Book: Звезда волхвов



Звезда волхвов

А. Веста

Звезда волхвов

Пролог

Соловьи монастырского сада...

Как и все на земле соловьи,

Говорят, что одна есть отрада,

И что эта отрада – в любви.

Короткое лето торопливыми поцелуями обжигает суровое лицо Севера. Земля и воды, звери и птицы жадно ловят тепло долгого дня и свет немеркнущих зорь. И человек тянется встречь солнцу, ликует, расправляется, цветет желаньями. Но под сенью монастырского сада яростный всплеск жизни смирялся и стихал. Беззвучно роптала листва под утренним ветром, да перелетали с ветки на ветку невзрачные пичуги, в эту пору уже безголосые. Старые яблони смыкали узловатые ветви, пряча от случайных глаз старинный колодец, одетый в броню из валунов, забытых отступившим ледником. С северной стороны камни густо обросли изумрудным мхом, и сей живописный признак древности не убирали.

Широкий колодезный сруб венцами уходил в глубину холма, и поговаривали, что в полдень на дне кладезя мерцает «дневная» звезда. Колодец был древний, ступальный, снабженный огромным «беличьим колесом», укрепленным на массивных деревянных опорах. Во время подъема бадьи внутри шестиметрового колеса шагал монастырский послушник. Так при помощи простого колесного рычага человек среднего веса легко поднимал сорокапудовую бадью. От колодца отходили деревянные поливальные желоба и трубы старинного водопровода, но теперь в них не было необходимости, и добыча воды из старинного колодца стала благочестивым обычаем.

Всякое утро для послушника Иоиля начиналось со скрипа ворота, звона кованой цепи и глубокого всплеска внутри старинного колодца. В монашеском искусе Иоиль был новичком, но в облике его уже проявились вся суровая сдержанность и наружная замкнутость, свойственные большинству иноков. От трудов и строгого постничества его молодое лицо быстро отвердело, черты заострились. Взгляд глубоких, ясных глаз уходил в сторону, чураясь земных красот, и это больше всего другого говорило о переменах в его душе, потому что в своей мирской жизни Иоиль был художником. Предвидя его усердие, настоятель монастыря отец Нектарий благословил Иоиля носить рясу до пострига и нарек новое имя, наглухо отсекающее прошлое...

Отсыревшее за ночь колесо вздрогнуло и пошло с жалобным пением, вторя его молитве. Будущий инок читал утреннее правило не в келье, а по памяти во время работ. В этот раз он вращал колесо дольше обычного, но цепь с бадьей все еще не достигла воды. Через несколько минут внизу гулко ухнуло: бадья плеснула о воду. На всякий случай Иоиль прошел еще несколько шагов, чтобы глубже затопить черпало, потом развернулся и двинулся обратно. Мудрый и печальный человек придумал это колесо – образ тщетного и тяжкого пути в круге обыденности.

Широкая деревянная бадья вот-вот должна была показаться над краем колодца. Послушник изредка поглядывал на туго натянутую, подрагивающую цепь. Млечно-белый всплеск над краем сруба на миг ослепил его и заставил остановить шаг. Нагое женское тело, навзничь переброшенное через бадью, плавно покачивалось и, казалось, летело ввысь, раскинув тонкие руки. В ручьях, бегущих с длинных золотистых волос, играло и переливалось солнце. Розовый утренний луч коснулся лица, и, омытое колодезным хрусталем, оно засияло обманчивой жизнью. Но ничего ужаснее этого блеска воды и света и этой обреченной красоты не было в мире: во внутренних владениях монастыря, куда даже паломникам вход был строжайше запрещен, в колодце оказалась мертвая девушка.

Ветви яблонь царапали лицо Иоиля и цеплялись за ее солнечные пряди, словно решили отнять у послушника его печальную ношу. Слепо пошатываясь, Иоиль нес девушку через сад, к кирпичным нишам и осыпавшимся аркам монастырской стены. Когда-то у ее подножия были вырыты обширные подвалы и ледники для хранения рыбы, теперь в заброшенных клетях обитала гулкая тишина. Вскоре Иоиль вернулся к колодцу. Он отцепил кованый карабин, и бадья с грохотом упала в колодец...

Звезда волхвов

Глава 1

Ангел вод

Над широкою, тихой рекой,

Пояском-мостом перетянутый,

Городок стоит небольшой,

Летописцем не раз помянутый.

Н. Гумилев

Немного найдется на земле людей, чьи внешность и судьба отмечены особым ладом и счастливым равновесием. Словно где-то за гранью земной памяти, при зачине и пестовании юной души перепала им лишняя капля с Млечного Ковша, и с той поры ходят они по земле, как по небу, ни перед кем спины не ломят, а достаток, любовь и здравие черпают полной горстью. Почти всегда эти люди венчают могучий человечий род, намоленный и древний, пусть даже не именитый, но не растерявший в сквозных ветродуях истории ни крепости, ни праведности. Их чистый лик и ясный взор не часто мелькнут в кромешной суете, но уж если мелькнут, то навсегда зацепятся в памяти. К такому роду и принадлежал Егор Севергин.

Боковое стекло «Москвича» было опущено, и полевой духмяный ветер смывал жар с лица и шеи. Досрочно сдав зачеты, Егор выиграл день для поездки домой и теперь терпеливо отмерял оставшиеся километры. Его путь лежал сквозь маленький северный городок Сосенцы. От этого оплота местной цивилизации до его родового поместья, как принято теперь называть надел в полгектара и дом с парой сараев, было рукой подать. Мелькнула излучина Забыти, полная летней синевы и кувшинок. Остался позади памятный знак о первом летописном упоминании городка, и старинный, точно пряничный, посад запестрел резными наличниками и бревенчатыми «усадьбами».

Горбатые, взбегающие на гору улочки заметно поредели от жары, и лишь привычные к зною восточные люди оживляли торговые точки и подступы к главной площади. Густо дымили шашлычные, искрился, булькал и вздрагивал от взрывов зал игровых автоматов, и денно и нощно гудел винно-водочный магазин, вокруг ларьков с паленой водкой толпилось безработное население. Пышный восточный рынок выплескивал на патриархальные улочки унылое пение зурны. Всякий раз, наезжая в Сосенцы, Егор не успевал удивляться переменам в жизни городка, словно тихое русское поселение оказалось в глубоком тылу нашествия обров.

Возле районного отделения милиции Егор оставил машину. Диплом академии МВД уже, считай, в кармане – пора покуликать с будущим начальством насчет перевода, тем более что Сосенским подразделением заправлял его крестный отец, но Севергин еще ни разу не злоупотребил этим святым для каждого русского человека родством.

Но не он один в этот знойный полуденный час обивал порог сурового учреждения: Борис Квит, однокашник по академии, отутюженный и гладко выбритый, стройный, как танцор, вприпрыжку сбегал с высоких ступеней. Пальцы по-ковбойски заложены за широкий форменный ремень. Серый в полоску камуфляж типа «асфальтовый тигр» отсвечивает многозначительными нашивками. В карем прищуре – насмешка над всем миром и ледяная злость. Квит был старше Севергина на целый выпуск, а по опыту жизни и того больше.

– Борис?!

Квит обернулся и, погасив хищную ухмылку, игриво козырнул.

– Здорово, студьеус! Какими судьбами?

– Так я ж Сосенский. Крестный тут у меня ментурой командует – полковник Панин, слыхал?

– Полкан твой крестный отец? Как на Сицилии? Круто...

До этой минуты они и не помнили о существовании друг друга, но теперь, случайно встретившись, были одинаково рады встрече. Так ощущают свое единство полные противоположности. Если смотреть со стороны, они своеобразно оттеняли наружность друг друга. Севергин – крепкий светлоглазый блондин с породистым, мужественно приятным лицом. Квит – иного замеса: смуглый, гибкий, с изрядным присадом восточной крови. И если Севергин был прям, как солнечный свет, и бесхитростен в суждениях и спорах, то Квит всегда ускользал, как намазанный оливковым маслом борец, и умело «забалтывал» противника.

– Везет тебе, всюду у тебя родня, а тут мотаешься, как перекати-поле, – балагурил Квит. – Ну, как там наша альма-матер?

– Последний экзамен осталось дожать, и на свободу с чистой совестью и красным дипломом.

– А там куда метишь? Дуй к нам в УБОП!

– Спасибо, только это вряд ли...

– А чего так?

– Сам знаешь, всякого кулика в родимое болото тянет. Здесь останусь.

– Да, отличники академии на дороге не валяются, они сами пробивают себе дорогу! Зацени каламбур. – Квит достал сигарету и мял ее тонкими смуглыми пальцами.

– А ты, краса и гордость УБОПа, какими судьбами попал в наши края? – поинтересовался Севергин.

– Да вот, к святым местам потянуло – испить из Досифеевского родника. В самые жары оно пользительно...

– Испить? Стряслось что-то? Или борцы с мафией остались без работы?

– Пойдем, потолкуем, – понизив голос, позвал Егора Квит.

В сумрачном баре посетителей почти не было. В дальнем углу вполголоса совещались трое кавказцев, похожих, как родные братья.

– Куришь? Пьешь?– спросил Квит.

Севергин покачал крупной белокурой головой.

– Экономишь, легкие бережешь? О, догадался: племенной фонд укрепляешь?

– Тут ты в точку попал: жене скоро рожать, не хочу их здоровье на дым пускать.

– Значится, так... Тебе стакан безалкогольного, а мне вина.

За столиком Квит едва тронул губами тепловатое вино и поморщился:

– «Ин вино веритас!», что означает «истина в вине»... Врут. В родниковой воде ее гораздо больше. Эх, водица, водица, без нее и трава не родится... Воистину вода – чудотворная субстанция, и молодой российский бизнес с этим вполне согласен. Еще вчера эти господа делали деньги прямо из воздуха. Теперь энергично извлекают доллары из земли и воды. И завершая обзор четырех элементов, делаем вывод: впереди – огонь! Либо огонь бунта «бессмысленного и беспощадного», либо пламя рейдерского передела. Вот такая алхимия предпринимательства.

– Забавно... Только не пойму, куда ты клонишь?

– Ты о заводе «Целебный родник» слыхал?

– Да о нем только глухой не слыхал.

Месяца два назад предпринимательская инициатива «Целебный родник» буквально прикипела к монастырскому источнику. Громовый ключ был святыней здешних мест. Если верить легендам, источник под горой явился по молитве Святого Досифея. Пещерка старца, по-церковному «печора», дала начало лесной пустыни. Спустя столетия на месте «печоры» отстроился Сосенский Свято-Покровский мужской монастырь, вблизи возникло поселение и торговый посад. Громовый ключ переименовали в родник Святого Досифея, а Велесов холм – в холм Святого Власия, но в народной памяти он все еще носил имя «скотьего бога».

– Ну и чего ты взъелся? – нахмурился Егор. – Родник – дело Божье, святое...

– Родник-то Божий, а «водяной бизнес» под маркой монастыря – это уже от человеков, и забей, скажем, на территории обители нефтяной фонтан вместо светлой, как слезка, святой водицы, это вряд ли обрадует господ устроителей. Вода гораздо прибыльней! С помощью нехитрых «ирригационных» финансовых схем они обратят родниковые воды в денежные потоки, а после перебросят «северные реки» на банковские счета, где и завершат их окончательную валютную ректификацию, то бишь очистку. Наша контора отследила, что к роднику тянут руки не только теневики, но и хорошо организованное промышленно-политическое лобби. Да и от сделок с монастырской землей не просто попахивает, а прямо-таки разит, и отнюдь не ладаном. «Помощь церкви» наши толстосумы уже давно превратили в бездонный кошель и рассадник махинаций. Вроде гаража под Храмом Христа Спасителя – сверху благодать и позолота, а внизу, знаешь, что делается?

Егора передернуло от сухого свистящего голоса Квита.

– И кто первый в твоих черных списках? Неужто Шпалера?

– Это депутат ваш? Да, большого размаха человек, редкой смелости взяточник. Кавказцам на него просто молиться надо: какой рынище отгрохал в центре города! И не боится, сука, погромов. Но я здесь по другому поводу: «ищите женщину»! Первая в моем личном реестре Ангелина Плотникова.

– Хозяйка «Святого Родника»?

– Так точно, и заодно мраморных хором с пристанью в заповедной зоне.

– Кипишь пролетарской ненавистью?

– На это мне наплевать: у меня к ней личный счет. Помнишь громкое «табачное дело»? Это она организовала ввоз большой партии сигарет под маркой церковной благотворительности. Скандал замяли, но кое-кто так и не смог отмыться. И на контрабанде ее ловили; весь РУБОП на ушах стоял, но все дела закрывали по инициативе «генералки». Ну до чего ловкая баба! Скачет, как блоха на сковороде, и ничем ее не прижмешь. А прижать бы хотелось, бабенка еще сочная.

Квит дохнул сигаретным дымом, и в витиеватом облаке над его головой проступили силуэты пышнотелых гурий.

– А дальше-то что? – вернул его на землю Севергин.

– А то! Засветившись в наших «черных списках», она из контрабандистов решила махнуть в промышленники и прикрыться благотворительностью, как фиговым листком. И уж поверь, ей есть чего прятать. Фирму «Веритас» она скорехонько перерегистрировала как «Родник». Сплошная поэзия, но рыльце снова в пушку и в табачной крошке. Но на этот раз лиса решила пощупать монастырский курятник. Я сюда приехал в составе бригады, вместе с «важняком». Прикрыть этот «блошиный цирк» на корню и баста!

Севергин присвистнул: «важняком» на милицейском жаргоне звался следователь по особо важным делам.

– ...После личной встречи с Ангелиной я завел у себя дома боксерскую грушу, – откровенничал Квит. – Рекомендую: красива, терпелива, упруга и отзывчива.

– Спасибо за совет, но я уже женат... – грубовато отшутился Севергин.

– Завидую, завидую. А я все еще на воле копытом бью.

– А махнем ко мне, с женкой познакомлю, в баньке попаримся, порыбалим!

– Удочку дома оставил, – съязвил Квит, – здесь покруче улов намечается. Детектив можно писать. Название я уже придумал: «Ил и снасти». – Квит окинул взглядом полупустой зал и, понизив голос, продолжил: – Прикинь, сегодня ночью на военном аэродроме в Чкаловске садится загруженный под завязку Ил-76. У таможенников как? Раз на военном, значит, груз оборонного или государственного значения. Адресат груза – ООО «Веритас», она же корпорация «Родник». В декларации – китайская дешевка: удочки, снасти, мягкие игрушки, короче, подарки детям по церковной линии. Сама госпожа Плотникова собирается раздавать их сиротам во время торжеств. Однако есть сведения, что в трейлерах этой благотворительницы всея Руси полно контрабанды. Значится, так... Завтра утром мы совместно с «транспортниками» тормозим кузова и берем мадам с поличным.

– Сезон охоты на «священных коров» открыт?

– «Священных»? – хмыкнул Квит. – Для меня нет ничего святого, кроме одного... Знаешь, что такое «дело жизни»? Это не ущучить наглую матрону с горстью ворованных поплавков и пополнить казну налогами. Это моя личная борьба: это огонь и драйв, это мой безудержный танец под барабан войны! И миг сладчайшей победы, когда мне удается свалить обнаглевшую гадину мордой в песок! В песок! – Квит побледнел и скреб пальцами стол, словно в крови его бродил тяжелый хмель. – И я добью ее, чего бы мне это ни стоило!

– «Сарынь на кичку!» И вперед, громить богатых беспредельщиков, – усмехнулся Севергин. – Сказать честно, Борис, что я думаю по этому поводу?

– Ну, говори.

– Я бы ни слова не сказал, если бы ты взялся изучать схемы Березовского или азартно считать офшорные капиталы Абрамовича, но что касается Плотниковой... Она много сделала для города, для возрождения монастыря, сиротам помогает...

– ...Удочками... Однако презумпция безгрешности тоже имеет предел. Конечно, можно прятать голову в песок, выставляя мозолистый зад, по принципу не буди лиха, лишь бы сегодня тихо, но я привык к другой позиции. Знаю, есть негласный приказ: попов не трогать, у них там якобы своя тайная полиция, но я уже взял след и назад не поверну!

– Безумству храбрых поем мы славу, – пробормотал Севергин.

Посиделки с Квитом отозвались ядовитой оскоминой и смутной тревогой за жену. С недавних пор Алена скромно и истово исполняла все предписания православной веры, и это рождало в нем самом светлый трепет и уважение к жене. Сплетни и кривотолки вокруг монастыря огорчат Алену, затуманят ее наивную радость, радость обретения веры.

Монастырская твердыня казалась величавой и недосягаемой для мирских страстей. В престольные праздники и воскресные дни по округе разливался звучный ликующий благовест. Колокола различали на голоса, и каждый имел свое имя. Воду из Досифеева родника почитали за истинную благодать, питающую душу, и даже монастырский хлеб издавна творили на этой воде. Но в обитель Севергин захаживал редко, и то лишь по обязанности участкового. Теперь он с тайной неприязнью слушал откровения Квита, словно тот покушался на заветное, очень личное.

– Ну, чего скис? – заметил Квит. – Не бойся, невинных не засудим, сейчас не тридцать седьмой...

На прощание обменялись телефонами, хотя Севергин настойчиво зазывал Квита в гости.

Проезжая мимо монастыря, Егор остановил машину и, прихватив пластиковые бутыли, отправился по нахоженной тропке к роднику. У источника, где прежде со сдержанной радостью набирали воду паломники, было пусто. Поодаль на травке чинно расположился старичок в черной шапочке-скуфейке. Его ветровка и джинсы повыцвели на северных дождях до неопределенного сизого цвета и заметно обветшали, но сам благочестивый странник бодро и цепко посматривал по сторонам.



– Нет воды, сынок, – предупредил он Севергина.

Егор в недоумении посмотрел на пересохший родник, не веря глазам. Из жилы сочилась ржавая жидкость.

– Кровью пошел родник: «Третий Ангел вострубил и вылил чашу свою в реки, и источники вод сделались как кровь...» – грустно добавил старичок.

– Конец света торопишь, батя? – с усмешкой спросил Егор.

– Иссяк наш Громовый ключ, а приметы Апокалипсиса сливаются в шумный поток, – со вздохом ответил старик.

– Это что же за приметы такие?

– Они в святых книгах описаны: «И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями...»

– Это уж и вовсе непонятно.

– Что же тут непонятного? Книга та в обе стороны читается. Если буквы, к примеру, на тонком золоте или серебре чеканить, аккурат такая картина получится. А семь печатей это, по моему разумению, семь старцев, берегущих сию «книгу жизни».

– Мифология... – задумчиво сказал Севергин. – А я материалист. Однако есть вещи, которые объяснению не поддаются. Вот куда вода подевалась? Как ты думаешь?

Егор обошел вокруг родника. Со стороны можно было подумать, что он ищет пропавшую воду. Позади часовенки зыбились заросли борщевика. Под гигантскими зонтиками мог укрыться от зноя целый пионерский отряд.

– Ишь, как вымахал, – удивился Севергин. – Вроде еще месяц назад не было. Может, это чудище зеленое воду выпило?

– Чиста северная земля, испокон века чиста, – ответил старик. – И сорняков-то в ней почти не было, пока ветром не принесло семя заморское. Сядет посреди поля, как Калин-царь, а пшеница да рожь ему в пояс кланяются. Говорят, там сорняки растут, где черт плюнул. Не верь, сынок, – там они, где люди Бога забыли; там запустенье и тлен, да крапива выше головы. Зарастает сорняком Россия. Тут новая беда: принесло ветром «перекати-поле». За лето такие лихие гости захватят любую пустошь, любой огород. Живут они торопливо, точно наспех, на плоды земные и цветение сил не тратят, но сосут в три горла, один сор оставляют да пустырь, зато семян рассылают легионы, чтобы похитить землю во имя свое. Местную растительность начинают щипать и глушить, границы игнорируют, поначалу цепляются за каждый клочок, за каждый камешек, а потом уже где слаще и мягче выбирают, и уж тут их не выкурить. В поле или в здоровом лесу – не выжить им. Перед этим надо, чтобы земля заболела.

Ты подумаешь, откуда у меня о земле такая забота? При монастыре я садовником служу. Невысокий чин, но и до него дослужиться надо. Я своим травкам и яблоням вроде игумена. Я за них молюсь, оне обо мне. Каждый добрый злак, древо или цвет имеют свою душу и богом отведенное место, а хитник-сорняк, чертово семя, везде цепляется, без принципов и моральных ограничений. Трудно сор из земли корчевать, лучше бы вовсе не подпускать к добрым посевам, в зародыше выжигать.

– Хорошо говоришь, отец. Шпалере бы твою лекцию послушать. Кровь-то человеческая – не водица, не травяной сок.

* * *

«Москвичок» Севергина бодро пылил по сельскому тракту. Еще один поворот, и вынырнет из молодого сосняка высокий конек его усадьбы: «Конь на крыше – в избе тише». Хотя куда уж тише. Края эти до сих пор были тихи и первозданно чисты, как чиста, молчалива и серьезна северная природа. Давно подмечено, что не только внешность, но и характер и тонкую суть человека ваяют окрестный пейзаж, состав почвы и вовсе неведомые земные и звездные токи. Севергин, как коренной северянин, был стоек и терпелив, и когда воцарился на Руси Царь-Доллар, и многие его сотоварищи соблазнились скорым и неправым прибытком, заискивая перед скоробогатыми, он оказался под зеленым абажуром опустевшей библиотеки и заново лопатил школьную науку. С год работал сельским участковым и готовился к поступлению в академию. С мужицким упрямством тянул службу и подворье и, несмотря на молодость, вскоре стал самым крепким хозяином в округе. Здесь и женился самым неожиданным и даже романтичным образом, словно некий ангел коснулся крылом его судьбы, и суровая нить заискрилась радужным шелком.

Звезда волхвов

Глава 2

Ключ жизни

Закрыт нам путь проверенных орбит,

Нарушен лад молитвенного строя,

Земным богам земные храмы строя,

Нас жрец земли земле не причастит...

М. Волошин

Ранняя литургия подходила к концу. Всем миром пропели «Символ веры». Голоса сливались в древнем и мужественном исповедании. Этот глас родился во времена апостольские в мрачных римских катакомбах, где правили свои тайные службы первые христиане. Через триста лет, после возвеличивания церкви, «Символ веры» был утвержден как единое учение, но сохранил свой героический строй и торжественность гимна.

Через открытые окна веяло сырой утренней свежестью. Кадили густо, щедро. В синих клубах ладана подрагивали талые свечи. Важно, мерно, глубоко гудел колокол. По умиленному вздоху и особой тонкой бледности на лицах прихожан, по блеску их глаз владыка Валерий читал чувства своей паствы, впитывал их и наполнялся силой и вдохновением. Стоя на солее у Царских Врат, владыка удерживал в фокусе своего внимания сразу сотни лиц, но всякий раз, окидывая взглядом собрание верующих, он с легкой досадой убеждался, что в храме «опять одни бабы». И это было правдой. Множество женских лиц с надеждой и робостью взирали на владыку: бледные, точно фарфоровые, отроковицы, нарядные, скромно подкрашенные мирянки, смиренно-тихие, рано поблекшие подвижницы веры, среди них темнели отрешенные старушечьи лики. Многие плакали, не утирая слез, это усталость долгой службы уступала место душевному миру и сладкому успокоению.

Владыка любил эти минуты всеобщего воодушевления и искренности. Благодаря таким «удачным» службам крепла и упрочивалась его слава «народного батюшки». Умнейший из иерархов; волевой, кипучий, он твердой рукой вел церковную колесницу и как опытный возничий управлялся и с грубой сыромятной вожжой, и с тонкими серебряными удилами. Одним легким движением он мог до крови разорвать губы строптивому коньку или ласково огладить, воодушевляя на послушание. Проповеди его, жесткие и обличительные, рождали трепет и устрашали, но в общении с верующими он был милостив и тактичен. Его часто сравнивали с библейским царем Давидом, столь умело играл он на струнах душ человеческих. Едва заметно перебирая в ладони кипарисовые четки, он шевелил и вызванивал бесчисленные нити, и они отзывались ему слабым рокотом, звоном, робким шепотом, трелью или могучим ударом.

В последний раз поклонившись пастве, владыка важно удалился в северный придел храма. Юноша алтарник торопливо склонился к руке владыки, поднял пунцовое лицо и зашептал о срочной, не терпящей промедления встрече. Владыка кивнул, и сразу же в придел бочком вошел монах, прибывший из дальнего монастыря на границе епархии. Испрашивая благословения, посланец тронул руку владыки сухими горячими губами и достал из заплечной сумки конверт, скрепленный по углам красной восковой печатью.

Владыка недоверчиво принял послание, заранее чуя недоброе. Все срочные новости он обычно узнавал по мобильному телефону, который передавал ему келейник. В растерянности он вскрыл и прочел письмо здесь же, в алтарном приделе. Рука сама смяла письмо и конверт.

– Сжечь! – негромко приказал он.

Подоспевший келейник вынул письмо из повлажневшей ладони.

Вновь выйдя к пастве, владыка столь грозно смотрел поверх людских голов, что по собранию верующих катился боязливый ропот. Прочитав отпуст, он передал напрестольный крест служащему иерею.

В покоях мальчики-служки сняли с него поручи и палицу – парчовый, шитый золотом ромб на правом бедре. Всякий раз целуя шероховатую руку, поменяли облачение. Тит, келейник владыки, стоя на коленях, протер ветошкой его туфли. «Надо быть отцом настоятелем, чтобы чистить свои туфли, а не чужие», – обычно шутил по этому поводу владыка. Но сегодня он был мрачно насуплен и не заметил стараний Тита.

Все еще стоя на коленях, Тит оправил и выровнял края подрясника, деликатно принюхиваясь. Сквозь густую пелену церковных ароматов и разогретого облачения просочилась волна липкого испуга и гнева. Этот запах походил на черный молотый перец пополам с сухой лимонной цедрой и выдавал крайнюю степень тревоги «хозяина».

Неестественно крупный нос Тита производил на окружающих впечатление уродства. Но если в горбу у горбуна помещаются сложенные крылья, а люди-карлики наделены прекрасными печально-яркими глазами, то огромный нос Тита был его тайным талантом, его собственным ключом жизни. По запаху он вызнавал все тайны человека, очутившегося в пределах его обоняния, и как опытного исповедника его нельзя было обмануть. Он различал запахи грехов разной степени тяжести, аромат истинной веры и липкие миазмы болезней. Он с порога узнавал запах строгого поста от истинно верующего или дух женской нечистоты от молодой мирянки. К сожалению, остальные органы его чувств не обладали столь магическим даром. Из-под низко нависшего бугристого лба смотрели водянисто-сизые подслеповатые глазки непроницаемого выражения. Мясистые уши тонули в рыжей клочковатой шерсти, в беспорядке произраставшей вокруг раннего «гуменца» на макушке. Толстые губы и крупные желтоватые клыки временами выглядели весьма свирепо, но это было обманчивое впечатление. Исполняя свои обязанности келейника при владыке Валерии, Тит был спокоен, ласков и услужлив.

– Машину! – приказал владыка Валерий. Рассеянно раздавая благословения, он сошел с высокого крыльца и, с трудом согнувшись в широкой пояснице, поместился в подъехавший синий «Ягуар». Благословляющим жестом он отпустил водителя. За руль сел Тит.

– В Сосенцы? – переспросил Тит, заранее догадываясь об ответе. Сжигая письмо и конверт, он успел опознать печать Сосенского монастыря: восьмиконечную звезду Богородицы.

Грозный, как туча, владыка Валерий рассеянно наблюдал суету, связанную с его срочным отъездом.

Почему это случилось именно сейчас? Все, что он строил многие годы пастырского служения, к чему медленно шел, выверяя каждый шаг, грозило рухнуть и похоронить под осколками и его самого, и все то, что он готов был привнести в Церковь.

Он уже настолько известен, что любая огласка или хула на его имя разойдутся кругами, сотрясая основание великого здания.

Что делает птица перед тем, как взлететь? Машет крыльями? Ищет опору? Нет! Она становится гордой. И вот, когда он собрал для взлета все свои силы, грянуло это грозное предупреждение...

В Свято-Покровском монастыре близились торжества, посвященные прославлению старца Досифея, причисленного к лику местночтимых святых. Кульминацией и главной интригой праздника станет открытие завещания святого отшельника. Несколько месяцев назад при перестройке собора были обретены мощи Преподобного и хранящийся «под спудом» серебряный ковчег с его завещанием. В монастыре ходили упорные слухи о неком пророчестве старца, обращенном к Последним Временам. По желанию владыки, прославление старца Досифея было приурочено ко Дню города. В первый день праздника владыка благословил запуск завода «Целебный родник», совместного детища двух весьма несхожих между собою зачинателей.

Слаб человек, он придумывает правила для других и исключения для самого себя. Владыка строго относился ко всякому панибратству и никаких дел с новыми русскими не благословлял. Другое дело – Ангелина Плотникова, хозяйка «Целебного родника». Для начала она заручилась высочайшей рекомендацией, отремонтировала московскую резиденцию, закупила мебель и оборудование для церковного офиса. Решительная и цепкая Ангелина вполне может стать лидером в столь щекотливом и тонком деле, как «церковный бизнес», ибо не каждый устроитель имеет высочайшее благословение.

Духовный авторитет и значение Церкви растут, на нее делают ставку бизнесмены и политики, лично далекие от духовной жизни. Но кто из служителей веры готов осознать свою миссию? Пожалуй, лишь он один, начальник небогатой северной епархии, обладает необходимым кругозором, тактом, волей и опытом, чтобы осуществлять диалог с властью и бизнесом, используя их слабости, играя на амбициях, не сходя со строгой стези святоотеческого учения, попирая недостойные и жалкие заигрывания, смело отвечая на зовы времени.

И вдруг это нелепое, необъяснимое событие в те дни, когда не только скандал, но любая суета вокруг монастыря, любые нестороения тут же станут известны тайным соглядатаям и доносчикам. Слухи просочатся в печать и вызовут пересуды. Величавое здание покоится на прочной дисциплине, строгой иерархии и неукоснительном соблюдении корпоративной тайны, но тишина и благолепие в церковном доме часто зиждятся на зыбком цементе – слабости человеческой. Владыка, и сам мастер церковной интриги, знал, как, вынув всего один кирпичный «замок», медленно и верно осадить всю постройку. Но кто играет против него на этот раз? Кто шатает краеугольный камень? Может быть, ФСБ? С подачи спецслужб над ним однажды уже сыграли злую шутку, оказав гуманитарную помощь его епархии элитными винами и дорогим табаком. А может быть, зашевелились враждебные его начинаниям церковные кланы? Или все же соперники Плотниковой? В этом случае досадное происшествие имеет отношение не к нему и не к его духовной власти и положению, а к Ангелине и ее слишком быстро растущему влиянию среди монополистов «водяного» бизнеса.

Будучи на людях ритуально набожен и строг, владыка не верил в козни бесплотных врагов, но хорошо знал, на что способны вполне полнокровные злоумышленники.

Угнетенное настроение владыки своеобразно подействовало на Тита. Он протянул руку к кассетнику, намереваясь поставить любимый владыкой «Пинк Флойд». Во время долгих перегонов по трассе владыка любил слушать западный рок. Это была маленькая тайна большого человека, и еще сотни других вполне безобидных бытовых привязанностей и слабостей были доверены келейнику. Пустяковые мелочи, простительные любому мирянину, держались в сугубой тайне, ибо могли испортить парадный портрет владыки, известного своей строгостью и аскетизмом.

Глава 3

Цветок над бездной

Нежданный, как цветок над бездной,

Уют семейный и покой.

А. Блок

Дом Севергиных окнами смотрел на рассвет, красовался резным очельем и отстроенной по северному обычаю «галдареей». Подъезд к усадьбе охраняла сосна с тремя вершинами. Едва завидев подъехавший «Москвич», с ближней макушки вихрем слетела ручная белка и, вспушив хвост, радостно зацокала.

– Будет, Рыжик, и тебе гостинец.

Из-под крыльца бурей вылетел Анчар. Забыв степенный возраст, завертелся вокруг хозяина.

Вынув из багажника подарки жене и целый баул детского «приданого», Севергин заглянул в прохладную избу, на поветь, обошел ухоженные гряды на задах дома и, склонив голову, шагнул под запотевший полог теплицы. Сарафан Алены белел среди зелени и обильного желтого цветения. Она не слышала его шагов: одной рукой поддерживала тяжелый подол с огурцами, другой выкручивала непослушный зеленец.

– Аленка, – негромко позвал Егор, – я приехал!

Жена обернула испуганное и радостное лицо, из ее подола градом посыпались пупырчатые окатыши.

– Потолстела-то как!

Целуя в душистый затылок, Егор огладил ее тугой живот и высоко взошедшие груди. От душного тепла парника и ее долгожданной близости стронулось сердце и загудело в костях.

– Ну что, боярыня, скоро?

– Не скоро, боярин... Отпусти, увидят, – шутливо отмахивалась Алена.

Севергин вынул из ее ладони колючий символ семейного счастья и захрустел.

Вдвоем они вернулись в горницу. На столе шуршал упаковками Рыжик. Кот по кличке Якудза, дергая усатой мордой, уминал ветчину.

– Кот скребет на свой хребет! Кыш! – прикрикнул Егор и замер, пораженный.

У окна на толстых бельевых веревках покачивалась расписная зыбка. Перед отъездом в Москву он собрал ее из липовых дощечек, дугами вывел торцы и «оплавил» края. Ожидая его возвращения, Алена разрисовала «лодейку» добродушными конями и задумчивыми райскими сиринами. «Душа прилетает из Ирия, потому и всякий младенец глаголет на ангельском языке...» – вспомнил Севергин «бабкино предание».

– Говорят, что качание в зыбке развивает вестибулярный аппарат, – с робкой улыбкой объясняла Алена свою материнскую причуду. – Новгородцы и поморы приучались к шторму еще с колыбели...

– А мы в космонавты будем готовить! – Егор с нежностью посмотрел на жену. – Художница ты моя!

Пять лет назад Алена приехала в Сосенцы реставрировать «старину», да так и осталась. И случай такой – не диво, и до нее приезжали за лаптями и прялками дамы тонкого вкуса, искусствоведы из Москвы и Питера, и в здешнем таинственном пейзаже, в заповедной глуши, открывали доселе неведомое. Очарованные тишью и ладом, они оставались зимовать в деревенских избах, учились ткать на кроснах и сучить пряжу, а после выходили замуж за местных пастухов или плотников и навек пускали корни в северную землю.



Алену он впервые увидел в деревянной церквушке на затерянном лесном погосте: мимоходом заглянул на бодрый перестук молотков внутри и встретился глазами с незнакомой девушкой. Высокая, ладная, одетая по-городскому, она показалась молодому участковому совершенно неприступной в своих сияющих «стеклышках», с тонкой, прижатой к бедру папочкой, намекающей, что она тут как-никак начальство. По лесной дороге юной реставраторше нужно было добираться на другой, еще более древний «объект», и он вызвался проводить. И уж незнамо что на него нашло, но под покровительственным сумраком елового бора он снял с ее глаз жалкие очки и поцеловал в губы. И она ответила робким девственным движением. «В наших корбах темнохвойных самому солнышку недолго заблудиться», – говаривала бабушка. Так они и «проблукали в корбах» всю светлую летнюю ночь.

На следующий день Егор пришел в вагончик реставраторов взволнованный и бледный, с букетом васильков-ромашек – свататься, и после ни разу не раскаялся в своем странном для деревенского парня выборе. Тонкая, нежная, восторженная Алена даже свой многотрудный переезд в деревню звала поэтично: «возвращением к духовным истокам». Севергин обожал жену и тайно гордился «профессорской дочкой». Он быстро перенял от жены «искру просвещения», пропитался «именами и стилями» не хуже иного ботаника, а его женушка научилась печь хлебы и содержать дом в идеальной чистоте. Даже очки, испугавшие его в первую встречу, она вскоре сняла, объявив, что после черничного сезона прекрасно видит.

Деревенские ухари скоморошничали ей вслед. Но Алена не обижалась, она и вправду была умна, талантлива и красива, и к пущей гордости Севергина досталась ему не целованной.

Егор задумчиво покачал колыбель.

– Не качай... пустую, – с мягким укором попросила Алена.

– Егорушка, а тебя тут разыскивали... Из киногруппы, – наливая молоко в гжельскую кружку, вспомнила Алена.

– Я пока не при делах. – Егор отер млечный след на губах. – А зачем искали, случилось что?

– Девушка у них пропала. С вечера была, а утром исчезла. Может быть, Анчарка след возьмет: еще не разучился...

– Киношники, говоришь...

Уже с месяц в окрестностях Сосенец снимали исторический фильм о грозных временах, когда монастырь попеременно выдерживал то осаду поляков, то штурм стрелецкого войска, то набег ушкуйников. Великое и смешное крутилось пестрыми карусельными лошадками. Уздечка исторической правды не выдержала понуканий, и лошадки скакали вразнобой, кому куда вздумается. Мирный ландшафт оживляли всадники в кафтанах с саблями и фузеями, в окрестных рощах бродили колоритные пейзаны в лаптях и косоворотках, встречались и мрачные разбойники, а пригожий молодой царевич в бармах Мономаха не раз пугал купающихся девок.

– Когда пропала?

– Этой ночью... Еще в монастыре за полночь звонили...

– Двадцать второго июня – ночь памяти. Ладно, отосплюсь немного и махну к киношникам. – Он погладил ее руку в крупных веснушках.

Звезда волхвов

Глава 4

Слово и дело

Была в нем злоба и свобода,

Был клюв его, как пламя, ал...

Н. Гумилев

Трейлеры ползли по пыльному шоссе с зажженными фарами. Кортеж из пяти машин неспешно двигался к столице.

Засада была устроена на полпути от Чкаловска в Москву. Через милицейский пикет, усиленный спецотрядом, и комар не проскочит, а тем более пять груженых кузовов.

Квит курил сигарету за сигаретой, чувствуя, как подрагивают и поджимаются пальцы на ногах, точь-в-точь, как у ловчего сокола, готового когтями вцепиться в добычу.

«Монтигомо Ястребиный Коготь» – так за глаза звали Квита сослуживцы, и это прозвище было им вполне заслужено. Добычу свою он вел красиво и брал чувственно. «Цель ничто, движение все», – повторял он вслед за каким-то жестоким философом, возможно Ницше. Его час наступал тогда, когда раздавленный «клиент» барахтался под давлением неопровержимых доказательств и сквозь скрежет зубовный признавал свою вину. Короткая власть над задержанными пьянила и оглушала Бориса, но как всякая истинная страсть никогда не насыщала до конца. «Еще! Еще!!!» – кричала внутри Квита хищная птица. Должно быть, именно этот пернатый экзекутор на заре человечества клевал печень прикованного Прометея. Но средствами грубого физического давления, которыми нередко злоупотребляли его коллеги, Квит брезгливо гнушался. Он имел собственный арсенал утонченных пыток и провокаций, надо было лишь подобрать подходящий калибр и точно рассчитать «карту боли», а в этом он был опытен, как бывалый инквизитор с «Молотом ведьм» под мышкой.

«Молот ведьм», средневековый путеводитель по пыткам, действительно лежал на ночном столике Квита; он обожал исторические трактаты и хроники за их откровенную жестокость. В часы редкого досуга он медленно, по нескольку раз перечитывал описания разнообразных казней и экзекуций, восхищаясь и ужасаясь.

Ожидание затягивалось. Чкаловские «дорожники» сообщили, что колонна еще в двух часах езды, и Квит решил перевести дух. Уединившись в «комнате отдыха дорожных инспекторов» с замызганным топчаном и фанерной тумбочкой, Квит удобно устроился на лежанке и, не выпуская из пальцев сигарету, раскрыл книгу о Степане Разине. Воистину, в казнях тех времен было что-то от праздника...

«...В табачном облаке проступил силуэт в алой рубахе. Узкий прокуренный „пенал“ наполнился шумом и гулом давно умолкшего моря людского:

Тоскливо ноет било, созывая московский люд.

– Пади! Пади!!! – В узких улочках, запруженных посадскими, прокладывают путь возничие. Глухо ропщет толпа вокруг Лобного места, на Рву истошно вопит кликуша, а палач в алой шелковой рубахе (какая яркая, зовущая роль!), поигрывая плечами, показывает, как остро заточено широкое сияющее лезвие.

– Везут!!!

Толпа шатнулась и понесла, первые ряды упали, в сумятице свистнули бичи, и все мгновенно стихло. Белый костлявый одр в струпьях и репьях тащит разбитую крестьянскую телегу, в ней везут мятежного атамана и его брата Фрола. Их руки связаны за спинами, а наголо обритые головы и белые смертные рубахи осыпаны гнилой соломой. Степан разбит пытками, но внешне спокоен, словно он только зритель собственных злоключений. Младший Фрол смертно бледен. Он робеет людей и палача, прячет изувеченную голову в плечи. Пленников развязывают. Стрелецкий начальник вручает Степану и Фролу горящие свечи. Свеча в руках атамана шипит и резко гаснет. Посадские роняют шапки, шепотом причитают бабы, жалея разбойников. С потайного балкончика храма Покрова за казнью наблюдает царь Алексей Тишайший и истово крестится:

«Мало татей сих предавали анафеме в первый день Великого поста, мало их проклинали в указах думные дьяки. Не остыла в народе тяга к волгарю, слишком отзывчиво на всякую боль и тугу русское сердце, издавна жалеет оно мучимых и обреченных, и в последнюю минуту дарит своим прощением, будь он хоть сам дьявол!»

С помоста зычно орут царский указ, с куполов срывается воронья туча и с граем исчезает за туманной Москвой-рекой. Не моргнув глазом, Разин слушает приговор, опускает выскобленную голову, с надрезом от «водяной пытки», и кланяется «четырем ветрам». Потом на все четыре стороны кладет земные поклоны замершей толпе, просит прощения и, задумчивый, совершенно спокойный, отдается в руки подручных палача. Степана зажимают между двух широких досок. Во всеобщем безмолвии палач отсекает его правую руку выше кисти, потом левую ногу ниже колена. Степан не издает ни звука. Из отворенных жил на сосновый помост и унавоженный снег хлещет кровь, и немецкий лекарь прижигает обрубки шипящим факелом.

Людское море гудит, сочувствуя стойкости атамана, иные шепчут, что Разин умер. Один дьяк из приказных видел, как из-под досок выскользнул черный от крови аспид и с шипением ушел сквозь землю. Раздавленный страхом Фрол бормочет заветную формулу: «Слово и дело!» Из-под окровавленных досок, где зажато изуродованное тело Стеньки, сочится глухой, смертный хрип:

– Молчи, собака!!!

То были последние слова, произнесенные атаманом. Последняя живая страсть; забота о тайных кладах поколебала его нечеловеческую стойкость. Фрол задорого выкупил свою жизнь, пообещав выдать сокровища, спрятанные во время разбойничьей эпопеи, но мифические богатства так и не были найдены, однако казнь Фролу была заменена пожизненным заключением...»

Квит жалел, что опоздал родиться на несколько столетий. Насколько проще и грубее стала жизнь, настолько примитивнее ее персонажи. Вот, к примеру, Плотникова – настоящее одноклеточное, инфузория «туфелька» в грязной луже российского бизнеса. Со слепой жадностью, свойственной простейшим, она бросается на любую добычу. Зачем? Себя она обеспечила на тысячу лет, а детей у нее нет как нет. А вдруг она тоже охотник, и для нее «цель – ничто», но движение, азарт погони – все! И все ее существо, ненасытное, нервное, разражается бурным оргазмом при одной мысли о растущих барышах.

Да, они чем-то схожи. Поэтому Ангелина одним своим существованием бередила в нем охотничий инстинкт и хищное сладострастие. Не «Кем быть?», «Кто виноват?» и «Что делать?» – вечные вопросы русского бытия, а клич «Кто кого?» – вот главный императив сегодняшнего дня.

С трассы в каморку проникала дорожная гарь и слышался сдержанный мат уставшей засады. В дверь деликатно стукнули.

Квит очнулся, спрятал книгу и запоздало вскочил.

– Виноват... Колонна приближается! – доложил старший наряда.

Квит надел пилотку и поспешил навстречу трейлерам. Милиционеры подогнали пыхтящих мастодонтов к обочине и взяли в кольцо. Транспортники и УБОП, не мешкая, вскрыли опломбированные кузова и приступили к досмотру и видеосъемке.

– Хороша рыбалка. Поудили на славу! – присвистнул Квит, оглядывая роскошные ковры, коробки с электроникой и компакт-дисками.

Такое обилие «контрафакта» протащить через таможню без поддержки сверху просто нереально. Значит, Плотникову «крышуют» на очень высоком уровне. Тут из ловца можно запросто превратиться в дичь. Но Квит никогда не шел на попятную.

Теперь главное успеть возбудить уголовное дело – доказательств в пяти взятых кузовах предостаточно. Успеть! Успеть бы, сыграть на опережение. Дела по контрабанде надо расследовать в первые сутки; на сбор доказательной базы даны часы и минуты.

– И по клубничку сходить не забыли! Гляди, порнокассеты в подарок детям! – Смежник из транспортной милиции, смуглый скуластый парень со странный фамилией Летим радостно оглядывал трейлер, словно внезапно свалившееся богатство. – Эту возьму на память и вот эту, пожалуй...

– Не тяни грабли, положь, где лежало! Так... считай, добро на возбуждение уголовного дела у нас уже есть. Так что, Летим, дуй в прокуратуру, вызывай представителей, а дамочкой займусь я сам. До сих пор у меня это неплохо получалось.

– Ты с ней поосторожней, – предупредил Летим. – Один следак из наших уже прокололся. На первом же допросе мадам взялась на взятку его ломать, но тот уперся, мол, «у советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока...». Короче, ведет допрос с лютой нежностью. Но и мадам не лыком шита. Шасть из кабинета и давай заяву катать: «Так, мол, и так, следователь-де на честь мою девичью покушался, блузку помял, нанес урон морали». Так мужик до сих пор отмывается, а дело пришлось срочно передать другому, более сговорчивому.

Квит только хмыкнул. Сейчас он держал в руках неоспоримые доказательства подлога, оставалось только пришпорить дело.

С Плотниковой надо было действовать как можно грубее, чтобы добыча не выскользнула и не нанесла ответный удар. Бросок гадюки почти незаметен: немного дрогнет и качнется женственная головка на высокой гибкой шее, вспорхнет тонкий блестящий язычок над узкими лакированными губками, и по телу разольются жидкое пламя, ледяной озноб и онемение. Надо успеть схватить и пережать гадюке горло, и тогда пусть хлещет черной судорожной плетью, исходит бессильной яростью...

Смятый насилием охранник в дверях московского офиса, перепуганные менеджеры обоего пола, распахнутая ударом сапога дверь – живая картинка для ментовского боевика. Квит заранее режиссировал захват, его «соколиная охота» просто обязана была быть красивой, как красив налетающий на побережье тайфун. Но эта красота доступна лишь стороннему наблюдателю.

Вокруг стола генеральной директрисы амфитеатром выстроились бойцы группы захвата в черных трикотажных масках. Парфюмерная шкатулка бизнес-леди плавилась от запахов конного эскадрона. Просторный кабинет сразу сжался и стал тесен. Геля выдержала паузу, затем обратилась к ближайшему «мистеру Иксу».

– Вы могли бы не дышать на меня? – Геля отодвинула вороненое дуло от своего виска. – Кто у вас главный в этом бедламе?

Когтистые пальчики нетерпеливо барабанили по столешнице палисандрового дерева.

– Операция УБОПа! Капитан Квит!! Мобильник на стол!!! – заорал на Плотникову Квит.

С орлиным клювом вместо носа и гневно полыхающими яхонтами под ободком век он готов был вцепиться в свою невозмутимую визави. Под нацеленными в нее дулами автоматов Геля забросила ногу на ногу и откинулась в кресле, намереваясь сделать звонок. Она «ломала» Квита, как гадюка гипнотизирует жертву. «Гвозди бы делать из этих б...дей, крепче бы не было в мире гвоздей!» – беззвучно ругнулся Квит.

– Прекратить! Дай сюда!! – гаркнул Квит над розовым ушком «благотворительницы», но Геля крутанулась в кресле и, спрятав в ладошке мобильник, продолжала разговор.

– ...Да-да, это благотворительная помощь детям. Я не понимаю, почему груз остановлен! Акция «Во имя добра!». В курсе сам...

И Геля назвала столь высокое имя, что Квит внутренне ахнул: «Да, лихо закручен сюжет!»

Голубка ворковала, успевая поправлять крашеные перышки. Закончив разговор, Геля аккуратно положила мобильник на стол и брезгливо отвернулась от видеосъемки. Квит приступил к изъятию документов, не обращая внимания на дребезжащий телефон.

– Это вас, капитан, – опустив торжествующие глаза, Геля указала ему на трубку.

Услышав голос на том конце провода, Квит онемел, челюсти схватило морозом.

– Есть, – через несколько минут выдавил Квит, бросил трубку и вышел перекурить.

– Кто звонил? – спросил командир группы захвата.

– Лучше не спрашивай. – Квит притушил сигарету о золотую плевательницу. – Весь материал по «Роднику» к ним, «наверх», а нам с тобой, как ответственным за «весь этот бардак», срочно извиниться перед благотворительницей. Все документы о неправильном декларировании грузов мы должны перебросить в «генералку». У нас на руках не останется даже бумажки срам подтереть!

– Но ведь в трейлерах – порнуха и всякая дрянь. Игрушки в руки брать опасно. Кто ее пригрел, эту бабенцию?

– Надо знать, кого и где подмазать. Ее, конечно, для вида вызовут в «генералку». «Рыбачка Геля» скромно потупит глазки и сознается: да, она везет не только гуманитарную помощь и подарки детям, но и товары, деньги от реализации которых должны пойти на реставрацию храмов. На защиту бизнес-леди встанут люди в рясах.

Между прочим, если верить официальным данным, ее фонд оказал помощь церкви на миллион долларов. Но ты сам сегодня видел: стоимость одного только ширпотреба в сегодняшнем «Иле» – полтора миллиона «зеленых», плюсуем стоимость программного обеспечения на всех дисках и получаем три с половиной миллиона. Каждую неделю в Чкаловске садится очередной «борт». Так что откат в тысячу штук с этаких барышей – семечки.

После того, как загасят этот скандал, Плотникова подарит своим благодетелям очередной синий «Ягуар», по стоимости как раз около десятой доли всей «детской помощи». Синий «Ягуар» – это ее почерк, вроде «черной кошки». Для бандюков пометить место преступления – особый кайф. Геля «метит» высоко и по-крупному. Короче, все, баста! Плотникову приказано не трогать... Приказано! Понимаешь?

– Она что, под крышей «генералки»?

– Бери выше.

– Во дела! Да, облажались...

– Пусть увольняют, но извиняться я не буду. – Квит скомкал сигарету и сплюнул на мраморный пол. – Нет, чего бы мне это ни стоило, я дожму ее...

– Куда сейчас? – сочувственно спросил «захватчик».

– Отпишу портянку и махну в Сосенцы. Мутит святую воду Плотникова, ох, мутит, но на всякую хитрую гайку найдется свой болт.

Звезда волхвов

Глава 5 ЧАСОВЫЕ ВЕЧНОСТИ

Анчар, как грозный часовой...

А. Пушкин

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», – сказал когда-то Пушкин. Первый поэт России был прав: в телегу – точно нельзя, а в семейный уклад – вполне. Сельский участковый и учительница – чем не идиллическая пара? На них двоих часто и держится вся общинная жизнь в русских селениях. Год назад Елена переселилась в дом Севергина и зиму отработала в здешней школе учительшей, не чая дня, когда муж сдаст служебное жилье в столице и вернется в родовую хоромину.

Двести лет простояла севергинская изба и, как солдатка, счет времени вела по войнам. И как водится это у деревенских старух, помнила каждого из большого, когда-то многолюдного рода. Вот в простой деревянной рамке выцветший портрет: усатый солдат первой империалистической, а рядом на маленькой карточке вытянулся в ранжир красноармеец в белых обмотках до колен, правее – светлоглазый морячок в бескозырке; погибший соловецкий юнга, и вновь солдаты, солдаты в крестах и звездах. Красивое статное племя, часовые вечности. Вот и портрет Егора в зеленой фуражке пограничника, с лицом, немного деревянным, и замершим взглядом, нацеленным в объектив. Древнее материнское чутье привело Алену в это родовое намоленное гнездо, в заповедный русский рай, где на ветвях поют улыбчивые сирины.

Оглянувшись на спящего Егора, Алена встала на молитву. Но сегодня мысли не слушались ее. Наивные и жаркие мечты теснились в голове, заслоняли строки молитвослова. Спохватившись, Алена каялась и отгоняла непрошеных гостей, но через минуту, против воли, вновь убегала в близкое будущее.

Полыхнут солнечным жаром Петровки, степенно минуют Успенье и Воздвиженье, и вздрогнет от слабого младенческого писка старая изба, и, вторя гулу осеннего ветра, запляшет в печи огонь, и чаще, радостнее запыхтит ноздрями хлебная квашня. С рождением их с Егором долгожданного первенца оживет и кровный родник, русский Златоструй.

Будущее виделось Алене с хрустальной ясностью, как был виден в промытое окно Царев луг и монастырь на холме. Краски этой пасторали напоминали рождественские и пасхальные открытки. Их с Егором красивая, опрятная, освященная молитвой жизнь станет примером, редким светочем среди недоброй тьмы мира сего. Едва обретенное христианство толкало ее к действию, к подвигу, к чистоте и строгости в себе самой. И до сих пор эта новорожденная вера оставалась тайной, целомудренно спрятанной от случайных глаз, но печать чистоты на всем ее облике, свет в глазах, простота и скромность одежды заставляли людей невольно оборачиваться ей вслед.

Закончив утреннее правило, Алена чинно перекрестилась и поклонилась низко, насколько позволяло бремя.

* * *

Хорошо проснуться в звонкой, как колокол, сосновой избе, где на столе алеет стакан с земляникой, а в кружке с молоком еще не опало парное кружево, где дышит теплый хлеб и семейное счастье.

Егор вскочил с постели и огляделся: жена, должно быть, уже в школе; в сельской восьмилетке завтра выпускной. У колодца он опрокинул на себя ведро ледяной воды, оделся по форме, прицепил к поясу кобуру и свистнул Анчара.

Киногруппа расположилась бивуаком в трех километрах от усадьбы, на берегу Забыти, ввиду старинного монастыря. До монастырского холма простирался заповедный Царев луг. Чуть ниже по течению темнел Волыжин лес.

Он был уже близко от стана киношников, когда полевую дорогу перегородили курганы бурой глины и траншеи. Посреди Царева луга шумел экскаватор, и Севергин двинулся в обход, по подошве Велесова холма. Его величавую вершину местные звали Утесом. Утес подпирал небеса, как священная гора, увенчанная короной монастырских стен и куполов. Вокруг холма змеились овраги, густо поросшие терном и шиповником, тенистые и влажные даже в летний зной.

Анчар трусил по едва заметной тропе, огибающей холм. Стежка петляла в «зеленке». Внезапно пес остановился, настороженно дергая носом, всем видом подавая знак: впереди кто-то есть.

Севергин на всякий случай взял пса за ошейник и двинулся по холму вверх. Преодолев крутой подъем, он очутился на природной террасе. Трое мужчин в черных рясах оглянулись на него и остановились в нерешительности. В сухощавом старце Егор признал настоятеля монастыря отца Нектария. Его спутник, высокий и сановитый, был незнаком Егору. Поодаль переминался с ноги на ногу рыжий коротышка, про таких говорят «поперек себя шире». Он водил крупным носом с широко раздутыми ноздрями, словно ловил ветер. За спиной у него висел маленький, почти детский рюкзак.

– Доброе утро, лейтенант Севергин! – Егор привычно взял под козырек. – Могу чем-нибудь помочь?

– Нет, нет, спаси Бог,– смущенно пробормотал настоятель. – Мы осматриваем окрестности ввиду близящихся торжеств, скопления паломников и...

Настоятель умолк и выжидающе посмотрел в лицо сановитого, но тот, опустив глаза, перебирал четки.

– Ну, извините, если помешал. Анчар, за мной!

И, осыпая кремешки, Егор рассчитанными прыжками двинулся к подножию холма.

На приветливом берегу Забыти раскинулся «исторический» бивуак. Расседланные кони прохлаждались по брюхо в воде, стрельцы, скинув кафтаны и сапоги, жарились на солнце с видом вынужденного безделья. Цветастые фургончики, разбросанные тут и там, напоминали цыганский табор.

– «...И всю природу, как туман, дремота жаркая объемлет, и сам уже Великий Пан в пещере нимф спокойно дремлет...» – вслух читала худосочная барышня, должно быть готовясь к поступлению в студию. Егор пару раз ударил в ладоши.

– Браво... Браво... С нимфой мечтал бы познакомиться, но сейчас мне нужен Великий Пан.

– Так вам, должно быть, к Версинецкому, – догадалась девушка.

Она проводила милиционера к березовой роще, где на поляне вповалку отдыхала съемочная группа.

– Лейтенант Севергин. Искали?

Режиссер Версинецкий, коротконогий и толстенький, похожий на бородатого сатира, колобком скатился с травы и отряхнул джинсы.

– Заждались мы вас, господин милиционер.

– Что случилось?

– ЧП! Пропала исполнительница главной роли. Это ее первая работа в кино, но какие данные! – Версинецкий явно волновался. – У меня даже зашевелилась давняя мечта – пробиться в Канны. Знаете, иногда достаточно одной такой девчонки, чтобы все завертелось и запрыгало вокруг.

Севергин достал блокнот.

– Имя и фамилия?

– Лада Ивлева.

– Так... Когда пропала?

– Прошлой ночью. Двадцать второе июня, число само по себе мистическое, летнее солнцестояние...

– Кто последний видел девушку?

– Из наших – актер Роман Чеглоков, он провожал ее.

– Где он сейчас?

– Уехал в город.

– Куда они ходили?

– Да к «поганцам». Тут рядом язычники лагерем стоят. «Ярило жаркой радуют любовью...» Мы их привлекли к съемкам в качестве массовки. По сюжету у нас несколько сцен языческих игрищ. Ну и... В ту ночь мы тоже, так сказать, взыграли... Комары жрали, как бешеные, колокола звонили, утки летали. Не ночь, а феерия.

– Девушка оставила какие-нибудь вещи, документы?

– Да, все цело.

Режиссер протянул паспорт.

Фотографии в паспорте обычно удручающе примитивны, но пропавшая, похоже, обладала наружностью столь трогательной и влекущей, что сопротивляться ее обаянию даже в этом умеренном формате было делом безнадежным. Севергин коротко вздохнул и выписал в блокнот московские координаты красавицы.

– Ну что ж, пишите заявление, паспорт отвезу в район, будем искать. Если честно, я пока не при делах, еще приказа не было.

– Какое заявление! Какие приказы? Лада пропала! – возмутился режиссер. – А вдруг ее похитил маньяк?!

Севергин пожал плечами:

– Я вас хорошо понимаю и искренне сочувствую, но заявление принимают к исполнению не раньше трех суток с момента исчезновения. И надо заметить, что большинство пропавших благополучно возвращаются через день-другой.

– Что же делать? У меня группа простаивает... Контракты, сроки, убытки... Полгода труда... Может быть, ваша собачка след возьмет? – Версинецкий с надеждой оглянулся на Анчара.

– Попробовать можно. Прошлой ночью, говорите?

Севергин прикинул: начинать серьезные поиски слишком рано, а брать горячий след поздно:

– Анчарка, ты-то что думаешь по этому поводу? Ты ведь у нас гений сыска!

В своей жизни Севергин знал только одно неоспоримое чудо, не подлежащее законам земной логики, – это нюх Анчара. Если хорошо натасканная служебно-розыскная собака берет след через шесть часов, то гениальная через восемь. Для Анчара не было жестких пределов. Севергин догадывался, что его пса ведет не нюх, а то, что у людей зовется ясновиденьем.

В связке с Анчаром Севергин оттрубил два года срочной службы. За год до армии Егор купил и воспитал щенка, чтобы служить на границе. Попал в Забайкалье, на берег Аргуни. Перед дембелем командир уговорил оставить чудо-пса на границе, и Егор с грустью согласился. Что делать ищейке в деревне? Стеречь избу, которую сроду не запирали хозяева, на охоту ходить? Но Егор жалел местную пуганую живность и не пачкал рук невинной кровью. Анчар остался на «сверхсрочку», но через месяц Егор получил горестную весть. Гордость заставы не вынес разлуки и вместе с рабочими навыками полностью утратил аппетит и интерес к жизни. Собрав деньги на перелет, Севергин добрался до Читы и через полутора суток был на заставе, едва успел... Глядя в слезящиеся верные глаза Анчара, он поклялся больше не расставаться и клятву свою держал до последнего времени, пока не пришлось препоручить Анчару подворье и безопасность Алены – в окрестностях Сосенец появилось много сомнительных приезжих.

– Пойдемте, я покажу ее вещи. – Версинецкий повел милиционера к фургончику.

Егор склонился над рюкзаком, выбирая «маяк» для Анчара. Стесняясь трогать прозрачную паутинку белья, он достал и покрутил в руках ношеный свитерок.

– Анчар, след! – негромко скомандовал Севергин. – Чу!

Это была его личная нестандартная команда, но пес прекрасно понимал этот сакральный зов, когда надо было особо потрудиться. Хотя надо признать, что нынешние парфюмерные снадобья настолько долговечны и едки, что иногда не надо быть служебным псом, чтобы взять и уверенно держать след. По надушенным следам Анчар работал всегда уверенно. Соскучившийся по работе пес шумно понюхал измятый свитер и начал поиск. Для начала покрутился вокруг пепелищ на берегу.

– Мы половину ночи костры жгли, ну и загуляли, – радостно пояснил Версинецкий.

Режиссер догнал милиционера и явно намеревался участвовать в розыске.

– Оставайтесь здесь! – мягко приказал Севергин.

Пес уверенно тянул его вперед. Гребнем выгибая спину, он был в азарте поиска. В такие минуты проводника и собаку соединял не поводок, а туго натянутый нерв. Пес шел широким наметом по тропе вдоль берега и на едином дыхании волок Егора в глубину Волыжина леса.

Впереди выросли затейливые ворота, охраняющие общинное кострище, палатки и шалаши. У внушительного родового столба со всеми признаками священного мужского начала пес на несколько секунд задрал заднюю лапу. Лесной отшельник в космах и оберегах издалека погрозил ослушникам рогатой палицей. Севергин, извиняясь, козырнул «вдохновенному кудеснику». Пес уверенно тащил проводника к Велесову холму. Замелькали таблички: «Частное владение, охранная зона. Корпорация „Целебный Родник“.

Путь преградил неопрятный забор со спиралью Бруно поверху, но Анчар быстро обнаружил лазейку. Забор, похоже, ставили ночью, сырые, наспех сколоченные доски парили на солнце, по траве была рассыпана свежая глина.

По едва заметной стежке Анчар рванул по холму вверх, прыжками одолевая каменистый подъем. Петляя между колючих кустов, потянул на взгорье к монастырю. Севергин, задыхаясь, карабкался за ним. Они одолели уже половину подъема.

– Стоять! – остановил Егора резкий окрик.

Он медленно обернулся. Извиваясь, Анчар рвался с поводка. Севергин понял, что пес уже близок к цели, и любое препятствие приведет его в ярость.

– Мент, уйми собаку!

Двое охранников в ярко-синих необмятых комбинезонах догнали Севергина. Они, видимо, уже давно отслеживали его марш-бросок по лугу и вверх по холму. Наметанный взгляд милиционера отметил короткие, словно игрушечные, автоматы и дорогую экипировку охраны.

– Охранная зона, передвижение только по спецпропускам.

– Какая зона? Вы чего, мужики?

Севергин протянул удостоверение столичного гарнизона.

Охранники долго изучали удостоверение, а он – впадины и выступы Утеса. Где-то здесь, чуть выше по склону под нависшими корнями сосен прятался узкий зев: старинный лаз «в печоры», где еще мальчишкой он играл с соседскими ребятами в казаков-разбойников. Бывало, кто-нибудь терялся, и тогда в монастыре начинали звонить. Иногда заблудившийся выходил на белый свет только через несколько дней.

– Предписание есть? – вернул Егора к действительности голос охранника.

– Какое предписание? Собака след взяла...

– Значит, ты не местный, а вроде, как отпускник ряженый, – рассудил охранник. – А раз не при исполнении, дуй отсюда к чертям собачьим!

– Мужики, вы чего? Еще час или два, дождь пройдет или роса упадет, и все, ищи ветра в поле!

– Нас не касается. Здесь частное владение, – отрезал старший.

– С местной милицией у нас все чики-пуки. От них никаких сигналов не поступало, – добавил его подголосок. А нам из-за тебя работу терять неохота. Там знаешь какая очередь?

Севергин запоздало пошарил мобильник, но батареи разрядились.

– От вас позвонить можно?

– Может, тебе еще унитаз надувной заказать?

Севергин скрипнул зубами. Формально охранники были правы и выполняли инструкцию. Новый закон о частных владениях и продаже земли разрешал и оправдывал подобные действия.

– Командир, может, договоримся?

Севергин сделал шаг к старшему, но тот вскинул автомат. Поймав угрожающий жест в сторону хозяина, Анчар рыжей кометой метнулся на охранника, сипя от ярости, перехватил руку с оружием и опрокинул навзничь. От резкого рывка поводка Севергин едва не покатился по склону вниз.

Второй охранник саданул собаку прикладом между ушей. Прямым ударом слева Севергин свалил с ног охранника и лишь тогда оттащил пса.

С задержанными Анчар всегда работал аккуратно. Матерясь, поверженный охранник поднялся с земли, его напарник потирал пережатую, но целую руку.

Под прицелом двух автоматов Севергина и понурого Анчара проводили до служебной калитки.

– Еще раз заметим у объекта, собаке твоей – кирдык. А случайно забредешь – стреляем на поражение, – рявкнул вслед старший.

Звезда волхвов

Глава 6

Велесова бородка[1]

Эта последняя Лада,

Купава из Русского сада.

Н. Клюев

На опушке Волыжина леса, разгоняя комаров, гудел высокий костер. На свежем лапнике вокруг костра сидели и возлежали общинники. Собранием языческого коллектива заправлял вожак: рослый, ражий парень, с золотистой бородой поверх могучих ключиц. В еловом президиуме восседало второе руководящее лицо: крохотный мужичок «сократовской» наружности с варварской, но запоминающейся физиономией. От частых возлияний цвет лица он имел каленый, так что вполне мог играть на детских утренниках Деда Мороза, не прибегая к гриму. Сучковатый посох из елового комля при близком рассмотрении изображал некий «многочлен»: символ ярой жизненной мощи. Пронзительные серые глазки, как буравчики, впились в милиционера с собакой:

– Будь здрав и весел, пришлый Человече! Ты сам и пес твой! Но скажи, зачем Полкана верного ты теребишь на шворке? Свободен пес! Свободен человек! Над всем земным царит Велеса воля!

– Я буду участковый здешних мест, но нет еще священного приказа, – усмехнувшись, ответил Севергин. – А с кем имею честь вести беседу?

– Я Кукер, волхв Кощунник:

В песнях ветра

Умею я читать Стрибога голос,

Слагать кощуны вещие всем сердцем

И петь непостижимое умом...

«С умом у нас большие неполадки...» – подумал Севергин в лад речитативу, но вслух сказал:

– Я, Кукер, к вам по делу!

– Верховный волхв общины, Будимир, – протянул Севергину ладонь молодой вожак, предварительно приложив ее к сердцу. – Садитесь к костру, – вполне обыденно позвал он милиционера.

Севергин мельком окинул взглядом Будимира, чувствуя пробудившуюся симпатию. Верховный волхв был опрятен и подтянут, невзирая на экзотическое одеяние. Суховатые, красиво развернутые плечи хранили память о военной выправке. Холеная борода придавала его лицу былинную сказочность и благолепие.

– Зачем пожаловали в наши кущи? – поинтересовался Севергин, обращаясь к Будимиру. – Туризм? Рыбалка? Отдых?

– Ярило жаркой радуем любовью, – задумчиво обронил Кукер. – На наших игрищах и стар и млад почует в сердце солнечную силу. В едином хороводе, вкруг костра закружат вместе с нами наши предки и достохвальные языческие боги! Нам чудо служит путеводным знаком! – провозгласил Кощунник, указав концом жезла на закатное солнце.

– Чудо? – удивился Севергин.

– Ярило утром свастику являет, когда ведет девица хоровод.

– А ну-ка поясните подробнее, что за девица? – Севергин подсел поближе к костру, но спину нещадно жалили комары.

– Мы встречаем летний солнцеворот всей общиной. Если хоровод ведет истинная дева, то на рассвете можно наблюдать «играющее солнце». Оно похоже на вращающийся коловрат, – сказал Будимир.

– И что же, вы наблюдали сие космическое явление?

– Испорчены все девки оказались, – признался Кукер.

– Сочувствую. Однако странное совпадение... – заметил Севергин. – Как раз в ночь на двадцать второе июня в киногруппе пропала молодая актриса. Говорят, она к вам заходила.

Кукер ударил о землю посохом и простер над костром правую ладонь, должно быть, этот жест обозначал присягу:

– Я девки из кино не видел!

Да и поди узнай, кто тут откуда,

Когда община водит хороводы

В одеждах, данных Матерью Природой...

– Это как, совсем голые? – изумился Севергин.

– Ты приходи, мы и тебя научим, – ухмыльнулся Кукер.

– Да как-то непривычно без порток. Я ж не шотландец и не римский воин, – признался Севергин и продолжил уже серьезно: – Купаться без одежды, конечно, можно, но в специально отведенных для этого местах.

– Это вам христиане навязали ложный стыд, словно бог сотворил нас в чем-то ущербными, – проворчал Будимир. – Наши тела изначально чисты и свободны от пороков. Человек есть совершенное подобие Бога-Творца. Не внимайте ложным учениям, русичи! – Будимир окинул взором общинников. – Они стращают вас «грехом зачатия» и «вечными муками» за дверью гроба. Они вымазали грязью «первородного греха» женщину, Великую Богиню Вселенной. Они душат уздой смирения прекрасное творение Земли и Неба, но мы, Велесовы внуки, не подкидыши в колыбель цивилизации. Мы дщери и сыны Божии, плоть от плоти нашего великого праотца...

Похоже, в своей «прошлой жизни» Будимир исполнял обязанности замполита и даже в общине продолжал подпирать идеологию, но вот подразделение ему попалось явно нестроевое. Севергин вежливо огляделся. По поляне бродили костюмированные юноши, одетые то ли Робин Гудами, то ли Лелями: длинногривые, худощавые и ломкие, как жеребята-стригунки. Одни поигрывали длинными деревянными мечами, другие явно не знали, чем себя занять. Судя по их запущенному внешнему виду, они скитались по лесам с первых дней весеннего призыва. Зато девушки все как на подбор: стройные, как сосенки, в ромашковых венках поверх распущенных волос, в белых льняных рубахах до пят, живописно дополняли декорации языческого становища. Две красотки, по виду родные сестры, ластились к Будимиру. Сразу двух гражданских жен мог позволить себе далеко не каждый общинник, и это еще более поднимало статус «замполита» в глазах языческого коллектива и будоражило воображение всех не причастных к языческим радостям.

– Хорошо тут у вас! – признался Севергин.

– Это потому, что язычество – свет, а там – тьма! – Кукер указал палицей в сторону Сосенского монастыря. – Капище позлащенное воздвигли, кумиров золотом расписали, а сами дурят народ ложными чудесами. К винишку сызмальства приучают. А холм Велесов у родоверов отторгли, яко тати ночные, яко волки хищные!

– Вот это новость! На холме когда-то обитали язычники? – удивился Севергин.

– Конечно. Холм до сих пор зовется Велесовым, – пошел в наступление Будимир. – Даже остров Валаам звался когда-то землей Велеса. Вы почитайте христианские летописи: «Куда же древле погании жряху бесом на горах, туда же ныне церкви стоят златоверхие»! Сколько злобы в этих словах! Христиане даже не потрудились стереть из своих летописей эти неоспоримые свидетельства геноцида язычества!

– Мы овладеем древнею святыней! – с угрозой подтвердил Кукер. – Поруганное капище вернем и на вершине утвердим Велеса! Громовый ключ Перуну возвратим! Пусть достохвальные языческие боги наполнят ветром наши паруса!

– Да, ветер действительно переменился. – Севергин вспомнил свою вполне атеистическую юность. – Многие нынче кресты носят, а молятся лишь Мамоне, а то и вовсе ни во что не веруют.

– Это временно, – заверил милиционера Будимир. – Идет очищение кармы целого народа. Люди ищут Стезю Правды и неизбежно придут по ней к древним богам. Вот сейчас, к примеру, всячески поносят коммунистов: мол, церкви взрывали, священников сотнями гнобили на Соловках. Но еще страшнее, буквально огнем и мечом христиане некогда теснили язычников, изгоняли с родовых намоленных мест, из священных рощ и пещер. Предатели исконной русской веры: киевский князь Владимир и его прихлебатель воевода Добрыня взялись сначала вводить на Руси культ варяжского Перуна, а потом столь же люто насаждать христианство, не веря ни в то, ни в другое. Точно так же народу русскому позднее впарили марксизм.

– Смело вы впрягаете в одну телегу «коня и трепетную лань».

– Это кто, по-вашему, «лань»? Христиане? Ох, ничегошеньки-то мы о себе самих не знаем и знать не хотим! Раскройте-ка Библию, и вы убедитесь, что ее заповеди неоднократно использовались в истории, как руководство к действию. Вот, например, такая: «Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим, на высоких горах, и на холмах, и под всяким ветвистым деревом. И разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их, и сожгите огнем рощи их, и разбейте истуканы богов их, истребите имя их от места того». Вслушайтесь: «Истреби!», «Сожги!», «Уничтожь!». Коммунисты уничтожали прежние «кумиры» с той же ветхозаветной ненавистью и людоедской жестокостью. Но мы выжили в тысячелетних гонениях, мы возродились и вышли духовными победителями. За тысячелетие геноцида нас так и не смогли уничтожить. Язычество – космическая религия, и оно бессмертно! Сегодня мы намерены через суд вернуть себе древнее Велесово капище и восстановить историческую справедливость. А там и до Валаама доберемся!

Подтверждая слова Будимира, Кукер трижды ударил посохом о сухую, гулкую землю и, покачиваясь, завел воинственный речитатив. Язычники подпевали ему и хлопали в ладоши. Будимир вызвался проводить милиционера до окраины Волыжина леса.

– Скажите, когда вы последний раз видели Ладу? – спросил Севергин, едва они остались одни.

Будимир вздрогнул и сдул с плеча впившегося комара, словно не желал обижать даже малую тварь.

– Может быть, вечером двадцать второго... Не помню... Она часто приходила в наш лагерь.

– Провести время?

– Нет, не совсем так... Вернее, совсем не так.

– Вы дружили?

– Если бы я мог с ней дружить! Попробуйте-ка подружиться с Солнцем или утренней звездой... Признаюсь вам, я не смог остаться равнодушным к Ладе, но лишь в границах поклонения... Она – совершенство, которое все реже рождается на Земле. Когда встречаешь такую чистоту, невольно возникает уважение. В язычестве дева, девушка – это почти богиня, если она понимает свое назначение и сознательно хранит непорочность.

– Вот как? Откуда такие благородные установления?

– Мы, русичи, – прямые наследники ариев, точнее индо-ариев. На санскрите слово «девы» и «магадевы» – общее название для полубогов. Даже утренняя звезда Венера на этом языке зовется Деваяни, и целомудрие для потомков ариев так же священно, как и осознанное материнство. А пресловутый разгул страстей в язычестве – лишь поповские выдумки.

– Однако древние греки, да и римляне были весьма свободны в вопросах морали, – возразил Егор. – Если не сказать больше...

– Это так. Для эллинов периода упадка секс приравнивался к занятиям спортом, но существовала и система строгих запретов. Так, языческие жрицы весталки хранили невинность. Оглянитесь вокруг: что сталось с женщиной? Особенно с русской... Она оказалась сломленной веками рабства и унижений. Церковь наложила на женщину несмываемую и неискупимую печать. Самых красивых, умных и гордых женщин столетиями шельмовали как ведьм. Под таким жестоким прессингом наши жрицы не могли сохранить благодать Вед и космических знаний, они вырождались в «баб богомерзких» и деревенских колдуний. Теперь вы представляете, как трудно найти девушку для наших обрядов?

– Да... Вероятно, вы сталкиваетесь с серьезными трудностями.

– Трудности, конечно, есть, но только «в подборе кадров». Суть языческой веры проста и практична. Наши предки не расточали в пространство красивые, но пустые слова. Такие понятия, как «добро», «любовь», «тепло», «живот», имели для них лишь одни смысл – изначальный. В язычестве нет путаницы, лукавства или умолчания. Язычнику нет необходимости насиловать свой разум верой в чудеса. Его вера проста: Дыхание Творца разлито в природе, поэтому для язычника нет ничего неживого, а все сущее для него – Бог!

– А как же смерть, тьма и преступные наклонности человеческой натуры? С ними-то как быть?

– Сварог – благ и никогда не сотворял ничего плохого, но после он отошел от дел и увлекся другими, не менее творческими задачами. А в нашей вселенной властвуют его дети и внуки: боги помельче, а то и вовсе «божата». Среди них есть две сестры. Их зовут по-разному: Жива и Моргана, Дива и Кикимора, Сева и Крадо, Доля и Недоля, Жизнь и Смерть, Лада и Мара, и вся наша жизнь это танец Жизни и Смерти, двух прекрасных дев.

– У Лады есть сестра? – внезапно спросил Севергин.

Он уже давно слушал язычника вполуха, по крохам собирая версию, хотя бы отчасти объясняющую исчезновение девушки.

– Откуда мне знать? – почти обиделся Будимир. – Меня не интересуют ее семейные связи. С первого взгляда я опознал в ней жрицу Велеса и сразу предложил ей бросить эту суету и пошлое лицедейство и ответить на зов древних богов.

– Она и вправду очень красивая. – Севергин вызвал в памяти вызывающе женственный образ Лады.

– Нет, дело в другом...

– В чем же?

– Это тайная часть нашего учения.

– Я и пришел вызнать все тайны. Обещаю не разглашать секретов, если это не имеет отношения к исчезновению девушки.

– Ну что ж. Пожалуй, можно... У жрицы есть особые «письмена на ладони»; восьмиконечные звезды Великой Богини. У нее дивные золотые косы, и в то же время полностью отсутствуют рудиментарные волоски. Этот признак – один из главных для жрицы. И городские вертихвостки давно догадались об этом. Всеми силами они желают походить на женщин высшей касты и яростно уничтожают всякий намек на растительность на своих нижних конечностях и выше. И последнее условие, самое главное: служить Велесу могли только девы.

– Но это достаточно интимные вещи, их не открывают первому встречному.

– У истинной девы много неоспоримых признаков. Я могу определить состояние непорочности по походке, движениям век и тончайшему аромату.

– Ну и ну!.. И вы предложили ей вести хоровод?

– Я предложил, но она лишь загадочно улыбнулась и ушла от разговора. На самом же празднике я ее не видел. Знаете, она той ночью будто спешила и была очень рассеянна.

– Ее кто-то ждал?

– Понятия не имею.

– Ну что ж, позвольте попрощаться. – Севергин с чувством потряс крепкую ладонь Будимира, свистнул пса и пошел по тропе к реке.

Тревожно шептали колдуньи березы. На Забыти играла крупная рыба, дробила хвостом-плесом парную воду. Под обрывистыми берегами кружили омуты, окрестная природа была полна языческой силы и дремучей тайны. Над Велесовым холмом взошла крупная голубая звезда, похожая на лучистую скважину в ясном, бледном небе, и не верилось, что это не дальнее, затерянное в космосе светило, а одна из ближних к Земле планет, обвитая влажными серебристыми облаками.

Лесной туман окутал трехглавую сосну. Изба слепо смотрела темными окнами, и только в бане на краю огорода дрожал оранжевый свет. Алена уже жарко натопила печь и теперь ждала в сумрачном предбаннике.

Звезда волхвов

Глава 7

Шерсть саламандры

Блажен, кто верует,

тепло ему на свете.

А. Грибоедов

Неурочное явление участкового встревожило владыку Валерия. Стоя на уступе Велесова холма, он внимательно изучал диспозицию. Поодаль тянулся забор, собранный из сырых неструганых досок. Он отрезал от владений монастыря земли корпорации. «Надо бы намекнуть Плотниковой, путь протянет забор по монастырским землям. Игумен Нектарий заключит льготный договор с охраной „Целебного родника“ и оградит обитель от всяких неожиданностей», – думал владыка, глядя на этот наскоро сколоченный «пояс целомудрия».

– С чего вы вздумали перед ним отчитываться? – строго выговорил он отцу Нектарию. – Этому служивому совсем не обязательно знать, что мы тут делаем.

Настоятель вздохнул и перекрестился с тайным страданием. Лицо его сморщилось, словно по щекам катились невидимые слезы.

Отец Нектарий был одним из немногих светочей веры, чья праведность была очевидна даже безбожникам. В народе таких священников зовут «голуба душа», разумея под этим их великую неподсудную чистоту. И если в старости человеческое тело дряхлеет и теряет силы, то душа, ведающая Бога, напротив, восходит к трону младенчества, молодеет и сияет юной чистотой, ибо ничто так не старит человека, как грех. С некоторых пор отец Нектарий казался самому себе отроком-послушником, едва приступившим к монашеским искусам. Странные законы, царящие за стенами обители, пугали и отвращали его, и он просил Бога лишь об одном: о молитвенном покое, к которому привык и который заслужил годами строгой аскезы и пастырских трудов. Он был намного старше владыки Валерия, но с первой их встречи епископ обращался с ним по-отечески строго, и отец Нектарий никогда не перечил, но с кротостью и терпением принимал увещевания «старшего по званию».

– Где вода? – мрачно спросил владыка Валерий, продолжая тяжелый для обоих разговор, прерванный появлением участкового. – Куда она подевалась?

– Иссякла, ваше Преосвященство, – тихо ответил настоятель.

– Как это иссякла? Почему именно сейчас? – Владыка Валерий отер покрасневший лоб.

Тит достал из маленького рюкзака фляжку с водой и предупредительно поднес владыке.

– Природное явление, возможно, виновата засуха в верховьях. Надо вызывать экологов.

– Это ты мне говоришь об экологах? – проворчал владыка, отирая капли с полных красивых губ.

– Может быть и другая причина, – замялся настоятель. – В ночь на двадцать второе июня я возвращался со всенощной. Поминальная служба закончилась ближе к утру, и я, уже довольно усталый, шел по коридору жилого корпуса. Внезапно среди полной тишины я услышал глубокий подземный скрежет и скрип, словно от колодезного ворота, и вновь стало тихо. Под собором и жилым корпусом находятся обширные подвалы, еще ниже – подземелья и заброшенные выработки.

– Подземелья? Так, так!

– Пещеры тянутся в глубину холма. С севера под монастырем расположены старые соляные копи. Холодные подвалы когда-то служили ледником для хранения рыбы, но есть и другие...

– Продолжайте, ваше Высокопреподобие.

– Я был назначен настоятелем три года назад. Сразу по назначении я тщательно обследовал верхние горизонты подземелья, насколько мне позволило здоровье. Но за строительными хлопотами я почти забыл о подвалах. Но когда под алтарем Покровского собора был обнаружен ковчег с завещанием Досифея, мне пришлось заново изучать подземные коммуникации.

– Зачем?

– К завещанию был приложен свиток на вощеной бумаге. В отличие от завещания, он не был запечатан. Так в моих руках оказалась карта подземелий монастырского холма. Несколько ночей я потратил на ее расшифровку. Некая надпись, выведенная на схеме древнеболгарским уставом, сразу бросилась мне в глаза: «Тайная тайных». Именно так было поименовано подземное помещение, куда можно попасть, судя по карте, только через самый глубокий уровень пещер.

– «Тайная тайных»? Напоминает «Святая святых», – осторожно заметил владыка.

– Да, вы правы. Но «Тайная тайных» – еще и название древней рукописи. В старинных перечнях она значится как «учебник для государей».

– Вот как? Это что, намек на тайное хранилище знаний?

– Я тоже так подумал, но, посмотрев схему подземелья по этой карте, на месте, означенном как «Тайная тайных», я обнаружил странный для обычного подземного хода чертеж, напоминающий шлюзовой механизм-ловушку. Похоже, эта каверзная механика была установлена еще в семнадцатом веке, при патриархе Никоне.

– Каверзная?

– Ну, скажем, с секретом... Представьте себе штольню, точнее, колодец, куда может спуститься только один человек. Сверху – чугунная решетка, закрытая на пудовый замок. Подвал под нею наполовину залит водой, но немного, сантиметров на восемьдесят. Желая узнать его глубину, я бросил увесистый камень. Раздался глухой скрежет, и вода вдруг схлынула, видимо через открывшийся где-то шлюз, обнажив дно штольни, словно приглашая меня спуститься и миновать это место. Я попасть туда не мог и довольно долго стоял в раздумьях. Внезапно вода начала резко прибывать, и подвал и штольня оказались залиты водой прямо под уровень решетки.

– Это несколько напоминает водосливной бачок, – проворчал владыка. – Вы уверены, что это ловушка?

– Ну, это, конечно, предположение. Представьте, злоумышленник проникает в подвал, скажем, выпиливает часть решетки и спускается вниз. Воды там примерно по пояс, но попав на «плавающий» пол, непрошеный гость нажимает на спрятанную педаль, срабатывает секретный механизм, и вода уходит через открывшийся шлюз. Тогда сквозь узкий коридор можно попасть в «Тайная тайных». Однако надо спешить: ушедшая вода частично сливается в запасной резервуар, там она заполняет ковш, который приводит в действие другой рычаг, который возвращает на место заслонку шлюза, и подземелье за несколько минут снова наполняется водой до самой решетки, а лишняя вода отводится через запасной рукав. Весь цикл, до тех пор пока вода достигает начального уровня, занимает минут сорок.

– Значит, это устройство охраняет путь в тайник?

– Я почти уверен в этом. В этой местности все еще помнят легенды о сокровищах, спрятанных под монастырем. В глубине холма есть множество пещер, где могут почивать древние «поклады». Возможно, что и завещание старца Досифея, которое нам предстоит вскрыть во время торжеств, имеет отношение к этому месту.

– В монастыре кто-нибудь знает о подземельях?

– Из нынешних монашествующих – вряд ли. У нас в основном молодые, из городов. К тому же спускаться в подвал смертельно опасно. Несколько столетий монастырь хранил эту тайну, и ни у кого за все годы недостало дерзости проникнуть в подвал...

– Вы сказали, что ловушка была построена еще при Никоне? – напомнил владыка Валерий.

– Да, это сооружение было зачем-то необходимо тогдашним насельникам монастыря. Я разыскал и давнее бытописание Сосенской обители времен Смуты и Раскола. В споре между раскольниками и последователями патриарха Никона родник играл роль своеобразного трофея. В монастырских летописях сохранились записи о настоящей войне между раскольниками и никонианами. Некоторое время они обитали под одной крышей. Обычно религиозные споры оканчивались потасовками и даже кровавыми ристалищами. Однажды церковный сторож запустил горящей кадильницей в голову настоятеля, который решил править службу по-новому, произошла всеобщая драка с жестокими увечьями. После этого в роднике впервые исчезла вода. Раскол ширился и обретал новых сторонников. Тогда-то, возможно, и было построено это сооружение не без привлечения сведущих в механике иностранцев, о чем есть указание в расходной книге монастыря о выдаче ста двадцати пяти рублей золотом мастеру из Немской земли Брандту Хею.

Из хроник следует, что этот «лютер» прежде того установил в Коломенском теремном дворце «серебряного болвана» для царя Алексея Михайловича Тишайшего. Механический стражник охранял покои государя и даже стучал алебардой, приветствуя царя. Ради потехи на него выпускали медведя, и зверь уходил, тяжко израненный. В царской бане механический слуга неутомимо работал березовыми веничками, чем очень радовал Алексея Михайловича, но недолго. «Серебряный болван» сгорел во время пожара в Коломенском.

– Не странно, что самый православнейший царь из династии Романовых обратился к услугам «лютера»?

– Ничего удивительного. Все, что историки приписывают царю Петру, имело исток в царствовании его отца, Алексея Тишайшего. И царство его было не менее громким и кровавым, чем у его сына Петра. Последствия сказываются до сих пор. Судите сами: драма раскола и кровавое восстание Разина. А ведь этот воитель сначала ревностно служил царю, пока за случайную провинность не был казнен его старший брат. Такой кровавой внутренней распри Русь еще не знала. Добавьте сюда повальную алкоголизацию посредством открытия «Царевых кабаков». В довершение всех бед на Русь хлынула волна иностранцев. С запада шли бездомные вояки. С востока толпой текли «ученые греки». Воспользовавшись услугами «царского механика», сторонники патриарха Никона получили верный козырь в борьбе со старообрядцами. «Затопляемая комната» – одно из изобретений европейских «каменщиков-масонов» для охраны наиболее важных тайн. Тот, кто знал тайну этого подвала, тот владел «ключом» и в прямом, и в переносном смысле.

– Ключ жизни... – задумчиво произнес владыка Валерий.

– Вот именно! После того, как я устроил потоп в подвале, – настоятель впервые улыбнулся, – воды в Досифеевой скрыне заметно убыло. Верующие были обеспокоены. Я провел молебен и в тот же день снова спустился в подвал, и не нашел ничего лучшего, как бросить еще один камень. И что же? Родник ожил почти сразу! Я уверен, что механизм не только перекрывает воду в Досифеевом роднике, но и восстанавливает подачу.

– Это точно? – почти испуганно спросил владыка.

– Скоро мы это проверим, – с детской улыбкой ответил отец Нектарий.

Пройдя немного по тропе вверх и оказавшись у западной стены монастыря, все трое подошли к металлической ржавой двери с облупившейся масляной краской. В сорок третьем на холме, как на доминирующей высоте, была организована долговременная огневая точка, но немец сюда не дошел, и этот бункер никогда не использовался. Настоятель срезал монастырскую печать с лучистой восьмиконечной звездой и отомкнул ключом массивную сварную дверь.

– Значит, в подземельях есть проход в «Тайная Тайных»? – осторожно напомнил владыка.

– Без карты любой злоумышленник, турист или случайный бродяга сейчас же заблудится и, в лучшем случае, сделает огромный круг. Единственный экземпляр карты хранился под алтарем, вместе с завещанием Досифея.

– Кто и когда составил эту карту?

– Все тот же немецкий мастер. Вероятно, он выполнил поручение тогдашнего настоятеля. Карта хранится в моем сейфе в строгом секрете. Я собственноручно скопировал ее, и сейчас она со мной.

– Вы вскрывали завещание? – осторожно спросил владыка Валерий.

– Как можно? По регламенту это должно произойти при стечении народа в день торжеств...

– У вас есть предположения, что в этом завещании?

Настоятель пожал плечами.

– В любом случае, это святыня, заповеданная нам Досифеем-чудотворцем.

Настоятель развернул копию карты, и, сверяя маршрут, священники двинулись в подземелье. Тит шел впереди, разгоняя мрак синим фонариком. Пройдя уже довольно долго, миновав несколько развилок и ответвлений, владыка и настоятель очутились в камере с низким потолком, часть пола занимала ржавая решетка с узкими косыми ячейками.

– Это и есть вход в «Тайная Тайных», – гулким шепотом пояснил отец Нектарий.

Под решеткой плескалась темная вода. Настоятель перекрестился и сделал нерешительный шаг к решетке, словно опасаясь переступать невидимую черту.

– Решетка на месте, замки не тронуты. Сквозь ячейки и ребенку не проскользнуть.

Он обвел фонариком кирпичную стену и углы.

– Что это? – воскликнул владыка Валерий. – Вон там, у дальней стены! Похоже на букву!

Над решеткой, поверх кирпичной кладки был неровно процарапан угловатый знак, похожий на рогатый ромб.

– Да, действительно... Буква. Нет, скорее это некое начертание. Такого нет в кириллице и ни в одном другом древнем уставе. Похоже на сплетенные зигзаги молний. По-моему, это скандинавская руна.

– Нет, это скорее примитивное изображение рыбы. Кто мог нацарапать ее?

– Тот, кто в ночь на двадцать второго июня устроил шум в подвале. Но рыба – символ Спасителя! – С надеждой сказал настоятель. – Кто, как не он, уловил в словесные сети рыбаков галилейских, пообещав, что сделает их ловцами человеков? Рыба есть прообраз бескровной трапезы, недаром пятью рыбами и пятью хлебами накормил Христос пять тысяч человек.

– Все мы рыбки в пучине жизни, – подал голос Тит.

– Ну-ну, – примирительно пробурчал владыка. – А вам, ваше Высокопреподобие, надо срочно провести расследование в монастыре. К происшествию наверняка имеет отношение кто-нибудь из братии: кто-то же заходил сюда и даже нацарапал на стене «рыбу». Особливо проверить новеньких. Скажите, мы можем попасть во внутренние галереи?

– Для этого понадобятся акваланги и инструменты для распиливания решетки, – слабо улыбнувшись, пошутил настоятель. – Но мы должны быть спокойны: вода и решетка надежно охраняют подземелье.

– Тогда почему вчерашней ночью сработал механизм?

– Может быть, сорвался камень и привел в действие ловушку. Посмотрите, здесь полно обвалившихся кирпичей.

Выбрав выпавший из стены увесистый камень, отец Нектарий сделал шаг к решетке.

– Еще не время, – остановил его владыка Валерий. – Сначала надо провести молебен.

– Молебен?

– Не будьте ребенком, батюшка. Молебен надо пропеть до того, как вода вернется. Народу нужны чудеса.

– Русь погрязла в новом язычестве, – вздохнул настоятель.

– Вот-вот! Именно чудеса когда-то способствовали добровольному обращению язычников. Надо почаще листать церковную историю, отец Нектарий. Она полна поучений для нас, грешных. Известно, как встретили русские варвары греков-миссионеров. Что могло потрясти воображение дикарей? Только чудо! И один из святителей явил это несколько дерзкое чудо. Он бросил в костер само святое Евангелие, и оно не сгорело, напротив: пламя в костре угасло!

– «Шерсть саламандры», – едва заметно усмехнулся отец Нектарий. – Кому, как не ученым грекам, была известна тайна «греческого огня» и прочие фокусы. Асбестовые волокна: «шерсть саламандры» защищают от горения, и книга, переплетенная в такую ткань, может долгое время лежать в огне безо всякого вреда.

– «Шерсть Саламандры»? Пустяки! К добру можно и понудить...

Все трое неторопливо двинулись в обратный путь. Подземелье жадно ловило шелест шагов и негромкие голоса.

– Кнутом загнать человечество в счастье? – с печальным укором шептал отец Нектарий, но повеселевший владыка не слышал его.

Покидая подземелье, владыка Валерий выстраивал новый довольно дерзкий план. По Божьей воле в его руки попал бесценный ключ к чуду, а без капельки чуда все мероприятие с разливом монастырской воды – лишь мирская возня вокруг барышей.

Если под монастырем существует старинная водораспределительная система с выходом на святой родник, то раба Божья Ангелина – у него в руках. Воды Досифеева родника будут исчезать во дни скорби и поста и бить с новой силой во время церковных праздников, являя простым верующим сердцам долгожданное знамение. Ничто не делает человека столь счастливым и детски доверчивым, как внезапное чудо. Монастырь получит приток паломников, а с ним подымется и епархия.

Но всякий поворот судьбы таит подвох, если не оценишь урока. Может статься, что настоятель ошибается, и «ловушка Никона» не имеет отношения к роднику, тогда, наоборот, сам владыка окажется в руках Плотниковой, с ее бизнес-планами на Досифеев родник. Они были взнузданы одной вожжой. И один без другого не смели подступиться к запечатанному кладезю. Ввиду этого владыка Валерий вынужденно терпел ухарские замашки Плотниковой.

Когда в его покоях, где посетители строго отцеживались охраной и фильтровались через секретариат, появилась курящая, крашенная под блондинку дамочка в «английском» костюме с короткой, не прикрывающей «голяшки» юбкой, владыка сначала опешил. Он привык к смиренным келейницам с рано состарившимися лицами. Они ухаживали за его дачей, следили за порядком в покоях, были бесшумны и едва заметны. Геля ворвалась в его покои, как вихрь, с запахом легких сигарет и облака дорогих духов. От «пожирательницы мужчин» шарахались скромные юноши из секретариата, а пожилые сельские батюшки торопливо крестились, встречая ее в коридорах резиденции.

Но владыка быстро привык к ее визитам и светскому, запанибрата, обращению со своей персоной и даже находил удовольствие в ее приездах, при некотором вынужденном однообразии своих контактов. Но до сих пор Геля не переступала невидимой границы, того четко очерченного круга, который ей не следовало нарушать.

* * *

Трое священников энергично продвигались к выходу из подземелья. Отец Нектарий ежеминутно заглядывал в карту, выбирая наиболее короткий путь, и они удачно миновали развилки и слепые «аппендиксы». Ландшафт подземелья изменился. Они шли вдоль коридора, выложенного старинным красным кирпичом. Стены арочного подземелья были изрыты узкими углублениями, похожими на полки.

– Мы рядом с древним кладбищем, – пояснил отец Нектарий.

Ниши-склепы были заготовлены еще при первых насельниках монастыря для похорон братии, но этот обычай так и не был исполнен. Склепы были пусты и местами затянуты белесой паутиной.

Тит шел впереди, громыхая ботинками. Во тьме его феноменальный нюх еще более обострился. Запах древесной гнили от рассыпавшихся дубовых крепей окружал его, как плотные облака. Тончайший аромат заставил его вздрогнуть и остановиться напротив ниши, прикрытой заслонкой из свежей фанеры. Целый склад фанерных обрезков лежал на хозяйственном дворе монастыря. Тит сдвинул заслонку. Сложнейшая симфония ароматных смол, драгоценных масел, юной кожи и душистых, как весенний лес, волос коснулась его ноздрей, просочилась до тончайших альвеол обоняния и оглушила изнутри. Тит опустился на колени и заглянул внутрь склепа. В норе белел длинный, туго спеленатый сверток.

Тит без усилий вынул сверток и осторожно отвернул край белого полотнища.

– Девка, – эхом рассыпалось под сводами.

– Что это? О, Господи... – выдохнул отец Нектарий.

Потрясенный владыка молча созерцал страшную находку. В скрещенном луче фонариков лицо покойницы дразнило обманчивой жизнью, на прозрачно-восковых щеках дрожали тени ресниц, под ними влажно поблескивало.

Тит хотел опустить покров ниже, но владыка остановил его руку. На простыне, в которую было обернуто тело, синела восьмиконечная звезда. Эту печать собственноручно ставил монастырский келарь, прежде чем выдать в пользование новое белье.

* * *

В тот день в монастыре обед был подан позже обычного. Виноваты в этом были обмелевшая жила Досифеева родника и утонувшая в колодце бадья. Воду пришлось привозить в цистерне. Невзирая на эти происшествия, обед был по-монастырски добротен и вкусен, но настоятель и владыка Валерий отказались от трапезы, и Тит обедал за троих. Настоятель отдыхал в высоком старинном кресле. Владыка Валерий с удивлением глядел, как торопливо, с судорожной жадностью ест Тит.

За ушами у Тита хрустели и перекатывались упругие шарики, кончик носа хищно подергивался.

– В мирских корень всех зол – сребролюбие, а в монахах – объедение, – задумчиво сказал владыка Валерий. – Ешь, ешь, Титушко, не стесняйся, чадо мое, запасай силы.

Владыка погладил Тита по рыжеватым волосам. Они клочками покрывали не только толстую бугристую шею и грузные плечи Тита, но и все его тело под широким подрясником.

– Вот Титушка служит Господу и мне, грешному, не помышляя о повышении. В то время другие норовят вырвать кус пожирнее да хватить побольнее. Одно в нем плохо, ест много и бздит громко. Так и не смог его отучить, – вздохнул владыка. – Но зато уж верен мне! Благословлю, так он и в огонь сиганет, не задумываясь.

Оторвавшись от еды, Тит важно кивнул.

Отец Нектарий не слышал обращенной к нему речи. Прикрыв изможденные, слезящиеся глаза, он неотступно думал о девушке в подземелье.

– Так вот что искал милиционер! Эту девицу уже разыскивают, – прошептал он едва слышно, – и если найдут тело, обернутое монастырской простыней...

– Скоры вы мыслями, батюшка! – зловеще заметил владыка Валерий. – А я уж думал, не догадаетесь... Никакой милиции не надо! Шуму не поднимать! Дело решим келейно.

– Как это келейно? – прошелестел отец Нектарий.

Из глаз его привычно полились слезы, и он вытер их по-детски – рукавом подрясника.

– Никому ни слова! Начнем со строгого расследования среди своих, но без огласки. Монастырь нужно оградить от всякой молвы и слухов. В наших обстоятельствах любой шорох, любое нестроение обернется хулой на всю Матушку-церковь.

– А девушка?

– Что девушка? Этой несчастной уже не помочь, волей-неволей она участвует в грязных кознях. Труп подбросили в монастырский подвал, чтобы опорочить монастырь и всех нас втоптать в грязь! Покойницу надо как можно скорее убрать с территории монастыря и забыть об этом прискорбном случае.

Тит захрустел громче, выражая свое одобрение неутомимым движением челюстей. Не в силах слышать эти нечеловеческие звуки, настоятель встал и, крестясь, двинулся к двери.

– Ступайте, ступайте, отче, отдохните. Утро вечера мудренее, – напутствовал его владыка Валерий. – Жду вас вечером, сразу после службы.

Глава 8

Тайные страсти донны Бес

Скоро каждый чертик запросится

Ко святым местам.

А. Блок

Наезжая в Сосенцы, знаменитая Геля Плотникова занимала трехместный номер люкс в местной гостинице «Северяночка», не отмеченной ни одной «звездой». Чудила же Геля вполне по-звездному, заставляя всякий раз менять мебель.

Спальня как обычно была заставлена вазонами со свежими цветами, шумно работал кондиционер, но напитки и даже вода в кранах, наперекор северной природе, были отвратительно теплыми. Геля металась по спальне и, как запертая тигрица, искала выход из клетки. Наконец выход был найден: зеркало, льстивый утешитель, стерегущий вход в опасные лабиринты. Геля прогнулась, втянув живот, приподняла и сжала ладонями маленькие груди и заскулила. Подошла ближе, плотно прижалась к ледяному стеклу, с отвращением оглядывая свое лицо. Оно казалось собранным из случайных, плохо состыкованных частей, такое нестроение[2] иногда случается с «честным зерцалом» после дюжины косметических операций. На щеках Ангелины тлели малиновые пятна.

Тело выглядело моложе лица, сухощавое, нервное, как у вышколенной борзой. Со злобной насмешкой она припомнила то количество «зеленых», вбуханных в эту «мясную лавку». Но своего Геля добилась. Всякий, кто видел ее впервые, сейчас же с легким испугом вспоминал знаменитую поп-диву, которую в церковных кругах звали не иначе, как Донна Бес. Эта донна, известная своими сатанинскими выходками на сцене, была тайным кумиром Гели, и внешне Ангелина все больше походила на эту вертлявую куклу, которую распяливает на гвоздях и дергает за ниточки адский Карабас-Барабас.

«А этот кобель все равно гоняется за молодыми!» Час назад платные соглядатаи представили ей отчет о поведении интересующего ее «объекта». Неприятности шли на Гелю со всех сторон. Коварство природы и подлость людская возглавляли этот парад. Накануне пуска завода в Досифеевом роднике исчезла вода. Впрочем, родник был Геле не нужен, – по данным георазведки, подземное море третичного периода обеспечило её на три тысячи лет. Древнее море было обширно и глубоко. Воду вполне можно было качать и в подмосковных Мытищах, но там хватало своих устроителей, ведь водяной бизнес – это далекий прицел!

Наукой до сих пор точно не установлено, почему незадолго до кораблекрушения с корабля уходят крысы. Великое предвиденье даровано этим тварям, не самым любимым людьми и Господом. Бизнесмены тоже имеют напряженный нюх на опасность и выгоду. Вода – вот валюта будущего: чистая, прохладная, насыщенная йодом и жизнетворными солями. На изгаженной, ограбленной планете она вот-вот станет дороже золота. Розовое младенчество и бурная молодость, опытная зрелость и дряхлая старость – все нуждаются в волшебном эликсире, которого становится все меньше. Предвидя эти черные для человечества дни, Ангелина уверенно смотрела в будущее. Она отхватила право на родник в жестокой схватке, чуть-чуть освященной текстами Второзакония. Грядет война за чистую воду. Апокалипсический прогноз сбывается. Звезда Полынь отравой падает на источники вод. Битва за воду скоро станет борьбой за жизнь! И она, Геля, может стать генералиссимусом на этой грядущей войне или, по крайней мере, командующей резервным фронтом. Местное население, задушенное наркотой, техническим спиртом и недоеданием, скоро изойдет под корень. По тайной статистике, задорого купленной Плотниковой у самого Шпалеры, каждый третий житель Сосенец значился как наркоман, больше половины населения страдало алкоголизмом. В крошечном городке было зарегистрировано триста больных СПИДом, среди них – двенадцать грудных младенцев. Это никуда не годилось. Узнав о плачевном состоянии местных кадров, Плотникова выкупила брошенное общежитие и так плотно заселила его китайцами, что местные просто диву давались, как в небольшом бараке помещаются тысячи раскосых «ходи» и целый рой желтолицей обслуги «водяного дела».

Из всего, чем богата эта земля, Ангелине был нужен только источник. И даже не он сам, а его легенда: раскрученный за шестьсот с лишним лет брэнд. Запустив свое производство с молебнами и колокольным звоном, она могла подмешивать любую воду, но для первого сувенирно-парадного разлива и для заказанной презентации ей нужна была именно досифеевская вода. Родник иссяк перед самим запуском завода, и это было дурным знаком, даже для несуеверной Гели. О, она сумела бы оживить затихший родник, у нее достало бы и сил, и денег, и отваги, чтобы явить это чудо, если бы не еще один удар, обесцветивший ее надежды и лишивший ее мечту аромата.

Геля бросилась на огромную лежанку и завыла.

«Уничтожу, прикажу, и его будут пытать у меня на глазах на средневековой дыбе. Я брошу его в железную клетку! Убью! Убью! Нет, лучше ту молоденькую сучку, от которой свихнулась вся съемочная группа. Кто бы он был без меня? Шваль, захолустный актеришка, заштатный фигляр без ролей и перспектив, какими забита вся Тьмутаракань!»

Она капитально вложилась в этого актеришку и за полгода влила в Ромашечку целое состояние. Она заказала фильм с Романом Чеглоковым в главной роли, наняла сценариста, заплатила режиссеру и на весь белый свет распиарила его имя, потеснив экранных баловней. Она приволокла в этот городишко киностудию, и все ради того, чтобы он был рядом пока она хлопочет о делах. Для собственного спокойствия она наняла детектива, доносившего ей о каждом вздохе Чеглокова, и несколько недель она была спокойна, счастлива и успешна в делах.

Впервые она увидела Чеглокова на фестивальном просмотре в кадре с «обнаженкой», и внутри сладко заныло, защекотало, заскулило. Ангелина ожила, как после долгой засухи, и зацвела поначалу робкими, но потом все более яростными желаниями и мечтами. Она навела справки и убедилась, что «мастер эпизода» неустроен и нищ, но при этом склонен к жизни взаймы, к роскоши и бабам. Она вызнала его слабости и тайны, его любимую марку вина и прочие предпочтения. Затем сменила стилиста, откачала жир и заплатила все долги Чеглокова. «Ромашка» оказался покладистым и добрым малым. Она быстро очаровала его своей щедростью, а некоторые огорчения возраста Чеглоков легко прощал «мамусику». И она многое простила бы ему, кроме той девчонки с длинной золотой косой, которую видела на съемках лишь мельком. Конечно, и Роману нелегко среди всего этого кордебалета, где любая статистка в минуту готова скинуть шорты.

Но именно он, Роман, дарил ей драгоценные наркотические минуты, когда в нее вселялась сама Донна Бес, и истрепанная бабенка мадам Плотникова обращалась в демона искушения и женской похоти, и Ангелина цеплялась за эти крупицы остатками нервов и своим последним чувственным волнением. В некотором смысле, Ангелина давно перестала быть женщиной и, обладая внешними признаками принадлежности к слабому полу, изнутри была похожа на боксера, с лицом, расплющенным от ударов, и блестящим от пота торсом. Она, как бойцовый пес, рвала соперников по бизнесу, уходила от ревущей своры УБОПа и, очумев от погонь, схваток и засад, бросалась на Чеглокова. Она задаривала и закармливала его, таскала по шикарным тусовкам, стерегла, боясь оставить шаловливое чадо без присмотра хоть на минуту. Хорошенько напоив и заказав для него в стриптиз-баре «приватный танец», тащила его к себе на Тверскую, где выкручивала, как тюбик с зубной пастой. Она отвоевала Ромашку в жестокой битве с чужой молодостью, обласкала и завалила роскошью, но ее не в меру прыткий элитный скакун все еще бил копытом в стойле, своевольно косил на сторону, нервно грыз удила и нагло норовил сбежать от благодетельницы.

В лучах «лимонного заката» женщины невольно начинают жить лирическими воспоминаниями. Позади Гели было пусто. Что видела она во дни розовой юности? В этом стоило разобраться подробнее. Свою карьеру Плотникова начала комсомольской активисткой образца восьмидесятых. Прическа «под Сэссон» и туфли на высокой «платформе». Душные, щелкающие статическим электричеством «кримпленовые» платья с накладными карманами, танцы под «диско», «воздушная кукуруза» и двухкопеечные членские взносы с печатью об уплате. О, безвременно почившая комсомольская юность! Принцип демократического централизма, как символ комсомольской веры, райкомовские храмы, ангелы во плоти за столом, покрытым красным сукном, и литургия верных в священные советские праздники. Ее крепкое как орешек тело, бесстыдные с ранней юности глаза и крашенная перекисью грива цепляли внимание мужского партактива. Быть бы ей со временем в партийных верхах, но тут грянула перестройка, и пресловутые райкомовские баньки, по распущенности не уступающие римским термам, наскоро переквалифицировали под нужды иных хозяев. Ее языческие жертвы комсомольско-партийной Астарте оказались напрасны. Но последствия сказались. Плотникова навсегда утратила способность к деторождению, и ее душевное нутро напоминало выжженную пустыню...

Звонок охраны сообщил ей, что в вестибюле гостинцы объявился Чеглоков.

Ангелина налила водки и выпила залпом.

– Ангелок! Как я рад тебя видеть. – Чеглоков влетел в номер, на ходу расстегивая рубаху на курчавой груди. Непроходимый дурак, он был чертовски красив, но так назойливо ярок, что вызывал у мужчин понимающую ухмылку.

– Скотина, – процедила сквозь зубы Ангелина. – Я все знаю. Спал?

– Ничего не было, ну, правда же, ничего! – трусливо заныл Чеглоков. – Ну, так приударил, без продолжения, пьяный был.

– Смотри же. – Ангелина сжала ладонями лицо Чеглокова.

Его глаза беспокойно забегали; значит, все-таки «было», но снежная королева уже плавилась под сжигающим дыханьем самума и была вынуждена сменить гнев на милость.

– Потерпи немного, Ромашечка, – лепетала Ангелина, словно сюсюкая с младенцем, уже готовая «дать ему грудь». – Еще полгодика, и мы будем по-настоящему богаты. Представь, каждый квартал «Родник» будет давать миллиард рублей чистой прибыли, и все это по высочайшему благословению, минуя налоговиков! Мой мальчик, к Рождеству я куплю тебе остров, целый остров в Эгейском море!

Подобно самкам хищников, волчицам или тигрицам, таскающим потомство из одного логовища в другое, Ангелина жила инстинктом страха и жаждой полного обладания. Как сладко будет после трудов и треволнений умыкнуть Ромашечку на остров...

Она нетерпеливо елозила бедрами, ожидая благодарности. Но Роман медлил, как громом пораженный, он представлял, что его ожидает в близком будущем. Он живо нарисовал себе греческий остров, одинокую белую скалу: мужской монастырь, откуда по древней традиции будет удалена всякая живность женского пола, включая невинных беленьких козочек. Ангелина будет навещать его на собственном самолете. Нет, лучше бы его посетил тайфун или цунами, «последний день Помпеи» или случайная ракета Хезбаллы. Чеглоков вздрогнул и обмяк, как сдутый шарик.

Прослыв изысканным женским ценителем, он был на самом деле «прост, как правда». В глубине души, хотя, если честно, его душа не имела никаких глубин и извилин, Чеглокову нравились толстухи безо всякого выражения на лице. А уж после Ангелины он был готов посвататься хоть к одинокой «скифской бабе», лишь бы его хоть ненадолго оставили в покое. Но затерянный остров! Это уж слишком. Он лихорадочно соображал, что делать дальше. Еще немного, и миллиарды Плотниковой обернутся удавкой на его загорелой шее. Своего внутреннего зверя он привык выгуливать, где и когда вздумается. Сейчас этот внутренний зверь: жеребчик, полный сил и жажды свободы, тоскливо ржал.

– Одевайся! Только быстрее, умоляю. – Ангелина почти задыхалась от страсти.

Чеглоков послушно скинул джинсовую пару, достал из шкафа бархатный камзол, рубаху с кружевными манжетами и высокие ботфорты.

Для их костюмированных любовных игр Геля одевала его то в костюм голландского шкипера, то в алую рубаху палача, и Чеглоков подчинялся ей с легким испугом, гадая, что ждет следующей ночью: рыцарский доспех со стальным гульфиком или костюм самурая. А вдруг ему придется ублажать меценатку в маске Бен Ладена или «Горби»?

Ломая ногти, он застегнул на груди узковатый «петровский» камзол, насадил на потный лоб треуголку с перьями, сунул в зубы трубку с янтарным мундштуком.

– Нет, сегодня не это! – Скомандовала Ангелина. – На, переоденься...

На кровать упал костюм Стеньки Разина, копия того, что он надевал на съемках. Польский кунтуш алого бархата с золотым шитьем. Широкие, как Черное море, казацкие шаровары, сафьяновые сапоги с тиснением и мерлушковая папаха.

Едва застегнув перламутровые пуговицы, Чеглоков преобразился, точнее мгновенно включился в роль. До чего щедра на таланты русская земля! Случайно извлеченный на свет Божий, выпивоха и бабник Ромка Чеглоков неожиданно оказался актером с таинственно большим дарованьем. Именно актерство спасало его в трудные минуты, когда он мастерски исполнял роль огненного змея, любостая, сжигающего изнутри изголодавшуюся по ласке бабенку.

Но сегодня он был встревожен и напуган, и его «второе я» – не меньше: «Мартышка, он всего лишь мартышка, нанятая на деньги свихнувшейся бабы. Ее раб, крепостной актеришко, играющий роль то царя всея Руси, то безбашенного разбойника Степки». В последнее время его пугал демонический блеск в глазах Ангелины. Почему он должен расплачиваться за всех? За фильм, отснятый Версинецким, его бред о Каннах? За сутолоку и непотребство на съемочной площадке, за актерские ужины в ресторанах, на которых ему запрещено напиваться, чтобы не выйти из роли?

Нет, не словить Ангелине Стеньку! В народе Разин прослыл колдуном, и Чеглоков знал множество баек про своего героя. Однажды Разина все же поймали и бросили в каземат, тогда нарисовал он углем на стене тюрьмы лодку и волны и в тот же миг очутился на Волге под разбойничьим парусом.

Чеглоков затянул широкий шелковый пояс, взял в руки тяжелый, почти настоящий палаш и заглянул в магическую изменчивую глубину. Из зеркала, насупив брови, на него смотрел волжский разбойник и злодейски подмигивал. Чеглоков повел плечами, крякнул, отер несуществующие усы и заломил набок шапку. Стенька повторил все его движения. Из зазеркалья грянули звончатые гусли, заныли сопели и дудки рожечников, а незримый казацкий хор затянул любимую песнь атамана:

На-а-летели ветры злы-ы-я,

Ой, да с восточной стороны-ы-ы!

Силы русские, немереные, разбойничья удаль и злая печаль рвались наружу. В следующую минуту Разин в зеркале избоченился, заломил шапку набекрень и ударил по зеркалу палашом, так что Ангелина едва успела отпрыгнуть от осколков. Бледное отражение Стеньки исчезло навсегда, и Плотникова оказалась один на один с неприрученным и диким атаманом.

– Сарынь на кичку! Прощай, моя ясная кралечка, – пьяно всплакнул Стенька и уронил чубатую голову на грудь.

Но тут же приободрился и заговорил, видимо, давно разученный текст с невыразимой тоской и смиренной любовью. Гусли-самогуды из зазеркалья вторили ему чувственной дрожью:

– Волга, Волга! Мать, родная! Два года осыпала ты меня своими милостями, приносила мне золото пригоршнями, жемчуга бурмицкие кидала шапками, соболей да седых лисиц, что стога, метала и всякия богатства дарила без меры. Чем мне тебе отплатить, благодарить? Возьми же из всего, что я имею, самое дорогое и самое милое, лучшую часть моей добычи, мою неоценимую кралечку!

В следующее мгновенье Разин высоко поднял визжащую от ужаса Ангелину, так что треснул в плечах бархатный кунтуш, и с размаху швырнул меж пуховых подушек в шелковые волны кровати. Барахтаясь на широком ложе, она словно пыталась плыть, протягивая руки к своему кумиру, но атаман перевернул лежанку, разбил окно и сиганул вниз!

В рыхлой цветочной клумбе остался отпечаток мужского тела впечатляющих размеров.

Глава 9

Пещера нимф

В той горе, во тьме печальной...

Уже за полночь, разнеженный банным теплом, Егор стал собираться обратно в Москву. Поцеловал погрустневшую жену.

– Заночевал бы, – попросила она.

– Прости, не могу... Потерпи, Аленушка, немного осталось...

– Анчара покрепче привяжи, чтобы за тобой не увязался, – попросила жена. – А фонарик зачем берешь? И веревки?

В этих мрачных, на ночь глядя сборах, Алене чудилась беда, и она с древней бабьей тревогой следила за мужем.

– Прощевай, жена, без меня не балуй! – невесело пошутил Севергин. – Вот вернусь, отстроимся и заживем, мать!

Едва коснувшись заветной мечты Егор внутренне ожил. Будучи человеком нового времени, он мыслил масштабно и смело. Весной он насадит сад, распашет угодья до Забыти, выкопает рыбный пруд и заложит пасеку. Мечта о родовом поместье, оазисе счастья и благополучия, казалась близкой и осуществимой. Конечно, кредита в банке хватит в обрез, но он все же обязательно купит верховую кобылку и, как «с картины генерал», будет триумфально объезжать «участок». Грудь распирало под натиском этой мечты. О том, что за зиму в районе охотники за металлом дважды срезали провода высоковольтной ЛЭП, и в тусклых стариковских хибарах гасли даже «лампочки Ильича», о том, что по округе шныряют мобильные банды кавказцев, а леса и озера полны безработных браконьеров, он старался не думать. А задуматься бы не мешало. В свете таких перспектив, охрана родового Эдема посреди обезлюдевшей и заросшей сорняками округи будет под силу разве что Архангелу с огненным мечом. Но увлеченный светлой мечтой о собственном «русском рае», Егор не желал пятнать радужный остов будущего страхами, опасениями и скаредными подсчетами.

На прощание Алена перекрестила его грудь и трижды поцеловала.

В сумерках белой ночи Егор ехал с погашенными фарами через поле и пересохшую речную балку. На окраине Царева луга он остановил машину и оставил под навесом высокой ветлы. С этой стороны Утес отбрасывал широкую лунную тень, и Егор уверенно двинулся туда, где днем Анчар обнаружил пролаз в ограждении. Прячась за кустами от возможных камер наблюдения, он прошел вытоптанную полянку, где пес завалил охранника, и двинулся по склону вверх, карабкаясь с уступа на уступ. За кустами терновника, под широким камнем, вросшим в склон, Егор нашел едва приметный узкий провал-штольню, тот самый, где когда-то играл пацаненком. «Пещера нимф», «Великий Пан»? Откуда это? Ах, ну да, стихи, которые читала хрупкая барышня.

Рядом с лазом росла приземистая кривая сосенка, к ее корням была привязана новая прочная веревка. Вероятно, ее привязала девушка или тот, кто знал тайну ее исчезновения. На дне лаза Севергин засветил яркий фонарик и двинулся по узкому коридору в глубину горы. Воздух здесь хорошо продувался. Когда-то из этих пещер вынимали известняк для собора. Штольни, сети галерей и искусственные выработки соединялись с естественными ходами.

Егор шел вдоль русла древней старицы. Вскоре подземелье разошлось на два рукава. Севергин обследовал правый. Через час ход круто оборвался, внизу под карнизом плескалась вода. Он вернулся и на этот раз пошел вдоль другого русла, расставляя отметины на его известковых берегах. Под ногами захрустела стеклянная «щетка», значит, он попал на старые соляные выработки. Стены подземелья искрились, как новогодний иней. В старину монастырские крестьяне добывали здесь соль, пока выработки не опустели. В широких, вырубленных в скале нишах все еще попадались остатки широких ступальных колес и лебедок. Севергин находился почти под монастырем, но очень далеко от поверхности. Здесь было по-зимнему холодно, но разогретый движением, он не замечал этого. Слабый звук родился и замер в глубине горы. Егор резко остановился, вслушиваясь в мертвое молчание пещер. По телу скользнул озноб. Такое бывало с ним в армии, когда в ночном наряде обходил КСП. Тогда от не видимой во тьме опасности подрагивали поджилки, и мгла казалось живой, затаившейся, готовой к прыжку.

В сердце холма звенел слабый человеческий голос. Сдерживая дыханье, Егор слушал тихое монотонное пение. Преодолевая зябкую дрожь, он пошел на голос. Пение набирало силу, нарастало глухим рокотом. Впереди мелькнул огонек. Сквозь соляные выросты заиграл слабый свет, как от малой свечи, поставленной на пол. Робкий светоч был далеко, но ровный коридор, как труба телескопа, был направлен на этот огонек. Севергин погасил фонарик и двинулся к свету. С хрустом обломилась под ногой соляная «щетка». Свеча погасла. Он включил фонарик и прошел до конца рукава. На полу дымилась задутая свеча. Он достал мобильник и попытался набрать номер управления, но сигнал тонул в каменной толще.

В глубине горы стукнул камень, и Севергин ринулся на звук. В пляшущем свете фонарика качались стены и ходили ходуном старинные деревянные крепи и обрушенные балки. Раз или два он слышал тяжелые медленные шаги, и он почти нагонял невидимку, но всякий раз тот уходил одному ему известными ходами. Севергин приказывал неизвестному остановиться, но в ответ похохатывало эхо и замирало тусклым шепотом. Внезапный удар по темени рассыпался в мозгу снопом искр, яростная жгучая боль залила затылок, в ушах замер грохот обвала.

Звезда волхвов

Глава 10

Звезда волхвов

И умер я, и видел пламя,

Не виданное никогда,

Пред ослепленными глазами

Светилась синяя звезда.

Н. Гумилев

Ожидая отца Нектария, владыка Валерий поливал рослый фикус с огненной вспышкой бутона на верхушке.

Комнатные цветы были его слабостью еще со времен семинарской юности, за что его когда-то и прозвали «садовником». Ожидая настоятеля, он привычно возился с цветами. Владыка был спокоен и даже весел. Ближе к вечеру он провел молебен о схождении вод, и вскоре Досифеева скрыня ожила и наполнилась влагой. Отец Нектарий был прав в своих догадках о тайном шлюзе под решеткой. Во время молебствия Тит спустился в подземелье и привел в действие шлюз и рычаг, возвращающий воду. Но любое чудо нуждается в строгой дозировке: «Дайте слепому глаза, и он тотчас же попросит бровей. Стоит приоткрыть завесу тайны, и толпа сорвет весь полог. Если вода вновь исчезнет и опять появится после молебна, это может войти в привычку, а привычка убивает чудо!» – рассуждая о природе чудесного, владыка едва не залил фикус.

Настоятель Нектарий вошел со всегдашним легким поклоном, не поднимая скорбных глаз, словно стыдясь смотреть в лицо владыки. Да и сам владыка вовремя отвернулся к цветам. Чувствуя непривычное смущение, он медлил начать трудный для обоих разговор.

Нектарий даже покашлял укоризненно, поторапливая владыку: в монастырском распорядке время ценится дорого.

– Ваше Высокопреподобие, мне нужен ключ от дарохранительницы, – сказал владыка Валерий с непривычной мягкостью. – Я первым хочу осмотреть завещание...

После обретения мощей Досифея запечатанный ларец с его завещанием хранился в алтаре, внутри старинной серебряной дарохранительницы. В древности этот сосуд называли Сионом. Дарохранительница была изваяна в виде модели Иерусалимского храма. Она запиралась на ключ и опечатывалась большой монастырской печатью. И ключи, и печати хранились в покоях настоятеля.

До сих пор взаимные отношения владыки и отца Нектария регламентировались строгой дисциплиной и местом каждого в церковной иерархии. Но после находки в подземельях многое изменилось. Поэтому владыка был готов не только к возражениям и увещеваниям со стороны настоятеля, но и к прямому неповиновению, и заранее называл возмущение отца Нектария «бабьей истерикой». Но отец Нектарий молчал.

– Я обязан проверить сохранность завещания до того, как в монастырь съедутся важные персоны и пресса, – вкрадчиво продолжил владыка.

В настоятельском покое было тихо. Владыке Валерию даже показалось, что он один в комнате, лишь зудела и с лету бросалась на стекло большая сизая муха. Отец Нектарий молчал, и это молчание было его единственным сопротивлением перед неизбежностью. Он сознавал свою обреченность под напором епископа, но все еще продолжал безмолвную борьбу.

– Помогите мне, отец Нектарий, ведь вы здесь хозяин! – Этим льстивым возгласом владыка Валерий перекладывал на него всю тяжесть грядущей лжи.

На щеках отца Нектария стыли слюдяные полоски – следы скатившихся слез. С некоторых пор слезы заменяли ему молитвы. Они приходили сами в минуту всякого душевного волнения. За эти праведные слезы отца Нектария особенно любила паства. Надо быть практически святым, чтобы прослыть среди людей хотя бы праведником, и отец Нектарий уже почти приблизился к этой заповедной для всякого христианина черте. Всю жизнь исповедуя смирение, в эту минуту отец Нектарий смертельно скорбел, сознавая насилие над истиной. Он решительно покачал головой и перекрестился.

– Ключ! Мне нужен ключ, – напомнил владыка Валерий.

– Не делайте этого! – обреченно попросил отец Нектарий. – Вы можете повредить завещание.

– Дело не в завещании. Неужели не ясно, что труп в монастырском подземелье и исчезновение воды в роднике – нити единого заговора! Вчера мы были безоружны перед нашим тайным врагом, но сегодня мы обязаны опередить его. Вы представляете, чем мы рискуем? Нет, вы не представляете... Я в конце концов могу и приказать, но пока только прошу...

И настоятель сдался. Он провел владыку в свой кабинет, открыл сейф и достал из опечатанного конверта старинный серебряный ключ. Со стороны можно было подумать, что он все еще раздумывает, передавать ли его владыке, но владыка Валерий решительно вынул ключ из ладони отца Нектария и в одиночестве направился в Покровский собор. Из алтаря владыка собственноручно вынес тяжелый Сион и вернулся в покои настоятеля. Водрузив Сион на стол, он аккуратно срезал печати и вынул узкий длинный ларец, похожий на пенал. Сверху он был залит толстым слоем воска, чтобы сберечь его содержимое от сырости. В ларце лежали несколько темных от времени рукописных листов и кожаный свиток. Для начала Владыка достал листы и поднес к свету. Это было широко известное «Сказание о преподобном Досифее».

– Вот видите, отче, ничего страшного не случилось...

Иссохшая бумага зашелестела в руках владыки.

– «...И по сему бывшу бездождию великому, – читал владыка Валерий, – в окрестных местах три лета, не токмо же источником, но и рекам иссякнути от бездождия. И абие помолися святый и потрясеся место сие и соиде родии на источник воды неисчерпаемый и до днесь. И все приходящии людие приимаху от него воду на потребу себе...» Родии? Что такое родии? — прервал чтение владыка.

– Родией в древности звалась молния, – пояснил отец Нектарий. – Я и не знал, что слово «родник» связано с «молнией», а значит и с языческим Родом. Так вот откуда пошло название Громовый ключ! Этого нет в тексте основного сказания.

– Нет и не надо. Для нас главное, что Святой Досифей совершил заклинание влаги, подобно Моисею в пустыне, и спас этот край от засухи.

– Велика вера, что растворяет кладези, – вздохнул отец Нектарий. – Сие чудо нам в укорение. Иссякла вера, иссяк и источник.

– Ничто не иссякло... – Владыка отложил Сказание. – Уныние, ваше Высокопреподобие, есть тяжкий грех. Нам доверено вести корабль церковный в жестоком море ересей, безверия и откровенного богоборчества. И осаждают нас со всех сторон, и норовят вырвать кормило, и много мужества нужно, чтобы следовать заветам святых отцов наших...

Владыка Валерий вещал вдохновенно, виртуозно плел словесное кружево, пересыпая свои рапсодии перлами и самоцветами.

– Великий глад духовный точит Русь, оттого и потянулись люди к вере. Новые храмы открываются, старые обители оживают. Тут тебе, отец Нектарий, – непочатое поле, трудись, Пахарь Божий, сей семена веры, – в приватном разговоре владыка частенько переходил на «ты», – и народ тебя любит за слезы твои о малых сих. Да и обитель твоя на хорошем счету. Чистым сердцем и детской душой веруй и радуйся!

– Еще не пришло время радоваться, – ответил отец Нектарий. – Не видать пока великих побед на поле нашей брани. Сдаем мы свои рубежи. В приходах – склоки да бабьи сплетни, в монастырях среди монахов – лень и плоти угождение. Пастыри людей удержать не могут. Вот интеллигенция сразу после перестройки в церкви потянулась, а потом так же скопом и отхлынула.

– Что поделаешь? Не наша в том вина. Расеюшка – страна обрядная, и глубокой христианской веры в ней никогда не было. Ты об интеллигенции не плачь. Эта Саломея студодейная перед каждым новым Иродом плясать готова, как девка блудная, что по всем дворам подолом метет. Что ни день, то у нее новая игрушка: то буддизм, то йога, а веры вовсе никакой нет. А вера, батюшка, это потерянная при дороге золотая драхма. Без труда и послушания ее не отыскать. А послушание этой публике ох как не любо!

Будь доволен, что ушли. С умниками ты еще горя хлебнешь. Во всем тайное знание ищут. Кощуны еллинские и басни жидовские откуда-то откопали. Апокрифы всякие и отреченные книги неведомо откель достают, а простого послушания у батюшки нести не хотят. Пришла тут ко мне одна раба Божья: «Когда, говорит, женская лавра у нас откроется?»

«Откуда, ты, сосуд скудельный, о том узнала, али надоумил кто?»

«Читала я, ваше преосвященство, предсказание Преподобного прозорливца Серафима Саровского о том, что обязательно будет на Руси женская лавра».

Указал я той читательнице для начала в храме пол помыть, так она обиделась. Против этой публики надо нещаднее бороться, чем против блудников, ибо блудодействуют они разумом. Горе тому, кто соблазнит хотя бы одного из малых сих. А соблазн вот он, пожалуйста... Лавра женская! Это для мокрохвостых-то?

– Но ведь пророчество действительно существует. С этим-то как?

– А вот как. Пророчество пророчеству рознь. Одно можно в рамку на стену, а другое под сукно, до лучших времен. «Жена церкви да не учит!» – говорили святые отцы.

– Но ведь у ранних христиан и женщины служили диаконессами. И первый священнический чин для женщин был заведен.

– От баб зла много. Меня тут журналисты пытали: «Почему пребывание в браке церковь называет святым?» Что им ответить? «Потому что в браке насчитывается много мучеников»? Я им, конечно, сказал, что «честен брак и ложе не скверно», но увольте меня от этих дамочек, в них, как говорится, и Фрейд ногу сломит.

– Да... Сказано старцами, что в конце времен «в церкви будет, как в миру. А в миру, как в аду...» – обронил отец Нектарий.

– Хватит воздыхать, ваше Высокопреподобие, позови-ка лучше Тита, пусть поставит нам самогрей да в пекарню сбегает за свежим калачом.

Отец Нектарий пошел за Титом, а владыка Валерий снова погрузился в чтение Жития.

– Выходит, монастырь стоит на месте языческой кумирни! Здесь сказано о каких-то пещерах, – воскликнул владыка, едва отец Нектарий снова появился в дверях.

– Да, язычники были изгнаны отсюда довольно поздно, и на месте «высоком и красовидном» поселился Досифей. Говорят, что где-то в пещерах Велесова холма мифический разбойник Вольга, от него же и происходит название Волыжин лес, спрятал клад. Как это водится у разбойников, место он позабыл, и река с тех пор зовется Забыть. Река Забыть через систему рек и Нижний Волок соединяет Новгородский север и Киевский юг. Во времена язычества здесь было нечто вроде святилища. Возможно, сюда свозились сокровища. Их даже некоторое время находили в пещерах Велесова холма – оружие, серебряную посуду, украшения. Позднее эти схроны приписали Стеньке Разину. Поговаривали, что он избежал казни и тайно свез сюда свои жигулевские клады. Кстати, этот атаман до последней минуты остался жестоким и нераскаянным язычником, мало того, что он сбросил с крепостной стены самарского архиерея, он даже собственноручно проводил «венчания под деревом» своих казаков. Языческие сокровища внутри гор – не новость. Даже в Сказании об основании Киево-Печерской лавры сказано о Варяжской пещере, полной всяческих богатств. Похоже, язычники вовсе не жаждали лично обладать драгоценными предметами. Они сносили их в пещеры, и тем самым доставляли в Ирий, к предкам, и каждое новое поколение воинов было обязано добывать себе новую славу, она ценилась превыше золота.

– Похоже, и здесь речь идет о некоем кладе... «Злата же и серебра же тамо бесчисленно множество, и лалы и цаты...» – прочитал владыка Валерий.

– Вполне возможно. К тому же наш монастырский холм в народе зовется Велесовым, – напомнил настоятель.

– Скотий бог! – усмехнулся владыка Валерий.

– Не только... Велес, или Волос, был покровителем искусств, обрядового пения и богатства. Его истуканы стояли в Ростове и Новгороде Славянском, в Киеве, внизу на Подоле, и в других торговых городах. Где-то на севере было даже тайное Велесово святилище, но волхвы сумели скрыть его истинное месторасположение. «Рогатому богу» поклонялись и кельтские друиды. Его тайные жрецы все еще кладут ему требы и справляют свои обряды в уединенных местах Бретани. Культ Велеса продержался несколько веков после крещения Руси. Его тайными жрецами оставались скоморохи, недаром они водили с собой ученых медведей. Этот зверь в древности был посвящен Велесу.

– При Досифее тоже жил ручной медведь, – осторожно заметил владыка.

– Многие русские пустынники привечали этого зверя: и Сергий Радонежский, и Серафим Саровский. Удивительно другое: в Сказании написано, что отшельник Досифей «видом был невелик, яко отрочь. Голосом медвян и усладчив...» До самой смерти этот старец-ребенок не открывал лица под низко надвинутым куколем. «Почил же он тихо и мирно под дубом на закате солнца. И бысть ему в ту пору сто двадцать лет». Схоронили его местные крестьяне внутри дубовой колоды, в пещере, вырытой им перед кончиной. Впоследствии гроб оказался под алтарем собора и был заключен в каменный склеп...

– Ну да ладно, пора взяться и за завещание. – Владыка осторожно вынул свиток, писанный на тонко выделанной воловьей шкуре.

Кожаные «лестовки» долгое время были в ходу у старообрядцев. По ним вычитывали молитвы, на них писали духовные завещания, и этот «животный пергамент» был явным свидетельством неподдельной древности завещания Досифея.

Прочитав завещание до конца, владыка Валерий закрыл глаза, пальцы его тряслись.

– Что с вами, Ваше Преосвященство? Вам плохо? – всполошился отец Нектарий.

Пошатнувшись, владыка выронил лестовку на подставку с созвездием горящих свечей. Изъеденный временем пергамент скорчился, пошел скорым тлением.

– Боже Правый! – в отчаянии вскрикнул настоятель. Обжигая руки, он попытался выхватить из огня остатки свитка. Подрясник его задымился, и он все же сумел достать обгорелый лепесток, но в его ладонях пергамент хрустнул от внутреннего жара и рассыпался. На пальцах осталась шелковистая седая пыльца.

– Что вы наделали? Вы сожгли завещание! – Отец Нектарий протянул владыке обожженные ладони.

Держась за стены, владыка едва дошел до кресла.

– Это случайность, – болезненно морщась и растирая сердце, ответил он. – Внезапный приступ... Со мной это бывает. Но я все запомнил и смогу восстановить текст.

– Не всякий текст можно восстановить, и не всякий дано уничтожить... – покачал головой отец Нектарий.

Его всегдашние слезы иссякли. Он был похож на воеводу, готового бросить в бой свой последний полк.

– Выслушайте, владыка. История Свято-Покровской обители насчитывает семь почивших старцев-схимников, начиная со Святого Досифея. Все они были связны единой порукой, и, умирая, старец передавал следующему некий завет. Каждый из старцев сажал на склоне холма кедровое дерево в том месте, которое ему по молитве открывал Господь. Самый первый кедр посадил старец Досифей. Кедры живут тысячу лет, и этот кедр еще жив. Восьмой кедр должен высадить наш схимонах Феодор. В монастырской летописи сохранилось пророчество юродивого Никиты, что восьмой старец снимет печать с кладезя...

«Восьмой, восьмой», – владыка Валерий вспоминал церковную гематрию, науку священных чисел, в которой он был весьма сведущ. – «Восемь – число женское, число самой Богородицы, именно ее восьмиконечная звезда считается символом Руси. По церковному преданию, Мир и Творение переживают свой седьмой день, поэтому число „восемь“ имеет значение будущего века. Восьмиконечная звезда символизирует грядущее царствие Спасителя, Неопалимую Купину и звезду Волхвов, что вела персидских царей к колыбели Христа...»

Владыка не был романтиком, но все же и он верил в счастливые перемены и даже внезапное чудо, когда за седьмым днем недели наступит не новый понедельник (что есть лишь дурная бесконечность), а пробьет воистину новый восьмой день, и мир вступит в пору преображения.

– Так что схимник? – переспросил владыка.

– Старец ушел в затвор после бойни у Белого дома в девяносто третьем и с тех пор не покидает кельи.

– На его месте я поступил бы так же.

– Теперь отец Феодор просит найти молодой кедр!

– Всего-то... А дальше?

– Когда будет высажено последнее восьмое дерево, можно будет прочесть некий знак или слово, а может быть и имя. Наш садовник уже выбрал деревце.

– Это Богованя-то? Странная личность. Таким в монастыре не место, а ты его опекаешь.

– Богованя – здесь уже без малого шестьдесят лет... столько же, сколько и отец Феодор.

– За столько лет постриг принять не удосужился. Ну да ладно... Чего ты хочешь? Угрожаешь ты мне, что ли, этим знаком? С чего это ты вздумал читать мне энциклики? – нахмурился владыка.

Будучи в гневе, он привычно переходил на «ты».

– Госпожа Плотникова...

– Плотникова? При чем тут она?

– ...Она получила ваше благословение на вырубку части леса по склону холма, как раз там, где высажены кедры.

– Этот участок нужен для постройки второй очереди завода. Средства от продажи воды пойдут на восстановление епархии, на помощь сиротам и беднякам!

– Владыка, если исчезнет хотя бы одно дерево, то заповедный знак не будет прочитан. Нужно срочно остановить деятельность Плотниковой на землях монастыря.

– Я подумаю над этим, – пообещал владыка.

Тит принес большой электрический самовар и блюдо с золотистыми калачами.

– Надобно подкрепиться, и в путь! – скомандовал владыка.

Отец Нектарий осторожно снял со стола Сион, намереваясь унести его в покои. Внутри серебряной шкатулки предательски звякнул металл.

– Вот как, мы еще не все достали? – Владыка вынул из ковчега большой кованый ключ. – Что это такое?

– Это ключ... От решетки в подвале, – обреченно прошептал отец Нектарий.

– Пусть пока хранится у меня. – Владыка посмотрел на часы. – Первый час ночи. Пора, батюшка, пора...

Поздней ночью владыка и настоятель в сопровождении Тита спустились в подземелье. Звук шагов многократно дробился под сводами подвала, и даже скрип песчинок под подошвами обрастал зычным эхом.

– У католиков есть храмы, где эхо играет по двенадцать раз, – заметил владыка.

– Похоже, к этим подвалам когда-то приложило руку братство каменотесов, – добавил отец Нектарий. – Работая в монастырском подземелье, мастер Брандт мог вызнать и тайну монастыря. Хорошо, если он был только лютеранином, а не масоном.

Тит светил мощным фонарем, и святые отцы быстро миновали коридоры, где уже были днем, и вскоре вышли к подземному кладбищу.

Тит отодвинул заслонку: ниша склепа была пуста.

Владыка Валерий пошатнулся. В ушах, не умолкая, бил колокол, в висках шумел кровяной прибой. Не веря своим глазам, владыка фонарем обшарил склеп и подземелье. Встав на четвереньки, Тит по-собачьи обнюхал пол и поднял светлую каплю с обрывком цепочки – серебряный амулет: рогатый ромбик о восьми концах. Этот же знак «рыбы» был нацарапан на стене рядом с решеткой.

Звезда волхвов

Глава 11

«Рашен экзотик»

Плоть человека – свиток, на котором

Отмечены все даты бытия.

М. Волошин

Едва сознание вернулось, Севергин оперся о стену и неловко сел. Ощупал голову: на пальцах осталось теплое, липкое. Удар пришелся вскользь по затылку и немного рассадил кожу. В висках гудело и потрескивало, как при легкой контузии. Подсвеченный циферблат часов показывал пятый час. Робкий свет сочился сквозь жерло лаза, оттуда веял свежий ветерок, и это настойчивое прохладное дуновение в конце концов и вернуло его к жизни. Кто нанес ему удар: случайный камень, вывалившийся из сгнившей крепи, или тот, кого он выслеживал в катакомбах? Кто оттащил его по штольне к выходу, до которого он бы нескоро добрался? Даже фонарик, выпавший из его рук в момент удара, теперь был аккуратно пристегнут к поясу. Потирая отбитый бок, Егор двинулся к выходу из пещер. С холма спустился к Забыти, умылся и привел себя в порядок.

Ранним утром он был в Сосенцах. Из вестибюля гостиницы позвонил Квиту.

– Борис, у меня ЧП на участке. Надо срочно встретиться.

– Докладывайте, лейтенант, – позевывая, отозвался Квит, – только покороче...

– Докладываю: прошлой ночью у киношников пропала молодая актриса. Я прошел по ее следам, пока в забор «Родника» не уперся. Охранники меня без предписания с частной территории вытурили, но я ночью туда вернулся и нашел лаз в пещеры. По всей видимости, девушка туда спускалась. Я полночи там пробродил и даже пытался преследовать какого-то «спелеолога», пока не получил камнем по башке, однако неизвестной силой был перенесен к выходу, – отрапортовал Севергин.

Квит долго молчал, видимо заново обретая себя на этой земле.

– Сутки – это еще не пропала. А нет тела – нет и дела. Может быть, она на экскурсии в пещерах?

– Хотелось бы верить, но в пещерах под монастырем кого-то отпевали этой ночью. Слушай, Борис, по-моему, это твое дело! Все, что связано с монастырем, теперь касается и Плотниковой, ты ведь ее разрабатываешь, если я тебя правильно понял?

– Ты понял меня правильно, но после вчерашнего мне хочется все это послать знаешь куда?

Похоже, Квит всю ночь снимал стресс после «операции на трассе».

– Ну ладно, жду тебя в баре, рядом с «Северяночкой», – наконец-то сдался Квит.

Гостиница «Северяночка» и ресторан при ней парадным крыльцом выходили на главную площадь.

Главная площадь любого города – это всегда поэма, изваянная в расчете на долговечность. Жители Сосенец не меняли любимых имен в угоду сиюминутным политическим предпочтениям. На главной площади, подняв к небу побеленную птицами длань, вековечно стоял бронзовый Ильич. Стратегический металл нагревался за долгий летний день, и поутру обильный холодный пот выдавал сакральную жизнь главного менгира. Неунывающий вождь и не собирался умирать, невзирая на все диагнозы, поставленные коммунизму.

Позади Ильича в густых черемуховых зарослях держала оборону местная голытьба – передовой отряд городской бедноты. Бронзовый кумир, кроме идеологического водительства, обещал им и будоражащий воображение запас стратегического металла. При нынешних ценах на цветной металл на каждого «ленинца» приходился вполне реальный капиталец. Не смея приступить к Ленину при свете дня, его потихоньку пилили ночами, таким сакраментальным образом причащаясь его бронзовой плоти. Эта же ватага оберегала Ленина от набегов конкурирующих фирм и поползновений местных демократов. Шпалера не раз грозился снести монумент, но каждый раз стихийный митинг на главной площади пресекал его намерения в самом зачатке.

В «Винном погребке», пустом и прокуренном, вяло шевелился заспанный бармен. В дальнем углу подвала заговорщицки шептались трое кавказцев. У стойки, спиной к столикам, переминалась девушка в коротком алом платье, местная прелестница, скрашивающая досуг приезжих. Показывая товар лицом, она оперлась локтями о стойку и выпятила гладкий лошадиный задок.

Севергин заметил, что кавказцы притихли, издали наблюдая за двумя «штатскими». Если винно-водочную торговлю в городке «пришельцы» монополизировали сразу и навсегда, с разрешения властей наводнив город и окрестности поддельным зельем, то право на торговлю наркотиками и «живым товаром» пришлось завоевывать в жестоких тайных войнах. Недовольство обиженных и обескураженных коренных жителей чужаки гасили дешевыми наркотиками и водкой. Наркотический и алкогольный геноцид оказался оружием весьма высокого приоритета. Его поражающие свойства и последствия от применения намного превосходили мощь обычных вооружений. Вскоре вся индустрия порока оказалось в руках предприимчивых «гостей». Сколько подобных «гостей» способен принять город без последствий для здоровья и благополучия коренных жителей, власти не успели подсчитать, у них и так было что подсчитывать и переводить в заграничные банки.

– О, местный «рашен экзотик?» Скоро ваш уездный городок выйдет на мировой уровень! – бодрился Квит, поглядывая на девушку, но мешки под глазами и синюшная бледность выдавали его угнетенное настроение.

Севергин кратко отчитался о своем визите к родоверам и поделился своими догадками.

– Говоришь, к язычникам заходила? – Квит алчно затянулся дымом. – А пропала когда? В ночь на двадцать второе... Так это же летнее солнцестояние! «Сик!» Как говорили древние римляне: «Внимание!» Слушай сюда! Первая версия: ритуальное убийство! Тоталитарная секта с сумасшедшим маньяком-гуру во главе провела кровавое жертвоприношение. Все неоязыческие вожаки – это экстремисты с уклоном в нацизм и сатанизм. Девчонка отказалась участвовать в их мерзком обряде, за что и поплатилась. Про девственность нынче толкуют только извращенцы, и этот двоеженец, как его там – Будимир, наверняка с отклонениями. Параллельно выдвигай следующую версию: «классика быта». Девица кому-нибудь насолила, перешла дорогу, отбила парня, и так без конца.

– Слушай, Борис, выручи. Это дело наверняка поручат мне, а у меня завтра последний экзамен. Прочеши подземелье с дежурным патрулем. Там на холме охрана «Родника» – сущие звери! Не забудь с их паханами согласовать.

– «Родник»... «Родник»... Меня уже предупредили: еще одна осечка, и я могу искать себе тихое место сторожа на замшелом кладбище. Ты был прав тогда, при нашей первой встрече: все, что связано с церковью, никогда не может быть расследовано до конца. Вспомни дело Александра Меня, смерть двух монахов из Оптиной Пустыни или убиение отшельника в Карелии. Средство убийства везде одно и то же – топор. А вспомни пожар в доме тверского священника! Попов убивают, начинается следствие, и наши ищейки натыкаются на такое, что, поджав хвост, бегут под лавку. Я все понимаю: «Нельзя играть на чувствах верующих людей. Церковь – залог политической стабильности». Но какой ценой?

– Покров Изиды? – припомнил Севергин. – Кто хоть раз заглянул под него, уже никогда не улыбался.

– А знаешь, я, пожалуй, займусь этим делом, – внезапно сказал Квит. – Подземку под монастырем прочешем насквозь, но тайно, не поднимая шума. Нарисуй план, со всеми ходами и выходами. Но если мы, паче чаяний, что-нибудь найдем, то у нас первых будут крупные неприятности. В грядущие торжества такие бабки вбуханы, что любой скандал будет дорого, слишком дорого стоить!

– Не дрейфь, Борис! Я готов форсировать обстоятельства!

Квит тер ладонями осунувшееся лицо.

– Каким образом?

– Часов через шесть я буду в Москве, – напирал Севергин. – Это если гнать под сто. С киношниками я уже поработал, у меня есть адрес этой Ивлевой и ее домашний телефон. Опрошу ее знакомых и родственников, и уже послезавтра я снова здесь!

Привлеченная разговором, девушка подошла ближе и, с ходу не признав в утренних гостях ментов, уперла в бедро кулачок и спросила у Квита сигарету.

– Ну, наконец-то, – невесело осклабился Квит. – А то я уже начал скучать в этой ссылке, как Меньшиков в Березове. А как насчет скидки? У вас по утрам тарифы снижают? Егор, проснись...

Севергин осоловело смотрел за плечо Квита, потом резко встал, бросил на стол деньги за неначатый кофе и, едва не сбив плечом дверь, вышел из зала.

Да, трудно было признать в этой измятой «ночной бабочке» его первую, неопытно-страстную любовь. Они встречались в темных задичалых оврагах, где в полдень прятались от солнца маслянистые гадюки, а по ночам загорались блудные свечки, и что-то покряхтывало и постанывало в глубине чащи, словно играли свои свадьбы лешие. Там на немятом травяном ковре он кормил ее из губ первой земляникой. Осенью Егор ушел в армию. Зинка, как водится, поклялась ждать и хранить верность, но почти сразу из деревни уехала и писать перестала.

Постукивая каблучками, девушка обогнала Егора уже на высокой лестнице, ведущей из подвала на сизый утренний свет. Встала, загородив дорогу, скалясь в невеселой улыбке. Ночная косметика расплавилась и блестела, как клоунская маска.

– Вот и свиделись, чего бегаешь-то? Небось, не съем.

– Уйди с дороги, Зина, – сквозь судорогу проскрипел Егор.

– Не рад? – Девушка силилась улыбнуться. – А вот я рада... Да... рада...

Зина говорила нарочито медленно, с провисающими паузами, и мутные глаза плавали, как лодки в водополье. Под ресницами черными солнцами зияли расширенные зрачки. Видимо, перед тем как пустить на промысел, ее авансом накачали алкоголем.

Севергин оттеснил ее к стене, освобождая выход. Не удержавшись на высоких каблучках, Зина качнулась и осела на ступени.

– Слушай, дорогой, ты мою девушку обидел! – возмутился кавказец, внезапно возникший на пороге бара. Судя по всему, Зинкин сутенер принял его за приезжего и теперь караулил добычу на выходе из подвала, заранее выбравшись через черный ход. Севергин резко выбросил руку с удостоверением.

Тот не успел посторониться и, сбитый литым плечом Севергина, оступился и загрохотал по ступеням.

Меряя шагами безлюдную утреннюю площадь, Севергин шел к машине. Со спины на него налетели двое, те самые, из бара, явно намереваясь отомстить за земляка.

– Пойдем, поговорим! – наперебой завелись «гости», уже давно державшие себя в Сосенцах с наглой уверенностью хозяев.

– Мне с вами разговаривать не о чем. Но и здесь паршиво оставаться.

– Плати за девушка! – требовали кавказцы.

Очухавшийся сутенер попытался остановить разгорающуюся драку, предвидя, что с милиционером шутки плохи. Цокая языком, он уговаривал взбешенного Севергина и оскаленных соплеменников:

– Не надо ссориться. Мы все россияне... Ц-ц-ц... У нас один город... Одни права у нас... Кто-то у нас горячий, кто-то – тыхий... Кто-то у нас, ц-ц-ц, бандыт, кто-то пашет...

Зина молча оттаскивала хозяина от Севергина. Эта свара со стороны казалась страшной свадьбой, с пьяными от злобы черными «дружками», белым от ненависти женихом и украденной, подпоенной и оскверненной невестой. Севергина ударили в грудь, он резко отмахнулся, саданул нападавшего куда попало и дал увесистого пинка «хозяину» Зинки.

Из-за бронзового Ильича выглянули несколько безработных граждан, отдыхавших в кустах за постаментом.

– Бей «гостей», спасай Россию! – завопил испитой мужичонка в майке-тельняшке, потрясая пустой бутылкой, зажатой в синюшной длани. – Ну, воронье, держись!

Он рассадил о постамент стеклянный пузырь. В утренних лучах заиграла «розочка».

– Я те рожу растворожу, щеку на щеку помножу!..

– Эй, кодляк, вылезай! Наших бьют! – вопили его подголоски.

Из-за памятника Ленина уже поднималась отоспавшаяся ватага, настоящая разинская «сарынь». Народные мстители брали заварушку в кольцо. Кто-то перевернул тележку с фруктами и сбил с ног спешащего на работу рыночника. Золотые миражи субтропиков, подпрыгивая, катились по площади вниз. Брызнули из-под подошв зерна граната, пряный чужеземный аромат разлился по площади, а со стороны рынка уже бежали приземистые, большеголовые, похожие как родные братья «гости», вооруженные чем попало. Квит, стоя в дверях винного погребка, накручивал мобильник, вызывая наряд милиции. «Морячок», взобравшись на постамент и обняв одной рукой бронзовое тулово вождя Третьего Интернационала, красочной речью воодушевлял соратников, не забыв привычно помянуть матушку своих супротивников. Услышав заветное «петушиное» слово, кавказцы взвились давно сдерживаемой ненавистью. Еще миг, и полыхнет драка, и грозди гнева кровавым вином выльются на мостовую. Так с недавних пор начиналась махаловка в небольших русских городках, быстро перераставшая в бунт, «бессмысленный и беспощадный», с кровной местью, с доисторическим «пещерным» побоищем и градом камней, с матом и треском омоновских щитов, с неповоротливыми, как у попавшего в ловушку мамонта, телодвижениями местной власти.

– Разойдись! – гаркнул Севергин, но его голос потонул в гвалте перебранки.

Звонкий перестук копыт и разбойничий посвист остановил натиск исконных хозяев площади и яростное сопротивление ее «гостей». Из утреннего тумана грудью вперед вылетел белый рысак и встал на дыбки. На жеребце, вздернув поводья, восседал Стенька Разин. С гиканьем и свистом налетел он на оторопелых «гостей», и ногой, обутой в красный сапог с позументом, оттеснил их с площади. Зачинщики драки спешно ретировались в погребок, рыночники потянулись к палаткам.

– Геть, басурманы! Прочь с Руси Великой!

Атаман подхватил с земли Зину и посадил ее в седло. Ее красное платье, слившись с алым кунтушом атамана, полыхнуло, как знамя борьбы над мятежным полком.

– Испужалась, лапушка, не боись меня! Не обижу... – Он крепче прижал к себе девушку и обратился к голытьбе:

– За мной, братва! Всех вас есаулами поставлю! Ужо погуляем, ужо потешимся. Оглянитесь, други милые: три дороженьки перед нами – одна в кабак, в царское кружало, вторая в кабалу к новым боярам, но есть и третья – воля вольная, молодецкая! Бают дьяки на Руси, что Стенька тать и разбойник, да как окромя разбоя правду ныне сыскать? А и взял я в рученьки палашик, да и вышел на большую Волгу, где купцы тороватые богатства на струги мечут, где нехристи городами володеют. Сколь кладов попрятал, то позабыл. Сколь беднякам раздал, того не считал. Сколь душ сгубил, тех Бог сочтет... Только пробил наш час! Вставай, подымайся, Русь! А и перво-наперво соберем мы круг: вече народное! Отвечайте, любо ли вам?

– Любо! Любо! Говори, атаман! Мы твое вече! – кричали обитатели ленинского сквера. – Веди нас на Шанхай, на Турцию веди!

Голытьба строилась походным порядком. Разбуженные шумом сосенчане были уверены, что проходит репетиция исторических торжеств и Дня города. Подъехавший дежурный наряд милиции не стал препятствовать костюмированному представлению, очарованный добротностью разинского обмундирования и выездкой роскошного жеребца.

Севергин поспешно уехал с площади. Его ждали путь длиной в полтысячи километров, последний экзамен и работа следователя.

Звезда волхвов

Глава 12

Крепкий орешек

Отцы пустынники

И девы непорочны.

А. Пушкин

Если в гневе человек плюет в небеса, плевок с неизбежностью летит ему в голову, если не для укора, то хотя бы для отрезвления. Резко хлопнув дверью, Геля ворвалась в зал приемов и в ожидании владыки села, закинув ногу на ногу. Растрепанные волосы не прикровенны, рот в блестящей краске, насурьмленные веки...

– Господи, помилуй! – выдохнул владыка Валерий, всматриваясь в ее перекошенное страхом и злобой лицо. Куда подевались ее потупленные долу очи и елейная улыбка? Недаром сказано мудрыми: если собака лижет тебе пятки, оттолкни ее подальше, пока не укусила...

Откуда берутся такие ягодки, на каком припеке вызревают? Владыка Валерий мысленно перечел ее досье. Почти десять лет назад Плотникова пришла к вере по совету одного популярного экстрасенса. На изломе зрелых лет она возжаждала родить ребенка, но все попытки выносить плод заканчивались неудачей. Молитвами святых отцов Плотникова надеялась переломить судьбу, но не помогло... Невзирая на личную неудачу, Плотникова прижилась в околоцерковных кругах. Со всей нерастраченной энергией бизнес-леди окунулась в благотворительную и иную деятельность. Для начала она освоила торговлю золотыми цепочками и крестиками. Золото продавали с лотков, без учета и кассовых аппаратов, а эти деяния попадали под статью о нелегальной торговле драгметаллами, но всякий раз Плотникова выскальзывала из ловушки и охотно делилась растущими барышами. Но случались в ее карьере и досадные промахи. Так, роскошный колокол, подаренный Плотниковой Свято-Покровскому монастырю, треснул во время торжественного благовеста в ее честь, однако благотворительница не страдала суеверием.

Против всех правил, установленных в покоях владыки, Плотникова нервно чиркнула зажигалкой и закурила.

– Что случилось, святой отец, почему снова пропала вода?

– Вода суть благодать, а родник так и вовсе чудо, происшедшее по высшему произволению. – Владыка перекрестился на образ, знаменуя, что говорит правду. – По вере вашей да будет вам!

– Я заказала молебен и купила шесть серебряных чаш для крещений, – с издевкой напомнила Плотникова.

– Спаси Бог за щедрое даяние.

– Моя фирма оплатила георазведку: монастырь стоит на карстовом холме. Под ним – древнее море мелового периода, но вода не идет! Источник оживает только после ваших молебнов.

Владыка скромно потупился. Вчера он вновь «отключил воду», на этот раз для отрезвления зарвавшейся благотворительницы.

– Вот что: мне срочно нужны документы на весь Царев луг, – без обычных «экивоков» заявила Плотникова. – Для начала меня устроит долгосрочная аренда. Буду тянуть водопровод.

– Зачем, позвольте узнать?

– Чтобы не зависеть от капризов природы, – отрезала Ангелина. – Ничего страшного. Вы освятите водопровод, и все пойдет как по маслу.

– Но монастырь не может передавать в аренду Царев луг, там городище и курганы тринадцатого века, реликтовые дубы и старинное монастырское кладбище. Нам сразу скажут, что это незаконно.

– Незаконно? А что, простите, в этой стране делается по закону? Реликтовые дубы внесете в опись земельных владений, как кустарники, а луг и кладбище – как пустырь. Вам надобны деньги?

– Не все в мире решают деньги!

– Не юродствуйте, владыка! Одна ваша подпись стоит миллионы! В переносном смысле, конечно. Вот что, если сегодня к вечеру не будет дано добро на аренду луга, пеняйте на себя.

– Ты угрожаешь мне? Ты!!! – Владыка побагровел, пальцы судорожно комкали бумаги, шарили по столу, словно выискивая, чем бы запустить в благотворительницу. – Вон отсюда, и больше никаких дел с тобой я не благословляю! – взревел владыка Валерий.

– Ну-ну... – усмехнулась Геля. – Тогда готовься к неприятностям, батюшка. Визг будет большой, уж об этом я позабочусь.

– О чем это ты? – мгновенно успокоившись, спросил владыка Валерий.

– Да об архиве КГБ. Какая незадача, его совсем недавно рассекретили, но трупоеды из желтой прессы еще не успели до него добраться. Но рано или поздно они наткнутся на что-нибудь пикантное, с тухлинкой, типа агентурной клички уважаемого иерарха, вскрывающей тайну его молниеносной карьеры. Что скажешь, «Садовник»?

– Изыди сатана! Не знаю тебя... – бессильно выдохнул владыка.

– Ну, готовься, батюшка...

Геля подошла почти вплотную, презрительно окинула взглядом его грузное тело и напоследок сказала такое, отчего владыка осел в кожаное кресло – драгоценный подарок благотворительницы ко дню тезоименитства, и ощутил жжение, как от жаровни.

– Я куплю себе другого «владыку»!

Геля хлопнула дверью, смолкло цоканье каблучков, но в памяти все еще стояли ее бешеные глаза. Он догадывался, что эта дамочка скупает дорогостоящий компромат и через свою пресс-службу умело подбрасывает его информационным агентствам, всякий раз раздувая желтый огонек в нужном месте и в нужное время.

С чего все началось? С пресловутой Перестройки. Тихое прозябание под пятой КГБ оборвалось внезапно, словно удар снаружи разбудил сонное царство. На всех иерархов застойных времен «Григорий Борисович», как с недобрым юмором называли досточтимый орден рыцарей плаща и кинжала, скрупулезно заводил и неутомимо пополнял пухлые папочки-досье: каждая с особой маркировкой, отражающей ранг и особенности фигуранта. Секретный архив делил духовенство не только на черное и белое, но и на «красное» и даже «голубое». Подобно Каменному гостю, Григорий Борисович душил в объятиях всякую свободную мысль и любое сопротивление своей ледяной любви. И, надо заметить, что его навязчивому вниманию редко кто осмеливался противиться. В обязанности приходских священников входила слежка и надзор за умонастроениями паствы, и что скрывать: многие преуспевали и даже получали от Григория Борисовича медали и грамоты. Но не надо во всем винить одну лишь безбожную власть. Впервые тайну исповеди отменил Петр Первый. С тех самых пор «вертикаль» властно подминала под себя Церковь. Паства и клир тихо развращались, пока большевистские гонения и поругания веры не вернули церкви мученический венец и ореол славы. При Горбачеве ледяные объятия Григория Борисовича разжались, и сам КГБ сгинул в тартарары.

«Священная весна» началась с потоков мутной грязи. Свежие и бодрые, как после долгого сна, на белый свет выпрыгнули живчики, взбучили стоячее болотце бродильными ферментами и наметали икру на будущее. С первых перестроечных шагов легальный и нелегальный бизнес жаждал контактов с церковью. В патриархии не успевали утихать «табачные» и «ювелирные» скандалы. Да и как им было не разгораться? Кампания по возвращению церкви исторической собственности набирала обороты. Официально церковь считалась отделенной от государства и по-прежнему существовала на пожертвования верующих. «Церковную десятину» никто не отменял, но редко кто из прихожан регулярно жертвовал церкви означенную часть своих доходов. Средств на восстановление возвращенной собственности катастрофически не хватало. И государство пошло на существенные уступки. Теперь любая помощь возрождающейся церкви сулила весомые налоговые льготы. Гуманитарные грузы, адресованные фирмами-благотворителями, ввозились практически без досмотра и по особым квотам. Приток денежных средств позволил начать широкое церковное строительство и восстановление исторической недвижимости. У церкви и бизнеса появились совместные проекты, на светских приемах замелькали «карманные батюшки».

Воистину двухглавым орлом скоро будет смотреть с кремлевских шпилей обновленная Россия. Со дня на день Церковь становится все более значимой силой в обществе. Дружба иерархов и политиков крепнет на глазах, и враги православия – тайные еретики, язычники, нераскаянные атеисты, а также верующие иных конфессий диву даются, откуда берутся огромные средства на величавые проекты. Но Плотникова затянула его в авантюру, от которой ему никогда не отмыться. Однако сама она слишком глупа, чтобы играть в такие игры. За ней стоят тени без лиц, серые кардиналы, вот их-то по-настоящему боялся владыка Валерий.

Да, он действительно был осведомителем, но совсем недолго, пока заступничество влиятельного покровителя не избавило его от гнусной обязанности.

Звезда волхвов

Глава 13

«Везига писгис»

На стогнах городов, где женщин истязали,

Я «знаки Рыб» на стенах начерчу.

М. Волошин. «Ангел Мщения»

В жарком июньском небе бодро стрекотал вертолетный двигатель. Руководство области завершало облет владений и с высоты любовалось монастырскими видами. Местный князек окружной депутат Шпалера развлекал гостей шампанским и свежими анекдотами. Пышущее здоровьем депутатское тело было заметно тяжелее среднестатистического пассажирского веса, и вертолет давал легкий крен на левый бок, где, водрузив на колено прихваченную на аэродроме стюардессу, восседал сам Шпалера.

Владыка Валерий не отрывал взгляда от окон. Внизу проплывал прекраснейший из земных ландшафтов: извилистая лента реки среди густой зелени лесов, крутой холм, увенчанный монастырскими стенами, как зубчатой короной. Слева от обители с ложной скромностью притулился заводик, где с муравьиным усердием суетились китайские строители. Но владыку интересовал не завод, а древесные насаждения на склоне холма. Там действительно было высажено несколько старых кедров. Они выделялись среди летних кущ темной благородной хвоей. Напрягая зрение, владыка силился прочесть с вертолетного борта то, что открывалось старцам после долгой молитвы. Мысленно соединяя шапки кедров, он прочитал незавершенный знак. Если добавить симметрично еще одно дерево, то из столетних великанов составится рогатый ромб, тот же знак, что был нацарапан на стене подвала. Знак «рыбы»? Владыка вспомнил часть доклада своего пресс-секретаря. Ему готовили еженедельный отчет обо всем, что писали в интересующих его изданиях. Среди них было и несколько «эзотерических», уделяющих внимание мистике и астрологии.

«Рыбы – последний, двенадцатый знак Зодиака. Прецессия Солнечной системы совершает свой полный круг за 25 000 лет. Каждые 2 000 лет точка пересечения эклиптики и зодиакального круга смещается на один знак Зодиака. Сейчас она переходит из созвездия Рыб в созвездие Водолея. Космические энергии покидают религии, рожденные под знаком Рыб! Тысячелетнее разделение и борьба религий уходит в прошлое. Мир вступает в эру Водолея, в эпоху синтеза и Преображения. В России находится астральная проекция созвездия Водолея. Знак Рыб обретает значение материнского лона для нового эона...» – вещала одна из мерзких статеек.

Амулет, найденный у порога склепа, тоже был знаком «рыбы», похожим на тайный пароль древней секты. Это изображение, как и многие символы христиан, по своему происхождению было вполне языческим и в древности звалось «Vesica piscis», «Рыбий Пузырь», или «Корабль-рыба». С начертания двух пересекающихся дуг в Египте начинали постройку пирамид. Этот знак – основа священной геометрии. Может быть, «рыба» на холме – символ завершения и перехода к новой эпохе? А может быть, краеугольный камень в строительстве некой священной пирамиды или пристань незримого корабля, ковчега последних времен? Тогда придется допустить, что все семь старцев были еретиками и исповедали тайный языческий культ. И последний восьмой старец, схимонах Феодор, тоже посвящен в эту тысячелетнюю мистерию.

Внезапно владыка ощутил, что под ним больше нет опоры, и его холеное грузное тело зависло на страшной высоте. Еще мгновенье, и вертолетный рокот оборвется, стремительное падение вызовет короткую дурноту, и все померкнет в железной давильне. Его падение будет напоминать бесславный полет Симона Волхва, молитвами Святого Петра низведенного с небес. Симон Волхв вошел в церковную историю как ложный чудотворец. Этот языческий волшебник умел целить и воскрешать. Он летал по воздуху и, аки посуху, переходил море. Он часто являлся за сотни верст от места своего действительного пребывания. Он умел оживлять давно высохшие цветы и вызывать духов. Однажды Симон Волхв пожелал вознестись на небо. Подвластные волхву духи выполнили приказ и унесли его в поднебесье, но Святой Петр своими молитвами разогнал бесов. Волшебник упал и разбился насмерть. Но чем он лучше Симона, со своими ложными чудесами вокруг Досифеева родника? Есть и еще один чисто церковный грех, связанный с именем уже другого Симона, известного по Деяниям Апостолов. Этот нечестивец возжелал купить апостольское рукоположение. Так впервые явилась миру симония – святотатство духовное, и у того Симона нашлось немало последователей, торгующих церковными должностями за взятки или за особые услуги, в том числе за те, за которые некогда был разрушен Содом.

Отец Валерий не слышал ликующих возгласов. Из бутылки, открытой Шпалерой, на подрясник брызнуло шампанское. Он не заметил этого. Сквозь мучительную тревогу он хотел понять то, что хотели сказать старцы этим простым угловатым знаком.

Вечерело, внизу светилась россыпь огней, похожих на огни маленьких жаровень или на раскаленные угли в чашах. Владыка протер глаза, не веря самому себе. В тумане на заповедном лугу светились огненные зигзаги: угловатый «знак рыбы».

– Что-то не так? – поинтересовался Шпалера. – Что вас так встревожило, ваше Преосвященство?

– Слава Богу, ничего страшного: немного грудь прихватило... – Владыка Валерий потер кольнувшее сердце. – Эти огни... Что это?

– Неформалы лагерем стали. Как «наследники русского исторического язычества» требуют возвращения общине Велесова холма. Думают, что на Руси-матушке нынче все дозволено! Не волнуйтесь, я уже дал приказ их убрать...

Владыка не слушал причитаний Шпалеры, думая о другом. Тысячу лет яростно сопротивляется язычество. Загнанное в медвежьи углы, лишенное вождей и святынь, оно продолжает жить и смущать сердца.

Свое служение владыка Валерий начал в маленьком приходе вблизи Переславля-Залесского. Места эти в древности населяли язычники: мерь и чудь. От тех времен остался лишь «мерский» камень», больше известный как Синь-Камень. Когда-то этот ледниковый валун двенадцати тонн весом возлежал на самой вершине Ярилиного холма. Каждый год к мерзкому камню стекался народ из Переславля и творил камню различные почести. Через пятьсот лет такого безобразия царь Василий Шуйский повелел сбросить камень с вершины холма. Ледниковый валун скинули с Ярилиной плеши и закопали в топкий берег. Но через несколько лет камень вновь взошел поверх земли, продолжая привлекать толпы ослушников, исполняя их желания и смущая народ неведомыми голосами. Тогда решено было перевезти камень по льду на другой берег Плещеева озера, чтобы уложить в подножие церкви. Но обитающий в камне бес яростно воспротивился переезду. На середине озера лед под камнем просел, и Синь-Камень ушел на дно. Однако через шестьдесят лет проклятый валун вновь оказался на берегу и с тех пор самостоятельно передвигается вдоль береговой линии. Не так ли и язычество? Оно взошло из-под многовекового спуда и теперь мрачно и упорно прокладывает межу через русское поле.

– Эта фигура из костров что-то означает? – допытывался Шпалера, чувствуя, что в его вотчине творится неладное.

– Нет... не знаю, – рассеянно ответил владыка.

Липкий жар сменился ознобом, словно под плотной шерстяной рясой гулял сквозняк. Владыка Валерий больше не сомневался в том, что вокруг него тлеют угли заговора. Его могущественный и всезнающий враг делает все, чтобы лишить его духовной силы, достоинства и спокойствия, присущих его сану. Этот великан тычет в него концом палки, дразнит, вызывает на нелепые броски и гонит к обрыву, за которым клубится тьма.

Всю жизнь служа «небу», владыка Валерий оставался глубоко земным существом, в том смысле, что за дверью гроба ему представлялась пугающая неизвестность. Он привычно учил своих прихожан «вечной жизни», но сам не понимал смысла аксиомы, которую втолковывал ученикам. Темное облако надвинулось вплотную. Его, как потерявший весла плот, уносило в неведомое море. И не его одного. Он вспомнил, как за последние дни осунулся и сдал настоятель Нектарий. В глубине души владыка Валерий любил и жалел старика, но не принимал его непротивления. За веру Христову надо бороться здесь на земле, не уповая на высшее воздаяние, и в этой борьбе хороши все средства, если они оправданы великой целью. Это и было его путеводной звездой в круговороте знаков и событий. Его щитом была вера в свою правоту, его оружием – решимость идти до конца. Даже «палица», шитый золотом «ромб», висящий на его правом бедре во время служб, был не просто частью епископского облачения, это был духовный меч, врученный ему по рукоположению от апостолов для обороны Церкви от видимых и невидимых врагов.

Владыка должен был срочно спуститься в залитый водой подвал и разрешить последнюю тайну Досифея. Из всеобщей, таинственной, полной притягательных ожиданий, эта тайна превратилась в его личную свербящую боль.

Он успел прочесть завещание старца и теперь обладает этой почти непристойной тайной. Уронив свиток в огонь, он совершил, не больше не меньше, акт жертвенного служения, избавив от неодолимых трудностей и настоятеля Нектария, и саму Матерь-Церковь. Но кто поймет его одинокое стояние в этой борьбе? Кто оценит риск, который он принимает на себя ради всеобщего спокойствия и благолепия?

К сожалению, вся эта воодушевляющая рапсодия была слышна лишь ему одному, и владыка Валерий «замолчал», в особой духовной тишине готовясь к дерзкому броску в Тайная Тайн.

Звезда волхвов

Глава 14

Царица Флора

Милый Вася, я снялася

без одежды, голая.

Милый Вася, не стесняйся, —

это мода новая!

Народная частушка

Севергин сдал последний экзамен и, освободившись от главной заботы, позвонил по домашнему телефону Лады.

– Да, я ее сестра...

Молодой голос на том конце провода не выдал тревоги. Да и Севергин ни словом не обмолвился о своих опасениях, но осторожно сообщил, что Лада отсутствует без веских причин.

– Нет, она не объявлялась и не звонила, – пел далекий голос. – Это официальное расследование? Пока нет... Вы настаиваете на встрече? Хорошо... Ваша фамилия Севергин? Неужели... Я буду ждать... Около десяти вечера, не поздно для вас?

Он уже повесил трубку, но мелодичные струны смолкли не сразу: блазнили, манили на острые камни. В их переливах чудился плеск лебединых крыльев. И Егор невольно вспомнил сказку Будимира о Ладе и Марене, о черном и белом гоголе, воюющих от сотворения мира.

Он успел отоспаться после бессонной ночи. Вспомнив серебристую усмешку в голосе незнакомки, он побрился тщательнее обычного, надел свой лучший костюм и дорогие ботинки. Зачем-то проверил гладкость подбородка, и от этого стало как-то тревожно и нехорошо, словно он собирался на тайное свидание.

К ночи духота сгустилась, за городом зрели грозовые тучи, и беззвучно разливались зарницы. Егор долго плутал в Арбатских переулках, пока не оказался перед небольшим особняком из белого мрамора с высоким стеклянным куполом на крыше. У портика-входа росли две молодые рябины. Севергин машинально сорвал гроздь незрелых ягод, прикусил терпкую горечь. Одолевая сопротивление жаркого воздуха, он поднялся по ступеням. Двери мягко распахнулись, и Егор шагнул в темный холл.

В сумраке холла он пошатнулся, как от легкого удара. Хозяйка дома, казалось, только что вышла из ванной, успев накинуть лишь легкое подобие одежды. Под прозрачной тканью ее тело источало ровный свет. Точеное лицо с чуть запавшими щеками сохраняло выражение холодного достоинства. Огромные зеленые глаза мерцали. Длинные черные волосы были распущены и играли на сквозняке. Жемчужную белизну ее тела не пятнало и волоска растительности, и эта детская нагота ранила душу, как порочное откровение. Он хотел развернуться и уйти, но в ту же секунду испуг показаться смешным остановил его честный порыв. Что ж, в каждой профессии есть издержки, и Егор справился с собой.

– Лейтенант Севергин. – Он вынул из кармана уголок удостоверения.

– Флора, – женщина улыбнулась и протянула гибкую руку, словно для поцелуя.

Но Егор, казалось, не заметил ее белеющей в сумраке ладони.

– Прошу вас, проходите...

На первом этаже дворца, под лестницей, ведущей в бельэтаж, вскипал воздушными пузырьками широкий бассейн-аквариум – настоящее «царство Флоры». В густых зарослях водяных гиацинтов лениво играли в салки тучные ярко-желтые жабы. Среди лилий и лотосов скользили плоские, как ладонь, черепахи, выставляли из воды змеиные головы, пучили рубиновые глазки. На корягах, вблизи оранжевых ламп, дремали серебристые ужи.

– Я люблю хладнокровных, – мимоходом заметила Флора. – Лягушек, змей...

– Почему? – искренне удивился Севергин.

– Простые создания лучше понимают веления Бога,— загадочно ответила Флора.

Они поднялись по лестнице, закрученной наподобие раковины. Егор едва переставлял ноги, окончательно сомлев от женственно зыбкой походки Флоры. На середине лестницы она обернулась и покачала головой с ласковым укором.

Они поднялись в округлый зал под стеклянным куполом, заменяющим крышу. На втором этаже странного особняка помещалось «царство огня». В каменных чашах, стоящих по кругу, играло бездымное пламя. Егор впервые в жизни видел такие костры, да и сама хозяйка волшебного чертога, по-видимому, принадлежала к особой породе земных существ, не ведающих примитивного стыда, и ее безмятежное поведение подтверждало это.

«Если твой правый глаз соблазняет тебя, вырви его...» – припомнил Севергин.

– Напрасные жертвы, – усмехнулась Флора. – Соблазн кроется не в невинных частях тела, а в голове.

Странно, он был уверен, что не произнес вслух этого спасительного наставления.

Флора указала ему на низкое кресло и сама села напротив, поправляя пышную гриву. На резном столике рядом с Егором искрилось красное вино, стояли закуски, и ваза с фруктами – похоже, к его приему готовились.

– Ну что ж, тогда рубите голову, – с шутливым покаяньем сказал он. – А вы, такая смелая, не боитесь оказаться в компании грубого мужлана?

– Нет, внутри вы целомудренны и дики.

– Тогда не понимаю, – буркнул задетый за живое Севергин.

– Я встретила вас, как подобает женщине моего круга встречать прямого потомка Сварога, – пояснила Флора.

«Сумасшедшая!» – мелькнуло в голове Севергина.

– Я не сумасшедшая, – поправила его Флора, и с этой минуты он убедился, что она слышит его мысли. – Сумасшедшие – те, кто пытается обмануть природу и себя. Вы все равно раздели бы меня взглядом. Разве я не права?

Севергин не нашел, что возразить, он вообще немел в присутствии красивых и уверенных в себе женщин.

– Не бойтесь силы своих чувств, – с виноватой улыбкой попросила Флора. – Не бойтесь смотреть на женщин. Слова «женщина» и «знание» вполне родственны. На санскрите «знание» – «Жна», а по-гречески «гнозис», и победить искушение можно только одним способом – уступить ему. Смотрите на меня так, как вам этого хочется.

Севергин жадно оглядел Флору, надеясь успокоиться. Алена, его бедная Алена всегда стыдливо укрывалась от него, и Егора трогала и волновала эта сдержанность. Наблюдая рискованные игры Флоры, он незаметно для себя наливался яростью. Атласные переливы ее кожи дразнили Егора, как красная тряпка молодого пиренейского быка.

– Для древних познание предполагало эротику, с ее напором чувств, с борьбой и наслаждением, – продолжила свою рассеянную лекцию Флора, – уж они-то знали наверняка, что любовь и познание – самый прямой путь к Богу.

– Вы так часто говорите о Боге... Вы верующая?

– Для меня важнее не верить, а знать.

– Опять игра слов?

– Точнее, игра в слова. Но язык – не игра, а скорее философия, и для начала надо знать хотя бы один.

Тонкими, болезненными уколами Флора вызывала его на поединок, и он был вынужден отвечать.

– Крошить слова на части, – довольно странное хобби для такой, как вы... Вам бы больше подошло быть актрисой или танцовщицей с вашей-то фигурой!

– Вы правы, когда-то я танцевала, но как-то слишком быстро повзрослела, приобрела «формы». Мой «индекс длинноногости» упал, и мне пришлось оставить балет. – Голос Флоры дрогнул, словно от давней, мелькнувшей в памяти обиды.

– На мой взгляд, с «индексом» у вас почти полный порядок, – съязвил Егор.

– Спасибо... К сожалению, это «почти» решает многое. Я перестала «думать ногами», зато «включила» голову. Теперь изучаю древние языки, поэзию и философию.

– Нормально... – одобрил Егор и, оглядев круглый зал с высокими арочными окнами, мраморными чашами и хрустальным куполом, добавил: – Да и с жилищными условиями вам крепко подфартило. Вы одна здесь обитаете?

– Вместе с Ладой. В отличие от меня, она оказалась очень способной, но теперь не знаю, как сложится ее карьера.

– Артистическая?

– Нет, балетная. В этом году она закончила балетное училище.

– Она была замужем?

– Ну что вы все «была» да «была»? – Флора перелила вино через край, и алые капли брызнули ей на колени.

– Виноват, но ваша сестра ушла со съемочной площадки, и до сих пор не вернулась.

– Только и всего? Ничего страшного. Она очень импульсивная. Может вспыхнуть, все бросить и удрать в Париж или в Лондон, на неделю или на две. Но через день-другой ей все надоест, и она раскается и вернется, ласковая, как котенок. Так с ней уже бывало. Не волнуйтесь!

– Разве может девушка с таким норовом не волновать и не тревожить?

– Да, вы правы. В ней все же есть что-то роковое. Потому все так и случилось...

– Что случилось?

– Представьте себе это загадочное влечение несоединимых противоположностей: танцовщица и художник-иконописец, точнее реставратор икон. Он увлекся ее огнем и свободой. Теперь я понимаю: за ним стоял мир возвышенных и бесплотных образов, в котором не было места живой Ладе.

– Живой, вы сказали живой?

– Живой, не мертвой же. Никас пытался ухаживать за ней, но потом между ними что-то произошло... Он исчез. Не бойтесь, мой милый Пинкертон, исчез не в милицейском смысле. Он просто ушел...

– В монастырь?

– Откуда мне знать? От их недолгой любви остался один-единственный портрет.

– Это портрет Лады?

– Да, конечно.

– На картину можно взглянуть?

– Почему бы и нет... Но сначала надо найти ключ от мастерской. Никас передал его Ладе, чтобы она смогла забрать портрет, если захочет.

Флора вышла в соседнюю комнату. Севергин проводил ее взглядом: развратница или святая, не ведающая греха?

Она вернулась одетая в розовую тунику. С волнистыми распущенными волосами она была похожа на греческую жрицу или весталку.

– Так лучше? – усмехнулась она.

Проклятие, она показалась ему еще более голой, чем прежде. А может быть, долгое воздержание сыграло с ним злую шутку, но Егор едва не задохнулся в своем не по-летнему плотном костюме.

– Вы везучий! Я нашла ключ, – Флора показала маленький ключ на цепочке, словно когда-то его носили на груди.

Она накинула на плечи свободный черный плащ с искорками стразов, обула на ноги золотые сандалии-плетенки и через несколько минут вывела во двор изящный автомобиль, чем-то похожий на серебристую озерную чайку.

Духота сменилась влажным, порывистым ветром. Темное небо дышало близкой грозой. Городские ущелья в ожерельях огней были пусты и полны тревожного ожидания.

– Это ее первая и очень успешная роль. Лада моложе меня, ей всего восемнадцать, – говорила Флора, и Севергин отметил, что она не допускает мысли, что с сестрой случилось что-то серьезное.

В подвал, позади запасников Пушкинского музея, Севергин и Флора попали около полуночи. Мастерская была заставлена статуями в парусиновых чехлах и полотнами, натянутыми на подрамники.

– Это осталось от старого хозяина. – Флора кивнула на ряды мраморных богинь. – А это – его...

Егор с минуту смотрел на полотно: красочный слой из цветных вспышек и приглушенных пятен вздымался разноцветной лавой. Сначала он ничего не видел, но едва взгляд привык и нашел фокус, как на живом шевелящемся ковре проступило женское лицо, сотканное из разноцветных лепестков, из снежинок и молодых листьев. Это была удивительная стереоскопическая живопись. Егор немного повернул голову, и девушка тоже повернулась в профиль. Он видел юный девичий лик с прижатой к устам дудочкой-жалейкой, в шутовском колпачке набекрень. Отступив от картины на несколько шагов и изменив угол зрения, он различил мертвенное лицо с посиневшими губами, просвечивающее словно сквозь воду.

– Никас писал эту картину пальцами, – прошептала Флора, – тонким слоем краски: лепестками пигмента, похожими на пыльцу бабочки. Глаза его были закрыты. Он ощущал цвета кожей. Глаза слишком часто лгут и толкают к пропасти, и вы сегодня в этом убедились...

Егора вновь пробрал жар и стыд, словно он сам был голым пред этой странной женщиной в черном плаще, обсыпанном звездами.

– Вы думаете, что успели прочитать в картине все? Нет, там сокрыто еще тысячи образов. Когда я увидела эту картину, я испугалась: человек с таким зрением обречен страдать! Теперь вы поняли, почему он ушел?

– Не совсем. Я бы назвал это игрой воображения, не больше.

– Никас учился иконописи, но его искусство скорее демоническое, чем ангельское. Искусство – это магия, а живопись – магия вдвойне; в этих полотнах больше жизни и души, чем в живом существе. Художники и писатели по сути своей маги. Они вызывают из небытия, из первобытного хаоса семена образов, они облекают их в плоть и нарекают имя. Никас мог творить миры из звездного света, минуя грубые формы, именуемые жизнью тела, но едва заглянув в этот колодец, он испугался. Раскаленным зрением влюбленного он прочитал ее судьбу.

Флора умолкла.

– Вы что-то сказали о колодце? – напомнил Севергин.

– Нет-нет, вам показалось. Хотя, знаете... В средневековых книгах встречается странное название «колодец истины». Истина пришла в наш мир нагой, но влюбленный Мастер одел ее в символы...

– Скажите, как фамилия влюбленного мастера?

– Барятинский, Николай Барятинский.

Егор записал в блокнот фамилию художника и посмотрел на часы:

– Ну что ж, мне пора. Прощевайте!

Внезапной грубостью Егор хотел разрубить хрупкие цепи влечения, которыми эта женщина успела оковать его волю. Он резко открыл дверь мастерской и вышел на ночную улицу. Беззвучно шарахнулась в проулок куцая тень и слилась с ночным мраком.

– Постойте! – окликнула его Флора. – Егор, остановись!

Она все же догнала его и умоляюще коснулась его руки, но лучше бы она не делала этого. Севергин стиснул ее ладонь, чтобы она ощутила мгновенную боль.

– Может, сознаешься напоследок, зачем тебе понадобился этот стриптиз?

– От судьбы не уйдешь, – усмехнулась Флора, не отнимая руки, – Ты – Севергин! От Сварога идет твой чистый и светлый Род. И наша встреча не случайна...

– Дальше! Говори дальше!

– Не здесь и не сегодня. Мы еще увидимся. Ты ступил на Стезю Истины, и не всякий, сделавший первый шаг, будет идти до конца. Это путь сильных...

«Кто ты?» – беззвучно крикнул он.

– Таких, как я, проклинали и жгли на кострах, и теперь ты знаешь, за что.

«Ведьма!» – мелькнуло в голове Севергина.

– Вы позволите ведьме отвезти вас домой?

– Не позволю, – ответил Егор.

Флора мягко выскользнула из захвата и пошла обратно к машине. Черные волосы плясали, и плащ не скрывал изгибов тела.

Севергин в бешенстве сжал кулак и с силой саданул костяшками о кирпичную стену. Острая боль отрезвила его.

Звезда волхвов

Глава 15

Ловцы человеков

Ходить бывает склизко по камешкам иным...

Владыка Валерий оставался в монастыре уже третий день, решительно переняв у настоятеля Нектария бразды правления. По прямому указанию владыки Велесов холм и часть Царева луга обнесли дополнительным рубежом охраны. Земли «Целебного родника» оказались под защитой монастыря. На лугу шумели экскаваторы, прокладывая траншею под дополнительную ветку водопровода.

Перед вечерней службой в соборе владыка дал короткую и решительную пресс-конференцию журналистам. С ними он всегда общался с тайным удовольствием. Эта абсолютно мирская, расхлябанная публика была, как ни странно, близка ему. Они тоже были «ловцами человеков», жрецами, поставленными высоко над толпой, поэтому владыка и эти пронырливые бестии отлично понимали друг друга. Валерий устраивал смелые и острые пресс-конференции, а журналисты на весь белый свет славили «передового попа».

Энергичный и собранный владыка с шумом и шелестом вошел в зал для конференций. Зал был предупредительно предоставлен Шпалерой. В этой любезности и готовности идти навстречу всем его начинаниям владыке чудился рассвет, ренессанс светско-церковной симфонии. Окружение Шпалеры все еще состояло из перекрасившихся коммунистов, но именно эти бывшие безбожники так неумело, но истово крестились перед телекамерами, так старательно держали в потных ладонях свечи, так терпеливо выстаивали долгие службы, в которых ничего не понимали, что владыка верил: они на пути к исправлению. В общении с ними, правда, все еще возникали некоторые препоны. К примеру, они крепко жали руки святым отцам и подолгу трясли, вместо того чтобы канонично коснуться губами. Даже цари не брезговали целовать архиерейскую десницу, теперь же высокие политические бонзы норовят по-брежневски лобызаться с батюшками в щеки и в губы. Предвидя грядущие воспитательные трудности, владыка пока не требовал от Шпалеры и его свиты соблюдения строгой обрядности.

С ближнего ряда поднялась толстушка в кургузых джинсах и столь короткой майке, что ее симпатичная загорелая «тыковка» сейчас же с любопытством уставилась на владыку своим единственным прижмуренным глазком.

– Газета «Сосенский курьер». В настоящую минуту в окрестностях монастыря экскаваторы ровняют с землей языческие курганы. Это несет непоправимый урон краеведению, сводит на нет работу археологов. Вы благословили данное начинание?

– Было бы странно, если бы я благословил обратное. Образ смерти промыслительно скрыт от нас землей. Археология, точнее «Могильное познание земли», с духовной точки зрения вовсе не безобидное занятие, оно сродни гробокопанию. Три небольших холма неизвестного происхождения не могут называться курганами на том основании, что никто не помнит, когда они появились. Насколько мне известно, на прокопку траншеи имеется разрешение чиновников из Природнадзора.

– Семен Жаворонков, «Московский комсомолец». Правда ли, что благотворительная помощь детям на этот раз будет оказана удочками? Прокомментируйте эту акцию.

Аудитория дружно прыснула, а владыка едва успел скрыть досаду; писаки уже успели пронюхать о содержании грузов в задержанных трейлерах. Вот уж провидцы так провидцы! Но он быстро собрался для ответа. Его великолепная вышколенная память сыпанула на ладонь сразу горсть отшлифованных камушков, и он быстро выбрал подходящий, довольно редкий.

Журналисты поспешили записать его лукавый ответ.

– «...Так будем и дальше углублять удицу слова во глубину Божественного разума, простирая мережу Святого писания в море словесных рыб...» Таким образом, удочки есть символ познания и бескровной трапезы.

– Правда ли то, что вы оказываете покровительство «голубому лобби» и защищаете священников-гомосексуалистов? – вопросил женоподобный юноша в экстравагантных синих очках.

Владыка вспомнил подробности недавнего скандала в одной из епархий, где доведенный домогательствами начальника клир поднял форменный бунт. Приходские батюшки «из зачинщиков» скандала были лишены приходов, а сам виновник был отправлен на исправление в приграничный монастырь. Статья «Бездуховное духовенство», внезапно вынырнувшая в центральной печати, наделала немало шуму среди верующих.

– Содомитов я не защищаю, – со строгостью в голосе ответил владыка, – но всякий согрешивший, будь то священник или мирянин, имеет возможность покаяться и встать на путь исправления.

Пресс-конференция явно затягивалась. Владыка поглядывал на часы, его уже наверняка ожидали в соборе.

Коротко ответив на вопросы о «Роднике», он пожелал журналистам более строго дозировать и фильтровать информацию и поменьше «лить воды».

Его лукавая шутка была встречена аплодисментами.

Звезда волхвов

Глава 16

Гора нерукосечная

В глубоких колодцах вода холодна,

И чем холоднее, тем чище она.

И. Бунин

Вокруг монастыря бродили грозовые тучи, обещая потоп и бурю. Над дальними лугами бесшумно разливались и гасли молнии. Глухо рокотал далекий гром. Во время литургии владыка был непривычно рассеян. Дрожащими пальцами он взял маленькое «копьецо» и перевернул большую просфору печатью вниз. Эта просфора звалась Агнец. Некогда, в священной древности, Первосвященник Соломонова храма опрокидывал навзничь приготовленного к жертве агнца и вынимал священную жертву.

– Един от воинов копием ребра Его прободе... – прошептал владыка и вонзил копьецо в бок просфоры, с ужасом чувствуя, что его пальцы скользят вдоль мокрых от крови ребер Агнца.

С замершим сердцем владыка вынул часть просфоры и опустил ее в потир с церковным вином. Терпкий запах свежей крови залил алтарь. Громовый удар сотряс стены, мгновенно стемнело, словно храм снаружи накрыли темным покровом, и он, почти неверующий, вдруг по-детски испугался небесного гнева, ощутив себя маленьким и голым под копьем небесного судии.

Превозмогая сердцебиение, владыка сумел завершить службу. Колени подламывало от резкой слабости, и в перерывах между выходами к пастве Тит дважды капал ему валокордин и отирал лицо душистым уксусом. После службы владыке внезапно стало легче, и он быстро вернулся к своим неотступным заботам. Они даже радовали его, как радует выздоравливающего возвращение в привычный мир. Помогая владыке привести в порядок облачение, Тит нашептал тайную новость: один рясофор, из недавно прибывших, пребывает в крайне тяжком состоянии духа, ввиду чего просит отца Нектария исповедать его.

* * *

Чуткая интуиция владыки Валерия, за которую его считали прозорливцем, не подвела и на этот раз.

– Что нового? – спросил он у настоятеля, едва тот, крестясь, вышел сквозь низкую арку, ведущую из покоев в трапезную. От Тита владыка Валерий знал, что настоятель больше двух часов беседовал с послушником, с тем самым, о котором говорил Тит.

– Послушник Иоиль просит перевести его в другую обитель, – буднично ответил настоятель.

– Что за притча?

– Я не могу разглашать тайну исповеди.

– Хорошо, тогда я сам его исповедую. Пусть Тит принесет его дело. А вы, ваше Высокопреподобие, пришлите-ка его ко мне после вечерней.

Поздним вечером келейник привел послушника Иоиля в покои владыки. Взглянув на будущего инока, владыка понял, что «битва будет долгой». Такой тип монаха «высокого устроения» был хорошо известен владыке Валерию. Слишком часто эти несгибаемые бойцы на священной войне, рыцари Христовой Любви, мешали владыке в его начинаниях. В монастыри этих людей приводит непримиримый конфликт с миром, но и здесь они не находят покоя, мечутся, как стрекоза в муравейнике, все рвутся куда-то, жаждут чудес, ищут подвигов и исповеднических мук.

Теперь он со скрытой неприязнью рассматривал пришедшего. Красивое правильное лицо, отточенное долгим постом, было сурово и бледно. На запавших щеках едва пробивалась молодая каштановая бородка, а в глазах мешались мятежный пламень и мука, словно через минуту его бросят в ров к голодным львам. Такие лики зреют в роду не одно столетие, и терпеливое время, как скульптор, медленно убирает лишнее, оттачивает черты, смело набрасывает новизну и, угадав идею, после строго следует ей.

Из «дела» Иоиля явствовало, что он оставил занятие художника и ни разу не заявлял о своем желании заниматься живописью. Послушание он проходил на самых тяжелых и непочетных работах, был «золотарем», это что-то вроде монастырской гауптвахты, потом поступил под начало келаря. В последнее время он носил воду для пекарни, а также читал «часы» и «жития» во время братской трапезы.

– Христос незримо предстоит среди нас, – мягко начал владыка и пригласил монаха к маленькой кафедре, на которой лежали крест и Евангелие. Исповедь послушника испугала и одновременно обрадовала владыку.

– Ночью я совершил отпевание, это все, что я мог для нее сделать, – закончил Иоиль свой рассказ о мертвой девушке, найденной в колодце.

– А если это самоубийство?

– Нет, я уверен, что нет...

– Почему сразу не доложил настоятелю?

– В монастыре перед праздником много посторонних, надо было скорее укрыть тело. Мой разум помутился, я плохо помню, что делал... – отвечал Иоиль, не поднимая глаз, словно глаза могли открыть более глубокую тайну, чем та, в которой он только что исповедался. – Когда я совершал отпевание, то увидел далекий свет, потом раздался шум обвала. Я пошел туда и увидел в штольне милиционера, он был оглушен случайно выпавшим камнем. Я оттащил его поближе к выходу, на свежий воздух. После я перенес покойницу в другой конец подземелья.

– Ты поступил правильно. Значит, милиционер ничего не видел?

– Нет.

– Знаю я, что ты принял на себя тяжесть одинокого борения с бесами. Немудрено, что душа твоя мятется и болит. Ты ведь за всю братию пострадал, за други своя!

Владыка накрыл голову Иоиля епитрахилью и прочел разрешающую от грехов молитву.

– Только не надо тебе отсюда бежать, от себя не сбежишь, – продолжил владыка. – Ты из-за девицы этой решил уйти или чем другим нехороша стала обитель?

Иоиль мрачно полыхнул очами. Нет, недаром этот золотарь, с первых минут раздражал владыку. С терпением чистил отхожее место за братьями и паломниками, а духом не смирился.

– Тяжело мне здесь, – через силу признался Иоиль.

– Тяжесть на твоем пути благотворна, – миролюбиво заметил владыка Валерий, заканчивая разговор, словно все еще боялся, что из уст монаха изойдет новая тайна. – Прежние-то монахи на себя пудовые вериги возлагали, чтобы самую память о сладости мирской изжить. Ты ведь недавно в монастыре, так откуда узнал о подземелье? Да еще изучил так подробно, что даже милиция тебя не поймала? – Владыка пробовал шутить, чувствуя, что выдает свой интерес.

– Случайно, ваше Преосвященство...

– Рассказывай все.

– Я учился в академии живописи и одновременно подрабатывал реставрацией. В музейной мастерской мне поручили очистить икону из Свято-Покровского монастыря. Образ Святого Досифея оказался в плачевном состоянии. Из-за свечной копоти изображение читалось с трудом. Я промыл живопись: на иконе был написан старец в святительской митре, но когда я попытался снять поврежденную пленку, то обнаружил другое изображение...

– Какое же?

– «Гора нерукосечная»... Это очень редкий извод, он не входит в богородичный канон. Образ Богоматери был написан в виде высокой горы, в Ее руках – красная лестница и золотая книга. Все изображение вписано в звезду о восьми углах, как Купина Неопалимая. В правый угол доски был врезан серебряный ковчежец-мощевик в виде крупной звезды. Я вскрыл его и нашел вощеный листок. На нем – план подземелий Свято-Покровского монастыря. Я тогда ничего не знал о монастыре в Сосенцах.

– Где карта?

– Пропала. Но у художников особая зрительная память. Я запомнил почти все. Потому и попросился в Сосенскую обитель. Вроде как знак получил.

– Сейчас ты нарисуешь карту, как помнишь, и место укажешь, где девица схоронена. А я благословлю твой скорейший постриг, довольно ты в рясофорах отходил.

– Спаси Бог! – Послушник вновь встал на колени. – Только недостоин я... Душа болит...

– Не тебе решать, кто достоин, а кто нет.

В комнате прозвенел удар. Тит уронил серебряное блюдо с сахарницей и, низко поклонившись, принялся горстями собирать сахар обратно в жестяную коробку. Эта коробка имела особый секрет «от мышей» и запиралась на миниатюрную щеколду.

Глядя на веснушчатые руки келейника с короткими обгрызанными ногтями, владыка внезапно понял, как скорее и надежнее изолировать будущего монаха. В создавшихся обстоятельствах рискованно переводить его в другой монастырь. Нелегко будет подобрать ему место и в отдаленном скиту, но можно на время перевести его в «печору» и получить время для передышки.

– Готов ли ты принять на себя подвиг? – спросил он у Иоиля. – Я говорю о тяжести затвора? Это древний подвиг отцов-пустынников. Я знаю, ты был живописцем, – поднажал владыка Валерий. – А значит, служил соблазну. Сказано святыми отцами, если из окна твоей кельи открывается чудесный вид, прекраснейшая перспектива, то загороди его иконой. Во тьме подземелья ослепнут твои очи, зато откроются иные – духовные. Зерно помещают в глубину и мрак, чтобы оно воскресло, дабы среди тьмы, холода и тлена родился ослепительный свет новой жизни. «Аще зерно падши в землю не умрет, то будет одно, а если умрет, то принесет много плода...» Ты будешь этим зерном!

Иоиль молчал, не решаясь возражать владыке.

– Ты все понял? – со строгой печалью в голосе спросил владыка Валерий у Тита, едва Иоиль вышел из горницы. Тит кивнул мрачно и значительно.

Владыка и келейник и вправду понимали друг друга без слов, и Тит был рад опережать мысли и желания владыки.

Двадцать лет назад к отцу Валерию, тогда еще настоятелю маленького прихода, привели юного уродца, брошенного цыганами. Паренек не принадлежал к «фараонову» племени и, по всей видимости, был куплен табором для сбора милостыни. Но цыгане ошиблись. Наружность маленького Квазимодо не располагала к жалости и чаще вызывала страх и отвращение. Сборщик не мог прокормить даже себя самого, и цыганская труппа поспешила расстаться с неудачным приобретением. «Смирись, сын мой, – с легким содроганием оглядев отрока, сказал ему отец Валерий. – У твоего уродства есть одно неоспоримое достоинство перед красотой. Оно – вечно... Будь благодарен ему. Это страдание сохранит тебя от еще больших страданий».

Говоря о больших страданиях, владыка имел в виду мирские искушения. Но искушения, тем не менее, соблазняли самого Тита, однако он был настолько скрытен, что не открывал душу свою даже на исповеди и среди спесивого окружения владыки слыл убогим. На самом деле трудно было найти натуру более сметливую, страстную и жадную до ощущений, чем Тит, но он умел довольствоваться малым. Он терпеливо и смиренно чистил обувь и сдувал пылинки с облачения благодетеля, ожидая своего заветного часа. Но его мечта была известна только его Ангелу-хранителю, хотя сам Тит чаще общался со смердящим демоном обжорства и чесоточным бесом тайного блуда.

Звезда волхвов

Глава 17

Наговорный кистень

Есть на земле еще старушки

С душою светлою, как луч.

Н. Рубцов

Очутившись дома, Егор встал под ледяной душ и впервые с испугом ощутил, что снова хочет увидеть Флору, словно ее черный локон успел обвиться вокруг его запястья и тянул к себе, как ведьмин науз. Уже за полночь он позвонил Квиту. Тот оказался бодр и даже игрив, как всякий ночной хищник.

– Ну что тебе сказать, «скубент»? Пока ты там по Москве шарился, мы обшарили соляные копи, видели твои отметки на стенах, но ничего так и не нашли. Может, ты газа наглотался, в старых выработках чего не бывает? Ну да ладно, не кисни, дуй сюда. Твои лесные отшельники явно что-то знают. Еще день, и мы расколем этих «любимцев богов».

– Вызвал столичных костоломов?

– Ни-ни. Сейчас с этим строго, но на детекторе успел проверить всех.

– И что же?

– Будимир явно имеет отношение к пропаже девушки, но молчит, как партизан, а на твоем участке и того хлыще дела творятся.

На следующий день сразу после сабантуя по поводу последнего экзамена Севергин рванул в Сосенцы.

– Да, крестничек, «тихий» тебе участок попался! Что ни ночь, то новое приключение. Ну да ничего, так даже лучше, чтобы служба медом не казалась. Приказ о твоем назначении уже прошел, так что принимай дела!

Полковник Панин, возглавлявший почти боевое подразделение, наружность имел самую мирную. Плотный, кругленький, он был похож на румяный, только что испеченный каравай, и был так же мягок и упруго отходчив.

– Что стряслось-то, Степан Никодимыч? Опять сельмаг грабанули?

– Если бы... Читай! – Панин протянул Егору исписанное мелким почерком заявление.

Оно было написано со слов Прасковьи Тряпкиной, заслуженной колхозной пенсионерки.

«...А вчерась на огородах опеть его встречаю.

– Цить, – говорит, – бабка. Узнала меня? Я – Степан Разин. – И саблю показыват. – Никого не бойся, ноне я твой защитник. Оставляй мне вечор на этом самом месте пестерь пирогов и жбан самогона и можешь спать спокойно...»

– Ну, как тебе это явление исторического призрака? – осторожно поинтересовался Панин. – Бродит по округе, саблей машет, грозится поднять народ...

– ...Пересмотреть итоги приватизации или с «гостями» разобраться? – невесело пошутил Севергин. – Что и говорить, настоящему-то Стеньке было бы интересно погулять по нынешней Руси, а не старух по ночам мутить. Ладно, крестный, займусь я этим призраком.

– Заявление от съемочной группы читал?

– Да, ознакомился.

– Что думаешь? Где девка?

– Будем искать. Следаки из Москвы еще не отбыли?

– Здесь пока. Не делают ни хрена, только командировочные пропивают.

Простившись с крестным, Севергин отправился домой. Чтобы загрузить мысли работой, он по пути завернул в киногруппу и остолбенел. По тропинке навстречу к нему шла Флора. Длинная вышитая льняная рубаха сквозила на солнце, венок из лилий прижимал пышные волосы цвета воронова крыла.

– Это вы! Как хорошо! – Она ласково оглядела его. – Вот, приехала поговорить с режиссером, а тут радостная новость – Лада нашлась!

– Не может быть! – пробормотал Севергин.

Доверчиво улыбаясь, Флора протянула ему свой мобильник с «письмом»: «Я в порядке выручи сестренка».

– Я звонила в театр, ее труппа на гастролях. Может быть, ее срочно вызвали на замену? С Ладой никогда ничего не знаешь заранее.

– А что значит «выручи»? Заплати неустойку?

– Нет, Версинецкий предложил мне доиграть ее роль. Героиня становится чуть более возрастной. Мы с Ладой очень похожи, только я – ночь, а она – день, вернее розовое утро.

– А вы уверены, что это пишет Лада?

– А кто же еще? Кстати, сегодня ночь на Ивана Купалу, будет съемка языческих игрищ.

– Что за игрища?

Папоротник в чаще ночью расцветет,

Огонек дрожащий всех с пути собьет,

– пропела Флора своим колдовским голосом, от которого у Севергина сладко заныло внутри.

– А вдруг именно вам повезет найти Перунов цвет! Кто успеет сорвать его, будет богат.

– Да я и так не беден. Что-то рановато вы Купалу празднуете, до седьмого июня еще десять дней.

– Языческие праздники всегда в полнолуние. Так ровно в полночь! – крикнула вдогонку Флора.

Проезжая по селу, Егор остановился на месте обычного сельского схода, у магазина. Рядом на автобусной остановке ожидали транспорта местные жители. На завалинке «колоколили» нарядные старухи в белых праздничных платочках. Севергин вышел из машины, поздоровался и присел рядом, прислушиваясь к разговору. Председательствовала внезапно ставшая знаменитой бабка Пераскея, по паспорту Прасковья Тяпкина:

– Бают, клад у него в Утесе зарыт, вот он и ходит кругом. А как Царев луг разрыли, так и вовсе ему покоя не стало, кажну ночь ходит и вздыхат, а кровища-то с сабли так и капат, и капат...

А этой ночь снова во двор вызыват:

«Схороню, – говорит, – бабка, в твоем погребе наговорный кистень. Огнем будут тебя жечь, лютой пыткой мытарить, никому не открывай место, где спрятано. В этом наговорном кистене – сила могучая и силе той нет конца! За тем кистенем я к тебе опосля нагряну. Ужотко погуляет он по Руси!»

А уж собой хорош, чисто сокол.

«Была б ты помоложе, бабка, умыкнул бы я тебя, а так – спи, отдыхай, я на карауле буду». Так и сказал.

– Словят твоего сокола, бабушка, беспременно словят, – подал голос Севергин.

– Дак я же не затем рассказываю, чтобы его словили.

– Значит, по простоте душевной милицию работой грузишь?

– Я затем говорю, чтобы готовились. Скоро он войско соберет и как встарь пойдет Москву воевать! Вона в городе как шумят, бьются насмерть!

Бабка говорила правду. Уже с неделю в городе было неспокойно. В ночь на воскресенье сгорел местный рынок. Кавказцы передвигались по городку только в колонне. Почти все магазины были наглухо закрыты, и лишь тогда горожане вполне осознали масштабы бедствия. Вся торговля в городке, вплоть до последней лавчонки или распивочной точки, оказалась в руках у приезжих. Голодные и трезвые жители быстро крепли умом и жаждали действий. Тем временем ушлые китайцы заперлись в бараке и не желали выходить на работу. По ночам вокруг общежития кружил страшный призрак. Китайцы опознали в нем Хан-Чан-Чуна, Бога войны. Озаренный луной Бог войны грозно сверкал очами и грозил китайцам саблей. Теперь рабочие требовали доставить их на родину, увеличив ввиду стремительной инфляции дорожные расходы, а также оплатить всей «пятой колонне» моральный ущерб. В случае невыполнения их условий, «ходи» угрожали засорить барачными нечистотами кристально-чистую, ни в чем не повинную Забыть.

В жарком мареве плавился и дрожал деревянный резной конек на крыше усадьбы, но в мыслях Севергин все еще был у Забыти. Выпитый до дна внезапной встречей с Флорой, он шагнул под родимые сосны. Белка с сердитым цоканьем отпрыгнула от его протянутой руки. Глухо заворчал Анчар, исподлобья глядя строгими янтарными глазами, и почему-то не прыгнул навстречу, не закрутился вихрем на месте, а остался лежать, положив на лапы тяжелую умную голову.

– Что с тобой, Егорушка? – В дверях стояла запыхавшаяся Алена.

Вглядевшись в лицо мужа, она отшатнулась и руками прикрыла живот.

– Все нормально, – пряча глаза, пробормотал Егор. – Может, у меня рога выросли?

Он схватил со стола кружку с молоком, жадно хлебнул.

Молоко прогоркло, как будто стояло здесь уже неделю.

Сердцем чуя неладное, Алена робко обняла мужа и прижалась прохладной щекой, но этот шелковистый холод отозвался в нем острой внутренней судорогой.

– Прости, я очень устал... Лягу, посплю...

Звезда волхвов

Глава 18

Кладезь бездны

Так пахнут сыростью гриба

И неуверенно, и слабо

Те потайные погреба,

Где труп зарыт и бродят жабы.

Н. Гумилев

Близилась полночь, а в покоях настоятеля все не гасла старинная зеленая лампа. У остывшего самовара в задумчивости сидел владыка Валерий. Смертельно бледный отец Нектарий притулился напротив. Мертвенный свет абажура заметно искажал лица, огрубляя черты, как посмертная маска из жидкого мела.

Кромешные тревоги последних дней отдались бессонницей. Отец Нектарий ослабел и по-стариковски сдал. Его единственное богатство: покой, что дарует человеку чистая совесть, стало добычей воров: неправедных и суетных мыслей. Резко постарел и владыка Валерий; тугие плечи опали, по бороде разлилось раннее серебро.

– ...Я отвел угрозу от монастыря, – продолжал тяжелый разговор владыка Валерий. – Хорошо, что сразу шума не подняли, и монах сообразительный оказался, тело спрятать успел. Но откуда в твоем монастыре девка взялась, да еще в колодце и голая? Молчишь? И я не знаю. Такое дело в канун торжеств – это неспроста, это подкоп сам знаешь под кого. Ну, да ладно, надо как-то с этим покончить. Припомни-ка все...

– В ночь на двадцать второе июня я служил молебен о павших воинах. На колокольне до утра звонили... – Настоятель слабо вскрикнул и прикрыл воспаленные глаза ладонью. – Я знаю... Знаю, как девушка попала в колодец... «Пятый Ангел вострубил, и увидел я звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны. Она отворила кладезь бездны, и вышел дым из кладезя... И помрачилось солнце...» – шептал отец Нектарий. – Звезда, падшая с неба на землю, это погибшая девушка. Восьмиконечный знак на стене начертан ее рукой перед гибелью. Она тонкая и гибкая, поэтому и прошла сквозь прутья решетки. Она ничего не знала о ловушке, и ее затянуло в колодец водоворотом, когда она искала пути к Тайная Тайн: ключ от кладезя бездны. В монастыре всю ночь бил колокол, поэтому тело всплыло почти сразу.

– Благословите, ваше Преосвященство, вызвать милицию? – немного успокоившись, попросил Нектарий. – Ведь никто из наших не виноват в происшествии.

– Не благословляю. Мы не имеем права бросать и малой тени на монастырь. Обитель и так в осаде прессы. Милиция, допросы... Писаки, как псы, вцепятся. А нам наше дело завалить нельзя...

Нектарий молчал. Перед его внутренним взором рушились и сдвигались горы и источники вод пенились кровью.

– ...За порядком в монастыре следишь не строго, – вернул его к действительности голос владыки Валерия.

Он выговаривал настоятелю по-отечески мягко, как-никак, теперь они были соучастники, и это сближало их.

– Сколько у тебя доверенных людей из братии?

– Двенадцать, – едва слышно ответил отец Нектарий.

– Мало... А бездельничают твои монахи много. Вчера иду по галерее, слышу – гогот! Послушники и трудники сбились в табун и анекдоты травят: между прочим, про церковное начальство!

– Не может быть.

– Может, еще как может.

– Что-нибудь непристойное?

– Гораздо хуже, вот, послушай: «Один строгой жизни монах почил в Бозе и вскоре прибыл в рай, где шли пышные приготовления. Все было в радостном ожидании, и монах невольно смутился.

– Спаси Бог, святой Петр, но я не достоин такого приема, – робко признается монах святому Петру.

– По правде говоря, – отвечал святой Петр, – этот прием не для тебя. Мы готовимся встретить одного епископа.

– Понимаю, – грустно ответил монах, – это вопрос иерархии...

– Это вопрос редкости! Оглянись, монахов здесь – тысячи, а вот епископы к нам попадают чрезвычайно редко...»

Меня увидели, онемели, потупились, ждут, что будет. А все твой Богованя монахов баламутит. Как-то спрашиваю у него, как найти келаря, а он отвечает:

– Отец Порфирий сейчас на скотне. Вы его легко узнаете по скуфейке.

– Так вы, должно быть, наказали весельчаков? – немного оживился настоятель.

– Плохо ты меня знаешь, отец Нектарий. На притчу о достойном иноке я ответил притчей о дурном: «Жил в монастыре монах, который справедливо считался позором для всей братии. Он был ленив, болтлив, к тому же закоренелый пьяница, и когда он в свой строк отошел ко Господу, монастырская братия невольно вздохнула с облегчением. Прошло некоторое время, и вот отцу игумену снится сон, где этот известный грешник блаженствует в раю с праведниками.

– Ты здесь? А мы-то считали тебя самим пропащим! – изумился игумен.

– Конечно, житие мое не было примером, – со вздохом признал монах. – Но за всю свою жизнь я ни разу никого не осудил...»

Прежде, чем осудить кого-либо, примерь сначала его башмаки, – говорили святые отцы наши, и были правы!

– Монаху надо терпения воз, а игумену – целый обоз, – устало согласился Нектарий.

– Не только терпения, Нектарий, но и соображения...

Но отец Нектарий больше не слышал наставлений владыки. То, что происходило в эту минуту в его душе, можно было сравнить с космической катастрофой. На одной чаше весов корчилась его растоптанная, окровавленная совесть, а на другой поместился величавый, но призрачный храм. Свет, дотоле озарявший его чистый и праведный мир, померк.

Глава 19

Ведьмин круг

Генеральша шального парада,

Огневица купальских костров.

Севергин проснулся от внезапного толчка изнутри. В жарких потемках зудели комары. Стрелки на старинных ходиках показывали полночь. Он всегда стерег этот короткий миг опасного безвременья, когда открываются зеркальные коридоры и сутки смыкаются в круг вечности. В этот час народное поверье запрещает покидать дом, чтобы не вверить душу черной силе.

Алена спала, жарко разметавшись, беспокойно вздрагивая во сне – намаялась за долгий жаркий день... Он осторожно переложил ее влажную руку со своей груди на подушку. Если бы она проснулась и окликнула его, может статься, все сложилось иначе...

Он жадно напился, постукивая зубами о ковшик, проливая на грудь ледяную воду. Его летняя форма, чистая и выглаженная, висела в закутке за пестрой занавеской. Он решительно надел форму, нацепил кобуру, словно эти атрибуты были частью купальского карнавала.

Голубая мгла окутывала дорогу к Забыти. В луговинах парным молоком растекался туман. Истомно стонал коростель, и яростным гвалтом вторили ему лягушки. Через Забыть пролегла широкая лунная дорожка, как хрустальный мост от дальнего темного берега к пойменной луговине, где золотым ожерельем полыхали костры. Егор протер глаза: в кругу голытьбы пировал Стенька Разин.

– Эх, пито-гуляно вволю! А пропито и того боле... Простой я казак, голова забубенная, только дороже воли да шашки для меня ничего нету! Поведу я вас, мои любезные станичники, на стольный град Москву, бояр да кабашников громить.

– Здравия желаю! – Окликнул Севергин честное собрание, но ватага хмуро оглянулась на милиционера, натянула на головы лохматые шапки и обернулась сухими пнями, а сам атаман – оборотился корявым выворотнем в папахе серебристого мха.

Волыжин лес играл зеленоватыми «блудными свечками». На берегу кружили в хороводе задумчивые девушки в белых рубахах.

Увидев Егора, девушки замкнули его в круг:

– Как Иван да Марья на горе купалися.

Где Иван купался, берег колыхался,

Где Марья купалась, трава расстилалась.

– Марью, выбирай Марью! – опьяненные хороводом «русалки» не выпускали его из круга.

Поднырнув под их сомкнутые ладони, в хоровод вошла Флора. Она словно летела к Егору поверх травы. На ее запястьях звенели браслеты из цветов, белая рубаха была подпоясана травами. На голове колыхался венок из ромашек и дягиля.

– Здравствуй, мой Яхонт-Князь! – С тонкой усмешкой Флора поклонилась Севергину. – Я выбираю тебя своим суженым-ряженым. Нарекаю тебя Иванкой, братом моим разлюбезным.

– За той рекой, за быстрою

Леса стоят дремучие!

Во тех лесах огни горят,

Огни горят великие,

Костры горят горючие,

Котлы кипят кипучие... —

выводил девичий хор.

В круг ворвался лохматый мужичок-шишига в вывернутом бараньем тулупе: сам с ноготок, борода с локоток. На волосяной опояске у него болтался сильно преувеличенный атрибут кукерского действа, вырезанный из дерева, и только тут Егор узнал Кощунника, неугомонного Кукера.

– Раскомаринский мужик, голубок!

Достал-вынул золотой колобок,

Сразу баба стала ласковая,

Шла до дома, не вытаскивая! —

вопил Кукер, задирая девушек.

В стороне от шальных плясок Будимир, он же Ярило-Припекало, добывал живой огонь кресеньем двух кусков дерева. Две жены-чаровницы деликатно воодушевляли его на это действо.

– Ой, Ярило-Припекало, поддай жару! – подбадривал Верховного волхва Кукер, потрясая своим деревянным жезлом. – В городе Калязине нас девчата сглазили! Если бы не сглазили, мы бы с них не слазили...

– Ведьма, ведьма! Лови ее! – засвистели и заулюлюкали в зарослях орешника. Хоровод разбился, смешался, и через поляну пробежало страшилище с соломенным чучелом «ведьмы» на шесте. Как по команде, «русалки» взялись метать цветы и травы на раскаленные камни. Душистый пар окутал поляну. Следом в костер полетели сорочки, и обнаженные наяды закружились вокруг костра. Их огненные, окрашенные бликами тела перелетали через огонь, потеряв всякую земную тяжесть.

Егор видел Флору сквозь высокое пламя, ее разметавшиеся волосы стлались по ветру. Он все еще пытался выскользнуть из круга, чтобы немного опамятовать в стороне от дикого ночного веселья, но свадебный пир воды и огня не выпускал его.

Наконец он вырвался и, пьяный от пляски, побрел прочь. На его пути вился «Ручеек». В этой древней языческой игре складывались пары на эту ночь. Разгоряченные плясками Иваны-да-Марьи погружались в теплую парную воду. Игры и хороводы продолжались в заводи и на песчаных отмелях.

В стороне от купальских игрищ Егор встретил Версинецкого. В пышной набедренной повязке из травы, он был похож на выброшенного волной водяного.

– Вы здесь?! – почти обрадовался Севергин. – Так это что, съемки?

– Камера! Мотор-р-р!!! – простонал Версинецкий. – Я мечтал снять такое, но это не фильм, это подлинная мистерия! Стихия! Я пьян без вина! Такое действо невозможно поставить! Это тотальный бешеный танец, так плясали в этих краях тысячелетия назад! Это все она – Флора! Без нее все было пресно, «как всегда». Кажется, она и вправду ведьма! Смотрите, что делается!

Егор беспомощно огляделся вокруг, не веря глазам. До этой минуты все еще надеялся, что попал на съемки. Между двух костров – восьмеркой, кружил хоровод «русалок». За мельканием невесомых тел Севергин вновь увидел Флору: в ее ладонях разноцветными струями дымилась чаша. Он рванулся к ней, но разгоряченные, хохочущие сирены не пускали его. Флора птичьим свистом разогнала русалок и поднесла ему чашу.

– Братик мой Иванушка, не пей из копытца, – прошептала Флора и, понизив голос, грозно нахмурив брови, пропела:

Чашу ту пригубишь, прикоснешься к ней —

И душу загубишь до скончанья дней!

Зловеще стихли русалки, внезапный порыв ветра с треском повалил сухое дерево в чаще. Как во сне, Егор принял из рук Флоры чашу, глотнул вязкое снадобье и зажмурился от горечи; под веками разлилось пламя – сияющий цветок огненной лилии. Потеряв равновесие, он упал навзничь в траву. Он успел схватить Флору за край рубахи, но она выскользнула из одеяния и исчезла в чаще. Колыхался цветущий боярышник, дрожал чуткий тростник, звонко плескала вода. Вокруг него, как сорванные листья, вились в хороводе русалки, поднятые с земли ночным вихрем.

– Ивашка Белая рубашка, люби нас! – глумились лесные девы, и он понял, что сделал что-то не так, и уже ничего нельзя исправить.

Поляна окуталась разноцветным душистым паром. Сквозь густую пелену едва просвечивал костер, и в этом теплом парном тумане кружили причудливые создания, дивные женщины с распущенными волосами, лохматые шишиги, лешие и кикиморы. Из травы, из мха, из-под коры деревьев, из-под коряг смотрели странные существа. Они вышли на свет ночных огней, и самые смелые уже плясали в хороводе и катались через поляну кувырком. Волки и медведи, женщины с лисьими хвостами и мужчины с оленьими рогами пластично, как в пантомиме, вели свои «звериные» танцы. Мохнатый старичок с лозой в руках прогнал сквозь огненные ворота долгогривых коней и белых коз с венками на рогах.

Неслышно подкравшись сзади, кто-то закрыл глаза Егора теплыми ладонями: «Угадай!»

– Флора!

Из сумрака выступила она, вся как светлая ночь: опасная, зовущая. Белая сорочка была опущена с ее плеч.

– Папоротник... Пойдем искать папоротник. – Папоротник-солноповорот, вокруг костра хоровод... – шептала Флора и влекла его в лесной сумрак. – В эту ночь муравьи сбивают муравьиное масло, оно дарует мужскую силу... Чтобы вяз червленый не гнулся, не ломился против женской плоти, против полого места... – вкрадчиво наговаривала она лукавый заговор.

– Ведь ты назвала меня своим братом, – робко напомнил Егор.

– Если б в эту ночь не покумились брат с сестрой, как огонь с водой, не расцвел бы Иван-да-Марья! – ответила Флора.

– Но это же сказка!

– Все сказки – забытые были. Посмотри туда.

На берегу Забыти играл на дудочке паренек в белой рубашке, отняв от губ дудочку, он запел: «Сестрица моя Аленушка, выплынь, выплынь на бережок».

«Тяжел камень на дно тянет, желты пески на грудь легли, шелкова трава ноги спутала. Злая ведьма меня сгубила, на речное дно положила...» – отвечал из тростников девичий голос, и горестными воплями вторили ей кикиморы в травяных шапках.

Флора, задыхаясь, читала заклинанья, похожие на детские считалки. В лесном спектакле она играла роль неузнанной ведьмы, которая обманула добра молодца, прикинувшись Аленушкой.

– На Море-Океане, на острове Буяне лежит камень бел-горюч, – пела Флора – На том Лытыре-Камене спит богатый дед, в сорок шуб одет. Жабы мои, ужи, медяницы да змеи лютые, скоропеи, собирайтесь в круг, уходите вдруг, под Камень бел-горюч, под Громовый ключ! Осы, осы, булатные косы, не кусайте, не жгите, под Латырь уходите. Комарики мои, зуи окаянные, гусляры-скоморохи, веселей играйте, рыбу потешайте. Из-под Каменя того выходит не полоз, а бык пороз пылок и яр! Пробудись, Дид-Ладо! Пробудись, Род! Гори, гори ясно, чтобы не погасло!

Лесные девы выплеснули чаши в огонь. Чаща наполнилась одуряющими ароматами. Удалые молодцы с дубинами выгнали на открытое место «ведьму» и с гиканьем и срамными шутками повалили чучело в костер. Русалки подбросили соломы.

Флора вздрогнула, словно от ожога, и потянула Егора прочь от купальского действа:

– Скорее в лес искать Огнецвет!

Во мраке вспыхнул цветок лилии – похожий на бенгальский огонек. Ослепительный свет залил ночной лес. Сверкающее колесо рассыпало жалящие искры, и Егор впервые в жизни потерял голову. Он даже забыл про Флору; весело и беззаботно, как шалый вешний зверь ловил хохочущих русалок, но они оказались проворнее; схватили его за руки и за ноги и поволокли к реке.

– Беги! Хватай! Люби! Спеши! – пели русалки и плескали в него теплой речной водой. – Здесь и сейчас! Ты будешь нашим Царем, Царица избрала тебя!

– Прочь, он мой! – прикрикнула Флора, и зазывные песни лесных дев стихли. – Подайте муравьиного масла для моего Яхонт-Князя! Принесите мне чашу юности и ярости. А возьму я чашу юности и ярости, распущу юность и ярость на Князя-Яхонта, на белое тело, на ретивое сердце, на семьдесят жил и одну жилу, что как турий рог, как дубовый сук...

Ловкие руки расстегнули портупею, стянули с плеч рубашку и вовсе никчемные атрибуты, лишние в ночном, пьяном от любви лесу. Жадные уста жгли его мимолетными касаниями, девичьи ладони нежно натирали тело муравьиным соком – терпким снадобьем, от которого сладко кружилась голова, томительно ныли мускулы и нарастало желание.

– Иди ко мне... Мой Князь молодой, рог золотой...

Флора манила его в туманную речную заводь. Ее влажные волосы относила река. Она сняла венок и пустила его по течению. Повинуясь ее зову, Севергин шагнул в теплую реку. Над водой клубился пар, резко пахло осокой. Рядом с ним по течению скользили венки, и в каждом горела золотая свеча. Шелковистые мотыльки, ночные бражники задевали лицо мягкими щекочущими крыльями. Над Забытью, как сгустки тьмы, низко и беззвучно реяли летучие мыши. Вода нежно и упруго удерживала Егора, словно хотела остановить, но по-женски мягко уступала его силе.

То, что случилось с ним там, в ночном лесу, в шелковых водах Забыти, походило на его юношеские сны. Он запомнил лишь невесомый полет их сплетенных тел в теплой воде и дивную лучистую звезду. Ее непрочный свет искрился и дрожал в водяном зеркале. Безжалостный рассвет торопил хмельную ночь, а он все не мог поймать ускользающую тайну и вновь и вновь раскрывал запретную книгу, к которой в начале времен приложил уста Темный Ангел.

* * *

Проснулся он от зудящих комариных укусов. Сел на измятой траве, ощупал лоб. На голове вместо венка – соломенный вехоть, на бедрах – измочаленная травяная юбка. Лес был пуст и по-осеннему тих. За ночь вокруг него «ведьминым кругом» вылезли грибы-веселки и теперь глумились над поверженным богатырем мерзкими малиновыми головками.

«Пистолет, удостоверение...» – мелькнуло в гудящей голове. Прикрывшись лопухом, он побрел, сам не зная куда. На берегу стыли пепельные язвы костров.

Едва вспомнив ночь, он застонал. Было или не было? Приснилось... Но зачем он проснулся, зачем оборвал этот сон? Нет, не то... Зачем поверил ведьме и в ее опасном колдовстве, в соблазне тайного греховного знания, потерял последнее, что у него было? Знаками вопроса извивались вокруг него побеги папоротника. Подтверждая худшие опасения Егора, его милицейская форма вместе с кобурой была напялена на соломенное чучело.

Кое-как одевшись, он наконец-то нашел тропу. В широкой развилке дерева рядом с тропой дремал старичок, тот самый, что кубарем катался вокруг костров и гонял скотинку сквозь купальское пламя. Задрав на ствол мохнатые лодыжки, старичок почесывался от комариных укусов. Невдалеке паслись стреноженные лошади.

– Батяня! – окликнул его Севергин.

– Ась? – отозвался старичок.

– Это что здесь было ночью-то?

– Съемки были, ну и выпили маленько с устатку.

– А ты-то кто будешь?

– Табунщик я. Коней с завода выписали и мне препоручили. Фильм-то «истерический», а какая история без лошади? Я за лошадьми сызмальства хожу, самая умная на земле тварь, лошадь. Ты босиком-то не шастай, тут жмеи водятся.

– А где все?

– Ить в Москве, наверное. Окончилось кино!

Звезда волхвов

Глава 20

След «ягуара»

Ваши пальцы пахнут ладаном...

А. Вертинский

До обеда Севергин отлеживался, свернувшись под одеялом. В жаркий полдень Алена затопила печь. Егор лежал на горячей лежанке, как раненый зверь, в колючем ознобе мучился жаждой, как отравленный. Обычная человеческая жизнь, какая ни на есть – с трудами, заботами, надеждами и скромными радостями, утратила всякий смысл и обесцветились, как в пекельном пламени. Что делать теперь? Как жить? Молиться, чтобы Бог милосердно отнял память? Бежать в монастырь, проситься к исповеди, покаяться отцу Нектарию? Но разве поймет его старик-монах? При одной мысли о покаянии, из берложьих глубин его памяти поднималась свирепая гордость и ревность ко всякому, кто коснется его тайны, словно там, на берегу Забыти, на белоснежном кресте ее тела, он познал нагое откровение, заглянул в мастерскую Бога и сам на миг стал Богом.

– Егорка! Егор Сергеевич! Эй, участковый, проснись! В Забыти, на Омутище утопленницу поймали! – В окошко барабанила сморщенная старушечья рука.

– Ну, наконец-то, – с жестоким облегченьем пробормотал Севергин.

На берегу вокруг скомканных сетей уже толпилась половина деревни.

– Опять браконьеришь, Жеха? – спросил Севергин у местного рыбаря, равнодушно дымящего самосадом.

– Скажи спасибо, что твою работу делаю, – пробурчал бурый от солнца и водки рыбак.

Тело было едва прикрыто засаленным «спинжаком» рыбаря. Золотистые пряди стлались по осоке. Юная кожа жемчужно отсвечивала на ярком солнце. Со дня исчезновения девушки прошло четверо суток, но смерть все еще не получила своей законной доли.

Он сразу узнал Ладу, но не по фотографии, а по тому последнему облику, который провидел художник, писавший ее портрет. Скинув китель, Егор плотнее прикрыл тело от людских глаз, от яростного света, и принялся срочно вызванивать «район».

После того, как на месте поработала опергруппа, Севергин пошел за Анчаром. Этот отпечаток на свежей глине, похожий на след армейского ботинка, он приметил заранее и прикрыл ветками, чтобы никто случайно не затоптал. След отпечатался много ниже по течению от места обнаружения тела и не заинтересовал экспертов. Анчар быстро понял, что от него требуют, и уверенно взял след. Теперь он азартно тащил проводника через Волыжин лес, прямиком к языческому становищу.

Час назад лагерь язычников пережил налет Квита и его подручных, нагрянувших с внезапным обыском. Примечательно, что обыск не имел отношения к обнаруженному на Дарьином Омутище телу и был предпринят по прямому указанию Шпалеры, но так уж получилось, что москвичи, всюду опаздывая, здесь сработали с явным опережением. Сказочные шалаши походили на разоренную медведем муравьиную кучу. На поваленном «родовом столбе» тоскливо каркал ворон. «Древо желания» шелестело обрывками лент, ветер разносил пепел ритуальных костров. Купальские венки, брошенные в озеро, не желали вянуть, ветром их сбило в кучу и пестрым островом прибило к берегу. Под ногой Севергина хрустнула глиняная уточка-свистулька.

В лесной тишине звучал глуховатый басок. У костра сгрудились общинники, внимая Будимиру.

– На наших глазах потомки Чернобога берут верх над потомками Рода. Но священная битва Яви и Нави, где бились наши отцы, где предстоит биться и нам, только разгорается, – вещал Верховный Волхв.

Приветствуя Егора, он, по примеру древних римлян, поднял вверх прямую правую руку.

Пес покружил вокруг Древа Желаний, откуда подручными Квита были срезаны все амулеты, и широкими рывками поволок Егора к Утесу. След оборвался у железных дверей, опечатанных свежей, подтаявшей на солнце монастырской печатью. Значит, человек шел к омуту прямиком из монастырского подвала, он же заходил к язычникам. Зачем? Похоже, из подвала он вышел с тяжелой ношей. Следы, ведущие к реке, были заметно глубже тех, что отпечатались на тропе к языческому лагерю. Значит, вход в подвал запечатали после того, как из него вышел человек с поклажей.

Нужно было срочно обследовать подвал и опросить настоятеля. Не теряя времени, Севергин двинулся к монастырю, надеясь заручиться поддержкой и помощью отца Нектария в расследовании столь необычного дела.

Возле монастырских ворот он крепко привязал Анчара к столетней липе и прошел по дорожке к настоятельской резиденции. У крыльца беспокойно двигались охранники, помогая парковать синий «Ягуар». Низкорослый носатый служка почтительно распахнул дверцу, выпуская пассажира: грузного архиерея в фиолетовой рясе. Севергин припомнил, что уже видел его на уступе Утеса. Мельком взглянув на Севергина, тот едва не споткнулся о прогнутые от древности ступени, но двое монахов поддержали его под руки и проводили внутрь собора.

Монастырский сад нежился в золотом закатном мареве. На старых растрескавшихся стволах стыли капли медовой камеди. Высаженные рядком кедры-трехлетки точили смолистый аромат. Седой послушник косил траву под деревьями, и Севергин с радостью узнал старика, которого недавно встретил у кладезя. Отирая забрызганное травяным соком лезвие, косарь поинтересовался:

– Какими судьбами, господин служивый, в монастырь пожаловали, дела пытаете или от дела летаете?

– Дела ищу, отец. И с делом этим мне надо как можно скорее попасть к настоятелю.

– О прибытии-то доложили?

– Никак нет! Не успел.

– Отдыхаешь, Богованя? – на бегу окликнул старика молодой монашек, пробегающий мимо с топориком на плече.

– Работа для монаха есть нечто доброе, – ответил старик. – Вот почему всегда надо оставлять немного на завтра. Зато твой топор, брат Михаил, в деле подобен молнии.

– Да? – простодушно обрадовался послушник.

– Он никогда не попадает в одно и то же место, – смиренно закончил Богованя. – Тут к настоятелю милиционер пожаловал, сходи до отца Нектария.

Паренек скрылся за деревьями.

– Обожди, сынок, пришлют за тобою... В монастыре во всем порядок и очередность.

– Как в армии, – усмехнулся Егор.

– Похоже, – согласился старик. – А те, кто после долгой отсидки попадают, так говорят, вообще никакой разницы нет. Присядь, сынок, отдохни. Слышишь, как всякая травка говорит: «Оглянись, человече, посмотри – мудрость кругом какая!»

– Мудрость?

– Мудрость, она не в глаголенье, а в молчанье. Потому-то во всяком цветике полевом больше мудрости, чем во всех книгах, от века написанных, ведь его Господь сотворил, а не суесловие человеческое. Приглядись, и он научит тебя тому, что даже в Святом писании не найти.

– Цветы на женщин похожи, – задумчиво сказал Егор. – Особенно розы.

– Счастлив был бы Адамов род, если бы оно так и было! Ты посмотри на цветок, а потом на иную бабешку. У розы и вправду душа нежная. Есть цветы строгие, целомудренные, а есть – разбитные вольняшки. Вот, бывает, такая фря украшается, чтобы шершней-кавалеров привлечь, духами прыщется, брови рисует, уста червленым мажет, наряды меняет, пришла бы в мой сад погулять, умнее бы стала. Гляди, мак алой юбкой на ветру полощет, а через день смотришь – облетели одежды и осталась одна голая правда: черная мохнатка во всем безобразии торчит на стебле, и нечем ей прикрыть свою срамоту. Это и есть нагое виденье, которое душу губит.

– Так-то оно так, только есть в маке хмельная горечь, кто попробовал, тот не забудет, – с внезапной мукой ответил Севергин.

– Да, всякий цветик душе знакомое глаголет...

– Прости, батя!

Севергин предупреждающе поднял руку и прислушался. С соборной площади неслись испуганные крики, с неистовой злобой залаял Анчар, следом грянул выстрел. Короткий собачий визг оборвался.

Через минуту Севергин был на площадке перед настоятельской резиденцией, но опоздал. Анчар лежал на боку, судорожно вытянув лапы. Между ребер ало пузырилось пулевое отверстие. Вытянув напряженную шею, он словно все еще летел в погоню. Вдоль линии его прыжка тянулся оборванный поводок. Карий глаз играл живой янтарной влагой, но пес был мертв.

Вразвалку подошел охранник, тот самый, что охранял забор «Родника». Теперь на его куртке белела восьмиконечная звезда: эгида Свято-Покровского монастыря. Ухмыляясь, он достал сигареты и долго не мог высечь огонь.

– Собака твоя поводок перегрызла, на человека набросилась. Хорошо, я был рядом, уложил одним выстрелом.

– Он только удерживал!

Севергин понимал, что случилось непоправимое. Пес самостоятельно опознал одному ему ведомого человека. Избалованный Аленой, безработный следопыт решил проявить инициативу.

– Где этот человек?

– Он не из наших, отбыл с владыкой Валерием.

Егор похоронил Анчара в заглохшем углу сада, позади усадьбы. Со смертью собаки что-то кончилось в нем. Точнее, эта гибель была предвестием того нового и жестокого, что властно вошло в его жизнь и уже требовало жертв. Внезапно опостылело все, что прежде было мило. Не трогала беременность жены. Егор смотрел сухо, раздражался по пустякам и тут же винился, искал, чем загладить. Думалось только об одном: когда он снова увидит Флору, и сердце таяло от этого ожидания, как убывающий месяц.

«Давно это было... Женился Месяц на Солнце, и у них появились детки – частые звездочки. В те времена Месяц был такой же круглый и ясный, как Солнце, и в мире царила любовь. Но недолго был верен ясный Месяц солнечной деве. Влюбился он в утреннюю звезду Денницу и блуждал влюбленный по небу. И разгневался верховный Бог, ударил в Месяц своими громовыми стрелами и разрубил его пополам, приговаривая: „Зачем ты оставил Солнце? Зачем мечтаешь о Деннице? Почто таскаешься один по ночам, как блудный пес?“

Эту сказку для взрослых о солнце и звездах когда-то баяла бабушка, а оказалось, что это о нем.

* * *

После съемок Купальской ночи съемочная группа переместилась в Сосенцы. Невзирая на весть о скорбной находке, среди «киношников» царило пристойное оживление.

– Все это ужасный, совершенно ужасный случай! – по-бабьи причитал Версинецкий. – Но мы все же доснимем и смонтируем фильм. Мы просто обязаны это сделать в память Лады. Флора так похожа на... свою сестру. Остаток фильма мы добьем с ней. Для Флоры, это будет дань памяти. Наша скоморошинка повзрослеет и станет очаровательной женщиной с затаенной печалью в изумрудных глазах.

– Какая скоморошинка?

– Лада играла юную язычницу-чаровницу.

– Чушь какая-то.

– Вы слыхали о фестивале в Каннах? – обиженно поджал лиловые губки Версинецкий. – Наш фильм вполне может претендовать на «Золотую ветвь». К тому же трагические истории всегда привлекают внимание публики, особенно если гибнет невинный ребенок или девушка. И тогда вся картина, каждый ее эпизод, каждая фраза приобретает глубокий отзвук, как если кричать в колодец.

– В колодец вечности? И для этого достаточно утопить молоденькую актрису...

– На что вы намекаете? Девушка погибла не на съемочной площадке! – холодно заметил Версинецкий.

– Где... Флора..? – выдавил Севергин, чувствуя, что выдает себя каждым жестом и словом.

– Уехала в Москву. Она еще ничего не знает.

– Я сам вызову ее на опознание. – Голос предательски дрожал.

– Вот это кстати. Нужно спешить... – Версинецкий замолк, как проговорившийся шпион.

– Действительно, нужно спешить – до фестиваля не так много времени. Так это вы написали Флоре СМС от имени Лады?

Версинецкий побагровел:

– Если я скажу, что да, вы меня арестуете?

– Там будет видно...

– Тогда нет, и еще раз нет!

– Все ясно: маньяки «от кино» встречаются нечасто, но уж если встречаются... – Севергин зашагал прочь, не слушая причитаний Версинецкого:

– Поверьте, я хотел, как лучше... Полгода труда...

Заключение экспертизы Севергин должен был получить только на следующий день. Он никого не знал среди криминалистов, поэтому с результатами по его делу не торопились. Чтобы ускорить ход расследования, он решил поговорить с экспертом с глазу на глаз.

Круглый, как шарик, эксперт Эдгар Волчков опровергал все теории о «профессиональной деформации». Либо форма шара очень устойчива к деформации, либо это с ним все же произошло, но не в ту сторону, о которой предупреждают психиатры.

– Прелестная, прелестная блондинка, – слегка картавил розовощекий весельчак. – Стопы немного разбиты, вероятно, из-за занятий классическим танцем, но в остальном – очаровательна, просто очаровательна. Пока могу сообщить только предварительные результаты. Легкие полны воды, но отнюдь не речной, в которой полно ила, а, так сказать, родниковой.

– Что это значит?

– Это значит, ее топили минимум дважды. Первый раз в колодезной воде. Второй раз – в речной. К тому же на ее коже повсеместно остались следы. – Толстяк умолк, выдерживая эффектную паузу.

– Что за следы?

– Следы редчайшего вещества. Даже не знаю, как его назвать. Формула оказалась очень сложной. Короче, необходимо заключение химиков. Этим веществом девушка была обмазана буквально с головы до ног. Кстати, она закончила свою жизнь девственницей. Прочие подробности в протоколе.

– Скажите, могу я увидеть тело?

– Это ваше первое дело? – понимающе хмыкнул Волчков. – Тогда пойдемте.

Сняв простыню, Севергин окинул взглядом труп: в резком свете прозекторских ламп девушка казалась спящей.

– «...Вашего тела розовый куст, который я так любил...» – едва слышно прошептал эксперт. – Хороша, нет, право же хороша!

Севергин бегло осмотрел тело, полностью лишенное золотистого пушка, напоминающего о шагах эволюции. Кожа девушки казалась нереально гладкой, нежно-восковой.

– Помогите перевернуть ее.

Кряхтя Волчков исполнил его просьбу.

– Что это? – Севергин разглядывал неглубокие ссадины на коже.

– Труп некоторое время лежал на камнях. Эти отметины на спине отражены в протоколе.

– А это? – Севергин приподнял узел влажных волос.

– Ничего особенного: роскошная грива.

– Посмотрите: на темени выстрижена прядь.

– Вот этого я не заметил.

– Кто это мог сделать?

– К сожалению, экспертиза не может ответить на этот вопрос, но резали, похоже, не ножницами, а острозаточенным ножом, что гораздо труднее.

– Я уверен, что это сделали уже после смерти.

– Почему?

– Это надолго обезображивает голову, ни одна девушка не согласится на такое.

– Вы правы. Кстати, именно на темени волосы выстригают ритуально, в знак посвящения, как это делают при крещении или пострижении в монахи. Известно, что древние римляне отрезали прядь волос на темени своих рабов, – добавил эксперт, протирая вспотевшие очки. – Вас ожидает сложнейшее расследование, господин лейтенант.

Севергин судорожно пытался выстроить версию, свести воедино данные экспертизы и собственные предположения, но абсурдность всех примет подталкивала его лишь к одному выводу. На теле девушки остались следы некоего культа: тайного, темного, будоражащего.

– Так что вызывайте на опознание, – на прощание сказал Волчков. – Родственники у нее есть?

– Да... Сестра, – выдавил Севергин.

На утреннем совещании у полковника Панина на голову Севергина выплеснули целый ушат новостей. События множились, как плесень в забытой кринке. В ночь на Ивана Купалу, ближе к рассвету, на недостроенное имение известной бизнес-леди Ангелины Плотниковой было совершено нападение. Злоумышленники подплыли на плотах со стороны Забыти. Пока охрана продирала глаза, ватага высадилась на белокаменную пристань, связала охранников, перебила стекла в особняке, прихватила недавно завезенные в имение предметы роскоши и отбыла восвояси, отколотив головы мраморным львам, охранявшим пристань. Плоты вскоре были найдены на Забыти вблизи Утеса, а самих погромщиков и след простыл. Все имущество, награбленное в имении: шикарные телевизоры, видеоплееры, китайские ковры, богемский хрусталь, сервизы и соковыжималки были подброшены на крыльцо местной богадельни.

Охранники утверждали, что набегом руководил призрак богатырского роста. Он громовым голосом ревел «Сарынь на кичку!».

Еще одно неизвестное формирование партизанило в окрестностях. Народные мстители подпалили забор, ограждавший Царев луг, и сыпанули песок в бензобак бульдозера, что перепахивал заповедные курганы. Предположительно злоумышленники скрывались в Волыжином лесу или в пещерах на Утесе. В ближайшие дни там предполагалось устроить облаву, утес и подземелья под ним прочесать насквозь, с доставкой всех подозрительных личностей в областную Управу.

– К тому же кавказцы волнуются, – закончил свой доклад Панин. – Их тоже можно понять. Сколько денег Шпалере и его камарилье отвалили, а их какой-то Стенька поджечь грозится, каждую ночь погрома ждут, на чемоданах спят. На улицах не прекращаются стычки, и все это накануне Дня города! Того гляди – полыхнет!

В тот же день Волчков вручил Севергину заключение химической экспертизы.

Ничего не понимая, Егор крутил в руках отчет с описанием загадочного вещества, обнаруженного на теле Лады Ивлевой.

– Это миро, – пришел ему на помощь эксперт, – но весьма необычное, уже давно вышедшее из употребления.

– Миро... Что это такое?

– Эх, молодежь, молодежь. Еще Соломон в Песне Песней говорил: «Имя твое, как разлитое миро». Это священное масло используется при различных религиозных таинствах, к примеру при помазании на царство или при древнем «посвящении в пророки».

– Значит, над телом был произведен какой-то обряд?

– Вполне возможно... Это воистину драгоценный аромат, и девушку натерли этим снадобьем буквально с головы до ног. Я написал вам направление в Москву, в нашу криминалистическую Мекку. При помощи спектрального анализа можно установить более точный состав.

– Отлично, я выезжаю сегодня же! – Егор едва успел скрыть свою преступную радость при одной мысли о Москве.

– Эх, молодежь, молодежь... – вновь вздохнул Волчков, протягивая на прощание розовую, пухлую ладошку.

Оформив протокол и завершив формальности, Севергин позвонил Квиту.

– Слушай, выручай, мне тут первое дело поручили...

– Докладывайте, лейтенант!

– Так, вникай! Вчера утром из омута достали утопленницу. Это и есть та самая пропавшая Ивлева.

– Поздравляю, у тебя есть шанс раскрутить это дело.

– Все не так просто. Труп явно перетаскивали с места на место. На темени выстрижена прядь волос. На теле остались следы дорогого церковного масла. Эксперт назвал его церковным маслом.

– Церковным маслом? Да еще дорогим? – Квит цепко ухватился за внезапно родившуюся идею. – Выдвигай новую версию: это убийство, но не ритуальное. Возможен подкоп под Плотникову. Судя по стилю, играют ее конкуренты. Такое убийство «с загадкой» может служить и черной меткой, и даже подарком, приуроченным к знаменательному событию, или даже ко дню рождения, вроде убийства заслуженной журналистки в день рождения Самого... Сечешь? Кстати, от этого омута до монастыря далеко?

– Можно сказать, рядом.

– А «поганцы»?

– Еще ближе.

– Все ясно. Версия вторая – язычники! Надо срочно выписать ордер на задержание их главарей! Ох, чует мое сердце, что тут все в один узел завязано. А что за омут?

– Дарьино Омутище-то? Испокон века так зовут. В этом месте вода «играет».

– А почему Дарьино?

– Жила, говорят, такая Дарья: красавица-девка. Ославили ее, как ведьму, да так, что жених от нее отказался, а она уже забрюхатела. Напал на скотину мор, ну, люди-то темные были, стали ведьму искать. Заподозрили Дарью, избу сожгли и за ней погнались с дрекольем, так она возьми, да в Омутище-то и прыгни, это на сносях-то... В нашем омуте такие токи; что упало, то пропало. Это чудо, что рыбак утопленницу сетью зацепил. С той поры уже сто лет прошло, а то и двести, а Дарью все еще на Забыти встречают, особенно если рыбаки улов на берегу отмечают. Вроде, как в омуте она родила, и теперь просит для дитенка колыбель смастерить. Местный фольклор, понимаешь.

– Красиво врешь! Только народные байки на пустом месте не родятся. Я советую тебе вызвать водолазов или для начала самому обследовать этот омут.

– Да, придется попотеть. Это мое первое дело, нельзя завалить. Сегодня еду в Москву, к криминалистам.

– Желаю успеха. Хотя дельце-то опасное, может быть, лучше – самоотвод.

– Нет.

– Вот что, тогда этим делом займемся вместе, одного тебя быстро завалят, если что. Завтра же собьем следственную группу.

Звезда волхвов

Глава 21

Схимник

Черное одеяние схимника, расшитое символами смерти, есть броня и защита от духов тьмы. Сама же Великая Схима почитается среди монашества как чин, равный ангельскому...

В последние дни внутри обители было неспокойно, словно завелся в ее стенах тайный враг. Он исподволь копил крамолу, смущал сердца и отвлекал от молитв. Нет, с виду все было обычно, но тихие беседы монахов в укромных уголках сада, их опущенные долу глаза и странные недомолвки настораживали владыку. Вчера он вознамерился строго отчитать отца Нектария, но встретил неожиданный отпор.

– Ваше Высокопреподобие, почему вы позволяете мирским новостям проникать в монастырь? Может быть, ваши монахи скоро начнут газеты читать? – едко спросил Валерий.

– А что ж такого? Мирские новости – лучшее лекарство для монаха, дабы отсечь все мысли о возращении в мир, – ответил с неожиданной легкостью настоятель.

«Если так и дальше пойдет, то все монастырское благолепие и чинопочитание под корень изойдет, – рассуждал владыка. – Да и милиция что-то слишком зачастила...»

Сквозь задернутые шторы владыка частенько наблюдал, как бравый милиционер меряет шагами монастырские дорожки, присматривается, вынюхивает. Тит доложил, что «легаш» подолгу разговаривает с садовником Богованей. Ни к чему доброму такая дружба не приведет.

Сегодня владыке предстояла важная встреча внутри монастыря. Настоятель Нектарий доложил, что схимник Феодор хочет о чем-то рассказать епископу, и около полудня обещал проводить к затворнику в «печору». Владыка никогда не разделял восторга своей паствы перед «старцами». Да и официальная Церковь всегда с осторожностью воспринимала деятельность этих подвижников и пророков, слишком независимых от воли правящих иерархов и оттого неудобных и даже опасных.

Дверь в покои скрипнула, и легкой походкой в комнату вошел отец Нектарий. Он выглядел неожиданно повеселевшим, словно встреча со схимником добавила ему сил.

– Пойдемте, ваше Преосвященство, отец Феодор «в духе» и ожидает вас, – со скромной радостью сообщил отец Нектарий.

Путь в «печору» начинался позади старинной часовни. Она, как замок, прикрывала спуск в глубокое подземелье, напоминавшее сумрачный кирпичный каземат. Узкий коридор упирался в деревянную дверь. Раз в сутки на кирпичном выступе у двери схимнику оставляли немного воды и хлеба. Но уже несколько лет старец жил «не снедая»; воду и хлеб лишь меняли на более свежие.

Отец Нектарий осторожно отворил тяжелую дверь, и владыка ступил в тесную земляную камеру. Затворник поднялся навстречу гостю. В иссохших ладонях старца подрагивала горящая свеча. Крест-голгофа на куколе Феодора и церковнославянские письмена смутно белели во мраке «печоры».

Чувствуя непривычную робость, владыка Валерий подошел под благословение, низко склонившись, коснулся губами ледяной костлявой ладони, ощутив едкий запах старости. Такой заводится в сундуках с давно не ношенной одеждой. Владыка невольно подергал носом, прикидывая, каково старцу почти полтора десятка лет не покидать «печору».

– Здравствуй, радость моя, – в голосе старца тонким ледком прозвенел укор.

От доверенных людей владыка Валерий знал, что старец не выходит из «печоры» и не общается ни с кем из братии. Но в делах обители затворник проявлял подозрительную осведомленность, словно все, что происходило в монастыре и в округе, этот «жилец могилы тесной» знал по духу. Верно сказано: чтобы прослыть пророком, иногда достаточно быть пессимистом.

– Здоровы ли вы, отче? – вкрадчиво приступил владыка.

– Здоров, слава Богу, – глухой старческий голос шел, словно из тесной глубины, – только одним здравием рад не будешь, особенно ныне.

Владыка Валерий напрягся, готовый скрепя сердце выслушать любую критику, но тихий размеренный голос старца приводил его в тайное бешенство.

– Ожидая высоких гостей, думал я об угощении, – издалека начал схимник. – Но словесный пир мой оказался омрачен горечью. Невольно пришли на ум слова Серафима Саровского о тяжких временах, когда даже многие архиереи отступят от чистоты православия... Долго молил Серафим об их прощении, но Господь ответил: «Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком лишь чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня...»

– Но ведь это пророчество относится к двадцатому веку, к эпохе большевистских гонений, – решительно поправил старца владыка Валерий. – Минуло сие царство агарянское. Церковь возрождается и украшается. Народ тянется к вере... Видали ли вы, отче, как Россия молится? Люди в храмах стоят, лица светятся. Вот она, Русь Святая, злобе неподсудная! Но есть и такие в наших монастырях умники, что своими речами клинья под церковь подбивают, смущают простаков, «числом зверя» пугают. Словно «зверь» тот в темном углу сидит, рожки выставляет. В нас он прячется, если изгоним из себя, негде ему будет притулиться, он и растает. Посмотрите, сколько тайных врагов, сколько продажных писак вокруг Церкви вьются, шельмуют священников, не щадят и высокий архиерейский чин...

Владыка Валерий привычно вел свою «рапсодию», намереваясь двинуться в наступление, полагая, что уже достаточно выслушал отца Феодора, но в горле внезапно заворочался колючий ком, и владыка вынужденно умолк.

– Напрасные страхи нагоняешь, сыне, – продолжил разговор схимник. – Для Церкви нет угроз во внешнем мире, а вот внутри... тут разверзаются целые пропасти и черные бездны. Оглянись, владыка: народ смотрит на нас внимательно. Святость нашей жизни должна руководить его к Богу, но, увы, на деле выходит обратное. Мы нисколько не уступаем мирским во властолюбии, с такою же жадностью гоняемся за почестями и достоинствами земными, стяжаем удобства и ищем плотского покоя. Наши души пусты, в них нет и следа веры, любви или иного теплого чувства, зато есть место для других чувствований и упований, для жажды и мирских желаний. Горько мне, что не трудами иноков и скромными даяниями мирян прирастает обитель, а с неправды богатеет. Уже и воду Громового ключа продавать собрались, и участок под старым кладбищем сдали в аренду. Помощь спиртом и табаком принимаем...

– Так ведь не для себя трудимся, отче, а ради Господа... – владыка вновь умолк, словно ему перехватило горло.

– «Ради Бога», сын мой, это страшный и великий глагол! Им и прикрываемся, но «горе вам, лицемеры, что очищают внешность чаши, между тем как изнутри она полна хищения и неправды». Позабыли мы, что некогда сам Спаситель торгующих из храма изгнал...

Знаю я, что ты в Служебник изменения внес. Поминаешь именем Господа нынешних «благоверных и христолюбивых правителей их же оправдал еси правити на земли...». Это нынешние-то разорители России призваны Господом?

Изнутри моего каменного гроба мне многое видно и многое слышно. Знаю я, что на новых язычников управу у властей ищешь, защиты от тоталитарных сект требуешь. Или пословицу позабыл: «Волка на собак в помощь не зови...»

Не участвуй в делах тьмы, владыка! Единственный способ борьбы с тьмою, самому быть светом, гореть, разгораться, сверкать. Видел ли ты, сыне, как на службе свечу от свечи зажигают? Человек – он та же свеча, а без фитиля, без тайного пламени – огарок он, испорченная вещь! Гореть – больно, но это то самое мученичество и исповедничество, которого требовал Иисус от учеников. Христианство – это пожар совести. Вероучители русские уходили в леса, облекались в вериги, заточали себя в суровую схиму и тем давали пример борьбы с пагубными страстями и дурными стремлениями. Душа народа потрясалась и получала могучий пример добровольного самоограничения, столь необходимого для здоровой жизни. Церковь-то не в бревнах, а в ребрах...

– Молитесь за меня, отче, – прошептал владыка и стремительно покинул келью.

Второпях он дверью прихлопнул край рясы и с полминуты раздраженно дергал подол, пока на помощь не подоспел Тит.

Звезда волхвов

Глава 22

Крещение огнем

Правдива смерть,

а жизнь бормочет ложь.

Н. Гумилев

Спаленный любовной горячкой, Севергин гнал по трассе к далекой, окруженной алым заревом Москве. Так ломится буланый лось в период гона, оставляя на суках клоки окровавленной шерсти. Позади него остались выжженные версты и дымящиеся развалины; все, что он строил с надеждой и терпением, ласкал, берег и повивал смыслом, обесценилось и стало пеплом.

Официальной версией его поездки в Москву была доставка в криминалистическую лабораторию образца загадочного вещества. Неофициальной – желание увидеть Флору, и он имел полное право увидеть ее, чтобы, согласно служебному долгу, сообщить, что найдено тело ее сестры.

– Таких изысканных снадобий давно нет в обиходе нынешней церкви, – пожимала изящными плечиками главный эксперт. – На спектрометре нам удалось обнаружить раритетные вещества, годящиеся разве только для музейных коллекций. Судите сами: египетская мастика, кипарисовая смола, базилик, фиалковый и имбирный корень, кардамон, масло мускатное, бергамотовый бальзам и гвоздичное масло, вытяжка из померанцевых яблок и майорана. Кроме того, афонский ладан, аравийский тимьян, сирийское розовое масло, зерна лотоса и настоящий мускус. Эти вещества сходны с обнаруженными на Туринской плащанице.

– Значит, все-таки обряд?

– Да, эти масла применялись в древности для религиозных таинств, в виде тонкого помазания особой кисточкой. Но, насколько мне известно, «объект» был покрыт им довольно густо.

– Ритуальное убийство? – предположил Севергин.

– Если остановиться на этой версии, то придется предположить, что мы имеем дело с древней сектой с обширными связями в Греции и Святой Земле. Подобные вещества стали редкостью еще несколько столетий назад.

Севергин поблагодарил очаровательного консультанта и торопливо вышел из лаборатории. Теперь он должен был дождаться вечера, чтобы встретиться с Флорой. Жгучее муравьиное масло Купальской ночи покусывало в паху и в подмышках. И едва отворились двери и на пороге возникла она, Севергин шагнул к ней и стиснул ее плечи. Он подумал, что так легче будет сказать ей о смерти Лады, не глядя в глаза, но, чувствуя каждую ее жилку.

– Флора, прости... Мне тяжело говорить, – он обнял ее, не решаясь поцеловать.

Он смотрел на большой аквариум за ее спиной, где в эту минуту все замерло и окостенело. Остановили свои медлительные танцы жабы, настороженно подняли головы и застыли гладкие аспидно-черные ужи.

– Молчи, я все знаю...

Осторожно поддерживая за плечи, Егор проводил ее до дивана.

– Я могу забрать ее тело или надо ждать окончания следствия? – после долгого молчания спросила Флора.

– Пока не знаю... На теле твоей сестры обнаружено церковное миро. Скажи, она была крещеной?

– Нет. Ни она, ни я не крестились в церкви, но мы приняли крещение огнем.

– Я ничего не знал о таком обряде.

– Он намного старше крещения водой, ему несколько тысячелетий. «Крес» по-славянски огонь, а «кресенье» – возжжение внутреннего огня... Огонь Сварожичь горит в сердце всякого человека и каждой звезды, – прикрыв глаза, говорила Флора, словно читала скорбную молитву.

– Прости, Флора, я лучше пойду, – сквозь сжатые челюсти простонал Егор.

Неуверенно ступая, Флора проводила его до дверей:

– А знаешь, почему я выбрала тебя? – внезапно спросила она. – Все оказалось так просто. Ты позвонил и назвал свою фамилию: Севергин. Твое родовое имя идет от Сварога, Творца всей Поселенной. «И после Сварога княжил его сын именем Солнце, его же рекут Даждьбог, бе муж силен и славен...» Твой Род, твое мужество отмечено солнечным огнем и чистотой... А ты думал, я всех гостей встречаю голая?

– Теперь я понимаю, что это был только символ, что-то вроде «нагой истины».

– Все в нашем мире – лишь символы... Прощай, мой Яхонт-Князь.

– Прощай, царица Флора.

Глава 23

Падшее зерно

Жизнь – обман с чарующей тоскою.

С. Есенин

Перед постригом надлежало снять всю одежду и облачиться в просторную белую рубаху. Послушник Иоиль исполнил все с замершим сердцем. Сквозь босые ступни в тело проникал ледяной холод подземелья.

По обе стороны узкого коридора плечом к плечу стояли иноки. Темные монашеские одеяния не отражали света и казались тесно спаянным монолитом. Слабое движение воздуха в подземелье волновало и покачивало огненные языки свечей в руках братий. Пламя выхватывало из тьмы лица и сжатые ладони, и они парили во тьме, как лики на темной иконе. Даже в эти минуты, полные трепета и благоговения, Иоиль продолжал думать о живописной стороне того, что видел и ощущал. Он словно снял оклад со старинного образа и с удивлением увидел, что под окладом нет доличного письма, и мастер, торопясь продать икону, выписал только лик и узкие, похожие на рыбок ладони поверх темного грунта.

Его темени мягко коснулись, и он, вспомнив очередность обряда, покорно опустился на колени. Низко склонив голову и по-звериному переставляя руки и ноги, он шел по каменистому полу. Его опущенный взор видел только грубые башмаки братии. Острые камни жалили колени и ладони, до крови раздирая кожу. Мучительное проползание на четвереньках – означало слепую, животную жизнь в тисках плоти. Тьма и могильный холод – смерть тела. Прикрыв его голову мантиями, как черными крыльями, монахи ведут его в храм. Незримый хор поет грустный тропарь о блудном сыне:

– «Объятия отча отверзти ми потщися: блудно иждих мое житие...»

Низкий мелодичный гул, похожий на шум волн, заставляет вибрировать тело, жилы напрягаются, как звучащие струны. Иоиль падает ниц перед алтарем. Его поднимают и ставят на колени. Всем своим существом он ловит теплый, дрожащий от чувства голос настоятеля, и отзывается этому гласу с доверием и сыновней любовью:

– Брат наш постригает власы главы своея во знамение отрицания мира и всех яже в мире, и во отрезание своя воли от всех плотских похотей. Во имя Отца, Сына и Святого Духа!

Над его головой хищно щелкают ножницы, лязгает сталь.

– Господи, помилу-у-уй! – нежно и умиленно выводит хор.

Отец настоятель берет одну за другой части монашеской одежды и подает братиям.

– «Аз язвы Господа моего Иисуса Христа на теле моем ношу», – возглашает настоятель.

На плечи Иоиля надевают черную рясу: «ризу радования», напоминающую о смерти и Страшном суде, и кожаный пояс в знак умерщвления плоти и обновления духа. Следом подают мантию – «ризу спасения» и камилавку – «шлем спасения», на которую набрасывают тонкое черное покрывало: «во еже не видети суеты мира». Напоследок настоятель вкладывает в ладонь Иоиля четки – «меч духовный на оборение духов злобы поднебесной». Ослепнув от терпких слез, Иоиль едва находит руку настоятеля, чтобы коснуться ее губами. Ему помогают подняться и братски лобызают в губы и щеки.

Протяжное било созывает монахов в трапезную, со сдержанной радостью братья спешат к выходу из подземелья.

* * *

Ночью Иоиль не спал, ожидая, когда за ним придут. Мысли о предстоящем затворе больше не страшили его. Мрачное подземелье виделось ему брачным чертогом, соединяющим его с той, кого он любил. Владыка сказал, что девушка нашла вечное упокоение в пещерах под монастырем, и он с горькой отрадой думал, что ее тело не подвергнется посмертному надругательству, каким ему представлялось расследование и вскрытие. Подземелье станет ее гробницей, а монастырь – памятником их короткой любви. Он так и не смог побороть ее, эта проклятая им самим, изувеченная любовь продолжала жить под спудом обетов и жестокой беспощадной муштры, которой он подверг свое тело и душу. И с наступлением темноты по нахоженной тропе приходили горькие и счастливые воспоминания. Они уже были помолвлены, и они обязательно бы поженились, если бы не эта находка. Она была рядом, когда из серебряного ковчежца, вправленного в икону, он извлек план подземелий Велесова холма, и девушка через его плечо заглянула в карту...

В полночь келейник владыки повел Иоиля в подземелья. Они долго петляли по галереям, пока не пришли к затерянным в катакомбах «печорам». В узкую, похожую на щель дверцу можно было войти, только согнувшись. Потолок нависал так низко, что Иоиль так и не сумел расправить спину. Уходя, келейник не оставил ему ни воды, ни огня. За узкой дверью исчез мерклый отблеск свечи. Нахлынувшая тьма отозвалась вспышкой света в открытых, внезапно ослепших глазах. Лязгнул засов, загремели камни. Тит закладывал выход крупными камнями, запечатывая узкий выход из его гробницы.

В могильной тьме и тишине предвечный мрак охватывает душу. Тишина упруго давит на барабанные перепонки, и узник слышал только скрип своего дыхания и тугие удары сердца.

«Мрак по Дионисию Ареопагиту тождествен ослепительному свету, – шепчет инок, но не слышит своего голоса. – Этот свет превыше солнечного, ибо он – свет внутреннего Преображения. Все во Вселенной непрерывно преображается, излучает, движется и горит, не сгорая. Мир есть Купина Неопалимая. И только этот Путь Преображения дает новое постижение и глубину разуму человеческому»...

Мягкий шепот и движение невидимых крыльев наполняют его узкий гроб. Шепчет ледяной мрак пещеры, и он уже не отличает своих мыслей от этого властного шепота. Тьма колеблется, как бархатный занавес, и мягко щекочет глазные яблоки. Постепенно он теряет ощущение времени и земной тяжести. Изредка грубый животный голод и жажда напоминают о том, что он еще жив. Тело беззвучно вопит о воде, о хлебе и корчится от мук. Он впервые молит Всевышнего о жизни и спасении здесь, на земле. Внезапно стены становятся прозрачными, как лед, подсвеченный солнцем. Высокий старец в сияющих ризах, слегка нагнувшись, ступает под низкий свод. Поклонившись Иоилю, он ставит на выступ стены кувшин воды и кладет осьмушку ржаного хлеба. Благословив Иоиля, старец медленно уходит сквозь стену, и дивный светоч гаснет. Впиваясь зубами в хлеб и жадно выпивая воду, Иоиль плачет, и обильные слезы обжигают лицо, как расплавленный воск.

Звезда волхвов

Глава 24

Жестокие игры

Скажи мне, кудесник, любимец богов?

Что сбудется в жизни со мною?

А. Пушкин

Финал следственной драмы Квит готовил с горьким наслаждением и удвоенным азартом. На его рабочем столе белела санкция прокурора на арест Будимира по подозрению в совершении ритуального убийства, но «прикол» состоял в том, что ничего не подозревающие языческие вожаки с минуты на минуту должны были сами явиться в следственное управление для консультации по одному крайне щекотливому делу тысячелетней давности. Посвистывая, Квит не просто выстраивал план допроса, он готовил силки для обреченных, отдавая этой охоте избыток молодых сил. Дело о ритуальном убийстве обрастало подробностями, как сказочный карлик бородищей-удавкой, но на этот раз Квит копал «в глубину» без обычного верхоглядства, создавая свой маленький шедевр.

Оставалось лишь найти мотив преступления. У ритуального убийства мотив спрятан в мифах и легендах. Миф – тайный мускул любого обряда или мистерии. Готовясь к допросу, Квит основательно подковался по «истории религий». На его столе все еще лежала толстая синодальная Библия. Некогда, во времена расцвета литературных салонов и философских обществ, свод библейских книг использовали для гадания. Чтобы скоротать время ожидания, Квит решил погадать на день грядущий. Он наугад раскрыл страницы и с удовлетворением прочел, как Илья Фезвитятнин, сиречь Илья Пророк, «заколол триста иереев и жрецов идольских... ревнуя о Господе». Подобные миссионерские жестокости нисколько не ужасали Квита. Нет, они даже рождали в его душе родственные вибрации. Чудесная книга Библия! Рабы получают рабские инструкции, господа – наставления по господству.

А теперь вперед! Достаточно даже того, что Лада Ивлева погибла в ночь на двадцать второе июня. По славянским поверьям, Лада, богиня любви и вешнего расцвета умирает в день летнего солнцестояния. В народных праздниках это сопровождается похоронами куклы Лады и бросанием ее в воду. Ее место в пантеоне на полгода занимает Крадо, по другим источникам Мара, богиня плодов и сбора урожая. Плод – это лишь обещание жизни, но не сама жизнь, и семя долго спит в гробнице земли. Во время жатвы Мара – жестокая жница – срезает под корень солнечную силу. Немигающий взгляд «Жницы» работы художника Васильева вызывал у Квита холодный озноб, словно эта величавая славянка собиралась оскопить его своим серпом. Старая луна за ее плечом подтверждала, что художник изобразил именно Мару-Морену, богиню смерти. Древний миф мог стать и подоплекой ритуального заклания.

В том, что в смерти актрисы виновны родоверы, Квит больше не сомневался. В Интернете он отыскал сколки древних летописей и выжимки убогих умозаключений своих современников о злых кознях язычников. Наскоро отцедив этот улов, Квит набросал краткий акт государственного обвинения против русского язычества.

Первым пунктом значилось убийство варяга Тура вместе с сыновьями за то, что это крепкое христианское семейство не захотело кланяться идолам.

«Христианская вера – юродство суть», – сказал, как отрубил, князь Святослав, и эти его слова еще помнила дружина – тесный круг воинов, собранных за княжеским столом, где боевое единство крепилось глотком из братской чаши под героические саги сказителей. Квит нервно закурил, вызывая в воображении варварскую Русь времен Святослава, и вскоре из дыма пожарищ возник прародитель трех братских народов, завоеватель спесивой Византии, Белой Вежи и сопредельных княжеств. Святослав зло смотрел на Квита. Левой рукой он теребил длинный русый оселедец, правой сжимал рукоять дамасского клинка, явно желая напомнить о необходимости исторического подхода к деяниям предков.

Тем не менее, второй пункт обвинения касался деяний самого князя Святослава. Против него Квит выдвинул обвинение в резне на острове Березань, где Святослав безжалостно истребил своих же воинов-христиан, не пожалев даже раненых, но силой остановить духовную экспансию Византии Святослав не сумел. Ко времени его правления Славяно-германский мир достиг значительного богатства и силы, поэтому весьма пассивно воспринял христианскую проповедь. Но ради своих торговых и политических интересов князья и конунги нередко соглашались включить в свой пантеон еще одного бога, однако эмиссары новой веры были непреклонны. Дьявольским наваждением должен был признать новообращенный варвар все, чем он жил и чем гордился до сих пор. Надо ли говорить, что таких нашлось немного.

Духовная утонченность, обращенность христианства к внутреннему миру человека, его возвышенные призывы и заветы были чужды грубому Северу. Однако «время и деньги», эта простая формула успеха, сработала как всегда безотказно. Христианство распространялось по торговым путям. Прибрежные города-полисы кипели смешением вер. На христианский Восток с севера шли лучшие стада, хлеб, пушнина, медь, самые красивые рабыни и самые сильные рабы. С пышного Востока вместе с золотом, драгоценностями и винами текла проповедь. Для успешного ведения дел, для сплетения интересов разность веры была серьезным препятствием. Первые века христианства с их аскетизмом и мученичеством, горением и фанатичной верой в Царство Небесное уже отступили в мифическую даль. Из религии бедных и гонимых христианство превратилось в религию богатых и властных. Быть христианином стало почетно. Церкви сияли богатыми дарами. Благолепие византийских храмов, красота облачений, церковное пение, дурманящий аромат курений очаровали простодушных варваров. Послы князя Владимира немедленно ощутили себя «в раю», который лишь обещали христиане-проповедники. Сколько вслед за этим первым посольством потянется на запад и восток иных посольств, за ученостью и новыми веяньями? В лице князя Владимира Русь впервые призналась в своей недостаточности, провинциальной отсталости и захотела вкусить плодов от чужого сада. Выбор веры князем Владимиром хранит следы народного анекдота: «Веселие Руси – пити, не можем без этого быти», – ответил Красное Солнышко посланникам-мусульманам, исповедующим «сухой закон», хотя ислам вполне подошел бы языческому князю, имевшему гарем из трехсот жен и наложниц. Однако выбор был сделан в пользу другой слабости. Все жены, кроме гречанки Анны, византийской принцессы-христианки, были насильно крещены и сосланы в монастыри.

Религия Откровения, утонченная, книжная, с оформленной службой и ритуалами, успешно изгоняет варварское полудомашнее язычество из теремного дворца князя, из жилищ знатных дружинников. Идейные заветы «народной» веры слишком скромны и просты, памятники – небогаты и часто нерукотворны: какой-нибудь валун у дороги или дерево в заповедной роще. Роскошь языческого искусства, его возвышенное миропонимание, его поэзия и мужественность канули в лету. Ни одного предмета высокой национальной гордости не сохранилось с той поры. Но даже через несколько столетий после крещения не смолкают жалобы христолюбцев и ревнителей веры на то, что поганые «по украинам» кланяются идолам и кладут требы упырям и берегиням, ходят на «беседы», бьются на кулаках и водят хороводы.

Этому беззаконному веселию решено было положить конец. Для борьбы с остатками народных культов «учеными греками» были спущены специальные циркуляры – вопросы к исповеди. Пляски в семик и пение обрядовых песен оказались в одном ряду со скотоложеством и содомскими грехами. Примечательно, что в русском языке не нашлось даже подходящих слов для обозначения этих гнусностей, и писцам пришлось выдумывать новые слова или калькировать их смысл.

В семнадцатом веке при Алексее Тишайшем христианство пошло в решительное наступление на пышные сорняки язычества. Первыми пострадали скоморохи. Эти не в меру «веселые люди» были преданы церковному проклятию за то, что «влекли к себе гуслями, свирелями... смехами, пустыми лжами, кобью, волшбой и клеветой, татьбой, разбоем и блудом. Тако деющие достойны суть смерти», – заключал христианский летописец, но высшая мера по совокупности преступлений даже Квиту казалась излишней.

Так вкратце выглядела начальная история борьбы с язычеством на Руси. Этих сведений было вполне достаточно, чтобы на первом этапе допроса уязвить и деморализовать волхва. Кроме того, подозрение Квита вызывал свадебный обряд славян, где в тесном мужском кругу жених вынимал «кое-что», чему Квит не знал ни одного доброго названия, и вместе с неким «чесновитком» вкладывал в бадью. Свое «кое-что» Квит весьма уважал и даже тайно почитал, но резко терял толерантность суждений, когда читал о таких порнографических безобразиях. «Егда же у кого их будет брак и творят с бубнами и с сопелями и с многими чудесами бесовскими. Иные боле того устраивают срамоту мужскую вкладывающе в ведра и в чаши, и пиют, и, вынув, сморкают, и облизывают, и целуют». Уж тут-то летописец оттянулся, описывая все в смачных подробностях. Вот это и следовало взять на заметку, пусть волхв покрутится, объясняя священный обряд своих пращуров.

Разнимая по косточкам русскую историю, Квит чувствовал легкое презрение к «славянскому киселю». В его жилах преобладала восточная кровь, и эта древняя закваска неотразимо действовала на всю его натуру.

Ожидая в гости «идольских жрецов», Квит словно вел следствие с рассрочкой в тысячу лет. То, что седую старину он изучал по отзывам ее самых рьяных врагов – христианских летописцев, не смущало его. Тревожило другое: он так и не нашел ни одного свидетельства о принесении человеческих жертв в язычестве. Кроме весьма сомнительного перевода, вещающего о том, что славяне приводили к Перуну своих сыновей и дочерей, где все вместе «жряхути бесам». Для летописца это было равносильно принесению потомства в жертву, но Квит сомневался.

Радушно улыбаясь, Квит пригласил Верховного Волхва Будимира в кабинет и, загадочно предупредив о конфиденциальности встречи, усадил в кресло.

В это время в лагере язычников шел энергичный обыск. Ожидая, пока ему доложат о результатах, Квит угощал волхва чаем и развлекал беседой. Верховный Волхв не скрывал, что ему неуютно в жарком прокуренном кабинете, но деликатно ломал печенье и прихлебывал чай. В соседнем кабинете подручные Квита «формовали» Кукера, но Будимир об этом еще не знал.

Не знал он и том, что он сам и язычник Буй-Тур взяты в оперативную разработку на предмет двоеженства, что уже переписаны и допрошены все долгогривые юноши – поклонники фантаста Толкиена. Им вменялось в вину бродяжничество и уклонение от воинского призыва. Феям и эльфам женского пола было предъявлено обвинение в разведении костров в заповедной зоне. И всем вместе – нарушение общественного порядка в виде беготни по лесам в голом виде и купания в виду поселка без необходимых для этого принадлежностей костюма. Таким образом, лагерь полностью ликвидировался на вполне законных основаниях, как того и хотели местные власти.

Звонок из следственной бригады обрадовал Квита, и он двинулся в резкое наступление.

– «И смолой, и земляникой пахнет темный бор...» – прочитал наизусть Квит. – А тут никакой поэзии, трупы, криминал и бумажная текучка. Уж простите великодушно, что вырвали вас из родимых кущ. Нам нужна консультация по очень тонкому и щекотливому делу.

– Я готов помочь, – оживился приунывший было Будимир.

Квит внутренне ухмыльнулся. Улики, только что обнаруженные в лагере «поганцев», были неопровержимы. Волосы, срезанные с головы утопленницы, были найдены под «древом желания». Прядь волос была завязана в узел и небрежно прикрыта дерном. На ветке покачивался амулет: серебряный ромб-талисман, по описанию совпадающий с тем, что носила погибшая. Свой талисман на тонкой цепочке, по свидетельству очевидцев, девушка никогда не снимала. Экспертиза установила, что волосы с ее головы были срезаны ножом, а всякий язычник имел на поясе нож. Ощущение тайной власти пьянило Квита. Человек, сидящий перед ним, его свободная, горделивая осанка, загорелое лицо со спокойными голубыми глазами – лишь маска. Под ней мятущийся от страха зверь, которого надо поймать и изобличить, сунув носом в неопровержимые факты. Дальше следовало самое вкусное: психологическая ломка. Ее формы и итоги невозможно предугадать, и в этом смысле всегда интереснее иметь дело со сложными интеллектуальными личностями, они выдают гораздо больше эффектных сцен, которые потом приятно анализировать, покуривая сигарету за сигаретой. Предвкушая успех, Квит чувствовал легкую жалость к горделивому Будимиру, в миру Сергею Михайловичу Овечкину, инженеру-программисту маленькой московской фирмы.

– Ведь вы хорошо разбираетесь в символике, скажите, что это за геометрия такая? – Он показал крупную фотографию амулета, принадлежавшего Ладе.

– Это северная руна. Я немного знаком с рунической грамотой. Этот знак близок к руне «Одал». В руническом толковании она означает «наследие». В качестве своей эмблемы ее использовал гитлеровский институт «Анненербе», что в переводе означает «Наследие предков».

– Нацистский институт? Ваша эрудиция и вправду очень обширна, но эта область знаний присуща скорее секте каких-нибудь отморозков-экстремистов, чем миролюбивым «язычникам-родоверам».

– В язычестве нет ничего экстремистского, мы всего лишь идем стезей правды, в том числе и исторической, – возразил Будимир. – Норманны обозначали этим знаком свой земельный надел. Руна означает защиту, ограду... Но если в начертаниях присутствует ромб, значит, это прямое указание на женщину, точнее на Великую Богиню...

– Вот как! Можно поподробнее? – Квит изобразил издевательскую заинтересованность, но Будимир и бровью не повел.

– Эта руна соотносима с русской буквой «Д», она же «Добро» в кириллице. Добро здесь еще и нажитое имущество, дом, очаг. «Одал» – это и священная земля Родины, и наследство предков, и заклинание о благоденствии, и духовные наработки рода, и женщина-прародительница. В целом «одал» – руна материального плана.

Квит отметил, что Будимир нисколько не удивился, увидев на фотографии амулет Лады, лишь слегка забеспокоился.

– Меня в чем-то обвиняют?

– Пока ни в чем.

– Так это не допрос?

– Конечно, нет, просто меня давно интересует язычество. Мечтаю проводить ночи у костра под пение баяна, в компании красивых девушек славянской наружности.

– Приходите, наша община открыта для всех, – дружелюбно улыбнулся Будимир. – Но нравы у нас строгие, если что, могут и дубиной вытянуть вдоль спины. Так, значит, я могу идти?

– Конечно, можете... У меня остался всего один вполне невинный вопрос. Вот вы называете себя «просвещенным язычником», что это значит?

– Прежде всего, это возвращение к духовным истокам, движение в глубину родовой памяти. При этом мы отметаем чужебесие и исторический хлам и углубленно изучаем не только исторические летописи и обряды наших предков, но и стараемся проникнуться их мироощущением, русским ладом.

– Ну, с ладом все более или менее ясно, а что вы понимаете под хламом?

– Все, что притащили на Русь со стороны, навязанное ей силой, так до конца и не переваренное народной душой. Люди носят кресты, но верят в полтергейст и барабашек или вообще ни во что не верят. Причина в том, что в недрах русского духа уже зреет новое мировоззрение, исторические корни нации прорастают молодыми побегами. Эта здравая красивая поросль пробивается сквозь ворох откровенной грязи и отживших идей. К этому глубинному национальному чувству ближе всего стоит русское язычество.

– Значит, вновь нарежем себе каждый своего кумира и пойдем громить соседей? – ехидничал Квит.

– Для нас один Бог, одна вера и одна его икона – Россия!

– Красивые слова! А как же дела? Я сам видел оперативную фотосъемку скрытой камерой, где на языческих сборищах кричат «Слава Перуну!», рубят топорами иконы и бросают в огонь. Что за дикость? Ведь христианство учит исключительно добру!

Будимир огладил бороду, видимо, этот жест всегда приносил ему успокоение, и быстро собрался для ответа:

– Проповедь Христа, как она обрисована в Новом Завете, имеет мало общего с церковным учением. Христос – революционер и реформатор – взломал изнутри веру своих предков. О том, что он послан лишь к погибающим овцам дома Израилева, он говорил неоднократно, не упоминая при этом никакой другой народ. Все остальное – отсебятина, не имеющая отношения ни к России, ни к русским. Если бы люди внимательно читали даже доступные им источники, у них бы не осталось иллюзий насчет собственного положения подкидышей в колыбель единственного богоизбранного народа. Спросите у любого православного, имеет ли он дома иудейскую Тору, читает ли ее, и получите отповедь, что, конечно же, не имеет и не читает. Тем временем он обязан ее читать!

– Что?!! – почти обиделся Квит. – Это уж слишком!

– Ничего особенного в моем утверждении нет. Тора, иначе «Пятикнижие Моисея», – одна из книг Библии. У иудеев и христиан – одни пророки, одни святые праотцы, схожие обряды и символика.

– Надо же, я этого не знал. Насколько мне известно, у этих учений немного общего.

– При желании из Библии можно набрать два сборника взаимно противоречивых цитат. И если в начале книги «Элохим», то есть Боги, именуют человека своим чадом возлюбленным, то в конце мы слышим только одно: «раб... раб и раб!» Нуждается ли Отец небесный в рабах? Я лично уверен, что нет.

– Вам бы лекции в университете читать! – издевался Квит.

– Мы, язычники, стараемся узнать как можно больше, и чем больше узнаем, тем шире наше чувство родства со всем миром. Мы не воюем с христианами. Мы видим, что русский народ через страдания и боль, через свой пламенный дух сумел перебороть чужебесие. Но все это еще не говорит о том, что его единственное спасение во Христе.

– Вы настроены очень воинственно. Это правда, что вы намерены требовать возвращения высотки, именуемой вами Холм Велеса?

– Да, мы, как правопреемники русского исторического язычества, готовы доказать наше право на сокровища «национального периода» в международном арбитражном суде.

– Боюсь, что в международный арбитраж вы, Будимир, обратитесь нескоро. Сознаюсь, ваша жаркая проповедь возымела на меня действие, но быть последовательным язычником сегодня, должно быть, крайне тяжело.

Будимир удивленно поднял брови.

– А как же! – поднажал Квит. – Язычники обязаны сжигать жен вместе с их умершими мужьями, «избивать старую чадь», то есть убирать престарелых родичей, если доход в семье ниже прожиточного минимума. Истинные язычники «чтут срамные уды, в образ сотворены» и «похищают девиц у воды». Кстати, и Лада Ивлева тоже погибла у воды, вернее от воды.

– При чем тут это? Вы вырываете куски целостного учения, то есть занимаетесь «ересью». По-гречески это слово означает «выбор». Но ереси больше присущи христианству с его запретом свободного познания, «гнозиса». Христианство устояло лишь на жестком запрете развития и познания. Жрецам новой веры везде мерещился рогатый, и любой психиатр знает название этому явлению.

– Да, психиатрия, так сказать последняя инстанция даже для следователей. Позвольте взглянуть на ваш нож, разрешение на ношение имеется?

Перед тем, как протянуть руку к кинжалу в грубых кожаных ножнах, Квит успел мигнуть помощнику, давно караулившему в дверях.

Будимир инстинктивно схватился за нож.

Через секунду ему заломили руки за спину и опрокинули на колени.

– Да, не скоро, не скоро... До арбитражного суда еще далеко, ох как далеко. А вам для начала придется объяснить, как попали пряди волос и подвеска погибшей Лады Ивлевой в ваше становище.

– Не понимаю, о чем речь, – прохрипел волхв, с ненавистью глядя на Квита.

– Волосы изъяты десять минут назад в присутствии понятых из-под объекта, именуемого «древом желания». А подвеска висела на ветвях. Как она там оказалась? Говори!

Будимира силой удерживали на коленях, Квит взял в ладонь густую гриву волхва и, заломив голову, с минуту смотрел в его горящие ненавистью глаза.

– В глаза, в глаза смотри!

С преступниками, отягченными чувством вины, этот прием срабатывал безотказно: особо нервные из «мокрушников» боялись, что следователь читает в их зрачках картину убийства.

– Овечкин Сергей Михайлович, вы обвиняетесь в убийстве с ритуальными целями. И чем скорее вы начнете сотрудничать со следствием, тем больше шансов, что разбирательство не будет слишком тяжелым для вас.

– Ты лжешь... Больше я ничего не скажу.

– В таком случае вы арестованы.

На запястьях Будимира щелкнули наручники.

– Итак, с какого времени ваша секта практикует человеческие жертвоприношения?

Будимир молчал.

– Вы будете отвечать?

– Нет.

– Что вам известно о других сектах подобного толка?

– Ничего. Никаких ритуальных жертвоприношений наша община не проводила.

– Тем не менее на трупе обнаружены улики, не оставляющие сомнений, что это не просто убийство, но убийство церемониальное, культовое...

Квит не договорил, его срочно вызвали в соседнее помещение, где «кантовали» Кощунника. Это была маленькая хитрость, пока Квит отсутствовал, его помощники должны были подготовить арестованного к принятию важного для него решения – сотрудничать со следствием.

По-наполеоновски сложив на груди руки, Квит наблюдал за происходящим в соседнем кабинете, где со скованными за спиной запястьями (видимо, уже успел побуянить), гордо выпятив широкую грудь, Кукер пел героическую песнь собственного сочинения. Сильный голос резонировал столь мощно, что закладывало уши.

– Не ветры степные завыли над долом, не звонкие роги! То рек Святослав из обителей Ирия светлых. К далеким сынам обращался с заветом прощальным: «Не верьте, потомки, лукавым пришельцам, что мягко крадутся, а сами уж точат кинжалы на вольное русское племя. Не верьте лукавым! Лишь злато их бог всемогущий, и нету отечества им, как отечества нету у злата! А если опутает Змиево племя могучего тура, и тропы его источники вспенятся ядом, вы лишь позовите, и предки придут к вам на помощь, И Велес, и Хорс, Поревит и Семаргл легкокрылый...»

– Скажи мне кудесник, любимец Богов, – Квит прервал его вдохновенный речитатив, – что сбудется в жизни с тобою?

Кукер замолк, завертел короткой шеей, пытаясь оглянуться на голос за спиной.

– Развяжите его и оставьте нас одних, – приказал Квит подручным.

– История, мой любезный кощунник, развивается по спирали. – Квит прошелся по кабинету с выражением глубочайшей задумчивости. – Не впервой бунтуют язычники и не впервой сталкиваются с законом. Я готовился к нашей встрече, перечитывал хроники. Прошло без малого тысяча лет с тех пор, как ваш коллега-волхв поднял восстание в Великом Новгороде. Князь Глеб Святославич, ответственный за порядок в тогдашней северной столице, вежливо спросил у волхва-буяна, что тот делает сегодня вечером?

– Многие чудеса совершу! – ответил народный мститель, потрясая палицей, и толпа поддержала его яростным ревом.

Князь усмехнулся подобному туманному прогнозу, вынул из-под плаща меч и снес кудеснику башку. И вправду: чего достоин вещун, который не знает, чем закончит свой день? Разочарованная толпа разошлась по домам, ибо за кем сила, за тем и правда.

– Да, не впервой на Руси терзают язычников каленым железом, – ответил Кукер. – Не впервой обвиняют облыжно в грехах и напастях. Ты-то сам чьих будешь? Кто твои отец с матерью? Какого ты рода-племени? Уж не Змиева ли? Что-то ты больно черен и кудреват! По словам и по делам – ты чужак, что тебе до русской боли? До русских богов?

– А кто ваши боги? Деревяшки?

– «Наши боги – суть образы», – так на дыбе твердил русский волхв зверюге Яну Вышатичу. Все Белозерские волхвы были повешены на дубах этим, с позволения сказать, воеводой. Таковы были цивилизаторы Руси. Видите, даже имя палача для истории сохранили, а имя волхва не сберегли, запамятовали.

Квит заглянул в документы задержанного: бард, самодеятельный поэт-песенник. Творческая личность!

– Ну, уж вас-то, Дмитрий Павлович Курослепов, история запомнит. На сей счет будьте покойны. Куда спрятал труп?!! Труп куда спрятал?!! Кто убивал, говори!!! Говори. В камеру тебя, к паханам, гнида длинноволосая, к утру закукарекаешь, певец! – Квит, выкатив глаза, тряс за грудки Курослепова, но это был лишь прием. Так брали на калган слабонервных, чтобы сократить допросное время.

– Лейтенант! – окрикнули Квита из коридора. – Арестованный Овечкин хочет сделать заявление.

Квит оправил щеголеватый галстук и, совершенно спокойный, вышел в соседний кабинет. Он всегда знал, что допрос задержанного и особенно первоначальное следствие – творческий процесс, и, кроме пещер ужаса, и скрежета зубовного, в нем встречаются и приятные неожиданности, вроде встречного признания.

Овечкин, изрядно помятый помощниками Квита, выдавил:

– Я буду говорить...

– Слушаю вас, Сергей Михайлович.

– Вчера ночью вблизи лагеря я видел незнакомого человека. Он был одет в широкую черную одежду, сверху обычная темная куртка. Я хорошо разглядел его, он был похож на енота: такой горбатый, с настороженным торчащим носом. Он словно что-то вынюхивал вокруг лагеря, когда я окликнул его, он, не оборачиваясь, скрылся в лесу. Мне показалось, что я видел монаха. Это он мог повесить на дерево амулет и закопать волосы.

Будимир умолк, по его лицу катился пот, он поблек и осунулся. В кабинете стрекотала кинокамера. Весь допрос записывали на кинопленку, чтобы приобщить к материалам дела.

– Почему вы решили, что это был монах?

– Ну, борода, юбка бабья, и вообще, у меня на них нюх.

– У вас тоже борода, и одеты вы не совсем обычно, но это еще не повод. Но я понял вас. Вы утверждаете, что против вас строят козни ваши конкуренты. Хорошо, попробуем разобраться.

– Увести задержанного! – приказал Квит и вышел перекурить.

Звезда волхвов

Глава 25

Зеркало Минотавра

В старинных зеркалах живет

красавиц рой,

Но смерти виден лик в их

омутах зовущих...

Н. Клюев

Прошло несколько дней, командировка давно закончилась. Севергин готовился к отъезду. Нервно, со злобой паковал остатки вещей и после кружил возле собранных чемоданов, тянул время, следил за скачкой стрелок на часах, смотрел в окно. Ему не хотелось уезжать из города, который еще неделю назад душил его, как ловчий силок. Теперь он казался Егору волшебным лесом, где алым маяком, цветком папоротника светилось по ночам ее окно. Он просыпался с запахом ее кожи на воспаленных губах, словно всю ночь любодействовал с женским демоном.

Сумасшедший звонок, от которого разом дрогнули нервы и пересохло во рту, раздался ближе к полуночи.

– Приезжай, – блазнящий шепот долетел до него словно из другого мира.

Только одно бредовое слово, и он уже мчался на ее зов. Едва владея собой, взбежал по лестнице. Дверь беззвучно распахнулась. На пороге – она! Впилась жгучим укусом в его губы, чтобы он не успел пожалеть о сделанном шаге.

Прозрачный купол над спальней налился синью, и ночь накрыла их своих крылом. И словно само собой вспыхнуло живое пламя в каменных чашах, и все животно-грубое, что прежде рождало в нем стыд, преобразилось в кругу жертвенных огней. Все жесточе и ненасытнее светились ее зрачки, словно вставала в их глубине темная радуга. В грозовой тьме в ее волосах шелестели синие искры, и «смерть Лады» казалась миражом, бледным призраком, который изгоняли они своим неистовым камланием.

– Знаешь, – едва переведя дыханье, заговорила Флора, – в этом есть глубинная жестокость, но смерть обостряет влечение. Жизнь еще более грубо и властно заявляет о себе в ее присутствии.

– Это спорят между собой две прекрасные девы...

Флора удивленно взглянула в его глаза и прижалась знобким телом, словно за окнами синела морозная ночь.

– Ты прав... Смерть – такая же иллюзия, как жизнь. Мертвое тело – это пустой кокон. Душа мечтает стать звездой, и все мы когда-нибудь сольемся с пламенем звезд. Сегодня наша рябиновая ночь. Их всего три в году: когда цветет горькое женское дерево, когда наливает ягоды и когда стоит в коралловых бусах, в алом кубовом платке на плечах... и небо разрывается от грозовых ударов.

Ее платье из незрелых рябиновых ягод рассыпалось на жесткие градины и точило горький сок. На груди Флоры блестел перевернувшийся амулет – «усатый» ромбик, похожий на букву, или восьмиконечный «репешок» народной вышивки. Коснувшись губами прохладного серебра, Севергин вспомнил, что видел похожий среди вещдоков по делу Лады.

– Откуда у тебя этот медальон? – Он сжал в ладони теплый от ее тела серебряный ромб.

– Ты разведчик, Севергин? «Медовая ловушка мужеского полу»? У тебя хорошо получается. – Флора пыталась шутить, но вышло грубовато. – Хорошо, я отвечу. Это знак Великой Богини, руна «Инг», еще ее называют «врата жизни».

– «Инь»? – неуверенно повторил Севергин.

– Да, но это по-китайски.

– Странные созвучия между Востоком и Севером.

– Все древние символы – отголоски единого учения. Языческое знание на Руси было уничтожено и загнано в область сказок, преданий и песен.

– Об этой руне есть сказки? – Он все еще не выпускал из ладони теплый от ее тела литой «ромб».

– Грамота северных рун никуда не исчезла. Руны растворились в языке и стали суффиксами. По-русски «инг» читается как «яг». Эта руна – знак Бабы-Яги, языческой повитухи. А теперь посмотри, что напоминает этот ромбик с ножками?

– Ничего...

– Это же лягушка!

Флора быстро сбежала по ступеням вниз и принесла в ладонях огромную жабу.

Егор брезгливо передернулся.

– Б-р-р! «Отчего жаба в погребе живет – наготы своей мерзкой стыдится», – вспомнил он бабушкину присказку.

Ты несправедлив. В русском чернокнижии лягушка – абсолютный эротический символ, да и на санскрите слово «линг» означает, ни больше ни меньше, «половой признак». Лягушка зарождается в воде, но проводит жизнь на суше, символизируя вселенский круг. Лягушка, рыба – символ женского лона и порождающей силы воды.

– Значит, Великая Богиня? – Севергин мрачно посмотрел на жабу. – Но этот ромб действительно похож на распластавшуюся лягушку. Странный символ!

– Не более странный, чем другие. В Ирландии, например, эта картинка из двух дуг красуется над входом в церковь. Ирландцы зовут ее Шейла-на-гиг, «Веселая Шейла».

– Двери церквей помечались этим знаком? Забавно...

– Это всего лишь талисман, равносильный заклятью от темных сил, вроде подковы на счастье, и в то же время тайный знак, для посвященных. Коко Шанель сделала своей эмблемой две пересекающиеся дуги с несомненным намеком на «Веселую Шейлу».

– Значит, Царевна-лягушка – это...

– Да-да, именно то, о чем ты сейчас подумал.

– А лягушачья шкурка?

– Это грязь, которой облили Великую Богиню «исторические» религии. Но мало сжечь лягушачью шкурку, надо отвоевать Великую Богиню в бою с Кошем, хранителем времени... Но перед этим Иван-Царевич должен размотать красный клубок.

– Дойти до сути?

– Да, но это горькое знание, – усмехнулась Флора. – Оно терпкое, как молодое яблоко, и мало кому по зубам, но именно эта роль всегда отводится мужчине.

Она выпустила жабу обратно в аквариум и быстро вернулась. Ласкаясь к Егору, Флора продолжила свою лекцию. Этот рискованный способ обучения, как ни странно, оказался очень успешным. Егор впитывал волшебные «веды» с волнением и вниманием.

– В сказке о Царевне-лягушке есть и мужская руна: стрела «Тюрс». Вертикальная стрела с древности обозначает мужчину и его огненный Род. Каждое семя полно страсти, поэтому каждый мужчина – это стрела, пущенная в бесконечность. На русских свадьбах стрелой проводили пробор на голове невесты. Стрелой же отодвигали в сторону фату от ее лица.

– Символическое посвящение в женщины?

– Да... Сколько времени? – внезапно очнулась Флора.

Севергин посмотрел на часы и застонал от острой боли, словно стрелки часов, копье Кощеево, добрались до его внутренностей. Уже два дня, как он должен быть дома. По утрам он звонил в Сосенцы, изворачивался перед начальством и врал жене, слушая, как в ее голосе растет тоскливая тревога.

Алена все прочтет на его лице и в глазах: словно прелюбодеяние выжгло в них страшный иероглиф измены. Он поискал глазами зеркало, надеясь обмануть самого себя и встретиться глазами с тем прежним Севергиным, честным и чистым, как утренний снег. Теперь на этом свадебном покрове корчилась его ложь.

– Почему у тебя в спальне нет зеркал? – спросил он у Флоры.

– Образы любви не должны двоиться. Тебе нужно зеркало?

Флора привстала и, гибко потянувшись, достала медное зеркальце с ручкой в виде сплетенных змей. «Лопатка» была тщательно отполирована с лицевой стороны. На другой проступали угловатые письмена в виньетке сложного орнамента.

– Этрусское зеркальце? Откуда оно у тебя?

– Подарок...

– Это, должно быть, очень дорогой подарок... Кто же тебе его подарил?

– Ты становишься слишком любопытным, мой Яхонт-Князь.

– Здесь что-то написано, – Севергин попытался разобрать буквы, похожие на черты и резы.

– Это руны... – объяснила Флора. – Золотое руно, за которым плавали аргонавты, на самом деле было золотом рун, книгой с золотыми листами.

– Где-то я уже слышал об этой книге...

Флора вынула зеркальце из его рук:

– «Этрускан нон лигатур», то есть «этрусское не читается». На самом деле этрусское читается... через русские буквы, вот послушай:

«Есть два зеркала, в которых блаженное отражено: первое зеркало есть море, над которым нет ни бурь, ни ветров, а второе есть ум, не знающий смятения».

А знаешь, это зеркало показывает будущее. В нем я впервые увидела тебя.

Сквозь сухой озноб Севергин смотрел в зеркало, в нем мелькнуло лицо Алены с закушенными от боли губами, и тусклая медная поверхность окрасилась кровью.

Севергин положил зеркальце «лицом» вниз.

– Мы больше не сможем встречаться, Флора. Я уезжаю... навсегда, – слова выползали, как шипящие змеи, словно в эту минуту он предавал самого себя. И это было уже второе предательство за вечер.

– Ты свободен... Ты же знаешь, – пожала белоснежными плечами Флора.

– Поверь, если бы я мог!

– Оставь, не унижай себя. Мне было сладко с тобой, если это тебя утешит. Мне впервые было так хорошо и свободно.

Она говорила пустые, ничего не значащие слова, но голос ее дрожал, и плечи были ледяными, как у мраморной статуи.

– Я и вызвала-то тебя сегодня по делу...

– По делу?

– Да, мне нужна твоя помощь.

– Даже так?

– Ты согласен мне помочь?

– В чем?

– Скажем, мне нужна охрана для заключения сделки.

– Ну что ж, ты авансом заплатила охраннику...

– Не надо так шутить. Я знаю: ты не откажешь мне. – Флора как всегда успела прочесть его мысли. – Но нам надо торопиться, нас ждут.

* * *

– Позволь, – едва касаясь шеи теплыми пальцами, Флора повязала Егору грубую, как кольчуга, повязку.

Странный галстук походил на удавку, вязанную из серебряной проволоки.

– Это настоящая сицилийская гарота – пропуск в высшее общество. Там, куда мы едем, нужно быть при полном параде.

После душа Флора накинула искрящийся черный плащ. Вся ее одежда состояла из этого странного одеяния. Затканный звездами плащ шуршал, как сухой тростник, при каждом ее движении. Алые шелковые перчатки доставали до нежных мраморных локотков. Черные распущенные волосы плясали в такт походке. Они спустились в гараж, и Флора села за руль серебристого автомобиля.

– Ты сказала, что предстоит сделка, – напомнил Севергин, поправляя жесткий узел между ключиц.

– Объявился богатый коллекционер, он разыскивал Никаса и через общих знакомых вышел на меня. Предлагает за портрет Лады, тот самый, единственный, ни больше ни меньше, миллион. Но у меня такое чувство, что я имею дело с маньяком.

– Миллион рублей?

– Долларов.

– Кто этот тайный Крез?

– Курт Порохью – гражданин Германии. Он коллекционирует полотна с «историями». У него уже есть пророческий портрет сгоревшей актрисы, написанный ее мужем-художником. В его коллекции есть даже печально известное полотно Дали. Несколько лет назад немецкая полиция задержала убийцу, который из расчлененных тел своих жертв составлял копию этой картины. Похоже, Порохью не блефует и готов отвалить деньги.

Егора насторожили сухость и равнодушие Флоры, и все эти странные переходы от страсти – к пространным лекциям, от признаний – к деловым расчетам. Она так и не ответила, почему теперь носит медальон, которого прежде на ней не было. Может, этот серебряный знак передается по тайной цепи, и она заменила свою сестру у незримого алтаря Великой Богини? Кто знает... Но миллион за портрет убитой девушки! Будь она жива, портрет не вырос бы в цене так высоко.

– Ты собираешься продать портрет?

– Я имею полное право им распорядиться, – уклончиво и жестко ответила Флора. – Но у меня такое чувство, что после смерти Лады частица ее жизни перешла в этот холст, и он налился опасной инфернальной силой. Когда я вижу это полотно, мне хочется его сжечь, – она смутилась, точно проговорившись, и добавила чужим хриплым голосом: – Прости, я не должна была этого говорить...

– Откуда коллекционер узнал, что девушки уже нет в живых?

– «Жуки» идут на запах смерти. На это у них особый нюх и, кроме того, обширная агентура. Так случилось и с Модильяни...

Егор вспомнил узкие, струящиеся, вытянутые сверху вниз картины знаменитого итальянца, которые ему показывала жена. Женский образ, некрасивый, но чувственный, назвали «типом Модильяни».

– Пока он был жив, его картины не брали даже за копейки. Все его полотна скупили за сотню-другую лир в ту ночь, когда Модильяни умер, а его жена еще не знала об этом. Смерть – лучшая легенда, она всегда в цене.

Автомобиль скользил по ночному городу, как широкая ладья. В полночь золотисто подсвеченные улицы превратились в сияющие чертоги, а обычная городская суета исполнилась таинственным значением и торжественностью мистерии.

– Смотри, мой Яхонт-Князь, как обреченно красив этот город, словно дни его уже сочтены. Он хрупкая корона на темени времени. Все земные города стоят молитвами праведников. Их лиц никто не знает, их голоса не слышны, но они держат на золотых цепях целый город над дымящейся бездной...

– Куда мы едем, уж не к праведникам ли? – спросил Севергин.

– Скорее к их антиподам. Это сборище можно назвать ночным праздником без всякого повода. Хотя на самом деле повод есть. Сегодня юбилей «Симболяриума».

– Симболяриум? Странное слово.

– Не более странное, чем другие. Симболяриум – это всего лишь символ символов. Красиво и непонятно...

Звезда волхвов

Глава 26

Секретная доктрина

Какой-нибудь лукавый чичисбей

Под маской близ него проходит с ней...

М. Лермонтов

Автомобиль Флоры затормозил у мраморной арки городского сада в старом районе Москвы. Высокие липы в сверкающей сетке из электрических лампочек, брызги фейерверка в ночном небе и мерцающие гирлянды вдоль аллей расцвечивали ночь ожиданьем чуда.

Арка ворот была перекрыта. Монументальный швейцар, с достоинством склонив седую голову, пропустил Флору, но решительно преградил путь приотставшему Севергину.

– Это охранник... Он со мной, – небрежно бросила Флора.

И Севергин поежился, словно под рубашку скользнула льдинка. Недоверчиво окинув его с ног до головы, швейцар остановил взгляд на галстуке Егора и, значительно кивнув, пропустил. Похоже, именно этот узел на шее отделял князей от кметей, сюзеренов от вассалов, рыцарей от оруженосцев.

В саду играл оркестр и чинно прогуливалась благородная публика. Кавалеры во фраках вели под руки дам в одинаковых черных плащах и в алых перчатках до локтей. Все женщины были молоды и красивы. Их распущенные волосы напоминали разноцветные конские гривы: рыжие, белые, темно-русые, вороные. У многих на груди светились угловатые серебряные знаки-руны. Эти навязчиво броские детали выдавали их принадлежность к некой тайной касте. И Севергин подумал, что в своем черном с искоркой камуфляже и алых перчатках Флора почти неотличима от других женщин, гуляющих в сопровождении спутников или охранников.

На лужайках позировали «мраморные» доги. Положив тяжелые головы на передние лапы, они исподлобья наблюдали за гостями. А вот статуи, белеющие вдоль аллей, были отнюдь не «мраморными». Обнаженные тела языческих богов и богинь искрились алмазной пудрой. Ночной ветер играл золотистыми прядями. Венки из живых цветов, фрукты, золоченые щиты, мечи, луки и колчаны украшали их стройные тела.

В пруду плавали зажженные свечи, позванивали в ветвях деревьев невидимые колокольчики, одуряюще пахли пышные тяжелые розы.

Рядом с Флорой объявился распорядитель: пухлый живчик с маслянистыми глазками. Заметив интерес Севергина к оригинальному оформлению сада, он пояснил:

– Говорят, первым этот садовый аттракцион придумал граф Демидов, сын знаменитого сибирского промышленника. Этот оригинал даже вошел в историю своими дорогостоящими чудачествами. В приятную летнюю пору барышни Демидовы чрезмерно увлеклись прогулками в античном парке и разглядыванием мужских статуй. Тогда строгий папаша приказал выбелить мелом голых крепостных мужиков и расставить вдоль аллей. В нужный момент «языческие боги» ожили и попробовали догнать визжащих девиц. Но будьте покойны: наши статуи вполне благовоспитанны.

Севергин и Флора остановились возле изящной женской «статуи» с распущенными золотыми волосами в венке из белых лилий.

– Не удивляйтесь, что вместо античной скуки наш сад украшают Лели и Лады. Сегодня мы отмечаем двухсотлетие нашего именитого братства. В нем было множество замечательных людей, что всех не упомнишь: Чаадаев, Тютчев, Гумилев... Еще Федор Глинка, большой патриот и член нашего общества, советовал украшать парки не греческой мертвечиной, а статуями родных языческих богов.

Живчик по-хозяйски похлопал Ладу по «нижнему бюсту» и сделал знак оркестру. Тот бравурно сыграл «Славься...» великого композитора.

– Принято считать, что тайные общества были навязаны русской элите с Запада. Но это не так. Братства, проникнутые местным колоритом, вспыхивали то тут, то там. Русские братства делились не на профанов, учеников, кандидатов и мастеров, как это было принято в Европе, а на мужей, боляр и князей.

– Федор Глинка был членом тайного общества? – удивился Егор.

– Все выдающиеся люди того времени входили в него, иногда даже сами того не ведая...

Забыв про Флору и Севергина, распорядитель устремился навстречу новому гостю. По аллее, рассеянно отвечая на приветствия, шел высокий, стройный человек. Как все «князья», он был одет во фрак и рубашку с белой атласной «бабочкой». Седые пышные волосы, вдохновенно отброшенные с высокого лба, напоминали львиную гриву. С едва заметным беспокойством он оглядывал аллеи, словно искал кого-то среди яркой толпы.

Флора нервно взглянула на седовласого и, уколов ладонь Егора кончиками ногтей, торопливо потянула его за собой, в темную аллею. Они почти бегом обогнули парк и очутились у летней эстрады. Оркестром скрипачей дирижировал толстый, жизнерадостный человечек.

– Курт! – Флора помахала рукой.

Немец трижды поцеловал руку Флоры в алой перчатке, намереваясь добраться до плеча, но Флора остановила его.

– Вы ведь впервые здесь, как впечатления?

– Я восхищен! Вы же знаете, я искусствовед, а любое искусство – это символ символов. Ну а ваш «Симболяриум» – есть символ в квадрате! Я не люблю реализм: человек пытается соперничать с Богом и Природой, но способен родить лишь бледные копии. Только символ – путь к обобщению и познанию!

– Символы стоят между нами и Богом, они – всего лишь отражение Его законов, – с едва заметным лукавством добавила Флора.

Севергин догадался, что этот псевдофилософский монолог был частью этикета. В воздухе запахло изысканными яствами. Демонстрируя отменные познания в русском языке, немец предложил:

– Друзья, оставим худосочное любомудрие, чтобы хорошенько выпить и закусить...

Они прошли под сень плюща, укрывшего маленький ресторанный павильон. Курт неожиданно раскрыл дипломат и выставил на стол запотевшую бутыль водки и банку соленых огурцов.

Он ни словом не обмолвился о деле, ради которого все трое собрались жаркой ночью в маленьком парке посреди Москвы. В среде коллекционеров не принято демонстрировать нетерпение.

– Если уж говорить о символах, то символ России не медведь и не балалайка, а огурец! – Немец достал из банки маленький пупырчатый корнишон. – Я мечтаю написать книгу о России! Русские – самая загадочная и непредсказуемая нация на планете. Вот хотя бы огурец... Вместо того, чтобы возделывать турнепс и брюкву, русские с великими хлопотами выращивают этот прихотливый овощ. Сеют на окнах рассаду, везут, надрываясь, за город, строят парники, поливают, укрывают, и все ради того, чтобы зимой было чем закусывать. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить...» Я много путешествовал по России. Ценю местный колорит и коллекционирую не только редкие полотна, но и жадно впитываю впечатления. Однажды в далеком северном городе мне захотелось посмотреть на ночную жизнь в провинции. Я поймал такси и поехал к вокзальной площади, намереваясь познакомиться с местными жрицами любви. Лучше бы я сидел в ту ночь «на печи»! Меня обступили толстые, румяные женщины в платках и валенках, принялись хватать и тормошить. Самой молодой было лет пятьдесят. Я едва вырвался от них. Такого нет ни в Италии, ни в Финляндии! Русс экзотик!!! – восхитился Порохью.

– Это, видимо, были торговки огурцами, – буркнул Севергин, – еще одна загадка русской души!

– Странное слово «огурец», что оно значит? – спросил Порохью. – Я слышал, что вы изучаете древние языки, – обратился он к Флоре. – Что есть гуркен, по-русски огурец?

– Это слово родственно слову «гуру», «авгур» и даже «жрец», в древней реконструкции «грец». Отсюда происходит и слово «игра», мистерия. Ур – санскритский корень, обозначающий божественные начала мира.

– И даже культуру, – скромно добавил Севергин.

– Ваш телохранитель разбирается в лингвистике? – удивился Порохью. – Еще одна загадка русской души!

– На этот раз моя личная, – заметила Флора. – Но насчет древности русской культуры Егор прав. Рисунок на одежде «огурцами», похожий на капли с загнутыми хвостиками, это исконный индо-арийский мотив и один из «автографов» Великой Богини. Кстати, скоморохи носили одежду с таким рисунком.

– Этот орнамент часто встречается на Павлово-Посадских платках, – возразил Порохью.

– Такой рисунок на одежде обозначает жреца «высшей категории», который умеет соединять начала жизни и воскрешать мертвых. После крещения Руси заветы волхвов перешли к скоморохам. Скоморохи, игрецы Велесовы, долгое время были тайными жрецами Рогатого Бога, покровителя искусств и магии. Они и носили на одежде «капли-огурцы». Старины и былины, которые они пели на пирах и братчинах, на самом деле были хорошо законспирированными ведическими сказаниями. Они владели даром гипноза и даже практиковали различные виды йоги.

– Я трепещу, как мальчишка, перед вашей красотой и перед странными познаньями, словно вы средневековая ведьма и одновременно доктор всех наук, – отвесил тяжеловесный комплимент Порохью. – По-моему, пора переименовать все поганки в «коммуняки», ведь идеология давно изменилась, и на язычников больше никто не обижается, чего нельзя сказать о бывших партийцах, – хохмил Порохью.

Флора незаметно нашла руку Егора и пожала, словно ища поддержки или обещая награду.

Курт увлеченно хрустел солеными огурцами.

– Я все понял! – внезапно воскликнул он. – Соль есть символ солнца! Соленый огурец – это секретная доктрина Руси, символ вечной жизни, и русские настолько мудры, что хранят это знание в тайне. Кажется, я понял, почему в старину сжигали слишком умных и красивых женщин!

– Не пора ли поговорить о деле, наша полночная трапеза похожа на собрание заговорщиков, – улыбнулась Флора.

– Ну что ж, давайте, – согласился Курт. – Миллион в иностранной валюте за картину неизвестного художника вполне достаточно, чтобы мы завершили наши переговоры.

Севергин ожидал, что скажет Флора. На миг ему показалось, что параллельно с любовной игрой и интеллектуальными композициями эта женщина строит хитрый расклад, где на кону стоят не деньги, а нечто большее.

– Я не продам портрет сестры.

– Хорошо, в таком случае я согласен даже на авторскую копию, разумеется, за меньшие деньги.

– Вы хорошо знаете, что картину невозможно повторить.

– Могу ли я увидеться с художником?

– Он исчез.

– Я подниму цену!

– Нет, Курт... Картина не продается... Простите, я оставлю вас. – Флора встала и, шурша платьем, покинула террасу.

Едва они остались одни, Порохью скакнул на стуле и зашептал на ухо Севергину:

– Помогите мне выйти на спецслужбы. КГБ – три страшных буквы! Но в них сейчас вся моя надежда.

– КГБ давно нет.

– Я знаю. Но дух советской инквизиции неистребим! Только это сумрачное общество иезуитов, паладинов безумной красной мечты может помочь мне. Я должен разыскать художника на земле или под землей!

– У меня нет связей в ФСБ.

– Тогда помогите вы, вы! Вы рядом с Флорой. Рано или поздно информация о художнике всплывет, и я дорого заплачу вам.

– Я не торгую информацией. Простите, я покину вас, как-никак, я охранник, а моя хозяйка слишком долго отсутствует.

– Постойте, я не все сказал! – крикнул вдогонку Порохью.

Звезда волхвов

Глава 27

Портик Цереры

Там пели молоты и пилы —

В ночи работали масоны.

Н. Гумилев

Севергин насквозь простегал маленький парк, рассекая чинно прогуливающиеся пары, вызывая подозрение. За деревьями белел неосвещенный греческий портик. Повинуясь интуиции, он подошел ближе, заглянул за колонны и замер.

Флора, опустившись на одно колено, говорила с седовласым патрицием, тем самым, что встретился им на аллее. Из-под распахнутого плаща светилось ее обнаженное колено. С выражением мольбы и боли она держала руку седовласого. Невозмутимый, как сфинкс, он покровительственно положил руку на ее темя.

– Это же Черносвитов, – раздался над ухом хриплый шепот Порохью. – Ого, что я вижу?!

Все так же стоя на одном колене, Флора поцеловала руку седовласого. Ее глаза были закрыты, на лице плавало выражение кошачьего блаженства.

– Назревает интрижка. Ваша хорошенькая хозяйка, должно быть, хочет сбыть Черносвитову картину пропавшего художника или сдать ее на хранение. Но для этого вовсе не обязательно прятаться в портике Цереры и расстегивать ему брюки.

– Пойдемте отсюда, Порохью.

Стиснув зубы, Севергин тащил немца вдоль аллеи. Тяжело дыша, привалил его спиной к дереву.

– Вы сказали, что знаете этого человека?

– Прекрасно знаю, и не надо давить на мой живот. Это господин руководит реституцией, то бишь возвращением в Германию культурных ценностей, захваченных русскими во время войны. Пользуясь случаем, хочу сказать вам, как представителю русского народа, – ни за что не отдавайте этих шедевров! Обладая таким сокровищем, каждый русский богат, как нефтяной араб...

Севергин выпустил немца из жесткого захвата.

– ...А вы отдаете их задарма! – продолжал немец, задыхаясь от быстрой ходьбы. – Похоже, ваш народ просто не понимает, о чем идет речь, когда ему толкуют о возвращении культурных ценностей, за которые ваши отцы заплатили кровью. В пружинах реституции кроется тайна мировой политики. Судите сами, почти полвека в руках Москвы были масонские архивы, захваченные в Нюрнберге. А я напомню вам, что именно в Нюрнберге в конце сороковых годов Гитлер учредил музей масонства. В сорок пятом все бумаги отбыли в Москву, и за все эти годы никто не удосужился в них заглянуть. Что это? Беспечность? Нет! Это приказ не трогать спящих сфинксов. Черносвитов уже разбазарил гигантские ценности, а теперь собирается вернуть архивы тайных обществ: иллюминатов и розенкрейцеров, но не в Германию, как можно было подумать, а прямиком в Лондон! Чуете, откуда дует ветер?

– Об этом кто-нибудь знает?

– Разумеется! У вас же «гласность»! Об этом деликатно писали в газетах, в разделе «Новости культуры», но никто не обратил на это внимания. Почему русские столь невнимательны и пассивны? Опять загадка русской души, или для вас нет ничего важнее огурцов?

– А вы-то что так переживаете?

– Это и моя трагедия тоже, – вздохнул Порохью. – Я подозреваю, что я наполовину русский, – добавил он, точно сознаваясь в детской шалости.

– На чем основаны ваши подозрения?

– Судите сами – я до слез обожаю Россию, вашу народную музыку, все эти поля, березы и белые церкви на холмах, и если быть честным до конца, я мечтаю жить где-нибудь в глухой деревеньке, колоть дрова, копать картошку и коротать вечера под пение ветра в трубе и тульскую трехрядку.

– Да, необъяснимые порывы для преуспевающего гражданина Объединенной Европы.

– Сейчас вы все поймете. Я родился зимой сорок шестого года. Сразу же после моего рождения мать сдала меня в приют. Так поступали немки, изнасилованные в период русской оккупации. Я дитя войны, во мне примирилась кровь враждующих народов. После раздела Германии я оказался на западной стороне. Мне повезло, я даже стал богат. Я собрал коллекцию редких вещей и реликвий, я стал известен, но всегда и всюду я был одинок, точно сирота.

Порохью по-детски шмыгнул носом. Они дошли до арки ворот. Севергин протянул руку для прощания.

– И все же позвоните мне, если что-нибудь узнаете о художнике, – грустно попросил Порохью и сунул в карман Севергина визитку.

Флора выскользнула из сада минут через сорок. Придерживая у горла плащ и нервно постукивая каблучками, прошла к припаркованному автомобилю. Севергин ждал ее у обочины.

– Ты здесь? А я тебя искала! – Она благодарно и ободряюще коснулась его руки. – Садись скорей!

Севергин сел на боковое сиденье. Флора завела машину и рванула с места, так, что взвизгнула резина.

– Ты с кем-то встречалась?

– С чего ты взял? У меня множество знакомых в «Симболяриуме». Перекинулась парой слов с двумя или тремя.

– Возможно, так оно и было. Но то, что я видел в портике Цереры, не похоже на встречу друзей: ты стояла на коленях...

Флора едва не выпустила руль, машину резко бросило в сторону. Флора затормозила у обочины и, опершись на руль, посмотрела с колючей насмешкой.

– Я недооценила тебя, мой Яхонт-Князь!

– Я больше не Князь. Это и есть твой учитель? Отвечай!

– Если ты хочешь меня допросить, вызови повесткой.

– На очную ставку с Черносвитовым, директором музея, он же расхититель государственной собственности?

– Откуда ты его знаешь? – прошептала Флора.

– По телевизору видел. После кражи из Эрмитажа музейщики стали популярны. А тут еще возвращение культурных ценностей подоспело... – чувствуя животную ревность, Севергин и не пытался уличить директора музея в недобросовестности, он всего лишь воевал за женщину, но слишком поздно это понял. – Эти господа за бесценок возвращают оплаченные кровью трофеи. Немцы восстанавливают ими же разрушенные новгородские церкви, а мы за это благодеяние отдаем им шедевры Бременской коллекции.

Черносвитов занимается грабежом в пользу иностранцев, сдает без единого писка, как по приказу. Он дарит своим «ученицам» белокаменные особняки и зеркальца из собрания этрусков. И ты за это целуешь ему руку и... Что это было? Говори!

– Я не обязана тебе отвечать!

– Я веду дело о смерти твоей сестры и могу допросить тебя вполне официально.

– Как при нашей последней встрече? Ты не имеешь права вести следствие, потому что состоишь в неофициальных, а точнее, в аморальных отношениях с одним из фигурантов дела. Разве не так?

– Ты права... Здесь ты переиграла меня, – он рванул дверцу машины, но Флора сжала его руку, пытаясь удержать.

– Прости, я действительно немного переиграла. Ты... Ты не должен был этого видеть... Это очень серьезно, хотя кажется игрой. Этот человек и вправду директор музея, но нас связывают совсем иные отношения, чем те, которые ты вообразил.

– Зачем ты взяла меня на этот шабаш с пудреными девками, и нарядила, как цирковую лошадь?

– Мне было нужно твое присутствие. По давней традиции на этих балах дамы появляются только с кавалерами.

– Чтобы вызвать ревность прежних кавалеров?

– Нет. Просто есть очень давнее правило, вернее, одна из традиций этого рыцарского ордена. Женщины допускаются на его собрания только в присутствии спутников. Если женщина одинока, то спутника она приглашает или нанимает. В Италии в Средние века таких наемников называли чичисбеями. Дама держала в руках розу, а ее спутник – шпагу. В те времена роза считалась символом женщины, эфес шпаги обозначал крест. Понимаешь?

– Почему же ты не вручила мне шпагу?

– Напоминанием о кресте служит гарота.

– Значит, «Роза и Крест»?

– Да, это знак нашего общества. Человек, которого ты видел рядом со мной, – посвященный рыцарь, Лорд Сенешаль. Он же Кош – хранитель сокровищ. Не спрашивай, откуда у него деньги, одной безделушки из запасников достаточно, чтобы построить дюжину особняков. Нет, он не ворует. Он уверен, что владеет этим по праву. Древние сокровища нуждаются в охране посвященных... Он стережет золото Гипербореев, как грифон, как чудовище Аримасп.

– И чахнет, как Кощей? Зачем ты говоришь мне это, Флора? Чтобы я засадил твоего грифона в тюрьму или убил его в припадке ревности?

– Что бы ты ни сделал, ты лишь исполнишь предначертанное.

– Флора, Флора, ты вела свою игру, ты крутила мною, как пешкой. Расскажи мне все, любая полуправда будет для тебя хуже лжи.

– Хорошо, только не смотри так... То, что ты сегодня видел или мог видеть, там у портика, это древнее приветствие, поцелуй Посвящения.

– Так ты теперь жрица?

– Я не зря выбрала тебя... Севергин.

– Скажи, он знал Ладу?

– Допрос продолжается? – невесело усмехнулась Флора. – Нет, он не знал ее...

– Ну, что ж, прощай, Флора.

Он распахнул дверцу, но Флора порывисто схватила его руку и прижала к своей груди. Это был безотказный прием порабощения его воли.

– Подари мне еще одну ночь. Пусть она будет последней.

– Нет, Флора, этого не будет.

– Погоди, останься. Я все расскажу тебе, и, может быть, ты простишь меня.

– Не унижайся и не торгуйся... – попросил Севергин.

– Прощай, мой Яхонт-Князь, – она в последний раз коснулась его губ. – Постой, я сниму с тебя это! – чуть касаясь его шеи, она развязала узел гароты.

Сжимая в ладонях колючую рабскую перевязь, он остался стоять на ночном шоссе, глядя, как гаснут вдали рубиновые искры.

Звезда волхвов

Глава 28

Качели Клио

Закон самодержавия таков:

Чем царь добрей, тем больше льется крови.

М. Волошин

Севергин впервые оказался в съемочном павильоне киностудии. Наблюдая, из какого сора растут цветы высокого искусства, Егор только крякал от удивления. В перерывах между съемками он с крестьянской практичностью ощупал бревна «Пустозерского острога», заглянул в слюдяное оконце, потрогал медный урыльник в углу темницы. Над мрачным казематом розовым миражом реяла мечта о Каннах, и Версинецкий гневными воплями и жаркими заклинаньями подгонял запаленную группу к желанному финишу.

Дубль за дублем мятежный протопоп Аввакум клеймил впавших в прелесть иконописцев:

– Слуги Сатанины, блядивые дети! От лютеров научаемы, кощуны окаянные в церквах творят! А все Никон, вонючий пес! Он, он, собака, повелел Пречистую вапой мазать!

И поделом суд свершил грешный аз! Все иконы фряжского письма разбил да об головы изломал...

– Стоп камера. Снято! Перерыв на полчаса, – протрубил Версинецкий.

Нервно чиркая зажигалкой и приволакивая ноги в тяжелых лаптях, актер, играющий Аввакума, прошаркал к выходу из павильона.

Завидев следователя, Версинецкий заметно встревожился.

– Здрасьте, здрасьте... Чем обязаны?

– Да вот, решил приобщиться к высокому искусству.

– Не поздновато ли?

– Самое время, и в настоящий момент меня остро интересует та часть фильма, где снималась Лада Ивлева.

– Мы только вчера с натуры вернулись. Есть черновой вариант, масса склеек, грязный монтаж. Вам, как зрителю, это вряд ли понравится...

– Меня не волнует художественное качество.

– А я вот отобедать возмечтал, отдохнуть от трудов праведных, – взгрустнул Версинецкий.

– Так давайте и отобедаем.

– Ну вот и ладушки! Тогда пожалуйте к нам, прямиком «на тот свет».

– Это в каком же смысле?

– В прямом. Мы так называем нашу ресторацию. Там можно встретить кого угодно, к примеру мирно беседующих Петра Первого и Сталина с трубочками в зубах и бывшего гардемарина под ручку с «любимой няней»...

Следователь и режиссер прошли в ресторанчик и заняли столик.

– Ну, право же, аппетит разыгрался! Так... Что выберем? Солененького хочется. Я беременный новым замыслом. – Версинецкий похлопал себя по круглому «пивному животику» и продолжил: – Клио – муза истории – нынче стала замечательной гурманкой. Она смакует большей частью пикантные подробности, забыв про честный черный хлеб и родниковую воду из кувшина истины.

Вот свежий пример. Зачем царские косточки из кремлевских гробниц отправляют в судмедэкспертизу? Яды, любезнейший, яды! Доза сильнодействующих ОВ в них превышает всякие разумные пределы. И чему удивляться, если Иван Грозный держал у себя в дворцовых покоях чашу с ртутью, а набожный и благочестивый Алексей Тишайший собственноручно угощал своих гостей бокалом с какой-то гремучей смесью, и сам умер от медленного отравления свинцом.

Версинецкий с аппетитом уминал обед, успевая одаривать следователя своей потрясающей эрудицией в области исторической кухни.

– Если честно, я мечтал снять фильм совсем о другом времени, но по желанию спонсирующей стороны, то бишь госпожи Плотниковой, я спешно оставил клокочущий котел современности и погрузился в семнадцатый век, в царствие Алексея Тишайшего: яркое, страшное и кровавое время, где смешались и высшая святость, и невероятные злодейства. И если Петр Первый, по словам Пушкина, «Россию поднял на дыбы», то взнуздал строптивую кобылку его батюшка – Алексей Михайлович.

Странное было времечко: Тавлеи и шахматы были популярны на Руси еще со времен Ярослава Мудрого. Теперь же по царскому указу шахматистов драли кнутом, а всеобщее повальное пьянство удивляло только иностранцев. При всей своей религиозности, Алексей Михайлович – это подлинный демократ «нулевого» отсчета. Он быстро понял, что людские пороки способны существенно пополнить казну и стал выдавать нечто вроде индульгенций. Так, если до его правления курителям и нюхателям табаку рвали ноздри, то теперь грешники могли наслаждаться «дьявольским каждением», уплатив пошлину и получив соответствующий документ. Не отставали и его подданные. Следуя духу времени, новгородский митрополит ввел налог на младенцев, рожденных вне брака, а боярская дума выбила себе большую часть дохода от продажи спиртных напитков, в связи с чем было открыто невероятное количество кабаков. Для тех, кто не заглядывал в кабак, равно как и в церковь, был назначен специальный штраф. При Петре Первом число питейных заведений увеличилось еще в десять раз. Последствия этих мер русский народ ощущает до сих пор. Церковь, разумеется, не поощряла злоупотреблений, но разрешала «питие до трех дозволенных чаш». Отсюда повальное пьянство в тогдашних монастырях, ведь после третьей чаши святоотеческие «запреты» забывались сами собой. Наиболее последовательными трезвенниками на Руси на протяжении столетий оставались старообрядцы. Вы видели нашего Аввакума? Какой матерый человечище! Рыкает «аки зверь, ища кого бы пожрать».

И вот ваш покорный слуга написал новый сценарий из отечественной истории. О, это достаточно смелый взгляд, но попробуйте его опровергнуть! Я уверен, что «тишайшим» царя сделали при помощи тогдашней химии. На первый взгляд, царь ведет исключительно здоровый образ жизни. Он истово и подолгу постится, а в свободное от государственных дел время увлечен соколиной охотой, единственной дозволенной ему самому себе потехой. Он достраивает деревянный дворец в селе Коломенском с великим множеством теремов для своих восьми дочерей и с чувством украшает семейное гнездышко. Он высоконравственный супруг и идеальный отец. Кроме дочерей, у него растут пять сыновей от первого брака. Но в чем дело? Почему четверо его сыновей умирают, включая юного царевича Алексея, подающего огромные надежды, настоящего вундеркинда той поры? Кто виноват: дворцовая кухня, иностранные лекари или свинцовый водопровод? После смерти Алексея на трон восходит болезненный Феодор, который не в состоянии даже сам надеть шапку и передвигается только с помощью трости. Однако к моменту своей безвременной кончины, в двадцать один год он уже был дважды женат, при этом оба его ребенка умерли во младенчестве. Род Романовых рискует остаться без наследника! Простой люд пересказывает грозные знамения. В угольно-черном небе блистает комета Гевелиуса. В Москве-реке рыбаки вытащили сетью двухголового младенца...

Но это лишь предыстория моего сюжета, и вас, как я понимаю, интересует Лада. Пойдемте, я успею показать вам несколько кассет с ее сценами.

В закутке съемочного павильона Версинецкий включил компьютер и для эффекта погасил свет.

– Сцены охоты мы снимали в лугах у берегов Забыти на Царевом лугу...

Грудастый конь мял камыши и луговые купавы, с морды хлопьями летела пена. Пустив стрелу в черного лебедя, молодой, ражий князь скакал на поиски добычи. Не сминая высокой травы, стлались по лугу пестрые борзые. У самого берега они словно споткнулись, залаяли, завертелись на месте: среди тростников сжалась девушка, одетая в грубое рубище из крапивных волокон.

По плечам Егора пробежал колючий озноб, словно он участвовал в сеансе вызова духов. Волшебная светопись кино простиралась в запретные пределы и вызывала к обманчивой жизни образ, уже давно отлетевший от земли. Огромные синие глаза Лады мерцали, длинные золотистые волосы струились по ветру...

– Она совсем ребенок, странное создание, все чувства выражающее танцами, – комментировал Версинецкий, – ее танец-полет заставляет приближенных князя истово креститься. Скажу больше, традиция летающих дев – одна из практик русских волхвов. Но языческое волшебство дошло до нас лишь в пересказе его лютых гонителей, христианских книжников. «Вертимое плясание», после которого «волхв лежал оцеп», напоминает танец дервишей-суфиев, и практики Георгия Гурджиева, мистического гуру, жреца тайных богов, некогда «просвещавшего» самого Сталина.

Наша героиня – уцелевшая в гонениях юная скоморошинка, князь берет ее под свою защиту. Скоморохи были тайными наследниками древней волшбы и подлинными людьми искусства. Большинство былин и старин дошли до нас благодаря скоморохам. В древней Руси игрецов весьма уважали. Они даже имели законное жалованье: «мирскую часть». По праздникам их ученые медведи показывали, как девки водят хоровод, как маршируют солдаты, как судьи сидят за судейским столом, как жена мужа голубит, как монах в монастыре разговелся, как поп на службу идет. Но грянул указ 1648 года, и все паяцы, гусельники, рожечники и вожаки медведей были изгнаны из городов и лишены сословной принадлежности. Церковь с внезапной яростью обрушила свой гнев на их головы, хотя до указа скоморохи проживали в монастырских кельях и даже в домах высоких архиреев, не говоря уже о царском теремном дворце. В одночасье это веселое войско было разгромлено, их бубны и сопели изломаны и сожжены. А сами скоморохи подвергнуты наказаниям.

Вполне логично, что через сто лет место скоморохов у трона Екатерины Второй заняли потомки знатных боярских родов, и наравне с шутом Педрилло царицу забавляли именитые князья во главе со стариком Волконским. Вот они, гримасы Клио, музы истории.

Решительно умертвив скоморошество и изгнав народную музыку, в конце своего царствования Алексей внезапно открывает театр в кремлевских палатах, и его вторая жена, Наталья Нарышкина, мать царевича Петра, первая из русских женщин наслаждается костюмированными «диалогами» из греко-римской истории, на фоне грубо намалеванных «рам перспективного письма», как тогда называли декорации. Она же первой из русских цариц свободно общалась с иностранцами.

Известно, что молодая царица Наталья легкомысленна и молода. Ее ловко опутывают долгами, и она по-женски беспечно берет деньги в долг у жидоморов под проценты.

– Жидоморов?

– Так на Руси называли скряг, а позднее ростовщиков. Когда подходит срок расплаты, выясняется, что платить ей нечем, тогда перед царицей ставят жесткое условие. Вы уже догадались, какое именно... Через положенный срок на свет появляется законный русский царевич весьма странной наружности: темноволосый, кудрявый, с маслянистыми глазками навыкате. Смертельно больной царь умирает вскоре после рождения этого воистину богатырского младенца. Однако мы отвлеклись. Взгляните, вот смонтированный фрагмент.

В подвале княжеского терема Аввакум грозил девушке грубым кнутом.

– За вас, негодных скомрахов, я горя принял немало! Раз подошли целым стадом к имению болярина Шереметева. Изломал я их бубны и хари и гнал до речки Свирки. И за сие меня болярин Василий Петрович Шереметев, плывучи Волгою в Казань на воеводство, браня много, бил батогами и велел бросить в Волгу. А многие люди, забыв Бога и православную веру, вам, скомрахам, следуют, на бесчинные ваши прельщения сходятся тучами и богомерзких песен слушают.

Выходилась на княжеских хлебах, аки стерлядка белозерская, аки куница гладкая, плясками горазда бесов тешить. Раскайся, трехголовый змей, исповедуй веру православную и ступай в монастырь!

– Обратите внимание, он бьет и плачет, а после сам вручает Анфее кнут, – шептал Версинецкий, утирая со щеки случайную слезу. – У нашего «рыкающего зверя» чувствительное, но непреклонное сердце. Это истинный «единорог», смирить которого может только дева. Анфея – не просто скоморошинка, она тайная жрица Велесова. Этому божеству издавна служили девы...

– А вы-то откуда знаете? – шепотом поинтересовался Севергин.

– Один мой хороший знакомый – специалист в области язычества. Сцены праздника Купалы в Поганьском бору еще не смонтированы, но, если я не ошибаюсь, вы были тому живым свидетелем. А вот, пожалуйста: княжеская банька. Мне велено было снимать только со спины, а это все равно, что целоваться через намордник. «Лесная девка» своими волшебными травами «снимает» с тела князя застарелые струпья и следы сабельного удара времен «разинской эпопеи». Князь Барятинский умоляет девушку принять крещение, чтобы обвенчаться, но она отвечает отказом.

– Барятинский? Почему вы выбрали эту фамилию?

– Видите ли, наша история идет по следам реальных событий семнадцатого века. Поохотиться во владениях князя Барятинского приезжал сам царевич Алексей. Ему уже двадцать семь лет, а он все еще был холост. После того, как была ошельмована и сослана в Сибирь, в Верхотурье, избранная им невеста, царь надолго утратил «вожделение».

Все, что вы увидите на экране, – выдумка чистой воды, но она катится на гладких салазках истории. На охоте царь случайно выезжает к озеру и видит игры юной язычницы. Глядя на пляски скоморошинки, царь Алексей теряет перстень: «державу Мономахов». Царь во всем винит «лесную девку». Девушку приводят на царский суд. Глядя в глаза Алексея, она произносит «немое пророчество», которое слышит только царь.

– От древней Кеми до Афона идут малиновые звоны, что на водах у Покрова растет Адамова Глава. Кто от живого злака вкусит – найдет зарочный перстень Руси. Его тишайший Алексей в палатах и среди полей носил на пальце безымянном; унесен кречетом буланым с миропомазанной руки, он теплит в топях огоньки. Но лишь Адамовой Главой закликать сокола домой, – пропел Версинецкий и продолжил. – Царь понимает, что речь идет о расколе.

Воркующий голос Версинецкого и чарующая магия экрана сделали свое дело. Егор поверил в экранную картинку, как верят в сказку дети и глубоко чувствующие неискушенные души.

– Тем временем над влюбленными сгущаются тучи, – волховал Версинецкий. – Князь Барятинский – приверженец раскола, он бесстрашен и фанатично предан старой вере. Вместе с протопопом Аввакумом и влиятельными раскольниками он брошен в темницу. Лесную красавицу обвиняют в ведьмовстве. Клеветники шепчут, что она присушила князя порошком из сердца новорожденного ребенка. Вдобавок ее узнают очевидцы разинского бунта. Эта необычайной красоты девочка ездила в обозе Алены-Ватажницы. Сия воинственная монахиня возглавляла одну из разинских шаек. Ватажница была сожжена в Арзамасе. Она мужественно приняла кончину и продолжала заклинать своих врагов из пламени. Вот отрубленная рука монаха Лазаря падает на снег и упрямо складывает пальцы в двуперстный крест. «Лесная девка» принимает «крещение огнем». Барятинский сослан в дальний Сосенский монастырь. Он собственноручно пишет икону, куда переливает всю свою тоску и любовь. И та икона становится чудотворной. Вот такая поучительная сказка о любви и верности.

Погрустневший Версинецкий нервно ходил по студии. Севергин все еще не мог отрешиться от увиденного. Он оказался неожиданно оглушен и растроган. Режиссер заметил это.

– После наслаждения всякий зверь печален, а человек чем паче. Искусство – от слова искушение, этот труд грешен изначально, но лишь в нем подлинная сладость и смысл жизни.

Под воркованье режиссера Севергин настойчиво искал ускользающую суть и, сматывая клубок, добирался до причины.

– А как вы нашли Ладу? Ведь она не актриса, а танцовщица.

– Я долго искал исполнительницу на эту роль. Все не то, какое-то мелкотемье, и вдруг мне звонит один мой хороший знакомый. Я рассказываю ему сценарий, о том, что съемки намечены в окрестностях Сосенского монастыря, посетовал, что так и не нашел ведущую актрису. А наутро он позвонил и сказал, что у него на примете есть молоденькая балерина, которая вполне справится с моей «хореографией». Вот и все...

– Так кто же этот нежданный благодетель?

– Черносвитов, директор крупного музейного фонда, известный историк. Он буквально засыпал меня своими советами, словно сам был очевидцем тех событий. Ну, что, продолжим нашу беседу после съемок?

– В этом нет необходимости. Позвольте распрощаться...

– Позволяю, – с облегчением выдохнул Версинецкий.

Покидая киностудию, Егор наскоро подбил итог: Флора солгала, Черносвитов не просто был знаком с Ладой, он знал ее настолько хорошо, что своим авторитетом способствовал ее артистической карьере. А если так, то он наверняка знает о ее гибели то, о чем не смеет даже догадываться Севергин.

Звезда волхвов

Глава 29

Хранитель розы

И вы, разрозненные томы

Из библиотеки чертей...

А. Пушкин

Когда-то типичный хранитель музейных коллекций носил пыльный сюртук и от недостатка солнечного света походил на замшелый пень. При нынешнем положении дел этот пост что-то вроде генеральского звания, только без эполет и красных лампасов. Главный хранитель музейных коллекций – это стратег и тактик, и часто он же – мерило внешней политики и авторитета государства. Он командует и расставляет войска по линии фронта, одних отправляет в резерв, других бросает в атаку. Он составляет планы военных операций и обменивает пленных, он проводит сражения и парады в покоренных столицах. Его солдаты – одеты в фарфоровую броню и золотые скорлупки, в чешую из масляных красок и поросский мрамор. Этому славному воинству противостоит единственный враг – царство Сатурна, вооруженное непобедимым оружием – стрелками часов. Но внутри музейных стен само время течет медленно и лениво. И мимолетное тленное, попадая внутрь золотистой смолы, застывает, надолго вмороженное в янтарный лед.

К вящей досаде Севергина, в то утро музей был закрыт по служебным причинам. Во внутреннем дворе рабочие в синих спецовках перетаскивали громоздкие подрамники и грузили их в глухие фуры со множеством печатей на дверях. Но Егор был слишком разгорячен погоней, чтобы отступать. Он решительно прошел с черного входа, который, как водится, никто не охранял, и нашел в списке на стене телефон Черносвитова.

– Я сегодня не принимаю, – вибрировал в трубке мягкий баритон, заметно досадуя. – У вас что-то срочное?

– Следователь Севергин, – коротко представился Егор.

– Подождите, вас проводят...

Престарелая дама со значком музейного работника записала его в книгу посетителей и проводила до высоких дверей из мореного дуба с фарфоровой визиткой: «Касьян Ярославович Черносвитов».

Седеющий красавец располагался за антикварным столом с грифонами. Приветствуя следователя, он поднял вверх сложенные ладони.

– Хайре! «Радуйся», как говорили древние греки, – перевел он свой жест. – «Радуйся и веселись, – вторили им египтяне, – ибо завтра, ты будешь, подобен сему», – и хозяин кабинета показал на скорбные останки мумии под прозрачным саркофагом. – К сожалению, эта языческая радость бытия почти утрачена нами! Простите великодушно, я ограничен во времени, поэтому внимательно слушаю вас.

– В настоящее время я веду дело о смерти Лады Ивлевой, – начал Егор.

– О, Боги, вот в чем дело... Так... А позвольте вас спросить, почему вы решили, что именно я могу консультировать по поводу несчастного случая с молодой актрисой?

– Я опрашиваю всех, кто знал девушку. Севергин, как неопытный музыкант, вразнобой давил на клавиши:

– При каких обстоятельствах вы познакомились?

Черносвитов надменно пожал плечами:

– Она пару раз приходила в студию, вот, пожалуй, и все...

– Она училась у вас?

– Нет, у меня занимался один молодой художник. Он осваивал класс реставрации. По-моему, у них был роман.

– Барятинский?

Черносвитов бросил мрачный взгляд на следователя:

– Зачем эти «кошки-мышки»? Если вы пришли снимать показания, так извольте. У меня мало времени.

«Ну, если даже Кощей Бессмертный ограничен во времени, то и впрямь надо поторопиться», – усмехнулся Егор и продолжил:

– Я знаю, что вы познакомили ее с Версинецким...

– Да... Я порекомендовал симпатичную девчушку. Это что, преступление? Если это допрос, тогда потрудитесь вызвать меня официально.

– Не стоит торопить события. Скажите, над чем работал Барятинский?

– Как все студийцы, он реставрировал старинные иконы для действующих монастырей. Это была практически благотворительная акция, все деньги мы перечислили на счета патриархии.

– Над какой иконой он работал? Ведь у вас наверняка есть учет.

Черносвитов набрал на компьютере код и высветил список.

– «Гора Нерукосечная», – прочел через его плечо Севергин. – «Свято-Покровский мужской монастырь, г. Сосенцы».

– Я могу увидеть эту икону?

– Для этого придется спуститься в наши запасники.

– Спускаемся!

Они прошли мрачный зал египетских древностей, этрусскую коллекцию и «арсенал».

Глядя на развешанные по стенам мушкеты и аркебузы, Егор зажегся мальчишеским интересом к боевому металлу, и это не укрылось от его «визави».

– Позвольте вас немного развлечь, – остановил Егора Черносвитов. – Вы последний посетитель музея, кто наслаждается этим изысканным зрелищем. На днях коллекция отбывает в Германию.

Они вошли в узкую залу, похожую на пенал. Дуэльные пистолеты и кремниевые ружья, великолепные именные экземпляры и раритетные двустволки с мнимым спокойствием лежали в музейных витринах.

– Убийство на охоте сродни ритуалу, и оно должно быть обставлено с роскошью. – Черносвитов взвешивал на руке легкие изящные двустволки и, как ребенок, любовался отделкой. – Это оружие столь изящно и гармонично, что превращает охоту в благородный поединок. Посмотрите, с этим ружьем охотился русский царь, а вот с этим австрийский монарх. Это поистине царское оружие, драгоценное дитя искусства и техники. Оцените это цевье из орехового комля двадцатилетней выдержки, перламутровую инкрустацию и гравировку в технике «булино». Рядом с этим воистину императорским оружием современная убойная сила типа «Сайги», «Вепря» или «Тигра» выглядит, как ломовая лошадь перед скакуном арабской крови.

Егор с невольным замиранием сердца гладил вороненый металл и ласкал полированное дерево.

В зале холодного оружия Черносвитов отключил сигнализацию и вынул из-под пуленепробиваемого колпака узкий кинжал, похожий на стилет.

– А вот самый древний экспонат нашей коллекции. – Черносвитов протянул следователю серебряный кинжал с костяной рукоятью.

Севергин взвесил в ладонях литую тяжесть, разглядывая черненую вязь вдоль клинка.

– У этого экспоната страшная история. Его нашли «Черные следопыты» рядом с останками немецкого генерала в Мясном бору. Эсэсовец принадлежал к высокому рангу. Известно, что они носили при себе ритуальные серебряные кинжалы с насечками-рунами. В тот же день следопыт, обнаруживший эту штуковину, подорвался на немецкой мине. Второй и третий владельцы кинжала тоже не задержались на земле. Последний его хозяин зарыл кинжал в лесной полосе. Надеюсь, что эта черная цепь жертв уже оборвалась.

– Это знак Великой Богини? – Егор указал на знакомую руну-ромб, вырезанную на костяной рукояти.

– Вы проницательны. Будьте осторожны! – вскрикнул Черносвитов и вынул нож из рук Севергина.

На служебном лифте они спустились в подвал.

Черносвитов зажег свет. На пьедестале, покрытом белым полотном, сияла икона. Промытая и очищенная от копоти, она светилась изумрудной зеленью и охрой.

– Это Гора Нерукосечная. Самый таинственный образ Богоматери из всех, мне известных. Конечно, есть и Остромирская Богородица, стоящая на опрокинутом месяце, подобно непорочной из откровения Иоанна или египетской Изиде, есть и Спорительница хлебов, образ вполне языческий, есть Богоматерь Млекопитательница – трогательный образ кормящей матери.

Гора Нерукосечная – это особая, гностическая икона. Взгляните, священный лик проступает из вершин и складок горной мантии. Тело обрисовано уступами утеса, а величавая глава увенчана храмом. В правой ладони Гора держит алую «лестницу восхождения», а в левой – книгу, писанную золотыми буквами. Из ее грудей истекают два златых ручья, словно она сама великая Пангея, матерь Сыра Земля. Замечу, что это очень смело для христианской трактовки образа Богородицы. Икона скрывалась под отвратительным слоем «ушаковского письма». Так писали уже после семнадцатого века под влиянием Симона Ушакова и его школы. Это когда «лик отолщен», «уста червлены», но все изображение приобретает не живой, а скорее мертвенный вид. Ушаковское поновление было сделано поверх яичной темперы, и краски отслоились. Первоначальное изображение открылось отдельными частями. Я не предполагал, что окажется под «ушаковскими святыми», и поручил реставрацию Барятинскому, не самому опытному реставратору, практически стажеру.

Севергин вгляделся в буквицы книги в руках Горы Нерукосечной.

– «Златоструй», – прочел он. – Что это значит?

– Название древней книги. По преданию, эта книга была прочеканена на золотых листах, и написанное читалось по обе стороны.

– Книга, написанная «внутри и отвне», о которой писал Иоанн в своем Откровении?

– Вы порядочно осведомлены, – усмехнулся Черносвитов. – «Перевертыш» – один из признаков священных текстов.

– Разве это возможно?

– Только в том случае, если каждая буква содержала в себе целое понятие. Любую букву или черту, как философский символ, можно изучать бесконечно долго, открывая все новые и новые связи. Этой книге, должно быть, не менее семи с половиной тысяч лет.

– Откуда такая точность?

– Исконное русское летоисчисление идет от «Сотворения мира». Так звалась древняя рукописная книга. Может быть, когда-нибудь откроются тайны древних библиотек. – Черносвитов поставил странное ударение на предпоследнем слоге. – И мы по-иному взглянем на свою историю.

– Икона была доставлена из Свято-Покровского монастыря, – заметил Севергин. – Ваша протеже Лада Ивлева погибла в его окрестностях. По-вашему, это совпадение?

Черносвитов умолк. Морщины по бокам его худого, точно высушенного лица углубились.

– Постойте, постойте... Еще одно совпадение! По-моему, я вас где-то уже видел... Ночь... Сад «Эрмитаж»... Вы шли по аллее рядом с красивой дамой... Все ясно... Это она вам рассказала о Барятинском. Никогда не надо верить тому, что говорят женщины. Флора приревновала меня к своей сестре, только и всего... Поэтому и нафантазировала Бог весть что.

– А мне думается, что в ее словах гораздо больше правды, чем фантазий.

– Вы были на похоронах Лады? – внезапно спросил Черносвитов.

– Нет, не довелось.

– Ее похоронили у северной стены Новодевичьего, где открыт новый некрополь. Помните, у Пушкина в его «Сказке о мертвой царевне»: «Так свежа, тиха лежала, что лишь только не дышала...» Все, кто прощались с нею, заметили, что она нисколько не изменилась.

– Да, меня это тоже удивило, когда было найдено ее тело.

– Она будет лежать в земле, но тело ее не истлеет. Это знак святых и посвященных в таинства. Нетление пытались имитировать египетские жрецы-канопы, когда изобрели бальзамирование. Теперь вы понимаете, за какое дело вы взялись? Оставьте эти материи, они не для вас. Поезжайте в свои Сосенцы и ловите там мелких жуликов.

Они возвращались через «Арсенал», и Черносвитов походя взял с музейной витрины коллекционное ружье. Глядя прямо в глаза Севергину, он сказал безо всякого выражения.

– Я знаю все про вас и Флору. Вы сломали мой любимый цветок... Я растил ее, как розу в саду, обрезал шипы и делал благородные прививки. Вы разбудили в ней животное, лживое и жадное до удовольствий, готовое всадить нож в спину кому угодно. Даже мне, своему учителю. И сами вы – тот еще герой! Вы нарушили свой священный долг и присягу. Вас бы следовало самого застрелить, но я не трону вас. Или трон у, но не сегодня...

Черносвитов говорил спокойно, почти ласково, и со стороны они походили на людей, внезапно нашедших общую интересную тему. Они пустились в обратный путь.

– Не думаю, что вы обладаете достаточной силой воли, чтобы спустить этот курок, – сказал Севергин, сдерживая зевоту.

Бессонная ночь отозвалась усталостью и отупением.

– Мы обладаем достаточной силой, – усмехнулся Черносвитов.

– Кто это «Мы»?

– Мы единственные обладаем реальной силой в этом мире подлогов и откровенной шелухи. Вы идете по следам, ищете истину, но не знаете ее даже о себе, не говоря уже обо мне, и о Флоре. Я расскажу вам притчу, которая, возможно, что-то объяснит вам, хотя на это мало надежды.

У Божественного Юпитера родилась дочь. Вся краса мира не стоила одного взмаха ее ресниц. Отец нарек ей имяИстина, и выпустил в мир нагою. На прощание Он сказал:

– Ты будешь ходить по миру, проповедуя добро, но люди будут гнать тебя из своих храмов и из своих сердец.

Ты будешь настолько прекрасна, что дурни будут бросать в тебя камни.

И только мудрец увенчает тебя короной и разделит твою судьбу, а влюбленный художник оденет тебя в символы.

И я не оставлю тебя, я везде и всюду пребуду с тобою, потому что твой голос – это мой голос.

Вы думаете, что Флора, эта Нагая Истина, выбрала вас? Дудки! Десять лет назад я увидел ее впервые. Был холодный день в конце октября, из дверей гастронома вырывался теплый пар, и прохожие торопились окунуть в него озябшие носы. И тут я увидел девочку. Она была в черном трико, в короткой кисейной юбочке и балетных тапочках, привязанных лентами к тонким лодыжкам. Этот нежный эльф на минуту сбежал из балетного класса, чтобы скорее купить горячую булку и слопать ее тут же. Она прекрасно знала, что для занятий классическим танцем необходимо сохранять строжайшую диету, но она съела ее с откровенной жадностью, и я понял, что нашел юную преступницу, готовую нарушить любой самый строгий запрет ради своих желаний. Она была обсыпана хлебными крошками и пахла свежим юным потом, как пахнет развороченный весенний муравейник. Я узнал о ней все, я с религиозным содроганием стерег день ее первого цветения, как японец ждет цветения сакуры. И я легко овладел бы ею, едва она вышла из отроческого возраста. О, нет! Никакой куртуазной педофилии в стиле папаши Гумбольта – я взял в плен ее душу и увел ее из мира унылого труда и пошлых законов воздаяния. Я освободил ее и подарил ей мир, полный изощренных ощущений, музыки и страсти. Мне не обязательно грубо обладать женщиной и проливать в нее свое семя, но мое обладание любой понравившейся мне дамой, обладание страстное и немедленное, гораздо полнее и ярче вашего, потного, с одышкой, животного соития. Я не расточаю своих сил, своих соков и чувств, я экономен и в силу этого богат и бессмертен.

Я купил для своей танцовщицы маленький замок в центре Москвы. И тут появились вы, стойкий оловянный солдатик об одной ноге, ибо вторую вам недодали по забывчивости. Оловянная башка солдатика решила, что у красавицы тоже одна нога, а значит, она ему близкая родня. Видите ли, он был хром не только на ноги. А чего не хватало красавице? Ах, вот в чем дело, ее хозяин, черный тролль, не мог ей подарить одного – ту горячую, украденную булку, которую она привыкла есть тайком, задыхаясь от безнаказанности. Вы – вкусный румяный пирожок на ее пути. А я изредка позволяю ей наедаться вдоволь!

Вы, господин следователь, не страшны мне. Я вижу вас насквозь: вы просты, как букварь. Но будьте осторожны! За близость с женщиной, подобной Флоре, мужчины платят душой и судьбой. В древности жрицы были обязаны хранить целомудрие – необузданная сила любви порождает бури...

Севергин был взбешен, но внешне остался спокоен и даже равнодушен.

– Не увлекайтесь, Касьян Ярославович, не преувеличивайте своих возможностей. Красивые игрушки не могут заменить любви. Мы с Флорой не нарушили никаких законов. Ваше семя, господа Кощеи, мертво и холодно. Оно убивает. Потому вы охраняете своих пленниц, не смея их коснуться...

– Ах, вот как далеко зашло...

Тяжелая дверь из мореного дуба закрылась, щелкнул замок.

Мстительно разминая кулаки, Егор остался у музея и до вечера караулил Черносвитова. Подстрекаемый ревностью, он выследил его путь до Полянки и дождался, пока тот поднимется к себе. В окнах залы на втором этаже вспыхнула хрустальная люстра. Через несколько минут в переулок въехала серебристая ладья. Мелькнуло знакомое лицо, и Флора исчезла в дверях. Вскоре свет в особняке погас. Проклиная Флору и Черносвитова, Севергин позвонил Порохью и назначил ему срочную встречу.

Звезда волхвов

Глава 30

Яйцо Кощеево

Вперед, вперед, моя исторья!

А. Пушкин

Севергин и Курт встретились в маленьком кафе, которое выбрал немец. На этот раз Севергин представился вполне официально.

– А я сразу разглядел в вас разведчика, – расплылся в простецкой улыбке Порохью, – и не мудрено: ваша выправка делает вам честь. Так что вас интересует?

– Курт, расскажите мне все о Черносвитове. О его связях и странностях, о сплетнях вокруг его имени.

– А что взамен? – осведомился немец.

– У меня ничего нет, я гол, как сокол, по сравнению с вами.

– Не бойтесь, я не стану претендовать на ваше имущество. Меня по-прежнему интересует только одно: портрет погибшей девушки. И если вы хоть что-то узнаете о художнике, сообщите мне. Я умею ценить такие услуги.

– Хорошо, слово офицера...

– Уф, как напыщенно... Ладно, верю вам...

Итак, что известно? В настоящее время Касьян Ярославович возглавляет Российское отделение некоего общества. Это благородное собрание включало в свои ряды множество иных поэтов, мудрецов, политиков и ученых. После сложного кадрового расклада под началом Черносвитова, скромного музейщика, оказались сокровища этого древнего ордена, занесенные в Россию ветром Великой Отечественной войны. В его руках долгое время находились секретные папки из музея масонства в Нюрнберге. К нему попали и клейма старинной ювелирной фирмы, ввиду этого он может хоть каждый день «нести» золотые яйца Фаберже. Но было бы ошибкой полагать, что он один распоряжается этими богатствами: у него есть начальники и в Германии, и еще дальше – в Англии. Цепь тянется издалека. В России он лоббирует интересы своей группы, и влияние его огромно. Несколько десятков лет он единолично распоряжался архивом Розенкрейцеров.

Сознаюсь, я хитростью добыл несколько листов из этого архива, подкупив престарелую Мойру, вечно вяжущую чулок позади полотен Рембрандта и Веласкеса. Я во что бы то ни стало хотел разыскать могилу знаменитого Христиана Розенкрейцера и ради этого заказал строго определенные страницы архива.

– Строго определенные страницы?

– Да. Мне известны шифры Розенкрейцеров, они не менялись столетиями. Но безграмотная старуха вынесла мне совсем другие, полагая, что нет никакой разницы. Я не сразу догадался, почему она так поступила. Эта часть архива была вскрыта и долгое время пребывала неопечатанной. С этими папками работал сам Черносвитов. На внешней папке остались его пометки – секретный код общества.

– И что же?

– Я прочел листки, предложенные мне старухой. Среди них оказались извлечения из воспоминаний некого мастера Хея о поездке в Россию. Ничего особенного. Обычные фантазии путешественника и заказные отзывы о дикости русских. Мастер Хей, тайный старшина масонского цеха, был принят при дворе Алексея Михайловича и даже оставил теплые воспоминания о царской «баньке с музыкой». Мастер установил в покоях царя механическую куклу и, дабы заработать побольше денег, взял подряд на инженерные работы. В некоем монастыре ему было поручено сделать что-то вроде подземного шлюза, при этом в пещере, внутри горы, он видел множество драгоценностей и даже книгу, писанную на золотых листах.

В монастыре мастер Хей поставил водяное колесо и по собственному почину устроил механизм, запирающий вход в пещеру. Хей утверждал, что монахи даже не догадывались, на каком кладе почивали. К этому письму, адресованному тогдашнему Великому Мастеру Ложи, был приложен эскиз, напоминающий тайное захоронение внутри горы, ввиду чего моя седая Парка и решила, что это могильный холм.

– Это была карта?

– Нет, скорее план, похожий на пирог в разрезе.

– Где расположена эта гора?

– Эту гору он именует странно: Вельсхольм. Так, по его утверждениям, зовут гору аборигены.

– Велесов холм? Он говорит о Сосенском монастыре?

– Не помню... Возможно... В двойном переводе любое слово теряет свою форму. Я вернул эти страницы старой гарпии и объявил ей, что сделка не состоялась. Припоминаю, что на эмблеме монастыря, срисованной Хеем, была изображена восьмиконечная звезда, которую он сам называл «Звездой волхвов».

Откровения немца не оставили у Егора ни тени сомнения: Черносвитов знал о сокровищах Велесова холма. Теперь Егор лихорадочно выстраивал версию. Некоторые документы, вывезенные после мая сорок пятого, были исследованы только перед их возвращением, то есть не позднее зимы этого года. В результате в руки Черносвитова попала часть архива тайных обществ семнадцатого века. Из писем Брандта Хея он узнает о сокровищах Сосенского монастыря. Через своих агентов договаривается о начале реставрационных работ в монастыре. Он привозит оттуда часть икон и реставрирует их за счет музея. Возможно, он собирался наладить отношения с настоятелем и продолжить работы уже в самом монастыре. Он познакомил Ладу с Версинецким, когда узнал, что фильм будет сниматься в окрестностях Велесова холма. Но куда исчез Барятинский, и каким образом погибла девушка? Без ответа на эти вопросы, в картине следствия зияли удручающие бреши.

– Спасибо, Курт. – Севергин пожал руку Порохью.

Поздним вечером он набрал номер Флоры и вызвал ее на короткую встречу в сквере у разноцветного фонтана. Она появилась около полуночи, как всегда закутанная в плащ и не узнаваемая под темным капюшоном.

– Флора, я уверен, что Черносвитов имеет отношение к гибели Лады.

– Ты с ума сошел, Севергин. Ты что, допрашивал его? Как ты посмел? – Флора закрыла лицо руками. – Ты должен немедленно отказаться от ведения этого дела!

– С какой стати? Мне осталось лишь окончательно выяснить степень его вины в гибели твоей сестры.

– Оставь его, – глухо простонала Флора. – Он слишком опасен.

– Почему ты так говоришь? Ты его больше не любишь?

– Я ненавижу и боюсь его, – задыхаясь, говорила Флора.

– Тогда почему ты не бросишь его?

– Ты не знаешь всего, Егор. Я казалась тебе такой смелой, такой независимой... Но я всего лишь кукла... А кукла никогда не сможет уйти от хозяина. Он поставил клеймо на моей душе. Он знает мое, и только мое слово, я повинуюсь ему, как автомат.

– Слово? Какое слово?

– Тайное имя, такое же, как «Яхонт-Князь».

Егор вздрогнул.

– Вот видишь! – почти обрадовалась Флора. – Когда ты слышишь его, в твоей душе звенят знакомые струны, и ты вспоминаешь каждую минуту нашей любви. Я права?

– Права... Но не так уж он силен, твой Кощей. Я тоже знаю одно из твоих имен: настоящее.

– Ты? Откуда? – побелела Флора.

– Это старая-старая сказка, Флора. Берегись, Флора-Марена! Ты заигралась в страшную сказку и прозевала самое главное.

Севергин прощально поцеловал ее руку. Этот аромат еще долго будет мерещиться ему во всяком дуновении, в каждом цветке. В тот вечер он не поехал к Касьяну, отложив этот визит до того дня, когда, полностью вооруженный, он вызовет на бой Кощея, хранителя времени и золотых яиц Фаберже.

Звезда волхвов

Глава 31

Игольное ушко

Под черным куколем

Явился тут монах.

А. Пушкин

Бодрый, свежевыбритый Квит рапортовал Егору о решающем прорыве в следствии, скромно умалчивая о долгой «артподготовке».

– Продолжаем разрабатывать версию убийства с ритуальными целями. Но есть и новости: Овечкин, он же Верховный Волхв Будимир, показал, что видел рядом с лагерем монаха из монастыря. Ростом видение было ниже среднего, телосложения крепкого, борода – рыжая, глаза – навыкате и нос, как румпель. С этим неурочным явлением Будимир связывает и то, что тело погибшей Ивлевой было обнаружено вблизи стоянки родоверов. При повторном выезде на место мы действительно обнаружили следы форменной обуви на берегу и вблизи стоянки. Такой «шуз» в монастырь поставляют. Однако след давний – время упущено.

Егор рассеянно крутил в руках гароту, словно видел впервые.

– Какая вещица! – восхитился Квит. – Да вы, тайный модник? Откуда дровишки?

– Подарок, – усмехнулся Севергин. – Нравится? Бери...

– Дорогая, стерва. – Квит завистливо ощупал галстук. – Беру, с меня пузырь коньяка. Кстати, у нас новое ЧП, и опять на бывшем твоем участке. Несчастливый он у тебя какой-то.

– Ну, докладывай...

– Призрак исторический по деревням орудует, шашкой машет. Местное население опознало в нем разбойника Вольгу, но некоторые склоняются к тому, что это Стенька Разин. Короче, личность персонажа народных легенд пока не установлена. Молодка тут одна, продавщица местного продмага, в баньке парилась, так этот ферт материализовался прямо из знойного тумана и ласково предложил спинку потереть. Девка с перепугу до Забыти в чем мать родила бежала. Шут знает, что творится! Рынок сгорел, в городе волнуются, а в это время под шумок по Цареву лугу тянут водопровод. А зачем, когда кругом воды хоть залейся! Ну, чего скис или в столице сглазили?

– Все нормально...

– Куда сейчас?

– В управу.

– Садись, подвезу.

Рядом с шикарным «бортом» Квита «Москвич» Севергина и впрямь смотрелся пони-недомерком.

Центр города и сожженный рынок были оцеплены, узкие улицы запружены автомобилями. Сюда был стянут милицейский кулак и силы дружинников. Квит и Севергин двинулись в объезд по окраинам городка.

Вечернюю тишину взорвали матерные вопли и глухие удары, словно кувалдой крушили дощатый забор. Звон битого стекла резанул по нервам, истошно заголосила женщина. На окраине городка изрядная толпа народных мстителей штурмом брала дощатые ворота «усадьбы». Стекла в доме уже были выбиты, в глубине комнат металась молодая женщина.

– Вызывай наряд! – успел крикнуть Севергин Квиту.

Завидев милиционеров, штурмовики оставили свое стенобитное орудие и ринулась к машине. Навалились месивом тел, скрюченных рук, прекошенных злобой испитых лиц. Севергин успел вывернуться из приоткрывшейся двери и, прокатившись по пыли, вскочить на ноги, прежде чем автомобильная туша опрокинулась под напором толпы. Поставленный на кабину автомобиль с намертво заблокированным в ней Квитом бросили посреди улицы и вновь двинулись к воротам, но Егор уже загородил собой дощатые створки.

– Назад! Разойдись!

– Отойди, мент, в этом доме «ахметка» прячется. Ее боров наших пацанов в ментуру сдал. Она за все ответит! – Сплюнул сквозь выбитые зубы главарь.

– Разойдись, мужики! – по-свойски попросил Егор. – Никого Ахмета там нет. Он давно удрал.

Толпа угрожающе придвинулась.

Севергин, свирепея под тяжелым взглядом «пахана», передернул затвор и поднял руку с пистолетом:

– Еще шаг – бью на поражение...

В руку с намертво зажатым пистолетом врезался камень, сухожилие дрогнуло, как от электрического удара, пистолет упал в пыль. Севергин наступил на него ногой, чувствуя, что, если нагнется, град камней и самодельных гранат обрушится на него. Он окинул взглядом ближнее кольцо пустых, выморочных лиц, ища хотя бы одно человеческое. И он нашел его. Молодой парень был трезв. Он смотрел сурово и твердо. Его голова была обрита наголо, и от этой наготы синие глаза светили ярче на бледном, заостренном лице. И по мгновенным пронзительным приметам опознав в нем кровника, Егор стал говорить для него одного:

– Опамятуй, брат. Я не могу уйти. И ты на моем месте не ушел бы! Оглянись вокруг. Смотрит на тебя нечисть злая, несытая, ждет твоего позора, ждет, чтобы ты оскотинился и своих отца с матерью в грязь втоптал, кровь ребенка пролил, чтобы тебя же, твой дом потом танками разутюжить. Остановись, есть еще путь наверх, в гору. Духом надо побеждать, любовью женщин удерживать, детей от растления уводить в теплый дом, в лес зеленый, к солнцу, к свету! Я присяги не нарушу, сначала меня убей, а потом их.

Севергин кивнул на окна, где вновь мелькнула женщина с ребенком на руках.

– Шабаш! Баста, я сказал! – Крикнул главарь. – Мента не трогать! Уходим...

Машину Квита поставили на колеса.

– Ну, ты и вития! – С восхищением выдохнул Квит. – Агитатор! Трибун!

– Бывай, – уже во дворе управления Севергин простился с Борисом и, через силу переставляя ноги, поплелся к своей машине. – А ты все же в гости заезжай, рыбалку гарантирую. С женой тебя познакомлю, – через силу улыбнулся Севергин.

– Да мне теперь не на чем. Жесть надо править, – развел руками Квит.

– Тогда пехом, здесь недалеко.

– Ну, ладно, уговорил... Жди...

По дороге домой Севергин завернул к монастырю. Не сознаваясь самому себе, Егор тянул время, стыдясь показаться на глаза жене.

Богованя косил подросшую траву, рубаха на плечах примокла и потемнела. Ради прежнего знакомства он оставил работу и присел на лавку.

– Вот ты, наверное, думаешь, монастырский дед уж сед, а все не в монахах. – Богованя достал оселок и принялся точить косу. – Вот уж полвека, почитай, я в послушниках хожу.

– А что ж так долго, отец?

– По любопытству своему не стал я монахом. Много вопросов задавал по молодости. Вот ведь сказано в святой книге, что не заботьтесь о земном, будьте, как цветы полевые, ибо «лилии не ткут и не прядут, но каждая из них одета лучше, чем Соломон во дни славы своей». Это верно, что цветок не ткет, но и он трудится, лилия луковку свою из чешуек все лето собирает. Вот в другом месте сказано, что птицы Божьи не сеют, не жнут, но сыты бывают. Так это воробей, самая пропащая птица – чужим добром живет. А садовые наши птахи трудятся от рассвета до заката. Нет такого примера, чтобы не трудиться. Вольнодумство мое с юности не давало мне покоя. Настоятель прежний, отец Варфоломей, очень строгую епитимью на меня накладывал, по триста поклончиков на ночь, а на огороде за день и так накланяешься...

Я бы и рад такой зарядке ради духа умиротворения, так разум свое свербит. Вот скажем, притча о смоковнице. Шел Христос по дороге, по их, палестинскому времени ранней весной. Увидел при дороге смокву: инжирное дерево и восхотел отведать плодов, но не нашел, ибо не время было смоквам плодоносить. Проклял он беднягу, она и засохни. Ну не может природа плодоносить по нашему приказу, у нее свое – Божье время. Все не тот пример, чтобы из него мудрость, как мед пить, или к нашей русской телеге вроде колеса приспособить.

А вот еще речение: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». А зачем кротким земля в наследство? Непонятно. Мне кажется, тут переводчик попутал. Кто в саду землю роет? Крот. Кроткие – это те, кто землю лопатят. Так почему прямее не сказать: Земля тем, кто на ней работает, – крестьянам, а не торгашам?

Или вот еще: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие небесное». Опять во мне сомнение: Нищие духом – это кто? Бездуховные, что ли? Так им и Царство небесное ни к чему, они о нем и не помышляют. Снова не сплю ночами, головушку понуждаю. Кто-то по молодости от возжжения телесного ночами ворочается, а я от дум трепетал.

Догадался я, о ком сказано. «Нищие» – это те, кто ищет! Кто в пути испрашивает себе на пропитание. Только ищущие духом войдут в Царство Божье. Опять же, поиск духовный и разума алкание Господь не отменяет. А иначе что же, ошибся он, что ли, когда нам голову давал?

Или иная притча: «легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому войти в Царствие небесное». Зачем вьючной скотинке в иголку лезть? У нее, сердешной, и своих забот хватает. Стал я думать и нашел!

«Вервь» – по-древнему – веревка, шнурок. Вот уж чего в иглу точно не продернешь, если шить надумаешь. И верблюд в старину писался, как «вербл». Вот и перепутали его с вервью.

С такими-то вопросами и приступал я к прежнему настоятелю, своему духовному наставнику. А он, бывало, ласково так прикрикнет: «Не дерзни!!!» Любимое его словцо было: «Не дерзни!», и по темечку чем-нибудь огладит.

– Понимать, – говорит, – Священное писание не обязательно, ты только веруй и наизусть заучивай. Понимания не достигнешь, зато спасешься!

И ведь правду говорил святой отец! Попугай у него в покоях жил, из всех слов человеческих только одно и выучил. Чуть что не по нем: «Не дерзни!» – кричит. – «Не дерзни!» Вот раз клетка была неплотно прикрыта, он и вылетел в форточку. «Ну, – думает, – я теперь птица вольная, аж под самые небеса залечу!» Да не тут-то было. Откуда ни возьмись, коршун его приметил, да и взял в оборот. От испуга попугай как гаркнет: «Не дерзни!!!» Оробел коршун, когда человеческий голос рядом с собой услыхал, и выпустил попугая. С земли я его подобрал, вылечил и обратно в клетку вернул. Так что умом постигать священное совсем не обязательно, главное в час испытаний – веру явить и священное имя назвать.

Севергин отер струящийся по лбу пот.

– Я слышал, колодец тут у вас есть. Испить бы...

– Да был колодец. В народе Златоструй прозывался... Не колодец, а «спонат».

– Что?

– «Спонат» для музея. Такой когда-то и в Московском Кремле был, и в Сергиевом Посаде, а ныне только в музее встретить можно. Настоятель благословил рычагом воду качать, только это уже не вода, а жидкость. Брат Иоиль у колодца служил, славный был парень, адамантова душа, как есть алмазной крепости и чистоты юноша. На меня молодого похож.

– А почему «был», с ним что-то случилось?

– Что с монахом может случиться? Пожалуй, что уже ничего. Только на всеобщем правиле я его давно не видел. Прежде он часы читал, теперь другое лицо вместо него. Разговаривал я с ним, утешал по первости: «Должен ли я теперь отречься от мира»? – спрашивает он у меня, многогрешного. «Не волнуйся, сынок. Если жизнь твоя будет и вправду христианская, мир сам с радостью от тебя отречется». Он понял, улыбнулся...

– «Иоиль», – записал Севергин в свой блокнот.

– Примите благословение отца настоятеля. – Служка протянул Севергину теплый монастырский хлеб. – Отец Нектарий готов вас принять.

Во внутренних покоях монастыря веяло свежей прохладой. Яркий сад за окном казался живой шевелящейся картиной.

– Слушаю вас, – настоятель Нектарий с тайной тревогой всмотрелся в лицо следователя.

– Нужна ваша консультация, батюшка.

– Готов вас выслушать и помочь по мере сил.

– Скажите, как церковь относится к ароматам?

– Аромат аромату рознь. К примеру, возбуждение себя духами считается у верующих делом предосудительным...

Отвечая на вопросы милиционера, отец Нектарий был рассеян и поминутно отирал платком бледный лоб. В голосе его мелькало легкое раздражение, словно посетитель пришел не вовремя:

– Земные ароматы тленны и грубы, неопрятны и нечисты. Все они имеют свойства привлекать демонов, если нет молитвенной защиты. В богослужении ароматы символизируют действие Духа святого и благовонную душу верующего.

– Скажите, а язычники применяли ароматы?

Настоятель пожал плечами.

– Возможно... Кажется, еще боги Финикии и Греции спешили «на тучный пир, на запах тука и возлияния». Язычники знали миро и ладан, так как именно волхвы принесли младенцу Мессии эти драгоценные дары. Так что в своей церкви, которая есть лишь извращение христианской, они, должно быть, и сегодня что-то применяют.

– Спасибо, и последний вопрос. – Севергин заглянул в блокнот. – Я слышал, что у вас есть монах Иоиль, с ним можно поговорить?

Настоятель едва заметно вздрогнул.

– В обители нет монаха с таким именем.

– Странно... Значит, меня ввели в заблуждение?

– Я неправильно выразился, – поправил самого себя настоятель. – Такой монах был, но сейчас его нет.

– Где же он?

– Переведен в другую обитель. Я уже передал его паспорт и дело.

– В какую именно?

– По монастырским правилам место сие должно сохранятся в тайне...

– Скажите, а как его гражданская фамилия?

Настоятель открыл пухлую книгу, похожую на гроссбух, и прочитал:

– Барятинский. Николай Васильевич Барятинский.

По дороге домой Севергин вспомнил о своем обещанье и позвонил Порохью. Но автоответчик на квартире немца доложил, что коллекционер отбыл в Германию. Егор наговорил краткое сообщение о найденных им следах Барятинского и, словно стыдясь самого себя, торопливо спрятал мобильник в карман.

Усадьба встретила Егора настороженной тишиной. Белка испуганно цокала в ветвях, не узнавая хозяина. Едва переставляя ноги, Севергин поплелся искать жену. Он даже удивился, что может смотреть в ее глаза с выражением почти предельной честности. Он обнял ее виновато и поцеловал с особым покаянным чувством, как святыню, и она ответила робкой доверчивой улыбкой.

«Ничего, отработаю... каждую минуту с той, с ней, отработаю», – твердил себе Севергин. Едва приехав, он кинулся чистить коровник, в мыслях затевая сотни подвигов, равных Геракловым. Он проложит через болотину деревянные мостки, заново перекроет сарай, он отпашет свой сладкий грех, и за крестьянскими трудами и жесткими мозолями, за ноющими от напряга мышцами, за серой пылью дней сотрется и потускнеет греховная сладость, золотинка в дорожной пыли, медовая капля, упавшая с неба. Только бы не вспоминалась, не обжигала ночным наваждением, не шептала голосом бездны: «За близость с жрицей мужчины платят душой и судьбой. Необузданная сила любви рождает бури...»

Звезда волхвов

Глава 32

Рябиновая ночь

За глаза из изумруда,

За кораллы на губах...

Н. Клюев

Свое личное изгнание из ему одному предназначенного рая Егор ощущал всем своим существом. Копая лопатой черноземную гряду на задах огорода, он, чертыхаясь, выбирал из земли колючие сорняки. Ядовитый пот пополам с землей заливал глаза, струился между лопаток, затекал вдоль крестца, но под монотонное чавканье лопаты Егор вновь и вновь вспоминал свои московские ночки.

У ворот усадьбы запел ликующий автомобильный гудок. Взбучив колесами облако пыли, у трех сосен притормозила серебристо-белая иномарка. В окне белозубо скалился Квит. В очках со слепыми черными стеклами, он походил на мафиози средней руки. Отряхивая на ходу ладони, Егор поспешил навстречу гостю. Внезапно в коленях предательски заныло, от резкого скачка зашлось сердце. Чтобы перевести дух, Егор прижался спиной к сосне с тремя вершинами.

Из машины, с любопытством оглядывая избу и мреющий под солнцем огород, выходила Флора. В первую секунду он не узнал ее. Черные косы, уложенные короной, отливали как вороново крыло. На ней было свободное белое платье, похожее на греческую тунику. Оно оставляло открытыми тонкие руки и длинные стройные ноги выше колен. На шее – нитка алых «рябиновых» бус, странный знак, из тех, что умела подавать лишь она одна. Должно быть, позабыла она там, в спальне с хрустальным куполом, свое волшебное зеркальце, в котором читала будущее, и потому слепо отозвалась на приглашение гостиничного ловеласа. А может быть, все проще. Не надо быть пророком или пифией у дымного жертвенника, чтобы узнать о том, что Севергин устранился от ведения своего первого дела, и оно передано Квиту. Теперь Флора холодно и расчетливо поставила на Бориса, как ставит игрок новую фишку на зеленое сукно.

С высокого крыльца осторожно сошла Алена и протянула руку Квиту. При взгляде на Флору на ее лице мелькнул мгновенный испуг, но она совладала с собой и, кивнув, улыбнулась.

– Хозяин-то где прячется? – деловито осведомился Квит, оглядывая благостный вид с холма.

Егор, пошатываясь, шел к гостям. Голова гудела. Алена уже увела Флору в дом, а может быть, та сама поспешила уйти, едва увидев Егора.

– А я к тебе актерку привез, – бахвалился Квит, – в гостинице познакомились. Баба – зашибись! Купается только голая, ведьму в кино играет... И кажется, на меня запала, – понизив голос, промурлыкал Квит. – Сегодня вечером постели на сеновале, на всякий случай.

– Она уже согласна?

– И к гадалке не ходи! Ну, чего набычился? Смотри, у тебя какая фазенда. Скоро папашей станешь, мал-мала разведешь, а наше дело холостое!

Квит вальяжно потянулся, хрустнув косточками.

– Красотища-то какая! Хочется поселиться на соседнем хуторе, и к бесу всю эту работу.

– Егор, познакомься, это Флора. – Алена неслышно подошла, взяла мужа за руку и положила голову на его плечо, словно позируя перед фотокамерой.

– Вы очень красивая пара, – с улыбкой обронила Флора. – И наверняка счастливы в этом маленьком раю.

Последние слова она произнесла с едва заметной грустью и, словно в забывчивости, сломила тонкую ветку на яблоне. Севергин прикусил губы. За те ночи, что они были вместе, он так и не решился сказать, что женат, да и она не спрашивала.

Стараясь быть радушной, Алена накрыла стол в саду под яблонями. За трапезой Квит ни на секунду не оставлял Флору. Напустив смурной вид, он брал ее ладонь, изображая хироманта. Но терялся и умолкал, словно в ладони Флоры было написано что-то категоричное и жестокое к нему. Флора не отнимала руки, но невольно взглядывала на Севергина.

Вечером справили баню, и «друзья» до ночи парились вдвоем.

– Ты мне мятного чая не лей! – хорохорился Борька. – От него потенция слабеет.

– Вряд ли она тебе сегодня понадобится! – заметил Егор.

– А вот это мы еще посмотрим... Я, между прочим, пошел на немалые жертвы. Пока я тут чаи гоняю и вкушаю сельские прелести, в катакомбах монастыря наши спецы с местными облаву проводят. Я еле отпросился, ради этой ведьмочки.

* * *

В лунной дымке монастырский огород казался блюдом с разрезанным на доли квадратным пирогом. Одуряюще пахло пряными травами, в сумраке покачивались созвездия ночных цветов.

Монастырь уже спал, и даже коростели замолкли в сырых луговинах, когда владыка в сопровождении Тита покинул обитель. Они вышли через боковую калитку, ключи от нее Тит раздобыл заранее. В руках владыка Валерий держал карту, Тит светил фонариком. Они без приключений добрались до решетки подземелья, ведущего в Тайную Тайн. Тит нащупал посохом тайный рычаг, и вода сначала высоко поднялась, но через несколько минут схлынула в открывшийся люк.

Тит отомкнул решетку фигурным ключом, и одна из половин решетки опустилась вниз в виде широкой кованой лесенки. Ниже в стену были вбиты скобы. По ним они спустились на нижний ярус, низко согнувшись, прошли сквозь камеру-шлюз, миновали затопляемый коридор и поднялись по кирпичным ступеням выше уровня воды в ловушке. Подземелье было почти сухим, лишь местами, в низинах и выбоинах, стояла вода. Выложенный белым тесаным камнем коридор с арочным поясом был достаточно высок, и рослый владыка шел, не склоняя головы.

Одолев узкий изогнутый под прямым углом рукав, спустились по ступеням ниже. На пути попалась темная груда. По остаткам кованых петель и узких железных полос владыка опознал старинную дверь из мореного дуба. Следующая дверь из тонко кованных листов была невредима, и заперта тяжелым висячим замком, но от времени известняк отсырел, и Тит, понатужившись, выломал створки. Пройдя дальше по извилистой галерее, они, по всей видимости, оказались рядом с наглухо заделанным подвалом собора. Рукой мастера Хея здесь была поставлена пометка «Тайная Тайных».

Они прошли через арку, украшенную барельефом из цветущей растительности. В просторном гулком зале, похожем на подземный храм, остановились. Тит зашарил фонариком. Пол, стены и сводчатый потолок покрывала сверкающая кора из кристаллов соли. В синем луче фонарика проступили витые столбы, резные фигуры животных и птиц. Птицы с женскими ликами и крылатые львы искрились соляной изморозью. Резьба напоминала наружную отделку храмов Владимира и Юрьева-Польского с их кентаврами и грифонами, с солнечным божеством, скачущим на квадриге коней. У подножия изваяний было сложено оружие: стальные мечи и булавы, годящиеся разве что для великанов, кованые щиты, копья с древками, распавшимися от времени, серебряные и медные котлы, корчаги и сундуки с драгоценностями. Меха и кожаная сбруя, украшенная золотыми накладками, рассыпались прахом, под ногами тусклой чешуей шелестели монеты. Белый камень-жертвенник с изображением вращающегося солнечного креста охраняли львы из белого камня. На гладко отесанной «ладони» камня-алтаря лежала книга из тонких золотых листов. Листы когда-то были связаны, но кожаные шнуры, продернутые сквозь пластины, истлели. Валерий разомкнул страницы «золотой книги», впился в первые строки. Буквы древнего извода напоминали знакомые буквы: «Слово», «Твердо», «Веди», «Аз», «Буки», но лишь на первый взгляд. Прочеканенное читалось с двух сторон, но уже с иным смыслом. Так, «Сълово», прочитанное наоборот, обращалось в «Волоса». Некоторые начертания представляли собой несложные ребусы. Маленькое «о», вставленное в большое «О», напоминало золотое яйцо, «Ово» на латыни. Слова «любовь», «голова» или «кров» были написаны с использованием этого «золотого яйца», первого ребуса человечества. Это был он – мифический «Златоструй», о котором изредка упоминалось в церковных преданиях, как о реликвии, «упавшей с неба», подобно Голубиной книге.

Владыка Валерий наугад читал установления «славянской библии». Множество ранних сказаний и хроник были когда-то переписаны с ее листов. «Слово о полку Игореве» – успел прочесть владыка. Тест был передан с помощью особого «ключа» и тоже читался в обе стороны. И если ранние тексты были туманны и непонятны владыке, то «поздние» заветы языческих мудрецов, записанные в «близкие веки», были ясны без перевода.

«...Помни, человече, на каждой былинке дух Божий незримо почил. И в мире есть только одна тайна: в нем нет ничего неживого. Потому люби и ласкай цветы, деревья и разную тварь жалей... Но паче всего люби крылатую птицу, ибо птица есть образ души...»

На ступенях перед алтарем стоял ларец из мореного дуба. Тит откинул крышку: ларец был полон драгоценностей. Владыка недоверчиво пошевелил искрящийся ворох: нити, удерживающие жемчуг, давно распались, темные от времени монеты и не тускнеющие драгоценные камни, «адаманты и лалы» пересыпались с тихим шелестом и звоном. Это был языческий «клад Вольги», а может быть, сокровища, спрятанные со времен раскола и Разинского бунта, – один из заклятых кладов самого атамана. Поверх драгоценностей лежала серебряная трубка-ковчежец. Запаянная в воск, она хранила от сырости самую хрупкую часть клада. Владыка не сомневался: в этой трубке – подлинник завещания Досифея, последний оплот тайны. На серебре был прочеканен знак «корабля-рыбы»: тайная печать первого старца.

– Поторопитесь, ваше Преосвященство, – нетерпеливо переминался с ноги на ногу Тит. – Вода может вернуться.

Вдвоем они едва оторвали сундук от ступеней алтаря: соль крепко удерживала свою добычу. Валерий положил книгу в сундук, поверх драгоценностей. Тит вскинул поклажу на левое плечо и, крестясь, двинулся к выходу.

Они благополучно миновали подвал: хитроумный капкан, построенный для не в меру любопытных. Воды действительно прибыло, и они оба промочили ноги. Владыка замкнул решетку и пристегнул тяжелый ключ к поясу.

Топот множества ног и приглушенные команды догнали их уже на середине пути.

Тит ускорил шаг, но грузный владыка задыхался, хотя и шел без ноши. Через минуту они окончательно убедились, что по их следам, грохоча сапогами, движется погоня. Эта невесть откуда взявшаяся в ночном подземелье демонская стая взяла след, еще минута, и их настигнут.

– Быстрее, ваше Преосвященство! – сипел Ти т.

– Не могу... Иди один.... Вот ключ от моего кабинета и сейфа, укрой ларец и книгу... В серебряной трубке лежит завещание Досифея... Не забудь... Сбереги...

Владыка схватился за сердце. Теперь он едва переставлял отяжелевшие ноги, внезапная слабость потом выступила на его ладонях и лице, и владыка остановился, притулясь к кирпичной кладке стены. Превозмогая боль, он двинулся в глубину подземелья, прикрывая собой отход Тита и сбивая погоню со следа келейника.

Долгая трель милицейского свистка и резкий окрик заставили его остановиться.

– Стой, стрелять буду!

Люди в камуфляже, с автоматами наперевес, взяли его в кольцо и ослепили лучами скрещенных фонариков.

– Прекратить! – прошептал владыка, но в голосе его больше не было силы, и вышло тихо, почти умоляюще. Левой рукой он прикрыл глаза от нестерпимого света, правой сжал наперсный крест-панагию с частицами святых мощей, ладонью слыша холодный рельеф распятия.

Узнав епископа, старший наряда козырнул и представился.

– Капитан Кошкин, старший оперуполномоченный.

– Епископ Валерий – служитель Господа, – прошептал владыка и сейчас же пошел в наступление. – Что вы делаете в монастырских подвалах без согласования с настоятелем?

– Операция «Цитадель» по усиленному варианту, – оправдывался Кошкин. – Ввиду скорых торжеств обследуем штольни и катакомбы на предмет диверсий. Наряд по рации сообщил, что подземелье вскрыто, вот и поторопились. Простите, если побеспокоили.

Старший наряда мялся, не зная, смеет ли задать вопрос владыке. Покусывая рыжеватые усики, он еще раз козырнул и обнажил в виноватой улыбке пару золотых фикс.

* * *

Ночью Севергин не спал, караулил. Квит нетерпеливо ворочался в соседней комнате, мягко ступая, выходил на крыльцо, курил, открывал холодильник, звенел стаканами. Из окна Егор видел, что в садовом домике, где на ночь устроилась Флора, горела лампа. Наконец свет погас. Рядом мерно дышала жена. Казалось, что и Квит успокоился за перегородкой. Но Севергин не верил этой тишине. Через минут десять Квит поднялся и по-звериному, бесшумно, даже половица не скрипнула, вышел из избы. Севергин вскочил и пошел за ним.

– Куда ты? – сонным голосом окликнула его Алена.

– Лежи тихо! – приказал Егор.

Квита он догнал на полпути к домику Флоры, у гряды, которую вскапывал утром. Белые плавки Квита мелькали в рассветном сумраке. Севергин догнал его и предупреждающе положил руку на плечо. Квит резко обернулся, перехватил руку Егора и, дернув на себя, свалил в рыхлую землю. Злоба и ярость, которые так долго прятал от самого себя Севергин, выплеснулись в коротких разящих ударах и в судороге пальцев, сомкнутых на горле Квита. Он был крупнее, тяжелее и в борьбе – не новичок. Квит вяло отрабатывал удары, разученные на «груше».

– Не надо, умоляю, не надо!!! – Спотыкаясь о гряды, к ним бежала Алена.

Опомнившись, Севергин немного ослабил хватку, отпустил Квита.

– Ты еще об этом пожалеешь! – прошипел ему на ухо Квит, барахтаясь в жирном черноземе, и почти ласково улыбнулся Алене.

– Мы пошутили... «Бей, бей, только гитару не трожь!» Айда, Егор, на Забыть купаться. – Квит сплюнул набившуюся в рот землю и встал, отряхиваясь и тяжело сопя.

– Иди в дом, простудишься, – крикнул Севергин жене и звонко похлопал Квита по плечу.

Алена потерянно побрела к дому.

– Ты, тварь, совсем озверел? Чего ты лезешь не в свое дело? – с напором прошипел Квит.

– Оставь ее! – с угрозой прошептал Севергин.

– Ну ты и павлин! А я-то думаю, что ты каждую ночь в Москву летаешь? Жена-то наверняка ничего не знает...

– Не твое дело.

– А вот об этой ночке ты пожалеешь, – скривился Квит. – Ой как пожалеешь! Суши сухари, павлин...

Дойдя до Забыти, Севергин окунулся с головой, смывая землю с коротких светлых волос. Эта река с детства качала его на своих ладонях, утешала и давала силы. Он быстро успокоился и теперь думал, как солгать жене, чтобы было похоже на правду.

Едва оставшись один, Квит достал из своего плоского чемоданчика резиновые перчатки, облачился в них, как хирург. Потом он вынул из пояса брюк маленький белый пакетик, из кармана «дипломата» выудил моток скотча и перочинный нож. Он без скрипа отворил гараж Севергина, где стоял замурзанный «Москвич» хозяина, и аккуратно приклеил пакетик на днище багажника.

– Ты эту ночь навсегда запомнишь... Павлин! – бормотал он разбитыми губами.

Через полчаса Севергин вернулся с реки.

В избяных потемках, среди скомканных половиц белела рубаха Алены. Сквозь закушенные губы сочился едва слышный стон. Упав на колени, Егор заглянул в ее налитые всклень глаза:

– Что с тобой, Аленушка? Тебе плохо?

– В город вези... Скорее...

Егор опрометью бросился в гараж, завел машину, уложил жену на заднее сиденье, обложил подушками и погнал по ночному шоссе в Сосенцы.

– Ты мне изменил? – прошелестели у него за спиной омертвелые губы. – Изменил? Да?

Он молчал, страшась обернуться.

* * *

Едва выйдя на вольный воздух, Тит снял с плеч сундук и ничком упал в мокрую от предутренней росы траву. Он дышал мерно и глубоко, захватывая частицы земли мощными легкими, и этот сырой, земляной дух мешался с запахом пьяного счастья и свободы. Едва отдышавшись, он стянул с себя брезентовую штормовку, высыпал туда все сокровища из ларца, связал узлом и спрятал на животе под подрясником, прижав широким поясом. Пустой ларец он раздавил ударом тяжелого ботинка и забросил обломки в заросли шиповника.

Рядом с садовой тропкой, стройно, как солдаты в шеренге, выстроились молодые кедры, высаженные Богованей. Тит схватил за комель и потянул из земли молодое рослое деревце. Оно вышло с большим комом земли на корнях: крепыша высадили недавно, и он еще не успел хорошенько укорениться. Тит положил во влажную глинистую выемку книгу и запечатанный воском футляр. Затем водрузил дерево на прежнее место и выровнял землю вокруг. Пройдет несколько месяцев, и дерево крепко обхватит корнями футляр и книгу. Кедр будет расти, впиваться в землю хищными пальцами, тянуть соки, буровить глину и белый камень. Он сдавит и оплетет клад паутиной корней. Кедры живут несколько столетий, и никто не узнает, что держит в узловатых лапах монастырская сосна.

Через несколько минут он отпер покои владыки и, не мешкая, вскрыл сейф. Сейф был набит пачками валюты. Полмиллиона долларов, дань Плотниковой в счет будущих барышей, перекочевали в мешок на его груди. «Пусть мертвые погребают своих мертвецов», – всплыло в памяти. Тит оставлял своих смердящих «мертвецов» без всякого почтения и сожаления. Он заслужил свободу годами трудов и унижений, тяжестью своей почти собачьей службы, муками смирения и насилием над своей алчной и свободолюбивой душой.

С этой минуты он богат настолько, что может забыть о своем уродстве. Он пропустит сквозь себя все запахи мира, он будет медленно пить хмель свободы и по капле смаковать власть, которую даруют деньги. Это так близко, это так головокружительно просто. Узнав об ограблении, владыка не станет его разыскивать, чтобы не придавать огласке незаконные операции с корпорацией «Родник».

Он вспомнил об Иоиле, замурованном заживо в дальней «печоре». Это закоулок был известен только ему одному. Ну что ж: «Пусть мертвые погребают своих мертвецов!»

Уже светало, когда Тит отпер гараж, завел синий «Ягуар» и вырулил на шоссе.

* * *

Севергин гнал на своем «Москвиче» по пустому шоссе, вдавливая педаль газа в пол. Выворачивая на трассу, он немного сбавил скорость. Мощные фары идущей на обгон машины разрезали утренний туман. Егор запоздало понял, что нарушил железное правило водителя: пропустить мчащегося идиота. Чтобы избежать столкновения, Егор инстинктивно вывернул руль вправо, сбросил газ, вдавил педаль тормоза и за доли секунды успел увести машину от столкновения, чувствуя, как тело его, набрав непривычную тяжесть, навалилось на дверь. По инерции «Москвич» съехал с насыпи и, прыгая по ухабам, врезался радиатором в придорожную березу. Водитель синего «Ягуара» поздно заметил его уже на обгоне и, резко взяв влево, выехал на полной скорости на встречную полосу. Вильнув корпусом, «Ягуар» вылетел с трассы на обочину, затем ударился в телеграфный столб, отскочил, опрокинулся и, перевернувшись, снова встал на колеса. Через секунду машина вспыхнула.

Егор оглянулся на Алену. Она была в сознании, в утреннем сумраке белело ее искаженное болью лицо.

– Подожди, я сейчас, – крикнул Севергин жене.

Егор схватил огнетушитель и бросился к «Ягуару». Ему удалось сбить пламя и отжать заклинившую дверь. Вцепившись в предплечье, он выволок из салона тяжелое, будто налитое свинцом тело в буром подряснике. Оттащив тело подальше от пламени, он разорвал мокрый от крови подрясник, чтобы облегчить дыхание. На окровавленную траву посыпались тяжелые пачки купюр в банковской упаковке, окровавленный жемчуг и крупные драгоценные камни. С минуту Егор щупал замирающий пульс на шейной артерии водителя, пока не убедился, что водитель «Ягуара» мертв.

Егор достал из кармана искореженный ударом мобильник, серебристая игрушка развалилась в его руках. В поисках телефона он обшарил труп. Из разорванного мешка на груди погибшего вновь сыпанули драгоценности. Севергин отер руки о траву и вернулся к «Москвичу». Бегло осмотрел повреждения машины. Капот и радиатор были сплющены ударом о дерево. На заднем сиденье, беззвучно закусив губы, металась Алена. И это молчание было особенно страшно. Егор ощупал ее плечи, приложил ухо к теплому вздрагивающему животу, надеясь уловить стук и движения маленького тельца.

– Алена! Аленушка! Скажи хоть что-нибудь! – Он взял в ладони ее лицо, но жена молчала.

* * *

Уже рассвело, а Севергин все шел по обочине пустого шоссе. На руках тяжело обмякло тело Алены, и в мелкий песчаный прах под ногами ягодами рябины капала ее кровь и сворачивалась пыльными градинами.

Звезда волхвов

Глава 33

Крестный отец

И повесть скорби роковую

Угрюмо слушает острог...

Старинная тюремная песня

Утро для Сосенского отделения милиции выдалось ранним и жарким. На десятом километре трассы, где чернела обгорелая и искореженная взрывом туша «Ягуара», уже третий час работала следственная группа. Изувеченное тело водителя уже было отправлено в морг, а странная находка в виде мешка с ювелирными изделиями и денежными знаками США запротоколирована и отвезена в управление. Но в опаленной взрывом траве все еще попадались драгоценные камни старинной огранки и теплый от солнца жемчуг. Перепачканные кровью доллары находили метров за сто, в придорожной канаве и даже на ветвях деревьев. Обшаривая каждый камешек и куст, следственная группа расширяла квадрат поисков. К поискам присоединились дорожные инспекторы, оставив в это утро свою плодоносную ниву.

Полковник Панин наблюдал за поисками вещдоков из окон машины: «Да, верно сказано: доллар никогда не упадет так низко, как люди, готовые ползать на коленях ради него», – думал полковник, но ему не с кем было поделиться своим философским наблюдением. А жаль... Ведь именно в эту минуту он открыл закон обратной связи между достоинством купюр и людским достоинством.

Предстоящая беседа с крестником заранее страшила и огорчала бесстрашного и неподкупного Никодимыча. Их беседа будет больше походить на допрос, и Панин заранее краснел и досадливо морщился.

В дежурной части Севергина попросили сдать пистолет и удостоверение. У дверей кабинета начальника ОВД словно сам собой возник вежливый пока еще постовой. Пряча глаза, в кабинет вошел Панин и, пробежав глазами рапорт Егора, заговорил о чем-то мелком, незначительном.

Егор сидел, как на иголках. Мягкий голос Никодимыча на этот раз резал по нервам. Все мысли его были с Аленой.

– Так ты, Егорушка, пишешь, что видел только доллары и камушки, а боле ничего? Припомни-ка все хорошенько, ведь и тебе досталось. Женка в машине маялась и так далее...

– Степан Никодимыч, я уже все в рапорте отписал: все происшествие от начала до конца, – обессиленный мягким вежливым допросом, Егор думал только о жене. – Откуда мне знать, что еще могло быть в машине? А что пропало-то?

– Погибший в ДТП, похоже, ограбил епископа, – шепотом поделился своей догадкой Панин. – При нем обнаружили почти пол-лимона «зеленых» и драгоценных камней больше трех кило! Это что же за подпольный богач, откуда такой взялся? Оказалось: служка владыки Валерия, вроде ординарца. Но епископ до сих пор не подал заявления. Попахивает «черным налом», а тут еще эти неизвестно откуда взявшиеся камушки. Но чтобы замять дело, владыка готов отказаться от всех прав собственности на деньги и ценности. Сейчас ты поговоришь с одним влиятельным лицом. У него к тебе есть строго конфиденциальный вопросец.

Севергин надолго остался одни. Постовой у дверей кабинета предупредил, что, если ему нужно выйти в туалет, его проводят.

Через минут сорок в кабинет вошел высокий, грузный священник и тяжело опустился в кресло напротив милиционера. Мрачный, насупленный, он смотрел мимо Севергина в пустое, пламенеющее зноем окно. И милиционер, и епископ мгновенно опознали друг друга и теперь настороженно ощупывали незримыми усиками-антеннами, как насекомые из враждебных кланов.

– Слушаю вас, батюшка, – прервал молчание Севергин.

– Волею случая вы первым оказались на месте катастрофы и наверняка успели осмотреть место аварии. Не было ли в самой машине или рядом с погибшим, – владыка на мгновение замялся, подбирая слова для описания неизвестной никому вещи, – ...ну, скажем, некоего предмета, похожего на серебряную трубку, с обеих сторон запечатанную воском?

– Нет, – ответил Севергин. И еще раз повторил: – Нет!

– А книги с золотыми листами? – срывающимся голосом спросил владыка.

– Нет, ничего похожего я там не видел. Может быть, эти предметы сгорели в машине? Взрыв был такой силы, что даже легированная сталь расплавилась и выгорела.

Владыка неопределенно покачал головой, тяжело поднялся с кресла и ушел, забыв проститься.

Почти сразу в кабинет бочком заскочил озабоченный Панин.

– Я могу идти? – С надеждой спросил у него Севергин.

Тот тяжело вздохнул, нащупал пачку сигарет и, не глядя в лицо Егора, сказал:

– Дела наши скорбные, Егорушка. Гаишники подъехали, осмотрели твое поврежденное транспортное средство...

– Ну что там, не томи, Никодимыч!

– Что-что... в машине твоей героин нашли. Сейчас опергруппа на месте разбирается. На первый взгляд, пакет – чистый: вообще без отпечатков. Похоже на подставу, но случай все равно неприятный. Похоже, ты с кем-то поссорился...

– Я, крестный, со счастьем своим поссорился и совести хребет сломал.

Севергин сник, догадавшись, что Квит выполнил свою угрозу. Наркотики в багажнике – это его стиль. Может быть, он всего лишь хотел поиграть, припугнуть, но дело-то заварилось серьезное, с кондачка не разберешь.

– Сейчас с тебя пальчики снимут для ясности. Ну, ты не волнуйся, разберемся, а ты пока в КПЗ посиди, маленько...

Панин в своей отеческой заботе чуть было не сказал «отдохни».

С ладоней Егора сняли отпечатки. Обтерев пальцы от липкой краски, он попросил:

– Можно я в больницу позвоню?

Панин кивнул. Севергин долго набирал номер родильного отделения Сосенской горбольницы и, когда дозвонился, окаменел, слушая голос на том конце провода:

– ...Роды произошли на двадцать шестой неделе. Ребенка спасти не удалось... Роженица уже переведена из реанимации в общую палату.

Через день Севергина вызвали на первый допрос.

Следователь где-то замешкался, и словно случайно зашедший в кабинет Панин успел сочувственно шепнуть:

– Знаешь, Егор, аркан-то на тебе еще туже затягивается. Что-то тут не так. Прогнали твои «пальчики» по федеральной базе...

Панин плаксиво, по-бабьи сморщил лицо, не решаясь выговорить главное:

– Ты же крестник мой, Егорушка. Я же на свадьбе твоей посаженным отцом гулял...

– Говори, Никодимыч, хуже мне уже не будет.

– Ты тут в столицу через день летал. Скажи, ты с Черносвитовым встречался?

– Да...

– Вот как... А по какому поводу?

– Я расследовал дело Ивлевой, а он проходил как один из свидетелей. А почему ты спрашиваешь?

– Ладно, Егор Сергеевич, скажу напрямки. По твою душеньку из столицы прикатили. Официально: якобы снять показания, но я по своим каналам больше узнал. Короче, Черносвитов найден мертвым у себя на квартире. Смерть наступила три дня назад от проникновения в череп постороннего предмета.

– Пули?

– Нет, серебряного кинжала, похожего на стилет. Пробита переносица и лобная кость, кинжал вошел глубоко в мозг. И что хуже всего – на том кинжале твои отпечатки.

– Говори, Никодимыч.

– Да я вроде все сказал. Единственный, кто держал эту штуковину кроме Черносвитова, был ты и только ты. Я уже искал лазейку, как бы тебя выдернуть. Твои пальчики вроде немного смазаны пальцами потерпевшего, но следствие считает, что орудие из рук вырывали, а значит, наличествует факт борьбы. Кроме тебя и Черносвитова, никто к кинжалу не прикасался, это точно установленный факт. В книге посетителей музея ты расписался, на камере слежения у его дома твоя машина отметилась в вечер убийства. На тебя сначала по машине вышли. А тут еще эти отпечатки... Мистика какая-то.

– Мне будет предъявлено обвинение?

– Да, обвинение серьезное...

Внешне Севергин оставался спокоен и даже равнодушен к собственным злоключениям. На допросе отвечал по-армейски четко, признав факт неприязненных отношений, вызванных чувством ревности, и то, что действительно держал в руках орудие убийства – кинжал с насечками-рунами, отрицая лишь свою вину в убийстве музейного хранителя. Никакого внятного объяснения случившемуся на Полянке, отметающего от него обвинения, он предоставить не смог. Следствие обещало быть коротким. На днях его переправят в Москву для судебного разбирательства, и все будет кончено. Всеми своими ожившими инстинктами, всею дарованной ему интуицией и напряжением воли Егор жаждал истины, она для него равнялась свободе и солнечному свету. Отлученный от этих первичных людских радостей, он продолжал решать головоломку со многими неизвестными.

Так уж повелось сызмальства, что во всем искал и находил Егор Севергин скрытую суть, объединяющую всякую внешнюю несхожесть.

– Да зачем тебе суть-то, милый? – Изумлялась его расспросам бабка. – Суть, она везде едина... Что на кроснах, что в мотке.

В подтверждение своих слов бабка доставала из сундука моток крепкой суровой сути, надевала на гребень прялки клок козьего пуха и садилась за пряжу. И когда стал он старше, то открылось пытливому отроку, что судьба вовсе не «суд божий», а нить бытия, которую свивает из охлопков мыслей и основы явных дел небесная пряха. Теперь вместо радужной пряжи вилась под ее пальцами черная, точно высмоленная нить.

Заложив сложенные крестом ладони под голову, Севергин напряженно размышлял над загадкой гибели Лады. Под стеной тюрьмы назойливыми трелями пел лягушачий хор. Это травяные лягушки замолкают в середине мая, а прудовые орут все лето и, в отличие от своих луговых подружек, предпочитают горланить среди дня. Еще мальчишкой, шлепая по колено в тине, он пытался поймать хотя бы одну «царевну», но маслянистые, липкие лягушки легко выскальзывали из зажатого кулака.

Может быть, девушка тоже хотела выскользнуть из ловушки или, наоборот, пройти сквозь узкое отверстие, поэтому так густо обмазалась маслом? В монастырском подземелье она могла найти запас старинного миро. Почему бы нет? В первый день поисков Анчар уверенно тащил его к пещерам. Значит, девушка действительно вошла в один из лазов. Но ее тело было найдено в омуте, рядом со становищем язычников. Что это? Случайность или рассчитанная многошаговая провокация? После того, как было обнаружено тело девушки, Анчар проследил путь неизвестного от Забыти до монастырского подвала. Пес даже сумел опознать кого-то из окружения владыки. Потом погиб служка владыки, осыпанный неизвестно откуда взявшимися драгоценностями. Возможно ли, что владыка и его служка нашли в недрах Велесова холма старинный клад? Теперь владыка ищет золотую книгу. «Златоструй»? О том, что в недрах горы лежит сокровище, знал и иконописец, написавший несколько столетий назад образ «Горы Нерукосечной». Что же получается? Девушка искала в подвалах монастыря, в недрах Велесова холма нечто очень важное! Драгоценности? Золотую книгу? Кто направил ее туда? Неужели Черносвитов? Вполне возможно, ведь он первый узнал о сокровище из писем мастера Хея, хранящихся в масонском архиве.

– Севергин, на выход! Свидание, – объявил охранник. – Пять минут!

За прозрачным щитком комнаты для свиданий темнел вдовий плат, и Егору показалось, что произошла ошибка. Незнакомая женщина в глухом черном платке поднялась навстречу и осталась стоять, как скорбное изваяние. Милиционер вышел, заперев за ними дверь.

– Аленушка? – Севергин неуверенно шагнул к жене и обнял за плечи. – Как ты, родная?

Она резко отстранилась, поправила сбитый платок:

– Егор, я хочу уйти в монастырь.

– Как в монастырь? Зачем? Это мне надо идти в монастырь. Мне! А не тебе...

Он попробовал снова обнять ее и все тянул к себе, точно пытался вытащить из вязкой паутины.

– Отпусти, – обреченно попросила жена. – Я уже говорила с игуменьей Даниловой пустыни, она возьмет меня послушницей. Но мы с тобою венчаны, поэтому... – Она замялась. – Нужно твое согласие.

– Не надо, Аленка! Не делай этого. Все еще можно исправить. Родная, не уходи! Я люблю тебя...

– Лучше бы ты любил ее... Любил! Понимаешь? Как никогда не любил меня, и не отрекся бы от нее, и был бы верен!

– Прости... Не уходи...

– Нет, Егор. Я так решила.

– Решила? А я? Как же я? – Он сжал ладонями свои виски. – Наш дом? Наша любовь?

Жена даже не усмехнулась его бездарному актерству.

Егор вновь схватил ее вялые, словно пустые руки.

– Я понял, Аленушка, мы были счастливы с тобою, очень счастливы, но слишком по-человечески. Я не умел ценить это счастье. Судьбе угодно было протащить нас сквозь боль, сквозь потерю самого дорогого, чтобы мы стали сильнее и мудрее. Я узнал эту спасительную боль, я многое понял, я стал лучше и чище через наше страдание, через нашу разлуку. Теперь я вижу: не устоял бы наш дом посреди разрухи и запустенья. Аленушка, не уходи! Только бы видеть тебя, хотя бы изредка. Не ломай мою жизнь...

– Твою жизнь? Ты думаешь, что для меня нет ничего важнее твоей жизни? А как же его жизнь? – Алена провела ладонью по опавшему животу. – Это во мне случилось, когда она сломала ветку. Она всего лишь сломала ветку, а во мне оборвался плод.

– Аленушка, умоляю, – шептал Севергин, но голос разбивался об ее сопротивление.

– Отпусти! Прощаю, не виню... Люблю.... – И она вдруг обмякла и подалась к нему, обхватила его шею, целуя в лоб и глаза. – Но больше не смогу быть с тобой. На, возьми...

Алена вложила в его ладонь крохотную иконку.

Постовой давно отпер дверь и теперь старательно разглядывал галдящих птиц за окном, а Егор, все еще удерживая руки Алены, говорил:

– Алена, я почти раскрутил это дело с пропавшей актрисой. Язычники здесь ни при чем. Это дело касается монастыря и владыки Валерия. Он знает о «золотой книге». В ней все дело! Девушка искала ее! Ты должна мне помочь... Не уходи! Послушай...

Но Алена испуганно перекрестилась и покачала головой.

– Нет! Я не хочу ничего знать об этом!

Она торопливо набросила на голову упавший платок и вышла, не оборачиваясь.

После допросов Егора перевели в камеру, где коротал дни и ночи язычник Будимир. Кукер был отправлен на психиатрическую экспертизу, и о нем ничего не было известно. Две жены Будимира исправно носили передачи, и «бывший служитель культа» был рад поделиться их заботой с бывшим следователем.

Севергин не сводил глаз с иконки, зажатой в ладони. Видя его угнетенное состояние, Будимир без устали читал свои языческие проповеди. Эти заклинанья тоже были частью его веры, и не будь Севергина, он говорил бы с крохотной звездочкой, которая заглядывала в камеру по ночам или с синим небом за маленьким зарешеченным окошком:

– Встань, пробудись, брат! Мы с тобою – создания Божии. Поэтому вымаливать у Него что-либо, кроме того, что Он уже дал, – недостойно. Бог сотворил чудный мир и божественно прекрасного человека! Мы с тобой хранители Божественного света и высшей чистоты. В наших синих глазах – небо, в наши золотые волосы навек вплетено солнце. Русичи, не сгибайтесь униженно, как рабы, не становитесь на колени! Стойте прямо и гордо. Пойте веселящие душу гимны, танцуйте бодрящие тело танцы, свершайте красочные обряды в воспоминаниях о деяниях ваших героев-предков. Они видели Бога так же ясно, как солнце и звезды! Им не нужны были крещения, упражнения йогов, посты, молитвы, самоистязания, умерщвления плоти и посвящения в «таинства», чтобы осознать свое кровное единство с Богом. Мы русские! С нами Бог!

И Егор невольно расправлял опущенные плечи и с неясной надеждой думал о будущем.

Звезда волхвов

Глава 34

Квиты

Выжать рожь на черниговских пашнях,

Волгу-матку разлить по бутылям,

С питухов барыши загребая...

Н. Клюев

Даже опытный разведчик может ошибаться, если слишком доверится правилам игры.

Несколько дней Квит был уверен, что подхватил паранойю: спиной и затылком он ощущал неотступную слежку. Прежде чем провалиться в свой короткий, взбаламученный сон, он прятал пистолет с досланным патроном под подушку. Среди ночи он вскакивал, подкрадывался к окну гостиницы и наблюдал из-за занавески тусклую, едва подсвеченную фонарями площадь.

Из-за правого плеча бронзового Ильича смотрела мертвенная магнетическая луна и нервировала чувствительного Квита. Днем, проезжая по городу, он больше смотрел в зеркало заднего вида, чем на дорогу. По пути осторожно оглядывался и «фотографировал» случайных прохожих и, наконец, убедился, что за ним и в самом деле следят. Так терпеливо и нагло ведут себя самые высокооплачиваемые мировые спецслужбы. Эмиссары тайного ордена повсюду следовали за ним на тихих машинах с черными стеклами. Они, как пауки, караулили его в ночных дремотных переулках, затканных лунной пряжей. А по утрам бодро встречали у дверей гостиницы и вели до управы. А однажды вечером он обнаружил в багажнике своего автомобиля осьмушку белого порошка, упакованную в целлофановый пакетик: элегантный привет от «свояков», демонстрирующих свою власть и тайную осведомленность. Квит давно пристрастился к наркотикам, но предпочитал аристократический кокаин, от которого его орлиный профиль уже начал терять свои античные очертания. А если за него взялись спецслужбы или люди из внутреннего надзора, пиши пропало. Из медноклювого орла он быстро превратится в зайца-тумака, с прогорклым мясом и шкурой, не годной даже для стариковских онучей. Доведенный до озверения неназойливой постоянной слежкой, он решил положить конец издевательствам и встретить врагов с открытым забралом. Проехав Сосенцы насквозь, он вышел из машины в тихом безлюдном проулке, заросшем чистотелом и одуванчиками. С горьким прощальным чувством он в последний раз вдохнул воздух свободы и растроганно посмотрел по сторонам. Вдоль дороги паслись козы, на старушечьих окошках цвели герани, в черемуховых палисадах свистели птахи. Стоя на обочине, Квит терпеливо и обреченно ждал, пока из-за поворота выползет тяжелая, приседающая на ухабах колымага.

«Хвост» затормозил метрах в тридцати. Жабры двух черных джипов одновременно встопорщились, и в белую лунную пыль высадились люди в черном.

«Зловещая классика», – привычно съязвил Квит и приготовился к худшему.

– Ну что, корешок, поехали, – устало предложил Квиту старшой, похожий на усталую Смерть.

В машине ему завязали глаза гуттаперчевой повязкой и крепко, но предупредительно поддерживали во время поворотов и торможений.

– Куда едем, командир?

– С тобой хочет поговорить одно влиятельное лицо.

– Так сказали бы по-человечески, зачем «скотч клеить»?

– Не обижайся, друг, в таком деле нельзя без китайских церемоний.

Повязку сняли. Парни в черном козырнули Квиту и исчезли в коридорах мрачного дворца.

Усталая Смерть, дыша в спину, повела Квита внутрь особняка. Квит вертел головой, удивляясь невиданной роскоши. Коридор был облицован полированной яшмой, пол набран из плашек африканского чараита. Стены украшали мозаики из янтаря, оникса и малахита, словно здесь проживала сама «хозяйка медной горы». В недрах замка царили прохлада и вечная ночь, поэтому вдоль стен светились бра из драгоценных камней.

У огромного пылающего камина в высоком золоченом кресле, спиной ко входу, сидела женщина. Квит не видел ее лица, только острые локотки и тщательно уложенные, точно стеклянные пряди белокурых волос. Локти могут много сказать опытному физиономисту. Вытянутая, заостренная форма локтевого сустава свидетельствовала о врожденной истерии и сексуальной неуравновешенности, но не более того.

Дама встала с кресла. В глазах зарябило от высокого пламени за ее спиной. Силуэт в яркой огненной подцветке был похож на летучий абрис модной дивы, но лицо показалось Квиту маской-пародией на Донну Бес, и тут он узнал ее...

– Госпожа Плотникова, рад вас видеть, – забормотал ошарашенный Квит.

Борис ослабил ворот рубашки. «Да, если смотреть с этого ракурса, то она – вылитая Бес-Донна, тот же вырожденческий профиль и неестественно преувеличенные женские прелести. Гм, а в ней что-то есть! Что ж... Это будет еще одна игра!»

– Так сказать, чем обязан?

– Поймай его!

– Кого?

– Чеглокова. Этот дурак скачет вокруг города козлом ряженым. Найди его! Плачу любые деньги! И еще – мне нужна вся оперативная информация о состоянии дел в городе и вокруг. Я знаю, что казарму с китайцами собираются подпалить какие-то отморозки из местных. Я сама с ними разберусь, у меня отличная «личка», как ты уже успел убедиться, но мне нужны списки главарей.

– О, Мадонна! – вырвалось у Квита.

– Отставить! Твоего гонорара хватит на то, чтобы приобрести домик на Майорке для тихой обеспеченной старости. Я жду ответа!

– Мадам, даже если я никогда не стану майором, домик на Майорке будет служить мне утешением, ибо сказано: «Где богатство ваше, там будет и среде ваше».

Ангелина поморщилась:

– Ладно, эрудит, если справишься, возьму к себе.

Квит быстро прикидывал выгоды, в его голове с треском крутился арифмометр и щелкали костяные счеты, подводя итог его вычислениям. После неудачного захвата офиса благотворительницы он разочаровался в идее справедливости и теперь стоял, как витязь на перепутье, выбирая нового хозяина. Наконец, цилиндры арифмометра в его голове, звякнув в последний раз, остановились. В глазах Квита пробежала строка бесконечных нулей, и в мозгу блеснула мысль: «Соглашайся!»

– Я согласен, госпожа...

– Продажная шкура! – ласково сказала Геля и погладила его по влажным кудрям, – а мне, дружок, нужны лично преданные люди.

– Я готов предаться вам лично. – Квит подобострастно поцеловал ручку благодетельницы, прикидывая свой следующий бросок.

Тренированное воображение уже рисовало декорации следующего акта: лазурный берег, жгучее небо Александрии или кудрявые пальмы Антильских островов, но действующие лица этой драмы уже назначены. Он – породистый, загорелый, похожий на смуглого принца с хищной улыбкой на тонких, извилистых губах. Она – пресыщенная дамочка бальзаковского возраста, в белой шляпе и белом купальнике с развевающимся парео на тугих, загорелых бедрах. О, это будет всего лишь несчастный случай: купающейся миллионерше встретилась голодная рыба-пила, а может быть, соскучившийся осьминог задушил ее в своих объятиях. Уголок газетной хроники в разделе курортных происшествий и следом – полное забвение. В битве жизни побеждает хитрейший. Терпение – вот признак истинного лидера.

Квит окончательно распустил и сбросил гароту. Взвинченные нервы требовали разрядки, к тому же его отношения с хозяйкой особняка зрели с водевильной быстротой.

– Поправь шнурок там, на спине, а то режет, – томно попросила Ангелина. – Нет, еще ниже...

И Квит принялся терпеливо развязывать кожаные тесемки на теле хозяйки. Черный корсаж из блестящей кожи обливал гуттаперчевые силиконовые мячики. Талия была стиснута шнуровкой, и Квит неуверенно потянул за ремешок, подсознательно ожидая подвоха: может быть, шума спускаемого бочка, может быть, оплеухи со стороны хозяйки.

Но Геля сама была рада сбросить черную сбрую. Тело у нее было прохладное и шероховатое, как шляпка гриба, и Квит долго не мог воодушевиться.

– Признайся, ты хотел меня? Хотел? – страстно мяукнула Геля.

Квит шипел от хищного сладострастия. Все же он считал себя рыцарем и с дамами обходился вежливо, но духи Донны Бес вызывали у него почти аллергию, да и предстоящая игра в «ведьму и инквизитора» мало радовала его.

На следующее утро Квит аккуратно вскрыл файлы местных силовиков и выудил списки зачинщиков городского беспорядка. Многое поставлено на карту, чтобы пренебрегать предложением этой кошки в сапогах, которая легко может сделать его маркизом Карабасом.

Глава 35

Час между волком и собакой

Созидающий башню – сорвется.

Будет страшен стремительный лёт...

Н. Гумилев

«Не женитесь на «Зимней вишне», если не хотите утонуть в сиропе», – катая языком вишневую косточку, философствовал Квит. Упругая сочная вишенка попалась ему в бокале приторного шерри-бренди, которым он запил кусок миндального торта, съеденного прямо в постели.

– Чему ты улыбаешься, милый? – пропела Геля, успевая следить за Борисом сквозь сощуренные ресницы.

– Тебе, моя прелесть, тебе!

Полыхало китайское общежитие, в городе взрывались витрины и шмякали под подошвами перезрелые овощи с опрокинутых лотков. Гранатовый сок мешался с кровью, и «скорые» не успевали доставлять в больницу жертв локальных стычек. На площади уже который день шумело народное вече, и лишь накануне праздника людей удалось отправить по домам силой конных нарядов милиции и водометами.

Но все тревоги и неурядицы оставались за порогом роскошной спальни. Гигантская кровать из литого золота на львиных лапах с массивными крыльями на спинке занимала ее почти целиком. С потолка смотрели розовые, налитые Амурчики и фривольные нимфы. Квит потянулся на постели и, подмигнув пухлому амуру, как сметливому подельнику, выстрелил в него вишневой косточкой.

Геля, лежа на животе, озадаченно щелкала клавишами ноутбука. Назавтра было назначено открытие «Родника», и Геля подводила последние итоги.

– Может быть, отложить открытие, Ангелок? Посмотри, что в городе творится...

– Нет-нет, – озабоченно ворковала Ангелина. – Ни в коем случае нельзя переносить открытие. Писаки раздуют зверский скандал. Меня беспокоит другое...

– Что беспокоит, моя киска?

– Этот бестия Валерий... Похоже, у него в подвале под монастырем есть вентиль, который перекрывает воду. Вода уходит и возвращается по его молитве, а этот старый греховодник заявляет, что якобы сотворил очередное чудо, доступное только ему. Квиточек, мне нужна твоя помощь.

– Всегда готов!

– Слушай, проникни в подземку под монастырем. Посмотри, что там делается, и доложи мне.

Через день Квит предоставил в распоряжение Плотниковой подробные карты подземелья, снятые по его небескорыстной просьбе военными картографами, и описал устройство «вентиля», обнаруженного на нижнем горизонте.

– Этот унитазный бочок нужно взорвать. Взорвать!!! – коротко приказала Плотникова. – Уничтожить! И пусть эта седая лиса покрутится. В вашей конторе наверняка есть взрывные шашки. Я бы и сама могла достать, но боюсь замараться. Если наслежу, тебе же придется расхлебывать.

– Уже не придется. Я подал рапорт об отставке. Меня волнует другое: взрыв такой силы могут услышать с поверхности.

– Тогда в полночь, под гром салютов!

– Есть! Yes-s-s! – Квит изобразил кулаком знак скорой и несомненной победы.

Звезда волхвов

Глава 36

Табачный лейтенант

Зацвела на воле, в поле бирюза,

Да не смотрят в душу милые глаза.

И. Бунин

– Севергин, свидание! – буркнул в форточку конвоир.

Егор вздрогнул радостно: «Алена! Она простила его и пришла!»

Торопя медлительный конвой, он почти вбежал в комнату для свиданий. За пластиковым щитком ухмылялся Порохью.

– Вы мне звонили, не отпирайтесь! – блеснул золотыми коронками немец.

– Да, я звонил. Курт, я почти вышел на след Барятинского.

– И что же? – Порохью даже подпрыгнул на стуле.

– Некоторое время он был послушником у настоятеля Свято-Покровского монастыря в Сосенцах.

– Был? Значит, это в прошлом. А где он сейчас?

– Похоже, кто-то приложил руку к его повторному исчезновению. Я знаю, что против вашего кошелька никто не устоит. Попробуйте разыскать его.

Порохью рассыпался в благодарностях, но Севергин резко остановил поток комплиментов.

– Курт, помните, вы говорили о сокровищах под монастырем? Они существуют!

– Вот как! Может быть, вы знаете, где их искать?

– Догадываюсь...

– В этом случае вы настоящий граф Монтекристо! Я готов устроить ваш побег, если возьмете в долю. Но если серьезно, то сейчас для меня важнее другое. За что вас засадили в кутузку?

– Мне предъявлено обвинение в убийстве Черносвитова. На днях меня отправляют в Москву. Если бы я мог освободиться, хотя бы часа на четыре, я бы обследовал подземелье. Там должны остаться следы Лады. А от нее нити тянутся к Касьяну Ярославовичу, и, возможно, я вышел бы на его убийцу.

– Вот что, я могу внести за вас любой денежный залог. Я приобрел выгодный тендер на ввоз табака в Россию и теперь могу позволить себе немного посорить деньгами.

– Меня «обменяют на табак»? – впервые улыбнулся Севергин.

– «Табачный митрополит», «табачный капитан» и «табачный лейтенант». Жизнь мельчает... У нынешних русских только одна проблема – желание денег. Я хорошо заплачу, и вас выпустят на несколько часов. Я видел, что на автомобиле начальника местной милиции в трех местах проржавел капот. Это заставит его быть сговорчивей.

– Нет, Курт, с Никодимычем, моим крестным, это не пройдет!

– Панин ваш крестный? Ха! Крестный Дроссельмейер? Помните этого доброго распорядителя в «Щелкунчике»? Тогда он поможет своему крестному детищу бесплатно.

– Это невозможно.

– Тогда – побег. Решено! Сегодня ночью, будьте готовы. Какой номер вашей камеры?

– Восьмой. Вы что, серьезно?

– Со всей немецкой серьезностью в кармане и русским «авосем» за пазухой.

– Ладно... Но учтите, со мной в камере сидит язычник Будимир, его тоже обвиняют в убийстве, хотя он не виноват.

– В таком случае вы уйдете вместе.

– Ладно, уговорили. Мы уйдем в самоволку до утренней поверки.

– Да уж, не подведите вашу «фею».

– Какую фею?

– Ту самую, что устроила побег Синдерелле. Хотя, если честно, эту фею я не так давно снял в местном баре.

Звезда волхвов

Глава 37

Лучшие люди

Откуль-неоткуль добрый конь бежит,

На коне-седлеце удалец сидит.

На нем жар-булат, шапка-золото.

С уст текут меды – речи братские.

Н. Клюев

Ранним, седеньким от росы утром Богованя вышел в монастырский сад. С весны присмотрел он этот молоденький кедр с ветвистой короной на макушке. В восемь часов по монастырскому времени старец Феодор высадит деревце на склоне Велесова холма. Этот кедр станет чем-то вроде точки в древнем пророчестве о конце обители. После исполнения «восьмого часа» предречены монастырю великие и грозные перемены. Однако с первого взгляда было ясно: с деревцем что-то неладно. Поначалу садовник решил, что кроты подрыли корни крепыша – хвоя потускнела и не ко времени тронулась желтизной. Садовник снял с плеча остро заточенный заступ, копнул пару раз, и деревце легко вышло из земли. Богованя изумленно заглянул в глинистую воронку. Там тускло светилось серебро и играло в рассветных лучах червонное золото.

– Ах, вот как оно повернулось, – он достал из ямы серебряную трубку и золотую книгу. Оглянувшись по сторонам, он спрятал находку за пазуху.

* * *

Солнце безжалостно жгло, как перед грозой. Воздух над соборной площадью раскалился до сухого доменного жара, и люди с облегчением уходили в тень, где под сенью монастырских стен шла бойкая торговля товарами «радость паломника». Бумажные иконки с изображением старца Досифея, роскошно изданные фолианты с житием святого и описанием его чудес, четки из ветвей священного кедра и кремешки с холма, где молился Преподобный, торопливо перекочевывали в карманы, рюкзаки и пакеты. Лотки со святой водой манили жаждущих, тут же с мнимой стыдливостью притулились пивные ларьки, обклеенные прельстительными картинками. На разливистый благовест тянулась к обители местная молодежь – девушки в джинсах, с сигаретками в лакированных коготках, и молодые люди с мутными взорами и не проходящей пивной икотой. Они впервые пришли в монастырь и, тушуясь непривычной святости места, избегали поодиночке выходить на открытое пространство площади. Под стенами монастыря в березовой рощице табунились неформалы в цепях, булавках и стайлингах а ля Антихрист, со стороны похожих на взрыв сверхновой звезды. Даже эти дерзкие пасынки антикультуры не желали оставаться в стороне от торжества и открытия долгожданной тайны – завещания Досифея.

Знойный воздух дрожал от колокольного звона. Под пение колоколов на белые плиты соборной площади десантировались господа устроители. Высадив «тело», очередной «катафалк» бесшумно отъезжал в арку, давая место следующему. Первым на стогна града выплыл владыка Валерий, похожий на фиолетового библейского Левиафана, проглотившего пророка Иону и три дня удерживающего его во чреве. Что удерживал во чреве владыка, не догадывался никто из сомлевшей толпы на площади. Величественно благословляя паству, он двинулся к приготовленной трибуне.

Ступенчатое возвышение, похожее на мавзолей, было обито голубым штофом и украшено золотыми шестиконечными звездами.

Резкая, полная пружинистой злобы на площадь выпрыгнула Ангелина Плотникова. Не удержав равновесия, она пошатнулась на вызывающе тонких каблуках, едва не свернув хрупкую щиколотку. «Английский» костюмчик из розовой лакированной кожи выдал короткий треск, словно под мышкой у Ангелины проснулся сверчок. Ее вовремя подхватили и вновь поставили на каблуки добрые молодцы из службы собственной безопасности. И не диво, что утратила она равновесие в эту ответственную минуту, под блицами репортеров и прицелами телекамер; мелеет и обмирает хрустальная жилка в глубине Утеса, и сразу пустеют трубы завода, но стоит владыке Валерию пропеть молебствие, насос вновь начинает качать внезапно подошедшую воду.

Молебны всякий раз исправно помогали «водяному делу», но ставили ее в жесткую зависимость от батюшки. Эта позорная кабала не могла длиться долго. Ровно в полночь, когда в небе расцветут, созреют и с шумом опадут гроздья салюта, в подвале монастыря сработает взрывной механизм. Ювелирно направленный взрыв уничтожит старинный шлюз, и вся сила водного потока устремится в трубы завода. После пуска первой очереди завода Ангелина тихо проложит дополнительную ветку водопровода и тем самым восстановит родник, на радость паломникам. О том, что такая вода с привкусом ржавого железа и бурым осадком на дне уже не будет вполне святой, догадаются не сразу, а когда догадаются, подобные неурядицы покажутся мелким сором перед грозным ликом грядущих перемен. Местное население скоро само собой изойдет под корень и будет заменено на исполнительных и плодовитых китайцев. Вымершие деревни пойдут под снос, и уже к следующей весне их распашут под угодья новой помещицы.

Деликатно покачивая бедрами, Геля, наконец, взобралась на трибуну и встала слева от владыки. Теперь все, кто подходил под благословение и целовал десницу владыки Валерия, были вынуждены целовать руку и Плотниковой.

Гладкий, как боровок, Шпалера отчего-то ежился и чувствовал себя крайне неуютно в своем строгом костюме. Новый костюм повсеместно жал, а любимый, молочно-белый, от Гуччи, удобно разношенный и обмятый, он больше не наденет никогда. Вчера, на встрече с горожанами, он вновь уговаривал обиженных сосенчан «жить дружно». В ответ его забросали целлофановыми пакетами с дрянью. Шпалера торопливо, насколько позволяла выдающаяся комплекция, прошмыгнул на трибуну и встал одесную от владыки. Вскоре все почетные гости выстроились по ранжиру.

Из шести динамиков грянул хор «Славься!».

Едва стихла запись, до трибун долетели треньканье балалайки, визг гармони и резкий петушиный тенорок.

С вершины голубой пирамиды хорошо просматривалась пойма Забыти, часть Царева луга и дорога, ведущая к монастырю. Там толпился народ, которому не хватило места на площади, и резвились невесть откуда взявшиеся скоморохи. Рыжий мужичонка в пестрой рубахе наяривал на балалайке. Бурый, лоснящийся медведь играл на гармони, кувыркался и потешал народ. Жемчужной россыпью взлетали и кружили над Царевым лугом белые голуби. Люди тесно окружили скомороха.

– Ой, вы, други, гости званые! Сапожки на вас сафьянные! Становой кафтан – индийская парча. Речь орлиная смела и горяча! – выводил скоморох, и голос его был удивительно четко слышен на площади. – Все вы бровью в соликамского бобра, русской совестью светлее серебра! Изреките ж песнослову-мужику, где дорога к скоморошью теремку? Где тропинка во церковный зелен сад, где под сосенкой зарыт волшебный клад – Ключ от песни всеславянской и родной, что томит меня дремучею тоской?

– Что он там несет? – нахмурился владыка. – Вы что, заказывали самодеятельность?

– Никак нет! – по военному четко отчитался Шпалера. – Это форменное безобразие под маской самодеятельности.

– Ой вы, други – ясны соколы! Счастье есть, да бродит около, – пел скоморох, в пояс кланяясь «народным дружинникам». Они уже две ночи подряд усмиряли неистовые страсти на месте сгоревшего рынка.

– Сердце, сердце, русской удали жилье! На тебя ли ворог точит лезвие? Цепь кандальную на кречета кует, чтоб не пело ты, как воды в ледоход. Не вздыхало бы от жаркой глубины: «Где вы, вещие Бояновы сыны?» И люди вторили песне, плескали в ладони, просили спеть еще и бросали под ноги певцу денежные купюры.

– А ну-ка покажи, Миша, – обратился вожак к медведю, – как Шпалера взятки берет.

Медведь одной лапой прикрыл глаза, а другую протянул к толпе ладошкой вверх.

– А теперь покажи, как от народа правду прячут.

Медведь передними лапами схватил себя сзади за гачи и с размаху сел в горячую пыль, словно пряча что-то под седалищем.

Чуя спиной все это безобразие, владыка намекнул Шпалере, что скоморохов нужно срочно убрать. Часть «приданных сил» устремилась на Царев луг и взяла в кольцо скомороха. Но народ столь плотно окружил «медвежью потеху», что разомлевшие на солнце «архангелы» решили ждать конца представления.

Квит примостился в стороне от своей тайной пассии. Чтобы скоротать скучное время официальной части, он разговаривал с пожилым вежливым немцем. Рядом с немцем позировала фигуристая девица в парчовом сарафане и жемчужном кокошнике. Под пропотевшей подмышкой был зажат томик русских сказок. Квит едва узнал деваху, что дежурила неделю назад в ночном баре.

– Посмотрите на этот «Престольный праздник», это чисто русская смесь греха и святости, – ухмылялся Квит. – Опять попутали Божий дар с яичницей! Уездная Татария...

– Да, русские – народ крайностей, и в этом их спасение. Раскачиваясь на своих «русских качелях», они смогут извлечь силу из слабости и свет из тьмы. Русские умеют верить, но этого мало, чтобы спасти Россию! Я хорошо знаю ваш народ.

– А кто вы? – мельком поинтересовался Квит.

– Я коллекционер живописи и по совместительству ее знаток. О, русская школа – это сплав совести и мысли! – серьезно и с глубоким чувством говорил немец. – Помните полотно Перова «Крестный ход в Курской губернии»? Ну как же, оно есть в вашей «Третьяковке»!

Квит ни черта не помнил, но важно кивнул.

– На картине – церковное шествие с чудотворной иконой. Когда-то эта икона спасла жизнь маленькому мальчику, будущему Серафиму Саровскому. Перов жесток, как хирург, точнее как патологоанатом. Представьте себе: сжимая костыли и палки, вдоль дороги ползут безногие калеки, бредут нищие. Крепкие бородатые мужики тащат ковчег с иконой. А вдоль дороги – лысые пни: целый лес, снесенный топором, может быть еще вчера. Так «в чем вера ваша?». Зачем все это показное благолепие, если те же самые люди уродуют свою землю, продают и сводят под корень рощи и леса?

– Да-да, – рассеянно кивнул Квит.

По соборной площади, мелькая загорелыми коленками, старательно маршировали девушки-гусары с лохматыми бунчуками в руках, и Квит засмотрелся на мелькание белоснежного плиссе.

В жарком небе над площадью реяли стратостаты со слегка искаженной фотографией Плотниковой и хвостатые «змеи» с ее размашистой подписью. На краю площади, привязанные канатами, ожидали парада великолепные воздушные шары.

Детские и народные хоры, поделив между собой Царев луг, нежно и трогательно выводили песни о Родине. С дымом и шипеньем сыпался на Царев луг преждевременный салют, а навстречу ему с земли поднимался дымок полевых кухонь. За поймой Забыти собиралась гроза, тучи багровели и наливались гневом. Там погромыхивало и покряхтывало грозно, но пока вежливо, словно кулачный боец разминал мускулы перед схваткой. Вся эта картина со стороны напоминала расстановку сил перед боем.

Глотнув родниковой воды, Шпалера взялся за микрофон, дабы прочесть заготовленную речь о терпении и гражданском согласии, мягко обращенную к бунтующим горожанам, но так и не успел произнести ни слова. Перед звонким перестуком копыт дрогнул кордон внутренних войск из крутых бойцов, сваренных зноем. На соборную площадь вылетел белый орловский рысак. С запавших боков хлопьями валила пена. На коне в полном облачении восседал Стенька Разин, предводитель ночного бунта против засилья нехристей-иноземцев. За ним на площадь вылилась ватага революционной голытьбы, бомжей и безработных жителей Сосенец, тех самых, что колобродили по лесам в компании атамана, партизанили в окрестностях и наводили ужас на гостей города. Рубанув палашом по капроновым шнурам, на которых зыбились стратостаты, украшенные образом благотворительницы, он отпустил в небо ее наскучившие земле изображения.

– Прощай, моя ясная кралечка! Оторвись личиком белым от грешной земли да посмотри, моя голубушка, в небо ясное. Да и я довольно покуролесил, православные...

Разин соскочил с коня и на четыре стороны земно поклонился толпе. «Крепыши» из внутренних войск опешили, полагая, что это часть запланированного представления. В мобильной радиосвязи из-за близкой грозы случились существенные помехи, и силовики явно не успевали согласовать свои действия. Под ликующие крики дюжие мужики взялись качать атамана, явно намереваясь отправить его вслед за улетевшими стратостатами:

– Разина в мэры! Сарынь – на кичку! Шпалеру – на галеру! ОМОН – в Вашингтон! – вопила голытьба, не замечая, что к народному любимцу уже прокладывает дорогу очухавшийся ОМОН.

– Пособите, братцы! – крикнул Разин, вцепившись в корзину воздушного шара.

Его подсадили. Взмахнув палашом, Разин рубанул по корабельным канатам. Шар плавно взмыл вверх. Стрелять в дорогостоящий спортивный снаряд милиционеры не решились. Гуляка-ветер азартно поймал подброшенный в небо цветастый мячик и поволок подальше от наступающего грозового фронта, и пока дозволяло зрение, люди видели, как в мрачном поднебесье среди кучевых облаков прощально махал шапкой улетающий Разин. Далеко внизу посреди широкого зеленого луга кружились, разворачивались и вновь свивались в тугую спираль пестрые хороводы. Они расходились, ширились, захватывали все новых людей. Уже и милиционеры кружили в едином вихре, и, подхваченные буйным танцем, побросали свой товар лотошники. Бешеный хоровод вели скоморохи: жуткий танец, похожий на выплескивающийся бунт.

Чтобы не видеть всего этого безобразия, владыка отправился в собор, несколько опережая регламент. В соборе ему предстояло вскрыть «Завещание Досифея» и прочесть его народу.

Отец Нектарий уже отслужил молебен. Серебряный ковчег, украшенный самоцветами и снабженный множеством монастырских печатей, вынесли из алтаря под пение торжественных стихир. Владыка неспешно срезал красные монастырские печати и открыл крышку дарохранительницы.

Нектарий зажмурился. Из-под его темных век, в уголки скорбно сжатых губ затекали слезы, они струились по бороде и золотой цепи с распятием. Хор замолк. В напряженной тишине раздался опечаленный голос владыки Валерия.

– Братия и сестры, – он держал в руках пустой ларец. – За долгие годы завещание истлело и стало прахом, но верующее сердце всегда узрит истину...

Сусальные словеса полились в толпу, оставляя пустоту и медный привкус обмана.

Скрип древнего засова произвел бесшумное волнение в рядах клира. По собранию верующих, набирая силы, прокатилась молва, зашелестели голоса, возгласы удивления и радости.

Звезда волхвов

Глава 38

Русская сказка

Купили в магазине резиновую Зину,

Резиновую Зину в корзине принесли.

Упала из корзины резиновая Зина,

Упала из корзины – испачкалась в грязи.

Детский стишок

Даже легкая служба за монитором или пультом охраны бывает тяжела во дни всенародных торжеств и праздников, когда веселье перехлестывает аж за стены узилищ. Но малая толика радости успевает просочиться и в пересохшие уста стражников.

В свой шестисотый день рождения городок покачивался на волнах веселья и любви, как маленький расцвеченный огнями кораблик. Городской изолятор временного содержания, иначе «предвариловка», оставался чем-то вроде темного трюма, где в стороне от шалого веселья томились узники и сатанели от скуки и жары охранники.

Не дожидаясь темноты, у дверей КПЗ объявилась Зина с большой тяжелой корзиной, наполненной вкусной снедью. На самом ее днище, под банками с баварским и штабелями душистой нарезки, лежала импортная сумка. В ней прятались короткая саперная лопатка, плоская фляга с водой, моток веревок и фонари с запасом батареек.

Зину хорошо знал весь неорганизованный мужской элемент городка, и милиционеры не были исключением. Свистом и призывным ржанием охранники из числа суточного наряда принялись зазывать «Резиновую Зину» в каптерку. Если верить слухам, престарелый немецкий бизнесмен выкупил ее у чеченцев за крупные бабки, на которые можно было бы скупить на корню добрую половину городка. Поговаривали, что немец крепко втюрился в русскую красавицу. В первый же день их знакомства он вызвал из столицы дорогого доктора, и тот крепко-накрепко купировал ее алкогольную привязанность. После благодетель привел в порядок ее гардероб. От покоя и сытости Зина быстро посветлела лицом и налилась телом.

Кому рассказать, смех один, за все дни и ночи немчура и пальцем не тронул Зину, но каждый вечер перед сном она читала ему русские сказки из большой книги с картинками. В полосатом колпачке и бумазейной пижамке Курт походил на толстощекого седенького гнома. Он мирно засыпал уже на тридцатой странице под сказ о безотрадной судьбе Царевны-лягушки и беспримерной наглости Кощеевой.

В честь прибытия Зины в дежурке наскоро накрыли банкетный стол. Новое вполне целомудренное житие столь украсило ее, что при одном взгляде на Зину у охранников поднимался гемоглобин, но на вежливые заигрывания Зина не реагировала, всякий раз предлагая выпить «за любовь».

Часам к одиннадцати охранники изолятора сладко посапывали там, где их настиг Морфей. Действия снотворного, подмешанного в лучшее баварское пиво, должно было хватить на четверть суток крепкого и здорового сна.

В половине двенадцатого в камере номер восемь загремел замок. Дверь распахнулась, и на пороге возник выразительный женский силуэт.

– Зина? – Севергин вскочил с койки.

– Иди... – прошептала Зина. – Выход свободен. В дежурке – саперная лопатка, фонарики, фляга с водой...

Будимир, ничего не понимая, глазел на яркое видение.

– Подожди, Егор, выслушай, – задыхаясь от волнения, Зина поймала руку Егора и покаянно потянулась губами.

Севергин остановился, в сердце шевельнулись жалость и прощение. Чтобы не видеть ее слез, он прижал к груди и укрыл в ладонях ее заблудшую голову.

– Я хотела, хотела тебя дождаться, – всхлипывая, объясняла она то давнее, уже позабытое им горе. – А тут мамка заболела. Я думала в городе устроиться... Я же тогда и жизни-то этой собачьей совсем не знала... Решила – пойду в журнальные модели или секретаршей оформлюсь. Но обломилось... Везде прописка нужна. Жила на вокзале, от голода уже мотало, цены-то в этой гребаной Москве – офигенные. Тут он ко мне и подкатил... Мужик, гладкий такой, при галстучке, предложил работу в иностранной фирме, напоил, накормил, а потом сказал, что хочет показать меня шефу, посадил в машину и повез за город. Я впервые за пять дней поела и тут же стала засыпать. Очнулась уже в бане с шестью голыми мужиками. Одного из них ты знаешь.

Зина умолкла, словно от ненависти у нее остановилось дыханье.

– Кто он?

– Шпалера, – выдохнула Зина. – Я тогда не знала, кто он такой, догадалась, что он шишка, только когда попала в его эскорт. Нас четверо оказалось. Для нас кирпичный особняк за городом сняли. Все, что нужно, прямо на дом привозили. Он контракты заключал, а мы его гостям досуг в Сандунах обеспечивали... Что сказать... Ели-пили вволю. Только девки быстро от такой жизни с копыт падали. Тогда завозили подальше от Москвы и прямо на трассе бросали. Авось кто-нибудь подберет, и в тот же вечер новенькую приводили. Через полгода и меня на обочину выкинули. Я домой пришлепала – матери уже в живых нет, дом сожгли. Пришла сюда, к вокзалу. А тут смотрю: портретище в половину площади висит. Это он, Шпалера, в депутаты пролез. Я в тот портрет туфлей запустила, потом от милиции босиком удирала. Кавказцы меня подобрали, посадили на тачку. Они паленой водкой по всей области торговали. Почти год возили меня по хуторам, одиноким фермерам – на ночь сдавали. Что смотришь? Презираешь? Да лучше дать трем озверевшим от водки фермерам, чем одному лощеному мужику с депутатским значком!

– Я не виню тебя, Зина... Ну а теперь-то ты как?

– Ой, чуть не забыла. Тебе привет от Куртика. Это он охрану до утра снял.

– Ты и с ним, как с фермером?

– Нет, Куртику я сказки читаю на ночь. Русские. Только у него тоже причуды есть – в сарафан меня одел и в кокошник. «Я, – говорит, – Россию люблю. И ты – тоже Россия!»

* * *

На колокольне ударил колокол. Южные врата собора распахнулись, и на солею ступил высокий старец в одеждах схимника. Из-под черного, низко надвинутого куколя сверкали молнии. Бледный и грозный, он взглядом смел с амвона владыку Валерия.

– Феодор! Батюшка! Вышел из затвора, заступник, – по-женски ахнула толпа и упала на колени.

Феодор на три стороны поклонился людям и заговорил. От близких раскатов грома вздрагивали стены, и храм гудел, как колокол. Голос схимника, подхваченный земной дрожью, спорил с громом, и стены храма размыкались, и могучий поток молитв уходил в грозовое небо. Сгрудившись у Царских Врат, затаив дыханье, слушали люди Феодора и узнавали в его словах давно чаемую правду. Она звенела в простых и ясных словах старца, внезапно возникшего из векового мрака и молчания склепа.

– В моих руках, искренние мои, подлинное завещание старца Досифея. – В правой ладони схимника блеснул старинный ковчежец, в левой он держал книгу с золотыми листами. – Неисповедимыми путями футляр с завещанием и златая книга оказались под корнями молодого кедра. Сей кедр был приготовлен к посадке в святую землю на склоне Утеса. Несколько дней назад ковчег с завещанием был тайно изъят из хранилища, но по воле Божьей даже зло, в конечном счете, служит добру.

А сейчас я исповедую перед вами, искренние мои, свои жестокие и нераскаянные грехи и покаюсь за всех. За свое долгое молчание и покорность. За молчание церкви по поводу расстрела у Белого дома, за молчание о ковровых бомбежках в Чечне. В ту минуту, когда с лица земли стирались города, мы освящали новые храмы. Мы молчали о голодных обмороках учителей, о глуме и осмеянии, которому подвергли русский народ. Мы отреклись от правды. Мы до сих пор боимся причислить к лику святых наших убиенных парней, воинов новомучеников, не снявших креста перед сворой сатанинской. Первый шаг к спасению прост: только пожелать быть лучше! Господь и в намерении целует. Но сказать правду сегодня равносильно покаянию.

Надо признать, что понимание истинного монашества ныне почти утрачено нами. Даже мы, монахи, позабыли, что суть монашеской жизни – есть Любовь. Монах есть исполнитель всех заповедей Божьих. Но все заповеди, данные нам от века, сводятся к двум. Первая из них: «Возлюби Бога всем сердцем твоим, всею душою твоею и всею крепостию твоею». И вторая: «Люби ближнего твоего, как самого себя». Эти две заповеди совмещают в себе весь закон, и вся жизнь монаха есть эта надмирная любовь и клятва. Именно таким иноком и был Досифей. По любви его великой к людям и ко всей живой твари являлись чудеса и дивные исцеления, в сушь отворялись кладези и сходили наземь благодатные дожди. Из жития Досифея известно, что сей муж, никогда не открывал лица своего и видом был подобен отроку. Власы имел долгие, русые, а голос медвян, яко отроч, а брады не имел совсем. Странное описание для святого отца... И были к тому причины: Преподобный Досифей-чудотворец был женщиной!

* * *

Вдвоем Севергин и Будимир легко преодолели ограду на Царевом лугу и подошли к лазу, в который когда-то спускалась Лада. Теперь они уверенно двигались в глубину подземелья. Могильный мрак расступался перед их энергичным движением. Они шли довольно долго, пока не поняли, что описали широкий круг.

– Без карты – кранты! – выдохнул Севергин. – Я тут уже плутал, видишь отметки? Здесь сотни ходов, жизни не хватит...

– Тебе что, в зону идти охота? – буркнул Будимир. – Отдохнем, и снова туда. Здесь наше с тобой спасение. Нюхом бери, третьим глазом смотри, но найди!

За несколько часов они обследовали два перехода, закончившихся тупиком. Вымотанные броском, остановились на короткий отдых.

– Слышишь? – насторожился Будимир.

– Нет. – Севергин сдержал шумное дыханье, слушая звенящую тишину.

– Кто-то поет или молится.

– Плачет...

– Это там? Скорее туда!

Слабый человеческий голос проникал сквозь стены; тягостный, мертвенный, словно умирал и все не мог расстаться с жизнью мученик этой горы, то ли заточенный столетия назад разбойник, которого не принимает земля, то ли сугубый праведник, страдающий за други своя, и душа его исходила из тела в молитвах и стонах.

– Эй, кто здесь? – спросил Севергин, чувствуя, как шевелятся волосы и по спине вниз бежит острый холодок.

Будимир простукал стену:

– Есть тут кто?

– Точно! Здесь!!!

Голос шел из замурованного древнего склепа. Поочередно работая саперной лопаткой, они наскоро отгребли камни и песок. Узкий вход был заложен кирпичами на свежем цементе. Отбив несколько кирпичей, они вскоре смогли расшатать и вынуть часть кладки, чтобы заглянуть внутрь затхлого помещения.

Человек лежал на полу в узкой келье. Фонарик вырвал из мрака бледное, изможденное лицо и всклокоченную бородку. Грудь вздымалась с натугой и хрипом. Вдвоем они выволокли узника в коридор. Приподняв голову от пола, дали глотнуть воды из фляжки.

– Кто ты, брат? – спросил Будимир.

Узник с трудом разлепил растрескавшиеся губы.

– Иоиль.

– Барятинский! – воскликнул Егор, обнимая высохшие плечи монаха. – Николай!

Будимир поднес к губам Иоиля фляжку с водой.

– Кто вы?

– Свои, свои. Как ты здесь оказался, брат?

– Я хотел забыть... Я искал пути к жизни Вечной.

– Брат, пробудись, открой глаза, – заклинал Будмир. – Не дай очаровать себя ложью и шепотом о мирах иных. Впадешь в соблазн, будешь не жить, а пребывать в полусне, в полужизни. Вечная жизнь обретается в потомках.

– Она тоже так говорила: «Жизнь – высшее откровение, дарованное нам. Она прекрасна, другой – нет!»

– Так Лада говорила? – переспросил Егор.

– Откуда вы знаете о ней?

– Николай, мы ждем от вас помощи. Этот человек, – Севергин указал на волхва, – обвиняется в убийстве Лады, но он его не совершал. Убит Черносвитов, ваш бывший наставник. Обвинение предъявлено мне. От того, что вы знаете и сможете рассказать, будет зависеть и его, и моя судьба.

– Я все расскажу, я... засвидетельствую перед судом, – едва слышно говорил Иоиль. Твердая правильная речь медленно возвращалась к нему. – Утром двадцать второго июня я достал из колодца тело Лады. Только я один во всем мире знал, как она попала в колодец, но в ту минуту я потерял разум. Я отнес ее в подземелье и спрятал, чтобы тайно похоронить. Я должен был сохранить тайну, о которой знали только мы двое – я и она... Все началось еще зимой. Я работал реставратором в музее. Ее привела в студию Флора. В то время пополняли музейные фонды. Отделом реставрации руководил Черносвитов. Он и поручил мне очистку и промывку старинной иконы, она не считалась ценной, и мне было позволено взять икону домой. Под поновлением оказался редкий образ Горы Нерукосечной. В доску иконы когда-то был врезан ковчежец. Я случайно приоткрыл его и обнаружил листок вощеной бумаги. Это была карта подземелий Велесова холма. Лада в ту минуту находилась рядом. Мы вместе прочли описание кладов: «Рясы с яхонты да с лалы... Книзя велика с листами червонного злата, сиречь зовут Златоструй...» На карте было ясно обозначено место, где она лежит. Лада стала строить планы, как мы спустимся в пещеру за «языческим откровением». Но я запретил ей даже думать об этом.

– Почему?

– Я знал, что это разрушит наше счастье. В одну ночь я написал картину, которая стала ее судьбой. Я работал вслепую, не глядя, словно моими руками водили демоны. Когда утром она пришла, бледная, прячущая глаза, я показал ей картину и сказал: «Выбирай! Или я, или эти мифические клады...» А ведь мы могли бы быть счастливы, если бы не этот клочок пергамента.

– Черносвитов тоже знал о кладе. В его руках оказался масонский архив с описанием клада Сосенского монастыря. Он вышел на контакт с настоятелем и договорился о реставрации, – добавил Севергин.

– ...Я ушел в монастырь, в тот самый, откуда привезли «Гору Нерукосечную». В этом я видел особый знак. Я почти забыл все, что было со мной в миру, пока из колодца не всплыло тело Лады.... Я укрыл ее тело в подземелье, чтобы она была рядом... Я не хотел, чтобы ее вскрывали, чтобы ее касались чужие руки... Уже полгода, как я был в монастыре. Я уверовал в Спасение и в обетование, данное нам Христом. Мой страх потерять Жизнь Вечную и рассеяться прахом оказался сильнее. Я все рассказал на исповеди...

Иоиль умолк, прикрыв воспаленные глаза. Будимир приложил к его губам флягу и через силу залил несколько капель воды.

– А как же миро? Это вы намазали тело Лады священным маслом?

– Я не понимаю, о чем вы говорите...

– Брат, ты сможешь нарисовать карту подземелья? – спросил Будимир.

– Да...

Будимир вложил в ладонь Иоиля кусок кирпича, и монах, с трудом двигая рукой, нацарапал план подземелья.

– Скорее туда, мы в двухстах метрах от сокровища! – зажегся Будимир.

– Тебе придется вернуться, – остановил его пыл Егор. – Монаха надо скорее доставить в больницу.

– Надо – значит надо. Но у тебя только час до рассвета.

Будимир привычно поискал глазами наручные часы, но их забрали еще при аресте.

– Мы псковские, прорвемся.

Язычник мрачно кивнул головой и, крепко поддерживая Иоиля под мышки, повел его к выходу из пещер.

Основательно запомнив план, нацарапанный Иоилем, Севергин уверенно шел внутрь горы. До входа в неведомую сокровищницу оставался еще один поворот подземелья.

Впереди сухо хлопнуло, словно проткнули зубочисткой воздушный шар, и Егор безошибочно опознал выстрел из пистолета с глушителем. Заскрежетало железо, словно поворачивали на петлях старую железную дверь. Чутко прощупывая пространство впереди, Егор двинулся вперед. Он шел по узкому, извилистому руслу, затиснутому между мегалитами. Вскоре открылась рукотворная часть подземного хода. В мерклом свете фонарика Севергин едва не споткнулся о связку тротиловых шашек. Осмотрел маркировку, взрывчатка была из новых запасов, выпущенных в этом году, такими пользовались промышленные взрывники и изредка – спецслужбы. Мелькнули старинные дубовые распоры, поддерживающие своды рукотворной галереи, и Севергин остановился у спуска в колодец. Ржавая решетка была откинута. Гигантский замок снесен выстрелом, а сама узкая штольня наскоро осушена несколько минут назад. Егор спустился вниз по скобам-перекладинам, прошел мимо ржавых цепей и воротов, миновал влажное подземелье, еще недавно залитое водой, и по кирпичным ступеням поднялся выше, куда не достигала вода при затоплении ловушки.

Подземный ход оканчивался округлой залой, похожей на просторный гулкий грот. Севергин обвел фонариком искрящиеся стены. Колонны, выточенные в виде витых стеблей, поддерживали арки свода. Тончайшая соляная изморозь покрывала барельефы из белого камня: смеющихся львов с «процветшими» хвостами, крылатых барсов и кентавров-китоврасов. Этот подземный храм был на тысячелетие древнее монастыря. Его арочный вход когда-то выходил на склон холма. Теперь же он был наглухо заложен тесаным камнем. Гаснущий фонарик нащупал во тьме возвышение из белого камня – языческий алтарь. Севергин подошел ближе и осветил фонариком Алатырь-камень, разглядывая прямоугольный отпечаток в соляной щетке.

– Здравствуй, мой Яхонт-Князь, – эхом рассыпалось под сводами пещеры.

Звезда волхвов

Глава 39

Златоструй

Крест над церковью вознесен,

Символ власти ясной, отеческой,

И гудит малиновый звон

Речью мудрою, человеческой.

Н. Гумилев

По толпе пробежал ропот изумления и испуга, но старец невозмутимо продолжал:

– Дева Досифея происходила из древнего жреческого рода. Этот род до крещения Руси охранял сокровища Велесова холма. Досифея была последним оплотом языческой Руси на этом пути. Как язычество передало христианству несравненную ученость своих мудрецов, свои сокровища духовные, так передала их Досифея, сохранив лишь свою личную тайну. Первый же проезжающий через эти места епископ рукоположил отшельника-чудотворца в священники и постриг в монахи. Подобный случай мы встречаем и в веке восемнадцатом, когда юноша Прохор Мошнин, будущий Серафим Саровский, встретился с отшельником, и этот прозорливый старец указал ему дальнейший путь.

– Гряди, чадо, в Саровскую обитель и пребуди там, – сказал старец.

Вскоре после этого старец почил в Бозе. «Тело мое полностью готово к погребению, не трогайте его», – написал старец перед своей кончиной. Но его повеление исполнено не было, и лишь тогда открылась его единственная тайна: отшельник был не старцем, а старицей. Того отшельника тоже звали Досифей. И это не совпадение, а глубокая тайна Божьего Промысла. Ради подвига обе девы некогда утаили свою женскую душу. Та, вторая Досифея, наставила на путь будущего Серафима Саровского. Не отсюда ли и его удивительное снисхождение к женщинам, дружба с дивеевскими монахинями и пророчество о том, что обязательно будет на Руси женская лавра?

Искренние мои, в моих руках подлинное завещание Сосенской Досифеи-старицы. Своим завещанием она отдает сокровища Велесова холма и книгу Златоструй народу русскому, дабы возрос он в красоте и силе.

* * *

Мягкая ладонь легла на плечо Севергина, как когда-то в купальскую ночь. Волны света скользнули по барельефам и грудам сокровищ на полу. Егор обернулся и едва не ослеп. На лбу Флоры светился синий кристалл фонарика, надетый на лобную перевязь, и все ее тело мягко фосфоресцировало в полумраке, влажно поблескивало и отливало радугой.

– Ты?! Не ожидал после всего...

– И я не ждала. Квит сказал, что ты в тюрьме.

Флора доверчиво положила ладони на его грудь. По-кошачьи смежив веки и подрагивая губами, она потянулась навстречу Егору в ожидании поцелуя.

– Что это? – Севергин коснулся ее плеча.

На ладони осталось душистое густое масло.

– Это миро, – прошептала Флора. – Оно помогает пройти сквозь решетку, проскользнуть, как скользкая лягушка, как рыба.

– Откуда ты взяла его?

– В тайнике под знаком «рыбы». Там Лада спрятала свою одежду и оставила немного масла на дне склянки. Я сразу узнала ее знак: руну «Инг»...

– Лада оставила миро? Откуда она взяла его?

– Должно быть, нашла в подземельях. На этом сосуде еще сохранилась печать монастыря.

– Как у тебя все ловко получается...

Словно играя, Севергин обхватил ее запястья левой рукой, правой удерживая Флору за шею. С жестокой лаской он скомкал ее распущенную гриву и намотал на руку. Она покорно подчинилась. Почти касаясь губами ее хрупкой шеи, Егор продолжил допрос.

– Это ты убила Касьяна?

Флора вздрогнула:

– Нет...

– Не лги. Ты была у него той ночью. Я знаю: ты хотела стать жрицей вместо сестры.

– Да! Хотела! Но никогда не сделала бы того, о чем ты сейчас подумал!

– Ты завидовала и ревновала, но твой Кош-Касьян не собирался посвящать тебя. И ты убила его, а меня сумела подставить. Я караулил тебя у его дома, я плакал, как пацан, когда увидел тебя там... Тебе не жить... Ведьма...

– Да, я была у Черносвитова в ту ночь... Но я не убивала.

– Говори все!

– В ту ночь я сказала ему, что люблю тебя. Тебя, Егор! Он сделал вид, что выстрелит в меня из антикварной двустволки, заложил патрон, но патрон застрял под моим взглядом. Тогда он решил загнать капсюль костяной рукояткой кинжала. Он зажал ствол между колен, уперев в пол. Я уже потом поняла, что из костяной рукояти торчал едва заметный железный выступ. От удара он сработал, как боек, и патрон выстрелил. Руку с кинжалом отбросило отдачей, и кинжал глубоко вонзился в его глаз. Он умер в один миг.

– На этом ноже были мои отпечатки.

– Откуда?

– Я брал его в руки там, в музее. Значит, Касьян не успел, а может быть и не собирался отправлять кинжал в Германию вместе с коллекцией, а взял себе. Он давно путал свое и «народное»...

– Я ничего не знала. После смерти Касьяна я сразу же поехала в Сосенцы, к тебе... И нашла своего витязя из рода Сварогова счастливым огородником. Что с твоей женой? Ей той ночью стало плохо...

– Я потерял ребенка. – Егор ослабил хватку и выпустил Флору.

– Прости...

– Дело прошлое. Скажи, как ты узнала о подземелье?

– На чем я остановилась? Сейчас вспомню... Так... Касьян был мертв.... Я осмотрела его стол, бумаги... Там лежали какие-то ксерокопии на немецком и карта с описанием сокровищ Вельсхольма: Велесова холма. Когда-то Касьян рассказывал мне о потерянном святилище Велеса и о «золотой книге». Ее хранители были повешены в Белозерске, а вещие женки заживо сожжены в срубах. Последние жрицы Велеса, светлые девы, умеющие летать и знающие древнюю волшебную грамоту, были ославлены, как ведьмы. Этот тайный храм несколько столетий искали скоморохи. У них были свои начальники – Коши, хранители утерянных сокровищ. Черносвитов считал себя Кошем. Все его бумаги и карты я взяла себе.

– Зачем?

– Чтобы сберечь тайну Велесова холма. Но я не знала, что в его смерти обвинят тебя, верь мне!

– Что ты ищешь здесь?

– Я пришла за «золотой книгой», но ее здесь нет.

Егор проследил направление ее взгляда: на алтаре, где прежде лежала книга, темнел прямоугольный отпечаток.

– Лада тоже искала книгу, – прошептал он. – Но она ничего не знала о ловушке и, видимо, попала в водоворот. Скажи, ты готова подтвердить следствию все, что рассказала мне?

– Егор, тебе нельзя возвращаться в тюрьму. Неизвестно, как все повернется...

Флора прильнула к его груди, обвилась, как душистая лоза, и скользнула по губам горячим жалом языка:

– Мы уедем вместе! Прочь от этих долгих зим, тусклых городишек и гнилых деревень, от людей, похожих на чадящие огарки. Мы улетим в Канны! Туда Версинецкий повезет фильм. После фестиваля мы купим яхту и пойдем в кругосветку... Ты увидишь красивейшие уголки Земли. Вдвоем мы обретем невиданную силу! Сейчас ты – спящий бог, но ты проснешься!

Севергин обвел глазами пещеру: сверкающие своды, славянскую вязь барельефов и маски сказочных зверей. Он видел их впервые, но он всегда знал об их существовании. В эту пещеру забегали кони его отроческих снов, отсюда слышался утешающий голос предков. Здесь бил тайный родник, питающий силой его племя. Здесь почивают чудо и невысказанная тайна его земли, и нужна ли ему другая земля и другая тайна?

– Нет, Флора. Ты умеешь читать мысли людей, но ты не знаешь главного. Соблазн не может заменить любви, а тайное знание, которым ты манишь меня, – веры и верности.

– Ты пропадешь здесь, Яхонт-Князь. Опустишься, сопьешься от одиночества, превратишься в мрачного сиволапого мужлана... Хочешь, я скажу, что тебя ждет?

– Говори.

– Помнишь, ты назвал мое настоящее имя? Эта игра в тайные имена очень забавна! Я, например, знаю настоящее имя твоей жены: она не Алена, а Селена – Луна. Она живет в хрустальном замке, высоко над землей, и выращивает лунные цветы грез. Ее влажное холодное сердце не умеет желать, а только жалеть. Селена никогда не отзовется твоему жару, твоему огню. Но она очень терпелива и утонченно мстительна. Лунная женщина будет медленно укрощать твою солнечную силу и в конце концов победит! Берегись ее!

– Ты снова заигралась в слова, Флора. Тише! Слышишь, как гудит? Это вода!

Неясный рокот в глубине подземелья перерос в шум водопада.

– Флора, когда ты проходила сквозь решетку, она была заперта?

– Да... Я проскользнула сквозь прутья.

– А я прошел по открытому подземелью. Кто-то выстрелил в замок на решетке. В рукаве подземелья я видел тротил. Мы здесь не одни! Уходим! Скорее!

Рев воды слышался все ближе, он набирал силу, словно рядом прорвало шлюз. Там, где несколько минут назад было сухо, теперь плескалась темная вода.

– Вдохни поглубже и держись за меня, – приказал Егор.

Флора вцепилась в его плечи. Они нырнули в тоннель и в кромешной тьме вплавь преодолели изогнутый «коленом» рукав. В самом центре мощный боковой поток оторвал Флору и поволок в глубину холма, куда уходило обводное русло. Егор успел вырвать ее из потока. Растеряв последние остатки воздуха, они поднырнули под арку и очутились рядом со шлюзом. Вода с ревом наполняла узкое пространство подвала под решеткой. Егор рванулся вверх, но ударился головой о запертую решетку. Выход из ловушки был перекрыт! Егор пощупал скобы в стене. Половина скоб была вырвана недавним взрывом.

– Флора, попробуй встать мне на плечи и ощупай замок.

Севергин ушел на дно. Вцепившись в остатки железных скоб, он с трудом удерживал тело под водой. Флора вскарабкалась ему на плечи, гибко извернулась и дотянулась до замочных дужек. Синий луч «звездочки» на ее лбу осветил тугой узел на решетке.

Егор вынырнул рядом с ней, чтобы глотнуть воздуха.

– Что там? – едва отдышавшись, спросил он.

– Твоя гарота! Отсюда мне ее не развязать.

– Квит! Борька!!! – гаркнул Севергин в трубу подземного хода.

По грубо тесанным камням подземелья скользнул свет фонарика. В жерле тоннеля мелькнула тень. На краю подвала появился Квит. Широко расставив ноги, он глядел на пленников сквозь решетку.

– Борис, выпусти нас!

– И не подумаю. Извините, я тороплюсь. – Квит посмотрел на часы: – Вот-вот рванет. Ты уж прости, не хотел тебя топить, но придется...

– Мы же были друзьями!

– Мы? Друзьями? Тебе показалось. Прощайте, господа. – Квит издевательски козырнул и снова посмотрел на часы. – Кстати, у вас еще есть минута-другая, чтобы в последний раз засвидетельствовать свою любовь пред алтарем вечности. Спасибо за галстук, возвращаю... Я недавно узнал, что на Сицилии его надевают только на свадьбы и похороны. У вас эти два праздника сольются в один. «Не счесть алмазов в каменных пещерах...» – фальшиво пропел Квит и, поигрывая фонариком, ушел.

Вода стремительно прибывала, прижимая их снизу к решетке.

– Флора, сейчас я уйду на дно и буду стоять, вцепившись в последние скобы. Ты встанешь мне на плечи... и пройдешь сквозь решетку.

Севергин набрал в грудь воздуха и нырнул, цепляясь стопами за уцелевшие скобы. Флора сделала все, как он велел, и сумела выскользнуть сквозь ячеи. Ломая ногти, она распутывала узел гароты. Вода успела залить подвал до знака «рыбы». Севергин смотрел на нее сквозь воду.

Он уже начал терять сознание от удушья, когда Флора откинула решетку и, вцепившись в его волосы, помогла выбраться. Опустившись на колени, она вынула из стены камень. Из закомары – маленькой стенной ниши для свечи, Флора достала сверток с платьем и быстро оделась.

– Здесь, под знаком «рыбы» Лада оставила одежду и миро, – она показала Егору скомканные женские вещи и старинную скляницу с притертой крышкой.

– Жди здесь, – приказал Севергин.

Набрав воздуха, он снова нырнул на дно и ощупал дверцы шлюза. Между ржавыми челюстями шлюза, похожими на наковальни, Квит забил крупный камень, и этот булыжник мешал им сомкнуться. Сам же механизм был исправен. Егор вынырнул, чтобы отдышаться.

– Егор! Квит не шутил, сейчас рванет!

Егор молчал. Едва отдышавшись, он снова нырнул в водоворот.

Он на ощупь нашел и ухватил крупный булыжник: в воде камень почти утратил свой вес и подался довольно легко. Рев воды стих. Ржавые челюсти шлюза нехотя сомкнулись. Со скрипом отворился пол в колодце, и вода стала уходить, повинуясь старинной механике мастера Хея.

Вода, уже лизавшая подножие алтаря в подземном храме, потеряла ярость и схлынула в открывшиеся водосбросы.

* * *

Под вспышками фотокамер Геля перерезала шелковую ленточку в дверях «Целебного родника». Покусывая алчные губки, она энергично орудовала кольцами больших ножниц, словно стригла барашка, и золотое руно с шелестом и звоном падало к носкам ее туфелек. Спаленные зноем гости отирали шеи и лысины, нетерпеливо поглядывая внутрь прохладных залов, где был приготовлен фуршет. По блестящему, как лед, мраморному полу бежал пунцово-красный исполнительный директор. Его глаза не сразу находят Гелю, и он коротко нашептывает ей на ухо срочное донесение.

Тряся обесцвеченными кудряшками, Геля отказывается понимать простые слова. Это катастрофа! Подача воды внезапно прекратилась. Директор приказал включить аварийное водоснабжение, из городского водопровода. Кто же знал, что в эту самую минуту под напором атмосферных осадков в городе прорвет канализацию? Стоки просочились в городской водопровод, а уж оттуда по запасной ветке фекалии дошли до завода.

Геля почти в истерике дергает за рычаги и давит на все кнопки подряд. Воют аварийные системы пожаротушения. Жидкость с характерным запахом сточных вод наполняет бокалы, приготовленные для торжественного спича в честь господ устроителей.

Лучшие люди спешно покидают завод. Грузный Шпалера ретируется последним. Из толпы выскакивает девушка в кокошнике и пышном сарафане. Она с размаху дает пощечину мэру. Сотрудники милиции не успевают реагировать на обстановку в этот полный сюрпризов и неожиданностей день. Иностранец с рязанским лицом хватает «русскую красавицу» в охапку и усаживает в машину. Автомобиль срывается с места и исчезает среди общей сумятицы.

Плотникова, разгневанный владыка и пятнисто-розовый Шпалера торопливо направляются к вертолету и улетают под свист и улюлюканье толпы.

Святой родник под горой оживает и бурлит. Хрустальная влага быстро наполняет пересохшую старицу. Со всех сторон к роднику спешат люди. Они окунаются в хрустальную купель и ликуют, освеженные и радостные:

– Давно так водичка не шла, чистая, как слезка праведника!

* * *

Севергин нагнал Квита на выходе из пещер. Уверенный в своей безнаказанности, Квит, приплясывая, покидал подземелья. Егор со спины набросил петлю из гароты и сдавил горло Квита, тот даже не успел обернуться. Вцепившись пальцами в удавку, Борис сделал несколько резких бросков в стороны, но Егор только крепче закрутил узел. Квит осел и, скосив глаза, снизу смотрел на Севергина.

– Вставай с колен и топай разминировать... – Приказал Егор.

* * *

Два часа над городом бушевала небывалая гроза. Люди собрались в соборе, как в осадном стоянии, когда белые церковные своды были последним рубежом русской обороны.

– Видел я, – говорил Феодор, – стоят друг против друга два воинства. Одно – богатырей святорусских, другое – погань пустая. Но недолго нечисти хрюкать и поганить святую нашу землю. Погибнут они все, частью пожрав друг друга, иных сметет очистительный огонь. Воскреснет Русь при единомыслии, трезвости и чистоте каждого русича. Ныне сквозь единое сердце наше проходит тернистая межа. Делим мы Русское поле на куски и наделы. Своих чураемся, перед братьями возносимся, спорим о вере, позабыв, что у нас у всех одна святыня: Россия!

Россия – поприще битвы Правды с Ложью, Добра со Злом, суть Сердце Мира. Проходя ступень за ступенью, она раскрывает миру различные стороны своего божественного лика. Россия претерпевает и рассвет, и падение, могущество и поражение, страдания и величайшие победы, но сокровенная сущность ее неизменна.

Ныне мы делаем шаг к примирению, к высшему завету, к закону Совести и Любви, к русскому Златострую. Да будет так! Да свершится!

Над Забытью шумел очистительный ливень. Этот нежданный потоп и гроза вдвоем сотворили нечто мистическое, не поддающееся законам земным: на берегу, где величалось мраморными статуями и дворцовой роскошью только что отстроенное именье Плотниковой, бушевал пожар. Очевидцы утверждали, что в белокаменный чертог ударила громовая стрела, и несгораемый мрамор таял в огне, как подмокший сахар. Из полыхающих развалин взвилось огненное чудище. Неопознанный летающий объект пускал яркие лучи, наподобие лазерного шоу. Его засняли на мобильники и показали в вечерних новостях. Разлившаяся река укрыла пепелище и возвратила этому уголку его тихую сокровенную красоту.

К утру грозовое неистовство миновало. Рассвет в монастырском саду был нежен и тих. На влажной от росы скамейке сидели Богованя и схимник Феодор и беседовали тихо, по-братски. Да они и были родными братьями.

– А что, Федотка, пожалуй, пора косить, по росе коса рыбой плывет, – говорил садовник.

– Коси, Ванюша, да не забывай, что каждый росток, каждая травинка есть проповедь для того, кто способен ее понимать, – с улыбкой отвечал Феодор.

– Пришла пора укоротить проповедь, – усмехнулся Богованя и взмахнул косой.

– И то верно. Наступает время дел.

* * *

Многое изменилось в жизни Свято-Покровской обители в тот день, когда было открыто подлинное завещание Досифея и была прочитана «Золотая книга». Голос Феодора шевельнул вымирающий край. Из деревень, спившихся до последнего жителя, из разоренных безработицей опустелых поселков стекались в обитель те, в ком еще теплилось желание жить иной, чистой и цельной жизнью. Общинный труд и абсолютная кристальная трезвость стали условием приема в обитель. Всех будущих поселенцев Феодор исповедывал до самого первого, едва памятного греха, и в короткой проповеди указывал дальнейший путь. И люди, поначалу не понимая всех тонкостей нового учения – Русского Златоструя, верили в него, как в крепкий спасительный плот, где всякому здравому слову и чистой мысли, всякому доброму делу найдется подобающее место. С благословения Феодора в обители селились не только иноки и инокини, но и семейные миряне. Старец Феодор принял опеку над детским домом. Семейные быстро разобрали по домам сирот. Обитель наполнилась детскими голосами, зацвела и ожила. Дети и стали главной святыней, словно ради них и был воздвигнут остов «корабля будущего». Как-то невзначай его стали называть Ковчегом, столь много оказалось в нем разнообразной живности. Следом за людьми прибились к Ковчегу лошади, коровы, гуси, куры, собаки и кошки. Со скоморохом, последним Петрушкой России, пришел ученый медведь.

До Покрова насельники Ковчега успели вспахать поля и засеять озимые. Волны разбуженной пашни вокруг Корабля ожидали вешнего посева. Всем миром отстроили школу, поначалу деревянную, похожую на дощатый, изготовленный к спуску корабль. День воспитанников Ковчега начинался с молитвы и купания в святом источнике, потом – занятия по программе классической гимназии, закаливание, спортивные состязания, рукоделия, ремесла, уроки музыки и конная выездка. Вскоре был сформирован и кадетский корпус. Стараниями благотворителей отстроились великолепная библиотека, художественная галерея и учебные музеи.

Язычники-родоверы долго не решались переступить порог обители и поначалу настороженно наблюдали за жизнью Ковчега. Древние ведические святыни уже давно и прочно вошли в православный обряд, но родоверам еще предстояло открыть в себе это новое понимание. Так, с самого основания Покровского собора на женской половине храма, слева от «царских врат», стоял резной крест, покрытый славянской вязью, украшенный лентами и шитыми полотенцами. Концы перекладин были выточены в виде ладоней, словно сама языческая Макошь, ткачея и пряха, благословляла народ.

В нишах ворот светились лики русских святых Сергия Радонежского и Серафима Саровского. Вещая дева Досифея молила о схождении вод. Густые леса окружали святых, смиренные звери охраняли их молитву, их образы с великим тщанием и любовью написал инок Иоиль.

Ободренные и растроганные гости и любопытствующие не спешили покидать Ковчег, многие оставались в обители на день-другой и, не в силах разорвать притяжение этой новой, рожденной в сердце веры, оставались при обители трудниками, строителями, учителями и воспитателями. Энергия духа, сила любви и вера в высокое назначение России переливались в детей Ковчега. Воспитанные как праведные воины, обученные вдохновенными учителями, они в свой срок возглавят элиту страны и уверенно выведут русский корабль в море грядущего.

В маленькой часовне на склоне Велесова холма день и ночь лилась неусыпная молитва. Она укрывала Ковчег от внешних напастей, и обители не нужно было другой охраны или защиты. Монахи и монахини вместе правили службы в соборе, и глуховатому баску иерея отвечал высокий голос диаконессы. К следующему Новолетию отец Феодор благословил открытие женской лавры.

«Корабль-рыба», древний символ материнского лона, начала всех начал, обрамленный восьмиконечной звездой Богородицы, стал эмблемой обители.

Золотая Книга осталась в Ковчеге как нерушимый завет. Когда ее страницы были переведены и основательно изучены, выяснилось, что все летописи, описывающие древнюю историю Руси, Слово о полку Игореве, Велесова книга и великое множество иных героических описаний и сказаний когда-то были переписаны с ее сияющих листов. Златоструй перевели на современный язык:

Бог есть дух, облеченный в космос. Бог есть разум, облеченный в свет. Совесть – глас Божий, и этот голос слышен всякий раз, когда мы делаем шаг по стезе правды, и он же неумолчно судит нас, если мы сворачиваем с нее.

Глава 40

Ковчег

Бают крещеные, в дальнем скиту

Схимница есть у святых на счету.

Поступь лебяжья, схима по бровь,

Ох, горяча ты, мужичья любовь!

Н. Клюев

Всякий свободный день Егор приходил в Ковчег. На ранней службе людей было немного, и он мог издалека смотреть на Алену. Отец Феодор еще не благословил ее принять постриг, и она оставалась послушницей при обители. Послушник еще может вернуться в мир, и все эти недели и месяцы Егор жил безнадежной надеждой.

Поздний рассвет разогнал потемки по углам избы. Боязливо и виновато, как подгулявшая женка, скреблась в окно озябшая яблоня. Прежде теплый, светлый, душистый дом напоминал разоренную хорем куриную клеть.

Пока Севергин сидел в следственном изоляторе, недобрые люди взломали замки по всей усадьбе, вынесли всю домашнюю справу и начисто смели «красный угол» с иконами; словно отсекли у дома питающую пуповину, а без этой нити напрасен всякий начаток, тщетно всякое человечье шевеленье.

В умывальнике за ночь намерзал лед. Подступили холода, а Егор еще ни разу не протопил избу. Привычная и веселая работа: колка дров, кресенье огня и торжественное поджигание пучка сосновой лучины, казались пустым и ненужным бременем.

Под тоскливую заплачку ветра в трубе Егор наскоро собрался, постоял, прощально оглядывая избу. Взгляд зацепился за пустую зыбку. Алые кони на ее боках и золотые птицы с женскими ликами еще помнили дорогу в его потерянный рай. Егор рывком снял с крюка колыбель и вышел из дома. С Царева луга он в последний раз оглянулся на избу, ветер выбил колючую слезу, и привиделось Егору, что у крепкой хоромины сломана крыша, и больше не держит крыльев его сосновый Сирин.

К Покрову каленые морозы вымостили русло Забыти. Еще вчера над ее стремниной дрожала малая слезинка – узкая обреченная полынья, и над Дарьиным Омутищем висел густой сизый туман, но за ночь лед окреп, схватился злее и теперь постукивал под ногой, как кость, и Егор решил срезать путь по молодому льду. Он уже обогнул незамерзающий зрачок Дарьина Омутища, когда лед под ногой предательски прогнулся, осел и разбежался кривыми трещинами. Поверху хлынула темная вода, но Егор все так же шагал вперед, споря с оскаленной пастью омута.

На востоке, предвещая ясный румяный восход, сияла звезда. Когда-то ее пречистый свет вел трех седых мудрецов к пастушьей пещере, где суждено было родиться сыну человеческому. Эта звезда покачивалась и над его колыбелью. Из всех звезд и ближних планет она была самой родной и любящей. Это ее голубой свет рассыпался над купальскими травами и теплыми водами, над его яростью и юностью. Теперь она вела его через хрупкий лед Забыти.

Полынья осталась позади. Над Велесовым холмом всходило алое солнце, и в небе над Ковчегом проступил высокий радужный столп: дымчато-прозрачный, как мост, протянутый к погибающим и тонущим в бездне морской. И он, Егор, тоже был взыскан из пучины неусыпными молитвами.

Озябший звонарь поднялся на колокольню. Перекрестив грудь, взял в руки вервие, раскачал било, и в густом морозном воздухе грянул первый колокольный удар, приветствуя путника с колыбелью в руках.

По соборной площади, опустив ясные задумчивые глаза, шла молодая послушница. По стройной, сдержанной и величавой поступи он издалека узнал Алену. За ней гуськом, сцепив ручонки, семенили младшие воспитанники Ковчега. Пряча взгляд, она хотела проскользнуть мимо, но шестеро ребятишек сбились с шага и, окружив Егора, с любопытством уставились на расписную зыбку в его руках. Они тянули ручонки и гладили алых коней, и Алена впервые за месяцы разлуки подняла ярко сияющие глаза.

Расходившийся звонарь веселей рванул било, и проснувшийся колокол заговорил, зарокотал, рассыпая по округе ликующие трели...

* * *

Ранняя зима завалила снегами, завьюжила метелями и словно набело спеленала раны памяти, но не суждено было Егору испытать счастливое забвение. Однажды вечером в маленьком флигеле при обители, где жили Севергины, прозвенел поздний звонок мобильного телефона. Незнакомый вежливый голос настаивал на срочной встрече. Дело касалось некой организации под вывеской Фонда охраны памятников и культурного наследия.

Штаб-квартира Фонда располагалась в старинном особняке с геральдическими львами у входа и рыцарским гербом на фронтоне. На гранитном щите над входом можно было разглядеть ромб, напоминающий руну «инг» в орнаменте из дубовых листьев и священное копье, устремленное в небо.

Заинтригованный Егор поднялся по мраморной лестнице, но в кабинете, куда его направил бравый вахтер, все оказалось обыденным и старомодным: полированный стол, стопка бумаг и папок, несколько телефонов на стене – парадный портрет бывшего резидента российской разведки в Германии. Шторы были задернуты. Хозяин кабинета безликой тенью горбился у экрана монитора и меланхолично насвистывал что-то из классики. Он кивнул и выключил монитор, продолжая насвистывать уже мажорнее и оптимистичнее.

– Здравствуйте, лейтенант Севергин! – представился Егор.

Силуэт показался Егору смутно знакомым, но боец невидимого фронта явно желал остаться в тени.

– Прошу садиться, герр майор, – сказал он с резким немецким акцентом.

Егор даже крякнул с досады, только теперь узнав Порохью. Курт щелкнул выключателем настольной лампы и запоздало одарил Егора радушной улыбкой.

– Вы ошибаетесь, Курт. Я пока не майор.

– Уже майор! Фонд, под крышей которого мы с вами имеем честь пребывать, высоко оценил вашу решимость и находчивость. Вы с риском для жизни раскрутили сложнейшее дело и самостоятельно вышли на расхитителей музейных ценностей в международных масштабах, но разыскать и вернуть похищенные шедевры будет посложнее, чем спасти от потопа древний клад. Мы предлагаем вам работу за рубежом. Не хотите ли прогуляться в Канны? В тамошних эмпиреях недавно зажглась новая звездочка – призер международного кинофестиваля Марьяна Ивлева, известная вам как Флора. Она сообщает, что некоторые музейные раритеты, недавно исчезнувшие из Эрмитажа, осели на виллах тамошних миллиардеров. Нас ждут великие дела!

И Порохью вновь просвистел несколько героических нот.

– Эх, жаль, нет губной гармошки, я бы порадовал вас настоящей музыкой. Кстати, знаете, что это за мелодия? Это начальный аккорд Пятой симфонии Бетховена «Си минор, Опус 67». Ее первые ноты совпадают со знаком международной азбуки Морзе, означающим «победу»: три точки и тире.

– Вы все еще верите в совпадения, Курт?

– Конечно, нет, я верю только в пароли и шифры. Но эта мелодия – еще и музыкальный эквивалент известного жеста «Виктория». Она может стать вашим позывным, а печать Великой Богини, Утренней звезды Venus Victrix – личным паролем.

Немец сложил пальцы рук в символы «победы», затем соединил их в букву «М» и, наконец, перестроил в ромб...

Москва, 2007 г.

Звезда волхвов

Примечания

1

Велесовой бородкой называли последний сноп, оставленный на поле после жатвы (прим. автора).

2

Нестроение (устар.) – беспорядок, неустройство в обществе (прим. ред.)


home | Звезда волхвов | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу