Book: Зеркальник



Тумановский Олег

Зеркальник

Олег Тумановский

Зеркальник

- Ну, мы ждем... - Великий Маг неторопливо опустил ладонь на рубчатую рукоятку излучателя и чуть сжал ее. Сильное, уверенное в себе животное. И оно мнит себя разумным существом. Только в черепной коробке плещутся не мысли, а злоба. Голос у Великого Мага визглив и тонок - горло заплыло жиром, да и сам он весьма смахивает на откормленного кабанчика, предназначенного к пиршественному столу, - кажется таким же беспомощным, только подслеповатые глазки поблескивают между отекшими веками. Но Глан давно уже научился ощущать ток его эмоций. Несмотря на вызывающий тон, Великий Маг внутренне подобрался и смотрит выжидающе и настороженно.

"Что-то здесь не то... - устало подумал Глан, ощущая, как активированные атомы простреливают надежный боевой панцирь с серебряной насечкой. - Чего-то он все-таки опасается..."

Голос Великого Мага особенно неприятен в тишине Тронного Подземелья, поэтому дракончик слабо приподнимает голову и плюется огнем. Он ранен, и поэтому полновесного плевка не выходит.

- Жаль его... - непроизвольно бормочет Глан. Он не забыл, какой болью отдается каждый удар активированного атома в незащищенном металлом теле, и поэтому сочувствует дракончику, единственному живому существу в этом искривленном мире, которое приняло его дружбу и служило ему верой и правдой.

- Скотину пожалел. - Голос Великого Мага становится едким, как кислота. - Себя лучше пожалей, дурак! Или думаешь, что железки спасут?

Его пальцы вновь беспокойно шевельнулись на кожухе излучателя. Глан знал, что металл не защитит его, если придется достаточно долго стоять в потоке активированных частиц или если его мучителю придет в голову увеличить интенсивность луча. Но говорить о чем бы то ни было с этим монстром не хотелось, поэтому он не проронил ни звука. И тогда, будто устав от этого незримого поединка, Великий Маг снисходительно махнул рукой.

- Ну да ладно, что об этом? Довольно! - Его глазки буравчиками впились в лицо Глана. - Ты ведь покажешь нам дорогу в Светлую страну?

"Так вот откуда дует ветер... - Глан перевел взгляд на небрежно лежащий на мраморе стола полуразряженный лучемет, рукоятку которого любовно оглаживала ладонь Великого Мага. - Эх, Вито, Вито, дружок... Видно, золото и впрямь ослепляет, лишает рассудка..."

Говорить с Великим Магом не имело смысла, ему нужно было лишь одно. Но как раз этого одного Глан не хотел, да и не мог ему дать. И не только потому, что сам он был из того мира. Просто он не имел права подвергать риску живущих там веселых и красивых людей. Людей, которые напрочь забыли, что на свете существует еще и зло.

Он совершил только одну ошибку. Тогда, когда решился обо всем рассказать Вито.

...Зов родился внутри Глана, когда он заканчивал смену в лесничестве. Еще один уголок соснового бора наконец-то очистился от того, что привнесла в него человеческая цивилизация. Цивилизация второй ступени, как теперь принято говорить. Первая ступень закончилась, когда человек вместо лошади впряг в повозку силу пара. С тех пор он только и делал, что систематически покорял природу, превращая ее в окружающую среду. Сводились леса, затоплялись заливные луга. В общем, совершалось все то, что на языке Третьей цивилизации трактовалось как экологическое преступление. Именно людям Третьей пришлось разгребать монбланы мусора и расчищать гектары болот, в которые превратились в конце концов некогда рекламируемые водохранилища речных электростанций. Таким делом занимался и Глан. Портативный ратоматор спрессовал все эти остатки бутылок, ржавых жестянок, изодранных полиэтиленовых пакетов в компактный кубик сверхтяжелого вещества, предназначенного для конвертера, и сейчас этот кубик матово поблескивал в контейнере антигравитатора, готовясь перекочевать в сырьевую кладовую. Цивилизация Третьей ступени не знала, что такое отходы.

И вот когда Глан уже заканчивал работу, что-то остро толкнуло в сердце, пришла неудовлетворенность, необоримое желание совершить некое загадочное действо; он, повинуясь импульсу, включил гравипояс и взмыл над верхушками деревьев. И буквально спустя несколько мгновений был подхвачен капсулой аварийного патруля.

А в Комитете новости обрушились на него лавиной. Оказалось, что он, Глан, курсант Высших Курсов Экологического Контроля (или ВКЭК, как для удобства писалось на нарукавной эмблеме) - зеркальник. Тогда все то, что ему предлагали, показалось вначале неудачной шуткой, затем просто приключением. Но надуманное приключение тем и отличается от жизни, что в нем всегда побеждает добро. В жизни все не так. Порой намного жестче.

"Сколько же еще я смогу выдержать? - думал Глан, стоя под градом активированных атомов. - Проклятый Зеркальный мир, проклятая полярность..."

Он вдруг поймал себя на том, что и сейчас, после того как глупо влип в ловушку, не чувствует ненависти к этому миру. Только жалость за то, что он именно такой, только боль за тех, кто вынужден здесь страдать, и желание помочь им. И горечь от того, что в природе существуют такие вещи, как полярность и зеркальный фактор.

Полярность. Старая аксиома о том, что добро для одного обращается в зло для другого. Казалось бы, с установлением справедливого общественного устройства все это должно было безвозвратно раствориться в прошлом. Но вот поди ж ты - возник Зеркальный мир. Мир, в котором, в противовес Третьей цивилизации, безраздельно господствовало зло.

И он, Глан, - зеркальник, разведчик Третьей цивилизации в этом мире. Почему так случилось, он не задумывался. Может быть, его по-прежнему прельщали сказки, далекие сказки детства. Мать говорила, что он и в свои двадцать пять остался ребенком, что ему легче найти общий язык с малышами, чем со сверстниками, и Глан с этим соглашался. Недаром его с оттенком иронии, но и с уважением называли не иначе, как Сказочник Глан. И он услышал Зов.

Он встряхнулся. Нельзя! Сейчас нельзя расслабляться, думать о постороннем, надо сосредоточиться на том, как дать отпор зарвавшемуся Великому Магу. Для Вито звон золота оказался сильнее голоса разума, и теперь Владыка зла знает о Светлой стране, о том мире, из которого пришел Глан и о котором он рассказал своему другу. Нет, не другу. С Вито они были как братья. Ведь Вито первым принял его.

Глан вошел в Зеркальный мир единственным путем, которым можно было воспользоваться. Шок, полученный при переходе из одного пространства в другое, был болезненным, но какая это была боль, он не помнил. Единственное, что осталось в мозгу, это ощущение черной бездны, над которой он завис, и тяжелая тишина...

Потом проблески сознания: бревенчатая изба... мягкая постель из резко пахнущей шкуры какого-то животного... крепкие руки, подносящие к запекшимся губам деревянную чашу... горький вкус обжигающей настойки...

Вито был воплощением добра в этом источающем зло мире, наполненном выходцами из ада. Плюющиеся огненные дракончики вместо собак. Ему повезло, его дракончик попал к нему малышом, и Глан воспитал его добрым и преданным существом, а не тем злобным монстром, которые рычали за каждым бревенчатым частоколом. И вот теперь дракончик пытается защитить своего хозяина, А что толку, если не помог даже излучатель? Впрочем, все было сделано подло, из-за угла.

"Нет, - подумал вдруг Глан. - Я все же несправедлив к Вито. Здесь свою роковую роль сыграло не только золото. Ирма... Классический треугольник: Вито любит Ирму, а она любит другого. Ладно, не хитри хотя бы с собой, старик. Ирма любит тебя, а Великий Маг достаточно наблюдателен, чтобы кое-что подсказать Вито. Информация соответствующим тоном, ненавязчивый совет, вскользь оброненная фраза... А потом еще и золото, чтобы унизить того, кто ради своей любви отдал тебе друга!"

Все бы ничего, но Вито известно, где находится точка перехода, они были там вместе, когда он хотел устроить для друга экскурсию в Светлую страну, но Вито так и не решился. А он, отложив это дело до лучших времен, не заблокировал вход и пройти теперь может любой. Но не это самое скверное. Скверно, что в том мире никто не сможет сразу понять, откуда обрушилось зло. Это самое страшное. И существует только надежда на то, что Вито сказал не все.

- Ты напрасно упорствуешь, славный рыцарь и добрый сказочник Глан, - в голосе Великого Мага прорезались слащавые нотки, а на лицо наползла маска, долженствующая изображать снисходительность. - У нас не бывает тайн. Здесь, в Подземелье, поневоле говорят даже о том, о чем хотели бы промолчать. Взгляни-ка на это!

Чародей взмахнул зажатым в левой руке волшебным жезлом, и кусок стены, сложенной из грубо обработанных темных гранитных блоков, пополз в сторону, открывая убранство небольшой, жарко залитой кровавым светом очага комнаты. На жаровне калились щипцы, иглы, с потолка свешивались ржавые, заканчивающиеся крюками цепи, пол был посыпан свежей смолистой стружкой. Да, Великий Маг не выносил запаха паленого мяса, поэтому в пыточную постоянно доставляли новую стружку. И на этом желтом, пряно пахнущем дереве, неестественно ало отсвечивала кровь. Над раскаленной жаровней висел подвешенный за кисти рук человек с истерзанным телом, лицо закрывали влажные от пота спутанные волосы, но Глану не нужно было вглядываться, чтобы узнать Вито.

Он отвернулся, смаргивая слезу и чувствуя, как напряглись мышцы рук. Вито, Вито... Ты так до конца и не смог понять, что зло не может быть благородным, и золото, которое ты получил за меня, пойдет в уплату этому палачу.

- Твой дружок оказался хлипким, - хихикнул Великий Маг, прощупывая лицо Глана своими поросячьими глазками, - однако успел рассказать все до того, как умер. Дорогу мы знаем, но мы хотим, чтобы и ты пошел с нами. Тогда я сохраню тебе жизнь, Глан.

"Чего же он не мог узнать? - лихорадочно размышлял тем временем Глан. Зачем ему нужно тащить меня на другой конец Королевства Страха? Ведь дорога проста, если знаешь приметы. Вито приметы знал, значит, теперь они известны и Великому Магу. В чем же дело?"

И вдруг он понял. Никто, даже Вито, не знал, что он может пройти в Светлую страну без Глана. Ведь они собирались туда вместе. А значит... Значит, Великий Маг считает, что его полчища могут вторгнуться в Светлую страну только в том случае, если он, Глан, будет с ними. Живой и невредимый Глан, потому что никто, кроме Сказочника, не знает, как открыть дверь в тот мир. Что ж, это на руку. Получена отсрочка и ею надо постараться распорядиться с умом.

- ...Может быть, Сказочник Глан желает сменить своего дружка над этой жаровней? - продолжал ехидничать Великий Маг. - Это можно устроить, а то мои малыши истосковались без работы...

"Малыши" плотоядно заурчали, и Глан брезгливо поморщился - палачи Великого Мага не отличались привлекательностью. Оттопыренные, заостренные кверху треугольные уши, алые, недобрые глаза, клыки, приподнимающие толстую верхнюю губу. Ни дать, ни взять - злобные гоблины детских сказок. Здесь вообще скопился арсенал сказочной нечисти: упыри, ведьмы, черти, водяные, лешие... И вместе с тем, с ними уживались нормальные люди. Такие, как Вито. Безалаберный мир. Страшный мир. Одним словом, Зеркальный мир.

- А ведь ты, Маг, ничего не сделаешь мне! - Глан с трудом нашел в себе силы, чтобы улыбнуться, и очень надеялся, что улыбка вышла не очень неестественной. - Дорогу к Светлой стране ты найдешь, это ясно. Но как ты войдешь в эту Светлую страну без меня?

- Ты слишком много мнишь о себе, Сказочник! - взбеленился Великий Маг, но Глан уже понял, что попал в точку. Похоже, телепатией здесь не владеют, не зря же чародей искренне считает, что попасть в заветный мир можно только при помощи своего пленника. И Глан дорого дал бы, чтобы это было именно так.

- В Башню Призраков его!

В спину больно толкнули древком копья. Рассчитывали, очевидно, на то, что Глан, как и прочие смертные, испугается услышанного названия. О Башне Призраков ходили легенды, но все было настолько смутно, исполнено некоей тайны, что разобраться в этом не сумел бы даже ученый XXIII века. Поговаривали, будто в Башне по сей день обитают духи всех, кто когда-либо находился в ней - и тех, кто боролся со злом, и тех злодеев, кто оказывался заточенным в Башне в ходе кулуарной борьбы за власть. И все они якобы мстят людям. За то, хотя бы, что те осмелились жить после них. А поскольку единственные живые существа, которых они могут лицезреть, новые пленники Башни, ненависть падает и на них.

"...А ведь в подземелье наверняка водятся летучие мыши..." - запоздало подумала Ирма и содрогнулась, представив себе, как они, невидимые, с тихим шелестом проносятся у ее лица и задевают, задевают, задевают ее мягкими перепончатыми крыльями. Счастье еще, что Ирма вполне могла обойтись без свечи, каким-то неведомым чутьем угадывая нужную дорогу. И не только дорогу, но и всяческие препятствия, которыми изобиловало подземелье. Все эти низко нависающие своды, тупиковые повороты, глубокие провалы в полу коридора-лабиринта ее не пугали. Она не то чтобы видела, но почему-то четко знала где и что, и свободно передвигалась в кромешной тьме. Другое дело летучие мыши. Их мех шелковистый на ощупь, но от него так и тянет могильным холодом.

Но не могло и речи быть об отступлении. Дело даже не в том, что кое-кто в деревне догадывался, куда пошла Ирма. Просто... Просто ей очень нравился этот чудаковатый парень.

Подумав так, Ирма удивилась, с какой легкостью призналась в этом. Пусть даже самой себе. Но это оказалось как бы шагом, который разом отсекал ее от прошлого.

В деревне Глан прослыл чудаком. Сверкающие, не знающие ржавчины латы его часто оказывались беспорядочно свалены в домике вдовы Агаты, у которой он жил, а сам Глан, на вид рыцарь из рыцарей, чья благородная кровь угадывалась и в жесте, и во взгляде, твердо шагал босой за тощим волом, крепко налегая всем телом на ручки плуга. Да разве ж крестьянский труд для благородных?!

А потом, по вечерам, он часто усаживался вместе со всеми на бревнах и начинал рассказывать удивительные истории о Светлой стране, где землю вспахивают металлические волы, а в небе летают механические птицы, быстро перенося людей с одной границы мира на другую. И люди там другие. Не хмурые, озабоченные, как вокруг, а веселые, знающие, что они - частица мира, и мир этот ласков с ними. И еще не нужно там отдавать три четверти урожая Великому Магу, чтобы прокормить его ненасытную и от этого еще более ненавистную свору.

Странные это были сказки. Когда Глан говорил, замолкали все. Сосредоточенно слушали седобородые старики, лениво посасывая набитые душистой травой трубки. Прекращали обычные перепалки вечно замаянные женщины, стихал детский галдеж. И, казалось, светлели глаза, распрямлялись плечи, а в души входила радость...

И вот теперь Глан в беде. Сердцем чуяла это Ирма, предупредить его хотела, да не смогла. Доверчив Глан, верит всякому, не думая даже о том что самый близкий может обмануть, если зазвучит в ушах тяжкий звон золота и ударит в глаза его мерцающий свет.

Младший сын Агаты, десятилетний Фил, помог ей отвалить камень с потайного входа в подземелье; и она проскользнула внутрь. Хорошо еще, что земля слухом полнится, злодеяния Великого Мага переполнили чашу терпения и людей, и зверей, и, казалось, тайные знания скользят от одного к другому, пока не достигнут ушей того, кто способен их оценить.

Она оценила. Плохо, конечно, что Глана бросили в Башню Призраков, но и это не так страшно, если он не расстался со своим боевым панцирем. А что он волшебный, Ирма давно убедилась. Нельзя было этот панцирь сдвинуть, когда он на земле лежал, нельзя было снять его с хозяина, если не будет на то воли Глана. Плохо только, что могли его опоить послушным зельем, а уж Великий Маг знает, что приказывать.

Но в такую беду Ирма не верила. Она хорошо запомнила дальнюю лесную прогулку, когда в самый полдень, такой жаркий, что впору из лужи напиться, глянул он, как облизывает она сухим языком потрескавшиеся губы, улыбнулся тихо и зачерпнул гнилой воды из болота. А потом бросил в эту воду несколько белых шариков, и через несколько минут стала мутная вода прозрачной и не пахла вовсе, а уж на вкус была чудна и холодна.

Нет, все так получалось, что не одолеть Великому Магу Глана. Не первый раз уже сцеплялись они, да все без толку. Эти два человека воплощали в себе такие силы, что победить не могла ни одна из них, как ни исхитрялась. Вот и теперь все обошлось бы, кабы не Вито. Знала ведь, что ходит под окнами, в жены взять хочет, да все думала, что поймет он. А он... Золотом захотел ее усыпать да заодно и от соперника избавиться. Да только ведь каждый знает, какова цена слова Великого Мага.

Ход был сухой, и Ирма продвигалась вперед, едва касаясь стен кончиками пальцев. Это было очень важно - не потерять контакт. Ведь Ирма сознательно не взяла свечу, да и как же, помогла бы тут свеча, жди. Летучие мыши ее враз бы загасили, а после света тьма стала бы еще более непроницаемой. О том, что случилось бы тогда, не хотелось и думать. Любое ответвление лабиринта могло сбить с пути, она долго блуждала бы в угольной черноте, до тех пор, пока не превратилась бы в белесый костяк, которыми так и усыпаны лабиринты подземелья.



Старики в деревне говорили, а им еще раньше говорили их деды, что даже Великий Маг относится к подземелью с осторожностью. Судя по всему, так оно и есть, потому что не знает колдун про некие тайные тропы, вот и не поставил там охрану, дал ей возможность проникнуть в свою тщательно охраняемую цитадель.

И тут вдруг в душу Ирмы закрался страх, липким холодом сковал сердце: а если все это специально подстроено? И то, что не было гоблинов у прикрывающего вход Ключевого Валуна - очередная уловка Великого Мага? Поговаривали ведь, что общается он часто со Змеем и рыщет по деревням, где девки помоложе да покрасивей. И уж потом девок этих никто и никогда не видит. А еще говорили, будто мысли он может читать самые потаенные, а раз так, то и ее, Ирмы, планы для него не секрет, и убрал он охрану от входа только для того, чтобы она сама к нему пришла.

Тревожно колотилось сердце Ирмы, но знала она, что не отступит. Потому что не будет ей иначе никакой жизни. Рука ее скользнула за пазуху и любовно погладила нагревшуюся сталь ножа. Это придало ей сил и уверенности в себе. Да иначе и быть не могло - нож-то особый. Выковали его в полнолуние и закалили в крови белого козленка, да еще и произнесли при этом нужные заклинания. Так что этим ножом запросто можно было нечистую силу сразить, потому что не было у зла от него защиты.

Словно обжегшись, отдернула она руку от костяной рукоятки, выполненной из клыка дракона. Отдернула, чтобы не выдать себя неосторожной мыслью. Никому заранее не следовало знать про тот нож, и потому девушка стала думать, как дойдет по этому лабиринту до нижнего входа в Башню Призраков, поднимется по скрипучей лестнице, играющей под ногами от старости, войдет в одиночную камеру, где Глан стоит, прикованный к стене. И падут оковы, исчезнет зло. И тогда пойдут они вдвоем к заветному камню; откуда прямая дорога в Светлую страну...

Когда руки Глана приковали к вмурованным в стену массивным железным кольцам, он даже не встревожился. Эти недотепы представления не имели о том, какую силу способен концентрировать в мышцах человек XXIII века. Да для него такая цепь все равно что нитка!

"Ну, это уже я хватил! - тут же мысленно одернул он себя. - Тоже придумал, нитка! Повозиться, конечно, придется, но это в самом деле не так страшно..."

Но когда руки немного затекли, и он попробовал слегка размять мышцы, что-то в кандалах его насторожило. Была тут еще какая-то деталь, обещавшая подвох. Так и есть, внутренняя поверхность кандалов покрыта острыми пластинчатыми шипами, а сами браслеты устроены так, что при каждом усилии затягиваются туже. Шипы, естественно, впиваются в кожу. И так далее.

"Пожалуй, в этом деле Великому Магу удалось подстроить мне ловушку, подумал Глан. - Силовой номер с разрыванием кандалов и проламыванием стенок здесь не пройдет. Здесь нужно что-нибудь похитрее. А что тут выйдет похитрее, когда времени в обрез? Ровно столько, сколько понадобится чародею, чтобы собрать под свои знамена всех сочувствующих и обрушиться на Светлую страну".

Скверно только, что никого нельзя предупредить. Там поначалу даже не поймут ничего, а нечисть хлынет, как гной из прорвавшегося чирья, на залитые солнцем луга, сплошь поросшие цветами, в приветливые леса, где весело отсчитывает года расшалившаяся кукушка. Но хуже всего, что там будут дети. Глан почти физически ощущал ужас, который возникнет в сердцах малышей от одного только вида этой гнуси. А ведь потом последуют еще и препротивнейшие дела.

Он едва не застонал от бессилия и душевной боли. Но и сдаваться не думал. Это сейчас он бессилен. А там... Пусть ведут. И тогда на границе двух миров увидит Великий Маг, что может сделать человек, если чувствует свою ответственность за человечество.

Нет ничего обиднее на свете, чем оказаться беспомощным. Тем более, в таком положении, в котором оказался Глан. И дело здесь не в физических мучениях от неподвижности тела, когда начинает сводить мышцы - с этим-то как раз несложно справиться, один-два сеанса гимнастики, чтобы разогнать застывшую в жилах кровь, и порядок - а в мучениях нравственных из-за невозможности предотвратить несчастье или, если хотите, исполнить свои долг.

Наконец, сверкая белками глаз и пересмеиваясь, гоблины удалились. Последний унес факел, и в камеру Башни Призраков хлынул мрак. Он был ощутимо упруг, и Глан, даже оставаясь неподвижным, чувствовал, как он тяжким грузом опускается на плечи, пригибает к грубо сработанным плитам пола. Наверное, если бы не режущие запястья кандалы, он обвис бы на руках, как тряпичная кукла, из которой вынули стержень. Но ему следовало беречь руки. Беречь для того дела, которое предстояло совершить на рубежах Светлой страны.

И вдруг Глан удивился. Похоже, в нем действительно что-то изменилось, какие-то превращения претерпели нравственные постулаты, основа всей его жизни, потому что он без ужаса подумал о том, что предстояло совершить. Конечно, это была нечисть и ее следовало безжалостно искоренить, но, тем не менее, это были живые существа, а он, Глан, отчего-то не испытывал ужаса от мысли о предстоящем их убийстве.

Представив себе, как хрустят под ударами кулаков хрупкие кости нечисти, он не испытал ни страха, ни угрызений совести. Так должно было быть, и так будет, даже если и к Светлой стране его повезут в этих кандалах. Нечисть понятия не имела о психосиле, о той ментальной мощи, которая позволяла гасить боль, доставать противника невероятным для обыкновенного человека ударом.

"Да, я действительно зеркальник, - неожиданно спокойно подумал Глан. И во мне нынешнем воплотились мои худшие, атавистические качества, которые там были загнаны в подсознание, в пресловутые закоулки души, из которых им, казалось, не выбраться".

Теперь он сам жаждал высвобождения этих сил, выхода их из-под контроля, уверенный, что здоровый инстинкт верно укажет ему, против кого их обратить.

И вдруг до его слуха донеслись какие-то странные посторонние звуки. Вначале он даже не сумел идентифицировать их, просто понимая, что они чужды этой башне, этой камере, где не могло быть ничего живого. Но они были, эти звуки, и жили своей независимой, отторгнутой от него жизнью. То ли это был шорох легких шагов, то ли несвязный шепот, но как-то это тревожило, порождало в душе смутную неуверенность. Поэтому, когда из мглы на него надвинулась чья-то тень, Глан ощутил смутное облегчение. Неясные, неподвластные разуму образы копошились в его мозгу, и он не мог, просто физически не умел совладать с ними.

И тут на него обрушилась Ирма.

Это было счастье. Она касалась пальцами его щек, серебристых вьющихся волос и чувствовала, что он подсознательно тянется ей навстречу. Руки его были скованы, но обостренным чутьем женщины она понимала, что он стремится обнять ее, ответить лаской на ласку. И пересохшие его губы нежно отвечали ее пересохшим губам, и казалось, что в самой Башне Призраков стало светлее. А когда Ирма готова уже была задохнуться от радости, вдруг со звоном упали вокруг них кованые чугунные решетки, гулким эхом раздался в пустоте отвратительный тонкий смех.

- Попались, голубки мои! - В темноте колдовским голубым пламенем неожиданно полыхнули вделанные в стены светильники, и в этом призрачном колеблющемся свете возникла гнусная фигура Великого Мага. Похожее на раздувшийся от воды шар тело его колыхалось в такт смеху, - А ведь я все верно рассчитал. Еще когда этот глупец Вито сболтнул про вашу любовь, я понял: вот мой шанс. И, заточая тебя в Башне Призраков, я знал, что девка придет к тебе. Народ шепчется по углам, что зло переполнило чашу терпения, народ молчит о тайных ходах в Подземелье... Пусть молчит, на что мне эти ходы, если пташку всегда можно было заманить зерном. Ты был моим зерном, Глан, а теперь, когда пташка у меня в руках, вы поменяетесь ролями. И ты, Сказочник, сам поведешь мое войско в Светлую страну, если не захочешь, чтобы твою девку растерзали на твоих глазах!

Великий Маг с трудом перевел дыхание. Для него это была непозволительно длинная речь. Но не для уст, для заплывшего жиром сердца. Глаза Ирмы как бы прожигали Великого Мага ненавистью, а он, Глан, и ненавидел, и сочувствовал, ведь перед ним стояло жалкое существо с черной душой. Отвратительное, но живое!

- Твоя взяла, чародей... - Он умышленно назвал Великого Мага запросто, а не его полным титулом, зная, что в том незамедлительно полыхнет ярость. Сейчас колдун был не страшен, это там, в Светлой стране, не будет пощады ни ему, ни Ирме, а до заветного камня еще можно жить.

- Ладно! - сорвался на визг Великий Маг. - Ты будешь делать, что я захочу... Взять ее!

Несколько чудовищ из свиты колдуна оторвали Ирму от Глана и повлекли куда-то во мрак, а шагнувший вслед за ними Великий Маг вдруг остановился и, не оборачиваясь, как будто боясь встретиться взглядом с горящими глазами Глана, уже более спокойным голосом произнес:

- Помни, о чем я предупредил тебя, Сказочник Глан!

Колесница отвратительно скрипела и колыхалась, как будто разваливалась на куски, и Глану едва удалось взять под контроль измученный мозг. Солнце жгло беспощадно, от окружающей человека нечисти поднимался невыносимый смрад, волнами раскатываясь в тяжелом, застоявшемся воздухе. Железную клетку, в которой его везли стоя, немилосердно трясло, и он чувствовал, как с каждым рывком полуразвалившейся колымаги шипы кандалов все глубже впиваются в кисти рук. Впереди, чтобы всегда была перед глазами, в такой же клетке везли Ирму. Великий Маг так и не понял, что это в ее страданиях Глан черпает свои силы, черпает ненависть. Он хотел унизить Глана, растоптать его, и оказался не в силах этого сделать, потому что только одно присутствие девушки воодушевляло Глана.

А вокруг спешило, торопилось выплеснуть всю свою мерзость на просторы Светлой страны войско Великого Мага. Плелись ожившие мертвецы, чья полуразложившаяся плоть слезала клочьями с костей, неспешно шествовали вурдалаки с противно вздернутыми верхними губами, не скрывающими желтоватых клыков, и алым пламенем в глазах, влачились синие утопленники. Это было то еще зрелище! Не проживи Глан несколько лет среди этих созданий, он не вынес бы их вида. Неправильная, изломанная страна, где вместо собак содержат плюющихся огнем дракончиков, где высшим благом считается зло, а ложь настолько привычна, что стала неотъемлемой частью существования.

Глан давно мог уйти, но его удерживало сознание, что есть и другие люди. Настоящие. Такие, как Ирма, как ее отец - молчаливый, добрый и безответный силач, деревенский кузнец, из рук которого с равным мастерством выходили и плуг для земледельца, и меч для воина. Плохо только, что воины эти - не доблестные рыцари, а прислужники Великого Мага.

Сейчас тревога волной поднималась в его душе: что ждет его там, у заветного камня, где открыта ограниченная зона перехода? Ведь если кто-то из этих упырей первым сунется в проход и увидит, что путь свободен, вся эта зловонная масса хлынет в мир, где никто не ждет ничего плохого. И тогда страшно подумать, что может произойти. Их нельзя пускать туда, но...

Ирма. Насколько все было бы проще, если бы ее не везли сейчас в такой же клетке, которая так и маячит перед глазами. Глан твердо знал одно: он не может, не имеет права допустить, чтобы с этой девушкой, с этим наивным и чистым ребенком хоть что-то случилось. И еще он не знал пока, как станет действовать там, у заветного камня. Ведь перед ним стоят две взаимоисключающие задачи - спасти Ирму и остановить Великого Мага. Остановить хотя бы ценой собственной жизни. Зеркальник мысленно готовил себя к гибели, но, думая о возвышенном, светлом, с горечью сознавал, что в противовес ему где-то в этом мире сейчас рождается зло. И все-таки это был его мир.

Разбитая проселочная дорога наконец приблизилась к роще. В этом сумрачном мире, сумрачном, несмотря даже на то, что все пространство вокруг было залито ярким солнечным светом, белые свечи берез казались чужеродным явлением.

"Привет из Светлой страны... - горько подумал Глан. - Эх, березки, березоньки... Если бы вы могли дать знать в тот, большой мир, какая опасность подкрадывается сейчас к нему, какая плесень готовится затянуть землю..."

Времени оставалось в обрез. И Глан вдруг перестал чувствовать себя Сказочником Гланом. Он вновь стал разведчиком и взвешивал свои способности и способности нечисти на трезвых весах разума. На его чаше весов было две гирьки, на чаше весов Великого Мага - одна. Нет, тоже две. Излучатель и, как ни горько осознавать это, Ирма Пока она в руках колдуна, Глан бессилен. Потому что не способен на действие, которое может хотя бы косвенным образом причинить Ирме вред. А на его чаше весов - удивительные доспехи и те самые скрытые силы человеческого организма, которые не принимает в расчет Великий Маг.

Опасное равновесие. Все решится у заветного камня, и выиграет тот, кто первым сумеет сбросить гирьку с чаши весов противника...

Повозка наконец остановилась, и Глан огляделся. Что ж, Вито оказался превосходным учеником и толково описал дорогу Великому Магу. При воспоминании о названом брате вновь защемило сердце. В голове не укладывалось, что Вито мог совершить такое. А вот поди ж ты, совершил. Сам заплатил жизнью за свою ошибку, да еще заставил расплачиваться за нее других.

Со скрежетом открылся заржавленный засов, и десятки грязных рук, отвратительных рук нечисти вцепились в Глана, сковывая не хуже кандалов каждое его движение. Он усмехнулся - рвануть бы сейчас, но нет, еще не время. Сказочник не видел ничего вокруг, он смотрел только в ту сторону, где такие же вурдалаки, живые мертвецы, утопленники вытаскивали из клетки Ирму. А рядом бурлила свита Великого Мага.

- Ну, что скажешь теперь, Сказочник Глан? - Колдун, казалось, лоснился от самодовольства и красовался собой перед всей своей гвардией. Мол, вот он я, владыка Зеркального мира, и этот пришелец сейчас будет делать все, что я захочу.

И тут наконец Глан увидел то, чего ожидал с таким нетерпением - кандалы Ирмы были откованы от массивных прутьев клетки. Волна радости захлестнула разведчика, и он почувствовал, как вместе с нею рождается в душе неодолимая сила, вливается в мышцы, наполняя их нечеловеческой упругостью. Легко, будто играючи, он развел руки в стороны, и звенья кованой цепи начали вытягиваться, истончаться и посыпались вдруг ржавым дождем к его ногам. Он не замечал этого, он уже рванулся вперед, и десятки рук, пытавшиеся удержать его, повисали бессмысленно, сжимая бесполезные клочья одежды или просто пустоту. А тело Глана уже летело над землей в немыслимом прыжке. Летело туда, где распахнулись ему навстречу удивленные глаза Ирмы.

Удар пришелся во что-то мягкое, визжащий клубок покатился из-под ног. Неплохо. Еще удар. И еще. И еще. Нечисть визжала, бросалась к нему, оскалив клыки, но вновь и вновь откатывалась, не в силах устоять перед градом ударов. А Глан, прикрывая Ирму спиной, медленно отступал. Три шага до заветного камня. Уже два...

Крепкой рукой он ухватил Ирму за плечо и швырнул ее прямо в проем открывшегося прохода. И тут нечисть волной хлынула на него.

Ему снился сон. Будто он, совсем еще маленький мальчишка, бежит по зеленому лугу вслед за ускользающей радугой, а навстречу несутся белые искры ромашек, голубые созвездия колокольчиков, и сверху вдруг обрушивается черное покрывало мрака, вязкое, липкое, настолько пропитанное ненавистью, что начинает в клочья рваться беззащитное сердце. И от этой боли Глан закричал и проснулся...

Он с удивлением рассматривал все, что его окружало. Это было как воспоминание. За открытым окном весело щебетали птицы, а он лежал не на ложе, покрытом шкурами, пусть и тщательно вычесанными и сдобренными ароматическими травами, а на настоящей кровати, настоящей простыне и настоящей подушке. Глан впервые испытал самое откровенное блаженство, попробовал потянуться и тут же охнул от боли. Тогда он вспомнил все и тревожно заворочался. Что же случилось там, у заветного камня? Где Ирма? Прорвались в этот мир или не прорвались гнусные полчища Великого Мага? Почему здесь все спокойно, когда на пороге встала такая опасность?

Тысячи вопросов роились в его голове, но ни один не имел ответа. Тишина нарушалась только пением птиц, и никто не торопился сюда, в эту комнату, чтобы успокоить его, развеять тревогу. Или беда действительно ворвалась в дом?

Его размышления нарушил негромкий шорох. Глан поспешно перевел взгляд с окна на белую дверь. За дверью явно кто-то был, силуэт человека угадывался сквозь матовое узорное стекло, И этот кто-то не торопился входить. Глан уже набрал в легкие воздух, чтобы громким голосом пригласить посетителя, как вдруг дверь распахнулась. На пороге стояла Ирма.

У Глана глаза из орбит полезли от удивления, потому что он никогда не видел такой Ирмы. Одетая в голубой халат медицинской службы, чисто вымытая, вся как бы оздоровленная, она смотрела на него со стеснительной улыбкой на устах, а потом бросилась вперед...



Позже Ирма долго сидела у его постели и тихо рассказывала:

- ...Когда я оказалась с этой стороны заветного камня, то сразу поняла, что попала в Светлую страну. Здесь пели птицы, здесь голубое высокое небо, а не то серое, как у нас. Вслед за мной никто не шел, и я всерьез начала опасаться за тебя. Но тут ты ввалился сам, сделал какой-то магический знак, и белая щель захлопнулась. Больше никто не вломился из того мира. А ты упал у самого камня бездыханным, и я подумала, что ты уже умер...

- Меня не так-то легко убить, Ирма! - улыбнулся Глан.

Что с ним было дальше, он хорошо себе представлял. Сработал сигнализатор прохода, прибыли специалисты. И вот он здесь, в Светлой стране, в чистой постели. И Ирма рядом. Только сердце сжимается - ведь там, за проходом, не только зло, там люди.

И Глан потемневшими внезапно глазами заглянул в глубь зрачков Ирмы.

- А все-таки мы туда вернемся!


home | Зеркальник | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу