Book: Под зелеными сводами



Под зелеными сводами

Сьюзен Фокс

Под зелеными сводами

Глава 1

В то утро Мэдисон Сент-Джон собиралась за покупками и была уже на пороге, когда зазвонил телефон. Зная, что горничная ответит и примет сообщение, Мэдисон решила не возвращаться и направилась к автомобилю.

Всего несколько человек звонили домой. У нее не было родных, кроме постоянно отсутствующей матери и двоюродной сестры Кейтлин Бодайн. Но с Кейтлин она не общалась почти пять лет, а мать крайне редко вспоминала, что у нее есть дочь.

Мэдисон, правда, доводилось получать подарки на Рождество и день рождения, и они были единственным подтверждением того, что мать вообще думала о ней. То, что подарки иногда приходили не в том месяце, могло означать либо плохую работу почты, либо плохую память матери на все, что связано с Мэдди. Судя по тому, что подарки частенько были не по возрасту, Розалинда Сент-Джон просто не помнила, сколько же лет ее дочери.

Мэдисон не представляла, где ее беспечный отец-автогонщик. Ей было двенадцать лет, когда она в последний раз получила от него весточку. Он послал ей открытку из какой-то французской деревушки, но было это одиннадцать лет назад. Она не имела никакого понятия, знает ли ее мать что-нибудь новое об этом плейбое, за которого она когда-то вышла замуж, и жив ли он вообще. Что бы ни случилось с ним, Мэдисон никогда бы этого не узнала — ну, разве только если бы наняла частного детектива.

Мэдисон отогнала мрачные мысли. Большую часть своей жизни она прожила без родителей и дальше сможет обходиться без них. Она научилась рассчитывать только на себя, и были времена, когда она радовалась этому. Жизнь казалась легкой, ни о ком не надо было заботиться.

Водитель уже открыл заднюю дверцу ее «кадиллака», когда горничная выбежала из дома и крикнула вслед:

— Мисс Сент-Джон!

Мэдисон обернулась, раздраженная. Она сочла излишней суетливость горничной и одарила ее недовольным взглядом, который должен был это подтвердить. Шарлин работала у нее три месяца, и за это время должна была научиться вести себя так, как принято в доме Мэдисон.

— Мисс Сент-Джон, звонит ваша мама! — возбужденно сказала горничная.

Мэдисон редко говорила о своем прошлом с кем-либо, и никогда с прислугой. И тем не менее горничная явно имеет точное представление, насколько значим такой звонок, и наверняка будет сплетничать за се спиной, как и любой житель Коултер-Сити, штат Техас. Удивившись этому звонку, Мэдисон постаралась казаться спокойной, пока горничная смотрела на нее.

— Спасибо, Шарлин, — холодно ответила Мэдисон и, отойдя от автомобиля, направилась к особняку.

Ее сердце колотилось все сильнее по мере приближения к телефону. Воспоминания о детстве пронеслись яркой вспышкой в памяти. Она была очень предана своей матери и делала для нее все, лишь бы угодить. Потому что ее симпатичный, энергичный отец редко бывал рядом с матерью, приводя ее в отчаяние.

Мэдисон же желала видеть свою мать счастливой. Розалинда могла бы быть веселой, живой, привлекательной, и поэтому с ее мрачным настроением, вместо нее самой, боролась маленькая дочь.

Мэдди всегда старалась угодить своим родителям. Она была тенью своей матери, не причиняя ей забот. Она всегда была аккуратно одета и идеально причесана. Однажды Мэдисон открыла для себя, что мать считает се «гадким утенком», — она сама слышала, как мама жаловалась на нее своим друзьям. Тон мамы, когда она говорила о своей дочери, ранил ее в самое сердце. Тогда Мэдди поняла, что волноваться о ней некому; и с тех пор оценивала всех людей, даже тех, которых любила и в которых нуждалась, полностью полагаясь на свои взгляды.

Каждую ночь она просила Бога сделать се чуть красивее, чтобы мама полюбила се. Если бы желание девочки исполнилось, быть может, и се ветреный отец вернулся бы домой или хотя бы выслал им билеты, чтобы они могли прилететь к нему во Францию и увидеть соревнования, в которых он участвует.

Каждое утро Мэдисон вставала и подходила к зеркалу, чтобы посмотреть, не услышаны ли ее молитвы. И каждое утро видела знакомые черты лица и белокурые волосы — она все такая же, как и накануне вечером.

Несмотря на то что это причиняло ей боль, она понимала, как несправедливо было то, что такая красавица, как се мама, должна была одна воспитывать некрасивую маленькую девочку. Она беспокоилась о том, как, наверное, стыдно было Розалинде находиться рядом с дочкой и представлять такого безобразного ребенка своим обаятельным друзьям, чьи дети были такими милыми и красивыми… и злыми.

Самые худшие опасения подтвердились тем летом, когда ей исполнилось восемь. Розалинда Сснт-Джон отвезла Мэдисон к бабушке, Кларе Чэндлер, и оставила на ее попечение.

Став взрослой, Мэдисон поняла, насколько одиноким и несчастливым было ее детство. Жизнь ее в доме бабушки была настоящим адом. Но все же благодаря бабушке она познакомилась со своей двоюродной сестрой Кейтлин Бодайн. Маленькая темноволосая Кейтлин была красива как ангел. Казалось, она не замечала невзрачности Мэдисон, никогда не посмеивалась над ней из-за внешности, никогда не делала ей подлостей.

Мать Кейтлин умерла, а отец совсем не заботился о ней. У девочек было так много общего, что они очень привязались друг к другу. Мэдисон была благодарна Кейтлин за дружбу и порой плакала перед сном в подушку от счастья.

Мэдисон старалась сдержать слезы. Кейтлин… Перед ней вновь встала та неразрешимая дилемма, которая все время мучила ее и вносила смуту в мысли и сердце. Сможет ли она до конца простить свою двоюродную сестру за то, что та сделала?

Только неожиданный звонок матери отвлек ее от этих тягостных мыслей.

Она вошла в библиотеку и закрыла за собой дверь, подошла к большому столу в другом конце комнаты и сняла трубку. Она еще помедлила перед тем как начать разговор и постаралась взять себя в руки. Сердце в груди все еще сильно колотилось.

— Мэдисон Сент-Джон, — сказала она тихим и спокойным голосом. Но при этом пальцы сжали трубку настолько сильно, что побелели и начали болеть.

— Здравствуй, Мэдди! Боже мой, у тебя голос такой взрослый! Как дела, дорогая?

Вопрос Розалинды был обыкновенным вежливым приветствием, ей вовсе не требовалось услышать ответ.

— Как поживаешь, мама? Рада тебя слышать. — Голос Мэдди стал мягче.

— Я вновь вышла замуж, — выпалила Розалинда так, как будто ее переполняла радость, которой ей не терпелось поделиться.

Мэдисон медленно опустилась в кресло за столом и закусила нижнюю губу, внимая возбужденному голосу матери.

Розалинда снова вышла замуж. Сколько теперь мужей на ее счету? Ее новый муж, по словам Роз, был богатым пожилым человеком, который щедро одарял ее вниманием и изысканными подарками. Его взрослые дети боготворят ее, и она стала бабушкой.

— Сводной бабушкой, естественно, — прощебетала Розалинда. — Конечно, никто не верит, что мне столько лет, чтобы быть бабушкой… рассмеялась она. — Честно говоря, я уже устала от напоминаний, что слишком молода, чтобы быть бабушкой. Наверно, надо говорить всем, что я их мама. Ой, они такие милые! Их трое — две прелестные, прелестные маленькие девочки и один очень симпатичный мальчик…

Мэдисон наклонила голову. Эти слова задели ее. «Милым малышам» повезло родиться красивыми, причем всем троим!

— Очень хочется повидаться с тобой, дорогая, — продолжала мать, не обращая внимания на полную тишину на другом конце провода. — Муж хочет, чтобы ты приехала на выходные к нам в Аспен. Все дети будут здесь…

Мэдисон испытывала волнение… и надежду. Раньше мама никуда ее не приглашала. Она даже не помнила точно, сколько времени прошло с их последней встречи — кажется, двенадцать лет и три месяца…

Вдруг ее осенило. Все начало вставать на свои места. Ее новый муж — Гастингс — наверное, задает Роз вопросов больше, чем другие мужчины в ее жизни. Розалинда вынуждена перетянуть на свою сторону дочь, «гадкого утенка». Мама ведь и не догадывается, что Мэдисон уже выросла и превратилась в «прекрасного лебедя». Мэдди знала наверняка, что она с гордостью предстанет перед мужем Роз и ее сводным семейством и докажет своей матери право быть с ними на равных.

Гастингс, должно быть, миллиардер. Циничная мысль пришла в голову Мэдисон.

Но она колебалась между двумя ответами:

«да» и «нет». «Да, я прилечу сегодня же…» «Нет, ты же никогда не хотела, чтобы я…»

«Да» — как проблеск надежды? «Нет» — как кошмар притворства? Боль и чувство обиды заставили ее сказать:

— Я… я не знаю, когда смогу выбраться.

— Дорогая, мы будем здесь только до полудня воскресенья!

Это прозвучало так жалобно, что Мэдисон забыла про свою многолетнюю обиду и сказала сквозь зубы:

— Мама, я попробую что-нибудь придумать. Но очень сложно собраться за такое короткое время.

Розалинда продолжала ее уговаривать:

— Ну, милая, постарайся, пожалуйста. Гастингс и дети так расстроятся. Я тоже буду очень расстроена, если ты не приедешь… — Ее голос задрожал, как будто она была готова расплакаться.

Розалинда могла смело претендовать на высшую театральную премию за спектакль, разыгранный перед дочерью. Мэдисон стало не по себе.

— Я постараюсь, мама, — наконец сказала Мэдисон.

— Вот и замечательно, — ответила Роз, и голос ее прозвучал настолько деловито, что это подтвердило все подозрения Мэдисон. Жалобные нотки исчезли бесследно.

Роз рассказала, наверное, все возможные способы, которыми можно было бы добраться до их дома в Аспене, одного из пяти домов Гастингса в США. А по словам матери, она помнила каждый из них, как если бы их образ был высечен у нее в сердце.

Вынудив Мэдисон дать слово, что она приедет, Роз попрощалась и повесила трубку. А Мэдисон сидела в оцепенении, не замечая коротких гудков в трубке. Сердце все еще бешено колотилось в груди, и она чувствовала себя не в своей тарелке. Наконец, придя в себя, Мэдди повесила трубку. Руки ее дрожали.


Весь день Мэдисон не находила себе места. Перед ней стоял выбор: ехать или нет? Но она никак не могла принять решение, которое не заставило бы ее страдать. В тот вечер она легла очень поздно, причем с головной болью, и попыталась заснуть, но тщетно.

К утру она все же убедила себя, что нужно ехать в Колорадо, и позвонила в аэропорт, чтобы забронировать билет. Вскоре она обнаружила, что мир как будто ополчился на Мэдисон Сент-Джон, желая задержать ее в Техасе как минимум на день.

Сначала выяснилось, что все вылеты в Колорадо уже заказаны. К полудню она пришла в отчаяние, пытаясь найти за любые деньги хотя бы частный самолет из Коултер-Сити в Колорадо. Она уже готова была ехать в Сан-Антонио, чтобы попытать счастья там, но позвонили из местного аэропорта и предупредили о возможности нанять частного пилота в связи с отменой прежнего заказа.

Мэдисон поспешила в свою комнату, где горничная паковала ее вещи.

— Мне не нужна серая шелковая блузка, раздраженно сказала Мэдисон, выбрасывая ее из чемодана.

Ее нервы были на пределе, и голос звучал резче, чем обычно. Не желая извиняться, она вышла из комнаты. Это было лучшим решением, так как она не привыкла церемониться с прислугой, о чем не раз жалела.

Она направилась в ванную, чтобы собрать туалетные принадлежности. Этого она никогда не доверяла горничной.

Наконец она переоделась, выбрав красную блузку и темно-зеленые брюки. Походные ботинки из мягчайшей кожи и замши отлично дополняли туалет и были действительно шикарными.

Минутное сомнение заставило ее освежить макияж и поправить прическу. Узнает ли ее мать? Мэдисон внимательно посмотрела в зеркало, критически выискивая недостатки.

Ее частые поездки в салон красоты в Сан-Антонио стоили потраченных денег и времени. Теперь ее волосы приобрели легкий платиновый оттенок, что очень оживляло ее короткую стрижку, которая очень ей шла.

У нее была прекрасная фигура благодаря диете и восхитительная кожа — не без помощи хорошей косметики; зубы белели, словно жемчуг. В ней изменилось практически все, только глубина синих глаз осталась той же.

Убедившись, что мать останется довольна тем, как выглядит ее дочь, Мэдисон, взяв собранную косметичку, вышла из ванной. Ее багаж был уже в машине.

Она села в автомобиль, и водитель захлопнул дверцу «кадиллака». Через секунду они уже ехали в аэропорт, и Мэдисон настолько нервничала, что у нее закружилась голова.


— Что значит — вы не можете лететь в Аспен?

Хотя женский голос не был ни резким, ни громким, его было слышно даже в другом конце ангара, где в это время Линкольн Кориэлл припарковал свой джип. Он узнал этот холодный тон, и его замечательное настроение немного омрачилось.

Мэдисон Сент-Джон, королева Коултер-Сити, пыталась осознать отказ пилота лететь. Ехидная улыбка коснулась губ Линкольна, когда он забрал свои вещи из машины и захлопнул дверцу.

Прекрасная, элегантная и до неприличия богатая мисс Сент-Джон, казалось бы, должна была быть одной из самых желанных невест в Техасе. Несмотря на это, мужчины боялись этой опасной дамы как огня. Любой мог сказать, что никакие деньги не способны компенсировать то, что придется испытать, если они поссорятся. Охотник за удачей должен быть очень отважным, чтобы решиться на это. Но мисс Сент-Джон считала мужчин слишком глупыми, чтобы позволить им находиться рядом с ней. Скорее всего, ей было не больше двадцати трех, но на жизнь она смотрела глазами избалованной, циничной и надменной женщины лет сорока. Ее бабушка, Клара Чэндлер, смотрела на жизнь так же, поэтому и состарилась очень быстро.

Мэдисон не всегда была такой, как сейчас. Линк работал на ранчо, которым владела се бабушка, много лет назад. Он помнил Мэдди как нелюдимую, худенькую девочку-подростка с всклокоченными волосами и пластинкой на зубах. В то время она была славной девочкой: застенчивой, со всеми вежливой, с приятным голосом.

Но эта милая девочка выросла, превратившись в испорченную, самовлюбленную красавицу, и в ней не осталось и следа от того ребенка, каким она была в детстве.

Наконец, направляясь к своему самолету, он увидел Мэдисон, разговаривавшую с пилотом.

— Вы же согласились отвезти меня в Колорадо, мистер Гранд, — продолжала она властным тоном.

— Это долгий полет, мисс Сент-Джон, и…

— Вы хотите большую сумму. — Это не было вопросом. Ее голос стал жестче.

— Нет, мисс, — ответил Том, качая головой, как будто желая исправить произведенное впечатление, — но моя жена говорит, что очень редко меня видит, и, поскольку сегодня вылет отменился, она хочет провести этот уикенд со мной.

— Как мило, — язвительно заметила Мэдисон, и Том начал нервно переминаться с ноги на ногу. Линк мог вообразить, каким взглядом одарила пилота Мэдди, хотя видел ее только в профиль, проходя неподалеку от них.

Том, уловив его мимолетный взгляд, махнул ему рукой, желая привлечь его внимание.

— Это Линк Кориэлл, мисс Сснт-Джон. Я слышал, что он летит в Аспсн. Эй, Линк!

Мэдисон обернулась. Том тем временем поспешил подойти к Линкольну Кориэллу. Пока она наблюдала за ними, Том что-то очень тихо сказал Линку, а потом сразу же удалился в офис.

Она не обратила внимания на то, что пилот так поспешно ретировался и оставил се в гордом одиночестве. Пребывая в некотором замешательстве, Мэдисон смотрела на Линка. Он был в зеркальных солнцезащитных очках, не позволявших прочесть выражение глаз, из-за чего казался равнодушным и нелюдимым. Она заметила, как легкая надменная улыбка коснулась его губ, когда, бросив на нее быстрый взгляд, Линк прошел дальше. Не желая упускать шанса, Мэдисон двинулась за ним. Испытывая антипатию к таким мужчинам, как Линкольн Кориэлл — грубым мачо, она была готова смириться и провести несколько часов в его обществе, если он мог доставить ее в Аспен. Интуиция (в большей степени, чем опыт) подсказывала ей, что мистер Кориэлл — один из немногих мужчин в Техасе, которому было все равно, как ее зовут и сколько у нее денег, его это вовсе не интересовало. Он был энергичным, упорным и вряд ли позволил бы себя запугать. Скорее всего, бывший ковбой был богаче се. А недостаток образования — она слышала, что он не закончил университет, — и его фермерское прошлое исключали его из узкого круга элиты Коултер-Сити и его окрестностей.

Она подозревала, что таких мужчин нельзя купить или обмануть, и единственное, чем она может расположить его к себе, — это робость, которую она неожиданно почувствовала. Дружелюбная улыбка на ее лице была необходима, чтобы произвести нужное впечатление. Мэдисон могла бы найти и другой самолет, но вряд ли раньше завтрашнего дня, а это было бы уже поздно, и ей пришлось мобилизовать весь свой шарм.

— Мистер Кориэлл, — сказала Мэдди, нагоняя его, — я слышала, вы летите в Колорадо.

Линкольн продолжал идти, почти не обратив внимания на ее реплику. Она попыталась улыбнуться еще дружелюбнее, поймав на себе его мимолетный взгляд, но поняла, что получилось невпопад.

Она ускорила шаг, пытаясь не отставать от Линка.

— Я согласна заплатить, — убедительно, по ее мнению, добавила она, стараясь оставаться любезной.



Ответа не последовало, и она почувствовала себя оскорбленной. Охватившее се ощущение заставило ее замедлить шаг. Линк продолжал движение, и, поколебавшись, Мэдисон вновь поспешила вслед за ним, хотя необходимость его убеждать вселила в ее душу негодование.

— Мне нужно попасть в Колорадо сегодня вечером, мистер Кориэлл, — вновь сказала она. Зардевшись от смущения, Мэдди огляделась вокруг, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. В следующую минуту она уткнулась в спину Линкольну — он резко замедлил шаг, когда она оглядывалась. Смутившись, она отпрянула, как будто ее обожгло огнем. Он обернулся, и на его губах появилась язвительная улыбка.

Не забывая, что нужно быть вежливой, чтобы все-таки попасть в Колорадо, Мэдисон вновь улыбнулась, но эта улыбка получилась еще неестественнее, чем прежняя.

— Извините, мистер Кориэлл. Я не ожидала, что вы остановитесь так… резко.

Ее извинения заставили Линка почувствовать себя неуютно. Но он не принял это близко к сердцу. Пытаясь преодолеть неловкость, Мэдисон продолжила:

— ..я отвлеклась на минуту и не видела, куда иду. — Поколебавшись немного, стоит ли извиняться дважды, добавила:

— Прошу прощения.

Она не предполагала, насколько высоким и широкоплечим был Линкольн Кориэлл, пока не оказалась в двух шагах от него. Она едва доставала ему до плеча. Он смотрел на нее сквозь солнечные очки сверху вниз, отчего Мэдди ощутила себя совсем маленькой, очень женственной и хрупкой, как никогда в своей жизни.

Линк, не говоря ни слова, лишь смотрел на нее, как будто ее извинений было недостаточно.

Озадаченная неразговорчивостью Линка, Мэдди решила воспользоваться его пристальным вниманием.

— Мне очень нужно попасть в Колорадо, в Аспсн, к вечеру, мистер Кориэлл. — Понимая, что ответа не последует, Мэдди, скрипя зубами, продолжила:

— Это вопрос жизни и смерти. Я готова заплатить вам за потраченное время и причиненное неудобство вдвое больше, чем запросил бы другой пилот.

Наконец он отреагировал. Циничная улыбка скользнула по его губам. Никто еще не смотрел так на Мэдисон Сент-Джон, причем, казалось, он делал это ей назло.

— Я не нанимался, мисс Сент-Джон. — С этими словами он повернулся и пошел вперед.

Раздражению Мэдди не было предела. Ей нужно было попасть в Колорадо. Конечно, она могла поехать в Сан-Антонио и попытаться нанять самолет там, но гарантии на успех почти не было. Тем более что Линкольн Кориэлл летел в Колорадо сейчас. Но, к сожалению, слишком велика была вероятность ответа «нет».

Мэдди решила сделать все от нее зависящее, чтобы попасть в Колорадо, только представив реакцию своей матери, когда та увидит «прекрасного лебедя» вместо «гадкого утенка». Возможно, Роз даже пожалеет о тех годах, в течение которых она не вспоминала о своей дочери. Где-то в глубине души Мэдди надеялась на это. Но без помощи Линкольна Кориэлла встреча может не произойти. Если она не попадет в Колорадо сегодня к вечеру или завтра утром, то лишь Господу известно, когда мать снова свяжется с ней.

Мэдди снова поспешила за Линком.

— Мистер Кориэлл, как я уже сказала, мне очень нужно попасть в Аспен сегодня вечером, — продолжала она настаивать на своем.

— Как вы сказали, это вопрос жизни и смерти, — наконец ответил он, приближаясь к небольшому самолету. Он остановился и, поставив сумку около самолета, повернулся к ней. Она вновь увидела свое отражение в его солнечных очках. — Видимо, это не столь важный вопрос для вас, раз вы забыли такое обыденное слово, как «пожалуйста».

Линк смотрел на Мэдди, понимая, что такие слова, как «пожалуйста» и «спасибо», не входят в список постоянно употребляемых ею.

Что же может заставить такую неприступную и холодную женщину стать мягче? Был ли ее стервозный характер следствием воспитания или ее испортило полученное наследство? Что скрывается за ее красотой: настоящая страсть или леденящий холод?

Отец и мать отдали девочку на воспитание бабушке, и она вырастила се такой заносчивой. Линк знал, что у мисс Сент-Джон была непростая жизнь. У него была не лучше, но он смог преодолеть все, неоднократно испытывая судьбу и рискуя многим.

Но за красотой и богатством Мэдисон Сент-Джон скрывалось нечто необычное. Может, это только казалось ему. Но если это действительно так, то было бы даже любопытно сорвать с нее маску. Единственное, чем он рисковал, — это несколькими часами, проведенными с ней в самолете.

Оставив ее стоять около самолета, он дал ей возможность совладать со своей гордостью и попросить об одолжении в более вежливой форме, не забыв при этом слово «пожалуйста». Мэдди, испытав неловкость за свои «извините меня», думала, что «пожалуйста» — это уже чересчур.

Линкольн ждал и наблюдал, как румянец на ее щеках становился густо-розовым. Она старалась не встретиться с ним взглядом, чтобы не видеть в его глазах торжество. Если бы ситуация перевернулась и последнее слово осталось за ней, то наверняка он смог бы увидеть то же самое торжество в ее глазах.

— Это очень важно. Мне нужно попасть в Аспен сегодня, мистер Кориэлл. — Голос ее стал не столь уверенным. — Не разрешите ли вы мне полететь с вами в Колорадо… пожалуйста?

Произнося эти слова, она выглядела так, словно ее заставили совершить самый унизительный поступок в жизни, но это произвело на Линка нужное впечатление.

Ее голубые глаза встретились с его глазами, и он смог прочесть в них то негодование, которое кипело у нее внутри. Она действительно была в ярости, стараясь этого не показать. Мэдди сжала губы так сильно, что осталась лишь бесцветная линия.

— Возьмите свой багаж и положите за моими сумками, пока я подготовлю все к отлету.

Блеск ее возмущенных глаз сказал ему о новой вспышке ярости. Он тоже не сказал «пожалуйста», хотя и подразумевал это. Несмотря на все свое самообладание, она вновь покраснела. Повернувшись, Мэдисон пошла за багажом. Линк несколько мгновений наблюдал за ней.

Глава 2

Мэдисон сидела рядом с ним. Ее осанка была столь безупречной, что, казалось, позвоночник вот-вот переломится. Ее надменность забавляла Линка. Мэдисон Сент-Джон была слишком эгоистична, деньги испортили ее, в ней не осталась и следа от той милой девочки, которой она была когда-то. Она жила так, как хотела, и могла получить все, что хотела. А ведь человек должен стремиться к чему-то, мечтать о чем-то.

Он снова подумал, как сильно она изменилась. Мэдисон и ее двоюродная сестра Кейтлин Бодайн когда-то были близкими подругами. Но, насколько знал Линк, они не разговаривали уже много лет. В их городке не могло остаться секретом, что Мэдисон обвиняла Кейтлин в смерти юноши, в которого была влюблена в школе.

Бо Дюваль, избалованный богатыми родителями парень, постоянно влипал в неприятности, но застенчивая, покладистая Мэдди была без ума от него. Когда Бо погиб, она была в отчаянии и, как все, обвиняла Кейтлин в его смерти.

Прошло несколько месяцев, когда по возвращении Кейтлин в Техас открылась вся правда о смерти Бо. И к Кейтлин не только вернулось расположение окружающих, она даже вышла замуж за старшего брата Бо, Рино. Мэдисон была единственной, кто не мог принять правду о смерти Бо.

Причина ее упертости никогда не откроется Линку. Он очень редко общался с ней лично. Они прилетят в Колорадо, и каждый пойдет своей дорогой. Ему очень не хотелось, чтобы судьба свела их вновь. Хотя они оба жили в одной части Техаса и оба были богаты, но их стили жизни были слишком разные.

Мэдисон не могла расслабиться. Она очень боялась маленьких самолетов. Но никто не должен был догадаться, через что она готова пройти, чтобы увидеть свою мать.

Достаточно большой самолет «сессна» казался таким хрупким и ненадежным. Даже слабый воздушный поток заставлял его покачиваться. Этот полет вызвал у Мэдди приступ морской болезни, и чем дольше они летели, тем сильнее становились приступы. Они находились в воздухе уже несколько часов, Мэдисон было нехорошо, и она с трудом могла усидеть на одном месте.

— Вы неважно выглядите, мисс Сент-Джон, спокойно заметил Линк, что привело Мэдисон в ярость. — Вам не нужен пакет?

— Ваши колени вполне подойдут, мистер Кориэлл, — ответила Мэдисон сквозь зубы.

Очередная воздушная яма застала Мэдисон врасплох, и она едва сдержала приступ тошноты. Она закрыла глаза и глубоко вздохнула, когда самолет начал снижаться. В этот момент Линк что-то говорил в радиомикрофон, но она не следила за его словами.

Она сосредоточилась на низком, ровном тоне его голоса. Линк был необычайно спокоен, и это привело Мэдисон в чувство. Повинуясь какому-то бессознательному порыву, она повернула голову и посмотрела на него.

Линкольн Кориэлл был красивым мужчиной. Его широкоплечая, почти двухметровая фигура занимала чуть ли не весь салон самолета, и от этого «сессна» казалась совсем маленькой, словно игрушечной. Линк сидел поодаль, но Мэдисон ощущала исходящее от него тепло. Приятное тепло. Тепло мужского тела.

Ее кольнуло чувство вины, и это удивило ее. Она попыталась найти причину этого чувства.

Ну конечно же, Бо Дюваль. Она очень любила Бо. И все еще любит. Он был привлекательным. Чертовски привлекательным. Он безумно любил жизнь. Жажда жизни читалась в его голубых глазах, в смуглом лице, во всем, что он говорил и делал. Он был таким веселым, бесстрашным, бесшабашным.

Мэдди, которой с детства недоставало любви и общения, без оглядки влюбилась в Бо. Когда он, симпатичный и веселый парень, обратил внимание на нее, она просто выплеснула на него всю нерастраченную жажду ласки и внимания.

Но тогда Бо любил ее. То волшебное чувство все еще жило в ее израненном сердце, несмотря на то, что Бо уже давно нет на свете. Вес, что она пережила с ним, было похоже на волшебную сказку. Он дал ей возможность почувствовать себя нужной, особенной; он дал ей почувствовать себя красавицей, как будто предугадав ее будущее превращение в «прекрасного лебедя»…

Линк повернулся и посмотрел на нее. Она вспоминала Бо, хотя смотрела на Линка. Он что-то сказал, и ее туманный, но пристальный взгляд невольно задержался на его губах. Они были столь выразительны, что ее сердце вдруг забилось сильнее, несмотря на все перенесенное.

Лицо Линка было смуглым, с грубоватыми чертами, но все же необычайно привлекательным. Он походил на человека, дрессирующего опасных животных.

Опасных. Она наконец пришла в себя. «Опасный» — это слово как нельзя лучше подходило к взгляду Линкольна. Хотя это и был самый обычный взгляд, которым могла наградить ее большая часть мужского населения Техаса.

Ничего похожего на взгляд Бо: нежный, милый, совсем не жесткий. Ничего общего с Бо.

Так почему же эти подробности вспомнились, когда она смотрела на Линка? Ведь такой тип мужчин вовсе не в ее вкусе.

Мэдисон отвернулась, чтобы больше не смотреть на Линка. Она почувствовала себя неуютно. Несомненно, все эти воспоминания и впечатления были результатом се физического недомогания.

Неожиданный толчок заставил ее очнуться. Они приземлились. Линк подгонял самолет к ангару. Голова у Мэдди немного кружилась, даже когда самолет остановился и Линк выключил зажигание. Ей было так плохо, что она не могла пошевелиться. Она не открывала глаз в надежде, что морская болезнь наконец оставит се в покое.

— Вы сегодня что-нибудь ели?

Резкий и неожиданный вопрос вновь вызвал в ней чувство раздражения, затихшее за время их полета. Очередной приступ морской болезни заставил ее помедлить с ответом.

— Конечно, — мягко сказала она, хотя это была не правда. Мэдди слишком нервничала, чтобы подумать о еде перед отлетом, но она не желала показаться слабой.

— Вы можете съесть сандвич вон в том кафе. Я к вам присоединюсь, как только заправлю самолет.

Мэдди не отвечала, пока он не дотронулся до ее руки. Ее как будто поразило молнией. Она пришла в себя и выпрямилась.

— Ну же, принцесса, прошу на выход.

Эти слова задели ее, но и послужили толчком к какому-то действию. Взяв свою сумку, она попыталась выбраться из салона самолета. Но руки и ноги, как назло, не слушались, голова продолжала кружиться.

Линк, взяв ее на руки, вынес из салона, словно она была частью легкого багажа. Он был похож на гигантскую теплую волну, которая, подхватив ее тело, вынесла наружу и поставила на твердую землю около крыла самолета.

Ее ноги безвольно подгибались, пока она тщетно пыталась совладать с собой. Ощущение сильного, мускулистого тела Линка отрезвило ее, но новая волна слабости, накатив, притормозила восстановление сил.

— Мне достать нюхательную соль… или обойдетесь и так?

Потребовалось несколько мгновений, чтобы слова Линка подействовали отрезвляюще.

Сама мысль, что он нес ее, претила ей. Неожиданно она обрела силы и уже была готова оттолкнуть его.

— Конечно, обойдусь! — вырвалось у нее, прежде чем она сообразила, что эта фраза может ударить по его мужскому самолюбию. Ведь у большинства мужчин такое хрупкое самолюбис. В принципе ее не волновало, обидела она его или нет, но ей важно было хорошее расположение духа Линка.

Взглянув на него, она попыталась определить его реакцию, но солнечные очки надежно скрывали се. Единственное, что она заметила, — это безразличие к ее выпаду.

Конечно. Мужчина, который достиг такого богатства и власти, как Линкольн Кориэлл, просто не мог иметь хрупкого самолюбия. Может быть, гордость. Чрезмерную гордость. Но перед ней стоял человек, походивший на несокрушимую башню.

— Закажите мне чашку кофе в кафе, — сказал Линк и, повернувшись, пошел к ангару.

До прихода Линка в кафе Мэдисон успела съесть приличную порцию салата с тостом. Проведя немногим больше часа на твердой земле, они вновь отправились в путь. Мэдисон показалось, что мир преобразился, но она все еще не могла унять свой страх перед маленьким самолетом, хотя в больших самолетах она тоже не чувствовала себя в безопасности.

В полете они не разговаривали, и в конце концов ее начало клонить в сон.

Ее разбудил странный звук мотора. Вначале она подумала, что они приземляются. Но звук мотора постепенно стихал, и самолет начало трясти. Ужас заставил Мэдди окончательно проснуться. Она повернулась к Линку:

— Что случилось?

Его губы были так сильно сжаты, что она узнала ответ до того, как он его произнес.

— Пристегните ремень безопасности и держитесь крепче.

Мрачный приказ заставил ее взглянуть в иллюминатор. Горы. Они летели над горами. Густые зеленые леса покрывали всю поверхность, кроме самых высоких вершин. Мысль о том, что они могут упасть в эти леса — и, скорее всего, не выживут, — была столь осязаемой, что у нее перехватило дыхание. Каждый удар сердца отзывался эхом в ушах, в то время как она со страхом смотрела в иллюминатор, и зеленое море леса все приближалось и приближалось.

Она сидела неподвижно, и тело ее болело от напряжения. У нее пересохло в горле, и она не могла вымолвить ни слова. Но вдруг самолет резко накренился влево, и в ужасе Мэдди пронзительно закричала.

Тут она увидела, что Линк пытается справиться с управлением. Ей потребовалось несколько минут, чтобы сообразить, что такой резкий вираж был не случайным. Самолет стал неуправляемым, но Линк все равно пытался хоть что-нибудь сделать.

— Что ты делаешь? — крикнула она, осознав через секунду, что хотела сказать совсем не это, но все равно это прозвучало почти как:

«Мы разобьемся?»

Страх, о котором она никогда не подозревала, холодил душу. Они были на краю гибели, а она совсем не хотела умирать.

Самолет падал все быстрее, и Мэдди казалось, что протяни она руку за борт — и сможет прикоснуться к верхушкам деревьев. Она уже видела мельчайшие детали: отдельные листья, ветки… Мэдди инстинктивно сильно уперлась ногами в пол, чтобы хоть немного смягчить удар при возможном падении.

— Закрой лицо руками!

Но Мэдисон не могла пошевельнуться. Последнее, что она увидела, перед тем как потеряла сознание, — это огромная открытая долина. Она еще слышала жуткий скрежет деревьев о дно самолета. Удара о землю она не помнила.

Линк вытер струйку пота со лба и, отняв руку, вовсе не удивился крови на пальцах. Голова жутко болела, но он остался в живых. Трудно сказать, сколько времени он был без сознания, но, скорее всего, недолго: солнце еще не опустилось за горизонт. Линк явственно ощутил сильный запах вытекающего топлива.

Он взглянул на свою попутчицу. Мэдди выглядела плоховато. Подбородок был опущен на грудь, делая ее похожей на тряпичную куклу. Линк прикоснулся к ее руке и немного встряхнул. Мэдисон очнулась, приподняла голову и тихо застонала.

Она чувствовала себя так, будто ее разобрали на части. Последнее что она помнила, — это скрежет деревьев о самолет. Наконец Мэдди полностью очнулась и огляделась вокруг.

Стекла иллюминаторов были разбиты, повсюду торчали ветки деревьев. Одна длинная ветка едва не поцарапала ей лицо.

— Ты в порядке?

Такой резкий вопрос заставил ее вздрогнуть, но, повернув голову, чтобы взглянуть на Линка, она ощутила пронзительную боль в шее. Его солнечные очки куда-то исчезли. Взгляд был полон страха и растерянности. Из пореза у виска текла кровь. Несмотря на загар, его кожа имела серый оттенок. И все же Линк выглядел великолепно, как будто не их самолет только что потерпел катастрофу.



Он встряхнул ее руку и снова произнес:

— Ты в порядке?

На этот раз вопрос прозвучал более мягко и заботливо, и по непонятной причине в ее глазах заблестели слезы. Опомнившись, она сдержала этот порыв и даже пожурила себя за такую вольность. Мэдди чувствовала себя чудом выжившей, хотя шея и вообще все тело ужасно болели. Осознание того, что она не пострадала, всколыхнуло в ней чувство радости.

— Кажется, да.

Линк не выглядел таким счастливым по этому поводу, как Мэдди. Наоборот, он выглядел настолько угрюмым, что она невольно задумалась почему.

— Нам бы следовало выбраться отсюда. Только осторожно, — добавил он, — потому что из самолета вытекает топливо.

Наконец Мэдисон почувствовала сильный запах топлива. Она автоматически потянулась за своей сумкой, но пришлось приложить усилие, чтобы достать ее с пола. К счастью, сумка была хорошо застегнута, поэтому все ее содержимое скорее всего осталось в целости.

Линк быстро вытащил Мэдисон из самолета, совсем как в аэропорту, но им пришлось пробираться через сломанные ветки деревьев, которые заполнили все пространство вокруг. Оказавшись на земле, Мэдисон стала пробиваться через ветки, используя свою сумку, как щит для лица, пока они не обошли хвост самолета.

Видимо, Линк так и не смог найти приличное место для посадки, и им пришлось врезаться в деревья. Обернувшись, Мэдисон увидела, что самолет пропахал носом глубокую колею, а потом застрял между двумя огромными деревьями. Эта картина потрясла се.

Поскольку самолет упал в густой лес, заметить его с воздуха было почти невозможно. Такое положение дел не оставляло никакой надежды на скорое спасение. И слова Линка лишь подтвердили ее догадки:

— Я попытаюсь достать как можно больше багажа. Когда я буду выбрасывать сумки, складывай их подальше от самолета.

Запах вытекающего топлива становился все сильнее.

— Он взорвется?

Линк не ответил и направился было обратно к самолету. Мэдди сжала его руку и не отпускала, боясь взрыва.

— Но нам нужны вещи, оставшиеся в самолете.

Мэдисон выпустила его руку. Конечно же, им нужны были вещи. Одежда, косметика и всякие мелочи тоже были ей необходимы, но не настолько, чтобы рисковать жизнью.

Ее вновь охватил ужас, но теперь она беспокоилась за Линка. Если самолет взорвется, он погибнет или будет серьезно ранен, а ведь они слишком далеко от помощи. Вокруг, куда ни глянь, были только леса и горы.

Беспокойство за Линка заставило ее последовать за ним, но благоразумие все-таки взяло верх, и она осталась на безопасном расстоянии от самолета.

Первое, что достал и бросил ей Линк, был его багаж. Небольшой чемодан, кусок пластика, свернутый в рулон, шерстяное одеяло и сумка. Наконец он добрался и до ее вещей и бросил ей ее сумку. Запаниковав, когда сумка с грохотом ударилась о землю, она приподняла ее и слегка встряхнула. Звук маленьких стеклянных предметов, звенящих при соприкосновении друг с другом, заставил ее отойти в сторону и заглянуть внутрь. Мэдисон была так обеспокоена и одновременно увлечена, что напрочь забыла об остальных вещах, самолете и Линке.

— Большое спасибо, принцесса. — Грохот еще одной сумки, опустившейся рядом, заставил ее подпрыгнуть. Мэдисон хмуро посмотрела на сумку и перевела взгляд на Линка. — Ты даже не потрудилась собрать все вещи вместе. — Язвительная улыбка вновь появилась у него на лице.

Взгляд, который он бросил на ее сумку, заставил Мэдди тут же подойти к ней, чтобы защитить.

Но Линк шагнул в сторону багажа лишь для того, чтобы взять свою сумку. Мэдисон смотрела на него с недоверием, пока он не открыл ее, а после этого вернулась к своим вещам.

— Разберись в своих вещах и возьми только самое необходимое, — сказал Линк, копаясь в своей сумке.

Мэдисон проигнорировала его просьбу. Наверное, он собирал вещи, не учитывая степень их необходимости, но ведь она — совсем другое дело. Все, что она уложила, совершенно ей необходимо, особенно содержимое ее маленькой сумочки. Взглянув на замок сумки, она стала искать хоть что-нибудь, чем можно было бы его открыть. Что, если попробовать ключом от «кадиллака», висевшим на связке с остальными ключами? Но он оказался слишком толстым и не подходил к изящному замку.

— Займись-ка вон тем багажом, — сказал Линк.

Закончив со своими вещами, он испытующе посмотрел на Мэдди. Она заметила, что он отложил в сторону кусок пластика, одеяло и веревку. Одежда Линка осталась лежать кучей неподалеку от него.

— Я занята, — резко возразила она. — А ты, бросив эту сумку, наверняка разбил в ней что-нибудь.

— Оставь ее и займись другой своей поклажей.

Мэдди недовольно посмотрела на него. Доверяет ли она ему? А что, если он откроет замок и, заглянув внутрь, увидит содержимое сумки — а может, и того хуже — бесцеремонно начнет в ней копаться? Там находятся косметика, и туалетные принадлежности, и еще очень много личных вещей, которых не стоит видеть мужчине, тем более Линкольну Кориэллу.

Его темно-карие глаза казались почти черными, а взгляд был настолько пристальным, что ни одна мелочь не смогла бы ускользнуть от него. Ощутив этот взгляд на себе, Мэдисон показалось, что он пытается прочесть ее мысли и знает наперед все, о чем она может подумать.

Никто и никогда не смотрел на нее так. Она не позволяла этого. Она не позволила бы и Линку так смотреть на себя, если бы только могла отвести взгляд. Мэдди не могла не отметить, насколько привлекательны его темные глаза, и этот завораживающий взгляд, теплый и глубокий, проникающий в каждый уголок души…

Ее сумочка выскользнула из рук, что очень удивило ее. Попытка поймать ее не увенчалась успехом. Мэдди пришлось нагнуться и поднять ее с земли.

— Разбери свой багаж, — настойчиво сказал Линк, и в голосе его появились властные нотки. — Возьми только самое необходимое.

— У меня все — необходимое, — ответила Мэдди.

— Шутить изволите, принцесса. Да, денек выдался неудачный.

При этом Линк так выразительно взглянул на нее, что, поколебавшись минуту, Мэдисон решила все же последовать его указанию. Когда она подошла к чемодану, взгляд Линка был прикован к ее маленькой сумке, которую она только что держала в руках.

Мэдди открыла чемодан, бросила лишь поверхностный взгляд на свои вещи и тут же захлопнула его.

— Валиум?

Такой резкий вопрос заставил ее оглянуться на Линка. У него в руках была ее открытая сумочка, и это вынудило Мэдди немедленно подойти к Линку. Он держал в руках один из пузырьков.

— Ты это пьешь?

Это прозвучало столь грубо и пренебрежительно, что Мэдди тут же ответила:

— Конечно же, нет.

Ее попытка получить обратно свои вещи осталась без внимания.

— И как часто ты принимаешь это? Она протянула руку и хотела отнять у него лекарство, но, зажав пузырек в кулаке, он поднял руку, и Мэдди уже не могла до него дотянуться.

— Ну так как часто? — Взгляд, которым одарил ее Линк, заставил Мэдди подумать, что он в этом разбирается.

— Не твое дело! Отдай! — с яростью ответила Мэдди.

Вместо этого он повернул пузырек и прочитал этикетку.

— Здесь достаточно большая доза. Покраснев, она ответила:

— Думаешь, я наркоманка?

Пристально взглянув на нее, Линк добавил:

— О чем беспокоиться такой женщине, как ты?

Вопрос был похож на пощечину. Линк Кориэлл не только перешел границу дозволенного, он еще и ударил по самому больному месту. Чувства, которые вдруг захлестнули Мэдди, отразились в ее взгляде.

— Думай, что говоришь, — грубо ответила она, несмотря на то что ее голос начал дрожать. Она действительно разозлилась. — Отдай пузырек.

Линк положил пузырек в карман рубашки и застегнул его. Мэдди широко открыла глаза от изумления.

— Как ты смеешь?

— Вам действительно это интересно, мисс Мэдди? — спокойно и холодно ответил Линк. — Очень даже смею. Лучше я выберусь отсюда с нервной избалованной девчонкой на руках, чем с ней же, но в бессознательном состоянии. — И, кивнув головой в сторону остального багажа, добавил:

— А теперь придется разобраться с этим.

Одним быстрым движением он приблизился к ее чемодану. Открыв его, стал перебирать вещи своими огромными руками. Такая бесцеремонность оскорбила ее.

— Все, что там есть, мне нужно, — возразила Мэдди и, подойдя к чемодану, захлопнула его крышку, зло посмотрев на Линка.

— Посмотри вокруг, Мэдди, — мрачно сказал Линк.

Реплика обожгла ее как огонь, и она забыла про свой багаж. Он говорил серьезно и был совершенно прав. Кругом простирались бесконечные леса и высокие горы. Еще в воздухе эта картина ужаснула ее, а здесь, на земле, было еще хуже. У нее появилось плохое предчувствие, всколыхнувшее в ней беспокойство, которое росло с каждой минутой. Несмотря на приказ Линка, она не могла оглянуться.

Глава 3

Линк не только увидел страх в ее глазах, но и заметил, что она была шокирована. Мэдисон Сснт-Джон, возможно, была самовлюбленной и придерживалась только своих взглядов и принципов, но глупой она точно не была. И конечно же, она понимала, что они физически не смогут взять с собой все вещи. Ее внимание было полностью сосредоточено на своем багаже, потому что она не желала думать о том, что их ждет впереди долгий и, скорее всего, опасный путь по диким местам. И это, несомненно, станет настоящим испытанием для такой избалованной девушки, как она.

Линк чувствовал тяжесть пузырька с валиумом в своем кармане. Если она не может справляться с неприятностями без успокоительного, то никогда сама не научится этому. Интуиция подсказывала ему, что не стоит нянчиться с ней, иначе она станет невыносимо капризной. Если он сможет перебороть ее характер, им обоим будет лучше.

Он даже не обратил внимания на то, что она потирала запястье, к которому он прикоснулся и будто причинил ей боль.

Помедлив минуту, он посмотрел в ее бледное лицо. В этот момент она не смотрела в его сторону; она занималась сумкой, лежащей в траве. Она водила по замку своими тонкими, с идеальным маникюром пальцами, делая это машинально, и было ясно: она думает о чем-то совершенно постороннем. При взгляде на нее казалось, что она в другой реальности.

Линк заглянул в сумку. Первое, на что он наткнулся и сразу выкинул в траву, были стопка сложенных кружевных трусиков. Убедившись, что его действие не осталось незамеченным, он продолжил перебирать вещи, и следующим предметом, вылетевшим из сумки, оказался бюстгальтер.

— Как ты смеешь? — вновь произнесла Мэдди таким тоном, что, казалось, еще немного и она зарычит. Сделав вид, что не расслышал, Линк продолжил копаться в ее вещах. Достав из сумки голубой шелковый халат, он вытащил из него пояс и бросил халат в сторону, а пояс — в сторону своей сумки. За поясом последовали две пары белых носков и несколько пар колготок. Тут его внимание привлекла сетка. Должно быть, она служила для упаковки грязной одежды. Испытав ее на прочность, он отправил ее вслед за носками.

Мэдисон смотрела, как он бесцеремонно копается в ее вещах. Ей становилось ясно, что он собирался брать только самое необходимое, на его взгляд, а остальное придется оставить здесь. Она подняла с земли трусики и бюстгальтер — уж ей никак не обойтись без чистого белья! А то, что он осмелился бросить столь интимные ее вещи в траву, кишащую насекомыми, еще больше разозлило ее.

Недовольная тем, как грубо обошелся Линк с ее вещами, Мэдисон осторожно подняла шелковый халат и завернула в него свое белье, а потом подняла сетку, которая лежала неподалеку от его сумки, и положила в нее свернутый халат.

Линк достал сумку с ее обувью. Покопавшись в ней, он вынул кроссовки и, бросив их к ее ногам, сказал:

— Надевай, и вытащи шнурки из тех ботинок, которые сейчас на тебе.

Мэдисон перевела взгляд со своих ботинок на кроссовки.

— На мне же походные ботинки, — сказала она, пытаясь сохранить спокойствие. И, вновь осмотревшись вокруг и увидев бесконечные леса и горы, почувствовала страх. Споры с Линком были лишь способом не думать об опасностях, которые их ждут.

Мэдисон все смотрела на белые кроссовки, а в мыслях царил хаос. Тот факт, что Линк приказал ей надеть кроссовки вместо ее походных ботинок, говорил, что им предстоит долгий и изнурительный путь, который гораздо сложнее, чем обычная прогулка по лесу.

— Да надень же эти чертовы кроссовки, принцесса. Мы и так потратили без толку большую часть дня! — Этот резкий приказ заставил ее посмотреть на него, но они не встретились взглядами, так как он складывал все ненужные вещи обратно в ее сумку.

Закончив с этим, он снова открыл ее чемодан и достал из него две пары джинсов и две блузки.

Мэдисон быстро собрала джинсы и блузки и сунула в сетку, где лежал халат. Хорошо, что ей не пришлось спорить с ним по поводу запасной одежды. В конце концов, хоть что-то у нее есть на ближайшее время.

«Ближайшее время…» Но когда же они выберутся отсюда?

Следующая мысль вызвала у нее панику ведь она может не застать свою мать в Аспене.

— Сколько времени нужно, чтобы добраться до Аспена?

Линк посмотрел на нее сверху вниз, и на лице его появилась ехидная ухмылка.

— С твоей скоростью — около месяца. Он захлопнул ее чемодан и отставил в сторону.

От такого ответа Мэдисон не могла двинуться с места. Если она не встретится с матерью и ее мужем в этот раз, возможно, никогда больше не будет подходящего случая повидаться с нею. Тогда Роз никогда не увидит «прекрасного лебедя» и не станет жалеть о годах разлуки с дочерью.

— Займись делом, милая.

Этот приказ оторвал ее от глубоких раздумий. То, как он произнес слово «милая», разозлило ее. А эта снисходительность в голосе, которую она просто ненавидела в мужчинах…

— Слушаюсь, мистер Первоклассный Летчик, — ответила она, и на лице ее появилась самодовольная улыбка. Уловив тень недоумения в его темных глазах, Мэдисон почувствовала, что одержала маленькую победу.

Присев на свою большую сумку, она собралась переобуться. Пока она расшнуровывала походные ботинки, Линк упаковал в свою сумку все нужные вещи, кроме ее сетки с одеждой. Поразмыслив над судьбой походных ботинок ведь она не любила ограничивать себя лишь одной парой обуви, — Мэдисон положила их в сетку с одеждой.

Тем временем Линк направился к лесу по другую сторону поляны, причем шагал он достаточно быстро.

Не желая отставать от него, Мэдисон начала в спешке собирать вещи. Взяв сумку и сетку с одеждой, она почти забыла о своей косметичке с такими нужными мелочами. Вовремя спохватившись, подобрала косметичку и поспешила вслед за Линком.

Она не прошла и нескольких шагов, как споткнулась о какой-то толстый корень и растянулась в траве.

Линк шагнул в ее сторону, хоть и знал, что Мэдисон воспримет это как оскорбление. Он не хотел, чтобы это выглядело грубо с его стороны, но хотел посоветовать ей держаться рядом, чтобы избежать неприятностей.

Памятуя о ее ехидной натуре и недавнем замечании «мистер Первоклассный Летчик», он догадался, что в скором времени его ждет целая тирада по поводу аварии самолета. Она могла бы идти рядом, если бы он считался с ней и сбавил скорость.

Оценив ситуацию, Линк решил выбрать самый короткий путь и идти, придерживаясь долины. Им необходимо было найти воду и безопасное место для привала до наступления темноты.

Наконец солнце зашло за горизонт, и вокруг стемнело. «Ее Высочеству» это вряд ли понравилось.

Хорошо, что они могли развести костер. У Линка были спички и зажигалка, но им нужна была и вода. Конечно, какое-то время можно обойтись без еды, но без воды долго не продержишься. А обнаружив ручей или речушку, они смогут решить сразу две проблемы: воды и пищи, ведь в воде должна водиться рыба.

Он взглянул через плечо на Мэдисон. Она все еще несла в руках косметичку. Свою сумку и сетку с одеждой она повесила на плечи, чтобы освободить руки, но расстаться с косметичкой не могла. Линк заглянул в нее несколько часов назад и не мог понять, зачем столько всего одной женщине. И для чего? Мэдисон Сент-Джон была наделена природной красотой. Ей стоило лишь умыться, уложить волосы и смело выходить на улицу, смотрясь при этом на миллион долларов. А она зачем-то переводила на себя косметику.

Он не понимал такой суеты вокруг косметички. Многое из нее вообще не понадобится, если вскоре они не доберутся до цивилизации. У Линка теплилась надежда найти домик лесничего или охотничий домик с телефоном, хотя, честно говоря, рассчитывать на это не приходилось. Вокруг них раскинулась огромная территория, и встретить случайно человека в такой глуши было почти невозможно.

Кроме того, им уже крупно повезло, ведь они выжили. И глупо было рассчитывать на еще большую удачу.

Мэдисон устала, и ей было не по себе, вдобавок она натерла ноги. Кроссовки были новыми и неразношенными. Хотя они шли всего несколько часов, она с трудом различала дорогу. Линк ориентировался только по ему известным приметам. Иногда тропа была настолько крута, что Мэдисон падала и просто сползала вниз.

Линк шел достаточно быстро и легко, и Мэдисон не хотела от него отставать. Весь страх перед дикой природой куда-то улетучился. Остались только возмущение и злость.

Какая неполадка в самолете могла привести их к крушению? И почему Линк не просил по радио о помощи? Неужели они не могли остаться около самолета и разжечь сигнальный костер? Разве у них не было другого выхода, кроме как тащиться через скалистые горы?

Линк, наверно, специально устроил крушение, чтобы испытать ее, зная свое физическое превосходство. Он хотел в очередной раз побаловать свое самолюбие. Она понимала, что просто не нравится ему.

Ну и что, если так? Многие недолюбливали ее, но это же не разбило ей сердце. И он ей совсем не нравится. Что бы ни случилось, вряд ли даже самое опасное и непредсказуемое путешествие способно всколыхнуть в ней безумное чувство к Линку.

Вряд ли очередное прикосновение его рук вызовет в ней такое напряжение, будто ток прошел по всему телу, когда он недавно приводил ее в чувство. И та женская слабость, которую она позволила себе в его объятиях в аэропорту, никогда не повторится.

Говоря откровенно, она уже выбилась из сил, пытаясь поспеть за Линком, который стремился всем своим видом подчеркнуть свое мужское превосходство. Мэдисон получила очередное подтверждение своей теории по поводу самовлюбленных мужчин.

Это дало ей новый прилив сил, и она стала держаться заметно ближе к Линку. Мэдисон уже почти дышала Линку в спину, но неожиданно в глазах закружились маленькие черные точки…

И все поплыло перед глазами — Линк, деревья, все.

Ей захотелось, чтобы пошел дождь. И вдруг она ощутила, как большая холодная капля упала ей на лицо. Живительная вода тут же смыла все страшные воспоминания и о самолете, и о бесконечных лесах.

Мэдисон открыла глаза, чтобы взглянуть на благодатный дождь. И тут же увидела Линка. Его лицо заворожило Мэдисон. Кошмар, похоже, возвращался.

Линк сжимал в руке губку из ее косметички. Она чувствовала его руку, поддерживавшую ей шею и плечи. Он в очередной раз выжимал губку, чтобы еще несколько капель освежили ее, когда заметил, что Мэдисон очнулась.

Раздраженно отстранив его руку, она резко села. Ощутив слабость, прикоснулась рукой к голове, с трудом поднялась на ноги. Первые ее шаги были неуверенными, походка — шатающейся. Линк попытался поддержать Мэдди за плечи, чтобы она не упала.

— Помедленнее, принцесса. Наверно, это духота так повлияла на тебя.

— Перестань так называть меня. — Она запнулась — перехватило дыхание и накатила очередная волна слабости. У нее пересохло во рту. Сосредоточившись и вспомнив о влажной губке, она повернулась и, посмотрев на Линка, спросила:

— Вода… у тебя есть вода?..

Линк повернул голову и указал рукой на небольшую лужицу за ней.

— Вон там, в выбоине камня, осталась дождевая вода. Но даже моя жажда не заставит меня ее пить.

— Ты эту воду вылил на меня? — Ужаснувшись этой мысли, Мэдди стерла с лица оставшиеся капли.

Линк остановил ее руку.

— Ты теперь грязь размазываешь. — И на его лице появилась веселая улыбка.

Мэдисон бросила взгляд на свои грязные пальцы. Забыв и про жажду, и про слабость, она огляделась вокруг в поисках косметички, потом отошла от Линка, опустилась на колени, открыла свою драгоценную косметичку и достала зеркальце.

Несколько грязных разводов на обожженной солнцем коже красовались на лбу и щеках. Линк протянул ей намоченную в лужице губку. Уже не вдумываясь, откуда эта вода, Мэдди схватила губку и с помощью зеркала попыталась привести себя в порядок.

Но даже когда она закончила, ее лицо стало не намного чище.

Тушь осыпалась, и ее частички виднелись на скулах, тени размазались. Не осталось и следа от идеального макияжа. А помада, казалось, испарилась первой.

Мэдисон упорно пыталась стереть остатки туши, когда в поле зрения попала прядь ее волос. Грязные, безжизненные, похожие на тонкие нитки — жуткое зрелище.

Она вновь ужаснулась, но, до того как смогла что-либо предпринять, зеркало и губку ловко выхватили из ее рук.

— Не утруждай себя заботой о внешности, сказал спокойно Линк и, положив зеркальце и губку в косметичку, захлопнул ее. Косметичку он забрал себе и отошел в сторону. — У нас еще есть около часа, чтобы найти воду и место для ночлега. — Он взял ее за руку и заставил встать. — И я очень надеюсь, что ты можешь идти сама.

В этот момент он показался ей дикарем. Мэдди возненавидела свою вынужденную близость к нему, но попыталась совладать с собой. Мышцы ужасно болели от большого напряжения, но ноги все же кое-как держали ее, хотя пальцы и ступни горели в кроссовках.

Линк отпустил ее руку и положил косметичку в свою сумку. Потом он пошел вперед, даже не обернувшись. Уставшая и расстроенная, Мэдди только сейчас, к своему удивлению, обнаружила, что ее сумка и сетка с одеждой все еще висят на ней, крест-накрест. Она двинулась вслед за Линком, заметив, что теперь он идет гораздо медленнее, наверно, учитывая ее возможности.

Уже стемнело, когда они услышали шум воды. Линк резко остановился и прислушался, и Мэдди налетела на его руку, которой он подал знак, чтобы она остановилась. Она настолько устала и обессилела, что даже не заметила его знака.

— Пошли.

Линк неожиданно повернул влево по тропе и тут же растворился в зарослях. Мэдисон пришлось ускорить шаг, чтобы не потерять его из виду. С трудом продиралась она через кусты, каждую минуту отцепляя ненавистные ветки от волос и сумок, которые висели на ней.

Наконец, добравшись до дерева, Мэдди прислонилась, чтобы перевести дыхание. Широкий, шумный ручей струился между двух каменистых берегов, состоявших из огромных валунов. Некоторые из них были достаточно плоскими и широкими.

На одном из таких валунов она увидела Линка. Он оставил свою сумку на берегу, а сам опустился на валун и, зачерпнув холодной, чистой воды, умывался.

Мэдисон умирала от жажды, поэтому, сняв сумку и сетку с плеч и положив их рядом с вещами Линка, присоединилась к нему. Когда Мэдди подошла, он замер. Она оперлась одной рукой о камень, другой зачерпнула воду. Линк следил за каждым ее движением, но Мэдди было все равно.

Темнело достаточно быстро. Руки Мэдди, скорее всего, были слишком грязными, чтобы из них пить. Тем не менее она зачерпнула воду и поднесла ее к губам, не вспомнив про мыло.

В последней момент, задумавшись о качестве воды, она поколебалась. Вода текла по ее пальцам.

— Это, конечно, не фильтрованная вода, но вполне пригодна для питья.

Мэдисон разъяренно посмотрела в сторону Линка, но, совладав с собой, вновь зачерпнула воду. Линк оставил ее одну. Прошло некоторое время, пока она утолила жажду.

— Собери еще сухих веток, — сказал Линк, когда Мэдди сошла с валуна и села на корточки на берегу.

Оглянувшись, она увидела небольшую кучку веток и листьев.

— Займись делом, пока еще не слишком темно.

Мэдисон посмотрела в сторону зарослей, тянувшихся вдоль берега. Она едва различала их в темноте. Разведенный костер разгонит нависший мрак, поэтому она заставила себя встать. Она так устала, что с трудом могла двигаться. Она нашла несколько веток и нагнулась, чтобы поднять их. Вдруг мысль, пришедшая ей в голову, ужаснула ее. Что, если это совсем не ветки? Что, если одна из этих веток — змея? Хотя за целый день им не попалось ни одной змеи, наверно, они слишком шумно пробирались по лесу и распугали всю живность в округе. Мэдисон выпрямилась и пнула ногой ветки. Убедившись, что это всего лишь ветки, она подобрала их.

Вскоре совсем стемнело, и Мэдди, едва различая дорогу, вернулась к маленькому костру. Линк отошел куда-то в сторону и вернулся с огромной охапкой сухих веток. Отобрав несколько толстых и длинных сучьев, он положил их сверху небольшой, собранной Мэдди кучки. От этого весь ее вклад в общее дело казался незначительным.

Такое показное превосходство ранило ее, но где-то очень глубоко, и она почти не придала этому значения. Линк все время показывал ей, что он сильнее, лучше и умелее ее… Вдруг ее охватило отчаяние: безнадежность положения подчеркивалась каждой мелочью.

Она уже не попадет вовремя в Аспен. Пытаясь отогнать эти мысли, она понимала, что не может больше обманывать себя. Ее мать никогда больше не позвонит, никогда не даст ей нового шанса на встречу.

В ее жизни никогда ничего не изменится. Эта мысль больно кольнула сердце. У нее денег больше, чем она когда-либо сможет потратить, но нет человека, который любил бы ее и которого любила бы она. Все ее прошлое, в том числе отношения с матерью, было подтверждением какого-то злого рока, которому она не в силах противостоять.

И эта упущенная возможность повидаться с матерью расставила все точки над «i» в той жизни, где, изо дня в день, нуждаясь в любви, она се не находила.

Несправедливость этого осталась кровоточащей раной в ее душе и сердце. Настроение стало еще хуже.

— Ну, спасибо за все, дикарь, — начала она. — Зачем же я тратила время и собирала эти ветки?

Линк обошел костер и подбросил две толстые ветки в пламя. Он никак не отреагировал на ее выпад, лишь красивые губы слегка искривились, что еще больше разозлило Мэдди.

— Видишь ли, милая, — ответил он, помедлив, — ты, наверно, сдерживалась весь день. Пусть это будет грандиозная вспышка гнева, чтобы, отведя душу и накричавшись один раз, тебе больше не хотелось.

С его губ не сходила язвительная улыбка, глаза смотрели на нее весело. Всем своим видом он провоцировал ее и отлично понимал это.

Мэдди закипала, и ее ярость была готова смести все и вся.

— О, да, — согласилась она с сарказмом. — Нужно же дать волю гневу… мистер Первоклассный Летчик. — Мэдди язвительно улыбнулась. — Эта вспышка раздражения полностью на вашей совести, мистер Мачо. Вы вынудили меня совершить забег по лесу, да еще с такой скоростью, что кроссовки, которые вы заставили меня надеть, кажется, протерли дырки на моих ногах.

Улыбка его испарилась. Это был верный знак, что Мэдди задела его самолюбие, но она продолжала, постепенно повышая голос:

— Начнем с самого начала — с самолета, мистер Покоритель Небес. Что же с ним произошло? — спросила Мэдди все тем же саркастическим тоном, в чем она, несомненно, преуспела за последние годы. — Неужели резиновый ремень перетерся? Да, и по поводу ваших навыков пилота: неужели, черт вас возьми, вы не могли повернуть на другой маршрут, чтобы привлечь внимание и просить о помощи? А что же у нас произошло с радио? — Ее голос становился все требовательнее с каждым словом. — Хоть кто-нибудь догадывается, что мы застряли здесь? Ты хоть догадался сказать о нашем маршруте? Логическим путем приходим к следующему вопросу: почему ты не удосужился позвонить по телефону, как любой другой миллионер Техаса? Или это так сложно для такого дикаря, как ты? — Все повышающийся ее голос иногда срывался на крик. — Ты действительно дикарь. Линкольн Кориэлл или Линк Кориэлл!.. — Мэдди уточнила:

— Ведь верно, Линк? С одним «к» на конце? Да, и еще, поскольку мы говорили о твоей персоне, — продолжила она, и это все больше напоминало крик, — ведь ты еще не потерял чувство единства с природой и знаешь нужное направление движения или мы застряли в этой глуши навсегда и оба обречены жить в пещере и носить шкуры животных?

Речь Мэдисон неожиданно прервалась. Огромная волна напряжения схлынула, и она почувствовала облегчение, хотя еле держалась на ногах и дико устала. Только бы не упасть в обморок, подумала она.

Звуки ночного леса заполнили место оборвавшейся тирады, будто ожидая своей очереди вступить после Мэдди… Стрекотание кузнечиков и цикад, потрескивание огня — все смешалось, чтобы создать новый фон. Здесь, под зелеными сводами, право высказаться по всем правилам принадлежало Линку Кориэллу Он не отрывал своих темных глаз от нее. От той снисходительной улыбки, которая так разозлила се, не осталось и следа. Казалось, воздух между ними накалился от эмоций, и Мэдисон предполагала, что как минимум это была неприязнь друг к другу. Ну и что с того? Все равно она ненавидит его сильнее, чем он ее.

Не говоря ни слова, Линк словно вырос по другую сторону костра. Двинувшись к ней размеренной, медленной походкой, он не отрывал взгляда от Мэдди. Его голос звучал абсолютно спокойно.

— Похоже, вам нужен хороший урок, мисс Мэдди.

Мэдисон не могла двинуться с места, пока он приближался. Повисшее между ними молчание еще больше раздражало ее. Неожиданно на нее нахлынул страх. Сравнить его со страхом, испытанным при крушении самолета, не стоило даже пробовать — этот был гораздо сильнее.

— Сейчас бы кто-нибудь из знакомых сказал мне: «Самое время посадить малышку в седло». — В глазах Линка отражалось пламя костра. — Посмотрим, готовы вы для седла или нет.

Он преодолел последние дюймы, разделявшие его и Мэдди, поднял ее на руки и зашагал прочь от костра. Мэдисон упиралась и брыкалась, пытаясь защититься.

— Как ты посмел прикоснуться ко мне! Отпусти меня, гигант проклятый!

Неожиданно он отпустил ее.

Мэдди плюхнулась в ледяную воду ручья. Уйдя с головой под воду, через мгновение она вынырнула на поверхность. От холодной воды Мэдди моментально охрипла и продолжала отчаянно бултыхаться, пытаясь нащупать ногами дно и встать.

Но дно ручья было скользким, а темнота хоть глаз выколи. Она барахталась, хрипела, брызгалась, пока наконец кое-как не выползла на берег.

Она выпрямилась во весь рост. Линк стоял рядом. Казалось, он хотел утопить ее. Откашлявшись, разъяренная Мэдисон сжала руку в кулак, желая как можно больнее ударить его.

Ей не удалось это сделать. Линк спокойно поднял руку и легонько толкнул Мэдди в плечо, совсем легонько, но и этого было достаточно, чтобы Мэдди потеряла равновесие. Вновь она шлепнулась в холодную воду.

На этот раз Линк дал ей совсем немного побултыхаться в воде, а потом, взяв за руки, помог встать на ноги.

— Ты трус! — крикнула запыхавшаяся Мэдди. Линк поймал ее руку до того, как она успела ударить его. Мэдди попыталась пнуть его, но ноги не слушались, одежда стала мокрой и тяжелой, а в кроссовках было полно воды.

С ноги, которой она хотела ударить Линка, кроссовка соскользнула, и ее унесло течением. Если бы Линк не удержал Мэдди за руку, то она снова искупалась бы. Гордо прошагав по мелководью, она очутилась на твердой почве, но все равно в воде.

— Сдавайся, — сказал он, не скрывая улыбки. — Даже лошадь знает, где остановиться.

— Я не лошадь! — ответила она, и силы ее, казалось, покинули. Она с трудом могла стоять. Ее взгляд встретился с его взглядом. — А ты уж точно не укротитель лошадей.

Линк улыбнулся. Теперь это была теплая, приятная улыбка.

— Я хотел показать тебе, что не дам себя в обиду. Запомни это, принцесса. — Он притянул Мэддисон к себе, и у нее перехватило дыхание. — Пошли, надо тебя высушить и устроить на ночь.

Глава 4

«Надо тебя высушить…»

В голове у нее нарисовались эротические сцены, и Мэдисон решила держаться от Линка подальше. Она устала и ослабла, так что оставалось надеяться только на его порядочность. У него на лице опять красовалась самодовольная улыбка, и Мэдди не могла расслабиться.

Каким же человеком в действительности был Линкольн Кориэлл? Единственная мысль, которая крутилась в голове: любой мужчина сейчас справится с ней и подавит се сопротивление. Ведь Линк только что показал свое физическое превосходство над ней. Что, если он перейдет к делу? Они совершенно одни здесь. И этот факт мог сыграть любому мужчине на руку.

Никогда она не испытывала страха насилия так явно. Мэдди неусыпно следила за своей безопасностью и знала наверняка, что созданный ею образ неприступной, уверенной в себе дамы всегда держал мужчин на расстоянии, и во всем ее облике не было ни малейшего повода, чтобы стать жертвой.

Собрав всю волю в кулак, Мэдди посмотрела на Линка, пытаясь воссоздать этот образ.

А Линк был скорее обеспокоен, шествуя подле Мэдди по берегу.

Прикосновение руки Линка произвело на нее чарующий эффект. Как же она могла бояться его, ведь от одного его прикосновения по всему ее телу бежит ток! Неужели она так одинока и так соскучилась по настоящим чувствам, что готова упасть в объятия любого привлекательного мужчины? Даже того, который так напоминает обыкновенного дикаря? Похоже, она потеряла голову!

Линк посмотрел на нее с любопытством. Мэдисон отшатнулась от него, но он остановил ее, взял обе ее руки, накрыл их своей ладонью и вывел ее из воды, почти как пленницу.

После этой очередной демонстрации силы подозрения вновь поселились в душе Мэдди. Они усилились, когда этот мачо соблазнительно посмотрел на нее.

Неважно, кем он был на самом деле, — важно, кем была она.

Ощутив твердую гальку под ногами, Мэдисон попыталась вывернуться из рук Линка. Но ничего не вышло, пока он сам не отпустил ее. Мэдисон отшатнулась и села на валун. Ее вновь охватило возмущение.

— Снимай одежду.

Такой приказной тон ужаснул ее. Она огляделась по сторонам. Лишь вокруг костра ложился небольшой круг света, а дальше простиралась полная темнота. Мэдди понимала всю необходимость просушить одежду: горный воздух ночью становится очень холодным. Но укрыться от любопытных мужских глаз здесь не представлялось возможным.

Реплика по поводу сушки одежды вновь вселила чувство недоверия к Линку.

Мэдисон с опаской поглядывала вокруг, пока расшнуровывала кроссовку. Его джинсы тоже были мокрыми. Остановив взгляд на пряжке его ремня, Мэдисон испугалась. Но он без особого стеснения расстегнул пряжку и вытащил ремень. Когда он добрался до железной пуговицы, Мэдисон отвела взгляд.

Он собирался снять брюки! Звук расстегивающейся молнии заставил ее повернуться к нему спиной.

Боже, что же будет дальше? Мэдисон напряженно вглядывалась в темноту, но различала лишь стену из деревьев, напоминавшую своеобразную границу между едва различимыми сумерками и непроглядной тьмой леса.

Холодный ветер трепал ее волосы. Мэдди почувствовала озноб, ведь она до сих пор сидела в мокрой одежде.

— Ты можешь пока надеть халат, — голос Линка испугал ее, — или что-нибудь еще из своих запасов чистой одежды.

Мэдисон бросила быстрый взгляд через плечо. Линк уже надел сухие джинсы. Он не заправил края рубашки, но был полностью одет.

Но некоторое беспокойство все еще оставалось у нее в душе. И тут Линк добавил:

— Не хочу ночью прикасаться к чему-то мокрому. Так что переоденься.

Это высказывание заставило ее насторожиться.

— Можешь прижиматься или прикасаться хоть к дикобразу, мне все равно, — ответила Мэдди, чтобы выбить у него из головы все ассоциации, связанные со словом «прикасаться».

Линк посмотрел на нее.

— Леди, каждое ваше слово походит на вызов. В один прекрасный день какой-нибудь мужчина осмелится его принять.

Почему в его словах и во всем виде чувствовался сексуальный подтекст? Чтобы вернуть установившиеся неприязненные отношения, Мэдди, гордо вскинув подбородок, отвернулась.

— Избавь меня от своих глупых аналогий, ковбой. Только тот мужчина, который слаб и не может отстоять свою точку зрения, в каждом разговоре видит провокацию.

Линк слегка улыбнулся.

— Если такими разговорами ты хочешь привлечь мое внимание, то знай, что меня спровоцировать легко. Если женщина дает мне хоть малейший намек на секс, то, черт побери, я не буду сопротивляться!

Такие слова насторожили ее. Женская интуиция подсказывала, что надо бы поостеречься, а с другой стороны, ей очень хотелось закричать от раздражения.

— Здесь нет никакого намека на секс. — Она четко выговорила каждое слово, чтобы это лучше дошло до него. Но собственный разум не до конца поверил в произнесенное. Вид мускулистого тела Линка вновь вызвал у Мэдди воспоминания о его сильных руках.

Линк пронзительно посмотрел на нее, и у нее перехватило дыхание. Его глаза скользнули сверху вниз и внимательно изучили Мэдисон, начиная с макушки и заканчивая кроссовкой. Когда его взгляд скользнул по особо выступающим местам ее стройного тела, она почувствовала, как ее сердце забилось сильнее.

— Нет намека на секс, значит? — Он перевел взгляд на се раскрасневшееся лицо. — Блондинка, красавица со стройной фигурой… — Его взгляд остановился на ее груди. — Мокрая одежда. Необходимость се просушить. Соблазнительные мелочи. Ледяной ветер…

Раздосадованная, Мэдисон посмотрела на свою мокрую блузку и растерялась. Несмотря на то что от воды красный цвет стал более темным, прилипшая к телу блузка четко обрисовывала грудь. Она как будто была без блузки. Мэдди попыталась отлепить ткань от тела.

— Теперь ты видишь еще одну важную причину, чтобы надеть сухое, — заметил Линк. — Я отвернусь и подожду, пока ты переоденешься.

Мэдди подняла глаза и посмотрела ему в лицо. Сейчас она доверяла ему еще меньше, чем когда-либо. Но се уже трясло от холода. Стук зубов раздавался все отчетливее, и она неожиданно осознала, что замерзла до смерти. Ей ничего не оставалось, как поверить ему на слово и переодеться. Она настолько замерзла, что с трудом могла говорить.

— К-как я у-знаю, ч-что ты н-не б-будсшь под-дглядывать?

Он улыбнулся, и взгляд стал намного серьезнее.

— Я даю слово.

Что-то позволило ей немного расслабиться. У Линка Кориэлла была репутация человека, который держит слово. Но будет ли он дорожить своей репутацией здесь, в скалистых горах?

Линк избежал ее испытующего взгляда и подошел к сваленным в кучу сумкам. Взяв сетку с одеждой, бросил ее ей. Мэдисон, поймав сетку, опустила ее перед собой на землю.

Взгляд темных глаз в последний раз скользнул по ее лицу. Потом Линк повернулся спиной к костру.

Сухая одежда лишь немного уняла дрожь в теле, и Мэдисон все еще было холодно. Она придвинулась ближе к огню. Немного согревшись, начала задремывать.

О еде не было сказано ни слова. Чуть позже Линк дал ей фонарик из своей сумки, и теперь она могла ненадолго покинуть лагерь, если была необходимость.

Боясь уходить далеко, она нашла достаточно укромное место и очень скоро вернулась к костру без особых приключений.

Теперь она всеми силами пыталась не уснуть и не обращать внимания на Линка. Она согрелась, но спине все равно было холодно.

Она обернулась, когда Линк, достав рулон пластика, разложил неподалеку от нее этот лист, который оказался гораздо шире, чем двухместная кровать. Потом он достал шерстяное одеяло и накрыл им пластик.

Свои мокрые джинсы Линк повесил на сук дерева. А для ее одежды даже натянул веревку между двумя деревьями; ее вещи колыхались на веревке неподалеку от костра. Наверно, к утру они совсем высохнут.

То, что он отдал приоритет ее одежде, заставило Мэдди слегка устыдиться. Может, она ошибалась в нем. Возможно, совершенно напрасно назвала его дикарем. И ей не следовало бы критиковать его за разбившийся самолет. Он, в конце концов, сделал все от него зависящее, чтобы они остались в живых.

Большую часть времени они провели молча, сидя у костра. Разговор о «намеке на секс» произошел больше часа назад, и Мэдди надеялась, что Линк уже не думает о нем, хотя сама она почему-то не могла забыть.

Казалось, ничто не может разогнать сонливость и усталость, даже огонь. Но все же легкое золотое мерцание успокаивало… вселяло в душу какое-то странное умиротворение.

Линк совсем не подходил ей.

После смерти Бо достойных Мэдисон мужчин не существовало. Никто не мог быть лучше идеального Бо.

По воле случая тем человеком, который привлек внимание Мэдисон, стал Линк. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не начать его пристально разглядывать. Другого объекта для изучения рядом пока не было. И ей предстояла битва с собой.

Самодельная кровать была закончена, и Линк потянулся за сумкой, наверное, чтобы положить ее под голову. Наблюдая за ним, Мэдди удивилась, с какой легкостью он решил проблему ночлега. Она точно знала, что он собирается спать здесь, на этой «кровати», но у нее не возникало чувства беспокойства, пока он не выпрямился и не бросил на нее взгляд.

— Пора укладываться спать. — Это прозвучало странно. Она вспомнила его фразу: «Не хочу ночью прикасаться к чему-то мокрому», — и в голове ее замелькали разные мысли. Что-то подсказывало ей, что выбора у нее нет, и придется спать на этой «кровати», причем рядом с Линком.

— Мы не можем спать вместе, — не унималась она.

— У нас всего лишь одно одеяло, а температура, возможно, упадет еще градусов на десять. Пока ты не снимешь комнату в местном отеле, у тебя нет выбора.

— Спать вместе с тобой…

— У тебя нет выбора. — Он продолжал стоять на своем. — Может, еще устроим соревнование за это ложе или же просто ляжем и попытаемся поспать?

Ей вспомнилось купание в ручье; сомневаться нечего — здесь она полностью во власти Линка. Грозный взгляд заставил Мэдди понять, что Линк может сам ее уложить, если она не послушается его.

Мэдисон вдруг почувствовала себя беспомощной и загнанной в ловушку. Уже было неважно, что Линк привлекал ее как мужчина. Это чувство родилось оттого, что она всю свою жизнь была несчастна.

Когда-то, еще ребенком, она тоже не имела права выбора. Ее обрекли на жалкое, безрадостное существование с людьми, которые должны были бы любить ее, но по какой-то причине сочли, что она недостойна этой любви.

И Линку было на нее наплевать, ведь она знала, что он ее ненавидит. Для него тоже она была обузой, без нее ему было бы гораздо легче выбраться отсюда. И теперь она должна лежать с ним рядом и пытаться заснуть, завернувшись в одеяло.

Скрытая интимность ужасала се, но одновременно и непреодолимо влекла. Ведь Линк нравился Мэдди. В глубине души она желала этой неизбежной близости со всеми ее возможными последствиями. Но также ее тяготило возможное разочарование, которое испытает Линк, проснувшись утром в се обществе.

Она все еще смотрела на него, не в силах заставить себя прилечь на одеяло, когда Линк направился в ее сторону. В попытке отстраниться от него она сделала шаг назад и застыла от пронзительной боли.

Казалось, все тело затекло, и она больше не в состоянии была двигаться. Ноги жутко болели, а пальцы просто горели, и, когда Линк подошел, она едва сделала еще пару шагов.

— Не подходи ко мне!

Грозное предупреждение было сейчас единственным оружием против него. Тень недоумения легла на его лицо, но все же он остановился.

— Что с твоими ногами? — Ровный тон его голоса произвел на нее успокаивающее действие. Мэдди поняла, что он не совсем дикарь, и эта забота о ее здоровье всколыхнула в ней какое-то теплое чувство.

С другой стороны, если ее ноги были все в мозолях, то она подкинет Линку очередную проблему и станет еще большей обузой для него, когда они двинутся в путь. Или еще того хуже — ему придется нести ее. Непонятное теплое чувство схлынуло, и его место заняли тревога и беспокойство.

— Ничего. — Мэдисон сделала еще несколько шагов. Надев пару чистых носков, она поставила обувь просушиться. Ее ноги были слишком сильно натерты, чтобы надеть походные ботинки сейчас, и ей не нравилась идея бродить по лагерю в носках, потому что они испачкаются.

Линк чуть улыбнулся, но даже в этой улыбке она уловила цинизм.

— Похоже, мисс Мэдди, вы врунишка. Мэдисон уже готова была обругать его, но Линк вдруг поднял ее на руки, причем так быстро, что она не успела опомниться, как оказалась с ним лицом к лицу. Ее тело болело, и она не стала брыкаться в его объятиях, пока он нес ее к самодельной кровати. Опустив се на одеяло, он тут же взял ее ногу, собираясь осмотреть, и, держа ее достаточно крепко, чтобы Мэдди не дергалась, успокаивающе погладил. Мэдди почувствовала силу и тепло рук Линка, которые хотели позаботиться о ней и о ее уставших ногах, каждой клеточкой своего тела.

Линк снял носок, и Мэдди застонала. Это заставило его остановиться.

— Черт возьми, Мэдди….

Он увидел, что носок прилип к ноге, потому что мозоль совсем стерлась и волдырь лопнул. Линк осторожно отодвинул носок от того места и снял его, высматривая очередную мозоль. Аккуратно помассировав натруженные ноги, он положил их на одеяло.

— В косметичке у тебя полно лекарств но, наверно, ничего подходящего от мозолей. — Его темные глаза сверкнули. — Как ты намерена идти с этим завтра, ничего не предприняв сегодня?

Он не стал ждать ответа, поднялся, пошел за ее косметичкой и открыл ее, прежде чем Мэдди успела возразить.

Линк рылся в ее вещах, а Мэдди была слишком уставшей, чтобы беспокоиться о таких мелочах. Он достал небольшой тюбик с мазью и упаковку бинта. В считанные минуты он обработал ей ноги. Пока Линк ими занимался, Мэдди опять ощутила боль и, чтобы хоть немножко облегчить ее, легла на спину.

Его руки были сильными, грубыми, но удивительно теплыми. Очень осторожно, даже нежно растирал он ее ноги. Мэдди очнулась, когда Линк положил их себе на бедро, открыл упаковку бинта и, пользуясь ее маникюрными ножницами, стал разрезать его на квадраты.

Вид его больших, сильных пальцев, легко управляющихся с маникюрными ножницами, позволил Мэдди заключить, что он ловко справляется с любыми проблемами. Закончив разрезать бинт, он выдавил небольшое количество мази на вырезанный квадрат и приложил к мозоли.

Потом он взял носок и аккуратно надел его на ногу Мэдди, не забыв удостовериться, что бинт не съехал с мозоли и надежно прижат носком.

Когда он занялся ее второй ногой, Мэдди, откинувшись на одеяло, продолжала наблюдать за ним. Ее веки налились тяжестью, и вскоре она не в силах была разлепить их.

Прикосновение Линка было самым приятным ощущением, которое Мэдди испытала за все прошедшие годы. Она даже не предполагала, какая волна блаженства и тепла пройдет по ее телу от прикосновения этих сильных, но заботливых рук. А на его лице не было и следа ненависти к ней.

Ее одинокое сердце, так истосковавшееся по нежности, ожило и всколыхнулось. Глаза Мэдди закрылись сами собой. Она была такой одинокой, безумно одинокой. Уже несколько лет никто не прикасался к ней, особенно так нежно. Даже Бо. Бо, который был заинтересован в ней, позволял себе более интимные прикосновения, но они не были такими нежными.

Господи, неужели кто-то желал позаботиться о ней?

Линк уделил внимание ее ногам — ногам! Вряд ли эта часть тела могла стать возбуждающей для Линка, но для Мэдди это было именно так.

Ее глаза все сильнее слипались. Она лежала лицом к Линку, а он массировал ей ноги. Ей недоставало смелости выпустить чувства на волю. Так она и лежала, закрыв глаза и ловя каждое движение рук Линка.

Когда Линк опустил ее ноги на одеяло, она чуть не попросила о продолжении массажа. Но мысль о том, что вскоре он ляжет рядом с ней, заставила вновь напрячься. Она вдруг возненавидела себя за то, что ей хотелось от него чего-то большего, чем просто массаж ног.

Мэдди услышала, как Линк сложил все обратно в косметичку и закрыл ее. Потом, откинув одеяло, улегся рядом с Мэдди на пластик.

Мэдди ощутила тепло его тела, а минуту спустя почувствовала, что Линк повернулся к ней лицом и накрыл ее одеялом. Когда Линк заговорил, его дыхание обожгло Мэдди.

— Ты выглядишь словно испуганная девственница, над которой вот-вот надругается безжалостный бандит.

В его тоне проскальзывали иронические нотки, но слова прозвучали резковато. Мэдди открыла глаза. Линк смотрел на нее, его лицо было совсем близко.

Отблески костра, мягко скользя по его лицу, выделяли каждую его черточку. В глазах мерцали золотые языки пламени костра, делая его взгляд загадочным и чарующим.

Мэдди не ответила на его реплику. Испугавшись, она лежала не шевелясь и смотрела на него. Жар его сильного тела. Тепло его дыхания совсем рядом…

Она всеми силами старалась обуздать свои желания, ведь только так она могла не позволить ему прикоснуться к ней.

Ее взгляд остановился на его губах. Ей так хотелось коснуться их, почувствовать их вкус…

Казалось, она не целовалась целую вечность. Интуиция подсказывала, что Линк очень опытен и хорошо целуется, и в этом искусстве он, наверно, превзойдет самого Бо Дюваля.

Образ Бо вдруг стал расплывчатым и безликим. Взгляд Линка развеял все ее мысли. Мэдди даже забыла, что они лежат на куске пластика, на жесткой земле, а вокруг них раскинулись бесконечные леса и горы и поблизости бродят опасные животные.

Рука Линка скользнула по се телу. У Мэдди перехватило дыхание, она чувствовала движение каждого пальца. Рука медленно прошлась по ее плечам и остановилась у груди. В его глазах читались страсть и желание, она знала, что он вот-вот поцелует се. Каждая клеточка ее тела желала этого, но единственное, что она могла сделать, — это лежать рядом с ним и терпеливо ждать.

Слова, которые он произнес через несколько секунд, были лишь подтверждением жестокой реальности.

— То, что ты девственница, я угадал, а насчет твоего страха — не уверен, — сказал он неожиданно. — Я думаю, что ты для меня не тот вызов, на который стоит отвечать. — После этого Линк убрал руку, дотянулся до своей сумки и, положив ее под голову, явно собрался уснуть.

Мэдди была в шоке. Такого разочарования она еще не испытывала. Линк не поцеловал ее, даже не пытался. Ей казалось, что еще мгновение — и он поцелует ее, но он не сделал этого, чем причинил огромную боль Мэдди.

Сердце ее все еще бешено колотилось. Казалось бы, повод для переживаний не был таким уж серьезным. Но она вдруг ощутила щемящую пустоту в душе.

Почему ей было страшно, когда самолет начал падать? Почему ее так ужасала мысль о смерти в авиакатастрофе?

Мэдди закрыла глаза. Она никогда больше не увидит свою мать — человека, который ей так нужен. Даже если она помирится с Кейтлин, та вряд ли по-настоящему обрадуется Мэдисон. Кейтлин замужем и счастлива. И появление Мэдди в жизни ее двоюродной сестры вряд ли будет нужным после многих лет размолвки.

Боль оттого, что никому в этой жизни она не нужна, что никто ее не любит и никому не нужна ее любовь, Мэдди была не в силах превозмочь.

Она заставила себя повернуться на другой бок, чтобы больше не видеть лица Линка, и отодвинулась от его тела так далеко, как только позволял пластик.

Она больше не боялась смерти. Единственное, что могло измениться в ее жизни, — это ее слишком завышенная самооценка.

Большое тело Линка превратилось в чувствительный камертон. И о чем, черт побери, он думает?

Мэдисон Сент-Джон явно влекло к нему, несмотря на то что она не признавалась себе в этом. Ее влекло к нему, но она весь день пыталась не думать об этом. И Линк должен был ожидать этого. Мысль о том, что он проведет ночь рядом с завернувшейся в одеяло Мэдди, разбудила в нем любопытство и желание испытать судьбу еще раз. Как бы то ни было, он хотел получить подтверждение, что они совершенно разные люди и не подходят друг другу.

Когда он массировал ей ноги, то почувствовал, что Мэдди расслабилась, но не заметил, как она сквозь сон наблюдала за ним, и не уловил, что в ней что-то изменилось. Потом, посмотрев в ее огромные голубые глаза, он увидел желание женщины, которая ждала поцелуя.

Только теперь он понял, что задел ее чувства. Она не ответила ему на едкую реплику.

Она тихо лежала рядом с ним, отвернувшись. Она лежала так далеко, что конец одеяла едва прикрывал ее тело.

Дождавшись момента, когда Мэдди уснула, Линк придвинулся к ней поближе и убедился, что одеяло полностью укрыло ее. И в этот момент его уже не интересовало, была Мэдди стервой или нет.

Линк нашел ответ на свой вопрос. Он чувствовал, что она не просто самовлюбленная богачка — ведь неприступность Мэдди была лишь маской, за которой скрывалась обыкновенная ранимость. Она не была женщиной, с которой можно просто развлечься.

Глава 5

Утро настало очень скоро. Мэдди натянула одеяло на глаза, чтобы спрятаться от солнца. Она снова заснула, но через некоторое время, выспавшись, открыла глаза окончательно. На этот раз солнце светило гораздо ярче.

— Вставай, Спящая Красавица, завтрак почти готов. — Голос Линка раздавался откуда-то сверху. — Можешь прогуляться пока по лесу.

Еда. Ее пустой желудок начал болеть. Она повернулась на бок, села и только тогда ощутила запах еды. Рыба. Выяснив это, она почувствовала, что все тело болит. И еще: она ненавидела рыбу.

Ее колебания привлекли внимание Линка.

— Твои ботинки стоят за тобой.

Она посмотрела на него. Он стоял по другую сторону костра.

В поле ее зрения попали две раздвоенные кверху палки, вкопанные по обе стороны костра. На них опиралась еще одна, горизонтально лежащая палка с нанизанными на нее пятью тушками рыб, которые жарились на огне.

Мэдди нахмурилась и, оглянувшись, потянулась за ботинками.

Когда она взяла их, то заметила, что Линк вдел кожаные шнурки обратно. Такой заботливый жест удивил ее. В последние дни ей приходилось несладко, и тот факт, что Линк сделал нечто для нее, смутил Мэдди. Наверное, потому, что она знала о его равнодушии к ней о его возможном равнодушии — она воспринимала каждый добрый жест по отношению к себе как что-то поразительное.

Она наклонилась, чтобы надеть ботинок. Гордость заставляла ее держать свои мысли при себе. Хоть она и проспала всю ночь напролет, но не ощущала себя отдохнувшей, а наоборот, усталой. Тем более что у нее все болело. Желудок болел от голода. Все тело тоже болело и ныло. Надев ботинки, она почувствовала, что ноги тоже болят. И солнце было таким ярким, что глаза тоже сильно болели.

Линк наблюдал за тем, как Мэдди завязывает шнурки. Он с точностью определил момент, когда она почувствовала, что шнурки мокрые.

— Почему они мокрые? — спросила она еще сонным голосом.

— Другие шнурки — белые, и они пугали рыбу, — ответил он.

Мэдди застыла, на ее лице отразилось отвращение. Она выронила из рук шнурки.

— Ты использовал мои шнурки, чтобы поймать рыбу?

Ее голос еще подрагивал, но недоверие к услышанному придало ему угрожающий оттенок. Теперь не осталось и тени сомнения она была испорченной, избалованной девчонкой. Избалованной неженкой.

Но, бесспорно, красивой девчонкой. Немного испорченной, стервозной. Ее волосы были безжизненными и напоминали паклю. Но, несмотря на все это, она была привлекательной и сексуальной. Даже хорошо, что она рассердилась — это сглаживало впечатление от прошлой ночи, когда они лежали бок о бок.

— Возможно, они еще пригодятся, чтобы поймать ужин, — сказал Линк.

Мэдди подняла голову и посмотрела на него. Во взгляде смешались злость и негодование.

— Ты же не использовал червей, чтобы поймать рыбу, да?

Выражение ее лица в этот момент было очень забавным, и Линк почти улыбался, глядя на нее.

— Ты же спала, поэтому мы не могли воспользоваться твоим обаянием, чтобы поймать нам завтрак.

На щеках Мэдди вспыхнул румянец.

— Мои шнурки были рядом с червями? Мэдди уже была на грани срыва.

— Ну, вообще-то, червяк надевался только на булавку. Возможно, он даже не коснулся шнурка.

Мэдди недовольно посмотрела на него.

— Но ты брал шнурки руками, в которых до этого держал червяков.

— А если нам попадутся зайцы, то мы используем шнурки, чтобы сделать силок, — продолжал Линк невозмутимо.

Выражение ее лица стало недоумевающим и одновременно вопросительным.

— И ты воспользуешься моими шнурками, чтобы убить зайца?

Это не было вопросом, а скорее прозвучало как обвинение. События прошлой ночи убедили ее, что Линкольн Кориэлл может сделать и сделает все, что ему взбредет в голову, причем с кем и с чем захочет. Мэдди не в силах была отговорить его убивать зайца. Но как он сможет сделать это? Пуля влечет моментальную смерть, и заяц даже не успеет понять, что его убили. Но ведь заяц, попавший в силок, испытает жуткий страх. Ведь он поймет, что скоро умрет. Каким же образом Линк убьет его? Задушит? Или камнем прикончит? Это было так ужасно.

— Тебе не придется убивать беззащитного маленького зайца. Я не ем мяса, — сказала она. На это тут же последовал ответ Линка:

— Если бы ты хотя бы иногда ела мясо, то не цеплялась бы к людям по мелочам. — (От этих слов у Мэдди все внутри закипело.) — Да. И вместо того, чтобы твердить свое «как ты смеешь», лучше зашнуровывай ботинки и пойди прогуляйся. — Он скептически посмотрел на ее волосы. — И после завтрака удели минутку своим волосам: хотя бы расчеши их и проверь, нет ли клещей.

Мэдди даже забыла про зайца и его жестокую судьбу. На лице у нее вновь было выражение удивления.

— Клещи?

— Обычные лесные клещи не причинят тебе особого вреда, но все равно лучше их сразу вытащить. Это всего лишь маленькие клещи.

Мэдди нервно сглотнула на его последних словах и спросила:

— Маленькие клещи?

— Одни клещи могут спровоцировать болезнь Лима, другие — вызвать лихорадку. Или нервный тик. Вообще-то я не специалист, но некоторые клещи действительно очень маленькие. Поэтому с ними надо быть повнимательнее. — Он замолчал и повернул палку, на которой жарилась рыба. — Если мы будем проверять кожу утром и вечером, то проблем не будет. Только не вытаскивай их, если обнаружишь. Мы попробуем избавиться от них с помощью твоей жидкости для снятия лака.

Мэдди охватил ужас. Ей вдруг почудилось, что клещи ползают везде: на коже, в волосах, в одежде… Ведь она никогда даже не думала о клещах — о медведях, пумах, волках, может, и думала, но точно не о клещах. Линк только что дал ей повод для кошмара, с которым придется бороться всю бессонную ночь напролет.

Господи, ведь здесь, в этих горах, действительно можно умереть от болезни Лима или лихорадки.

Ее ужас, видимо, отразился на лице, потому что Линк снисходительно улыбнулся.

— Не нужно так бояться. Даже если тебя укусит нехороший клещ, мы наверняка сможем найти доктора, чтобы вылечить тебя.

Она не придала значения его замечанию.

— Почему же ты ничего не сказал о них раньше?

— Подумай сама.

Напуганная, она огляделась и попыталась сосредоточиться на обуви и мокрых шнурках. Наконец она справилась с ботинками без какой-либо помощи со стороны своего попутчика, который все это время с раздражающим Мэдди интересом следил за каждым ее движением. Она прилагала все усилия, чтобы игнорировать Линка, и надеялась этим его задеть.

Попытка встать вернула ее на землю, она почувствовала боль во всем теле с головы до ног. Несколько осторожных шагов по лагерю позволили ей немного размяться, а потом она решила сходить в лес, чтобы справить естественные надобности.

Она уже зашла достаточно далеко в лес, когда услышала оклик Линка:

— Будь поосторожнее, не задень ядовитый плющ!

Мэдисон уже жалела, что не погибла в авиакатастрофе, потому что ее самые жуткие страхи воплощались в жизнь: казалось, они приземлились прямо в ад.

У Мэдди ломило все тело, и она едва могла передвигаться. Было уже за полдень, и Мэдди так проголодалась, будто целый месяц крошки во рту не держала, хотя утром несмотря на свое отвращение съела пару кусочков рыбы. Она уже жалела о том, что отказалась от целой порции еды, приготовленной Линком. Сейчас, наверное, она все на свете отдала бы за несколько кусочков той рыбы.

Мэдди перестала думать о клещах, которые ползали по всему ее телу. Как ни странно, она больше не боялась наткнуться на ядовитый плющ. Вместо всех этих страхов ее преследовала постоянная ноющая боль.

А Линк шел впереди, как будто вовсе не устал и был полон сил.

Похоже, они шли уже целую вечность и преодолели сотни миль. Сегодня, правда, путь был более удобным и ровным, но следующим днем им предстояло спускаться с горы. К тому времени они пересекли две долины, которые казались Мэдди бесконечными.

Она уже потеряла счет расстоянию и времени. Все вокруг — горы, поваленные деревья, огромные валуны, попадающиеся то там, то тут, — издали представлялось не таким уж непреодолимым. Но по мере приближения к ним они как будто вырастали. Природа как бы сама отдаляла горы и деревья, к которым так стремились путники. Возникали своеобразные миражи скалистых гор. Чем-то они напоминали миражи в пустыне, такие же нереальные и раздражающие.

Наконец они вошли в лес, скрывшись от жгучего солнца. Они шли вдоль широкого ручья — может, того, который обнаружили вчера ночью, может, совершенно другого. Мэдди уже утратила чувство направления.

Она хотела лишь стакан холодной воды, стол, полный еды, принять ванну, поспать с недельку, и осмотр врача тоже не помешал бы. А валиум, выписанный для успокоения нервов в критических ситуациях, до сих пор был в кармане Линка. Хотя Мэдди редко принимала валиум, но это ужасное приключение, казалось, располагало к употреблению транквилизаторов.

С другой стороны, выяснилось, что она намного выносливее, чем думала.

Но это могло произойти из-за того, что она вынуждена была преодолевать трудности, из-за ужаса перед дикой природой, которые по сравнению с нервной напряженностью перед встречей с матерью казались лишь небольшими неприятностями. Мэдди вновь подумала о том, что ее отсутствие смутит Роз перед ее новой семьей, и это ее опять расстроило.

Роз может никогда не узнать, что Мэдди совершила это не нарочно; она разозлится настолько, что никогда больше не позвонит дочери. Ведь никто, кроме прислуги в доме Мэдди, не знает, что она отправилась в Колорадо, и, хотя они знают, куда отправилась их хозяйка, они не смогут это сообщить Роз, если, конечно, та не позвонит еще раз. Мать звонила Мэдисон слишком редко. Ее звонок в ту пятницу предоставил Мэдди единственный за многие годы шанс встретиться с матерью, может быть, последний шанс в жизни.

К тому же никто из прислуги и не подозревает, что она попала в авиакатастрофу, даже если выяснится, что самолет Линка упал.

Другой пилот, который отказался доставить ее в Колорадо, даже и не вспомнит, что она вылетела с Линком, пока не узнает, что самолет потерпел крушение. Но и тогда он не сможет сказать наверняка, полетела ли Мэдди с ним, ведь никого не было рядом, когда она садилась в самолет Линка.

Почему она сразу не сказала матери, что приедет в Колорадо, вместо того чтобы тешить свою гордость и давать неопределенные ответы? И почему она не перезвонила матери и не сообщила, что уже в пути? Роз не оставила своего номера телефона, но Мэдди могла узнать его в справочной. Почему же она не подумала о таких полезных мелочах? Теперь ее мать даже не знает, что Мэдди собиралась приехать, она не станет волноваться, если дочь не появится.

Ведь Роз никогда по-настоящему не переживала за нее. Эта грустная мысль кольнула сердце Мэдди. Никто не станет скучать по ней, никто о ней и не вспомнит, даже если ее никогда не найдут.

Ведь и Линка раздражало ее присутствие. Он был хорошо приспособлен к дикой природе: умело продирался сквозь заросли леса, мог спать на жесткой земле, ловил рыбу с помощью се шнурков, готовил на открытом огне. Это было для него как настоящее мужское приключение.

Мэдди пыталась остановить его хоть на несколько минут, чтобы снять ботинки и остудить ноги в ручье, но он не обращал на нее никакого внимания. Казалось, ноги ее уже раздулись до величины баскетбольного мяча, и она чувствовала каждую мозоль. В последний раз, когда она попросила его о привале, он назвал ее плаксой. Больше она к нему не обращалась. Она испробовала все стоны и жалобные вздохи, которые имелись в ее репертуаре. После того, как и это не подействовало, она поняла, что он просто не слышит ее, находясь слишком далеко впереди, поэтому продолжение спектакля было бы лишней тратой сил.

Когда же Линк исчез из виду, Мэдди почувствовала беспокойство. Он был у нее в поле зрения весь день, но лишь потому, что, видимо, не намерен был побивать мировой рекорд скорости, поставленный им же накануне.

Куда он подевался? Мэдди ускорила шаг. Он, наверное, свернул на другую тропу, но она не была уверена на все сто процентов. Она уже собралась окликнуть Линка, когда почувствовала, что что-то стоит у нее за спиной.

Что-то большое и мощное схватило ее и потащило к деревьям так быстро, что она и пикнуть не успела. Грубая мужская рука закрыла ей рот до того, как она собралась закричать.

Низкий голос Линка был одновременно ужасающим и приятным.

— Беги, черт побери, иначе станешь ужином!

В этот момент Мэдди не в состоянии была думать, она могла только действовать. Хотя она очень устала и передвигалась с огромным трудом, Мэдди вдруг ощутила прилив сил, мчась среди деревьев и пытаясь спастись от неизвестной опасности, которая скрывалась где-то за их спинами. Наконец Линк перестал подталкивать ее в спину. Схватив за руку, он потащил Мэдди за собой в сторону от ручья. Он больно и крепко сжимал ее руку, но ей было все равно, ведь он был рядом. Ее ноги подкашивались, когда они добрались до вершины холма. Ступни и пальцы горели. Голова раскалывалась. От ужаса се начало подташнивать.

От чего бы они ни убегали, это все равно сейчас настигнет ее. Линк же не понесет ее, иначе сам может погибнуть. А жертвовать собой ради нее он никогда не станет. Медведь скорее всего, это был именно медведь — сейчас схватит ее. Ее! Мэдисон Сснт-Джон схватит и сожрет медведь! Почему она не погибла в авиакатастрофе? Почему?!

Линк позволил ей опуститься на траву, чтобы передохнуть и прийти в себя, но не дал рухнуть на землю, поддерживая за руку. Почему он не дал ей упасть? Он мог бы выиграть время и убраться отсюда. Пока медведь займется его спутницей, он мог бы оказаться за пару миль отсюда.

На Мэдди накатила волна ужаса, и ее начало трясти. Она оглянулась назад, боясь увидеть медведя, но там ничего и никого не было. Она перевела дух. Собрав последние силы, попыталась подняться на ноги, потому что шанс спастись еще оставался, но Линк не дал ей встать.

— Теперь все в порядке, — сказал он ей. — Посмотри вон туда. — Линк указал рукой на кроны деревьев справа от них. Сквозь них проглядывал ручей, откуда они так резко сорвались. Мгновение спустя они увидели огромного бурого медведя. — Ужинал медведь или нет, мы не знаем, поэтому лучше всего было просто убраться с его пути, пока он нас не учуял.

Мэдди перевела дух, а мысль о том, что они избежали встречи с медведем, позволила ей немного расслабиться. И вновь к ней вернулось чувство голода.

— Ненавижу это все, — сказала Мэдди, и, на удивление, голос ее совсем не дрожал.

Мэдди жаловалась громко и часто, когда ей было плохо, но плаксой она не была. Для обычной аристократки она уже прошла через ад, а когда не смогла бежать дальше и оказалась на пороге смерти, не сдалась и не принялась плакать. Линк по-настоящему восхищался ее выдержкой в этой опасной ситуации.

— Когда переведешь дух, надо отправляться дальше через лес и найти укромное и безопасное место для лагеря.

Мэдди все еще не могла прийти в себя.

— Как мы узнаем, что оно безопасное?

— Мы осмотрим берег на предмет следов, чтобы избежать новой встречи с диким зверем.

Ответ Линка удовлетворил Мэдди. Она ни за что не сообразила бы осмотреть берег, поискать следы животных и лишь потом устраиваться на ночлег. Может, Линк и не получил хорошего образования, но он был действительно разумным человеком. В конце концов, он заработал целое состояние и стал миллионером без диплома и ученой степени.

Мэдди постоянно чувствовала, что он умнее и находчивее ее, но все равно не хотела себе в этом признаться. Она ощущала себя спокойнее и увереннее, когда знала о своем превосходстве над другими. Может, так было потому, что ей пришлось много страдать, может, она жила по правилам, которые были выше ее возможностей. Но когда рядом оказался такой мужчина, как Линк — сильный, смелый, умный, именно тогда она почувствовала, как приятно, когда рядом есть кто-то, кто сильнее тебя, кто всегда присмотрит за тобой и поможет найти правильную дорогу в жизни, а может быть, даже позаботится о тебе, совсем чуть-чуть. И тогда не придется сталкиваться с жестокой реальностью в одиночку. Но такая зависимость — своеобразная слабость — была опасна для такой, как она — независимой и гордой женщины.

Мэдди слишком долго была одна и забыла про таившиеся в душе силы и чувства. Поэтому она боялась довериться интуиции и опасалась принять легкий флирт за нечто большее, серьезное.

Вдруг душевная боль пересилила все остальное. Если она справится с душой, то тело тоже как-нибудь придет в норму.

Мэдди страшно устала, пока они искали место для лагеря около ручья, и ей уже было все равно, что Линк все-таки использовал ее шнурки от ботинок, собираясь сделать силок для зайца.

Он развел костер и расстелил «постель», пока Мэдди ненадолго удалилась в лес. Вернувшись, она прилегла и моментально уснула. Было всего четыре часа дня, но она все равно уснула. Когда Линк принялся се будить, уже начало смеркаться. Мэдди очень удивилась, увидев луну, и, хотя луна была не полная, ее свет заливал всю долину и их лагерь.

Запах жареного мяса заставил ее вылезти из-под одеяла и умыться в ручье перед сдой.

Мэдди зажмурилась, увидев маленький, хорошо замаскированный силок. Она чувствовала себя виноватой, но голод был сильнее прочих ощущений, и все ее сомнения развеялись, когда она съела первый кусочек мяса. На пятом кусочке вина вновь вкралась ей в душу, но это не заставило се прекратить ужин. Когда Мэдди доела последний кусочек, утолив голод, думать она могла лишь об одном: о бедном маленьком зайчике.

Она вытерла руки о брюки и попыталась отогнать от себя мысли об ужасном преступлении, которое она совершила по отношению к зайцу. Ее красная блузка и зеленые брюки все равно уже были испорчены, поэтому она снова переоделась в них, когда они высохли. Она хотела сохранить чистую одежду до того момента, когда они доберутся до цивилизации, если доберутся.

Наступила ночь воскресенья. Роз сказала, что они пробудут в Аспене до полудня воскресенья. И все, что могло произойти, потому что Роз не дождалась дочери, уже произошло. Роз, наверно, очень обиделась на Мэдди, и возможно навсегда.

Мэдди совсем пала духом. Она смотрела на пламя костра, и на душе кошки скребли. Даже ощущение сытости не вселяло оптимизма. Ситуация, в которой они находились, была удручающей. Но единственное, на чем она сейчас могла сосредоточиться, — это пройденное расстояние. Она была благодарна Линку, который отвлек ее от мрачных мыслей.

— Будет безопаснее, если ты вымоешься в ручье, не уходя далеко. Промой хорошенько мозоли, чтобы наложить мазь перед тем, как ляжешь спать.

Мысль «принять ванну» взбодрила ее. Но ведь придется достать чистую одежду и мыло. Кроме того, вспомнив о холодной воде ручья, она поежилась.

Наконец она заставила себя встать, но ноги так болели, что она буквально доползла до сетки с вещами и косметички.

Линк подошел к ней, чтобы помочь. Она попробовала проигнорировать его помощь, но при этом взглянула на Линка и с трудом заставила себя отвести взгляд. Сегодня он не брился и был похож на уголовника. Почему она вдруг нашла в нем что-то привлекательное? Обычно она терпеть не могла небритых мужчин. Они такие неопрятные. Но на лице Линка легкая щетина говорила о какой-то настоящей мужественности, Недовольная собой и своими новыми предпочтениями, Мэдисон попробовала вспомнить Бо. Привлекательный, всегда гладко выбритый, прекрасный Бо. Но, как она ни старалась воссоздать образ Бо в памяти, единственным мужским лицом, которое тут же вставало перед глазами, было лицо Линка. И ее взгляд все чаще останавливался на лице Линка.

Как она и боялась, ее «ванна» оказалась очень холодной, но, как ни странно, ее бедные уставшие ноги и покрасневшая кожа чувствовали себя прекрасно в ледяной воде. Мэдди собиралась почистить зубы, а потом вымыть голову. Ее совсем не заботило, что шампунь может загрязнить ручей. Она пользовалась одним из лучших салонных шампуней, и, если он причинит вред ручью и реке, в которую впадает, тогда, возможно, кто-нибудь это заметит, вычислит путь этого загрязнения и найдет его источник. И найдет их.

Забавная мысль развлекала се до тех пор, пока она не вышла из воды и под рукой не оказалось полотенца, чтобы высушить волосы. А воздух становился все холоднее.

Расстроенная, она порылась в сетке и достала чистые джинсы. Она могла использовать их вместо полотенца, причем еще одни оставались, чтобы надеть. Высушив волосы, она оделась. Самой сложной задачей оказалось влезть в ботинки. Даже без шнурков они казались слишком тесными для ее растертых ног. И она вернулась в лагерь в носках.

Линк сидел около огня, его чистые вещи лежали рядом. Когда она подошла к одеялу и почти рухнула на него, он встал.

— Если ты разрешишь мне воспользоваться твоим мылом, я тоже пойду вымоюсь.

— Да, конечно, — мягко ответила Мэдди. Линк подошел и взял кусочек мыла. Она протянула ему и шампунь.

— Премного благодарен. — Линк кивнул Мэдди и отправился к месту, где только что купалась она.

Мэдди проводила его взглядом, одновременно пытаясь определить, что мог увидеть Линк, пока она купалась в ручье. Линк сидел спиной к ручью, но, возможно, иногда бросал взгляды через плечо в ее сторону.

Мэдди видела, как Линк раздевается. Сначала он расстегнул рубашку и снял ее. Свет был тусклым, но она видела достаточно, чтобы понять, что он делал. По какой-то непонятной причине она продолжала наблюдать за ним, заставив себя отвернуться, только когда стало ясно, что он собирается снять джинсы.

Она сосредоточилась на косметичке и начала искать мазь и квадратики бинта. Но, согнув ногу и попытавшись нанести мазь, Мэдди ощутила резкую боль. После нескольких безуспешных попыток она решила передохнуть; вытянув ноги перед собой, она ждала, когда боль утихнет.

Только она оперлась руками и откинулась назад, чтобы отдохнуть, как услышала шорох в кустах за спиной. Этот звук до смерти испугал ее. Недавно встреченный огромный бурый медведь возник в памяти. Негромкий шорох и треск веток всколыхнул в ней волну ужаса, и сердце Мэдди готово было выпрыгнуть из груди.

Медведь опять нашел их!

Глава 6

Раздавшийся крик заставил Линка порядком испугаться. Он тут же выскочил из воды и побежал в сторону лагеря. Мэдди бежала ему навстречу, крича так, как будто ее режут.

Он посмотрел в сторону леса, но ничего не заметил.

Застигнутый врасплох, он выскочил из воды голым, и как раз в этот момент Мэдди буквально налетела на него. Он поймал ее, отступив при этом на шаг назад, чтобы не упасть, и ее хрупкое тело оказалось в его объятиях.

— Медведь! Там медведь!

Услышав это, Линк снова посмотрел в сторону леса поверх мокрой головы Мэдди. Он постарался как можно внимательнее вглядеться в темноту, чтобы увидеть какую-нибудь тень или хоть какой-то признак движения. Лунный свет мягко падал на поляну, но даже при свете луны он не заметил ничего особенного.

Тем временем Мэдди была в его объятиях и еще сильнее прижалась к нему. От страха ее трясло так, что он слышал стук ее зубов, а ногтями она впилась ему в спину — наверняка останутся отметины. Линк попытался отстранить ее, чтобы избавиться от острых коготков, а заодно взять свою одежду, сложенную на берегу.

Мэдди оказалась довольно сильной и не хотела отпускать Линка. Наконец ему удалось ослабить ее хватку. Лишь тогда он вспомнил о своей наготе.

Но он не особенно волновался по этому поводу. Все еще дрожа от страха, Мэдди отпустила Линка, а потом спряталась за его спину. И ее ноготки вновь впились ему в кожу на уровне талии. Она ни за что не хотела лишаться его защиты.

— Ради бога, убери от меня свои когти! — Эта настойчивая просьба немного привела ее в чувство, но ему все же пришлось отвести ее руки на безопасное расстояние, чтобы, наконец, высвободиться из се объятий. — Наверняка ты выдрала из меня не один кусок кожи!

Мэдди начала раздражать его беззаботность. Неужели он ничего не увидел? Или он совсем ослеп? Ведь их нашел медведь!

— Медведь! Там медведь!

Линк держал ее руки, чтобы она вновь не вцепилась в него. Повернув голову, он сказал через плечо:

— Где? Где ты видишь медведя?

Его подчеркнутое «видишь» рассеяло ее ужас. Мэдди выглянула из-за него и стала пристально всматриваться в каждую тень и особенно в каждое дерево.

— Я спросил: ты действительно видела медведя… — Помолчав немного, он продолжил:

— Или просто слышала шорох в кустах?

Вопрос был вполне разумным. Ведь она уже сама убедилась, что здесь нет никаких медведей. Страх постепенно начал отступать, но ее все еще трясло.

— Отвечай же.

Мэдди не хотелось отвечать ему. Она вышла из-за спины Линка, попытавшись уйти, но он схватил се за руку. Она не видела медведя, лишь слышала шорох в кустах и дыхание какого-то животного. А в лесу водились миллионы животных, в том числе маленькие и безобидные, которые как раз и могли копошиться в кустах. Но она почему-то решила, что это был медведь. Она просто сглупила, подняв ложную тревогу.

Мэдди смущенно закашлялась. Она чувствовала себя неловко. Но все-таки нужно было объяснить Линку, в чем дело.

— Я… я услышала шорох в кустах и чье-то дыхание… вроде кто-то сопел… — Она осеклась, потому что это показалось глупым даже ей. Истеричная женщина, которая услышала подозрительный, по ее мнению, звук и подняла панику. Обыкновенная трусиха, которая пыталась убежать от воображаемой опасности. Она чувствовала себя полной идиоткой и даже пожалела, что медведя не было. В конце концов, она хотя и приняла бы смерть, но с достоинством. А в трусости не было и тени достоинства.

— Ты слышала сопение? — Линк произнес последнее слово так, будто слышал его в первый раз. — Если это походило на насморк, почему же ты не пожелала ему здоровья и не предложила носовой платок?

Мэдди почувствовала себя оскорбленной.

— Очень смешно. И какой же ты клоун?

— Обнаженный.

Мэдди смутилась. До сих пор она смотрела ему в спину и видела лишь его профиль и плечи. Ее взгляд скользнул ниже, ниже, ниже…

Свет от костра падал на Линка спереди, а Мэдди стояла позади него, но лунный свет был достаточно ярким. Он подчеркивал каждую мышцу его восхитительного тела и делал Линкольна Кориэлла похожим на античную статую. Его спина была потрясающе красива. Мэдди нервно сглотнула. Ее щеки, обожженные солнцем, залила краска. Она вдруг вспомнила каждое ощущение, которое испытала, когда находилась в объятиях Линка. Она чувствовала все его тело! Единственное, что могло ее сейчас удержать от желания дальше разглядывать его, если бы она была обнаженной, как и он.

— О Господи, — вырвалось у нее. Линк услышал этот негромкий возглас.

— Пожалуй, я сочту это за комплимент, мисс Мэдди, — отозвался он на реплику спутницы, и в голосе его прозвучала легкая ирония.

Мэдди попыталась выдернуть руку, но Линк медлил и не желал отпускать ее. Казалось, он медлил потому, что хотел дать ей последний шанс взглянуть на его совершенное тело. Но она уже все оценила. И больше смотреть на него ей уже не хотелось.

Когда он наконец отпустил ее руку, Мэдди обошла его и, не оглядываясь, направилась к огню.

Когда через некоторое время Линк, уже одетый, вернулся к костру, Мэдди выбилась из сил, пытаясь приложить кусочки бинта с мазью к мозолям. Как только она сгибала одну ногу, вторую тут же пронзала жуткая боль, и поэтому у нее ничего не выходило. Как раз эта боль и отвлекла ее внимание от Линка.

Но когда он вступил в круг света, отбрасываемого пламенем костра, то вновь полностью завладел ее вниманием. Ей вдруг вспомнились фразы из романов, которые она читала и над которыми всегда смеялась, типа: «она пожирала его глазами». Теперь эти слова не казались ей столь смешными, так как она не в силах была оторвать взгляд от Линка.

Он был высок, широкоплеч, красив. Настоящий мужчина. Даже темные волосы, которые сейчас казались черными, подчеркивали его мужскую красоту. Лицо Линка было даже слишком привлекательным. Каждая черточка впечатляла своей выразительностью: волевой подбородок, красивый нос и потрясающие темные глаза, в которых читались ум, сила и лишь тонкий намек на желание и страсть.

Что-то изменилось в их отношении друг к другу там, на берегу ручья. Хотя это были обычные отношения между мужчиной и женщиной, для них это было совсем необычным.

Прикосновения, взгляды, разбуженные эмоции — все это возымело на нее какое-то чарующее действие. Что же могло привлечь его? Ведь явно он ее недолюбливал. К тому же она была одета кое-как. Волосы ее были мокрыми и неприглядными; на ней не было и следа косметики, кожа обгорела на солнце. Даже духов у нее не было. Мэдди знала силу обаяния ухоженной женщины, а она сейчас была далека от совершенства.

Вспомнив о том, что у нее прекрасная фигура, Мэдди рискнула предположить, что именно это прельстило Линка. Кто же знал, насколько был опытен Линк Кориэлл? Она-то уж точно не могла похвастаться своей искушенностью. Его вчерашняя догадка, что она девственница, оказалась верной. С другой стороны, она была женщиной в полном смысле этого слова.

Линк, казалось, неплохо проводил время в этих горах, наслаждаясь каждым моментом их «путешествия». Может быть, их приключения пробудили в нем желание чего-то еще. Возможно, и она стала частью этого «дикого» приключения.

Мэдди отвела от него взгляд, так как для нее ощущать себя просто объектом желания было унизительно. А женщина, которую не любят, не уважают, о которой не заботятся, и есть всего лишь объект желания мужчины. Почему такое положение всегда отводится только женщине и никогда — мужчине?

— Я думал, ты уже закончила со своими ногами, — сказал Линк.

Замечательно. Пусть говорит все что угодно. Так она сможет отвлечься от всех этих сложностей в отношениях полов и просто продолжать ненавидеть Линка дальше, подумала Мэдди.

— К сожалению, мои мозоли на пальцах, а они никак не могут существовать отдельно от ног, — ответила она.

Линк уже хотел присесть к огню с другой стороны костра, но, услышав ее ответ, встал.

— Ты хочешь сказать, что не можешь дотянуться до мозолей?

Легкая улыбка сказала ей, что он угадал ее желание. Она ответила ему лишь одобряющим взглядом.

Линк обошел костер и присел к ней на одеяло. Потом осторожно взял ее ногу и осмотрел.

Когда он прикоснулся к лодыжке, Мэдди закусила губу. Чувства, которые она испытывала сейчас от его прикосновений, были сильнее и ярче, чем прошлой ночью, и она с трудом держала их под контролем. После ужасного дня это было самое приятное, а сильные теплые руки Линка были лучшим лекарством на целом свете.

— Мозоли еще красные, но ты их больше не растерла, — сообщил ей Линк. — Может, стоит попробовать прикладывать мазь и вечером, и утром. — Он положил ее ногу на одеяло и потянулся за тюбиком с мазью и бинтом.

Мэдди представила себе возможное развитие событий. Теперь она чувствовала каждое прикосновение острее. Как и прошлой ночью, она откинулась на одеяло и просто расслабилась. Но все замечательные, опасные ощущения оборвались, как только Линк закончил обрабатывать ее ноги и убрал все в косметичку. Встав с одеяла, он подошел к костру, сломал несколько длинных веток и бросил их в огонь.

Мэдди попыталась сесть. Воздух был холодным, но от костра веяло теплом. Между ними повисло молчание. Мэдди нервничала.

Удовольствие от прикосновения Линка взволновало се, и она боялась разочароваться.

— Эта холодная гордячка, только употребляя валиум, может справиться с любой опасностью?

Первой ее реакцией на этот вопрос была злость, но секунду спустя она взяла себя в руки. После того, как он привел в порядок ее усталые ноги второй раз, можно было простить ему многое. У нее было ощущение, что о ней наконец хотят позаботиться, и это согрело ей душу. Согрело сердце.

— Может, так и было бы, если бы я была наркоманкой, — твердо заявила Мэдди, но внутри у нее все дрожало.

— Ты уверена?

От взгляда, которым одарил ее Линк при этих словах, ей стало не по себе, и неожиданно у нее вырвалось признание:

— Валиум мне выписали лишь на выходные. — Помолчав, она раздраженно добавила:

— Если бы ты потрудился и прочел все, что написано на этикетке, то узнал бы, что там всего шесть таблеток.

Линк ухмыльнулся.

— Что же ужасного предстояло тебе в эти выходные до того, как мы отправились в наш поход?

Юмор, с которым это было произнесено, немного успокоил се. Наверно, ничего страшного не произойдет, если она кому-нибудь об этом расскажет. Может, ей даже полегчает, если она расскажет Линку. Его комментарии скорее всего разозлят ее, а злость всегда помогала ей преодолевать боль.

— Я собиралась… познакомиться с новой семьей моей матери.

Она говорила так, чтобы до Линка дошло значение для нее каждого слова.

Линк смотрел на нее с пониманием, а на ее глаза тем временем наворачивались слезы. Растерянная и напуганная своей откровенностью, она с трудом переборола желание просто завернуться в одеяло и расплакаться.

— Когда ты последний раз виделась с матерью?

Этот вопрос привел ее в замешательство. Она сделала вид, что поправляет одеяло. Перед глазами все поплыло, и слезы уже невозможно было сдержать. Хорошо, что в этот момент он не видел се лица.

— Мэдди?

Одно это слово — или может быть то, с какой нежностью Линк его произнес, — заставило слезинку упасть с ее ресниц на одеяло. Шмыгнув носом и попытавшись взять себя в руки, Мэдди поняла: Линк видит, что она плачет.

— Что тебе нужно? — Это прозвучало настолько резко, насколько позволял дрожащий голос. Она снова шмыгнула носом, но чуть тише, чтобы Линк не услышал.

— Значит, давно. — Что-то в голосе выдавало его, казалось, он уже знал, что она не виделась с матерью много лет.

Это лишний раз подтвердило ее догадку, что все в Коултер-Сити сплетничали о ней за ее спиной.

Она была богата, могла купить все, что хотела, но не могла пресечь слухи. В ней видели несчастного, нежеланного ребенка, который вырос, стал богатым и красивым, но не перестал быть несчастным. Только некоторые сочувствовали ей, большинство — нет, но все без исключения старались быть с ней приветливыми, потому что у нее были деньги.

Став взрослой, она никого по-настоящему не любила, никем не дорожила. Деньги научили ее ценить материальные блага, но не человеческие качества.

— Да, милая, тебе пришлось непросто. — Эти слова врезались ей в сердце. Голос Линка звучал где-то за ее спиной. Она повернула голову и охнула, увидев, как близко его лицо. Его голос вновь зазвучал нежно и ласково. — Я позабочусь обо всем.

Сердце ее бешено колотилось в груди, по телу пробежали мурашки.

— Не стесняйся.

Она привстала и села на корточки. И тут же ее пронзила боль в ногах — их свело судорогой. Она перестала плакать и, прикусив губу, вытянула ноги, сев на одеяло. Мэдди стало стыдно, что она плачет вот так открыто, но слезы, которые катились по щекам, свидетельствовали о том, что в ней есть что-то человеческое, чего она не испытывала много лет.

Линк присел рядом и вновь взял в руки ее лодыжку. Она прикусила губу сильнее, когда он поднимал се ногу, но, когда начал массировать ее усталые мышцы, ощутила облегчение.

Через пару минут боль утихла и судорога прошла. Линк все еще массировал ее ногу. Его прикосновения творили чудеса. Если бы только она могла сказать ему об этом. Мэдди вновь попыталась расслабиться. Его прикосновения были просто божественны — приятные, расслабляющие, такие желанные… Она вдруг снова почувствовала себя бесконечно одинокой… и в то же время ей было очень хорошо.

Мэдди решила, что ей нужно немедленно встать и прогуляться. Может, так она сумеет сдержать себя и не дать волю чувствам. И тогда… надежда на что-то большее, встрепенувшаяся в душе, растает, как прекрасный сон.

Мэдди не смотрела на Линка, а разглядывала звезды на темном небе над головой.

— Расслабься, иначе опять ногу сведет.

Она не могла последовать его совету. Наоборот, была напряжена, так как он затронул чувства, которым она пыталась противостоять. Мэдди была слабой, и побороть себя ей не удавалось. Что бы ни случилось дальше, она рисковала.

Если она расслабится, то станет доступной для Линка. Если она не сможет расслабиться, то ее неминуемо ждет очередная судорога.

Наконец она решила, что лучше будет прихрамывать. А если бы она позволила себе и дальше наслаждаться прикосновениями рук Линка, то окончание массажа стало бы непереносимой утратой. В любом случае ей нужно с этим как-то справиться. Всю свою жизнь она прожила без Линкольна Кориэлла и его магических рук — проживет прекрасно без них и дальше.

Мэдди старалась не придавать значения разочарованию, которое нахлынуло на нее. Наконец Линк опустил ее ногу на одеяло, но не убрал с нее рук. Она почувствовала его взгляд, нежный и ласковый, но не позволила себе поднять глаза. Ей хотелось, чтобы он перестал прикасаться к ней.

— Спасибо. — Слово прозвучало мягко, но она надеялась, что Линк поймет его правильно.

— Я хочу поцеловать тебя.

Эти слова повергли ее в шок. Она удивленно посмотрела на него.

Лицо Линка казалось каменным. Даже не верилось, что он только что произнес это. Если бы он сказал что-нибудь менее романтичное и страстное и более язвительное, то это, несомненно, было бы в его духе. Но его темные глаза подтверждали сказанное, и она поняла, что не ослышалась.

Сердце ее колотилось в груди и готово было выпрыгнуть. Рука Линка скользнула вверх по се бедру, потом выше. Каждый его жест был наполнен страстью и нежностью. Он приблизился к ней вплотную. Их взгляды встретились. Мэдди не могла больше сопротивляться ни себе, ни ему. Его пальцы прикоснулись к ее груди, и Мэдди почувствовала возбуждение, теплой волной разлившееся по всему телу. Она не отрываясь смотрела на него. В последнюю секунду, когда их губы почти соприкоснулись, она запаниковала и попыталась вырваться. Сердце наполнилось ужасом и волнением. Дикая мысль — «просто я единственная женщина здесь, в горах!» — возникла в голове.

Неожиданно его губы коснулись ее уха, и по телу вновь разлилась волна удовольствия. Она опять почувствовала его теплое дыхание.

Пересилив себя, она сказала:

— Не надо.

Она попыталась отстраниться от него, но он, запустив пальцы в ее волосы, приблизился к ее лицу. Другой рукой он осторожно вновь скользнул по ее талии, коснулся груди, и Мэдди поддалась чувствам. На этот раз губы их встретились. Прикосновение его губ было нежным и чувственным, и она утонула в его объятиях. Никто и никогда так не целовал ее.

Мэдди обвила руками шею Линка. Линк бережно опустил ее на одеяло. Она не могла противостоять ему, она полностью отдалась его власти и позволила ему целовать себя.

Линк расстегнул пуговицы на ее блузке и провел рукой по коже. Мэдди не заметила, как быстро его руки справились с бюстгальтером, но и не придала этому особого значения. Она тонула в море ощущений и чувств, о которых даже не мечтала. Ее руки скользнули по его плечам, волосам, лицу…

Первобытный инстинкт захватил их, они были поглощены друг другом и ничего не замечали вокруг. Здесь, рядом с Линком, Мэдди поняла, что в этом-то она и нуждалась, этого и искала. Она желала обрести любовь всю свою жизнь — и вдруг Линк предложил ей все, о чем она мечтала, и это слилось в поток нежных поцелуев, прикосновений и удовольствий. Мэдди распахнула сердце и душу Линку, а его желание подарить ей ощущения, о которых она и не подозревала, наполнило ее душу теплом и радостью.

И поэтому она не поняла, почему Линк вдруг отвел свои губы от ее губ. Его рука перестала скользить по ее телу, и в этот момент он поцеловал ее в щеку. Они оба дышали так тяжело, что не могли произнести ни слова.

Все кончилось. Она чувствовала, что что-то было не так, и с ужасом ждала, что же произойдет дальше. Ее тело жаждало продолжения, и она всеми силами пыталась контролировать себя. Линк первым взял себя в руки.

Неужели все, что произошло с ней, она испытала благодаря этому мужчине, но, может быть, ему этого было мало? Она не могла похвастаться богатым сексуальным опытом, и Линк хотел изменить это. Ее взгляд стал более испуганным, чем она того желала.

— Пожалуйста, Линк, не испорти вес это. — Она даже не сразу поняла, что прошептала эти слова, пока не услышала свои испуганный голос. Что-то внутри нее содрогнулось. Господи, зачем же она произнесла это вслух!

Она уперлась руками в грудь Линку, показывая тем самым, что хочет высвободиться из его объятий. Вместо того чтобы отпустить, он внимательно посмотрел на нее. Мэдди отвела взгляд.

— Куда ты собралась? — спросил Линк.

— Куда угодно, только бы уйти отсюда. — Ее голос почти дрожал. Сейчас она меньше всего хотела быть рядом с ним. Не потому, что не могла устоять перед ним, а потому, что быть рядом с ним для нее значило гораздо больше, чем для него. — Я хочу спать. — Эти слова вырвались сами собой. Мэдди смотрела на огонь — так Линк не мог видеть ее лица и выражения глаз.

Линк подвинулся, и Мэдди устало опустилась на «постель». Она лежала на своей половине и слышала, как Линк ворочался, пытаясь устроиться поудобнее. Потом другой конец одеяла накрыл ее.

Линк лежал совсем близко, и тепло его тела согревало ее. Но больше он к ней не прикоснулся. И это заставило ее загрустить.

Глава 7

Мэдди проснулась, когда солнце стояло уже высоко. На душе было спокойно и хорошо. Она не испытывала подобного уже давно.

Она сладко потянулась и в этот момент начала осознавать, где она и что делает. Щекой она прильнула к груди Линка.

Некоторое беспокойство заставило ее совсем проснуться, и она приподняла голову. Она лежала на боку в объятиях Линка, повернувшись к нему лицом. А его левая рука нежно обнимала Мэдди.

Как это могло случиться?! Когда они вместе спали на этом ложе в первую ночь после крушения, ничего подобного не было, она даже не дотронулась до него, даже не повернулась в его сторону.

После вчерашнего поцелуя она планировала держаться с ним холодно и отчужденно, насколько это было возможно. Если он сейчас проснется, то объяснить что-либо вряд ли удастся. Она и себе-то не могла объяснить всего происшедшего!

Поэтому нужно было как-то выпутываться.

Мэдди внимательно вгляделась в его лицо: вдруг он проснулся? Потом начала потихоньку вытаскивать руку из-под его огромной руки, но в этот момент Линк открыл глаза и посмотрел на нее.

Мэдди покраснела. Губы Линка растянулись в забавной улыбке, и Мэдди поспешила развеять все его сомнения и предупредить не правильные выводы:

— Как ты посмел? — Голос ее звучал уверенно и крайне возмущенно.

Она попыталась отдернуть свою руку, но Линк схватил ее за запястье, будто ожидал от нес этого движения. Она попыталась высвободить ногу, но, как назло, запуталась в одеяле. Единственное, что она смогла сделать, так это опереться на правую руку, чтобы подтвердить свое намерение встать с одеяла. Но Линк не ослабил хватку и не выпустил Мэдисон.

— Не стройте из себя девственницу, мисс Мэдди, — произнес Линк. «В особенности после событий последней ночи». Но Линк не произнес этих слов вслух, хотя они так и крутились у него в голове.

— Насколько же огромное у тебя самомнение! — ответила Мэдди.

— Я лишь хотел, чтобы ты была честной.

Выведенная из равновесия, Мэдди попыталась еще раз вырваться. Поколебавшись, он все же отпустил ее. Пытаясь высвободить свою ногу, она еще больше запуталась в одеяле. Наконец Линк сам дотянулся до скомканного одеяла и освободил ее ногу. Мэдди на четвереньках отползла в сторону… и встретилась нос к носу с мохнатой мордочкой.

Крик Мэдди огласил окрестности. Линк схватил ее и отдернул назад, от волосатой мордочки животного.

Испуганная се криком, небольшая собака нырнула обратно в траву, дрожа от ужаса. Напряжение, охватившее Линка, тут же улеглось, когда он увидел, что за зверь это был.

— Может, это и есть твой медведь?

Мэдди позволила Линку усадить себя на одеяло и продолжала смотреть, как он беззаботно уселся рядом и начал что-то насвистывать.

— Выходи, дружок, — ухмыльнулся он. — От нее только шуму много, но она не кусается.

Наконец Мэдисон смогла рассмотреть собаку. Она была почти вся черная, с небольшими коричневыми пятнами на лапах и морде. Несколько веточек и листьев застряли в ее густой шерсти.

Собака откликнулась на зов Линка и вышла из высокой травы, виляя хвостом. Но, остановившись на полпути, вдруг повернула назад, как будто колебалась, остаться ей или бежать прочь. Эта битва между страхом и желанием остаться тронула Мэдди до глубины души.

Линк продолжал ласково звать собаку, но она, как ей ни хотелось подойти ближе, все же держалась от них на безопасном расстоянии. В конце концов он сдался, когда животное все же решило убежать прочь.

— Наверно, не стоит ее торопить. Надо раздобыть завтрак, а потом посмотрим, что получится.

Как будто забыв про собаку, Линк потянулся к ботинкам Мэдди, вытащил из них шнурки и поставил ботинки перед ней.

— Займись своими делами, чтобы она увидела, что мы не причиним ей вреда. Наверно, лучше не делать резких движений и не звать ее больше. Скоро рыба будет готова, и она просто не сможет проигнорировать такой вкусный завтрак.

— Как она попала сюда? — Мэдди вдруг подумала, что появление собаки может говорить о том, что где-то рядом шоссе, или дорога, или другой признак цивилизации.

— Может, отстала от хозяев, а может, се просто выбросили. В одиночку собака здесь долго не выживет. Странно, что какой-нибудь дикий зверь не съел ее до сих пор.

Мэдди взглянула на него, и проблеск надежды промелькнул в се глазах.

— Так что же, получается, мы недалеко от помощи?

Линк одарил ее безразличным взглядом.

— Может быть. Но если бы мы были рядом с другими людьми, то собака, скорее всего, набрела бы на них раньше, и тогда бы мы ее не увидели. — Он направился к берегу ручья, сказав напоследок:

— Если она подойдет поближе, не дай ей себя укусить.

Мэдди даже не хотела думать об этом. Она не спускала глаз с собаки, следя за каждым ее шагом. А вдруг это животное больное?

Ее нервы были на пределе, ведь каждую минуту с ними могло случиться что-то непредвиденное, и теперь атрибут цивилизации — маленькая собачка — вселил новые страхи в се душу.

Линк старался не тешить Мэдди беспочвенными надеждами, и она вдруг подумала: наверное, он сам не совсем уверен, что им удастся благополучно выбраться из этой дикой глуши. Эта мысль обеспокоила ее. Ведь сегодня был уже третий день их «путешествия».

Пока она совершала обычную прогулку в лес и переодевалась в чистую одежду — красную блузку и зеленые брюки, — Линк уже поймал двух рыбин. Мэдди присоединилась к нему и наблюдала за рыбалкой. Собака последовала за ней и расположилась неподалеку от них. Даже на расстоянии Мэдди видела, как собака дрожала. Во всем облике животного читалось неподдельное любопытство, хотя сквозь ее густую шерсть было достаточно сложно разглядеть глаза.

По мнению Мэдди, сейчас было самое подходящее время, чтобы расспросить Линка о шансах на спасение.

— Как ты думаешь, нас ищут?

Линк посмотрел на нее, но ответил не сразу.

— Если бы они точно знали, где искать, — сказал он наконец. — Я не уверен, что кто-нибудь слышал наши сигналы бедствия, ведь радио почти вышло из строя. Твоя мать наверняка начала обзванивать все инстанции, когда ты не появилась у нее.

Мэдди опустила глаза. Ей не хотелось говорить ему, что се мать, скорее всего, уже далеко от Аспена, и уверенности в том, что она позвонила хоть куда-нибудь, совсем не было.

— Я пытался найти какой-нибудь самолет, пролетавший над той же территорией, чтобы пустить сигнальную ракету, — добавил он.

— Наверняка кто-то заметил, что тебя нет, что ты пропал, — с надеждой сказала Мэдди. Ведь Линк несомненно был человеком, о котором люди беспокоятся.

Линк покачал головой.

— Я путешествую тогда, когда выдается свободное время. Тем более самолет частный… Погода обещала быть ясной, и я не собирался придерживаться определенного маршрута, — запнулся он. — Никто не догадается позвонить в поисковую команду или спасателям.

Груз безнадежности придавил Мэдди. И сейчас было бы нечестно не предупредить Линка о том, что беспокоиться о ней тоже никто не станет.

— Раз так, то, я думаю, никто нас не ищет. — Ее замечание привлекло его внимание.

— Почему ты так решила? — немного неуверенно произнес Линк и сам себе удивился ведь на секунду он потерял контроль над собой, в первый раз за все «путешествие».

Мэдди вздохнула.

— Я хотела сказать, что мать приглашала меня приехать, но я не сообщила ей, когда именно приеду, и приеду ли вообще. Если даже она позвонит мне домой, то прислуга уж точно не знает, что я полетела в Аспен с тобой. — Мэдди не могла заставить себя взглянуть на Линка. — Сколько же еще нам придется провести в этой глуши? — Задавая этот вопрос, она хотела услышать хоть что-то, что вселило бы в нее надежду.

— Горы и бесконечные леса раскинулись на много миль вокруг нас.

При этих словах Мэдди совсем пала духом. Она попыталась съязвить:

— Спасибо за оптимистичный прогноз на будущее.

Он не ответил, и она решила прекратить этот разговор. Линк поднялся выше по течению ручья и продолжил рыбалку. Вернулся он в лагерь с четырьмя рыбами.

Мэдди, пересилив отвращение, наблюдала за тем, как он чистит улов. У него был отличный острый нож, и он ловко управлялся с ним, разделывая рыбу. Когда он закончил и, нанизав рыбу на палку, закрепил ее над костром, оставшиеся головы, плавники и внутренности Линк бросил в ручей, чтобы не привлекать диких животных. Собака вернулась с Линком в лагерь, но все еще держалась от них на расстоянии.

Когда рыба прожарилась, у Мэдди не было аппетита, впрочем, как и вчера. Она была подавлена. Сегодня был уже третий день в горах. Если они не найдут ни дороги, ни людей, им вновь придется провести ночь на берегу ручья. Если они не выберутся к цивилизации сегодня, то завтра их ждет уже четвертый день в этой дикой глуши. Потом будет пятый, шестой… Дни будут тянуться бесконечно, как ночной кошмар, от которого не избавиться. В любую минуту на них может напасть какой-нибудь дикий зверь или случиться еще что-нибудь непредвиденное.

Не в силах отогнать от себя грустные мысли, она смотрела, как Линк пытается приманить собаку кусочком рыбы. Мэдди не смогла заставить себя съесть больше пары кусков, остальное она отдала Линку для собаки, позаботившись о животном и вынув из рыбы все косточки, даже совсем маленькие. Линк одобрил ее жест, ведь она была единственным человеком в этой глуши, способным накормить собаку. Через некоторое время он сообщил Мэдди, что собака оказалась сукой.

Мэдди была тронута тем, как нежно Линк отнесся к этой собаке, и собачонка явно благоволила к нему. Даже собака принадлежала к тем, к кому Линк относился хорошо. Но Мэдди, видимо, не входила в их число.

Наверно, это было глупо, но Мэдди ревновала Линка к собачонке. Недовольная собой, она отправилась к ручью, чтобы умыться и почистить зубы. Потом они собрали вещи, загасили костер и отправились в очередной бесконечный поход.

Сегодня было даже хуже, чем два дня назад. Шли медленно, так как весь день пришлось продираться через буреломы, заросли колючего кустарника, рытвины и ухабы, о которые они оба спотыкались. И, как назло, им не попадалось ни одной поляны. Они ушли далеко в сторону от ручья, заросли становились все гуще, и идти становилось все сложнее. Мэдди беспокоилась, что они не найдут больше источник воды.

Собачка плелась за Линком, иногда пролезая под поваленными деревьями, иногда их перепрыгивая. Примерно в полдень Мэдди заметила, что собака уже устала, спотыкается. Она окликнула Линка.

Линк вернулся к месту, где остановилась Мэдди около собаки, и поставил свою сумку на землю. Присев на корточки, он посмотрел на собаку.

— Просто барышня с натертыми ногами, сказал Линк, взяв под мышку собаку, а в другую руку — свою сумку.

Мэдди пошла вслед за ними, в душе завидуя собаке.

Она шла за Линком все утро и весь день. Их поход так вымотал Мэдди, что она уже потеряла координацию и совсем пала духом. С каждым шагом они пытались выбраться из леса, им казалось, что каждый шаг приближал их к цивилизации. Вместо этого они углублялись в лесную чащу.

Вскоре они увидели другого медведя. Слава богу, они увидели его издалека, но, чтобы он не заметил их, нужно было быстрее уносить ноги. Пришлось взбираться в гору, продираясь сквозь деревья и кусты, пока не вышли на тропу, по которой и продолжили свой путь.

Иногда они останавливались, чтобы передохнуть, но ничего не ели. В желудке у Мэдди было пусто, и она готова была съесть все, даже то, что ненавидела, и была бы рада любому кусочку пищи, теперь совсем не понимая, зачем она так часто мучила себя разными диетами.

Далекий глухой звук вырвал се из размышлений о еде и очень заинтересовал. В воображении сразу нарисовалось шоссе и большой грузовик, груженный лесом. Она, конечно, не знала, есть ли в горах деревообрабатывающий завод, но, по логике вещей, здесь было просто идеальное место для этого.

— Что это за звук? Может, мы недалеко от дороги? — с надеждой спросила она, но Линк тут же охладил ее пыл:

— Это раскаты грома.

Мэдди была готова возненавидеть его за то, что он вновь разбил ее надежды. Конечно же, он ошибся. Ведь на небе, которое виднелось сквозь верхушки деревьев, не было ни облачка. А грома и грозы не бывает без туч, поэтому Мэдди не оставила надежду, что помощь близко. Они продолжали свой путь, а звук все приближался, поэтому она точно знала, что была права, а Линк ошибался.

Еще через полчаса звук раздавался уже совсем рядом.

И все же оказался прав Линк: это был гром. Начало темнеть, хотя был едва ли час дня. Взглянув на небо, Мэдди увидела серые тучи.

Тут ударила молния. Линк повернул обратно, в сторону ручья, и Мэдди последовала за ним, радуясь тому, что дорога шла теперь под гору.

Казалось, они никогда не найдут ручей снова — ведь весь день они уходили от него прочь. Они шли и шли, но ни на шаг ни приблизились к ручью.

Вновь ударил гром, и первые капли упали на землю, но Линк продолжал идти вперед через лес. Казалось, они будут вечно искать ручей, а дождь тем временем припустил сильнее, и они вымокли до нитки.

Линк вытащил из сумки кусок пластика и пристроил его на ветке дерева, чтобы создать некое подобие укрытия. И тут они увидели ручей. Мэдди забралась под навес вместе с собакой и вещами. Через минуту Линк с сумкой был там же.

Дождь барабанил по пластику. Линк решил расположить укрытие на пригорке, неподалеку от вновь обнаруженного ручья, чтобы дождевая вода, сбегая с гор, не смыла их навес.

Еще раз Линк проявил себя с лучшей стороны — как предусмотрительный и умный человек. Человек, полностью приспособленный к дикой природе, где вся независимость Мэдди ничего не стоила. Раскаты грома раздавались все сильнее, и пластиковый навес сотрясало от каждого удара.

Все тело у Мэдди ныло от мокрой одежды, доставив ей новое неудобство. Когда же собака начала жалобно выть, Мэдди тоже хотелось завыть вместе с ней. Мэдди присела и хотела погладить ее, чтобы успокоить, но Линк ее опередил. Он приласкал собаку, и она тут же перестала выть.

Собака полностью уверилась в том, что ей не причинят вреда. Но ведь она, Мэдди, сделала больше для собаки, чем Линк: отдала ей свой завтрак, разговаривала с ней, помогала перепрыгивать через поваленные деревья, так как та была слишком маленькой. Линк же не удостоил собаку и взглядом, пока не пришлось взять ее на руки. И настроение у Мэдди испортилось.

— Пока мы спускались, нужно было бы набрать хоть немного сухих веток, — прокомментировал Линк.

Сказав это, он отдал ей собачонку и вышел из укрытия.

Новым проявлением его сильного характера стал поход за дровами, несмотря на ливень и грозу. Мэдди не была готова повторить его подвиг, но, с другой стороны, не хотела просидеть всю ночь без огня. Она радовалась, что такой человек, как Линк, был рядом. Но что бы полезного он ни сделал, какая бы идея ни пришла ему в голову, все заставляло Мэдди чувствовать себя зависимой. Почему она сама не додумалась выйти и собрать дров? Она не только пришла в ярость, но и почувствовала себя маленькой и беззащитной.

Через некоторое время Линк, вымокший насквозь, вернулся с охапкой хвороста и положил его под навесом. Мэдди подвинулась, держа собаку на руках, пока Линк снимал мокрую рубашку.

— Прошу прощения, мисс Мэдди, но я должен это снять.

Линк расстегнул брюки, и Мэдди тут же отвернулась. Здесь не было возможности укрыться от лишних глаз, даже чтобы переодеться в сухую одежду, но ему это и не требовалось. Его рука невзначай коснулась ее руки, и Мэдди поразило, что даже это легкое прикосновение оказалось столь приятным.

— Тебе бы тоже стоило переодеться, — сказал Линк, забрав из се рук собаку. Мэдди поймала на себе его взгляд. В нем была лишь тень желания и интереса, но и этого оказалось достаточно, чтобы зажечь в ней огонек страсти.

— Я думаю, можно подождать.

Мэдди села и обхватила руками колени. Ей было тяжело сидеть, при каждом движении все тело болело. Оба молчали, а дождь все стучал по самодельному навесу.

Вскоре капли поредели. Похоже, ливень стал понемногу стихать.

— Я не знаю, хватит ли нам сухих веток, чтобы и согреться, и приготовить очередного зайца.

Скорее всего, дров все равно не хватит, чтобы хорошенько прожарить зайца или рыбу. Даже если им повезет, и Линк поймает что-нибудь после такого ливня, конечно, при условии, что он когда-нибудь кончится. Дождь усилился снова. Линк присел на сухую землю.

— Я помню тебя с тех пор, когда еще работал на ранчо твоей бабушки. Тебе было лет пятнадцать, когда я впервые увидел тебя. Когда тебя высаживал водитель, ты первым делом бежала к своим любимым жеребятам. И лишь потом в дом, чтобы переодеться, и вновь возвращалась к своим любимцам.

Линк остановился, как будто вспоминая что-то. Мэдди помнила те времена так ясно, как будто это было вчера. Ее очень удивило, что кто-то, оказывается, уделял ей внимание в те далекие времена, тем более Линк, который теперь рассказывал о се прошлом с явным удовольствием. Она заставила себя не смотреть на него, чтобы не видеть, как он, возможно, посмеивается над ней.

— Во рту у тебя были пластинки, и ты была худенькой и длинноногой. Но ты по-настоящему с нежностью относилась к тем жеребятам. С годами, завидев тот большой черный «кадиллак», подъезжающий к ранчо, они выбегали встречать тебя.

Линк говорил это с улыбкой, как о чем-то хорошем. Ее сердце начало биться сильнее, и ей было тяжело сдерживать себя, находясь рядом с ним.

Его голос звучал спокойно и лениво, но что-то в нем насторожило ее.

— В то время ты была приветлива ко всем. Ты была такой застенчивой и милой, от любой фразы, обращенной к тебе, тут же краснела, но все равно была доброй и дружелюбной со всеми. Тебе было совсем неважно, что за человек перед тобой, ты всегда была вежлива и уважительна.

«Сейчас ты совсем не такая». Этих слов Линк не произнес вслух, но она прочитала их у него на лице. Ей стало неуютно.

— Я была диким, уродливым ребенком. — Эти слова вырвались у нее помимо воли, и она опять себе удивилась. Она не знала, почему решила сказать это именно ему, — может, в оправдание своего убогого детства, может, в оправдание того, что из «милого» ребенка она превратилась во взрослую стерву.

Пропустив мимо ушей се реплику, Линк продолжил:

— В той девочке было что-то особенное. Я никогда не пойму, почему ты хочешь, чтобы в тебе не осталось и следа от нее. — Он замолчал на мгновение. — Может, она была не столь красива, волосы часто бывали растрепаны, но в душе у нее было столько доброты, тепла и нежности. И она одна стоила тысячи женщин.

Его слова, как бальзам, упали на ее израненную душу. Чувства, которые они пробудили, были подобны извержению лавы, вырвавшейся на волю из вулкана. Мэдди стиснула зубы, чтобы не дать им выплеснуться.

— Она что-нибудь получала взамен, будучи столь милой и доброй? — не сдержалась Мэдди. — А доброта никогда не сможет полностью компенсировать уродство. — В ее голосе слышалась старая обида. — Этого не способны были сделать даже… — Она неожиданно запнулась и лишь через мгновение, собравшись с силами, смогла договорить:

— ..отец и мать.

Голос Линка стал серьезным.

— Некрасивых детей не бывает, Мэдди. Бывают родители с черствыми сердцами, но некрасивых детей не бывает.

Мэдди, пораженная его словами, взглянула на него. Искренность, которая читалась в его глазах, пронзила ее до глубины души. Мэдди действительно была тронута его словами, и в этот момент она поняла, что влюбилась — искренне и без оглядки.

Но боль, которая копилась всю ее жизнь, и самые жуткие страхи, таившиеся у нее в душе, все еще не оставляли Мэдди. Линк был, она знала это наверняка, единственным мужчиной, которого она по-настоящему полюбила. Но даже если произойдет чудо и он ответит на ее чувства, то что-то подсказывало ей: она все равно его потеряет. Точно так же, как теряла всех, кого когда-либо любила.

— Извини, Мэдди. Твои родители поступали с тобой не лучшим образом, да и бабушка была не подарком. Наверно, они причинили тебе много боли и страданий, но, поверь, это не дает тебе права обращаться так же с другими людьми.

Мэдди отвернулась. Ей было стыдно, как никогда. И вдруг все кроме этого перестало иметь хоть какое-то значение. Даже шум вновь усилившегося дождя.

Она не могла больше слушать Линка. Сердце се разрывалось от жестокой правды.

Она выбежала из-под навеса и направилась к ручью. Она бежала по его берегу, пока не наткнулась на тропинку, и свернула на нее. Но далеко она не убежала — слишком устала. Она остановилась под раскидистым деревом и заплакала, жался о том, какой она была, и стыдясь той, какой стала. Рухнув на колени, Мэдди разрыдалась.

Глава 8

Линк даже не попытался остановить Мэдди. Он знал, что его слова причинили ей боль. Ей нужно было сейчас побыть в одиночестве.

Он не стал рассказывать ей всю историю о милой, застенчивой девочке, которой она была. Да ему и не нужно было этого делать. Он просто противопоставил ту девочку Мэдди ей теперешней.

Мэдисон Сент-Джон, какой она была теперь, должна измениться. Ведь все, что в ней было хорошего, не могло исчезнуть, скорее, оно всего лишь где-то затаилось. Она выросла. На се долю выпало столько бед и неприятностей! Она боролась со всем миром, который нередко причинял ей боль, поэтому теперь хотела, чтобы и другие страдали.

Линк не хотел причинить ей вред, как и большинство людей, с которыми она имела дело. Если бы это «путешествие» дало ей шанс удостовериться в этом!.. Требовался лишь небольшой толчок, чтобы она изменила свой образ мыслей и отношение к миру и окружающим ее людям.

Он знал, что сейчас одиночество поможет ей разобраться в себе и подумать о том, какой она была и какой стала.

Мэдисон Сент-Джон чувствовала себя опустошенной; она знала, что живет не правильно. Она сама сделала себя несчастной, и только она сама могла изменить ситуацию.

Линка тянуло к Мэдди, ему нравилось в ней многое, а особенно его привлекали ее ранимость и хрупкость.

Он надеялся, что она примет верное решение.

Мэдди вернулась под навес далеко за полночь, увидев сквозь деревья мерцающий огонь костра и желая немного согреться. Она держалась поодаль от костра и наблюдала за Линком. Он развел костер рядом с навесом. Гром раздавался уже реже и реже, гроза, похоже, удалялась. Слабый лунный свет пробивался через деревья. Кажется, дождя больше не намечалось.

Мэдди была вымотана. Она пережила за последние несколько часов столько, что, казалось, сил жить не оставалось. Ей было очень стыдно за себя. В душе остались только сожаление и разочарование. Она хотела сделать все возможное, чтобы исправить то плохое, что когда-либо сделала. Но не знала, как именно.

Одна ее половина не хотела мириться с тем, что Линкольн Кориэлл, с его ковбойской простотой, был причиной ее душевного возрождения.

Другая ее половина безоговорочно признавала, что он был поразительно проницательным и видел ее насквозь, что было не совсем приятно.

Господи, как он, наверно, ее презирал! Хоть тогда она была растрепанной и во рту были пластинки, но в ней было столько доброго и хорошего. Как это он сказал? Она «одна стоила тысячи женщин».

Тот факт, что она ему немного нравится, давал Мэдди надежду. И в конечном счете именно он придал ей сил и смелости вернуться обратно под навес и вновь увидеть его.

— Если хочешь, можешь переодеться во что-нибудь сухое, — раздался из темноты его низкий голос. — Уже поздно. Пора спать.

Тело ее зудело от мокрой одежды, она замерзла и начала дрожать. Некоторое время спустя она все же приблизилась к огню, пересиливая страх и дрожь.

Когда она подобралась ближе, то не осмелилась поднять глаза и взглянуть на Линка. Собака приветственно завиляла хвостом, но Мэдди была слишком вымотана, чтобы заниматься еще и ею. Мэдди сняла грязные ботинки и, оставив их рядом с навесом, зашла под него.

Мэдди замерзла настолько, что даже не задумывалась о том, что Линк был совсем рядом, когда она переодевалась. Хотя он и отвернулся, чтобы обеспечить ей какое-то уединение, но то, что ей в его присутствии пришлось снять с себя все и полностью переодеться, вселило в душу довольно странное чувство. Это одновременно завораживало, пугало и возбуждало.

«Некрасивых детей не бывает, Мэдди. Бывают родители с черствыми сердцами, но некрасивых детей не бывает». Человек, который верил в это, мог запросто свести с ума женщину. Линк вдобавок был добрым (несмотря на то что иногда говорил гадости), человеком, которому можно доверять.

Что-то в душе у Мэдди расслабилось и согрело ее совсем чуть-чуть. Вновь в ней затеплился огонек надежды, но она старалась не дать ему разгореться. Надежда была опасной вещью, всегда ею была и будет. Особенно когда это касалось отношений Мэдди и Линка, но то, что она чувствовала к Линку, было слишком сильным, чтобы перебороть его. Единственное, на что она могла надеяться, так это на то, что он ничего не узнает. Она переживет это в одиночку.

У Мэдди не было сил заниматься своими ногами. Когда Линк предложил помощь, она тихо отказалась и немного расстроилась, когда он не стал настаивать.

В эту третью ночь она вновь лежала с ним рядом на своей стороне «постели», отвернувшись в сторону. Но в этот раз, когда он накрывал ее одеялом и слегка коснулся ее запястья, то на мгновение приблизился к ней.

Мэдди почувствовала тепло его тела. Она попыталась отодвинуться, но его сильная рука придвинула ее еще ближе. Волна возбуждения и желания накрыла Мэдди.

— Попробуй поспать, дорогая. — Голос Линка звучал слишком нежно. Сердце Мэдди забилось сильнее прежнего.

Может, Линк вовсе ее и не ненавидел. Может, он был готов дать ей шанс. Но она не знала, воспользоваться ли им, но в конце концов все же решилась попытать счастья.

Собака осторожно забралась на одеяло и, немного покрутившись, улеглась в ногах.

Тепло его тела наконец заставило Мэдди перестать дрожать. Это было просто блаженством — лежать рядом с Линком, в его крепких объятиях, и слушать его дыхание.

Мэдди вглядывалась в пламя костра и размышляла о своей жизни, вспоминала о Кейтлин, пока не задремала.

— Веди себя прилично!

Этот приказ Линка был твердым и заставил Мэдди проснуться. Открыв глаза, она увидела солнечный свет. Собака начала подвывать, но Линк, шикнув на нее, велел ей замолчать. Оказалось, Линк обращался к собаке, а совсем не к ней. Мэдди закуталась в одеяло и вновь уснула.

Некоторое время спустя она почувствовала руку Линка на своем плече.

— Завтрак готов, мисс Мэдди.

«Мисс Мэдди». Уважительно, но холодно. Очень холодно прозвучало.

Она ощутила пустоту внутри и только потом вспомнила все события прошедшей ночи. А когда вспомнила, ей захотелось накрыться одеялом с головой и проспать так пару недель.

Но Линк ждал, когда она встанет, и ей пришлось забыть о своих чувствах и удовлетворить его простую просьбу.

Мэдди села и потянулась за ботинками. Большая часть грязи, должно быть, отвалилась или ее соскребли, потому что вчера ночью, когда она их снимала, они были жутко тяжелыми. Ее взгляд, скользнув по зайцу, который жарился на костре, остановился на Линке. Он ворочал самодельный вертел. Собака сидела совсем рядом с ним и следила за каждым его движением.

— Спасибо за обувь, — сказала Мэдди нерешительно и тут же смутилась, ведь ей никогда не приходилось благодарить кого-либо. Но прозвучало это совсем обыденно, и она успокоилась.

Линк повернул голову, и его темные глаза остановились на ее лице.

— Тебе лучше?

Взгляд пронзил ее насквозь. Казалось, он читает ее мысли и знает все, что она скрывает от остального мира. Ему удавалось поселить в ней сомнение и беспокойство, как никому другому — Все в порядке.

Это была лишь отговорка. Но что она могла еще сказать? «Я чувствую себя ужасно, потому что стала такой стервой?» «Все в порядке» звучало гораздо лучше. Она пережила прошлую ночь, и это было уже немало. Так что она могла позволить себе сказать, что с ней все в порядке.

— Вместо рыбы сегодня на завтрак заяц, — с легкой ухмылкой произнес Линк. — Да, и неплохо было бы покормить нашу Скитер.

Собака как будто узнала свое имя и, присев на задние лапы, передними начала довольно забавно выпрашивать еду, что вызвало мягкую улыбку у Мэдди.

— Я подумал, что ее все равно как-то надо звать, — сказал Линк. — И еще, если ты не заметила, будь поосторожнее, у нее блохи.

Только этого Мэдди и не хватало. Теперь она могла думать только о том, как, наверно, страдает от блох эта маленькая собачка.

— Как ты думаешь, если ее помыть чем-нибудь из моей косметички, это поможет ей избавиться от них? — спросила Мэдди. Линк взглянул на ее косметичку.

— Даже не думай об этом. Во-первых, вода слишком холодная для нее, а во-вторых, нам нечем ее высушить, и она может замерзнуть. Такие собаки, как она, очень хрупкие.

Мэдди не могла поверить, что их разговор тек совсем непринужденно. Она хотела в этом усомниться, но это значило опять впасть в отчаяние. А в сердце совсем не было отчаяния. И сейчас ей было так хорошо, что она не сомневалась: отчаяния больше никогда не будет в ее жизни.

Завороженная их разговором и трюками собаки, она решила все же обуться. Завязав шнурки, она встала.

Ноги уже не так болели, и это немного ее приободрило. Пора прогуляться. И она сама себе улыбнулась.

Поднимаясь вверх по ручью, она осмотрелась вокруг, чтобы найти уединенное место. Непонятный легкий шорох за спиной заставил ее оглянуться, и она увидела Скитер, гордо шагающую за ней в качестве охранника. А может, она просто шла за компанию. Это заставило Мэдди вновь улыбнуться.

Скитер оказалась бесстыжей попрошайкой. Жалобный взгляд ее темных глаз действовал безотказно. Казалось, она вот-вот скажет: «Я так проголодалась, вы ведь не откажете бедной собачке?». И в конце концов она съела мяса больше, чем Мэдди с Линком вместе.

Собрав вещи и загасив костер, как обычно, они двинулись в путь.

Мэдди пыталась не думать о безнадежности очередного похода. Сегодня она собиралась даже получить от него удовольствие. После вчерашнего дождя земля была сырой, а в воздухе пахло свежестью.

Ноги се уже окрепли, и она чувствовала себя гораздо увереннее, шагая по тропинке.

В душе Мэдди все еще сожалела о многом, но вместе с тем внутри нее поселилось странное умиротворение. Казалось, что бороться уже не нужно и нет нужды быть каждое мгновение начеку, чтобы обезопасить себя. То, что она потеряла шанс увидеться с матерью, действительно расстраивало ее, но она не хотела терзать себя переживаниями. Вместо этого она думала о людях, которых обидела своим поведением или резким словом.

Она думала о своем водителе Джоне, кухарке Эсмсральде и горничной Шарлин. Странно, что Джон не врезался в столб и не убил тем самым свою хозяйку, Эсмеральда не накормила мухоморами, а Шарлин не убила пуховкой для вытирания пыли!

Боясь подпустить к себе слишком близко, не желая, чтобы к ней лезли в душу, Мэдди была резка и надменна с каждым из них.

Теперь ей было так стыдно за свое поведение, что она потратила пол-утра, чтобы придумать способ извиниться перед ними. Потом она начала припоминать всех, кого успела обидеть за последние годы. Ее стилист-парикмахер, клерк в Нейман-Маркусе, официант, обслуживающий ее столик в ее любимом ресторане. Казалось, никто не в силах угодить ей, а она всегда была грубой и капризной. Количество людей, перед которыми ей нужно было извиниться, приближалось к тысяче.

И тогда она подумала о Кейтлин. Кейтлин ее двоюродная сестра, ее старшая и лучшая подруга. Мэдди подумала о Бо и его смерти и вдруг поняла, что Кейтлин, как бы она ни недолюбливала его, никогда не смогла бы сделать ему ничего плохого.

Если бы Кейтлин сказала, что не в силах была спасти его в тот трагический миг, это была бы чистая правда. Кейтлин никогда не лгала, даже чтобы спасти себя. Она не стала бы врать насчет смерти Бо.

Мэдди причинила Кейтлин боль, избегая ее все это время и не желая верить ей. И возможно, Мэдди придется взглянуть правде в глаза и понять, что все мосты между ними сожжены и пути назад нет. Мэдди предала ее, а ведь они были так близки. И чувствовать, что они стали врагами, было просто невыносимо.

Мэдди вновь ощутила на душе неподъемную тяжесть и была уже не в силах сделать ни шагу по тропинке.

Они расположились на отдых. Мэдди присела и оперлась спиной о дерево. Она была подавлена своими размышлениями.

— Тебя что-то тревожит? — Линк сел около того же дерева и вытянул ноги. Скитер легла рядом и положила голову на лапы.

Заинтересованный взгляд Линка, обращенный на Мэдди, принудил ее смутиться и отвести глаза. Но ведь именно он был тем человеком, который поставил се перед необходимостью трезво взглянуть на жизнь. Хотя она и испытала не слишком приятные чувства, он открыл ей глаза на самое себя, и она была ему благодарна. Теперь она могла довериться ему, даже если и не сумеет рассказать ему все.

— Как ты думаешь, я смогу когда-нибудь примириться с тем, что сделала?

Она хотела найти какой-нибудь другой путь, чтобы спросить об этом, но в конце концов вопрос вырвался сам собой, что заставило ее с нетерпением ждать ответа.

Линк смотрел в сторону и молчал какое-то время, что сделало ее нетерпение и любопытство невыносимым.

— Я думаю, это зависит от того, о чем ты сожалеешь: о том, что напрасно обижала людей, или о том, что пыталась расположить их к себе, чтобы иметь на них влияние и чувствовать себя комфортнее в их обществе.

На глаза Мэдди навернулись слезы. Она чувствовала себя ужасно, как никогда раньше. Ей было неприятно и больно столкнуться с правдой.

— Мне хотелось, чтобы все было хорошо, призналась она, се голос дрожал. — Мне нужно как-то справиться с собой. Но я действительно хочу извиниться перед людьми и сделаю для этого все возможное. — Она пыталась обуздать эмоции, бушевавшие у нее в душе. — Если меня поймут, я буду им благодарна. Если же они не примут мои извинения, мне все равно нужно попробовать. Я не смогу стать прежней, но постараюсь учиться на своих ошибках. — Она шмыгнула носом, пытаясь не расплакаться, и, кусая губы, выдавила из себя подобие улыбки. — Я не знаю, кто я и какая я теперь. И я не уверена в том, что знаю, как вести себя с людьми, но нужно что-то делать. Надеюсь, что смогу с этим справиться.

Она уставилась на свои руки, но в этот момент се совсем не заботили грязь на них и испорченный маникюр. То, как она выглядела сейчас, также не имело значения. Ее волновало только то, что было у нее на душе…

Она услышала спокойный голос Линка. Он говорил обычные и простые истины.

— Мэдди, ты по-своему мудра. Как поступить, тебе подскажет сердце. В таких делах сердце — лучший советчик.

Мэдди нервно вздохнула и взглянула на него. Она снова попробовала улыбнуться.

— Но некоторые говорят, что у меня нет сердца.

— Любое медицинское обследование убедит и тебя, и других в обратном.

Мэдди улыбнулась и взглянула вверх, на зеленую листву деревьев. Совет Линка немного воодушевил ее и развеял грусть.

Скитер вдруг залаяла, и это привлекло их внимание. Маленькая собачка стояла рядом с ними и смотрела в сторону от тропинки. Ее высокий голос звучал довольно забавно. Но сомнения не было — она предупреждала об опасности. Мэдди встревожилась — Как ты думаешь, что это может быть? — В воображении нарисовался образ очередного огромного медведя.

Линк оставался спокойным.

— Она лаяла сегодня утром на зайца и еще на добрую дюжину белок, пока ты спала.

Они больше не придавали особого значения беспокойству Скитер.

Но она продолжала время от времени лаять, пока они собирали вещи, а потом опять двинулись в путь. Мэдди решила, что Линк сказал ей о Скитер, чтобы успокоить ее, но теперь он был настороже и внимательнее вглядывался в лесную чащу.

Спустя некоторое время напряжение улеглось, и осталась лишь осторожность. Скитер продолжала иногда лаять, но Мэдди не знала, было ли это предупреждением об опасности, или же она просто реагировала на безобидных животных.

Линк повернул в сторону от ручья довольно скоро после начала пути. Было около трех часов дня, но Линк решил, что нужно разбить лагерь пораньше.

Вдали вновь раздавались раскаты грома, и, хотя ярко светило солнце, они не хотели, чтобы ливень застал их врасплох.

Линк приказал Скитер оставаться с Мэдди, пока он будет собирать хворост для костра. Мэдди собрала небольшую кучку листвы, которая поможет разжечь костер, и положила ее на берегу ручья. Скитер то крутилась рядом с ней, то бродила по лагерю, иногда рыча и лая.

Мэдди чувствовала себя неуютно в отсутствие Линка. Они были совсем беззащитны перед дикими животными. Она внимательно огляделась вокруг и заметила огромную ветку упавшего дерева, которая была в обхвате толще се руки. Мэдди подошла, чтобы поднять ее и использовать в качестве дров. Ей пришлось приложить усилия, чтобы оторвать ее от дерева. Но ветка, оказавшись достаточно тяжелой, вполне могла сойти за хорошую палку и пригодиться, если защищаться от диких зверей. В этот момент Скитер словно с цепи сорвалась начала лаять и рычать и помчалась в ту сторону, куда ушел Линк.

Мэдди колебалась, но решимость Скитер не оставила ей сомнений. Схватив свою палку, она последовала за собакой. Лай раздавался где-то справа от Мэдди. Она поспешила пробраться через кусты в том направлении. Конечно, Скитер могла внушить страх разве что зайцу, как бы грозно ни лаяла.

Мэдди очень испугалась и внутренне уже готова была к встрече с чем-то не меньше, чем Годзилла, когда, выйдя на небольшую полянку, увидела совсем рядом огромную кошку золотистого цвета, которая лежала на валуне высотой около двух футов от земли, уставившись на Скитер.

Мэдди застыла с палкой в руках, боясь даже пошевелиться. Огромная кошка привстала и двинулась в сторону Скитер. Хотя их разделяло всего метра полтора, маленькая Скитер стояла как вскопанная и лаяла, даже не испугавшись хищного движения кошки. Потом она начала пятиться, мягко ступая лапами по земле, усыпанной листьями.

— Скитер! — позвала собаку Мэдди в надежде, что они смогут вернуться в лагерь, оставив кошку в покое, но Скитер ее не послушала.

Скитер отошла еще на метр от валуна и замерла. В этот момент кошка спрыгнула с валуна и, несколько раз прошипев, стала медленно и осторожно приближаться к назойливой и шумной собачке.

Скитер продолжала пятиться, а кошка наступала на нес. Мэдди попыталась уйти, но Скитер остановилась и, будто защищая Мэдди, опять принялась лаять громко и яростно.

Большая кошка насторожилась, и Мэдди поняла, что она приготовилась к прыжку. Скитер была слишком упряма, чтобы отступить, а кошка была очень увлечена этим маленьким существом, чтобы заняться чем-то другим.

Мэдди наблюдала за кошкой. Она вот-вот бросится на Скитер, которая неминуемо погибнет. В следующую секунду Мэдди рванула вперед, крича и размахивая в воздухе палкой. Кошка переключила свое внимание на нее и постепенно начала пятиться. Мэдди с угрожающим видом что-то выкрикивала, размахивая палкой, и старалась проявлять больше ярости, чем пума.

Все произошло в считанные секунды, так быстро, что Мэдди показалось, что ей это привиделось. Буквально секунду кошка пятилась назад, прижав уши к голове, так что они стали совсем незаметны. В следующую секунду она прыгнула в сторону и исчезла в кустах, буквально промелькнув перед глазами.

Мэдди застыла как статуя. Скитер замолчала, прислушиваясь к тишине и удостоверяясь, что кошки больше нет. Голос Линка раздался где-то позади них.

— О чем, черт возьми, ты думала? — Линк направлялся к Мэдди. Он был взбешен, его глаза горели. — Ты что, не слышала моих предупреждений? Эта кошка могла схватить тебя и утащить, ты бы и глазом моргнуть не успела!

Странная улыбка появилась у нее на лице. Она была спокойна, хотя сердце бешено колотилось.

— Я напугала се, — произнесла Мэдди и вдруг удивилась сказанному. «Я напугала ее».

Линк подошел к ней, разъяренный как бык. Мэдди совсем не боялась его, но се улыбка постепенно померкла.

И тогда она упала в обморок.

Глава 9

Мэдди очнулась от громких слов Линка. Открыв глаза, она поняла, что лежит на земле и Линк поддерживает ее за плечи.

Линк смотрел на нее, и его темные глаза блестели. Тут она поняла, что упала в обморок.

— Дурочка.

Его замечание кольнуло ее, но тут она почувствовала, как нежно он провел рукой по ее щеке. Она вспомнила все происшедшие события и перевела дыхание.

— Кошка…

— Тебе очень повезло: она была сыта. Обдумывая его слова, Мэдди спросила:

— Как ты узнал, что она сыта?

— На пригорке лежит свеженький скелет оленя. Все, что осталось от животного.

Мэдди сделала усилие, чтобы сесть. Линк помог ей. Ей стало плохо, и она прикоснулась рукой к голове.

— Мне не померещилось? Это действительно была пума?

— Ты права, это была пума, — ответил он. — А что, по-твоему, это было?

Мэдди подняла голову и посмотрела Линку в глаза. Его ярость удивила ее. Он всегда был таким хладнокровным, всегда контролировал себя. Видеть его таким ей было в новинку.

— Я знала, что это пума, — сказала она Линку, — и все так быстро произошло. Она была готова убить Скитер, а в следующее мгновение скрылась в лесу.

Линк неодобрительно покачал головой.

— Она могла запросто схватить тебя и придушить.

Мэдди не согласилась.

— Не могла же я просто стоять и смотреть, как она убьет собаку.

Линк взял ее за плечи и слегка встряхнул.

— Собака была там, где ей не надо было быть. В ту минуту, когда ты решила вмешаться, твоя жизнь оказалась под угрозой. И ради чего? Если бы кошка погналась за тобой… — Линк запнулся. К удивлению Мэдди, он приблизился к ней и поцеловал ее страстно и в то же время нежно, потом выпрямился, все еще поддерживая се. — Ты можешь идти?

Мэдди неуверенно кивнула. Она еще не пришла в себя от неожиданного поцелуя, и у нее подкашивались ноги.

— Тогда собирайся с силами, и отправимся в путь. И не забудем про нашу маленькую Скитер. Давай сделаем ей поводок, чтобы она опять не наткнулась на какого-нибудь дикого зверя.

Линк не спускал с них глаз, пока они шли к лагерю, Скитер плелась вслед за ними, шурша лапами по листве.

Скитер очень не нравилось быть на привязи. Справедливо посчитав, что ошейник и поводок из веревки были бы слишком тяжелыми для такой хрупкой собаки, Линк достал упаковку чулок Мэдди и сделал совсем невесомый ошейник для Скитер.

Не успели они отправиться в путь, как Скитер начала время от времени лаять и поскуливать, и Линк взял ее на руки.

Шли они около часа, и Мэдди, прислушавшись к раскатам грома, поняла, что дождя, скорее всего, не будет. Наконец Линк собрался повернуть к ручью, но неожиданно остановился на тропинке.

— Ты слышишь?

Мэдди остановилась за его спиной и прислушалась, но не услышала ничего особенного, кроме щебетания птиц и шороха листьев на ветру. Даже раскатов грома не было слышно. Линк снова зашагал по тропинке, но быстрее, чем обычно.

Увидев, что он ускорил шаг, Мэдди почувствовала приступ любопытства.

— Что ты слышал? — спросила она, но Линк ответил лишь:

— Давай подождем и посмотрим. Это еще больше раззадорило Мэдди.

Они шли по пологой тропе, спускающейся по холму. Но вдруг спуск стал более крутым, а потом еще и скользким. Мэдди оступалась пару раз, но все же удержалась на ногах. Линк спустился первым и подождал Мэдди. Она уже заметила поляну, мелькавшую за деревьями. Но, лишь спустившись, увидела, куда они пришли.

Ручей, вдоль которого они шли — наверное, тот же самый, — пересекал долину. По другую сторону долины, под горой, виднелась часть асфальтированной дороги.

Они увидели белый автомобиль, пронесшийся по дороге и скрывшийся за деревьями. Через секунду в противоположном направлении медленно проехал грузовик.

Мэдди не могла сдержать восторга и, обернувшись, схватила Линка за руку.

— Я не могу поверить! Мы выбрались! — Мэдди выпустила его руку и, не успев перевести дыхания, оказалась в его крепких объятиях, в следующее мгновение он поцеловал ее. Поцелуй оказался совсем легким и быстрым, словно сорванным с губ, но она приняла это как подтверждение того факта, что они действительно выбрались из этого бесконечного леса.

Линк широко улыбнулся. Его темные глаза светились радостью.

— Давай попробуем поймать машину. Мэдди совсем позабыла про боль во всем теле и поспешила вслед за ним к дороге.

Линк посадил Скитер в свою сумку и повесил се на плечо. Им пришлось карабкаться на холм, чтобы попасть к дороге. Собака пыталась приободрить новых хозяев и время от времени тявкала, сидя в сумке.

Выбравшись на дорогу, они увидели приближающийся семейный трейлер. Линк поднял руку.

Наконец их путь по диким местам закончился. Хозяева трейлера согласились подвезти их до домика лесничего. Там Линк рассказал о том, что они летели в Колорадо-Спрингс и что с ними случилось. Потом они остановились в мотеле, и Линк отправился в аэропорт, чтобы доложить о недавних событиях.

Мэдди приняла душ, заказала обед в номер и разделила его со Скитер.

После обеда они вместе уснули от усталости, не дождавшись Линка. Следующим утром Мэдди проснулась оттого, что Скитер громко скулила около двери в другую комнату.

За ночь, проведенную врозь, что-то изменилось. Мэдди поняла это, когда посмотрела Линку в лицо. Он был холоден с ней и держал дистанцию. Он пошел выгуливать Скитер и не присоединился к Мэдди во время завтрака, заказанного в номер.

Спустя некоторое время в номере раздался телефонный звонок. Это звонил Линк. Он решил показать Скитер ветеринару, ведь они о ней ничего не знают. Будет лучше, если врач обследует се и сделает все нужные прививки. Когда час спустя они вернулись в номер, Скитер радостно носилась по комнате, словно хвастаясь своим новым кожаным ошейником. А розовый бант на ее голове выглядел очаровательно. Линк улыбнулся.

— Чувствуешь себя необычно, гуляя по улицам с такой маленькой собачкой. — Скитер тем временем попыталась запрыгнуть на кровать, но у нее ничего не вышло, так как она была слишком маленькой. Линк помог ей взобраться на кровать, и та начала выделывать на ней круги, как будто искала самое удобное местечко.

— Так она у нас йоркширский терьер? спросила Мэдди.

Линк утвердительно кивнул.

— Даже там, в лесу, она была прелестной. А уж теперь… Мне сказали, что ей около года. Мне даже не верилось, что под грязной шерстью скрывалась такая породистая собака. Я оставил у ветеринара свой номер телефона на случай, если хозяин будет разыскивать ее.

После сказанного в комнате повисла тишина. Тишина и напряжение. Казалось, что все происшедшие события пролетели в один миг: сначала пума, потом дорога и наконец их неожиданное возвращение в цивилизацию. Теперь все, что они испытали в той дикой глуши, рядом друг с другом, прошло, сменившись спокойствием и комфортом. Они выжили в авиакатастрофе, провели бок о бок четыре дня… и вдруг снова стали чужими людьми.

Он поцеловал ее три ночи назад, но этого как будто не было. Она спала с ним рядом под одним одеялом эти три ночи. Две ночи тому назад он открыл ей глаза на то, во что она превратилась, навсегда изменив ее отношение к миру и стиль поведения на всю оставшуюся жизнь.

Он стоял и смотрел на нее. Казалось, между ними возникли какие-то непонятные, непростые отношения, как будто они не встретились тем роковым утром.

У Мэдди наворачивались слезы. Последние несколько дней были самыми тяжелыми и самыми замечательными в ее жизни. Но они закончились. И не просто закончились, но и оказались столь несущественными для Линка, что он не придал им никакого значения. Те хрупкие чувства, которые, по мнению Мэдди, возникли между ними, оказались всего лишь игрой се воображения.

Но, несмотря ни на что, для нес это было очень важно, даже если Линк воспринял это только как приключение, испытание на прочность, силу, выносливость, выживаемость, и ничего более. Ничего личного, что могло бы изменить его жизнь.

А Мэдди влюбилась в него. По-настоящему влюбилась. Казалось бы, такое значимое событие должно было коснуться их обоих. Но, к ее сожалению, это относилось только к ней. Ведь Линк не мог влюбиться в нее. Она даже не предполагала, что когда-нибудь ее настигнет безответная любовь.

И что же ей делать теперь? Она ощутила невыносимую боль в душе. Гордость не позволяла ей показать свои чувства, поэтому она старалась держаться с Линком так же холодно, как и он с ней.

— Как ты планируешь добираться до Техаса? спросила Мэдди. Если она выяснит его планы, то сможет что-нибудь предпринять. Если же нет…

— Я арендовал вертолет с пилотом, чтобы найти место крушения моего самолета. Если хочешь, я отправлю твой багаж домой. — Он прояснил картину, но вежливо спросил:

— Ты вернешься домой?

Внутри у Мэдди что-то надломилось.

— Я даже думать не могу о полете. Линк спокойно посмотрел на нее.

— Тебе решать. Зато теперь ты можешь объехать весь свет на автомобиле.

Мэдди знала, что он прав. Но когда она подумала об этом, ей стало не по себе. Она взглянула на Скитер, и ей показалось, что та внимательно следит за их разговором.

— Если я возьму Скитер с собой, то не хочу держать ее всю дорогу в сумке, — Мэдди вновь взглянула на Линка, — конечно, если ты не хочешь забрать ее.

Линк покачал головой.

— Собаки, которые подходят мне, — это бассет-хаунды и овчарки. Я, конечно, мог бы сделать для Скитер исключение, но если ты хочешь приютить ее, то пожалуйста.

— Ветеринар ничего не сказал о ее хозяине? Мэдди уже ненавидела себя за дрожащий голос. Она надеялась, что Линк подумает, что это из-за Скитер, а не потому, что он разбил ей сердце.

— Вряд ли он объявится. Наверно, какой-нибудь турист потерял ее в той глуши и, скорее всего, уже не будет искать. Мэдди кивнула.

— Ты дашь мне знать, если с тобой кто-нибудь свяжется по поводу Скитер? — спросила она в надежде вновь услышать его голос когда-нибудь — пусть даже это будут плохие новости. С другой стороны, если у Скитер где-то есть семья…

— Конечно.

Мэдди сложила руки на груди. Вот и настал этот момент. Момент прощания…

— Наверно, мне пора позвонить и арендовать автомобиль.

— Я оплачу все расходы за номер и автомобиль, — сказал Линк. Мэдди вздохнула.

— Я же не рассталась со своей сумкой. У меня есть кредитные карточки и достаточно денег.

— Я в долгу перед тобой за неполадки с самолетом. Я оплачу расходы за причиненные тебе неудобства.

Мэдди покачала головой.

— В этом нет нужды. Ведь ты не позволил мне заплатить тебе за полет. Кроме того, я сама настояла, чтобы ты взял меня с собой.

— Ты должна знать, что с этого момента… начал Линк, но Мэдди не дала ему договорить.

— Я не хочу слушать это, — сказала она четко и резко. Может быть, у нее недоставало мужества изменить разом всю свою жизнь. И это угнетало ее.

— Как пожелаете, мисс Мэдди, — холодно произнес Линк, и Мэдди почувствовала, как эти равнодушные слова врезались в ее сердце.

«Пожалуйста, Линк, перестань ненавидеть меня. Я действительно изменюсь, обещаю. Обещаю никогда больше не быть той стервой. Я очень надеюсь, что ты узнаешь однажды, что я изменилась. Пожалуйста, потрудись когда-нибудь узнать это».

— Ну вот и все, — сказала она и сжала ладони так сильно, что пальцы стали болеть. — Давай прощаться и собираться в путь.

Линк смотрел на нее, и это был очередной долгий испытующий взгляд, который пронзал ее насквозь. Она натянуто улыбнулась в надежде, что он не заметит, как невыносимо покидать его и возвращаться в свою одинокую, безрадостную жизнь.

Скитер, словно почувствовав, что хозяева прощаются, спрыгнула с кровати и подбежала к Линку. Он присел на корточки и погладил ее.

— До встречи, Скитер. Веди себя хорошо с мисс Мэдди.

Линк встал, посмотрел Мэдди в глаза, а потом ушел, не произнеся больше ни слова.

Скитер смотрела на закрытую дверь, жалобно поскуливая. Мэдди села на кровать. Ее сердце разрывалось от боли, и она была готова разрыдаться.

Мэдди вернулась в Техас. Это была длинная, спокойная, но утомительная поездка.

Скитер всю дорогу тихо лежала на соседнем сиденье.

В Коултер-Сити они приехали в десять часов вечера, проведя в дороге трое суток, и сразу же направились в спальню.

Услышав, как хозяйка входит в дом, Шарлин тут же вышла из комнаты для прислуги, но Мэдди отослала ее обратно, сказав, что ей ничего не нужно.

Мэдди со Скитер проспали до одиннадцати часов утра. Потом они встали, и Скитер принялась с присущим ей любопытством изучать каждый сантиметр комнаты своей хозяйки.

Затем Мэдди сошла вниз и выпустила Скитер погулять на лужайку перед домом.

Она старалась не шуметь, чтобы не беспокоить прислугу, и в то же время не хотела предстать перед ними, не приведя себя в порядок. Вскоре Скитер вернулась в дом, и они вдвоем поднялись в спальню.

Приняв душ и причесавшись, Мэдди спустилась вниз. Скитер последовала за ней. И Мэдди позволила Скитер побродить одной по дому и исследовать каждый уголок.

Вместо того, чтобы отправиться в столовую, где, как обычно, был накрыт длинный стол, Мэдди отправилась на кухню, где Джон, Эсмеральда и Шарлин завтракали.

Когда она вошла в кухню, все трое остолбенели. Мэдди прочитала на их лицах удивление и беспокойство.

— Зайдите после завтрака ко мне в библиотеку… хотя лучше, наверно, в гостиную… сказала Мэдди, надеясь, что в гостиной все будет выглядеть менее официально и они перестанут так волноваться. — Я хочу вам кое-что сказать, — добавила Мэдди, — если вы, конечно, не возражаете.

Они дружно закивали головами. Она уже выходила из кухни, как вдруг Эсмеральда окликнула ее:

— Вам подавать завтрак, мисс Мэдди? Мэдди обернулась.

— Нет, спасибо, Эсмеральда. Я не голодна. Мэдди поспешила покинуть кухню, а ожидание намеченной встречи в гостиной казалось бесконечным, хотя прислуга пришла довольно скоро, раньше, чем она могла рассчитывать. Видимо, они не закончили завтрак. Явно они все были очень встревожены. Наверное, пытались вспомнить, чем же не угодили хозяйке. Она видела это по их глазам, пока они входили в гостиную.

— Пожалуйста, — начала Мэдди и указала рукой на диван и стулья. — Пожалуйста, садитесь… и устраивайтесь поудобнее.

Они послушно сели и смотрели на нее. Мэдди откашлялась, собираясь с духом.

— Я хотела поговорить с вами в первую очередь потому, что, думаю, именно с вами я была более груба и безжалостна, чем с остальными.

Кейтлин Бодайн-Дюваль узнала о крушении самолета, в которое попала ее двоюродная сестра. Она пыталась дозвониться до прислуги в доме Мэдисон, но никто не смог ей сказать ничего вразумительного.

А Коултер-Сити полнился свежими слухами о Мэдисон Сент-Джон.

Самым замечательным слухом было, что у Мэдди на пороге смерти произошла переоценка ценностей. Также говорили, что она ударилась головой, потеряла память и провела с Линкольном Кориэллом четыре дня в горах. Линк был известен как настоящий мачо, который иногда позволял себе развлекаться с такими «городскими штучками», как Мэдди.

Бедная Мэдди… Если она вновь станет милой и доброй, как когда-то, люди, возможно, не поймут этого. Или не захотят принять ее. А ведь ей всегда приходилось непросто.

Смерть Бо озлобила Мэдди. Она возненавидела этот мир. Но если Мэдди действительно изменилась, значит, она приняла смерть Бо. Даже если Мэдди никогда не поверит версии Кейтлин или не сможет ее простить, Кейтлин будет рада хотя бы тому, что она смирилась с происшедшим.

Кейтлин смотрела в окно дома на ранчо «Броукен Би» и не повернулась, когда услышала, как вошел Рино.

Муж подошел к ней, обнял и прижался своей щекой к ее щеке. Кейтлин мягко высвободилась из его объятий.

— Когда ты планируешь вернуться на свое ранчо? — спросила она.

Рино вчера упомянул, что им пора бы вернуться на его ранчо близ Сан-Антонио. Еще только поженившись, они решили содержать сразу оба ранчо, но сейчас подумывали, не продать ли «Броукен Би» соседу, Линкольну Кориэллу. Принятие окончательного решения оставалось за Кейтлин.

— Мы можем подождать? — спросила она. Рино вновь обнял ее. Они говорили о Мэдди, и Кейтлин призналась, что она надеется на то, что Мэдди изменилась, и если так, то, может быть, она примет правду о смерти Бо. И если это произойдет, то, возможно, она захочет помириться и восстановить отношения между ними. Возможно, она приедет к Кейтлин в «Броукен Би».

— Ты столько страдала из-за Бо и Мэдди, тихо произнес Рино. — Не думай об этом, дорогая. Пожалуйста.

Кейтлин отошла в сторону, и Рино опустил руки. Она обернулась и обняла его.

— Еще пару дней, Рино.

Рино посмотрел в окно поверх головы Кейтлин.

— Два дня.

Если Мэдисон Сент-Джон не приедет к Кейтлин…

Он поцеловал жену в лоб, так и не закончив мысли.

Очень сложным для Мэдди оказались не извинения, приносимые людям, которых она раньше почти не замечала, а то, что ей приходилось признавать свою грубость, резкость, надменность, раздражительность по самому ничтожному поводу.

Но самым трудным из всего, что она должна была сделать, оказалось набраться смелости, чтобы повидаться с Кейтлин. На фоне того, что ей пришлось бы просить прощения за своего рода предательство, все остальное представлялось просто пустяком.

Ведь она предала Кейтлин, предала их верную дружбу, предала их любовь друг к другу, предала их кровные узы. Мэдди нанесла своей двоюродной сестре такую глубокую рану, что теперь даже не понимала, как смогла спокойно жить после этого.

Кейтлин принимала Мэдди такой, какой она была. Она предложила ей бескорыстную и искреннюю дружбу, она никогда бы не отвернулась от Мэдди, хотя Мэдди именно так и поступила с ней самой.

Мэдди хорошо знала, как может ранить, когда тебя отвергают и избегают, как это невыносимо. Она причинила боль Кейтлин, человеку, которого любила и которому доверяла.

Когда вина за содеянное все же перевесила ее страх встречи с Кейтлин, Мэдди села в машину и направилась на ранчо «Броукен Би».

Приехав на ранчо, Мэдди застала в доме лишь Рино. Кейтлин отправилась на прогулку верхом, и Рино ждал ее только через пару часов. Мэдди так долго готовилась и собиралась с силами, чтобы попросить прощения у Кейтлин, что ожидание могло вывести ее из равновесия.

Она чувствовала на себе взгляд Рино, в котором читалось осуждение. Мэдди попросила лошадь, чтобы встретить Кейтлин, и он согласился. Рино сам выбрал лошадь и оседлал ее. Последний взгляд, которым он одарил Мэдди, был жестким, предупреждающим. Мэдди снова почувствовала приступ вины.

Ее задело то, что ее недолюбливали и не доверяли ей, но еще хуже было думать о том, что она причинила боль другим. Она заслужила недоверие и презрение и всем сердцем желала поступать по-другому, не быть жестокой и самовлюбленной. Она хотела все исправить.

Казалось, целую вечность она не сидела на лошади, но вскоре жеребец и Мэдди привыкли друг к другу. Кейтлин была лучшей наездницей. Мэдди никогда не задумывалась именно об этом, потому что всегда восхищалась Кейт. Она увидела длинный извилистый каньон в той самой части ранчо, где погиб Бо. Мэдди помнила эту местность, помнила, как эхом отзывалась вода, струившаяся в каньоне. Она знала точное место, где погиб Бо; хотя она только слышала, где это произошло, но вполне могла представить это.

Вода текла по прямому руслу, а когда на повороте встречалась с преградой, то с шумом преодолевала ее. Огромный валун, который оказался в стороне, был даже больше, чем описывала его Кейтлин, но ведь со дня смерти Бо прошло уже почти пять лет, и за это время здесь было несколько наводнений. Пять лет вода прокладывала себе путь снова и снова и унесла с собой множество камней.

Мэдди пустила лошадь рысью, но вскоре перешла на шаг. Лицо Бо возникло в памяти. Когда она взглянула на место, где он упал в каньон, ее ужаснуло не то, как он умер, а то, что свидетелем этого страшного происшествия была Кейтлин. Это поразило Мэдди. Осматривая берег, она поняла, что спасти жизнь Бо было невозможно.

Мэдди услышала стук копыт. Она глубоко вздохнула, потом обернулась.

Кейтлин направлялась к ней. Мэдди никогда не была так смущена и напряжена. Никогда еще ей не было так стыдно за то, что она сделала.

Они встретились взглядами. Взгляд Кейтлин был прямым, будто она изучала каждую черточку лица Мэдди или хотела прочесть ее мысли. Она остановила своего коня неподалеку от Мэдди. Только тогда Кейтлин отвела взгляд и посмотрела в каньон.

— Я рада, что с тобой все в порядке, — произнесла Кейтлин.

Мэдди посмотрела на нее с благодарностью. Кейтлин заговорила первая и передала ей инициативу. Мэдди перевела дух.

— Мне нет оправдания, Кейтлин. Я предала нашу дружбу и отвернулась от тебя в самый трудный момент твоей жизни. Я никогда не прощу себе этого и никогда этого не забуду. — Мэдди остановилась: ее переполняли переживания и она готова была разрыдаться.

Но она совсем не хотела, чтобы у Кейт возникло впечатление, будто она, Мэдди, ищет у нее сочувствия. Кейтлин была очень мягкосердечна и, конечно, поверила бы ей, но Мэдди не хотела этим пользоваться.

— Я не смею рассчитывать впредь на твою дружбу, я ее не заслуживаю. Но я очень хочу, чтобы ты поняла, Кейт: мне очень стыдно. — Мэдди откашлялась, так как у нее задрожал голос. — Ты самая честная, самая лучшая женщина в мире. Если я не смогу помириться с тобой, буду сожалеть об этом всю жизнь. — Мэдди вновь запнулась и посмотрела в сторону. — Если бы я могла все изменить…

Мэдди замолчала и закусила губу. Пути назад не было. Все уже сказано. На сердце всегда останутся шрамы от ран, нанесенных пять лет назад.

Мэдди спрыгнула на землю и посмотрела на Кейтлин. Та в свою очередь спустилась с лошади, подошла к Мэдди и обняла ее.

— Я люблю тебя, — сказала она. Мэдди, с облегчением вздохнув, обняла Кейтлин в ответ и чуть не плача произнесла:

— Я тоже тебя люблю.

Рино наблюдал, как Кейтлин и Мэдди подходили к дому, держась за руки и улыбаясь. Они чувствовали себя слегка неловко, потому что глаза у них были красные от слез, но от них веяло счастьем и согласием.

Глубокое умиротворение снизошло на душу Рино. Он успокоился. Прошлое осталось в прошлом, и теперь им предстояло вместе создавать будущее.

Мэдди и Кейтлин провели весь вечер и следующий день вместе. К тому моменту, когда Кейтлин и Рино отправились на свое ранчо под Сан-Антонио, двоюродные сестры стали ближе друг к другу, чем когда-либо прежде.

Мэдди рассказала некоторые подробности об авиакатастрофе и о том времени, что они с Линком провели в горах. Она, правда, не смогла заставить себя признаться Кейтлин в своих к нему чувствах. А та не стала ее расспрашивать, хотя Мэдди видела в глазах сестры любопытство.

На следующий день посыльный от Линка доставил оставшиеся в самолете вещи Мэдди к ней в дом.

— Несколько дней пришлось искать место крушения. Потом у босса возникли еще кое-какие дела, и он только вчера добрался домой, рассказал посыльный.

Мэдди все поняла. Линк мог бы и сам доставить ей багаж. Тот факт, что он поручил это одному из своих служащих, только доказывал, что он не хочет ее видеть.

Она преодолела многое в своей жизни. Смирилась, например, с тем, что никогда не получит весточки от Роз и преодолеет свою любовь к Линку. Даже после всего, что произошло с ними. Ведь они провели вместе под зелеными сводами леса три ночи и почти четыре дня. К этому можно добавить еще одну ночь и утро в отеле. Не так уж мало! Столько времени вместе! Не смешно ли, что глупая надежда на его ответные чувства продолжала теплиться в ее душе?

Да, она знала, что бессмысленно желать этого, но, увы, не могла не думать о Линке.

Хотя Мэдди предприняла искреннюю попытку попросить прощения у каждого, кому причинила боль, она все еще боялась того, как люди будут относиться к ней.

Когда ей было восемнадцать, она имела доступ к любым высокопоставленным лицам, была вхожа в любое общество. И поскольку все это достигалось ею с необыкновенной легкостью, она не научилась ценить сложившихся отношений.

С Бо и Кейтлин все было иначе. Чтобы завоевать их, ей пришлось набить немало шишек.

Честно говоря, перемены, происшедшие с ней, не были поняты окружающими.

Мэдди перестала быть той, с кем приятно пройтись по магазинам, потому что ее не интересовали последние веяния моды и то, что выдавалось за «искусство». Теперь Мэдди извинялась перед клерками и служащими, и это было для нее далеко не развлечение. Мэдди знала, что для этого просто пришло время.

Теперь ей было стыдно за тот образ жизни, который она вела, — ведь все, с кем она тогда общалась, были заинтересованы либо в ее покровительстве, либо в ее деньгах. И теперь она знала, что находится на верном пути.

Глава 10

В «Броукен Би» устроили барбекю. Рино и Кейтлин радушно принимали гостей.

Мэдди решила на этот раз предстать перед всеми новой Мэдисон Сснт-Джон.

Она выбрала платье до колен персикового цвета. Оно прекрасно облегало ее фигуру и гармонировало с макияжем приглушенных тонов.

На барбекю были приглашены разные люди: из высших слоев общества Техаса и просто соседи по ранчо, друзья, знакомые, несколько партнеров по бизнесу, который вел Рино. Мэдди не спрашивала, приглашен ли Линк, но она знала, что у него ранчо по соседству и он заинтересован в покупке «Броукен Би». Если он все-таки появится, решила Мэдди, то она постарается не обращать на него внимания.

Среди толпы приглашенных поначалу ей было неуютно, но потом Рино и Кейтлин представили ее некоторым гостям, и постепенно она освоилась.

Многие мужчины, пришедшие на барбекю, оказывали ей знаки внимания.

Когда чуть позже шести приехал Линкольн Кориэлл, Мэдди сделала вид, что не заметила его. Однако, к ее сожалению, он тоже не обратил на нее никакого внимания.

После того как накрыли на стол и рассадили гостей, Мэдди и Линк оказались разделенными по меньшей мере полусотней приглашенных. Позже они пересели ближе друг к другу, но лишь за параллельные столы.

Мэдди ничего не могла с собой поделать, и ее взгляд все чаще устремлялся в сторону Линка. Каждая незамужняя женщина в этой части Техаса хотела бы залучить Линка в свои сети, и Мэдди наблюдала, как несколько женщин, проходя мимо него, поздоровались с ним.

Ее очень удивило, когда мужчины стали приглашать се на танец, но она вежливо отказывалась, ссылаясь на то, что плохо танцует. Это было почти правдой, ведь она уже давно не ходила на дискотеки и не имела возможности потренироваться. Она поразилась количеству предложений научить ее танцевать, но вежливо отказывалась со словами «может быть, позже».

Но пока она отказывалась от приглашений на танец в надежде, что Линк пригласит ее, он, к ее большому огорчению, медлил. Первые два танца, которые Мэдди пропустила, Линк танцевал с двумя разными партнершами. Мэдди решила, что не должна и дальше отказываться от приглашений.

Тут начался медленный танец. Кто-то положил руку на плечо ее партнеру и сменил его. Неожиданно она оказалась в объятиях Линка.

До этого Мэдди танцевала с разными мужчинами, но тут же ощутила разницу, оказавшись в паре с Линком. Он был выше, чем большинство мужчин, что было особенно заметно на танцевальной площадке. И превосходно танцевал.

Линк положил руку на талию Мэдди и прижал ее к себе так бесцеремонно, что заставил ее сердце забиться в бешеном темпе. От него повеяло теплом. Он наклонил голову и приблизил губы к ее уху.

Мэдди с трудом могла дышать. Ноги ее не слушались, но медленный ритм танца как нельзя лучше скрывал это.

— Похоже, ты сегодня пользуешься успехом, мисс Мэдди. — Линк произнес это с ухмылкой, и, несомненно, за его словами скрывался какой-то намек.

Стоило Мэдди увидеть Линка с другими женщинами, как ее охватывала ревность, но она попыталась прогнать ее от себя.

Ведь Линку и в голову не приходило интересоваться, как и с кем она проводит время. Он не предпринял ни единой попытки сблизиться с ней, увидеться хоть раз за прошедшие недели или хотя бы позвонить, чтобы справиться о маленькой Скитер.

— Ты же был занят и развлекал дам, — язвительно сказала она.

— Я слышал, ты изменилась.

Что бы Мэдди ни уловила в его голосе раньше, сейчас это было не так важно. Она поняла, что он проигнорировал се язвительное замечание. Это показывало, что его реплики по поводу ее популярности и ее изменений связаны между собой, но не могла ничего поделать с очередным приступом ревности. Мэдди почувствовала, что краснеет.

— Я лишь попыталась измениться, — тихо произнесла она.

Мэдди отвела взгляд от его лица. Ее сердце бешено колотилось. Было очень тяжело противостоять ему. Ей нужно было взять себя в руки.

— Кейтлин говорит, что ты заинтересован в покупке «Броукен Би». Линк ответил не сразу.

— Я не хочу обсуждать деловые вопросы сегодня вечером.

Уверенность в его голосе была просто завораживающей. Обычно, если мужчина говорит партнерше, что не хочет обсуждать дела и уводит се в угол танцплощадки, означает, что он собирается ее поцеловать.

Но это был Линк, и он танцевал с ней, а не с другой дамой, которых в этой толпе было предостаточно.

Мэдди остановилась и слегка отстранилась от него.

— Извини, мне нужно чего-нибудь выпить. — Она выскользнула из его объятий, прошла по танцплощадке, обходя танцующие пары. Остановившись около стола с напитками, она налила себе лимонада. Ледяной напиток должен был успокоить ее нервы. Мэдди почувствовала, что Линк подошел и встал у нее за спиной. Она поставила стакан и развернулась в другую сторону, будто не заметила его присутствия.

Линк схватил ее за руку до того, как она успела сделать шаг. Мэдди застыла на месте. Она могла уйти, но боялась, что кто-нибудь увидит это или услышит то, что он скажет ей.

— Может, я отвезу тебя домой? — Она ожидала от него всего, но только не этого.

— Еще совсем светло. Кроме того, у меня есть свой автомобиль.

— Я найду человека, который доставит твой автомобиль в целости и сохранности.

Линк словно не услышал ее первого замечания и приблизился к ней. Мэдди охватила дрожь.

— Я не собираюсь уезжать отсюда, — сказала она еще раз. Почему она просто не откажет ему? И почему он так настойчиво хочет отвезти ее домой? И так рано? Вечер обещал быть долгим, и Кейтлин приглашала Мэдди переночевать на ранчо.

Мэдди чувствовала теплое дыхание Линка. Он подошел ближе.

— Отлично, мисс Мэдди. Я думаю, вы имеете право на беззаботную ночь и можете вскружить голову любому на этом вечере. Только будьте поразборчивее.

Линк отпустил ее руку. Когда она обернулась, то увидела его высокую фигуру, удаляющуюся прочь от нее. Он подошел к какой-то женщине, что-то сказал и, взяв ее за руку, повел на танцплощадку. Мэдди отвела от него взгляд, шокированная тем, что он сказал ей и что мог подразумевать под этим.

И тут она почувствовала, как в душе медленно, но верно разгорается пожар.

Прошло несколько недель с тех пор, как их пути разошлись. Линк не попытался увидеться с ней, даже не позвонил. И вдруг он появился здесь, не желая замечать ее, лишь спустя пару часов уделил ей свое драгоценное внимание и посвятил целых десять минут, пригласив на танец.

И нет бы просто танцевал с ней — так ему взбрело в голову предложить отвезти ее домой так рано и неизвестно почему. А когда она отказалась уехать с ним, он великодушно позволил ей остаться и дал ценный совет быть поразборчивее в знакомствах.

Это выбило ее из колеи. Ведь ей всегда приходилось ждать, пока другие найдут время для нее. Отец вообще предпочел исчезнуть из ее жизни, Роз уделяла ей всего минут пять телефонного разговора раз в году, а то и реже. Бабушка не позволяла ей даже обедать с ней рядом в столовой, потому что присутствие Мэдди раздражало ее. Когда же старуха хотела, чтобы внучка выполнила какие-то ее поручения, Мэдди, как бы ни старалась, не могла ей угодить. Даже Бо устанавливал свои правила, когда они встречались.

Только Кейтлин была единственным человеком, который вел себя с ней на равных и был готов уделить Мэдди внимание в любое время дня и ночи.

Линкольн Кориэлл, что бы он ни воображал о себе, встал в один ряд с теми, кто общался с Мэдди только тогда, когда у них было настроение. Когда Мэдди поняла это, сначала это сильно задело се, но потом разочарование сменилось злостью.

Она начала новую жизнь и не собиралась ждать милости и внимания от самовлюбленного ковбоя, который, может быть, соблаговолит найти свободную минутку в своем расписании и поманит ее пальцем, чтобы она составила ему компанию.

Прокрутив все это в голове, Мэдди посмотрела на Линка, который все еще танцевал, и направилась в его сторону. Она подошла к танцующим, к Линку и брюнетке, тронула се за плечо и одарила милой улыбкой, когда та обернулась.

— Извини, дорогая, — сказав это, Мэдди отстранила руку Линка от шеи брюнетки и вновь одарила ее улыбкой. — Он вернется к тебе. Я обещаю.

Мэдди отвела Линка в сторону, остановилась, положила одну его руку себе на талию, вложила свою ладонь в другую его руку и произнесла:

— Потанцуем, ковбой?

Линк, поколебавшись, решил отдать ей инициативу. Это еще больше разозлило Мэдди. Линк ухмыльнулся и стал танцевать, в глазах его было веселье.

Это совсем уж взбесило Мэдди.

— Я благодарна тебе, что ты позаботился обо мне в горах и вывел из той глуши, — произнесла она, — но если ты надеялся, что между нами есть что-то большее, то время действовать прошло. Я хочу развлечься сегодня и выберу того, кого захочу. — Они остановились. — И теперь неважно, что могло бы быть между нами по возращении в Техас. Я больше никому не позволю командовать собой и диктовать, как мне следует жить. Я могу завязать роман с любым мужчиной на этом вечере.

Закончив свою тираду, она сняла руку Линка со своей талии и повела его к прежней партнерше. Ярость придала ей удивительную силу. Подойдя к брюнетке, она взяла ее руку, вложила в ладонь Линка и снова улыбнулась.

— Вот, милочка, он снова в твоем распоряжении.

Мэдди развернулась и двинулась прочь, миновала танцплощадку, двор и через заднюю дверь вошла в кухню.

Скитер сидела под столом. Увидев Мэдди, она взвизгнула от радости и побежала навстречу хозяйке, стуча коготками по гладкому полу кухни.

Мэдди наклонилась и взяла ее на руки. С тех пор как Кейтлин увидела собачку, она просто влюбилась в нее и пригласила уже их обеих переночевать на ранчо.

Прошло совсем немного времени с последней прогулки Скитер, но все равно Мэдди, взяв со столика у двери поводок и пристегнув его к ошейнику, направилась к двери. Она вышла во двор, завернула за угол дома, чтобы не мешать гостям, и только тогда спустила Скитер с поводка.

Мэдди присматривала за собакой и размышляла о том, что сказала Линку. Плохо только, что она разозлилась и позволила себе это при Линке. С другой стороны, ей необходимо было ему все это сказать, сделав правильные акценты, чтобы он вес понял. Добиться этого в спокойной и размеренной беседе она не смогла бы.

Скитер набегалась, Мэдди отвела ее в дом, зашла в ванную, привела себя в порядок и вернулась к гостям.

Не прошло и пяти минут, как ее пригласили на танец. Мэдди улыбнулась и приняла приглашение, окунувшись в атмосферу развлечения, причем с таким энтузиазмом, которого даже не ожидала от себя.

Следующие пару часов Линк держался от нее на расстоянии. Каждый из них успел потанцевать не меньше чем с дюжиной партнеров. Она ступила на тропу войны, и, может быть, Линк счел бы это даже забавным, если бы не знал, какая боль скрывается за всем этим.

Он пришел на барбекю, чтобы увидеть Мэдди, и ему было очень трудно так долго держаться от нее на расстоянии.

Все последние недели он избегал ее, чтобы дать ей возможность найти собственный путь в жизни.

До него дошли слухи, бродившие по городу, о нем с Мэдди. Смехотворные предположения, что он «укрощал строптивую городскую штучку», взбесили его. Он знал, что это он спровоцировал ее изменить поведение, хотя и предполагал, что авиакатастрофа должна была подтолкнуть ее к этому решению.

Он был резок с ней, искупал ее в ручье, но в результате Мэдисон Сент-Джон из стервы превратилась в очень милую девушку. И перемена в ней стала возможной потому, что доброта была заложена в ее характере.

Линк избегал ее, стремясь опровергнуть слухи. Она не могла за короткий срок сама, без посторонней помощи, измениться к лучшему. Ведь все знали, что они провели вместе несколько дней после крушения самолета, а некоторые полагали, что все эти дни они только и делали, что занимались любовью. Оставив Мэдди на время в одиночество, он хотел тем самым восстановить ее репутацию.

И это сработало. Все кривотолки улеглись, и люди восторженно замечали перемены в Мэдди. Он хотел и сегодня держаться от нее подальше, но больше не в силах был наблюдать, как очередной кавалер кружит ее в танце.

Он все обдумал и пришел к определенному решению по поводу Мэдди еще несколько недель назад и больше не видел причины ждать.

Приняв во внимание все события этого вечера, он понял, что если не предпримет активных действий немедленно, то потом может быть уже поздно.

Мэдди решила пропустить следующий танец и пошла в дом, чтобы вновь выгулять Скитер. Ей хотелось побыть одной, остыть, прийти в себя и хоть немного отдохнуть от громкой музыки.

Накинув легкий пиджак, Мэдди гуляла со Скитер во дворе, глубоко задумавшись.

Линк больше не приглашал Мэдди на танец, хотя они оба танцевали в свое удовольствие со множеством партнеров. Куда бы ни падал ее взгляд, Линк был именно там и мог, в свою очередь, наблюдать за ней.

Ночь близилась к концу, и Мэдди все чаще ловила на себе его случайные и недовольные взгляды. Она не ставила себе целью вызвать его ревность, хотела лишь показать свою независимость и дать ему понять, что не собирается сидеть сложа руки и ждать, когда он позволит ей составить себе компанию. Но теперь она не знала, как поступить дальше. Она не знала наверняка, ревнует ее Линк или нет — и не совсем была уверена в том, что может заставить его ревновать, — но пришла к выводу, что, скорее всего, ревнует.

Мэдди немного расстроилась. Она хотела заставить Линка думать о ней и втайне хотела, чтобы он ею восхищался. Она могла злиться на него и вести себя с ним грубо, но действительно уважала его. Честно говоря, она не сразу приняла его таким, ведь вначале она поставила его в ряд с теми людьми, которые и причинили ей столько боли.

Они были уже на пороге дома, когда Скитер натянула поводок. Мэдди совсем этого не ожидала, и он сам собой выскользнул у нее из рук. Мэдди попыталась схватить конец поводка, но Скитер уже мчалась прочь.

— Скитер! — позвала Мэдди собаку, но та словно не слышала ее, и Мэдди пришлось пойти за ней. Собачонка обогнула дом, избегая толпы, и рванула вперед.

Мэдди поняла, куда побежала Скитер. Как оказалось, пума была не единственным животным, которое так понравилось собаке. Скитер прониклась огромной любовью к лошадям Кейтлин, постоянно лаяла на них, преследуя на каждом шагу. Для Скитер это было забавой, и Мэдди удивило, что большинство лошадей отнеслись более чем снисходительно к этому маленькому и надоедливому животному.

Скитер прямиком направилась в конюшню к своей любимой лошади. Это был черный мерин Кейтлин. При тусклом освещении Мэдди вес же смогла различить, как Скитер с лаем прыгала на дверь стойла.

Мэдди наклонилась и взяла ее на руки.

— Как тебе не стыдно! Какая же ты у меня непослушная! — пожурила она собачку. Жеребец высунул морду из стойла и потянулся к Скитер. Скитер изо всех сил рвалась к его носу. Мерин покорно ждал, потом набрал воздуху в грудь и с силой выдохнул прямо в мордочку Скитер, отчего длинная шерсть взлетела и стали видны глаза. Скитер чихнула и залаяла. Это картина заставила Мэдди улыбнуться.

Тут прозвучал голос Линка:

— Она все такая же любопытная. Мэдди оглянулась через плечо, потом повернулась, прижимая к себе Скитер. Это был бессознательный жест самозащиты, но она ничего не могла с собой поделать.

— Она очень похожа на тебя.

Мэдди насторожилась. Линк стоял в нескольких футах от нее, но, сделав всего несколько шагов, приблизился к ней. Почувствовав напряжение и тень опасности, ее сердце бешено колотилось.

Она вспомнила ту ночь у ручья, когда, переступив черту, позволила Линку приблизиться к ней. Мэдди еще крепче прижала к себе Скитер.

А как потрясающе он выглядел, когда они только познакомились! На нем были солнечные очки, отбрасывавшие тень на его мужественное лицо. Он был широкоплеч, строен, хорошо сложен. И двигался с необыкновенной легкостью.

Мэдди вспомнила все до мелочей, даже то, как приятно и безопасно в его объятиях. Она не могла вымолвить ни слова, чувствуя себя рядом с ним хрупкой и беззащитной.

Скитер начала поскуливать, чтобы привлечь к себе внимание Линка. Он взглянул на собачку и взял ее из рук Мэдди. Линк сказал несколько слов Скитер, а потом посадил ее рядом с ними на пол.

Когда он выпрямился и вновь приблизился к Мэдди, та отшатнулась от него. На его лице было выражение умиротворения, лишь в глазах горел дьявольский огонек.

— Помнишь, что я тебе сказал тогда в лесу? Что каждое твое слово как вызов? — (Мэдди не ответила и все так же смотрела на него.) — Что ж, мисс, — произнес он мягко и нежно, его голос проникал к ней в самую душу. — Вы бросили вызов, и я его принимаю.

Он подошел к ней совсем близко и коснулся рукой щеки. Мэдди, удивившись сама себе, прижалась к нему, как ребенок, ищущий защиты. Она верила, что он не причинит ей боли. Каждая клеточка ее тела была напряжена, и она боялась упасть в обморок.

— Ну что? Так ничего и не скажешь? — Линк улыбнулся. — Никаких возражений? Никаких протестов? — Мэдди попыталась отстраниться от него, но он удержал се. — Чувствуешь? Пахнет… пахнет скошенной травой.

Она посмотрела вверх, и они встретились взглядами. Она заметила, как блеснули его глаза. Ее это насторожило, и она попыталась отойти в сторону.

Ты не посмеешь! Она поняла, что Линк только этого от нее и ждал. Мэдди лишь шепотом произнесла: «Нет».

— Всегда мечтал завлечь эту блондинку на сеновал и провести с ней ночь. Я думаю, другого шанса у меня не будет.

Линк присел и, посадив Мэдди себе на спину, направился к сеновалу.

Скитер припустилась вслед за ними, лая как обезумевшая.

Мэдди обвила руками шею Линка, чтобы не упасть.

Где-то она уже это видела. Точно, в каком-то сериале. Но в каком именно? Может, это и неважно, наверно, в каждом можно увидеть столь романтичную сцену, не правда ли?

— Нет! Линк, пожалуйста! Опусти меня на землю! — Каждая фраза, произнесенная ею, сопровождалась веселым хохотом. Когда они добрались до лестницы, ведущей на сеновал, Мэдди попробовала остановить Линка, но ничего не вышло. Она вновь рассмеялась.

— Береги голову, — заботливо произнес Линк, и Мэдди прижалась к нему крепче. Наконец они оказались на сеновале, благополучно преодолев лестницу.

Линк опустил ее на сено и наклонился, чтобы поцеловать, но Мэдди не могла успокоиться и вновь засмеялась.

— С тобой не соскучишься. Ты просто набор сюрпризов, — с усмешкой произнес Линк. — Мэдди, выслушай меня, — продолжил он, и та серьезность, с которой он произнес это, насторожила ее.

Она взглянула ему в глаза. И ей стало ясно: вот та минута, которую она ждала, сейчас произойдет, то, чего она желала больше всего на свете.

— Кажется, я искал тебя всю жизнь, именно тебя. Выходи за меня замуж, Мэдисон Сент-Джон. Я понимаю, что, может быть, я не так утончен и образован, и не тот, кто тебе…

В этот момент Мэдди скользнула рукой по его щеке и сама поцеловала его. Он ответил на поцелуй страстно и нежно, но, собравшись с духом, отпрянул от нее и произнес:

— Я люблю тебя, Мэдди. Пожалуйста, выходи за меня.

— Линк, я так сильно люблю тебя, что выйду за тебя замуж, когда пожелаешь. Линк улыбнулся.

— И это я слышу от женщины, которая несколько часов назад сказала, что не потерпит, чтобы кто-то указывал ей, как жить.

Мэдди провела рукой по его волосам и слегка их взъерошила.

— Не придавай большого значения словам.

— Конечно, дорогая!

И он поцеловал ее.

Скитер так и не удалось привлечь их внимание. Черный мерин, высунув голову из стойла, пронзительно заржал, скучая по своей новой подруге. Скитер пролезла в небольшое отверстие в стене стойла и пошла повидаться со своим новым другом.

ЭПИЛОГ

Шесть недель спустя в прекрасном саду на ранчо Линка Мэдди в присутствии двухсот гостей стала миссис Кориэлл.

Ее двоюродная сестра Кейтлин была свидетельницей со стороны невесты. Ее муж Рино стал свидетелем со стороны жениха.

Скитер присоединилась к церемонии, когда кто-то забыл закрыть дверь дома. Ее попытались поймать, но ничего не вышло, так как Скитер удобно устроилась в первом ряду около ног важного гостя.

Линк и Мэдди произнесли клятвы и обменялись кольцами. Когда священник объявил их мужем и женой, Скитер присоединилась к молодым и направилась вместе с ними в гостиную.

Год спустя, в один день, в больнице Коултср-Сити Мэдди Кориэлл и Кейтлин Дюваль родили дочек. Это был самый счастливый день для них обеих. Для Кейтлин, которая потеряла мать, еще будучи ребенком, рождение дочери было огромным счастьем. Ей предстояло стать матерью еще двух сыновей.

Для Мэдди, которой так и не удалось больше поговорить с матерью, рождение дочери тоже было огромным счастьем. Она решила, что станет для своей дочери самой лучшей матерью на свете и, взглянув в ее чудесные глазки, поняла, что дочь сможет заполнить пустоту в ее душе и сердце.

Мэдди и Кейтлин стали еще дружнее и ближе друг другу, мечтая, что их дочери вырастут бок о бок, будут самыми лучшими подругами и будут горячо любимы своими родителями.

Скитер была преданна дочери Мэдди, как и самой хозяйке. И относилась точно так же к двум другим дочерям Мэдди, которые появились на свет немного позже.


home | Под зелеными сводами | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу