Book: Очарованный принц



Очарованный принц

Эллен Таннер МАРШ

ОЧАРОВАННЫЙ ПРИНЦ

Пролог

Эдинбург, Шотландия, октябрь 1853 года


Коннор Макджоувэн валялся в постели с гриппом. Голова его раскалывалась от назойливого шума дождя за окном. Он даже не открыл глаз, когда один из слуг осторожно прокрался в комнату и на цыпочках подошел к камину, чтобы помешать угли. В ответ же на робкий вопрос, не нужно ли ему чего, Коннор разразился целым градом проклятий, и слуга мгновенно испарился. Когда в дверь снова постучали, Коннор так и лежал, не переменив позы и, как всякий больной, был поглощен исключительно своими страданиями.

— Убирайтесь! — раздраженно выкрикнул Коннор.

Но тем не менее дверь скрипнула, и он услышал, как несколько пар ног протопало к его кровати.

— Так это правда, Кон? Джейми говорил, что ты совсем зачах, но мы подумали, что он, как всегда, врет.

— Подхватил лихорадку, Кон, или перебрал в кабаке?

— Да нет, если бы он вчера был в кабаке, то теперь рядом с ним лежала бы очередная шлюха. А может, эта милашка прячется в простынях? Или это твое бренное тело возвышается над кроватью, а, Кон?

Коннор услышал слабый смешок у себя за спиной и медленно открыл глаза. С трудом повернув голову на подушке, он хмуро взглянул на троих молодых мужчин, стоявших перед ним.

— У меня чума, — загробным голосом изрек он, — это страшно заразно, и теперь вы все можете считать себя покойниками. Разве Джейми не предупредил вас держаться от меня подальше? Я и недели не протяну.

Коннор почувствовал, что у него даже головная боль почти прошла, когда увидел их перепуганные лица. Макджоувэн не сомневался, что они поверили ему. Он был самым старшим из четверых и с детства считался вожаком в их компании. То, что он говорил, никогда не подлежало обсуждению, и никто из них не осмелился бы упрекнуть его во лжи. Кроме того, выглядел он почти в соответствии своим словам: заросший, с воспаленным лицом и лихорадочно горящими глазами. Вдоволь насладившись впечатлением, которое произвело его сенсационное сообщение, Коннор от всей души расхохотался. Все трое переглянулись и с видимым облегчением вздохнули.

Джечерн Макджоувэн, кузен Коннора, первый справился со смущением и, широко улыбнувшись, сказал:

— На самом деле мы даже рады, что ты болен, Кон. Такого же высокого роста, как и Коннор, Джечерн отличался от него более светлым цветом волос.

— Тот факт, что ты сейчас находишься в столь плачевном состоянии, есть величайшее благо для нас, — жизнерадостно продолжал Джечерн.

— Неужели? — саркастически усмехнулся Коннор. — Может быть, объяснишь, что ты имеешь в виду? — снисходительно спросил он, заподозрив неладное в приветливой улыбке своего кузена.

— Мы тут придумали кое-что новенькое, — воскликнул Картер Слоун, щеголевато одетый молодой человек, стоявший рядом с Джечерном.

Близкий друг последнего еще с университетских времен, Картер, несмотря на свою молодость, был, пожалуй, самым умным в этой славной троице. Дважды потерпев неудачу, он очень редко принимал пари, предлагаемые его друзьями. Но зато сам был весьма изобретателен во всякого рода хитроумных выдумках и розыгрышах, особенно если дело касалось Коннора. За все двенадцать с лишним лет, что они пытаются обставить друг друга, еще никому из них не удавалось одолеть его. В его судьбе словно было что-то колдовское. Он мог соглашаться на самые невероятные, убийственные, порою даже опасные выходки, но всегда выходил сухим из воды — спокойный, невозмутимый, как истинный победитель.

— Ну, что там у вас? Выкладывайте, — потребовал Коннор.

Он окинул взглядом всех троих. Джечерн, казалось, вот-вот лопнет от самодовольства. Картер явно развлекался всем происходящим. Третий же, Реджинальд Спенсер, по прозвищу Кинг, поглядывал на Коннора со снисходительной жалостью. Кингу, насколько Коннор смог узнать его за долгие годы знакомства, была свойственна некоторая склонность к низменным поступкам. В отличие от других он старался привнести в их развлечения не только долю опасности, но и нечто большее.

Так случилось два года назад с дочерью священника из Хай-Думферлайна. Кинг выкрал ее и, предварительно как следует накачав бренди, уложил в постель к Коннору. Коннор питал непреодолимое отвращение к женитьбе, и Кинг поспорил с ним, что приведет его к алтарю, чего бы ему это ни стоило. Эта нелепая и недостойная выходка повергла в негодование даже Джечерна и Картера, а Коннор так просто пришел в ярость. В довершение всех бед, отец девушки оказался каким-то высоким духовным лицом, и Коннору пришлось изрядно потрудиться, чтобы замять разгоревшийся скандал. В конце концов ему все же удалось это сделать. Позднее, когда Коннор был во Франции и в течение полугода развлекался в обществе очаровательных и весьма доступных парижанок, ему каким-то образом удалось привлечь к себе внимание принцессы Евгении и быть принятым при дворе. Вот там-то он и отыгрался, отплатив Кингу сполна. Воспоминание о своей тогдашней проделке до сих пор вызывало у Коннора смех. Но сейчас ему было не до веселья. Скрестив руки на груди, он желчно глянул на своих визитеров:

— Вам придется прийти в другой раз, сейчас у меня нет настроения ни заключать пари, ни тем более вникать в роль, которую вы отвели мне в вашей дурацкой затее. Уходите.

— Прошу п-прощения, сэр, — послышался тонкий дрожащий голосок горничной.

Ухмыляясь, трое молодых людей посторонились, пропуская вперед девушку. Та, увидев Коннора с обнаженным торсом, вся зарделась от смущения.

— В чем дело, Люси? — спросил Коннор. Она перевела взгляд с его груди на лицо:

— П-половина четвертого, с-сэр. Господа из банка, с-сэр. Они уже здесь. Мистер Джейми отлучился, и они послали к вам м-меня.

Хоть Коннора и снедала лихорадка вкупе с чувством любви к собственным страданиям, он все же не мог не заметить, что бедная девушка перепугана до смерти. Она и не предполагала застать своего хозяина в таком виде, почти голым, и уж тем паче не могла ожидать, что наткнется в его апартаментах на троих, наоборот, слишком разодетых молодых джентльменов.

— Передайте, что я тотчас же спущусь, — ответил Коннор невзирая на вновь давшую о себе знать дикую головную боль.

Сегодня был последний день месяца, и именно сегодня у него назначена встреча с его банкиром, сэром Дунканом Кэмпбеллом, а также с несколькими его служащими. Они собирались поработать со счетами компании и привести в порядок дела накануне нового месяца. Кивком головы он отпустил горничную, и Люси убежала с нескрываемым облегчением. Выражение ее лица вызвало приступ смеха у Джечерна.

— Смотрите-ка! Вы видели? Нет женщины на земле, которая смогла бы устоять против тебя, а, кузен?

Коннор не ответил, так как в этот момент был занят тем, что выпутывался из своих простыней. Он был совершенно наг, потому что ночную рубашку содрал с себя еще раньше, мучаясь от изнурительного жара. Он подошел к резному шкафу и начал рыться на полках с одеждой. Ему не впервой было выслушивать подобные замечания, и поэтому реплику Джечерна Коннор пропустил мимо ушей.

— И чего это он на нас дуется? Просто не понимаю, — вслух размышлял Кинг. — Ведь завтра последний срок для заключения нашего очередного пари. Ты что же, Кон, надеялся, что мы попросим отсрочки?

— Признаться, у меня была такая мысль: что-то вы уж слишком тянете в этот раз.

— Мы старались придумать что-нибудь похлеще того последнего пари, которое ты предложил мне, — поспешил вставить Картер.

Это был намек на упряжку лошадей, которых он проиграл Коннору после того, как не смог предъявить пару белых шелковых чулок прекрасной Кондезы де Лос Акиралес. Картер поклялся, что стянет их с ее ножек, когда они вместе будут присутствовать на крестинах новорожденного принца Леопольда в Сент-Джеймсе. Ярость Слоуна-старшего, потерявшего пару чистокровных скакунов, не поддавалась описанию. Да и самого Картера этот проигрыш задел очень сильно. Гораздо сильнее, чем тот факт, что неприступная Кондеза стала отдавать явное предпочтение внезапно объявившемуся в Лондоне Коннору.

— Брось, Картер. — Джечерн ободряюще похлопал приятеля, по плечу. — Мы же договорились не сожалеть о проигрышах, иначе нет смысла заключать пари. А кроме того, — добавил он, подмигнув, — на этот раз он наверняка проиграет. Ведь проиграет, а, Кинг?

— Возможно, — сдержанно ответил Спенсер, наблюдая, как Коннор натягивает отлично сшитые брюки. — Ты что, старина, никогда не пользуешься услугами лакеев? Что за дурной тон одеваться самому!

— Ведешь себя как мужлан, — наставительно добавил Джечерн.

— Не вижу здесь ничего забавного! — отрезал Коннор, поворачиваясь к приятелям, которые покатывались со смеху. — Что на вас такое нашло?

— Ты не слишком-то проницателен, Кон — еле выговорил Картер, все еще всхлипывая и вытирая выступившие от смеха слезы.

Надевая сюртук, Коннор сухо улыбнулся.

— Ладно, выкладывайте, да побыстрее. Кэмпбелл уже внизу, я не хочу заставлять его ждать. Так что же вы приготовили мне на этот раз?

Коннор не испытывал ни малейшего волнения. В течение многих лет они пытались обставить его, выдумывая самые невероятные пари. Иногда им удавалось создать ему кое-какие трудности, но Коннор всегда с честью выходил из любой переделки — благодаря изворотливому уму или ловкости стрелка — в зависимости от обстоятельств. Он принимал самые невероятные условия сделки, лишь бы развеять скуку и дать пищу своему праздному воображению.

Ледяная вода из умывальника приятно освежила разгоряченное лицо.

— Итак, я жду, — насмешливо проговорил Коннор.

— Говори же, Кинг, — ухмыляясь, подтолкнул приятеля Картер. — Это ведь была твоя идея — обольщение.

— Ну-у это не ново, — протянул Коннор и с досадой поморщился.

— Терпение, мой друг, терпение. Это не то, что ты думаешь. Нам наскучило смотреть, как благородные дамы лишаются чувств при одном взгляде на твой мужественный профиль. Теперь твоим оружием должна стать душа.

Картер и Джечерн приглушенно хмыкнули. Коннор расправил рукава сюртука и подошел к окну.

Его изящный особняк находился в самой фешенебельной части старого города. Аккуратно подстриженные лужайки тянулись от стен дома вплоть до Ройял-Майлз, главной улицы Эдинбурга. В погожий день с восточной стороны были видны башни королевского дворца Холируд, но сегодня их скрывала пелена дождя. Тем не менее, несмотря на капризы погоды, жизнь в городе била ключом. Эдинбург трудился днем и ночью, пожиная первые плоды промышленной революции. Город рос и богател вместе с империей королевы Виктории. Коннор последние несколько недель был занят больше обычного. Его суда, груженные шерстью, фарфором и другими товарами, непрерывными караванами шли на Восток и возвращались оттуда с несметными богатствами Индии…

Коннор отвел взгляд от окна. Мысли его были заняты увеличением собственных доходов и людьми, которые дожидались его внизу. Он весьма неохотно вернулся к разговору с приятелями.

— Итак, мне снова отведена роль соблазнителя, — заметил он с плохо скрываемым раздражением. — А я было действительно подумал, что вы обновили свой репертуар.

— Обновили, можешь не сомневаться, — заверил его Джечерн.

— Ну так рассказывайте, да поживее.

— Видишь ли, мы решили… мы решили, что ты должен не просто соблазнить ее, а заставить полюбить себя. Коннор пренебрежительно фыркнул.

— Соблазнить, полюбить… Какая разница?

— Кон, мы говорим не просто о развлечении, — возмутился Джечерн — а о любви. Не будь таким циничным. Ведь не все женщины, которые клялись тебе в своих чувствах, по-настоящему любили тебя. Часто им были нужны только твои деньги.

— Или твоя постель, — добавил Картер с двусмысленной ухмылкой.

— Да, но на этот раз ты не должен использовать в качестве приманки ни свое богатство, ни свою неотразимую внешность, — объяснил Кинг.

— Как так?

— Тебя никто не должен узнать. Ты будешь инкогнито.

— И при этом совершенно безобразным инкогнито! — возбужденно подхватил Джечерн.

— Это значит, — вмешался Кинг, — что ты должен полностью изменить свой внешний облик. Облачишься в лохмотья, отпустишь бороду. Одним словом, сделаешь так, чтобы один твой вид вызывал у женщин только одно чувство — желание хлопнуться в обморок. Деньги, внешний лоск, все это будет тебе недоступно. Останется только твоя душа, которую девушка должна увидеть и полюбить. Но и это не все, — поспешил добавить Кинг. — Мы усложнили задачу еще и тем, что покорить ты должен молодую леди необычайной красоты, которую мы наметили тебе в жертву, — а не то вдруг в тебя вцепится какая-нибудь старая дева, для которой любой мужчина — подарок судьбы! А эта девушка, с тех пор как ее стали вывозить в свет, не приняла еще ни одного предложения. Она всем отказывает направо и налево.

— А сколько ей лет? — подозрительно спросил Коннор, которому уже мерещилась старая карга, блиставшая еще при дворе Георга III.

— Точно не знаю, но никак не больше двадцати. Мой кузен был представлен ей совершенно случайно. Он как-то охотился в центральных графствах, а поблизости находятся владения ее дядюшки. Так что путь твой теперь лежит в Дербишир. Там никто слыхом не слыхивал о твоих амурных похождениях. И поэтому… Куда это, черт побери, ты направляешься?

— Вниз, — сквозь зубы бросил Коннор. — Я не собираюсь больше выслушивать этот бред.

— Похоже, лихорадка начисто отшибла ему память, — громко заметил Кинг, обращаясь к друзьям, в то время как Коннор уже подошел к двери. — Иначе он не смог бы забыть наше святое правило: отказываешься от пари — плати штраф.

Коннор не спеша развернулся в дверях.

— И что же вы собираетесь у меня отнять? — спросил он нарочито кротким тоном.

Оробевшие Джечерн и Картер опустили глаза, но дерзкого Кинга нелегко было сбить с толку.

— Ну, — настаивал Коннор.

— Гленаррис, — спокойно ответил Кинг.

Гленаррис. Стены старинной крепости, возвышавшейся среди вересковых полей, возникли перед глазами Коннора. Первый их камень был заложен еще в тринадцатом веке. Это была его родина, земля его предков. В те времена Макджоувэнам принадлежали все земли в округе. Даже с самой высокой башни замка невозможно было разглядеть границы их владений. Так продолжалось вплоть до 1745 года, когда наследник Стюарта, принц Красавчик Чарли, потерпел поражение. Мстительный король Англии лишил их всех привилегий, власти и богатства. Но даже после этого Макджоувэны продолжали владеть своим родовым гнездом. Его теперешним хозяином был Коннор. И хотя оживленный Эдинбург привлекал его куда больше, чем мрачная крепость на востоке высокогорной Шотландии, все же он твердо знал, что ни за что на свете не отдаст Гленаррис, пока в жилах его течет кровь Макджоувэнов. Вместо ответа он от души расхохотался.

— Друзья мои, да вы просто спятили, — вымолвил он, когда к нему вернулся дар речи. Джечерн смущенно откашлялся.

— Я их предупреждал, что тебе это не понравится, — тихо проговорил он.

— Не понравится? — Коннор снова рассмеялся. Бог свидетель, он примет этот вызов. Быть может, ему удастся развеять скуку и будет легче перенести мрачную и унылую зиму в старом закопченном Эдинбурге.

— Для разговора с Кэмпбеллом мне потребуется десять минут, — бросил он через плечо, уже спускаясь по лестнице. — Затем я вернусь, и мы обсудим все подробнее.



Глава 1

Джемма вздрогнула от холода и поплотнее запахнула меховой воротник манто. Ее волосы растрепал сильный ветер, по лицу хлестал ледяной дождь. Перчаток Джемма не надела, и как только вывела Гелиоса на открытую дорогу, пальцы ее тотчас закоченели от холода. Молодой конь брел с низко опущенной головой. Вода струйками стекала с его шеи. Когда Джемма покидала дом своего дядюшки, никакого дождя не было. Пригревало осеннее солнце, и она уже проделала половину пути, оставив позади себя долину, когда неожиданно налетел ветер, небо затянуло тучами и начался этот ужасный холодный ливень. Они с Гелиосом были захвачены непогодой врасплох и теперь как могли боролись со стихией. А небо неумолимо опускалось все ниже и ниже, дневной свет быстро таял…

С чувством глубокого облегчения Джемма повернула коня на узкую проторенную дорогу, по которой обычно ездили двуколки. Открытое пространство, продуваемое со всех сторон ветром, осталось позади. Дорога вела в глубь леса. Дождь не проникал сквозь заросли, но здесь было очень темно, и Гелиос заволновался. Джемма ласково погладила своего любимца. Леса она не боялась. Низко опустив голову, девушка правила вперед. Одной рукой она держала поводья, другую же тщетно пыталась согреть в складках манто. Внезапно из-за кустов с воплями и гиканьем выскочили трое мужчин. Дико хохоча, они окружили путницу. Перепуганная лошадь встала на дыбы, и Джемма, не удержав поводья, вылетела из седла. Упав на землю, она сильно ударилась и какое-то мгновение не могла даже пошевельнуться. Не успела бедная девушка прийти в себя, как чья-то грубая лапа обхватила ее вокруг талии, и она оказалась лицом к лицу с огромным косматым мужчиной, который положил ее поперек своего седла. Джемма слышала, как сопротивляется Гелиос остальным двум разбойникам, пытающимся укротить испуганного жеребца, который до этого не знал никакого иного обращения, кроме легких и ласковых прикосновений руки своей хозяйки. Без сомнения, металлические удила причиняли ему сильную боль. Фыркая и храпя, Гелиос изо всех сил старался вырваться из лап своих обидчиков.

— Прекратите! — закричала Джемма. — Вы же делаете ему больно!

Она попыталась соскочить на землю, но громила зажал ей рот. Изловчившись, Джемма укусила его за руку так сильно, как только это позволяла сделать толстая кожа перчатки. Мужчина завопил и, размахнувшись, ударил девушку по голове. Вспышка сильнейшей боли затмила ей рассудок. Джемма почувствовала, что уже не в состоянии сопротивляться черноте, которая начала обволакивать ее со всех сторон. Но прежде чем девушка окончательно потеряла сознание, перед ее глазами возникло поразительное видение: огромное косматое чудовище выпрыгнуло из кустов с другой стороны дороги и бросилось на тех двух, что пытались сладить с Гелиосом. Раздался громкий крик, и один из разбойников упал, корчась от боли: темноту разорвал пистолетный выстрел. Затем эта сцена, как и все остальное вокруг, начала с удивительной быстротой растворяться, таять и в конце концов все провалилось в пустоту…

Джемма застонала и медленно открыла глаза. Свет больно резанул по ним, так что снова пришлось опустить веки. Тут рядом что-то зашевелилось, и к ее голове с одной стороны приникло что-то мокрое и холодное. Она осторожно приоткрыла глаза еще раз и увидела возле себя нечто ужасное: прямо над ней нависла пара светящихся глаз в ореоле густого мохнатого меха. Тут до нее дошло, что это то самое чудовище, которое ей как бы привиделось и которое, по всей вероятности, ее спасло. А что это за мокрое и холодное у изголовья? Уж не лижет ли оно ее своим языком? Боже!

Она слабо вскрикнула и попыталась встать, но ее тотчас же уложили обратно очень сильными, но все же человеческими руками. Джемма прищурилась, и волосатое лицо приобрело более четкие очертания. Это, несомненно, был человек, мужчина, хотя поверить в сей факт представлялось очень затруднительным. Необычайно косматая борода, длинные спутанные волосы, свисавшие на темные глаза, придавали существу ужасающий вид. Накидка же, служившая одеждой, издавала жуткое зловоние. Джемма инстинктивно отпрянула от этого страшилища, но движение причинило ей дикую боль, и она сжала губы, чтобы не застонать.

— Ну-ну, полегче, — произнес мужчина.

Голос его утонул в складках меха. Он снял примочку, которая лежала на голове Джеммы, обмакнул ее в ковш с холодной водой и снова водрузил на прежнее место.

— Сильный ушиб, — заметил он. — Представляю, как вам должно быть больно. — В его глубоком голосе ей почудился шотландский акцент, но она тут же забыла об этом, вспомнив, что случилось с ней и Гелиосом. Оттолкнув мужскую руку, девушка попыталась было сесть, но со стоном откинулась назад.

— Да лежите же вы, несчастная! — осадил ее человек в шкуре.

— Но моя лошадь! Мне нужно во что бы то ни стало ее найти, — с жаром воскликнула Джемма.

— Это в вашем-то состоянии, — усмехнулся незнакомец.

Слезы выступили у нее на глазах, когда она осознала, что этот человек прав. Ведь ей не под силу было даже встать. Голова раскалывалась от боли, казалось, что сознание вот-вот снова покинет ее. Джемма дернула мужчину за меховую накидку.

— Тогда вы должны пойти на поиски моего Гелиоса, — потребовала она.

— И тем самым позволить себя убить, — возразил он. — Вы, очевидно, забыли, что их трое, а я один.

— Но раньше-то это вас не остановило. Я полагаю, это именно вы выпрыгнули из кустов, чтобы помочь мне?

— О да, но моим преимуществом были внезапное нападение и пуля в моем пистолете. Она в упор посмотрела на него.

— Я готова заплатить любую цену! Пожалуйста!

— Любую? — задумчиво переспросил он. Она кивнула, хотя каждое, даже самое легкое движение давалось ей нелегко.

— Что ж, в таком случае я запрошу… горячую еду.

— Что-о?! — Джемма широко раскрыла глаза.

— Горячую пищу. С тех пор как я последний раз имел приличную еду, минуло уже несколько недель. Обещайте отвести меня к себе домой и накормить как полагается.

Никогда Джемме не доводилось слышать более странной просьбы. Может, он чокнутый? Хотя в его глазах не было ничего от сумасшедшего. И оказывается, они у него вовсе не черные, а темно-синие. Таким бывает зимнее небо в сумерках. Глубокого синего цвета.

— О да-да! — ответила она нетерпеливо. — Вы получите еду, достойную короля, даже на золотом блюде, если пожелаете, а сейчас, пожалуйста…

— Так вы даете слово? Я могу вам верить? — перебил ее незнакомец.

— Разумеется, — ответила она и бросила на него оскорбленный взгляд.

— Очень хорошо, — усмехнулся бородач, — идемте со мной.

— Боюсь, я не совсем… в состоянии… Ее слова повисли в воздухе, так как мужчина уже нес ее на руках к окну. Он был так огромен, что девушка утонула в его объятиях. Прежде чем она успела что-либо возразить, они уже были возле окна. Джемма выглянула и, к своему огромному удивлению, увидела целого и невредимого Гелиоса, стреноженного у дерева.

— Так вы мне лгали?! — возмутилась она, повернувшись к незнакомцу. — Моя лошадь все это время была здесь!

Лицо мужчины покрылось пятнами; он отнес Джемму обратно и уложил, но уже отнюдь не с прежней осторожностью. Какой-то момент они молча взирали друг на друга — девушка со вздымающейся от негодования грудью и мужчина с лицом, полным гнева.

— Знаете, кто вы? Испорченное, неблагодарное создание, — наконец сердито произнес лохмач.

— Но вы обманули меня, — возразила Джемма.

— Тем не менее не забудьте, что вы обещали мне приличную еду, — уколол ее мужчина. — И согласитесь, это слишком скромная награда за жизнь вашего жеребца.

Джемма смутилась. Незнакомец был прав. Он мог бы потребовать все что угодно, а просил лишь получше накормить его. Впрочем, самое главное, что ее любимец жив и здоров. Остальное не имеет значения. Она подумала, что, наверное, следует извиниться, но вместо этого высокомерно вздернула подбородок и взглянула на человека в шкуре.

— Я была бы вам признательна, если бы теперь вы доставили меня домой.

— Не могу.

— Не можете или не желаете? — процедила девушка, и глаза ее сузились.

— Боже Всевышний, ну и язычок у вас! Что вы о себе возомнили? Думаете, мне нравится торчать здесь и слушать колкости какого-то заморыша?

Он возвышался над ней, темнолицый, волосатый, весь полный некой животной силы, и это испугало ее. Впервые за все время Джемма осознала всю, мягко говоря, неприятность своего положения. Она была один на один с этим вдвое превосходящим ее по размерам человеком. Он мог бы переломить ее пополам одним движением руки…

— В настоящий момент мы не можем никуда двинуться, — произнес мужчина, перебив панические размышления девушки. — Вы что, не заметили? На улице снегопад.

Нет. Она не заметила. Джемма встала и, пошатываясь, приблизилась к окну. Теперь незнакомец не помогал ей. Он стоял, скрестив руки на груди, и молча наблюдал, как она выглядывает в окно, прижимая нос к стеклу. Охваченная радостью при виде своего коня, Джемма не заметила огромных снежных хлопьев, беспрерывно падающих с неба. На земле уже лежал слой в несколько дюймов. А снег все шел и шел.

— Но на улице день, — изумленно произнесла девушка. — Это невозможно! Я что, была без сознания всю ночь?

— Да, похоже на то. Я уж начал сомневаться, что вы вообще когда-нибудь придете в себя.

Джемма оглянулась и посмотрела на свое ложе. Она представила себе, как этот человек провел здесь всю ночь, ухаживая за ней. Ей снова стало стыдно. И это еще больше разозлило ее. Второй раз она испытывает угрызения совести, и все из-за этого мужлана! Не слишком ли много чести для него? Джемма поджала губы и снова забралась под одеяло. Не то чтобы ей очень этого хотелось — одеяло и вся постель благоухали так, будто их сто лет не стирали, — просто ноги совсем ее не слушались.

— Я думаю, будет лучше, если мы переждем здесь до утра, — проговорил мужчина. — Вы еще слишком слабы, и ваш конь немного повредил себе ногу во вчерашней схватке. Да все уже в порядке, — заверил он девушку, увидев тревогу на ее лице. — Я сделал ему повязку со снегом, ушиб уже прошел.

В ответ она еще сильнее поджала губы. Да, видно, ничего не поделаешь. Придется пока распроститься с мыслью поскорее попасть домой. На себя Джемме было наплевать, но она не могла рисковать Гелиосом: он еще очень молодой и ноги его слишком слабы для такого броска через снега.

— Я полагаю, вы правы, — сказала девушка раздраженно, впервые повернув голову, чтобы оглядеться вокруг.

Грязные стены, грубый проем окна, едва мерцающий в закопченном очаге огонь наводили тоску и уныние. Джемма никогда здесь не была, но хижина определенно напоминала ей заброшенную избушку лесничего на краю поля, по которому она иногда бродила. Может, это она и есть? Если так, то незнакомец, пожалуй, прав, предлагая переждать снегопад. От сторожки лесничего до дома ее дяди более пяти миль. Дядя Арчибальд… При мысли о нем у девушки перехватило дыхание. Он наверняка послал кого-нибудь на ее поиски. Но ведь она солгала, сказав, что едет в другую сторону, и слуги невольно собьются со следа. Так что делать нечего — к тому времени, когда кто-нибудь догадается сунуться в старую хижину лесничего, Джемма будет уже дома.

— Боюсь, что ничего не могу предложить вам поесть. Мои карманы пусты, — произнес незнакомец.

— Что это вам взбрело в голову говорить о еде? — сердито спросила Джемма, у которой живот сводило от голода.

— Просто хочу сделать ваше пребывание здесь как можно более приятным, — съязвил бородач.

— Когда я думаю, в каком неоплатном долгу я перед вами за то, что вы спасли меня… — начала она.

— То вы чувствуете, как были бы счастливы, если б я испарился сразу же после того, как сделал это, — перебил он ее с ухмылкой. У него были белоснежные ровные зубы.

— Мы уже давно торчим здесь, — снова с неприязнью начала Джемма, — может быть…

— Да, вы абсолютно правы. Нам пора познакомиться, — подхватил мужчина. — Меня зовут Коннор Макджоувэн.

— Я совсем не это хотела сказать. Ну да ладно. Мое имя Джемма Бэрд.

Девушка вовсе не хотела представляться этому грубому мужлану. Но ничего не поделаешь.

— Как? Не может быть! — воскликнул в ответ Макджоувэн. — Неужели вы и вправду Джемма Бэрд?

Девушка смешалась.

— Да, а что в этом необычного?

— Нет-нет, ничего, — возбужденно отвечал лохмач. — Просто я хотел сказать: ну и везет же мне! Да это просто подарок судьбы!

Джемма недоуменно пожала плечами и продолжала:

—Так вот, раз уж мы здесь торчим, то я хотела вас кое о чем попросить. Не затруднит ли вас снять ваше боа, или как это называется, и вынести эти изумительные меха на улицу?

Великан оторопело уставился на нее.

— Но почему? — спросил он Джемму.

— Они очень воняют.

— Это шкура медведя, — ответил Коннор. — Я сам подстрелил его, — с гордостью добавил он.

— К несчастью, особенно моему, вам, наверное, никто не объяснял, что шкуру убитого зверя нужно сначала почистить и обработать, а уж потом использовать в качестве одежды, — язвительно заметила Джемма.

Минуту-другую он молча взирал на девушку, словно прикидывал, как лучше сделать шкуру из нее самой. Но затем все так же молча стянул с себя накидку, открыл дверь и кинул ее в снег.

— Ну, вы довольны? — спросил он, возвратясь.

О да, она была просто счастлива: под шкурой на Макджоувэне оказался засаленный, весь в пятнах кожаный жакет, который тоже издавал запах, вызывающий ностальгию по медвежьей берлоге. Джемма брезгливо зажала нос.

— Как? И это тоже? — взорвался мужчина.

Она не ответила. И жакет отправился следом за шкурой. Теперь на незнакомце остался свитер из овечьей шерсти, который, возможно, когда-то был даже привлекательным, но с возрастом, весьма солидным, порядком изменился, покрывшись многочисленными дырами и пятнами. Из-под свитера выглядывал воротник некогда белой, а теперь отталкивающе грязно-желтой рубашки. Мужчина перехватил взгляд девушки. Минуту посмотрел на нее, подумал и, видимо, приняв какое-то решение, вышел на улицу. Вскоре он возвратился с котелком, полным снега. Повесил его на гвоздь у камина и стал раздеваться. Джемма смотрела на все эти приготовления широко раскрытыми глазами.

— Что это вы собираетесь делать? — наконец, запинаясь, проговорила она.

— Вас ведь раздражает запах моих вещей, — произнес великан, — вот я и хочу их выстирать. А кроме того, нельзя же принимать ванну одетым.

— Ванну! — холодея от ужаса, переспросила Джемма.

— Ну да, — спокойно ответил бородач. — Начал дело — доводи уж до конца. Какой толк стирать только одежду. Надо вымыться и самому, — рассуждал он, продолжая раздеваться. И… о ужас!., остался совершенно голым.

— Вы можете, конечно, подождать снаружи, но я не советую. Иначе через пять минут ваши руки и ноги превратятся в сосульки. А вот мне, как уроженцу Шотландии, холод нипочем.

Он присел на корточки и принялся за стирку. Джем-ма, пылая от стыда и возмущения, закрыла глаза руками. Но она успела заметить, что мужчина и сам был такой же волосатый, как и его медвежья шкура.

— Я повешу выстиранные вещи позади очага, чтобы ваша чувствительная натура не испытывала мучений, — обратился он к девушке.

Джемма опустила руки и тотчас же пожалела об этом. Ожидая, пока его одежда высохнет, этот ужасный Коннор облачился в ее хорошенький плащ из зеленого бархата, кое-как натянув его на свои огромные плечи. Джемме плащ доходил почти до пят, а великану едва прикрывал бедра. «Дикарь, — с яростью подумала юная леди, — напрасно королева Виктория старается привить шотландцам хоть каплю цивилизации. Они как были варварами, так ими и останутся. И этот — лучшее тому подтверждение! Как он может сидеть вот так, совершенно голый, с наглой ухмылкой на бородатом лице! Да еще укрывшись дорогим плащом!..»

— Я устала, — холодно заявила Джемма и повернулась к своему спасителю спиной, намереваясь заснуть.

Коннор Макджоувэн мысленно ликовал. То-то взвоют Джечерн и остальные, когда услышат историю о том, как Джемма Бэрд буквально свалилась ему в руки! Даже не пришлось ломать себе голову над тем, как познакомиться с ней, что было бы весьма сложным в его теперешнем обличье. К счастью, он оказался поблизости, когда разбойники напали на девушку. К счастью и для нее самой. Черт возьми! Не подоспей он вовремя, ей не удалось бы спастись. Хотя, надо признать, дралась эта девчонка отчаянно. Если она такая богатая, то почему не путешествует с эскортом охранников? Вздохнув, он обхватил колени руками. День угасал. Огонь в очаге озарял комнату каким-то причудливым светом. По глубокому ровному дыханию Джеммы Коннор понял, что девушка спит. Он повернулся посмотреть на нее. Смотреть особо было не на что: кроме золотистых волос, по которым скользили огненные блики, все было скрыто одеялом.

Так вот она какая, Джемма Бэрд. Светловолосая, с огромными зелеными глазами. Маленькая, худенькая. И ужасная злючка. Хотя довольно симпатичная, даже с осунувшимся от ранения лицом. Коннор совсем не такой представлял ее себе… Но вот Джемма повернулась во сне. Взгляду Макджоувэна открылись ее чуть вздернутый нос, тонкая линия подбородка и приятная для глаз округлость груди. Наблюдая, как грудь вздымается и опадает, повинуясь ритму дыхания спящей, он вдруг почувствовал знакомое волнение внизу. Нахмурясь, Коннор отвернулся. Вот уж чего-чего, а этого он никак не мог ожидать! Чтобы у него возникло желание при виде этой маленькой, костлявой замухрышки?! Наваждение какое-то…



Устроившись на полу как можно дальше от девушки, Коннор поплотнее запахнул на себе полы ее плаща и попытался уснуть. К его глубочайшей досаде сделать это оказалось нелегко.

Глава 2

Сэр Арчибальд сидел в библиотеке, отделанной в духе эпохи короля Георга. Он думал о своей племяннице Джемме. Уже минуло две ночи с тех пор, как девушка затерялась по дороге в Пенроуз. Расспросы деревенских жителей ничего не дали. И хотя теперь за окном было солнечное утро, вчерашний сильный снегопад вынудил слуг прекратить поиски молодой госпожи. Несмотря на все это, дядя не особенно беспокоился относительно своей племянницы. Эта строптивая семнадцатилетняя девчонка даже не спросила, у него разрешения на поездку! А кроме того, Джемма отнюдь не принадлежала к разряду барышень, которые хлопаются в обморок при первом удобном случае. Правда, в последнее время участились нападения разбойников, но сэра Арчибальда это тоже не пугало. Не хотел бы он оказаться на месте того, кому взбредет в голову похитить Джемму!

Раздался стук в дверь, затем она приоткрылась, явив сэру Арчибальду голову слуги с выпученными глазами. — Они идут, сэр. Вилли встретил их на верхней дороге! — взволнованно возвестил слуга.

— Кто идет? — переспросил сэр Арчибальд.

— Как кто? Ваша племянница, сэр. Ее нашел какой-то дикарь, одетый в звериную шкуру.

Несмотря на жуткий мороз, вся прислуга сэра Арчибальда высыпала на улицу посмотреть на страшилище, которое спасло мисс Джемму. Каково же было их разочарование, когда чудище оказалось самым обыкновенным мужчиной, правда, огромного роста и косматым. Сама же Джемма, судя по выражению ее лица, была далеко не в восторге от человека, который нес ее на руках.

— Дядя, с Гелиосом случилось несчастье, и этот… джентльмен был так добр, что согласился доставить меня домой, — громко объявила девушка, сразу предупредив все расспросы. — Я обещала ему, что его прилично накормят. Уильям, — обратилась она к слуге, стоявшему позади сэра Арчибальда, — проводи джентльмена на кухню, пусть ему дадут там поесть.

Отдав это распоряжение, Джемма направилась было в конюшню. Гелиос брел за ней. Но тут вмешался сэр Арчибальд.

— Послушай, детка. Если этот джентльмен, как ты говоришь, оказал тебе такую услугу, то, наверное, он достоин большего, чем есть на кухне среди кипящих кастрюль?

— О да. Тем более что ваша племянница обещала мне королевскую еду, причем на золотом блюде, не меньше! — воскликнул Коннор и плотоядно облизнулся.

Джемма бросила на него испепеляющий взгляд.

— Это правда, детка? — спросил сэр Арчибальд. И, получив утвердительный ответ, пристыдил девушку: — Если дала слово, нужно его держать. К этому тебя обязывает честь нашей семьи.

Джемма повернулась к своему косматому спутнику, окинув его очередным преисполненным презрения взглядом.

— Мой дядя просит, чтобы я оказала вам гостеприимство. — Ее всегда такой спокойный голос утонченно воспитанной леди дрожал от злости. — Не будете ли вы так любезны пройти в дом? Я полагаю, Уоршем будет счастлив показать вам ванную и предоставить какую-нибудь одежду взамен вашей.

У себя наверху Джемма едва дождалась, когда с нее снимут все грязные, промокшие вещи. Она нетерпеливо подгоняла служанок, готовивших для нее ванну, строго наказав им, чтобы вода была погорячее. Девушка настолько замерзла и измучилась, что не обращала внимание на шепот и хихиканье горничных у нее за спиной. И вот, о блаженство, она в ванне! Постепенно руки и ноги ее начинали согреваться. Вытянувшись, Джемма закрыла глаза, отдавшись нежнейшей ласке теплой, благоухающей воды. Она знала, что впереди ее еще ждут многочисленные объяснения и утомительный ужин в компании этого ужасного Коннора Макджоувэна, но сейчас все это было не важно. Из ледышки она наконец-таки превратилась в человека, Гелиос был в безопасности под заботливым присмотром дядюшкиных конюхов. Все остальное не имело никакого значения…

После ванны Джемма привела себя в порядок и оделась. Тут ее осенила прекрасная мысль: а что, если сказаться больной и вообще пропустить ужин? Как было бы замечательно больше никогда не встречаться с этим мужланом Коннором! Но чувство долга все-таки взяло верх. Дядя Арчибальд прав: если уж дала слово, то держи его. Ну что ж, зато ее никто не сможет упрекнуть в том, что она нарушила свое обещание. Да и потом… В конце концов это страшилище искупалось и сменило одежду, с издевкой подумала Джемма, и от этой мысли ей стало весело.

Макджоувэн и сэр Арчибальд сидели в дальней комнате, когда через открытые двери Коннор увидел спускающуюся по лестнице Джемму. Смех, вызванный очередной остротой старика, вдруг замер на его губах. Безусловно, девушка была привлекательной, это шотландец заметил еще там, в хижине лесничего, но такой разительной перемены, происшедшей в ней с тех пор, он никак не ожидал. Вместо жалкой оборванной девчонки, которую Коннор вырвал из рук разбойников, перед ним предстала прекрасно одетая и безукоризненно причесанная леди. Да, черт побери, Кинг был прав. Эта юная особа и правда может вскружить голову любому мужчине. Тяжелые пшеничные волосы, уложенные в изысканную прическу, оттягивали назад маленькую, изящно очерченную головку девушки. Щеки ее были свежи и румяны. Платье цвета голубиного крыла великолепно оттеняло восхитительную матовую, с почти неуловимым персиковым оттенком кожу шеи и плеч, а складки на корсаже лишь подчеркивали необычайно тонкую талию. Коннор не мог оторвать взгляда от Джеммы.

Девушка тотчас заметила, что Макджоувэн облачен все в ту же дурацкую одежду, которую он тщетно пытался постирать в хижине и которая теперь выглядела еще более грязной и драной. Он вроде бы вымыл руки и кое-как расчесал бороду и длинные космы, но это нисколько не улучшило его внешность. У Джеммы упало сердце. Неужели ей придется просидеть с ним весь ужин за одним столом? Увы, но это было так.

В сопровождении сэра Арчибальда Коннор и Джемма вошли в столовую. Один конец длинного стола был сервирован для ужина. Боже Всемогущий! Джемма не верила своим глазам: на столе возвышался королевский фарфор, а на прекрасной льняной скатерти сверкало столовое серебро. Дядя даже послал Уоршема в погреб за бутылкой бордо! «Стоило стараться ради этого мужлана, он все равно не сможет оценить вино по достоинству», — подумала Джемма, одновременно жадно вдыхая аромат, исходивший от многочисленных блюд, вносимых слугами. Господи, как же хочется есть!..

Пока зажигали свечи, разносили еду и разливали вино, Джемма уселась справа от дяди, Коннор же, которого прислуга демонстративно игнорировала, сам придвинул свой стул и сел напротив нее.

— Пока ты отсутствовала, дитя мое, мы с мистером Макджоувэном очень интересно побеседовали, — обратился сэр Арчибальд к Джемме.

«Могу себе представить, насколько содержательной была эта беседа», — подумала Джемма, но спорить не стала: она слышала их оживленный смех, когда входила в гостиную.

— Как все-таки тесен мир, — продолжал сэр Арчибальд. — Макджоувэн как раз направлялся в наше поместье в поисках работы, когда повстречал тебя.

— О, в самом деле? Тогда, значит, мистер Макджоувэн уже рассказал тебе, что со мной случилось?

— Да, он мне все рассказал. Все до последнего слова, — с расстановкой ответствовал сэр Арчибальд. Его одутловатое лицо было пунцовым от непонятно чем вызванного приступа веселья. С видом заговорщика старый джентльмен взглянул на Макджоувэна.

Пока слуги раскладывали по тарелкам гигантские порции мяса, овощей и свежий хлеб, сэр Арчибальд продолжал болтать.

Только как следует насытившись, Джемма осмелилась поднять глаза на Макджоувэна. Шотландец ел руками. Он, очевидно, понятия не имел, для чего существуют нож и вилка. Застрявшую в зубах еду он выковыривал пальцами и после каждого выпитого глотка вина громко крякал. Девушка в ужасе отвела взгляд. Дядя Арчибальд с сияющим лицом наблюдал за своим гостем. Было совершенно очевидно, что он в полном восторге от Коннора. Более того, он дважды; посылал слугу за вином! Его лучшее бордо, которым до этого он ни с кем, никогда и ни при каких обстоятельствах не делился!

Джемма сидела с поджатыми губами; больше она к еде не притрагивалась. Даже изысканные десерты, подаваемые один за другим, не привлекли ее внимания. Макджоувэн, напротив, ел с большим аппетитом. Когда же последняя из его тарелок окончательно опустела, он откинулся назад, потянулся, громко зевнул и удовлетворенно погладил себя по животу.

Джемма решила, что теперь-то уж ей можно уйти и вскочила на ноги.

— Подожди минутку, дитя мое, — остановил ее сэр Арчибальд.

Девушка недоверчиво взглянула на дядю.

— Я и мистер Макджоувэн здесь кое-что обсуждали до того, как ты спустилась, и у меня есть для тебя новость, которую ты должна знать.

— О дядя! Уж не хочешь ли ты и в самом деле предложить ему работу? — потеряв самообладание, горестно возопила Джемма. К ее изумлению, сэр Арчибальд рассмеялся.

— Нет, нет! Я сделаю кое-что получше.

— Что ты имеешь в виду? — спросила девушка, подозрительно глядя на не в меру развеселившегося дядюшку, и почти упала на стул. Господи, что еще мог придумать этот несносный Коннор?

— Только то, — словно отвечая на ее мысли, торжественно произнес сэр Арчибальд, — только то, что Макджоувэн предложил жениться на тебе, и я дал свое согласие.

На какой-то момент воцарилось молчание. Джемма не шевельнулась. Только жаркая волна прилила к ее лицу.

— Это не смешно, дядя Арчибальд, — наконец сердито произнесла Джемма.

— Я вовсе не шучу и не пытаюсь тебя поддразнивать, моя девочка, а говорю совершенно серьезно, — уверил ее сэр Арчибальд, ковыряясь в зубах вилкой. — Посуди сама: ты провела две ночи наедине с этим мужчиной и вернулась домой в его сопровождении, что может засвидетельствовать каждый человек в доме. Мистер Макджоувэн оказался настолько великодушен, что предложил спасти твою репутацию. И это вовсе не такой уж плохой…

— Да как ты мог! — взорвалась Джемма. — Ты что, совсем тронулся умом?!

— Джемма, детка, послушай… — попытался успокоить ее сэр Арчибальд.

Схватив со стола вазу со взбитым кремом, Джемма со всего маху грохнула ею об стол и вихрем вылетела из комнаты. Коннор услышал топот ее ног по коридору и затем стук хлопнувшей двери.

— Думаю, вы несколько поторопились, — обратился он к сэру Арчибальду.

— Вовсе нет! — возразил тот, обмакнув палец в крем и облизывая его с явным наслаждением. — С ней только так и можно сладить. Быстро и внезапно, чтобы не дать опомниться. — Он рассмеялся. — Поверьте мне, мой мальчик. Я уже шесть лет знаю Джемму: именно столько лет назад ее родители погибли на пути во Францию, пересекая Ла-Манш, и оставили на мое попечение это несносное создание. С тех пор я не раз спрашивал у Бога, уж не эта ли бестия раньше времени свела в могилу мою незабвенную Друзиллу, упокой, Господи, ее душу. Своих-то детей У нас, слава Создателю, не было.

Коннор, который до настоящего момента лишь развлекался, разыгрывая перед Джеммой неотесанного дикаря, теперь взглянул на этого подловатого старикашку более трезвыми глазами.

— И что же будет теперь? — холодно спросил он.

— Ну теперь мы позовем священника и обтяпаем это дело как можно быстрее, пока молва не начала распространяться по округе. Ведь мы обо всем договорились, не так ли? — засуетился сэр Арчибальд.

— Я имею в виду девушку, — осадил его Коннор.

— Джемму? — недоуменно переспросил толстяк. — Пустое, не стоит так беспокоиться о ней. У нее будет достаточно времени, чтобы справиться с шоком и собрать свои пожитки. Сейчас, я полагаю, она укрылась на конюшне у своего любимца.

Коннор приподнялся.

— Тогда, возможно, мне следует…

— Садитесь, садитесь, мой мальчик, — жестом усадил его обратно сэр Арчибальд. — Вас, пожалуй, ей меньше всего хотелось бы сейчас видеть. И мне трудно винить ее за это. Признаться, в подобном обличье я сам никогда не узнал бы вас, не назови вы свое имя. Господи, ну и кошмарный же у вас сейчас вид!

— Да, можно сказать, что мой внешний облик довольно сильно изменился с тех пор, как мы с вами виделись, — едва скрывая раздражение, подтвердил Коннор.

Сам он ничего не помнил о той встрече с сэром Арчибальдом в британском посольстве в Париже шесть лет назад. Но, как оказалось, данное событие прочно засело в лысой башке этого несносного старика. Именно об этом они и разговаривали, когда Джемма присоединилась к ним за ужином.

— Теперь что касается вашей племянницы…

— Кстати, можете насладиться ее божественным голоском! — воскликнул сэр Арчибальд, услышав, как грохнула входная дверь и по дому разнесся пронзительный женский крик. — Курт получил приказ запереть ее наверху и не спускать с нее глаз на тот случаи, если она снова попытается сбежать.

— И часто она это делает? — поднял брови Коннор.

— Каждый раз, когда я собираюсь выдать ее замуж, — пояснил старик.

Вопли и визг продолжались до тех пор, пока где-то наверху в очередной раз не хлопнула дверь. После этого воцарилась тишина. Вскоре в дверях появился изрядно потрепанный в схватке детина с руками размером с баранью лопатку.

— Я запер ее, сэр, как обычно, — провозгласил он, шумно отдуваясь.

— Спасибо, Курт. Вот и славно.

— А теперь? — хмуро спросил Коннор.

— Ну сейчас она начнет бить посуду и все, что попадется ей под руку. К счастью, там уже не так много осталось.

Он поморщился, так как раздался звон бьющегося фарфора. Устроившись поудобнее на стуле, сэр Арчибальд сложил руки на своем огромном животе и принялся рассуждать на тему, которая его, по-видимому, очень сильно забавляла.

— Великолепная штука это ваше новое пари! Гораздо лучше того, чем вы были заняты тогда в Париже. Хотя мне немного жаль, что все так быстро устроилось. Представляю, какое было бы удовольствие наблюдать со стороны, как вы будете постепенно приручать мою племянницу, вкалывая тем временем в качестве одного из моих слуг. — Сэр Арчибальд хохотнул.

— Смею вас заверить, — дерзко возразил Коннор, — что, если вы дадите мне работу, я сделаю это.

Снова раздался звон бьющегося стекла. Вошли несколько слуг. Они принесли портвейн и сигары. Никто из них даже глазом не моргнул, слыша грохот наверху. Сэр Арчибальд подождал, пока они выйдут, и продолжил:

— Вы уверены, мой друг, что все еще хотите жениться на моей племяннице? Нелегко вам придется, уж я-то знаю. Столько молодых людей добивались ее руки, больше, чем у нас с вами пальцев на руках и ногах, и всех она отвергла, многих напугав до смерти. Хотя вы наверняка намерены выиграть свое пари и не собираетесь отступать?

— Нет, — твердо ответил Коннор.

— Что ж, так тому и быть, — подытожил сэр Арчибальд. Видно было, что он очень доволен ходом событий. — Первым делом надо послать за священником.

— Что-то там очень тихо, — произнес Коннор, подняв глаза кверху.

— А это она связывает простыни, чтобы спуститься по ним из окна, — со знанием дела объяснил сэр Арчибальд. — Сейчас пошлю Курта, чтобы поймал ее, когда она прыгнет.

— Нет нужды, — спокойно возразил Коннор. — Я сам этим займусь.

Как только Макджоувэн вышел наружу, его захлестнул ледяной ветер. Дом и парк окружала кромешная тьма. Только снежная пыль искрилась, кружась в свете мерцающих звезд. Пробираясь по снегу, Коннор размышлял о необузданной Джемме Бэрд. Шок, который он испытал, будучи узнанным ее канальей дядюшкой, уже прошел, и теперь он удивлялся той легкости, с которой ему удалось провернуть эту сделку. Старый негодник был только рад избавиться от своей взбалмошной племянницы. Все, казалось, становилось по своим местам. Только сама Джемма, похоже, решительно настроена избежать благополучного исхода всей этой истории. Пожалуй, слишком решительно, подумал Коннор, поворачивая за угол. Он увидел открытое окно наверху и тонкую темную фигурку, спускавшуюся вниз по стене. Ноги девушки болтались в воздухе, волосы развевались по ветру. Коннор остановился, ошеломленно наблюдая за происходящим. Он почти не поверил словам сэра Арчибальда о намерении Джеммы сбежать. Похоже, эта девчонка совсем рехнулась: стоит ей один раз поскользнуться, и она разобьется о камни!

По мере того как Джемма спускалась все ниже и ниже, росло восхищение Коннора ее бесстрашием. Но как только маленькая амазонка оказалась в крепких мужских объятиях, она принялась кусаться и царапаться, как настоящая ведьма.

— Отпусти меня немедленно! — визжала она, неистово колотя его кулачками.

Но Коннор оказался проворнее тугодума Курта. Он молча отстранил Джемму от себя — настолько, чтобы ее удары не достигали цели, — и подождал, пока она выбьется из сил.

— Я сейчас отпущу вас, Джемма, но не советую вам пытаться бежать от меня, — холодно произнес он, убедившись, что его действия увенчались успехом.

— Ты! — выпалила она. — А я думала, это Курт.

Коннор не мог видеть ее лица, но голос ее он слышал. И голос этот был преисполнен такой ненависти и отвращения, что Макджоувэну на какую-то долю секунды стало не по себе. Еще никогда ни одна женщина не реагировала на него подобным образом. И нельзя сказать, что нынешний благоприобретенный опыт показался ему приятным. Коннор грубым рывком поставил Джемму на землю. Разминая пальцы, натертые веревкой, девушка с яростью взирала на Коннора. Вся ее тоненькая фигурка дрожала от негодования.

— Авантюрист! Вор! — неистовствовала Джемма. — Не могу понять, как тебе удалось уговорить моего дядю пойти на такое, но обещаю, что ты сильно пожалеешь об этом. Памятью моих родителей клянусь, что ты не получишь ни меня, ни моих денег! Я сделаю все, чтобы как можно скорее увидеть тебя мертвым. Я вырежу твое сердце и брошу его собакам! Я…

Коннор закрыл ей рот одной рукой, другой с силой притянул девушку к себе так, что она не могла даже пошевельнуться.

— Мне нет никакого дела до вашего богатства, Джемма Бэрд. Мы должны пожениться, и так оно и произойдет, хотите вы этого или нет. Священник прибудет завтра утром, — больно сжимая ей запястье, угрожающе произнес он.

Макджоувэн заглянул ей в лицо, чтобы удостовериться, слышит ли она его. Что-то в выражении глаз Джеммы было такое, что на секунду заставило Коннора почувствовать себя подлецом, но это длилось лишь мгновение. Потом перед его мысленным взором возник Гленаррис, и все сомнения мгновенно улетучились. Не произнося более ни слова, он подхватил девушку на руки и понес ее в дом.

Глава 3

Джемма стояла у высокого окна своей спальни, задумчиво глядя на подъезжающую карету священника. Она встала очень рано и уже несколько часов одевалась, отказываясь от завтрака и оставаясь неестественно спокойной, пока служанки суетились вокруг нее. Заказывать подвенечное платье времени не было. Когда выходишь замуж в спешке, приходится довольствоваться тем, что есть под рукой. В ее случае это было платье для визитов — из синего Дамаска, со множеством нижних юбок, надетых на каркас из китового уса и отороченных пышными оборками из белоснежного кружева. Плечи девушки были сильно оголены, как того требовала мода, и горделивая, стройная шея Джеммы еще больше подчеркивала отчаянно смелое декольте. Служанки тщательно причесали и завили ее роскошные волосы, уложив их в затейливую прическу, верх которой украшал инкрустированный жемчугом гребень. Некое подобие фаты, которой полагалось закрыть лицо невесты, было найдено в запасах покойной леди Друзиллы. Фата стиралась и утюжилась в той же неприличной спешке. Джемме не было до всего этого никакого дела. Проведенная ею бессонная ночь и неотвратимость предстоящей свадьбы, казалось, окончательно сломили девушку. Но внезапно, увидев в окно, как выбирается из своей кареты преподобный Мэтлок, похожий больше на гробовщика, нежели на священника, Джемма словно проснулась. Надо действовать. Еще не поздно заставить Макджоувэна отказаться от нее.

— Я хочу есть, — громко заявила она служанке с кислым лицом, которая была приставлена следить за ней.

— Но уже нет времени, чтобы подавать вам завтрак, мисс, — отвечало угрюмое существо. Джемма подбежала к двери.

— Ничего страшного, я найду что-нибудь на кухне.

С трудом протискиваясь через узкий проход из-за пышных юбок, она побежала по задней лестнице, оставив свою незадачливую надсмотрщицу далеко позади.

На кухне вовсю шли приготовления к свадьбе. Повар и его подручные готовили роскошный праздничный обед. Полыхал огонь, от огромных кастрюль поднимался пар, на вертелах жарилось мясо, в горшочках булькали соусы. Одним словом, стояла такая суматоха, что никто не обратил внимания на Джемму, проскользнувшую в кладовку. Отыскав связку чеснока, она выбрала самый крупный, отломила здоровенный зубец и, очистив от шелухи, съела его. Затем нашла луковицу и решительно отправила изрядный ее кусок вслед за чесноком. Из глаз девушки градом лились слезы, во рту и в желудке скоро начался пожар, но она с завидным мужеством жевала, жевала и жевала… Уф! Удовлетворенно проглотив последний кусочек, Джемма с полыхающим ртом выскочила из кухни и помчалась по коридору. Все приготовления к торжеству велись в главной зале, и девушка благоразумно обошла ее стороной. Она рассчитывала найти Коннора в одной из дальних комнат для гостей и не ошиблась.

К немалому своему удивлению, Джемма обнаружила, что он вымылся и сменил одежду. Его черные волосы, зачесанные назад и стянутые бархатной ленточкой, блестели. Однако поношенные бриджи и залатанная рубашка, взятые, очевидно, взаймы у самого крупного из дядюшкиных конюхов, отнюдь не сделали его вид более цивилизованным/Впрочем, изменить его облик вряд ли было под силу даже самому искусному портному. Тут не помогли бы никакие изысканные костюмы — каждая клеточка этого чудища упрямо выдавала в нем бродягу, привыкшего жить в грязи и нищете.

Джемма захлопнула дверь перед носом служанки и приблизилась к Макджоувэну.

— Доброе утро, — произнесла она как можно приветливее.

Коннор задумался и не заметил, как вошла девушка. Услышав ее голос, он повернулся, посмотрел на нее и от изумления широко раскрыл глаза. Она была подобна ангелу, парящая в восхитительном синем облаке пышного платья, с сияющими жемчужинами в золотых волосах. Коннор не мог отвести взгляда от ее обнаженных плеч. Наряд невесты подчеркивал ее тонкую талию и безукоризненную по форме полную грудь. В этом непреднамеренном сочетании невинности и женственности было что-то чертовски привлекательное, и Коннору не оставалось ничего другого, кроме как благоговейно взирать на все это великолепие. Неудивительно, что до него множество мужчин пытались заполучить это обольстительное создание. А ее манера улыбаться, зеленые глаза, чувственный рот… Она стояла перед ним, вся шелестящая, благоухающая, воздушная. Само очарование. Коннор онемел от восхищения. «Черт бы побрал дурацкие условия дурацкого пари! Черт бы побрал Кинга!» — мелькнуло у него в голове.

— Священник уже здесь. Я должна быть абсолютно уверена, что вы в последний момент не передумаете, — сказала Джемма, глубоко вздохнув и тут же с силой выдохнув. Чесночно-луковая волна едва не отбросила Коннора на противоположный конец комнаты. Чувствуя, что его вот-вот буквально вывернет, Коннор ошарашено взирал на стоящее перед ним эфирное создание.

— Так вы уверены, что по-прежнему хотите жениться на мне? — продолжала Джемма, невинно взмахивая пушистыми ресницами.

— Совершенно уверен, — по возможности твердо ответствовал Коннор, отступая назад и подавляя непреодолимое желание зажать нос.

— Лишь бы вы не передумали, когда священник произнесет: «А теперь, жених, поцелуйте невесту».

Последние три слова Джемма со снайперской точностью выдохнула Коннору прямо в лицо, да с такой мощью, что он даже слегка пошатнулся. Боже, какая кошмарная симфония ароматов! На какой-то миг Макджоувэну показалось, что он находится в гигантской кухне, где готовят исключительно луковый суп, приправленный чесноком. Глаза его слезились, в животе все переворачивалось от тошнотворного чесночного духа…

Чертовка! Но даже несмотря на все ее старания благоухать как неопрятная кухарка, Коннор безумно желал ее. Он едва сдерживался, чтобы не сжать девушку в объятиях и целовать эти обнаженные плечи, эти сияющие золотистые волосы, эти пухлые, пахнущие чесноком и луком губы и все, все, все… Слово чести, ради этого можно стерпеть ехидную и самодовольную улыбку на ее лице, и витавший в комнате «изысканный» запах…

— Джемма, черт тебя побери, куда ты запропастилась? Уже пора! — крикнул, спускаясь сверху, сэр Арчибальд.

Джемма с надеждой посмотрела на Коннора.

— Неплохая попытка, — усмехнулся тот в ответ на сей выразительный взгляд, — но я все равно намерен жениться на вас.

Надежда в глазах девушки вмиг сменилась яростью.

— Пожалеете, — угрожающе прошипела Джемма.

— О, в этом я не сомневаюсь, — согласился Коннор. — Нам пора. Разрешите препроводить вас к алтарю, — сказал он и взял девушку за руку.

Джемма уперлась ногами в пол.

— Вы что, не поняли?! — возмущенно воскликнула она н по слогам издевательски отчеканила: — Я не-вый-ду-за-вас-за-муж! Ясно?

— Выйдете, никуда не денетесь, — невозмутимо заверил ее Коннор.

— Вы не сможете меня заставить!

— Не смогу? — Макджоувэн, уже вполне свыкшийся с убийственным ароматом, исходившим из уст Джеммы при каждом слове, почти вплотную подошел к ней.

Она отшатнулась.

— Я вас… Да я вас просто убью!

— Валяйте. Выбор оружия — за вами, — сказал Коннор и хмыкнул.

Джемма быстрым взглядом окинула стены комнаты, и в ее глазах мелькнуло разочарование: мушкеты висели очень высоко, а огромные ружья над камином были слишком тяжелы для нее. Коннор рассмеялся.

— До чего же вы кровожадное создание, Джемма Бэрд, — с наигранной укоризной сказал он. — А я-то считал, что ваш дядя погорячился, когда прошлой ночью запер вас в комнате. Теперь же я и сам не прочь в будущем прибегать к подобным мерам.

— Может, вы, как и он, тоже станете привязывать меня к кровати? — с издевкой спросила девушка.

— Вполне вероятно, что я не устою против такого искушения. — И Коннор обласкал взглядом соблазнительную округлость ее груди.

— Вы свинья, Коннор Макджоувэн, — с негодованием выпалила Джемма.

— Подумаешь, «свинья». Меня обзывали и похуже. Ну а теперь пойдемте, ваш дядя уже наверняка ждет нас. — Он снова попытался взять ее за руку, но Джемма вырвалась, фыркнув, как дикая кошка.

— Я ни за что не выйду за вас замуж!! — завопила она во весь голос, чтобы могла услышать вся домашняя прислуга. — Я скорее умру!

— Ну это можно будет устроить, только чур после свадьбы.

Джемма бросилась на Макджоувэна с кулаками. Тот отнюдь не был готов к такому повороту событий и не успел уклониться. Удивительное дело: дралась эта миниатюрная особа пребольно. Коннор никогда не был излишне терпелив и щепетилен со вздорными женщинами — а Джемма стоила целой армии подобных, — поэтому столь наглое нападение просто взбесило его. Когда же один из ударов пришелся по тому месту, который каждый мужчина предпочитает держать в особой неприкосновенности, Макджоувэн окончательно вышел из себя. Схватив девушку за запястья, он сжал их с такой силой, что она вскрикнула.

— Клянусь Богом, ты настоящая бешеная сучка! Только попробуй сделать это еще хоть раз, и я сверну голову с твоей тощей шеи. Ты поняла меня? Ну? Отвечай! — прорычал он, встряхивая ее как куклу.

Джемма слабо пискнула и кивнула.

— Джемма! Где тебя черти носят? — снова раздался зычный глас сэра Арчибальда.

Коннор молча схватил девушку за руку и потащил к двери. Даже не обратив внимания на то, что она сильно споткнулась, он выволок ее в коридор и поставил прямо перед дядиным носом.

— Вот она, сэр Арчибальд, — весело провозгласил шотландец, изобразив приветливую улыбку. — Уже одета и жаждет обвенчаться. Я счел необходимым присмотреть за мисс Бэрд, пока вы самолично не подведете ее к алтарю. Знаете ли, эти юные невесты такие робкие и застенчивые, что имеют обыкновение куда-то исчезать перед самой свадьбой.

— Да-да, вовсе ни к чему, чтобы наша бедняжка Джемма настолько оробела в день своего бракосочетания, — бодро проговорил сэр Арчибальд и, крепко ухватив девушку за руку, повел, вернее, почти поволок к домашнему алтарю.

Джемма вынуждена была подчиниться. Сквозь дымку вуали она увидела приближающегося к ней Макджоувэна с преподобным отцом Мэтлоком. Господи, какой же он огромный, волосатый и устрашающий, этот ее жених! У Джеммы сжалось сердце. «Я тебя ненавижу, Коннор Макджоувэн, — думала она, и слезы текли по ее щекам, оставляя пятна на вуали. — Я убегу от тебя при первом удобном случае. Поеду на юг, в Лондон, откуда родом моя мать. И ни ты, ни дядя Арчибальд не сможете найти меня».

— Дорогие возлюбленные, — начал брачную церемонию отец Мэтлок. Звук его высокого гнусавого голоса неожиданно привнес в душу девушки удивительное спокойствие, исчезли боль и страх от только что пережитой в гостиной сцены.

Да, думала Джемма, она убежит в Лондон. Дядя Арчибальд рассказывал, что это очень большой город, который тянется на много миль вдоль Темзы и еще дальше. Она продаст свои драгоценности, наряды и на вырученные деньги будет жить, пока не найдет работу учительницы, гувернантки или что-нибудь в этом роде. Только своего коня она ни за что на свете не продаст. Ведь это именно она помогала конюху, когда Гелиос должен был появиться на свет. И она сама обучала жеребенка. Гелиос так ей дорог! Она возьмет его с собой…

Задумавшись, девушка не расслышала вопроса священника. Кто-то легонько толкнул ее в бок, возвращая к реальности.

— Что? — отрешенно переспросила Джемма.

И тут только до нее дошло, что отец Мэтлок спрашивает, согласна ли она взять в мужья Коннора Макджоувэна.

— Да, — поспешно ответила она. — Да, я согласна. Преподобный Мэтлок облегченно вздохнул и бодрым тенорком быстро проговорил:

— Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту, — с видимой опаской обратился он затем к Коннору.

Джемма покорно повернулась к своему новоиспеченному супругу. Тот поднял вуаль и притянул девушку к себе. На мгновение Джемма замерла от страха — настолько маленькой и хрупкой почувствовала она себя в кольце огромных ручищ Коннора. Макджоувэн наклонился и поцеловал ее…

Впервые в жизни Джемму по-настоящему целовал мужчина, и это отнюдь не походило на те невинные поцелуи, которые позволяли себе наиболее прыткие из ее многочисленных поклонников. О нет, это было нечто совсем иное — непонятное, странно волнующее, что-то страшно притягательное и одновременно отталкивающее. Даже прикосновение бороды Коннора вызвало у Джеммы какое-то необычное возбуждение. Сама того не желая, она приоткрыла плотно сжатые губы, отвечая на страстный призыв Макджоувэна. Боже правый! Да что же это она делает?! Неужели она тоже поцеловала его? Этого не может быть! Джемма резко отшатнулась и вырвалась из его объятий.

—. Миссис Макджоувэн? — обратился к ней Коннор, незаметно переводя дух.

Минуту-другую девушка недоуменно взирала на шотландца, затем взглянула на кольцо у себя на пальце, которое дядя Арчибальд вручил утром своему будущему племяннику. Узкая золотая полоска неоспоримо свидетельствовала о том, что теперь Джемма принадлежит бородатому гиганту, которого ненавидит всем своим существом.

— Миссис Макджоувэн, мы все ждем вас, — вежливо повторил Коннор.

Джемма подняла глаза и посмотрела на него: спокойный, уверенный в себе, он терпеливо ждал ее ответа.

— Не смейте меня так называть! — взорвалась она. — Никогда! Поняли?!

За спиной Джеммы послышался горестный, полный укоризны вздох отца Мэтлока. Коннор молча развернулся и вышел из комнаты, оставив ее у алтаря. Дядя Арчибальд подошел к племяннице, молча взял ее за руку и повел к праздничному столу.

На протяжении всего обеда Джемма не притронулась к еде — у нее просто кусок застревал в горле. Она неподвижно, словно мраморное изваяние, восседала за свадебным столом, мрачная и угрюмая, как ее размышления о будущей супружеской жизни. А дядюшка в это время преспокойно накачивал вином этого ее кошмарного мужа и преподобного Мэтлока. Разговор не клеился, атмосфера за столом царила напряженная. И только Макджоувэн, казалось, ничего этого не замечал. Он много пил и ел, демонстрируя все те же чудовищные манеры. Только теперь они ранили Джемму намного больнее. Она даже не взглянула на Коннора, когда он отодвинул стул и поднялся из-за стола.

— Ваша щедрость не знает границ, сэр Арчибальд, — произнес он абсолютно трезвым голосом, несмотря на количество выпитого спиртного. — Но нам с женой пора отправляться.

Джемма вздрогнула. Отправляться куда?

— Я вас прекрасно понимаю, — ласково произнес сэр Арчибальд. — Вам предстоит долгое путешествие.

Какое еще путешествие? Джемма вопросительно посмотрела на дядюшку, но тот старательно отвел глаза в сторону.

— Так скоро? — заплетающимся языком спросил преподобный Мэтлок.

— Я повезу жену в Шотландию, — ответил Коннор.

— О, у вас там, наверное, имение? — с тонкой улыбкой спросил отец Мэтлок.

— Вряд ли это можно так назвать, — отрезвил его Коннор. — Я, знаете ли, человек небогатый.

— Парень решительно настроен жить своим домом, — одобрительно подхватил сэр Арчибальд. — Планирует построить дом для Джеммы собственными руками. Рассказал мне вчера ночью.

— Я буду счастлива даже в пещере, — сладким голоском проворковала Джемма.

— Думаю, вам еще представится такая возможность, — парировал Коннор.

Девушка нахмурилась и уже собралась было нанести ответный словесный удар, но тут в любовный диалог молодых супругов вмешался сэр Арчибальд.

— Ступай наверх и начинай собирать вещи, милая, — деловито приказал он. — Я отдам тебе одну из моих карет — в качестве свадебного подарка. Если ты поторопишься, вы успеете приехать в Йоркшир до наступления ночи.

Но у Джеммы не было никакого желания спешить. Нет уж, дудки: она и с места не сдвинется, пока не будут собраны все ее вещи, все до последней мелочи! Она тронется в путь только тогда, когда ее платья, туфли, шали, перчатки и шляпки упакуют и погрузят в карету. В этот перечень входили также расчески, гребни, склянки с духами, музыкальная шкатулка, принадлежности для рисования, книги, памятные вещицы, оставшиеся от родителей и многое, многое другое. Пожалуй, даже слишком многое: целая гора вещей уже громоздилась в холле и продолжала угрожающе расти.

В конце концов, чтобы вывезти все пожитки Джеммы, сэр Арчибальд вынужден был предоставить в ее распоряжение вторую карету и, естественно, отправить в далекое путешествие еще одну пару конюхов. Но больше всего дядюшку взбесило то, что девушка никак не хотела уезжать без своего любимого коня. Сэр Арчибальд прекрасно знал, насколько велика ценность Гелиоса, и, ссылаясь на трудности пути, всячески отговаривал Джемму от ее глупейшей, по его мнению, прихоти — брать коня с собой. Но Джемма была непреклонна. Разве в конюшне у дяди не остается кобыла, которая принесла жеребенка и которая принадлежала матери Джеммы? И великолепный жеребец, отец Гелиоса? Его подарил Джемме на день рождения знакомый сосед-землевладелец, возмечтав выдать девушку замуж за одного из своих многочисленных сыновей. Усилия эти, впрочем, пропали втуне — Джемма отказала по очереди всем его отпрыскам…

Наконец сборы были закончены, и чета Макджоувэнов двинулась в путь. За всю дорогу никто из них не обмолвился даже словом. Девушка мрачно уставилась в окно, а Коннор предпочел не докучать ей расспросами, заранее зная, что ничего приятного в ответ не услышит. Он пребывал в самом радужном настроении. Да и было отчего: он находился на пути в Шотландию, рядом сидела та особа, ради которой и затевалось путешествие в Англию и обратно. Друзья дали ему на все предприятие шесть месяцев, а он управился за неделю. Кроме того, желая поразвлечься, Коннор сказал им, что решил добираться до Англии своим ходом. Это он и проделал, и надо признать, скучать ему не пришлось. Он ночевал в грязных гостиницах, вонючих сараях, а иногда просто под открытым небом, сам зарабатывая себе на жизнь. Пару раз его даже прогнали с постоялого двора какие-то почтенного вида господа, приняв за бродягу. Обо всем этом Коннору не терпелось рассказать Джечерну и остальным. То-то они удивятся! Но еще большим будет их изумление, когда он представит им свою молодую прелестную жену. А что касается вас, моя неприступная красавица, размышлял Макджоувэн, искоса поглядывая на гордый профиль Джеммы, то не за горами тот момент, когда из дикой, необузданной тигрицы вы превратитесь в нежную, покорную и одновременно страстную любовницу…

Да, что ни говори, а фортуна в очередной раз улыбнулась ему!

Глава 4

Сквозь сон Джемма почувствовала, как кто-то тормошит ее за плечо, и открыла глаза. Какое-то мгновение Она никак не могла сообразить, кому принадлежит склонившееся над ней бородатое лицо. Ее испуг рассмешил Коннора.

— Вылезайте, миссис Макджоувэн, приехали, — с нарочитой грубостью пробурчал он.

Выйдя из кареты, Джемма огляделась. Унылый двор маленькой деревенской гостиницы не сулил никаких радостей. Навстречу им вышла жена хозяина этого захудалого заведения, женщина с угрюмым, изможденным лицом; она пригласила девушку пройти в дом. Моросил мелкий холодный дождь, Джемма продрогла, и ей не оставалось ничего иного, как согласиться. Поднявшись вместе с хозяйкой по скрипучей лестнице, она оказалась в бедно обставленной, но чистой комнате. Джемма увидела пылающий в глубине комнаты камин; она быстро сняла перчатки и протянула озябшие руки к огню.

— Через минуту принесут ужин, — сказала женщина и, поклонившись, закрыла за собой дверь.

— Полагаю, эти великолепные апартаменты оплатил мой дядя? — враждебно спросила Джемма Коннора, как только тот появился в дверях. — Вы-то уж наверняка не можете позволить себе такую роскошь, как кровать и отдельный ужин.

— Вы правы, не могу, — спокойно ответил Коннор. — И поэтому имеющееся здесь ложе — единственное, что мы имеем в своем распоряжении.

Джемма посмотрела на узкую железную кровать с двумя большими подушками и толстой пуховой периной.

— Вы хотите сказать, что тоже будете спать здесь?! — с ужасом спросила она.

— А вы думали, нам предоставят отдельные комнаты? — с издевкой парировал Макджоувэн.

Именно так она и подумала. Коннор рассмеялся, увидев озадаченное выражение ее лица, и принялся стягивать пальто. Когда он подошел к камину, в дверь постучали; Джемма поспешно бросилась открывать. Неряшливо одетая девица принесла скудный ужин. Глупо улыбаясь, она все время поглядывала в сторону шотландца. Именно этот тип женщины больше всего подходит Макджоувэну, зло подумала Джемма. Только такое неопрятное, безмозглое создание и может прельститься этой волосатой горой мускулов. Из них получилась бы прекрасная парочка!

Девица наконец выплыла из комнаты, унося на своем лице глупейшую в мире улыбку, и они уселись за стол.

— Я хочу знать, куда мы направляемся, — требовательно произнесла Джемма.

— В одну маленькую долину на северо-востоке Шотландии. Думаю, вы никогда и не слышали о ней. Тут он был прав.

— И что, у вас там дом? — продолжала допытываться Джемма.

— Более или менее, — сухо ответил шотландец.

Она нахмурилась. Судя по всему, скорее менее, чем более. В ее воображении возникла жалкая хижина с закопченными стенами и земляным полом, в которой этот оборванец наверняка родился и вырос. «Вот кошмар! Уж я-то позабочусь о том, чтобы ты так и остался в развалюхе, куда намерен меня водворить. Надеешься построить на мои денежки прекрасный особняк? Напрасно — ты не получишь ни пенни, убожество ты несчастное! При первом же удобном случае я просто-напросто улизну от тебя, давай, грязный бродяга, покажи себя во всей своей красе!» — с яростью подумала Джемма.

Пока Джемма ела, Коннор украдкой изучал ее. Его несколько удивило, что до сих пор девушка не задала ему ни одного личного вопроса. А ведь она явно была не из тех, кто надолго замыкается в себе. Что замышляет эта хитрая кошка? Может быть, побег? Тогда понятно, почему она взяла с собой все свои вещи. Правда, большинство из них было куплено в дешевых магазинах и не представляло особой ценности. Но если она удерет от него, они на какое-то время позволят ей вести тот образ жизни, к которому она привыкла, пока ей не удалось бы найти работу, что с ее воспитанием и внешностью не составило бы особого труда. Чертова бестия! Надо признать, она действительно очень упряма. Коннор подумал о том, как славно он развлечется, наблюдая за подготовкой этой пичуги к побегу. Но он, конечно же, не допустит, чтобы она улизнула от него. По крайней мере до тех пор, пока Гленаррис не будет в безопасности…

Джемма хоть и была голодна, не могла тем не менее проглотить ни кусочка: присутствие ненавистного Макджоувэна резко отрицательно сказывалось на ее аппетите. И вместо еды она налегла на вино… Коннор молча наблюдал за ней, насмешливо прищурив глаза, и, когда Джемма потянулась за кувшином, чтобы налить пятый — или шестой? — стакан, он схватил девушку за запястье.

— Что это вы делаете? — запинаясь спросила Джемма, поднимая на него осоловевшие глаза.

— Пытаюсь не дать вам напиться, — спокойно пояснил Коннор.

— А-а! Ну так вы опоздали, — тряхнула головой Джемма.

— Теперь я и сам это вижу, — улыбнулся Коннор, продолжая держать ее за руку.

Их глаза встретились. Без своей жуткой мохнатой шкуры Макджоувэн показался Джемме почти нормальным человеком. Впрочем, возможно, тут не обошлось без влияния винных паров. И все же… Кроме того, невероятно гадкие манеры, которые он демонстрировал в доме дяди Арчибальда, словно куда-то улетучились.

— Вы очень таинственная личность, Коннор Макджоувэн, — слегка заплетающимся языком произнесла Джемма.

— В каком смысле? — спросил Коннор и внимательно посмотрел на девушку.

— Да в любом. К примеру, у вас мерзкий вид и повадки бродяги, а разговариваете вы как образованный человек, иногда даже, как настоящий джентльмен.

— В самом деле? — усмехнулся Коннор.

— И вы совершенно не собираетесь отвечать на мой вопрос. Разве все это не таинственно? — протянула Джемма и слегка потрясла головой, словно отгоняя какое-то наваждение.

Коннор молча смотрел на девушку. От выпитого вина глаза ее блестели, на щеках играл румянец. Губы были соблазнительно приоткрыты. Глядя на чувственный рот Джеммы, Коннор вспомнил, как сладок он в поцелуе, и внезапно поднялся. Девушка с тревогой посмотрела на него. Ни слова не говоря, Макджоувэн поднял ее на руки и отнес на кровать.

— Нет! — закричала девушка и попыталась вырваться. Но Коннор придавил ее весом своего тела. Она беспомощно взирала на него, дыхание ее участилось, глаза больше не были затуманены вином.

— Боитесь, миссис Макджоувэн? — уколол он Джемму. — Почему?

— Вы знаете почему, — выдохнула та.

— Я-то знаю, — согласился Коннор, чувствуя, как трепещет под ним ее хрупкое тело. — А вот знаете ли вы?

Джемма не ответила.

— Знаете ли вы, что должно случиться? — хрипло настаивал он. — У вас ведь не было матери, которая могла бы поведать вам о таких вещах. Знаете ли вы, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они вместе, вот так, как мы сейчас? Джемма закрыла глаза.

— Да, — прошептала она.

Коннор подвинулся ближе к девушке, нащупал выпуклость ее мягко очерченной груди, проступавшую сквозь ткань дорожного платья.

— Перестаньте, — судорожно прошептала Джемма. — Отпустите меня.

Вместо ответа Коннор еще ниже склонился над ней, пока их губы не соприкоснулись. Он почувствовал, как девушка задрожала, и его поцелуй стал более настойчивым, кончиком языка Коннор пытался раздвинуть упрямо сжатые губы. На секунду Джемма замерла, а затем вдруг выскользнула из-под него и хорошо нацеленный удар ее маленького кулачка пришелся Макджоувэну прямо в переносицу.

— О-оу! — Коннор отпрянул назад, хлопая глазами и тяжело дыша.

Его обуревала ярость. И желание обладать девушкой. Последнее взяло верх. С Джеммой у него все почему-то получалось не так, как с другими. Женщины, которых он знал прежде, страстно хотели его или по крайней мере делали вид, что хотели. А самым страстным желанием этой маленькой леди было избавиться от своего ненавистного мужа как можно скорее. Коннор был опытным в любовных играх и до сего момента не сомневался в своих силах. Но теперь, прочитав в глазах Джеммы твердый отказ покориться, чувствуя, как она отталкивает его всем своим существом» как сопротивляется ее гибкое тело, он понял, что не добьется от нее взаимности даже с помощью самых искусных любовных ласк, как замышлял это прежде. А может, стоит все-таки попробовать?

Приподнявшись на кровати, Коннор быстро скинул с себя одежду. При этом он испытал почти злорадное удовольствие, наблюдая, как расширяются от ужаса глаза Джеммы при виде его обнаженного тела.

— Что-то не так? — с усмешкой произнес Коннор. — Чего это вы так испугались? Вроде здесь нет ничего такого, чего вы не видели бы прежде.

Опрокинув девушку на кровать и зажав ее меж бедер, чтобы она не выскользнула, Макджоувэн принялся стягивать платье с плеч дикарки. Ослепительной белизны нагота, открывшаяся взору Коннора, возбудила его до предела. Он уже не помнил, как раздел девушку до конца. Та, в свою очередь, сражалась изо всех сил.

— Я закричу, — прошептала она, чувствуя, что проигрывает.

— Никто не придет, — выдохнул ей в ухо изнемогающий от страсти Коннор. — А кроме того, разве вы забыли, что мы законные муж и жена?

Последнее, что он видел отчетливо, это вспыхнувшие в глазах Джеммы зеленые звезды. Затем он со сгоном опустился на нее…

У Коннора не было женщины уже несколько месяцев. Вот почему эта маленькая неподатливая девчонка до такой степени завела его. По крайней мере так думал он сам. Покрывая жадными поцелуями все ее тело, Коннор проникал в самые потайные, сладостные уголки женской плоти, пробираясь все ближе и ближе к заветной выемке внизу живота. Так никто и никогда не ласкал Джемму. Прикосновения Коннора пробуждали в ней неведомые дотоле ощущения. Все тело охватило странное томление, страхи, тревоги и сомнения унеслись прочь. И она уже не знала, по-прежнему ли хочет, чтобы Коннор оставил ее в покое. Боже мой… Что со мною? Наверное, это из-за выпитого вина, в смятении думала Джемма. Сладкая пытка продолжалась. Нежная кожа девушки пылала от прикосновений Макджоувэна. Он целовал ее идеальной формы грудь, щекоча языком чувствительные соски, гладил внутреннюю поверхность бедер. Джемма почувствовала его напряженную плоть у себя между ног. И хотя внизу у нее все было теплым и влажным от жарких ласк Коннора, а сама она полузабылась в истоме, девушка все же не была готова к пронзительной боли, которая последовала затем и означала конец ее невинности. Едва сдерживаясь, чтобы не закричать, Джемма застонала. Сжимая руками ее бедра, Коннор ритмично двигался, нанося один за другим удары по разгоряченной плоти Джеммы. Никогда прежде он не испытывал такого острого наслаждения от близости с женщиной…

Стоны девушки возбудили его до предела, и развязка наступила быстро. Какое-то время Коннор лежал неподвижно, уткнувшись лицом в мягкий изгиб шеи своей молодой жены. Когда же он наконец приподнялся над ней, Джемма тотчас резко отвернулась; всю ее хрупкую фигурку сотрясали рыдания.

— Оставьте меня, убирайтесь! — закричала она на весь дом, когда Макджоувэн попытался заговорить с ней, прикоснувшись к плечу. Коннор остолбенел от изумления. И это благодарность за все его усилия сделать их брачную ночь как можно приятнее! Ни одна из женщин после близости с ним не вела себя так, как эта маленькая ведьма. В чем, черт побери, дело? Хотя в глубине души он отлично понимал в чем. И это неожиданно заставило Коннора устыдиться своей напористости.

Преисполненный раскаяния и от этого злясь на себя еще больше, он встал с кровати и кое-как натянул одежду. Больше всего на свете ему сейчас хотелось убраться подальше из этой комнаты, оставив девушку наедине с ее переживаниями. Его останавливала лишь мысль о том, что она может сбежать в его отсутствие. Немного поколебавшись, он расстелил медвежью шкуру у порога комнаты, соорудив себе некое подобие постели. Там Коннор и провел остаток ночи, мучаясь от холода, неудобства и сознания того, что вел себя как свинья. Последнее подкреплялось приглушенными рыданиями, доносившимися с кровати и утихнувшими лишь под утро.

Глава 5

Коннор раздраженно смотрел на служанку, которая принесла поднос с завтраком, поставила его на стол и подошла к камину, чтобы развести огонь.

— Я сам все сделаю, убирайся, — рявкнул он, поднимаясь со стула, на котором сидел с тех пор, как рассвело.

Потирая ноющие мышцы, Макджоувэн подошел к камину и свирепо принялся мешать тлеющие угли. Когда огонь разгорелся, Коннор уселся за стол и налил себе чаю.

— Вставайте, пока завтрак окончательно не остыл, — скомандовал он. Но ответа не последовало.

Макджоувэн нахмурился. Всю ночь с кровати доносились всхлипывания Джеммы. Несомненно, сейчас девушка просто спала, измученная собственными слезами. Пусть себе спит. По крайней мере это избавит меня на какое-то время от новых рыданий, подумал Коннор и нахмурился еще сильнее. Почему он никак не может забыть о ее переживаниях? Может быть, потому, что он единственная тому причина? Впрочем, Коннор не впервой становился виновником чужих страданий. Раньше это мало беспокоило его, но теперь… И почему он набросился на девушку словно дикое животное, не в силах обуздать собственную похоть? Ведь Джемма была отнюдь не первой девственницей, с которой Макджоувэну приходилось иметь дело. И он хорошо знал, каким терпеливым и бесконечно нежным должен быть мужчина в подобных случаях. А вместо этого повел себя с ней как разнузданный болван, причинил ей боль и глубоко ранил ее чувства. Теперь, вероятно, она будет думать, что все мужчины — последние скоты, и что занятие любовью не сулит женщине ничего хорошего.

Но, черт побери, кто может осудить его за это? Не иметь женщины Бог знает сколько времени, а потом получить такую, как Джемма Бэрд! Тут любой потеряет голову. Даже сейчас воспоминание о близости с ней вызвало у Коннора дрожь желания. Он снова хотел ее, и еще больше, чем прежде. Однако теперь благодаря твоим собственным стараниям это удастся осуществить не так скоро, зло уколол себя Коннор.

Он то и дело поглядывал в сторону кровати, но там все было тихо. Спустя некоторое время Макджоувэн начал подозревать, что Джемма проснулась, но не хочет вставать, чтобы избежать встречи с ним. Черт! Она ведь наверняка ужасно голодна, и ей не терпится привести себя в порядок после того, что произошло прошлой ночью. А он торчит здесь как последний идиот, стесняя ее своим присутствием. Тотчас вскочив на ноги, Коннор схватил свою медвежью шкуру.

— Я ухожу. Не буду беспокоить вас до отъезда, — пробормотал он и выскочил из комнаты.

После того как дверь с грохотом захлопнулась, Джемма осторожно откинула край одеяла и выбралась из кровати. Подбежав к тазу, она склонилась над ним в приступе сильнейшей тошноты, которая мучила бедняжку все утро. Казалось, ее вот-вот вырвет. Джемма склонилась над тазом еще ниже, но ничего не произошло. Все тело разламывалось от боли. Но самым ужасным было сознание того, что случилось, того, что она откликнулась на страстный натиск Коннора и в какой-то момент даже испытала удовольствие от близости с ним. Джемма выждала еще какое-то время, затем смыла кровь с внутренней стороны бедер…

Как же она ненавидела Макджоувэна! Бежать! Бежать как можно скорее от этого ужасного человека, прямо сейчас. Не дожидаясь, пока они остановятся на ночь в следующей гостинице и снова повторится весь этот кошмар!

В изнеможении опустившись на стул, Джемма принялась за еду. Она машинально съела все, что оставил ей Коннор, не обращая внимания на то, что пища была уже холодной и застревала у нее в горле.

Ах, если бы только у нее было хоть немного денег или ключ от шкатулки с драгоценностями! Но дядя Арчибальд предусмотрительно отдал все Макджоувэну. Может, они заранее подозревали, что она попытается бежать? Если так, то осуществить ее замысел будет делом непростым. Такого, как Коннор Макджоувэн, провести не так-то легко. Казалось, от его острого взгляда не ускользает ни одна мелочь.

Он так же умен, как и отвратителен. «Скорее всего, он следит за каждым моим шагом, — подумала Джемма. — Я должна во что бы то ни стало найти какой-нибудь выход. Но какой?» Девушка со злостью смахнула навернувшиеся на глаза слезы. С нее хватит. Она достаточно наплакалась прошлой ночью. Истерики не помогут ей одолеть Коннора Макджоувэна. Она должна сохранять спокойствие и здравомыслие, чтобы вырваться из лап своего мучителя.

Убить его, что ли, подумала Джемма, но тут же досадливо отмахнулась от этого нелепого намерения. У нее не было оружия, а кроме того, она просто не способна на хладнокровное убийство — даже такого ненавистного ей человека, как этот проклятый шотландец. Однако мысль о возможной гибели Коннора от ее руки была настолько приятна Джемме, что даже заставила девушку слабо улыбнуться. А может, на нее благотворно подействовала еда…

Джемма по природе не способна была надолго впадать в уныние. Множество обид и унижений, которые она испытала, живя сиротой в доме своего дяди и его вздорной жены, научили ее не отступать перед жизненными трудностями и не терять присутствия духа в любой ситуации. Что ж, дядя Арчибальд может спокойно умыть руки, избавившись от племянницы подобным образом, а Макджоувэн — считать, что ему посчастливилось заполучить богатую невесту. Но им не удастся сбросить ее со счетов! Не на ту напали. Ну и что ж, что шотландец хитер как лис? Ей тоже ума не занимать. Посмотрим, кто выиграет в этой схватке!

Раздался стук в дверь. Джемма вскочила, готовая ринуться в бой. Но это оказалась жена хозяина гостиницы. Она принесла чайник с кипятком и сообщение о том, что Коннор ждет свою жену внизу. Лошади готовы, пора ехать.

— Я спущусь через минуту, — ответила девушка. И лицо ее преисполнилось решимости.

Молчание, воцарившееся меж путниками в карете, было столь же холодно, как и осенний воздух за окном. За все время пути Джемма ни разу даже не взглянула в сторону Макджоувэна, не обмолвилась ни словом. Впервые в жизни Коннор испытал такое равнодушие к своей персоне со стороны женщины, и это сильно задело его самолюбие. Но он решил принять условия игры, предложенной его юной спутницей, и сидел напротив нее такой же мрачный и молчаливый, как и она сама. Однако несмотря на все усилия, ему не удавалось сохранить полное спокойствие в столь близком присутствии Джеммы. Украдкой он поглядывал на плавный изгиб ее чувственного рта, на высокомерно вздернутый подбородок, вспоминая, как страстно целовал эти губы, потом нежную шею, потом… И хотя плащ девушки был плотно запахнут, жадный взгляд Коннора выискивал смутные очертания ее восхитительной груди в тех местах, где края материи неплотно прилегали друг к другу. Вся она была словно создана для любви. И он безумно, до боли, желал ее.

«Ничего, придет время, и я буду обладать тобою, когда только захочу, Джемма Бэрд, — дерзко подумал Коннор. — И тогда-то ты уж точно не будешь такой холодной, как сейчас…»

Солнце уже клонилось к западу, когда они въехали на переполненные улицы Лидса, маленького промышленного городка. Джемму измотало от долгого пребывания в замкнутом пространстве кареты; все ее тело изнывало от боли. В пути они сделали лишь одну короткую остановку на обед. И теперь, едва экипаж замедлил ход, девушка попыталась выпрыгнуть. Но Коннор тут же усадил ее обратно. Между ними завязалась короткая борьба за право выйти первым.

— Я не позволю вам сбежать от меня, — предупредил он Джемму, загораживая проход.

— Но я и не собиралась бежать, — защищалась девушка. — Просто мне нужно выйти.

— Даже и не думайте об этом. Без меня вы никуда не пойдете, — произнес Коннор, с силой сжимая ее запястья.

— В конце концов это просто возмутительно! Вы не имеете права, отпустите меня! — закричала Джемма.

— Здравствуйте. Вам нужна помощь? — внезапно послышался за спиной Коннора чей-то голос.

Обернувшись как по команде, оба путника увидели двоих полицейских, стоявших у дверей кареты.

— Этот парень чем-то побеспокоил вас, мэм? — снова спросил один из них. Внешний вид Коннора явно внушал им недоверие.

Глядя на констеблей, Джемма почувствовала, как у нее за спиной снова вырастают крылья. Вот ее шанс на спасение! Она упечет Макджоувэна за решетку и тем самым навсегда избавится от него.

Девушка быстро овладела ситуацией.

— Да, — заплакала она. — Он дождался, пока я открою дверь. И когда я отказалась дать денег, которые он потребовал, сказал, что выкинет меня из кареты. Пожалуйста, помогите мне! — И она заплакала еще старательнее.

Ее тирада была прервана звуком довольно увесистого удара: один из полицейских сильно стукнул Коннора по руке, которой тот держал Джемму. Макджоувэн схватил своего противника за шею, второй полицейский попытался втиснуться между ними. Завязалась драка.

О! Это было уже чересчур! Джемма выскочила из кареты и засуетилась вокруг дерущихся, держась от них на безопасном расстоянии. Как только в поле ее зрения оказывалась спина Коннора, девушка наделяла ее парой-другой собственных тумаков. Но, к вящему своему огорчению, она вскоре заметила, что полицейские явно проигрывают сражение. Когда же Коннор ловким ударом уложил того, что покрупнее, она попыталась спастись от праведного гнева супруга в глубине кареты. Но Макджоувэн поймал ее на ступенях за подол юбки. Свирепо схватив Джемму за руки, он сильно тряхнул ее.

— А ну-ка сейчас же скажи им правду! Немедленно! Пока я не свернул твою тощую шею! — прорычал он.

— Да что ты говоришь? Упустить возможность избавиться от тебя?! — взвилась Джемма.

— Хочешь остаться живой, делай, как я тебе говорю, — стиснув зубы, произнес Коннор, — Хорошо, хорошо, — покладисто пробормотала Джемма, напуганная свирепым выражением его лица. — Я сделаю все, как ты хочешь.

— Только скажи им правду. Ну?!

— Этот… этот джентльмен — мой муж, — защищаясь, неохотно начала девушка, обращаясь к двум полицейским, все еще лежащим в луже грязи. — У нас возникли небольшие разногласия по поводу того, где останавливаться на ночь. Извините, если у вас сложилось неправильное представление о моем поведении.

— Вы уверены, мэм? — спросил один из них, в то время как другой со стоном поднимался с земли. Пальцы Коннора больно впились ей в руку.

— Да, вполне уверена, — через силу ответила Джемма, но слова ее звучали явно неубедительно. Полицейские переглянулись.

— Дорогая, — обратился к ней Макджоувэн, грозно сверкнув глазами, — господа констебли сомневаются. Очевидно, им нужны какие-нибудь доказательства.

— Ну что ж, хорошо, — сказала Джемма раздраженно. Она уже порядком замерзла и проголодалась. — Видите ли, господа, мы только сегодня утром поженились. Путешествие было ужасным, а тут еще мой болван муж решил ночевать в Лидсе. Очень романтичное место для новобрачной, скажу я вам! Большое удовольствие — лицезреть из окна гостиницы закопченные дома и дымящие трубы! Нет, вы только посмотрите на этот жуткий город! Это совсем не то, что я ожидала…

Тут Джемма остановилась, так как увидела, что полицейские начали терять терпение. Они уже с сочувствием посматривали на Коннора. Бедный парень — женился на такой мегере, говорили их жалостливые взгляды.

Отряхнувшись, констебли извинились, нахлобучили свои котелки и отправились восвояси. Извинились перед Коннором, не перед ней, отметила Джемма, горько усмехаясь про себя. Не успели полицейские еще и за угол завернуть, как Макджоувэн набросился на девушку.

— Только попробуй сделать что-либо подобное еще раз, и я тебя прикончу, — грозно прошипел он.

Едва удерживаясь от смеха, Джемма выбралась из кареты и последовала за Коннором мимо дядюшкиных конюхов, которые, явно развлекаясь, наблюдали за всей сценой сверху. Войдя в гостиницу, Макджоувэн получил ключ от комнаты, запер в ней Джемму и пошел распорядиться насчет ужина. Девушка закружилась по комнате, шурша юбками. Вот и первая победа, ликовала она. Ей удалось-таки вывести Коннора из себя! Поверив в собственные силы, Джемма гордо выпрямилась. Мы еще повоюем, удовлетворенно заключила она, и тут же попыталась придать своему лицу безразличное выражение, так как услышала звук поворачивающегося в замке ключа.

Вошел Коннор и за ним служанка с ужином. Налив вино, последняя выскочила за дверь с явным облегчением. Шотландец молча стянул пальто и, повесив его на спинку стула, повернулся к Джемме. Его правый глаз украшал огромный кровоподтек, вдоль щеки тянулась царапина.

— Вы ранены! — Только и смогла выдохнуть девушка. Коннор взглянул на нее.

— Я знаю об этом, спасибо. Одному из ваших… спасителей посчастливилось попасть точно в цель.

С этими словами он уселся за стол и снял крышку с блюда, на котором возлежала отменно зажаренная курица.

— Вам следовало бы сначала промыть рану, — заметила Джемма.

— К чему столько беспокойства из-за какой-то пустячной царапины, — поморщился Коннор.

— Но ведь в рану может попасть инфекция! — девушка посмотрела на него как на сумасшедшего. Видя, что Макджоувэн не предпринимает никаких действий, она порылась в кармане в поисках носового платка.

— Что это, черт возьми, вы собираетесь делать? — подозрительно спросил Коннор.

— А вы не догадываетесь? — уколола его Джемма.

Достав платок, она подошла к умывальнику, намочила его и, хорошенько отжав ткань, приложила ее к ране. Коннор поежился от боли.

— Сидите спокойно, — приказала она ему.

— Могли бы быть и понежнее, — проворчал тот.

Понежнее? С этим варваром? Вот уж чего Джемма никак не собиралась делать! Но некоторую долю собственной вины за его рану она все же чувствовала. Осматривая Макджоувэна, девушка обнаружила, что кровоподтек под глазом не единственный — на скуле и виске тоже оказались синяки, которые уже начинали темнеть, а расстегнутый ворот рубахи являл взору основательную ссадину на ключице. Ничего, это пойдет ему на пользу.

На самом деле он заслужил гораздо большую взбучку, злорадно подумала Джемма.

— В-вау! — взвыл Коннор, когда она надавила на рану чуть сильнее.

— Будете вы сидеть смирно или нет? — строго одернула его Джемма.

— Прекратите меня пытать!

— Это лишь малая толика того, что я хотела бы проделать с вами, — с жаром проговорила девушка.

Они обменялись негодующими взглядами. Но, возможно, вид многочисленных синяков Макджоувэна пробудил раскаяние в душе Джеммы. Как бы то ни было, а ее прикосновения стали намного осторожнее и легче. Что доставило Коннору не меньше мучений: он не мог равнодушно выносить столь близкого присутствия девушки, да еще когда ее грудь приходилась как раз на уровне его глаз, а ее руки касались его лица с необычайной нежностью. Ему стоило неимоверных усилий сидеть спокойно.

— Да не шевелитесь же вы! — прикрикнула она на него.

— Я и не шевелюсь, — огрызнулся он.

— Нет, шевелитесь, — ответила Джемма, вплотную придвигаясь к Коннору, чтобы дотянуться до очередной ссадины.

Как она ухитряется пахнуть чистотой и своим особым, неповторимым запахом после целого дня, проведенного в дороге? — подумал Коннор. Больше всего на свете ему сейчас хотелось усадить Джемму себе на колени и целовать, целовать без конца ее лицо, эти пухлые упрямые губы, пока они не покорятся ему. Макджоувэн даже застонал от этих мыслей.

—О-о, простите, — в испуге отпрянула девушка и успокаивающе проговорила: — Уже все. Я закончила. Ваше счастье, что не нужно накладывать швы.

Джемма выполоскала платок и повесила сушиться. Затем вылила из таза окровавленную воду и вытерла со стола. Сейчас она была рада занять себя хоть какой-то работой — это давало ей время справиться с непрошеной… нежностью, которая вдруг наполнила ее сердце, пока она обрабатывала раны Коннора.

Черт! Что происходит? Откуда вдруг появилось это чувство? — раздраженно допытывалась у себя девушка. Она не должна жалеть его. Она же его ненавидит! Тогда почему ее пальцы, вопреки желанию, двигались с такой осторожностью, а сердце учащенно билось, когда она стояла рядом с ним? Пф! Да просто потому, что самым страстным ее желанием в тот момент было проломить его высокомерную распухшую башку! Или… Как бы там ни было, а именно она — причина всех сегодняшних синяков и шишек Коннора. И сколько бы Джемма ни уговаривала себя, что он их заслужил, она больше не испытывала от этого удовольствия…

Девушка подняла глаза на Макджоувэна. Тот сидел, низко опустив голову, зажав руки между колен. По всему было видно, что ему очень больно. И вновь Джемму захлестнули непонятные чувства. Захотелось подойти к нему, положить руки на плечи и сказать, что она очень сожалеет о случившемся. Коннор поднял глаза, и их взгляды встретились. Выражение его лица было холодным и неприступным.

Тотчас чары рассеялись. Высокомерно вздернув подбородок, Джемма повернулась к Макджоувэну спиной.

— Я ухожу! — рявкнул Коннор и поднялся со стула так резко, что тот опрокинулся назад. И, прежде чем Джемма успела ответить, вышел, громко хлопнув дверью. На этот раз она не услышала звука поворачивающегося в замке ключа — только шаги Коннора, удаляющегося по коридору. Он не запер ее! Но Джемма настолько устала, что ей и в голову не пришло бы сейчас сбежать. Оставив ужин нетронутым, она прямо в одежде забралась в постель. Неважно, что тяжелые юбки путались в ногах, а кружево воротника кололо шею: главное, чтобы ни дюйма ее кожи не осталось открытой, чтобы не было никаких соблазнов для варвара мужа, когда он вернется!

Но Коннор не вернулся. Джемма боролась со сном сколько могла, но усталость взяла свое, и девушка задремала. Когда же посреди ночи она проснулась, то обнаружила, что по-прежнему одна на узкой железной кровати.

Глава 6

— Джемма…

Девушка глубже зарылась в одеяло.

— Джемма, проснись.

— Убирайся!

— Давай, девочка. Время ехать.

— Я же сказала, убирайся.

Чья-то рука тормошила ее за плечо. Со стоном Джемма повернула голову и увидела стоящего перед ней Коннора. Она убрала упавшие на глаза волосы и хмуро посмотрела на шотландца.

— Пора ехать, — повторил он грубо. — Я и так позволил вам спать дольше, чем следовало бы.

Она заметила, что синяк над бровью у Коннора почти исчез, но ссадину на ключице окружал кровоподтек темнее ночи. Это придавало Макджоувэну вид разбойника с большой дороги, впечатление усиливали его широченные плечи и огромный рост. Так он и возвышался над ней — косматый гигант в ореоле, своих иссиня-черных волос. И близость его заставляла пульс девушки учащенно биться.

— Тогда выйдите, дайте мне одеться, — потребовала Джемма.

— Вы же одеты! — возмущенно рыкнул Коннор. — В чем дело? Опасение быть изнасилованной заставило вас спать в ваших широченных юбках? Могу вас успокоить: я больше не собираюсь тратить время и возиться с упрямыми костлявыми недотрогами вроде вас.

Что это значило? Может, он нашел себе другую? От этого типа всего можно ожидать. Совершенно невероятная волна гнева захлестнула Джемму. Невероятная потому, что она-то должна не сердиться, а плясать от радости, если Макджоувэн переключил свое внимание на кого-то другого. Великий Боже! Уж не ревнует ли она? Сама эта мысль была настолько невыносима для Джеммы, что она не нашла ничего лучшего, как снова зарыться носом в подушку. Коннор еще раз сильно тряхнул ее за плечо, — Джемма! — в его голосе чувствовалось сильное раздражение.

— Я уже сказала вам — убирайтесь! — с этими словами она привстала на постели и с силой отпихнула Макджоувэна. Вернее, подумала, что отпихнула, потому что в тот же момент отлетела обратно, натолкнувшись ладонями на стальную броню его мускулов. Вот уж поистине человек-гора! А ведь это именно он вчера дважды грозился свернуть ей шею.

«Я должна бежать от этого ужасного дикаря как можно скорее», — в панике подумала Джемма, когда за Коннором захлопнулась дверь. Но как, черт возьми, ей это сделать? Она понятия не имела о том, в каком направлении они движутся и как ей отвлечь внимание Макджоувэна. Задача осложнялась еще и тем, что девушка не могла бросить Гелиоса и все свои вещи. Путешествие же по Англии в одиночестве и без всяких средств, по мнению Джеммы, было таким же малоприятным занятием, как и делать это в компании Коннора.

«Будь терпеливой, — уговаривала она себя. — Надо дождаться, когда мы приедем к нему домой, и постепенно приучить его к мысли, что мне можно доверять. И вот тогда-то ускользнуть от него».

Оставалась одна проблема. Джемма ни за что на свете не хотела, чтобы Коннор прикоснулся к ней хотя бы раз. Услужливая память тут же воскресила в ее воображении ту ночь, одно воспоминание о которой вызывало у девушки жгучий стыд. Она живо представила себе, как Коннор ласкает ее тело, как его губы впиваются в ее, как тесно сплетаются их ноги, а внутри чувствуется его жаркая плоть. Черт! Если он попытается сделать это еще раз, она просто отрежет предмет его гордости и выкинет собакам! Хорош же он будет! А что касается «упрямой костлявой недотроги», то…

— Джемма! — в дверь загрохотали с такой силой, что задрожали стены в комнате. — Здесь чертовски холодно, женщина! Какого дьявола вы делаете там так долго?

Схватив таз с водой, девушка что было сил запустила его в сторону двери. Таз грохнулся об пол с такой силой, что полетели щепки отколовшегося дерева; во все стороны растеклась вода. В наступившей тишине дверь приоткрылась и показалась голова Макджоувэна.

— А вот и мимо! — ехидно улыбнувшись, проговорил он и быстро закрыл дверь.

Два дня спустя они въехали в Шотландию, и Коннор подробно описал Джемме их маршрут — по Оттербурнской дороге, которая приведет их к древним романским развалинам Гадрианской стены и в столь же древние районы Шотландии. Макджоувэн рассказал, что на протяжении нескольких столетий гордые скотты сражались с англичанами за свою независимость. Их многочисленные подвиги воспеты народом в балладах, а замки, эти немые свидетели былых сражений, сохранились в большом количестве и по сей день.

Джемма, когда увидела их воочию, не могла не признать, что они придают местному гористому ландшафту неповторимое очарование. Ей, которая никогда не выезжала дальше Дербишира, было интересно все вокруг, и как ни старалась она напустить на себя равнодушный вид, ей это так и не удалось.

Осень окрасила деревья в ярко-красный, желтый, оранжевый цвета, и на фоне пронзительно голубого неба они выглядели сказочно красивыми. По склонам гор стекали сверкающие водопады; на пути Коннора и Джеммы встречалось множество маленьких журчащих речушек. Вода в них была такой прозрачной, что не составляло труда разглядеть каждый камушек на дне. Поздние осенние цветы пестрели у дороги, а у подножия холмов пышные заросли вереска радовали глаз своим розовым и пурпурным великолепием. Окрестные деревушки были крошечными и казались почти безлюдными. Проезд же двух элегантных экипажей с красавцем конем позади, каждый раз превращался для местных жителей в настоящий спектакль. Джемма заметила, что люди, выходившие им навстречу, очень худые и грязные. А многие из них, даже дети, несмотря на холод поздней осени, были босыми. Все они такие же оборванцы, как и Макджоувэн, подумала девушка. Почему эта страна такая бедная?

— Как насчет ужина? — поинтересовалась Джемма у Коннора. — Я проголодалась. Да и не мешало бы уже сделать остановку, хотя бы для того, чтобы немного насладиться свежим воздухом. Ведь невозможно все время находиться в пути. Какая необходимость продвигаться вперед с такой бешеной скоростью? Вы что, куда-нибудь спешите? Где конечная цель нашего маршрута? Этого вы мне так и не сказали.

— Мы проведем в дороге еще одну ночь, а затем покинем кареты, в которые погрузят все ваше добро, — холодно объяснил ей Коннор.

— Зачем? — с нарастающей тревогой спросила девушка.

— Затем, что мы готовимся пересечь Кумб.

— Пересечь что?

— Кумб, — гордо ответил шотландец. — Одну из гор, разделяющих страну на северную и южную части. Нам не удастся проделать этот путь в карете, так как скоро выпадет снег.

— Как же мы тогда одолеем перевал? — заподозрив неладное, спросила Джемма.

— Верхом.

— Верхом? Как солдаты или бедные странники?! Никогда. — Губы девушки сжались.

— Дорогая моя, боюсь, что у вас нет выбора, — медленно проговорил Коннор, прищурив глаза.

— Нет, есть.

— О! В самом деле? — усмехнулся Макджоувэн. — И какой же?

— Убить вас, — выпалила Джемма. — Или убежать.

— Интересно, как это вы убьете меня, если у вас нет оружия?

— Я что-нибудь придумаю, — с угрозой пообещала Джемма и сжала кулаки.

— Ну в этом-то я нисколько не сомневаюсь, — со снисходительной усмешкой бросил Коннор.

Его нежелание считаться с ее мыслями, чувствами, с ее мнением, с ее правом на счастье на удивление больно ранило Джемму. Привыкшая за годы своего одинокого детства терпеливо сносить обиды, она вдруг почувствовала, что на глаза ее наворачиваются слезы. И тут же отругала себя за это: никому нельзя доставлять сомнительного удовольствия доводить другого человека до слез.

— До чего же я вас ненавижу! — произнесла вдруг она, нисколько не заботясь о том, как по-детски звучит ее признание.

— Могу себе представить, — мягко отозвался Коннор.

Остаток пути они проделали молча. Постепенно Джемма осознала, что шотландец прав. Горы, подступавшие к ним все ближе и ближе, были мрачными и неприступными. Такие же темные и страшные, как Макджоувэн. Ни о какой карете не могло идти и речи.

Джемме вдруг стало не по себе. Что ждет ее на этой забытой Богом и людьми пустынной земле? Куда везет ее этот бродяга?

Коннор высунулся из окна кареты, чтобы показать дорогу дядиным конюхам. Те буркнули что-то неодобрительное в ответ. Вот если бы они помогли ей бежать! Но нечего было и мечтать: сэр Арчибальд платил своим людям слишком хорошо, чтобы Джемма могла ждать от них снисхождения… Тем временем карета свернула с основной дороги на боковую, которая была так плохо видна, что Коннору пришлось сесть на козлы рядом с кучером и показывать ему, куда ехать.

Было совершенно темно когда карета наконец-таки остановилась у крошечной гостиницы из побеленного камня, которая, казалось, стояла на краю света.

С самого начала у Коннора был выбор. Они могли поехать по другой, более накатанной и менее трудной дороге, но из-за боязни быть узнанным он предпочел эту, пустынную и заброшенную. По той же самой причине они останавливались в самых маленьких и неудобных гостиницах, где искали убежища всякие сомнительные личности. Одно из таких пристанищ и было сейчас перед ними.

— Уж не думаете ли вы, что я буду здесь ночевать? — брезгливо поморщилась Джемма.

— Или здесь, или под открытым небом, — отрезал Коннор.

Не успела девушка выйти из кареты, как подол ее юбки захлестнуло сильным порывом ветра. Морозный осенний воздух заставлял мечтать о тепле. В окнах гостиницы было темно. Никто не вышел навстречу путникам помочь с лошадьми и багажом. Никто не ответил на стук Коннора. Тогда он просто посильнее толкнул дверь ногой, и они очутились внутри. Джемма закашлялась от едкого дыма, заполнявшего комнату.

— Что они жгут, черт побери? — спросила она. Глаза ее сразу заслезились.

— Торф, — ответил Коннор. — На многие мили вокруг нет никакого леса, чтобы запастись дровами. Так что вам лучше начать привыкать к этому.

Джемма промокнула глаза носовым платком, чтобы получше оглядеться вокруг. И тут же пожалела о содеянном — настолько все здесь было отвратительным. Земляной пол, казалось, никогда не знал веника. Стены были закопченными от сжигаемого торфа, а потолок настолько низким, что Коннору пришлось наклонить голову, чтобы не стукнуться… Поднять глаза на хозяина этого прелестного заведения Джемма так и не решилась.

— Что надо? — спросил их маленького роста человечек, у которого отсутствовали почти все передние зубы. Он, очевидно, ужинал, — в его спутанной бороде виднелись какие-то крошки и хлопья.

— Нужна комната, — отрезал Коннор и положил на стойку деньги.

— Этого мало, — проронил коротышка.

— Достаточно, — мрачно ответил Макджоувэн.

Минуту-другую они враждебно смотрели друг на друга. В наступившей тишине Джемма услышала, как кто-то шепчется у них за спиной, но взглянуть туда не осмелилась. Впервые она была благодарна Коннору за его устрашающую внешность. Инстинктивно девушка придвинулась ближе к нему. Судя по всему, хозяин гостиницы тоже решил, что с этим косматым гигантом шутки плохи. Он положил монету в карман и жестом показал следовать за ним. Их комната располагалась в конце темного длинного коридора. Никакого замка на двери и в помине не было.

— Жратва нужна? — спросил хозяин.

— И поскорее, — ответил Коннор, извлекая из кармана еще одну монету.

Заодно он договорился и о ночлеге для конюхов. Когда же с этим было покончено, Макджоувэн повернулся к девушке. Та стояла молча, ошарашенная увиденным: грязный пол комнаты был покрыт старыми высохшими циновками, которые, похоже, лежали здесь с сотворения мира. Всюду виднелись следы пребывания здесь других постояльцев. Вместо кровати в углу был брошен тюфяк, набитый соломой. Вода в умывальнике осталась от прежних жильцов, и Джемма так и не решилась воспользоваться им. В изнеможении она опустилась на стул.

— Я понимаю, что это отнюдь не роскошные апартаменты, — начал Коннор. — Но мы проведем здесь лишь одну ночь. По крайней мере у вас будет постель. Я же устроюсь на полу и…

Он осекся, увидев, что девушка не слушает его. Она сидела, низко опустив голову и беспомощно сложив руки на коленях. И Коннор с ужасом увидел, что губы ее дрожат, что она едва сдерживается, чтобы не разрыдаться.

О черт! К такому Коннор не был готов. Он мог вынести все: насмешки Джеммы, ее острый язык, презрение, которое она выказывала по отношению к нему, удары ее маленьких кулачков… Но видеть, как она сидит там в углу со слезами на глазах — это было выше его сил. Он понятия не имел, как с этим справиться. Впрочем… Слишком много хлопот из-за какой-то девчонки! Слава Богу, послезавтра они будут уже в Эдинбурге. Как можно скорее он представит ее своим друзьям в качестве доказательства того, что выиграл пари, и затем отправит назад в Дербишир. Его адвокаты займутся разводом, а достопочтенному дядюшке он отправит чек на внушительную сумму в качестве компенсации за причиненные неудобства. Гленаррис будет в безопасности, а в душе Коннора воцарятся мир и покой.

Но это будет потом. А сейчас нужно было что-то предпринять, чтобы избавиться от действующих ему на нервы слез девушки. Ни одно из средств обычного арсенала Макджоувэна, которыми он пользовался раньше в подобных ситуациях — поцелуи, дорогие подарки, клятвенные заверения в вечной любви, — абсолютно не подходило для случая с Джеммой. Коннор прекрасно осознавал, что попытайся он с ней сейчас заговорить, она размозжит ему голову. Вот почему он поступил так, как поступил бы на его месте любой уважающий себя мужчина: он… выскочил из комнаты.

Проклятие! Черт бы побрал эту несносную девчонку с ее слезами! Ну да наплевать ему. Коннор терпеть не мог женщин с проблемами, а Джемма Бэрд стоила целой их армии. Джемма Макджоувэн, великосветский ты болван, с яростью поправил он себя. Разве ты забыл, что женат на ней? Что она приняла твое имя, твое кольцо и поклялась любить и почитать тебя до самой смерти?

Да, все это было уже слишком! Он свернет шеи троим оболтусам, которые втянули его во всю эту историю! Из-за них ему пришлось жениться на самой невыносимой женщине на свете, пусть даже очень красивой, и теперь путешествовать с ней в одной карете и ночевать под одной крышей. И это они одни виноваты в том, что она плачет сейчас там в комнате. С этими мыслями Коннор подсел к стойке и заказал бутылку самого крепкого виски.

Глава 7

Возвратившись в комнату, Коннор обнаружил, что Джемма… исчезла. Каким образом ей удалось улизнуть, недоумевал он. Окно в комнате слишком мало, даже для такой крохи, как Джемма. С двери он не спускал глаз все время, пока сидел за стойкой. Больше озадаченный, нежели сердитый, Макджоувэн выглянул в коридор. Как она могла ускользнуть от него? Он прошел в комнату, чтобы получше осмотреться. И едва успел увернуться, когда Джемма, прятавшаяся за дверью, обрушила на него неимоверно тяжелый кувшин для умывания.

— О Боже! — взревел Коннор, но не смог при этом сдержать улыбки, видя свою спутницу снова в отличной боевой форме.

— Будь ты проклят, Коннор Макджоувэн! — завизжала Джемма.

— Поставьте вещь на место, несчастная! — прикрикнул он на нее. — Поставьте, говорю, пока вы не ранили кого-нибудь!

— Я хочу убить тебя, а не ранить! — продолжала вопить Джемма.

— Тогда выберите что-нибудь полегче, чем эта штука.

Вместо ответа девушка метнула кувшин в Коннора. К счастью, он был пуст и лишь слегка задел его волосы. Как она была хороша, эта маленькая чертовка, когда злилась! Но пора, однако, приструнить ее» Он схватил девушку за руки и с силой притянул к себе.

— Вообще-то говоря, это мне следовало бы убить вас! — произнес Коннор, дохнув на нее спиртным.

Девушка посмотрела на него, храбро задрав подбородок.

— Ну что ж, Давайте! Сделайте это. Так будет лучше для нас обоих! Никто не осудит вас за это! Никому нет дела, если сердитый муж пристукнет в перепалке свою сварливую жену! И… — Она запнулась. — И никто не станет оплакивать мою кончину!

Внутри у Коннора что-то дрогнуло. Может, это шалит скверное виски хозяина гостиницы? Да, точно, виски. Как бы то ни было, но его желание поразвлечься улетучилось. Он отпустил девушку.

— Я больше не собираюсь терпеть подобные выходки, — предупредил он ее.

— А я не собираюсь ночевать в этом… в этом свинарнике! — отпарировала Джемма.

Нахмурившись, Макджоувэн огляделся вокруг. В углу среди кучи мусора сновала крыса. Из разбитого окна несло какой-то вонью, старый матрац наверняка кишел блохами. Джемма права: никакой приличный человек не станет ночевать в таком дерьме, какими бы стесненными ни были его обстоятельства. Не говоря ни слова, он взял девушку за руку и вывел из комнаты.

— Ужин для моей жены! — рявкнул он хозяину гостиницы. И, наклонившись к Джемме, добавил: — Сидите здесь и ждите. Я скоро вернусь. И не вздумайте, черт вас побери, смотаться от меня.

Джемма знала, что означает этот нарочито спокойный тон. И не испытывала ни малейшего желания бежать. А кроме того, куда отсюда убежишь? На многие мили вокруг ни души. Она не знает дороги, у нее нет денег. Может, единственный выход — это покончить с собой? И доставить тем самым огромную радость проходимцу Макджоувэну, который получит все ее деньги? Ну уж нет! Так легко она не сдастся.

Девушка склонилась над тарелкой, которую поставил перед ней хозяин. Господи! Что это за отвратительные кусочки плавают посередине? Мясо? Хлеб? Рядом с тарелкой возвышалась огромная пивная кружка. Почувствовав жажду, Джемма сделала большой глоток. И в следующее мгновение вскочила на ноги, не зная, куда деться от сжигающего ее изнутри пламени. Виски! На глаза ее навернулись слезы. Джемма поспешно поддела вилкой несколько кусочков, плавающих в мутной жиже, и, зажмурившись, бесстрашно отправила их в рот. О-о! Это оказалось намного хуже, чем можно было предположить!

. Когда Коннор вернулся, он застал девушку за интереснейшим занятием: она вылавливала из тарелки кусочки тушенки, ополаскивала их в кружке с виски и отправляла в рот.

— Вам пора в постель, — мрачно произнес Макджоувэн.

— Нет! — тряхнув головой, отрывисто возразила Джемма. Виски наполнило ее тело необычайной легкостью. Они больше не испытывала страха перед Коннором.

— Не глупите. Вы устали.

— Мне все равно.

— Зато мне не все равно.

Девушка в недоумении посмотрела на Коннора.

— Просто я не хочу, чтобы вы заболели и доставили мне еще больше хлопот, чем доставляете теперь, — сердито объяснил он.

— Ненавижу вас, — бросила она.

— Уже усвоил: вы слишком часто повторяли эту фразу. Но все-таки делайте, как я говорю. Отправляйтесь спать.

— Я туда не пойду.

— Почему нет? — возразил Коннор. — Я убрал там все для вас.

Он убрал? Девушка подняла голову и увидела, что он, ухмыляясь, протягивает ей руку. Что, черт побери, его так забавляет? Поднявшись, она с удивлением обнаружила, что собственные ноги ее не слушаются. О Господи! Виски ударило ей в голову. Поколебавшись минуту-другую, Джемма оперлась на руку Макджоувэна.

Войдя в комнату, она замерла на пороге от изумления. Он действительно сказал ей правду. Комната изменилась до неузнаваемости. Дырка в стекле была занавешена полотенцем, полы чисто подметены и покрыты большим куском ткани, извлеченным Коннором из запасов Джеммы. Оттуда же он позаимствовал еще кое-что: одеяла для кровати, фарфоровый кувшин тетушки Друзиллы для умывания и кусок хорошенького желтого муслина — предназначенного для ночных сорочек, — который Коннор использовал в качестве коврика у изголовья. Невозможно было и вообразить, что все это — дело рук нищего бродяги, который и представления не имел о комфорте. Все еще не веря своим глазам, девушка повернулась к Макджоувэну.

— Ложитесь спать, — произнес он грубовато. — Уже поздно.

— А где будете спать вы?

— В холле.

— На полу? — Ее глаза расширились.

Впрочем, ей было все равно. Ноги ее подкашивались от усталости и выпитого виски. Она еще раз медленно обвела взглядом уютную комнату и посмотрела на человека, который все это устроил для нее. Внезапно ей захотелось поблагодарить его.

— Коннор, — окликнула Джемма шотландца. Тот остановился в дверях.

— Что?

— Нет, ничего. Я только хотела спросить… Вам действительно будет удобно там, на полу?

Пробурчав в ответ что-то невразумительное, Коннор вышел из комнаты…

На следующее утро Джемму разбудил стук лошадиных копыт. Дрожа от холода, она выбралась из постели и выглянула в закопченное окошко. Первый, кого она увидела, был Коннор, возвышающийся на козлах одной из дядиных карет. Лучи холодного осеннего солнца освещали его осунувшееся лицо. По всему было видно, что он провел бессонную ночь. Как ни странно, Джемму это даже не порадовало. Не то чтобы ей было жаль Макджоувэна — по ее мнению, он заслуживал еще худшего — но все же именно она была виновата в том, что ему не удалось как следует выспаться. Впрочем, поделом ему, одернула себя Джемма. Может быть, сознание того, что молодая жена приносит ему одни лишь неприятности, заставит этого проходимца поскорее избавиться от нее, злорадно подумала девушка. Продолжая потешаться в душе над своим незадачливым мужем, Джемма отправилась на конюшню — проведать Гелиоса. Конь преспокойно жевал овес в стойле. Единственное, в чем он нуждался, — это в хорошей чистке. Девушка ласково потрепала своего любимца по холке. Если бы не их дружба, жизнь девочки-сироты была бы совсем пуста и безрадостна. Тетя Друзилла ее презирала, дядя Арчибальд потерял всякую надежду сладить с сумасбродной племянницей, а на слуг Бэрда она нагоняла ужас. И лишь только Гелиос всегда принимал ее такой, какая она есть. Ему одному юная Джемма могла доверить свои слезы и секреты. В те дни она очень боялась темноты и часто убегала в конюшню к жеребенку, чтобы провести ночь возле него.

— Я больше не боюсь темноты, — прошептала девушка, прижимаясь щекой к шелковистой гриве коня.

Но она боялась многих других вещей. И больше всего — дикаря мужа и своего неопределенного будущего с ним. Еще она опасалась, что Гелиос не выдержит предстоящего тяжелого путешествия.

— Не волнуйся, — проговорила она коню в самое ухо, приподнимаясь на цыпочки. — Я вызволю тебя отсюда. Обещаю.

— Джемма!

Она вздрогнула и обернулась на голос мужа. Интересно, долго ли он уже стоит здесь?

— Д-да? — с запинкой произнесла она.

— Идите завтракать. Конюхи уже поели, так что там не очень-то много осталось.

Накормить слуг прежде нее! Как это на него похоже! Тряхнув головой, Джемма гордо прошествовала мимо Коннора, как будто его вообще не существовало.

Через полчаса Кинкилле остался позади. Джемма была несказанно счастлива попрощаться с этим «очаровательным местечком». Но ее мучило подозрение, что жилище Макджоувэна мало чем отличается от того свинарника, в котором они провели эту ночь.

Как он сказал? Лучше начать привыкать к этому? Никогда она не сможет к этому привыкнуть! Разве что ей удастся побыстрее свести в могилу своего ненавистного мужа.

— Рад видеть, что неприятности прошедшей ночи не сломили вас, — с иронией произнес Коннор.

Похоже, этот человек всегда знает, о чем она думает и что чувствует.

Будь с ним осторожна, предостерегла себя Джемма. Он гораздо хитрее, чем кажется. И опасен как дикая кошка. И такой же вонючий. Не в силах побороть себя, девушка брезгливо сморщила нос. Коннор беззаботно рассмеялся.

— Обещаю вам вымыться, как только представится для этого возможность. Ночлег на грязном полу никого не делает чище.

Внезапно раздался крик кучера. Коннор высунулся, чтобы узнать в чем дело.

— К нам приближается всадник!

— Останови его! — скомандовал Коннор. — Джемма, оставайтесь здесь.

Подъехавший спешился, и они обменялись приветствиями. Странно, но незнакомец обращался к Макджоувэну так, как слуга обычно обращается к господину. Джемму так и подмывало крикнуть ему: «Да прекратите вы все эти реверансы! Ведь этот шотландец всего-навсего жалкий и грязный бродяга. К чему такие почести?!» Но она сдержалась и молча сидела внутри кареты, сгорая от любопытства. Мало того, что всадник не только чуть ли не расшаркался перед Коннором, он еще и передал ему письмо. Господи, да разве это чучело умеет читать? И кому может быть известно, что он сейчас находится именно здесь? Кому вообще понадобилось что-то ему сообщать? Между тем Макджоувэн отпустил гонца и забрался обратно в карету. Губы его были плотно сжаты, меж бровей пролегла глубокая складка. Без сомнения, он был чрезвычайно зол. Любопытство девушки еще больше возросло. Карета тронулась. От резкого толчка Джемма отлетела на противоположное сиденье.

— Вот там и оставайтесь! — рявкнул Коннор и в сердцах добавил: — Вы приносите гораздо больше неприятностей, чем того стоите.

Грубость Макджоувэна должна была заставить Джемму возненавидеть его еще больше, но вместо этого она вдруг почувствовала, что вот-вот расплачется. «Этот человек просто сведет меня с ума, — подумала девушка. — Надо избавиться от него как можно скорее».

«Надо избавиться от нее как можно скорее», — свирепо думал Коннор. Дело было даже не в Джемме, которая сжалась в углу кареты в комок и тщетно пыталась скрыть от мужа свои слезы. Просто он очень устал от скверной еды, дорожной пыли, грязных гостиниц. А сообщение, которое Коннор только что получил, откладывало его возвращение в Эдинбург на неопределенное время, так как его болваны друзья отправились, видите ли, охотиться на куропаток! Ну ничего, придет время, и они сполна заплатят за все его мытарства!..

А пока Коннор не нашел ничего лучшего, как выместить свое раздражение и злость на маленькой Джемме. «Пусть себе сидит и хлюпает там в углу», — зло подумал он и отвернулся к окну.

Глава 8

— Джемма, проснитесь.

Девушка открыла глаза и быстро выпрямилась.

— Я что, проспала?

— Угу, — буркнул Коннор.

— Где мы? — живо поинтересовалась она.

— Это Алнадрочит, — коротко ответил Макджоувэн.

— Господи, ну почему все шотландские города имеют такие нелепые названия? — раздраженно спросила девушка, садясь и откидывая упавшие на глаза волосы. — О! — воскликнула она в испуге, посмотрев из-за широкого плеча мужа в окно кареты.

Перед нею простиралась пустынная равнина, со всех сторон продуваемая ветрами. По приказу Коннора карета остановилась на перекрестке у крошечного села. Справа виднелись каменные дома и маленькая побеленная церковь, которая в тусклых лучах заходящего солнца казалась пустой и заброшенной. Слева маячили горы, вершины их словно плыли в вечерней дымке. «Великий Боже, — думал про себя Коннор, читая страх на лице девушки, — что же будет, когда мы достигнем высокогорья?»

При мысли о Хайленде в душе Макджоувэна снова проснулся гнев. Несмотря на все разговоры Коннора о намерении вместе с Джеммой перейти перевал, он отнюдь не собирался этого делать. В день, когда они обвенчались, Коннор отправил в Эдинбург гонца с известием о скором возвращении и попросил своих друзей приготовить ему и его жене сменных лошадей в Кинкелле. Таким образом, сейчас они должны были бы ехать в Эдинбург и через два дня пути оказались бы уже там. А вместо этого ему предстоит еще Бог знает сколько времени продолжать играть порядком надоевшую роль бродяги, носить вонючую одежду, есть отвратительную пищу, спать где придется… И все только потому, что его друзьям вздумалось поохотиться, и они вернутся не раньше Дня Всех Святых, как сказано в записке! Коннор был взбешен. Но постепенно мерное покачивание кареты, освещенной лучами заходящего солнца, и тихое посапывание Джеммы, спящей напротив, остудили его гнев. Поразмыслив, он понял, что не следует винить приятелей за их дурацкую выходку: не могли же они в самом деле предположить, что он справится со своей задачей за такой немыслимо короткий срок!..

Как бы там ни было, а теперь ему придется везти Джемму в Гленаррис. Лучше спрятать свою необузданную маленькую новобрачную в пустынной долине, где располагалось родовое гнездо Макджоувэнов, чем ждать возвращения друзей в переполненном Эдинбурге, где его знает каждая собака, а слуги сразу же разнесут весть о его женитьбе по всему свету.

— Мы повернем от Алнадрочита на север и углубимся в горы, — холодно сообщил Коннор Джемме. — Конюхам пора возвращаться назад в Дербишир к вашему дяде, а вам я советую подобрать из одежды что-нибудь более подходящее для предстоящего путешествия.

Девушку захлестнула волна ярости. Он хочет, чтобы она скакала по горам без единой жалобы и стона?! Что ж, она примет его вызов. Пусть этот грязный безродный шотландец знает, на что способны английские дворяне!

Пока Коннор с обоими конюхами ходили в деревню, Джемма перерыла весь свой гардероб. Что, черт побери, он имел в виду, когда сказал «более подходящее»?! Подходящее для чего? Для бесконечного путешествия по пустынным скалистым тропам? А может быть, для того, чтобы удобнее было падать, сорвавшись вниз? Или для того, чтобы быть проглоченной голодными волками, — их, как она слышала, в Шотландии хоть пруд пруди. Интересно, что предпочитают волки: бархат или жаккардовое полотно?

К тому времени, когда Коннор с конюхами вернулись, Джемма остановила свой выбор на бархатной амазонке, модно скроенной, с отделкой из сатина и медными пуговицами. Пышная юбка доходила ей до самых лодыжек и при каждом шаге ложилась сзади роскошным веером.

Выйдя из кареты, где она переодевалась, девушка поймала недовольный взгляд Макджоувэна.

— Ради Бога, девочка, мы едем не на увеселительную прогулку, — с нарочитой грубостью произнес он. — Мы собираемся залезть в горы. А в данном случае этот наряд не годится.

— Этот, как вы изволили выразиться, наряд — единственное, что у меня есть. — Джемма высокомерно задрала подбородок. — А если по каким-либо причинам он не подходит для вашего захватывающего дух путешествия, то можете отправить меня назад вместе с кучерами. Я буду вам только благодарна.

Конюхи тревожно переглянулись за ее спиной. Джемма этого не заметила, а Коннор видел. И внезапно ему стало жаль эту маленькую гордячку, которая была не нужна никому: ни собственному дяде, ни своим слугам и уж меньше всего ему самому. Бедняжка Джемма, ничего не подозревающая пешка в чужой игре!..

И как всегда, когда эта девчонка задевала запретные чувствительные струны в душе Макджоувэна, он моментально напустил на себя грубость и с насмешкой произнес:

— Если вы хотите играть роль элегантной всадницы — пожалуйста. Только не вздумайте хныкать, когда во время езды по горам отобьете вашу прелестную попку и от боли не сможете сидеть.

— А вы, — обратился шотландец к кучерам, — перегрузите вещи моей жены на повозку. Приступайте. Мистер Григ?

— Да, сэр? — старший из конюхов весь подобрался.

— Ваши пистолеты, пожалуйста. — Коннор протянул руку. — Оба. И порох.

Кучер спешно повиновался. Макджоувэн разговаривал со слугами так, будто всю жизнь занимался тем, что приказывал другим. Это сильно удивляло Джемму. С тоской она подумала, что вот-вот наступит момент, когда останется один на один с этим странным человеком, вся в его власти. Что будет с нею и с Гелиосом? Как перенесет конь, воспитанный в холе, этот изнурительный переход? Девушка оглянулась. При свете дня ее любимец выглядел еще более хрупким. По сравнению с ним лошади-тяжеловесы, приведенные Макджоувэном из деревни, казались просто чудовищами. На одну из таких лошадей Джемма вскарабкалась при помощи мистера Грига. Слава Богу, она настояла на том, чтобы взять из дома дяди дамское седло! Иначе ее ноги беспомощно болтались бы по бокам этого гиганта и девушка не смогла бы им управлять. Интересно, этого монстра использовали когда-нибудь для верховой езды? Уж больно строптивый у него вид. Джемма выбилась из сил, пока заставила лошадь сдвинуться с места. Коннор же, напротив, держался в седле с поразительной для простолюдина ловкостью и грацией. И это было еще одной загадкой для девушки.

— А кто управится с повозкой? — запальчиво спросила она у мужа, указывая на возвышающуюся над повозкой гору вещей и привязанного сзади Гелиоса. Коннор даже не удостоил ее взглядом, лишь бросил через плечо:

— Я нанял в деревне парня. Он скоро будет здесь. А вот, кстати, и он, — указал Макджоувэн на рослого детину, спешившего по направлению к ним.

Дюжий молодец весело улыбался, словно его ожидало увлекательное путешествие, а не полный опасности переход — настолько опасный, что Коннор даже счел нужным вооружиться.

— Уверена, что вы заплатили ему из моих денег, — сердито прошипела Джемма.

— Конечно, а из чьих же еще? — спокойно ответил тот. — Дирк, — обратился он к парню, — это миссис Макджоувэн. Ты будешь присматривать за ее вещами и конем.

— О да! — с готовностью кивнул парень. — Хорошо, сэр. — И, отчаянно краснея, поклонился Джеме: — С превеликим удовольствием, мэм.

— Прекрасно, Дирк, встретимся у въезда в Басгейт, — прибавил Коннор. — Поехали, Джемма. — С этими словами он пришпорил лошадь.

— Макджоувэн! — окликнула его девушка и неистово зашипела: — Вы что, собираетесь оставить этого тюфяка со всеми моими вещами, с конем, которому цены нет?! Он наверняка понятия не имеет, как обходиться с такой лошадью! А вдруг он сбежит? Как вы можете доверять ему?

Коннор вдруг молча приложил палец к губам девушки. Этот интимный жест обескуражил ее, и она осеклась.

— Я доверяю ему, потому что давно его знаю.

— Знаете? Но откуда?!

— Моя страна маленькая, девочка. А кроме того, нельзя судить о человеке только по его внешнему виду, запомните это. А теперь в путь.

Девушке пришла в голову мысль, что можно было бы расспросить Дирка о Макджоувэне. Она замешкалась.

— Джема, поехали же, — снова окликнул ее Коннор.

— Но…

— Никаких «но». Мы уезжаем. — С этими словами он взял поводья ее лошади, и они тронулись в путь.

Глава 9

В течение первого часа пути Джемма не могла думать ни о чем другом, кроме как о Гелиосе. Она постоянно оборачивалась назад, с тревогой поглядывая на коня. Но постепенно медленно ползущая повозка отстала, и девушка потеряла ее из виду. Тут же на смену одним тревожным мыслям пришли другие. Джемму беспокоила лошадь, на которой она сидела. Капризное животное никак не хотело слушаться, все время шарахалось в сторону, сбиваясь с тропы. В результате все мышцы девушки ныли от нестерпимой боли, как и предвещал Коннор. Кроме того, дорога, по которой они ехали, устремлялась все выше и выше в горы, и нельзя сказать, чтобы этот факт вызывал у Джеммы бурный восторг. Со злостью она посматривала на маячившую впереди широкую спину Коннора. Какое огромное наслаждение доставил бы ей вид огромного ножа, торчащего у него между лопаток! Макджоувэн, должно быть, почувствовал полный затаенной ненависти взгляд своей спутницы и обернулся. Сверкнув белозубой улыбкой, он шутливо отсалютовал Джемме, не скрывая при этом огонька желания, вспыхнувшего при виде ее миниатюрной фигурки. И отвернулся. «Самодовольный надутый болван, — с яростью подумала девушка. — Чтоб он сдох!»

День был уже на исходе, когда Коннор наконец остановился. Джемма поспешила вперед, ожидая увидеть на их пути завал, помешавший им двигаться дальше, или стаю волков, щелкающих зубами. Вместо этого она обнаружила преспокойно стоящего на укромной маленькой полянке среди камней Макджоувэна, который с ухмылкой смотрел на нее.

— Что случилось? — холодно спросила девушка.

— Ничего. Мы сделали привал на ночлег.

— Здесь?! — ужаснулась Джемма.

— Где же еще? — недоуменно пожал плечами Коннор и добавил: — Место защищено от ветра, в нашем распоряжении проточная вода и мягкий мох, из которого можно устроить отличную постель.

— Вы хотите сказать, что мы будем ночевать на открытом воздухе?

— Ну да. А что еще вы…

Джемма не дослушала. Ну все! С нее довольно! На этот раз он превзошел самого себя! Она дождалась, пока Макджоувэн спешится, и пришпорила свою лошадь. Напрасно Коннор пытался на ходу схватить ее за поводья. Девушка понеслась как оглашенная. Выкрикивая проклятия, он вскочил в седло и бросился наперерез. Джемма не хотела останавливаться, и ему пришлось какое-то время скакать рядом, ударяясь о бок ее лошади, пока он не поймал поводья беглянки и с яростью не притянул ее к себе. Приподнявшись в седле, Коннор молча схватил девушку за руку и поволок ее назад вместе с лошадью.

— Я здесь не останусь, — упрямо повторила она, когда они остановились.

— Останетесь! — с угрозой произнес не на шутку рассердившийся Коннор.

— Вы не можете меня заставить! — закричала девушка.

— Не могу? Посмотрим.

— Я вас ненавижу!

— Да знаю, знаю!

Внезапно Джемма бросилась на Коннора и свободной рукой залепила ему прямо в глаз. Он взревел от боли и ярости, как раненный бык, чем очень напугал лошадь Джеммы. Встав на дыбы, животное с диким ржанием понеслось прочь. А так как Макджоувэн все еще продолжал крепко держать девушку за руку, та, не удержав поводья, вывалилась из седла и рухнула на каменистую землю. Едва укротив собственную лошадь, Коннор наклонился вниз и, схватив Джемму за шиворот, поднял и с силой встряхнул ее.

— Ну теперь видите, что вы наделали?

— Я?! — строптиво возопила она, беспомощно болтая ногами в воздухе.

— Чертово безмозглое отродье! По вашей вине мы потеряем уйму времени, пока найдем лошадь. Если, конечно, она к этому моменту не переломает себе все ноги!

Он как следует тряхнул девушку еще раз — на всякий случай, — и затем усадил ее в седло впереди себя и они отправились на поиски пропавшей лошади.

Джемма сидела неподвижно, остолбенев от внезапной близости Макджоувэна. Ноги Коннора соприкасались с ее ногами, так что она чувствовала каждое движение его мускулистых бедер, а спиной ощущала биение его сердца; руки Макджоувэна смыкались вокруг ее тела в невольное объятие. Но самым неприятным было ощущение того, как от постоянных толчков движущейся лошади ягодицы все плотнее прижимаются к той ужасной штуке, что притаилась у него между ног.

— Сидите спокойно! — прикрикнул на нее Коннор, так как девушка заерзала, пытаясь отодвинуться. Видя же, что она не слушается, он наклонился к ее уху и угрожающе произнес: — Если вы не перестанете копошиться, мы свернем себе шею.

Выбора у нее не было, и Джемма успокоилась. Боже! Она не могла и предполагать, что твердая мускулистая грудь Коннора может быть такой удобной и уютной, если приклонить к ней голову. На смену гневу пришла странная обволакивающая усталость. Джемма изо всех сил старалась справиться с дремотой, но глаза закрывались сами собой.

Коннор почувствовал, как отяжелела голова девушки у него на груди. Он осторожно прикрыл Джемму полой своего пальто, чтобы ей было теплее. Та пробормотала какую-то очередную колкость, но затем ее щека снова прильнула к груди Макджоувэна, и она уснула. «Бедный ребенок, — подумал он с внезапной нежностью. Последние несколько дней их путешествия были настолько напряженными, что выдержать такую нагрузку стоило немалого труда даже крепкому тренированному мужчине, — Ничего удивительного, что она так вымоталась».

Пусть поспит, подумал он, направляя лошадь вперед. По крайней мере это хоть на какое-то время избавит его от ее злого языка. Где-то в темноте бродила лошадь Джеммы, которую во что бы то ни стало надо было найти. «Вы — мое проклятие, Джемма Макджоувэн», — пробормотал Коннор. И тут же успокоил себя мыслью о том, что через несколько дней девушка снова станет Джеммой Бэрд. Должно быть, это сделает ее счастливой. И его тоже, слава Богу! Разве нет?

…Джемма проснулась согревшейся и удивительно хорошо отдохнувшей. Приподнявшись, она откинула волосы со лба и обнаружила, что закутана в шкуру Макджоувэна. Какого черта?..

— А, выспались.

Она быстро повернулась и увидела Коннора, сидевшего на корточках перед потрескивающим костром. Он снимал с крючка котелок с кипящей водой. Языки пламени лизали серебряное дно котелка. Серебряное? Минуточку…

— Эй! — завизжала она и, выбравшись из-под шкуры, подскочила к шотландцу, трясясь от негодования. — Вы использовали мое серебро, чтобы подогреть на костре воду?!

Это был серебряный кубок, который Джемма выиграла с Гелиосом в сельских скачках. Она готовилась к ним втайне от дяди, за что потом была строго наказана. Но кубок так и хранился с тех пор у нее и был особенно ей дорог. И вот, пожалуйста: он висит над огнем, весь закопченный, а ее олух муж собирается заварить в нем чай!

— Где вы это взяли, черт побери?! — с яростью заорала Джемма на Коннора. Тот, казалось, даже не обратил внимания на ее гнев.

— Когда мы покидали Алнадрочит, я позаимствовал из ваших запасов кое-какие вещи, которые могли пригодиться нам в пути.

Она изумленно таращила на него глаза. Этот неотесанный мужлан, оказавшийся вдали от всех благ цивилизации, похоже, был здесь, на этой грубой земле, абсолютно в своей стихии. Он выглядел хорошо выспавшимся и до отвращения довольным собой.

Джемма с негодующим видом отвернулась и огляделась вокруг. Вероятно, они покинули горы прошлой ночью: их лагерь был разбит на краю огромной вытянутой долины, которая напоминала зеленое море, вся покрытая колышущейся густой и темной травой.

— Где мы? — спросила Джемма, едва переводя дух от раскинувшегося перед ней великолепия.

— Местные жители называют это Великой Долиной. День путешествия на восток, — указал Коннор пальцем, — и вы достигнете Эдинбурга. На западе — Глазго и Северный канал.

— Коннор! — решительно обратилась к Макджоувэну Джемма, подобрав свои длинные юбки и усевшись у огня. — Куда вы везете меня?

Коннор ничего не ответил, только пристально посмотрел на нее, а затем извлек из чистой салфетки два маленьких ломтика хлеба и предложил один из них девушке. Чай они пили прямо из котелка по очереди, обжигая губы.

— Гленаррис, — наконец произнес Макджоувэн, вытянувшись на траве и положив руки под голову.

— Гленаррис? Что это?

— Пристанище клана Макджоувэнов.

— Вы имеете в виду, что там живут многие из ваших родственников? — в замешательстве спросила Джемма.

—/Не очень многие, к вашей радости, — ухмыльнулся Коннор.

— Но у вас же есть родители, — осторожно расспрашивала она. Ей очень хотелось знать об этом человеке как можно больше. Знание давало превосходство, которое Джемме было необходимо в борьбе с Макджоувэном. — И сестры и братья, я полагаю.

— Мои мать и отец умерли. И я единственный ребенок в семье. После того как я родился, они решили больше не иметь детей.

— Странно. Почему бы это? — ядовито спросила Джемма.

По заросшему лицу Коннора скользнула ленивая усмешка.

— У меня есть молодой кузен, Джечерн. Вы встретитесь с ним там.

«И возненавижу его так же, как ненавижу тебя», — с яростью подумала девушка. И потом, где оно, это «там»? Слава Богу, теперь оно хоть имеет название: Гленаррис. Но что, черт побери, это такое? Город? Деревня? Или такая же пустынная долина, как эта? Джемме не хватало мужества спросить об этом. Лучше уж ничего не знать.

Они молчали, каждый занятый своими мыслями. Джемма ела с явным удовольствием.

— Очень вкусно, — заметила она, показывая на кусочек овсяного печенья.

— Это называется «бэннокс». Мама Дирка специально приготовила их для нас в дорогу.

— Бэннокс? Никогда не пробовала этого раньше.

— Разумеется, ведь это чисто шотландское лакомство. Национальным было и то блюдо, которое вы пробовали в Кинкилле.

— Не напоминайте мне об этом. — Джемма поморщилась. — Как называлась эта ужасная штука?

—Рубец.

— Ах! Можете вы мне сказать, из чего это делают?

— Почему нет? Из отварных овечьих желудков.

Джемма почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Боже! И она это ела! Слава тебе Господи, что совсем немного. Однако воспоминание о жиже ужасного серого цвета заставило ее застонать. Она подняла глаза и увидела, что Коннор смотрит на нее, явно развлекаясь. О! Как она ненавидела, когда он смеялся над ней! Почувствовав перемену в настроении девушки, Макджоувэн благоразумно поднял руки, показывая, что сдается.

— Здесь еще осталось немного печенья, так что если вам нравится…

— Нет, спасибо. У меня пропал аппетит.

— Это плохо, — заметил Коннор.

— Я полагаю, в это трудно поверить? — Девушка подняла бровь.

Коннор рассмеялся.

— В следующий раз вы сможете попробовать… — начал он.

— Нет уж, Макджоувэн, довольно, — со смехом перебила его Джемма. — Не хочу больше ничего слышать ни о самих шотландских кушаньях, ни о том, из чего они сделаны!

В первый раз Коннор видел девушку смеющейся. Определенно, хороший сон и еда оказали на нее благотворное действие. Оперевшись на локти, он наблюдал за тем, как она допила оставшийся чай и бережно счистила сажу с котелка. Тонкие белые пальцы девушки не вызывали сомнения в том, что она занималась этим впервые. Затем она ополоснула руки в ручье. Коннор продолжал украдкой поглядывать на нее, любуясь изящными очертаниями ее тела, движениями миниатюрной фигурки. Великолепные волосы Джеммы на солнце отливали золотом. Какое хрупкое создание! Мужество и голосовые связки, которыми она обладала, втрое превышали ее размеры. Она заставляла его злиться, чувствовать себя несчастным, испытывать раскаяние и дикую страсть. Его жизнь определенно станет намного скучней, когда Джемма уйдет из нее.

По какой-то необъяснимой причине эта мысль вызвала у него приступ сильного раздражения. Нахмурившись, он быстро вскочил на ноги.

— Если поторопиться, то сегодня вечером мы будем в Басгейте, где вас ожидает счастье спать на настоящей кровати, — сердито произнес Коннор.

— На настоящей кровати? — усмехнулась Джемма. — За мои же собственные деньги?

Подведя Джемме ее лошадь, Макджоувэн попытался было помочь супруге забраться в седло, но та проигнорировала его порыв. Коннор сжал губы. Он загасил огонь, собрал их пожитки и вскочил на коня. Их глаза встретились, и Джемма тотчас высокомерно задрала подбородок.

— Правильно. Держите голову как можно выше, и тогда непременно сломаете себе шею, — уколол ее Макджоувэн.

Она пожала плечами, но подбородок так и не опустила. Пришпорив лошадь, Коннор начал спускаться к подножию холма, и Джемма быстро последовала за ним.

Они ехали весь день, покрывая мили многочисленных пустынных долин и поросших дроком холмов, останавливаясь только для того, чтобы дать отдых лошадям и напоить их. Джемма чувствовала какую-то страшную пустоту в желудке, которую объяснила усталостью. Однако в полдень ее живот неожиданно свело судорогой. На закате приступ повторился. Она глубоко вдохнула воздух, чтобы справиться со спазмом, отерла пот со лба и, пожав плечами, поспешила догонять Коннора.

Вскоре приступы стали следовать один за другим, сопровождаемые острой тошнотой. Потеряв над собой контроль, Джемма выпустила поводья из рук и выскользнула из седла.

Коннор услышал, как что-то стукнуло о землю, и обернулся. Через секунду он был возле Джеммы. Сердце его бешено колотилось В свете угасающего дня лицо девушки казалось мертвенно бледным.

— Джемма!

— Что? — открыв глаза, беспокойно спросила она, а затем снова закрыла глаза и уткнулась лицом в его грудь, дрожа от озноба.

— Джемма, что случилось?

— Оставьте меня, — выдохнула она. — Кажется, я заболела.

К несчастью, она оказалась права. Коннор гладил девушку по голове, ласковыми словами пытался привести ее в чувство. Она приходила в себя и снова теряла сознание. Он смочил ей лоб и лицо водой, затем взял на руки и перенес под дерево на мягкую траву.

— Давно это началось? — требовательно спросил он.

— Я… я не знаю. Несколько часов назад.

— Великий Боже, девочка, почему ты не сказала мне раньше?

— Оставьте меня в покое… — простонала Джемма и, закрыв глаза, отвернулась.

— Джемма!

:— Уходите, пожалуйста.

Голос девушки был совсем слабый, но Коннор подчинился, пользуясь моментом, чтобы привести лошадей и захватить медвежью шкуру. Когда он вернулся, Джемма была в беспамятстве и вся горела в лихорадке. Достав из седельной сумки кусок чистой ткани, Макджоувэн разорвал ее на полосы и намочил их в ручье. Прикладывая их одну за другой к разгоряченному лбу девушки, он надеялся хоть немного сбить жар.

Вероятно, им придется провести здесь ночь. Но каким образом он доставит больную девушку в Басгейт? Коннор ругал себя за то, что оставил Дирка с повозкой позади. Чего бы только не отдал он сейчас, чтобы положить Джемму на нее! Злая ирония судьбы: находиться всего в часе пути от Эдинбурга, где он знал многих великолепных врачей, и мечтать о том, как попасть в Басгейт, где и простого-то доктора трудно найти! Джемма пошевелилась.

— Что, девочка?

— Пить, — прошептала она.

Коннор поддерживал ее голову, пока она пила. Джемма была так слаба, что часть воды пролилась ей на одежду. Намереваясь сменить промокшее белье, Макджоувэн расстегнул ее жакет, и Джемма задрожала от холода. Боже! Как она исхудала! Охваченный чувством собственной беспомощности, которого он никогда не знал прежде, Коннор огляделся вокруг. Ни движения. Ни души.

— Джемма… Девушка застонала.

— Мне нужно съездить за повозкой. Здесь вы будете в безопасности. А когда я вернусь…

— Вы никогда не вернетесь, — еле слышно проговорила Джемма. — Это как избавление… оставить меня здесь… на дороге… Очень хорошо. Вы освободитесь от меня… Хорошо… — бессвязно шептала она. В душе Коннора все перевернулось. Через мгновение он уже несся во весь опор по направлению к далеким огням. Казалось, каждая клеточка его тела восстает против того, чтобы покидать Джемму. Но другого выхода не было. Он один виноват в том, что она так истощена, изнурена тяжелым путешествием. Откуда, скажите на милость, возьмутся у нее силы для борьбы с этой ужасной непонятной болезнью? Да и будет ли она вообще жива, когда он вернется? Эта мысль заставила его пришпорить коня еще сильнее…

Глава 10

Монотонный шум воды где-то поблизости вывел Джемму из состояния забытья. Должно быть, рядом река, лениво подумала она. Наверное, Коннор разбил лагерь на берегу, пока она спала. Да нет, это просто невозможно. Не было же никакой реки. Или была?.. Наверное, ей целой жизни не хватит, чтобы вспомнить, как они остановились, как спешились. Как же это неудобно — ночевать под открытым небом! Единственное, что потом остается, — это ощущение невероятной усталости. Она медленно открыла глаза. Когда ее сознание окончательно прояснилось, девушка с удивлением обнаружила, что над головой у нее не звезды, а чисто выбеленный потолок. На противоположной стене виднелось окно. Шторы были открыты, и она увидела, что за окном идет дождь. Вода ручьями стекала по оконным стеклам; тяжелые капли громко барабанили по крыше.

Где она? Не в хижине и не в лачуге, это ясно. Но откуда взялась эта приятная, выкрашенная в белый цвет комната со столом и стульями и с вазой поздних осенних цветов на камине? В ее кровати были настоящие пружины, а сверху лежало мягкое, теплое одеяло. Она недоверчиво провела пальцем по шелковой поверхности материи, но даже это легкое движение утомило ее. Девушка закрыла глаза, и ее вновь окутала темнота.

Когда она проснулась опять, ей было уже намного лучше. Дождь прекратился, но небо за окном по-прежнему было затянуто тучами. Как, скажите на милость, ее зовут?

Дверь в дальней стене отворилась, и в комнату на цыпочках вошла женщина с добрым лицом. Поднос, который она несла, был накрыт муслиновой тканью, из-под которой сочился восхитительный аромат. Джемма медленно приподнялась на подушках. Ее встретила радостная улыбка.

— Глядите-ка! Вижу, голод заставил вас встать. Да и пора. Вы ничего не ели уже несколько дней, дорогуша.

— Сколько? — прохрипела она. Голос отказывался повиноваться ей.

— О! Около недели! Давайте-ка, приподнимитесь немного повыше, и я поставлю поднос вам на колени. Вот сюда. Так хорошо, не правда ли?

— Где… где я нахожусь?

Женщина снова улыбнулась. Небольшого роста, очень опрятная и дружелюбная, она удивительно располагала к себе.

— Это Стерлинг, дорогая. Его светлость привез вас сюда в повозке неделю назад. И с тех пор вы лежите здесь под присмотром нашего доктора. А теперь вам не мешало бы наконец поесть.

— Стирлинг? Где он, этот Стерлинг? И кто такой «его светлость»?

— О! Я имею в виду вашего мужа, дорогая, — пояснила женщина в ответ на недоуменный взгляд Джеммы. — Он сейчас подался на север, в Инвернесс. Но думаю, к вечеру он будет здесь. Вот попробуйте овсяное печенье. И чай. Это очень питательно. Вам после болезни необходимо набираться сил.

С этими словами женщина выскользнула за дверь, не оставив Джемме ни малейшего шанса расспросить ее о чем-либо. Минуту-другую девушка сидела неподвижно и наконец вспомнила.

Точно! Она была больна! Это случилось где-то возле Балейта. Сильные спазмы в животе. Они продолжались до тех пор, пока Коннор… Но что он сказал или сделал, она вспомнить не смогла, как ни старалась. Должно быть, она тогда была без сознания. Но почему, черт побери, эта добрая женщина называет Макджоувэна «его светлостью»?

Даже думать ей было тяжело. Выбросив Коннора из головы, Джемма заставила себя проглотить несколько кусочков. Горло болело, еда давалась ей с трудом. Но через некоторое время девушка почувствовала острый голод, и дело пошло на лад. Когда женщина вернулась за подносом, Джемма одолела несколько ложек каши, два печенья и выпила половину маленького чайника с чаем. Она чувствовала себя значительно лучше. Настолько лучше, что нашла в себе силы улыбнуться женщине в ответ и даже произнести какие-то слова благодарности.

— Нет нужды, моя дорогая, благодарить меня. Мы все ужасно волновались за вас. И я очень рада, что вам стало легче. — Женщина не спеша подошла к окну и опустила шторы. — Теперь спите.

— Но…

— Т-шш. Вам нужен отдых. Мы еще успеем с вами поболтать.

Веки Джеммы отяжелели, и она заснула еще до того, как за женщиной закрылась дверь.

Когда она проснулась в следующий раз, был ранний вечер. С темной улицы доносились громкие голоса, но в самом доме было все спокойно. Какое-то время девушка лежала спокойно, рассматривая потолок. Затем раздался знакомый скрип открывающейся двери.

— О! Снова проснулись, — воскликнула ее добрая няня. — Чудесно. Вот, девочка, я принесла ужин. И еще я подумала, что вам, наверное, захочется принять ванну.

— О да! С удовольствием! — ответила Джемма, просияв.

Пока она ела, две рослые служанки принесли большой чан. Девушка и оглянуться не успела, как они наполнили его теплой водой и помогли ей снять ночную рубашку. Не привыкшая, чтобы кто-то помогал ей при купании, Джемма сначала оробела. Но девушки были настолько доброжелательны и просты в обхождении, их прикосновения столь ласковы, что она в конце концов расслабилась.

— От вас остались только кожа да кости, — добродушно заметила старшая из девушек.

— Давайте-ка я вымою вам волосы, — предложила другая.

— Нет-нет, — поспешно отказалась Джемма. — Это я могу сделать сама. — Она подняла руки и замерла от ужаса: вместо мягкого шелка роскошных волос ее пальцы перебирали какую-то жесткую щетину.

— М-мои волосы! Что случилось с моими волосами? Девушки в недоумении переглянулись.

— Дайте мне зеркало, — потребовала Джемма. Она чуть не расплакалась, увидев отражение худенького бледного создания с ершиком вместо волос.

— Кто кто сделал?!

— Доктор. Или миссис Кеннерли, — ответила одна из девушек. — Так было нужно, чтобы убить лихорадку, которая вас донимала. Его светлость очень испугался за вас. Он думал, что вы не поправитесь.

Да что они без конца твердят «его светлость, его светлость»! Джемме так и хотелось крикнуть, что пора прекратить эту комедию, что Макджоувэн такой же лорд, как они — фрейлины королевы Виктории. Это он один виноват в том, что она лишилась своих волос. Только он! Благодаря его стараниям она выглядит теперь хуже, чем уличный мальчишка… Однако она сдержалась и со стоическим терпением позволила служанкам продолжить священнодействие с водой и мылом. Принимая ее молчание за интерес, девушки продолжали щебетать, рассказывая Джемме о том, как она попала в меблированные комнаты миссис Кеннерли. Оказывается, «его светлость» привез госпожу в повозке, добираясь из крошечной деревушки близ Басгейта всю ночь. Здесь, в Стерлинге, он нашел для нее надежного доктора. Госпожа едва выдержала путешествие. Ни доктор, ни миссис Кеннерли не были уверены в том, что она дотянет до утра. И поэтому, посовещавшись с его светлостью, они отрезали ей волосы и через каждый час натирали все тело спиртом — для того чтобы изгнать мучившую ее лихорадку.

— А кто меня натирал? — спросила Джемма, выйдя из молчаливого оцепенения.

— Как кто? Миссис Кеннерли, мэм, — ответила старшая из служанок так, будто это было само собой разумеющимся. — И его светлость. До того, как уехал в Инвернесс прошлой ночью.

Щеки девушки вспыхнули. Мысль о том, что Коннор посмел прикоснуться к ней, пока она была без сознания, привела ее в ярость. Этот похотливый мужлан никогда не упустит своего!

— Я устала, — проговорила Джемма внезапно. — Можно мне лечь?

Девушки тотчас засуетились, извлекли откуда-то свежую ночную сорочку и надели на нее. Предварительно они осушили ее кожу горячими полотенцами, подогретыми у огня. После неистового растирания коротко подстриженные волосы торчали во все стороны. Измученная, она забралась в постель и натянула одеяло до самого подбородка. Пока служанки убирали чан с водой, Джемма притворилась спящей. Хотя уснуть она не могла. Единственное, чего бы ей сейчас хотелось, это убить Коннора Макджоувэна.

Десять минут спустя ее размышления были прерваны голосом Коннора, донесшимся с нижнего этажа. Затем на лестнице послышались знакомые шаги и уединение Джеммы нарушил неожиданно деликатный стук в дверь.

— Джемма? Вы не спите?

О нет! Она не спит и готовится выцарапать ему глаза, как только он появится на пороге!

— Войдите, — произнесла она елейным голоском.

Но все мысли о мести тотчас улетучились, когда Коннор вошел в комнату. Девушка открыла рот от изумления. Это не Коннор! Высокий, чисто выбритый мужчина в облегающих бриджах и белоснежной батистовой рубашке ничем не походил на ее грязного оборванного муженька. На его широкие плечи был накинут жакет из оленьей кожи, воротник рубашки небрежно расстегнут. На щеках играл румянец, а иссиня-черные волосы разметались по плечам, будто он мчался сюда во весь опор сквозь холод осенней ночи.

Но больше всего Джемму поразило то, что Макджоувэн сбрил бороду. Она даже не предполагала, что у него такой изящный, великолепной формы подбородок, который украшала глубокая ямочка, и что под всеми этими космами скрывается дьявольски привлекательный мужчина. Неудивительно, что миссис Кеннерли и ее служанки приняли его за высокородного лорда! Но она постаралась как можно скорее рассеять эти чары. Подумаешь, побрился и надел чистую рубашку! Все равно, каким бы привлекательным он ни казался теперь, в душе он остался все тем же жалким бродягой, который на ней женился и которого она ненавидела всей душой. Макджоувэн тут же доказал справедливость умозаключений Джеммы, когда, взглянув на ее стриженую голову, дико расхохотался.

Поджав губы, девушка терпеливо ждала, пока он кончит развлекаться. Как же она ненавидела этого человека! Он один виноват в том, что она чуть не умерла в этой забытой Богом стране. А теперь, когда из-за него она выглядит как чучело, он осмелился явиться к ней невообразимо привлекательным, невообразимо аристократичным, да еще насмехается над ее несчастьем!

Джемма разозлилась всерьез, но нисколько не была смущена происшедшей с Коннором переменой. Она привыкла иметь дело с красивыми мужчинами. Одному Богу известно, сколькие из них добивались ее руки, возможности танцевать с ней или залезть к ней под юбку. Она отлично знала, как вести себя с такими. Гораздо труднее было иметь дело с грязным оборванцем Коннором. А уж с этим красавчиком она как-нибудь справится.

— Попробуйте засмеяться надо мной еще раз, и я вырежу ваше сердце и съем его на завтрак, — произнесла Джемма замогильным голосом.

— Узнаю ваш характер и злой язычок! По всему видно, что вы выживете, — со смехом отвечал Коннор, присаживаясь на край кровати.

— Как жалко, правда? Ведь если бы я умерла, все богатство перешло бы к вам.

— Да, действительно жалко.

Девушка не могла избавиться от чувства облегчения, которое испытала при виде Коннора. Как ни крути, а он был единственный, кого она знала в этом чужом суровом краю. Но Джемма скорее позволила бы отрезать себе язык, чем кому-нибудь призналась в этом. В особенности самому Коннору.

В дверях появилась миссис Кеннерли с ужином.

— Того, что я принесла, хватит на вас двоих, — обратилась она к Макджоувэну. — Ваша жена, вероятно, захочет поужинать с вами.

— Сомневаюсь, — сердито буркнул Коннор и, не взглянув на Джемму, вышел из комнаты. Пока миссис Кеннерли суетилась с подносом, девушка сидела потупив взгляд. — Не будьте с ним слишком суровы, моя дорогая, — ласково посмотрев на Джемму, проговорила миссис Кеннерли. — С тех пор, как вы здесь, он еще ни разу глаз не сомкнул. Да еще эта невероятная гонка в Инвернесс и обратно. Он истощен до предела.

— Что он делал в Инвернессе? — сердито спросила Джемма, изо всех сил стараясь подавить чувство признательности, заполнившее ее сердце, когда она услышала, на какие жертвы пришлось пойти ради нее Макджоувэну.

— Не знаю, дорогая. Он этого не сказал. Лучше вам спросить его самого.

Еще не хватало! Спросить его? Да ни за что на свете! Однако какие же все-таки дела могут быть в большом процветающем городе у такого жалкого бродяги, как Коннор? И где, черт побери, он взял эту одежду? Тот, кто сказал, что платье красит человека, определенно имел в виду Коннора Макджоувэна. Ей никогда не привыкнуть к происшедшей в нем перемене…

«Мне никогда не привыкнуть к происшедшей в ней перемене», — думал Коннор, спускаясь по лестнице. Джемма все время стояла перед его глазами. С ее стриженой головой и огромными, как у совы, глазами на худеньком личике она была похожа на мальчишку лет десяти. Если кто увидит ее сейчас, то меня привлекут за похищение малолетних, с печальной усмешкой подумал он.

Его поездка в Инвернесс оказалась неудачной. Как Коннор и предполагал, друзья его были еще на охоте и возвращаться не собирались. Он оставил им записку с приказом немедленно явиться в Стирлинг, где состоится завершение их сделки.

Сейчас Коннор сидел за стойкой бара гостиницы миссис Кеннерли, попивая довольно сносный эль, и пытался выкинуть из головы мысли о Джемме Бэрд. Смазливая деревенская девушка, которая прислуживала постояльцам, бросала на него многозначительные взгляды. По знакомому огоньку в ее глазах Коннору стало ясно, что одно движение его пальца — и она окажется в его постели. Черт побери, стоит только нацепить какую-нибудь приличную одежонку, как женщины сами бросаются тебе на шею. Еще вчера эта простушка даже не взглянула бы в мою сторону, угрюмо подумал Макджоувэн. А вот Джемме было абсолютно наплевать на него — в любой одежде.

Коннор глубоко вздохнул и опустил голову на руки. Бедная упрямая Джемма! Перестанет ли она когда-нибудь мучить его? Рядом с ним она или нет — он постоянно думает о ней, слышит ее насмешливый язвительный голос. И даже сейчас, когда тяжелая болезнь превратила ее из золотоволосой красавицы в маленького взъерошенного птенца, она продолжает занимать его мысли.

Не нужно мне было сюда возвращаться, сердито подумал Макджоувэн. Следовало дождаться в Инвернессе Джечерна и остальных и отправить их сюда самих, для того чтобы они убедились, что пари он выиграл. А сам он мог бы в это время поехать в Эдинбург и уладить там все дела, связанные с возвращением Джеммы в Дербишир. Да, никакой веской причины для приезда сюда у него не было. Тогда почему, во имя Бога, он все-таки вернулся?

Может быть, я еще не получил всю полагающуюся мне порцию ругательств и насмешек этой маленькой ведьмы, попытался было подшутить над собой Коннор. Но настроение его от этого не улучшилось. Допив остатки эля, он поднялся и бросил монету на стол. Не обращая внимания на разочарованный вид служанки, Макджоувэн быстро направился к двери.

Глава 11

— Конннноррр, — промурлыкал из темноты мелодичный женский голос.

— Хммм, — отозвался он во сне.

— Коннноррр! Где ты-ы-ы?

Он пошевелился, но дурман огромного количества выпитого вчера виски густым туманом окутывал его сознание. Поморщившись, Коннор попытался приподнять отяжелевшую голову. Джемма?

Половицы скрипнули. В кромешной тьме призрак материализовался, приблизившись к кровати Макджоувэна. Одеяло соскользнуло, убранное чьей-то невидимой рукой. Холодный ночной воздух коснулся обнаженного тела Коннора.

— Хммм, — снова пробормотал Коннор, на этот раз уже очнувшись ото сна, потому что эта самая невидимая рука начала вдруг ласкать его грудь, пробираясь вдоль живота книзу… пока внезапно он не почувствовал, как его сильно, очень сильно схватили между ног.

Он с ревом подлетел на кровати. Может, весь этот кошмар ему просто привиделся? Все вокруг было спокойно. Никакого движения на улице и в гостинице. Точно, он видел дурной сон, только и всего. В темноте раздался мягкий женский смех, и у Коннора учащенно забилось сердце.

— Джемма?

— А?

Его сердце забилось еще сильнее. Бога ради, что она здесь делает? Почему она выбралась из постели и пришла к нему, когда все в гостинице погружено в глубокий сон? Он не осмеливался даже поверить…

— Коннор? — ее голос звучал очень странно. Но возможно, это из-за болезни?

— Что? — нежно прошептал он в ответ.

— Дорогой, где ты?

— Я на крова… — начал было он, но осекся. Что-то здесь было не так. Джемма никогда прежде не называла его «дорогим». Аа-а! Чертов сукин сын! Резко метнувшись вперед, Коннор схватил «призрака» за горло и с силой сжал пальцы. Тот начал барахтаться, пытаясь освободиться от железной хватки. Ясное дело, никакая это не женщина. Изловчившись, Макджоувэн быстро включил свет. Неизвестное существо выпрямилось, но вместо стонов и жалоб Коннор услышал оглушительный хохот.

— Коннор, дорогой, — пропищал Картер все тем же воркующим женским голоском. — Ты всегда так груб с девушками, которые пытаются пробраться в твою постель?

Коннор в изнеможении опустился на матрац, спрятав лицо в ладонях. Надо же так глупо обмануться!

Ну что он за дурак! Сердце Макджоувэна переполняло глубокое разочарование, но через мгновение он справился с нахлынувшими на него чувствами и тоже рассмеялся.

— Ты получил по заслугам, — сказал он как можно веселее. — Еще ни одна девушка не вела себя со мной так грубо.

— Да ладно, Кон. Держу пари, многие из знавших тебя женщин все отдали бы за то, чтобы оторвать тебе кое-что.

Оба снова рассмеялись. Коннор внимательно взглянул на Картера, и тот поспешно запахнул воротник пальто, чтобы скрыть следы пальцев Макджоувэна.

— Мы выехали сюда сразу же, как получили твою записку.

— Мы?

— Ну да. Джечерн и Кинг тоже здесь. Ждут в холле.

— Ради Бога, скорее веди этих мерзавцев сюда. Пока их никто не увидел.

Минуту спустя в маленькой каморке теснились все трое смеющихся, растрепанных друзей Коннора. Он молча наблюдал за ними, скрестив руки на груди, пока они потешались над удачной шуткой Картера.

— А где крошка? — развязно поинтересовался Кинг, развалившись на кровати Коннора. — И что произошло с твоей внешностью, мой мальчик?

— А что ты ожидал увидеть, Кинг? — поддразнил Спенсера Джечерн. — Бороду, грязные лохмотья, немытые волосы?

— Конечно. Уговор дороже денег. Ну ладно, Кон, пора кончать с этим, — проговорил Кинг. — Где девчонка?

— Моя жена, — произнес Коннор с расстановкой, — была серьезно больна. Сейчас она отдыхает в своей комнате этажом выше.

— Так ты что, в самом деле женился? — изумленно спросил Джечерн.

Взгляд, которым одарил своего кузена Коннор, подтверждал сей знаменательный факт. Все трое переглянулись. Коннор испытал невообразимое удовольствие, читая горькое разочарование на их лицах. Что и говорить, они никак не ожидали, что он справится со своей задачей так легко!

— Я хочу уехать из гостиницы рано утром. У меня много дел в Эдинбурге. А тебе, Кинг, как заварившему всю эту кашу, предстоит разгребать дерьмо.

— Что?

— У-гу. Ты должен отправить девушку назад к ее дяде, где она преспокойно жила до сих пор. Кроме того, у нее с собою чистокровный жеребец и гора всякого добра. Все это непременно должно быть возвращено в Дербишир. Как видишь, пари выиграно. И в следующий раз оставь Гленаррис в покое. А теперь убирайтесь. Я устал и хочу выспаться, чтобы уехать засветло.

— Ты даже не останешься попрощаться с ней? — поинтересовался Джечерн.

— Зачем? Она устроит очередную сцену. — Коннор поморщился.

— Ты имеешь в виду слезы и взламывание рук?

— Да нет. Скорее она будет вне себя от ярости. Захочет посадить меня на кол, пронзить кинжалом или оглушить кувшином для умывания, — Коннор невольно улыбнулся. — Однажды она уже пыталась сделать нечто подобное.

Кинг, Джечерн и Картер обменялись изумленными взглядами.

— Минутку, минутку, — оживился Кинг, подняв указательный палец. — Следует ли нам понимать твои слова так, что крошка отнюдь не была тебе образцовой женой?

— Да, вряд ли я могу этим похвастаться, — уныло проговорил Коннор и снова поморщился.

— Но в таком случае, дорогой мой мальчик, ты проиграл пари.

— Что ты имеешь в виду? — сузив глаза, требовательно спросил Коннор. — Она ведь вышла за меня замуж? Вышла. Чего же тебе еще надо?

— О да. И нам очень хотелось бы знать, как тебе это удалось. Но условия подразумевали нечто большее.

— Да? — спросил Коннор, лишь бы что-то сказать; он чувствовал, как улетучивается его радость.

— Любовь. Ты что, забыл? Ведь специально было оговорено, что ты должен заставить ее полюбить тебя! Так что отпускай бороду, надевай медвежью шкуру и принимайся за дело. Иначе — прощайся с Гленаррисом.

Все трое выжидательно смотрели на Коннора. Заставить Джемму полюбить его! Ха-ха! Да она скорее предпочтет вытереть ноги о его труп. Однако делать нечего. Не терять же Гленаррис! Но как же он мог забыть? Джемма по условиям этого чертова пари должна была полюбить его в любой оболочке — за прекрасную душу, как говорится. Непосильная задача! Он должен изменить стратегию: окружить девушку добротой, вниманием и уважением. Как знать, может быть это окажется не таким уж неприятным? Приняв решение, Коннор поднял голову и пристально посмотрел на каждого из своих друзей по очереди.

— Есть одна проблема, — произнес он наконец. — Куда я должен везти ее после того, как она поправится? Ни Гленаррис, ни Эдинбург не подходят. Там меня сразу же узнают.

— Хмм, — задумчиво произнес Кинг.

— Как насчет избушки старого Додсона? — внезапно предложил Картер. — Она пустует с тех пор, как старик помер. Это самое уединенное место, какое только можно пожелать.

— Я не повезу туда Джемму! — воспротивился Коннор, воскресив в своем воображении полуразвалившуюся хижину. — Там на целые мили вокруг нет ни души. И потом, скоро зима.

— Я думаю, твое пребывание там не займет слишком много времени: ты завоюешь сердце неприступной красавицы в самый короткий срок! — ехидно произнес Кинг. — Хотя, как я полагаю, ты пользуешься у нее не очень-то большим успехом, а, Кон?

Макджоувэн встал. По выражению его лица было ясно, что аудиенция закончена. Троица сочла самым благоразумным удалиться…

Ну что ж, на этот раз им удалось крепко взять его за горло. Хорошо, что он хоть отправил их восвояси, не позволив даже взглянуть на Джемму. Из всех троих он мог доверять только Джечерну. Кинга же и Спенсера он скорее убил бы, чем допустил, чтобы они потешались над стриженой худенькой девочкой, которая, заставил он себя признаться, остается пока его женой.

Джемма завтракала, когда на следующее утро Коннор постучался к ней в дверь. Она попыталась было привести в порядок свою новую «прическу», но это ни к чему хорошему не привело. Единственное, что она могла сделать, это покусать себе губы в надежде вернуть им былую яркость и, как всегда, высокомерно вздернуть подбородок.

— Войдите.

Макджоувэн вошел в комнату не один: с ним был молодой человек, очень на него похожий, но с более светлой шевелюрой.

— Так как мы теперь одна семья, — начал Коннор, — то почему бы мне не представить вам моего кузена Джечерна Макджоувэна?

— Совершенно с вами согласна, — ответила Джемма колко, — но вы могли бы предупредить меня заранее.

Она увидела изумленную улыбку на лице Джечерна. И в тот же момент с удивлением обнаружила, что не испытывает по отношению к нему враждебности и презрения, которые возникали у нее при виде Коннора. Джечерн был привлекательный, хорошо одетый молодой человек. Отличного покроя пальто и модные туфли свидетельствовали о том, что его финансовое положение намного лучше, чем у кузена.

О, почему не этот Макджоувэн вырвал ее из лап разбойников по дороге в Дербишир?

— Не желаете ли присесть, мистер Макджоувэн? — произнесла Джемма светским тоном, как будто она принимала его не в меблированных комнатах, а в гостиной своего дядюшки.

— Буду очень рад. И пожалуйста, зовите меня просто Джечерн.

Настороженный взгляд девушки смягчился; внутреннее напряжение исчезло. Слава Богу, наконец-то перед ней хоть один человек с приличными манерами! И снова в душе ее мелькнуло сожаление, что она замужем не за тем Макджоувэном.

— Джечерн приезжал из Инвернесса по моему требованию, — произнес Коннор, недоуменно переводя взгляд с одного улыбающегося лица на другое. Никогда прежде ему не доводилось видеть Джемму такой открытой и доброжелательной в обращении с незнакомыми людьми. — Я попросил его присмотреть за Гелиосом в течение зимы.

— Что?! — в ужасе возопила Джемма.

Джечерн даже перепугался: девушка села на кровати, похожая на взъерошенного петушка, совершенно забыв о том, что одеяло сползло, открыв ее облегающую ночную сорочку, и свирепо смотрела на них, готовая, казалось, вот-вот выцарапать обоим глаза.

— Что вы имеете в виду? — спросила она Коннора, вся дрожа от негодования.

— Только то, что мы не можем взять его с собой туда, куда направляемся. Он там не выживет. А у Джечерна великолепная конюшня и опытные конюхи. Они позаботятся о нем, я обещаю.

— И я должна полагаться на ваше слово? — Джемма фыркнула.

— Думаю, что у вас нет выбора.

На глаза Джеммы навернулись слезы; она как-то сразу сникла. Отвернувшись в сторону, девушка едва слышно всхлипнула. Джечерн беспомощно посмотрел на Коннора поверх ее головы.

Быстро подскочив к нему, Коннор схватил кузена под руку и поволок к двери.

— Боюсь, юноше уже пора идти, леди.

— Было очень приятно познакомиться, мисс… — начал было Джечерн, но Макджоувэн вытолкнул его в коридор.

— Ни слова, — прошипел Коннор.

— Но я никогда… Кто такой этот Гелиос? И что, скажи на милость, случилось с ее волосами?

— Я их отрезал, — коротко бросил Коннор. — И прошу тебя запомнить: никакая она не мисс, а миссис Макджоувэн. Теперь окажи мне услугу, уезжай.

—Куда?

— В Эдинбург. С Гелиосом. Я хочу, чтобы его поместили в мою собственную конюшню. И предупреди Джона Скурса, чтобы выполнял свои обязанности как следует, иначе я съем его желудок сырым и без масла.

— Ладно, ладно. Сделаю все, как ты сказал. Чего ты так разнервничался, Кон?

— И еще. Возьми вот это, — Коннор протянул кузену кожаный мешочек. — Это драгоценности Джеммы, береги их.

— А как ты собираешься расплачиваться за комнату? — поинтересовался Джечерн. — Вы ведь пробыли здесь довольно долго.

— С чего ты взял, что это буду делать я? А ты-то на что? Ты ведь при деньгах, а, кузен? — ухмыльнулся Коннор и ткнул Джечерна кулаком в живот.

— Жалкий ты оборванец, Кон!..

— Передай миссис Кеннерли, что мы пробудем у нее еще три дня. Я хочу, чтобы Джемма набралась сил перед тем, как мы двинемся на север.

Джечерн понимающе кивнул головой.

— Бедная Джемма! Могу себе представить, какая прекрасная жизнь у нее впереди — с таким-то муженьком. Но знаешь что, Кон? Она мне понравилась. Она по-своему обворожительна с этими огромными глазами и стриженой головкой и…

— Очень за тебя рад, — перебил его Коннор и, повернув кузена за плечи, подтолкнул его к лестнице. — Добро пожаловать, но только после того, как я с ней разберусь.

— Это несправедливо, Кон, — запротестовал Джечерн. — Это несправедливо, — повторил он.

— Жизнь вообще штука несправедливая, — холодно бросил Макджоувэн и, повернувшись к кузену спиной, хлопнул дверью перед его носом.

Глава 12

Маленький пони тащил повозку, на которой среди груды сундуков и коробок, съежившись от холода, сидела Джемма. Девушка была укутана в медвежью шкуру, ту самую, которой однажды пренебрегла. Беспрестанно дрожа, она с отчаянием думала о том, что вряд ли когда-нибудь вообще согреется. На переднем сиденье маячила спина Коннора. Время от времени его сильно подбрасывало вверх, так как дорога была сплошь усеяна камнями. Его кожаный жакет не был даже утеплен изнутри, потому наверняка не защищал от мороза и свирепого ветра. Джемма знала, что привлекательное лицо Макджоувэна, продемонстрированное ей в Стерлинге, снова покрыто черной щетиной. И она ничуть не удивится, если к тому моменту, когда они доберутся до места, он будет бородат, как раньше. Если, черт побери, они вообще когда-нибудь куда-нибудь доберутся!

Вчера путники оставили позади себя последнюю из гор Грэмпьян. Погода была отвратительной, пони то и дело спотыкался на скользкой дороге, в лицо дул сильный ветер, залепляя глаза хлопьями снега. И если Джемма могла хоть как-то укрыться за вещами, Коннору на козлах спрятаться было негде. Поэтому, когда они остановились на ночлег, пальцы его превратились в сосульки и совсем не гнулись. Хорошо, что им встретилась эта гостиница, а то пришлось бы ночевать под открытым небом. Правда, гостиница выглядела под стать той, в которой они останавливались в Кинкелле, но Джемме было уже все равно. Бедняжка настолько устала и измучилась, что заснула сразу же, как только прилегла на соломенный тюфяк, принесенный Коннором.

Никогда еще за всю ее изнеженную жизнь на долю девушки не выпадали такие суровые испытания. Будучи еще очень слабой после болезни, она тем не менее ни разу не пожаловалась Коннору на усталость, а переносила все тяготы путешествия в стоическом молчании. Тот, в свою очередь, тоже не отличался разговорчивостью. За все время пути они произнесли не более дюжины слов, и то лишь когда это было вызвано крайней необходимостью. Например, когда у них посреди дороги сломалось колесо, и Джемма помогала Коннору с починкой. Не всегда им удавалось ночевать в гостиницах и иметь приличную еду. В таких пустынных местах подобного рода заведений было не так уж много. И тогда Коннору приходилось сооружать себе постель под повозкой, прямо на земле… Место, куда они направляются, сродни английской ферме, как объяснил Макджоувэн Джемме. Владельцы таких ферм обязаны платить подати и ренту своему господину. У себя дома девушка был знакома с подобного рода фермерами. Это были довольно зажиточные люди. Но здесь, она подозревала, фермеры больше походят на крестьян, которые работают на земле, только чтобы прокормить себя. Джемма обратила внимание на то, что почва в Шотландии каменистая. Так что о хороших урожаях говорить не приходилось. Видимо, поэтому многие фермы, мимо которых они проезжали, стояли заброшенные и пустынные, а поля поросли травой.

— Высокогорные чистки, — объяснил Джемме Коннор, когда она поинтересовалась, почему столько ферм пустует. Голос его дрожал от ярости и негодования.

— Не понимаю, — в замешательстве произнесла девушка.

— Много лет назад, в годы Великой чистки, большинство местных жителей были согнаны со своих земель, дома их разорены, а добро разграблено. Это делалось знатными землевладельцами с целью обогащения.

— И куда они делись, эти люди? — в ужасе спросила девушка.

— Некоторые из них отправились на юг. Но большинство пересекали океан в надежде найти свое место под солнцем где-нибудь в Канаде, Америке или Новой Зеландии. Многие нашли там свою смерть или закончили жизнь в тюрьме.

Впервые Коннор говорил о чем-то с такой болью и страстью в голосе. Может быть, кто-то из Макджоувэнов был среди этих несчастных изгнанников? Однажды он упомянул своих родителей, которые умерли. Что, если они стали жертвой такого бесчеловечного обращения с людьми? Отсюда, наверное, и ужасающая бедность Коннора, которая всегда вызывала у Джеммы недоумение, учитывая, что он был молодым, полным сил мужчиной, да к тому же хорошо образованным, последнее было ясно как день. Но для чего, скажите на милость, он тогда привез ее сюда, в места, с которыми у него связаны столь горькие воспоминания? Быть может, он рассчитывает с помощью ее богатства снова подняться на ноги?

«Вы — человек-загадка, Коннор Макджоувэн», — подумала Джемма уже в сотый раз. Она жалела о том, что ей не удалось расспросить Джечерна о Конноре.

По крайней мере в одном Коннор оказался абсолютно прав — когда решил отослать Гелиоса со своим кузеном: хрупкое животное не выжило бы в пути. Джемма не спрашивала Коннора, что сталось с простаком Дирком. А сам он не говорил.

Он никогда ни о чем не говорит, печально думала девушка. Одинокая и несчастная, она кое-как устроилась среди многочисленных коробок и попыталась уснуть. Сон был единственным спасением от скуки и холода.

— Джемма?

Девушка думала, что спала всего лишь несколько минут, но когда она открыла глаза, то с удивлением обнаружила, что уже вечер и их повозка стоит на краю широкой долины. Вдалеке, на пурпурном от лучей заходящего солнца небе, чернели вершины гор. Впереди же, насколько хватало глаз, тянулись многие мили пустынной земли, сплошь покрытой мелкими ручейками. Тихо журча, ручейки текли в озеро, мерцающее неподалеку. Никаких следов человеческого существования не было. Джемма недоуменно смотрела на Макджоувэна. Зачем он ее разбудил?

— Мы приехали, — пояснил Коннор, встретившись с девушкой взглядом.

Приехали? Приехали куда?

— Это Гленаррис? — осторожно спросила Джемма.

— Почему вы так решили? — изумился Коннор.

— Но ведь вы же сами сказали мне, что мы едем в Гленаррис.

— О нет. Это не Гленаррис! — засмеялся Макджоувэн, будто она сказала невероятную глупость. — Наша ферма вон там, за холмом, — объяснил он, указывая пальцем.

Девушка проследила взглядом за его рукой, но не увидела ничего, кроме воды, скал и нескольких сосен. Не может быть, чтобы это было домом, Коннора, он наверняка пошутил!

— Отсюда вы не можете разглядеть коттедж, — добавил Макджоувэн. — Но скоро он будет в пределах видимости.

— Давайте тогда поедем побыстрее. Мне очень хочется оказаться там до наступления темноты.

Дорога к дому Коннора была ужасной, точнее, ее вообще не было. Повозка часто проваливалась в мягкий мох, так что Макджоувэну приходилось несколько раз толкать ее. Когда же наконец они достигли скалистых берегов озера и увидели «коттедж», то Джемме стоило немалого труда не потерять присутствия духа. Луны не было, но при свете многочисленных звезд была хорошо видна крошечная хижина с двумя маленькими подслеповатыми окошками. Когда они подъехали ближе, Джемма разглядела остатки печной трубы и прохудившуюся соломенную крышу. Повсюду валялась осыпавшаяся штукатурка. Низкая полуразвалившаяся каменная стена отделяла маленький дворик хижины от запущенного поля, сплошь усеянного галькой. Коннор завел пони во двор. Джемма даже не пошевелилась, чтобы слезть. Обхватив колени руками, она смотрела, как Макджоувэн распрягает пони. Затем Коннор подошел к двери. Ему пришлось несколько раз приналечь плечом, прежде чем та поддалась. Через несколько секунд он выглянул наружу.

— Принесите огня.

У Джеммы не было никакого желания помогать ему, но она очень устала и замерзла, и поэтому покорно обшарила все карманы кожаного жакета Коннора, пока не нашла кремень и трут. Господи, он настолько беден, что даже не может себе позволить настоящих спичек! Трясясь от холода, Джемма стояла в дверях в ожидании, пока Коннор зажжет свечи. Как только пламя загорелось, на потолке появились две вытянутые колеблющиеся тени. Девушка судорожно вздохнула.

— В-вы предполагаете, что мы будем жить здесь?

— Утром все это будет выглядеть несколько лучше, — попытался ободрить ее Коннор. Но она знала, что это неправда. Да разве этот свинарник может стать лучше при дневном свете? Она достаточно разглядела и в темноте, чтобы понять, в каких условиях им предстоит жить. Вдоль потрескавшегося потолка тянулись обугленные балки. Горы пыли, сломанная мебель, на земляном полу слой сгнившего мусора. Застоявшийся воздух пропах плесенью.

— Пойдемте, в другой комнате есть кровать, — произнес Коннор.

«Другая комната» сильно смахивала на чердак, запрятанный в угол и снабженный маленькой жалкой лестницей. Верхняя ступенька ее предательски заскрипела и просела под тяжестью тела Коннора.

— Неважно, — поспешно проговорила Джемма, — я все равно не буду спать там.

Даже при тусклом свете свечей девушка разглядела, что пол площадки, служившей второй комнатой, — это всего-навсего несколько досок, кое-как связанных вместе. Находиться там было просто опасно для жизни.

— Тогда где? — нетерпеливо спросил ее Коннор.

Девушка не ответила ему, так как сильный приступ кашля помешал ей говорить. Кашель донимал ее уже несколько последних дней. Она скрывала это от Коннора, каждый раз пряча лицо в густой мех. Но сегодня кашель был особенно сильным из-за влажного от близости озера воздуха. И девушка не смогла сдержаться. Плечи ее конвульсивно дергались, лицо побагровело от напряжения…

Джемма почувствовала, как Коннор поднял ее на руки, словно пушинку, и понес на кровать. Она понятия не имела, как он собирается забраться вместе с ней на шаткую площадку. Впрочем, ей было все равно, настолько сильным оказался приступ. Девушка в изнеможении опустила голову на грудь Коннору, в очередной раз обнаружив, что лежать на ней очень удобно и спокойно.

— Ну-ну, успокойся, — бормотал, уткнувшись ей в волосы Коннор. — Дыши глубже, и все будет в порядке.

Расслабившись, Джемма закрыла глаза и зарылась щекой в ворот его рубашки. Очутившись наверху, Макджоувэн опустился на колени и, удерживая на них девушку, Попытался вытряхнуть пыль из старого тюфяка. Затем он расстелил шкуру и положил на нее Джемму. Та слабо запротестовала, но как только Коннор укрыл ее, моментально заснула.

Он осторожно спустился вниз и вышел наружу. Где-то неподалеку неумолчно журчал ручей. Всхрапывал пони, над равниной вздыхал осенний ветер. Ничто не нарушало ночного безмолвия. Было так тихо, что, вернувшись в комнату, Коннор смог услышать, как потрескивают свечи на подоконнике да скребется мышь в углу. Сверху доносилось мирное посапывание Джеммы. Не было покоя лишь в душе самого Коннора. Как и его спутница, он едва смог скрыть панику, охватившую его при виде всего этого кошмара. Лишь теперь до него начало доходить, в какую опасную игру он ввязался. Одно дело разбить лагерь на открытом воздухе для того, чтобы поразвлечься и отдохнуть с приятелями, и совсем другое — пережить суровую шотландскую зиму в полуразвалившей лачуге, без запасов пищи и топлива, с больной женой на руках. Чем, черт побери, он станет ее кормить? Джемма так похудела и ослабла, что ей еще долго придется восстанавливать силы. А как она сможет это сделать, если здесь нет самых простых условий для жизни? И разве под силу ему заставить девушку полюбить его, если именно он, Коннор Макджоувэн, — причина всех ее теперешних несчастий?

«Я должен отказаться от пари, — в отчаянии думал Коннор. — Первое, что я завтра сделаю, — это отвезу Джемму в Гленаррис».

Он представил себе самодовольные лица Кинга, Картера и Джечерна, когда он приползет просить у них о снисхождении, и от бешенства чуть не заскрипел зубами.

«Иди спать, Коннор, — сказал Макджоувэн сам себе. — Ты устал, и твоя голова совсем перестала соображать».

Но где он должен спать? На стуле? На грязном полу? Или на улице, в карете? Такой богатый выбор заставил его содрогнуться.

А почему не наверху? Мысли о пушистой медвежьей шкуре и теплом теле спящей Джеммы заставили заныть все измученные дорогой мышцы Коннора. В мгновение ока он очутился около кровати. Джемма даже не пошевельнулась, когда он скользнул под одеяло. Она лежала спиной к нему, и, изогнувшись, Коннор принял то же положение, что и ее тело; ее маленькая попка оказалась в углублении между его животом и бедрами. Это была вольность, на которую он никогда бы не отважился, если бы Джемма не спала. Но в тот момент Коннор не в состоянии был думать о последствиях. Закрыв глаза, он тотчас погрузился в глубокий сон, впервые за многие дни спокойный и ровный.

Глава 13

Джемму разбудили звуки выстрелов, доносившиеся снаружи. Выкарабкавшись из-под одеяла, она вихрем пронеслась по лестнице и выскочила за дверь. Широкая равнина была пустынной. Но пони, стоявший у дома, насторожил уши, косясь на дальний конец ограды. Джемма тоже взглянула туда, надеясь обнаружить хоть какие-нибудь признаки движения среди зарослей сосен и дрока. Но ничего не было видно.

Коннор… Чем, черт побери, он занимается? Прогремел еще один оружейный залп. Пара грачей в испуге слетела с крыши хижины. Откуда-то послышалась птичья трескотня, затем снова прозвучал выстрел.

Стало быть, он охотился. Обхватив себя руками, Джемма вошла в хижину, ежась от холода. Обстановка «коттеджа» была такой же мрачной и холодной, как день за окном. Осмотр очага заставил девушку брезгливо поморщиться. Не было никакого желания заниматься чем-либо в такой грязи. Она медленно обследовала свое новое жилище, пытаясь установить, что из домашней утвари здесь имеется. У нее совсем упало сердце: при дневном свете все выглядело в тысячу раз хуже, чем накануне. Сломанная мебель, осколки разбитой глиняной посуды, всюду шмыгают мыши. Ни занавесок, ни ковров, ни даже стекол в окнах — ничего не было. Потолок весь закопчен дымом торфяных лепешек, которые в этих краях используются в качестве топлива. А чем будут топить они? Сломанной мебелью? Торфа не было и в помине. И Джемма понятия не имела, где его брать.

«По крайней мере я могу подмести», — подумала она угрюмо. Но даже это простое занятие утомило ее. А кроме того, клубы пыли, поднявшиеся вокруг, заставили ее снова закашляться. Господи! Когда же наконец силы полностью вернутся к ней? В такой обстановке это займет недели. А к тому времени все дороги завалит снегом, и выбраться отсюда будет невозможно… Я в западне, в отчаянии думала девушка. Придется провести зиму в невыносимом обществе Макджоувэна. Жить среди этого свинства.

Если бы у нее было побольше сил, она бы дошла до озера и утопилась. Или взяла веревку и повесилась на одном из этих стропил. Или поехала бы на пони высоко в горы, чтобы погибнуть там от снега и холода.

Но Джемма была не из тех людей, которые часами склонны жалеть себя, бедненьких, и чуть не оплакивать. Она постаралась собрать всю волю в кулак.

В конце концов надо потерпеть только одну зиму, чтобы потом остаток жизни провести в счастье и спокойствии, подальше от этого ужасного человека, уговаривала она себя. Самое главное — надо быть осторожной в попытках завоевать его доверие. Не переигрывать, делая вид, что этот свинарник приводит тебя в полный восторг, но в то же время постараться быть приветливой и покладистой в обращении с ним.

Джемма глубоко вздохнула: последнее давалось ей нелегко…

На стену легла чья-то тень. Девушка быстро обернулась. Загораживая дверной проем, на пороге стоял Коннор. Весело улыбаясь, он держал вниз головой четырех куропаток.

— Завтрак, — провозгласил он, потрясая связкой птиц над головой.

Сердце Джеммы наполнилось негодованием. Как он может быть таким жизнерадостным и легкомысленным, как будто они просто решили немножко поиграть от скуки, а не вступили в смертельную игру за выживание!

— Нет нужды выглядеть такой хмурой, — проворчал он, шагнув внутрь. — На этот раз я ощипал птиц сам, но в дальнейшем вы должны научиться делать это. А теперь уберите весь хлам со стола, освободите место для моей добычи.

При виде пистолетов дядюшкиных конюхов, которые Макджоувэн положил рядом с куропатками, у Джеммы расширились глаза.

— Вы что, охотились вот с этим? — изумленно спросила она Коннора.

— Не мог же я поймать дичь голыми руками, — спокойно ответил тот.

Невероятно! Откуда у безродного бродяги взялся навык владения таким сложным оружием?

— Нужно найти, на что бы их нанизать. А вы пока разведите огонь, — прервал Макджоувэн размышления Джеммы и вышел из хижины.

Черт возьми! Кем он себя вообразил, этот неотесанный чурбан, что смеет ей приказывать? Королем на охоте?! Девушка едва сдержалась, чтобы не вспылить. Ты должна быть послушной, напомнила она себе. Кроме того, ей очень хотелось есть.

Когда Коннор вернулся, он увидел, что Джемма сложила перед камином кучу сломанной мебели и теперь, стоя перед разгорающимся пламенем, подкладывала одну за другой ножки стульев в огонь.

— Хмм, как хорошо! Тепло… — блаженно потягиваясь, произнес Макджоувэн. Девушка указала ему на груду деревяшек на полу.

— Долго мы так не протянем.

— Я и сам подумываю о том, что уже пора копать торф, — согласился с нею Коннор. — Кроме того, некоторая мебель слишком хороша для того, чтобы служить топливом. Вот, к примеру, этот стул я смогу починить.

С этими словами он спокойно уселся мастерить вертел для жаркого.

Глядя, как ловко Коннор орудует ножом, Джемма буквально кипела от злости. Вот то, чем этот жалкий оборванец привык заниматься всю свою жизнь! Он выглядел таким довольным судьбой, что ей хотелось сломать последний уцелевший стул о его голову.

Коннор сделал вид, что полностью поглощен своей работой, хотя чувствовал внутреннее напряжение Джеммы. Ему уже хорошо был знаком этот мечущий молнии взгляд, ее манера сжимать губы и задирать подбородок, когда она злилась. Не будь она сейчас такой слабой, давно бы уже огрела меня стулом по голове, ухмыльнулся Коннор про себя. Ну и пусть дуется, так привычнее: ему очень недоставало прежней Джеммы, строптивой и непокорной. Нанизав куропаток на вертел, он укрепил жаркое над огнем.

Еще вчера он сходил с ума от отчаяния, не видя никакого смысла в продолжении этой бессмысленной игры, сейчас внутри у него все дрожало от возбуждения в предвкушении чего-то нового, необычного. Какими они будут, их дни жизни здесь? Поэтому-то Коннор всегда и принимал пари, придуманные Спенсером: они всегда сулили интересные, захватывающие приключения, были трудновыполнимыми, но тем желаннее становилась победа…

Макджоувэн бросил взгляд на Джемму. Она стояла у открытой двери, сложив руки на груди. Внезапно Коннор понял, что большая часть его воодушевления основывается на неодолимом желании, которое он снова почувствовал к Джемме, проснувшись возле нее сегодня утром. С тех пор как он обладал ею, прошло много времени, и его тело не желало мириться с таким длительным перерывом.

Теперь, когда цель их изнурительного путешествия достигнута, пора бы приниматься за осуществление плана, который он задумал: покорить себе эту маленькую гордячку при помощи настойчивого ухаживания, нежности и лестных слов — всего, на что так падки женщины. Джемма и сама не подозревает, насколько она страстная и чувственная натура, будто специально созданная для любви.

О! Коннор прекрасно понимал, что он далеко не первый, кто испытывает к ней подобные чувства. Но его переполняла гордость, что именно он был первым ее мужчиной, и что ему, а не кому-то другому предстоит научить девушку искусству любви. Он ни на минуту не сомневался, что Джемма будет пылкой и прилежной ученицей. Не случайно ведь в их безумную брачную ночь она вопреки своему желанию в какой-то момент откликнулась на его страстный призыв. А любовь? Что ж, она придет сама собой. Так всегда было.

— Джемма!

— Да? — Девушка взглянула на Макджоувэна.

— Нужно на что-нибудь положить наших птичек, когда они поджарятся. Поищите в повозке.

Неведение Коннора относительно обстановки хижины и домашней утвари навело Джемму на мысль, что прежде он никогда здесь не жил. Тогда кому на самом деле принадлежит эта развалюха, и зачем они приехали сюда? Теряясь в догадках, девушка рылась среди коробок, пытаясь отыскать какую-нибудь подходящую посудину для жаркого. Но вид вещей, дорогих и знакомых ей с детства, напоминающих об утраченном комфорте, заставил Джемму забыть о цели ее поисков. Она проводила пальцем по гладкой поверхности красивых льняных скатертей, и ей становилось не по себе, когда она представляла, как постелет одну из них на грязный стол в хижине. А вот дорогие серебряные подсвечники. Хороши они будут, потускневшие от холода, в проемах незастекленных окон! А что делать с тюками различной добротной материи, из которой Джемма планировала сшить к зиме новую одежду? Некому шить и негде носить. О Боже, я, наверное, рехнусь, прежде чем кончится эта зима.

— Джемма! — Голос Коннора был полон ярости. Схватив пару восхитительных уорстерских блюд, девушка поспешила в дом.

— Какого дьявола вы там так долго торчали? Мясо почти сгорело!

Джемма с такой силой шваркнула блюда на стол, что они чуть не разбились.

— Вот, получите! Можете положить ваших чертовых птичек. Но я была бы очень вам признательна, если б впредь вы обращались со мной более вежливо. Я не ваша экономка!

Лицо Макджоувэна почернело от злости почти так же, как их пережаренный завтрак.

— Боюсь, что именно ею вы и являетесь, моя дорогая. И советую вам привыкать к этой роли!

— Никогда!

— Ах вот как!

Минуту-другую они разъяренно сверлили друг друга глазами, пыхтя при этом как пара диких лошадей, а затем Джемма вдруг совершенно по-детски в сердцах топнула ногой и, повернувшись, выбежала вон.

— Сейчас же вернитесь! — закричал Коннор и помчался вслед.

Но девушка и не думала останавливаться. Ее юбки развевались по ветру словно паруса. Макджоувэн быстро догнал ее и, схватив за запястье, крутанул с такой силой, что она врезалась в его грудь.

— Отпустите меня!

— Перестаньте сопротивляться и прекословить мне, тогда отпущу.

Грудь Джеммы высоко вздымалась, она негодующе смотрела на Коннора, возвышающегося над ней подобно ястребу. Внезапно жесткая линия его чувственного рта смягчилась, с привлекательного лица исчезло раздраженное выражение, и он улыбнулся.

— Джемма… Простите меня.

Девушка все еще испытывала гнев. Нахмурившись, она внимательно смотрела на Коннора. Его тон был таким искренним, таким… нежным. Что означало его неожиданное извинение? И что ей теперь делать? Глядя на его обезоруживающую мальчишескую улыбку, Джемма вдруг почувствовала, как что-то теплое шевельнулось у нее в душе.

— Извинения приняты, — раздраженно бросила она и, развернувшись, с высоко поднятой головой гордо зашагала к дому.

Коннор последовал за ней, ухмыляясь. Он успел заметить румянец, вспыхнувший на щеках девушки. Точно, он не ошибся в своих расчетах и на этот раз! В конце концов она всего лищь одна из представительниц своего пола, готовая растаять при виде мужской улыбки! Чрезвычайно довольный собой, он ступил на порог хижины.

— Джемма, я думаю, будет лучше, если мы… Поток ледяной воды окатил Коннора с головы до ног, заставив его вскрикнуть от неожиданности.

— Это поможет вам, Коннор Макджоувэн, раз и навсегда запомнить, что я не ваша экономка! И впредь ведите себя со мною вежливо. Понятно?!

О нет! За всю его жизнь никто не осмеливался разговаривать с ним подобным тоном. Такой дерзости он не потерпит! Чего она ждет от него, эта коротышка? Чтобы он обращался с ней как с равной? Это с ней-то, которую он может одним движением руки скрутить в бараний рог? С той, которую он вырвал из лап разбойников на дороге в Дербишир, будь трижды проклят тот день?! Да если он еще терпит ее, так только из-за того, что на карту поставлена судьба Гленарриса. Пора проучить ее как следует, чтобы знала свое место!

Коннор, мокрый до нитки, стоял у порога и буквально трясся от злости. И от холода.

Сначала он хотел просто-напросто вышибить дух из этой девчонки, а вместе с ним и ее норов. Но он никогда прежде не поднимал руку на женщину, это было против его принципов. Хотя, с другой стороны, разве это женщина? Дьяволица с лицом ангела! Испорченное создание, заслуживающее хорошей порки!

И, не долго думая, Коннор схватил девушку в охапку, перекинул через колено, задрал подол юбки и принялся отсчитывать шлепки.

— Макджоувэн! Прекратите немедленно!

— А вы обещаете себя хорошо вести?

— Нет! Черт вас побери!

Шлеп! Шлеп! Шлеп!… Сами по себе удары не были сильными, но для Джеммы, с ее непомерным самолюбием, происходящее было хуже пытки. Ничего, это послужит ей хорошим уроком.

— Мерзавец!

Пытаясь уклониться от ударов, девушка извивалась в руках Коннора как змея. И очень скоро пришлось отпустить ее, иначе возбуждение, которое неожиданно вызвала у него «экзекуция», было бы просто невозможно скрыть. Ослабив руку, он позволил девушке встать. И быстро поднялся сам, чтобы Джемма не заметила подозрительной выпуклости на его бриджах.

— Ну вот, — произнес Коннор, — вы наконец получили то, что вам полагалось. Возможно, если бы ваш дядя делал это как можно чаще, вы не превратились бы в такое чудовище.

К его изумлению, при этих словах Джемма отшатнулась от него так, словно он ударил ее по лицу. Ее реакция поразила Коннора. Неужели Арчибальд Бэрд осмеливался поднимать руку на свою сироту племянницу?! А если все-таки именно так и было? И сейчас Коннор своими действиями пробудил в ней болезненные воспоминания?

Макджоувэн никогда не был подлецом, но, похоже, в данном случае он повел себя как последний негодяй. С момента их первой встречи ему приходилось видеть разную Джемму: в слезах, разъяренную, дерзкую, разбитую от усталости, один раз — и от этого перехватывало дух — чарующе приветливую, но никогда она не съеживалась, как сейчас, будто раненое животное.

О Боже! Как ему хотелось хоть чем-нибудь дать ей понять, что он очень сожалеет о случившемся, что вовсе не намеревался причинять ей боль! Коннор был из тех мужчин, кто не привык извиняться. Правда, один раз ему пришлось это сделать, но тогда он просто рассчитывал привести Джемму в замешательство, не более того. Сейчас же все было по-другому. Глядя на изменившуюся в лице девушку, Макджоувэн испытывал сначала огромное желание убить ее прохвоста дядюшку, а потом умолять ее о прощении. Сделать последнее было еще не поздно. Но он колебался, и мгновение было упущено. Джемма молча повернулась к огню и сняла обугленные остатки мяса.

— Вам придется поискать на завтрак что-нибудь другое, — тихо проговорила она, не поднимая глаз на Коннора. Он был только рад убраться подальше от хижины, чтобы не видеть бледного, искаженного болью лица Джеммы. Это лицо преследовало его, пока он шел все дальше и дальше в поля, пробирался сквозь заросли вереска в поисках дичи. Макджоувэн понимал, что должен как-то уладить их размолвку с Джеммой. Но впервые в жизни не имел представления, как подступиться к этой задаче.

Глава 14

Коннор возвратился в хижину после полудня с жирным гусем, перекинутым через плечо. Предварительно он ощипал и разделал его, чтобы избавить Джемму от грязной работы. На самом деле ему просто хотелось оттянуть момент своего возвращения. Он боялся встречи с Джеммой. Часы, проведенные им на охоте, не избавили Коннора от чувства вины за причиненную ей боль.

Черт бы побрал эту девчонку! Почему все, что с ней случается, задевает его так сильно? Ни одна женщина на свете не доставляла ему столько хлопот!..

Подходя к домику, Коннор осторожно приоткрыл дверь. Может, Джемма уже сбежала, воспользовавшись его длительным отсутствием? То, что он увидел, шагнув внутрь, заставило Макджоувэна забыть обо всем. Его рот сам собой открылся от удивления. Сняв с плеча гусиную тушку, Коннор брякнул ее на пол.

Пока его не было, Джемма самостоятельно перетащила все тюки и сундуки из повозки и распаковала их. Предварительно она чисто подмела пол, собрала в кучу весь мусор и обломки старой мебели и кинула их в камин.

Они и сейчас еще догорали там, распространяя приятное тепло. Стены и стропила были очищены от паутины. На пол девушка постелила два ковра, привезенные ею из Англии. Насколько мог судить Коннор, оба были великолепной работы абиссинских и турецких мастеров. Знал бы старина Арчибальд, какую дыру будут украшать его ковры! На стенах комнаты висели великолепные, очень ценные, как опытным глазом отметил Коннор, гобелены ручной работы. Здесь же было размещено несколько весьма приятных полотен маслом, принадлежавших кисти неизвестных, но, судя по всему, талантливых художников. Справа от очага Джемма устроила импровизированную кухню, где она расставила весь свой китайский фарфор, серебро и разную кухонную утварь. По другую сторону стоял маленький столик, окруженный стульями. Это, очевидно, задумывалось как место для отдыха. Столик покрывала вышитая скатерть из прекрасного Дамаска, дополненная вазой из горного хрусталя — немецкого или бельгийского, — как предполагал Коннор.

Наверху Джемма разместила все свои дамские вещицы: зеркала, гребни, коробочки с помадой, флаконы духов. Медвежья шкура заняла изначально предназначенное ей место на полу и превратилась в прекрасный ковер для ног возле кровати. К огромному удивлению Коннора, его кожаный жакет был вычищен и преспокойно висел на вешалке возле двери. С другой стороны от входа Джемма оборудовала умывальную. Здесь было все что нужно: чистое хрустящее полотенце, таз и кувшин для умывания; сосуд со свежей водой стоял рядом.

Коннор молча взирал на все это, уперевшись руками в бока, не зная, что делать со всем этим великолепием. Впервые в жизни он не нашелся что сказать. Перемены, которые Джемма произвела в столь короткий срок, были сродни чуду и говорили о ее огромной силе воли… Внезапно Коннор почувствовал, что ему хочется смеяться и плакать одновременно. Смеяться потому, что убранство хижины делало ее похожей на пиратское логово, куда стаскивались сокровища со всего света. А желание плакать… Что-то очень жалкое было во всей этой роскоши, столь неуместной в убогих стенах лачуги старого Додсона.

Но плакать Коннор, разумеется, не стал. Он вообще никогда и ни по какому поводу не плакал. С тех самых пор, как умерла его мать. Одинокие годы детства под присмотром холодного аристократичного отца научили Коннора сдерживать слезы. Макджоувэн-старший препоручил своему единственному сыну семейный корабельный бизнес и возложил на него обязанности по управлению Гленаррисом. Постепенно Коннор стал похожим на отца: черствый, высокомерный, равнодушный к чужим страданиям. Неважно, что воспоминания о доброте и кротости матери он пронес через всю жизнь. Самому ему не были знакомы эти чувства. Коннор даже не предполагал, что они существуют. До сих пор…

С порога легла чья-то тень. Коннор обернулся и увидел жену. Разгоряченная работой, Джемма посвежела, на щеках появился яркий румянец. Но какая же она худенькая! И у него болезненно сжалось сердце при воспоминании о ее тяжелой болезни.

— Вам не следовало заниматься всем этим, — произнес Коннор более грубо, чем намеревался, встревоженный темными кругами вокруг ее зеленых глаз.

— А кто, скажите на милость, будет этим заниматься? Вы? — парировала девушка. — Подозреваю, что вы здесь дома не больше, чем я. Что касается меня, то я не хочу жить как бродяга.

С этими словами Джемма попыталась пройти мимо Коннора. Он загородил ей дорогу.

— Это слишком тяжелая работа для вас, Джемма. Вы еще очень слабы после болезни.

Она медленно отвела его руку и прошла в угол комнаты, где у нее была устроена кухня.

— Мне лучше начать привыкать к тяжелой работе. Ведь так вы сказали? Тем более что у меня ее теперь будет много. Ведь я жена фермера, не так ли?

Она говорила с такой яростью, что сразу разрушила все иллюзии Коннора относительно их примирения, дав понять, насколько она его ненавидит. Следующие полчаса они провели в гробовом молчании. Но вскоре соблазнительный запах жареного гуся заполнил комнату, и, примиренные на какой-то момент чувством голода, они уселись обедать. Им и в голову не пришло использовать во время еды какие-либо приборы. Они ели мясо прямо руками: так и вкуснее, и быстрее. Гусь был запит холодной ключевой водой. А напоследок… Коннор сунул руку в карман своего жакета и вытащил плитку шоколада.

— Шоколад! Где вы его взяли?

— Миссис Кеннерли дала мне его с собой в дорогу. Я приберегал его для особого случая.

Тысячи раз в жизни Коннору приходилось делать женщинам подарки. Роскошные, баснословно дорогие. Но ни одна из них не реагировала на его дары так, как отреагировала эта девочка на обыкновенный кусочек шоколада. Глядя на нее, можно было подумать, что она получила алмаз «Кохинор», а не плитку сладостей.

Джемма тщательно поделила шоколад. При этом брови ее изогнулись от напряжения. Наблюдая за ней, Коннор чувствовал, как что-то новое, доселе неведомое, рождается в его душе. Сердце его захлестнуло теплой волной. Молча они жевали каждый свою долю, глаза их светились от удовольствия. В какой-то момент они встретились взглядами и улыбнулись друг другу. Перемирие было заключено.

— Где вы будете спать? — спросила Джемма, когда стемнело и она собиралась подняться наверх.

Коннор сидел за столом и чистил пистолеты. Он поднял глаза и посмотрел на нее.

— Там же, где я спал прошлой ночью. Джемма оглядела комнату, явно пытаясь справиться со смущением.

— И где же это?

— Наверху.

— Но… Но где я… — голос девушки предательски дрожал. — Вы не… не хотите ли вы сказать…

— Точно.

С огромным удовольствием Коннор наблюдал за сменой выражений на ее лице: недоверие, попытка понять и в конце концов гнев. Как она восхитительно переменчива!

— Джемма…

— Нет! — вскричала она. — На этот раз вы зашли слишком далеко, Макджоувэн. Вы не имеете никакого права спать вместе со мной.

— В самом деле? — Коннор с трудом поборол смех Джемма залилась краской до корней волос.

— Наша женитьба — чудовищный фарс. И вы знаете это не хуже меня.

— Может, и фарс, но только не в глазах ваших домашних, церкви и даже самого Бога, смею заметить.

— Меня заставили сделать это, черт побери!

— Как бы то ни было, а мы — законные муж и жена. И по закону я имею право разделить постель со своей супругой.

Джемма метнула кровожадный взгляд на пистолеты, которые Макджоувэн оставил на столе. Заметив это, он расхохотался.

— Если вы собрались убить меня, то прошу отложить это мероприятие до утра. Перед смертью приговоренному дают хорошенько выспаться.

Губы Джеммы дрогнули. Она едва сдержала себя, чтобы не улыбнуться. Коннор отодвинул стул и медленно поднялся.

— Н-нет, — произнесла Джемма, отступая назад, хотя он не сделал ни малейшего движения в ее сторону.

— Джемма…

— Н-не произносите мое имя так.

— Как?

Глаза девушки расширились, дыхание участилось. Она явно была напугана и собиралась убежать. Коннор быстро обогнул стол и схватил ее за руки. Сквозь нежную кожу он уловил частое биение пульса. Притянув Джемму, он поднес ее тонкое запястье к губам и поцеловал в синюю жилку.

— Макджоувэн, не…

Ее глаза, широко раскрытые, были такие же темные и зеленые, как озеро там, за дверью. От этого взгляда любой мужчина мог потерять голову.

— О Джемма, — произнес Коннор мягко. — Пора вам узнать кое-какие вещи.

— Я уже знаю б-более чем достаточно.

Девушка попыталась вырваться. Но они стояли так близко друг к другу, что всякое сопротивление было невозможно. Джемма судорожно глотнула воздух.

При виде ее панического страха Коннора охватило чувство раскаяния. Не надо бояться, Джемма, страстно хотелось ему сказать. Обещаю, что в этот раз все будет не так, как прежде. Но вместо слов, которые ему казались бесполезными, он нежно охватил ее лицо ладонями и повернул к себе. Глаза девушки были полны слез, но Макджоувэн не обратил на них внимания, зная, что не он является их причиной. Он пристально вглядывался в ее губы, пухлые, мягкие губы, что так возбуждающе действовали на него с тех пор, как он впервые узнал их вкус. Наклонив голову, Коннор поцеловал ее, втайне надеясь, что она откликнется на его призыв. Но она не откликнулась. Рука Макджоувэна скользнула вниз, к тонкой талии девушки. Другой он погладил ее короткие вьющиеся волосы.

— Нет, пожалуйста… — с мольбой прошептала Джемма прямо в его губы.

В ответ Коннор лишь теснее сжал объятия. Он возвышался над ней, высокий, мускулистый, и противостоять ему не было никакой возможности. Внутренне Джемма вся сжалась, приготовившись к боли и унижению, которые, она знала, вскоре последуют.

Но ничего такого не произошло. Прикосновения Коннора были ласковы и бережны.

— Поцелуйте меня, Джемма, — прошептал он. За все время их отношений Коннор впервые о чем-то просил девушку. И просьба его была полна безграничной покорности. Еще никто никогда не касался так чувствительно ее души, в глубине которой затаились одиночество и острая тоска по близкому существу. Впервые в жизни Джемма ощутила, что нужна кому-то. Не в силах больше бороться с собственными эмоциями, со страстным натиском рук и губ Коннора, она обвила руками его шею и, приподнявшись, подставила губы для поцелуя. Макджоувэн застонал, почувствовав, как вся она потянулась к нему, как открылось для любви ее маленькое гибкое тело. Слегка приподняв Джемму над полом, он еще сильнее прижал ее к себе, в то время как его разгоряченный язык продолжал свой немыслимый путь у нее во рту. Девушка судорожно вздохнула. Она и предположить не могла, что мужчина способен проделывать с женщиной такие вещи при помощи лишь поцелуев, доводя ее чуть ли не до экстаза.

Нащупав рукой грудь девушки, Коннор нежно сжал ее. Поцелуи его становились все настойчивее, губы его словно огнем жгли ее грудь… Она почувствовала невероятную слабость в коленях. И если бы Коннор не подхватил ее, бережно уложив затем на ковер, она бы упала, совершенно обессиленная его неистовыми ласками.

Холодный воздух коснулся разгоряченной кожи ее плеч, с которых Макджоувэн спустил платье. Искусной рукой поглаживая бедра Джеммы, Коннор склонился над ее обнаженной грудью. Бережно обхватив губами затвердевший сосок, он принялся ласкать, его языком. Дыхание Джеммы участилось. Она чувствовала, как кровь пульсирует у нее в том месте, на которое так дерзко посягнул Коннор в прошлый раз. Но если тогда его прикосновения вызывали у Джеммы лишь страх, то теперь она не испытывала ничего, кроме сильнейшего желания близости с ним. Размягченная, увлажненная, ее плоть трепетала от поцелуев Коннора. Когда же он на какое-то мгновение приподнялся над ней, Джемма, запустив пальцы в его густые темные волосы, с силой при-, тянула его обратно.

Привстав на одно колено, Коннор загасил единственную свечу, горевшую на столике, и в комнате воцарилась полная темнота, тут же наполнившаяся страстными стонами и вздохами желания. Последняя из юбок Джеммы, прошуршав, отлетела в сторону. Чувствуя рядом быстрые движения Коннора, девушка догадалась, что он тоже разделся. Ею овладела странная смесь смущения и острого желания одновременно.

Голос Макджоувэна был до бесконечности нежен, когда, нащупав в темноте руку Джеммы, которой она заслонилась в порыве стыдливости, он отнял ее от лица девушки и произнес:

— Не надо бояться, любовь моя. В этот раз не будет больно, я обещаю. Мы оба испытаем огромное наслаждение, поверь мне.

Его руки скользнули вдоль ее спины; он повернул Джемму лицом к себе и страстно приник к иен. Она почувствовала, что он весь дрожит… На какое-то мгновение ей даже стало страшно. Но, к своему удивлению, она обнаружила, что муж не спешит сразу же овладевать ею. Его рука продолжала поглаживать ее между мет, постепенно с настойчивой нежностью раздвигая их. Когда же он прикоснулся к набухшей, словно почка весной, плоти, Джемма судорожно вздохнула:

— Коннор!..

Несколько мгновения спустя она снова испустила вздох, на этот раз полный желания, а не страха. Отбросив всякое смущение, она изогнулась под ним, раскрываясь навстречу его неистовым ласкам.

— Коннор, — простонала девушка. В голосе ее было столько страстной мольбы, что он понял — быстро вошел в нее и тотчас задвигался туда и обратно, усиливая накал их страсти.

Джемму захлестнула волна невероятного блаженства. Она стонала, изнемогая от сладкой боли, переполнявшей все ее тело. Она извивалась под Коннором, цепляясь за него и выкрикивая его имя, и он отвечал ей тем же… Уткнувшись лицом в выемку плеча Джеммы, он в последний раз весь изогнулся над ней и замер все объятиях, обессилевший.

Прошло немало временя, прежде чем к Джемме вернулось ощущение реальности. Придя в себя, она обнаружила, что все еще лежит в объятиях мужа и тела их тесно сплетены. Но не было ни чувства раскаяния, ни спада — она испытывала одну лишь мучительную сладость.

Коннор лежал без движения. Он решил дождаться, как поведет себя Джемма, опасаясь, что ругань и проклятия вот-вот посыпятся на его голову. Когда девушка наконец шевельнулась, Макджоувэн вздрогнул, но она поспешно обняла его за шею и притянула к себе.

— Я никогда не думала… — медленно прошептала Джемма. — Мне и не снилось…

Ее невинность обезоружила Коннора. Нежно, почти с благоговением он погладил мягкие кудри девушки, которые совсем недавно был вынужден сам отрезать, чтобы вырвать ее из лап болезни.

— Если бы я только знал, что тебя так легко приручить, занимаясь с тобой любовью…

— Ты бы попытался сделать это еще раньше? Коннор не видел лица Джеммы, но по ее голосу понял, что она беззлобно подтрунивает над ним, и улыбнулся.

— О да. Намного раньше. Я только об этом и думал. До тех пор, пока ты не заболела.

— И потом?

— И потом. — Он погладил ее нежную щеку. Когда его ладонь коснулась рта девушки, та вдруг укусила ее. Сильно. Коннор тихо ойкнул.

— Покажи мне снова, — сдавленно прошептала Джемма.

— Показать тебе что? — Коннор почувствовал знакомое волнение внизу живота.

— Как ты собираешься приручать эту сварливую злую бестию, на которой женился.

Обняв Джемму, Коннор рассмеялся и с удовольствием принялся выполнять ее просьбу.

Глава 15

На следующее утро Джемма чувствовала себя совершенно разбитой. Все тело нестерпимо ныло, губы опухли от поцелуев Коннора. Но это ее нисколько не волновало. Разве могло быть иначе после ночи любви, проведенной с таким страстным мужчиной?

Она улыбнулась, сладко потягиваясь. Перед ее глазами одна за другой проплывали картины минувшей ночи. Благодаря Коннору Джемма впервые почувствовала, что значит быть женщиной. Горячая волна прилила к ее щекам, когда она вспоминала, с какой готовностью откликнулась на искусные ласки мужа. Закрыв глаза, она перебирала в памяти все подробности и с сожалением обнаруживала, что многое было скрыто от нее пеленой страсти. Как они оказались наверху? Коннор ли уложил ее на одеяла, или она потянула его с собой? Ничего этого девушка не помнила, она помнила только то, что наступило потом. Как он любил ее снова и снова.

Джемма лежала под тяжелым одеялом, наслаждаясь охватившей ее сладкой истомой. Но постепенно окружающая действительность сурово напомнила о себе холодом осеннего утра, запахом тлеющих дров и остатков гуся, которого они с Коннором ели вчера вечером. Наводя накануне порядок в хижине, Джемма обнаружила, что один из камней в стене возле кровати вынимается и через отверстие виден двор. Вспомнив про дырку, она тут же ею воспользовалась и увидела внизу Коннора, копающего торф. Несмотря на сильный утренний холод, он снял с себя рубашку и работал в одних бриджах. Мускулы играли на его спине, блестевшей от пота. Глядя на темную голову Макджоувэна, склонившегося над землей, Джемма вдруг почувствовала, как сжалось сердце. Никого прежде она не могла назвать своим, теперь у нее был Коннор. И впервые за все время ей было абсолютно неважно, что он за человек.

Была ли она влюблена в него? Этого девушка не знала. Она вообще не знала, что это значит — любить кого-то. Но чувство, которое она испытывала по отношению к Коннору, наполняло ее удивительной теплотой. Джемме вдруг захотелось сделать какую-нибудь глупость. Она радостно рассмеялась, вскочила и принялась одеваться, чтобы как можно скорее оказаться рядом с ним.

Когда она спустилась вниз, Коннор как раз входил в дом. Так они и встретились на полпути к друг другу и замерли в растерянном молчании. Джемма выжидающе смотрела на Коннора, а Коннор на Джемму. Скажи что-нибудь, шептало ей сердце. Но что сказать, девушка не знала.

— Ты уже работаешь… — наконец неуверенно проговорила она.

— М-м… Да. Копаю торф — с облегчением промолвил Коннор.

Еще никогда в жизни он не чувствовал себя так неловко. Нужны были какие-то единственно правильные слова, которые не разрушили бы ту еще хрупкую связь, которая установилась между ним и Джеммой этой ночью. Весь его прошлый холостяцкий опыт был бессилен предложить что-либо подходящее. Впервые Коннор ощущал себя таким неуклюжим, выбитым из седла.

Пожалуй, торф был самой безопасной темой. Ее он и принялся развивать.

— Пока я накопаю достаточное количество, пройдет несколько дней, —объяснил он. — Затем лепешки нужно будет высушить. А до тех пор мы можем использовать сломанную мебель. Ту, что осталась. Вообще-то почва здесь богата торфом, так что нам хватит, — добавил он, наблюдая за Джеммой, которая подошла к двери и выглянула наружу. — Один из моих фермер… э-э… соседей рассказал мне, как нужно сушить торф.

— Коннор, — внезапно повернулась к нему девушка.

«Господи, ну подойди поближе, прикоснись ко мне», — подумал вдруг Коннор. Вслух он не осмелился этого произнести. И мучился от собственной нерешительности. Джемма избегала его так долго, он так плохо с ней обращался, что теперь и не надеялся на такое простое примирение. Ночью все было по-другому: Джемма выглядела такой беспомощной и уязвимой. Сейчас же, при дневном свете, перед ним снова стояла особа с несгибаемой волей и несносно раздутым чувством собственного достоинства.

Он робко заглянул в ее большие зеленые глаза.

— Ты хочешь есть?

Боже! Не мог спросить ничего поумнее? — тут же мысленно ругнул себя Коннор.

— Чуть-чуть, — поспешно ответила девушка.

— Я тут пожарил немного рыбы. Наловил, когда солнце еще не взошло.

Джемма даже не обратила внимания на его последние слова. Полуобнаженный вид Коннора приводил ее в замешательство; пронзительный взгляд его синих глаз, казалось, прожигал насквозь. Упоминание о еде было спасением: она засуетилась, накрывая на стол.

Когда Джемма вернулась от ручья, куда ходила за питьевой водой, Макджоувэн уже оделся. Они разделили рыбу и принялись за еду. «Слава Богу, теперь на нем рубашка», — подумала Джемма. Совершенно невыносимо было бы сидеть с ним за одним столом и разговаривать как как ни в чем не бывало, видя, как маячит перед глазами его бронзовая мускулистая грудь.

К собственному удивлению, Джемма ела с большим удовольствием. То ли рыба была настолько вкусной, то ли на нее так подействовал свежий горный воздух, а может быть, это просто был аппетит здоровой молодой женщины, которая провела восхитительную, полную страсти ночь любви.

Последняя мысль заставила ее покраснеть. Она впервые осмелилась взглянуть на Макджоувэна. Тот смотрел на нее через стол, не отрывая глаз. Чтобы хоть как-то справиться с охватившим ее волнением, Джемма заговорила о первом, что пришло ей в голову.

— Я хотела спросить тебя… Никак не могу найти свои драгоценности. Они лежали в такой большой коробке, там еще был висячий замок. Надеюсь, мы нигде их не оставили?

Коннор помялся.

— Боюсь, их больше нет, Джемма.

— Как так нет? — Девушка непонимающе улыбнулась.

— Я использовал их, чтобы заплатить миссис Кеннерли за постой. Кроме того, часть из них я отдал за эту ферму. То, что осталось, находится у Джечерна на сохранении, пока…

Не дав ему договорить, Джемма вскочила так резко, что ее стул с грохотом опрокинулся назад.

— Черт бы вас побрал, Макджоувэн! Вы не имели никакого права так поступать.

— Джемма!

— Повторяю: вы не имели права брать их! — отчеканила она. — Можно было использовать в качестве платы серебро или какие-то другие ценности из того, что я имею. Но не драгоценности. Они в тысячу раз дороже, чем эта жалкая вонючая развалюха! Да вы просто не имеете ни малейшего понятия о их цене. И знаете почему? Потому что вы жалкий бродяга, без роду и племени. И я… я вас ненавижу! Чертов нищий!

Вся дрожа от злости, она забралась по лестнице наверх и бросилась на кровать, задыхаясь от подступивших к горлу рыданий. Внизу оглушительно хлопнула входная дверь…

Удивительно, как много работы может переделать человек, когда он охвачен яростью. Утро уже давно превратилось в полдень, а Коннор все продолжал копать торф. Пот лил с него градом, спина и плечи ныли от усталости, но он не останавливался. Лишь когда куча лепешек достигла высоты стен хижины, а по длине сравнялась с ее окружностью, Макджоувэн решил, что не мешало бы починить еще и ограду и крышу. Камни для ограды он таскал с берега озера, а раствор для связки приготовлял из речного песка и глины. Тусклое осеннее солнце находилось в зените, когда Коннор почувствовал слабость от голода. Но продолжал работать. Гнев все не утихал. Искаженное обидой лицо Джеммы стояло у него перед глазами, сводя Макджоувэна с ума. Господи! Как же он ненавидел ее!

Самовлюбленная испорченная гордячка! Да и он тоже хорош! Достаточно было взглянуть на обстановку, в которой жила эта избалованная девчонка, чтобы понять, с кем ему придется иметь дело, и не обольщаться на ее счет. Отвратительное неповиновение старшим. Привычка сбегать из дому. Полное попрание всяческих норм приличия. Вот что такое Джемма Бэрд. Бедный сэр Арчибальд, хоть он и пройдоха! Бедные слуги, которые боятся ее как огня!

О, Коннор хорошо знал этот тип женщин! К тому же сэр Арчибальд ввел его в курс относительно богатства своей племянницы. Денег у нее столько, что на них можно купить в десять раз больше тех драгоценностей, из-за которых она закатила весь этот скандал. И если он, Коннор, по ее мнению, необразованный жалкий бродяга, то она — жадная бешеная сучка! И будь он проклят, если еще хоть раз ступит ногой на порог этого дома, который она так по-дурацки разукрасила!

Но в конце концов голод и чувство жажды взяли верх над гневом. Коннор окинул взглядом все, что сделал за этот день. Пожалуй, ни разу лорду Макджоувэну не приходилось так много работать. Удивительное дело, но вид починенных ворот, ограды и крыши, гора нарытого торфа доставили ему удовольствие. Приятно было сознавать, что все это сделано собственными руками.

Прекрасное расположение духа, в коем пребывал Коннор после созерцания плодов своего труда, тотчас улетучилось, как только он вошел в хижину. Джемма. не издала ни единого звука, ни разу даже не пошевелилась у себя наверху, хотя наверняка слышала, что он пришел. Хорошо еще, что она плакать перестала, подумал Макджоувэн, который не мог спокойно выносить громких женских рыданий.

На столе на блюде лежало несколько кусочков оставшейся от завтрака рыбы. Коннор быстро проглотил их и запил водой. Фу! Нет ничего хуже, чем подобный обед!

— Джемма! — крикнул он, натягивая шкуру. — Я еду в город за провизией, вернусь завтра.

— Я поеду с вами, — проговорила девушка, высовывая сверху заплаканное лицо.

Коннор нахмурился. Ему совсем не улыбалось брать девчонку с собой в Гленаррис, где каждый знает его как хозяина — а именно туда он и намерен был отправиться.

— Нет, вы не поедете.

— Почему?

— Потому что не можете.

— Почему это не могу?

— Потому что я так сказал. Вы еще слишком слабы.

— Ха! Почему-то вас это нисколько не волновало, когда вы тащили меня сюда из Стерлинга.

— У меня в городе дела. Я не в состоянии буду присматривать за вами.

— Боитесь, что сбегу? — язвительно проговорила Джемма.

— Я, может, и необразованный, как вы говорите, но не такой дурак, чтобы доверять вам, — парировал Коннор и принялся собирать вещи. — В озере полно рыбы, так что вам не составит особого труда добыть себе завтрак.

«Ты еще и не того заслуживаешь, голубушка, — мстительно подумал он, глядя на разъяренное лицо Джеммы. — Может быть, тяготы быта заставят тебя понять, что есть вещи похуже, чем потеря нескольких бриллиантов».

— Я оставляю вам свои пистолеты; оба они заряжены. Но используйте их только в крайнем случае.

В любой другой момент Джемма предпочла бы разрядить их в самого Макджоувэна, но сейчас она слишком нервничала, что ей придется остаться одной в этом пустынном и мрачном месте.

— Джемма, спуститесь, пожалуйста, вниз.

Девушка повиновалась. Но не из-за того, что Коннор обратился к ней неожиданно мягко, а просто потому, что надеялась на перемену его решения.

— Может статься, меня не будет несколько дней. Поклянитесь мне… именем Бэрд, что не сбежите.

У него хватило ума не сказать «именем Макджоувэн», иначе она наверняка плюнула бы ему в лицо. Джемма зло посмотрела на Коннора и молча отвернулась.

— Бога ради, будьте благоразумны. Вы и дня не протянете в горах.

Он произнес это с такой настойчивостью, что девушке на какой-то миг показалось, что он действительно переживает из-за нее самой. Но она поспешно отогнала эту мысль. Гордо вскинув голову, Джемма произнесла:

— Не волнуйтесь, Коннор Макджоувэн, я никогда не сбегу, потому что теперь моя единственная цель — сделать как можно невыносимее вашу жизнь.

— Вот и прекрасно! — рявкнул Коннор и, круто развернувшись, вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Джемма услышала стук копыт пони и выглянула в окошко. Сомнения не было, он бросал ее здесь одну! Девушка провожала повозку взглядом до тех пор, пока очертания фигуры Коннора не растворились в тумане.

Он ни разу не оглянулся в сторону хижины.

Глава 16

Как только повозка скрылась за холмами, Джемма почувствовала невыносимое одиночество. Хижина, которая накануне казалась такой уютной, теперь выглядела мрачной и заброшенной.

Натянув пальто, девушка отправилась к озеру. По воде шла рябь от холодного осеннего ветра, искажая отражение унылого тускло-синего неба. Коннор оставил Джемме длинный шест и металлический прут с крючком на конце, предназначавшиеся для ловли рыбы. Но ей даже в голову не пришло использовать их, несмотря на усилившееся чувство голода. Она осторожно прошлась по берегу, то и дело оступаясь на скользких от сырости камнях. После недавнего шторма повсюду были видны раковины морских моллюсков и щепки расколотого дерева. «Интересно, далеко ли отсюда океан?» — подумала девушка. Мысль о том, что вокруг на многие мили нет ни души, и что она даже не знает, где находится, заставила Джемму поежиться. Чертов Коннор! Бросил ее здесь одну, на краю света! Ох, как же она была на него зла! За все: за то, что он так бездумно продал драгоценности, за то, что уехал один, в конце концов за то, что он вообще женился на ней.

Темнота надвигалась с неумолимой быстротой. Ну и пусть! Пусть она немного напугана, и ей жутко и одиноко среди грозно возвышающихся вокруг молчаливых гор. Она справится со страхом и тоской. Ах, если бы здесь был Гелиос! Как хорошо было бы уткнуться в шелковую гриву своего любимца и, ни о чем не думая, выплакать все свои тревоги и обиды…

Уже почти стемнело, когда Джемма возвратилась в «коттедж». Она зажгла все свечи, какие только были в доме. Так как входная дверь вообще не имела запора, девушка загородила ее большим сундуком, водрузив на него несколько других, поменьше. Она прекрасно понимала, что ведет себя глупо, что ей не от кого защищаться. В этой части Шотландии не было волков и медведей (Коннор наверняка предупредил бы ее), а ворам, вздумай они забраться в эту глухомань, Джемма только обрадовалась бы.

— С ними хоть поговорить можно. Куда лучшая компания, чем этот ненавистный Коннор! — громко сказала она.

От ее голоса по комнате разнеслось гулкое эхо. Чудно, но крошечная каморка казалось огромной и пустынной, когда в ней не было Макджоувэна.

Девушка забралась наверх раньше обычного. Она даже попыталась втащить за собой лестницу, но потом отругала себя за излишнюю осторожность. Ну от кого, скажите на милость, она так упорно старается защититься? Тем не менее спать Джемма легла, положив оба пистолета рядом. Ей с трудом удалось задремать только под утро, так как всю ночь за дверью раздавались странные звуки: то ли ветер завывал в печной трубе, то ли кричали какие-то неведомые птицы.

Проснулась она с тяжелой головой и красными воспаленными глазами. С завтраком у нее ничего не вышло: девушка не смогла поймать ни одной рыбешки, хотя Коннор утверждал, что это очень легко. Ей пришлось довольствоваться моллюсками, которых она насобирала руками в ледяной воде у берега. Джемма поджарила их на сковороде. И так как под рукой не было ни масла, ни приправ, на вкус они получились отвратительные. Может быть, Коннор и рассчитывал на то, что она умрет от голода?

Так вот, черта с два она умрет! Слишком большая радость для него! В довершение всех бед вечером у нее начались месячные. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Джеммы. Если бы Коннор подвернулся ей сейчас под руку, она не задумываясь убила бы его.

Дома, в Англии, Джемма проводила эти дни лежа на кушетке, чтобы хоть как-то приглушить боль, и носила специальную защиту, которая в последние годы была принята среди девушек благородного происхождения. Здесь же единственным, что она могла себе позволить, был жесткий деревянный стул, который лишь усиливал ее страдания. В лоскутах ткани, используемых ею в качестве защиты, было мало проку. Возня с ними лишь раздражала и унижала девушку. «Я ненавижу тебя, Коннор Макджоувэн. Ненавижу, ненавижу, ненавижу!» — неистово повторяла Джемма про себя.

Слава Богу, она хоть могла утешаться мыслью, что не беременна от него!

И все же, несмотря на гнев, голод, все свои злоключения, Джемма продолжала ждать Коннора. Ей вовсе не улыбалось и следующую ночь провести в полном одиночестве, вздрагивая от страха при каждом шорохе. Уж лучше общество Макджоувэна! Но каждый раз, когда она выглядывала в окно — не едет ли повозка, — перед ее взором расстилалась пустынная равнина.

Черт бы побрал этого Коннора! Сама того не желая, она скучала по нему. Джемма попыталась разжечь свою злость на мужа как можно сильнее, припоминая все обиды, которое он ей причинил. Особенно продажу драгоценностей. Этого она ему точно никогда не простит. Не то чтобы это были какие-то особенные, очень дорогие бриллианты, хотя в любом случае они стоили дороже, чем этот кусок дерьма, называемый фермой, нет. Но они принадлежали к тем немногим вещам, что остались у Джеммы от родителей. Это были драгоценности ее матери. Смутное напоминание о ее необычайной доброте и нежности…

Иногда завеса памяти приоткрывалась, и Джемма отчетливо могла воскресить в сознании тот последний раз, когда она видела родителей перед их отъездом во Францию.

Они пришли попрощаться к ней в детскую. Джемма хорошо помнила массивные потолки их огромного дома в одном из утопающих в зелени районов Канта, свою комнату с красиво разрисованными панелями и хорошенькой кроваткой. Няня девочки была очень милой и доброй, хотя Джемма забыла ее имя и лицо…

Сначала пришла мама. Годы почти стерли из памяти Джеммы внешний облик Аннабель Бэрд. Остались лишь отдельные черты. Бледное усталое лицо с большими зелеными, как у самой Джеммы, глазами. Мелодичный голос и мягкие, заботливые руки, которые чуть дрожали, когда мама держала маленькую шкатулку.

При виде изумрудов, бриллиантов и жемчуга, лежавших на синем бархате внутри, у маленькой Джеммы перехватило дух.

— Пока ты еще слишком мала, чтобы носить их, — сказала Аннабель, обращаясь к дочери, благоговейно прикасающейся к украшениям. — Но когда я вернусь, ты будешь уже взрослой и сможешь их надевать.

— Мне уже почти шесть, — настойчиво напомнила Джемма.

— И скоро будет семь, — поддержала ее мать. Настоящая юная леди, которая вполне может носить мамины украшения и не потерять их, не так ли?

— Обещаю, что никогда их не потеряю, мамочка, — с жаром откликнулась Джемма, которая даже тогда, в столь юном возрасте, была очень решительной и уверенной в себе особой.

Аннабель улыбнулась, хотя улыбка ее была грустной. Девочке очень хотелось спросить маму, отчего та так печальна в последнее время, но тут в комнату вошел белокурый джентльмен.

— О Джордж, — обратилась к нему мама, слегка задыхаясь, — неужели мы не можем ваять ее с собой?

— Послушай, дорогая, — начал отец в той грубовато-нежной манере, которую всегда использовал при разговоре с матерью, — ты никогда не сможешь поправить свое здоровье, если, не отдохнешь как следует. А как ты сможешь отдохнуть, когда эта маленькая егоза будет постоянно крутиться у тебя под ногами?

И он посмотрел на девочку, которая сразу же приосанилась под взглядом отца. Она никогда не сомневалась в том, что папочка ее обожает. И его глаза, полные любви и восхищения своей маленькой дочерью, подтверждали это. Правда, в них сквозила печаль, появившаяся, как подозревала Джемма, после того, как исчез ее крошечный братик. Так же неожиданно, как и появился. Она даже не успела рассмотреть его как следует. А потом заболела мама. И вот теперь они уезжают куда-то, чтобы, как говорит папа, поправить мамино здоровье.

— Позаботься о своих сокровищах, ты, мое самое дорогое сокровище, мой маленький драгоценный камушек, — прошептала мама, голос ее вдруг сорвался, и Джемма порывисто бросилась в ее объятия.

— Ну вот, теперь ты сама видишь, что я прав, кивнул головой папа, когда Аннабель слабо покачнулась под страстным натиском дочери. — Нам пора, любимая. Иначе пропустим паром.

Но они не пропустили его… И не вернулись. Никогда. А маленькую Джемму забрала на воспитание тетя Друзилла, всегда чем-то недовольная, вечно с кислым выражением лица. Увезла ее в свой скучный, унылый Бэрд, где и жизни-то настоящей не было, а так, лишь слабое, бесцветное ее подобие…

Джемма сдержала слово, данное матери, и свято хранила драгоценности, упорно пряча шкатулку в течение нескольких месяцев. Пока в один прекрасный день ее не обнаружила в укромном месте под подоконником служанка и, отбиваясь от визжащей и цепляющейся за ее юбки Джеммы, не отдала коробку тетушке. И как девочка ни умоляла Друзиллу вернуть драгоценности, уверяя, что во что бы то ни стало сохранит их, та оставалась непреклонной. Так они и находились у тети до тех самых пор, пока дядя Арчибальд не вручил бриллианты Коннору. И вот Теперь их больше нет…

Но, как ни странно, это больше не сердило Джемму, замершую у крошечного окна хижины и напряженно вглядывающуюся в даль. Она лишь испытывала невыносимую боль утраты вообще, а не именно драгоценностей, и ей вдруг страшно захотелось хоть на мгновение вернуть тепло и чувство защищенности, которые она испытывала в присутствии родителей. Той ночью, когда они с Коннором так неистово любили друг друга, ей вдруг на какой-то миг показалось, что это чувство оживает в ней в его объятиях. Но вот она одна, а Макджоувэн где-то далеко. И ему нет никакого дела до ее страданий…

Черт побери, где его все-таки носит? Внезапная тревога наполнила сердце девушки. А что, если с ним что-нибудь случилось?

Нужно выйти и поискать его, решительно сказала Джемма самой себе. Но мысль о том, что ей придется покинуть хижину и шагнуть в кромешную темноту, наполнила девушку ужасом. А с другой стороны, если с Коннором действительно что-то случилось…

Беспрестанно чертыхаясь, она натянула боты, влезла в пальто и шагнула за порог. Господи Иисусе! Ну и тьма! Джемма вдруг подумала, что у нее нет под рукой ничего, что можно было бы использовать в качестве факела. Деревяшка сгорит за считанные минуты, а сырая торфяная лепешка будет только бесполезно коптить. Поразмыслив, она взяла лишь пистолеты Коннора. До чего они, однако, тяжелые! Девушка заткнула один из них за голенище ботика, а другой сунула в карман пальто. Несколько минут она неподвижно постояла возле двери, чтобы привыкнуть к темноте, затем нерешительно двинулась вперед. Вдруг где-то совсем рядом раздался негромкий скрип кожи. Джемма затаила дыхание. Ее переполняли страх и надежда. Она изо всех сил напрягла зрение, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.

Коннор, а это был именно он, видел силуэт девушки на фоне светящихся окон хижины. В Гленаррисе конюх починил и смазал колеса повозки, двор фермы покрывала мягкая трава, поэтому Коннор подъехал совершенно неслышно. Он остановил пони у самых ног отважной ночной путешественницы.

— Какого дьявола вы здесь делаете? — громыхнул Макджоувэн, соскакивая с козел и подходя к Джемме.

— Я услышала шум и вышла посмотреть, в чем дело, — невозмутимо ответила та.

— Вооружившись до зубов? — уколол ее Коннор, успевший разглядеть торчащие пистолеты.

— Конечно. Кто знает, с чем мне пришлось бы столкнуться. Вы никогда не говорили, водятся ли в долине дикие звери.

— Нет. Таковых здесь до сих пор не наблюдалось, — с улыбкой произнес Коннор. Лгунья! Пусть кому-нибудь другому рассказывает, что она беспокоилась из-за волков!

Но спорить с девушкой он не стал. Повернувшись, Коннор зашагал к повозке и обнаружил, что Джемма следует за ним по пятам, как щенок, тычась в его спину и боясь сбиться со следа.

— Соскучились по мне? — спросил он дружелюбно, после того как выпряг лошадь.

— Вот еще! Разумеется, нет! — возмущенно ответила Джемма.

— Думаю, что все-таки вы соскучились.

— А я думаю, что вы сумасшедший, — холодно произнесла Джемма. Коннор расхохотался.

— Прекратите смеяться, Макджоувэн! Что такого забавного я сказала?

Все еще смеясь, Коннор принялся разгружать повозку, доверху набитую провизией. Джемма все время держалась рядом с ним, так что пару раз он чуть не сбил ее с ног.

— Кажется, вы сказали, что не соскучились по мне, — не преминул напомнить ей Коннор.

— Так и есть, — сердито буркнула девушка. — Только вот… — Девушка запнулась.

Повернув девушку к себе, Коннор заглянул ей в лицо:

— Джемма, что, черт возьми, с вами происходит?

— Ничего. Просто… Просто здесь было так одиноко…

— Значит, вам все-таки не хватало меня? Иначе с чего бы вам скучать?

— Вы говорите совершеннейшую чепуху, — возмутилась девушка. Но голос ее вовсе не был сердитым.

— Я тоже соскучился, — сказал Макджоувэн как можно беззаботнее, чтобы не выдать глубины своего чувства. Внезапно он ощутил крайнее возбуждение и возблагодарил Бога за то, что пистолет в кармане Джеммы мешает ей почувствовать, как сильно он по ней соскучился.

Коннор с трудом подавил желание взять Джемму на руки, зарыться лицом в душистое тепло ее волос, и унести наверх — чтобы провести еще одну сказочную ночь любви. Эти два дня он не мог думать ни о чем и ни о ком, кроме Джеммы. И как только все дела, накопившиеся в замке за время его отсутствия, были улажены, Коннор поспешил в обратный путь. Напрасно Джечерн уговаривал подождать до утра: его не испугали ни холод, ни темнота, ни плохая дорога. Он изо всех сил погонял лошадь до тех пор, пока не увидел возле хижины одинокую хрупкую фигурку. Миссис Макджоувэн сдержала слово и не сбежала. Значит, он для нее все-таки…

— Коннор…

— А? — Он словно очнулся ото сна.

— Вы делаете мне больно.

Тут до него дошло, что он все еще сжимает девушку за плечи, а та терпеливо ждет, запрокинув голову и глядя ему в лицо. Улыбнувшись, чтобы скрыть смущение, Коннор отпустил Джемму.

— Надеюсь, вы привезли мне что-нибудь поесть, — спросила она тем отвратительно враждебным тоном, который так хорошо был ему знаком.

— Угу, — буркнул он, — Надеюсь, что-нибудь приличное? Например, овечий желудок или свиные мозги? — продолжала язвить Джемма.

— Помилосердствуйте! Мне известно кое-что н получше этого.

«Сегодня я слишком устал, чтобы ссориться, — с болью подумал Коннор. — Если бы только я мог ей сказать, как соскучился на самом деле!»

Так они и стояли друг против друга, разделенные шириной повозки: Джемма с высокомерно поднятым подбородком и измученный, усталый Коннор…

Вдруг откуда-то из глубины двуколки донеслись непонятные жалобные звуки, словно кто-то скулил.

— Что это? — спросила Джемма, с любопытством вытянув шею. — Собака или…

— Ах да, совсем забыл, — воскликнул Коннор, пряча улыбку. — Джечерн кое-что прислал для вас.

— Для меня? Что же это? Ну покажите скорее!

Коннор забрался в повозку, испытывая то же самое чувство, которое возникло у него, когда он угостил Джемму шоколадом. Как эта девочка умеет радоваться самым простым вещам! Каким наслаждением было делать ей подарки! Этот нетерпеливый голос, это ожидание чуда у нее на лице сводили Коннора с ума… Быстро повернувшись, он положил маленький визжащий комочек черно-белого меха ей в руки.

— Ой, щенок! —в восторге воскликнула Джемма. — О! Макджоувэн! Посмотрите! Совсем кроха! А что это за порода?

— Какая-то разновидность терьера, — ответил Коннор, глядя на нее, а не на собаку. — Джечерн разводит их. Но я в жизни не вспомню, как они точно называются.

Когда Джечерн предложил ему взять в подарок щенка для Джеммы, Коннор сначала наотрез отказался. Но теперь, видя на ее лице неподдельное восхищение, был рад, что уступил уговорам кузена.

Глава 17

К тому моменту, когда Коннор закончил переносить в хижину ящики с провизией, стали очевидными две вещи. Во-первых, щенок, привезенный им Джемме в подарок, оказался дурно воспитан и явно не приучен к жизни в доме, чему ярким доказательством служили два больших мокрых пятна, появившиеся на роскошном абиссинском ковре Джеммы. А во-вторых, он с самого начала невзлюбил Коннора и все время норовил схватить его за лодыжку. Пока Джемма не видела, Макджоувэн несколько раз хорошенько пнул негодника, но тот был упрям, как все терьеры, и подбирался к Коннору снова и снова, рыча и стараясь куснуть посильнее.

Коннор уже собрался задать паршивцу основательную трепку, но тут вошла Джемма и объявила, что очень устала и отправляется с щенком наверх, спать. Брать собаку с собой в постель? Это было уже слишком! Коннор яростно возмутился.

— В любом случае для вас доступ наверх сегодня все равно закрыт, — раздраженно сказала Джемма и без тени смущения добавила: — У меня женские проблемы, и мне необходимо побыть одной.

Изумленный, Коннор даже не нашелся что ответить. Он, разумеется, понял, о чем идет речь, но никак не ожидал, что Джемма сообщит об этом таким спокойным, холодным тоном. Неужели это та же самая женщина, которая готова была упасть в обморок при виде его наготы и краснела от одного упоминания таких слов, как «раздеться» или «заняться любовью»?

Его мысли прервались — он вдруг осознал смысл сказанного Джеммой. Черт побери! Как долго, интересно, они не смогут быть вместе? Три дня? Четыре? Заняться любовью… Всю дорогу Коннор думал только об этом, и теперь… Невыносимо!

При воспоминании об их последней ночи любви на душе у Макджоувэна потеплело. Это была чудесная, незабываемая ночь! И еще одна мысль доставляла ему удовольствие: Джемма соскучилась по нему. Напрасно она старалась это скрыть. Он хорошо научился распознавать ее истинные чувства по неуловимым движениям губ и глаз. И то, что она всюду следовала за ним по пятам, лучше всяких слов говорило, как она истосковалась по нему.

Но теперь? Что же произошло теперь? Почему она так холодна с ним я все свое внимание отдает какой-то шавке».

А с другой стороны… Она ведь не сказала, что не будет рада ему после того, как закончатся ее «проблемы». Разве нет?

Что ж, ничего не поделаешь. И Коннор принялся сооружать себе постель иа полу, прислушиваясь к звукам, доносящийся сверху. Джемма наверняка сейчас облачилась в одну из своих сорочек с высоким ворогом, наряд вечных девственниц, способный отбить самые пылкие желания. Но Коннор отлично знал, какие захватывающие дух прелести скрываются под ним, и от этой мысли у него снова все заныло внутри.

Макджоувэн разделся, умылся холодной водой, но возбуждение не проходило, и изнывая от желания, он загасил светильник и улегся в ожидании бессонной ночи. Но усталость взяла свое, и вскоре Коннор крепко спал.

А наверху Джемма прислушивалась к дыханию спящего мужа. Как только Коннор появился на пороге хижины, все ее страхи и сомнения улетучились. Дом снова наполнился теплом и стал уютным. Джемма повернулась на подушке и уткнулась в мягкий теплый мех щенка. Гораздо большее удовольствие ей доставила бы широкая спина Макджоувэна, но ничего не поделаешь. Хорошо и то, что он спит там внизу, живой и невредимый. А раз так, то и она может уснуть спокойно…

Коннора разбудило ощущение чего-то теплого и мокрого у его ног. Приподнявшись, он увидел копошащегося возле постели, щенка, и ему все стало ясно. Чертыхаясь, он схватил, собаку за шиворот в выбросил ее за дверь. Затем, изогнувшись, перетащил постель в безопасное место, подальше от лужи. Туг сверху раздался озорной смех. Джемма, высунув голову, наблюдала за всем происходящим.

— Даю вам неделю сроку, чтобы отучить эту несносную тварь гадить где попало, — сказал Коннор, стараясь принять самый грозный вид, что было весьма нелегко, потому что растрепанная после сна Джемма выглядела крайне соблазнительно.

— А если мне это не удастся? — весело поинтересовалась она.

— Тогда мы приготовим барбекю, — мрачно произнес Коннор.

— Фу! — Джемма с отвращением поморщилась. ч— Мне говорили, что шотландцы до сих пор соблюдают некоторые варварские традиции, но поедать своих домашних любимцев — это уж слишком.

— Это не любимец, дорогая моя, это мерзость. Тем временем «мерзость» жалобно повизгивала и царапалась за дверью.

— Может, вы позволите ему войти? — заискивающе попросила Джемма.

— Нет. У меня еще много дел. Я должен убрать собачью мочу и вымыть ноги, — съязвил Коннор.

— Пожалуйста, Поп наверняка уже проголодался, и я…

— Кто?

— Поп.

— Поп, — недоверчиво повторил Макджоувэн. — Что за безумное имя для собаки?

— Очень хорошее имя, — пожала плечами Джемма.

— Но ваш дядюшка говорил, что вы католичка. Как же вы могли, будучи…

Джемма громко расхохоталась.

— Да, но я имела в виду поэта, а не этого, всем известного парня из Ватикана.

— Поэта Александра Попа? — еще больше изумляясь, переспросил Коннор.

— Ну да! — пристально глядя на хмурое лицо Макджоувэна, ответила Джемма.

— Откуда вы знаете про Александра Попа? — спросили они друг друга в один голос.

Коннору круг занятий девушек из знатных семей хорошо был известен: уроки рисования, танцы, вышивание, балы и великосветские приемы. Совершенно невероятным было предположить, что молодая леди станет коротать вечера, вчитываясь в длинные эссе Александра Попа, на которые тот был большой мастер, и уж тем более в его сатирические поэмы!

— Поп, — произнес он снова, все еще не веря, что Джемма знает о предмете их разговора больше, чем только имя поэта. — Но почему?

В глазах ее мелькнули озорные искорки.

— Разве не ясно? Лучше всего ему удавались сатирические произведения, а кроме того, переводы острых статей критиков и других авторов. В своем стремлении высмеивать он не остановился даже перед величием короля. Мой Поп, в свою очередь, покушается на ваш авторитет. Как знать, может, его щипки и покусывания поубавят вашу спесь и чрезмерное тщеславие.

Коннор понял, что Джемма прекрасно знает о гнусном поведении щенка и его бесконечных нападках. А он-то пытался сделать вид, что ничего не происходит! Не придумав ничего лучшего, Коннор рассмеялся. Ну и женщина! Второй такой точно не сыскать.

Тем временем Джемма оделась и резво сбежала вниз по ступеням. Устремившись было к двери, она вдруг остановилась как вкопанная.

— Где вы это взяли? — изумленно спросила она у Коннора.

Макджоувэн смущенно огляделся вокруг.

— Что?

— Вот это одеяло.

— То, что висит на стуле? Я спал на нем, пока ваш обожаемый Поп чуть не разодрал его в клочья.

Джемма провела пальцем по гладкой поверхности.

— Это немецкое, не так ли?

Да, это было немецкое пуховое одеяло. Но признаваться в этом Коннор не собирался. Немецкое одеяло из гусиного пуха стоило огромных денег. Будь он на самом деле фермером, оно обошлось бы ему в два годичных заработка. Коннор привез несколько таких одеял из Гленарриса, не подумав о том, что это может вызвать у Джеммы подозрения.

— Может быть, оно и немецкое, я не знаю, — произнес он неуверенно, — я позаимствовал несколько таких у Джечерна.

— Гелиос! Вы его видели?! — воскликнула девушка. — Как он?

— О, прекрасно, — не моргнув глазом соврал Коннор, зная, что жеребенок Джеммы находится в его собственной конюшне в Эдинбурге. — Толстеет, поедая отборный овес, и вовсю флиртует с кобылой Джечерна. Мой кузен предположил, что вы тоскуете по своему любимцу, и в качестве утешения прислал вам собаку.

Он видел, как смягчилось выражение лица Джеммы, и почувствовал легкий укол ревности. Она явно была о Джечерне более высокого мнения, чем о нем самом. Из них получилась бы прекрасная пара: оба молодые, красивые, еще не битые жизнью, полные ребяческого восторга.

Рассерженный, Коннор схватил посудину для воды и пулей вылетел из хижины.

Господи! Что за непредсказуемый человек! Что на него нашло в этот раз? Пожав плечами, Джемма повернулась к многочисленным ящикам, которые Макджоувэн привез прошлой ночью, и принялась их распаковывать.

Чем дольше девушка разбирала запасы продуктов, сделанные Коннором, тем больше росло ее недоумение. Половины всего, что тут находилось, она никогда прежде не видела и понятия не имела, для чего это предназначено. Например, белая паста. Джемма осторожно понюхала ее. Фу! Может быть, это жир для жарения? А вот какие-то бобы, высохшие и твердые, как камушки на берегу озера. Разве из них можно что-нибудь приготовить? Эти скрюченные серые листья очень напоминают капустные, только сильно высохшие. Интересно, для чего они нужны?

Дверь отворилась, и на пороге возник Коннор. Перелив воду в котел, он закрепил его над огнем.

— Что у нас на завтрак? — спросил он Джемму.

Боже милосердный! Если бы она сама знала, что у них на завтрак! Джемма судорожно начала припоминать все, что знала о приготовлении пищи. Перед ее глазами проплывали видения изысканных блюд, которые были плодом труда и фантазии лондонского повара, нанятого ее дядюшкой. Но все они представали перед Джеммой в законченном виде, уже поданными к столу. А тут ей нужно было что-нибудь сделать самой. Вода в котле закипала, и девушка остановила выбор на каше. Она наугад засыпала овсяную крупу и принялась неистово мешать ее длинной деревянной ложкой. Вскоре крупа набухла и начала пыхтеть. Джемма тотчас же сняла кастрюлю с огня. Накрыв стол для завтрака, она пригласила Коннора в дом, и пока он умывался в углу, решила разложить кашу по тарелкам. Она потянула за ложку, но та не поддалась, девушка потянула посильнее, — безрезультатно. Ложка накрепко увязла в каше. Джемма тянула изо всех сил, у нее даже заболела рука. Каша издавала неприятные чавкающие звуки, но ложку отпускать не желала. Наконец после неимоверных усилий Джемме удалось ее выдернуть. Но о том, чтобы разложить кашу, не могло быть и речи.

— Странно, — пробормотала девушка, — когда я снимала ее с огня, она была совершенно нормальной.

— Ничего страшного, — ободрил ее Коннор, — надо просто добавить немного горячей воды.

Так они и сделали. Каша вновь приняла вполне съедобный вид. Завтрак прошел в полной тишине. Джемма была подавлена неудачей, но еще больше беспокойства ей доставляла мысль о том, что готовить придется три раза в день. Она даже представить себе не могла, как она справится с этой непростой задачей.

Коннор покончил со своей порцией; проглотив последний безвкусный комок, он откинулся на спинку стула.

— М-м-м… У вас получилось неплохо. С нетерпением буду ждать ужина. Посмотрим, какой еще сюрприз вы нам приготовите.

Джемма внимательно посмотрела на него. Смеется он над ней, что ли? Но по непроницаемому лицу Макджоувэна ничего нельзя было понять.

Он прекрасно понимал все страхи и сомнения Джеммы. Глядя на ее беспомощно опущенные плечи, Коннор от души посочувствовал своей незадачливой женушке. Бедняжка Джемма! Ее не смогли сломить ни дербиширские разбойники, ни прохвост дядюшка, ни враждебно настроенный деспот муж, ни тяготы их кочевой, неустроенной жизни, а такая обыденная, издревле считавшаяся женской обязанностью, вещь, как стряпня, окончательно выбила ее из колеи. У Коннора даже в животе заурчало при воспоминании о тех вкусностях, которыми потчевала его во время последнего визита в замок миссис Сатклифф, повариха Гленарриса. О деликатесах же, подаваемых к столу его французским поваром в Эдинбурге, Макджоувэн старался даже не думать…

Ясно одно: пока Джечерн и остальные не разрешат им переехать в Гленаррис, необходимо привить Джемме хотя бы самые простейшие кулинарные навыки. Правда, учитель из него никудышный, но, как говорится, не боги горшки обжигают. Джемма должна научиться готовить. Это в его же собственных интересах.

Глава 18

Так начался удивительно спокойный и гармоничный период в их взаимоотношениях. Объединенные желанием выжить, Коннор и Джемма спрятали поглубже свой гордый нрав и различия в характерах и с необычайным рвением принялись учиться — и обучать друг друга — готовить еду.

Несколько дней в очаге непрерывно горел огонь. А пол хижины был усыпан остатками неудавшихся блюд. Да, поначалу большинство из них получалось абсолютно несъедобными, и маленький Поп все время сидел, ища спасения от удушливого черного дыма сгоревших кушаний. Но очень скоро отвратительные запахи сменились приятными ароматами, а щенок возобновил свои атаки на лодыжки Макджоувэна, требуя от него лакомого кусочка.

Что касается самих Коннора и Джеммы, то они были приятно удивлены, обнаружив, что им нравится новое занятие. Ни один из них и предположить не мог, что будет когда-нибудь заниматься чем-то подобным, но им хорошо работалось вместе, и они получали от этого удовольствие.

Дичи в долине было предостаточно, но Коннор решил, что неплохо было бы включить в их рацион и оленину. И однажды утром, когда как следует подморозило и следы хорошо просматривались, он отправился на охоту.

Подстрелив оленя, Коннор уже собрался освежевать его, но обнаружил, что забыл в хижине свой охотничий нож. Вместо того чтобы оставить тушу и вернуться домой за ножом, он взвалил оленя на плечи и направился к дому.

Неподалеку от хижины протекал ручей. Здесь Макджоувэн и свалил добычу на траву, и здесь же нашла его Джемма.

— Иди сюда, девочка, — весело обратился он к ней, увидев ее. Я покажу тебе способ, которым шотландские охотники разделывают оленя. Ты…

Но Джемма, побелев как полотно, отступила назад. Она не отрываясь смотрела на окровавленную оленью тушу с вывороченными внутренностями, затем повернулась и побежала прочь, но споткнулась, упала на колени. И тут ее вырвало.

Коннор, который никак не мог забыть кошмара болезни Джеммы, не на шутку перепугался и в считанные доли секунды оказался возле девушки. При этом он не мог даже прикоснуться к ней, так как руки его были испачканы кровью. Ему не оставалось ничего другого, как бормотать слова утешения.

— Джемма, девочка…

— Оставьте меня!

— Джемма…

— Убирайтесь, вы, убийца!

Коннор вздрогнул. Уже очень давно она не разговаривала с ним подобным тоном. В бессильном гневе он молча смотрел, как она медленно идет к хижине. Навстречу ей с лаем выскочил Поп, Джемма взяла песика на руки и вошла в дом.

Нахмурившись, Макджоувэн принялся за свое кровавое дело. Черт бы побрал эту девчонку! Кто мог предположить, что она так остро воспримет это? Правильно разделанная и засоленная оленина сохранится в течение долгого времени. Да, это было прекрасное животное, гордое и величественное, с ветвистыми рогами. Но разве у них есть выбор в этой жестокой борьбе за выживание?!

Несмотря на то что он был крайне огорчен происшедшим, Коннор проделал всю работу очень тщательно. Затем, как следует вымывшись в ручье, и отскоблив всю кровь при помощи песка, он вернулся в хижину. Поп лежал под столом; он задумчиво посмотрел на Макджоувэна, но не предпринял никаких попыток атаковать его. Очевидно, запах крови действовал на него так же подавляюще, как и на его хозяйку. Джемма варила суп.

— Вот, — произнес Коннор, Ловким движением он отрезал несколько ломтиков мяса и бросил их в кастрюлю. Вскоре комната наполнилась восхитительным ароматом оленьего мяса. Коннор улыбнулся, видя, как потягивает носом Джемма.

— В холодный осенний день нет ничего лучше тушеной оленины, — желая задобрить Джемму, осторожно сказал он.

— Вы правы, — ответила девушка.

«Буря миновала», — с облегчением подумал Коннор. Он решил дождаться, когда Джемма вместе с Попом уйдет гулять к озеру, и тогда закончить засолку мяса и очистить шкуру. Из шкуры он предполагал сшить Джемме теплые рукавицу. Ее тоненькие перчатки не годились для здешних холодов.

Позже ночью, когда Джемма уже спала, Коннор, сидя за работой, вдруг почувствовал, что испытывает удовольствие, мастеря вещь своими руками. Ему вообще очень нравился тот образ жизни, которую они вели в хижине старого Додсона. Сами добывали себе еду, сами готовили. Не то чтобы он собирался провести так остаток своей жизни, добывая в поте лица хлеб насущный. Но в глубине души Коннор осознавал, что пройдет время, и он будет вспоминать эти дни, проведенные в уединении с Джеммой, как самые счастливые, и сожалеть о них словно об утраченном чуде.

Идиллия была бы полной, если б Джемма наконец пустила его в свою постель. Сколько уже прошло дней, с тех пор как он вернулся из Гленарриса? Пять? Шесть? Вполне достаточно, чтобы ее «проблемы» закончились. Находиться все время рядом с Джеммой, работая бок о бок в тесной кухне, а ночью предаваться печали об обладании этой упрямой бестией было для Коннора невыносимой пыткой.

Да, он хотел ее. И Джемма, как предполагал Коннор, тоже его хотела. Иначе, как объяснить недвусмысленные взгляды, которые она иногда бросала на него украдкой, думая, что он ничего не замечает. Подчас, разгоряченные работой, смеясь какой-нибудь шутке, они вдруг замирали, встретившись взглядами. И глаза их, полные страсти, говорили больше, чем слова.

Уже поздно. Пора спать. Отложив работу, Коннор вышел наружу вдохнуть морозного ночного воздуха. Поднялся сильный ветер, небо было затянуто тяжелыми тучами. Макджоувэн хорошо знал такую погоду: к утру наверняка выпадет снег.

Сжавшись от холода, Коннор спустился к загону пони. Наполнив свежей водой оба ведра — одно для пони и второе для них самих — на тот случай, если источник к утру замерзнет, он тихонько вернулся в дом. Подбавив торфа в очаг, Макджоувэн разделся и забрался в свою самодельную постель на полу. Вскоре он уже крепко спал. И Джемма господствовала в его снах…

— Коннор!

Макджоувэн приоткрыл глаза и сощурился: вся хижина была залита ярким светом, пробивавшимся в узкие окна. В потоке этого света кружился вожделенный объект его снов, облаченный в тот самый наряд вечных девственниц — с высоким воротом и длинным, до пят, подолом.

— Что? — прохрипел он спросонья.

— Коннор, на улице снег!

— Бог мой, Джемма, — застонал Макджоувэн, — вы что, для этого меня разбудили? — с этими словами он спрятал голову под одеяло.

— Но это так красиво! Везде снег, много снега! Я никогда не думала, что горы, покрытые снегом, так красивы! Ну посмотрите же, вы, лежебока!

Коннор открыл один глаз. Джемма стояла, склонившись над ним, вся сияя от восторга словно ребенок. Ее маленькая курчавая головка дополняла эту иллюзию. Макджоувэн опустил взгляд ниже, где сквозь ткань ночной сорочки проступала округлость ее восхитительной груди. Вот именно, иллюзию. Потому что в этой обольстительной женщине нет ничего детского. Она была сама прелесть и соблазн во плоти. И Коннор не устоял. Он вытащил руку из-под одеяла и схватил Джемму за запястье. В мгновение ока девушка оказалась рядом с ним.

— Коннор!

По крайней мере в голосе ее не чувствовалось раздражения, а это уже кое-что. Ободренный, Коннор провел рукой по ее волосам, с удовольствием отмечая про себя, что они приобретают свою былую шелковистость.

— Что? — спросил он лениво.

— Отпустите меня!

— И не подумаю. Вы сами виноваты — вьетесь вокруг моей постели, почти раздетая, соблазняете меня.

— Вовсе нет, — возразила Джемма.

Но оба они знали, что так оно и есть. Приподняв девушку словно пушинку, Коннор положил ее на себя. Однако толстое одеяло мешало ему со всей полнотой ощутить теплоту и тяжесть тела, которого он так жаждал. Приподняв Джемму еще раз, он быстрым движением откинул одеяло и уложил ее рядом с собой.

— Так лучше, не правда ли? — спросил Коннор, заглядывая девушке в глаза. Та лишь улыбнулась в ответ. Он обнял ее, она положила голову ему на плечо, и так они лежали не шевелясь какое-то время. Это был первый по-настоящему интимный момент их супружества, полный гармонии и обоюдного согласия.

Однако Коннор не способен был долго оставаться спокойным, чувствуя прикосновение соблазнительного тела Джеммы. Он застонал от мгновенно нахлынувшего желания.

«Пусть решает сама», — подумал Макджоувэн, с трудом заставляя себя не двигаться.

К его изумлению и радости, Джемма не предприняла ни малейшей попытки освободиться из объятий, напротив, она еще теснее прижалась к нему. Дыхание Макджоувэна участилось, сердце бешено колотилось в груди. Коннор едва сдерживал огромный накал страсти, бушевавший внутри. И тут произошло чудо. С легкостью, подобной крыльям бабочки, так легко, что в первый момент Макджоувэну показалось, будто он грезит, Джемма прикоснулась своими губами к его губам. Она поцеловала его, поцеловала без каких-либо просьб или принуждения, и сердце Коннора еще сильнее забилось в ответ.

— Джемма…

Девушка открыла глаза и посмотрела на него, не поднимая головы.

— Что?

— Все в порядке? Коннор почувствовал, как она улыбнулась.

— Да, уже несколько дней «все в порядке». Спасибо за то, что спрашиваешь меня об этом. У него перехватило дыхание.

— Спасибо тебе за то, что говоришь мне об этом. — Внезапно горячая волна раскаяния охватила Коннора. Как же часто он необдуманно обижал ее, бывал с ней груб, если даже простое проявление заботы о ее чувствах заставляет Джемму благодарить его!

Он перевернулся, так что девушка оказалась теперь под ним. Прикосновения Коннора были нежны и береж ны. Господи! Как он соскучился по всему этому… и по ней! Внезапно Макджоувэн осознал, что не одна только жажда плотского наслаждения влечет его к Джемме. Иначе он давно бы уже нашел утешение с какой-нибудь другой женщиной во время своей последней поездки в Гленаррис. Нет, ему была нужна именно Джемма. Именно ее поцелуи волновали Коннора как ничьи другие, именно ее гибкое тело, льнущее к нему с такой детской доверчивостью, заставляло все у него внутри сжиматься от сладкой боли. Прервав поцелуй, он осторожно попытался раздеть Джемму, та с готовностью помогла ему. И когда ночная сорочка отлетела в сторону, она обвила руками шею Кон нора. Их обнаженные тела тесно переплелись. Джемма почувствовала, как дрожит, преисполненная желания, плоть Макджоувэна. Но Коннор не торопил девушку. Наоборот, его ласки стали еще более нежными и искусными, он терпеливо ждал, когда она будет готова принять его. И Джемма была благодарна ему за это, расцветая в его искусных руках и превращаясь в настоящую женщину, пылкую любовницу. Они целовали друг друга снова и снова. И страсть их разгоралась все сильнее от сознания того, что так созвучны их желания и стремления.

— Ласкай меня тоже, — прошептал Коннор прямо в губы девушки. И та, не колеблясь ни секунды, прикоснулась к его напряженной плоти.

Джемма, такая уязвимая, такая невинная во всем, и особенно в постели, на глазах Макджоувэна превращалась в дерзкую, уверенную в себе любовницу, не знающую запретов, когда дело касается удовольствия партнера. Когда же Коннор застонал, не в силах больше сдерживаться, она потянула его за собой, и он едва не вскрикнул, войдя в теплоту и мягкость ее тела.

Каждый удар приближал их к высочайшему пику наслаждения. Их тела слились в единое целое, в этот момент они дышали и чувствовали словно один человек. Стройные гибкие ноги Джеммы сомкнулись вокруг бедер Коннора в страстное объятие. Судорожно вцепившись пальцами в его плечи, она, задыхаясь, шептала его имя. И вот девушка задрожала и изогнулась в экстазе, огромная волна наслаждения захлестнула ее и поглотила с головой. Джемме показалось, что она теряет сознание… Земля словно сдвинулась со своей оси и уплыла куда-то, оставив их парить вдвоем в заоблачных просторах любовного блаженства.

Постепенно в комнате воцарилась полная тишина. В камине тлели угли, щенок поскуливал во сне. Снаружи завывал ветер, а внутри хижины было тепло и уютно. И Коннор лежал, приходя в себя и прижимая к груди Джемму, «Это не похоже ни на что другое, — подумал он изумленно. — Так еще не было ни с кем. Никогда».

Джемма поднялась и, как была, нагишом, сбежала вниз по лестнице. Коннор закинул руки за голову и закрыл глаза, наслаждаясь моментом.

— Все хорошо, Джемма? — окликнул он девушку.

— Да, — отозвалась та снизу.

— Поцелуешь меня, когда вернешься? Ее смех обдал Коннора волной теплоты.

— Может быть.

Поцелует, в атом можно было не сомневаться. Улыбнувшись, он стал ждать нежного прикосновения мягких губ Джеммы. Внизу хлопнула дверь. Какого дьявола она там делает? Ах да, щенок: она наверняка вынесла его на улицу…

— Оууууу! — взвыл Коннор и вскочил с постели как ошпаренный. — Ты! Ведьма! — завопил он, отряхивая снег, который Джемма высыпала ему на грудь.

Та лишь расхохоталась в ответ.

— Я прикончу тебя за это! — кричал Коннор, все еще продолжая прыгать по комнате.

— П-попробуй! — еле выдавила Джемма, не в силах справиться со смехом.

— Что это тебя так рассмешило? — требовательно спросил Макджоувэн, упершись руками в бедра.

— Ты! Мужчины такие смешные, когда они… когда они прыгают г-голые! — И Джемма снова покатилась со смеху. Едва сдерживаясь, так как смеяться над собой ему не позволяло мужское самолюбие, Коннор схватил девушку за плечи и притянул к себе.

— Между прочим, только что мой вид совсем не смущал тебя, наоборот, ты рыдала от страсти и даже выкрикивала мое имя, — напомнил он ей.

— Точно, — со смехом согласилась Джемма. — Разве это не подтверждает еще раз, что наша жизнь — сплошной парадокс?

Тут уж Коннору не осталось ничего другого, как расхохотаться вместе с ней. Прижимая Джемму к груди, он наслаждался своим счастьем. И казалось, что годы одиночества навсегда исчезли из памяти его сердца. Да так оно и было на самом деле.

Глава 19

Снегопад продолжался два дня. А потом внезапная оттепель, и снег исчез, как будто его и не было. На следующее утро Джемма с нескрываемой досадой смотрела на обувающегося Коннора, который собирался идти копать торф. Она хмурилась, не желая отпускать Макджоувэна. Зато маленький Поп ликовал. Он с громким лаем прыгал вокруг Джеммы, хватая ее за юбки и требуя внимания. Но та лишь рассеянно потрепала своего любимца за ухо. За два дня Джемма почти не вспоминала о щенке, и румянец на ее щеках красноречиво говорил о том, чем она была занята все это время.

Джемма Бэрд, неужели это ты? Такая распутная и бесстыдная: сама залезла в постель Коннора и отказывалась вылезать оттуда в течение двух дней и его не отпускала ни на шаг! Джемма и предположить не могла, что любовь мужчины может доставлять такое ни с чем не сравнимое блаженство. И с каждым разом это блаженство все увеличивалось. В глубине души девушка подозревала, что и для Коннора в эти дни открылась масса новых ощущений.

Они жили настоящим, не вспоминая о прошлом и не заглядывая в будущее. И настоящее платило им сторицей, даря незабываемые, прекрасные моменты. Все это время Коннор был необычайно нежен и добр по отношению к своей жене. Будучи искусным любовником, он научил ее всему, что умел сам, и Джемма показала себя прилежной и способной ученицей. Вот почему на щеках ее время от времени вспыхивал стыдливый румянец — когда девушка воскрешала в памяти подробности этих безумных дней — и вот почему с такой неохотой она отпустила из дома Коннора.

Тем не менее Джемма решила тоже заняться делом и принялась наводить порядок в хижине. Она подмела пол, встряхнула одеяло и рассортировала белье. Надо бы обсудить с Коннором, где можно достать корову. Джемма истосковалась по свежему молоку и маслу. Правда, она понятия не имела, как последнее делают, но ведь можно приобрести еще и маслобойку.

«Рассуждаю, как настоящая провинциальная домохозяйка», — отругала себя Джемма, но тут же улыбнулась. Разве не забавно, что она задумывается о таких вещах, как приготовление масла, или получает удовольствие, готовя еду для Коннора, убирая для него? До какой же степени ей должна была наскучить пресная жизнь в Бэрде, чтобы наслаждаться своим теперешним положением!

Но Джемма была отнюдь не глупа и прекрасно понимала, что сейчас все выглядит в розовом свете, потому что она смотрит на вещи сквозь призму своей любви к Коннору.

Да, любви. Теперь Джемма осознавала, что любит Коннора Макджоувэна. Иначе как объяснить ту сладкую боль, которой наполнялось все ее тело при одном только его присутствии и мгновенно охватывающую ее слабость, как только он приближался к ней. Еще никогда в жизни Джемма не чувствовала себя такой обласканной, такой желанной, не ощущала так своей собственной значимости.

Лишь одно обстоятельство омрачало ее счастье: Джемма подозревала, что Коннор вряд ли отвечает ей взаимностью. Нет, разумеется, она не безразлична ему. Потому что не может равнодушный к женщине мужчина так прикасаться к ней и одаривать ее такими взглядами. Бывали моменты, когда Коннор в минуты затишья их страсти брал ее лицо в свои руки и просто смотрел на нее. В его глазах Джемма читала нечто такое, что заставляло ее поверить: она все-таки что-то значит для него! Но была ли это любовь? Едва ли. Во всяком случае, он ни разу не сказал ей о своих чувствах, а она так жаждала услышать слова признания!

Оторвавшись от грустных мыслей, Джемма с тревогой отметила, что куча грязного белья сильно выросла за последние несколько дней. Пора устраивать стирку — первую стирку в ее жизни.

Солнце слегка нагрело ей спину, пока она дотащила корзину с бельем к ручью позади хижины. Окунув руки в ледяную воду, Джемма судорожно глотнула воздух — пронзительный холод обжег ей пальцы. Вот бы оказаться сейчас в хорошо оборудованной, с котлами кипящей воды прачечной Бэрда! Если девушка до настоящего момента относилась к ведению домашнего хозяйства как к развлечению, то только потому, что не занималась стиркой. Уже через минуту Джемма поняла, что это весьма тяжелая и неприятная работа.

Она стирала, стоя на коленях и согнувшись в три погибели. Руки ее покраснели от холода и едкого мыла и совсем перестали слушаться. Она намыливала, терла и полоскала до тех пор, пока ей не стало казаться, что ледяной поток воды унес далеко по течению кисти ее рук — настолько они замерзли и онемели. Что ж, по крайней мере это веская причина, чтобы прекратить пытку, именуемую стиркой.

Джемма подумала, что Коннору тоже наверняка несладко копать торф на продуваемой всеми ветрами равнине, и она устыдилась своего решения бросить стирку. Чтобы он потом смеялся над ней, называя испорченным и ленивым созданием? Ну уж нет!! И она с остервенением продолжала намыливать, скрести и полоскать белье, раскладывая затем выстиранные вещи на траве под солнечными лучами для просушки.

Джемма как раз заканчивала стирать льняную скатерть, когда заливистый лай Попа заставил ее повернуть голову. Сидя на корточках, она прищурилась, надеяеь разглядеть в ярком солнечном свете фигуру Коннора, но вместо Макджоувэна к ней приближались два молодых человека верхом на пони.

Девушка быстро поднялась. Она давно уже не видела людей, и появление незнакомцев чрезвычайно смутило ее. В полной растерянности Джемма пригладила растрепанные волосы и поспешно спрятала за спину красные руки. Где же, черт возьми, носит Кон-нора? И кто эти двое?

— Привет! — воскликнул один из них, когда они спешились на другой стороне ручья.

Джемма не ответила. Она молча взирала на незнакомцев, а те, в свою очередь, с нескрываемым интересом смотрели на нее. Оба были примерно одного возраста с Коннором. На плечах у них красовались клетчатые пледы в соответствии с принятой в Шотландии модой, а их короткие юбочки развевались, открывая взору волосатые белые ноги. Джемма не знала, то ли смущаться ей, то ли смеяться. За время путешествия по стране она встречала немало местных мужчин, одетых в национальные шотландские клетчатые юбки, но никому из них при этом не пришло и в голову влезать на коня. Она вспомнила, как Коннор рассказывал ей, что у большинства шотландцев под юбками ничего нет. Интересно, а эти двое тоже…

— Извините, — произнесла Джемма холодным учтивым тоном, — я лучше позову мужа.

— О нет! Подождите! — мужчина, который обратился к ней явно переигрывал в своих попытках изобразить сильный шотландский акцент. Местные так не говорили. Что же все-таки нужно этим молодчикам?

— Собственно говоря, мы здесь из-за вас. Очень уж хотелось посмотреть на прелестную новобрачную с фермы старины Додсона, — продолжал развязный тип, в то время как второй, блондин пониже ростом, спокойно стоял возле своего пони.

— Как ваше имя, девушка?

Поразмыслив, Джемма решила, что незнакомцы вряд ли намерены причинить ей какой-нибудь вред. Тем более что, судя по всему, они слышали о ней. Может быть, это их соседи? Но впечатление они производят самое скверное, да к тому же еще и изрядно пьяны — девушка почувствовала сильный запах виски. Как бы то ни было, а она не собиралась подавать вида, что испугана их внезапным появлением.

— Я Джемма Бэр… Джемма Макджоувэн, — произнесла она вежливо.

— Макджоувэн? Подумать только! Макджоувэн…

Ты слышишь, Ангус?

— Угу, — пробурчал блондин, ковыряясь в ухе и даже не удосуживаясь посмотреть в ее сторону.

— Мы тоже принадлежим к этому клану! — воскликнул первый, потрясая своим пледом перед носом Джеммы. — Видите? Зелено-сине-черный. Это цвета клана Макджоувэнов. Мы гордимся тем, что носим его. Не правда ли, Ангус?

— Да здравствует клан! — покорно подхватил блондин.

— А где шатается ваш уважаемый муж? — поинтересовался брюнет, обшаривая Джемму темными дьявольскими глазами. Он, по-видимому, здорово накачался, так как на лице его непрерывно блуждала бессмысленная ухмылка.

Девушка недоуменно взглянула на брюнета — он что, насмехается над ней, этот грубиян? Она почувствовала, как внутри у нее все закипает от гнева.

— Ну леди, так где же ваш муж?

— Признаться, я не совсем… Мне нужно…

— Ага! Так он сбежал! И бросил бедняжку одну на морозе стирать белье! Что же он не наймет служанку, чтобы поберечь ваши нежные ручки? Или у него нет денег, чтобы заплатить ей? — издевательски ощерился незнакомец.

— Смею вас заверить, что мы прекрасно справляемся и сами, — холодно произнесла Джемма, едва сдерживаясь, чтобы не нагрубить ему в ответ. — Я пойду посмотрю, может быть, он уже вернулся, — добавила она мрачно. — Он ходил копать торф, и…

Взрыв хохота заглушил ее слова. Джемма с удивлением взглянула на двух веселящихся болванов. Разве они не копают торф? А как же им тогда удается согреть свои костлявые ляжки в такой сильный мороз?

Девушка пожала плечами, развернулась и направилась к хижине. Ее так и подмывало припуститься бегом: она чувствовала, что эти двое следуют за ней по пятам. Навстречу ей выбежал Поп. Джемма от души пожалела, что щенок не из породы мастифов: вцепился бы сейчас в ногу кому-нибудь из этих наглецов! Соседи они или нет, им здесь делать нечего! Тут дверь отворилась и появился Коннор. Он бросил взгляд на жену, затем на глупо хихикающих типов за ее спиной.

— Джемма, зайдите, пожалуйста, в дом, — в голосе его прозвучали опасные нотки.

Это распоряжение вызвало у гостей горячий протест.

— О Коннор! Нет нужды отсылать девушку прочь!

— Мы только хотели выразить свое уважение!

Оба насмешливо улыбались, но, отметила про себя Джемма, ни один из них не осмелился настоять на своем.

На скулах Коннора заходили желваки. Джемма интуитивно почувствовала, что Макджоувэн разъярен и может произойти что-то непоправимое. Кто же, черт побери, эти двое?

— Дорога сюда из Гленарриса была очень долгой, — вставил свое слово Ангус. — Может быть, пригласишь нас в дом выпить?

Для Коннора это было уже слишком. Мало того, что они посмеялись над его именем, вырядившись в цвета Макджоувэнов, теперь они еще хотят войти в дом, который он разделил с Джеммой, отпускать в ее адрес сальные шуточки и развлекаться, слушая холодные вежливые ответы! Ну уж этому не бывать…

— Убирайтесь отсюда, — твердо произнес он.

— Но, Коннор… — начал было Спенсер.

— Пошли, — потянул его за рукав Картер Слоун.

— Ну, Коннор, будь благоразумен, — словно нашкодивший щенок, юлил Кинг, — мы вели себя вполне пристойно.

Ни слова не говоря, Коннор взял Джемму за руку и втолкнул ее в дом. Его пистолеты лежали на полке возле двери. Он внимательно их осмотрел, прежде чем захватить с собой. Джемма прерывисто вздохнула.

— Ты же не собираешься их пристрелить, Коннор?

— Нет. Хотя мне очень бы хотелось.

— Кто они такие?

— Да так, пара пьянчужек из деревни. Безвредные, но ужасно грубые. Оставайтесь, пожалуйста, здесь, пока я не избавлюсь от них.

Это прозвучало как приказ, но Джемма и не думала сопротивляться. Из окна она наблюдала за Коннором, разговаривавшим с двумя незнакомцами. Он был все еще зол, но, по-видимому, держал свои эмоции под контролем. Потом ей показалось, что она слышит смех; незнакомцы несколько раз указывали жестами на дом, но Коннор отрицательно качал головой.

Несколько минут спустя Макджоувэн выглядел уже совсем успокоившимся. Его нахмуренное лицо смягчилось, пару раз он даже улыбнулся. В конце концов незнакомцы развернулись с намерением уйти прочь. Напоследок Коннор решил подшутить, приподняв двумя пальцами юбки брюнета. На какой-то момент взгляду Джеммы открылся голый мужской зад. И хотя его владелец не подал виду, что смущен, на щеках его выступили красные пятна. И Коннор, и тот, которого называли Ангусом, расхохотались.

Коннор все еще улыбался, когда возвратился в хижину.

Джемма поджидала его у двери.

— Кто они такие? Чего они хотели?

— Я уже говорил — пара пьянчужек из Гленарриса.

Гленаррис! Опять Коннор упомянул это загадочное место и даже не потрудился как следует ей все объяснить.

— Где они вас нашли?

— У ручья. Я стирала.

— Они сказали вам, чего хотят?

— По их» словам, они узнали о том, что я здесь и пришли посмотреть на меня. Почему вы не позволили им войти?

— Они оба чертовски пьяны. Нечего им здесь делать.

Но Джемма не могла избавиться от ощущения, что Коннор выпроводил непрошеных гостей слишком уж поспешно и совсем по другой причине. Она могла бы поклясться, что Коннор сейчас соврал ей. Но им с таким трудом удалось достигнуть мира и согласия в отношениях, что девушка боялась задавать лишние вопросы, чтобы Коннор снова не превратился в высокомерного грубияна вместо нежного и внимательного мужа, к которому она привыкла за последнее время.

Эти двое незнакомцев… Что в действительности скрывается за их появлением? Почему так разозлился Коннор? И почему он все еще отказывается говорить с ней о Гленаррисе?

«Я должна, должна все узнать», — подумала Джемма в отчаянии. Невозможно любить человека и в то же время не доверять ему. В своем счастье она отбросила все прежние неприятные моменты их совместной жизни, но теперь старые вопросы вновь стеной встали между ними. И она должна получить на них ответы. Чтобы помочь ему. И защитить его. Чтобы любить его так, как она хочет: всем сердцем, всей душой.

Коннор еще несколько дней оставался на удивление раздражительным. Он все время был чем-нибудь занят и проводил все дневные часы вне дома, а ночью очень редко приходил к Джемме. Она поймала себя на том, что боясь очередной вспышки гнева Макджоувэна, изо всех сил старается подобрать нужные слова в разговоре с ним. Даже Поп и тот присмирел.

Однажды утром, когда за окном еще было темно, девушка спустилась сверху и застала Коннора за упаковкой вещей.

— Мне придется на время уехать, — бесцветным голосом произнес он.

— Почему? — спросила Джемма спокойно, хотя у нее перехватило дыхание.

— Нам нужна еда. Скоро снег ляжет окончательно, и мы не сможет выбраться отсюда до весны.

У них было достаточно запасов провизии, чтобы перезимовать. Но Джемма промолчала.

— Могу я поехать с вами? — спросила она чуть погодя.

— Нет.

Хотя Джемма и ожидала услышать именно такой ответ, он все равно больно ранил ее. Облокотившись на перила, она стояла и смотрела, как Коннор собирается. Он ни разу даже не взглянул на нее. Так же, не поднимая глаз, Макджоувэн дал ей последние наставления относительно пистолетов и запоров на двери и сказал, что постарается вернуться как можно скорее. Напоследок он спросил, не нужно ли ей привезти что-нибудь особенное. Джемма покачала головой.

— Ну, тогда все. До встречи.

И снова, прильнув к стеклу, она провожала глазами удаляющуюся повозку. И снова молила Бога, чтобы Коннор оглянулся. И снова он этого не сделал.

Глава 20

Коннора не было восемь дней. Бесконечных дней, в течение которых Джемма похудела до невероятности и измучилась от тревоги за него. Она плохо спала и едва могла думать о еде. Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, девушка старалась занять себя работой по дому. Она без конца штопала, стирала, убирала, чистила серебро, запасала воду, сушила торф. Темноты Джемма больше не боялась, так как с ней был Поп. Но хижина словно опустела без Коннора. И жизнь Джеммы тоже. Несколько раз она уже совсем было собралась идти на поиски Макджоувэна, приготовила себе дорожную сумку. Но здравый смысл победил — Джемма хоть и неохотно, но оставила свою безумную затею. Уж лучше умереть от одиночества, сидя в этой заброшенной хижине, чем замерзнуть в горах…

Что за ирония судьбы! Здесь, посреди пустынной равнины, окруженной со всех сторон горами, где вокруг нет ни души, она чувствовала себя в еще больше западне, чем в доме своего дяди в Бэрде. Там по крайней мере Джемма могла отвести душу в компании Гелиоса, промчавшись верхом по бескрайним полям, залитым солнцем. А как спастись от одиночества в этом холодном угрюмом краю, где целыми днями стоит такая оглушительная тишина, что слышен шум далекого водопада?

Джемма пыталась найти утешение в возне с Попом. Один раз она попробовала даже поиграть с щенком в снежки. Но это лишь вызвало у нее новый приступ грусти: девушка вспомнила то утро, когда она высыпала пригоршню снега на грудь лежащего в постели Коннора. Как хорошо им было тогда! Как они были счастливы!..

Многие часы Джемма провела, размышляя, как могло случиться, что они вернулись к своим прежним враждебным отношениям? Она не в силах была поверить, что причина этого кроется в неожиданном визите двух несносных шотландцев из деревни. Когда Коннор вернется, ему придется ответить на все ее вопросы, хочет он того или нет. Если он, конечно, вернется…

К вечеру восьмого дня, в самый разгар сильнейшего урагана с дождем, Коннор подъехал к ферме старого Додсона. Он был вконец измучен невероятной гонкой: сначала дорога в Гленаррис, а затем в Эдинбург, где он встретился с Кингом и Картером.

Видя, что Коннор находится на грани срыва, Джечерн настоял на том, чтобы сопровождать кузена в Эдинбург. В том состоянии, в котором находился Макджоувэн после визита своих дружков на ферму, он вполне мог наломать дров.

Джечерн рассказал Коннору, что долго отговаривал Спенсера и Слоуна отказаться от их безумной затеи навестить Коннора и Джемму, зная, что его это возмутит, но они не вняли никаким увещеваниям.

Как и следовало ожидать, встретившись в Эдинбурге в доме Макджоувэна Коннор и Кинг едва не подрались. С большим трудом Джечерну и Картеру удалось разнять их и отговорить от дуэли.

В конце концов Коннор с большой неохотой отступил, но потребовал прекращения пари. Кинг категорически отказался. Тогда Коннор, едва сдерживаясь от переполнявшего его гнева, угрожающим голосом предупредил Спенсера, чтобы тот впредь держался подальше от хижины старого Додсона. Кингу не оставалось ничего другого, как благоразумно согласиться. После чего они со Слоуном с величайшей поспешностью были выпровожены из дома камердинером Коннора, а Джечерн остался, чтобы успокоить кузена.

— Ты не можешь выйти из игры теперь, Кон, — убеждал он Макджоувэна. — Теперь, когда карты уже розданы и ставка — Гленаррис. Вспомни, ты ведь никогда никому не проигрывал: ни Кингу, ни мне, ни Слоуну.

Это было правдой. Более того, покорить сердце Джеммы Бэрд стало для Коннора делом его мужской чести. После того, как Кинг и Картер увидели ее, он ни за что на свете не признается, что эта зеленоглазая леди, судя по всему, одержала в их схватке верх и прочно поселилась в его душе и мыслях.

Макджоувэн ругательски ругал себя за то, что был так холоден в Джеммой последние дни перед отъездом. Сколько придется затратить усилий, чтобы опять наладить их доверительные отношения, которые эти два идиота разрушили своим появлением! Два чувства боролись в душе Контора по пути домой: страх застать там враждебную, высокомерную Джемму, такую, какой он знал ее раньше, и острое желание увидеть ее и сжать в своих объятиях. Как бы там ни было, Макджоувэн торопился изо всех сил, останавливаясь для сна лишь на четыре часа в сутки.

Вымокший до нитки, продрогший до костей Коннор подошел к хижине, когда на улице было уже темно. В волнении он потянул за ручку двери, желая только одного — ощутить теплоту и нежность рук Джеммы на своих плечах.

Его встретило тоненькое хрупкое существо с огромными совиными глазами, полными грусти. Увидев сильно осунувшееся лицо девушки, Коннор мгновенно забыл про все неприятности последних дней.

— Вы снова больны? — спросил он с тревогой.

— Н-нет, — изумленно произнесла Джемма. — А почему вы спрашиваете?

— Неужели непонятно?! Да вы только посмотрите на себя — кожа да кости! Вы что, все восемь дней ничего не ели?! — вскричал Коннор, выходя из себя.

— Посмотрите на себя! — закричала Джемма в ответ. — Вы похожи на мокрого медведя. Неужели не нашли ничего лучшего, чем шляться под проливным дождем?!

«Славная у нас получилась встреча, нечего сказать», — сердито подумал Коннор.

Минуту, другую они молча взирали друг на друга.

«Так дальше не может продолжаться, — решил Макджоувэн. — Я слишком устал для этого».

— Джемма, подождите, — произнес он мягко. Девушка выжидающе посмотрела на него.

— Давайте попробуем еще раз.

— Что вы имеете в виду?

Устало волоча ноги, Коннор вышел за дверь, оставив за собой мокрый след, и через несколько секунд появился снова, улыбаясь.

— Привет, девочка! Вот я и дома. Соскучилась по мне?

Звонко рассмеявшись, Джемма приподнялась на цыпочки и обняла Коннора за шею. Он крепко прижал ее к себе. Через секунду она была такая же мокрая, как и он. Изголодавшись по ее телу, Макджоувэн снова и снова целовал Джемму. Та, в свою очередь, прижималась к нему еще теснее, лаская со всей нежностью и любовью, на которые только была способна.

— О Боже! Я так по тебе соскучился, — пробормотал он, не в силах больше притворяться. — Знаешь ли ты, как благотворно на меня действуешь?

— Нет, — прошептала девушка. — Расскажи мне.

Лучше, чем дорогое, мягкое на вкус бренди, которым после стычки Коннора с Кингом отпаивал его Джечерн. Лучше, чем изысканный обед из десяти блюд, приготовленный французским поваром Макджоувэна по случаю приезда хозяина. Лучше, чем роскошное белье, на котором он провел ночь в своем фешенебельном доме. Но всего этого ему не пришлось поведать Джемме, тем более что та уже знала ответ.

— Это как возвращение домой после долгой-долгой разлуки, — мягко подсказала она.

Да, именно так оно и есть. Но признать правоту ее слов Коннору было страшно. Вместо ответа он поглубже зарылся лицом в шелковистые благоухающие волосы девушки. Черт возьми! Это намного больше, чем он заслуживал от женщины, которую столько раз обижал…

— Джемма, я… — начал было Коннор, поддавшись внезапному порыву.

— Тшшш, — перебила его она. — Ты весь промок и продрог. Иди сюда, погрейся у огня.

Он позволил подвести себя к камину за руку, как ребенка.

Джемма пододвинула стул, усадила на него Коннора и сняла с него сапоги, доверху забрызганные грязью. Затем она полностью раздела его и растерла горячими полотенцами, нагретыми у камина. Коннор сидел не шевелясь, с закрытыми глазами, безропотно позволяя девушке хлопотать вокруг него. Он лишь слегка вздрогнул, когда одев его в сухую чистую одежду и расчесав волосы, она нежно поцеловала его в губы. Затем Джемма подошла к очагу, где подогревались каша и чай для Коннора. Пока он ел, она не отрываясь смотрела на него.

Когда же на его щеках снова появился румянец, девушка с облегчением вздохнула и улыбнулась.

Коннор же, напротив, смотрел на нее нахмурившись.

— А где ваш собственный ужин? — требовательно спросил он.

— О, я не…

— Джемма, вы должны поесть, — перебил ее Коннор. — От вас остались кожа да кости. — С этими словами он привстал, чтобы достать для нее тарелку. Теперь Джемма ужинала под пристальным взглядом мужа. Она была так несказанно счастлива, что не переставала улыбаться ни на минуту. Забота о Конноре доставляла ей огромную радость и удовольствие. Но еще большую радость она испытывала от того, что он признал за ней право заботиться о нем.

Она взглянула на мужа и увидела, что он почти спит. Лицо его, расслабленное дремотой, выглядело совсем юным и беспомощным.

— Коннор, — Джемма встала и взяла Макджоувэна за руку. — Идемте, вам надо поспать.

Поднявшись, Коннор притянул девушку к себе и поцеловал ее. Но та отступила назад. Сейчас он нуждался в отдыхе больше, чем в ней.

— А где этот чертов пес? — спросил Макджоувэн, уже засыпая.

— Я заперла его в хлеву. — Джемма усмехнулась. — Думаю, вас не слишком обрадовало бы его присутствие.

Коннор улыбнулся в ответ.

— Вы так добры, — пробормотал он и через минуту погрузился в сон…

К утру дождь кончился, но дул холодный ветер, небо было затянуто тучами. Джемма поднялась рано и теперь готовила завтрак, ступая о комнате чуть слышно, чтобы не разбудить Коннора. «Он, должно быть, сильно устал, если спит так глубоко, что даже дневной свет ему не мешает», — подумала девушка. Пора прекратить эти изнурительные поездки в город. Но что она могла сделать? А что, если написать дяде и попросить выслать ее оставшиеся деньги? Может быть, тогда они будут в состоянии…

Джемма удивилась своим невероятным мыслям. Не так давно она скорее умерла бы, чем добровольно поделилась своими деньгами с Коннором. И вот теперь она мечтает о лучшей жизни для них двоих, купленной на ее собственные деньги! «Джемма, девочка, — обратилась она к себе в манере Макджоувэна, — в твоем сердце произошли разительные перемены».

С любовью вглядываясь в лицо спящего Коннора, Джемма осознала, что готова провести на этой заброшенной ферме остаток жизни — при условии, что он будет рядом.

— Оу! — вскрикнула она от неожиданности. Коннор без предупреждения схватил девушку за подол юбки, притянул к себе и уложил ее рядом.

— Я не заметила, когда ты проснулся, — переводя дух, прошептала Джемма.

Коннор лишь улыбнулся в ответ своей дьявольски привлекательной улыбкой и звучно поцеловал ее. От вчерашней усталости не осталось и следа: перед Джеммой был мужчина, который страстно желал ее. И она тотчас откликнулась на призыв. Обвив руками его шею, девушка тесно прижалась к теплому сильному телу Макджоувэна, позабыв и про щенка, запертого в хлеву, и про завтрак на огне.

Коннор не спеша раздел Джемму. Он обласкал и обцеловал ее всю, не пропустив ни одного дюйма. И нашел, что она стала еще желаннее, еще слаще за время их разлуки. У него перехватило дыхание, когда Джемма нежно начала возвращать ему любовные ласки. Они разговаривали на языке, понятном всем влюбленным языке нежнейших прикосновений, полувздохов, полушепотов…

— О Коннор, — выдохнула Джемма, растворяясь в объятиях Макджоувэна.

Он притянул ее к себе и обхватил руками соблазнительные упругие ягодицы. Она тотчас же почувствовала его требовательное, еле сдерживаемое желание. Какое-то мгновение они молча смотрели в глаза друг другу. Затем Коннор медленно вошел в нее и углубился в манящее пленительное тепло женской плоти. Джемма обхватила его ногами. И началось стремительное и упоительное восхождение к вершине наслаждения. Тела их сплелись и закружились в любовном танце, столь же древнем, как движение во вселенной.

Это пришло довольно быстро. Неожиданное и желанное, как всегда. И было подобно взрыву, вспыхнув в их сознании миллионами ослепительных искр и озарив ярким светом все их существо, наполняя каждую клеточку тела сладкой болью.

«Я люблю тебя», — подумал Коннор исступленно, склоняясь над содрогающейся в экстазе Джеммой.

Позже они молча лежали, совершенно изнемогшие от страсти. Лежать вот так, прижимая к груди притихшую Джемму и прислушиваясь к гулкому стуку ее сердца, доставляло Коннору не меньшее наслаждение, чем любовные ласки. «Я люблю тебя», — твердил Коннор про себя. Но произнести эти слова вслух так и не решился: мешал груз долгих сумбурных лет холостяцкой жизни и элементарный страх быть осмеянным. Как же его мучила эта хоть и объяснимая, но все же такая нелепая трусость!..

Его размышления прервал сильный треск. Коннор и Джемма чуть не подскочили от неожиданности. Оказалось, сгорел котелок, забытый на огне. Теперь уж тем более не до признаний.

— Ну вот, — произнесла Джемма в отчаянии. — Теперь нам не в чем кипятить воду и готовить еду.

— Не стоит беспокоиться, — с деланной бодростью ответил Коннор, все еще находясь под властью своих невеселых мыслей. — Я привез много разной кухонной утвари.

Джемма просияла.

— Правда?! И где же она?

Он невольно улыбнулся, видя ее явное восхищение.

— Осталась в повозке. Беги за ней. Ну-ка, кто быстрее?

Они стали одеваться.

— Это несправедливо! — жалобно воскликнула Джемма, не в силах справиться с множеством крючков на юбках. — Мог бы мне и помочь.

Но Коннор знал, что ему лучше держаться подальше от нее, иначе они никогда не выберутся из постели.

— Извини, но ты сама виновата. Вы, женщины, носите на себе столько лишних вещей и с таким неимоверным количеством застежек!..

— Да, но, между прочим, расстегивала их не я, — возразила девушка. Коннор усмехнулся.

— Увидимся на улице, — стоя в дверях, рассмеялся Коннор.

— Нечестно играешь, Макджоувэн, — упрекнула Джемма.

— Разве ты не знаешь, что я всегда так поступаю? — подчеркнуто зловредным тоном протянул Коннор и вышел.

Стоя на пороге, он окинул взглядом двор и конюшню. Улыбка медленно сползла с его лица. Он не был дома больше недели, и теперь более трезво оценил, какое все ветхое и запущенное вокруг! Придется работать не покладая рук, чтобы как следует подготовиться к предстоящей зиме.

Пони встретил Макджоувэна нетерпеливым ржанием. Вчера Коннор слишком устал, чтобы накормить бедное животное, и теперь дал ему лишнюю порцию овса. Мимо с диким лаем промчался Поп. Коннор оглянулся. Возле повозки стояла Джемма. Лицо ее сияло от восторга.

— Здесь столько замечательных вещей, — с жаром воскликнула она.

Да, это была правда, Он привез для Джеммы скамеечку для ног с изумительной вышивкой, для себя — прекрасный бритвенный прибор, купил запасные одеяла и сатиновое белье, корзину с цыплятами, различную кухонную утварь и несколько фунтов масла.

— Как ты расплатился за все это? — спросила Джемма, забираясь в повозку самым неприличным для молодой леди образом и вылезая оттуда с курицей в руках, которая каким-то чудом выжила в морозную ночь и теперь возмущенно квохтала от голода. — Ты использовал мои деньги?

— Да, — ответил Коннор, заранее приготовившись к той вспышке гнева, которая, как он знал, сейчас последует.

К его огромному удивлению, Джемма радостно засмеялась.

— Ты молодец, что поступил так разумно, — сказала она, обнимая Коннора.

Нет, он вел себя крайне неразумно. Иначе разве позволил бы он этим колдовским зеленым глазам так глубоко проникать ему в сердце? Да если бы у него было хоть немного здравого смысла, он повернулся бы и пустился бежать отсюда, чтобы никогда больше не знать ее рук, так нежно обвивающих его шею, и этих губ, перед которыми невозможно устоять.

Долгий страстный поцелуи ревниво прервал своим звонким лаем Поп, яростно атаковавший лодыжки Кон-нора. Тот хотел отшвырнуть несносное создание ногой, но Поп ловко увернулся и возобновил нападение. Наблюдая за тщетными усилиями Макджоувэна, Джемма начала тихонечко хихикать.

— Оставь это пустое занятие, Коннор, — посоветовала она. — Иначе он разорвет твои единственные ботинки.

«У меня их не одна дюжина», — вертелось на языке у Макджоувэна, но он сдержался, неохотно отпуская Джемму из своих объятий.

Они принялись разгружать повозку. Это было похоже на Рождество! Джемма радостно вскрикивала при виде каждой новой вещи. С улыбкой глядя, как она носится со своими новыми кастрюльками и сковородками, Коннор не мог поверить, что перед ним та самая женщина, которая чуть не убила его из-за шкатулки с драгоценностями.

— А этот ящик очень тяжелый, — перебила Джемма размышления Коннора. — Мне не терпится посмотреть, что в нем.

И когда Макджоувэн гордо открыл крышку, она замерла от восторга.

— Вино! О Коннор!

— Не можем же мы прожить всю зиму на одной воде.

— Конечно, нет. Ты умница! — она читала надписи на этикетках с явным одобрением. Когда же девушка извлекла последние дв бутылки, лицо ее нахмурилось.

— Что-то не так, Джемма? — поспешно спросил Коннор. — Я знаю, ты не поклонница бренди, но подумал, что ты не будешь возражать, если я приобрету парочку бутылок для себя.

— Я не возражаю, — в замешательстве произнесла та. — Но скажи, ты сам выбирал это? — она показала на бутылки.

— Да, а что? — произнес Коннор и тут же понял, какую глупость сморозил.

Бренди было чрезвычайно дорогое и по возрасту превосходило Джемму. Коннор взял его из собственного погреба в Гленаррисе. Напиток приготовлялся во Франции, в Шампани, одной маленькой семьей виноделов, и совершенно невероятным было предположить, что о его существовании стало известно простому шотландскому фермеру, который скорее предпочел бы самодельный эль, а не изысканный французский коньяк.

— Я ездил в Инвернесс, — торопливо пояснил Коннор, прерывая тягостное молчание. — Там был и Джечерн. И он посоветовал мне купить именно это бренди. Сам-то я не очень хорошо разбираюсь в винах.

Джемма ничего не ответила. Она видела, что, разговаривая с ней, Коннор опускает глаза, а это означало одно: он лжет.

Но почему?

Они закончили разгружать повозку в полном молчании. Множество вопросов, оставшихся в свое время без ответа, снова всплыло в сознании Джеммы. Почему Макджоувэн был всегда так равнодушен к богатству ее дяди, откуда этот его высокомерный тон при разговоре с конюхами и содержателями гостиниц — тон человека, привыкшего приказывать? И почему даже Джечерн, который стоял неизмеримо выше Коннора на социальной лестнице, совершенно очевидно преклонялся перед ним? Что означает его несомненное умение обращаться с оружием и правильная, абсолютно грамотная речь? Не говоря уже о том, что он знает творчество Александра Попа и покупает бренди редкой марки?

Разрозненные детали соединились в целое, и все стало совершенно ясным. Как же она раньше не догадалась! Коннор Макджоувэн не был фермером от рождения!

Что же произошло с ним? Какие трагические обстоятельства заставили его под видом жалкого бродяги отправиться в Англию в поисках работы? Не похоже, чтобы он пропил все свое состояние или проигрался. Может быть, неудачно вложенные деньги? Нет, он слишком умен для этого. Но почему он не рассказал ей всего? А как он мог, собственно, рассказать, если она вела себя, как последняя дура, все время отвергая его попытки сблизиться?

Глаза Джеммы наполнились слезами. Огромное чувство стыда и раскаяния стеснило ее сердце. Она должна помочь ему во что бы то ни стало. Помочь обрести то, что он потерял. Но для этого нужно убедить его, что ей можно довериться.

«Я помогу тебе, Коннор! — прошептала девушка. — Но сначала ты должен позволить мне сделать это».

Джемма ласково прижалась щекой к дрожащему тельцу щенка. И Коннор втайне позавидовал счастливцу. Отвернувшись, он принялся разбирать запасы.

— Думаю, вам будет приятно узнать, что я привез целую гору еды. Здесь овсянка, сыр, ветчина и патока. Немного бренди, яйца и мед. Еще я хотел привезти цыплят, чтобы в дальнейшем у нас было куриное мясо, но потом подумал, что вам вряд ли доставит удовольствие вид несушек, расхаживающих по комнате.

Он ожидал услышать в ответ серебристый смех Джеммы, но за его спиной была полная тишина. Обернувшись, Коннор увидел, что Джемма даже не слышала его слов. Она брела по направлению к дому, без конца осыпая поцелуями и ласками этого несносного щенка, которого Макджоувэн уже начал ненавидеть. При этом она отвратительно сюсюкала с ним. Обессиленный, Коннор опустился на дно повозки. Он в очередной раз проиграл и хорошо сознавал это. Женщины! На протяжении многих лет его не покидало чувство уверенности, что он отлично разбирается в них. Но так было до тех пор, пока в его жизнь не вошла эта маленькая непредсказуемая бестия Джемма Бэрд.

Глава 21

Оказавшись позади хижины, Коннор остановился, чтобы стереть со лба пот. Он провозился с разгрузкой повозки намного дольше, чем ожидал, но в конце концов цыплята были помещены в сарае у пони, а все до единого бочонки с гвоздями и дегтем, а также тюки соломы оказались под навесом. Если еще несколько дней не будет дождя, то сарай достаточно просохнет, и тогда можно заняться сооружением надежной крыши и стен.

Со временем у нас будет неплохая ферма, с удовлетворением думал Коннор, оглядываясь вокруг и растирая ноющие мышцы. С наступлением весны он займется самим домом, устроит просторный чердак и расширит кухонный угол. С потом с помощью Джеммы можно как следует возделать и засеять землю, и, если зима не затянется и репа прорастет достаточно рано…

Тут Коннор самым жестоким образом похоронил свои сладостные грезы. Святая кровь Христова! Да что это за чертовщину он напридумывал? Ведь на какое-то. безумное мгновение он и вправду позабыл, кто он такой.

Вы только взгляните, как он стоит тут, засунув руки в карманы, и грезит наяву о своем будущем, словно какой-нибудь простой крестьянин! Сеять пшеницу, сажать репу, перекрывать крышу, собирать урожаи, чтобы прожить зиму? Нет уж, благодарствуйте!

С дальнего края фермы донесся яростный лай Попа. Коннор не обратил на него внимания и со всей силы пнул один из бочонков, который только что с такой осторожностью устанавливал. Во имя всего святого, что за помутнение рассудка у него случилось? С какой это стати он взялся строить подобные планы, да к тому же еще на такое продолжительное время? Ведь эта жизнь совершенно не для него — да и не для Джеммы.

— Заткни пасть этой собаке! — взревел он, так как Поп не умолкал, и его пронзительный лай и визг нестерпимо терзали взвинченные нервы Коннора.

Чем скорее он вернется в Эдинбург, тем лучше, раздраженно думал он. Если осень можно было считать приятной интерлюдией, проведенной в обществе Джеммы, то с зимой шутки плохи. Игра в крестьян наверняка скоро надоест и ему самому, и его молодой жене, коль скоро они окажутся запертыми здесь, в горах, жестокими метелями и обильными снегопадами.

Его жена…

Он остолбенел.

Что же станет с его женой, когда он вернется к своей прежней милой и беззаботной жизни в Эдинбурге?

С дальнего края фермы по-прежнему доносился дикий лай Попа. Разъяренный, Коннор пошел вокруг сарая, собираясь дать щенку хорошего пинка и заранее предвкушая то наслаждение, которое при этом получит.

Завернув за угол, Коннор замер. В их маленьком дворике было тесно от трех лошадей. Сидевшие на них незнакомцы громко хохотали над яростными попытками несчастного Попа вцепиться в их ноги, обутые в щегольские сапоги. Вся троица была одета в дорогие охотничьи костюмы из зеленого сукна, а к их седлам приторочены самые дорогие ружья.

Коннор с первого взгляда понял, что эти охотники — не шотландцы, а скорее всего англичане, из тех, что имеют привычку в это время года отправляться в Шотландию, чтобы пострелять куропаток, оленей или еще какую-нибудь дичь. На удивление мягкая погода последних недель объясняла то, что число этих искателей приключений оказалось намного больше, и они успели забраться даже в такую глушь, как эта долина.

Но вот Поп заметил Коннора. Прекратив нападать на огромных лошадей, он с визгом бросился к хозяину за помощью. Поскольку трое незнакомцев в его глазах явно представляли угрозу для Джеммы, бедняга ожидал, что Коннор должен что-то предпринять.

Только сейчас Макджоувэн заметил Джемму, настороженно замершую на пороге дома. Ее лицо было бледнее обычного, но не казалось испуганным. Наоборот, она выглядела сердитой. И даже не просто сердитой, а разозленной донельзя. Он тут же понял причину ее гнева, когда один из незнакомцев, очевидно, главный, заметил приближение Коннора и заговорил с ним.

— А! Ты наверняка муж этой девчонки! — В его речи ясно слышался акцент уроженца Йоркшира, а манера вести себя поражала наглостью и самоуверенностью. — Мы тут аж глотки надорвали — все толковали твоей девке, что невежливо не пригласить нас в дом, да все без толку.

Коннор промолчал. Он не спеша скрестил руки на груди и расставил ноги пошире. На лице его было ясно написано, что он совершенно согласен со своей женой.

— У нас выдалось нелегкое утро, — добавил приятель главаря, жирный, с широкоскулым лицом, покрытым нездоровым синюшным румянцем.

Третий незнакомец кивнул в подтверждение. Его глаза с нескрываемым презрением окинули Коннора, словно хозяин стоил ненамного больше собаки, жавшейся теперь к его ногам.

— Мы хотим обогреться и выпить виски, — в этой фразе не прозвучало и тени просьбы.

— У меня нет виски, — холодно ответил Коннор.

— Вот-вот. Вы слыхали этот тон? Ты кем это себя воображаешь, а? — вмешался первый всадник. — Было бы с чего. — И выразительно глянул в сторону хижины. — Недаром говорят, что горцы изрядные невежи. — С этими словами он сплюнул темную табачную жвачку прямо под ноги Коннору.

Его дружки расхохотались. Коннор не отвечал. Наступило неловкое молчание, прерывавшееся лишь пофыркиваньем лошадей, громко переступавших копытами.

— Ну? — настойчиво спросил третий. — Так как у тебя насчет виски?

— Коннор… — взмолилась Джемма.

— Ступай в дом! — Он даже не взглянул в ее сторону.

— Верно, — подхватил широколицый. — Залезай-ка к себе в постельку да подожди меня. Нам не помешает малость сбить спесь с этой сучки, верно, парни?

В ответ раздался взрыв хохота.

— Да ты не хмурься, малый, — обратился к Кон-нору главарь. — Мы тебе заплатим, так что будешь доволен. У тебя есть пара медяков, Фрэнк? — спросил он толстяка.

Тот извлек из жилетного кармана мелочь и бросил к ногам Коннора.

— Отлично, ребята! Пойдем позабавимся с сучкой!

В следующее мгновение все трое обнаружили, что свалены в кучу, по которой едва не прошлись копытами испуганные лошади. Столь молниеносно спешивший их Коннор уже возвращался из дома с оружием в руках. С громким клацаньем он взвел курки обоих пистолетов.

— Убирайтесь отсюда вон. Считаю до пяти. Толстяк обалдело потряс головой, словно собака, выскочившая из воды.

— Какого черта… Да только попробуй!

— Один.

— Может, ты из-за денег? Ну так бы и сказал, мы бы заплатили больше, много больше!

— Два.

— Поехали, Фрэнк, — вмешался главарь. — Этот дикарь к тому же еще и тронутый, ты разве не видишь?

— Точно, чокнутый, — подхватил третий, торопливо вскарабкавшись в седло.

— Верно. — Толстяк, которого звали Фрэнком, неловко поднялся с земли.

— Три.

Чертыхаясь, Фрэнк взгромоздился на спину лошади. От удара о землю шляпа свалилась с его головы, а в волосы набилась грязь. Главарь, все еще стоявший в нерешительности, поднял шляпу и подал ее приятелю.

— Четыре, — неумолимо вел отсчет Коннор.

Сочтя за благо поторопиться, главарь тоже вскочил в седло. И незваные гости галопом понеслись прочь, сопровождаемые бешеным лаем помчавшегося следом Попа и ржанием пони, запертого в сарае.

— Пять.

Спустив курки, Коннор аккуратно положил каждый пистолет в кобуру и подошел к Джемме, застывшей на пороге хижины.

— Они не ранили тебя? — с тревогой спросил он.

— Нет. Они даже не посмели слезть с лошадей. Им Поп не позволил.

Он схватил ее за руку и потащил в дом.

— Пойдем.

— Куда ты собрался?

Коннор не отвечал. Ничего не понимая, Джемма следила за тем, как он запихивает пожитки в потрепанную кожаную сумку.

— Коннор! Что ты делаешь?

— Собираюсь.

— Это я вижу. Но почему?

— Мы уезжаем. Надень пальто и перчатки.

— И куда…

— Шевелись, женщина!

Джемма повиновалась. Когда она вышла из спальни, Коннор уже отправился запрягать пони. Подойдя поближе, она тихонько окликнула его по имени, но он не отозвался.

— Они же совсем не это имели в виду, — начала она. На скулах Коннора вздулись желваки.

— Ах, вот как? Они просто хотели купить тебя за свой вонючий фартинг? Сочли нас за таких простолюдинов, с правами которых можно не считаться?

— Они просто хамы, вот и все.

Коннор рывком затянул шнурки на кожаной сумке.

— Они ни за что не позволили бы себе ничего подобного, если бы знали, кто мы такие на самом деле. Они наверняка сочли нас за «крестьянское отродье», которое можно продать и купить за грош.

— Ну а разве это не так?

— Нет, — повернулся он к ней с почерневшим от гнева лицом. — Нет, Джемма, это не так. И пришло время прояснить все раз и навсегда.

— Что… что ты задумал? — Она покосилась на пистолеты у него на поясе и перевела взгляд на разъяренное лицо. — Тебе ни за что не догнать их!

— Так вот о чем ты подумала?

— Но если мы едем не вдогонку за ними, то куда?..

— В Гленаррис. Садись в повозку.

Она замялась, но все же смущенно спросила:

— Могу я взять Попа?

— Если хочешь.

Она с собакой на руках вскарабкалась на сиденье. Подхватив вожжи, Коннор устроился возле. Она робко заглянула ему в лицо, но заговорить не решилась.

Хотя пони вряд ли успел как следует отдохнуть от своей последней, довольно изнурительной поездки, он довольно бодро тронулся в путь. Когда повозка покатилась по вересковой пустоши, Джемма оглянулась и жалобно возопила:

— Моя стирка!..

— Ничего с ней не сделается, — отрезал Коннор.

Уже близился вечер, когда Коннор и Джемма добрались до Гленарриса. За несколько часов быстрой езды они не обменялись ни единым словом. Поначалу Джемма пыталась завязать разговор, но Коннор или отвечал ей что-нибудь односложное, или вовсе молчал. Она чувствовала, что даже сейчас его гнев нисколько не остыл. По зрелом размышлении Джемма решила, что у него действительно был повод взбеситься. Если, как она теперь полагала, он был джентльменом по праву рождения, то, ясное дело, испытал ярость и унижение от того, что эти хамы сочли его за безмозглого нищего, чью жену можно при желании купить, словно вязанку дров. Наверное, в свое время Коннор занимал еще более высокое положение, чем эти английские выскочки, и оттого ему было вдвойне обидно их наглое обращение.

У нее болело сердце за Коннора, но она ума не могла приложить, как ему помочь. Единственное, что было в ее силах, не нарушать молчания и оставить его в покое.

Возможно, постепенно гнев его пройдет, и он расскажет Джемме, зачем они направляются в Гленаррис. И хотя она целыми неделями ломала себе голову над тем, что из себя представляет этот самый Гленаррис, в данный момент она совсем не была уверена, что ей по-прежнему так уж хочется это узнать, Коннор захватил с собой хлеб и сыр, и они перекусили, запивая их вином. Всю первую половину дня повозка ехала на восток, по обширной вересковой пустоши, с запада и юга окруженной горами. Вереск давно уже отцвел, но окрестности все равно показались Джемме удивительно красивыми, так как первые зимние заморозки окрасили кустарники в теплые охряные, ржаво-красные и темно-бурые цвета. Здесь росло гораздо больше деревьев, чем вблизи их фермы, и хвоя сосен была такого густого зеленого цвета, что временами казалась черной. Смолистый аромат реял в холодном воздухе, а толстый слой осыпавшихся иголок приглушал стук копыт пони.

Постепенно пустошь сужалась; по обе стороны едва заметной тропинки громоздились скалы. Здесь чаще попадались признаки людского жилья: маленькие опрятные домики, над крышами которых курился дымок, постоялые дворы из белого камня и даже охотничий домик, чья добротная крыша отсвечивала в лучах заходящего солнца.

Однако Джемма почти ничего этого не замечала: после еды она почувствовала неодолимую сонливость. Движение повозки укачивало ее, и в конце концов она закрыла глаза и начала клевать носом.

— Ступай назад и ложись, — велел Коннор после того, как во сне она в третий или четвертый раз навалилась на него.

Джемма беспрекословно подчинилась. Кое-как расправив на соломе свое пальто, она устроилась в обнимку с Попом и мгновенно заснула. Однако сон ее был беспокойным, полным непонятных и тревожных видений. По большей части они были связаны с Коннором, и что-то в этом Конноре из ее сновидений мучительно беспокоило Джемму. Она почувствовала желание сбежать от него, но обнаружила, что еле может передвигать ноги, словно они налились свинцом. И Коннор, конечно, сразу же легко поймал ее. Он схватил ее за плечи и стал трясти, трясти без конца…

—…Джемма, проснись. Мы приехали.

Она открыла глаза и увидела, что Коннор наклонился над ней и в самом деле трясет ее за плечо. Откинув со лба прядь волос, она уселась в повозке и сонно огляделась. Они находились возле постоялого двора с вытоптанным двориком и обширным садом позади.

Мощенная булыжником улица шла вдоль самой маленькой деревушки, какую Джемме приходилось видеть в жизни. По обе стороны извилистой дороги фасадами друг к другу стояло не более полудюжины домишек. На дальнем конце деревни виднелась рыночная площадь с источником и несколькими лавками: мясной, бакалейной, хлебной и галантерейной, в которой согласно написанной от руки вывеске можно было воспользоваться также и услугами аптекаря. На самом краю деревни стояла крошечная церквушка с покосившимися воротами и убогим кладбищем.

Вокруг не видно было ни единой живой души, кроме сторожевой овчарки, отскочившей подальше от их повозки после того, как Поп бесстрашно облаял ее с хозяйских колен. Однако деревня вовсе не выглядела запущенной: все домики были аккуратно ухожены, и в их окнах гостеприимно светились огоньки. Даже видневшиеся в отдалении за церковью миниатюрные сараи казались весьма добротными.

Джемма не спеша обозрела все это, а потом осведомилась у Коннора:

— Это и есть Гленаррис?

— Да.

Она выжидательно замолчала, но не услышала больше ни слова. Наконец Коннор снова пустился в путь. Ее несказанно удивило, что он не пожелал ехать по мощеной улице, а повернул в сторону, однако было слишком мало надежды на то, что он удостоит Джемму ответом, если та захочет узнать, куда же они направляются. Она без толку ломала над этим голову, так как, кроме маячивших в отдалении сараев со скотиной, не могла разглядеть ни одной постройки.

Вскоре и эти сараи скрылись из виду, а пони все тащил их повозку по широкой дороге, проложенной в объезд деревни. Долина постепенно сужалась, в то время как холмы, которые здесь уместнее было бы назвать горами, становились все круче и подступали все ближе.

Когда наконец они достигли входа в горное ущелье на дальнем краю долины, у Джеммы захватило дух.

Перед ней неожиданно вырос древний замок со сторожевыми башнями и контрфорсами, опиравшимися на края крутого горного утеса. Замок, похожий на некую диковинную птицу, готовившуюся взлететь. Массивные оборонительные стены были прорезаны узкими щелями бойниц, а по мере приближения к замку стали видны парапеты, окружавшие каменные башни.

Джемма едва переводила дыхание, не смея поверить, что видит перед собой истинную цель их путешествия. Однако теперь было ясно, что карабкавшаяся вверх дорога ведет именно к этому замку. Осторожно покосившись на Коннора, она убедилась, что у него совершенно неприступное выражение лица. Он даже показался ей незнакомым: так не походил его облик ни на полного нежности любовника, коим он был для нее в последние дни, ни на жестокое чудовище, тиранившее ее до этого. И она не имела ни малейшего понятия, за каким лихом он притащил ее сюда.

Пони что было сил налегал на оглобли, так как подъем стал довольно крутым. Джемма не сомневалась, что в прежние времена, когда еще не был прорублен проход в скалах, по которому шла дорога, замок был абсолютно неприступен. Темнея на фоне предзакатного неба, громада древней твердыни нависла над путниками. В тени ее воздух оказался значительно прохладнее, чем на равнине.

— Мы что, поднимаемся туда? — поинтересовалась Джемма, едва не выворачивая шею, чтобы как следует разглядеть возвышавшиеся над ними башни.

—Да.

— Но как мы попадем внутрь? Коннор невесело улыбнулся.

— С той стороны в стене есть ворота. Сама увидишь.

Джемма ничуть не удивилась бы, если б за поворотом дороги оказался подъемный мост и охраняющий его рыцарь в доспехах. Но вместо этого повозка протащилась еще с четверть мили вдоль неприступных стен, пока не очутилась возле массивных ворот, через которые они въехали на мощенный камнями внутренний двор. Джемма не могла не заметить удивительной красоты арочных входов, резных карнизов, симметрично расположенных легких лестниц и бесчисленных башенок — словно древние зодчие решили вложить весь свой гений в то, что было укрыто за неказистыми внешними стенами. Вряд ли у путешественника, утомленного горной дорогой, могло возникнуть впечатление, что в такой грубой оболочке таится подобная жемчужина.

— Правила фортификации, — заметил Коннор, словно прочитав ее мысли. — Все должно быть надежно защищено. За четыре сотни лет своей истории этот замок ни разу не пал перед неприятелем.

Она в этом и не сомневалась. Но откуда это может быть известно Коннору? И что означает та гордость, почти надменность, что прозвучала в его голосе? Он говорил так, будто лично имеет право гордиться этим фактом.

Никто не потрудился выйти им навстречу, хотя стук копыт гулким эхом разносился по каменному двору. Остановив повозку возле железной коновязи, Коннор накинул вожжи на перекладину и соскочил наземь. Джемма последовала за ним, не сводя взгляда с темных окон, надеясь высмотреть в них хоть какие-то признаки жизни. Может быть, этот замок заброшен?

Однако Коннор, судя по всему, так не думал. Нетерпеливо подав ей руку, он поспешил через украшенный резьбой портал к массивным дубовым дверям. Обнаружив, что дверь заперта, он что было силы забарабанил по ней рукоятью кнута.

Никакого ответа. Джемма почти физически ощущала бушевавшее в нем нетерпение.

Поп, до того спокойно сидевший у нее на руках, принялся скулить. Джемма неохотно спустила его на землю и с беспокойством следила за тем, как он принялся деловито шнырять среди розовых кустов на газоне.

— Поп! — приглушенным шепотом окликнула она, видя, что он полон намерений досконально обшарить весь двор.

— Ничего с ним не будет, — одернул ее Коннор, вновь принимаясь барабанить в дверь. — Оставь его.

— Похоже на то, что здесь вообще никого нет, —с надеждой сказала Джемма, видя, что дверь так и осталась запертой.

— Ты нервничаешь? — Коннор обернулся, чтобы посмотреть на нее.

— Наверное… — смущенно призналась она. — Я ничего не могу понять. Что это за место? Кто здесь живет?

— Я живу.

Джемма уставилась на него, не веря своим ушам. И вдруг ее лицо смягчилось. В глазах заблестели слезы понимания и сочувствия.

— Ох, Коннор, — с болью прошептала она, — ты должен был мне сказать раньше. Ты был здесь дворецким? Или виноделом, — предположила она, вспомнив, как хорошо он разбирался в винах.

— Боже милостивый! Девочка, что за чушь ты несешь? Я не работник. Я владелец этого места. Я — лэйрд[1] Макджоувэн!

И в этот момент со страшным скрипом, разнесшимся по всему двору, раздвинулись створки дверей. Однако раскрывались они невыносимо медленно, и прежде чем стало видно, кто же стоит по другую их сторону, Коннор ворвался внутрь, втащив за собою Джемму.

— Кто там? — раздался грубый окрик. Они увидели седого старика, закутанного в побитый молью плед и обутого в домашние туфли. Его губы непрерывно шевелились, но слов слышно не было.

— Кто ты такой, черт побери?! — рявкнул Коннор, меряя его взглядом.

— То же самое я мог бы спросить у тебя! — старик наконец обрел голос.

— Ты чертовски хорошо должен знать, кто я. Куда пропал Макнэйл? — заорал Коннор. — Почему он не открыл мне дверь?

— Кто?

— Макнэйл, привратник!

— Макнэйл из Перта? — переспросил старик, явно ничего не понимая.

— Нет, нет, нет! Мой привратник, Кэйр Макнэйл. Где он?

— Здесь нет никого с таким именем.

— Кончай свои шутки! — прогремел Коннор. — Он служил здесь привратником последние шестнадцать лет. Старик осклабился.

— Привратник здесь я. А никакой не Макнэйл.

В настроении Коннора недоумение возобладало над гневом. Кто же на самом деле этот выживший из ума старик? Какого дьявола он делает вид, что служит в этом доме? И куда к чертям пропал Макнэйл? Нынче днем Коннор и так достаточно поразвлекся, вышвырнув с фермы троих йоркширцев, предлагавших ему сделать из Джеммы шлюху…

— Макнэйл! — взревел он, и его голос эхом раскатился под сводами замка.

— Коннор, — попыталась одернуть его Джемма, теребя за рукав.

Он не обратил на нее внимания. Из темноты коридора послышались чьи-то торопливые шаги, и Коннор, нахмурившись, высматривал, кто же это идет.

— Очень вовремя, Макнэйл! Что за чертовщина тебя задержала? И кто, гром его разрази, этот старый простофиля?

Но это оказался вовсе не Макнэйл со своими неизменными ключами, расходной книгой и отсутствующим выражением лица. Из темноты появился еще один незнакомец, который также явно впервые в жизни видел Коннора.

— Могу я поинтересоваться целью вашего визита? — вежливо осведомился он, подходя ближе.

— Я — Коннор Макджоувэн, лэйрд Гленарриса и глава клана Макджоувэнов, — представился тот, все еще скорее заинтересованный, нежели разозленный. До него внезапно дошло, что здесь, в просторной передней его замка, разыгрывается грандиозная шутка, причем он является ее жертвой. Наверняка это Джечерн, воспользовавшись отсутствием Коннора, расстарался удалить отсюда всех слуг и притащить на их место парочку фигляров.

— Ладно, я неплохо повеселился, — снисходительно сказал он. — Ну а теперь скажите мне, где мой кузен.

— Сэр, — отвечал ему темноволосый незнакомец с чистейшим произношением выпускника Оксфорда. — Я вынужден попросить вас немедленно удалиться. В данное время в замке никто не живет, и я уполномочен не допускать сюда незнакомцев.

В ответ Коннор искренне рассмеялся.

— Отличная шутка, — заметил он. — Вы прекрасно справились с ролью. Однако мы с женой успели изрядно замерзнуть и проголодаться в дороге. Передайте миссис Сатклифф, чтобы через час нам подали ужин.

Он принялся было снимать с себя пальто, но остановился, услышав приглушенный вскрик Джеммы. Подняв глаза, Коннор увидел, что незнакомец целится ему прямо в грудь — причем из весьма внушительного пистолета. Веселье его тотчас сменилось высокомерным нетерпением.

— Ну довольно, довольно. Дайте мне пройти.

— Сэр, но я не могу. Еще раз прошу вас уйти по-хорошему. Мне совсем не хотелось бы впутывать в дело охрану.

— Охрану? — Коннор недоверчиво хохотнул. — Вы хотите сказать, моих людей? Ну-ну, приведите их сюда, если вам так хочется!

— Коннор…

— Не волнуйся, Джемма!

Судя по всему, старик в драной шотландке уже успел призвать кого-то на помощь, так как в тот же момент из погруженного во тьму коридора выскочили несколько человек. Все они были вооружены, и решительное выражение на их лицах не оставляло сомнений в том, что они не задумываясь пустят оружие в ход.

Коннор не узнал среди них ни одного, и вот тут его окончательно покинуло терпение. Куда к чертям скрылся этот молодой негодяй Джечерн? Коннор не сомневался, что тот сидит где-нибудь поблизости, наблюдая за всем происходящим с огромным наслаждением.

— Еще раз спрашиваю тебя: где мой кузен? — холодно обратился он к человеку с пистолетом.

— Сэр, я уже сказал вам…

Коннор с рычанием отпихнул его в сторону. И в тот же миг оказался окружен. Ему скрутили руки, и не успел он и глазом моргнуть, как его выдворили из замка. Следом была препровождена Джемма, правда, не столь жестоко. Двери с грохотом захлопнулись перед их носом. Громко лязгнул засов.

— Боже мой… — прошептал Коннор. Джемма подняла на него глаза. Она не спеша поправила прическу и разгладила юбки.

— По-моему, нам лучше уйти.

— Уйти? Не будь дурой!

— Коннор, пожалуйста. Ты сейчас не в лучшем виде.

Он медленно повернулся в ее сторону.

— Что за чертовщина здесь происходит?

Джемма закусила губу, и глаза ее наполнились слезами.

— Коннор, пожалуйста, — взмолилась она дрожащим голосом. — Пожалуйста, давай вернемся домой.

— Черт побери, женщина, мой дом здесь! И будь я проклят, если сию же минуту не положу конец творящемуся здесь сумасшествию!

Схватив ее за руку, он потащил Джемму вдоль крепостной стены, к противоположному входу в замок. Неожиданно Джемма споткнулась и упала. Он нетерпеливо развернулся, но увидев, что она даже не пытается подняться, опустился рядом на колени.

— Что случилось, девочка? Ты ушиблась?

Она посмотрела на него, и у Коннора защемило сердце при виде мертвенной бледности, залившей ее щеки. Он бережно помог ей подняться.

— Джемма?

— Пожалуйста, давай уйдем отсюда… — прошептала она, проводя дрожащей рукой по лбу. — Я плохо себя чувствую.

Его гнев мигом улетучился. Бедная малышка! Наверное, она и так еле держалась на ногах после трудного дня, а грубая сцена в замке окончательно доконала ее.

— Пожалуйста, Коннор…

— Хорошо, девочка. Позови своего щенка, и мы уйдем.

Нежно поддерживая Джемму, Коннор думал о том, что был не прав, притащив сегодня ее с собой. Он не имеет права впутывать беднягу в идиотские интриги своих приятелей. Лучше всего поспешить в деревню, удостовериться, что там есть кому позаботиться о ней, а уж потом вернуться в замок и самому разбираться с происками двурушника-кузена.

Поп уже дожидался их в повозке, и Джемма тут же подхватила его на руки. Пока Коннор отвязывал пони и разворачивал в сторону широко распахнутых ворот, она не промолвила ни слова, лишь спрятала лицо в пушистой шерсти своего терьера. Через минуту повозка покатилась вниз по дороге навстречу ласковым лучам заходящего солнца, прочь из мрачной тени замковых стен…

Коннор то и дело оглядывался в сторону Джеммы, но не решался заговорить. Он понимал, что сейчас никакие слова не заставят ее поверить, что он говорил сущую правду там, в огромном холле Гленарриса. Наверняка она сочла его сумасшедшим, и от этого Коннору снова непреодолимо захотелось пришибить Джечерна. Возможно, тот подшутил над Коннором весьма ловко, но Джемме его проделка обошлась слишком дорого, и Макджоувэн не собирался прощать этого кузену.

Через некоторое время он понял, что Джемма плачет. Уткнувшись лицом в мохнатую шерсть маленького Попа, она тщетно пыталась скрыть слезы: ее худенькие плечи предательски вздрагивали.

— Ох, малышка… — он попытался обнять ее.

— Не беспокойся обо мне, — попыталась улыбнуться Джемма.

При виде ее залитых слезами щек в груди у Коннора разразилась целая буря гнева. Джечерн здорово пожалеет о содеянном!

— Я ничуть не повредился рассудком, Джемма, клянусь тебе, — резко произнес он. — Если ты только… Она зажала его рот рукой.

— Тш-ш, — прошептала она. — Мы поговорим об этом после.

Ему пришлось подчиниться, и не только потому, что она выглядела такой бледной и обессилевшей: вряд ли сейчас у него нашлись бы подходящие доводы, чтобы убедить ее в своей правоте. Он должен представить ей зримые доказательства, и он добудет их. Но сделает это в одиночку.

Глава 22

Опустившееся за горизонт солнце отбрасывало последние оранжевые отблески на небосклон, когда Коннор подвез Джемму к маленькому опрятному домику на краю деревни. Они уже проезжали мимо него несколько часов назад. С расписными ставнями и наличниками, домик этот смотрелся очень мило. Уютно укрытый под склоном горы, он находился в некотором отдалении от соседних домишек, и потому Коннор решил привезти Джемму именно сюда.

Дом принадлежал Каламу Ковану — пожалуй, самому образованному и начитанному крестьянину в Гленаррисе. Жена Калама, Мэри, славилась своей домовитостью и гостеприимством и могла бы хорошо позаботиться о Джемме. Кроме того, Кованы бездетны, а значит, в доме не будет никого лишнего, а на их молчание он можно положиться.

Когда повозка вкатилась во двор, дома была одна Мэри, однако она не стала задавать вопросов или удивляться по поводу того, что Коннор заявился к ней в дом, представив Джемму как свою супругу.

— Заходите, заходите, у меня как раз готов кипяток, — только и сказала она, и Коннор туг же понял, что сделал правильный выбор.

У Джеммы от недавних слез раскалывалась голова, к тому же на нее то и дело накатывали приступы дурноты. Она не решилась сказать о них Коннору, видя, что он и без того донельзя возбужден и разгневан. И теперь она лишь с облегчением рухнула в кресло, еле пробормотав слова благодарности круглолицей женщине в крахмальном переднике, предложившей ей чаю.

Отойдя к дверям, Коннор принялся о чем-то шептаться с хозяйкой. Джемма не обратила на это внимания. У нее снова начались спазмы в животе, и она подумала, что скорее всего ей стало так плохо от того сыра, что она съела днем. Однако приступы стали такими резкими, что она невольно вспомнила о болезни, которая едва не свела ее в могилу по пути на север.

Ох, нет, только не это, молилась она про себя.

Может быть, это ее обычные недомогания? Какой же сегодня день? Однако ее мысли путались от боли и слабости, и она не в состоянии была сосчитать, сколько прошло времени со дня ее последнего нездоровья.

Она снова услышала оживленный шепот, и вот уже дверь захлопнулась за широкой спиной Коннора. Снаружи раздалось ржание пони, а хозяйка вернулась в комнату, потирая руки.

— Ну а теперь, мэм, вам нужно покушать. Мне тут сказали, что вы сильно проголодались и… — слова застряли у нее в горле, когда Джемма подняла голову и она увидела ее лицо. — Ох, милочка! Вам что, плохо?

— Ничего страшного, — с запинкой прошептала Джемма. — Просто легкое расстройство желудка. Мне скоро… наверное…

Она так и не закончила фразу. Комната закружилась перед ее глазами. Она застонала, и женщина еле успела подхватить ее, прежде чем она, потеряв сознание, упала с кресла.

Кое-как приведя Джемму в чувство, Мэри помогла ей перебраться в гостиную. Однако новая порция чая не принесла молодой женщине облегчения, и пришлось уложить гостью на кровать и потеплее укрыть, так как лихорадка усилилась.

Мэри не видела нужды в том, чтобы посылать за доктором. Жительнице Гленарриса вообще вряд ли такое могло прийти в голову. С одной стороны, ближайший врач имелся лишь в Инвернессе, а с другой — стоило ли поднимать шум из-за обычного гриппа? Но поскольку заболел все же не кто-нибудь, а жена их лэйрда и поскольку сам лэйрд, судя по всему, не имеет о том понятия, Мэри сочла себя обязанной кое-что предпринять.

Макджоувэн приказал ей молчать о том, что приехал сюда и к тому же привез с собой молодую жену. Но коль скоро малышка так сильно занемогла, было бы неплохо отправить Калама с этим известием в замок. Она в нетерпении подошла к двери и выглянула на дорогу — не возвращается ли муж. Обычно он не задерживался надолго после наступления темноты, однако ни во дворе, ни на дороге Мэри не увидела ни души. Она молилась, чтобы Калам вернулся поскорее.

Но через несколько минут, хлопоча возле стонавшей в постели Джеммы, Мэри только радовалась, что Калам где-то застрял. Хотя у этой женщины не было своих детей, она была опытной повитухой, и очень быстро догадалась, какого рода недомогание случилось у молодой жены Макджоувэна..

Мэри следила, как мечется от боли Джемма. Вот она схватила хозяйку за руку и прошептала:

— Такое случается со мною впервые. Когда Коннор вез… меня сюда, он… он сказал, что это может быть от плохой пищи. И вот я… я думаю, что это был сыр.

Сыр?.. Мэри с удивлением и жалостью посмотрела на Джемму. «

— Ох миленькая! Вы так и не поняли, что с вами?

— Я отравилась несвежим сыром, правда?

— Ни при чем тут ваш сыр, — горестно возразила Мэри. — Это родовые схватки у вас начались. Случилась на то Божья воля, и не доносили вы ребеночка.

Джемма, не веря своим ушам, уставилась на нее.

— Это… это выкидыш?..

— Ну да. Выкидыш. Ужас, конечно, что вы дитя потеряете, да только благодарите Бога, что случилось это у вас так быстро. Я точно знаю, что теперь вам нужно будет только оправиться, и вы еще родите других детей. А теперь лежите тихо. Это скоро кончится.

— Н-нет! — Джемма попыталась было сесть, но от этого новый приступ схваток скрутил ее тело, и по вискам потекли струйки пота. — Пожалуйста, — взмолилась она, — ведь вы же можете что-то сделать! Не дайте… не дайте ему пропасть!

— Жалко мне вас, милая, — с сочувствием отвечала Мэри. — Да только не во власти это человеческой.

Джемма зажмурилась, ее лицо покрыла мертвенная бледность. Из-под плотно прикрытых век струились слезы, и Мэри вытирала их теплой мягкой салфеткой. Со вздохом она взяла в руки безвольные пальцы Джеммы. Ох как хорошо она понимала то горе, что терзало сейчас эту девочку! Разве она всю жизнь не мечтала иметь ребеночка? И кто же знает, что хуже — потерять свое дитя от преждевременных родов или же попытаться родить его в срок, но погибнуть обоим?

Мэри ловко переменила под Джеммой постель и надела на нее свежую сорочку. Однако жар у больной не проходил, и Мэри забеспокоилась. Выкидыши по тем временам были довольно обычным делом, однако, судя по всему, жена лэйрда не испытала облегчения после того, как все закончилось. Наоборот, недомогание усилилось, усугубленное ее смущением и горем.

— Не… не позволяйте ему…

— Что, милочка? — переспросила Мэри, наклоняясь поближе.

— Коннор. Он не должен… Вы ему… вы ему не говорите.

Женщина была явно шокирована.

— Но ведь он отец ребеночка, миленькая!

— Н-нет, не надо! — Джемма еле шевелила бескровными губами. — Он… он не думал, что у меня… у меня ребенок. И я не хочу, чтобы он узнал. Пусть… пусть не узнает.

У Мэри голова пошла кругом. Совершенно очевидно, что ни один из новобрачных понятия не имел о ребенке. Ну что ж, Мэри Кован совершенно не собирается брать на себя труд решать, что хорошо и что плохо для других, особенно для их лэйрда и его молодой жены. Ох, какая ж она у него слабенькая, кожа да кости! Чего удивляться, что она не могла выносить ребенка.

— П-пожалуйста… — настаивала Джемма.

— Ну-ну, — похлопала Мэри по горячей маленькой руке Джеммы. Она решила отнестись с почтением к пожеланиям юной леди и выполнить ее просьбу. — Пусть это будет нашим секретом. Вашим да моим.

Успокоенная Джемма прикрыла глаза. Через мгновение ее искаженные от боли черты разгладились, и Мэри поняла, что больная снова потеряла сознание.

Ох святые угодники, куда же запропастился этот Калам! Надо ему сию минуту бежать в замок да поскорее привести лэйрда. Хоть Мэри и готова была скрыть от Макджоувэна известие о ребенке, она не могла не призвать его теперь, когда он явно должен был находиться возле супруги.

— Калам! — громко прошептала она. — Калам, ну где ж ты есть? Иди скорей сюда!

…Когда Джемма пришла в себя, вокруг было темно, а снаружи доносился шум дождя. Крупные капли барабанили по стеклу, воздух в комнате был сырой и прохладный. Она лежала на огромной кровати с тяжелыми плотными занавесями и гадала, где же она очутилась. Ей не приходилось спать в кровати под пологом с тех пор, как она уехала из Дербишира. Неужели она снова в доме у дяди Арчибальда?

Ну конечно, так оно и есть. Она наконец-то проснулась, и все происшедшее оказалось сном. Сном — или, скорее, кошмаром, — но теперь ему пришел конец. На самом деле она никогда не встречала разбойника с диким взглядом по имени Макджоувэн, который против воли сделал ее своей женой и увез в туманные Шотландские горы, где заставил вести хозяйство в развалюхе, громко именуемой фермой. И она никогда наяву не видела крепости под названием Гленаррис, и не узнала, что ее бродяга муж на самом деле — лэйрд, или как там звучит это шотландское слово, обозначающее «феодал» или что-то в этом роде… И она никогда не возлежала с этим самым лэйрдом, и не позволяла ему прикасаться к себе, и уж тем паче не зачинала с ним ребенка, которого потеряла в доме добродушной женщины, чье имя сейчас не в состоянии вспомнить.

Все это было сном. Не чем иным, как сном.

Но отчего же тогда она чувствует себя такой бальной, лишенной и физических и духовных сил? Отчего она такая измученная?

Джемма попыталась сесть, и тут же почувствовала резкую боль в животе и теплую струйку крови, побежавшую у нее между ног. Рухнув обратно, она закрыла лицо руками.

О Боже! Все-таки это не сон… Значит, она не в старой спальне в доме у дяди Арчибальда? Так где же она тогда? Она нерешительно отняла ладони от лица. Через плотные занавеси едва пробивался дневной свет, и Джемма еле различала детали массивной мебели и очертания грубо выложенного камина, в котором дотлевали остатки торфа. Стало быть, она все еще в Шотландии. Насколько ей известно, все нормальные люди отапливают дома дровами. А раз она все еще в Шотландии, то это не что иное, как наследный замок Коннора.

Замок Коннора.

Кое-как она приподнялась и осмотрелась. На сей раз кровотечение не возобновилось, и она рискнула доковылять до окна, стараясь не свалиться от слабости. Ее качало как пьяную, а в голове было пусто и легко. Окно располагалось весьма высоко, и ей пришлось приставить стул, чтобы ухитриться выглянуть наружу. Толстые стекла помутнели от времени и были сплошь залиты дождем, но ей удалось разглядеть соседние башенки замка с покатыми крышами, а дальше, внизу, мощенный камнями внутренний двор, куда однажды Коннор привез ее на повозке.

Обессилев, она потащилась обратно в постель. Никто не удосужился сообщить ей правду о том, что Коннор — хозяин замка. По сути, ей вообще никто ничего не успел сказать, потому что сначала она вряд ли что-нибудь поняла бы, страдая от выкидыша, а после него и вовсе впала в бессознательное состояние. Она могла вспомнить лишь обрывки разговоров, задержавшиеся у нее в сознании в то время, когда она, больная, лежала в доме у той доброй фермерши, имя которой никак не может вспомнить.

— Ступай-ка ты в замок, — говорила эта женщина, по всей видимости, обращаясь к своему мужу, с которым они совещались, стоя над Джемминой постелью. — Беги бегом да разыщи лэйрда. Скажи, мол, женке его плохо.

— Так разве Макджоувэн женился? — не веря своим ушам, переспросил мужчина.

— Ну да. А нам велел держать язык за зубами.

— Вот как? — судя по тону, мужчину не очень-то удивила подобная новость. — И взаправду пора, а то все-то он в игры играет! Ай-яй-яй! А я как есть устал на поле, милая ты моя. Ну да что ж поделать — побегу, сделаю, как ты говоришь.

И позже:

— Миссис Сатклифф, моей жене необходим полный покой.

Это уже голос Коннора. Грубый и резкий, он так и сочился гневом.

— Вы должны позаботиться о том, чтобы ее ничто не беспокоило до тех пор, пока я не вернусь.

— Да, конечно, сэр.

— И удостоверьтесь, пожалуйста, в том, что все вещи моей жены с фермы старого Додсона перевезены в замок. Я уже предупредил обо всем Макнэйла, но хочу, чтобы и вы были в курсе. Для моей жены это очень важно.

— Я все поняла, сэр. И… мы ужасно сожалеем о том, что не оказались на месте, когда вы приехали сюда в первый раз, сэр. Мистер Макнэйл сказал, что ваш кузен поставил повсюду своих людей, в то время как мы…

— Все ясно, миссис Сатклифф. Можете ничего мне не объяснять. Я уже сам докопался до истины. А теперь будьте так любезны…

Больше Джемма ничего не помнила. Все смешалось под покровом тьмы и боли. Однако и этих обрывков разговоров было достаточно, чтобы уверить ее в том, что Коннор на самом деле является хозяином Гленарриса. Их вполне хватило и для того, чтобы в ее несчастной голове снова закопошилась целая масса вопросов. Если Коннор не потерял ясности рассудка — как она всерьез опасалась, — то с какой стати ему приспичило явиться в Англию в облике одного из своих крестьян, чтобы жениться на ней? И зачем он вообще женился, если теперь было ясно, что он достаточно богат и без ее приданого? Почему он так упорно продолжал лгать и притащил ее на полуразвалившуюся ферму, вместо того чтобы привезти сразу в замок?

Да потому что происходит что-то совершенно непонятное, устало заключила Джемма. Совершается какая-то ужасная ошибка.

Ей надо поговорить с кем-нибудь, чтобы выяснить, что же все это значит. Но не с Коннором. Она пока не в силах посмотреть ему в глаза.

«Что же мне делать? — в отчаянии размышляла Джемма. — Что теперь со мной будет?»

Но тут она почувствовала, что силы изнуренного потерей крови и болезнью организма иссякли, и она засыпает. Блаженное забытье успокоило бурю бушевавших в ее мозгу беспорядочных мыслей. Она провалилась в пучину беспамятства, позабыв и про Коннора, и про все остальное.

Очнувшись, Джемма увидела, что дождь льет по-прежнему, но за окном сгустилась тьма. На столике возле кровати горела свеча и стоял принесенный кем-то поднос с легкой закуской и бокалом вина. Она не была голодна, только ужасно хотелось пить, однако при мысли о вине ей чуть не стало дурно. Вместо этого она отпила воды из кувшина для умывания — по крайней мере на вид она казалась свежей. Так и не притронувшись к еде, она откинулась на подушки.

И снова на нее навалилось тяжелое забытье, в котором ее не покидало чувство боли и утраты. До самого утра она беспокойно металась в постели, зовя Коннора. В какой-то момент она ощутила чье-то присутствие, однако протянувшиеся к ней руки не принадлежали той женщине, что так заботливо ухаживала за нею в деревне.

— Коннор? — прошептала она, сгорая от желания увидеть его.

— Тише, милая, — раздался низкий уверенный женский голос.

— Где… где он?

— В Эдинбурге.

— А когда он вернется? — капризно, словно избалованный ребенок, спросила она.

— Может, и сегодня. Тише, милая, поспите еще чуток. Проснувшись, Джемма обнаружила, что комнату заливает дневной свет, а набухшую кровью повязку между ног кто-то сменил на свежую. Она заставила себя взглянуть на нее, но не нашла следов новых кровотечений. Со стоном облегчения она опустила голову на подушку. По крайней мере хоть это кончилось.

С трудом повернувшись, она увидела, что вчерашний ужин убрали, и теперь на столике стоит новый поднос На сей раз Джемма заставила себя поесть яичницу с хлебом, а вот копченую рыбу оставила нетронутой. Чай оказался еще горячим — значит, завтрак принесли совсем недавно. Интересно, что же за незримые слуги так заботились о ней?

Джемма как раз покончила с завтраком и принялась внимательно осматриваться, когда в дверь громко постучали. Она уселась в кровати, еле переводя дыхание. Может быть, это Коннор?

— Кто там? — нерешительно спросила она тихим, хриплым голосом.

— Ха! — раздался не менее хриплый смешок.

Дверь распахнулась во всю ширь, и в комнату проковыляла морщинистая старуха с острым взглядом темных глаз и не менее острым носом. Наверное, некогда она была довольно высокой особой, но годы безжалостно скрючили ее стан. Она, словно мумия, была закутана в многочисленные слои теплого пледа, скрепленного на плече опаловой брошью невероятных размеров. Черные, зеленые и синие клетки шотландки чередовались в том же порядке, что и на юбках подвыпившей троицы, которая когда-то так разозлила Коннора своим появлением у них на ферме.

Джемма уселась попрямее. Вот, стало быть, цвета клана Макджоувэнов. А этот нос! Вряд ли нечто подобное можно было найти где-нибудь еще, только среди членов их семейства — значит, старая карга наверняка приходится родней Коннору.

— Вы проснулись, — утвердившись посреди комнаты и тяжело опираясь на трость с золотым набалдашником, изрекла старуха. — И как я вижу, уже поели. Хм-м-м. Похоже, вы все-таки выжили.

— Так это вы ухаживали за мной? — неловко поинтересовалась Джемма.

— Хи-хи-хи! — хрипло рассмеялась старуха. — Девочка, да разве я похожа на гили[2]?

— П-прошу прощения. А кто такая «гилли»?

— Ах-ха-ха! Я уж и забыла, что ты из сассенахов[3]! То есть, англичанка по-вашему. А гилли по-нашему значит служанка! И уверяю тебя, милая девочка, что никогда ею не была!

Да уж, ее вряд ли можно было в этом заподозрить. Несмотря на ветхость, в каждом ее движении проглядывала прирожденная аристократка. А за любой из сверкавших на ее скрюченных пальцах бриллиантов можно выручить денег достаточно для того, чтобы выплачивать пожизненное содержание для целого полка слуг, подумала Джемма.

К несчастью, сей антиквариат явно не имел желания представиться более подробно. Она молча подковыляла к самой кровати и уставилась на Джемму. От ее выцветшего пледа исходил тяжелый запах лаванды и шариков от моли. Старуха была такой худой и скрюченной, что ее седая макушка едва доставала до края матраца. Впрочем, встань Джемма рядом, результат был бы тот же: кровать поражала не только своими размерами, но и высотой, взобраться на нее можно было только с помощью лесенки. И если бы вместо полога это громадное ложе окружали деревянные панели, из него можно было бы устроить просторный кабинет.

— Не очень-то велика персона, как я посмотрю, — задумчиво проквакала старуха. — У меня есть кошки покрупнее этой пигалицы. Ха! Зато сильна духом, а? — воскликнула она, заметив, как Джемма нахмурилась. — Ну оно и. не могло быть иначе, коль ты решилась выйти замуж за моего дорогого племянничка.

— Вашего племянника?

Темные глаза, поразительно живые для такого старого лица, светились лукавством.

— Да вроде бы его следует называть именно так. Я — Мод Макджоувэн. И мой братец Джеймс приходился дедом и Коннору, и Джечерну. Ага! — снова воскликнула она, видя, как изменилось выражение лица Джеммы. — Видать, он не сильно много рассказывал тебе про нашу семью, а?

— Да, не много.

— Ха! Он и семье ничего не сказал о том, что женился! Я ушам своим не поверила, хоть сестрица Джечерна клялась и божилась, что он признался ей в этом сам. Наш Коннор? Женился? Вот почему я решила, что лучше всего самой поехать и удостовериться. Она потыкала Джемму концом своей трости.

— Кожа да кости, девочка, кожа да кости. Ну да, мне говорили, что ты была больна, и все оттого, что Коннор держал тебя взаперти на какой-то ферме. Это правда? Господи, и чего я спрашиваю — конечно, правда. Чего же еще ожидать от такого мерзавца!

Откуда-то из складок пледа Мод извлекла толстенную сигару и коробку дешевых спичек. Джемма заворожено следила за тем, как старуха откусила у сигары кончик и удивительно ловко сплюнула его в пепельницу.

— Ты устала, девочка. Я слишком много болтала. Я всегда много болтаю — так они говорят. Ха-ха! Давай-ка спи до полудня. Я еще вернусь.

— Подождите, пожалуйста!

Скрипя суставами, старуха кое-как развернулась.

— Хм-м-м?

— Вы… я не знаю… вы не могли бы сказать…

— Коннор? В Эдинбурге. Вот почему я приехала из Инвернесса. Решила присмотреть, чтобы здешние канальи заботились о тебе как следует.

Но о ком именно она столь нелестно отзывается, Мод Макджоувэн уточнить не пожелала. Что-то неразборчиво бормоча под нос, она кое-как проковыляла в дверь: худая, сгорбленная, и с ней ушел аромат незажженной сигары и свежевыглаженного белья. Снаружи, в коридоре, ее шаги замолкли, и до Джеммы донеслось чирканье спички. В дверь ворвалось облачко сладковатого дыма — и все. Старуха больше не вернулась.

Джемма едва успела прийти в себя и немного оправить постель, когда в дверь снова постучали. Она подняла взгляд, гадая, не увидит ли снова Мод Макджоувэн. Однако на сей раз в комнату вошла пышнотелая краснолицая женщина, от которой исходил мыльный запах прачечной.

— Старая перечница! — беззлобно пожаловалась она. — Я ведь сказала ей, что нельзя вас беспокоить. Да разве ж она когда послушает? Поди, заговорила вас до смерти, мэм?

— Нет, — задумчиво возразила Джемма. — Скорее больше смутила.

— Ну да, на это она мастерица. Ах вы уже и поели! Лучшего и желать нельзя для того, чтобы вам поскорее поправиться.

— Да, — с запинкой ответила Джемма. — Большое спасибо. Завтрак был очень вкусным.

— Ох, да за что ж здесь благодарить-то, — запротестовала дородная особа, тем не менее явно радуясь похвале. — Меня зовут Рэнна Сатклифф. Я служу поварихой и экономкой здесь, в Гленаррисе. — И она отвесила самый глубокий поклон, который мог позволить ее обширный стан. — Ну как вы чувствуете себя сегодня, мэм? — поинтересовалась она, ставя на поднос посуду.

— Мне кажется, лучше, — осторожно проговорила Джемма.

Миссис Сатклифф подняла свое добродушное широкое лицо. Их глаза встретились.

— А вы уверены, мэм? Я одна за вами ухаживала, никого другого не подпускала. В эту комнату не входила ни одна живая душа, окромя нашей старой мисс Макджоувэн. Вы можете сказать мне правду.

У Джеммы словно гора с плеч свалилась. Стало быть, здесь есть хотя бы одна женщина, которой она может довериться! Она робко улыбнулась. Обитателей Гленарриса вряд ли назовешь нормальными людьми, однако к миссис Сатклифф Джемма явно прониклась симпатией.

— Я… у меня… это… — она почувствовала, что краснеет, и выпалила: — Кажется, кровотечение прекратилось.

— Ах, наконец-то! Я только о том и молилась. На лице экономки проступила столь неподдельная радость, что Джемма отважилась задать мучивший ее вопрос:

— Кто сказал вам, что я… Как вы узнали, что со мной случилось?

Экономка отставила в сторону поднос и скрестила руки под более чем внушительным бюстом.

— Мы с Мэри Кован двоюродные сестры, мэм. Когда лэйрд принес вас в Гленаррис, она пришла вместе с ним. И рассказала мне, что за беда с вами приключилась да как вы просили ее не рассказывать про то лэйрду. Ну хоть мне и не очень-то по душе секретничать о чем-то от их светлости — вы уж простите мне мои слова, мэм, — да только дело-то шибко деликатное, и я подумала, что у вас есть на то свои причины.

По ее виду нельзя было сказать, что она сильно желала бы тут же узнать эти самые причины. По ее виду вообще нельзя было сказать, что ее легко загнать в тупик. Миссис Сатклифф явно не смущалась откровенно выражать свое мнение. Джемма гадала, самому ли Коннору или миссис Сатклифф принадлежит главная роль в жизни замка Гленаррис. А еще Джемма гадала, кто одержит верх, доведись миссис Сатклифф побороться с Коннором врукопашную.

Однако что бы там миссис Сатклифф ни думала по поводу ее секретов, Джемма решила, что поступила верно, постаравшись скрыть свое состояние от Коннора. Поначалу она сделала это, опасаясь расстроить его рассудок еще больше — ведь она сочла его помешавшимся на том, что он — владелец Гленарриса, и ей вовсе не хотелось усугублять его болезненное состояние еще и этой новостью.

Но теперь? Теперь она вообще не могла быть ни в чем уверена. Она зачала с Коннором ребенка и потеряла этого ребенка. И пока она не разберется в том,. почему Коннор женился на ней и что он намерен делать с ней в дальнейшем, лучше всего держать этот секрет при себе.

— Мясо, — неожиданно изрекла миссис Сатклифф.

— Извините, что вы сказали? — недоуменно по-. смотрела на нее Джемма.

— Да я про ужин, мэм. Надо готовить побольше мяса, мэм, чтобы крови у вас прибавилось, да и сил тоже. Чтоб ваши щечки опять стали румяными к тому времени, как наш лэйрд вернется из Эдинбурга.

На сем миссис Сатклифф покинула комнату, держа поднос с остатками завтрака в своих мощных уверенных руках. Джемма осталась одна, в полном смятении чувств и совершенно разбитая. Сейчас было бы хорошо поспать. Она закрыла глаза, но на сей раз спасительный сон не приходил: Джемма никак не могла отделаться от роя беспокойных мыслей, постоянно вертевшихся вокруг Коннора.

Джемма скривилась. Она не хотела все время думать о нем. Или о ребенке, которого потеряла. Или о том, почему так терзается от этой утраты…

Внезапно глаза налились слезами, она всхлипнула и зарылась лицом в подушки, совершенно обессиленная, не в состоянии думать ни о чем. Ни о Конноре, ни о ребенке, ни о том, почему Коннор лгал все эти долгие месяцы.

Но тем не менее она отчаянно оплакивала и ребенка, которого утратила, прежде чем узнала о его существовании, и Коннора, которого, судя по всему, скоро потеряет тоже — ведь она до сих пор так и не знала, что заставило его войти в ее жизнь…

Глава 23

Над Эдинбургом занимался сырой, промозглый рассвет, когда Коннор, всю ночь рыскавший под проливным дождем по закоулкам Старого города в поисках Кинга и Картера, устало соскочил с седла во дворе своего городского особняка.

В холле его встретил лакей Джейми, который хотел было что-то сказать хозяину, но передумал, заметив, что на полу растекается лужа. Он помог Коннору снять насквозь промокшее пальто и проводил к камину, горевшему в гостиной.

— Бренди, — утомленно приказал Коннор.

Через мгновение бокал стоял перед ним. Коннор осушил его одним большим глотком и вскоре почувствовал, как по телу разливается приятное тепло. Он обернулся к Джейми, который с привычным терпением стоял рядом, ожидая возможности сказать то, что хотел.

— Я обшарил весь проклятый город, — сообщил хозяин голосом, казавшимся грубее обычного из-за сквозивших в нем гнева и усталости. — Но мне так и не удалось разыскать этих двоих идиотов. Можно подумать, они нарочно скрываются от меня.

— Я как раз хотел сказать вам… — начал было слуга, но раздавшийся из дверей гостиной ехидный голос прервал его.

— Наконец-то ты здесь, старина! Что же ты заставил нас прождать целую ночь? Мы примчались сюда из клуба сразу же, как только услыхали, что ты ищешь нас. Что привело тебя в город?

Коннор обернулся. Кинг и Картер. Оба в темных безукоризненно сшитых вечерних костюмах, с подходящими случаю модными тросточками. Оба выглядят как богатые, беззаботные джентльмены, которые всю ночь напролет не утруждают себя ничем иным, кроме выпивки да игры в карты — обычного для них занятия.

Он медленно произнес:

— Джечерн сказал мне, что это был ваш замысел — подменить моих слуг в Гленаррисе.

— Какой там замысел?! Всего лишь небольшое предупреждение, маа-аленькое такое предупреждение, — с наигранной небрежностью ответил Кинг. — С самого начала нашего пари ты вел себя чертовски странно, и мы побоялись, что ты раньше срока пойдешь на мировую. И, судя по всему, мы не зря опасались этого, а?

— Принести вам сухую одежду, сэр? — спросил Джейми.

Коннор даже не повернул головы в его сторону.

— Так, значит, вы подумали, что я пойду на мировую, — медленно процедил он. — И что же, эта гениальная мысль пришла вам в голову перед тем, как вы совершенно по-хамски заявились в хижину старого Фергюса?

— Да это же была всего лишь шутка, Кон, — смущенно отвечал Картер. — Неужели ты не понял?

— Разумеется, шутка, просто великолепная шутка! Как и толпа незнакомых слуг у меня в замке, — гневно продолжал Коннор, не замечая его реплики. — Это было чертовски интересно, Кинг. Убежден, что сия идея принадлежит именно тебе: она как раз в твоем извращенном вкусе.

— Верно, идея моя, — с легким поклоном ответствовал Кинг.

Коннор мгновенно подскочил к нему.

— Должен тебя разочаровать: зря старался. Я проиграл пари. Проиграл еще тогда, когда вы имели наглость заявиться к нам на ферму и до смерти напугали Джемму.

На лице Кинга мелькнула тень удивления.. — Ты шутишь, Кон?, — О, поверь мне, я совершенно серьезен.

— Так значит, Гленаррис теперь становится моим — ты не забыл об условиях?

— Значит, так, — пожал плечами Коннор.

На мгновение воцарилась тишина. Картер и Джейми просто остолбенели, да и Кинг поначалу растерялся, но быстро пришел в себя. Губы его скривились в ехидной ухмылке.

— Мой милый малыш, неужели ты совершенно серьезно хочешь сказать…

— Да! — яростно перебил Коннор. — Я хочу, чтобы Джемма раз и навсегда была избавлена от всего этого!

— Сэр! — воскликнул Джейми, который пестовал Коннора с детских лет и был посвящен в подробности всех до единого пари, которые заключал его подопечный. — Сейчас вы не можете принимать столь серьезного и, я бы сказал, опрометчивого решения. Вы не спали несколько дней. Вы наверняка передумаете, после того как хорошенько выспитесь и…

— Я никогда не передумаю, — упрямо сжал губы Коннор.

— Но, Кон! — не веря своим ушам, возразил Картер. — Ты же не можешь сдаться просто так!

— Моя жена тяжело заболела, — отчеканил он, словно этого объяснения было более чем достаточно.

И снова воцарилась тишина. Только и слышно было, как трещат в камине головешки, да шелестит на улице дождь. Впрочем, не только на улице — с одежды Кон-нора тоже стекали струйки воды, постепенно превращая лужу у его ног в небольшое озерцо.

Наконец Кинг встрепенулся. Он приложил палец к губам и задумчиво протянул:

— Что-то тут нечисто. Кон. С чего это ты так беспокоишься о благополучии супруги? Ведь до сих пор тебя нисколько не волновало, что чувствуют твои жертвы, согласись? По условиям нашего пари ты должен был заставить ее полюбить тебя. Может, вместо этого ты сам в нее влюбился?

Коннор сжал кулаки и двинулся на Кинга; тот вздернул голову, но не отступил.

Молчание приняло угрожающий характер.

— Ты влюбился?! — вдруг вскричал Картер. — Ну же, отвечай, Кон! Ты правда влюбился?

— Это вас не касается, — процедил он.

— По-моему, недостойно джентльмена уклоняться от ответа на вопрос, — глумливо заметил Кинг.

Не спуская глаз с разъяренного лица Коннора, Картер восторженно завопил, затем с хохотом подскочил к Джейми, крепко обнял его и запечатлел на щеке слуги смачный поцелуй. А потом пустился в пляс вокруг Коннора, взбрыкивая и размахивая руками самым диким образом.

— Я знал!! Я знал! — выкрикивал он. — Ты в нее влюбился, Кон! Точно, ты влюбился! Иначе ты не расстался бы с Гленаррисом только ради того, чтобы ее оставили в покое! Ты слышишь, Кинг? Я ведь говорил тебе, я говорил! А? Кто оказался прав? Разумеется, я, великий и хитроумный Картер Слоун!

— Ты наконец объяснишь мне, что все это значит? — прошипел Коннор.

— Конечно, конечно, — с готовностью застрекотал Кинг. — Сказать по правде, мы на самом деле никогда и не собирались…

—: Ты не проиграл пари, Кон, — перебил его радостно повизгивавший Картер. — Это Кинг проиграл. Кинг! Ха-ха-ха! Он сказал, что ты никогда никого не полюбишь, что ты бесчувственное чудовище, а я сказал, что полюбишь, что если нам только удастся разыскать на этой грешной земле девицу, которая оказалась бы равнодушна к твоим чарам, то ты наверняка не устоишь перед ней, стараясь добиться ее расположения. Вот почему мы выбрали Джемму Бэрд. До нас дошли слухи, что она совершенно неприступна. Кинг был уверен, что ты ни за что не влюбишься в нее, а я побился с ним об заклад, что как только ты поймешь, что ей на тебя наплевать, то будешь готов ходить на голове, лишь бы она ответила тебе взаимностью. И ты влюбился! Влюбился! Ха-ха-ха!

— Так вот к чему вся эта суета с превращением в бродягу, — задумчиво произнес Коннор. — Чтобы напустить побольше тумана на всю эту затею. Чтобы я даже не заподозрил, что на самом деле пари заключено между тобою и Кингом, и что оно относится не к Джемме, а ко мне.

— Ну да! — выкрикнул Картер, все еще хохоча. — Ловко мы провернули это дельце, правда? Раз-два, и наш милый Кон влюбился в малютку-златовласку! Ха-ха-ха!

Коннор чуть не трясся от ярости и негодования, глядя на Кинга, который стоял перед ним, не скрывая злорадной улыбки на надменном лице. Конечно, именно Кинг виноват в том, что в это идиотское пари впутали Джемму. Ни в чем не повинную Джемму, изможденную и бледную, едва не умершую от потери крови там, в Гленаррисе, где она потеряла ребенка, которого они зачали в минуты страсти, разделенной ими в убогой хижине, служившей им домом…

Конечно же, он знал о ребенке. Ни Джемме, ни Мэри Кован не надо было говорить ему об этом. Коннору было достаточно одного взгляда на то несчастное, полуживое создание, которое он увидел в тот вечер в доме у Калама. Более чем достаточно!

Коннор в два стремительных прыжка пересек комнату. Его железный кулак мелькнул в воздухе… и Кинг рухнул на пол с расквашенным носом, оглушенный до бесчувствия.

— Получи мой давний должок, — жестко бросил Коннор. — Джейми!

— Да, сэр?

— Мне нужно переодеться. И тебе тоже. Через час мы отправляемся в Гленаррис.

— Слушаюсь, сэр.

— Картер?

— Д-да? — запинаясь откликнулся тот.

— Прихвати с собой этого малого, ладно? Он измажет кровью весь мой ковер. И еще: впредь мы больше не заключаем никаких пари. Понятно?

Картер с готовностью кивнул.

Коннор брезгливо посмотрел на Кинга. Тот так и не пришел в себя; чудовищно раздувшаяся и налитая синевой переносица превратила его смазливую физиономию записного красавчика в уродливую маску и не оставляла сомнений, что кость сломана.

— Да, совсем забыл… — проговорил Коннор. — Картер!

Картер, который уже стоял на коленях, собираясь закинуть злополучного Кинга на плечо, поднял голову:

—Да?

— Я так и не знаю, что ты выиграл в результате всего этого?

— О, сущую безделицу, — самодовольно изрек Картер.

— А именно?

— Его дом.

— На Хаф-Крещент-стрит?

— Нет, нет. Тот, что в Корнуолле.

— Боже правый! — не поверил своим ушам Коннор. — Ты имеешь в виду Трамблер-Холл? Но ведь Спенсеры владеют им еще с… постой, дай вспомнить…

— Да не важно, — с ухмылкой перебил Картер. — Все равно это намного меньше того, сколько Макджоувэны владеют Гленаррисом.

— Верно, — улыбнулся в ответ Коннор. Гнев его как-то сразу иссяк, и он закинул голову и расхохотался глубоким, искренним смехом. — Ну и ну, — пробормотал он, обретя способность говорить. — Грэмблер-Холл… Какая потеря для Спенсеров! А ты уже подумал о возможности дать Кингу отыграться?

— О да, — осклабился Картер, но больше не сказал ни слова. Но Коннор не стал и спрашивать. Ибо впервые в жизни у него пропал всякий вкус к интриге. Все еще улыбаясь, он направился было к двери, но задержался, словно что-то вспомнил:

— Да, кстати. Коль скоро Кинг так неожиданно лишился фамильного особняка, надо оказать бедняжке хоть какую-то помощь. Я вспомнил про ту хижину к западу от Гленарриса, в которой был вынужден прозябать по его милости. С удовольствием пущу его там пожить и ради старой дружбы даже не потребую платы.

— Обязательно передам ему это, как только он очухается, — фыркнул Картер.

— Ты меня весьма обяжешь.

Поднявшись к себе в спальню, Коннор торопливо переоделся в приготовленное Джейми свежее платье. Недавнее возбуждение исчезло, и на смену ему пришло нестерпимое желание поскорее оказаться в Гленаррисе возле Джеммы. Он не имел ни малейшего представления о том, что станет говорить ей, когда они встретятся. Он лишь чувствовал, что должен заставить ее поверить в то, что она — они оба! — стала жертвой глупой шутки и что она не должна судить его строго. Ведь он и в мыслях не имел причинить ей хоть какой-нибудь вред. И если уж на то пошло, никак не предполагал, что их отношения зайдут столь далеко и результаты этого будут столь плачевны.

Как бы там ни было, торопливо уверил себя Коннор, и Кинг и Картер глубоко ошибаются по поводу его отношения к Джемме. Что за глупость — вообразить, будто он влюбился! Конечно, он неравнодушен к чарам этой малютки, и ему очень даже нравится то, что они проделывали в постели — но только и всего. Ведь не разбилось же его сердце, когда он увидел ее такую несчастную и бледную в постели у Мэри Кован! А его вспышка ярости и расправа с Кингом объясняются лишь тем, что он понял, как его ловко обвели вокруг пальца. И он определенно не чувствует никаких укоров совести за то, что сделал с Джеммой, а равным образом и за ту жестокую правду, которую намеревается открыть ей по приезде. Что за смешные домыслы! Они даже в какой-то степени оскорбительны для него!

— Сэр? — окликнул его стоявший в дверях Джейми. — Лошади поданы.

Коннор молча поспешил во двор. Приняв у грума поводья, он мигом очутился в седле. Едва дождавшись, пока Джейми последует его примеру, Коннор со всего маху огрел кнутом своего коня. Бедное животное от неожиданности взвилось на дыбы и ринулось вперед, словно за ним гнались все демоны ада…

— Ну, вот, — пробурчала Мод Макджоувэн, обнажая в улыбке беззубые десны. — Перед тобою братец Джеймс. Уж лет тридцать как помер. Вот кто был настоящим лэйрдом! Всю жизнь прожил в Гленаррисе и одевался в плед, хотя по тем временам это уже не было принято. Его сын был не такой. Совсем не такой.

Джемма стояла возле старухи в полумраке картинной галереи, расположенной на верхнем этаже в северном крыле замка. Скрестив руки, она разглядывала портрет высокого, одетого в кильт[4] лорда, так похожего на Коннора.

— Его сын? Вы говорите про отца Коннора? Или Джечерна?

— Коннора, кого же еще. Джечерн своего почти и не знал. Тот помер от лихорадки в двадцать шесть лет — Джечерн тогда был мальчишкой, а Дженет и вовсе младенцем.

Неприязненно фыркнув, Мод указала на следующий парадный портрет.

— Вот он — Аластер, Конноров папаша. Ничего в жизни не любил, кроме денег да того, как их делать. А уж это он умел. Ничего не упускал/Поначалу отправился во Францию, устроил там торговлю сукном да вином — как раз после Ватерлоо. А потом была Индия. Оттуда он вез шерсть, и дерево, и всякие краски, пока не стал богаче любого набоба из Калькутты. Вот и Коннор пошел в него.

Мод двинулась по скрипучим половицам, громыхая тростью. Ее окутывало облако аромата старомодных духов.

— И оба они забросили Гленаррис, — мрачно продолжала она. — Хотя… Предвижу, что Коннор не должен стать таким же мерзавцем, как его отец. Ну что ж, здесь есть к чему приложить руки. Он думает, что выглядит сильно благородным, швыряя подачки здешним слугам, чтобы те не померли с голоду. Ха! Вряд ли от этого его крестьяне сильно разжиреют.

Джемма молча шагала рядом с иссушенной временем старухой, которая едва достигала ее плеча, хотя саму Джемму отнюдь нельзя было назвать великаншей. Молодую женщину поражала острота ума и феноменальная память Мод.

Благодаря ей она узнала о детстве Коннора, коротком и суровом из-за преждевременной кончины его матери.

Кроме того, получила подробное жиэнеописание, всех выдающихся предков Макджоувэна, чьи портреты смотрели на нее с этих древних стен. Завороженная, Джемма слушала кровавую историю бесконечных войн между кланами, и осад замка Гленаррис, и сражений на стороне династии Стюартов, чьими вассалами Макджоувэны являлись на протяжении многих веков…

Мод помнила все мелочи и детали. Она сама выросла в этом замке и долгие годы была единственной отдушиной для рано овдовевшего отца, а после его смерти — для брата, Джеймса. Она принимала здесь короля Георга IV, когда он с супругой путешествовал по Шотландии — задолго до того, как Джемма появилась на свет. И именно Мод была хозяйкой на бесчисленной череде балов, охот и собраний клана.

По сути дела, в течение многих лет — вряд ли Джемма смогла бы назвать их число в точности — на Мод лежала обязанность вести хозяйство в замке, оплачивать счета, управлять слугами и присматривать за восстановлением западного крыла, пострадавшего, в свое время от пожара. Она помогала при родах Дженет, знала толк в оружии и в добыче торфа у себя в поместье и даже — что больше всего заинтересовало Джемму — вынуждена была менять пеленки Коннору в те времена, когда тот, по ее словам, был еще просто «крикливым сопливым младенцем».

Всего за несколько часов, которые прошли с тех пор, как Джемма нашла в себе силы в первый раз подняться с одра болезни, она успела узнать множество разнообразных сведений от Мод и о Мод. Было совершенно очевидно, что слуги в замке все до одного трепещут при одном имени «старой ведьмы», которая безо всякого смущения совала свой длинный нос во все углы. Не оставляло сомнений и то, что, несмотря на ее восемьдесят шесть лет, у Мод все еще достанет сил на то, чтобы, к примеру, командовать батальоном лейб-гвардии. Она перемещалась по замку с такой скоростью, что Джемма едва успевала переводить дух. Где уж тут было бояться старухи — у Джеммы едва хватало сил на то, чтобы не отставать от нее!

Молодая женщина обнаружила, что на самом деле замок намного просторнее, чем казалось на первый взгляд. Они проходили одну за другой бесконечные анфилады комнат, и за каждой дверью открывался либо новый коридор, ведущий в очередную пристройку, либо сводчатый зал, либо обширная кладовая. Правда, обжитыми оставались лишь несколько комнат на каждом этаже, однако Мод настояла на том, что Джемма должна ознакомиться с каждым дюймом этого негостеприимного сооружения. Как-никак она была женой нынешнего лэйрда Макджоувэна — а значит, по праву называлась хозяйкой Гленарриса. А для того, чтобы рачительно управлять своей собственностью, необходимо было знать ее как свои пять пальцев, считала Мод.

К своему удивлению, во время этих экскурсий Джемма успела усвоить гораздо больше сведений об управлении хозяйством, нежели за все годы, прожитые под крылом пресловутой Друзиллы Бэрд. Хотя на самом деле руководить сворой слуг в суматошном доме дяди Арчибальда было намного сложнее, нежели присматривать за действиями немногочисленных обитателей Гленарриса, обслуживающих старомодную кухню, винный погреб да несколько жилых помещений, которыми пользовался Коннор во время своего пребывания в замке.

Впрочем, у Джеммы не возникало желания навсегда воцариться в Гленаррисе, но она была достаточно проницательна, чтобы не проболтаться об этом Мод. К тому же природный здравый смысл подсказывал Джемме, что состояние здоровья все равно не позволит ей в ближайшее время отправиться в дальний путь — особенно если учесть капризы непогоды, связанные с наступлением зимних холодов в горах. И она скрепя сердце приняла твердое решение продержаться здесь по крайней мере до весны, прежде чем рискнет отправиться обратно на юг.

Разумеется, она не мыслила себе отъезда без Гелиоса — ведь на поверку выходило, что Коннор вовсе не переправил его в Гленаррис, а держал в своей конюшне в Эдинбурге. Даже в этой мелочи он ей солгал!

Коннор. За несколько коротких часов она успела узнать о своем муже намного больше, нежели за бурные месяцы их странного брака. Благодаря Мод ей стало известно, что после смерти отца Коннор пустился во все тяжкие, стал вести сомнительный образ жизни и находить некое извращенное удовольствие в бесконечной череде безрассудных, а порою и попросту опасных пари, которые заключал со своими беспутными приятелями и кузеном.

Как только Мод произнесла «пари», Джемма тут же поняла, что заставило Коннора на ней жениться. Все его странные слова и поступки, еще так недавно ставившие ее в тупик, мгновенно стали ясными. Джемма не сомневалась и в том, что дядя Арчибальд прекрасным образом был посвящен в этот секрет. А она-то, дурочка, удивлялась тому, как быстро он согласился отдать собственную племянницу первому попавшемуся охотнику за приданым!

Но масса вопросов все равно оставалась без ответа. Почему, например, Коннор явился в Дербишир в облике бездомного нищего, а не лэйрда Гленарриса? И зачем он привез ее в ту заброшенную хижину на берегу Лох-Аррис, а не в свой замок? Могло ли быть так, что его переодевание в нищего каким-то образом являлось частью пари?

Джемма понятия не имела об этом. Однако твердо решила выбить или выцарапать из него всю правду, как только он вернется из Эдинбурга. А заодно ей надо узнать, не успел ли он за это время заключить еще какое-нибудь мерзкое пари. — Черт! — неожиданно воскликнула Мод.

Вздрогнув, Джемма отвлеклась от своих мыслей и обернулась, глядя, как старуха копается в складках пледа.

— Вы что-то потеряли? — вежливо спросила она.

— Ну да. Мои спички и сигары. Бьюсь об заклад, я забыла их у себя в комнате.

— Хотите, я схожу за ними? — предложила Джемма.

— А вот этого тебе делать вовсе не следует, девочка! Еще чего, бегать за ними, как какая-нибудь гилли! — Мод презрительно фыркнула, а потом пронзительно уставилась на Джемму: — Ба! Я, пожалуй, слишком надолго вытащила тебя из кровати. Ты же белее собственной простыни. А ну-ка брысь отсюда!

— Но…

— Не возражай, милочка! Мы еще встретимся за ужином;

— Хорошо. — Мод была права, Джемма изрядно устала. — И спасибо вам. Мы прекрасно провели этот день вместе.

— Ба! — снова изрекла Мод и скрылась в сумраке коридора.

На какое-то мгновение Джемме стало зябко под строгими взорами родственников Коннора. Отчего все они выглядят такими сердитыми, недоумевала она. И почему здесь нет портрета Коннора? Прежде чем вернуться в свою комнату, она еще раз окинула взглядом галерею, чтобы удостовериться в этом: портрета Коннора не было.

Возможно, он просто не нашел времени для того, чтобы позировать, как очевидно, не нашли его и другие ныне здравствующие Макджоувэны — здесь не было изображения не только Коннора, но и Джечерна и Дженет…

Надо бы заказать и мой собственный портрет, прежде чем я удалюсь отсюда, с мрачной иронией подумала Джемма. Беспощадное воображение тут же подсказало, что представляло бы сейчас подобное полотно: огромные пустые глазищи да копна волос. Шедевр да и только! А вместо надписи «Джемма Бэрд Макджоувэн» прекрасно подойдет табличка со словами «Круглая дура».

— Чем быстрее я уберусь отсюда, тем лучше! — громко произнесла она, чтобы прервать сеанс ненужного самоистязания.

Да, надо уносить отсюда ноги. Но до этого ей предстоит переделать массу дел. Прежде всего Джемма хотела воздать должное Мэри Кован за ее ласку и заботу, а также постараться как-то облегчить участь миссис Сатклифф, еле успевавшей управляться с брошенным на нее хозяйством.

Какой бы сильной и уверенной в себе ни казалась экономка на первый взгляд, Джемма давно поняла, что эта доблестная женщина бьется из последних сил. Не надо было быть большим докой в домашнем хозяйстве, чтобы понять, что, по сути дела, Коннор бросил своих слуг на произвол судьбы, предоставив им самим управляться с его родовым замком.

Столь явные равнодушие и беспечность ужасно злили Джемму. Он настолько высокомерен и самовлюблен, что без зазрения совести шествует по жизни, не заботясь ни о ком: ни о своих родных, ни о крестьянах, ни о своих слугах… ни о своей жене.

Ненавижу его, гневно подумала она. И я заставлю его сполна расплатиться за все, что он успел натворить!

Наверное, столь жестокая утрата ребенка попутно разрушила всю ее страстную любовь к Коннору. Ее не успевшее расцвести чувство увяло и погибло, и его сменило то же холодное, бесстрашное отчаяние, что помогло ей выжить, в одинокие детские годы и ужасные первые недели брака.

О да, она отомстит и Коннору Макджоувэну, и его бессердечным дружкам, прежде чем уедет отсюда. Они еще пожалеют о том дне, когда им пришла в голову мысль впутать Джемму Бэрд в свое проклятое пари!

Тряхнув головой, она повернулась спиной к этим спесивым Макджоувэнам, предкам того самоуверенного типа, за которого ее отдали замуж. Ну и черт с ним! Если уж на то пошло — черт с ними со всеми! Она, пожалуй, и впрямь задержится здесь до того дня, когда не только Коннор, но и весь клан Макджоувэнов пожалеет о том, что она стала членом их семьи.

— Ха, а почему бы и нет? — воскликнула она вслух.

И, снова тряхнув головой, заторопилась к себе в комнату, чтобы подробно продумать план мести.

Глава 24

— Вот, возьмите, сэр, — укоризненно произнес Джейми. — Не запутайтесь в ремне.

Коннор, наклонившись, потянулся со своего седла за фляжкой, которую протягивал ему слуга. С самого рассвета, когда они тронулись в путь, и до сей минуты, когда на горизонте показались башни Гленарриса, хозяин пил не переставая — и, судя по всему, не собирался прерывать это увлекательное занятие и теперь.

По мнению Джейми, Коннор выглядел просто ужасно. Небритый подбородок потемнел от щетины, а под глазами залегли темные круги — чего никогда не бывало прежде. По сути дела, за все время пути вплоть до последней их ночи в гостинице, когда Джейми приготовил Коннору горячую ванну, он не имел возможности толком разглядеть лицо хозяина — настолько они спешили. И то, что он теперь увидел, привело его в отчаяние. За последние месяцы Коннор сильно похудел и на его лице проступили первые признаки старения. Его манеры стали еще более грубыми и высокомерными, нежели Джейми мог припомнить. Более того, он непрерывно пил, а ведь Джейми никогда не замечал в нем такого пристрастия к спиртному.

Это все из-за проклятого дурацкого пари, думал Джейми, наверное, уже в сотый раз за те пять дней, что они сломя голову мчались прочь из Эдинбурга. Не вызывало сомнений, что именно это пари так разительно изменило лорда Коннора. Это казалось тем более удивительным, что все предыдущие пари были не менее глупы и опасны, чем это — ведь недаром голова у Джейми давно стала совсем седая.

Обычно из всех прежних эскапад Коннор выходил легко и беззаботно, иногда став богаче, иногда беднее, чем раньше, но при этом неизменно оставаясь веселым и довольным собою. Но не на сей раз.

Наверное, что-то очень уж необычное обнаружилось в этой английской девице, если в глазах лорда Коннора поселилось постоянное выражение тревоги. Повернувшись в его сторону, Джейми увидел, что хозяин уже осушил фляжку с бренди и сунул ее в боковой карман. Черты его лица словно закаменели, и Джейми горестно вздохнул, так как слишком хорошо знал, что это означает: еще в детские годы никто не в состоянии был понять, что Коннор думает или чувствует, когда у него становилось такое лицо.

Внезапная догадка почти физически ошеломила Джейми. Приоткрыв рот, он недоверчиво уставился на резкий профиль хозяина. Уж не сказали ли Картер с Кингом правду? Неужели Коннор Макджоувэн действительно влюбился в девушку, которую взял в жены?

Нет, ни за что, этого просто не может быть! Что же это за любовь такая, если из-за нее он проломил нос Кингу Спенсеру, а вот теперь напивается до положения риз на Большом Северном Тракте?

— Джейми! — неожиданно рявкнул Коннор.

Оглядевшись, Джейми обнаружил, что в задумчивости сильно отстал от хозяина. «Стар я для всего этого, вот что», — мрачно размышлял слуга, разминая застывшие пальцы.

День клонился к вечеру, когда они преодолели последний, самый крутой горный перевал. Почти всю дорогу погода благоприятствовала им, однако последние несколько часов дул ледяной ветер. Он пронзительно завывал, словно предупреждая путников о непогоде, забирался к ним под пальто и выжимал слезы из глаз…

С нескрываемым облегчением Джейми различил внизу, в долине, домики деревни Гленаррис. Над всеми дымоходами курился дымок, а речка Аррис в неярком солнечном свете отливала серебром. На краю утеса на противоположном краю долины высился замок — такой же мрачный, грозный и неприступный, как и его владелец.

Коннор, опустив поводья, молча смотрел на него. Джейми остановился рядом.

— Ну, — наконец процедил Коннор, — вот мы и на месте.

— Да, сэр, — Наверное, нам лучше поторопиться.

— Да, сэр.

Однако Коннор так и не двинулся вперед. Вместо этого он, не притрагиваясь к поводьям, устремил вдаль непроницаемый взгляд, не обращая внимания на жестокие порывы ветра.

Джейми подозрительно посмотрел на хозяина. Да что с ним такое? Когда это лорд Коннор испытывал нерешительность?

Джейми подумал, что непременно надо бы поскорее своими глазами увидеть ату английскую девицу. Похоже, все это происходит из-за нее.

— Вы готовы, сэр? — напомнил он.

— Более чем, — коротко бросил Коннор.

Торопливой рысью они понеслись вниз, в долину, мимо деревни. Они не задержались, чтобы обогреться в таверне, они не Остановились поболтать с крестьянами. Вместо этого Коннор все упорнее погонял свою лошадь, так что, миновав площадь с церковью, они неслись уже галопом. Только возле самых стен замка Коннор резко осадил лошадь, дождался Джейми, и они шагом бок о бок въехали в широко распахнутые ворота.

По счастью, завывавший на равнине ветер не проникал во внутренний двор. Здесь было так тихо, что даже цоканье копыт по плитам двора показалось неправдоподобно громким. Не остановившись возле парадной двери, Коннор потрусил в дальний угол двора, к конюшням, расположенным в той части крепостных стен, что примыкали к саду.

Коннор неохотно слез с седла, закинул за луку поводья, стянул перчатки, хмуро огляделся… и вдруг со всей силы хлопнул себя ладонью по лбу:

— Дьявол ее побери!

Джейми едва не подскочил; проследив за взглядом хозяина, он увидел облупленный черный экипаж, возвышающийся в дальнем углу конюшни. Это было монументальное старинное ландо с огромнейшими колесами. Ржавый фонарь на запятках, бронзовые украшения и полинявший герб на дверце напоминали о минувшей эпохе.

У Джейми упало сердце, и он, в свою очередь, с чувством чертыхнулся сквозь зубы.

— Мод Макджоувэн, — роковым тоном провозгласил Коннор и крикнул в глубину конюшни: — Эй, кто там!

Подбежал молодой грум, чтобы принять у них лошадей.

— Да, сар, добро пожаловать до дому, сар.

— Долго она торчит здесь?

Юноша дернулся и страдальчески закатил глаза; это ясно говорило, о том, что она торчит тут уже очень давно.

— Она приехамши аккурат после того, как вы отправились в Эдинбург, сар.

— Я должен был и сам догадаться, — Коннор кое-как перевел дух. Трудно было сказать, с кем ему было сейчас неприятнее встретиться: с Джеммой, которая вряд ли придет в восторг, узнав правду об их браке, или же со старой ведьмой Мод Макджоувэн. Наверняка зловредная старушенция с самого первого дня старательно накачивала ядом его жену — в привычной своей манере, плетя паутину лжи вокруг его прошлого. И теперь, стоит ему открыть рот, Джемма с презрением отвернется от него!

«Мне необходимо выпить», — растеряно подумал Коннор. Однако фляжка давно уже была пуста.

Предоставив Джейми возиться с багажом, он пересек двор, и, пригнув голову, протиснулся в низенькую дверцу, выходящую на огород. В замок можно было проникнуть не менее чем через десяток разных дверей, причем часть из них даже не была известна прислуге. Коннор еще в детстве привык пользоваться здесь всеми входами и выходами, особенно когда ему хотелось побыть одному. Вот и сейчас он решил пробраться в дом незаметно — у него не было никакого желания встречаться с кем-то до тех пор, пока он не повидается с Джеммой.

В это время дня кухня обычно бывала пустой, и он удивился, увидев, какое тут царит оживление: Миссис Сатклифф и служанки суетились вокруг огромных печей и сновали туда-сюда между дубовых столов, готовя мясо, лук, вынимая из духовок свежие хлебы, доставая из бочонков масло и различные приправы. На всех лицах застыло то испуганное выражение, которое всегда появлялось у слуг, стоило старой Мод появиться в замке.

Благодаря суматохе, царившей на кухне, Коннору удалось незаметно проскочить мимо. Он поспешно зашагал по полутемному коридору, но тут удача ему изменила: он нос к носу столкнулся с коротышкой Каиром Макиэйлом.

Старый слуга нисколько не удивился столь неожиданной встрече с Коннором. Здесь давно уже привыкли к тому, что он внезапно появляется и исчезает. Наоборот, при виде хозяина озабоченная физиономия Макнэйла выразила явное облегчение.

Причина этой метаморфозы была все та же — Мод Макджоувэн, легко догадался Коннор, и словно в подтверждение его мыслей доблестный Макнэйл, не тратя даром времени, принялся жаловаться на то, что его нагрузили сверх меры всякой работой, которая к тому же не входит в круг его обязанностей. Корреспонденция, отчетность, уборка и чистка — да за кого, черт возьми, принимает его эта женщина? За экономку? За горничную?

Коннор не обратил на него внимания. Обогнав коротышку слугу, он уже мчался по лестнице, поднимавшейся из главного зала. На одном из пролетов он все же задержался: Макнэйл, не переставая причитать, стоял у нижних ступеней.

— Ну ладно, ладно! — прикрикнул он на слугу. — Я разберусь с этим при первой возможности.

— Благодарю вас, сэр! — с признательностью вскричал Макнэйл, но Коннору было уже не до него — он почти бежал по коридору, ведущему к хозяйской спальне.

Решимость Коннора заметно уменьшалась по мере приближения к монументальным украшенным резьбой двустворчатым дверям. Прошло уже больше двух недель с тех пор, как он принес сюда Джемму из дома Кованов. Он вспомнил, как нес ее вот по этому самому коридору на руках — изможденную, почти невесомую. А потом уложил на огромную кровать с пологом и долго всматривался в осунувшееся, без кровинки лицо со следами страданий и лишений, перенесенных ею по его вине. Он сделал ей ребенка, и она едва не истекла кровью, утратив его — все потому, что он ничтоже сумнящеся решился использовать беднягу для того, чтобы выиграть пари!

С бешено бьющимся сердцем он постучал в дверь и замер, испытывая непривычную робость, снедаемый нетерпением и мучительным, беспокойством.

— Джемма?

Никакого ответа. Он постучал снова. Опять тишина.

Медленно, с болью в сердце он распахнул одну из створок.

Комната оказалась пустой. Огромная кровать елизаветинских времен была идеально застелена и не смята. Занавеси на окнах широко раздвинуты, и в ярком сиянии дня Коннор увидел, что на столике нет свечей, что в кувшине для умывания нет воды, что здесь нет ни одной вещи, говорившей о пребывании женщины. Было совершенно ясно, что сюда уже несколько дней вообще никто не заходил. Значит, она уехала. Отправилась домой, в Дербишир. Мод, наверное, рассказала ей правду, и она не смогла здесь остаться. Но откуда старая ведьма все разузнала? Неужели это Джечерн ей проболтался? Или Мод догадалась сама? Совершенно непредсказуемая старая перечница, от нее можно ожидать чего угодно, любой пакости!

Да разве теперь это имеет значение? Джемма уехала. Она предпочла собрать пожитки и бороться с зимней непогодой в пути, нежели встретиться с ним! И наверняка Мод и слуги не смогли воспрепятствовать ее отъезду — уж коли Джемма вобьет что-то себе в голову, даже у Мод не хватит силы ее остановить.

Глаза Коннора застлала алая пелена. Сердце колотилось дикими толчками. Будь проклята во веки веков эта упрямая девка! Она что, окончательно свихнулась? Как ей только могло прийти в голову в таком состоянии отправиться в путь?! Она хоть догадалась взять повозку? Коннору и в голову не пришло посмотреть, стоит ли двуколка в конюшне, особенно после того, как он заметил там колымагу Мод. Кто-нибудь поехал с нею? Достаточно ли тепло она оделась? Черт побери, он должен все это узнать!

Он помчался обратно по коридору, весь кипя от ярости.

Возле самой лестницы он замер, услышав, как где-то в отдалении хлопнула дверь. Чьи-то легкие шаги зашелестели по ковру, направляясь в его сторону. Коннор вскинул голову. Боже правый, он мог где угодно распознать эти шаги…

В следующее мгновение из сумрачного коридора появилась Джемма. На ней было простое теплое серое платье с высоким воротником и прямыми рукавами. Хотя она все еще была очень худа, с запавшими глазами, на щеках уже начал проступать слабый румянец; густые волосы немного отросли и мягкими завитками обрамляли лицо. В этом скромном сером платье она казалась девочкой, прелестной и совершенно недоступной.

Заметив Коннора, она застыла на месте, едва не запутавшись в подоле юбки.

— О-о… — выдохнула она.

И все. Ни слова приветствия, ни проблеска радости на любимом прекрасном лице. Просто испуганный возглас. А потом она застыла — словно куропатка, замершая в кустах под тенью замеченного ею в вышине ястреба.

Значит, она знает, пронеслась в голове у Коннора испуганная мысль, которая как ледяное жало впилась ему в грудь. Руки невольно сжались в кулаки. Лоб покрылся липким потом. Что он может сказать? Что он должен сказать? Вся его находчивость и решимость в мгновение ока куда-то испарились.

— Здравствуй, Джемма, — выдавил он наконец.

— Когда ты вернулся? — вежливо поинтересовалась она.

— Только что. Тебя не было в комнате. Я подумал…

— Я перебралась в спальню в конце коридора. Ту, что с синими цветочками на обоях. Хозяйская слишком большая и неуютная.

Синяя комната. Любимая комната его матери. Когда-то Изабелла Макджоувэн тоже не жаловала сумрак хозяйской спальни, заставленной громоздкой мебелью якобинской эпохи, с темными дубовыми панелями на стенах.

— Я смотрю, ты уже на ногах, — неловко заметил он. — Разумно ли это?

— Спасибо, но я чувствую себя намного лучше, — Джемма пожала острыми плечами.

— Но разве… особенно после того, что случилось… мне кажется, две недели в постели все же маловато?

— Это после гриппа? — вздернула она голову. — Не смеши меня! Ты ведь знаешь, что меня не так-то просто свести в могилу!

Грипп. Стало быть, она не намерена рассказать ему о ребенке. Должен ли он сам признаться, что ему обо всем известно? Коннор смущенно кашлянул.

— Джемма…

Она перебила его, неприязненно спросив:

— Кстати, позволь поинтересоваться, куда девался Гелиос? Ты заверял меня, что он здесь, под присмотром твоего кузена. А конюший уверяет, что и в глаза его не видал.

— Я переправил его в Эдинбург. Там у меня конюшня намного лучше, да и конюх хорошо разбирается в рысаках.

— А-а, так у тебя есть дом и в Эдинбурге? Для нищего это по меньшей мере необычно: иметь и замок, и городской особняк.

— Джемма…

— Ого! — воскликнула она, услышав, как часы в холле пробели три гулких удара. — Неужели так поздно? Извини меня. Я спешу.

Ошеломленный, обиженный, разозленный, Коннор молча стоял и смотрел, как Джемма торопливо спускается по лестнице. Их встреча прошла гораздо хуже, чем он предполагал в самых мрачных своих мыслях. Он так и не смог к ней пробиться…

…А все получилось не так уж плохо, размышляла на ходу Джемма. Она продержалась намного лучше, чем надеялась. Без слез, без упреков, без истерики. Только хладнокровный обмен вопросами и ответами. Она могла гордиться собою.

Единственное, что ее беспокоило, — это то, как замерло ее сердце при виде Коннора. Он выглядел таким осунувшимся и измученным! На какой-то ужасный миг ей даже показалось, что он болен. Ну зато теперь она удостоверилась, что это не так, и он вернулся, и она не разнюнилась, как того боялась.

По зрелом размышлении, пожалуй, так оно и лучше. Сейчас Джемма даже не испытывала никакого гнева из-за того, что Коннор женился на ней только из-за пари. Да и с чего, собственно, ей злиться? После всех унижений, пережитых во время их путешествия на север, когда она ненавидела Коннора, думая, что он женился на ней ради денег, и вынуждена была терпеть его жестокое обращение, эту новую отрезвляющую правду было переносить гораздо легче.

Джемму бесило лишь одно — что на какое-то время она позволила себе пожалеть его. Вообразила себе бедняжку джентльмена, высокородного, некогда богатого и гордого, а ныне униженного и страдающего от происков злой судьбы! И ведь она, глупая, вполне искренне размышляла над тем, как сможет употребить свое приданое ему на пользу и как исцелит его душу силой своей любви.

Ха!

— Джемма, постой пожалуйста.

Она остановилась на нижних ступеньках и оглянулась на спускавшегося вслед за ней Коннора. «Ну-ну! А он довольно быстро взял себя в руки», — подумала она.

Они стояли лицом к лицу. Коннор все еще на лестнице, Джемма в нескольких футах от него, на полу в холле.

Никто не решался заговорить первым: оба выжидали, что скажет другой.

— Куда ты так спешишь? — наконец спросил он.

— На кухню.

— На кухню? С какой стати?

— Но ведь в обязанность супруги хозяина входит забота о хозяйстве, не так ли? — приподняв бровь, холодно сказала она.

— Да, но… — Коннор замялся, проведя рукой по лицу. — Я не понял. Означает ли это… Стало быть, ты не уезжаешь?

Будь проклято его мерзкое притворство! Какого черта он прикидывается таким измученным и растерянным? Никакого удовольствия от схватки с таким бессильным противником!

— А с какой стати я должна уезжать? — задрала она подбородок. — Ты что, не видишь, что творится вокруг тебя? Вот-вот наступит зима, к ней надо подготовиться. И я не имею ни малейшего желания тащиться через горы в это время года. К тому же теперь это и мой дом, не правда ли?

— Твой…

— Не валяй дурака, Коннор, это тебе не к лицу. Да, это мой дом. Не забывай, я все еще твоя жена. И обстоятельства сложились так, что хочешь ты того или нет, но тебе придется на некоторое время смириться с моим присутствием.

Ого! Так, значит, это и есть та игра, которую она отныне намерена с ним вести? Вонзить в него кинжал и проворачивать в ране до тех пор, пока не удовлетворит свою жажду мести? Вместо того чтобы удрать с поджатым хвостом к своему дядюшке Арчи, она решила наброситься на него и разодрать на клочки!..

Честно говоря, перспектива не из лучших. Коннор уже хорошо знал, в какую дикую ярость может впасть его маленькая женушка.

— Ну а теперь мне действительно пора идти, — добавила Джемма тем надменным тоном, которым говорила когда-то со своим мужем-оборванцем. — Извини. Он молча смотрел, как она удаляется, высоко задрав голову — в той, прежней своей манере наследницы престола. К Джемме вернулся весь ее былой гонор, это уж точно…

Чей-то сухой кашель заставил его резко обернуться. Из глубины коридора, словно некий призрачный соглядатай, возникла его тощая морщинистая тетка Мод в истрепанном пледе клана Макджоувэнов, похожая на ожившую мумию. В последний раз Коннор видел ее в самом начале июня, на национальных играх в Аргилльшире. Там между ними, как и всегда, произошла бешеная стычка из-за его небрежного отношения к Гленаррису. Он еще пообещал Мод, что насадит ее язык на вертел, если она не придержит его за зубами. В ответ Мод что было силы огрела его по спине своей тростью, и ему пришлось покинуть поле боя. С тех пор они не разговаривали.

И вот теперь парочка опять стояла нос к носу, насторожившись, словно бойцовые псы, готовые вцепиться противнику в глотку.

— Здорово, тетушка. Я смотрю, ты все еще жива.

— Здорово, племянничек. Я смотрю, ты все еще корчишь из себя самого Господа Бога.

— Если ты это из-за Джеммы…

— Вот именно! — Черные глаза старухи полыхнули гневом. — Воспользовался ею, как последний мерзавец — ты всю жизнь так обходился с женщинами! Вытворял над ними всякие непотребства, и все для того только, чтобы всласть потешиться со своим кузеном и с этим длинноносым сопляком Спенсером! Им, видите ли, скучно было жить! Но помяни мое слово, Коннор: ты, парень, на сей раз не на такую напал! И здорово об этом пожалеешь!

— Если ты имеешь в виду мою женитьбу, то я уже успел это сделать, — прервал он тетку.

Эти, слова так явно порадовали Мод, что он разозлился еще сильнее.

— И кто, скажи на милость, позволил тебе болтать ей про пари? — все больше распаляясь, взревел он. — Да еще в ее состоянии? Ты чертовски хорошо знаешь, что она была больна, и отчего она заболела — тоже! И не вздумай делать невинный вид и говорить, будто ты здесь ни при чем! Ты, старая ведьма с протухшими мозгами, которая вечно сует свой нос…

— Лорд, что-то вы чересчур разошлись, — Мод веселилась все больше. — В твою оценку моей персоны вкралась ошибка, малыш! Мозги у меня в несколько лучшем состоянии! И уж во всяком случае, это не я сказала ей, почему ты на ней женился. Это она сама сказала мне, потому как обо всем догадалась.

— Что-то не очень в это верится.

Мод пожала плечами и зажала трость под мышкой. Коннор с отвращением наблюдал, как она копается в недрах своего необъятного пледа в поисках спичек и разжигает одну из знаменитых вонючих сигар. Больше всего ему хотелось прямо сию минуту свернуть ее тощую шею.

Мод глянула на него сквозь облако дыма и наградила беззубой улыбкой.

— Во времена моего деда считалось вполне нормальным, если лэйрд сбрасывал с башни замка того, кто осмеливался ему перечить.

— Не дразни меня, — предостерег Коннор. Мод хихикнула. Из ее рта вырвался новый клуб удушливого дыма. Она всегда курила, сколько Коннор ее помнил. Даже в те времена, когда была юной прелестной девушкой, она запросто курила с мужчинами во время охоты и просиживала с ними ночи напролет за портвейном и сигарами, когда остальные леди почитали за благо удалиться к себе в спальни. Мать Коннора ее обожала, отец — не выносил на дух. Большинство мужчин клана Макджоувэнов относились к ней так же неприязненно, хотя этого нельзя было сказать про остальных представителей сильного пола: в молодости Мод славилась своей красотой и имела толпу поклонников.

Неугомонная старая перечница! Он и сам толком не понимал, как же на самом деле относится к ней. В детские годы его восхищала ее способность в мгновение ока перевернуть вверх дном размеренное течение жизни в отцовском доме. Она всегда умудрялась доводить до слез Дженет и Джечерна на всех семейных сборищах, хотя Коннору она казалась скорее забавной, нежели страшной. Позже, начав взрослеть, он просто счел ее слегка свихнувшейся и старался по возможности избегать.

Хотя, с другой стороны, он прекрасно отдавал себе отчет, что она вела себя более по-мужски, нежели он сам. Мод отлично стреляла, фехтовала, и позже, когда годы взяли свое, с крайней неохотой вынуждена была ввести в обиход эту ужасную трость с золотым набалдашником. Да, она была груба, несдержанна, злопамятна, сварлива и высокомерна, и все же он не мог не признаться (конечно, под большим секретом и только самому себе), что жизнь возле тети Мод никогда не казалась скучной.

К несчастью для него, чем больше Мод старела, тем более упрямой и невыносимой становилась. Каким-то непостижимым образом она всякий раз чуяла его присутствие в Гленаррисе, и не успевал он и глазом моргнуть, как ее грязная ободранная колымага уже скрипела колесами вниз по дороге из Инвернесса, и вместе с нею в замок вплывало облако запаха лаванды и тлена, а испуганные слуги в панике начинали метаться взад и вперед.

Однако на сей раз он вовсе не собирался терпеть колкости старухи. Тем паче, что был уверен: именно ее рук дело та встреча, которой удостоила его Джемма.

— Что ты с ней сделала? — грозно спросил он.

— Сделала? — Сквозь облако густого дыма она уставила на него пронзительный, немигающий взгляд. — Ты обижаешь меня, Коннор. Совершенно ничего.

— Ха! Рассказывай! Я отлично чувствую здесь нездоровый душок.

— Наверное, это ты чувствуешь самого себя, — парировала Мод. — Провел весь день в седле, да еще накачался виски. Послушай-ка меня да отмойся как следует, малыш, это пойдет тебе на пользу.

Он резко развернулся, так что она не успела заметить его довольную ухмылку. Старая ведьма! Она сама развязала ему руки, и теперь уж он не станет уклоняться от того боя, который они с Джеммой, по всей видимости, решили ему навязать.

С кого же ему начать? Уперев руки в бока, он задумался. Конечно, с Джеммы. Но прежде ему все же стоит прислушаться «к совету старой карги и принять ванну и переодеться.

Только тогда он с новыми силами сможет встретиться со своей непокорной женой и разобраться, как именно она намерена ему отомстить.

Глава 25

Оказавшись на кухне, Джемма увидела, что приготовления к вечерней трапезе идут полным ходом. В воздухе витал аромат жаркого.

Она невольно сморщила носик. Она провела в Гленаррисе уже целых две недели, но так и не смогла привыкнуть к чересчур обильной кормежке, на которой настаивала миссис Сатклифф. Для Джеммы его было особенно трудно после полуголодной осени, проведенной с Коннором на заброшенной ферме, где пища добывалась ими с таким трудом.

Сцепив руки за спиной, Джемма задумчиво следила за кухонной суетой. Едва почувствовав в себе силы подняться с кровати, она призвала к себе миссис Сатклифф и смущенно, но твердо попросила ее помочь научиться управлять домом. Джемма боялась, что экономка может принять в штыки любую попытку вмешаться в хозяйственные дела, но явно недооценила ее. Миссис Сатклифф с радостью согласилась на роль наставницы.

Первое, о чем она попросила Джемму взамен, было разрешение нанять еще одну служанку для работы на кухне. Потому что иначе, с добродушной улыбкой добавила экономка, она не сможет уделить времени на то, чтобы нарастить побольше мяса на косточки своей хозяйки, а времени для этого потребуется немало.

Джемма тут же с радостью согласилась. Выбор пал на тщедушную, но расторопную особу лет двенадцати, обитавшую внизу, в деревне. Несмотря на удивительную застенчивость Фионы Синклер, Джемме удалось установить с девочкой весьма дружеские отношения. Увидев ее в первый раз, молодая женщина отозвала в сторонку миссис Сатклифф и шепнула ей, что неплохо было бы заодно постараться нарастить побольше мяса и на косточки Фионы.

— Да они внизу, в деревне, все до одной такие пигалицы, — пожала плечами экономка. — Одни глазища видны, а платье болтается, как на вешалке. Им там, на фермах, не с чего больно-то отъедаться, вот и получается, что в каждое платье можно засунуть по две таких, как Фиона.

— Но отчего? — поразилась Джемма.

— Зимой здесь жизнь уж очень несладкая, мэм, — еще раз пожала своими необъятными плечами миссис Сатклифф.

Однако с этого дня Джемма заметила, что для Фионы еда подается на отдельной тарелке, и к тому же всякий раз вечером девочка уносила с собой целую сумку всяких остатков.

По мере того как к ней возвращались силы, Джемма все больше времени проводила в беседах с Мод, всерьез заинтересовавшись Гленаррисом. Ей стало ясно, что не одна Фиона мучается от недоедания. Все до одного конюхи, судя по всему, страдали малокровием, как и их подопечные дирхаунды[5], обитавшие на псарне. И хотя она еще недостаточно поправилась для того, чтобы хорошенько обследовать деревню вряд ли стоило ожидать, что там ситуация окажется лучше.

Естественно, она пришла к выводу, что Мод была права, попрекая Коннора пренебрежительным отношением к родовому имению. И Джемма твердо решила постараться изменить положение этих людей — по крайней мере на то время, пока зимняя непогода задержит ее в Гленаррисе. Коннор может сколько угодно третировать ее, но будь она проклята, если позволит ему так же относиться к судьбе подвластных ему крестьян!

И вот теперь, проходя по полутемной кухне, расположенной в самом низу замка, Джемма испытывала заслуженное удовлетворение, видя, что огромные котлы полны супа и тушеных овощей, на вертеле жарится огромный окорок, а миссис Сатклифф месит целую гору теста своими умелыми, сильными руками. Будет что подать к столу, хотя Коннор и появился здесь столь неожиданно. А кроме того, останется еще немало продуктов, чтобы накормить слуг и дать кое-что с собой тем, кто на ночь возвращается в деревню.

Джемма задержалась, чтобы перекинуться словечком с Фионой, которая старательно лепила на высоком дубовом столе хлебцы из приготовленного миссис Сатклифф теста. Фиона испуганно твердила, что в замок приехал лэйрд и что он злой как черт. И хотя настроение у Джеммы было не из лучших, она постаралась улыбнуться как можно беззаботнее и как могла заверила служанку, что лэйрды из клана Макджоувэнов не имеют привычки завтракать маленькими девочками.

Все еще улыбаясь, Джемма отщипнула на пробу кусочек подошедшего теста. Положив его в рот, она заметила незнакомого мужчину, который стоял в дальнем конце кухни возле самой большой печи и внимательно ее разглядывал. Он был довольно привлекателен, пожалуй, чуть старше Арчибальда Бэрда, с седеющей шевелюрой и в идеально чистом костюме. Встретив ее взгляд, мужчина выпрямился и шагнул вперед, учтиво поклонившись.

— Джейми Тендэйл, мэм. Слуга мистера Коннора. Ага! Личный слуга Коннора. Интересно…

Прожевав тесто, Джемма протянула ему руку:

— Здравствуйте, мистер Тендэйл. Я — Джемма Макджоувэн. Вы сопровождали моего мужа на пути из Эдинбурга?

— Да, мэм.

— Вы давно ему служите?

— Более двадцати лет, мэм.

— Поздравляю вас, вы человек недюжинной храбрости, — сдержанно заметила она.

Джейми искренне рассмеялся, но тут же испугался такой вольности и напустил на себя самый строгий вид.

— Насколько я знаю, вы прибыли из Англии, мэм.

— Да, из Дербишира. Не сомневаюсь, что мистер Коннор познакомил вас с обстоятельствами, сопутствовавшими нашему браку.

Джейми покраснел. Черт побери, до чего же эта женщина откровенна! Неудивительно, что она свела Коннора с ума. Джейми почувствовал, что не в силах отвести взгляда от огромных зеленых глаз, зачарованный их красотой и глубокой грустью, таившейся на дне.

— Да, мэм, — честно признался он. — Мне крайне жаль, мэм.

Нет, ему не показалось. Эти слегка раскосые, пронзительно-зеленые глаза действительно были полны грусти.

— А мне жаль еще больше вашего, мистер Тендэйл.

— Госпожа Джемма!

Она обернулась в сторону миссис Сатклифф, махавшей ей облепленной тестом рукой, и снова посмотрела на Джейми. На ее губах промелькнула едва заметная улыбка, но этого оказалось достаточно, чтобы у Джейми захватило дух. Как же она хороша! Ему стало ясно, почему Кинг Спенсер выбрал для своего пари с Коннором именно эту юную англичанку и почему Коннор вел себя как раненый медведь все то время, пока находился в Эдинбурге.

— Простите меня, мистер Тендэйл, — грустно произнесла Джемма. — Похоже, там нужна моя помощь. Миссис Сатклифф вечно недовольна, хотя все кушанья у нее получаются отменными. Мне было весьма приятно встретить в вас понимание. Очень рада видеть вас здесь.

И она явно думала именно то, что говорила. Судя по всему, ее разногласия с Коннором не распространялись на его слуг.

Джейми смотрел, как она уходит, такая нежная и изящная в своем платье, и сердце его затопила волна признательности и любви к этой прелестной, но одинокой и несчастной молодой женщине…

Часа через два в столовой был подан ужин — здесь было намного уютнее, чем в необъятной и сумрачной парадной зале. Такое перемещение произошло по настоянию Джеммы, и Коннор гадал, известно ли ей о том, что некогда его мать также предпочитала пользоваться именно этим помещением, когда в замке не было гостей.

Как и во времена Изабеллы Макджоувэн, сервировка была крайне простая: металлические тарелки и оловянные приборы, и подавал на стол всего один слуга. На сей раз это был донельзя чопорный Макнэйл, немало позабавивший Коннора: он вел себя так, будто по меньшей мере руководил толпой лакеев, обслуживающих во дворце Холируд трапезу английской королевы с принцем Альбертом.

Очень скоро Коннор понял, что все эти ужимки Макнэйла имеют целью угодить Джемме. Поскольку здесь вряд ли можно было заподозрить колдовство, оставалось предположить, что прелестная миссис Макджоувэн успела произвести неизгладимое впечатление на обычно весьма сдержанного малого.

Нелепое поведение Макнэйла почему-то здорово разозлило Коннора, а тут еще эта улыбочка, которой Джемма то и дело награждала его. Они не успели покончить с первым блюдом, а у Коннора уже возникло огромное желание запереть Джемму где-нибудь поглубже в подземелье, а лакею попросту свернуть шею.

Ну и конечно же, положение по мере сил усугубляла Мод. Вне всякого сомнения, старая ведьма столковалась с Джеммой и парочка стала весьма дружна. И это несмотря на то, что его тетушка всю жизнь славилась абсолютной нетерпимостью к прочим особам женского пола. На протяжении всего ужина они оживленно болтали, словно закадычные подруги, то и дело радостно хохоча над какой-нибудь очередной особенно бездарной шуткой. При виде такого откровенного взаимного расположения Коннор злился все больше и больше. Он должен был и сам догадаться, что эти двое наверняка споются!

Хуже того, ни одна из дамочек не давала себе труда обратить внимание на его присутствие за столом. Они лишь изредка обращались к нему, когда того требовали правила хорошего тона, но стоило ему вставить какое-нибудь замечание в их оживленную беседу, обе поворачивались в его сторону и разглядывали с немым удивлением, словно, черт побери, у него вдруг выросли рога, после чего преспокойно возобновляли свое шушуканье.

Обратив обуревавшую его злобу на бифштекс, Коннор поймал себя на том, что то и дело поглядывает на Джемму. Она переоделась, прежде чем спуститься в столовую, и теперь на ней было одно из платьев, которые она привезла с собой из Дербишира. Коннор впервые видел это строгое вечернее платье темно-зеленого цвета, на кринолине, хотя и не очень широком — в соответствии с тогдашней модой.

Джемма выглядела в нем потрясающе женственной: широкие юбки в сочетании с узким лифом подчеркивали изящество фигуры, в отличие от простых рабочих платьев, которые ей приходилось надевать в бытность на ферме.

Кроме того, она по-новому уложила волосы, и это также не оставило Коннора равнодушным. Теперь, когда золотистые локоны немного отросли, Джемма стала закалывать их в узел на затылке с помощью черепаховых гребней, оставляя открытым все лицо, отчего яснее был виден безупречный рисунок чуть приподнятых скул и пухлого чувственного рта.

Глядя на нее, Коннор испытывал желание настолько острое, что оно причиняло ему физические муки. Как много времени прошло с тех пор, как он в последний раз был вместе с Джеммой, наслаждаясь тем всепоглощающим пламенем, что всегда сопутствовало их единению! Как давно она в последний раз сжимала его в объятиях и нежно смотрела ему в глаза!

Он вскочил так неожиданно, что стул с грохотом опрокинулся. Мод и Джемма прервали беседу и удивленно воззрились на него.

— С меня довольно! — рявкнул он, старательно взбегая встречаться глазами с женой. — Прошу прощения. — И, не произнеся больше ни слова, он опрометью выскочил из комнаты.

В огромной пустой хозяйской спальне Джейми заканчивал распаковывать хозяйские вещи. В настенных светильниках горели свечи, в камине жарко полыхал огонь. Оранжевые сполохи плясали на темных деревянных панелях и массивной елизаветинской кровати, в которой некогда соизволила почивать сама Мэри, королева Шотландии, бывшая гостьей лэйрда Макджоувэна.

Однако ни свечам, ни камину не под силу было разогнать сгустившуюся в комнате тьму, и от помпезной неудобной мебели все равно неуловимо веяло запустением. Джейми вздрогнул, когда обе створки двери с грохотом распахнулись и, в спальню ворвался Коннор. Такое поведение хозяина давно уже не было для Джейми в диковинку, просто на сей раз он не ожидал, что Коннор вернется так рано — в этот час он должен был пребывать внизу, вкушая ужин в обществе тетушки и супруги.

— Добрый вечер, сэр, — невозмутимо проговорил Джейми.

Коннор, не ответив, промчался в смежную со спальней гостиную и налил изрядную порцию виски, которую опрокинул в себя единым духом. За первой порцией последовала вторая. Джейми спокойно продолжал расправлять одну за другой хозяйские рубашки, искоса следя за действиями Коннора.

Проглотив третий бокал виски, Коннор принялся метаться по комнате, словно зверь в клетке. Джейми почти физически ощущал исходившую от него ярость. Коннор задержался у окна, всматриваясь во тьму. С северных отрогов гор налетела пурга, и на подоконнике уже намело целый сугроб. Через несколько минут Коннор отвернулся от окна и снова забегал по комнате.

— Ужин уже кончился, сэр? — вежливо поинтересовался Джейми.

Коннор ответил невразумительным рычанием.

— Полагаю, вы имели честь поужинать в обществе вашей тетушки? — с сочувствием осведомился лакей, хотя и подозревал, что на сей раз отнюдь не Мод Макджоувэн была той персоной, которая умудрилась привести его хозяина в столь милое расположение духа.

— Эта баба уже стоит одной своей проклятой ногой в могиле, — фыркнул Коннор.

— Да, сэр. — Джейми отвернулся, чтобы поместить рубашки под пресс.

— И тем не менее она ухитрилась провести слишком много времени с моей женой, — продолжал Коннор. — С моей стороны было чертовски глупо оставлять их вдвоем!

— Две горошины из одного стручка, вот что они такое, — охотно согласился Джейми.

— Скорее уж две дикие кошки! — буркнул Коннор. Он снова направился в гостиную и налил себе еще виски.

— Ума не приложу, что мне с ней делать! — воскликнул он, вернувшись в спальню. — Услать к чертям подальше? Запереть в Гленаррисе? А Джемма? Кровь стынет в жилах, как подумаю о том, что мне предстоит провести остаток дней в обществе уменьшенной копии Мод Макджоувэн! Не-ет! Уж лучше я повешусь на самой высокой башне собственного замка, чем отдам себя на растерзание одной из них!

Судя по всему, Коннор решил дать волю снедавшему его гневу. Он так грохнул пустым бокалом о каминную полку, что хрусталь едва уцелел.

Джейми решил попытаться предотвратить надвигающуюся грозу:

— Сэр…

— Что? — буркнул Коннор, глядя на пламя.

— У меня… кх-м… есть для вас совет.

Коннор отвернулся от камина. Виду него был такой, словно он вот-вот кого-нибудь прикончит.

Стараясь выиграть время, Джейми тщательно проверил, крепко ли притянута крышка» гладильного пресса, а потом деловито направился в гостиную, на пороге которой счел, что удалился от хозяина на достаточно безопасное расстояние. Он многозначительно кашлянул.

— Ну?! — рыкнул Коннор.

Джейми набрал в грудь побольше воздуха, все еще не решаясь подставить под удар двадцать три года беспорочной службы, но не смог не высказать то, что давно лежало на сердце:

— Осмелюсь доложить, что пора вам стать взрослым, сэр.

— Какого черта, что это значит? — уставился на него Коннор.

— Только то, что я сказал, сэр.

— Пошел к дьяволу!

— Мистер Коннор, сэр… — словно в омут бросаясь, начал Джейми. Он очень надеялся, что на его лице не видно того страха, от которого бешено колотилось сердце; сделав отчаянное усилие, Джейми переборол этот страх, черпая отвагу в воспоминании о невыносимо грустном облике Джеммы Макджоувэн. — За все те годы, что я служу вам, сэр, я не позволил себе ни единого слова по поводу вашего… э-э… пристрастия ко всякого рода пари.

— Да, знаю и благодарен тебе за это, — нетерпеливо перебил Коннор. — Да, ты не одобрял наши проделки.

— Я хотел сказать не об этом, сэр, — осторожно поправил Джейми.

— Не об этом? — нахмурился Коннор.

— Нет, сэр. Я имел в виду… кх-м… ваш характер, сэр. Точнее, те его особенности, которые заставляли вас постоянно искать развлечений и находить сомнительную остроту в бесконечных соревнованиях с мистерами Спенсером и Слоуном — смею заметить, что у вашего кузена в последнее время пропал вкус к этим играм.

— У него пропал не вкус, а храбрость! — заорал Коннор. — Джечерн попросту трус!

— Возможно, мистер Джечерн попросту вырос, сэр, — возразил Джейми.

— А я, стало быть, нет? — пронзил его взглядом Коннор. — Я по-прежнему все такой же безответственный и непредсказуемый, каким был в годы моей непутевой юности, верно? Не пытайся увиливать, малый, ты ведь это хотел сказать?

Джейми кивнул, хотя на душе у него было прескверно.

— И вот теперь ты хочешь, чтобы я наконец повзрослел. Стал этаким респектабельным землевладельцем — особенно в свете того факта, что отныне я женат.

— Пожалуй, что так, милорд.

— Пожалуй? — Коннор снова отвернулся к окну. — А по-моему, мне в первую очередь следует беспокоиться о тех неприятностях, с которыми я столкнулся именно сейчас, а не о том, что отделяет респектабельного феодала от непутевого молодого повесы. Судя по всему, моя жена твердо задалась целью отравить мне существование.

В ответ Джейми пробурчал что-то неразборчивое.

— Что ты сказал? — грозно переспросил Коннор.

Лакей робко поежился: нечасто ему приходилось вот так испытывать хозяйское терпение. И он снова подумал о юной, беззащитной Джемме.

— Я сказал, что вряд ли ее можно винить за это, сэр.

Наверное, только воздействию виски можно было приписать то, что Джейми остался жив. Охваченный внезапной усталостью, Коннор вновь отвернулся к окну, понурившись и массируя пальцами переносицу.

— Ступай спать, Джейми, — бесцветным голосом промолвил он. — Сегодня был трудный день.

Имел ли он в виду их долгий путь из Эдинбурга или же ту безмолвную схватку с Джеммой, которая началась, стоило ему переступить порог дома? Этого Джейми так и не понял. Ясно было одно — его хозяин пребывает в полной растерянности. Впрочем, уже несколько дней Коннор спал лишь урывками, а тут еще все эти перепалки с приятелями, тетушкой и упрямой молодой женой…

Джейми отдавал себе отчет в том, что Коннор сам виноват в свалившихся на него неприятностях, однако не мог судить его за это слишком строго. На протяжении долгих лет службы Джейми всегда был искренне предан хозяину и многое готов был стерпеть и простить. Между ними установились довольно доверительные отношения — более того, Джейми, пожалуй, был самым близким Коннору человеком на свете. И он ни на минуту не забывал то, что упускали из виду и Джечерн, и Мод, и остальные члены клана: горе, которое принесла Коннору ранняя кончина матери и жесткость, если не жестокость, отцовского воспитания, — Я приготовлю вам ванну, сэр, — тихо проговорил он.

Коннор молча кивнул. Никогда прежде Джейми не видел его таким разбитым. И снова прежняя мысль поразила его словно молния — у него даже дух захватило. «Черт побери! — подумал слуга. — Так значит, это правда! Он действительно влюбился в малышку! Хотя такая любовь больше походит на несчастье», — с прискорбием заключил Джейми.

— Я, пожалуй, не стану здесь ночевать, — вдруг заявил Коннор, с неприязнью окинув взором помпезную хозяйскую спальню, и в особенности огромную кровать, чьи более чем просторные перины были явно предназначены для двух человек. — Приготовь для меня мою прежнюю комнату.

— Но, сэр, ведь вы теперь женаты! Стало быть, хозяйская спальня…

— Поверь мне, — мрачно перебил Коннор, — что я постараюсь как можно скорее перестать быть женатым.

С грохотом захлопнув дверь, Коннор вылетел из комнаты, оставив недоумевающего Джейми в одиночестве.

Торопливо шагая по коридору, Коннор налетел на одну из горничных. Он впервые видел эту маленькую стеснительную девочку. Она едва не уронила полный поднос, когда Коннор вдруг неожиданно возник перед нею из сумрачной тени.

— Что это? — осведомился он, показывая на поднос.

— П-посит для госпожи Джеммы, м-милорд, — пропищала та.

— Куда ты его тащишь?

—В С-синюю комнату, милорд. Г-госпожа Джемма собирается ложиться спать.

— Так рано? — нахмурился он.

— Она г-говорит, что устала, м-милорд.

— Дай сюда.

— М-милорд? — девочка беспомощно приоткрыла рот.

— Дай мне, — протянул он руку. — Я сам отнесу его госпоже.

— П-посит, милорд?

— Да, вот этот проклятый посит! Побледнев как полотно, девочка повиновалась, после чего юркнула куда-то в темный угол, словно испуганная мышка.

Мгновенно позабыв про нее, Коннор направился к Синей комнате. На стук отозвался нежный голос Джеммы:

— Входи, Фиона.

Он открыл дверь и вошел, В камине плясали яркие языки пламени, на туалетном столике горела единственная свеча. Тяжелые бархатные шторы были задернуты, и уютное тепло заливало эту комнату, украшенную гобеленами и обставленную легкой мебелью из золотистого дуба и ясеня, что разительно отличало ее от мрачной и чопорной хозяйской спальни.

Джемма сидела возле небольшого зеркала, расчесывая на ночь волосы. Как раз когда Коннор вошел, она вытащила из узла на затылке черепаховые гребни и встряхнула головой, освобождая локоны.

Этот классический женский жест: приподнятые руки и милая склоненная головка — наполнили его сердце щемящей тоской. Какой трогательно беззащитной кажется женщина в тот миг, когда выпускает на волю тяжелый шелк волос — беззащитной и восхитительно чувственной!

— Ты принесла посит? — спросила она, не поворачивая головы.

Звук ее голоса вывел Коннора из задумчивости. Поставив на стол поднос, он скрестил руки и выступил из темного угла:

— Тебе действительно необходимо было нанять горничную специально для этой цели?

Джемма, вскрикнув, резко обернулась, но тут же гордо задрала носик и спрятала под густой тенью ресниц пламя зеленых глаз. Он не мог не отдать ей должное: она моментально взяла себя в руки.

— Чтобы оправдать такие огромные расходы, я не задержусь надолго — отчеканила она.

Коннор невольно сжал кулаки. Слава Богу, что он остался на достаточном расстоянии от Джеммы.

— Неужели?

— Разумеется. Правда, я не смогу уехать, пока не установится теплая погода, — ответила она, возвращаясь к прерванному туалету. — Мистер Макнэйл уверяет, что этого можно ожидать только весной.

— Но ведь это в любом случае означает несколько месяцев, — заметил он. — Тебе необходимо как следует поправить здоровье. Ты права: нужна хорошая служанка.

— И кто же будет оплачивать ее услуги? — казалось, что все внимание Джеммы приковано к ее собственному отражению в мутном зеркале. — Я или ты?

— У меня хватит на это денег, — грубо бросил он.

— Я знаю об этом… теперь.

— Ну так и найми себе эту проклятую служанку! — Коннор вовсе не хотел ссоры. У него было единственное желание: сжать Джемму в объятиях, спрятать лицо у нее под подбородком, зажмуриться и позабыть о своих печалях, своей гордости и… своем одиночестве.

— Но тогда ты сам должен будешь прислать мне кого-нибудь, когда вернешься в Эдинбург, — еще выше задрала нос Джемма. — Я сильно сомневаюсь, что хоть одна из твоих крестьянок способна стать служанкой у настоящей леди.

— С чего ты взяла, что я намерен вернуться в Эдинбург?

— А разве это не так? — удивленно посмотрев на него, спросила Джемма.

Честно говоря, Коннор никуда не собирался уезжать. Но явное разочарование, промелькнувшее в ее взгляде, вывело его из себя. Было совершенно очевидно, что чем быстрее он уберется из Гленарриса, тем больше она обрадуется. Ну хорошо же, пусть будет так, как ей угодно! Только зря она надеется: провались он на месте, если станет тратить время на то, чтобы вымолить у нее прощение, уговорить вернуть ему хотя бы часть той обжигающей душу страсти и того… да, счастья, которое им довелось испытать под крышей хижины старого Додсона! Да он и в мыслях ничего подобного не имел!

— Ты можешь высказать мне свои претензии и пожелания сейчас или же утром, перед моим отъездом, — резко бросил он.

— Завтра? — Глаза ее удивленно расширились. — Но ведь ты только что приехал.

— Что было огромной глупостью. Судя по всему, вы с Мод прекрасно управились и без меня.

— Но… но ведь тебе надо хотя бы несколько дней отдохнуть. Ты не можешь вот так сняться и уехать…

— Вряд ли я отныне смогу спокойно отдыхать в Гленаррисе, мэм, — с горькой усмешкой прервал он ее. — Лучше уже мне вернуться в Эдинбург. Пожалуй, я уеду завтра на рассвете, так что вам ни к чему прерывать свой сон ради прощания со мною, мэм. Доброй ночи.

Глава 26

Его отвергли! Коннор весь кипел от негодования, шагая по коридору к своей спальне. Ему разве что только не надавали пощечин, и кто? Какая-то тощая пигалица с совиными глазищами! О, теперь-то ему ясно, что требуется для получения Джемминого бесценного прощения! Наверняка она хочет, чтобы он рыдал, бил себя кулаками в грудь и, может, даже рвал на себе волосы и посыпал главу пеплом!

Ну так она этого не дождется! Он не собирается ползать на коленях, вымаливая благосклонность у ничтожной сучки! Ну да, он бессовестно воспользовался ею, он был с ней грубым и даже жестоким, но потом-то он вел себя как надо? И в конце концов ведь только ради нее он решился расторгнуть пари! И разве его вина в том, что проиграл не он, а Кинг?

Еле слышный голосок у него в мозгу шептал, что Джемме-то об этом ничего не известно, но Коннор предпочел не обращать на него внимания. В данную минуту он был чересчур зол на весь свет, чтобы прислушиваться к каким-то там голоскам.

Стало быть, Джейми считает его никчемным и безответственным, не так ли? Ну а как насчет Джеммы? Разве это не детская выходка — отнестись к мужу так, словно он не более чем прах у нее под ногами?

Ты заслужил еще и не такое, шептал все тот же голос, олицетворявший остатки здравого смысла, но ослепленный злобой Коннор поспешил загнать истину в самый дальний уголок сознания.

«Я уберусь отсюда с первыми лучами зари, — думал он. — Будь я проклят, если еще хотя бы на день останусь под одной крышей с этой адской женщиной! И черт с ним, с холодом и снегом! Я проберусь через перевал — пусть это даже будет последним, что мне удастся совершить в жизни».

Памятуя о том, в каком состоянии бывают зимой горные тропы, последнее замечание можно было счесть пророческим.

И это наверняка очень порадует Джемму, безжалостно подсказал ему внутренний голос…

Солнце уже сияло вовсю, когда Коннора разбудил шум во внутреннем дворе замка.

Страдая от головной боли — неизбежного последствия вчерашней усталости и неумеренных возлияний, — он добрел до окна, оттер покрывшую стекло изморозь и выглянул наружу. Там было полно людей: кто-то верхом, кто-то в запряженных пони повозках, кое-кто пешком. Несмотря на пронизывающий холод, мужчины были одеты в кильты, а женщины закутаны в шали ярких цветов клана Макджоувэнов.

— Какого черта, что им здесь надо? — возмутился он вслух, уже зная ответ: это его несносная тетушка позаботилась созвать всех родственников, послав приглашения в Инвернесс, Абердин и даже в дальние Глазго и Перт. Как же — ведь надо же им познакомиться с его молодой женой! И вот все они заявились сюда и толкутся во дворе замка — с мрачными физиономиями, голодные, промерзшие и скорее всего совершенно не расположенные проявить какую-либо симпатию по отношению к Джемме.

Торопливо одеваясь, Коннор понял, что его догадка была верна: в раздававшихся под сводами главного зала голосах звучало явное неодобрение. Они подняли такой гвалт, что мертвые могли бы восстать из могил. Когда Коннор наконец вышел навстречу дорогим гостям, то увидел, что все они облеплены мокрым грязным снегом.

— Вот он! — воскликнул кто-то из пертских Макджоувэнов, и в зале тотчас раздались громогласные жалобы и упреки, касавшиеся в основном его пренебрежительного отношения к крестьянам и тех неудобств, которые милые родственнички испытали, вынужденные из-за пурги ночевать в тесных, убогих хижинах. Пожалуй, искренне были рады видеть его только Джечерн да наполовину оглохший дядя Леопольд: его отец женился на немке, которую клан всю жизнь третировал, как иностранку.

Коннор не сомневался, что именно это недоверие к иностранцам заставило их так дружно откликнуться на призыв старой Мод: ведь он не просто женился, он женился на англичанке!

Коннор с отвращением окинул взглядом кавардак, устроенный ими в большой зале. Один из краснорожих недорослей кузины Маргарет трубно сморкался в старинный гобелен, висевший у входа. Изнеженный и плаксивый Руан Макджоувэн приволок сюда свору спаниелей, без зазрения совести обгадивших стоявший в алькове диван. Куда, к чертям, запропастился Поп, вместо того чтобы прогнать их?

Боже правый, а вон кто-то из них — Коннор даже не разглядел, кто именно — блюет в камин!

Это было последней каплей. Мало того, что теперь ему по меньшей мере еще один день придется провести в компании со своей непокорной женой, так теперь в замок заявилась вся милая семейка, чтобы высматривать, и вынюхивать, и чесать языки по поводу его брака!

Спускаясь по лестнице, он думал, что слишком мягко обошелся с Кингом, всего лишь проломив ему нос!..

— Джемма! Джемма, девочка!

Возбужденный голос Мод сопровождался громыханием трости об пол.

Зевая, Джемма сползла с кровати и, отодвинула запор на двери. Распахнув ее, она услышала гул голосов, доносившийся из главной залы, которая находилась на первом этаже противоположного крыла замка.

— Что происходит? — спросила она, впуская в спальню Мод.

Старуха проникла внутрь и, не скрывая триумфа, провозгласила:

— Сюда явился клан!

— Кто-о?

— Клан, девочка! Семейство Коннора!

— Мне казалось, вы говорили, что у него нет семьи. Что его родители умерли и что он…

— Ох, ну да, его родители умерли, — радостно перебила Мод. — А это все остальные. Клан, понимаешь? Клан!

Какой еще клан? Ах, ну конечно. Все до одного, кто состоит хотя бы в отдаленном родстве с Коннором — по крови или через брак — или носит имя Макджоувэн, или считает себя еще каким-то образом связанным с вождем клана, коим Коннор и является.

И вот Мод говорит, что они собрались здесь. Здесь, в Гленаррисе? Прямо сию минуту?

— Сколько… сколько их приехало? — поперхнувшись, выдавила Джемма. Мод так и сияла.

— Ну хоть сюда явились и не все, но вполне достаточно.

— Да сколько же именно?

— Десятка два, может, и побольше.

— Десятка два? Вы хотите сказать, что двадцать человек ни с того ни с сего заявились к нам в замок? Но что им здесь надо? С какой стати они все решили… — Она замолкла и нахмурила брови. — Это вы позвали их сюда, правда, Мод? И оттого у вас такой самодовольный вид, да? Даже несмотря на то, что вы знаете, как разозлится Коннор?

— Хе-хе-хе!

— Но почему? Почему вы решили их созвать?

— Потому что пора им познакомиться с госпожой Макджоувэн, девочка. Пора Коннору вообще признать, что у него есть жена! Ведь это позор, как он себя ведет с тобой!

И таким вот образом Мод надеется заставить Кон-нора взглянуть на свой брак более благосклонно? Собрав сюда все семейство, хотя Коннор отродясь слова доброго про них не сказал? Нет уж, скорее всего он придет в ярость из-за их неожиданного вторжения, а отвечать придется ей, Джемме!

И что же, скажите на милость, она теперь должна делать? Улыбаться, любезничать направо и налево и корчить из себя счастливую новобрачную, в то время как Джечерн наверняка успел разболтать все подробности их пресловутого пари?

Одна мысль об этом была невыносима. А равным образом и унизительна. Ну нет! Джемма Бэрд больше не позволит Коннору Макджоувэну издеваться над ней!

— Ты должна хорошенько накормить их, девочка, — наставляла ее Мод.

— Что-что? — переспросила она.

— Накормить их. Они наверняка голодны после такого длинного путешествия, я уж не говорю о том, как разозлила их ночь, проведенная в домах у крестьян Кон-нора — там и самим-то хозяевам повернуться негде… Да будет тебе известно, что больше всего на свете Макджоувэны любят вкусно поесть.

— О, вот это я знаю прекрасно, — подтвердила Джемма, более задумчивая, нежели растерянная. Но вот ее плечи решительно расправились, а подбородок задрался кверху. — Очень хорошо, тетя Мод, я их попотчую. Скажу вам по чести, я придумала для Макджоувэнов такой завтрак, который они запомнят на всю жизнь.

— Ну вот и договорились, — довольно отвечала Мод.

— Завтрак будет подан через два часа! — крикнула Джемма вслед ковылявшей прочь старухе.

В замке Гленаррис воцарился настоящий хаос. Немногочисленные слуги, вполне удовлетворявшие нужды Коннора во время его редких визитов, не поспевали выполнять сыпавшиеся на них один за другим приказы шумливых, назойливых Макджоувэнов. А ведь еще надо было проверить, в каком состоянии находятся давно заброшенные комнаты для гостей, протереть там пыль, застелить постели, протопить камины и распаковать багаж! Несчастная малышка Фиона сбилась с ног, без конца таская наверх кувшины с теплой водой, в то время как на кухне миссис Сатклифф суетилась, озабоченная приготовлением завтрака по меньшей мере на три десятка едоков.

Да и самому Коннору не удалось избежать всеобщей горячки. Все до единого родственнички настаивали на его личной аудиенции. Руан Макджоувэн хотел попросить денег в долг, Ангус Макджоувэн — обсудить трудности своего бизнеса, Макджоувэны из Инвернесса — выразить тревогу по поводу плачевного положения его крестьян (можно подумать, что положение их собственных крестьян было менее плачевным!) — и все они возмущались его тайной женитьбой, да к тому же на англичанке.

— Теперь-то я вспомнил, почему у меня давно пропала охота созывать их всех вместе, — пожаловался он Джейми, когда выбрал минуту и заскочил к себе в комнату, чтобы побриться и переодеться перед завтраком.

— Всем им хотелось бы познакомиться с госпожой Джеммой, сэр.

— Хотелось познакомиться? Да вся семейка сгорает от любопытства, Джейми. Вряд ли кому-то из них приспичило проделать такой дальний путь, только чтобы засвидетельствовать свое почтение новобрачной; Кстати, куда она пропала?

— Наверное, она у себя в комнатах, — покачал головой Джейми. — Миссис Сатклифф сказала, что ваша жена не собиралась выходить до начала завтрака.

— Держу пари, она просто прячется, — мрачно пробурчал Коннор.

— Разве можно ее за это корить, сэр? — сдержанно заметил Джейми.

Коннор не нашелся, что ответить. Уж ему-то было доподлинно известно, каким чертовски трудным окажется для Джеммы ближайший час. Хоть бы нашелся какой-нибудь способ избавить ее от пренеприятной процедуры знакомства с кланом! Но увы, это было нереально. Мод чрезвычайно искусно спланировала это сборище, и не в его власти было теперь его отменить. И как ни жаль, но больше всего от этого пострадает опять-таки Джемма.

— Пожалуй, я с ней не очень-то хорошо обошелся, а? — еле слышно произнес он.

Джейми ничего не успел ответить, потому что внизу, в зале, раздалось восемь мелодичных ударов колокола, а вслед за этим послышались голоса первых гостей, успевших спуститься из отведенных им комнат.

— Где мой смокинг?! — рявкнул Коннор.

— Сию минуту, сэр.

Спускаясь по лестнице, Коннор пытался припомнить когда в последний раз в этой зале собиралось столь многочисленное общество. На длинном обеденном столе красовались парадные скатерти и прекрасный лиможский фарфор, извлеченный из кладовой. Стулья были собраны со всех углов восточного крыла. Начищенное серебро ослепительно сверкало. Исполнявший обязанности мажордома Кэйр Макнэйл облачился в атласный жилет, а прислуживавшие за столом горничные — в крахмальные передники и наколки. Коннор не имел ни малейшего понятия, из каких сундуков они все это извлекли.

Глаза гостей светились от возбуждения и любопытства. Ни один из них еще ни разу в жизни не видел Джемму, и Коннор подумал, что ему следовало бы устроить с нею парадный выход, как того требовала семейная традиция, вместо того, чтобы приветствовать гостей, стоя возле своего кресла. Он понимал, что все эти Макджоувэны собрались сюда как на спектакль: стоило лишь взглянуть на то, как они толпились у нижних ступеней лестницы.

Коннор подошел к ним, стараясь выказать как можно больше дружелюбия и радушия: хотя он всегда с трудом переносил свое семейство, сегодня надо было постараться задобрить их, чтобы они отнеслись к Джемме помягче. Неважно, какие недоразумения происходили и происходят между ним и его женой — он не отдаст ее на растерзание этой стае заведомых хищников.

Хотя, с другой стороны, Джемма вполне способна и сама постоять за себя.

Или уже нет?

Перед его мысленным взором возникло ее осунувшееся, утомленное лицо, которое он видел прошлым вечером, и с тяжелым сердцем Коннору пришлось признать, что у Джеммы может не хватить сил для предстоящей схватки. А он-то хорош! Ему надо было отправиться к ней, как только он узнал о том, что собрался клан, и заверить, что не покинет ее, что окажет необходимую поддержку!

Губы Коннора упрямо сжались. За всю свою бурную жизнь ему не довелось испытать страха: ни перед дуэлями и драками, ни перед опасностью быть убитым обманутыми мужьями или покинутыми любовницами, ни даже перед угрозой ареста, раз или два нависавшей над ним. Так отчего же, скажите на милость, его совершенно выводят из равновесия эти огромные зеленые глаза на грустном миниатюрном личике?

Да потому, что ты любишь ее, ты, самоуверенный тупой дурень! — словно бухнуло где-то внутри.

Он остолбенел. В ушах у него шумело так, что он едва слышал гомон толпы в зале. Хоровод лиц вокруг слился в одно-единственное, милое лицо той, чей взгляд подарил ему некогда ни с чем не сравнимое счастье и проник к нему в самую душу.

Как долго он уже любит Джемму, не желая признаться в этом даже себе самому? Как долго? И когда именно он полюбил ее?

Случилось ли это в напоенные нежной страстью ночи под крышей старой фермы, когда часы летели один за другим в вихре волшебных поцелуев, ласк, шепота и смеха? Или намного раньше, когда он впервые увидал ее после болезни, в доме миссис Кеннерли на Бастгейтской дороге? Худая, с остриженными по-мальчишески волосами, она показалась ему тогда такой беззащитной, что ему до боли захотелось уберечь ее от невзгод, которыми полон окружающий мир…

Или это случилось еще раньше, во время их тяжкого путешествия из Англии на север, когда она не переставала удивлять его стойкостью, храбростью и… непокорностью? Или же это случилось в самый первый день, когда она появилась в столовой в доме своего дяди, недосягаемо прекрасная, ошеломившая Коннора своим преображением из несчастной замарашки, над которой он издевался, в сказочную принцессу?

Да разве так уж теперь и важно, в какой именно момент он полюбил ее? Главное, это произошло. А все остальное не имеет значения.

Выходит, он ни за что ни про что проломил нос Кингу….

Коннор с трудом перевел дыхание. Сердце в его груди продолжало биться бешеными толчками. Черт, сколько же времени он потерял зря, прежде чем сделал такое простое открытие! Почему, скажите на милость он отказался признать правду в ту же минуту, когда Кинг заговорил о его любви к Джемме, а вместо этого впал в ярость и принялся махать кулаками, услышав такое «невероятное» заявление?

И что, ради всего святого, прикажете ему теперь делать? Ведь она вот-вот появится перед гостями, а у него даже не хватит духу скрыть свое чувство. Боже правый, не хватало еще, чтобы она разглядела в его глазах любовь именно сейчас, перед толпой алчущих зрелищ родственников!

Держись, приказал себе Коннор. В полном замешательстве он отвернулся в угол и провел по лицу трясущейся рукой, и в то же мгновение гомон в зале стих. Краем глаза Коннор увидел, что лица гостей одно за другим обращаются к верхней площадке лестницы. А затем наступила мертвая тишина — так бывает после удара молнии.

Толпа молчала, словно этот удар потряс замок до основания, и Коннор, подняв взгляд, почувствовал, что земля уходит у него из-под ног. — О Боже!

Коннор так и не понял, был ли этот возглас его собственным или он невольно вырвался у кого-то из находившихся в зале. Он думал лишь об одном — как бы не упасть, настолько был шокирован.

Задержавшись на одном из лестничных пролетов, там, наверху, Стояла Джемма, его жена. С головы до ног она была закутана в плед цветов клана Макджоувэнов. Темные складки ткани чудесно оттеняли белизну нежной кожи и яркое сияние зеленых глаз. Под многочисленными складками пледа угадывалась изящная стройная фигурка… но на этом все намеки на красоту кончались.

Джемма выглядела так, словно только что вышла из свиного хлева. Ее лицо и руки были все в грязи, а золотистые локоны — нет, не локоны, а бесформенная, невообразимая копна соломы — были забиты каким-то мерзким сором. Дико торчащие во все стороны волосы, протертый до дыр плед Макджоувэнов заляпан жиром и конским навозом… Да, она явно преуспела, стараясь воспроизвести обличье Коннора, в котором он предстал перед нею в первый раз!

Джемма радостно улыбнулась обращенным к ней ошарашенным лицам, продемонстрировав огромную черную дыру на месте передних зубов. Заметив Коннора, она осклабилась еще шире и замахала рукой, затем беззастенчиво поправила что-то в своем туалете и направилась к нему.

Его тетка перехватила инициативу, захлопав в ладоши и призывая всех к столу. Занимая свои места, гости старательно избегали смотреть на Джемму. Никто не решился произнести ни одного слова приветствия. Еще ни разу в жизни Коннор не был свидетелем такой гробовой тишины, какая воцарилась в эти минуты в огромной парадной зале Гленарриса. Мод величаво подала Макнэйлу знак подавать на стол.

Макнэйл с посеревшим лицом отодвинул для Джеммы кресло, и она с королевским апломбом уселась на свое место. На глазах у всех она принялась копаться в складках пледа, пока не извлекла из них скулящего Попа. Усадив его на стол возле своей тарелки, Джемма позволила ему лакать воду из собственного хрустального бокала. Коннор остолбенел.

Это было возмутительным нарушением этикета. Хотя большинство членов его семьи держали собак и кормили их кусочками со стола, никому из них и в голову бы не пришло допускать животных к своим приборам.

Он всей кожей ощущал, какими возбужденными взглядами обмениваются сидящие за столом гости. Джемма опять осклабилась и погладила собачке ушки. — Добро пожаловать в Гленаррис, — весело прощебетала она. — Я уверена, что Коннор успел вам сказать, кто я такая и как его угораздило на мне жениться. А еще я уверена, что все вы думаете, будто он совсем свихнулся, коли выбрал меня. И знаете что? Я с этим согласна. — И она расхохоталась, бесстыдно ощерив беззубый рот; теперь Коннор разглядел, что она добилась такого эффекта, замазав передние зубы смолой. — Но, с другой стороны, пари есть пари, а ведь мы знаем, что Коннор прирожденный джентльмен и человек слова, э?

Дальнейшее превратилось для Коннора в сущий кошмар. Джемма хватала еду руками, запихивала в рот огромные куски, которые ела с чавканьем и хрустом, то и дело звучно рыгая. В довершение она выплюнула на ладонь полупережеванный кусок мяса и швырнула его на пол для Попа, после чего пожилая тетушка Шарлотта из фифмэйнской ветви клана упала в обморок и была вынесена из залы. Разговор за столом также не клеился. Никто не мог произнести ни слова без того, чтобы Джемма его не перебила. Ее замечания поражали своей грубостью и глупостью и изобиловали такими словечками, от которых ежились даже те Макджоувэны, которые прослыли завзятыми сквернословами.

Единственной персоной, явно наслаждавшейся этим спектаклем, была Мод.

В течение всего завтрака Коннор сидел молча, уставившись в одну точку, совершенно неподвижный, с окаменевшим лицом, словно статуя.

Однако ему так и не удалось высидеть до конца: когда очередной гость, извинившись, встал из-за стола и предпочел удалиться к себе в комнату, Коннор не выдержал и вскочил, с грохотом отодвинув стул. Все, кроме Джеммы, уставились на него. Он расправил плечи и произнес:

— Прошу прощения, но у меня слишком много дел. Так что увидимся за ужином.

В ответ раздался хор сочувственных восклицаний. Впервые в жизни он был благодарен родственникам. Набрав в грудь побольше воздуха, Коннор решился наконец взглянуть на Джемму:

— Желаю приятно провести день, мэм, — выдохнул он и, поспешно отвернувшись, покинул общество.

Глава 27

В полном расстройстве чувств Коннор торопливо шагал, направляясь к себе в комнату. Никогда прежде длинные сумрачные коридоры Гленарриса не казались ему такими пустынными…

Значит, вот что пришлось пережить Джемме, когда он привез ее в дом к дяде Арчибальду и ел с нею за одним столом! Вот какому унижению он ее тогда подверг, подумал Коннор, и его окатила такая волна стыда, что он почувствовал себя попросту больным.

Только теперь он представил себе то отвращение, которое она испытала от его чавканья, отрыжки и плевков за обедом в приличном доме. Только теперь он представил всю степень оскорбления, которое он ей нанес, всю ее боль и беспомощность…

Джейми ожидал его, сидя в примыкающей к спальне гостиной. Плотные шторы на узких окнах были раздвинуты. Комнату заполнял холодный свет осеннего солнца. Коннор машинально принялся разглядывать дальние вершины, покрытые снегом, пытаясь угадать какая будет погода. Джейми молча стоял в темном углу. Слуга тоже был свидетелем выходки Джеммы там, в парадной зале.

— Собери мои вещи, — приказал Коннор, нарушив наконец зловещую тишину.

— Сэр?

— Через час мы отправляемся в Эдинбург.

— В Эдинбург?

— Да. Да не стой ты как болван! Иди и упакуй мои вещи!

— Но… но ведь на перевалах выпало не меньше пяти футов снега! Не может быть, сэр, чтобы вы всерьез…

— Может! Не строй из себя дурака. Я еще вчера сказал тебе, что собираюсь уехать.

— Да, но вы сказали это перед тем… я думал…

— Прекратишь ты наконец пререкаться или нет?!

— Прошу прощения, сэр, но мне определенно не нравится перспектива погибнуть в горах… — обиженно ответил Джейми.

— Не волнуйся. На этот раз мы поступим по-иному. — Голос Коннора упал до еле слышного шепота. — Мы поедем по тем дорогам, где наверняка сможем переночевать — или в гостинице, или на чьей-то ферме. Конечно, путь окажется намного длиннее, но я все равно не отступлю, — и он решительно снял элегантный смокинг, в котором обычно являлся на семейные сборища.

— Безусловно, сэр, — покорно сказал Джейми и робко кашлянул. — Позвольте мне спросить, сэр, о причине столь внезапного отъезда? Я полагал, что коль скоро здесь собралась ваша семья…

— Нет, не позволю.

— Я знаю, что госпожа Джемма унизила…

Коннор резко развернулся, пригвоздив Джейми к месту грозным взглядом.

Слуга смешался и отвел глаза. С вытянувшейся физиономией он поставил ни кровать саквояж и принялся расстегивать кожаные ремни.

— Хотя с другой стороны, — внезапно произнес Коннор, — тебе, пожалуй, лучше остаться здесь. Кто сейчас работает внизу, в конюшне?

Джейми на секунду задумался.

— Одни парень с Юга[6] и двое сыновей Маккензи.

— Сколько им лет?

— Не могу сказать точно, сэр. Надо спросить Макнэйла.

— Ну так сделай это. И пошли за тем, что постарше. Скажи ему, пусть готовится сопровождать меня в Эдинбург.

— А я, сэр?

— Ты останешься здесь и постараешься отделаться от моей семейки. Я хочу, чтобы они убрались отсюда, как только позволит погода. И ради всего святого, держи их подальше от моей жены!

— Безусловно, сэр.

Когда багаж и лошади были готовы к отъезду, Коннор направился в Синюю комнату попрощаться с Джеммой. Несмотря на все размолвки, он решил еще раз повидать ее напоследок. Она только что приняла ванну. В комнате с ней была малышка Фиона, которая при виде Коннора поспешила улизнуть, не дожидаясь, пока тот ее прогонит.

Джемма сидела у огня и сушила отмытые волосы; она поднялась ему навстречу, плотнее запахнув атласный халат.

При взгляде на нее Коннор чертыхнулся про себя. Отчего бы ей не быть до сих пор замотанной в свой вонючий плед? А он-то думал, что прощание будет легким. Здорово же он ошибся — причем далеко не в первый раз! В обтягивающем халате изумрудного цвета она выглядела обворожительно.

Он хотел бы, чтобы ему хватило сил держаться подальше от ее ослепительной красоты. Он хотел бы до сих пор пребывать в неведении о том, что любит ее. А больше всего на свете ему хотелось, чтобы время повернулось вспять, и он снова оказался бы в уютной маленькой хижине, все еще ничего не подозревая о том, что причинил Джемме.

Джейми ошибся, когда решил, что Коннор не в силах перенести то унижение, которое Джемма заставила его испытать перед лицом всей родни. Коннору всегда было наплевать на то, что подумает его семейка. Честно говоря, некая отнюдь не лучшая часть его существа даже ощущала радость при мысли о том, какой фокус выкинула перед ними Джемма. В другой раз пусть хорошенько подумают, прежде чем незваными являться в Гленаррис!

Нет, он бежит из Гленарриса только из-за нее, из-за нее одной. Только из-за того, что сегодня ему впервые в жизни довелось испытать ту боль, которую он причинил когда-то ей, и понять, что прощения ему нет и не будет — слишком глубоки нанесенные им раны.

И хотя она любила его, пусть совсем немного (по крайней мере он хотел бы на это надеяться) в ту благословенную осень в заброшенной хижине, она не сможет до конца простить его за такую подлость. И нечего ему здесь оставаться. Он должен предоставить ей полную свободу и лишь уповать на то, что когда-нибудь она станет ненавидеть его чуть-чуть меньше.

О Боже, но как же трудно осуществить это все на деле, когда он стоит перед нею, и солнечное сияние ласкает ее чудесную фигурку и заставляет светиться золотистым ореолом облако дивных волос! Широко распахнутые ярко-зеленые глаза, казалось, смотрели ему в самую душу.

— Я уезжаю, — выпалил он и, не в силах вынести ее взгляд, уставился в пол.

— О-о? И куда же ты собрался? Ее голос прозвучал холодно и безразлично, как у той, прежней Джеммы, избегавшей его.

— В Эдинбург. Джемма тихонько ахнула.

— Не может быть, чтобы ты собрался туда всерьез! Ведь перевалы совершенно непроходимы! Этот снег…

— Поверь мне, я решился, — перебил ее Коннор. Он наконец овладел собою, говорил спокойно и даже поднял глаза. — А снегом меня не напугаешь.

«А ему не так-то просто уехать от меня», — отстранение подумала Джемма. Ну что ж, тем не менее она преуспела: ей удалось выдворить его отсюда.

— Ну, — нарочито громко сказала она, тщательно следя за своим голосом, — если ты действительно должен…

— Да, должен, — заверил он.

Оба смущенно замялись, избегая смотреть друг на друга. Но вот их взгляды все же встретились, чтобы снова разбежаться и встретиться опять…

«Наверно, я сошла с ума, решившись так унизить его», — подумала Джемма. А ведь еще недавно идея вырядиться в нищую казалась ей гениальным озарением, превосходным способом отплатить Коннору за все те муки, на которые он так равнодушно когда-то обрек ее. Да только вышло все по-иному. Задуманное обернулось против Джеммы — она поняла это в тот самый миг, когда увидела его лицо, спускаясь к гостям — с вымазанными смолой зубами, закутанная в испачканный навозом плед.

Ей сразу стало ясно, что она не испытает никакой радости, причиняя ему боль, унижая его перед собравшейся здесь семьей, нанося удар по его гордости, некогда доводившей ее до белого каления, до желания убить. Ничто больше не имело теперь значения. Ничто, кроме того факта, что она опозорила его, опозорила бесповоротно. И его унижение оказалось столь велико, что он готов рисковать жизнью, лишь бы убраться подальше от жены. И если он когда-то и испытывал к ней любовь в те восхитительные дни на ферме, то теперь с этим покончено, покончено навеки. Пожалуй, ей никогда не удастся вернуть его любовь…

Их глаза снова встретились. Коннор, прости меня! — кричало ее сердце, но гордость и испытанное в детстве одиночество запечатали ее уста…

Снизу, из парадной залы донеслось жужжание голосов: какая-то дама спорила с Макнэйлом о тех обязанностях, которые должны выполнять слуги в замке.

Коннор раздраженно скривился и посмотрел на Джемму.

— Я оставлю здесь своего слугу. Хотя он на вид и мухи не обидит, но, уверяю тебя, ему хватит духу выдворить их отсюда как можно быстрее. В мое отсутствие вы можете обращаться к нему за любой помощью, мэм. Он вполне заслуживает доверия.

— Значит, ты на самом деле уезжаешь, — фраза прозвучала не как вопрос, а скорее как неохотное признание факта.

Коннор поспешно отвернулся и бросил через плечо:

— Да. Тебе здесь будет очень удобно пожить до весны. И как я сказал, если тебе что-то потребуется, обращайся к Джейми.

Она молча смотрела, как Коннор пересекает комнату. На пороге он остановился и оглянулся. Она стояла, заломив руки, с трясущимися губами.

— Сообразуясь с обстоятельствами, — холодно заметил Коннор, — нам повезло, что у тебя случился выкидыш.

Он резко отвернулся, а она пошатнулась, словно от удара.

Дверь комнаты закрылась за ним с пронзительным скрипом.

Коннору оставалось теперь только спуститься в буфетную, где его дожидался Джейми с пальто и перчатками, а потом выйти на холодный колючий воздух и приказать Берти Маккензи подавать лошадей. Через несколько секунд они уже пересекли быстрой рысью внутренний двор и в сопровождении вьючного пони выехали в широко распахнутые ворота.

По счастью, погода благоприятствовала путешествию. Южные ветры и спокойная обстановка на побережье превратили жестокие снегопады в дождь. И хотя из-за этого дороги превратились в потоки жидкой грязи, путь до Эдинбурга оказался гораздо легче, чем ожидал Коннор, хотя бы потому, что было тепло и столбик термометра оставался намного выше нуля.

Последующие два месяца Коннор провел в городе. Он вплотную занялся давно требовавшим ремонта особняком, а также своими кораблями и торговыми складами, хотя с наступлением зимы деловая активность обычно замирала, так как суда вынуждены были простаивать в замерзшей гавани.

Таким образом, у Коннора оставалось все больше и больше свободного времени, и от этого жизнь его становилась все более несносной. Перед отъездом он строго-настрого приказал Джейми писать как можно чаще и держать его в курсе всего, что происходит с его женой и остальными членами клана. Однако из-за жесточайших зимних бурь до Эдинбурга дошло всего одно послание, и Коннор так и не смог узнать, удалось ли Джейми выдворить из замка родственников, или у Джеммы все еще оставалась неограниченная возможность откалывать перед ними новые штучки. При мысли об этом Коннор всякий раз приходил в бешенство. Его терзала бессонница, он стал много пить, он метался по своему роскошному дому, словно хищник по тесной клетке.

Миновал Мартынов день[7], и кончился предрождественский пост. Город уже начал готовиться к Рождеству, и вот наконец Коннор получил долгожданное письмо. Он не имел ни малейшего представления о том, через сколько рук оно прошло и каким чудом вообще достигло адресата. Его это не волновало. Все, что имело для него значение, — это новости, заключенные в этом письме, и что печать на конверте осталась целой.

Позаботившись о том, чтобы замерзший посыльный устроился греться у кухонной печи, Коннор помчался к себе в кабинет и плотно затворил за собою дверь. Уже наступили ранние зимние сумерки, и ему пришлось зажечь свечу. Он развернул истрепанные страницы.

Почерк у Джейми и так был неразборчивым, а тут еще и чернила во многих местах расплылись от попадавших на конверт дождя и снега. Тем не менее для Коннора не представило особого труда разобраться, что в Гленаррисе все в порядке. Про его родню не упоминалось вовсе, из чего Коннор заключил, что скорее всего клан убрался оттуда уже давно, просто письмо, в котором об этом сообщалось, так и не достигло Эдинбурга.

Далее Джейми писал, что госпожа Джемма чувствует себя хорошо, что она уже оправилась от случившейся у нее недавно легкой лихорадки и что как только поднялась с постели, приступила к составлению планов касательно дня Святого Стефана, на празднование которого она, согласно давней традиции лэйрдов Гленарриса намерена пригласить всех подвластных ему крестьян. В приготовлениях к такому значительному торжеству участвует вся замковая челядь.

— Боже правый! — вырвалось у него. — Она что, совсем рехнулась? — И Коннор нетерпеливо стал читать дальше.

Джейми не рискнул прямо высказывать своего мнения по поводу этой затеи, равно как не упоминал и о том, что думают о ней остальные слуги, Для таких откровенных высказываний, да еще в письме к Коннору, он был слишком хорошо вышколен. Однако Коннору показалось, что он сумел уловить скрытое неодобрение Джейми в единственной фразе, что «судя по всему, все приглашенные решили непременно присутствовать. Госпожа Джемма явно решила превратить этот прием в самый замечательный спектакль».

Прочитав эти слова и без того с трудом сдерживавший себя Коннор буквально взорвался. Ведь после смерти его матери для крестьян Гленарриса никто никогда не устраивал праздников. Если Коннор правильно помнил, день Святого Стефана приходился на 28 декабря.

В его памяти возникла толпа бедно одетых чумазых ребятишек, толкавшихся в парадной зале замка. Он словно наяву увидел родителей этих детей, их дедушек и бабушек, жадно поглощавших угощение и изо всех сил выворачивавших шеи, чтобы получше рассмотреть величавую жену лэйрда, которая совершала парадный выход с главной лестницы, прежде чем спуститься к гостям, чтобы раздать подарки и сладости.

Парадный выход ?..

Коннор замер; гнев мгновенно сменила ужасная уверенность. О, он слишком хорошо запомнил последний парадный выход Джеммы на той же самой лестнице! В грязном растерзанном пледе Макджоувэнов, чумазая, с черной дырой на месте передних зубов, она сторицей воздала Коннору за все свои обиды, и к тому же на многие годы вперед обеспечила тему для разговоров всему клану Макджоувэнов.

Коннор ни минуты не сомневался, что на сей раз она намерена устроить точно такое же представление, только для его крестьян. Поскольку ее не видал никто, кроме Мэри и Калама Кованов, Коннор легко мог себе представить, с какой охотой эти простолюдины помчатся в замок, чтобы хоть одним глазком посмотреть на новую хозяйку Гленарриса, да к тому же англичанку.

А уж Джемма постарается встретить их как надо. Боже милостивый! Коннор был уверен, что она опять оскорбит цвета Макджоувэнов, измазав их навозом, и, вычернив зубы и напихав соломы в волосы, покажет всем присутствующим, что за красотку раздобыл их лэйрд! Мысль о предстоящем унижении перед своими же крестьянами была гораздо мучительнее, чем воспоминание о том, что вытворила Джемма перед его родней. Коннора просто бросало в пот при одном только предположении о том, что его выставят на посмешище перед мужчинами, женщинами и детьми, которые на протяжении веков трудились на земле лэйрдов Макджоувэнов и присягали им на верность.

Именно такой встряски Коннору и не хватало, чтобы вывести его из затянувшейся депрессии. В душе его бушевала буря гнева и оскорбленных чувств, которую он пытался все это время подавить с помощью выпивки и изнурительной работы. Черт побери, не может же он позволить Джемме и на сей раз обойтись с ним по-свински! Уж лучше он до конца дней заточит ее в самом глубоком подземелье своего замка!

— Томас! — взревел он, с грохотом распахнув дверь кабинета и вылетая в коридор. — Томас! А ну иди сюда, старая развалина!

Из дверей кухни как ошпаренный выскочил пожилой слуга.

— М-милорд? — пискнул он.

— Сейчас же упакуй мои вещи! — громыхнул Коннор. — И вели послать за Берти Маккензи. На рассвете мы отправляемся в Гленаррис.

Глава 28

Джемма проснулась от звона капели. Подскочив к окну и привстав на цыпочки, она выглянула наружу и увидела, что это тают сосульки, вот уже несколько недель украшавшие карнизы замка. Далеко внизу протекавший вдоль стен замка ручей взломал зимнюю наледь.

Радостно всплеснув руками, Джемма поспешила одеться. Вот уже несколько дней она с нетерпением ожидала этой оттепели, хотя и не без смущения должна была признаться, что так твердо верила в ее приход лишь потому, что ее предсказала прапрабабушка Фионы Рула Минка. Столь необычное имя и способность заглядывать в будущее достались ей в наследство от предков цыган, и Фиона ни на минуту не сомневалась в том, что все ее пророчества обязательно сбудутся.

Еще Фиона поведала Джемме, что в Гленаррисе все крестьяне побаиваются старой ведьмы, считая ее колдуньей — девочка и сама говорила про нее почтительным полушепотом. Заинтригованная Джемма не преминула вместе с Фионой навестить столь необычную даму, которая жила в горах, довольно далеко от деревни, в обществе кудлатой овчарки по имени Григорий. Поп нашел с Григорием общий язык с первых же минут знакомства, и Джемма с Минкой весело смеялись, глядя на то, как собаки кувыркаются в снегу.

Потом они долго пили чай и беседовали. Помимо всего прочего, была упомянута и погода, и вот тогда-то Минка заявила, что Джемме надобно ожидать большую оттепель перед самым Рождеством.

— Снег начнет таять, — говорила Минка, — и вода в реках подымется. Откроются все дороги, хотя и ненадолго. Вы хорошо выбрали время для праздника.

— Откуда ты знаешь, что я собираюсь устраивать праздник? — удивилась Джемма.

— Бабуля запросто может заглянуть в будущее, — вмешалась Фиона, возившаяся у очага с очередной порцией чая.

Джемма не сумела скрыть проступившего у нее на лице недоверия, и Минка, заметив это, усмехнулась.

— Я не гадаю на чайных листьях и кофейной гуще, как цыганка дитя мое. Я не гадаю на хрустальном шаре. Я не гадаю по линиям на руке, чтобы предсказывать горе или радость.

— Но тогда как же ты это делаешь? — спросила Джемма, не удержавшись от ответной улыбки.

— Поди сюда, дитя.

Джемма устроилась на низенькой скамеечке возле кресла Минки. Снаружи доносились яростные завывания ветра, но в маленьком домике было тепло и уютно. Поп с Григорием дремали возле огня, а Фиона гремела посудой, заваривая свежий чай.

Минка, такая же скрюченная и морщинистая, как Мод Макджоувэн, наклонилась вперед и взяла лицо Джеммы в ладони. В ее узловатых, изуродованных артритом пальцах чувствовалась неожиданная сила. Пронзительно посмотрев Джемме в глаза, она еле слышно произнесла:

— Подчас наше будущее написано в наших сердцах. Подчас его очень легко прочесть, только мало кто это замечает.

— Ты можешь прочесть что-нибудь в сердце у госпожи Джеммы, бабуля? — доверчиво спросила Фиона, подойдя к ней поближе.

— Горе, — немедленно ответила Минка. — И пустоту.

Джемма почувствовала, что краснеет. Ей стоило немалых усилий сидеть спокойно, не пытаясь вырваться из рук Минки.

— Есть одна старинная история; люди снова и снова пересказывают ее, — продолжала Минка, и ее темные, живые глаза не отпускали взгляда Джеммы. — Сказка, которую, возможно, слышала когда-то и ты, дитя. Сказка о прекрасной принцессе, которой пришлось выйти замуж за ужасного зеленого лягушонка.

— За лягушонка, бабуля? — хихикнула Фиона. Минка не обратила на нее внимания.

— Злые чары не могли быть разрушены, пока принцесса не поцелует лягушонка.

— И тогда он обратился в прекрасного принца, и они прожили долго и счастливо, — нетерпеливо закончила Джемма. — Да, я слышала эту сказку. — О, как больно было сознавать, что для нее самой эта сказка обернулась былью! Ведь она тоже поцеловала своего лягушонка, и он обратился прекрасным принцем — вот только оказалось, что внутри он остался таким же отвратительным, каким был когда-то снаружи.

Ну и какое же это предсказание будущего? Минка всего-навсего заглянула к Джемме в прошлое.

— Это еще только должно произойти, — настаивала Минка, но Джемма решила, что с нее довольно. Ей вовсе не улыбалось разразиться слезами перед Фионой лишь потому, что Фиониной бабуле взбрело в голову вспоминать древние сказки.

— По поводу этой оттепели… — произнесла она, мягко освобождаясь из рук старухи. — Ты говоришь, что снег растает настолько, что откроются дороги?

Минка опустила веки и безвольно уронила руки на колени. Она лишь молча кивнула в ответ.

Какое радостное известие! Джемме было гораздо приятнее думать о нем, нежели вступать в смешное препирательство со старой цыганкой. Вот уже несколько недель она уповала на перемену погоды, ведь все обитатели Гленарриса оказались отрезанными от остального мира ужасными морозами и снегопадами с того самого дня, когда Коннор уехал в Эдинбург. Их прогулка до хижины Минки заняла не менее двух часов, и они совершенно выбились из сил, пробиваясь через огромные снежные заносы на горных склонах…

— А можешь ты догадаться, почему госпожа Джемма так хочет, чтобы поскорее настала оттепель, бабуля? — заговорщически спросила Фиона.

Минка открыла глаза и с улыбкой взглянула на свою праправнучку:

— Почему бы тебе самой не сказать мне об этом, малышка?

— Тогда мужчины смогут пойти и срубить елку в лесу у лорда Коннора! Госпожа Джемма сказала, что на день Святого Стефана у нас нарядят самую настоящую рождественскую елку!

Сообщение Джеммы о том, что парадная зала в Гленаррисе будет украшена рождественской елью, было встречено с недоверием всеми, кроме Фионы — ведь она боготворила хозяйку и верила в нее. Все остальные втихомолку потешались над этим — тем паче что до сих пор здесь и слыхом не слыхали о таком обычае.

Джемма с ног сбилась, стараясь растолковать эту новость, ведь и в Англии ель к Рождеству стали наряжать совсем недавно — следом за принцем Альбертом, немецким супругом королевы Виктории. Неудивительно, что в Гленаррисе на Джемму смотрели как на помешанную. И не только челядь и крестьяне, но и те члены семейства Коннора, которых задержала в замке непогода.

На досуге Джемма как следует поразмыслила о том, что представляет из себя клан Макджоувэнов. Вообще-то говоря, большинство из них были славными людьми, и для Джеммы не составило большого труда найти с ними общий язык. Даже тетушка Шарлотта, эта темпераментная долгожительница, которая уступала пальму первенства одной лишь упорно цеплявшейся за земное существование Мод, в конце концов прониклась к Джемме расположением.

Предложение Джеммы всем желающим родственникам погостить в Гленаррисе до самого Рождества было встречено с горячим энтузиазмом. Все как один заявили, что вот уже много лет в Гленаррисе не видывали ничего подобного, а известие о том, что в празднике будут участвовать и крестьяне, у многих вызвало слезы умиления от ностальгических воспоминаний.

Они также простили Джемме ее возмутительную выходку в день их приезда в Гленаррис. Мод приложила все усилия, чтобы клан был посвящен в скандальные подробности женитьбы Коннора, после чего родня отвернулась от него и перенесла свое сочувствие на Джемму. Они даже не стали придавать значения тому, что Коннор был вождем клана, а она — англичанка, которую он ввел в семью без их ведома. Ей было недвусмысленно сказано, что они всячески намерены поддерживать ее — собственно говоря, именно поэтому большинство и решили остаться в Гленаррисе до Рождества.

И вот теперь, входя в столовую, Джемма не могла не почувствовать к ним благодарности за их участие. Хотя кое-кто не побоялся снегопада и холодов и решился вернуться домой, многие предпочли остаться. Одним из них был дядя Леопольд, последний из тринадцати детей Доротеи Макджоувэн, немецкой прапрабабушки Коннора. Несмотря на дряхлость и глухоту, дядя Леопольд с увлечением учил Джемму играть в шахматы и танцевать шотландские танцы. А как уморительно этот старый чудак перепирался с Мод — что случалось всякий раз, стоило парочке оказаться где-нибудь вместе.

Благодаря оттепели, предсказанной Рулой Минкой, им предстоит несколько чудесных дней.

Пока мужская прислуга рыскала по окрестностям в поисках подходящего рождественского полена для очага и самой красивой и пушистой ели. Джемма с Фионой призвали на помощь деревенских детей, чтобы собрать побольше зеленых веток и остролиста для украшения большого зала.

Тем временем Мод, Джейми и добрейшая миссис Сатклифф без конца возмущались тем, что Джемма совершенно себя не жалеет. Они заявили, что она опять чересчур похудела, и изо всех сил напихивали ее всякими вкусными и сытными блюдами. По вечерам Джемма без сил валилась в постель и была этому рада, хотя знала, что из-за нее очень переживают и Мод, и экономка. Ночи для нее оставались самым тяжелым временем суток, ведь она практически не могла сомкнуть глаз, тоскуя по Коннору. Предпраздничная суета, донельзя выматывавшая ее в течение дня, по крайней мере дарила ей теперь спокойный сон.

Жизнь еще никогда не казалась Джемме настолько пустой и одинокой, несмотря на всю ее внешнюю загруженность. С отъездом Коннора окружающий мир словно утратил все свои краски. Она по-прежнему была способна дышать, есть, говорить и работать, однако в душе у нее зияла безжизненная бездна. Неужели это и есть то, что именуется любовью? Коли так, Джемме ненавистно это чувство. Подумать только: откройте любую книжку, и вы найдете бесконечные дифирамбы, воспевающие любовь. А на деле?.. Джемма ощущала некую ледяную глыбу, навалившуюся на сердце так, что она чувствовала себя почти мертвой.

Джемма все время думала о том, что при первой же возможности ей следует вернуться к дяде Арчибальду. Может быть, на родине ей станет немного легче…

Однако более подробные размышления о будущем были для нее невыносимы. Она просто не сможет протянуть остаток дней, если не сумеет вырваться из той мрачной темницы, в которую превратилась ее жизнь без Коннора. Уж лучше броситься вниз головой с самой высокой башни замка, чем продолжать влачить такую жизнь. Вот почему ее самозабвенные хлопоты по поводу празднования Рождества напоминали жест отчаяния…

Наконец наступил долгожданный день праздника. Все было готово: свечи расставлены по местам, последние украшения повешены на елку, паркет и мебель отполированы до зеркального блеска, кушанья приготовлены. На огромных вертелах уже несколько дней пеклись бычьи туши — теперь их оставалось только разделать. Кладовая ломилась от рождественских пудингов, из подвала выкатили бочонки вина и эля, серебряные столовые приборы разложили на необъятном банкетном столе.

Прачечная, в которой последнее время дым стоял коромыслом — ведь надо было привести в порядок огромное количество давно лежавших в сундуках фраков, рубашек, брюк и дамских туалетов, — наконец-то опустела. Дядя Леопольд с энтузиазмом ваксил обувь всем желающим, тогда как Джемме пришлось перетрясти всю свою шкатулку с драгоценностями и сундуки с нарядами, чтобы порадовать женскую прислугу замка. Вместе со своей челядью хозяйка произвела последнюю проверку, и вот теперь ей оставалось лишь дожидаться часа, когда начнут прибывать первые гости.

Джемма была на ногах чуть ли не с рассвета, помогая то на кухне, то в комнатах для гостей. Не вызывало никаких сомнений, что предстоящий праздник будет чем-то из ряда вон выходящим!

Однако вечером, вернувшись к себе в комнату, чтобы принять ванну и переодеться, Джемма вдруг почувствовала такое отчаяние, что едва удержалась от слез. Уже почти два месяца прошло с тех пор, как Коннор отправился в Эдинбург, и с тех пор от него ни слуху, ни духу. Джемме было известно, что Джейми регулярно пишет ему, но он не удосужился ответить ни на одно письмо. Ей не оставалось ничего иного, как поверить в то, что Коннору абсолютно не интересно переписываться с ними: ему наплевать и на Гленаррис, и особенно на нее, Джемму.

Она отважилась сама написать ему, о чем не знал даже Джейми. Она подробно рассказала о своих планах относительно рождественских праздников и как бы между делом поинтересовалась, не соблаговолит ли он потрудиться приехать в замок, коль скоро является лэйрдом Гленарриса и вождем клана Макджоувэнов. Но ответа на это тщательно составленное послание она так и не получила…

— Ну и ладно! — воскликнула Джемма, опускаясь в приготовленную для нее Фионой горячую ванну. От непосильного труда последних дней у нее ныли все мышцы, и прикосновение теплой душистой влаги было настоящим блаженством.

Немного понежившись, Джемма начала рассматривать свое тело, огорченная его чрезмерной худобой; она с болью подумала о том, не нашел ли Коннор утешения в объятиях другой женщины там, в Эдинбурге. Джемма не могла себе представить, что такой страстный мужчина, как он, сможет долго обходиться без женщины. И поскольку она оказалась вне пределов досягаемости, Коннор наверняка постарается найти подходящую замену.

Состроив гримасу, Джемма выскочила из ванны. Ну уж нет, она ни за что не позволит подобным мрачным мыслям испортить ей Рождество! Она твердо намерена впредь вообще отделаться от наводящих тоску воспоминаний об этом человеке! Давно пора расстаться с прошлым и прекратить лить слезы по этому безмозглому бессердечному негодяю.

Быстро сгустилась темнота. Внизу, в часовне на дальнем конце замкового двора, одиноко пропел колокол. Для Джеммы это был восхитительный звук, знаменовавший начало праздника Святого Стефана. Слуги развешивали фонари на воротах и на стенах замка, чтобы осветить дорогу для гостей. На холодном небе уже появились первые робкие звезды, когда гостеприимно распахнулись двери теплых светлых конюшен, где должны были разместиться прибывшие экипажи, а Кэйр Макнэйл смел последние снежинки с парадной лестницы.

Глядя на всю эту суету с высоты восточной стены замка, Джемма почувствовала, как радость теплой волной заполняет ее сердце. Она никогда не претендовала на то, чтобы занять какое-то значительное положение в семье, она и хозяйкой Гленарриса считала себя только по названию. Однако мельтешившая во дворе челядь и звон колокола, будоражившего ночное безмолвие, внесли в ее душу непривычное ощущение покоя. По крайней мере в этот вечер она может рассчитывать на место в семье. По крайней мере в этот вечер она будет принимать гостей так, словно они явились в ее собственный дом, а они станут относиться к ней так, словно она хозяйка этого дома по праву. И пусть Коннор со временем отделается от нее — сегодня она будет членом его семьи, его клана. И она постарается как можно полнее насладиться этим чувством общности с другими людьми — ведь уже завтра от него могут остаться лишь воспоминания.

В дверь постучали, и появилось оживленное личико Фионы.

— Они идут, мэм! Мистер Джейми видел их на горе. Он говорит, что вся деревня явится разом!

По спине Джеммы пробежали мурашки. Все начиналось точно так, как ей описывала миссис Сатклифф. Она говорила, что при жизни матушки Коннора главные ворота замка распахивались настежь, будто гостеприимные хозяйские руки, навстречу всем желающим. На пороге жителей деревни встречали слуги во главе с мажордомом, экономкой и сельским старостой. В главной зале звучала праздничная молитва; там же была приготовлена обильная выпивка: горячие сидр и эль, лимонад для детей. Пока все гости в нетерпении ожидали, когда же на лестницу выйдет их лэйрд с супругой, гленаррисские волынщики наигрывали знакомые и любимые мелодии.

И сегодня все будет точно так же. Почти так же. Хотя в Гленаррисе уже давным-давно не держали волынщиков, мистер Диамид Джеффри, служивший в замке конюшим, любезно согласился тряхнуть стариной и попытаться извлечь ноту-другую из своей скрипки. А вот на лестницу Джемме придется выходить одной, а не вместе с лэйрдом Макджоувэном…

И снова, вот уже в который раз, она сказала себе, что это совершенно не имеет значения. Ей оставалось лишь уповать на то, что преображенный замок покажется гостям не менее грандиозным, чем во времена, когда здесь праздновала день Святого Стефана матушка Коннора. Все углы в замке были украшены свечами, ветками ели и остролиста и разноцветными гирляндами. С лепнины на стенах и с балюстрад свисали плющ и остролист, яркие ленты и цветные фонарики оживляли колонны и мебель. Вся челядь в замке по случаю праздника нарядилась в новые атласные ливреи, и даже Попу Джемма не забыла повязать на шею алую ленточку.

Ох, а сама рождественская ель! Лесничие выбрали чудесное дерево в три человеческих роста. До замка его удалось дотащить лишь с помощью пары дюжих лошадей, а поднимать его пришлось всей мужской прислуге. Комель поместили в огромный тяжелый ящик, прикрепленный к полу толстыми гвоздями. А потом это чудо плотницкого искусства закутали в алый бархат, чтобы придать дереву праздничный вид.

Ароматные пышные ветви сияли множеством свечей, для которых кузнец изготовил специальные маленькие подсвечники. Все деревенские ребятишки да и большая часть женщин под руководством Джеммы усердно трудились вечерами — рисовали, красили, вырезали, клеили и вышивали разнообразные украшения. Даже тетя Мод помогала вплетать в гирлянду из золоченых нитей веточки клюквы и высушенные апельсины.

Поначалу Джемму очень огорчало то, что здесь, в Шотландии, были абсолютно недоступны замечательные елочные украшения, сотворенные искусными стеклодувами Германии. Однако когда она увидела неповторимые вещицы из фольги, бисера, цветной бумаги и тканей, то просто не смогла отвести глаз от такой красоты.

Для верхушки ели она собственноручно сделала фигурку ангела — из куска тюля и тончайшего кружева, которое пришлось спороть с одной из ее ночных рубашек (о чем знала лишь миссис Сатклифф). А на полу под елкой громоздилась целая гора корзинок с подарками, предназначенными для всех семейств в деревне. Кроме того, Джемме удалось уломать Джейми исполнять в этот вечер роль Рождественского Деда…

При виде хозяйки Фиона буквально запрыгала от восторга, и Джемма решила снять шаль и еще раз посмотреться в зеркало. Как изменился ее облик с того раза, когда она впервые готовилась выйти на торжественный прием в парадной зале! Тогда она тряслась от ужаса, уверяя себя в том, что должна пройти через все, что задумала, чтобы раз и навсегда отомстить Коннору. Она чуть не закричала, стоя перед этим самым зеркалом, из которого на нее смотрела оборванная беззубая незнакомка. Однако она собралась с духом и совершила все, что считала нужным. Увы, она быстро поняла, что месть эта стала обоюдоострым мечом, который одинаково поразил и Коннора, и ее саму…

Фиона настойчиво просила ее поторопиться, и Джемма решительно отбросила все грустные мысли. В этот вечер она одевалась даже тщательнее, чем в тот день, когда ее впервые вывезли в свет. Сгинули в прошлое дырявый плед и комья навоза. Сегодня на Джемме был туалет из дамасского атласа цвета горного вереска. Корсаж и рукава отделаны лентами, повторявшими цвета клана Макджоувэнов. Широкие юбки поддерживал наимоднейший кринолин из китового уса — новшество, о котором вряд ли слыхали в столь удаленном от Холирудского дворца и королевских приемов месте.

Волосы Джемма собрала на затылке в свободный узел, скрепленный жемчужной нитью и шелковыми лентами; на шее и на руках переливались зеленью изумруды ее матери, которые Джейми поспешил вернуть ей после отъезда своего хозяина. Очевидно, ему поручил это Коннор, зная, как они ей дороги. Джемма сочла это трусостью…

Малышка Фиона, не веря своим глазам, еле осмелилась прикоснуться к подолу великолепного платья, а когда Джемма коварно приподняла подол и показала каркас из китового уса, просто обомлела.

— Ух ты, мэм! — только и вымолвила она.

В этот момент раздались крики с внутреннего двора. Фиона подскочила к окну и буквально приклеилась к стеклу. Джемма едва не сделала то же самое. Но ведь хозяйке не к лицу высматривать гостей!

— Ну? Они уже здесь? — нетерпеливо спросила она.

— Ага! — восторженно ответила Фиона. — Они пришли все до одного, мэм! Ну и толпа! Я вижу Митеров, и Фитеров, и дядюшку Джона… Батюшки! Да с ними даже Тедди Фейлич! Ишь как ковыляет с костылем! А Мэри Кован, которая его выхаживала, говорила, что ему нипочем не подняться аж до весны из-за переломанной ноги! Вы только гляньте, мэм!

Но у Джеммы уже пропало всякое желание их видеть: на нее внезапно накатила ужасная робость. Хотя она уже познакомилась с большинством жителей Гленарриса, и хотя все они радушно принимали ее у себя в домах, она вдруг решила, что они могут повести себя совсем по-иному, заявившись к ней в замок.

Пришлось взять себя в руки; ей стало немного легче при мысли о том, что крестьяне наверняка сейчас испытывают ту же неловкость от новизны ситуации, что и она сама. Кроме того, это были простые, честные и добрые люди, которые с самых первых дней хорошо относились к ней, не стараясь выместить на ней обиду за небрежение, выказываемое им Коннором.

А ведь он действительно пренебрег ими! Джемма пришла в ужас, увидев, в каком положении находится большинство крестьянских семейств в Гленаррисе. Ха, да заброшенная хижина старого Ферпоса Додсона могла считаться просто дворцом по сравнению с некоторыми тесными продымленными каморками, в которых ей приходилось бывать. Здесь она пила чай из покореженных оловянных кружек и ела лепешки с выскобленных кусков дерева — из-за отсутствия иной посуды; брала на руки младенцев, чьи пеленки протухли от грязи, играла с ребятишками, щеголявшими открытыми язвами и голыми, покрытыми цыпками ногами…

После первого такого визита Джемма вернулась в замок, пылая праведным возмущением, которое не замедлила высказать тете Мод, громко сетуя на то, что Коннор почти ничего не сделал для облегчения жизни беднейших семей. Его тетка согласилась, что он действительно не желает обременять себя их проблемами. Однако вследствие того, что подобное отношение к крестьянам было не редкостью среди местной знати, клятвенные заверения Джеммы, что она непременно изменит ситуацию, встретили лишь успокоительное похлопывание по руке.

«Как будто я не человек, а взбалмошная болонка!» — возмущенно подумала Джемма.

Тем не менее она не собиралась отступать от своего слова. Пока ошеломленные Макджоувэны с любопытством следили за ее действиями, она успела устроить капитальную чистку замка, перетрясла комнаты, гардеробные и кладовые, повытащив из них массу барахла, давно никому не нужного; и все эти старые кровати, одеяла, стулья, а особенно одежда и светильники были распределены между деревенской беднотой. Огромные рулоны муслина, шерсти и батиста были извлечены с чердаков вместе с самой разнообразной пряжей и поделены между хозяйками, которые немедленно превратили их во множество рубашек, штанов и курток, в которых так отчаянно нуждались члены их семейств.

И за все это Джемма вовсе не была вознаграждена их горячей благодарностью. Гленаррисские крестьяне принимали ее дары с нескрываемым недовольством. Мод пояснила Джемме, что они с подозрением воспринимают такую щедрость, поскольку уже многие их поколения привыкли к жестокому и равнодушному обращению. Поэтому должно пройти немало времени, прежде чем Джемма сумеет расположить крестьян к себе.

Тем не менее, по заверениям миссис Сатклифф и Фионы, в целом о ней сложилось хорошее мнение, а те из крестьян, кто еще помнил мать Коннора, Изабеллу, и вовсе с восторгом обсуждают поступки Джеммы и даже уверяют, что к ним вернулись старые добрые времена. Те, кто был настроен более скептически, твердили, что все это временно, что она просто старается поступать по-своему, пользуясь отсутствием Коннора, так как не надеется, что ей удастся хотя бы на йоту склонить к добру самого лэйрда. В деревне моментально стало известно о том, что лорд Коннор отправился в Эдинбург без нее. Джемму потрясло то, что крестьян это нисколько не удивило: его считали неугомонным, жестоким, избалованным и развращенным непомерным богатством, а отсюда и неспособным по достоинству оценить то сокровище, которое он обрел в ее лице…

Но тут Фиона снова прервала ход ее мыслей, и Джемма поспешно вышла из комнаты.

* * *

Джейми первый заметил, что на верхней площадке лестницы стоит их хозяйка и разглядывает толпу, восхищенно глазеющую на рождественскую ель. Мистер Джеффри, до этого старательно исполнявший собственную версию «Доброго короля Венцеслава», находился на нижних ступенях лестницы. Заметив Джемму, он быстро переключился на бравурную мелодию «Храбрых шотландцев».

Как только в воздухе раздались первые звуки любимого гимна, все разговоры стихли; головы повернулись к лестнице, где в золотом сиянии канделябров появилась Джемма. Жители деревни восторженно вздыхали и ахали, глядя, как она спускается вниз по ступеням, как ее юбки задевают перила и еле слышно завораживающе шуршат. На изящных пальцах и шее сияли изумруды, а блеск жемчужин на золоте волос напоминал отсветы сверкающих звезд.

Какая-то малышка завозилась на руках у матери и, вытащив изо рта пальчик, громко пропищала:

— Это, что ли, ангел, мамочка?

Джейми с улыбкой подумал, что ради такого момента челяди замка во главе с самой Джеммой стоило трудиться не покладая рук целый месяц.

Кто-то захлопал в ладоши от восхищения, и вот уже Джемме аплодировала вся зала. Джейми не мог разглядеть в толпе ни одного мужчины, не влюбившегося бы в это мгновение в Джемму. И вряд ли здесь нашлась бы хоть одна женщина, не позавидовавшая ей.

И тут, на самом пике восторга собравшейся публики, парадные двери распахнулись, и в залу ворвались струи ледяного воздуха. Аплодисменты стихли, Джейми и все остальные обернулись, вздрагивая от холода и чертыхаясь. Кто же это так опоздал и грубо нарушает ход праздника?!

Джейми увидел две обледеневшие мужские фигуры, и тут же перевел взгляд на Джемму, которая тоже поверх голов смотрела в сторону вошедших. Ее руки взметнулись к горлу, и она тихо ахнула. Джейми снова стремительно обернулся к пришельцам. Тот, что был повыше ростом, размотал шерстяной шарф, и перед всеми предстало изможденное, небритое лицо их вождя и хозяина, Коннора Макджоувэна.

Глава 29

Воцарилась тишина. Никто не решался даже пошевелиться. Никто не спускал глаз с Коннора, который медленно шел к парадной лестнице. Казалось, каждое движение причиняет ему боль, он словно был на грани обморока. Толпа молчаливо расступалась перед ним.

У подножия лестницы он замер. Его взгляд медленно обратился к Джемме. И вот их глаза встретились.

Коннор качался на ногах от усталости и голода, тогда как Джемма замерла как алебастровая статуя.

Наконец он заговорил. Его голос звучал хрипло, однако достаточно громко и ясно.

— Добрый вечер, мэм. Кажется, вы решили начать праздник без меня?

— Мы не знали, когда следует ожидать вашего прибытия, сэр, — отвечала она. Среди всеобщего молчания ее голос прозвучал так же неестественно громко и ясно.

— Прошу меня простить, — промолвил он, обращаясь на сей раз ко всем собравшимся, дабы стало понятно, что его извинения относятся и к ним. — Нас с Берти задержала буря.

Поспешно ухватившись за перила, Коннор начал подниматься вверх. Джемма держалась из последних сил, хотя у нее душа ушла в пятки. Ей казалось, что сердце вот-вот выскочит у нее из груди. Ударит ли он ее? Плюнет ли ей в лицо? Или свалится в обморок, не в силах преодолеть очередную ступеньку? Боже милостивый, она совершенно оцепенела, словно труп; ей казалось, что она видит эту сцену со стороны. Одежду Коннора покрывала корка льда, глаза воспалились и покраснели. Как ему удалось уцелеть, добираясь сюда из Эдинбурга? Внизу, в зале, доброхоты уже вливали виски в одеревеневшую глотку Берти Маккензи.

Казалось, прошла целая вечность, пока Коннор поднимался по лестнице. Широкие юбки Джеммы не оставили места на ступеньке рядом, и ему пришлось шагнуть дальше, и вот он уже возвышается над ней — ледяной гигант с застывшим пустым взглядом.

— Насколько я помню, — заговорил Коннор, обращаясь к замершей толпе, — у лэйрдов Макджоувэнов всегда было традицией произносить речь перед началом подобных праздников. Как вы видите, у меня не нашлось времени даже на то, чтобы побриться и переодеться, и уж тем паче, чтобы приготовить подобающую речь.

На лицах собравшихся заиграли первые неуверенные улыбки.

— Вот уже три дня у нас с Берти не было во рту ни крошки, — продолжал Коннор. — И я надеюсь, что вы поймете меня, если я пренебрегу традиционным приветствием и предложу просто начать праздник. Мистер Макнэйл, будьте так любезны!

Поднялся шум, и все кинулись занимать места возле праздничного стола. Джемма по-прежнему неподвижно взирала на суету внизу, пытаясь сделать вид, что не замечает мужа, стоящего у нее за спиной.

— Сожмите ваши зубки посильнее, и губа будет откушена напрочь, мэм, — тихонько проговорил Коннор.

Джемма слегка вздрогнула, но не осмелилась повернуться к нему лицом.

— Не пора ли нам спуститься вниз и присоединиться к гостям? — И Коннор предложил ей руку.

Джемма боялась прикасаться к нему, хотя понимала, что этого не избежать. Набрав в грудь побольше воздуха, она вложила свои пальцы в его. И когда Коннор сжал их своей ледяной рукой, она вздрогнула от накатившей на нее волны желания и радости от того, что он здесь, с нею, что он жив. Однако за время замужества Джемма научилась превосходно владеть собой: с непреклонно-каменным выражением лица она позволила свести себя вниз.

Все повернулись, наблюдая за их шествием.

Хотя перед глазами у него все плыло от изнеможения и голода, Коннор, соблюдая этикет, повел Джемму вокруг банкетного стола. Их слуги и крестьяне вскакивали с мест, чтобы поклониться, и поздороваться, и поздравить с праздником. Его поразило то, что большинство крестьян Джемма называла по именам. А ведь он сам с трудом узнавал даже лица хотя бы половины из тех, кто служил в замке!

Не менее удивительным было и присутствие многочисленных Макджоувэнов. Здесь сидели и Джечерн, и Дженет, и Софи, и Маргарет. Вот скромно потупил глазки светский щеголь Руан Макджоувэн. А вот и малютка Виннифред с лошадиными зубами и ее плаксивый муженек Руперт — они-то за каким дьяволом вернулись сюда из Глазго? Могло ли такое быть, что они изначально все это время не покидали Гленаррис? Интересно, сколько еще из Макджоувэнов застряли здесь невзирая на более чем ясные указания, оставленные Коннором Джейми по поводу их немедленного выдворения?

Мод, наверное, тоже все это время проторчала в замке, с возрастающим гневом размышлял он. Старая ведьма ни за что не упустит такую возможность — разве что ее удалят силой. Ну конечно, извольте видеть, вон она скрючилась возле камина в кресле, которое слуги внесли специально для нее, и вовсю дымит своими вонючими сигарами, и отвратительно кокетничает с грязными, не на шутку развеселившимися крестьянами!

В тени под галереей для хора Коннор заметил дядю Леопольда, соревновавшегося в крике с какой-то седовласой старухой, которая, похоже, была такой же глухой, как он. Коннор не поверил своим глазам.

— А этот-то как умудрился сюда вернуться?

— Дядя Леопольд? — Джемма проследила за его взглядом. — Ну… просто он вообще не уезжал. И если уж говорить честно, я была рада тому, что он гостит в Гленаррисе.

— Что-о?!

Он остановился так резко, что Джемма, чья ладонь согласно этикету лежала у него на рукаве, развернулась на месте и оказалась лицом к нему. Ее юбки запутались у него в ногах, и он едва не врезался подбородком ей в макушку.

— Я сама предложила ему остаться, — пробормотала она ему в жилет. — Когда начались снегопады, не могло быть и речи о его возвращении в Глазго. А кроме того, он показался мне таким одиноким, когда рассказывал про свой дом.

— И тогда ты предложила ему разделить с нами наш дом. Только и всего.

— Замок несоразмерно велик, — холодно возразила она. — И я не думаю…

— О, вот этого ты точно никогда не делаешь, — перебил он. — Милая порывистая Джемма! Когда же ты наконец повзрослеешь?

— Я уже это сделала, — подняв на него глаза, со сдержанным гневом ответила она. — И теперь, как мне кажется, тебе самое время последовать моему примеру.

Ого, вот значит как! Никогда в жизни он с такой радостью не ощущал, как поднимается в нем волна ярости. Ах, как это было здорово: чувствовать, как огонь пробегает по его застывшим жилам, как просыпается бойцовский азарт, как весь он словно оживает после затянувшейся спячки!

Какого черта все как сговорившись толкуют о том, что именно он и есть та персона, которой надо измениться? Почему именно его называют безответственным, развращенным, не желающим смотреть в лицо реальности?!

Однако гнев покинул его столь же быстро, как и разгорелся. Сейчас у него просто физически не хватит сил для спора с Джеммой. И если уж быть честным, краем сознания он понимал, что в ее словах, а также в речах Джейми и Джечерна есть некая доля правды.

И даже, пожалуй, немалая доля. Он не мог не отдать должного Джемме, не сидевшей сложа руки в его отсутствие. Как резко отличалась радостная, теплая атмосфера устроенного ею чудесного празднества от того небрежения, которое он обычно проявлял к традициям клана, к собственным крестьянам, к своей семье и к своей жене! В особенности к жене.

— Джемма… — начал было он, но нахлынувшая слабость лишила его сил продолжать. Глаза Коннора закатились, и он пошатнулся. В тот же миг он почувствовал у себя на локте ее руку. Обретя способность видеть, он обнаружил, что Джемма с улыбкой смотрит на него снизу вверх.

— Вам следует немедленно подкрепиться, милорд, — непринужденно промолвила она. — Если вы замешкаетесь, вам попросту ничего не останется.

Джемма прекрасно понимала, что он еле держится на ногах. А еще лучше она понимала, как болезненно будет уязвлена его гордость, если он проявит свою слабость перед родней и кланом.

Не думая о себе, стараясь сделать все, чтобы поддержать его, она усадила мужа за стол и принялась кормить чудесным мясным пирогом, пока окружающие с умилением следили за ними. За спиной Коннора возник Джейми с доброй порцией виски наготове. Продолжая свободной рукой обнимать Джемму за талию, Коннор одним махом опрокинул бокал. Пока он пил, Джейми и Джемма обменялись взглядами, полными понимания.

— Может быть, желаете повторить, сэр? — предложил Джейми, принимая пустой бокал.

— Да.

Слуга поспешил за новой порцией, и Коннор посмотрел на жену.

— Спасибо, — прошептал он.

Она встретилась с ним взором. Но прежде чем у них нашлись подходящие слова, вернулся Джейми с полным бокалом.

Коннор выпил и по настоянию Джеммы основательно закусил лососиной и оленьим боком. А затем снова повел ее вокруг зала, обмениваясь любезностями с родней и гостями, как того требовал этикет.

Казалось, он уже совершенно оправился — в отличие от Берти Маккензи, которого вынесли из залы на каком-то подобии носилок весело хохотавшие лакеи. Исчез тот пустой замороженный взгляд, который так пугал Джемму и гостей в первые минуты его появления. Он выглядел веселым и довольным, но ни на минуту не отходил от Джеммы.

Только она догадалась о том, что в прикосновении к ней он старается почерпнуть ту силу, которая помогла бы ему не свалиться от усталости; в такую минуту она — даже если бы и захотела этого — ни за что не оставила бы его. Ее сердечко пело от счастья, от того, что она была ему необходима. По крайней мере на этот вечер они позабыли о своих ссорах и ради гостей, ради семьи и этого замечательного праздника сумели установить перемирие.

По мере исчезновения многочисленных напитков и яств толпа становилась все оживленнее. Конюший Джеффри, до сих пор в одиночестве геройски терзавший скрипку, получил подкрепление в лице нескольких крестьян, которые утратили излишнюю скромность под парами крепчайшего эля из подвалов Коннора. Макнэйл раздобыл еще пару скрипок да к тому же древнюю волынку, которую прочистили, отогрели и заставили играть на удивление приятно. К этому маленькому оркестру присоединился и дядя Леопольд, служивший в былые годы тамбурмажором в седьмом горном полку и поразивший всех ловкостью, с которой тростью тети Мод отбивал ритм на опрокинутой кастрюле — никто бы и не подумал, что старик наполовину глухой. Слуги, крестьяне и даже члены семьи, не тратя времени даром, весело пустились в пляс.

У Коннора не было ни сил, ни желания присоединяться к ним. Вместо этого он, не отпуская от себя Джемму, прислонился к стене» наблюдая за оживленной толпой, с хохотом и шумом проносящейся мимо них в танце. С того времени, как не стало его матери, этот зал впервые сотрясали такие звуки. И он с удивлением и болью обнаружил, что, оказывается, ужасно по ним скучал.

Невольно его взгляд снова обратился на Джемму. Только теперь он заметил, чего стоило ей устроить такое грандиозное торжество. И неоспоримым доказательством ее успеха было то, что и его чванливая семейка, и недоверчивые, подозрительные крестьяне все как один пляшут вот тут перед ним, ровно малые дети. Кто-то хлопнул его по плечу.

— Отличная вечеринка, старик, — раздался знакомый голос.

Коннор с улыбкой обернулся.

— Наконец-то ты удосужился подойти поздороваться, несчастный выпивоха! — сказал он, пожимая Джечерну руку.

— Просто я решил, что лучше подождать, пока ты отогреешься. Виски ему помогло, верно, Джемма? Ты выглядишь очаровательно, дорогая. Просто пальчики оближешь.

К удивлению Коннора, Джемма и не подумала ощетиниться, словно рассерженная кошка — ведь именно так она поступила бы, позволь себе Коннор сказать ей что-то подобное! Нет, вместо этого она наиглупейшим образом захихикала, будто школьница, и Джечерн запечатлел на ее щечке отнюдь, по мнению Коннора, не братский поцелуи.

Нахмурившись, Коннор двинулся было, чтобы встать между ними, но Джемма уже успела отвернуться от Джечерна и снова продела руку под локоть Коннору. Похоже, она даже не заметила его порыва, занятая болтовней с Джечерном; естественность и интимность ее жеста согрела Коннора сильнее, чем самое крепкое виски.

Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы вслушаться в то, о чем говорила Джемма с его кузеном. Они обсуждали рождественскую ель, и Джемма как раз описывала, как непросто было ее устанавливать, а потом украшать верхние ветви с помощью лестницы. Непринужденность, с которой текла их беседа, вызвала у Коннора подозрения, что во время его отсутствия кузен наверняка удосужился не раз побывать в замке. В глазах его потемнело от ревности — ведь он всегда считал, что его болтливый родственник произвел на Джемму лучшее впечатление, нежели он сам.

Чертов тупица, резко одернул себя Коннор. Да после того, как ты с ней обошелся, она скорее будет хорошо относиться к любому грязному пастуху, чем к такому идиоту, как ты!

Страдая от стыда, ревности, жгучего желания — от чего больше, он и сам бы не смог сказать толком, — Коннор попытался высвободить свою руку. В ответ она вцепилась в него еще крепче и даже слегка притянула назад, к себе. Нахмурившись, он обернулся к ней и, прежде чем она ослепительно улыбнулась и произнесла очередную ничего не значащую фразу о рождественской елке, уловил, как в ее глазах промелькнуло что-то похожее на отчаяние.

У Коннора замерло сердце. Возможно ли, что Джемма тоже нуждается в нем? И может ли его присутствие в этой зале некоторым образом служить основанием того демонстративно беспечного фасада, которым она отгородилась от всего света?

Приглядевшись повнимательнее, он в первый раз за этот вечер заметил, как лихорадочно блестят ее глаза, как необычно она сегодня двигается и разговаривает, как еле различимая морщинка залегла между ее бровей. Да, можно было не сомневаться, что необходимость дурачить гостей, создавая видимость счастливой пары, дается ей так же тяжко, как и ему.

С этой минуты праздник утратил для него все очарование. Он с большим трудом подавлял желание заорать, что прием окончен, и вытолкать в шею всех до одного гостей. А потом схватить Джемму в охапку и отнести в постель, и заставить как следует выспаться, ибо она показалась ему невероятно хрупкой, чуть ли не прозрачной, словно драгоценная ваза, которая может в любой момент разбиться.

И виноват в этом будет только он. Мысль об этом была невыносима.

— Могу я пригласить твою жену на танец, Кон? — спросил Джечерн.

— Нет, не можешь.

— Конечно, можешь, — в тот же миг заверила Джемма.

Коннор уставился на нее. Джемма улыбнулась. Было ясно, что она твердо решила вести свою игру до конца. Все еще безмятежно улыбаясь, она приняла предложенную Джечерном руку.

— Погодите-ка минутку, — вдруг воскликнул Джечерн, встрепенувшись. — Я только что вспомнил одну вещь.

— Какую? — хором спросили Коннор и Джемма.

— Где у нас тут омела?

— Что? — нахмурился Коннор.

— Омела, — Джечерн озирался, обшаривая взглядом гирлянды, которые украшали сверкающую яркими огнями залу. — По древнему обычаю, стоя под ней» ты можешь поцеловаться с соседом. Ты что же, не повесила здесь ни одной веточки омелы? Как тебе не стыдно быть такой невнимательной!

— Но, Джечерн, — возмутилась Джемма, грозя ему пальцем, — разве ты не знаешь, что это языческий обычай? И ни один британский священник не позволит развлекаться таким образом в это время года.

— Но ведь тогда мне не будет прощения за украденный поцелуй, — загоревал Джечерн.

— А тебе так уж необходимо прощение? — лукаво улыбнулась она. Нет, с Коннора было более чем достаточно. Он схватил Джемму за руку и чуть ли не поволок к выходу. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как дорогу ему загородили смеющиеся крестьяне во главе с Каламом Кованом.

— Омела! — радостно вскричал Калам. — Неужели я что-то слышал здесь про омелу?

— Ага, — подхватил Джечерн. — Представляешь, жена Коннора ничего про нее не знает, ведь она из Англии!

— Ну, а у меня в кармане как раз случайно завалялась веточка, — с восторгом провозгласил Калам. — Пора преподать урок, верно, парни?

В тот же миг его хохочущие дружки подняли Кована к себе на плечи, так что он оказался как раз над Джеммой и Коннором. Вокруг них сразу же столпились гости: Калам простер над головой Коннора ветку омелы.

— Только один поцелуй, — наставлял он, — а когда закончите, вы должны уплатить нам одну ягодку. Ничего не поделаешь, обычай.

Коннор побагровел, Джемма от смущения цвела, точно мак. Все вокруг были возбуждены и жаждали зрелища, подогретые чересчур крепким элем. Раздавались хохот, соленые шуточки и даже кошачье мяуканье.

Коннор гадал, будут ли они веселиться по-прежнему, если он схватит эту чертову омелу и вобьет Каламу в глотку.

Шум нарастал. Все новые и новые гости прерывали танец и подходили поглазеть на них. Дядя Леопольд, разобравшись в происходящем, отбил на своем котелке бешеную дробь.

Коннор беспомощно обернулся к Джемме. Она ответила ему точно таким же беспомощным взглядом, не сомневаясь, что щеки ее сейчас могут соревноваться в цвете с алыми ягодами остролиста. На щеках Коннора также рдели два ярких пятна.

Смирившись с необходимостью, они нерешительно, словно неопытные влюбленные, придвинулись друг к другу. Руки Коннора неловко сомкнулись на ее талии. Ее руки, помедлив, легли ему на шею. Он прижал ее к себе изо всех сил, преодолевая сопротивление пластин из китового уса, спрятанных в ее юбках. Покраснев еще больше, Джемма приподнялась на цыпочки и подняла лицо.

Их губы встретились нерешительно, едва ли не робко. Небритый подбородок Коннора царапал ей кожу. Она трепетала в его объятиях, словно осиновый листок.

Она уже позабыла его замораживающую мужественность, то удивительное искусство, с которым он припадал к ее губам и выпивал едва ли не последний вздох из ее тела. Она ожидала безличного обмена любезностями. Однако действительность превзошла все ее ожидания.

Она перестала дрожать, тело расслабилось, словно оттаяло в его могучих объятиях, и на смену страху пришло наслаждение.

Смутно, еле различимо из-за шумевшей в ушах крови, Джемма уловила гомон толпы. И в тот же миг почувствовала, как Коннор затрясся от беззвучного хохота. Она тут же оттолкнулась от его груди, негодуя и задыхаясь.

Восторженные свистки и цветистые комментарии заставили ее искать спасения в бегстве. Она была смущена так, что не осмеливалась ни на кого взглянуть, и особенно на Коннора.

Ей на помощь пришла тетя Мод.

— Пора нам расходиться по домам! — заявила она. В ответ раздались недовольные выкрики и стоны. Мод подняла вверх обе руки. Несмотря на дряхлость, старухе удалось сразу добиться тишины.

— Нам лучше оставить в покое новобрачных, пусть себе воссоединятся, а? Да и остальным неплохо отправиться в постель, ведь уже давно перевалило за полночь!

— А я бы не прочь прихватить к себе в постельку и ее! — крикнул кто-то, показав на Джемму.

Все расхохотались. Даже Коннор не удержался от широкой улыбки, а вконец растерявшаяся Джемма совсем поникла.

Мало-помалу гости стали расходиться, пребывая в самом лучезарном настроении. Коннор распорядился, чтобы все замковые повозки развезли по домам тех, кто пришел пешком. Даже Мод снизошла до того, чтобы разрешить гостям воспользоваться услугами ее возницы и допотопной колымагой, в которую погрузили самых старых и малых.

Прежде чем все распрощались, Джемма лично убедилась, что каждой семье досталась корзинка с подарками. Один за другим к ней подходили дети, чтобы поблагодарить щедрую госпожу и получить свою долю рождественских сладостей. Некоторые ребятишки оробели, и потребовалась поддержка их старших братьев и сестренок: другие — те, что уже были знакомы с Джеммой, — не раздумывая, горячо обнимали ее на прощание. И она отвечала им от всей души, нимало не заботясь о том, что зачастую перепачканные лакомствами детские ладошки оставляют жирные отпечатки на великолепном туалете.

Коннора, наблюдавшего за ней из сумрачного закутка, не мог не тронуть вид тонких, порывистых детских ручонок, обвивавшихся вокруг нежной шеи. Эти корзинки с подарками были для него не меньшим сюрпризом, чем для тех, кто их получил. Все до одной они содержали множество различных мелочей, которые ценились на вес золота в этой глухой горной долине: швейные иголки, бутылочки с лекарствами, мотки вязальной пряжи, марлевые бинты, а также всякие вкусные вещи — печенье, мятные пастилки и даже шоколад, а ко всему — новенькие сверкающие двухпенсовики и разные свистульки в подарок ребятишкам.

Интересно, каким чудом ей удалось доставить сюда все это среди зимы? И каким чудом ей удалось разгадать самые сокровенные чаяния этих скрытных, молчаливых людей?

Да, Джемма Макджоувэн весьма загадочная женщина, в который уже раз подумал Коннор, и на мгновение представил себе тот неземной восторг, который испытал бы, доведись ему в один прекрасный день сорвать все покровы с ее тайн.

Но увы, этому не суждено сбыться. Он понимал, что ему больше не дано жить в мире с этой уверенной в себе незнакомкой — точно так же, как и с прежней Джеммой, которая в прошлом так беззаветно вступила с ним в поединок характеров. Он разозлился, внезапно осознав, как глупо недооценивал эту женщину: сломя голову мчался обратно в Гленаррис, боясь, что она постарается унизить его перед лицом подвластных ему крестьян, вместо этого встретил трогательное домашнее тепло и уют, взаимопонимание и поддержку, да еще и участвовал в грандиозном представлении, заставившем его ощутить себя чужим в собственном доме.

Нахмурившись, он поднял глаза и увидел, что уже разобраны все до одной корзины. Люди возвращались к себе в Гленаррис, и в стылом воздухе звонко разносились их искренние пожелания доброй ночи. И вот уже Макнэйл, сияя улыбкой, проводил последних гостей и запер парадные двери. Железные засовы с лязгом встали на свои места, и Коннор и Джемма поняли, что остались один на один, разделенные пространством огромного зала.

Глава 30

В потускневшем свете догоравших свечей слуги, повинуясь безмолвному приказу миссис Сатклифф, взялись за уборку остатков праздничной трапезы. Дядя Леопольд и тетя Мод уже поднимались наверх, в свои спальни, а двое широко зевавших лакеев выгребали из камина дотлевавшие угли.

Коннор посмотрел на Джемму. Не обращая на него внимания, она подошла поближе к ели и завороженно смотрела, как одна за другой гаснут на ней свечи.

Коннор подошел к жене. Она резко обернулась. Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Наконец Коннор неуверенно улыбнулся:

— Какой потрясающий вечер! Ты наверняка страшно устала.

—Да.

— Могу я проводить тебя наверх?

Она испуганно взглянула на протянутую руку. Ей снова было страшно прикоснуться к нему, но она понимала, что это неизбежно. И ее дрожащие пальцы легли на его горячую и сильную ладонь.

Пока они поднимались по лестнице, Коннор ловко перехватил ее руку так, что их пальцы тесно переплелись. Джемма бросила на него смущенный взгляд: это движение было таким безотчетно-привычным, таким интимным!

Они не сказали ни слова, пока не оказались на верхней площадке лестницы.

— Ты по-прежнему спишь в Синей комнате? — спросил Коннор.

Джемма молча кивнула. Она боялась, что голос может ее выдать. В голове ее проносились тысячи вопросов. Намерен ли Коннор войти вместе с ней в спальню? И если да, то начнет ли он немедленно выяснять отношения или отложит это до утра? Злится ли он на то, что она устроила представление в парадной зале? Ведь как ни крути, а ей пришлось потратить на праздник деньги Макджоувэнов, коль скоро ее собственные средства были для нее недоступны.

И самое важное — что он собирается сказать по поводу их будущего? Успел ли он за те месяцы, что провел в Эдинбурге, прийти к какому-нибудь решению насчет их брака? Собирается ли он расторгнуть их союз немедленно — или будет ждать до весны, когда она сможет покинуть Гленаррис и отправиться на Юг?

И, как бы абсурдно это ни выглядело — или же в том было повинно выпитое ею на празднике вино, — больше всего на свете Джемме хотелось узнать, что подумал Коннор о том поцелуе, которым они обменялись под ветвью омелы. Успел ли он почувствовать так же ясно, как и она, что, несмотря на глубину разверзшейся между ними пропасти, их страсть, их взаимное любовное влечение не уменьшились ни на йоту? Ощутил ли он такую же боль неудовлетворенного желания, которая разлилась по ее жилам, когда встретились их губы?

Он должен был это почувствовать! Иначе отчего бы он стал сейчас так нежно сжимать ее руку? Иначе с какой стати он пошел бы провожать ее до спальни — ведь это вряд ли можно считать обычной данью вежливости? К тому же она не могла припомнить ни одного случая, когда они были бы столь взаимно вежливы друг с другом.

Впрочем, что уж она так переживает по этому поводу? Ведь то, что она так страстно желает Коннора, еще не значит, что она тотчас же повесится ему на шею и займется с ним любовью, не правда ли? Совершенно очевидно, что есть масса более чем уважительных причин, по которым ей лучше всего держаться от него подальше, а не тащить к себе в постель!

Пожалуй, самым мудрым решением будет распрощаться с ним еще до того, как они подойдут к дверям ее спальни. Тогда никто из них не успеет снова оказаться под властью влечения, разбуженного поцелуем. И ей не надо будет терзать себя догадками, намерен ли он самовольно войти в комнату следом за нею или станет дожидаться ее приглашения. Не то чтобы она хотела, чтобы он вошел…

Ох, черт побери, но ведь именно этого она и хочет! Она наверняка сойдет с ума, если по-прежнему станет подавлять в себе это влечение! И что самое ужасное, она не имела ни малейшего представления о том, как без ущерба собственной гордости зазвать Коннора в Синюю комнату.

Господи, надо скорее попрощаться с ним, пока не поздно!

Но ведь она всегда была импульсивной и безрассудной особой, а в этот вечер еще и выпила немного больше, чем следовало. Она, конечно же, разлюбила Коннора (можно подумать, она вообще его когда-то любила!), ну а это влечение… просто какая-то первобытная, низменная часть ее натуры заставляет ее тянуться к нему…

Кажется, прошла целая вечность, пока он вел ее до дверей спальни. На пороге Коннор развернул ее к себе лицом и со странной кривой улыбкой поднес к губам ее пальцы:

— Доброй ночи, мэм.

И зашагал по коридору, а она глядела ему вслед, чувствуя, как дрожит у нее подбородок. И это все? Приложился к ручке и пожелал доброй ночи? После всех мучений, через которые она прошла, поднимаясь с ним по лестнице?! Да как он посмел!!! Ну нет, ему это так не пройдет!

— Коннор!

Он обернулся и подождал, пока Джемма догнала его. В тишине необычно громко слышался шелест ее юбок.

— Что такое? — утомленно улыбнувшись, спросил он.

— Почему ты вернулся?

Коннор обреченно застонал: следовало бы помнить, что Джемма никогда в жизни не давала ему спуску. Он был готов вступить с нею в спор в любое другое время — но только не сейчас, когда так устал.

— Я предпочел бы побеседовать об этом утром, Джемма.

— Ну а я нет, — резко возразила она. — К тому времени ты уже придешь в себя и снова нагородишь мне всякой чепухи. А я желаю знать правду именно сейчас.

— Этого-то я и боялся, — совсем тихо прошептал Коннор.

— Я все слышу, — заверила она, не спуская с него горящих глаз. Было совершенно ясно, что она твердо решила начать схватку немедленно, и нет никакой возможности отвертеться.

— Может, мы хотя бы перенесем нашу беседу за закрытые двери? — махнул он в сторону спальни.

В Синей комнате царила тьма. Пока Джемма суетилась, задвигая шторы на окнах и разжигая свечи, он пристроился на краю ее кровати.

— Я не знала, что и подумать, когда ты поднимался ко мне по лестнице, — призналась она, стоя к нему спиной и поправляя фитиль в ночнике. — Мне казалось, что ты просто убьешь меня у всех на глазах.

— Это было бы неразумно. Слишком много свидетелей, — прошептал он.

Джемма не удержалась и хихикнула. Всю ее усталость словно ветром сдуло. Наоборот, она ощущала пьянящее возбуждение, словно солдат перед боем. Она полагала, что частично это происходило из-за выпитого вина — голова была поразительно легкой, а сама она — поразительно храброй, чего прежде ей не доводилось испытывать перед Коннором. Интересно, эти ощущения действительно породило одно лишь вино, или же дело было в том, что чем больше времени она находилась вместе с Коннором, тем больше убеждалась, что в их отношениях произошла значительная перемена?

Размышляя над этим, она наклонилась, чтобы поворошить угли в камине и добавить свежей воды в кувшин на умывальном столике. Джемма прекрасно понимала, что давно перестала быть той неопытной девчонкой, которую Коннор увез из Дербишира целую вечность назад. У нее попросту не было возможности оставаться прежней. Как ни говори, но последние шесть недель она самолично ведала хозяйством огромного феодального замка. Она укротила спесивых родственников Коннора и наладила отношения с его крестьянами. Она подготовила и провела замечательное торжество, на котором присутствовали не менее сотни гостей.

Ни один человек, справившийся с подобными вещами, не сможет оставаться наивным и неопытным! И возможно, это ее недавнее самоутверждение заставит мужа относиться к ней, как к равной, и он наконец перестанет смотреть на нее с высоты своей пресловутой опытности искушенного светского джентльмена.

Продолжая возиться с углями, она покосилась через плечо на Коннора. Он раскинулся на ее кровати самым неджентльменским образом: руки и нош в разные стороны, глаза красные, подбородок темный от многодневной щетины. Дорога от Эдинбурга весьма плачевно сказалась и на его одежде, а элегантные модные сапоги износились чуть ли не до дыр. Нынче вечером его вряд ли можно назвать искушенным светским джентльменом — это уж точно!

— Ты жалеешь о том, что женился на мне? — внезапно спросила Джемма.

— Жалею? Да я с того дня состарился лет на тридцать, — проворчал Коннор.

— Ну а кто в этом виноват? — гневно спросила она. — Ты с самого начала должен был понять: я не намерена во всем тебе подчиняться — особенно после того, как узнала, что оказалась жертвой твоей детской страсти заключать пари!

Джемма наконец оставила в покое камин, приподняла юбки и отстегнула кринолин из китового уса, который с легким стуком упал на пол. Обойдя вокруг него, она направилась к умывальному столику, и длинный подол платья потащился за ней по ковру, точно шлейф.

— Я вообще-то не собиралась так подробно обсуждать с тобой эти вещи, но раз уж о них зашла речь, мне хотелось бы знать точно, как ты намерен со мной поступить. Понимаешь, я сама еще не уверена, стоит ли мне с наступлением весны возвращаться в Англию: и в замке, и в деревне полно дел, и я начинаю думать, что тебе и в голову не придет когда-либо ими заняться.

— Х-м-м, — раздалось с кровати.

— Я не шучу, Коннор! Деревенские дети должны ходить в школу. Их надо хотя бы научить писать и читать. А заодно и многих из их родителей. А доктор? Наверное, это не так сложно — привозить несколько раз в год врача к ним в долину, чтобы он их лечил? Дядя Леопольд рассказывал, что твоя мать постоянно беспокоилась, все ли крестьяне как следует одеты и обуты, все ли здоровы и сыты, но с тех пор как она умерла, это никого не волнует. Мод считает, что ты виноват в этом больше всех. Она говорит, что все свое время ты проводишь, гоняясь за женщинами и заключая скандальные пари с дружками, и я охотно верю ей — сама видела этих знаменитых дружков. А еще я думаю, — войдя в раж, продолжала она, наклонившись над тазиком и смывая с лица и рук мыльную пену, — что для нас обоих будет только лучше, если ты вернешься в Эдинбург так скоро, как позволит погода. Тебе, похоже, совершенно наплевать на Гленаррис, так с какой стати здесь оставаться? Я прекрасно управлюсь со всем одна, с помощью Макнэйла и миссис Сатклифф. Если тебе угодно, знать, я именно этим и занималась все это время. И… и поскольку мне кажется, что ты совершенно равнодушен ко мне, и к дяде Леопольду, и к тете Мод — не легче ли будет всем нам, если ты просто оставишь нас одних?

Затаив дыхание, она ждала ответа.

— Коннор?

Тишина.

Прижав к лицу полотенце, она рискнула обернуться к кровати. И не могла удержаться от горького смеха. Он заснул. Одной рукой обхватил ее подушку, другой прикрыл лоб. Его черты разгладились; он казался таким беззащитным в неярком свете ночника, что у Джеммы защемило сердце.

Она подошла к кровати, стянула с него сапоги и укрыла пуховой периной. Коннор даже не шелохнулся. Она застыла, не сводя с него глаз, борясь с собой. А потом сделала то, на что никогда не решилась бы, если б он не спал: наклонилась и взяла в ладони его лицо. Ласково сжимая небритые колючие щеки, кончиками пальцев она провела по неподвижным, расслабленным губам. Чувствуя, как часто бьется ее сердце, Джемма легонько поцеловала мужа в лоб.

— Я люблю тебя, — прошептала она. Ей всегда хотелось прошептать это признание кому-то, она и сама не знала, кому — первый и единственный раз за всю жизнь. И не важно, что сейчас это не могло быть правдой, что вместо нее говорило чересчур крепкое вино. Ни к одной живой душе она не обращалась с этим признанием, и теперь ей едва удалось справиться с сердечной болью и слезами, которые выступили в глазах.

Джемма неохотно протянула руку, погасила ночник и, шелестя длинными юбками, направилась в гостиную и устроилась на узеньком диванчике, на котором зачастую ночевала Фиона. Зажмурив глаза, она приказала себе спать, однако прошло немало времени, прежде чем ей удалось успокоиться, дыхание стало ровным, а снедавшее ее возбуждение улеглось…

Коннора мучили беспокойные сны. Он снова преодолевал опасности недавнего путешествия, страдал от голода и холода. Ни один здравомыслящий человек не решился бы отправиться в путь, который он проделал… А потом откуда-то издалека выплыло новое сновидение, которое тронуло самые потаенные глубины его души. Женские руки — такие мягкие и теплые после обжигающего холода и ветра — нежно ласкают его лицо. Женские губы касаются его лба, он ощущает головокружительный аромат ее тела, а она шепчет три слова, которые ему часто приходилось слышать за свою непутевую безалаберную жизнь, и которые (как он только теперь понял) никогда не были полны столь безыскусной правды: «Я люблю тебя».

— Джемма, — прошептал он, но ведь это был всего лишь сон, и в следующий миг руки исчезли, и он остался один.

Коннор проснулся с ужасной головной болью, в расстроенных чувствах. Почему-то он не мог отделаться от ощущения, что прошлой ночью упустил что-то очень важное.

Кое-как выбравшись из постели, он сполоснул лицо ледяной водой из кувшина. Вытираясь, Коннор огляделся и с удивлением обнаружил, что находится не в своей спальне. Невероятно — но он был в старом будуаре матери, том самом, где синие обои и синие бархатные шторы удивительным образом сочетались с сине-зелеными тонами пушистого турецкого ковра, которым украсил эту комнату какой-то из его щедрых предков.

Теперь здесь жила Джемма.

Коннор тяжело плюхнулся на кровать и сжал голову руками. Какого черта его сюда занесло? О Боже, вот теперь-то он вспомнил, и в тот же момент терзавшее его неопределенное чувство обрело название: безумие. Сумасшествие. Такая глупость, которой ему еще ни разу не доводилось совершать!!!

Он не знал, плакать ему или смеяться. Очевидно было одно — впервые в жизни он позволил ситуации выйти из-под контроля. Вот здесь, на этой самой кровати, он рассиживал прошлым вечером, наблюдая, как его строптивая жена раздевается перед ним! И что же он сделал? Разнюнился, как какой-нибудь жидконогий французишка, а потом отключился, как обычный пьяница, — и упустил возможность заняться с нею любовью! Одному Всевышнему ведомо, на какие унижения ему придется пойти, чтобы снова получить такую возможность! Он со стоном откинулся на подушки и закрыл глаза руками. Смутно, словно из тумана, в памяти выплыло все остальное, так беспокоившее его сон: прикосновение рук Джеммы к его лицу, восхитительная гибкость ее движений, запах волос и… ее бесконечные упреки, ответить на которые ему не хватило сил. В общем-то они не волновали Коннора, кроме одного: что он якобы совершенно равнодушен к Гленаррису и что всем будет только лучше, если он уберется к чертям собачьим обратно в Эдинбург, оставив Джемму и все семейство одних.

С радостью, яростно подумал Коннор. Господь свидетель, он предостаточно натерпелся от этой абсолютно невыносимой компании, и в особенности от своей милой супруги! Она была права: ему действительно лучше оставаться в Эдинбурге, где она не сможет его дразнить и издеваться над ним, доводя до безумия. Но прежде чем подчиниться ее требованию, он позаботится о том, чтобы она не забывала, кто на самом деле является хозяином замка и вождем клана и в чьих руках находится власть над их супружескими отношениями, зашедшими в тупик.

Вернувшись к себе в спальню, Коннор увидел, что для него уже готова горячая ванна, а на нетронутой постели разложена свежая одежда. Судя по всему, Джейми не забыл о своих прямых обязанностях, хотя все остальные в замке только и знают, что плясать под Джеммину дудку.

Однако он был совершенно не в состоянии злиться, нежась в теплой воде. Чувство гнева и вовсе покинуло Коннора, когда он через некоторое время спустился вниз и увидел, как великолепно смотрится рождественская ель и все остальные украшения, даже при дневном свете придававшие уют неприветливой зале. Женская рука чувствовалась и в сияющих чистотой оконных стеклах, и в подобранных со вкусом драпировках. Проходя по анфиладе маленьких гостиных, он видел, что мебель в них расставлена по-новому, а на стенах красуются новые обои. Среди челяди то и дело мелькали незнакомые лица, и пригожие горничные в свеженакрахмаленных передниках и наколках приветствовали его реверансами и сердечными пожеланиями доброго утра.

Господь свидетель, но судя по всему, из Джеммы получился куда лучший лэйрд, нежели сам Коннор!

Из столовой донесся ровный гул голосов. Задержавшись на пороге, он увидел, что Джемма сидит во главе стола в обществе Джечерна, Дженет и этой парочки старых вешалок, дяди Леопольда и тети Мод, и отпускает замечания по поводу вчерашней вечеринки, встречаемые дружным хохотом. Даже его кузина Дженет, с вечно кислой физиономией, присоединилась к всеобщему веселью. Коннор даже потряс головой, не веря своим глазам. Вряд ли он смог бы припомнить, когда в последний раз старая дева хотя бы улыбнулась, не говоря уж о смехе, или когда Гленаррис был столь полон жизни. Да будет ли конец тем переменам, которые внесла в это мрачное место его неугомонная жена?

— Ха, гляньте-ка туда! — вскричал дядя Леопольд. — Никак это сам Коннор восстал из мертвых!

Все повернулись к дверям, но Коннор видел одну лишь Джемму. На миг сердце его замерло. Она отставила чашку и посмотрела на мужа. Он прочитал в ее глазах тревогу. Может быть, ему это лишь показалось, но он готов был поклясться, что она всматривалась в его лицо, опасаясь найти следы лишений, перенесенных на пути из Эдинбурга, а когда их не обнаружилось — явно испытала облегчение.

Или ему просто очень хотелось так думать? Возможно, и так, но отчего же он все время ощущает исходящее от Джеммы душевное тепло? Насколько он помнил, его мать была единственной живой душой, которая беспокоилась о нем; и теперь он испытывал огромную радость, поверив в то, что Джемма действительно заботится о нем, что ей важно знать, как он себя чувствует и насколько тяжело далось ему опасное путешествие.

Ему захотелось поговорить с ней наедине, однако это было невозможно. Джечерн уже вскочил из-за стола и подошел к нему, чтобы похлопать по спине. Мод и Дженет хором настаивали, чтобы он присоединился к ним и хоть что-нибудь поел. Коннор неохотно отвел глаза от Джеммы и занял место между двумя дамами.

— Доброе утро! — громко поздоровался он с сидевшим напротив дядей Леопольдом.

— Ась? Что такое? — переспросил тот.

— Я сказал «доброе утро»! — проревел Коннор.

— И нечего так орать! — возмутился дядя Леопольд. — А ну-ка Джемма, — добавил он, обратившись к хозяйке, — накорми этого молодца. Может, он тогда чуток подобреет.

— Я очень в этом сомневаюсь, — в унисон пропели Мод и Дженет.

Коннор присоединился к общему взрыву хохота, и атмосфера за столом заметно разрядилась.

— Вчера вечером здесь было намного больше Макджоувэнов, — заметил Коннор, обводя взглядом собравшееся за столом общество. — Разве, кроме вас, здесь никого больше не осталось?

— Что такое? — переспросил дядя Леопольд. — Что там моталось?

— Ничего не моталось, дядя! — Джемма с улыбкой потрепала старика по руке. — Коннор хотел узнать, сколько гостей осталось!

— Извини! Ты ведь знаешь, что я глуховат! — прокричал в ответ дядя Леопольд.

Когда-то этот мудрый человек был душой любой компании. Коннор уже забыл, что в юности очень любил его. А вот в последние годы старик стал казаться ему досадной помехой. Так же как и Мод. Но здесь, в уюте обшитой дубовыми панелями столовой, эти двое вновь обрели для него привлекательность. Подумать только, даже Дженет показалась ему не такой спесивой, как обычно, когда с улыбкой предложила ему попробовать ягодного желе.

Он с удивлением подумал, что именно Джемме удалось настолько их смягчить. Или он сам смягчился? Неужели ей каким-то образом удалось сделать его более терпимым к людям, чье присутствие еще недавно выводило его из себя?

Эта мысль вызвала у него невольную улыбку. Намазывая маслом булочку, он посмотрел на Джемму и возликовал: оказывается, она тоже смотрела на него и смущенно покраснела, словно пойманная на месте преступления, когда глаза их встретились.

— Ты знаешь, — нарочито невинно сказал он, — я сегодня спал, как бревно.

— Вот как? — она зарделась еще сильнее, — Ну да. И сожалею лишь о том, что слишком быстро заснул, когда творились такие интересные вещи.

Он знал, что она отлично поняла, что он имеет в виду: ее щеки из розовых стали пунцовыми, а взгляд метнулся в сторону.

Коннор заметил; что она сегодня по-новому уложила волосы и благодаря этой прическе казалась трогательно юной и невинной. Утренний туалет кремового оттенка, отделанный серым и зеленым шитьем, придавал ее облику такую свежесть, что ему немедленно захотелось схватить ее в охапку и заняться любовью прямо здесь, на столе.

Черт бы ее побрал! Как она смеет столь чинно пить чай, ведь ей прекрасно известно, что он безумно хочет ее! А хуже всего было то, что их и без того сложные отношения теперь запутались окончательно. Самоуверенная дама, что сидела напротив него в новом кремовом туалете, с уложенными по-новому отросшими локонами более в нем не нуждалась. Она показала ему это достаточно наглядно прошлым вечером, когда так рассудительно предложила убраться из его же собственного дома. И хотя ему все еще ничего не стоило заставить ее щечки алеть словно маков цвет, вряд ли теперь он сможет сломить ее сопротивление с помощью простого ухаживания, как когда-то в хижине старого Ферпоса Додсона.

При одном воспоминании о тех днях у него заныло сердце. А сознание того, что он сам виноват в их размолвке, только подлило масла в огонь. Да неужели ему и впрямь так необходимо помириться с этой незнакомой, высокомерной Джеммой, уговорить ее остаться, жить с ним до конца своих дней и быть его женой?

Да, да, черт побери, он этого хочет!

И ему же было бы лучше, если бы он додумался до этого еще тогда, когда впервые увидел эту своенравную, острую на язык красотку, что сидит сейчас перед ним: ведь не раз и не два она доказывала, что он без нее не сможет жить!

Печальная ирония сей ситуации заключалась в том, что, судя по всему, Джемму он больше не интересует. За это время она успела уйти так далеко вперед, что вряд ли он сможет ее догнать. Он сумел завладеть ее сердцем, но был настолько глуп, что позволил себе забавляться ее безоглядной верностью и бескорыстной любовью — ив итоге потерял и то и другое.

Джемму он больше не заботит — ее заботит Гленаррис.

Ей совершенно не интересно, сумеет ли он оправдаться — ей хочется облегчить жизнь его крестьянам.

Ну как, скажите на милость, заставить ее поверить, что он тоже заброшен всеми и тоже нуждается в заботе?

Но у него все еще остается Гелиос, вспомнил Коннор. Возможно, им с Джеммой удалось бы сторговаться… Но ведь то, что он хотел от Джеммы, не могло быть предметом торга. Нет, ни за что!

— Что с тобой, Кон? Уж не подавился ли ты костью?

— Ох, да оставь ты его, Джечерн, — одернула брата Дженет. — Ты ведь знаешь, что утром он бывает еще хуже, чем обычно.

— А кроме того, и днем, и вечером тоже, — фыркнул Джечерн.

Коннор грозно воззрился на кузена.

— А ты, похоже, весьма высокого мнения обо мне.

— Как раз такого, какого ты заслуживаешь, — парировал тот.

Коннор отложил в сторону вилку и нож.

— Ох, Кон, я вовсе не хотел тебя обидеть, — торопливо добавил Джечерн, с деланным раскаянием покачав головой.

— Будьте добры, воздержитесь от кровопролития за завтраком, — потребовала тетя Мод с набитым пирожными ртом.

— С меня довольно — прорычал Коннор. Он резко вскочил, глядя на Джемму. К его удивлению, она низко опустила голову:

Кровь Христова! Неужели малышка вот-вот расплачется?! Да и с чего ей радоваться, если он все утро ведет себя, как неотесанный медведь — того и гляди, вцепится в глотку собственному кузену… Неужели ей это не все равно?

«Ох, Джемма, — думал Коннор. — Ну как мне заставить тебя поверить, что я не тот, кем был прежде?!»

Нахмурившись, он исподлобья окинул взглядом собравшихся за столом. Джечерн и Дженет явно оскорбились, а дядя Леопольд и вовсе старался не замечать его. У одной Мод хватило присутствия духа, чтобы встретиться с ним глазами.

— Прими мои извинения, Джечерн, — выдавил Коннор. Каждое слово давалось ему с трудом — он не был приучен просить прощения. — Я сегодня утром сам не свой.

— Уж это точно, — согласился донельзя удивленный Джечерн.

— Джемма, — продолжал Коннор, пока решимость не покинула его. — Извини меня. Я прошу прощения и у тебя тоже.

Джемма подняла голову и недоверчиво взглянула на мужа.

— Это за что же? — колко осведомилась Мод. — Ты что, опять издевался над девочкой?!

Он не ответил. Он смотрел на Джемму так, как тонущий в морской пучине смотрит на огоньки на палубе проходящего корабля.

Джемма была совершенно не готова к подобному обороту событий. Она поспешно спрятала на коленях дрожащие руки. Сердце ее билось бешеными толчками, а горло перехватило так, что было трудно дышать.

— Джемма, — настойчиво произнес Коннор, словно в комнате не было никого, кроме них.

Ах, как часто он смотрел на нее вот так же в те волшебные дни в заброшенной хижине! Словно она свет его очей, словно он угаснет, если она отвергнет его… И его не смущало, что все это ложь. Как же теперь она может поверить, что он снова не обманет ее?

— Ох, да ладно тебе, малышка! — нетерпеливо вмешалась Мод. — Скажи этому невеже, что ты его простила — иначе мы так и не покончим с завтраком!

Добрая старая сварливая Мод! Всегда поможет спуститься с небес на землю — словно порыв свежего ветра или просто хорошая оплеуха!

У Джеммы моментально перестали трястись руки.

— Я еще подумаю, — холодно отчеканила она.

— О да, в этом я не сомневался, — согласился Коннор, опускаясь обратно на стул.

Глава 31

Джемма шла по бесконечному коридору на четвертом этаже западного крыла замка с целой охапкой свежих простыней. Большинство гостей уехали из Гленарриса на утро после празднования дня Святого Стефана, однако кое-кто остался до самого Нового года. И хотя поначалу она была рада их присутствию, с некоторых пор ей захотелось, чтобы все они уехали побыстрее. Ей с ее темпераментом и независимостью стало совершенно невыносимо без конца выслушивать советы родственников по поводу их с Коннором отношений.

Да каких, собственно, отношений, сердито размышляла Джемма. Все эти два дня они старались избегать друг друга, словно трусливые дуэлянты, а когда все-таки сталкивались, с ледяным равнодушием проходили мимо. Словно они не муж и жена, а двое случайно встретившихся незнакомцев!

Упрямо набычившись, она распахнула дверь в спальню, из которой нынче утром съехали кузина Коннора Виннифред со своим мужем Рупертом, и с облегчением увидела, что они оставили комнату в полном порядке — в противоположность этому Киркалди Макджоувэну, который бессовестно напился на банкете, а потом решил поиграть в регби у себя в спальне! Ох, она не разрыдалась только благодаря присутствию миссис Сатклифф, когда увидела перебитую посуду, разгромленную мебель, ободранные обои и испорченные картины…

Коннор отнесся к учиненному в его доме погрому более философски.

— Вот что случается, когда даешь слишком много воли Киркалди Макджоувэну, — поучительно произнес он, пожимая плечами.

Джемма с трудом удержалась от смеха. За спиной экономки они обменялись лукавыми взглядами. Как же все-таки они хорошо понимают друг друга! Просто позор, что они не в состоянии найти общего языка.

«Наверное, этого никогда не случится», — подумала Джемма, бросая на кресло простыни и нетерпеливо сдергивая с постели грязное белье. Судя по всему, он полон решимости вернуться в Эдинбург, как только позволит погода, и совершенно не придает значения ее намерению возвратиться весной в Дербишир.

Еще недавно она и в самом деле подумывала о том, не остаться ли ей в Гленаррисе, хотя бы до весеннего сева, пока не удастся осуществить заветные планы относительно сельской школы и доктора. Однако два дня, прожитые с Коннором под одной крышей, убедили ее, что самым мудрым решением будет убраться отсюда подобру-поздорову как можно скорее. Она больше не в состоянии делать вид, что жизнь ее по-прежнему полна, в то время как чувствует себя совершенно несчастной и не в силах подавить сердечную боль, с каждым часом терзавшую ее все сильнее. Она вот-вот может утратить контроль над собою.

Скомкав грязные простыни, она отбросила их в сторону. Чтобы постелить на их место свежие, ей пришлось подоткнуть юбку и взобраться на кровать, надо же их как следует расправить. Безусловно, такое поведение недостойно истинной леди, но иначе ей не управиться. По крайней мере ее никто здесь не видит!

Услышав, как у дверей кто-то иронически хмыкнул, она испуганно обернулась. Там, засунув руки в карманы, стоял Коннор и наблюдал за ней.

Джемма тут же вскочила на ноги — прямо посреди необъятной кровати.

— И давно ты здесь торчишь?!

— Достаточно.

— Ну, — нахмурилась она, — тогда по крайней мере мог бы подать мне руку.

— Безусловно, — он подошел поближе и остановился, разглядывая ее. — А что еще я должен сделать?

— Потяни за тот угол и засунь его под тюфяк, — взмахнула она рукой. — Да нет же, не так! Он выскочит, как только кто-то уляжется на кровать! Ты что, никогда в жизни не заправлял постелей?

— Честно говоря, нет.

— Ну так пришло время этому научиться. Она сползла с кровати, отодвинула Коннора в сторону и старательно продемонстрировала, как надо правильно разровнять и заправить свежую простыню. Он кивал и наклонялся над ней — словно для того, чтобы лучше видеть, а она все подгибала и подтыкала, подгибала и подтыкала…

Неожиданно выпрямившись, она повернулась и поймала его взгляд. Его лицо немедленно приняло скучающее выражение.

— А теперь наволочки, — заявила Джемма. — Как думаешь, хоть с ними ты смог бы управиться?

— Полагаю, что да. Однако я пришел сюда не для того, чтобы играть в горничную.

— Так зачем же, скажи на милость, ты сюда пришел?

— Потому что одна из служанок клянется, что слышала ночью странные звуки вот из этой самой комнаты.

— Странные звуки? — нахмурилась Джемма. — Что ты имеешь в виду?

— Стучали или топали, что-то в таком роде, — пожал плечами Коннор. — Она настаивает на том, что в тот момент вся семья сидела внизу, и во всем крыле не было ни души. И я подумал, что надо в этом разобраться, пока слухи о привидениях и гоблинах не переполошили всю челядь.

— Привидения в Гленаррисе? — расхохоталась Джемма. — Как таинственно!

— Вовсе нет, если ты суеверна. Тогда ты места себе не найдешь от страха.

— А я уверена, что странные звуки из этой комнаты очень просто объясняются, — фыркнула Джемма.

— Вот как? — удивился он.

— Ох, ну конечно, Коннор! Разве тебе не ясно? Ведь в спальне в конце этого коридора жили твои кузены Драмкорри!

— Ну и что же?

— Как ты думаешь, отчего они всякий раз так опаздывали к обеду? И как ты думаешь, куда они скрывались всякий раз, когда их не могли разыскать в течение часа, а то и двух? Наверняка в первую попавшуюся им пустую спальню — и чем дальше она была расположена от парадных покоев, тем лучше. Ты ведь знаешь этих новобрачных!..

— Ты так считаешь? — тихо спросил он. Она поперхнулась, словно он ударил ее. Ее щеки вспыхнули.

— Ах эта юная любовь, — издевательски протянул он. — Да, я согласен что им трудно было держаться в рамках приличий. И я в полном восторге от того, что они слонялись именно по моему дому, залезая то в одну кровать, то в другую, чтобы насладиться торопливыми объятиями.

— Коннор, не надо…

— Не надо что? — спросил он, тогда как она смешалась и отвела глаза.

Джемма лишь покачала головой, избегая его взгляда.

— Не надо муссировать тему «юной любви»? — сердито продолжал он. — Не надо вспоминать, что некогда и мы с трудом могли удержаться в рамках приличий?

— Н-нет! Дело вовсе не в этом!

— Но тогда в чем же? Откуда эта неожиданная девичья стыдливость?! Думаешь, я не заметил, какими глазами ты смотрела на их ласки и на то, как они раздевали друг друга взглядом прямо за обеденным столом! Ты ведь завидовала им, не так ли, Джемма?

— Н-не будь смешным!

— Смешным? Странно. А мне-то казалось, что ты вот-вот разрыдаешься всякий раз, как кузен Родди при тебе запускал руку под юбку Каролины.

— Ну вот, теперь ты мне грубишь! — Ее губы задрожали. — И вовсе я не собиралась плакать! Я… Я… — тут она окончательно утратила дар речи. Да и откуда, скажите на милость, могла бы она найти подходящую отговорку, если каждое слово Коннора было чистейшей правдой?! В отчаянии топнув ногой, она отвернулась.

Коннор молча наблюдал, как Джемма укладывает на кровать подушки и набрасывает покрывало. Вместо того чтобы разозлиться, он пришел в прекрасное расположение духа: ему удалось добиться некоторого успеха в их противостоянии. Ведь если она молчаливо согласилась с тем, что он только что сказал, — значит, в глубине души она все-таки чувствует то же, что и он…

У него защемило сердце от надежды. И желания.

Набравшись храбрости, он вдохнул всей грудью, еле слышными шагами двинулся к Джемме и остановился у нее за спиной. Она застыла, когда Коннор опустил руки ей на плечи, но не отшатнулась.

— Джемма…

— Коннор, пожалуйста, — взмолилась она дрожащим голосом. — Уходи.

Он придвинулся ближе, так, что его дыхание коснулось ее шеи.

— Ты действительно этого хочешь?

— Н-н-… да! У м-меня полно дел, и я н-не хочу, чтобы ты так себя вел…

— А как я себя веду? — еле слышно спросил он, продолжая ласкать ее плечи.

— Ты сам знаешь. — Джемма нетерпеливо дернулась, но не рискнула повернуться.

Ох, конечно же, он знал. А еще он знал, что в то время как слова говорят одно, тело ее говорит совершенно другое. Он чувствовал, как она трепещет под его руками, как участилось ее дыхание, и знал, что достаточно лишь слегка опустить руки — и он коснется пышных, соблазнительных грудей и ощутит, как под тонкой тканью платья напряглись упругие соски…

От одной мысли об этом у него чаще забилось сердце.

Еще ни разу за все эти бесконечные недели он не стоял так близко возле своей жены. Его пальцы легко скользнули к ее шее, нащупав бешено пульсирующую жилку под нежной кожей.

— Джемма…

Повинуясь его голосу и ласковым движениям пальцев, Джемма повернулась к нему лицом. Она стояла, понурившись, безвольно опустив руки, словно надеясь на то, что если не будет его замечать, он просто исчезнет сам.

Но этого не случилось. Его руки нежно подняли ее голову. Она зажмурила глаза… Это было последнее, что, она еще могла предпринять, чтобы попытаться устоять перед ним. Тело уже предало ее…

— Поцелуй меня, Джемма, — хрипло прошептал Коннор. — Поцелуй меня так, как раньше.

— Я не могу, — отвечала она прерывисто, едва не плача.

— Почему? Неужели ты забыла? Ну что ж, позволь я напомню тебе.

Он наклонил голову, словно завораживая; руки его как бы сами собой сомкнулись за ее спиной. Почти приподняв Джемму над полом, Коннор приник к ее губам.

Он со сгоном обхватил ее затылок, другой рукой еще теснее притянув ее к себе, так что она ощутила, как напряглась его плоть.

Она застонала в ответ. Как давно она принадлежала этому мужчине? Наверняка слишком давно, чтобы сейчас найти в себе силы отвергнуть его — она это понимала. Как-никак они все еще муж и жена. И вряд ли случится большой вред от того, что она позволит ему заняться любовью один-единственный раз! Ведь может быть и так, что, утолив физическое влечение к этому человеку, она более уверенно будет противостоять ему в споре. Кто знает?

— Джемма, ради Бога… — пробормотал он.

— Только один раз, — шепнула она.

— Только один раз, — согласился Коннор. — Клянусь.

Он подхватил ее на руки. Не обращая внимания на то, что юбки задрались до пояса, Джемма обхватила ногами его бедра, а их губы слились бесконечном поцелуе. Он коснулся ее груди, и она вздрогнула от остроты наслаждения.

В тот же миг Коннор опустил ее на свежезастеленную кровать. Все еще стоя рядом, он склонился над нею. Его руки торопливо расстегивали платье… Лаская нежные бутоны ее затвердевших сосков языком, он опускал руки все ниже. С возрастающим нетерпением он расправился с последней застежкой и стянул платье.

Не дожидаясь, пока Коннор снимет с нее нижнее белье, Джемма опрокинула его на себя. Теперь их тела разделял лишь тончайший шелк ее сорочки и его одежда.

Приподнявшись, он сорвал с нее последние покровы и жадно припал губами к обнаженной плоти. И вот уже безо всякого стеснения его рука ласкает самое сокровенное место, средоточие ее женственности. Джемма вскрикнула. Все ее тело затопила волна сладостного, неудержимого желания.

— Коннор, пожалуйста… — взмолилась она.

У них не было сил дожидаться, пока Коннор разденется. Он быстро расстегнул брюки и спустил их до колен. Ее бедра послушно раздвинулись, повинуясь его безмолвному приказу. Он со стоном опустился на нее и, задыхаясь от страсти, слился с нею воедино.

— Оо-о!

Ее глаза удивленно распахнулись. Оказывается, она успела забыть это пленительное, непередаваемое ощущение… Ее бедра выгнулись так, чтобы он мог войти в нее как можно глубже. Он слегка отодвинулся, чтобы поцеловать ее, и опять повторил свою атаку.

Его ритмичные движения лишили Джемму ощущения реальности. Их обоих сжигала любовная лихорадка, и влажная кожа нежно приникала к влажной коже, и сладкий пот струился по их телам… Они не переставали ласкать друг друга, их губы не размыкались, их дыхание слилось в одно…

С каждым движением Коннор разжигал в ней пламя любви. Она стонала, все крепче прижимая его к себе, ее ноги обхватили его икры, ее руки цеплялись за его напряженные плечи. Она ощущала, как в нем нарастает ответная страсть, и запрокинула голову так, чтобы он мог припасть губами к судорожно пульсировавшей на шее жилке.

Разрядка обрушилась на них одновременно, словно неукротимый девятый вал. Содрогаясь от наслаждения, они сжимали друг друга в объятиях, Коннор хрипло выкрикивал ее имя, у Джеммы по щекам текли счастливые слезы…

«О Коннор, — безмолвно молила она, качаясь на волнах удовлетворенного желания, — люби меня, люби меня, пожалуйста…»

Долгое время в комнате царила тишина. Кровать под ними больше не раскачивалась. Обнявшись, они лежали на смятых простынях, все еще вздрагивая от постепенно затихавшего пламени страсти.

Раскрасневшийся, счастливый Коннор приподнял голову с плеча Джеммы и откинул с ее лба влажную прядь волос. Она открыла глаза и улыбнулась ему, и от этой ослепительной улыбки все закипело у него в душе.

— Ты… — прошептал он, взяв в ладони ее лицо и погружаясь в изумрудную зелень ее глаз.

— Что я? — спросила она, не дождавшись продолжения — он лишь молча гладил ей щеки.

— Только это: ты. На свете нет другой такой женщины, как ты, Джемма Макджоувэн.

— Я знаю, — улыбнулась она.

— Бесстыжая плутовка, — рассмеялся он.

Они лежали, улыбаясь друг другу, глядя друг другу в глаза, опасаясь говорить о чем-то, кроме всякой смешной ерунды. Боясь неосторожным словом нарушить очарование этой минуты, они снова надолго замолчали. Их дыхание тем временем стало ровным, а тела перестала мучить сладкая истома.

А потом откуда-то снизу раздалось громкое хлопанье дверей. Из коридора донесся невнятный гул голосов. И хотя он вскоре замолк, этого было достаточно, чтобы напомнить Коннору и Джемме, что замок обитаем и что та спальня, в которой они расположились, вовсе не является их собственной.

— Они скоро хватятся меня, — сказала она.

Тяжко вздохнув, он отодвинулся.

Джемма медленно поднялась и села на кровати, убирая с лица волосы. Она чувствовала себя разбитой и усталой, но в то же время удивительно умиротворенной. А также в немалой степени смущенной видом обнаженного Коннора, который отправился запирать дверь. Обхватив руками голые колени, она исподтишка любовалась им, пока он одевался.

Когда он выпрямился и стал поправлять манжеты, их глаза встретились. Коннор с улыбкой подошел к кровати и поцеловал Джемму в лоб. Она покорно подставила ему губы.

— Х-м-м-м, — промурлыкал он. Позабыв про свое смущение, она закинула руки ему на шею. Он приподнял ее, подхватив под ягодицы. Одним быстрым движением она опять оседлала его бедра, не прерывая поцелуя.

— Коннор! — наконец возмущенно проговорила она. Он отклонился ровно настолько, чтобы заглянуть в раскрасневшееся лицо.

— Что?

— На мне же совершенно ничего не надето! Его глаза лукаво блеснули.

— Уверяю вас, мэм, я отлично осведомлен об этом.

— Но… но что, если кто-нибудь сюда войдет?!

— Но ведь это не имело значения еще минуту назад.

— Ну да, но теперь все по-другому!

— Неужели?

— Я голая, а ты нет! — она отодвинулась, чтобы посмотреть на него. — Да не смейся же! Это неприлично! Коннор, отпусти меня сию же секунду!

К ее удивлению — и разочарованию, — он так и сделал. А потом подбоченился и, улыбаясь, стал разглядывать ее — дьявольски неотразимый гигант, который к тому же мог разгадать все ее мысли и смены настроений.

— Ты позволишь снова заняться с тобой любовью?

— Нет! — Ее щеки опять запылали. — Я… у меня по горло работы.

— Ха! Какая неудачная отговорка!

— Нет, правда, Коннор, это действительно так. Все еще улыбаясь, он расставил ноги пошире и скрестил руки на груди.

— И что же это за работа?

Джемма сползла с кровати, обошла вокруг него и принялась собирать свою разбросанную по комнате одежду. Суетливо одеваясь, она монотонно пробубнила целый список дел — частью настоящих, частью выдуманных ею только для того, чтобы не молчать, чтобы он перестал наконец провожать ее глазами. Она физически ощущала на себе его взгляд, пока путалась в застежках корсета и расправляла чулки, — и продолжала перечислять:

—… и миссис Сатклифф говорит, что накопилась целая гора грязного белья, а у нас кончается щелок, и конечно, за обедом надо присмотреть, и мистер Бьюкэнен явится к половине четвертого…

— Кто-кто?

— Мистер Бьюкэнен, из деревни.

— Ты имеешь в виду деревенского старосту? А ему-то какого черта здесь нужно?

— Он придет поговорить со мной про школу.

— Про школу?..

Она насторожилась — в его голосе звучало явное недовольство такой новостью.

— Да, про школу.

— Школу для деревенских детей, ты хочешь сказать. Школу с учителем, и с партами, и с классами… и прочими штуками.

— Да, — встревожено подтвердила она.

— И кто же должен добывать все эти вещи, по-твоему? Уж не я ли?

— Честно говоря, я на это надеялась. — Джемма в нерешительности прикусила губу.

— Стало быть, теперь мне предлагается сыграть роль барышни-распорядительницы под началом нашей Леди Щедрая Рука!..

— Только если ты сам того захочешь.

— А откуда ты собираешься выкопать учителя?

Джемма молча прошла к той стене, где висело зеркало, и попыталась пригладить растрепавшиеся волосы.

— Не имеет значения, Коннор. Честно говоря, я никогда не предполагала всерьез втягивать тебя в это дело, — ее голос прозвучал глухо и устало.

— Джемма, мне необходимо убедиться, что любое вложение…

— Вложение? — она резко повернулась к нему. — Так вот в каком ключе ты себе это представляешь?! Да как тебе не стыдно наживаться на детях, Коннор! Ведь ты — лэйрд и твой долг заботиться о том, есть ли у них крыша над головой, добротно ли они одеты и накормлены, умеют ли они читать и писать!

— Да неужели?

— Ты всегда прикрываешься сарказмом, как только я пытаюсь поговорить с тобой о чем-то серьезном, — с отчаянием проговорила она. — Почему ты так делаешь? Боишься со мной спорить?

Он ничего не ответил, только упрямо выпятил подбородок, и этот знакомый жест моментально напомнил Джемме, насколько поверхностен установившийся между ними мир.

— Значит, между нами все осталось по-прежнему, Коннор? — с горечью спросила она.

— А как ты думаешь? — возмутился он. — Всякий раз, как мы встречаемся, ты заводишь одну и ту же песню про то, как ты меня презираешь, да какой я эгоист, да когда же я наконец повзрослею и стану заботиться о Гленаррисе. Ну а как насчет тебя самой, Джемма?

— Меня?.. — удивилась она. — Что ты хочешь сказать?

Он в гневе взмахнул руками.

— Джейми успел рассказать обо всем, что ты сделала для моей семьи и моих крестьян, и поверь, я благодарен тебе. И я своими глазами видел прошлой ночью, что и сами крестьяне тоже тебе благодарны. Но какой во всем этом смысл? Зачем без конца болтать про школу и про доктора и обнадеживать крестьян, зная, что ты все равно рано или поздно от них сбежишь? Изображать из себя леди-благодетельницу очень просто, если речь идет о несчастных корзинках с подарками и рождественской елке! А как насчет реальной помощи? Ведь это непростая и долгая работа — устроить здесь и школу, и больницу, и все прочие штучки-дрючки, которые наплодило твое непомерное самомнение. Но что хорошего будет в том, что ты только начнешь все эти дела, а потом сбежишь, не доведя их до конца? Лучше было бы вовсе не связываться с этим и не давать заведомо ложных обещаний, Джемма. Лучше отправляйся-ка ты домой сейчас же, пока не успела принести непоправимый вред!

От тона, которым он выпалил последние слова, у Джеммы все поплыло перед глазами. Медленно, очень медленно она отвернулась от зеркала. Ее сердце колотилось так, что, казалось, вот-вот пробьет грудную клетку.

Так вот оно что! Наконец-то она узнала правду. Он отсылает ее прочь. Он получил от нее все, что хотел, он выиграл пари и сохранил Гленаррис, и больше она ему не нужна!..

Уже стоя на пороге спальни, она задержалась и тихо промолвила, не решаясь встречаться с ним глазами:

— Знаешь, а ведь я сама собиралась их учить.

И вышла из спальни, оставив позади себя мертвую тишину.

Глава 32

Для всех, кто собрался за обеденным столом, было ясно, что между Коннором и его женой произошла размолвка. Джемма явилась молчаливая, с опухшими глазами, а он напялил на лицо непроницаемую маску холодной брезгливости. Коннор знал, что родственнички почувствовали возникшее в воздухе напряжение. Даже Мод хватило ума прикусить язык. Грызя кончик незажженной сигары, она отыгралась на ни в чем не повинных слугах.

Ее хриплая ругань немедленно возымела действие, и на лицах лакеев застыло такое выражение, будто они ступают по куриным яйцам. Разговоры умолкли сами собой; Зато вина было выпито больше, чем обычно. Никто не скрывал облегчения в тот момент, когда Макнэйл приказал подавать бренди — что означало конец трапезы.

— Подождите минуту, — попросила Джемма, когда леди уже собирались выйти из-за стола.

Все замерли, не сводя с нее вопросительных взглядов, а Коннор потупился.

— Я хочу поставить всех в известность, что покидаю Гленаррис, — твердым голосом заявила она.

— Когда? — пробасил дядя Леопольд.

— Завтра утром.

— И куда ты направишься, девочка? — поинтересовалась Мод.

Не поднимая головы, Коннор взял свой бокал с бренди, но даже не пригубил его, дожидаясь ответа Джеммы.

— В Инвернесс, — спокойно сказала она. — Я уже договорилась с Дженет. Я останусь у нее, пока не установится теплая погода и я смогу вернуться в Дербишир.

Глаза Коннора впились в лицо Дженет. Та мгновенно покраснела и сделала руками какой-то беспомощный жест. Он снова потупил взор, но услышал, как зашелестели юбки и стукнули ножки стула.

— Прошу прощения, — только и промолвила Джемма, и он услышал, как она вышла из комнаты.

Коннор чувствовал, что вся семья не сводит с него глаз. Однако никто не произнес ни слова.

Его пальцы судорожно сжали бокал. В нависшей над столом гробовой тишине треск раздавленного хрусталя прозвучал подобно взрыву.

Джечерн нашел Коннора в его кабинете: он мерил шагами комнату и даже не заметил появления кузена, пока тот не грохнул дверью и не окликнул его по имени.

— Что тебе? — рявкнул Коннор, оборачиваясь.

— Перестанешь ты наконец вести себя как дикарь? Ступай и поговори с малышкой.

— Говорить с ней? Да я бы удавил ее своими руками!

— Ну так сделай это! По крайней мере дашь выход своему дьявольскому темпераменту! Но прежде чем лишить ее жизни, потрудись хотя бы сообщить ей, что ты ее любишь! Может быть, это и есть то, что она хотела бы от тебя услышать.

— Ха! — презрительно фыркнул Коннор.

— По крайней мере вреда от этого не будет — продолжал Джечерн.

— Ты ведь испробовал все остальное, правда? А может, ты просто боишься?

— Боюсь?! Да конечно же, нет. Не будь идиотом. Это все оттого, что я… я… ее… ох, пошел ты к черту, Джечерн!

— Коннор, — серьезно сказал Джечерн, — я не думаю, что тебе удастся по-прежнему прятаться за маской гнева. Ты просто потеряешь ее, вот и все.

— Ну и что? Мне станет намного легче, если я от нее отделаюсь, и ты это прекрасно знаешь!

— Ради всего святого! — взорвался кузен. — Да ты без нее жить не сможешь! И ты сам об этом знаешь, старик!

На это Коннор ничего не ответил. Он просто застыл посреди комнаты, безвольно повесив руки.

— Ступай же! — с силой промолвил Джечерн.

— Черт побери! — вскричал Коннор. — Да Джемма и слушать-то ничего не станет. Ей на это наплевать.

— Да откуда ты знаешь? Ты ведь даже не пытался поговорить с ней по-человечески, Коннор! Кончай тянуть время! Ступай!

Коннор несколько минут молчал. Наконец он процедил:

— Ты правда считаешь, что мне стоит попробовать?

— Тысяча чертей! — вскричал Джечерн. — А ну, вон отсюда!!!

Коннор, словно зомби, направился к двери. На пороге он задержался, опустив взгляд. Но тут же поднял глаза, и на его губах появилась робкая улыбка.

— Знаешь, Джечерн, а ты, оказывается, не такой слабак, как я думал.

— Да и ты тоже, — парировал кузен.

Они обменялись кривыми улыбками.

Пулей вылетев в коридор, Коннор набросился с расспросами на первую попавшуюся горничную. Ему было сказано, что госпожа Джемма сейчас внизу, в прачечной, вместе с Дженет.

Переведя дух, Коннор направился к лестнице и спустился в самые недра замка. Задолго до эпохи средневековья, когда друиды и пикты совершали кровавые жертвоприношения в самых глухих уголках Шотландии, пещеры Гленарриса уже были обитаемы. В те давние времена это были именно пещеры, а не подземелья, они соединялись множеством запутанных переходов и вели в самое сердце горы. Их использовали либо как кладовые, либо как темницы, а самые отдаленные были тайным достоянием лэйрдов Макджоувэнов. Во времена жестоких осад они прятали в этих закоулках семьи своего клана и запасы провианта. В мирное время там хранились щедрые дары земли Гленарриса.

Когда лэйрдом был дед Коннора, династия Стюартов потерпела окончательное поражение от англичан и мир, судя по всему, установился надолго. Многие из темниц и ставших ненужными тоннелей были завалены. А другие перестроены в винный погреб, в хранилище для овощей и в оборудованную по последнему слову техники прачечную. Расположенные непосредственно под замковой кухней, огромные котлы с кипящей водой и пышущие жаром топки обогревали верхний этаж, и кухонный персонал мог работать в теплом помещении, на теплом полу — благословенный дар, ведь зимы здесь бывали весьма жестокими.

Коннор не мог упомнить, когда в последний раз забирался так глубоко под землю. Мальчишкой он в компании кузенов и друзей часто пускался в экспедиции по загадочным темным коридорам, но когда повзрослел, позабыл о детских забавах, а работой прачечной в замке, где был лэйрдом, почти не интересовался. И теперь он подумал, не стоит ли заняться модернизацией этого практически заброшенного помещения. Ведь со времен его деда никто так и не позаботился ни об устройстве освещения, ни о вентиляции в подземелье. Обшарпанные каменные ступени осклизли от влаги, капавшей с ледяных стен и потолка, а редкие старинные лампы наполняли воздух удушливым чадом.

Вряд ли в такой обстановке было приятно работать, и впервые в жизни в душе Коннора шевельнулось сочувствие к приходившим сюда из деревни прачкам, которые из года в год трудились здесь под строгим надзором миссис Сатклифф. Тетя Мод была права, и Джемма тоже. Он слишком много лет пренебрегал своим долгом.

Джемма…

Войдя в прачечную, он увидел, что его жена и Дженет о чем-то оживленно беседуют с двумя прачками.

Судя по всему, Джемма в подробностях описывала им, как ей удалось поднять и поставить рождественскую ель, которую эта парочка видела впервые в жизни позапрошлым вечером. Она стояла спиной к двери и не заметила появления Коннора в отличие от остальных женщин.

Но вот она обернулась, и Коннор не мог не отдать должное ее самообладанию: под любопытными взглядами трех кумушек она направилась к нему, улыбаясь как можно безмятежнее, и взяла под руку.

— Добро пожаловать, Коннор. Миссис Кинтайр говорила мне, что ты не бывал здесь, внизу, уже целую вечность. Пойди взгляни на новую стиральную машину. Она отлично работает вместо прачек и к тому же отжимает воду. Мистеру Макнэйлу пришлось изрядно попотеть, прежде чем она начала действовать. Ведь ее доставляли сюда по частям несколько недель, а потом собирали, устанавливали… Но, как ты сейчас увидишь, добились своего.

— Так покажи мне ее поскорее, — весело ответил Коннор: ему еще меньше, чем Джемме, хотелось давать своим слугам повод для сплетен. Изобразив на лице чрезвычайную заинтересованность, он разглядывал и механическую мешалку, и ролики для отжима воды. Неужели Джемма не понимает, чего ему стоит торчать возле нее, скрывая свои истинные чувства, и рассматривать эту чертову стиральную машину!

Просто поговори с ней, советовал Джечерн. Он прав. Нужно сказать ей правду: он сожалеет о том, что мучил ее, что использовал ее, что любовь к ней открыла ему глубину собственного падения.

А ведь он на самом деле любил ее, любил так отчаянно, что временами сам страшился силы своего чувства. Ему достаточно было просто вот так встать возле нее, чтобы понять: его душевный покой, все его желания, конец его одиночества сосредоточены вот здесь, на расстоянии протянутой руки.

— Джемма… — неожиданно произнес он, даже не заметив, что перебил ее.

Она мгновенно замолчала и подняла на него вопросительный взгляд. Только теперь он заметил, как широко распахнуты от испуга ее глаза. У него защемило сердце. Ох, Джемма! Как же дорого дается ей эта роль… И как же, наверное, Коннор ранил ее, раз она предпочитает все же играть эту роль всякий раз, когда сталкивается с ним…

А может быть, она все еще любит его — если вообще когда-то любила?

Эта мысль ошеломила Коннора до онемения. Так он и стоял, не сводя глаз с жены и стараясь найти подходящие слова.

Коннор в замешательстве перевел дух. Видно было, что Джемма изо всех сил пытается набраться храбрости для предстоящего разговора.

И Коннор заговорил — торопливо, еле слышно:

— Нет, Джемма, не бойся. Все в порядке. Теперь мой черед. Ты и так сделала намного больше, чем должна была бы сделать, и уж наверняка больше того, что я заслужил.

— Я не понимаю, Коннор. Что… что ты имеешь в виду? — Ее голос превратился в прерывистый шепот.

— Пойдем, — тихо ответил он. — Мы не можем говорить здесь.

Но не успел он подать ей руку, как раздался испуганный визг одной из прачек. Коннор развернулся и молниеносно заслонил Джемму своей мощной спиной.

— Боже мой! — невольно вырвалось у него при взгляде на дверь.

— Что там такое? — спросила Джемма, стараясь выбраться из-под удерживающей ее руки мужа и заглянуть вперед.

Она осеклась, и Коннор понял, что ей удалось разглядеть того, кто стоял в полуосвещенном дверном проеме: высокого темноволосого мужчину с уродливо деформированным лицом и черным провалом вместо передних зубов.

Пришелец сжимал в руках пару немецких дуэльных пистолетов с рукоятками слоновой кости, и Коннор узнал их прежде, чем самого человека. Он тихонько присвистнул и выпрямился, продолжая с прежней силой удерживать Джемму за спиной.

— Ну да, Кон, это я! — приветствовал его Кинг. — Вернее, то, что от меня осталось.

Он не спеша прошел в дверь, не обращая внимания ни на Дженет, ни на перепуганных прачек. Теперь, когда его лицо было освещено достаточно ярко, Кинг уже не казался таким чудовищем. — уменьшилась предательская игра света и теней. Однако его черты лишь в малой степени напоминали того дьявольски неотразимого повесу, каким он некогда был.

Нельзя было не уловить исходившей от него угрозы, когда он молча остановился в нескольких шагах перед Коннором, поводя пистолетами на уровне его груди.

— Как видишь, ты неплохо потрудился над моей физиономией, старина.

— Я не мог ударить тебя так, чтобы у тебя вылетели все зубы, — покачал головой Коннор.

— Нет, я потерял их не сразу. Но от твоего удара образовался абсцесс, и вот тогда они и выпали. Зато носа ты меня лишил окончательно, согласен?

— Внешность — это еще не все.

— Да, внешность — это еще не все, — процедил Кинг, сузив глаза и разглядывая Джемму. — Полагаю, тебе это известно лучше, чем мне, Кон. В конце концов ты все выиграл — несмотря на то, что был на редкость отвратительным оборванцем — и получил и Гленаррис, и наследство Бэрдов, и девчонку — все это досталось тебе.

— Что ты ищешь здесь, Кинг? — холодно спросил Коннор.

— Разумеется, я пришел к тебе за помощью, Кон.

Коннор услышал, как Джемма тихонько охнула и дрожащими пальцами вцепилась ему в локоть. Он тут же накрыл ее ладонь своей и успокаивающе пожал руку.

— И какого же рода помощь ты надеешься здесь найти? — невозмутимо спросил он. — И как, черт побери, тебе удалось сюда забраться? Когда ты приехал?

— Позапрошлой ночью, как раз незадолго до конца праздника. Должен заметить, вы очень славно справили день Святого Стефана. Какая жалость, что я не получил приглашения. — И ледяные глаза Кинга неприязненно уставились на Джемму.

— Да будет тебе известно, — продолжал он, снова обращаясь к Коннору, — я уже давно живу в Инвернессе, — лечусь и составляю список претензий, — и до меня дошло множество слухов о том, что творится в Гленаррисе. Похоже, твоя жена сподобилась произвести немалое впечатление на местных кумушек, Кон. Представляю, какое уважение остальных членов клана ей удалось завоевать, когда она смешала тебя с грязью во время одного памятного завтрака! Ну-ну, не надо так нервничать, — с ухмылкой добавил Кинг. — Ты не можешь не согласиться, что наказание получилось просто блестящим. Даже лучше, чем мог бы придумать кто-то из нас, а, Кон?

— Кинг…

— И, как я уже сказал, в итоге она очаровала их всех до одного, — продолжал Кинг, повелительно взмахнув пистолетом. — Даже твою непримиримую тетку. — Он снова перевел взгляд на Джемму и прикоснулся дулом пистолета к виску. — Я салютую вам, миссис Макджоувэн.

Джемма ничего не ответила; Коннор чувствовал, как она дрожит у него за спиной. Он от души пожелал, чтобы она взяла себя в руки: ее страх только подогревает Кинга, который становится опасным и все менее управляемым, да к тому же пялит на нее глаза с таким выражением, что Коннору захотелось его прикончить.

— И вот по мере того, — продолжал Кинг, — как до меня доходили все эти разнообразные слухи о молодой миссис Макджоувэн, которая к тому же собралась с большой помпой отметить день Святого Стефана, я пришел к решению увидеть ее собственными глазами. Мне удалось пройти через боковую дверь как раз в тот момент, когда расходились остальные гости. Ночь я провел в одной из пустовавших спален в западном крыле. Никто даже не подозревал, что я оказался в замке — кроме одной из горничных, которая услыхала мои шаги.

— Тебе не было никакой нужды пробираться тайком, — возразил Коннор. — Ты мог сообщить о своем прибытии и был бы принят как должно.

— Да неужели? Даже несмотря на мой внешний вид) А тебе известно, что когда я иду по улице, женщины визжат, а дети плачут от ужаса?

— Но это не может вызвать никакого ужаса, ты преувели… — начал было Коннор, но Кинг заверещал, перебивая его:

— Ты уверен?! Легко же тебе болтать об этом, по-прежнему обладая смазливой рожей, да в придачу красоткой женой, которая с обожанием цепляется за тебя! Я всегда завидовал твоей красоте, Кон, и еще сильнее завидую теперь, когда стал уродом. А что до твоей распрекрасной жены… — Кинг умолк и задумчиво почесал голову одним из пистолетов.

Коннор тут же поспешил, заговорить, стараясь отвлечь мысли Кинга от Джеммы:

— Ты сказал, что пришел сюда искать у меня помощи. Скажи, что тебе нужно, и я все…

— Мне нужны деньги, — отчеканил Кинг, — как компенсация за утрату Грэмблер-Холл. Знаешь ли ты, Кон, что моя семья оказалась вышвырнутой на улицу и отнюдь не испытывает от этого большой радости?

— Но ведь ты заключал пари с Картером Слоуном, — напомнил Коннор. — Почему ты не пошел к нему?

— Потому что он не располагает на данный момент чем-то, чего бы я хотел, Кон. На самом деле мне нужны не только деньги. К примеру, твоя милая жена. Ведь я первый разыскал ее, и мне угодно забрать ее обратно — пусть даже она теперь и не первой свежести. Зато, как я надеюсь, тебе удалось слегка укротить ее.

Коннор рванулся было вперед, но Джемма отчаянно вцепилась в него и удержала на месте.

— Как трогательно, — прогнусавил Кинг. — Ты уже готова защищать его, Джемма? Неужели в конце концов ты все же влюбилась в него?

— Кинг… — окликнул Коннор.

— Да, вы правы, — открыто заявила Джемма. Она выскользнула из-под руки Коннора и выступила вперед, гордо задрав подбородок, несмотря на то, что оказалась прямо под дулом пистолета. — Вы абсолютно правы, мистер Спенсер. Я действительно его люблю. И прошу вас, пожалуйста, оставьте его в покое.

— Это правда, Джемма? — спросил Коннор внезапно севшим голосом.

Ел прекрасные зеленые глаза говорили сами за себя.

— Да, — подтвердила она прерывистым шепотом.

— О Боже, — скривился Кинг. — Да как же ты можешь после всего…

— Это не имеет значения, — горячо перебила она. — И никогда не имело.

И в этот миг все, что было между ними, предстало перед их взором в первозданной ясности. Они застыли, молча глядя друг на друга — мужчина и женщина, обретшие друг в друге новый смысл жизни.

— Джемма… О Господи, — Коннор провел по глазам трясущейся рукой. — Я ведь не мог не уехать тогда, когда ты вышла к моим родным, одевшись в лохмотья. Ты заставила меня понять, что мне нет смысла пытаться вымаливать твое прощение — после всего, что я учинил над тобою.

— А я подумала, что ты уехал навсегда, — ответила она, едва не плача. — И когда ты вернулся в разгар праздника, когда ты шел по этой лестнице, больше похожий на мертвого, чем на живого, я подумала… я подумала, что ты хочешь убить меня.

Он рассмеялся коротким, горестным смехом.

— Я приехал потому, что боялся нового унижения. Мне казалось, что больше я такого не перенесу. Но убивать тебя, Джемма? Нет, — с болью вырвалось у него, — нет, я не смог бы этого сделать, ведь только мысль о тебе помогла мне выжить во время нашего ужасного путешествия.

— Это… это правда? — ее глаза удивленно распахнулись.

Сердце Коннора сжалось. Он был не в состоянии облечь в слова те чувства, что испытывал к ней. Любовница и жена, помощница и подруга, мать и нянька — да что там, она была для нег