Book: Шериф с Мэр-Ривер



Шериф с Мэр-Ривер

Дэн Робинс

Шериф из Мэд-Ривер

Глава первая

Дорога до Мэд-Ривер, что где-то в штате Вайоминг, была ухабистой и пыльной. Звездной, холодной ночью дилижансу пришлось задержаться в маленьком городке: одну из лошадей стала беспокоить отрывающаяся подкова.

— Нравится зам это или нет, — предупредил возница пассажиров, — но на место прибудем не. раньше полуночи.

Тим Паркер оглядел своих спутников с некоторой долей надменности. Он покинул штат Огайо, получив назначение в Мэд-Ривер. Это было для него делом обычным: кочевать через весь Запад от города к городу, продавая свое искусство стрелка тому, кто заплатит больше, и не заботясь о том, дружен ли покупатель с законом.

Впрочем, Тим вовсе не выглядел отпетым преступником. Его лицо имело правильные черты и оставляло приятное впечатление, несмотря на суровое выражение. За годы, проведенные Тимом в седле, кожа его стала бронзовой от загара, и казалось, что волосы цвета кукурузы и бледно-голубые глаза не сочетаются с темным цветом лица.

В Мэд-Ривер его рекомендовали человеку по имени Джим Трент, владельцу самого большого в городе магазина скобяных изделий, дававшего такой же доход, как полдюжины Ранчо. Прослышав о Тиме, Трент сообщил ему, что ищет за хорошую плату подручного, мастера обращаться с кольтом сорок четвертого калибра. Послание пришло в самый подходящий момент: Паркер как раз закончил с делами в Огайо и подыскивал для себя чего-нибудь еще. Мэд-Ривер? Почему бы и нет?

Дилижанс подпрыгнул на особо скверном ухабе, и старика, сидевшего рядом с Тимом, бросило прямо на соседа; при этом на обоих плеснулось виски из открытой бутылки, КОТОРУЮ держал старик.

— Сожалею, молодой человек. — сказал сосед. — Я не намеревался обрызгать тебя моей «огненной водой».

Морщинистый джентльмен с чахлой, редкой черной бородкой носил самое обыкновенное имя — Сэм Смит. Зато нравом славился необычным. Некогда он, старатель-одиночка, натолкнулся на золото и спустя годы стал миллионером Он выстроил для себя особняк в стороне от Мэд-Ривер и жил там в одиночестве (если не считать полдюжины слуг из индейского племени сиу). Его одежда была основательно пообношена, а грязно-коричневая шляпа явно видывала лучшие дни. Несмотря на свое богатство, Смит сохранил манеры и облик бедного золотоискателя.

Тим Паркер ответил ему легкой улыбкой.

— Я не в обиде, — сказал он.

Он отнесся к старику дружелюбно, как к безобидному человеку со своими причудами, который получает от беседы столько же удовольствия, сколько и от порции виски.

— У любого пересохнет в горле от такой поездки, — заявил Сэм Смит, поднимая бутыль для очередного глотка. Опустив ее, он почмокал губами и скорчил дружескую мину необщительному мужчине с проседью в волосах, сидевшему напротив него рядом с хорошенькой блондинкой в коричневом плаще и шляпке. Это были проповедник Абель Грей и его дочка Сабрина. Проповедник надеялся основать в Мэд-Ривер церковь.

Абель Грей выжал из себя слабую улыбку:

— Вы отрекомендовали свой напиток как «огненную воду», мистер Смит. Не является ли это выражение обычно употребляемым индейцами для всяких крепких напитков?

— Именно так, — согласился Сэм Смит, энергично кивая головой. — Но вам в любом случае не стоит беспокоиться насчет индейцев в Южном Вайоминге.

— В самом деле? — вежливо справился проповедник.

— Да, преподобный, — сказал старый старатель, — мы не знаем с ними хлопот в этой части штата уже довольно давно — с тех пор, как сиу разделались с Кастером в Монтане.

— Это было не так уж далеко отсюда, — заметил проповедник.

— Верно. Но здесь всегда было тихо. И сейчас индейцы едут себя очень спокойно. Разве что время от времени поссорятся с кем-нибудь.

— Уверен, что за последнее время вокруг Мэд-Ривер имела место не одна такая ссора, — огрызнулся человек в перламутрово-сером костюме и котелке в тон, сидевший за стариком, — Флэш Моран, угрюмый и грубый тип, который ворчал с самого начала поездки. В остальное время он делал попытки привлечь внимание дочки проповедника, бросая на нее жадные взгляды. К ее чести, она игнорировала грубияна.

Сэм Смит повернулся к Морану и сказал:

— Я полагаю, ссорам придет конец, как только шериф выяснит, кто продает спиртное этим шайкам индейцев, и прихлопнет лавочку.

Флэш, подергав свои великолепные черные усы, сказал:

— Эти пьяные сиу разорили уже не одного скотовода. И все еще никак не успокоятся.

Преподобный Абель Грей взглянул на него с интересом;

— Насколько я понимаю, индейцы нападают на окрестности Мэд-Ривер?

— Индейские банды, — поправил его старый Сэм Смит и в очередной раз приложился к своей бутылке. — Индейские банды, занимающиеся разбоем, и индейское племя, вставшее на тропу войны, — это не одно и то же. Это лишь группы краснокожих, изнывающих от жажды, и за свое пойло они Расплачиваются бандитскими рейдами на небольшие ранчо. Такие банды, конечно, доставляют неприятности, но это — не самая важная проблема для штата.

Проповедник нахмурился:

— Почему же ваш местный шериф не соберет отряд и не положит конец этим бесчинствам?

Веселясь, Сэм Смит кудахтал, как курица:

— Преподобный, да у шерифа и в городе работы по горло, куда ему пытаться поддерживать порядок в округе!

Проповедник слушал с интересом.

— Судя по тому, что я слышу, Мэд-Ривер нуждается в церкви.

Флэш Моран разразился неприятным хохотом.

— Тут вы совершаете роковую ошибку, преподобный. Откройте еще один салун — и вы поступите прекрасно, но церковь… Нет, мы — не страстные ее поклонники. Это не для нас!

Преподобный Абель Грей возразил без обиды:

— Вижу, что вы относитесь к религии с предубеждением, мистер Моран. Но в городе должно найтись множество людей, которые страдают от ее отсутствия.

— Слушайте! Слушайте! — весело обратился к остальным Сэм Смит, допивая свое виски. Как раз в этот момент дилижанс сильно качнуло на повороте, и старик вновь налетел на Тима Паркера.

— Опять вам от меня одни неудобства, молодой человек, — сказал он, как только дилижанс выровнялся.

Внимание всех обратилось на Тима, и проповедник обратился к нему:

— Извините за любопытство: какое у вас дело в Мэд-Ривер, мистер Паркер?

Тим дипломатично ответил:

— Я пока не имею определенных планов, сэр. Но надеюсь, что какая-нибудь интересная работенка подвернется.

Девушка, Сабрина, улыбнулась ему и впервые за все время вступила в разговор:

— Вы сами из Вайоминга, мистер Паркер?

— Нет, — сказал Тим. — Первый раз туда собрался. Я родом из Юты. Но езжу повсюду.

Сэм Смит хихикнул.

— Думаю, что в Мэд-Ривер вы осядете надолго. Для такого отличного парня лучше места не найти.

Флэш Моран проговорил, как всегда, высокомерно:

— Все, что может ему перепасть в Мэд-Ривер, так это -пасти скот для какой-нибудь из небольших компаний. Потеряет только время. Не говоря уж о том, что банды сиу всегда набрасываются именно на владельцев небольших ранчо. Каждые четверо из пяти таких скотоводов бросили свое дело за последние полгода.

Тим Паркер холодно взглянул на него:

— Видел я места и похуже.

— Не говорите заранее! — посоветовал Моран.

Абель Грей удостоил Тима дружеским взглядом:

— Если вы еще никак не определились, то моя дочь и я, мы оба будем рады, если вы разместитесь с нами и поможете нам основать церковь.

Тим мрачно улыбнулся.

— Из меня проповедника не выйдет!

Сабрина улыбнулась ему опять:

— Уверена, что мой отец желал видеть вас вовсе не в этой роли. Но нам всегда необходим помощник: чтобы достать деньги, купить или выстроить здание…

— Я учту ваше предложение, — пообещал Тим.

Сэм Смит проглотил остатки виски и, отложив бутылку, обратился к проповеднику:

— Надеюсь, пастор, вас не беспокоит, что я позволил себе тут немножко… подкрепиться?

Проповедник Абель Грей тонко улыбнулся.

— Я верю, что умеренность есть самый мудрый путь. Но я не стал бы навязывать мои собственные убеждения другим.

Старый старатель хихикнул:

— Именно так, преподобный. Вот и я говорю: живи и давай жить другим. Но не надо недооценивать важность виски. Я всегда говорил: виски — это эликсир жизни.

Глаза Сабрины блеснули.

— И вам никогда не пришлось усомниться в этом, мистер Смит?

— Нет, мисс! — торжественно заявил старик. — Хотите, расскажу, как я пришел к этому убеждению? Когда я бродил в одиночестве, вдали от дорог, в поисках богатой золотой жилы, я почувствовал себя совершенно покинутым и несчастным.

— О, могу себе представить, — сказала девушка.

— Тогда я принялся искать себе друзей среди всех сотворенных Господом живых созданий, которые встречались вокруг меня, — Сэм Смит продолжал со всей серьезностью. -Однажды я приручил волка, как собаку. И еще у меня была крыса, следовавшая за мной повсюду, словно кошка. Но больше всех из этого сброда я полюбил лягушку. Я нарек ее Вилли

Сабрина рассмеялась:

— И что же, это была какая-то особенная лягушка?

— Да, мисс, — заверил ее Сэм Смит. — Посудите сами; каждую ночь, когда я просиживал в одиночестве возле костра, этот Вилли появлялся из темноты и усаживался возле меня. Я прикладывался время от времени к бутылке, чтобы нарушить как-то однообразие, и вот, спустя несколько ночей, я заметил, что Вилли наблюдает за мной. Он смотрел на меня печальным, заискивающим взглядом, а горло его вздрагивало так, будто он уже несколько месяцев не пробовал виски. Он просто возбуждал сострадание!

Преподобный Абель Грей поднял удивленно брови.

— Не намекаете ли вы, что лягушка выпрашивала у вас алкоголь? Виски стал бы для нее ядом!

— Я был совершенно уверен, что Вилли хочет выпить, — сказал Сэм Смит. — Я окончательно разжалобился и немного налил для него в блюдце. И знаете, вы никогда не увидите лягушку, так жадно лакающую что-нибудь другое, как Вилли — виски. А потом он сидел рядом и квакал, пока я играл на губной гармошке. У него был отличный слух!

Тим Паркер и блондинка обменялись улыбками. Она сказала:

— Так вы музыкант, мистер Смит? Тогда мы должны пригласить вас играть для нас в церкви… когда мы ее выстроим.

— Если вас устроит губная гармошка — готов сделать одолжение, — ответил старик. — Эх, если бы лягушонок Вилли оказался сейчас здесь и мог рассказать, как мы с ним наяривали! Почти каждую ночь в течение месяца! Мы с ним распивали бутылочку и устраивали вечерний концерт. Он так наловчился, что мог квакать почти в любом ключе. Но все хорошее однажды кончается.

Проповедник спросил:

— Что же разрушило дружбу? Вы отправились куда-нибудь дальше?

— Нет, — сказал старик. — Хотя я и готов был оставить этот участок через несколько дней. Но трещину в нашей дружбе оставила нехватка виски.

— Нехватка виски? — переспросила Сабрина.

— Да, именно это. У меня не хватало выпивки для обоих, и я отложил последнюю бутылку для себя. Вилли еще появлялся, чтобы просто посидеть со мной, но видели бы вы, как печален он был! Я не мог смотреть в его умоляющие глаза. Я начинал играть, но он больше не квакал. Это тронуло меня до глубины души, и я задумался: чем бы облегчить его страдания. И вдруг вспомнил про бутылку «Сарсапариллы» в моей седельной сумке. Конечно, это не виски. Но я вообразил, что Вилли не заметит перемены. Откопал я бутылку в своих пожитках, наполнил для друга блюдце. И он оживился, и жадно вылакал все до капли.

Проповедник Грей сказал:

— Что ж, Вилли первым стал на правильный путь. Надеюсь, судьба вознаградила его.

Сэм Смит холодно глянул на священника.

— Как раз наоборот. Когда Вилли вылакал «Сарсапариллу», я взял свою гармошку в зубы и начал играть, думая, что он присоединится, как обычно. Но тут…

— Что? — спросила Сабрина.

— Вилли издал самый громкий вопль, какой я когда-либо слышал, и, опрокинувшись на спину, принял смерть! С тех пор я никогда не притрагивался к «Сарсапарилле».

Все пассажиры рассмеялись — за исключением Флэша Морана.

На некоторое время воцарилась тишина, так как каждый из пассажиров вернулся к своим мыслям. Тим вспомнил, как шесть лет назад был беззаботным фермером на маленьком ранчо в Юте. Он только-только женился и закончил строить дом для своей красавицы Эллы. Он собирался расширить свои владения и застолбил новые участки предполагая впоследствии передать их будущим сыновьям.

Люди любили Паркера, и он отвечал им тем же. Элла и Тим посещали крошечную баптистскую церковь. А еще в их жизни были площадка для танцев и домашние вечеринки, которые вносили разнообразие в тяжелые будни фермера.

Но вскоре жизнь пошла кувырком. Рассчитывая прикупить немного дешевого скота, Тим отлучился. Пока он был в отъезде, бандиты напали на ранчо, жену убили, дом сожгли. Слабоумный парнишка, выполнявший на ранчо случайные работы, убежал и спрятался. Когда Тим вернулся, он, запинаясь и заикаясь, описал ему недавние события.

— Это был Один Глаз! Я видел его, — сказал парень, трясясь от страха.

— Ты уверен, что это был он? — спросил Тим.

— Я видел его! Один Глаз! Он ко мне шел! Убить хотел тоже! Я и убежал!

Тим не сомневался, что паренек говорит правду. Он передал его рассказ шерифу и потребовал, чтобы Одноглаз был арестован и предан суду.

Одноглаз был метис-сиу и работал по найму на одного богатого скотовода. Ходил слушок, что он был единоутробным братом богача.

Шериф выслушал Тима хмуро.

— Я знаю, каково тебе сейчас, Тим, — сказал он. — И все в городе сочувствуют твоему горю. Но я не могу предпринимать что-либо, основываясь лишь на рассказе этого слабоумного мальчика. Не могу арестовать Одноглаза по его слову.

Тим не мог поверить:

— Почему же? Мальчик видел его. Он способен рассказать все, что произошло.

— Такие дети всегда все преувеличивают, — твердо сказал шериф. — У Одноглаза есть алиби. Мортон, фермер, который нанял его на работу, готов поклясться, что Одноглаз ни разу не отлучался с ранчо всю ту ночь.

Тим припомнил историю о том, что метис и Мортон — братья.

— Это — голос крови. Мортон не выдаст Одноглаза. Он спасает семейную честь.

Шериф, старый и медлительный, побагровел:

— Мне не нравятся подобные разговоры, Паркер. От тебя мы не видели прежде неприятностей, и надеюсь, не увидим и впредь.

— Я прошу лишь справедливости, — заявил Тим. — Одноглаз убил мою жену. Я хочу, чтобы ты арестовал его.

— Не могу, — вяло проговорил шериф. — И я тебе сказал — почему. Думаю, она убита каким-то проезжим бродягой. Вот какой версии я придерживаюсь.

Выйдя из себя, Тим обругал его:

— Хороша версия! Ты же прекрасно знаешь, кто настоящий убийца. И ты не желаешь обвинить его, потому что Мортон этого не желает. Мортон для тебя — слишком важная персона в округе.

— Я выполняю свой долг так, как мне представляется, — мрачно ответил шериф.

— Тогда арестуй Одноглаза или я отправлюсь на ранчо Мортона и пристрелю убийцу сам!

— Ты убьешь его, но тебя за это повесят!

Тим тряхнул головой.

— Если бы кто-нибудь рассказал мне историю вроде этой, я бы не поверил. Я думал, это порядочный город и люди тут порядочные. Думал, человек может жить здесь, зная, что его семья — под надежной защитой, что с каждым обходятся по справедливости, — он горько рассмеялся. — Вот я и получил свою порцию справедливости!

— Не горячись, Тим, — предостерег шериф. — Здесь есть закон, увидишь!

— Здесь нет закона! — огрызнулся Тим и вышел на улицу, оставив старика с его потускневшей шерифской звездой. Он отправился прямо к владениям Мортона, но узнал лишь, что Одноглаз скрылся, и никто не может сказать — куда. Тогда Тим понял, что никогда больше не вернется к жизни на ранчо и никогда больше не сможет уважать закон. Наскоро продав ранчо за полцены, он покинул Юту.

С тех пор он скитался по всему Западу, но никогда не возвращался в родной штат. Он пытался вычеркнуть из памяти счастливые дни с Эллой. А если и вспоминал, то лишь в компании порядочных людей, с которыми был дружен.

И еще один шрам оставила на его сердце гибель Эллы: Тим возненавидел индейцев, особенно полукровок и метисов. И хотя умом понимал, что неправ, обвиняя всех краснокожих за преступление одного пьяного метиса, но…

Его мысли были прерваны Сэмом Смитом:

— А не заинтересует ли вас место шерифа у нас в Мэд-Ривер?

Тим нахмурился.

— С чего это вы?

Неужели старик-золотоискатель может знать, кем он был и почему едет в Мэд-Ривер? Старик, усмехаясь в усы, сказал:

— Предчувствие у меня, вот и все.

Из своего угла Флэш Моран проговорил:

— Ты обнаружишь кое-что интересненькое в Мэд-Ривер, Паркер. Глядишь, и не захочется тебе оставаться в этом городе.

Тим Паркер не мог удержаться от того, чтобы показать свою неприязнь к этому человеку в перламутрово-сером костюме и котелке.

— Я не из пугливых.

— Торопишься, парень, — улыбаясь, Флэш Моран продемонстрировал ряд белых зубов, в одном из передних — сверкающий бриллиант. — Полагаю, ты задержишься там не дольше, чем наш друг-проповедник. Вероятнее всего, вы оба уберетесь следующим же дилижансом.

— Только с тобой вместе, — отрезал Тим. — А вообще, сказку я тебе, всякое жулье при мне обычно помалкивает учти!



Лицо Флэша Морана налилось злобой:

— Мы еще потолкуем с тобой на этот счет, когда дилижанс прибудет на место.

— Когда захочешь, — спокойно ответил Тим Паркер. — Но до тех пор не суй свой нос в мои дела.

— А ты постарайся быть попроворнее, когда мы начнем наш разговор, — предостерег его Флэш Моран. — Потому как разговор у нас будет короткий.

Тим Паркер не ответил. Он заметил, что Сабрина Грей, сидевшая напротив него, вдруг побледнела.

Проповедник обратился к Морану:

— Вы ошибаетесь, если полагаете, что я так легко откажусь от своей идеи. Я твердо решил открыть церковь в Мэд-Ривер.

Сэм Смит вгляделся в темноту за окном экипажа и сказал:

— Ну вот и хорошо. Ждать осталось недолго: мы въедем в Мэд-Ривер через пять минут!

Глава вторая

Тим Паркер повидал множество маленьких городишек на Западе и представлял себе, что его ждет в Мэд-Ривер. И, глядя в окно экипажа, издалека угадывал назначение построек на главной улице. Там было довольно много салунов, и даже в такой поздний час свет падал из вращающихся двустворчатых дверей. У коновязей перед этими заведениями теснились оседланные лошади и стояло несколько дилижансов.

По улицам лениво бродили ковбои. Некоторые из них пошатывались, некоторые вели себя довольно шумно. Тим сделал вывод: Мэд-Ривер — место сбора наемных рабочих с окрестных ранчо. Дилижанс, миновав банк и самый крупный магазин, остановился перед ветхим двухэтажным строением Внушительного размера черно-белая вывеска над террасой возвещала, что это — «Мэд-Ривер Отель».

Внезапный толчок известил пассажиров о конце пути, и Сэм Смит, усмехаясь, обратился к попутчикам:

— Ну, вот мы и здесь!

Сойдя с экипажа. Тим подождал хорошенькую блондинку. Поддерживая ее руку в черной перчатке, он помог ей спуститься на землю и сказал:

— Приятно было познакомиться с Вами, мисс Грей. Надеюсь увидеть Вас снова.

Она слабо улыбнулась.

— Благодарю Вас.

Проповедник присоединился к ним.

— Благодарю Вас, мистер Паркер, — сказал он. — Не забудьте о моем предложении. Мне понадобится некоторая помощь, чтобы познакомить этот город с Евангелием. И еще я надеюсь: когда вы будете выяснять отношения с тем подозрительным джентльменом, дело не дойдет до револьверов.

В глазах Тима блеснул огонек:

— Вряд ли. Насколько я могу судить, он уже смылся через дверь с противоположной стороны экипажа.

Проповедник огляделся и, обнаружив, что Тим прав, рассмеялся:

— Да, ты умеешь оценивать человека. Это очень важно в нашем деле. Подумай — и присоединяйся к нам.

Тим Паркер вежливо пообещал подумать. Проповедник с дочерью вошли в грязноватый отель.

Пока Тим стоял в ожидании своего багажа, старый старатель подошел к нему и сказал:

— Если ты надумал остановиться в отеле, хочу предостеречь тебя: местные кличут его «Клопиным Гнездышком».

Тим улыбнулся:

— Надеюсь, преподобный и его дочь выдержат это испытание.

Возчики продолжали деловито — с выкриками и руганью — разгружать багаж. Тим и старик, наконец, получили свои сумки, и Тим спросил:

— Может, посоветуешь, где мне переночевать?

— Ты мог бы поехать ко мне, — ответил Сэм Смит. — Полагаю, в платной конюшне меня уже заждалась лошадь. Там можно получить и еще одного коня…

Тим заколебался:

— У меня в городе дела. Утром я должен кое-кого повидать.

— До Мэд-Ривер полчаса езды от моего особняка, — сказал старик. — Я был бы рад показать тебе мою берлогу.

Тим прикинул и решился:

— О'кей! Если я смогу получить в конюшне верховую лошадь — еду с тобой.

— На этот счет не беспокойся, сынок, — сказал старик, просияв. — Пока не рассвело, нет смысла торопиться. Почему бы нам сначала не заглянуть в «Счастливчик Паломино» и не выпить немножко? Меня все еще мучает жажда после этой долгой поездки.

— Как скажешь, — согласился Тим. Он не устал, да и выяснить обстановку в городе не мешало.

С сумками в руках они потащились по главной улице. Из дверей «Счастливчика Паломино» до Тима донеслись знакомые звуки пирушки под аккомпанемент надрывающегося пианино. Несколько подвыпивших бездельников слонялись перед салуном. Один из них с подобострастной улыбкой обратился к старику:

— Сэм, как я рад видеть тебя снова! Не мог бы ты одолжить мне на выпивку?

Золотоискатель пошарил в кармане, подал пьяному несколько монет и, подмигнув, напомнил:

— И не беспокой меня больше этой ночью, Мэрфи.

— Не волнуйся, Сэм.

Спутники отправились дальше, и старатель доверительно сказал Тиму:

— Одна из неприятностей, какие поджидают человека, имеющего миллион долларов, — то, что множество людей полагают, будто ты должен делиться с ними своим миллионом.

Сэм провел Тима к свободному столику, и они, бросив на пол свои сумки, сделали заказ. Толпа в салуне уже начинала рассеиваться, но посетителей было еще довольно много. Воздух был густ от табачного дыма, спиртного духа и выкриков.

Над стойкой бара Тим заметил стенные росписи: лежбище полуобнаженных фигур. Вообще-то во всех салунах, в какие он попадал, владельцы не обременяли себя фантазией и вывешивали над баром изображение лошади. Но этот салун был украшен на славу: бар отделан полированным красным деревом, ярко светят люстры из граненого стекла. Виски, которое им поднес угрюмый бармен, Тим проглотил, кивнув Сэму Смиту:

— За твое здоровье.

Бородатый старик кивнул в ответ и, прикончив свою порцию, удовлетворенно причмокнул:

— Не так-то просто сохранять здоровье в этаком городе.

— Должно быть, прибыльное место этот городок?

— Настоящий монетный двор. Хотя шериф доставляет здешним собственникам значительные неприятности.

— Почему?

— По городу ходят слухи, что владельцы салунов не очень-то разборчивы при сбыте спиртного, — старик придвинулся поближе к Тиму и понизил голос: — Поговаривают, что банды индейцев, промышляющие в округе, получают свои запасы спиртного из этого города.

Тим поднял брови:

— Думаешь, это правда?

— Я ничего не думаю, — сказал Сэм Смит, хитро подмигивая. — Я думаю про свой бизнес. Потому и пребываю в полном здравии.

— Кто тут у вас всем заправляет?

— Синдикатом? Джим Трент. Большая часть города уже принадлежит им, а постепенно они прибирают к рукам и ранчо в округе. Стоимость земли сейчас подпрыгнула до небес.

Тим начал понимать, для чего его пригласили. Джим Трент возглавляет синдикат, владеющий и салуном, и другой собственностью. И нанимает его, чтобы с помощью Тима укрепить свою власть. Сам Трент, надо полагать, занимается легальным бизнесом. Но это — лишь ширма для мошенничества. Однако встревожило Паркера другое. Он был готов встретиться с индейцами и показать, что белый человек может потягаться с ними и в хитрости, и в жестокости. Он и надеялся, что Джим Трент приглашает его, чтобы противостоять индейцам. Такой работе он действительно обрадовался бы. Но если Трент сам продает им спиртное, это значит…

Налив себе еще стаканчик, Тим спросил:

— А что, этот Трент достаточно популярен в городе?

Старый старатель пожал плечами.

— Он — мэр. Большинство жителей города задолжали ему столько, что не посмеют голосовать за кого-то еще.

— Хочешь сказать, что он не победил на выборах?

— Конечно, нет. Но он будет избран в любом случае. Голосование и смысла не имеет.

— Вот еще! — Тим слегка нахмурился. — Если и теперь салун снабжает индейцев спиртным, это должно основательно испортить шерифу настроение. Тем более, что владелец салуна и мэр — одно лицо.

— Да, тяжелый случай, — согласился старик. — Учти, шерифа назначил на должность мэр. Мэр притворяется, что поддерживает шерифа Слейда, а сам…

— Ты здорово объясняешь.

— У меня есть глаза и уши, — сказал Сэм Смит. — И я не так-то прост, как кажусь.

Он наполнил стаканы.

— Держу пари, что это так, — сказал Тим, улыбаясь.

Сэм Смит изучал его, поглядывая искоса.

— Сдается мне, я тебя раскусил.

— Думаешь?

— Да.

— Продолжай, — сказал Тим. — Я слушаю.

— Ты можешь одурачить проповедника и его дочку, и даже Флэша Морана, — сказал старик, погладив бороду, — но мне ты не напустишь пыли в глаза.

— Я просто одинокий ковбой, блуждающий по свету.

Сэм Смит покачал головой.

— Непохоже, мистер Паркер.

— Почему же?

— Ты не такой. Я повидал много бродяг на своем веку. Про них можно сказать, что они идут в никуда. Но не ты…

— Чем же я отличаюсь?

— Лицом, глазами. Я бы сказал, что ты, может быть, прибыл сюда, чтобы выследить, поймать кого-то и разобраться с ним.

Тим мрачно улыбнулся.

— Ошибаешься. Я здесь не для этого.

— Тогда кто-то послал за тобой, — лукаво предположил Сэм Смит. — У кого-то здесь есть работа для шестизарядного кольта.

— Я попал сюда только потому, что дилижанс направлялся этой дорогой. Давай лучше оставим этот разговор и останемся друзьями.

Сэм Смит поднял свой стакан:

— Пусть будет так.

Тим обернулся, чтобы рассмотреть дальний конец салуна, и заметил знакомую физиономию. Флэш Моран разговаривал с одной из салунных девиц и здоровенным типом, лоб которого пересекал шрам, похожий на след от хлыста. Тим понял: Моран вел с парнем торг о некоторых неприятностях для Тима.

Паркер отвернулся от них и решил, что надо как можно скорее отправляться с Сэмом Смитом в его особняк. Когда тебя нанимают и ты прибыл, чтобы выполнить работу, не следует привлекать к себе слишком много внимания. Такое было правило в его профессии. Он сказал Сэму Смиту:

— Самое время двинуться в путь.

— Еще глоток, сынок, — пробормотал захмелевший Смит, разливая виски.

— Последний, — предупредил Тим, поднимая стакан.

Но тут некто, споткнувшись о сумку, брошенную Тимом позади стула, налетел на их стол и толкнул его. Виски брызнуло бродяге в лицо. Тим резко обернулся и увидел перед собой головореза, которого подослал Флэш Моран.

Здоровенный парень прорычал:

— Смотреть надо, где бросаешь свое барахло.

— Ты не слишком пострадал, — спокойно ответил Тим. — Мог бы и обойти.

— Я не намерен ходить кругами для твоего удовольствия, — заявил буян.

— Давай забудем, — предложил Тим и повернулся к нему спиной.

— Осторожно, Паркер! — вдруг крикнул Сэм Смит.

Предостережение запоздало. Здоровяк грубо схватил Тима за плечи и крутанул его к себе. Сильный удар пришелся Тиму в лицо, в кровь разбил губы. Паркер отлетел спиной к стойке бара. Задира, испустив восторженный вопль, принялся лупить Тима обоими кулаками. Посетители салуна собрались в полукруг, глазея на схватку и подбадривая нападавшего, который лупил Тима, как боксерскую грушу. Паркер ответил несильным ударом с левой в челюсть и, воспользовавшись мгновением передышки, боком быстро отпрянул от стойки бара. Теперь они оба были на открытом месте, и буян лишился своего преимущества.

Тим определил, что задира — противник серьезный, тяжеловес, но с искусством боксирования не знаком. Паркер пригнулся и пошел на сближение: справа — сильно в грудь, серия быстрых ударов и слева, и справа по корпусу… Но — без ощутимого результата. Задира вновь перешел в атаку, Целясь, как и прежде, Тиму в голову. Получив ошеломительный удар в ухо, Тим вновь отлетел в сторону. Очередь была за ним, и ему впервые удался хороший апперкот — точно в челюсть! Казалось, шея громилы даже хрустнула, когда он опрокинулся на спину. Подходящий момент, чтобы развить успех! Левой Тим угодил громиле в глаз. Глаз тут же распух кровь ослепила задиру.

Теперь головорез был по-настоящему взбешен и кинулся молотить руками, не разбирая, куда наносит удары. Толпа была в восторге и приплясывала от возбуждения. Тим расслышал подбадривающий голос Сэма Смита. Наступил момент окончательно расправиться с противником.

Ловко уворачиваясь от бешеных ударов, Тим ринулся вперед. Еще один апперкот! Взор головореза помутнел, колени подогнулись. Короткий, мощный удар левой — и забияка изумленно уставился на Паркера. Так и не успев поверить в поражение, он рухнул вниз окровавленным лицом. Тим стоял над ним наготове, но у незнакомца больше не нашлось сил продолжать бой. Он действительно был без чувств.

— Олл райт, и что теперь?

Слова эти произнес женский голос, и Тим, подняв глаза, увидел, что толпа расступилась, давая дорогу молодой женщине с суровыми, но приятными чертами лица, одетой в коричневую мужскую рубашку и бриджи для верховой езды. В руке она держала револьвер — и целилась в Тима.

— Я просто завершил то, что начал он, — сказал Паркер.

Девушка бросила на человека, лежавшего на полу, хмурый взгляд и произнесла:

— Это я знаю.

— А вообще-то, почему вы вмешиваетесь? — спросил Тим.

— Так уж случилось, что я — шериф этого города, — сказала девушка, тронув серебряную звезду на своей рубашке.

Тим уставился на значок и тихо присвистнул.

— Я догадываюсь, что тебя не предупредили.

Оружие все еще было нацелено на него.

— Ты чужак в городе, так что я посмотрю на это сквозь, пальцы.

— Очень великодушно с вашей стороны, — сказал он. — Особенно, если учесть, что затеял драку он.

— Не имеет значения, кто начал. Для меня обе стороны в ответе, — спокойно ответила девушка. — Но я сделаю исключение на этот раз. Впрочем, при одном условии: ты немедленно уберешься отсюда.

Сэм Смит выступил вперед, волоча за собой сумки:

— Считайте, что мы уже в дороге, шериф Слейд!

Девушка неодобрительно глянула на старателя.

— Он что — твой друг?

— Конечно! Будьте уверены, — горделиво ответил Сэм.

— Мне следовало бы догадаться, — сказала она ему со вздохом. — Все твои друзья — нарушители спокойствия.

Бородач смерил ее негодующим взглядом.

— Вот уж нет, шериф!

— Ладно, — сказала девушка устало. — Убирайтесь отсюда оба, прежде чем этот громила на полу придет в себя.

— Будьте уверены, — сказал Сэм Смит.

Он обернулся к попутчику и с усмешкой сказал:

— Пойдем, Тим. Здесь больше делать нечего.

Тим поднял с пола свою шляпу и, пригладив взъерошенные волосы, надел ее. Бродяга и шериф обменялись мрачными взглядами, и Паркер последовал за Сэмом Смитом. Когда они выбрались на деревянный тротуар и вдохнули ночной воздух, он сказал:

— Не стоило тебе держать в секрете, что за шериф в этом

Мэд-Ривер.

— Я тебе намекнул, но ты не понял, — хихикнул Сэм Смит. — Да и жаловаться тебе не на что: она позволила тебе убраться безнаказанно.

— Но я не совершил ничего такого, только защитил себя! — запротестовал Тим.

— И сделал это превосходно, — сказал маленький человек, сияя от счастья. — А теперь пойдем до конюшни и узнаем, какую такую конину нам приготовили в дорогу.

Они двинулись по темной улице. Тим спросил:

— Давно она стала шерифом? Как она вообще получила эту работу?

— Целая история, — сказал старатель. — Ее покровитель занимал это место и был застрелен при поимке конокрада. Горожане так расчувствовались, что на освободившееся место выбрали ее. Они утверждали, что делают это не из симпатии. Может, у них и правда была другая цель.

— Например?

— Помощник шерифа — старый человек, ему уже за шестьдесят, и от него не много проку. Эта девчонка делает все, что может, но ей не управиться с этой мужской работой. Думаю, что кое-кто из местных заправил хотел, чтобы в Мэд-Ривер был слабый шериф.

— Мне показалось, она знает, как обращаться с револьвером.

— Знает.

— Кто-нибудь из ее родственников здесь живет?

— Нет. Ее мать умерла от лихорадки, когда она была лишь маленькой девочкой. А от отца она получила воспитание, более подходящее для парня. Сейчас она сама по себе. И у нее достаточно храбрости… Для девчонки.

— Для девчонки… Безумная затея.

— Не буду спорить. Курам на смех это назначение. Откуда ж быть порядку?..

Друзья добрались до конюшни, пропахшей лошадьми, упряжью и кузней. Тиму был симпатичен этот запах. В маленькой, захламленной комнате тускло светила лампа. Среднего возраста мужчина в грубой одежде храпел, развалившись в кресле и опустив подбородок на грудь.

Сэм Смит подошел к мужчине и хлопнул его что есть силы по спине.

— Вставай, ты, бездельник! Это я, Сэм Смит, явился за своим конем.

Сонный человек быстро вскочил и некоторое время моргал глазами. Затем он узнал Сэма Смита.

— Будьте уверены, мистер Смит. лошадь оседлана и готова для вас. Я приведу ее.

И он собрался идти.

— Минутку, — сказал Сэм Смит. — Мне срочно нужна верховая лошадь для моего друга.

Конюший уставился на него.

— Не знаю, мистер Смит… У нас найдется прелестный пони…

Тим Паркер сказал:

— Я не капризен. Подойдет что угодно — лишь бы на четырех ногах. Поутру верну обратно.

— Олл райт, мистер, — сказал конюший. — Поищем — что-нибудь найдем.

Пегая, которую он привел для Тима, была достаточно бойкого вида. Они выехали из города вместе и направились к обиталищу старика.

— Люди называют его «Каприз Смита», — доверительно сообщил старик. — Но это меня не волнует. Человек имеет право потратить свои с трудом заработанные денежки так, как ему вздумается.

— Согласен.

— Когда я строился — думал, что однажды приведу в дом жену, — продолжал старик. — Но я понял, что слишком поздно спохватился. Не нравлюсь я ни одной из тех, кто нравится мне. Я — слишком стар, а они — слишком молоды. Так и получилось, что я живу там в одиночестве. Если не считать индейцев, которые мне прислуживают.



— Находишь их надежными помощниками?

— Наилучшими. Не веришь?

Тим пожал плечами:

— Я не очень-то люблю индейцев. Для меня будет нелегко видеть их вокруг.

Сэм Смит обернулся, посмотрел в глаза Тиму и задумчиво проговорил:

— Забавно… Никогда бы не подумал, что ты — нервный…

— Вряд ли меня можно назвать нервным.

— Почему же ты так относишься к индейцам?

— Есть причина, — сказал Тим Паркер, пристально вглядываясь в темноту впереди. Дальше они ехали в полном молчании.

Глава третья

В эту ночь Тим не стал обследовать «Каприз Смита» полностью. И он, и старый старатель — оба были вконец измучены. Гостю показали огромную комнату на верхнем этаже, в которой он и проснулся на следующее утро. Солнце уже поднялось, и он увидел, что находится в спальне, обставленной в элегантном итальянском стиле.

Это его позабавило. Грубый наряд жителя дикого Запада и убогая дорожная сумка были как-то неуместны в роскошных апартаментах. Странно был выстроен и обставлен этот особняк. Неудивительно, что местные столько судачили о нем.

Одевшись, Тим вышел через застекленную створчатую дверь на балкон и принялся разглядывать округу. Особняк был окружен неухоженными, заросшими землями. Но дальше открывался вид на голубые и зеленые горные цепи, который действительно производил впечатление. Тим глубоко вздохнул и подумал; а как себя чувствует старый Сэм Смит после утомительного путешествия и обильных ночных возлияний?

Долго гадать не пришлось. Откуда-то со двора раздалось:

— Ну как тебе здесь, Паркер?

Он глянул вниз и увидел маленького старика, улыбающегося во весь рот.

— Держу пари, что ничего похожего во всей стране нет.

— Ручаюсь тебе! — сказал Смит, удовлетворенный ответом. — Я скопировал свой замок с одного из итальянских дворцов. Люди, которые строили его для меня, подбирали мебель и обстановку, где только могли. Здесь все самое лучшее, не правда ли?

— Судить не берусь, но согласиться готов, — ответил Тим.

— Спускайся, завтракать будем в гостиной, — гордо заявил Сэм.

Гостиная оказалась огромной комнатой с длинным столом, за которым можно было усадить по меньшей мере две дюжины людей. Во время завтрака Тим и маленький чернобородый старатель расположились на противоположных концах стола. Тим едва удерживался от того, чтобы не кричать гостеприимному хозяину — так далеко тот сидел.

Завтрак был сытный, с изобилием окорока и яиц. Прислуживал им безмолвный индеец средних лет. Он входил и выходил из комнаты совершенно бесшумно, приводя Тима в содрогание.

Сэм Смит оторвал взгляд от своей тарелки с ветчиной и яйцами.

— Ты уверен, что не сможешь остаться тут на несколько дней?

— Сожалею, — сказал Тим, — но мне нужно кое-кого повидать.

— Что ж, всегда буду рад тебе.

— Я это знаю. Очаровательное местечко. Никогда не видел ничего подобного.

— Позволь хоть, по крайней мере, показать тебе все, прежде чем ты уедешь.

Осмотр они начали с винного погреба, похожего на пещеру. Он был забит европейскими винами из отборных сортов винограда. Старик вел Тима от комнаты к комнате. Несомненно, это была точная копия дворца. Имелись даже башни на крыше. Вид оттуда открывался завораживающий.

— Я потратил на это кучу денег, — проговорил старик в то время, как Тим, не отрываясь, глядел в сторону гор.

— Думаю, ты потратил их не даром, — ответил Тим. — С удовольствием вернусь сюда, когда будет побольше времени,

— Мое приглашение остается в силе, — сказал Сэм Смит серьезно. — И не жди, когда тебя позовут. Я выбираюсь в город не так часто. Приезжай сам — в любое время, когда захочешь.

— Благодарю.

Сэм Смит хихикнул.

— И прихвати проповедника с его дочкой с собой, если тебе захочется. Я ведь видел, как в дилижансе ты строил этой девчонке глазки.

— Думаешь, они останутся в городе?

— Еще бы! Проповедник полон решимости.

— Я заметил это. К тому же городу необходимы священник и церковь.

— Они готовы открыть церковь хоть в здании суда… Остерегайся Флэша Морана, — вдруг предупредил Сэм. — Сдается мне, что неприятности прошлой ночи — его рук дело.

— Я и сам в этом уверен. Он что, работает в «Счастливчике Паломино»?

— Возможно. Во всяком случае всегда там ошивается, — усмехнулся старик. — Тебе бы лучше, как предлагал проповедник, присоединиться к нему и его хорошенькой телочке. Впрочем, как знаешь.

Лицо Тима Паркера потемнело.

— У меня уже был опыт семейной жизни. И я не намерен снова навечно связывать себя с женщиной.

Старатель пропустил эти слова мимо ушей.

— Большинство молодых мужчин полны такой решимости. Но рано или поздно они попадают в ловушку. Может, с тобой будет так же?

— Меня больше привлекает ваш шериф, — сказал Тим. — Как ты ее называл? Шериф Слейд? Или мисс Слейд?

— Ее зовут Сьюзан. Но только такому старикашке, как я, позволено называть ее по имени. Для тебя она шериф.

— Стоящая девушка! — сказал Тим и про себя подумал; «Даже если она и никудышный шериф… что вполне вероятно».

Через несколько часов Тим уже гнал пегую кобылу назад, в Мэд-Ривер.

В дневном свете Мэд-Ривер выглядел еще заурядней, чем казался ночью. Тим проехал прямо к магазину Трента. Привязав лошадь к столбу, он вошел в магазин — длинное, довольно тесное и темноватое строение. Товар громоздился на полках, свисал с потолка над прилавком.

Равнодушный молодой человек в нарукавниках, в очках с толстыми стеклами вышел из-за прилавка:

— Чем могу быть полезен?

— Ничем, — грубо сказал Тим. — Я хочу видеть Джима Трента.

— Лучше вам пойти домой, — ответил клерк.

Тим нахмурился.

— Я проделал долгий путь, чтобы повидать его. И не собираюсь ждать.

— Он сейчас занят.

— Он примет меня. Скажи ему, что здесь Тим Паркер.

Лицо клерка отразило досаду:

— Мне все равно, кто ты там есть. У него встреча с Нильсоном и с судьей и ему не нравится, если его беспокоят, когда они здесь.

— Передай ему, что я здесь, или я сделаю это сам.

Клерк занервничал:

— Он не делает исключений ни для кого.

— Хочешь, чтобы я прошел сам? — Тим шагнул в сторону задних комнат.

Знаком руки клерк остановил его:

— Я передам. Но он поднимет крик…

Он исчез.

Оставшись один, Тим предположил: «Этот Нильсон и судья, должно быть, тоже члены синдиката, руководимого Трентом. Может, именно они держат в руках этот городишко?

Вернулся клерк, явно сбитый с толку:

— Все о'кей. Вы можете пройти в офис Трента. Это через пару лестниц.

— Я же говорил, — напомнил Тим с мрачной улыбкой Он питал отвращение к людишкам, которые получают удовольствие, вмешиваясь не в свое дело. Пройдя между полками, ломящимися от товара, он обнаружил лестницу и, поднявшись, оказался перед стеклянной дверью. В частном офисе Джима Трента он увидел смуглого, толстомордого человека, сидевшего спиной к бюро.

В креслах рядом с ним расположились лысый толстяк, весивший, должно быть, все триста фунтов, и ссохшийся седой человек в сюртуке, с отвислой губой и колючими глазами, смотревшими искоса из-под лохматых белесых бровей. Все трое изучали его с нескрываемым интересом.

Смуглый поднялся и протянул Тиму руку:

— Меня зовут Джим Трент, — сказал он. — Мы тебя ждали.

Тим пожал руку.

— Я прибыл поздно ночью.

— Но успел к ссоре в салуне, — сказал Трент. — Я слышал.

— Да, хорошего мало. Но не я ее начал.

— Знаю.

Обернувшись к остальным, он сказал:

— Мои партнеры.

Трент показал на толстяка:

— Нил Нильсон, городской банкир. А это — судья Горд Парсон из местного суда.

Тим кивнул:

— Счастлив познакомиться с вами, джентльмены.

У тучного банкира были изящные белые ручки, удиви тельные для человека его размеров. Он спросил:

— Ты когда-нибудь прежде работал в наших краях?

— За сотню миль отсюда.

Кислого вида судья холодно произнес:

— Устроив драку, ты сам уменьшаешь свою ценность для нас. Я полагаю, ты это понимаешь?

— Меня это тоже огорчило, джентльмены, — сказал Джим Трент, вынимая сигару из жилетного кармана и откусывая ее кончик. — Но, может быть, инцидент — нам на пользу? Некоторые из ребят, что болтаются по округе, узнают, что Паркер — парень не промах.

— Это верно, Джим, — согласился банкир. И добавил для Тима: — Если ты рассчитываешь остаться в Мэд-Ривер, хорошо бы тебе держаться в стороне от Сэма Смита. Этот старик — сумасшедший.

Судья Гордон Парсон неприятно рассмеялся.

— Вот уж правда! Человек, который вкладывает богатство в груду камней на окраине — точно сумасшедший!

Джим Трент раскурил сигару и сделал глубокую затяжку.

— Нас не касается, что Сэм Смит сделал со своими деньгами, Паркер. Просто воздержись от общения с ним, пока работаешь на нас.

— Пока я еще не нанялся на работу…

Наступило неловкое молчание. Затем Трент улыбнулся.

— Так мы же здесь, Паркер. Сколько же стоит месяц твоей работы?

Тим назвал основательную сумму, удвоив размер своего последнего жалованья. Он чувствовал: эта милая троица может себе такое позволить.

Джим Трент вынул изо рта сигару и в изумлении уставился на Паркера:

— Это целая куча денег!..

Тим взглянул в его холодные глаза:

— Опыт ценится недешево.

Жирный банкир подал голос:

— За такие деньги мы можем нанять полдюжины крутых ребят!

Судья Парсон, еще больше съежившись, сказал:

— Так и надо сделать. Ты нам не по карману, Паркер.

— Я всегда могу найти работу, джентльмены, — сказал Тим, снисходительно улыбаясь. — И не придется тратить время на пустые споры с вами.

Он развернулся, чтобы уйти.

— Паркер! — остановил его Трент.

Тим обернулся.

— Да?

— Мы согласны, — сказал Джим Трент. — Это, конечно грабеж, но нам нужен такой, как ты.

— В таком случае — где же тут грабеж? — усмехнулся Тим.

— Мы ждем полной преданности, Паркер, — сказал банкир. — И надеемся, что ты будешь делать то, что мы скажем, и без всяких вопросов.

— Я понимаю.

Судья Гордон Парсон подался вперед и. нацелив на него свой трясущийся палец, предупредил:

— И что бы ни случилось — меня ты не знаешь. Я не имею с тобой ничего общего и не могу обещать тебе покровительство как судья. Закон выше компромиссов!

— Я хорошо знаю, что такое закон.

Джим Трент попытался сгладить неловкость:

— Судья вовсе не имел в виду, что он ничего не сделает, чтобы облегчить тебе работу. Но, как бы трудно ни пришлось, ты не должен упоминать о связи с ним.

— Но и забывать о ней я не обязан, — ответил Тим. — Я не собираюсь раньше времени на экскурсию к виселице.

— Это тебе не грозит, — вежливо сказал Джим Трент. — Твоя работа заключается в том, чтобы усмирять клиентов в «Счастливчике Паломино». Твой предшественник не заслуживал доверия. Потом он скончался… скоропостижно. Нам нужен кто-нибудь, на кого бы мы могли полностью положиться. Эта работа намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Тим спросил:

— А Флэш Моран будет работать под моим руководством?

Джим Трент кивнул.

— Флэш — наш человек за карточным столом. Ему известно, как извлекать прибыль из игры в покер, хотя в других отношениях он просто глуп. Его предупредят, чтобы ладил с тобой.

— Только пусть он об этом не забывает, — твердо сказал Тим.

— Если он не подчинится, мы избавимся от него, — пообещал Джим Трент. — Он не так уж нужен в нашем деле.

— Что это за дело? — пожелал знать Тим.

— Я не могу пока рассказать тебе больше, — сказал Трент. — Мы платим тебе жалованье, мы и определяем, что тебе делать. Остальное тебе ни к чему.

— Понял.

Нил Нильсон громко сказал:

— Выполняй свои обязанности, не пытайся нас обманывать — и у тебя не будет проблем.

— И постарайся не ссориться с шерифом, — добавил судья Парсон своим скрипучим голосом. — Мы не хотим, чтобы она лезла в наши дела.

— Это больное место, — согласился Джим Трент, повернувшись к Тиму. — Как ты уже обнаружил прошлой ночью, обязанности шерифа у нас исполняет молодая женщина. Она взялась за эту работу очень серьезно. Ей совсем не по вкусу наш бизнес, так что любая твоя промашка будет ей на руку.

— Я буду помнить об этом, — пообещал Тим.

— Мы думаем как-нибудь подыскать другого шерифа, — вкрадчиво добавил Джим Трент. — Может быть, подойдешь именно ты. Конечно, если справишься с нынешней работой.

— Благодарю, — сказал спокойно Тим. — Что-нибудь еще?

— Не сейчас, — ответил Трент, холодные глаза которого изучали Тима. — Говорят, ты споро управляешься с кольтом сорок четвертого калибра?

— Неплохо.

— Приятно слышать, — сказал Трент. — Со временем у тебя появится шанс показать свое мастерство. Теперь можешь отправляться в «Счастливчик Паломино».

— Там меня ждут?

Трент кивнул:

— Все устроено. Удачи, Паркер.

Тим поклонился жирному банкиру и высохшему судье:

— Буду рад встретиться с вами, джентльмены.

Он прошел через магазин. Молодой клерк со страхом смотрел на него из-за прилавка. Выйдя на свет божий, Тим с минуту постоял так, жадно вдыхая свежий воздух.

— Мистер Паркер!

Это преподобный Абель Грей увидел его с той стороны улицы и теперь спешил навстречу.

— Рад вас снова видеть.

— Вы остались здесь? — спросил Тим с улыбкой.

— Как видите. Мы с дочерью намерены остаться. Но только не в этом мерзком отеле.

— Я слышал, что у него дурная репутация.

— Возмутительное место. Сабрина и я сбежали оттуда, едва наступило утро.

— Сожалею, что у меня не было возможности предупредить вас, — сказал Тим. — Я услышал об этом лишь после того, как вы туда въехали.

— Конечно, конечно… Вы же здесь новичок, как и мы. Сабрина получила огромное удовольствие от знакомства с вами. У нее не было особых возможностей общаться с молодыми людьми.

Тим почувствовал легкое беспокойство. Хотелось надеяться, что священник не собирается его захомутать! Как человек воспитанный, Тим сказал:

— По-моему, она прекрасная девушка.

— Удивительная! Подождите, вы еще узнаете ее получше. Она такая практичная… Уже подыскала для нас дом и временное место для церкви!

Тим сделал усилие, чтобы улыбнуться.

— Ловко.

— Это оказалось довольно просто, — признался преподобный. — Она прослышала, что в конце улицы освобождается магазин. Там есть и скромное жилье.

— Здорово. Церковь может сотворить здесь массу добрых дел, — сказал Тим.

— Вы даже понятия не имеете о распущенности и беззаконии, которые бушуют в этом маленьком городке. Причем не только среди белых.

— Да-а?.. — от этой темы Тим предпочел бы уклониться.

— Я испытываю огромную симпатию к индейскому народу, — продолжал священник, явно не подозревавший о чувствах своего собеседника.

— Слышал я, от них здесь масса неприятностей, — сказал Тим. — Насколько я понял, банды индейцев совершают набеги на маленькие ранчо.

— Подозреваю, что индейцы могут быть тут вовсе не при чем, — сказал Абель Грей. — Должно быть, есть кто-то, кто их подстрекает. Они — люди простодушные, их легко ввести в заблуждение.

— Бывает, — ответил Тим сухо. — Если позволите, я бы вернул в платную конюшню эту кобылу. Я ее взял только на ночь.

— О, конечно! Извините, что отнимаю у вас время. Просто хотел сообщить вам приятные новости.

— Рад слышать.

— И приходите повидаться с моей дочерью и со мной, если останетесь в Мэд-Ривер, — настойчиво повторил священник. — Вы еще не подумали о том, чтобы остаться?

Тим поколебался, но ответил:

— Да, преподобный, я остаюсь. Нанимаюсь управляющим в салун «Счастливчик Паломино».

Преподобный Абель Грей в удивлении переспросил:

— «Счастливчик Паломино»?

— А что такое?

— Вы меня изумили. Вот уж не могу себе представить вас в подобной роли.

— Простите, что обманул ваши ожидания, преподобный.

Священник крикнул ему вслед:

— Я надеюсь, это не означает, что нашей дружбе конец?

— Никоим образом, — ответил Тим, уже сидя в седле.

— Так приходите посмотреть миссию… Сабрина будет очень ждать.

— Благодарю, — и Тим слегка поторопил кобылу.

Глава четвертая

На конюшне Тим пробыл недолго. Заплатив за кобылу, он отправился в «Счастливчик Паломино». Трехэтажное строение выглядело в свете дня серым и унылым. Тим привязал кобылу. В салуне было темно и пусто, только угрюмый лысый бармен, опершись на стойку бара, пристально глядел на вошедшего.

Тим прошел к стойке и сказал:

— Вяло идет дело…

— В это время не бывает никого, — грубо ответил бармен.

— Не знал… Позволь представиться: Тим Паркер, твой новый босс.

Бармен продолжал угрюмо пялиться на него.

— Еще один? Тренту в последнее время не везет со здоровьем управляющих.

Тим улыбнулся, не разжимая губ.

— У меня здоровье прекрасное.

— Ну и побереги его.

— Флэш Моран поблизости?

Бармен показал кивком:

— В конторе. Впрочем, надо так понимать, теперь это твоя контора.

— Правильно понимаешь, спасибо.

Он подошел к двери с надписью «Посторонним не входить. Управляющий» и толкнул ее. За столом, на котором царил беспорядок, Флэш Моран разговаривал с совсем молодым человеком, очевидно, метисом. Метис вскинул глаза на Тима и переменился в лице, словно был расстроен, что его застали вместе с шулером. Он быстро вскочил. Флэш Моран тоже поднялся, нахмурившись.

— Вы никогда не стучите, прежде чем вломиться в частный офис?

— Если это мой офис — нет.

Моран был изумлен:

— Ты — Тим Паркер?

— Правильно, — Тим кивнул на метиса. — А это кто и что он здесь делает?

— У него ко мне личное дело, — огрызнулся Моран и добавил, обращаясь к метису: — Ладно, Слим, иди.

Метис бросил на шулера многозначительный взгляд и поспешил исчезнуть. Тиму не слишком понравилось, что здесь отираются такие типы, но он решил не поднимать этот вопрос прямо сейчас. Он сказал:

— Я полагаю, Трент передал тебе, что командовать здесь буду я?

— Да, передал. Сказал, что новым боссом будет Тим Паркер. Но не поставил меня в известность, что этим Паркером окажешься ты.

— Может, он думал, что будет лучше, если ты сам это обнаружишь? — предположил Тим.

— Может быть.

— С этого времени мы работаем вместе. А о том, что случилось прошлой ночью, забудем.

На грубоватом лице шулера появилась гадкая ухмылка:

— Годится.

— Надеюсь, обойдется без подвохов.

— Не понимаю, о чем ты? — голос Морана звучал насмешливо.

— Полагаю, что понимаешь, — сказал Тим. — Делай свое дело, и у тебя не будет никаких неприятностей.

— Я работаю на Джима Трента, перед ним и буду отчитываться.

— Что бы ни сказал Трент, а заправлять в «Счастливчике Паломино» буду я.

Флэш Моран вышел из-за стола.

— Что ж, желаю тебе удачи. В этом месте слишком часто меняются управляющие.

— Я собираюсь работать тут постоянно. Пока сам не решу тронуться дальше.

Шулер рассмеялся:

— Может статься, ты двинешься отсюда горазда быстрее чем рассчитываешь.

— Не надейся. И пока я здесь управляющий, запомни некоторые новые правила. Салун закрыт для индейцев. И для полукровок вроде твоего друга Слима — тоже.

— А что скажет Трент?

— Все, что он захочет, он может сказать мне. А теперь… Ты сделаешь мне одолжение, если уберешься отсюда. С этой минуты это — мой личный офис, а я люблю уединение.

Моран бросил на него злобный взгляд, пожал плечами, повернулся и вышел, хлопнув за собой дверью.

Тим посмотрел ему вслед, затем обошел стол и сел. Следующие полчаса он пытался разобраться в бухгалтерских книгах. Они были в беспорядке. Видно, на этой службе требовалось только умело обращаться с револьвером. Трент, вероятно, брал все необходимые расчеты на себя.

Едва Тим пришел к такому заключению, как в дверь постучали. Вновь прибывший был коренаст, сед, бородат, с лиловым лицом и лохматыми нависшими бровями. Выглядел он, как утомленный путник, а на груди его поблескивал значок помощника шерифа.

Он представился:

— Помощник шерифа Пит Хольм. Я послан шерифом чтобы передать тебе…

— Да?..

— Она хотела бы видеть тебя.

— Тогда почему бы ей самой не прийти сюда?

Помощник нахмурился.

— Когда представитель закона посылает тебе приглашение, то самое мудрое — принять его.

— Ты не знаешь, почему она хочет видеть меня?

— Ей известно, что ты будешь здесь управляющим, и она хотела бы кое о чем переговорить с тобой без обиняков.

— Новости разлетаются по Мэд-Ривер быстро.

— Это маленький городок.

— Оно и видно. Однако я еще в этих делах новичок… Вряд ли шерифу будет толк от беседы со мной.

— Может, толк-то будет как раз тебе…

— Она сейчас в здании тюрьмы?

— Да. Ждет у себя в офисе.

— Передай, что я буду сейчас же.

Старик вышел из конторы, оставив дверь открытой.

Тиму не очень-то нравилось отправляться к шерифу по вызову. И все же стоило выяснить, что же такое хочет сказать ему девушка с шерифской звездой.

Он уже сел на лошадь, когда услышал звон разбитого стекла. Тим обернулся: кто-то вывалился из окна лавки, где разместились преподобный Абель Грей, его дочка и их миссия, и теперь лежал на дощатых мостках тротуара. Тим повернул туда.

Небольшая толпа уже успела собраться перед фасадом дома. К тому времени, как подъехал Тим, там успели появиться преподобный Абель Грей и Сабрина. Увидев Тима, блондинка Сабрина бросилась к нему навстречу.

— Только что произошло нечто ужасное, мистер Паркер! Пьяный индеец заявился в миссию. Отец попытался урезонить его, но тот начал сопротивляться… Они схватились, и индеец… он выпал из окна!

Тим проталкивался сквозь толпу, когда заметил, что Слим помогает выпавшему подняться на ноги. Увидев Тима, метис испугался. Он быстро поволок пьяного прочь. Толпа хохотала.

Расстроенный Абель Грей пожаловался Тиму:

— Не очень-то хорошее у нас начало.

— Не стоило связываться с этим пьяным индейцем, — сказал с отвращением Тим.

— Он был мертвецки пьян! Никакой драки-то и не было. Я пытался его выпроводить, а он…

Тим ответил с печальной улыбкой:

— И вы не отступитесь даже теперь, узнав, что это за город?

— Мы готовы к неприятностям, мистер Паркер.

— Вам придется немало потрудиться, чтобы посеять в сердцах семена добра, — предостерег Тим. — Этот город созрел для вспышки гнева.

Проповедник пристально взглянул на него с явным беспокойством:

— Похоже… А вы уже поняли, что тут назревает?

Тим был осторожен:

— Советами я не зарабатываю…

На хорошеньком личике Сабрины было написано разочарование.

— Мы забыли о вашей новой работе, — сказала она. — Видимо, вам все равно, на кого работать. Кем бы они ни были…

— Они? — переспросил Тим.

Абель Грей пояснил:

— Дочь имеет в виду тех, кто в ответе за зло, творимое в Мэд-Ривер. Мы хотим сказать, что «Счастливчик Паломино» — именно то место, где большинство индейцев получают выпивку. И вы — его новый управляющий…

— Я собираюсь кое-что изменить в «Счастливчике Паломино».

Лицо Сабрины Грей прояснилось:

— Рада слышать это, мистер Паркер. Я с самого начала чувствовала, что мы можем на вас рассчитывать.

Тим кисло улыбнулся.

— Я не гожусь в проповедники, мисс. Но у меня непреодолимая неприязнь к индейцам вообще. Я знаю, что они становятся форменными психами от спиртного.

— Это лишь начало, — сказал священник. — А отсюда все неприятности в округе.

— Я все же думаю, что вам лучше уехать отсюда первым же дилижансом, — посоветовал Тим. — Мэд-Ривер еще не готов проникнуться словом Божьим.

Тим пустил кобылу вскачь по грязной улице к тюрьме.

Это было отдельно стоящее каменное здание. Тим поднялся по истертым ступеням. В небольшом кабинете одиноко стоял стол. Шериф Сьюзан Слейд сидела и что-то записывала.

Она внимательно оглядела гостя, гость — хозяйку. «Темноволосая смуглая… большие карие глаза», — отметил Тим.

— Благодарю, что пришли.

Тим улыбнулся:

— Ваш помощник не оставил мне выбора.

— Пит бывает чересчур прям. В его устах приглашение могло звучать как приказ… Я только просила о встрече.

— Я пришел.

— Да, — сказала она, словно решившись на что-то, и, повертев в пальцах карандаш, добавила:

— Когда я увидела вас в «Счастливчике Паломино» прошлой ночью, вы не сказали, что наняты в управляющие.

— Я и сам тогда этого не знал.

Ее брови удивленно приподнялись.

— Трент не мог принять такое решение так быстро, — сказала она. — Вы, должно быть, прибыли в Мэд-Ривер по его приглашению.

— Он послал за мной, — согласился Тим. — Но я не предполагал, для чего. Иначе я не явился бы в салун вместе с Сэмом Смитом.

При упоминании о нем Сьюзан Слейд смягчилась.

— Сэм Смит — довольно милый старик.

— Да, пожалуй.

— Этот сумасшедший почти всегда приносит с собой в город неприятности. Тем не менее он мне нравится.

— Мне тоже.

Она поднялась и встала лицом к лицу с ним. Сьюзан Слейд была примерно на голову ниже Тима.

— Могу кое-что рассказать о твоем патроне. Джим Трент стоит за многими происшествиями в Мэд-Ривер.

— Мне не следует этого знать.

— Тебе говорит об этом шериф…

— А я повторяю, что не хочу об этом знать, — флегматично сказал Тим.

Сьюзан горько улыбнулась.

— Когда ты вошел, мне показалось, что ты — не просто наемник, который сдает свой револьвер напрокат.

Тим пожал плечами:

— Меня занесло сюда в поисках работы. Вот я и собираюсь работать.

— Ты хотя бы представляешь, что от тебя потребуется?

Глаза ее стали колючими.

— Ты будешь не просто управляющим. Взвалишь на себя ответственность за закулисные делишки Джима Трента.

— Трент сказал, что я должен только поддерживать порядок в «Счастливчике Паломино». Откуда вы знаете про остальное?

— Потому что я живу в Мэд-Ривер дольше тебя. И потому, что старый Пит и я — мы представляем здесь закон. Я слишком хорошо осведомлена о грязных тайнах города. «Счастливчик Паломино» — одна из них.

— Продолжайте. Это интересно.

Девушка вздохнула.

— Хочется предостеречь тебя. Зачем городу еще один наемник? Почему бы тебе не отказаться от этой работы и не двинуть дальше?

Тим рассмеялся:

— Трент хорошо платит.

— Еще бы! — воскликнула она презрительно. — Он может себе это позволить… Такие прибыли! Я вижу, что ошиблась насчет тебя. Ты такой же, как и Флэш Моран и остальные бандиты Трента.

— Вы не слишком фантазируете? — спросил Тим. — Я знаю только, что Трент — респектабельный бизнесмен и мэр. И, по-видимому, имеет очень влиятельных друзей.

Губы Сьюзан Слейд скривились.

— Если ты имеешь в виду банкира и судью — то они еще большие мошенники, чем Трент. Он прячется за их спины. Объединились, чтобы вместе вытеснить из округи мелких фермеров. И сами же обвиняют индейцев… Вот почему «Счастливчик Паломино» продает краснокожим спиртного столько, сколько те пожелают.

Тут Тиму все было ясно. Встретившись с ее насмешливыми глазами, он сказал:

— Пока я управляю салуном, индейцам там не продадут ни капли спиртного.

— Говорить легко…

— Тем не менее.

— Посмотрим…

— И увидите.

Теперь она снова смотрела на него с интересом.

— Ты говорил об этом Тренту?

— Пока нет.

Она покачала головой:

— Тогда тебя ожидает сюрприз… Тебе придется продавать спиртное краснокожим.

— Если так — здесь меня не увидят.

— Так у тебя еще имеются принципы?

— Так случилось, что я не доверяю индейцам. Сыт я ими по горло!

Сьюзан Слейд пристально посмотрела на него:

— Ты, чувствуется, здорово настроен против них…

— Я их презираю.

— По-моему, это довольно глупо. Но у тебя, видно, есть на то причины.

— Есть, — сказал он мрачно.

— Я было подумала, что ты принципиально против продажи спиртного индейцам, поскольку это запрещено законом хотя в этом закон и несправедлив к ним. Но теперь вижу, что у тебя к ним личные счеты… Ты до того ненавидишь краснокожих, что не желаешь терпеть их даже в такой мусорной яме, как «Счастливчик Паломино»…

— Думайте, что хотите.

— А что же еще прикажешь думать? Полностью с тобой согласна, что индейцев следует держать подальше от салуна. Но ты напрасно так настроен против них.

— Это — мое личное дело.

— А ты знаешь, что индейцев совершенно напрасно обвиняют в набегах на небольшие ранчо? Трент и его дружки только прикрывают этим вылазки своих собственных бандитов.

— Кто это докажет?

— Я намерена найти свидетеля. Трент использует Вульфа и несколько других наемников, чтобы списать на нескольких пьяниц-индейцев нападения на скотоводов.

— Я этим не интересуюсь, — сказал Тим. — Но пока я управляющий, в салуне их не будет.

— Думаю, не выйдет. Если ты собираешься остаться человеком Трента…

— Я — не чей-то там человек. Я сам по себе, — сказал Тим сердито и, повернувшись, вышел.

Глава пятая

Что бы ни думал Тим о Сьюзан Слейд как о шерифе, он не мог не восхититься ею как молодой женщиной. Она имела мужество, чтобы сказать ему то, что думает. Теперь ему предстояло внести ясность во взаимоотношения с Джимом Трентом. Так что он сразу же отправился назад в магазин скобяных изделий.

В офисе Трент был один. Он взглянул на Тима с легким недовольством:

— Что-нибудь уже не так?

— Может быть.

— Я не люблю, когда меня беспокоят с вопросами о делах салуна в рабочие часы магазина. Обычно я проверяю, как там идут дела, по ночам. В следующий раз ты, надеюсь, управишься сам.

Тим принял это к сведению.

— Я понял, — сказал он. — А вдруг я не захочу вообще управляться там?

Трент вынул сигару изо рта и изумленно взглянул на Тима.

— Но ты ведь уже взялся за эту работу за двойное жалованье!

— Я не знал тогда, что в мою работу входит еще и обязанность поить всяких индейцев.

Трент прищурился:

— Кто тебе это сказал?

— Многие говорят. По-видимому, в городе хорошо известно, что любой из этих проклятых сиу может получить через заднюю дверь в «Счастливчике Паломино» столько выпивки, сколько пожелает.

— Это тебя беспокоит?

— Меня беспокоят индейцы! Не желаю я иметь с ними ничего общего. И если это — часть моей работы, такая работа мне не нужна.

Трент задумался. Затем глубоко затянулся сигарой и выпустил облако дыма.

— Ты об этом ничего не говорил, когда мы договаривались.

— Я не знал тогда, что со «Счастливчиком Паломино» — Дело нечисто.

— Ты и теперь не знаешь ничего наверняка, — парировал Трент.

— Хватит и того, что знаю.

— О'кей, — сказал Трент. — Не беспокойся насчет индейцев. Их не будет. Это тебя удовлетворит?

— Посмотрим. И еще: Флэш Моран не намерен ладить со мной. Говорит, что будет отчитываться перед тобой и больше ни перед кем.

Трент стряхнул пепел с сигары.

— Пусть. Он человек способный. Я предпочитаю его сохранить. Я поговорю с ним. Нет резона отказывать ему связываться непосредственно со мной.

Взгляд Тима был холоден.

— Тогда я за него не в ответе.

— Все будет в порядке, — сказал Трент с облегчением. — Что-нибудь еще?

— Нет. Пока — ничего.

— Тогда все уляжется, — сказал Трент самодовольно. Больно уж ты совестлив для профессионала. Успехов!

— Я приведу все в порядок. Насколько смогу, — пообещал Тим Паркер мэру.

В первую ночь, как Тим приступил к своим обязанностям, дела в салуне шли хорошо. Бар был полон ковбоями, тесно было и за игорными столами. В глубине бара Флэш Моран председательствовал за покером в окружении простаков. Пианист Балди гремел клавишами. Разговоры и смех создавали в дымном зале атмосферу непринужденного веселья.

Тим, стоя у входа в салун, приветствовал постоянных клиентов. Теперь они знали, кто здесь отныне босс. И он то и дело ощущал на себе взгляды посетителей. Они как бы хотели оценить его, прежде чем что-нибудь произойдет. Зная об участи своих предшественников, он был не слишком обеспокоен нескрываемым любопытством к своей персоне.

Бармены знали свое дело и не скучали. Герби, старший бармен, видимо, невзлюбил Тима и старался держаться от него в стороне. Когда игра за покерным столиком закончилась, Тим заметил, что бармен, протолкавшись через толпу в зале, украдкой переговаривается с Флэшем Мораном. Пока эта парочка совещалась, Моран не спускал глаз с Тима.

Герби отошел от шулера и опять исчез из виду. Тим был готов последовать за ним — если бы знал, где его искать. Вдруг створки дверей широко распахнулись, и в салун вломилась шумная группа ковбоев. И среди них — тот самый здоровяк, с которым Тим подрался прошлой ночью. Они протопали мимо Паркера к стойке бара.

Здоровенный парень притворился, что не увидел его Лицо крепыша продолжало хранить следы недавней баталии. Он навалился на стойку бара и громко потребовал выпивку. Тим понимал, что не может покинуть свое место администратора теперь, когда нагрянула толпа этих баламутов. Поиски Герби и Флэша Морана придется отложить. Он остался у дверей, держа руку на кольте. Теперь многие из присутствующих поглядывали в его сторону, перешептываясь и хохоча.

В салун вошел помощник шерифа Пит Хольм. Старик бросил на Тима понимающий взгляд:

— Все спокойно?

— Как видите, — сказал ему Тим.

Слуга закона осмотрел посетителей.

— У тебя полно народу.

— Верно. И каждый хорошо проводит время.

— Тишина перед грозой?

— Я так не думаю, — сказал Тим, хотя был не слишком уверен в этом.

— Я слышал, как на улице кто-то обмолвился, что Рэд Барнс обещался заполучить когда-нибудь с тебя должок за трепку, полученную прошлой ночью.

Тим бросил взгляд поверх голов и увидел, что Барнс смотрит на них через плечо. Не отводя глаз от синяков на его лице, Тим сказал:

— А по-моему, ему и так хватит. Зачем напрашиваться на большее?

— Сегодня он привел на помощь друзей, — предостерег помощник.

— Благодарю за сведения.

— Это входит в мои обязанности, — сказал Пит Хольм. — Самое главное — это сохранять мир в городке. Понимаешь?

— Понимаю, — хмуро проговорил Тим, не спускавший глаз с Рэда Барнса, который начал о чем-то совещаться со своими друзьями за стойкой бара. — Только надеюсь, что он в здравом уме.

— Я на это не рассчитываю. Было бы нелишне оставаться здесь, внутри. В салуне они не станут нападать.

— Я запомню.

— Не то, чтобы мне очень уж хотелось спасать тебя своими добрыми советами, — проворчал помощник. — Ты прибыл сюда, чтобы наводить порядок для Трента… Значит, городу ждать от тебя добра не приходится.

— Странно слышать от тебя такие речи о мэре.

— Я за него не голосовал, — заявил Пит Хольм. — Никто из порядочных жителей не хотел его, но он вдруг набрал столько голосов…

— Выходит, в Мэд-Ривер не так уж много добропорядочных жителей?

— Выходит, Тренту известно, как набить избирательную урну подложными бюллетенями, — проворчал помощник. — А тебя он вводит в дело только, чтобы напакостить шерифу. Тут он не промахнется.

Тим удивился:

— Почему ты так решил? Мне симпатична мисс Слейд.

Пит Хольм побагровел.

— Нет нужды напоминать мне, что шериф — девушка! Это не значит, что она непригодна для такой должности. Ее отец был лучшим слугой закона в этих краях. До тех пор, пока его не убил выстрелом в спину какой-то конокрад, он держал Мэд-Ривер в руках. Не думай, что девчонка не годится для этой работы.

— Я так не говорил.

— Но ты имел это в виду. Какая разница?.. Может, ты еще будешь рад помощи шерифа.

— Возможно, — согласился Тим, вновь бегло взглянув на Рэда Барнса.

— Я полагаю, что шериф предупреждала тебя насчет продажи спиртного для сиу, — продолжал помощник, — А я просто хочу добавить: если мы поймаем тебя за руку — получишь по всей строгости закона.

— Тебе не о чем беспокоиться.

— Мы еще посмотрим, — предостерег Пит Хольм и, толкнув створки дверей, вышел.

Разговоры и смех в салуне становились все более приглушенными. Флэш Моран, стоявший в дальней части бара, изучал Тима с деланной улыбкой. Рэгтайм, который Болди извлекал из вконец расстроенного пианино, делался все крикливей. Посетители выжидающе смотрели на Тима. Он знал: что-то должно произойти.

Долго ждать не пришлось. Рэд Барнс повернулся спиной к стойке бара, держа в мускулистой руке стакан с виски. На его избитом лице появилась гадкая улыбочка. Громыхая сапогами, он прошел через весь зал и встал перед Тимом:

— Говорят, ты — новый босс в этой забегаловке?

— Что дальше? — спросил Тим спокойно.

Рэд Барнс усмехнулся:

— Я скажу тебе, что дальше! Твое виски — отвратительное пойло. Вонючая моча! — и он плеснул содержимое стакана в лицо Тима.

— Я тебя неплохо отделал прошлой ночью. Если тебе не нравится виски — убирайся вон! — сказал Тим, сдерживаясь.

Громила злобно проворчал:

— Ты побил меня прошлой ночью потому, что я был слишком пьян. Я бы разобрался с тобой прямо сейчас, но слишком уж ты желторотый! — и он толкнул Тима.

Толпа испустила пронзительный крик одобрения, и Тим вдруг понял, что находится в довольно затруднительном положении. Он тихо произнес:

— Олл райт, Барнс. Раз тебе не терпится получить еще одну трепку — сделаю тебе одолжение.

— Ты избавишься от своего сорок четвертого, я — от своих, и мы поговорим на улице, — сказал громила.

Тим припомнил предостережение помощника шерифа. Но сейчас у него не было выбора.

— Годится, — сказал Тим.

Он отстегнул ремень с кольтом и передал одной из салунных девочек.

Рэд Барнс отбросил свой пояс с оружием одному из своих дружков и вышел на улицу. Толпа хлынула за ним и вынесла с собой Тима. На полутемной улице толпа образовала круг в центре которого находились противники, и подбадривала их начинать схватку.

Где-то за спинами толпы тихо заржал конь, и его соседи по коновязи, почуяв что-то недоброе в холодном ночном воздухе, беспокойно забили копытами.

Рэд Барнс начал первым. Тим старался увертываться, чтобы удары противника теряли свою силу. Толпа ревела от восторга. «Еще один вид ночных развлечений для Мэд-Ривер», — подумал Тим и хватил громилу в челюсть справа.

Удар остановил Рэда только на секунду. Рассвирепев, он нанес Тиму несколько ударов левой в грудь и один — в висок. Удары были хорошие, Тим слегка зашатался, и это возбудило толпу, жаждавшую скорой развязки. Зрители орали Барнсу, чтобы тот покончил с новичком. Но Тим быстро пришел в себя и решил сосредоточиться на все еще распухшем после прошлой драки глазе громилы. Он попал; Барнс отшатнулся и взревел от боли. Окровавленный, он налетел на Тима вновь, нанося удары один ожесточеннее другого. Но лишь немногие из них достигали цели. Толпа орала, требуя большей активности.

Тим знал, что ему необходимо сделать — подбить противнику и второй глаз. Пусть Барнс бесится — так он будет уязвимее.

Как Тим и ожидал, Барнс снова ринулся на него, как разъяренный бизон. Тим пропустил пару неприятных ударов по корпусу, но, воспользовавшись удобным моментом, достиг желаемого преимущества. На минутку Рэд Барнс ослеп. Злобно воя, он бесцельно размахивал кулаками. Толпа хрипела от исступления.

Тим вплотную сошелся с противником. Апперкот — и Барнс, обмякнув, рухнул наземь. Тим, стоя над ним, поднял пуку, чтобы вытереть кровь с собственного лица. Он не ожидал продолжения. А оно последовало: один из закадычных друзей Рэда, смуглый и коренастый, бросился из толпы к Тиму, грубо схватил его за руку и, рванув победителя к себе, врезал ему по зубам. Застигнутый врасплох, Тим отступил на несколько шагов. Толпа завизжала, требуя новой крови. Тим быстро пригнул голову, едва успев спастись от удара правой — но тут же упал, сраженный левой.

Коренастый ковбой стоял над ним с грязной улыбкой. Тим откатился в сторону, не дав незнакомцу достать себя ногой. А через секунду он уже был на ногах и попал ковбою с правой и с левой в челюсть. Отлетев назад, тот потянулся к револьверу и уже почти вытащил его из кобуры, когда Тим ногой выбил оружие из руки ковбоя. Револьвер упал далеко в стороне. Овладев теперь собой полностью, Тим взялся за противника по-настоящему. Получив резкий удар в солнечное сплетение, тот разинул рот, беспомощно хватая воздух. Взгляд его затуманился, он согнулся и осел на колени. Тим приподнял его за рубаху и напутствовал сокрушительным апперкотом.

Кто-то в толпе охнул. Ковбой упал, как подрубленный, и остался лежать.

— В следующий раз, вытаскивая револьвер, вспомни эту ночь, — сказал Тим.

Он оглядел толпу:

— Есть еще кто-нибудь?

Никто не шелохнулся. Никто не ответил. Гнев отпустил Тима. Вздохнув, Паркер двинулся прочь. Он поднял с земли свою шляпу, хлопнул ею по ноге, стряхивая пыль, и надел. Понемногу зеваки потянулись за ним в салун.

Уединившись в своей конторе, Тим умылся холодной водой из тазика, стоявшего в углу. Он был доволен, что отделался несколькими синяками и ссадинами на костяшках пальцев.

Теперь возле стойки бара образовалось немало пустых мест. Тим сел на одно из них и заказал себе виски. Проглотил залпом, налил еще.

— Мне понравилось, как ты постоял за себя сегодня ночью, — спокойно сказал кто-то рядом.

Обернувшись, он увидел мужчину средних лет во всем сером. Глубоко посаженные глаза задумчиво изучали его из-под тяжелых бровей. Тим не раз уже убеждался, что такое лицо может быть лишь у честного, серьезного человека. Он сказал:

— Пришлось.

— Я это понял, — сказал незнакомец. — Выпьешь со мной? Я знаю, что ты новый управляющий в этом местечке, но все равно хочу тебя угостить.

Тим чуть улыбнулся:

— Должностью жажду не утолишь.

— Прекрасно, — сказал незнакомец и заказал выпивку для обоих. Затем представился: — Меня зовут Лайонел Мейсон. Я владелец «Летящий К». Это маленькое ранчо к северу от Мэд-Ривер.

Тим взглянул ему в глаза:

— Я не слышал, чтобы там остались какие-нибудь маленькие ранчо.

Незнакомец вздохнул:

— Там их не так много. Мое да еще парочка других. если набеги индейцев будут продолжаться и дальше, и этих ранчо не будет.

Подали виски, и Тим поднял стакан:

— За успехи «Летящего К».

Худое лицо Лайонела Мейсона просветлело.

— За это рад выпить… Шериф говорила мне, что ты заводишь здесь новые порядки: ни капли спиртного индейцам.

Тим пожал плечами:

— А разве не этого требует закон?

— В «Счастливчике Паломино» до сего времени не интересовались законом, — сказал фермер. — Я надеюсь, ты сдержишь свое слово.

— Будь уверен.

— Это обнадежит фермеров, — сказал Мейсон. — Глядишь, набеги индейцев прекратятся…

— Вполне возможно, — согласился Тим. Почувствовав неловкость, он отошел в сторону. Ему не хотелось, чтобы Мейсон решил, будто Тим намерен защищать какие-то там законы…

Он держался в стороне от всех, пока не подошло время закрывать салун. Он не видел Трента, не видел, как исчез Флэш Моран, но слышал от одного из барменов, что они вместе вышли через заднюю дверь. У Тима было тяжело на душе. В полном унынии он наблюдал, как бармены гасили огни и подсчитывали выручку. Он дождался, пока они не отнесли деньги в сейф в его кабинете. Утром предстоит сдать их в банк.

Центральный вход был уже заперт, и Тиму пришлось выйти через заднюю дверь. Он повесил на нее замок и двинулся темной аллеей к главной улочке городка.

Он заметил какое-то движение в тени деревьев на противоположной стороне главной улицы. А в следующий момент увидел вспышку от выстрела. Возле его головы просвистела пуля. Тим бросился на землю.

Глава шестая

Тим вытащил свой кольт и прицелился в двух всадников, выехавших из тени. Он открыл огонь; они ответили тем же. Пули ударили в землю совсем рядом. Всадники приближались… «Вот и все», — подумал Тим.

Но тут раздалась дробь копыт еще одного коня. Это спугнуло нападавших. Они пустили своих лошадей галопом, на прощание выстрелив еще разок. Последняя пуля обожгла Тиму плечо.

Спаситель подъехал к Тиму, который был уже на ногах, придержал коня и, наклонившись, спросил:

— Что у тебя еще стряслось?

Это была Сьюзан Слейд.

— Маленькая стычка, — с ухмылкой ответил Тим. Вернее, продолжение. Полагаю, это был Рэд Барнс или кто-нибудь из его закадычных друзей.

Сьюзан Слейд пристально посмотрела на него сверху вниз.

— У тебя одни неприятности в этом городе. Сам видишь.

— У меня уже давно одни неприятности.

— Ты просто счастливчик, что не схлопотал пулю. Куда держишь путь?

— Недалеко. Через пару домов отсюда. У меня комната над харчевней «Джули».

— Я позабочусь, чтобы ты был там в безопасности, -сказала она.

— Нет необходимости.

— Увидим, — сказала она с иронией, сдерживая шаг своего коня, чтобы Тим мог шагать рядом.

Он спросил:

— Ты всегда патрулируешь улицы в одиночестве в такой поздний час?

— Считаешь, это небезопасно для женщины? Даже если женщина — шериф? — ее тон был насмешливым.

— Признаться, никак не могу к этому привыкнуть, — признался он.

— Звезда шерифа — очень хорошая защита.

— И хорошая мишень, — напомнил он.

Они добрались до здания харчевни.

— Я не боюсь, — сказала она. — Все местные бандиты хотят видеть шерифом меня. Они воображают, что так — безопаснее для них. Я знаю, что они смеются надо мной. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Он улыбнулся ей:

— Надеюсь, последней будешь ты…

— Думаю, да… Ты все еще считаешь, что служить Тренту — стоящее дело?

— Это ненадолго.

Сьюзан покачала головой:

— Иногда ты кажешься человеком благоразумным. Но быстро портишь это впечатление.

С этими словами она тронулась вниз по улице к зданию тюрьмы.

Острая боль в плече напомнила Тиму о ране. Он поднялся по боковой лестнице на второй этаж здания и по узкому коридору прошел в свою комнату. Сквозь тонкие перегородки доносился храп постояльцев из других комнат. Тим зажег единственную лампу и начал осматривать рану. Она оказалась поверхностной, но более глубокой, чем хотелось бы. Тим промыл ее чистой холодной водой и наложил временную повязку. Это было правое плечо, а ведь утром ему, возможно, придется вытаскивать револьвер…

На следующее утро, сдав выручку в банк, Тим был приглашен в офис Нила Нильсона. Банкир сидел за своим столом с безутешным выражением на по-детски розовом личике.

Жестом усадив Тима в кресло, он обратился к нему своим высоким голосом:

— Я слышал, что прошлой ночью ты замешан в уличной драке.

Тим мрачно кивнул:

— Это правда.

— Ты должен избегать таких инцидентов, если собираешься продолжать работать у нас, — предупредил его банкир. — Мы хотим, чтобы дела в «Счастливчике Паломино» шли гладко.

Тим с едва прикрытым презрением уставился на розовощекого толстяка:

— Хочешь, чтобы грязное дело выглядело чистеньким?

Нил Нильсон нахмурился:

— Я бы советовал вам быть повежливей, мистер Паркер. Мы наняли тебя, чтобы ты подтвердил свое искусство владеть Револьвером, а не критиковал нас или же дрался с местными задирами.

— Подозреваю, что задиры тоже работают на тебя. Так что ты мог бы оповестить об этом и их.

— Барнс совсем отбился от рук, — согласился банкир. — Трент давно собирался поговорить с ним.

— Самое время, — сухо произнес Тим. — Хорошо бы заодно поговорить и с Флэшем Мораном, который науськивает его на меня.

— Моран — надежный человек, даже если он в чем-то ошибся…

— Значит, он для тебя важнее, чем Барнс, — сказал Тим с горечью.

— Откровенность никогда не считалась в обществе качеством положительным, Паркер,

— Я постараюсь это учесть.

— Слышал, у тебя какое-то странное отношение к краснокожим…

Лицо Тима посуровело:

— Я не потерплю их рядом.

— Может, пересилишь себя?

— Не думаю, — сказал Тим, вставая. — Что-нибудь еще хотите мне сказать? Я должен возвращаться в салун.

Банкир вздохнул:

— Ты слишком импульсивен. Надо обуздывать свои чувства. Что касается краснокожих, то здесь добрая половина населения их ненавидит. Индейцы — источник многих бед для скотоводов округа. Банк вступает во владение теми ранчо, хозяева которых не могут больше противостоять краснокожим.

Тим через силу улыбнулся:

— Это тебя печалит? Я слышал, что агенты «Юнион Пасифик» (Название железнодорожной компании.) могут появиться здесь со дня на день. Компания платит хорошие деньги за право проложить рельсы через земли этих ранчо.

Круглое, розовощекое лицо Нила Нильсона помрачнело,

— Опять откровенничаешь, Паркер, — предостерег он.

Тим покидал банк с чувством облегчения. Ему не нравился никто из троицы, которая наняла его. Но теперь он выяснил, что круглолицый банкир вызывает у него наибольшее отвращение.

Не успел Тим взобраться на кобылу, как к нему подскакал Пит Хольм. Полицейский сказал:

— Шериф ищет тебя.

— Похоже, шериф без меня жить не может?

— Не время для острот, — сказал старик. — Она хочет, чтобы ты явился без промедления: у нее на то веские причины.

— Я загляну, — согласился Тим.

— Я поеду с тобой, — многозначительно сказал Пит Хольм.

Тим в удивлении уставился на него.

— Это что, арест?

— Я бы не называл это так.

Тим взобрался в седло и повернул пегую.

— Сдается мне, что полиция уделяет мне массу внимания, — сказал он. — У вас что, клиентов не хватает?

— Ты прельщаешь больше.

Путь до здания тюрьмы они проделали в молчании.

Когда Тим и Хольм вошли в небольшой офис с обшарпанным дощатым полом и фотографиями разыскиваемых преступников на стене, там никого не было. Старый помощник бросил на Тима зловещий взгляд и оставил его одного, снова выйдя на улицу. Паркер постоял, читая афиши о розыске убийц из Аризоны и Техаса. Наконец, появилась Сьюзан Слейд.

— Как полагаешь, а твой портрет скоро появится на такой афише? — спросила она.

Тим выжал из себя улыбку:

— Я обвиняюсь в убийстве?

— Твой револьвер сдается по найму.

— Не стану отрицать.

— И не стоит: мне же известно, что твой хозяин — Трент.

Тим нахмурился.

— Я не люблю это слово — «хозяин». Для Трента я — управляющий в «Счастливчике Паломино», и только. Никто мне не хозяин.

Девушка покачала головой:

— Как ты можешь быть так глуп? Тот, кто торгует своим умением стрелять, кончает тем, что за его голову назначают награду.

— Правда?

Сьюзан бросила на него отчаянный взгляд:

— Прошу: одумайся. Когда я увидела тебя в первый раз, то подумала, что ты обыкновенный бродяга, который ищет легких денег. Теперь же я удивлена.

— Удивлены — чем?

— Ты разделался с Рэдом Барнсом. Думаю, Тренту совсем не по душе твоя драка с этим бандитом. Ссоры по пустякам — это не по-семейному.

— Я не претендую на родство с Барнсом.

— Ну, отчасти-то вы — родственники. Барнс служил Тренту задолго до того, как ты появился в Мэд-Ривер.

— Мне об этом неизвестно,

Она кисло улыбнулась.

— Это становится у тебя привычкой — ничего не знать как раз о том, что может тебе доставить неприятности. Куда ты отправился после того, как я оставила тебя прошлой ночью?

— В свою комнату. Должно быть, прежде чем уехать, вы видели, как я поднимался по лестнице.

— Я уехала сразу, — сказала она. — А не спускался ли ты обратно поискать Рэда Барнса?

— Еще чего! Я был занят своей раной. Барнс или кто-то из его дружков зацепил меня. Еще и сегодня побаливает.

— Итак, выходит, ты отправился в свою комнату и остался там?

— Да. А к чему эти расспросы?

Некоторое время она молча, пристально смотрела на него со странным лицом. Затем сказала:

— Выходи: Я хочу показать тебе что-то.

Она повела его в темный холл, оттуда — к какому-то сараю. Толкнув дверь, она посторонилась и предложила:

— Посмотри, что там.

Пожав плечами, он вошел в сарай. Через минуту, когда глаза привыкли к темноте, он увидел тело. Человек лежал навзничь на дощатом полу. Это был Рэд Барнс. В центре его лба зияла дыра. Лицо громилы хранило гримасу испуга.

Тим отвернулся, почувствовав легкую тошноту. Девушка поджидала его у дверей, внимательно следя за его реакцией на увиденное.

— Так что, твоим счетам с Рэдом Барнсом пришел конец?

— Думаю, да, — сказал он, не глядя на нее.

— И я не знаю никого, кто имел бы более вескую, чем у тебя, причину всадить ему пулю в череп, — сказала она сурово.

— Это был не я.

— Возможно, — согласилась она. — Но я полагаю, что ты был тому виной.

Он окинул ее тяжелым взглядом:

— Я хочу, чтобы вы знали: я не принимал в этом никакого участия.

— Ты работаешь на Трента.

— Что из того?

— Это дело из разряда тех, что случаются у Трента. Ты работаешь на него — значит, тебе такие методы должны быть по душе.

— Жизнь может проделывать с человеком разные штуки. Но наступает время, когда ты согласен служить только себе самому.

— Не думаю, что человек может жить сам для себя. Если он порядочен…

— Ты могла бы быть терпимей, — не сдержался Тим. — Ты не страдала столько, сколько другие.

Глаза девушки сердито сверкнули:

— Моя мама умерла от лихорадки, когда я была слишком маленькой, чтобы запомнить ее. А своего отца я видела застреленным!

Их глаза встретились.

— Моя жена была убита бродячим полукровкой, и закон ничего не сделал с ним.

— Поэтому ты и стал таким, какой есть?

Тим пожал плечами, сам удивляясь, почему рассказывает ей все это… Он никогда и ни с кем так не откровенничал.

— Во всяком случае, до того я не сдавал внаем свой револьвер.

На лице Сьюзан отразилось сочувствие:

— Я могу понять: тяжелый удар. Но достаточно ли этого, чтобы возненавидеть всех индейцев? Не слишком ли ты жалеешь себя?

— Не надо так…

— А как еще? Ты слишком занят собой. Надо мной многие смеются. Другие полагают, что используют меня. Это горько. Но я стараюсь не замечать этого. Я взялась за работу шерифа, чтобы сберечь то, чего достиг мой отец.

— И надеетесь на успех?

— Я стараюсь. По крайней мере, я не сдалась, как ты.

Он изучал ее некоторое время. Потом спросил:

— Поучения закончены?

— Да. Я хотела, чтобы ты пришел сюда и увидел Барнса, увидел, к чему это приводит. Его я отправлю к гробовщику. А ты, если не дурак, то уберешься из города. Останешься здесь с Трентом — закончишь с пулей в голове, как Барнс. Или твое имя будет красоваться на одном из плакатов: «Разыскивается Тим Паркер…»

Тим улыбнулся.

— Я не испугаюсь ни того, ни другого. Я ехал сюда, зная правила игры.

Казалось, девушка погрустнела;

— Не говори потом, что тебя не предупредили.

— Не скажу, — ответил он.

Глава седьмая

Когда Тим, полный решимости поговорить с мэром Мэд-Ривер, появился в магазине скобяных изделий, Трент не проявил ни малейшего интереса к смерти Рэда. Тим понимал, что это притворство, однако он не решился все высказать мэру в лицо. Не время было раскрывать свои карты. Он заговорил о стычках с Флэшем Мораном. На любые требования Тима шулер отвечал лишь презрительной усмешкой.

Трент угрюмо выслушал Паркера и, не отрывая взгляда от затоптанного ковра на полу своего офиса, заметил:

— Сдается мне, что ты, словно младенец, слишком уж чувствителен к тому, что говорит и делает Моран.

Тим был разгневан.

— Я не доверяю ему! Из-за него я столкнулся с Рэдом Барнсом. Да и сейчас он поступает не лучше.

— Барнс был дурак и забияка. Нельзя винить за это Морана.

— Я видел, как Моран подбивал его.

Мэр продолжал изучать узор на ковре.

— Будет лучше, если ты про все это забудешь, — сказал он.

— Я не уверен, что смогу продолжать работу в салуне, пока Моран там,

Трент набычился:

— Моран нам нужен за карточным столом. Он приносит хорошую прибыль.

Тим положил руку на рукоятку кольта.

— Может статься, что тебе придется выбрать, кто тебе нужен больше — он или я.

— Надеюсь, не придется, — сказал загадочно Трент.

И все осталось по-прежнему.

За прошедшую неделю в окрестностях не было отмечено ни одного набега индейцев на ранчо. И разговоры о вылазках краснокожих утихли в Мэд-Ривер сами собой. Выглядело это так, словно убийство Рэда Барнса положило конец безобразиям.

Однако Тима тревожили подозрения, что это — лишь передышка перед грозой. Ходили слухи, что индейцы снова собираются на холмах… Некоторые из владельцев ранчо ожидали нападения. Но были и такие, кто уже продал свои земли синдикату Джима Трента. На земли синдиката сиу не нападали никогда…

Швед Олсси распростился со своими владениями и двинулся в более тихие края. Но по-настоящему удивило Тима известие о том, что Лайонел Мейсон, тот самый спокойный, мужественный фермер, почти готов расстаться со своим ранчо. Не может быть, чтобы фермер сдался, не пытаясь дать отпор краснокожим!

И когда Мейсон спустя несколько дней появился в «Счастливчике Паломино», Тим сразу решил расспросить его, в чем дело.

— Что такое? Я слышал, ты бросаешь «Летящего К»?

Фермер мрачно улыбнулся.

— Кое-кто выдает желаемое за действительное, — сказ он.

— Значит, не уезжаешь?

— Нет. Если, конечно, они не вынудят меня…

— Ты не просил шерифа о помощи?

Мейсон кивнул:

— Да, и она обещала сделать все, что в ее силах. Ее помощник Хольм берется охранять мои владения несколько ближайших ночей.

— Что ж, вот и первая серьезная попытка остановить сиу…

— Мы попробуем.

— Может быть, они оставят тебя в покое?

— На это я не надеюсь, — сказал Мейсон. — Соседи мои поступают кто как. Трудно жить, когда ожидаешь худшего в любую из ночей. Но я слишком привязан к своему ранчо.

— Надеюсь, все обойдется, — ободрил его Тим.

— Не могу я понять, с чего бы это тебе быть на моей стороне, если ты работаешь на Трента?

— А почему нет? — вспыхнул Тим.

— Сам знаешь, как многие из нас относятся к мэру Тренту… А ты, между прочим, — ты держишь свое обещание: ни капли спиртного индейцам?

— Да.

— Не похоже что-то… Они получают свое пойло, как и раньше. И я слышал, что берется оно отсюда.

— У меня другие сведения, — настаивал Тим, хотя в нем закипал гнев от мысли, что кто-то может действовать за его спиной.

— Я бы на твоем месте приглядел за ними получше. Если, конечно, ты действительно настроен сдержать свое обещание.

— Настроен, и всерьез, — заверил его Тим.

После того, как фермер ушел, Паркер переговорил с угрюмым барменом Герби. Тот сказал, что никто из них не отпускал сиу ни капли спиртного. Но Тиму показалось, что отвечал он как-то неуверенно и уклончиво. Расспрашивать Морана Тим не стал, зная, что правды от того не добьешься. Он решил скрытно проследить за шулером. Если Моран попадется — это и будет повод уволить его.

В один из ближайших вечеров в салун заглянул преподобный Абель Грей. Было еще рано, и зал был почти пуст. Грей улыбнулся Тиму и сказал:

— Мы совсем потеряли тебя из виду в последнее время.

Тим был смущен: он намеренно избегал встреч со священником и его дочкой.

— Я тут как привязанный…

Священник пристально оглядел зал и заметил:

— Странно: у тебя такое большое помещение каждую ночь переполнено, а я в моей маленькой церкви не могу собрать даже небольшую группу…

Тим печально усмехнулся:

— Я предупреждал вас, преподобный: перспективы для церкви в Мэд-Ривер — не из лучших.

Похоже было, что пожилой священник смирился со своей участью.

— Я не отказываюсь от задуманного, уверяю вас в этом. Но это печально.

— Я сожалею.

Преподобный переменил тему:

— Я пришел не случайно. Моя дочь собирается приготовить на завтра парадный ужин. Ведь завтра — мой день рождения. Мы оба хотели бы, чтобы ты присоединился к нам.

Тим заколебался:

— Не так просто будет вырваться отсюда…

— Знаю. Но мы могли бы устроить торжество пораньше. Ведь публика соберется здесь поздно ночью.

— Что ж, тогда смогу к вам присоединиться. Но мне придется рано вас покинуть.

Проповедник обрадовался:

— Сабрина и я — мы это понимаем. Убедишься: она превосходно готовит. У нас будет жареный цыпленок по-мэрилендски, это мое любимое блюдо. Ровно в шесть часов, договорились?

— Хорошо, я буду, — согласился Тим.

…Сабрина встретила его в светло-зеленом платье, которое было так к лицу красавице-блондинке. Обед оказался потрясающим. А что сотворили женские руки с грязными комнатами позади лавки! На окнах — роскошные занавески, на стенах — новые обои…

Лавка также была отделана заново. Отмытые добела стены и кафедра проповедника выглядели отлично. После обеда Сабрина и ее отец провели Тима по своим владениям. Поднявшись на кафедру, священник сказал:

— Мне очень приятно, что мы сумели повлиять на нескольких местных индейцев. Обнаружилось, что они не так уж и плохи.

— Рад за вас, — сказал Тим натянуто. Эту тему ему не хотелось обсуждать.

Сабрина укоризненно покачала головой:

— Я знаю, у тебя есть предубеждения… Но индейцы здесь — в самом отчаянном положении. Они жалуются, что их обманывают в местных лавках, и вообще скверно с ними обходятся. Но принимают это покорно…

Преподобный обратился к Тиму:

— Ты ведь знаешь, что они продолжают получать спиртное?

— Да, я уже слышал, — признался Тим. — Уверяю — я тут не при чем.

Пожилой священник одобрительно кивнул.

— Я рад это слышать.

Спустя некоторое время он извинился, сказав, что должен навестить кого-то из его паствы, и оставил Сабрину и Тима вдвоем.

Они вернулись в уютную жилую комнату. Усевшись на свое любимое местечко, Сабрина спросила:

— Вы по-прежнему считаете, что у вас хорошая работа?

Он пожал плечами.

— Это работа, которую я знаю.

— Но вы были фермером… — сказала она.

— Был когда-то.

— Вам никогда не приходила мысль — вернуться к той жизни?

— Никогда.

— Я понимаю, — сказала она грустно и умолкла.

Тим долго не решался нарушить неловкое молчание. Наконец, сказал:

— Мужчине тяжело оглядываться назад. Еще тяжелее — начинать сначала. Ведь ты уже не тот, что был когда-то.

Блондинка озабоченно взглянула на него:

— Я боюсь за тебя, Тим.

То, что она впервые обратилась к нему по имени, и тон, каким она это сказала, поразили его. Он спросил:

— Почему?

— Сам знаешь. Назревает что-то ужасное. Все до единого говорят, что девушка-шериф не в состоянии поддерживать порядок. Папа думает, что она не потеряла свое место лишь благодаря поддержке тех, кто попирает законы.

— Если придет беда, каждый из нас окажется в опасности. А насчет Сьюзан Слейд твой папа ошибается. Она старается…

— Но она — всего лишь девушка, такая же, как я!

— Нет, не такая. Ее отец был здесь шерифом до нее, и она знает, что значит — быть представителем закона. И помощник у нее хороший…

Блондинка поднялась:

— Ты говоришь так, словно действительно веришь, что она способна держать город в руках!

— Она неплохо справляется со своим делом.

— Ты не влюбился в нее, Тим?

Он удивленно поднял брови:

— Почему ты спрашиваешь?

— Не знаю… — беспомощно ответила девушка. — То, как ты о ней говоришь, наводит на мысль, что она много значит для тебя.

Он проглотил комок, подступивший к горлу.

— Я думаю, она заслуживает доверия.

— Я понимаю, — сказала тихо Сабрина.

— И я повторю: твой отец ошибается, если думает, что она заодно с местными воротилами.

Было заметно, что Сабрина расстроена.

— Я передам ему твои слова, — пообещала она.

Тим обеспокоено заглянул ей в глаза.

— Если что стрясется, вам двоим придется хуже всех — тебе и твоему отцу.

Блондинка покраснела:

— Мы не так напуганы или слабы, как вам кажется, мистер Паркер!

— Теперь уже — «мистер Паркер»?

— Не говорите о нас свысока лишь потому, что мы пытаемся делать людям добро, — сказала она, явно готовясь расплакаться.

— Ты ошибаешься. Я не насмехаюсь над тобой, — сказал Тим торжественно, беря ее за руки. — Но я знаю, что порядочные люди — такие, как вы, — всегда принимают на себя первый удар.

Слезы потекли по ее щекам.

— Я ужасно боюсь, Тим, за папу, за тебя, за всех нас!

Он прижал ее к себе и поцеловал. И тут же разжал руки:

— Извини. Я не имел права…

В ее глазах была нежность.

— Ты его имеешь…

— Ты не поняла!

— Поняла. Не лишай себя права на любовь, Тим. Смотри, к чему это ведет: заправлять злачным местом, прислуживать какому-то Тренту…

— Это мое дело, — предостерег он.

— Не говори мне, что твоей жене понравилось бы, что ты стал тем, кем стал! Нельзя жить ненавистью. Она разрушит тебя самого.

— Я-то думал, что для проповедей место — в церкви…

— Тим! — воскликнула девушка с упреком, еще больше краснея.

— Ужин был прекрасный, Сабрина. Поздравь своего папу еще раз от меня, — сказал он и ушел, не оглядываясь.

Рассерженный, он шел на огни и шум «Счастливчика Паломино».

Пнув дверь, он увидел, что салун переполнен. Вот только Флэша Морана не было. Игорный стол пустовал.

Бармен Герби наблюдал за Паркером из-за стойки. Он нервничал, и Тим догадался: что-то происходит.

Глава восьмая

Тим спросил у Герби, где Флэш Моран. Бармен притворно удивился: как, разве Моран не за своим столом? Тим протолкался через толпу посетителей и по длинному, узкому, темному коридору отправился на склад.

Ему послышались приглушенные голоса и возня. Вытянув из кобуры кольт, он осторожно двинулся вперед. Доски под ногами скрипнули, и он пошел медленнее. Глаза уже почти свыклись с темнотой, и он увидел человека, что-то снимающего с полок и передающего кому-то другому. Тим прибавил шагу — и успел в самый раз, чтобы застать Флэша Морана за передачей бутылок полукровке Вульфу. Тим, не колеблясь, нажал на спусковой крючок. Пуля вдребезги разнесла бутыль в руке Флэша.

Тот вскрикнул, обернулся и, выхватив свой револьвер, выстрелил в ответ. Тим увернулся, прыгнул вперед и выбил оружие из рук шулера. Завязалась борьба. Вульф и его спутники бросились наутек. Моран же, свирепо ругаясь, бурно сопротивлялся. Но Тим был моложе и сильнее.

Обезоружив шулера, Тим принялся наносить ему удары, пока не услышал хныканье. В кромешной тьме шулер все же узнал своего противника.

— Прекрати, Паркер! — взмолился он. — Хватит!

Тим стоял над упавшим на колени Флэшем с кольтом в руке. Он сказал холодно:

— Так значит, это ты продаешь сиу спиртное?

— Это не я, Паркер! Так распорядился Трент!

Тим не сомневался, что шулер говорит правду. Но ведь и Моран грел руки на этом грязном бизнесе. И даже испытывал удовольствие, выполняя инструкции Трента наперекор Паркеру. Тим сказал с отвращением:

— Ну хорошо. Поднимайся. И не пытайся искать свой револьвер.

— Нет-нет, Паркер, — шулер поднялся с колен.

— И не вздумай подстроить какую-нибудь пакость вроде нападения одного из твоих головорезов, — предостерег Тим. — Терпение мое лопнуло.

— Со мной у тебя больше не будет неприятностей. Я обещаю!

— Чего стоят твои обещания!..

Тим повернулся и пошел в салун.

Он был в ярости. Значит, Трент не посчитался с его решением не продавать спиртное индейцам. Просто вменил это в обязанность Флэшу Морану. Вот и предлог сказать мэру в лицо все, что тот заслужил…

Тим направился прямиком в магазин скобяных изделий. Как и полагалось в такой поздний час, центральная дверь была на замке. Но Паркер заметил, что в офисе Трента с той стороны здания горит тусклый свет. Он обошел дом кругом и постучал в дверь. Послышалось шарканье ног по коридору. Осторожный голос спросил через дверь:

— Кто там?

Это был Трент.

— Я, Паркер. Нужно срочно поговорить с тобой.

Лязгнула щеколда, дверь приотворилась. Трент сказал с упреком:

— Ты должен возвращаться в салун. Сейчас самая работа,

— Мы и об этом поговорим, — пообещал Тим, входя.

— Надеюсь, у тебя действительно что-то важное, — сказал Трент, запирая за ними дверь. — Здесь Нильсон и судья. Они обсуждают со мной дела, и им не очень-то понравится…

— Причина у меня серьезная, — бросил Тим.

— Посмотрим, — сказал мэр. Он провел Тима в офис. Тим оказался в плохо освещенной комнате.

Судья визгливо сказал:

— Тебе полагается сейчас быть в «Счастливчике Паломино» и охранять наши интересы!

Джим Трент плюхнулся в свое вращающееся кресло перед бюро.

— Я уже сказал ему это!

Жирный Нильсон, подавшись вперед в своем кресле, добавил:

— Ну, напомнить лишний раз не повредит…

— Ну же, Паркер, — сказал Трент. — Что тебя гложет?

Тим не сводил глаз с мэра.

— Мы только что интересно поболтали с Флэшем Мораном.

Трент рассмеялся:

— Впервые слышу, что Моран может быть интересным собеседником!

Тим прищурился:

— Тем не менее, он рассказал кое-что интересное. Например, что он по твоему приказу продавал спиртное Вульфу и остальным индейцам.

Человек во вращающемся кресле ответил не сразу. Сначала он бросил многозначительный взгляд на жирного Нильсона и косоглазого судью.

— Когда я брался за работу в «Счастливчике Паломино», я поставил условие: никакой выпивки для сиу! И я соблюдал это, — сказал Тим.

— Мы помним, что у тебя есть свои причуды насчет индейцев и спиртного, — ответил Трент. — И мы готовы пойти тебе навстречу. Вот мы и велели Морану взять на себя эту часть работы, чтобы ты не расстраивался.

— Ты сказал ему продолжать это тайком от меня, за моей спиной!

Джим Трент поднялся из кресла, его лицо исказила ярость:

— Мы тут решаем серьезные проблемы, и у нас нет времени выслушивать дурацкие жалобы.

— И ты надеешься, что я допущу это?

— Даже уверен. Кто ты такой, Паркер? Если ты сам этого не знаешь, я объясню. Ты — бродяга, которого мы наняли и привезли сюда, чтобы ты делал, что тебе скажут!

— Вот именно, — вторил мэру банкир. — А до твоих взглядов нам дела нет.

— Эта дрянь должна знать свое место, — раздраженно сказал судья. — И это твоя ошибка, Трент, — представить ему нас!

Тим знал: по-своему они правы. Если ты продаешь свой револьвер и свои принципы, нет у тебя права спрашивать, что именно тебе прикажут делать.

Приняв молчание Тима за согласие, Трент обратился к нему почти дружески:

— Давай-ка забудем обо всем этом, Паркер. Возвращайся к своей работе, а мы возьмемся за свои дела. Приглядывай за салуном и не мешай Морану. Я полагаю, вы еще сработаетесь. Ты ведь не стремишься и дальше портить с ним отношения? — спросил мэр с надеждой.

— Мы с ним немного поцапались, джентльмены. И Флэшу немного нездоровится…

Трент нахмурился:

— Плохо, очень плохо. У Флэша скверный характер. Он тебе этого не простит. Тебя ждут трудности…

— Вовсе нет, — сказал Тим. — Дело в том, джентльмены, что я на вас больше не работаю.

Трент помрачнел.

— Ты не можешь бросить работу. Мы заплатили тебе хороший аванс!

— Слишком хороший, — возмутился банкир.

— Это просто воровство! — завопил судья.

— Как вы — так и я, — ответил Тим.

Мэр смотрел на него с ненавистью:

— Ты сам сделал выбор, Паркер, — сказал он. — Может, ты и прав. Но предупреждаю: убирайся из Мэд-Ривер! Отныне в нашем городе жизнь тебе не гарантирована.

— Можно подумать, свет для меня клином сошелся на этой дыре!

— Просто убирайся отсюда — вот все, что я тебе скажу, — не успокаивался Трент. — И не надейся, что это сойдет тебе с рук. Ты ведь уедешь, не расплатившись с долгами, и я постараюсь, чтобы тебе было нелегко подыскать другую работу.

— Это меня не волнует, — ответил Тим.

Держа руку на кольте, он попятился из офиса, быстро спустился к выходу, отодвинул засов на двери и вышел. Но успел сделать лишь три-четыре шага, как услышал у себя за спиной шорох. В следующее мгновение его револьвер был выбит, и чьи-то мощные руки стиснули Тиму горло.

— На этот раз ты не такой прыткий! — прорычал противник, и Тим узнал голос бармена Герби. Так вот кого Моран послал рассчитаться с ним…

Рассчитав свои силы, Тим пнул великана ногой в пах. Бармен взревел от боли и ярости. Хватка его ослабла. Мгновения хватило Паркеру, чтобы вывернуться из смертельных объятий и отступить в темноту аллеи.

Великан не отставал от него, но в открытом бою преимущество было за Тимом. Великан не успевал отвечать на быстрые удары. Атака, один-два стремительных выпада — и Тим проворно отскакивал. Мощные удары неповоротливого бармена оставались, по большей части, без адреса. Наконец, удар Тима пришелся Герби прямо в подбородок. Со слабым стоном он рухнул на колени. Тим продолжал осыпать ударами его голову. Конец наступил скоро: бармен завалился на бок и больше не двигался.

Тяжело дыша, Тим зажег спичку, отыскал свои револьвер и шляпу и быстро пошел по аллее.

Да, в Мэд-Ривер ему будет трудно выжить. Нет смысла тут оставаться. Вот только разобраться с кое-какими делами… В платной конюшне Тим взял лошадь и поскакал к особняку Сэма Смита.

Сонный слуга-индеец открыл гостю, и Тим решил не беспокоить хозяина дома до утра.

Утром огромный особняк казался пустым и безжизненным, и Тим подумал, что Смит где-то в отъезде. Но тут старый старатель неожиданно вынырнул из какого-то закоулка своей роскошной берлоги.

— Рад тебя видеть, — приветствовал старатель Паркера. — Ну, как твоя работа?

— Я теперь человек свободный, — сказал Тим. — Прошлой ночью я вышел из дела.

Сэм Смит присвистнул:

— Я думаю, это не доставило удовольствие Тренту и его партнерам.

— Они очень расстроились.

— Трент — опасный враг, — предупредил старик.

— Я знаю.

— Но ты ведь ушел от него не без причины?

— Флэш Моран продавал виски краснокожим, хотя я это запретил.

— Так вот что заставило тебя уйти…

— Я думал, передо мной хотя бы извинятся.

— Что же сказал Трент?

— Что в Мэд-Ривер — не тот климат для моего здоровья.

— Он прав, — согласился старик. — Теперь твоя жизнь не будет стоить здесь и цента.

— Я прекрасно управляюсь с оружием, если на то пошло, — напомнил Тим.

— Ты не знаешь, какой властью обладают эти люди. Ты — не чета им и их убийцам.

— Я и сам был одним из них. Вспомни-ка.

— Конечно. Но теперь ты — не «один из них», а просто один. Затаись на время. Останься-ка здесь. Ты умеешь играть в шашки?

— Немного.

— Отлично. О, давненько я ждал, с кем бы сыграть… Можешь оставаться у меня, сколько захочешь.

Тим покачал головой:

— Спасибо, но я тронусь дальше.

— Вот уж не думал, что ты приехал только за тем, чтобы сказать мне это, — расстроился старик.

— Я хотел сказать тебе — до свидания. Ты был первым из тех, с кем я познакомился по пути сюда. Не хочется уезжать, не поговорив с тобой.

— Право, приятно это слышать, сынок. Только лучше бы ты остался. Мне так одиноко в этом огромном замке…

— Могу себе представить, — сказал Тим. — Может, иногда я буду возвращаться, чтобы пожить с тобой здесь…

— Я буду ждать.

— А сейчас мне надо вернуться в город и повидаться еще кое с кем, — сказал Тим.

Старик хитро подмигнул ему:

— А «кое-кто» — это та хорошенькая малышка-блондинка, что была в дилижансе?

Тим улыбнулся:

— Ты прав. Хочу попрощаться с Сабриной и ее отцом. Они — прекрасные люди. Этому городу повезло, что они поселились тут.

— Да. Я тоже так считаю. Но не думаю, что преподобный отец продержится здесь долго. Он не сможет устоять против беззакония в городе, где правят подобные Тренту.

— Если порядочные люди объединятся, они смогут провалить Трента на выборах…

— Ни один не отважится пойти против него. Может быть, кроме меня. Но голосовать за меня они не будут, потому как вообразили себе, будто я — сумасшедший.

Тим рассмеялся:

— Может быть, сумасшедший мэр — это как раз то, что нужно Мэд-Ривер?

— Я еду в город вместе с тобой, — объявил Сэм Смит. — Устал я разговаривать сам с собой в окружении этих индейцев.

— Поехали, если хочешь, — сказал Тим. — Но я для тебя — опасная компания, если Трент решит начать на меня охоту.

— Я рискну. Между прочим, я еще не разучился нажимать на курок, — сказал старик и тут же перепоясался ремнем с шестизарядным кольтом.

Это произвело на Тима впечатление.

— Тебе идет, — сказал он.

Странная получилась пара: старый старатель верхом на муле плелся позади лошади, на которой ехал Тим, и пыль клубилась между ними так, что временами Тим просто терял спутника из виду. До Мэд-Ривер они добрались лишь после полудня. В городе было тихо.

Тим направился прямиком к лавке, где расположился преподобный Абель Грей. Паркер привязал лошадь прежде, чем отставший Сэм Смит успел подъехать к коновязи. Старик махал ему рукой, делая какие-то знаки. Тим помахал ему в ответ и вошел в лавку. За кафедрой никого не было. Но священник, видимо, услышал шаги и вышел из своей комнаты. Похоже, он удивился, увидев Тима.

— Не ожидал увидеть тебя в такой ранний час, — сказал он. — Ты слышал? Индейцы возобновили свои налеты.

— Налеты? — Тим был ошеломлен.

— Прошлой ночью они напали на ранчо Лайонела Мейсона.

Глава девятая

Тим спросил у священника:

— Много бед натворили?

— Могло быть и хуже, — ответил Грей. — Сожгли дотла несколько построек и угнали часть скота. Но ранчо и большая часть припасов уцелели.

— А Мейсон? Мейсон жив?

— Да. Следует возблагодарить Господа за это. Но одного хорошего человека город прошлой ночью потерял: Пит Хольм был на ранчо с несколькими своими людьми… Он убит в перестрелке.

Тим оцепенел:

— Убили беднягу Пита?

— Да. Если бы не он и его люди, все могло кончиться хуже.

В лавку вошел Смит. Тим пересказал ему новости. Бывалый старатель разволновался:

— Снова они за старое… Ты знаешь, мои индейцы, прислуживающие в доме, подозрительно вели себя прошлой ночью. Они всегда так накануне налета. Видимо, сиу оповещают своих.

— Тебе это кажется. Сомневаюсь, что тут замешаны многие индейцы. Может, лишь Вульф да его пьяные дружки которыми прикрываются Трент и его бандиты.

— Может, ты и прав, но доказать это будет нелегко.

— Как несправедливы бывают люди, относясь с предубеждением к краснокожим, — грустно сказал священник.

Старый старатель хитро усмехнулся:

— А вот один наш молодой друг не любит даже находиться с индейцами под одной крышей…

Тим смутился:

— Да, индейцы мне — не компания. Но мне противно наблюдать, как Трент и кучка его негодяев выходят сухими из воды, сваливая вину на индейцев.

— Тогда почему ты продолжаешь работать в «Счастливчике Паломино», где спаивают индейцев? — вызывающе спросила Сабрина, незаметно появившаяся в дверях.

Он посмотрел на девушку:

— Мне там больше нечего делать. Я бросил эту работу прошлой ночью, еще до налета.

Дочь священника бросилась к нему:

— Тим, как это здорово! Я знала, что ты когда-нибудь порвешь с прошлым!

— Я не говорил, что исправился, — предостерег ее Тим. — Я только сказал, что больше не работаю на Трента.

Преподобный отец улыбнулся:

— Для начала и это хорошо.

— В самый раз, чтобы его продырявил кто-нибудь из людей Трента, — сказал Сэм Смит.

Сабрина испуганно взглянула на старого старателя:

— Вы правы, мистер Смит, — и добавила для Тима: — Ты должен уехать из города.

— Я был готов уехать, — признался он. — Но сейчас — не знаю…

— Ты должен, — сказала она умоляюще.

— Мудрый совет, — подтвердил Смит.

— А у тебя есть важная причина, чтобы остаться? — спросил Грей.

— В общем-то нет, — вздохнул Тим. — Если только не соберусь повздорить с Трентом и разоблачить его…

Сэм Смит только фыркнул.

— Да, твой друг, к сожалению, прав. За спиной Трента стоят банкир и судья, и эту троицу очень трудно одолеть, — сказал проповедник.

Сабрина дотронулась до руки Тима:

— Я согласна с папой и мистером Смитом. Благоразумней всего — уехать тотчас же. Возможно, Трент зайдет так далеко, что им займутся штат и федеральные власти. И будут достаточно решительны с ним…

— И с индейцами тоже, — добавил Сэм Смит. — Девушка права.

— У меня есть еще одно дело, — сказал Тим. — Надо повидать шерифа. Она должна знать, что мне очень жаль Пита Хольма.

— В этом нет необходимости, — вмешалась Сабрина. — Любой из нас может передать ей твои соболезнования.

— Нет. Я должен сделать это лично.

— Подумайте, какие сантименты! Смешно! — вспылила Сабрина и повернулась к нему спиной.

Тим не стал с ней спорить.

Подъехав к тюрьме, Тим отметил: конь Сьюзан Слейд привязан к столбу. Хорошо, что шериф здесь. В офисе было пусто и тихо. На столе лежала исцарапанная, потускневшая звезда помощника шерифа. Тим взял звезду и с грустью осмотрел ее.

— Передашь ее Тренту? — услышал он слова, полные боли и презрения.

Это вошла Сьюзан Слейд. Он поспешно положил звезду назад, на стол.

— Я пришел, чтобы сказать тебе: мне очень жаль Пита.

— Пит стоил дюжины таких, как ты.

— Наверно.

— Ну хорошо, мальчик на побегушках, зачем Трент послал тебя сюда?

— Я больше не на побегушках у Трента.

— Очень плохо, что ты решился на это так поздно.

— Я уволился прошлой ночью, до того, как это случилось!

Глаза Сьюзан сверкали от ярости:

— Это Трент подучил тебя одурачить меня, да? Ждешь, что я тебе поверю?

— Это правда.

— Ты и Пита обманул. Я помню, как бедный старик говорил, что ты слишком порядочен, чтобы пойти против закона. Все твердил, что ты выберешься на верную дорогу. Бедняга так в тебе ошибся!

— Ты должна поверить мне! Я скорблю о Пите точно так же, как и ты.

— Так же, как и я? Он был мне, как отец! — губы девушки задрожали, она зарыдала.

Тим прижал ее к себе.

— Пит был прав, по крайней мере, в одном: я порвал с Трентом.

Сьюзан подняла на него глаза, полные слез:

— Ты это всерьез?

— Клянусь.

— Что мне делать? Как мне быть без Пита?

— Ты должна пересилить себя.

— Я хотела оставаться шерифом, пока не рассчитаюсь с Трентом, с теми, кто убил моего отца. Теперь они убили Пита…

— Они утверждают, будто это был очередной рейд индейцев.

— Ты не хуже меня знаешь, что не индейцы виноваты.

— Знаю.

Повинуясь порыву, он поцеловал ее, готовый к гневному отпору. Но Сьюзан лишь пристально посмотрела на него и прошептала:

— Ты переживаешь за меня… Ты действительно мне друг?

Он кивнул.

— Поцелуем я вовсе не собирался нанести оскорбление чести шерифа.

Сьюзан печально улыбнулась:

— Щекотливое положение, не так ли?

— Еще бы. Моя репутация лихого парня слегка пострадает, если станет известно, что я имею привычку целовать шерифов.

В ее прекрасных серых глазах блеснул огонек.

— Я не раскрою твой секрет… Говоришь, ты порвал с Трентом? Почему же тогда ты в городе? Знаешь, что это опасно?

— Я хотел попрощаться с друзьями. Особенно с тобой.

— Куда ты держишь курс?

— Не знаю.

— У тебя никаких планов?

— Я не забиваю себе голову планами.

— С той поры, как убили твою жену?

Некоторое время они молчали. Тим был обижен, но не мог на нее сердиться. Поэтому он просто сказал:

— Допустим.

— Значит, отправишься в другой город и опять продашь свой револьвер тому, кто лучше заплатит?

— Возможно.

— А Пит верил, что ты способен переменить что-то в своей жизни.

— Пит плохо меня знал.

— А может, он понимал тебя даже лучше, чем ты сам?

Тим чувствовал, что пора уходить.

— Прощай, Сьюзан. Удачи тебе! — и он повернулся, чтобы уйти.

— Тим!

— Да? — он обернулся.

— Ты намерен продолжать свой бессмысленный путь?

— А что?

Сьюзан шагнула к нему:

— Не уезжай. Останься со мной.

И она протянула ему звезду помощника шерифа. Тим сглотнул:

— Это невозможно.

Они посмотрели друг другу в глаза.

— Если ты действительно мне друг, то не оставишь меня в трудную минуту. Пит оставался со мной, пока билось его сердце.

— Если я возьму эту звезду — это станет началом бури. Тренту придется тут же пристрелить меня.

Она покачала головой:

— Он не посмеет. Ты будешь в большей безопасности с этим знаком. И я хочу, чтобы ты носил его.

Тим все еще колебался.

— Шериф вправе подбирать себе помощников, — сказала она. — Трент не желал видеть беднягу Пита рядом со мной, но не смог помешать мне сделать выбор. Возьми звезду!

Он с неохотой взял с ее ладони звезду.

— Приколи!

Он покривился, но приколол звезду на грудь.

— Тим Паркер! Теперь вы — блюститель порядка в округе Мэд-Ривер, — произнесла она официальным тоном. — С этого момента вы приступаете к своим обязанностям.

— К каким же?

— Будешь поддерживать порядок в салунах и в городе — как Пит. Будем работать, как обычно, пока не наберем достаточно улик против Трента, чтобы сдать его федеральным властям.

— Доказать его связь с налетами индейцев — нелегко.

— Ты же знаешь: индейцы — лишь ширма.

— Не совсем, — возразил Тим. — В банде ведь имеются индейцы. Я бросил свою работу, потому что обнаружил, что Трент продает спиртное Вульфу и его дружкам.

— Этот метис… Его и других пьяниц, что слоняются вместе с ним, Трент использует, чтобы распространять слухи про налеты индейцев.

— Может, и так.

Сьюзан улыбнулась:

— Хотела бы я посмотреть на лица некоторых из бандитов, когда ты заявишься сегодня ночью в «Счастливчик Паломино» с этой звездой на груди…

Когда темнота спустилась на город и наступил час обхода салунов, Тим почувствовал, что нервничает. В «Счастливчике Паломино» его заметили не сразу. Флэш Моран, как обычно, главенствовал за покером. Паркер уже собрался пройти к стойке, как увидел, что к нему направляется Джим Трент. Тим остановился. Трент пристально посмотрел на его звезду.

— А это еще что за шутка?

— Никаких шуток. Я новый помощник шерифа.

— Кто сказал Сьюзан Слейд, что она может назначить тебя?

— Городские законы дают ей это право.

— В таком случае мы быстренько изменим эти законы.

— Ну, а пока я буду действовать как помощник.

— Ты? Ты — всего лишь простофиля, дешевка… Набиваешь себе цену? Я не желаю видеть тебя в моем салуне!

— Мне и самому надоел твой салун. Но так уж случилось, что это моя обязанность — следить за тем, что тут творится.

Трент придвинулся к Тиму вплотную и, понизив голос, предостерег:

— Когда я велел тебе прошлой ночью убираться из города, я не шутил. Или ты уберешься, или для тебя подыщут хорошенький ящик для вечного сна.

Тим посмотрел на мэра с вызовом:

— Если это угроза, то мне придется написать рапорт. На тот случай, если со мной что-нибудь случится.

— Что-нибудь обязательно случится, — пообещал Трент. — Что-нибудь вроде свища в башке или…

Но Тим уже не слушал: он отправился проверять другие салуны.

Итак, первую стычку он выдержал. И на следующий день Тим принимал поздравления от Абеля Грея и Сабрины. Блондинка была взволнована решением Тима носить звезду помощника шерифа.

— Чудесно! — воскликнула она. — Я рада, что ты решился. Даже если этим ты помогаешь другой девушке…

Тим улыбнулся:

— Я думал при этом только о работе.

Сабрина вздохнула:

— А все-таки без девушки тут не обошлось…

Тим быстро вошел в роль помощника шерифа. Он и Сьюзан посвятили много времени планам, как сделать Мэд-Ривер образцовым городом. Как-то раз фермер Лайонел Мейсон зашел в офис и присоединился к их дискуссии. Тим спросил его про налет на ранчо.

— В ту ночь не видел ли ты поблизости кого-нибудь из белых?

— Все произошло так быстро… Ясно я видел только нескольких индейцев.

Тим сказал:

— Есть подозрение, что там, возможно, и правда были четыре или пять индейцев — но среди пятнадцати или двадцати белых негодяев. Вот почему мы предполагаем, что руководил ими Трент.

— Может, ты и прав, — согласился Мейсон. — Нам известно, что индейцы получают виски в «Счастливчике Паломино». Они были просто мертвецки пьяны во время налета.

— Так ты говоришь, что нападали краснокожие? — спросила Сьюзан.

— Не возьмусь утверждать. Я очень подозреваю Трента. Но видел я только индейцев…

— Так до чего мы добрались? — спросила Сьюзан, когда фермер покинул их.

— Пока — ни до чего, — признался Тим. — Я знаю, что Трент, Нильсон и судья вынашивали план захватить как можно больше земли, прежде чем сюда протянут железную дорогу. Но я не больше Мейсона уверен, нанимает ли он для этой грязной работы индейцев или же это белые маскируются под сиу.

— Проверим при очередном набеге, — сказала она мрачно. — Он ведь наверняка состоится…

Город тем временем безмолвствовал. К новому помощнику шерифа привыкли. Лишь Трент и его партнеры сторонились Тима.

Но однажды теплым, солнечным утром ковбой, которого Тим никогда не видел прежде, прискакал к зданию тюрьмы и потребовал шерифа. Тим вышел посмотреть, в чем дело, и парень, сидевший верхом, склонился к нему:

— В лавке скобяных изделий Трента нужен шериф.

— Что случилось?

— Точно не знаю, — сказал ковбой. — Полагаю, большие неприятности. Там банкир Нильсон, это он послал меня за шерифом.

— Она уехала на одно из ранчо, — сказал Тим, — но я приду. Передай Нильсону, что я еду.

Глава десятая

Кучка зевак проводила спешившегося Тима сердитыми взглядами, когда он протолкался сквозь толпу к дверям лавки скобяных товаров. Бледный клерк в тяжелых очках стоял в дверях. Похоже, ему довелось пережить сильное потрясение. Узнав Тима, он отступил назад и позволил ему войти в полутемную лавку.

Закрыв дверь за ними и задвинув щеколду, он бросил на Тима доброжелательный взгляд.

— Рад тебя видеть, помощник.

— Что случилось?

— Лучше, если ты узнаешь об этом от Нильсона, — тихо сказал клерк.

В конце коридора Тим увидел Нильсона, сидевшего в кресле. Тот снял шляпу и вытирал испарину с лысины. При виде Тима он не скрыл досады:

— Что ты тут делаешь?

— Ты посылал за шерифом…

— Да. А почему же явился ты?

— Она уехала из города рано утром и вернется не раньше полудня. Я так понимаю: представитель закона нужен тебе прямо сейчас.

— Это верно. Но едва ли я могу положиться на тебя как на шерифа, — раздраженно сказал банкир.

— Я, как положено, был приведен к присяге. Но если тебе претит иметь дело со мной, я уйду.

— Нет! Минутку! — Нильсон вскочил на ноги с ловкостью, удивительной для человека с таким весом.

Тим вновь обернулся к нему.

— Ну?

Жирный банкир тяжело дышал, а лицо его побагровело.

— Видимо, выбора нет, — сказал он сломлено. — Пусть это будешь ты… Что-то страшное случилось там…

Он указал на офис Трента.

— Что?

На лице Нильсона был ужас:

— Иди — и сам увидишь!

Тим отодвинул банкира в сторону. Дальше по коридору он обнаружил тело, распростертое на полу. Это был метис Вульф.

Тим склонился над ним, чтобы осмотреть бандита и проверить, жив ли он еще. Он был жив, но без сознания: судя по запаху — от выпитого. Тима передернуло от отвращения.

В офисе Трента продолжала гореть лампа, хотя уже давно было утро. Трент сгорбился в своем вращающемся кресле. Похоже, он не слышал, как Тим вошел…

Трент был оскальпирован! Нож, которым для этого воспользовались, лежал на полу возле кресла, там же валялся скальп Трента.

Почувствовав тошноту, Тим отвернулся и вышел из офиса. Он опять перешагнул через неподвижно лежащего Вульфа и двинулся дальше, пока лицом к лицу не столкнулся с трясущимся Нильсоном.

— Никогда не думал, что такое может случиться, — хрипло прошептал банкир.

— Судя по всему, Трент чем-то разозлил Вульфа. Тогда метис надрался виски и покончил с мэром по-индейски.

Нильсон смотрел на него, не отрывая взгляда, его обвисшие щеки дрожали.

— Вульф все еще мертвецки пьян! Как он сумел справиться?

— Значит, налакался после того, как убил Трента, — высказал мнение Тим.

— Его следует повесить! — завопил банкир. — Это будет уроком для других сиу!

— Он ответит по закону, — заверил его Тим. — Но я не вижу, как, повесив одного полукровку, мы уладим все неприятности с твоими индейцами.

Банкир от изумления открыл рот:

— Что ты хочешь сказать?

— Что я знаю, как Трент, и ты, и судья организовывали большинство из этих так называемых «индейских» налетов. Знаю, что Вульф был одним из твоих прихвостней. Может быть, он захочет говорить и расскажет нам кое-что…

— Ты собираешься слушать вора и убийцу? Что значит его слово против слов таких людей, как я или судья?

— Послушаем и его, и вас.

— Не заходишь ли ты слишком далеко, Паркер?! Я предупреждаю тебя! — Нильсон погрозил ему толстым коротким пальцем. — Я требую, чтобы Вульф был тотчас же заключен в тюрьму и шериф информирован о том, что случилось.

— Рад сделать одолжение, — сказал Тим. — Как помощнику шерифа, мне платят за то, чтобы я следил за благополучием всех горожан. Даже люди с такой сомнительной репутацией, как у Трента и тебя, находятся под защитой. Так что Вульф отправится в тюрьму.

Толстяк дрожал от ярости:

— Шериф услышит о том, как ты себя здесь вел! Обещаю тебе! Обещаю, что больше тебе не захочется носить значок помощника шерифа!

— Я полагаю, что ты уже видишь себя в роли главы города, потому как Трент ушел в мир иной. Смотри, как бы не лопнули твои планы…

— Не смей угрожать мне! — завизжал Нильсон.

Тим больше не обращал на него внимания. Он вернулся к продолжавшему храпеть метису и, оторвав его от пола, взвалил на плечо, словно куль…

Он послал гонца к шерифу, и Сьюзан вскоре вернулась в город. Тем временем Вульф начал приходить в себя. Жалобные стоны из его камеры разносились по всему зданию. Тим еще никогда не видел Сьюзан такой потрясенной. Из камеры метиса она вернулась бледная и спросила:

— Как ты думаешь — что произошло?

— Трент получил то, что заслуживал. Может быть, Нильсон и судья сделают для себя выводы…

— Возможно.

В ее голосе слышалось сомнение.

— Ты не слишком убеждена в этом, — сказал он. — Разве не все ясно?

— Кое-что меня удивляет… Конечно, многое свидетельствует против метиса. Однако я не думаю, что Вульф мог бы убить так.

— Но он наполовину индеец, — напомнил ей Тим. — И был пьян до безумия.

Она вздохнула:

— Большинство людей будут думать так же. Они не захотят вдаваться в подробности. Вульфа признают виновным, и судья приговорит его к повешению.

— Допустим, Трент заслужил то, что получил. Но убийце полагается петля. Я не вижу причины, почему Вульф не должен расплачиваться за свое преступление.

— Да, — сказала она тихо, — если это его преступление.

Помимо Сьюзан, еще несколько людей в городе сомневались в виновности Вульфа. Например, преподобный Абель Грей и Сабрина. Они вдвоем навестили узника. И Сабрина, пока ее отец беседовал в камере с заключенным, прошла в офис, чтобы поделиться с Тимом впечатлениями.

— Папа не думает, что это Вульф убил мэра, — сказала она. — Вульф часто приходил в нашу миссию и явно был готов покончить с пьянством. Он был одним из самых дружелюбных индейцев.

— Извини, но я знаю об этом деле больше, чем твой отец. И я не сомневаюсь, что Вульф — убийца. Он валялся, пьяный, совсем рядом с трупом.

— Это — только косвенная улика, — настаивала она. — Никто не видел, как совершилось преступление.

— Сомневаюсь, чтобы суду понадобился свидетель. Факты говорят сами за себя.

Девушка посмотрела на него с тревогой:

— Ты уверен? Это на тебя не похоже… А все потому, что Вульф — полукровка, не так ли? Ты позволишь предрассудкам взять верх над собой?

Он почувствовал, что его щеки горят.

— Просто я пытаюсь быть справедливым.

— Хочется верить в это, Тим. Я так надеюсь на тебя с тех пор, как ты взялся за эту работу! Не хочу, чтобы надежды рухнули… Ты не заходишь в миссию в последнее время, — напомнила она. — Мы совсем потеряли тебя из виду.

— Работы много… — неловко произнес он.

…Время шло, росло напряжение в городе. Лишь два дня оставалось до судебного разбирательства, и каждый в городе знал, что придет подтвердить его виновность, что повлечет за собой немедленное повешение.

Когда преподобный Абель Грей и Сабрина заходили в тюрьму, Тим старался сделать так, чтобы встречались они только с Сьюзан: эти трое придерживались одинаковых взглядов на виновность Вульфа, а спорить с кем-либо из них Паркеру не хотелось.

Дела для Вульфа и так казались плохи, но за день до судебного разбирательства стало еще хуже. Утром в Мэд-Ривер прискакал верховой с новостью: ночью индейцы совершили новый налет на ранчо Мейсона. На этот раз там уже не дежурили Пит Хольм и его люди, и ранчо сожгли дотла, а Мейсона убили. Соседи бросились спасать его жену и детей. Естественно, ранчо переходило теперь во владения концерна.

Новость ошеломила Мэд-Ривер. Город был настроен против сиу, как никогда, враждебно. Тим догадывался, что для Сьюзан это станет ужасным ударом. И не ошибся.

— Это сделано намеренно! Новым налетом Нильсон и судья надеются уверить подобранных ими присяжных в виновности Вульфа! Все это — насмешка над правосудием! — бушевала Сьюзан. — Я знаю, кто стоит за налетами, хоть и не могу доказать… Если хочешь — возглавь отряд, который будет вести расследование. Я в этом не участвую!

Тим собрал с полдюжины всадников, привел их к присяге, как полицейских, и повел на ранчо Мейсона.

Обгорелые бревна еще продолжали кое-где тлеть. Нападавшие, как обычно, следов не оставили.

Тим собрал всю информацию, какую смог. А смог он мало. Те, кто видел, как все произошло, и спасся, рассказывали очень путано. Они все соглашались, что это были индейцы, но описать их затруднялись. Тим чувствовал ту же безысходность, что и Сьюзан. Снова — как в тот раз, когда убили его жену, — он обнаружил, что закон не в состоянии ничего поделать с убийцей. Но ведь кто-то должен ответить за смерть Мейсона!

Тим вместе со своим отрядом вернулся в город, так и не добившись ничего. Целый день среди холмов и пустошей, под палящим солнцем — и никакого результата. Никогда еще он не чувствовал себя таким усталым…

Сьюзан сидела за своим столом. Тусклая лампа под потолком слегка чадила. Сьюзан даже не повернулась, чтобы поприветствовать его. Только когда он встал у самого стола, она подняла на него взгляд.

— Ты, кажется, утомился?

— Порядком, — признался он.

— И что?

— Ничего, — сказал он. — Как всегда. Ничего не оставили. Никаких шансов пройти по их следу.

— Я ожидала этого, — сказала она безучастно.

— Ты воспринимаешь это так спокойно?

— Пожалуй, да.

— Ты прямо как котенок, налакавшийся сливок. Ты не забыла, что Вульфу завтра предстоит предстать перед судом присяжных?

— Полагаю, лучше тебе услышать первому… Вульф не предстанет перед присяжными.

Некоторое время в комнате стояла тишина.

— Почему?

— Он сбежал, пока тебя не было. Я принесла ему в камеру обед, а он сбил меня с ног и сбежал.

Тим не мог поверить в это.

— Ты подняла тревогу?

— Это произошло лишь несколько минут назад. Он взял моего коня. Я решила подождать тебя…

Ее спокойствие было неестественным. Тим все понял, и все же спросил:

— Ты отпустила его на свободу?..

Глава одиннадцатая

Девушка и глазом не моргнула.

— С чего ты взял?

— Я убежден, что ты это сделала.

— В любом случае это не мешает нашим планам.

Тим представил себе, как аукнется в городе такое известие. Если жители Мэд-Ривер узнают или даже догадаются о том, что она сделала, скорее всего, они захотят вздернуть своего шерифа или, по крайней мере, вымазать в дегте, обвалять в перьях и выгнать из города. Что ж, пусть считают, что Вульф и в самом деле сбежал.

— Это было неостроумно с твоей стороны, — сказал он.

— Я не могу позволить, чтобы они убили его.

— Давай немного изменим твою версию. Скажем, что я вернулся сюда и обнаружил тебя запертой в камере. Иначе они спросят, почему ты промолчала о том, что он сбежал.

— Тебе незачем покрывать меня, — сказала она натянуто.

— Я не обязан, но буду, — сказал он, тяжело вздохнув. — Вот что значит — выбрать шерифом женщину!

— Я знала, что делала, Тим! — в ее голосе прозвучало упрямство.

Он ободряюще похлопал ее по руке:

— Я знаю.

— Ты такой же, как и другие! Тебя не беспокоит, что с ним случится, потому что он индеец.

— Ладно-ладно, — сказал он устало. — Посмотрим, что получится. Обрадуем город известием, что Вульф сбежал.

Версия Тима была далеко не безупречна, но он приложил все усилия, чтобы Мэд-Ривер в нее поверил. Бегство Вульфа стало сенсацией и поводом для изрядных волнений в некоторых кварталах города.

Например, весьма обеспокоенный Флэш Моран явился в тюрьму с требованием особой защиты для него самого и салуна «Счастливчик Паломино». Алмаз в переднем зубе шулера сверкал и переливался, пока он, заикаясь от волнения, передавал свою просьбу. Заметив в углу офиса Тима, Флэш демонстративно повернулся к шерифу:

— У Вульфа особые счеты ко мне и к салуну. Так что теперь я — в опасности.

Сьюзан спокойно спросила:

— Что это у него за причина так сильно ненавидеть тебя, Моран?

— Он псих! Разве этого недостаточно? Он ненавидит людей!

— Не замечала, — сказала Сьюзан.

Шулер впился в нее взглядом.

— Я знаю, что ты и твой дружок-помощник не любите меня, — сказал он. — Но я имею право на защиту, как и любой другой гражданин!

— И получишь ее, как и любой другой, — подтвердила Сьюзан.

Флэш Моран постоял некоторое время в нерешительности и, сердито глянув на обоих, вышел. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь жужжанием мухи за оконным стеклом.

Сьюзан слегка улыбнулась:

— Твой старый друг, кажется, обеспокоен.

— Вижу. А я-то всегда полагал, что он и Вульф — в хороших отношениях.

— Так думала и я, — согласилась она. — Может, за этим стоит кто-то еще, кого он боится и о ком не хочет говорить?

— Возможно.

— Думаю, мы должны глаз не спускать с Морана и выяснить, с кем он встречается, — предложила Сьюзан.

Прошло несколько дней — относительно спокойных, если не принимать во внимание ссору с перестрелкой, в которой один из соперников был ранен в руку, да пьяные выходки в салунах. У Сьюзан было в обычае к утру выгонять пьяниц из тюрьмы — как только протрезвеют. Всякий раз, по возможности, она взимала с нарушителей порядка штраф. Обычно в тюрьме оставалось кое-какое имущество тех из них, кто с наличными знакомства не водил. Это избавляло город от необходимости платить за прокорм целой уймы праздношатающихся личностей. Тим обычно одобрял ее методы.

Во время окружного судебного разбирательства над теми двумя, что устроили дуэль на револьверах перед «Счастливчиком Паломино», председательствовал Юдж Гордон Парсонс. Когда приговор был оглашен и штраф взыскан, судья распустил суд, задержав шерифа и Тима, чтобы прочитать им нотацию.

— Я не стану мириться с расхлябанностью, которая привела к побегу из тюрьмы, — предостерег их старик. — И если Вульф не будет арестован, придется произвести замену в личном составе…

Сьюзан вежливо выслушала его и пообещала:

— Мы сделаем все возможное, Юдж!

Старик посмотрел на нее с подозрением:

— Удивлюсь, если окажется, что вы что-то можете… На улице Тим сказал ей:

— Уверен, что он знает, что Вульфа отпустили.

Сьюзан пожала плечами:

— Тогда ему известно: мы знаем, кто в ответе за налеты. А доказать он ничего не может.

— Такой день может наступить, — предостерег Тим.

Если бы он знал, какой оборот примут события…

Несколько дней кряду судью не было видно в городе. Банкир Нильсон явился к шерифу и потребовал, чтобы двери в доме судьи взломали.

— Парсонс пропустил уже несколько встреч со мной, — объяснил он свое требование. — Всякий раз, когда я посылаю к нему посыльного, оказывается, что дверь дома, где живет судья, заперта. Что-то тут не так.

— Мы проверим, — пообещала Сьюзан.

Тим скакал рядом с шерифом. Он знал, что судья был холост и славился как скряга: жил экономно, даже кухарку не держал. Его часто видели в дешевых ресторанчиках. В городе поговаривал и, что даже там он всегда выбирал из меню самое дешевое блюдо.

Действительно, все двери в доме судьи оказались заперты. Но Тим отыскал вход в погреб, откуда шла лесенка в комнаты. Он предложил Сьюзан выбор: подождать во дворе или идти вместе с ним.

— Пойду с тобой, — решила она.

Тим подозревал, что смерть пришла к старику во сне. Он держался на расстоянии от девушки, идя впереди, когда они поднялись в основные жилые комнаты. Чтобы уберечь Сьюзан от неприятного зрелища, Паркер пошел первым. И правильно сделал. Судью они обнаружили на полу его кабинета.

Тим поспешно вытолкал Сьюзан из кабинета, едва она заметила окровавленную фигуру на полу маленькой, темной комнатки. Обстоятельства смерти были почти идентичны тем, что имели место при убийстве Трента: судья был заколот хорошо рассчитанным ударом кинжала; его скальп валялся на полу.

Сьюзан прислонилась к стене в передней. Она была близка к обмороку. Тим предложил ей руку для опоры. Но не удержался, чтобы не сказать:

— А ты отпустила Вульфа…

— Я не верю, что это сделал Вульф.

— Кто же тогда?

— Не знаю, — призналась она.

— Ох, не обрадуется банкир Нильсон…

Он оказался прав. Банкир немедленно нанял пару крутых парней, чтобы те охраняли его день и ночь. Вот было зрелище — Нильсон, едущий в кабриолете по главной улице, а по обе стороны от него — двое конных стрелков!

Тим полагал, что через неделю-другую из столицы штата прибудут крупные чины, чтобы расследовать серию убийств в Мэд-Ривер, а заодно выгнать обоих — его и Сьюзан — с их должностей. Наверняка банкир отправил соответствующую телеграмму властям.

Но Сьюзан в это не верила, полагая, что Нил Нильсон не отважится взывать к высоким инстанциям: а вдруг следствие обнаружит его причастность к налетам?

— Он не рискнет, — настаивала она.

— По крайней мере, мы знаем, что убийца — Вульф, и можем быть настороже, — сказал Тим.

— Убийцей может оказаться любой. И, вероятно, это — не индеец. Снятие скальпов — только отвлекающий маневр. Нас пытаются сбить со следа.

— А по-моему, только индеец пойдет на столь кровавое дело, — возразил Тим. — Такой способ — не для белого человека!

— Снова твои предрассудки…

— Пусть мои предрассудки тебя не волнуют. Я уезжаю из этого города.

…Однажды ночью, патрулируя по городу, Тим проходил мимо лавки, где обосновалась миссия преподобного Абеля. Дверь открылась, пропуская небольшую группу верующих. Тут были несколько детей, индианок, деревенских женщин в чепчиках и пара пьяниц, которых он замечал раньше клянчащими выпивку возле салунов.

Когда прихожане разбрелись, в дверях появилась Сабрина Грей. Увидев Тима, она улыбнулась:

— Где ты пропадаешь?

— Дела, — ответил он. — Ты же знаешь: у нас — еще одно убийство.

— Да, — сказала она, помрачнев. — У меня тоже хватает проблем. Отец болен, и я выполняю его обязанности.

— Видел я твою паству, — сказал он.

Она вздохнула:

— К нам идут лишь дети и безнадежно опустившиеся…

— Надеюсь, твой отец болен не очень серьезно?

— Трудно сказать… Доктор, видимо, не в состоянии выяснить, что с ним. Отец очень похудел, его мучают боли. Доктор давал ему лекарство, но не видно, чтобы отцу стало лучше.

— Мне очень жаль…

— Может быть, зайдешь на минуту? Отец радуется, когда видит друзей…

Тиму не хотелось обидеть девушку и ее отца, и он согласился,

— Он в своей спальне, — обрадовалась Сабрина и повела Тима в задние комнаты.

Спальня священника была совсем крошечной. Свеча мерцала на стареньком кухонном шкафу. Шкаф и кровать — вот и вся обстановка.

Священник тихо лежал на спине с закрытыми глазами. Тим был потрясен тем, как изменился его внешний вид: священник совсем исхудал.

Сабрина склонилась к больному:

— Отец, это Тим Паркер. Он заглянул поговорить с тобой.

Священник открыл глаза и слабо улыбнулся:

— Прекрасно… Это ты, Тим?

— Жаль, что вы больны, сэр, — почтительно сказал Тим.

— Да, досадно, — согласился пастор. Он с любовью посмотрел на Сабрину. — Как бы то ни было, моя дочь понимает, что наша работа не должна прерываться. Чудесно, не правда ли?

— Да-да.

— Я беспокоюсь, что могу не закончить наше дело, — сказал проповедник. — Но Сабрина доведет его до конца. А потом и я окрепну настолько, чтобы помогать ей.

— Так и будет, — сказал Тим.

Больной, казалось, снова погрузился в сон. Наверно, доктор дал ему изрядную порцию болеутоляющего. Тим тихо вышел.

Сабрина ждала его возле дома.

— Как ты думаешь, он очень болен? — спросила она.

— Он ослаб, но прибавит в весе, когда пойдет на поправку, — обнадежил ее Тим.

— Я надеюсь, — сказала она, но чувствовалось по голосу, что она в это не верит.

— Если ему станет хуже или тебе понадобится помощь — ты знаешь, где меня найти, — напомнил Тим. — Держи меня в курсе, как он будет себя чувствовать.

— Хорошо, — пообещала она, закрывая за собой дверь миссии.

Тиму было жаль девушку. Расстроенный, он направился в «Счастливчик Паломино».

В последнее время он регулярно посещал это место. Флэш Моран не препятствовал его вторжениям. Чувствовалось, что теперь шулер был даже рад видеть его. Казалось, оба — и Моран, и банкир — жили в смертельном страхе перед Вульфом. Чем же они заслужили такую ненависть метиса?

Тим вошел в шумный зал и, заметив свободное место возле бара, заказал виски. Как обладателя шерифской звезды, его везде и всегда обслуживали бесплатно. Едва Тим осушил свой стакан, как его плеча коснулась чья-то рука. Он обернулся и увидел Флэша Мора на.

На этот раз это был не прежний, воинственный Моран. Перед Тимом стоял запуганный, надломленный человек. Говорил он невнятно, глотая слова.

— Всегда рады видеть тебя у нас. Паркер.

— Приятно слышать, — сказал Тим, заметивший, что Моран пьянее, чем когда-либо.

Глаза, красные от полопавшихся сосудов, изучали Паркера:

— Не держишь обиды?

— Нет, — заверил Тим.

— Хорошо! — сказал шулер с пьяной торжественностью. — Я рассчитываю, что ты схватишь этого сумасшедшего Вульфа. Город рассчитывает на тебя!

— Я знаю.

Моран царственно поднял руку:

— Я думаю, ты получишь вознаграждение — большой куш!

— Благодарю, — сказал Тим сухо. — Я это запомню.

Слегка качнувшись, Моран готов был двинуться дальше, но тут, взглянув на двери салуна, попятился в нерешительности.

Тим заказал вторую порцию, выпил и хотел было уходить, когда к стойке бара рядом с ним присел Сэм Смит.

Старик сказал:

— Как только я тебя увидел, сразу решил угостить тебя.

Тим улыбнулся:

— Я уже пропустил пару стаканчиков… Я ведь помню: выпьешь с тобой — и тут же влипнешь в историю…

Сэм Смит расхохотался:

— Скажешь тоже! — и заказал виски для двоих. Оглядев салун, он спросил:

— Где Моран?

— Слишком пьян, чтобы показываться на глаза, — сказал Тим. — Он только что поплелся отсюда.

Седой старатель скривился:

— Плохи дела! Когда такой парень, как он, ударяется в пьянку, значит у него сдают нервы. А шулер, который потерял выдержку, — мертвец…

— Это страх стать мертвецом толкает его на пьянку, — возразил Тим.

— Да ну?!

Тим кивнул.

— Моран уверен, что Вульф явится и за ним.

Старик хитро улыбнулся:

— Если верить рассказам, то индейцы действуют ловко и аккуратно — ну прямо, как цирюльник, бреющий клиента наголо. Знаешь, как это делается? Сначала — ровный разрез вокруг головы, чуть выше глаз. Прямо через кожу и мускулы проходит нож, и затем индеец слегка ударит по макушке, оторвет здесь кожу, зажмет зубами — и сорвет всю верхушку с головы! — он захохотал.

Тим почувствовал тошноту.

— Я видел их обоих. Твой рассказ напомнил об этом. Безобразное зрелище!

— Краснокожие думают, что со скальпом забирают у врага силу. В свое время я много раз видел, как снимают скальп.

— Я полагаю, у Морана есть причины бояться, — сказал Тим.

— И у жирненького Нильсона! Они мне говорили, что у них есть специальная охрана, — Сэм хихикнул. — Да только это не поможет, если индеец решит расквитаться с ними.

— Как ты думаешь, что толкнуло Вульфа на эти… шалости?

— Разве индейцу нужна причина? Те сиу, что служат мне, ведут себя смирно. Но меня не удивит, если они вдруг возьмут да и прикончат меня.

— Тогда почему ты держишь их при себе?

— Главным образом потому, что не могу уговорить кого-нибудь еще остаться со мной, — сказал старик со смиренным видом. — Кроме того, я — старик, мне уже нечего бояться.

— Не каждый из нас — такой фаталист…

— Я люблю тебя, Тим. И всегда любил. Даже когда ты прислуживал Тренту.

— Это длилось недолго.

— Тебе больше нравится быть помощником шерифа?

— Это значит только то, что я со своим револьвером — на стороне справедливости. Мне нравится, что я с полным правом могу вытащить свой сорок четвертый в любой момент.

— Ты живешь в несправедливой стране, сынок, — заметил старик.

— Были годы, когда я вообще не брался за револьвер, — сказал Тим. — У меня было собственное ранчо…

— Пока индейцы не пришли в твою мирную долину и не прикончили твою жену. Ты говорил мне. И я не виню тебя за чувства, которые ты питаешь к краснокожим.

— Лучше бы я об этом не говорил.

— Извини… Кстати, не могу понять, как ты, при твоем отношении к индейцам, позволил Вульфу смыться?

— Я ничего не мог поделать. Это случилось, когда меня не было.

— Ну что ж, надо бы выпить, раз есть повод. Как же я сразу не постучался в эту дверь!

— Не постучался? В какую дверь? — не понял Тим.

— Это же так просто — почему краснокожий сбежал! — сказал старик, подмигнув, и заказал виски.

Тим встревожился. Если старый золотоискатель догадался, что Сьюзан намеренно освободила Вульфа, «достучаться» до истины смогут и другие. Тогда и Тиму, и Сьюзан придется несладко.

— О чем это ты, Сэм?

— Я знаю, что Сьюзан тебе очень дорога, так что помолчу пока. А ты, когда увидишь ее, передай, что Сэму Смиту известно, почему она не удержала этого полукровку под замком.

— Она не поймет.

— Думаю, поймет, — хитро сказал старик, подтолкнув Тима в бок. — Во всяком случае, попытайся.

Тим вышел из салуна с легким головокружением. Нет, не виски подействовало на него. Старик знает о Сьюзан что-то такое, чего не знает он. Что-то не слишком приятное.

Он быстро закончил обход. Когда он вошел в офис, Сьюзан удивленно взглянула на своего помощника:

— Чем ты взволнован?

— Так сильно заметно?

Он сел на край ее стола.

— Я встретил старого Сэма Смита, и он сказал кое-что… кое-что о тебе.

— Что же он сказал?

— Сказал, что знает, почему ты не стала держать Вульфа за решеткой. И сказал это так, словно тут есть некая тайна.

Она с горечью улыбнулась.

— Полагаю, что есть.

— Он сказал, что ты объяснишь…

Сьюзан поднялась.

— Я должна была сказать тебе раньше… Но я знала: тебе это не понравится.

— Что? — спросил он резко.

— Мое происхождение. Я — на четверть сиу.

Глава двенадцатая

Тим стоял ошеломленный.

— Почему ты не сказала мне это прежде?

Она посмотрела с упреком:

— Я знаю, как ты относишься к индейцам… Ко всем индейцам. Я хотела, чтобы ты полюбил меня.

— Это бы никак не повлияло на мои чувства к тебе. Я должен был знать. И многие в Мэд-Ривер, кроме старика Сэма, знают об этом?

— Не думаю. Сэм был другом моего отца. По крайней мере, отец жалел старика. Однажды ночью, когда они беседовали здесь, папа обмолвился, что его мать была чистокровная сиу.

— Старый Сэм этого не забыл, — обеспокоенно сказал Тим. — Теперь он намекает, что у тебя была причина симпатизировать Вульфу.

— Может, он прав. Я сочувствую индейцам. Я думаю, что переселенцы несправедливы к ним.

— Мы можем лишь надеяться, что Сэм не скажет об этом кому-нибудь еще. Если по городу пойдут разговоры об индейской крови в твоих жилах — трудно сказать, что из этого выйдет…

— Решат, что я помогла Вульфу сбежать?

— Возможно.

— Подождем — увидим.

— Между тем этот сумасшедший полукровка остается на свободе и наводит на горожан страх. Флэш Моран подходил ко мне сегодня. Он настолько боится, что до полусмерти надирается виски.

— Подходящий конец для такого, как он, — сказала Сьюзан.

— Я не переживаю за Морана. Но вот за нас с тобой…

— Сэм не станет болтать. Он сказал только тебе, и то потому, что был слишком пьян.

— Хорошо бы так, — сказал Тим мрачно. Он припомнил, что старый старатель все еще продолжал пить, когда он покидал салун. Трудно сказать, с кем он еще будет болтать и что еще скажет…

В тот день, когда вдова Лайонела Мейсона и ее дети покидали ранчо, проданное синдикату, Тим был вызван в офис банкира Нила Нильсона. Толстяк, последний из дьявольского трио, на которое когда-то работал Тим, был весь в нетерпении.

— То, что я хочу сказать, займет немного времени, помощник шерифа.

— Ничего не случилось?

Толстяк невесело рассмеялся:

— Глупый вопрос. Ты ведь знаешь, что я больше никуда без охраны не выхожу, и еще спрашиваешь!

— Мы пытаемся выкурить Вульфа, — сказал Тим.

— Хотелось бы верить.

— Мы ищем.

— Откровенно говоря, мне надоело ходить вокруг да около. Поговорим прямо. Меня не удовлетворяет нынешний шериф или, скажем, то, как она работает, Я никогда не жаждал видеть ее на этом посту. Курам на смех! А теперь, раз уж она не в состоянии обеспечить нам защиту от индейцев, я целиком за то, чтобы сменить шерифа.

— Понимаю, — сказал Тим.

— Ее должность мог бы получить ты, Паркер. Забудем прошлое. Ты искусно владеешь оружием, и я бы хотел, чтобы ты был на моей стороне. Все, о чем я прошу, — это чтобы ты прикончил Вульфа до конца недели. Достаточно приемлемый срок для тебя. Я уверен, что ты догадываешься, где он прячется. Просто поджидаешь верного случая, да, Паркер?

Тим пытался сдерживать свое отвращение к банкиру.

— Я поразмыслю.

— Я знал, что ты меня поймешь, — сказал, повеселев, Нильсон. — Назначать нового шерифа буду я. Если им станешь ты, могу обещать тебе богатое будущее.

— Каким образом?

— Железная дорога приближается к нашему округу, Паркер. А с ней — более чем достаточно зелененьких для всех нас. Подожди, сам увидишь! Я буду управлять всем округом — вместе с тобой. Ведь ты сделаешься моей правой рукой…

— Соблазнительно.

— Дело всей жизни, Паркер! Не отказывайся.

— А как быть со Сьюзан Слейд? — спросил Тим. — Где она пристроится?

— Об этом я пока не думал. Если ей повезет — отпустим на все четыре стороны. Здесь она мне не нужна.

— Мне не хотелось бы, чтобы с ней что-нибудь случилось.

— Ей-то все равно, что случается с другими! — почти провизжал банкир. — По ее милости я — в списке смертников.

Тим задал тот же вопрос, который задавал когда-то судье:

— Почему? Что имеет Вульф против тебя?

Нильсон скорчил гримасу.

— Он вбил себе в башку, будто мы мало заплатили ему за кое-какую работу. Но, по правде, ему заплатили больше, чем он стоил.

— Ему заплатили столько, сколько обещали? Или нет? Индейцы уважают людей, которые держат свое слово.

— Ты вдруг заговорил так, словно влюбился в индейцев! Кто-то обратил тебя в другую веру?

У Тима кровь прилила к лицу:

— Нет. Просто интересуюсь фактами. Если ты нарушил слово, данное Вульфу, — жди неприятностей.

— Теперь это ничего не значит, — сказал банкир. — Ты и я — мы заодно. Ты покончишь с полукровкой, а я сделаю тебя шерифом.

— Полагаю, что управлюсь, — сказал Тим, поднимаясь. — Это все?

— Все, Паркер. Я заметил, что ты ловкий парень, с той самой ночи, когда впервые увидел тебя в офисе Трента. Теперь у тебя есть шанс доказать это. Нет нужды приводить сюда Вульфа живым. Пуля между глаз — этого хватит.

— Если я что-либо обнаружу, дам тебе знать, — сказал Тим.

Из банка он возвращался в унылом настроении. Нильсон надеялся, подкупив его, перехитрить Сьюзан. Никакие деньги не толкнут Тима на предательство. И подыгрывал он жирному банкиру только для того, чтобы он не сделал такое же предложение кому-нибудь другому. Нильсон затевает грязную игру…

А насчет того, что Тим переменил отношение к индейцам… Тут банкир попал в точку. Жизнь показала Паркеру, что у любого народа — свои негодяи и свои праведники. Нелепо взваливать на целый народ вину за выходки нескольких человек.

Возле миссии Абеля Грея стояла группа опечаленных детей и стариков. Тим подозвал одного из мальчиков и спросил:

— Что тут происходит?

— Священник умер, — сказал мальчик, чуть не плача.

Тим передал Сьюзан горестное известие.

— Как стыдно, — расстроилась она. — Я должна навестить Сабрину.

— Обязательно, — согласился Тим.

— Что же теперь будет? Она не управится без отца.

— Справлялась же она до сих пор…

— Но отец, пусть даже больной, был рядом. Теперь же у нее никого не будет, если… — она осеклась.

— Если — что?

— Если она не найдет себе супруга. И побыстрее. Как насчет тебя, Тим? Я знаю: ты ей нравишься…

Тим вздохнул:

— И она мне нравится. Прекрасная девушка! Но я никогда ее не любил…

— Продолжаешь отгораживаться от чувств?

— Может быть… Нет, не уверен.

Они навестили Сабрину вдвоем. Тим сказал убитой горем девушке, что прихожане преподобного обязательно оплатят ей дорогу обратно на Восток. Сабрина, казалось, была готова покинуть штат, где ее отец провел свои последние дни.

Похороны проповедника собрали удивительно много людей, и Сабрина услышала множество слов сочувствия.

Неделя заканчивалась, а Тим еще ничего не сделал, чтобы продолжить игру, начатую банкиром. Ведь Нильсон ждал известия, что с Вульфом покончено…

Ночью, во время обхода, Паркер решил зайти в банк и поговорить с Нильсоном, который частенько возвращался туда даже ночью. Окна на фасаде были темны, но откуда-то из .глубины офиса пробивался свет.

Тим слез с лошади, привязал ее к столбу и толкнул переднюю дверь банка. К его удивлению, дверь отворилась. Тим постоял в раздумье: где же охранники, нанятые банкиром? Нильсон всегда брал их с собой, едва наступала темнота… Тим бросился к кабинету толстяка.

Луч света пробивался через приоткрытую дверь. Распахнув ее, Тим увидел то, чего следовало ожидать. Нильсон сидел за своим столом и, не мигая, смотрел на вошедшего широко раскрытыми, полными ужаса глазами. Голова толстяка была аккуратно оскальпирована, и кровь капала на пол. Толстяк только выглядел, как живой.

Вульф свел счеты с последним из троицы. Оставался только Флэш Моран!

Охранников Тим обнаружил во дворе. Оба были пьяны и плели что-то про бутылку с ромом, которую обнаружили в одной из своих седельных сумок.

Сьюзан не пошла в кабинет. Тим посвятил ее во все детали на улице. Когда он закончил, она глубоко вздохнула:

— Хватит, решено! Я готова предъявить обвинение Вульфу.

— Я предупреждал тебя с самого начала! — сказал он.

Сьюзан была бледна.

— Я поверила его рассказу. Он говорил так искренне!

— Не думай об этом, — сказал Тим.

— Я не имела права… Теперь я в ответе за смерть и судьи, и Нильсона.

— Не воспринимай этого так…

— А как? Я не имею права носить значок шерифа. Мне следует сейчас же уйти в отставку.

— Не торопись. Раз нам известно, что убийца — Вульф, я начну искать его. Начну сегодня же ночью!

— Искать — где? Где он скрывается? Ты можешь рыскать месяцами и не обнаружить его.

— Я начну со «Счастливчика Паломино». Флэш Моран был посредником между Трентом и Вульфом. Я допрошу Флэша. Ему хочется, чтобы Вульфа обезвредили. Если он что-нибудь знает, тут же расскажет мне.

— Ты так считаешь? — в ее голосе была надежда.

— Уверен, — сказал он и поцеловал ее.

Он обнаружил Флэша Морана в его конторе. Шулер дремал за столом, положив голову на руки. Он был снова пьян. Тим крепко потряс его и окликнул по имени. Моран ответил руганью. Тогда Тим выплеснул на него воду из стоявшего рядом кувшина. Мокрый, протрезвевший шулер уставился на Тима:

— Паркер? Чего тебе?

— Подробности, и живо! Нильсон убит сегодня ночью. Оскальпирован.

— Нет! — закричал шулер, окончательно трезвея от страха.

— Да. Это был Вульф. Следующий в его списке — ты. Если желаешь спасти свою шевелюру, рассказывай: где Вульф бывает, когда ему надо спрятаться.

— У него целая уйма таких местечек, — простонал шулер, схватившись за голову руками. — Мне конец! Ты его никогда не схватишь…

— Надо попытаться, — сказал Тим. — Составь список возможных тайников. И запомни: возможно, твоя жизнь зависит от твоей памяти…

Кажется, Флэш действительно старался. Он упомянул с полдюжины мест: пещеры в холмах, уединенные хижины вдали от города. Тим тщательно записывал. Оставил он несчастного шулера совершенно потерявшим самообладание.

Уже почти рассвело, когда Тим добрался до холмов. Он имел при себе подробные объяснения, как обнаружить каждое из пяти или шести убежищ метиса. Если повезет, он застанет убийцу в одном из них. Что потом? Он остановит Вульфа. Если этого не сделать, то бремя вины раздавит Сьюзан.

Никогда еще Тим не шел по следу с такой решимостью. И никогда еще не был так далек от успеха.

Розовый рассвет сменился ярким утренним солнцем, затем — обжигающим зноем полудня… И Тим, и его лошадь обессилели. Они остановились, чтобы передохнуть у водоема по дороге к шестому, последнему из известных убежищ Вульфа. Тот словно растворился в этой дикой местности. Рыскай по пустыне хоть месяц — даже тени его не увидишь. Значит, надо устроить ловушку. И Тим отправился обратно в Мэд-Ривер.

Стемнело, на небе высыпали звезды. Ночная прохлада привела в чувство обоих — и всадника, и лошадь. Паркер держал путь вдоль главной улицы к зданию тюрьмы. Он решил не подавать виду, что обескуражен. Хоть этим он хотел поддержать Сьюзан.

Толпу перед зданием тюрьмы он заметил издалека. Что-то случилось с шерифом? Он пришпорил усталую лошадь.

Протолкаться сквозь толпу было нелегко. Возле дверей путь ему преградил ковбой. Тим спросил:

— Что здесь происходит?

— Ждем шерифа, — сказал ковбой.

— Я — помощник шерифа, — представился Тим, показав на значок. — Где она?

— Не знаем, — сказал ковбой. — Но здесь ее точно нет. А внутри — мертвец.

Тим не верил своим ушам. Он кинулся внутрь. В отпертой камере лежал Флэш Моран с окровавленным месивом вместо головы. С него тоже содрали скальп… Итак, пока Тим рыскал в поисках полукровки, здесь разыгралась жуткая драма. Флэш Моран пошел повидать Сьюзан по какой-то причине, а Вульф, должно быть, следовал за ним. Видимо, он связал Сьюзан и разделался с шулером на ее глазах. А затем скрылся, захватив ее с собой как заложницу.

Ковбои толпились вокруг Тима, заходили в камеры, бродили там, где не имели права находиться, но Паркеру было не до них. Он растерянно осматривал камеру, ее голые оштукатуренные стены, по которым плясал свет зажженной в коридоре свечи. И тут… Совершенно случайно он заметил смутные очертания букв, написанных на пыльной стене. В неровном свете свеч и Тим прочитал слово, которое наверняка было написано Сьюзан в тот момент, когда убийца снимал скальп с Морана.

Он бросился к выходу. На улице он попросил у ковбоев свежую лошадь. Он надеялся, что успеет предотвратить еще одно убийство, а может быть, и два!

На пыльной стене тюремной камеры Тим прочитал: «Замок». Так называл Сэм Смит свое владение!

Очевидно, Вульф увез Сьюзан в особняк Смита. Тим и сам удивлялся, почему он не заехал туда. Это же идеальное укрытие для Вульфа! Сиу, присматривавшие за старым старателем, наверняка приютили убийцу. Недаром у Сэма было предчувствие, что когда-нибудь индейцы могут предать хозяина… Тим все чаще подстегивал коня.

До места он добрался уже около полуночи. Огромный замок неясно вырисовывался на фоне звездного неба, как призрак. Тим спешился. Огромная дубовая дверь была приотворена. Никаких признаков присутствия сиу. Вытащив свой кольт, Тим приготовился ко всяким неожиданностям. Он осторожно вошел в замок. Тишина и бесформенные тени под высокими сводами. Он двигался дальше, держа палец на спусковом крючке. Послышались шаги. Кто-то невидимый очень спешил вверх по лестнице.

Тим бросился за невидимкой. Тот поднимался все выше. Оставив предосторожности, он рванулся вперед. На верхней площадке лестницы он огляделся, но ничего не увидел в темноте.

— Брось револьвер, Паркер! — вдруг сказали из темноты. — Брось, или я тебя продырявлю!

Спорить не приходилось. Тим бросил револьвер.

— Это я, Сэм, — сказал он. — Тебе не стоит пугаться. Я пришел, чтобы помочь тебе справиться с Вульфом.

— Как великодушно с твоей стороны! — сказал Сэм Смит, появляясь из темноты с револьвером, нацеленным на Тима. — Но дело в том, что Вульфа, по случайности, здесь нет.

— Он здесь. И он увел с собой Сьюзан.

Сэм Смит рассмеялся:

— Это был не Вульф. Я подумал, что она может пригодиться потом…

Страшная догадка мелькнула в голове Тима. Сэм Смит — вот кто его враг! Сумасшедший старый золотоискатель, взявший его на мушку, и был убийцей. Это он теперь держал Сьюзан в качестве заложницы.

— Почему? — хрипло спросил Тим.

Старик сделал шаг вперед, не опуская револьвера. Он торжествовал:

— Все в Мэд-Ривер навесили на меня ярлык сумасшедшего. Но я умнее их всех! Трент, и Нильсон, и судья — они делали лишь то, что приказывал я. Это мои индейцы руководили налетами вместе с Вульфом и несколькими другими, готовыми сделать все за бутылку виски.

— И ты снимал скальпы? — с отвращением спросил Тим.

— Да, — кивнул маленький человек. — Я овладел этим искусством, когда провел пару лет среди сиу. Прекрасная работа, чистая, не правда ли? Вот только немного засуетился с Мораном, поскольку девчонка была в панике!

— Почему ты убил Морана?

— Он знал обо мне, — спокойно ответил Сэм Смит. — Он сделал ошибку, пытаясь со мной сторговаться. А когда понял, что будет следующим, бросился к тюрьме, чтобы рассказать все Сьюзан. Но я шел за ним по пятам.

— Ты выжил из ума, — сказал Тим. — Ты сумасшедший!

— Именно так и они всегда называли меня, — хихикнул Сэм Смит. — Но когда я избавлюсь от тебя и от девчонки, не останется никого, кто знал бы правду. Никто! Только мои сиу, которые будут молчать. А когда сюда протянут железную дорогу, сумасшедший станет хозяином всего округа. Что ты на это скажешь, мистер Паркер?

Ответа старик не дождался. Выстрел был точным. Словно споткнувшись, Смит выронил револьвер и упал. Тим обернулся на выстрел. Вглядываясь, он различил очертания фигуры. Это был Вульф, который сделал свой выбор не в пользу Сэма Смита.

Сьюзан, связанную по рукам и ногам, но невредимую, Тим отыскал в подвале. И узнал от нее, что сиу, которые уже давно ненавидели своего хозяина, предоставили Вульфу убежище. Вульф ждал случая доказать свое мужество, однако не отважился показаться в Мэд-Ривер: ведь жители города не стали бы его слушать и тотчас же расправились бы с индейцем, которому Смит создал страшную репутацию.

Тим прижал Сьюзан к груди:

— Смит мертв. И ты оказалась права насчет Вульфа…

— Да, — сказала она, крепче прижимаясь к нему. — Но не верится, что всему этому пришел конец…

— Конец, — сказал Тим. — И несколько последних часов помогли мне взглянуть на многие вещи по-иному. Я хочу остаться в Мэд-Ривер и жениться на тебе. Полагаю, что смогу уговорить себя взяться за работу шерифа. Но только в том случае, если ты обменяешь свою серебряную звезду на обручальное кольцо.

Она посмотрела на него влюбленным взглядом:

— А ты уверен, что готов жениться на девушке, в чьих жилах течет кровь сиу?

Он ответил ей поцелуем.


home | Шериф с Мэр-Ривер | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу