Book: Братство



Матесон Теодор

Братство

Теодор Мэтисон

БРАТСТВО

Перевод М. Дарюнина

С лужайки, окруженной высокими прямыми соснами - темными расплывчатыми силуэтами при свете луны, - можно было отчетливо разобрать голоса родителей, находившихся у небольшого озерца. В уши двенадцатилетнего Джерида, который сидел посреди лужайки на старом пне, помимо воли врывались их крики, без всякого стеснения вспарывающие тишину спящего леса.

- Знаешь, Герта, - говорил отец, - именно тебе приспичило навестить своего брата.

- Точно так же, как и тебе загорелось познакомиться с его молодой женой, - тут же возразила мать Джерида. - Но ты обещал, что мы переночуем в мотеле. Мне вовсе не улыбается провести ночь в этой глуши, на заднем сиденье машины!

- Во-первых, не обещал, а предлагал, а во-вторых, если бы мы сняли номер в мотеле, то не на что было бы позавтракать.

- Мог бы сразу доехать до самого дома Арти, а не отдыхать каждые полчаса, как будто трое суток не спал.

- Отлично! Значит, я прохлаждающийся бездельник! До дома Арти еще шесть часов езды. Если бы ты умела как следует водить и хоть иногда сменяла меня, то...

Джерид вздохнул и попытался отвлечься от их ругани, которая не прекращалась между родителями сколько он себя помнил. Мальчик окинул взглядом стройные сосны, обступившие его, будто старшие, все понимающие братья, потом запрокинул голову и стал рассматривать кроны деревьев, которые, казалось, подпирали собою звездное небо.

- Возьмите меня к себе, - прошептал он. - Пожалуйста.

Джерид не помнил, сколько времени он так сидел. Из оцепенения его вывели крики родителей, хватившихся своего сына. Джерид неохотно отозвался и пошел к машине, чувствуя, что покидает место, где ему хотелось бы остаться навсегда.

- Где ты пропадал? - накинулась на него мать, как только мальчик подошел к костру. - Вечно тебя не дозовешься, когда нужно работать.

- Вы здесь не нужны, - вдруг произнес Джерид, возбужденный от желания объяснить им что-то важное.

- Что?! Что ты сказал?

- Ты не нужна этим деревьям, мама, и ты, папа, тоже. Вы из другого мира. И он тоже. - Джерид указал на четырехлетнего Томми, который сидел у подножия сосны и отрывал куски коры.

- Прекрати! - прикрикнул Джерид на младшего брата, будто тот сдирал кожу с него самого. Он взял Томми за руку и оттащил его от дерева. В следующий миг отцовская затрещина сбила его с ног, и перед глазами поплыли круги.

- Ты что о себе воображаешь? - завопил отец. - Ну так знай, что будешь сегодня ночевать снаружи, понял!

- Прекрасно, - ответил Джерид изумленным родителям. Он уселся на мягкий ковер из сосновых ветвей рядом с деревом и стал нежно гладить пальцами место с содранной корой...

- Не знаю, что с ним случилось, - жаловалась Арти мать, в то время как Джерид нервно переступал с ноги на ногу рядом с ней. Арти, строительный подрядчик по профессии, недавно женился на высокой привлекательной блондинке с немецким акцентом, которая, как прочли в его письме родители, не переносила детей. Пока Джерид исподтишка изучал жену Арти, удивляясь, как это взрослый может не любить ребенка, даже не увидев его, мать мальчика продолжала говорить:

- Ему нравится читать книги. Уж я и прятала их, но, видно, он прирожденный мечтатель.

- Ему нужно поработать, - перебил отец. - Собираюсь устроить его в свой офис на неполный рабочий день.

Тут вмешалась Грета, тетка Джерида:

- Неестественно в его возрасте так много читать и мечтать о несбыточном. Или не переносить, когда взрослые люди обсуждают ребенка в его присутствии, - она рассмеялась, глядя на него.

Джерид тоже посмотрел на нее. Впервые взрослый, хоть и не точно, но угадал, что чувствует ребенок. Когда все разошлись, он остался наедине с тетей.

- Пошли в сад, малыш, я покажу тебе свои цветы. Там еще растет росянка, которая ловит мух.

Пока тетя объясняла ему, как мухи попадают в западню, Джерид внимательно рассматривал ее гладкую кожу, золотистые, заплетенные в косы волосы и подумал, что она самая лучшая женщина на свете.

- Мне нравятся больше деревья, чем цветы, - признался Джерид, когда они сели на скамейку в саду. - Цветы красивые, но живут недолго. А деревья старые, как горы, как Бог.

- Ты часто думаешь о Боге? - спросила его Грета, улыбнувшись и слегка сжав руку.

- Иногда. Когда я стараюсь представить, на что он похож, то думаю о звездах. А прошлой ночью я первый раз ночевал прямо в лесу, среди сосен, и они тоже были похожи на Бога. Вы знаете, ведь они разговаривают между собой! Про себя я называю их древесными людьми.

- Да? А о чем же они разговаривают?

- Это невозможно выразить словами, кроме того, что вам становится очень хорошо; хотя поначалу немного пугает, потому что их язык не похож на наш. Они говорят, как им нравятся или не нравятся люди.

- А тебя они любят?

- Они сказали, что я мог бы стать одним из них, если захочу. А мама, папа и Томми им не нравятся.

- Почему, интересно?

- Они другие. Им никогда не понять язык деревьев, даже если будут стараться изо всех сил.

- Лес произвел на тебя огромное впечатление.

- Он такой спокойный, и красота вокруг. А знаете, что самое прекрасное? Кора на деревьях, как кусочки ребуса у меня дома, разная, всех цветов и оттенков, а больше всего - светло-коричневого, самый мой любимый!

Грета весело рассмеялась, и они пошли в дом, взявшись за руки. Никогда Джерид не был так счастлив, кроме прошлой ночи в лесу.

Он лег спать в приготовленной тетей комнате. Сердце рвалось из груди от радости, что ему встретился кто-то, кто понимает его, так что Джерид долго ворочался в кровати, прежде чем смог заснуть.

Когда мальчик проснулся, солнечные блики уже вовсю резвились в комнате. Он встал, быстро умылся и оделся. Сойдя вниз, услышал голоса - разговаривали его мама и тетя. Сердце подпрыгнуло от радости, но вдруг замерло, когда до сознания дошли слова матери:

- Вы, действительно, считаете, Грета, что Джерид серьезно болен?

- Я уже объясняла вчера, - голос ее звучал теперь совсем по-другому, резко и строго. - Психиатр назвал бы это паранойей, вызванной неправильным воспитанием, в результате чего возникла оторванность от реальности; жизнь в выдуманном мире затмила собою действительность. Деревья, к примеру, Джерид отождествляет с определенными типами людей.

- Вы имеете в виду, что он чокнутый? - дрогнул отцовский голос. - Мой сын - идиот?

- Идиот - не совсем подходящее слово.

- Тогда сумасшедший.

- Вы думаете, Джерид... его нужно положить... - воскликнула мать.

- Ну что вы. Просто нужен профессиональный надзор. Возможно, хороший психиатр...

Как во сне, Джерид вышел из кухни на улицу и забрался на заднее сиденье отцовского автомобиля. Через час вышедший на свежий воздух отец заметил сидящего в автомобиле сына.

- Пойдем завтракать, - пробурчал он. - Через два часа уезжаем обратно в город.

"Где вы меня и упрячете куда-нибудь", - подумал Джерид. Но на лице его играла улыбка.

- Что я смешного сказал? - требовательно спросил отец. Что у тебя с руками? Почему ты их так странно держишь?

- Оцарапался в автомобиле, - ответил Джерид, прикрывая правой рукой левую; но на самом деле ему не хотелось, чтобы родители увидели маленькое пятнышко коричневого цвета, образовавшееся на коже.

Пока не хотелось...





home | Братство | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу