Book: Случай без последствий



Петков Валерий

Случай без последствий

Валерий Петков

Случай без последствий

Борису Яковлеву

Володя Трофимов любил зайти в зоомагазин между одиннадцатью и двенадцатью часами. Он бродил между клеток, вслушивался в возню хомячков, гортанные вскрики попугайчиков, шуршанье птичьих крыльев, подолгу наблюдал переливы красок в аквариумах, вдыхал непривычный запах сена, живности и сушеных дафний.

В тот день в закутке у перехода в "птичий зал" он увидел большой новый аквариум, сквозь стеклянную стенку на него внимательно глядели огромные голубые глаза. Трофимов смутился, сунул руки в карманы и тут заметил рыбий хвост.

Она приблизилась к стеклу, взмахнула тонкими белыми руками и отвела от круглого миловидного лица длинные зеленые волосы. Стайка испуганных гуппи метнулась в гущу зарослей в уголке аквариума. Молниеносным движением она поймала в кулачок крупную самочку и отправила ее в рот. Потом, расплескивая воду, уселась на кромку аквариума. Трофимов увидел мраморную белизну тела, изящные руки. Она грациозно передернула плечиком и вспыхнула серебристыми искорками. Трофимов восхитился: "Точеная!"

Она облокотилась на левую руку, капельки воды скатывались радужным бисером, чешуя от бедер до хвоста слепила глаза, и в ней множились клетки, птицы, продавцы, пальмы у окна. Тряхнув волосами, она открыла мягко очерченный ротик и откинула назад голову. Тотчас в магазине зазвучала странная, чарующая музыка.

Звуки стесняли дыхание, волновали воображение. Трофимов внимал им, забыв невзгоды, дрязги и текучку, которые словно ушли в далекое прошлое. Ему хотелось слушать еще и еще... Постепенно звуки стали слагаться в мелодию песенки. Трофимов с радостью узнал ее, и в памяти всплыли слова: "В этот вью-южный, неласковый ве-е-чер, когда сне-жная мгла вдоль..."

- Опять воды наплескала! Развела болото - скоро лягушки заквакают! раздался позади сварливый голос.

В звенящей тишине она без всплеска опустилась в воду, легла калачиком на дно и виновато прикрыла лицо хвостом. Трофимов оглянулся. В проеме с надписью "Служебный вход" стояла невысокая пожилая женщина в синем халате:

- Подвинься, мил человек, а то и впрямь болото!

Трофимов почувствовал легкий запах болотной гнили и все еще под впечатлением музыки отступил на шаг.

- Чуть кто войдет - она уже тут! - ворчала женщина, вытирая блестевшие на полу лужицы. - Хоть не пускай никого.

- Откуда же такое чудо? - спросил Трофимов, скрашивая неловкую паузу.

Женщина внимательно посмотрела на него, перевязала сбившуюся косынку:

- А никакого чуда вовсе и нет! В лаборатории опыт делали, да чего-то напутали. Вот в розничную сеть и пустили. Здесь народу вечером, как в клубе.

- Да-а, - сочувственно вздохнул Трофимов, - это что ж - инвентарь?

- Зачем? Купите! - предложила женщина.

- Могу! - неожиданно выпалил Трофимов, стушевался и добавил тише: знаете ли.

Дело в том, что он уже неделю носил с собой восемьсот рублей для покупки цветного телевизора, который все никак не мог купить, несмотря на обилие марок; хотелось чего-то особенного.

Женщина повернулась к продавцу и довольно громко сказала:

- Толик, русалку сосватали, иди, обслужи!

Из-за прилавка уже спешил долговязый молодой человек, светловолосый, большегубый, с редкими зубами.

- Семьсот пятьдесят пять рублей в кассу, пожалуйста, - сказал продавец и протянул Трофимову чек.

Стоя у кассы, он чувствовал себя отпетым авантюристом, ему было неуютно, неловко, казалось, что пиджак висит на нем, как на вешалке; ссутулившись, он вытянул вперед голову чтобы меньше выделяться в кучке школьников.

В кассе тщательно пересчитали двадцатипятирублевки, предложили лотерейные билеты ДОСААФ, но он отказался. Протягивая чек продавцу, заметил, что женщина в синем халате исчезла. "Ведьма!" - подумал он.

- Вы можете заказать машину. Оставьте адрес и мы привезем, - предложил продавец, усугубляя неестественность происходящего.

Трофимов согласился.

Выходя из магазина, он оглянулся. Русалка провожала его грустными глазами. Трофимову стало жаль себя, он еще больше ссутулился, тяжело вздохнул, глянул на часы и помчался к себе в управление.

Быстрый бег успокоил его, а уже входя в отдел, он почувствовал восторженное ощущение чуда.

Домой добирался не спеша, оттягивая свое появление. Уже из прихожей услышал радостные крики сына, веселый плеск и сердитый голос Лиды, которая не встретила его как обычно.

Он медленно переобулся и прошел на кухню. Русалка вихрем кружилась в танце, резко останавливалась перед стеклом и прикладывала к нему ладони. Антон хлопал по ним своими и прыгал, визжа от восторга. Приглядевшись, Трофимов заметил, что на русалку надета верхняя часть купальника жены, и долго смеялся, чувствуя, как с него спадает тяжесть, копившаяся на самом дне души.

- Ну, как покупка? - спросил Трофимов.

- Ты лучше скажи, когда телевизор купишь? - вопросом на вопрос ответила Лида. - Аверчев за две недели достал, а ты не можешь!

- Я с Вячеславом Ивановичем договорился, у него связи. Обещал через знакомцев похлопотать, - пряча глаза, сказал Трофимов.

- А-а, - Лида повела спать упирающегося сына, который хотел еще поиграть с тетей-рыбой.

Трофимов пошел в спальню, включил телевизор и уставился на экран. Из детской Лида вернулась не скоро и сразу легла спать. Он выключил телевизор и тоже лег. Включил малый свет, попытался читать и не смог, отложил книгу.

- Лид, а помнишь, как ты в хоре пела? С Валей Сидоркиной? "В этот вь-ю-южный, неласковый ве-е-ечер", - неуверенным тенорком воспроизвел он.

Помолчали.

- Ты стала другая.

- Конечно, в кино не ходим, в театр тоже! Забыла, где все это находится...

- Восемь лет назад у нас росли отличные кактусы, - будто и не слыша Лиду, продолжал Трофимов. - Помнишь? Мне иногда ужасно хочется пирожков. С капустой. И еще я хочу, чтобы ты связала мне пуловер. Синий такой, толстый.

- Если бы я сидела дома и не работала...

- Что же делать, если я инженер. Даже не главный. И мне нравится моя работа.

Лида укоризненно хмыкнула:

- Я устаю не меньше тебя! - и повернулась к нему спиной.

Он посмотрел на такую далекую сейчас жену, повздыхал, натянул пижаму и вышел на кухню.

Русалка накручивала на пальчик листик валиснерии, чешуя переливалась таинственным многоцветьем, медленно и плавно шевелились в воде волосы.

- А ведь она и вправду другая была! - неожиданно для себя сказал Трофимов.

Русалка прислонилась к стеклу, как пассажир на задней площадке "Икаруса", села на хвост и приготовилась слушать.

- Мы на третьем курсе познакомились, - ободренный вниманием, продолжал Трофимов, - только Лида с параллельного потока. Знаешь, как бывает? Первый курс - сплошные страхи: "выгонят-не выгонят", второй по инерции проскочил, а на третьем задумался - куда же я попал? Понял, что не туда. Ну, думаю, отслужу в армии, потом решу... Случайно совсем зашел в институтский клуб... была спевка факультетского хора. Сел в углу послушать... Лида и еще одна девушка - пели. Вот была минута... Тут... понимаешь... мир увидел... в цвете! - Он помолчал, потом продолжал:

- Конечно, и я виноват! Но в том ли дело, кто больше, кто меньше! Чего виноватых искать!

Трофимов рассказывал, вспоминая, задумывался, снова говорил и неожиданно спохватился:

- Ты ведь голодная!

Открыл холодильник, долго изучал содержимое, прикидывая, чем бы угостить, пока не нашел початую банку шпрот. Двумя пальцами взял шпротину, стряхнул с нее холодное, тягучее масло и бросил в аквариум. Русалка, красиво изогнувшись, поднырнула под нее, вскинула хвостом, отчего рыбка, как живая, описала дугу и будто сама вплыла в миниатюрный ротик.

- Ишь ты, ловко! - подивился Трофимов.

Он кидал шпроты, русалка забавлялась ими, вода в аквариуме волновалась и по ее поверхности шли маслянистые пятна. Потом русалка высунула голову из воды и, прикрыв глаза, негромко запела. Голос был чистый, нежный и нес успокоение. Трофимов долго стоял у аквариума в приятном оцепенении, пока не почувствовал, что за ним наблюдают. Он оглянулся.

В бигуди, словно инопланетянин в шлемофоне, на пороге стояла Лида и плакала.

- Лид, а я думаю... не кормлена... вот встал... надо ж это, - запинаясь произнес он.

Она всхлипнула, ткнулась Трофимову в плечо:

- Не любишь ты меня.

Трофимову стало неловко от того, что она заговорила про любовь, когда они были не наедине, но он постарался собраться и обнял Лиду:

- Глупенькая. Все маленькие девочки уже спят.

Лида положила руки на плечи Трофимову. Бигуди коснулись его подбородка и тонко звякнули друг о дружку, словно сломалось что-то очень хрупкое. Они замерли.

Русалка мерцала из воды голубыми глазищами. Лида, по-женски проницательно, с полвзгляда, это заметила и насторожилась:

- Шел бы ты, Вовик, спать, - устало попросила она.

Тихо улеглись, и Трофимову мучительно захотелось курить, но возвращаться на кухню было неудобно. Он долго ворочался, не мог заснуть. На кухне слышался плеск и Трофимов, убаюканный этими звуками, забылся сном.

Проснулся он оттого, что на кухне играл транзистор, Лида гремела посудой и готовила завтрак. Надел пижаму, поскреб затылок, зевнул и вышел на кухню.

- Ты это зачем? - хмуро кивнул он на старое зеленое одеяло, которым был накрыт аквариум.

- Нечего ей за нами подглядывать! - ответила необыкновенно нарядная Лида и повернулась к плите.

Он пошел умываться.

Завтракали молча. Антон клевал носом, капризничал и было видно, что не выспался. Потом встрепенулся:

- Пап, а тетя-рыба пьет какао?

- Это русалка... - начал было Трофимов, но Лида мягко его перебила:

- Ешь, сынок, не отвлекайся, в садик опоздаем.

Трофимов вздохнул, смолчал.

Он позвонил Лиде уже в третьем часу:

- Алло! Лида?.. "В этот вь-ю-южный, неласковый вечер", - бодро пропел он.

Где-то далеко, в невидимом переплетении телефонных кабелей раздался щелчок и глубокие женские голоса подхватили:

- "Когда сне-ежная мгла вдоль дорог..."

- Я слушаю, - сказала Лида на фоне песни.

- Давай сорвемся вечерком в "Птицу"! Антона к маме, посидим, поокаем?

- Спасибо.

- Что с тобой? - громко спросил Трофимов и на него посмотрели сотрудники.

- Сегодня Антона забираешь ты, Вовик!

- Лида...

Мелодия пропала. Короткие гудки барабанили в ухо. Он положил трубку и появились посторонние звуки: шуршала бумага, лязгал дырокол, работала печатная машинка. Трофимов заметил пыльное окно, темные стены, беспорядок на столе, огорчился и подумал: "В чем моя вина? Деньги на телик? Есть же пока черно-белый!"

Вечером зашел за Антоном. Переодевал его, отвечая на очередную порцию "почему". В раздевалку влетел карапуз лет четырех с игрушечным рулем в руках, понаблюдал за Трофимовым и спросил:

- Русалка твоя?

- Моя, - ответил Трофимов.

- Ну и дурак! - сказал тот и исчез так быстро, что Трофимов не успел отреагировать.

На кухне было сильно накурено. На столе стояла бутылка сухого вина, две кофейные чашки, в пепельнице дымились окурки с запачканными яркой помадой фильтрами. Лида сидела, задумчиво подперев голову руками.

- С праздничком! - раскланялся Трофимов.

- А-а, Володя. Ты помнишь Зинку Котову?

- Не помню.

- В "Универсаме" сегодня встретились. Потом зашла к нам в гости. Представляешь - со вторым мужем разводится! - сказала Лида и восхищенно закончила: - Вот боевая баба!

В углу аквариума сидела русалка, наблюдала за Лидой. Сверху плавал разбухший ванильный сухарь, похожий на старую игральную карту.

- Ты зачем сухарь кинула? - строго спросил он, открывая окно.

- Не кричи, пожалуйста, ребенок здесь, а шпроты я и сама не каждый день ем! - Лида взяла Антона за руку. - Пойдем, сынок, пусть папа отдыхает.

- Лид, ты ж могла хамсы купить... или мойвы - ее везде полно, а шпроты - это я так, другого не нашел, - попытался сгладить резкость жены Трофимов.

- У меня, Вовик, с вами двумя забот - полон рот, а тут еще эта... мымра болотная! Так и знай: или я - или она!

Антон, чувствуя разлад между родителями, захныкал и Лида увела его смотреть "Спокойной ночи, малыши!". Трофимов подумал, что было бы совсем худо, поломайся сейчас телевизор.

Он сложил чашки в мойку, вытряхнул пепельницу, сполоснул рюмку и налил себе вина. Повертел в руках тонкую ножку, глядя на искорку света, мелькавшую в зеленоватой глубине, и залпом выпил. Прохладная, терпкая кислинка освежила рот и, снимая напряжение, растеклась теплой волной около сердца.

Лежа на дне, русалка перебирала камешки, как четки, и следила за сухарем. Казалось, что она плачет. Растопырив пальцы, Трофимов подцепил сухарь и положил его на блюдце.

- Чем же тебя накормить? - вслух подумал он.

Ему непременно надо было двигаться и что-то делать. Он долго копался, пока не отыскал шпротный паштет. Вскрыл банку, столовой ложкой выгреб содержимое в воду, приговаривая:

- Чем богат, чем богат...

Русалка равнодушно проследила, как медленно паштет опустился на дно, подплыла, вырыла ямку и закопала в песок бурый ком. Трофимов виновато развел руками и с грохотом бросил пустую банку в мусорник.

Он сварил крепкий кофе, налил чашку, и аромат поплыл по кухне, перебивая резкий запах паштета. Закурил: "Ну, что, Вовик, доигрался? От всей души поздравляю!" - иронично сказал он своему деформированному изображению на боку блестящей джезвы.

Вышел в коридор и позвонил приятелю Виталию, работавшему в НИИ Речного Профиля:

- Это я, Трофимов. Дела как сажа бела. Такая вот история, - он вкратце поведал последние события и предложил: - Ты ж специалист, возьми к себе пусть будет в надежных руках, все спокойней!

Виталий долго отнекивался, нудно объясняя, в чем принципиальная разница болотного и речного профилей, Трофимову надоело и он бросил трубку.

Он названивал друзьям, знакомым, извинялся, убеждал:

- Ты пойми - это же чудо - поющая русалка! Не хочу кому попало, а зоопарк тоже не резиновый. Причем здесь по блату? Разве дождик бывает по блату? Как зачем? Жена не ужилась - очень просто!

Он пошел в комнату и выключил телевизор. Лида лежала, закрыв глаза и Трофимов неслышно распластался под одеялом. Долго лежал так, боясь шевельнуться и задеть Лиду. Спать не хотелось - действовал кофе.

Лида вздохнула.

- Тебе плохо? - спросил он.

- Скучно жить.

- Почему?

- Я голая. Мне нечего надеть и мы никуда не ходим. Уже давно.

- Ты хочешь что-нибудь купить?

- Шубу.

- У Зинки?

- Да.

- Наша?

- Французская.

- Дорогая?

- Семьсот пятьдесят пять рублей. Сейчас дешевле ничего не найдешь. Я имею в виду приличную вещь.

- А как же телик? - слукавил Трофимов.

- Пока что этот посмотрим. Зинка говорит, их скоро будут делать на транзисторах, легче, надежней...

- И дороже...

- Спокойной ночи, - сказала Лида, прячась в свою обиду, как улитка в раковину.

Она, конечно, права, - думал Трофимов, - но где взять деньги? Занять? Кто даст надолго такую сумму? И как ее возвращать без ущерба для семейного бюджета?

Его мысли теснились на фоне грустной мелодии: откатываясь, шумят волны, скулит ветер, ступая по колючим верхушкам сосен, а он ничтожно-маленький, хочется плакать, но почему? И не может вспомнить. Эхо гулко подхватывает звуки, он задыхается. В кромешной темноте широко раскрывает глаза и ничего не видит...

Утром Трофимов, стараясь ступать неслышно, достал из шкафа старый полиэтиленовый чехол от шубы, прошел на кухню. Русалка сидела на краю аквариума и, подперев голову кулачком, внимательно следила за воробьями в ветвях деревьев.

- Ты уж прости, так вышло, - пробормотал он, теребя чехол.

Русалка прикрыла глаза, не касаясь края, скользнула в него, и Трофимов почувствовал, что она совсем легкая.

Он торопливо нес ее перед собой, ощущая холодок тела и сладковатый запах тины. Без труда взял такси и пустынными улицами доехал до набережной. По ступенькам спустился к воде. Русалка ударила хвостом, чешуя вспыхнула на солнце, голубовато-красное в его лучах тело бесшумно вошло в воду и, уменьшаясь, вскоре растворилось в глубине.

Вызванивали первые трамваи. Неспешной трусцой группа "Здоровье" обгоняла ранних пешеходов. Выгуливали собак, и они, шалея от временной свободы, неистово взлаивали по пустякам.

Город просыпался. Тень моста лежала на темной воде. На небе одиноко гасла крупная звезда.

Трофимов подумал, что это самолет заходит на посадку.







home | Случай без последствий | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу