Book: Остров пурпурной ящерицы



Плеханов Сергей

Остров пурпурной ящерицы

Сергей Плеханов

Остров пурпурной ящерицы

За землею, называемою Вяткой, при проникновении в

Скифию, находится большой идол Iota Baba, что в переводе

значит: золотая женщина или старуха; окрестные народы

чтут ее и поклоняются ей; никто проходящий поблизости,

чтобы гонять зверей или преследовать их на охоте, не

минует ее с пустыми руками и без приношений; даже если у

него нет ценного дара, то он бросает в жертву идолу хотя

бы шкурку или вырванную из одежды шерстинку и,

благоговейно склонившись, проходит мимо.

Матвей Меховский. Сочинение о двух Сарматиях. 1517

Рассказывают, или, выражаясь вернее, болтают, что

этот идол Золотая Старуха есть статуя в виде некоей

старухи, которая держит в утробе сына, и будто там уже

опять виден ребенок, про которого говорят, что он ее

внук. Кроме того, будто бы она там поставила некие

инструменты, которые издают постоянный звук наподобие

труб. Если это так, то я думаю, что это происходит от

сильного непрерывного дуновения ветров в эти

инструменты.

Сигизмунд Герберштейн. Записки. 1549

Жрецы спрашивали ее о будущем, и она давала ответы,

подобно дельфийскому оракулу.

Петр Петрей де Эрлезунд. 1620

- Это крайне важно... Может быть, в ваших руках ключ к великому археологическому открытию. - Голос в телефонной трубке звучал устало, но при этом чувствовалось, что говорит энергичный и знающий себе цену человек.

И Введенский согласился на встречу, хотя то, что он сейчас услышал, походило на художественный вымысел. С поэтами от науки он общался нечасто, старался избегать их, ибо рукописи, которые они приносили на рецензирование, изобиловали самыми грубыми ошибками, натяжками, а иной раз и прямыми подтасовками. А сказать прямо, что очередное сочинение о происхождении жизни или о загадочном "недостающем" звене эволюции - плод малой осведомленности, Введенскому всегда было мучительно трудно. И он мялся, краснел, страшно злился на себя, но выводил на листе, увенчанном его академическим титулом: "Работа заслуживает внимания, хотя некоторые мысли автора представляются дискуссионными..."

Он вышел в сад, зашагал по скользкой от дождя дорожке в сторону беседки. Легкий ветер перебирал листву яблонь, то и дело осыпая академика пригоршнями брызг. Введенский с наслаждением взъерошил мокрые волосы, сдернул закапанные водой очки. Взбежав по ступенькам беседки, едва не наступил на раскрытый томик, брошенный на полу. Опустился в качалку, поднял яркий покетбук с типичной для криминального романа обложкой: револьвер, патроны, окровавленный платок, надорванное фото.

"На борт парохода поднялся полицейский комиссар в сопровождении таможенного чиновника. "Господа, предлагается сдать все имеющиеся у вас бивни слонов и шкуры леопардов. По нашим сведениям, груз, следующий на борту..."

Введенский прикрыл глаза. Этот странный звонок: про бивни мамонтов с насечками, про ящериц, обвивающих чело неведомой богини. При всей путанности, фрагментарности рассказа незнакомца из Сибири в нем прослеживался какой-то четкий порядок. А там, где существует порядок, имеется определенная внутренняя логика, есть, следовательно, реальный смысл. Впрочем, в поэтическом сочинении тоже можно усмотреть причинно-следственную связь, однако сюжет такого произведения нельзя поверить алгеброй точного знания. Да и вообще эти истории с кладами, сокровищами, зарытыми какими-то мифическими злодеями, всегда вызывали у него лишь снисходительную насмешку... А история Золотой Бабы - это вообще какой-то perpetuum mobile исторической науки. Бессмысленная сказка, не имеющая никакой цены для науки и способная лишь щекотать праздное любопытство падких до сенсаций простаков. Введенский хорошо знал домыслы досужих поп-историков (так он их именовал про себя) о происхождении этого идола северных народностей, но не видел реальной пользы в подтверждении их гипотез...

Изучая историю Сибири прежде всего как палеонтолог, он не мог, конечно, пройти мимо некоторых распространенных легенд, в молодости отдал дань увлечениям своих однокашников - собирался на поиски Беловодья вместе с группой сокурсников, ломал голову над загадкой Тунгусского метеорита. Но Золотая Баба - нет, ему всегда казалось несерьезным с важностью толковать об этой "проблеме". Как деревенские мальчишки, тревожно-почтительным шепотом повествующие друг другу о "разрыв-траве" и разбойничьих пещерах, так он воспринимал своих коллег, собиравшихся время от времени для обсуждения судьбы исчезнувшего истукана. Какая разница, был ли то грубо обтесанный камень с едва намеченными очертаниями женской фигуры, или прихотливый вольт истории занес в северную глухомань заблудившийся ордынский обоз и изваяние богини из буддийского монастыря, ограбленного плосколицыми варварами, стало достоянием первобытных вогулов?..

- Разморило на солнышке? - Голос жены заставил Введенского вздрогнуть, он не слышал ее шагов.

- Да нет, просто размышляю с закрытыми глазами. Хотя... ты, пожалуй, вовремя подошла - я, наверное, уже склонялся в объятья Морфея.

На полу беседки подрагивала сетчатая тень листвы. Прямо против входа стояло низкое солнце, и Введенский видел только силуэт жены.

- К тебе посетитель. Странный какой-то. С огромным тяжеленным свертком. Всклокоченный. Потный. Словно от погони бежал.

- Уже приехал? - удивился Введенский. - Пусть идет сюда.

Вид у сибиряка оказался действительно непрезентабельный. Одежда измятая, ботинки давно не чищенные, седоватая двухдневная щетина. Роста он был среднего, но широкие плечи, крупная, низко посаженная голова и резкие черты лица создавали впечатление могутности. На красном обветренном челе гостя лежали три глубокие морщины. Голубые глаза смотрели требовательно, даже, определил академик, атакующе.

- Вот принес, - без всякого предисловия заговорил посетитель и, опустившись на корточки, положил сверток на пол, стал развязывать оплетавшую его бечевку.

"Фанатик", - привычно отметил Введенский, наблюдая, как лихорадочно руки сибиряка освобождают бивень от обертки.

Когда находка предстала перед глазами академика, от его скептицизма не осталось и следа. Насечки на мамонтовой кости располагались в строгой последовательности, а узор орнамента был настолько непохож на все виденное им в этом роде, что Введенскому невольно передалось возбуждение сибиряка.

- Вот, видите изображение ящерицы? Оно варьируется в орнаменте на разные лады, - говорил гость, проводя пальцем по прихотливым завитушкам рисунка, выполненного неведомым косторезом.

- Простите, уважаемый... - Введенский умолк, лихорадочно вспоминая имя гостя.

- Геннадий Михайлович, - догадался тот о причине заминки.

- Так вот, почтеннейший Геннадий Михайлович, все это крайне интересно, но какое отношение ваша находка имеет к мифу о Золотой Бабе?

- А-а! - торжествующе воскликнул сибиряк, приподнимаясь с корточек. Все дело в этой самой ящерице.

Спустя мгновенье он принялся размашисто шагать взад-вперед перед академиком.

- Все, что мы знали раньше о Золотой Бабе - сообщения летописцев, известия европейцев, посетивших Московию, фольклорные записи, свидетельствовало о том, что речь идет о священном изображении верховного божества, почитаемого вогулами. Но облик изваяния всеми передавался по-разному. Так что при поисках ее не за что было ухватиться - вот в этом-то и кроется причина всех неудач. Теперь можно сказать, что положение резко меняется...

Введенский некоторое время еще сидел на корточках, слушая гостя, но потом, сообразив, что это выглядит комично, поспешно поднялся и сел на перила беседки.

- Изучая записи фольклорных экспедиций последнего времени, я обнаружил ряд текстов, в которых говорилось о Золотой Бабе. Причем характерно, что и в мансийских, и в хантыйских, и в ненецких легендах ее упорно именуют то хозяйкой красной ящерицы, то ящерицелюбивой, то даже утверждается, что она превратилась в ящерицу. Но наиболее интересное свидетельство записано от одного старика манси, умершего недавно в возрасте около девяноста лет. Он напел фольклористам текст сказания, где говорится, что, спасаясь от Белой Березы, Золотая Баба ушла на Остров пурпурной ящерицы и укрылась в норах своих сестер - ящериц.

- А что это за Белая Береза? - скептически улыбнувшись, спросил Введенский.

- Ну это же как день ясно. Когда народы северовосточной Европы вошли в состав Русского государства, возникла легенда о том, что перед приходом посланников Белого Царя, то есть великого князя московского, в северной тайге появилось очень много березы, дотоле якобы встречавшейся весьма редко. Значит, и в легенде о Золотой Бабе очень точно датировано время ее "ухода" вскоре после походов Ермака и включения северного Зауралья в орбиту русской государственности.

- М-да, - пробормотал Введенский. - Но, прошу прощения, я все-таки палеонтолог, а не историк...

- Да этого факта и некоторые мои коллеги не знают, - как бы успокаивая его, сказал Геннадий Михайлович. - Впрочем, сейчас для нас сие не главное. Тут другое важно - ящерица!

Академик с немым вопросом воззрился на гостя.

- Я перерыл все каталоги и энциклопедии, но нигде не нашел сведений о каких-то красных или пурпурных ящерицах на территории Сибири...

- А! - Введенский наконец понял, к чему клонит собеседник. - Это уже по моей части... Вы полагаете, что подобное существо могло обитать на севере Европы и в Зауралье в прежние времена?

- Я почему-то уверен в этом.

- Давайте-ка поглядим еще на ваш бивень. - С этими словами академик вновь склонился над находкой.

Геннадий Михайлович перестал мерить шагами тесное пространство беседки и остановился рядом. Введенский бросил быстрый взгляд на его продубленное лицо и с внезапной симпатией подумал: "А пожалуй, нет, не фанатик. Серьезный мужик".

С минуту Введенский рассматривал орнамент, образованный прихотливо изогнутыми силуэтами большеголовых ящериц. Наконец раздумчиво заговорил:

- Знаете, если бы не цвет... Я бы сказал, что это сибирский тритон есть такое довольно редкое земноводное...

- Значит, даже не ископаемое?..

Введенский на несколько мгновений озадаченно уставился в лицо гостю. Какой-то неясный образ вдруг озарил его сознание. И он с огромным напряжением пытался вновь вызвать его - из подсознания, того хаоса мыслей и видений, где он раздражающе остро пульсировал, то совсем пропадая, то вдруг всплывая к самой поверхности сознания, готовый не только явиться воочию, но и облечься в слово...

- Все, поймал!.. - изнеможенно выдохнул Введенский. - Именно в ископаемости вся штука!.. Несколько лет назад при раскопках на Ямале мы обнаружили в слоях вечной мерзлоты несколько прекрасно сохранившихся тритонов. И кожа у них, видимо, под влиянием низких температур, действительно приобрела красноватый оттенок.

- Это было только там, на Ямале?

- Пожалуй... Впрочем, можно навести справки у моих коллег.

- Боюсь показаться назойливым, но еще раз повторю свой вопрос немного в иной форме: сибирский тритон встречался вам и в других раскопках в зоне вечной мерзлоты?

- Да, конечно.

- Но красноватый цвет...

- Только на Ямале.

Геннадий Михайлович надолго задумался. Потом достал из кармана многократно сложенную карту. Развернул.

- Это Западная Сибирь. Именно здесь сделаны фольклорные записи о Золотой Бабе. Здесь же вы обнаружили ископаемого тритона с красноватой кожей. Стоп!.. - Он хлопнул себя по лбу. - А каков возраст пластов, в которых обнаружены ящерицы?

- На память не скажу. К тому же само это земноводное меня вовсе не интересовало - тритоны попадались попутно, как своего рода пустая порода палеонтологического поиска. Но ответить на наш вопрос нетрудно. Надо только просмотреть документацию той экспедиции. Пройдемте в дом и пороемся в моем архиве...

Когда после недолгих поисков Введенский обнаружил папку с результатами ямальских исследований, его самого немало удивили данные раскопок: красноватый тритон попадался лишь в свежих слоях мерзлоты. Ящерицы, обнаруженные в более старых отложениях, ничем не отличались от своих земноводных собратьев, хорошо известных науке.

- Какая-то мутация? - озадаченно вопрошал академик, перелистывая фотоматериалы и схемы. - Знаете, надо связаться с коллегами.

Через несколько часов на карте, привезенной гостем из Сибири, появились концентрические круги, покрывавшие район низовьев Оби.

- Да, это действительно пахнет серьезным открытием в палеонтологии, возбужденно приговаривал Введенский, проводя циркулем очередную окружность.

- Какая там палеонтология! - восторженно спорил Геннадий Михайлович. Я теперь Золотую Бабу найду. Остров пурпурной ящерицы - это явно один из островов в нижнем течении Оби, там, где сходятся радиусы. Ведь посмотрите, покраснение вашего любезного тритона прослеживается, по данным всех экспедиций, от краев к центру очерченной зоны мутаций. Наиболее интенсивный цвет - пурпурный - должен, как мне представляется, совпасть с искомой точкой, убежищем Золотой Бабы.

- Но-но, не доверяйтесь мифам, - подзадоривал Введенский.

- А Троя? - наступал Геннадий Михайлович.

- Ишь Шлиман какой выискался, - добродушно бурчал академик.

- Вы про бивень не забывайте. Ведь не зря его у родственников шамана обнаружили. Может, ему он достался от последнего служителя культа Золотой Бабы.

- Поэзия! - морщился Введенский.

- А ящерицы?!

- А насечки зачем? Что они значат?

- Не знаю, - сдавался Геннадий Михайлович.

- То-то же...

Месяц спустя Введенского поднял с постели ночной звонок.

- Победа! - прокричал знакомый атакующий голос.

- Геннадий Михайлович? Откуда вы?

Сон разом слетел. Введенский взял со столика папиросы, потянулся за зажигалкой.

- Из Салехарда. Только что прибыл с Острова пурпурной ящерицы.

- Нашли Бабу?

- Даже снялся с этой дамой на память. И на днях представлю вам свидетельства нашего с ней романа... Впрочем, это не она, а он...

- Кто, Баба?

- Баба - это трехметровый скафандр из золотистого металла, похожий на знакомые всем жесткие скафандры для глубоководных погружений.

- То есть как? Вы что, разыгрываете? Во времена Герберштейна кто-то затащил к вогулам водолазное снаряжение?..

- Вы не поняли меня. Скафандр вовсе не водолазный...

- А, - начал было Введенский и поперхнулся.

- Вот-вот, - подтвердил Геннадий Михайлович. - Теперь мыслите в правильном направлении.

- Но где же хозяин этой штуки? - сдавленно произнес академик.

- Тайна сия велика есть. Пока. Надеюсь, впрочем, что скафандр кое-что расскажет о своем владельце. Дело в том, что через определенные промежутки времени на груди у него включается какая-то аппаратура, производящая набор звуков и подающая световые сигналы.

- И это опять-таки еще со времен Герберштейна? - ядовито спросил Введенский.

- Думаю, так оно и есть. Даже гораздо раньше, - серьезно ответил Геннадий Михайлович. - Вся пещера завалена десятками тысяч полуистлевших шкурок соболей, куниц и песцов - эти жертвоприношения сносились сюда на протяжении веков.

Введенский с минуту тяжело молчал, пытаясь осмыслить сказанное. Собеседник его тактично прервал свои объяснения и ждал, пока академик справится со свалившейся на него новостью.

- А при чем здесь ящерицы? - наконец вопросил Введенский.

- Мы ни одной не видели. Возможно, они уже давно вымерли, но в давние времена еще попадались на глаза людям, и память об этом сохранили легенды.

- Но ведь они должны были быть в каких-то особых отношениях с этой вашей Бабой... пардон, скафандром...

- Не знаю. Однако мне представляется, что никакого альянса между тритонами и скафандром не было - эту связь установили поэты тайги. Можно предположить, что красный цвет кожи - результат мутации под воздействием неизвестного излучения, исходящего от скафандра, причем характерно, что оно действовало в четко очерченной концентрической зоне, постепенно ослабевая к ее краям.

- Но почему покраснели только ящерицы, а лоси, олени, медведи, обитающие во владениях Золотой Бабы, сохранили обычный природный покров?

- А что, если неизвестное излучение имеет избирательное воздействие только на земноводных? Что, если программа этого излучения была заложена в скафандр еще в те времена, когда главными обитателями Земли были ящеры? А другие, более высокие формы жизни к излучению невосприимчивы...

- Это уже вопрос для меня, - заметил Введенский. - Что ж, здесь есть о чем подумать.

- Приезжайте немедленно! - восторженно поддержал его Геннадий Михайлович. - И результаты прежних экспедиций захватите.

- А бивень тоже везти?

- Нет, не надо. У меня есть его фото. Кстати, насечки на бивне - это суточный график включения приборов скафандра. Совпал до секунды... А вы говорили, не доверяйтесь легендам.

- Кто старое помянет... Однако вы открыли свою Трою...







home | Остров пурпурной ящерицы | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу