над самым ухом весело трещал кузнечик, и было так жарко, будто он сидел около печки. Большая желтая бабочка вдруг села ему прямо на нос. Он чихнул, и бабочка испуганно улетела.

– Ах! Как это все интересно! – Умнюшкин в восторге хлопнул ладошками. – И зачем я только глаза закрывал? Так и не увидел, как здесь очутился. А где же Хитрюшкин? – Он встал, оглянулся, никого вокруг не было видно.

– Хитрюшкин! Ау! Где ты?

– Я тут! – тотчас раздалось в ответ, и неподалеку из травы показался зеленый знакомый колпачок.

– Как ты себя чувствуешь? Не ушибся? – заботливо спросил Умнюшкин.

– Еще чего! Подумаешь! Упал на мягкую траву!

– Куда это мы попали? И что теперь будет? – Умнюшкин начал тщательно чистить свой костюмчик. – И все это ты! Все из-за тебя! Зачем мы сюда полезли.

– Не ной! Правильно сделали, что полезли! – оборвал его Хитрюшкин. – Ого-го! Теперь я знаю, куда ведут разбитые подвальные окна! Если бы мне раньше догадаться! Сколько таких окон я пропустил! Но – довольно сидеть! Вперед!

– Куда? Пошли скорее обратно. Судя по всему, мы выпали из этого дупла, так и полезем туда, пока не поздно. Я хочу поскорее вернуться. – И с этими словами Умнюшкин направился к дубу. Он подошел к великану и взялся рукой за большое дупло, словно собираясь сию минуту залезть туда.

– Стой! Стой! – Хитрюшкин замахал руками. – Как это обратно? Раз уж нам так повезло и мы попали сюда, надо все получше поглядеть. А домой мы всегда успеем.

– Но мы можем потерять этот дуб и никогда не вернемся!

– Не потеряем! Он наверняка один такой на весь лес.

Умнюшкин огляделся – действительно, кругом росли обычные сосны, березки, осины, разные елки и рябины, а дуб – могучий великан – стоял только один, его было хорошо видно отовсюду.

Друзья сделали несколько шагов, и тут вдруг сзади раздался знакомый удар барабана, Хитрюшкин мгновенно упал на землю, и не только сам упал, но и ловко свалил подножкой друга.

От возмущения у Умнюшкин на минуту даже пропал дар речи, а когда он вернулся, то было уже поздно – Хитрюшкин крепко зажал ему рот ладошкой. И очень вовремя – они увидели, как из дупла выскочили две кошки: одна серая, в едва заметную темную полоску, другая совсем черная.

Они бежали и не обращали на друзей никакого внимания.

– Как бы нам не опоздать на обед, – сказала серая.

– Ничего, успеем, – ответила черная.

И кошки скрылись за поворотом.

Чудеса продолжаются

– Неплохо бы и нам поесть… – вздохнул Хитрюшкин.

– Да, неплохо бы, – согласился Умнюшкин. – Но где? Кто нас тут будет кормить? Кругом поле и лес.

– Ты ведь у нас самый умный, вот и придумай! – засмеялся Хитрюшкин. – А я пойду погуляю! – И он убежал.

Умнюшкин проводил его грустным взглядом, сел на пенек и стал думать. Но сколько он ни думал, ничего не придумывалось. Может быть, потому, что ярко светило солнышко и шумели ветками деревья над головой, может быть, потому, что вся эта история была ужасно странной и совершенно невероятной.

Скоро вернулся Хитрюшкин.

– Ну, как? Что придумал?

– Ничего. Совсем ничего придумать не могу, сам удивляюсь.

– Эх ты! А еще самый умный! Что же станем делать?

Умнюшкин в ответ только пожал плечами.

И вот тут-то вдруг снова раздался удар барабана, и из дупла вывалился огромный рыжий котище. Ему, видно, было жарко – он сел и стал щуриться на солнце.

– Все очень просто! – воскликнул Хитрюшкин. – Пока ты тут думал, я сразу изобрел замечательную хитрость. Мы сейчас попадем прямо на обед!

– Прямо на обед? – недоверчиво переспросил Умнюшкин. – Как это?

– А вот так! Делай, как я, да не зевай, а то плохо будет! – И Хитрюшкин пригнулся к траве так, чтобы его не было видно.

Рыжий кот перестал щуриться и медленно, важно двинулся вперед, его путь лежал как раз мимо друзей… Вот он увидел двух маленьких человечков, чуть пошире открыл глаза, презрительно фыркнул и не спеша побежал дальше.

– По счету «два» сразу прыгаем на него! И только держись крепче! – прошептал Хитрюшкин и пригнулся еще ниже.

Кот был уже совсем близко…

– Раз! Два! – скомандовал Хитрюшкин и прыгнул. Да как ловко! Попал прямо коту на спину и уселся, будто всадник на лошади.

Прыгнул и Умнюшкин, но не так удачно и угодил коту на хвост. Правда, хвост был ничего – толстый, и поэтому держаться за него было удобно. Вот он и вцепился в него изо всех сил.

Рыжий кот от неожиданности рванулся было вперед, потом остановился и злобно закричал:

– Ах вы, хулиганы, да я вас!…

Но Хитрюшкина не так легко было запугать, он изо всех сил стукнул кота по толстым бокам каблуками.

– Вперед, толстяк! Не то тебе придется худо!

Кот зашипел было от злости, но, на счастье друзей, он оказался трусоватым и во весь дух понесся по лесной тропинке, только деревья замелькали.

Хитрюшкин так удобно устроился на спине, что можно было даже смотреть по сторонам.

Зато Умнюшкин… Нет слов, чтобы рассказать, какие мучения он вытерпел! Ветки кустов и жесткие травинки хлестали по лицу и рукам, его мотало вверх-вниз, вправо-влево, даже закружилась голова, и он едва держался, в любой момент готовый свалиться.

Наконец кот остановился.

– Немедленно слезайте! – зашипел он. – Неужели думаете, что я потащу вас и по городу?

Друзья оторопело смотрели по сторонам, рты их сами собой открылись широко-широко, а пальцы разжались. Они даже не заметили, как умчался прочь рыжий кот.

А удивляться было чему: они очутились на совершенно необыкновенной улице совершенно необыкновенного города. Все здесь: и дома, и деревья, и фонари было маленьким, словно игрушечным.

Из окна ближайшего домика выглянула белая кошечка с голубым бантиком на шее.

– Ой! Человечки! Я читала о вас в книжке! Откуда вы? Пришли к нам в гости из своей Страны Людей?

Друзья переглянулись. Действительно, получалось, что они пришли сюда в гости.

– Да, – вежливо ответил Умнюшкин. – Здравствуйте! Скажите…

– Где у вас тут выдают обеды? – нетерпеливо перебил его Хитрюшкин.

Вместо ответа кошечка звонко рассмеялась и захлопнула окошко.

– Так нельзя! Это неприлично, – сделал замечание Умнюшкин, – даже не поздоровавшись – и сразу про обед…

– А если я уже давно есть хочу? С самого вечера… – начал было Хитрюшкин и замолчал: из-за угла выехала коляска, запряженная шестеркой огромных, очень толстых крыс. На ее мягком сиденье развалился толстый кот с папиросой в зубах и портфелем на коленях. Он презрительно покосился на путешественников, ничего не сказал, только выпустил струю табачного дыма в их сторону. И коляска проехала мимо.

Первым опомнился Умнюшкин.

– Я, кажется, догадываюсь. Неужели… Неужели мы попали в Страну Кошек?

– Ура! – громко закричал Хитрюшкин. – Конечно! Мы попали в Страну Кошек!

– Оч-чень любопытно… Очень…

– Да уж куда там! Но тут держи ухо востро! – многозначительно подмигнул другу Хитрюшкин. – Смотри, какой котище проехал! Зверь просто! У такого на хвосте не покатаешься!

Волшебные деревья

Друзья медленно шли по улице, внимательно разглядывая все вокруг. Маленькие деревянные домики сменялись высокими заборами. Изредка в открытых окошках видны были хозяева – кошки сидели за столиками и пили чай. Котята играли на улице и при виде незнакомцев испуганно убегали во дворы. Один из них, самый смелый, показал им длинный язык, розовый, как морковка.

А потом друзья увидели какой-то необыкновенный забор – он был не деревянный, а кирпичный, и гораздо выше других. Умнюшкин сразу остановился.

– Тут что-то неспроста. Такой заборище! Что за ним прячется? Надо бы поглядеть…

Хитрюшкин сразу согласился – отчего не поглядеть. Но вот как забраться на такой высокий забор? На нем нет даже ни одного выступа – сплошная каменная стена.

Но все-таки Хитрюшкин решил попробовать. Он забрался на какое-то бревно, которое лежало неизвестно зачем возле забора. Вытянув руки, попытался дотянуться до верха и – шлепнулся в пыль.

– Погоди! – крикнул ему Умнюшкин. – У меня зашевелилась какая-то мысль! – и он слегка потряс головой, видимо, для того, чтобы эта самая мысль шевелилась там поживее.

– Давай я тебя разок стукну по затылку! – с готовностью предложил Хитрюшкин. – Тогда она у тебя так начнет шевелиться, что только держись!

– Не надо! – Умнюшкин с опаской поглядел на кулак, который мелькнул уже довольно близко возле его головы. – Ты что? Я уже придумал!

И он быстро подтащил поближе к забору валявшуюся неподалеку доску и положил ее на бревно.

– Что ты делаешь? – поинтересовался Хитрюшкин.

– Катапульту! Становись живее на тот конец доски, я тебя катапультирую!

– Катапа… Капута… – начал запинаться Хитрюшкин. – А это не больно?

– Нет! Становись!

Хитрюшкин встал на конец доски и замер. Умнюшкин что было силы подскочил и прыгнул на свой конец доски. И тут Хитрюшкин, как ракета, взлетел вверх и сразу оказался на стене.

А за стеной был сад. Толстые, не очень высокие деревья росли ровными рядами. Длинные кривые ветки были усеяны густыми темно-зелеными листьями, круглыми, как блюдца.

Но не это, нет, совсем не это было самым главным в саду! Главным было то, что за каждым листочком прятался розовый плод необычайной формы – продолговатый и округлый.

– Может, это морковка? – тихо сказал Хитрюшкин. – Но нет, ведь морковка не растет на дереве. Тогда это такие груши. Точно – это груши! – Он даже облизнулся от удовольствия – груши ведь очень вкусные, а ему так давно хотелось есть.

Но тут вдруг дунул ветерок, листья зашевелились, зашумели, и до него донесся такой восхитительный запах, что Хитрюшкин мигом забыл обо всем, подскочил и громко закричал:

– Соски! Это сосиски!

– Какие соски? – спросил внизу Умнюшкин. – Где?

– Сосиски растут на деревьях!

– Ты перегрелся на солнце – это точно! Сосиски не могут расти на деревьях, их делают на мясокомбинате!

– А вот и могут! А вот и растут! В этой чудесной стране!

И действительно, на этот раз Хитрюшкин был прав. За забором была целая роща волшебных сосисочных деревьев! А под деревьями в траве валялось много толстых перезревших сосисок, которые и пахли так вкусно!

– Так что же там растет? – нетерпеливо спросил Умнюшкин. – Наверно, яблоки? Сорви их побольше и слезай!

– Яблоки? – закричал в восторге Хитрюшкин. – Именно яблоки! Держи! Сейчас я тебе кину парочку!

Он дотянулся до ближайшего дерева, уцепился за ветку и стал быстро рвать самые большие сосиски. И первую же кинул Умнюшкину.

Умнюшкин даже рот открыл от удивления – потом быстро откусил половину и сразу убедился, что это сосиски, самые настоящие, без всякого обмана.

А затем с забора свалился сам Хитрюшкин. Руки у него были полны сосисок, из оттопыренных карманов высовывались сосиски, и даже изо рта торчала сосиска. Поэтому он говорил совершенно непонятно. Вот так:

– Шашая шушешная штана! Я шашу ошашася шуш и вшеша еш шошишки…

Умнюшкин ничего не понял и переспросил:

– Что ты говоришь? Прожуй сначала, ничего у тебя не поймешь.

Хитрюшкин проглотил и сказал уже внятно:

– Какая чудесная страна! Я хочу остаться тут и всегда есть сосиски!

Авоська

Сосиски оказались очень вкусными. Друзья наелись досыта и медленно пошли по улице. Шли и смотрели, как живут кошки в своей кошачьей стране.

А жили кошки, похоже, неплохо. По обеим сторонам улицы стояли деревянные домики – голубые и белые ставни весело глядели на улицу, возле домиков котята играли в кошки-мышки. Кое-где на лавочках у ворот сидели взрослые кошки, одни дремали на солнышке, другие тихо о чем-то разговаривали.

И кошки, и котята провожали друзей удивленными взглядами, но никто их ни о чем не спрашивал.

Но вдруг издалека донесся собачий лай, и мгновенно все переменилось. Котята с жалобным писком исчезли в калитках, кошек со скамеек будто ветром сдуло, окошки захлопнулись, занавески задернулись.

В одну минуту на улице остались только наши друзья. Они удивленно оглядывались по сторонам и ничего не могли понять.

А лай все приближался. Наконец из-за угла выскочил маленький, рыжий, с черными полосками котенок, а следом мчался большой черный пес. Его красный язык свисал почти до самой земли, а глаза злобно сверкали, еще мгновение – и он схватит бедного котенка…

– Ах ты! – крикнул Хитрюшкин. – Не смей обижать маленьких!

Пес от неожиданности остановился, словно на стенку налетел. И тут друзья увидели, что он перепоясан широким ремнем с большой блестящей пряжкой. А на этом ремне… А на этом ремне в черных блестящих ножнах болталась длинная кривая сабля!

– Что такое? – рявкнул пес. – Заступаться за государственного преступника? Кто такие? Откуда взялись?

– Полицейский! – крикнул испуганно Умнюшкин. – Бежим скорее!

Но Хитрюшкин и не думал бежать, он, казалось, совсем не испугался.

– Ты не кричи тут! Убирайся сам, пока цел! А то я позову ребят, нас тут много!

Пес-полицейский так и сел. Видно, не привык, чтобы с ним так непочтительно разговаривали.

– Да я вас! Арестовать! Бросить в тюрьму! – заорал он и кинулся прямо на путешественников.

Пес был очень страшен и мог напугать любого. Желтые оскаленные зубы-клыки блестели, изо рта падала пена, даже усы грозно шевелились.

Но Умнюшкин знал, что надо делать, – открыл зонтик и выставил его перед собой как щит.

– Бах! Трах! – пес налетел на зонтик, прорвал ткань, и его голова застряла между металлическими спицами.

Тут и Хитрюшкин не растерялся – сорвал лопух с большими колючками-шарами, подскочил поближе к глупо-удивленной собачьей голове, которая торчала из сломанного зонта, и больно-пребольно хлестнул пса прямо по его черно-красному носу!

Что тут началось! Псина-полицейский завыл, как пожарная машина, рванулся назад, пытаясь освободиться, но ему мешали собственные уши.

Пес дернул изо всех сил голову назад, кое-как освободил ее, не переставая выть, поджал хвост и со всех ног кинулся прочь.

– Вот так-то! – спокойно сказал Умнюшкин, аккуратно сложил сломанный зонтик и сунул его под мышку.

Как только собачий вой стих вдали, сразу же, словно по команде, в домиках широко распахнулись все двери и окна.

– Бегите скорее, спасайтесь! – закричали высунувшиеся кошки. – Он сейчас приведет стражников! Вас бросят в тюрьму! Бегите!

– Еще чего! – презрительно произнес Хитрюшкин. – Бежать! Не на таких напали! – И он обернулся к котенку. – А ты чего дрожишь? Ты кто такой?



– Меня зовут Авоська, – тихо ответил котенок. – Я боюсь… Стражники такие злые…

– Что еще за стражники? – начал было Умнюшкин. – И вообще по какому праву…

Но тут вдалеке раздался собачий лай. Он с каждой секундой становился все громче и громче.

Авоська так и подскочил на месте чуть ли не на полметра.

– Бежим! Авось успеем! Скорее!

И тут моментально опять все окна и двери захлопнулись, все кошки исчезли. Стало ясно, что раздумывать больше некогда. Авоська схватил Умнюшкина за правую руку, Хитрюшкина – за левую, и они побежали.

Друзья неслись со всех ног, но собачий лай становился все ближе и ближе. Умнюшкин оглянулся – не менее десятка разъяренных псов неслись за ними. И у каждого на поясе болталась кривая сабля…

– Давайте сюда! – пискнул Авоська и нырнул в какую-то калитку в заборе.

За забором оказался маленький домик, друзья кинулись в приоткрытую дверь и очутились на крутой лестнице, которая вела на чердак. Раздумывать было некогда, и они бросились наверх.

Все трое мчались по лестнице словно на соревнованиях по скоростному бегу с препятствиями, перепрыгивая сразу через три ступеньки, и скоро оказались на чердаке.

На что годятся проросшие картофелины

Авоська добежал первым и сразу спрятался в какой-то ящик. Хитрюшкин поскорее схватил толстую палку, а Умнюшкин не спеша огляделся, нашел то, что искал – толстую доску, – и плотно припер этой доской дверь. И только потом подошел к окну.

Что же было видно из чердачного окна? Ничего хорошего! Псы-полицейские столпились внизу у лестницы, и их командир с длинной саблей размахивал лапой и что-то хрипло кричал.

– Они нас окружают! – догадался Умнюшкин.

– Мама! Я боюсь! – заплакал Авоська.

– Окружают? – переспросил Хитрюшкин. – Ну-ну! Посмотрим!

А нужно сказать, что на чердаке было полно проросшей картошки. Так вот, не долго думая, Хитрюшкин схватил картофелину покрупнее, прицелился и кинул ее в пса-командира.

Ах, как жаль, что нет такого вида спорта – кидание картошки. У Хитрюшкина оказались к этому большие способности, и он наверняка стал бы олимпийским чемпионом и завоевал золотую медаль – так метко он кидался.

С грохотом, словно разрывной снаряд, шлепнула одна картофелина в лоб главного пса с саблей. И все другие псы сразу кинулись врассыпную.

– Ура! – закричал Авоська. Он тоже схватил картофелину и, почти не целясь, кинул. И, как это ни удивительно, тоже попал! Да еще как попал – прямо в грудь другого полицейского.

Командир отряда стражников в ярости выхватил из ножен свою кривую золотую саблю и громко закричал:

– Взять их! Это государственные преступники!

Полицейские со злобным лаем кинулись наверх по лестнице, и через минуту дверь чердака затрещала под ударами. Но ведь Умнюшкин подпер ее толстой доской, и дверь не поддавалась!

Вдруг Авоська испуганно закричал:

– Псы лезут к нам по крыше! У них в лапах сабли!

Но испугался он зря. Ведь пес на железной крыше, да еще с саблей в лапе – жалкое зрелище.

Псы-стражники боязливо, по сантиметру, ползли вверх. Их сапоги железными подковами скребли по покатой крыше. Псы еле держались, жалобно подвывали и очень боялись упасть.

А вдобавок ко всему этому…

– Бам-м-с! – с грохотом взорвалась картофелина перед самым носом первого пса, и тот сразу с визгом заскользил вниз по скату крыши и исчез.

– Бам-м-с! Бам-м-с! – взорвались еще две, и все полицейские словно по команде поползли назад к пожарной лестнице.

– Ура! – закричал Хитрюшкин. – Мы победили! Враг разбит!

– Не торопись, – рассудительно заметил Умнюшкин. Они не отступятся. И нам в самый раз сейчас подумать, как отсюда побыстрее выбраться. Смотри, сколько внизу псов! И они тащат еще три лестницы!

– Отступать? Никогда! – гордо заявил Хитрюшкин. – Будем биться! Смотри, сколько тут еще этих чудесных снарядов. На всех псов хватит!

– Я знаю отсюда короткую дорогу домой, прямо по крышам, – снова захныкал Авоська. – Я боюсь! Побежали, а?

– Не валяй дурака, – строго сказал Хитрюшкину Умнюшкин. – Надо уходить немедленно!…

Друзья через окошко вылезли на крышу и быстро побежали за Авоськой. Кончено, и им было не очень приятно бежать по гладкому покатому железу, даже в ботинках на резиновой подошве. Но уже через десять минут все трое оказались в вне опасности и сразу засыпали Авоську вопросами:

– Почему за тобой гнался полицейский?

– Как называется ваш город?

– В нем живут только кошки?

– Где твои родители?

Авоська только поднял обе лапки.

– Мяу-мяу! Не все сразу! Мой папа сидит в тюрьме, его схватили полицейские по приказу Мурыса. А мама работает на сосисочной плантации…

– Какого такого Мурыса? На какой плантации? – хором спросили удивленные друзья.

– Пошли ко мне домой, там я вам все расскажу, – ответил Авоська.

Сосилап и Лапосос

Через несколько минут они вошли во двор Авоськиного дома. Дом у котенка оказался старый, покосившийся, с ржавой, давно не крашенной крышей. Сразу можно было догадаться, что с его хозяином случилась какая-то беда.

Зато посередине двора стояло большое сосисочное дерево! И сколько же на нем росло прекрасных сосисок! Толстеньких, совсем спелых, даже готовых лопнуть! Чуть розовых, греющих свои бока на солнце! И совсем еще маленьких и зеленых – любопытно выглядывающих из-за листиков.

– Какое счастье иметь такое дерево! – шепнул Хитрюшкин, и Умнюшкин в ответ только согласно кивнул головой.

А под деревом… а под деревом сидел – кто бы вы думали? – старый, совсем-совсем белый кот и что-то рассказывал двум маленьким котятам. Наблюдательный Умнюшкин заметил: один котенок сосет правую лапу, другой – левую.

Друзья прислушались.

– …И вот тогда все кошки как бросятся на полицейского, ка-ак начнут его кусать и царапать. Стражник только завизжал у убежал…

– Это мой дедушка сказку рассказывает братишкам, – шепнул Авоська и громко сказал: – Вот и я!

Белый кот и котята оглянулись.

– Авоська пришел! А кто это с тобой?

– Это мои друзья. Они пришли к нам в гости из Страны Людей. Дедушка, нет ли чего поесть? Я совсем проголодался… И они, наверное, тоже…

– Да мы не хотим, – начал было Умнюшкин, но Хитрюшкин поскорее толкнул его локтем в бок.

– Молчи! Лишний раз пообедать никому не вредно! Одно дело – мы ели холодные сырые сосиски, а совсем другое – горячие, вареные! – он обернулся к Авоське. – Пока дедушка готовит обед, познакомь нас со своими братишками.

Авоська сразу заулыбался и подошел к котятам, которые во все глаза глядели на гостей, даже лапы изо рта вынули от удивления.

– Это Лапосос, он всегда сосет правую лапу, а это – Сосилап, он почему-то сосет только левую. Никак не могу отучить их от этой дурной привычки.

И сразу, словно по команде, котята опять сунули в рот лапы – один левую, другой – правую.

– Какие они хорошенькие! – Умнюшкин погладил котят.

А Сосилап вдруг сунулся мордочкой ему в карман и заплакал.

– Хочу сосисочку! Хоть одну!

– И я хочу! Так давно не ели! – поддержал его Лапосос.

– Замолчите! – прикрикнул на них Авоська. – Вы же знаете, что с этого дерева соски рвать нельзя.

– Как нельзя? – страшно удивился Умнюшкин. – Чье же это чудесное дерево? Разве не ваше?

– Ах, – грустно ответил Авоська. – Я уже забыл и вкус сосисок. Да, когда-то это дерево было наше, а теперь… теперь мы едим только одну сосиску в год, в день своего рождения.

– Как? – закричал Хитрюшкин. – Только одну в год? Да я бы лег под дерево на спину, пошире открыл рот и ловил падающие сверху сосиски! Прямо ртом! Я ел бы в день сто, тысячу сосисок! А может быть, и больше!

– Если бы это дерево было наше, – грустно повторил котенок. – Мы бы ели, сколько хотели, как прежде. А теперь каждый может брать только по одной сосиске в год. Остальные мы отдаем псам.

– Как так? – удивился Хитрюшкин. – Я бы на вашем месте нипочем не отдал бы ни одной сосисочки, съел бы все сам!

– Да, легко сказать… Ведь специальные стражники-счетчики постоянно пересчитывают все сосиски – и большие, и маленькие. И если хоть одной не хватит, сразу арестовывают хозяина дерева. Год назад с нами стряслась беда – на дерево напала стая ворон и склевала много сосисок. Тогда-то нашего папу-кота и бросили в тюрьму…

– В тюрьму… – задумчиво повторил Умнюшкин. – Зачем же псам столько сосисок? Куда они их девают?

– Как куда? Сами едят до отвала и увозят на кораблях в свою Страну Собак, а там продают.

– Не понимаю, – рассердился Хитрюшкин. – Как это вы терпите? Давно бы уже выцарапали всем псам глаза и прогнали их!

– Ишь ты, какой храбрый! – Авоська только вздохнул. – Псов у нас все боятся. Они хватают и бросают в тюрьму просто так, без всякой причины. Вот я шел сегодня мимо стражника и чем-то ему не понравился. И если бы не вы, меня бы тоже бросили в тюрьму.

– Веселые тут у вас дела, – грустно заметил Умнюшкин.

– Идите обедать! – позвал тут всех из кухни дедушка.

– Вот это хорошо! – обрадовался Хитрюшкин. – Поглядим, что же едят в Стране Кошек!

А ели тут, оказывается, вот что: картошку с солью и немного черного хлеба. Конечно, всякий воспитанный человек ничего бы не сказал, увидев такой бедный обед. Но все дело было в том, что Хитрюшкин не получил совершенно никакого воспитания. К тому же, похоже, что он и в самом деле был родственником знаменитого Буратино, который, как вы все знаете, тоже не отличался особой воспитанностью.

Поэтому-то Хитрюшкин, увидев на столе только хлеб и картошку, громко спросил:

– Что же, у вас, в Стране Кошек, кроме этого ничего нет?

Умнюшкин даже покраснел от смущения за друга и поскорее толкнул его локтем в бок.

А дедушка только тихо сказал:

– Когда мы были свободными, то каждый день ели сосиски, но это было так давно.

– Скоро вы опять каждый день станете есть сосиски! – громко пообещал Хитрюшкин. – Получайте задаток! – И, словно фокусник, вытащил из кармана целый сосисочный поезд. Это у него осталось от тех, которые он сорвал в саду.

– Сосисочки! Сосисочки! – радостно закричали и запрыгали Сосилап и Лапосос, а дедушка страшно перепугался, не сорваны ли они с их дерева. А еще через десять минут котята, громко урча, глотали только что сваренные, вкусно пахнущие сосиски – так соскучились по ним. Умнюшкин смотрел на малышей, и ему было их очень жалко, так жалко, что даже слезы набежали на глаза.

Рассказ дедушки

После такого сытного обеда Сосилап и Лапосос сразу свернулись клубочками и заснули, а Умнюшкин и Хитрюшкин сели поближе к дедушке-коту послушать его рассказ.

– Раньше мы, кошки, жили в своей стране очень хорошо. У каждой семьи было свое собственное сосисочное дерево, и мы ели сосиски каждый день.

А те, кто не боялся работы, выращивали и по два дерева. Ведь сосисочное дерево не простое – оно требует очень большого ухода. И дело не только в том, что его нужно все время поливать и удобрять землю. Сосиски растут на дереве всего три-четыре года, потом оно засыхает, его нужно выкапывать и садить новое.

Но мы, кошки, работали с утра до вечера и не жаловались на судьбу – ведь у нас всегда была еда! И все было хорошо, пока к нам не приехали псы…

– Откуда они взялись? – спросил Умнюшкин. Он хоть и знал, что старших перебивать нельзя, не смог удержаться – так ему было интересно.

– Далеко за морем есть большая Страна Собак. Они сначала приехали как торговцы, выменивали на наши сосиски разные товары и вели себя смирно. А потом… мы даже не заметили, как псы втерлись в доверие к нашему глупому царю Мурысу, стали его главными советниками и захватили в стране всю власть.

– Ай-яй-яй! – Хитрюшкин сокрушенно покачал головой. – Вот тут вы дали маху! Надо их поскорее прогнать назад!

– Это не так-то просто, – продолжал дедушка. – Царь Мурыс делает все, что они ему говорят. Постепенно жадные псы прибрали к рукам все наши богатства, и прежде всего сосисочные деревья. Мы теперь только выращиваем их, а весь урожай забирают псы.

– Это безобразие! – возмущенно сказал Умнюшкин.

Дедушка-кот тяжело вздохнул.

– На огромных плантациях сосисочных деревьев заставляют нас работать с утра до ночи. Вот и нынче их мама трудится там, а мы с Авоськой ухаживаем за этим деревом…

– Как же вы все это терпите? – перебил его Хитрюшкин. – Да я бы их…

– Тише! Говорите, пожалуйста, тише! – попросил дедушка-кот. – Вдруг услышат псы-стражники? Они тогда всех нас бросят в страшную тюрьму-подземелье в замке Мурыса. Или даже, – дедушка-кот боязливо оглянулся, – прямо кинут страшному подводному дракону, который живет во рву возле замка.

– Чего-чего? – переспросил Умнюшкин. – Какому еще дракону? Никаких драконов нет, да еще и подводных!

– Есть, есть! – вдруг вмешался в разговор Авоська. – Он такой страшный, огромный-огромный! И глотает всех живьем!

– Это правда, – грустно сказал дедушка-кот. – А еще у нас в стране есть главный министр Гит. И он даже не пес, а шакал!

– Шакал? – удивился Хитрюшкин. – Вот это да!

– Как шакал? – поразился Умнюшкин.

– Хитрый, жестокий и безжалостный шакал, – подтвердил дедушка-кот. – Он даже хуже собаки, его даже сами псы боятся.

Тайна Авоськи

Дедушка-кот закончил свой грустный рассказ, встал и вышел. Хитрюшкин увидел, как дедушка возле самой двери украдкой вытер лапой глаза.

– Пойдемте со мной! – вдруг таинственно объявил Авоська. – Я вам что-то покажу! Только, чур, никому ни звука! Это страшная тайна!

– Тайна? Да еще и страшная? Никому не скажем! Пошли скорее! – заторопил его Хитрюшкин: уж что-что, а тайны он любил больше всего на свете.

А Умнюшкин, наоборот, только недоверчиво усмехнулся – сами подумайте, какая такая страшная тайна могла быть у Авоськи.

Однако друзья послушно пошли с Авоськой за угол дома и там увидели небольшую клумбу с красивыми желтыми цветами.

– Где же твоя тайна? – удивленно спросил Хитрюшкин.

– Вот она! – Авоська указал на клумбу. – Скоро здесь вырастет еще одно сосисочное дерево, о котором никто-никто не знает, и мы станем есть сосиски каждый день и не будем отдавать их псам.

– Дерево? – переспросил Умнюшкин. – Ты сказал – дерево? А почему это оно должно тут вырасти?

– Потому что я посадил тут сосиску! Когда у нас был праздник и папа принес с работы всем по штучке, я не стал свою есть и посадил в клумбу. Из нее должно вырасти дерево!

– Это было бы неплохо, – Умнюшкин тяжело вздохнул. – Однако, как я понял твоего дедушку, сосисочные деревья вырастают из саженцев.

– Авось и у меня вырастет, – неуверенно сказал котенок. – Я ведь поливаю землю каждый день и перекапываю вокруг дерева землю.

– Ерунда у тебя, а не тайна! – безжалостно отрубил Хитрюшкин. – Не один ты такой умный, так-то все бы выращивали деревья.

– Авось вырастет… – печально прошептал котенок.

Умнюшкину стало его жалко.

– Надо еще подождать, вдруг и правда что-нибудь вырастет, только ты не забывай поливать землю каждый день.

– Ничего тут не будет! – сказал Хитрюшкин. – Иначе давно бы уже появился хоть росток. Давайте разроем землю и поглядим. В крайнем случае зароем обратно.

Тут Умнюшкин сразу оживился. Это уже было интересно, уже походило на научный опыт. А ставить научные опыты он любил больше всего на свете.

Авоська быстро разрыл землю, и все трое склонились над ямкой. Но увы! Никакого ростка, конечно, не увидели.

Бедная сосиска в земле совсем почернела, а им так хотелось разглядеть на ней хоть один маленький зеленый росточек…

В полном молчании котенок старательно засыпал ямку.

– Я ее все равно буду поливать. Авось прорастет…

– Может быть, – вздохнул Умнюшкин. Ему было очень жаль Авоську.

– Если бы папа был дома! – котенок всхлипнул. – Он бы сказал, что надо делать!

Друзья собираются в дальний путь

– Вот что, – решительно сказал Умнюшкин. – Я думаю, нам надо принять меры к освобождению этих бедных котов.

– Верно! – обрадовался Хитрюшкин. – Всыплем этим псам-стражникам как следует!

– Папу! Моего папу освободите! – жалобно попросил Авоська.

Умнюшкин встал.

– Тогда не станем терять ни минуты. Скорее в путь, в замок Мурыса! Авоська, ты идешь с нами?

Котенок покачал головой:

– Я не могу уйти просто так, надо попросить разрешения у дедушки.

– Как же, жди! Отпустит он тебя! – засмеялся Хитрюшкин. – Уходи, и все!

– Чему ты учишь Авоську! – возмутился Умнюшкин. – Ведь дедушка будет ужасно волноваться. А мама? Ты подумал о его маме? Я вот от Маринки убежал без спросу, и то мне ее жалко, как подумаю о ней. Она, наверное, сейчас плачет! А ведь мы с ней были знакомы всего один день!

– Подумаешь, нежности, – сморщил нос Хитрюшкин. – Я вот сколько раз убегал, и мне никогда никого не было жалко!

– Никогда-никогда? – недоверчиво переспросил Авоська. – Ну, хоть немножко-то было?

– Нет, нисколечко!

Умнюшкин нахмурился:

– Нашел чем хвастаться! Эх ты!

…Само собой понятно, что извести о предполагаемом путешествии не вызвало большой радости в семье Авоськи.

Сосилап и Лапосос сразу заревели в два голоса и схватили брата за обе лапы.

Дедушка-кот страшно разволновался. Он вскочил со своего стула, затряс головой и замахал хвостом.

– Вы с ума сошли! Идти во дворец Мурыса! В его большую тюрьму! Да вы знаете, сколько взрослых, сильных котов там погибло! А сколько их томится в страшном подземелье! А вы… вы…

– Подумаешь, какой-то паршивый Мурыс! – презрительно хмыкнул Хитрюшкин. – Да я его одной левой!…

– Страшен не сам Мурыс, а его псы-советники, особенно шакал Гит! Он не знает пощады ни к кому! – продолжал отговаривать их дедушка.

Умнюшкин осторожно помог ему сесть на стул.

– Вы не волнуйтесь, мы ведь тоже не простые человечки. Я – самый умный, он – самый хитрый. Неужели мы не справимся с каким-то шакалом? Ничего с Авоськой не случится, я вам обещаю, что он скоро вернется домой.

Дедушка понемногу успокоился, дал себя уговорить – вот что значат умные, спокойные речи! И друзья легли спать пораньше, чтобы завтра с восходом солнца тронуться в путь.

Глава вторая

К чему приводит непослушание

Пыльная дорога вилась среди зеленых лугов. Уже прошло несколько часов, как они вышли из города, а черная полоса леса оставалась все так же далеко.

Было жарко. Умнюшкин без конца протирал свои очки, Хитрюшкин снял курточку, но легче ему не стало. Один Авоська бежал как ни в чем не бывало.

– О-хо-хо! – неожиданно зевнул Хитрюшкин. – Что-то есть хочется…

– Опять? – рассердился Умнюшкин. – Какой ты все-таки невоспитанный!

– Я что? Я ничего, – пожал плечами Хитрюшкин. – Подумаешь, и зевнуть уже нельзя.

– Вон там, справа, большие сосисочные сады, – вмешался в разговор Авоська. – Сосисок там много-много, давайте хоть посмотрим, авось нас не прогонят.

– Что уж, и смотреть на них нельзя? – возмутился Хитрюшкин. – Ну и порядочки тут у вас!

– Даже останавливаться запрещено, можно только мимо идти, а сосисок-то, сосисок сколько – глядите!

Друзья подошли к зарослям деревьев и невольно замедлили шаги. Такого они никогда не видали даже во сне, да, наверное, и никто не видал.

Ровными шеренгами стояли сотни, тысячи деревьев. Среди листвы висели миллионы розовых сосисок. Они так и блестели, подрумяниваясь на солнышке, и очень-очень соблазнительно пахли. Так вкусно пахли, что у наших путешественников потекли слюнки.

– Вот это да! – Хитрюшкин оглянулся. – Вроде никого нет близко. Давайте сорвем несколько штук!

– Что ты! Что ты! – испугался Авоська. – Тут кругом стражники, они спрятались и наблюдают а нами. Сразу схватят и заставят круглые сутки работать, копать землю. Или еще хуже – просто бросят в тюрьму. Поглядели – и хватит, пошли скорее отсюда.

Умнюшкин поддержал Авоську.

– Выбрось из головы все глупости. Обойдешься и без сосисок. И вообще ты должен выполнять приказания старших.

– Каких это старших? Чьи приказания? – удивился Хитрюшкин.

– Мои. Я умнее тебя, а значит, и старше.

– Ты? Старше? Ха-ха! Тоже мне – старший! Вот сейчас пойду и нарву полные карманы сосисок. И все съем один, никому не дам! – И Хитрюшкин одним ловким прыжком перескочил глубокий ров, который отделял дорогу от поля.

Умнюшкин и Авоська только рты открыли от неожиданности. И молча смотрели, как он бежит к деревьям. Поэтому-то и не заметили, откуда выскочил стражник.

– Стой! Держи его! – раздался вдруг крик, и совсем близко от Хитрюшкина появился пес. Длинная сабля болталась у него на боку, красный язык вывалился из зубастой пасти.

– Беги! Спасайся! – закричал что было силы Авоська.

Хитрюшкин увидел пса и кинулся назад к товарищам. Но уйти от погони было нелегко. Пес мчался огромными прыжками и быстро нагонял его.

Умнюшкин так и замер возле рва – что же придумать? Как помочь другу?

Но он ничего не смог придумать, кроме самого простого – разбежался, с ходу перескочил ров и понесся навстречу стражнику: ведь вдвоем будет легче справиться с ним.

А Хитрюшкин вдруг нагнулся, захватил с дороги горсть песка и бросил псу в глаза. Тот так и взвыл. И закрутился на месте.

– Скорее сюда! – закричал Умнюшкин. – Бежим!

И они помчались прочь, к Авоське, который прыгал от нетерпения на холмике и махал им лапами.

Тем временем на вопли стражника со всех концов сада сбежались другие псы. Протирая глаза и воя от боли, стражник им все рассказал.

А Умнюшкин, Хитрюшкин и Авоська все бежали и бежали, пока не кончились сосисочные сады и не началась березовая роща.

– Ох, устал! Не могу больше! – Хитрюшкин бессильно опустился на пенек.

– Вот к чему приводит непослушание! – сел рядом Умнюшкин.

– Бежим, бежим дальше! – испуганно запищал Авоська. – Псы сейчас примчатся сюда и разорвут нас!

– Я же хотел как лучше, – принялся оправдываться Хитрюшкин. – Поели бы сосисочек… Зато эта псина будет долго меня помнить!

Но тут вдруг вдалеке раздался злобный лай, и все сразу вскочили.

– Они идут по нашим следам! – закричал Умнюшкин. – Ах, что-то надо придумать!

– Придумывай, пожалуйста, скорее! – запищал Авоська. – Я так боюсь…

– Верно, думай живее! – скомандовал Хитрюшкин.

На этот раз Умнюшкин думал недолго. Он почти сразу же радостно хлопнул себя рукой по лбу.

– Придумал! Придумал! Речка! Скорее в речку!

– Какая речка? – не понял Хитрюшкин.

– Речка скроет наши следы! Вперед!

И друзья побежали к речке, которая, на их счастье, текла совсем близко.

Когда они добежали до берега, Умнюшкин приказал:

– Делайте, как я! – он снял ботинки, зашел по колено в воду и запрыгал вдоль берега.

– Зачем это нужно? – недовольно спросил Хитрюшкин. – Скорее переплывем на тот берег, и все!

– Помолчи! – строго сказал Умнюшкин. – Из-за твоей глупости мы чуть было не погибли. Неужели ты не понимаешь, что, идя по воде, мы собьем собак со следа? Это же так просто!

Хотел было Хитрюшкин поспорить еще, да передумал. И очень правильно сделал – ведь бывают такие положения, когда спорить некогда. Он просто снял ботинки и тоже зашагал по воде, следом за ним ковылял Авоська. После каждого шага он высоко поднимал лапы и брезгливо их отряхивал.

Наконец они остановились возле большого камня.

– Теперь спрячемся тут, – приказал Умнюшкин и первый скрылся за камнем.

Собачий лай послышался снова и совсем близко, Хитрюшкин с Авоськой пулей пролетели оставшееся до камня расстояние и там спрятались.

На берег речки выскочило из рощи не менее десятка псов-стражников, они мчались по следу, низко опустив морды. Добежав до места, где друзья вошли в воду, псы бросились вплавь, быстро переплыли речку и исчезли в лесу на том берегу.

– Легко отделались! – Хитрюшкин вытер пот со лба.

– Еще рано радоваться, псы скоро вернутся. Не найдут наших следов и вернутся. Надо немедленно бежать отсюда, – сказал Умнюшкин.

– А может, авось, обойдется. Посидим немного тут, я очень устал, – попросил Авоська.

– Нельзя, – Умнюшкин снова ступил в воду. – Надо идти, и только вдоль берега, по воде. Иначе псы снова почуют наши следы.

– Я не очень-то люблю ходить по воде, – проворчал Хитрюшкин, но возражать не стал, чувствовал себя виноватым.

И путешественники снова побрели по колено в воде. Светило солнце, цвели среди густой травы яркие цветы, над ними порхали большие пестрые бабочки.

Совсем низко на путешественниками пролетел огромный журавль. Пролетел и сел где-то рядом.

Хитрюшкин проводил его завистливым взглядом.

– Вот житуха! Летает, куда хочет! Попросить бы его перенести нас к замку!

– Неплохо бы! – улыбнулся Умнюшкин. – Только как это сделать? Не можем же мы ему кричать: «Возьмите нас!» Он просто не услышит.

– Зачем кричать? – удивился Авоська. – Журавли живут тут недалеко, на лугу, я знаю! Пошли скорее к ним!

Выручайте нас, журавли!

– Вот они! – радостно прошептал Хитрюшкин. – Теперь надо их уговорить. Я их сейчас перехитрю!

И он бегом кинулся к ближайшему журавлю.

Журавль слегка наклонил голову и внимательно посмотрел на странного человечка.

– Высокопочтенный господин журавль! – поклонился ему Хитрюшкин. – Мы обращаемся к вам с просьбой – унести нас поближе к замку Мурыса. За нами гонятся псы-стражники, и если поймают, то разорвут на части! Спасите нас!

– Вот еще! – пренебрежительно ответил журавль. – Охота мне таскать всяких тут!

– Мы вас очень просим, господин журавль, – начал было снова Хитрюшкин, но тот и слушать не стал, взмахнул крыльями, собираясь взлететь.

– Ой! Ой! Ой! Подождите! Я вам расскажу что-то очень важное и интересное!

– Что такое? – журавль опустил крылья и повернул голову к Хитрюшкину. Тот быстро подбежал к нему, мгновенно забрался на спину и зашептал:

– Очень, очень важное! Очень интересное!

– Ну, говори!

– Сначала отнесите нас до замка, не пожалеете, честное слово, не пожалеете!

– Ерунда, небось, какая-нибудь…

– Нет, очень интересное! – продолжал Хитрюшкин, и, увидев, что тот почти согласился, быстро скомандовал: – Садись, ребята!

И вот журавль в воздухе. Далеко внизу расстилаются луга, вьется голубая ленточка реки, и где-то в лесу бегают злые-презлые псы, потерявшие их след…

– Ну, как дела? – гордо обернулся к Умнюшкину и Авоське Хитрюшкин. – Я, например, чувствую себя отлично!

– Ничего, – дрожащим голосом ответил Умнюшкин. – Скорее бы прилететь к замку!

– Мяу-мяу! – подал голос Авоська. Он сидел почти на самом хвосте, и ему было очень и очень неудобно. – Я едва держусь и, наверное, скоро упаду. Мне страшно!

Хитрюшкин ткнул журавля ногой в бок.

– Эй, ты, лети побыстрее!

– Какая неблагодарность! – возмутился тот. – Я их везу, и меня же еще и оскорбляют! Ну-ка немедленно рассказывай свой секрет!

– Сначала долети до замка, как сядешь – расскажу!

– Немедленно! Я сказал – немедленно! Иначе… – и журавль сделал такой вираж, что Авоська только жалобно пискнул, Умнюшкин поскорее закрыл глаза, а Хитрюшкин… Хитрюшкин решительно заявил:

– Нет, нет и нет!

Конечно, от такой наглости журавль страшно рассердился. Он рванулся вверх, потом круто вниз, затем влево, вправо…

Первым не выдержал Умнюшкин.

– Ой! Ой! Ой! – закричал он. Пальцы его разжались, и Умнюшкин полетел вниз. К счастью, он упал на кудрявую верхушку березы, ветки спружинили и довольно мягко скинули его на землю.

Затем пришла очередь болтуна Хитрюшкина. Сколько он ни держался за перья, закрыв глаза и стиснув зубы, но все равно пальцы у него сами собой разжались…

Скинув двоих, журавль не успокоился. Он решил во что бы то ни стало сбросить и последнего непрошеного пассажира. Высоко взмыв, он сделал мертвую петлю, и…

Нет, Авоська кое-как удержался. Он давно уже ничего не чувствовал, только выпустил когти на всех четырех лапах и держался из последних сил.

Журавль понял, что Авоську ему не скинуть, и опустился на полянку.

– Слезай, паршивец!

Но Авоська молчал. Молчал потому, что даже боялся открыть глаза. Он так и не понял, что наконец-то находится на земле.

– Слезай, кому говорят! – повторил журавль.

Но Авоська не шевелился.

Тогда журавль вытянул клюв, схватил котенка за шиворот, кинул далеко в траву. А сам улетел.

Чем кончается надежда на «авось»

Умнюшкин сел под березкой, потер ушибленную ногу, поправил очки, встал и огляделся. Тихо шумел лес, ни Хитрюшкина, ни Авоськи нигде не было видно.

– Хитрюшкин! – закричал изо всех сил Умнюшкин. – Авоська! Где вы? Ау!!!

Но никто не откликался.

– Случилось самое плохое, – вслух подумал Умнюшкин. – Мы потерялись. Куда же мне теперь идти? Где искать друзей? И где находится замок?

Он сел на землю и стал рассуждать.

– Журавль летел к замку, и солнце было у нас за спиной. Вот так! – Умнюшкин повернулся спиной к солнцу. – Если бы этот негодяй Хитрюшкин не вздумал дразнить журавля, мы уже прилетели бы на место. Значит, если я пойду только вперед, то рано или поздно выйду к замку. Надеюсь, что Хитрюшкин и Авоська догадаются идти туда же. Вот там мы и встретимся!

И Умнюшкин пошел вперед, все время поднимая голову, чтобы взглянуть на солнце и проверить, не сбился ли он с пути.

Идти было очень трудно. Приходилось перелезать через поваленные деревья, пробираться по кустарнику, перепрыгивать через ручейки и ямы. Но он все шел, шел и, наконец, вышел на дорогу.

– Ага! – обрадовался Умнюшкин. – Вполне возможно, что она ведет к замку! Значит, я правильно выбрал направление! Вот как хорошо быть умным!

Лесная дорога все бежала и бежала перед Умнюшкиным бесконечной лентой, и вдруг ему стало очень грустно. Еще бы – ведь с ним случилось самое плохое: он потерял друзей! Темный лес, голодный желудок, холодный дождь – все это ерунда, если рядом друзья, если ты не один. Вместе – ничего страшного. Одному же – беда!

Устал Умнюшкин и решил немного отдохнуть, выбрал густой уютный кустик, лег под него и незаметно задремал. Спит он и во сне видит, будто с Авоськой разговаривает, а тот почему-то горько-горько плачет.

Проснулся Умнюшкин, сел и слышит – точно голос Авоськи. Выглянул из-за куста на дорогу – лохматый псина тащит бедного котенка за шиворот, тащит и кричит:

– Ты что же, паршивец, не знаешь, что тебе тут ходить нельзя? Здесь же близко царский дворец!

– Ой, дяденька! – пищит бедный Авоська. – Отпустите меня, я больше не буду! Я и правда не знал!

– Посадят тебя в подземелье или бросят чудовищу в ров! – зарычал стражник.

Умнюшкин вскочил и стал быстро-быстро думать, как освободить друга, как справиться с полицейским. Ах, если бы с ним был Хитрюшкин – вдвоем они запросто одолели бы пса.

Но Хитрюшкина не было, приходилось действовать одному. И Умнюшкин побежал, скрываясь за густыми кустами, обогнал стражника и котенка, быстро наломал веточек и стал втыкать их куда только можно себе в одежду: за воротник курточки, в лямочки штанишек, в ботинки и даже в волосы. Скоро он стал похож на огромного зеленого ежа!

Потом Умнюшкин притаился за большим деревом возле дороги и, как только стражник и его пленник поравнялись с ним, выскочил навстречу. От неожиданности пес присел на задние лапы, испуганно взвыл и бросился прочь, поджав хвост.

Авоська тоже напугался до полусмерти. Он выгнул спину горбом, зашипел как змея, шерсть у него распушилась, и котенок сразу стал таким большим и страшным, что Умнюшкин невольно отступил от него на шаг.

– Что ты, Авоська? Это же я! Ты меня не узнал? – и Умнюшкин быстро вытащил все веточки из своей одежды.

– Умнюшкин! Умнюшкин! Теперь узнал! – радостно закричал котенок.

– Бежим скорее, пока пес не вернулся! – перебил его Умнюшкин.

И они быстро побежали вглубь леса. Потом уселись на уютной полянке и стали дружно вспоминать, что с ними приключилось.

А потом, когда отдохнули и успокоились, Умнюшкин предложил идти к замку, чтобы там встретиться с Хитрюшкиным, и Авоська сразу согласился.

– Я, кажется, знаю туда дорогу, я вспомнил, – сказал котенок, – мы как-то с папой собирали грибы, тут должна быть тропинка, авось она и приведет нас куда надо.

Умнюшкин с сомнением поглядел на него.

– На авось надежда плохая, заблудимся – и все!

Тропинка петляла между деревьями, вилась змеей и уходила все глубже и глубже в лес. Кругом становилось все темнее и темнее, деревья пошли какие-то тонкие, ломаные, росли криво, а земля под ногами вдруг оказалась совсем мягкой и ненадежной.

– Это же болото! – догадался Умнюшкин. – Ты завел в болото!

– Сам удивляюсь… – растерянно отвечал котенок.

– Не знаешь дороги, так не брался бы!

– Я думал, авось вспомню, узнаю…

– Вот тебе и авось. – Умнюшкин сел на поваленное дерево. – Что же нам теперь делать? Возвращаться или идти дальше?

Где у муравьиной кучи запад?

– Сейчас я залезу на дерево и посмотрю вокруг, авось что-нибудь и увижу, – предложил Авоська.

– На дерево? – удивился Умнюшкин. – А ты умеешь?

– Спрашиваешь! – И котенок побежал к высокой сосне.

Начал он залезать вроде бы быстро, а потом его угораздило посмотреть вниз, и, конечно, сразу же закружилась голова, Авоська застрял на середине дерева.

– Спускайся потихоньку! – посоветовал ему Умнюшкин.

– Не могу! Боюсь! – жалобно пропищал котенок. Он висел на стволе ни живой ни мертвый – все четыре лапы врозь, хвост вниз. И вверх двигаться не может, и опускаться страшно.

А Умнюшкин знай себе командует:

– Давай вверх!

– Не можешь? Тогда вниз!

– Чего же ты застрял? Делай что-нибудь!

То ли от этого крика, то ли еще от чего другого, но только вдруг лапы у Авоськи сами собой разжались, и он камнем полетел вниз.

И куда бы, вы думали, он упал? Прямо на муравьиную кучу!

Если вам когда-нибудь приходилось падать с дерева на муравьиную кучу, то вы хорошо знаете, что это такое. Знаете и никогда не забудете. А если не приходилось, то и не пробуйте, не стоит.

Бедный-бедный Авоська! Такой уж у него неудачный день выдался! Бывают такие дни: уж не повезет так не повезет! И с журавля чуть не свалился, и в болоте чуть не утонул, и с дерева шлепнулся на муравьев… Одно слово – не везет!

Кое-как очистил его Умнюшкин от муравьев, вычесал сосновыми иголками шерстку, и сел котенок под дерево: сидит, зализывает укусы. А их столько, что лизать не перелизать! На неделю хватит, а то и больше!

Умнюшкин внимательно разглядывал развороченную муравьиную кучу и сосредоточенно сопел, значит, думал.

– Пойдем все прямо – и выйдем! – предложил Авоська.

– Нет, так мы никуда не выйдем.

– Это еще почему?

– А потому, – Умнюшкин торжествующе поглядел на котенка, – соображать надо!

– Мы вышли рано утром, и солнце светило нам в спину, – продолжал Умнюшкин. – Значит, мы куда шли? На запад! Туда нам сейчас и нужно идти! А ну-ка, скажи, где у нас запад? Ты знаешь?

– Запад? – Авоська оглянулся по сторонам, словно ожидал увидеть на одном из деревьев прибитую стрелку-указатель. – Откуда я могу знать, где этот запад?

– Надо уметь ориентироваться в лесу! Вот муравейник мне точно сказал, что запад там! – И Умнюшкин потянул руку как раз в сторону большой сосны, под которой и сидел Авоська.

Бедный котенок поскорее вскочил и оглянулся, даже забежал за дерево – поглядеть на этот запад. Но за деревом, конечно, ничего не было, и Авоська хмуро посмотрел на друга – он никак не мог понять, при чем тут муравейник. Вы-то, конечно, догадались, как Умнюшкин определил стороны света, а вот Авоська… Впрочем, что спрашивать с бедного котенка, который ни одного дня не ходил в школу. Никогда не читал книг.

Что рассказал Петька

Теперь они знали, где запад, и идти стало веселее. Вот ведь какой молодец Умнюшкин! Через каких-нибудь полчаса лес заметно посветлел, все чаще стали появляться березки, потом даже небольшие полянки, и наконец они вышли на дорогу.

В лесу было тихо и спокойно. И вдруг Авоська тигром рванулся вперед, выгнул спину и зашипел. Он распушил свою шерстку и снова стал очень большим и страшным.

Умнюшкин замер.

– Что ты?

– Там, за деревом, кто-то сидит! – тихо ответил Авоська. – Я нюхом чую: сидит!

– А ну, выходи! – кинулся вперед Умнюшкин, размахивая толстой палкой. И он изо всех сил стукнул по дереву.

Сосна загудела, застонала, с веток свалилось несколько шишек, а из-за ствола медленно вышел маленький котенок. Он был даже меньше Авоськи.

Котенок испуганно смотрел на путешественников и тихонько дрожал.

– Ты кто такой? – удивленно спросил Умнюшкин.

– Я Петька…

– Какой Петька? Что за Петька? Стой на месте, где стоишь! Не двигайся! Отвечай – откуда ты взялся?

Но Петька и не думал убегать, а во все глаза смотрел на Умнюшкина – судя по всему, он никогда и не слышал о Стране Людей.

– Я пришел из деревни, – робко начал Петька. – Рыть корешки для супа…

– Корешки для супа? – поразился Авоська. – Я никогда не ел такого супа. Вкусный?

– Не очень, но у нас больше нечего есть…

– Как это – нечего? – спросил Умнюшкин. – Разве у вас не растут чудесные сосисочные деревья?

– Растут, но… – Петька грустно вздохнул. – Наш злой староста не разрешает срывать ни одной сосисочки…

– Ни одной?! – возмутился Авоська.

– Погоди! – остановил его Умнюшкин. – Пусть он расскажет все по порядку.

И Петька стал рассказывать. Оказывается, в его маленькой деревне росло всего десять сосисочных деревьев. Псы назначили самого богатого кота старостой и поручили ему следить, чтобы весь урожай – до единой сосиски! – был собран и сдан.

Староста оказался злобным, трусливым котом, страшно боялся псов и старался всячески выслужиться перед ними. Он все время считал и пересчитывал сосиски и даже завел на каждое дерево по специальной тетради.

– А теперь, Петька, отвечай – знаешь ли ты дорогу к замку Мурыса? – спросил Умнюшкин.

– Нет, не знаю. Но я не раз видел, как мимо нашей деревни проезжают кареты с псами и большие черные повозки с решетками на окнах.

– Так это же и есть дорога к замку! – обрадовался Умнюшкин.

– Может быть, и моего папу везли так… – грустно сказал Авоська и вытер глаза лапкой.

– Не реви! – строго приказал Умнюшкин и обернулся к Петьке. – Веди нас в деревню!

Хитрюшкин освобождает арестованных, но сам попадает в плен

Хитрюшкин очень испугался, когда свалился с журавля. Но так как он был пластмассовый, а потому и легкий, то падал медленно. Ветерок подхватил его и понес в сторону леса.

Скоро Хитрюшкин плавно опустился на лесной полянке прямо в большую копну сена.

Он встал, отряхнулся, посмотрел вверх. Журавля уже не было видно.

– Что-то теперь будет? – вздохнул горе-путешественник. – Где я найду своих друзей…

Но долго грустить он не умел.

– Хватит хныкать! Надо действовать! Буду пробираться к замку один – там мы и встретимся.

Решив так, Хитрюшкин быстро пошел по лесной тропинке. Лес был темный и хмурый. Сухие сосны высоко уходили в небо, и трава под ними почти не росла. Вся земля была усыпана старыми сухими иголками.

Хитрюшкин шел, шел и очень устал. И вдруг увидел ежика. И так ему обрадовался!

– Ежик! Ежик! Послушай меня! Не убегай!

– Чего тебе? – буркнул ежик и на всякий случай свернулся в клубок, выставив во все стороны иглы.

– Не бойся! Скажи лучше, как пройти к замку Мурыса? И далеко ли это?

– Далеко! – проворчал ежик. – Вон там, за деревьями, есть дорога. Она и ведет прямо к замку.

– Спасибо! – И Хитрюшкин побыстрее побежал искать дорогу. А ежик посмотрел ему вслед, фыркнул и отправился по своим ежиным делам.

Добравшись до дороги, Хитрюшкин сел на старый пенек отдохнуть. И вдруг услышал какой-то шум.

Из-за поворота показалась большая черная карета. Два пса-кучера дремали, карета ехала не очень быстро, и он успел разглядеть решетки на окнах.

И сразу все понял.

– Ага! – сказал Хитрюшкин вслух. – Это, верно, в замок везут арестованных. Если я побегу за каретой, то как раз и доберусь до замка.

И он побежал, едва сдерживаясь, чтоб не чихать от пыли.

И вдруг Хитрюшкин увидел, что сзади кареты, под дверцей с зарешеченным окошком, есть маленькая ступенька.

– Ура! – обрадовался Хитрюшкин.

Он догнал карету и через минуту уже сидел на этой ступеньке.

А карета все ехала и ехала вперед, через лес.

Немного отдышавшись, Хитрюшкин встал и заглянул в окошко. В карете было полным-полно кошек: черных, белых, рыжих и всяких других мастей.

«А не попробовать ли мне их освободить? – вдруг пришла ему в голову мысль. – Но как? Посмотрим-ка, кто там правит каретой».

Хитрюшкин осторожно полез вверх по решетке, ухватился одной рукой за край крыши… еще мгновение, еще усилие – и он на крыше!

Карету бросало из стороны в сторону на выбоинах дороги. Хитрюшкин лег на живот и пополз вперед. Скоро он увидел перед собой затылки двух псов – кучера и стражника. Они дремали, низко опустив головы. И даже слегка похрапывали. Как они умудрялись спать при такой тряске – уму непостижимо.

Смотрел на них Хитрюшкин, смотрел – и придумал. Все сам придумал, что надо.

Он спустил ноги вниз, крепко уцепился руками за край крыши, тщательно примерился и изо всех сил толкнул ногами псов. Правой ногой – кучера, левой – стражника.

– Гав! Гав! – испуганно залаяли сразу проснувшиеся псы.

– Это ты меня ударил? Я тебе покажу! – завопил кучер.

– Не я тебя, а ты меня! – ответил ему стражник. – Болван!

– Сам ты болван! Дерешься, да еще и ругаешься!

Тут Хитрюшкин, который уже давно залез обратно на крышу, три раза стукнул по ней.

– Т-ты с-слышал? – спросил стражник, заикаясь от страха.

– Слышал! – тихо ответил кучер.

– Я б-боюсь!

Хитрюшкин снова постучал по крыше.

– Мяу! Мяу! – сразу громко закричали все коты и начали изо всех сил барабанить по стенкам.

– Коты взбунтовались! – еще больше перепугался стражник. – Они сломают карету! Останови! Если что случится, Гит нас повесит!

Карета остановилась.

Кучер и стражник слезли с козел, вытащили сабли и, оглядываясь, прячась друг за друга, добрались до задней дверцы.

А Хитрюшкину только того и надо было. Он мигом прыгнул на козлы, схватил вожжи и крикнул что было сил:

– Но! Вперед!

Карета помчалась по дороге.

– Стой! Стой! Караул! – раздались сзади испуганные вопли псов.

А Хитрюшкин погонял и погонял лошадей, пока не заглох лай.

Тогда он остановил карету, сбил камнем с дверцы замок и распахнул ее широко-широко.

– Выходите! Вы свободны!

– Ура! – раздалось в ответ. – Мы свободны! – И коты поспешно стали выскакивать из кареты, обнимать и целовать своего освободителя.

– Тише! – вдруг закричал большой черный кот. – Слушайте!

Все замолчали и услышали совсем близко собачий лай.

Это приближался отряд псов-полицейских, которые учуяли беглецов.

– В лес! Отступайте все в лес! Я вас прикрою! – закричал Хитрюшкин.

И тут его схватили.

Староста

Умнюшкин и Авоська быстро шли следом за котенком Петькой и скоро вышли к деревне.

Во дворах росли сосисочные деревья, но какие-то худосочные, невысокие, и сосисок на них было гораздо меньше, чем на тех, которые друзья видели раньше.

И только один дом выделялся новенькой железной крышей и недавно покрашенными голубыми ставнями. И дерево во дворе было совсем другое – все розовое от сосисок.

– В нем-то наверняка и живет староста! – догадался Умнюшкин. – Пошли прямо туда.

Он, конечно, оказался прав – не успели путешественники приблизиться к дому, как на крыльцо вышел толстый кот. Блестели на солнце тщательно вычищенные сапоги, блестела большая белая бляха на груди – знак власти, и даже сам кот-староста, казалось, блестел, словно намазанный подсолнечным маслом.

Староста подозрительно посмотрел на них и на всякий случай изобразил на морде что-то вроде улыбки.

– Здравствуйте, кто вы такие? Проходите, пожалуйста! Что вам тут надо?

Умнюшкин важно посмотрел на него.

– Ты староста в этой деревне? Хорошо, тебя-то нам и надо! Ты ответишь за все!

– Виноват! – испуганно сказал староста и низко поклонился.

– Я ехал к самому первому министру господину Гиту, и в твоем лесу на меня напали разбойники. И отобрали карету! За это Гит прикажет бросить тебя в подземелье!

При упоминании имени всесильного министра староста даже стал меньше ростом, а когда услышал про тюрьму, то совсем съежился, и кончик его хвоста почтительно заюлил по пыльным ступенькам крыльца.

– Помилуйте-с! Сжальтесь! – Староста торопливо распахнул дверь: – Пожалуйте отдохнуть, покушать с дороги. Кареты-с у меня нет, но вам я предоставлю-с свою коляску-с. Вы доедете до самого замка-с…

Совсем неплохо жил староста! В его доме были и мягкие диваны, и большие зеркала, а гостям подали большое блюдо дымящихся сосисок!

Друзья вволю наелись! Блюдо скоро опустело.

После сытного обеда Умнюшкин сел в мягкое кресло, а Авоська улегся на диван и задремал.

– Ловко мы провели этого глупого старосту! – довольно произнес Умнюшкин и сладко потянулся. – Теперь мы очень просто доберемся до замка Мурыса.

– Ты особенно ему не верь! – Авоська вдруг сел на диване. – У этого старосты такой хитрый зеленый глаз!

– Хитрый? – переспросил Умнюшкин. – Да ты что! Он глуп как пробка! Но меня смущает сейчас другое…

– Что же? – удивился Авоська.

– У нас нет никакого оружия – вот что!

– Возьмем по большой палке – и хватит!

Умнюшкин покачал головой.

– Нет, палка – это не то! Надо хорошенько подумать. Чует мое сердце, что нам еще придется биться с псами-стражниками не на жизнь, а на смерть.

Какое оружие придумал Умнюшкин

Авоська скоро уснул, а Умнюшкин все сидел и думал, думал и что-то чертил на клочке бумаги.

А потом он взял свой сломанный зонтик, вытащил из него длинную стальную спицу и обмотал один ее конец изолентой, которую нашел еще давно и припрятал.

И получилась отличная шпага!

Да, длинная, очень красивая шпага с удобной рукояткой!

Тут как раз проснулся Авоська, увидел шпагу и, конечно, сразу заныл, сразу заканючил:

– Ой, какая хорошая! Я тоже хочу! Сделай и мне!

Умнюшкин на минутку задумался.

– Я дам тебе пистолет! – И он вытащил из кармана маленький игрушечный пистолетик.

– Этот? – Авоська надулся. – А чем он стреляет? Горохом?

– Нет, не горохом. Сейчас увидишь – ну-ка, быстро сбегай на кухню, поищи там черного молотого перца. Да осторожней, не задохнись!

Котенок быстро притащил пачку перцу. Умнюшкин свернул несколько бумажных кулечков, насыпал в них перец и завернул, как шарики.

– Вот твои снаряды! – довольно сказал он.

– Ну… – разочарованно произнес Авоська. – Тоже мне, оружие…

– Ах так! – рассердился Умнюшкин. – Тогда берегись!

Он быстро зарядил пистолет и выстрелил. Перечный снаряд ударился в стенку, взорвался, лопнул, и… Авоська так зачихал, что зазвенели стекла в окнах.

Он закрывал лапами мордочку, отчаянно тер нос, но ничего не помогало: котенок продолжал чихать и чихал с такой силой, что подскакивал, переворачивался через голову, и в воздухе только мелькали лапы и хвост. Можно было даже подумать, что в комнате находится не один, а по крайней мере три котенка!

И грянул бой!

Сладко пел друзьям рыжий котище-староста, да не зря смотрел на них хитрым зеленым глазом. Донес он псам-стражникам о появлении в деревне подозрительных личностей.

Только успели наши путешественники прочихаться, умыться и успокоиться, как в окошко чуть слышно постучали.

– Кто тут? – Умнюшкин подошел и увидел за окном Петьку. Котенок прижался к стенке и выглядел очень испуганным.

– Спасайтесь! Бегите! Староста вызвал стражников – они уже приехали!

Прошептал это Петька и исчез, словно его и не было.

– Полиция! – закричал Авоська. – Скорее! Авось успеем убежать…

И он со всех ног кинулся к двери, но Умнюшкин его остановил.

– Стой! Будем принимать бой! Мы ведь теперь вооружены!

Они вышли на улицу и увидели, что дом окружен. Пес-командир кинулся на них:

– Гав! Гав! Взять их!

Следом за ним бросились и другие псы. Их было много, и все они держали в лапах длинные кривые сабли. Солнце блестело на клинках, и было видно, что сабли очень острые.

Авоська жалобно взвизгнул и быстро залез на дерево.

А Умнюшкин… Умнюшкин поднял свою шпагу и кинулся один на псов!

Здоровенный лохматый пес взмахнул саблей прямо над головой игрушечного человечка. Казалось, еще секунда – и он его разрубит пополам!

Но Умнюшкин ловко – как мушкетер! – отразил удар.

Остальные псы отступили и сгрудились в кучу – только этого Умнюшкину и надо было! Он быстро выхватил батарейку от фонарика, прижал к своей шпаге и тут же ловко шлепнул шпагой ближайшего пса. Электрический разряд ударил стражника и через него передался другим. От испуга все псы, как подкошенные, упали на землю.

И сразу вскочили, завыли и бросились прочь со всех ног – подальше от этих таинственных чужеземцев с их страшным оружием!

Вот так кончился этот бой, который длился не больше минуты. В заключение надо лишь добавить, что с большим трудом удалось уговорить Авоську слезть с дерева – котенку было очень-очень стыдно. Он так напугался псов, что совсем забыл про свое грозное оружие – перечный пистолет. Но если разобраться, то и его можно понять. Попробуйте-ка представить себя на месте Авоськи, когда нападает целая стая разозленных псов. Тут забудешь не только про пистолет!…

– Ну? – спросил Умнюшкин, – а где этот гадкий кот-предатель? Сейчас я его достану!

Но они перерыли весь дом, а старосту не нашли. Авоська даже заглядывал в горшки на кухне – кота нигде не было. И вдруг они увидели, что из трубы на крыше летит сажа, и все поняли. Весь черный от сажи предстал предатель перед друзьями. И сразу упал на колени, начал молить о пощаде.

– Я буду хорошим! – клялся он. – Не стану никого обижать!

Авоська тяжело вздохнул.

– Если он и правда больше не будет…

– Не буду! Не буду! – заверещал староста.

– Смотри у меня! – согласился Умнюшкин. – Если ты нас обманешь, то берегись! А теперь быстро готовь коляску. Мы едем в замок!

В отряде котов

Солнышко так пригрело, что Умнюшкин и Авоська сладко задремали под тихий стук колес.

И вдруг…

И вдруг сквозь сон они услыхали, как кто-то громко закричал:

– Эй, вы! Кто такие? Куда едете?

Умнюшкин и Авоська протерли глаза. Перед ними, опираясь на палки, стояли два больших худых кота; у одного была перевязана лапа, у другого – голова.

– Мы ищем Хитрюшкина, нашего товарища… – немного испуганно ответил Умнюшкин.

Коты удивленно переглянулись.

– Это какого еще Хитрюшкина?

– Он очень храбрый и хитрый, самый храбрый и самый хитрый из всех пластмассовых человечков. Он наш друг.

– Знаем, знаем! – хором закричали коты. – Он спас нас! Вы его друзья, а значит, и наши!

– А где же он сам? – спросил Авоська.

– Мы вели бой с псами, но они одолели нас, а его вот, раненого, увезли в тюрьму! – и коты рассказали обо всем.

– Бедный, бедный Хитрюшкин! – заплакал Авоська. – Его теперь бросят в холодное и темное подземелье или сразу тому ужасному чудовищу в воде…

– Перестань реветь! – рассердился Умнюшкин. – Сколько раз я тебе говорил, что никакого чудовища нет! Надо поскорее придумать, как освободить нашего друга.

Коты сели в коляску и помчались прямо в лесную чащу. Скоро запахло дымом и еще чем-то вкусным.

– Ой! – Авоська облизнулся. – Кажется, мы очень вовремя!

– Что – вовремя? – не понял Умнюшкин.

– Это же варят сосиски! Мы как раз гадали к обеду! Я опять проголодался!

Коляска выехала на большую поляну. Посередине ее горел костер, и над ним висел огромный котел. А возле костра стоял толстый черный кот. Но сразу было видно, что это далеко не простой кот: на нем красовался белый передники и белый колпак. А на поясе висел длинный блестящий нож. Это был кот-повар.

Он слышал последние слова Авоськи и стал приглашать:

– Ты проголодался? Отлично! Садись – сосиски как раз готовы!

Умнюшкин покачал головой.

– Спасибо! Потом, сначала дело.

Командира котов звали Василием Мурлыковичем. Это был худой серый кот, тоже с перевязанной лапой, его ранили в последнем бою.

Он очень обрадовался, когда узнал, что перед ним друзья отважного пластмассового человечка.

– Ваш друг спас всех нас от смерти! Чем мы можем вам помочь?

– Нужно выручать Хитрюшкина из плена, – сказал Умнюшкин.

– Конечно, нужно, – грустно ответил Василий Мурлыкович. – Но как? К замку и близко не подойти – там вокруг полно стражников. Они каждого, кто приблизится, без расспросов кидают в тюрьму. А сам замок обнесен высокой стеной и окружен глубоким рвом с водой. А в воде живет страшное чудовище с тремя головами…

– Знаю, слышал! – перебил его Умнюшкин. – Мне надоели ваши сказки! Если вы боитесь, то так прямо и скажите. Я пойду один! Авоська! Ты идешь со мной или остаешься тут?

Авоська оказался молодцом! Он немного, совсем немного подумал и твердо ответил:

– Конечно, я иду с тобой! Мы же друзья – как можно иначе!

Василий Мурлыкович совсем расстроился. Еще бы! Получалось, что коты трусы. И не просто трусы, а еще и неблагодарные трусы – боятся идти спасать своего освободителя.

– Мы вам обязательно поможем, – сказал он. – Я уже думал. Станем задерживать на дороге все кареты с арестованными, и скоро у нас наберется большой отряд. И тогда мы попробуем напасть на замок…

– Неплохо! – одобрил план Умнюшкин. – Неплохо, но очень долго. За это время Хитрюшкина могут казнить. Надо придумать другое. Там, где нельзя победить силой, надо действовать умом. Но ничего! Не забывайте, что я с вами! Я – самый умный. А теперь – не мешайте мне!

И Умнюшкин сел под дерево, зажал уши ладошками и стал думать.

– Что это с ним? – удивленно спросил Василий Мурлыкович.

– Тише! Не мешайте! – шепотом ответил Авоська. – Он думает! Он может придумать все что угодно. Пойдемте отсюда!

И они ушли.

Прошел час, другой, а Умнюшкин все сидел и думал.

Наконец он вскочил и громко закричал, так громко, что сразу сбежались все коты.

– Придумал! Придумал! Я знаю, как попасть во дворец и спасти Хитрюшкина! И не только его, но и всех арестованных.

– Как? – хором спросили все коты.

– Очень просто! Идите поближе, я расскажу.

Коты нагнулись к Умнюшкину, и он шепотом рассказал им свой план.

Глава третья

Здравствуй, чудовище!

Замок Мурыса находился в густом лесу. Высокая стена из черного камня окружала его со всех сторон. И сам замок тоже был черным и мрачным. У ворот всегда стояли часовые, а по лесу с утра до позднего вечера рыскали отряды стражников. Всем котам под страхом смерти было запрещено приближаться к замку.

Широкий и глубокий ров с водой окружал замок. Вода была тоже черная. А когда в черной воде отражался черный замок, все вокруг становилось совсем мрачным и в душе каждого поселялась тогда черная-пречерная грусть.

От больших ворот замка через ров был перекинут один-единственный мост. Мост этот был не простой, а подвесной – вечером, когда последний отряд стражников возвращался из леса, его поднимали, и тогда замок становился совершенно неприступным.

И вот к этому-то замку бесстрашно шел крошечный человечек в берете и очках, а следом за ним тащил чемодан маленький рыжий котенок.

Кто же были эти смельчаки? Конечно, Умнюшкин и Авоська!

Они ступили на подвесной мост, который сразу закачался под ними. Понятно, что было мало приятного идти по такому качающемуся мосту.

Вдруг Авоська глянул вниз и, схватившись за перила, громко закричал:

– Ой, мама! – и уронил чемодан. Да прямо на ногу Умнюшкину.

– Ай! – теперь уже закричал от боли Умнюшкин. – Что с тобой? – и запрыгал на одно ноге.

– Там! Там! Чудовище! Дракон с тремя головами! Я видел… – Авоська весь дрожал и показывал лапой на темную воду.

А вода была тихая, неподвижная, и там, конечно, ничего не было видно.

Умнюшкин очень рассердился:

– Перестань! Сколько можно верить глупым сказкам! Ты же сам видишь – грязная вода, и только! Ничего там нету!

– Нет, есть! – настаивал котенок. – Там что-то такое… ОНО выплыло и посмотрело! И снова уплыло! ОНО было такое большое, я такого никогда не видел. Я лучше пойду домой – мне страшно!

– Иди! – рассердился еще больше Умнюшкин. – Иди, чего же ты стоишь?

Авоська молчал, опустив голову. Куда же он мог уйти от друзей?

– Как не стыдно! – Умнюшкин покачал головой. – Нельзя же быть таким трусом! Представь себе, что тебе только кажется, что ты боишься, а на самом деле ничего не страшно. И все в порядке!

Авоська от изумления так и сел на чемодан.

Сел и, раскрыв рот, смотрел на друга, пытаясь получше понять то, что услышал.

– Мне только кажется, что я боюсь, – повторил он, – а на самом деле ничего не боюсь. Мне только кажется… Нет, ничего не получается, все равно страшно!

– А ты попробуй еще раз, – терпеливо учил его Умнюшкин. – Представь себе, что тебе только кажется.

– Мне только кажется, что страшно, – сказал котенок, и гордо расправил плечи.

Возможно, Авоська в конце концов и сумел бы внушить себе, что он ничего не боится. Если бы… Если бы он опять не посмотрел на воду.

Но он посмотрел и тут же снова жалобно закричал:

– Ой! Ой! Ой! Вот ЭТО опять выплыло! ОНО глядит на меня! – И котенок, забыв обо всем, спрятался за чемодан.

– Опять эти глупости! – рассердился Умнюшкин. – Ну где это страшное «ОНО»? – и с этими словами он обернулся и поглядел на воду.

Поглядел и… и сам испугался. Из черной воды на самом деле торчала огромная открытая пасть с тысячью желтых страшных зубов.

– Это же крокодил! – прошептал Умнюшкин. – Настоящий аллигатор! Но это же невозможно! Ведь крокодилы не могут жить в таком холодном климате! Это нам просто кажется! И все!

– Кажется? – переспросил Авоська. – Вот эта ужасная пасть с длиннющими и страшнющими зубами – только кажется?

– Да, кажется! В нашем климате не имеют права водиться крокодилы!

Эти слова Умнюшкин сказал очень громко, почти прокричал, и крокодил их, конечно, услышал. Услышал, очень обиделся и громко сказал:

– По-твоему, значит, меня вроде вовсе и нету? А ну-ка, спускайся сюда, и я тебе живо докажу, что я есть, ну! – И крокодил еще шире открыл свою пасть. Умнюшкин моментально схватил одной рукой Авоську, другой – чемодан.

– Сейчас нам некогда, дядя крокодил, мы побеседуем с тобой в другой раз! – пробормотал он. И со всех ног кинулся по мостику к воротам.

А там уже давно следил за незваными гостями пес-стражник.

Посол Страны Людей

Умнюшкин храбро подошел к воротам.

– Стой! Чего надо? – закричал стражник.

– Болван! – тоже закричал на него Умнюшкин. И даже топнул ногой. – Как ты смеешь так разговаривать со мной! Да ты знаешь, кто я?! Я, может, посол из Страны Людей!

Стражник от испуга поджал хвост. Он не раз слышал о могущественной Стране Людей, и вот этот человечек оказался ее послом. Как нехорошо получилось! И опасно – можно угодить в тюрьму!

– Ваше сиятельство… – забормотал пес. – Извините… Не признал!

– Молчать! Беги, живо доложи обо мне!

Испуганный пес мгновенно исчез, а еще через минуту в массивных воротах замка открылась дверь.

Умнюшкин важно вошел во двор замка. Авоська, робко поджав хвост, следовал за ним.

Медленно-медленно шел Умнюшкин по двору и старался все вокруг получше рассмотреть.

Стены высокие – через них не перелезешь.

Окна маленькие, узкие, на многих – толстые решетки.

Несколько дверей-входов, и возле каждой – стражники. Которая же из них ведет в подвал-тюрьму? Все они совершенно одинаковые…

Навстречу им быстро шел пес в расшитом золотом мундире, блестящих лаковых сапогах со шпорами. А в руках держал шляпу с пером.

– Рад вас приветствовать, господин посол, – сказал пес сладким голосом. – Прошу простить, что не встретили. Разрешите представиться: Бурбос, министр порядка.

Умнюшкин как можно приятнее улыбнулся.

– Ах, дорогой министр! Очень рад с вами познакомиться! Я так много слышал о вашей стране и вот наконец попал сюда. Но, к сожалению, моя карета сломалась далеко в лесу, и мы с секретарем долго шли пешком…

Бурбос снова поклонился.

– Вам еще повезло, господин посол, что на вас не напали разбойники, их довольно много в этом лесу. Но разрешите пригласить вас во дворец…

Умнюшкин важно пошел вперед, Бурбос семенил сзади.

Во дворце было сумрачно, сквозь узкие решетки окон свет почти не попадал.

Бурбос распахнул дверь.

– Заходите, господин посол. Это мой кабинет.

Кабинет Бурбоса был весь в коврах. Они не только висели на стенах и застилали пол, но даже были прибиты на потолке.

– Я прибыл из Страны Людей, – начал Умнюшкин. – Вы, конечно, слышали о ней…

– А как же! – поспешно отозвался Бурбос.

– Мы тоже много хорошего слышали о вашем государстве, и особенно о мудрости его правителя. И вот меня послали сюда…

– Да, да! – поспешно подхватил министр. – Мы очень рады. Но я хочу вам сказать – по секрету, конечно, – что, к сожалению, царь Мурыс просто глуп. Он и в молодости особенным умом не отличался, а теперь… – пес махнул лапой.

– Неужели? – удивился Умнюшкин.

– Он глуп как пробка! Всем государством правим мы. Без нас коты давно бы уже взбунтовались и разорвали Мурыса на клочки.

– Хорошо, когда есть такие мудрые советники, – многозначительно произнес Умнюшкин.

Бурбос сразу оживился.

– А разве у вас их нет? Мы могли бы послать к вам кое-кого. Я могу рекомендовать вам своего брата Бульдоса. Он сразу наведет у вас порядок!

– Отлично! Отлично! – обрадовался Умнюшкин. – Лично мне ваше предложение нравится, и мы еще поговорим о нем более подробно. Однако мне бы хотелось встретиться поскорее с вашим первым министром Гитом…

– Это не так-то просто, – Бурбос покачал головой. – Его высокопревосходительство господин первый министр очень занят государственными делами. Я, конечно, доложу ему о вашем прибытии, но боюсь, что придется подождать.

Как вредно лечиться самому

Послу Страны Людей отвели в замке две большие комнаты. Они были роскошно обставлены: мягкая мебель, холодильник, ковры, а на потолке медленно вращался огромный вентилятор.

Шло время. А посла никак не хотел принимать первый министр – шакал Гит. Ведь именно у него Умнюшкин рассчитывал выпросить Хитрюшкина, как подданного своей страны, и увезти из замка.

Умнюшкин подолгу сидел у окна и во все глаза наблюдал за жизнью замка. И увидел немало интересного.

Сам замок походил на причудливый торт со множеством больших и маленьких башенок и всяких завитушек.

И вот одна-то из башен и привлекла внимание Умнюшкина. Чем же? А тем, что на верхних площадках других башен часто появлялись псы-стражники и слуги-кошки, а на той башне – никогда.

Зато в маленьких окошках этой башни часто мелькало что-то белое. Мелькало и исчезало, словно кто-то подходил к окну.

– Меня все это очень смущает, – задумчиво сказал Умнюшкин. – Уж не там ли держат нашего друга и других заключенных? Если рассуждать логически, то вполне возможно. А ты как думаешь?

И он повернулся к Авоське. Котенок лежал на диване и ничего не отвечал.

– Почему ты молчишь?

– Кажется, я заболел, – тихо ответил Авоська. – Очень болит живот…

– Я же тебе говорил! – Умнюшкин осуждающе покачал головой.

А случилось вот что: Авоська объелся сосисками! Им на обед принесли огромную кастрюлю, полную, с верхом. И, конечно, котенок не выдержал – ел и ел, пока кастрюля не опустела.

Умнюшкин пытался его остановить, но где там! Ведь бедный Авоська так долго мечтал съесть хоть одну сосисочку. А тут – полная кастрюля! Попробуй-ка удержись!

– Только этого нам не хватало! – продолжал Умнюшкин. – А я-то собирался послать тебя в разведку.

– Хочу в разведку! – прошептал Авоська.

– Тогда будем лечиться! – И Умнюшкин открыл чемоданчик.

Чего там только не было! Все, что необходимо для дальнего путешествия: фонарик, запасная батарейка, гвозди, клещи, клей и многое, многое другое. В том числе и большая коробка с лекарствами. Все это предусмотрительный Умнюшкин взял у котов в отряде.

Умнюшкин высыпал лекарства на стол.

– Это аспирин. Противовоспалительное – обязательно. А это? Тетрациклин? Тоже нужно – антибиотик! Универсальное средство! А вот – от головной боли…

Умнюшкин налил большой стакан воды и сел возле больного.

– Открывай пошире рот! Будем лечиться!

Бедный котенок только испуганно пискнул, когда увидел так много разных лекарств, но спорить не посмел. Он послушно глотал все лекарства, которые ему вкладывал в рот Умнюшкин, выпил три стакана воды. И вот, наконец, осталось последнее – касторка!

Авоська в страхе сунул голову под подушку.

– Касторку пить не стану! Она такая противная! Меня мама уже раз поила!

И сколько Умнюшкин его ни уговаривал, сколько ни рассказывал о пользе касторки, котенок только отмахивался всеми четырьмя лапами.

Так у них ничего и не вышло. Умнюшкину надоело уговаривать котенка, и он снова сел к окошку.

Прошел, наверное, час, когда Умнюшкин вспомнил про котенка.

– Как ты себя чувствуешь? Уже здоров? Подействовали лекарства? – И увидел, что лекарства точно подействовали. Да еще как! Бедный Авоська неподвижно лежал кверху лапами.

Вот тут-то Умнюшкин по-настоящему перепугался. Еще бы! Котенку стало так плохо, что даже шерстка у него встала дыбом.

– Вот к чему приводит непослушание! – строго сказал Умнюшкин. – Это все оттого, что не выпил касторки! – Он задумался: что же делать! Больше лекарств у него не было, значит, придется обращаться к врачу. И он выглянул в коридор.

Пес-стражник мирно дремал на стуле возле двери. Умнюшкин его кое-как разбудил.

– Быстро вызовите врача! Мой секретарь заболел!

Доктор пришел быстро. К удивлению, это оказался не пес, а толстый серый кот в очках-пенсне. Он недовольно сел возле Авоськи, взял за лапу – проверить пульс – и сильно ткнул во вздувшийся живот больного.

Котенок сразу громко икнул.

– Он объелся! – сказал доктор. – Хорошая порция касторки – это все, что ему надо!

– Касторку он пить не стал, – грустно произнес Умнюшкин. – Все остальное выпил: аспирин, тетрациклин, кальцекс и анальгин… цитрамон…

По мере того, как он перечислял все лекарства, которые выпил котенок, доктор все шире и шире открывал рот от изумления. Вы только представьте себе, как у него в конце концов широко был открыт рот, когда Умнюшкин перечислил названия тридцати двух лекарств. И все их выпил Авоська!

Наконец Умнюшкин замолчал, и доктор осторожно закрыл рот.

– Это просто чудо, что больной еще жив! – сказал он.

От этих слов Умнюшкин совсем перепугался.

– Неужели у него такая тяжелая болезнь?

– При таком количестве лекарств, которое он выпил, никакой болезни не надо! Можно помереть только от одних таблеток! – рассердился доктор, вытащил из своего чемоданчика пузырек с касторкой и посадил Авоську на кровати.

– Открывай рот, живо!

Котенок послушно открыл рот. Похоже, что ему уже было все равно, что пить. А потом его еще запихнули в горячую ванну.

Из ванны Авоська вышел весь мокрый и заметно похудевший. И сразу уснул.

Авоська идет в разведку

Утром следующего дня Авоська проснулся совершенно здоровым – касторка действительно оказалась лучшим из лекарств!

– Как ты себя чувствуешь? – осторожно спросил Умнюшкин.

– Прекрасно! – Котенок подскочил на постели чуть ли не до потолка. – Я готов идти в разведку! Ты же обещал!

Умнюшкин озабоченно смотрел на друга. Разговор об этом действительно был, но до болезни. Хотя, кажется, котенок уже совсем здоров…

– Ладно, – согласился Умнюшкин. – Сейчас пойдешь. Первым делом осмотри западную башню, она почему-то внушает мне подозрение…

И вот тихонечко, без скрипа, приоткрылась дверь комнаты, и мимо спящего сторожа проскользнул Авоська. Не оглядываясь, быстро пробежал по длинному коридору, добрался до угла, свернул – и замер: прямо на него шел пес с большим портфелем.

Что было делать? Броситься назад? Бежать вперед? А если пес спросит, кто он такой и что тут делает?

Бедный котенок так и стоял возле стенки, не зная, что делать. А пока он стоял, пес-чиновник поравнялся с ним и, даже не взглянув в его сторону, медленно прошел мимо. И Авоська понял, что его появление в замке, где много слуг-кошек, никого не удивит. Совсем успокоившись, он уже смело направился дальше, к главной цели своего путешествия.

И правда, пока он шел коридорами и спускался по лестнице, на него никто не обращал внимания. Да и что могло быть интересного в этом маленьком трусливом котенке, почтительно – как это и положено! – уступающем дорогу псам-хозяевам.

А псы действительно чувствовали себя в замке полновластными хозяевами. Они громко разговаривали, смеялись. А в одной комнате Авоська даже увидел, как псы пересчитывали огромные горы сосисок и укладывали их в такие же огромные ящики-холодильники.

Но вот наконец Авоська выбрался из замка во двор. После темных и холодных коридоров там ему показалось особенно светло и тепло.

Он осторожно огляделся: все было спокойно. Тогда котенок быстро побежал к западной башне.

А там, у двери, неподвижно сидел пес-стражник!

Авоська пригляделся – он крепко спал. Тогда котенок осторожно, очень-очень осторожно подкрался к двери и потянул за ручку. Тяжелая дверь чуть подалась, он дернул посильнее, и вдруг дверь пронзительно заскрипела.

Стражник широко открыл глаза!

И посмотрел прямо на Авоську!

Тот так и замер – все пропало, сейчас пес его схватит… Но тут случилось чудо – стражник минуту бессмысленно смотрел на котенка, потом вдруг снова закрыл глаза и продолжал дремать. Видимо, он решил, что этот глупый маленький котенок просто ему приснился!

А дверь так и осталась приоткрытой! Щелочка, правда, была узенькой, а дальше открывать Авоська боялся. Он, как только мог, вытянулся, стал длинным и тонким. И, перестав на минутку дышать, просунулся в дверную щелку.

Осторожно поднимался Авоська по темной крутой каменной лестнице, и казалось, ей не будет конца.

Чего скрывать, котенок не был героем. А сейчас его так и трясло от страха. Но Авоська заставил себя подниматься и подниматься вверх по лестнице. А это ведь очень трудно – заставить себя преодолеть страх. Гораздо труднее, чем просто не бояться.

Но вот наконец впереди стало светлее, и скоро котенок очутился на широкой площадке – бесконечная лестница все-таки кончилась. Авоська подбежал к узкому окну, выглянул и увидел внизу совсем маленький двор и крошечные фигурки псов-стражников. Да, он находился на самом верху башни.

На площадке была небольшая дверь с железным кольцом вместо ручки. Куда она вела? Что было за ней?

Котенок сел перед дверью и стал думать. Может быть, это просто вход в длинный темный коридор? Или за дверью его ждет Хитрюшкин? Или же там ничего нет, совсем ничего… Откроешь – и полетишь вниз…

Но сколько ни сидел Авоська перед дверью, он ничего не мог придумать, кроме того, что есть только один-единственный надежный способ узнать, куда ведет дверь – это открыт ее!

И котенок не стал больше медлить. Привстал на цыпочки, потянул изо всех сил за кольцо и… и дверь легко открылась!

Он попал… Куда бы вы думали? Прямо в комнату, где ели сосиски и пили пиво два пса-стражника!

От неожиданности они перестали жевать и замерли с кружками в руках. Но не меньше их испугался и Авоська.

Все трое молча глядели друг на друга.

Первым опомнился котенок. Он повернулся и кинулся назад, но не тут-то было! Ему помешал собственный хвост!

Вообще-то, надо вам сказать, хвосты бывают очень нужны. Ящерки, например, вы, наверное, об этом слышали, даже убегают, оставив хвост преследователю, и так спасаются.

И если бы Авоська был ящерицей – он именно так бы и поступил.

Но, к сожалению, Авоська был только котенком, и поэтому стражник поймал его за хвост; и не только поймал, но и высоко поднял над полом.

Как вы думаете, что сделал котенок?

Стал кусаться, вырываться, царапаться? Ничего подобного! Он улыбнулся и сказал:

– Здравствуйте!

Авоська сразу понял, что, когда тебя держат за хвост, надо быть очень и очень вежливым.

От неожиданности стражник даже икнул, но хвост из рук не выпустил.

– Вот это да! – засмеялся второй стражник. – Он с нами здоровается!

– Отпустите меня, пожалуйста! Я больше не буду! – тихо попросил котенок.

– Отпустить? – ухмыльнулся стражник и вытащил большую страшную саблю.

Авоська от ужаса как можно крепче зажмурил глаза и закричал:

– Ой-ой! У меня кружится голова! Отпустите меня, пожалуйста!

Пес-стражник отпустил его.

– Как ты сюда попал? – спросил он строго. – Зачем залез так высоко?

– Я ищу своего папу, – ответил Авоська. – Его увезли в тюрьму, когда я был совсем маленький.

– Ха-ха-ха! – засмеялись стражники. – Если секретный государственный преступник твой папа – то да!

Оказывается, вот кого они караулили! Это были очень важные сведения, и их нужно было как можно скорее сообщить Умнюшкину. Но как же вырваться отсюда? А что, если попробовать разжалобить стражников? Вроде они только что поели и настроены благодушно.

– У вас, наверное, есть маленькие сыночки? – запищал Авоська. – И вы встречаетесь с ними каждый день! А я никогда не видел своего папочку! – Это, конечно, была военная хитрость, ведь отца Авоська отлично помнил. Но он так жалобно просил…

Стражники переглянулись.

– Может быть, отпустим этого нытика? – вдруг сказал один из псов.

– Пусть бежит отсюда, только побыстрее! – добавил второй.

Авоська не заставил себя уговаривать. Он так и кинулся к двери со всех ног. Однако не забыл оглянуться и пропищать:

– Спасибо! До свидания!

Вот видите, какой это был вежливый и умный котенок.

Эта история еще раз подтвердила правильность слов: ничто так дорого не ценится, как вежливость.

На что годится сломанный педальный автомобиль

Умнюшкин сидел у окна и не отрываясь смотрел на западную башню. Сообщение Авоськи о том, что именно там под усиленной охраной находится важный государственный преступник – а это наверняка был Хитрюшкин! – было очень важным и требовало всестороннего обдумывания.

Но как попасть на вершину башни? Мимо двух постов охраны? Как открыть огромный замок? Все это казалось совершенно невозможным. Но Умнюшкин был абсолютно твердо уверен, что стоит только хорошенько подумать, и любую задачу можно решить.

В комнате вдруг раздался шум и стук. Он оглянулся – это играл Авоська. Котенок нашел где-то старый педальный автомобиль и пытался на нем кататься. Но сколько он ни крутил педали, колеса не двигались. Машина была сломана.

Умнюшкин внимательно смотрел на котенка и на автомобиль и вдруг радостно захлопал в ладоши – у него созрела идея! Да какая! Можно смело сказать – гениальная!

– Будем делать вертолет! – сказал он Авоське, и работа закипела!

Друзья быстро выдвинули на середину комнаты диван, на него поставили стол, на стол – стул, и котенок ловко полез вверх.

Умнюшкин как мог удерживал эту пирамиду, но она все равно качалась то вправо, то влево, то вперед, то назад. Но вот наконец Авоська встал на стул, вынул из кармана отвертку и принялся отвинчивать вентилятор.

И вот тут-то Умнюшкин вспомнил самое главное!

– Стой! Это очень опасно! Скорее слезай! – испуганно закричал он. – Надо сначала отключить ток!

– Еще чего! Слезать, да потом опять забираться! – заворчал Авоська. – Я осторожно, авось не дернет.

И конечно, его дернуло, да так, что он только мявкнул и камнем слетел вниз. Хорошо еще, что попал прямо на кровать! А следом полетели сначала стул, потом и стол.

Умнюшкин бросился к другу и начал считать пульс. И тут котенок открыл глаза и жалобно улыбнулся. Да, улыбнулся, хотя вид у него был совсем неважный.

– Лежи, я сейчас вызову доктора!

Авоська моментально соскочил с кровати.

– Не надо доктора! Он мне снова даст касторку! Я себя отлично чувствую!

Умнюшкин посмотрел на Авоську, потом на потолок. Похоже, что с котенком все в порядке, а вентилятор очень и очень нужен. Ведь если выключить ток, то работа с электричеством будет совсем безопасной…

Второй раз к потолку котенок слазил благополучно. Вентилятор был снят. И друзья надежно прикрепили его к спинке переднего сиденья автомобиля. Затем они сняли, где смогли, электрические провода и намотали их на переднюю ось машины, как на катушку. А на самом конце провода поставили вилку от настольной лампы. Все было готово, оставалось только ждать ночи.

Кто жил на чердаке?

Ни радио, ни тем более телевизора в замке, конечно, не было. Поэтому тут ложились спать очень рано. Скоро все окна одно за другим погасли. Остались гореть только фонари внизу у входа, да светилось одно-единственное окошко на самом верху западной башни. А вдруг там и сидел Хитрюшкин?

– Пора! – сказал Умнюшкин, он поудобнее устроился на сиденье, пристегнулся широким ремнем. И оглянулся. Авоська сидел сзади и делал вид, что рассматривает потолок.

– А ты почему не пристегиваешься? – спросил Умнюшкин.

Котенок сморщился.

– А это еще зачем? Авось не выпаду…

– Живо пристегивайся или вылезай!

Делать было нечего, Авоська нехотя пристегнулся.

Умнюшкин нажал клавишу, мотор загудел, лопасти завращались – сначала медленно, потом все быстрее и быстрее… и вдруг вертолет, подпрыгнув, мгновенно оказался под самым потолком и ударился винтом!

– Ой! Мама-мамочка! – запищал Авоська и еще крепче вцепился в машину.

– Не смотри вниз! Сейчас будем садиться! – И Умнюшкин нажал клавишу, мотор сразу остановился, и вертолет благополучно приземлился.

– Это я не рассчитал, включил мотор сразу на полную мощность, – признал свою ошибку Умнюшкин и начал выпрямлять немного погнутые лопасти.

И вот вертолет снова медленно-медленно поднялся над полом, Умнюшкин наклонился вперед, и вертолет тоже наклонил нос и… вылетел в окошко! Не успел Авоська по-настоящему испугаться, как они уже парили над двором.

Еще минута – и машина стала подниматься все быстрее и быстрее. А потом свернула направо к северной башне.

И вот уже друзья стояли на крыше башни. Где-то под ними находилась камера Хитрюшкина, а совсем далеко, внизу, светилось окошко их комнаты.

Авоська попытался было вылезти из машины, но Умнюшкин удержал его за плечи.

– Куда ты? До полной остановки винтов выходить нельзя – голову оторвет!

Котенок поскорее прижался к сиденью и только испуганно поглядывал вверх, где все еще медленно вращались лопасти винта.

Но вот наконец винт остановился, и друзья вылезли из вертолета.

По скользкой покатой крыше с трудом добрались до чердачного окошка и через него попали на чердак.

Они уже сделали несколько шагов, как вдруг в темноте раздался негромкий голос:

– Кто это тут ходит?

– Это мы… – растерянно ответил Умнюшкин. – А вы кто?

Друзья огляделись. И задрожали от страха: в толстой паутине совсем-совсем близко сидел паук. У него было сорок лапок (так, по крайней мере, им показалось), а на спине белел большой белый крест (это уже им не показалось, а так и взаправду было).

– Ой, мама! – закричал Авоська и метнулся в сторону.

– Не ойкайте! – сердито сказал Паук. – Вы мне всю паутину расшатаете! Лучше скажите, зачем сюда пожаловали? И, чур, не врать! Терпеть не могу лгунишек!

И друзья рассказали всю правду, как есть. Паук внимательно выслушал их, тихо перебирая лапками. Потом сказал:

– Выходит, вы летели зря… Нет тут никакого хода к вашему Хитрюшкину.

– А как же теперь?… – хором воскликнули друзья.

– Тихо, не перебивайте, когда говорят старшие!… – И Паук строго посмотрел на них.

– Извините!… – сказал Умнюшкин.

– В коридор, где находятся камеры, можно попасть только снизу, по винтовой лестнице, – продолжал Паук. – Я кое-что слышал о странном пленнике – маленьком человечке. Он сидит в особой секретной камере. Мне о нем рассказал Полкаша.

– Полкаша? – удивился Умнюшкин. – Это еще кто такой? Пес?

– Да, пес! Но он мой друг и часто приходит ко мне в гости. Надеюсь, вы не думаете, что все собаки обязательно плохие?

– Пес! – жалобно сказал Авоська. – Я боюсь всех псов!

– Полкаша – здешний парикмахер, он очень добрый и, конечно, поможет вам, – повторил Паук.

– Спасибо! – Умнюшкин кивнул. – Конечно, среди собак в замке обязательно должны быть и хорошие. А с парикмахером нетрудно будет встречаться… Вы нам очень помогли. А сейчас – до свидания, нам пора, уже скоро начнет светать.

Парикмахер Полкаша – хороший пес

– Бывают ли на свете хорошие псы? – спросил на следующее утро Авоська, когда узнал, что Умнюшкин пригласил парикмахера.

– А вот увидишь сам! – услышал котенок в ответ.

Парикмахер Полкаша оказался уже немолодым псом с длинными белыми усами и в длинном белом халате. Он тихо постучался и осторожно вошел в комнату.

Хотя у него был очень добродушный вид, Авоська все равно испуганно забился в угол. А Умнюшкин, наоборот, радостно улыбнулся.

– Мы вас давно ждем! Подровняйте мне волосы сзади и моему секретарю тоже… подправьте усы.

– Это можно, – Полкаша с улыбкой взглянул на дрожащего от страха котенка, подошел к стулу, на котором сидел Умнюшкин, и открыл свой чемоданчик. В нем, конечно, ничего не было, кроме разных парикмахерских принадлежностей.

Он накинул на Умнюшкина белую салфетку, взял в одну лапу длинную расческу, а в другую – ножницы и начал осторожно подстригать волосы. Не прошло и пяти минут, как все было в порядке.

Умнюшкин с удовольствием разглядывал себя в зеркале. Стрижка ему очень нравилась.

– Спасибо! Вы отличный мастер. Кстати, вам большой привет от ученого Паука с чердака.

– Вы его знаете? – тихо спросил Полкаша и оглянулся на дверь.

– Мы его друзья! – так же тихо ответил Умнюшкин и, взяв парикмахера под руку, отвел его в самый дальний угол. – Он сказал, что вы можете нам помочь.

Я очень уважаю ученого Паука и горжусь знакомством с ним. И его друзья – моя друзья, – тихо говорил Полкаша. – Но что я могу сделать для вас?

– Очень много! Но самое главное – нам надо узнать, где находится наш друг Хитрюшкин.

– Как раз вчера я слышал разговор о необычайном пленнике-человечке. Он находится в самой секретной камере.

– В самой секретной камере? – повторил Умнюшкин. – А где она?

– Камеры для особо важных государственных преступников находятся на верхних этажах замка. Там на каждом шагу посты охраны. Вы погибнете, если попытаетесь…

Умнюшкин в ответ только рассмеялся.

– Охрана! Ерунда! Мы пробьемся!

Полкаша только тяжело вздохнул, услышав такие легкомысленные речи.

– Кроме того, секретные камеры закрыты на особые замки, а ключи хранит у себя сам Гит…

– Ключи у Гита? Это хуже. А куда он их прячет?

– Откуда я знаю? Я Гита не стригу, у него свой личный парикмахер.

– Ничего, что-нибудь придумаем, – мужественно сказал Умнюшкин. – Вы сможете передать записку пленнику?

Полкаша снова испуганно посмотрел на дверь.

– Только записку? Ладно, попробую. Пишите скорее.

Умнюшкин сел за стол и начал писать записку, а Авоська поскорее выбрался из своего уголка.

– Мне не надо подправлять усы, это он пошутил.

Полкаша засмеялся.

– Не бойся, малыш! Я так и понял, что это шутка.

– Вы очень хороший! Я и не знал, что бывают такие добрые псы, – учтиво добавил Авоська.

Полкаша вздохнул. Сами понимаете, приятного мало говорить об этом. Но он сказал:

– Да, малыш, конечно, бывают. Ты, может, и не веришь, но хороших псов намного больше, чем плохих. Вот если бы ты попал в нашу Страну Собак, то сам бы убедился в этом.

Тут Умнюшкин подал ему записку, парикмахер тщательно спрятал ее в свой чемоданчик и ушел. Авоська обернулся к другу.

– Никогда бы не поверил, что могут быть такие хорошие псы. Я бы хотел с ним подружиться.

Умнюшкин погладил котенка.

– Запомни одно: хорошего всегда больше, чем плохого! А теперь давай думать, как мы достанем у Гита ключи от камеры Хитрюшкина.

– Ключи от камеры? – испугался Авоська. – Нам достать ключи от камеры у самого Гита? Это невозможно!

Ух, как рассердился Умнюшкин. Он сразу весь покраснел от гнева, топнул ногой и строго-строго посмотрел на глупого, неразумного котенка.

– Невозможно? Для спасения друга возможно все! Запомни, что если очень захотеть, то нет ничего невозможного!

– Ничего? – переспросил Авоська.

– Конечно, ничего! Очень захотеть – вот главное. Но, само собой, надо много потрудиться!

Что случилось с Хитрюшкиным

А с ним случилось вот что.

Как вы помните, когда он освобождал арестованных котов, его схватили стражники и увезли в замок, в тюрьму.

Когда Хитрюшкин очнулся, он увидел голые каменные стены, маленькое окошко под самым потолком. Слабый свет из него освещает старую железную кровать, стол и стул.

Как вы думаете, что прежде всего сделал Хитрюшкин, когда понял, что находится в тюрьме? Стал плакать? Звать кого-нибудь? Просить есть и пить? Ничего подобного – вы не угадали.

Первым делом он поставил стул на стол и кое-как дотянулся до окошка, точнее – до толстых прутьев железной решетки.

Конечно, Хитрюшкин сразу же попробовал, насколько решетка прочная, и тяжело вздохнул – прутья даже не покачнулись, сколько он их ни пытался расшатать.

Тут за дверью раздались шаги, и Хитрюшкин торопливо снял стул со стола, лег на кровать и закрыл глаза.

Дверь камеры с грохотом распахнулась.

– Очнулся? – закричал толстый пес-тюрмщик. – Живо на допрос!

– Не пойду! – дерзко ответил арестант.

Но пес-тюремщик схватил его за шиворот и потащил по темному узкому коридору. Шее было очень больно, но гораздо больнее было то, что все встречные псы ехидно смеялись над ним. И нет ничего удивительного, что скоро Хитрюшкин страшно разозлился.

Допрашивал его пес в расшитом золотом мундире, наверное, какой-нибудь собачий генерал. Он начал с очень вежливых вопросов о здоровье, а потом стал интересоваться, зачем Хитрюшкин прибыл сюда, в Страну Кошек.

– Я не буду отвечать на ваши вопросы! – твердо сказал Хитрюшкин.

Покричал-покричал на него генерал и отправил назад в камеру, так ничего и не добившись.

– Даю тебе сроку два дня! – сказал он напоследок. – Расскажешь все – отпустим на все четыре стороны. Не скажешь – казним.

И пленника снова бросили в камеру.

Хитрюшкин тянул время и думал только об одном – как бы скорее выбраться отсюда и встретиться с товарищами. Но сколько ни думал – ничего придумать не мог. Оставалось лишь одно – набраться терпения и ждать. Что Умнюшкин и Авоська не бросят друга в беде – в этом он не сомневался.

Замечательные разноцветные мыльные пузыри

Загремел дверной засов, и Хитрюшкин опять притворился спящим. Прошло несколько минут, но никто не кричал, не приказывал встать. И он осторожно приоткрыл один глаз.

Прямо посреди камеры стоял стул, а возле него возился пес в белом халате, в его лапах блеснули ножницы. «Да это парикмахер!» – догадался пленник и вскочил с кровати.

– Новое дело – стричься не буду! Уходите!

– Велено подстричь, ведь в допросе будет участвовать сам первый министр господин Гит! – с достоинством сказал парикмахер и вдруг хитро-хитро подмигнул.

Вам приходилось когда-нибудь видеть подмигивающего пса? Наверное, нет. Хитрюшкину тоже – он от удивления так и замер.

– Тихо! – прошептал этот странный парикмахер. – Садитесь скорее на стул!

Хитрюшкин беспрекословно сел.

Пес-парикмахер накинул на него белую простыню и начал подстригать волосы. Все это было удивительно, и Хитрюшкин не сопротивлялся.

Но вот парикмахер повернулся спиной к двери, и в руке у него оказался маленький листочек бумаги. Он развернул его перед глазами Хитрюшкина и тот прочел:

«Держись! Мы скоро тебя выручим! Нам надо знать, какое твое окно, – подай знак». Подписана была эта замечательная записка двумя буквами: «У» и «А». Вы догадались, что это значило «Умнюшкин» и «Авоська». Догадался и Хитрюшкин, поэтому сразу широко заулыбался.

А потом случилось новое чудо – как только пес увидел, что записка прочитана, он сразу широко открыл рот и – ам! – проглотил ее! Словно и не было никакого письма!

Парикмахер продолжал стричь пленника, а Хитрюшкин сидел и думал, какой же знак можно подать. Если бы окошко не было заслонено снизу железным козырьком – очень удобно было бы повесить на решетку какую-нибудь белую тряпку. Если бы нашлась в камере длинная палка, ее можно было бы высунуть далеко-далеко… Что же делать? Что делать?

И конечно, очень скоро Хитрюшкин придумал, может быть, самую замечательную хитрость.

– Дайте мне, пожалуйста, немного мыла, – попросил он парикмахера.

Ни слова не говоря, пес дал ему маленький кусочек мыла и поскорее ушел, пока тюремщики ни о чем не догадались.

Хитрюшкин едва дождался, когда его камеру закрыли и шаги стражника стихли. Он снова поставил стул на стол и полез вверх. Но на этот раз залезать ему было гораздо труднее. Почему? Да потому, что он держал в руке кружку с водой. И вода была не простая, а мыльная!

Но вот наконец Хитрюшкин устроился возле окошка, свернул трубочку из бумаги, обмакнул ее в кружку и… вверх полетели мыльные пузыри! Один другого больше, один другого красивее! Уж что-что, а пускать мыльные пузыри он умел!

Сначала Хитрюшкин пускал их просто так, затем начал считать. Ровно сто пузырей выпустил он, и все поднимались к небу и блестели на солнце, как сто маленьких радуг! Не заметить такое было просто невозможно!

Ах, как непросто построить перископ!

А в это время Умнюшкин тоже не сидел без дела. При новой встрече с Бурбосом он еще раз напомнил о своем желании как можно скорее встретиться с Гитом. И, самое главное, ему удалось разузнать очень важную вещь: оказывается, кабинет Гита находился как раз под их комнатами. Этажом ниже!

И в голове Умнюшкина сразу начали рождаться разные замечательные идеи, одна другой лучше. В конце концов он стащил Авоську с дивана, поставил перед собой и сказал:

– Ты знаешь, что мы сейчас станем делать?

– Нет, – робко ответил котенок.

– Мы будем делать перископ!

– А… а он вкусный? – спросил Авоська.

Вот ведь какой был глупый котенок – не знал даже, что такое перископ!

– Перископ не едят! Это очень полезная и хорошая вещь! – сказал Умнюшкин. – С его помощью мы узнаем, куда Гит прячет ключи от камеры Хитрюшкина.

И работа закипела. Ох, это оказалось очень нелегким делом – самим сделать перископ! Кто не верит, может попробовать!

Умнюшкин нашел в шкафу плотную бумагу и раскрасил ее. Авоське было поручено немаловажное дело – склеивать бумагу в трубы.

Котенок весело взял баночку с клеем, кисточку и начал мазать. Такая работа пришлась ему по душе. Но очень скоро…

– Ой! Ой! Ой! – раздался его жалобный крик. – Я приклеился!

Умнюшкин оглянулся и ахнул! Бедный Авоська никак не мог оторвать лапу от пола, так она крепко прилипла.

Если бы к ним вдруг зашел сейчас министр Бурбос, он бы очень удивился – вся комната посла Великой Страны Людей была завалена резаной бумагой и залита клеем. Попробуй-ка тут не приклеиться! Обязательно приклеишься, а еще как!

Умнюшкин кое-как оторвал Авоську от пола, котенок поскорее отбежал подальше.

– Противный перископ! – недовольно сказал Авоська. – Скоро мы его кончим?

– Скоро? Мы еще только начали! – и с этими словами Умнюшкин снял со стены большое зеркало и ударил его об край стола.

– Что ты делаешь? – испугался котенок. – Оно же разобьется.

И зеркало действительно разбилось! На пять больших, пятнадцать средних, пятьдесят пять маленьких и тысячу пятнадцать малюсеньких осколков!

– Не так-то это просто – построить настоящий перископ! – проворчал Умнюшкин и вытащил из своего кармана алмаз-стеклорез. И быстро-быстро вырезал из осколков столько маленьких круглых зеркал, сколько было нужно.

Котенок неодобрительно следил за его действиями:

– Такое хорошее зеркало сломал. А что будет дальше?

– А дальше и будет перископ! – И Умнюшкин стал аккуратно и осторожно вклеивать зеркала между труб.

Авоська смотрел на него и ничего не понимал. Вот уже с самого утра они возятся с бумагой и клеем, делают какой-то перископ. А что это такое – он так и не знает.

Но вот прошло еще немного времени, и на полу комнаты лежала странная, словно сломанная, коленчатая бумажная труба. Она никак не внушала большого доверия.

– Это и есть твой пе-ри-скоп? – недоверчиво спросил котенок.

– Он самый. – Умнюшкин распахнул окно. – Вот сейчас мы и увидим, что делает первый министр Гит. И узнаем, где он прячет ключи от секретных камер.

– Через эту трубу?

– Вот именно!

Умнюшкин осторожно высунул перископ в окно и опустил нижний его конец так, что он оказался точно напротив окошка кабинета Гита.

Что можно увидеть, если смотреть хорошо

– Чур, я первый! – закричал Авоська и чуть не вырвал силой перископ у Умнюшкина. Вот какой он был невоспитанный!

Конечно, тот спорить с котенком не стал, только слегка усмехнулся.

– Смотри, пожалуйста, но очень внимательно.

И котенок прильнул глазом к окуляру.

И что же увидел Авоська?

Огромный кабинет. Тяжелая черная мебель. Очень большой стол. Возле стен кожаные диваны, и над ними три большие картины. На первой из них изображен Гит в военном мундире, на второй – он же, но с саблей в руке, а на третьей – он рядом с царем Мурысом. У белого кота на голове золотая корона, она сидит немного набекрень, и от этого у него смешной и глупый вид.

А самое главное – в углу комнаты стоял огромный железный сейф-шкаф, в нем, наверное, и хранились ключи!

И больше в комнате ничего не было!

Авоська разочарованно сказал:

– Ничего там интересного нет, только картины красивые.

Умнюшкин покачал головой.

– Больно уж ты, братец, нетерпеливый. Нет, если хочешь увидеть то, что нужно, надо быть терпеливым.

И они стали смотреть по очереди. Однако прошло полчаса, час, а в кабинет так никто и не входил. Им было очень скучно разглядывать пустую комнату, но раз надо, значит, надо.

Всем известно, что терпение и упорство всегда щедро вознаграждаются. И вот, когда уже у Авоськи стали слипаться глаза, дверь открылась и вошел шакал Гит. Он был в расшитом золотом мундире, сбоку болталась золотая сабля, а на груди сверкали бляхи.

У Авоськи сон сразу как рукой сняло!

– Ой! Гит пришел!

– Что он делает? Рассказывай мне все подробно!

А Гит и не знал, что за ним наблюдают. Он сел за стол, нажал кнопку звонка, и сразу перед ним возник пес с большим мешком. Он поставил мешок на стол, развязал, и из него посыпались золотые монеты! Много-много золотых монет! И сразу стало ясно, зачем Гиту такой большой стол!

Первый министр и пес-казначей в четыре лапы стали считать монеты. Это были те деньги, которые Гит получил за проданные сосиски. Потом казначей ушел, а шакал открыл сейф-шкаф и положил туда мешок. Авоська так и ахнул – все полки сейфа были плотно заставлены мешками с золотом.

– Он украл у нас сосисочные деревья и продает наши сосиски! Все это золото наше! Надо у него отобрать все эти мешки! – возмущался котенок.

– Вот видишь, как много важного можно узнать, если смотреть внимательно. А теперь отдохни, а я понаблюдаю.

…С самой нижней полки Гит взял связку ключей на большом кольце. Это конечно же были ключи от секретных камер! Иначе зачем же их хранить в сейфе?

– Авоська! Я узнал, где он хранит ключи! – Умнюшкин обернулся к котенку, а тот так свесился из окошка, что еще секунда – и он бы вывалился.

– Что с тобой? Ты же упадешь! – Умнюшкин быстро схватил его за лапу.

– Не мешай! – рассердился Авоська. – Я тоже увидел важное! Смотри! Вон из того окна вылетают большие красивые мыльные пузыри! Кто может пускать их в этом мрачном и страшном замке? Только Хитрюшкин!

Умнюшкин осторожно прислонил перископ к стене и подбежал к окошку.

И верно: из-под самой крыши через толстые прутья решетки вылетали мыльные пузыри – розовы, голубой, синий, снова розовый…

– Ты прав – это, конечно, Хитрюшкин! Он получил нашу записку! Какое его окошко? Пятое в третьем ряду, если считать сверху! – И он аккуратно записал это в свою записную книжку.

Авоська вдруг грустно-грустно вздохнул.

– Бедный Хитрюшкин! Как-то он там, совсем один…

– Он не один, он с нами! – поправил его Умнюшкин. – Мы очень скоро его выручим. Мы ведь уже знаем, где окошко камеры. Теперь нужно только выследить, когда Гит оставит ключи на столе или не закроет сейф.

– А как же мы это узнаем? – спросил Авоська.

– Очень просто! Будем следить за Гитом в наш чудесный перископ!

Последний допрос Хитрюшкина

Друзья продолжали смотреть по очереди в перископ. Но пока ничего интересного не происходило. Авоська очень скоро начал скучать, но Умнюшкин заставлял его терпеливо наблюдать.

– Ой! – вдруг отчаянно закричал котенок. – Бурбос втащил в кабинет Хитрюшкина!

Умнюшкин взял перископ.

– Ага! Это допрос! Ну-ка, попробуем узнать, о чем они говорят!

– Как это ты узнаешь? – удивился Авоська. – Ведь ничего не слышно.

– По губам! Я немного умею читать по губам.

От изумления котенок даже дар речи потерял – читать по губам! Он даже и не слышал о таком!

Умнюшкин не ошибся – это был действительно допрос. Причем, сами понимаете, не простой – раз пленника допрашивал сам первый министр.

Однако Хитрюшкин ничего не боялся. Он и раньше-то не очень пугался этих псов, а теперь, когда получил записку от своих верных друзей, ему и вовсе было ничего не страшно.

– Предупреждаю: если ты станешь и дальше молчать, это кончится для тебя плохо! – злобно пролаял Бурбос и толкнул пленника на стул посередине комнаты.

– Не так грубо! – приторно ласково сказал Гит. – Не так грубо, генерал. Это же наш гость! Отойдите подальше, не мешайте нашей дружеской беседе.

– Слушаюсь! – Бурбос поспешно отбежал подальше в угол.

Шакал Гит внимательно смотрел на пленника. Он уже знал, что прежние допросы ни к чему не привели. А Гиту было очень и очень важно знать, связан ли пленник с послом Страны Людей – уж очень они похожи. Или же это просто случайное совпадение?

– Послушайте, дорогой мой, – ласково и тихо начал шакал. – Вы уже довольно долго сидите в нашей тюрьме. Скажите честно – вам не надоело?

– Надоело! – буркнул Хитрюшкин.

– Вот видите! Неужели вам не хочется побегать по лесу, поиграть со своими друзьями?

– Хотелось бы, но мои друзья далеко, в Стране Людей…

– Разве? – притворно удивился Гит. – А у нас в замке есть очень похожий на вас человек. Вы ведь с ним знакомы?

– Ни с кем я не знаком, – рассердился Хитрюшкин. – Все мои друзья далеко, я случайно попал в вашу страну, когда погнался за кошкой…

Гит словно не расслышал его слов.

– Посол Страны Людей со странным именем Умнюшкин расспрашивал меня о вас. И даже просил освободить. Он хорошо знаком с вами, не так ли? Кстати, я ему это обещал…

Вот ведь как хитро все придумал шакал! Но если он считал себя самым хитрым, то глубоко ошибался! Хитрюшкин сразу раскусил его провокацию!

– Не знаю я никакого Умнюшкина, первый раз слышу о таком!

– Как хотите, – обиделся шакал. – Я думал сделать вам лучше. Значит, вы утверждаете, что не знаете этого посла?

– Нет!

– Это даже хорошо! – вдруг обрадовался Гит. – Тогда мы можем сделать так: вы с ним познакомитесь и постараетесь узнать, зачем он к нам прибыл. Вам-то он все расскажет! За это получите награду – десять золотых монет – и отправитесь домой, в Страну Людей!

Гит не дождался ответа и продолжал так же вкрадчиво:

– Но ведь если вы нам не хотите помочь… тогда мы вас казним как шпиона! Подумайте до вечера!

– Ни за что! – снова отказался Хитрюшкин. – Если наш посол прибыл сюда, так он сам и знает зачем.

– В тюрьму его! Немедленно все приготовить к казни!

– Слушаюсь! – Бурбос подскочил к Хитрюшкину и выволок его из кабинета.

Гит захлопнул за ними дверь, подошел к столу и сказал сам себе:

– А все-таки я не верю, что эти два человечка не знают друг друга, тут кроется какая-то тайна! И ее надо узнать! И я узнаю!

Вот что увидел и понял Умнюшкин только потому, что в свое время обучился такому важному делу, как умению читать по губам. Хорошо, что в универмаге «Детский мир» ему попалась книжка про разные фокусы и игры.

Когда он рассказал все Авоське, тот совсем расстроился.

– Бедный Хитрюшкин! Его казнят, ведь он им ни за что ничего не скажет!

– Перестань! – рассердился Умнюшкин. – Чего ты все ноешь? У нас еще есть время, вот сейчас Бурбос должен вернуть Гиту ключи от камеры!

И Умнюшкин поскорее направил перископ на кабинет первого министра.

И действительно, очень скоро дверь отворилась, вошел Бурбос и положил перед Гитом связку ключей. И конечно, как и предполагал Умнюшкин, шакал не положил их в сейф. Он открыл ящик стола и засунул ключи туда.

– Все в порядке! – Умнюшкин откинулся от окуляра перископа и поднял указательный палец. – Теперь я знаю, где лежат ключи. Наша задача – поскорее пробраться в кабинет и взять их.

– Пробраться в кабинет? – переспросил Авоська. – А как?

– Очень просто! Через окошко!! Начинаем плести веревочную лестницу, а когда стемнеет…

– Спустимся по ней и возьмем ключи! – подхватил котенок.

Глава четвертая

Не всегда получается так, как хочешь

До позднего вечера друзья делали веревочную лестницу, чтобы, как стемнеет, проникнуть в кабинет Гита. И лестница была уже готова, как вдруг за дверью раздались тяжелые шаги и звон шпор. Умнюшкин едва успел спрятать лестницу под кроватью.

В дверь постучали, и сразу вошел генерал Бурбос.

– Ваше сиятельство, господин посол! – начал он. – Господин первый министр немедленно приглашает вас к себе!

Умнюшкин удивленно посмотрел на него.

– Сразу? Зачем?

– Очень важное государственное дело!

– Ладно! – Умнюшкин обернулся к Авоське. – Жди тут, я скоро вернусь.

Но Бурбос повел его не в кабинет Гита, по узкой темной лестнице они начали спускаться все ниже и ниже.

– Куда мы идем? – спросил Умнюшкин.

Генерал оглянулся и ответил шепотом:

– Так и быть, скажу вам: мы идем на казнь важного государственного преступника…

Сердце Умнюшкина так и екнуло в груди, забилось часто-часто. Неужели… Неужели Гит посмеет привести в исполнение свою страшную угрозу?

В темном сыром подвале он увидел своего друга. Руки у Хитрюшкина были завернуты за спину, голова перевязана грязной тряпкой.

Посреди подвала в мягком кресле сидел старый, толстый белый кот с длинными усами. На нем был алый шелковый камзол, большой орден горел золотом на груди. Длинная горностаевая мантия почти скрывала лаковые черные сапоги с золотыми шпорами.

Это и был царь Мурыс, который продал свою страну своре жадных псов.

Но главным тут был не он. Всем командовал шакал Гит – он тоже сидел в мягком кресле и шепотом отдавал приказания стражникам.

При виде вошедшего Умнюшкина Гит слащаво улыбнулся.

– Рад вас видеть, господин посол. Мы решили пригласить вас присутствовать на казни опасного преступника. Он вам знаком?

Умнюшкин хорошо помнил, как на допросе Хитрюшкин заявил Гиту: «Я тут один». Значит, надо утверждать то же.

– Нет, господин первый министр. – Умнюшкин покачал головой. – Я вижу его первый раз. Может быть, он из нашей страны, у нас ведь очень много народу. А что он сделал?

– Это очень опасный преступник! Напал на карету с арестованными и всех освободил! – злобно сказал Гит.

– Ах так? Тогда прошу заковать его в кандалы и выдать мне, – Умнюшкин постарался сказать эти слова как можно более спокойно, чтобы псы ничего не заподозрили.

Гит в ответ только ухмыльнулся.

– Выдать? Вам?

Умнюшкин слегка поклонился Гиту, а потом повернулся к царю Мурысу.

– Ваше величество! Преступник – подданный моего государства. Прошу разрешить вывезти его домой, и там мы будем его судить!

– Нет! – перебил его Гит. – Не стоит беспокоиться, господин посол. Мы казним сами без всякого суда, причем немедленно. А вам, как почетному гостю, можем предоставить право выбрать способ казни…

Вот это да! Коварство, достойное шакала! Какую он, Умнюшкин, выберет казнь для своего друга!

Ноги у Умнюшкина вдруг подогнулись, чтобы не упасть, он поспешно сел в свободное кресло.

– Я… Я как-то не могу сразу… Надо подумать…

Гит не сводил с него глаз.

А Хитрюшкин… Хитрюшкин бесстрашно улыбался!

Царь Мурыс вдруг громко завопил от злости:

– Он еще и улыбается! Сжечь его на костре! Немедленно!

Вот уж тут Умнюшкин по-настоящему испугался: ведь пластмассовый Хитрюшкин вспыхнет от огня, как спичка! Нужно немедленно что-то предпринять!

Гит повернулся и насмешливо посмотрел на Умнюшкина.

– Как ваше мнение, господин посол?

– Если вам нужен мой совет – то пожалуйста! Я дам его завтра утром, – не спеша ответил Умнюшкин. – Я придумаю казнь, какой еще никто не знал! А пока пойдемте, я хочу рассказать вам что-то очень интересное о своей стране… Пусть до утра уведут шпиона в камеру!

Царь Мурыс был очень любопытен, поэтому он моментально вскочил с кресла и направился к двери. За ним потянулись придворные.

Что случилось темной ночью

На замок спустилась темная, как самые черные чернила, безлунная ночь. Очень хорошая была ночь для задуманного. Не спали только Умнюшкин и Авоська – они собирались осуществить главную операцию – забраться в кабинет Гита, взять ключи и… вперед, на штурм! Прорываться к Хитрюшкину!

Они быстро выкинули веревочную лестницу, и Авоська начал спускаться. Еще минута, и… и в кабинете вспыхнул свет. Котенок замер, боясь пошевелиться. Совсем близко от него, за тонким стеклом, злобный шакал вынимал из сейфа на стол мешки с золотом. Один мешок лопнул, и монеты ручьем потекли по столу. Гит не спеша начал их считать – одна, другая, третья…

Котенок быстро полез назад.

– Ничего не выйдет! Пришел Гит и начал считать деньги. Это до утра – там десять больших мешков!

Умнюшкин страшно расстроился, и было от чего: как же теперь забрать ключи? Как спасти друга?

– Бедный Хитрюшкин! – заплакал Авоська. – Утром его казнят! Бедный маленький Хитрюшкин!

Вот уж чего не мог терпеть Умнюшкин – когда при нем ревут.

– Перестань сейчас же! – закричал он сердито. – У нас еще достаточно времени – надо что-то придумать!

– Что можно придумать, – продолжал хныкать котенок. – Без ключа нам не открыть камеру…

– Нападем на Гита и отберем ключи силой! – предложил Умнюшкин.

Авоська испуганно посмотрел на него.

– Ради Хитрюшкина я готов на все, но… но шакал нас разорвет на кусочки! Нам с ним не совладать! Нет, давай придумывай что-нибудь другое! Ведь ты такой умный!

Вот теперь вы убедились, как нелегко быть умным. Как придумаешь, если ничего не лезет в голову! А все от тебя чего-то ждут, все надеются! Но ты ничего не можешь… Ведь умные мысли так просто, по заказу, не приходят!

Грустный-грустный Умнюшкин уже почти час сидел, приставив палец ко лбу, но, как назло, в голове у него было пусто. Вот ведь какое невезение!

– Взорвать башню… – бормотал он. – Но где взять динамит?

– Сделать подкоп? Какой подкоп? Куда?…

– Думай быстрее! – подгонял его Авоська. – Время-то идет!

Умнюшкин морщил лоб, тер его пальцем, но все было бесполезно.

– Ничего не могу изобрести! – наконец еле слышно сказал он.

Котенок страшно рассердился:

– «Не могу! Не могу!» А сам только и знаешь хвастать: «Я самый умный!» А толку от тебя никакого! А я вот кое-что придумал!

– Авоська, миленький, говори скорее! Ну!

– Раз у нас ключей нету, так полетим снова на вертолете и вытащим его через окно! Правда, вниз трудно, но…

Умнюшкин только глазами захлопал. Но сразу возразил:

– Прилетим, ну и дальше? Там же на окне толстенная решетка!

– А мы ее сломаем!

– Сломаем… Как ты ее сломаешь? Чем?

Котенок опустил голову.

И тут-то наконец в голове Умнюшкина блеснула долгожданная мысль.

– Эврика! – закричал он.

Авоська испуганно отскочил.

– Что с тобой? Может, вызвать врача, тебе дадут касторки…

но Умнюшкин его не слушал.

– Эврика! Это значит – нашел! Я придумал, как сломать решетку! Как я раньше не догадался!

Авоська только сокрушенно покачал головой.

Не слушая больше болтовню Авоськи, Умнюшкин поскорее открыл свой чемодан и достал из него пять батареек для карманного фонарика.

Все эти батарейки он соединил в одну большую, подключил к фонарику и включил. Можете себе представить, какой получился яркий луч света!

Потом изобретатель вытащил не меньше десятка увеличительных стекол – выпуклых, вогнутых, совсем круглых, как шар, и даже треугольных – и начал их внимательно разглядывать.

– Знаю, знаю! – обрадовался Авоська. – Ты хочешь заняться выжиганием по дереву! Я тоже умею – меня папа научил!

С этими словами он схватил фонарик, направил луч света на самое большое увеличительное стекло, и вот уже от ножки стула пошел дымок и появилась буква «а» – котенок, конечно, захотел выжечь свое имя.

– Не порти стул! – заругался на него Умнюшкин. – Главное и самое сложное – правильно расположить стекла. И кажется, это мне удалось! Давай сюда источник света!

Авоська пригляделся и ахнул: все стекла Умнюшкин расставил одно за другим и скрепил между собой проволокой и клейкой лентой. Потом он поставил перед первым стеклом фонарик, нажал на кнопку, и… яркий луч света причудливо переломился во всех стеклах и вышел из последнего в виде тонкой, очень яркой иглы.

Умнюшкин направил ее на листок бумаги, и тот мгновенно вспыхнул! Вспыхнул и сгорел без остатка!

Вот ведь какой замечательной штукой оказался лазер!

Освобождение Хитрюшкина

Темно и тихо было этой ночью в замке. Все спали, только ярко горело окно в кабинете Гита: шакал считал свое, точнее, украденное у котов золото.

Вертолет поднимался медленно-медленно, Умнюшкин боялся включить на полную мощность мотор: шум разбудит охранников.

Вот и окна секретных тюремных камер. Они все темные.

– Третье окошко в пятом ряду, – негромко сказал Авоська.

– Ты не ошибся? – переспросил Умнюшкин.

– Конечно, нeт!

Вертолет медленно подлетел к нужному окошку, тускло блеснуло темное от пыли стекло, ржавые толстые прутья решетки…

Авоська протянул лапу, постучал в окошко, позвал:

– Хитрюшкин! Просыпайся! Это мы!

Но там никто не откликался. Пришлось котенку стучать посильнее, и вот наконец в комнате вспыхнул тусклый свет и между прутьев решетки показалась… показалась голова охранника! Он испуганно смотрел на Авоську – нос к носу!

– Ты перепутал окошки! – с ужасом сказал Умнюшкин и включил мотор на полную. мощность.

Вертолет рванулся вперед, и стражник сразу пришел в себя:

– Стой! Кто такие! Как сюда попали?!

Умнюшкин осторожно вел вертолет над башней, не зная, что делать дальше. А пес-охранник оказался на удивление не из пугливых – выскочил на площадку и кинулся к друзьям с саблей в руке.

– Сдавайтесь! – закричал пес и ударил саблей по электропроводу, который тянулся от вертолета вниз. Сабля легко перебила изоляцию, и, конечно, пса так сильно «дернуло» током, что он сразу упал без сознания.

Умнюшкин поскорее повел машину на снижение.

– Достань мою записную книжку и посмотри, какое окошко у Хитрюшкина. Да повнимательнее!

Авоська вытащил у него из кармана книжку и нашел запись.

– Да, я ошибся! Не третье окошко в пятом ряду, а наоборот: пятое окошко в третьем ряду сверху!

На этот раз вертолет подлетел правильно: между прутьями решетки появилась улыбающаяся физиономия Хитрюшкина.

– Это вы! Привет! А я слышу – гудит что-то! Вертолет! Вот здорово! Это вы сами сделали? Молодцы!

– А ну – живо залезай под кровать! – приказал Умнюшкин.

– Это еще зачем? – удивился Хитрюшкин.

– Быстро! Да закрой там глаза или оберни голову одеялом!

– Еще чего…

– Делай, что тебе говорят! – вдруг зашипел Авоська. – Скорее! А то пес очнется!

Хитрюшкин послушно схватил одеяло и залез под кровать.

И вот тогда-то Умнюшкин вытащил свой хитроумный прибор, тщательно его установил и нажал кнопку. Вся камера наполнилась ослепи тельным светом. Прут решетки стал медленно краснеть, от него вдруг полетели искры, и стало хорошо видно, как луч постепенно перерезает железо. Не прошло и пяти минут, как один из прутьев был вырезан.

Умнюшкин радостно закричал:

– Все готово! Можешь вылезать! Хитрюшкин осторожно высунул нос из-под кровати.

– Вот это да! – только и сказал он, увидев дыру в решетке.

– Скорее, скорее в вертолет! Полетели! – заторопил их Авоська.

Пленник не заставил себя просить второй раз. Он ловко забрался на подоконник, пролез между оставшимися прутьями и прыгнул на сиденье рядом с Авоськой.

И все могло бы кончиться отлично, если бы надрубленный саблей охранника провод вдруг не порвался совсем! Мотор сразу остановился, и вертолет медленно начал падать…

Домой! Домой? Нет, не домой!

Вертолет падал медленно потому, что теперь уже сам воздух раскручивал лопасти винта и машина планировала. Умнюшкин замер – ах, если бы вертолет перелетел через стену замка! Ведь там их ждали коты, ждала свобода!

И вроде бы это получалось – ветерок нес вертолет как раз к стене, еще немного – и они перелетят через. нее.

– Ура! – закричал Умнюшкин. – Мы спасены! Сейчас сядем прямо на большое дерево оно смягчит удар! И скорее домой!

– Домой? – вдруг спросил Хитрюшкин. – А другие заключенные?

И тут Умнюшкину стало очень стыдно. Ведь он так обрадовался свободе, что совсем забыл про все остальное.

– Что же будем делать? – спросил он.

Хитрюшкин не раздумывал ни секунды.

– Мы с Авоськой сейчас выпрыгнем прямо на стену, а ты, как сядешь, беги скорее в лес и поднимай котов. На рассвете мы откроем ворота – будьте там!

– А как вы откроете ворота?… – начал было Умнюшкин, но тут Хитрюшкин толкнул котенка в бок и крикнул: «Давайl» Вертолет как раз пролетал над самой стеной.

Авоська начал расстегивать привязные ремни, но вдруг остановился.

– Боюсь! – пискнул он.

– Эх ты, трусишка! – Хитрюшкин одним махом ловко спрыгнул на стену. – Лети с ним, а я тут сам управлюсь…

– Надо прыгать, – сказал котенку Умнюшкин. – Понимаешь, надо! Хитрюшкину одному будет трудно.

– Ладно, я попробую! – Авоська сжался в клубочек и ловко прыгнул на стену.

А вертолет словно только того и ждал – сразу круто пошел вниз. И не на дерево он садился, а прямо в ров с холодной и темной водой.

– Ой! – испугался Умнюшкин. – Я же утону! – К своему стыду, он не умел плавать.

И тут он увидел в воде маленький островок, быстро отстегнул ремни и приготовился прыгнуть на него…

Но тут «островок» вдруг зашевелился! Это оказался крокодил! Старый Том очень заинтересовался Умнюшкиным и приветливо широко-широко открыл пасть. Это была даже не просто пасть, а целая пещера, в которой свободно уместились бы все трое наших героев.

От испуга Умнюшкин резко отпрянул назад, вертолет качнулся и… сел прямо на спину крокодилу! Том только крякнул, но даже не пошевелился.

– Здравствуйте! – растерянно произнес Умнюшкин, вылезая из вертолета. – Как вы поживаете?

– Спасибо, ничего, – проворчал Том, поднял свой хвост и легко столкнул вертолет в воду.

– Простите, я нечаянно… – тихо начал Умнюшкин, наблюдая, как из глубины поднимаются и лопаются пузырьки воздуха – все, что осталось от его замечательного вертолета. – Я не хотел…

– Откуда ты свалился на меня? – ворчливо спросил Том. – Из замка, что ли? Ты там живешь?

Умнюшкин на минуту задумался, врать ему не хотелось даже крокодилу, он вообще предпочитал всегда говорить правду, если, конечно, это возможно.

– Я сбежал от злых псов…

– Молодец! – неожиданно обрадовался Том. – Я их страшно ненавижу! Они засунули меня в этот дурацкий ров, и я живу тут совсем один. А это так скучно! Побудь со мной немножко, мы поговорим с тобой о разных разностях.

И крокодил облизнулся!

– К сожалению, у меня совершенно нет времени, – быстро ответил Умнюшкин. На него это облизывание очень и очень неприятно подействовало. – Отвезите меня, пожалуйста, на тот берег. У меня масса срочных дел.

И его можно было понять. Действительно, кому захочется беседовать с крокодилом, который облизывается! Кроме того, у Умнюшкина действительно было очень мало времени – нужно было поднимать на бой отряды котов.

И крокодил не стал его уговаривать остаться и – главное! – прекратил облизываться, медленно поплыл к берегу. Не прошло и десяти минут, как Умнюшкин соскочил на траву, вежливо поблагодарил Тома – а спасибо надо говорить всем, даже крокодилам! – и быстро побежал в лес.

Что произошло в сторожке

Хитрюшкин и Авоська благополучно спустились со стены по узенькой лесенке, прокрались мимо храпящего пса-охранника и снова оказались во дворе замка.

Сейчас перед ними стояла очень трудная задача – открыть ворота и опустить подъемный мост. Причем все это необходимо было сделать очень тихо, чтобы не всполошить охрану.

Возле стены, по самому темному месту, они прокрались к воротам. В окошках сторожки горел свет, у двери стоял на часах пес-солдат.

Как было бы хорошо, если бы он спал!

Но он не спал, а наоборот, внимательно всматривался в темноту, и нашим героям пришлось лечь в траву, чтобы их не заметили.

Из сторожки вдруг раздались крики и громкий смех. Часовой оглянулся вокруг и… и нырнул в дверь…

Хитрюшкин мгновенно кинулся к окошку и заглянул в сторожку.

Четыре пса-солдата играли в лото. На большом столе валялись остатки ужина, недоглоданные кости.

Прямо посреди сторожки виднелся большой железный рычаг для подъема и опускания моста. Он-то и был нужен нашим героям! Но как до него добраться? Как выгнать псов из сторожки, чтобы они не подняли шума?

И вдруг Хитрюшкин увидел на полу, в углу, тонкую, прочную веревку…

Хитрюшкин медленно вошел в сторожку, взял веревку и так же не спеша вышел. Увлеченные игрою псы ничего не заметили.

Авоська нетерпеливо ждал его.

– Сколько их там? Чего делают? Зачем тебе веревка?

– Четверо. Играют в лото.

– Четверо? Совсем не много, – расхрабрился котенок. – Давай нападем на них и свяжем!

– Нападем! Легко сказать! Они такой шум поднимут… Нет, тут надо изобрести какую-то хитрость. Что-то придумать…

– А! Придумал!

И Хитрюшкин незаметно зашел в сторожку и… сделав из веревки петлю, накинул ее на крайнего пса… Тихо ойкнув, пес оказался за дверью. А уж тут его ждал Авоська с большой дубиной в руках…

– А у меня квартира! Вот! – обрадовался третий пес.

– Ха! И у меня!!! – взвизгнул четвертый и замолчал – веревка крепко обхватила его, через секунду он уже вылетел из сторожки.

Игроки и не заметили, что остались вдвоем.

– Барабанные палочки! – Пес кинул бочонок на стол и… пулей вылетел за дверь.

Последний игрок поднял голову и удивленно оглянулся – где же все партнеры? И увидел перед собой… Хитрюшкина!

– Караул! На помощь! – заорал он диким голосом и бросился к двери.

Хитрюшкин подставил ему ножку, и пес шлепнулся…

С начала операции «веревка» прошло только пять минут, а четверо стражников, связанные, уже лежали возле стены. Путь к свободе был открыт!

Спасибо, милый Том!

Скорее! Скорее! Каждая минута сейчас могла решить успех всего дела: быть Стране Кошек свободной или нет.

Хитрюшкин кинулся к засову ворот и стал его открывать!

Авоська повис на подъемном рычаге!

Хитрюшкин отодвинул засов и широко распахнул ворота!

Авоська болтался на рычаге – он был слишком легким, чтобы его опустить.

Хитрюшкин кинулся ему на помощь – под тяжестью двух тел рычаг медленно, со скрипом, пошел вниз. И подъемный мост опустился!

Крокодил Том проснулся от скрипа и страшно заругался.

– Только задремал, опять разбудили! Что за безобразие! Ни днем ни ночью нет покоя! Ну, проклятые псы, это я вам припомню!

Друзья поскорее выскочили за стену замка. Они думали, что там их ждут отряды котов, но… но никого не было.

Да, котов не было ни у стен замка, ни на дороге, ни даже в дальнем лесу.

– Опаздывают! – с досадой сказал Хитрюшкин.

– А вдруг Умнюшкин не нашел отряд? – испуганно спросил Авоська.

– Этого не может быть!

– А если…

– Тогда все пропало!

Такую грустную беседу вели они возле открытых ворот. А ночь уже уходила, становилось все светлее и светлее.

И вдруг раздался злобный лай, вой, визг, и из-за угла замка выскочил отряд стражников! Они со всех ног неслись к воротам.

У каждого в лапе была длинная сабля!

Все они так и рвались поскорее напасть на отважных друзей и отомстить за все!

– Ой, мама! – Авоська кинулся было к мосту. – Бежим скорее в лес!

– Ты чего? – рассердился Хитрюшкин. – А вдруг коты сейчас появятся? Мост должен быть опущен, а ворота открыты! Нет, будем стоять тут насмерть!

И друзья приняли бой!

Стражники остановились, но ненадолго. Очень скоро они поняли, что защитников ворот только двое, и с новой яростью кинулись в атаку.

И нашим друзьям пришлось бы совсем худо, если бы Авоська не вспомнил про тот самый пистолет, который сделал ему Умнюшкин и который он все время носил в кармане заряженным.

Авоська поскорее выхватил пистолет и выстрелил!

Бумажный шарик с перцем попал главному псу' в лоб и с тихим треском лопнул. Сразу же нападавших окутало облако перца.

– Ап-чхи!!! – со страшным грохотом чихнул пес-командир.

– Ап-ап-чхи!!! – И он упал, а вместе с ним и трое охранников. Все они катались по земле и чихали без перерыва.

Остальные псы мигом отбежали подальше и зажали морды лапами, пытаясь спастись от перца. Но где там! Все хором чихнули! И получилосьтак громко, что стены замка задрожали и сам царь Мурыс подскочил во сне в своей кровати.

Псам было не до моста, они забыли и о беглецах, и о котах, и вообще обо всем на свете. Просто катались по земле и чихали, чихали… Сами понимаете, какая уж тут война, если чихаешь!

Но и сам Авоська начал отчаянно чихать. При каждом чихе он подскакивал выше стен замка!

Один Хитрюшкин спасся – он поскорее отбежал ко рву. И там увидел, что крокодил Том высунул голову из воды и с любопытством смотрит на все происходящее.

– Что это такое? – удивленно спросил Том. – Я такого никогда не видел, хотя живу тут сто лет…

– Том! Милый Том! – кинулся к нему Хитрюшкин. – Пожалуйста, помоги нам! Мы боремся со злыми псами, а нас всего двое…

– Вы боретесь с псами? – переспросил крокодил. – Я их тоже ненавижу! Они украли меня из зоопарка, увезли от любимых деток и держат тут в холодной воде. Пошли, я с удовольствием помогу вам!

Хитрюшкин протянул руку, поймал Тома за лапу и помог ему выбраться на берег. И крокодил быстро-быстро пополз к месту боя.

Он прибыл очень вовремя. Псы, зажимая лапами носы, снова наступали на Авоську. Еще секунда, и…

Но тут и подоспел Том. Он сразу же попал в облако перца и немедленно тоже начал чихать!

Вы когда-нибудь видели чихающего крокодила? Это очень страшно! Железные челюсти Тома лязгали, могучий хвост, как молот, ударял по земле, из глаз градом сыпались настоящие крокодиловы слезы!

– Вот я вас! – взвыл Том и цапнул одного пса за бок. И одновременно ударил другого кончиком хвоста.

Тут у псов сразу пропало всякое желание чихать! Они со всех ног бросились прочь!

Но не все. Начальнику отряда все-таки удалось остановить несколько солдат. Они, закрыв лапами носы, сделали еще одну отчаянную попытку прорваться в сторожку и поднять мост.

Однако Авоська не дремал. К этому времени он уже снова зарядил свой замечательный пистолет и смело кинулся им навстречу. Увидя котенка со страшным оружием, охранники побросали сабли и со всех ног кинулись с поля боя.

И очень вовремя – по мосту уже мчался отряд котов!

Глава пятая

Победа!

Что же вы так долго! – закричал Хитрюшкин. – Еще бы немного – и опоздали! Хорошо, что нам помог Том! – И он поцеловал крокодила прямо в холодный нос.

Никто никогда прежде не целовал Тома. От изумления он даже не мог сказать ни слова. Целых пять минут! А потом удивленно произнес:

– Хм! Оказывается, это очень приятно, когда у тебя есть друзья! А я и не знал! Спасибо, что вы такие добрые, такие хорошие.

– Это тебе спасибо! – сказал командир отряда Василий Мурлыкович. – В награду за помощь мы обязательно отправим тебя домой!

– Ура! – закричал в восторге крокодил. – Домой! Я хочу домой!

– А теперь – вперед! – скомандовал Хитрюшкин. – Мы – в подвал, освобождать арестованных, а вы – в замок – надо обязательно поймать Гита и всех псов!

Друзья кинулись в подземелье. Впереди бежал, конечно, Хитрюшкин, за ним Умнюшкин и последним – Авоська. Он держал наготове свой заряженный пистолет.

По длинным пустынным коридорам они спускались все ниже и ниже и наконец добрались до цели. У огромной железной двери сидели несколько охранников.

Друзья затаились за углом. Авоська поднял руку с пистолетом:

– Сейчас я как стрельну…

– Я тебе стрельну! – погрозил ему кулаком Умнюшкин. – Тут в подвале мы все погибнем от чихания.

– Ключ! Смотрите! Ключ! – прошептал Авоська.

Над дверью на гвоздике висел большой ключ.

– А как его возьмешь? – вздохнул Умнюшкин. – Вон какие псины, а мы даже сабли не взяли. Что бы такое придумать…

– Долго думать некогда, а быстро ты не можешь, хотя и много о себе воображаешь, – сказал Хитрюшкин. – Придется мне самому взяться.

И он еще раз выглянул из-за угла.

– Сейчас я их напугаю!

И он громко завыл:

– У-у-у!

Стражники вскочили.

– Ты слышал? – спросил один.

– Кто-то воет, – ответил другой.

– Я боюсь, – заметил третий.

– Вот вы где! – с подвывом сказал Хитрюшкин и вышел из-за угла. – Я вас давно ищу…

– Караул! – закричал первый стражник и бросился бежать.

– Помогите! – кинулся за ним второй.

А третий залез в какой-то ящик, и даже хвоста его не было видно.

Хитрюшкин засмеялся:

– Ну и трусы!.

Друзья сняли ключ со стенки, открыли железную дверь.

– Выходите! Вы свободны! – закричал Хитрюшкин. – Вооружайтесь – и в бой! Бей псов-стражников! Казнить Гита и Мурыса!

– Ура! Ура! – донеслось в ответ. Сотни котов выскочили из тюрьмы и бросились наверх, в замок.

В начавшейся суматохе друзья потеряли Авоську.

– Наверное, он нашел папу и ему не до нас, – сказал Хитрюшкин. – Бежим скорее в замок, надо узнать, удалось ли поймать Гита и предателя Мурыса?

Но они опоздали. Мурыс успел сбежать – царские покои были пустыми. Только на полу валялась разная одежда да были распахнуты дверцы всех шкафов.

– Ушел! – досадовал Хитрюшкин. – Не успели!

– Смотри! Окошко открыто! – заметил вдруг Умнюшкин.

Друзья бросились к окну.

– Вон он!

И действительно, на водосточной трубе сидел Мурыс, царь Страны Кошек. Вид у него сейчас был далеко не царский. Ни алого шелкового камзола, ни горностаевой мантии, ни орденов, ни лаковых сапог со шпорами. На ржавой трубе сидела обыкновенная грязная кошка.

– Эй, ваше величество! – крикнул ему Хитрюшкин. – Слезайте!

Мурыс послушно перебрался в комнату.

– А где ваш шакал Гит?

– О, этот негодяй! – запричитал Мурыс. – Они с Бурбосом сбежали и не взяли меня с собой. Обокрали казну. Мое золото…

– Золото не ваше, а народное, – оборвал его Умнюшкин. – Куда они направились?

– Конечно, к морю, к кораблю. Пробрались потайным ходом, который ведет прямо в лес…

– Ушли, – разочарованно сказал Умнюшкин.

– Ну, это мы еще посмотрим! – рассердился Хитрюшкин. – За мной, в погоню. Они не могли уйти далеко! А вам, ваше бывшее величество, придется сидеть тут. Вас будут судить!

Через час небольшой отряд котов вышел из леса.

– Вот и дорога к морю. Сколько времени в нашем распоряжении? – спросил Хитрюшкин.

– Достаточно! – ответил Василий Мурлыкович. – Мы ведь шли по тропинке, а она намного короче дороги. Беглецов обогнали, будем ждать их тут.

– Скорее за работу! – скомандовал Умнюшкин. – Ройте яму!

И все принялись рыть на дороге яму.

Cкоро работа была закончена, ловушку замаскировали ветками, на них насыпали земли и пыли, и яма стала совсем незаметной.

– Отлично! – сказал Умнюшкин. – А сверху мы положим вот что! – И он кинул на пыль горсть золотых монет. – Теперь-то псы не пройдут мимо!

Все спрятались за деревьями и стали ждать. И вот на дороге показался странный отряд. Пяток дюжих псов-стражников тащили несколько тяжелых мешков: А впереди бежал Бурбос с саблей в одной руке и с мешком золота в другой.

И вдруг бывший генерал увидел на дороге россыпь золотых монет. Он кинул саблю в пыль, отбросил мешок, прыгнул к монетам. И конечно, провалился в яму!

– Ура! – закричали кошки и выбежали на дорогу. – Сдавайтесь!

Охранники и не думали сопротивляться. Они побросали тяжелые мешки и поскорее подняли лапы вверх.

– А где же Гит? – удивленно спросил Умнюшкин. – Неужели он скрылся по другой дороге и успел уплыть?.

Так оно, очевидно, и было. Во всяком случае, его нигде не нашли, и больше в Стране Кошек никто ничего никогда не слыхал о злобном коварном шакале.

А Мурыса осудили по всей строгости и закрыли в самой темной башне замка, где он и сейчас ловит крыс.

Возвращение

Друзья медленно шли по двору замка. Отовсюду слышались громкие радостные возгласы, крики «ура!». В воздухе взрывались разноцветные ракеты.

– Умнюшкин! Хитрюшкин! – вдруг закричал кто-то.

Они оглянулись. К ним бежали Авоська и какой-то незнакомый серый кот.

– Авоська! Авоська! – обрадовались друзья. – Куда ты пропал?

– Я был с папой! Вот он! Мы его освободили из подземелья!

– Спасибо вам, – сказал Авоськин отец. – Вы настоящие герои! А мы уезжаем домой!

Друзья грустно переглянулись. Когда-то они еще увидят Авоську…

– Счастливого пути! Передавайте привет дедушке, Сосилапу и Лапососу!

– Передам! – радостно улыбнулся Авоська. – Мы теперь каждый день станем сеть досыта! Ведь сосисочное дерево будет теперь наше.

Так друзья расстались с Авоськой.

Во дворце царило всеобщее ликование. Коты поздравляли друг друга с освобождением, обнимались и целовались. Все хотели непременно пожать Умнюшкину и Хитрюшкину руки.

Котов было очень много, и целую неделю Умнюшкин и Хитрюшкин принимали поздравления и благодарности котов, гуляли по лесу, жили в лучшей комнате дворца.

– Ну и скукота же! – воскликнул наконец Хитрюшкин. – Совсем делать нечего. Отдохнули, и хватит. Не пора ли нам возвращаться?

– Возвращаться? – Умнюшкин перевернулся на солнышке. – Пожалуй, пора. Мне до сих пор очень стыдно, когдa я вспоминаю, как убежал от Маринки. Она, наверное, плакала тогда утром…

– Подумаешь, поплакала – и забыла.

– Она не забыла, – нахмурился Умнюшкин. – Как вернемся – пойдем сначала к Маринке, поживем у нее, а потом в магазин…

– Что? В магазин? – удивился Хитрюшкин. – Это еще зачем?

– Как зачем? Я тебя познакомлю со своими друзьями. Тебе у нас, в «Детском мире», очень понравится…

Так они и решили, а наутро объявили котам о своем отъезде. Хозяева долго уговаривали их остаться, но друзья были непреклонны.

И вот наконец все прощания остались позади.

Уже солнце клонилось к вечеру, когда карета прибыла в лес к волшебному дубу.

– Вот и наш дуб, – грустно сказал Василий Мурлыкович. – Как-нибудь приезжайте к нам посмотреть, какая хорошая здесь станет жизнь…

– Мы обязательно приедем, – пообещал Умнюшкин.

– До скорой встречи! – поддержал его Хитрюшкин. – Мы вернемся!


home | Приключения двух друзей | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу