Book: Русский пасьянс



Пимонов Владимир

Русский пасьянс

Пимонов Владимир

Русский пасьянс

От автора

ЯВЛЕНИЕ ДЬЯВОЛА НАРОДУ

Гадание о будущем России напоминает раскладывание дьявольского пасьянса. Вместо ожидаемого туза все время выпадает шестерка, дама становится королем, а король - валетом. Будто некий шулер сдает нам крапленые карты.

Пасьянс - это своего рода игра с дьяволом. Я не случайно назвал свою книгу "Русский пасьянс". Дьявол для меня - вполне реальный исторический персонаж. Впервые он явился в Россию в плакатном образе революционного матроса, перекрещенного пулеметными лентами. После распада большевистской империи дьявол вновь посетил страну - сначала в обличье "нового русского" с крестом на золотом ошейнике, а потом в ещё более отвратительном и мерзком виде - бывшего чекиста, спрятавшего на время свой партбилет под пачку долларов в квартирном тайнике.

Наступило время оборотней. Они - как карты в дьявольском пасьянсе. Открывая каждую из этих карт, я хочу угадать её подлинное достоинство, скрывающееся за внешней картинкой. Туз или шестерка? Король или дама?

Министр или лакей? Дипломат или вор? Банкир или жулик? Офицер или киллер?

Что выйдет в общем раскладе? Кто победит - Россия или шулер? Чтобы узнать об этом, я предлагаю читателю самому разложить этот "Русский пасьянс".

Глава 1

ШПИОН

Тирасполь взят немцами и румынами,

теперь это уже факт.

И. Бунин. Окаянные дни

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

В советские времена у чекистов была шутка: не все шпионы - журналисты, но все журналисты - шпионы. В каждой шутке есть доля шутки, но когда меня действительно приняли за датского шпиона, мне было не до веселья.

Дело происходило в ноябре 1994 года в Тирасполе. В столицу Приднестровской республики я приехал с журналистским заданием от датской газеты "Экстра Бладет", где работал с первых дней эмиграции.

В Тирасполе стояла 14-я армия бывшего СССР под командованием генерала Лебедя - единственный гарант хрупкого мира после нескольких лет кровопролитных боев между правительственными силами Молдовы и "сепаратистами", как их называл официальный Кишинев. Еще не стихло эхо гражданской войны. По ночам в городе раздавались беспорядочные, надрывно-грудные автоматные очереди. На дорогах стояли блок-посты. У продовольственных магазинов выстраивались невообразимые очереди. В темноте. С четырех утра. Стояли за черным хлебом. Других продуктов не было. В очередях - старушки с серыми лицами. В ватниках. Жаловались: "Придешь к полпятому, уже ничего не достанется".

На опустевших улицах попадались редкие прохожие. Машины не ездили. Бензин был на вес золота. Зато на центральной площади гордо реял флаг с красной звездой и серпом и молотом. Символ независимости. От мира?

Запомнились изображения Ленина. В бюстах и на портретах. Во всех присутственных местах. В директорских кабинетах, в школьных классах, в красных уголках. Еще запомнились деньги.

У меня до сих пор хранятся хрустящие рублевые купоны с изображением Суворова. Казна пустовала. Шептались, что власти потратили последние средства на печатание тех купонов за валюту на Западе.

В гостинице, где я остановился, принимали только доллары. По сто за ночь. При средней зарплате местных жителей десять долларов в месяц.

Со мной был мой датский коллега Якоб Андерсен, военный корреспондент, начинавший ещё во Вьетнаме. Путешествовали мы на редакционном автобусе, и у нас, как назло, кончился дизель. Дизеля в республике тоже не было.

- Пишите президенту. Он на горючем задницей сидит! - посоветовал молодой солдатик на заправочной станции.

Я позвонил пресс-секретарю правительства. Куда ещё мог обратиться иностранный журналист в осажденном городе? Пресс-секретарем оказалась милая женщина, которая охотно взялась помочь. Записала нас на прием к президенту Игорю Смирнову в тот же день.

"Вот это демократия, - подумал я, - в какой ещё стране можно так легко попасть к президенту по мелкому бытовому вопросу?"

К зданию правительства, где помещался кабинет президента, мы подошли чуть раньше назначенного часа. Дабы убить время, решили пофотографировать друг друга на фоне статуи Ленина, одиноко возвышающейся на площади перед зданием. Не успел я пару раз щелкнуть камерой, как перед нами выросли милиционеры и люди в штатском. Вежливо попросили предъявить документы. Слава богу, визы были в порядке.

- Иностранцы, значит, из Дании. Придется вам пройти с нами. Вы нарушили закон республики! Памятник Ленину - режимный объект, - сказал милиционер.

В советском лексиконе слово "режимный" означало "секретный", "относящийся к безопасности государства".

Фотографирование "режимного" Ленина без специального разрешения властей приравнивалось к шпионской съемке военного объекта.

Нас препроводили в ближайшее отделение милиции. Милиционеры куда-то исчезли. Остались только люди в штатском. Пришел некий человек в черном костюме. Отвел нас в маленькую комнату, обклеенную обоями в цветочек. Комната выглядела по-спартански. Обшарпанный стол. Три табуретки. Бюстик Сталина на подоконнике, рядом с кактусом.

- А что это за фотоаппарат у вас такой маленький, небось шпионский? начал допрос человек в черном.

- Да нет, обычный. И пленка обычная - "Кодак", - ответил я и решил перехватить инициативу: - Не хотите закурить? - Я достал из кармана початую пачку "Мальборо" и положил её на стол.

- Живет же буржуазия, - со вздохом произнес черный человек.

Тут он сделал плавное, винтовое движение рукой над столом, будто ловил муху. Пачка сигарет исчезла.

- А с кем вы поддерживаете связь в нашей республике? - как ни в чем не бывало продолжал человек в черном.

Я перебирал в голове всевозможные сценарии. Немного нервничал. Всю предыдущую ночь я кутил с каким-то майором из Москвы. Встретились мы случайно в гостинице. Еле стоявший на ногах майор никак не мог попасть ключом в замок своего номера. Я помог ему открыть дверь. Он уговорил меня зайти в гости. И поехало. Одна бутылка, вторая. Майора понесло. Оказалось, что он прибыл из Москвы с секретным поручением - провести инспекцию военной техники 14-й армии. Не подозревая, что я из Дании, набравшийся офицер откровенничал:

- Ничего у них, бля, не работает. Техника - полное говно. Давно пришла в негодность. Хоть в металлолом сдавай. А если завтра война? Ни один танк с места не сдвинется. Горючего-то нет. Запчастей нет. Полный абзац!

А вдруг местные чекисты засекли мои ночные бдения с майором? Он ведь мне военную тайну раскрыл. О небоеспособности армии. Обвинят ещё в попытке получения шпионских сведений. Но обошлось.

Я объяснил, что у нас назначена встреча с самим президентом Смирновым по важному вопросу топливно-энергетического комплекса. Это произвело магический эффект.

- Так бы сразу и сказали! - Черный человек моментально отпустил нас восвояси.

ДАТСКИЙ ПЛАН "БАРБАРОССА"

Президент Смирнов оказался занят на экстренном совещании. Вместо него нас принял усатый пожилой дядька в камуфляжной форме, запачканной чернилами. Представился:

- Здравия желаю! Генерал Кицак, бывший начальник Генштаба. Можно просто Стефан Фролович. Мне поручили выдать вам канистру солярки из президентского резерва. Вот вам... - Генерал протянул мне бумагу с гербовой печатью.

Это было подписанное президентом письмо начальнику заправочной станции с указанием продать нам пять литров дизеля. Хватит, чтобы дотянуть до молдавской границы.

Мы уже хотели прощаться, как генерал добродушно спросил:

- А откуда вы, хлопцы? - Услышав, что из Дании, он перекосился в лице: - Так вы из НАТО! А вы знаете, что наша контрразведка недавно получила информацию о подготовке датских вооруженных сил к нападению на Приднестровскую республику?

- Вы ничего не путаете? Вы уверены, что именно Дания собирается на вас напасть? Последний раз датчане воевали в 1864 году - с немцами!

Я скороговоркой переводил всю эту ахинею своему ничего не понимающему по-русски коллеге. Якоб шепнул мне на ухо:

- Генерал либо сбрендил, либо пьян.

- Да, да, именно Дания, но под руководством ЦРУ США! - горячился генерал и стал вдохновенно излагать подробности датского плана по захвату Приднестровья. Подробности настолько невероятные, что я чуть не упал со стула. От радости. Датский план "Барбаросса"! Наконец-то был сочный материал для газеты...

Вернувшись в Данию, я первым делом позвонил тогдашнему министру иностранных дел Нильсу Хельвегу Петерсену. Прямо домой. Время было позднее. Около двенадцати ночи. Не скрывая иронии, попросил его прокомментировать высказывания приднестровского генерала.

- Чушь какая. Никаких агрессивных военных планов у Дании нет. Я недавно был в тех краях, встречался с президентом Кучмой. У нас с ним прекрасные отношения, - ответил министр.

- Вы не поняли, речь идет не об Украине, а о Приднестровской республике, - настаивал я.

На другом конце провода повисла пауза.

- Это... между... - неуверенно вспоминал министр.

- Между Молдавией и Украиной, - выручил я. И недипломатично спросил: А вы разве об этой республике ничего не слышали?

- Слышал, слышал. Смутно. Читал что-то в газетах. Но, кажется, эта Пррр... Днепр... Петр... Приднепропетровская республика не признана ООН, сказал министр, так и не сумев выговорить правильное название.

На следующий день в газете появилась юмористическая статья, "разоблачающая" коварные планы Дании по захвату Приднестровской республики, о существовании которой датский министр иностранных дел знал понаслышке...

В то время мысль о том, что датский военный десант когда-нибудь высадится на территории бывшего СССР, выглядела горячечным бредом. Но мир стремительно меняется. К 23 февраля 2002 года, бывшему Дню Советской армии, переименованному в День защитника отечества, на военном аэродроме в Киргизии высадилась бригада датского спецназа. Киргизия стала плацдармом для переброски датских солдат в Афганистан, где они в составе союзнических сил НАТО участвовали в руководимой американцами карательной операции "Анаконда". В ответ на акцию террористов-камикадзе, направивших захваченные ими пассажирские самолеты на небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке в сентябре 2001 года.

Спустя несколько дней в Кабуле погибли трое датских и двое немецких солдат. Они подорвались на старой, заржавевшей советской ракете. Говорят, пытались демонтировать её с помощью отвертки и молотка, чтобы привезти домой как трофей. Та ракета пролежала в афганской пустыне более двадцати лет. Эхо войны...

До Тирасполя датские солдаты пока не добрались, но, в свете обещаний США бороться с пособниками террористов в любой точке земного шара, опасения казавшегося мне полубезумным генерала Кицака обретают если не провидческий, то глубоко метафорический смысл. И западные, и российские СМИ сообщали, что в Тирасполе нелегально продают оружие террористам всех мастей - от чеченских головорезов до боевиков бин Ладена. Как бы не стало Приднестровье координатой на Оси Зла наравне с Северной Кореей, Ираком и Ираном.

Приднестровская республика, название которой напоминает название комикса для детей, - сегодня единственное место в Европе, где процветает советская власть.

Красные флаги. Транспаранты с призывами к социализму. Памятники Ленину. Танк Т-34 на постаменте. Солдаты в военном обмундировании брежневской эпохи. Нищета и воровство. Настоящий музей коммунизма под открытым небом.

Посещение этого музея полезно каждому, кто тоскует по СССР. Не подорваться бы только на каком-нибудь экспонате вроде ржавой советской ракеты.

БАЛ БЕЗЗАКОНИЯ

Человек, одетый в черном,

Учтиво поклонившись, заказал

Мне Requiem и скрылся.

А. Пушкин. Моцарт и Сальери

Не успел я приехать в журналистскую командировку в Россию - впервые после десятилетнего проживания в Дании, как меня публично, на всю ивановскую окрестили агентом британской разведки.

К тому времени я был уже датским гражданином, успел привыкнуть к западной жизни, но не забыл старую русско-еврейскую прибаутку советских времен: "Бьют не по паспорту, а по морде".

По телу пробегал неприятный холодок от мысли, что я могу оказаться за решеткой в России по сфабрикованному обвинению в шпионаже.

К счастью, обвинял меня не прокурор, а адвокат.

Предыстория дела такова. В апреле 1996 года ФСБ арестовало сотрудника российского МИДа, дипломата Платона Обухова. Ему инкриминировали шпионаж в пользу Великобритании. Ситуация была пикантная. Пойманный дипломат оказался сыном посла России в Дании Алексея Обухова, бывшего первого заместителя министра иностранных дел и советника правительства по вопросам ядерного разоружения.

Вот что написал об этом адвокат потерпевшего дипломата Анатолий Кучерена в своей книге "Бал беззакония":

"По моим данным, происшедшее не что иное, как разработанная СИС (британской разведкой) широкая провокация против российских интересов в Дании. Мне известны и конкретные имена авторов этой разработки. Это, например, небезызвестный предатель, бывший сотрудник КГБ Олег Гордиевский, который в свое время работал в советском посольстве в Копенгагене в качестве заместителя резидента КГБ".

Для тех, кто не знает: бывший полковник КГБ, разведчик Олег Гордиевский перешел по идеологическим соображениям на сторону Запада и в течение двенадцати лет, вплоть до провала и побега из Москвы в Лондон в 1985 году, работал на британскую разведку. Сначала в Дании, потом в Великобритании, занимая при этом высокие посты в советских посольских разведрезидентурах этих стран.

Позже многие лидеры западных стран, в их числе Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, высоко оценивали вклад Гордиевского в обеспечение безопасности Запада и расшатывание коммунистической системы.

Существует много версий провала Гордиевского. По одной из них, его выдал высокопоставленный сотрудник ЦРУ Олдридж Эймс, работавший на КГБ и ныне отбывающий пожизненное заключение в США. Информация о "британском агенте в КГБ, ранее работавшем в Скандинавии", могла попасть к Эймсу в результате утечки из датских спецслужб - такое подозрение, как мне известно, было у американцев.

Однако более важную роль сыграл резидент КГБ в Лондоне Леонид Никитенко, прирожденный контрразведчик, первым заподозривший своего подчиненного Гордиевского в связях с англичанами во время визита в Великобританию Горбачева. Никитенко обратил внимание на то, что рапорты Гордиевского о встречах Горбачева в Лондоне очень напоминали по стилю и содержанию отчеты британского Министерства иностранных дел. Интуиция не подводила резидента: тексты Гордиевского действительно как две капли воды походили на тексты, составленные в британском МИДе. Я слышал, что Никитенко настаивал тогда на немедленном аресте Гордиевского и предлагал отправить его из Лондона в Москву "в кандалах".

Ныне покойный заместитель председателя КГБ Виктор Грушко, проводивший допрос Гордиевского (с применением "расслабляющих" спецпрепаратов) после его неожиданного отзыва в Москву в 1985 году, говорил мне в интервью: "Вы даже представить себе не можете, что побудило нас вызвать Гордиевского в Москву". Я вспомнил эти загадочные слова, недавно узнав, что причиной провала Гордиевского могла стать простая любовная история.

Очень давно у него был роман с женщиной, у которой потом родился сын. Кто-то из бдительных советских граждан сообщил об этом в КГБ - так возникло подозрение, что у женатого сотрудника резидентуры КГБ в Великобритании Гордиевского что-то неладно в личной жизни. Началось расследование, которое по времени совпало с секретными донесениями резидента КГБ в Лондоне Леонида Никитенко о подозрениях в отношении Гордиевского. Вот и вызвали его из Лондона "для проверки"...

С Гордиевским я познакомился много лет назад, работая корреспондентом Би-би-си в Лондоне. Однажды он пришел к нам в редакцию в парике и с накладной бородой. Опасался быть узнанным агентами КГБ. Кто знает, что могло быть у них на уме. Ведь за углом здания Всемирной службы Би-би-си, на мосту Ватерлоо, много лет назад ликвидировали одного перебежчика болгарского журналиста Маркова. Наемные убийцы укололи его зонтиком, начиненным смертельным ядом и изготовленным, как потом выяснилось, в КГБ.

Гордиевский после ухода на Запад был заочно приговорен в СССР к смертной казни. И приговор тот никто не отменял.

Мы до сих пор перезваниваемся, обсуждаем события в России. Вместе переживаем за происходящее. Я - эмоционально. Он, как сам признает, умозрительно.

Гордиевский давным-давно на пенсии, от дел отошел, и называть его, как это делает адвокат Кучерена, "автором разработки британской разведки" просто абсурдно.

КТО ЗАКАЗАЛ МУЗЫКУ?

Кто же второй автор "разработки", чье "конкретное имя", как пишет адвокат-литератор Кучерена, ему известно?

"Другой участник разработки английских спецслужб - проживающий в Дании "журналист" Владимир Пимонов, официально являющийся сотрудником газеты "Экстра Бладет". В свое время Пимонов отличался крайним антисоветизмом, сегодня его писания проникнуты подчеркнутой антироссийской направленностью. В культурных кругах Дании его по праву считают грязным человеком, общение с которым выходит за принятые рамки приличия".



Наверное, адвокату Кучерене кто-то рассказывал о моем общении с Гордиевским, иначе с какой стати он связал наши фамилии в один сюжетный узел в своем безвкусном триллере? Я живу в Дании, Гордиевский - в Англии, общаемся мы в основном по телефону. Откуда вообще Кучерена, живущий в Москве, может знать о моих отношениях с бывшим разведчиком? Может быть, из доверительных разговоров с людьми, в чьи профессиональные обязанности входит подслушивание чужих разговоров и подглядывание в замочную скважину?

Думаю, эти же люди и музыку заказывали.

По-другому не могу объяснить появление в книге юриста Кучерены следующей юридической низости:

"Главным звеном плана, разработанного Гордиевским и Пимоновым и с успехом реализованного МИ-6 (британская внешняя разведка. - В.П.) (при невольном содействии ФСБ России), явилось инициирование скандала, направленного против новой политики России в Дании. За годы пребывания Алексея Обухова на должности посла России в Дании отношения между нашими странами значительно потеплели. Контакты посольства расширились многократно, охватив королевские, правительственные, парламентские, культурные круги... Все это вызывало чувство ревности у англичан, традиционно рассматривающих Данию в качестве своей вотчины, в частности благодатного поля деятельности своих спецслужб. Англичане давно точили зуб на Обухова... В конце концов англичане пришли к выводу: пребывание Алексея Обухова на должности посла не отвечает их интересам. Сын Обухова послужил в этом деле лишь мелкой разменной монетой. Игра пошла по сценарию Гордиевского".

Когда я - в буйной фантазии автора - выполнил задание британской разведки "при невольном содействии ФСБ России" (!), а может, это британская разведка реализовала мой план (по сценарию Гордиевского!) - по подрыву российско-датских отношений, "посол запретил всем сотрудникам российского посольства общаться с господином Пимоновым - после серии его открыто антироссийских публикаций".

ЧЕРНЫЙ ПИАР

Прочитав эту, с позволения сказать, галиматью, я окончательно убедился: свобода слова в России превратилась в пошлый балаган.

Как говорил герой знаменитого советского фильма, бумага все выдержит. На бумаге можно написать "на холмах Грузии лежит ночная мгла", а можно кляузу на соседа.

Люди привыкли ко лжи. Если правительство говорит "рубль не упадет", то это инстинктивно воспринимается как "жди обвала". Если генпрокурор обещает "бороться с коррупцией", люди смекают: "значит, сам генпрокурор замазан". А если президент собирается "поднять зарплату бюджетникам и военнослужащим", значит, думает народ, "пора снова пояса затягивать".

Когда же ФСБ ловит журналистов и обвиняет их в шпионаже, то первая реакция - "политический заказ".

Людей так долго кормили ложью, что скажи сейчас правду, в неё никто не поверит. Хотя бывает иначе: чем чудовищнее ложь, тем с большим удовольствием к ней прислушиваются. Толпа жаждет иллюзий, способных скрасить серую жизнь.

Толпе подыгрывает пресса. Профессиональная журналистика все больше напоминает профессиональную любовь. Заказные материалы (оплаченные олигархами, политиками или бандитами), заполонившие прессу, не имеют никакого отношения ни к журналистике, ни к свободе слова.

Старый московский журналист, работающий в популярной газете, говорил мне: "Ты думаешь, что у нас сотрудники главному редактору подчиняются? Наивный ты человек! Один работает от администрации президента, другой - от известного олигарха, третий - от ФСБ".

Журналистская осведомленность часто недалека от осведомительства.

На рынке продаются все. Известное рекламное агентство предложило как-то двадцати московским газетам и журналам за взятку опубликовать статью об открытии несуществующего магазина. Опубликовали как миленькие. Когда же агентство призналось в "розыгрыше" и назвало суммы "гонорара" за заведомо ложный заказной материал, журналисты обиделись. Подняли шум. Мол, нас подставили, устроили провокацию для очернения свободной прессы в России.

В Интернете, кстати, размещены прайс-листы - расценки на заказные материалы. Оптом и в розницу.

Один "пиарщик" рассказывал, как клиент попросил его протолкнуть в газету статью под заголовком "Жириновский - будущий президент США". Цена вопроса была "полторы штуки".

Во время последних парламентских выборов я зашел в гости в Останкино к старинному приятелю, большому начальнику на телевидении. Он не скрывал, что был выдвинут на должность одной политической группировкой для выполнения предвыборного заказа. За доброй рюмкой чая приятель откровенно рассказывал, сколько стоит "заказать" того или иного кандидата.

Самым "дорогим" был мэр Москвы Юрий Лужков. Цифры не помню, но в памяти засело: "На шесть нулей тянет!"

Недаром народ придумал неологизм - "черный пиар-мен". Могуч русский язык.

КОЗНИ СПЕЦСЛУЖБ

Я был первым журналистом, опубликовавшим статью об аресте Платона Обухова.

Материал появился в датской газете "Экстра Бладет", когда чекисты ещё держали эту историю в тайне. Не хотели лишнего шума вокруг российского посольства в Дании, где в момент ареста дипломата ещё служил послом его отец, Алексей Обухов.

Позже "Независимая газета" намекнула, что сведения об аресте Платона Обухова корреспондент "Экстра Бладет" мог получить только от ФСБ. Дескать, спецслужбы использовали датского журналиста в своем оперативном мероприятии, дав через него преднамеренную утечку информации в западную печать. Получалось, что я уже не только британский, но и российский агент.

Откуда автор статьи в "Независимой" узнал о моей публикации? Кроме посольской разведрезидентуры, мало кто из российских граждан в Дании внимательно читает местную прессу.

Я позвонил главному редактору "Независимой" Виталию Третьякову и высказал свои подозрения: а уж не сами ли чекисты, используя связи с журналистами, разместили "заказной" материал в его газете?

- Не исключено. Мы готовы дать опровержение, если в статье допущена ошибка, - ответил редактор.

Дабы отвести подозрения в причастности спецслужб к материалу в "Независимой газете", с "опровержением" поспешил выступить руководитель Центра общественных связей ФСБ генерал Александр Зданович:

"Конечно, данный эпизод может трактоваться как козни спецслужб, которые в своих тактических целях чуть ли не через Данию запустили утечку. Мы не собираемся оправдываться. Могу только ответственно заявить, что мы не просили Владимира Пимонова разглашать имя арестованного Платона Обухова. Здесь я вижу чисто журналистскую работу".

Говорят, в ФСБ проводили внутреннее расследование об утечке информации по поводу ареста Платона Обухова.

Раскрою секрет для ФСБ. Об аресте сына российского посла в Дании я узнал сразу же, причем совершенно случайно - от знакомого датского бизнесмена. Ему же об этом рассказал родственник, сотрудник российского МИДа, услышавший об аресте Платона Обухова в коридорах министерства. Кстати, об этом говорил весь МИД, включая обслуживающий персонал. Ларчик открывался проще, чем казалось российским спецслужбам.

ДЬЯВОЛЬСКАЯ ИСПОВЕДЬ

Я сомневался, что Платон Обухов был ценнейшим английским агентом. Еще во время первой дипломатической командировки в Норвегии он вел себя, по воспоминаниям коллег, мягко говоря, странно. Мог явиться на работу или дипломатический прием в разных носках, небритым.

У сотрудников КГБ давно возникли подозрения, что с Платоном что-то неладно, но доложить наверх боялись: все-таки отец эксцентричного молодого человека был близок к высшему руководству страны. Необычное поведение Платона коллеги-дипломаты связывали с его творческим увлечением - в свободное время он писал занимательные, закрученные шпионские детективы.

Однако в узком кругу ходили слухи, что писатель с юности находился под наблюдением психиатра. Как потом выяснилось, в связи с подозрением на "сложный вид психопатии с паранойяльными и эпилептоидными симптомами". О недуге сына знали родители, но это была семейная тайна.

После ареста Платона Обухова мне из Москвы прислали его роман "Несостоявшийся шантаж". Начал читать - и глазам не мог поверить!

Главный герой книги - молодой офицер КГБ Олег Алексеевич Смирнов, работающий в Осло под дипломатической крышей советского посольства. Фамилия его начальника в Москве... Гордиевский! Смирнов разочаровывается в советской системе, уходит из КГБ и начинает работать на английскую разведку.

Похоже на исповедь под видом художественного вымысла. У героя романа то же отчество, что и у автора - Алексеевич, а имя Гордиевского - Олег. Образное раздвоение личности или тайная мечта пойти по стопам британского агента в КГБ Олега Гордиевского?

Непонятно только, зачем английская разведка (если, конечно, верить ФСБ) продолжала поддерживать оперативную связь с писателем-дипломатом, раструбившим об этой связи на весь мир в автобиографическом романе?

Директор ФСБ, будущий президент России Владимир Путин в одном интервью сравнил Платона Обухова с супершпионом Пеньковским. И назвал разоблачение дипломата крупнейшим, чуть ли не историческим успехом российской контрразведки. Явное преувеличение, просто в ФСБ, в отличие от МИ-6, читают литературные произведения своих "подопечных".

Западные дипломаты в Копенгагене поговаривали, что арест Платона Обухова мог быть ходом в комбинации, направленной и против посла Алексея Обухова, которого прочили на руководящий пост в МИДе. Между тем не секрет, что у него были недоброжелатели среди бойцов невидимого фронта - посол не ладил с некоторыми работниками разведрезидентуры в Дании. Кстати, трения послов с "подкрышниками" - разведчиками, работающими под видом дипломатов, - было делом обычным ещё с советских времен.

Существовала и другая версия, согласно которой арест Платона Обухова был своеобразной местью российской разведки британским коллегам за несговорчивость. Года за три до ареста подозреваемого в шпионаже дипломата руководитель СBP Примаков выдвинул на пост резидента российской разведки в Великобритании своего друга, генерала Вячеслава Гургенова. Гургенов страдал онкологическим заболеванием, и англичане полагали, что Примаков хотел отправить его в Лондон в основном для того, чтобы лечиться. Однако тогдашний шеф британской разведки Стелла Рэмингтон резко возражала против выдачи въездной визы Гургенову, кстати, вопреки мнению многих сотрудников службы, считавших, что визу выдать нужно. Стеллу Рэмингтон смущало, что Гургенов был в дружеских отношениях с Саддамом Хусейном. А вдруг пресса пронюхает - как потом объяснять общественности, что Великобритания выдала рабочую визу другу иракского диктатора, да ещё известному генералу КГБ? Гургенову в визе отказали, через некоторое время он умер от рака. По требованию СВР Россию покинул резидент британской разведки Скарлетт. Отношения между двумя разведслужбами осложнились, и молодой дипломат Платон Обухов стал разменной монетой в большой политической игре. Его дело послужило предлогом для высылки из России четырех сотрудников британского посольства. Англичане ответили симметрично - четверо российских представителей покинули Лондон.

После ареста Платона Обухова посла срочно отозвали в Москву. Позже, правда, ему позволили ненадолго вернуться в Данию, чтобы, как положено по протоколу, нанести прощальный визит королеве Маргрете. Потом его перевели на тихую должность в министерстве, на заслуженный отдых. Слава богу, не сталинские времена и отец за сына не ответчик.

Платона Обухова сначала несколько месяцев "лечили" в спецпсихушке, откуда он вышел душевным калекой, потом, признав его здоровым, приговорили к одиннадцати годам тюрьмы за шпионаж. Однако позже он все-таки был признан невменяемым.

Я же, с легкой руки адвоката Кучерены, вошел в анналы бесстыдной российской печати как "автор плана против новой политики России, разработанного и успешно реализованного британской разведкой".

ЦЕКОВСКИЙ ОБЩАК

Что же имел в виду адвокат Кучерена под моими "открыто антироссийскими публикациями", из-за которых "посол Обухов запретил всем сотрудникам российского посольства общаться с господином Пимоновым"?

Расскажу о некоторых из них.

Осенью 1991 года я опубликовал серию статей о финансовых махинациях ЦК КПСС. Речь шла о незаконном вывозе капитала из страны (десятков миллионов долларов ежегодно) и вложении этих денег - с помощью посольских резидентур КГБ - в так называемые "фирмы друзей". Эти подставные кагэбэшные предприятия формально принадлежали "братским коммунистическим партиям", "национально-освободительным" движениям и откровенно террористическим организациям по всему миру.

Информация о незаконном вывозе денег из страны основывалась на имевшихся у меня копиях финансовых отчетов и постановлений ЦК КПСС с грифом "Совершенно секретно". Материалы эти попали ко мне после августовского путча, задолго до публикации их в России. На документах стояли подписи всех генсеков - от Брежнева до Горбачева - и, естественно, закорючки членов Политбюро.

Одна из бумаг касалась так называемого "Международного фонда помощи левым рабочим организациям", созданного по постановлению ЦК КПСС от 8 января 1969 года. Решение о создании фонда было "строго секретным", и его держали в тайне не только от народа, но и от рядовых членов партии.

"Фонд" кремлевских старцев ничем не отличался от воровского "общака", из которого "паханы" выделяют средства попавшим в беду "браткам". Но если воровской "общак" складывался из частных пожертвований представителей преступного мира и был неким подобием добровольной профсоюзной кассы по безработице, то цековский фонд занимался отмыванием государственных, бюджетных денег через подставные западные фирмы. Да ещё с помощью вооруженного отряда партии - КГБ. Занимался, иначе говоря, "воровством в особо крупных размерах" у собственного народа.

Ошибочно полагать, что незаконный вывоз капитала и отмывание денег придумали пришедшие к власти после распада СССР "демократы и либералы". Этим делом с незапамятных времен занимались их исторические предшественники - коммунисты, находившиеся у руля с 1917 года.

ПРЕЗЕРВАТИВЫ

ДЛЯ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА

У истоков партийной коммерции стоял Ленин.

Олигарх большевиков, одесский еврей Александр Гельфанд-Парвус, ещё в 1915 году зарегистрировал торговую компанию в Копенгагене, на улице Истедгэде.

Эта улица знаменита секс-шопами, процветающими здесь со времен сексуальной революции 1968 года. В витринах выставлены фаллоимитаторы, наручники и плети для садо-мазохистских развлечений, презервативы с запахом клубники. А рядом, у входа в старую протестантскую церковь, торгуют героином выходцы из далеких африканских стран - "политические беженцы".

Так вот, через фирму на этой улице - с помощью друга Ленина, польского большевика Якова Ганецкого-Фюрстенберга, и при посредничестве германского посла в Дании Брокдорф-Рантцау - "отмывались" деньги, выделенные Германией для поддержки революционных начинаний Владимира Ильича. Фирма Парвуса, кстати, торговала и презервативами, среди прочего необходимого.

Парвус активно сотрудничал с германским генштабом. Был финансовым посредником между немцами и большевиками. В российской печати опубликована ранее засекреченная большевиками расписка Парвуса:

"Мною 29 декабря 1915 года получен один миллион рублей в русских банкнотах для поддержания революционного движения в России от германского посланника в Копенгагене". Подпись: "А. Гельфанд".

Любопытен и документ немецкой разведслужбы, адресованный Ленину:

"Секретно. 12 февраля 1918 г. Г. Председателю Совета Народных Комиссаров.

Разведочное отделение имеет честь сообщить, что найденные у арестованного кап. Коншина два германских документа с пометками и штемпелями Петербургского охранного отделения представляют собой подлинные приказы Имперского банка за № 7433 от 2 марта 1917 года об открытии счетов гг. Ленину, Суменсон, Козловскому, Троцкому и другим деятелям на пропаганду мира, по ордеру Имперского банка за № 2754. Это открытие доказывает, что не были своевременно приняты меры для уничтожения означенных документов. Начальник отделения Р. Бауэр. Адъютант Бунгольм".

Большевики уже тогда боялись, что документы о финансовых связях Ленина с немцами станут достоянием гласности.

По свидетельству шведского историка Ханса Бьеркегрена, в Копенгагене на коммерческом поприще трудились и друзья Троцкого - Урицкий и Чудновский. К 1921 году на американских счетах самого Троцкого лежали десятки миллионов долларов. О деятельности вождей мирового пролетариата по отмыванию "немецкого золота" знали британская разведка и датская полиция. Власти не спускали глаз с Ленина и его подручных, однако не всегда могли опознать дельцов от революции. Они скрывались под разными псевдонимами и часто меняли внешность.



Дания как магнит всегда притягивала связанных с властью российских олигархов. Например, известный медиа-магнат Владимир Гусинский, помогавший переизбранию Ельцина в 1996 году, начал свою зарубежную коммерческую деятельность тоже в Дании. В конце 1980-х он вложил здесь деньги в малюсенькую торговую фирму, зарегистрированную на партнеров-посредников. Имени самого Гусинского в официальном списке владельцев и учредителей не было.

Во времена Брежнева коммерческая деятельность ЦК КПСС и КГБ СССР уже напрямую была связана с помощью иностранным организациям, промышлявшим диверсиями, саботажем и убийствами мирных граждан в разных странах мира.

АНДРОПОВ

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 162


home | Русский пасьянс | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу