Book: Крах операции 'Шепот тигра'



Еугениуш Дембский


Крах операции "Шепот тигра"


Марат перевернулся через левый бок и прижался животом к койке. Скрипнув зубами, он потянулся к регулятору, находящемуся сразу над полом - пальцы коснулись круглой ручки и тут же замерли. Повернув голову, он прошипел: - Компьютер?

Голос Марата переполняла такая злость, что ею можно было привести в движение корабль размером с его «Лошадку». А если эту злость упаковать, сконцентри-

ровать, утоптать, спрессовать и запихнуть в реактор, то «Лошадка», по крайней мере, не тащилась бы так медленно.

И он не ждал бы еще десять дней, чтобы войти в зону связи, а нежился с какой-нибудь симпатичной куколкой в постели. Лишь бы эта постель не была такой горячей, как этот надутый гелем презерватив, на котором он ворочается уже целый час.

- Слушаю, - донеслось из динамика.

- Я ведь просил понизить температуру койки. Или мне это только показалось? Как ты собираешься управлять гиперсветовым фрегатом, если не умеешь, черт возьми, делать то, на что способен самый тупой регулятор в спальне моего дома? Кретин безмозглый…

- Температура воздуха, которым наполнено твое ложе, составляет девятнадцать градусов по Цельсию. Ровно столько, сколько ты хотел, - сообщил компьютер.

- Ну и что! - Марат уселся на койке, оглядываясь в поисках чего-нибудь, чем можно было бы запустить в динамик. - Сейчас меня это не устраивает! И понизь температуру в помещении. У тебя на это три секунды. Раз…

Пронизывающие холодные потоки воздуха растрепали его волосы, тело покрылось гусиной кожей. Медленно, чтобы не давать компьютеру повода для злорадства, Марат лег на спину и натянул на себя почти невесомое одеяло. Он закрыл глаза и представил себе, что находится на леднике. Лежит совершенно голый на снегу, выгревает удобное лежбище и ждет, когда уйдет все тепло, ледяная корка сомкнется над ним и ледник, разумеется, через некоторое время, поглотит Марата. И только тогда этот тупой компьютер начнет раскаиваться, сядет себе где-нибудь на морене и горько заплачет, сукин сын.

- Я тебя прикончу! - Марат высунул голову из-под одеяла и повторил еще раз: - Прикончу!

Он набрал полный рот слюны и наклонил голову, чтобы плюнуть в сторону объектива, но успел только втянуть носом воздух, когда из динамика вырвался сухой стон. Марата пронзила мысль, что компьютер защищается от его нападок, но тут же рефлекс выбросил его из койки. Он едва встал на ноги, когда резкий маневр «Лошадки» швырнул его о стену. Марат врезался затылком в твердую перегородку и сполз на койку. Прежде чем он успел вновь вскочить на ноги, со всех сторон выстрелили аварийные ремни безопасности, крепко обхватили его и вдавили в койку. Доносящийся из динамика прерывистый стон стал тише, но все еще продолжал звучать. Один из ремней прижал его веки так, что Марат не мог следить за экраном монитора. Он тяжело дышал, хотя воздух беспрепятственно проникал внутрь кокона. Марат пытался крикнуть, потребовать информации, освобождения, но другой ремень успешно исполнил роль кляпа. Марат попытался раздвинуть губы и перегрызть связывающие его путы, но не мог даже двинуть челюстью, заблокированной снизу еще одним ремнем. Поняв бесполезность своих метаний, он попытался оценить ситуацию - четыре ствола, образующие корабль и в случае необходимости отделяющиеся и продолжающие полет самостоятельно, не выполнили маневр разделения; не было ускорения, поворота, торможения. Не было сигнала ав-тономизации секции. Был только сигнал аварии нулевого уровня. Компьютер молчал.

Марата охватило бешенство. Все указывало на поломку компьютера; он рванулся раз, потом еще и замер, вспомнив толчок, который сбросил его с койки. Все-таки что-то произошло.

Дрожащий стон внезапно прекратился, но компьютер по-прежнему держал пилота в тенетах ремней, пока Марат не услышал его сообщение:

- Фрегат восемьдесят четыре секунды находился в неметрическом пространстве, я не в состоянии интерпретировать это явление. Мне удалось отстрелить секцию С от остальных секций.

Компьютер замолчал. Марат почувствовал, что опутывающие его ремни ослабевают, несколько раз дернулся и наконец вскочил на ноги. И, увидев «картинку», потерял сознание. Это было лучшее, что могло случиться с Маратом, так как он обнаружил, что находится за пределами «Лошадки». Совершенно голый. В космическом пространстве.

Сначала он почувствовал, что лежит в каком-то густом киселе, теплом и липком. Ощущение клейкости было ему столь знакомо, что, находясь в полубезсознательном состоянии, постепенно восстанавливая контроль над чувствами, он уже знал, где оказался. Терапевтический отсек. Блок интенсивной терапии. Мозг функционировал все лучше, мысли уже не растягивались подобно резине, а мчались, опережая друг друга, повторяясь и изменяясь, но хуже всего, что вертелись они вокруг одной темы: авария. Произошла она в реальности или это всего лишь образ, возникший в мозгу из-за недостатка кислорода? А если произошла, то что означает столь странное поведение компьютера?

Марат умышленно не пытался двигаться, не открывал глаз, а лишь напрягал слух и прокручивал воспоминания из неопределенного времени. Несомненно, последние секунды сразу же после освобождения из аварийной блокировки можно отнести к галлюцинациям, ведь он жив, что было бы невозможным, виси он голым в космическом пространстве.

Он втянул носом воздух, пытаясь определить его состав, но не почувствовал ничего, помимо стандартного состава смеси, обильно насыщенной кислородом. Потом он медленно разжал губы и прошелся по ним языком.

- Компьютер, - сказал он тихо.

- Слушаю, - тут же отозвался мозг, будто давно ожидал вызова. Несомненно, ожидал.

- Интерпретация события. Можешь отключить логические цепи, если это тебе мешает.

- Восемьдесят четыре секунды мы находились вне пространства. Я не могу описать это иначе. В то же время ко мне перестали поступать сигналы и данные. Все это время я получал информацию о корабле, но не принимал никаких сведений снаружи, хотя авария совершенно исключена. Все блоки, узлы и цепи были и есть в полной исправности.

- То есть мы попросту оказались за пределами космоса?

- Да, - компьютер не почувствовал иронии и совершенно серьезно подтвердил заключение, выворачивающее наизнанку все сложившиеся представления. Марат почувствовал жуткий холод. Он глубоко вздохнул и открыл глаза.

На этот раз он успел вскрикнуть, прежде чем молниеносно реагирующий компьютер выстрелил в его лицо порцией гипнотика. Газ оборвал панический возглас Марата, вопль ужаса при виде темной пустоты, обильно усеянной мелкими яркими точками, крик, почти достигающий звезд, хотя в космическом пространстве до сих пор никому не удалось исторгнуть ни единого звука. А затем космос окутал Марата и на три часа отключил его.

На этот раз сознание возвращалось рывками, без переходных состояний. Марат попытался открыть глаза, но почувствовал, что веки чем-то склеены. Он лежал без движения, руки были парализованы, ему лишь удалось немного пошевелить пальцами. Столь же прочные узы опутывали ноги в лодыжках.

- Освободи меня! - приказал Марат.

- Медицинский отдел пытается установить причину потери сознания, которая произошла дважды. Пока они не поставят диагноз и не назначат лечение - для твоей же пользы, - ты будешь довольствоваться только органом слуха. Ты страдаешь каким-то расстройством, и поэтому…

- Не спорь! Освободи меня! - Марат дернул руками, мягкие путы мгновение сопротивлялись, затем ослабли.

Он сел и стянул петлю с ног, растер слегка затекшие запястья и ощупал койку.

- Компьютер, дай мне одежду и одного робота. Он будет моим проводником. Быстро!

Марат потер плечи. Здесь было довольно прохладно, но все же теплее, чем в космическом пространстве. Он услышал тихий звук открывающейся двери, ощутил струю воздуха и услышал голос робота:

- Я принес комбинезон. Готов сопровождать.

- Давай! - Марат вытянул руку вперед и нащупал аккуратно сложенный, выглаженный и упакованный в тонкий пакет комбинезон.

Он разорвал упаковку и вытряхнул содержимое, затем натянул на себя одежду и поднялся с койки. Вытянув руки, Марат ухватил робота за короткий стержень антенны на полукруглой голове.

- Идем в кабину управления! - скомандовал он и легко подтолкнул машину.

Они двинулись, но довольно нелепо: сперва робот рванул вперед, затем остановился, увидев, что человек не поспевает за ним, в результате Марат наткнулся на него и больно стукнулся коленом. Робот, будто испугавшись, прыгнул вперед и потянул Марата за собой. Лишь после нескольких таких скачков они кое-как приноровились и смогли добраться до двери, преодолеть ее и направиться коридором в отсек управления. Собственно говоря, Марат не нуждался в поводыре - он знал этот корабль как собственную квартиру, даже лучше, - но не мог оставаться в полном одиночестве. Он боялся жуткой пустоты, само воспоминание вызвало у него сердцебиение. Собственно, пустоту он ощущал всякий раз, выходя наружу в скафандре, но когда увидел себя голым - она бувально парализовала его. Марат решил добраться до пульта, проверить всю аппаратуру, допросить компьютер и сделать хоть какие-то разумные выводы. В собственное безумие Марат не верил.

Они дошли до двери отсека управления; робот, наученный опытом, осторожно затормозил, повернул налево и подвел Марата к креслу. Марат ухватился за высокую спинку и на мгновение задержался. Теперь он чувствовал себя увереннее, но не убирал руку с кресла, обходя его вокруг. Он уселся и вызвал в памяти картинку пульта. Мысленный образ был столь четким, что Марат даже улыбнулся. Затем он положил руки на край панели.

- «Мужественный исследователь Вселенной за мгновение до старта». Скульптура из мрамора. Музей в Катчкале. Открыт по понедельникам и четвергам, - он немного выждал, но не услышал ни аплодисментов, ни смеха гостей. - Компьютер, что случилось с секцией C?

- Модуль C отстрелили в аварийном режиме. После стабилизации ситуации он был подтянут обратно и занял свое место между модулями B и D. Бортовой компьютер не зарегистрировал никаких аномалий главной секции А и остальных секций - B и D.

- Почему ты сразу не сообщил? - Марат и сам не знал, с какой стати предъявляет претензии компьютеру. Он просто злился, когда мозг не выкладывал перед ним всю информацию.

- Ни один из модулей не отклоняется от нормы. Я уже сообщал, что никаких изменений не произошло…

- Ладно, - оборвал его Марат. - Мне нужен скафандр высокой защиты.

Марат надел скафандр и приказал:

- Проверь герметичность.

- В норме, - прозвучал ответ.

Марат, не раскрывая глаз, несколько раз махнул рукой, пока не нашел стоящего рядом робота, крепко ухватился за стержень антенны, правую руку положил на поручень кресла и открыл глаза.

Вокруг не было ничего. Пустота. Космос. Марат почувствовал, что шатается, его тело под воздействием визуальной информации дало крен, чтобы начать характерный для пребывания вне корабля медленный танец в пустоте. Он крепче ухватился за поручень и антенну робота, затем взглянул на правую руку - ничем не защищенные пальцы бессмысленно сжимались на фигурном поручне несуществующего кресла. Он посмотрел на левую руку. Та, тоже без перчатки, застыла вертикально, пальцы обнимали невидимый стержень антенны. Он оглядел свои ноги, живот. Голый. Закрыл глаза и почувствовал в воздухе какой-то запах.

- Компьютер. - Он не узнал собственного голоса, откашлялся. - Не надо мне никакого успокоительного. Слышишь? Я должен все выяснить, здесь происходит что-то странное.

- Скажи мне, что ты видишь. Мне нужно…

- Отключись! - На этот раз голос звучал более уверенно. С закрытыми глазами Марат чувствовал себя прекрасно. Но такой способ управления кораблем не казался ему слишком перспективным. - Скажи, в каком положении находится корабль относительно курса на Де-миус.

- Ноль-четыре, двенадцать, тридцать три в системе координат Мэрси.

- Хорошо. Теперь оставь меня на некоторое время в покое. - Марат наклонил голову и нашел губами мундштук. Он сильно втянул воздух, глубоко вздохнул и открыл глаза.

Ничего не изменилось. Голый и беззащитный, он висел в пустоте. Марат сосредоточился, стал дышать медленнее, повернулся, чтобы найти Демиус, и увидел модуль C. Он не сразу понял, что перед ним именно та секция, но когда присмотрелся к огромной толстой трубе, одной из четырех составляющих «Лошадки», то увидел мигающий каждые полсекунды боковой прожектор. Это был собственный ритм модуля C. Он закрыл глаза и через секунду опять открыл их. Модуль С оставался на месте. Марат дернулся и повернулся, правая рука соскользнула с поручня кресла, и он опять затанцевал на месте, пытаясь удержать стержень антенны. Он быстро закрыл глаза, и проблемы с равновесием сразу исчезли. Марат глубоко вздохнул.

- Робот! Идем в модуль C. Двигайся.

Робот плавно стартовал. Они преодолели коридор и добрались до лифта.

Спустившись на два этажа ниже к переходу между модулями, они вошли в шлюз. Вопреки утверждению компьютера, Марат ожидал выполнения полной процедуры, сопровождающей выход в космос. А вдруг компьютер сошел с ума и хочет избавиться от него таким изощренным способом? На всякий случай он оперся о стену и правой рукой взялся за рукоять лазерного пистолета. Марат отодвинулся от робота на расстояние вытянутой руки, готовый к атаке, если почувствует, что робот начинает выплывать в космическое пространство.

Ничего подобного не случилось. Поводырь уверенно направился вперед, потащив за собой Марата. Он на мгновение открыл глаза в момент перехода из пустоты космоса в шлюз секции С. Только сейчас освещение, приветствуя человека, зажглось. Марат ступил на пол шлюза, отпустил робота и бросился к пульту управления. Сочетание показаний датчиков и желтая надпись на экране: «Положение - комплекс четырех модулей. Полная герметизация. Аварийное состояние - ноль» - вместо того, чтобы успокоить, усилили опасения Марата. Это означало, что на борту находится сумасшедший - человек или компьютер, - и ни один из этих вариантов не предвещал кораблю ничего хорошего.

Он вынул из плоского контейнера на бедре анализатор, которому можно было доверять, так как он не зависел от компьютера, и проверил воздух в модуле С. Состав был безупречен. Марат проверил анализатор в трех режимах. Исправен.

Марат прислонился к стене и оглянулся. Открытые створки шлюза переходили в черноту космоса. Сейчас, в скафандре, на твердом покрытии пола, он не испытывал каких-либо заметных неудобств: он сотни раз выходил таким способом - скафандр, открытый шлюз. Лишь сообщение о герметизации и открытые двери, взаимоисключающее сочетание - звезды и открытый модуль - говорило о нелепости происходящего. Марат еще раз огляделся.

- Робот! - крикнул он, чувствуя, что подступает новая волна безумия.

- Слушаю, - голос в наушниках звучал чисто, отчетливо. И спокойно.

- Подойди ко мне на полметра, - Марат крепко прикусил нижнюю губу.

Он протянул руку и несколько раз махнул ею, пока не задел ладонью что-то твердое. Он ухватился за лямку на животе невидимого робота и второй рукой ощупал его. Несомненно, это был робот, но Марат его не видел. Он придержал робота и приказал:

- Компьютер. Пришли сюда еще одного робота, но из секции С. Ему пришлось ждать около минуты. Дверь, ведущая в коридор, ушла в стену, и появился робот. Он подъехал к Марату и остановился.

- Выполни тестирование обоих роботов, - приказал Марат компьютеру. - Как можно детальнее. Определи, чем они отличаются. Они должны чем-то отличаться. С этого момента секция С будет главной. Я остаюсь здесь.

Он сделал несколько шагов и вошел в коридор: здесь тоже вспыхнул свет.

Все нормально. Как обычно. Все знакомо.

- Полная герметизация секции! Пока летим в комплексе, но в любой момент будь готов к автономизации, - сказал Марат, направляясь коридором в сторону лифта.

Все еще в скафандре, он вошел в лифт, поднялся в отсек управления и приблизился к пульту. Три сигнальные лампочки оповещали: секция С стала главной в комплексе «Лошадки». Марат проверил основные системы корабля, подошел к стене с комплектом скафандров, выбрал самый легкий, разложил на полу, несколько раз глубоко вздохнул, затем одним движением сорвал шлем и бросил его в угол, после чего быстро, будто ожидая какого-либо подвоха, избавился от тяжелого одеяния и впрыгнул в легкий скафандр. Теперь он чувствовал себя в относительной безопасности, одновременно получив свободу передвижения. Марат несколько раз прошелся по кабине, затем уселся в кресло и вызвал компьютер.

- Исследование роботов закончено?

- Да. Детальное тестирование не обнаружило никаких различий. Они почти идентичны…

- Что значит - почти?

- Робот из секции А быстрее робота из секции C. Но эта разница несущественна. Каждый робот чем-то отличается от другого робота.

- А до аварии? Степень различия была такой же?

- Да. Я уже говорил, что не обнаружил никакой разницы в функционировании аппаратуры до и после этого события.



- Ну, тогда объясни мне, почему я вижу только секцию С и ее оснащение? Почему для меня не существует остальных секций? Почему я не вижу робота, который привел меня сюда, и почему вижу скафандр, который надел в секции C?

Марат осознал, что крик, на который он перешел, не понравится компьютеру, ударил рукой о поручень кресла и замолчал. На мгновение воцарилась тишина. Затем компьютер сказал:

- Я не могу интерпретировать твое наблюдение, оно изложено бессвязно и даже похоже на бред.

- Благодарю. Я несу околесицу, недостойную даже сумасшедшего. Однако это ничего не объясняет. Можно не сомневаться лишь в одном: эти три модуля, которые во что-то вляпались или - как ты сформулировал - выпали из космоса, для меня чем-то отличаются, только я не могу объяснить чем. Правда, этот робот и скафандр немного путают мои наблюдения…

- Если все это не является только плодом твоего воображения, то в целом твое предположение логично. С другой стороны, я не могу представить себе отличие, которое не зарегистрировали бы мои датчики. К сожалению, должен отбросить версию психического расстройства, хотя оно все легко объясняло бы. Ты по-прежнему находишься под постоянным наблюдением терапевта, и мы ничего не обнаружили.

- Погоди! - Марат наклонился вперед. - А что с курсом? Находились ли мы эти восемьдесят четыре секунды на курсе?

- Да. Мы прошли столько, сколько требуется. Это тоже нелогично: если мы выпали из пространства, то должны были бы войти обратно в том же самом месте. Я бессилен, - признался мозг.

Марат коротко рассмеялся. До сих пор он считал, что словарь компьютера не содержит такой формулировки. Он удобно развалился в кресле, закрыл глаза, полежал так некоторое время, затем легко вскочил:

- Проведем еще один эксперимент. Пошли робота в секцию… Какая из них лучше всего видна отсюда… неважно, хотя бы в секцию B. Только робот должен быть из секции C. Пусть немного поездит по коридору. Дай на экран общий вид модуля B.

Главный экран потемнел. Марат подождал немного, и в нижней части экрана появился робот, движущийся по какому-то невидимому для Марата мосту.

- Прикажи включить прожектор, - велел Марат.

Робот включил прожектор. Луч небольшого радиуса вел себя странно. Марат переключил камеру на ручное управление, увеличил изображение робота на экране и крикнул:

- Робот, стоп!

Робот тут же остановился, его прожектор светил почти под прямым углом в направлении Марата. Луч освещал всего лишь три метра пространства перед роботом, затем словно упирался во что-то, а дальше была темнота. Марат понял: луч света останавливается на невидимой стене - открывалось жуткое зрелище, выходящее за рамки понимания. Этот робот, уверенно передвигающийся в космической пустоте, эта стена, которая препятствовала лучу… Марат ощутил стремительно надвигающееся безумие, вот оно уже рядом. Он почувствовал, что не выдержит, сорвется и потом никогда и никому не сможет ничего объяснить. Мысль металась в поисках решения и не находила его. Тогда Марат снял шлем, подбежал к автомату и залпом выпил два стакана сока. У сока был какой-то противный вкус, Марат понял, что компьютер принялся его лечить: теперь каждая порция еды и напитка будет приправлена лекарством, кроме того, компьютер в любой момент может сделать ему инъекцию. Марат вернулся в кресло.

- Комп…ю-тер… - он зевнул. - Зачем ты меня выклю-ча-ешь? А, ладно… - он хотел махнуть рукой, но не смог. - Позови сюда робота.

Его глаза закрылись, и через мгновение голова мягко упала на спинку кресла. Удар на какое-то время приостановил погружение в сон. Он прошептал:

- Вызови… вызови… базу и ска…

- Алтин! Пришли ко мне капитана Марио!

Грифель дрогнул в руке и оторвался от пожирневшей линии. Не раскрывая рта, Алтин крепко выругался и взял трубку. Он быстро набрал номер третьего отдела и передал дежурному приказ полковника Саса.

Он убрал неудачную линию и опять протянул ее на экране, на этот раз ему никто не мешал, но отклонение от необходимого курса было значительным: компьютер не преминул ехидно представить ошибку в процентах. Алтин выругался еще раз и отложил свои попытки до лучших времен, затем поднялся, подошел к шкафу и взял одну из лент. Он стоял за приоткрытой дверцей с крайне деловым видом. Ему не хотелось терять теплое место в штабе и носиться по полигону, целясь из новейшего оружия во все более изощренные мишени. Поэтому приходилось изображать из себя весьма занятого человека и никто никогда не видел его сидящим без дела, хотя многие подозревали, что такое случается.

Тихо звякнул сигнал, на секунду опередив дверь. Лента в руке секретаря задрожала, щелкнул замок, и короткий отрезок тонкой пленки с идентификационными данными появился перед глазами Алтина. Он высунул голову из-за дверцы шкафа и, притворяясь слегка захваченным врасплох, принял стандартную позицию: правую руку опустил к кобуре, левую, сжатую в кулак, прижал к груди, правую ногу выставил вперед и немного в сторону. Никто не мог бы придраться, хотя он как секретарь заместителя командира базы не обязан в этой комнате отдавать честь кому-либо, кроме полковника Саса и командира базы генерала Ракоди.

То ли вид его был не слишком бравым, то ли мышцы были недостаточно напряжены - в любом случае эта его поза вводила в заблуждение всех офицеров. Капитан Марио не стал исключением. Он бросил на Алтина беглый взгляд и в сотый раз взмолился: «Дай мне, Господи, этого сына жабы и ежа: я ему устрою такую прогулку, что будет с ног падать от усталости!». Однако он притворился довольным и сказал:

- Пожалуйста, доложите обо мне полковнику.

Алтин молниеносно закрыл шкаф и сделал три шага в направлении стола, за которым обычно сидел, и только здесь, осознавая, что капитан ждет, когда Сасу доложат о его прибытии, повернулся и сообщил, придав своему голосу оттенок легкого удивления:

- Вы должны войти без доклада. Вам об этом не сообщили, господин капитан?

Марио постарался, чтобы его взгляд, направленный в лоб Алтина, отбросил секретаря к стене. Одернув китель, он коротко просопел в нос и открыл дверь. Алтин направил небу короткий текст, содержание которого было прямо противоположным молитве Марио.

Полковник Сас сидел прямо, вытаращив глаза на посетителя. Он производил впечатление выключенного робота, хотя до сих пор никому не пришло в голову производить роботов с такой идиотской яйце-подобной головой, покрытой клочками волос цвета плесени на старом сыре, а также с лицом, на котором заслуживают внимания лишь глазные яблоки, почти висящие на связках. И даже не потому, что они были так вытаращены, попросту у полковника почти отсутствовал нос, а губы, тонкие и серые, он обычно втягивал внутрь. Сас, не шевелясь, принял доклад капитана Марио и, будто приведенный в действие импульсом управляющего устройства, ожил, указав подчиненному на жесткий стул.

- У нас возникла необычная проблема, - сказал он. - Возвращается наш корабль. «Лошадка», если тебе это о чем-то говорит… Компьютер представил подробный отчет, в кратком изложении он выглядит следующим образом: «Лошадка» вошла в какую-то странную область, в течение восьмидесяти четырех секунд компьютер не получал никакой информации снаружи, однако не выключался. По его утверждению, этому предшествовало какое-то странное колебание пространства вокруг корабля, и компьютер сумел отстрелить один сектор. Сектор C - полковник сжал кулак и поместил его на стол. Марио понял, что эта информация имеет особое значение. - Пилот, некий Марат Буль, в это время был обездвижен. Затем, освобожденный компьютером, потерял сознание. Очнулся в терапевтическом отсеке, и когда открыл глаза, компьютер усыпил его, так как решил, что Булю угрожает безумие. Потом пилот, не открывая глаз, перешел, сопровождаемый роботом, в секцию С, ту, которая была отстрелена, и там оказалось, что он не видит остальных трех секций!

Второй кулак лег на стол рядом с первым. Марио постарался, чтобы его лицо выражало соответствующие чувства.

- У тебя вид зайца, которого употребили вместо туалетной бумаги, - фыркнул Сас, и Марио слегка растянул губы в улыбке. Полковник требовал, чтобы подчиненные проявляли изрядную долю самокритики и чувство юмора, то есть, не моргнув глазом, выслушивали все его оскорбления. - Попросту этот Марат перестал видеть три четверти своего корабля. В то же время он видел секцию С и все ее оборудование, понимаешь?

Сас на миг перевел дух, но Марио не успел и рта открыть, как тот продолжил:

- В конце концов, компьютер усыпил пилота, опасаясь за его рассудок. Через полчаса «Лошадка» сядет на нашей базе. Не вся, а только те три секции, которых Марат не видел. Секция С нам пока не нужна, к тому же нам следует экономить топливо. Я изложил тебе эту историю вкратце, потому что ты не успеешь ознакомиться со всем рапортом компьютера, а займешься пилотом и его кораблем. Неизвестно, удастся ли выковырять что-нибудь полезное, хотя бы для пропаганды, понимаешь? ПОНИМАЕШЬ? - полковник рявкнул так, что Марио подпрыгнул на стуле.

Бессознательно он сделал именно то, чего ожидал Сас. Полковник не вынес бы мысли, что его офицеры не испытывают перед ним страха. Марио вскочил и вытянулся по стойке «смирно».

- Приказ понял! Разрешите исполнять? - он прижал подбородок к груди и выдержал так ровно три секунды.

- Как же, понял! - фыркнул Сас. - Дерьмо! Но оставим это… Сейчас ты должен привезти этого Марата, найдешь его в медицинском отделе секции А. Получишь желтый пропуск, дело засекречено, подчиняешься мне и генералу Ракоди. Приступай!

Полковник Сас коснулся пальцем кнопки соединения с секретариатом, капитан Марио, выходя из кабинета, услышал приказ через ин-терком на столе Алтина.

- …пропуск, бронетранспортер и четыре человека сопровождения. Немедленно.

- Слушаюсь! - бодро ответил Алтин и жестом пригласил капитана к столу.

Он набрал несколько кодов на своем компьютере, подождал появления сообщения и указал Марио на пластину датчика отпечатков пальцев. Капитан приложил сначала правую, потом левую ладонь к прохладной пластине и извлек из щели появившийся прямоугольный пропуск. Стоило ему до него дотронуться, пропуск приобрел желтый цвет.

- Площадка? - спросил Марио.

- Секунду, - вежливо сказал Алтин и глянул на экран. - Тройка. Вас ждут.

На этот раз он не принимал своей обычной позы, а уселся за стол и нахмурил брови. Некоторое время Алтин смотрел на клавиатуру, затем ударил по клавишам. Марио повернулся и вышел. Шагая по коридору, он проклинал двоюродного брата отца, который, будучи опекуном маленького Эльта Марио, выбрал для него карьеру военного. «Парень, - говорил старый дурень, - это профессия, которая всегда будет востребована, особенно сейчас, когда у нас есть сильный враг на юге. Только в армии ты сможешь легко сделать карьеру даже без особых способностей. Ты быстро станешь самостоятельным».

Самостоятельным! Можешь делать, что хочешь - то есть выполнять приказ очень хорошо, отлично или гениально. Карьера! Чтоб тебя!..

Он дошел до середины коридора и пнул дверь лифта. Подождав секунду, Марио вошел в кабину. Он поднялся на поверхность и коридором, обозначенным мигающей тройкой, доехал до шлюза.

Он вышел на дно залитой солнцем мелкой штольни и подошел к бронетранспортеру, возле которого стояли навытяжку пятеро солдат. Один из них, правофланговый, сделал два шага вперед, и Марио, сознавая, что Сас может наблюдать за ним, выслушал доклад, затем отдал команду и сел в кабину рядом с водителем. Солдат завел двигатель, машина мягко тронулась и, легко качаясь на воздушной подушке, помчалась по пустыне на юго-запад.

Капитан наклонился над панелью компьютера и вставил в щель свой пропуск, а после идентификации потребовал копию отчета компьютера «Лошадки» и досье на пилота Марата Буля. Он внимательно прочитал отчет, бегло сравнивая числовые данные с результатами моделирования, и всунул его в щель сжигателя. Марио изучил биографию Марата, дополненную многочисленными фотографиями, взглянул на все снимки и запечатлел в памяти последние, сделанные перед самым стартом. На всякий случай он скопировал отпечатки пальцев пилота в свой служебный ноутбук, который отстегнул от ремня и подключил на несколько минут к компьютеру, а затем удалил запись в компьютере бронетранспортера и уничтожил досье. После чего удобно уселся и подтянул к себе мундштук сигареты. Мягкая тоненькая змейка выдвинулась из правой стороны передней панели, Марио подумал и выбрал самый крепкий дым. «Баржа». Он затянулся и в который раз убедился, что единственная полезная вещь в его профессии - это дармовые, имеющиеся в любом возможном месте, сигареты. И гораздо более уныло подумал, что

этого все же недостаточно для полного счастья. Собственно говоря, уже после пятой или шестой затяжки удовольствие исчезало. Большинство курильщиков считало, что автомат специально запрограммирован - добавляет какую-то гадость, дабы не усугублять зависимость.

Они подлетели к первому кордону, выставленному вокруг посадочного поля. Марио прижал свой пропуск к специальному квадрату на панели. На бронетранспортере загорелась желтая лампочка передатчика. Ворота разошлись в стороны, и они въехали на дорогу, ведущую к участку полного контроля. Здесь им пришлось задержаться, пропуск Марио попал в считывающее устройство. Этого оказалось достаточно, уже без проверки они миновали третий и четвертый участки и, притормаживая, добрались до огромного бетонного гриба, точнее, его шляпки. Купол разошелся, и бронетранспортер въехал в хорошо освещенный гараж. Капитан оставил команду в машине, а сам вышел и направился к лифту, ведущему в операционный зал.

Ни в коридоре, ни перед дверью в зал никто уже не задерживал Марио. Он остановился еще на секунду и несколько раз затянулся «Баржей». На третьей затяжке Марио нажал кнопку рядом с дверью. Компьютер сравнил его отпечаток с отпечатком, сканированным ранее с пропуска, и открыл дверь.

Марио вошел в большой зал, разделенный на два десятка секций, огляделся в поисках нужной и направился туда, где увидел загоревшуюся надпись: «Лошадка». Он вошел внутрь комплекса и остановился перед экраном с картинкой посадочного поля. Оно было совершенно пустым, желтый выжженный бетон отражал солнечные лучи и заставлял щурить глаза. Марио оглядел другие экраны: действовали только два - в центре каждого светилась яркая белая точка. Он подошел к ближайшему темному монитору и включил его в сеть. Когда на экране появилась яркая точка, он нажал на увеличение и убавил яркость. Теперь четко обозначились три гигантские трубы. Каждая из трех дюз полыхала светом, через минуту он стал розовым, затем темно-красным и оставался таким уже до конца скучной операции посадки. Еще до того как из каждой трубы-секции выстрелили по три опоры, Марио покинул операционный зал и поднялся на поверхность. Он сел в бронетранспортер и принялся ждать, пока откроют ворота после снижения температуры посадочной площадки. Марио подумал, не закурить ли на этот раз сигаретку помягче, но стоило ему напомнить себе, что он даже не знает, с чего начать разговор с Маратом Булем, как его охватила злость, душившая куда круче, чем форменный круглый воротничок.

В очередной раз Марат приходил в себя. Как и в последний раз, это длилось недолго. К нему быстро вернулись ощущение собственного тела, контроль над собой. И память.

Он почувствовал возрастающую тяжесть тела и понял: корабль садится на какой-то планете, наверное, на родной Дугее. Он опять связан, а веки заклеены. Марат попытался ослабить путы на руках и удивился, когда они поддались. Наверное, жутко логичный компьютер решил, что Буль все равно не сможет двигаться, поэтому для сохранения хорошего психического состояния пациента позволил ему тешиться мнимой свободой. Все труднее было втягивать воздух в легкие, Марат заложил руки за голову, пролежал без движения всю посадку, собрался с силами и только после этого поднялся с койки.

Шатаясь и выставив перед собой руки, он добрался до стены, продвинулся влево и нащупал дверь. Она сразу открылась (по-видимому, компьютер в соответствии с процедурой уже отключился), и Марат вышел в коридор. Касаясь одной рукой стены, второй он попробовал содрать с век ленту. Дойдя до лифта, он нащупал кнопки, легко распознал самую большую с надписью «Поверхность» и нажал ее. Он спокойно воспринял то, что шлюз без какой-либо процедуры открылся и выпустил его наружу. Марат на мгновение остановился на пороге, сквозь закрытые веки пытаясь определить время суток, почувствовал тепло на лице и увидел слабый розовый свет. День! Марат сделал несколько шагов по пандусу.

Марио увидел открывающиеся ворота и ткнул пальцем перед собой.

- Поехали, - скомандовал он водителю.

Бронетранспортер качнулся и рванул вперед. Они выехали на ярко освещенное поле. Водитель стукнул по круглой кнопке на пульте. Стекло потемнело, и они отчетливо увидели трехсекционную «Лошадку», высокую, торчащую словно фрагмент огромного частокола, вырастающего из бетонного поля. Из-под корабля выкатились последние три машины, заливающие бетон охлаждающей смесью. Бронетранспортер подъехал на расстояние двадцати метров и по команде Марио остановился. Капитан некоторое время наблюдал за кораблем, затем нажал на клавиатуру в подлокотнике и сказал, глядя на опускающийся трап:



- Прямая связь. Один остается возле трапа, остальные за мной поднимаются на корабль. Выполняйте!

Он вытащил из кармана небольшой шарик и всунул его в ухо, затем нажал на уголок воротника рубашки. Теперь любое его слово дойдет до каждого из пяти солдат, оснащенных такими же устройствами. Бортовой компьютер автоматически выбрал свободную частоту и зарезервировал ее для связи.

- Соблюдать очередность, - приказал Марио.

Пятеро солдат перегруппировались, теперь очередной приказ будет выполняться бойцами согласно личному номеру. Солдаты подошли к трапу в тот момент, когда Марат спускался вниз. Они встретились с пилотом в центре платформы и прошли, даже не заметив его. Последний боец остановился сразу перед трапом, широко расставив ноги. Солдат стоял лицом к кораблю, готовый ко всем возможным действиям, но и он не почувствовал, как Марат сначала съездил его вытянутой рукой по физиономии, как эта рука прошла сквозь его голову, а следом за рукой весь Марат Буль, осторожно ступая, прошел через солдата и остановился за ним. Он поднял обе руки к глазам и начал срывать пленку. Марат чувствовал, что под веками появляются слезы, чувствовал, как вырывает целый пучок ресниц. Затем ощутил влагу на щеке и с удвоенной энергией принялся срывать пленку. Сначала в левый, затем в правый глаз ударил свет, но он ничего не видел, пока слезы не смыли нескольких капель крови с ободранных век.

Марат увидел, что парит в воздухе на высоте нескольких метров над какой-то синей, с белесыми полосами, плоскостью. Он зашатался и присел, коснулся рукой незримой поверхности, на которой стоял. Она была жесткой, как бетон, но не холодной и не теплой. Нейтральной. Марат почувствовал, что сейчас зарыдает. Он несколько раз покачнулся и упал на руки. Марат лежал, всматриваясь в поверхность перед собой, слезы стекали со щек и исчезали, будто впитываясь плитой, на которой он лежал. Он поднял голову и увидел солнце. Марат смотрел на него, пока слезы не смазали небо, но узнал то, что хотел: это был Салар, значит, он находится на Дугее. Он поднялся и попытался вернуться на корабль, но не мог решиться сделать двух шагов над пропастью в несколько метров. Марат пошатнулся и, прежде чем сообразил, что должен закрыть глаза, утратил ориентацию. Он рванул вслепую. Марат понял, что потерял «Лошадку», но тело уже не подчинялось ему. Он бежал несколько минут, пока не достиг бункера, в котором находились автомобили, обслуживающие посадочное поле. Марат прошел сквозь них столь же легко, как и сквозь Марио и его солдат, и побежал дальше. Все время по невидимой плоскости, которая даже не отражала солнце, не прогибалась под ним и была идеально ровной. Наконец он достиг края посадочного поля и внезапно свалился куда-то вниз. На мгновение его обрадовала эта трещина, но тут же он ударился лицом о подобную поверхность двумя метрами ниже - и потерял сознание. Надежда не покинула его по одной лишь причине: не успела.

Капитан Эльт Марио со своим отрядом ступил на корабль. Он прищурил глаза, когда в коридоре загорелись огни, и направился к лифту.

- Один на выходе, - приказал Марио.

Последний боец остановился сразу за шлюзом, остальные трое вошли в лифт и поднялись на седьмой этаж, где находился медицинский отсек.

- Один возле двери, - скомандовал Марио, не останавливаясь. Он чувствовал себя глупо, черт знает зачем так разбрасываясь подчиненными, поэтому отдавал приказы резким, сухим тоном.

Капитан вошел в рубку и остановился. В помещении никого не было.

Он оглянулся и обратился к солдатам.

- Где-то здесь должен быть тип по фамилии Буль. Марат Буль. Возможно, он свихнулся. Быстро найти и, если будет оказывать сопротивление, обезвредить. Взять в целости и сохранности.

Отдав распоряжение солдатам, он уселся на диван. Стал размышлять, что означает эта игра в прятки с Маратом. Покинуть «Лошадку» он не мог, трап с момента отделения от корпуса находился под наблюдением, значит, Буль где-то на корабле. Вероятно, он совсем слетел с катушек. Марио поднялся, чтобы найти в стене передаточный блок с сигаретами, и только после безуспешных поисков вспомнил, что курить на кораблях запрещено. Капитан вышел в коридор и вдруг понял, что нужно было сделать в первую очередь.

- Компьютер! - позвал он.

Не было даже эха. В тот же момент он вспомнил, что компьютер во время посадки всегда выключается дистанционно.

- Первый! - рявкнул он, злясь на собственную глупость.

- Первый докладывает, - прозвучало в наушнике.

- Связаться с командным пунктом. Пусть включат бортовой компьютер. Окружить аэродром. Исчез Марат Буль, пилот «Лошадки». Никого не впускать на посадочное поле. Стрелять в каждого, кто движется. Конец.

Марио пошарил в кармане, но не нашел таблетки стеридина. В бессилии он заскрежетал зубами. Над головой раздался тихий свист, завершившийся двумя пульсирующими звуками.

- Компьютер, - спокойно позвал капитан. Он не собирался терять лицо, бегая по кораблю и ругаясь на бездушную цифровую машину. Если даже Марио совершил ошибку, то должен доказать, что она не была результатом плохой выучки.

- Слушаю, - вежливо отозвался компьютер.

- Последние действия Марата Буля, подробно.

- Когда мы вошли в плотные слои атмосферы, я в соответствии со стандартной программой привел пилота в сознание. Такова процедура, - объяснил компьютер. - Затем, когда Марат Буль очнулся, я освободил его от ремней - пилот должен быть в состоянии маневрировать кораблем.

- Но ведь Марат не видел трех секций? Именно тех, которые и должны совершить маневр.

- Да, но такова процедура - пилот должен быть готов управлять кораблем во время посадки.

- Черт бы тебя побрал с твоей логикой, - воскликнул Марио. - И что дальше?

- Когда опоры коснулись поверхности, пилот поднялся с кресла и сделал шаг в направлении стены. Потом меня выключили, действовали только самые простые стандартные цепи.

- Где сейчас Марат? В каком помещении? Ответ прозвучал немедленно:

- Пилота на корабле нет.

Марио почувствовал, что стоит с открытым ртом, хотя и дышит через нос. Опомнившись, он подобрал челюсть.

- Последние следы Марата! В инфракрасном свете, быстро!

- Они заканчиваются на трапе. На посадочном поле слишком высокая температура.

- На трапе? Марат Буль покинул корабль? - Марио дернул воротник, к счастью, сзади он держался на резинке. Это спасало от удушья именно в такие моменты.

- Несомненно, - бесстрастно констатировал компьютер. Заявление прозвучало как смертный приговор. Капитан Марио понял это сразу.

Марат очнулся, осознав, что лежит на спине. Глаза слепил свет Салара. Он зажмурился.

«Я болен. Точно. Не вижу корабля, на котором лечу, не вижу зем

ли, по которой хожу. Отчетливо наблюдаю Салар. Могу увидеть свой комбинезон, но не скафандр. Один робот оказался невидимкой, второго я разглядывал как собственную руку. К черту! Я не болен! Нет такой болезни, чтобы бред и явь путались с подобной последовательностью! Я видел секцию C и все ее оборудование… потому что не вляпался в то дерьмо, куда влезла остальная часть «Лошадки». Так и есть! Это корабль болен, а не я. Ха-ха! А Дугея? Дугея тоже больна невидимостью. Это проще простого - все вокруг больны, а тип, который поставил диагноз - нет! Вот только что делать?»

Марат поднял руку вверх и посмотрел на ладонь, но сразу сообразил: что-то не так. Он опустил руку и огляделся. В яме стало значительно темнее. Салар опустился ниже, и его закрыл край ямы. Еще один курьез. Прозрачная поверхность в некоторых ситуациях не пропускает солнечные лучи. Марат вспомнил, что когда шел, а потом бежал по этой поверхности, то не видел своей тени. Он взглянул на часы: шесть тридцать четыре. То есть все в порядке, Салар - в порядке.

- По крайней мере, одна вещь не подвела. Все остальное полетело к черту, - громко произнес он, прислушался к звучанию своего голоса и вдруг, набрав воздуха в легкие, закричал: - К черту! Все! Хе-ей! Хо! - он поочередно внимательно прислушивался и орал изо всех сил.

Голос был звучным, сочным - таким, каким должен быть. Яма не глушила его, даже давала небольшое эхо. Лежа, Марат достал ряд небольших кубиков, вклеенных в комбинезон, и нашел те, в которые для перестраховки приказал положить несколько капсул с формитом. Он нащупал небольшой выступ в шве и сильно дернул его. Материал разорвался, Марат пошарил в тесном кармане и вытащил один из трех валиков. Затем он старательно заклеил карман и сунул капсулу в рот. Его инструктировали, что нет такой галлюцинации, с которой не справился бы формит. Старые пилоты говаривали: если после приема формита увидишь дьявола, то это наверняка будет означать, что дьявол существует. Он проглотил капсулу и лег, подложив руки под голову. Марат смотрел на все еще светлое небо и старался ни о чем не размышлять, так как считал недостойным предаваться воспоминаниям об этой идиотской ситуации, а о последних событиях он не мог думать без содрогания. На минуту он закрыл глаза, чувствуя, что погружается в сон, но почти сразу открыл их. Ничего не изменилось: перед собой он видел темнеющую стену ямы, чуть выше, за ее краем, блестел Салар, а сам он висел в трех или трех с половиной метрах над плитками из серо-синей глины. Он резко перевернулся на живот, на этот раз свое парение в воздухе он воспринял совершенно спокойно, сумел даже заметить под собой иной, переходящий в апельсиновый, цвет, вероятно, расплавленного грунта. Марат оттолкнулся от поверхности, уселся и проверил содержимое карманов. Восемь концентратов, две капсулы формита, шесть таблеток для опреснения и дезинфекции воды, небольшой фонарик в тонкой, но чертовски прочной оплетке, а под мышкой узкий плоский нож.

Он почувствовал себя настолько хорошо, что поднялся и направился к темному откосу, ведущему наверх. Откос был гладким, без выступов, но подошвы ботинок прекрасно держали на шероховатой поверхности, и он без труда преодолел подъем.

Наверху он огляделся. Салар висел низко над горизонтом, но слой почвы, или что это там было под поверхностью, оказался хорошо освещен, намного лучше, чем его освещало бы солнце Дугеи. Марат покачал головой, притворяясь удивленным этой очередной аномалией, и направился в ту сторону, откуда, как ему казалось, он прибежал. Через четверть часа он подошел очень близко к тому месту, где несколько секунд назад стояла «Лошадка». По приказу Северного штаба она стартовала, чтобы перелететь на полигон в горах Сейера. Северный штаб считал, что там будет легче под видом обычного осмотра провести сверхтщательное исследование корабля. Марат свободно шел сквозь облако бушующего под дюзами пламени.

- Я собираюсь отправить тебя в лапы полевого суда, - эту фразу полковник Сас произнес с явным удовольствием. Марио не сомневался в совершенной искренности такого заявления. - Ты выпустил с корабля пилота, поступки которого нам непонятны. А ты знаешь, что означает, если мы не понимаем чьих-то поступков? То, что этот человек что-то от нас скрывает! - Сас наклонился над пультом. Теперь брызги слюны долетали даже до Эльта. Марио сжал зубы и вскочил с кресла.

- Чихать я на это хотел! - выкрикнул он. - Этот пилот не выходил привычным путем. У меня есть пять свидетелей и еще черт знает сколько в диспетчерской! А ты, старая бездарь, - он направил дрожащий палец на Саса, - просто хочешь прикрыть свою задницу! Хоть раз будь мужчиной и признай, что все твои дерьмовые планы служат не Федерации, а собственным интересам, иначе я потеряю веру в нашу армию!

Он махнул рукой и сел обратно в кресло, уставившись в пол, но вдруг поднял взгляд и посмотрел прямо в глаза Сасу. Марио хотел получить удовольствие от остолбенелого вида полковника, однако был разочарован: Сас не вытаращил глаза. Сас явно наслаждался взрывом, который спровоцировал. Он еще ниже наклонился над пультом и приоткрыл рот. В правом уголке тонкая ниточка слюны соединяла нижнюю и верхнюю губы.

- Ты будешь жить ровно столько, сколько понадобится для выяснения обстоятельств. Потом добровольно перейдешь в корпус Коцца. А там тебя взгреют так, что ты воспользуешься первым же случаем, чтобы вернуться к папочке с мамочкой. Им тоже у нас не нравилось, правда? - полковник зловеще посмотрел на Эльта.

Капитан поднялся и вышел из кабинета, не прощаясь, быстро пересек секретариат, однако дверь не открылась. Эльт обернулся и посмотрел на Алтина. На этот раз в глазах секретаря появилось искреннее непонимание, он некоторое время смотрел на Марио, а затем перевел взгляд на дверь кабинета Саса. Эльт фыркнул и уселся в кресло рядом с дверью. В тот же момент ожил громкоговоритель на пульте Алтина.

- Алтин! Капитан Марио находится под служебным арестом. Забрать оружие и пропуск. Надеть наручники!

Марио поднялся, вынул из кармана пропуск, который иронично загорелся желтым сочным цветом, бросил его на пульт перед Алтином, отстегнул кобуру с личным лазером и накрыл ею пропуск, затем протянул руки Алтину. Секретарь выдвинул ящик в самом низу пульта, вынул из футляра наручники, приложил их к пластине, на которой недавно проверял пропуск Эльта, и надел на запястья капитана. Тихо щелкнул замок, плоский циферблат, почти касающийся фаланг пальцев, загорелся ядовитым красным светом.

Алтин подошел к двери и нажал кнопку. Когда Марио проходил мимо, он вытянулся в струнку, и на этот раз Марио не обнаружил в его позе ничего, что можно было бы истолковать как дурость избалованного лакея.

После часового перехода Марат Буль обнаружил, что почва отличается от поверхности посадочного поля. Стали встречаться впадины, в некоторые он падал, другие были более пологими. Ему удавалось спускаться в них, сохраняя равновесие, хотя один раз в самом центре ямы он наткнулся на какую-то ветку и больно ударился коленом правой и голенью левой ноги. Поверхность была почти темной, Салар опустился за горизонт, но багровое зарево все еще горело; в то же время нижний слой пока оставался светлым, хотя Марату казалось, что теперь свет падал на него под другим углом. Сейчас освещались все щели и трещины в нижнем слое, а он был уверен, что после посадки некоторые щели находились в тени.

Он уселся на какой-то невидимый камень, о который споткнулся и через который перекувырнулся, чуть не разбив нос. Марат уже не задумывался о происхождении этих невидимых препятствий, он решил сначала найти людей, а потом воду и еду. Именно в такой последовательности.

Мысль Марата металась в поисках способа, который позволил бы избежать падений и ударов: он опасался, что невзначай сломает или подвернет ногу, а концентратов надолго не хватит. Он еще раз проверил запасы. Сначала - фонарик. Марат обрадовался, увидев, что невидимые впадины и холмики отбрасывают довольно отчетливые тени, поэтому он мог идти почти нормальным шагом. Однако радость исчезла, когда он обнаружил, что заряда хватит только на два часа. Это был аварийный, совсем маленький фонарик. Потом Марат развернул шестиметровую бечевку, привязал к одному концу нож в ножнах и бросил его вперед. Бечевка упала на нижний слой, превосходно очерчивая его контур. По правде говоря, шесть метров - это всего восемь-девять шагов, зато издыхающий фонарик можно приберечь на будущее.

Марат подумал еще секунду, взвешивая не перекусить ли, но счел, что чувствует себя достаточно бодро, чтобы сэкономить концентрат. Он поднялся и двинулся вперед. Марат сделал пятьдесят четыре таких броска и прошел пятьдесят четыре отрезка, избежав нескольких дыр и щелей, прежде чем осознал: он мог бы и раньше ориентироваться по теням невидимых валунов, когда светил Салар. Ладно, он поступит так следующим утром. В конце концов, этот промах не слишком расстроил его. Марат решил, что после всего произошедшего имеет полное право быть нерасторопным. Без остановок, усердно бросая и поднимая нож, он двигался к горизонту, туда, где час назад исчез Салар.

Марио в очередной раз пересек свою комнату - от небольшого монитора, встроенного в стену, до двери. Полное бездействие терзало его, хотя еще недавно он не поверил бы, что его огорчит возможность повалять дурака. Его не беспокоили ни арест, ни перспектива службы в штрафном корпусе Коцца. Его интриговало - чему он сам удивлялся - дело Марата Буля и его «Лошадки», а также, разумеется, таинственное исчезновение пилота с борта корабля. Пока он придерживался гипотезы, которая основывалась на аварии компьютера, хотя и понимал: это самое легкое объяснение. Однако в настоящий момент у него не было доступа к данным, которые, наверное, уже начали поступать к ублюдку Сасу, поэтому он, как мог, напрягал извилины. Капитан трезво оценивал эффективность такой умственной гимнастики, однако предпочитал думать о загадке Марата Буля, нежели о словах Саса. Он не желал возвращаться к делу внезапной смерти своих родителей, которая решающим образом повлияла на его судьбу и случайность которой Сас сегодня поставил под сомнение.

Полковник Сас положил на стол генерала Ракоди листок, содержащий краткое изложение дела под шифром «Сапфир». Генерал постучал пальцем по листку и вздохнул:

- Что это такое?

- Мы вляпались в настоящее дерьмо, Моккасари. Какой-то вшивый корабль или его пилот - точно еще не известно - сошли с ума. Пилот перестал видеть часть корабля, по крайней мере, так он сообщил компьютеру. Ясно одно: после какого-то происшествия в космосе пилот все время терял сознание, стоило ему открыть глаза. По-видимому, он действительно что-то видел. Специалисты утверждают: если бы он перестал видеть корабль и обнаружил себя в космосе, то имел бы полное право лишиться чувств. Потом оказалось, что один из модулей для него выглядит вполне привычно. В конце концов компьютер усыпил пилота и притащил к нам. Корабль совершил посадку, а пилот исчез: он сошел по трапу как раз в тот момент, когда на борт поднимался капитан с четырьмя солдатами.

- Ну и что? - Моккасари Ракоди закрыл глаза и пустил дым из трубки.

Казалось, его мало заинтересовал данный случай, но полковник прекрасно знал, что это не так, и реакция генерала встревожила Саса.

- Думаю, это может оказаться полезным для нас, хотя еще не знаю, каким образом. Полезным Федерации и нам - командующим группы Дракона! Либо способ повреждения вражеского компьютера, после чего он начнет творить нечто невообразимое, либо невидимый тип, который сможет спокойно шататься по базам Союза.

- Когда ты последний раз обследовался?

Генерал медленно открыл глаза и поглядел на Саса. Несомненно, это была шутка, но полковник ощутил острые холодные уколы по всей поверхности широкой, как скамейка, шеи. Он счел этот вопрос риторическим.

- Ты можешь себе представить, как я докладываю федеральному штабу о наличии невидимого агента? - добавил генерал.

- А если этот агент докажет свое присутствие? - быстро ответил Сас.

- Вот тогда и будешь морочить мне голову. Займись этим. А пока у меня хватает других проблем… - генерал опустил трубку. - А что с этим капитаном? - внезапно вернулся он к теме.

- Скорее всего, парень говорит правду. Он и вся команда прошли проверку на детекторе лжи. Во всяком случае, они уверены, что никого не видели. Версию с гипнозом можно не принимать в расчет, большая часть обслуживающего персонала наблюдала за посадкой с помощью камер. Это было бы слишком просто…

- Ладно. На всякий случай держи всё под контролем. Вернемся к более серьезной проблеме. Так вот… - генерал вздохнул, положил руку на небольшой пульт и коснулся пальцем одной из клавиш. Помещение заполнил тонкий вибрирующий звук, через мгновение к нему добавился низкий гул. Сас сидел неподвижно, но в его голове мелькнула мысль, что последний раз Ракоди включал мощный глушитель два года назад, когда они обсуждали план удаления из федерального штаба генерала Спорси и замены его генеральским приятелем. Он лениво пошевелился, опершись локтями о стол. Их головы находились на расстоянии не более тридцати сантиметров одна от другой.

Блестящая поверхность под ногами давно потемнела, но это не мешало движению - нижний слой под поверхностью все еще был освещен, хотя теперь уже не подлежало сомнению: источник света, как и Салар, перемещается. Сейчас небольшие неровности отбрасывали четкую тень с той же стороны, что и солнце Дугеи, а немногочисленные, толщиной с палец, щели черными змейками ползли во все стороны и заканчивались тоненькими волосками. Бечевка резко выделялась на фоне этой светлой плоскости. Но после четырех часов ходьбы становилось все труднее наклоняться и поднимать нож для очередного броска. Марат попытался подтягивать бечевку, не нагибаясь, но это замедляло темп движения. Начали ныть мышцы спины, досаждало раненое колено и слегка подвернутая лодыжка. Болела разбитая во время падения на посадочном поле голова, хотелось пить, а голод острыми клыками разрывал желудок. Все вместе.

Брошенный в очередной раз нож стукнулся о какой-то камень и со звоном отскочил. Марат дотащился до валуна и, не поднимая ножа, опустился на колени. Некоторое время он ощупывал камень в поисках удобной опоры, наконец уселся, обнаружив в меру гладкий фрагмент для спины. Он осторожно положил голову на невидимый валун и закрыл глаза.

Марат почувствовал, что формит перестал действовать, мысли, постоянно вращаясь вокруг одной темы, стали липкими, желеобразными. Он постарался сосредоточиться, но не мог избавиться от настойчиво возвращающегося убеждения, что он единственный человек, а значит - единственное живое существо в этом жутком двухслойном мире. Сразу после этой мысли появился вопрос: что дальше? Медленная смерть, высохшая мумия на поверхности невидимого покрытия, сухой труп мухи на стекле. Он открыл глаза и повернул голову так, чтобы нож оказался в поле зрения, протянул руку, нашел конец бечевки и медленно потянул его. Нож послушно дрогнул и пододвинулся. Марат несколько раз перебрал руками, пока ножны не легли в ладонь. Он взвесил нож в руке, вынул его из ножен и осмотрел лезвие, затем коснулся острия пальцем, нажал сильнее, оглядел кончик пальца, украшенный маленьким рубином, и вытер палец о комбинезон. Может быть, он спит? Марат сжал пальцы на рукояти ножа, будто это движение могло вытащить его на поверхность реальности. Сердце выполнило несколько спазматических, булькающих, похожих на всхлипы, судорожных пульсаций. Ладно, а формит? Он хлопнул ладонью по лбу - если ему снится, что он принимает формит, то как препарат может прервать сон? Марат прикусил губу, быстро поднял левую руку на высоту груди и несколько раз, четыре или пять, ткнул ножом в предплечье. Он почувствовал боль, увидел несколько капель крови, вытекших из ран. Его охватило отчаяние, ведь боль должна была вырвать его из сна, разве что, как в случае с формитом, ему только снится, что он уколол себя ножом. Он опять закрыл глаза и попытался обратиться к своему тренированному и безотказному до сей поры организму. После многократных команд прервать сон в голове зашумело…

Итак, сон можно отбросить. Безумие он тоже отверг. Оставалось… Ничего. Он приказал себе не плакать, чтобы не тратить напрасно жидкость, и это ему удалось. Затем возникла еще одна мысль: не тратить влагу, не тратить силы, не тратить время! Приложить нож острием к груди и упасть на землю, которой нет. Марат взял нож за острие и выполнил несколько быстрых маятниковых движений, будто готовясь к броску.

- Не думаю, что этот пилот представляет такую великую ценность. Мы просто не успеем применить какое-либо из этих чудодейственных видов оружия, - Ракоди держался настолько спокойно, что у Саса возникло впечатление, будто лишь сверхчеловеческое усилие и желание продемонстрировать свою стойкость удерживают генерала от того, чтобы не проорать эти слова во всю глотку.

Эта фраза имела огромный вес, Сас и несколько тысяч офицеров ждали ее несколько поколений, с момента разделения когда-то единого общества Дугеи. Лицо полковника не выражало никаких эмоций, но недовольный взгляд генерала напомнил ему, что Ракоди ожидает более живой реакции. Сас должен был отчетливо выразить преданность и рвение, однако не утрированно, а с достоинством. Сас чуть шире открыл глаза и проглотил слюну с минимальным всхлипом. Он увидел одобрение в глазах Ракоди и незаметно вздохнул.

- Через два-три дня совещание генерального штаба Федерации, в расширенном составе, - тихо сообщил Ракоди. - Будет принято некоторое решение принципиального значения, - теперь он выдохнул эти несколько слов, но Сас и так читал их из уст генерала, понимал всё, слышал всё так выразительно, что у него возникли подозрения, не воспринимает ли он мысли, а не слова.

Генерал Ракоди откинулся на спинку кресла, демонстрируя окончание откровения, а может быть, давая Сасу время осознать его. Полковник подождал секунду и изобразил напряженную работу мозга. На некоторое время воцарилась тишина.

Полотенце воняло, и даже не препаратом, используемым для чистки унитазов, а парашей. Терек Каломер убрал его от лица, втянул носом воздух и опять погрузил лицо в полотенце. Затем смял его и бросил в угол.

Он вышел из ванной, понимая, что настроение испорчено на весь день, спустился вниз и заглянул на кухню.

- Жабель, давай перестанем покупать этот чертов порошок на военных распродажах. Меня от него тошнит.

Жабель пожала плечами и продолжала размешивать что-то ложкой на сковородке.

- Я всегда считала, что это дерьмо. Но ты его покупал.

- Может, ты не знаешь почему? Ведь не из любви к армии! У тебя есть деньги на приличный порошок? И ты об этом прекрасно знаешь, но любишь язвить в любой момент и по любому поводу. Тебе надо было пойти служить вместо меня. Ты бы прекрасно муштровала солдат. И я бы этим пользовался. Разрядись ты на батальоне бедолаг, то, может, стала бы добрее ко мне, черт побери!

Он повернулся и вышел из кухни. Как всегда, не было удовлетворения от победы в дискуссии с женой. Терек уже давно понял: он никогда не испытает этого чувства, ведь Жабель не знала понятия «честная игра». Когда кончались аргументы, она просто говорила «Ну и что?» или нечто в этом духе. Или переставала его слышать.

Он вошел в столовую и поздоровался с шурином. Фальт вскочил с дивана и протянул руку. Тереку он нравился: единственный порядочный тип во всей этой расплодившейся семейке. Хороший парень, только недотепа. Самая захудалая задница во всей Федерации могла бы пятьдесят раз облапошить его, а он бы даже не заметил.

Они уселись в кресла у стены и одновременно посмотрели на торчащий из нее мундштук сигареты. Терек улыбнулся, увидев вожделенный взгляд Фальта.

- Потяни первый. Я в любом случае могу через полчаса дернуть на базе.

Фальт протянул руку и ухватил мундштук. Он присосался к нему и крепко затянулся, задержал на некоторое время дым в легких и выпустил его длинной узкой струей.

- Жаль, что нельзя вдоволь… - сказал он, протянув мундштук Тереку, с благодарностью принял небрежное движение руки зятя и затянулся второй раз. - С другой стороны, это хорошо, иначе я накурился бы до смерти.

- Значит, все в порядке? - Терек протянул руку и взял сигарету, он тоже хотел затянуться, прежде чем пойдет дерьмо. Он успел: дым все еще обладал ароматом. Терек отдал мундштук Фальту и подошел к окну.

Услышав кашель шурина, Терек обернулся. Фальт разгонял рукой завесу перед лицом, а затем, исполненный веры в чудо, потянул еще раз, выпустил дым изо рта, даже не затягиваясь, с сожалением поставил мундштук в гнездо и поднялся.

- Как твоя новая работа? - спросил Терек.

- Отлично, - оптимистично кивнул Фальт. - Там служат типы с головами, вот такими! - он очертил руками в воздухе квадрат со стороной не менее полуметра. - Вот, например, пришел к нам клиент в прошлом месяце. Строительный подрядчик. Он хотел построить гостиницу, у него было подходящее место, которое ему досталось почти даром, радовался, что недалеко от центра и так дешево. Но оказалось, что это место находится слишком близко к больнице, и помощник мэра по вопросам медицины уперся рогом. Вот он к нам и обратился. А мы что? - Фальт поднял палец, подчеркивая напряженность момента. - Мы соображаем. Четыре дня. Потом разведка, тоже четыре дня. Потом действуем, и неделю назад этот тип получает место под строительство. А знаешь, каким способом? Никогда в жизни не отгадаешь! - он хлопнул в ладоши и радостно потер ими. - Так вот, один чиновник в мэрии получил несколько тысяч и соответствующие инструкции. Он в подходящий момент подошел к помощнику мэра и шепнул ему, что мэр-де получил свое и теперь задаст помощнику за то, что тот выделывается по поводу этой гостиницы. Понимаешь? И помощник быстренько подписал разрешение. А сегодня там уже готов котлован. И клиенту стоило это меньше, чем взятка помощнику или мэру, и нам капнуло, и у города есть гостиница. Правда, отлично?

- Да! Действительно, ловко, - Терек хотел что-то сказать, но вошла Жабель, и оба погрустнели.

Во время завтрака никто не проронил ни слова, Жабель уставилась в телевизор, мужчины запихивали в себя сочные куски мяса с соусом «либоретт».

Сразу после завтрака Терек поднялся, взял из сейфа оружие, а из шкафа - фуражку и ремень. Он оделся, посмотрелся в зеркало и заглянул в столовую. Фальт постукивал пальцами о стол, Жабель смотрела в пространство.

- Пока, Фальт! Я уже бегу.

На прощание послушал визг жены, которая умоляла брата не барабанить по столу, и вышел. Он вывел из гаража служебную машину, опустил мягкий верх и выехал на улицу.

Улица пустовала, большинство людей отправлялось на работу раньше, Терек обычно тоже, но сегодня он дежурил на холме номер семь, а туда мог добраться всего за двадцать пять минут. Он выехал за город и прибавил газ; на паршивом шоссе никого не было, а у него стоял двигатель мощностью восемьдесят лошадиных сил. Это радовало. Этим следовало воспользоваться и нарадоваться про запас. Терек так и поступил.

Хронометр разбудил Марата в шесть часов. Салар поднялся над горизонтом, а то, что освещало второй слой, еще не поднялось или не было включено, во всяком случае, тот слой был совершенно темным. Хотя Марат уже привык к промежутку между слоями, его обрадовала перспектива путешествия в подобных условиях. Он быстро выпил остаток уже теплой жидкости и свернул бечевку. Лучи Салара отбрасывали тень, но Марат не задумывался над этим явлением, он просто пошел вперед.

Через полчаса Марат увидел тень, пересекающую пройденный им путь. Он быстро повернул и через двадцать минут вскарабкался на шоссе. Шоссе! Довольно широкая полоса гладкой поверхности, отбрасывающая четкую тень с правой стороны. Теперь он мог даже бежать, мог пойти в одну или в другую сторону и был уверен: куда бы он ни пошел, всегда доберется до людей. В конце шоссе всегда есть люди. Не задумываясь, Марат двинулся в том направлении, которое выбрал в первый момент. Он шел быстро, но не форсировал темп, следовало принять во внимание возможность ошибки и необходимость возвращения. Марат испытывал нарастающую радость и надежду на спасение, оба эти чувства как-то глупо прилипли к гортани. «Без умиления», - сказал он себе и обернулся.

Далеко сзади появилась быстро приближающаяся точка. Через мгновение Марат увидел военного, сидящего в воздухе, приблизительно в метре над землей, с ногами, вытянутыми вперед, и руками, слегка согнутыми в локтях и тоже направленными вперед. Военный мчался со скоростью более ста километров в час.

Терек увидел точку на шоссе за четыре километра перед постом. Человек. Он нахмурил брови и передвинул кобуру с лазером под руку. Неизвестный, одетый в матовый комбинезон, стоял и ждал его. Терек подъехал, затормозил за десять метров до незнакомца и внимательно оглядел его.

У парня не было оружия, если не считать ножа за поясом, но не похоже, чтобы он хотел им воспользоваться. Он таращился покрасневшими глазами на Терека и молчал. Может, это шпион Союза, подумал Терек и положил ладонь на рукоятку лазера.

- Что ты здесь делаешь? - он хотел добавить «на военной территории», но в последний момент прикусил язык.

Чужой странно всхлипнул и качнулся в сторону Терека. Парень успел сделать два шага, прежде чем увидел треугольное дуло, направленное ему прямо в лоб. Незнакомец остановился и что-то прохрипел.

- Громче! Ты знаешь этот язык? - Терек на всякий случай демонстративно передвинул фиксатор в положение «Луч».

- Я пилот гиперсветового фрегата «Лошадка». Марат Буль, сержант. У меня произошла авария… какое-то возмущение в пространстве, и теперь я не знаю, где я…

Чужой едва держался на ногах. Союз, наверное, мог себе позволить иметь хороших агентов, обученных убедительно демонстрировать крайнюю степень истощения. Терек задумался. В его автомобиле не было радиопередатчика, не тот чин. Он не мог, разумеется, оставить этого типа на шоссе, но не мог также взять его в машину. «Черт бы его побрал», - подумал он.

- Продолжай. Я с удовольствием послушаю, - сказал он, желая выиграть некоторое время.

- Послушай! Я не вижу Дугеи. Знаю, что ты мне не поверишь, я бы и сам не поверил. Я хожу по какой-то плоскости, будто из стекла, не вижу местности, по которой передвигаюсь. Не вижу людей, птиц, животных, домов, самолетов. Ничего! Я уж было подумал, что на нас напал Союз и мы уничтожены! - чужой начал кричать фальцетом, его голос дрогнул и надломился.

- За такие слова я должен тебя расстрелять! - Терек обрадовался. Он точно знал, как реагировать на последнюю фразу, но остальное было настолько лишено смысла, что агент, наверное, и впрямь сошел с ума.

Конечно, Терек не собирался стрелять в чужого, тем более, что тот был старше по званию, черт его знает, может, он говорит правду. Может, у него действительно произошла авария и в голове все перемешалось? Но что же делать? С одной стороны - шанс получить награду, с другой… а если этот тип совсем слетит с катушек?

- Так! Коли ты пилот, то «гаррет» легко сможешь вести, не так ли?

- агент открыл рот, но Терек решил прекратить беседу. - Давай иди за руль. А я сяду сзади и приставлю тебе дуло к шее, поэтому не пытайся выкинуть какой-либо фортель, ясно?

Агент как-то странно задрожал, его левое колено выпрыгнуло вперед, правая нога подогнулась, и он почти рухнул на шоссе. Терек в последний момент удержался, чтобы не всадить в незнакомца луч.

- Садись! - рявкнул Каломер.

- Не могу… - простонал агент. - Я не вижу никакой машины…

- из его горла вырвался странный хрип.

Терек быстро отвел дуло в сторону и нажал на спуск. Луч ударил в край шоссе: асфальт закипел, повалил черный зловонный дым. Агент начал приближаться к машине Терека. Каломер медленно, не выпуская незнакомца из-под прицела, залез на сиденье.

- Давай-давай. Садись - и вперед. Без фокусов, иначе увидишь свои мозги.

Чужой подошел ближе, неуверенно протянул руку в направлении двери автомобиля. Он сделал это идеально, как настоящий слепец. Протянул руку еще дальше, и его ладонь прошла через укрепленный лист корпуса «гаррета». Терек открыл рот и пискнул. Лазер выпал из его руки и ударился о пол, каким-то чудом не отрезав Тереку обе ноги. Каломер подавился, но сознание его оставалось удивительно ясным, и он превосходно видел, как чужой с каким-то странным истеричным смехом входит в его автомобиль, словно весло в воду, пересекает грудью руль и останавливается между сиденьями. Он частично вырастал из капота, а частично, от промежности, из сидений. У него было лицо сумасшедшего, искривленное жуткой гримасой, блестели зубы за серыми потрескавшимися губами. Из уголка верхней губы сочилась кровь.

Призрак поднял руку, но вместо того, чтобы притянуть Терека и разом высосать из него все пять литров крови, шлепнул его ладонью по лицу. Удар был сильный, солнце плеснуло Тереку в глаза, и некоторое время он не видел ничего, кроме красных кругов, будто долгое время смотрел на Салар без очков. Когда круги побледнели, Терек подумал, что предпочел бы смотреть на Салар, а не в глаза монстра.

- Пойми, я на самом деле пережил катастрофу, - сказал упырь. Постарайся хоть немного подумать. Ситуация кошмарная, но что-то мы сможем выяснить только в том случае, если сохраним хладнокровие. Я уже несколько дней переживаю этот ужас, можешь мне поверить. Я вижу то, чего не существует, и не вижу того, что есть на самом деле. Это совершенно бессмысленно. Сейчас я наблюдаю, как ты паришь в воздухе… Подумай, ведь такой фокус невозможен - мужчина сделал три шага назад и через капот вышел на шоссе. По мере продвижения у него вырастали ноги, которые закончились ботинками. Каломер наклонился и поднял лазер, сжав его в руке. Если это упырь, то его и так ничто не возьмет, а если шпион, то его можно доставить и по частям. Награду он все равно получит.

- Марио, я освобождаю тебя из-под ареста. Исполнение наказания откладывается.

Эльт стоял неподвижно, согласно уставу.

Он уперся взглядом в лоб Саса и, чтобы не терять времени, представлял себе разного вида дырки на этой обширной территории. Сас вздохнул и сделал перерыв, чтобы дать Марио время на проявление чувств. Выждав несколько секунд, полковник продолжил:

- Ты и дальше ведешь это дело. Криптоним «Сапфир». Получаешь наивысший приоритет. Я надеюсь, ты сможешь использовать его с толком и вскоре доложишь о конкретных результатах. Отправляйся за пропуском, - выпученные глаза слегка дрогнули, и капитан понял, что это означает конец разговора.

Он поднял левую руку к уху, выполнил поворот и покинул кабинет полковника. Второй раз за сутки он получал у Алтина пропуск и оружие. Марио вышел в коридор и, немного подумав, решил вначале ознакомиться с результатами исследования трех секций «Лошадки». Он нашел пустой оперативный кабинет и заблокировал двери. Усевшись перед монитором компьютера, он вставил пропуск в щель над клавиатурой, включил микрофон и произнес криптоним. На экране появился список данных, более или менее связанных с операцией «Сапфир». Там была полная информация о фрегатах класса «Пеллюр», биография Марата Буля с подробностями, которые удивили бы его самого, рапорт бортового компьютера и свежие данные с полигона в горах Сейера. Марио решил начать именно с них:

- Вывести на экран данные корабля, которые отличаются от стандартных.

Он добросовестно изучил всю информацию, хотя существенные различия касались исключительно тех параметров, которые должны были измениться во время полета - количества топлива, воды, кислорода, продуктов. Несколько потерянных инструментов. Несколько использованных комбинезонов. Отсутствие одного комбинезона - хоть что-то полезное. Капитан тут же связался с дежурным и передал на его монитор изображение Марата, одетого в комбинезон. Он приказал начать поиски пилота, не выполнившего карантинные формальности после посадки. Сделав это, Марио отключился.

Марио подошел к стене с сигаретой и крепко затянулся. Он забыл о Сасе, наручниках, которые на некоторое время лишили его всех прав и поставили в иерархии ниже самой последней псины в подразделении. Он думал о Марате. Стоя перед стеной, капитан курил до тех пор, пока не осознал, что по меньшей мере дважды превысил лимит затяжек. Иронично улыбнувшись, он вдохнул еще раз и отпустил мундштук. Хорошая сигарета для хорошего офицера.

- И что же нам делать? - Терек Каломер посмотрел на Марата.

- Доложи кому-нибудь, - Марат запнулся. - Нет, это бессмысленно. Никто тебе не поверит. Ты далеко едешь?

- Еще два километра. Там есть телефон, - Терек почесал подбородок, открыл ящик и вынул термос. Он открутил колпачок и налил в него пенящийся кофе. Уголком глаза Терек разглядел, как Марат с интересом наблюдает за ним. Не видит термоса, что ли? - На, глотни, - он протянул колпачок Марату.

Тот покачал головой и смущенно улыбнулся.

- Он для меня не существует, как и твой автомобиль. Не понимаю, в чем дело, но так оно и есть. - Поймав удивленный взгляд Терека, Марат осторожно просунул свой палец между его расставленными пальцами, которые держали колпачок. Рука прошла сквозь колпачок, на некоторое время закрыв часть стенки посудины и поверхности светло-коричневой жидкости. Терек тряхнул головой.

- Жуткая история. Свихнуться можно! Марат подошел ближе и тронул его за плечо.

- Не спеши. Как оказалось, человек быстро сходит с ума. Я - лучшее тому доказательство. Выпей это… - он указал на руку Каломера. - И в путь. Если будешь ехать медленно, то я успею за тобой.

Терек быстро глотнул кофе. Вкус был паршивый - то ли палец Марата в колпачке, то ли просто дешевый сорт заставили Терека после первого глотка вылить напиток на дорогу. Он закрыл термос и завел машину. Терек ехал медленно, Марат шел с левой стороны. Возникли некоторые проблемы с синхронизацией скоростей движения, но через пару минут все как-то уладилось, и они дружно преодолевали метр за метром, пока через полчаса не прибыли на пост.

Терек выпрыгнул из автомобиля, подошел к воротам и набрал входной код. По дороге он договорился с Маратом, что не будет здесь рассказывать о невидимом человеке, разве что кто-то еще увидит пилота «Лошадки». Ворота открылись, и они вошли во двор.

Терек отдал честь капралу Оунду и сказал:

- Мне нужно немедленно доложить в штаб. Разрешите упростить служебную процедуру.

Оунд удивленно взглянул на него, но махнул рукой. Терек вбежал в здание диспетчерской, прошел в комнату, где стояли телефоны, и крикнул:

- Убирайтесь отсюда! Приказ капрала, быстро!

Когда комната опустела, он уселся перед монитором. Тут только до него дошло, что он оставил диспетчерскую без обслуживания. Диспетчерскую поста! Если этот Марат врет или что-то пойдет не так, то он до конца своей никчемной жизни уже не выйдет из ракетной шахты. Он проглотил слюну и нажал клавишу аварийного вызова.

Во дворе Марат сделал несколько шагов в сторону и уселся на землю. Он подумал, что в иной ситуации рассмеялся бы, увидев Терека, отдающего честь посреди пустой стеклянной плоскости, бегущего по воздушным ступенькам, сидящего в не слишком свободной позе и говорящего что-то в несуществующий микрофон.

Треск монитора оторвал Марио от сигареты, которой он угощался, потеряв чувство меры. Он как раз докуривал паек, которого обычно хватало на два дня. Выпустив мундштук, он бросился к монитору. На экране появилось лицо дежурного.

- Курсант Терек Каломер с поста номер семь только что подал очень странный рапорт. Я выслал бы к нему карету «скорой помощи», но он говорит что-то о пропавшем пилоте Марате Буле. Переключаю, - дежурный протянул руку, и на экране монитора Марио возник взволнованный Терек. Увидев капитана, он вскочил с кресла.

- Сиди! Говори быстро, что ты знаешь о Марате Буле? - крикнул Марио.

- Час назад я встретил на шоссе какого-то человека в сером комбинезоне. Я хотел его задержать, потому что он находился на военной территории, но оказалось, что он не совсем нормальный, то есть… В общем, он проходит через мой автомобиль, как будто машины нет и в помине. Никто, кроме меня, его не видит, а он, в свою очередь, не видит никого, лишь меня. Он не способен увидеть даже зданий поста… Я никому о нем не рассказал, докладываю и прошу инструкций… Он не может даже пить из моего термоса - для него этот термос не существует. Вот, примерно все… - он закончил доклад, как гражданское лицо.

Марио почувствовал, что его мозг набирает высокие обороты. В голове мелькнуло несколько вариантов действий. Это было приятно: ясный ум, интересное дело. Эльт подумал и наклонился над экраном.

- Послушай меня. Через десять минут я приземлюсь на шоссе на расстоянии полукилометра от твоего поста. Ты выйдешь с Маратом, там и встретимся. Постарайся, чтобы никто не заметил, что с тобой кто-то есть, понимаешь? Не разговаривай с ним прилюдно. Позови сюда своего капрала, я скажу, чтобы он освободил тебя от всех обязанностей.

Терек вскочил и отдал честь, прежде чем камера передвинулась вверх. Марио увидел только живот, а через мгновение в поле зрения вошло лицо капрала Оунда. Когда он узрел капитана, его коротко остриженные волосы встали по стойке «смирно». Однако Марио не интересовал круглый череп капрала. Он быстро отдал приказ об освобождении курсанта Терека от всех обязанностей и выскочил из комнаты. Через минуту Марио уже сидел в кабине флаера и на полной скорости мчался в направлении поста номер семь.

Терек вышел из диспетчерской и огляделся. Он увидел Бузо, Чер-сефа и Урва, которые стояли под забором и с любопытством смотрели на него. Он увидел три танка со стволами, направленными в разные стороны, хорошо знакомый двор, на котором не было места странным и ненормальным вещам и где таких вещей действительно не имелось. Марат исчез.

На долю секунды Терек вообразил масштаб скандала, виновником которого он стал, представил все последствия, хотя в каком-то проблеске здравого смысла понимал, что всех последствий он предвидеть не в состоянии. Терек снял фуражку, вытер орошенный холодным потом лоб и тут заметил, как из танка, из этой скалы крепчайшей стали, появляется Марат и направляется к нему. Терек сделал несколько шагов, опустился на низкую ступеньку и, прежде чем Марат приблизился, почти восстановил контроль над своим сознанием.

- Нам нужно выйти отсюда так, чтобы тебя никто не обнаружил, - прошипел он сквозь зубы, когда Марат приблизился на достаточное расстояние.

- А кто здесь? - спросил Буль.

- Давай. Иди за мной, - Терек поднялся и двинулся к воротам. Он набрал выходной код, прошел через широкие створки и, не ожидая Марата, быстро зашагал по шоссе. Флаер, покрытый желто-коричневыми пятнами, как раз садился в каких-то трех сотнях метров перед ними.

Капрал Оунд выполнил приказ капитана из командного пункта группы Дракона, но никто не запрещал ему думать и смотреть, поэтому он поднялся на наблюдательную площадку и направил полевой бинокль в спину удаляющемуся Тереку. Некоторое время капрал следил за подчиненным, которого неожиданно вырвали из-под его контроля, а затем направил бинокль на флаер. Из него вышел тот самый капитан с командного пункта. Оунд отметил его номер и на всякий случай продиктовал в небольшой магнитофон на левом плече. Он наблюдал, как Терек приближается к капитану и как тот, стоя боком к Каломе-ру, смотрит куда-то вдаль, а затем протягивает руку и хватает что-то. Капрал Оунд был уверен, что капитан ловил какое-то пролетающее насекомое, но тот слишком долго держал руку вытянутой и тряс ею, будто хотел эту муху раздавить, и лишь затем повернулся к курсанту Каломеру и задал какой-то вопрос.

Капрал тихо чертыхнулся и приказал немедленно принести на площадку микрофон направленного действия. Он опять глянул в бинокль. Терек что-то рассказывал, капитан слушал, время от времени поворачивая голову в сторону, будто у него было сильное косоглазие, и даже говорил, отвернувшись. Каломер вдруг что-то выдернул из-за ремня, и капрал застыл, предчувствуя, что сейчас станет свидетелем убийства капитана, но это был лишь обычный термос, который Каломер перед уходом с поста взял из своего «гаррета». Курсант вытянул руку и некоторое время держал термос перед собой, а потом передал его капитану. Тот тоже подержал его, раскрыв рот и не шевелясь, потом снял фуражку и вытер лоб.

- Где этот микрофон? Вы что, хотите, чтобы я вам задницы законопатил? - рявкнул капрал, в высшей степени возбужденный. Два курсанта рванули через двор с длинной трубой и небольшим ящиком в руках. Капрал прильнул к окулярам.

Двое на шоссе некоторое время разговаривали тем же странным способом, они вертели шеями во все стороны, будто боялись, что за ними подглядывают. Вскоре Оунд услышал сопение курсантов и почувствовал, как ему в руку суют микрофон. Он направил его в сторону Каломера и капитана.

- …если видишь флаер, то сможешь на нем лететь. Так или нет? - услышал Оунд голос капитана.

Ответа не было. Капрал грязно выругался и подкрутил до упора регулятор. В бинокль он видел, как курсант Каломер и незнакомый капитан смотрят на флаер, потом вдруг радостно кивают и входят в открытую дверь. Стократно усиленный рев двигателя взорвался в ушах Оунда и свалил его с ног. Прежде чем подчиненные сообразили снять с ушей капрала наушники, его органы слуха были необратимо повреждены. Капрал очутился в госпитале, а вскоре после этого оказался на некоем довольно хорошо охраняемом объекте в совершенно не известной ему местности. Оунд с маниакальным упрямством повторял какую-то глупую историю и получил место в палате для так называемых неагрессивных. Там уже находился один фетишист. И копрофаг.

- И на посту ты никого не видел? - Марио задал курс автопилоту и повернулся к Марату.

- Никого и ничего, - ответил тот измученным голосом.

- Он прошел сквозь танк, даже не заметив его, - вмешался Терек. Марио покачал головой. Необычное дело - хотя это, возможно, не

самое подходящее определение.

- Невидимый и одновременно невидящий, да? - он повернулся к Марату, протянул руку и ухватил пилота за плечо. - Не беспокойся. Ничего другого пока не могу посоветовать. Тебе придется немного потерпеть. Может, все уладится. - Он, правда, не очень в это верил. - Я хорошо изучил твое дело. Единственное, что мне приходит в голову, так это то, что на протяжении тех восьмидесяти четырех секунд ты находился в каком-то поле неизвестной нам структуры, и оно… немного тебя переделало. Во всяком случае, ты вышел из него несколько иным. Но раз ты видишь меня, курсанта и этот флаер, то дела не так уж плохи, - Эльт широко улыбнулся Марату. - Эй! Может, хочешь пить? Или съесть что-нибудь? Вот термос. Утром в него заливают свежий кофе, а вечером, если его не выпьют, он попадает в котел для нижних чинов, - Марио открыл ящик и вынул большой черный термос.

Терек вспомнил вкус вечернего кофе, каждый раз другой, и теперь понял причину. Он взглянул на Марата и увидел злость на его лице. Марио вначале не понял, в чем дело, он удивленно смотрел на пилота. Курсант протянул руку и коснулся плеча капитана.

- Он его не видит, - объяснил Терек.

Марио посмотрел на курсанта как на сумасшедшего.

- Но ведь он видит флаер, почему же не должен видеть термос? - Марио повернулся к Марату и добавил: - Возьми термос, пожалуйста.

Марат открыл глаза и протянул руку. Марио подался вперед и вложил термос в его ладонь. Через секунду они услышали стук упавшего на пол термоса и смотрели на сжатый кулак Буля.

- Извини, - сказал Марио. - Трудно вот так сразу уловить все нюансы.

На горизонте появились низкие здания базы, хотя «появились» - не то слово. Просто в окрестные холмы и холмики вписывалась пара десятков бетонных сводчатых грибов неправильной формы, под которыми находился командный пункт группы Дракона.

- Марат, видишь что-нибудь внизу? - спросил Марио.

Тот подался вперед, посмотрел вниз и, покачав головой, повернулся к Эльту. Но вдруг вновь метнулся к левому окну кабины.

- Поверни! Быстро! - воскликнул он.

Марио бросился к панели управления, ударом кулака выключил автопилот и сделал разворот. Через пару секунд они вернулись на прежнее место. Голос в динамиках верещал что-то о запрещенных маневрах.

- Здесь! - крикнул Марат и указал куда-то вниз.

Капитан установил курс, теперь флаер кружил над указанным Маратом местом.

- Вижу часть коридора! Какая-то дверь в помещение, но все это довольно глубоко. Вот здесь! - он направил палец в купол F.

- Купол не видишь? - спросил возбужденный Марио.

- Какой там купол! - Марат не отрывал взгляда от места, где наконец что-то разглядел. - От поверхности - метров двадцать с гаком. Там коридор выкрашен в желтый цвет, а дверь белая.

- Шестой, предпоследний уровень, - буркнул Марио. - В тридцати метрах от поверхности. Самое глубокое убежище. Черт… Ладно, садимся!

Он взял управление на себя и завис над посадочным полем. Не дожидаясь остановки огромных горизонтальных лопастей флаера, они выскочили на бетонную поверхность и, преодолевая порывы ветра, устремились в направлении открытого шлюза. Марат бежал первым, Марио намеренно пропустил его вперед, но вдруг прямо перед дверью пилот отпрыгнул в сторону и наткнулся на бетонную стену. Собственно говоря, должен был наткнуться, но когда его тело коснулось бетона, тот будто расступился, полностью поглотив его. Ни Терек, ни Эльт не успели даже дотронуться до лазеров, тем более не успел это сделать часовой, который вообще никого, кроме капитана и незнакомого курсанта, не видел.

- Полковник Сас. Слушаю… - Сас стал по стойке «смирно» перед монитором.

- Ладно-ладно. - У генерала Ракоди не было времени на формальности. - Помнишь, о чем мы говорили вчера?

Сас кивнул.

- Так вот, это дело по-прежнему на первом месте. Сроков пока не знаю. Полная боевая готовность в группе. Отмени все пропуска, кроме самых необходимых, убери больных из госпиталя, собери весь состав и проверь кухню. Соблюдать полную секретность. У меня есть свои информаторы на этой территории, и если они что-то пронюхают, считай, ты запорол дело. Мы понимаем друг друга, не так ли?

Лицо генерала исчезло с экрана, и Сас даже не успел доложить, что разыскиваемый Марат Буль уже находится в бункере F группы командования, что он сбежал от единственных двух человек, способных его видеть, а потом оказалось, что он просто прошел через толстый слой бетона и появился на шестом уровне, точнее - на складе шестого уровня. Он допивал пятую чашку сока, когда Каломер обнаружил его.

Сас как раз собирался поговорить с Маратом, но в этой ситуации должен был пересмотреть план действий на сегодня. Он развалился в кресле и погрузился в обдумывание хитрых приготовлений к приему на базе столь важных гостей. Через полчаса он решил, что ничего не добьется, если будет действовать тихо. Сас поднялся и подошел к стене, усеянной экранами мониторов. Он открыл кассету в нижнем ряду и дернул рычаг с желтой рукояткой. Тем самым он объявил тревогу второго уровня, надеясь, что в шуме и суматохе, которые всегда сопровождали учебную тревогу, сможет кое-что сделать.

- Что-то не видно Саса, - сказал Марио сияющему от счастья Марату.

Наевшись, приняв душ и выкурив три сигареты, Марат чувствовал себя как в раю. Его даже не беспокоило, что по-прежнему никто, помимо Марио и Каломера, его не замечает, и он не видит ничего, кроме части шестого и всего седьмого уровня.

Эти уровни находились в полном распоряжении тесной компании, даже только что объявленная тревога к ней не относилась. Единственными вещами - по крайней мере, пока, - которыми Марат не мог пользоваться, были телефон и телевизор. Экраны оставались для него темными и глухими независимо от того, разговаривал ли Марио с Са-сом или вместе с Тереком наблюдал за суматохой на верхних уровнях.

- Это довольно просто, - сказал Марат после первой сигареты. - Поскольку верх для меня не существует, так как я вижу только большую нишу, заканчивающуюся коридором, то как же я могу смотреть программу, которую передают из несуществующей для меня студии? Железная логика. - Он ухватил мундштук зубами и сделал мощную затяжку.

Они сидели в разных углах большого помещения, которое изредка использовалось для секретных учебных занятий. Неизвестно почему, но считалось, что все, что пахнет тайной, должно быть покрыто особой оболочкой, солнечный свет за окном как-то не подходил для специальных занятий. Сейчас помещение пустовало, кресла вынесли еще перед сверхъестественным спуском Марата на шестой уровень. Марио сидел рядом с дверью, он отдавал себе отчет в том, что напоминает сторожевого пса, но так уж он сел и теперь не хотел менять положение, суетиться. Терек устроился в дальнем углу и чувствовал себя не в своей тарелке в этой компании: он не был ровней капитану и сержанту, пилоту корабля, к тому же невидимке. Он понимал, что лишь его таинственный контакт позволил ему пребывать на самых глубоких уровнях группы командования и что эта ситуация довольно хрупкая. Терек оправился после кошмарных событий этого дня и успел осознать всю шаткость своего положения - в любой момент его выведут из игры, но это не значит, что с миром отпустят домой. Домой - к Жабель - он вовсе не стремился, просто жаль было расставаться со статусом первооткрывателя.

Марат, самый спокойный и довольный среди этой троицы, удобно развалился в кресле и пользовался всем, чего был лишен с момента посадки на Дугее. Он ел, пил и курил. Вырванный каким-то чудом из одиночества, он считал, что если бы даже пришлось провести остаток жизни в обществе двух земляков, то это все же лучше, чем подобный финал среди полной пустоты, тем более стремительный финал. Он считал, что судьба одарила его одной из своих сияющих улыбок. Наверное, поэтому легкая улыбка не сходила и с его собственных уст.

Дверь зашипела, и в помещение вкатился полковник Сас. Терек вскочил как ошпаренный. Чуть позже поднялся капитан Марио.

- Где он? - пропыхтел Сас и рухнул в ближайшее кресло. Марат взглянул на открывающуюся дверь и слегка пошевелился.

Он не собирался подниматься с кресла, так как уже привык к ситуации, в которой мог позволить себе игнорировать любого человека, которого не замечал. Марат смотрел на вытянувшегося Терека и стоящего по стойке «смирно» Марио, но не видел того, чей приход поднял на ноги двух военных.

- В том углу, - указал Марио на Марата, не уточняя позы пилота.

- Я ни черта не вижу, - Сас растянул губы в улыбке и добавил:

- Садитесь. Так… А вы его нормально видите? Как меня?

- Да. Никакой разницы, - ответил Марио.

С этими словами он уселся. И почувствовал радость от собственной безнаказанности. Он забросил ногу на ногу и с огромным удовлетворением отметил, что полковник обратил внимание на эту деталь.

- Дело в том, что если он кого-то не видит, то его тоже не видят,

- Марио умышленно поставил на первое место Марата. Сас воспринял это должным образом.

- Так… Ладно. А как вы докажете, что он здесь? - спросил полковник.

- У-ф-ф… - развязно выдохнул Марио. - Действительно, не знаю, - он повернулся в ту сторону, где полулежал улыбающийся Марат. - Ты можешь доказать, что существуешь?

- Думаю, могу. - Улыбка Марата перешла все допустимые уставом нормы. Он поднялся и подошел к Тереку. - Дай-ка, - он протянул руку к кобуре, вынул лазер, несколько раз крутанул его на пальце, подбросил в воздух, поймал за ствол, подбросил еще раз, поймал за рукоятку и опять крутанул на пальце.

С огромным напряжением Сас следил за летающим в воздухе лазером. Он не вытаращил глаза лишь потому, что они бы выпали на пол при малейшей подобной попытке. Зато он несколько раз моргнул и откашлялся.

- Хорошо, кроме нас троих здесь есть еще кто-то. Следующий вопрос. Я не знаю, действительно ли это пилот Марат Буль, можно ли ему полностью доверять и так далее, и тому подобное, - сказал он громче, чем обычно.

Марио должен был признать, что старый каплун оказался более стойким, чем можно было предполагать. Он утешил себя тем, что Сас знал, чего следует ожидать, и пожал плечами.

- Капитан, не ведите себя как девица на выпускном балу, - резко бросил Сас. - Вы по-прежнему остаетесь офицером армии Федерации, поэтому прошу соответствовать.

Тон его находился в явном противоречии со словом «прошу», но Марио (правда, пока только в душе) некоторое время назад взял односторонний развод с армией Федерации. Пока он не выступал открыто, поскольку его интересовало дело Марата; он говорил себе, что не имеет права отказаться от самой любопытной в его жизни истории. Ну а потом - будь, что будет.

- Насколько я понял, экранов он не видит? - спросил Сас.

- Не видит. Компьютер, должно быть, находится здесь, в убежище, - ответил капитан Марио.

- Разумеется! - съязвил полковник. - Чтобы первая встречная бомба разделалась со всем штабом? Здесь только терминалы.

- Во всяком случае, он ничего не видит на экране. Разве что врет,

- добавил Марио.

- Он нас слышит? - Сас слегка наклонился в сторону Марио.

- Насколько мне известно, только то, что говорю я, - признал Эльт.

- Ну, так думай, что говоришь, - процедил Сас. - Сделаем так…

- он прикусил нижнюю губу. - Посади его в том углу, - он указал на ближайший к себе угол. - Будешь зачитывать ему вопросы с экрана и вслух повторять ответы. Ты, - он указал на Терека, - сядешь рядом со мной и будешь проверять ответы капитана. Открой эту ячейку,

- он показал на небольшой квадрат в стене помещения.

Терек подошел к стене и дернул маленькую рукоятку. В ячейке лежал свернутый в клубок кусок провода, заканчивающийся двумя контактами, то есть детектор. Курсант не спрашивал о назначении устройства, он расстегнул мундир и закрепил контакты на груди и шее, затем повернулся к полковнику.

- Будешь отвечать на вопросы, а Терек будет их проверять возле монитора полковника… - неожиданно сказал Марио.

- Капитан! Кто разрешил? - рявкнул Сас. Он несколько раз глубоко вздохнул, повернулся к Тереку и приказал: - Пододвинь сюда монитор.

Каломер потянул ближайший монитор, который легко вышел из стены вместе с гибким свернутым проводом, затем придвинул его к полковнику и установил экран лицом к Сасу.

- Второй монитор поставь перед капитаном, - приказал Сас, не глядя на курсанта.

Каломер выполнил приказ и, уже не ожидая следующих, подтащил к монитору кресло. Сас осмотрел расставленное оборудование и кивнул.

- Марио, пусть пилот возьмет твой ремень и положит себе на колени, - приказал Сас и пересел в кресло перед монитором рядом с дверью.

Марио отстегнул ремень и подбросил его перед собой. Ремень свернулся и вдруг, пойманный невидимой рукой, распрямился на мгновение и завис, удерживаемый в воздухе какой-то силой.

- Положи его себе на колени, чтобы мы знали, где ты находишься, - сказал капитан и добавил: - Садись здесь, ответишь на несколько вопросов для полной идентификации, - он сделал два шага и сел первым.

Ремень висел еще некоторое время, потом качнулся, переместился и опустился на высоту двадцати сантиметров над краем сиденья кресла. Сас опять кивнул и положил руку на клавиатуру около своего монитора. Некоторое время стояла тишина, тихо щелкали клавиши, с помощью которых Сас запускал сеанс, задавал функции монитора Ма-рио и определял действия своего терминала.

- Громко читай вопросы, - приказал полковник, обратив выпученные глаза к Марио.

Марио взглянул на кресло, где сидел Марат, и сказал:

- Отвечай на вопросы. Кто был твоим тренером по физподготов-ке в летной школе? - И через секунду: - Эгис.

Сас смотрел на экран, где также возникали вопрос, ответ и прямая желтая черта, указывающая на то, что Терек слышал такой же ответ. Сас ударил по клавише. На экране перед Марио появился второй вопрос:

- Скажи точно: сколько тебе лет, месяцев, дней, часов, минут и секунд.

На этот раз им пришлось ждать дольше, затем Марио ответил:

- Тридцать два года, три месяца, двенадцать дней, шесть часов, двадцать четыре минуты и… уже двадцать пять минут и шесть…

- Хорошо, - буркнул Сас и ударил по клавише.

- О чем тебе говорят инициалы K.E.?

Марио слегка улыбнулся, слушая ответ, и повернулся к полковнику.

- Он говорит, что это его личное дело.

Сас взглянул на запись Терека, принял ответ и вновь ударил по клавише.

- Сколько раз ты был в горах Сапач и на каких туристических базах?

- Три раза. Всегда в «Пропасти».

Сас откинулся в кресле и некоторое время молчал. Компьютер приготовил более шестисот вопросов, ответы на которые должны были рассеять сомнения относительно личности пилота. Полковник признал, что три-четыре вопроса, выбранные случайным образом, решают эту задачу.

Полковник посмотрел на ремень над краем кресла, поднял взгляд выше и изрек:

- Несомненно, это Марат Буль, - он легко оттолкнул от себя монитор и махнул рукой. Терек поднялся, вставил контакт в гнездо в стене и снял с себя датчики. - Скажи ему, что у нас есть для него задание. Я хочу, чтобы он пролетел над Союзом и проверил, нет ли там укрытий под поверхностью.

Марио повернул голову к пустому креслу и повторил слова Саса, затем кивнул и сказал:

- Марат спрашивает, не подстрелят ли его еще на подлете к Союзу?

- Он полетит нашим коридором вдоль их северного берега. Нас прежде всего интересует этот участок. Достаточно, если он подтвердит данные, полученные разведкой.

Марио повторил объяснение Саса и выслушал ответ.

- Он говорит, что, разумеется, сделает это. Собственно говоря, у него нет выбора, - добавил он, глядя на полковника.

- Вот именно, - буркнул Сас, поднялся с кресла, направился к двери и вышел, не прощаясь.

Тишина стояла не менее минуты, вся тройка смотрела друг на друга, и вдруг они почувствовали, что несущественными стали звания, возраст и интересы, что их объединяет нечто другое, и почти одновременно осознали - что именно.

- Пойдемте-ка спать, - предложил Марат. - Кажется, в ближайшее время нам придется немного поработать. - Он сделал несколько шагов к выходу. Терек находился ближе к двери, но подождал и пропустил Марио. В таком порядке они прошли часть коридора и оказались возле дверей двух спален.

- Думаю, начальство желало бы, чтобы один из вас спал вместе со мной. Мне все равно кто, решайте сами, - сказал Марат и вошел в комнату.

Марио посмотрел на Терека и потянулся к одной из дверей. Он столкнулся с курсантом, который стартовал в ту же секунду. Они отскочили друг от друга и остановились. Марио кивнул головой и сказал:

- Идем.

А когда удивленный Марат посмотрел на них, предложил:

- Может, партийку «береты»? - он вытащил из кармана тонкую колоду карт и показал Марату. - Ты видишь карты?

- Ага! - ответил Марат.

- Ну, что? - Марио посмотрел на Каломера и Марата.

Вскоре после этого дежурный в комнате наблюдения удовлетворенно потер руки и направил свою камеру так, чтобы видеть карты капитана. Он уже привык к тому третьему, которого не видел, и его не беспокоило, что один из карточных вееров висит над столом, удерживаемый сверхъестественным образом. Наконец-то ему попалось интересное дежурство.

- Господа, - президент Федерации Гоул Аперт поднялся и посмотрел на присутствующих. - Мы оказались здесь не случайно, и не случайным является состав присутствующих. Рад приветствовать маршала Шино, командующего военно-воздушными силами генерала Мере, командующего сухопутными войсками генерала Сакона, а также командующего отдельной группой Дракона генерала Ракоди и его заместителя полковника Саса. Итак, здесь находятся руководители важнейших для нашей обороны сил, - президент скромно умолчал, что сам он является главнокомандующим армии Федерации. - Наша встреча стала необходимостью в связи с последними разведданными. Они вынуждают нас принять решение исторического значения. Генерал Мере, прошу вкратце изложить сведения, которые вызвали у нас беспокойство, - президент сел и пододвинул к себе какие-то голубые карточки.

Поднялся высокий, широкоплечий мужчина в полевой генеральской форме.

- С некоторого времени, точнее - на протяжении шести лет, до нас доходила информация о работах Союза над новым видом оборонительного оружия. Однако эти работы были настолько засекречены, что мы не могли, к сожалению, получить более конкретных данных. Кроме того, президент Жюлеттамис, ваш предшественник, - Мере склонил голову перед Апертом, - не верил нашим, действительно туманным, донесениям и отказывался что-либо предпринимать. И только победивший на выборах президент Аперт, обнаружив в архиве информацию, которой пренебрег Жюлеттамис, приказал тщательно проверить ее. Вначале нам не удавалось выяснить что-либо конкретное, враг очень хорошо охранял свои секреты. В конце концов мы все же кое о чем узнали. Во-первых, Союз дал этому оружию криптоним «Лотос». Во-вторых, это какое-то поле, в котором полностью отказывает аппаратура наших ракет и самолетов. Имеются обоснованные опасения, что это поле представляет собой комбинацию помехосоздающего и силового воздействий, поэтому оно непроницаемо и для наших обычных снарядов. Сейчас я продемонстрирую вам короткий фильм, который мы получили с огромными трудностями, но он однозначно ставит проблему: Союз обладает оружием, которого у нас нет и не будет, по крайней мере, еще несколько лет. Включайте! - Мере махнул рукой, и один из двух присутствующих помощников вставил кассету.

На экране одного из мониторов появилось изображение нескольких зданий, снятых с высоты птичьего полета.

- Это макеты, которые сейчас закроет «Лотос», - пояснил Мере, и вдруг здания затуманились, будто густой дым или пар мгновенно покрыл их. Дым сформировался в виде гриба и замер. - Теперь внимание! - чуть громче произнес Мере, и экран разделился на две части: в одной по-прежнему был виден белый гриб над зданиями, а вторая камера сопровождала полет ракеты, которая в Федерации была известна под названием «Олди». Длилось это недолго, ракета наклонила тупой нос и ударила в купол, тут же взорвавшись. Через несколько секунд дым рассеялся, и на экране возник прежний вид - небольшие хрупкие домики стояли, как и раньше, целые и невредимые.

- Вот так, - буркнул Мере. - Похоже на то, что наши ракеты бессильны.

- Благодарю. Переходим к сути дела, - президент Аперт опять поднялся и отодвинул карточки, которые изучал во время просмотра фильма. - Как заметил генерал Мере, у нас нет ничего похожего на «Лотос», что защищало бы нас от атак Союза. Сейчас не время выяснять, чья нерадивость привела к подобной катастрофической ситуации. Суть ее такова: Союз располагает оборонной системой, которую нам не пробить. Возникает вопрос: не захочет ли Союз, прикрывшись «Лотосом», ударить по нам? - президент хлопнул ладонью по столу. Маршал Шино вскочил и одернул полы парадного мундира.

- Разумеется, ударит! - выкрикнул он тонким голосом. - Это наш враг испокон веков, коварный и безжалостный, он всегда готов нанести нам смертельный удар! Их экономика и весь промышленный потенциал работают на одну цель, всю свою жизнь они посвящают уничтожению нашей родины. Их общество лишено основополагающих…

- Господин маршал! - прервал его Аперт. - Мы не на церемонии посвящения в курсанты. Я отдаю отчет в том, что некоторая информация для обычных граждан подвергается определенной… скажем так, ретуши. Речь не о том, что Союз такой, каким мы его рисуем нашему обществу, а о том, какой он на самом деле. Их лидеры заявляют, что не намерены атаковать Федерацию. Это лозунг или правда?

- Это лозунг! Вне всякого сомнения! - воскликнул Шино и сел на место, оглядывая присутствующих.

- С другой стороны, - произнес в абсолютной тишине генерал Сакон, - они сделали ставку на оружие оборонительного типа. Мы прекрасно знаем, что на протяжении уже нескольких лет они не брали на вооружение наступательные виды. Еще недавно мы имели перед ними преимущество, теперь же все идет к тому, чтобы на собственной шкуре убедиться в соотношении сил.

- Короче говоря, мы сегодня должны принять решение… Нет, я скажу иначе, - Аперт покачал головой и на минуту задумался. - Несколько дней назад руководитель Союза предложил мне подписать вечный договор о ненападении. Послезавтра истекает срок, который я взял для решения. Я не знаю, намеренное ли это действие - допустить утечку информации и предложить договор под некоторым давлением, или они тоже стоят накануне важных решений и хотят перед этим выяснить наши планы. А мы… - президент сел и потер ухо, - должны определиться: атаковать сейчас, прежде чем вся территория Союза будет накрыта куполом «Лотоса», или подписать договор и согласиться с существованием Союза на Дугее. Как видите, это решение может повлиять даже на принципы нашего государственного строя. Прошу высказываться.

- Возможно ли… - медленно начал Ракоди, - что Союз подбросил нам этот фильм для того, чтобы вынудить подписать договор, а «Лотос» - обдуманная, долгосрочная диверсионная операция с целью ввести нас в заблуждение?

Сакон несколько раз кивнул головой и сказал:

- Мне это тоже пришло в голову.

- Генерал? - президент посмотрел на Мере.

- Это не исключено. Тем более, что фильм действительно снят Союзом. Мы получили его в результате деликатной операции. Но вряд ли это монтаж, наши специалисты отвергли возможность подлога. Следовательно, «Лотос», скорее всего, существует на самом деле. Я лично верю в это поле, - генерал Мере прищурил глаза и по очереди посмотрел на каждого из присутствующих.

- Господин президент! - выступил маршал Шино. Он старался держать нервы под контролем и придать голосу более глубокое, более солидное звучание. - По-моему, не подлежит сомнению, что они хотят нас обмануть, и им это почти удалось. В любом случае мы должны ударить по ним - или они не успели повсеместно установить свой «Лотос», и мы можем преподнести им неприятный сюрприз, или у них вообще его нет, и тогда удар будет еще чувствительнее. Значит, нужно их упредить. Как можно быстрее! Это мое мнение! - в конце речи голос все же подвел маршала.

- Пусть выскажется каждый, - предложил Аперт. - Решение нужно принять сегодня, поскольку уверенным можно быть лишь в одном: у нас нет времени.

Марат проснулся первым. Курсант спал в кресле, положив голову на стол, а Эльт Марио тихо храпел на кровати у стены. Марат протер глаза и громко зевнул. Он вышел в коридор и направился в ванную. Вернувшись через некоторое время, он прошел мимо комнаты, где они до утра играли в карты, поднялся лестницей на шестой уровень и устремился в конец коридора, который заканчивался нишей, освещенной высоко стоящим в небе Саларом.

Марат приблизился к месту, где заканчивался бетон, и увидел мужчину, висящего в воздухе. Брюнет в возрасте около пятидесяти сидел в кресле и как будто слушал кого-то. Буль понял, что за коридором находится зал, где сидят несколько человек, и одного из них он видит. Он все еще не понимал, почему видит одних и не видит других, но обрадовался, что круг зримых персонажей расширился. Он вышел из коридора на рваную и дырявую в этом месте поверхность. Ему пришлось присесть и нащупывать путь руками, и вдруг он узнал президента Федерации - Аперта. На секунду Марат остановился, а затем пошел дальше, но теперь старался передвигаться так, чтобы войти в помещение за спиной президента. Марат находился от него в двух метрах, когда Аперт поднялся и сказал:

- Я надеюсь, все присутствующие осознают важность принятого здесь решения. История покажет, кто был прав. Мы решили, что послезавтра в четырнадцать ноль-ноль нанесем удар по Союзу. Операция будет иметь криптоним… э-э-э… «Шепот тигра». Детали предоставляю вам, я должен возвратиться в столицу. Прошу завтра в двадцать ноль-ноль ознакомить меня с подробным планом операции.

Президент поднялся и сделал несколько шагов, протянул руку и потряс ею в воздухе, затем повторил это действие несколько раз. Марат понял, что Аперт пожимает руки присутствующим. Пилот сделал два шага назад и споткнулся, затем быстро присел и провел ладонью по лицу.

Марио и Каломер одновременно бросились к монитору, протяжный стон сигнала поднял их на ноги пару секунд назад. Курсант притормозил, а Эльт Марио нажал клавишу.

- Где Марат? - рявкнул Сас с экрана.

- Не знаю, - возбужденно произнес капитан. - Мне поручали не следить за ним, а посредничать…

- А теперь ты должен его стеречь, оба должны его стеречь! Ясно? Марио открыл рот, но услышал, как открывается дверь, и обернулся. В проеме стоял Марат.

- Он как раз вернулся, - доложил капитан.

- Значит, все в порядке. Через час я хочу видеть вас в воздухе. Выберите скоростной флаер и сделайте то, о чем мы договаривались: попытайтесь выяснить расположение укреплений и бункеров Союза. Выполняйте! - Сас исчез с экрана.

Никто не издал ни звука. Все трое почувствовали, что рожа Саса испортила им настроение на весь день. Марио подошел к стене и выкурил целую сигарету на пустой желудок, Терек через некоторое время сделал то же. Марат завалился на кровать и повернулся лицом к стене. Капитан подошел к столу и начал собирать разбросанные карты.

- Что случилось? - спросил он.

- Ничего, - буркнул Марат.

- Может, сейчас наступила реакция организма на все эти события? - спросил Терек.

До сих пор курсант открывал рот лишь тогда, когда его спрашивали, поэтому Марат и Марио удивленно уставились на него. Каломер слегка улыбнулся.

- Возможно, - Марат вздохнул, взглянул на Марио и спросил: - Нас подслушивают?

- Конечно, но ты можешь говорить, что угодно. Если только они не нашли еще кого-то, кто тебя видит.

- Речь как раз о том, что я знаю еще одного… - Марат замолчал и со вздохом поднялся. - Летим? Я хотел бы покончить с этим.

- Ладно, - Марио сложил карты и сунул их в карман. - Идем к флаеру. Мы поднимемся лифтом, а ты - не знаю как. - Он пожал плечами. - Двигайся отсюда… - он прищурил глаза, вспоминая расположение взлетных полос, - приблизительно на северо-восток. В худшем случае немного поплутаешь. Полетим тем самым флаером, которым прибыли сюда, ведь неизвестно, подойдет ли какой-либо другой… Ага! Подожди! Меня постоянно грызет один вопрос, - он подошел к Марату и тихо спросил: - Почему я не обнаружил тебя на трапе, а увидел лишь потом?

Марат некоторое время молчал, затем произнес:

- Я тоже думал об этом. Но ничего толкового не приходит в голову. Впрочем, поговорим об этом позже, - он первым прошел к двери и шагнул в коридор.

Когда Марио и Терек вышли следом, он уже исчезал на лестнице, ведущей на шестой уровень. Они сели в лифт и поднялись на поверхность, прошли часть коридора и оказались на посадочной площадке. Флаер уже стоял с открытыми дверями, но им пришлось ждать почти пятнадцать минут, пока из одной стены не появился Марат, который молча направился к флаеру. Он сел сзади и отвернулся к окну. Марио запросил разрешение на взлет и сразу получил его. Он быстро поднял флаер в воздух, взглянул на курс, проверил его и задал автопилоту. Затем, немного покопавшись в радиопередатчике, вытащил какой-то предохранитель и сказал, обернувшись к Марату:

- У тебя что-то на уме. Говори, не бойся, кажется, мне удалось отключить прослушивание. Ну?

Марат оторвал на мгновение взгляд от пустыни под флаером, посмотрел на капитана, затем на Каломера и потер подбородок.

- Включи прослушивание, я пока не до конца разобрался… Возможно, позже, - он опять отвернулся к окну и замолчал.

Марио вставил предохранитель на место и отключил автопилот; он был взбешен и выместил злость на двигателе флаера. Они помчались с максимальной скоростью. Высокий тон двигателя сначала резал слух, но потом стал убаюкивающим, и через час Марио заметил, что оба его попутчика спят или, по крайней мере, лежат с закрытыми глазами. Он вызвал базу и доложил о состоянии дел. К его удивлению, включился Сас и приказал держать курс точно (он подчеркнул - «точно») в коридоре, выделенном для самолетов Федерации, направляющихся к базе на острове Сурумак. Через полчаса капитан крикнул:

- Эй! Просыпайтесь! Прогулка закончилась, начинается работа!

Марио услышал сзади зевки, один из них показался ему притворным, вот только неизвестно чей. Он ввел флаер в коридор и опустился на минимальную высоту, затем включил камеры и оставил пульт управления Марату. Пилот жадно приник к пульту и дал максимальное увеличение, он щелкал переключателями, рассматривая каждый вид лишь одну-две секунды, а затем спросил:

- У нас есть связь со спутниками?

- Конечно! - капитан протянул руку к пульту и нажал несколько клавиш. - Вот.

Марат вернулся к пульту и некоторое время пытал его молниеносными изменениями команд, затем, будто и этого было мало, вызвал спутник, зависший над Федерацией. Некоторое время он сидел неподвижно, на этот раз ничего не меняя и глядя на свою родину с высоты шестидесяти километров.

- Сбавь скорость, - сказал он наконец и опять переключился на Союз.

- Не могу, - ответил Марио. - У нас определенные параметры курса.

- Передай, что у нас неполадки с двигателем: может быть, сработает. Мне нужно оглядеться.

Марио связался с базой и доложил о сбоях в работе двигателя, на секунду вырубил топливный насос и выслушал старательно разыгранное возмущение Саса. Он выключил радиопередатчик и посмотрел на пилота: тот сидел, будто всматриваясь в экран, но капитан был уверен, что Марата совершенно не интересуют границы Союза. Марат усиленно думал, и Эльт Марио, сам не зная почему, не мог решиться нарушить молчание в кабине. Он взглянул на Терека, тот внимательно смотрел на пилота и тоже о чем-то думал.

Марат вздохнул и оставил пульт управления.

- Я ничего не вижу. Ничего, - повторил он чуть громче, чтобы это дошло до Саса, и поднялся. - Я пошел в туалет.

Он вышел в коридор. Марио еще раз на короткое время выключил насос, чтобы убедить Союз в правдивости аварии. Ему хотелось чем-то заняться, бездействие напоминало недавний короткий арест. Он услышал шум двери кабины и шаги Марата в коридоре. Пилот появился в поле зрения, прислонился к переднему стеклу флаера, поднес палец к губам и жестом показал капитану, чтобы тот сел в кресло. Марио подчинился. Он даже как-то вяло отреагировал на то, что Марат держит служебный лазер, который прихватил из ящика в коридоре. Он сел рядом со столь же спокойным Тереком и равнодушно наблюдал, как Марат переключает лазер на минимальный уровень и сжигает радиопередатчик. Пилот сел на край кресла и некоторое время молчал.

- За прошедшие сутки мы узнали друг друга, и поэтому очень жаль, что приходится угрожать вам этим. - Он шевельнул рукой, в которой держал лазер. - Но мне кажется, я сделал несколько правильных выводов. У меня нет желания возвращаться в нашу любимую Федерацию, поэтому я и держу в руке это дерьмо. Если согласитесь со мной, то я отложу в сторону оружие и объясню остальное. Если нет, то сначала я объясню свои выводы, а потом спрошу вас еще раз.

- Сначала объясни, - сказал Марио и махнул рукой. - Впрочем, мне все равно. Может, так будет лучше всего… - он удобно уселся в кресле.

Терек молчал, глядя вниз.

- Так вот… - Марат глубоко вздохнул, - я располагаю информацией о том, что наше руководство решило послезавтра ударить по Союзу. Значит, будет война. Речь не о том, что я ее боюсь, в конце концов, это ведь моя профессия. К сожалению, я знаю результат этого матча, что несколько меняет суть дела. Я могу сражаться, но должен иметь хотя бы малейшую надежду, минимальный шанс, а сейчас я совершенно точно знаю: у Федерации такого шанса нет. Знаете, что я видел, когда смотрел на Союз? То же, что и вы! - он наклонился и проскандировал последнюю фразу. - Все: землю, деревья, реки и людей. Множество людей! Все, как и раньше, перед полетом на «Лошадке» и той аварией… А что я видел у нас? Выжженную землю, выгоревшие дотла бункеры и ни следа людей, животных, птиц и растений… - он прикусил нижнюю губу и на секунду замолчал. - Мне в голову пришло такое объяснение: я вижу то, что будет! Понимаете? Вижу наш мир в будущем. Я не знаю, насколько мир, который мне виден, опережает действительность, но уверен, что не ошибаюсь. Во-первых, та оболочка под ногами - это не что иное, как прожаренная почва Федерации. Во-вторых, оба слоя освещаются под разными углами - это наш Салар, только в разное время года. Поэтому я думаю, что разница между этими двумя мирами составляет всего несколько месяцев.

В-третьих, ты говорил, - он посмотрел на Марио, - что секции A, B и D «Лошадки» отправили на изучение, а C находится на орбите, так? - Эльт кивнул. - Я потому не видел этих трех секций, что через некоторое время их уничтожат вместе с полигоном, а C, по-видимому, уцелеет. И в-четвертых: я вижу вас и видел нашего президента Апер-та. Вы трое переживете эту войну. Аперт - потому что у него есть глубокое убежище, а вы - потому что летите со мной. Именно так я это понимаю, - он ударил кулаком по колену.

- Ты ясновидящий, - заявил Марио после недолгого молчания. Марат пожал плечами и не ответил. Они летели в тишине, прерываемой только писком автопилота.

- Я уверен, что послезавтра, когда полетят наши ракеты, начнется первый акт уничтожения Федерации. Союз выжжет нас до глубины двадцати метров! Подумайте… Я знаю, что это звучит бредом, но не нахожу другого объяснения.

- Ты мог бы все это рассказать командованию, - заметил Марио.

- Как же, так бы они и поверили! Или прикончили бы меня за распространение пораженческих настроений и измену, или засадили бы в дурдом, где я прожил бы до послезавтрашнего дня. Ты же сам не веришь в то, что говоришь.

- Наверное, но твоя гипотеза не подтверждена доказательствами, в ней есть пробелы. Я спросил, почему ты сначала меня не видел, а потом вдруг увидел?

- Я не могу этого объяснить, - Марат пожал плечами. - Если принять мою теорию, то ты не пережил этой войны, а потом что-то изменилось…

- Подожди! - Марио вскочил с кресла и стоял, всматриваясь в окно флаера. - Меня должны были в наказание перевести в корпус Коцца. Сас, судя по всему, планировал это заранее, поэтому ты меня и не видел. А потом ему пришлось меня освободить, чтобы я и дальше занимался тобой…

- Вот! - Марат тоже вскочил на ноги, забыв об оружии, они стояли друг против друга с сияющими глазами. - Понял? - закивал головой Марат и уселся обратно в кресло. - Я не знаю, на что наткнулся там, - он указал на небо, - на какое-то излучение, волны, складку пространства, времени, геометрии. Не знаю. Зато я полностью уверен в своеобразной логике того, с чем столкнулся, и хочу, насколько возможно, к этой логике приспособиться. А вы, если желаете, можете вернуться и рассказать обо всем Сасу. Я выпрыгну с парашютом. Но думаю, что ваше возвращение - это самоубийство. Я уверен: как только вы решите вернуться, то исчезнете с моих глаз вместе с флаером.

- Я лечу с тобой! - вдруг сказал Терек. - С какой стороны ни посмотри - мне не к чему возвращаться. С некоторого времени я плохо себя чувствовал в Федерации.

Эльт Марио сжал голову руками и оперся локтями о колени. Он потер лицо, сплюнул сквозь зубы и посмотрел сначала на Каломера, а затем на Буля.

- По-твоему, я смогу выжить только в том случае, если полечу в Союз. У меня нет аргументов, чтобы с тобой поспорить. По-видимому, ты прав.

Он отстегнул ремень с оружием и бросил его на пол перед Маратом. Терек начал отстегивать свой ремень, но Марат жестом остановил его.

- Эй? Зачем мне столько пушек? - он поднялся и бросил свой лазер на кресло. - Меняем курс?

- Наверное, придется, - сказал Марио и поднялся. - И еще одно: здесь есть аварийный радиопередатчик, и мне кажется, что нас слышали в штабе. А может быть, и не только там.

- Ха! - фыркнул Марат. - Это даже лучше. Они не смогут пожаловаться, что я их не предупредил. Я думал, мы передадим какое-то сообщение из Союза, но так даже лучше, - повторил он. - Только, наверное, все уже предопределено…

Изменение курса и передача открытым текстом просьбы о разрешении на посадку заняли у них несколько минут. Когда по бокам появились два флаера Союза, а два других зависли над их машиной, и Марио включил постоянные позиционные огни в знак того, что они готовы выполнить все предписания, Терек вдруг сказал:

- А если твой… наш… - поправился он, - побег и привел к войне?

- Я думал об этом, - сказал Марат Буль и стиснул челюсти. - У меня нет возможности проверить, но мне кажется, что все было решено намного раньше. Возможно, прежде чем мы родились, или прежде чем наши предки прилетели на Дугею, или прежде чем возник наш мир.

Перевел с польского Алексей ЯКИМЕНКО

© Eugeniusz Debski. Krach operacji «Szept Tygrysa». 1988. Публикуется с разрешения автора.


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

29.07.2008


home | Крах операции "Шепот тигра" | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу