Book: Игры невидимок



Ирина Сербжинская

Игры невидимок

Глава первая

«ЗОЛОТАЯ» БРЕТТА

Трупы обнаружил рано утром мальчишка-подручный, что служил в модной лавке дорогих тканей. Хозяин требовал открывать ставни на окнах как можно раньше и ежедневно протирать стекла до блеска, чтобы с улицы был виден разложенный на прилавках товар. Спрашивается, для чего? Все равно первые покупатели появлялись в лавке не раньше полудня: богатым людям незачем просыпаться с рассветом, а бедные не покупали ни привозные шелка, ни тисненый бархат. Слуга дохнул на стекло, стирая тряпкой неизвестно откуда взявшееся бурое пятнышко, шагнул назад, чтоб полюбоваться сверкающим окном, и споткнулся, наступив на что-то мягкое. «Что-то мягкое» оказалось человеческой рукой. Вытаращив глаза, мальчишка уставился на два мертвых тела в застывшей луже крови, а через мгновение уже ворвался в магазин, взлетел по лестнице на второй этаж и забарабанил в дверь хозяйской спальни.

– Рядом с магазином? – кисло переспросил хозяин, кутаясь в длинный теплый халат, отделанный мехом. Потом сдвинул ночной колпак и озадаченно поскреб за ухом. Заспанный, с торчащими во все стороны волосами, он ничем не напоминал сейчас щеголеватого подтянутого владельца модной лавки, что каждый день любезно беседовал с дама-ми, помогая выбрать на наряд самую лучшую, самую подходящую материю, которая выгодно подчеркнет цвет волос или оттенит глаза. – И что? Зарезали, говоришь? Проклятье… – Он пошевелил пальцами босых ног. – Неужели трудно было сделать это чуть подальше?! Через дорогу от нас сырная лавка… там бы и…

Хозяин вздохнул.

– Ладно. Беги в караульную, которая возле Белого Дворца, сообщи, что произошло, пусть пришлют наряд. Потом запряжешь лошадь: отвезешь тела, куда скажет старший. Да шевелись быстрее, бездельник, скоро открывать лавку, а у нас чуть ли не на пороге валяются двое зарезанных! Думаешь, покупатели этому обрадуются?!

Когда прибыл наряд, хозяин лавки уже успел сменить халат на обычную одежду и выглядел весьма респектабельно. Увидев солдат, он одернул вышитый жилет и с достоинством двинулся навстречу. Старший по наряду, немолодой коренастый мужчина с нашивками сержанта, разглядывал трупы, сдвинув на затылок потертую шляпу.

– Сегодняшняя ночка получилась бурной, – сообщил он, обменявшись с хозяином приветствиями. – Двоих убитых нашли возле рыбного рынка… еще один, с проломленной головой, валялся у моста… да вот эти двое – пять трупов, да.

Он задумался, беззвучно шевеля губами и загибая пальцы.

– Точно, пять. Праздник Середины года, что ж вы хотите? Народ празднует, трактиры гудят… под утро все начинают расходиться по домам, тут-то ворье и появляется. Грабят, – буднично пояснил сержант. – Ну и убивают иной раз. В прошлом-то году побольше убитых было…

– Это да, это я знаю, – нетерпеливо сказал хозяин, заложив в карманы жилета большие пальцы. – За неделю до праздника я распродаю почти весь запас тканей: все красавицы Доршаты хотят новые наряды… но вот что, сержант, нельзя ли побыстрее убрать отсюда этих… э-э-э… несчастных? Мои покупательницы – дамы впечатлительные, если они увидят на мостовой возле лавки кишки и отрубленные пальцы, вряд ли захотят прийти сюда еще раз, а?

– Ну да, – согласился сержант. – Ясное дело… Разве ж я не понимаю? Сейчас пришлем телегу…

– Не нужно. – Хозяин махнул рукой, подзывая мальчишку-помощника. – Увезите на моей повозке. Скажите солдатам, чтоб погрузили тела, и, умоляю, пусть они будут повнимательнее, не забудут прихватить отрезанные уши и все остальное, что валяется рядом. А когда они закончат, я велю служанке вымыть мостовую горячей водой.

Через несколько минут лишь большое бурое пятно на булыжниках напоминало о разыгравшейся ночью трагедии. Хозяин лавки удовлетворенно кивнул и приблизился к старшему по наряду.

– Послушайте, сержант… гм… весьма и весьма признателен вам за помощь…

Сержант обеими руками поправил шляпу и расправил плечи.

– Это мой долг, – официальным тоном произнес он, потом, понизив голос, добавил: – Но, если хотите знать мое мнение, на грабеж это вовсе и не похоже. Уж поверьте мне, не первый год я на этой службе. Разве ж я не знаю? Видели, как располосовано лицо у одного из убитых? Будто кто-то на этом бедолаге вымещал злость. Нет, ворье так делать не станет, не в их это обычаях, уж поверьте!

– Поверю, – нетерпеливо перебил хозяин. – Но я о другом. О маленькой благодарности, которую я хотел бы… гм… словом, вы женаты, сержант?

– Женат, белл, – ответил сержант и тяжело вздохнул.

У меня имеется несколько небольших отрезов прекрасной ткани, чудом оставшихся в лавке после праздника. Супруга будет довольна, только определимся с цветом. Какие волосы у вашей жены?

– Волосы?

– Ну да. Она блондинка, брюнетка? Нужно знать, чтобы правильно подобрать цвет материи.

Сержант задумчиво поскреб заросший черной щетиной подбородок, разглядывая собственные сапоги и соображая, потом внезапно просиял:

– А какая ткань подойдет для красотки с кудрями, черными, как зимняя ночь? И глаза у нее тоже черные, а вот тут, – сержант широко развел руки, показывая пышные прелести описываемой красотки, – вот тут у нее – вот так!

– Это жена? – с сомнением переспросил хозяин. – Ну хорошо, неважно. Значит, брюнетка?

Сержант с готовностью кивнул, глаза его горели.

– Шепните адрес моему помощнику, – хозяин взглядом указал на мальчишку, – и ваша красотка… я хотел сказать, ваша уважаемая супруга получит прекрасный подарок.

Проводив солдат, хозяин направился к лавке. С черного хода навстречу ковыляла старая служанка с ведром горячей воды, что-то жуя на ходу беззубым ртом.

– Вымой хорошенько, Лула. – Хозяин кивнул на заляпанные кровью булыжники.

– Кого жарежали-то? – невнятно пробурчала служанка. Она служила в лавке так давно, что помнила хозяина мальчишкой-рассыльным.

Тот пожал плечами, придирчиво оглядел себя в большом зеркале, стоящем у входа, и поправил отделанные двойным кружевом рукава.

– Рядом «Зеленая ветка». Говорят, вчера там народу было – не протолкнуться. Кого-то из посетителей, скорее всего.

Лула почесала в голове и шлепнула на мостовую мокрую тряпку.


Трактир «Зеленая ветка» считался в Доршате одним из самых популярных. Его владелец, невысокий человек с аккуратно подстриженной каштановой бородкой, умными и лукавыми карими глазами, был уроженцем Лутаки, звали его Шедор. Он обосновался в столице лет двадцать назад и открыл собственное дело, купив возле гаваней маленький грязный кабак. Сейчас он владел двумя гостиницами, несколькими трактирами на любой вкус и одним из лучших и дорогих домов развлечений в Доршате. Деловая хватка, свойственная шардам, умение считать деньги, заводить полезные связи, готовность рискнуть – в сочетании с разумным расчетом, разумеется,– дали ему возможность пробиться в огромном незнакомом городе.

Управляться с делами Щедору помогали два сына, сам же он почти безотлучно находился в просторном красивом зале «Зеленой ветки». Модный трактир посещали люди, хорошо известные в северной столице, – в свое время Шедор приложил немало сил и средств для того, чтобы сделать «Ветку» привлекательной для знати: заново отремонтировал зал, нанял хорошего повара, поменял всю прислугу, пополнил погреб дорогими винами. Винным погребом Шедор особенно гордился – благодаря старым связям в Лутаке ему доставляли морем самые редкие и изысканные напитки.

В глубине зала появились укромные уголки-беседки, спрятанные за разноцветными ажурными ширмами: для тех посетителей, что ценят уединение и желают избежать любопытных взглядов. Места в беседках стоили недешево, обслуживали их вышколенные опытные слуги. Они хорошо умели держать язык за зубами и отвешивали одинаково почтительные поклоны и высокопоставленным лицам Серого Замка норлоков, и влиятельным персонам из Белого Дворца, приехавшим в трактир скоротать вечерок.

Кроме кушаний и отменных вин гости наслаждались выступлениями лучших певцов и музыкантов Доршаты: те считали большой удачей выступить в «Зеленой ветке». Ходили слухи, что предприимчивый шард брал с менестрелей определенную плату за право выступить в тот день, когда в трактире будут важные и богатые господа. Музыканты отказывались нечасто, ведь если понравиться какому-нибудь достопочтенному беллу, тот мог пригласить в свой замок сыграть и спеть на празднике, а то и пожить всю зиму, развлекая хозяина и гостей долгими зимними вечерами.

В канун праздника Середины года в «Зеленой ветке» ожидалось выступление известной танцовщицы из Баттапа Аты. Ее выступление должно было начаться в полночь, но уже ранним вечером к трактиру стали съезжаться кареты, и вскоре в большом зале яблоку негде было упасть. Шумная молодежь толпилась в дальнем конце огромного зала, возле громадного, почти в человеческий рост, очага. Там, устроившись на небольшом помосте, две певицы с арфами в руках развлекали собравшихся пикантными песенками. За столом возле кухни дожидались своей очереди три жонглера, фокусник, славящийся умением поглощать огонь и снова изрыгать его изо рта, музыканты и заклинатель змей, который время от времени озабоченно заглядывал в корзину, проверяя, не разбежались ли его питомцы.

Шедор распорядился, чтобы на этот стол тоже подали еду: разумеется, не те яства, которыми лакомилась почтенная публика, но неприхотливые актеры были не в обиде и с удовольствием уплетали остатки вчерашнего обеда. Отдельно от них сидел почтенный старец с длинными серебряными кудрями, обрамлявшими загорелую блестящую лысину: исполнитель исторических баллад, известный далеко за пределами Доршаты. Перед ним слуга поставил большое блюдо, где в ежевичном соусе плавали куриные грудки, тарелку с горячим жареным сыром, посыпанным пряностями, и кубок нагретого вина, щедро приправленного медом: исполнитель баллад был знаменит и не раз удостаивался чести выступать в Белом Дворце. Певец неторопливо омыл руки в бронзовой чаше, что поднес ему слуга, благосклонно кивнул и принялся за еду, ловко вылавливая из соуса куски белого мяса длинными пальцами: вилки появились в Доршате сравнительно недавно, и пользовалась ими лишь знать.

Солидная публика, расположившись за столами, накрытыми белоснежными вышитыми скатертями, приступала к ужину. Шедор прошелся несколько раз туда-сюда, бдительно приглядывая за слугами, которые сновали по залу, разнося подносы, уставленные блюдами и высокими бокалами, и с удовольствием отметил про себя, что заняты не только столы в зале, но и почти все беседки за ажурными ширмами.

В крайней из них сидела надменная красотка – единственная наследница одного из пяти богатейших семейств норлоков Доршаты, будущая владелица торговой морской компании. Норлоки жили на Побережье уже давно, управляя Доршатой вместе с людьми. Сероглазые и темноволосые, они были так похожи на людей, что приезжие, никогда раньше норлоков не видавшие, иной раз путались, но сами жители столицы умели отличать их с первого взгляда. Да и то сказать, философски размышлял Шедор, проходя по залу, достаточно разок полюбоваться клыками норлоков, чтобы хорошенько уяснить разницу.

Неподалеку от красавицы, в зеленой беседке несколько пожилых мужчин, одетых дорого и неброско, тихо обсуждали что-то, озабоченно перебирая бумаги: Шедор еще в начале вечера послал на их стол несколько бутылок редкого вина с Берегов Пряного Ветра, но банкиры, поглощенные разговором, так и не прикоснулись к бокалам.

Беседку возле громадного каменного вазона с живыми цистами занял кто-то из норлоков Замка: на ширму был небрежно брошен отороченный дорогим мехом серый воинский плащ с черной каймой. Проходя мимо, Шедор бросил незаметный взгляд, разглядел, что в беседке двое, подозвал слугу и распорядился подать туда сладкого вина с ароматом розы, которое так нравилось дамам, и вазу с редкими фруктами, доставленными из Баттапа.

Хлопнула входная дверь, а через мгновение к Шедору подлетел помощник – кудрявый смышленый малый, тоже из шардов. Склонившись к хозяйскому уху, он прошептал пару слов и многозначительно указал взглядом на вход.

Хозяин немедленно препоручил заботу о гостях в зале старшему слуге Айриму – старый сарамит имел на редкость благообразную внешность и был похож на добродушного дедушку, однако челядь «Зеленой ветки» боялась его пуще огня, – а сам со всех ног поспешил навстречу вошедшим. Их оказалось двое: светловолосый мужчина в длинном плаще из тонкой мягкой кожи и женщина, чье лицо скрывал большой свободный капюшон. Шедор нисколько не удивился: многие знатные дамы желали быть неузнанными, особенно когда являлись в «Зеленую ветку» не со своим мужем.

За годы существования трактира Шедор усвоил твердо: если гости хотели, чтоб их не узнавали, то узнавать их не следовало. Зато при виде спутника таинственной дамы хозяин невольно расплылся в улыбке: кто-кто, а белл Тинчер не стремился сохранить инкогнито! Молодой человек обладал устойчивой репутацией распутника и повесы, но, похоже, это его нисколько не огорчало: деньги давали ему возможность жить, как ему заблагорассудится. Природное обаяние, которое он без зазрения совести пускал в ход каждый раз, когда хотел чего-то добиться, действовало на всех без исключения: даже в доме развлечений, которым заправлял старший сын Шедора, девицы готовы были выцарапать друг дружке глаза за право провести в обществе Тинчера часок-другой. Шард подавил завистливый вздох: красавцем Тинчера назвать трудно: крупный нос, небольшие серо-голубые глаза, рот явно великоват… но сколько судачат о его победах над дамскими сердцами! Поди разбери этих женщин! Интересно, с кем он явился на этот раз? В «Зеленой ветке» белл Тинчер бывал частенько и каждый раз с новой дамой…

Но, размышляя подобным образом, Шедор конечно же не позволил мыслям отразиться на собственной физиономии. Она должна была выражать неподдельную радость при виде гостя, кем бы он ни оказался, а уж это Шедор умел изображать вполне профессионально.

Между тем Тинчер стряхнул с плаща дождевые капли, провел рукой по русым волосам, завязанным черной лентой, и небрежно кивнул шарду:

– Приветствую вас. – Его взгляд неторопливо обежал зал. – Найдется для нас тихое местечко? Я заказывал беседку.

Хозяин понимающе прикрыл глаза.

– Для вас, белл… – Тут он поклонился таким хитрым образом, что поклон оказался адресован и Тинчеру, и его таинственной даме, – найдется все, что вы захотите!

– Все не нужно. – Тинчер стащил перчатки и сунул в карман. – Стола на двоих вполне хватит.

– Сию секунду! Не угодно ли пройти сюда?

Гости, желающие быть незамеченными, проходили не через общий зал, а по особому коридору. Шедор лично проводил Тинчера и молчаливую спутницу в лучшую беседку и широко распахнул дверь, пропуская гостей. Отсюда, из небольшого укромного уголка открывался прекрасный вид на зал и небольшой помост возле очага, где должна была выступать танцовщица, зато самих гостей никто не мог разглядеть из-за густого плюща, увивавшего ширму.

– Благодарю, Шедор. – Тинчер расстегнул пряжку плаща. – Когда появится ваша плясунья?

– В полночь, белл, – мгновенно отозвался хозяин, снова ухитрившись поклониться так, чтоб почтительный поклон приняла на свой счет и дама. – Совсем скоро. Пока что вы можете насладиться выступлением заклинателя и его танцующими змеями… Потрясающее зрелище: смертельно ядовитые бриллиантовые кобры, послушные и кроткие, как овечки! Сразу после него появится Ата: танцы с ножами, новинка в Доршате и только в «Зеленой ветке», позволю себе заметить! А затем прославленный Морир Серебряный исполнит несколько баллад: «Снежные вершины» – о битве при Взморье, «Оставил я свое сердце в горах» – история трогательной любви, просто невозможно слушать без слез, и…

Спутница Тинчера опустилась на мягкий стул, который тот почтительно отодвинул для нее, и откинулась на спинку. Яркий золотисто-рыжий локон выскользнул из-под капюшона, и Шедор чуть не подскочил на месте, мигом забыв все, что говорил.

Святые небеса! «Золотая» Бретта! Здесь, в его трактире!

– Ну и, возможно, Морир… э… споет еще что-нибудь… – пролепетал хозяин, чувствуя, как язык прилипает к гортани. – Что-нибудь… э…

Только одна женщина в городе имела кудри такого цвета: дочь правящего Наместника, супруга одного из крупнейших землевладельцев Доршаты и, по слухам, обладательница весьма крутого нрава.

Хозяин «Зеленой ветки» перевел взгляд на Тинчера. Да… В смелости этого человека сомневаться, конечно, не приходилось, но… третье лицо государства… пожалуй, это уж слишком! Может и такое случиться, что глазом моргнуть не успеешь, как окажешься в подводных темницах Драконьих скал, что на окраине города. С палачом познакомишься, потолкуешь о том о сем…

– Подайте, что сочтете нужным, и проследите, чтоб нас не беспокоили, – велел Тинчер.



Шедор поклонился и вывалился из беседки, не забыв, однако, плотно прикрыть за собой дверь. В коридоре шард покачал головой и попытался взять себя в руки, затем торопливо вернулся в зал и знаком подозвал помощника.

– В синюю беседку подай бутылку самого лучшего вина из погреба и два бокала, – вполголоса приказал он. – Достань из буфета те, что с вензелями… Возьми оттуда же тарелки, расписанные золотыми розами… и вазу…

– Хозяйка меня убьет, если я полезу в буфет, – опасливо заметил парень. – Сами знаете, мы этой посудой не пользуемся. Хозяйка говорит: тарелки стоят дороже, чем весь трактир.

– Так оно и есть, – Хозяин выудил из жилетного кармана маленький ключик. – Держи, это от буфета. Да поворачивайся живее, не то я тебя сам убью, клянусь!

Вскоре в синюю беседку тихо постучали, молчаливый слуга внес поднос. Не поднимая глаз, он поставил на стол откупоренную бутылку, два высоких узких бокала и фарфоровое блюдо с редкими фруктами из Баттапа, нарезанными дольками и сбрызнутыми пряным вином.

Когда слуга вышел, женщина откинула капюшон, и яркий свет заиграл на золотых волосах, перевитых жемчужными нитями.

– Ваше инкогнито раскрыто, моя прекрасная белл, – улыбнулся Тинчер спутнице. – Но ничего страшного: хозяин хорошо умеет держать язык за зубами и не станет болтать, почему это столь знатная дама появилась в трактире без свиты и охраны.

Женщина тоже улыбнулась, отчего на ее щеках появились ямочки, и с любопытством принялась разглядывать зал.

– С чего вы решили, что он меня узнал?

Тинчер прикоснулся пальцем к вазе; фарфор, расписанный нежными розовыми цветами, казался тоньше яичной скорлупы.

– Поглядите, что за посуду подал этот старый пройдоха! Чудесный образчик рокасанской школы росписи. Редчайший экземпляр, достойный того чтобы украсить коллекцию Белого Дворца – ручаюсь, там нет ничего подобного! Я видел рокасанский фарфор в Баттапе, но, честно говоря, не предполагал, что доведется встретить бесценные вазы в трактире Доршаты! – Он осторожно повернул вазу, с интересом разглядывая роспись. – После того, как пала северная Империя, почти все предметы искусства были уничтожены войной.

«Золотая» Бретта бросила небрежный взгляд на фарфор.

– Тинчер, вы необыкновенно чутки к прекрасному, – насмешливо произнесла она.

Он взял ее руку, откинул пышные кружева, отогнул краешек надушенной перчатки и легонько коснулся губами запястья.

– Конечно, – вполголоса проговорил он. – Я чуток к прекрасному. А что на свете может быть прекрасней вас, моя дорогая? Прекрасней ваших синих глаз и золотых волос?

Бретта звонко расхохоталась:

– Оправдываете вашу репутацию распутника? К тому же все это вы мне уже говорили!

Тинчер расстроился:

– В самом деле? И почему у вас такая хорошая память? Поверьте, женщине это ни к чему. Думаете, легко выдумывать каждый раз новые комплименты? – Он без малейшего сожаления выпустил ее руку. – Знали бы вы, сколько времени на это уходит!

– И вы всем говорите о синих глазах и золотых волосах?

– Вы меня недооцениваете, – мягко попенял Тинчер. Он небрежно повернул темную бутылку, глянул на этикетку и приподнял брови. – Гм… Как можно! Если у дамы карие глаза, я говорю: «Ваши глаза темны, как южная ночь Баттапа». Если зеленые – сравниваю их с изумрудами, конечно же, или с морской водой в солнечный день. Три-четыре варианта, но действует безотказно, особенно почему-то морская вода. Но хорошая память некоторых дам сводит на нет все мои усилия!

Бретта снова захохотала:

– С вами не соскучишься! Ну хорошо… расскажите же мне, что это за танцовщица? Чем она так знаменита?

Бретта сняла плащ: синее платье, отделанное драгоценными белоснежными кружевами и расшитое мелким жемчугом, выгодно оттеняло ее яркую красоту.

– Она будет танцевать вот на том помосте. – Тинчер разлил вино по бокалам. – Видите, сразу за ним – деревянная стена?

Бретта кивнула, втыкая маленькую серебряную вилочку с двумя зубцами в ломтик персика.


– А возле помоста сидит бородатый человек, сарамит по виду, повязанный красным платком?

– В наблюдательности вам не откажешь… и что же?

– Он продает ножи.

– Ножи? Зачем же?

Тинчер тонко улыбнулся.

– В этом-то вся и соль, моя несравненная белл. Поглядите, сколько народу кругом. «Зеленая ветка» – популярное местечко, но сегодня здесь яблоку негде упасть. Вряд ли простая танцовщица, сколь бы искусной она ни была, соберет столько публики. Поэтому придумана приманка. Танцовщица, по слухам, молода и хороша собой…

Он сделал паузу, пробуя вино, «золотая» Бретта улыбнулась.

– Она будет плясать на помосте, а всякий, кто купил у сарамита нож, может бросить его в девушку во время танца. Пo слухам, она уклоняется очень ловко, еще никому не удалось ее зацепить.

«Золотая» Бретта взглянула на помост с интересом.

– О, значит, ее в любой момент могут убить?

– Да, моя золотая прелесть. Ее любовник продает ножи, которыми могут убить его подружку.

– Так это ее любовник? – Бретта принялась с любопытством разглядывать бородатого сарамита.

– Так говорят. – Тинчер пожал плечами, взял в руку бокал и откинулся на спинку стула.

– Забавно!

– Еще забавнее, что каждый раз после того, как возле красавицы просвистит нож, она будет сбрасывать с себя что-нибудь из одежды. Пикантное зрелище! – Тинчер глянул в сторону помоста, где четыре бриллиантовые кобры, самые ядовитые из всех существующих на свете змей, покорно извивались под звуки дудочки заклинателя.

– Несколько однообразно, на мой взгляд, – пробормотал он. – От такого выступления прямо-таки клонит в сон. Меня так и подмывает заплатить, чтоб он убрался наконец. Держу пари, все собравшиеся ждут танцовщицу из Баттапа и все, как и я – не буду отрицать! – гадают, много ли одежды она успеет скинуть!

– Ах да, она из Баттапа! – воскликнула Бретта. – Позавчера я распорядилась отправить туда любимую лошадь Сайраса: он не может без нее жить. Стало быть, хвала небесам, он не скоро вернется в Доршату!

– Бретта! – с упреком воскликнул ее собеседник. – Вот, вы сами об этом заговорили! Теперь, как человек воспитанный, я должен поинтересоваться, как поживает ваш дражайший супруг! – Он развел руками. – Этого требуют правила этикета!

Тинчер закатил глаза и пробормотал скороговоркой:

– Какпоживаетвашдражайшийсупруг? Прошу меня извинить, дорогая!

Глаза Бретты мгновенно сделались ледяными.

– Надеюсь, хорошо, – процедила она. – Я, как вы знаете, давно его не видела.

По закону, Бретта, как младшая дочь Наместника, имела право заключить брак с уроженцем своей страны, и очень радовалась этому обстоятельству: «золотая» Бретта и помыслить не могла о жизни вне Доршаты. Сайрас, отпрыск одного из старинных аристократических родов северной столицы, владелец нескольких замков, живущий в огромном поместье неподалеку от города, оказался вполне подходящей партией, достойной того, чтобы быть связанной с династией Наместников. Выходя замуж за человека, не принадлежащего к правящему дому, Бретта теряла право на трон, но тогда, пять лет назад, она нисколько не жалела об этом: ведь она выходила замуж по любви! Однако ее ждало скорое разочарование: богатый, красивый, знатный и молодой супруг оказался совершенно равнодушен к жене. Она провела четыре года в замке Сайраса, пытаясь наладить семейную жизнь, затем вернулась в Доршату и с тех пор встречалась с мужем лишь на официальных придворных церемониях.

Бретта рассеянно отхлебнула вино, погрузившись в размышления.

Ее старший брат Луберт, наследник трона Наместников, пока что был не женат. Его браку, браку будущего Наместника Доршаты, придавалось политическое значение, и придворные круги нескольких столиц, где подрастали юные принцессы, гадали, на кого падет его выбор.

При мысли о брате брови «золотой» Бретты сдвинулись.

– Он не может дождаться смерти отца, чтобы наконец взять власть в свои руки! – с досадой воскликнула она.

– Но ведь вы тоже не можете дождаться этой смерти, – спокойно заметил Тинчер: на правах старого друга он частенько говорил Бретте довольно нелицеприятные вещи.

– Конечно, жду. – Она окинула невидящим взглядом зал трактира: заклинатель, извлекая из крошечной дудочки затейливую мелодию, заманивал змей в корзинку.

– Неужели он закончил? Не верю своему счастью! – воскликнул Тинчер, бросив взгляд на сцену. – Сейчас появится танцовщица!

– Первым к трону стоит Луберт. К сожалению, Закон о наследовании, где описаны древние обычаи Доршаты, говорит ясно: во-первых, трон переходит только к законному потомку и наследнику Наместника, во-вторых, власть сначала переходит к сыновьям в порядке старшинства, потом к дочерям, если они не замужем или замужем за человеком, принадлежащим к дому Наместников. Ну и, в-третьих, при отсутствии прямых потомков власть переходит к братьям и их потомкам поочередно, и так далее.

Тинчер слушал невнимательно: заклинатель змей удалился, унося с собой корзинку с кобрами, и в зале перед выступлением знаменитой танцовщицы царило оживление. Мрачный бородатый сарамит расставлял на помосте зажженные свечи. Сбоку, на ступенях, ведущих на сцену, поблескивали лезвия приготовленных ножей.

– Луберт сядет на трон скоро… скорее, чем все думают. – «Золотая» Бретта поставила на стол локти, переплела пальцы и, опустив на них подбородок, задумалась. – Когда мой отец… ну, вы знаете, никто из нас не вечен. Не знаю, сколько еще он протянет. Он твердит, что умирает, но…

– Он твердит об этом уже лет десять, – легкомысленно заметил Тинчер. – Смотрите, вот она!

В дальнем конце зала показалась Ата, стройная, гибкая девушка. В ее длинные каштановые волосы было вплетено множество блестящих ленточек с крохотными бубенчиками, их мелодичный звон сопровождал каждое движение танцовщицы.

Тинчер оживился.

– Глядите-ка, на ней не так уж много одежды! – довольно воскликнул он, разглядывая девушку, которая шла по залу плывущей походкой, опустив глаза, улыбаясь уголками губ. – Как это мило с ее стороны!

– А вы ожидали, что она явится одетая в шкуры, словно женщины ахтунов? – кисло поинтересовалась Бретта. – Ей пришлось бы неделю плясать, чтоб избавиться хотя бы от половины!

За Атой следовали двое музыкантов, они расположились возле помоста, взяли в руки инструменты и замерли.

– Первое, что сделает Луберт, – поднимет гражданский мятеж. Братец жаждет абсолютной власти, он хочет править Доршатой один.

Тинчер склонил голову: Бретта частенько делилась с ним подобными мыслями.

– Не так-то легко будет убедить в этом Серый Замок, – заметил он, косясь на сцену. – Хочет будущий Наместник или не хочет, а с норлоками ему придется считаться. Они не из тех, чьим мнением можно пренебрегать.

– О, Луберт не собирается убеждать. – Бретта поправила роскошные кружева, обнажив белые полные руки. – Он собирается уничтожать.

– Э… ну да, – рассеянно кивнул Тинчер, не отрывая глаз от сцены. Ата плясала, казалось, едва касаясь досок своими маленькими босыми ступнями, ее пестрое шелковое одеяние делало ее похожей на диковинную яркую птицу. – Ваши… хм… теплые чувства к брату для меня не новость. Но ведь Луберт – не первый правитель, который пытается выжить норлоков из Доршаты. Пока что это никому не удавалось.

Бретта тоже скользнула взглядом по помосту, где в вихре алых юбок, расшитых цветными бусинами и блестками, кружилась плясунья, и снова повернулась к своему собеседнику.

– Да, – проговорила она. – Отец твердит, что лучше поддерживать с норлоками мир, чем развязывать войну…

– Очевидно, у него есть все причины так говорить. Вряд ли Доршата одержала бы победу в войнах с Кадгаром, если бы не армия Серого Замка… – Взгляд Тинчера по-прежнему бы прикован к сцене, и Бретта вздохнула.

– Послушайте, Тинчер, у меня к вам небольшая просьба, – проговорила она.

– Приказывайте! – любезно ответил тот, не сводя глаз с танцовщицы.

«Золотая» Бретта мгновение помолчала, собираясь с мыслями.

– Я бы хотела встретиться кое с кем из Серого Замка. Вы знаете в Доршате всех – не могли бы вы устроить эту встречу?

Она открыла было рот, чтобы добавить еще что-то, но громкие крики и аплодисменты в зале «Зеленой ветки» заставили ее раздосадованно прикусить губу.

– Ну, если она и дальше будет избавляться от одежд с такой скоростью… – предвкушающе протянул Тинчер, но тут же опомнился: – Простите, моя дорогая. Я немного от влекся. Вы что-то сказали? Мне послышалось что-то совершенно…

Он поморгал глазами.

– Вы хотите, чтобы я организовал вам встречу с кем-то из норлоков? Вот как… Гм… Я предполагаю, с кем-то из тех, кто входит в Совет Шести?

Бретта кивнула.

– С кем же? С Магистром? С Советником по финансам? С Сульгом? Или со всеми сразу? Хочу предупредить – это будет нелегко устроить. Я имею в виду – собрать всех троих. Потребуется немало времени, сами понимаете.

Тинчер подумал немного и осторожно поинтересовался:

– Могу я узнать, зачем вам это понадобилось? У меня не совсем хорошие предчувствия, может быть, потому что ваши глазки слишком уж серьезны.

– Что же за предчувствия? – не глядя на него, процедила Бретта.

– Охотно поделюсь! – с готовностью сказал Тинчер, на минуту забывая о танцовщице. – Во-первых, у меня страшные подозрения, что вы, моя золотая прелесть, собираетесь каким-то образом вступить в борьбу за трон. Во-вторых, я подозреваю, что сейчас вы изложите что-то вроде плана государственного переворота, я его, понятное дело, выслушаю – не могу же я перебивать даму! – и в результате стану соучастником. Ну а в-третьих, открою вам секрет: у меня прекрасная память. Я, например, хорошо помню ту часть Закона о государстве, где говорится, что особы, принадлежащие к дому Наместника, не могут быть заключены в темницы и подвергаться пыткам. Зато все остальные жители Доршаты, замешанные в измене – очень даже! История нашей страны пестрит подобными примерами!

Бретта молчала, нетерпеливо постукивая по краю стола сложенным веером.

Тинчер тоже помолчал, глядя на ее, затем вздохнул:

– Хорошо, моя прелестная заговорщица. Если будете навещать меня в темницах хоть изредка, я согласен провести там остаток своих дней. Но, подозреваю, вам нелегко будет выкроить часок-другой… ведь ремесло правителя так хлопотно! По крайней мере не забывайте присылать мне хорошего мыла, благовоний и подушечки для полировки ногтей.

– Да, это незаменимые вещи в темнице, – откликнулась «золотая» Бретта вполне серьезно. – Обещаю: в них у вас не будет недостатка.

Тинчер покосился в сторону помоста:

– Значит, я прав? Собираетесь потеснить брата? Законного, между нами говоря, наследника трона Наместников?

Бретта прикусила губу.

– Я хочу попытаться привлечь на свою сторону норло-ков, попробовать заключить с ними некий негласный союз. Да, я знаю, они всегда держатся в стороне от событий, которые происходят в Белом Дворце, но…

– Поразительно! – воскликнул Тинчер, вскочив со стула. – Вы видели? У этой красотки потрясающая реакция, а хладнокровие просто нечеловеческое! Я был уверен, что нож попадет ей прямо в сердце, а она уклонилась буквально в последнее мгновение! Полюбуйтесь, с какой силой метнули клинок, – он вонзился в стену почти наполовину! А плясунья только смеется! Что за женщина!

Бретта с досадой вздохнула:

– Я куплю вам ее в подарок, если пожелаете! Можете опробовать на ней всю имеющуюся у вас в замке коллекцию холодного оружия.

Тинчер оскорбился:

– Мои кадгарские клинки? Я их собирал почти десять лет, а вы предлагаете… – Он снова взглянул на помост, где босоногая Ата танцевала среди горящих свечей. – Если ее не прикончат к концу вечера, я буду удивлен!

– А я – разочарована! – процедила «золотая» Бретта. – Неужели никто из мужчин, сидящих в зале, не умеет управляться с ножом?!

Тинчер опустился на стул, взглянул на Бретту и обаятельно улыбнулся:

– Хорошо, продолжим разговор… Я даже глядеть не буду на плясунью. Просто скажите, что она скинула с себя на этот раз? Платок? Пояс? Еще одну юбку? – Так о чем мы говорили? Ах да… норлоки! Ну, вы понимаете – нужна серьезная причина, чтобы Серый Замок оказал поддержку. Они стараются не вмешиваться в дела людей… до тех пор, конечно же, пока это не коснется их лично. Вы не хуже меня знаете историю Доршаты – лишь один раз норлоки открыто приняли сторону Наместника: когда лорды северных провинций пытались свергнуть власть династии и устроили Кровавую ночь. Но…

– Представьте, я тоже знаю историю! – воскликнула Бретта, сверкнув синими глазами. – Увольте меня от пересказа! Но то, что я собираюсь рассказать норлокам, их заинтересует.

Она откинулась на спинку стула, не сводя глаз с собеседника.

– Вы же давно меня знаете, – проговорила она, заметив его колебания. – Разве я люблю рисковать?

Тинчер усмехнулся.

– Только тогда, когда риск сведен к минимуму. Вы, дорогая моя, самая расчетливая женщина из всех, что я встречал. Так что вы собираетесь предложить норлокам? Говорите, дорогая, как заговорщик заговорщику, какие у нас могут быть тайны друг от друга?!



– Сомнительный комплимент, – заметила «золотая» Бретта. – Я собираюсь заключить честную сделку. Норлоки оказывают мне поддержку в случае… – она многозначительно поглядела на Тинчера, – а я предотвращаю в Доршате гражданскую войну между людьми и подданными Серого Замка. И все останется по-прежнему: Доршатой будет править Совет Шести, люди и норлоки – все, как прежде.

– Вот как? Хм… – Тинчер украдкой покосился на сцену: Ата, гибкая и грациозная, как кошка, послала воздушный поцелуй человеку, который только что метнул в нее нож.

– Тинчер, это вы, мужчины, жаждете завоевать весь мир. А мне вполне хватит его небольшой части. Вы поможете мне с этой встречей?

– С кем вы хотите поговорить в первую очередь?

«Золотая» Бретта задумалась.

– С Сульгом, – ответила она после паузы. – И, может быть, с начальником тайной стражи Замка. С ними двумя. Я слышала, он друг Сульга, это так? Что вы о нем знаете?

– У него прелестная юная жена, – улыбнулся Тинчер, зажмурив глаза. – Видел ее как-то один раз, на морском празднике. – Он открыл глаза и вздохнул. – Значит, с Сульгом… хорошо, попробую. Вы ведь с ним знакомы?

Бретта повела плечами.

– Разумеется… – обронила она, внезапно заинтересовавшись тем, что происходило на помосте. – Как и со всеми в Доршате.

Тинчер проницательно взглянул на нее:

– Когда вы желаете встретиться?

– Подумаю… Я еще не решила, – призналась Бретта, не глядя на своего собеседника.

– Хорошо. А я подумаю, как это можно сделать. Она в упор посмотрела в глаза собеседника:

– Вы верите в мой успех?

Тинчер взял ее руку и поцеловал отполированные блестящие ноготки.

– Я ваш друг, поэтому всегда буду помогать вам, несравненная. Вне зависимости от того, верю я в ваш успех или нет.

– Благодарю.

– Один вопрос, моя дорогая, – небрежным тоном произнес Тинчер, так, словно говорил о самых пустяковых вещах. – Куда вы собираетесь деть вашего супруга? Поправьте меня, если я ошибаюсь, но пока вы замужем, вы ведь не можете претендовать на власть?

Выступление танцовщицы закончилось. Часть посетителей направилась к выходу, остальные принялись за оставленный ужин. Слуги сбивались с ног, разнося бутылки и кувшины с вином. «Золотая» Бретта отодвинула бокал и поднялась. Тинчер проводил долгим взглядом полуобнаженную плясунью, которая исчезла в сопровождении мрачного, как туча, сарамита, вздохнул и накинул плащ на плечи спутницы. Она низко опустила капюшон и взяла со стола веер.

– Пусть вас не волнует мой супруг, – негромко произнесла Бретта, и Тинчер вопросительно взглянул на нее.

Они вышли в пустой коридор, устланный коврами.

– Я пригласил вас в «Зеленую ветку», чтобы развлечь, но, похоже, мне это не удалось. – Он распахнул дверь. – Приношу свои извинения. Велеть слуге, чтоб приказал кучеру подъехать к трактиру? Мои лошади на соседней улице.

– Не нужно. Пройдемся пешком до кареты. Хочется подышать свежим воздухом.

Тинчер немного удивился желанию спутницы подышать ночным воздухом в не самом спокойном районе Доршаты, но виду не подал.

Молчаливый слуга провел их коридором, и вскоре они оказались на улице, покинув «Зеленую ветку» через боковую дверь. Серебряный месяц стоял в небе, ярко освещая улицу. Было слышно, как от трактира отъезжают одна за другой кареты, стучат лошадиные копыта, кто-то разговаривает и смеется. Постепенно все стихло. Тинчер и «золотая» Бретта медленно шли по безлюдной улице.

– Смена власти в Белом Дворце редко проходила спокойно, – проговорил Тинчер. Он держал Бретту под руку и вел разговор с такой непринужденностью, словно находил беседу о государственном перевороте чрезвычайно забавной.

Месяц нырнул в темное облако, и теперь улицу освещали лишь тусклые масляные фонари.

– Но я предлагаю смотреть на вещи примерно таким образом: вы никогда бы не ввязались в борьбу за власть, если бы не мир в Доршате, не правда ли? Луберт хочет развязать гражданскую войну, но вы-то понимаете, что мир превыше всего, и только это вынуждает вас действовать против законного наследника, не так ли? Отличная позиция! Советую ее придерживаться!

– Проклятье, – с досадой пробормотала Бретта. – Вы знаете меня слишком хорошо. А может быть, умеете читать чужие мысли?

– Это было бы замечательно, но, боюсь, лишило бы меня последних иллюзий. – Тинчер засмеялся. – Но знаете что, моя дорогая? Мне не суждено, конечно, читать ваши мысли, но иногда, золотая куколка, иногда… мне дано предвидеть будущее. Например, я знаю, что произойдет прямо сейчас.

– В самом деле? И что же?

– Сейчас, – жизнерадостно сказал Тинчер, – нас попытаются ограбить и убить!

«Золотая» Бретта стиснула в руках веер и чуть сдвинула капюшон.

– Тинчер, я хочу вас попросить об одной вещи, – произнесла она, понизив голос.

– Для вас – все, что угодно, – самым любезным тоном отозвался тот.

– Я хотела бы сама побеседовать с этими людьми. Уверена, мне удастся убедить их оставить нас в покое.

Тинчер наклонил голову:

– Я в этом не сомневаюсь. – Он блеснул зубами. – Не будy вам мешать.

– Благодарю. – С этими словами Бретта остановилась, глядя из-под капюшона на приближающихся грабителей.

Иx было четверо. Двое остановились, преграждая дорогу, один исчез в черной тени домов и вынырнул уже позади Бретты и Тинчера, отрезав путь к «Зеленой ветке». Четвертыii же неторопливо направился к Бретте.

– Как неосторожно, как неосмотрительно ходить без охраны в столь поздний час, – вкрадчиво проговорил он, приближаясь. Он ступал мягко и неслышно, словно кот. – Это опасно, это неразумно. Впрочем, если белл пожертвует кое-что из своих украшений… ведь у такой красавицы есть украшения? А у вашего спутника – кошелек? Просто маленькие сувениры на память о чудесной встрече. И мы отпустим вас живыми.

Его приятель, стоявший неподалеку, ухмыльнулся:

– Ну, прелестница, не тяните время. Колечки, сережки, браслеты… мы люди непривередливые, нам сойдет все, что вы подарите. Колечки с ваших белых пальчиков я с удовольствием сниму сам. – Он остановился перед женщиной, пытаясь разглядеть лицо, полускрытое капюшоном.

«Золотая» Бретта улыбнулась.

– Снимай, не то с пальцами отрежем! – грубо рявкнул громила позади нее. – А серьги – вместе с ушами!

– Безделушки и один поцелуй этих чудесных губок, – продолжил человек, похожий на кота. Он протянул руку, чтобы отбросить капюшон с головы женщины. – Вы ведь позволите нам эту маленькую вольность, не так ли?

– Дорогая, – раздался безмятежный голос Тинчера. – Если вы хотели поговорить, то самое время начинать.

Глаза Бретты вспыхнули. Она выбросила руку вперед, раздался щелчок, веер в ее руке раскрылся, и в лунном свете блеснули остро заточенные лезвия-бритвы, спрятанные в складках и прикрытые кружевами. Миг – и они вонзились в горло грабителя. Умирая, тот не успел даже понять, что произошло: Бретта действовала так стремительно, что за ее движениями невозможно было уследить. Щелчок, веер сложился, и Бретта ткнула им второго человека в грудь, казалось бы, не сильно, но тот замер, хватая воздух ртом, не в силах двинуться с места, выкатившимися глазами следя за тем, как смертоносный веер с тихим звоном снова раскрылся и пять узких ножей полетели ему прямо в лицо. Бретта выдернула лезвия, сделала шаг назад, и тело рухнуло к ее ногам. Двойное убийство заняло не больше минуты. Грабители, стоявшие позади Тинчера, опомнились, сорвались с места и бросились прочь быстрее ветра. Миг – и они исчезли в темном переулке.

– Браво, моя дорогая, – весело проговорил Тинчер, проводив взглядом убегающих людей. – Когда станете править Доршатой, не забудьте увеличить число патрулей на улицах. У вас был наставник с Берегов Восточного Ветра? Великолепное мастерство, что и говорить. Позвольте…

С этими словами он взял веер из рук «золотой» Бретты. Изготовленный из специальной твердой породы дерева, он обладал прочностью металла. Дорогое кружево, натянутое между планками, мерцало черными жемчужинами и бриллиантовой пылью. Догадаться о том, что кружево прячет лезвия ножей, можно было лишь по весу: веер был тяжелее обычного.

– Прелестная вещица. – Тинчер раскрыл веер, вытер окровавленные лезвия белоснежным платком, сложил и с полупоклоном вручил спутнице. – А теперь, с вашего позволения, я вызову карету.

Он дунул в маленький серебряный свисток, и почти сразу же послышался цокот копыт по булыжнику.

– Дивное завершение вечера! – пробормотал Тинчер, обозревая плавающие в крови трупы. – Что ж, в конце концов, надеюсь, это вас развлекло.

Глава вторая

ПЕРЕПИСЧИК БЕЛОГО ДВОРЦА

Новенькая карета, щедро украшенная серебряными накладками, въехала во двор Серого Замка, мягко покатилась по дорожке, посыпанной речным песком, и остановилась возле цветника. Слуга в ливрее, сверкая начищенными пуговицами, торопливо открыл дверцу и выдвинул лесенку. Из недр кареты появился Советник по финансам, небрежно сунул лакею покрытый затейливой резьбой ларец для Документов и окинул довольным взглядом четверку серых красавцев-рысаков, подобранных безукоризненно, масть в масть. Вид собственной упряжки, одной из самых дорогих в Доршате, приносил Советнику огромное удовольствие. Строгим голосом он сделал несколько замечаний кучеру – они были выслушаны с почтительным вниманием – и направился к широкой лестнице. Заметив возле маленького фонтана начальника тайной стражи Замка, Советник счел возможным остановиться, чтобы переброситься парой слов.

– Задержался у Негоциантов, знаешь ли, – озабоченным тоном сообщил он. – Масса текущих вопросов. Кроме того, нужно же просто поговорить, личные отношения – это очень важно, понимаешь ли. Два часа разговоров о здоровье их жен, об успехах детей, о том, как трудно нанять в Доршате приличную прислугу. Да… А до Совета Шести остается не так уж много времени. А что, Сульг уже здесь? А где же он? Он вообще помнит, что сегодня Совет проходит в Белом Дворце? Не годится опаздывать! А ведь еще нужно переодеться. Ладно, Тирк, прощай. Рад был с тобой поговорить…

Он с достоинством кивнул и направился дальше.

Времени и правда оставалось немного, однако Советник по финансам употребил его с большой пользой. Когда он снова показался возле мраморной лестницы, Тирк приложил все усилия, чтобы сохранить невозмутимый вид.

Советник стал богатым не так уж давно и явно торопился взять от жизни все, что можно было купить за деньги. Начальник тайной стражи не особенно интересовался происхождением чужого богатства, но тем не менее был прекрасно осведомлен о размерах взяток, которые Советник ежегодно получал от купцов и торговых компаний Доршаты и Ашуры за право поставлять в армию норлоков продовольствие и одежду. Глядя на неярко мерцающую цепь на груди Советника, на радужно переливающуюся перламутровую пряжку, на булавку с крупным изумрудом в воротнике скроенного по последней моде камзола, Тирк невольно вспомнил диковинных тропических птиц с ярким оперением, которых совсем недавно стали привозить в Доршату с южных островов. Они сразу же стали модной новинкой, и цены на них взлетели до небес. Даже Магистр Серого Замка, в кабинете которого давно жили крошечные «сахарные птички», решился на покупку. Вскоре заморскую птицу доставили в его покои, и птички испуганно притихли, наблюдая за бесцеремонной гостьей. Магистр сдвинул брови, полный дурных предчувствий. Через несколько дней стало ясно, что предчувствия оправдались полностью: выписанная за огромные деньги птица не желала ни щебетать, ни петь, ни порхать с жердочки на жердочку. Целыми днями она висела вниз головой в кольце, специально подвешенном в клетке, пробовала прутья решетки крепким клювом-крючком и разражалась время от времени оглушительными хриплыми криками. К концу третьего дня терпение Магистра лопнуло, и он раздраженно велел немедленно убрать ее с глаз долой.

Риферс, его помощник, не собирался ломать голову над тем, как решить проблему: он снял клетку с крючка и с обезоруживающей улыбкой вручил Фимату. Старый слуга озадаченно пожевал губами, взял клетку и, шаркая ногами, удалился.

В былые времена Фимат обошел бы весь Серый Замок за какие-нибудь полчаса. Но сейчас, когда волосы его совсем побелели, а любимой обувью стали мягкие войлочные башмаки, путешествие по лестницам и бесконечным галереям давалось нелегко. С клеткой в руках слуга растерянно бродил по Замку, строго шикая на птицу, когда та протестующе вскрикивала и хлопала крыльями, пытаясь удержаться па жердочке. Он побывал в оранжерее, сходил во флигель к писцам, потом заглянул в мастерские портных: никто не желал получить в подарок, заморскую диковинку. Расстроенный старик побрел в библиотеку. Хранитель манускриптов, привлеченный ярким оперением и необычным внешним видом птицы, не имел ничего против того, чтобы она жила у него в кабинете. Он долго разглядывал ее, восхищался, цокал языком, узнав, в какую сумму обошлась Магистру покупка, потом просунул палец между прутьями клетки и попытался погладить ее по спинке. Птица яростно щелкнула клювом, словно ударила хлыстом, и Хранитель едва успел отдернуть руку. Само собой, он категорически отказался держать в хранилище существо с таким дурным характером. Фимат вздохнул и поковылял обратно в Замок. В конце концов, отчаявшись, он направился на Воинскую половину, но не сделал и двух шагов в сторону покоев Великого норлока, как перед ним появился начальник тайной стражи Замка. Тирк совершенно серьезно выслушал сетования старого слуги, хотя в глазах его поблескивал смех, потом кликнул одного из «волков» и велел отнести клетку Советнику по финансам.

Фимат не сдержал облегченного вздоха: похоже было, что злоключения наконец-то закончились. Он потоптался на месте, собираясь уходить, пожевал губами, подумал и внезапно пристально уставился на начальника тайной стражи. Глаза, покрытые старческой пеленой, блеснули.

– Тирк! – строго сказал старик, глядя на него снизу вверх. – Ты ведь дружен с Сульгом?

– Э… ну да, – отозвался тот. – А что такое?

– Магистр им очень недоволен, – доверительно сообщил Фимат, понизив голос. – Очень!

Тирк решил не напоминать, что Магистр недоволен Сульгом на протяжении последних ста лет, а лишь поинтересовался:

– Вот как? Из-за чего же на этот раз?

– Это все из-за его дружбы с драконом. – Фимат осуждающе покачал головой. – Сульг становится слишком популярным в казармах. Это ни к чему хорошему не приведет. Скажи ему, пусть держится от Фиренца подальше. Вы друзья, и оба – северные норлоки, может, он тебя послушает?

Тирк вздохнул. Память все чаще подводила старого слугу: он путался во времени и событиях. Похоже, он все еще считает их мальчишками, учениками воинской школы.

– Ладно. Скажу обязательно. Я, правда, не уверен, что он меня послушает.

Вскоре молодой норлок с татуировкой «волка» на скуле, отправленный начальником тайной стражи с поручением, вернулся и доложил, что птица доставлена Советнику по финансам и тот пришел в восторг от модной новинки. Фимат кивнул и побрел по длинной галерее, сгорбившись и кутаясь в теплую шерстяную куртку.


Вспомнив этот случай, Тирк усмехнулся. Советник по финансам поправил булавку в воротнике так, чтобы изумруд был хорошо виден, и неторопливо направился к карете. Мгновением позже во дворе появился Магистр в сопровождении Риферса, нагруженного ворохом свитков в лакированных деревянных футлярах-трубках. Риферс погрузил свитки в карету, почтительно придержал дверцу, дожидаясь, пока усядутся Советник по финансам и Магистр, после чего тоже проворно нырнул внутрь: в Белом Дворце предполагался расширенный Совет, и помощнику главы Ордена разрешилось присутствовать на нем, правда, без права голоса.

Вскоре начальник тайной стражи заметил и Сульга, который торопливо сбегал по мраморной лестнице, на ходу просматривая какие-то документы. Он рассеянно кивнул Тирку и снова уткнулся в бумаги. Рядом с Сульгом, отставая на одну ступеньку и безукоризненно выдерживая дистанцию, с ленивой восточной грацией скользил Айши. Взгляд его темных раскосых глаз небрежно обежал двор: роскошная карета Советника по финансам тронулась с места, слуга торопливо вскочил на запятки и замер, обратившись в каменную статую. Возле ступеней Тальм, вестовой Великого норлока, держал под уздцы гнедого жеребца Сульга. Еще один «волк» из числа дежурных по Замку вел к лестнице двух оседланных лошадей. Увидев спутника норлока, Тальм сжал зубы, Айши, заметив это, довольно ухмыльнулся.


Айши появился в Сером Замке два года назад. Тирк по каким-то своим соображениям приставил его в качестве телохранителя к военачальнику норлоков Сульгу, не позаботившись известить его об этом. В один прекрасный день, сбежав по лестнице, тот с удивлением обнаружил, что его коня держит под уздцы не дежурный из молодых «волков», а совершенно незнакомый человек, черноволосый, золотисто-смуглый, с темными непроницаемыми глазами. Сульг так поразился появлению чужого в Сером Замке, что некоторое время стоял в недоумении.

– Ты откуда здесь взялся? – нелюбезно поинтересовался он и еще раз оглядел незнакомца с головы до ног. Линия скул и лба человека явно свидетельствовала о крови норло ков в его жилах, но эта кровь была щедро разбавлена другой, без сомнения – восточной.

– По распоряжению начальника тайной стражи, – ответил тот невозмутимо, щурясь на яркое солнце, как ленивый кот.

– Вот как? Не припомню такого распоряжения, – хмуро сказал Сульг. – Великий норлок относился к другим расам с недоверием, хотя считал нужным скрывать свою неприязнь. Он пожал плечами и отправился разыскивать Тирка.

Начальник тайной стражи обнаружился во внутреннем дворике, вымощенном серыми мраморными плитами. Там, возле цветущих олеандров, в тени которых стояли широкие каменные скамьи и журчал небольшой фонтан, Тирк беседовал с норлоком, в чьи обязанности входило обновление охранных заклинаний Замка. Заметив военачальника, он закончил разговор и пошел навстречу.

Сульг еле дождался, пока Хранитель заклинаний отойдет подальше.

– Слушай, – начал он, не тратя лишнего времени на вступление, – вон там, у центральных ворот стоит какой-то незнакомый тип и держит мою лошадь. Он сказал, что приставлен ко мне по твоему распоряжению. Что это за распоряжение и почему я о нем ничего не знаю?

– А, я и забыл, – безмятежно сказал начальник тайной службы, но в глазах его мелькнули смешинки. Сульг подозрительно покосился на приятеля: ему было прекрасно известно, что Тирк никогда ничего не забывает. – Это твой телохранитель.

– Кто?!

Телохранителей важных особ Сульгу доводилось видеть не раз. В их сопровождении разъезжали по Доршате богатые купцы из клана Негоциантов, а в последнее время и знатные особы из Белого Дворца для пущей важности тоже принялись обзаводиться личными охранниками. Самые богатые выписывали телохранителей из Пяти княжеств Дакена: опытных воинов, крепких, широкоплечих и рослых.

Военачальник перевел взгляд на человека, который стоял во дворе Серого Замка. Он не был ни рослым, ни широкоплечим и не казался особенно сильным, однако гнедого жеребца, известного в конюшнях Замка скверным характером, сдерживал без особых усилий.

– Так… И зачем он мне?

Тирк поглядел в небо, где чертили узоры стремительные ласточки, подумал и сказал:

– Пусть будет.

– У меня же есть охрана из «волков». Назначенная, кстати, тобою же. Зачем мне этот полукровка? Кто он вообще такой и откуда взялся?

Тирк поглядел в сторону человека, тот поймал взгляд и быстро белозубо улыбнулся в ответ. Сульг поднял брови.

– Его зовут Айши, – с довольным видом сообщил Тирк. – Он наполовину норлок.

– Прекрасно. А на другую половину кто?

Его мать была с Восточных берегов. Да какая тебе разница? Я его хорошо знаю.

– Хорошо знаешь? Откуда?

– До недавнего времени он был одним из моих людей в Лутаке, – пояснил начальник тайной стражи. – Очень хорош в своем деле: узнать кое-что нужное, убрать кое-кого ненужного…

– Что ж ты отозвал оттуда такого незаменимого человека? – спросил Сульг, теряя терпение. – В общем, так. Отправишь его обратно в Лутаку – и дело с концом.

– Теперь Айши твой, и у него приказ охранять тебя, – не слушая, продолжал Тирк. – Сам знаешь: люди с восточной кровью преданы хозяину до смерти, а этого деньгами не купишь. Это тебе не наемники из Пяти княжеств.

– И кто же у него хозяин? – поинтересовался Великий норлок. – Ты или я?

Тирк сделал вид, что не расслышал, и Сульг хмыкнул:

– Понятно. Забирай его себе. Я не собираюсь ездить по Доршате в сопровождении…

– Кстати, у него есть разрешение на ношение оружия в Замке, – добавил Тирк, не обращая никакого внимания на его слова.

– Разрешение на ношение оружия?! А кто его подписал?

– Ты сам и подписал, – хладнокровно сообщил начальник тайной стражи. – Неделю назад.

Сульгу потребовалось несколько минут, чтобы переварить это сообщение. Он обшарил Айши быстрым внимательным взглядом и вопросительно глянул на Тирка:

– Не похоже, чтобы он был вооружен, а?

Тот довольно кивнул:

– Вот видишь! И тем не менее он при оружии, не сомневайся. Но даже ты этого не замечаешь. – Он подумал и добавил: – Незаменимый человек, я же говорю. Если сильно повезет, увидишь его в деле.

Сульг сделал еще одну попытку отказаться от телохранителя и вытащил самый сильный козырь.

– Азах придет в бешенство, когда узнает, что рядом с его ребятами будет находиться чужак… да еще и полукровка, – напомнил он.

Наставник воинской школы норлоков рекомендовал в тайную стражу, негласно называемую «волки Сульга», самых лучших своих выпускников. Заслужить такую рекомендацию было нелегко, и Азах весьма ревниво следил, кого Тирк брал потом в «волки»: Сульг прекрасно знал, какие яростные стычки происходят между начальником тайной стражи и Наставником воинской школы по поводу каждой кандидатуры.

Однако перехитрить Тирка оказалось невозможно.

– Азах не против, – небрежно сообщил он. Сульг не поверил своим ушам:

– Что?! Он не против?! Не может быть! Тирк захохотал:

– Замечательно смотришься с вытаращенными глазами! – Он вытер слезы ладонью. – Ладно. А теперь заткнись, Великий норлок, и не мешай мне делать свою работу. Тебе сказано, что Айши будет находиться возле тебя безотлучно, значит, так оно и будет, понятно?

Сульг открыл было рот, но не успел произнести ни слова.

– Ну хватит! – серьезно сказал Тирк. – Ты в последнее время часто находишься в разъездах и берешь с собой только Тальма. Больше такого не будет. Имей в виду, я отвечаю за твою безопасность, значит, буду делать то, что считаю нужным. Айши будет находиться при тебе всегда, ясно? Вместе с вестовым.

Сульг усмехнулся: сдержанный и лояльный Тирк отчего-то недолюбливал Тальма, попавшего в тайную стражу Серого Замка сравнительно недавно. Внешне это никак не проявлялось: он относился к нему точно так же, как и ко всем остальным «волкам». Но Сульг слишком хорошо знал своего друга, чтобы не чувствовать этой еле заметной неприязни. Он видел, как испытующий взгляд светлых глаз Тирка задерживался на молодом «волке» чуть дольше, чем на других, словно он пытался разглядеть в нем что-то такое, чего не замечали другие.

– Чем он тебе не нравится? Мальчишка умный и из хорошей семьи. Лучший из позапрошлогоднего выпуска, Азах его хвалит. С какой стати я должен заменять его кем-то другим?

– Как знаешь, – коротко сказал Тирк. – Ладно, у меня полно дел, так что… Ты вроде собирался куда-то ехать? – спросил начальник тайной стражи, давая понять, что обсуждать больше нечего.

Спорить было бесполезно. Сульг отправился назад, твердо пообещав себе, что заставит Тирка вернуться к разговору о телохранителе в самое ближайшее время.


Тальм, сидя в седле, дожидался, когда можно будет тронуться в путь. Норлок недовольно хмурился: рядом находился Айши, который обладал потрясающей способностью доводить вестового до белого каления – убедившись, само собой, что Сульга поблизости нет.

– Ну что? – снисходительно поинтересовался Айши, продолжая начатый разговор. – Созрел наконец, чтобы сообщить что-то полезное? Кроме того, что тебе противно видеть в Сером Замке человека? Пораскинь мозгами: есть что-нибудь новенькое?

– Ничего, – сдержанно отозвался Тальм. – В конце концов, человеческий век не такой уж длинный. Надеюсь, тебя прирежут как-нибудь. Телохранители обычно долго не живут.

– Мечтай-мечтай, – лениво отозвался Айши, засовывая в рот сладости, которыми всегда были набиты его карманы. Он сел в седло и разобрал поводья, ожидая, когда Сульг тронет коня вслед за каретой. – Не живут… Ну, если что, упомяну тебя в завещании. Когда помру, можешь отрезать мне уши и хранить как воинский трофей.

– Ты всего лишь полукровка, ублюдок, вряд ли твои уши можно будет считать стоящим воинским трофеем, – процедил норлок.

– Как сказать, – ухмыльнулся Айши, не обращая внимания на оскорбления: вывести его из себя было делом почти невозможным.

– А может, в качестве трофея подойдут выбитые зубы? – предположил вестовой. – Если их выбить прямо сейчас?

– Хотелось бы посмотреть, как это у тебя получится, – хладнокровно заметил телохранитель, похрустывая засахаренным миндалем. Он пропустил карету, тронул коня, заставив его двигаться чуть быстрее, и занял привычное место слева от Сульга.


Серый Замок был возведен на скалах неподалеку от моря. Белый Дворец династии Наместников, управляющих страной вместе с норлоками, располагался на другом конце Доршаты, на небольшом холме, неподалеку от того места, где Чаячья река впадала в бухту. Дворец окружали ухоженные сады и рощицы с искусно подрезанными деревьями. Множество дорожек разбегалось к беседкам, увитым плющом, к прудам и цветникам, разбитым на склонах зеленого холма. Широкая аллея, посыпанная желтым песком, пересекая парк, вела к белой мраморной арке главного входа.

Колеса кареты простучали по булыжникам улиц Доршаты, затем мягко зашуршали по песку подъездной аллеи. Стража в синих мундирах почтительно вытянулась, не сводя глаз с прибывших норлоков. Пересекая огромный двор с большой круглой клумбой в центре, к карете спешили люди: Болфорт, управляющий огромным хозяйством Дворца, и помощник Канцлера Дегер, на котором лежала нелегкая работа по подготовке текущих Советов, поочередно проходивших то в Сером Замке, то в Белом Дворце.

Следом торопливо шел Режис, обаятельный молодой человек, два года назад принявший пост начальника протокольной службы. Столь заметная должность немедленно сделала его объектом пристального внимания незамужних девиц Дворца, но пока что Режису удавалось с необыкновенной ловкостью избегать брачных уз.

Церемония встречи норлоков, прибывающих на Совет, многие годы оставалась неизменной: Болфорт, Дегер и начальник протокольной службы сопровождали их до входа во Дворец, где гостей встречал лорд-распорядитель, облаченный в цвета Белого Дворца, который и провожал гостей в зал Совета.

Низенький толстый Болфорт, затянутый в белый с золотом камзол, остановился, беспокойно теребя висевшую на шее массивную цепь и глядя на подъезжавшую карету. Дегер, сутулый и черноволосый, хранил полную невозмутимость. Режис дождался, когда карета остановится, и сделал знак слугам: те поспешно открыли дверцу.

– Мои приветствия, мои приветствия! – торопливо за говорил Советник по финансам, выбираясь из кареты. – Белл Болфорт, рад вас видеть! Приветствую вас, беллДегер… Добрый день, молодой человек…

Айши легко спрыгнул с коня, принял лошадь у Сульга и перебросил поводья Тальму.

– Давай, шевелись, – вполголоса сказал он. – Под ногами не путайся!

Тальм сверкнул глазами и повел лошадей в сторону конюшен Белого Дворца. Айши кинул в рот обсыпанный сахаром кусочек инжира и ухмыльнулся. Как и полагалось, телохранитель Сульга явился в Белый Дворец безоружным – так, по крайней мере, заключил начальник гвардейцев, окинув Айши цепким, наметанным взглядом. Тот в ответ приветливо улыбнулся. Серебряная пряжка пояса, искусно выполненная в виде кошачьей головы, никогда не привлекала внимания стражи, хотя на самом деле являлась рукоятью длинного узкого ножа, скрытого под одеждой. Второй такой же нож прятался в складках правого рукава.

Пока норлоки шли по двору, Советник оживленно вертел головой.

– О, у вас большие перемены, Болфорт! – воскликнул он. – Что, все-таки решили вымостить внутренний двор золотистым гранитом? Ну и ну… недешево, наверное… во сколько же вам обошлась доставка?

Болфорт сокрушенно вздохнул и открыл было рот, но Советник мгновенно подсчитал в уме стоимость и присвистнул.

– Да… дорогое удовольствие… – заметил он. – Очень даже дорогое, знаете ли…

Болфорт закатил глаза. Магистр бросил взгляд на внутренний двор, выложенный сверкающими на солнце золотистыми плитами, и поджал губы.

– А это что, Болфорт? – Советник остановился. – Погодите-ка, я попробую угадать… Делаете птичий вольер? Мило, очень мило… возле фонтанов, в тени цветущих деревьев! Купите этих заморских птиц с радужным оперением, так ведь? Слышал, что Наместнику они очень нравятся…

Болфорт многозначительно поднял брови.

– Цены на них растут с каждым днем… Скоро они будут продаваться на вес золота! Что ж… обеспеченные люди могут себе это позволить. У меня есть одна такая, – небрежно сообщил Советник. Болфорт взглянул на него с уважением.

Магистр покосился на Советника, но промолчал.

– М-да… – добавил тот, спохватившись, что недавний владелец птицы находится здесь же. – Собственно говоря…

– К сожалению, у Наместника не так много времени, чтобы услаждать свой слух пением птиц, – сухо заметил помощник Канцлера. – Он занят государственными делами.

Произнося это, Дегер обогнул небольшую клумбу, пестрившую крошечными фиалками, и неосторожно приблизился к Сульгу. Айши прекратил жевать и поднял голову. Глаза его мгновенно превратились в кусочки черного льда. Дегер поспешно отступил. Айши засунул в рот кусочек халвы и улыбнулся.

– Государственными делами, конечно! – с готовностью согласился Советник. Он двинулся дальше, с интересом поглядывая по сторонам. – А это чьи такие лошадки? Труканские, кровные… гм… недешевые… я все же предпочитаю серую масть. Благородно… да и смотрится гораздо дороже… Но эти гнедые тоже ничего…

– Лорд-распорядитель ожидает вас возле дверей, – проговорил помощник Канцлера традиционную фразу, все еще поглядывая на телохранителя Сульга с некоторой опаской.

– А! Тогда поторопимся! – оборвал сам себя Советник и устремился вперед.

По боковым аллеям, наслаждаясь хорошим осенним днем, прогуливались гости Дворца, сновали слуги в ливреях с гербами своих хозяев, спешили по делам служанки знатных дам: нарядные горничные и хорошенькие камеристки.

Сульг давно подозревал, что в дни приезда норлоков они нарочно изыскивают какой-нибудь способ, чтобы оказаться в аллее в то же время, когда там появляется Айши. Телохранитель шел рядом, отставая от Великого норлока на пару шагов, и провожал томным взглядом каждую женщину.

– Этого в прошлый раз я тоже не видел! – Советник на ходу кивнул в сторону, где озабоченные садовники щелкали ножницами возле невысоких вечнозеленых деревьев, придавая кронам самые причудливые формы.

– Чудесно, чудесно… Восточный садик вы разбили совсем недавно, так ведь? Болфорт, вы разоритесь на садовниках, помяните мое слово! Последняя мода на подстриженные деревья сильно облегчает кошельки!

Болфорт сокрушенно вздохнул и покачал головой.

Три мраморные ступени вели во дворец: сбоку на каждой из них стояли вазоны с цветущими растениями. Высокие двери, покрытые резьбой, были отворены настежь. Возле них, поджидая прибывших, прохаживался лорд-распорядитель с жезлом в руке, в наброшенной на плечи мантии, затканной золотым узором.

Увидев его, Советник приосанился и поправил на груди тяжелую цепь, блеснув кольцами.

– Прощайте, Болфорт! – отрывисто проговорил он. – Рад был с вами побеседовать!

Болфорт, не произнесший во время всей беседы ни слона, приложил руку к груди и изобразил сердечную улыбку. До встречи, белл Дегер… всего хорошего, молодой человек.

С этими словами Советник поспешно направился к входу, следом за ним по ступенькам взбежал Сульг в сопровождении Айши. Замыкали шествие Магистр, с высокомерным видом взиравший на все происходящее, и тихий, молчаливый Риферс.

Лорд-распорядитель приветствовал гостей традиционными фразами, которые тоже не менялись десятилетиями, отвесил два полагающихся поклона и, пригласив следовать в зал Совета, пошел впереди норлоков, важный и молчаливый. громко постукивая жезлом по мраморным плитам.

Сульг мысленно перебирал вопросы, которые предстоит обсудить на сегодняшнем Совете. Взгляд его рассеянно скользил по стенам, увешанным картинами и драгоценными вышивками, по обрамленным зеленым плющом нишам, где стояли белые статуи и высокие фарфоровые вазы.

Из боковой галереи показались двое: старший переписчик Дворца Хевден, тихий человек с прозрачными глазами и мягкими каштановыми волосами, и темноволосый кудрявый юноша, ученик писца. Хевден нес в руке небольшой деревянный ящичек, где хранились пузырьки с чернилами, юноша прижимал к груди целую охапку свитков.

Писцы вполголоса увлеченно обсуждали свойства бумаги.

– Видишь ли, Тисан, в результате бумага получается слишком рыхлой. Перо, как тщательно ты его ни очинивай, все равно будет цеплять за волокна, а чернила будут расплываться, – негромко объяснял Хевден, с улыбкой поглядывая на ученика. Тот потер подбородок рукой, выпачканной в чернилах.

– Пергамент, конечно, лучше, – сказал Тисан. – Но уж очень дорого он обходится! А если покупать дешевый, о красоте рукописи можно забыть!

Они увидели норлоков и прервали разговор. Переписчик Дворца и его ученик остановились и поспешно склонились в почтительном поклоне, пропуская гостей из Серого Замка. Лорд-распорядитель, продолжая свое шествие, не удостоил писцов и взглядом. Когда процессия прошла мимо, Хевден и Тисан свернули в коридор, ведущий к библиотеке.

– Плохо выделанный пергамент не годится для важного письма. – Тихий голос Хевдена звучал еле слышно. – Но и у него есть некоторые преимущества…

Когда переписчик был уже в конце коридора, Сульг не удержался и метнул быстрый взгляд ему вслед.

Хевден. Скромная одежда, вечно опущенные глаза, каштановые рыжеватые волосы, перехваченные дешевой лентой. Переписчик Белого Дворца, незаметный, тихий, незначительный.

Глава Ордена Невидимых.

Когда осведомители начальника тайной стражи принесли эту новость, Сульг дал команду перепроверить сведения. Но люди Тирка ошибались редко: сеть информаторов, которую он создавал в течение нескольких лет, работала безупречно.

Шляпницы, продавцы фруктов, бродячие кукольники, торговцы домами в Лутаке, купцы Рунона, их скучающие жены, дорогие проститутки Доршаты, джалалы, сарамиты и шарды, живущие в Ашуре, – все они собирали новости, слухи, сплетни, исправно получая взамен безликие дешевые конверты с деньгами.

Сомнений быть не могло.

«Держу пари, Наместник до сих пор считает его заурядным чародеем, который возглавил Орден лишь благодаря исполнительности и добросовестности, – заметил как-то Тирк. – Узнай он, что по его Дворцу с ящиком писца расхаживает маг, заставивший считаться с собой даже чародеев Аркаба, правитель бы язык со страху проглотил».

Норлоки вошли в большой прохладный зал Совета, высокие двери медленно закрылись. Айши засунул в рот плиточку орехов в меду, прислонился к двери и, скрестив руки на груди и лениво жуя, как перекормленный кот, принялся разглядывать служанок, снующих по внутреннему двору.


Праздник Середины года собирал в Доршате множество гостей: в столицу спешили бродячие музыканты и актеры, торговцы везли товар, зная, что в праздничные дни даже самые скупые горожане развяжут кошельки, приезжали поразвлечься солидные люди с семьями: себя показать и на других посмотреть. Молодежь, прибывшая из провинций, спешила хлебнуть столичной жизни в многочисленных трактирах и кабаках, а те, кто уже исчерпал запас монет, искали развлечений бесплатных: на каждой площади были сооружены деревянные помосты, где с утра до вечера кукольники разыгрывали смешные мистерии.

В этом году праздник получился пышным как никогда. Хоть и каркали бродячие проповедники, жрецы неведомых храмов, что нынешнее бурное веселье предвещает Доршате тяжелые кровавые времена, достаточно было появиться указу о запрещении подобных слухов – и некоторые из особо рьяных предсказателей, ознакомившись на городской площади с кнутом, попритихли. Однако слухи все ползли и ползли.

В Белом Дворце на слухи особого внимания не обращали: гостей на праздник прибыло столько, что помощники Болфорта сбивались с ног, размещая приезжих в гостевых покоях.

Сопроводив гостей из Серого Замка на заседание Совета Шести, как того требовал установленный ритуал, Режис неторопливо шел по одной из боковых аллей парка. Протокольная служба помещалась в прекрасном белоснежном особняке с колоннами, в некотором отдалении от Дворца, рядом с аркой, воздвигнутой в честь победы в войнах с Кадгаром.

Режис небрежно скользнул взглядом по высеченным на камне именам павших героев. Военная карьера никогда не привлекала его, хотя было бы вполне понятно, если бы он, сын шагрита Белого Дворца, пошел по стопам отца-военачальника. Пожалуй, он мог преуспеть на этом поприще, если бы не глупая принципиальность отца: тот упорно отказывался использовать свои солидные связи, чтобы помогать родственникам. С него вполне сталось бы отправить единственного сына в Ашуру послужить лет пять в одном из отдаленных гарнизонов, чтобы узнал, что такое настоящая солдатская жизнь! Режис повел плечом: гораздо приятнее делать военную карьеру в Доршате, но отец не желал считать солдатами гвардию Белого Дворца, вся работа которой заключалась в сопровождении Наместника по столице да в красивой церемонии смены караула возле главных ворот. Нарядные дамы и кавалеры, прогуливаясь по парку, специально приходили полюбоваться, как маршируют бравые рослые гвардейцы.

Режису пришлось пережить не самый приятный разговор с отцом, объясняя, что избрать карьеру военного ему, к сожалению, мешает слабое здоровье, поэтому, как это ни печально, придется посвятить жизнь чему-нибудь другому. Кое-кто из приятелей избрал дипломатическую службу, но у Режиса не было никакого желания покидать Доршату для того, чтобы провести лучшие годы жизни где-нибудь на Берегах Восточного Ветра, представляя интересы северной столицы. Старый шагрит по-прежнему не желал хлопотать, чтоб раздобыть сыну теплое местечко, так что пришлось взяться за дело матери. Приятные чаепития с подругами в садовых беседках, тихие доверительные беседы в изысканных уютных гостиных богатых особняков – подруги были такими же ветхими старушками, как и мать, однако держали в своих руках, похожих на сухие паучьи лапки, многие ниточки – и Служба протоколов и церемоний Белого Дворца получила нового начальника: молодого, прекрасно воспитанного человека с хорошим образованием и безукоризненными манерами.


Режис вошел в свой рабочий кабинет и плотно прикрыл дверь. Бумаги на столе, разложенные в строгом порядке – начальник протокольной службы славился своей аккуратностью, – напоминали о делах. Но мысли его были далеки от работы.

Режис откинулся на спинку стула и задумчиво поглядел в окно. Была и еще одна причина, по которой он отчаянно не хотел покидать Доршату, причина, о которой, как он полагал, не догадывался никто, кроме него. «Золотая» Бретта.

О «золотой» Бретте он знал почти все.

Младшая дочь правящего Наместника, замужем за представителем старого аристократического рода Доршаты – лордом Сайрасом. Последнее обстоятельство совершенно не смущало Режиса. Возможно, вскоре он будет в силах помочь Бретте избавиться от мужа – она, конечно, не станет возражать. Режис был прекрасно осведомлен об отношениях между супругами: все время, пока Бретта жила в замке Сайраса, две ее горничные регулярно получали небольшие вознаграждения за то, что держали его в курсе дела. Жаль, что, вернувшись в Белый Дворец, Бретта не пожелала взять их с собой. Впрочем, ее жизнь в Доршате и без того была на виду.

Некоторое время Режис обдумывал разные события, которыми так богата дворцовая жизнь и которые так или иначе касались Бретты.

Недавно из Лутаки вернулся ее старый приятель, лорд Тинчер. Он устраивал для Бретты верховые прогулки, посещал вместе с ней праздники, Режис насторожился было, но быстро успокоился: остальное время Тинчер проводил, наслаждаясь обществом красавиц Белого Дворца, которые были более чем благосклонны к богатому холостяку и, по слухам, с удовольствием скрашивали его одиночество, частенько заглядывая в роскошный уютный особняк Тинчера, что находился неподалеку от городского сада.

Режис попытался установить с ним дружеские отношения: во время церемоний, балов, праздников и прогулок они частенько встречались. Тинчер был внимателен, любезен и доброжелателен – и при всем этом обладал умением виртуозно держать людей на расстоянии. Потерпев неудачу, Режис спокойно сделал себе отметку в памяти: этого человека следовало уничтожить.


Режис передвинул с места на место пачку бумаг – все утро он провел, работая над протоколом встречи делегации из Кадгара, которая должна была прибыть в Доршату через месяц. Он снова посмотрел в окно, потом перевел взгляд на песочные часы и с удивлением обнаружил, что прошло уже довольно много времени с того момента, как он поднялся в кабинет: Совет Шести, скорее всего, уже подходил к концу. Режис покинул особняк и снова направился к Дворцу. Прекрасный ухоженный сад даже сейчас, с наступлением осени, казался цветущим: большинство подстриженных деревьев и кустарников были вечнозелеными. Возле огромной квадратной клумбы стоял главный садовник, придирчиво наблюдая, как двое его подчиненных, щелкая ножницами, подравнивают цветочный бордюр. Увидев Режиса, он почтительно поклонился, сопроводив поклон искренней улыбкой. Начальник протокольной службы приветливо кивнул в ответ, хотя на душе у него скребли кошки: если сейчас подтвердятся кое-какие подозрения, это надолго лишит его покоя. Режис пересек центральный двор, большой, с фонтанами и ковром из ярких левкоев – предметом неусыпной заботы целой армии цветочниц. Возле фонтана уже стояла щегольская карета, запряженная серыми лошадьми. Неподалеку, держа гнедого коня, стоял норлок со знаком «волка» на скуле. Режис скользнул по нему взглядом: вестовой Сульга, тихо приговаривая что-то, успокаивал гнедого, жеребец сердито мотал головой. Режис остановился за мраморной скульптурой, изображающей первого Наместника Доршаты, развернул свиток пергамента и сделал вид, что изучает документ. Ждать пришлось недолго: вскоре послышались голоса, на лестнице показался Советник по финансам Серого Замка, оживленно разговаривая с Болфортом. Впрочем, говорил большей частью один Советник, Болфорт же, как заведенный, кивал головой, едва успевая вставить словечко-другое. За ними, сдвинув седые брови, следовал Магистр, политический Советник. Он славился умением обращать собеседников в ледяные статуи и, судя по виду, только что проделал это с Советом Шести. Молчаливый Риферс семенил позади, неся футляры со свитками.

Режис кинул быстрый взгляд в сторону конюшен и прикусил губу: конюх вел в поводу Сайму, прекрасную золотисто-рыжую кобылу, принадлежавшую Бретте. Мгновение спустя показалась на лестнице и сама Бретта. Коричневое бархатное платье для верховой езды, отделанное золотыми кружевами, как нельзя лучше подходило к ее ярким волосам и сияющим синим глазам. Режис внезапно почувствовал, что не может дышать от волнения. Мир вокруг замер, а потом и вовсе исчез, словно его и не было, осталась лишь рыжеволосая красавица, которая спускалась по лестнице, улыбаясь то ли солнечному осеннему дню, то ли своим мыслям. За ней следовал слуга, неся на бархатной подушке хлыст с серебряной рукоятью. Внезапно Режис обнаружил, что безжалостно комкает документ, и тряхнул головой, чтобы опомниться. Он с трудом оторвал глаза от Бретты и посмотрел на главный вход. Советник по финансам и Магистр неторопливо усаживались в карету. Сульг, стоя на верхней ступени лестницы, заканчивал разговор с Дегером. Режис, прищурившись, перевел взгляд на Бретту: показалось или она и в самом деле чуть замедлила шаг?

На последней ступени она оказалась в то самое мгновение, когда норлок попрощался с Дегером и быстро сбежал вниз.

Конюх подвел Бретте лошадь.

Затаив дыхание, Режис наблюдал, как Бретта приблизилась к Сайме, и, чуть повернув голову, взглянула на норло-ка. Сульг улыбнулся, подставил под ее сапожок сложенные ладони, и «золотая» Бретта, едва коснувшись его рук, взлетела в седло. Телохранитель норлока прекратил жевать и понимающе ухмыльнулся.

Режис видел, как она произнесла что-то, Сульг ответил, и Бретта тронула лошадь.

Через минуту двор опустел, лишь старший переписчик Дворца Хевден со своим помощником Тисаном, не торопясь, брели по галерее, ведущей в сторону покоев Луберта, старшего сына правящего Наместника и будущего правителя Доршаты.


В коридоре Хевден забрал у юноши сундучок с бутылочками чернил, свитки и проговорил:

– Спасибо за помощь, Тисан. Можешь отправляться в библиотеку. Я вернусь не скоро, белл Луберт пожелал, чтобы документ был скопирован как можно быстрее.

– Я могу помочь, – с готовностью предложил Тисан. Ему нравилось работать вместе с Хевденом: характер у того был спокойный, мягкий, и, кроме того, переписчик никогда не сердился, если ученики делали ошибки. Не жалея времени, он раз за разом объяснял, как подготовить пергамент к письму, как очинить перья, делился секретами приготовления чернил. А когда не было срочной работы и Тисан наводил порядок в сундучках, Хевден частенько рассказывал интересные истории, вычитанные в древних свитках, которые ему доводилось копировать для библиотеки Дворца.

– В другой раз, Тисан. Я постараюсь попросить господина, чтобы он разрешил взять и тебя на переписку. Вдвоем мы и правда справимся быстрее.

Тисан просиял, Хевден легонько стукнул в дверь.

– Белл Луберт велел явиться, чтобы узнать, какие свитки нужно копировать, – доложил он появившемуся на пороге слуге. Тот кивнул:

– Проходи. Свитки для тебя приготовлены.


Слугой наследника Наместника был сарамит по имени Горгит, светловолосый и скуластый, как все, родившиеся на Сарамитской равнине. Но на этом и заканчивалось его сходство со своим народом. Сарамиты славились вспыльчивым характером и норовили при каждом удобном случае схватиться за оружие: выпущенные кишки собеседника они считали самым лучшим аргументом в споре. При взгляде же на Горгита Хевдену приходила в голову мысль, что скорее взволнуются гранитные утесы Драконьих скал, чем этот молчаливый слуга.

Хевден вошел в покои, неслышно ступая по мягким коврам, и поставил ящичек с письменными принадлежностями на низкую скамеечку, обитую синим атласом.

– Где Луберт? – тихо спросил старший переписчик Белого Дворца.

Сарамит кивнул в сторону комнаты, которая служила будущему правителю Доршаты гардеробной. Хевден направился было туда, но в этот миг на пороге появился сам сын Наместника. Он был обнажен по пояс, с мокрых волос капала вода.

– Хевден? – Он снова скрылся в комнате, откуда слышался плеск воды. – Заходи. Я только вернулся с верховой прогулки… Скоро ухожу, отец вызвал к себе.

Луберт зачерпнул пригоршнями теплую воду из вделанной в стену каменной чаши и плеснул в лицо.

Хевден молча подошел к окну и задернул кружевную занавеску.

– Ручаюсь, опять начнется этот разговор: «Луберт! Я чувствую, что не переживу эту зиму!» – С зажмуренными глазами наследник пошарил на полочке, нащупал кусок белого мыла, искусно сделанного в виде шара, и принялся намыливать руки.

– Не переживет, как же… Можно подумать, я в первый раз слышу это…

Горгит с непроницаемым лицом разложил на сундуке приготовленную для Луберта одежду и неслышно удалился.

– Проклятье! Старики не должны столько жить, это просто глупо. Его хватка ослабла, Хевден! – Луберт сдернул с крючка полотенце и принялся вытирать волосы. – Страна нуждается в крепкой руке, ей необходима встряска!

– Возможно, – ровным голосом проговорил его собеседник. – Но все, что ты сейчас можешь делать, – это ждать.

Луберт сердито фыркнул и отшвырнул полотенце в сторону.

– Какая необходимость была меня вызывать? – продолжил старший переписчик, скрестив руки на груди и устремив взгляд на наследника. – У меня хватает работы со Свитками памяти в библиотеке Дворца.

Луберт раздраженно дернул плечом. Он взглянул на сундук, выбирая из двух рубашек, принесенных Горгитом, и, поколебавшись, потянулся за синей.

– Когда я стану Наместником, первое, что сделаю, – переведу наш Орден Невидимых на легальное положение, – недовольно пробормотал он. – Просто глупо, когда глава магического Ордена расхаживает по Дворцу с ящиком переписчика!

– После войны магов Ордена чародеев запрещены в До-ршате. Не стоит дразнить гусей. К тому же у нас договор с Серым Замком, – негромко сказал Хевден. – Об ограничении применения магии. Каждый Наместник подписывает его, когда садится на трон. А наш Орден, позволь тебе напомнить, занимается магией, в том числе и запрещенной. И об этом не знают не только норлоки, но и твой отец. Когда он позволил создать Орден Невидимых, подразумевалось, что маги будут охранять Наместника и его семью – только и всего.

– Договор… Значит, я буду первым Наместником, который его не подпишет! – отрезал Луберт. Он отбросил скомканное полотенце, попавшееся ему под ноги, взял серебряную щетку и пригладил волосы, не золотисто-рыжие, как у Бретты, а темные и вьющиеся. – Отец боится еше одной войны магов – по всей Доршате ползут слухи, что чародеи Аркаба вот-вот покинут свои скалы и выступят в поход!

– Все этого боятся, – ровным голосом проговорил Хевден. – Пусть Аркаб – всего лишь крошечное государство, затерянное в Мглистых землях, но там обитают самые могущественные маги нашего мира. В прошлую войну они могли сровнять Доршату с землей, если б драконы не загнали их обратно на скалы!

– Нам нечего опасаться Аркаба, – фыркнул Луберт. – Ты правильно сделал, что установил с ними отношения. Когда я стану Наместником, я снова разрешу магию в Доршате!

– Не стоит говорить об этом, – остановил его Хевден. – Договор…

– Клянусь, к тому времени норлокам будет уже не до этого договора. – Луберт усмехнулся и бросил щетку на полку. – Я ни с кем не собираюсь делить власть!

– Смотри, чтобы твои амбиции не превысили возможности, – тихо произнес Хевден. Он стоял, скрестив руки на груди, пристально глядя на Луберта спокойными прозрачными глазами. – Ты не первый Наместник, который желает вышвырнуть их из Доршаты. Пока что это никому не удалось. Предпоследняя попытка едва не закончилась всеобщей резней и кровавым хаосом. Надеюсь, ты об этом помнишь. – В голосе старшего переписчика проскользнули Угрожающие нотки. – Почитай Свитки памяти, узнаешь много интересного. Будущему правителю это не помешает.

– Но тогда с ними пытались справиться без магии! – поспешно сказал Луберт. Он поправил кружевные манжеты рубашки, следя за тем, чтобы они выглядывали из рукавов камзола ровно настолько, насколько это диктовала последняя мода, и взглянул на своего собеседника. – В этот раз все будет по-другому! Ты же сам говорил: достаточно втянуть их в войну магов… Когда дело касается магии, норлоки так же уязвимы, как и все остальные! Кстати, они и сами… Магистр Серого Замка тоже использует волшебство!

– Использует, но пока что в рамках дозволенного. Хевден сделал несколько бесшумных шагов по комнате, – И Сульг – тоже. Нам известен каждый шаг этих двоих. Ни тот, ни другой не предпринимают пока никаких мер, из чего следует – норлоки, если и знают о существовании Ордена, смотрят на это сквозь пальцы. Считают, что чародеи Ордена и впрямь занимаются лишь охраной Наместника.

– А Советник по финансам? Думаю, он не такой глупец, каким хочет казаться!

– Конечно, – согласился Хевден. – Иначе бы он не был Советником Серого Замка вот уже пятьдесят лет и не имел бы таких обширных деловых связей в Доршате и за ее пределами. Но не думаю, что он пользуется запрещенной магией…

Переписчик с усмешкой поглядел на Луберта.

– Занимайся своими делами, будущий Наместник, а грязные дела предоставь делать нам, магам. Руки правителя должны быть чистыми… по возможности, конечно. Разве не замечательно, что наш Орден принесет тебе победу? Когда он выйдет из тени, ты получишь много сторонников. Кто-то присоединится к тебе искренне, кто-то – из-за страха, но какая разница?

Луберт не сдержал самодовольной улыбки.

– Так зачем ты меня вызвал? – тихо повторил Хевден с нажимом. – Надеюсь, не только для того, чтобы побеседовать о твоем будущем?

– Нет, конечно, нет, – торопливо сказал Луберт. – Горгит. мой плащ! – крикнул он слуге и продолжил: – Отец послал сегодня гонца на Сарамитскую равнину. – Он многозначительно взглянул на Хевдена. – В монастырь. За зельем, что готовят для него каждый месяц монахи «Сторожевой башни».

Хевден молчал. Наследник тряхнул головой:

– Проклятье, флакон этого зелья, продлевающего человеческие годы и укрепляющего здоровье, стоит целое состояние! Подозреваю, отец принимает его уже много лет.Вот куда утекает золото из государственной казны! В карманы этим проклятым монахам-травникам! Когда я стану Наместником, отдам приказ сровнять монастырь с землей! С другой стороны, зелье и впрямь позволяет жить чуть ли не вечно… Отцу уже сто лет, а он бодр, как юнец, и до сих пор не знает, что такое болезни. Хорошо, что ты в конце концов взял это дело в свои руки…

Хевден не обратил никакого внимания на его слова.

– Кто гонец? Хеон или Беграм? – спросил он, погрузившись в размышления.

– Беграм. – Луберт защелкнул пряжку пояса. Слуга с плащом в руках стоял рядом безмолвной статуей. – Он должен вернуться через десять дней. Горгит встретит его возле Рунона, как обычно, и заберет флакон.

– Моим людям потребуется не меньше суток, чтобы уменьшить силу зелья.

– Пельзя ли уничтожить ее совсем?!– раздраженно бросил Луберт. Горгит накинул белоснежный плащ на его плечи и ловко застегнул пряжку. – Эта игра с подменой флаконов тянется уже второй год!

– Не торопись. Вдруг твой отец почувствует разницу? Лучше, если сила зелья будет снижаться постепенно, по капле, тогда он и не заметит этого. И тогда нынешняя зима и впрямь станет для него последней.

– Ненавижу ждать,– процедил Луберт. – Но ты прав, делать нечего. – Он взглянул на себя в зеркало и расправил плечи. – Что ж, проявим великодушие! Пусть поживет еще немного… скажем, до весны. Но не дольше! – Он улыбнулся. – Правитель, который будет опираться на поддержку магического Ордена, добьется многого!

– Не сомневаюсь, – покладисто согласился Хевден, бросая на Луберта короткий проницательный взгляд из-под ресниц.

– Захвати вон те свитки. – Луберт кивнул на лакированные футляры на столике. – Горгит приготовил их на тот случай, если бы кто-то заметил тебя в моих покоях. Мне пора, сам знаешь, отец ждать не любит. Ты можешь возвратиться в библиотеку или оставаться здесь – как пожелаешь.

Горгит широко распахнул дверь, будущий Наместник покинул покои.

Хевден поглядел вслед Луберту и усмехнулся.

Глава третья

БРАСЛЕТ ФЕЛИСЫ

Осень дарила Доршате последние солнечные теплые дни.

Фимат брел, пересекая двор, сердито шикая на молодых «волчат», шумевших возле фонтана в ожидании Наставника воинской школы. Навстречу, переговариваясь вполголоса, спешили два смотрителя в серых ливреях. Вечно озабоченные и суетливые, они отвечали за огромное парковое хозяйство Замка: сохранность скульптур во дворе, работу фонтанов, бассейнов, состояние подъездных аллей и ремонт всех построек – от главного здания Замка до сторожки садовника. Увидев смотрителей, «волчата» догадались, что расколотая мраморная чаша фонтана в дальнем углу сада уже обнаружена и виновные установлены. Вне сомнения, провинившихся следовало строго наказать, если бы дело не осложнялось тем, что Наставник терпеть не мог смотрителей, которые постоянно жаловались на младших. «Волчата» притихли, горящими глазами наблюдая, как смотрители нерешительно топчутся на пороге оружейной и, наконец, собравшись с духом, ныряют внутрь.

Разговор получился на редкость коротким: вначале внутри все смолкло, как перед грозой, потом что-то грохнуло, раздался рык Азаха, и смотрители вылетели из дверей, словно перепуганные зайцы.

«Волчата» восторженно загалдели, но тут же замолкли: следом на пороге появился Наставник, в черной рубахе навыпуск и штанах из тонкой кожи, заправленных в мягкие короткие сапоги.

– На конюшню, живо! – рявкнул Азах. – Сегодня Трунк будет вести с вами занятии на пустоши, за садом! Итар, ты за старшего! Заседлать лошадей и построиться возле правого крыла конюшни!

Фимат неодобрительно проводил взглядам «волчат», которые понеслись к конюшням, перепрыгивая через каменные скамьи и клумбы, и покачал головой.

– Они слишком шумят! – строго выговорил он Азаху. – И Магистр вынужден по утрам закрывать окно, чтоб не слышать их криков! Это, знаешь, не дело!

– Ну-у-у… – неопределенно протянул Наставник. Никто другой не решился бы высказать замечания по поводу того, что его подопечные слишком шумят, но со старым слугой, который помнил его мальчишкой, Азаху ссориться не хотелось. – Уже и без того пора закрывать окна, скоро зима.

– Магистр составляет важные документы Ордена! – назидательно продолжал Фимат. – С этим мальчиком… как его? – Старый слуга попытался было вспомнить нужное имя, но память все чаще подводила его. – Он слишком к нему привязался, – неодобрительно пробормотал Фимат. – Слишком ему доверяет…

– В каком это смысле – привязался? – озадаченно переспросил Азах и почесал кудрявую голову свернутым в трубку пергаментом. – Никогда не замечал за Магистром привязанности к мальчикам. В его-то возрасте уже…

Фимат затрясся от возмущения:

– Подобные шутки больше подойдут вашему дружку Иламу! Кстати, где он? Я давно его не вижу!

– Так Илам живет в Руноне, – хмыкнул Наставник, догадавшись, что старик опять запутался во времени. – После войны с Кадгаром он заявил, что в жизни больше ничего делать не будет, только есть и спать. Ну, судя по тому, что у него уже пять дочерей, кое-чего он все-таки делает…

– Распутник! – сердито отрезал Фимат. – Всегда был таким! Я помню!

– Ты, старина, его с Кейси путаешь! – Азах хлопнул слугу по плечу. – Ладно. Я скажу, чтоб «волчата» не галдели под окном у Магистра. Пусть он в полной тишине занимается со своим мальчиком…

Фимат раздраженно плюнул, и, не дожидаясь окончания разговора, побрел к лестнице.

– …составлением документов, – закончил Азах и поспешил в сторону конюшен.


Сульг сидел в седле, нетерпеливо поглядывая на крытую галерею. Он дал себе слово: если Советник по финансам не появится в ближайшие две минуты, пусть его помощники добираются до Акрима самостоятельно. Воинский гарнизон Акрима Сульг старался посещать при каждой возможности, а в этот раз вместе с военачальником в поездку отправлялись два помощника Советника.

Наконец на ступенях показался Советник по финансам; он окинул взглядом всадников и поджал губы.

– Это что, все твое сопровождение? – кисло поинтересовался он, взглянув на Айши и Тальма, которые дожидались Сульга чуть поодаль. Тот пожал плечами: Советник любил разъезжать по городу с большим эскортом и постоянно изводил военачальника норлоков требованиями включить в охрану кареты «волков». Сульг, проявляя редкое для него терпение, выслушивал бесконечные просьбы, но неизменно отклонял их, поясняя, что у тайной стражи полно других дел, нежели сопровождение карет. Вот и сейчас Советник был весьма недоволен тем, что его заместители отправляются в Акрим без должного сопровождения. Вестовой Великого норлока да телохранитель-полукровка, который без конца скалит зубы, словно все происходящее кажется ему чрезвычайно смешным – вот и все! Советник сделал еще одну, заведомо провальную, попытку убедить Сульга взять с собой хотя бы несколько «волков» для придания поездке солидности, потерпел очередную неудачу и удалился, крайне раздосадованный.


Почтовой карете или повозке торговца требовалось два дня, чтобы доехать до Акрима, расположенного на Чаячьей реке, верховые же добирались до города гораздо быстрее. Дорога вела мимо пожелтевших рощиц, карабкалась на пологие бурые холмы, спускалась, наконец, к реке и тянулась вдоль берега. Сульг ехал молча, обдумывая предстоящий совет командиров, зато помощники Советника не умолкали ни на минуту, вполголоса озабоченно обсуждая предстоящую встречу с поставщиками фуража в конюшни пограничных гарнизонов. Айши, держась, как всегда, чуть позади и слева от военачальника, изредка прислушивался к сокрушенному бормотанию помощников и усмехался: их чрезвычайно беспокоил тот факт, что цены на твердые корма, вместо того, чтобы вполне ожидаемо упасть, напротив, росли, медленно, но неуклонно.

Телохранитель имел, как всегда, самый благодушный вид. Внимательно и цепко обшаривая темными глазами рощицы, разглядывая выгоревшие на солнце холмы и дорогу, Убегавшую вдаль, он небрежно поигрывал тонким шелковым шнуром, то наматывая его на кулак, то пропуская междупальцев. Айши владел мечом не хуже выпускника воинской школы норлоков, управлялся с ножом и кинжалом, как всякий, чье детство прошло в портовых кварталах Лутаки, но удавке он отдавал явное предпочтение.

Айши убрал шнур и пошарил в карманах. Сульг молча покосился на него: норлок не мог без содрогания смотреть на сладости, которые телохранитель хладнокровно поглощал в течение всего дня.

Река сделала плавный поворот, широкая дорога тоже повернула, и открылся вид на небольшой город, расположившийся вдоль берега. Возле пристани качались на волнах рыбачьи лодки, вниз по реке медленно шли тяжело груженные баржи: Кадгар, государство, находящееся выше по течению, вел с Доршатой оживленную торговлю.

В небольшом отдалении от города, за желтой осенней рощей тянулись серые здания казарм. Чуть дальше белели оштукатуренные длинные строения, отдаленно напоминавшие конюшни, – питомник грифонов.

Шурясь от слепящих бликов солнца на воде, Сульг довольно улыбнулся.

К этим огромным удивительным существам, похожим одновременно на льва и орла, гордым, независимым, необыкновенно умным, он питал слабость. Крупные головы грифонов напоминали волчьи, только вооружены были не клыками, а острыми, словно бритва, клювами. Коричневые перья с золотым отливом плотно прилегали к телу, за спиной покоились огромные сильные крылья. Задняя же часть туловища была львиной: перья постепенно сменялись короткой шерстью, когтистые тяжелые лапы ступали по земле неслышно и мягко. Стоило грифону рассердиться, как длинный хвост с кисточкой начинал раздраженно хлестать по крутым бокам.

Первый раз об этих животных Сульг услышал, когда учился в воинской школе Доршаты. Его друг, дракон по имени Фиренц, любил рассказывать удивительные истории об ущелье Грифонов, где в пещерах на высоких скалистых утесах устраивали гнезда полульвы-полуорлы, о том, как они охотятся на лошадей и гипогрифов, свою излюбленную добычу. Острое зрение орла и тонкое обоняние хищников позволяло им обнаруживать добычу за многие мили. Случалось грифонам нападать и на всадников, хотя Фиренц утверждал, что если людям не приходило в голову защищать коней от крылатых охотников, то хозяева лошадей вполне могли остаться в живых.

Возле казарм Сульг спрыгнул с коня, кинул поводья Тальму и приказал собрать всех командиров в своей палатке через час. Помощники Советника по финансам, целиком поглощенные предстоящей встречей с поставщиками, передали лошадей дежурному и направились по дорожке, на ходу разворачивая бумаги, испещренные столбиками цифр.

Сульг же в сопровождении Айши направился через рощу к палаточному лагерю, где жили всадники грифонов: появляться верхом на территории питомника строжайше запрещалось – молодые грифоны могли выйти из повиновения и атаковать лошадь.

О грифонах Сульг вспомнил, когда вернулся в Доршату после изгнания. Однажды ему пришла в голову мысль попробовать приручить их, чтобы использовать в армии: верховые грифоны могли бы стать серьезной силой. Сульг посоветовался с драконом. Фиренц честно предупредил, что понятия не имеет, чем может закончиться подобный эксперимент. Хранителю манускриптов дали поручение отыскать в библиотеке Серого Замка любое упоминание о грифонах. Тот потратил несколько дней на чтение старинных рукописей, но сведений было ничтожно мало. Пришлось действовать на свой страх и риск.

Первая экспедиция отправилась в ущелье Грифонов поздней весной, и норлоки привезли оттуда несколько годовалых птенцов.

Сульг покачал головой, вспоминая это время.

Они с Тирком месяцами не покидали Акрим, наблюдая, как управляются с выводком специально отобранные норлоки будущие всадники грифонов. С птенцами носились так, словно они были сделаны из баттапского драгоценного стекла, тем не менее два из них вскоре погибли. Оставшихся трех тоже вряд ли удалось бы сохранить, если бы не пришли на помощь эльфы Тисса.

Следующей весной из ущелья Грифонов удалось привезти уже шесть птенцов – и все они прижились на новом месте.

Сульг чуть улыбнулся своим воспоминаниям.

Фиренц, прибывая в Доршату, непременно выбирал время побывать в Акриме. Он любил наблюдать, как подросшие птенцы ковыляют по загону, и посмеивался, глядя на попытки норлоков приучить их к седлу. Сульг тоже усмехался, но стратегию будущих сражений разрабатывал уже с учетом особенностей грифонов.

Птенцы росли поразительно быстро: живи они на свободе, уже начинали бы охотиться вместе со старшими!

Время летело быстро, и через несколько лет армия норлоков была укомплектована сотней прекрасно обученных верховых грифонов. И когда началась битва за Взморье, их яростные атаки решили исход сражения.


На огромном лугу тянулись ряды палаток, ветер рвал пестрое полотно, оглушительно хлопал стягами. Над большой штабной палаткой развевался темно-синий вымпел с изображением серебристого грифона.

Здесь, в палаточном лагере жили всадники и недавние выпускники воинской школы норлоков, которым еще только предстояло в скором будущем воспитать каждому собственного верхового грифона. Чуть в стороне от палаток раскинулся большой луг, обнесенный невысокой стеной, сложенной из необработанного камня: загон для взрослых животных и выгул для молодняка, рядом тянулись длинные низкие постройки – жилища грифонов.

Посередине выгула, опершись на длинный шест, стоял Брен, начальник лагеря грифонов – рослый и жилистый, с обветренным загорелым лицом. Его длинные седые волосы были небрежно завязаны в хвост кожаным шнурком, косматые брови сурово сдвинуты. Насупившись, он наблюдал, как помощники раскладывали по кормушкам мясо: крупно разрубленные куски лошадиной туши. Молодые грифоны толпились поодаль, привлеченные запахом свежей крови, возбужденно щелкали клювами, то и дело расправляя огромные крылья.

Брен заметил Великого норлока издалека и тотчас поспешил навстречу.

– Повезло молодым! – сообщил он после приветствия. – Хороший денек выдался для первого полета!

Сульг кивнул. В прошлом году в день, когда всадники должны были первый раз подняться в воздух, шел такой ливень, что и норлоки и грифоны мгновенно промокли насквозь. Разумеется, Брену и в голову не пришло отменить полет.

– Красавцы! – указал он шестом на грифонов, нетерпеливо дожидающихся еды. В высоту они почти достигали роста взрослого животного, и на шее каждого из них уже красовался ошейник, за который во время полета держался всадник.

– Двухлетки! Из прайда мы их забирали в возрасте девяти месяцев. В следующий раз можно попробовать взять пятимесячных. Их легче будет приручить и воспитать. Эти тоже ничего, но очень уж драчливы! Отгони белого! – рявкнул он помощнику.

Зоркие глаза Брена замечали любую мелочь, если она касалась обожаемых им грифонов. Всадники его побаивались: начальник лагеря никогда не утруждал себя написанием рапортов командирам, предпочитая карать провинившихся собственноручно, и норлоки знали, что рука у него тяжелая.

– Этот белый себе на уме, – озабоченно пояснил Брен. – Любит пакостить исподтишка. Когда мы в первый раз привезли из Ущелья птенцов, один тоже был белой масти. Я сам его из гнезда забирал, так этот поганец ухитрился мне до кости руку разодрать! А потом, когда подрос, несколько раз пытался своего всадника затоптать!

Сульг снова кивнул, наблюдая за грифонами.

– Помню. А не ты ли каждый раз утверждал, что воспитывать и обучать грифонов надо без магии?

Брен склонил голову.

– Оно, конечно, с колдовством дело пошло бы быстрее. Но грифонам не нужны чары, – произнес он почтительно, но твердо. – Лучше, если они с всадником будут на равных. Пусть преданность грифона идет от сердца, а не от…

Брен замялся.

Великий норлок усмехнулся: использовать магию при обучении грифонов посоветовал Фиренц. Узнав об этом, Брен потерял покой. Он долго собирался с духом, прежде чем решился изложить Сульгу собственные соображения по поводу грифонов и волшебства. Брен всерьез опасался вызвать гнев дракона, но Фиренца его возражения лишь позабавили.

– Понятно, – сказал Сульг. – Делай, как считаешь нужным.

– Такой уж характер у всех белых, – поспешно пояснил начальник лагеря. – Рыжие всегда задиры, пегие упрямы, как ослы, а вороные – тугодумы. Но это только на земле! – добавил он, спохватившись. – В воздухе все они соображают очень быстро! В конце концов мы приучим их не отвлекаться на лошадей! – сказал он с фанатичным блеском в глазах.

Айши, вытряхивая из карманов остатки изюма, с сомнением покачал головой. Брен бросил на телохранителя сердитый взгляд и насупился.

– Если б он был грифоном, – задумчиво бормотал Айши себе под нос, тенью следуя за Великим норлоком вдоль невысокой каменной ограды, – то оказался бы пегой масти… это точно…

Его размышления прервал пронзительный визг. В углу загона возле кормушки несколько молодых грифонов сцепились в потасовке, взметнув целый вихрь перьев и желтой шерсти. Брен со всех ног бросился к драчунам. Перекрикивая громкое верещание грифонов, его помощники уже пытались разогнать животных с помощью длинных шестов. Вскоре драка прекратилась, и белый грифон, прихрамывая, поплелся в конюшню, за ним, возбужденно расправляя огромные крылья, направились остальные, взбудораженные недавней потасовкой. Убедившись, что все в порядке, Брен неторопливо перешел в другой загон, предназначенный для взрослых животных, оперся на шест, сдвинул брови и дал команду выпускать старых грифонов, предназначенных для всадников-новичков.


Сульг остановился неподалеку, облокотившись на ограду. Всадники уже толпились возле загона, последним, пересекая луг, торопился молодой стройный воин. На мгновение Сульга пронзило ощущение, что время повернуло вспять: казалось, это Кейси шел навстречу легкой быстрой походкой. Всадник заметил Сульга и улыбнулся знакомой улыбкой.

Холодные глаза Великого норлока потеплели: Эйри, старший сын Кейси, был похож на отца как две капли воды. Сам Кейси уже много лет жил за морем.

Сульг усмехнулся: приятель всегда был оригиналом. Когда путь в Доршату изгнанникам был заказан, он скрипел зубами от злости, но едва им разрешили вернуться, как Кейси немедленно покинул страну.

По команде Брена помощники отворили окованные жестью ворота, показались несколько старых грифонов. Их шерсть давно поседела, а шкуры были испещрены шрамами. Грифоны брели не торопясь, пренебрежительно поглядывая на топтавшихся возле загона молодых норлоков.

– Так! – Брен выпрямился, пронзая будущих всадников взглядом. – Слушать меня внимательно! Седла – вот здесь! – Он ткнул шестом в сторону каменной ограды. – Чего стоите? Берите грифонов за ошейники, осторожно, но твердо, и ведите седлать!

Недавние выпускники воинской школы провели в лагере уже полгода, каждый из них мог бы заседлать грифона с закрытыми глазами. Но в ожидании первого полета норлоки сильно нервничали, а присутствие военачальника заставляло их волноваться еще сильнее. Сульг прекрасно это видел, однако не собирался облегчать им задачу. Эйри, который явно унаследовал от отца легкий характер, беззаботно насвистывая, заседлал своего серого грифона первым, и Сульг довольно хмыкнул.

– Молчать! – свирепо рявкнул Брен, услышав, чтокто-то из всадников осмелился открыть рот. – Шевелись! Все готовы? Слушай мою команду! В седло! Стройтесь!

Он прошелся перед строем, придирчиво оглядывая норлоков.

– Ты что, на корову залез? Держись за ошейник! Держись за ошейник, я сказал! Все! Не дергай, грифон сам знает, что нужно делать!

Брен на секунду умолк, чтоб набрать в грудь побольше воздуха.

– Ваша задача – удержаться в седле во время первого полета! – Зычный голос начальника лагеря, без сомнения, был слышен даже возле казарм. – Не пытайтесь управлять грифонами, они все равно не будут слушаться таких сопляков, как вы! И помните: вы сидите в седлах старых, опытных грифонов, некоторые из них помнят битву при Взморье, так что относитесь к ним с уважением! Не колотите пятками по бокам, не дергайте ошейник, зарубите себе на носу – это не лошадь! Сейчас они взлетят, сделают круг над загоном и опустятся на землю! Потом, когда у каждого из вас будет собственный грифон, которого вы воспитаете, вашей задачей будет сделать из него друга. Имейте в виду, грифоны – разумные существа, в отличие от большинства из вас… Не забывайте об этом!

Всадники слушали с горящими глазами, они едва ли понимали и половину сказанного, то и дело поглядывая в небо. Сульг почувствовал легкую зависть. Он тоже посмотрел в осеннее небо, синее, высокое, почти летнее, вспоминая ощущения от полета. Истошный вопль Брена вернул его к действительности: пегий грифон нарушил строй, растолкан соседей, и двинулся в сторону конюшен, не слушая команд растерявшегося всадника.

– Идиот! – прорычал Брен. Само собой, это относилось к норлоку, сидящему в седле. – Не дергай ошейник! – Он дунул всеребряный свисток, возвращая грифона на место. – Встань в строй!

Он выждал минуту и продолжил:

– По взмаху моей руки осторожно толкните грифона пятками в бока. Я сказал – осторожно! По этой команде он поднимется с земли. Приготовились…

Сульг был не прочь провести возле загона весь день, но от палаточного лагеря уже спешил Тальм. Великий норлок с сожалением оторвал взгляд от круживших невысоко над землей грифонов, которые хлопали крыльями, издавая странные звуки, похожие на клекот встревоженных птиц, с сожалением вздохнул и направился к лагерю. Айши, тут же забыв и грифонах, немедленно двинулся следом, издалека ухмыляясь Тальму.

– Давай, начинай. В десяти словах сообщи, как противно находиться рядом с ублюдком, – с готовностью предложил телохранитель, убедившись, что Сульг погружен в собственные мысли и не слышит его.

– Почему ты не можешь заткнуться? Или откусить себе язык? – яростно спросил Тальм. – Немой телохранитель будет пользоваться хорошим спросом. Подзаработаешь пару монет. Может, тогда даже не обратят внимания, что ты ублюдок? Не узнают, что ты был попрошайкой в портовых кварталах Лутаки, пока Тирк тебя не подобрал?

Айши хмыкнул:

– Золотое детство! Не такое уж плохое время было! Попрошайничать, конечно, приходилось, но я больше по чужим карманам промышлял. Вот и к Тирку залез один раз, кто его знал, что он такой бдительный окажется! Ладно, тебе этого все равно не понять… Откусить язык? С чего бы это? Дождись лучше, пока мне сунут нож в бок, тогда сможешь подойти и безнаказанно пнуть меня по ребрам! Отведешь душу! И тебе ничего за это не будет! А потом прирежешь и…

– С удовольствием, – буркнул Тальм. – Могу прямо сейчас, чего тянуть-то!

– Не забудь про уши… – благодушно напомнил Айши. – Я так думаю, что другие воинские трофеи ты вряд ли заработаешь, с твоими-то способностями? И не порежься о ножик, когда уши будешь отрезать, он острый.

– Да пошел ты! – взорвался Тальм.


Солнце уже начинало клониться к дальним горам, превращая речную воду в расплавленное золото, когда совет командиров наконец закончился.

Сидя в опустевшей большой палатке за длинным столом, Сульг собрал бумаги, проглядел наиболее важные, отмечая, на что нужно будет обратить внимание, когда вернется в Доршату, потом кликнул Тальма и велел привести коня к главной казарме: хотелось навестить кое-кого в Акриме.

На небольшом плацу Великий норлок нос к носу столкнулся с помощниками Советника по финансам. Вид у обоих был чрезвычайно довольный, не иначе как удалось заставить купцов пойти на значительные уступки!

Сульг распорядился, чтобы вестовой оставался в лагере, и сел в седло. Айши, который ухитрился оказаться в седле мгновением раньше, расплылся в довольной улыбке и вслед за Сульгом направил коня по дороге в Акрим.


Ивар, молодой норлок из лагеря грифонов, всегда считал себя невезучим. Повезло ему лишь два раза в жизни: первый – когда удалось поступить в воинскую школу в Доршате, второй – когда Брен, приехавший в Серый Замок, чтобы лично отобрать из сотни выпускников будущих всадников грифонов, включил Ивара в число десяти счастливчиков. Попасть во всадники и получить собственного верхового грифона – об этом мечтали многие. Конкуренция в отряд была огромной, хотя, конечно, желающих оказаться в тайной страже «волков» Сульга насчитывалось гораздо больше. Приятели Ивара, получившие направления в гарнизоны Ашуры и Шармиша, без конца твердили о редкостной удаче. Ивар соглашался, хотя все это время его грызли сомнения: так ли уж ему повезло? И сегодня, после первого полета, он знал точно: ни о какой удаче и речи нет. Нужно было принимать меры и как можно скорее, иначе второй полет станет для него последним – уж в этом не было никаких сомнений.

Ивар с огромным трудом уговорил приятеля уступить свою очередь на увольнение и получил долгожданный квадратик пергамента, дающий право отлучиться из лагеря на три часа. Молодым всадникам грифонов, конечно, полагались увольнительные, но давали их редко, а ждать было некогда.

Теперь, не теряя ни минуты, следовало срочно отправляться в Акрим. Он хотел было взять на конюшне свободную лошадь – будущим всадникам запрещалось иметь собственных, но можно было пользоваться теми, что имелись в гарнизоне, однако потом передумал: дежурные по конюшне обязательно привязались бы с расспросами. В конце концов Ивар отправился в Акрим пешком – город находился неподалеку.

На акримском тракте норлок обогнал большую и шумную компанию бродячих студентов; впрочем, сами они предпочитали именовать себя «странствующими учениками, блуждающими в поисках знаний». В крупных городах Доршаты уже много лет были открыты публичные школы, где за сравнительно небольшую плату студенты могли прослушать лекции по медицине, философии, астрономии, арифметике и прочим наукам. Но частенько бывало так, что один предмет, к примеру, письменность или толкование сновидений, лучше всего преподавался в школе Акрима, а другой – история созвездий или древние языки – глубоко изучался в Брере. Странствующие ученики, изучая премудрости науки, несколько лет подряд кочевали из города в город, пока, наконец, не селились возле облюбованной школы. Получить бронзовую бляху, полагающуюся тем, кто прослушал пятилетний курс лекций, удавалось не каждому: множество школяров пополняли толпы нищих, бродивших из города в город, клянча милостыню, подворовывая и не гнушаясь никаким дурным делом.

В другое время Ивар с большой охотой поболтал бы со студентами – странствующие школяры были людьми веселыми и общительными и знали множество веселых историй. Правда, они всегда старались выклянчить у своего собеседника монету-другую, но сегодня уговорить молодого норлока расстаться с деньгами не удалось бы и огнедышащему дракону.

Акрим Ивар знал неплохо, бывал несколько раз, когда приезжал к лекарю, который по просьбе Брена изготовлял лекарство для сращивания костей. Редкий всадник, осваивая езду на грифоне, обходился без сломанной руки или ноги, а зелье, приправленное магией, позволяло срастить молодые кости за несколько часов. Ивар шел быстро, уверенно ориентируясь в лабиринтах улочек; иные из них были такие узкие, что, встав посередине и разведя руки в стороны, ничего не стоило коснуться кончиками пальцев каменных оград.

Звяканье бубенчиков заставило его торопливо посторониться. Норлок отступил, почти вжавшись в стену дома: мимо брела цепочка людей в одинаковых серых одеждах с низко надвинутыми капюшонами: Акрим покидали больные проказой. Множество бубенчиков, нашитых на их плащи, предупреждали горожан о приближении прокаженных. Ивар поспешно вытащил из-под куртки амулет и пробормотал оградительное заклинание, с опаской поглядывая на людей в сером.

Когда они прошли, он свернул на тихую улицу и оглянулся вокруг никого не было. Норлок без труда отыскал дом лекаря – небольшой, сложенный из серо-желтого песчаника, за невысокой стеной, заросшей пожелтевшим диким виноградом. Ивар завернул за угол и тут же отпрянул назад: возле калитки, увитой отцветающими плетистыми ролами, стоял человек, держа в поводу двух коней. Один из них, гнедой, с белой протокой на морде, изнывая от скуки, пытался ухватить зубами другого, смирно стоявшего вороного жеребца. Видно, к скромному дому лекаря приехал покупатель не из простых, раз у него собственный слуга и такой красивый и, сразу видно, дорогой конь. Ивар с досадой выругался: ждать за воротами не хотелось, мог заметить кто-нибудь из норлоков. Парень повернул назад, обогнул дом, оказавшись в маленьком тихом проулке, огляделся по сторонам и бесшумно перемахнул через невысокую ограду.

Сад лекаря, похоже, никогда не знал, что такое ножницы садовника: розовые кусты разрослись так буйно, что превратились в заросли, а вьюнок, оплетающий деревья, полз по земле, хватая непрошеного гостя за ноги. Резко и пряно пахли незнакомые растения на заросших травой грядках. Выпутавшись из цепкого вьюнка, Ивар осторожно пробрался вперед, оказался за сливовым деревом и покрутил головой, осматриваясь: как только уйдет покупатель, следует сразу же приступить к делу. Он чуть отогнул ветку, Усыпанную мелкими фиолетовыми плодами, чтобы получше разглядеть сад, потом, не удержавшись, сорвал сливу и засунул в рот. Она оказалась такой жесткой и кислой, что Ивар, скривившись, поспешно выплюнул ее. Он сделал еще несколько маленьких шажков вперед, оказался возле кустов роз и тут, наконец, обнаружил того, к кому направлялся. На лужайке за домом расхаживал, оживленно беседуя с кем-то, невысокий человечек с длинными, почти до пояса, седыми волосами. Белая, как снег, борода была аккуратно заткнута на синий кушак, подпоясывающий балахон. Человечек был не кто иной, как лекарь – карлик Дрок. Он изготавливал из трав лекарственные настойки и снадобья на продажу: в Акриме ходили упорные слухи, что карлик был знаком не только с разрешенной магией. Ивар вспомнил про Брена и невольно поежился: тот пришел бы в ярость, узнав, что задумал его подчиненный.

Он быстро взглянул на солнце, определяя время: опоздать из увольнительной было равносильно самоубийству. Когда же проклятый покупатель покинет дом?

А тот, похоже, никуда не спешил.

– Да, встречал их в Доршате, – услышал Ивар чей-то голос. Он вытянул шею, чтобы увидеть, что происходит, потом осторожно передвинулся, стараясь, чтоб не хрустнула случайно под ногой сухая ветка.

Стала видна каменная скамья под развесистой ивой посреди лужайки. На скамье спиной к Ивару сидел темноволосый человек. Неподалеку возвышался сложенный из грубого камня небольшой открытый очаг, горело неяркое при солнечном свете пламя. На бронзовой треноге над огнем висел небольшой котел, а взобравшийся на маленькую скамеечку карлик, не прерывая разговора, время от времени помешивал варево деревянной ложкой с длинной ручкой.

– Но они исчезли гораздо раньше, – продолжал разговор покупатель. – Потом как-то видел их возле границы с Мглистыми землями. Там была их деревня. Не знаю, может, до сих пор есть? Люди всегда относились к вирам с предубеждением: магическая раса как-никак. Особенно, конечно, из-за оборотничества… Перевоплощались они практически мгновенно и в кого угодно: в человека или в животное. Если коснется человека, может стать его двойником. Понятия не имею, как они выглядели на самом деле. В Доршате виры были в облике людей.

– Слышал об этом. Да уж… им не нужно было учиться магии, она у них в крови, – кивнул карлик. Он заглянул в котел, зачерпнул жидкость ложкой и поднес к носу, принюхиваясь. – А я полжизни потратил, чтобы овладеть несколькими заклинаниями целительства! Да… Говорят, виры чуют чужую магию?

– Чуют, еще как, – неохотно ответил его собеседник. – Ничего хорошего, поверь мне… Если они знают, что где-то рядом магический предмет, то непременно хотят им завладеть. Не успокоятся, пока не получат.

– Ты слышал – вир стали замечать довольно далеко от Мглистых земель?

– Да, – по-прежнему неохотно отозвался человек. – Бродят по дорогам. Что-то не дает им покоя.

– Чужая магия? – проницательно предположил карлик. – Сейчас много болтают о том, что то там, то сям на дорогах встречаются какие-то темные личности. Говорят, это посланцы магов Аркаба шныряют по Доршате!

Ивар заскрипел зубами: гость явно не собирался ухолить, а время неумолимо истекало! Он сделал еще один осторожный шажок вправо, чтобы разглядеть собеседника карлика, но Дрок, положив ложку на край котла, повернулся, и норлок замер на месте.

– Сейчас что только не болтают. Много лет назад человеческим магам удалось подавить способности вир, почти все, кроме оборотничества. Уничтожить способность к перевоплощению оказалось не под силу. Вир вышвырнули из Доршаты на окраину, почти на границу с Мглистыми землями. Там обитают отбросы магических рас. А виры… не думаю, что они помнят и Доршату, и то, кем были когда-то.

– Кто это сделал? – поинтересовался Дрок. – Запретная магия?

Гость пожал плечами, явно не желая говорить на эту тему.

– Ну, тогда она еще не была запретной, – после паузы произнес он. – Скорей всего, маги из Аркаба… и кто-то хорошo заплатил им за это. Лучшие чародеи нашего мира бесплатно не работают! Если те, кто проникает в Доршату из Мглистых земель, и впрямь посланцы Аркаба, то виры, конечно, чуют их магию… потому и беспокоятся.

Карлик, прищурившись, взглянул на него, но промолчал.

В это мгновение Ивар с ужасом вспомнил, кому принадлежит этот голос, и похолодел. И черноволосый телохранитель за воротами, и породистый гнедой жеребец – все стало на свои места. Он еле удержался от того, чтобы не стукнуть себя кулаком по голове от досады.

Собеседник Дрока небрежно положил руку на спинку скамьи; блеснул серебряный перстень, хорошо известный всем норлокам Доршаты – печать «волков» Сульга. Ивар в панике оглянулся – из сада нужно было исчезать как можно быстрее.

– Отчего ж норлоки позволили людям расправиться с вирами? – поинтересовался карлик так спокойно, словно рассуждал о погоде.

– Норлоки тогда только пришли в Доршату, их было не так уж много. И если бы не поддержка драконов, нас постигла бы судьба вир, даже не сомневайся. С драконами магам Аркаба тягаться было не по силам.

Карлик постучал ложкой о край котелка:

– Что ж, норлоки решили, что их дело – сторона? Недальновидная позиция…

Ивар замер: теперь он знал, что произойдет дальше. Сейчас он станет свидетелем смерти несчастного лекаря, ведь никто на свете не смел безнаказанно разговаривать, так с Великим норлоком. Но к его изумлению Сульг хмыкнул:

– Дрок, мало того что ты позволяешь себе говорить со мной весьма неуважительно, ты еще и делаешь это при посторонних!

Карлик спрыгнул со скамейки, прошелся с важным видом по лужайке, заложив крохотные ручки за спину, остановился напротив Сульга и уставился на него яркими голубыми глазками.

– При посторонних? – переспросил он как будто удивленно. – Гм… Ты уверен?

– Кто-то прячется в твоих розовых кустах.

Солнечный день померк в глазах Ивара.

– Выходи, – негромко приказал Сульг, не оборачиваясь.

Ивар мгновенно облился холодным потом. Начальник лагеря грифонов, свирепый, как бешеный тролль, внезапно стал казаться самым милым собеседником на свете. Проклиная невезение, парень неуклюже вылез из кустов и, спотыкаясь, обреченно двинулся вперед. Путаясь ногами во вьюнке, он медленно обогнул каменную скамью; сердце колотилось в груди так, что, казалось, вот-вот проломит ребра и выскочит наружу.

Дрок, с ложкой в руках, тоже просеменил к скамейке и остановился неподалеку, с недоумением взирая на непрошеного гостя.

– В следующий раз, если захочешь подслушать чужой разговор, прячься с подветренной стороны, чтобы не учуяли, – спокойно проговорил Великий норлок, разглядывая парня холодными темно-серыми глазами. – Норлок? От куда ты здесь взялся?

Ивар открыл рот, но не смог выдавить ни слова. Еще никогда в жизни ему не было так страшно.

– Ты что, немой?– без особого интереса спросил Сульг.

– Он онемел в твоем присутствии, – догадался карлик, ободряюще глядя на молодого норлока. – Скажи, зачем ты залез в мой сад?

Ивар посмотрел на него полными отчаяния глазами. Сульг откинулся на спинку скамьи.

– Даю тебе минуту, – сообщил он. – Если немота не пройдет, придется позвать на помощь кого-нибудь из моих «волков». Один из них стоит за оградой. Он превосходно умеет развязывать языки молчунам.

Сердце Ивара со всего размаху упало в живот и превратилось в кусок льда.

Карлик взглянул на Сульга с укором, тот пожал плечами.

– Ну говори же! – Голос Дрока звучал ласково. – Что привело тебя сюда?

Ивар вздохнул так глубоко, что закружилась голова.

– Я хотел… – начал он сипло. Больше всего на свете он хотел немедленно провалиться сквозь землю или умереть на месте. И то и другое было бы гораздо милосерднее, чем разговор с лекарем в присутствии военачальника Доршаты.

– Купить… заказать у вас зелье.

– Зелье? Какое же? – мягко допытывался карлик, глядя на Ивара снизу вверх. – Погоди-ка, а ведь я знаю тебя! Да-да! Ты – всадник из лагеря грифонов! На прошлой неделе ты приезжал ко мне за настойкой для сращивания костей, ведь так? Только в прошлый раз ты вроде не заикался?

Он подергал себя за бороду:

– Я же передал Брену целую бутыль! Неужели уже кончилось? Не может быть! Вы ж не грифонов в ней купаете?

Ивар помотал головой, чувствуя, как в глазах защипало. Ну почему Великий норлок оказался в саду Дрока именно в это время?!

– А какое же? – продолжал допытываться карлик. – Ничего другого Брен обычно не заказывает. Какое же зелье ты хочешь купить?

– Чтобы не бояться высоты, – почти шепотом проговорил Ивар, разглядывая траву под ногами.

– Какое? – Карлик Дрок озадаченно почесал черенком ложки в густых белых волосах. – Гм… Зачем оно тебе?

Сульг обратил на Ивара внимательный взгляд:

– Ты из команды Брена? Новое пополнение?

Парень обреченно кивнул.

– Это вы сегодня первый раз седлали грифонов? Понятно… и ты боишься высоты?

– Я… я…

– Прекрати свое блеяние, – оборвал его Сульг. – Когда Брен набирал команду, почему ты не сказал, что боишься летать? Из таких никогда не получится всадников грифонов. Какой смысл было утаивать это?

– Я…

– Вряд ли получится приготовить такое зелье, – задумчиво сказал карлик, поглаживая бороду. – Попробовать, конечно, можно, но… скорее всего, действие будет кратковременным. К тому же ведь ты не сможешь употреблять его каждый раз, когда нужно будет поднимать в воздух грифона!

Ивар переминался с ноги на ногу, боясь даже глядеть в сторону Великого норлока.

Тот, выяснив, в чем дело, утратил к несуразному парню всякий интерес.

– Назови свое имя, – велел он. – Я скажу Брену, чтобы тебя отчислили из всадников. Зачем ты вообще пошел в армию? – поинтересовался он. – Найди себе другое дело по душе. – В голосе Сульга проскользнули пренебрежительные нотки.

Дрок снова бросил в его сторону укоризненный взгляд.

– Как тебя зовут? – участливо поинтересовался он.

– Ивар, – прошептал парень.

– Хорошо, – сказал норлок равнодушно. – Можешь идти. Приказ о твоем отчислении будет подписан.

Ивар призвал на помощь все свое мужество. Он сжал вспотевшие руки в кулаки и отважно встретил взгляд Великого норлока.

– Я не хочу покидать армию. Я… я хочу попасть к «волкам»… в тайную стражу…

Сульг снова откинулся на спинку скамьи, разглядывая Молодого норлока с холодным любопытством.

– Все хотят попасть к «волкам», – заметил он. – Но немногим – это удается.

Это было правдой: Азах, подбирая кандидатов в тайную стражу, направлял к Тирку лучших своих выпускников, но это не было гарантией того, что новичок станет «волком». Отобранных норлоков Тирк подвергал собственной проверке, и пройти через это двойное сито было нелегко.

– Ты подавал заявку Наставнику? – спросил он для проформы. Парень кивнул. Сульг пожал плечами. – Ее отклонили? Так чего ж ты хочешь?

– Мне кажется, парню надо дать еще один шанс, – примирительно сказал карлик, поглядывая на Ивара с сочувствием.

– Мне кажется, ты опять лезешь не в свое дело, – огрызнулся Великий норлок, впрочем, довольно миролюбиво. – Я не могу посылать Тирку кого попало.

Карлик многозначительно поднял брови.

– Если мы его примем в «волки», то в следующий раз в твоих кустах будет сидеть уже десять норлоков! Все выпускники воинской школы желают стать «волками». Все. Как один.

Карлик Дрок приподнялся на цыпочки и похлопал Ивара по плечу:

– Не отчаивайся!

Сульг некоторое время молча глядел на парня, раздумывая, потом покосился на Дрока и вздохнул:

– Как, говоришь, тебя зовут? Ивар? Хорошо, я запомню. Я сообщу о тебе начальнику тайной стражи. Но он поступит так, как сочтет нужным.

Своим решением Сульг, конечно, мог принять в «волки» любого норлока. Однако ему никогда не приходило в голову поступить так, не обсудив предварительно кандидатуру с Тирком: начальник тайной стражи был в числе немногих, с чьим мнением Великий норлок считался…

– Имей в виду, если решение будет положительным, это даст тебе лишних два года обучения. Понял?

Парень кивнул, просияв.

– Хорошо… А теперь убирайся!

Норлок сорвался с места, Сульг и карлик проводили его глазами. Стукнула калитка, и все стихло.

– Как думаешь, что решит Тирк? – поинтересовался Дрок. Он пододвинул к очагу маленькую скамеечку и, взобравшись на нее, придирчиво разглядывал булькающее в котле зелье.

Сульг лениво зевнул:

– Понятия не имею. Я в его дела не вмешиваюсь. Завтра в Доршату возвращаются помощники Советника по финансам, отправлю с ними этого парня и черкну Тирку пару строк.

– Он боится высоты и все равно хотел стать всадником. Это говорит о его характере.

– Это говорит о его глупости, – отрезал Великий норлок. – Надеюсь, в твоих розовых кустах не прячется еще один любитель чужих секретов?

Дрок улыбнулся и покачал головой:

– Ну какие секреты! С покупателями я толкую лишь о разных хворях, а когда никого нет, варю зелья да болтаю сам с собой. Рассуждаю, что как-нибудь весной непременно съезжу на родину, в Шендан. Навестить родственников.

– Ты собираешься их навестить уже лет двадцать, – с улыбкой заметил Сульг.

Карлик смущенно подергал себя за бороду:

– Ну да. Представь, как они обрадуются, когда узнают, что я жив!


Карлик Дрок появился в Акриме после последней войны с Кадгаром. Крупное государство, расположенное выше по течению Чаячьей реки, было беспокойным, агрессивным соседом Доршаты.

Во время второй войны наступление кадгарцев возле Акрима сдерживали норлоки, отбросить захватчиков им удалось лишь через четыре дня.

Битва четвертого дня началась рано утром, когда над равниной еще плавали клочья серого тумана. Свежий ветер хлопал узкими белыми стягами норлоков, колыхал тяжелые, затканные золотом желтые флаги кадгарцев. Долетел с реки крик чаек и затих, а потом долго не было в мире никаких звуков, кроме бряцания и лязга металла, свиста стрел, визга раненых лошадей, хрипа умирающих, криков и стонов, слившийся в один многоголосый рев и вой.

Солнце коснулось алым краем сияющей речной глади, шум битвы затихал. По огромному вытоптанному полю бродили норлоки. Кадгарцы всегда выкупали своих раненых и пленных, но в этот раз, зная, кто им противостоит, понимали, что рассчитывать на выкуп не приходится: сразу после битвы норлоки безжалостно добивали раненых. Смерти степняки не боялись: кадгарский бог войны, божество с головой пятнистой степной кошки, наделял воинов несколькими душами, так что погибшие в бою наутро снова вставали в строй. Зная это, норлоки несколько раз протыкали мечами тела кадгарцев: теперь, по поверью степняков, все души покидали мертвого человека, и никакие боги не могли отныне вдохнуть жизнь в убитых воинов.


Сульг ехал вдоль реки в сопровождении нескольких норлоков, окидывая взглядом вытоптанное поле. Ветер нес запах воды, взрытой земли, крови. На длинной галечной отмели Сульг спрыгнул с коня, зашел в реку, плеснул в лицо холодной водой, смывая засохшую чужую кровь. Он не чувствовал ни радости победы, ни облегчения оттого, что битва осталась позади, лишь страшную усталость и опустошенность, как будто за эти четыре дня прожил несколько жизней. Пора было возвращаться к обычным делам: хоронить погибших, выхаживать раненых, назначать новых командиров вместо тех, кто остался лежать на поле, отдавать приказы о подвозе продовольствия для солдат и кормах для животных, распоряжаться, чтобы накормили уцелевших жителей Акрима, которые понемногу собирались возле военного лагеря.

От тяжелых размышлений отвлек странный звук. Сульг поискал взглядом: неподалеку от берега, рядом с обезглавленным телом валялся грязный холщовый мешок, в котором что-то копошилось. Он кивнул одному из норлоков, тот тронул коня, подъехал ближе, подхватил мешок и вспорол ножом ткань. Под ноги великому норлоку вывалился маленький взъерошенный человечек.

– Это еще кто? – Сульг озадаченно поглядел на человечка. Тот поднялся на ноги, отвел маленькой ручкой спутанные белые волосы с лица, взял мешок, озабоченно пошарил и принялся рассовывать по карманам пузырьки и флаконы.

– Гляди-ка ты… Воинский трофей кадгарцев, не иначе, – сказал кто-то из норлоков.

Лошадь переступила с ноги на ногу, откатившийся пузырек хрустнул под копытом.

– Такие коротышки больших денег стоят, – заметил другой. Глаза его блеснули. – Богатые люди их покупают. У прошлого Наместника штук пять было. Шутами служили – чем плохо? На этого тоже покупателя найти можно.

Сульг сделал знак, чтоб подвели коня.

– Забирай. Продашь кому-нибудь. – Великий норлок сел в седло и тут же забыл про карлика. К реке, пересекая поле, ехал Тирк с лучниками Азаха, грязный и вымотанный боем, но невредимый.

– Эй ты, иди сюда! – бросили карлику. – Поглядим, как ты нас повеселишь в лагере! Будешь плясать или споешь? Знаешь какие-нибудь забористые песенки? Шут должен уметь веселить!

Карлик нырнул под ноги лошади и оказался перед Сульгом.

– Погодите, погодите, белл! Выслушайте меня!

Тот рассеянно оглянулся. Голубые глазки карлика умоляюще глядели на норлока снизу вверх.

– Ну чего тебе? – устало спросил Сульг.

– От меня будет больше пользы, если вы не станете меня продавать! Я могу лечить ваших раненых! Врачевать раны!

Норлок хмыкнул.

– Врет небось, – предположил кто-то.

Карлик понизил голос, сверля глазками Великого нор-лока:

– Я – шенданский лекарь! Выучку проходил в Ордене Серебряной ветки!

Сульг насторожился:

– Ты что, знаешь лечебную магию? Карлик кивнул.

– Не врешь?

Норлок на мгновение задумался, глядя на человечка. Лекари из Шендана, небольшого морского государства, славились своим искусством, а уж те, что умели врачевать с помощью магии, ценились на вес золота.

– Ладно, – помедлив, решил Сульг. – Не будем тебя продавать… пока что. Как твое имя?

– Дрок.

– Поедешь в Акрим, Дрок. Можешь жить там возле лагеря, скажешь, что я разрешил. У наших лекарей сейчас полно работы, лишние руки не помешают.

Карлик поспешно кивнул.

– Вздумаешь сбежать – пеняй на себя. Церемониться не будем. Пожалеешь тогда, что шутом не стал… Агир, приглядывай за ним! – приказал норлок.

Агир подъехал ближе, подхватил карлика одной рукой и усадил на коня позади себя.

– Держись, лекарь, – добродушно-свирепо сказал он. – Лошадка для тебя, понятное дело, великовата, не свались.

Позже Сульг, оценив помощь искусного лекаря, не раз предлагал отправить Дрока на родину в Шендан, но карлик неизменно отказывался, предпочитая жизнь в Доршате.


Когда Сульг возвращался из Акрима к лагерю норлоков, уже смеркалось.

– Здравствуй, шанни, – вполголоса произнес Айши, благоразумно убедившись, что Великий норлок отошел на безопасное расстояние.

– Еще раз назовешь меня «шанни»… – с трудом сдерживаясь, начал Тальм, стиснув кулаки: этим двусмысленным словечком в Лутаке называли смазливых юношей.

Телохранитель довольно ухмыльнулся:

– Хорошо, шанни, не буду… – И, не дожидаясь ответа, поспешил вслед за Сульгом. Тальм проводил телохранителя долгим взглядом и повел лошадей в конюшни.


Со стороны дороги послышался топот копыт. Сульг остановился. Из-за поворота показался всадник в сером плаще с черной каймой. Возле казарм всадник спешился, передал поводья дежурному, что-то спросил у него и заторопился в сторону палаточного лагеря. Сульг дожидался, стоя возле входа: не было ни малейших сомнений, что «волк» разыскивает именно его. Он даже вспомнил его имя – Решт, позапрошлогодний выпускник воинской школы. Тирк держал его в группе для личных поручений.

– Пакет из Доршаты, от начальника тайной службы. – сообщил Решт, протягивая конверт плотной вощеной серой бумаги, запечатанный личной печатью Тирка. Сульг кивнул. Сквозь толстую плотную бумагу прощупывался какой-то предмет.

Айши весело приветствовал норлока и немедленно предложил в качестве ужина пригоршню засахаренного миндаля. Решт поспешно отказался.

В палатке Сульг сломал печать и вскрыл конверт. На пол выпал тонкий золотой браслет в виде ветки плюща, Усыпанный голубыми мерцающими бриллиантами.

Глава четвертая

СТАРЫЙ ШАГРИТ

Правящий Наместник Доршаты редко изменял своим привычкам, а теперь, когда ему стукнуло почти сто лет, не оставалось и надежды на то, что он когда-либо им изменит. В течение последних нескольких лет любой разговор с сыном Наместник начинал с фразы, которую Луберт давным-давно выучил наизусть.

– Я умираю, – сообщил он в ответ на традиционные приветствия и пожелания доброго здоровья. – А так много еще нужно сделать!

Старый правитель печально покивал головой, как бы отвечая своим невеселым мыслям, соединил кончики пальцев и устремил на Луберта выжидающий взгляд выцветших голубоватых глаз. Но будущий Наместник прекрасно знал, как следует отвечать.

– Дорогой отец, я уверен, небеса отпустили вам еще много лет, – произнес он самым почтительным тоном: в искусстве лицемерия он вполне мог потягаться с отцом. – Вы прекрасно выглядите, а вашему острому уму могут позавидовать мудрецы Ордена Хранителей знаний. Никто не сможет управлять Доршатой лучше, чем вы.

Наместник проницательно глянул на сына из-под седых бровей, потом перевел глаза на придворных, толпившихся в дальнем углу присутственной залы – право присутствовать при завтраке Наместника ценилось необыкновенно высоко. Сам же Луберт решил твердо: как только он станет правящим, первым делом велит протокольной службе Дворца уничтожить дурацкий обычай.

Светлый просторный зал с пятью высокими, до потолка окнами, носил название Утреннего: Наместник проводил там первую часть дня, вкушая завтрак, работая с документами и проводя короткие деловые встречи. Во время еды он любил поразвлечься беседой. Зная об этом, Мэйшер, который много лет нес бремя организации досуга и развлечений старого Наместника, собирал к утренним трапезам самое изысканное и интересное общество. Сегодня кроме придворных возле мраморных колонн стояли вельможи из Баттапа в ярких шелковых одеждах, сверх всякой меры изукрашенных драгоценными камнями. Баттапцы, конечно, знали, что в этом сезоне в Доршате вошли в моду изумруды, и уж постарались нацепить на головные повязки как можно больше зеленых самоцветов: не требовалось быть ювелиром, чтобы определить, что стоили эти камушки изрядную сумму. Белл Кристалл, хорошенькая белокурая женушка Хранителя покоев, увидев изумруды вельмож, от досады скривилась так, словно целиком съела лимон. Сын кадгарского правителя, уже второй месяц гостивший в Белом Дворце, умильно сощурил глаза и, многозначительно подкручивая длинный черный ус, не сводил с пухленькой Кристалл сладкого взгляда. Высокая и тощая белл Эрайн, похожая на старую жилистую полковую лошадь, заметив это, поджала тонкие губы: Хранитель покоев Наместника, похоже, слишком много времени проводит в кабинете кастелянши, ночи напролет обсуждая качество полотна для постельного белья правителя, раз не замечает, что творится в его собственных покоях! Белл Эрайн частенько удостаивалась почетного приглашения присутствовать при завтраке; старая сплетница знала решительно все, что происходит во Дворце; в библиотеках, в лакейских, в кухне, в комнатах, вбудуарах и в каждой спальне, и любила позлословить.

– Уверен, ты впишешь не менее яркую страницу в историю, – услышал Луберт чуть дребезжащий голос отца. Правитель сидел в большом деревянном кресле возле окна, положив костлявые руки на подлокотники, – седой старик с белым пухом вокруг лысины, тощий, будто усохший от времени. – Старайся править так, чтобы было о чем писать в летописях! Я останусь в памяти потомков как правитель, при котором Доршата одержала несколько крупных военных побед! Поглядим, чем прославишься ты, сын! Разве что развяжешь новую войну? Или усмиришь, наконец, Пять княжеств Дакена? – Он довольно хихикнул.

Луберт улыбнулся как можно сердечнее: придворные, конечно, не слышали ни слова, но наблюдали за разговором отца и сына весьма внимательно, белл Эрайн даже вытянула шею, немилосердно буравя глазками будущего правителя.

Дверь зала распахнулась. Появился Бигнус, ответственный за трапезы Наместника, следом шел слуга с подносом, уставленным тарелочками и мисками под серебряными крышками. Бигнус дождался, пока слуга набросит на стол хрустящую белоснежную скатерть, расставит блюда и покинет зал, затем сделал знак лакеям поднести столик поближе к креслу.

– Я сделал, что мог, – назидательно продолжал Наместник, вытаскивая салфетку из кольца. – Расчистил тебе путь к трону!

Неслышно ступая, подошел слуга с серебряной чашей для омовения, Бигнус с необыкновенно важным видом подал вышитое полотенце тончайшего полотна.

– Очень благодарен вам, отец, – ответил Луберт так почтительно, словно тому и впрямь пришлось отвоевывать для сына право на трон.

– Даже вовремя выдал замуж твою сестру. – Наместник издал смешок и бросил слуге скомканное полотенце. – Если бы Бретта была свободна, она обязательно бы ввязалась в борьбу за власть, а уж проклятые северные лорды непременно бы ее поддержали! Они до сих пор считают, что я уморил ее мать! Глупцы… у Лависы было слабое здоровье, вот и все. Не стоило, конечно, брать жену из северных провинций… Твоя мать была гораздо крепче: выдержала климат Доршаты почти пятнадцать лет. Ну а с замужеством Бретта, как ты знаешь, утратила титул наследницы. Обычная процедура – когда в правящей семье несколько детей, следует заранее позаботиться, чтобы передача власти произошла бесконфликтно! Но у Бретты характер прабабки Азарии, вот это была женщина! Почитай о ней в летописях.

– Непременно, – вежливо отозвался Луберт.

Азария правила Доршатой почта двести пятьдесят лет назад. Она ухитрилась стать единственной наследницей престола при трех старших братьях: те скончались один за другим при весьма туманных обстоятельствах. Сколько ни копалась потом Комиссии по расследованию, обнаружить ничего противозаконного так и не удалось: не было и следа использования Запретной магии. Совету лордов Белого Дворца пришлось скрепя сердце признать Азарию правящей Наместницей. Почти двадцать лет она держала власть железной рукой, благополучно пережив несколько покушении и разоблачив два громких заговора. Она вела войны на южных границах, устанавливала дипломатические отношения с соседними государствами и подавляла мятежи в Доршате с такой жестокостью, что удивляла даже норлоков.

Рассказывая о смерти правительницы, летописи туманно намекали, что дело не обошлось без вмешательства племянника Азарии, которому явно надоело ждать, пока властолюбивая тетка уступит ему трон добровольно.

– Да, необыкновенная женщина! – дребезжал Наместник. – Ее единственной ошибкой было то, что она оставила жизнь Алдвину, своему племяннику. Говорят, воспитывала его с младенчества как собственного сына. Что ж, даже самые осторожные из нас поступают недальновидно… – Он заткнул салфетку за воротник. – Пожалуй, приглашу завтра Бретту разделить со мной трапезу. Приятно будет с ней поговорить…

Луберт склонил голову. Еще одна милая привычка отца – он обожал стравливать Луберта и Бретту. Что ж… его можно понять: Доршата давно не воевала, и у старика оставалось не так уж много развлечений.

– Хорошо, что ты родился первым, – продолжал Наместник. – Я знаю, что могу рассчитывать на тебя, когда придет время. Чувствую, мне не пережить эту зиму…

Луберт стиснул зубы, призывая на помощь всю свою выдержку. По знаку Наместника он опустился на стул, серебряный кубок с вином появился перед ним как по волшебству.

Наместник кивнул Бигнусу. Тот с достоинством поклонился, приблизился и вынул из футляра серебряную ложку. Все блюда, подающиеся к столу правителя, проверялись при помощи магии еще на кухне, однако в последние несколько лет Наместник счел необходимым возродить при дворе давно забытую должность пробователя блюд. Должность котировалась при дворе довольно высоко: считалось, что пробователь, при удачном стечении обстоятельств, мог замолвить правителю словечко-другое.

Величественным жестом Бигнус снял крышку с тарелки и с важным видом отведал каши и тертой моркови со сливками.

Последнее отравление Наместника произошло в Белом Дворце, если верить тем же летописям, около ста десяти лет назад, однако все присутствующие наблюдали за Бигнусом с таким выражением, словно ожидали, что он вот-вот рухнет и скончается прямо у ног старого правителя.

Пробователь не доставил собравшимся такого удовольствия: он хладнокровно зачерпнул с другой тарелки овощное пюре, отправил в рот и отложил ложку. По толпе придворных прошелестел разочарованный шепоток.

– Не угодно ли приступить к трапезе? – Бигнус поклонился, отступил в сторону и замер за креслом.

Наместник придвинул тарелку.

– Послезавтра прибывает посол из Шендана, – сообщил он, размазывая кашу: у старого правителя был неважный аппетит, а те блюда, которые он любил, дворцовый лекарь категорически запрещал. – Он сейчас исполняет обязанности консула, временно. Как ты знаешь, шенданцы опять повысили пошлину! Сейчас они взимают с кораблей, которые плывут к Доршате через их пролив, такую плату, что Берега Восточного Ветра скоро вообще откажутся иметь с нами дело. Этого допустить нельзя. Проклятье, заставить бы этого подлого лекаришку самого давиться несоленой ячменной кашей! Нам с Канцлером придется нелегко, нужно любой ценой вырвать у них согласие на понижение пошлин. Что они запросят взамен – вот вопрос! – Он раздраженно оттолкнул тарелку: – Бигнус, нельзя ли утопить лекаря в котле с кашей? Нельзя? Какая жалость… Так вот, Луберт, после полудня Канцлер прибудет в Белый Дворец, и мы ждем тебя, чтобы вместе обсудить план переговоров. Пора тебе осваивать ремесло правителя. – Он насмешливо поглядел на сына. – Кроме того, на следующей неделе мы ожидаем делегацию наргалийцев.

Луберт склонил голову: начальник протокольной службы уже вручил ему расписание мероприятий.

– Скорее всего, снова будут просить о займе. Пусть Финансовый Совет решит, сколько мы сможем выделить и на каких условиях. Наргалия по-прежнему воюет с Пятью княжествами Дакена. – Наместник отправил в рот ложку овощного пюре и поморщился. Бигнус, стоя за креслом, провожал бдительным взглядом каждый кусок, исчезающий во рту правителя. – Приятно думать, что в мире всеидет своим чередом.

Луберт позволил себе улыбнуться. Соседи Доршаты частенько воевали друг с другом, и Совет Шести извлекал из этого немалую пользу для собственного государства.

Наргалия, крупное торговое государство, появилось на месте погибшего королевства Крин-Сей. Номинально ею правил король, но на самом деле вся власть в стране была сосредоточена в руках Совета, куда входили представители аристократических семей государства и потомки династии королей Крин-Сей. Постоянное соперничество между двумя группировками несколько раз приводило к гражданским войнам и переворотам. Дакен, опасный и агрессивный сосед Наргалии, выждав момент, когда страна была ослаблена внутренними распрями, напал на нее. Пять княжеств Дакена, составляющих небольшое морское государство, славились прекрасным военным флотом, школой мечников, поставляющей наемных бойцов по всему свету, и были настроены весьма решительно в отношении сопредельных территорий.

– Война – весьма прибыльное занятие, уж я-то знаю. – Наместник самодовольно усмехнулся, – Очень выгодное для невоюющей страны… Пусть война с Наргалией длится как можно дольше, иначе кто его знает, что взбредет в голову дакенским владыкам…

Наместник правил почти пятьдесят лет и в совершенстве владел искусством манипулировать другими, оставаясь в стороне. Когда-то в умении сталкивать лбами народы и государства ему не было равных. Достигнув преклонного возраста, Наместник нисколько не утратил вкус к интригам и, как говаривала иной раз в сердцах Бретта, «окружал таинственностью даже собственный поход в уборную».

– Бигнус, передайте главному повару, что он превзошел самого себя – завтрак отвратительнее, чем обычно. – Старый правитель бросил на стол салфетку. Тотчас к нему двинулся Мэйшер с любезной улыбкой на бледных устах.

– Не желает ли белл Наместник выслушать рассказ о подготовке к турниру? О мистериях, которые будут разыгрывать на празднике? Может быть, доклад о том, как идет работа на верфях, развлечет вас?

– Отличное развлечение, – пробурчал Наместник, отхлебнув из серебряного кубка разбавленное водой вино. – Послушай, Мэйшер, если с утра меня будут развлекать рассказом о том, как идет работа на верфях, я прикажу отрубить тебе голову.

Мэйшер изменился в лице, правитель довольно хмыкнул.

– Пригласи-ка эту старую сплетницу Эрайн, – приказал он. – Узнаем свежие новости и послушаем, кому она сегодня примется перемывать косточки. Пожалуй, после этого я выслушаю доклад.

Эрайн бросила на придворных торжествующий взгляд и двинулась вперед.

Хевден вошел в покои шагрита и тихо притворил за собой дверь. При нем не было ящика писца, с которым он редки расставался, но, без сомнения, переписчик только-только оторвался от работы: его волосы все еще перехватывала узкая коричневая лента, а тонкие пальцы были испачканы чернилами.

В большой комнате, устланной мягкими коврами, горел камин. Рутис, слуга шагрита, накрывал на маленьком столике чай: уже заняли свое место серебряная вазочка с печеньем, пузатая чашка и фарфоровый чайник. Рутис чрезвычайно гордился службой у шагрита, хотя тот подозревал, что с высоты своих шестнадцати лет юный слуга считает его существом необыкновенно древним, чем-то вроде замшелого каменного дракона в городском саду Доршаты.

Увидев Хевдена, Рутис с улыбкой поклонился и поставил на столик еще одну чашку.

Старый шагрит сидел в кресле, держа на коленях развернутую рукопись, испещренную мелкими буквами. С возрастом он утратил остроту зрения и пользовался при чтении увеличительным стеклом – линзой, выточенной из цельного куска горного хрусталя.

Отчего ты не прикажешь переписать книгу более крупным почерком? – мягко спросил Хевден, останавливаясь напротив кресла. – Тисан с удовольствием сделает это для тебя, и не нужно будет разбирать текст с лупой в руках.

Закиф потер уставшие глаза.

– У вас и без того дел хватает. – Он кивнул слуге: – Ты свободен, Рутис.

Юноша поклонился и вышел. Хевден приблизился к высокому окну: в темном небе сияла круглая серебряная луна, отражаясь в узорчатых стеклах.

– В детстве нянька иной раз пугала меня полной луной. Говорила, что там живет старая злая ведьма, и если долго смотреть на луну, то ведьма успеет пересчитать твои ресницы, нашлет злое колдовство, и ты умрешь. Лет до двенадцати я этого ужасно боялся. Сейчас это смешно, а тогда было страшно.

Шагрит отложил рукопись.

– Никогда не знал, что эта старая дура тебя пугала, – недовольно проговорил он. – Почему ты не говорил мне об этом?

Хевден пожал плечами:

– Ты уже был в Доршате в то время, учился в воинской школе и нечасто приезжал домой.

Он вынул из рукава свернутый в трубку пергамент:

– Вот, Тисан переписал реестр, как ты и заказывал. Два экземпляра.

– Положи на стол, куда-нибудь с краю…

Хевден бросил пергамент на стол, придвинул кресло к столику, уселся и принялся разливать чай. Движения его были быстрыми и точными. Военачальник усмехнулся:

– Ты двигаешься, как юноша… омолаживающее зелье?

– Конечно. – Хевден поставил чайник и аккуратно накрыл его салфеткой. – Глава Ордена Невидимых не может стать развалиной, сам понимаешь!

Военачальник хмыкнул:

– Развалиной… да ты на одиннадцать лет моложе меня!

– Время течет лишь в одну сторону, Закиф… остановить его не под силу даже самому искусному магу, но замедлить его бег мы можем. – Хевден с улыбкой поглядел на военачальника. Тот покачал головой:

– Нет, не хочу. Пусть все идет своим чередом. Моя молодость прошла, и я не собираюсь возвращать ее при помощи колдовства.

Он осторожно принял из рук Хевдена чашку с горячим чаем.

– Не любишь магию, брат? – с улыбкой спросил тот.

Закиф сдвинул брови:

– Не люблю. Но много лет назад мы выбрали наши пути. Я предпочел меч, ты – магию. Пусть так и будет.

– Даже Наместник признал, что в наше время невозможно обойтись без магии, не зря он разрешил создать Орден. А ты знаешь не хуже меня, что чародеям на земле Доршаты не очень-то рады. Им запрещено объединяться в Ордена. Люди, конечно, пользуются их услугами, но…

– Я знаю, Хевден, – отмахнулся старый шагрит. – После войны магов чародеев невзлюбили, но и то сказать, весь мир чуть не раскололся на две части! Ведь ты читал в летописях об этой войне? Так что пусть маги сидят в Аркабе. плетут свои козни, словно пауки. Да еще эти глупые слухи, что вот-вот начнется новая война! Потому-то и появился твой Орден Невидимых: Наместник должен чувствовать себя в безопасности!

– Может быть, – заметил Хевден, – то, что говорят о войне магов, – не только пустые слухи? Не зря Наместник дал нашему Ордену большие полномочия…

Закиф задумчиво помешал ложечкой чай, глядя в погасший камин:

– Этот твой помощник… как его… тоже состоит в Ордене?

– Тисан? Нет. Он, как и многие другие, искренне считает меня старшим переписчиком Белого Дворца. Конечно, рано или поздно он узнает правду…– Хевден отломил кусочек бисквита. – Боюсь, для мальчика будет большим ударом узнать, что его наставник возглавляет Орден, который занимается магией! – Он улыбнулся, глядя на шагрита прозрачными глазами. – Для своего возраста Тисан чрезвычайно наивен, простодушен на удивление. Твой сын гораздо умнее!

– Режис? – пробормотал военачальник. – Не спорю…

– Он делает прекрасную карьеру во Дворце. И на хорошем счету в Ордене: не только потому, что он – мой племянник. У него большие способности к магии! Он рассказывал тебе о работе со свитками Семи стихий?

– Режис не часто находит время побывать здесь, – проговорил военачальник, не глядя на Хевдена. – Он заглядывал как-то… но говорил не о магии, а о политике… что-то вроде того, что следующий Наместник должен начать правление с шага, который принесет ему любовь и уважение подданных. Например, очистить Доршату от норлоков. – Старый воин хмыкнул. – Режис их терпеть не может, уж не знаю почему! Очистить Доршату… ну, можно посоветовать следующему правителю развязать войну с Кадгаром и попытаться выиграть ее без норлоков. Это и правда принесет ему любовь и уважение. В случае победы, конечно, – добавил он скептически.

– Так ты не согласен? – поинтересовался Хевден, спокойно помешивая чай.

– С чем? С глупостями, которые говорил Режис? – Закиф почувствовал, что начинает раздражаться. – Конечно, не согласен! Норлоки живут здесь так же долго, как и люди. Земля Доршаты – это и их земля. Она полита их кровью! Подобную болтовню о том, что норлоков нужно вытеснить отсюда, я слышу уже не один десяток лет!

– Возможно, следующий правитель пожелает править страной единовластно, – негромко проговорил Хевден. – Возможно, он будет опираться на поддержку магов… открыто, а не исподтишка, как нынешний Наместник. А я… – Хевден запнулся, но тут же поправился: – Маги снова будут Советниками при Наместнике, как было раньше. И ты тоже мог бы занять достойное место при будущем Наместнике.

– Меня вполне устраивает мое место. – Закиф взял печенье и тут же бросил его обратно в вазу. – Брат, не забывай: я присягал на верность этому Наместнику и буду служить ему, пока жив я и пока жив он! Пусть его годы продлятся долго!

Хевден усмехнулся, обнажив ровные белые зубы.

– Пусть продлятся. Но ты солдат, ты обязан подчиняться приказу, – спокойно проговорил он. – Как ты поступишь?


– Наместник не сделает этого, – твердо сказал военачальник. – Никогда.

– Он, пожалуй, нет. Но следующий?

– Луберт? – Внезапно военачальник почувствовал в висках тупую ноющую боль. – Думаешь, он будет настолько глуп, что развяжет гражданскую войну? Пустое, брат. Он еще не скоро будет править.

Старый воин сдвинул седые брови: боль в висках становилась сильнее.

– Надеюсь умереть к этому времени. Не хочу участвовать в бойне, – пробормотал он, морщась. – А будет именно так. Я три войны сражался с норлоками бок о бок и хорошо их знаю. Они не дадут себя уничтожить. – Он подозрительно взглянул на своего собеседника. – Или твой Орден не остановится перед тем, чтоб использовать против них Запретную магию?! – Он потер лоб: – Это было бы слишком грязно… Не ввязывайся в это.

– Конечно, нет, – успокаивающе проговорил Хевден. Он легко поднялся, обогнул кресло и положил узкую ладонь на плечо военачальника. – Я разволновал тебя своими пустыми разговорами. Не думай об этом, брат. Мне пора идти. Я передам тебе с Рутисом капли от головной боли. Ложись в постель и вели ему затопить камин. У тебя холодно.


Выпив разведенные в воде капли, что принес Рутис, шагрит пересел в другое кресло, поближе к камину и задумался, опустив голову на грудь. Рутис, поглядывая на него, бесшумно передвигался по комнате: убрал чашки и чайник со столика, присел у камина, разжигая огонь. Некоторое время Закиф продолжал обдумывать разговор. Казалось, что во время беседы от его внимания ускользнуло нечто важное, словно Хевден собирался сказать еще что-то, но не сказал, и эта недоговоренность тенью притаилась в его светлых глазах. Военачальник слабо улыбнулся: брат с детства любил всяческие секреты! Но улыбка тут же исчезла – шагрит вспомнил о том, кому в будущем предстояло занять трон Наместника. Закиф покачал головой: что ж, Луберт горяч и амбициозен, как все молодые люди в его возрасте! Это вполне понятно. Но Коллегия Белого Дворца с Канцлером во главе и Советники Наместника, конечно же, удержат его от опрометчивых поступков.

Шагрит недовольно завозился в кресле. Гражданскую войну вряд ли можно назвать опрометчивым поступком… Это не тот шаг, который принесет будущему правителю любовь и уважение народа. Режис сам не знает, о чем говорит…

Он не видел, как сражаются норлоки. Будущему правителю нечего рассчитывать на легкую победу.

Шагрит часто бывал на расширенных заседаниях Совета Шести и был знаком и с Магистром Серого Замка, и с Советником по финансам, а к военачальнику норлоков испытывал самое искреннее уважение.

У шагрита была возможность хорошо узнать его во время последней войны с Кадгаром. Закиф тогда только-только встал во главе армии Белого Дворца. Прежний шагрит просил отставки: он тяжело болел, давали себя знать раны, полученные еще во время Семилетней войны. Он не раз говорил, что будь у него возможность выбирать собственную смерть, то предпочел бы погибнуть в бою. Судьба распорядилась иначе: герою многих битв довелось мирно скончаться в собственной постели. С его кончиной произошел ряд перестановок в руководящих структурах армии, и Закиф получил давно ожидаемое назначение. Целых две недели он принимал дела, назначал на посты своих людей и разбирался в бумагах. А потом грянула война с Кадгаром.

Военачальник перевел взгляд на огонь в камине.

Гм… сколько же лет прошло с той поры? Он шагрит уже больше тридцати лет… нет, память пока что служит исправно: Закиф прекрасно помнит день, когда возле штабной палатки на берегу Чаячьей реки военачальник норлоков, в числе других, поздравил его с назначением. Шагрита так и подмывало тогда спросить, помнит ли Сульг последний день битвы на Взморье? Мальчишку, чрезвычайно гордого тем. что ему поручили нести штандарт кавалерийской скитты? Частенько за эти тридцать лет шагрит хотел задать этот вопрос норлоку, да так и не собрался.

Битва при Взморье…

Пять княжеств Дакена объединились тогда с Сумуном – Королевством Ледяных Пустынь, чтобы напасть на Доршату. За год до этого будущий шагрит закончил воинскую школу и, как полагается по многолетней традиции, отметил с друзьями это событие славной попойкой – «весенние драки» между выпускниками двух воинских школ, людей и норлоков, будоражившие весь город, давно отошли в прошлое.

Новоиспеченным солдатам пришлось повзрослеть быстро – вскоре началась битва на Взморье, через пять лет война с Кадгаром, сначала одна, а через три года – другая.

Закиф был молод, храбр, отчаянно честолюбив и полон желания заслужить одобрение бывалых воинов. Все это вкупе с собственной неопытностью едва не стоило ему жизни в первой же битве.

Стояла поздняя осень, и высоко в горах уже выпал снег. Сумуны-северяне прошли через Ашуру, как горячий нож сквозь масло, и встретили сопротивление людей и норлоков возле горного перевала, прикрывающего Доршату. Белый Дворец высокомерно считал обитателей Ледяных Пустынь невежественными дикарями в звериных шкурах, они же оказались превосходно обученным и прекрасно организованным войском. Защитникам Доршаты удалось отбросить их от перевала, и сумуны затаились в предгорьях Сарамитской равнины, оттачивая боевые топоры для следующей схватки. И она не заставила себя долго ждать.

Три дня сражения слились для будущего шагрита в один, длинный, тяжелый и страшный. К вечеру третьего дня он еще был жив, но сил удивиться этому счастливому обстоятельству уже не оставалось: Закиф не чувствовал ничего, кроме нечеловеческой усталости и опустошенности. Но он сражался – до тех пор, пока сильный удар не выбил его из седла. Закиф вскочил на ноги и получил еще один удар, в спину. Шлем слетел с головы и откатился в одну сторону, меч полетел в другую, а сам он растянулся прямо под ногами здоровенного сумуна, который казался еще крупнее от лохматых звериных шкур, наброшенных на плечи. Тот решил не пачкать топор о щенка: на ходу одной ручищей он сгреб мальчишку за шиворот, другую запустил в его волосы. Время внезапно остановилось, а потом двинулось вперед медленно-медленно, и все кругом словно бы замерло. Зрение Закифа неожиданно обрело соколиную зоркость, он ярко и необыкновенно отчетливо видел каждую мелочь: мог пересчитать веснушки на переносице северянина, черные крапинки в его голубых глазах. Внезапно он ясно понял, что произойдет дальше: резкий рывок и хруст сломанной шеи. Потом сумун отшвырнет труп и двинется дальше сквозь месиво тел, огромный и страшный, как черный великан, что, говорят, и поныне обитают в Мглистых землях. Смерть была рядом, но вдруг сумун вздрогнул, покачнулся и рухнул, придавив тяжелой тушей Закифа, да так, что едва не вышиб из него дух.

Рядом раздался храп коня, звяканье удил, прошелестел меч, так низко, что волосы на голове, казалось, шевельнулись от ветра. Горячим потоком хлынула кровь сумуна, заливая лицо и грудь Закифа. Потом чья-то сильная рука ухватила его за шиворот, рывком вытащила из-под убитого и вздернула на ноги. Всадник на мгновение придержал парня, дожидаясь, пока тот придет в себя, и легонько подтолкнул в ту сторону, где развевались на холодном ветру флаги с золотым силуэтом летящей птицы. Закиф утерся рукавом, отплевываясь и кашляя, разлепил ресницы и увидел лицо своего спасителя: сероглазое, забрызганное грязью и кровью, с темными волосами, прилипшими к мокрому лбу. Всадник усмехнулся, глядя на перепуганного юнца, блеснули клыки, норлок тронул коня и исчез.

Через два дня после окончания битвы в Доршате праздновали победу. Широкая улица, по которой медленно проезжали армии Белого Дворца и Серого Замка, была усыпана цветами. Закиф вместе с другими солдатами скитты стоял в оцеплении, сдерживая ревущую от восторга толпу, пока всадники следовали мимо, направляясь к главной площади – там вскоре должна была начаться официальная церемония. Когда вслед за войском Белого Дворца показались воины-норлоки, Закиф вытянул шею, издалека пытаясь разглядеть знакомого. Тот, в сером меховом плаще, медленно ехал по запруженной народом улице. Над его головой полоскался на ветру белый стяг с изображением волка. Взгляд серых глаз скользнул по толпе, по лицу солдата скитты, но военачальник норлоков ничем не показал, что узналюношу.

Закиф снова завозился в кресле. С той поры прошло столько лет, а он так и не нашел случая поблагодарить Сульга за то, что спас его тогда! Пожалуй, если бы не норлок, шагритом бы сейчас был кто-нибудь другой. Боль в висках постепенно затихала. Капли Хевдена принесли успокоение и погружали в приятный теплый сон. Все же иной раз бывает и какой-то толк от магии, подумалось Закифу. Уже засыпая, он снова припомнил разговор с братом и решил, что Хевден прав: поводов для волнения нет, а все тревоги – это всего лишь игра воображения. И думать иначе было просто глупо.

Глава пятая

БРЕР

Браслет Сульг узнал с первого взгляда: он принадлежал Фелисе.

Черноволосая синеглазая красавица, не любившая злоупотреблять одеждой, доставляла норлоку важные сведения и, между делом, давно и безуспешно пыталась соблазнить или хотя бы обратить на себя внимание начальника тайной стражи Серого Замка. «Если я покажусь твоим «волкам», они утонут в собственных слюнях!» – так, кажется, говорила она в прошлый раз. Смех у нее был мягкий и негромкий. А теперь Фелиса мертва – насколько мертвым может быть демон, умерший не одну сотню лет назад. Выследить демоницу не так-то легко, но кто-то напал на ее след и уничтожил, скорее всего, сразу же после разговора с Сульгом. И этого «кого-то» очень интересовали сведения, которые Фелиса принесла Великому норлоку…


Она питала слабость к драгоценностям: бесценным ожерельям с розовым жемчугом, старинным кольцам, серьгам с черными бриллиантами, поясам из серебряных колец и бирюзы – Сульг подозревал, что ее украшения несли магическую защиту и Фелиса чувствовала себя неуязвимой в драгоценной броне. Но на этот раз защитные чары ей не помогли.

Он осторожно взял узкий изящный браслет, повернул его. Камни вспыхнули, по белым полотняным стенам палатки, по карте, лежавшей на столе, скользнули радужные блики. Сульг отложил украшение и развернул пергамент, исписанный четким аккуратным почерком начальника тайной стражи.

Тирк сообщал, что браслет вчера вечером обнаружили «волки» в конце проулка, неподалеку от того места, где заканчивался старый парк. Сульг помнил это место: по проулку проходила тонкая светящаяся линия, невидимая для людей. Она змеилась по траве, очерчивая территорию Серого Замка, и замыкала ее в огромное кольцо. Внутри кольца всякое применение магии контролировалось, и Фелиса прекрасно это знала: она ни разу не пыталась исчезнуть, растаять в воздухе раньше, чем окажется за чертой, иначе охранные заклинания, наложенные на Замок норлоков, немедленно обнаружили бы применение чужих чар. В последний раз, после неприятного разговора с Сульгом, девушка-демон была порядком раздосадована. Не потому ли она и решила исчезнуть прямо в проулке, хорошо понимая, что вспышка чужой магии так близко от черты поднимет на ноги всю охрану Замка? Сульг быстро пробежал глазами строчки письма: так и есть, вечером внезапно сработали охранные заклинания, примчавшиеся «волки» внутренней стражи прочесали всю прилегающую к Замку территорию, но не обнаружили ничего подозрительного, кроме женского золотого браслета.


Норлок прервал чтение, бросил задумчивый взгляд на украшение и снова вернулся к письму.

После «волков» начальник тайной стражи, конечно же, осмотрел проулок сам, используя собственную магию, тогда-то он и заметил на каменной стене ограды небольшое серебристое пятнышко – кровь единорога.

Сульг опустил пергамент, нахмурив брови и покусывая губы. Кровь единорога – единственное средство, которым можно уничтожить демона, потому-то эти исчадия боялись ее, как огня. И все же нельзя сказать, чтобы норлок испытывал к погибшей жалость. Все, что интересовало его сейчас, это много ли успела рассказать перед смертью синеглазая красотка… Зная повадки демонов, он почти не сомне-вался: Фелиса пыталась купить свою жизнь в обмен на чужие тайны и выложила все, что знала. Неужели бесценные сведения утекли, словно вода между пальцев?! Сведения об амулете суона…


«Амулет Древних» – так называли его в летописях. Сведений о нем было очень немного: всего пара строк на свитке, который вот-вот грозил рассыпаться от ветхости. Заключенный в хрустальный шар язык холодного пламени костра Древних – тех, кто давным-давно, еще до драконов, жил на земле Доршаты. С его помощью нельзя было овладеть волшебством или, к примеру, получить власть над всем живым. Амулет суона всего лишь давал защиту от чужой магии, но даже чародеи Аркаба были бессильны против крошечного огненного язычка, горящего в хрустале.

Дочитав письмо, Сульг свернул пергамент и задумался, глядя невидящими глазами на расстеленную на столе карту, испещренную пометками. На ней лежал браслет Фелисы. Пламя свечей мерцало в бриллиантах.

Амулет норлоки искали с тех самых пор, как выяснили, кем был на самом деле незаметный переписчик Белого Дворца. Нынешний Наместник лоялен к Серому Замку, но амбициозный и честолюбивый Луберт, опираясь на Орден магов, тайно существующий в Белом Дворце, став правителем, рано или поздно попытается расправиться с норлока-ми. Сульг с досадой взглянул на браслет. Проклятье! Кто-то следил за каждым шагом Фелисы… Кто? Норлок вспомнил тихого переписчика с вечно опущенными глазами и выругался еще раз.


Ночью разразилась гроза. Долго грохотал и перекатывался дальний гром за рекой, молнии вспарывали черное небо, на мгновение выхватывая из темноты деревья, ряды больших палаток, грифонов, беспокойно расправляющих крылья. Затем забарабанили первые капли дождя, а через минуту на землю обрушился ливень, сильно и ровно зашумела вода, стекая по туго натянутому полотну.

Утром осеннее неяркое солнце вынырнуло из-за туч, а ветер с реки разогнал туман.

Сульг готовился покинуть Акрим, нужно было торопиться.

Он присел к столу, быстро черкнул пару строк Тирку, свернул письмо, нагрел на свече воск, капнул и припечатал перстнем. На секунду восковая печать засеребрилась и погасла – теперь, если кто-то кроме Тирка попробует развернуть послание, бумага вспыхнет и мгновенно сгорит.

Сульг вышел из палатки. Решт стоял неподалеку от входа, вполголоса переговариваясь с Айши. Увидев Великого норлока, он поспешил навстречу.

– Передашь начальнику тайной стражи, – велел Сульг, вручая запечатанный пакет. – И вот еще что… – добавил он. припомнив вчерашний разговор с карликом Дроком. – Найди в лагере всадника грифонов по имени Ивар, он поедет с тобой. Его тоже доставишь к Тирку.

Решт торопливо направился к казармам, а Сульг кивком подозвал к себе вестового:

– Седлай лошадей. Немедленно возвращаемся в Доршату.

– Лошадей помощников Советника по финансам седлать тоже? – уточнил Тальм.

– Не надо. Они отправятся позже.

Вестовой исчез. Сборы в дорогу заняли совсем немного времени: Сульг свернул пергаменты документов, таблицы расчетов и карты и сунул в сумку. Затем пристегнул меч, привычным движением чуть сдвинув ножны. Еще один клинок лежал на столе поверх бумаг – меч Фиренца, как называл его норлок. Когда-то, очень давно, находясь в изгнании, Сульг был ранен и отравлен этим зачарованным клинком и едва не отправился в Долину Серой реки. Тогда от смерти его спас Фиренц, собственной магией, магией дракона, уничтожив яд, бушевавший в крови норлока. Дракон наложил на меч собственные чары, вернул его Сульгу, ис тех пор норлок никогда не расставался с клинком.

Сульг провел рукой по мечу Фиренца, делая его невидимым, и убрал в ножны за спиной.


Как ни торопился норлок, по дороге к казармам он все же завернул к загону грифонов: взглянуть, как они провели грозовую ночь. Сильный ливень превратил выгул для молодняка в настоящее болото. Норлоки-всадники, совершившие накануне свой первый полет, по команде Брена перегоняли молодых грифонов в другой загон. Начальник лагерявыглядел так, словно не ложился спать со вчерашнего вечера. Его одежда промокла насквозь, в сапогах чавкала водa, но Брен не обращал на это никакого внимания. Гораздо больше его волновали восемнадцать грифонов, которые бродили, скользя по раскисшей земле, и никак не могли понять, чего от них добиваются.

– Куда вы их гоните? – орал Брен на загонщиков, которые, поскальзываясь и увязая в грязи, пытались направить грифонов в открытые ворота. – Куда?! Возьми одного за ошейник и веди, другие за ним пойдут!

Животные еще недостаточно хорошо понимали команды, но терпение начальника лагеря было воистину неистощимо. Он ласково похлопал по боку зверя и развернул его в нужном направлении. Когда грифон, щелкая клювом, побежал за остальными, Брен окинул взором загон и снова усмотрел непорядок.

– Белого заверни, белого! – заорал он, надсаживая горло и выкатывая глаза. – Ах чтоб тебя! – Шлепая по лужам, он устремился к воротам, громогласно изрыгая ругательства.

Айши покачал головой, перебирая в кармане засахаренные орешки.

Наконец драгоценных животных перевели в другой загон, ворота закрыли, и Брен устало оперся на длинный шест.

– Мясо привезли? – отрывисто спросил он у помощников. – Отлично. Покормим их через час.

Он заметил Сульга и торопливо направился к ограде.

– Молодые еще… но толк из них будет! – Он взглянул в сторону навеса, где норлоки привязывали грифонов к металлическим кольцам, вмурованным в каменную стену. Сульг усмехнулся: он прекрасно понимал, что речь шла не о всадниках. – Во время грозы они всегда немного нервничают, начинают драться. Все-таки следующий выводок надо брать помоложе… чтоб птенцы не старше пяти месяцев были. Чем раньше, тем лучше. Я б сам за ними и съездил. – В пронзительных глазах Брена появилось мечтательное выражение.

– Подумаю, – сказал Сульг. – Может, и съездишь.

Он похлопал Брена по плечу, кивнул Эйри, заляпанному грязью с головы до ног, но пребывавшему в прекрасном настроении, и направился к казарме, где его уже дожидался Тальм, держа в поводу оседланных лошадей.


Обычно норлоки путешествовали быстро, а в этот раз Сульг, торопясь вернуться в Доршату, рассчитывал проделать обратный путь еще скорее. Он решил, что двух коротких остановок в пути на постоялых дворах будет вполне достаточно, чтобы дать отдохнуть лошадям и добраться до города.

Воздух после ночной грозы был свеж и прохладен, сильный дождь прибил пыль, отдохнувшие лошади мчались, словно ветер. Несколько раз всадники обгоняли кареты, телеги и повозки торговцев: жители Акрима везли свежую речную рыбу в трактиры, которых на оживленном тракте было не счесть. На постоялых дворах рыбаки распаковывали обвязанные рогожей корзины, выкладывая перед придирчивыми хозяйками переложенную мокрой крапивой бьющуюся рыбу.

Сульг, погруженный в собственные мысли, почти не обращал внимания на дорогу и выплыл из задумчивости лишь к полудню. Уже видна была развилка: здесь от широкого торгового тракта отходила узкая дорога. Она вела к Бреру, стоящему на берегу большого озера, а потом терялась между выгоревших холмов, за которыми лежал небольшой городок Ратил. Крестьяне, копающиеся в огородах, из-под руки провожали любопытными взглядами трех всадников, летящих мимо них. Совсем скоро справа промелькнет поворот на Брер, дорога сделает небольшой поворот и серой лентой побежит в Доршату.

Гнедой внезапно на всем ходу споткнулся, нарушив ход мыслей хозяина. Тот рассеянно похлопал коня по шее, жеребец сердито мотнул головой и перешел на рысь. Айши и Тальм тут же придержали лошадей, вопросительно поглядывая на Великого норлока. Он нахмурился, чувствуя неуверенность в движениях коня, гнедой упрямо тряхнул головой и продолжил путь, но стоило перевести его в галоп, как жеребец снова споткнулся. Сульг остановился.

– Ну что такое? – недовольно осведомился он у лошади.

– Хромает на правую переднюю, – проговорил телохранитель, озабоченно хмуря брови. Он спрыгнул с седла так легко, словно и не провел полдня в бешеной скачке, приблизился к гнедому, похлопал по боку, присел и быстро ощупал ногу. Жеребец не отличался покладистым характером, однако Сульг давно заметил, что гнедой явно выделяет Айши среди других обитателей Серого Замка.

– Нога не повреждена, – доложил телохранитель, выпрямляясь. – Но когда я дотрагиваюсь до копыта, он весь напрягается.

Сульг негромко выругался сквозь зубы – задержка в пути была совершенно некстати. Надо же было произойти этому именно сейчас, когда нужно торопиться! Он спрыгнул с коня, Айши взял гнедого под уздцы и сказал ему что-то тихое и сочувственное на незнакомом языке. Сульг заставил гнедого поднять ногу и внимательно осмотрел копыто; конь прижал уши, беспокойно фыркая.

– Проклятье! – пробормотал норлок. Он отпустил ногу жеребца и укоризненно взглянул на гнедого. – Когда мы выезжали из Акрима, все было в порядке!

Он сел в седло, разобрал поводья, жеребец послушно двинулся в путь, но не прошло и нескольких минут, как снова пришлось остановиться. Айши тут же скатился с седла и, озабоченно хмурясь, бросил поводья Тальму, даже не назвав его «шанни».

Теперь Сульг действовал внимательнее: снова осмотрел копыто, снял перчатку и провел пальцем, надеясь обнаружить застрявшую колючку. Гнедой тут же прихватил хозяина за плечо – не больно, но достаточно решительно.

Сульг отпустил ногу коня, выпрямился и вздохнул: если не выяснить причину, лошадь можно потерять. О том, чтобы двигаться прежним темпом, не могло быть и речи: конь пошел медленной рысью, оберегая больную ногу. Норлок посмотрел вперед. Дорога разделялась: одна бежала меж холмов, уводя путников в Ратил, другая круто поворачивала и вела в Брер. Терять время не хотелось, но другого выхода, похоже, не было: надо заворачивать в Брер и отыскивать кузницу. Обычно кузнецы умели лечить лошадей или хотя бы могли назвать сведущего человека. Придется гнедого оставить на какое-то время в конюшне одного из постоялых дворов, там же взять другую лошадь, а за жеребцом послать уже по приезде в Доршату…

– В Брер! – хмуро скомандовал Сульг, когда норлоки поравнялись с развилкой.


Хевден покинул Белый дворец немного позже, чем планировал, – сначала пришлось потратить время, чтобы тщательно проверить список того, что следовало купить в лавке писца, потом – чтобы мягко, но твердо отказаться от услуг Тисана, который во что бы то ни стало желал помочь старшему переписчику донести все купленное из лавки. Список и впрямь получился внушительный, но Хевден решил, что возьмет с собой лишь то, что может понадобиться немедленно, а остальное доставит мальчик-посыльный. К тому же, с улыбкой напомнил Хевден, у Тисана нашлась срочная работа: следовало переписать заново каталог картин дворца. Помощник переписчика удалился раздосадованный, а Хевден направился по одной из аллей парка, чтобы покинуть Дворец через боковую калитку, которой обычно пользовались слуги.

Тихая и широкая Тисовая улица, застроенная солидными особняками, где жили не самые бедные люди Доршаты, выходила к центральной части города. Тут, в отличие от Респектабельной Тисовой, всегда было многолюдно и шумно: к модным лавкам и дорогим трактирам подъезжали кареты, в праздношатающейся толпе сновали разносчики воды, продавцы глазированных фруктов, менялы, карманники. Громко переговариваясь на незнакомых языках, глазели на великолепные дворцы и площади прибывшие в северную столицу караванщики и моряки, вереницей тянулись пилигримы, возвращающиеся из дальнего странствия: все они носили одинаковую серую одежду с нашитыми морскими раковинами, у каждого за спиной висела сумка, а на боку – дорожная плетеная фляжка. Во главе цепочки ковылял престарелый седобородый путник, опирающийся на узловатый посох. Когда почтенному старцу казалось, что глазеющий по сторонам народ недостаточно быстро уступает дорогу пилигримам, он, не задумываясь, принимался обрабатывать крепким посохом бока гуляк.

Возле бассейнов, перекрикивая шум фонтанов, звонкими голосами бранились прачки, поднимая на тележки корзины с мокрым, только что выстиранным бельем. Городские стражники, следуя мимо, сурово хмурились, однако вступать в перебранку не осмеливались: острые на язык женщины способны были вогнать в краску даже каменные статуи бассейнов.

Хевден миновал площадь Пяти Фонтанов и свернул на улицу Башмачников. Истошный крик заставил его поморщиться – нанятый владельцами общественных бань глашатай сообщал жителям Доршаты, что вода в банях уже горячая и все желающие могут проследовать в парилки и ванны. Летом вода для мытья нагревалась солнцем, поэтому городские бани начинали работать лишь с наступлением холодной поры. Дрова стоили недешево, и зимой роскошь ежедневной горячей ванны могли себе позволить разве что богачи. Тратить на топливо кучу денег хозяева бань не желали, поэтому грели воду один раз в день, к определенному часу и нанимали глашатаев, которые расхаживали по улицам и громогласно возвещали народу, что банщики ждут посетителей.

Хевден скупо усмехнулся. Этот обычай – посещать городские бани, появился не так уж давно. Сейчас в Доршате было около двадцати бань, но не потому, конечно, что в северной столице народ как-то особенно ценил чистоплотность. Лет пятнадцать назад на страну наложила лапу черная чума, приползшая из Наргалии. Страшная эпидемия бушевала восемь месяцев и унесла почти треть всех жителей Доршаты. Совет Шести опустошил городскую казну, покупая у чародеев Лутаки заклинания, останавливающие черную смерть, но чума продолжала собирать ежедневный урожай. Отчаявшись, Совет наконец снизошел до того, чтобы выслушать главу Ордена целителей, ветхого, явно выжившего из ума старикашку, утверждавшего, что вспышка болезни пойдет на убыль, если убирать вовремя городские свалки, вывозить и сжигать трупы, а еще – заставить граждан мыться почаще, смывая с себя дыхание чумы. Старикашка, прибыв на заседание, страшно кипятился и негодовал, видя скептические усмешки членов Совета. Но все же вскоре был выпущен указ, в котором говорилось, что каждый гражданин должен в обязательном порядке раз в пять дней посещать общественные бани. Тех, кто не желал следовать закону, городская стража доставляла на главную площадь, где подручные палача плетьми вбивали в жителей Доршаты любовь к чистоте. А спустя немного времени черная чума и впрямь уползла из города.

На торговой улице, носящей название улицы Башмачников, – по ней шел сейчас переписчик Белого Дворца, – можно было купить, само собой, не только башмаки. Множество лавчонок, открытых с раннего утра до поздней ночи, предлагали покупателям самый разнообразный товара румяные булки, кадгарские сладости в меду, кинжалы и Ножи, якобы с Восточного рубежа, неважного качества, зато сверх всякой меры изукрашенные полудрагоценными камнями, женские серьги, переливающиеся радугой шали, зеркальца в серебряных оправах, перстни и кольца из дешевого дутого золота.

Встречались здесь и лавки, торгующие магическим товаром. По традиции, возле дверей посетителей встречали вырезанные из дерева ярко раскрашенные драконы. Старший переписчик Белого Дворца бросил взгляд в открытую дверь одной из таких лавок: продавец громко убеждал покупателя, худого сутулого мужчину с унылым лицом, что товар доставлен из самого Аркаба.

– Ну куда же вы, почтеннейший? – голосил продавец, хватая покупателя за полы потертого черного камзола. – Куда? Ну хорошо. Хорошо! – Он оглянулся и понизил голос: – Не из Аркаба. О, вы человек проницательный! Вас, я вижу, не проведешь! Так и быть, только вам я открою правду! Не из Аркаба, из Лутаки. Сердце волка!

– Небось собачье? – Посетитель приподнял склянку, скептически разглядывая плавающее в жидкости сердце и покусывая обвисший ус.

Продавец поперхнулся от возмущения.

– Соба… Как можно, почтеннейший, возводить поклеп на честного продавца? Собачье! Да я никогда б не осмелился предложить постоянному покупателю подделку! Волчье сердце! Волчье! Вчера доставлено с нарочным из Лутаки. Если я скажу, во сколько мне это обошлось, почтеннейший не поверит! Я вам скажу, так вы удивитесь! Позвольте, я шепну вам на ухо! Сумма весьма значительная, чтобы говорить громко!

Продавец приподнялся на цыпочки и приблизил пухлые губы к самому уху покупателя. Услышав цену, покупатель изменился в лице и поспешно поставил склянку на стол, заваленный коробочками с волшебными благовониями, «раковинами судьбы» и хрустальными шарами для вызывания духов.

– Однако!

Продавец сокрушенно поцокал языком:

– Сердце белого волка, который все лето держал в страхе всю Лутаку, почтеннейший белл, конечно, слышал эту историю? И вот людоед убит, а сердце его, – продавец настойчиво всунул склянку в руки покупателя, – сердце его вы держите в своих руках! И никакого обмана! Видите вот тут, на скляночке, приклеен золотой ярлычок с печатью магов Лутаки? Печать свидетельствует о том, что товар – не подделка! Да вы и сами убедитесь в этом, как только поставите склянку рядом с супружеской кроватью! Ваша супруга будет потрясена пылом и страстью, которые, казалось бы, уже навсегда… э… в общем, почтеннейший белл меня понимает, не так ли?

Почтеннейший белл покряхтел, помялся, однако развязалобъемистый бархатный кошель и вытряхнул на стол несколько золотых монет.

– Сердце волка-людоеда, единственное во всем подлунном мире! – Продавец, угодливо кланяясь, проводил покупателя к выходу, затем вернулся в лавку, прибрал золото и вынул из-под стола еще одну склянку, в которой что-то плавало. Оглянувшись по сторонам, он вытащил из ящичка золотой ярлычок, лизнул его и ловко приклеил на сосуд.

– Сердце волка-людоеда! – проговорил продавец, любуясь. – Уже пятое за сегодня!

С этими словами он поставил склянку на окно.


Хевден дошел до конца улицы Башмачников и свернул в тихий проулок. Здесь находилась большая лавка письменных принадлежностей, которую держал шард по имени Хадар. Немногочисленное и весьма предприимчивое племя шардов, живущее на Побережье, занималось, как правило, торговлей, и Хадар не стал исключением. Много лет назад он рассудил, что в таком большом городе, как Доршата, Должно трудиться множество писцов, а стало быть, им понадобятся бочки чернил и связки перьев. Хадар решил поставлять в город самые лучшие перья, самый тонкий пергамент и отменные чернила, те, что изготовляют в монастырях сарамитов, – и не прогадал.

Когда Хевден вошел в лавку, хозяин собственноручно показывал кому-то из писцов, по виду – баттапцам, пергамент, по старинной моде окрашенный в пурпур. Увидев главного переписчика Белого Дворца, шард немедленно перепоручил баттапцев подручному, а сам поспешил навстречу Хевдену.

В лавке был огромный выбор товара, и переписчик обычно задерживался здесь надолго. На столах лежали самые разные пергамента: и дорогие, уже разлинованные, и совсем дешевые, грубо выделанные, с заклеенными трещинами – для тех, кто только осваивает ремесло. Для писцов небогатых у Хадара имелся запас пергаментов, уже использовавшихся ранее – специальными скребками с них удаляли старый текст. Вдоль стены тянулись полки, заставленные флаконами и бутылями с чернилами разных цветов и оттенков: густо-черными, изготовленными из черного ореха, алыми, сделанными на свинцовой основе, зелеными, голубыми, желтыми и даже фиолетовыми.

Возле окна светловолосый кудрявый юноша выбирал чернильницу, придирчиво разглядывая отполированный, оправленный в серебро рог, а на невысоком столике перед ним поблескивали расставленные в ряд пузатые металлические сосуды: переносные чернильницы.

Мальчишки-ученики, присев на корточки возле низкой полки, перебирали кусочки пергамента с образцами шрифтов: здесь были и округлые буквы старинных алфавитов, угловатые и ломаные руны старого письма норлоков, образцы орнаментов на полях, кадгарская вязь, закорючки странных букв Шендана, похожие на отпечатки птичьих лапок, и многое другое. Словом, в лавке Хадара можно было отыскать решительно все, поэтому он, когда слышал о конкуренции со стороны других торговцев, только усмехался.

Впрочем, были у Хадара и другие достоинства. Пока Хевден рылся в пергаментах, вручив мальчишке-помощнику список всего необходимого и велев доставить товар во Дворец сегодня же вечером, Хадар проводил к выходу покупателей-баттапцев и вернулся в лавку. Мальчишка проворно взбежал по лестнице вверх, держа в руках список: старший переписчик Белого Дворца обычно покупал немало.

Оставшись с переписчиком наедине, Хадар прошел за стойку, огляделся и распахнул невысокую неприметную дверцу, ведущую в другую комнату. Когда Хевден скрылся за дверью, шард прошелся по лавке, поправляя стопки пергаментов и связки гусиных перьев. Вскоре колокольчик на двери звякнул, извещая об очередном посетителе.

Им оказался норлок.

Хадар поклонился, бросил быстрый настороженный взгляд за его плечо, чтобы удостовериться, что за норлоком никто не идет, и жестом пригласил его следовать за собой.

– Хевден ждет тебя, – негромко проговорил Хадар и распахнул дверцу.

– Понятия не имею, почему ей взбрело в голову исчезнуть рядом с Серым Замком! – раздраженно проговорил норлок. – Разумеется, охранные заклинания мгновенно сработали, а через секунду там уже были «волки» внутренней стражи. Они обшарили каждый клочок земли!

– Заклинания активизировались в тот момент, когда уничтожили демоницу… – понимающе кивнул Хевден. – Видимо, она стояла совсем рядом с чертой. Следов крови единорога не осталось? – спросил Хевден.

Норлок отрицательно качнул головой:

– Я побывал там позже. Ничего не заметил. Возможно, о ее гибели еще не знают?

– Знают. Начальник тайной стражи послал ее браслет в Акрим, Сульгу. Ну а тот не мог его не узнать. – Хевден перевил задумчивый взгляд на окно, помолчал. – Она приносила ему важные сведения. Кто ее хозяин? Постарайся выяснить.

– Это будет нелегко сделать.

– Понимаю. Есть у тебя доступ в кабинет Сульга?

– Возле покоев постоянно дежурят «волки», и кроме того…

– Охранные заклинания на двери. Не пытайся их снять. Кто может заходить в кабинет без подозрений? Кроме Тирка, разумеется.

– Тальм и Айши.

– Отлично. – Глаза переписчика блеснули. – Как бы то ни было, сведения демоницы оказались драгоценными… Наш Орден много лет искал амулет суона… Сульг, верно, наводил справки у эльфов или драконов… – Он соединил кончики пальцев и усмехнулся: – Куда ни кинь – всем нужен древний амулет. Маги Аркаба, завладев им, немедленно развяжут магическую войну: чары драконов будут им не страшны. Норлоки, не питая иллюзий по поводу людей, подозревают, что рано или поздно те попытаются уничтожить их, как вир, используя запретную магию. – Переписчик взглянул на своего собеседника. – Ну, Орден… Мы должны первыми получить его. Маги Аркаба легко нарушают свои клятвы и обещания – кто помешает им из союзников стать врагами? Амулет даст нам защиту… Кому, кроме Сульга, известно о письме?

– Похоже, ни Магистр, ни Советник еще ничего не знают. В Сером Замке все как обычно.

– Хорошо. Сульг получил браслет и догадался, конечно же, что сведения стали известны еще кому-то…

– Он же не может отправиться за амулетом прямо из Акрима! Голодные земли – не то место, где можно разъезжать в одиночку! Волей-неволей придется вернуться в Доршату и подготовиться к путешествию. Это займет два-три дня, – проговорил норлок.

– Это займет гораздо больше времени. – Хевден отодвинул пергаменты, которыми был завален стол. – Сульг сейчас в Брере, и ему пока что не до амулета.

– В Брере? – В голосе собеседника прозвучало удивление.

– Да. Луберт накануне распорядился, чтобы туда были посланы усиленные патрули Белого Дворца: говорят, возле города бродят виры. Нужно было все предусмотреть, – пояснил переписчик.

Норлок кивнул. В руках его появился серый конверт.

– Переписка за неделю.

Хевден убрал конверт под плащ и поднялся.

– А если он ускользнет из Брера? – спросил норлок. Он тоже встал и накинул серый плащ.

– Вряд ли. Нам известно о каждом его шаге. – Хевден позволил себе улыбнуться, но тут же испытующе поглядел на собеседника, проговорил негромко: – Я рад, что ты с нами.


До недавнего времени Брер был небольшим, довольно грязным городком, раскинувшимся на берегу большого холодного озера, в стороне от оживленных дорог. Жители, неторопливые и спокойные, с лицами, выдубленными студеными зимними ветрами, занимались рыбацким промыслом, возили в Шармиш копченую и вяленую рыбу. Казалось, с-дьба уготовила Бреру участь навечно остаться всего лишь убогим и бедным захолустьем Доршаты: с плохо вымощенными улицами, ведущими от каменистых берегов озера к главной площади, с домами, невысокими и приземистыми, точно придавленными низко нахлобученными крышами, с маленьким пригородом, где селились ремесленники, огородники да мелкие торговцы. Но после последней войны все изменилось. Мимо Брера из Кадгара в Шармиш протянулся торговый тракт, и невзрачный городок начал стремительно преображаться. Старые дома надстраивались новыми этажами, украшались балкончиками, а новые возводили Непременно с большими террасами, уступами сбегающими на улицы – чувствовалось влияние архитектуры Шармиша, расположенного на морском побережье. Словно по волшебству появилось множество трактиров и постоялых дворов – от самых простых, где кормили сытно и незатейливо, до изысканных, для богатых путешественников, знающих толк в редких яствах. Для путешественников из Кадгара завели трактиры, обустроенные по вкусу жителей степей; устланные яркими коврами, заваленные мягкими подушками. Гостям подавали чай с лепестками роз, налитый в фарфоровые чашки, хрупкие, как яичная скорлупа, и фрукты, пересыпанные колотым сладким льдом.

Множество самого разного народа хлынуло в Брер, превратив захолустный городишко в шумный торговый город. И лишь норлоки никогда не селились здесь, предпочитая озерному краю морское побережье.


Приезжие давно перестали быть в Брере редкостью, и горожане, что толпились возле главных ворот с поднятой ржавой решеткой, не обратили на трех всадников никакого внимания. Разве что караульные – городская стража Брера назначалась Белым Дворцом – мгновенно узнали Великого норлока и вытянулись, провожая его глазами. Узкие улицы города были забиты людьми, лошадьми, телегами и каретами. Хлопали на ветру полосатые тенты, натянутые над балконами, кричали уличные продавцы, шныряли тощие помоечные псы, устраивая яростные драки прямо посреди мостовой. Серые форменные плащи норлоков не остались незамеченными: молодые женщины неизменно задерживали взгляд на смуглом черноволосом всаднике, который беззастенчиво разглядывал их, щуря черные глаза.

Сульг приезжал в Брер лишь дважды, каждый раз на короткое время, и почти не помнил города. Он придержал коня, оглядываясь кругом в попытке разобраться в расположении улиц.

– Что за праздник у них? – пробормотал норлок, с досадой отмахиваясь от продавца горячих каштанов, подскочившего к нему со своей маленькой переносной жаровней.

Айши задержал взгляд на двух девушках, разносчицах лимонада, что стояли на краю тротуара, придерживая большие запотевшие кувшины с напитком.

– Эй, красавицы! – окликнул он их, расплываясь в улыбке. – Украшение славного города! Что за торжество у вас сегодня?

Девушка толкнула в бок подружку, и они обе захихикали, прикрывая рты ладошками.

– Осенняя ярмарка, – выговорила одна, покраснев. Спутников Айши смешливые торговки словно и не видели. – Праздник Урожая!

– Неужели вы о нем не слыхали? Народу съезжается видимо-невидимо! Сегодня последняя ночь праздника, – бойко добавила вторая. – Самая веселая – на главной площади зажгут факелы, все будут пить вино, танцевать и развлекаться до утра! – Она бросила многозначительный взгляд на Айши. – Может быть, гость хочет отведать холодного лимонада? Прекрасно освежает в такой жаркий день…

– В другой раз, прелестная белл, – вкрадчивым голосом пообещал телохранитель. Тальм пренебрежительно фыркнул, а «прелестная белл» покраснела еще сильней: самые обычные слова Айши умудрялся произносить на редкость двусмысленно.

Он одарил торговок белозубой улыбкой и тронул коня вслед за Сульгом.

– Узнай, где здесь кузница, – по-прежнему хмуро приказал тот вестовому. Тальм огляделся и направил жеребца к открытому окну трактира. Сульг видел, как норлок спросил что-то у мужчины, сидевшего за столом возле самого окна. Не прекращая жевать, тот высунулся из окна, махнул рукой вдоль улицы и снова уселся за стол.

– Здесь неподалеку, в соседнем переулке, за площадью, – доложил Тальм, вернувшись. – Проехать еще немного вдоль улицы и свернуть налево возле сапожной лавки.

Сульг тронул коня. Гнедой двинулся с места неохотно, осторожно ступая по неровным булыжникам мостовой.

Айши тотчас занял привычное место слева и чуть позади, бросая по сторонам быстрые внимательные взгляды.

Тальму пришлось ехать сзади: улица оказалась узкой для трех всадников, и слишком много народу толкалось кругом.

Возле одноэтажного дома, над входом которого покачивалась кованая вывеска с изображением сапога и молотка, норлоки повернули. Эту улицу Сульг неожиданно для себя припомнил: она вела к небольшой площади, где раньше располагался рыбный рынок.

Вокруг кипела праздничная суматоха.

Возле небольшой лавки толпилось множество народу: хозяин распорядился выкатить прямо на улицу бочку вина, прислуга проворно расставила лавки и табуреты, хозяйка вынесла кружки – недостатка в желающих отведать терпкого вина нового урожая не было. Неподалеку шумела еще одна большая компания, на этот раз возле огромной, в рост человека, бочки с пивом. В дни большой осенней ярмарки городской Совет обычно сквозь пальцы смотрел на то, что виноторговцы и пивовары устраивали попойки прямо на улицах Брера; даже городские стражники, в чьи обязанности входило следить за порядком, обходя улицы, останавливались возле бочек пропустить кружечку-другую.

Сульг придержал коня: шаркая ногами, улицу неторопливо пересекал дряхлый старик в полосатом плаще-кафи, традиционной одежде агритов-проверялыциков монет. Под мышкой старый агрит держал плоский кусок белого мрамора. С той поры как Брер стал большим городом, он оказался привлекательным не только для торговцев, но и для фальшивомонетчиков, которые искусно подменяли в деньгах золото медью. Потому-то богатые купцы и караванщики возили с собой агритов-проверялыциков, каждый из которых имел при себе отшлифованный кусок белого мрамора. Вначале агрит проверял металл на зубок, и если монета вызывала подозрение, бросал ее на кусок мрамора, определяя качество сплава по звуку. Опытному проверяльщику достаточно было лишь провести ребром монеты по мрамору: по цвету линии, оставшейся на камне, он легко распознавал фальшивку.

Внезапно совсем рядом Сульг услышал слово «виры».

Он нахмурился: в Брере говорят о вирах? В этом городе, расположенном так далеко от границы Мглистых земель? Норлок отбросил задумчивость и выпрямился в седле. Мимо всадников, расталкивая прохожих, по запруженной улице пробиралась компания подвыпивших мужчин.

– Виры, говорю тебе, проклятые оборотни! – возбужденно тараторил один из них, светловолосый и толстый, в сирой полотняной куртке. Глаза его азартно блестели. – Сам слышал, эти твари бродят по дорогам, в последнее время многие их видели. Так близко-то к городу они, конечно, не подходили!

Сульг сумрачно взглянул на человека: люди всегда терпеть не могли вир именно из-за их способности к оборотничеству.

Мужчина равнодушно скользнул взглядом по норлоку и продолжил:

– А сейчас они зашли в город! Нет, это не к добру!

– Не пойму одного – как виры миновали городскую стражу на воротах? – проговорил другой, отпихивая с дороги мальчишку-попрошайку. – Дармоеды-стражники день-деньской точат лясы с девицами! – Он понизил голос: – Вот и пропустили! Или напились, вина-то в дни праздника – хоть залейся! Да пройди мимо стражи все маги Аркаба – они и их бы не заметили!

– Говорят, если вир в облике человека – его нипочем не отличить!

– Оборотни, одно слово! И если нападет этакая тварь, да укусит…

– Дотронутся до человека и тут же в него и превращаются!

– Дай дорогу! – сердито рявкнул Айши. – И придержи язык, ты, толстый! Виры – не обычные оборотни, чтобы нападать и кусаться!

– Что-то нет охоты это проверять! – бойко ответил толстяк, оглядываясь на товарищей.

– Кусаются или нет, а нечисть есть нечисть! – подхватил его приятель. – Обычные или не обычные – какая разница! Все одно! А Указ об уничтожении оборотней в Доршате еще никто не отменял!

Компания, прокладывая путь в толпе, обогнала медленно едущих норлоков и скрылась в переулке, ведущем к площади. Сульг проводил их тяжелым взглядом. Бессмысленно-агрессивные разговоры людей о вирах всегда раздражали его. Но как могли виры появиться в городе? Сдерживаемые силой чужой магии, рассеянные по окраинам страны, словно племя гоблинов, почти полностью уничтоженное когда-то норлоками, виры очень давно не напоминали о себе. Всадники свернули в переулок и оказались на краю большой шумной площади – одной из трех торговых площадей Брера.

Тут было многолюдно: на высоком шесте колыхался синий флаг, оповещающий о начале торга. Поздним вечером флаг снимут и ярмарку объявят закрытой, а пока что здесь яблоку негде было упасть. Тянулись длинные ряды торгующих рыбой, зеленью, дичью, пряностями, неторопливо прохаживались хозяйки в сопровождении нагруженных корзинами слуг, привлекали внимание яркими необычными нарядами приехавшие в Брер караванщики, толкались оборванные бродячие жрецы никому не известных орденов и монастырей, бродили угрюмые сарамиты из охраны караванов, шныряли стайки подростков-карманников.

Сульг разглядел жестяную вывеску кузницы с изображением наковальни и молота, тронул было коня, но случайно бросил взгляд в дальний конец площади, запруженной народом, – и замер, не веря своим глазам. Виры?

Норлок мгновенно забыл о кузнице. Он снова тронул коня, направляя вдоль торговых рядов, гнедой недовольно фыркнул, но подчинился.

Зеваки держались от оборотней на расстоянии, разглядывая с любопытством и опаской. Не будь они вирами, достаточно было бы одного слова, первого брошенного камня, чтобы толпа кинулась на несчастных и растерзала в клочья. Но пока что горожане боялись, зная, что, коснувшись чело-вика, виры могли взять его облик, – никто не хотел быть первым. Толпа гудела и волновалась: задние ряды напирали на тех, что стояли впереди, те, бранясь во все горло, старались сдерживать напор.

Гнедой заупрямился. Сульг толкнул его коленом, конь сделал несколько шагов, осторожно пробираясь меж людьми, и снова остановился, настороженно прядая ушами. Айши, изобретательно ругаясь сквозь зубы, поспешно стал рядом.

Привстав на стременах, Сульг разглядывал вир: двое, оба в облике людей. Один выглядел как мужчина средних лет, другой казался довольно пожилым. Он озирался по сторонам с недоумением человека, которого внезапно разбудили, и он, проснувшись, обнаружил себя в незнакомом месте, окруженном враждебно настроенными людьми.

– Как они сюда попали? – пробормотал Тальм.

– Виры, гляди-ка! – проговорил кто-то неподалеку. – Ишь…

Молодой вир медленно повернул голову на звук голоса.

Сульг вспомнил, как Фиренц, знающий их гораздо лучше, чем Великий норлок, рассказывал, будто виры не знали, что такое языковой барьер. Им достаточно было всего лишь послушать незнакомый доселе язык, и они легко понимали его и могли свободно изъясняться.

Толпа испуганно колыхнулась.

– Держитесь от них подальше! Следите, чтобы они не прикоснулись к вам!

– Забить камнями проклятых оборотней!

Вот оно.

Сульг невольно обернулся на крик, чувствуя, как собственное раздражение сменяется яростью, вызванной жалостью к вирам, давным-давно изгнанным из Доршаты, и неприязнью к людям, в голосах которых слышался азарт, словно в лае собак, напавших на след раненого зверя.

Виры явно чувствовали себя неуютно посреди шумной толпы, но всякий раз, когда они пробовали пошевелиться, их удерживали на месте с помощью длинных палок.

– Осторожней, не прикасайтесь к нему! – закричал кто-то, когда старый вир, подтолкнутый шестом в спину, сделал несколько неуверенных шажков вперед. – Держите тварей на расстоянии!

– Забить камнями или заколоть, пока не поздно! Пока эта зараза не распространилась по всему Бреру!

Сульг стиснул зубы. Он напомнил себе, что город находится под властью Белого Дворца и, что бы тут ни происходило, вмешиваться было бы крайне неразумно. Самое лучшее, что можно было сделать, – немедленно покинуть площадь. Норлок взглянул поверх человеческих голов: если появится кто из городской стражи, можно приказать им увести вир с площади.

– Говорят, возле Шармиша тоже видели вир, – донесся возбужденный голос. – Но не успели убить, и они убежали. Нужно не сводить с них глаз, иначе они превратятся и улизнут!

– Все виры – колдуны! Небось по ночам роются на кладбищах! – подхватил второй. – Мало ли какую заразу они принесли.

– Заколоть и выбросить в ров за городом!

Внезапно Сульг почувствовал яростный зов меча Фиренца, ощутил тяжесть клинка за спиной. Норлок тронул коня, прокладывая дорогу сквозь толпу, но вскоре пришлось остановиться: лошади боялись вир пуще огня и ни за что не подошли бы к ним близко.

– Дайте вирам выйти за стены города, они уйдут, – приказал он, кляня себя за то, что не удержался и вмешался в эту историю.

Люди на мгновение притихли, разглядывая незнакомца.

– Как же, уйдут! – крикнул голос из толпы.

Молодой вир перевел взгляд на норлока. Внезапно Сульг увидел, как дымчатые глаза оборотня загорелись беспокойством, затем сузились, как у кошки перед прыжком. Вир сделал шаг вперед, один, другой, толпа испуганно отхлынула, второй оборотень скользнул вслед за первым: он находился в теле старика, но движения его были быстрыми и точными, как у зверя.

Гнедой Сульга неожиданно шарахнулся в сторону, будто его кольнули шилом в бок, норлок едва сдержал коня, не отрывая глаз от вир, которые легко прокладывали дорогу в толпе, не обращая внимания на тычки шестами. Конь Айши резко дернул головой, не слушаясь поводьев.

– Это из-за вир, – бросил Сульг. – Лошади их боятся! Выбирайтесь из толпы!

Оба вира направлялись именно к норлоку. Они проскальзывали между людей, словно вода через песок, ухитряясь даже в густой толпе никого не задеть. В целеустремленности оборотней чудилось что-то зловещее.

Чем ближе подходили виры, тем сильнее беспокоился гнидой, не обращая внимания на окрики хозяина. Если обезумевший от страха жеребец начнет биться в толпе, то покалечит всех, кто окажется поблизости! Проклиная все на свете, Сульг спрыгнул с коня, крепко ухватив его под уздцы. Айши тут же оказался рядом, бросив поводья Тальму.

– Держите оборотней! – закричал кто-то.

Мгновенно вспыхнула паника. Словно кто-то нажал на людей, что стояли сзади, – толпа хлынула вперед, сминая и сбивая с ног тех, кто находился в центре площади. Те, кто оказался неподалеку от вир, бросились назад, боясь прикоснуться к оборотням, но сзади все напирали, вытесняя людей в переулок, перегороженный телегами. Образовалась свалка; визг, ругань, треск слились в один рев. Сульг почувствовал, как людской поток подхватил его и потащил, отшвырнув в сторону Айши и Тальма. Он выпустил повод из рук, и гнедой заржал, теряя хозяина. Хрустели ребра, мелькали исказившиеся, красные от напряжения лица с выкаченными глазами, не удержавшись на ногах, упал один человек, потом второй, их тотчас же вмяли в землю, и снова закружилась круговерть, сталкивая и растаскивая людей. Норлок изо всех сил старался удержаться на ногах: стоит упасть – и тотчас же затопчут! Он оглянулся: Айши был не очень далеко, но давка не давала ему сдвинуться с места, и Сульг слышал, как телохранитель изрыгает проклятия, пытаясь пробиться к нему сквозь обезумевшую толпу. Но идти против человеческого потока было невозможно. Внезапно толпа, точно гигантская волна, отхлынула, оставляя размазанные по булыжникам липкие красные полосы и клочья одежды, выбросила тело одного из вир, затоптанного людьми, другого вышвырнула почти вплотную к норлоку. На мгновение Сульг увидел дымчатые глаза совсем близко, оборотень протянул к нему руку, но тут же исчез, смятый давкой.

– Вир превратился!

Паника вспыхнула с новой силой. Обезумевшая толпа отбросила Сульга и протащила в сторону проулка. Несколько раз он спотыкался, чувствуя под ногами что-то мягкое, живое и пробиваясь к краю толпы, чтобы выбраться на боковую улицу. Человеческая волна, захлестнувшая норлока, протащила его почти до конца улицы и разбилась о высокую каменную ограду какого-то храма, оставив на земле несколько человек – помятых, испуганных, в разорванной одежде, но живых. Рядом с Сульгом рухнул старик с седыми всклокоченными волосами, стоявшими дыбом. Горожанин пробормотал что-то, поднимаясь с земли, и, хромая, поспешил прочь, то и дело испуганно оглядываясь в сторону площади, где все еще кипела давка.


Норлок сделал несколько шагов, остановился и посмотрел по сторонам, пытаясь сориентироваться в малознакомом городе. Узкая улица, вымощенная растрескавшимися каменными плитами, шла под уклон и вела, скорее всего, к озеру. Похоже, она сохранилась неизменной с тех пор, когда Брер еще был бедным рыбацким городком: грязная, с забитыми сточными канавами и кучами отбросов возле низких домов. Чуть дальше тянулась длинная серая стена какого-то храма, в вырубленных в камне нишах стояли погасшие грубо выкованные фонари.

Сульг вспомнил о вирах и с досадой тряхнул головой: оборотни стремились добраться именно до него! Необыкновенно чувствительные к магии, они, конечно же, почуяли меч Фиренца. Кляня себя за глупую оплошность – как можно было упустить из виду, что магия дракона так сильно действует на оборотней! – Сульг поправил плащ и двинулся вверх по улице, чтобы отыскать Айши и Тальма. Он успел сделать всего несколько шагов.

Навстречу из переулка вынырнули четверо. Они шли быстро и целеустремленно, словно разыскивая кого-то, и эта деловитая собранность внезапно показалась норлоку подозрительной. Что-то в облике людей насторожило его, показалось опасным. У всех четверых была выправка солдат, а под плащами угадывалось оружие. Еще не осознавая, зачем он это делает, норлок шагнул назад и скрылся в тени дома, в нише, за каменным изображением толстой озерной богини, покровительницы рыбаков.

Следом за четверкой спешили два солдата городской стражи, одного Сульг узнал сразу же: этот рыжий детина стоял на воротах, когда норлоки въезжали в Брер.

– Меньше вопросов, солдат! – рявкнул высокий мужнина, останавливаясь. На его груди блеснула сержантская бляха. Двое караульных тоже остановились. – Это приказ Белого Дворца! Ваше дело не обсуждать, а исполнять! Вир, проникших в город, уничтожить! Точно известно, что один из них остался в живых. Он принял облик…

Сержант многозначительно поднял брови, и караульные одновременно кивнули.

– Ясно? Вы знаете, чей, правда? Это произошло только что, на городской площади. Вы что, не видели, какая паника началась? Сколько народу покалечило в давке? Четверых затоптали в толпе насмерть, размазали по камням. Люди испугались! Вир в таком обличье – это смута, угроза порядку. Может вспыхнуть мятеж – почему нет? Этого допустить нельзя! Наш долг – разыскать перевоплотившегося вира и уничтожить согласно Указу об оборотнях. Ясно? Рыжий переступил с ноги на ногу.

– Я видел его, – угрюмо пробормотал он. – Сегодня, после полудня. Он проезжал через главные ворота.

– Подумай хорошо, солдат. – Сержант понизил голос, глядя рыжему прямо в глаза. – Ты ошибся. Ты никак не мог видеть его. Его нет в Брере. Есть только вир, принявший чужой облик! Его нужно уничтожить, пока не поздно!

Стражник отвел взгляд.

– Великого норлока нет в Брере,– продолжал сержант негромко и твердо. – Пораскинь мозгами: что ему здесь делать? Это вир. Перевоплотившийся оборотень, точь-в-точь похожий на военачальника Доршаты. Понятное дело, норлоки, как узнают об этом случае, прибудут сюда, чтобы изловить и уничтожить вира, но… – Он выпрямился и поглядел на одного караульного, потом на другого. – Патрули Дворца не должны оставаться в стороне. У нас пакт с Серым Замком – мы помогаем друг другу.

– Мы должны уничтожить вира раньше, – прибавил второй, поправляя плащ. На кожаном доспехе тускло блеснул силуэт золотой птицы.

– Да он уж небось из города-то смылся! – сказал второй караульный. – Праздник же, народу везде – тьма! Прошмыгнул за ворота вместе с толпой, да и…

– Вир не выйдет из города. – Сержант бросил внимательный взгляд на рыжего – тот упорно разглядывал землю под ногами. – Указ об уничтожении оборотней: Брер закрыт с этой минуты. На городских воротах стоит доршатская стража. На улицах – девять нарядов патрулей. Они прочешут все улицы частым гребнем. Ни одна вошь не проскочит.

– А эти двое? – тоже понизив голос, спросил второй стражник. – Те, что приехали вместе с …э… с виром? Один такой смуглый и черноволосый…

– Телохранитель, головорез из Лутаки. – Сержант сплюнул. – Не суйся к нему в одиночку. Он тебе кишки выпустит раньше, чем ты рот откроешь! Пусть эти двое не волнуют вас, – прибавил он. – Это уж наше дело. Считай, что их уже нет в Брере. Ясно?

Сержант кивнул своим спутникам и направился было к площади, но задержался и взглянул на рыжего стражника.

– Ищи, солдат! – приказал он. – Если не хочешь тор-рать всю жизнь в этом городишке. Если хочешь вернуться в столицу. Это ваш шанс.

Он повернулся и зашагал, звякая подкованными сапогами по булыжникам. Солдаты двинулись следом.

– Вир-оборотень! – Караульный с отвращением сплюнул на землю. – Как можно разговаривать с соседом, коли не знаешь, он это или проклятый вир!

– Вир, да… – подтвердил рыжий в раздумье, глядя вслед патрулю. – Приказ Белого Дворца…

– Вот именно, что приказ, – веско сказал другой. – И сержант правильно сказал: это шанс! Ты как хочешь, а я уж его не упущу, не каждый день выпадает возможность в Доршату перевестись! В столице служить не в пример лучше, да и денег в тамошнем гарнизоне будут платить больше. А Брер у меня уже в печенках сидит! Вира приказано изловить и убить, а тому, кто…

– А если это не вир? – выпалил рыжий. – Если не оборотень? И мы убьем… ну ты сам знаешь кого. Что тогда?

– Ну и что тогда? – с досадой переспросил другой.

– Нас казнят за убийство, вот что тогда!

– Тьфу! Раскудахтался! Ну стой тут да трясись со страху!

Караульный резко повернулся и зашагал к площади, рыжий, поколебавшись, направился за ним.

Сульг дождался, пока шаги затихнут, опустился на невысокий постамент, прислонившись спиной к ногам каменной богини, и прикусил губу, размышляя. Вир, который принял его облик? Патрули Белого Дворца, оказавшиеся в Брере на удивление вовремя? Уничтожить перевоплотившегося вира – кто отдал такой приказ?

Он поднялся и, не покидая своего укрытия, внимательно оглядел пустынную улицу. С площади доносились голоса, вдали слышались звонкие удары молота о наковальню.

Теперь отыскать Айши и Тальма будет сложнее, чем он предполагал. Что с ними могло произойти? Патрули, прибывшие из Доршаты, без сомнения, знают в лицо и телохранителя и вестового Великого норлока. Слова сержанта «пусть эти двое не волнуют вас» до сих пор звучали в ушах. Но искать вестового и телохранителя сейчас небезопасно. В первую очередь следовало выскользнуть из города и сделать это как можно скорее: по улицам Брера рыскали патрули Белого Дворца.

Сульг еще раз огляделся и, держась в тени домов, двинулся туда, где его будут искать в последнюю очередь, – на берег озера.


Огромное холодное озеро покоилось в каменном ложе. Свинцовая гладь простиралась почти до горизонта, где серая вода смыкалась со свинцовым небом.

Невысокие скалы тянулись вдоль берега, вдалеке, возле причала качались на воде рыбацкие лодки.

Сульг прошел немного по каменистому берегу, завернул за выступ скалы и уселся на камень.

В памяти всплывали то бездумные глаза вира, то недавний разговор солдат, то вспоминалось лицо старшего переписчика Дворца с вечно опущенным взглядом и негромким голосом.

Две лодки медленно скользили по воде, направляясь к причалу. Сульг проводил их рассеянным взглядом, продолжая размышлять. В городе – последний день праздника. Всю ночь будет кипеть веселье, а завтра те, кто живет за городской стеной, потянутся домой. Вряд ли их всех будут выпускать через одни ворота: поднимется бунт, усмирить который не смогут все патрули Белого Дворца. Во время утренней толчеи и надо во что бы то ни стало покинуть город – Брер не настолько велик, чтоб можно было долго скрываться, тем более если за поимку вира пообещают награду… Сульг прищурил глаза.

Здесь, далеко от Доршаты, в лицо его знают разве что патрули Белого Дворца. Городской страже, конечно, дано подробное описание… но кого они ищут? Высокого темноволосого мужчину в сером плаще, норлока. Местные жители незнакомы с норлоками, вряд ли отличат их от людей с первого взгляда. Чтобы не попасться страже, следовало стать невидимкой… или тем, кто не привлекает к себе внимания.

Продолжая раздумывать, Сульг вынул из ножен меч и положил рядом. В рукояти поблескивали три камня, глубоко утопленные в темное серебро. Норлок терпеть не мог богато украшенного оружия, но это были не обычные драгоценности, а «камни воина», они оберегали в бою, хранили от ран, останавливали кровотечение. Темно-красные, почти черные, драгоценные камни появились в рукояти меча накануне битвы с кадгарцами: Великий норлок почти не надеялся тогда вернуться живым с акримской равнины.

Камни стоили целое состояние – за один вполне можно было приобрести хороший дом в Доршате. Правда, для этого нужно вначале постараться их продать: каждый «камень воина», как большая редкость, заносился в особые реестры ювелиров, и торговцы драгоценностями были прекрасно осведомлены, кому они принадлежат.

Сульг мгновение глядел на мерцающие камни, потом вынул нож. отпорол от подкладки плаща кусок тонкой мягкой кожи и быстрыми взмахами лезвия распустил на полосы. Он аккуратно обмотал кожаной лентой рукоять меча: теперь драгоценные камни и старинное серебро не привлекут любопытного взгляда. Потом норлок отложил клинок в сторону, расстегнул серебряную застежку и снял плащ: темно-серый, тонкий и теплый, отделанный черным мехом.

Ломая голову над тем, как выбраться из города, он безжалостно спорол дорогой мех и, скомкав, швырнул под скалу, Потом проверил карманы куртки. Великий норлок не имел обыкновения носить при себе деньги: когда приходилось уезжать из Доршаты, на постоялых дворах обычно расплачивался Тальм, получавший для этого определенную сумму. Денег в карманах не обнаружилось, зато нашлась маленькая серебряная коробочка, украшенная ромбом из переплетенных листьев – знак дома эльфов Тисса. Сульг набрал на палец каплю густой желтой мази, похожей на засахарившийся мед, поднял клинок. Тусклая сталь отразила хмурые серые глаза, сдвинутые темные брови. Он осторожно нанес эльфийское зелье на татуировку на скуле и вскоре ощутил знакомое легкое пощипывание: знак «волка» исчезал. Сульг невольно усмехнулся – эльфы знали свое дело!

Норлок еще раз проверил карманы, надеясь отыскать хоть монетку, хотя знал, что это бесполезно. Конечно, нечего было и думать о том, чтобы искать ночлег в людном месте: под предлогом поисков вир патрули прочешут все постоялые дворы и гостиницы, перевернут вверх дном каждый трактир, но деньги бы не помешали…

Сульг вздохнул, подумав, что могло произойти с Таль-мом и Айши, поднялся с камня, накинул плащ, спрятал в карман коробочку и перстень с печатью «волков», вложил меч в ножны и медленно пошел вдоль берега, невидимый из-за огромной, нависшей над берегом скалы.

Каменистый берег постепенно переходил в песчаный, заросший ивняком. Показались убогие хижины, сараи, загоны для свиней: невзрачная окраина Брера, где не было ни трактиров, ни постоялых дворов, ни нарядных улиц. Тянулись покосившиеся изгороди, сохли рыбацкие сети, копались в кучах мусора тощие псы. На длинных мостках две женщины полоскали белье, переговариваясь громкими звонкими голосами. Норлок издали наметил место, где можно будет укрыться, – подальше от людей, там, где заросли ивы на песчаной косе были особенно густыми. Чтобы пробраться туда, придется дожидаться темноты, иначе кто-нибудь заметит чужого. Закончив полоскать, женщины сошли на берег и поставили на песок тяжелые корзины с мокрым бельем, продолжая болтать. Обе они были молодыми; одна, поправляя серый платок, повязанный сложным узлом, рассказывала что-то смешное и заливалась смехом. Другая, невысокая и темноволосая, посмеивалась в ответ, вытирая мокрое лицо пестрым платком. Они долго болтали, прежде чем расстаться; женщина в сером платке, сгибаясь под тяжестью корзины, побрела по дороге, ведущей прочь от озера. Другая, все еще улыбаясь, направилась вдоль берега, и норлок выругался про себя, с опозданием сообразив, что сейчас она пройдет совсем рядом и, конечно же, заметит его.

Поравнявшись с Сульгом, женщина бросила на него быстрый взгляд и улыбнулась.

У нее были большие золотистые глаза и смуглая кожа, точно тронутая летним ласковым солнцем. Черные волосы выбивались из-под чепца и кольцами падали на полную шею, украшенную ниткой дешевых бус.

Норлок заметил вспыхнувший интерес в ее глазах и тут же с большой готовностью улыбнулся в ответ.

Кажется, ему не придется сегодня спать на берегу.

Глава шестая

СКИНХА

В десятый раз за это солнечное осеннее утро «золотая» Бретта мысленно пожелала собственному мужу заболеть чумой или желтой лихорадкой, а лучше – тем и другим одновременно – и немедленно умереть самой мучительной смертью, какая только существует на свете. К сожалению, ее проклятия не обладали нужным воздействием. Муж, живой и – Бретта была в этом уверена – совершенно здоровый находился в Баттапе, а сама она сидела рядом с Лубертом в устланной кадгарскими коврами ложе, положив руки на раззолоченный барьер и чувствуя на себе сотни глаз, устремленных с соседних балконов и лож. Придворные Белого Дворца догадывались об отношениях Бретты и Луберта, но пищи для злословия имелось пока что немного: на людях брат с сестрой держались безупречно.

Праздник Середины года длился в Доршате шесть дней и традиционно заканчивался конными состязаниями, после чего город возвращался к будничной жизни почти до весны: небольшие зимние торжества обычно не собирали столько народу. Как всегда, на большом поле возле устья реки возвели деревянные ложи для знатных гостей, простой же люд толпился за барьерами, наблюдая за выступающими всадниками. Чуть дальше пестрело множество шатров и палаток, где продавали напитки, съестное и всякую всячину: бусы из ракушек и раскрашенных камней, деревянные игрушки, глиняную посуду, платки, шали и дешевые оловянные зеркальца. Тут же бродили актеры-кукольники с огромными коробами, фокусники, жонглеры, певцы и даже лекари-зубодеры, бренча в мешке инструментами, зловеще похожими на орудия пыточных палачей.

День состязаний выдался по-летнему солнечным. Ветерок осторожно покачивал тяжелые кисти навеса, укрепленного над ложей, где сидели Бретта и Луберт. В верхней ложе, над которой колыхались тяжелые флаги, виднелась фигура Наместника. Ниже, на террасах, расположенных ярусами, балконы пестрели яркими нарядами дам, золотым шитьем мундиров и причудливыми одеяниями заморских гостей.

На песчаной арене лучшие наездники Доршаты демонстрировали собравшимся искусство выездки: кони исполняли пируэты, пересекали площадку коротким галопом, склонялись перед ложами на одно колено. Здесь же по окончании выступлений должны были начаться скачки, в ожидании которых множество шныряющих в толпе букмекеров и жуликов уже принимали ставки.

– Бокал вина, дорогая сестра? – осведомился Луберт, делая знак молчаливому вышколенному пажу, стоявшему поодаль с кувшином в руках. – Охотно, – отозвалась «золотая» Бретта и в одиннадцатый раз мысленно пожелала мужу умереть от чумы. Или от кровавого поноса – для разнообразия.

Если бы Сайраса не понесло летом в Баттап, она сидела бы сейчас в ложе с ним, а не с Лубертом. Муж, конечно, тоже небольшое счастье, но все же лучше, чем братец! Кроме того, тогда в ложу можно было бы пригласить Тинчера, веселую Йору и еще кого-нибудь из дам. С Тинчером никогда не бывало скучно, даже Сайрас иной раз оттаивал и улыбался в ответ на какую-нибудь его остроту! Но мужа нет, и по этикету Бретте положено сидеть в ложе с братом. Чума на весь дворцовый этикет!" Бретта заставила себя улыбнуться, она всей душой надеялась, что разговор с Лубертом издалека, с соседних балконов, смотрится именно как дружеская беседа брата и сестры. Луберт дождался, когда слуга отойдет, улыбнулся и протянул бокал Бретте: всем, кто не знал его так хорошо, как сестра, улыбка вполне могла показаться добросердечной. Бретта пригубила вино, лениво разглядывая противоположные ложи. Слева, возле арены, сидели вельможи из Наргалии, прибывшие в Доршату вместе с супругами. Каждому знатному наргалийцу разрешалось иметь трех жен, и ложа была битком набита смуглыми темноволосыми женщинами, большинство из которых, пожалуй, даже имели бы успех в доршатском обществе, если бы не странный наргалийский обычай красить зубы замужних женщин в красный цвет. Неподалеку от наргалийцев блистали нарядами придворные дамы, Бретта разглядела Йору – подруга лакомилась финиками, – старую сплетницу Эрайн, сидевшую с поджатыми губами, несколько своих фрейлин, среди которых выделялась благообразная белл Кволла, седая, величественная, с добродушным круглым лицом – Хранительница нарядов Бретты, а по совместительству шпионка Луберта, докладывавшая ему о каждом шаге сестры. Бретта мирилась с ее присутствием в собственных покоях, стиснув зубы, – вывести из себя белл Кволлу было почти невозможно, зато Хранительнице нарядов удавалось изрядно бесить «золотую» Бретту.

Рядом с фрейлинами сидел Тинчер, веселя дам оживленной болтовней, бросая в сторону Бретты сочувственные взгляды; в верхней ложе виднелся Наместник, время от времени довольно поглядывавший на Луберта и Бретту. Она не сомневалась, что отец испытывает огромное удовольствие, усадив их в одну ложу: улыбки, которые дарили друг другу брат и сестра, могли обмануть кого угодно, но только не его.

Возле самой арены стояли гвардейцы Дворца, все, как на подбор, рослые и светловолосые. На нижней террасе сидел начальник Дворцовой стражи Лоринг, невозмутимый темноглазый красавец, словно магнитом притягивавший взгляды женщин. «Золотая» Бретта вздохнула: он всегда держался так, будто и не подозревал о впечатлении, которое производила на людей его внешность. Было время, когда она сама, теряя голову от неразделенной любви, настойчиво преследовала его, требуя взаимности, но умный и осторожный Лоринг избежал притязаний с необыкновенной ловкостью, ухитрившись при этом остаться с Бреттой в наилучших отношениях.

Очередной всадник закончил выступление, продемонстрировав великолепную выучку своего вороного коня. Громкие аплодисменты заставили жеребца испуганно прижать уши.

Бретта тоже награждала ловких наездников то улыбкой, то парой аплодисментов и при этом всей кожей чувствовала устремленные на них с Лубертом пытливые взгляды. Она улыбнулась и поправила выбившийся из прически золотой локон.

– Конечно, правящие Наместницы не редкость в истории Белого Дворца, – Луберт пригубил вино, продолжая начатый разговор, – но их правление всякий раз заканчивалось печально, дорогая моя сестрица!

Он улыбнулся и получил от Бретты не менее сердечную улыбку в ответ.

– Спасибо за напоминание, Луберт, я тоже читала летописи и неплохо знаю историю Доршаты.

– Азарию убил собственный племянник – глупая женщина оставила ему жизнь из жалости, вместо того чтобы убить во младенчестве или, на худой конец, бросить в подводные темницы Драконьих скал. Сколько бы там протянул ребенок? Не больше двух-трех дней… заметь, умер бы сам. И руки Азарии были бы чисты! Вот так. А чем все кончилось? Мальчишка вырос и отплатил тетке тем, что купил у чародеев в Лутаке парочку Запретных заклинаний.

Луберт, развалившись в кресле, лениво похлопал закончившему выступление всаднику.

– Наместница Тучата, что правила Доршатой лет за сто до Азарии, продержалась на троне всего два года – своего рода рекорд! Разумной женщиной ее не назовешь, не так ли? – издевательски поинтересовался он. – Зачем же начинать правление с казни собственного мужа? А скоропалительное замужество, что последовало за этим? Совет Дворца не мог это одобрить и… ну, ты сама знаешь, дорогая. Печальная судьба и в высшей степени поучительная история.

У Бретты от злости загорелись щеки, но она надеялась, что появившийся румянец спишут на оживление. На языке у нее вертелось острое словцо, но она сдержалась и с улыбкой скользнула взглядом по балконам.

– Успокойся, Луберт, – произнесла «золотая» Бретта, отщипнув ягодку от кисти винограда – его доставляли в Доршату из Баттапа. – Я не собираюсь претендовать на то, на что у меня нет прав. Я не наследница, не понимаю, откуда у тебя такие мысли. Все, что я хочу, это сохранить свой маленький двор, своих фрейлин и остаться в Доршате. Если тебе это не нравится – что ж, я уеду и стану жить в замке мужа. Луберт замолчал, обдумывая слова сестры, затем бросил проницательный взгляд поверх бокала.

– Рад слышать это, – осторожно проговорил он. – Да, конечно, я бы предпочел, чтобы ты, вместе со своим двором, оставалась в Доршате.

«У тебя на глазах», – добавила мысленно Бретта и чуть улыбнулась. Она внимательно оглядела ложу напротив, где сидели приглашенные норлоки: богатые семьи Доршаты, влиятельные лица Серого Замка. Советник по финансам оживленно переговаривался с Болфортом, находившимся в соседней ложе, бриллиантовые перстни Советника переливались радугой. Сульга среди норлоков не было.

– Я рассчитываю на твое благоразумие, Бретта, – подчеркнуто проговорил Луберт. – Сама понимаешь, в противном случае злые языки тут же смешают твое имя с грязью. Ты и так достаточно скомпрометировала себя тем, что живешь отдельно от мужа. Подмоченную репутацию не спасешь, никто не заступится за тебя. – Луберт довольно улыбнулся.

– Богатое же у тебя воображение, братец! Добавь еще, что по ночам я пью кровь девственниц. Или развращаю маленьких мальчиков!

Луберт усмехнулся.

– Хорошая мысль! – сказал он. – Использую ее как-нибудь.

Бретта сделала знак слуге, тот неслышно приблизился, налил из кувшина освежающий напиток.

Йора, чувствуя, что у подруги происходит неприятный разговор, беспокойно ерзала на месте. Бретта улыбнулась ей и устремила взгляд на арену: выступления по выездке закончились, и вот-вот должны были начаться скачки.

Никто не заступится, это так. Солдаты принесут присягу новому Наместнику и встанут на его защиту. Дворцовая гвардия… Бретта перевела задумчивый взгляд на Лоринга. Он имеет большое влияние в дворцовых кругах, но вряд ли захочет рисковать. Остаются северные провинции… и норлоки. Не так уж мало, если Серый Замок, конечно же, решит изменить своему обычному правилу – не вмешиваться в дела людей.

Да, скоро в Доршате начнутся интересные события, большая игра. Награда выигравшему – власть. Проигравшему… Бретте вспомнились леденящие сердце истории о подводных темницах Драконьих скал. Она сжала губы и усилием воли отогнала страшное видение.

Пристальный взгляд брата Бретта встретила улыбкой:

– Я не собираюсь стоять у тебя на дороге, Луберт. – Не сомневаюсь, – так же любезно откликнулся брат. Он повернулся к сестре, улыбаясь, но его синие глаза были холоднее льда: – Я просто хочу, чтобы ты знала, что произойдет, если ты вдруг окажешься у меня на дороге.


Если глаза молодой женщины наводили на мысль о летнем полдне и золотом вине, то взгляд черных глаз старухи был похож на внезапно блеснувшее лезвие острого ножа. Он мгновенно проник в самую душу норлока, обнаружив то, что было спрятано в глубине: настороженность, опасение, недоверчивость и напряженность. Сульг насторожился, но старая женщина отвела взгляд и защелкала деревянными вязальными спицами.

…Мада, женщина, которую он встретил на берегу озера, оказалась разговорчивой и смешливой. Через несколько минут он знал о ней почти все: она вдова, живет вместе с бабкой и зарабатывает на жизнь тем, что ткет гобелены.

– Конечно, немного за это платят. – беспечно сообщила Мада. – Да хватает на жизнь!

Она искоса взглянула на своего спутника, улыбаясь. Сульг тоже улыбнулся в ответ, не разжимая губ, чтоб женщина не заметила клыки.

– Так говоришь, ты в охране каравана? И здесь всего на пару дней? – Мада окинула его быстрым оценивающим взглядом. – Это не тот ли караван из Кадгара, что вчера пришел? Вы угодили как раз в дни праздника, потому и мест на постоялых дворах нет, везде полно народу! Но у нас в доме есть свободная комната, мы с бабкой сдаем ее… иногда.

Норлок согласно кивнул. Он знал, что караваны, делая остановку в крупных городах, обычно располагались за крепостной стеной, и охранники, пользуясь тем, что караван находится в защищенном месте, частенько отправлялись на поиски приключений или навещали своих подружек.

– Как ты оказался на окраине? Наверное, спутал улицы? Приезжим в Брере немудрено заблудиться… Народу кругом много – это потому что сегодня ночью на городской площади будет веселье. Если хочешь – могу тебя проводить…

Мада невзначай задела его рукой и снова улыбнулась.

Сульг припомнил разглагольствования Кейси, который объяснял свой феноменальный успех у женщин довольно просто.

«Все, что от тебя требуется, – это смотреть на нее. И улыбаться, само собой, – снисходительным тоном объяснял он. – Думать в это время можешь о чем угодно. Главное – смотри и улыбайся. Уж это всегда будет истолковано, как надо! Беда только в том, что все они любят поболтать. Но когда она, наконец, умолкнет, можно переходить к делу».

– Правду говорят, что караванщики заводят подружек в каждом городе? – Мада поудобнее перехватила корзину. – У моей подруги младшая сестра познакомилась с сарамитом из охраны каравана, который ходил их Кадгара в Шармиш. Ждала его, он каждый раз привозил подарки: то гребни, то ткани, даже ожерелье один раз привез, конечно, не из настоящих камней, но очень красивое! Даже деньги давал! А потом куда-то пропал. Наверняка убили. А ваш караван что везет? Пряности и вино?

Сульг незаметно ускорил шаг, стараясь быстрее миновать проулок: когда окраину будет прочесывать патруль, соседи Мады конечно же вспомнят незнакомца.

– Сколько дней будет стоять ваш караван? Пять? А когда придете сюда в следующий раз? В начале зимы? Зачем тебе останавливаться в трактире, там с приезжающих дерут втридорога!

Сульг снова прибавил ходу, борясь с желанием ухватить Маду за шиворот, чтобы заставить идти быстрее.

Маленький домик, где она жила, стоял в самом конце проулка: старый, приземистый, с выцветшими темно-серыми стенами, облупившимися ставнями, в окружении разросшихся кустов бузины и ежевики. Покосившийся забор был подперт кольями, а рассохшаяся калитка удерживалась веревочной петлей. Мада пропустила вперед норлока, задев крутым бедром, потом вошла следом и набросила петлю на покосившийся столбик.

По дворику бродили пестрые куры, возле будки, положив голову на вытянутые лапы, дремала маленькая рыжая собачка. Учуяв чужого, она подняла голову и вопросительно уставилась на норлока.

– Тихо, Кета, – сказала Мада. Собака уселась, в желтых глазах ее появилось любопытство.

Мада прикусила пухлую губу и взглянула на спутника.

– Пойдем, покажу тебе комнату, где будешь ночевать. А что вы в следующий раз повезете? Может быть, ткани? Мы с бабкой вдвоем живем, я тебе говорила… она уж очень старая и почти не ходит, но из ума не выжила. И все-все помнит, каждую мелочь! Как начнет иной раз вспоминать – заслушаешься! Мужа моего терпеть не могла. – Мада прыснула, вспомнив что-то. А он ее боялся, хоть виду не показывал!

Она поднялась по ступеням невысокого крыльца, Сульг шел следом. Мада провела норлока по полутемному тесному коридорчику и отворила дверь в маленькую комнатку.

– Вот. – Женщина стояла так близко, что он чувствовал тепло ее тела. Норлок улыбнулся в ответ на улыбку Мады больше всего его волновало, куда выходит окно в этой комнате. – Она небольшая, конечно. В следующий раз могу другую приготовить, побольше. Располагайся. Я пока белье развешу.


Он дождался, пока шаги стихнут, и огляделся. Комнатка была крохотной – норлок давно отвык от подобных жилищ, хотя за годы военной жизни приходилось спать в гораздо худших условиях. Возле стены стояла маленькая скамеечка с облупившимся тазом для умывания, у окна – сундук, покрытый ветхим гобеленом. За чистой ситцевой занавеской виднелась кровать с тюфяком, набитым сеном. Сульг отстегнул меч, бросил на кровать и прикрыл плащом: он не сомневался, что спать сегодня придется в другой постели. Заглянув в полуоткрытую дверь каморки, Сульг увидел за ней еще одну комнату, побольше. Она была совершенно пуста, если не считать стоявший посередине ткацкий стан да прислоненную к стене раму с натянутыми нитями основы. Сульг выглянул в окно: сразу за домом начинались густые заросли бузины.

Что ж, по крайней мере на эту ночь у него есть крыша над головой: патрули Белого Дворца вряд ли начнут прочесывать Брер с бедняцкой окраины. Но через день-другой они доберутся и сюда, тогда Мада узнает, кого приводила в дом.

В коридоре послышался женский голос, Сульг поспешно закрыл окно. Вернулась Мада, успевшая переодеться в темно-вишневое платье с желтой вышивкой по подолу, явно самое лучшее, что у нее было.

– Пойдем, – сказала она с улыбкой и потянула его за руку. Ладошка у нее оказалась теплой и мягкой. – С бабкой познакомлю. Ее Кейрана зовут.


Бабка Кейрана, закутанная в клетчатое одеяло, сидела в старом деревянном кресле на веранде позади дома. Рядом стояла корзинка с клубками цветной шерсти. Скрюченными пальцами старуха распутывала моток пряжи, время от времени сердито отбрасывая длинные седые волосы, выбившиеся из-под пестрого платка.

– Бабуля, – окликнула Мада.

Бабка подняла голову, на Сульга уставились ясные острые глаза. – Доброго дня, – сказал он, чуть замешкавшись.

– И тебе того же, – учтиво ответила старуха. Взгляд ее полоснул по лицу, как отточенный клинок. Норлок насторожился, но она уже опустила голову, потеряв к гостю всякий интерес. Сульг выждал мгновение и исподтишка, осторожно взглянул на бабку.

Кейрана вне всякого сомнения происходила из скинхов. Вот от кого унаследовала Мада кудрявые волосы, смуглую кожу и прямой нос – от бабки-кочевницы. Это небольшое племя не было воинственным, не занималось контрабандой, не попадалось на конокрадстве, поэтому Совет Шести сквозь пальцы смотрел на то, что скинхи бродили по Доршате. Они двигались, казалось, без определенной цели: уставляли луг возле какого-нибудь города пестрыми шатрами и кибитками и жили день-другой, зарабатывали немного денег, врачуя домашний скот и промышляя гаданием да продажей украшений, искусно плетенных из бисера и кожи. Потом так же неожиданно скинхи снимались с места и брели дальше.

Сульгу никогда не доводилось слышать о том, чтобы они становились оседлыми, однако Кейрана, похоже, жила в Брере довольно давно.

– Это Джанак, – сообщила Мада, волнуясь и заливаясь нежным румянцем. – Он из охраны каравана, что пришел в город сегодня утром. Переночует у нас… на постоялых дворах сейчас многолюдно из-за праздника.

Старуха понимающе усмехнулась и кивнула. Звякнуло украшение на ее шее – ожерелье из тусклых медных монет таких же старых, как и сама скинха. Она тряхнула моток ниток, пряжа легко заскользила меж сухих пальцев.

– Как тебе наш город, Джанак? – вежливо поинтересовалась бабка. – Понравился?

Сульг с беспокойством поймал на себе очередной быстрый и цепкий взгляд.

– Я еще мало, что видел в Брере, – осторожно ответил он. Старуха снова кивнула и обратилась к внучке:

– Нами принесла молоко. – Она кивнула на глиняный горшок, что стоял на ступеньке крыльца. – Убери в погреб.

– Нами – наша соседка, держит коз, торгует на базаре молоком, а если что не продаст – отдает нам, – пояснила Мада. – За полцены.

– Говорила, был какой-то переполох на базарной площади, стражники всех покупателей разогнали. Что там произошло? Нами болтала, что видела солдат из Доршаты.

Мада присела на скамеечку возле кресла. Сульг опустился на ступеньку крыльца, поглядывая на молодую женщину.

– Всякое болтают! Слышала, что в город забрели виры! – Глаза ее расширились. – И начали, говорят, превращаться в людей! Прямо на площади! Народ – бежать! Ужас что! Это Дасита рассказывает, мы белье вместе полоскали. А у нее брат сам все это видел! Собственными глазами!

Бабка скептически хмыкнула, не поднимая глаз от мотка пряжи.

– Таких врунов, как ее братец, еще поискать надо, пробормотала она себе под нос.

– Один из них стал Великим норлоком, вот что было! Дасита говорит, убили одного оборотня, а другой-то ходит в городе! Прячется! – Мада отбросила с лица прядь тяжелых волос, покачала головой. – Это брат ее так говорит! Ужас что!

Бабка фыркнула:

– Как это вир мог стать Великим норлоком? Чтобы взять эту личину, вир должен был его коснуться! Что, Великий норлок в Брере?!

Сульг бросил быстрый обеспокоенный взгляд в ее сторону: старая карга соображала гораздо быстрее, чем внучка. Подошел серый одноухий кот, уселся возле кресла и подозрительно уставился на норлока.

– Говорят, видеть вир – к большому несчастью! К голоду или к болезни какой. Чума или лихорадка поразит Брер, вот что будет из-за вир! – убежденно продолжала Мада. – Дасита говорит…

– Глупости! – сердито отрезала старуха. Она взглянула на Сульга: – У нас тут народ доверчив, верят всяким россказням. Сейчас хоть торговый люд да караванщики приезжают, а до войны Брер рыбацким поселком был. Три улицы да базарная площадь.

Она распутала узел и принялась сматывать пряжу в клубок.

– Хотя после войны с Кадгаром кого только тут не было… Ты-то не воевал, Джанак? – небрежно поинтересовалась старуха.

– Последняя война была тридцать лет назад! – Мада засмеялась и придвинулась к Сульгу ближе, касаясь его плечом. – Он, наверное, был тогда еще ребенком!

– Тридцать два, – поправил Сульг. – И Доршата с тех пop не воюет. Так, стычки на границах… О последней войне только рассказы старых воинов слышал.

– Должно быть, интересно услышать все из первых уст, а то менестрели вечно все переврут, – согласно кивнула бабка. – Что ж они рассказывают… Джанак?

Сульг пожал плечами.

– Разное, – неохотно сказал он.

У него не было никакого желания говорить со старухой-скинхой про кадгарскую битву. Но против воли тут же всплыл в памяти далекий летний день, жаркий уже с утра, запах нагретой на солнце травы, громкий стрекот кузнечиков, раскаленный воздух, превратившийся над холмами в прозрачное марево. Плыли над травой кадгарские лучники на поджарых степных лошадях, в непривычных глазу легких кольчугах в виде халатов, в островерхих шлемах с хвостами. Пестро оперенные стрелы разом взвились в воздух, осыпавшись с неба смертоносным дождем, глубоко вонзаясь в подставленные щиты: лучники пытались выманить норлоков с возвышенности на равнину.

Сульг, знакомый с тактикой кочевников по прошлой войне, ждал, стиснув зубы: теперь последует конная атака, стремительная и яростная, как весенняя гроза. Лавы будут следовать одна за другой, ослабляя и выматывая противника, пока, наконец, не настанет черед вступить в бой тяжелой коннице Кадгара – и эта атака станет решающей. Внезапно лучники пропали, сгинув меж зеленых холмов. Показались ряды всадников, спокойно выстраивающихся боевым порядком, в их страшном неторопливом спокойствии угадывалась зловещая уверенность в победе.

Мгновение – и две лавины понеслись навстречу друг другу, обгоняя горячий ветер.

Мада прерывисто вздохнула. Она сидела на ступеньке веранды, подперев рукой горячую щеку, и не сводила глаз с гостя. Во взгляде ее читалось жадное нетерпение.

Старуха взглянула на внучку, еле заметно усмехнулась и снова принялась сматывать распутанные нитки в клубок.

– Унеси-ка молоко в погреб, пока не прокисло, – велела Кейрана. – Да окошко там закрой, кот вчера опять сливок обожрался. И как не треснет…

Мада не посмела ослушаться бабку – неохотно поднялась и пошла во двор, покачивая бедрами, – чувствовала на себе чужой взгляд.

Внезапно за калиткой послышались громкие голоса. Сульг потянулся за ножом для лучины, воткнутым в пол рядом с перилами, и незаметно передвинул ременную петлю на заспинных ножнах, в которых покоился невидимый Меч Фиренца. Теперь, чтобы выхватить клинок, хватит и мгновения. Он подобрал с земли палочку и принялся ее выстругивать. Голоса приближались. «Четверо», – отметил про себя Сульг.

– Соседи возвращаются, – как бы между прочим пояснила бабка. – Навеселе… ну да на то он и праздник. – Она бросила в корзину клубок и потянулась за мотком пряжи. – Так как, говоришь, зовут тебя?

– Джанак, – спокойно ответил он. – Я из охраны каравана, прибыл сегодня утром.

Старуха глянула блестящими черными глазами и кивнула:

– Хорошо, Джанак. – Она помолчала, встряхнула моток с пряжей и добавила вполголоса: – Можешь называться любым именем, каким хочешь.

Сульг отбросил палочку и воткнул нож в доски крыльца.

– А что тебя не устраивает? – тихо спросил он.

Старая скинха бесстрашно встретила взгляд ледяных глаз.

– Ты норлок, – проговорила она тихо. – А я никогда не слышала, чтобы норлоки вербовались в охрану кадгарских караванов.

Нож, закрепленный на правой руке Сульга, скользнул в ладонь. Норлок бросил короткий взгляд во двор: Мада загоняла в сарай кур. Старуха и внучка – этих двоих никто не хватится до утра…

Кейрана усмехнулась.

– Погоди, не торопись убивать меня, – сказала она. – Послушай, что я скажу. Я – скинха. Дела, которые творятся в городе, меня не касаются.

– Думаешь, этого достаточно, чтобы остаться живой? – процедил Сульг.

Кейрана надменно вскинула голову:

– Скинхи не выдают гостей своего дома! Мы умеем держать язык на привязи. И ты, норлок, это знаешь!

Сульг помедлил, потом еле заметно кивнул: законы гостеприимства для скинхов были святы. Однако убирать кинжал он не торопился.

– Как ты догадалась?

Старуха завозилась в неудобном кресле.

– Я видела норлоков. – проговорила она. – Помню их.

– Была в Доршате?

– В Акриме, во время битвы с Кадгаром. – Кейрана откинулась на жесткую заскрипевшую спинку. – Тридцать лет назад. Мне тогда только стукнуло сорок, у меня было пятеро детей. Троих из них кадгарцы убили. И моего мужа и брата… да почти всех наших… Их лучники стреляли в нас, безоружных, ведь скинхи – не воины, хотя наши мужчины умеют держать оружие в руках. Те, кто уцелел, прятались вместе с местными жителями в камышах, возле реки… пока кто-то из кадгарцев не догадался поджечь сухие заросли. За камышами было маленькое болото, два дня я стояла там по горло в воде вместе с другими женщинами… Эти два дня показались нам вечностью… А потом в Акрим подошли воины Серого Замка.

Старуха снова потянула нитку пряжи. Лицо ее было задумчивым.

– После того как они отбросили кадгарцев, в городе все говорили о Сульге и его норлоках.

Кейрана кинула моток красной шерсти в корзину, стянула с табурета вязаную шаль, укуталась поверх одеяла и вздохнула.

– Ты не хотел сейчас вспоминать об этой битве. – Она кивнула. – Но когда говорил, то рассказывал так, словно видел все своими глазами. Наверное, так оно и есть… – пробормотала она. – Если бы кадгарцы не уничтожили тогда наш род, я никогда бы не стала оседлой. Мне не по сердцу жить, как курица в курятнике. Но тогда, с двумя младенцами… куда мне было деваться? – В голосе старухи звучала горечь. – Пока я добралась до Брера, один из малышей умер…

Она стиснула руки под шалью, вздохнула, отгоняя невеселые воспоминания, и снова взглянула на Сульга, прямо и твердо.

– Ты можешь меня не опасаться, норлок. Знаю, вы людям не доверяете, но я и не прошу о доверии. Не бойся нас. Норлоки не обращаются за помощью к людям, а тебе пришлось. Ты ведь не случайно оказался на пути у моей внучки? По губам старухи скользнула быстрая усмешка. – Соседка, что приносила молоко, говорила, что город перевернули вверх дном, кого-то ищут. Но мне нет до этого дела, – повторила она. – Кого бы ни искали стражники, сюда, в наш дом, они не заглянут.

Сульг колебался, не спуская с нее глаз.

– Скажи своей внучке – пусть не болтает, что у вас кто-то ночевал. Солдаты церемониться с вами не станут.

Скинха кивнула:

– Хочешь сменить одежду? Ты не очень-то похож на тех, кто охраняет караваны. Дорогой плащ, серебряная застежка с эмалью – вряд ли это по карману простому воину. Да и руки у тебя слишком холеные для наемника. Они, конечно, привыкли к мечу. – Старуха отважно взяла норлока за руку, перевернула ладонью вверх и провела пальцем по мозолям. – Но, думаю, тебе не приходится зарабатывать им на жизнь. Поищу кое-какие вещи… остались от мужа внучки, он был рыбаком, утонул три года назад. Туда ему и дорога, к слову сказать… терпеть не могу мужчин, у которых в жилах вода вместо крови! Ютин был пониже тебя ростом, но в плечах чуть шире… Его плащ тебе впору придется.

Она откинула одеяло, шаль и с трудом поднялась из кресла. Сульг увидел, что скинха невысока, ростом ему по грудь, хотя, сидя в кресле, казалась высокой. Очень медленно Кейрана распрямилась, морщась от боли и тяжело опираясь о перила веранды, поковыляла к двери, ведущей в дом.

– Знаешь, норлок, чем отвратительна старость? – пробормотала она. – Собственное тело предает тебя, хотя душа еще молода.

Сульг проводил Каерану взглядом и покачал головой. Скинха здесь, в Брере… ну и ну… Маленький, гордый и независимый кочевой народ, который разметала по Доршате последняя война…

Он вернул кинжал на место, закрепив на руке. Серый кот продолжал глядеть на норлока прищуренными желтыми глазами.


Сульг проснулся, когда за окнами еще брезжил серый полумрак и ночь только-только переходила в рассвет. Некоторое время он лежал, не двигаясь, чувствуя рядом тепло чужого тела. На скамье около кровати неярко мерцал невидимый меч Фиренца. Норлок осторожно поднялся и оделся, быстро и бесшумно. На полу под дверью лежал свернутый потертый плащ из грубой черной шерсти, который с вечера приготовила Кейрана. Взамен он оставил свой, старуха пообещала припрятать его и продать, когда переполох в городе уляжется и патрули Белого Дворца покинут Брер. Сбежав по ступенькам крыльца, Сульг пересек двор, оглядевшись, выскользнул на улицу, осторожно прикрыв за собой калитку, и тут же забыл о женщине, которая еще спала в постели.

На небе только-только начинал разгораться неяркий рассвет, но окраина Брера уже проснулась. По грязной улице, шедшей круто вверх, медленно тащилась тележка молочника, ее обгоняла другая, нагруженная ворохом пестрых осенних овощей. Из маленькой пекарни в полуподвале пахло свежевыпеченным хлебом. В отворенное настежь оконце было видно, как два пекаря месят тесто, вывалив его на большой стол, а мальчик-помощник снимает с противня круглые румяные булки. Сульг шел, держась ближе к домам, узнавая улицы, которые подробно описывала вчера старуха-скинха. Навстречу спешили хмурые не выспавшиеся люди, никто из них не обращал на норлока никакого внимания. Главные улицы, что вели к центральным воротам города, скорее всего, уже прочесывала городская стража, и Сульг не собирался там показываться. Кейрана говорила, что простой люд – ремесленники, крестьяне, молочники, огородники из пригорода – к главным воротам не подходили, ими пользовались купцы, богатые караванщики и городская знать. Народ попроще покидал Брер через Озерные ворота, сразу за которыми начиналась пригородная деревня, небольшая, всего в несколько улочек, с мастерскими, небогатыми лавками и убогими лачугами городских нищих. Старуха-скинха присовокупила, что завтра рано утром там, конечно же, будет настоящее столпотворение: как всегда, в последнюю ночь праздника вино льется рекой и множество народу веселится до утра, а с рассветом гуляки, не проспавшиеся, с тяжелым похмельем, потянутся домой, за городскую стену. Сульг надеялся, что досматривать на Озерных воротах сегодня будут не особенно тщательно, вряд ли стражники станут выпускать целую толпу раздраженных людей по одному.

Он свернул на другую улицу и прибавил шаг. Застучали по камням колеса: навстречу ехала тележка, заставленная мокрыми корзинами. Потянуло запахом свежей рыбы, тины и озерной воды. Сульг посторонился, пропуская повозку, и тут же выругался сквозь зубы, столкнувшись с девушкой, торопившейся навстречу. Та негромко пробормотала что-то и подняла сердитые глаза.

– Что, не видишь, куда идешь? – с досадой бросила она, отряхивая коричневый плащ, измазанный брызнувшей из-под колес грязью. Девушка вытерла лицо ладонью, мельком бросив безразличный взгляд на норлока и вдруг замерла. Сульг увидел, как ее глаза внезапно расширились, и она отпрянула так резко, словно увидела собственную смерть. В следующую секунду девушка уже стремглав бежала вниз по узкой улице. Норлок бросился следом. Кем бы ни была эта девушка, он должен догнать ее раньше, чем она опомнится, поднимет крик и переполошит всю округу. Девушка со всех ног неслась вдоль улицы, на углу она споткнулась, чуть было не упала, но, взмахнув руками, удержалась и скрылась за углом: страх подгонял и придавал силы. Норлок двигался бесшумно, как зверь, настигающий жертву. На бегу он вытряхнул закрепленный на руке нож, лезвие скользнуло в ладонь. Оказавшись возле поворота, за которым исчезла девушка, Сульг нырнул за угол и остановился. В проулке было пусто. Свежий ветерок с озера ворошил солому на земле. Не двигаясь, норлок внимательно огляделся, потянул воздух, принюхиваясь, словно волк, и скользнул в тупик между домом и сплошной стеной сарая: она пряталась там, за пустыми бочками, сваленными возле стены. Сульг схватил за шиворот притаившуюся беглянку и грубым рывком поставил на ноги.

– Ну-ка, красавица, – сказал он, встряхнув ее, как мешок с картошкой. – Вижу, нам надо поговорить. Кто ты такая?

Девушка попыталась вырваться, Сульг толкнул ее к стене сарая, стремительно выбросил руку и схватил за горло. Через несколько секунд, когда тело девушки обмякло, хватка ослабела. Он поглядел на девушку, которая, рухнув на колени, кашляла, вытирая слезы, и проговорил тихо, с угрозой:

– Не испытывай мое терпение. Отвечай на вопросы. Поняла?

Она кивнула. Норлок огляделся: неподалеку, возле груды перевернутых ящиков виднелась вкопанная в землю скамейка. Он подтащил девушку к скамье и толкнул в спину.

– Сядь, – приказал Сульг. – Ну? Откуда ты меня знаешь?

Она с опаской взглянула снизу вверх. Глаза у нее были темнокарие, с золотистыми точками, похожими на искры от костра.

– Быстрее!

Девушка вцепилась в край скамейки и глубоко вздохнула.

– Многие знают Великого норлока, – произнесла она еле слышно. Голос у нее звучал бесцветно и тускло.

– Знают. Даже в этом захолустье. Но немногие при виде меня пускаются наутек с такой прытью. Она испуганно заморгала глазами.

– Ну? – подстегнул негромкий голос.

Девушка бросила на Сульга быстрый опасливый взгляд.

– А… ты вир? – спросила она. – Или ты человек?

– С чего бы это я был человеком? – хмыкнул он. – Ах, рот оно что… – Он прищурил глаза. – Боишься встречи с перевоплотившимся виром?

– Вчера на главной площади убили вира… но говорят, в городе скрывается еще один. Тот, который взял личину… – Она испуганно глянула на него. – Его и хотят поймать. Я слышала, как стражники об этом говорили. Но ты коснулся меня и не… Значит, ты – не вир? – прошептала она. – Значит, ты в самом деле Великий норлок?

– Откуда ты меня знаешь? – хмуро повторил Сульг.

Девушка подняла голову.

– Видела тебя в Доршате, – тусклым голосом сказала она. Руки ее дрожали, она поспешно убрала их под плащ… – В Сером Замке.

Сульг поднял брови.

– Где? – недоверчиво переспросил он. – Как это ты могла туда попасть?! Неужели кто-то осмелился протащить в Замок девицу для развлечений?

На щеках девушки вспыхнул слабый румянец.

– Я там была не для развлечений!

Сульг склонил голову к плечу.

– А для чего же? – спросил он, разглядывая ее. Молодая, наверное, едва-едва за двадцать… темные волосы завернуты в тяжелый узел на затылке и сколоты большой медной заколкой. Серег в ушах нет – значит, не замужем. Чуть вздернутый нос придает выражение решительное и независимое, на переносице – россыпь почти незаметных веснушек. Внешность неяркая, не из тех, что бросается в глаза. Сульг прищурил глаза: девица с незапоминающейся наружностью вполне могла быть осведомителем Ордена Невидимых…

Она открыла рот, но в это время неподалеку по булыжникам загрохотали колеса, послышались громкие мужские голоса, потом кто-то сильно хлопнул дверью. С треском распахнулось окно, и визгливый женский голос осыпал мужчин раздраженной бранью. Человеческие голоса придали девушке решимости. Она сорвалась с места и бросилась из проулка. Однако норлок оказался проворнее: он перехватил беглянку, толкнул обратно на лавку и отвесил оплеуху, от которой девушка вскрикнула.

– Ты слишком прыткая, радость моя, – заметил он. – Если вскочишь еще раз, мне придется сломать тебе ногу. Как ты попала в Серый Замок? – повторил Сульг. Он держал девушку за плечо, не обращая внимания на то, что она морщится от боли. – И когда? Ну, говори…

– Год назад, – выдавила она. – Меня доставили туда «волки»… Я гадалка… Румита… я предсказала смерть Великому норлоку… – добавила она шепотом. – На костях три раза выпала семерка…

Сульг выслушал ее, не меняясь в лице, потом разжал пальцы и выпрямился.

– Вот оно что… – протянул он. В памяти всплыли события той далекой ночи, когда «волки» притащили к нему гадалку, во всеуслышание предсказавшую ему смерть. – Помню, да… Далеко же от Доршаты ты оказалась, гадалка Румита…

…По Доршате тогда расползались слухи один другого чуднее – и все они касались норлоков. Слухи будоражили и пугали людей. Впрочем, горожане всегда с большой охотой верили всякой нелепице. Разговоры о скорой смерти Великого норлока были не лучше и не хуже остальных. Однако Азаха, Наставника воинской школы, все это доводило до белого каления. Болтовня о гадании в каком-то грязном портовом кабаке стала последней каплей, переполнившей чашу его терпения. Наставник вскипел и отдал приказ доставить гадалку в Серый Замок, чтобы допросить с пристрастием, что за нелепые слухи она распускает. Гадалку притащили к Великому норлоку, но Сульг, поглощенный работой над договором о пограничных территориях Ашуры, который он составлял тогда вместе с Магистром, постарался как можно скорее выбросить из головы глупое происшествие.

– Страшно было оставаться в Доршате после того случая, – прошептала Румита. – Мне казалось, что «волки» – повсюду. Что ты прикажешь… – она заколебалась, – что меня убьют.

– Кто ж тебя просил так громко говорить о моей смерти? – осведомился норлок.

– Это не я. Это кости.

– Кости?

– Гадальные кости. Я никогда не видела, чтобы три раза выпадало одно и то же число. Я… не виновата. Сульг усмехнулся.

Румита помолчала, набираясь смелости. – Ты меня отпустишь?

– Вряд ли, – откровенно ответил норлок, продолжая разглядывать девушку. – Сколько пообещали за поимку вира, взявшего мою личину?

Румита испуганно молчала.

– А что говорили кости о твоей собственной смерти? – Сульг пропустил между пальцев лезвие, взгляд его скользнул по склоненной шее гадалки.

И в этот момент в голове у него родился план. Он был прост и незатейлив, но вполне мог сработать. Сульг хмыкнул и опустил нож.

– Как, ты сказала, тебя зовут?

– Румита.

– Отлично, Румита. Что ж, если хочешь остаться в живых, тебе придется мне помочь.

Глава седьмая

ОЗЕРНЫЕ ВОРОТА

– Что с тобой, Юлит? – «Золотая» Бретта раскрыла тонкую сафьяновую папку, разглядывая искусно выполненные рисунки женских нарядов: до зимы было еще далеко, но дворцовый портной уже намекал, что дамам пора задуматься об обновлении гардероба. – Решила разорить госпожу на фарфоре?

Юлит с виноватым видом поспешно собирала с пола осколки чашки. Русоволосая тихая девушка была любимой горничной Йоры, поэтому та сквозь пальцы смотрела на то, как расстроенная служанка уничтожает дорогой сервиз, предназначенный для чаепития. Услышав вопрос Бретты, горничная залилась краской, и очередная чашка, выскользнув из рук, ударилась о мраморный столик и разлетелась вдребезги.

– Еще одна? – Йора добродушно засмеялась. – Милая, третья чашка за утро – это уже перебор! Я не сомневаюсь: к вечеру ты уничтожишь весь голубой сервиз! Йора поднялась с атласного диванчика у раскрытого окна, где они с Бреттой сидели, сплетничая и перемывая косточки знакомым, и подошла к столику.

– О, мне кажется, я знаю, в чем дело! – многозначительно пропела она, поглядывая на расстроенную служанку – Позавчера же был Совет Шести!

Услышав о Совете, Бретта тут же захлопнула папку.

– И что? – с интересом спросила дочь правителя.

– Когда во Дворце появляется телохранитель Великого норлока, горничные и служанки точно с ума сходят! – пояснила Йора. – Все до одной! У них начинается что-то вроде помешательства, точно каждая хлебнула любовного зелья! Сразу же находится масса дел во дворе и в галерее, что примыкает к залу Совета!

Бокалы в руках Юлит жалобно звякнули, и Йора снова засмеялась:

– Вот видишь!

Сидевшая на скамеечке у двери скрюченная седая старуха, нянька Бретты, пробормотала под нос что-то сердитое. Злющая и явно выжившая из ума, она таскалась за Бреттой по всему Белому Дворцу, сопровождая каждый шаг бормотанием и ругательствами, замахиваясь кулаками на дворцовых лакеев, если те недостаточно проворно уступали дорогу. Услышав бормотание, Юлит испуганно покосилась на старуху: как и большинство служанок, она ужасно ее боялась.

– Ах этот… – протянула «золотая» Бретта, забавляясь смущением девушки. – Ну да, помню. Такой смуглый, черноволосый, гибкий, с глазами… – Она не выдержала и захохотала, видя, как щеки горничной снова заполыхали.

– Стоит Юлит его увидеть – потом еще долго у нее все из рук валится! Милая, я тебе сочувствую, но не стоит вымещать досаду на сервизе!

– И что же? – поинтересовалась Бреттта, отсмеявшись. – Кому-то из девушек уже повезло или этот негодяй все еще неприступен?

– Пока еще о везении рано говорить… но это, само собой, вопрос времени! Наши девицы затащат его в постель даже если для этого потребуется поставить кровать прямо у дверей Зала Совета, где он дожидается своего господина!

Старуха сердито щелкнула спицами и кинула на горничную неодобрительный взгляд.

– Хорошо, Юлит, можешь идти, иначе ты перебьешь всю посуду! – распорядилась Йора. – Но прежде придвинь столик к окну, мы будем пить чай и любоваться осенним парком! Осень в этом году на удивление теплая и солнечная.

Бретта с улыбкой глядела на подругу. Йора, белокурая, полная, с веселым характером, производила впечатление болтушки и любила по каждому поводу и без повода заливаться смехом, звонким, точно серебряный колокольчик. Но внешность была обманчива: Йора умела держать язык за зубами и хранить чужие секреты, а потому была одной из тех немногих, кому «золотая» Бретта доверяла.

Бретта частенько навещала подругу в ее покоях, где они проводили время за болтовней, лакомясь чем-нибудь вкусненьким. Йора, несмотря на пышные формы, почти все свободное время проводила за столом, ее любящий супруг не имел ничего против такой невинной страсти и даже выписал для жены искусного повара с Берегов Восточного Ветра.

Бретта, которая и сама любила покушать, пересела к окну, с удовольствием глядя на аппетитные яства, и потянулась к крошечным горячим пирожкам с грибами, мясом цыпленка и свежей зеленью.

Йора изящно подцепила вилочкой кусочек лосося в медовом соусе.

– Довольно невежливо со стороны Великого норлока, – заметила она, продолжая разговор, – требовать, чтобы телохранитель находился при нем безотлучно. Должно же у него быть свободное время?! К тому же достаточно поглядеть на этого полукровку, чтобы понять: уж он-то проводит досуг отнюдь не за чтением романтических стихов! Бретта согласно кивнула, выливая на пирожок половину соуса.

Йора улыбнулась: – Пора делать ставки на победителя! Хотя что-то подсказывает мне, что у Юлит маловато шансов на победу, конкуренция уж очень высока! – Она отправила в рот кусочек рыбы и осторожно поинтересовалась: – Ну а как твои успехи?

«Золотая» Бретта мгновенно поняла, о ком идет речь.

– Сульг? Проклятье, как он неромантичен! Я рассыпаю улыбки уже не меньше месяца, но так и не поняла, заметил он это или нет!

Она бросила ложку в чашу со взбитыми сливками, так что жирные белые брызги разлетелись во все стороны. Йора прекратила жевать и устремила на подругу сочувственный взгляд:

– О! Дорогая! Это тебя беспокоит?

– Нет, – отозвалась «золотая» Бретта, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не швырнуть чашу об стену, обитую дорогим тисненым шелком. – Нет, это меня не беспокоит! Это меня, чума бы всех взяла, бесит! Старуха-нянька беспокойно завозилась на скамейке. Она нянчила Бретту со дня ее рождения и была преданна как собака. Если б это было в ее силах, она принесла бы Бретте норлока в зубах, как волкодав приносит хозяину пойманного зайца.

– Чем он лучше других? – раздосадованно спросила Бретта у серебряного чайника. – Такой же мужчина, как и все остальные! Наверное, тоже воображает себя ужасно умным и хитрым! Пусть! Но я найду способ его приручить и заставить есть с руки!

Йора затаила дыхание: «золотая» Бретта терпеть не могла своего отца, но в некоторые минуты была похожа на него, как никогда.

Она попыталась утешить подругу, но Бретта сердито тряхнула кудрями:

– Йора, я достаточно разбираюсь в мужчинах! Некоторые из них любят, чтобы их завоевывали, им это льстит. – Она презрительно фыркнула. – Некоторые любят завоевывать сами, и чем больше времени они тратят на это, тем более ценной представляется для них победа. – Тут Бретта закатила глаза. – А женщина в этом случае должна хлопать ресницами и изображать саму неприступность, пусть даже это надоело ей до смерти. И виду нельзя подавать, что на самом деле хочется взять глупца зашиворот и затащить, наконец, в постель!

Она взяла крохотный глазированный персик и тут же с раздражением швырнула обратно.

– Мне нужно узнать его получше, и я стану такой, какой нужно. Ставки слишком высоки, чтобы быть разборчивой! – прибавила она цинично. – Я надеюсь, что мне удастся склонить норлоков на свою сторону, но когда к деловому договору прибавятся еще и личные отношения… – Бретта холодно блеснула синими глазами. – Дело пойдет быстрее. Я пообещаю все, что угодно, лишь бы добиться своего. – Бретта снова потянулась за персиком. – А выполню ли я свои обещания, это уже другой вопрос, – пробормотала она.

Йора отодвинула тарелку – изысканные кушанья вдруг показались ей безвкусными.

– Дорогая, зачем тебе норлоки? – с беспокойством спросила она. – Ты же не собираешься поднять мятеж после того как… ну, ты понимаешь, закон запрещает обсуждать смерть Наместника… но я хочу сказать: твои поступки больше напоминают подготовку к военным действиям, чем невинный флирт.

– Йора, о каком флирте ты говоришь? Я все еще замужняя женщина и не собираюсь давать повод для скандала, – кисло сказала «золотая» Бретта. – Это деловые отношения, сделка – только и всего. Сульг – наиболее подходящая кандидатура: он молод, не женат и, само собой, неравнодушен к женщинам. Советник по финансам Серого Замка – добропорядочный семьянин и на всех праздниках появляется с целым выводком детишек, а Магистр, политический Советник, – просто злобное старое чудовище.

Йора вздохнула. Она чуяла, что подруга затевает что-то опасное, но понимала: если Бретта что-то задумала, отговорить ее уже никому не удастся.

– А как твоя встреча? – поинтересовалась Йора. – Ты собиралась вчера вечером встретиться с кем-то из норлоков?

Бретта снова помрачнела.

Встреча с Сульгом, на которую она так рассчитывала, не состоялась.

После завтрака «золотая» Бретта вместе со своей свитой и другими придворными последовала в Кипарисовый зал. Прибывший с Берегов Восточного Ветра сухонький маленький старичок с длинной черной косой, мастер благовоний, развлекал собравшихся изящной модной игрой в угадывание ароматов. Дамы по очереди вдыхали аромат из керамической чаши, а затем пытались определить название благовония. Игра была новинкой в Доршате и пользовалась большой популярностью в Белом Дворце.

Бретта ожидала приезда Тинчера и сидела, как на иголках, дожидаясь окончания игры, а она все тянулась и тянулась. Развлекая придворных, мастер благовоний смешал несколько ароматов, а все желающие могли блеснуть своим литературным вкусом, сообщив, с каким стихотворением ассоциируется запах. Бретта добросовестно принюхалась: пахло горьковатой свежестью, морским ветром, осенними Цветами – но ни одна стихотворная строчка не пришла ей на ум. Наконец, в заключение игры, мастер составил аромат, который как нельзя более подходил к теплому осеннему дню, что стоял в Доршате, и с поклоном поднес чашу золотой» Бретте. Та приняла керамический сосуд, больше всего на свете желая разбить его вдребезги о мраморный пол, и втянула запах. Тонкий слабый аромат показался ей странным: он одновременно будоражил и успокаивал, обещал невозможное и говорил, что счастье близко, проникал в сердце, словно медленный яд, и наполнял душу предчувствием перемен.

Бретта поспешно вернула чашу мастеру благовоний, взглянув в непроницаемые черные глаза-щелки, и объявила фрейлинам, что желает прогуляться по саду.

Тинчер появился в Белом Дворце ближе к полудню и немедленно объявил о своем желании присоединиться к прогулке по парку и полюбоваться осенними цветами.

Вскоре он улучил минуту и сообщил Бретте, что Сульга нет в Доршате: накануне тот поехал в гарнизоны и когда вернется, неизвестно.

– Проклятье! – воскликнула «золотая» Бретта и добавила еще несколько выразительных слов, заставивших Тинчера ухмыльнуться. Дочь правящего Наместника росла под надзором строгих придворных дам, которые муштровали ее с утра до вечера не покладая рук. Каким образом она ухитрилась выучить ругательства на всех языках Побережья, оставалось загадкой.

– Я хотела бы поговорить с ним как можно скорее!

Тинчер изящным жестом указал на цветник с розовыми цветами, колыхавшимися на тонких стеблях: предполагалось, что речь шла о красоте осенних клумб.

– Кто же остается? – пробормотала Бретта. – Магистр? Говорят, у него отвратительный характер, и достаточно посмотреть на выражение его лица, чтобы убедиться, что это правда. Советник по финансам? Хм… подозреваю, конечно, что он вовсе не так глуп, каким хочет казаться…

Дамы качались на качелях, устроенных под облетающими вязами, доносился звонкий голос Йоры.

– С этими двумя я бы хотела встретиться, когда почва уже будет подготовлена… Я не торопилась бы так, но чувствую, что Луберт что-то готовит. У него глаза, как у кота, который подстерегает мышь! Нет, Тинчер, нужен Сульг! Когда он вернется в Доршату?

Тинчер сорвал самый роскошный цветок и преподнес его Бретте.

– Это неизвестно! – сказал он с такой улыбкой, словно говорил о приятных пустяках.

Бретта тоже невольно улыбнулась. Старуха-нянька брела по дорожке, загребая ногами сухие листья и неодобрительно поглядывая на фрейлин.

– Не отчаивайтесь, моя прелестная заговорщика! – продолжил Тинчер. – Я не знаю, когда он вернется в Доршату. Но послушайте мой совет: встретьтесь пока с Тирком. Ведь вы с ним знакомы? Он давний друг Сульга, они вместе были в изгнании когда-то… ну, вы знаете эту легендарную историю не хуже меня. Он введет Сульга в курс дела, когда тот вернется в Доршату, и ваш разговор будет носить… э… более предметный характер.

– Начальник тайной стражи? – Бретта задумалась, безжалостно теребя цветок.

– Не советую вам его недооценивать. Он держит в руках многие ниточки… Заручитесь его поддержкой – и у вас будут бесценные сведения. Вы и сами знаете, есть информация, которая стоит всего золота Белого Дворца. Да и разговор с Сульгом потом пройдет гораздо легче.

«Золотая» Бретта задумчиво кивнула:

– Да… пожалуй, вы правы.


На следующий день из ворот Белого Дворца выехала кавалькада нарядных дам и гвардейцев из охраны. Иногда к таким веселым прогулкам присоединялся Лоринг, но сейчас Бретта была очень рада, что дела не позволили ему покинуть Дворец: начальнику Дворцовой стражи было бы черезвычайно сложно объяснить, почему она с немногочисленной охраной свернула к роскошной придорожной гостинице. Бретта немного волновалась, но хозяин, предупрежденный Тинчером, без лишних слов провел ее и гвардейцев в небольшую комнатку. Охрана осталась за дверью, а Бретта, откинув капюшон, принялась ждать.

После окончания встречи Бретта была раздосадована как никогда.

Во-первых, охрана прозевала появление начальника тайной стражи. Когда Бретта покидала гостиницу, уши Фармита, старшего гвардейца, пламенели, словно рубины, – он готов был дать голову на отсечение, что за это время мимо него и мышь не прошмыгнула.

Во-вторых, начальник тайной стражи оказался крепким орешком. Сияющая красота «золотой» Бретты оставила его совершенно равнодушным. Он вежливо улыбался в ответ на ослепительные улыбки, но светло-серые глаза норлока изучали дочь Наместника Доршаты серьезно и внимательно. Бретте пришло в голову, что, окажись этот норлок во дворе Белого Дворца, он и не подумал бы помочь ей сесть б седло, подставив ладони под ее сапожок, как Сульг, – в лучшем случае приказал бы сделать это слуге.

Бретта без нужды передвинула на столе бокал. Что ж, тем лучше… Она погасила улыбку и перешла на деловой тон. Она была расчетливой и практичной, излагая свои соображения четко и ясно. В глазах начальника тайной стражи мелькнула усмешка, словно он все это время дожидался, пока Бретта станет самой собой. Наконец он заговорил, и Бретта с удивлением поняла, что он уловил из рассказа гораздо больше, чем она сказала. Он задал несколько осторожных вопросов, не называя имен, и, прежде чем она опомнилась, успел вытянуть гораздо больше, чем она намеревалась сказать. Бретта дала сама себе обещание разобраться на досуге, как ему это удалось. Как бы то ни было, он умеет держать язык за зубами… Едва она подумала об этом, как норлок первым поднялся из-за стола, давая понять, что беседа окончена.

Когда Бретта вышла за дверь, начальника тайной стражи уже не было.

Все это Бретта изложила подруге, испытывая легкое раздражение.

– А вечером отец пожелал, чтобы я пожаловала к нему наужин! Достойное завершение дня, нечего сказать!

Йора слушала рассказ с открытым ртом и даже отвлеклась от нежного бисквита, пропитанного кофейным кремом.

– О дорогая! Как это тяжело для тебя!

– Отцовские чувства! – мрачно отозвалась «золотая» Бретта. – Все, как обычно. Сначала: «Я так жалею, что ты не родилась первой», потом: «Я, конечно, не переживу эту зиму», а в конце ужина: «Ты была бы прекрасной правительницей, если б не была замужем»! Спрашивается – кто меня выдал замуж?! Вчера на завтраке у него был Луберт, бьюсь об заклад, он выслушал о себе то же самое!

Она раздраженно потыкала ложечкой бисквит.

– «Прекрасной правительницей»… Как будто я сама этого не знаю!

Йора насторожилась.

– Бретта, – осторожно проговорила она. – Что ты задумала?

Бретта оттолкнула вазу с фруктами и поднялась. Нянька тотчас же свернула вязанье, спрятала под фартук и уставилась на госпожу подслеповатыми слезящимися глазами.

Мне пора, Йора. Не забудь, сегодня прием для послов из Баттапа – обед, а потом развлечения в парке.

Я помню, – расстроенным голосом проговорила та. – Дорогая, ты ведь не наделаешь глупостей? Тех, которых потом уже не поправить? Ведь нет?

Ее круглое румяное лицо выглядело таким расстроенным, что Бретта, растрогавшись, обняла подругу.

– Нет. Конечно, нет.

«Я собираюсь избавиться от мужа и вступить в борьбу за престол с законным претендентом на трон», – думала она, проходя по мраморным галереям дворца. Сзади шелестели платьями дамы свиты и шаркала ногами старая нянька. – А больше – никаких глупостей. Никаких».


Прежде всего, гадалку следовало запугать так, чтобы она и не помышляла о бегстве.

– Послушай, красавица, – проговорил Сульг, позволяя девушке как бы случайно заметить блеснувшее лезвие. – Самое простое, что я могу сделать, это прирезать тебя тут же, в этом проулке. И ты уже никому не расскажешь, что видела меня.

Норлок сделал паузу, чтобы она уяснила смысл сказанного.

Румита побледнела так, что стали отчетливо видны почти незаметные веснушки на переносице. Она хотела сказать что-то, но слова застряли в горле. Сульгу было знакомо это состояние, ему не раз приходилось видеть глаза людей, которые внезапно для себя вдруг обнаруживали, что их жизнь держит в руках кто-то другой и только от желания этого другого зависит, будут они жить дальше или нет.

Норлок выждал еще немного и продолжил:

– Но у тебя есть небольшой шанс сохранить жизнь.

Ему пришлось легонько встряхнуть девушку за плечо:

Румита, казалось, оцепенела.

– Слышишь, что я говорю? – нетерпеливо спросил он. Она слабо кивнула головой. – Пойдешь со мной к Озерным воротам. Через эти ворота выходят ремесленники, крестьяне, фермеры, которые привозили товар на базар, и всякий городской сброд, что мечтает найти работу на фермах. Со вчерашнего дня караульные досматривают всех, кто покидает Брер. Сама знаешь, кого они ищут.

Румита слушала с полуоткрытым ртом, не понимая ни слова.

– Соображай быстрей! – раздраженно рявкнул Сульг. Девушка, спохватившись, торопливо кивнула.

– Я собираюсь выйти через эти ворота. Пойдешь со мной. Надеюсь, ты не окажешься глупой настолько, что станешь кричать и звать на помощь, увидев стражников. Имей в виду, спасать тебя они вряд ли кинутся. Они попытаются задержать меня… но чтоб с тобой рассчитаться, мне много времени не потребуется, ясно?

Девушка поспешно кивнула еще раз.

– Я не… я ни за что…

– Когда покинем город, я тебя отпущу, – пообещал он, глядя на нее сверху вниз.

Разумеется, норлок не собирался делать ничего подобного, но сообщать об этом не имело смысла: пусть пока что надеется уцелеть.

– Зачем я тебе? – тихо спросила Румита. Во взгляде Сульга появилась досада. Так и есть! С перепугу девица не поняла ни слова из того, что он говорил!

– Слышала, что стража ищет норлока?

– Они ищут вира, ставшего Великим норлоком, – слабо возразила Румита. – Если ты скажешь, что ты не вир, а…

Терпение Сульга истощилось.

– Закрой рот! – приказал он.

Румита послушно умолкла.

– Слушай внимательно. Мне нужно выйти из города через Озерные ворота. Стража досматривает всех, кто выходит. Они ищут норлока. Но, возможно, стражники не обратят внимания на фермера с женой. Выйдем за ворота – можешь катиться на все четыре стороны. Ясно? Делай, что я говорю, останешься живой!

Девушка сжала руки под плащом.

– Хорошо… как скажешь, так я и сделаю. Только…

– У тебя есть деньги?

Мгновение Румита непонимающе моргала глазами, потом во взгляде мелькнуло облегчение: норлок не собирается ее убивать. По крайней мере немедленно. Трясущимися пальцами она отвязала с пояса небольшой мешочек из мягкой коричневой кожи, безо всяких угрызений совести норлок взял его, распустил шнурок и высыпал на ладонь пригоршню медяков и несколько серебряных монет с изображением лисицы.

– Похоже, твоим ремеслом много не заработаешь, – заметил Сульг, быстро пересчитав капитал девушки. – Поднимайся, гадалка Румита. Раз ты здесь живешь, то должна хорошо знать город. Есть здесь неподалеку лавка, где можно купить что-нибудь из старья? Но так, чтоб при этом не задавали лишних вопросов?

– Лавка старьевщика, – задумавшись на мгновение, поспешно ответила Румита. – Неподалеку… В соседнем переулке.

Она торопливо опустила взгляд.

– Надеешься улизнуть на улице? Выбрось это из головы, – посоветовал Сульг. – Дашь повод убить тебя – и одной гадалкой будет меньше. Потеря небольшая…

На глазах у Румиты он убрал на место нож и поправил рукав.

– Поднимайся. Где эта лавка?

Девушка встала и в ту же секунду на ее запястье сомкнулись сильные пальцы.

– Без неожиданностей. Не дергайся, не делай резких движений. Поняла? Показывай дорогу.

И Румита покорно двинулась вперед.

Если гадалка и рассчитывала сбежать от Великого норлока во время путешествия по городу, то через несколько минут стало ясно: планам не суждено сбыться. Пальцы обхватили ее кисть железной хваткой, не ослабевающей ни на мгновение. На грязной мостовой, залитой помоями, Румита поскользнулась, норлок, не замедляя шаг, встряхнул ее, и от острой боли, прострелившей руку от кисти до плеча, у девушки навернулись на глаза слезы.

Лавка старьевщика действительно оказалась довольно близко. Вначале ветер донес запах старой одежды и плесени, потом Сульг разглядел маленькую лавчонку, возле которой стояли две тележки и корзины, заваленные грудой лежалого тряпья. Несмотря на ранний час, какая-то старуха уже рылась в большой плетеной корзине с обувью, откладывая облюбованные вещи на землю. Она подозрительно покосилась на подошедших, придвинула пару башмаков поближе и снова принялась перебирать старье. Завидев покупателей, показался хозяин, хмурый небритый мужчина. Он получил несколько медяков, позволил порыться в тряпье и выбрать все, что угодно, и скрылся в глубине лавки, потеряв к происходящему всякий интерес. Румита проводила его тоскливым взглядом и опустила глаза.

Сульг убрал мешочек с деньгам и кивнул на корзину.

– Ищи женский плащ с капюшоном, – тихо приказал он. – Быстрее.

Девушка покорно принялась перебирать вещи, чувствуя, что норлок стоит за спиной почти вплотную и внимательно наблюдает за каждым ее движением. Отыскав среди прочего тряпья полинявший темно-зеленый плащ, Румита оглянулась.

– Сумка, – тихо приказал он, указывая взглядом на продранную холщовую сумку. – Шерстяное одеяло. Укладывай в сумку все, кроме плаща. Наденешь его сейчас, а свой плащ уберешь. Дорожный посох тоже бери.

Румита, глотая слезы, подчинилась. Норлок кивнул, когда девушка угрюмо облачилась в потрепанный зеленый плащ и накинула капюшон. Он отыскал в корзине черную войлочную шляпу, покрутил в руках, надел и надвинул ее на глаза.

– Чем не чета фермеров? – пробормотал он сквозь зубы. – Кликни хозяина и спроси, сколько стоит вот та двухколесная тележка. Заплатишь, сколько он скажет. Шевелись!

Когда Румита переложила в тележку купленные в лавке старьевщика вещи и накрыла их грубой циновкой из камыша, они двинулись дальше. Тележка подпрыгивала на камнях, дребезжа и скрипя, грозя вот-вот рассыпаться.

– К Озерным воротам, – скомандовал Сульг. Румита крепче ухватилась за деревянную ручку тележки, отполированную ладонями. Норлок шел рядом, почти вплотную, положив ладонь на руку девушки. В одном из тихих окраинных проулков, неподалеку от ворот, Сульг приказал остановиться и, оглядевшись по сторонам, отстегнул меч, положил его на дно тележки и прикрыл тряпьем.

– Когда ты меня отпустишь? – тихо спросила Румита, тронувшись дальше. – Когда выйдем за город?

Сульг молча кивнул, незаметно оглядываясь по сторонам.

Вдоль улицы тянулись бедные лавчонки. Предназначенный на продажу товар стоял прямо у дверей: только что выпеченные булки из темной муки, не первой свежести сыры, овощи, груды привядшей зелени. В открытом окне портновской мастерской щелкали ножницами мальчишки-ученики, полная пожилая женщина раскладывала на гладильной доске рубашку, от горячих утюгов валил пар. Неподалеку работал брадобрей, балагуря, неторопливо прохаживался вокруг клиента, сидящего на табурете. Вокруг толпились еще несколько человек, ожидающих своей очереди: похоже, заведение пользовалось популярностью, к тому же здесь имелось настоящее зеркало, прислоненное к стене лавки. Сжав запястье Румиты, Сульг заставил ее чуть замедлить шаг и быстро глянул на свое отражение. Из-под полей шляпы не видно было глаз, знак «волка» скрыт маскировкой, темные волосы убраны. Караульным Озерных ворот, конечно, дали подробное описание норлока, но узнать его будет нелегко. Другое дело, если на выходе дежурят солдаты Белого Дворца, – их не обманешь этой примитивной маскировкой, все они прекрасно знают Великого норлока в лицо.

Сульг закусил губу. Было и еще кое-что… Патрули Дворца могли быть усилены магами. Тогда шансов выйти из города почти нет, они тут же учуют невидимый меч Фиренца, чары, которые дракон когда-то наложил на клинок.

Приходилось рассчитывать только на то, что за ночь маги вряд ли смогут покрыть расстояние от Доршаты до Брера…

Нужно было спешить. Он прибавил шагу, Румита тоже заторопилась, то и дело спотыкаясь.

С каждым шагом ей становилось все страшнее, а возле Озерных ворот девушка совсем упала духом. Ее затравленный вид и отчаянные взгляды, которые она бросала вокруг, могли обратить на себя внимание. Сульг стиснул пальцы, Румита вздрогнула от боли.

– Опусти глаза и смотри под ноги, – сквозь зубы процедил он. – И запомни: попробуешь сейчас выдать меня, пожалеешь, что появилась на свет!

Девушка испуганно уставилась в землю. Колеса телег и повозок, подпрыгивая, катились по неровным булыжникам, затем грохот сменялся глухим стуком – телеги въезжали в притвор ворот, проезжая по деревянному настилу. Кейрана-скинха оказалась права – покинуть Брер спешило множество людей. В основном это был рабочий люд из пригорода, торопившийся вернуться домой: лудильщики, жестянщики, сапожники, что добывали заказы, бродя по улицам и громко предлагая свои услуги. Попадались мелкие торговцы с коробками нераспроданного товара за спиной. С маленькими остывшими жаровнями брели продавцы мяса, тащились усталые помятые шлюхи, быстро прошмыгнула компания карманников, ловко пробираясь сквозь густую толпу и многозначительно переглядываясь друг с другом. Ковыляли старухи с кувшинами, в которых звонко булькали остатки молодого яблочного вина.

Из-за стен Брера в Озерные ворота с грохотом въезжали тележки молочников, рыбников, огородников, которые спешили доставить в город товар. Проехал, гремя колесами и раскачиваясь на неровных булыжниках, громадный фургон, галдя и толкаясь, потянулась вереница оборванных чумазых детей-попрошаек, оживленно обсуждая новость: в полдень в Брер прибывает большой караван, идущий в Кадгар. Попрошайки деловито распределяли места, где следует просить подаяние: кадгарские купцы предпочитали останавливаться вне города, разбивая пестрые шатры возле крепостных стен.

На скамейке под навесом уже занял свое место сборщик пошлин, маленький щуплый человечек, похожий на хорька. Каждая въезжающая в Брер повозка на мгновение задерживалась возле столика, за которым, почесываясь и зевая, сидел сборщик, и медная монета – плата за въезд в город – звякнув, падала в берестяную коробку, где уже лежала кучка мелких денег.

Вереница повозок медленно вползала в притвор ворот, проезжая под высоко поднятой ржавой решеткой, которая удерживалась толстыми цепями, намотанными на деревянные барабаны.

Караульные костры тлели, слабо курясь белесым дымком. Два солдата в мундирах городской стражи, с помятыми лицами, с покрасневшими от бессонницы глазами, устало разглядывали толпу. Еще один стражник, верхом на серой лошади, неторопливо объезжал крошечный пятачок перед воротами и отчаянно зевал, вытирая ладонью выступившие слезы. С другой стороны ворот, внимательно вглядываясь в людей, покидающих город, прохаживались двое караульных, судя по бодрому виду, заступивших на караул совсем недавно.

Внезапно Сульг стал слышать удары собственного сердца. Пятеро.

Он крепко сжал руку девушки.

– Держись рядом, – услышала Румита еле слышный голос. – Ближе!

Румита, не поднимая глаз, толкнула заскрипевшую тележку, Сульг бросил взгляд в сторону и похолодел: пересекая улицу, к Озерным воротам направлялись трое – подтянутые, внимательные и собранные, в темно-синих форменных плащах.

– Быстрее! – чуть слышно проговорил норлок, краем глаза следя за приближающимся патрулем.

Девушка вздрогнула, шевельнула пересохшими губами. Но двигаться быстрее оказалось невозможно: в воротах Произошла заминка, повозки катились все медленней и медленней, а вскоре и вовсе остановились. Послышались громкие раздраженные голоса, один из стражников, не спеша, направился в притвор, узнать, в чем дело.

– Чего встали?

Сульг глянул вперед. Причиной задержки стали две повозки, запряженные ослами. Одной из них, заваленной пустыми клетками для птицы, правил белобрысый мальчик лет десяти. В другой, болтая и толкаясь, сидело множество ребятишек самого разного возраста. Рядом с повозкой, держа на руках маленького ребенка, шла мать, невысокая полная женщина с усталым лицом. Подъехав к воротам, белобрысый мальчик соскочил с тележки, взял ослика под уздцы и завел в притвор. Оказавшись в воротах, осел остановился как вкопанный. Белобрысый мальчик, покрасневший от досады, тянул его за узду, но не мог сдвинуть с шеста.

Норлок бросил быстрый взгляд в сторону. Патрульные Дворца приближались, издалека обшаривая людей внимательными цепкими глазами. Он отвернулся, делая вид, что всецело занят разглядыванием того, что происходит впереди: повозки по-прежнему загораживали ворота. Промедление могло стоить жизни.

Толпившиеся позади люди недовольно зашумели.

– Шлепни его вожжами! – сердито крикнула мать. – Упрямая скотина! Нашел время показывать норов!

От резкого голоса младенец у нее на руках вздрогнул и заплакал.

– Ну, что застряли? – недовольно рявкнул верховой стражник, придерживая лошадь.

– Огрей его вожжами, парень! Не задерживай!

Патрульные приближались. Сульгу казалось, что он слышит, как звякают о булыжник подковки их сапог. Незаметно, каждое мгновение ожидая окрика сзади, он дерну кожаную петлю ножен, переместив невидимый меч Фиренца так, чтобы клинок оказался под рукой.

Мальчишки в повозке, устав от ожидания, затеяли возню, кто-то из них лягнул сидевшую на краю девочку, та заплакала и принялась колотить братьев.

– Что за наказание! Прекрати! – с досадой прикрикнула женщина. Ребенок на руках заходился в плаче. – Да успокойся же, наконец!

– Проезжайте, чума бы вас взяла! – заорал верховой. – Уйми свое отродье! И заткни младенца, он визжит, как недорезанный поросенок! Иди и сдвинь с места проклятого осла!

Он толкнул коня ногой и медленно поехал навстречу патрулю.

– Ну-ну, тише, полно! – неласково сказала мать, обратившись к плачущему малышу. – Знаю, ты устал, но потерпи уж еще немного!

Сульг мысленно возблагодарил небеса за такой подарок.

– Дай-ка я помогу, – проговорил он и толкнул Румиту вперед.

– Держись рядом! – тихо приказал норлок. Он шагнул к женщине и взял ребенка на руки.

Женщина растерялась.

– Спасибо… – нерешительно сказала она, глядя снизу вверх выцветшими голубыми глазами. Малыш примолк, словно набираясь сил перед тем, как снова зайтись в плаче.

– Вы хорошо умеете ладить с детьми, – удивленно проговорила мать, поглядывая на притихшего ребенка.

– Помогите вашему мальчику управиться с ослом, – посоветовал Сульг, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

– Придержи телегу, чтоб тебя! – рявкнул кому-то позади стражник. – Нечего устраивать затор прямо в воротах, пьяницы проклятые!

– Сам-то ты кто? – угрюмо и громко поинтересовался мужской голос. Вспыхнула громкая перебранка.

Спохватившись, женщина побежала вперед, схватила осла под уздцы, и упрямое животное наконец-то сдвинулось с места. Колеса заскрипели, повозки медленно тронулись.

Румита задержала дыхание, сделал крохотный шажок в сторону, и тут же замерла: в ребра ей уперся нож.

– Вперед, – услышала она. Лезвие, скрытое от посторонних глаз, пропороло одежду, по телу поползла теплая струйка крови. Норлок шел рядом, держа на одной руке ребенка. Тот, засунув кулачок в рот, с недоумением разглядывал незнакомого мужчину. Сульг искоса взглянул на малыша, первый раз в жизни ему приходилось иметь дело с маленьким ребенком, и норлок совершенно не знал, чего от него ожидать.

Стражник скользнул взглядом по торопливо идущим людям: еще одна фермерская семья, мамаша, отец с ребенком и целый выводок малышни в тележке.

Сульг почувствовал, как напряглась Румита, минуя караульного.

– Иди вперед, – еле слышно сказал норлок сквозь зубы. – И не дури.

Они уже почти миновали ворота, когда сзади раздался крик караульного:

– Погоди-ка, погоди!

Сульг замер. Сзади, торопясь и стуча подкованными сапогами, их нагонял стражник.

– Что в повозке? Ну-ка, отстегни полог! – скомандовал он, направляясь к большой крытой повозке, что ехала перед ними.

Норлок подтолкнул Румиту, они обогнули повозку, возле которой остановился стражник, и прошли под решеткой. Ворота остались позади.

Сульг перевел дух, сердце его колотилось. Для верности он прошел еще немного, потом протянул младенца женщине. Она забрала малыша, вернулась к повозке, возле кото-рой ее поджидал хмурый белобрысый мальчик. Вскоре тележка, запряженная упрямым ослом, покатилась прочь.

Из Озерных ворот по-прежнему выходили люди, не обращая друг на друга никакого внимания.

– Шевелись, – коротко бросил Сульг, и девушка поспешно взялась за ручку тележки.


Румите хотелось обернуться и бросить взгляд на Брер: ей казалось, что она видит город последний раз в жизни. После первой встречи с Великим норлоком гадалке пришлось оставить Доршату. Теперь, год спустя, она покидала Брер.

Оглянуться Румита так и не посмела. Неожиданная встреча на улице с тем, кто долго снился в страшных ночных снах, лишила её мужества. Мысль позвать на помощь караульных на Озерных воротах мелькнула и тут же пропала.

Румита шла, чувствуя на плече чужую тяжелую ладонь, ощущая, как холодит кожу одежда с расплывшимся на ней кровавым пятном, и понимала, что каждый шаг, удаляющий от Брера, приближает смерть. Она украдкой покосилась на норлока: лицо его ничего не выражало, лишь глаза блестели, как лезвие ножа, и губы были крепко сжаты.

Путники отходили от Озерных ворот все дальше, минуя лачуги и хижины пригорода. Сульг напряженно прислушивался, не раздастся ли сзади топот копыт, но слышал лишь обрывки чужих разговоров: женщины озабоченно сетовали на то, что из-за вчерашнего переполоха на базаре не было никакой торговли, да ребенок плаксивым голосом клянчил у матери сладости.

Когда пригород Брера остался позади, норлок убрал руку с плеча Румиты и, прищурив глаза, оглядел местность, расстилающуюся перед ними.

Он вспомнил карту на своем рабочем столе, мысленно развернул ее – желтый дорогой пергамент, исчерченный красными и синими линиями – отыскал Акрим, затем Брер, проследил линии крупных торговых трактов, проведенные синими чернилами. Один из них вел из Кадгара в Акрим, проходя мимо Брера, и разделялся на две дороги: одна устремлялась в Доршату, другая – в Шармиш. От трактов тонкими нитками тянулись менее оживленные пути, и на них, словно бусины на ожерелье, были нанизаны алые точки, которыми отмечались небольшие городки и деревни. Пунктиром проходили заброшенные дороги – ими почти никто не пользовался с той поры, как после войны проложили новые тракты. Сульг попытался представить себе местность, заштрихованную на карте зелеными чернилами. Одна старая дорога начиналась неподалеку от Брера и вела почти до границы с Мглистыми землями. Вдоль дороги не было городов, а деревни постепенно сменялись маленькими поселениями, которые даже не имели названий. Чем ближе к Мглистым землям, тем реже встречались деревни и поселки, а потом они исчезали вовсе. И последнее, что было отмечено на карте – невысокая горная цепь, за которой начинались земли, не принадлежавшие никому.


Когда Румита поравнялась с развилкой, Сульг кивком указал на заросшую травой дорогу: по обе стороны ее тянулись кустарники и купы еще зеленых деревьев. Он оглянулся, проверяя, нет ли погони, разрыл ворох тряпья в тележке, отыскал меч, пристегнул и прикрыл полой плаща.

Румита собралась с духом и робко проговорила:

– Ты обещал отпустить меня, когда пройдем ворота. Я… Мыже…

– Я передумал, – жестко сказал норлок. Он бросил в те-лежку шляпу и тряхнул головой, отбрасывая волосы. – Пойдешь дальше… пока что.

– Передумал? – прошептала девушка. – Но ты же говорил… Дальше? Куда?

– Не твое дело.

Повозка, поскрипывая, подпрыгивала на ухабах, грозя вот-вот развалиться. Румита посмотрела вперед: дорога делала поворот и терялась меж холмов. Кругом не было видно ни души.

– Но эта дорога ведет не в Доршату! – с отчаянием воскликнула девушка.

– Кто тебе сказал, что я иду в Доршату? – поинтересовался норлок.

Глава восьмая

ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА

Немного существовало на свете вещей, которые раздражали бы норлока сильнее, чем женские слезы. Прошло совсем немного времени, а он уже с трудом удерживался от того, чтобы не отвесить плачущей девице пару оплеух: может, тогда она успокоится наконец и перестанет заливаться слезами! Нервы были натянуты, как тетива, слух обострен – позади в любую секунду мог раздаться топот копыт, и тихие всхлипывания гадалки порядком выводили норлока из себя.

Румита шла, спотыкаясь, глядя перед собой невидящими глазами, слезы, срываясь с подбородка, капали на грудь.

– Уймись, – процедил Сульг сквозь зубы. В холодном голосе проскользнуло что-то такое, от чего девушка тут же принялась поспешно вытирать лицо полой плаща.

Норлок шел скорым шагом, сосредоточенно сдвинув брови. Мысленно он представлял себе путь, который предстояло проделать: дорога не самая быстрая и безопасная, зато неожиданная для тех, кто попытается его отыскать.

Румита изо всех сил боролась со слезами, опасаясь рассердить спутника.

– Ты меня убьешь? Убьешь, потому что я знаю, что ты – норлок, которого ищут?

– Быстро соображаешь, – пробормотал Сульг. Он обдумывал разные варианты развития событий и не обращал внимания на гадалку.

Румита хотела добавить еще что-то, но слезы снова заволокли глаза, и она всхлипнула.

Сзади застучали колеса, норлок встревоженно обернулся. Путников нагоняла повозка, запряженная упитанной рыжей лошадью – несколько человек, поочередно отхлебывая из фляжки, громко обсуждали последние события в Брере. Доехав до поворота, повозка свернула на узкую, поросшую травой дорогу к дому, что стоял возле крошечного, затянутого ряской пруда.

Румита проводила повозку тоскливым взглядом.

– Если ты отпустишь меня, – проговорила она умоляюще, прижав руки к груди, – я никому, никому не скажу, что видела тебя! Я клянусь, что никогда не расскажу… Я…

Сульг покосился на девушку. Люди, готовые вот-вот попрощаться с жизнью, говорят слишком много, слова из них гак и льются. Эту попытку зацепиться за жизнь норлок знал слишком хорошо.

– Заткнись. Конечно, не расскажешь. Мертвые вообще неразговорчивы.

Девушка испуганно замолчала.

Брер давно остался за поворотом, за густыми деревьями скрылись лачуги пригорода. Но всадникам потребуется совсем немного времени, чтобы преодолеть это расстояние и настигнуть путников! Мысль об этом заставляла норлока ускорять шаг и безжалостно подгонять Румиту.

По крайней мере один день патрули потратят на то, чтобы еще раз тщательно обыскать город, прочесать улицы, рома, расспросить людей. Рано или поздно кто-нибудь вспомнит, что видел норлока на окраине Брера, возле Озерных ворот. Патрули поймут, что он ускользнул от них, и сосредоточат все внимание на дорогах, ведущих в Доршату… но, возможно, догадаются проверить дороги во всех направлениях, в том числе ведущие в противоположную сторону? В поисках одинокого путника ищейки Ордена прочешут вce тропки… Привлечет ли их внимание семейная пара, возвращающаяся с осеннего праздника в Брере? Осенью на дорогах всегда бывает полно народа: фермеры ездят продавать урожай, сезонные рабочие устремляются в города, пытаясь найти работу на зиму, бродяги, паломники…

Норлок прищурил глаза, оглядывая дорогу, что тянулась меж холмов, делала поворот, оставляя в стороне поселки и большие деревни, и бежала дальше, теряясь в пустынной и дикой местности. В тех краях лишь возле караванных путей попадались маленькие поселения, да изредка встречались пастухи-кочевники, перегоняющие огромные стада коз и овец. Заброшенной дорогой пользовались редко, но если патруль вздумает прочесать все дороги до Шармиша, о ней, конечно, вспомнят.

Румита брела рядом, спотыкаясь на каждом шагу. Сульг мельком глянул в ее сторону: гадалка, похоже, уже попрощалась с жизнью. Он огляделся кругом, потом снова представил карту. За двумя пологими холмами, поросшими редким орешником, должна быть развилка.

– Сворачивай к ферме. – Норлок кивнул на низкий дом под красной черепичной крышей, окруженный старыми развесистыми яблонями. – Надо купить что-нибудь из еды. Держи рот закрытым, ясно? Если начнешь кричать, звать на помощь, придется убить не только тебя, но и людей в доме. Их смерть будет на твоей совести. Спросят, куда идем – скажешь, идем из Брера с осеннего праздника, а живем… ну… в Дайру. Поняла?

Девушка торопливо кивнула.

Хозяин, пожилой крепкий человек с густой рыжеватой бородой, поблескивая загорелой лысиной, колол во дворе дрова. Он не удивился гостям: ферма стояла неподалеку от дороги, и путники, едущие в Шармиш, частенько покупали у него еду – хозяин собщил об этом с гордостью. Воткнув топор в чурбан, он поинтересовался, что хотят купить, кивнул и скрылся в доме. Румита, незаметно смахивая слезы, разглядывала двор. По траве бродили куры, роясь в мусоре, похрюкивала в сарае свинья, а неподалеку в небольшом загончике резвились упитанные бурые кролики.

Норлок вытряхнул в ладонь нож, бросил быстрый взгляд в сторону: хозяин возился на веранде, собирая при-пасы, – вынул из корзины буханку хлеба, пошарил на полках в поисках коробки с солью, затем принялся переливать мед из большого кувшина в горшочек.

Сульг бесшумно приблизился к загону, чуть помедлил, разглядывая кроликов, коротко свистнул нож и пришпилил зверька к земле. Румита растерянно заморгала глазами. Она покосилась на ничего не подозревающего хозяина, потом перевела взгляд на норлока. Сульг хладнокровно вывернул лезвие, убрал нож на место, взял кролика за задние лапы и забросил в тележку. Вскоре хозяин вынес припасы: тяжелую буханку еще теплого хлеба, несколько лепешек, завернутых в лист лопуха, горшочек с медом и несколько вареных яиц в крошечной корзиночке. Румита, чувствуя на себе пристальный взгляд норлока, молча расплатилась, положила еду в тележку и прикрыла полой своего коричневого плаща: единственной чистой вещью из всей груды заплесневелого тряпья. Хозяин пересчитал деньги, кивнул и скрылся за калиткой. Девушка поглядела ему вслед, готовая расплакаться от собственной беспомощности.

– Быстрей, гадалка, – нетерпеливо скомандовал Сульг, когда они снова оказались на дороге. Румита торопливо взялась за ручку тележки.


К полудню они были уже далеко от Брера, но Сульг по-прежнему торопился, и Румита еле успевала за ним. Норлок не особенно приглядывал за девушкой: на пустынной дороге бежать ей было некуда. Хлеб, купленный на ферме, Румите пришлось съесть на ходу. Впрочем, норлок тоже ел, не замедляя шага. После того как с едой было покончено, Сульг принялся разглядывать местность: совсем скоро должен показаться поворот. Норлок оглянулся, обшаривая взглядом бурые холмы, купы деревьев, дорогу, и Румита внезапно увидела, как глаза его медленно сузились. Она проследила за его взглядом: позади, нагоняя их, во весь опор неслись два всадника. Девушка быстро опустила глаза, но Сульг уже заметил тень мелькнувшей надежды. Взгляд его сразу же стал колючим.

– Не делай глупостей, гадалка, – процедил он. – Хуже будет. Мне придется тебя прирезать и идти дальше в одиночестве. А я только-только начал привыкать к твоему обществу.

Румита испуганно покосилась на него и кивнула.

– Отлично, – сказал Сульг. Он, не отрываясь, следил за приближающимися людьми.

– Держись ближе к обочине, – скомандовал норлок. – Иди медленнее, но не останавливайся.

Он пропустил девушку вперед и занял место по другую сторону тележки, без колебаний используя Румиту как дополнительную преграду между собой и нагонявшими их всадниками.

Тележка катилась еле-еле. Топот лошадей приближался, громом отдаваясь в ушах. Ладонь Сульга крепко сжимала рукоять меча, прикрытого плащом, лицо казалось совершенно спокойным.

– Кто же узнал меня? – пробормотал норлок вполголоса, краем глаза следя за дорогой.

Всадники налетели, в облаке пыли, с топотом копыт и шумом промчались мимо, словно вихрь, и скрылись за поворотом. Сульг выдохнул сквозь зубы и убрал руку с меча.

– Это не воины, – с облегчением проговорил он. – Наверное, почтовая служба Брера.

Румита опустила голову, глаза снова защипало от близких слез.

Некоторое время норлок шел молча, обдумывая что-то, потом неожиданно вспомнил о своей спутнице, выбившейся из сил.

– Сворачивай с дороги, – приказал он, отбрасывая травинку, которую мусолил во рту последние несколько минут. – За кусты. Хорошее место, как раз ничего не видно будет.

Румита остановилась и мертвой хваткой вцепилась в тележку.

Сульг обошел неподвижно стоявшую девушку и оглянулся.

– Ну? – с досадой бросил он. – Будешь стоять как вкопанная или все-таки двинешься с места? Давай, шевелись!

Норлок исчез в зарослях. Румита поколебалась, однако собралась с духом и двинулась следом, с трудом протаскивая тележку через густой кустарник. За кустами оказалась крошечная поляна, которую Сульг облюбовал для привала. Он отстегнул меч, положил его в траву, прикрыл плащом и направился к тележке. Там норлок достал остатки хлеба, лепешки, мед и не сдержал усмешки, заметив, как испуганно отпрянула девушка.

– Слушай, гадалка Румита, – начал он, раскладывая еду прямо на траве. – Слушай меня внимательно. Если б я хотел тебя убить, то сделал бы это сразу по выходе из Брера. Никто не станет искать твоего убийцу, не такая уж ты важная особа.

Он развязал холщовую тряпицу, закрывавшую горшочек с медом.

Румита стояла поодаль, напряженно следя за каждым его движением.

– Так что убивать тебя покуда не стану… но и отпустить тоже не могу. Пойдешь со мной какое-то время – день или два. А когда отпущу – можешь со всех ног бежать обратно в Бpep и сообщать стражникам, что видела Великого норлока. Возможно, тебе даже поверят, – он обмакнул кусок лепешки в мед и отправил в рот, – хотя на твоем месте я бы не слишком рассчитывал на вознаграждение. – Он посмотрел на девушку.

Румита вспыхнула.

– Вовсе не собираюсь этого делать! – с жаром воскликнула она. – У меня и в мыслях не было! Никогда! Клянусь!

Сульг усмехнулся.

Девушка нерешительно потопталась в стороне, кусая губы.

– Но… Ты уже один раз меня обма… обещал, что отпустишь, когда выйдем из Брера, но потом сказал, что передумал и…

Норлок пожал плечами, жуя лепешку:

– Бывает. Иногда я меняю решения.

Румита помрачнела. Она отломила кусок хлеба и села возле тележки, подальше от Сульга.

– А кто ж тебе мешает изменить решение еще раз да и убить меня? – пробормотала она еле слышно, но он расслышал.

– Никто, – сказал норлок спокойно. – Но я нечасто убиваю без особых причин. Так что, вполне возможно, вернешься в Брер живой. Ясно?

Девушка угрюмо кивнула. Мягкий свежий хлеб казался ей совершенно безвкусным. Она подержала кусок в руках и сунула в карман.

– Отлично. – Сульг легко поднялся на ноги и отряхнул куртку от крошек. – Бери тележку, иди на дорогу.


Дорога казалась бесконечной. В последние пару часов Румита собиралась с духом, чтобы сказать, – у нее нет больше сил, чтобы двигаться дальше. Ей хотела есть и пить, стертые ноги горели огнем, но она все брела и брела по пустынной дороге, толкая перед собой тележку. Норлок, видно, хотел как можно дальше убраться от Брера и все прибавлял ходу, забыв о выбившейся из сил гадалке.

Когда над холмами и старой дорогой сгустились синие осенние сумерки, Румита все же отважилась заговорить. Она хотела намекнуть, что устала, но в самый последний момент струхнула и сказала совсем не то, что хотела:

– Почему мы идем в противоположную сторону от Доршаты?

Солнце село, низкое небо затягивалось облаками. Ветер шуршал в кустах, возился в зарослях, словно невидимый зверь. Дорога терялась меж холмов, Румита понятия не имела, куда она вела. В пустых вечерних полях рядом с неразговорчивым хмурым спутником было беспокойно и неуютно.

– Разве… я думала… нужно добраться до Серого Замка? – робко спросила девушка и тут же прикусила язык. Однако Сульг не рассердился.

– Дороги на Доршату взяты под охрану, – коротко сказал он, отвлекаясь от своих мыслей.

– Я слышала, что в Брере ищут вира, обернувшегося… – Румита поколебалась немного. – Но ты же не…

– Вира, обернувшегося мной, уже убили, – неохотно сказал норлок. – Я это видел.

– Убили? Вчера вечером, возле базара, болтали, что этот вир исчез…

Она задумалась на мгновение, потом, поколебавшись, заговорила снова.

– Но… А кого же тогда ищут солдаты? Тебя? – спросила она, и карие глаза ее стали круглыми. – Они думают, что ты и есть этот вир?!

Норлок промолчал.

– Не может быть! Разве кто-то посмеет… Но если ты скажешь… объяснишь, что ты – это ты, а не вир?

– Кому? – устало поинтересовался Сульг. – Патрулям Белого Дворца? Они убьют меня, а потом сообщат в Серый Замок, что расправились с виром, принявшим мою личину. Понятное дело, потом сильно огорчатся, когда узнают, что убили не вира, а норлока, казнят пару стражников, замешанных в убийстве, да мне-то от этого не легче будет…

– Но сообщить норлокам…

– В Брере их нет, ты должна это знать, раз жила там. В Сером Замке знают, что я в Акриме, и не скоро спохватятся. В Акриме знают, что я уехал в Доршату.

У него снова мелькнула мысль об Айши и Тальме, и он с досадой прикусил губу.

– А в Ратиле просто решат, что я передумал и заеду к ним в другой раз. Да… Кто-то хорошо был осведомлен о моих планах… – с досадой пробормотал он, погружаясь в раздумья.

– Но… – начала было Румита, однако, заметив недовольный взгляд норлока, прикусила язык.

– Я хотела спросить, зачем я тебе понадобилась, – торопливо сказала она. – Только и всего!

– Время скрасить за приятной беседой, – буркнул Сульг.

Долгое время Румита молчала, потом тихонько проговорила:

– Понимаю… Ищут-то тебя одного, а на фермерскую семью, что идет в свою деревню с ярмарки, внимания не обратят…

Норлок покосился на нее, но ничего не сказал.

Далеко на равнине, возле холма виднелось несколько маленьких домиков, в окошках уже светился огонь. Румита поглядела на них с надеждой, но норлок отрицательно мотнул головой:

– Нет. Заходить туда нельзя.

– Будем идти всю ночь? – испуганно спросила девушка.

– Переночуем где-нибудь.

Она оглянулась.

– А вдруг здесь виры? – Голос Румиты дрогнул. – Они теперь бродят в этих краях! Говорят, и на путников нападают! А если вир укусит человека…

Сульг с досадой вздохнул.

– Глупости. Виры никого не кусают, – неохотно сказал он. – Это все выдумки людей. Чем нелепее слухи, тем охотней вы им верите.

– Но так говорят! – Румита помолчала немного, потом любопытство взяло верх над страхом. – Это правда, что виры жили раньше в Доршате?

– Правда.

– А почему они ее покинули?

– Люди решили, что в Доршате вирам не место, – хмуро пояснил Сульг. – И норлокам, похоже, тоже…

Румита, заметив, как сдвинулись его брови, заторопилась:

– Конечно, это несправедливо, вы же пришли на земли Доршаты раньше людей. Но ведь люди ничего не имеют против норлоков, ну, чтобы они и дальше жили в Дор…

Сульг бросил на девушку косой взгляд.

– Это мы против вас пока что ничего не имеем, – отрезал он, и Румита тут же умолкла. Но идти молча по темной дороге ей было еще страшней, чем разговаривать с норлоком.

– Ты встречался с вирами?

– Да, – ответил Сульг после паузы. – Не очень часто. Они не любили чужих. Не доверяли им.

– И они были оборотнями?!

– Ну и что? – Норлок пожал плечами. – Кому от этого было плохо? Хватит, – сказал он, заметив, что девушка внова открыла рот. – Поговоришь в другой раз. Подробно расскажешь, какие кровожадные существа эти виры. А сейчас я собираюсь искать место для ночевки. Нужно устроиться так, чтобы не видно было с дороги. Места здесь не оживленные, но все же… не так уж далеко удалось отойти от Брера. Жаль, коня пришлось бросить в этом проклятом городишке! – пробормотал он с досадой.

– Бросить? Через неделю в Брере конная ярмарка, – торопливо говорила Румита, е опаской оглядываясь по сторонам: сумерки становились все непроглядней. – Много народу собирается… торговцы лошадьми, фермеры, караванщики. Покупают, продают…

– На нем тавро Серого Замка. Всякого, кто попытается продать коня с таким клеймом, повесят на городской стене.

Взгляд его скользил по обочине, выискивая подходящее место. Наконец он кивнул Румите, чтобы сворачивала с дороги.

На пригорке неподалеку от ручья норлок снял плащ и бросил под невысокой сосной.

– Поставь сюда тележку, – велел он. – Сегодня дальше уже не пойдем.

Румита оглянулась на пустынную дорогу, убегающую в темные холмы.

– Последнее время люди стараются не пускаться в путь в одиночку, – пробормотала она.

– Что так? – Сульг достал остатки хлеба, лепешки, завернутые в листья лопуха, и ворошил тряпье в тележке, пытаясь отыскать горшочек с медом.

– Из-за вир. – Румита настороженно обернулась, ей показалось, что в кустах кто-то прошмыгнул. – Поэтому все выезжают рано, чтобы добраться до постоялого двора засветло. А если нет, то стараются ехать большой компанией. Виры тогда боятся нападать.

Сульг с сомнением покачал головой. Он отошел к сосне, уселся на расстеленный плащ и задумался, медленно разворачивая завернутые в листья лепешки.

– Виры не нападают на людей, – произнес он наконец. – Никогда не слышал об этом.

– Может быть, – сказала Румита. Глаза ее блеснули: страх перед вирами пересилил в ней страх перед норлоком. – Может быть, сто или двести лет назад так и было, они не нападали! А сейчас совсем другое говорят! И кто его знает, почему они покинули Мглистый край?!

– Понятия не имею, – признался норлок, – Но нападать на кого-то… не похоже это на вир…

Он снова погрузился в раздумья, пытаясь разобраться в том, что происходит. Виры, почти полностью исчезнувшее племя магов-оборотней, бродили возле границ Мглистой земли, удерживаемые там силой чужой магии. Но агрессивности, присущей оборотням, у вир никогда не было и в помине…

Румита пристально смотрела на норлока.

Она очень хорошо помнила это лицо: жесткую линию губ, темные сдвинутые брови и хмурые серые глаза. Даже сейчас, год спустя, по спине бежали мурашки, стоило только вспомнить тот ужасный день, когда она оказалась в покоях Великого норлока и он смотрел на нее равнодушным ледяным взглядом.

А сейчас – можно ли верить его словам? Отпустит ли он ее живой? Что для него чужая жизнь?

Румита опустила глаза. Снова мелькнула в голове мысль: а что, если опередить? Убить первой? Девушка закусила губу, размышляя, потом тихонько вздохнула: ей еще не приходилось лишать кого-то жизни. Наверное, не так-то легко… Это не курицу зарезать… Нечего и пытаться!

Она переступила с ноги на ногу и раздосадовано дернула плечом.

Сульг бросил на нее проницательный взгляд.

– Ну, гадалка Румита, – произнес он, и девушка подняла удивленные глаза, ей показалось, что норлок улыбнулся. – Теперь, после того, как ты решила не убивать меня спящего, пожалуй, пора устраиваться на ночлег.

– А если ночью нападут виры? – Девушка испуганно посмотрела на темные кусты. – Или какая-нибудь нечисть? Спать под открытым небом – значит, притягивать к себе упырей. Это все знают. Или мертвецов. Ночью они вылазят из своих могил и…

– Каких еще упырей?! – с досадой отозвался Сульг, роясь в тележке. – Бояться надо живых, а не мертвых. А виры… ну, гадалка Румита, у тебя же есть оружие. Сможешь защититься в случае чего.

Румита онемела.

– Ты это о … О чем говоришь? О дорожном посохе? – Она бросила взгляд на посох, купленный в лавке старьевщика, он валялся возле тележки. – Я не очень-то умею с ним…

– Я говорю о ноже, о том самом, что ты прячешь на поясе с тех самых пор, как вышла из Брера, – невозмутимо произнес норлок. Он отыскал холщовую сумку и вытряхнул пару кремней.

Глаза Румиты расширились.

– Откуда ты знаешь? – еле слышно спросила она.

Сульг усмехнулся:

– Заметить нетрудно. Я все ждал, когда ты решишься пустить его в ход. К счастью, у тебя хватило ума не делать этого.

Он бросил ей кремни:

– Собери хворост и разведи костер.

Девушка кивнула. Однако стоило Сульгу сделать шаг в сторону, как она вскочила на ноги:

– Куда ты?

– За водой. Неподалеку ручей, а у меня есть фляжка.

Румита смерила взглядом расстояние до ручья, потом оглянулась назад, на темнеющие кусты:

– Я с тобой!

Сульг хмыкнул, выливая из деревянной фляжки остатки воды.

– Сначала ты собиралась сбежать, потом – зарезать меня ночью, а теперь будешь ходить по пятам? Этого еще не хватало! Оставайся тут!


Румита сидела возле маленького костра, испуганно озираясь по сторонам. Облегчение, которое появилось на лице девушки, когда она завидела Сульга, яснее всяких слов говорило о том, как страшно ей находиться среди темных холмов, под черным ночным небом.

– Может быть, не нужно останавливаться на ночлег здесь? Еще можно добраться до какого-нибудь села… – умоляющим голосом проговорила она.

– Нет, – коротко ответил Сульг. Он захватил из тележки тушку кролика и вернулся к огню. Вынув нож, норлок ловко вспорол зверьку брюхо, поддел лезвием внутренности и вышвырнул в траву. – Никаких сел поблизости нет.

– Виры…

– Совсем необязательно.

Через несколько минут кролик был ободран и разрублен на две части. Сульг вырубил две подходящие палочки, нанизал куски мяса и пристроил над огнем.

– Будет несоленое, но не беда, – пробормотал он.

– Ты куда? – испуганно спросила Румита, вскакивая на ноги.

– К ручью.

– Я тоже! – поспешно сказала она.

– Боишься вир? Ну, по крайней мере не придется связывать тебя на ночь, и так никуда не денешься. – Он подбросил в огонь несколько сучьев, огонь затрещал. – Сиди тут. Приглядывай-ка лучше за мясом.

Румита сердито сверкнула глазами. Сульг спустился к ручью, сполоснул в воде руки, перепачканные в крови кролика, вытер их полой рубахи и вернулся к костру.

Девушка сидела возле огня: ей стоило усилий выдержать характер и не обернуться на звук шагов. Сульг усмехнулся, взял лепешку и принялся жевать, поджидая, пока приготовится мясо.

Глядя на огонь, Румита перекатывала в руке каменные гадальные шарики, время от времени поглядывая, какой стороной, белой или красной, они повернутся.

– Не веришь в гадание? – спросила она, заметив скептический взгляд норлока. Он отрицательно мотнул головой. Румита помолчала, опасаясь рассердить его, потом осторожно проговорила:

– Но… Разве мое гадание не начинает сбываться? Разве ты не говорил, что тебя ищут, чтобы убить?

Сульг вздохнул.

– Я бы тебе рассказал, сколько раз меня искали, чтобы убить, – заметил он, переворачивая мясо над огнем. – Да боюсь, рассказ получится слишком длинным.

Румита задумалась, постукивая в ладони шариками.

– Могу погадать еще раз, – предложила она.

– Нет уж, – решительно отказался норлок. – Избавь от этого! Нет никакого желания выслушивать глупости.

– Глупости?! – запальчиво воскликнула Румита и тут же осеклась, но норлок лишь пожал плечами. – Если ты считаешь мое гадание вздором, который и внимания не заслуживает, – продолжила уже тише, – то отчего ж твои «волки» притащили меня в Серый Замок?

– Это был не мой приказ, – пояснил Сульг. – Доставить тебя распорядился Азах, Наставник воинской школы, мой старый друг. Мне лично наплевать, что за небылицы плетут люди. В тот год слухам о гибели Магистра и моей не было числа, чего только не говорили! И когда появился еще один, Азах вышел из себя. Только и всего.

Он поворошил угли в костре.

– Старый друг? Понятно… – Она помолчала, припоминая. – А! Наставник вашей школы! Я слышала, вы вместе были в изгнании?

Сульг искоса взглянул на нее, девушка смешалась.

– Ну, я думала, это не секрет… все в Доршате знают об…

– Были, – неохотно сказал он. – Хотя отправляли в изгнание меня одного. А Азах и Тирк отправились по своей воле. И еще несколько друзей.

– О, – тихонько сказала Румита, – И сколько же вы были в изгнании?

– Долго, – коротко ответил Сульг, не желая поддерживать разговор.

Румита замолчала, но лишь на минуту.

– Да, многое тогда говорили! Не только это.

– Представляю себе, – пробормотал Сульг, подбросив в огонь несколько веточек. – Норлоки едят живых младенцев, правда?

– Я… нет, не это. Ну, всякое болтают.

Она смутилась и не слишком искусно попыталась сменить разговор:

– И все же зря ты не веришь в гадание!

– Во что я должен поверить? В то, что ты предсказала, в свою скорую смерть? С чего бы это?

Девушка помотала головой:

– Нет… я о другом.

– О чем же?

Румита беспокойно поерзала на траве, собираясь с духом.

– Я знала, что мы встретимся еще раз! – выпалила она и покраснела. – Карты показывали, что наши пути пересекутся!

Сульг пожал плечами.

– И, как видишь, все сбылось! – крикнула гадалка.

– Да, я заметил, как ты обрадовалась, – пробурчал он, проверяя, не поджарилось ли мясо.

Румита опустила глаза:

– Я не ожидала, что все произойдет так… неожиданно.

– А как это должно было произойти? – спросил норлок без особого интереса. Он осторожно вынул из огня палочки с нанизанными на них кусками мяса и положил в траву остывать. – Ерунда все это… Чушь.

Румита поджала губы и убрала гадальные шарики в карман.

– И что же, нравится тебе быть гадалкой?

Девушка повела плечом:

– Ремесло не хуже любого другого. Вообще-то, выбирать было не из чего, – неохотно призналась она, не глядя на норлока. – В детстве меня били… потом я сбежала из дома, ну и… пришлось учиться зарабатывать себе на хлеб.

Сульг разломил хлеб, придвинул куски дымящегося мяса и кивком указал Румите на еду.

– Кто бил?

– Мачеха. – Девушка осторожно взяла горячий кусок. – Никак не получалось с ней поладить, что ни сделаю, все было плохо…

Норлок взял половинку зажаренной тушки и, орудуя клыками, быстро разорвал ее на части.

– А отец? Что ж он не заступился за тебя? – Он взял один кусок и отправил в рот.

– Ему не до этого было. – Румита облизала пальцы, перепачканные в жире. – Прокормить шестерых детей непросто, знаешь… он много работал.

Она пожала плечами, прожевывая мясо.

– Когда я ушла, меня, наверное, и не спохватились. В Доршате жила тетка, я и решила к ней поехать. Думала тогда, она обрадуется, если буду у нее жить… Мне девять лет было. – Румита помолчала. – Путь до Доршаты оказался неблизким…

Она бросила в костер дочиста обглоданные кроличьи косточки и вытерла пальцы о траву.

– Ну а потом пришла пора учиться какому-нибудь ремеслу… одна женщина научила меня гадать. Все говорили, что у меня неплохо получалось.

– Да уж, – пробормотал Сульг.

Румита вспомнила кабак Фитча, шум и гам, крики подвыпивших моряков, пьяные драки, запах кислого несвежего пива, братца, Бретена и умолкла, чувствуя, как к глазам подступают слезы.

Покончив со скудной трапезой, норлок погасил костер и тщательно затоптал тлеющие угли.

– Зачем? – испуганно спросила девушка – Нечисть боится огня, это всем известно!

– Не стоит объявлять всем вокруг, что здесь кто-то ночует. Мало ли кто заглянет на огонек. – Сульг переставил тележку поближе к пригорку, решив устроиться на ночлег под сосной, потом вышел на дорогу и прислушался. Стояла тишина, лишь вдалеке пересвистывались ночные птицы.

Он вернулся к месту ночлега.

– Никого нет? – спросила Румита напряженным голосом.

– Упырей пока нет, если тебя это интересует, – ответил Сульг. Девушка сердито дернула плечом. – Может, попозже подойдут, кто их знает? Будем ждать.

– А виры?

– Почему они должны оказаться именно здесь, а не где-нибудь в другом месте? – резонно поинтересовался норлок. – Все, избавь меня от болтовни.

Он взял плащ, бросил на землю под деревом, положил рядом меч и расстегнул перевязь с ножнами невидимого клинка.

Девушка беспокойно топталась неподалеку, явно собираясь с духом, чтобы сказать что-то.

– Ну что еще? – с досадой спросил норлок. – Иди спать, гадалка Румита.

Из темноты послышалось несколько вздохов. Сульг тоже вздохнул.

– Послушай, – сказал он. – Ты, конечно, очень привлекательна… но я тебя уверяю, далеко не все мужчины, оказавшись с девушкой в лесу, мечтают… э… гм… немедленно залезть ей под юбки. Так что можешь спать совершенно спокойно.

– О! – с возмущением воскликнула Румита. – Ты умеешь читать чужие мысли!

– Твои мысли у тебя на лице, – пояснил Сульг. – А норлоки видят в темноте. Ясно? А теперь сделай одолжение, засни наконец. И положи рядом свой посох – пригодится, если упыри нагрянут.

Он лег на спину и заложил руки за голову.

Темное бескрайнее небо расстилалось над землей, мерная звездами. На западе широко раскинул крылья Серебряный Дракон, возле его правой лапы свернулась клубком Небесная Лисица, покровительница торгового люда. В севернойl части небосвода уже поднимались Стерегущие: семь ярких звезд – Души Воинов, как называли их кадгарцы – и, пересекая весь небесный свод, сверкающей серебряной полосой тянулась Река Эльфов, из которой на самом краю неба пил воду Единорог, охраняющий Доршату. Знакомая звезда, запутавшись в густых сосновых лапах, мигнула волчьим глазом норлока, и Сульг улыбнулся в ответ.


Рутис, юный слуга шагрита Белого Дворца, стоял за креслом своего господина и не сводил горящих глаз с седобородого певца: Морир Серебряный, исполнитель исторических баллад, как раз вел неторопливый рассказ о Кадгарской битве, где прославился шагрит Закиф. Певучим звучным голосом Морир живописал картину сражений, а его длинные смуглые пальцы проворно перебирали струны лютни, заставляя инструмент то плакать, то смеяться. Шелестели листья над головой, звонко перекликались пичуги в ветвях деревьев, дамы в ярких нарядах, присев на стулья, расставленные на лужайке, лакомились фруктами и изящно прихлебывали из полупрозрачных фарфоровых чашек чай из апельсиновых цветов. Чтобы угодить дамам, Морир завел длинную любовную балладу о том, как император Берегов Восточного Ветра полюбил юную принцессу из страны Крин-Сей, предназначенную в жены его сыну. Юная принцесса тоже полюбила могущественного владыку, но, будучи супругой другого, хранила мужу верность и вскоре зачахла от несчастной любви. Печальная история растрогала дам, а чувствительная Кристалл, белокурая и пухленькая, даже приложила к глазам платочек. Сын кадгарского повелителя, слушая балладу, самодовольно подкручивал ус, не сводя томного взгляда с Кристалл. Начальник Дворцовой гвардии Лоринг хранил на лице невозмутимое выражение, делая вид, что не замечает укоризненных взглядов, которые украдкой бросали на него придворные дамы.

Рутиса любовная баллада нисколько не заинтересовала. Он с удовольствием послушал бы еще одну песню о сражениях или о героическом прошлом своего господина, но мнением юного слуги никто не интересовался: придворные, собравшиеся в саду, чтобы послушать знаменитого певца, обращали на прислугу не больше внимания, чем на мух. круживших над блюдом поздней осенней клубники, посыпанной колотым розовым сахаром.

Морир закончил петь, с достоинством поклонился и убрал лютню в бархатный мешок. Возможно, позже господа вновь пожелают насладиться его искусством, а пока что вниманием общества завладели три жонглера, один из которых умел замечательно подражать голосам животных и птиц и уже успел рассмешить дам, мастерски изобразив крик осла.

Старый шагрит, утомившийся от шума и суеты комедиантов, тяжело поднялся и направился в свои покои. Рутис тотчас поспешил следом, прихватив накидку из шкуры горной кошки, в которую любил кутать зябнущие ноги Закиф.

Проводив господина, Рутис помчался по собственным делам: белл Эрайн, изводившая придирками прислугу Белого Дворца, очень заботилась о том, чтобы свободного времени у слуг было как можно меньше, и нагружала поручениями каждого, кто имел неосторожность попасться ей на глаза. Прачечная, куда следовало отнести белье из покоев шагрита, владения кастелянши – там надо было получить чистые простыни и полотенца, кухня, где Рутису вручили блюдо с горячими булочками для шагрита, а заодно дали по шее, чтоб в следующий раз не опаздывал… словом, когда слуга вернулся в комнаты военачальника, солнечные часы во дворе Белого Дворца показывали уже около четырех часов пополудни.

Рутис сразу же заметил, что военачальник чем-то расстроен: шагрит сидел в своем любимом кресле с закрытыми глазами, но чувствовалось, что он не спит. На столике стояли чайник и две пустые чашки. Рутис понимающе кивнул: не иначе как заходил белл Хевден. В этом не было ничего удивительного, переписчик Белого Дворца довольно часто навещал брата, к которому был искренне привязан. Прислуживая при чаепитии, Рутис слышал, как братья вели разговор о рукописях, что помощник Хевдена переписывал для шагрита – Закиф хотел навести порядок в военной библиотеке, – либо вспоминали детство, проведенное в небольшом городке под Руноном. Старший переписчик был добрым человеком и частенько приносил для Рутиса свитки из библиотеки. Юный слуга читал о сражениях, в которых принимал участие его господин, и не мог поверить, что этот старый человек когда-то был молодым и смелым воином. Сам он не мог представить собственную старость и твердо знал, что наступит она не скоро – лет этак через сто, Рутис убрал чашки, смахнул крошки и принялся раскладывать на рабочем столе документы – шагрит начинал постепенно передавать дела преемнику. Слуга загляделся на развернутую морскую карту: море было изображено коричневой краской, морские пути – желтыми линиями, а по ним плыли крошечные кораблики с надутыми попутным ветром парусами.

– Эта карта вдвое старше меня самого, – проговорил Закиф. Рутис вздрогнул, как это шагрит увидел, сидя с закрытыми глазами, что он делает?

– Ее рисовал Тергоф Отважный, читал о нем в летописях?

– Да, белл, – соврал Рутис.

Закиф усмехнулся:

– Он был умным человеком и отважным воином, но плохо кончил. Помнишь как?

– Ну… э… – Рутис замялся, отчаянно роясь в памяти. – Он совершил государственную измену! – воскликнул слуга с облегчением. – Он выдал врагу военную тайну! Изменил правителю, которому присягнул на верность!

Шагрит медленно кивнул:

– Да, нарушил присягу. Изменник.

– Его до конца дней продержали в подводных темницах Драконьих скал, – продолжил Рутис. Он поставил рядом с документами серебряную чернильницу, положил несколько очинённых перьев. – Тергоф прожил там год или два…

– Пять лет.

Закиф прикрыл глаза. Разговор с Хевденом не шел у него из головы. Брат осторожно выбирал слова, но Закиф хорошо знал его и умел сопоставлять факты и делать выводы. Смерть Наместника – дело ближайшего будущего. Война магов – не вздорные слухи. Уничтожение норлоков – вопрос решенный; новый Наместник даже не запачкает рук в этом грязном деле. «Брат, держись в стороне, – вот как сказал Хевден. – Просто держись в стороне, и пусть все идет, как идет».

Стало быть, Хевден все же решил прибегнуть к Запретной магии…

– Он был изменником, белл! Изменникам место в тюрьме или на плахе. – Рутис передвинул тяжелые подсвечники, отметив про себя, что не мешало бы их хорошенько почистить. – Измена – самое тяжелое преступление.

– Да, ты прав.

Шагрит вздохнул: измена – тяжелое преступление. Именно это он и собирается совершить.

Пять лет в подводной темнице, в каменном мешке, по колено в ледяной тухлой воде. Как этот несчастный, должно быть, желал смерти, как был рад, когда она, наконец, вспомнила о нем! У Тергофа Отважного даже не было возможности покончить с собой: на темницы наложено заклятие, которое не позволяло осужденным на вечное заточение совершить самоубийство. Шагрит снова тяжело вздохнул. Тергоф, когда попал в темницы, был моложе его почти на десять лет. Он, Закиф, пяти лет не протянет. Самое большее – несколько месяцев. К тому же, возможно, брат сжалится и пришлет Смертельное заклятие…

Но может быть, все обойдется. Нельзя ввязываться в битву, думая о поражении. Но измена…

Шагрит тряхнул головой и открыл глаза:

– Рутис, открой нижний ящик моего стола. Что там?

Тяжелый ящик негодующе заскрипел – открывали его нечасто.

– Тут пачки пергаментов, белл. Сломанные перья… старая чернильница… обрывки веревочек…

– Отлично, – Шагрит секунду колебался – еще не поздно передумать и оставить все, как есть, но тут же устыдился собственных мыслей.

– Принеси веревки, – приказал он.

Рутис повиновался. Закиф откинулся на спинку кресла, перебирая в руках обрывки; все они были разной длины и разного цвета: бурые, серые, черные, шелковые и обычные пеньковые. Юный слуга глядел на своего господина с любопытством.

– Знаешь, что это? – спросил шагрит.

Рутис отрицательно мотнул головой, потом спохватился и ответил почтительно:

– Нет, белл.

Закиф пропустил между пальцами шершавые веревки.

– Ты читал про Кадгарские войны?

– Читал, белл. Белый Дворец вел их вместе с норлоками и…

– Да… Войска стояли далеко друг от друга, и мы передавали сведения зашифрованными письмами. Если посыльный попадал в лапы степняков, он ничего не мог выдать. Он понятия не имел, какие сведения содержались в зашифрованном письме. У нас были шифровальщики – несколько человек в нашей армии и пара норлоков у Сульга.

– Я ничего не слышал об этом, белл!

Закиф усмехнулся. Его пальцы медленно двигались, выбирая два обрывка веревочек: коричневый и черный.

– Ну, была целая система знаков, которые говорили о том, где находится войско противника, о его передвижениях и прочее. Возможно, где-то в летописях сохранилась системы шифров. Были еще шифровальные дощечки, но узелковые письма надежнее. Надеюсь, Тирк помнит. Когда-то он умел читать их довольно быстро.

– Начальник тайной стражи?

Шагрит кивнул. Он сложил веревочки вдвое и завязал особый узел – один, затем другой, похожий, но все же Рутис заметил разницу. Потом Закиф отмерил пальцем расстояние и завязал подряд еще два узелка.

– Рутис, я хочу дать тебе очень важное поручение, – проговорил он, серьезно глядя на слугу из-под седых бровей.


– Слушаюсь, белл. – Юноша внезапно почувствовал холодок в животе.

– Поручение ты должен держать в секрете, от этого зависит очень многое. Твоя жизнь и моя жизнь. Понятно?

Рутис сглотнул слюну и кивнул.

Закиф завязал последний, пятый узелок, придирчиво оглядел свою работу и поднял взгляд на Рутиса. У того поползли мурашки по спине: у старого шагрита были холодные и решительные глаза.

– Ты должен выйти из Дворца так, чтобы тебя никто не заметил, и передать это начальнику тайной стражи Серого Замка.

Сердце Рутиса рухнуло вниз и замерло. Он кивнул, потом выдавил:

– Да, белл. Я сделаю, белл. – Он снова сглотнул. – Но как мне найти его? Я имею в виду, попасть в Серый Замок?

– Знаешь улицу Гончаров? – Закиф понизил голос, хотя в комнате никого не было, кроме них двоих. – Она примыкает к парку Серого Замка. Свернешь в проулок, там боковая калитка. Подойди туда и покажи письмо «волку», который будет там дежурить. Скажи ему, чтоб он передал начальнику тайной стражи. Он поймет.

Рутису стало страшно, он сам не мог понять – почему.

Закиф поколебался и протянул юноше веревочки с пятью узелками.

– Нет нужды говорить тебе, что в этом послании. Передай письмо и сразу же возвращайся.

Рутис кивнул. Он спрятал веревки в карман и незаметно вытер о куртку вспотевшие ладони.

– Иди, мальчик, – сказал шагрит, и голос его дрогнул.

Главный переписчик Белого Дворца покинул один из залов библиотеки, где скрипели перьями писцы, и направился к себе. Ему была отведена скромная комната во флигеле за Восточным крылом Дворца, там же, где жила вся прислуга. Завидев прогуливающихся по аллее вельмож из Баттапа, которых сопровождал Режис, любезно показывая гостям красоты огромного сада, Хевден опустил глаза, как и полагалось слугам и прочим незначительным личностям при встрече с господами. В саду было малолюдно, лишь по боковой аллее быстрым шагом шел слуга Закифа, Рутис, Лицо юноши было сосредоточенно, губы сжаты.

Брови Хевдена сдвинулись. Он бросил внимательный взгляд на Рутиса и, дойдя до поворота аллеи, оглянулся. Торопливой походкой тот направлялся к маленькой калитке за поварским флигелем. Это насторожило Хевдена: обычно после обеда Закиф разбирал собственный архив, и Рутис всегда присутствовал при этом. Обладая прекрасным зрением, он вслух читал старому шагриту некоторые документы. Что за срочное дело погнало мальчишку в город? Главный переписчик прищурил глаза, наблюдая за Рутисом. Тот подошел к калитке, огляделся и быстро юркнул в дверь.

Хевден проводил его взглядом и прибавил шагу. Теперь он направлялся не к флигелю прислуги, его путь лежал к Западному крылу Дворца, где находились покои будущего Наместника. Вдоль стены тянулся Сад камней и папоротников: огромные валуны, поросшие разноцветным мхом, маленькие, причудливой формы деревца, привезенные из-за моря, заросли ажурных папоротников. Хевден миновал главный вход, прошел сад и оказался в дальнем его конце. Там две огромные, позеленевшие от времени скульптуры скрывали резную дверь. Гвардейцы из личной охраны Луберта пропустили главного переписчика, не задав ни единого вопроса. Пройдя потайным коридором, он оказался возле покоев, оглянулся и стукнул в дверь. Маленький паж поклонился, Хевден отстранил его и быстро прошел в комнату.

Завидев переписчика, будущий Наместник поспешно отодвинул пергаменты с генеалогическими линиями невест, которые он изучал, делая на листе какие-то пометки, и поднялся.

– Где Горгит? – вполголоса спросил Хевден.

Через минуту молчаливый слуга-сарамит сбежал по ступенькам крыльца и исчез в аллее парка, ведущей к калитке.

Глава девятая

ПЕРСТЕНЬ «ВОЛКОВ»

Сквозь дрему, балансируя на грани сна и яви, Сульг вслушивался в ночную жизнь леса. Где-то далеко закричала птица, налетевший ветер прошумел по кустам, прошмыгнула лисица, вышедшая на охоту. Маленький ежик долго шуршал в траве, исследуя что-то под тележкой и недовольно фыркая, затем неторопливо направился к ручью. Мысли норлока текли медленно, словно темная река меж холмов. Он то возвращался к недавним событиям в Брере, то пытался предугадать, каким будет следующий шаг Хевдена, то беспокойно ворочался, вспоминая Айши и Тальма, исчезнувших в Брере. Невидимый меч Фиренца лежал рядом, и чудилось, что от клинка исходит еле заметное тепло.

Ночь уже была на исходе, небо начинало светлеть, когда норлок внезапно почуял опасность.

Он отбросил край плаща и сел. Сон мгновенно слетел с него.

– Румита, – позвал он негромко.

Девушка встрепенулась, села и уставилась на Сульга бессмысленными спросонья глазами. Кругом стояла тишина, такая глубокая и полная, какая наступает только перед рассветом.

– Кто-то приближается, – вполголоса сказал Сульг. Он поднялся на ноги и вынул из ножен меч с тремя алыми камнями в рукояти.

– Виры? – испуганно спросила Румита севшим голосом – то ли со сна, то ли от страха.

– Не знаю. Может быть.

В глазах Румиты появился ужас. Она вскочила на ноги, путаясь в плаще, которым укрывалась, не таясь от норлока, сорвала с пояса небольшой нож, отбросила ножны и замерла, испуганно озираясь по сторонам.

– Убери нож, – по-прежнему тихо приказал Сульг. Возьми посох. Умеешь с ним обращаться?

Румита бросилась к тележке и обеими руками ухватилась за дорожный посох.

Норлок осторожно скользнул по поляне, бесшумно, словно кошка, не делая ни одного лишнего движения. В одно мгновение он оказался возле зарослей и замер, прислушиваясь.

Сульг был готов к нападению, но все же вылетевшие из кустов стремительные тени заставили его вздрогнуть. Секунды оказалось достаточно, чтобы норлок почуял вир, и тут же, похолодев, понял, что Румита оказалась права: это были не те виры, что потерянно скитались на границах Мглистой земли. И на тех, с кем он когда-то встречался в Доршате, они тоже были совсем не похожи: виры никогда не проявляли агрессии ни к людям, ни к норлокам и никогда не использовали магию во вред кому-то. Появившиеся оборотни казались совсем другими. Норлок всей кожей ощутил их магию – не мерцающую и слабую, что еле-еле теплилась в нынешних вирах-скитальцах, а обжигающую и яростную, бушующую в крови, словно жидкое пламя, такую, что была присуща когда-то вирам Доршаты. Но прежние виры умели управлять ею, магия же появившихся на поляне оборотней являла собой хаос, грозивший вот-вот вырваться из-под слабого контроля. Сульг немало знал о колдовской силе вир и понимал: случись такое, от него с Румитой останется лишь кучка пепла.

Норлок настороженно следил за вирами. Чтобы убивать, им не нужно было оружие, тем не менее один из них держал меч – старый, сточенный, с зазубренным темным лезвием. Сульг отметил это мельком, не задаваясь вопросом, из чьих рук вырвал его вир: и так было ясно, что хозяин лежит где-нибудь со вспоротым животом.

Отчаяние и жалость шевельнулись в сердце, никогда еще норлокам не доводилось проливать кровь вир. Но уже в следующее мгновение Сульг отбросил эти мысли и нанес первый удар.

Оборотничество давало вирам силу, ловкость и реакцию диких зверей. Вир было всего трое, но они перемещались так стремительно, что казалось – их гораздо больше. Они умудрялись возникать одновременно и слева, и справа, и впереди, и, что хуже всего, сзади. Сульг вспомнил это качество вир и лихорадочно пытался к нему приспособиться. В конце концов, каким бы сильным и ловким ни был оборотень, пытающийся достать норлока зазубренным лезвием, ему нечасто приходилось пользоваться оружием. Сульг выбил меч из его руки и одним ударом прикончил оборотня. Другой вир метнулся к нему, словно кошка, норлок отпрянул, с силой выдернул лезвие, застрявшее в груди убитого, настороженно следя за противником; изготовившийся к прыжку оборотень способен убивать голыми руками, именно по этой причине виры редко и неохотно пользовались мечами.

Пронзительный визг Румиты заставил Сульга бросить быстрый взгляд в сторону.

Девушка отчаянно размахивала палкой: было совершенно ясно, что ни опыта, ни умения у нее не было, и только чудом ей пока что удавалось держать оборотня на расстоянии. Другой вир воспользовался тем, что норлок на мгновение отвел глаза, бросился вперед и нырнул под руку Сульга. Свистнул меч, вспыхнули алые камни – вир легко увернулся, уходя от удара, и в это мгновение снова раздался визг девушки.

– Румита! – закричал Сульг, пытаясь не выпускать из поля зрения вира. – Не подпускай его близко!

Но вместо того чтобы напасть на норлока, вир метнулся в сторону и серой тенью заскользил туда, где под сосной валялся скомканный; плащ Сульга. Норлок бросился к девушке.

Смелости, чтобы атаковать самой, у нее, конечно, не было и в помине. Румита изо всех сил махала палкой, крепко зажмурившись от страха. Вир легко преодолел жалкую защиту и вцепился девушке в горло. Она пыталась вырваться из цепких рук, но внезапно глаза ее распахнулись в изумлении – Румита остолбенела. Она, конечно, слышала об умении оборотней мгновенно принимать чужой облик, но никогда еще гадалке из Доршаты не приходилось видеть магию вир в действии. Потрясенная Румита внезапно увидела перед собой самое себя, ноги ее подкосились, и, если б вир не продолжал держать девушку, она рухнула бы на землю: перевоплощение всегда производило на людей сильнейшее впечатление.

Сульг мельком отметил, что вир перевоплотился мгновенно, значит, был уже взрослым, молодые тратили на это не меньше минуты-двух. Норлок схватил его за шиворот и рванул к себе. Лезвие стремительно прошло сквозь тело, жизнь и магия покинули вира. Сульг вытащил меч и отшвырнул оборотня в сторону.

Долю секунды Румита стояла неподвижно, уставившись на труп, и вдруг, сорвавшись с места, кинулась бежать прочь, с треском продираясь сквозь заросли. Сульг мельком глянул ей вслед, затем отыскал взглядом последнего вира. Кровь застыла в жилах норлока: оборотень искал меч Фиренца. Пока что он не видел его, наложенные драконом заклятия делали клинок невидимым, но вир определенно чуял магию, и это приводило его в сильнейшее беспокойство. Сульг бросился к пригорку под сосной, туда, где, сузив дымчатые глаза, замерев, стоял оборотень, улавливая легчайшее дуновение волшебства, исходящее от меча. Чары меча не позволили бы взять его никому, кроме хозяина, но сейчас, ощущая бешеную магию вира, норлок впервые усомнился в этом. Стоит оборотню случайно задеть клинок, и силой собственной магии он невольно вполне сможет сделать меч видимым. Не исключено, что на какое-то мгновение он сможет подчинить его себе, и тогда…

Сульг задержал дыхание: против собственного зачарованного меча в руках вира-мага ему не выстоять.

Вир перетекал с места на место, забыв обо всем на свете, скаля зубы и щуря глаза, близкое присутствие сильного магического источника будоражило его. Сульг замер, неотрывно следя за виром, и в то мгновение, когда тот на секунду замер, в воздухе блеснуло лезвие, и брошенный меч вошел в грудь оборотня. Вир упал рядом с невидимым мечом, словно пытаясь разглядеть его незрячими мертвыми глазами.

Некоторое время Сульг стоял неподвижно, глядя на убитых и не чувствуя ничего, кроме усталости и горечи. Он направился к пригорку, но успел сделать лишь несколько шагов, когда за спиной раздался короткий рык и чье-то тяжелое тело повисло на плечах. Норлок не заметил, когда еще один вир, четвертый, появился из кустов, и сейчас, рухнув на землю и пытаясь отодрать от себя вцепившегося мертвой хваткой оборотня, проклинал себя за оплошность. В следующее мгновение вир перевоплотился. Сульг ожидал этого, но все же на долю секунды опешил: каждый раз перевоплощение поражало так же сильно, как и вначале. Он глядел в свои глаза, темно-серые, полные ярости, видел собственное лицо, искаженное усилием борьбы. Но уже в следующую секунду наваждение исчезло. Сульг оттолкнул оборотня и попытался вытащить нож, пальцы скользнули по рукояти, но тут же бессильно разжались – вир стиснул его руку с такой силой, что, казалось, вот-вот раздробит запястье.

А мгновение спустя норлок почувствовал еще кое-что.

Магия вира хлынула сплошным потоком, словно горная Савина, что, сорвавшись с вершины, сметает все на своем пути. Невозможно было сопротивляться такой силе, Сульгу казалось, что он слышит, как хрустят его кости, как бурлит кровь в жилах, грозя вот-вот вскипеть, чувствовал, как застрял в легких воздух, внезапно ставший густым и обжигающим. По телу прокатилась дрожь, предвестница смерти. Вдруг вир дернулся, изо рта его хлынула кровь, заливая лицо норлока. В доли .секунды произошло обратное перевоплощение. Сульг столкнул тяжелое тело и сел, кашляя и отплевываясь от чужой крови, пытаясь отдышаться. Он вытер лицо рукавом и поднял голову: рядом стояла Румита, бледная и решительная, с его собственным мечом в руке. Мгновение Сульг смотрел на девушку, словно стараясь вспомнить, кто это, потом тряхнул головой и поднялся. Взгляд гадалки оставался настороженным, лезвие клинка целилось в сердце норлока.

– Молодец, – сказал Сульг, внимательно следя за каждым ее движением, затем улыбнулся и осторожно протянул руку. Румита поколебалась и неохотно отдала меч. Сульг прошелся по поляне, осмотрел трупы, добил одного из вир и вернулся к повозке. Рядом с колесами лежал оборотень, убитый гадалкой. Норлок склонился над телом, разглядывая, затем перевернул на спину и присвистнул. Румита нанесла свой неумелый удар с такой силой, что меч, войдя в спину виру, прошел его насквозь и пробил грудную клетку.

– Еще немного, и ты прикончила бы меня вместе с ним, – заметил норлок. Он поймал испуганный взгляд девушки и поспешил добавить: – Ну, ничего, все обошлось. Спасибо за помощь. Честно говоря, я думал, что ты убежала.

– Но я же вернулась! – резко ответила Румита, сердито блеснув глазами. – Хотя могла бросить тебя здесь вместе с вирами!

– Ладно. – Он положил меч в траву рядом с клинком Фиренца. – Вернулась – и хорошо. Займемся делом, надо убрать тела…– Он не договорил.

Глаза Румиты расширились:

– Что? Снова виры?

Сульг отрицательно мотнул головой, прислушиваясь. Кто-то мчался по заброшенной дороге, не жалея лошадей.

– Нет. Я слышу топот копыт, а виры не ездят верхом, лошади их боятся. Это патруль или почтовая служба. – Норлок окинул взглядом поляну и вдруг крикнул: – Быстро! Затаскивай убитых в кусты!

Он ухватил за шиворот труп и поволок в заросли. Румита. пересиливая страх и отвращение, с трудом потащила за ноги другого вира, стараясь не касаться мертвого тела.

– Зачем? – растерянно спросила она. – Зачем это делать?

– Шевелись! – рявкнул Сульг. – Живее! Я – простолюдин, фермер, неужели не понятно? У любого человека возникнут вопросы, как обычный огородник уложил четырех виp! А уж когда увидят раны от меча, то и вопросов не останется!

Он оттащил еще одного вира и бегом вернулся на поляну.

– Давай сюда его меч, живо! Снимай с него перевязь!

Румита торопливо расстегнула пояс на убитом. Сульг убрал в кусты собственный меч вместе с клинком Фиренца и надел чужой пояс с прицепленными к нему деревянными ножнами. Такой меч, дешевый и не лучшего качества, вполне мог принадлежать селянину, отправляющемуся в путь.

– Этого оставь! – приказал он Румите, видя, что она пытается сдвинуть тело заколотого ею вира.

– Слушай внимательно, – проговорил он, не отрывая взгляда от дороги, – из-за поворота уже показались три всадника, двое из них были в форме почтовой связи с нашитыми на рукавах двумя лентами, желтой и синей: доставка срочных донесений. Третий носил обычный дорожный плащ. Норлок сузил глаза: этот третий мог оказаться кем угодно.

На нас напали два вира. Два, поняла? Одного мы убили, другой скрылся раненый. Говори поменьше, понятно? А лучше: вообще держи рот закрытым!

Румита торопливо кивнула.

Всадники приблизились и остановили лошадей.

Один из них, грузный и краснолицый, глянул на Сульга из-под седых бровей.

– Эй, ты! – крикнул он повелительно. – Подойди!

Норлок пробрался сквозь кустарник и вышел на дорогу.

Следом за ним, спотыкаясь, двинулась и Румита.

– Что тут произошло? – Всадник, привстав на стременах, разглядывал истоптанную поляну, разбросанные вещи и тело убитого, залитое кровью.

– Мы идем из Брера в Дайру. – Сульг постарался вложить в голос как можно больше почтительности. – Переночевали тут… а утром напали виры.

Всадники переглянулись.

– Виры? Ну-ка, переверни его на спину, – коротко приказал другой. – Может, ты прикончил кого-то из своих дружков, а? Напились вчера, повздорили, а ты и решил с ним счеты свести?

Сульг послушно направился на поляну. Всадники тронули лошадей и подъехали ближе, наблюдая, как норлок переворачивает тело убитого.

– Вир, точно, – определил первый. Он сдвинул шляпу и почесал в затылке. – Проклятье, уже третий за этот месяц. Эй! – крикнул он. – Сколько их было?

– Двое. Один убежал. Другого мне удалось заколоть.

Второй всадник, смуглый и черноглазый, поджав губы, скользнул пренебрежительным взглядом по дешевому мечу в потрепанных деревянных ножнах.

– Повезло тебе, деревенщина, – бросил он, брезгливо разглядывая стоящего перед ним человека в грязной, заляпанной кровью одежде, с перепачканным лицом. – Могло быть и хуже. Только недоумки вроде тебя ночуют в кустах у дороги! Небось после праздника еще не весь хмель из башки выветрился?

Внезапно в разговор вмешался еще один: средних лет мужчина, закутанный в дорожный плащ.

– Откуда, говоришь, вы идете? – негромко переспросил он.

– Из Брера в Дайру. Домой возвращаемся, с осеннего праздника.

– Далековато, чтоб пешком добираться. – Он внимательно разглядывал норлока, прищурив голубые глаза. – Обычно, кто направляется в Дайру, покупает место в повозке, а не шляется по дорогам, где бродят виры.

– Это да, – покладисто сказал норлок, лихорадочно соображая, какая ложь покажется наиболее убедительной: у голубоглазого человека был проницательный и тяжелый взгляд. – Но…

Неожиданно позади раздался сердитый голос Румиты. Сульг похолодел.

Девушка шагнула вперед, оттолкнув стоявшего на пути норлока.

– Не на что покупать, – раздраженно сообщила она. – Все деньги, что на оплату места были отложены, этот пьяница проклятый в кабаках оставил! Чтоб он когда-нибудь этим пивом до смерти упился, золотуха его возьми!

Сульг растерянно заморгал глазами, с изумлением услышав в голосе Румиты сварливые нотки.

– Мы из Брера должны были вместе с родственниками выехать, – пояснила она всадникам. – Но муженек-то так накануне нажрался, что и встать не мог. Понятное дело, ждать нас не стали!

Она повернулась к норлоку, уперев руки в бока, сверкая глазами:

– А ведь я еще не знала тогда, что ты все деньги пропил! И те, что на повозку были отложены, и те, что за овощи и мед выручили! Все спустил, упырь пьяный?! Вот и тащись теперь пешком, чума на тебя!

И Румита разразилась потоком затейливой брани, замолкая лишь для того, чтобы набрать в грудь побольше воздуха.

Первый всадник поморщился и, не дослушав ее, тронул лошадь с места, за ним направился второй, на ходу одергивая плащ. Голубоглазый человек пристально глядел на Румиту, точно соображая что-то, потом толкнул коня ногой и рысью пустился догонять других. Через мгновение всадники скрылись за поворотом.

Сульг долго смотрел им вслед, опасаясь, что они вот-вот спохватятся и повернут назад, но на дороге было тихо.

– Упырь пьяный, – повторил норлок. – Понятно. Пойду-ка я умоюсь.

Он пробрался сквозь кусты на поляну, Румита побрела следом.

– Ну ты и в самом деле похож на фермера-пьяницу, – извиняющимся тоном сказала она. – Грязный и весь в крови.

– Интересно, с каких это пор с почтовой службой ездят сопровождающие? – пробормотал Сульг, не слушая девушку. – Надо уносить ноги отсюда, да побыстрее. Вдруг вернутся…

– Думаешь, он тебя узнал?

– Вряд ли. Если б узнал – другой бы разговор получился. Счастье, что с ними не было магов, их так просто не проведешь…

Он оттащил в кусты убитого вира, бросил туда же пояс и чужой меч и направился к ручью. Саднил ободранный бок, по которому успел проехаться когтями один из вир, но боль была вполне терпимой. Сульг тер песком руки, смывая засохшую кровь, наблюдая, как растворяется она в воде и тут же уносится течением ручья, угрюмо размышляя о том, что сегодня первый раз в жизни ему пришлось убивать вир. То, что это были совсем не те виры, которых он помнил по Доршате, не приносило успокоения. Он стянул рубаху, которую дала ему старая бабка Кейрана, прополоскал и осторожно выжал, опасаясь, что старая ткань вот-вот треснет.

Сзади послышались шаги.

– Это я, – поспешно сказала Румита. – Не хотела тебя пугать.

Девушка наклонилась к ручью, умылась, пригладила мокрыми руками волосы и уставилась на Сульга.

– Может, скажешь, что происходит? – напрямик спросила она. – Почему тебя ищут как преступника? Я думала, тебе надо добраться до Доршаты, а ты идешь совсем в другую сторону. Почему?

– Слушай, гадалка Румита, – устало проговорил норлок. – Уйми свое любопытство! Есть вещи, которые тебя не касаются.

Девушка обиделась:

– Ты думаешь, я совсем дурочка?! Не вижу, что происходит?! – Глаза у нее стали сердитыми. – Не касаются… Кто тебе помог справиться с вирами?! А почтовая служба?! Я им ни слова не сказала, а ведь могла! А ты? Ты даже не хочешь сказать, в чем дело! Почему?! Потому что я человек?

– Потому что вижу тебя второй раз в жизни, – спокойно пояснил Сульг. Он встряхнул рубаху, расправляя ее. – Чем меньше знаешь, тем… Словом, так лучше для тебя. Надеюсь, никто не видел, как ты вышла из города вместе с норлоком. Если так, то большой опасности для тебя нет. Сама, конечно, тоже держи язык за зубами, поняла? Скоро вернешься обратно в Брер и будешь жить по-прежнему.

– А ты? – быстро спросила Румита.

Норлок промолчал.

– Тебя убьют?

– Если поймают, – буркнул он, задел рукой поцарапанный бок и выругался.

Во взгляде девушки появилось беспокойство:

– Вир тебе укусил?!

– Забудь, наконец, эти детские сказки о ядовитых зубах вир! – с досадой воскликнул Сульг. Он направился к месту ночлега, Румита двинулась следом. – Будь они ядовитые, я бы уже давно умер!

– Сказки? А что, виры тебя уже кусали? Вот эти шрамы у тебя на боку? Три борозды? Это виры?

– Виры тут ни при чем. Это грифон, – неохотно произнес Сульг. – Ударил лапой. Очень давно. Мы тогда только взяли первых птенцов… понятия не имели, как с ними обращаться. Птенцу что-то не понравилось, ну, он и напал на нас с Тирком. Тирку тогда сильно не повезло…

– Начальнику тайной стражи?

– Да. Только тогда он еще не был начальником тайной стражи.

– Крепко вам досталось. – Румита покачала головой.

– Это ерунда по сравнению с тем, что устроила нам потом жена Тирка, – мрачно сказал Сульг. Он надел мокрую рубашку и поморщился от прикосновения холодной влажной ткани. – Уж лучше усмирять взбесившегося грифона, чем иметь дело с разъяренной Сурой.

– А шрам на плече? Это след от ножа, точно! Я видела похожие!

– Все, хватит болтать! – отрезал норлок. – Собирай вещи, есть будем на ходу. Надо до поселка добраться как можно скорее…

Румита поспешно уложила в повозку вещи, пристроила сверху посох.

– Когда весть об убитом вире-двойнике дойдет до Доршаты… – она помялась немного, – твои друзья решат, что ты погиб?

– Не думаю, – сквозь зубы сказал Сульг.


Румита стянула с плеч платок, разложила на траве, отвязала с пояса небольшой кожаный мешочек и вытащила толстую колоду гадальных карт.

– Можно пройти еще немного. – Она с облегчением вытянула гудевшие от долгой ходьбы ноги. – Вон до того холма. Я совсем не устала!

– Оно и видно, – хмыкнул Сульг. – Брось карты и разведи костер. Я спущусь к ручью. Если повезет, поймаю рыбу.

Норлок хотел как можно скорее добраться до Терке, небольшой деревни, затерянной среди пологих бурых холмов. На карте деревушка была обозначена крошечной алой точкой и находилась рядом с караванным путем, который носил название Ледяной путь и тянулся с севера в Кадгар через Доршату. На пергаменте Ледяной путь был отмечен пунктиром: знак того, что пользовались им крайне редко. Погруженный в свои мысли, Сульг машинально ускорял шаг и остановился на привал, лишь случайно заметив, что Румита валится с ног. Изредка путники видели неподалеку от дороги жилища людей, ветер доносил запах дыма, но для краткого отдыха Сульг выбрал место за огромными серыми камнями, возле ручья.

Когда он вернулся, неся на ивовом пруте двух выпотрошенных пятнистых рыб, огонь уже горел. Румита сидела на земле, раскладывая перед собой старые потрепанные карты. Сульг разворошил костер, бросил в середину камень и осторожно положил на него рыбу.

– Хочу узнать кое-что, – пояснила Румита, сосредоточенно вглядываясь в карты.

Сульг усмехнулся. Она бросила на него сердитый взгляд:

– Это карты скинхов, так что зря ты смеешься. Их карты не врут. Они могут рассказать то, что произошло совсем недавно, или то, что случится совсем скоро.

– Конечно, – пробормотал норлок, подбросив в костер хворост.

– Но я другое хочу узнать, – озабоченно бормотала гадалка, пристально вглядываясь в карты. – Но не знаю… никогда раньше не делала…

Сульг осторожно перевернул одну рыбину, подцепил веточкой кусочек белого полусырого мяса, подул и отправил и рот.

Вопрос Румиты застал его врасплох.

– Кто эта женщина? – Она подняла голову и уставилась на норлока.

Тот поперхнулся, откашлялся и осторожно переспросил:

– Какая женщина?

Девушка ревниво фыркнула:

– Что, начинаешь верить? Женщина, с которой ты встречался недавно. И там еще была какая-то старуха.

Сульг молча глядел на нее, не зная, что сказать, и Румита смилостивилась.

– Ладно, – она заправила за ухо прядь выбившихся волос, – как хочешь. Убедился теперь, что я правду говорю? Но это – прошлое, а вот в будущем… – Девушка взяла в руки одну карту. – Вот это главная карта скинхов – дорога. Рядом с ней легла еще одна, «сокол в полете». Она означает «друг». Кто-то из близких тебе людей будет искать тебя.

– Это я тебе и без гадания могу сказать, – недовольно проговорил Сульг. Он отломил дымящийся кусок рыбы, дождался, пока тот остынет, и принялся жевать, размышляя.

Если в поиски ввяжется Тирк, то не успокоится, пока не прочешет всю Доршату и не отыщет Великого норлока, живого или мертвого. А начальнику тайной стражи сейчас никак нельзя покидать Серый Замок…

– А впереди… впереди у тебя – тоже дорога, – продолжала Румита.

– Ценные сведения…

– Но ты пойдешь по ней не один.

Норлок встрепенулся:

– А с кем же? Только не говори, что с тобой, – предупредил он. – После полудня мы доберемся до поселка, и я собираюсь оставить тебя там. Поняла?

Румита с досадой дернула плечом:

– Нет… это мужчины.

– Маловероятно, – покачал головой Сульг, осторожно выбирая кости из рыбы.

– Увидишь, – упрямо пообещала девушка. – А в конце пути тебя ждет… – Она прикусила губу. – Не знаю, кто это. Вроде женщина, но ее нет среди живых. Странная карта выпала: «сухое дерево, обвитое плющом», – озадаченно бормотала Румита. – Что же это может значить? Но, возможно, она поможет тебе… возможно. Нет, это не женщина, а… кто же это?

– Упырь, – подсказал Сульг.

Румита обиделась. Она сложила карты и молча принялась за еду.


Маленькая деревушка, раскинувшаяся возле пустынного тракта, была, наверное, самым заброшенным местом на свете. Оживленные дороги лежали далеко в стороне, и лишь дважды в год в Терке бывало многолюдно: когда жившие в Студеных землях северяне везли в Доршату рыбий зуб, шкуры невиданных животных и белые драгоценные камни, похожие на кусочки льда.

– Повезло, можно сказать, – пробормотал Сульг, когда они с Румитой появились в деревне. – Кажется, только что пришел караван, а вон и пастухи-кочевники пригнали на водопой стадо. Значит, полно народу. Хорошо… меньше шансов, что кто-нибудь обратит внимание.

Приземистые дома, сложенные из песчаника, с изъеденными северными ветрами фасадами, жались к каменистому холму. На окраине деревни в большом загоне бродили овцы, пастухи суетились возле колодца, наполняя водой длинную колоду. По улицам бежали мальчишки, из распахнутых дверей трактира неслись запахи горячей еды: для жителей прибытие каравана было шансом заработать немного денег.

Сульг приезжал как-то в Терке, но так давно, что совершенно не узнавал деревню. Он решил не испытывать судьбу и свернул к первому попавшемуся трактиру, велев Румите оставить тележку во дворе.

– Хоть бы какой добрый человек ее украл, – пробормотал норлок, поднимаясь на крыльцо. – Скрипит она так, что кого угодно из себя выведет.

Трактир состоял из одного большого помещения с низким потолком, посреди которого тянулся длинный стол, почти полностью занятый караванщиками – северянами. Это были люди с круглыми обветренными лицами и длинными черными волосами, заплетенными в косы. Все они носили длинные кожаные рубахи, отделанные пестрым мехом. За другими столами, возле стен, сидели пастухи, неторопливо накачиваясь пивом и обмениваясь новостями. Их громкие голоса без труда перекрывали общий шум и гам. Проходя мимо пастухов, Сульг замедлил шаг, надеясь услышать что-нибудь о вирах, но разговор крутился вокруг заболевших овец и пива, которое, по их мнению, было разбавлено просто немилосердно.

Он выбрал место за столом в углу и сел так, чтобы видеть входную дверь. Шаркая войлочными башмаками, подошла седая женщина-служанка. Норлок протянул серебряную монету, предпоследнюю из запаса Румиты. Вскоре на столе появился теплый пресный хлеб, соленое масло, сыр и деревянная тарелка с нарезанными ломтями горячей розовой баранины. Сульг тут же отломил кусок хлеба и щедро намазал его маслом.

Румита уселась напротив, выжидательно глядя на своего спутника. Он молчал, и девушка не вытерпела:

– До поселка мы добрались. Что дальше? Оставишь меня здесь?

– Да. Возвращайся в Брер. – Он протянул кошелек. – Извини, что пришлось взять твои деньги. Надеюсь, там хватит, чтоб купить место в повозке. Добирайся до Шармиша. Оттуда по береговой дороге доедешь до Брера. Так дольше, но безопасней.

Румита спрятала кошелек, продолжая сверлить норлока сердитым взглядом и не прикасаясь к еде.

– А ты? Что будешь делать?

Сульг промолчал.

– Понятно, – еле сдерживаясь, сказала она. – Я ничего знать не должна. Ты же меня видишь второй раз в жизни, правда?

Она тоже помолчала, изо всех сил стараясь успокоиться.

– Это что-то очень важное для тебя?

– Да, – коротко ответил он. – И не только для меня. Сульг отрезал кусок сыра в твердой желтой корочке и снова потянулся за хлебом.

– Хотел бы я знать, что сейчас в Доршате происходит, – пробормотал он с набитым ртом. – Хорошо бы дать знать Тирку, что я жив и чтоб он безотлучно находился в городе, а не рыскал по Доршате. А дальше уж он сам сообразит, что нужно делать. Но, боюсь, как только он узнает, что произошло в Брере… Проклятье! Его тайная стража кого угодно из-под земли достанет!

Он покачал головой.

– Хорошо, я это сделаю, – спокойно сказала Румита. Сульг поднял голову, в глазах его мелькнуло удивление.

– Что сделаешь?

– Доберусь до Доршаты и сообщу начальнику тайной стражи, что ты жив, – сказала она, твердо глядя в глаза норлоку. – Передам ему твои слова.

Норлок пристально поглядел на девушку, потом отложил в сторону недоеденный кусок хлеба.

– С какой это стати? – осторожно спросил он.

– Так и знала, что ты скажешь что-нибудь подобное! – сердито воскликнула Румита. С соседнего стола обернулись, и она поспешно понизила голос: – Знаешь, люди иногда помогают друг другу! Просто так, безо всякой корысти! Никогда не думал об этом?!

Сульг коротко взглянул на нее, но выражение глаз девушки заставило его промолчать.

– Можешь не рассказывать свои тайны, я и сама вижу! Ты уходишь из Доршаты, за тобой охотятся патрули Белого Дворца, и они тебя хотят убить! А когда я предлагаю помощь, ты говоришь «с какой стати»?!

Сульг открыл было рот, но Румита сделала ему знак не перебивать.

– Вы, норлоки, слишком недоверчивы. Вы столько лет живете среди людей, но до сих пор…

– Потому и недоверчивы, что живем среди людей, – успел встрять норлок.

Девушка раздраженно дернула плечом:

– Я хочу тебе помочь. Если для этого нужно добраться до Доршаты, я могу это сделать!

Румита умолкла, щеки ее горели гневным румянцем. Некоторое время Сульг удивленно разглядывал ее, потом отодвинул тарелки с едой, поставил локти на стол, опустил подбородок на переплетенные пальцы и задумчиво уставился в окно. Он размышлял так долго, что девушка потеряла терпение.

– Ну что, гадалка Румита… – произнес наконец норлок без особой радости. – Похоже, другого выхода нет.

Он вздохнул и потянулся за старым ножом, что вместе с едой принесла служанка. Оглядевшись по сторонам, норлок осторожно подпорол один из внутренних швов куртки, зашитый в доме Кейраны неумелыми крупными стежками, затем подцепил лезвием и вытащил длинную цепочку, на которой висела подвеска – старинная золотая монета с кусочком зеленоватой восточной бирюзы посередине. Сульг чуть помедлил, прежде чем вложить монету в руку Румиты.

– Что это? Какая тяжелая…

– Галеон Северной Империи, которая исчезла давным-давно. Продашь его в городе, дадут хорошие деньги. Купишь лошадь. Не бери самую дорогую, это вызовет подозрение. Бери выносливую. Меняй лошадей на каждом постоялом дворе. Бросай, если загонишь. Тебе нужно добраться до Доршаты как можно скорей, а в карете или в повозке, сама понимаешь, быстро не доедешь.

Румита взглянула на галеон, провела пальцем по полустертому изображению корабля.

– Красивый… откуда он?

Сульг замялся:

– Неважно. Он попал ко мне в Лутаке… очень давно, когда я… ну, мы тогда были в изгнании, нам приходилось нелегко и… словом, мне казалось, он приносит удачу.

Он отвел взгляд, но Румита успела заметить выражение глаз норлока:

– Тебе жаль расставаться с ним?

– Он был со мной очень долго, – пояснил Сульг и принялся распарывать шов в другом месте. – Продай, иначе в Доршату попадешь нескоро. Хотя…

Сульг снова задумался, с сомнением глядя на девушку.

– Что? – сердито спросила она. – Все еще не можешь решиться? Зря. Я приду в Серый Замок и попрошу… скажу… – Румита замешкалась на мгновение, затем тряхнула головой. – Попрошу, чтобы вызвали начальника тайной стражи. Я видела его в Доршате несколько раз. Мне кажется, он не такой, как остальные «волки», – прибавила она, разглядывая доски стола. – Он кажется… довольно добрым.

Сульг припомнил, в какое бешенство пришел обычно невозмутимый Тирк, узнав, что Великий норлок приказал отпустить гадалку живой, как потемнели его серые глаза, кашлянул смущенно и отвел взгляд.

– А… ну да… он очень добрый, конечно… – Сульг осторожно вытянул нитки из шва. – Но я имел в виду кое-что другое. Тирк ни одному твоему слову не поверит, конечно же. К тому же до Серого Замка ты можешь и не добраться…– Он положил нож на стол. – Изменим план, гадалка Румита. Будет лучше, если ты направишься отсюда не в Доршату, а в Акрим. Так надежней. Доводилось бывать в Акриме? Там сразу за городом стоит наш гарнизон.

Он испытующе посмотрел девушке в глаза, та ответила решительным взглядом. Больше норлок не колебался – он притянул Румите перстень с печатью «волков Сульга».

– В Акриме, когда доберешься до гарнизона, скажешь, чтобы тебя отвели к Брену, начальнику лагеря грифонов.

– Отдашь ему перстень и расскажешь, что знаешь. А уж Брен знает, как поступить.

Сульг неохотно разжал пальцы: он и не подозревал, какое усилие потребуется сделать, чтобы отдать кому-то перстень «волков».

Девушка кивнула.

– Румита… – тихо продолжил норлок, в голосе его проскользнули угрожающие нотки. – Тебя ведь не нужно предупреждать, что он не должен попасть в чужие руки?

– Я отправлюсь прямо сейчас. – Она порылась в кошельке, пересчитала медяки, выложив их на стол, и пододвинула несколько монет Сульгу: – Возьми, пригодится. Мне хватит, чтобы купить место в повозке до Дайру. Твой медальон я здесь не продам, народ в деревне небогатый, а караванщики хорошей цены не дадут. А вот в Дайру наверняка найдутся покупатели.

Румита отодрала лоскут от платка, завязала кольцо в узелок и припрятала, потом убрала галеон в кошелек. Лицо девушки стало сосредоточенным и серьезным, движения – быстрыми и собранными.

– Я всегда знала, что в моей жизни произойдет что-то странное, – призналась она. – Еще тогда, в Доршате… до того, как «волки» притащили меня в Замок. Иногда я раскидывала карты на себя… не очень часто… гадалки не должны узнавать собственную судьбу, это приносит несчастье… И каждый раз карты говорили удивительные вещи! Трудно было в это поверить, ну что такого необычного может случиться с обыкновенной гадалкой!

Румита жестом подозвала мальчишку-слугу, сунула ему медяк и велела узнать, когда отправляется повозка на Дайру.

– Но, похоже, карты не врали… – Она взглянула на норлока и улыбнулась. – Ты же хотел меня убить? Помнишь, когда мы вышли из Брера? Ты ведь не собирался оставлять меня в живых, как обещал, правда?

Сульг кивнул.

– Спасибо, что передумал… – Она рассеянно намотала на палец выбившуюся прядь волос. – Жаль, у меня нет с собой других карт, кроме карт скинхов. Знаешь, есть лунное гадание, очень-очень редкое. Мало кто его знает… Если гадать во второй день от полнолуния, можно увидеть всю нить судьбы, до самого конца. И не только увидеть – можно даже изменить кое-что в своем будущем, пойти другой дорогой.

Сульг осторожно улыбнулся, боясь обидеть девушку, но Румита не обиделась.

– Не веришь? Ладно, дело твое… Я хочу попробовать изменить предсказание, ну, то самое, когда я тебе нагадала смерть. – Она с досадой тряхнула головой. – Посмотрим, что можно будет сделать. Обещай, что найдешь меня в Доршате на второй день от полнолуния. В любой месяц. Обещаешь?

Он снова кивнул.

Подскочил мальчишка в засаленном кухонном фартуке, сообщил, что повозка на Дайру ушла рано утром, другая отправится завтра с рассветом.

– Целая ночь, – разочарованно протянула Румита.

– Есть еще кое-что, – бодро заявил юный слуга, похлопывая себя по ноге грязной салфеткой: посетители трактира явно были людьми небрезгливыми.

– Во дворе снаряжается повозка, везут товар в Шар-миш, в морской порт. Даже охрану наняли! Пассажиров берут, но цена, само собой, повыше будет – из-за охраны.

Выпалив это, он многозначительно взглянул на девушку, она протянула ему монетку.

– Оставь за мной одно место.

– Повозка выезжает через несколько минут, ждать никого не будут, – добавил мальчишка и исчез.

– Собирайся, Румита, – велел Сульг.

Девушка кивнула. Склонив голову к плечу, она разглядывала лицо Великого норлока, стараясь запомнить его до мельчайших черточек: серые глаза, темные брови, сдвинутые в раздумье, едва заметная ниточка шрама на виске.

Ей хотелось сказать многое, но любые слова стали бы сейчас лишними, Румита видела, что мысли норлока уже где-то далеко. Она коснулась кончиками пальцев его руки, лежавшей на столе.

– Прощай, Сульг. Не знаю, куда ты направляешься и что задумал, но… удачи тебе.

Он кивнул, и девушка поднялась.

– Заходи, когда вернешься. Не забудь, это должен быть второй день от полнолуния.

Румита направилась к выходу, Сульг глядел ей вслед. У нее была легкая походка. Он ждал, что она обернется, но она не оглянулась.

Хлопнула дверь, и Румита исчезла.

Глава десятая

«ГЛАЗА ДРАКОНА»

Стук в дверь показался оглушительнее грома. Сульг подскочил на тюфяке с бьющимся сердцем. Стук повторился, и норлок с облегчением понял, что только спросонья он показался ему громким.

Стучала старуха-служанка, будившая постояльцев: сам же вчера велел разбудить его с рассветом. Через дверь он крикнул старухе, что проснулся, и служанка удалилась, шаркая башмаками.

Норлок некоторое время лежал неподвижно, разглядывая нависающий над кроватью низкий дощатый потолок, и размышляя.

Он уснул по-настоящему, как человек, полностью провалившись в сон. Такое бывало нечасто, сон норлоков – нечто вроде дремы, сквозь которую они прекрасно слышат все, что происходит кругом. И только вымотавшись по-настоящему, испытав нервное потрясение или крайнюю усталость, удавалось заснуть вот так, как спят люди. Сульг вдохнул. В последний раз это было, кажется, после Кадгарской битвы – тогда он проспал почти целые сутки.

Вчера, когда Румита уехала, он решил переночевать в этом же трактире – двигаться дальше на ночь глядя не имело никакого смысла. Норлок подозвал мальчишку, спросил, есть ли в комнатах свободные места, и вытащил три монетки, оставленные ему Румитой. Слуга пренебрежительно скривился, глядя на мелочь: посетитель оказался небогат! Почесав в голове, он перекинул замызганное полотенце с одного плеча на другое и кивнул. Медяки тут же исчезли в его кармане.

Комната оказалась крошечной грязной каморкой под самой крышей, из обстановки обнаружился лишь старый тюфяк, набитый соломой, который валялся на полу у стены.

– Все комнаты у нас заняты караванщиками, – сообщил мальчишка. – За такие деньги – только вот это. И то считай что даром. За три монетки другого не жди!

Он поглядел на норлока и смягчился:

– Ладно уж. Могу воды горячей принести, если хотите умыться, бритву и зеркало. За это отдельная плата, конечно, полагается. – Юный пройдоха снова окинул норлока наметанным взглядом, понял, что выжать деньги из постояльца не удастся, и вздохнул. – Та кудрявая девушка, что вчера с вами была, дала два медяка. Будем, считать, что она заплатила за воду и бритву. – И он проворно застучал башмаками вниз по лестнице.

Потолок в каморке был такой низкий, что норлоку пришлось пригнуться. Он открыл окно и выглянул наружу – окно выходило на задний двор, заваленный кучами отбросов, в которых рылись тощие псы. Он поднял глаза выше – осенний рассвет только-только окрасил небо неярким желтым светом.


В памяти мгновенно всплыли события вчерашнего дня, и мысли сразу же понеслись к Румите, которая всю ночь тряслась в повозке, увозя с собой перстень «волков». Добралась ли она уже до Дайру? Если да, то сегодня к вечеру девушка будет в Шармише, а утром следующего дня – в Акриме. Путь неблизкий… Не передумает ли она по дороге? Сульг вспомнил упрямые глаза гадалки и усмехнулся.

Он встал и быстро оделся, поглядывая в окно, отыскал в кармане коробочку с зельем Тисса, вынул нож и воткнул в рассохшуюся раму. Осколок зеркала мальчишка-слуга унес вчера сразу же, как только постоялец побрился: зеркало стоило недешево, и хозяин им дорожил. Глядя в блестящую сталь, Сульг быстрым движением нанес зелье, скрывая татуировку «волка». Покончив с нехитрой маскировкой, норлок убрал коробочку в карман, сунул туда же кремни и трут, пристегнул меч, закрыв его полой плаща, и спустился вниз.

Постояльцы трактира повеселились вчера на славу. Сульг припомнил, что, засыпая, смутно слышал шум драки, вопли пьяных и грохот. С утра в зале было пусто и тихо, лишь мальчишка расставлял перевернутые стулья и столы, да старая служанка орудовала метлой, выгребая из углов груду обглоданных костей и черепки битой посуды. В кухонном очаге уже пылал огонь, хмурая не выспавшаяся повариха тащила котел с водой. Сульг расстался с последней монеткой, получив взамен несколько ломтей черствого хлеба и миску вчерашнего рагу. Мясо, застывшее в белых хлопьях жира, выглядело не очень аппетитно, но Сульг не обращал на это внимания – доводилось завтракать и похуже. Он сел на ступеньку заднего крыльца и принялся за еду, раздумывая о дальнейшем пути. Сейчас, когда с ним не было Румиты, норлок рассчитывал идти гораздо быстрее и к ночи добраться до следующей деревушки, совсем крохотной. Конечно, верхом это расстояние можно было проделать за несколько часов, но… Сульг поправил плащ, прикрывая рукоять меча. Денег на лошадь не было, как не было и возможности продать драгоценные «камни воина». Бродяга, торгующий такой редкостью, привлечет внимание и, уж конечно, надолго запомнится жителям деревни. Норлок подумал о золотом галеоне, который, скорее всего, уже перешел в чужие руки, и подавил вздох.

Хлопнула дверь, на крыльце появился немолодой тощий мужчина с всклокоченными полуседыми волосами. Лицо у него было помятое, глаза налиты кровью. Он постоял, страдальчески морщась на тусклое солнце, подошел к бочке с водой, жадно напился, умылся и окунул в бочку голову.

– Лучше сдохнуть, чем так мучиться… – мрачно сообщил он, рухнув на ступеньку крыльца. Вода стекала с его волос и капала за шиворот. – Башка раскалывается! Перебрали малость вчера… – Он с трудом поднялся, исчез за дверью и вскоре вернулся с дымящейся кружкой чая.

– Перебрали, – повторил он. – С весны на пастбищах – ни тебе пива выпить, ни чего другого. Ну а как придешь в деревню, так и гуляешь по полной. А то ведь опять на пастбища… а там все развлечение – овец гонять.

Пастух уселся на нижнюю ступеньку неподалеку от Сульга, шумно дуя на чай.

– Старею, что ли? – бормотал он. – Выпить могу гораздо меньше, зато съесть гораздо больше! Но как переберешь малость, так и жрать утром не хочется. Хочется только помереть! Ненадолго…

Сульг понимающе усмехнулся: от пастуха несло крепким перегаром.

– Ты что, с караваном пришел? – спросил пастух, осторожно поднося ко рту кружку. Норлок кивнул. Он бросил собачонке кусочек хлеба, та подхватила его на лету и бросилась прочь.

– В Шармиш идете? – Пастух отхлебнул чай. – Да… был я там один раз, в молодости. Ух! – Он, забывшись, покрутил головой и тут же поморщился. – Башка гудит… Подрядили нас как-то овечьи шкуры туда отвезти, в Шармиш-то. Дня три мы там гуляли, недолго, конечно, но кое-чего успели. – Он снова отхлебнул из кружки. – Ходили в портовые кварталы. Ты-то там был? Такие красотки там, видал? Ну, те, что моряков обслуживают. Девчонки веселые, и уламывать их не приходится. – Пастух мечтательно вздохнул. – Чего они только не умеют! Такое вытворяют, сказать, так и не поверишь! – Он поставил кружку на ступеньку и взглянул на Сульга.

– Ты-то парень молодой. Слушай, что я тебе скажу. Не упускай возможностей. Понятно? Не упускай! А то потом в старости локти кусать будешь. Будешь думать, что ведь мог тогда, а… Я тоже по молодости дураком был. Перебирал: эта худовата, у этой грудь маленькая, а у той и вовсе – ноги колесом. А надо было не выбирать, надо было – всех! Всех, понял? – Он назидательно поднял палец с обкусанным грязным ногтем. – Тогда в старости будет о чем вспомнить! Уяснил?

Сульг кивнул.

– То-то! – Пастух потянулся за кружкой.

Во дворе послышались голоса – прибыли новые путники. Пастух отхлебнул чай, причмокивая.

– Еще кого-то принесло… – пробормотал он.

Сульг поставил на ступеньки тяжелую глиняную миску и приподнялся, рассматривая прибывших. Четверо мужчин в простых дорожных плащах, по крайней мере двое вооружены, как быстро определил норлок. Военная выправка, точные и четкие движения. Сульг перевел взгляд на остальных – по спине пополз холодок опасности. Это были те, кого он опасался больше всего, – маги. Еще сидя в седлах, они оглядели двор и мгновенно что-то учуяли. Норлок закусил губу. Неважно, что именно они засекли, меч Фиренца или зелье Тисса. Главное, что они оказались здесь. Скорее всего, всадники почтовой службы сообщили, что наткнулась по дороге на крестьянина, убившего вира. Последовал приказ осмотреть место происшествия, и если солдаты пошарили в кустах и обнаружили трупы еще нескольких вир, то все сомнения отпали тут же.

Деревень на этой заброшенной дороге раз-два – и обчелся, потому-то они так быстро и добрались до Ледяного пути…

Проклятье! Кто-нибудь в трактире сейчас обязательно вспомнит нового постояльца и расскажет, конечно же, что вместе с ним была девушка!

Сульг стиснул зубы, наблюдая, как один из прибывших подзывает к себе мальчишку-слугу.

– Только бы у нее хватило ума не геройствовать, – пробормотал норлок, наблюдая, как мальчишка машет рукой в сторону дороги на Дайру. – Не делай глупостей, гадалка Румита. – Он говорил так, словно девушка могла слышать его. – Не вздумай запираться. Выкладывай все, что знаешь. Тогда твоя смерть будет быстрой.

– В старости-то развлекаться только с бутылкой придется! – говорил пастух, продолжая беседу. – Потому что ни на что другое уже…

Он поставил кружку, повернулся к своему собеседнику, и брови его поползли вверх: на крыльце никого не было.


Сульг пошевелился, чтобы размять уставшую спину, и снова поглядел на солнце. Оно наполовину скрылось за деревьями, освещая косыми закатными лучами пологую гору и десяток хижин, прилепившихся у подножия.

Это была последняя деревушка на земле Доршаты: несколько жалких лачуг, осевших от старости. Дальше тянулись лишь огромные пустые каменистые равнины, на которых свистел ветер, да вдали подпирали небо горы с белыми снеговыми шапками на вершинах.

Люди в деревне кормились лишь тем, что давала скудная земля, да дважды в год, во время прибытия караванов, ездили в Терке – продать или выменять нужные товары. Вся жизнь их была подчинена этому событию, год здесь отсчитывали по приходу караванов.

Сульг догадывался, каким событием будет в захолустье появление нового человека, и не собирался попадаться кому-либо на глаза. Потому-то он терпеливо ждал, пока солнцe полностью скроется за горизонтом. А оно не торопилось. Казалось, огненный шар зацепился пылающим краем за верхушку высокого дерева на невысоком холме, да так и повис. Норлок хмуро разглядывал окрестность и дорогу, ведущую в деревню. Вокруг ни души, но осторожность требовала дождаться темноты, прежде чем пробираться на вершину холма.

Вскоре он заметил облако пыли: в деревню брело небольшое стадо коз. Козий сыр, что делали здешние крестьяне, соленый, с острым приятным вкусом, можно было сушить, поэтому караванщики охотно покупали его в дорогу. Иной раз сыровары добавляли в сыры ароматные травы и изюм, но, помнится, Тирк, весьма консервативный в своих предпочтениях, такого нововведения не одобрял.

Сульг снова осторожно пошевелился, разминая затекшие ноги.

Да, последний раз он был здесь с Тирком и Азахом спустя несколько недель после окончания войны с Кадгаром. Положение норлоков тогда казалось прочным, но предусмотрительный Тирк настоял, чтобы по всей Доршате было сделано несколько небольших тайников с оружием и деньгами – «на всякий случай», как туманно он выразился. Всего тайников было десять, ни на одной карте их не отмечали, так что знали об их существовании очень немногие. Жителям деревни и в голову не могло прийти, что один тайник находится здесь, под корнями огромного высохшего вяза, торчащего на фоне вечернего неба, как грозящий кому-то черный перст.

Кроме денег и оружия в тайниках оставляли еще по две фляги с вином: за годы оно, конечно же, превратилось в уксус, зато деньги будут нелишними. Сульг мгновение колебался, не появиться ли все же утром в деревне, чтобы купить коня, но тут же отказался от этой мысли: вряд ли тут есть верховые лошади. Кроме того, если лазутчики Ордена Невидимых нагрянут сюда, жители, конечно же, опишут путника, и опознать норлока будет нетрудно.

Когда сумерки перешли в непроглядную темноту, Сульг счел возможным покинуть свое убежище в кустах. Он перемахнул через дорогу так быстро и бесшумно, что дремлющая у колодца пегая собака лишь слабо шевельнула ухом, заслышав осторожные шаги. У подножия невысокого пологого холма норлок остановился, прислушиваясь, бегом поднялся на вершину и снова прислушался: сонная тишина укрывала мир, лишь иногда внизу, в деревушке, взлаивали собаки. Ветер доносил запах дыма очагов, шелестел сухой травой.

Старое дерево, обожженное грозой, чернело впереди. Сульг подошел к толстому сухому стволу, сделал еще шаг, и вдруг сердце его тревожно стукнуло: рядом находился кто-то чужой! Норлок скользнул назад, и тут же чья-то ладонь запечатала ему рот, а другая крепко стиснула запястье, лишив возможности воспользоваться оружием. Пытаясь освободиться, Сульг упал на землю и вместе с невидимым противником покатился по траве. Но внезапно он прекратил сопротивление, плечи его затряслись в беззвучном смехе. Нападавший быстро вскочил на ноги и протянул Великому норлоку руку.

– Дождешься, прирежу как-нибудь, – пообещал Сульг. Он поднялся, отряхиваясь от сухой травы. – Я должен был догадаться, что ты сам сюда явишься!

Начальник тайной стражи засмеялся, блеснув в темноте зубами.

– Хотел ускользнуть из Доршаты незамеченным? Зря. Как только я понял, в какую сторону ты двигаешься, стало ясно, где тебя поджидать: у тайника. Рано или поздно появишься!

Сульг хмыкнул:

– Ясно. Румита все же добралась до Шармиша? Хорошо. Не сильно я на это надеялся.

Тирк бросил на землю плащ из грубой и толстой шерсти – такие обычно носили в дороге небогатые купцы – и уселся. Сульг сел напротив.

– Добралась. Оставь тайник в покое, одежду и еду я привез.

Тирк подтянул поближе седельную сумку, расстегнул ремни и принялся выкладывать свертки с провизией, Сульг, не дожидаясь приглашения, развернул первый попавшийся – там оказался пирог с мясом – и сразу же откусил половину.

– Печенкой чую, опять ты в какое-то дерьмо вляпался, – хладнокровно говорил начальник тайной стражи, аккуратно раскладывая на промасленной бумаге хлеб, куски копченого мяса, сыр и фрукты. – Причем по самые уши, а? И куда тебя несет с таким упорством? Рассказывай! Можешь же ты одновременно есть и говорить? Или с голоду помираешь?

Он выложил еду, заглянул в другую сумку и вытащил бутылку вина.

– Вроде того, – отозвался Сульг с набитым ртом. – Долго здесь дожидался? Как ты раньше меня тут оказался?

– Пару часов. Ты же шел пешком, в обход оживленных трактов, заброшенной дорогой. А мы напрямик ехали, почти без остановок, и меняли лошадей на каждой станции. Через реку переправились на пароме, выиграли почти полдня.

– Кто это – мы? – поинтересовался Сульг. Не переставая жевать, он отрезал кусок мяса, отломил хлеб. Тирк откупорил бутылку и осторожно поставил в траву.

– Я – купец, который едет, чтобы встретить северный караван в Терке, – пояснил он. – А люди моего положения, сам знаешь, без охраны не ездят. Взял с собой кое-кого. Мы, конечно, старались не привлекать особого внимания, когда сюда ехали. – добавил начальник тайной стражи. – Небольшой маскарад: форменные плащи в сумке у Решта, переоденемся, когда будем подъезжать к Доршате.

Сульг кивнул, только сейчас заметив, что Тирк тоже скрыл татуировку «волка» на лице.

– Понятно. Больших трудов стоило пробраться сюда незамеченным? – спросил Великий норлок с набитым ртом.

– Не более чем убедить Азаха остаться в Доршате в то время, как затевается какая-то заварушка.

Сульг прекратил жевать.

– А что Азах? – с любопытством спросил он.

– Он в бешенстве! – довольным голосом сообщил начальник тайной стражи. – Несчастные «волчата» боятся попадаться на глаза! Но в конце концов до него дошло, что мы не можем оставить Доршату все разом, и он немного успокоился. Правда, когда я уезжал, он буркнул что-то вроде того, что «этот идиот, конечно, опять куда-то крупно вляпался». Обрати внимание: слово «идиот» явно было сказани про тебя!

Сульг хмыкнул, отломил кусочек влажного козьего сыра и отправил в рот.

– Хватит жрать, – приказал Тирк. – Рассказывай! Что это зa история с вирами? Что произошло в Брере? И откуда взялась девица? Это ж та самая гадалка? Я ее узнал.

– Ну да. Встретил ее в городе. – Сульг снова потянулся за сыром. – Нужно было как-то дать знать в Доршату, что я жив. Кроме нее, сделать это было некому.

– Ясно. – Тирк покрутил в пальцах яблоко и усмехнулся. – Когда эта красотка явилась в Акриме к Брену и предъявила твой перстень, думаю, старика чуть удар не хватил! Во всяком случае, когда он привел ее ко мне, вид у него был именно такой.

Сульг засмеялся:

– Да уж, представляю… – Утолив первый голод, он ел медленнее. – Я сказал, что нужно делать, но кто бы ей поверил? Пришлось дать печать «волков».

Он сделал глоток из горлышка бутылки и задумался.

– Она уехала в Дайру вечером. А утром в деревню нагрянул патруль… и маги Ордена. Я опасался, что ее поймали… Кто-то мог видеть, как гадалка выходила из города вместе с норлоком, или узнать мой галеон, когда она его продавала. – Сульг снова отхлебнул из бутылки и пожал плечами: – Пришлось отдать галеон. Нужно было, чтобы она быстрее добралась до Акрима, денег у нее не густо, ну и…

Тирк кивнул. Старинная монета давно погибшей Северной Империи хранилась у Сульга многие годы – со времен скитаний по Ашуре.

– Надеюсь, за него дали хорошую цену, – философски добавил Великий норлок. – Ладно, что уж теперь…

– Погоди-ка. – Тирк отложил недоеденное яблоко и полез в карман куртки. – Тут у меня кое-что есть.

Он разжал пальцы, тускло блеснуло золото, и прохладная цепочка скользнула в ладонь Сульга.

– Держи. Она его не продала. Просила вернуть тебе.

Мгновение Сульг разглядывал талисман, не веря своим глазам, затем молча надел цепочку на шею и убрал галеон под куртку. Начальник тайной стражи протянул перстень с печатью «волков».

– Она отправилась в Доршату, – безразличным голосом сказал Тирк. – Можешь навестить ее, когда вернешься. Ну и хватит об этом. Переходи к делу. Что произошло в Брере?


От Сульга не укрылось, что приятель, похоже, уже знал многое о том, что случилось: не иначе как успел потолковать с Румитой и вытрясти из гадалки все, что ей было известно. Он видел, как Тирк мгновенно связывает воедино обрывки сведений, добавляет то, что услышал, к тому, о чем лишь догадывался, и составляет единую картину происшедшего.

– Попался ты на примитивнейшую уловку! – подытожил Тирк. – Когда в толпе народа тебя отрезали от остальных. Повезло, что удалось выкрутиться и встретить эту скинху!

Сульг повел плечом:

– Повезло… Кому-то было нужно, чтобы я завернул в этот город – и моя лошадь захромала! Кто-то догадывался, что у меня есть вещь с магией дракона – и в городе появились два вира! Их, конечно, заманили в город при помощи магии, каким-то заклятием, незадолго до того, как я туда попал, а потом…

Он задумчиво покусал ноготь большого пальца.

– Они почуяли меч Фиренца и словно обезумели! Румита говорила, что они напали на нас по дороге? Виры чуют магию гораздо острее, чем люди-чародеи. А уж волшебство драконов – и подавно!

Он покачал головой.

– А как только я спрыгнул с коня, толпа хлынула вперед, и вот уже Айши с Тальмом неизвестно где, а меня чуть не размазали по булыжникам! На площади была страшная давка, несколько человек затоптали.

Сульг отщипнул кусок пирога.

– Хорошо придумано, ничего не скажешь! А дальше уже как из-под земли появляются патрули Белого Дворца и заявляют во всеуслышание, что виры перевоплотились, что их нужно убить во избежание паники! И город мгновенно оказывается блокированным: виры подпадают под государственный Указ об уничтожении оборотней!

– Грамотно сделано, – заметил Тирк. – Всегда уважал профессионалов…

– И я, как глупец, послушно сделал все, что задумал кто-то другой! – не слушая его. с досадой продолжал Сульг. – Потом, конечно, разобрались бы, казнили солдат, но дело-то было бы сделано… Догадываюсь, кто к этому руку приложил! Но кое-чего и Хевден не мог предвидеть – старуху-скинху и Румиту.

Тирк бросил огрызок яблока в траву и хмыкнул.

– И Фелису, скорее всего, кто-то из его ищеек выследил…

Начальник тайной стражи на мгновение задумался, припоминая.

– Фелису? Та очаровательная… э-э-э… девушка, что заглядывала к тебе иной раз по вечерам? – деликатно поинтересовался он. – Хорошенькая… только мои охранные заклятия всякий раз почему-то просто срывало, когда она проходила мимо. И магия защиты, когда эта красотка появлялась у нас в Сером Замке, не видела ее. Точнее, видела НЕ человека.

– Она и есть не человек. Фелиса – демон, вернее, была им. Ее уничтожили, это ее браслет ты нашел в проулке.

Тирк откинулся на траву и прищурил глаза:

– Так я и думал! Хагин, садовник, говорил, что через заднюю калитку проходила девушка в синем плаще, она показала пропуск с твоей печатью. Потом произошла очень сильная вспышка чужой магии в проулке, совсем рядом с Замком. Когда я обнаружил следы крови единорога – буквально пару капель! – то сразу об этой красавице и вспомнил! Почему ее уничтожили? Кого-то захотел узнать, что такого интересного содержится в письмах?

Сульг кивнул.

– Думаешь, она знала? – осторожно спросил начальник тайной стражи после паузы.

– Хозяин Фелисы скреплял конверт собственной магической печатью. Но… все дело в проклятом любопытстве демонов! Эти твари больше всего на свете любят чужие секреты и тайны! Они прямо-таки их с ума сводят! Подозреваю теперь, что Фелиса ухитрялась читать письма, не распечатывая конверта – то-то в последнее время у нее был такой хитрый вид! Если так, то знала она много. Это ее хозяин по моей просьбе пытался отыскать амулет, – пояснил он.

Тирк насторожился:

– Она рассказала?! Как думаешь?

– Не сомневаюсь. – Сульг хмуро сдвинул брови.

Он покрутил в руках бутылку, жидкость булькнула.

– Проклятье! Но выследить демона не так-то легко, – заметил Тирк.

– Вот именно. Но кто-то знал, что она ко мне приходит, кто-то догадался, что она – демон, и кто-то подстерег ее в проулке. И этот «кто-то» вполне может быть из Серого Замки. Займись этим, – велел он.

Тирк задумчиво кивнул..

– Теперь и Невидимые знают, где находится амулет… Хитрый лис этот переписчик! Он, конечно, не доверяет магам Аркаба, хочет иметь защиту против них, – продолжил Сульг. – Будь я проклят, если понимаю, каким образом он угадал, что я заверну в Брер?! Ведь никто не знал, что гнедой вдруг захромает!

Глаза начальника тайной стражи блеснули:

– Ну, захромал-то он не случайно! Я проверил – кто-то обвязал копыто жеребца шелковой ниткой.

– Проверил?!

Тирк прищурил глаза, словно кошка.

– Слушай внимательно.,– Он поднял указательный палец. – Айши и Тальм здесь, внизу. В деревушке. Я отыскал их в Брере.

– Как это? – недоверчиво спросил Великий норлок. – Проклятье! Хорошо, что обошлось, я боялся, что народ их в клочки растерзает, все же видели, что эти двое были со мной. Да и патрули Белого Дворца…

– Пока рядом с тобой находился Айши, все было в порядке. Когда он тебя упустил, понятное дело, был вне себя от ярости. Сначала он искал тебя в Брере, а когда понял, что тебя там уж нет, связался со мной.

– Связался? Каким образом? Разве ты был не в Доршате?

Тирк довольно засмеялся.

– Неважно, каким образом, – ответил он уклончиво. – Тебе необязательно знать, сколько денег из казны Серого Замка уходит на оплату нужных заклинаний. Советник по финансам, подписывая платежные бумаги, каждый раз рвет на себе волосы! Проклятые чародеи из Лутаки ценят свой труд недешево! У Айши был амулет как раз для таких непредвиденных случаев. К сожалению, силы заклинаний хватает только на один вызов!

Сульг покачал головой.

– Я выехал в Брер, – продолжал Тирк. – Ехал не по тракту, а другими путями, так можно добраться гораздо быстрей.

– Понятно, – пробормотал Сульг. – И что с гнедым? Я же проверял его копыто и…

– Не сомневаюсь, что проверял. Непонятно только, где были твои мысли в тот момент? Почему тебе не пришло в голову использовать магию? Нитка была невидимой, – пояснил Тирк.

Сульг помрачнел:

– Хочешь сказать, это сделал кто-то из своих?

Тирк пожал плечами:

– Необязательно. Вы же останавливались на постоялом дворе? Ну так кто угодно мог сделать это. Возможно, за вами следили: надо ж было убедиться, что ты завернул в Брер? Ладно, слушай дальше. Я распорядился, чтобы Айши и твой вестовой ждали меня неподалеку от города. Айши рассказал, что произошло, и я решил, что раз уж тебе удалось выскользнуть, ты, конечно же, попытаешься добраться до Акрима – он гораздо ближе, чем Доршата. Туда мы и отправились, а навстречу уже летел Брен, и вид у него был такой, словно его любимый грифон вдруг начал изъясняться человеческим языком!

Тирк отхлебнул из бутылки и продолжил:

– Ну в Доршате пока что все спокойно. Если не считать того, что наши тайны уплыли к Хевдену, и он пытается убить тебя чужими руками… Впрочем, это такие мелочи, о которых и говорить не стоит, сам понимаешь! В Белом Дворце начинается игра, смена власти редко происходит спокойно. Два претендента на трон Наместника…

Сульг насторожился: – Два?

– «Золотая» Бретта начала борьбу. Я говорил, что это произойдет. С таким характером на обочине не стоят! Она умна, хитра и расчетлива, и как только ее отец отправится к предкам…

– Она замужем. И Сайрас не принадлежит к линии Наместников. Бретта не может претендовать на трон.

– Держу пари, с ее мужем вскоре что-нибудь произойдет. – Тирк многозначительно помахал бутылкой. – Слушай новость: я встречался с ней недавно. У нее глаза – как лезвия кинжалов, спрятанные в кружевах веера. Видел ее веер?

Сульг кивнул:

– Такие штучки привозят с Берегов Восточного Ветра. Не удивлюсь, если узнаю, что она прекрасно умеет с ним управляться! Имей в виду – она хотела встретиться с тобой. Но я сказал, что ты в отъезде, так что красотке пришлось стиснуть зубки и говорить со мной. Видимо, она до последней минуты надеялась, что ты все-таки явишься: вырез на ее платье предназначался явно не для моих глаз!

Сульг хмыкнул.

– Жаль, ты не видел, какие слюни пускал Решт! – продолжал Тирк. – Она пыталась торговаться: сообщила, что Луберт, если придет к власти, собирается развязать в Доршате гражданскую войну и уничтожить норлоков. У нее есть какие-то сведения относительно этого.

– А взамен хотела поддержки? – Сульг покусал губы. – Наше дело – сторона до тех пор, пока это не коснется нас лично. Пусть убивают друг друга сами. Но Луберт амбициозен и наверняка попытается выжить норлоков из Доршаты. Говорила она что-нибудь про Орден? Знает, кто такой Хевден?

Тирк отрицательно мотнул головой:

– Если и знает, мне она этого не сказала.

– Интересно, на кого Орден сделал ставку в предстоящей борьбе: на Луберта или на Бретту? Думаю, на Луберта. Иначе Бретта не стала бы искать нашей помощи, – продолжал Сульг. – Шансы у нее невелики, кто ее поддержит, кроме лордов северных провинций? Разве что держит какой-то козырь в запасе? – Он отхлебнул вино и осторожно поставил бутылку в траву. – Встречусь с ней, когда вернусь, – решил он. – Если что-то важное – обсудим с Магистром… он – политический Советник, в конце концов, – и с Советником по финансам. – Сульг задумался. – Ладно… Важно, чтобы ты находился сейчас в Доршате безотлучно и наблюдал за всем, что происходит. События начинают развиваться как-то уж очень быстро… – проговорил он. – И эти упорные слухи о войне магов… Все боятся Аркаба, кроме, может быть, Хевдена и его Ордена Невидимых. И если аркабские маги развяжут войну, а Белый Дворец поднимет в Доршате мятеж против норлоков… нам не выстоять. Мы все сгинем в этом огне. – Он пошарил в траве, отыскивая бутылку с вином. – А если до амулета суона Невидимые доберутся раньше, чем мы… чужая магия уничтожит нас так же, как когда-то вир.

Начальник тайной стражи потянулся к сумке, достал еще одну бутылку и зубами вытащил пробку.

– Знаешь, в свое время мы должны были вступиться за них, – задумчиво проговорил Сульг после паузы. – Нельзя было позволить людям расправиться с оборотнями. Но мы были заняты тем, чтобы зубами удержаться за землю Доршаты… предпочли не видеть чужой беды. Остались в стороне. А теперь сами на месте вир. – Он сделал глоток и вытер губы ладонью. – Придется нам расплачиваться за собственную трусость.

Тирк вопросительно посмотрел на приятеля.

– Амулет на границе Голодных земель, – продолжал тот. – Я собирался вернуться в Доршату, отобрать несколько надежных норлоков, с которыми можно было бы отправиться за амулетом – мы говорили об этом, Но времени почти не осталось. Фелиса уничтожена, сведения о том, где он находится, известны Ордену Невидимых, и…

– Потому-то и пробираешься не в Доршату, а к Мглистому краю? – недоверчиво спросил Тирк. – Ты что же, собирался отправиться на поиски амулета один? А Голодные земли? Это территория ктухов-звездочетов, они в клочки растерзают любого, кто к ним сунется! Пройти через горы, пешком, без припасов и снаряжения? – Он отхлебнул из бутылки. – Ты в своем уме?

– В тайнике есть деньги, в деревне можно купить лошадь, одежду и провизию. Понятное дело, я не собирался делать это в такой спешке, но…

Тирк подумал, потом снова приложился к бутылке.

– Можешь не продолжать, – сказал начальник тайной стражи, помахивая бутылкой. – Я понял. План, что и говорить, отличный! Допустим, ты проберешься туда. И что дальше? Я слышал, амулет находится внутри чудовища, суона. Собираешься погибнуть геройской смертью или уговоришь суона, чтоб он выплюнул амулет? Думаешь, твоего красноречия на это хватит? – Тирк отшвырнул пустую бутылку в кусты и подтянул к себе сумку, в которой что-то звякнуло. – С чего это тебе захотелось свести счеты с жизнью таким странным способом?

Сульг вынул зачарованный клинок и провел по нему рукой, делая видимым.

– Гляди.

– Ну? – сердито спросил Тирк, зубами вытаскивая пробку. – Меч Фиренца. Что дальше?

– Вот эти камни называются «глаза дракона». – Сульг провел пальцем по зеленым камням в серебряной рукояти, изображавшей голову дракона. – Помнишь, как появился этот меч? В Ашуре этот меч ранил меня, и если бы не Фиренц, яд сделал бы свое дело. Фиренц забрал клинок, снял с него прежние заклятия и наложил свои собственные – чары дракона. Меч может многое, но главная силa – в этих камнях. «Глаза дракона» способны остановить чудовище. Само собой, это относится только к чудовищам, наделенным магией. А суон и есть порождение древней магии!

Тирк взглянул на зеленые глаза серебряного дракона, слабо мерцающие в темноте, и покачал головой.

Сульг убрал зачарованный меч.

– Считаешь затею глупой?

Начальник тайной стражи подумал.

– Скажем так: у меня большие сомнения, – сдержанно проговорил он.

– У меня тоже.

– А как ты собираешься пройти через земли гоблинов? Забыл, как они к тебе относятся? Если они узнают, что через их земли идет норлок… я уж не говорю о том, что будет, если они догадаются, что этот норлок – ты! Путешествие за амулетом получится на редкость коротким, а?

– Обойду их стороной. – Сульг нахмурил брови. – Люди Ордена, наверное, уже несутся к границам Мглистой земли. Надо их опередить, другого выхода нет. Придумай, как объяснить мое отсутствие в Доршате. Говори, что я в Акриме или в Ратиле… это никого не удивит, все знают, что перед зимой я часто езжу в дальние гарнизоны.

Тирк взболтал остатки вина.

– Ладно. Спорить с тобой бесполезно. Надеюсь, что ты не погибнешь в пути, не попадешь в лапы гоблинов, а чудовище сдохнет само, когда узнает о твоем приближении. – Он вздохнул и допил вино. – Мне пора возвращаться. К утру мы должны быть у реки, чтоб не опоздать на паром. Айши и Тальм дожидаются возле деревни, у старого колодца. Возьмешь обоих?

Сульг кивнул.

– Я предпочел бы видеть вместо вестового кого-нибудь другого, но… ладно. – Тирк принялся быстро убирать остатки трапезы. – Со мной Решт, можешь взять и его. – Он вопросительно посмотрел на друга, тот отрицательно мотнул головой:

– Двоих вполне достаточно.

– Хорошо. В деревне я купил тебе лошадь у караванщиков. Твой жеребец остался в Брере, позже распоряжусь, чтобы его доставили в Акрим. Пусть стоит в конюшне гарнизона, потом заберешь. – Тирк вытащил из сумки сверток и бросил в траву.

– Держи. Одежда на первый случай. А это браслет демоницы и прочее барахло из твоей седельной сумки.

– Все, кроме одежды, увези назад. – Сульг быстро развернул пакет и вытащил плащ. В другом свертке обнаружила куртка и рубаха. – Браслет забери тоже, мне придется вернуть его хозяину Фелисы.

– Еда в сумке у Айши, деньги у Тальма. Имей в виду, тебе придется поторопиться: «золотая» Бретта горит желанием с тобой встретиться, а ждать она, похоже, не любит, – не удержался Тирк. – Того и гляди, возьмет Серый Замок штурмом!

…Через минуту на холме уже никого не было.


В стеклянной колбе песочных часов текла струйка белого мелкого песка. В комнате царила такая тишина, что старому шагриту казалось, будто он слышит тихое шуршание, с которым безвозвратно уходит время, превращаясь в песок.

Что ж, он прожил долгую жизнь, и если остаток ее придется провести в темницах Драконьих скал, значит, так тому и быть.

За дверью, в пустом гулком коридоре послышались быстрые шаги. Закиф поднял голову и с беспокойством приглушался: кто-то направлялся к его покоям. Скрипнула лверь, сердце старого шагрита замерло – он узнал эти шаги.

За всю свою жизнь Закифу ни разу не доводилось ви-деть брата в таком состоянии.

– Так вот как ты используешь мою откровенность? – произнес Хевден. Голос его подрагивал, чувствовалось – брат с трудом сдерживается. Хевден стоял перед креслом, в котором сидел шагрит, и тот видел, что он вне себя от ярости. – Пытаешься передать норлокам наш разговор? Сведения, которыми я делюсь с тобой? Это предательство, брат, вот что это такое. Ты предаешь не Белый Дворец, ты предаешь меня. – Хевден умолк на мгновение, но тут же заговорил снова: – Я не ожидал, что ты так подставишь этого мальчишку… Рутиса. Впредь будь осторожен, любой обман рано или поздно раскрывается. В следующий раз я не смогу помочь тебе.

По спине старого шагрита пробежал холодок.

– Что с Рутисом?

Хевден бросил на стол шагрита скомканную тряпку, покрытую бурыми пятнами.

Закиф поднял взгляд на брата: прозрачные глаза главы Ордена Невидимых были холодны как лед.

– Пусть его смерть останется на твоей совести… брат. – Помолчав мгновение, Хевден добавил: – Подумай над этим.

Он кивнул на стол, где валялась куртка Рутиса, испачканная в крови, повернулся и вышел.

Шагрит бессильно откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Глава одиннадцатая

«ПОВЕЛИТЕЛИ СТРАХА»

Белые мерцающие глаза, похожие на лунные камни, уставились на путников.

– Это еще что за твари? – вполголоса спросил Тальм.

– Баргесты, – так же негромко ответил Сульг, без особого успеха пытаясь успокоить испуганного коня. – Колдовские псы вир. Они нам вреда не причинят.

Айши напрягся, точно струна, обшаривая напряженным взглядом унылую заброшенную деревню.

– Ты их не увидишь. – Сульг не отрывал взгляда от большого белого зверя. – Люди не видят баргестов, ведь псы – всего лишь призраки. У каждого вира есть собственный баргест. Он возникает в тот момент, когда вир появляется на свет, и служит ему до самой смерти.

Тальм усмехнулся, глаза Айши блеснули досадой.

– Я слышал, что баргесты никогда не расстаются с хозяевами, – сказал Тальм, пренебрежительно поглядывая на раздосадованного телохранителя. – Почему же эти остались в деревне?

Сульг пожал плечами:

– Я слышал, они потеряли связь с хозяевами… ведь виры находятся под заклятьем.

Деревню, через которую тянулась заросшая травой дорога, оборотни покинули давным-давно: дома непривычной круглой формы обветшали, крыши провалились, в высоком бурьяне догнивали повалившиеся изгороди. Чуть поскрипывали распахнутые настежь двери: казалось, хозяева покидали жилища в спешке и не собирались возвращаться обратно. Дворы поросли белоусом и конским щавелем, кустарник подступил вплотную к покосившимся заборам. Возле полуразвалившегося колодезного сруба виднелись три грубо вытесанные из дерева фигуры: взрослый вир и два маленьких детеныша. Лица их, едва-едва намеченные, были обращены к востоку. Как ни странно, своим божествам виры придали почти человеческие черты.

Хотя оборотней не было, магия их ощущалась до сих нор: лошади, боявшиеся вир пуще огня, топтались на месте, храпя, роняя пену, испуганно озираясь по сторонам, и стоило немалых трудов заставить их двинуться дальше.

Краем глаза Сульг заметил движение справа, ладонь его сразу же оказалась на рукояти меча. Но в следующее мгновение норлок узнал баргестов и придержал коня, чтобы разглядеть получше. Белые псы-призраки, свернувшись в клубки, лежали на полуразрушенных крылечках, поджидая своих хозяев.

– Слышал я про них, – пробормотал Айши, глядя на пустое крыльцо.

– Неужели? – вполголоса осведомился Тальм. – Да ты так не напрягайся, все равно не увидишь, крови норлоков-то в тебе – капля. А люди их не замечают. Ясно?

Айши сердито повел плечом и тронул коня вслед за Сульгом. Вороной жеребец беспокойно прядал ушами. Бесплотный пес устало поднял голову, провожая норлоков взглядом белых глаз, и снова опустил ее на лапы.

– Баргесты не опасны, – повторил Сульг и оглянулся на деревню вир, оставшуюся за спиной. – Впереди – Мглистые земли. Те, кто там обитает, особым гостеприимством не отличаются. С ними лучше не встречаться, но это уж как повезет…


Спокойные земли Доршаты заканчивались за длинными горными отрогами, поросшими орешником и редкими деревьями. Дальше, насколько хватало глаз, простиралась пустынная равнина, тянулись пологие каменистые холмы, ощетинившиеся лесами, а на горизонте вонзались в небо черные горы, по ущельям которых неслись вниз быстрые холодные реки.

Здесь начинались Мглистые земли – территория, которая не принадлежала никому. Сульг помнил рассказ Тильвуса. Маг-странник говорил, что люди тут никогда не селились, здешняя земля была скудной и неплодородной. Но даже если б Мглистые земли изобиловали тучными пашнями и заливными лугами, вряд ли отыскались бы желающие поселиться в этих краях. Нечисть, испокон веков населявшая окраины Доршаты и постепенно вытесняемая людьми, в конце концов отступила в Мглистые земли и растворилась на бескрайних просторах. Возле Снежных гор обитали полчища грюхов, маленьких существ, похожих на крошечных человечков, злобных, хитрых, чрезвычайно сильных и опасных. Они появлялись из своих нор лишь с наступлением вечера: солнечный свет ослеплял грюхов. Зато в темноте они видели прекрасно, а слух и обоняние позволяли им обнаруживать жертву, даже если она была невидима. Грюхи были опасны, но и они не рисковали приближаться к Голодным землям, лежавшим восточнее Снежных гор: ктухи-звездочеты внушали страх всем, даже гоблинам, запугать которых было почти невозможно.

По степям, раскинувшимся вплоть до холодных морей, скиталось множество мелких кочевых племен, породнившихся кровью с обитателями Мглистых земель и перенявших их обычаи и повадки. А на побережье жили ахтуны – большое воинственное племя северян, промышлявших набегами и разбоем.

Словом, Сульг прекрасно понимал, почему люди не хотят совать сюда свой нос, несмотря на упорные слухи о богатых серебряных рудниках в предгорьях, да и норлоки, хорошо знакомые с магическими расами, никогда не заходили в этот мрачный и опасный край.

Но сейчас все было иначе.

Где-то там, почти на границе Голодных земель, обитал таинственный суон, чудовище страшнее ктухов и коварнее грюхов, внутри которого находился амулет Доршаты: язык пламени, заключенный в хрустальный шар.


Карту Мглистых земель Сульг помнил так ясно, словно она находилась у него перед глазами, правда, толку от этого было немного. Большие участки пергамента были густо заштрихованы синими чернилами: никто не знал, что находится в сердце Земель. Ночью Сульг еще раз сверился по звездному небу, определяя направление. Надо было обогнуть земли гоблинов, но так, чтобы не потерять много времени. Настало утро, и он понял, что обойти стороной опасные места не удастся: по ветру летел запах гари. С вершины каменистой пологой горы виднелся лес, затянутый синим дымом пожара, кустарник, охваченный огнем, выгоревшая, дымящаяся земля. Путь оказался закрыт.

Норлок оглянулся: позади лежали холмы, похожие на спины затаившихся древних чудовищ. Старая, неизвестно кем проложенная дорога бежала, петляя, к черным горам. Пустынная равнина расстилалась внизу, безлюдная, притихшая. Сульг передернул плечами, ему чудился чей-то недобрый взгляд, словно из-за далекого горизонта в спину смотрели чьи-то ледяные глаза, глядели пристально, не отрываясь.

– Поедем по дороге, чтобы пожар миновать. – Он тронул коня. – А к вечеру свернем и возьмем восточнее.


Высокое обгоревшее дерево возвышалось на пригорке, протянув к серому небу черные обугленные сучья. Легкий ветерок, налетая со стороны леса, тихонько покачивал что-то, привязанное к нижней ветке.

Сульг подъехал поближе, остановил коня и пригляделся, хмуря брови. На ветру колыхалась связка сухих змеиных шкурок – тех, что сбрасывают змеи, обретая новую кожу.

Сульг сквозь зубы выругался и беспокойно оглянулся по сторонам.

– Это место надо бы объехать десятой дорогой, – пробормотал он. – То-то мне чудился запах дыма, но я думал, все еще с пожарища тянет.

Айши насторожился и тоже оглянулся.

– Змеиная кожа? – Тальм бросил взгляд на шкурки.

– Будьте начеку, – предупредил Сульг. Он тронул коня, внимательно осматривая каменистые холмы, маленькие рощицы, россыпи огромных валунов вдоль заброшенной дороги. – Где-то близко юнь-ти. Это их знак, так они показывают, что заняли эту землю. Собственной у них нет, поэтому юнь-ти берут любую, какая понравится. Обычно с ними никто не спорит: люди уносят ноги, лишь завидев змеиные шкурки на дереве. Смотрите в оба, должен быть еще один знак.

– Юнь-ти? – переспросил Тальм и наморщил лоб, припоминая. – Змеелюди?

Сульг коротко кивнул:

– Не вздумай так при них сказать. Они называют себя «юнь-ти», и им не очень-то нравится, когда их именуют змеелюдьми. Обидчивый народ… что не так – могут и кожу содрать. Живьем, само собой, – уточнил он. – Снимать кожу с мертвого у них считается дурным тоном.

– «Повелители страха», – проговорил Айши, занимая привычное место слева от Сульга. – Я про них слышал!

– Да, страху нагонять они умеют, – хмуро бросил тот. – Одна Война Змей чего стоила! Никогда не слышал, чтобы юнь-ти были здесь, но в Мглистых землях всякой дряни полно. Мы забрели в их владения, теперь надо быть ко всему готовым!

– Изменим направление? – коротко спросил Айши, окидывая взглядом дорогу: она делала поворот и ныряла в перелесок.

– Поздно. Если юнь-ти здесь, они нас заметили, уйти не дадут. Одна надежда, что их тут уже нет – они не любят подолгу оставаться на одном месте.

Следующий знак Сульг заметил издалека: сухая шкурка черной болотной гадюки болталась на вбитой в землю обгорелой высокой палке.

– Черная гадюка… – Он задумался, прищурив глаза. Дорога впереди сужалась, превращалась в широкую тропу и ныряла в перелесок.

– Проклятье, когда из-за пожара пришлось свернуть на эту дорогу, я знал, что…

Договорить он не успел – быстрее молнии из кустов вымахнула чья-то тень, взлетела на круп коня позади Сульга, и к горлу норлока прижался клинок, острый, как бритва. Но Айши оказался быстрее: мгновением раньше в бок незнакомца уперлось лезвие, и даже Сульг не успел заметить, когда в руке телохранителя появился меч.

– Шевельнись – и ты покойник, – холодно пообещал Айши, не сводя глаз с человека.

– Шустрый какой… гляди, как бы самому покойником не стать, – послышался сзади чей-то голос. Из кустов высыпали вооруженные люди, взяв путников в кольцо. Последним из-за зарослей шагнул лучник, стрела на тетиве смотрела прямо в сердце Тальма. Лучник довольно ухмыльнулся, заметив, как сузились глаза норлока при виде громадного мощного лука. Такими пользовались северяне; стрела, пущенная умелой рукой, пробивала доспех на сквозь.

Сульг безошибочно выделил среди людей главного. Им оказался крепкий, неповоротливый с виду человек в потрепанной куртке, обтягивающей могучие плечи. Он остановился напротив Тальма, возвышаясь над ним на целую голову, и скомандовал, сопя перебитым носом:

– Опусти железку! Порежешься ненароком.

Тальм покосился на лучника, бросил быстрый внимательный взгляд на Сульга, заметил безмолвный приказ и нехотя опустил клинок.

– То-то… Шелтяк, забери у него меч, да по карманам пошарь…

Загорелый, обритый наголо воин шагнул к вестовому.

– Прикажи своему слуге убрать оружие, – приказал старший, глядя на Сульга в упор маленькими голубыми глазами, холодными, как весенний лед. – Живо! Шутить у нас не любят и по два раза не повторяют! Шевельнешься – и тебе глотку перережут, а этого, – он неторопливо, вразвалку обошел Айши, не сводившего глаз с человека, угрожавшего Сульгу, – этого в капусту искрошим.

При других обстоятельствах норлок с удовольствием дал бы незнакомцам попробовать искрошить Айши в капусту, но на земле юнь-ти спорить не приходилось.

Лезвие по-прежнему холодило кожу на горле Великого норлока, державшая кинжал рука была тверда. Сульг прищурил глаза и еле заметно кивнул Айши. Телохранитель, сжав зубы, опустил меч, который кто-то тут же вырвал у него из рук. Стоявшие неподалеку два воина, оба с обнаженными мечами, настороженно следили за каждым движением телохранителя, пока бритоголовый Шелтяк, передав кому-то меч и кинжал Тальма, сноровисто выворачивал карманы Айши.

– Зенками-то не сверкай, а то и выколоть недолго, – бурчал он, снимая с пояса Айши нож. – Вас задержать приказано и доставить, а с глазами привести или нет, про это ничего не говорили. Небось говорить-то ты и слепой сможешь. Правда, Хагон?

Хагон, здоровяк с перебитым носом, согласно кивнул. Шелтяк вытащил из кармана Айши шнур-удавку, повертел и руках и озадаченно хмыкнул.

Сульг почувствовал, как человек, сидящий позади него, убрал лезвие, ловко вытянул из ножен меч норлока и спрыгнул на землю. Сульг глянул в его сторону: это был мальчишка-подросток, лохматый и долговязый, с такими же светлыми волосами и голубыми глазами, как у Хагона. Мрачный, заросший черной бородой до самых глаз, верзила быстро обыскал Сульга, вынул из ножен кинжал, отыскал нож за голенищем сапога и покрутил в руках.

– Хороший ножичек… – многозначительно проговорил он. В его речи явственно слышался сарамитский акцент. – Нечасто такой встретишь. Гвозди резать можно!

Сульг мельком глянул на сарамита, потом на лучников: те по-прежнему стояли на тропе, удерживая стрелы на тетивах.

– От самой реки вас ведем, – сообщил Хагон. Он забрал у мальчишки меч Сульга, который тот с восхищением разглядывал, и бросил быстрый, внимательный взгляд на норлока. – Из Доршаты идете, похоже? Далеконько забираться стали! Непорядок. Этак скоро и до Голодных земель добираться будете, а? Хели, Агир, заберите лошадей…

Мальчишка ухватил под уздцы коней Айши и Тальма, сарамит, угрюмо блестя глазами, взял повод чалого жеребца Сульга.

– На север никак пробираетесь? – продолжал Хагон. – Давайте, то-то ктухи рады будут. Знак на дереве видели? Видели. Дальше поехали? Поехали. Ну, пеняйте теперь сами на себя! Потолкуем с вами сейчас, послушаем, чего расскажете. А может, вы дальше ехать передумаете?! И такое бывало.

Сарамит многозначительно хмыкнул и вместе с мальчишкой скрылся в кустах, уводя лошадей.

– А чего? – подхватил Шелтяк, подмигнув остальным. – Всякое случается! Понравится гостить – и задержишься. Тут у нас хорошо. Бежать некуда, прятаться негде. Лесок этот прочесать – плевое дело.

– Поговорим, – пообещал Хагон, заметив блеснувший взгляд Тальма. – Ребята у нас старательные… вмиг языки-то вам развяжут!

Сульг не расслышал, что сквозь зубы процедил в ответ Тальм.

Для человека немолодого и грузного Хагон двигался гораздо быстрее, чем этого можно было ожидать. Громадный кулак с размаху впечатался в челюсть норлока и отшвырнул его на землю.

– Открой рот еще раз – и зубов у тебя будет раза в два меньше! – рявкнул он. – Поднимайся! Поболтали, повеселились… – сказал он жестким голосом, следя, как Тальм поднимается на ноги и вытирает с лица кровь, – сейчас по-серьезному с вами потолкуем. Тешит! Свяжи-ка этого бойкого. – Он ткнул пальцем в сторону вестового. – Да про остальных не забудь!.

Хеган двинулся к зарослям, бросив Шелтяку:

– Приглядывай за этим, – он кивнул с сторону Айши. – Ишь, глаза бегают… не иначе что замыслил! Если чего – с тебя спрошу, ясно?

Шелтяк поправил пояс, на котором висел кинжал телохранителя, и обвел пленников тяжелым взглядом:

– Вот что, гости дорогие… Прямо скажем, многовато вас! И один выложит все, что нужно. Так что парочку, если что, прирезать можем запросто. Это я к тому, что по дороге не дурите, лишний раз не дергайтесь – проживете дольше! Хоть и ненамного.

Он кивнул лучнику, и тот отступил с тропы, уступая дорогу пленникам.

– Вперед, – скомандовал Шелтяк. Он, прищурившись, взглянул на Тальма. – А с тобой сам потолкую, как пора придет! – многозначительно пообещал он.


По берегу мутной речушки с желтоватой глинистой водой тянулись заросли кустарника. Хижины, сплетенные из прутьев и укрытые ветвями и охапками тростника, так искусно прятались среди кустов, что заметить их с первого взгляда было невозможно.

Хагон сделал знак остановиться и направился к одной из хижин, по дороге одергивая куртку и поправляя пояс. Рослый темноволосый парень, не говоря ни слова, забрал лошадей у Хели и сарамита и повел к реке.

– Серьезный народ, – заметил Айши. – Будут кожу сдирать?

– Может, и будут. – Сульг бросил взгляд на Тальма. – Зубы на месте?

Вестовой кивнул. Кровь на его лице уже начала подсыхать, разбитая губа вздулась.

Плетеная дверь хижины, скрипнув, отворилась, на пороге показался человек. Ростом он еле-еле дотягивал до плеча Хагона и рядом с русоволосым здоровяком казался щуплым подростком. Но в тонких руках угадывалась сила, и плавные, обманчиво-неторопливые движения наводили на мысль о змее, затаившейся перед броском. На узких плечах свободно висела одежда, буро-зеленая, цвета ивовых зарослей и выгоревшей травы. Казалось, шагни он в сторону – и не разглядеть среди полуоблетевшего кустарника и деревьев.

В руках человек держал меч Сульга и, разглядывая клинок, чуть усмехался тонкими губами. Айши напрягся, словно струна, не отрывая горящих глаз от приближающегося человека. Позади вразвалку, словно громадный медведь, шел Хагон и громко сопел. Шелтяк, вполголоса разговаривавший с сарамитом, заметив приближающихся, мгновенно затих.

В нескольких шагах от норлоков человек остановился и поднял взгляд. Глаза у него оказались цвета меди и узкими, как щели. Узким было и лицо с острым подбородком и высокими скулами, туго обтянутыми сухой желтоватой кожей. На этом лице не читался возраст, и лишь глаза – бесстрастные, немигающие – говорили о древности.

– Этот клинок я помню еще по Ашуре. – Человек говорил негромко, произнося слова так, словно все они состояли лишь из шипящих и свистящих звуков.

– Не думал, что доведется снова увидеть его… Он пролил столько крови, что в ней можно утопить любого из вас, – продолжал он, мельком взглянув на людей, что стояли рядом с норлоками. Глаза Хели округлились, он быстро взглянул на Сульга и вновь восхищенно уставился на меч.

– Только камней тогда не было. – Человек повернул клинок, внимательно рассматривая рукоять. – «Камни воина»… Хранят владельца клинка от смерти в бою… – Он чуть наклонил голову к плечу и быстро облизнул губы, мелькнул раздвоенный язык.

– Не ожидал… – повторил человек, усмехаясь каким-то воспоминаниям. – Когда Хагон принес меч – трудно было поверить своим глазам.

Великан за его спиной неловко переступил с ноги на ногу.

– Обычно Хагон сам разговаривает с теми, кто заходит на наши земли. В его руках люди расстаются с собственной кожей быстрей, чем змея – со старой шкурой… – Юнь-ти снова быстро провел языком по сухим губам. – Но мне стало интересно узнать, в чьих руках оказался этот меч… – Узкие желтые глаза уставились на Сульга. – Посмотреть на того, кто убил Великого норлока и завладел его клинком. Ведь по доброй воле ты бы его никому не отдал?

– Пожалуй, что так, – спокойно ответил Сульг.

Человек еле заметно кивнул кому-то за спиной норлока – ремень, туго стягивавший запястья, мгновенно исчез. Юнь-ти усмехнулся, быстро перевернул клинок рукоятью вперед и протянул норлоку.

– Рад видеть тебя в наших землях, Сульг, – прошелестел бесстрастный голос.


Хели ходил за Айши по пятам, словно тень.

– Ну скажи, как ты это сделал, а? – умоляюще канючил мальчишка.

– Отвяжись! – добродушно отвечал тот.

…Когда юнь-ти приказал освободить норлоков, Шелтяк быстро развязал Тальма, шагнул к Айши, но тот опередил его: одним движением телохранитель снял с запястий узкий ремень и протянул оторопевшему парню, ухмыляясь ему прямо в лицо.

– Развязался? Сам? – Шелтяк покрутил головой. – Как это?!

– Перегрыз! – весело ответил Айши и указал на рукоять кинжала, красовавшегося у Шелтяка за поясом. – Вернуть не хочешь?

Тот вытащил нож, торопливо отстегнул ножны.

– Забирай. Извиняйте, что так вышло. – Он покосился на Тальма. – Не знали, кто вы… что Хи-шам вас знает.

– Бывает, – покладисто согласился Айши. Парные кинжалы, спрятанные в складках его одежды, так и не обнаружили.

Хагон пошарил по карманам и протянул тонкий шелковый шнур.

– Лутака? – поинтересовался он, глядя в непроницаемые черные глаза телохранителя.

Тот улыбнулся, оскалив белые зубы, Хагон покрутил головой и хмыкнул.

– Перекусить сообразим сейчас, – продолжал Шелтяк. – Хели, быстро тащи харчи! Слышал, что Хи-шам велел?

Хели, светловолосый мальчишка, кивнул и исчез в одной из хижин.

Хагон вернул оружие Тальму и хлопнул норлока по плечу так, что тот еле удержался на ногах.

– Извини, приятель! – проговорил он, с нескрываемым удовольствием разглядывая здоровенный кровоподтек на скуле вестового. – Эк я тебе засветил… Да ничего, бывает! Подорожник приложи – как на собаке заживет! Вон там речушка, умойтесь пока. Сейчас есть будем, поговорим! Доршатские новости в этой-то глуши не часто услышишь!

Он еще раз хлопнул Тальма по спине широкой, как лопата, ладонью и отошел.


Сульг вложил в ножны меч, сунул нож в голенище короткого сапога.

– Я тоже рад видеть тебя, Хи-шам! Не знал, что твои люди обитают в здешних краях.

– С того времени в Ашуре много воды утекло. – Юнь-ти обнажил в улыбке мелкие острые зубы. – Не виделись мы и вправду давно, но я наслышан о тебе. Я многое знаю о старых друзьях. – Он направился к хижинам, жестом предлагая норлоку следовать за ним. – Знаю о войне с Кадгаром – норлоки помогли одержать людям победу… Слыхал о том, как ты расправился с гоблинами. – Он быстро усмехнулся, мелькнул раздвоенный язык. – А здешние края – ну что ж, надо и нам где-то обитать… Но в Мглистых землях мы ненадолго – ждем людей нашего племени. Юнь-ти потеряли свою родину после Войны Змей. Собственной земли у нас больше нет, возьмем ту, что нам понравится. У Западного моря, на свободной земле Побережья будет царство юнь-ти. Наши лазутчики говорят, там живут немногочисленные племена людей… они, конечно, будут рады соседству юнь-ти. Он снова растянул губы в быстрой улыбке, и норлок усилием воли заставил себя не отводить взгляд от желтых глаз змеечеловека.

– Да, много лет прошло с нашей последней встречи, – продолжил Хи-шам. – Но юнь-ти помнят старых друзей. Я рад, хоть и не знаю пока, что привело тебя сюда.


На поляне возле хижин Хели бросил на землю кусок тонкой выделанной кожи, поставил на нее деревянную миску с кусками солонины, блюдо, полное жареной дичи, мяса, бросил связку вяленой рыбы и снова скрылся. Вскоре появилась стопка пресных лепешек, шарики сухого сыра на листе лопуха и миска с пестрыми птичьими яйцами. Снуя от хижины к поляне и обратно, Хели переругивался с Шелтяком: тот выдернул у него из-под мышки ковригу хлеба, отломил здоровенный кусок и засунул в рот, отмахиваясь от рассерженного мальчишки. Разложив еду, Хели присел в стороне, восхищенно наблюдая за Айши. Телохранитель, заметив это, скорчил рожу, мальчишка засмеялся.

Сульг обратил внимание, что из всего отряда с ними сел обедать лишь Хагон, да немного погодя подошли еще два юнь-ти, почти неотличимые друг на друга: с глазами-щелями и вкрадчивыми плавными движениями. Все остальные устроились поодаль.

– Ха-тах, Ска-шу, – проговорил Хи-шам. – А это – Сульг, норлок, которого я знаю много лет.

Змеелюди скользнули на землю, один из них оказался рядом с Тальмом, и тот с трудом сдержал желание отодвинуться.

– Норлоки? – прошелестел Ха-тах, протянув тонкую Длинную руку к чашке с птичьими яйцами. – Далековато от Доршаты!

– Ты узнал, куда они идут? Почему шляются в Мглистых землях? – прошипел Ска-шу на языке юнь-ти, желтые глаза его блеснули в сторону Хи-шама. – Может, шпионы ахтунов? Может, хотят заключить с ними союз и напасть на юнь-ти?

Ха-тах стукнул яйцо о край чашки, быстро выпил содержимое и отбросил пустую скорлупу.

– Да, потолкуй с ними, старший, – прошелестел он. – Хорошенько потолкуй!

– Мы идем на Север, но не к Сумуну, – проговорил Сульг на языке змеелюдей. – Доршата не собирается заключать с ними союз.

Ха-тах замер, уставившись на него немигающими глазами, потом неприятно усмехнулся.

– Сульг помнит наш язык, – пояснил Хи-шам. Он выбрал в миске яйцо и поскреб ногтем по хрупкой скорлупе. – Это приятно. Не держи обиды на моего соплеменника, норлок. Юнь-ти подозрительны по натуре, ты не раз имел случай убедиться в этом.


Хагон взял лепешку, положил на нее сыр, свернул и отправил в рот. Великан полулежал, развалившись на траве рядом с Тальмом, и был настроен весьма благодушно.

– Куда вас из Доршаты-то несет? – поинтересовался он, прожевывая лепешку. – На Север? Другую дорогу берите, неспокойно тут сейчас! Здесь же, рукой подать, – он чуть привстал и махнул в сторону близких предгорий, – земля гоблинов начинается. Да и ахтуны шныряют…

– Мы другой дорогой и ехали, да там лес горит, гроза была недавно. – Тальм ловко обдирал копченую рыбу, истекавшую янтарным жиром. – А сам ты откуда?

– Из Арайны. – Хагон разорвал тушку жареной птицы на части, смачно облизнув пальцы. – Почти все мы, люди, оттуда. То там, то сям зарабатывали, – неопределенно пояснил он, явно не желая вдаваться в подробности. – Теперь вот к юнь-ти нанялись, чем плохо? У нас в Арайне не прокормиться. Голод такой, что иной раз зимой и людей едят. Бывало такое… Я вон и мальчишку с собой забрал. – Он указал на подростка, сидевшего в стороне. – Хелан, племянник мой.

Тальм кивнул. Арайна – крошечная северная страна на берегу холодного залива, нищая, разграбленная во время набегов. Пяти княжеств Дакена. Немудрено, что люди ищут лучшей доли в других землях: служба у змеелюдей все же привлекательней голодной смерти или рабства.

– Юнь-ти здесь дожидаемся. Вторую неделю уже, – продолжал Хагон. – Эй, Хели, тащи-ка еще лепешек! – крикнул он племяннику.

Айши с подозрением поглядел на копченое мясо, поколебался и потянулся за сыром.

– Спокойно тут у вас? – поинтересовался он, жуя сухой солоноватый комочек.

– Какое там, – отмахнулся Хагон. – На прошлой неделе ахтуны налетали, троих наших положили. Ведь боятся юнь-ти пуще смерти, а все одно лезут. Неподалеку гоблины шныряют… ну, этих, правду сказать, не часто видим. Как вы их тогда в горы загнали, так они и не вылазят оттуда. Вон отроги, видите? Там их земли и начинаются.

Хели принес стопку румяных лепешек, шлепнул на кожу между деревянных чашек с едой и снова уселся в стороне, прислушиваясь к разговору.

Айши взял лепешку, отодрал кусок, искоса поглядывая в сторону, где норлок разговаривал с юнь-ти на языке змеелюдей. Он мимоходом отметил, что Сульг, беседуя с ними вполне дружески и сняв ножны с мечом, как бы невзначай положил их так, чтобы клинок находился под рукой. Не прерывая беседы с норлоком, Хи-шам отыскал в чашке, полной пестрой яичной скорлупы, последнее яйцо, расколол о край посудины и быстро выпил.

– Только яйца сырые пьют да птицу мелкую едят, – вполголоса пробормотал Хагон, стараясь не глядеть в сторону юнь-ти. – Тем и питаются. Да и то сказать, не люди они…

Хи-шам выпил яйцо, бросил пустую скорлупу в миску и поежился. Он ощущал чужую магию, древнюю и опасную. Она заставляла юнь-ти беспокоиться, снова и снова незаметно и цепко обшаривать глазами фигуру норлока, пытаясь определить магический источник. Взгляд Хи-шама на мгновение задержался на круглой подвеске, блеснувшей в вороте распахнутой рубахи, желтые глаза сузились, но юнь-ти тут же понял: не то. Обычная штучка, безо всякой магии.

Ха-тах повел плечами, тоже ощутив внезапное беспокойство, и вопросительно взглянул на Хи-шама.

Тот задумался на мгновение, потом внезапно усмехнулся, блеснув узкими глазами:

– А что слышно в Доршате о драконах?

– Почти ничего, – ответил норлок. – Они на Восточном рубеже. Драконов не было в Доршате так давно, что люди стали считать их существование сказками.

– У людей короткая память, – пренебрежительно прошелестел Ха-тах и быстро провел языком по губам. Он тоже догадался, чью магию почувствовал только что, и по спине его, покрытой чешуей, потянуло холодком.

Хи-шам, продолжая разговор с норлоком, незаметно вздохнул несколько раз, расслабился и сосредоточился на собственных ощущениях. Юнь-ти, как и многие магические расы, были способны учуять чужое волшебство. Вот и сейчас Хи-шам чувствовал: его гостя окружает слабая, чуть мерцающая аура драконьей магии. Скорее всего, у норлока имелся какой-то талисман, зачарованный драконом, Юнь-ти снова беспокойно передернул узкими плечами: за такой талисман можно отдать многое… если, конечно, убедить Сульга расстаться с ним. Он снова сосредоточился, пытаясь отыскать зачарованную вещь, но через несколько минут пришел к выводу: талисман, скорее всего, невидим. Поддерживая разговор, Хи-шам напряженно размышлял, что бы это могло быть, но внезапно замер, почувствовав еще одно дуновение чужой магии, правда, гораздо слабее драконьих чар. Хи-шам выждал немного, затем повернулся и скользнул безразличным взглядом по спутникам норлока беседующим с людьми. Он прислушался к внутренним ощущениям и пренебрежительно скривил губы – жалкая человеческая магия не представляла для юнь-ти никакого интереса.

Хи-шам вновь сосредоточил внимание на Сульге: что за талисман зачаровал для него дракон? Почему он сделал его невидимым? Если чары дракона заключены в какой-нибудь безделушке вроде браслета или подвески – конечно, безделушкой талисман считали бы только люди или иные существа, которым не дано чуять магию, – то какой смысл делать ее невидимой? Она и так не привлечет ничьего внимания. Продолжая беседу, юнь-ти еще раз незаметно оглядел своего собеседника. Тот разговаривал со Ска-шу, недоверчиво щурившим глаза после каждого слова норлока. Пил рукой Сульга лежал меч, неярко поблескивая алыми камнями в рукояти. Догадка вспыхнула, словно молния. Оружие! Конечно! Что еще мог зачаровать дракон для норлока-воина?! Кинжал, меч, нож – невидимое оружие, наделенное могуществом древней магической расы!

Хи-шам беспокойно облизал губы. Смертельно опасно брать в руки зачарованное оружие, неизвестно, какие заклятия обнаружатся на клинке… Значит, пусть его возьмет в руки кто-нибудь другой! А уж маги Аркаба смогут укротить драконьи чары и заставят служить новому хозяину!

Хи-шам довольно прикрыл глаза; теперь следовало поразмыслить и определить, что именно зачаровал дракон, а после этого растолковать человеческому отродью, каким образом можно забрать у норлока магическое оружие.

Из-под опущенных век юнь-ти бросил быстрый взгляд на Хагона. Понятное дело, недолго жить глупцу после того, как он прикоснется к зачарованному предмету, но сожалеть об этом не стоило.

– Законы гостеприимства нашего народа тебе известны, Сульг, – продолжил Хи-шам беседу. – Спите спокойно этой ночью, а утром Хагон со своими людьми проводит вас до границ земли. Здесь небезопасно, в предгорьях часто видят гоблинов, а у них к норлокам особое отношение. Если они узнают, кто ты, не поможет ни меч, – юнь-ти кивком указал на клинок с алыми камнями, – ни магия твоего спутника.

Сульг мельком глянул на Айши и Тальма, что вели разговор с Хагоном, и склонил голову.

– Спасибо, Хи-шам, – проговорил он. – Надеюсь, будет случай отблагодарить тебя за гостеприимство.


Из кустов вынырнули караульные во главе с чернобородым сарамитом. Вид у него был встревоженный, и Хагон, нахмурившись, поспешил к ним, переваливаясь на ходу.

Отдыхайте, – повторил Хи-шам, поднимаясь. Два других юнь-ти мгновением раньше оказались на ногах и заскользили к караульным.

Какие-то новости, – пробормотал Тальм, глядя вслед змеелюдям.

Сульг отломил кусок лепешки и засунул в рот, слушая Айши, который быстро пересказывал все, что услышал от Хагона.

– Я сказал, что мы пробираемся в Дакен, – негромко проговорил Сульг, когда телохранитель замолчал. – Все знают, что осенью морем туда плыть опасно. Хи-шам ни одному слову, конечно же, не поверил. Юнь-ти, они хитрые, как демоны. Думаю, ни на какое Побережье они не идут и кого-то здесь поджидают. Хи-шам беспокоится, будто опасается чего-то.

– Чего? – тихо спросил Айши.

Сульг пожал плечами:

– Что-то серьезное тут у них затевается. Надо ноги уносить.

– Сбежать? – быстро спросил Тальм. – Можно ночью попробовать. Я видел, куда наших лошадей увели. – Не получится, они с нас глаз не спустят. Просто так не скроешься, юнь-ти выследят любого. Нас пока что не тронут: Хи-шам объявил, что мы гости, значит, сегодня можно спать спокойно. У юнь-ти на своей земле гостей убивать нельзя, закон гостеприимства они чтут. Но шаг за их землю ступи – уже можно.

Сульг пожевал лепешку, отыскал взглядом Хагона и прищурился.

– Юнь-ти в живых нас оставлять не собираются, не зря они Хагона провожатым посылают,– сказал он, взял шарик сыра и кинул в рот. – С ним еще человек пять поедут, не меньше. – Придется избавляться от них, как только отъедем подальше.

– Змеелюди тоже поедут? – тихо спросил Тальм.

– Тебе что, шкура надоела? – цыкнул на него Сульг. – Забудь это слово, пока ты на их земле! Услышат – и законы гостеприимства не помогут! Юнь-ти вряд ли провожать поедут, они грязные дела чужими руками делают… – Он потянулся за лепешкой. – Что-то уж очень близко они от границ Доршаты бродят, вынюхивают, следят. Не нравится мне это. Они всегда с аркабскими магами якшались, может, и сейчас на них работают. Узнать бы, кого они тут поджидают, кто их тут навещает…

Сульг обвел задумчивым взглядом истоптанный лошадьми берег, плетеные хижины, лошадей, привязанных у коновязи, и вдруг прищурил глаза.

– Айши, – позвал он негромко. Телохранитель встрепенулся.

– Ну-ка глянь, кто там в мусорной куче копается? Айши и Тальм одновременно повернули головы.

– Крыса вроде. – В голосе Айши звучало недоумение. – Овражные гномы, – поправил Тальм, зоркими глазами разглядевший, как крошечные лохматые существа сосредоточенно роются в отбросах и мгновенно исчезают при первом же появлении человека.

– Да, гномы-мусорщики. Их называют овражными, на самом деле они, как крысы, живут везде, где есть мусор. Питаются всякой дрянью и в общем-то безобидны, только, говорят, болезни всякие приносят, вроде чесотки да лишаев.

Сульг подождал, пока мимо пройдет кто-то из караульных, и вполголоса продолжил:

– Овражные гномы – самые глупые существа на свете, зато память у них хорошая. Они так устроены, что запоминают все, что видели или слышали, и уже никогда не забывают. Поймаешь ночью одного и сунешь в седельную сумку, ясно? Потрясем его потом, может, что и узнаем…

Телохранитель кивнул.

– Без пальцев не останься, – ехидно прибавил Тальм. – У них зубы – как бритва.

– Приму к сведению, – пробормотал Айши.

– Если это будет что-то важное, хорошо бы дать знать в Доршату… Что там Тирк говорил про амулеты вызова? – неожиданно спросил Сульг. – Как ты связался с ним в Брере?

Айши замялся.

– Говори уж, – усмехнулся Великий норлок. – Начальник тайной стражи сдал тебя с потрохами.

– Амулетов связи нет, – признался Айши. – Мы ведь думали, что возвращаемся в Доршату. Конечно, если б знали…

– Жаль. Ни одной магической штучки?

– Нет.

– Жаль, – повторил Сульг и бросил кусок недоеденной лепешки в миску. – Ну ладно. Спать будем на улице, дежурить – по очереди. Гостеприимство – это хорошо, но с юнь-ти ухо держи востро. Лишнего не сболтните! – Он хотел добавить еще что-то, но замолчал: к ним подходил мальчишка Хели.

Он присел возле Айши и уставился на него круглыми голубыми глазами:

– Слушай, покажи этот фокус с веревками!

К ночи свежий ветерок растащил тучи, черный небосвод заблестел россыпью звезд. Холмы, рощи, темная речушка – все скрыла темнота, лишь вдали на берегу горели караульные костры, от которых по ветру летел запах дыма. Возле коновязи фыркали лошади. Хели все эти звуки и запахи были хорошо знакомы: второй год он ездил с дядькой Хагоном, искал счастья в дальних краях. Весь прошлый год они служили в страже на самой границе Арайны, но потом дядька Хагон сказал, что денег тут не заработать, и вместе с Шелтяком подался прочь от своей земли. И Хели с собой взял. Весной нанялись к юнь-ти. Змеелюдей Хели боялся, но дядька Хагон, человек бывалый, сумел с ними поладить.

Хели лежал у погасшего костра, на ощупь распутывая обрывок тонкой и прочной сыромятной бечевки, который Айши завязал особым узлом. Узел был непростой, и хоть Айши несколько раз показал, как его развязать, Хели все не удавалось запомнить последовательность. Телохранитель норлока знал много чудных фокусов и охотно демонстрировал их мальчишке, даже учил, посмеиваясь, как можно быстро освободить связанные за спиной руки. Xели ходил за Айши по пятам, не сводя с него восторженных глаз.

Он никогда еще не встречал таких интересных людей, и ему было жаль, что норлоки уже завтра уйдут. Но вечером, относя в хижину остатки еды, он услышал, как Хи-шам велел дядьке Хагону «проводить старых друзей», а дядька закусил длинный ус, поглядел на норлоков, сощурившись, и кивнул головой. Значит, можно попробовать утром упросить его, чтоб разрешил поехать вместе с ним, тогда по дороге будет время поболтать с Айши. Дядька Хагон, конечно, согласится, лишь бы Хи-шам был не против…

Вспомнив змеечеловека, мальчишка поежился. Он боялся всех юнь-ти каким-то древним внутренним страхом, но тщательно скрывал это, а Хи-шам внушал ему самый настоящий ужас, словно гадюка, заползшая в человеческое жилище.

Наконец мальчишке удалось-таки на ощупь развязать и снова завязать сложный узел. Хели сунул обрывок веревки в карман свернутой куртки, что служила ему подушкой, заложил руки за голову и принялся смотреть в звездное небо. Завтра с утра он обязательно скажет Айши, что научился развязывать узел! Жаль, что норлоки покидают лагерь так быстро…

Хели прислушивался к храпу людей вокруг погасшего костра и размышлял. Наступала осень, за ней – зима, а весной они с дядькой Хагоном вернутся домой, и у них будут деньги, чтобы купить много хороших вещей для матери и сестренки. Хели представил, как он станет рассказывать о своих приключениях, солидно, сдержанно, как подобает взрослому мужчине. Сестренка обрадуется обновкам, а мать напечет вкусных лепешек с сушеной черемухой…

На таких приятных мыслях он крепко заснул.


Проснулся Хели от пинка в бок и вскочил, ничего не соображая со сна.

– Вставай, Хелан! – рявкнул кто-то. Спросонья мальчишка не сразу узнал голос дядьки Хагона. – Ахтуны напали!

Еще не проснувшись толком, Хели схватил меч и испуганно огляделся по сторонам. От костров кричали караульные, там звенели мечи и визжали лошади ахтунов. Огненные стрелы вспарывали черную ночь, несколько хижин уже пылали, освещая поляну отсветами пламени. Возле коновязи бились привязанные кони, метались люди, звенел металл, и свистели стрелы, поджигая сухой бурьян. Понять, где свой, где чужой, было невозможно. Хели показалось, что вся поляна в одну секунду заполнилась всадниками в косматых шапках из белых лисиц. Багровым светом блестели мечи в руках ахтунов, глаза их лошадей казались огненными. Хели кинулся в сторону, заметив там, где шла самая отчаянная рубка, дядьку Хагона, и едва не угодил под копыта лошади. Свистнул над ухом чужой меч, ахтун, косматый и страшный, возникший среди пламени, словно злой колдун, осадил коня, разрывая ему рот удилами, и попытался дотянуться до мальчишки. Хели увернулся, бросился бежать, запнулся о человека, неподвижно лежащего возле кострища, и полетел кубарем, но тут же вскочил, испуганно озираясь. Вдали, за горами тускло занимался мглистый рассвет, а здесь, в низине, где полыхал огонь и лилась кровь, еще лежала ночь. Маленький отряд, уже оправившийся от внезапного нападения, вел бой с ахтунами. Хели стиснул зубы, борясь со страхом и твердя про себя, что он – тоже воин. Он замахнулся мечом, отбил удар всадника и увернулся от другого, собираясь пробиться к хижинам, па другой конец поляны, где сражался дядька Хагон. Внезапно он увидел совсем близко Айши, а рядом с ним высокого норлока, его хозяина, с обнаженным мечом в руке. Чуть в стороне мелькнул Тальм., прикрывающий этих двоих со спины. Заметив рядом чужого, Айши быстро взмахнул мечом и в то же мгновение узнал мальчишку.

– Хели! – рявкнул он сердито, переворачивая клинок плашмя. – Не путайся под ногами!

Тот не успел даже обидеться.

– Ахтуны напали! – закричал он, точно норлоки сами не видели этого. Позади Хели возник всадник, занося меч для удара, Сульг отшвырнул мальчишку в сторону, откуда-то издалека, коротко свистнув, прилетела стрела, и ахтун рухнул на истоптанную траву.

Хели вскочил на ноги, помотав головой, подобрал вылетевший из руки меч и услышал голос норлока:

– Айши, седлай лошадей – и к речке! Тальм! Седельные сумки у коновязи!

Хели догадался, что норлоки собираются исчезнуть в суматохе и что по-хорошему надо бы доложить об этом дядьке Хагону, но уже в следующую секунду все мысли выскочили у него из головы. Посреди кровавой кутерьмы он заметил змеелюдей, прокладывающих себе дорогу в брызгах крови и блеске стали. Они двигались так стремительно, что ахтуны не успевали следить за взмахами их клинков. Юнь-ти, казалось, не знали страха, но все же они были смертны, совсем как люди, – Хели увидел, как Ска-шу внезапно рухнул и тут же исчез под копытами топтавшихся лошадей.

Нервный подъем, вызванный битвой, пропал. Мальчишке стало страшно и отчего-то холодно, даже губы свело морозом. Хотелось забиться куда-нибудь в безопасное темное место и пересидеть там страшную ночь. Не помня себя, Хели опустил меч, отступил за догорающую хижину и скользнул в заросли кустов. Сжимая в потной ладони рукоять, он пробрался дальше, к коновязи, где рвали поводья перепуганные лошади. Там Хели перевел дыхание и огляделся. Конечно, он вернется сейчас на поляну, туда, где идет бой, где дядька Хагон бьется с ахтунами, вот только… Мальчишка заметил две темные фигуры, скользнувшие из-за деревьев, догадался, кто это, и обрадовался.

Он сделал несколько осторожных шагов, различил Айши и напряг зрение, пытаясь разглядеть того, кто стоял рядом с телохранителем. «Попрощаюсь с ними, – подумал Хели. – Не скажу никому, что норлоки ушли, даже дядьке Хагону не скажу». Он сунул меч в ножны, открыл было рот, чтобы предупредить, что это он, Хели, как вдруг ноги его примерзли к земле.

За плечом Айши появилась тень, блеснула сталь, лезвие меча вошло в спину и тут же скользнуло обратно. Послышался глухой звук упавшего тела. Хели стоял, вытаращив глаза, с открытым ртом, слова замерзли у него на языке. Норлок повернулся к. нему.

– Стой, где стоишь, – услышал мальчишка тихий голос, и он показался ему куда страшнее голоса юнь-ти. Хели понял, что нужно бежать, бежать со всех ног, иначе произойдет что-то ужасное, но оцепенел от страха и не мог даже пошевелиться. Бесшумная тень выросла перед ним, блеснули глаза, блеснула сталь, Хели почувствовал, как чьи-то ледяные пальцы сжали его сердце, рванули из груди, и все исчезло.


Сульг провел рукой по клинку, делая его видимым, и на мгновение задержал ладонь на холодной стали. Он любил этот меч, несмотря на то что клинок пытался когда-то его убить, ощущал его живым существом, может быть, потому что чуял в нем частичку души Фиренца.

Если, конечно, у драконов имелась душа.

Сульг поднял голову. Он сидел на камне, на берегу прозрачной и быстрой горной речушки, меч Фиренца лежал у него на коленях. Зеленые «глаза дракона» слабо мерцали, вбирая в себя свет неяркого осеннего солнца.

Осталась позади кровавая ночь: налет ахтунов, пламя пожара, гибель юнь-ти, бешеная скачка по равнине и погоня. Несколько ахтунов заметили всадников и долго преследовали; погоня отстала, лишь когда ахтуны загнали норлоков в горы. И теперь Сульг понятия не имел, где оказался. Вполне возможно, что и на земле гоблинов. Отсюда надо было убираться, да поскорей, иначе, чего доброго, угодишь прямо в лапы хозяевам.

Он поглядел на измученных лошадей, покрытых засохшей пеной, на низкое солнце, на своего вестового, который, присев у воды, смывал с лица засохшую кровь. Больше всего на свете Сульг боялся сейчас допустить ошибку…

Проклятье!

Неподалеку под камнем торчал овражный гном, которого вечером, накануне страшной ночи, изловил Айши и сунул в седельную сумку Тальма. Вестовой обнаружил сюрприз совсем недавно и поплатился прокушенным пальцем: зубы у овражного гнома и впрямь оказались острее бритвы.

– Что с ним делать? – с досадой поинтересовался Тальм. Он пососал палец и сплюнул кровь.

– Выкинь, – равнодушно ответил Сульг. – Не до него, Юнь-ти погибли, а другие змеелюди никогда не придут на то место, где убили их сородичей.

Овражник забился под камень и сидел там, подперев кулачком щеку, преданно уставившись на Сульга. Гном сразу понял, что это хозяин, которому отныне предстояло служить. Глаза хозяина были хмурыми, поэтому на душе у овражника тоже стало печально. Хозяин глядел себе под ноги, раздумывая о чем-то, словно рассматривал цветные камушки на берегу. Овражник тоже добросовестно посмотрел под ноги, повозился, устраиваясь поудобнее, и принялся ждать. Ему очень хотелось сказать что-нибудь, но он никак не мог понять, что именно: мысли, едва возникнув в его головенке, сразу же рассыпались на множество мелких осколков.

Наконец Сульг отбросил колебания и поднялся. Он скользнул взглядом по притихшему овражнику, но словно не заметил. Гном проводил его взглядом: хозяин шел, ссутулив плечи, словно на них лежала невидимая тяжесть.

Тальм, заслышав шаги, поднял голову, волосы его были мокрыми. Он торопливо плеснул в лицо пригоршню воды и поднялся.

– До темноты надо бы вернуться на равнину. Ахтуны, наверное, уже убрались?

Сульг мгновение глядел на него. Один из лучших в воинской школе. Азах сойдет с ума от бешенства, когда узнает.

– Тальм, – произнес он негромко. Великий норлок выглядел спокойным, лишь в глубине серых глаз поблескивал опасный огонек. – Расскажи мне еще раз, как погиб Айши.

Вестовой помрачнел.

– У коновязи мы столкнулись с людьми юнь-ти. Они собирались бежать, пока ахтуны их всех не вырезали. Мы забрали наших лошадей, а они кинулись отнимать и… там был Хагон и, кажется, кто-то из сарамитов.

Сульг кивнул.

– Расстегни свою куртку, – приказал он. В ясных глазах Тальма мелькнуло удивление: Что?

– Расстегни куртку, – повторил норлок так же негромко.

Вестовой пожал плечами и принялся расстегивать костяные пуговицы.

– Хорошо… – проговорил он, чуть улыбаясь. – Но зачем?

– Быстрее, – сказал Сульг, внимательно следя за каждым движением. В опущенной руке он держал меч, и клинок Фиренца касался кончиком острия прибрежной гальки.

Тальм расстегнул суконную куртку, продранную на рукаве, перемазанную бурыми пятнами, и вопросительно взглянул на Сульга.

– Теперь рубаху, – продолжил тот.

Пальцы Тальма чуть дрогнули. Он распутал тонкую серебряную цепь, замотавшуюся за верхнюю пуговицу; блеснул крошечный овальный медальон с изображением парусного кораблика – знак божества Тертла, покровителя путешествующих.

– Зачем это? – повторил Тальм. Сульг не ответил.

Молодой норлок расстегнул еще несколько пуговиц и поднял голову, улыбаясь.

В следующую секунду, не меняя выражения лица и не стерев улыбку, он бросился вперед. Его клинок вылетел из ножен быстрее молнии, но еще быстрее блеснул зачарованный меч, встретивший чужую сталь. Удар отбросил Тальма в сторону, он ударился спиной о скалу, рванулся вперед и замер: в грудь ему уперлось лезвие.

– Брось, – тихо приказал Сульг. Тальм разжал пальцы, меч звякнул о гальку.

– Тирк был прав, когда не доверял тебе. – Свободной рукой Великий норлок отогнул ворот рубахи вестового. На кожe возле ключицы еле заметно серебрился странный знак, похожий на оттиск печати: кошачий глаз с вертикальным зрачком.

– Печать слежения. Так Орден Невидимых метит своих шпионов. Теперь Невидимые могут чувствовать тебя на расстоянии… Они идут следом за нами, и «кошачий глаз» указывает им путь?

Сульг разглядывал своего вестового так, словно видел впервые в жизни.

– Наверное, ты у них на хорошем счету? Шпион Невидимых в самом сердце Серого Замка. Понятно, кто помог выследить Фелису. Айши – тоже твоих рук дело, не так ли?

Тальм встретил взгляд Великого норлока в упор и не отвел глаз, полыхающих ненавистью.

– Чем они взяли тебя? Что пообещали, чем подкупили? Твое счастье, что мы далеко от Доршаты. Палач Драконьих скал быстро развязал бы тебе язык, уж я бы за этим проследил. И ты…

Метательный нож появился в руке Тальма как по волшебству. Но как ни стремительно было это движение, меч Фиренца опередил молодого норлока. Сульг поймал взгляд предателя и не отводил своих глаз до тех пор. пока не увидел, как гаснет чужая жизнь. Он рывком вытащил лезвие, тело упало на берег. Острием клинка Сульг отвел воротник и взглянул на печать. «Кошачий глаз» тускнел, с каждым мгновением становясь все бледнее, пока не исчез совсем, вспыхнув напоследок серебристой искрой. Теперь те, кто идет по следу Великого норлока, смогут обнаружить лишь место гибели шпиона – только и всего. Сульг прислонил меч Фиренца к валуну, провел рукой по лезвию, сделав невидимым, затем подтащил тело к реке и столкнул в воду. Клинок Тальма отправился вслед за хозяином и ушел под воду с коротким всплеском, зарывшись в донную гальку. В последнюю очередь Сульг швырнул в воду седельную сумку Тальма со всем, что находилось внутри, – неизвестно, на чем еще могло обнаружиться заклятие слежения, – и направился к лошадям, привязанным у старой ивы. По пути он бросил последний взгляд на реку: тело убитого медленно разворачивало течением, темные волосы колыхались, скрывая лицо.

Пора было отправляться дальше.

Хрустнула внезапно ветка растущего неподалеку кустарника. Сульг замер: на берегу кто-то был.

Глава двенадцатая

ПАЛАЧ ДОРШАТЫ

В Доршате светило солнце.

Тиго потоптался на крыльце трактира, вздохнул, собрался с духом и переступил порог.

Тиго служил городским стражником уже четыре года, повидал многое – ночами в Доршате бывало неспокойно – но для него, как и для остальных солдат патруля не было ничего страшнее, чем отвлечь сержанта Трумака от беседы с богами. Он был родом из сарамитов, а они известны набожностью, трижды в день советуются с богами по любому поводу. И Тиго, и четверо стражников, что остались за дверью, прекрасно знали, о чем сержант беседует с божествами. Наверняка уговаривает каменных куколок, чтобы остаток службы прошел без крупных происшествий. Служить Трумаку оставалось всего полгода – потом долгожданная отставка. Можно будет купить небольшой домик на окраине Доршаты, жениться и пожить наконец-то в свое удовольствие. Средств на спокойную жизнь вполне хватало: набожность сарамита нисколько не мешала ему драть взятки с торговцев квартала и облагать данью знакомых карманников, промышляющих на рыбном рынке, который патруль обходил дважды в день, следя за порядком.

Тиго прошел через большой зал, еще пустой по случаю утра, кивнул хозяину трактира, перетирающему посуду возле стойки, – тоже сарамиту, давнему приятелю сержанта, – и остановился у двери, ведущей в маленькую комнатку. Стражник поколебался, потом осторожно стукнул в дверь – сколько ни тяни, все равно придется сообщить сержанту, что боги за что-то обиделись на него и остаток службы, похоже, пройдет не так спокойно, как хотелось бы. По крайней мере, если судить об этом по первому дню полугода, как это полагается у сарамитов.

Из-за двери донесся звук, напоминающий рычание. Тиго подумал немного и решил, что это было разрешение войти.

Трумак сидел за столом, огромными лапищами расставляя перед собой двенадцать куколок, грубо вырезанных из серого камня.

– Чего тебе? – буркнул сержант. Он очень не любил, когда ему мешали беседовать с богами. Как-то раз Падиш, самый молодой солдат из их пятерки, имел неосторожность сунуться в комнату с каким-то пустяковым вопросом. Тиго понятия не имел, ответил ли ему сержант, зато видел своими глазами, как Падиш, выйдя на крыльцо трактира, выплюнул собственные зубы.

– Сержант Трумак, – официально обратился Тиго к начальству и не без самодовольства отметил, что голос почти не дрожит.

– Чего ты там блеешь? – Сержант глянул на подчиненного исподлобья. – Ближе подойди!

«Нашел дурака», – подумал Тиго и переступил с ноги на ногу, что вполне могло быть истолковано как шаг вперед. Стражники, которым сержант велел обойти квартал, кинули жребий, кому из них придется сейчас вытащить Трумака на улицу, помешав разговору с сарамитскими каменными божествами. Тиго не повезло, но он призвал на помощь духов удачи и сильно надеялся, что они не подведут, потому как надеяться больше было не на кого.

– Тебе что, придурок, жить надоело? – обманчиво спокойным тоном спросил Трумак. Маленькие голубые глазки его блеснули, мощный загривок налился кровью. Тиго понял, что если не хочет остаться без зубов, как бедняга Падиш, говорить нужно очень быстро: сержант только казался неповоротливой, заплывшей жиром тушей. Когда доходило до дела, Трумак двигался легко и стремительно, точно горная кошка.

– Прошу извинить, белл. – зачастил Тиго. – Происшествие на улице Каретников!

– В самом деле? – Сержант взглянул на куколок, расставленных на чистой белой тряпке, и приподнялся, опираясь на кулаки, громадные, как пивные кружки. – А ну, подойди-ка ближе, шепни, что такое стряслось за те десять минут, что я здесь? Осторожный Тиго снова потоптался на месте, с опаской глядя на нависшего над столом сержанта. Убийство! – выпалил он. Светлые брови Трумака поползли вверх:

– Среди бела дня? Говори живей!

– Мужчина на площади вырвал младенца из рук женщины и полоснул по горлу ножом!

– Зарезал? – Сержант бросил укоризненный взгляд на куколок и вздохнул: происшествие в первый день полугода ясно указывало на то, что последние несколько месяцев до отставки будут не из легких. Боги наказывают его, наверное, не стоило требовать с проклятых рыбников пять серебряных монет вместо обычных четырех. Но жизнь дорожает, а жалованье остается таким же крошечным, как и много лет назад!

– Не успел… Мать закричала, и он бросил младенца ей в руки.

– Парень, что у тебя с мозгами? Если ублюдок жив, какое же это убийство? – Сержант вылез из-за стола и нахлобучил на круглую голову, поросшую седым ежиком, потертую форменную шляпу. – Задержали?

– Под охраной возле крыльца. И женщина, и этот…

– Отправить его в городскую караульную, пусть разбираются… да эти дармоеды тут же потребуют, чтоб мы сами везли его в тюрьму! – Трумак пробормотал ругательство и тут же прикусил язык, оглянувшись на каменных богов, прикрытых чистым полотенцем.

Тиго проворно шмыгнул в дверь, следом за ним, ворча, как недовольный медведь, вывалился сержант Трумак.


Трумак считал себя человеком бывалым и опытным. Ему хватило одного взгляда, чтобы определить, к какому сословию принадлежит женщина: не богачка – богатые люди пешком ходят редко, но и не из бедных, скорее всего, жена торговца средней руки. Полосатая юбка хорошего сукна, па плечах – белоснежная кружевная косынка, сколотая золоченой брошью. Молодая и, наверное, смазливая… когда не обливается слезами. А сейчас – глядеть противно: нос распух, глаза покраснели, светлые волосы растрепаны… Сержант еле заметно поморщился, слезливые женщины выводили его из себя. Он покосился на укутанного малыша, который лежал в корзинке и, благодарение небесам, молчал – больше женских слез Трумака раздражали только орущие младенцы.

Сержант перевел взгляд на задержанного, возле которого, обнажив дешевые мечи, стояли два солдата стражи. Это был высокий мужчина средних лет с тронутыми сединой волосами, чисто выбритый, похожий на лекаря из хорошего дома. Он стоял, скрестив руки на груди, глядя перед собой непроницаемыми черными глазами, и казался совершенно спокойным.

– Так, – кашлянув, проговорил сержант. Взгляд его быстро и внимательно обшаривал фигуру человека, отмечая каждую мелочь: дорогую неброскую одежду, перчатки из мягкой серой кожи, простроченные черным шелком, плащ с застежкой из черненого серебра. Гм…

– Симбар, доложи, что произошло!

Симбар, рыжеволосый уроженец Лутаки, самый смышленый в наряде, приступил к докладу, преданно уставившись на сержанта круглыми глазами:

– Вот эта белл шла по улице Каретников. – Он покосился на женщину, та высморкалась в угол косынки и прерывисто вздохнула. – Вдруг вот этот… э… господин бросился к ней, вырвал ребенка из рук, выхватил кинжал и…

– Хотел зарезать! – перебила женщина и гневно посмотрела на темноволосого человека. – Убийца!

– Правду говорит? – пробурчал сержант, бросая короткий взгляд на задержанного. Чутье подсказывало Трумаку, что надо держать ухо востро. Лучше всего поскорее сбагрить странного человека в городскую караульную, пусть там разбираются! В конце концов, за что им платят больше, чем простым стражникам, которые патрулируют улицы?

– Почти, – обронил задержанный невозмутимо.

Трумак раздраженно засопел. Неизвестно, что действовало на нервы сильнее: спокойствие человека, слезы, которые снова полились из глаз женщины, или прерванный разговор с богами.

– Разоружить его! – коротко рявкнул он. – Доставить в караульную, оттуда, если потребуют, в городскую тюрьму! Симбар, расскажешь старшему наряда, что к чему, ясно?

Тот понятливо кивнул.

Солдаты, переглядываясь, двинулись к человеку. Он спокойно и неторопливо снял перчатку с правой руки и отогнул воротник камзола. Блеснула приколотая с изнанки овальная золотая бляха.

Стражники поспешно отпрянули назад, наткнувшись на сержанта.

В другое время он съездил бы по уху сперва одному, потом другому, чтоб впредь неповадно было наступать ему на ноги, но сейчас Трумак даже не заметил этого. Он, не отрываясь, уставился на золотую бляху.

– Симон, городской палач, – заикаясь, пробормотал Тиго. – Палач с Драконьих скал!

– Да. – Симон небрежно поправил воротник, пряча бляху, кольца на руке сверкнули холодными искрами. – Иногда говорят и так.

Он искоса взглянул на Симбара, тот проворно отступил еще на шаг.

– Чего это ты побледнел, малый? – насмешливо поинтересовался палач, натягивая перчатку.

– Э… да… нет, – промямлил Тиго, неловко переступая с ноги на ногу. – Прошу прощения, белл…

Сержант с жадным любопытством разглядывал человека.

Ремесло заплечных дел мастера, видно, оплачивалось недурно: одна только серебряная пряжка на его плаще стоила бы Трумаку месячного жалованья! Выгодное это дело – головы отрубать… Имелись у палачей и другие доходы: в известные дни возле тюрьмы всегда толпились желающие приобрести кусок пеньковой веревки или клочок одежды казненного. Самым дорогим товаром считались сапоги повешенного. Чтобы скопить на этакое сокровище, сержанту пришлось бы полгода жить впроголодь! Немыслимо дорого, но от жаждущих приобрести не было отбоя, ведь всем известно, что вещи казненного приносят везение и богатство! А кроме того, палачи были искусны и в медицине, их частенько вызывали к богатым горожанам: врачевать переломы и вывихи, тоже за хорошие деньги, само собой!

Сержант подавил завистливый вздох.

Конечно, палачей презирали и боялись, им не подавали руки и даже запрещали селиться в городе, но при тех деньгах, что они имели, с этим можно было примириться. Дома палачей, возведенные за крепостной стеной, говорили о процветании лучше всяких слов.

Но тут неожиданно для себя Трумак представил черные холодные глаза, блеснувшие в прорезях кожаной маски, и зябко повел плечами.

– Э… белл… – Он помялся, соображая, как следует обращаться к такому человеку. Не называть же в самом деле его «белл палач»! – Вы и вправду…ну… собирались убить ребенка?

– Конечно нет, – усмехнулся Симон. Сержант провел языком по пересохшим губам, у него появилось крайне неприятное ощущение, что палач разглядывает его с профессиональным интересом. Взгляд непроницаемых глаз на мгновение задержался на могучей шее Трумака, он поспешно застегнул крючки на воротнике и отметил с досадой, что пальцы чуть дрогнули.

– Я хотел всего лишь провести лезвием ножа по горлу – поверьте, для блага самого ребенка, – продолжал палач.

Женщина громко всхлипнула. Сержант недовольно покосился в ее сторону и кашлянул:

– Но… зачем же?

– Одна из заповедей человека моего… ремесла – никогда не выходить из дома без оружия, – любезно пояснил Симон. – Я стараюсь ее не нарушать.

Он небрежно похлопал по ножнам, висевшим на боку.

– Существует древнее поверье: если, проходя мимо матери с младенцем, палач чувствует, что меч начинает колотиться в ножнах – этому ребенку в будущем суждена смерть на плахе.

Трумак услышал, как женщина ахнула. Палач скользнул по ней безразличным взглядом и продолжил:

– Но беду можно отвести, если выхватить малютку из рук матери и провести ножом по шейке ребенка. Всего лишь маленькая царапинка – и судьба изменена! Но сделать это нужно быстро, очень быстро, до того, как мать опомнится и закричит.

Симон холодно улыбнулся:

– Я не успел – ваши солдаты мне помешали.

Он поглядел на стражников, потом перевел глаза на женщину.

– Мне не удалось изменить судьбу вашего сына, достопочтенная белл, – негромко сказал палач.

– Он умрет на плахе? – недоверчиво переспросил Тиго, тыча пальцем в сторону ребенка.

Заплаканная женщина подхватила корзину со спящим ребенком.

– Это девочка! – проговорила она срывающимся голосом. – И она не…

– Какая разница? – Городской палач равнодушно пожал плечами. – Моему топору совершенно безразлично, чью голову он снесет с плеч – мужскую или женскую. Я могу идти? Благодарю вас… Прощайте, белл. Всего хорошего, сержант.

Трумак никогда не верил в предсказания, если они, конечно, не исходили от каменных богов сарамитов. Но сейчас, глядя в спину удаляющегося человека, он знал совершенно точно: все будет именно так, как сказал Симон, палач с Драконьих скал.


Улуста, старая нянька Бретты, вернулась из Лутаки поздним утром. Старухи не было около четырех дней. Само собой, отсутствие особы столь незначительной прошло совершенно незамеченным, разве что горничные «золотой» Бретты вздохнули с облегчением, избавившись от старой карги хоть ненадолго.

К сожалению, они знали, что счастье их долго не продлится: в Лутаку нянька ездила нечасто и возвращалась быстро. В Лутаке у нее жила дочь. Судя по тому, что старуха гостила не больше трех-четырех дней, та была не очень-то рада приезду сварливой, несносной мамаши.

Девушки-служанки терпеть не могли старую ведьму. Нянька имела привычку щипать горничных, если они, зазевавшись, проходили мимо скамейки, на которой она сидела со своим бесконечным вязаньем, бормоча что-то под нос. такая древняя, что, казалось, вот-вот рассыплется от ветхости как источенная древоточцами гнилушка.

Нянька проковыляла по окраине громадного сада, миновала пристройку, где помещались солдаты дворцовой охраны, пересекла задний двор и поднялась на крыльцо черного хода, которым пользовалась прислуга. Шаркая ногами, она прошла мимо кухни, ткнув кулачком в ребра лакея, недостаточно быстро уступившего ей дорогу, и добралась, наконец, до покоев «золотой» Бретты. Одна из хорошеньких горничных, вытиравших пыль с фарфоровых безделушек на камине, завидев няньку, поспешно выскользнула из комнаты.

Старуха проводила ее взглядом, распрямилась, потянулась, расправляя плечи, и направилась в комнату Бретты.

Возле мраморного столика, заставленного хрустальными флаконами и изящными футлярами с драгоценностями вперемешку с коробками конфет и остатками кадгарских сладостей, нянька остановилась, вынула из-за пазухи небольшую коробочку, обтянутую синим атласом, и осторожно поставила среди других вещей.

Вскоре за дверью послышались голоса и смех: с прогулки в парке возвращалась Бретта со своими фрейлинами.

– Белл Кволла! – «Золотая» Бретта вложила в голос столько яда, что можно было захлебнуться, но Хранительница нарядов и глазом не моргнула, ее лицо по-прежнему оставалось безмятежным и добродушным. – Разрешаю вам удалиться, одеться мне помогут горничные и белл Йора.

– С вашего позволения, белл, я хотела бы присутствовать при одевании, – заботливо проговорила Хранительница. – Под моим надзором горничные…

– Я вас уверяю, они справятся, – отрезала Бретта. Она прошла в свои покои, белл Кволла неотступно следовала за ней, озабоченно сдвинув светлые бровки.

– Гардеробы последней моды очень сложны, и я…

– Вон! – рявкнула «золотая» Бретта, теряя терпение.

В голубых глазках Хранительницы нарядов появилось довольное выражение. Она присела в реверансе и удалилась в самом прекрасном расположении духа.

– Проклятая сплетница! – с яростью воскликнула Бретта, когда служанки, помогавшие ей надеть платье, наконец покинули комнату. – Ненавижу ее! Шпионит за каждым моим шагом и все докладывает Луберту!

– Ну успокойся. – Йора расправила складки тяжелого бархатного платья подруги. – Помни, что ты, как лицо, облеченное властью…

– Какой властью? – «Золотая» Бретта швырнула в зеркало коробку из-под шпилек. – Какой властью?! Я не могу даже приказать отрубить голову тому, кому хочу! – добавила она, кипя от злости. – Придется ждать до лучших времен!

Она прошла к большому зеркалу в гардеробной и принялась критически разглядывать платье ярко-василькового цвета.

– Ты прекрасно выглядишь, дорогая, – улыбнулась Йора. – Садись, я тебя причешу, времени осталось немного, в Кипарисовом зале уже начали собираться гости. Турнир певцов! Ах, это так романтично!

– Ничего романтичного, уверяю тебя, – пробурчала Бретта. – Главную награду конечно же получит Морир Серебряный, вот увидишь. И никто не отважится сказать, что его главное достоинство – умение бубнить два часа подряд о каких-то малоинтересных исторических фактах! А когда он заканчивает наконец, все от радости не знают, чем его и наградить, чтоб он, упаси небо, снова не начал!

Йора захихикала, расчесывая густые золотые волосы подруги.

– Ну, послушаем других певцов! А как много собирается гостей! Жаль, на празднике не будет норлоков, – добавила она лукаво.

Бретта вздохнула и протянула ей несколько золотых шпилек, украшенных сапфирами и мелким жемчугом.

– Кстати, дорогая… – Йора ловко вколола шпильки в прическу. – Ты, конечно, помнишь белл Юнатини? Она была в свите правителя Шендана, когда он посещал Доршату. В позапрошлом году.

– Жена одного из Советников. – Память еще никогда не подводила Бретту. – Прыткая особа… не давала проходу Лорингу! Бегала за ним по пятам. И что?

– Не только Лорингу, – многозначительно проговорила Йора. Говорят, все лето, пока шенданцы здесь гостили, она осаждала одного нашего знакомого из Серого Замка!

– Вот как?! – Бретта поджала губы. – Не знала об этом!

– Безуспешно. – Йора тонко улыбнулась. – Но среди шенданцев была еще одна – белл Йонас… помнишь ее?

– Белокурые волосы и зеленые глаза. – Бретта задумалась. – Интересно, она на самом деле блондинка? Говорят, шенданцы умеют изменять цвет волос заклинаниями, и дамы этим охотно пользуются. Она тоже добивалась благосклонности Сульга, как Юнатини?

– Да! И, по слухам, ей повезло больше! – Йора закончила прическу и отступила на шаг, оглядывая Бретту.

–  Число людей, которым я хочу отрубить головы, увеличивается с каждой минутой, – кислым тоном заметила «золотая» Бретта. – А ведь день еще не закончился!

Йора засмеялась.

– Теперь – украшения, – весело сказала она, перебирая коробочки с драгоценностями. – Я вижу, твоя нянька вернулась?

Бретта посмотрела в сторону террасы: в углу, на маленькой скамейке, грея на ласковом осеннем солнышке старые кости, сидела старуха в неизменном коричневом балахоне и скрюченными пальцами перебирала вязанье.

– Да, навещала дочку в Лутаке…

– Как странно, она тоже была молодой и ее кто-то любил, – проговорила Йора, незаметно поглядывая на няньку: старуха вызывала у нее неосознанное опасение. – Даже не верится…

– Старость отвратительна, – согласилась Бретта. – Подай малую бриллиантовую диадему, парные браслеты и… – Она серьезно задумалась – выбор украшений давался нелегко.

Йора открыла футляр с диадемой, затем помогла застегнуть браслеты, золотые, с синей эмалью.

– …серьги и ожерелье? – Она окинула взглядом туалетный столик Бретты. взгляд остановился на коробочке синего атласа. Обычно на футлярах с драгоценностями ювелиры ставили знак своего дома – на этой знака не было. – Может, еще что-нибудь? – Она нажала замочек, крышка откинулась. – Возможно, это?

Внутри коробочка была затянута черным бархатом, на котором покоился кулон из черного же непрозрачного камня, оплетенный тонкой золотой сеткой.

– Черный бархат? Странная фантазия ювелира… Ты собираешься сегодня надеть это? – немного растерянно спросила Йора. – Никогда не видела у тебя такого украшения. Немного мрачновато для праздника и не очень подходит к синему…

Бретта подскочила на кресле как ужаленная. В мгновение ока она оказалась рядом с Йорой и ударила подругу по руке. Коробочка отлетела в сторону, кулон упал на ковер.

Глаза у Йоры сделались круглыми, словно у совы.

– Дорогая… – только и смогла она выговорить, с изумлением глядя на подругу.

– Ради всего святого! Ты не касалась кулона? Ты не дотрагивалась до него?

– Я… Ох… – Испуганная фрейлина растерялась вконец. Бретта встряхнула ее с такой силой, что из прически Йоры выскочило несколько шпилек.

– Йора, это серьезно! Это очень, очень важно. Дотронулась ты до кулона или нет!

– Я… нет. Кажется, нет. – Йора захлопала глазами. Она никогда не видела Бретту в таком состоянии. – Да… нет. Я только открыла коробочку и… Бретта разжала пальцы. Мгновение она глядела на подругу, потом перевела дух.

– Проклятье! Я чуть было с ума не сошла! То-то Луберт был бы рад. – Она подошла к валявшемуся на ковре кулону и подняла его за тонкую цепочку. – Сумасшедшая сестрица, что может быть лучше!

– Что случилось, Бретта? Что такого в этом кулоне? И почему… – Йора замолчала.

– Ничего особенного. – Бретта зажала кулон в кулаке и улыбнулась, она умела быстро брать себя в руки.

– Поправь мне прическу! – сказала она. – Нужно торопиться, иначе турнир певцов начнется без нас. А я, как ты понимаешь, не могу пропустить выступление Морира Серебряного. Я – большая любительница исторических баллад. Я их просто обожаю! Я без них жить не могу!

Кулон был крепко зажат у нее в кулаке, и пальцы, намертво его стиснувшие, не желали разжиматься.

Йора неслышно подошла и встала позади, глядя в зеркало прямо в глаза «золотой» Бретте.

– Я знаю, что это, – негромко проговорила она. – Слышала про такое…

Бретта промолчала.

– Это амулет вдовы. Если замужняя женщина станет носить его, то очень скоро ее муж… она снова станет свободной.

– Йора, – проговорила Бретта, в голосе ее скользнули опасные нотки. – Поправь мне прическу.

Та послушно взяла щетку и пригладила золотые волосы.

– Это Запретная магия, Бретта. Где ты достала этот амулет? Неужели в Доршате?

Йора бросила быстрый взгляд в сторону террасы.

– Твоя нянька… – Она прикусила губу. – Вот за чем она ездила в Лутаку… Бретта, знаешь, что тебя ждет, если станет известно, что ты пользовалась амулетом Запретной Магии? Подводная темница Драконьих скал! А перед этим тебя лишат всех титулов, которые гарантируют неприкосновенность! Это значит – пытки и смертная казнь!

Взгляд синих глаз, который она встретила в зеркале, был тверд.

– Мне жаль, что ты увидела амулет, Йора. Я не хотела втягивать тебя в это. Не хотела, чтобы ты знала лишнее. У меня и в мыслях не было делать тебя соучастницей! Но, чума все побери, у меня вылетело из головы, что сегодня твоя очередь помогать мне одеваться! Болтовня отвлекла меня, иначе первое, что я сделала бы – спрятала бы футляр! Когда ты его раскрыла… Йора, если бы ты прикоснулась к амулету хоть пальцем, то… нет, твой муж бы не умер, но… возможно, он тяжело заболел бы или… твоему семейному счастью грозила бы беда. А ведь я знаю, что ты счастлива.

Йора почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы:

– Зачем ты это сделала? На какой срок ты зачаровала амулет? Сколько осталось жить твоему мужу? Бретта, он был холоден к тебе, он бессердечный человек, возможно, но… разве это причина, чтобы…

– Йора… – Бретта по одному разогнула сведенные пальцы. – Убивают и по гораздо меньшим причинам. Почитай-ка летописи Белого Дворца! Мне уже все равно, жив Сайрас или нет. Когда-то я любила его… и если бы он меня любил, я была бы… ну, неважно. Но все повернулось иначе. И я должна быть свободна. – Бретта перевела взгляд на лежащий на ладони амулет. – Единственное, о чем я жалею, – это что ты оказалась замешана в эту историю. Извини.

Йора молча кивнула, глотая слезы. Бретта помолчала.

– Помоги мне расстегнуть платье, – приказала она. – Амулет вдовы нужно носить на голом теле.

Йора торопливо принялась расстегивать крючки сзади на платье Бретты.

– Вытри слезы, Йора. Успокойся. Нам пора идти на праздник, и мы должны быть веселы и оживленны. Улыбайся. Улыбайся и радуйся жизни!

С этими словами «золотая» Бретта надела цепочку амулета.

Глава тринадцатая

ЗЕМЛИ ГОБЛИНОВ

Сульг стоял на берегу, замерев, чувствуя на себе чужой взгляд и прекрасно понимая, какой отличной мишенью является. В любую секунду он готов был услышать свистнувший нож и броситься на землю. Но вокруг царила тишина, лишь журчала вода в речушке, промывая чистые разноцветные камни, легкий ветерок шелестел в кустах, да фыр-кши усталые лошади. Не поворачивая головы, Сульг незаметно огляделся. Никого… но норлок был абсолютно уверен: на берегу кто-то есть. Чьи-то глаза следили за ним так пристально, что почти прожигали одежду.

Он взглянул на берег: меч с тремя алыми камнями в рукояти лежал на галечной отмели, прикрытый сверху брошенной курткой. Всего несколько шагов – но Сульг знал совершенно точно, что сделать их он не успеет. Он смерил глазами расстояние до невидимого клинка Фиренца, прислоненного к камню, и выругался про себя.

Выждав еще немного, Сульг осторожно повернулся, стараясь не делать резких движений. Овражник, замерев под кустом, с приоткрытым ртом следил за хозяином. Сульг помедлил еще мгновение – кто бы ни затаился в кустах, он пока никак себя не обнаруживал – и сделал шаг к валуну, к которому был прислонен невидимый меч.

Длинная полосатая стрела с черно-серым оперением воткнулась под ноги, норлок вздрогнул.

В свое время он достаточно на них насмотрелся: длинные, раскрашенные черными полосами, с хищными шипастыми наконечниками. Даже обломав древко, почти никогда не удавалось вытащить наконечник из раны. Он помнил, как умирали его воины, получив в грудь стрелу с черно-серым оперением. Их смерть не была ни легкой, ни быстрой.

Он сжал зубы, остро ощутив свою незащищенность, и бросил взгляд в сторону кустов: те, кто прятался там, должны были в конце концов появиться. И он не ошибся.

Заросли с шорохом раздвинулись. На речной берег шагнули трое, рослые, настороженные, неуловимо похожие друг на друга: смуглые, с резкими чертами лица, с чуть приплюснутыми носами и длинными сильными руками. Двое из них держали в опущенных руках мечи с изогнутым, чуть сужающимся лезвием – когда-то Сульг имел возможность убедиться, как мастерски умеют обращаться с ними гоблины. У третьего в руках был лук: стрела с черно-серым оперением была нацелена в лицо норлока.

Сульг медленно и осторожно повернулся к гоблинам, незаметно взглянув на невидимый меч: шансы на то, что он успеет схватить клинок, прежде чем его пристрелят, были невелики. Краем глаза норлок заметил, как овражный гном при виде гоблинов сжался в комочек и оцепенел.

Они подошли ближе, сверля настороженными глазами чужака.

– Кто ты? – спросил лучник.

Сульг не сразу смог отвести глаза от стрелы, он не сомневался, что при первой же опасности гоблин отпустит тетиву.

– Я… – начал было он, но другой гоблин перебил его.

– Норлок! – прорычал он, сверля черными глазами Сульга.

Сердце Сульга стукнуло. Конечно, нечего было и мечтать, что гоблины не узнают норлока. У этого племени к норлокам давний счет… Он снова смерил расстояние до меча Фиренца и, держа в поле зрения всех троих, осторожно развернулся так, чтобы река оказалась за спиной.

– Норлок на нашей земле! – продолжал черноглазый гоблин. – Знаешь, что с тобой сделают, убийца гоблинов? Тебя живьем разорвут на части, чтобы каждому из нашего племени досталось по куску!

Сульг молчал, напряженно следя за каждым его движением. Гоблины редко ненавидят кого-то столь сильно и яростно, как норлоков, и впитывают ненависть с материнским молоком. Рассказ о том, с какой жестокостью был подавлен норлоками мятеж под Шармишем, детеныши племени заучивают с детства – так же, как и имя того, кто руководил подавлением мятежа.

Лучник оскалился, словно прочитав его мысли.

– Всех норлоков надо уничтожить так же, как когда-то они растерзали наш народ! – прорычал он. – Ваши «волки» утопили нас в крови там, под стенами Шармиша! Знаешь об этом?

– Слыхал, – уклончиво ответил Сульг, не сводя настороженных глаз с гоблинов. Что мешает им растерзать безоружного норлока прямо сейчас?

Меч Фиренца звенел от нетерпения, но Сульг опасался, что стрела с черной полосой настигнет его гораздо раньше, чем он успеет схватить клинок. Он переступил с ноги на ногу и сделал небольшой шаг вперед.

– Сначала мы перебьем тебе ноги, – оскалил зубы старший и провел ногтем по лезвию меча. – Потом сдерем кожу ремнями… а когда ты будешь умолять о смерти…

Овражник под кустом в ужасе закрыл глаза руками.

Сульг осторожно перенес вес тела с одной ноги на другую. Теперь он был готов сделать стремительный бросок вперед, под руку лучнику и дальше, к мечу. Гоблинов было всего лишь трое… Даже будь они опытными воинами, существует одна вещь, которая способна их напугать, – магия дракона. Если у него в руках окажется меч Фиренца, еще не все потеряно. Но тут Сульг услышал нечто, что заставило его на мгновение забыть обо всем.

– Я бы сделал именно так, – процедил другой гоблин и взглянул на норлока, словно плеснул в лицо жидким огнем. – Не будь приказа старейшего! С вашей земли прилетела вчера птица с письмом.

Норлок насторожился.

Лучник скрипнул зубами:

– Если бы мы могли дотянуться до вожака ваших «волков»… того, что в Доршате… какой долгой была бы его смерть! – Он помолчал, борясь с охватившей его яростью, и продолжил: – Но наш вождь велел пропустить тебя!

Второй гоблин сплюнул себе под ноги.

– Они должны были пройти краем наших земель, Мораг! – прошипел он. – А они поднялись сюда! Только за одно это их головы надо насадить на колья возле жертвенного меча!

Сульг замер. Опустив глаза, он лихорадочно обдумывал услышанное.

– Не могу поверить, что мы пропустим эту мразь через нашу землю, – скрипнул зубами Мораг.

– Приказ Зары! – прорычал лучник. Он опустил лук, Сульг перевел дыхание. Только сейчас он почувствовал, что спина у него взмокла от напряжения. Он быстро глянул в сторону Морага.

Так они ждали норлоков?

Сульг сжал зубы. Будет о чем поразмыслить попозже… если, конечно, это «попозже» наступит.

Кто-то прекрасно был осведомлен о пути, которым идут норлоки.

Орден Невидимых, конечно…

Через «кошачий глаз» узнали, что норлокам пришлось изменить путь и пройти по краю гоблинских владений, и предусмотрительно убедили гоблинов пропустить норлоков, утаив, что одним из них будет Сульг… Но никто не мог предвидеть, что ахтуны загонят норлоков в самое сердце гоблинских земель!

– Без тебя знаю! – рявкнул Мораг. Он уставился ненавидящими глазами на Сульга. – Старейший говорил о двух норлоках. Где второй?! И назови свое имя!

Сульг невольно оглянулся на реку, гоблин-лучник, перехватив взгляд, тотчас спустился на берег и заглянул в воду.

– Здесь труп! – крикнул он. – Убитый норлок!

Глаза Морага вспыхнули. Сульг снова выругался про себя: не иначе, одежда Тальма зацепилась за камень, потому-то течение и не унесло тело. Проклятье!

– Следи за ним! – отрывисто бросил Мораг и направился к воде. Невысокий желтоглазый гоблин медленно подмял кривой меч, уткнув лезвие в грудь норлока, и оскалил зубы.

– Хочешь сбежать, а? Или схватить оружие?! – Он указал взглядом на меч с тремя алыми камнями в рукояти, лежавший на берегу. – Попробуем, кто быстрей!

Мораг отрывисто бросил что-то другому гоблину, тот положил лук на землю и вошел в воду, разглядывая убитого.

Через минуту Мораг вернулся на берег и уставился на Сульга, прищурив глаза:

– Это ты прикончил его? С каких это пор норлоки убивают друг друга?

Желтоглазый гоблин опустил меч и тоже отправился к реке, взглянуть на труп.

Сульг колебался недолго: уж на этот вопрос можно было ответить чистую правду!

– Он предатель. Пришлось от него избавиться.

Гоблин медленно обнажил зубы, недоверчиво щуря глаза.

– Предатель? – повторил он с коротким презрительным смешком. – Ха! Ты тоже предатель, норлок, разве нет?

– Может быть, – надменно произнес Сульг. – Но я предаю по идейным соображениям. А он – за деньги!

– Идейный предатель! – затрясся от смеха гоблин. – Похоже на норлоков! – Внезапно он прекратил смеяться, глаза его вспыхнули ненавистью. – Но вот что я тебе скажу, предатель. Я дам тебе несколько минут, чтобы ты исчез отсюда. Улепетывай быстрее бешеного зайца, иначе я своими руками разорву тебя безо всяких идейных соображений, а старейшему скажу, что вы поубивали друг друга здесь, на берегу!

Сульг поспешно отступил, согнул руки в локтях, положил на воображаемые рукояти, точно ножны висели у него на боку.

Мораг отшатнулся, глаза его сузились, как у кошки.

– Норлоки хватаются за оружие при каждом удобном случае, а? – прошипел он. – Твои невидимые клинки зачарованы? Конечно, я должен был догадаться…

Он осторожно отступил от норлока. Двое других не сводили с Сульга настороженных глаз.

– Магическое оружие, конечно… Я видел убитого. – Быстрый взгляд гоблина метнулся в сторону реки. – Его грудь вскрыта одним ударом… Ни человек, ни норлок не способны на такое! Это твои чародейские мечи дают такую силу…

– Мои хозяева позаботились о безопасности, – пояснил Сульг. Он сделал маленький шажок и очутился рядом с валуном, к которому был прислонен невидимый меч. – Вам приказано пропустить меня?! Тогда дай дорогу – и дело с концом!

Гоблин заколебался.

– Да, старейший говорил, что краем наших земель пройдут два норлока, и приказал не трогать их… Но я чую – что-то не так… Если б было время, я бы заставил тебя сказать правду! – Мораг оскалил зубы. – Ты бы рассказал мне, зачем зашел в гоблинские земли так далеко…

Раздался звук шагов, и еще один гоблин вынырнул из кустов. Он окинул взглядом галечный берег и задержал взгляд на Сульге. В желтых глазах гоблина вспыхнула ярость.

– Норлок? Те, о ком сообщила птица? А где второй? – Он подошел чуть ближе. – Если бы не слово, данное старейшим, я б своими руками свернул ему шею, – прошипел он и накинулся на соплеменников: – Долго вы будете торчать у реки?

– Проваливай! – буркнул гоблин, обращаясь к Сульгу. – И не радуйся, что остался в живых! Рано или поздно ты пойдешь обратно, и тогда… Про обратный путь уговора не было! – Он оскалил зубы.

Мораг бросил взгляд в сторону ивовых зарослей и заторопился.

– Старейший! – сообщил он. – Идет сюда?

– Старейший возвращается с наблюдательного утеса, – сказал желтоглазый гоблин. – В соседней деревне вывесили синий флаг: собираются везти ктухам кожи и шкуры на обмен. Спрашивают, не присоединятся ли воины нашего племени. Зара распорядился вывесить белый – мы согласны.

Сердце Сульга внезапно стукнуло.

– Зара? – переспросил он у гоблина-лучника, который стоял поблизости. – Кто это?

– Старейший гоблин нашего племени, – буркнул тот, не глядя. – Великий вождь. Один из тех, кто уцелел после расправы в Доршате. – Он покосился на Сульга и добавил с вызовом: – Он убил много норлоков под Шармишем!

«Зара», – мысленно повторил Сульг.

Овражник быстро, словно крыса, шмыгнул из-за камня и нырнул под валун, возле которого стоял норлок.

Послышался хруст камней, шорох веток и чей-то негромкий голос. Шаркая ногами, на берег вышел старый гоблин в сопровождении двух воинов, вооруженных изогнутыми мечами.

Мораг торопливо шагнул навстречу.

– Вот тот норлок, о котором говорилось в письме, доставленном птицей, старейший, – почтительно проговорил он. – Ты говорил, что норлоки пройдут внизу, по предгорьям, но этого, – гоблин мотнул головой в сторону Сульга, – мы задержали здесь, на берегу. Зара тяжело оперся на клюку.

Гоблин казался таким же древним, как скалы вокруг. Его лицо, темное, скуластое, было покрыто глубокими морщинами, поперек лба тянулся рубец старого шрама. На руке, которой он сжимал посох, не хватало большого пальца. На запястье виднелась черная татуировка: сплошная линия из точек, убегающая от запястья к локтю, так гоблины вели счет убитым врагам, добавляя после каждой победы еще одну точку.

Длинная рубаха из выделанных звериных шкур, доходившая гоблину почти до колен, была расшита узорами из перьев, раковин и кусочков дерева, призванных отпугивать злых духов. На груди, на тонких кожаных шнурках, завязанных особыми священными узлами, висело множество амулетов, выточенных из кости.

– Ты приказал следить за ними издалека. – Мораг явно нервничал из-за того, что старейшина хранит молчание. – Но они зашли в наши земли и подошли почти к деревне! И этот норлок убил своего спутника. – Гоблин махнул рукой в сторону реки, где возле берега все еще колыхалось на воде тело Тальма.

Старый гоблин, навалившись на клюку, молча выслушал рассказ и поднял взгляд на норлока. Сульг увидел, как зрачки желтых глаз начали медленно расширяться. По его спине поползли мурашки. Казалось, целую вечность Зара смотрел на него, затем перевел взгляд на тело, плавающее в воде, и снова уставился под ноги, беззвучно шевеля губами. Рука его, сжимавшая клюку, дрожала.

Гоблины молча ждали, глядя на старейшину, наконец, лучник, кашлянув, осмелился прервать молчание. Он переступил с ноги на ногу, хрустнув галькой, и неуверенно проговорил:

– Он сказал, что его зовут Тальм. У него есть зачарованное оружие, и он…

Сульг затаил дыхание. Зара поднял глаза, в упор взглянул на норлока, обжигая ненавистью и яростью.

– Это Сульг, – проговорил гоблин. – И он без оружия.


От негромких слов Зары гоблины словно окаменели. Мгновение они стояли, замерев, потрясенные услышанным, затем события стали развиваться с головокружительной быстротой. Сульг бросился вперед, к мечу Фиренца. Рядом с виском, задев волосы, свистнула стрела. Гоблин-лучник тут же выдернул из колчана другую, однако норлок уже успел схватить меч и быстро провел ладонью по лезвию. Гоблины испуганно отпрянули назад, рука лучника дрогнула, и стрела, вильнув в сторону, взрыхлила землю возле кустов орешника.

Гоблинов трудно упрекнуть в трусости: Сульг хорошо помнил Шармиш. Но, как и большинство магических рас, они испытывали бессознательный ужас перед драконами. Меч Фиренца на какое-то время мог удержать их на расстоянии. Норлок старался держать в поле зрения всех, особенно лучника, чья стрела дрожала на тетиве. Меч дракона описал полукруг, гоблины отшатнулись, лишь Зара продолжал стоять неподвижно, навалившись всем телом на клюку, не отрывая от Сульга горящих глаз.

Норлок осторожно шагнул назад, он не собирался вступать в схватку. По словам Морага, где-то недалеко находилась деревня, оттуда в любую минуту могло появиться подкрепление. Нужно было убираться отсюда как можно быстрее.

Он бросил быстрый взгляд на реку и сделал еще несколько шагов назад, по-прежнему не спуская глаз с гоблинов. Из-за валуна на берегу выкатился серый клубок – овражный гном. Он присел возле Сульга, дрожа от страха. Норлок, не глядя, отодвинул его в сторону ногой, отступил за прибрежные камни и опустил меч.

Глаза Зары сузились.

Он шевельнул губами, отдавая своим воинам еле слышный приказ, и Сульг не стал дожидаться, что за этим последует.

Он бросился вниз по склону; полосатая стрела щелкнула по камню, следующая задела рукав куртки и воткнулась в землю в двух шагах от норлока. На ходу он успел дернуть ремень ножен и вбросить меч. Еще несколько раз свистнули стрелы, Сульг кубарем скатился со склона и растворился в высоком кустарнике.


Когда враг всей его жизни, убийца соплеменников, скрылся из виду, Зара повернулся и, припадая на больную ногу, медленно направился по еле заметной тропе, что вела вверх, к деревне гоблинов. Лицо старейшего ничего не выражало, но в желтых глазах бушевало пламя. Гоблины рванулись было в погоню за норлоком, но Зара властным движением руки велел остановиться, и они топтались на месте, в бессильной ярости наблюдая, как стрелы одна за другой свистят мимо норлока, словно он был зачарован. После того как Сульг, живой и невредимый, исчез в лесу, Мораг не удержался и дал по уху лучнику, вымещая досаду. Тот мотнул головой, ему хотелось провалиться сквозь землю. Восемь стрел он послал вслед норлоку, и ни одна не угодила в цель! Как после этого лучший лучник племени может смотреть в глаза старейшине?

Но Зара ничего не сказал. Он шел молча, крепко сжав губы, ни на кого не обращая внимания, уставившись под ноги. Лишь раз старейшина глянул на небо: из ущелий уже выползала ночь и клубилась синей мглой, а вдалеке, над равниной, медленно угасал вечер, длинные огненные облака, освещенные закатом, тянулись по небосводу. Одинокая сосна на утесе полыхала в багровых лучах заходящего солнца.

Усилием воли старый гоблин заставил себя успокоиться. Это далось нелегко: при одной только мысли о Великом норлоке кровь вскипала в жилах и слепая ярость застилала глаза. Зара с такой силой сжимал клюку, что она, казалось, вот-вот превратится в щепки.

Увидев Сульга здесь, в Мглистых землях, старый гоблин испытал потрясение. Невозможно было поверить, что норлок оказался здесь и, судя по всему, один. Какая необходимость заставила его пуститься в столь опасное путешествие?

Зара сдвинул брови. Пройдет совсем немного времени, и Сульг сам расскажет ему об этом.

Гоблин очень хорошо знал свою землю, каждый ее клочок. Она была невелика, он с закрытыми глазами мог пройти ее всю, от предгорий, редкого леса и небольших каменистых плато до Мертвой равнины, за которой начинаются владения ктухов-звездочетов. Через Мертвую равнину не пройдет даже зверь – под землей бушует пламя, там живут огненные духи Мглистых земель.

Стало быть, норлок попытается исчезнуть из гоблинских владений, спустившись в предгорья. Зара собирался перекрыть этот единственный путь.

Деваться норлоку некуда.


Старейший миновал невысокую редкую изгородь и вошел в деревню. Срубленные из бревен, крытые ветками и корой, низкие хижины стояли по кругу, в центре поляны трещал костер и хлопотали женщины, насаживая на деревянные вертелы куски разрубленной туши дикого кабана. Несколько гоблинов возились поодаль, возле ям, где в специальном растворе вымачивались шкуры, перекладывали их дубовой корой, вытаскивали уже готовые, вычищали и выглаживали перед просушиванием. Шкуры и кожи отвозили потом на продажу ктухам-звездочетам.

Чуть в стороне от хижин возвышался жертвенник: связки хвороста, уложенные одна на другую, наверху – деревянная площадка, на которой стоял кусок ствола кедра, священного дерева гоблинов. Из обрубка кедра торчал старый меч.

Он был принесен сюда из Шармиша – клинок норлока, которого Зара убил последним в тот день, когда вместе с остатками племени бежал в Мглистые земли, спасаясь от «волков» Сульга.

Меч был скользким от крови гоблинов, но Зара не позволил стереть ее. Здесь, в горах, он велел уцелевшим соплеменникам соорудить жертвенник и своими руками вогнал в священное дерево окровавленный клинок – на память о страшных днях. За десятки лет кровь превратилась в ржавчину, но меч норлока по-прежнему возвышался над жертвенником, напоминая о Шармише.

Возле священного дерева по обычаю предков в дар божествам приносился каждый десятый воин из числа военнопленных. Но гоблины, загнанные в горы, давным-давно были лишены возможности приносить столь достойную жертву, и неприхотливые божества давно привыкли довольствоваться оленями да дикими свиньями.


Голоса на поляне смолкли – обитатели деревни заметили старейшего. Зара направился к своей хижине, взглянул мельком на заржавленный меч и стиснул зубы. Ненависть клокотала в сердце старого гоблина. Будь он молод и здоров, отправился бы в погоню сам, и не было бы охотника лучше и беспощадней, чем он! Но, хоть ярость и придавала силы, нечего было и думать о том, чтобы карабкаться по узким горным тропам или пробираться сквозь заросли с негнущейся больной ногой, раздробленной когда-то на охоте…

Зара рывком отдернул большую шкуру пятнистого оленя, которой был занавешен вход в его жилище.

– Мораг! – бросил он через плечо. – Собери воинов племени!

Мораг тут же исчез.

Зара проковылял, глубоко вонзая посох в утоптанный земляной пол, к очагу, где трещали дрова, и осторожно, боясь потревожить ногу, опустился на мягкие шкуры, устилавшие лежанку возле огня.

Где-то в горах, совсем рядом, находился тот, по чьей вине многочисленное и сильное гоблинское племя превратилось в жалкую горстку изгнанников, рассеянную по горам Мглистого края.

Зара протянул руку, нащупал среди обрезков кожи, кусочков дерева, ракушек и камешков, грудой наваленных возле очага, маленькую трубку и закусил ее крепкими острыми зубами.

Воины племени устроят охоту на «волка», накинут петлю и затянут на горле. Сделать это будет нелегко – у норлока есть меч, от которого исходит магия драконов… Родившиеся в горах молодые гоблины никогда не видели драконов и знали о них лишь по рассказам стариков. Но древний страх, живущий в крови, мгновенно ожил, стоило только почуять магию…

Зара сидел, в раздумье покусывая трубку. Тянуло аппетитным запахом жареного мяса, кто-то из женщин направился к его жилищу, неся большое деревянное блюдо с дымящимися кусками, но старый гоблин отрицательно мотмул головой.

Когда возле возле входа послышались голоса и оленья шкура колыхнулась, впуская гоблинов, Зара уже все обдумал. Вытянув больную ногу, он непроницаемыми глазами уставился на вошедших. Лица казались бесстрастными, но глаза горели яростью и нетерпением: гоблины знали, зачем старый вождь их вызвал. Зара по очереди оглядел каждого. Это были лучшие воины племени, сильные, хитрые и осторожные.

Но молодые.

Из-за этого душу старейшего подтачивал крошечный червячок сомнения. Зара остался единственным, кто знал норлоков не понаслышке, кто видел, как расправились они с гоблинами в Доршате. Воинов в племени было не так уж много, но ведь и женщин после резни под Шармишем уцелело всего ничего, некому стало рожать детенышей. Долго придется ждать, прежде чем гоблинское племя снова станет многочисленным. Молодые воины, что стояли перед Зарой, появились на свет уже здесь, в горах, и никогда не были на равнине. Им не приходилось вести войн, хотя жизнь в изгнании научила их многому.

Зара вынул изо рта трубку и заговорил. Десять воинов – самых опытных – он отправил в предгорья. Норлок, сколько бы он ни скрывался, рано или поздно попытается спуститься с гор и покинуть земли гоблинов. Рохак, назначенный старшим десятки, понятливо кивнул. Молчаливый, кряжистый, одетый, как и большинство гоблинов, в кожаную рубаху и штаны из прочной, хорошо выделанной шкуры, Рохак отлично знал горы, не раз добираясь с воинами племени почти до Голодного края. Зара перевел взгляд на Морага.

Коренастый и кривоногий, с лицом плоским и круглым, как блюдо, этот малый славился хитростью и жестокостью. Осторожный и наблюдательный, Мораг считался лучшим следопытом в деревне, ему вместе с двумя другими гоблинами предстояло отыскать след норлока, чтобы выгнать «волка» на воинов Рохака.

Лучника Группа Зара назначил старшим над пятью гоблинами, которые отправлялись обшаривать близлежащие горы. Невысокий шуплый Групп, с длинными сильными руками, еле удерживался, чтобы не сорваться с места и броситься в погоню, ему не терпелось загладить свой промах у реки, когда так и не удалось подстрелить норлока.

Четверых воинов Зара оставил в деревне. По лицам их скользнуло разочарование, но возражать старейшему никто из них не отважился.

Отдав приказы, Зара немного помолчал, потом произнес негромко, пристально поглядев на каждого из гоблинов:

– Если кто-то из вас посмеет убить норлока, – желтые глаза полыхнули свирепым огнем, – я уничтожу его тем способом, который долгие годы приберегал для Сульга. Он должен быть доставлен сюда живым!

Он сделал паузу – воины не сводили с него глаз – и приказал:

– Идите!


Когда воины исчезли, Зара откинулся на шкуры, сжал в зубах давно погасшую трубку и задумался. Полог жилища был отодвинут, и старейший рассеянно наблюдал за жизнью деревни, а мысли его скользили подобно струйке синего дыма в догорающем очаге и уносились далеко-далеко. Старые воспоминания ожили в сердце, и так ясно, словно это произошло вчера, он увидел серые стены Шармиша, тесные улицы, заваленные телами убитых, закатное солнце, зловещее, багровое, точно напившееся крови мятежников.

Упала ночь, но это не спасло гоблинов: норлоки видели в темноте как звери. Они ворвались в город, рассыпались по узким улицам, сминая и разрывая в клочья тех, кто пытался сопротивляться, и в единый рев слились крики, ржание лошадей, визг гоблинов, лязг стали и гул пожара.

Спасаясь от гибели, остатки племени бежали из Доршаты, бросая раненых на растерзание норлокам, отступая в Мглистые земли и дальше, в горы.

Много лет после этого Зару терзал страх, что норлоки придут и сюда, чтобы добраться до тех, кто уцелел после Шармиша…

Внезапно раздумья старого гоблина прервал громкий голос, раздавшийся возле его жилища. Зара крепко прикусил трубку, скрестил руки на груди и принял невозмутимый вид. Он прекрасно знал, кому принадлежит этот голос.


Сульг так хорошо представлял, что творится сейчас в деревне гоблинов, словно видел все происходящее собственными глазами. Самых лучших воинов старый вожак пустил по следу: они знают местность как свои пять пальцев. Если понадобится, гоблины прочешут все горы, каждый клочок земли и не успокоятся, пока не притащат в деревню норлока, живого или мертвого.

Опасность гнала вперед и не позволяла сбавлять темп. Сульг мысленно представил землю гоблинов так, словно видел ее с высоты птичьего полета: равнина, предгорья, горы, лес. Спуститься обратно на равнину вряд ли удастся – скорее всего, там уже поджидают воины старого гоблина. Сульг вспомнил выражение глаз Зары, когда старейший узнал его, и вновь почувствовал холодок между лопаток.

По пятам идет погоня, не много времени потребуется гоблинам, чтобы напасть на след. Единственное, что остается, – идти напрямик, ориентируясь по солнцу и звездам, как можно скорее покинуть горы и выйти к Голодному краю, туда, где, по слухам, обитает чудовище-суон. Туда гоблины не рискнут сунуться.

Несколько раз Сульг останавливался, ловил запахи, летящие по ветру, хотя понимал, что гоблины прекрасно помнят о чутье норлоков, – и снова мчался дальше.

Перед тем как пересечь небольшой овраг, он на мгновение замер и прислушался. В лесу было тихо. И вдруг что-то совсем близко прошуршало в траве, прошмыгнуло возле ног. Невидимый меч вылетел из ножен быстрее молнии, но тут же Сульг выругался и опустил клинок.

Из травы на норлока глядели круглые глаза овражного гнома, присевшего от страха на корточки.

– Чтоб тебя! – сквозь зубы процедил норлок и убрал меч. – Пошел вон!

– Они отстали! – пропыхтел радостно гном. – Злые-злые гоблины отстали!

Сульг бросил быстрый взгляд на мутное солнце, пытаясь сориентироваться и определить направление, и решил сделать крюк, попробовать сбить со следа преследователей. Он снова прислушался к шорохам леса, принюхался к ветру и скользнул в кустарник, которым поросли склоны оврага, двигаясь в зарослях бесшумно и быстро, как зверь. Гном, опустившись на четвереньки, покатился рядом, словно серый шар перекати-поля. Норлок остановился.

– Убирайся отсюда! – рявкнул он. – Пошел!

Гном оглянулся.

– Куда убраться? Хозяин забрал гнома из оврага, теперь гном там, где хозяин! – робко пояснил он.

Сульг вытряхнул в ладонь нож, закрепленный на руке. Не хватало еще, чтобы проклятый овражный гном навел на его след гоблинов!

– Убирайся с глаз!

Лезвие вонзилось в мягкую лесную землю, туда, где секундой раньше находился гном. Но овражника там уже не было, он исчез, словно сквозь землю провалился, добросовестно исполнив приказ хозяина.

Сульг с досадой выдернул нож и, зажав его между пальцами, обшарил взглядом траву: гном пропал. Норлок помедлил, убрал нож и двинулся вперед.

Выбравшись из оврага, он долго брел по лесному ручью, хотя не сильно надеялся, что подобная уловка собьет гоблинов со следа, потом двигался вдоль кромки леса, размашистым быстрым шагом, почти бегом: таким темпом норлоки могли идти сутками.

Вскоре начало смеркаться.

Как ни спешил он поскорее убраться с земли гоблинов, идти ночью было небезопасно. В Мглистых землях полно всякой нечисти, неизвестно, что за твари выйдут на охоту с наступлением темноты. Лучше отыскать безопасное место, чтобы укрыться на ночь и с рассветом пробираться дальше.

Лес становился все реже и оборвался, наконец, возле широкого и быстрого горного ручья.

Затаившись в кустах орешника, Сульг внимательно разглядывал берег, выбирая место для ночевки. Пожалуй, вон там, на другом берегу, под низко нависшей скалой. Туда трудно подобраться незамеченным: спуститься по отвесной скале гоблины вряд ли смогут, а если вздумают перебираться через бурный ручей, он успеет скрыться.

Убедившись, что возле ручья никого нет, Сульг осторожно вошел в воду. Течение оказалось таким сильным, что сбивало с ног. Посередине ручья лежали большие серые валуны, похожие на спины драконов, крепко заснувших прямо в ледяной воде. Сульг добрался до первого камня, взобрался на него и, перепрыгивая с одного на другой, стал перебираться на другой берег. Серебристые рыбы скользили возле валунов, трепеща розоватыми плавниками. Опустившись на колени, норлок стремительным движением схватил одну рыбину, потом другую и выбросил на узкую галечную отмель.

Он уже почти добрался до берега, когда услышал позади громкий всплеск и испуганное восклицание. Сульг оглянулся. Так и есть! Проклятый овражный гном тоже пытался перебраться через ручей! Вначале он сражался с быстрым потоком, но когда вода поднялась выше, течение усилилось, овражник испугался. Остановившись в нерешительности – над водой торчала лишь его круглая голова – гном огляделся и, поколебавшись, двинулся дальше. До первого большого валуна ему удалось добраться благополучно. Гном попытался вскарабкаться на камень, сорвался, течение тут же сбило его с ног, закрутило, ударило о камни и потащило за собой.

Перепуганный овражник хотел было крикнуть, захлебнулся и отчаянно замолотил по воде руками и ногами.

Сульг бросил взгляд назад, туда, где скрылся под водой овражный гном, и, перепрыгивая с камня на камень, добрался до берега. На гальке плясали, изгибаясь, две серебристые рыбины. Норлок отбросил их подальше от воды и окинул настороженным взглядом лес и орешник на другом берегу: погони пока что не было видно.


Овражный гном барахтался из последних сил: от ледяной воды руки и ноги сразу же онемели и почти не слушались. Течение тащило его, переворачивало, ударяло о камни, швыряло, словно щепку. Он попытался вздохнуть, но вместо воздуха в легкие хлынула вода. В ушах зазвенело, и сознание овражника начало меркнуть, словно догорающий уголек в костре. И в это время чья-то сильная рука дернула его вверх и голос хозяина рявкнул с досадой:

– Проклятый гном! Почему бы тебе не утонуть вместо того, чтобы таскаться за мной?!

С этими словами он швырнул овражника на берег.


Овражник сидел под скалой и трясся от холода и ужаса. Ему все еще было страшно: вода шумела совсем близко. Гном кутался в мокрую одежонку и с благоговением глядел на хозяина – он спас его, вытащил из ручья!

Хозяин сидел неподалеку и был занят. Сначала он выпотрошил рыбу, потом провел лезвием по хребту, отделил нежно-розовое мясо от костей и разрезал тушку на две части.

Овражник знал, что кое-кто любит разжигать огонь и готовить еду на костре. Сам он не видел никакой разницы между сырой пищей и той, что готовится на огне. Хозяин тоже не стал разжигать костер, он отрезал тонкие полоски рыбы и отправлял в рот, внимательно разглядывая противоположный берег и кусты хмурыми глазами.

– Злые гоблины потеряли след, – пояснил овражник, чтобы успокоить хозяина. – Можно есть спокойно.

Про еду он сказал просто так, на всякий случай.

Хозяин поглядел на овражника с недоумением, словно вспоминал, кто перед ним, потом покачал головой, хмыкнул, отрезал кусок рыбы и бросил гному. Овражник поймал его на лету и тут же запихал в рот целиком.

– Злые гоблины не теряют след, – нехотя ответил хозяин. – Придут скоро…

Овражник перестал жевать и испуганно огляделся.

– И если быстро не добраться до Голодных земель, то, пожалуй, дело гиблое…

Овражник на мгновение замер, потом торопливо проглотил кусок, привстал на цыпочки, озираясь и прислушиваясь.

Было тихо, только перекликались птицы. Овражник покосился на рыбьи головы, которые валялись неподалеку и выглядели ужасно аппетитно, но взять постеснялся. Про себя он решил, что как только стемнеет, шмыгнет к кустам и погрызет лакомые кусочки.

– Старый гоблин, – проговорил овражник, наморщив лоб. – Желтые глаза. Узнал тебя.

– Узнал… – пробормотал Сульг.

– Убьет? – с ужасом спросил овражник и даже забыл на мгновение о рыбьих головах.

– Поглядим… Плохо, что вещи остались там, у реки. Еда, огниво, теплый плащ, второй меч…

Овражник слушал невнимательно, он хотел спросить про рыбьи головы, но не решался, глядя на сосредоточенное и озабоченное лицо хозяина. Покончив с едой, тот стал готовиться ко сну. Овражник, вздыхая, возился неподалеку, делая вид, что пытается устроиться на камнях поудобнее, и поглядывая на остатки рыбы.

Сульг положил рядом невидимый меч Фиренца и с досадой взглянул на гнома, свернувшегося в ямке под камнем.

– Не вздумай ночью сунуться ближе, – предупредил он. – Без головы останешься. Сиди тихо, чтоб тебя не видно и не слышно было. А будешь возиться – утоплю. Понял?

Овражник испуганно закивал.


По лицу Зары скользнула еле заметная тень неудовольствия.

– Приветствую тебя, старейший! – проговорил гость.

– И я приветствую тебя, Дошаг-охотник, – подчеркнуто спокойно ответил Зара, делая вид, что не замечает издевательских ноток в якобы почтительном приветствии.

Гость ухмыльнулся, не дожидаясь приглашения, прошел внутрь, уселся напротив старейшего и бесцеремонно уставился на него.

Дошаг был полукровкой. Чуть приплюснутый нос и длинные волосы бурого оттенка говорили о том, что мать его была из племени гоблинов, а светлые, почти бесцветные, раскосые глаза и широкие скулы достались ему от отца хетхи.

– Я слышал, твои желтоглазые уроды упустили Сульга? – напрямик спросил Дошаг, явно не собираясь утруждать себя предварительными разговорами. – Он был у них в руках, и они позволили ему сбежать?! Твое племя вырождается, старейший! Эти гоблины – не воины! Олени и дикие свиньи – вот их добыча. Волк им не по зубам!

Старый гоблин вынул трубку изо рта и выколотил ее о камень, тщательно скрывая раздражение.

Он терпеть не мог Дошага, который понятия не имел о том, как нужно вести беседу со старейшим. Почтительность, уважение к старшим – все это было для него пустым звуком. Чего иного можно ждать от полукровки?!

Он пропадал неизвестно где, якшаясь, по слухам, даже с ктухами и юнь-ти, исчезал и снова появлялся в деревне, возбуждая у молодежи зависть дорогим оружием и рассказами о своих приключениях. Зара видел, как загорались глаза у воинов, которые внезапно понимали, что мир гораздо больше серых гор и равнин Мглистого края.

– Они не упустили норлока. Они идут по следу. И скоро, – Зара сделал многозначительную паузу, – притащат его сюда!

Дошаг хмыкнул. Он сверлил глазами старейшего, скривив губы в усмешке:

– Притащат? Твои гоблины слишком глупы для этого!

Дошаг поправил колчан-нарит, обтянутый кожей и украшенный серебряными накладками. Зара мельком глянул на нарит и отвел глаза: по обычаям хетхи кожа для него снималась с правой руки заклятого врага. Дошаг проследил взгляд и ухмыльнулся, похлопав по колчану широкой ладонью:

– Вы не ведете войн, вы не ходите в набеги! Разве вы гоблины?! Скоро вы будете пахать землю и сеять зерно, как люди! – Дошаг наклонился вперед, в его прозрачных глазах горело презрение. – И вы надеетесь поймать норлока, того самого, по приказу которого было уничтожено почти все племя?! Они вернутся ни с чем, твои гоблины! Волк слишком хитер для того, чтобы его ловили неопытные щенки!

– Пустые слова! – с досадой отрезал Зара, сердито кусая черенок трубки. – Мои воины поймают его! Норлоку некуда здесь деваться!

Дошаг плюнул в очаг, и Зара вздрогнул от неслыханного оскорбления. Этот полукровка позволяет себе слишком многое!

– Вы тут, в горах, совсем выродились! В жертву богам вы приносите не пленных, а кабанов и оленей, потому-то у вас в жилах кровь превратилась в воду! – Дошаг сделал презрительный жест. – А ведь ты жил когда-то на земле Доршаты!

Он поднялся и взглянул на старейшину с высоты своего роста.

– Твои гоблины никогда не смогут изловить волка, – надменно произнес Дошаг, расправляя плечи. – Я сам поймаю его, я, Дошаг-охотник! Родичи моей матери жили на равнине, там, где норлоки устроили резню!

Зара почувствовал, как ярость снова вскипает в его сердце.

– Норлок на нашей земле, и его жизнь принадлежит нашему племени! – сказал он угрожающе. – Он должен умереть возле жертвенника, чтобы напоить своей кровью священное дерево!

– Тьфу! – Дошаг еще раз плюнул в очаг. Слова Зары не произвели на полукровку никакого впечатления. – Если норлока изловят твои шавки, что ж, пусть волокут его к жертвеннику! А если его поймаю я, то убью так, как захочу, ясно?

– Если ты… – начал было вождь, но Дошаг, не дослушав, повернулся и направился к выходу.

– Я сам поймаю Сульга! – рявкнул он с порога и исчез. Зара свирепо поглядел ему вслед и сунул в рот погасшую трубку.

Глава четырнадцатая

ПО СЛЕДУ

Сульг блуждал между сном и явью, прислушиваясь во сне к шорохам ночи. В лесу было тихо, но ощущение близкой опасности не отпускало. Норлок открыл глаза: край неба уже чуть посветлел. Не двигаясь, он прислушался, потом отбросил куртку и сел, поеживаясь от утреннего холода. Неподалеку, возле большого камня, свернувшись клубком, спал овражник. Увидев его, Сульг досадливо поморщился. Почувствовав, что хозяин проснулся, гном тут же вскочил на ноги, сонно моргая.

– Утро? – спросил он. – Еда?

Сульг поднялся и бросил куртку на камень.

– Самого бы тебя скормить рыбам, жаль, я сразу не сообразил, – проворчал он. – Убирайся-ка отсюда подобру-поздорову, пока цел…

Предложение убраться овражник пропустил мимо ушей.

– Крысу? – предложил гном, оживившись. – Могу поймать!

Норлок надел ремень с ножнами, вложил меч и вздохнул: отвязаться от гнома оказалось не так-то просто. Он спустился к ручью, торопливо плеснул в лицо ледяной водой, настороженно разглядывая тихий утренний лес.

– Злые гоблины идут за нами?

Сульг помедлил, определяя направление, и, не обращая внимания на овражника, двинулся вдоль берега, ускоряя шаг.

– Злые гоблины идут за нами? – повторил гном и оглянулся по сторонам. Он старался не отставать от Сульга, подпрыгивая, спотыкаясь на камнях. – Зачем? Хотят съесть?

Сульг не собирался вступать с овражником в беседу, однако гном с утра был разговорчив:

– Ты их убивал? Старый вождь сказал, там, у реки, своим воинам. Сказал, что ты убивал много гоблинов.

– Отвяжись ты, наконец! – рявкнул, потеряв терпение, норлок. – Да, убивал! Теперь отстанешь?

– Ты причинил им много зла?

– Если бы только им, – буркнул Сульг. – Все! Если еще раз откроешь рот – пеняй на себя! Оставлю гоблинам!

Овражник решил, что хозяин, конечно, пошутил насчет гоблинов, но на всякий случай исчез. Сульг шел быстрым легким шагом, переходя, где это возможно, на бег, стараясь держаться кромки леса.

Юнь-ти говорили, что землю гоблинов замыкает невысокая гряда, посередине которой возвышается гора с двумя вершинами. Прошло уже несколько часов, ручей, возле которого он ночевал, остался далеко позади, но горной гряды пока что не было видно. Норлок опасался, что сбился с пути и взял левее, но после полудня со склона, поросшего редким лесом, увидел горную цепь. Он оглянулся, окинул взглядом редкий лес и горы: деревня гоблинов осталась далеко позади. Преследователи пока что по-прежнему не обнаруживали себя, но нужно было торопиться – если удастся добраться до Голодных земель, можно считать, что повезло. Он бегом спустился со склона и снова нырнул в заросли. Справа показалось пересохшее болотце. Здесь пришлось ненадолго задержаться: пустой желудок настоятельно требовал хоть какой-то еды, а во влажной почве можно найти съедобные клубни. Точно прочитав мысли хозяина, из кустов выкатился овражный гном с ворохом грязных корней, которые он уписывал за обе щеки.

– Еда! – пояснил он, довольно чавкая.

Сульг выкопал ножом несколько крупных луковиц, сполоснул в ямке с дождевой водой. Они оказались сладковатыми и жесткими и едва-едва заглушали голод.

– Поймаю крысу, – снова пообещал овражник.

– Не помешало бы, – пробормотал норлок, очищая еще одну луковицу.

Крупный бурый зверек, похожий на лисицу, почуяв чужих, проворно юркнул под камень.

– Мясо! – подскочил гном, указывая на зверька. – Не крыса, но тоже мясо. Убежал… – Он с упреком глянул на Сульга снизу вверх. – Надо было ловить!

Отвяжись, – устало сказал норлок и поднялся, принюхиваясь к ветру. – Не до этого. Вечером поймаем и съедим всех крыс, каких сможем. Если доживем.

И вдруг овражник увидел, что глаза у хозяина сделались настороженными и тревожными.

– Прячься! – еле слышно приказал хозяин. В руке его появился меч. – Гоблины близко!


К полудню Мораг понял, что они настигают норлока, и радостно оскалил зубы.

Получив от старейшего приказ отыскать след врага, Мораг вместе с двумя другими гоблинами вернулся на берег реки, откуда недавно скрылся Сульг, и внимательно осмотрел все вокруг. Потом, кивком велев Тунруку и Рургу следовать за собой, спустился со склона. Следы норлока обнаружить было нетрудно, тот несся напрямик, торопясь как можно быстрее покинуть опасное место. Сломанная ветка кустарника, примятая трава, сбитая с орешника листва… Мораг презрительно прищурил глаза: тут даже детеныш разберется, что к чему! Гоблин-следопыт медленно двинулся вдоль речушки, то внимательно поглядывая на окружающий лес, то нагибаясь почти к самой земле, как зверь, вынюхивающий добычу. Пока норлок бежал, ему было не до того, чтоб маскировать след. Но затем он перешел на шаг, и следы оборвались, возле леса «волк» словно растаял в воздухе. Мораг опустился на корточки, тщательно разглядывая примятую траву, потом выпрямился, переглянулся с другими и кивнул. Да, вот здесь, на опушке леса, норлок остановился, видимо, решил, что ушел от деревни гоблинов довольно далеко. Но он догадывался, что гоблины, конечно же, пустятся в погоню, поэтому попытался стать невидимкой. Мораг тряхнул головой: кого проведут эти нехитрые увертки? Его, лучшего следопыта племени? Норлок может путать следы, словно заяц, брести по воде ручья – это не поможет. «Волку» никогда не удастся перехитрить гоблинов, да еще и на их земле! Ни одна уловка норлока не сбила Морага с толку, ни одно ухищрение не заставило сомневаться. След чужака он читал так же ясно, как разумеющие грамоту ктухи читают будущее на страницах своих чародейских книг, где серебристые буквы непостижимым образом складываются в слова и открывают звездочетам неведомый для других смысл. Гоблины понимающе переглянулись и скользнули в лес, бесшумные, как лесные тени.

После полудня сквозь серую пелену пасмурного дня неожиданно проглянуло солнце. Мораг мельком глянул на небо и снова опустил глаза, впившись сосредоточенным взглядом в землю. Тунрук и Рург следовали за ним по пятам.

Старейший был прав: норлоку некуда деваться. Слева тянулись серой громадой горы. Там караулили «волка» лучники Группа, суля неслыханно щедрую жертву богам, если они выведут норлока именно на них. Справа, за полосой скудного леса, шумела быстрая и широкая горная река, чуть дальше простиралось бескрайнее торфяное болото, в глубине которого много лет бушевал подземный пожар: Мертвая равнина. Иной раз языки огня вырывались на поверхность, и тогда все вокруг застилал едкий синий дым и в воздухе долго стоял запах гари.

Скорее всего, норлок попытается пробраться в Голодные земли. Конечно, гоблины не рискнут заходить на земли ктухов, но… Мораг тряхнул головой: «волк» убегал, не подозревая, что путь впереди тоже закрыт. У него не будет другого выбора, кроме как повернуть назад или карабкаться в горы, где поджидают его лучники Группа.

Мысль об этом заставила гоблина ускорить шаг. Зара говорил, что дело Морага – выследить норлока и следовать за ним по пятам. Да, старейший сказал именно так. Но это значило – отдать победу другим. С какой стати? Он, Мораг, силен и умен и сумеет справиться с «волком». Отчаянное честолюбие гнало Морага вперед, заставив позабыть о словах старейшего.

Каждый из воинов племени надеялся, что именно ему выпадет честь притащить норлока в деревню и швырнуть к жертвеннику. Об этом гоблине будут складывать легенды, само имя его станет легендой!

Следопыт определял путь норлока по мельчайшим знакам. Как ни хитрил «волк», гоблинам пока что удавалось довольно легко распутывать его след. Через некоторое время они снова вышли к ручью. Поразмыслив, Мораг догадался, что норлок шел по воде, и скривил губы. Гоблины проделали этот отрезок пути по берегу, поросшему густым папоротником и мхом, бросая по сторонам быстрые настороженные взгляды.

Чуть ниже они обнаружили место, где норлок вышел на берег, а немного погодя им удалось отыскать место ночевки «волка». Осмотрев крохотную пещерку под скалой, преследователи снова пустились в погоню. Они бежали друг за кругом, принюхиваясь к ветру, различая малейшие шорохи в лесу. Азарт погони дикого зверя, преследующего жертву, бурлил в крови. Мораг знал, что совсем скоро норлок будет в его руках. Зара прав: смерть «волка» должно видеть все племя. Но поймает его Мораг!

Внезапно гоблин остановился. Он втянул в себя леской воздух, пахнущий землей и палой листвой, и предостерегающе поднял руку: Тунрук и Рург замерли. Чутье подсказало Морагу: враг где-то совсем близко. Знаками он показал, что следует делать каждому, – гоблины кивнули. Тунрук сжал в правой руке короткое копье, чуть пригнулся и без единого шороха нырнул в заросли. Рург положил стрелу на тетиву, шагнул к деревьям и сразу же пропал из виду, слившись с зеленовато-коричневыми стволами.

Мораг беззвучно вынул меч и крадучись двинулся вперед, бесшумно пробираясь сквозь густое переплетение ветвей. Землю устилали сухие листья и ветки, но ни один сучок не хрустнул под его ногой. На мгновение гоблин замер, подавшись вперед и прислушиваясь, затем взял чуть левее.

Тунрук пробирался сквозь орешник, то и дело останавливаясь и прислушиваясь к звукам леса. Правая рука его крепко сжимала копье. Сердце гоблина громко стучало, он надеялся первым заметить норлока. Сделав несколько осторожных шагов, Тунрук остановился, обшаривая взглядом лес. В вершинах деревьев перекликались птицы, по верхушкам кустарника прошелестел ветер, заставив гоблина насторожиться. Тунрук выждал немного и двинулся дальше. Он крался медленно и осторожно. Прошмыгнула неподалеку белка, Тунрук вздрогнул, копье угрожающе качнулось в его руке. Зверек проворно взобрался на дерево и исчез в густых ветвях. Очень осторожно Тунрук скользнул вперед, призывая на помощь всю свою удачу, сделал шаг, другой и замер, уловив краем глаза быстрое движение справа, в кустах. Гоблин метнулся в сторону, рука с копьем дернулась, но было уже поздно. Блеснула в воздухе серебристая вспышка, и нож по самую рукоять вошел ему в горло. Мгновение Тунрук продолжал стоять, словно не веря, что его жизненная нить уже оборвана, и тяжело повалился в траву и сухие листья. Но какое-то время он еще жил и успел увидеть, как из-за деревьев появился норлок и наклонился над ним. Секундой позже Сульг выдернул нож из горла мертвого Тунрука, вытер лезвие о меховую накидку гоблина и скрылся в зарослях.

Второго гоблина удалось обнаружить не сразу: лучник стоял возле сосны, почти слившись со стволом дерева, и держал на изготовку небольшой изогнутый лук.

Некоторое время Сульг стоял неподвижно, наблюдая за лучником и одновременно пытаясь определить, сколько еще гоблинов может скрываться в зарослях, затем, пригибаясь к земле, скользнул к дереву, мягко и неслышно, как кошка.

Оказавшись неподалеку от гоблина, норлок постоял и, убедившись, что рядом с лучником никого нет, через мгновение оказался в двух шагах от него. Рург настороженно глядел перед собой, не подозревая, что смерть уже стоит за его спиной. Норлок ухватил лучника за волосы, рывком откинул его голову назад и мгновенно полоснул ножом по незащищенному горлу. Потоком хлынула кровь, заливая грудь гоблина. Сульг придержал тело, осторожно опустил на землю, настороженно огляделся и прислушался: чудилось что-то зловещее в тишине, что стояла кругом. Он убрал нож, вынул меч Фиренца, провел рукой по лезвию, делая видимым, и шагнул вперед. Сколько воинов Зара отправил за ним в погоню?

– Гоблин! – донесся отчаянный крик. Еще не успев даже понять, что он делает, норлок резко отпрянул в сторону. Чужой меч просвистел перед глазами, следующий удар обрушился слева, лезвие пропороло куртку, ткань рубахи и обожгло ребра. Низкорослый смуглый гоблин атаковал молча и яростно, вкладывая в каждый удар всю ненависть, кипевшую в сердце, одновременно всеми силами пытаясь побороть страх, который внушал ему меч. Рубаха намокла от крови и холодила тело, но боли пока что не ощущалось. Сульг подпустил гоблина еще ближе, и когда тот бросился в атаку, ударил его рукоятью в лицо и тут же нанес короткий сильный удар снизу, вскрывая грудную клетку. Перевернув меч, он быстрым движением добил упавшего и выпрямился, настороженно озираясь в ожидании, что из кустов вот-вот хлынут гоблины: старый вожак наверняка послал в погоню всех способных держать оружие.

Жаль, что тогда, под Шармишем, «волки» не уничтожили их всех…

Было тихо, слышался лишь негромкий булькающий звук, с которым кровь покидала тело гоблина, изливаясь из страшной раны. Сульг вытер лезвие и убрал меч. Ярость схватки постепенно уходила, на смену появлялась боль. Норлок осторожно распахнул куртку: левый бок в крови, мокрая рубаха липла к телу, но рана не опасна, всего лишь порез. Стараясь двигаться осторожней, он направился к кустам и опустился на траву. Осторожность требовала немедленно покинуть место схватки, но незачем оставлять гоблинам кровавый след. Сульг бросил быстрый взгляд по сторонам, потом снял ножны, осторожно стянул куртку и распорол ножом мокрую от крови рубаху.

– Скверно, – проговорил он вслух, морщась от боли.

Из кустов выкатился взъерошенный овражник. Он замер напротив норлока, глядя на него круглыми, как у совы, глазами.

– Гоблин ранил? – спросил гном, испуганно наблюдая, как Сульг, ругаясь сквозь зубы, стаскивает рубаху.

– Похоже на то, – неохотно сказал норлок, разглядывая длинный порез на боку.

– Теперь умрешь?

– Еще чего, – буркнул Сульг. Он подождал немного, прижав к ране комок окровавленной ткани, потом осторожно отвел руку. Кровь останавливалась медленно и неохотно. – Может, и умру. Но не в этот раз.

Сульг поднялся на ноги и бросил овражнику рубаху, заляпанную бурыми пятнами.

– Найди поблизости ручей и намочи, – приказал он. – Выжми посильней. Понятно?

Овражник кивнул.

– А злые гоблины?

– Что – злые гоблины? Убиты. Спасибо, что предупредил, кстати, – добавил Сульг, вспомнив предостерегающий крик овражника. – Похоже, их было всего трое… Хотя…

Овражник помедлил, потом подхватил рубаху и покатился в кусты.

Сульг вынул нож и направился к убитым. Он быстро обшарил тело первого; испачкав руки в чужой крови, в мешочке, привязанном к поясу, обнаружил трут с огнивом, отложил в сторону и прошел дальше. Гоблин, ранивший его, лежал, уставясь в небо мертвыми глазами, его рука крепко сжимала клинок. Сульг хмыкнул и перевернул труп. На спине, спрятанный в кожаные простые ножны, покоился еще один меч. Норлок мгновение глядел на потертую витую рукоять из темного серебра, потом усмехнулся.

– Отлично, – пробормотал он, расстегивая пряжки и снимая с убитого перевязь с ножнами. Очевидно, гоблин-воин присвоил чужой меч, прельстившись самоцветами и качеством клинка. Он успел содрать с рукояти полоски кожи, и граненые камни, призванные оберегать владельца от смерти в бою, рдели, как застывшая кровь. Выпрямившись, Сульг еще раз коротко глянул на гоблина и покачал головой.

Молодое дурачье… Будь они опытными воинами, которых норлок помнил по Шармишу, еще неизвестно, чем закончилась бы схватка. Скорее всего, это были следопыты, посланные старым гоблином следить за норлоком издалека. Но амбиции взяли верх над разумом…

Из кустов появился овражник. Он не осмелился подойти и опасливо затоптался поодаль: мертвых гоблинов гном боялся нисколько не меньше, чем живых.

– Нашел ручей?

Овражник кивнул и протянул комок мокрой ткани.

Сульг осторожно приложил ткань к боку, смыл начинающую засыхать кровь, стараясь не задевать рану, и направился к дереву – там лежал третий гоблин, лучник. Некоторое время Сульг хмуро разглядывал его; убитый был ниже ростом, но шире в плечах. Норлок нагнулся, быстро разрезал ремни, отодвинул чужой нож, колчан, полный полосатых стрел, и распустил завязки рубахи из тонкой мягкой кожи.

– Гоблины – не мясо! – на всякий случай подсказал овражник, вытянув шею, чтоб лучше видеть, что делает хозяин. – Хочешь съесть?

– Хочу снять рубаху, – сквозь зубы проговорил Сульг. Он задел локтем раненый бок и поморщился. – Моя теперь никуда не годится… а бродить по лесу голым по пояс – удовольствие небольшое.

Норлок стянул с мертвого лучника рубаху и отбросил в сторону. Карманы меховой безрукавки гоблина оказались набиты полосками сушеного мяса, которое Сульг, поколебавшись, признал вполне съедобным.

Овражник, приоткрыв рот, наблюдал, как хозяин надевает рубаху, снятую с мертвого гоблина, и завязывает ремешки на рукавах.

– Хватит глазеть, – бросил Сульг. – Неси мою куртку.

Овражник притащил располосованную чужим клинком куртку и сокрушенно вздохнул, разглядывая дыру.

– Плевать, – философски сказал норлок, осторожно, стараясь не задеть раненый бок, натягивая куртку и рассовывая по карманам вяленое мясо. – И так сойдет…

Застегнув перевязь с мечом, он убрал в ножны клинок Фиренца и проговорил:

– Так… Можно отправляться дальше. Дело за малым.

Сульг быстро оттащил трупы в кусты и бросил туда же оружие гоблинов.

– Идем, – скомандовал он овражнику. – Надеюсь, их не скоро хватятся. Но все же рано или поздно забеспокоятся, так что надо уйти как можно дальше. Захвати мою рубаху, пригодится.

Овражник поспешно подобрал мокрую тряпку и посеменил следом, испуганно оглядываясь на кусты.

Земли гоблинов замыкала длинная гряда, две вершины горы вонзались в низкое небо. Дальше начинались земли ктухов-звездочетов. Когда-то, очень давно, норлоку довелось видеть одного ктуха и даже говорить с ним. Сульг помнил разговор так ясно, словно он произошел вчера, но не потому, что звездочет сказал тогда что-то умное, а из-за того, что последовало сразу же за встречей. Норлок попал тогда в лапы хетхи, и смерти удалось избежать лишь чудом.

К вечеру Сульг был уже довольно далеко от того места, где произошла стычка с гоблинами. Несколько раз он останавливался и прислушивался, потом продолжал путь. Овражник выглядел вполне довольным жизнью: он ухитрился поймать несколько мышей, разжиревших к осени, и съел их на ходу. Крепкие зубы гнома без труда перемалывали кости, а в качестве закуски он уплетал лесные орехи, разгрызая толстую скорлупу точно белка. Про гоблинов он уже забыл. Сульг жевал сушеное мясо, раздумывая, что еще пара дней – и он ступит на землю амулета. Прожевывая жесткое мясо, он пытался представить, как выглядит чудовище-суон, охраняющее амулет, потом тряхнул головой. Что гадать? Совсем скоро предстоит его увидеть. Норлок прибавил шаг и тут же почувствовал, как по телу снова поползли теплые струйки: кровь никак не желала останавливаться. Он забрал у овражника влажную рубаху и прижал к ране. Пора искать место для ночевки – за ночь рана затянется и перестанет кровоточить. Сульг засунул в рот еще один кусочек мяса и поежился. Становилось зябко. В кармане лежали трут и огниво, но разводить костер было небезопасно, мало ли кто мог пожаловать, привлеченный запахом дыма. Сульг кинул комок ткани овражнику, и тот со всех ног бросился на поиски воды.

– Дойдем вон до той сосны, – сказал норлок, когда гном протянул ему намоченную в воде рубаху. – И будем отдыхать. Там гоблины нас не достанут.

Сульг сидел на камне, выкручивая мокрую тряпку. Кровь наконец-то остановилась, рана болела, но не сильно. Он привстал и огляделся. Позади лежала земля гоблинов, почти неразличимая в наступающих сумерках и вечернем холодном тумане. Слева возвышались горы, справа тянулось сухое болото, окутанное сизым дымом, – горящие торфяники. Впереди и чуть внизу темнел лес, за которым обитало чудовище, носившее в себе амулет.

Теперь норлоку стало ясно, почему все племя гоблинов не мчится за ним по пятам: торопиться им было некуда. Дойдя почти до границы их земли, беглец мог либо повернуть назад и добровольно отправиться в лапы хозяев, либо вскарабкаться в горы и там опять-таки рано или поздно наткнуться на гостеприимных обитателей здешнего края. Конечно, оставался еще путь вперед, но он был немногим лучше, чем предыдущие два.

Сульг мрачно разглядывал каменистые отроги пологих гор вдалеке, где хозяйничали ктухи, и поросший редкими соснами склон. Было ясно, что пробраться к амулету нет никакой возможности. Все пространство – от каменистой осыпи, где находился норлок, и до предгорья земель ктухов – было покрыто буро-зеленой шевелящейся массой влажных гниющих растений. Овражник вскарабкался на камень и замер, уставившись на вздыхающую и чавкающую бурую кашу. Глаза у него стали круглыми, точно он увидел гоблинов. Гном слез с камня и прижался к ногам норлока, как испуганная собачонка.

– Что это?

– Слуут, – неохотно сказал Сульг, чувствуя дрожь, сотрясающую щуплое тельце гнома.

Внизу, там, где начиналась узкая полоска пожухлой травы, валялись грязные скомканные тряпки. Норлок прищурился: похоже на клочья меховых штанов, которые носили гоблины. Чуть дальше валялся один башмак, за ним чисто обглоданная желтая кость. Кто-то все-таки пытался пройти через равнину, а может быть, просто неосторожно приблизился к опасному месту, и слуут поймал несчастного.

– Он живой?

– Конечно. – Сульг глядел вниз, досадливо прикусив губу. – Живой… живее не бывает…

– Пойдем туда? – с опаской спросил гном. – Как пройти?

– Никак, – буркнул норлок.

Бурая масса, похожая на ворох полусгнивших водорослей, на самом деле была опасным хищником, поджидавшим добычу: оленя, кабана, бурундука, любое существо с теплой кровью, неосмотрительно оказавшееся рядом. Подпустив их поближе, слуут атаковал «лапами», сформированными из лозы и веток, так стремительно, что жертва не успевала даже разглядеть молниеносного движения. Гоблин, оказавшийся неподалеку от слуута, скорее всего, не успел и крикнуть, как чудовище сбило его с ног и потащило в глубину холодной полуразложившейся массы. Последнее, что он слышал, захлебываясь слизью, было довольное чавканье слуута.

Сульг вздохнул.

Уничтожить слуута было невозможно: огонь не зажжет влажное, покрытое слизью «тело», а к холоду слуут был совершенно нечувствителен. Рубить мечом или топором – все равно что пытаться разрубить кашу. Самое умное – держаться от него как можно дальше, но как раз это в планы норлока не входило.

Сульг хмуро разглядывал слуута. Огромная масса ворочалась, чавкала, вздыхала: хищник беспокоился.

– Шевелится, – испуганно сообщил овражник, готовый дать стрекача, удрать подальше от чудовища.

– Чует кровь, – пояснил Сульг, мельком взглянув на комок окровавленной ткани, что валялся на камнях.

Овражник струхнул:

– Доберется сюда?

– Попытается. – Сульг поднялся с камня и направился к скале.

– Попытается? Съест?

– Не съест, но достать попробует. Почуял добычу. Но по камням он не пройдет. Будь мы на земле – сожрал бы за милую душу… А камни слуут не любит. Так что, если хочешь жить, – далеко не отходи.

Сульг сел под скалой, пошарил по карманам, вытащил несколько кусочков сушеного мяса, твердого, как камень, разорвал клыками и принялся жевать, поглядывая на равнину, где шевелился слуут, выбрасывая лапы из вязкой бурой массы, цепляясь за камни и неохотно отступая. Норлок размышлял, как обойти слуута и сколько времени может понадобиться на это. Нечего было и думать о том, чтобы допытаться обогнуть его по торфяникам: под тонким слоем зыбкой почвы таились огненные ловушки. Да и слуут вполне мог двинуться следом, ползучий хищник хоть и казался громадным ворохом гнили, но при необходимости мог передвигаться очень быстро, к тому же огня он не боялся…

Сульг отыскал последний кусочек мяса и отправил в рот. Придется повернуть назад, подняться в горы и попытаться обойти слуута горными тропами. Блуждать в незнакомых горах, кишащих гоблинами, опасно, но сгореть заживо в огненной яме или попасть в лапы слуута нисколько не лучше.

Овражник посидел, почесывая в голове, потом соскользнул с камня и исчез. Сульг проводил его рассеянным взглядом. Скоро гном вернулся, таща за хвост существо, похожее на здоровенную крысу. Подойдя ближе, он бросил добычу к ногам хозяина. Вид у овражника был чрезвычайно самодовольный. Сульг поглядел на него, перевел взгляд на мертвого зверя, бурого, мохнатого, с четырьмя черными полосами по спине.

– Ну? – спросил норлок.

– Каменная крыса! – гордо сообщил овражник. – Подходить близко страшно. Убил камнем – швырнул издалека.


– Молодец, – похвалил Сульг. Он наклонился и приподнял губу убитого зверя: блеснули длинные желтые клыки, острые, как кинжалы. – Ну и тварь…

– Ешь, – щедро предложил гном. – На двоих хватит. Каменные крысы жирные к осени. Много мяса и сала.

Норлок задумчиво рассматривал крысу.

– Я бы съел, конечно, – признался он, – да костер раз водить нельзя, гоблины учуют. А сырых крыс не ем.

Овражник расстроился. Он глядел на тушку, глотая слюнки, – не терпелось приступить к трапезе.

– Оставлю тебе половину, – твердо сказал овражник, упиваясь собственной щедростью.

– Договорились.

– Там внизу ручей, – сообщил гном, усаживаясь на землю и подтягивая крысу поближе. – Может, рыба?

– Поглядим…

Сульг откинулся на скалу и закрыл глаза. Навалилась усталость, к которой примешивалось чувство безысходности.

Неподалеку чавкал овражник, хрустел костями, причмокивал, облизываясь. Вскоре, с набитым ртом, он сообщил:

– Твоя половина!

Сульг приоткрыл глаза, поглядел на окровавленные останки крысы, на клочья бурой шерсти и усмехнулся:

– Оставь на утро. Хоть кто-то будет сытым.

– Нет, – твердо сказал овражник, тщательно облизывая грязные пальцы. – Твоя половина.

Наевшись, он долго бродил вокруг, затем вскарабкался на камень, разглядывая слуута. Бурая масса не шевелилась. Овражник слез с валуна и подошел к норлоку:

– Куда завтра?

– В горы, – не открывая глаз, ответил норлок. – Прямиком в гости к гоблинам. Они нас заждались.

Гном заволновался:

– Нельзя в гости к гоблинам! Убьют, разорвут на мелкие кусочки!

– Придется, – проговорил норлок неохотно. – Через слуута не пройдешь.

– Не пройдешь? – упавшим голосом переспросил овражник. – А попробовать?

Сульг вздохнул. Он стряхнул дрему, поднялся с камня, взял полуобглоданную крысу за хвост и направился к слууту. Остановившись на безопасном расстоянии, норлок размахнулся и швырнул тушку. Две огромные лапы взметнулись в воздух, раздался то ли всхлип, то ли чавканье, слуут колыхнулся и снова замер выжидательно.

Овражник глядел на норлока остановившимися глазами.

– Вот так-то! – назидательно сказал Сульг. – Нечего и пробовать. И двух шагов сделать не успеешь, как эта тварь сожрет. А справа – горящие торфяники, огненные ловушки. Сгоришь живьем, понятно?

Он вернулся на прежнее место под скалой. Раненый бок давал о себе знать, и норлок, сунув под голову свернутую куртку, улегся на каменистую почву, держа в поле зрения полосу редкого леса.

– Переночуем здесь. Скоро стемнеет, лезть в горы в темноте просто глупо. Может, гоблины сюда ночью не сунутся.

– А если сунутся? – опасливо спросил овражник. – Что тогда?

– Умрем, как герои, – пообещал Сульг.

Перспектива умереть героями привела гнома в сильнейшее беспокойство. Он бродил возле норлока, ковырял босой ногой камни, что-то сокрушенно бормоча под нос, и тоскливо вздыхал.

Сульг уже собирался сказать, что пошутил, когда овражник внезапно нарушил молчание:

– Вернешь меня на место? В овраг, где мой дом? Норлок хмыкнул и заложил руки за голову.

– Если не забуду, – сказал он.

Сульг хотел добавить еще что-то, но замер. Возникло неприятное тревожное ощущение чужого взгляда. Норлок медленно подтянул меч, осторожно повернул голову. Кто-то находился неподалеку. Кто-то, кому удалось проскользнуть через лесок так, что Сульг его не заметил и не учуял.

Он ожидал увидеть высыпавших из леса гоблинов с луками на изготовку, но никого не было. По-прежнему осторожно и медленно норлок поднялся, сжимая рукоять клинка, обшаривая настороженным взглядом большие валуны, россыпь камней поменьше, редкие деревья, лес, где уже сгущались холодные осенние сумерки. На опушке леса стоял волк.

Сульг опустил оружие, чувствуя облегчение. Это всего лишь зверь, рослый, крупный, с густой серой шерстью, тяжелыми крепкими лапами и седой мордой. Отъевшиеся за лето хищники пока что неопасны, вряд ли они станут нападать, когда в лесу для них полно еды.

Мгновение волк стоял, спокойно глядя на норлока желтыми глазами, потом повернулся и неторопливо затрусил к торфяному болоту. Сульг проводил его глазами. У кромки горящей равнины волк остановился, словно колеблясь, и оглянулся. Чувствуя внезапный холодок под сердцем, норлок встретил его взгляд, растерянно глянул на притихшего гнома, подхватил куртку и неуверенно двинулся следом, все еще сжимая в руке меч. Пройдя каменистую осыпь, Сульг остановился, с недоумением наблюдая за странным зверем. Неподалеку ворочался и чавкал слуут, выбрасывал лапы, стремясь нащупать близкую добычу. Впереди тянулись торфяники, плыл сизый едкий дым, пахло гарью. Норлоку чудилось, что он слышит рев и гул подземного пламени, не угасающего сотни лет.

Сейчас волк повернет назад. Он должен бояться огня, как любой другой зверь: Только Сульг подумал об этом, как волк ступил на зыбкую почву. Идти за ним – верная смерть.

Волк замедлил бег, оглянулся.

И Сульг, помедлив, двинулся следом, на ходу убирая меч в ножны. Овражник поспешил за хозяином, от ужаса заплетаясь в собственных ногах. Когда он растянулся в очередной раз, норлок ухватил его за шиворот, и гном повис в руке, оцепенев и на всякий случай поджав ноги.

Норлок шел над бушующим морем огня, сквозь подошву сапог ощущая горячую землю, пытаясь не думать о том, что творится там, в сердце огненного урагана, чувствуя, как по спине ползут ледяные мурашки, а сердце стучит так, словно хочет проломить грудную клетку. От дыма горящего торфяника першило в горле, слезились глаза. Волк неторопливо трусил впереди, не оглядываясь, Сульг старался держаться след в след. Добравшись до середины болота, он оглянулся: каменистая осыпь осталась далеко позади, укрытая вечерней мглой. Вздумай он теперь повернуть назад, ему ни за что не отыскать собственные следы. Слуут ворочался и громко чавкал в своем логове, но как будто не чуял тех, кто пробирается неподалеку от него.

Казалось, прошла целая жизнь, прежде чем впереди завиднелась полоска земли, темные деревья, дальше высились неясные темные очертания горной гряды, посередине которой упиралась в низкое небо гора с двумя вершинами. Норлок облизал пересохшие губы: до леса было уже близко. Овражник покачивался в его руке, не шевелясь, окоченев от страха.

Волк ступил на твердую почву и, по-прежнему не оглядываясь, потрусил дальше, в темнеющий лес. Сульг сделал шаг, другой, чувствуя под ногами землю, и остановился. Силы покинули его. Он с трудом разжал онемевшие сведенные пальцы, овражник шлепнулся на землю и остался лежать неподвижно, уткнувшись лицом в траву. Норлок повернулся, глядя на равнину, через которую прошел только что. Сгущалась темнота, над горящим болотом дрожало зловещее багровое свечение, язычки пламени, вырываясь из-под земли, облизывали сухие кочки. Он перевел взгляд на опушку: волк исчез, растворившись в непроглядной осенней ночи.

– Ушел, – пробормотал норлок. – Видел его?

Овражник зашевелился и сел. Ветер с торфяных равнин взъерошил его грязные серые волосы.

– Ничего не видел. – Гном обеими руками потер лицо. – Закрыл глаза – страшно!

Сульг бросил в траву куртку и рухнул рядом с овражником.

– Ладно, – проговорил он. – Гоблины сюда не сунутся. Слуут – тоже. Об остальном будем думать утром.


Тела мертвых гоблинов Дошаг-охотник обнаружил вечером. Он сощурил светлые кошачьи глаза, разглядывая убитых, и с досадой сплюнул. Те, кого старейший называл «лучшими воинами», позволили норлоку зарезать себя, как цыплят! Зара может твердить что угодно, но его племя вырождается. Настоящие воины полегли под Шармишем, а гоблины, что выросли уже в изгнании, в горах Мглистого края, не умеют держать оружие в руках! Охотник осторожно прикрыл ветками трупы и вернулся на поляну. Когда он убьет норлока, то вернется в деревню и расскажет старейшему, как погибли «лучшие воины»!

На поляне он внимательно огляделся. Неподалеку от ручья, на примятой траве Дошаг обнаружил пятно крови: кто-то из щенков все же сумел задеть норлока! Ранение не опасно: оно почти не задержало Сульга. Дошаг легко присел на корточки и склонил голову к плечу, разглядывая следы: тут был еще кто-то! На влажной земле возле ручья виднелся смазанный отпечаток маленькой босой ноги. Дошаг выпрямился, пронзая взглядом лесную чащу. Он не собирался ломать голову над тем, каким образом Сульг оказался на земле гоблинов и куда направляется дальше. Куда бы он ни шел, встреча с воинами Зары заставила «волка» изменить направление, и, уходя от погони, он мчался вперед, не подозревая ни о слууте – вечно голодном чудовище, ни о непроходимом горящем болоте. Никто не сможет обойти это гиблое место. Единственный выход – повернуть назад и попытаться вскарабкаться в горы, где норлока караулят гоблины. Дошаг ухмыльнулся: очень скоро норлок пойдет прямо навстречу ему, навстречу своей смерти.

Рассвет застал охотника далеко от той поляны, где погибли гоблины. Настигая норлока, Дошаг бежал быстро и бесшумно, скользя между стволами, точно лесная тень, обостренным чутьем ощущая близкое присутствие врага.

Потянулась каменистая почва отрогов, вот-вот должна была показаться торфяная равнина. Дошаг удвоил осторожность, перешел на шаг и крался, внимательно прислушиваясь к шорохам леса. Охотник чувствовал что-то вроде легкого беспокойства: уже смеркалось, нечего было и думать, чтобы вступать в схватку с «волком» в темноте. Нор-локи видят ночью не хуже дикого зверя, и Сульг, конечно, попытается использовать это преимущество. Значит, придется выжидать до утра. Скоро Дошаг добрался до логова слуута: норлок был здесь, но исчез, как сквозь землю провалился. Охотник без труда нашел место ночевки, осмотрел испачканные кровью камни с прилипшими клочьями бурой шерсти. Он осторожно снял один клочок и прищурился: каменная крыса. Опасная злобная тварь с клыками, словно из стали. Кто-то убил ее и притащил сюда. Не норлок – он в это время сидел под скалой. Маленький неизвестный спутник «волка»? Дошаг окинул местность задумчивым взглядом и, перепрыгивая с камня на камень, добрался до границы слуута. Норлок тоже подходил сюда. Дошаг довольно оскалил зубы, представив его реакцию при виде слуута, но усмешка тотчас же исчезла с его лица. Что произошло дальше? Куда делся норлок? Дошаг сбежал с каменной осыпи и направился к торфяному болоту. Над равниной висело синее марево, плыл, цепляясь за пожухлую траву, белесый дым.

Здесь Дошагу удалось кое-что обнаружить: возле самой кромки торфяника на горелой траве, засыпанной пеплом, виднелся отпечаток волчьей лапы. Волосы на голове шевельнулись: неужели то, что болтают о норлоках, правда и они действительно могут обращаться в зверей?! Охотник торопливо вытащил висевший на шее защитный амулет и зажал в ладони. Потом опустился на колени, настороженно разглядывая отпечаток, и с облегчением перевел дух. Норлок не обратился в зверя. Легкая цепочка волчьих следов тянулась через торфяное болото, по этим следам и ушел Сульг.

Дошаг поднялся, все еще сжимая амулет. Что за волк увел норлока в сердце горящей равнины? Ни один зверь и близко не подходил сюда, чуя огонь. Дошаг поколебался, борясь с искушением попытаться пройти горящие торфяники по следам волка и норлока, потом тряхнул головой и вернулся на каменную осыпь. Он немного подумал, нырнул в лес и сразу же перешел на бег: нужно было торопиться и до рассвета успеть подняться в горы, чтобы обойти слуут и горящую равнину, а потом, спустившись с гор, продолжить преследование норлока – уже на земле ктухов.


Вечером Зара покинул свое жилище и поднялся на утес. С высоты старейший глядел на земли, что расстилались далеко внизу, укрытые вечерними туманами: реки, болота, леса, озера. Вдалеке курилась дымом грозная Огненная гора. Это лето выдалось неспокойным: слишком часто из ее жерла вырывался сноп искр, и отдаленный грохот долетал до слуха гоблинов. За дальним лесом лежало торфяное болото, в недрах которого бушевал огонь, за болотом начинались Голодные земли, где обитали ктухи-звездочеты. Зара поплотнее укутался в наброшенную на плечи теплую шкуру: к вечеру становилось холоднее и больная нога ныла сильней. Где-то, в невидимом из-за туманов лесу скрывался норлок, по следу за ним шли гоблины-воины. Зара вздохнул, помедлил еще немного – пора было возвращаться, – спустился с утеса и побрел в сторону деревни. Сквозь деревья он различал огонь костра, горевшего на поляне.

Из кустов вынырнул невысокий черноволосый гоблин в меховой безрукавке из шкуры горной кошки. Вид у него был встревоженный.

– Чужие, – сказал он и протянул старейшему небольшую овальную пластину, переливающуюся радужным перламутром. – Двое. И еще несколько ждут внизу.

Зара мельком взглянул на пластину и кивнул.

– Это те, кто заплатил нам за то, чтобы норлоки прошли по нашей земле. Приведи ко мне.

Гоблин потоптался, хотел добавить еще что-то, но Зара жестом отослал его прочь и, войдя в свою хижину, сел возле очага на камень, покрытый медвежьей шкурой. Когда за стеной послышались шаги, Зара выпрямил спину, поудобнее устраивая больную ногу, и потянулся за трубкой.

Пятнистая шкура, висевшая на двери, откинулась, впуская двоих.

Приветствую тебя, старейший! – произнес светловолосый человек.

И я приветствую тебя, гость, – с достоинством отозвался гоблин. От охранных заклинаний, которые оберегали появившихся людей, у Зары сразу же начало ломить виски, но старый гоблин не подал виду. Этого светловолосого человека он видел второй раз в жизни. Первый раз – когда тот бесстрашно вошел в гоблинскую деревню вместе с одним из племени юнь-ти. Он назвал Зару по имени и пояснил, что кое-кто в Доршате еще помнит гоблина, который увел остатки племени в горы. Зара насторожился. Он не любил юнь-ти и не желал иметь никакого дела с магами из Доршаты, однако в тот раз ему пришлось согласиться на их условия.

Присаживайся к моему огню, – произнес старейший традиционную приветственную фразу. Теперь, после того, как гость сел, по обычаю следовало поприветствовать и его спутника.

Зара перевел взгляд на другого гостя и чуть не подпрыгнул от изумления. Норлок!

Гоблин торопливо пыхнул трубкой, стараясь скрыть замешательство. Сомнений быть не могло: в хижине Зары действительно находился норлок! Гоблин проглотил приветственную фразу, что уже вертелась на языке: ни приветствовать норлока в своем жилище, ни тем более пригласить его присесть к огню старейший не мог.

Норлок, высокий и темноволосый, стоял возле очага, спокойно разглядывая гоблина, но взгляд серых глаз ускользал в сторону за мгновение до того, как гоблин пытливо вперивался в гостя. Зара покусал трубку, искоса разглядывая врага: молод и не похож на воина, уж слишком холеными казались его руки – сразу видно, никогда не касались рукояти меча.

Мысль о том, что среди норлоков тоже бывают предатели, согрела душу гоблина.

Выждав приличествующую паузу, светловолосый человек нарушил молчание.

– Получил ли ты мое послание? – спросил он.

Зара склонил голову, глаза его блеснули.

– Твой шпион погиб, – промолвил он, пыхая трубкойи прижмуривая глаза, словно занят только ее раскуриванием, но в то же время внимательно наблюдая за собеседником.

– Я знаю.

– Да, – проговорил старейший и быстро взглянул в лицо человека. – Сульг убил его. «Волк» разгадал своего спутника.

Маг вскинул глаза на гоблина, лицо норлока осталось по-прежнему невозмутимым.

– Да, – сказал Зара со смешком. – Я знаю, кто на нашей земле.

Он вынул трубку изо рта и наклонился вперед.

– Сульг убил его, – повторил он. – А мои воины убьют Сульга.

Глаза человека вспыхнули.

– Старейший, – проговорил он, – у нас не было уговора, чтобы твои воины охотились на него.

Гоблин сжал трубку в руке и оперся спиной о стену.

– Ты говорил, что краем наших земель пройдут норлоки – двое. Я согласился пропустить их живыми, мои воины должны были лишь следить за ними издалека.

– Тебе хорошо заплатили за это, – обронил сквозь зубы маг.

Зара сжал в руке трубку. Деньги. Наверное, он первый из гоблинского племени, кто заключил денежный договор с человеком. Конечно, купить гоблинов невозможно, но молодым воинам нужно оружие! Получить его можно было только у ктухов: спускаться с гор в Доршату и пытаться обменять меха и кожи на мечи значило подписать смертный приговор всему племени. Проклятые же звездочеты, прекрасно понимая, что значит для гоблинов оружие, заламывали несусветные цены. Связки дорогих мехов и прекрасно выделанных кож уходили в обмен на один-два клинка – Заре не хотелось даже думать, где ктухи добывают мечи и кинжалы. Только мысль о том, что с доршатским золотом можно будет вооружить все племя, подвигла Зару скрепя сердце согласиться на сделку с магом. Оружие! В обмен на него гоблины могли отдать все, что угодно.

Почти все.

– Ты заплатил за то, чтобы мои воины пропустили их живыми, это так, – сдержанно проговорил Зара. Глаза его загорелись. – Но ты не сказал мне, что один из норлоков – Сульг. Всех ваших денег не хватит для того, чтобы заплатить за кровь, которой полита земля под Шармишем!

Гоблин на мгновение умолк, сверля глазами человека. Норлок же разглядывал вырезанные из кедра священные фигурки, расставленные в определенном порядке возле очага.

– Мы заключали с тобой сделку!


– Она расторгнута, – ответил Зара. Он казался уже совершенно спокойным. – Гоблинов не интересуют человеческие дела. Сделка расторгнута, можешь забрать свои деньги. Ты пытался обмануть меня и скрыл, что через мои земли пройдет Сульг, – заключил он.

– Заплатить тебе больше? – напрямик спросил человек. – Он должен быть жив!

– Уже поздно, – пыхнул трубкой гоблин. – Все воины племени пошли по его следу. Я приказал доставить нашего врага живым – наши боги давно не получали достойной жертвы. Сейчас вечер, а утром, – подчеркнуто сухо произнес Зара, наблюдая за лицом человека, – мои воины притащат сюда «волка».

– Я бы не стал говорить так уверенно, – тихо проговорил норлок. Это были первые слова, которые он произнес за все время встречи.

Гоблин пыхнул трубкой и с интересом взглянул на него. Похоже, в Доршате многое меняется, раз норлоки стали служить Белому Дворцу!

– Время покажет, – неопределенно сказал Зара. – Не сердись на меня, маг. То, что Сульг оказался в горах, – это подарок судьбы. Мы, гоблины, не отказываемся от подарков. Жизнь не часто нам их преподносит!

Человек резко поднялся на ноги и направился к выходу, норлок последовал за ним. Гоблин проводил их взглядом и усмехнулся.


К полудню второго дня Дошаг понял, что расстояние между ним и норлоком стало сокращаться. Охотник потерял немало времени, по горам огибая торфяное болото и логово слуута, несколько раз он замечал дозорных гоблинов, поджидающих в засаде норлока, но разговаривать с ними было некогда. Дальше пришлось идти медленнее, пробираясь с большой осторожностью: ктухи считали горы за перевалом своими, а встречаться со звездочетами было опасно. Но удача не оставляла его: ктухи не встретились, и Дошаг, спустившись с гор, вернулся назад, к торфяникам. Там снова отыскались следы Сульга и его таинственного спутника, а чуть дальше обнаружились отпечатки волчьих лап. Дошаг снова потянулся за амулетом: след волка внезапно обрывался, исчезал, словно зверь, пройдя через горящую равнину, растворился в воздухе! Охотник прищурил глаза, подумал немного и двинулся в путь. Похоже, норлок направлялся в Голодные земли, стало быть, нужно добраться до него раньше, чем это сделают ктухи.

Он чувствовал, что Сульг находится уже где-то близко. Не прекращая преследования, Дошаг передвинул ножны, поправил висевший на поясе кинжал. Справиться с норлоком, конечно, будет непросто, но Дошаг не так глуп, как «лучшие воины» Зары. Вспомнив о них, Дошаг сердито фыркнул. Норлок убил всех, и двое из «лучших» даже не успели выхватить оружие!

Внезапно он замер: вдалеке среди деревьев мелькнул силуэт. Дошаг задержал дыхание: он настиг «волка»! Норлок поднимался по пологому склону, почти незаметный среди поросли молодых деревьев, явно не подозревая, что за ним следят. Рядом катился какой-то серый клубок. Дошаг пригляделся и поднял брови: овражный гном! Эти жалкие существа встречались только на равнинах, неподалеку от поселений и деревень; всюду, где были кучи мусора и отбросов, водились и грязные овражные гномы, роющиеся в кучах. Почему овражник увязался за норлоком и с какой стати норлок терпит его присутствие? Разгадывать загадку было некогда. Охотник пробежался взглядом по склону, определил, куда направляется норлок, и нырнул в кусты, чтобы опередить его и встретить, когда он будет спускаться.


Сульг был почти уверен, что гоблины не смогут преодолеть ни логово слуута, ни пылающую равнину, но на всякий случай торопился уйти как можно дальше от их земли. Ночью небо затянулось облаками, и лишь после полуночи, когда ветер разорвал серую пелену, норлок еще раз сверил направление по звездам. Земля амулета была совсем близко. К полудню он вышел к пологому длинному перевалу, гора с двумя вершинами, у подножия которой бродило древнее чудовище, хранившее амулет, была уже близко. В душе Сульга всколыхнулись сомнения, но тут ему внезапно почудилось, что он ощущает тепло, идущее от невидимого меча Фиренца, и эта неожиданная поддержка заставила норлока улыбнуться.

Перевал густо зарос невысоким колючим кустарником, ползущим по земле и цепляющимся за ноги. Овражник брел медленно, жалобно поскуливая каждый раз, когда острый шип впивался в босые ноги.

– Шевелись, шевелись. – Сульг мельком взглянул на несчастного гнома. – А то здесь останешься.

Он искал место для привала: раненый бок давал о себе знать, вдобавок, перебираясь утром через широкий быстрый ручей, норлок поскользнулся на камнях и ободрал руку.

– Внизу отдохнем. Когда спустимся с перевала. Овражник приуныл:

– Почему внизу?

– Потому что здесь, наверху, нас видно как на ладони. Да и костер не разведешь, дым издалека заметно будет.

Овражник покорно побрел вниз по склону.

– Внизу ручей. – Он ткнул грязным пальцем. – Рыба?

– Поглядим. – Сульг ухватился за ветку и тут же, выругавшись, отдернул руку. – Может, и рыба, – проговорил он, зубами вытаскивая застрявшую в ладони колючку.


Трех пятнистых форелей, выловленных в ручье, Сульг выпотрошил прямо у воды, затем сполоснул нож и, прихватив рыбу, направился к маленькой поляне, укрытой от посторонних глаз плотными зарослями остролиста.

Овражник собирал хворост для костра и с гордостью продемонстрировал хозяину кучку веточек и сучков, которые он притащил из леса. Хозяин с досадой вздохнул.

– Таскай только сухие ветки, понятно? Да поживей!

Овражник с готовностью укатился, слышно было, как он трещит сучьями в кустах.

Сульг положил в траву рыбу, бросил рядом промокшую куртку.

Вскоре вернулся гном. Он волочил за собой большую сухую ветку с таким гордым видом, словно только что изловил каменную крысу.

– Уже лучше, – хмуро сказал Сульг. Он отстегнул меч, прикрыл курткой и огляделся.

– Еще принесу. – Овражник озабоченно почесал в голове. – Надо много!

– Давай…

Гном шмыгнул в кусты, через мгновение показался, что-то жуя, – не иначе поймал зазевавшуюся мышь.

– Эй, – окликнул норлок, вытряхивая из мешочка огниво и трут. – Найди-ка возле ручья плоский камень, рыбу запечем.

В кустах прошуршало и смолкло. Сульг поднял голову, прислушиваясь. Лес кругом был безмолвен, снизу еле слышно доносился шум ручья. Овражного гнома нигде не было видно.

– Овражник?

Норлок быстро поднялся на ноги, бросил взгляд в сторону: меч с тремя красными камнями в рукояти лежал возле камней, прикрытый брошенной курткой. Нагибаться за ним Сульг не стал. Вместо этого он направился к зарослям, спокойно и неторопливо, как может идти тот, кто не подозревает о подстерегающих опасностях. На ходу он чуть повел левым плечом, ремень ножен соскользнул, и рукоять меча оказалась возле предплечья. Стремительным движением, почти незаметным для чужого глаза, норлок выхватил меч Фиренца, придержав локтем ножны, ладонь скользнула по клинку, снимая чары. Сульг подошел к зарослям, держа оружие в опущенной руке.

Слух его был обострен – он успел резко отпрянуть, услышав шорох.

– Я мог бы уже несколько раз убить тебя, – прошипел Дошаг. Лезвия его мечей почти упирались в грудь норлока. – Но хотел, чтобы ты знал, от чьей руки умрешь. Те гоблины, которых ты…

Договорить он не успел. Сильный удар рукоятью меча в лицо любого другого сбил бы с ног, но Дошаг только мотнул головой и ринулся вперед.

Два его клинка взлетели и упали одновременно, но мгновением раньше в воздухе блеснул зачарованный меч дракона, ударив снизу. Один меч вылетел из руки охотника раньше, чем он успел понять, как это произошло. Дошаг бросился вперед с удвоенной яростью.

– Тебя убьет Дошаг-охотник! – прорычал он. – Твои «волки» сожрали не всех гоблинов! И когда твоей кровью польют священное дерево, гоблины вернутся на равнину, туда, где жили их предки!

Норлок не ответил, внимательно наблюдая за стремительными движениями полукровки, не обращая внимания на слова, которые тот выкрикивал. Нет никакого резона обмениваться с противником оскорблениями, нужно лишь убивать – и как можно быстрее.

Дошаг оказался отличным бойцом, быстрым, опытным, отточившим свое мастерство, скорее всего, на земле ктухов. Как и гоблины, он опасался клинка дракона, но пока что ему удавалось подавлять страх, а ярость придавала сил. Под бешеным натиском Сульг медленно, шаг за шагом, отступал, уводя его подальше от зарослей, где могли прятаться гоблины.

Он действовал очень осторожно, выманивая противника на поляну, почти до того места, где возвышалась небольшая кучка хвороста, собранная овражником для костра. Никто не появлялся из кустов вслед за Дошагом – может ли быть такое, чтобы он пустился в погоню в одиночку? Как бы то ни было, пора было заканчивать. Норлок перекинул меч в левую руку. Дошаг невольно отпрянул, следя горящими глазами за клинком, – и перешел в атаку. Зачарованный меч очертил широкий полукруг, Дошаг быстро отпрыгнул, избежав удара.

– Меня не напугаешь магией проклятых драконов! – рявкнул он.

Сделав шаг назад, Сульг подхватил с земли свой второй клинок и спокойно посмотрел на гоблина прищуренными глазами. Что ж, Дошаг-охотник, жить тебе остается не больше минуты…

В глазах Дошага мелькнула тень. В следующее мгновение он бросился вперед, но норлок оказался быстрее. Его меч небрежно отбил чужое лезвие в сторону, а зачарованный клинок, словно действуя самостоятельно, полетел вперед, вонзаясь в сердце гоблина.

Когда Дошаг рухнул, Сульг рывком вытащил лезвие, застрявшее в грудной клетке гоблина, и постоял немного, успокаивая дыхание.

– Овражник! – позвал он. – Где ты? Выходи, если жив.

Серый клубок выкатился из кустов. Гном, спотыкаясь, приблизился и замер, опасливо уставившись на труп. Сульг вытер лезвия и убрал клинки.

– Отойдем подальше. Бери рыбу.

Овражник торопливо ухватил рыбин обеими руками, испуганно поглядывая на тело убитого и, не дожидаясь норлока, припустил вдоль берега. Хвосты форели волочились по траве, путаясь в ногах гнома.

Сульг собрал вещи и побрел вслед за овражником. Выбрав место возле крошечного ручья, он бросил под куст куртку и потянулся за огнивом.

Овражник вопросительно глядел на него снизу вверх.

– Ну, чего встал? Возвращайся на старое место, принеси хворост. Разведем костер.

Овражник отчаянно замотал головой.

– Боишься? Чего? Гоблин-то убит.

Гном топтался рядом, вздыхая и громко сопя, и норлок потерял терпение.

– Тогда собирай заново!

Овражник, почуяв недовольство хозяина, старался изо всех сил. Пока Сульг разводил огонь и раскладывал рыбу на камнях, чтобы поджарить, гном возился в кустах в поисках съедобных корней.

– Помыть бы не мешало, – заметил норлок, когда овражник с довольным видом вывалил рядом с костром кучу корней, густо облепленных мокрой землей.

Гном наморщил лоб, недоумевая, но покорно побрел к ручью. Сульг видел, как он плещется в воде, полощет коренья и несет их обратно, то и дело роняя в траву. От жареной рыбы ов