Book: Моляков - Федоров: опыт противостояния



Моляков — Федоров: опыт противостояния

Посвящается Альберту Васильевичу Имендаеву

«Я понял, что с такими людьми, как Федоров, надо действовать только их методами…»

Ю. И. Скуратов, бывший генеральный прокурор РФ.

От автора

Более двух лет жизни отдано судебному разбирательству с гражданином Федоровым, переназначенным в августе 2005 года президентом России Путиным на должность президента Чувашской Республики на четвертый срок.

Вполне вероятно, что Николай Васильевич Федоров будет править Чувашской Республикой почти столько же, сколько Леонид Ильич Брежнев являлся Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза. Если он удержится в должности президента ближайшие пять лет, то Чувашия вынуждена будет жить «вместе с Федоровым» в течение 17-ти лет. Где же хваленая демократия? Где следование конституционному принципу, согласно которому одно и то же лицо не имеет права занимать должность президента более двух сроков подряд? Какие неуместные, горькие вопросы…

Сладкой морковкой «демократических прав и свобод» советский многонациональный народ поманили в светлое завтра идеального правового общества, да под сладкие песни ограбили его, развалили великое государство, в котором не разглагольствовали о правах и свободах, в котором тунеядство наказывалось в уголовном порядке, но хлеб на столе каждой семьи был ежедневно. Были бесплатными медицинское обслуживание и образование. Транспортное сообщение, в том числе и с помощью авиации, осуществлялось за гроши. Крайне редкими были случаи терроризма, межнациональных столкновений. Стандартная двухкомнатная квартира, которую человек получал от государства бесплатно, обходилась в 10–11 рублей в месяц.

Одним из активнейших «певцов демократических ценностей» был гражданин Федоров. Министр юстиции первого «демократического» правительства России. Юрист «европейского уровня». Страстный поборник народного самоуправления и «социализма с человеческим лицом».

Именно он, стремясь пробиться в 1989 году в народные депутаты СССР, призывал к беспощадной борьбе с бюрократией, в том числе и партийной. Будучи активным членом КПСС, вышел из ее рядов, но требовал: «Вся власть Советам»!

Когда Николай Васильевич успел стать юристом «европейского уровня», сказать точно не могу. В ходе изучения его обращений в прокуратуру, в суды, слушая его выступления в качестве потерпевшего, особых юридических способностей я у него не заметил!

О научной деятельности преподавателя научного коммунизма Федорова я написал еще в начале девяностых годов прошлого века в статье «Балаганчик». Прочитав автореферат его кандидатской диссертации, также не обнаружил ничего выдающегося: обычная апологетика советской правовой системы.

Об экономических изысканиях Федорова говорить, собственно, нечего. К праву они отношения не имеют, проводились в последние годы в специфическом творческом союзе с профессором Л. П. Кураковым. Свидетельством чему являются их совместные монографии. Предполагаю только, что с таким же успехом президент Чувашии Федоров мог проводить исследования в области истории, филологии, культурологи и т. д. Не исключено, что крупный чиновник, пока находящийся при власти, решил «запастись» дипломом доктора наук то ли из соображения престижа, то ли «на черный день».

«Европейскую известность», прежде всего среди недругов СССР, гражданин Федоров снискал тогда, когда на съездах народных депутатов СССР озвучивал инициативу об исключении из Конституции СССР шестой статьи. Именно эта статья определяла ядром политического устройства Советского государства Коммунистическую партию Советского Союза.

Тот же Федоров был ходатаем от «прорабов перестройки» в Конституционном суде Российской Федерации, пробивая решение о запрете деятельности компартии на территории России, признании ее деятельности незаконной в период существования Советского Союза.

Особо колоритным было требование Федорова, министра юстиции РФ, выдать Германии бывшего руководителя СЕПГ и ГДР Эриха Хонеккера, Героя Советского Союза, антифашиста, борца за идеи социализма.

Но при всем при этом «подвиги» Федорова в сравнении с деяниями других «младореформаторов» — всех этих гайдаров, чубайсов, бурбулисов и кохов не так уж и велики.

Видимо, умелая рука направляла честолюбивого политика. По чьему-то наущению он яростно бил в самые жизненные точки советского государства. По той же 6-й статье, например.

К 2005 году некоторые из бывших либералов-романтиков «прозрели». Утверждают, что в цивилизованном мире нет и не может быть президентов беспартийных. Все правители крупнейших мировых держав в обязательном порядке имеют партийную принадлежность.

То, что в России выбирают беспартийного президента, есть политический нонсенс и проявление позорного неуважения к самим себе, заявляют они. «Беспартийные» президенты должны быть запрещены законом! Мы, мол, не Монако и не Лихтенштейн.

Маленькой страной может управлять один администратор — папа римский, князь Монако, президент Швейцарии. В маленькой стране даже один человек может осуществить эффективный контроль за административным аппаратом, чиновничеством, территорией. Но огромными странами (Китай, Индия, США, Россия) в современной ситуации не может управлять ни отдельная личность, ни коллективная (парламент).

Огромной территорией нельзя управлять без опосредующего звена. Как утверждает политолог Александр Севастьянов в статье «Соло partia» («Литературная газета», 28–31 декабря 2005 года, № 54), «…крах КПСС не доказал исчерпанность и неэффективность партократической модели. Как раз наоборот. Доказал, увы, ее сверхэффективность. Ибо развал страны и партии был инициирован ее верхушкой. И самый совершенный инструмент управления, который только знала история, послушно самоуничтожился, попутно уничтожив СССР…».

Необходимость партийного руководства страной, концентрации элиты государства в партийных органах, партийный жесточайший контроль над бюрократией (потеря партийной принадлежности — крах карьеры административной), воплощения государственной идеологии лучшими мыслителями партии в ее программных установках блестяще подтверждает опыт нашего соседа Китая.

Будто бы этого не знали и не говорили умные люди еще в конце 80-х, когда честолюбцы, подобные Федорову, ослабляли партийно-государственные устои СССР. Все эти «мелкие бесы» вряд ли до конца понимали, что творят. Но вот те, кто «лепил» умело и уверенно всех этих «выдающихся юристов», кто сладко тешил их самолюбие, подкармливал бесплатными поездками на Запад, дутыми гонорарами за некие книги и лекции, кто делал их почетными членами различных международных фондов и клубов, прекрасно понимали свои главные цели.

Один умный человек сказал мне недавно, что Путин и Федоров чем-то похожи. Даже внешне. Походка, манеры. Вообще-то облик Николая Васильевича Федорова в каком-то смысле уникален. Эти его многозначительные паузы во время выступлений. Жеманность речи. Выступления с придыханиями, с наполненными слезами глазами. Они могут длиться долго, очень долго, так долго, что потом трудно вспомнить, о чем же, собственно, говорил чувствительный оратор.

Есть это в какой-то мере и у Путина. Оба каратисты. С черными (!) поясами. Православные друзья Алексия II. Походка. Выразительная игра глазами.

Оба предали партию. Предательство родной организации пережили легко, ибо никогда не были настоящими коммунистами — просто обывателями-билетоносцами. Но выгодно это отступничество конвертировали. Не «маркзахаровы» — в президенты выбились!

Тот же умный человек сказал мне: «Делали их из одного теста. В одной мастерской. Процесс поставлен «на поток». Удивительные эти создания приспосабливались для решения самых различных задач. Не было среди них только одной — спасения и укрепления единого советского государства».

Федоров выполнял ответственнейшую программу — бить по партии, по опоре великого государства. С программой попытался справиться с налета, ибо лихое предательство партийной организации было, по сути, не первым, а вторым отступничеством.

Изначально что Путин, что Федоров нарушили общечеловеческие заповеди — нравственные. Если ты не разделяешь марксистско-ленинскую идеологию, то зачем же пишешь прочувствованные заявления о приеме в КПСС? Не убежден, а лезешь! Не согласен — оппонируй, вступай в борьбу, посвяти жизнь утверждению собственных взглядов.

Но! Нужно делать карьеру, а без партбилета — никак. Чтобы получить партбилет — криви душой, двурушничай, изображай из себя стойкого марксиста.

Федорова я впервые встретил в Чувашском государственном университете в феврале 1987 года. Только что начался второй семестр, начались занятия. В перерыве ко мне быстро подошел молодой человек с какой-то оригинальной, сразу запоминающейся стрижкой, круглым лицом, маленькими блестящими глазами.

Быстро сунул руку для пожатия. Представился — Федоров, преподаватель научного коммунизма. Сказал, что мне как преподавателю общественной дисциплины должно сегодня присутствовать на открытом заседании парткома университета. Что он, мол, член парткома, ему поручено оповестить молодых преподавателей…

Манера разговаривать этого «парткомовца» неприятно удивила меня. Странное сочетание желания высказать предложение быстрее, будто бы выполнить необходимую, но не очень приятную процедуру, и какое-то непроизвольное вытягивание слов, жеманная игра голосом.

Анатолий Аксаков, преподаватель политэкономии и, как выяснилось впоследствии, друг-товарищ Федорова, изъяснялся не в пример проще. Был открыт, симпатичен, располагал к себе собеседника.

Тоже был активный «коммунист». Как выяснилось ныне — оттуда же родом, из Кариота. Именно Аксаков на собрании преподавателей кафедр общественных дисциплин предложил кандидатуру Федорова в качестве кандидата в народные депутаты СССР.

Тогда, при первой встрече, я ответил Федорову, что не являюсь членом КПСС и на расширенное заседание парткома не пойду. Тот странно посмотрел на меня, сказал: «Я все равно буду тебя каждый раз приглашать. Ты бывать на заседаниях парткома обязан».

Этот тип людей хорошо мне был знаком еще по Ленинградскому университету. Студентам и особенно преподавателям философского, исторического, психологического факультетов вступить в партию было сложно. Был лимит, была очередь из желающих получить партбилет, некоторые ждали годами.

Но была, в том числе и у нас на философском факультете, категория шустрых молодых людей, которые невероятными способами втирались в доверие к начальству и, перепрыгнув соседей по очереди, вдруг оказывались членами партии. Все нормальные люди «нутром» чувствовали этих «членов», видели их голый прагматизм, склонность к притворству и оголтелому индивидуализму, сторонились, посмеивались.

Были и хитрецы, которые ради вступления в партию на полгода, на год устраивались рабочими на заводы, фабрики, вступали без всяких сложностей в партию, а уж потом поступали в университет, а еще вернее на рабфак.

Что-то неуловимое роднит Федоровых и Аксаковых: стремление этих типов к власти, к удачной карьере, вопреки внутреннему нравственному чувству, делало их в переломные годы чрезвычайно гибкими, мобильными, храбрыми.

Надо отдать должное Федорову. Он поступил смело, когда в 1989 году, наперекор мнению парткома и администрации, не снял свою кандидатуру с предвыборной дистанции, пошел до конца, хотя мог потерять все, развернись ситуация иначе. Что ж, хороший флибустьер — это смелый флибустьер.

В последние год-полтора в стране появилась прослойка обиженных на Путина и власть бюрократически-криминальной камарильи демократов-идеалистов.

Много сделали демократы первого «разлива» шестидесятых годов для развала СССР. А теперь нуйкины, поповы, Афанасьевы вдруг дружно заголосили о возвращении прежних тоталитарных порядков, всесилии «органов» и бюрократов.

Мол, не о таком светлом будущем для любимой родины мы мечтали. Боролись со сталинизмом — уткнулись в путинизм!

Юрий Гейко скорбит о безвременно почивших отечественном авиапроме и автопроме. Юлия Латынина вместе в Юрием Болдыревым жестоко «костерят» нынешнего чиновника и путинский дутый патриотизм. Шендерович по злобной едкости ничуть не хуже Хрюна Моржова.

Скорбящая по «лицам кавказской национальности» Анна Политковская здорово пишет: «…В 2005 году следование демократическим принципам вдруг вышло из моды даже в демократических кругах. В моде утвердился компромисс белого с красным. Сборная солянка из взглядов и целей, когда сегодня вытаскиваешь одни, а завтра — их же, но измененные!.. Признаком жизненной удачи даже для приличных господ стало идти на соглашение. «Мы сотрудничаем с властью, чтобы что-то сделать для людей». Такова их отмазка». («Путешествие в город, которого нет», «Новая газета», № 97, 26 декабря 2005 года.)

«Можно либо торговать ресурсами своей страны, либо играть в геополитику. Попытка совместить и то и другое есть иллюзия. Великие державы не плодят оффшорных счетов и не торгуют газом через посредников». (Юлия Латынина. «Драка с газовым ключом», «Новая газета», 12.01–15.01.2006 г.).

Один из самых ярких «прорабов перестройки» Андрей Нуйкин печалится на страницах «Литературки»: «Душа — не конгломерат разрозненных элементов сознания. Как разум являет собой единство, вбирающее в себя знания, понимание, мышление, так и душевные феномены образуют определенную целостность, имеют свой системообразующий стержень. Чаще всего (и надежнее всего) им становятся социальные идеалы человека, варварское разрушение которых превратило сегодня наше общество в собрание растерянных, не знающих, «куда идти, в каком сражаться стане», разобщенных людей, которыми так легко манипулировать любым жуликам, провокаторам и демагогам!) Идеал ведь — нечто вроде маяка для моряков в открытом океане. Или компаса, если этот образ кому-то более по душе. Идеал — это та высшая, объединяющая людей цель, ради которой хочется жить, работать и бороться, стойко перенося все трудности и лишения. Это то, что для человека порой превыше собственной его жизни, что придает бытию высший смысл…

А если такой стержень в душе отсутствует или если социальные идеалы (как сегодня у жителей бывшего СССР) потерпели исторический крах, мы сталкиваемся с крушением жизненных целей и ценностей, превращающихся в неряшливый конгломерат отдельных разрозненных расхожих, выродившихся и переродившихся ценностных (моральных, эстетических, интеллектуальных) суждений. В лучшем случае происходит простое измельчание душ, ведомых ориентирами мелких добродетелей, расхожей морали, старых и вновь приобретенных предрассудков, при чрезмерной зависимости от больного общественного мнения.

Остатки былого духовного могущества пока все еще сохраняются в России, но, увы, стремительно аннигилируются, съедаемые саркомой массовой культуры. Когда тело покидает душа, это всем видно, все скорбят, рядятся в траур. Когда человека покидает духовность, окружающие на венок не сбрасываются, они открывают новый роман Марининой или усаживаются перед телевизором поржать над шутками «Аншлага». Духовность покидает людей тихо, но навсегда». («Девятый вал массовой культуры», «Литературная газета», 12–18 октября 2005 года, № 42).

Сказано сильно. И я не буду делать выдержки из выступлений и последних публикаций того же Гавриила Попова, который вдруг вспомнил о социализме и его преимуществах, или же Николая Шмелева, идущего тем же путем. Господ Рыжкова (малого) и Караулова мы можем наблюдать на экранах телевизоров постоянно.

Полагаю, что диагноз господина Нуйкина верен и для господ Федорова с Путиным. Все эти «дремучие демократы» о Путине давно говорят гораздо больше гадостей, чем о Брежневе (одни только «Записки «Кремлевского» диггера» Трегубовой чего стоят!) Федорова же они долго не трогали. Но вот не удержалась наконец и «Новая газета», один из последних бастионов российских «демократов-романтиков». В конце 2005 года Борис Бронштейн, корреспондент «Новой» по Волго-Вятскому региону, напечатал убийственную заметку о том, что в Чебоксарах после длительного чиновничьего лизоблюдства одну из новых улиц города назвали «Президентским бульваром» в честь «забронзовевшего» в чиновничьем величии Николая Федорова. Мол, скоро в Чувашии будет так же тепло, как в Туркмении. Там — одно большое и яркое солнце — Туркменбаши. И в небе Чувашии вот уже больше десяти лет также светит не менее жаркое «солнце». Отныне — прямо над бульваром.

Тот же Бронштейн месяц спустя продолжает откровенно издеваться и над Путиным, и над федоровскими «потемкинскими деревнями».

В заметке «Правило правой руки» корреспондент сообщает читателям, что три года лишения свободы условно получил педагог из села Шемурша Вячеслав Антонов. Следствие выявило пять фактов избиения им учеников: один недавний и еще четыре, имевшие место в 2004 году, когда Антонов был директором школы.



«При упоминании села Шемурша, — пишет Бронштейн, — и 2004 года читатель с цепкой памятью может вздрогнуть. «Ай-ай-ай! — подумает этот читатель. — Ведь именно чувашское село Шемурша посетил в 2004 году Владимир Путин, едва его зарегистрировали кандидатом в президенты России! Неужели прямо при нем?..».

Нет, при Путине в Шемурше никого не били. Перед Владимиром Владимировичем Шемурша предстала образцовым населенным пунктом, где народ сидит у компьютеров, а петухи поют под фонограмму. Зато когда он уехал… Впрочем, и после его отъезда село из последних сил оставалось образцовым. А если терпение кончилось и директор школы и побил учеников, то сделал это не с бухты-барахты, а «в рамках воспитательного процесса». Так он и заявил в ходе расследования уголовного дела…» («Новая газета», № 04 (1126) 23.01–25.01.2006 г.)

В брезгливом, ироничном тоне отзывается «Новая газета» о пристрастии нынешних провинциальных правителей к различным званиям и наградам: «Если кто-то не был в резиденции удмуртского президента и не видел, как выглядит «Рубиновый крест», он может напроситься к президенту Чувашии — у Николая Федорова точно такой же. Надо заметить, что наград у Николая Васильевича никак не меньше, чем у соседей-президентов. Помимо крупных казенных орденов, есть у него, скажем, медаль «За заслуги перед отечественным здравоохранением», что очень неплохо для почетного строителя Российской Федерации, каковым он стал не в ущерб своему юридическому образованию и званию лауреата Всероссийской юридической премии «Фемида». Так же, как и президент Татарстана, он является лауреатом театральной премии «Золотая маска», но сверх того внес большой вклад в обеспечение высокого уровня сохранения и пропаганды историко-культурного наследия великого русского писателя, за что и был удостоен медали «К 100-летию М. А. Шолохова» (просьба не путать с медалью имени Петра Столыпина, которую Федоров получил совсем за другие заслуги)».

А ведь как совсем недавно издевались над Л. И. Брежневым! Как потешались над его привычкой «тепло обнимать», расцеловывая, высокопоставленных гостей и товарищей! Нынче у публики, усевшейся в руководящие кресла, не только вся грудь в орденах, но и мужские приветствия зачастую переходят в «мужские ласки». И это никого не удивляет.

Все чаще убийственно объективную информацию о положении дел в Чувашии дают такие известные газеты правого толка, как «КоммерсантЪ» и «Известия».

Долго числили «демократы» президента Федорова в своих сторонниках. Как же! Друг Чубайса и Кириенко, Немцова и Клауса Кинкеля! Но и они прозрели. Поняли, что все федоровские разговоры о приоритете конституционных норм над административным произволом, о необходимости ограничения необозримых полномочий главы исполнительной власти сильным парламентом и двумя конституционными сроками пребывания главы региона у власти — пустые слова. Реклама. Пиар. Федорова, переназначенного на пост президента в четвертый раз, интересует только власть.

Воплощаемая им власть интересует прежде всего те финансово-промышленные группировки (осевшие в Москве и ряде других крупных городов России), которые эту власть, собственно, и вложили в руки Федорова, используя административные и финансовые рычаги в администрации президента России Путина. Они крайне заинтересованы в том, чтобы Федоров властвовал в Чувашии как можно дольше. И надежно «прикрывал» их экономические интересы, позволял эксплуатировать к собственной выгоде промышленный, человеческий, природный потенциал чувашского края. Оттого-то и «закреплены» за гражданином Федоровым господа Лебедев и Слуцкер, сенаторы в Верхней палате российского парламента от Чувашской Республики, чтобы «надежно присматривать» за поведением своего подопечного.

Все это видят. Многим стыдно. И все молчат (в лучшем случае). И безвольный Госсовет Чувашии. И активный некогда Чувашский национальный конгресс (оттуда пишут коллективные письма Путину и Федорову, умоляют оставить все как есть, т. е. к выгоде г-д слуцкеров). Не слышно и «демократическую» общественность Чувашии.

Слишком ручной, к сожалению, в последнее время стала и левая оппозиция в нашей республике. Дело не в усталости. Популярность приобрела идея о временной стабилизации. Надо переждать ее, а пока встроиться в «систему», не тревожить местных бюрократов, сосредоточиться на критике международного империализма, Путина, Березовского, Кремля. Т. е. «распылять» общие, безвредные, а скорее всего, выгодные для нынешнего режима, укоренившегося в Чувашии, сведения, лозунги, призывы (Как же! Мы — цивилизованные. У нас и парламент свой есть и даже коммунисты на митинги выходят!).

Оппозиция стала бояться рисковать, думать. Утрачена жертвенность и бескорыстие. «Довстраивались» в систему до того, что некоторые «видные коммунисты» заявляют о приемлемости для Чувашии режима Федорова. Мол, были бы мы у власти, вынуждены были бы вести себя точно так же. Глухое бюрократическое болото сомкнуло свои темные воды. Лагеря разные — философия одна: чиновничья.

Это политическое приспособленчество может в скором времени также уничтожить левую оппозицию, как и оппозицию националистическую.

«Наскакивая» на Путина, следует помнить, что при всей важности этого противостояния только этим ограничиваться нельзя. Сражаться, рискуя и «подставляясь», утрачивая возможности вести мелкобуржуазную комфортную жизнь, нужно с непосредственными деятелями федоровского режима. И с ним самим непосредственно. Федоров и Путин — одно и то же. И путинский криминально-бюрократический режим будет существовать до тех пор, пока он будет поддерживаться, питаться подобными режимами на местах, в том числе и в Чувашии.

Видно, примерными комсомолками были в юношеские годы Политковская и Латынина, Гербер и Боссарт. Приучены были советской школой следовать высшим идеалам морального кодекса строителя коммунизма (лучше-то все равно никто ничего не выдумал!). Верность идеалу, четкость позиции, отрицание предательства, бескомпромиссность в отстаивании собственных взглядов, убежденность в собственной правоте, основанной на доводах разума — вот их устои.

Идеалы у них со временем изменились. Отреклись они от важнейших — социальной справедливости, приоритета общественного интереса над частным, возвышения духовного над материальным. Иные взгляды с жаром вкладывали в головы и сердца людей. Соблазнили «малых сих». И сломали советский строй. Напакостничали. Сгубили страну, миллионы ее жителей. Плохо, что упорствуют в своей слепоте. История-то все равно вернет Россию на прежний, социалистический путь развития.

Но! Они открыты, последовательны в своих взглядах, в своей вечной интеллигентской оппозиционности к власти. Они чувствуют, что путинская Россия — не их Россия. И они «с открытым забралом» атакуют ненавистный им строй. Так же азартно «бились» они и с советской властью.

«Либералы-романтики» (хоть их очень мало осталось, большинство примитивно «зашибает деньгу» в западных благотворительных и общественных фондах, изображая из себя непримиримую демократическую оппозицию) на пороге очередного предательства остановились. Мол, умрем, но «чистые, светлые» либерально-демократические ценности — не сдадим.

Не таковы «юристы» Федоров и Путин. Они тем похожи, что уже по третьему разу совершают отступничество. Отбросив «идеалы светлого либерально-демократического будущего», они безвозвратно «пропитались» неодолимым вожделением к материально-ощутимым «прелестям» сытного мещанского бытия в болоте бюрократического застоя.

Остается посочувствовать оставшемуся по-пионерски цельному г-ну Нуйкину. Он пишет о первенстве бытия ради идеала. Путины и федоровы живут ради осуществлённого продолжения собственных властных амбиций. Идеализм им чужд. Жестко, на спинах своих вассалов, на хребте покорного, обманутого народа громоздят они собственную тяжкую власть.

Нравственно ли это? Тот же Федоров — не коммунист, не демократ, он даже не юрист в истинном смысле этого слова. Он, как теперь выяснилось абсолютно точно, бюрократ.

До того осмелел, что бюрократический свой гонор позволяет выражать в вызывающих для нормального человека формах. Мол, ничего, зависимые чиновники всё стерпят.

Дело даже не в том, как он себя ведет на сессиях Госсовета или же на заседаниях Кабинета Министров. Когда эти «спектакли» демонстрируют по местному телевидению, становится неловко. Подобную же неловкость, очевидно, испытывают министры. Но за незыблеость собственного кресла они все терпят, публично демонстрируя свою покорность. Это их выбор. Стыдно — не значит больно. Можно и привыкнуть. Оскорбительна публичность холуяжа. Но его сознательно демонстрируют. И это деморализует, нравственно разлагает общество. И уже не хозяин «изображает фигуры» перед зависимыми от него чиновниками (а он и подбирает тех, о ком много чего знает и знает, что они будут покорны из-за страха, а не из каких-то там идейных соображений), а какой-нибудь надутый Пупкин («из грязи — да в князи»), владелец малюсенького ЧП или ООО, орет на своих сотрудников, на их редкие справедливые замечания нагло заявляет: «А я вас не держу! Не нравится — пошли вон!»

Ну, а уж «крупные собственники», не спросясь, не глянув людям в глаза, вышибают их тысячами на улицу, обрекая на безработицу и нищету. Называется это хамство то ли оптимизацией, то ли реструктуризацией.

Федоров не стесняется публично заявлять следующее: «Я всегда почему-то, противоположно, наверное, нормальному человеку, обращаю внимание, в человеческих условиях работают или в нечеловеческих эти человеки… За это можно меня как угодно, конечно, пинать, и унижать, и смеяться надо мной. Действительно, иногда захожу в туалеты — так, посмотреть. Мне ясно, что состояние туалета, в отличие от других людей, показатель того, можно ли этому руководителю, этому хозяину, этому главе семьи доверять вообще, тем более деньги. Можно ли за него поручиться. Человек ли это по своей культуре или скотина. Это очень грубо сказать. В каких условиях он живет и каким туалетом пользуется сам и члены его семьи. Может быть, вы принципиально со мной не согласны, уважаемые журналисты, но для меня это тоже истина, идущая из детства, от моих родителей. У нас тоже в деревне были разные хозяева и разные туалеты. Не было ни дороги, ни газа, ничего. Так вот, туалет — все это было, должно быть в порядке, как у людей. Хочу сказать: мы в Чувашии ничего не добьемся, пока не научим рабочих завода спецавтомобилей — так же, как и других руководителей, — пользоваться туалетами. Не будет прогресса в Чувашии. Туалетами, какими они должны быть, такими туалетами в районах Чебоксар, всех городов и районов и каждого дома, и каждого жителя Чувашии. Суперактуальная проблема, между прочим. Если мы с вами не сумеем убедить население республики, что надо строить нормальные туалеты и пользоваться по-человечески туалетами, никто нам денег не даст и не будет должного прогресса ни для нашей жизни, ни для наших детей. И чем больше мы будем жить, еще года два-три, тем меньше шансов, что умные люди будут оставаться в Чувашии, если не будет туалетов. Если мы еще останемся, то наши дети точно не останутся. Они пойдут туда, где люди умеют пользоваться туалетами» («О правде, боге, культуре и… туалетах», «Чебоксарская правда», 11 апреля 2002 года, № 14).

При определенной схожести Путина и Федорова, Путин, как говорится, «отдыхает». Избегая очередных судебных исков со стороны гр-на Федорова, я даже предполагать побоюсь о некой клинической причине подобных откровений. Но отчего-то тревожно. Человек, который открыто признается, что ведет себя «противоположно, наверное, нормальному человеку», а в туалеты заходит только «иногда», и только так, «посмотреть», и при этом сильно интересуется, каким туалетом пользуются не только отцы семейств, но и все остальные члены семьи, своим поведением вызывает некоторую настороженность. Привычка же в туалеты заходить лишь изредка, дабы не справить естественную нужду, а что-то там «посмотреть», как признается сам Федоров, идет «из детства, от родителей». Возникает вопрос: «Умные люди не будут оставаться в Чувашии, если не будет туалетов, или же после знакомства с откровениями местных «вождей»?

Если население республики не научилось строить нормальные туалеты и их, как считает гр-н Федоров, у народа, президентом которого он является, не существует, то не пример ли это байского высокомерия по отношению к «своему народу»?

«Мой народ» — любит говорить Федоров о людях, которые, как он полагает, подобно рабочим завода спецавтомобилей и их руководителям, не научились пользоваться туалетом. Он не понял еще, «человеки» ли это по своей культуре или скоты. Он вообще не разобрался, есть ли различие в Чувашии между «состоянием туалета» и состоянием человеческой души.

Но он абсолютно уверен в своем праве учить людей, не знавших унитаза до его пришествия, как им пользоваться. Он убежден, что если в ближайшие два-три года туалеты не появятся, то не останется в Чувашии умных людей, ибо для умного человека, естественно, главным приоритетом в жизни и важнейшим аргументом в пользу пребывания на малоосвоенной чувашской земле является наличие чистого, теплого клозета, оборудованного сантехникой столь дорогой для Федорова фирмы «Сантек».

Путин, конечно, тоже «не промах». Он и кувалду на подводной лодке целовал, и соленую морскую воду стаканами потреблял («морская прописка»), т. е. если честно, откровенно оскорблял этими дешевыми трюками нормального, думающего россиянина, но до проповедей о пользе туалетов не додумался.

Это оскорбительное высокомерие по отношению к собственному народу не заметили услужливо не только «уважаемые журналисты», но и сам народ.

Потому как в другой стране отцы семейств, рабочие и их руководители, «умные люди», услышав подобные речи от своего президента (премьер-министра, канцлера, короля, королевы), на следующий же день сначала мирно попросили бы человека уйти со своего поста, а если бы он не послушался, то дали бы такого пинка «просветителю», что клозет ему больше не понадобился бы.

Прав «демократический идеалист» Нуйкин: когда тело покидает душа, это всем видно. Только путины и федоровы (при изначальной помощи тех же нуйкиных) довели людей в «россиянии» до такого состояния, что при этом они отнюдь не скорбят и не «рядятся в траур». К хамству власть предержащих привыкли.

Ведь сильно же! Путина спрашивают: «Что случилось с подводной лодкой «Курск»? а он спокойно отвечает: «она утонула».

Продолжая указывать на изначально запланированное умными людьми сходство путиных и федоровых, стоит обратить внимание на их бравирование непринадлежностью ни к одной политической партии. Мы, мол, в политические игры не играем, это удел жириновских (для иллюстрации этого термина Жириновского, собственно, и держат), а мы, будучи нераздельно слиты с большинством простого народа, делом занимаемся. Не до политических нам программ, тезисов, баталий.

Идею эту о «внеполитичности» нормальных деловых мужиков, правильных, одним словом, «пацанов», вдолбили в головы всех чиновников, составляющих, между тем, политическую базу буржуазно-криминальной российской государственной машины.

Сегодня любой лейтенант в каком-нибудь отделении милиции талдычит: мы политикой не занимаемся, мы вне политики, мы Родину любим. Попсовые музыканты, культивирующие псевдорусский фольклорный стиль («Любэ», например), войдя в образ бывалых вояк, распевают что-то о «батянях», «комбатах». При этом неясно, какая батарея, ради чего и куда вела «огонь».

Бондарчук-младший в своей «9-й роте» старательно воплотил эту вредную, коварно деморализующую идейку: любить Родину и заниматься политикой — разные вещи. Потому умные пастухи нашего стада ему и денег дали на фильм и его рекламу, что очень уж выгодно им, пастухам, эту идейку распространять среди пасомых. Одной группой «Любэ» не обойдешься. Надо активнее «подключать» и Бабкину, и Кадышеву, и Илью Глазунова.

Собственно, создатели проектов под названиями «Путин» или «Федоров» важнейшим конструктивным элементом в них заложили этот самый «неполитизированный патриотизм», а точнее национализм, как реакцию мелкобуржуазной стихии на процессы глобализации, потому что Советская держава базировалась прежде всего на патриотизме, как важнейшем политическом начале. После победы над фашизмом, одолеть который смогли люди, несущие в сердцах не просто русский, но советский патриотизм (т. е. совершившие с его помощью важнейший политический акт в мировой истории), разрушить этот важнейший политический элемент иммунной системы государства — главная задача наших врагов. Попытки обвинить коммунистов в симпатиях к фашизму — отсюда же. Нельзя дать людям осознать, что коммунизм — высшее проявление антифашизма.



В этом страшном проекте важны все: жириновские, путины, кобзоны, карауловы, расторгуевы, бабкины. Ибо патриотизм без осознания его политической сути лишает общественную жизнь стержня, страна начинает разваливаться, общественная жизнь обретает черты дешевого балагана. И при этом все ищут «национальную идею».

Неприятен «попсюк» Газманов, прыгающий по сцене и распевающий о том, что рожден он в Советском Союзе. «Сделан я в СССР», — извергает сей поп-идол, хотя ясно, что задуман он в совсем иных, заморских, лабораториях.

Есть что-то неуловимо общее между Киркоровым в перьях, Путиным за штурвалом боевого истребителя и министром обороны Ивановым, откровенничающим, что он полюбил группу «Битлз» во время своей стажировки в Англии. В этом же ряду и Федоров, заявляющий, что струи воды, бьющие посреди Чебоксарского залива даже во время дождя — это, мол, фонтаны и они самые красивые в Европе.

«Попсовый» дух политических и культурных проектов, осуществляемых на территории современной России, — лишь внешняя сторона, объединяющая вышеперечисленные явления.

Мы упомянули о том, что Путин демонстративно не вступает ни в какие партии. Упорство в этом вопросе демонстрирует и Федоров. Во-первых, вступить в партию — это значит как-то ограничить свою свободу (а в современной России — хоть как-то ограничить собственную безответственность). И. В. Сталин, например, вынужден был подчиняться партийной дисциплине, обсуждать свои решения коллегиально.

Во-вторых, необходимо будет предлагать обществу хоть какую-то осмысленную программу и нести ответственность за ее выполнение.

В-третьих, придется более четко определить свои идейные и политические пристрастия. Представьте, что будет с рейтингом Путина (с Федоровым-то местное население уже разобралось, президентские выборы в декабре 2001 года это наглядно показали), если он открыто предложит народам России и дальше уводить страну в прошлое, строить бандитский капитализм (а другого у нас и не будет), распродавать земли, леса, полезные ископаемые, пускать на наши ядерные, в том числе и военные объекты, военных контролеров из США и НАТО.

Что будет с его политическим будущим, если он открыто заявит россиянам, что и дальше не будет трогать Чубайса, Гайдара, Ельцина (т. е. не отменит свой самый первый президентский указ, по которому Ельцин и его семья и дальше будут обслуживаться отдельной строкой в бюджете страны)? И что Роман Абрамович (совместно с Фридманом, Вексельбергом, Дерипаской, Потаниным, Миллером) и дальше будут благоденствовать, покупая авиалайнеры для личного пользования стоимостью в десятки миллионов долларов. Ходорковский — не в счет. Ходорковского он вынужден был посадить ради одержания победы на парламентских выборах 2003 года и президентских выборах 2004 года.

Т.е. если он открыто «высветит» себя, и всем станет ясно, что ура-патриотизм его ненатуральный, а за ним скрывается элементарная зависимость от Чубайса и его заокеанских покровителей.

Деморализованный народ сразу не прореагирует, видимо, даже на это. Люди будут продолжать пугливо жаться к Путину, видя в нем хоть какой-то залог стабильности (а на самом деле мертвого застоя, неподвижности).

Но! Простейший принцип существования капитализма, сводящийся к одному — «хапайте», «обогащайтесь» — противен человеческой природе. Да, современная Россия во многом заполнена сегодня не людьми, а своеобразными зомби. И бюрократия, обретающая в современной России черты классообразующие, крайне заинтересована в этом клонировании, в уничтожении человеческого в людях. Клонами легко манипулировать. Однако поведение манкуртов непредсказуемо. Дикие выходки молодых хулиганов, убивающих людей только за цвет кожи (а в России стали убивать даже граждан Перу!) — тому подтверждение. Бюрократии эти всплески насилия даже выгодны — пугают обывателей. Оттого на телевидении и на радио нам беспрерывно рассказывают о крушениях, катастрофах, убийствах. Герои фильмов и сериалов — бандиты. Положительный телевизионный персонаж — министр по чрезвычайным ситуациям Шойгу. И все же изощренная пропаганда расчеловечивания, ведущаяся на территории нашей страны в последние двадцать лет, так и не дала своего окончательного результата. Коммунистическая идеология жива, но что важнее всего, жив советский патриотизм — уникальное явление в человеческой истории, сформировавшийся благодаря усилиям российских коммунистов и поддерживавшего их народа на протяжении всего двадцатого века.

Усиливаются левые, патриотические настроения в обществе. Патриотизм, в отличие от национализма (и идущих от него шовинизма, ксенофобии), есть здоровая реакция общества на попытки превратить Россию в сырьевую колонию в системе мирового глобализма. Волна поднимается. Люди начинают понимать, что же такое была Советская власть с бесплатными медициной и образованием, смехотворными коммунальными платежами, общественными фондами потребления, народной армией, строгими органами безопасности и МВД (не было террористов и религиозных тоталитарных сект), профсоюзами, распоряжавшимися во благо простого человека огромными социальными фондами.

Умные люди никогда об этом не забывали. Даже такие гордецы и индивидуалисты, как А. Зиновьев и В. Максимов, И. Шафаревич и А. Солженицын.

Что нынче провозглашает Александр Исаевич Солженицын посреди шумного хора жванецких и сванидзе? Он говорит о неприятии того «россиянского» капитализма, который всё пытаются создать в России рыночники-утописты. «…Устойчивое общество может быть достигнуто не на равенстве сопротивлений — но на сознательном самоограничении: на том, что мы всегда обязаны уступать нравственной справедливости. Человеческая свобода включает добровольное самоограничение в пользу других. Наши обязательства всегда должны превышать предоставленную нам свободу». (Цит. по: В. Филаретов. «Пора закапывать. Кого?», «Дуэль», № 51, 20 декабря 2005 г.)

Читаешь это, и кажется, что это не Солженицын, а Печенев, талантливый партийный публицист, в конце восьмидесятых годов прошлого века издавший хорошую книжку под названием «Нравственный идеал коммунизма».

Простой вопрос: если бы людям на президентских выборах предложили голосовать либо за полковника В. Квачкова, либо за А. Чубайса, то кого бы они выбрали? Ответ, думается, совершенно очевиден. Жаль только, что большинство оболваненных людей не понимают — Путин лишь тень Чубайса. Чубайс — исполнитель воли дирижеров мирового глобализма.

Гр-н Федоров — хороший знакомый Чубайса. У Федорова вообще неплохие связи на Западе. Как же! Человек помогал выдать властям ФРГ Э. Хонеккера. Похоже на ту услугу, которую оказал Западу Кароль Войтыла, поддержавший Леха Валенсу с его «Солидарностью».

Что Путин, что Федоров перед выборами ничего избирателям не обещали. Никто сегодня не сможет предъявить четких программ этих деятелей, подписанных этими политиками и официально изданных.

Все строилось на грубом административном ресурсе и изощренном пиаре в лучших традициях современных эстрадных шоу. Одни федоровские «голубые огоньки» чего стоят! Будто бы Федорову благодарен чувашский народ за газ в деревнях. Правда, сегодня выясняется, что газ проведен не всюду и подвести его имеют возможность за свои же средства состоятельные сельские жители. Выясняется также, что значительные средства, собранные гражданами на газификацию, исчезли в неизвестном направлении. Газификацией же занимались люди, подобные г-ну Галкову, бывшему директору «Дизельпрома», по странному стечению обстоятельств несколько лет прожившему в Венгрии. Он и ведал в последние годы пресловутыми «голубыми огоньками», т. е. программой сельской газификации.

О какой газификации можно было вести речь, если бы при Советской власти, в 60-70-е годы, в Сибири не были обнаружены газовые и нефтяные месторождения? И если бы тогда не были проложены гигантские газопроводы из Сибири в Европу?

Если бы такие, как Федоров, не разломали СССР, то газификация всех (!) сёл и городов не только Чувашии, но и всей страны давно была бы проведена с минимальными затратами для населения. Ведь справились же с тотальной электрификацией и механизацией села! Несомненно, справились бы и с этой задачей.

Причина публичного отказа путиных-федоровых от партийной принадлежности еще и в том, что, возглавив партию с любой понятной идеологией (а в России большинство примет только идеологию левого, социалистического толка), как это ни парадоксально, они усилят свою позицию. Произойдет это оттого, что соединенная «нервной системой» партийной организации, Россия вновь обретет независимость, силу, начнет выпутываться из унизительного положения второсортного придатка богатых стран.

Но этого-то не нужно путиным-федоровым. Они не смогли бы позволить этого себе, даже если бы захотели. Не для этого истинные хозяева положения их вели к власти. Мировой закулисе этого не нужно.

Не нужно это и для другой, единственной, видимо, на сегодняшний день реальной силы России — криминальной бюрократии. Если спросить, кто в России обладает большей властью — президент, губернатор или его административный аппарат, то ответ однозначен: сильнее дружный коллектив чиновников. Чиновничество, как бесконтрольная со стороны народа властная прослойка, порождает из своей среды вождей, обладающих не индивидуальной, личной властью, а концентрирующих в своем статусе безнаказанность, бесконтрольность, вседозволенность чиновничьего братства.

Вознамерился, например, Путин приструнить местных князьков-губернаторов, создав федеральные округа и назначив туда полпредов. Стали ли от этого более управляемой Казань или, например, Уфа? Нет, конечно. Президент Чувашии Федоров быстро договорился с Кириенко. Он-то рядом, тем более эспээсник немцовско-чубайсовского разлива, а эта публика долго почему-то считала Федорова своим клиентом. Путин же — далеко.

Есть у нас в Чувашии удивительный чиновник, федеральный инспектор Муратов. Он, по сути, должен был бы быть «оком государевым», наводить на местное чиновничество трепет, вскрывать малейшие проявления коррупции и воровства. А его не видно, не слышно. Прославился этот бывший генерал внутренних войск тем, что в начале 2005 года на себя любимого в единственном числе приватизировал огромную трехкомнатную квартиру, которую занимал в качестве служебного жилья, а когда эту «прихватизацию» начала проверять генеральная прокуратура, поспешил, от греха подальше, ее реприватизировать, вернуть в муниципальную собственность.

Кстати, тому же Федорову, как и Росселю, Шаймиеву, Рахимову и т. д., и т. п. крайне невыгодно политическое, партийное усиление президента России как такового. Он ведь, Федоров, плоть от плоти местной, региональной бюрократии, они тут все свои — министры, главы, судьи, прокуроры, милиционеры. Они неплохо устроились за счет местного вялого и робкого «электората». Тихо стригут с него шерстку. И им совсем не выгодно, если бюрократ столичный, более прожорливый, за счет усиления своего лидера, отобьет их от кормушки, «приватизирует» ее к своей пользе и удовольствию.

Всевластность путиных-федоровых основана на всевластии аппарата. Они, кончено, могут для простачков время от времени устраивать представления, убирать министров, реорганизовывать ведомства. Занимается этим и Путин, и Федоров, и другие князья-ханы. Но тасуется-то одна и та же колода. Кем в Чувашии, например, только не был Петр Степанович Краснов — и главой президентской администрации (неоднократно), и министром различных министерств, и лидером местных «медведей», а все там же, «в системе».

Сложными (на первый взгляд) были взаимоотношения гр-на Федорова с ректором ЧГУ Л. П. Кураковым. По большому же счету долгие годы они вместе, идут рука об руку. Кураков был и ректором, и спикером, и вице-президентом, и председателем Кабинета Министров.

Сложен славный путь бывшего вице-президента, бывшего главы местного Кабинета Министров Энвера Азизовича Аблякимова. Недавно он как бы впал в немилость, но вот снова с нами, радует своим профессионализмом на посту главы президентской администрации.

А уж о бессменных антоновых, шелковых, смирновых и говорить не приходится. Не исключено, что скоро в Чувашии вновь «впадет в милость» Наталья Юрьевна Партасова, дама энергичная, хорошо ориентирующаяся в обстановке.

Выпадают «из обоймы» только люди, открыто пошедшие против этой камарильи, бросившие ей вызов, т. е. просто позволившие себе поступить нравственно, в соответствии с элементарными требованиями человеческой морали.

Например, мой родной брат, Олег Юрьевич Моляков, долгие годы проработавший в должности первого заместителя министра экономики Чувашской республики, был без объяснений, сразу же уволен со своего поста, как только отказался подписать письмо, в котором осуждалась моя деятельность. Грязное это сочинение власти намеревались опубликовать в средствах массовой информации, тем самым еще раз продемонстрировать всепобеждающую силу безнравственности, которой они живут, которой они служат, подавить этим волю к сопротивлению честных, порядочных людей. Мой брат поступил по совести. Стал опасен для камарильи. Она отвергла его. Теперь он несколько лет без работы. При этом федоровское чиновничество зорко следит за тем, чтобы он никуда не смог устроиться работать. Как только кто-то вознамерится принять Олега Юрьевича, то сразу следует соответствующее указание и потенциальный работодатель тут же ретируется.

В конце 2005 года мой брат, пройдя все согласования, мог занять важную должность в правительстве Чувашии. Окончательное решение должен был принимать президент республики. И он его принял — отказал.

Некоторые, поняв, с каким режимом имеют дело, уезжают из республики, не желая участвовать в играх местной бюрократии. У одних это получается (бывший министр финансов Арефьев), а у других нет (бывший глава самоуправления города Игумнов).

* * *

В последнее время и мне, вот уже несколько лет живущему непросто (прежде всего в материальном плане — семью-то кормить нужно), с разных сторон советуют — уезжай, устройся в другом городе, занимайся себе спокойно преподаванием, пиши докторскую диссертацию. Я, естественно, этого не сделаю. Сдаваться? Нет! Не Федорову (он-то фигура, в конце концов, номинальная), а той пагубной, больной, наглой системе бюрократии, породившей всех этих федоровых, позорно бежать, зная обо всех мерзостях, творимых в Чувашии, не намерен.

В самом деле, я уеду, а огромное предприятие — ОАО «Химпром», которое строили мой отец, моя мать, тысячи и тысячи родителей моих школьных друзей, на котором сегодня держится почти весь город Новочебоксарск, и дальше будет кормить каких-то малоизвестных личностей из московских адвокатских контор? И обираловка эта должна длиться годами только потому, что контору эту когда-то создавал в том числе и отставной министр юстиции РФ Федоров? Нельзя бежать с поля боя, испугавшись примостившихся за спиной Федорова Слуцкеров и Боровиков. Нельзя! Или мы — или они.

Когда-то в далеком детстве, в Новочебоксарске, у кинотеатра «Заря», меня остановил мелкий шпаненок, требовавший отдать ему двадцать копеек. Большие для 70-го года деньги для школьника. Я послал хулигана подальше и направился к кассе, покупать билет на киносеанс. Грабитель оказался обычным шнырем у более старших вымогателей, которые со стороны отслеживали ситуацию. Они-то на меня и навалились. Мне было страшно. Внутренний голос подсказывал: «Отдай ты эти деньги, и неприятностей не будет!»

Но другой голос, из глубины души, упорный, бил в сознание иное: «Если отдашь деньги, то могут избить еще сильнее. Ведь первоначальное сопротивление шныренку ты уже оказал. К тому же в кино ты идешь не последний раз. Да и город маленький. Пойдет слух, что ты слабый, так проходу и не дадут, будут отбирать деньги при каждом удобном случае».

Выходило: не отдашь деньги — побьют. Да и то вопрос — как драться будешь. Вдруг сумеешь вырваться. А вот деньги отдашь — гораздо хуже будет. И побьют, отняв деньги. И славу слабака обретешь надолго, может быть, навсегда. И вот этот второй минус — он тяжелый для души, для гордости. Драться до конца, может быть, до самого печального, для человека всегда, в конечном итоге, предпочтительнее.

К тому же облик моих обидчиков был мне чрезвычайно неприятен. Эти их словечки, эта их … приблатненность. У людей так — чувствуют, кто им по душе, а кто им противен. Так вот эти мне были противны. И зрела страшная ярость: «Чтобы я, да под это быдло уличное «лег»?»

Ярость и нежелание прослыть слабым, сложившись воедино, мгновенно толкнули меня в безнадежную драку. Били больно. Но я держался на ногах. Делать это нападавшим пришлось прямо у скамеек перед кинотеатром, завести за угол меня не успели, я отказался, драка завязалась тут же.

Тогда помог мне очень Юра Викторов, мой сосед по дому (а жили мы всем вместе на Винокурова, 1). Он был старше меня, здоровее и без колебаний ввязался в бой, когда увидел, что бьют пацана из его дома. Потом, как бывает, подключились в помощь еще какие-то знакомые (ходили-то, как правило, не в одиночку, а уличными, домовыми компаниями). Отбились. Еще с Юрой и в кино пошли. Смотрели шикарный по тем временам «блокбастер» «Миллион лет до нашей эры». Правда, у меня болела голова и ныла растянутая рука.

Опыт этот пригодился мне позже. Жизнь подростка в Новочебоксарске и тогда, а сегодня тем более, была сложна и порой непредсказуема. Да и потом в тюрьме все это сработало на уровне инстинкта.

Кстати, Юра Викторов впоследствии стал врачом, какое-то время возглавлял в Новочебоксарской городской администрации отдел здравоохранения. Думаю, он держит на меня обиду. Несколько лет назад, когда меня еще не лишили мандата депутата Госсовета ЧР, я занимался вопросами приватизации некоторых муниципальных аптек в Новочебоксарске. Были подозрения, что сделано это было незаконно. Был вопрос и по поставкам оборудования, мебели в Новочебоксарскую городскую больницу, по строительству дачных коттеджей. Были обращения ко мне, пришлось писать запросы, прокуратура работала, «задели» и Юрия Николаевича. Мне от этого до сих пор неудобно. В свое-то время, в важный момент, он без оглядки бросился мне на помощь.

Старший брат Юры, Валерьян, возглавлял до выборов 1993 года Кабинет Министров Чувашской Республики. Он боролся с Федоровым и Кураковым на выборах президента Чувашии в 1993 году, но Валерьян Николаевич проиграл.

Но одержал победу на выборах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, занимал пост заместителя председателя Совета Федерации Шумейко. Защитил докторскую диссертацию, получил в Москве квартиру и в Чувашию больше не вернулся. Руководит нынче аппаратом Совета Федерации, по-моему. Там же работает и бывший мэр Новочебоксарска Н. И. Иванов.

Вот еще примеры «невозвращенцев». Поняли люди, кто такой Федоров и что из себя представляет Чувашия при этом деятеле, и решили не возвращаться. А ведь Валерьяну Николаевичу предлагали поучаствовать в последующих выборах президента Чувашии, побороться с федоровским режимом. Он не согласился.

Считаю, что если бы в 1993 году Викторов одолел Федорова и возглавил республику, то это было бы для жителей Чувашии куда более предпочтительно. Уж во всяком случае, никто не додумался бы громоздить на склонах городских оврагов гигантских медных идолов. Да и крупнейшие предприятия республики москвичам бы не раздали. Село до такой степени упадка не довели бы.

Валерьян и Юра Викторовы — сыновья видного партийного и хозяйственного деятеля Чувашской АССР Николая Ипатьевича Викторова. А это люди из окружения Семена Матвеевича Ислюкова (как, например, к сожалению, скончавшийся недавно Леонид Прокопьевич Прокопьев). Они умели работать. И гребли не под себя, а для народа старались, без всякой рекламной шумихи.

Оглядывая наши печальные политические «окрестности», не нахожу я детей наших видных партийных и государственных деятелей. А ведь взрослые, грамотные уже люди, понимают, что вытворяют все эти «сшибатели киношных копеечек» с Чувашией. Бог с ними, не коммунисты, как их родители, которые все им дали («золотая молодежь» все-таки по тем меркам была), но хоть из любви к малой родине, встали бы на пути разрушителей, взяли бы ответственность за республику на себя. Знаю — и инженеры, и филологи, и историки, и экономисты среди детей советской нашей элиты есть. Так чего же воды в рот набрали? Ведь это молчание шпане всякой пришлой и случайной на нашей земле силы придает, уверенности в правоте.

Они, хозяева нынешней жизни, в душах своих сладко томятся: «Мы, мол, из грязи — да в князи. А Советская власть и должна была пасть под нашими подлыми ударами, так как отцов мы повалили, а дети за оскорбление это не ответят, грабеж не остановят, попрятались, тихо сидят, кто в Москве, кто в фирмочке подставной. Коль отцы веру своим детям не передали, то туда и дорога и строю этому, и стране».

Сопротивления своего не прекращу. Ведь коммунист, сын крупного партийного руководителя, Юрия Иванович Молякова. Стыдно мне будет перед памятью покойного. Родители мои жили скромно, все, что имели, вкладывали в книги, да в нас, детей. И очень много, самоотверженно работали. Как, впрочем, большинство людей тогда. Построили город Новочебоксарск, заводы, фабрики. И этим богатством пользовались все, а не единицы проходимцев, как сегодня.

Именно тогда люди и страна, по большому счету, жили правильно. Это был истинный путь, по которому нужно было идти, и мы им неизбежно пойдем. Иначе — гибель. Я и мои товарищи позиций не сдадим. Пусть не думают нынешние циники, что все дети бывших советских начальников предали идеалы, дело своих отцов. Лично я такой радости нынешним нуворишам не доставлю.

Если шпана взяла власть, то это не значит, что она перестала ею быть. С ней драться нужно. Иначе — обнаглеет. Уже обнаглела, так как в большую силу вошла.

* * *

В безответственности сила чиновника и главный соблазн. А самый безответственный чиновник в нашем государстве — это президент. И в Чувашии — то же самое. Вертикаль безответственности и вседозволенности пронзила умирающую нашу страну сверху донизу.

У чиновника нет никакой идеологии, кроме одного стремления — сохранить кресло под собой. Оно — источник немалых доходов. Убери от власти любого нынешнего губернатора, да и самого российского президента (а он такой же, как окружающий его брат-бюрократ, не лучше и не хуже), и выяснится, что и он, и дети его обеспечены в материальном отношении на много лет (а то и десятилетий) вперед. Не страну они строят, а «запасные аэродромы», пока при власти.

Единственное обещание, которое периодически дают и Путин, и Федоров, — это обещание выполнять Конституцию. Не выполняют. Все помнят, как будущий президент Чувашии Федоров «охмурял» избирателей сказками о том, что он против ельцинского проекта Конституции и осуждает кровавый разгон Верховного Совета Российской Федерации.

Они вместе с режиссером Говорухиным вещали об этом с экрана телевизора. Федоров утверждал, что Ельцину этот проект дает больше власти, чем любому монарху, а ответственность никакую не предусматривает. Он требовал, чтобы обязательно сохранялась конституционная норма о недопустимости пребывания одного и того же человека на посту президента более двух сроков подряд.

И что же? О том, как федоровская команда «изменяла» Конституцию Чувашской Республики в Госсовете ЧР второго созыва, можно написать отдельную книгу. Я был непосредственным свидетелем этого процесса. Помню, как «ушли» спикера Куракова, как «прогнули» следующего спикера Иванова, как «взгромоздили» на выю хилой нашей законодательной власти грузную фигуру гр-на Михайловского, в силу известных всем обстоятельств, полностью подконтрольного власти Федорова.

«Доизменялись» до того, что Конституция Чувашии не содержит даже упоминания о том, что президент Чувашии не имеет права занимать свой пост более двух сроков подряд. Федоров еще более всевластен и бесконтролен, чем Путин.

С учетом того, что на все ключевые посты (прежде всего в силовых ведомствах) он расставил за долгие годы пребывания у власти только преданных людей, убрал (как было с прокурором Чувашии Сергеем Викторовичем Русаковым или с министром внутренних дел Долгачевым) всех, кто мог возражать ему по принципиальным вопросам, нужно признать — демократической республикой Чувашию можно называть только в рекламных целях. Скорее всего, мы имеем дело со средневековым ханством в реалиях XXI века.

Не слышно голоса «демократической» общественности. Давно молчит Атнер Петрович Хузангай. Впрочем, его поведение, как я уже писал, типично для детей видных представителей чувашской элиты советского периода.

«Последний бастион» пал совсем недавно. Из республики вынуждена была уехать бывший министр юстиции, затем руководитель Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике Дина Николаевна Садикова.

Действуя в рамках единой бюрократической системы, порожденные ею, воплощая худшие ее качества, путины и федоровы не могут быть не похожи не только внешне, но и внутренне, сущностно.

29 октября 2005 года на XI (внеочередном) съезде Коммунистической партии Российской Федерации в своем докладе председатель ЦК КПРФ Г. А. Зюганов совершенно верно определил бюрократическую суть власти путиных-федоровых как бонапартизм.

Коммунистическая партия, в отличие от организаций Явлинского и Немцова, являет собой истинный оплот не дутой, мифической буржуазной демократии (которая есть фиговый листок на причинном месте обнаглевшего криминального капитала), а демократии истинной, народной.

Не случайно на повестке дня у коммунистов — задачи национально-освободительной борьбы, осуществлять которые национальная буржуазия не способна, ибо она олигархическая по сути.

Истинно демократической является позиция коммунистов Чувашии. Кто предложил на обсуждения наиболее демократический проект Конституции Чувашии (разработанный в середине 90-х годов талантливым ученым, в то время секретарем Чебоксарского городского комитета КПРФ, Дмитрием Шабуниным)? Кто долгие годы ратовал за превращение Чувашии в республику парламентского типа с тем, чтобы парламент формировал правительство Чувашии, серьезно контролировал расходование бюджетных средств?

Кто до конца отстаивал в Конституции ЧР положение о том, что один человек не может занимать пост президента более двух сроков подряд? Вместе с Анатолием Алексеевичем Егоровым, бывшим вторым секретарем рескома КПРФ, депутатом Госсовета, мы в суде пытались отстоять право жителей Чувашии выбирать глав городов и районов через прямые выборы. С ним же в суде мы пытались доказать, что тайного электронного голосования не бывает, а Слуцкер и Лебедев не могут быть членами Совета Федерации от Чувашии.

Кто внес на рассмотрение Госсовета ЧР проект закона о Контрольно-счетной палате Чувашской Республики и с огромным трудом («демократ» Федоров всеми силами сопротивлялся этому) добился его принятия, сформировал эту самую палату? При этом председателем КСП был назначен опытный юрист, один из основателей налоговой полиции в Чувашии Виталий Михайлович Андреев — человек честный, принципиальный. Не он ли распутал множество дел, связанных с нецелевым расходованием бюджетных средств? Он. Одно только «дело» по передаче «Чувашгаза» в руки частной компании «Чувашсетьгаз» чего стоило!

А закон о бюджетной классификации? А борьба против налога с продаж? А создание независимой парламентской газеты «Республика»? Не эта ли газета в то время, когда председателем Госсовета был коммунист Валентин Сергеевич Шурчанов, «распутывала» дела по «Сантеку», Чебоксарскому холодильному комбинату, кубанскому зерну, квартирам высокопоставленных чиновников? Всё это начинания коммунистов. Иначе и быть не могло. Люди при этом подбирались не по партийному, а по профессиональному признаку. Тот же Андреев коммунистом не был. Не был коммунистом Александр Борисович Белов, первый главный редактор «Республики».

Это были люди, прекрасно понимавшие опасность обюрокрачивания режима президентской власти в Чувашии. И, как люди с истинно демократическими убеждениями, они вместе с республиканской партийной организацией бородись против сползания Чувашии на уровень средневекового халифата.

Газету «Республика» при Белове Госсовет вынужден был печатать не в Чувашии, а за ее пределами. На это обращали внимание даже московские правозащитные организации, журналистское сообщество. Федоровская бюрократия ненавидела и боялась не только коммунистов, но осуществления в Чувашии достойных идей истинной демократии. Воплощение этих идей было смертельно опасно для стабильности теневых ее доходов, на которых зиждется мнимое всевластие местной клиптократии.

Не стоит забывать, что первый (и единственный) референдум в Чувашской Республике также осуществила республиканская партийная организация, а уж беспардонному натиску чиновников различного уровня в ходе выборных кампаний (пресловутый административный ресурс) могут противостоять только коммунисты.

Положение между тем становится все более тревожным. Путин — либерал еще более худшего сорта, чем Ельцин. При нем государство еще больше ушло из важнейших сфер народного хозяйства. Парламент отстранен от реального контроля за бюджетом и правительством. Очень ярко эта тенденция выражена в Чувашии. Без «слез» на действия нашего Госсовета в последние два-три года смотреть просто невозможно. То, что местный парламент возглавляет столь печально известная фигура, как господин Михайловский (в силу известных обстоятельств не способный даже «глянуть косо» в сторону президента Федорова), останется в истории Чувашии навсегда не столько поучительным, сколько горьким фактом.

Недавно, об этом рассказал мне брат Олег, на каком-то банкете, на котором вместе с депутатами Госсовета присутствовал и президент Федоров, одна из женщин-депутатов так пела дифирамбы главе республики, что неудобно стало даже видавшим виды мужчинам-парламентариям.

Столько было в этих словесных «лобзаниях» страсти, неподдельного восхищения, что среди мужчин пошел ропот: «Нас бы жены дома так не привечали». Лично я был свидетелем столь же жарких словесных «оглаживаний», которые щедро дарила президенту Наталья Юрьевна Партасова, глава Кабинета Министров в свое время. Видно, все-таки недостаточно старалась. «Хозяин» выгнал с работы верную «почитательницу».

Надо сказать, что именно женщины (что чиновницы, что депутатши) позволяют себе лизоблюдство в столь отвратительных формах, что невольно задаешься вопросом: «Да есть ли стыд у этих созданий? Это же какой-то политический «Плэйбой»!

* * *

В итоге государственная машина работает все хуже. Управленческая вертикаль не действует. Коррупция ширится и «цветет». А чиновничество ни за что не отвечает, так как оно позволило ни за что не отвечать «бонапарту большому» — Путину и «бонапартам маленьким» — различным местным губернаторам и президентам.

Политическая суть бонапартизма — политическое вибрирование, хамелеонство. Нынешние президенты иначе вести себя не могут. Они зависимы от своей среды, они лишены партийного рычага для управления своими территориями. И, наконец, раньше всевластие монарха было основано на вере подданных в то, что царь — помазанник Божий. Благодаря этому в России возможно было самодержавие.

Путины-федоровы этого ореола «ставленника Бога» на земле сегодня лишены. Без партии и идеологии, без сакрального смысла их власть повисла в воздухе. Опора — либо штык, либо чиновничий произвол. Да еще нищета народа. Нищ — значит покорен.

В рамках церковной жизни рождалась царственная мифология. Партия рождала своих героев, свои благотворные мифы. Путин же, компенсируя отсутствие сакрального смысла своей власти, все ближе жмется к церкви, к Алексию II. Правда, совсем «прижаться» он не может. Есть еще мусульмане, буддисты, иудеи т. д., а государство у нас светское. И все же без священнослужителя, как «политического инструмента» правящей бюрократии ей никак нельзя.

Придворные лизоблюды творят о Путине мифы, культивируют экранный образ. Путин в кимоно. Путин на лошади. Путин на горных лыжах. Путин и лабрадор Кони. Маленькая лошадка Вадик. Лицо в миске с простоквашей.

У маленьких «бонапартов» амбиций, как правило, не меньше. Уморительно выглядит президент Федоров в генеральском кителе. Человек, не служивший в армии, одевает на голову офицерскую фуражку и отдает честь проходящим в парадном строю местным омоновцам. Ряженый в мундир с галунами чиновник, приписанный к чину или разряду — визитная карточка бонапартизма.

Ельцин в минуты «глубокого» веселья мог дирижировать оркестром в Берлине и играть деревянными ложками на лысине Аскара Акаева. Но он не додумался рядиться в генеральский мундир. Бюрократ был еще старой, обкомовской закалки.

Долгие годы гр-н Федоров культивировал в сознании избирателей свой образ как человека глубоко верующего. В Чебоксарах, где канализация и водопровод изношены более чем на 60 процентов, беспрерывно строятся какие-то православные храмы. Митрополит Варнава — ближайший друг. Паломничества в монастыри. Огромные рекламные плакаты, на которых Алексий, Варнава, Федоров. Улыбаются. Пускают в небо белых голубей.

Весь этот «цирк», правда, уже не удовлетворяет в полной мере местного «хозяина». Расцветает причудливое мифотворчество. Сам Федоров постоянно вспоминает о своем детстве, проведенном на базаре. Мол, отца-труженика за то, что упорно не вступал в колхоз, травили. Все в деревне — враги. А он для народа старался. Растил ранние овощи. И — на базар. Вместе с маленьким Колей.

Коля вырос и, увлекшись кустарным мифотворчеством, заявляет — могли бы, мол, уже тогда, в семидесятые, покупать хоть «Жигули», хоть «Волги». Но отец любил мотоциклы. За день столь удачно распродавал редиску, что тут же мог купить мотоцикл «Урал».

Эта пресловутая редиска, как самое яркое проявление базарного детства, за долгие годы федоровского президентства, честно говоря, несколько утомила.

Странны эти похвальбы. Тогда, в 70-80-е годы, Советская власть давала возможность хоть в городе, хоть на селе заботиться об образовании детей иначе. Были кружки, ансамбли песни, танца, музыкальные школы, спортивные секции, экскурсии в другие города, пионерские лагеря. Большинство родителей туда направляло своих детей, а не на базары. Но что уж говорить о странностях после откровений о стратегической важности для республики возведения клозетов.

Творение мифов вокруг собственной персоны (дело необходимое, кукловоды научили) причудливо сочетается с безудержными «бонапартистскими» амбициями.

Итог — фонтаны, помпезные вокзалы на полустанках, огромные медные скульптуры на мраморных постаментах, циклопические парадные лестницы. Республика дотационная, Чебоксары живут не по средствам, деньги нужно считать, экономить, а вместо этого на голых ветвях зимних деревьев развешивают елочные лампочки. «Писк» последних месяцев — электрические гирлянды на строительных кранах. Ну, разве не цирк?

Беспрерывные славословия в газетах, на радио, телевидении. Полное отсутствие хоть какой-то конструктивной критики. По количеству фотографий в «Советской Чувашии» президент Федоров давно уже обогнал Сталина, Хрущева, Брежнева вместе взятых. Раньше портреты вождей вывешивали на улицах только во время праздников. В кабинетах — Ленин, но не Брежнев. А нынче портреты Федорова выставляют по обочинам дорог вперемежку с рекламой пива и сотовых телефонов.

Какая-то эпидемия праздников. Устроили 450-летний юбилей присоединения Чувашии к России. Праздновали как-то странно. Возникал вопрос: «Что празднуем? Присоединение Чувашии к России или Федорова к Чувашии?»

К юбилею в местном издательстве выпустили роскошный фотоальбом.

Судя по названию, альбом призван показать читателям историческую связь России и Чувашии. Кому же мы обязаны многовековым связям двух народов?

Путин в книге запечатлен 7 раз. Ельцин — 4. Аблякимов — 8. Михаил Михайлович Касьянов отображен 11 раз. Бари Алибасов — 2. Вадим Антонов — 3. Лужков — 5. Н. И. Лобачевский — 1. Чубайс — 1. Святослав Федоров — 4. Актёр Станислав Садальский — 1. Муратов, федеральный инспектор, — 1. Петр Степанович Краснов, многократный министр и администратор, бывший коммунист, обернувшийся «медведем» — 1. Балерина Надежда Павлова — 3. По одному изображению Матвиенко и Черномырдина. Есть 10 фотографий Андрияна Николаева. Есть 27 изображений Патриарха Всея Руси Алексия. Но бесспорный лидер визуального ряда — Николай Васильевич Федоров. Он запечатлен в 450-летней истории взаимоотношений Чувашии и России 110 раз!

Как верно подметил журналист «Чебоксарской правды» Николай Чебоксаров — лик Николая Васильевича возникает в 11 раз чаще Касьянова и в 14 раз — Путина, по одной простой причине — Николай Васильевич очень красивый.

«Вот, — пишет Чебоксаров, — президент рядом с кетчупом (пикадор да и только!), вот — с пивом, вот — с картошкой. В конце концов, когда встречаешь на фото теплицу — с огурцами, но без Федорова! — это выглядит уже подозрительно. Кажется, нужно только вглядеться: а вдруг один из огурцов хотя бы надкушен Федоровым?

Николай Васильевич — как Мона Лиза: какую бы страницу ты ни открыл, с какой бы точки ни глянул — он всюду следит за тобой добрым прищуром каратиста. И как-то по-особому воспринимаешь его слова: «Чувашия стала президентской республикой» (стр. 39 фотоальбома).

Однако, сколь ни прозорлив автор, не обошлось без ошибок. Причем, самых опасных — политических. Так, на страницах альбома четырежды встречается фото бывшего мэра Чебоксар А. Игумнова, чей культ личности развенчан последней сессией местного парламента. Из-за этого недостойного политика в альбоме вообще не нашлось места чувашскому Прометею Л. П. Куракову. Сам он, конечно, тоже виноват: объективные доказательства того, что Л. П. Кураков — Прометей, появились слишком поздно. Когда альбом уже вышел». (Цит. по: Н. Чебоксаров «Президент не продажный и не покупной», «Чебоксарская правда» № 13 4 апреля 2002 года).

Неуёмная похвальба соседствует с пренебрежением к людям. Памятна передача Савика Шустера на НТВ «Свобода слова», состоявшаяся накануне выборов в Государственную Думу РФ в декабре 2003 года. Получив слово для обсуждения вопроса «Нужна ли в России свобода слова», президент Чувашии заявил: в России свобода слова не нужна, люди к ней не готовы, поскольку сознание россиян — холопское.

В апреле 2002 года, выступая перед журналистами местных СМИ, Федоров заявил буквально следующее: «Город решил мне (! — авт.) преподнести подарок, поскольку очень много сделано нового и интересного после возрождения исторической части. На этот объект приглашает меня город, Анатолий Александрович (Игумнов — авт.) говорит: хочу показать, сделали такую вещь хорошую на День города. Думаю, что же они сделали-то? И приглашает на Певческое поле, на лестницу: видите, как здорово? Я посмотрел, чуть не заплакал, честно говоря. Это был единственный сюрприз, единственный объект, который построен не по моей инициативе, без моего проекта, без моего участия. Но, во-первых, ни в какие рамки красоты и дизайна не вписывается… Поэтому я сказал: делать надо вот так. Взял, показал, чтобы было красиво и безопасно. Нарисовал вот ту лестницу, нарисовал сам, как и все остальное сделал». Как говорится: «Без комментариев!»

А вот еще один рассказ чувашского президента, который не только не требует комментариев, но вызывает некоторое чувство мистического трепета. «Я увидел во сне свою мать, — рассказывает Федоров. — Она стояла на берегу залива, и мне пришла мысль увековечить память обо всех матерях, о матери Чувашии…» (Цит. по: «Чебоксарская правда», 28 августа 2003 г., № 30. В. Гладков «Федоровское горе»).

История финансирования сотворения и установления медного монстра заслуживает отдельной публикации. Важно другое: терпеть это безобразие нормальному человеку очень сложно.

Прав Г. А. Зюганов, говоривший на съезде: «Перед лицом такого гигантского взлета коррупции разговоры о ней только как о вопиющем беззаконии, с которым можно бороться правоохранительными средствами, теряют всякий смысл. Это уже не просто беззаконие. Это особый экономический уклад, весьма похожий на средневековую систему «кормления воевод». Это не отклонение от нормы, а сама «норма» в голом, хотя и неприглядном виде. И бороться с ней необходимо уже исключительно политическими мерами.

300 миллиардов долларов, ежегодно отбираемых бюрократией у буржуазии, — вот объективная основа неизбежной буржуазной революции. Называйте ее «оранжевой», «рыжей», «цветной» или еще как вам угодно — ее социально-экономическое содержание от этого не изменится. И сформулировано оно может быть в нескольких словах: ликвидация бюрократии как класса, хотя на деле это псевдокласс». В современной России подтверждается блестящий афоризм К. Маркса: «Государство есть частная собственность бюрократии».

Ту же самую мысль о средневековом характере внутрибюрократических отношений высказал в своей статье упоминавшийся выше В. Гладков: «Некоторые диктаторы умеют быть незаметными. Двадцатый век внес свои перспективы в привычный портрет российского регионального политика: сегодня самый авторитарный губернатор может выглядеть как образцовый демократ. Именно поэтому незаметно для себя мы рискуем однажды очутиться в стране, где закон служит ненужным довеском к всесильной воле местного феодала, — государстве, жестокие порядки которого будут полностью повторять характерные черты нынешнего политического режима Республики Чувашия…»

Всё гадают некоторые, как же так вышло, что президент России Путин предложил для утверждения в должности президента Чувашии на четвертый, пятилетний срок, местному Госсовету кандидатуру Н. В. Федорова?

Часть, важнейшая, ответа кроется в вышесказанном. Путин и Федоров — близнецы и браться по бюрократическому классу, и Федоров прекрасно усвоил правила, нет, не «демократии», а пресловутой системы «кормления воевод», которая функционирует только при условии, что закон — ненужный довесок к всесильной воле местного феодала. Воеводы «кормятся», но только до тех пор, пока «кормят» того, главного «воеводу», который наверху и может их на местном воеводстве либо оставить, либо убрать.

* * *

Но есть и еще одно объяснение. И носит оно почти личный характер. Как-то стали забываться обстоятельства отставки со своего поста Генерального прокурора России Юрия Ильича Скуратова. Все события разворачивались в конце марта — начале апреля 1999 года. Ельцин несколько раз пытался убрать Скуратова с поста, но Совет Федерации, состоявший тогда из губернаторов и председателей законодательных собраний краёв и областей, освободил Скуратова с должности с третьего раза и то лишь по его собственному заявлению.

Ельцин и его окружение угрозу со стороны Скуратова почувствовали нешуточную. Скуратовских расследований они испугались не меньше, чем в 1993 году деятельности Верховного Совета Российской Федерации, а в 1996 году — вероятности выигрыша на президентских выборах Г. А. Зюганова.

При этом прокурор Скуратов не делал ничего революционного, он просто вознамерился строго выполнять законы того государства, которое создавали ельцины, гайдары, чубайсы, т. е. государства буржуазного. Но уже тогда, в 99-м, стало ясно, что пришедшая к власти криминальная бюрократия стеснена даже написанными для самих себя законами, выполнять их не собирается и беспощадно будет расправляться с теми, кто попытается заставить ее эти законы выполнять.

В своем выступлении и в Думе, и в Совете Федерации генеральный прокурор России докладывал о коррупционных связях высокопоставленных чиновников с западными фирмами «Нога», «Мабетекс». Он, в частности, прямо указывал на корыстную связь, имевшую место между руководителем «Мабетекса» Б. Паколли и Управляющего делами Администрации президента России П. П. Бородина.

Рассказывал прокурор и о деятельности руководства «Аэрофлота», а также о том, как средства «Аэрофлота» прокручивались через фирму «Андава», зарегистрированную в Швейцарии и принадлежавшую исполнительному секретарю СНГ Борису Абрамовичу Березовскому. По инициативе Скуратова был арестован заместитель генерального директора «Аэрофлота» Глушков (директором же, помнится, был зять Ельцина).

Было возбуждено уголовное дело и на Б. Березовского, чего ельцинская семья Скуратову простить никак не могла, ведь в то время Борис Абрамович считался главным «кошельком» семьи. И не только «спонсором», но и могущественным советником, серым кардиналом.

По инициативе Скуратова был объявлен в розыск президент Банка «СБС-Агро» Смоленский (тот самый, что построил на средства банка роскошный офис в Чебоксарах, на бульваре, который нынче считается Президентским). Юрий Ильич прямо назвал его «матёрым преступником». Я помню, с каким радушием президент Чувашии встречал Смоленского в Чебоксарах, какие проникновенные речи говорил в его адрес. Стадо роскошных иномарок, мигалки, ленточки, суетливые лизоблюды вокруг.

Потом банк разорился и Смоленский, с финансовым «гением» которого президент Федоров связывал столь радужные надежды, оказался в розыске. Кстати, президент Федоров, бывший министр юстиции РФ, принимая Смоленского в Чебоксарах, не мог не знать о прошлом этого господина. Но если бы не было дружеских отношений со Смоленским, то, может быть, не всплыл бы чуть позже и Слуцкер?

По инициативе Скуратова было возбуждено уголовное дело в отношении руководителя рекламного агентства «Премьер-СВ» Лисовского, допустившего нарушение неприкосновенности частной жизни. А дело про «коробку из-под ксерокса»? Тогда же был арестован скандально известный советник Березовского по исполнительному секретариату СНГ, бывший офицер ФСБ Литвиненко.

Скуратов информировал и Думу, и Совет Федерации, что в Швейцарии, в банке «Дель Готтардо» (г. Лугано) имеются счета нескольких десятков бывших и нынешних российских чиновников, так или иначе связанных с фирмой «Мабетекс».

Самое печальное для Ельцина и его окружения было в том, что все эти сведения стали достоянием правоохранительных органов на Западе. Делом «Мабетекса», «Андавы», банковскими счетами российских чиновников за рубежом вплотную занялась прокурор Швейцарии Карла дель Понте. Она даже посетила Россию по приглашению Скуратова с целью координации усилий в расследовании всех упомянутых дел.

Вся эта прокурорская деятельность была опасна для ельцинского окружения оттого, что ни мятежный Верховный Совет, ни ненавистные коммунисты здесь были ни при чем. Все делалось в рамках нового «демократического» законодательства. И если бы при Скуратове расследование громких дел было доведено до конца, то наглядно бы выявилось: не к демократии и либеральным ценностям стремятся реформаторы, а к немереным деньгам и защите неправедно нажитых богатств. Т. е. утеряна была бы ценность новой, буржуазной идеологии и против власти развернулись бы миллионы людей убеждений либерально-демократических, все те «интеллигенты-романтики», которые отринули социализм и слепо уверовали в капитализм, как высшее проявление правовой формы общественной жизни.

Деятельность Скуратова поставила под удар духовного «гуру» всех российских демократов — Чубайса. Прокуратура России внесла правительству представление о нарушениях закона при назначении Анатолия Борисовича Чубайса председателем правления РАО «ЕЭС России».

Это уже затрагивало интересы не только Березовского и «семьи», но и стратегические интересы США, вернее, самой мощной части олигархической верхушки этой страны. Ведь мог пострадать главный их представитель, поверенный в делах ослабления и, в конечном счете, уничтожения России.

Казалось бы, все «демократически настроенные» и юридически грамотные руководители регионов должны были радоваться принципиальной, твердой позиции руководства российской прокуратуры. Ведь порядок в Москве, в самых верхах государственной власти, значительно облегчал бы их собственное положение. Ослаблял бы вассальную зависимость, уменьшились бы размеры «откатов», направляемых «наверх». Усиливались бы и позиции Совета Федерации.

Но нет! Те губернаторы, которые клялись в верности праву только для вида, а на самом деле давно погрязли в системе средневековых вассальных отношений, выраженных в бюрократической вольности и безответственности у себя в регионе, также люто ненавидели Скуратова и желали его смещения. Тем более, что некоторых, как им казалось, генпрокурор обидел лично.

В своей книге «Вариант дракона» (Изд-во: Детектив-Пресс, Москва, 2000 г.), в главе «Коррупция и заказные убийства» Скуратов пишет о региональных лидерах, недовольных принципиальной позицией местных прокуроров и лично просивших Скуратова «разобраться с ними». Понять региональных «хозяев» можно — принципиальный прокурор резко ограничивал их коррумпированную вседозволенность и бюрократический кураж.

Вот что он сообщает о Федорове: «Чувашский президент Федоров также пробовал «размять» прокурора республики Русакова — тот опротестовал несколько указов, возбудил уголовное дело против охранника президента и разом сделался неугодным» (С. 111).

Накануне выхода книги, в своем интервью журналу «Огонек» Скуратов более детально описывает посещение Федоровым его кабинета. Федоров все рассказывал Скуратову, какой Русаков нехороший. Ему это надоело, и он предложил Николаю Васильевичу пригласить Русакова в его кабинет и повторить все, что он говорил ему в присутствии самого Русакова. Федоров почему-то не пожелал этого сделать. Могло ли это оставить спокойным Федорова?

Пока был Скуратов, оставался в республике и Русаков, действительно проявлявший определенную независимость. Я понимал всю важность для республики, пусть и осторожную, ограниченную, но все же независимость прокурора республики.

Всячески старался предотвратить снятие Русакова с должности или перевод его на другое место работы.

После появления публикаций против Русакова в «Советской Чувашии» была предпринята первая попытка «убрать» Сергея Викторовича из республики. Не утверждение в Госсовет Генпрокуратура России прислала некоего Лукина. На 3-й сессии Государственного Совета Чувашской Республики я заявил: «Уважаемые коллеги! Я испытываю некоторое волнение, потому что вещи, о которых я сейчас буду говорить, очень серьезно затронули и мою жизнь. В свое время много пришлось понервничать. Но все-таки, высказывая сейчас свое, может быть, субъективное мнение, я хотел бы поделиться с вами соображениями о том, почему же все-таки при прекрасных характеристиках, которые дает Генеральная прокуратура России ныне действующему прокурору Сергею Викторовичу Русакову, вновь и вновь возникает вопрос о том, чтобы его из республики перевести работать в другое место. Причем, вы, наверное, обратили внимание, что Сергею Викторовичу осталось работать до установленного конституционного срока один год и, несмотря на это, определенные силы в республике заинтересованы в том, чтобы этот человек не доработал всего год и был перенаправлен в другое место. Мне кажется, что суть всех этих решений необходимо искать в той деятельности, которую проводит Сергей Викторович Русаков по охране правопорядка в нашей республике. Я не хочу идеализировать этого человека, вы знаете, что в газете «Республика» я высказывал некоторые замечания по его деятельности, особенно когда я освещал ситуацию с квартирами министра внутренних дел Антонова Владимира Валентиновича.

Поэтому говорить о том, что этот человек идеален, нельзя. Но, с другой стороны, есть принципиальные вещи, которые, сейчас будем говорить так, в нашу прокуратуру «внедрились», она сегодня эти вещи исследует…

Пользуясь присутствием представителя Генеральной прокуратуры России, я хотел бы эти вещи осветить. Речь идет об очень неприятных делах, которые затрагивают интересы высшего руководства нашей республики, которые прокурор Русаков намерен довести до конца. Что же это за дела?

Я уже два года назад выступал по поводу огромного количества сливочного масла, которое было перенаправлено на хладокомбинат № 9 г. Москвы. Были мои публикации… прокуратура занялась этими делами, и сейчас выяснено следующее. Масло было собрано на хладокомбинат сельхозтоваропроизводителями (колхозами, совхозами) республики в счет погашения товарного кредита. Мы тогда получили, вы помните, ГСМ на 70 млрд. рублей (неденоминированных — авт.) и должны были рассчитаться картофелем, маслом и мясом.

Собранное масло должно было быть направлено по государственному заказу и ни в коем случае не в коммерческую структуру. В нарушение этого положения (и в этом нарушении, я догадываюсь, принимали участие высшие руководители нашей республики) масло было отгружено частной фирме, которая… на территории России не зарегистрирована. Фирма называется «Холимарк Сервисез». И, как сейчас выяснено, она зарегистрирована на Британских Вирджинских островах! Что же получилось?

В июле 1996 года по договору между компанией «Холимарк Сервисез» и хладокомбинатом, с ведома Кабинета Министров Чувашской Республики, было поставлено в Москву сливочное масло в объеме 166 тонн. Деньги за масло в сумме 2 млрд. 734 млн. рублей (это в старом исчислении) на хладокомбинат, обратно сюда, в Чувашию, так и не вернулись. А сама московская фирма оказалась на территории нашей страны незарегистрированной.

Поступившие на банковский счет этой компании суммы из Чувашии, а также из других регионов России были конвертированы на сумму 6,6 млн. долларов США и перечислены в зарубежные банки.

Сейчас по инициативе прокурора Русакова, прокуратуры Чувашской Республики в дело подключен Интерпол… Выяснено, что деньги через Соединенные Штаты Америки «разбросаны веером» по нескольким зарубежным банкам. Сейчас выясняются адреса этих банков. Шесть адресов этих банков уже выявлено. В настоящее время через Интерпол устанавливаются участники хищения и получатели валюты. Хочу подчеркнуть еще раз, что это дело затрагивает интересы высших руководителей нашей республики.

Дело, которое действительно очень сильно затронуло меня (и некоторые газеты в прошлом году издевались, «жалели» меня, писали: «Бедный, что ж ты?»).

Это дело, которое касается закрытого акционерного общества «Сантек». Прокуратура тоже заканчивает сейчас рассмотрение этого дела, и выяснилось следующее. В марте 1997 года Министерством финансов Чувашской Республики по согласованию с Кабинетом Министров Чувашской Республики через различные частные предприятия, зарегистрированные в городе Москве и в городе Чебоксары, закрытому акционерному обществу «Сантек» были проданы векселя Минфина Чувашской Республики на сумму 5,6 млрд. рублей. Закрытое акционерное общество «Сантек», не имевшее собственных средств, использовало эту сумму под залоговое обеспечение при получении кредита на сумму в 3,5 млрд. рублей в Чувашском отделении АКБ «Сберегательный банк Российской Федерации».

Кредит был погашен частью последующего кредита, полученного ЗАО «Сантек» в этом же банке на сумму 4 млн. долларов США и 23, 6 млрд. рублей, выданного под поручительство и залог недвижимости Московской группы компаний «Савва» и акций рентабельных предприятий, таких как «Акконд», «Чувашспирт» и других, находящихся в республиканской собственности.

Приобретенные средства группа компаний «Савва» использовала частично на строительство завода закрытого акционерного общества «Сантек» по производству высококачественных керамических бытовых изделий, а другая часть (ориентировочно около 18 млрд. рублей) была перечислена на банковские счета подставных фирм в Москве и оттуда похищена.

Сейчас прокуратура занимается рассмотрением этого вопроса. Здесь президент Николай Васильевич Федоров очень много говорил о совести и о бедных учителях. Поинтересовался бы Николай Васильевич теми показаниями, которые недавно дал в прокуратуре хорошо ему знакомый руководитель группы компаний «Савва» Никита Колесников. Это интересные показания. В свое время о них станет известно.

Третий, достаточно интересный эпизод, который сейчас все-таки наша прокуратура доведет до конца. В 1996 году по Постановлению правительства Чувашской Республики Чебоксарскому району было выделено 180 млн. 500 тыс. рублей, в том числе 50 млн. рублей из федерального бюджета на безвозмездные субсидии гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий на строительство или приобретение жилья.

Однако при распределении субсидий администрацией района граждане, фактически нуждающиеся в улучшении жилищных условий, не учитывались, а сумма субсидии в 180 млн. 500 тыс. рублей районной и поселковой администрациями использована не по целевому назначению. Следствием сейчас устанавливаются мотивы, по которым денежные суммы выданы лицам, не имеющим права на их получение. В числе субсидий, незаконно выданных, есть и выданная жене главы районной администрации Данилова и т. д.

Я могу привести еще некоторые примеры откровенного грабежа и разворовывания средств нашей республики… То есть Лукин мне нравится, полагаю, что он достойный человек, но он должен понимать, в какую ситуацию сейчас попадет. Какими делами ему здесь заниматься или же не заниматься?

…Сергей Викторович Русаков…, когда весной обсуждался этот вопрос, уведомил в заявлении, что он не против перевода в Москву. Такой факт действительно был. Он как квалифицированный работник работу себе найдет… В прокуратуре России ему эту работу предоставят, но он свой профессионализм, принципиальность будет проявлять уже вдали от Чувашии. Я думаю, что это будет очень серьезная потеря.

Уважаемые коллеги!.. Нам все-таки нужно довести или дать возможность нашей прокуратуре Чувашской Республики… защитить закон, действительно показать людям, где реальные источники пополнения бюджета. Сейчас не нужно устраивать какую-то возню вокруг кандидатуры прокурора.

Сегодня мы должны, в помощь прокурору подключив Контрольно-счетную палату Чувашской Республики и депутатов, создать комиссию и помочь не только эти дела довести до конца, но и те дела, которые сейчас в республике действительно назрели. Нам бы сейчас прокурору помочь. Понимаете?

Что касается позиции Сергея Викторовича, то если мы будем сейчас его слушать, он себя расхваливать не будет, не будет говорить: я хочу тут работать. Он — солдат, «слуга» закона, поэтому как прикажут, так и будет. Но мы сейчас должны проявить принципиальность и не давать согласия на замену прокурора».

Менять прокурора, по-моему, было нельзя. После «сантеков» и «холимарков» оставались еще дела по закупке медицинского оборудования за счет средств обязательного медицинского страхования у подставных, якобы зарубежных фирм, зарегистрированных почему-то в Казани, о доставке в Чувашию по поддельным документам огромного количества некачественного зерна от краснодарской фирмы «Чосон» и т. д.

* * *

«Дружественные» Николаю Васильевичу Федорову «фирмачи», воцарившиеся в Чувашии во время его президентства, не брезговали ничем. Предприятия, сельхозугодья и даже отдельно стоящие дома превращались в объект их хищных вожделений.

Примером здесь может послужить противостояние, возникшее между республиканскими властями и руководителем Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике — главным государственным регистратором Чувашской Республики Диной Николаевной Садиковой. Конфликт возник по очень конкретному поводу. Он послужил непосредственной причиной, приведшей к отъезду Дины Николаевны из республики, о котором я упоминал выше.

Все чебоксарцы хорошо знают так называемый «дом купца Кадомцева», расположенный на волжском берегу рядом с Введенским кафедральным собором.

Некие московские коммерсанты решили восстановить роскошный особняк, построенный в Чебоксарах знаменитым купцом еще в XIX веке. Прекрасное строение под зеленой крышей было достроено почти полностью, но уже к окончанию строительства пыл любителей старины иссяк. Очевидно, ввиду нехватки средств.

Несколько лет дом стоял пустой. По разным обстоятельствам никому не удавалось его выкупить у хозяев.

Летом 2004 года власти приступили к решительным действиям. 02.07.2004 г. Главный специалист ОСБ (отдела собственной безопасности) В. П. Михайлов подписал справку по сводному исполнительному производству № 29 55/21/03 следующего содержания: «13 ноября 2003 года судебным приставом исполнителем Межрайонного подразделения по исполнению решений арбитражных судов и сводных исполнительных производств Кочетковым К. Н. на основании двух исполнительных документов о взыскании с ООО «Элеон» долга в сумме 863017,70 руб. в пользу ООО «Актис» возбуждено сводное исполнительное производство № 2955/21/03.

В целях исполнения требований исполнительного документа был наложен арест на имущество должника — «Дом купца Кадомцева» по адресу: г. Чебоксары, ул. Сеспеля, д. 17. Постановлением СПИ оценщиком арестованного имущества назначены специалисты РСГУ «Фонд имущества Чувашии». Согласно отчету № 193 от 18 ноября 2003 года специалистами РСГУ «Фонд имущества Чувашии» рыночная стоимость административного здания «Дом купца Кадомцева» определена в 894000 руб. Протокол № 79 согласование стоимости и сроков выполнения работ 11 ноября 2003 года подписали от заказчика: ст. судебный пристав Межрайонного подразделения по исполнению решений Арбитражного суда ЧР и сводных исполнительных производств ССП Управления Минюста РФ по ЧР Вассияров А. В., от оценщика: председатель РСГУ «Фонд имущества Чувашии» Петров В. П., определив стоимость работ по оценке рыночной стоимости «Дома купца Кадомцева» в размере 10000 рублей. Ими же 18 ноября 2003 года составлен акт сдачи-приемки выполненных работ, т. е. отчета об оценке рыночной стоимости арестованного имущества — административного здания «Дом купца Кадомцева», расположенного по адресу: г. Чебоксары, ул. Сеспеля, д. 17 от 18 ноября 2003 года № 193 без претензий и замечаний.

1 декабря 2003 года главный судебный пристав по ЧР Корсаков И. Ю. изучил жалобу должника ООО «Элеон» на действия СПИ в Арбитражный суд ЧР и поручил Вассиярову А. В. принять меры к досудебному урегулированию спора.

30 января 2004 года в Межрайонное подразделение ССП поступило заявление должника о несогласии с произведенной оценкой и просьбой назначить повторную оценку арестованного объекта недвижимости «Дом купца Кадомцева». По мнению заявителя, оценка здания, произведенная специалистами РСГУ «Фонд имущества Чувашии», необъективна, вызывает большие сомнения. Реальная рыночная цена этого здания совершенно другая, намного выше. Арестованный объект недвижимости находится в исторической части города, имеет высокую стоимость для потенциальных инвесторов — коммерческих организаций в силу расположения в элитной части г. Чебоксары, так называемого «Залива». Дом снаружи полностью отреставрирован ООО «Элеон» с применением современных строительных и отделочных материалов, в то же время сохранен исторический облик здания.

Поступившее заявление должника СПИ удовлетворено и 2 февраля 2004 года вынесено постановление о привлечении в качестве специалистов в исполнительном производстве экспертов-оценщиков Чувашской ЛСЭ для производства оценки движимого и недвижимого имущества ООО «Элеон».

26 февраля 2004 года Чувашской ЛСЭ представлен отчет № 550042/04 по обоснованию рыночной стоимости арестованного имущества. Рыночная стоимость оцениваемых объектов составила 22019500 руб., в том числе недвижимого имущества «Дома купца Кадомцева» — 21133000 руб.

После ознакомления с отчетом Чувашской ЛСЭ № 550042/04 сторон исполнительного производства, 6 апреля 2004 года в Арбитражный суд ЧР поступило исковое заявление взыскателя ООО «Актис» о признании недействительным отчета № 550042/04 определением Арбитражного суда ЧР от 26 апреля 2004 года дело было назначено к судебному разбирательству на 10 мая 2004 года. Результатов рассмотрения в исполнительном производстве нет.

12 мая 2004 г. СПИ Кочетков К. Н. вынес новое постановление об участии специалиста в исполнительном производстве в связи с тем, что истёк шестимесячный срок действия первого отчета. Для оценки вновь назначил специалистов РГСУ «Фонд имущества Чувашии».

31 мая 2004 г. представлен отчет РГСУ «Фонд имущества Чувашии» за № 213 от 28 мая 2004 г., согласно которому рыночная стоимость арестованного имущества — «Дома купца Кадомцева» — составила 1119800 рублей, движимого имущества — 357620 рублей.

13 мая 2004 г. старший судебный пристав Межрайонного подразделения по исполнению решений арбитражных судов и сводных исполнительных производств Вассияров А. В. телефонограммой уведомил председателя РГСУ «Фонд имущества Чувашии» Петрова В. П., что СПИ Кочетков К. Н. планирует передать на реализацию «Дом купца Кадомцева» по цене 894000 руб. После этого председатель РГСУ «Фонд имущества Чувашии» Петров В. П. поручением № 265 от 17 мая 2004 года поручил принять арестованный «Дом купца Кадомцева» и осуществить его реализацию торгующей организации ГУП «Республиканское агентство по продовольствию».

Как рассказала специалист ССП Ерзутова Н. Н., которая участвовала в РГСУ «Фонд имущества Чувашии» при распределении арестованного имущества по торгующим организациям, она высказывала сомнение, что ГУП «Республиканское агентство по продовольствию» вряд ли справится с этим поручением. На что В. П. Петров заявил, что всё согласовано с главным судебным приставом по ЧР Корсаковым И. Ю. Затем это подтвердил сам Корсаков И. Ю. По состоянию на 30 июня 2004 года СПИ Кочетков И. Н. не оформил заявку на реализацию и не представил необходимые документы.

От специалистов РГСУ «Фонд имущества Чувашии» стало известно, что руководитель Петров В. П. 29 июня 2004 г. указал срочно отозвать с ГУП «Республиканское агентство по продовольствию» поручение на реализацию «Дома купца Кадомцева».

Исходя из вышеизложенного, полагаем, что оценка арестованного имущества ООО ПКФ «Элеон», произведенная специалистами РГСУ «Фонд имущества Чувашии» и попытка реализовать арестованный объект «Дом купца Кадомцева» по цене 894000 рублей через ГУП «Республиканское агентство по продовольствию» вызывает сомнение.

Считаем необходимым арестованное имущество передать на реализацию только после урегулирования всех спорных моментов со стороны должника в Арбитражном суде».

Для кого старались все эти корсаковы, вассияровы, петровы, пытаясь «реализовать» имущество стоимостью в 22 млн. рублей по цене в 800 тыс. руб. (стоимость старой двухкомнатной квартиры), выясняется из письма Д. Н. Садиковой от 12.08.2004 года в адрес и.о. начальника Федерального управления Минюста России по Приволжскому федеральному округу В. И. Антропову.

«Уважаемый Владимир Ильич, — писала Дина Николаевна. — В дополнение к пояснениям по жалобе Таланцева М. П. полагаю необходимым дать следующие пояснения.

24 июня 2004 года перед началом заседания коллегии Управления по подведению итогов работы за первое полугодие 2004 г. мною был задан вопрос начальнику лаборатории судебной экспертизы Л. П. Морозову, как идет реализация соглашения между лабораторией и службой судебных приставов Управления по оценке арестованного имущества и какие есть проблемы. Был дан ответ, что в целом неплохо, однако есть одна проблема, суть которой заключается в следующем. По заданию судебного пристава-исполнителя лабораторией произведена оценка объекта недвижимости — дома купца Кадомцева, расположенного в исторической части города, отреставрированного под «евроремонт». По заключению лаборатории объект оценен в сумму примерно 22 млн. рублей. Первичная оценка была произведена оценщиками РГСУ Фонда имущества Чувашии на сумму примерно 800 тыс. рублей. Отчет лаборатории по оценке этого объекта недвижимости судебным приставом-исполнителем не принят, следовательно, не произведена оплата выполненных лабораторией работ. В связи с чем в присутствии всех остальных членов коллегии мною на заседание был приглашен и.о. Главного судебного пристава (главный пристав Корсаков находился в командировке) Грицай А. Д., которому я дала указание разобраться, в чем дело, и доложить мне.

Впоследствии начальником отдела собственной безопасности Управления Грицай А. Д. мне было доложено, что со стороны судебного пристава-исполнителя прямых нарушений не допущено. Однако есть вопросы, связанные с колоссальной разницей в оценке данного объекта: 800 тыс. рублей и 22 млн. рублей, над которым следует продолжить работу.

Как видно, у меня лично материалы исполнительного производства никогда не находились. Однако именно моё указание ОСБ Управления, которым 29 июня данное исполнительное производство было изъято для изучения и находилось в ОСБ 2 дня 29.06.2004 г. и 30.06.2004 г., а 2 июля 2004 г. главным специалистом ОСБ Михайловым В. П. уже была составлена соответствующая справка (прилагается) — вызвали ряд негативных последствий для тех, кто захотел прибрать за 800 тыс. рублей (дешевле, чем 2-комнатная квартира в «хрущёвке») — а именно, для группы компаний «Савва», единственного претендента на это здание.

Почему напрашиваются эти выводы?

1. Именно 29 июня 2004 г. (в день изъятия исполнительного производства ОСБ) Главный судебный пристав Корсаков И. Ю. связывается по телефону с председателем Фонда имущества Петровым В. П., который незамедлительно отзывает поручение на реализацию дома купца Кадомцева за 800 тыс. рублей.

2. При встрече с представителем группы компаний «Савва» мне были поставлены 3 необходимые для «Саввы» задачи в обмен на прекращение травли в подвластных «Савве» и Администрации президента ЧР СМИ:

а) организовать реализацию дома купца Кадомцева за 800 тыс. руб.;

б) отменить своё указание о принятии всех предусмотренных законом мер по взысканию в пользу Минфина РФ с ЗАО «Сантек» (одно из предприятий «Саввы»);

в) организовать немедленное исполнение постановления главного санитарного врача о приостановлении производства на Чебоксарском заводе строительных материалов (для последующей бесплатной передачи завода «Савве»).

Таким образом, именно мое указание начальнику ОСБ Грицай А. Д., данное 24.06.2004 г., стало причиной неполучения задарма здания «Саввой», сорван прямой сговор ГСП Корсакова И. Ю., председателя Фонда имущества ЧР Петрова и Администрации президента ЧР по передаче за бесценок памятника архитектуры группе компаний «Савва».

Полагаю, что в такой ситуации жалоба Таланцева — это всего лишь капля того, что предпринято и будет еще предпринято «Саввой» вместе с Администрацией президента ЧР, ибо конечная цель одна — расставить на должностях преданных им людей, которые будут беспрекословно выполнять их волю».

О том, что было предпринято против Садиковой, расскажу чуть позже.

Обслуживать каких-то «клиентов» поручалось преданным, готовым на всё чиновникам. Какие-то «клиенты» были объектом личной заботы президента Федорова. Характерно в этом отношении простодушное письмо почтенного министра строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики В. Н. Филатова в адрес ООО «РОСИ-Ч» от 14.05.2005 г.

Объектом особого внимания чувашского президента в последние год-два стала земля в центре города Чебоксары. В Чувашию «нагрянули» крупные торговые компании, которым нужно в центре располагать свои торгово-развлекательные комплексы.

Под ногами «путаются» мелкие торговые фирмочки, предприятия и организации. С земли, которую они занимают, их нужно убрать. Некоторые сопротивляются. Иногда приходится пускать в дело «тяжелую артиллерию».

ООО «РОСИ-Ч» имело производственные площади в районе строящейся 30-й дороги, почти на берегу искусственного залива, чуть ниже первой площадки электроаппаратного завода. Предприятие производило безалкогольные напитки, занималось копчением рыбы и т. д. И тут случилось «несчастье»: на территорию в 7 гектар (на которых располагался и несчастный «РОСИ-Ч») «положила глаз» одна зарубежная фирма.

Министр Филатов пишет: «По поручению председателя Кабинета Министров Чувашской Республики С. А. Гапликова Минстрой Чувашии совместно с администрацией г. Чебоксары, рассмотрев ваше письмо о переносе ваших производственных цехов в другую часть города, компенсации потерь, связанных с переносом цехов, и возможности расширения в настоящее время ассортимента выпускаемой вами продукции, сообщает.

В ноябре 2004 года по поручению президента Чувашской Республики Н. В. Федорова Минстроем Чувашии совместно с администрацией г. Чебоксары был проработан вопрос о предоставлении земельного участка, расположенного в центральной части города Чебоксары, в районе строящейся дороги № 30 (на этом же участке находится и ваше предприятие) Московскому постпредству иностранной компании «Нордман эст Менеджмент» (ООО «Нордман проект») под размещение многофункционального торгово-развлекательного комплекса. Но впоследствии выяснилось, что выбранный земельный участок компанию не устраивает.

В процессе рассмотрения указанного вопроса и согласовав предложение по размещению многофункционального торгово-развлекательного комплекса с генеральным проектировщиком — институтом пространственного планирования «ЭНКО» было принято решение о том, что данная территория относится к зонам, предназначенным для преимущественного размещения объектов обслуживающе-деловой сферы. В Генеральном плане г. Чебоксары институтом также рекомендовано функциональное перепрофилирование производственно-коммунальных объектов, расположенных в центре города, т. е. на территориях, ценных с градостроительной точки зрения, под объекты обслуживания.

В связи с указанным Минстрой Чувашии считает, что в настоящее время нецелесообразно расширять ассортимент выпускаемой вами продукции, т. е. необходимо в ближайшее время решить вопрос о выносе вашего предприятия на другой участок, предложенный городом, или перепрофилировании производственных цехов под объекты обслуживания.

Приложение: письмо администрации г. Чебоксары».

Прямо беда какая-то — в Чебоксарах на месте закрывающихся цехов, разорившихся во время федоровского правления крупных и малых предприятий, громоздят гигантские барахолки — мега моллы, гранд сити, мтв-центры.

Понятно, что пустующие руины некогда славных производств ежедневно напоминали бы жителям о том, какую разруху принесли годы бездарного правления страной ельциных, федоровых и им подобных. Чтобы временно скрыть весь этот кошмар, как чудовищные надгробия над некогда живыми производствами, громоздят нелепые торговые центры.

Пир во время чумы будет длиться долго. Кто же будет делать покупки в этих бесчисленных торговых центрах, гулять в огромных ресторанах, если Чувашия — нищая, Чувашия — вымирает.

Ведь когда покупателей станет меньше, чем торговцев в магазинах и лавках, вся эта идиотская «экономика» рухнет, похоронив под обломками остатки обезумевшего от нищеты населения.

Федорову, конечно, должно быть обидно, что голландцы отвергли его усилия по «расчистке» для них земельного участка в центре города. Человек, не будучи уверенным на 100 процентов, что президент России Путин предложит Госсовету именно его кандидатуру для переназначения на четвертый срок президентства, начал заранее готовиться к разного рода неожиданностям, оказывать услуги, помогать партнерам по бизнесу.

Однако проект «не умер», и уже сейчас ведется активная работа по подготовке этого участка для возведения не менее мощной компанией «делового центра».

Прошел слух, будто на месте первой площадки легендарного электроаппаратного завода также будет возведен спортивно-развлекательный комплекс с ледовыми аренами, фитнесс-залами и прочей атрибутикой «красивой жизни».

У этих фирм-завоевателей бывают забавные названия. Например, на месте чебоксарской школы № 1 (во время войны — эвакуационный госпиталь) возвести торгово-развлекательный комплекс собиралась нижегородская фирма «Сладкая жизнь».

* * *

Русакову порой удавалось доводить расследования до суда. В частности, в своем ответе на мой запрос от 30.11.1998 года Сергей Викторович сообщал: «23.01.1997 г. прокуратурой ЧР по факту злоупотребления служебным положением начальником финансового управления Фонда обязательного медицинского страхования ЧР Радаевой Г. Е. и исполнительным директором ФОМС ЧР Колбовским Г. А., при приобретении последним на средства фонда пятикомнатной квартиры, было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР. По результатам его расследования уголовное дело по обвинению Колбовского Г. А. и Радаевой Г. Е. в злоупотреблении служебным положением и хищении денежных средств было направлено в суд.

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 26 октября 1998 г. Колбовский Г. А. и Радаева Г. Е. осуждены к различным срокам лишения свободы».

Не без участия местной прокуратуры к уголовной ответственности были привлечены бывшие охранники президента Федорова, а также Олег Николаевич Арсентьев, советник президента по правовым вопросам.

В поле зрения прокуратуры попадали и А. Г. Шелков (вернее его сын), и Феликс Шарков, бывший министр печати ЧР.

Особый интерес прокуратуры вызвала «кипучая» деятельность одного из самых близких к президенту ЧР Федорову министров — министра физкультуры и спорта ЧР Вячеслава Максимовича Краснова.

8 декабря 1998 года я обратился к Генеральному прокурору Российской Федерации Ю. И. Скуратову с депутатским запросом следующего содержания: «26 ноября 1998 года в чебоксарском вкладыше столичной газеты «Московской комсомолец» была напечатана редакционная заметка под названием «Так кто же прав?» В заметке сообщалось об уголовном деле № 9593, возбужденном Волго-Вятским РУОП (г. Нижний Новгород) 25 октября 1998 года по заявлению некоего Молева И. К. Дело возбуждено по признакам ст. 147 ч. 3 УК РСФСР («Мошенничество в крупных размерах»). По этому делу, как сообщается в заметке, проходит министр физкультуры и спорта Чувашской Республики Краснов Вячеслав Максимович.

После появления публикации в Чувашии началось беспрецедентное «шевеление» властей. Особую активность проявил президент Чувашской Республики Федоров Николай Васильевич. Будто бы министр физкультуры и спорта Чувашской Республики Краснов В. М. в прошлом году имел контакты с представителями одной из авиастроительных фирм Нижнего Новгорода.

Речь шла о легких спортивных самолетах «Кора», выпускаемых этим предприятием. Необходимо было получить лицензию на поставку этих самолетов за рубеж. Вероятно, Краснов обязался эту лицензию получить. При этом он ссылался на связи и возможности президента Чувашской Республики Федорова Н. В., якобы он-то и поможет нужную лицензию получить.

Предположительно эту услугу Краснов собирался оказывать не на «общественных» началах. От нижегородских коммерсантов им якобы было получено 62500 американских долларов в качестве аванса.

Прошло несколько месяцев, но никакой лицензии на поставку самолетов нижегородцами так и не было получено. Они стали требовать свои деньги назад, угрожая обратиться в правоохранительные органы, что в конечном итоге и сделали в октябре 1998 года.

В ноябре 1998 года Краснов якобы сумел вернуть часть долга в размере 300 тысяч рублей, но большего сделать не смог, и сейчас в деле фигурирует сумма в 52000 американских долларов.

Когда информация попала в газеты, то беспокойство президента Федорова будто бы возросло до такой степени, что представители Чувашской Республики встречались с главным редактором «Московского комсомольца» Гусевым и настаивали на смене редактора регионального вкладыша. Велся разговор о смене учредительства регионального выпуска.

Нынче в нашей Чувашии это устойчивая тенденция — пытаться «привести в чувство» даже те издания, которые не оппозиционны. Они всего лишь пытаются высказаться по актуальным проблемам, которые, оказывается, неприятны начальству. Началась «илюмжинизация» Чувашии.

В связи с изложенным просил бы Вас ответить на следующие вопросы:

— соответствует ли действительности тот сюжет, который описан мною в обращении;

— если указанные факты имели место, то как не допустить давления на Нижегородский РУОП и помочь им все-таки предъявить обвинение;

— откуда скромный министр спорта Чувашской Республики Краснов В. М. сумел найти 300 000 рублей, чтобы отдать часть долга;

— как прекратить давление местных властей на местные органы массовой информации?

Что касается 300 000 рублей, изысканных для погашения долларового долга, то здесь следует проверить следующую информацию. В 1996 году нынешний глава самоуправления г. Новочебоксарска Иванов Николай Иванович, а в то время директор одной из торговых баз города, глава Администрации президента Чувашии Краснов Петр Степанович и сотрудник Новочебоксарского ГОВД Габуния сумели получить в одном из коммерческих банков республики кредит в 3 млрд. рублей «старыми» деньгами.

Кредит этот до сих пор возвращен не полностью. Поскольку министр спорта Краснов В. М. является старым приятелем главы президентской администрации Краснова П. С., то не была ли использована часть этого невозвращенного кредита для погашения долга перед нижегородскими предпринимателями?»

Такой же запрос в тот же день я направил первому заместителю министра внутренних дел Российской Федерации, начальнику Главного управления по борьбе с организованной преступностью Владимиру Абдугалиевичу Васильеву (ныне депутату Государственной Думы РФ).

С этим делом вышла «история». Выступая на местном отделении московской радиостанции «Эхо Москвы» тогдашний руководитель УФСБ по Чувашской Республике С. К. Воронов на вопрос: «Есть ли уголовные дела против министров Чувашской Республики?» — ответил: «Да, есть». И привел в пример «красновское» дело.

Примерно в это же время президент Чувашии проводил традиционную встречу с местными журналистами и на аналогичный вопрос ответил отрицательно.

Говорят, между Вороновым и Федоровым по этому поводу состоялся очень «напряженный» разговор. Может, тогда Станислав Кириллович и принял решение на президентских выборах 2001 года в Чувашии выставить свою кандидатуру против своего давнего друга Н. В. Федорова?

Помощник Генерального прокурора Российской Федерации В. П. Юнин уже 23 декабря 1998 года ответил мне: «В Генеральной прокуратуре Российской Федерации Ваше обращение по вопросам расследования уголовного дела, возбужденного по материалам Волго-Вятского РУБОП, рассмотрено.

В связи с тем, что указанное обращение является первичным и не рассматривалось прокуратурой Нижегородской области, оно направлено прокурору области Федотову А. И., которому предложено внимательно разобраться с организацией расследования, принять необходимые предусмотренные законом меры и сообщить Вам о результатах.

За исполнением установлен контроль».

Начальник 2-го отдела Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ полковник милиции А. И. Коняхин 16 декабря 1998 года также писал: «Ваше обращение и злоупотреблениях, допущенных министром физкультуры и спорта Чувашской Республики Красновым В. М., рассмотрено. Проверка изложенных в обращении фактов проводится силами Волго-Вятского РУБОП при ГУБОП МВД России. О результатах проверки Вам будет сообщено дополнительно».

Дополнительное сообщение пришло от генерал-майора милиции И. И. Кладницкого, заместителя начальника Волго-Вятского регионального управления по борьбе с организованной преступностью при ГУБОП МВД России: «На Ваш запрос сообщаю, что 25.10.1998 г. Следственным управлением УВД Нижегородской области по заявлению Молева И. К. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 УК РСФСР.

По указанному выше делу Краснов В. М. допрошен в качестве свидетеля.

В соответствии со ст. 139 УПК РФ данные предварительного следствия могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора.

Изложенная в Вашем запросе информация о неправомерных действиях должностных лиц Чувашской Республики проверяется».

9 февраля 1999 года заместитель прокурора Нижегородской области старший советник юстиции В. М. Муравьев уведомил меня:

«Ваша жалоба, поступившая из Генеральной прокуратуры, прокуратурой Нижегородской области рассмотрена с изучением материалов уголовного дела № 9593, возбужденного УРОПД при УВД Нижегородской области 25.10.96 г. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, по факту завладения гр. Красновым В. М. в декабре 1995 г. путем обмана денежной суммой в размере 300 млн. рублей.

Установлено, что постановлением следователя УРОПД УВД области Хехнева В. А. от 12.11.98 г. предварительное следствие было приостановлено по ст. 196 п. 2 УПК РСФСР, в связи с заболеванием Краснова В. М.

В связи с неполнотой проведенного расследования, постановление о приостановлении предварительного расследования прокуратурой области отменено, дело направлено для производства дополнительного расследования в УВД Нижегородской области.

В целях полного, объективного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела, прокуратурой области по делу даны указания, ход расследования взят на контроль.»

Я догадывался, какие гигантские усилия будут предприняты для прекращения уголовного дела. Все «затихло» на несколько месяцев. Уже в июне 1999 года я поинтересовался у Муравьева: «Вы уведомили меня: прокуратурой области по делу даны указания, ход расследования взят на контроль.

Прошло четыре месяца. Что с расследованием? Будет ли Краснов привлечен к ответственности? Если дело закрыто, то по каким основаниям? Надеюсь на исчерпывающий ответ.»

Ответ от Муравьева последовал 5 июля 1999 года. В нем сообщалось:

«Ваша жалоба прокуратурой области рассмотрена с изучением материалов уголовного дела, возбужденного в отношении Краснова В. М. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР.

Установлено, что по результатам дополнительного расследования, постановлением следователя СЧ ГСУ при ГУВД области Васильева А. Л. от 19.05.99 г. данное дело было прекращено из-за отсутствия в действиях Краснова состава преступления.

30.06.99 г. данное постановление было отменено прокуратурой г. Кстово Нижегородской области в связи с неполнотой проведенного расследования. Уголовное дело направлено для производства дополнительного расследования в СЧ ГСУ при ГУВД области. Срок дополнительного расследования установлен до 01.08.99 г.»

Больше никто ничего по этому делу мне не сообщал. Уже в марте 2002 года я вновь обратился в прокуратуру Нижегородской области. Интересовался, что же все-таки с делом № 9593?

30 апреля 2002 года и.о. начальника управления по наздору за следствием и дознанием прокуратуры области В. В. Игошин написал мне:

«Ваше обращение рассмотрено с изучением материалов уголовного дела № 9593, возбужденного в отношении в отношении Краснова В. М. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР.

По результатам проведенного дополнительного расследования 06.02.2002 года старшим следователем по особо важным делам Следственной части ГСУ при ГУВД Нижегородской области вновь вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании ст. 5 п. 2 УПК РСФСР.

В связи с неполнотой проведенного расследования данное постановление отменено прокуратурой области 30.04.2002 года. Уголовное дело направлено начальнику СЧ ГСУ при ГУВД Нижегородской области для проведения дополнительного расследования.

О его результатах Вы будете уведомлены следователем в установленном законом порядке.»

Мандата депутата Государственного Совета Чувашской Республики меня лишили в первой половине 2003 года. Русакова к тому времени уже давно не было в республике. Сведений о «деле Краснова» я больше не получал. Но если оно мирно «прикрыто», то ясно: В. М. Краснов будет надежнейшим соратником Н. В. Федорова до конца дней своих.

Сергей Викторович Русаков относительно Краснова все-таки успел сделать определенные выводы. 18 декабря 1998 года он ответил мне на мой запрос о способах получения Вячеславом Максимовичем благоустроенного жилья от 30 ноября 1998 года.

«Проверка законности предоставления жилья министру физкультуры и спорта ЧР Краснову В. М. и его сыну Краснову М. В., проведенная прокуратурой ЧР по материалам статьи «Квартирная олимпиада» газеты «Московский комсомолец» от 9-16 апреля 1998 года, показала, что при предоставлении администрацией Ленинского района ЧР новой пятикомнатной квартиры министру Краснову В. М. и администрацией Калининского района г. Чебоксары однокомнатной квартиры его сыну — Краснову М. В. были допущены грубые нарушения требований ст. 33 ЖК РСФСР, так как на период предоставления им жилья данные лица не относились к категории граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. В связи с чем прокуратурой ЧР на имя президента ЧР и на имя главы администрации г. Чебоксары внесены представления об устранении нарушений закона и поставлен вопрос о привлечении виновных должностных лиц к ответственности».

О реакции Федорова известно — Краснов как был особо приближенным, так им и остался. Представление прокуратуры он проигнорировал. О федоровской реакции и о реакции бывшего главы Чебоксарского городского самоуправления Игумнова я вновь попытался выяснить в прокуратуре.

20 января 1999 года заместитель прокурора Чувашской Республики старший советник юстиции Г. А. Михопаркин писал: «Ваше обращение о недостаточном применении мер прокурорского реагирования по фактам неправомерного получения жилья министром физкультуры и спорта ЧР Красновым В. М. и его сыном рассмотрено.

Сообщаю, что прокуратурой республики 25.05.98 г и 26.05.98 г. по данному вопросу внесены представления на имя президента ЧР и главы администрации г. Чебоксары.

В ходе проведенной проверки каких-либо граждан, желающих выступить истцом в суде, не выявлено.

Согласно ст. 41 ГПК РСФСР, прокурор вправе обратиться в суд с иском только в защиту интересов других лиц. При этом прокурор истцом не является.

В связи с тем, что администрация г. Чебоксары отказалась от поддержания иска, иск о признании ордеров на жилые помещения, выданных Краснову В. М. и его сыну недействительными и их выселении прокуратурой республики не может быть предъявлен, о чем сообщено Государственному Совету ЧР 10.06.1998 г.»

Истцом мог выступить любой гражданин, находящийся во главе списка очередников либо в Ленинском, либо в Калининском районе. Ведь если Краснов с сыном получили от города квартиры, то вне очереди, и нарушены были права остальных граждан, нуждающихся в получении муниципальной квартиры или в улучшении жилищных условий.

По странному стечению обстоятельств, никто из очередников иска в суд не подал, а Игумнов ничего делать не собирался. Пришлось 4 февраля 1999 года обратиться с открытым письмом к депутатам Чебоксарского городского собрания, призывать их разобраться, отчего городская власть грубо проигнорировала представление прокуратуры.

13 мая 1999 года начальник отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры Чувашской Республики Э. Н. Валеева вновь расписалась то ли в бессилии, то ли в нежелании прокуратуры ЧР доводить свои решения до конца. Ответ в общих чертах повторял михопаркинский: «На Ваше обращение о незаконном получении жилья министром физкультуры и спорта ЧР Красновым В. М. и его родственниками сообщаю следующее.

Прокуратурой республики в июне 1998 года проводилась проверка правомерности предоставления жилья министру физкультуры и спорта ЧР Краснову В. М. и членам его семьи, в ходе которой выявлены нарушения действующего жилищного законодательства при предоставлении главами Ленинской районной администрации г Чебоксары в марте 1998 года квартиры № 165 в доме № 8 по ул. Сверчкова г. Чебоксары Краснову В. М. и Калининской районной администрации в сентябре 1996 г. его сыну Краснову М. В.

По данным фактам нарушений жилищного законодательства внесены представления в адрес президента Чувашской Республики и главы администрации г. Чебоксары с требованиями о привлечении виновных должностных лиц к ответственности и решении вопроса о направлении исков в суд.

Разъясняю, что исковые заявления о признании ордеров на незаконно полученные жилые помещения недействительными и выселении Краснова В. М. и Краснова М. В. прокуратурой республики не предъявлены ввиду того, что прокурор в соответствии с ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации (ст. 35), действующим гражданским процессуальным законодательством (ст. 41 ГПК РСФСР) вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц и в гражданском процессе истцом не является.

Полученные Красновым В. М. и Красновым М. В. жилые помещения находятся в собственности муниципального жилищного фонда. Ввиду этого прокуратурой республики было предложено администрации г. Чебоксары решить вопрос о поддержании исков о признании ордеров, выданных Красновым районными администрациями на право занятия вышеназванных жилых помещений, недействительными. Администрация города от обращения в суд с исковым заявлением отказалась.

В силу п. 4 ст. 219 ГПК РСФСР отказ истца от иска является основанием для прекращения производства по делу.

При таких обстоятельствах решение по указанному вопросу в судебном порядке прокуратурой республики инициировано быть не может».

«Маленькие услуги», оказываемые главой самоуправления города Чебоксары федоровскому окружению, не уберегли его от «самоустранения» от должности. Анатолию Александровичу грех было не знать, что «языка поблажек и уступок» эта бригада не понимает. Хотя все досконально знал чебоксарский мэр. Ведь еще 9 апреля 1999 г. Прокурор г. Чебоксары старший советник юстиции Н. П. Молчанова писала ему: «Направляю обращение депутата Госсовета ЧР Молякова И. о нерассмотрении его письма от 04.02.99 г. в адрес 29-го заседания Чебоксарского городского Собрания депутатов для проверки доводов, принятия законных меры и дачи ответа».

«Дачи ответа» я жду до сих пор. Может быть, «родная» красновская партия — «Единая Россия» — даст населению ответ, как ее местный «вождь» умудрился получить от города бесплатно пятикомнатную квартиру, не имея для этого законных оснований.

Сергей Викторович Русаков «держал на контроле» еще одно, чрезвычайно неприятное для федоровского режима дело. И если бы его не перевели из республики на другую работу, то оно могло бы дойти до суда. Об этом деле я сообщил в ходе заседания тридцать шестой сессии Государственного Совета Чувашской Республики 27 ноября 1997 года.

«Уважаемые депутаты! Дело, о котором я хотел бы вам сейчас сообщить, достаточно деликатное. И я бы хотел, чтобы вы поддержали меня с моим предложением…

… 31 декабря 1996 года в город Чебоксары поступило два вагона с водкой из Дагестана. Эта водка была разгружена на складах управления военизированной пожарной охраны завода промышленных тракторов в количестве 5530 коробок, в каждой их которых было по 20 бутылок водки, а в 150 ящиках было по 25 бутылок водки. Естественно, что, когда было принято это огромное количество водки стоимостью до 2 миллиардов рублей, то были составлены документы, рапорты высшему руководству Министерства внутренних дел Чувашской Республики о том, что это за водка и каково ее качество.

В то время руководителем Министерства внутренних дел был у нас Долгачев. Он создал комиссию и после повторного обращения, после повторного рапорта руководителей этих пожарных складов туда была направлена комиссия. Водка была признана непригодной для употребления, а склады были опечатаны.

Однако впоследствии появилось другое решение. Оно исходило не от Долгачева. Был принят другой акт, где водка была признана годной к употреблении, не суррогатом, и за одну ночь вывезена.

Я прошу Государственный Совет Чувашской Республики поддержать мое обращение. Учитывая огромный характер сделки и значимость фигурирующих в этой сделке сумм, направить запрос прокурору Чувашской Республики Русакову, а также министру внутренних дел Чувашской Республики Антонову с тем, чтобы выяснить, что это была за водка, на кого она была оформлена, кто дал указание о том, чтобы 14 января 1997 года склады были распечатаны и водка была вывезена. Вот суть моего заявления.

Я еще раз хочу повторить: 5530 коробок, в каждой из которых было по 20 бутылок водки, а в 150 коробках — по 25 бутылок водки. Водка из Дагестана, привезенная 16 февраля 1996 года. Она, после того как был подан повторный рапорт, была вывезена с этих складов.

14 января был подан повторный рапорт. 14 января, за одну ночь, эта водка была вывезена со складов и исчезла в неизвестном направлении. Возникает вопрос: если министр внутренних дел Долгачев опечатал склады, кто дал разрешение склады распечатать и на кого, в конце концов, была оформлена эта партия водки?

Я прошу это заявление оформить запросом в прокуратуру Чувашской Республики министру внутренних дел Антонову В. В. …Разобраться с этой историей я считаю необходимым. Спасибо.

Председательствующий: Предложения какие? Есть предложение такое. Стенограмму этого выступления направить от имени Государственного Совета прокурору республики и министру внутренних дел.

Можно поставить на голосование? Прошу определиться. Кто за то, чтобы направить от имени Госсовета в прокуратуру и МВД Чувашской Республики? За — 35, единогласно».

Когда разгорелась «водочная история», в МВД ЧР воцарилось двоевластие. Президент России Ельцин прислал в республику на согласование Федорову в качестве министра внутренних дел кандидатуру генерал-майора милиции Долгачева. Тот был не местный и никак не вписывался в планы Федорова установить в республике оптимальный для него и его бригады режим фактического единовластия.

Президент Чувашии стал затягивать дело, кандидатуру Долгачева не согласовывал. Это разозлило Ельцина, и он назначил Долгачева своим указом. Но в противоположность Долгачеву Федоров уже своим указом назначил первым заместителем министра внутренних дел Чувашии своего преданнейшего друга, бывшего министром до Долгачева, В. В. Антонова.

Хитрые милицейские чиновники гадали: «Чьи приказы выполнять в первую очередь?» Все это расшатывало местное МВД. Об этом я несколько раз говорил на сессиях Госсовета, заявлял, что лучше дать спокойно работать Долгачеву. Он хоть немного да независим от местных чиновников. Пример с опечатанными складами — тому подтверждение.

В итоге Долгачева все-таки «вытеснили» из республики. Разбирательство по «водочному делу» зашло в тупик. Было только выяснено, что водка поступила в адрес какого-то местного ООО «Галактика», а единственным потерпевшим в деле об исчезнувшей водке оказался тот самый начальник складов, майор пожарной службы, который и рапортовал Долгачеву о «паленой» водке.

Когда Федоров понял, что прокурор Чувашии не будет плясать под его дудку, в местных газетах развернулась травля Русакова. Особенно усердствовала придворная «Советская Чувашия» (то, что они, в редакции, упорно продолжают именовать «профедоровский листок» «Советской Чувашией», для меня глубоко оскорбительно, хотя и понятно: убери из названия «Советская» — растеряешь половину читателей, а их и так осталось немного).

В конце концов Русаков вынужден был уйти, а в Госсовет Чувашии на утверждение (закон о том, что утверждать прокурора должен Госсовет, предложили и «пробили» опять-таки коммунисты) привезли некоего молодого человека по фамилии Зайцев. Сей претендент до Чувашии работал в Татарии заместителем тамошнего прокурора республики.

Я, как депутат Госсовета, выступил резко против смены прокурора, просил депутатов оставить Русакова. Но к тому времени Русаков сам написал заявление. Ясно одно: ни Зайцев, ни приехавший вслед за ним Метелин уровня Русакова так и не достигли. Непонятно: они в Чувашию приехали закон защищать или получить генеральское звание и запись в трудовой книжке «Служил в глубинке»?

Особенно изящно «служил» Сергей Зайцев. Об этих «изяществах» мы еще скажем чуть ниже. Его «изысканный» стиль во взаимоотношениях с местной камарильей был оценен по достоинству — ныне он прокурор Санкт-Петербурга. Бедный мой Ленинград, бедная моя родина!

* * *

Приехал же представлять Зайцева в Госсовет Чувашии заместитель Скуратова Розанов. Говорил о нем очень лестные слова. Хвалил и Федорова. «Что за предрасположенность такая?» — думал я, слушая эти речи. Потом, прочитав книгу Скуратова и его характеристику Розанова, все понял.

Скуратова решено было убрать. Михаил Ефимович Швыдкой, тогдашний директор ВГТРК, ночью показал по телевидению на всю страну пленку, на которой человек, «похожий на генерального прокурора России», развлекается с двумя проститутками.

Впоследствии за эту мерзкую услугу ельцинская семья щедро «расплатилась» со Швыдким — он занял пост министра культуры России, получил возможность вести ряд телевизионных передач.

Пленка попала в ФСБ. ФСБ и МВД подтвердили подлинность видеозаписи. С полным нарушением законодательства некто Росинский, заместитель прокурора Москвы, возбудил на данном основании уголовное дело против Скуратова. На основании этого уголовного дела у Совета Федерации стали требовать отставки Скуратова с должности. Совет Федерации «уперся», чем напугал и разгневал Ельцина. Впоследствии, уже при Путине, дабы полностью подчинить Совет Федерации, был изменен принцип его формирования. Отныне там заседали не выбранные населением регионов губернаторы и руководители законодательных собраний, а их «представители». В итоге 80 % членов Совета Федерации проживают в Москве, жителям регионов, которые они «представляют», вовсе не известны, а местами в Совете Федерации активно торгуют на рынке «изысканных» политических услуг.

Действительно, какое отношение к Чувашии имеет В. Слуцкер, возглавляющий совет российских еврейских общин и общество по изучению каббалы? А Нарусова, вдова Собчака (знаменитая «дама в тюрбане»)? Что общего у нее с Республикой Тыва?

Как уже упоминалось, генпрокурор России ушел с должности по собственному заявлению, объявив об этом на третьем заседании Совета Федерации, рассматривавшем его вопрос.

На «деле Скуратова» стоит остановиться подробнее, так как оно полно раскрывает некоторые аспекты взаимоотношений Ельцина, Чубайса, Путина, Степашина, Березовского и того же Федорова. Это «дело» подскажет, у кого учился гр-н Федоров «работать» против своих политических оппонентов.

В стремлении убрать генпрокурора Скуратова с поста Путин и Федоров были заодно. Иногда создается впечатление, что действовали они по совместному, четко согласованному плану. Выявившиеся в этом деле черты их характеров, схожесть приемов работы с неугодными, корыстная преданность «хозяину» требуют остановиться на описании этого мерзкого спектакля подробнее.

Что касается самой видеозаписи, то после множества проведенных на нынешний день экспертных исследований ни одно из них не идентифицировало Скуратова на пленке.

«Скуратовское дело» для путиных, степашиных, федоровых, швыдких было своеобразной проверкой на «вшивость», простите, на преданность отцу русского позора — Ельцину. Пройдя это гнусное испытание, они доказали, что достойны милостей и дальнейшего карьерного роста.

Эта «преданность» была оценена Б. Березовским, открыто заявляющим, что «Путин — наш президент», это чисто его изобретение и именно он, оценив личные качества этого «собчаковца» в деле по Скуратову, пискнул отцу и покровителю: «Годен».

Действовавший с Путиным, Чубайсом, Степашиным заодно президент Чувашии Федоров также прошел этим делом окончательную проверку (хотя чего проверять — в деле с Хонеккером он и так показал себя «во всей красе»), вошел в круг «своих» и теперь тринадцатый год находится в ельцинском резерве, развлекаясь в покорной Чувашии досужими рассуждениями. Ельцин же снисходит до того, чтобы изредка навещать своего верного человека. Они вместе плавают по Волге и мирно парятся после посещения музея космонавтики в с. Шоршелы.

Правда, как мне кажется, скамейка запасных гр-на Федорова несколько утомила, хотелось бы «засучив рукава» поработать на благо не только Чувашии, но и России. Однако время еще есть. Еще порадует нас Николай Васильевич своими смелыми начинаниями. И не только в Москве. Может быть, в одной из европейских столиц.

Игорь Губерман, автор коротких смешных четверостиший, несколько лет отсидел в лагере за уголовное преступление. Об этом времени он написал книгу «Прогулки вокруг барака». Размышляя о дикости, жестокости, тупости лагерных бригадиров, об их безнаказанности и удивительной способности выстраивать выгодные отношения с лагерным начальством, он задается вопросом: «И откуда только такие берутся? А самое главное, как умудряется лагерная охрана моментально вычислять подобных деятелей?»

Обратившись к «делу Скуратова», получаешь ответ на этот вопрос. А чего их искать-то? Они сами друг друга мгновенно «вычисляют» (рыбак — рыбака), объединяются, подталкивают по мере складывающихся условий то одного, то другого наверх и как бы кристаллизуют свое порочное стремление к власти, к земным благам и удовольствиям, к безнаказанности вокруг одного «вожака», подпитывая его могущество. Неодолима сила серости и обобществленного в едином порыве эгоизма, замешанного на подавлении иных и их страхе.

Затеяли провокацию Чубайс и Березовский. Скуратов пишет: «Идея возбудить уголовное дело принадлежала, повторяю, Чубайсу Чубайс вообще был одним из самых активных участников этой акции, как и Березовский (Ю. Скуратов. «Вариант дракона», с. 188).

На подхвате у этих деятелей (потому-то при Путине Чубайс чувствует себя комфортно, а Березовского в Лондоне никто не тронет) оказался Путин. Поводом к возбуждению уголовного дела, как пишет Скуратов, послужили материалы проверки, проведенной ФСБ. Любая же проверка действий прокурора и следователя может проводиться только органами прокуратуры. При чем здесь ФСБ? И о какой объективности может идти речь, если руководитель ФСБ на всю страну завил, что предварительное исследование пленки показало, что она является подлинной. О чем говорил Путин? Ведь пленка, которую на РТР показал Швыдкой, на экспертизу была изъята следователями прокуратуры. Сама экспертиза проводится только на основании постановления следователя, и только после рассмотрения следователем результатов экспертизы можно делать выводы.

Скуратов заявляет, что после этого выступления Путина стало ясно, какими будут выводы по пленке экспертных учреждений ФСБ и МВД. Он пишет: «Начали активно искать девочек — участниц видеосъемки, так называемых заявительниц, и оказывать на них давление. Первое их заявление было датировано 18 марта, последующие — 25-м, 26-м и 27-м числами. Выходит, с 18 марта Путин и Степашин совершенно незаконно проводили оперативно-розыскные действия, занимались доследственной проверкой… В то же время Путин встречался со мной, дружески пожимал руку и говорил, как он мне сочувствует. Интересно было бы узнать, что у него самого в этот момент происходило в душе.

К моменту возбуждения уголовного дела Путин занимал два кресла — директора ФСБ и секретаря Совета безопасности РФ. И, как вычислили аналитики, на него была возложена вся ответственность за решение «проблемы Скуратова».

Путин — выходец из Питера, оттуда был вынужден уехать в Москву, это произошло после провала Собчака на губернаторских выборах. В Москве он стал заместителем Бородина и уже из-под мохнатого крыла Пал Палыча пустился в высокий полет» (там же, с. 190).

Просто так в советниках у Собчака не оказываются и под «мохнатое крыло» к Павлу Павловичу Бородину не попадают. Кто-то целенаправленно проталкивал «нужного человечка», готовил его под выполнение определенной задачи. Ситуация та же, что и с гр-ном Федоровым. Того тоже упорно проталкивали и опекали!

Доверие Владимир Владимирович оправдал сполна. Попробовал бы он его не оправдать! 17 февраля 1999 года в 11 часов 38 минут на территории США в Интернет была вброшена информация о том, что в квартире, в которой был снят на видеокамеру «человек, похожий на генерального прокурора России», отметился в свое время и бывший директор ФСБ Путин.

Скуратов приводит содержание этой информации в книге. «Не исключается, что компрометирующие Скуратова видеозаписи могут быть реализованы через СМИ. Кстати, гостем в квартире на Полянке был не только Скуратов. Как утверждают информированные источники, там отметился в свое время и нынешний директор ФСБ Путин». Информация эта по электронной почте передана была всем крупным российским газетам. Речь идет о квартире, которая была арендована хозяином «Уникомбанка» Егиазаряном А. Г.

Комментируя данный факт, Скуратов пишет: «Путин, находясь в свое время во главе ФСБ, постарался особо — расформировал самые опасные для всякого суперкрупного ворюги управления — экономической контрразведки и контрразведывательного обеспечения стратегических объектов. Первое раскручивало все самые громкие экономические дела последних лет, второе не давало, чтобы предприятия, составляющие славу России, позволяющие ей защищаться, уходили за бесценок в руки иностранцев. Теперь этих управлений нет. Похоже, что шеф ФСБ — теперь уже бывший — выполнял чей-то заказ. Чей?

А если бы он отказался выполнять, то нате вам — пленочка с компроматом. Тем более что подобная информация уже промелькнула на страницах СМИ, а с цифровой камерой можно снять любые сюжеты. То, что сейчас происходит, — покруче, чем самый крутой беспредел. Только чем все это закончится, вот вопрос» (там же, с. 181).

Полагаю, что если бы Путин не уничтожил органы экономической контрразведки ФСБ, легче было бы отстоять за республикой одно из крупнейших химических предприятий в Европе — новочебоксарский химический комбинат. Сегодня же получается — целый химический город кормит известно кого, вот только неизвестно, почему федеральные власти все это безобразие видят и не пресекают. Даже Андрей Караулов не выдержал, перед президентскими выборами в Чувашии 2001 года поднял этот вопрос у себя в телепередаче, пригласив для беседы бывшего начальника УФСБ по ЧР генерала Воронова.

А история с производственным объединением им. В. И. Чапаева? Какие усилия предпринимались для того, чтобы уникальный завод передать в частные руки! Не прекращаются «накаты» на руководство объединения «Элара» (приборный завод). У меня, например, много вопросов к руководителю этого предприятия Глебу Андреевичу Ильенко, но я убежден — лучше уж местный Ильенко, чем малопонятные московские персонажи матюшкины и шойноги. Если бы у нас был нормальный Государственный Совет, а не собрание готовых угождать любым прихотям исполнительной власти чиновников и лавочников, то вопрос по этим бесконечным «смотрящим» из Москвы был бы решен довольно быстро.

Путин избавлялся от неудобных ему структур, выстраивая организацию «под себя». Тем же занимался и Федоров. Высшие чиновники (особенно в правоохранительных структурах) должны были быть исключительно преданными людьми. Так исчезли из республики прокурор Русаков, министр внутренних дел Долгачев, руководитель Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике Садикова.

* * *

О непосредственной причине конфликта Садиковой с Федоровым я писал выше. Но сам конфликт носил более глубокий характер и назревал давно. Давление на Дину Николаевну началось тогда, когда она стала активно проводить в жизнь программу приведения местного законодательства в соответствие с российским. В начале 2000-х годов я был депутатом Госсовета ЧР и свидетельствую: больше всех предложений депутатам о приведении местных законов в соответствие с федеральными поступало именно от Управления Минюста по ЧР. Это вызывало у местной исполнительной власти ярость, Садикову пытались сделать заложницей амбиций некоторых «известных юристов», желавших показать свой «норов» федеральным властям, но боявшихся это сделать лично. Пытались «подставлять» Садикову, но с ней этот номер не прошел. Вот ее и выжили. «Известные юристы» лично писали в Москву, в частности, в Министерство юстиции России, с просьбой «разобраться» с руководителем Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике — главным государственным регистратором Чувашской Республики Д. Н. Садиковой. Кляузы отрабатывались по той же программе, что и в отношении прокурора Чувашии Русакова.

И это невзирая на то, что до регистрационной службы Дина Николаевна возглавляла Управление Министерства юстиции по Чувашской Республике. В Управление она попала с должности министра юстиции Чувашской Республики. На эту должность она попала благодаря президенту Чувашии Федорову.

В этой должности Дина Николаевна верно служила Николаю Васильевичу. Чего стоит только история «пятипроцентного налога с продаж», когда я и еще ряд депутатов Государственного Совета ЧР, в частности, Виталий Иванович Малинов, попытались оспорить законность его введения в судебном порядке.

Дело дошло до Верховного суда Российской Федерации. Там, в Москве, Садикова столь яростно доказывала законность введения этого налога на товары, которые никак нельзя отнести к предметам роскоши, что цитировать ее высказывания не стоит. Из уважения к той принципиальной позиции, которую она заняла впоследствии по отношению к правовой ситуации, сложившейся в Чувашии при Федорове. В нашей республике много «вельможных дам», научившихся выгодно использовать собственную беспринципность себе во благо. За счет остальных!

Может, в этой принципиальности и был момент ущемления личных амбиций, однако в Чувашии среди чиновников много безвозвратных калек, которым «ущемили» не только амбиции, но и вовсе ампутировали чувство собственного достоинства. А они, при полной кастрации нравственных органов, покорно «вылизывают сапоги» своих беспощадных коновалов!

Обращению «юристов европейского уровня» в Москву предшествовала серьезная «артиллерийская подготовка». В местных газетах появились публикации о «жутких» злоупотреблениях Садиковой. Ее обвиняли в том, что она устроила мужа на работу нотариусом в Чебоксарском районе, в жилищных махинациях, а также в нецелевом расходовании бюджетных средств.

«Свара» была выполнена в лучших традициях местной «коммунальной кухни». Апофеозом стала статья какого-то Ильи Сомова «Из жизни чувашских юристов», опубликованная в «Российской газете» 31 марта 2005 года.

В основу статьи легло письмо депутата Государственной Думы Российской Федерации от Чувашии Павла Семенова в Генеральную прокуратуру России, где он выдвигает к Садиковой обозначенные выше претензии.

В ответ на эту явную «заказуху» последовал отпор со стороны земляка думского депутата Семенова, чуваша, — он сам так представился, — Николая Седова. Ответ его был размещен в Интернете, указан электронный и домашний адрес в Москве.

Седов писал: «Не думаю, что уважаемый депутат был не в курсе реальных дел в некоторых бюджетных отраслях республики. Например, в сфере строительства и Минсельхозпрода республики, в котором крутятся бюджетные и дотационные деньги. Недавно в одной из петрозаводских газет (в республике неправильно бы поняли люди, но похвалиться очень хотелось) было напечатано хвалебное интервью одного из владельцев многочисленных «рогов и копыт» Шумкова об освоении многомиллионных средств под чутким руководством республиканского и городского управления капитального строительства (Яковлев, Пикаев).

А вот из материалов многочисленных уголовных дел в отношении республиканского и чебоксарского городского управлений капстроительства можно почерпнуть очень много интересных схем, которые могли бы «заткнуть за пояс» и самого Остапа Бендера.

Если депутат описывает пару схем получения квартиры семьей Садиковых (а в упрёк — муж, оказывается, даже сумел устроиться на работу в безработной Чувашии), ему подсказывали страшную тайну, о которой он якобы не знает. В прошлом году сотни людей справили новоселье, купив в ГУКСе квартиры. Часть из них свои прежние квартиры сдали в счет зачета на баланс этой организации по государственным расценкам. Однако оказалось, что (по сведениям ИМНС, предприятие работает только с убытком и является финансово несостоятельным) данные квартиры в жилищные органы Чебоксар не поступили для предоставления нуждающимся. Можно только предполагать, куда около сотни квартир исчезли… Об этом мог бы рассказать обеспокоенный судьбами избирателей депутат. Реализация квартир по коммерческим ценам через подставные фирмочки, обеспечение нужных людей (включая федеральных арбитражных судей, один из которых — прямой родственник председателя Верховного суда), по мнению депутата, наверное, не входит в число претензий к Садиковой.

Пустячок, но приятно — дополнительные доходы, если Яковлев В. А. из РУКСа, как и Пикаев В. П. с Исаевой Л. А. из ГУКСа проводят двойную оплату за один и тот же вид работы, позволяющую им на малазийских морях обучаться строительству — природно-погодные условия схожи. По сравнению с этими руководителями, имеющими по три-шесть квартир в самых престижных районах Чебоксар (сопоставимы и равнозначны даже московским ценам на жилье), объектом внимания депутата оказалась почему-то лишь Садикова, не угодившая главе республики.

Город Чебоксары — большая деревня. Все друг про друга знают все, но депутат не разглядел, что имеют место в республике «проказы» упомянутых лиц… А ведь в юридических отделах этих ГУКСов работает исключительно… родственная поросль руководителей города Чебоксары.

То же и по сельскому хозяйству: депутат никак не может не быть в курсе реального положения там. Все бюджетные дотации идут на развитие частной республиканской страховой компании, которая сама вносит страховые взносы за сельхозпредприятия, а потом все результаты деятельности присваивает себе под видом возмещения долговых обязательств.

Ох, не зря депутат нападает лишь на те объекты, которые не способны причинить ему вреда, а под его отвлекающий шумок упомянутые должностные лица продолжают свою деятельность на благо далеко не чувашского народа. Возможно, наш уважаемый депутат никогда не сможет заметить схожесть монумента над Волгой с лицом матери президента республики Федорова, а уж миллионные проделки творцов в чиновничьих мундирах ему и подавно не под силу разглядеть.

Если бы депутат Госдумы Семенов действительно горел желанием искоренить коррупцию, он обратил бы внимание на то, что не самая развитая в промышленном отношении республика, вместо мер по сокращению безработицы, под чутким руководством Н. В. Федорова по 10–20 чартерных автобусов ежедневно направляет в Москву на Черкизовский рынок.

Такой развал в республике, когда чиновники озадачены лишь своими шкурными заботами, достигнут и «непосильным» трудом депутата Семенова совместно с его всесильным покровителем, занимающимся для реабилитации собственного бездействия ущемлением избранных для битья людей, независимых от главы республики. Сами собой возникают смутные догадки, какая нешуточная борьба под ковром — как сильно кто-то мечтает по-новой поруководить и быть назначенным.

Если мои догадки верны, то это попытка поправить свой имидж борца с привилегиями и коррупцией через депутата, хотя есть более кардинальный способ: уволить особо зарвавшихся, если уголовные дела бесперспективны при «независимом» чувашском суде, возглавляемом опять же родственником руководителя ГУКСа Минстроя республики Чувашия. Все материалы перечисленным героям я мог бы представить.

Ну, как, Николай Васильевич, слабо решать по закону, а не через публично осуждавшееся Вами в бытность народным депутатом Советского Союза обращение к карательным органам через третьих лиц? Понимаем, что хотели поступить по закону. Но, оказывается, Вы — самый честнейший из честнейших — переплюнули самых маститых губернаторов, если они попадались, как Собчак, на какой-то злополучной квартире или в коттедже (жена Аяцкова). Получить роскошные хоромы от своего правительства — это совсем не слабо! Но это еще и по паспорту на каждое жилище! А по закону ли — это вопрос, который может стоить любому россиянину не только поста, но и места в местах отдаленных».

Запальчивую эпистолу «чуваша Николая Седова» можно объяснить тем, что Седов — московский адвокат, взявшийся защищать интересы опальной Садиковой.

В жалобе, направленной адвокатом начальнику отдела Генеральной прокуратуры РФ по Приволжскому федеральному округу Антипову Владимиру Ивановичу, а также прокурору Чувашской Республики Метелину В. Г. 8 августа 2005 года, он сообщал: «16 июля 2005 года я обращался в адрес прокурора Чувашской Республики по поводу уголовного дела № 18094 ОВД СУ МВД Чувашии, расследуемого якобы по факту мошенничества, совершенного в 2002 году руководством Управления Минюста РФ по Чувашии по присвоению 450000 руб.

Не дождавшись решения по моей жалобе в предусмотренный срок, вынуждены вновь обратиться с жалобой на действия следователя по следующим обстоятельствам.

Расследуя уголовное дело по факту хищения денежных средств в 2002 году, следователь Смирнов В. И. принимает постановление о выемке документов Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашии за 2004–2005 годы, не относящиеся к расследуемому эпизоду.

Зная о поручении защитить интересы как руководства, так и самого управления, все следственные действия были проведены без участия адвоката, что даже по неписаным правилам является недопустимым, не говоря об их… грубейшем беззаконии.

На сегодня привлечены огромные силы прокуратуры, МВД Чувашии для опроса всех сотрудников, родственников, знакомых, иные откомандированы по месту жительства членов семей руководства управления для сбора объяснений, компромата, что недопустимо и антиконституционно.

Подобную деятельность прокуратуры Чувашии и МВД Чувашии прямо увязываю с подачей заявления Садиковой Д. Н. в адрес администрации Президента РФ от 14 апреля 2005 года в ответ на письменное обращение президента Чувашской Республики Н. В. Федорова о якобы совершенных ею правонарушениях, которые впоследствии не нашли своего подтверждения — то есть имело место злонамеренное оскорбление клеветнического характера в отношении чиновника федерального уровня.

Усердие правоохранительных органов в настоящее время проявляется в следующем:

— руководству Управления Минюста РФ по Чувашии вменяется хищение мошенническим путем 450000 рублей, предусмотренных целевым бюджетным финансированием для исполнения трудового контракта;

— весь аппарат чувашской прокуратуры, РУБОП МВД Чувашии задействован на изъятие документов, поиск компрометирующего материала против Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике;

— проведена проверка по факту якобы незаконной утечки служебной информации (в ранг которой возведена информация из правоустанавливающих документов по недвижимости только в отношении должностных лиц), о которой якобы заявил Имендаев А. В.;

— разосланы требования вплоть до прокуратуры Москвы на получение информации от адвоката об обстоятельствах применения документов, предназначенных для защиты по уголовному и гражданскому (в Савеловском районном суде Москвы) делам.

Сама диспозиция мотивировочной части по уголовному делу о расхищении бюджетных денежных средств в размере 450000 рублей заведомо содержит недостоверные данные, опровергаемые положением трудового контракта главного бухгалтера Неводовой Г. И., содержащего в перечне обязательств «предоставление благоустроенного жилья при отработке более семи лет».

Активность прокуратуры, милиции Чувашии имеют еще подоплеку из-за того, что после вынужденного письменного обращения Садиковой Д. Н. от 14 апреля 2005 года в администрацию президента РФ об аферах с недвижимостью в республике, в том числе и заместителей прокурора Чувашии Бобкова В. П., Щетинкина В. П. (поддерживаемых их бывшим коллегой Антиповым В. И. из отдела ГП Приволжского ФО, вместо процессуальных документов оформляющего «заключения»), им необходимо любыми средствами прикрыть свои прегрешения.

Таким образом, вместо объективного решения моей жалобы выносятся новые постановления следователем СУ при МВД ЧР Смирновым В. И. о производстве выемки документов и поручение для оперативного сопровождения следственных мероприятий по УФРС (Управление Минюста) РФ по Чувашской Республике.

При изложенных обстоятельствах полагаю необходимым принять меры по устранению происходящего безобразия:

— прекращение нелепо сфабрикованного уголовного дела № 18094;

— признание действий следователя об изъятии документов за 2004–2005 годы в УФРС РФ по Чувашской Республике по эпизодам 2002 года незаконными, как и отдельных поручений;

— начать уголовное расследование в отношении руководителя МВД ЧР Антонова В. В., сотрудников чувашской прокуратуры Бобкова В. П., Хусаинова за незаконно возбужденное уголовное дело № 18094; попытку вменения руководству УФРС по Чувашии утечки служебной информации из базы данных, не носящей по закону закрытый характер; за подлог заявления от имени Имендаева А. В., который к ним не обращался с заведомо ложным доносом на мою доверительницу Садикову Д. Н. (они даже не были знакомы);

— меры по установлению и наказанию должностных лиц прокуратуры Чувашии (подписал требование в Московскую прокуратуру Хусаинов) за превышение служебных полномочий, проявлявших чрезмерную заинтересованность в отношении документов, касающихся аргументации защиты по гражданскому делу в Савеловском районном суде города Москвы».

Садиковой пришлось защищаться, так как убрать ее с занимаемой должности «с наскока» местному президенту не удалось. Более того, эта попытка закончилась для него «конфузом». Из Министерства юстиции Российской Федерации, которое он некогда возглавлял, он получил письмо весьма неприятного содержания.

Заместитель министра юстиции РФ В. У. Ялунин прислал 25.03.2005 года президенту Чувашии ответ на его запрос, направленный 25.02.2005 года следующего содержания:

«Уважаемый Николай Васильевич!

Ваше обращение в отношении руководителя Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике — главного государственного регистратора Чувашской Республики Садиковой Д. Н. рассмотрено.

В ходе проведенной проверки установлено следующее.

По вопросу трудоустройства членов семьи Садиковой Д. Н. в Регистрационную палату нарушений не выявлено. Следует отметить, что вопросы кадрового и финансового характера Регистрационной палаты Чувашской Республики в тот период находились в Вашем ведении.

Процедура назначения супруга Садиковой Д. Н. на должность нотариуса проходила в полном соответствии с требованиями действующего законодательства о нотариате и п. 2 приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 21.06.2000 № 179 «Порядок прохождения стажировки лицами, претендующими на должность нотариуса», что было подтверждено и проведенной проверкой по данному факту прокуратурой Чувашской Республики.

В соответствии с письмом Минюста России от 09.02.2000 за подписью первого заместителя министра юстиции Российской Федерации Ренова Э. Н. о создании региональных отделений Общероссийской общественной организации «Союз юристов России», задачей которой являлась консолидация судей, прокуроров, следователей, работников органов юстиции и т. д., 18.02.2000 за № 1312 Министерством юстиции Чувашской Республики был зарегистрирован Устав Чувашского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз юристов России», председателем которого была избрана Садикова Д. Н. С момента создания и до настоящего времени работа данного отделения ведется согласно Уставу, каких-либо нарушений финансовой дисциплины по предоставленным документам не отмечено.

Из документов по фактам приобретения Садиковой Д. Н. различных квартир и «странных манипуляций» с ними усматривается, что решения по выделению жилья принимались с Вашего согласия, а также с согласия местных органов республики.

Кроме того, Минюстом России выделялись денежные средства Управлению Минюста России по Чувашской Республике по программе «Жилище 2000–2001 гг.» при общей потребности 24624,0 тыс. рублей всего лишь 2250,0 тыс. рублей, что составляет 9,3 % от потребности. В 2003 году Минюстом России выделено Управлению Минюста России по Чувашской Республике на капитальный ремонт 2700,0 тыс. рублей из бюджетных средств и 700,0 тыс. рублей — из централизованной доли средств внебюджетного фонда развития исполнительного производства. Указанные средства Управлением были использованы в полном объеме целевым назначением на капитальный ремонт административных зданий Управления и подразделений службы судебных приставов.

Нельзя не отметить и то, что в 2000 году в Минюст России по согласованию с Вами было направлено представление о присвоении классного чина — Государственного советника юстиции 2 класса Садиковой Д. Н., где прилагается на нее характеристика, подписанная руководителем Администрации Президента Чувашской Республики Красновым. Из характеристики следует, что она — способный руководитель, умело сочетающая профессиональные знания с правоприменительной практикой. Именно она является одной из признанных специалистов по законотворческой работе и что с ее непосредственным участием разработан целый ряд законопроектов, касающихся разных сторон жизнедеятельности республики, отличается высокой работоспособностью, принципиальностью. Пользуется авторитетом и уважением коллег и общественности. Находит приемлемые решения при возникновении разногласий между различными ведомствами, руководствуясь при этом только нормами закона, т. е. отношения между Садиковой Д. Н. и Администрацией Президента Чувашской Республики строились на конструктивной и деловой основе.

Различного рода разногласия в отношении Садиковой Д. Н. возникли с момента образования в Чувашской Республике 2-х министерств юстиции, в отличие от других субъектов Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике и Министерства юстиции Чувашской Республики.

Это повлекло за собой появление в СМИ ряда публикаций, освещающих так называемые нарушения со стороны Садиковой Д. Н., ставящие перед собой цель оказать давление на нее и членов семьи. Кроме того, предприняты попытки оказать действия силового характера путем использования правоохранительных органов.

Так, 07.03.2005 г., в праздничный день, было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц Управления Минюста России по Чувашской Республике, имевшее явно выраженный заказной характер. В частности, следователь СО при Московском РОВД г. Чебоксары лейтенант милиции Паксяйкин А. В., рассмотрев материалы проверки по рапорту начальника 2-го отделения 3-го отдела УБОП при МВД ЧР Саёрова Н. Г., установил, что в действиях должностных лиц Управления Минюста России по Чувашской Республике имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 285 УК РФ. Однако уже 10.03.2005 г. Заместитель прокурора Чувашской Республики Хусаинов А. Ф., рассмотрев материалы уголовного дела за № 32508 в отношении должностных лиц Управления Минюста России по Чувашской Республике, своим постановлением отменил постановление следователя Паксяйкина А. В. для направления материалов дела для производства дополнительной проверки ввиду нарушения требований ст. 151 УПК РФ.

Учитывая изложенное, считаем, что материалы о злоупотреблениях Садиковой Д. Н., опубликованные в средства массовой информации Чувашской Республики, не соответствуют действительности».

Да, непросто в Чувашии пытаться жить по законам, которые сам же нынешний «хозяин» республики принимал ради обеспечения «светлого капиталистического завтра». Не только непросто, но и опасно. Попытки Садиковой более-менее привести законы Чувашии в соответствие с российскими закончились угрозой уголовного расследования.

Но не только это послужило причиной резкого неприятия Федоровым Дины Николаевны. Став федеральным чиновником, независимым в какой-то мере от местной «команды», она попыталась разобраться в коммерческой деятельности «друзей» Николая Васильевича, «внедрившихся» в хозяйственную жизнь Чувашии за долгие годы его президентства. Это вызвало недовольство столь сильное, что Федоров стал писать письма против женщины, много и плодотворно поработавшей на него в свое время.

Зато много лет вынуждены мы созерцать «видных» федоровцев — антоновых, красновых (и культурных, и спортивных), юркиных и михайловских.

У Путина — то же самое. Много лет радуют нас ивановы, сечины, сурковы, устиновы, грефы, зурабовы и кудрины. Прямо как в известном сериале: «Пацаны, мы все делаем вместе и за все отвечаем вместе! Бригада!»

* * *

Поработал Путин на славу по «скуратовскому» делу. «Что же касается материалов, то вообще имела место массовая фальсификация. Росинский возбудил дело только по кассете и одному заявлению без подписи адресата, — вспоминает бывший генпрокурор. — Других документов, как выяснилось, у него не было, потом эти материалы якобы взяло на себя ФСБ… И держали их фээсбэшники у себя в течение восьми дней. На самом же деле еще ничего не было, сотрудники ФСБ только готовили нужные бумаги, готовили поспешно и неквалифицированно… например, подготовили справку по уголовным делам, что ведет Генпрокуратура по Егиазаряну, подготовили заключение по кассете, другие бумаги по поручениям, данным директором ФСБ Путиным 4 апреля. А потом кто-то из сотрудников поопытнее обратил внимание на дату и схватился за голову: ведь так быть не должно! Это же идет вразрез с законом! И даты под всеми поручениями были переправлены на 1 апреля. Бумаги даже перепечатывать не стали, поленились. Все это было выяснено на следствии…

Фээсбэшники датировали свои многостраничные справки 2 апреля… И тут тоже встает вопрос: в какой период, а точнее, в какой конкретный промежуток времени 2 апреля эти справки были составлены?

Если Росинский возбудил уголовное дело 2 апреля в два часа ночи, то времени для составления такой объемной справки было очень немного — всего два часа. С двенадцати ноль-ноль до двух. Сюда же, в это время, к слову, входит и время доставки бумаг с Лубянки в Кремль.

Всё спешно подверстывалось под одну идею, под один замысел — чубайсовский, дьяченковский, волошинский, а о деталях исполнения думать уже было некогда.

В общем ясно, что справки появились позже возбужденного дела, и указания об их подготовке давались Путиным позднее.

Это любой юрист, увы, классифицирует как подлог, как фальсификацию, как деяние уголовно наказуемое.

То же самое было и с заявлениями девушек. Одно из заявлений, поступившее, например, позднее других, было зарегистрировано ранним числом и так далее. Все это сейчас установлено следствием.

Думаю, что не за горами день, когда уголовное дело будет возбуждено против тех, кто все это сфальсифицировал. Вот тогда-то всем сёстрам и выдадут по серьгам.

Деятельность, Волошина, Росинского, Степашина и Путина, конечно же, нужно рассматривать в общем контексте шантажа, обмана, грубейшего нарушения российских законов.

А фальсификация была проведена грандиозная. Такое количество имен, титулов, должностей, чинов. Не знаю, было ли когда-либо подобное в России?» (Там же, с.с. 193–194).

Было ли раньше — не знаю. Но то, что местные правоохранительные органы «провернули» по уголовному делу, возбужденному против меня по заявлению гр-на Федорова чуть позже, полностью повторяет «лучшие образцы» заказных фальсификаций. Раз сошло в Москве, то почему бы не повторить это против своих оппонентов на местах?

Ошибся Юрий Ильич в том, что фальсификаторы ответят за свои деяния довольно скоро. Годы идут, народ продолжает сиротливо жаться к голому рейтингу собчаковца Путина, всё чего-то ждет от него, а сама путинская власть набухает, тяжелеет от втекающих в нее ручейков власти местных князьков. Путин и различные илюмжиновы, титовы, шаймиевы, федоровы — одно целое, свинцовое тулово, свалившееся тяжким бременем на нашу землю.

Как же отреагировали нормальные люди на все это аморальное пиршество ельцинских лизоблюдов в относительно независимом в то время Федеральном Собрании? Совет Федерации, как уже упоминалось, занял принципиальную позицию. Не менее достойно повели себя и депутаты Госдумы.

Позволю себе привести текст Обращения Государственной Думы к членам Совета Федерации по поводу скандала, разразившегося вокруг генпрокурора России. «Мы понимаем, что истинной причиной отстранения Генерального прокурора Российской Федерации от должности является то, что Ю. И. Скуратов начал активное расследование уголовных дел о коррупции, в том числе в отношении самых высоких должностных лиц.

Накануне Ю. И. Скуратовым был передан Президенту Российской Федерации список российских граждан, имеющих огромные вклады в зарубежных банках. Среди них фигурируют лица, занимавшие и занимающие ответственные посты в структурах государственного аппарата.

Учитывая антиконституционный характер Указа Президента Российской Федерации № 415, дестабилизирующего политическую ситуацию, наносящую существенный вред состоянию борьбы с коррупцией, мы обращаемся к членам Совета Федерации с просьбой незамедлительно собраться на пленарное заседание и дать оценку данному Указу, а также принять меры по ограждению Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров от грубых нападок и разнузданной кампании клеветы и шельмования.

Государственная Дума считает необходимым продолжение Генеральным прокурором Российской Федерации Ю. И. Скуратовым исполнения своих конституционных полномочий».

Напомню, что это обращение было принято после выступлений перед депутатами Путина, заявившего, что пленка с девочками и «человеком, похожим на прокурора» подлинная, и другого ельцинского клеврета, тогдашнего министра МВД Степашина. Видно, крепко достала вся эта ельцинская «бригада» и страну, и депутатов.

Вот что вспоминает о выступлении Степашина в Госдуме бывший генеральный прокурор: «Степашину тоже пришлось отвечать на вопросы. Он совершенно не по-мужски начал педалировать на одно слабое, как ему казалось, место в моей жизни — на женскую тему. Ну и получил свое: депутатам его педалирование не понравилось.

После заседания он, как было отмечено, пробежал мимо журналистов расстроенный, потный, красный, не задержавшись ни на секунду. Похоже, боялся вопросов.

Вообще, роль его в этом деле была, мягко говоря, неприглядная. Например, он вслед за президентом повторил слова: «Если Скуратов уйдет по-хорошему, мы не будем расследовать его дело». Ну, разве может так говорить юрист?

Впрочем, кто-то тут же спросил меня: «А разве Степашин юрист?» — «Нет, не юрист. Но — доктор юридических наук. Базового юридического образования — основы всего — у Степашина нет. И не будет никогда. А степень доктора юридических наук есть. Нонсенс». (Там же, с. 196.)

Как же все-таки похожи они друг на друга — братья по «ельцинской бригаде» — даже в мелочах! Степашин — не юрист, но доктор! Федоров — не экономист (и базового экономического образования у него никогда не будет), но доктор экономических наук!

Прислушались ли «махровые» чиновники к мнению законодательной власти? Нет. Они упорно продолжали воплощать в жизнь идеи Чубайса и Березовского.

«В этой ситуации, — пишет Скуратов, — контакты с Путиным были важны для меня еще и потому, что это были контакты с Татьяной… Сама она на контакт не шла и для этой цели выделила Путина.

Путин произносил всякие вежливые, сочувственные слова, старался вроде бы поддержать, а в это время его люди производили в отношении меня оперативно-розыскные мероприятия» (Там же, с. 235).

«На самом же деле они соревновались друг с другом в скорости: кто быстрее сообщит Татьяне что-нибудь новенькое обо мне.

Через некоторое время на Совете Федерации Путин заявил, стыдливо потупив взор, что пленка о моих любовных похождениях — подлинная» (Там же, с. 236).

И все-таки, несмотря на неприкрытое давление, большинство приличных людей в Совете Федерации прислушались к мнению своих коллег из нижней палаты парламента, которое они выразили в своем обращении. Губернаторы Лисицын, Виноградов, Максюта, Черногоров, Лодкин, Наздратенко, Шершунов, Ишаев, Лужков, Яковлев, да и десятки других проголосовали в поддержку Скуратова.

Давили же ельцинские «братки» серьезно. Скуратов пишет: «По плану в Совете Федерации должны были выступить губернаторы — хозяева областей и потребовать моей отставки: надоело, дескать, жить без прокурора. Розанов (тот самый, что приезжал в Чувашию представлять прокурора Зайцева вместо Русакова — авт.) звонил на места, в прокуратуры и просил прокуроров уговорить руководителей регионов — пусть поддержат требование президента об отставке мятежного Генпрокурора. За это обещали блага. Дотации. Руцкому пообещали убрать прокурора, с которым тот не сжился, — Николая Александровича Ткаченко и освободить из-под стражи Чука и Гека, магаданскому Цветкову — освободить от занимаемой должности прокурора Неориди, в Чувашии — прокурора Русакова. Розанов злоупотреблял служебным положением, он боялся за себя…» (Там же, с. 306).

Естественно предположить, что наш местный «юрист европейского уровня» оказался на стороне «приличного» большинства. Не могло быть иначе! Он — антиельцинист, демократ, страстный борец с чиновничьей коррупцией, православный верующий, наконец.

Он заявлял публично: «Проблема не в том, что такие результаты, что… у меня меньше голосов, чем у другого в Чебоксарах. Наша с вами общая проблема в том, что наши горожане, которым мы посвятили свои жизни, выбрали культуру Молякова, пошли за Моляковым и Шурчановым. Я бы понял, если бы они отвергли меня. Это понятно, я недоработал, не сработал. Мне было бы даже понятно, если бы они пошли за Вороновым. Отвергают меня и идут за Вороновым или еще за кем-то, Григорьевым, неважно, Ивановым, Петровым… А то, что они пошли за культурой Молякова и Шурчанова, видно же, что они из себя представляют. Вот где наше упущение… Я подчеркиваю: за аморальной культурой и всем прочим. И наши с вами стройки (вернее, стройки за наш с вами, граждане, счет — авт.), достижения (торжище «мега молл» вместо ХБК — авт.) мало чего стоят, если в результате в любой момент они могут пойти за тем, что предлагает им Моляков или Шурчанов в Чебоксарах…» (Цит. по «О правде, боге, культуре и… туалетах», «Чебоксарская правда 11 апреля 2002 года, № 14).

Т.е. если не «культура Молякова» так, естественно, «культура Скуратова» — блестящего юриста и подлинного борца с коррупцией!

Не тут-то было! Федоров, что кажется мне совершенно естественным, влился в «бригаду» братков-ельцинистов вместе с путиными, чубайсами, березовскими, волошиными и степашиными. Да и не влился, а всегда был в «бригаде». Его культура определилась давно — тогда, когда он кривил душой, вступив в КПСС и преподавая научный коммунизм, когда он предавал эту партию и власть, давшую ему бесплатное образование и бесплатные квартиры (будучи молодым преподавателем ЧГУ, Федоров получил сначала двухкомнатную, а затем трехкомнатную квартиры), когда он, «сбросив маску» записного демократа «открыл личико» матерого бюрократа, для которого власть — сладкий предмет постоянного вожделения.

Перед последним, третьим голосованием по вопросу о генеральном прокуроре Скуратове в Совете Федерации появилось письмо к членам Совета Федерации с просьбой об отставке неудобного прокурора. Подписи под обращением поставили всего 23 сенатора (меньшинство!), остальные побрезговали. Это печально для Чувашской Республики, но среди «подписантов» (прямо как при Сталине!) в одной компании с Руцким, Аяцковым оказался и наш «культурный человек» — Федоров.

Но это еще не самое яркое саморазоблачение президента Чувашии. То, что, по сути, он самый что ни на есть убежденный «ельцинист», Федоров продемонстрировал в ходе второго заседания Совета Федерации, где обсуждалась «проблема Скуратова».

В своей книге, в главе «Тяжелый апрель», Ю. И. Скуратов пишет: «Началось обсуждение. По тому, как оно пошло, сделалось понятно: Совет Федерации мою отставку не примет. Посыпались вопросы. Причем не самые приятные для меня. Прусак, Руцкой, Федоров из Чувашии… Федоров вообще несколько не по-мужски, с нездоровым любопытством спрашивал меня: было ли то, что изображено на пленке или нет?

Я понял, что с такими людьми, как Федоров, надо действовать только их методами, других они не признают, и, как бы мне ни было противно, сказал:

— Николай Васильевич, вы же юрист. О вас я тоже могу много интересного рассказать. Ну и что из этого?

Федоров мигом замолчал.

Я знал, что говорил. У меня имелась оперативная информация о том, что чувашский президент часто встречается с одной женщиной» (Цит. по: Ю. И. Скуратов «Вариант дракона». Изд-во: Детектив-Пресс, м., 2000 г. С. 223).

Еще раз подчеркну схожие черты членов «ельцинской бригады». Степашин с нездоровым интересом «педалирует» женскую тему — и Федоров «светится» с тем же «нездоровым интересом» (про «нездоровый» — это точно подмечено). Как намекали американские средства массовой информации, Путин, вероятно, хаживал в «нехорошую квартиру» Егиазаряна, и у Скуратова были сведения, что Федоров «хаживал», Степашин-«юрист», и Федоров-«экономист». Путин ласково сочувствует Скуратову, а в это время его оперативники «роют» под генпрокурора, и Федоров приходит на прием к Скуратову и за спиной Русакова упорно «роет» под него.

Неужели после всего сказанного кто-то еще будет недоумевать: «И почему Путин фактически переназначил Федорова на четвертый срок президентства? Он что, не знает, что в республике творится?»

Неужели еще кто-то будет задавать вопросы: «А почему это Степашин и Чубайс такие большие друзья Федорова? Чего это председатель Счетной палаты РФ так любит посещать гостеприимную Чувашию с «рабочими» визитами, особенно в субботу и воскресенье?» И, наконец, ясно: Ельцин очень полюбил живописные волжские берега, особенно в районе Чебоксар и Сосновки.

Кто-то из журналистов высказал неверную мысль, будто бы к гр-ну Федорову у меня личная неприязнь.

Лично к гр-ну Федорову никакой неприязни у меня не существует. Особого интереса он у меня не вызывает, ничего интересного в его личности не нахожу. Подчеркиваю, это мое личное мнение. Подобного склада людей наблюдал в немалом количестве.

Хотя кому-то энергия и молодость Николая Васильевича по душе, его любят, и это их право.

Газета «Советская Чувашия» 3 февраля 2006 года (№ 17 (23528)) сообщила о том, что 1 февраля первый Президент России Борис Ельцин отметил свое 75-летие.

В числе нынешних российских губернаторов на прием был приглашен и глава Чувашии Николай Федоров. Между первым президентом России и первым президентом Чувашии давно сложились добрые отношения. Накануне своего юбилея в интервью журналу «Итоги» Борис Ельцин, например, сказал о нем так: «А как не позвать Николая Федорова из Чувашии, прекрасного специалиста, умницу!» В интервью газете «Известия» первый президент России подчеркнул: «Я всегда делал ставку на молодых. Поддерживал молодое поколение. Давал им шанс раскрыться».

Именно при Ельцине Федоров в 32-летнем возрасте стал первым министром юстиции России. С тех пор между этими политиками завязались дружеские отношения, которые не были омрачены отставкой Николая Федорова с поста министра юстиции в знак несогласия с пренебрежением правом в политике. Таковыми остаются и поныне, о чем свидетельствует приглашение Бориса Ельцина. О составе приглашенных в интервью «Итогам» сам Ельцин сказал так: «Зову не по протоколу, не по должности. Раньше из-за работы не мог встречаться только с теми, кто близок, симпатичен, кого уважаю, зато теперь, по случаю дня рождения, такая роскошь мне позволительна. Будут исключительно люди, с которыми хочу общаться. Родственники, близкие, друзья…»

Мне интересно само явление. Ведь криминально-бюрократическое устройство нашей властной элиты зиждется на энергии, изобретательности, хищности, жадности до власти и комфорта местных князьков, усевшихся по губерниям, областям, городам, сельским районам. Это многоголовая гидра, называемая нынешней российской властью, дышит, живет, питается соками обескровленной страны.

И пощады не будет. Сожрут и не подавятся. Когда, вслед за СССР, развалят Россию, ни одно холодное сердце не шевельнется. С этой гидрой нужно бороться, противостоять ей. Бороться, как выразился Скуратов, их же методами.

Вслед за тем же Скуратовым повторю: «Как бы мне ни было противно, я постараюсь выяснить, откуда берутся деятели, подобные Федорову, ибо он — неотъемлемая часть той силы, которая способна безжалостно уничтожить нашу страну!»

Кое-кто говорит мне: да бросьте вы, Игорь Юрьевич, «возиться» с этим Федоровым. Завтра его уберут, и никто не вспомнит о нем. Путин не убирает его только оттого, что на российском уровне Чувашия никого не интересует. Она — республика бедная. За ней нет миллиардов долларов. Вот Шаймиев, Татарстан — это да, там миллиарды. И Башкирия, и Якутия, и Краснодарский, и Приморский край — это интересно нынешней алчной кремлевской власти. А что поиметь с бедной Чувашии?

Рациональное зерно в этих рассуждениях есть. Были бы в декабре 2005 года нормальные президентские выборы, Федоров их, скорее всего, проиграл бы. Исчерпал он себя. Люди это чувствуют. И, занимаясь «федоровским вопросом», в глазах людей ты сам себя как бы исчерпываешь, низводишь до уровня этого деятеля.

Но что же делать? Заниматься критикой Путина? Делать это нужно Но оттого, что кто-то в Чувашии критикует кремлевскую сласть, этой власти ни холодно, ни жарко. Абстрактно ругать криминальную бюрократию вообще — это людям, живущим в Чувашии, также не очень интересно. От общих слов уже все устали. Людям нужны конкретные дела, смелые, решительные действия.

Но против кого? Враг-то прежний, он никуда не делся, он продолжает «добивать» Россию.

Нужно набраться ума, терпения, мужества, чтобы подняться на сопротивление местному бюрократу, чиновнику, хану, баю, зажравшемуся коррупционеру. Ибо они и есть неотъемлемая часть страшной государственной машины, таранящей Россию в лоб.

А это столкновение с конкретным Ивановым, Петровым, Сидоровым, Федоровым. У них власть, они могут жестоко ответить, жестоко расправиться. Тут уж дело принципа. Боишься — уходи из политики, не морочь людям голову. Поверят же они (и то не все, и то не сразу) бескорыстной жертвенности.

Полковник Квачков, будто бы совершивший попытку уничтожить Чубайса, в интервью А. Проханову, главному редактору газеты «Завтра», заявил, что людям обрыдла парламентская и митинговая болтовня, ведь «рыжий Толя» и друзья его, как тот Васька, слушают и продолжают есть. Квачков заявляет, что борьба неизбежно перейдет в стадию прямых действий, уже перешла. «Первый взвод уже поднялся», — таково заключение арестованного полковника ГРУ.

Я тоже попытался «подняться». Попытался выяснить, отчего же гражданин Федоров так ненавидит Советскую власть? Выяснил, что советский суд упрятал за решетку его родного отца за избиение собственного зятя. Конечно же, подросток Коля пережил это тяжелейшим образом. Это оставило след на всю жизнь, и объективным (а ему, как руководителю, это необходимо) он быть не может.

Опубликовав все эти сведения, я задался вопросом: «Может быть, Чувашия достойна руководителя, вышедшего из иной семьи?» В ответ ударили по мне крепко. Гр-н Федоров подобных вещей не прощает и не забывает.

Тут же было заведено уголовное дело. Известная в Чувашии журналистка под псевдонимом Кораблева осмелилась взять у меня по этому поводу интервью («Выбор Чувашии», 20 марта — 3 апреля 2002 года).

Кораблева: Игорь Юрьевич, если у вас были на руках материалы уголовного дела, почему сразу не опубликовали документы: свидетельские показания, обвинительные заключения?

Моляков: Я просто не мог допустить, чтобы вся та грязь, все мерзкие подробности этого семейного дела вывалились на голову несчастных избирателей. И вообще не собирался этого делать, пока не началась заказная, разнузданная кампания против нашей партийной газеты «Чебоксарская правда».

Кораблева: И тогда решились писать об этом деле?

Моляков: Статья «Тело на обочине» мне очень неприятна. Но не сделать эту работу было невозможно. Народ должен знать, кого он выбирает своим руководителем. Каждый избиратель имеет право на информацию, и каждый обязан сделать осознанный выбор.

Кстати, одна интеллигентная дама, большая поклонница Николая Васильевича, пришла ко мне с этим же возмущенным вопросом. Мол, как вы могли?! А у этой дамы дочка на выданье. Я спрашиваю: а свою дочь вы бы отдали замуж в такую вот семью? Она аж отшатнулась. Нет, говорит, не отдала бы. Ну вот, говорю, дочку отдавать боитесь, а власть — нет. Смотрю, задумалась.

А вообще, я регулярно публикую факты разграбления республики, глубокого разложения власти. До многих не доходит. Попробовал в лоб «шарахнуть» статьей вот этой — вроде задумались. Хотя противно, конечно.

Кораблева: Ну, теперь-то, после появления таких фактов, наверное, уже писать нечего по Николаю Васильевичу?

Моляков: Шутишь, Даша? Эти деяния можно крупными тиражами издавать. И, повторяю, некоторые из них уже готовы к опубликованию…»

Статья «Тело на обочине» появилась в самом начале декабря 2001 года перед выборами президента Чувашии. Те выборы Федоров практически проиграл. В. С. Шурчанов уступил ему не более 3 процентов. Во всех же крупных городах республики (и прежде всего в Чебоксарах) Федоров проиграл Шурчанову начисто.

Да и с сельскими районами не все было чисто. Сразу же после выборов в Центральную избирательную комиссию Чувашской Республики поступили материалы, предоставленные первым секретарем Красночетайского районного комитета КПРФ Ю. С. Артемьевым. Выяснилось, что есть значительные расхождения между официальными протоколами избирательных комиссий и протоколами, которые вели наблюдатели от КПРФ.

Молодой, но опытный юрист избирательного штаба В. С. Шурчанова Олег Александрович Павлов (ныне депутат Государственного Совета Чувашской Республики), подготовил ряд исковых заявлений в суд. После многомесячных разбирательств выяснилось: правы были наблюдатели от КПРФ. Действительно, после пересчета голосов и перепроверки бюллетеней подтвердились фальсификации в пользу Федорова.

Выяснился и инициатор всех этих нарушений — некто Васюков, представлявший выборный штаб Федорова.

По факту фальсификации итогов выборов президента ЧР в 2002 году прокуратурой Красночетайского района ЧР возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 142 УК РФ, которое по результатам расследования направлено в суд.

Приговором Красночетайского районного суда ЧР от 26.08.2002 года Барышникова Е. С., Элеменкина З. А., Михатайкина Р. Н., Храмов В. Н., Самылкин В. Н., Офишкина Л. В. осуждены по ст. 142 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев каждый, Васюков Ю. М. по ст. ст. 33 ч. 4; 141, 327, ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год, Канячкина З. И. по ст. 33 ч. 5-142 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев.

Можно было бы и дальше «раскручивать» фальсификации, но будто кто-то невидимый прекратил этот процесс.

Мне было немного обидно. Как член предвыборного штаба В. С. Шурчанова, за пять месяцев предвыборной кампании в его поддержку я провел 197 встреч с избирателями. Проводить их приходилось зачастую в очень тяжелых условиях.

Успех коммунистов на президентских выборах 2001 года, уверен, был во многом предопределен выходом моей статьи «Тело на обочине», в которой я лишь упомянул (и то очень аккуратно), что отец Федорова был приговорен к трехлетнему сроку за совершение уголовного преступления.

О моей семье власть выражалась куда грубее и определённее. В 1999 году, накануне выборов в Государственную Думу РФ, в газете «Советская Чувашия» появилась статья под псевдонимом Б. Бриг «Что скрывается за шумовым эффектом?». Автор заявлял, что вся семья Моляковых — лжецы, и это у них будто бы потомственное, ведь первым лжецом был отец — Моляков Юрий Иванович, якобы из-за этого и освобожденный с поста первого секретаря Чебоксарского городского комитета КПСС. Мерзость, конечно, и большая глупость.

Публикация была обширная. Задача состояла в том, чтобы не дать мне избраться в Госдуму, а «провести» туда «надежного» человека — Анатолия Геннадьевича Аксакова, успевшего после преподавательской деятельности побывать директором Чувашского отделения Коммерческого банка «Россия-МАЛС», а также министром экономики Чувашии.

Время директорства Аксакова (как я упоминал, друга Федорова еще по университету) в банке насыщено интересными событиями. Аксаков возглавлял местное отделение «МАЛСа» (расшифровывается как «Международная ассоциация людей Севера») в сложное время — время первой чеченской войны.

В то время министром внутренних дел России был генерал Куликов. В одном из своих выступлений по российскому радио он довольно полно раскрыл схемы финансовой помощи чеченским сепаратистам. Рассказывал он и о деятельности банка «Россия-МАЛС», и о его чеченском руководстве.

Вскоре после этих выступлений «МАЛС» тихо прекратил свое существование. Закрылось «без пыли, без шума» и его чувашское отделение.

Об этом периоде жизни Анатолия Геннадьевича можно было бы рассказать, но это тема отдельной, обстоятельной публикации.

А тогда статья Брига была размножена анонимными издателями в огромных количествах в виде листовок и мгновенно распространена по республике. Власть знала — стань я депутатом Госдумы, у нее земля «горела бы под ногами», да и Федорова, видимо, в Чувашии уже не было бы.

Я, естественно, тут же обратился в правоохранительные органы. Просил выяснить, кто такой Бриг и где он живет. Мне это нужно было для подачи искового заявления в суд. Так вот, милиция и прокуратура якобы не могут выяснить, кто такой Бриг, до сих пор!

Что же касается Центральной избирательной комиссии ЧР, то туда обращаться бесполезно. Всё, что может нанести хоть малейшее беспокойство нынешнему режиму, тут же блокируется ее председателем — Людмилой Ниловной Линник. Среди сановных дам, которыми окружил себя президент Чувашии, наиболее эффективным работником на его всевластие является именно Линник. Работник неброский, находящийся «в тени», но умный, ценный, безотказный. К тому же беспощадный к федоровским оппонентам. К оппонентам нынешних «хозяев жизни» вообще. Хорошие все-таки кадры растила КПСС!

Власть это ценит. С подобными «ценными кадрами» она расплачивается щедро.

Для меня ясно — нужно рассказать людям не просто о том, кто такой Федоров, в чем секрет его власти, что за людей собрал он вокруг себя. Пройдя через уголовные дела, суды, приговоры, я могу показать с документами в руках, как бьет своих противников нынешний режим, используя власть судебную, прокуратуру, МВД.

Цель — разоблачить пустые разговоры о независимой судебной власти, о правах и свободах. Характер этой власти — классовый. Обслуживает она интересы прежде всего свои (те же «судейские» — огромный отряд чиновничества), но и классовые, интересы всей бюрократической прослойки, тяжелой свинцовой плитой упавшей на Россию.

Полагаю, что опыт этот ценен. Усвоить его будет не прочь прежде всего молодежь, студенты юридических факультетов, историки, политологи. Может, на моем примере они поймут, как не должна функционировать власть в России. Понять: с такой властью мы далеко не уедем.

Глава I. Выборы

Дело, которое я хочу осветить, разыгралось в самом конце 2003 года, перед выборами в IV Государственную Думу. Как и в 1999 году, по Чебоксарскому одномандатному избирательному округу основных претендентов было два: Аксаков и я. Задача у власти была та же — применить все административные и финансовые рычаги, чтобы коммунист в Госдуму не попал, а оказался там опять же «надежный» Аксаков.

Анатолий Геннадьевич в составе III Думы влился в ряды очередной «диванной партии» (их в большом количестве клонируют перед выборами мудрецы из администрации президента РФ) под названием «Народная».

«Лидером» этого клона был подзабытый уже депутат Райков. Сей деятель смешно говорил, создавалось впечатление, что у него «каша во рту». Предлагал же Райков весьма серьезные вещи, например, провести серьезное наступление по всем фронтам против педерастов.

Все эти «инициативы» были из разряда всё той же «политической попсы», признанным мастером которой по праву считается Владимир Вольфович Жириновский. На выборах в Думу 2003 года жириновцы выдвинули лозунг «Мы за бедных, мы за русских!», на этой же площадке топтались и народнопартийцы. «Косили» под страдальцев за народ. Аксаков был заместителем у Райкова по партии. Вместе они дружно провозглашали с рекламных плакатов: «Партий много, а народная — одна!»

Давно уже предвыборные кампании превратились в обширный вид коммерческой деятельности. За очень приличные деньги «политтехнологи» (бывшие педагоги, журналисты, чиновники) раскручивают «денежного» кандидата, придумывая каждый раз все более изощренные способы «развешивания лапши на уши» доверчивому «электорату».

Аксаков только из избирательного фонда потратил на выборы несколько миллионов рублей. Уже в январе 2003 года в кабинете главного редактора газеты «АиФ-Чувашия» А. Б. Белова (после «Республики» он возглавил это популярное среди местной интеллигенции и чиновничества издание) появилась эффектная дама, конкретно обговаривавшая условия сотрудничества с почтенным изданием.

После этого «рандеву» в «АиФ-Чувашия» периодически стали появляться заметки о «полезных» делах депутата Аксакова, пропагандировались идеи «Народной партии», хитро, ненавязчиво давалось понять, как граждане благодарны своему депутату.

Накануне нового 2003 года Анатолий Геннадьевич появился в телепередаче «Обзор местности» на канале ТНТ, которую вот уже несколько лет ведет Александр Борисович. Передача носила обоюдно комплиментарный характер. Белов и Аксаков говорили друг другу приятные вещи. В итоге Аксаков поднял бокал шампанского, поздравил телезрителей с наступающим Новым годом.

Если бы меня Белов пригласил мило побеседовать и распить бутылочку в телестудии, то, видимо, на телевидении он бы больше не работал. За много лет в его передаче я присутствовал всего один раз — когда записывалась самая первая, пробная передача. Пленка с нашими совместными «посиделками» ушла к хозяевам канала в Москву. «Товар» понравился. Проект был одобрен. Но в эфире местного ТВ я так и не появился.

Вообще, возможность выступить на ТВ и радио у чувашских коммунистов появляется только тогда, когда они зарегистрированы кандидатами в депутаты Госдумы, чуть реже — в Госсовет.

Если в 90-е годы прошлого века практически все средства массовой информации Чувашии обязательно комментировали различные мероприятия, проводимые коммунистами (в издевательском тоне, конечно, но комментировали), то в последние пять лет на вооружение была принята тактика полного умолчания.

Власть осознала, что любое упоминание — все равно доведение до людей информации. Много пользы партии принес журналист «Советской Чувашии», лауреат премии «Золотое перо», Николай Васильев. Его ненависть к коммунистам была проста, искренна, по-детски чиста. Этим-то она и «доставала» людей, перевертывая их симпатии в пользу КПРФ.

Васильев был убит несколько лет назад. Замолчал мощный орган, сиплыми звуками своими просто-таки вынуждавший людей собираться под красными знаменами.

Пиарщики Аксакова предложили населению несколько проектов. Запомнились два — «Народный хлеб» и «Конкурс кулинарных рецептов».

Чувашское отделение «Народной партии» и лично депутат Аксаков шумно рекламировали партийный подарок самым бедным и голодным чебоксарцам — черный хлеб «Народный».

Хлеб был так себе. Видно, на каких-то добавках экономили пекари. Но люди покупали, особенно на первых порах — цена была копеек на 50 ниже, чем у привычных буханок «Дарницкого».

Пиар-акция широко развернулась с весны 2003 года. Возникали вопросы: если этот полтинник доплачивает партия, откуда у нее такие деньги? Ну, а если полтинник экономится за счет качества хлеба, то что ж об этом шуметь?

В том же духе были выдержаны шумные презентации каких-то магазинов для учащейся молодежи, в которых предполагалось продавать то ли дешевые студенческие баранки, то ли сухари. Всё это после выборов быстро прикрыли.

Полагаю, что выпечка дешевого хлеба материально была обеспечена по приказу местного режима, который для развития сельского хозяйства мало что сделал. Выступая перед сельскими жителями, я пытался обосновать свою точку зрения на проблему роста цен на зерно. В последние годы многие руководители и специалисты хозяйств прямо заявляют: нет никакого смысла растить хлеб. Сотни гектаров вместо ржи и пшеницы засевают ячменем (покупают пивоваренные компании), кормовыми культурами, сахарной свеклой и т. п. Сколько ж я видел заросших полей, которые давным-давно никак не обрабатываются.

А ведь когда-то Чувашия собирала неплохие урожаи зерна. Пшеницу твердых сортов нам и раньше приходилось частично завозить. Зато рожь была прекрасная. И для себя хватало, и для других регионов.

Где причина беды? В разрушении старых связей, которые раньше соединяли хозяйства, мукомольные предприятия и хлебозаводы Чувашии. И именно разрывы в «цепочке»: от поля — к прилавку хлебного магазина вздувают у нас цены. Её надо восстановить в первую очередь.

Давал я и практические предложения: надо немедленно создать чрезвычайную комиссию — из грамотных специалистов сельского хозяйства, мукомольной промышленности, хлебопечения и торговли. Своего рода «хлебный ЧК».

Первая задача — формирование республиканского зернового рынка. Надо установить прямые связи хозяйств, где в следующем году можно ожидать более или менее серьезного производства зерна, прежде всего ржи, с предприятием «Чувашхлебопродукт». Будет у нас своя ржаная мука.

Если взять себестоимость продукции на хлебозаводах, то мука составляет около 40 процентов в общих расходах. Поэтому особенно важно обратить внимание на «Чувашхлебопродукт». У него должны быть льготные кредиты на зерно.

В себестоимости велики доли общепроизводственных и общехозяйственных расходов. В целом до 35 процентов. Значит, нужно совершенствовать производство на хлебозаводах. И сюда, на закупку новой техники, на модернизацию необходимо направить инвестиции.

При этом расходы на оплату труда хлебопёков — всего лишь 8 процентов. Это немного. Не стоит их упрекать в том, что они наживаются на высоких ценах на хлеб.

Сильно поднимают цены на хлеб НДС и торговая надбавка. Не столь страшна торговая надбавка, хотя ее можно бы и отрегулировать. А вот НДС на заводах по производству хлеба надо отменить. Ведь бьет он в основном по покупателям хлеба, т. е. по людям небогатым.

И не нужно говорить, что это вопрос федерального уровня. «Хлебная ЧК» могла бы убедительно ее сформулировать, а президент ЧР — внести на рассмотрение Госсовета России, членом которого он является.

В выборную кампанию 2003 года я старался быть предельно конкретным. Давал конструктивные предложения. Занимался не только критикой, но старался дать людям позитивную программу.

У Аксакова все шло по иному сценарию. Многолюдная команда, работавшая на него, «обрабатывала» избирателей послойно: бюджетники, ветераны, домохозяйки, сельские жители, предприниматели и т. д.

Для обывателей был устроен конкурс «Народный рецепт». Завершить его предполагалось к Дню города, к 14 августа. В «деле» участвовали газета «Чебоксарские новости» и коротковолновая радиостанция «Ваше радио». Коммерческая радиостанция в этой «разлюли-малине» участвовала, я полагаю, за очень хорошие деньги. О том, как готовить рыбные пельмени, грибную окрошку, хачапури по-чувашски, картофельные зразы под чутким руководством «народного депутата», рассказывали все дни недели, за исключением четверга и воскресенья, в 7.35, 12.35, 18.35 и 23.05.

Естественно, дело не в рецептах. Важно под благовидным предлогом мелькать все время в эфире, быть на слуху, а уж по какому поводу — неважно. Вместо рецептов «народный депутат» мог бы оценивать качество кройки и шитья или же (что предпочтительнее) стать добрым покровителем собаководов.

Повторяю, на всё это нужны деньги, и у Аксакова они были. Если с «Вашим радио» все понятно, то при чем здесь «Чебоксарские новости»?

Мой представитель по юридическим вопросам Имендаев Альберт Васильевич обращался в ЦИК ЧР, хотел узнать, какое отношение к депутатской деятельности Аксакова имеют «хачапури по-чувашски». Проводит он «охмурение» обывателей подобным образом — пусть и платит из избирательного фонда.

Отвечали, что он имеет право, как депутат, информировать людей о любых формах своей деятельности, лишь бы они не противоречили закону. К тому же все эти конкурсы проводятся «до» начала избирательной кампании.

В выборную кампанию 1999 года Аксаков открещивался от различных партийных пристрастий. Его избирательный штаб вещал со страниц всех республиканских газет:

«Кого мы прежде посылали в Федеральное Собрание? Мы посылали людей, которые красиво говорили, громко ругали Ельцина, а потом, получив мандат депутата, продолжали ругать власть и ничего при этом конкретного для Чувашии не делали. Они редко приезжали в Чувашию. Редко заходили в правительство республики, предлагая свои услуги. Потом они все хорошо устраивались в Москве, на теплых местах. Агафонов, Михайлов, Шуйков, Афиногенов, Бикалова, Викторов…

Чувашия им дала все. А что они дали Чувашии?

В лучшем случае — ничего. Они ничего не сделали для республики. Не сделали потому, что просто не были в этом действительно заинтересованы. Почему? Каждая партия решает прежде всего собственные партийные задачи.

Все партии прежде всего стремятся к власти. Ради этого они готовы пренебречь интересами народа, как это, к примеру, всегда делали коммунисты.

Ругая в коридорах Федерального Собрания Чувашию и ее руководство, завоёвывая тем самым авторитет в своих политических тусовках, наши прежние депутаты снижали авторитет республики, отпугивали деловых партнеров.

Хватит верить политическим карьеристам.

Нужно посылать в Москву не тех, кто там будет подчиняться руководителю партийной фракции. Надо посылать в Москву самостоятельных людей. Людей, имеющих собственное мнение, которое отражает мнение всех граждан Чувашии, а не только какой-то одной партии.

Анатолий Геннадьевич Аксаков — именно такой человек. Он — человек дела…

Он будет работать в тесном контакте с правительством Чувашии, выполнять его поручения…» (Цит. по: «Анатолий Геннадьевич Аксаков — ваш кандидат». «Знамя», 14 декабря 1999 года, № 100).

В этой хамоватой агитке, перепечатанной во всех районных газетах Чувашии (а «Знамя» — газета, издающаяся в Козловском районе), походя записывают в какие-то партии Бикалову и Викторова, Афиногенова и Михайлова. Но они ни к каким партиям не принадлежали.

Надежда Александровна Бикалова, бывший депутат Госдумы, исключительно грамотный специалист, кандидат экономических наук (нынче, кажется, уже защитила докторскую), дочь уважаемого в Чувашии финансиста Александра Дмитриевича Бикалова, по-моему, поумнее Аксакова будет.

Она многое сделала для Чувашии в период 1993–1995 годов. Пробивала деньги, подключалась к федеральным программам, была принципиальна в вопросах приватизации, борьбы с коррупцией.

Хрупкая женщина, она бесстрашно говорила правду в глаза деятелям из федоровского окружения, ежемесячно бывала в Чувашии, здорово выступала перед жителями, в трудовых коллективах.

Но то, что она «не вытанцовывала» вокруг местного князька, больше всего и бесило местную власть. Твердостью, ироничностью, какой-то беспощадной едкостью она в отца, к сожалению, ныне покойного.

Я сам был несколько раз свидетелем того, как Александр Дмитриевич, знавший «с изнанки», с «младых ногтей» всю местную бюрократию, встретив такого «околовластного фигуриста», важного, лопающегося от своей значительности, говорил ему, иронично усмехаясь: «А ты, Вася, всё «дуркуешь». Правильно я тебе говорил ещё в 80-м году — не будет из тебя толку, одна пустая важность».

И Вася, Петя, Саша, помнят, что уж Бикалов-то, главный финансовый контролер в Чебоксарах, принципиальный, неподкупный, всю истинную правду о нем ведает. И, несмотря на «Мерседес» с личным шофером, «дуркование» нувориша рано или поздно прекратится. Прекратится нехорошо.

Всезнание Бикалова обо всей этой «шелупени» приводило её в тихую панику. Его дочь им спуску также не давала.

Федоровский режим не подпускал Бикалову к радио, к телевидению. Помню провокацию, когда ей не давали возможности выступить как депутату Госдумы в течение нескольких месяцев, хотя обязаны были по закону такую возможность дать. Она «с боем» прорвалась на экран. Но ради ее выступления специально прервали трансляцию то ли «Рабыни Изауры», то ли «Богатых, которые тоже плачут». Телеведущий, перед тем как прервать сериал, со смаком объявил, что любимое зрелище сейчас будет прервано из-за Бикаловой, которой не терпится пообщаться с избирателями.

Тот же Валерьян Николаевич Викторов, работая в Совете Федерации, всегда аккуратно, своевременно, настойчиво «отрабатывал» все деньги, положенные для Чувашии в федеральном бюджете.

Вообще, вранье предвыборного штаба Аксакова о том, что есть партийные депутаты, а есть бескорыстные профессионалы, может быть принято на веру только самым тупым человеком.

Работа с проектом федерального бюджета — сложнейший процесс. Мне не известен ни один депутат парламента от Чувашии (хоть партийный, хоть беспартийный), который отлынивал бы от этой работы.

Мой брат, Олег Юрьевич Моляков, долгие годы проработавший в должности первого заместителя министра экономики ЧР, месяцами работал безвыездно в Москве, курировал работу с бюджетом для всей Чувашии. Он знал все ходы-выходы в министерствах, в Думе, в Совете Федерации, контактировал с чиновниками, депутатами. В этой огромной работе активное участие принимали и сейчас принимают все министерства и ведомства Чувашии.

Смею утверждать, что не меньшую, а может, большую, нежели Аксаков, роль в бюджетных вопросах играл Валентин Сергеевич Шурчанов. Несомненно, работал и Аксаков.

Те миллиарды, которые «закладывались» в федеральном бюджете для Чувашии, итог не только его работы, но сложный коллективный труд.

Перед выборами власть, «поставившая» на Аксакова, давая эфир только ему одному, вбивала в голову обывателя мысль, что это только его заслуга, остальные, мол, ничего не делали. А о том, какую роль в принятии бюджета сыграл, например, Шурчанов, — ни слова.

Козловская газета, печатая неумный материал про Аксакова, сама себя «высекла», подобно известной «унтер-офицерской вдове». Она сообщает, что коммунисты всегда (!) пренебрегали интересами народа. Не знаю, кто сочинял эту глупость в аксаковском штабе, ведь сам Аксаков в прошлом активный член КПСС, потом предавший вслед за «другом» Федоровым ради политической выгоды и карьеры партию, выходит, пренебрегал интересами народа.

Но как может публиковать это газета, которая издается с 7 ноября 1931 года (первый номер вышел в праздник Великого Октября)? Если бы не коммунисты, не советская власть, то какая газета появилась бы в Козловке? Что, выход районки — это пренебрежение интересами Козловского района? Думали бы, что публикуют.

Про партию и профессионалов тоже оказалось неправдой. В предвыборном листке «Народный депутат» (25 ноября 2003 года) Аксаков вспоминает: «В Госсовете запомнилось противостояние между законодательным органом и президентом Федоровым, предложившим изменить историческую часть города… Левые в Госсовете пытались заблокировать идею президента. Я был одним из немногих, кто защищал строительство дамбы, хотя на первых президентских выборах в Чувашии голосовал за другого кандидата…»

Странный стиль изложения для «профессионала»! Как можно связать дамбу и вопрос о том, кто за кого голосовал?

Не в дамбе было дело. Мы, коммунисты, боролись тогда в Госсовете за принятие демократической Конституции, за то, чтобы парламент не только утверждал премьер-министра, но и формировал сам Кабинет Министров, утверждал прокурора, создал свою Контрольно-счетную палату.

Аксаков же, в то время коммерсант и банкир, преданно, вызывающе, назойливо демонстрировал подобострастное отношение к президенту Чувашии Федорову. Смотреть на то, как он «увивается» вокруг «хозяина», было неприятно. Все, что только могло его разгневать, отметалось Аксаковым с порога.

В том же агитлистке Аксаков вспоминает, что был секретарем комсомольской организации курса экономфака МГУ и ему уже тогда бросался в глаза формализм партийной и комсомольской работы. «Особенно противно было в торжественных случаях по команде выкрикивать заранее заготовленные призывы и лозунги. Это было неприкрытое насилие над душами молодых людей».

Мы с Аксаковым и с Федоровым практически ровесники. И я был членом комсомольского бюро философского факультета ЛГУ, отвечал за учебную дисциплину и успеваемость. Занимал я эту выборную должность 4 года. Но ни я, ни члены бюро ни разу не сочиняли никаких лозунгов, никто не заставлял нас кричать (где кричать?) заранее заготовленные тексты. Может, Анатолий Геннадьевич, юный активист, сам сочинял, сам заставлял ребят заучивать и кричать сочинённое? Кто же еще, кроме комсомольского вожака, будет всем этим заниматься?

Почти на каждом заседании Госсовета депутат Аксаков старался показать свою преданность Федорову. Запомнилась его фраза: «Я был у Николая Васильевича, мы с ним посоветовались…»

Помню, на выборах Госсовета ЧР первого созыва Аксакову противостоял умный, уважаемый человек, коммунист, профессор ЧГУ, Владимир Александрович Щедрин. Когда стало ясно, что Щедрин может выиграть, начались странные вещи. В коридорах общежитий, расположенных на улице Тимофея Кривова, появились шумные бригады молодых людей, оглашавших помещения воплями, что Щедрин — еврей, а надо голосовать за местных. Владимир Александрович в итоге проиграл «местному» совсем немного. До сих об этом переживаю. Щедрин многое мог бы сделать в Госсовете. Вместо этого нормальные люди вынуждены были терпеть несколько лет подобострастные «профедоровские» скандирования гр-на Аксакова.

Старание Анатолия Геннадьевича незамеченным не осталось. Из депутатов Госсовета он попал в министры, потом в депутаты Госдумы.

Личность он, несомненно, более мелкая, чем Федоров. Более «извилист» гр-н Аксаков. Федоров — откровенный ельциноид, хоть в последние годы по партиям не скачет. Аксаков же был коммунист, потом «профессионал», потом партийный босс в «Народной партии», а теперь заседает во фракции «Единая Россия».

Не прошло и четырех лет, как население оповещали о том, что Аксаков, мол, за народ, а не за партию, и вот некто Николай Егоров «раскрыл» удивительную тайну: «…В значительной степени обновился сам Аксаков. Четыре года назад он воспринимался как кандидат партии власти. Еще бы, вице-премьер, министр экономики республики — должность подразумевала наличие административного ресурса, поддержку государственного аппарата. Нынче же наблюдается определенная прохладность по отношению к нему со стороны достаточно влиятельных сил… А в нашей республике, чего скрывать, чиновники не слишком жалуют людей самостоятельных, умеющих отстаивать собственную позицию в любой ситуации. Не будем забывать и тот факт, что выдвинула А. Аксакова влиятельная Народная партия, которая путает карты некоторым стратегам, заранее расписавшим места в новой Государственной думе. Кстати, в федеральном списке Народной партии А. Аксаков занимает престижное восьмое место… Сегодня Народная партия уверенно наступает и на левый, и на правый фланги, привлекая к себе новых сторонников…

Впрочем, некоторые влиятельные политические структуры, такие как «Единая Россия», аграрная партия, ветеранские организации, сочли целесообразным не выдвигать по округу своих кандидатов, а поддержать на выборах А. Аксакова, что делает его лидером предвыборной борьбы» (Цит. по: «Расстановка сил: повторение пройденного?» «Народный депутат», 19 ноября 2003 года).

По-моему, с рассуждениям о «беспартийности» Аксакова все ясно. Он был и остается преданнейшим представителем «партии власти»! Куда подевалась «Народная партия»? Неизвестно! А вот Аксаков шагает дружно в ногу с «медведями».

За верную службу нынешний режим «отметил» усилия и Федорова, и его друга Аксакова. Сначала Федоров, а чуть позже и Аксаков были награждены российскими орденами. Аксакова, по «странному стечению обстоятельств», наградили прямо перед выборами в Госдуму 2003 года.

«В Кремле Президент России В. Путин вручил депутату Госдумы А. Аксакову медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Эта награда — достойная оценка руководством страны законотворческой деятельности представителя Чувашии в Российском парламенте», — сообщила газета «Советская Чувашия» 14 октября 2003 года.

Справедливости ради нужно сказать, что другой депутат Госдумы от Чувашии, первый секретарь Чувашского регионального отделения КПРФ Валентин Сергеевич Шурчанов, сделал как депутат не меньше Аксакова. Но разве режим наградит парламентария-коммуниста?

В Чувашии есть одна оппозиционная партия — КПРФ. Все остальные «вытанцовывают» вокруг местных властей. Их тасуют, перекраивают с одной целью — окончательно задурить народ, разгромить коммунистов. Неужели без приказа из администрации президента Федорова все эти так называемые партии вдруг дружно решили поддержать «народнопартийца» Аксакова? Нет, конечно! Для режима было очень важно, чтобы в Госдуму не прошел коммунист!

Под видом встреч с депутатом Госдумы отрабатывался жесткий график предвыборных мероприятий. Контроль осуществляла администрация президента Чувашской Республики и лично заместитель главы администрации Василий Иванович Максимов, человек, полностью соответствующий «специфическим» стандартам отбора чиновников в федоровскую команду. Максимов прошел проверку на «надежность». При Советской власти Василий Иванович долгие годы возглавлял районный исполнительный комитет в Шемурше. Работал хорошо, многое сделал для Шемуршинского района. Естественно, был членом КПСС.

Более того, уже после развала Советского Союза, на первом этапе становления КПРФ, когда юристы партии отстаивали в Конституционном суде возможность ее существования, Василий Иванович получил временный вкладыш в партийный билет, публично заявлял, что взглядов своих не меняет, был и остается коммунистом.

К сожалению, взгляды свои он изменил и в период обмена вкладышей на партийные билеты партийный билет так и не получил.

Наделенный умом, энергией, эти свои качества направил он на укрепление в Чувашии власти «младореформаторов». Соблазнили его, видимо, не деньги. Но можно с уверенностью сказать — в администрации он играл и играет одну из главных ролей. Можно было бы назвать его «серым кардиналом», так как пережил он не одного главу администрации, и, по-моему, он хитрее и изворотливее П. С. Краснова, Володиной и бессменного помощника президента ЧР Шелкова.

Был, правда, короткий период, когда Федоров уволил его из администрации. Но после фактического проигрыша на президентских выборах 2001 года президент ЧР вновь вернул Максимова на прежнюю должность. В аппаратных играх требуется профессионализм, ум. Максимов — профессионал аппаратной работы, к нему идут за советом, идут учиться.

Вот эта востребованность, ощущение нужности, видимо, «согревает душу» Василия Ивановича, заставляет его служить в федоровской команде, хотя цену всем этим ребятам он хорошо знает. А уж об их «проделках» ему известно гораздо больше, чем кому-либо другому. Но он будет молчать. Жаль, что такие люди, как Максимов, отдают силы свои ради укрепления в Чувашии режима, который ей абсолютно чужд.

Причудливы хитросплетения политической жизни. Долгие годы работал я бок о бок и в партии, и в парламенте республики с Иваном Ивановичем Бакуновцом. Иван Иванович несколько лет был заместителем председателя Госсовета ЧР первого созыва В. С. Шурчанова, секретарем рескома партии. Человек он очень пунктуальный, дотошный, обязательный. Бакуновец сегодня сильно болеет. Но продолжает оставаться коммунистом. Трудно понять, почему Максимов предал партию, стал служить ее недругам. А Бакуновец, человек того же поколения, прошедший приблизительно тот же жизненный путь, в тяжелейшие для партии годы защищал ее и работал на нее.

А вот его младший брат, Дмитрий Иванович Бакуновец, руководитель построенного в 80-е годы современнейшего предприятия «Контур», впоследствии приватизированного, находится в дружественных отношениях с Анатолием Геннадьевичем Аксаковым. Сам Аксаков, как бывший министр экономики, имел к этому предприятию непосредственное отношение. Скорее всего, именно Бакуновец-младший вносил существенный вклад в материальное обеспечение выборной кампании Аксакова.

Президент Федоров, ревниво следящий за тем, чтобы никто из его окружения особенно не «возносился» (оттого, видно, так много в его команде женщин, занимающих ответственные посты, впрочем, Партасову и Садикову, а также бывшего министра юстиции ЧР Крашенинникову это не спасло), как-то на одном из заседаний Кабинета Министров ЧР публично критиковал деятельность руководства «Контура». При этом упомянул и Аксакова. Мол, депутат Госдумы, находящийся в дружеских отношениях с этим руководством, мог бы помочь «родному» предприятию выбраться из трудной ситуации.

У Федорова вообще фавориты меняются довольно часто. То он всюду хвалил директора «Машзавода» Н. Н. Григорьева. Потом Григорьев впал в немилость, и фаворитом стал директор тракторного завода, москвич Миронов. Затем пришла очередь руководителя приборостроительного завода Г. А. Ильенко. Но после того как стало ясно, что Ильенко не уступит контрольный пакет акций представителям бизнес-структур из Москвы, тоже стал неугоден.

Особенно раздражало нынешнюю власть то, что у Ильенко «находили приют» впавшие в немилость политики и хозяйственники. У него после отставки работали Игумнов, Партасова. Там же работал бывший руководитель Управления КГБ по Чувашской Республике генерал Вячеслав Архипович Тихонов и т. д.

Так вот, двери на всех предприятиях, во всех организациях для кандидата в депутаты Аксакова были открыты. Руководители предприятий, учреждений в приказном порядке собирали под представителя «партии власти» сотрудников, обеспечивали актовые залы, звукоусиление.

По закону подобные условия должны были создаваться для всех кандидатов. На деле же все руководители знали: если они не то что соберут коллектив, а хотя бы пустят кандидата-коммуниста на предприятие, то расправа последует немедленно вплоть до увольнения.

Такие же «инструкции» получали главы городов и районов. Способ простой и наглый: не допустил у себя на территории победы или крупного успеха коммунистов — остался при должности. А если нет, то с работы будешь уволен однозначно.

Помнится, после провала Федорова на президентских выборах 2001 года в городах на своем посту остался только мэр города Шумерля Садырга. В Шумерле Федоров выиграл у Шурчанова с минимальным перевесом. Всех остальных глав — Алатырского, Канашского, Новочебоксарского, Чебоксарского «не мытьем, так катаньем» со своих постов убрали.

В последние годы в Чувашии выборов, в истинном понимании этого слова, не было. Недавно узнал о новинке, применявшейся на думских выборах 2003 года. В деревнях люди хорошо знают друг друга. Им известно, кто и каких взглядов придерживается. Так вот, тем избирателям, которые собирались голосовать за коммунистов, намекали: проголосуете «не так», а мы обязательно об этом узнаем, подожжем дом.

Местное начальство в страхе перед увольнением «накачивает» муниципальных чиновников — главврачей, директоров школ, руководителей подразделений ЖКХ, учреждений культуры, милицию.

А те, в свою очередь, «накачивают» своих несчастных подчиненных. В 2003 году в деревне Картлуево Козловского района к избирательной кампании подключились даже фельдшер и санитарка (она же и техничка в помещении фельдшерского пункта). Начальство из района им сказало: если верх одержат коммунисты, то вы будете со своих мест уволены.

Женщины умоляли односельчан голосовать за нужного человека, пожалеть их, иначе они останутся без своих мизерных зарплат.

Под видом районных совещаний, семинаров, производственных практик бюджетников собирают ради встреч с нужным кандидатом, агитируют за него, но при этом остальные кандидаты ничего не знают о времени и месте проведения этих предвыборных собраний, а если и приезжают, просят дать слово — никто слова не дает.

Помню, еще в выборную кампанию 1999 года совершенно случайно узнал, что в клубе агрегатного завода собирают итээровцев на встречу с кандидатом в депутаты Аксаковым. Я, естественно, поехал туда. На сцене забитого битком зала (людей сгоняли в приказном порядке) увидел ныне покойного директора агрегатного завода Олега Александровича Волкова, его заместителя по работе с персоналом Андриянова и Аксакова.

Аксаков красиво говорил о своей деятельности в качестве министра экономики ЧР. Когда я прошел сквозь зал к сцене, по рядам пробежал шепоток, ропот. Я сел на одно-единственное свободное место в первом ряду, дослушал выступление Аксакова до конца. Потом поднялся, назвал статью закона о выборах, потребовал дать слово и мне.

Олега Александровича Волкова я знал хорошо. В каких-то вопросах он помогал мне. Довольно часто бывал у него в кабинете. Этого человека я уважал, поскольку таких «директоров от Бога» очень немного. Но когда Волков увидел, что я вошел в зал, на лице его отразилось необычайное смятение. Он понял: буду требовать слова. А у директоров заводов задание: обеспечить «нужное» голосование коллектива. Не будет этого, «стукачей» и «доброхотов» найдет уйма, начнут нашёптывать: мол, директор «красный», необходимо к нему применить «санкции». Травля неизбежна. Гера Андриянов, бывший руководитель одного из чебоксарских райкомов комсомола, активнейший коммунист, впоследствии предавший партию, аж руками замахал на меня. Громко говорил в зал, что слова не дадим. Я гнул свое — дайте выступить, надеялся, что этого же потребуют и из зала. «Законник» Аксаков как в рот воды набрал. Мог бы вмешаться, сказать, что есть же закон и если так получилось, то другому кандидату нужно позволить выступить. Но побоялся, видно, «стуканут» сразу же Федорову — Аксаков просил дать слово Молякову.

Зал же молчал. Робость людей была вызвана тем, что среди рядовых инженеров, конструкторов, техников сидели начальники отделов и подразделений. Они, в свою очередь, зорко следили, кто и как из подчиненных реагирует. Не дай Бог, кто-то высказался бы за то, чтобы дать слово коммунисту. Можно и работу потерять. Разговор сейчас короткий — вон с завода, из школы, из больницы, коль такой умный. Таких, как ты, много по улицам болтается, безработных.

Конечно же, это система изощренного, иезуитского, какого-то особого виртуального концлагеря. Но концлагеря не менее жуткого, чем настоящий. Человек находится «на поводке» у «хозяина». Хозяин — на поводке у чиновника. Чиновник — у местного феодала.

Мастера, начальники цехов, даже бригадиры на большинстве современных предприятий выполняют двойную функцию — производственную и полицейскую. Они на нижнем звене держат «в узде» «быдло», не давая никому «взбрыкнуть». Эта функция полицая-надсмотрщика даже более важна, чем производственная. То же — в бюджетных организациях и учреждениях.

Мерзость невероятная, от осознания ее становится очень тяжело на душе. До какого же бесправия, забитости, тупости довели людей в трудовых коллективах. Людей разобщили. Они всего боятся. «Пашут» неизвестно на кого (хозяева-капиталисты у предприятий меняются довольно часто), не смеют спросить, какую зарплату получает вышестоящий начальник или директор (при коммунистах это было известно трудовому коллективу). А сегодня Михалыч или Степаныч, которого ты знаешь не один год, работал с ним на предприятии с молодости, выросший нынче до должности мастера или начальника цеха, никогда не скажет тебе, сколько он получает.

И за эту свою зарплату, за то, чтобы не лишиться её, не лишить средств к существованию своих детей (а за учебу, за лечение нужно платить), он будет «гнуть» своего прежнего товарища-рабочего, запугивать его, выслуживаться перед хозяином.

В сегодняшней печальной жизни всё построено только на деньгах и на страхе их потерять. Общество (и рабочий класс в первую очередь) расколото, разобщено. Идет война «всех против всех». Это развращает людей. Люди живут только сегодняшним днём. Пьют, заливая горе, душевную боль (концлагерь он и есть концлагерь, любой нормальный человек это чувствует), воруют. Ни о какой свободе и речи не может идти. Страны расконвоировали. Конвойники остались не у дел. А конвой «на свободе» страшнее конвоя «на службе».

Мелкое воровство рядовых сотрудников, рабочих расцвело пышным цветом. «Приватизированные» предприятия разворовываются до фундаментов. Самые крупные «куски» отхватывают «эффективные собственники». Затем они исчезают в неизвестном направлении. А по мелочам доворовывают остальные обитатели нашего социального гетто, «дорогие россияне».

«Хозяевам» это повальное мелкое воровство в какой-то мере даже выгодно, исподтишка поощряется. Они воруют по-крупному, остальные — по-мелкому. Но суть от этого не меняется. Бесстыдство становится нормой жизни. Оно круговой порукой соединяет раба и господина. Хозяин, как правило, хорошо осведомлен, кто ворует, когда и сколько. Но попустительствует до допустимого предела. Работник, воруя, знает, что знают. И он сидит на таком «крючке», что сорваться с него ему уже и трудно, и опасно. Сегодня власть придумала новые «крючки» — ипотека и приобретение товаров в кредит. Все набрали товаров в кредит. Потеряют работу — ни тебе ипотеки, ни кредита. Отсюда — страх и покорность. Некоторые склонны петь дифирамбы в адрес народа, так называемых «простых» людей. Пьют, бездельничают, вешаются, вырождаются. Но народ все равно воспрянет, возродится. Каким же таким чудом? В реальной жизни чудес не бывает. Нужно честно признать, что люди сегодня поражены смертельно опасным вирусом мелкобуржуазной психологии. Под «кожу» народа запустили прожорливого клеща — частный интерес. Я сам, мой благополучный дом, моя семья — а всё остальное неважно. Ни мир, ни страна, ни общество. Да и на соседа, на товарища по работе — наплевать.

Напомню, что гитлеровцы на оккупированных территориях СССР провозгласили частную собственность высшим достижением экономического устройства «народного хозяйства». Они всячески способствовали появлению «бизнесменов» разного калибра из местных «унтерменшей» (недочеловеков).

Заводить частные предприятия оккупанты разрешили чиновникам, набранным из предателей (бургомистрам, старостам, полицаям и т. д.). Историками подмечено, что наибольшим «рвением» отличались перед захватчиками те бургомистры и старосты, которые владели крупными ресторанами, магазинами, гостиницами, мастерскими.

Не пора ли и нашему, российскому бюрократическому режиму разрешить чиновникам заниматься бизнесом. Ведь они и так, через подставных лиц, им занимаются. И все об этом знают.

Нечего себя обманывать. Когда-то могучий советский народ устал нести «всемирную вахту» справедливости, мира, добра. Соблазнился ваучерами, земельными паями, инвестиционными «перспективами» («Ну, вот я и в «Хопре»!), дивидендами с акций.

Разрешили свезти со всего мира подержанный автохлам (на Западе не знали, куда его девать, свалок не хватало). Кудахчут — много автомобилей, значит, народ богатый. Да не богатый, а больной! Соблазнённый. Дикарю — бусы. Совку — подержанный «Опель». Как голодному дитяте — дешевый леденец. Чтоб не вопил. Продумано.

Развратились люди на всей этой дребедени. Словно оборотни в жуткое полнолуние из товарищей и братьев, друзей и добрых знакомых явились вдруг чудовищными «лёнями голубковыми». Мелкими собственниками. «Компаньонами».

Когда обман с ваучерами и акциями стал очевиден, когда грянул дефолт 98-го года, вся эта мелкобуржуазная масса никакого сопротивления не оказала. Впрочем, не было сопротивления ни в 91-м, ни в 93-м.

Кто-то хватается за пушкинское — «народ безмолвствует». Т. е. пока — молчание. Но — народа! И молчание это угрюмое, грозное. А потом и до толстовской «дубины» недалеко. И пойдет она «гвоздить», и пойдет!

Меня же мучает страшный вопрос: «Может, молчание — не народа? Может, молчание — пустой могилы?»

Кончился ваучерно-инвестиционный цикл развращения обманом, так разрешили воровать. Расплодились риэлтеры да нотариусы. Пьянь подзаборная родную мать топором убьет. Пенсию не позволила пропить. Брат с сестрой смертным боем по судам дерутся — наследство делят. Дурят друг друга на земельных паях.

Всё глубже могила мелкобуржуазности, дешёвого хапужничества. Упорно сами себе её роем под телевизионными прицелами надзирателей. Они-то уж постараются, чтоб из могилы было не выбраться.

Стихия мелкого воровства и стяжательства, явленная нам вместо народной жизни, — залог возможности воровать по-крупному. Крупный вор — кормилец чиновника, бюрократа. Бонапарты и бонапартики — порождение мелкособственнической стихии. Эта стихия и есть массовая опора криминально-бюрократического режима. Зря надеются новоявленные «вожди», что вместе с надзирателями останутся у края могилы. Не позволят. В ту же могилу скинут.

Трагична в этих условиях судьба рабочего человека, «рабочего класса».

Никакой он не «революционный», и не передовой «рабочий класс» в Чувашии. Крайне слабый, безвольный, разложившийся. О независимых местных профсоюзах говорить и вовсе нелепо.

* * *

Например, Аксаков, как депутат Госдумы, проголосовал за новый Трудовой кодекс Российской Федерации, который не только делает трудящегося человека еще более бесправным, но серьезно ослабляет влияние и роль профсоюзов на предприятиях и в учреждениях. Если по прежнему трудовому законодательству человека с предприятия нельзя было уволить без согласия профсоюзного органа, то теперь этого согласия не требуется. Т. е. Аксаков со своими товарищами по «партии власти» способствовал еще более бесправному, рабскому положению трудового человека, ослабил роль профсоюзных организаций.

Несмотря на это, В. Афанасенков, бывший председатель Чувашрессовпрофа, в Информационном бюллетене кандидата в депутаты Государственной Думы РФ А. Г. Аксакова «Народный депутат» (25 ноября 2003 года) заявил: «Аксаков — наш депутат!»

Афанасенков уведомляет, что Чувашское республиканское объединение организаций профсоюзов и кандидат в депутаты Государственной Думы А. Г. Аксаков подписали соглашение о сотрудничестве. Афанасенков пишет: «Анатолий Геннадьевич, опираясь на опыт взаимодействия с профсоюзами, в последние четыре года включает в свою предвыборную программу согласованные с рессовпрофом положения, направленные на дальнейшее укрепление влияния и роли профсоюзов в общественно-политической жизни республики и страны. Все они направлены на повышение благосостояния и социальной защищённости людей труда и членов их семей, учащейся молодежи, пенсионеров. Оговорено партнерство и в решении других социально значимых вопросов. В свою очередь рессовпроф содействует А. Г. Аксакову в ходе предвыборной кампании. Его избрание позволит продолжить нашу совместную деятельность по продвижению в Государственной думе новых законопроектов и поправок к действующим правовым актам, направленных на улучшение социально-экономического положения населения. Профсоюзы и кандидат в депутаты Госдумы договорились о том, что приоритетными в его парламентской деятельности по-прежнему останутся вопросы увеличения финансирования социально значимых статей бюджетов России и Чувашии, льгот ветеранам войны и труда, всем малозащищенным слоям населения, повышения зарплаты бюджетникам, стипендий учащимся, доведения минимального размера оплаты труда до величины прожиточного минимума и другие».

Решение местных профбоссов о сотрудничестве с Аксаковым — либо лицемерие, либо глупость. Глупыми нынешних профсоюзников не назовешь. Они четко знают, откуда «ветер дует». Это в середине 90-х годов, когда местный рессовпроф возглавлял Петр Васильевич Ивантаев, профсоюзы вместе с коммунистами проводили мощные демонстрации и забастовки против нечеловеческих условий жизни и работы на предприятиях в современной капиталистической Чувашии.

Чувашию буквально потрясли забастовка и митинг рабочих и служащих завода промышленных тракторов в 1996 году. Тогда 15 тысяч человек прошли по ул. Ленина до Дома правительства, заполонили площадь и требовали президента Федорова выйти к народу объясниться. Тому деваться было некуда, и он вынужден был выйти к людям. Выступление его было неудачным, его освистали. Тогда митинг вёл я вместе с Петром Васильевичем. Мы стояли перед митингующими в кузове грузовика с откинутыми бортами. Реяли красные флаги. На этот-то грузовик и вынужден был залезть Федоров вместе с двумя охранниками. Я стоял рядом, предоставил ему слово. Он был бледен. Сильно нервничал. Я заметил, что ноги в коленях у него мелко-мелко дрожат. Не от страха, думаю. Федоров — человек не робкий. А от большого нервного напряжения.

Николай Васильевич сильно не любит меня (он же мне, как я говорил выше, безразличен). Но по моему настоянию он вынужден был присутствовать в судах, которые сам же против меня инициировал, давать показания. Я обратил внимание, что когда он долго, обстоятельно выступал в суде, то тоже нервничал, как тогда же, на грузовике, ноги его в коленках мелко дрожали. Если бы была его воля, подумал я тогда, то он бы, наверное, не сдержал ненависти, которую ко мне испытывал, набросился бы на меня.

Ту памятную демонстрацию показали по всем главным телеканалам страны. Возглавляли шествие руководители горкома КПРФ и руководители рессовпрофа.

Памятны мне и совместные действия с профсоюзами по защите работников приборостроительного завода (нынче НППП «Элара»). В 1997 году приборный завод испытывал большие трудности с заказами. Начальство готовилось «вышвырнуть за ворота» до 2 тысяч сотрудников. Мы встали против этого решительно. Проводили массовые собрания, пикеты. Глеб Андреевич Ильенко даже разразился в «Советской Чувашии» гневной статьей против меня, завив, что я своими действиями подрываю авторитет и рабочую, деловую атмосферу на предприятии.

Тогда же власти решили поднять вопрос о помещении рессовпрофа на ул. Калинина, 66. Прекрасное просторное здание у профсоюзов решили «скапитализдить»! Тогда же вознамерились у профсоюзов отнять фонд социального страхования, лишить их контроля над здравницами, домами отдыха, профилакториями. Что впоследствии и было сделано, несмотря на то, что Петр Васильевич с товарищами этому отчаянно сопротивлялись.

Не знаю всех тонкостей работы власти с непокорным Ивантаевым, но из профсоюзов он переместился в кресло министра сельского хозяйства Чувашии, а потом возглавил Чебоксарский мясокомбинат. Естественно, от его позиции ничего не осталось. Он «влился» в команду Федорова. Профсоюзы же стали придатком нынешнего режима.

«Правой рукой» Петра Васильевича, его надежным, активным помощником, заместителем в те «боевые» для республиканских профсоюзов годы был В. П. Петров. Тот самый, что в конце восьмидесятых, будучи профсоюзным активистом на агрегатном заводе, организовывал первые забастовки рабочих и служащих в Чувашии. Особенно активны под его руководством были рабочие литейного цеха. Забастовки, естественно, были антисоветскими. По тем временам для проведения подобного мероприятия необходимо было обладать смелостью и энергией.

Позиция Петрова в середине 90-х не изменилась. Он был смел и энергичен. К сожалению, «поработали» с ним так же, как с Петром Васильевичем. Нынче он крупный чиновник в исполнительных структурах республики. После Садиковой он был назначен министром юстиции Чувашской Республики. С тех пор к федоровскому режиму он вполне лоялен.

Может, на решение Ивантаева сменить оппозиционность на сотрудничество повлияла личная обида. Мне известно, что перед президентскими выборами 1997 года с нашим кандидатом В. С. Шурчановым велись переговоры о том, чтобы Ивантаев баллотировался кандидатом вместе с ним в качестве вице-президента. Но соглашение не состоялось. Вице-президентом вместе с Шурчановым (кандидатом на должность президента) выдвинулся директор машиностроительного завода Н. Н. Григорьев.

Если честно, то мне это давнее уже решение В. С. Шурчанова так и осталось непонятным.

Когда же к руководству профсоюзами пришел Афанасенков, то никаких совместных мероприятий (первомайских демонстраций, митингов, шествий) мы уже не предпринимали. Профсоюзы обрели столь желанную властями чистую «голубизну». Без всяких «розовых» оттенков.

Зато прекратились «наезды» по поводу помещения. Подозреваю, что профсоюзное руководство живет нынче не только за счет взносов. Профсоюзные кабинеты, залы сдаются за очень хорошие деньги в аренду коммерсантам. Неплохой доход дает кафе, расположенное в здании на Калинина, 66. Там проводят вечера, банкеты, свадьбы и поминки. И это тоже деньги.

Так что нынешнее руководство профсоюзов свой интерес соблюдает успешно. Но чтобы иметь доходы, нужно не ссориться с властью, поддерживать ее представителей на выборах.

И все-таки нужно выдерживать хоть какие-то рамки приличия. Заявлять, что деятельность Аксакова способствовала укреплению влияния и роли профсоюзов, когда он проголосовал за новый Трудовой кодекс и фактически способствовала обратному, значит считать, что у всех членов профсоюза поголовно нелады со здравым смыслом.

После пресловутого 122-го закона «о монетизации» льгот, принятого при поддержке Аксакова и другого «народного» депутата Госдумы от Чувашии Павла Семенова, совершенно неприлично выглядят слова Афанасенкова о том, что вся деятельность Анатолия Геннадьевича «направлена на повышение благосостояния и социальной защищенности людей труда и членов их семей, учащейся молодежи, пенсионеров».

Как бы там ни было, власть сумела заставить работать на победу Аксакова не только директоров предприятий и руководителей учреждений, но всю «сеть» профсоюзных организаций.

Усилия профсоюзников оправдались. Не только в республиканских газетах описывался каждый шаг кандидата от партии власти, но и во всех заводских многотиражках замелькало его имя. Например, в газете «Рабочая жизнь» Чебоксарского агрегатного завода (четверг, 25 сентября 2003 года, № 34) появилось поздравление Аксакова с Днем машиностроителя. Так было и в других заводских многотиражках.

Любые действия, которые могли бы помочь коммунистам на выборах, пресекались решительно. Я, например, несколько лет пытался понять, что происходит на Новочебоксарском химическом комбинате. Выступая перед избирателями Новочебоксарска, постоянно подчеркивал: одним из ключевых пунктов моей предвыборной программы является пересмотр ущербных сделок, наносящих вред республике.

Ведь в чем суть так называемой «инвестиционной политики» республиканской власти? Заезжим российским и зарубежным капиталистам, которые вкладывали в нас какие-то деньги, продавали за бесценок, буквально за гроши сильные, жизнеспособные предприятия Чувашии. Продажные цены были в десятки, порой в сотни раз ниже истинной стоимости предприятий или госпакетов акций.

В основе самых крупных сделок лежали личные соглашения Н. В. Федорова с главами российских и зарубежных компаний. Президент распоряжался общенациональным достоянием, точно это редиска, которой он в детстве торговал на чебоксарском базаре.

Общий ущерб от распродаже за бесценок госимущества оценивается примерно в 70–80 млрд. рублей. Гигантская цифра для бедной Чувашии — примерно 7 ее годовых бюджетов!

По моему убеждению, наиболее скандальные приватизационные сделки должны были стать предметом уголовных расследований. Сколько усилий мной, например, было приложено к тому, чтобы воспрепятствовать передаче в частные руки уникального Чапаевского завода так называемых резинотехнических изделий. Сделки по продаже ракет «Алазань» зарубежным странам, деятельность спортивного клуба «Волга» при Чапаевском заводе, способы продажи технической резины для покрытия корпусов подводных лодок в г. Ленинград через подставные фирмы, «художества» бывшего директора завода Пейве (которого, благодаря и моим усилиям, все-таки убрали с должности), история с продажей помещений заводского музея тщательно исследовались мной. В итоге завод обрел статус казенного предприятия, частник на этом уникальном оборонном предприятии не хозяйничает.

По-моему, необходимо разобраться, какое участие в дешевой распродаже национального достояния республики принимали бывший министр экономики А. Аксаков, бывший министр имущественных отношений Г. Матюшкин, бывший министр экономического развития и торговли М. Илларионова, бывший председатель Кабинета Министров Н. Партасова и другие.

Об этом же писала и московская пресса. В респектабельном журнале «Вслух о…» журналист Василий Гладков опубликовал довольно объективную статью «Завод карман не тянет» (№ 3 (15), март 2004 г.). Гладков утверждает, что крупнейшее предприятие Чувашии может стать обеспечением спокойной старости нынешнего президента республики, а также его давнего знакомого, руководителя московской адвокатской конторы г-на Клишина (с. 115).

Кто же обеспечивает столь незавидное будущее флагмана чувашской индустрии? Уже опробованная на «Промтракторе» схема приватизации довольно проста: акции «Химпрома» передаются в уставной капитал раскрученной, благодаря дружеской заботе республиканского правительства, Волжской инвестиционной компании, а потом государственный пакет уже в самой ВИК «размывается» до умозрительного размера испытанным методом дополнительных эмиссий. Единственным указанием на злой умысел может стать только появление у Федорова еще одного «объекта недвижимости» — может быть, в Португалии, к которой также неравнодушен Клишин.

Конечно, за «допущенные нарушения» будет символически наказан некий чувашский чиновник. По некоторым данным, на роль стрелочников уже назначены председатель правительства ЧР Партасова, и министр имущественных отношений Доманин. Информированные источники в администрации президента Чувашской республики говорят, что срок их полномочий напрямую зависит от сроков приватизации Химпрома. Но вернуть стратегически важный комбинат в госсобственность уже не удастся: об этом позаботятся столичные друзья Федорова из знаменитой адвокатской коллегии. Ведь, как известно, результаты приватизации пересмотру сегодня не подлежат» (с. 119).

Прав оказался журналист Гладков: после осуществления соответствующих процедур убрана была «за ненадобностью» Н. Ю. Партасова. «Исчез» со своего поста и Доманин.

Почему? «Первый этап этого плана уже пройден: недавно Правительство Чувашской республики подписало с «ВИК» генеральное соглашение о партнерстве. Судя по темпам, которые набрали «партнеры» президента Федорова, второй этап «разгосударствления» может быть пройден месяца за два. После этого что-либо исправить будет уже поздно. По сути, для «умыкания» огромного завода осталось внести пакет акций «Химпрома» в уставной капитал ВИКа. Правда, очередную «прихватизацию» можно остановить, чтобы не расследовать, как это сейчас происходит в нашумевшем деле «ЮКОСа», историю становления очередного олигарха.

Во всяком случае, у федерального правительства есть сразу несколько поводов для вмешательства. Во первых, на «Химпроме» до сих пор не уничтожены мощности по производству химического оружия в соответствии с Конвенцией о химическом разоружении, а потому приватизировать это предприятие нельзя. Да и вопрос, чьей именно собственностью является комбинат, федеральной, или региональной, еще не решен.

Поэтому лучшее, что может сделать правительство, это отложить передачу «Химпрома» в частные руки — хотя бы до тех пор, пока не выполнена программа по уничтожению производства химоружия. А потом, если и продавать государственный пакет акций гигантского комбината, то на открытом конкурсе, где соревнуются в своих силах реальные инвесторы, а не пришлые «партнеры» местного руководства.

Вот только, к сожалению, федеральная власть почему — то предпочитает не обращать внимания на «ползучую приватизацию» бывшего флагмана отечественной химии. Молчит Генеральная прокуратура, не вмешивается Министерство государственного имущества РФ. Забыла об одном из крупнейших производителей химического оружия государственная компания «Росбоеприпасы» и самоустранился полномочный представитель российского президента Кириенко. Создается впечатление, что Чувашия стала своеобразным островком, где сохранились недоброй памяти порядки начала девяностых, когда наше государство еще не умело ценить свою собственность. А значит, говорить об экономическом подъеме здесь просто не приходится. Если, конечно, не брать в расчет крепнущее благосостояние самого чувашского президента» (с. 119).

А чего же этому благосостоянию не крепнуть? Все вокруг тихие, покорные, прислуживают к немалой собственной выгоде местному «князьку».

Я заявлял избирателям открыто: стану депутатом Госдумы — разбазаривать имущество республики не позволю. Оттого и развернута была против коммунистов оголтелая кампания предвыборного давления всеми средствами. Был бы я в Думе — у всех этих федоровских «друзей» земля бы горела под ногами.

* * *

В августе 2003 года в республиканский комитет партии обратилась председатель профкома Новочебоксарского химкомбината Т. Михайлова. Это было очень неожиданно, поступок был смелый, так как обращение носило острый, критический характер. Вскрывались причины бедственного положения, сложившегося на предприятии.

Михайлова в своем открытом письме фактически подтвердила основные тезисы критических публикаций московских журналистов. Единственная газета, которая опубликовала этот самый документ, была «Чебоксарская правда».

У меня затеплилась надежда: в кои-то веки профсоюзные активисты поднялись открыто на защиту родного предприятия. Подумалось: а вдруг все-таки рабочие люди, инженеры, техники всколыхнутся, поддержат своего профсоюзного лидера, вмешаются в процесс приватизации комбината (а фактически «прихватизации»).

Стараясь поддержать смелое начинание Михайловой, я обратился к химпромовцам со следующим письмом. «То, о чем говорят коммунисты в последние годы правления гр-на Федорова в Чувашии, наконец-то стало воплощаться в совершенно дикую, зримую реальность. В средствах массовой информации появилось открытое письмо председателя профкома ОАО «Химпром» Т. Михайловой.

На «Химпроме» очередной, восьмой по счету за последние четыре года, генеральный директор начал открытую войну против заводской профсоюзной организации.

Суть конфликта предельно проста: профком последовательно требует повышения зарплаты для подавляющей части работников. Более того, новые «хозяева» предприятия планируют резкое сокращение персонала.

Обидно, что часть работников «Химпрома», испугавшись распоясавшихся «хозяйчиков», написала заявление о выходе из профсоюза. Ведь профсоюз — последняя защита трудящегося человека.

Мы, коммунисты Чувашии, выражаем поддержку профсоюзному комитету «Химпрома» и призываем его работников проявить солидарность, не поддаваться на угрозы, не выходить из профсоюза.

Председатель профкома Михайлова абсолютно права, когда увязывает воедино ухудшающееся экономическое положение на комбинате и кадровую чехарду последних лет. На годовом общем собрании акционеров ОАО «Химпром» (26 июня 2003 года) было заявлено, что в 2002 году по сравнению с 2001 годом:

— объем производства товарной продукции в сопоставимых ценах снизился на 11,6 %;

— объем реализации — на 17,3 %;

— объем экспорта (в долларах) — на 35,7 %.

Рентабельность товарной продукции составила 0,1 % против 7,6 % в 2001 году. Нищенская заработная плата увеличилась на 9,2 %, при этом прирост потребительских цен в РФ составил 15,1 %.

Дивиденды на одну обыкновенную и привилегированную акцию составили по 1,02 копейки. Основные кадровые работники имеют в собственности по 5-10 акций.

Чем заняты постоянно меняющиеся «генеральные директора»? Как выясняется, подковёрной борьбой за собственность.

Все началось еще с господина Кисина, который «привёл» на комбинат Московскую адвокатскую контору «Клишин и партнеры». Вот что пишет в последнем номере московского журнала «Вслух» (№ 5, июль 2003 г.) в статье «Федоровское горе» журналист Василий Гладков (с полным текстом можно ознакомиться в Интернете): «Во многом экономическая жизнь Чувашии зависит от действий адвокатского бюро «Клишин и партнеры».

Сам Николай Васильевич редко вспоминает тот период своей жизни, когда он трудился в одной юридической конторе с владельцем адвокатского бюро Алексеем Клишиным и бывшим генеральным прокурором страны Валентином Степанковым. Потом жизненные пути коллег и друзей разошлись: Клишин продолжил адвокатскую практику, Федоров стал президентом Республики Чувашия, а Степанков после отставки с поста генпрокурора сначала ушел в бизнес, а сейчас стал заместителем генерала Рушайло в Совете безопасности.

Злые языки утверждают, что нынешние должностные полномочия старых приятелей позволили им образовать устойчивую команду: теперь их давняя дружба поставлена на прочный экономический фундамент. Помимо совместного проведения досуга (оппозиция обвиняет Федорова в том, что он ежегодно гостит в особняках Клишина, который тот выстроил для себя в Испании и Португалии) бывшие однокашники имеют общие дела. Да и как не иметь? Федоров принимает решения о приватизации республиканского имущества, Клишин оформляет приобретенное имущество и осуществляет его юридическую защиту, а чиновник Степанков при желании может обеспечить силовое давление на оппонентов.

…В результате «практически все крупнейшие предприятия республики перешли под контроль заезжих коммерсантов». Так, при посредничестве некой Волжской инвестиционной компании (ВИК) перешел к новым владельцам главный чувашский поставщик топлива — компания «Чувашнефтепродукт»: теперь его контролирует АО «Татнефть». Комплекс «Чувашгаз» за смешные деньги передан в аренду частному «Чувашсетьгазу». После ряда скандалов хозяином Чебоксарского агрегатного завода стала малоизвестная компания «КБ Гранд Инвест Банк». А тракторный завод попал в руки столичного предпринимателя Семена Млодика. И нередко при переделе республиканской собственности в деле фигурируют представители адвокатского бюро Клишина.

Правда, имя самого Клишина в официальных бумагах встречается редко. Одним из немногих исключений стал скандал, разразившийся по поводу сомнительного «разгосударствления» ведущего предприятия республиканской промышленности — объединения «Химпром», монополиста по выпуску в России пластификаторов, добавок для шин и компонентов для производства химволокна.

Еще в 2001 году государству принадлежал 51 % акций «Химпрома». Потом с ведома и при непротивлении главного собственника — государства 25,5 % госпакета были отданы в доверительное управление ВИК, а остаток в 24,5 % достался после спешно проведенного инвестиционного конкурса самарской фирме «Декорт» — всего за $2,5 млн. То есть по цене пары подмосковных особняков.

Обе структуры, получившие доступ к недорогой, но прибыльной собственности «Химпрома», имеют отношение и к Клишину: его заместитель Матюшкин до назначения председателем совета директоров «Химпрома» был министром имущественных отношений республики, а главой фирмы «Декорт» числился сын второго заместителя Клишина — Шугаев.

Летом 2001 года продал свои химпромовские акции известный предприниматель Олег Митволь, так и не сумевший оспорить в суде передачу госпакета в управление ВИК. А в итоге, как писал 17 марта 2003 года «Коммерсантъ», прибыль «Химпрома» упала с 12,2 % до 0,4 %. Следом рухнула и налаженная система социального обеспечения: комбинату перестало хватать денег на содержание больниц, санаториев, детских садов. Сократилось количество рабочих мест, осталась низкой заработная плата. Работники «Химпрома», большинство из которых большую часть своей жизни проработали в исключительно вредных условиях производства химического оружия, оказались без привычной уже защиты со стороны родного комбината.

Скандалы всегда вредили производству, особенно если ими начинает интересоваться пресса. «Отбивались» юристы коллегии «Клишин и партнеры» профессионально, через суд. К примеру, когда автор телевизионной программы «Момент истины» Андрей Караулов в одной из своих передач заявил, что руководство коллегии «Клишин и партнеры» приобрело 26 % акций «Химпрома» и ежемесячно получает 16 млн. руб. дивидендов, хотя адвокатам по статусу запрещено заниматься коммерческой деятельностью, адвокаты инициировали в Замоскворецкой прокуратуре Москвы возбуждение уголовного дела о клевете, а заодно подали иск в Гагаринский районный суд Москвы с требованием защитить их честь и достоинство.

Правда, с уголовным делом вышла осечка: прокуратура, едва начав расследование, сразу же его прекратила «за отсутствием состава преступления».

После воцарения в Чувашии Федорова и его «друзей» крупнейшие предприятия ушли из-под контроля республиканского правительства.

И нынче не только профкомы, но все работники этих предприятий оказались беззащитными перед произволом этих самых «друзей».

Можно спросить: «А как же депутат?» А что депутат? На прошлых выборах в Думу новочебоксарцы проголосовали за Аксакова — ближайшего соратника и друга гр-на Федорова. Именно Аксаков был министром экономики Чувашии, вице-премьером как раз тогда, когда на «Химпроме» удобно обустраивались кисины, клишины, колесниковы. То есть всё это творилось с ведома гр-на Аксакова. И позже, когда он стал депутатом Госдумы, одним из лидеров райковской «Народной партии», мы ни разу не слышали его протестов против передачи контроля над экономикой Чувашии пришлым людям.

И на нынешних выборах клишины и федоровы рассчитывают за счет административного давления, больших денег, засилья на радио и телевидении «заслать» в думу своего «нардепа» Аксакова.

Только вот спасет ли это химпромовский профком от уничтожения, а коллектив от обнищания и массовых увольнений — большой вопрос».

Обращение о поддержке профкома химкомбината нам удалось распространить среди работников «Химпрома». Конечно, руководство химкомбината нас, коммунистов, на предприятие не пускает много лет. Об этом позаботился Ельцин, когда одним из первых своих указов запретил деятельность партийных организаций на предприятиях.

Для кандидата в депутаты Госдумы А. Г. Аксакова условия для выступления руководством «Химпрома» были созданы. Мне же с товарищами, а чаще всего в одиночку, с мегафоном приходилось выступать на остановках у проходных предприятия. Там же раздавались листовки и обращения. Пока люди 5-10 минут ждут транспорта, можно успеть кратко, четко изложить свою позицию по главным вопросам, волнующим людей.

Видимо, какая-то часть (и немалая) листовок с обращением к химпромовцам на предприятие попала. Попали туда и экземпляры газеты «Чебоксарская правда», в которой было напечатано письмо председателя профкома Михайловой. Какой-то видимой социально активной реакции со стороны химпромовцев это не вызвало, но активное обсуждение все-таки в коллективе началось.

Даже эта «вялая» реакция напугала новых хозяев предприятия. Они-то прекрасно знают, что работники хорошо осведомлены об истинном положении дел на «Химпроме». Знают они, что в подчинении людей удается держать страхом увольнения и тем, что в республике довольно высока безработица. Догадываются, что никакого восторга работа на «чужого» дядю у людей не вызывает.

Меры пытались принять быстро, хотя было уже поздно. Через осведомителей стали «докапываться», кто конкретно пронес на территорию газеты и текст обращения. Вызнавали, не хранятся ли где-то еще не розданные экземпляры. Под страхом увольнения запрещали эту тему обсуждать вообще.

Но самое главное, начали активно «работать» с профкомом комбината. Старания увенчались определенным «успехом». Не прошло и двух недель после появления письма Михайловой в «Чебоксарской правде», как в прорежимной газете «Советская Чувашия» на первой странице появилась большая статья «Дезинформация о «Химпроме» — не лучший способ заработать политические «очки» («Советская Чувашия», 13 сентября 2003 года, № 180–181).

В статье сообщалось: «В некоторых республиканских СМИ появились негативные публикации о положении дел в ОАО «Химпром». В связи с этим администрация предприятия в лице генерального директора В. Стародубцева и профком в лице председателя Т. Михайловой официально заявляют — авторы публикации дезинформируют население Чувашии». Далее следовал текст, абсолютно противоположный тому, что было изложено в письме Михайловой. Правда, информация излагалась несколько нелогично. Например, частично было признано, что с зарплатой на «Химпроме» дела обстоят не блестяще. В будущем, после выполнения инвестиционных программ и выхода на серьезное увеличение производительности труда, можно будет вести речь об увеличении зарплаты. Все здравомыслящие работники завода отлично это понимают», — вещала газета.

Понятно, что «здравомыслящие работники», пусть и втихаря, давным-давно задавали себе вопросы, отчего после десяти лет частного владения «Химпромом» инвестиционные программы так и не были осуществлены, когда же наконец наступит это «светлое будущее» и почему руководство (горстка!) и истинные хозяева предприятия купаются в роскоши, держат в строжайшем секрете величину своего дохода, а у большинства реальных производителей продукции зарплата ненамного превышает прожиточный минимум. Т. е. люди пытались отыскать все-таки «логику» в поведении руководства огромного комбината. В статье же она отсутствовала.

Зато присутствовало главное: «Однако в преддверии выборов в Государственную Думу, к сожалению, находятся люди, стремящиеся в личных политических целях дестабилизировать нормальную рабочую ситуацию на нашем предприятии. Они идут на прямую ложь, приписывая авторство своих инсинуаций профсоюзному комитету «Химпрома», предпринимают все усилия для того, чтобы спровоцировать производственный конфликт на заводе, разрушить сотрудничество администрации и профкома. Администрация и профсоюзный комитет ОАО «Химпром» глубоко возмущены вмешательством непрофессионалов и демагогов в производственные дела предприятия. Они не только наносят ущерб деловой репутации «Химпрома» в республике, но и оказывают негативное воздействие на психологический климат в коллективе заводчан, что вызывает тревогу и у администрации, и у профсоюза».

Вся эта стряпня федоровского агитационного листка меня ничуть не удивила. Не удивила и позиция профсоюзного лидера предприятия. Чего и на кого только за последние пятнадцать лет я не нагляделся. Позабавила лишь быстрота, с которой профсоюзная дама «позволила себя уговорить».

Я сразу, еще когда увидел письмо Михайловой о бедственном положении предприятия, подумал: «Вероятно, здесь скрыт личный интерес. Над председателем профкома нависла угроза увольнения. Чтобы припугнуть недругов, сообразительная женщина решила сделать «ход конем». Сначала проявить «принципиальность», потом вступить в переговоры, потом заключить перемирие и ещё на какое-то время продлить свое существование на комбинате».

Естественно, «дестабилизатором» и непрофессионалом был я. Не Аксаков же! Он-то как раз выглядел, если судить по публикациям в газетах, благодетелем и «отцом родным». Новочебоксарская газета «Грани» (раньше она называлась «Путь к коммунизму», и в ее возникновении большую роль сыграл мой отец, бывший тогда первым секретарем Новочебоксарского городского комитета КПСС, Моляков Юрий Иванович) «расстилалась» перед ним профессионально. 1 апреля 2003 года (№ 73 (4322), «почуяв» нужного человека на переизбрание в депутаты, газета за подписью В. Палладьева опубликовала статью «Лоббист — значит защитник». Корреспондент сообщал: «В четверг с избирателями встретился депутат Госдумы А. Аксаков. С помощниками Л. Лагутиной, Ю. Клячковым и заместителем главы администрации В. Кочетковым он посетил ОАО «Химпром», «Гидромеханизацию», «Гидромонтаж», хлебозавод.

На каждом из предприятий есть свои проблемы, и директора не упустили возможности заручиться поддержкой парламентария».

Дальше Палладьев сообщает, что на одном предприятии все наладилось с зарплатами. На другом было обещано помочь коллективу с выделением кредита из федерального банка реконструкции и развития.

Учтены пожелания и «тех», и «этих» и т. д, и т. п.

Но одно место из статьи я процитирую полностью. Оно пригодится нам в дальнейшем нашем повествовании. «Люди обеспокоены увеличением платежей за коммунальные услуги, энергоносители.

— Мы приняли недавно федеральный закон о государственном регулировании тарифов, — сказал А. Аксаков, — но в регионах, не дожидаясь его выхода, начали повышать цены, в том числе в нашей республике, в связи с чем я, как депутат, обратился с запросом в прокуратуру ЧР».

…Но газета побоялась назвать мою фамилию, ведь я был свидетелем того, как Михайлова принесла текст в редакцию. А письмо с ее подписью хранится у меня.

Таковы, к сожалению, сегодня наши профсоюзы. Такова обстановка на предприятиях. Естественно, что именно эта ситуация создает благоприятные условия для «созревания» и «расцвета» различных региональных «князьков», которые смеются над покорными людьми, которых беззастенчиво обирают, отдавая часть «добычи» наверх, поддерживая прожорливую федеральную бюрократию.

И все-таки появление статьи в «Советской Чувашии» убедило меня в том, что нынешние временщики очень боятся, что коммунисты смогут найти общий язык с профсоюзами. Видно, накрепко запомнил гр-н Федоров, как его «трясло» перед многотысячным митингом тракторостроителей в 96-м году, когда горком КПРФ и профсоюзы действовали рука об руку, а народ еще не был так забит и развращен телевидением.

Верно отреагировал на этот «профкомовский» кульбит первый секретарь Чувашского рескома КПРФ В. С. Шурчанов. В газете «Чебоксарская правда» (2 октября 2003 года) он заявил: «Ко мне, как депутату Государственной думы, поступило обращение профкома ОАО «Химпром». Это обращение было мною с сопроводительным письмом направлено в Генеральную прокуратуру РФ.

Если Т. Михайлова решилась на такой шаг, я говорю о ее последующем заявлении совместно с директором, что все, мол, нормально, то это ее право. Наверное, неспроста такое заявление появилось. Идет, видимо, огромное давление на профсоюзный актив, в целом на профсоюзную организацию, которая борется за повышение зарплаты. Я хочу сказать: если выяснится, что на нее оказывалось какое-либо давление, то мы оставляем за собой право обратиться в соответствующие инстанции, в том числе к Уполномоченному по правам человека и даже к европейским организациям.

При этом лично меня статья в «Советской Чувашии» не убедила. Я сомневаюсь, что ситуация на предприятии разрешилась. Поэтому, обращаясь к рабочим и руководству предприятия, хочу сказать: «Джин из бутылки выпущен, горло уже не заткнуть, мы все равно будем через прокуратуру, через другие органы воздействовать на ситуацию, вне зависимости от того, что председатель профкома от своих слов отказывается.

Еще хочу сказать рабочим: не спешите покидать профсоюз, иначе вас сомнут по одиночке».

Если в конце 90-х годов глава самоуправления города Новочебоксарска Н. И. Иванов хотя бы был членом совета директоров ОАО «Химпром» (все-таки оно является градообразующим предприятием), то нынешний глава города Андреев (один из самых преданных президенту Федорову людей) в этот совет директоров даже не приглашен. А зачем? Новочебоксарцы безропотно трудятся во имя благосостояния своих новых «хозяев», и его задача — все сохранить в этом застывшем состоянии. «Овцы целы, волки сыты», а «пастуху» про «волчьи» дела знать не полагается.

Уж на что изощрялись на выборах исполнительные власти ради того, чтобы от Чувашии ни один коммунист в Думу не прошел, но этот самый Андреев превзошел, очевидно, всех.

Как правило, подключают к выборной работе дворников и милицию. Дворники должны утром и вечером осматривать свою территорию и все агитационные материалы неугодных кандидатов уничтожать.

Милиция же дает сведения о квартирах, где живет продажная рвань и пьянь, которая продаёт свой голос за стакан водки, бутылку пива, 30–50 рублей «на опохмел». Все эти «адреса социального неблагополучия» передаются держателям «водки и денег», работающим на нужного кандидата. Они уже действуют наверняка, идут в нужную квартиру, подвал, чердак, и вереницы люмпенов бредут в сторону избирательных участков.

Подключаются социальные работники администраций, участковые врачи, сотрудники пенсионных служб. Они хорошо знают, в каких квартирах живут беспомощные больные люди, старики, которые будут рады не то что продуктовому набору или пачке стирального порошка, но доброму слову, совету участкового врача.

Разносить агитационный материал по квартирам будут подневольные учителя и врачи. Не будут — могут уволить. Во многом нынешняя власть держится на усердии женщин среднего возраста, работающих в медицинских и учебных заведениях. Они покорно эту власть обслуживают, работают на нее. Потом почему-то «стонут», как трудно стало жить. Зря стонут. Благодаря их усилиям власть, при которой умирает по два человека в минуту, количество новорожденных в два раза меньше количества умерших и население России сокращается на миллион человек в год, жирует и нагло продолжает грабить невосполнимые сырьевые ресурсы.

У детей этих покорных женщин нет будущего. Но эти несчастные живут только сегодняшним днем и упорно этого будущего своих же детей лишают.

Я видел, как в очередях в избирательных комиссиях перед предварительным голосованием прилично одетые люди, не бомжи, дрались из-за того, кто проголосует первым. Ведь за предварительное голосование толстосумы давали 50, а то и 100 рублей. Эта омерзительная «социальная проституция» умело культивируется продажным радио и телевидением. Мол, выборы — это дурацкая игра, депутаты — клоуны, всё за нас подсчитано — сиди дома и т. д.

Криминально-бюрократическому классу чрезвычайно выгодно, чтобы основная масса людей на выборы не ходила. 1 процент богатеев, 10 процентов их прихлебаев, чиновничество на выборы за свой материальный интерес или под принуждением обязательно придут.

Придут на выборы и те, кто еще не утратил разум и ответственность за будущее своей страны, кто не желает собственными руками для самих себя и своих детей устраивать чудовищный «Бабий яр» в современной России. Но таких, выживших в «кошмаре телевизионного электронного облучения», к сожалению, далеко не большинство.

Власти нужна явка в 20–25 процентов в большинстве выборных кампаний. Для неё важно, чтобы 50–60 процентов ослеплённого, нищего «электората» остались дома за стаканом самогона или за просмотром какого-нибудь дурацкого сериала.

Они, эти 50–60 процентов, и остаются, глупо уповая на то, что своей неявкой они кому-то отомстят за свою беспросветную жизнь. Это прямая дорога в могилу, куда, собственно, и ведут наш народ его реальные хозяева на Западе. Голоса же проголосовавших «против всех» достанутся партии-победителю, т. е. «Единой России».

А теперь и «хозяев» не нужно. Азартно можно не только жить. Можно без оглядки втянуться в не менее «увлекательный» процесс вымирания.

Мы все, оставшиеся в живых патриоты, беззаветно любящие свою родину — Россию, являемся заложниками этого большинства, покорно бредущего на заклание. Перспектива смерти для этих людей не так страшна, как гражданская обязанность выявить душевное усилие, волевой порыв к мужественному сопротивлению. Покорность слаще противостояния. Эвтаназия общества.

* * *

Во дворе моего дома — Дом престарелых. Мои люди сообщили, что для стариков участковый врач-терапевт будет проводить лекцию о здоровом образе жизни.

Пришел в заведение чуть раньше. Видел, как комендант шустро бегает по комнатам, созывает людей в «красный уголок». Народу собралось человек 50–60. Пришла врач, симпатичная женщина, которая действительно минут сорок говорила что-то о здоровье, заболеваниях и лекарствах. И уже потом мягко перешла к агитации за Аксакова. Тем же занялась и комендант.

Меня они не заметили, а я не стал прерывать их сладких речей. Когда они закончили, я встал, представился и попросил слова. Надо было видеть лица этих несчастных «агитаторов». Сильно испугались! Ведь был рабочий день. Когда учителей, врачей, служащих «гоняют» агитировать за «нужного человека», то заставляют это делать обычно вечером. Придраться трудно. Мол, рабочий день закончился, за кого хочу, за того и агитирую.

А здесь — прокол! Женщин я при народе предупредил, что выступления их записаны. Буду подавать на них заявление в прокуратуру и в суд. Или они честно расскажут, кто конкретно из чиновников заставил их «суетиться» за конкретного человека. И тогда я уже буду иметь дело с теми людьми. Или отвечать перед законом придется им.

Я, естественно, человек не жестокий. И этих подневольных испуганных «жертв» демократуры трогать бы не стал. Но чуть-чуть проучить-то надо! Люди с высшим образованием, прекрасно знают, что делают. Как они лепетали мне что-то про детей и что они не виноваты!

Ждать, что кто-то из массы бюджетниц поднимет свой голос и в полном соответствии с законом пошлёт начальника, заставляющего заниматься незаконной агитацией, куда подальше, — занятие бесперспективное. Таких случаев очень мало.

Хотя много сочувствующих тихонько, чтобы никто не узнал, подходит к доверенным лицам, в штаб, подходили и ко мне, рассказывали, в какой школе, в какой больнице, конторе, ЖЭКе сгоняли людей в рабочее время, чтобы «кандидат от власти» смог выступить или же начальник безапелляционно потребовал голосовать именно за «нужного человека». В деревне, вообще, просто — председатель колхоза (сейчас сельхозкооператива) сказал, как надо голосовать — и покорно проголосуют как надо. Именно поэтому, например, Федоров в качестве президента в республике удержался не за счет города, а за счет деревни.

Когда же просишь «доброжелателя» написать заявление в прокуратуру, в избирательную комиссию, собрать еще несколько подписей очевидцев беззакония и произвола, то он, как правило, отказывается. Боится потерять работу.

Сейчас стали бояться подписываться даже пенсионеры. Им-то, может, ничего не будет (пенсию не отнимут). А дети? Они ведь работают, учатся. Давят через детей. «Их уволим из-за тебя, старикашка! Их сократим! Сломаем карьеру!»

Чудовищная система беззакония сложилась, работает в режиме самопожирания. Непросто справиться коммунистам, работающим бескорыстно, переходящим от квартиры к квартире, от человека к человеку, с этими перепуганными мелкими чиновниками, «окучивающими» подъезды и точно знающими, кто, где, в каких условиях живет.

Качество составления «социальных карт» микрорайонов, домов, отдельных подъездов выросло настолько, что распорядители выборов из администрации точно знают, в какие квартиры и дома заходить не следует — там живут приличные люди, за продуктовый набор, бутылку пива они не продадутся ни за что. К тому же это может быть опасно. Вдруг гражданин — скрытый коммунист? 50 рублей возьмет, а заявление в прокуратуру напишет.

Поэтому «подневольные агитаторы» стараются не называть ни имен своих, ни фамилий. А если слышат, что агитируемые интересуются этими данными, предпочитают ретироваться.

Мы, коммунисты, пытаемся формировать мобильные бригады. Их члены обходят дома, подъезды, и если видят молоденьких чиновниц, бродящих по подъезду и звонящих в квартиры, то тут же требуют представиться, решительно заявляют, что их действия незаконны. Перепуганные агитаторши, как правило, быстро скрываются.

Но что делать с кодовыми замками? У агитаторов-коммунистов нет кодов. В администрациях же есть коды от всех дверей в районе, и «подневольные» агитаторы попадают в подъезды легко.

Что делать с какой-нибудь классной руководительницей, которая имеет в журнале адреса всех своих учеников и через них распространяет среди родителей, т. е. избирателей, «нужную» агитационную литературу?

Что делать с почтовыми служащими, вместе с письмами и газетами разносящими агитационный материал?

Глава города Новочебоксарска, о котором я упомянул, благосклонно взирал на следующее предвыборное новшество. Дворники и агитаторы из муниципальных служащих вооружались специальными металлическими крючками, при помощи которых из закрытых почтовых ящиков вытаскивали уже опущенные туда агитационные материалы.

Мои доверенные лица несколько раз задерживали этих «рыболовов» на «месте преступления».

Там же, в Новочебоксарске, широко применялся метод «бродячих бригад». Бригада чиновников под видом избирателей кочевала с одного избирательного у частка на другой и, подойдя к заранее известному члену участковой избирательной комиссии, голосовала за людей, которые из года в год (а такие хорошо известны) на выборы не ходят. Можно так же проголосовать и по дополнительным спискам.

По врачам и чиновникам розданы календарики с портретом «нужного кандидата». Его лучезарный лик украшает кабинеты врачей, директоров школ, витрины магазинов, кабины троллейбусов и автобусов. Уследить за всем этим «потоком» практически невозможно.

Что творится в день выборов, и описать трудно. К демократии все это не имеет никакого отношения.

И все же на выборах 2003 года я с членами предвыборного штаба, доверенными лицами принял решение максимально полно отслеживать все нарушения, немедленно обращаться в правоохранительные органы.

Мое доверенное лицо, член окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы РФ Владимир Яковлевич Ершов настойчиво пытался хоть как-то противостоять всей этой вакханалии.

Одно из решений окружной комиссии от 5 декабря 2003 года (№ 21/117) я процитирую, как характерное. «В окружную избирательную комиссию по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва поступило заявление от члена окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу с правом совещательного голоса от зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва Молякова И. Ю. Ершова В.Я. (от 01.12.2003 г. вх. № 263). В заявлении указывается, что:

— в лечебных учреждениях города по указанию главных врачей проводится целенаправленная работа по заполнению в день выборов койко-мест с целью проведения голосования под контролем сотрудников; самих врачей, работников медучреждений обязывают брать открепительные удостоверения и поголовно явиться на рабочие места и также проголосовать на закрытых избирательных участках;

— лечебные учреждения заполнены агитационными материалами политической партии «Единая Россия» и зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва Аксакова А..Г., в кабинетах врачей лежат горы этих материалов.

Рабочая группа окружной избирательной комиссии по контролю за проведением предвыборной агитации рассмотрела заявление Ершова В. Я. и установила:

1. В заявлении Ершова В. Я. не указываются конкретные наименования лечебных учреждений и ФИО главных врачей лечебных учреждений.

2. В заявлении Ершова В. Я. не приводятся конкретные ФИО и должности работников и врачей лечебных учреждений, которых обязывали голосовать по открепительным удостоверениям на закрытых избирательных участках, также не указываются должностные лица, нарушившие избирательное законодательство.

3. В заявлении Ершова В. Я. не указываются конкретные лечебные учреждения, заполненные агитационными материалами политической партии «Единая Россия» и зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва Аксакова А. Г., также не указываются ФИО врачей, у которых в кабинетах лежат «горы» этих материалов.

Окружная избирательная комиссия по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу решила:

1. В удовлетворении жалобы Ершову В. Я. отказать.

2. Настоящее решение направить заявителю.

Председатель окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу О. В. Кулагина.

Секретарь окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу Л. Д. Денисова.

На самом деле Владимир Яковлевич, человек умный, аккуратный, майор авиации в отставке, воевавший в Афганистане, кавалер двух боевых орденов Красной Звезды, все эти адреса и фамилии называл в ходе заседания. Указывать эти данные в заявлении он, естественно, не стал. Большинство в комиссиях — муниципальные чиновники (та же Кулагина, например, — начальник отдела местного самоуправления и организационной работы). Получив заявление, они немедленно предупредят чиновников медицины, и те временно «ликвидируют» все доказательства незаконной агитации.

В таких делах необходима внезапная проверка комиссии, созданной ОИК. На заседании комиссии Ершов, указав конкретные сведения, как раз и требовал создания такой комиссии и немедленного выезда на место. Естественно, никто никаких комиссий не создал, никто никуда не поехал, а тут же было составлено приведённое выше сочинение.

Правовую сторону моей выборной кампании «взвалил» на себя человек во многих отношениях уникальный — правозащитник, заместитель руководителя Чувашского регионального отделения правозащитной организации «За права человека» Альберт Васильевич Имендаев.

Уроженец города Чебоксары, он в конце 50-х годов прошлого века блестяще окончил искусствоведческий факультет Академии художеств (бывшего Института живописи, ваяния и зодчества им. И. Е. Репина в г. Ленинграде). Почти 35 лет прожил он в Ленинграде. Под его руководством были осуществлены многие архитектурные проекты, являющиеся своеобразными «талисманами» моей родины — города Ленинграда. Например, знаменитый макет парусного корабля, вылитого из меди и установленного на постаменте прямо напротив гостиницы «Ленинград», — работа Альберта Васильевича.

В 87-м году по семейным обстоятельствам Имендаев вернулся на родину, занялся правозащитной деятельностью. Несмотря на то, что в последние годы Альберт Васильевич мужественно борется с серьезным недугом, он неутомимо (и бескорыстно) встаёт на защиту любого обманутого, несправедливо претерпевшего человека. Идет в прокуратуру, в суд, осуществляет связи с московскими правозащитниками. И часто его усилия завершаются победами. Естественно, местные чиновники из правоохранительных органов и судов настроены к нему недоброжелательно. Не любят они, когда находится кто-то упорный, умный, бесстрашный, кто «приводит их в чувство», заставляет придерживаться хоть каких-то рамок закона, да и просто приличий.

По поводу статьи Стародубцева и Михайловой в «Советской Чувашии» тут же последовали мои обращения в суд, в прокуратуру, в ЦИК ЧР, составленные при помощи А. В. Имендаева.

В Ленинский районный суд г. Чебоксары с заявлением против «Советской Чувашии» я обратился 19 сентября 2003 года. Полагая, что данная статья является агитационным, информационным материалом, наносящим ущерб моей чести и достоинству, как кандидату в депутаты перед избирателями, я просил суд защитить мое избирательное право путем признания этой публикации недействительной и обязания ГУП ЧР «Газета «Советская Чувашия» предоставить мне газетную площадь для опровержения агитационного материала, направленного против меня. Я указывал, что, несмотря на внешне безличный характер, он очень конкретно адресован. Ведь в Чувашии материал за подписью председателя профкома ОАО «Химпром» Михайловой публиковался только в одной газете — «Чебоксарская правда», тем более, что я составил и распространил информационный листок о положении дел на «Химпроме». Если для жителей городов Чебоксары и Новочебоксарск зашифрованность лиц, в преддверии выборов в личных целях дестабилизирующих ситуацию на «Химпроме», устраняет возможность нанесения ущерба его репутации, то на самом «Химпроме» многотысячный коллектив понимает, о ком ведет речь ГУП «Газета «Советская Чувашия». Я выставлен перед этими избирателями лгуном. И значит, в связи с указанной публикацией агитационного материала в газете должен выступить с разъяснением перед многотысячным коллективом ОАО «Химпром», так как ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» обязывает организации, осуществляющие выпуск СМИ, отказаться от обнародования (опубликования) агитационных, информационных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), способных нанести ущерб репутации депутата.

По моему заявлению было заведено дело № 2-1189/03, и 15 октября 2003 года Ленинский райсуд под председательством судьи Кудряшовой Н. Н. с участием помощника прокурора Столяровой Э. В. мне отказал.

Иного я и не ожидал, но 20 октября 2003 года обратился с кассационной жалобой в Коллегию по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики.

В жалобе я указывал: «15.10.2003 года Ленинский районный суд решил отказать мне в удовлетворении жалобы на нарушение ГУП «Советская Чувашия» моих избирательных прав. Решение противоречит фактам, установленным судебным следствием, незаконно и необоснованно.

Установлено, что 06.09.2003 г. съездом КПРФ я выдвинут кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва.

Федеральным законом о выборах депутатов ГД ФС РФ начало агитационного периода кандидата в депутаты определяется событием — выдвижением кандидата, федерального списка кандидатов.

В соответствии со ст. 107 ГПК РФ процессуальные сроки определяются датой, указанием на событие, которое должно наступить. Волеизъявлением съезда КПРФ я приобрел права кандидата в депутаты ГД ФС РФ с 07.09.2003 г.

Судом проверялись мои доводы о том, что статья в «Советской Чувашии» «Дезинформация о «Химпроме» является не только информационным, но и агитационным материалом. Суд установил, что ГУП «Советская Чувашия» обнародовала сведения о том, что в преддверии выборов в ГД находятся люди, в личных политических целях желающие дестабилизировать рабочую обстановку в ОАО «Химпром». Они идут на прямую ложь, приписывая свои инсинуации профкому ОАО. Администрация и профком возмущены вмешательством непрофессиональных «демагогов».

При исследовании данного доказательства суд грубо нарушил процессуальный закон. Согласно ст. 6 Федерального Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», на ответчика возлагается процессуальная обязанность документально подтвердить оспариваемые доводы.

Поскольку я в своем информационном листке цитировал слова Михайловой, описывал ситуацию на «Химпроме», используя ее данные, я вместе со своим представителем потребовал от ответчика документального подтверждения доводов о том, что все материалы на основе письма Михайловой являются инсинуацией.

Требование закона ответчиком выполнено не было, а председательствующий отказался требовать от стороны соблюдения закона. Об этом председательствующему было сделано заявление о нарушении ведения процедуры суда.

Обосновывая отказ в удовлетворении жалобы, суд сослался на то, что в оспариваемой корреспонденции моё имя не упоминается. Нормы закона при этом не приводятся, но очевидно, что суд неверно применяет материальное право. Согласно п. 6 ст. 64 Федерального Закона «О выборах депутатов ГД ФС РФ» организации, осуществляющие выпуск СМИ, обязаны отказаться от обнародования (опубликования) агитационных информационных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), способных нанести ущерб репутации кандидата.

Данное требование закона не обусловлено обязательным указанием имени депутата в обнародованной информации. Определения: «прямая ложь», «инсинуация», «демагог» отрицательно характеризуют лиц, воспользовавшихся письмом председателя профкома ОАО «Химпром» Михайловой. Я использовал информацию, содержащуюся в письме Михайловой и довел ее до работников ОАО «Химпром» посредством распространения информационных листков.

Несомненно, выпад публикатора направлен против меня и причиняет ущерб моей репутации. Обязан обратить внимание кассационной инстанции на грубейшее нарушение Ленинским районным судом г. Чебоксары сроков рассмотрения жалоб на нарушение избирательных прав (5 дней).

Суд отложил рассмотрение жалобы, обнаружив, что на процессе отсутствует прокурор. Наличие прокурора было необходимо суду. Я на участии прокурора не настаивал. Но, когда выяснилось, что для участия в процессе судом привлечена прокурор Столярова, мы заявили ей отвод. Столярова предмет жалобы уже рассматривала, изучая его в процессе прокурорской проверки. Мнение о предмете проверки Столярова уже высказала. Однако суд отвод отклонил. В этом я усматриваю нарушение правил ст. 12 ГПК РФ, выражающееся в формальном подходе к моей жалобе, в фактическом лишении меня судебной защиты.

Исходя из изложенного, прошу:

1. Решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 15.10.2003 г. отменить.

2. Вынести частное определение в адрес Ленинского районного суда г. Чебоксары по поводу грубого нарушения выборного законодательства по соблюдению сроков рассмотрения жалоб на нарушение избирательных прав».

Я уже писал, как важно для нынешних «хозяев» Чувашии иметь лояльную прокуратуру. Это ее качество очень помогает в ответственные моменты, например, во время предвыборных кампаний. Мои обращения в прокуратуру по поводу публикации в «Советской Чувашии», как я и полагал, ничего не дали. Но позволили выявить некоторые «интересные» детали.

Прокурор Ленинского района г. Чебоксары в ответе от 29 сентября 2003 года уведомил меня, что статья «Дезинформация о «Химпроме» — не лучший способ заработать политические очки» в соответствии со ст. 57 ФЗ не может являться агитационным материалом, в связи с чем достаточных оснований для принятия актов прокурорского реагирования по данному факту не имеется.

Карама посоветовал мне в случае несогласия обратиться в вышестоящую прокуратуру. Что я и не преминул сделать.

Но уже у Карамы было записано: «Из сообщения Стародубцева В. С., Михайловой Т. Г. следует, что данное обращение никоим образом не связано с чьей-либо предвыборной агитацией, целью обращения в газету явилось прекращение слухов о имевшем место конфликте между администрацией и профкомом ОАО «Химпром». Никакого давления на председателя профкома Михайлову Т. Г. со стороны директора Стародубцева В. С. при этом не оказывалось.

09.10.2003 года начальник отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры Чувашской Республики Э. Н. Трусова довела до сведения, что авторами статьи являются генеральный директор ОАО «Химпром» Стародубцев В. С. и председатель профкома Михайлова Т. Г. Согласно их письму причиной опубликования статьи явились слухи об имеющемся конфликте между ними. В целях их прекращения и разъяснения ситуации ими была подготовлена данная статья.

Трусова, поведав мне о трогательном творческом союзе председателя профкома и директора, представляющего интересы «новой буржуазии», какие-либо меры прокурорского реагирования применять отказалась.

Правда, чуть позже в своем письме от 24.12.2003 г. (уже после выборов) та же Трусова подтвердила, что конфликт все-таки был. Она сообщает: «В ходе проверки установлено, что данные статьи (какой статьи? — авт.) опубликованы на основании информаций (? — авт.), подготовленных Михайловой Т. Г. (куда делся соавтор Стародубцев, неведомо — авт.).

Из данных ею в ходе настоящей проверки пояснений следует, сто статья в газете «Советская Чувашия» опубликована после того как конфликт был исчерпан. Содержание указанных статей не противоречит друг другу, в них описывалась ситуация, сложившаяся на ОАО «Химпром» и был дан анализ работы предприятия. С заявлением и письмами в реском КПРФ она не обращалась».

Чуть раньше Трусовой к делу подключался сам В. П. Бобков, старший советник юстиции, первый заместитель прокурора Чувашской Республики Зайцева. В письме от 17.11.2003 г. он сообщил мне: «Опрошенная в ходе настоящей проверки председатель профкома ОАО «Химпром» Михайлова Т. Г. пояснила, что текст статьи подготовлен ею совместно с генеральным директором ОАО «Химпром» Стародубцевым В. С. Направленная в газету «Советская Чувашия» для публикации статья подписана ею лично без понуждения с чьей-либо стороны. Текст статьи, подписанный ею и Стародубцевым В. С., и текст, опубликованный в газете «Советская Чувашия», идентичны».

Давления на Михайлову, видимо, действительно не оказывалось. Действовали, видно, иными, более «приятными» способами. Настолько «приятными», что у профсоюзного лидера возникли алогичные утверждения. Как можно говорить, что текст, опубликованный в «Чебоксарской правде» и в «Советской Чувашии» не противоречат друг другу? (В прокуратуру для сравнения были отосланы именно эти два текста.)

Не моё это дело, но посоветовал бы труженикам «Химпрома» проводить уважаемого профбосса на заслуженный отдых. На какую эффективную защиту с его стороны можно рассчитывать, если, с одной стороны, утверждается, что никаких обращений в реском КПРФ не было, а на самом деле письмо в адрес первого секретаря рескома Шурчанова поступило?

Подобные деятели и подчиняющиеся им работники заводов и фабрик, школ и больниц создают ту питательную среду, в которой бурно расцветают чиновничий произвол, лизоблюдство, хамство, коррупция.

Предвыборный штаб и Альберт Васильевич Имендаев начали упорную работу по предотвращению нарушений выборного законодательства еще летом 2003 года. Мы понимали, что каждый шаг кандидата в депутаты Госдумы Аксакова будет в выгодном свете подаваться прорежимными средствами массовой информации.

Подозревали мы по прежнему опыту, что весь этот беспрерывный, по сути агитационный поток сообщений и публикаций будет оправдываться необходимостью освещать не положительные качества кандидата, а деятельность действующего депутата Государственной Думы РФ.

Жалкая, конечно, уловка. Та же Н. А. Бикалова была неугодна власти, говорила о ней правду, и никакого освещения её работы в местных СМИ не было. Напротив, только провокации и негатив.

То же самое и с депутатом Госдумы В. С. Шурчановым. Прорежимные газеты приписывали все заслуги в защите позиций Чувашии в федеральном бюджете только Аксакову. Про Шурчанова же «талдычили» одно: никаких выгод для республиканского бюджета от его деятельности не было.

Информация подобного рода, размещенная в Интернете агентством REGNUM, была тут же услужливо перепечатана газетой «Советская Чувашия». Республиканский предвыборный штаб КПРФ в лице депутата Госсовета юриста Олега Александровича Павлова попытался через суд эту информацию опровергнуть. Но, как и следовало ожидать, бесполезно. Отказ удовлетворить жалобу Шурчанова специально смаковали не только в «Советской Чувашии», но и на радио и, кажется, по телевидению.

Шурчанову же надо отдать должное — при принятии федерального бюджета он всегда работал очень тщательно. Вносил и отстаивал массу поправок в пользу бюджета Чувашской Республики. Информагентство же, действуя в угоду политической конъюнктуре («мочи» коммунистов!) поступило некрасиво. Вся фракция КПРФ в Госдуме единогласно проголосовала против проекта бюджета РФ на 2003 год, указав на его антинародность. Как член фракции, Валентин Сергеевич голосовал также против бюджета в целом.

Писаки из агентств и газет тут же за это уцепились: «Шурчанов не желает добра Чувашии! Он проголосовал против выделения Чувашии дополнительных средств! Он против простого народа! Один только Аксаков, голосовавший «за» бюджет, думает о бедных земляках! И т. д., и т. п.!» Подло это было, конечно.

Вообще в Думе, особенно в сегодняшней, «поощрениями» в ходе работы над бюджетом «награждаются» только прорежимные депутаты. Они за покорность и принятие смертельных для России законов награждаются правом «кидать» подачки с «барского стола» обнищавшим провинциям и вымирающему населению.

Эти жалкие «подачки» преподносятся продажными писаками как великие благодеяния ради народа, как результат неусыпных трудов какого-нибудь депутата Пупкина, «пляшущего» вокруг компрадорской, антинародной власти. О том же, что этот Пупкин напринимал законов, несущих большинству народа неисчислимые беды и лишения, о том, что его «бюджетные кости» никого не спасут, а лишь сделают умирание обездоленных не столь ужасным и болезненным, «журналюги» (по меткому выражению кинорежиссёра Станислава Говорухина) предпочитают молчать.

По России и в Чувашии, в частности, взяли и такую моду: проголосует район или город за кандидата от коммунистов, а в целом победу одержит партия власти. Так потом чиновники нагло отвечают на просьбы населения этого «неправильного» района: «Вы голосовали за коммунистов, так вот к ним за помощью и идите, а к нам ходить нечего».

Популярный это способ запугивания людей перед выборами. Мне не только как кандидату в депутаты Госдумы, но и как члену республиканского предвыборного штаба КПРФ приходилось отслеживать «проделки» «Единой России».

Например, уже 4 июня 2003 года я обратился к прокурору Чувашской Республики С. П. Зайцеву с просьбой разобраться, почему в помещениях районных администраций размещаются агитационные плакаты в поддержку партии «Единая Россия». Например, в Красноармейском районе.

Что же касается агитационных материалов других партий, то вывешивать их в административных зданиях, как это и предусматривает Федеральный закон, запрещается.

Что «Единая Россия» развесила свои агитки по административным зданиям и федеральным заведениям (на почте, например), я сам был свидетелем неоднократно.

Уже известный В. П. Бобков в письме от 04.07.2003 года сообщил, что по моему обращению прокуратурой Чувашии проведена проверка, в ходе которой факты размещения в помещениях районных администраций агитационных материалов политических партий, использования муниципальными служащими своего служебного положения в интересах какой-либо политической организации, своего подтверждения не нашли, в связи с чем оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется.

Мы понимали, что всю эту дружную, слаженно работающую против нас команду необходимо «припирать к стенке» совершенно неопровержимыми фактами. И иногда нам это удавалось. 15 октября 2003 года я обратился в Окружную избирательную комиссию с жалобой, в которой указывал, что на дороге из деревни Яныши в деревню Большие Мамыши Чебоксарского района на придорожном стенде размером приблизительно 180 х 250 см расположен информационно-агитационный материал в пользу кандидата в депутаты ГД ФС РФ Аксакова Анатолия Геннадьевича.

На стенде сообщается: «Мы за достойную жизнь! Автодорога Турикасы — Б. Мамыши — Тимей — Чиганары — Хора Сирма протяженностью 1,2 км строится по депутатскому наказу депутата Государственной Думы Анатолия Аксакова. Подрядчик СУ-4 ОАО «Дорисс».

На стенде не содержится установочных данных, позволяющих определить, оплачен ли стенд из фонда кандидата, нет наименования и юридического адреса изготовителя стенда с агитацией, наименованием организации, заказавшей этот стенд. Данных о дате изготовления стенда тоже нет.

Неизвестно, уведомлена ли об изготовлении стенда окружная избирательная комиссия.

Прошу в соответствии с п. 12 ст. 63 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» принять меры и обратиться в органы прокуратуры с представлением о пресечении противоправной агитационной деятельности и изъять незаконный агитационный материал.

Прилагаю фотоматериал с изображением стенда».

Пришлось выехать на эту дорогу, снять эти несколько стендов, приложив к ним так, чтобы хорошо было видно, номер газеты «Советская Чувашия» от 14 октября 2003 года. Факт был неопровержим, нарушение очевидно. Стенды аксаковской команде пришлось убрать. Хотя никаких взысканий по отношению к нему не последовало.

Наши же малейшие промахи отслеживались очень четко. Реакция следовала незамедлительно. Например, 13 октября 2003 года член Окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу Исаев Юрий Николаевич (сегодня он является заместителем главы города Чебоксары) составил протокол об административном правонарушении. Исаев писал, что с 6 по 11 октября в городе Новочебоксарске распространялись мои агитационные материалы без предварительного предоставления контрольного экземпляра в окружную избирательную комиссию. Тем самым я совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 5.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из-за этого протокола я был вызван на заседание комиссии, долго объяснялся, вынужден был написать объяснение по данному факту в письменном виде. Ничего подобного с Аксаковым, естественно, не проделывали.

4 июня 2003 года я обратился к председателю Центральной избирательной комиссии Чувашской Республики Людмиле Ниловне Линник: «Мне стало известно, что в среду, 28 мая 2003 года, с утра из Козловки на двух школьных автобусах в Чебоксары выехали учителя (в основном директора школ Козловского района) на совещание в ЦИК республики.

Из частных разговоров стало известно, что инструктаж связан с предстоящими выборами в Государственную Думу. Будто бы в ходе этой учебы между руководителями учебных заведений распределяются финансовые средства. Так ли это? Если это правда, то на какие цели они выделяются? Что за «учебу» с работниками образования проводят в ЦИКе?

На это обращение (а в основе его лежали достоверные сведения), видно, из-за сильного волнения членов ЦИК я получил целых два ответа — от заместителя председателя ЦИК ЧР М. Ф. Киселева (бывшего министра МВД ЧР) и секретаря ЦИК ЧР В. И. Балдина. Балдин (как и Киселев) сообщал: «В ответ на обращение от 04 июня 2003 года сообщаем Вам, что информация о проведенном совещании в Центризбиркоме Чувашской Республики с руководителями учебных заведений республики носит ложный характер».

16 сентября 2003 года я вновь обращался к Линник: «Не успела начаться избирательная кампания по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, как начались серьезные, как мне кажется, нарушения выборного законодательства.

1. В газете «Столица-Ч» (№ 75) была опубликована статья «Есть такая профессия — Родину защищать» корреспондента Василия Иванова. В статье утверждается, что «у монумента Славы ключи от новенькой «Оки» … вручали отважному воину депутат Государственной Думы Анатолий Аксаков и представители регионального отделения партии «Народная Россия» (очевидно, здесь допущена опечатка, имелась в виду райковская «Народная партия», в которой Аксаков является одним из руководителей).

Расцениваю указанные действия депутата Госдумы Аксакова и представителей регионального отделения «Народной партии» как подкуп избирателей, запрещенный ст. 5.16 КОАП РФ.

Прошу на основании пункта 5 ст. 28.3 КОАП РФ составить протокол об административном правонарушении.

2. В той же газета «Столица-Ч» (№ 75 от 10–17 сентября 2003 года) была опубликована заметка «Тактика «малых дел» в рубрике «Наш телеграф».

В данной заметке освещается деятельность депутата Государственной Думы РФ А. Г. Аксакова, не связанная с его депутатскими полномочиями.

Кроме того, в заметке распространена информация с преобладанием сведений о депутате Госдумы Аксакове и Чувашского регионального отделения «Народной партии», что противоречит ст. 57 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ».

В соответствии со ст. 5.8 КОАП РФ нарушения, предусмотренные законодательством о выборах и проведении предвыборной агитации влекут наложение административного штрафа на должностных лиц.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 28.4 КОАП РФ прошу обратиться в прокуратуру Чувашской Республики с требованием возбудить дело об административном правонарушении в отношении главного редактора газеты «Столица-Ч» А. В. Яковлева».

Что касается «работы с ветеранами», то командой Аксакова в 2003 году было опробовано новое «сильнодействующее средство». Федеральная власть под выборы вознамерилась «подкупить» пенсионеров и повысила немного пенсии.

Имея на руках предоставленную чиновниками «социальную карту» избирательного участка, бригады молодых женщин распределялись по домам, звонили в квартиры к людям пенсионного возраста и сообщали, что им нужно пойти на почту и получить к пенсии дополнительные деньги, которые будто бы «пробиты» для них депутатом Аксаковым.

Масса пенсионеров восприняла федеральную прибавку к пенсии действительно как «подарок» депутата. Только и было, что разговоров об этих дополнительных грошах.

Когда же члены моего избирательного штаба попытались выяснить у почтовиков, так ли это, то напоролись на глухую стену молчания.

Эти факты мы также пытались проверить через правоохранительные органы. Имендаев Альберт Васильевич обратился в прокуратуру с запросом, была указана фамилия конкретного человека, которого уведомили о пенсионной прибавке аксаковские штабисты. Был указан и адрес. 19.11.2003 г. И.о. начальника отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Чувашской Республики З. В. Арсентьева сообщила Альберту Васильевичу: «Для организации и проведения проверки в порядке ст. 144 УПК РФ направляется обращение Имендаева А. В. о попытке подкупа избирателя Софроновой Н. А.

О результатах проверки прошу сообщить заявителю и в прокуратуру республики в установленный законом срок». Как и следовало ожидать, никаких результатов эта проверка не дала.

22.09.2003 года на мои запросы откликнулась ЦИК ЧР. Заместитель председателя В. А. Алексеев сообщил, что в статьей «Есть такая профессия — Родину защищать» описана деятельность Аксакова в качестве действующего депутата Госдумы. По состоянию на 10 сентября 2003 года А. Аксаков не являлся кандидатом в депутаты ГД ФС РФ.

А из прокуратуры республики Э. Н. Трусова 23.09.2003 г. писала: «Прокуратурой Чувашской Республики рассмотрено Ваше обращение о возбуждении в отношении главного редактора газеты «Столица-Ч» административного дела по ст. 5.8 КОАП РФ «Нарушение предусмотренных законодательством о выборах и референдумах условий проведения предвыборной агитации, агитации при проведении референдума».

Проведенной проверкой установлено, что в газете «Столица-Ч» № 75 за 10–17 сентября 2003 года в рубрике «Наш телеграф» опубликована информация под названием «Тактика «малых дел», освещающая деятельность депутата Государственной Думы РФ Аксакова А. Г.

В соответствии со ст. 58 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» агитационный период начинается со дня выдвижения кандидата, федерального списка кандидатов и прекращается в ноль часов по местному времени за сутки до дня голосования. Предвыборная агитация на каналах организаций телерадиовещания и в периодических печатных изданиях проводится в период, который начинается за 30 дней до дня голосования и прекращается в ноль часов по местному времени за сутки до дня голосования.

Согласно информации ЦИК ЧР, депутат Государственной Думы РФ Аксаков А. Г. кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ четвертого созыва по одномандатному избирательному округу по состоянию на 19.09.2003 г. не выдвинут.

Вместе с тем, в силу п. 3 ст. 8 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» депутат Государственной Думы информирует избирателей о своей деятельности во время встреч с ними, а также через средства массовой информации.

Как пояснил директор — главный редактор газеты «Столица-Ч» Яковлев А. В., данный материал был получен по электронной почте из общественной приемной депутата Госдумы РФ Аксакова А.Г. — автор Рыженков Б. Какие-либо поправки в него не вносились. Материал содержал отчет о депутатской деятельности Аксакова А. Г., который должен был быть доведен до избирателей.

При таких обстоятельствах оснований для возбуждения административного дела по ст. 5.8 КОАП РФ в отношении главного редактора газеты «Столица-Ч» Яковлева А. В. не имеется».

Хотелось бы спросить редактора Яковлева, почему он, если должен печатать отчеты о деятельности депутатов, печатает отчеты только одного действующего депутата, а вот отчеты других (при том, что они тоже предоставляют материалы) игнорируются? Правда, спрашивать уже не с кого. «Столица-Ч» прекратила свое существование несколько лет назад. Очевидно, из-за недостатка финансирования.

* * *

16 сентября 2003 года поступило еще одно мое обращение в ЦИК ЧР и прокуратуру ЧР. «15 сентября 2003 года в мой избирательный штаб обратилась группа врачей, работающих в больницах города Чебоксары. Они сообщили, что Министерством здравоохранения Чувашской Республики составлен график выезда врачебных бригад, которые укомплектованы специалистами различного профиля, на сентябрь и октябрь 2003 года.

Бригады выезжают в районы республики во время рабочего дня для приема больных. Транспорт для поездок предоставляется лечебными учреждениями, в частности, республиканской больницей № 1.

Накануне через районное радио население оповещается, что предстоит приезд бригады чебоксарских врачей. При этом сообщается, что приезд врачебной бригады состоится по инициативе и при поддержке депутата Государственного Совета Чувашской Республики П. Семёнова. Подобная же практика применяется в сельских районах, входящих в 34-й одномандатный избирательный округ (Чебоксарский, Марпосадский, Козловский), по которому вновь пытается пройти в Госдуму ныне действующий депутат А. Аксаков.

В последнее время этот самый П. Семёнов, не скрывающий своих намерений баллотироваться в Госдуму РФ, не исчезает из телевизионного и радиоэфира, задаривает различные организации подарками (в том числе и в денежном выражении). Обо всём этом тут же сообщается местными средствами массовой информации.

Понятно, что за П. Семёновым стоят серьезные «нефтяные» деньги. Однако уже началась предвыборная кампания, и подобная «работа с электоратом» незаконна. Высадка «врачебного десанта» с предварительным уведомлением по радио имела место 2 сентября 2003 г. в пос. Ибреси.

При этом врачей снабжают маленькими карманными и большими настенными календарями с изображением кандидатов от «партии власти». Требуют, чтобы вся эта «наглядная агитация» распространялась во время приема врачами больных.

К тому же каждый врач получает за эти выезды деньги в размере 200 рублей. Старший по группе сообщает, что деньги — от того же П. Семёнова.

Полагаю, что подобное поведение медицинского начальства есть использование административного ресурса и злоупотребление правом на агитацию». Я просил проверить указанную информацию и прекратить безобразие.

Павел Семёнов был основным конкурентом кандидата в депутаты Государственной думы по 33-му одномандатному избирательному округу В. С. Шурчанова. Меня сначала удивило, почему федоровская команда выставила против Валентина Сергеевича именно Павла Семёнова.

Этот молодой человек, довольно неуклюжий, несколько «деревянный», неожиданно стал депутатом Государственного Совета Чувашской Республики III созыва в июле 2002 года. Тогда ему было лет 26–27. Став депутатом, он тут же вступил в профедоровскую фракцию «Чавашъен» и беспрекословно голосовал только так, как было выгодно президенту Федорову. Он ни разу не выступил в ходе сессий. Функция его (как и практически всех членов фракции «Чавашъен») заключалась не в том, чтобы выступать, а в том, чтобы в нужный момент «правильно» поднимать руку.

Потом я узнал, что имя этого молчаливого, производящего какое-то странное впечатление застывшим выражением лица молодого человека прочно связали с таким видом топлива, как керосин. Ездил он всегда в большом черном джипе. Охрана сопровождала его. В Чебоксарах он возглавлял филиал крупной нефтяной компании.

Выяснилось: дело отнюдь не в этом молодом депутате, а в его отце — Владимире Михайловиче Семёнове, которой когда-то уехал из Чувашии на Север, а в период «прихватизации» стал там крупным нефтяным предпринимателем.

Электоральные «успехи» семьи Семёновых печальны и поучительны. Если Аксаков все-таки жил в республике, работал в местных организациях и имел хоть какой-то общественный, а не только материальный ресурс, то в случае Семёновых имелся только огромный материальный ресурс.

План этих людей был прост. Сначала, с использованием материальных возможностей, Павел Семёнов «продвигался» в депутаты Госсовета. Затем этот депутат неожиданно начинает часто «мелькать» в новостных передачах местного радио и телевидения. То в районе проводят турнир борцов, то лыжные соревнования школьников, и всегда упоминается, что соревнования эти проведены при поддержке депутата Госсовета Павла Семёнова. Обязательно покажут и самого «благодетеля».

Чиновников перед выборами по четвергам развозили по районам республики. Там они якобы проводили «информационные дни». На самом же деле у этих «информационных» вылазок была другая, основная, цель — разрекламировать власть и ее кандидатов. Отчеты об этих поездках давались подробные. С начала 2003 года в этих отчетах стало мелькать имя депутата Семёнова.

Помню, как Наталья Юрьевна Партасова после одного из таких отчетов что-то оживленно сообщала в телевизионную камеру (у нас в правительстве было две восторженных «оптимистки» — Партасова и министр экономики ЧР Марина Илларионова), а рядом, монументальный и молчаливый, возвышался депутат Семёнов.

Его в течение года преподносили наивным обывателям в качестве узнаваемого депутата и щедрого, заботливого магната.

Затем наступала пора выборов в Госдуму, и Семёнов-младший выдвигался кандидатом уже туда. Полагаю, что из него готовили лоббиста интересов определенных финансовых групп в Госдуме. Он должен был осуществлять «политическое» прикрытие. И уж здесь денег не жалели.

Что значат материальные ресурсы А. Аксакова по сравнению с деньгами отца Павла Семёнова? Величины несопоставимые.

Эта финансовая мощь направлялась «на работу» с электоратом. То, что творилось в Канашском (сельском) 33-м одномандатном избирательном округе, трудно передать словами.

Административный ресурс стал не ресурсом, а какой-то дикой «скважиной», которая «фонтанировала» день и ночь. Районные газеты, директора школ, главврачи, председатели сельских кооперативов вдруг сразу прониклись горячей любовью и уважением к молодому человеку, о котором еще несколько месяцев назад никто ничего не слышал.

От него самого трудно было что-либо услышать. За те месяцы, что я наблюдал Семёнова в Госсовете, его ораторские способности я бы оценил как преподаватель университета с многолетним стажем на «1».

Помню, как главврач какой-то районной больницы со слезами в голосе, подобострастно благодарила Павла Семёнова за то, что тот подарил больнице автомобиль. Всё это, естественно, транслировалось по республиканскому радио на всю Чувашию. Дикость какая-то! Нефтяные дельцы живут за счет немыслимых цен на нефть, т. е. за счет того, что должно принадлежать всему народу. Перед выборами обобранным людям они делают ничтожные подарки, и несчастные за эти подарки готовы ноги целовать благодетелям.

Семёнов стал-таки депутатом Госдумы. Естественно, его немедленно определили во фракцию «Единая Россия», к «медведям». Там он тише воды, ниже травы, запомнился только запросом по Садиковой, но голосует так, как выгодно криминально-бюрократическому режиму, воцарившемуся в России. Видимо, за счет этого финансовые круги, которые «протолкнули» Павла Семёнова в депутаты, выгодно обслуживают свои собственные экономические интересы.

Эксперимент по проведению выборов на чисто финансовой основе удался.

Собственно, эксперимент ставили не нефтяные бароны Семёновы, а президент Федоров. Сначала он заслал в Совет Федерации каких-то неизвестных в Чувашии Боровика, Лебедева и Слуцкера. Большинство депутатов Госсовета поддержали эти кандидатуры. Напомню, что против были только коммунисты (мы с Анатолием Алексеевичем Егоровым даже обратились в суд по этому поводу).

Не просто так посылал их Федоров в Москву от Чувашии. Что же касается «дела Семёнова», то здесь на «материальный интерес» проверялся уже не Госсовет, а половина населения Чувашии. Проверка прошла успешно. Местная бюрократия делала всё, как ей приказали, население же «покупалось» буквально «за бусы» — кому-то во дворе поставили качели, какой-то школе подарили пять футбольных мячей, пенсионеров на День пожилых людей напоили чаем и ещё кое-чем покрепче и т. д., и т. п. На встречи с В. С. Шурчановым засылались бригады провокаторов. Они срывали встречи криками и идиотскими вопросами. Помещения, где они проходили, блокировались шпаной, дело доходило до драк. То же самое было и у меня на участке. Хорошо ещё, что тогда, в 2003 году, в рескоме действовал мощный предвыборный штаб во главе с А. А. Егоровым. Именно он привлёк в наше коммунистическое движение В. Д. Солдатова и О. А. Павлова, В. М. Михайлова и Н. Н. Герасимова. За этими ребятами стояли молодые, крепкие сторонники. Они всегда помогали и транспортом, и физической силой. В общем, было кому ходить «стенкой на стенку». Сейчас, к сожалению, эта мощная команда распалась по независящим от А. А. Егорова причинам. Сам он вынужден был оставить пост второго секретаря рескома КПРФ, продать в Чебоксарах квартиру и уехать на работу в Москву.

Удивляет, почему сегодня люди, которые выбрали в Думу всех этих семеновых, аксаковых, стонут по поводу отмены льгот, дороговизны, роста квартплаты. Ведь сами виноваты.

Не исключено, что избирательный округ был «предоставлен в распоряжение» семьи Семёновых федоровской командой. Неспроста. Торговля на базаре многому научила нынешнего президента Чувашии. Видимо, он полагает, что базар научил его самому главному. Он и действует «по жизни» в соответствии с этими главными, хорошо усвоенными «уроками».

Выборы в современной России превратились в один из самых грязных видов бизнеса. Аморальность и продажность значительной части обывателей давно уже просчитана. Существуют довольно точные расчеты, сколько нужно выложить денег чиновникам и населению для того, чтобы пройти в райсобрание, городское собрание, областную Думу, в Госдуму.

Есть расценки на места и в Совете Федерации. В преддверии выборов идут интенсивные переговоры между потенциальными кандидатами, кто кому сколько может дать денег для того, чтобы вероятный противник свою кандидатуру с предвыборной дистанции снял или же вовсе не выдвигался в округе.

Имеют свою долю и чиновники. Региональный чиновник самого высокого ранга имеет больше всех. Это могут быть не просто банальные деньги. Но связи. Возможность поддержки в трудную минуту.

Вероятно, немалую роль в переназначении президентом России Путиным Федорова президентом Чувашии на четвертый пятилетний срок сыграли члены Совета Федерации Лебедев и Слуцкер. Не остались в стороне и «нефтяные бароны» Семёновы. Такая поддержка дороже любых денег.

В выборную думскую кампанию 1999 года кандидатом в депутаты выдвинулся вместе со мной и Аксаковым некто Воротников, московский то ли чиновник, то ли бизнесмен. До этого он уже известным (по Семенову) способом избрался депутатом Госсовета ЧР, возглавил там один из комитетов.

За мандат депутата Госдумы боролись также декан химического факультета ЧГУ Олег Насакин (он, доктор наук, профессор, «озарился» странным расположением к ЛДПР и Жириновскому), а также еще один москвич Вахтанг Отарович Чкуасели.

В администрации президента ЧР и тогда очень боялись успеха коммунистов, просчитали, что Воротников, шедший от «Яблока», способен отобрать у Аксакова слишком много голосов, что, естественно, «сыграет на руку» выдвиженцу от КПРФ Молякову.

За неделю до выборов Воротников свою кандидатуру снимает. Но уже чуть позже, после того как Аксаков стал депутатом Госдумы, Федоров своим указом назначает Воротникова министром экономики в правительстве Чувашии. Здесь сильная сторона Федорова: если человек предан ему и оказывает важные услуги, то компенсация (как правило, влекущая за собой немалую материальную выгоду) не заставит себя долго ждать. Вечное «ты — мне, я — тебе» как работало, так и работает.

Придумали ещё один трюк. Известно, как запущена у нас система ЖКХ. Люди годами выпрашивают помощи в ремонте подъездов, детских площадок, тротуаров. Текут крыши, стоит гнилая вода в подвалах. Чиновников это не особо волнует. Но вот за месяц, за два перед выборами нужный для власти кандидат развивает бурную деятельность — собирает с населения заявки, обещает ремонт, покраску, установку решеток на окнах, стальных дверей на подъездах и т. д.

На избирательном участке разгорается работа — прокладываются дорожки «на скорую руку», что-то красят, что-то латают на крышах, в подвалах. Меняют развалившиеся ступеньки крылечек, замазывают щели между панелями, вырубают больные или не в меру разросшиеся деревья и кустарники. Снуют всюду мелкие чиновники из администрации, вещают обывателю: «Это, мол, всё делается благодаря хорошему кандидату Пупкину. Он обратился — мы сделали. Пупкин- человек дела. А коммунист, этот, как его, Иванов — он бездельник, от него проку нет, он только критиковать может. Так что голосуйте только за Пупкина!»

Если Пупкин богат, то он на все эти «косметические» ремонты деньги дает сам. Если это какой-нибудь «свой в доску» главврач, то под него деньги даёт уже сама администрация.

Потом, когда этот Пупкин становится депутатом, он эти деньги «отбивает» месяца за два-три. Но голосует за такие постановления и законы, в результате введения которых обывателей, «купившихся» на мелкие жэкэховские подачки, обдирают, как липку.

Помню, как в 2002 году, когда я в четвертый раз выиграл выборы в Госсовет ЧР, по моему избирательному участку лично осуществляли инспекцию тогдашний глава администрации президента Мидуков и министр внутренних дел Вадим Антонов.

Антонов даже умудрился остановить Алексея Шурчанова, который как раз распространял мои листовки. Когда же Алексей сказал, что он не имеет права препятствовать ему в агитационной работе, Антонов произнес нечто в духе: «Ну, ну, смотри, доиграешься». Свидетелем этого была моя жена, остановили их вместе с Алексеем. На тех выборах сам глава Чебоксарского городского самоуправления Н. И. Емельянов расхаживал по моему участку, заходил в дома, в общежития, изображая деловую озабоченность проблемами жителей, в противовес «демагогу и популисту» Молякову.

Когда меня лишили мандата депутата Госсовета в 2003 году, то по моему округу были назначены довыборы. На мой участок выдвинули предпринимателя Игоря Кушева, торгующего моющими средствами. Перед выборами по квартирам разносили не привычные сахар и муку, а моющие средства — порошок, мыло и т. д.

Как всегда, подключились школьные директора. Особенно не могла нарадоваться на Кушева руководитель детского реабилитационного центра Московского района г. Чебоксары Овчарова. Она даже, в нарушение закона, разместила в помещении своего центра общественную приемную бизнесмена.

Ситуация для меня удивительная. Овчарова — супруга человека, которого я очень уважаю, Виктора Викторовича Овчарова. Он коммунист, долгое время здорово редактировал газету «Товарищ», которую впоследствии сменила «Чебоксарская правда». Поэт, публицист. А в 80-е годы прошлого века он был собственным корреспондентом газеты «Советская Россия» в Чувашии. С ним у меня очень хорошие отношения. Супруга же его на каждых выборах поддерживает только моих противников. То она старалась за Аксакова, то за Кушева.

Кушев стал депутатом Госсовета. Естественно, тут же влился в ряды фракции «Единая Россия». Если раньше его хозтоварные магазины «Зенит» располагались в основном в Новочебоксарске, то теперь этот «Зенит» встречается в Чебоксарах чуть ли не на каждом углу. Все-таки политика — дело выгодное. При том условии, если ты «пляшешь» под дудку местного князька и его камарильи.

С кандидатом в депутаты Госдумы П. Семёновым связана почти фантастическая история. В самом конце ноября 2003 года в мой предвыборный штаб на ул. Гагарина, 5 зашли двое незнакомых крепкого телосложения молодых людей и оставили для меня пакет из плотной бумаги. В пакете находились фотографии, сопровождавшиеся текстом под заголовком «Бандитское окружение президента Чувашии, или кому Николай Федоров помогает стать депутатом». Изложенные под этим заголовком сведения ошеломляли. Трудно было поверить в то, что это правда. Я и сегодня не уверен в их правдивости. Неведомый автор сообщал:

«На проходящих ныне выборах депутатов Госдумы безусловным фаворитом президента Чувашии Николая Федорова, известного «юриста», любящего блеснуть доскональным знанием Конституции России и непримиримо покритиковать федеральную власть, является выдвиженец от партии «Единая Россия» 26-летний Павлик Семенов. Он является депутатом местного Госсовета от города Канаша (по Канашскому округу он и баллотируется), а нынешним летом за никому не известные заслуги еще и фактически назначен председателем «молодежной палаты» законодательного органа республики.

Интересно, знают ли уважаемые компетентные органы и «единороссы» из Москвы, с кем тесно связан Паша — глава сети «Фонда социальных программ», который плотно окучивает чувашскую деревню, а в действительности просто за водку покупает голоса далеких от политики сельских аборигенов, и его отец Владимир Семенов фактический хозяин Нефтеюганска, что расположен в Ханты-Мансийском округе, и по совместительству большой друг Николая Васильевича Федорова?»

Далее говорилось, что за избрание своего сына Семенов будто бы посулил Федорову почти миллион долларов и лично финансирует его предвыборную кампанию, в которую в нарушение всех немыслимых избирательных законов вовлечены практически все сотрудники аппарата президента Чувашии и муниципалитетов. И будто бы выборы по округу лично курирует первый вице-премьер правительства Чувашии, министр физкультуры и спорта Вячеслав Краснов.

Ставился вопрос: на кого и в чьих интересах работает чувашский президент и подчиненные ему государственные служащие?

А вот на кого.

На первой фотографии были «запечатлены» стоящие рядом и улыбающиеся Федоров и Владимир Семенов. На остальных — человек, «похожий на Семенова» в самых различных компаниях. Были там и тюменские воры в законе, и московские, и местные, чувашские. Подробно сообщалось, какое отношение эти люди имеют к вещевым и продовольственным рынкам, казино «Бизон», «Арбат», «Пирамида», «Ностальжи». Рассказывалось о специфике бензинового бизнеса Чувашии. Упоминался нефтеюганский торгово-развлекательный центр «Империя», город Канаш, Чапаевский поселок. Люди на снимках сидели то в бане, то в ресторане. И каждый назывался не только по «кличке», но и по своему настоящему имени. Указывалось даже, кто еще жив, а кто уже умер от чрезмерного употребления наркотиков. В конверте же лежала и дискета, на которой было зафиксировано всё то, что было отражено на бумажных листах.

Конверт был переправлен в республиканский штаб, на Калинина, 66. С содержимым ознакомились В. С. Шурчанов и А. А. Егоров. Очевидно, было принято решение разместить эти сведения в Интернете. Пресс-секретарь республиканского предвыборного штаба Григорий Сарбаев отправился в компьютерный салон «Матрица», расположенный рядом с Домом мод. Но, как только он включил компьютер, появились сотрудники Ленинского РОВД г. Чебоксары и задержали Сарбаева. Без всякого повода и объяснений.

В отделении все материалы и дискеты были изъяты. Сделано это было также без всяких объяснений. Правда, милиционеры допустили одну оплошность — они составили протокол изъятия материалов у Сарбаева, копию которого вручили ему.

Сразу после выборов 7 декабря 2003 года я с трудом отыскал Григория, пытался узнать у него об этом происшествии хоть что-нибудь. Григорий был сильно напуган. Туманно намекал, что на него «выходили» какие-то криминальные авторитеты, советовали никому ничего об этой истории не говорить. Ещё он постоянно повторял, что всех нас предали.

Потом Сарбаев вообще исчез из города. Будто бы срочно перебрался в Москву и зарабатывает себе на жизнь юридической практикой. А. В. Имендаев и я обращались по поводу этого инцидента даже в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Процедура была обычная. Генеральная прокуратура наши запросы пересылала в прокуратуру Чувашии. В местной прокуратуре Русакова уже не было, а был Сергей Петрович Зайцев.

Зайцев, как мне показалось, отнюдь не стремился к торжеству права на отдельно взятой российской территории. Из полковника юстиции он в скором времени превратился в генерала, быстро получил в Чувашии шикарную квартиру, с властями в конфликты не вступал. Т. е. по принципиальным, действительно важным вопросам к этому высокому, украшенному пышными усами молодому красавцу, бывшему моряку, обращаться было бесполезно.

С переводом из Чувашии С. В. Русакова на другую работу здесь воцарился «триумвират» «правозащитников» — прокурор Зайцев, министр внутренних дел Антонов, председатель Верховного суда П. Ф. Юркин, — надёжно поддерживающий режим президента Федорова.

Были еще местные начальники в ФСБ, но это были личности настолько неприметные, что никто и не замечал, как их меняли. Трудно было сказать, чем же занимается это ведомство, поскольку не видеть, чем же заниматься «компетентным органам» в Чувашии, мог только слепой.

А. В. Имендаев, представив материалы об отце и сыне Семеновых в прокуратуру, просил проверить, не нарушали ли Антонов, Федоров закон о выборах в Государственную Думу Федерального Собрания РФ? Действительно ли привлекались бандиты для контроля за выборами и для обеспечения прохождения в Госдуму П. Семенова?

Альберт Васильевич писал в одном из запросов: «Н. Федоров за всю фальсификацию выборов получил… 1 миллион долларов США. Подтверждаются эти факты материалами, изъятыми милицией по указанию Антонова у гражданина Сарбаева.

Сарбаев был арестован милицией во время выборов, а по выходе из милиции его похитили бандиты, и только после произведенного «внушения» его выпустили.

Зайцев данные факты проверять отказался категорически и фактически сбежал из Чувашии куда подальше.

Требую от прокурора Чувашии вернуться к этим вопросам и изобличить Н. В. Федорова как организатора бандитской власти или власти бандитов в Чувашии, которую он возглавляет».

На эти смелые, рискованные обращения следовали один за одним стандартные ответы, похожие на ответ прокурора отдела следственного управления прокуратуры Чувашии, юриста 1 класса А. В. Ларионова:

«Ваши аналогичные обращения ранее рассматривались, Ваши доводы полно и объективно проверялись, ответы на них даны в порядке, установленном Инструкцией «О порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации».

Оснований для повторного рассмотрения Вашего обращения по вышеуказанным доводам не имеется.

В соответствии с п. 4.13 приказа Генерального прокурора РФ № 3 от 15.01.2003 г. переписка с Вами в этой части прекращена.

В случае поступления впредь Ваших обращений по указанным вопросам они будут оставлены без рассмотрения и ответа».

То же самое отвечали А. Ф. Хусаинов, советник юстиции, заместитель прокурора Чувашской Республики; А. В. Федяров, начальник отдела следственного управления прокуратуры ЧР, младший советник юстиции, и т. д., и т. п.

В этом деле «выросла» глухая стена. Хотя все материалы давно есть не только в прокуратуре, но и в ЦИК РФ, и в МВД РФ, и в ФСБ. Никто так и не удосужился выяснить, кто «сдал» бедного Гришу Сарбаева, за что его задержали и на каком основании материалы, изъятые у него, не были тщательно проверены.

Нынешняя российская правоохранительная система тяжелым бременем повисла на тощей шее налогоплательщика. Дозируя информацию, увиливая от принципиальных расследований серьезных преступлений, занимаясь выгодными мелочами и шумной показухой, система эта так и останется бременем. В этом ее скрытое предназначение, а не в том, чтобы хоть как-то облегчить положение простого гражданина.

Хотя я уверен — придет в Чувашии к власти честный человек, и вся гниль местной бюрократии в самых больных её проявлениях будет вскрыта и удалена.

По поводу бригад врачей, выезжавших в районы, заместитель председателя ЦИК ЧР В. А. Алексеев 22.09.2003 года ответил: «Центральная избирательная комиссия Чувашской Республики рассмотрела Ваше заявление от 16.09.2003 г. о якобы незаконной агитации в пользу Семенова П. со стороны групп врачей из г. Чебоксары, выезжающих в сельские районы Чувашии.

В соответствии с п. 1 ст. 58 Федерального закона «О выборах депутатов ГД ФС РФ» предвыборная агитация начинается со дня выдвижения кандидата федерального списка кандидатов.

В результате проверки установлено, что врачи, выезжающие в районы Чувашской Республики, занимаются плановой профилактической и лечебной деятельностью, таким образом, в их действиях не усматривается признаков предвыборной агитации.

По состоянию на 18 сентября 2003 года гр. П. Семенов не является кандидатом в депутаты Государственной Думы Российской Федерации».

Чуть полнее был ответ, полученный мной из прокуратуры Чувашской Республики 23.09.2003 года за подписью Э. Н. Трусовой. Она сообщала: «…Проведенной проверкой установлено, что ведущими республиканскими лечебно-профилактическими учреждениями осуществляется кураторская работа в сельских административных территориях, которая заключается в проведении методических, консультативных и лечебно-диагностических мероприятий. Выездные кураторские бригады пользуются транспортным средством РКБ-1.

Согласно информации министра здравоохранения ЧР Суслоновой Н. В., министерством поручений об информировании населения о том, что работа выездных бригад проводится по инициативе депутата Госсовета ЧР Семенова П. В., членам бригад не давалось. Календари, ручки, блокноты и иные предметы с изображением Семенова В. П. врачами при осуществлении осмотров населения не раздаются.

Опрошенные в ходе настоящей проверки прокуратурой Московского района г. Чебоксары врачи пояснили, что предвыборной агитацией члены выездной бригады не занимаются, каких-либо дополнительных вознаграждений за данную работу не получают.

Доводы об опубликовании 2 сентября в п. Ибреси в средствах массовой информации — по радио — сообщения о приезде бригады врачей в ходе проверки подтверждения не нашли.

1 сентября 2003 года депутат Государственного Совета ЧР Семенов П. В. приезжал в Ибресинский район в составе делегации и участвовал в открытии офиса врача общей практики с. Хормалы.

Согласно информации ЦИК ЧР, депутат Госсовета ЧР Семенов П. В. кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ четвертого созыва по одномандатному избирательному округу по состоянию на 19.09.2003 г. не выдвинут…»

14.10.2003 г. я обратился в ЦИК ЧР по поводу вручения автомобиля «Нива» главному врачу МУЗ «Алатырская центральная районная больница» и призов участникам спортивных состязаний инвалидов в г. Цивильске 12–13 октября 2003 года. Все эти подарки и турниры я связывал с выборной кампанией, просил пресечь этот незаконный опосредованный подкуп населения.

Отписками в мой адрес в ЦИКе ЧР, видимо, было поручено заниматься В. А. Алексееву. 21.10.2003 г. он отписал, что мой запрос для ответа направлен в окружную избирательную комиссию по Канашскому № 33 одномандатному избирательному округу.

Председатель этой комиссии Л. Л. Макарова, не искушенная в секретах высшего пилотажа по отфутболиванию запросов неугодных деятелей, сообщила в своем письме от 21.10.2003 г.: «Комиссия по Канашскому № 33 одномандатному избирательному округу рассмотрела заявление кандидата… Молякова И. Ю. на неправомочные действия кандидата в депутаты ГД ФС РФ Семенова П. В. и установила следующее:

Действительно, 10 октября 2003 года состоялось собрание трудового коллектива МУЗ «Алатырская центральная районная больница», где главному врачу Юрьеву Н. С. был вручен грузопассажирский автомобиль «Нива». Автомобиль был лично вручен генеральным директором Центра социальных программ Владимиром Михайловичем Семеновым. Вышеназванное лицо не имеет никакого отношения к кандидату в депутаты Семенову Павлу Владимировичу, таким образом, отсутствуют признаки подкупа избирателей в пользу кандидата Семенова Павла Владимировича.

На данном мероприятии и в показанном ГТРК «Чувашия» сюжете предвыборная агитация в пользу кандидата Семенова П. В. не проводилась.

По второму факту: соревнование среди инвалидов по шахматам, шашкам и т. д. проводились не 12–13 октября, а 9 октября 2003 года в соответствии с ранее утвержденным планом мероприятий, посвященных Году инвалидов. Призы участникам соревнования предоставленны Управлением социальной защиты населения администрации Цивильского района и Центром социальных программ Семенова, учредителем которого является Владимир Михайлович Семенов.

Кандидат Семенов П. В. в данном мероприятии не участвовал, и предвыборная агитация в его пользу не проводилась, то есть факт подкупа избирателей при проведении соревнования не подтвердился».

Формализм в работе с нашими заявлениями здесь проявился очень наглядно. Алексеев 21 октября направил из ЦИК ЧР обращение в ОИК по 33-му округу. Макарова умудрилась в тот же день, якобы проведя тщательную проверку, дать мне ответ.

Читая эти смешные отписки (Павел Семенов не имеет никакого отношения к Владимиру Семенову!), можно прийти к выводу: никому не известный двадцатишестилетний молодой человек в одиночку меньше чем за год попадает в доверие ко всем главам районных администраций, врачам учителям и жителям двадцати районов Чувашии. Видно, собственными ногами обошел все города и веси.

Он нигде не выступает, ни в чем не участвует, никому ничего не дарит, но толпы восторженных избирателей идут на участки и отдают свои голоса за почти бесплотное, безгрешное существо, отдав предпочтение этому «бензиновому эльфу» вместо всем известного, многие годы отдавшего своим землякам В. С. Шурчанова. Впору было бы воскликнуть: «Чудо! Чудо! Явился новый мессия!», если бы не, подобно нашатырю, приводящий в чувство тяжелый запах огромных нефтяных денег.

Достаточно, однако, о Семенове.

* * *

30.09.2003 года я вновь обращаюсь в ЦИК ЧР с заявлением по поводу того, что в период с 22 по 28 сентября 2003 года на телевизионных каналах вещания ФГУП «ГТРК «Чувашия», «Чебоксары-ТВ», ТВЦ, МТВ в рекламных роликах была распространена информация, содержащая сведения о деятельности политической партии с использованием наименования и эмблемы «Единая Россия», а именно: «…если у вас возникла проблема…», то обращайтесь по телефону 45-45-45, абонент «Единая Россия» (программа «SOS»)".

При размещении рекламного ролика допущены нарушения п. 2 ст. 57, ст. 58 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ», поскольку предвыборная агитация в СМИ возможна только за 30 дней до дня голосования. Таким образом, организации телерадиовещания допустили предвыборную агитацию вне агитационного периода.

В соответствии с п. 4 ст. 64 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» оплата рекламы коммерческой и иной, не связанной с выборами деятельности, с использованием наименования политической партии, эмблемы и иной символики, выдвинувшей список (списки) кандидатов, в ходе избирательной кампании осуществляется только из средств соответствующего избирательного фонда.

Указанная реклама не оплачена из средств избирательного фонда, в результате чего организациями телерадиовещания и избирательным объединением «Единая Россия» нарушены п. 9 ст. 57, п. 17 ст. 60 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» и совершено административное правонарушение, предусмотренное ст. 5.5 КОАП РФ».

На основании изложенного я просил ЦИК ЧР, руководствуясь п. 8 ст. 64 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ», п. 5 ст. 28.3 КОАП РФ, составить протокол об административном правонарушении в отношении виновных лиц и направить этот протокол в суд.

В суд, конечно, никто ничего не направил, но успех, пусть и небольшой, все-таки был достигнут. 10.10.2003 г. член ЦИК ЧР, руководитель рабочей группы по информационным спорам и иным вопросам информационного обеспечения А. В. Щербаков сообщил, что мои доводы признаны верными, нарушения имеются. «По результатам рассмотрения составлен протокол об административном правонарушении».

Дальнейшее повествование покажет, почему у моего штаба не было времени обращаться в суд по данному нарушению самим.

15.10.2003 года обращаюсь в ОИК по своему 34-му избирательному округу с сообщением о том, что ГУП «Газета «Советская Чувашия» незаконно распространила информационно-агитационный материал о кандидате в депутаты ГД ФС РФ А. Г. Аксакове (о том, что стал он орденоносцем).

Я полагал, что нарушен запрет, содержащийся в п. 1 ст. 54 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» на информирование избирателей о кандидатах органами государственной власти.

Нарушен принцип равенства кандидатов, газета обязана была предоставить свою площадь всем кандидатам в депутаты на тех же условиях, что и А. Г. Аксакову.

Аксаков обязан был проплатить агитацию в «Советской Чувашии» и отчитаться о расходах в финансовом отчете. В соответствии с п. 8 ст. 64 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» я просил выступить с представлением в правоохранительные органы в целях пресечения незаконной агитационной деятельности ГУП «Газета «Советская Чувашия».

В тот же день я обратился в ЦИК ЧР с аналогичным заявлением по поводу распространения в газете «Чебоксарские новости» (№ 203), входящей в ГУП «Газета «Советская Чувашия», статьи О. Викторовой «Туя и боярышник — для влюбленных юго-западного».

В статье умильно повествовалось о том, что добрый депутат Аксаков участвовал лично в посадке туи и боярышника, в которых могли бы скрываться со временем ищущие укромных уголков влюбленные.

К тому времени Аксаков был уже кандидатом и все комплиментарные публикации должен был оплачивать из средств избирательного фонда.

Уже на следующий день, 16 октября 2003 года, ОИК признала мои претензии необоснованными и 23 октября 2003 года я вынужден был обратиться в ЦИК ЧР. Результат — тот же.

Как я упоминал, администрация упорно обрабатывала педагогические коллективы. Несколько заявлений в ЦИК ЧР и ОИК было направлено моими доверенными лицами. Приведу лишь одну характерную «отписку», присланную «самой» Л. Н. Линник. Обычно ответы на мои запросы, запросы моих доверенных лиц она не подписывала.

21.11.2003 г. Линник писала А. В. Имендаеву: «17 ноября 2003 года в Центральную избирательную комиссию поступила жалоба Имендаева Альберта Васильевича на решение окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (далее — окружная избирательная комиссия по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу) от 10 ноября 2003 года № 15/98.

Рассмотрев указанную жалобу, изучив материалы проверки, проведенной окружной избирательной комиссией по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу по заявлению Имендаева А. В., заключение Рабочей группы Центризбиркома Чувашии по предварительному рассмотрению жалоб (заявлений) о нарушениях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации от 18 ноября 2003 г., признавшей решение окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу законным и обоснованным, Центральная избирательная комиссия Чувашской Республики установила следующее.

При разрешении жалобы Имендаева А. В. окружная избирательная комиссия по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу исследовала все необходимые доказательства. В ходе проверки опрошены начальник отдела управления образования г. Чебоксары по Ленинскому району Петров К. А., директор МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 6» Макарова Н. В., уполномоченный представитель политической партии «Народная партия Российской Федерации» Сытин М. А., изучен план работы Ленинского ТОУО г. Чебоксары с 03 по 08 ноября 2003 г.

Из указанных материалов следует, что в ноябре 2003 г. в здании МОУ «СОШ № 6» г. Чебоксары проводилось совещание с педагогическими работниками школ по вопросам повышения заработной платы педагогическим работникам и разъяснения нормативных правовых актов, регулирующих особенности работы по совместительству, на котором присутствовал и выступил по обозначенным вопросам депутат Государственной Думы РФ Аксаков А. Г. Материалами проверки опровергаются доводы Имендаева А. В. о том, что со стороны начальника управления отдела образования г. Чебоксары по Ленинскому району Петрова К. А. проводилась предвыборная агитация в пользу кандидата в депутаты Государственной Думы РФ Аксакова А. Г., а последним допущено «злоупотребление административным ресурсом». Сам Имендаев А. В. в своей жалобе не приводит конкретных обстоятельств нарушений предвыборного законодательства со стороны Петрова К.А или иных лиц.

При изложенных обстоятельствах Центральная избирательная комиссия Чувашской Республики находит решение окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу от 10 ноября 2003 г. № 15/98 законным и обоснованным, а жалобу Имендаева А. В. не подлежащей удовлетворению.

На основании вышеизложенного в соответствии со ст. 27 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», ст. 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» Центральная избирательная комиссия Чувашской Республики постановляет:

1. Оставить жалобу Имендаева Альберта Васильевича от 17 ноября 2003 года на решение окружной избирательной комиссии по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу от 10 ноября 2003 г. № 15/98 без удовлетворения.

2. Направить настоящее постановление в окружную избирательную комиссию по Чебоксарскому № 34 одномандатному избирательному округу Имендаеву А. В.»

Имендаев, естественно, приводил совершенно конкретные примеры агитации за Аксакова, так как присутствовал на этом совещании лично, все записал. Протокол его, естественно, никто из присутствующих не подписал. Педагогические работники побоялись. Пришлось ему все оформлять в виде заявления.

Но ведь он ставил вопрос перед ОИК о том, почему на подобные совещания (врачей, учителей, работников культуры, жилищно-коммунального хозяйства и т. д.) не приглашают других кандидатов в депутаты. Ведь в начале ноября Аксаков был не просто депутатом Госдумы, но и зарегистрированным кандидатом. Так что отговорка, будто это была просто «плановая» встреча с депутатом, уже не подходила.

Само выступление кандидата Аксакова в отсутствие оппонентов, которые могли уточнить, конкретизировать, опровергнуть его доводы, было грубейшим нарушением принципа равенства всех кандидатов в депутаты.

То же выборное законодательство предусматривает, что чиновники, руководители предприятий и учреждений обязаны обеспечивать всем без исключения кандидатам условия для общения с избирателями.

Больно это хорошо — составили график проведения будто бы «совещаний», засекретили его от всех остальных кандидатов в депутаты, дали «зеленый свет» только одному «избранному» — и это назвали «честной предвыборной борьбой». Ничего честного тут нет. Есть проявление голого администрирования. Любая нормальная избирательная комиссия в два счета прекратила бы эту порочную практику. Но без этого «грубого давления» в представительных органах работали бы порядочные люди и весь криминально-мафиозный порядок был бы поставлен под серьезный удар.

Представители моего штаба неоднократно выходили на главврачей, директоров школ, пытались предварительно согласовать график встреч. Но получали, как правило, решительный отказ, сопровождаемый зачастую паническими восклицаниями: «Мы — вне политики, политикой в лечебных, учебных, административных заведениях заниматься нельзя. Никого не пустим, ничего не знаем!»

А вот кандидат Аксаков, естественно, никаких трудностей не испытывал.

Телефон нашего штаба, располагавшегося на ул. Гагарина, 5, скорее всего, прослушивался. Чиновники об этом догадывались. Поэтому по телефону чаще всего горячо убеждали «товарища майора» на том конце провода в своей аполитичности.

Находились, конечно, порядочные люди, работали с нами «в индивидуальном порядке». Обычно я подъезжал к такому директору школы, ПТУ, техникума, и он без лишнего шума собирал в классе, в учительской преподавателей, технических сотрудников — встречи проходили очень интересно. У нас ведь так: сначала людей собрать невозможно, но если уж народ собирается, видит, что разговаривают с ним по существу, то уже долго не расходятся люди, бесконечным потоком идут вопросы. Иногда диалог с людьми длился не один час.

Но чаще было по-другому. В новоюжном районе города Чебоксары (номер школы называть не буду) была достигнута договоренность о выступлении. Когда вечером я с доверенными лицами прибыл к дверям школы, то всё было закрыто наглухо. Долго стучали. Минут через десять за закрытыми дверями появилась то ли сторож, то ли технический работник. Была эта женщина напугана. Прокричала из-за закрытых дверей, что директор приказал никого не пускать.

Пришлось проводить встречу с собравшимися жителями микрорайона прямо у крыльца. Мы вообще потом приняли этот способ на вооружение. По микрорайону распространяли объявления, что встреча с избирателями состоится не в школе, клубе или больнице, а на крыльце этого учреждения или у главного входа.

Люди мерзли, ругались, но слушали выступления очень внимательно. Помню, не пустили в помещение действующего депутата Госдумы В. С. Шурчанова. Нас тогда было несколько человек, были с Шурчановым и действующие депутаты Госсовета ЧР, но директриса, перепуганная насмерть, твердила только одно: «Хоть милицию вызывайте, хоть в суд подавайте, но в помещение школы никого не пущу».

В Марпосадском районе, в селе Октябрьское, в помещение новой школы мы пришли с моим доверенным лицом, бывшим первым секретарем Калининского районного комитета КПРФ г. Чебоксары Александром Владимировичем Спиридоновым. Сам он марпосадский, в районе всех знает хорошо.

В школу, где его знакомый работал завучем, мы пришли минут за пять до окончания уроков. Часто нам отказывали во встречах, ссылаясь на занятость педагогов в классах, с учениками. А здесь знакомый Спиридонова пообещал после уроков минут на 15–20 всех педагогов собрать. Но встреча так и не состоялась. Видимо, руководство школы быстро созвонилось с районным начальством, выяснило, что проводить встречу ни в коем случае нельзя. Педагоги были об этом предупреждены и вместе с учениками покинули школу. Многие — через запасной выход.

При этом женщины-учителя, решившие уйти из школы через главный вход, пробегали мимо нас быстро, потупив взгляд. Исчез и знакомый завуч. Директора будто бы и не было в школе с самого начала. Сколько ни уговаривали мы людей выслушать нас хотя бы в фойе, прямо у входа или на крыльце, никого собрать не удалось.

В Чебоксарах, на Восточном поселке, руководитель местного самоуправления договорилась, чтобы мне открыли помещение клуба для встречи с избирателями. Накануне мы развесили объявления. Пришло человек 70. Спокойно провели встречу. Так потом эту женщину несколько недель запугивали увольнением, переизбранием, всевозможными неприятностями за то, что Молякову позволено было выступить.

В то же село Октябрьское еженедельно из районов съезжаются люди торговать домашним скотом. Если подъехать часам к восьми утра, то можно, взобравшись с мегафоном на пригорок прямо посреди рынка, выступить перед десятками людей. Во время выступления бригада агитаторов раздаёт торгующим и покупающим газеты и агитационные листовки. Выступление проходило под блеяние, мычание, ржание.

На Южном поселке в Чебоксарах я забирался обычно на большой деревянный ящик и через мегафон обращался к людям, пришедшим на самую бедную барахолку в столице Чувашии.

В Ишаках, на мясном рынке, приходилось, выдирая ноги из липкой осенней грязи и подстелив толстый картон, взбираться на какой-нибудь пустующий прилавок и оттуда знакомить избирателей со своей предвыборной программой. Кстати, в Ишаках выступать здорово, эффективно. Тысячи людей слушают тебя, одновременно совершая покупки, прицениваясь. Однажды за два часа агитации нам удалось распространить там до 10 тысяч листовок и газет.

В Козловке рынок частный. Его хозяева хорошо относятся к коммунистам. Да и секретарь райкома там замечательный — Нина Корниловна Иванова. Умный, энергичный человек, прекрасный организатор. Район знает как свои пять пальцев. Там заберешься прямо в радиорубку и через рыночное радио высказываешь всё, что в душе наболело. На хозяев рынка за выступления коммунистов пытались «наехать» местные чиновники, да они посылали их подальше.

Вообще, Нина Корниловна молодец. За какие-то гроши сумела нанять желтого цвета «жигуленок», битый и бывалый, но с нашим водителем, патриотом, сочувствующим коммунистам. На нем мы десять дней бороздили раскисшие поля Козловского района.

Неожиданно подъезжали к автостанциям и тут же, среди толпы, ждущей своего автобуса, начинали агитацию. Делали это не только на платформах или под открытым небом, но и внутри помещений. Хорошо, если не встревал перепуганный начальник. Люди в основном слушали внимательно. Ведь всем интересно, что это говорят чебоксарцы, заехавшие внезапно к ним в глухомань.

Плохо было, если начинал плакать ребенок или объявляли посадку. Тогда приходилось сворачивать выступление прямо на половине «текста». Зал вмиг пустел, и нужно было ехать дальше в поисках скопления людей.

Не покидало ощущение холода. Осень выдалась ранняя. Выступать приходилось в основном на улице. Система, например, у той же Нины Корниловны простая, но эффективная. На каждый день у нее спланировано посетить 4–5 деревень. В каждой у нее, как у бывшего председателя колхоза, есть свои доверенные люди. Они обходят жителей, сообщают, что в намеченное время (чаще всего у магазина или почты) нужно собраться для встречи с кандидатом в депутаты.

Приезжаешь в указанное место ко времени и обязательно ждешь минут 30–40, пока не соберутся селяне. Если собралось человек 20–25, то это хорошо. Иногда люди не собирались вовсе, и приходилось всей бригадой вновь обходить дворы, приглашая людей на встречи. Да еще нужно было успеть сунуть в каждую калитку, каждый почтовый ящик газету или листовку.

Есть у нас уазик-«буханка» 74-го года выпуска. Числится за горкомом. Мы его оборудовали самодельным звукоусилительным устройством, работающим от аккумулятора. Если деревня большая, то, включив на полную мощь громкоговоритель, проезжаешь несколько раз по деревне из конца в конец, объявляя о встрече. В промежутках между выступлениями включаются советские патриотические песни.

Та ещё картина. По разбитой сельской улице, одолевая непролазную осеннюю грязь, ныряя в здоровенные лужи, пробирается, рыча, уникальное создание отечественного автопрома. Темнеет в конце октября — начале ноября рано. Смеркается. А тут по притихшей деревне раздается бодрый голос кандидата, несутся громкие песни.

Иногда со всей деревни сбегались собаки. Они прыгали за машиной, вырывающейся с ревом на двух мостах из очередной рытвины, пронзительно лаяли. Лай поднимался по всей деревне. Это было даже хорошо, взбадривало людей. Жители выходили к воротам своих домов поглядеть, кто это там шумит и по какому поводу.

В Марпосаде на рынке мне нравилось выступать больше всего. Сам рынок маленький, тесненький, но недалеко от главного входа есть небольшая площадка, на которой скрещиваются два основных торговых ряда. Возьмешь в мясном павильоне у девочек-продавщиц табуретку, поставишь прямо посередине площадки, взберешься на нее и начинаешь выступление. Народ заходит на рынок, вываливает с двух торговых рядов и натыкается прямо на тебя. Тут же образуется аудитория человек в 100–150.

Здесь важно не переборщить. Слушать тебя будут не больше 10–15 минут. За это время нужно успеть сказать все, что считаешь важным.

Самый неуютный рынок — в Новочебоксарске. Ряды там стоят тесно. Площадка — только на троллейбусной остановке. Приходится выбегать на нее через каждые 15 минут, когда состав слушателей уже изменился, публика свежая, и уже за 5-10 минут попытаться хоть что-то до людей довести. Поэтому чаще всего приходилось выступать прямо в помещении — недостроенном спортивном зале, приспособленном под торговлю.

Барахолка в Новочебоксарске — неблагоустроенная, прямо посреди поля. Пространство главной площади велико, продувается во всякое время ветром, и даже с мощным мегафоном докричаться до людей очень сложно.

В том же Новочебоксарске часто приходилось выступать прямо на улице, на автовокзале. Школы и больницы там «перекрыты» Андреевым (мэром) для выступлений коммунистов «наглухо». Не говоря уже о предприятиях. И население там для общения очень тяжелое, «неподъемное». Собрать людей на встречу там, по моему опыту, раза в два тяжелее, чем в Чебоксарах. И здесь нужно отдать должное замечательному человеку, коммунисту, бывшему первому секретарю Новочебоксарского городского комитета КПРФ Михаилу Федоровичу Редькину.

Мы выходили с ним прямо на середину какого-нибудь двора, и, пока я громко (так, чтобы было хорошее эхо) объявлял о начале встречи, Редькин и работающая в этот день с нами небольшая группа коммунистов и патриотов быстро обходила квартиры и еще раз (потому что накануне на подъездах развешивались объявления) приглашала людей на встречу.

С Редькиным мы опробовали и некоторые «новшества». На главной улице Новочебоксарска — улице Винокурова, от ДК «Химик» до магазина «Каблучок» расположено пять больших остановок. Там народ есть всегда, ждут транспорт на Чебоксары и главный, 54-й троллейбус. Быстро, за пять минут, сообщаешь людям, ждущим транспорт, кто ты такой есть и что ты хочешь сделать в качестве депутата.

Так и ходишь постепенно от одной остановки к другой. Вниз по улице Советской, напротив мебельного магазина, перед мостом, две крупные остановки расположены напротив друг друга. Там сходит много людей, едущих домой с «Химпрома» и из промзоны. Там я вставал прямо посреди дороги и через звукоусиливающее устройство обращался к людям на остановках. Иногда удавалось сразу «охватить» таким образом человек 50–60.

Очень осложняет ситуацию присутствие пьяных. Трезвого бывает нелегко «вытянуть» на беседу. Пьяный же — тут как тут. Он либо орёт невпопад, либо дебоширит, либо умильно клянётся в верности идеалам коммунизма и вспоминает свою жизнь при Советской власти. Сложнее всего с деятелями во хмелю, требующими от тебя тут же прекратить «пустую болтовню» и дать ему в руки автомат. Такой «революционер» готов немедленно разобраться с гайдарами, чубайсами, грефами.

Характерный, кстати, симптом. В 90–91 годах, когда я выступал среди людей физического труда с лекциями от общества «Знание», пьяные люди (а они на встречах бывали часто), узнав, что я коммунист, собирались тут же на месте «прикончить» меня, грозно предупреждая о моей прямой ответственности за советскую систему, сгубившую страну.

Но уже тогда всегда находилась гораздо большая часть трезвых людей, которая быстро пресекала вопли разбуянившихся «контрреволюционеров». Помню, как году в 91-м, во время моей встречи с коллективом Лапсарской птицефабрики, троих или четверых пьяных «приверженцев» буржуазного образа жизни буквально пинками вышибали из помещения, чтобы не мешали слушать и задавать вопросы.

В кампанию 2003 года примчался в Чувашию министр по чрезвычайным ситуациям С. К. Шойгу — видный «единоросс». Очевидно, дошли до него слухи, что предвыборная ситуация для «медведей» в нашей республике складывается не очень благоприятная.

Не исключено, что президент ЧР Федоров в выборную кампанию 2003 года работал не только на «Единую Россию». Какие-то обязательства, видимо, у него были перед старыми знакомыми Кириенко и Чубайсом. В Чувашии, особенно в Чебоксарах, привольно чувствовали себя представители СПС. Самой организации в полном смысле этого слова в Чувашии не существует. Но перед выборами, когда местная группка Союза правых сил получает финансирование, на улицах городов вдруг появляются мальчики и девочки в фирменных накидках, палатки и лотки с символикой этой организации.

Мальчики и девочки раздают изданные на хорошей бумаге газеты, буклеты, календари. Всовывают какие-то странные договора между избирателями и руководством российских либералов, в которых те клянутся выполнить все наказы граждан. Видимо, какой-то «процент» в Чувашии эспээсники должны были получить. Это-то и не понравилось «медведям». После выборов, лишённые материального интереса, эти «активисты» СПС исчезают до следующей кампании.

Мы с Редькиным в день приезда Шойгу работали в Новочебоксарске по остановкам. Пронеслась кавалькада легковых автомобилей с мигалками. Поехали к ДК «Химик». Потом наши знакомые дворники, выйдя из ДК со встречи, рассказывали нам, о чем вещали Шойгу и Федоров, а также о том, как их всех «сгоняло» начальство на эту встречу.

Очень активную роль в предвыборном штабе А. Г. Аксакова играла Лидия Александровна Лагутина. В конце семидесятых — начале восьмидесятых годов она трудилась в Новочебоксарском городском комитете ВЛКСМ. Естественно, была членом КПСС, курировала работу со школьными комсомольскими организациями. Я, после избрания секретарем комсомольской организации Новочебоксарской средней школы № 1, работал под её началом. Помню, комсомолкой она была пылкой, демонстративно убеждённой. Довольно высокая, стройная, она в те годы была привлекательна. Её кто-то даже называл «комсомольской королевой».

Со временем она получила юридическое образование, работала в Чебоксарском педучилище. Когда я впервые, в 1994 году, избрался депутатом Государственного Совета ЧР 1-го созыва, она работала там в юридическом отделе. Мы с ней были в хороших отношениях. К нашей маленькой компании «примыкали» также юрист правового отдела Татьяна Рафаиловна Кудашкина и Александр Борисович Белов, первый редактор парламентской газеты «Республика».

Вместе мы пили чай, а перед праздниками и кое-что покрепче. Тогда я и заметил в Лидии Александровне какую-то раздраженность, стремление съязвить, сделать о человеке едкое (впрочем, как правило, точное) замечание. Критический настрой её по отношению к окружающим имел горький привкус застарелого, активного разочарования в людях. Порой казалось, что она цинична.

Почему-то она не любила советское партийное начальство Чувашии, т. е. тех людей, которые были её руководителями. Естественно, и речи быть не могло о её дальнейшем пребывании в рядах КПРФ или участии в возрождении комсомола.

Сколько их, этих симпатичных, ироничных, все понимающих дам, работавших по горкомам, обкомам, райкомам, сидевших в приёмных секретарей, в орготделах, отделах учёта, бухгалтериях! Худо-бедно, но комсомол и партия давали им возможность кушать хлеб с маслом, выезжать по льготным путёвкам в дома отдыха и санатории, в том числе и за границу. Они решали для своих детей проблемы с садиками и пионерскими лагерями.

В одночасье почти вся армия женщин-функционеров предала и комсомол, и партию. Всё было хорошо в Лидии Александровне. Неприятно поражало публичное, каждый раз обозначаемое отречение от своей молодости, от партбилета. Здесь можно было бы быть и посдержаннее.

Мне кажется, женщины, поступившие таким образом, еще хуже мужчин. Объясняется это, скорее всего, глубоко укоренившимися религиозными традициями. Иуда — он ведь мужчина. А ещё раньше Каин. Что же касается женщин, то они проявляли коварство, но во благо собственного народа, семьи, детей. Самсон и Далила, Юдифь и Олоферн. Тут же преданность человеку, оказавшему снисхождение и милость. Та же Мария Магдалина, сёстры воскрешенного Лазаря Мария и Марфа. Хотя бы и Сара, изгнавшая бедную Агарь. Была и Иродиана с дочерью Саломеей.

В общем, отступниц среди женщин не меньше, чем среди мужчин. Увы. Например, Крета Лазаревна Валицкая, последний первый секретарь Чебоксарского городского комитета КПСС. В начале 90-х она ещё принимала участие в становлении КПРФ в Чебоксарах. Затем отошла от организации. Более того, превратилась в чиновницу, преданно отстаивающую интересы федоровского режима.

Она даже несколько лет возглавляла Министерство труда и занятости населения, республиканский женсовет, была заместителем главы Чебоксарского городского самоуправления Емельянова, отвечая за связь с общественными организациями.

«Убрать» её из чиновничьей обоймы удалось только после событий 21 января 2005 года, когда возмущенные законом о «монетизации» льгот чебоксарцы перекрыли проспект Ленина напротив сквера Чапаева. Будто бы её обвинили в том, что не смогла предотвратить это стихийное выступление горожан.

Ещё более печальный женский персонаж из бывших видных партийных функционеров — бывший министр культуры и межнациональных отношений ЧР О. Денисова. Это вообще из ряда вон выходящий случай. Даже говорить обо всём этом как-то неудобно.

Наряду с Лагутиной изрядно потрудился в пользу Аксакова мой хороший знакомый — А. Б. Белов. Сколько хороших вечеров провели мы с ним за откровенными, интересными разговорами. В предвыборную кампанию 1999 года он даже помогал мне в издании печатной продукции.

В 2003 году он полностью встал (как я уже упоминал) на сторону Аксакова. Дозированная, тонкая игра Александра Борисовича под названием «и нашим, и вашим» многими воспринималась как свидетельство объективности и ума. Воспринималась до недавнего времени. Белов был вынужден уйти из газеты под давлением главного покровителя издания (серьёзно помогавшего и деньгами) Александра Ильича Дельмана, владельца многочисленных автозаправочных станций в Чебоксарах и окрестностях.

Намеренно или нет, но Дельман способствовал назначению на место Белова Николая Николаевича Максимова. У Белова и Максимова неприязненные отношения сложились давно. Максимов в конце 80-х — начале 90-х был главным редактором газеты «Советская Чувашия», а Белов трудился у него заместителем.

Максимов уволил Белова с должности. Тот восстановился на работе по суду, но через несколько месяцев демонстративно уволился из «СЧ». Издавал независимые газеты «Поединок», «Вечерняя газета», работал корреспондентом в газете «Правда», создавал и возглавлял «Республику». Из «Республики» ушел в «Аргументы и Факты».

Недавно выяснилось, что А. Б. Белов вновь устроился на работу в газету «Советская Чувашия». Трудится он там вновь заместителем главного редактора Африкана Соловьева. Но предпочтения у него остались прежними. В феврале 2006 года он опубликовал об Аксакове в «Советской Чувашии» очередную комплиментарную статью. Будто бы Аксаков попросил московского коммерсанта Брунштейна, бывшего жителя Чебоксар, организовать здесь сеанс одновременной игры с гроссмейстером Львом Псахисом.

Игра состоялась, а Белов принимал в ней участие и Псахису проиграл. Всё это событие подано в лёгкой ироничной манере, присущей Александру Борисовичу. И нового своего начальника Соловьева пытается он обрисовать чуть-чуть комическим персонажем, и себя — скользящим по жизни иронично и со вкусом. Но эта очередная реклама за Аксакова выглядит в исполнении даже такого профессионала, как Белов, еще более натужно, вымученно, чем незабвенный конкурс кулинарных рецептов имени А. Г. Аксакова в «Чебоксарских новостях».

Не отстает от Белова и его бывший начальник Н. Н. Максимов, и.о. главного редактора газеты «АиФ-Чувашия». Там вновь замелькали портреты Аксакова, демократично, по-простецки перекинувшего через плечо пиджак. Этакий свой парень, симпатяга, «открытый настежь» людям. Газета дает депутату возможность высказаться о работе в Госдуме. Депутат в интервью заявляет: «Молодым надо дать одинаковые шансы на успех» («АиФ-Чувашия», № 10 (374), март 2006 г.).

Интервью носит неконкретный характер. Депутат не поясняет, как при новом Трудовом кодексе, за который он проголосовал, закрепляющем эксплуататорское отношение: хозяин — наёмный рабочий — равными могут быть сын хозяина и сын рабочего (или безработного).

Умелая рука Александра Борисовича чувствуется в текстах информационного бюллетеня, издававшегося сотнями тысяч экземпляров в выборную кампанию 2003 года. Я на Белова не обиделся. Какое я на это имею право? Между нами сохранились хорошие отношения. На обиженных, как говорится, «воду возят». Не думал я только, что «воду возить» мне чуть не пришлось из-за Александра Борисовича.

Предвыборная работа, однако, требовала своего. Несколько раз я обращался и в УИК ЧР, и в прокуратуру с просьбой разобраться, почему «АиФ-Чувашия» фактически рекламирует кандидата в депутаты Госдумы Аксакова, но реклама эта из избирательного фонда не оплачена?

1 октября 2003 года направил в ЦИК ЧР заявление следующего содержания: «В региональном приложении газеты «Аргументы и Факты — Чувашия» за № 40 (249), октябрь 2003 года, было опубликовано интервью «Депутатами не рождаются» с кандидатом в депутаты Государственной Думы Российской Федерации А. Г. Аксаковым.

В авторском комментарии говорится о том, что «…дан старт «продолжению», новому конкурсу — «Если бы я был депутатом Государственной Думы», и что «…изменение в положении о конкурсе, видимо, связано с политическим моментом — предстоящими выборами в Госдуму». Тем самым автор дает понять, что проведение конкурса приурочено к избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы.

Указанная публикации содержит информацию о деятельности кандидата, не связанную с его профессиональной деятельностью и исполнением им своих служебных обязанностей. Кандидат в депутаты А. Аксаков выступает в качестве инициатора этого конкурса.

Деятельность А. Аксакова как инициатора конкурса, а не как депутата Государственной Думы способствует формированию положительного отношения избирателей к кандидату, поэтому квалифицируется как агитационная деятельность вне агитационного периода, что является административным правонарушением, предусмотренным ст. 5.10 КОАП РФ.

Далее в интервью говорится следующее: «…Недавно я пригласил министра строительства Филатова в Новочебоксарск, …чтобы разобраться с проблемой…», и, разобравшись в ситуации, вопросительно восклицает: «…Но разве можно так делать? …есть справедливость, …никто не имеет права издеваться над людьми… в первую очередь должен быть прав человек…» и т. д.

Безусловно, автор этих слов вызывает у избирателя положительные эмоции, в результате чего у последнего формируются к нему определенные симпатии. По сути дела это не что иное, как озвучивание тезисов из предвыборной программы кандидата, что является агитацией.

Таким образом, редакция газеты и сам кандидат распространили сведения, способствующие формированию положительного отношения избирателей к кандидату. Тем самым допустили нарушения ст. ст. 57 и 58 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».

При опубликовании указанного выше агитационного материала отсутствует информация о том, за счет средств какого избирательного фонда был помещен этот материал. В результате чего редакция газеты нарушила п. 9 ст. 57 и п.п. 16 и 17 ст. 61 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», т. е. указанные лица совершили административное правонарушение, предусмотренное статьей 5.8 КОАП РФ. Вместе с тем, кандидат в депутаты Государственной Думы А. Аксаков нарушил п. 13 ст. 61 вышеназванного закона, т. е. совершил административное правонарушение, предусмотренное статьей 5.8 КОАП РФ.

После прочтения у избирателей складывается мнение об А. Аксакове, как о человеке, занимающемся благотворительной деятельностью. За участие в конкурсе, инициатором которого он является, предусмотрено денежное вознаграждение: «… первая премия у нас 30 тысяч рублей», — заявляет кандидат-меценат. Указанная деятельность входит в противоречие с ч. 5 ст. 64 того же закона, согласно которой запрещено заниматься благотворительной деятельностью непосредственным участникам избирательной кампании. Таким образом, действия А. Аксакова квалифицируются как административное правонарушение, предусмотренное статьей 5.16 КОАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 5.16 КОАП РФ, прошу:

1. Составить протокол об административном правонарушении в отношении кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» Анатолия Геннадьевича Аксакова и главного редактора газеты «Аргументы и Факты — Чувашия» Александра Белова, предусмотренном ст. ст. 5.8 и 5.16 КОАП РФ.

2. Направить протокол об административном нарушении в суд».

С жителями этого дома в Новочебоксарске я тоже встречался. История для сегодняшнего дня довольно обычная. Частные строители собрали с людей деньги на возведение жилья. Когда дом еще не был построен из-за постоянно растущих цен на энергоносители и стройматериалы, собранных денег не хватило.

И денег нет, и жить в доме нельзя. Десятки людей были возмущены, ходили по инстанциям, заваливали жалобами правоохранительные органы. Естественно, обретя статус депутата Госдумы, я хоть как-то мог помочь людям. Об этом и говорил с ними. Естественно, ни одно издание об этом ничего не сообщило.

Для Аксакова же была устроена инсценировка, подробно освещенная в прессе.

07.10.2003 года член Центральной избирательной комиссии Чувашии А. В. Щербаков традиционно отписал мне: «Ваше заявление от 1 октября 2003 г. о нарушении правил проведения предвыборной агитации редакцией газеты «Аргументы и Факты — Чувашия», опубликовавшей в номере газеты 40 (249), октябрь 2003 г. интервью «Депутатами не рождаются» с кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации А. Г. Аксаковым, рассмотрено на заседании Рабочей группы по информационным спорам и иным вопросам информационного обеспечения.

Материал- интервью «Депутатами не рождаются», опубликованный в газете «Аргументы и Факты — Чувашия» 40 (249), октябрь 2003 г., содержит информацию о текущей деятельности действующего депутата Государственной Думы Российской Федерации А. Аксакова, что в соответствии со статьей 57 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» не признается предвыборной агитацией.

Таким образом, в действиях редакции газеты «Аргументы и Факты — Чувашия» и депутата Государственной Думы Российской Федерации А. Аксакова признаков нарушения правил проведения предвыборной агитации не имеется».

Представляю, что было бы, если бы я, зарегистрированный кандидат в депутаты, вознамерился проводить конкурсы с тридцатитысячными призами! Чиновничья машина сработала бы мгновенно. Вина моя была бы установлена.

Все-таки даже такие отписки доставляли ЦИКу немало хлопот. Во-первых, боялись рассмотрения этих ответов в суде. Во-вторых, очевидно, совестно было писать подобные вещи. Хотя второе, видимо, маловероятно.

Людмила Ниловна Линник все-таки не утерпела, в той же «АиФ» обидно обо мне отозвалась. Дело было не столько в моих заявлениях, сколько в том, что я обнародовал некоторые подробности строительства семьёй Линник трехэтажного особняка на берегу Волги, на улице Константина Иванова.

При этом высказал предположение, что неспроста чиновница вдруг обрела возможность и землю под застройку получить в исторической части города, и средства немалые на дом изыскать. Я уже упоминал, что сильной стороной федоровского режима является способность благодарить людей, состоящих у него в услужении, при том, что служба идет с желанием, с огоньком, с положительными для режима результатами.

14.10.2003 года я вынужден был обратиться уже в Прокуратуру Чувашской Республики с заявлением: «08.10.2003 г. тиражом в 10970 экземпляров в еженедельнике «АиФ-Чувашия» № 41 (250), октябрь 2003 г., обо мне распространена информация с агитационным уклоном компрометирующего свойства под названием «Вся президентская рать».

Сравниваются кандидаты в депутаты. Об А. Аксакове сказано следующее: «А. Аксаков имеет восьмое место в федеральном списке элиты «Народной партии». Про И. Молякова: «…И. Молякову старшие товарищи по КПРФ доверили лишь место в самом конце регионального списка».

Также указывается, что по опыту предыдущих избирательных кампаний Л. Линник назвала меня профессиональным жалобщиком. Газета указывает, что и в настоящее время претензии к СМИ имею только я из всех кандидатов. Но это не так. Уже в ходе нынешней избирательной кампании запросы по СМИ были и у других кандидатов. Выходит, что я и раньше, как утверждает Линник, был жалобщиком и сейчас остался в том же крайне негативном в восприятии людей (избирателей) качестве.

Вдогонку газета указывает, что я единственный кандидат, имеющий непогашенную судимость.

Полагаю, что газета нарушила следующие запреты выборного законодательства. Если Линник действительно сделала заявление, отмеченные газетой, она нарушила п. 1 ст. 54 Федерального закона «О выборах депутатов ГД ФС РФ», в которой органам госвласти запрещается информировать, тем более давать оценки кандидатам в депутаты.

Пункт 6 ст. 64 этого же закона предписывает СМИ отказаться от публикации (обнародования) агитационных информационных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), способных нанести ущерб репутации кандидата.

Прошу прекратить деятельность государственных чиновников и ряда СМИ, нарушающих ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» в соответствии с п.п. 6. 7 ст. 64, п. 11 ст. 61. Прошу прекратить незаконную агитацию».

20.10.2003 г. уже известная нам Э. Н. Трусова ответила: «Прокуратурой Чувашской Республики Ваше обращение о нарушениях требований ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (далее — Закон) при публикации в газете «Аргументы и Факты — Чувашия» в разделе «Выборы» статьи под названием «Вся кандидатская рать» рассмотрена.

Проверкой установлено, что при опубликовании указанной статьи не соблюдены требования п.п. 2, 5 ст. 54 ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ». По данному факту прокуратурой ЧР в адрес главного редактора газеты «Аргументы и Факты — Чувашия» 20.10.2003 г. внесено представление.

На основании п.п. 47 ст. 2 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» под органами власти субъектов РФ понимаются законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, высшие должностные лица субъектов Российской Федерации (руководители высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации), иные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации и избираемые непосредственно гражданами Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными Федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации.

Центральная избирательная комиссия ЧР органом государственной власти ЧР не является.

В части Ваших доводов о несоблюдении требований п. 6 ст. 64 Закона, в соответствии с которой организации, осуществляющие выпуск средств массовой информации обязаны отказаться от обнародования (опубликования) агитационных и информационных материалов (в том числе содержащих достоверную информацию), способных нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации кандидата, если не могут предоставить кандидату возможность обнародовать (опубликовать) опровержение или иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания агитационного периода, сообщаю, что Вы имеете право на обнародование (опубликование) своего опровержения в том же средстве массовой информации».

Никакого опровержения у меня, естественно, никто не принял. Пришлось обращаться в прокуратуру Российской Федерации, но там посчитали, что лимит уступок в отношении меня исчерпан. 14.11.2003 г. первый заместитель прокурора республики В. П. Бобков ответил следующее: «Прокуратурой Чувашской Республики рассмотрено Ваше обращение, поступившее из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, о несогласии с ответом прокуратуры ЧР от 13.10.2003 г. и привлечении к административной ответственности депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Аксакова А. Г., главного редактора газеты «АиФ — Чувашия» Белова А. Б.

Установлено, что в газете «Аргументы и Факты — Чувашия» № 40 под заголовком «Депутатами не рождаются» опубликован материал-интервью с депутатом Государственной Думы РФ Аксаковым А. Г. о конкурсе «Если бы я был депутатом Государственной Думы».

На основании ст. 2 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» под предвыборной агитацией понимается деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список кандидатов или против него (них), либо против всех кандидатов (против всех списков). Согласно п. 1 ст. 57 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», в котором регламентированы виды деятельности, признаваемые предвыборной агитацией, данная деятельность должна быть направлена на конкретное лицо (группу лиц).

В соответствии с Постановление Конституционного суда РФ от 30.10.2003 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова, «критерием, позволяющим различить предвыборную агитацию и информирование, может служить лишь наличие в агитационной деятельности специальной цели — склонить избирателей в определенную сторону, обеспечить поддержку или, напротив, противодействие конкретному кандидату, избирательному объединению. В противном случае граница между информированием и предвыборной агитацией стиралась бы, так что любые действия по информированию избирателей можно было бы подвести под понятие агитации, что в силу действующего для представителей организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, запрета неправомерно ограничивало бы конституционные гарантии свободы слова и информации, а также нарушало бы принципы свободных и гласных выборов.

В опубликованном в газете «Аргументы и Факты — Чувашия» материале речь шла о конкурсе «Если бы я был депутатом Государственной Думы», который является продолжением конкурса «Если бы я был президентом Чувашии». Аксаковым А. Г. прокомментирована цель конкурсов. Главный редактор газеты Белов А. Б. пояснил, что публикация в газете «Аргументы и Факты — Чувашия» интервью депутата Аксакова А. Г. под названием «Депутатами не рождаются» агитационных целей не преследовала, в ней содержалась обычная информация о творческих конкурсах, проходящих в Чувашии.

С учетом изложенного, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется».

Огромная предвыборная переписка не могла привести к какому-то серьезному результату. Машина государственной власти работала и работает против оппозиционеров. Тем более коммунистов. Но что творилось бы на радио, на телевидении, в газетах, если бы мы не наносили упреждающих ударов? Беззаконие было бы тогда и вовсе тотальным. Нет, наши письменные обращения имели последствия, хоть как-то ограничивали вседозволенность исполнительной власти в Чувашии.

А в это время Анатолию Геннадьевичу Аксакову хвалы возносили иные люди. Тут надо отметить профессионализм Александра Борисович Белова. В информационном бюллетене «Народный депутат» (29 ноября 2003 года) за неделю до выборов он обеспечил интервью Анатолия Александровича Игумнова под названием «Полагаюсь на Аксакова».

То, что «опальный» Игумнов взялся вдруг поддерживать Аксакова, видимо, умная находка Белова. В городах Федорова не любят, в городах президент Чувашии еще в 2001 году с треском проиграл президентские выборы. Мой избирательный штаб в своей критике нынешнего режима был беспощадно конкретен. Думали и у Аксакова: что противопоставить этому напору? Ведь сам А. Аксаков по темам, которые «отрабатывали» в моем штабе, высказаться боялся.

А ведь избирательный округ у меня с Аксаковым был в основном городской. Нужно было срочно в аксаковскую предвыборную «бочку меда» влить хотя бы маленькую ложечку «уксуса». Мол, и мы в каком-то смысле оппозиционеры! Тут-то и пригодился Игумнов, которого граждане почему-то воспринимали как человека, президентом Федоровым обиженного. Какой он «обиженный», Анатолий Александрович хорошо показал на выборах главы города Чебоксары в 2005 году. Отработав какое-то время у Ильенко на «Эларе», Игумнов оказался в г. Рязани у Шпака, губернатора области. Тот вроде бы хотел поставить его во главе исполнительной власти города. Но воспротивились городские депутаты, хотя сам Игумнов, если не ошибаюсь, в Рязанское городское Собрание избраться все-таки успел.

И летом 2005 года Анатолий Александрович объявился в Чебоксарах. Выдвинулся в мэры. «Встречался» и «обещал». Какие-то чиновники, директора, главврачи и бизнесмены вновь в него поверили. Стали его доверенными лицами, как говорится, «поставили» на «фаворита».

Весь этот энтузиазм казался мне наивным. Уж если полковник, бывший коммунист, бывший офицер Советской Армии через год после победы на муниципальных выборах в г. Чебоксары, после пары встреч с гр-ном Федоровым публично оставляет свой пост, значит, гр-н Федоров и его верное окружение сумели предъявить Игумнову такие факты, обнародования которых он не на шутку испугался.

Эти факты известны и мне, конечно, только зачем же ими манипулировать?

Ушел. Оставил, мягко говоря, в недоумении людей, которые за него искренне голосовали, упорно работали.

Но ведь за прошедшие годы ничего не изменилось. Команда Федорова, которой крайне необходим контроль за городскими финансами, имуществом и землями, никогда не подпустит к управлению городом человека, проявившего хоть какую-то самостоятельность. Видимо, Игумнов поверил в наивные сказки о том, что «Путин уберет Федорова», и попытался вернуться «во власть».

На это же, с дальним расчетом, надеялись люди, открыто поддержавшие Анатолия Александровича.

В самом конце августа 2005 года, когда покорный Госсовет ЧР с первого раза поддержал предложение Путина оставить Федорова на четвертый президентский срок, с Игумновым всё стало ясно. Ни в какие «мэры» он уже не собирался. С предвыборной дистанции свою кандидатуру снял, а через некоторое время оказался в заместителях у несменяемого Филатова, министра, ведающего в Чувашии строительством, а теперь еще дорожным и коммунальным хозяйством.

Что он думал о людях, открыто поддержавших его, «засветившихся» перед федоровскими «дозорными», сказать трудно. Но практически всем им пришлось несладко. После этого, уже второго «преклонения» летчика Игумнова перед юристом-экономистом Федоровым о его политических перспективах можно забыть. Ооставного офицера «взяли в обоз».

Со всеми прогнозами бывшего градоначальника в отношении Аксакова вышел такой же конфуз, как и с его попыткой стать сначала мэром Рязани, а потом и Чебоксар.

Игумнов сообщает, что «Анатолий Геннадьевич берет на себя обязательства использовать все свое депутатское влияние на решение первоочередных городских задач. К ним относятся строительство… нового здания первой школы, а также дороги, связывающей новоюжный район с промзоной».

На месте первой школы городская власть вознамерилась возвести торгово-развлекательный комплекс. При этом выяснилось, что здание школы находится во вполне удовлетворительном состоянии. Когда же коллектив и жители окрестных домов потребовали оставить школу и никаких казино на этом месте не возводить, о позиции Аксакова ничего не было слышно. Много людей встало на защиту бывшего здания эвакогоспиталя от посягательств бизнесменов, но депутат Аксаков среди них замечен не был.

Бывший мэр-оппозиционер заявляет: «Не могу сказать, что интересы Чебоксар ныне защищаются в должной мере. Не хочу кого-то упрекать, критиковать, но мне непонятно, почему начальники управлений городской администрации с некоторых пор не рискуют напрямую выходить на министров республиканского правительства. Видите ли, они не хотят ни с кем портить отношения. Да какой может быть пиетет, когда в ряде городских отраслей складывается тяжелейшее положение?

Или возьмем решение о выводе из муниципальной собственности теплосетей, электросетей. Хорошо, предположим, что не имелось другой возможности для погашения долгов перед «Газпромом», РАО «ЕЭС России». Но можно было настоять на полном списании задолженности, а не частичном. И вскоре, по сути, в ведении города ничего не останется, одни остановочные павильоны…

Повсеместно ситуация складывается взрывоопасная. С восьмидесятых годов в жилищно-коммунальном хозяйстве нет обновления основных фондов. Системы теплоснабжения, водопровод ветшают на глазах. И ни один город своими силами с этой проблемой не справится. Необходимы не только целевые инвестиции из федерального бюджета. Необходимы отчисления на социальные нужды с тех налогов, которые мы выплачиваем. Тогда и спрос к муниципальной власти можно предъявлять соответствующий».

Почти три года коммунисты города боролись против передачи муниципальных объектов — «Водоканала», «Теплосетей», «Городских электрических сетей» в руки частного ООО «Коммунальные технологии», являющегося структурным подразделением чубайсовских «Российских коммунальных систем».

Напор частников удавалось сдерживать. За все эти годы мы не слышали ни одного публичного заявления Аксакова (или того же П. Семенова), осуждающего подобные намерения. А ведь обращения митингов и собраний по этому поводу к нему были.

17 ноября 2005 года глава города Чебоксары Н. И. Емельянов (пользующийся, в отличие от А. А. Игумнова временной, односторонне выгодной поддержкой президента ЧР Федорова) подписал распоряжение о передаче «Теплосетей» в аренду частному ООО «Коммунальные технологии». Никаких возражений, протестов по данному поводу со стороны Аксакова не последовало. В план приватизации внесены «Водоканал» и «Чебоксарские городские электрические сети» — и снова молчок со стороны Аксакова. Более того, на прошедших выборах чуткий к конъюнктуре Аксаков не спешил поддерживать Игумнова, как тот в свое время поддержал его. Нет, он проникся доверием к федоровскому протеже Емельянову!

А уж про надежды Анатолия Александровича по поводу поддержки жилищно-коммунального хозяйства со стороны депутата Аксакова и говорить не приходится. Аксаков голосовал за новый Жилищный кодекс, предусматривающий скинуть на плечи большинства обнищавших россиян все заботы по поддержанию этой сложнейшей инфраструктуры. Мол, решайте, граждане, все это своими силами. Не решите — «вышибем» вас из собственных квартир в бараки и «засыпушки».

Это депутат Аксаков проголосовал за бюджет, в котором на поддержание инфраструктуры ЖКХ на весь 2006 год выделено всего 8 млрд. рублей, хотя путинский же министр межрегионального развития просил на это минимум 350 млрд. рублей.

«Наши взгляды близки», — уверенно заявлял Игумнов в 2003 году. «Он (т. е. Аксаков — авт.) — высококвалифицированный экономист», — почему-то уверовал Анатолий Александрович. И, наконец, дважды сходивший с дистанции, несостоявшийся мэр завершает: «…Уверен, что нам обоим не придется краснеть, глядя людям в глаза».

Честно говоря, «глаз» Игумнова с Аксаковым видеть мне не доводилось уже давно. Краснеет ли Аксаков от стыда за содеянное, нельзя увидеть аж с конца 2003 года (на телевидении лица пудрят). Игумнов же скрылся в Министерстве строительства от разочарованных почитателей с сентября 2005-го года.

Что же обещал кандидат в депутаты Госдумы РФ А. Аксаков в 2003 году?

— Снизить налог на добавленную стоимость с 2004 г. на 2 %, с 2005 г. — еще на 3 %;

— снизить единый социальный налог на 10 %;

— установить инвестиционную льготу по налогу на прибыль, вкладываемую в развитие производства, в размере 25 %;

— принять закон о государственном регулировании цен на услуги естественных монополий (Газпром, РАО «ЕЭС», МПС);

— снизить процентные ставки коммерческих банков для кредитования производства;

— обеспечить безусловное выполнение законов о финансовом оздоровлении сельскохозяйственных предприятий и едином сельскохозяйственном налоге;

— увеличить в федеральном бюджете объемы средств, направляемых на льготные кредиты для закупки сельскохозяйственной техники, топлива, минеральных удобрений и средств защиты растений;

— помочь сельхозпредприятиям республики в приобретении сельскохозяйственной техники через «Росагролизинг»;

— помочь предприятиям республики в получении средств, направленных на компенсацию ущерба от стихийных бедствий;

— осуществить полную газификацию Чувашии, строительство сельских дорог и водопроводов, выделение денег на строительство жилья специалистами сельского хозяйства;

— привлечь для строительства различных объектов в Чувашии более 5 млрд. рублей;

— привлечь для строительства дорог в республике более 2 млрд. рублей;

— добиться выделения существенных средств для строительства бесплатного социального жилья для работников образования, здравоохранения, культуры и жилищно-коммунального хозяйства;

— предусмотреть в бюджете 2004 года индексацию заработной платы в соответствии с темпами инфляции (зарплата работников образования и здравоохранения будет расти опережающими темпами и должна возрасти более чем в 3 раза);

— добиться в ближайшее время установления 25 % надбавки городским врачам, учителям, работникам детских садов и других образовательных учреждений к действующему окладу и т. д.;

— снизить процентные ставки по ипотечным кредитам для населения до 3–4 процентов годовых;

— привлечь для замены тепловых и канализационных сетей в г. Чебоксары, Новочебоксарск, Марпосадском, Козловском и Чебоксарском районах более четырехсот миллионов рублей;

— добиться выделения денег на массовую реконструкцию и ремонт жилья в г. Чебоксары, Новочебоксарск, Марпосадском, Козловском и Чебоксарском районах.

Весь этот «шикарный» набор предполагаемых мероприятий поддержала общественность республики. Кого только не было в дружно сгрудившейся толпе деятелей, почувствовавших, что федоровская администрация «поставила» на А. Аксакова и П. Семенова. И ведь прекрасно знали эти люди, что выбраны кандидаты не столько из соображений материальных, сколько политических — не дать возможности ни одному коммунисту пройти в Госдуму по одномандатным округам.

Этих деятелей стоит перечислить. За то, что натворили в Думе чувашские депутаты, несут ответственность перед народом в полной мере и они. Это: М. Игнатьев, председатель Чувашского республиканского отделения «Аграрной партии России»; Ю. Киселев, «Единство и Отечество — Единая Россия»; В. Агаськин, «Демократическая партия России»; С. Сорокин, «Республиканская партия России (блок «Новый курс — Автомобильная Россия)»; Г. Мресов, партия «Созидание»; Р. Есаулкова, «Российская политическая партия Мира и Единства»; М. Колесников, ЧРО «Общероссийского общественного движения поддержки флота»; С. Тимофеева, ОО «Чувашский республиканский совет женщин»; М. Кузьминых, ЧРОО «Всероссийского общества инвалидов»; В. Байдулов, ЧРОО «Союз «Чернобыль России»; В. Михайлов, ЧРО «Общероссийской организации инвалидов войны в Афганистане»; М. Юхма, ЧРОО «Союз чувашских писателей»; Р. Федоров, «Союз художников Чувашии»; Н. Казаков, «Союз композиторов Чувашской Республики»; В. Тургай, «Союз профессиональных писателей Чувашской Республики»; Г. Архипов, ЧРОО «Чувашский национальный конгресс»; А. Кибеч, председатель Совета руководителей землячеств; Ф. Гибатдинов, «Всетатарский общественный центр Чувашской Республики»; В. Аксакова, «Марийский культурный центр Чувашской Республики»; Г. Алтунян, «Чувашская республиканская армянская община»; А. Алиев, «Чувашско-азербайджанское общество дружбы и сотрудничества»; И. Винокур, Национально-культурная автономия «Еврейская община»; Т. Кладт, ЧРОО «Немецкий культурный центр»; Н. Иванов, ЧРОО «Защита прав предпринимателей»; В. Мудров, «Ассоциация народных промыслов и художественных ремесел Чувашии»; Ю. Пичугин, председатель «Ассоциации рекламодателей и рекламопроизводителей ЧР»; Л. Лагутина, заместитель председателя ЧРО «Народной партии РФ».

С чрезвычайным энтузиазмом А. Аксакова поддержал Новочебоксарский городской совет ветеранов войны и труда. Ветераны Новочебоксарска заявили, что чувствуют сыновнюю заботу со стороны Аксакова. Они также заявили, что он работает конструктивно, занимает правильную позицию в решении жизненно важных вопросов для населения страны и действует в интересах своего народа.

Просто счастливы были видеть Аксакова депутатом Госдумы Л. В. Луцик, заведующая детским садом «Рябинка»; Н. С. Гусарова, заведующая детским садом № 50; Н. Г. Барабанова, учитель школы № 2 (г. Козловка); И. С. Сергеев, директор Мариинско-Посадского лесхоза, а также пенсионер Анна Петровна Фролова и фельдшер-лаборант Вера Васильевна Порфирьева; Калиса Федоровна Урванова, пенсионер, заслуженный экономист Чувашской Республики; пенсионер Геннадий Васильевич Мареев.

Разве не знали все эти люди, что в период с 1999-го по 2003 год Аксаков голосовал за законы, которые защищают не народ, а российскую власть, бывшего президента РФ Ельцина, земельных спекулянтов, страховые компании?!

Как мог поддерживать Аксакова лидер чувашских аграриев М. Игнатьев или же экономист Урванова, если он голосовал за Земельный кодекс РФ, вводящий рыночный оборот земли, за закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, разрешающий продажу этих земель?

А ведь Аксаков голосовал за привилегии и льготы Б. Ельцину, за фактический запрет всероссийского референдума по четырем важнейшим вопросам (о земле, ЖКХ, зарплате и недрах), за закон о ЖКХ, вводящий 100-процентную плату за жилье и коммунальные услуги. Разве пенсионеры не ведали, что Аксаковым был поддержан закон о взимании страховых взносов с пенсий? Что, неведомо было С. Сорокину, лидеру Республиканской партии России (блок «Новый курс — Автомобильная Россия») о поддержке Аксаковым введения транспортного налога, принудительного страхования автотранспорта, переноса ввода закона об обязательном автостраховании?

Разве неведомо было инвалидам войны в Афганистане, что именно Аксаков поддержал законопроект, отменяющий льготы военнослужащим?

Все общественные деятели, «воспылавшие» доверием к Анатолию Геннадьевичу, должны бы помнить, как он голосовал за законы о противодействии экстремизму (фактически взглядам, позициям, противоположным официальным).

18 июня 2003 года на пленарном заседании Госдумы рассматривался вопрос о недоверии правительству Путина-Касьянова, который был инициирован депутатами фракций КПРФ, Агропромышленной депутатской группы и «Яблока».

Еще в июне 2002 года КПРФ выдвинула обоснование необходимости отставки правительства.

Обращение было направлено во все субъекты России, в том числе и в Госсовет ЧР. 20 мая 2003 года на последней сессии коммунисты попытались поставить в повестку дня вопрос о поддержке этого обращения. Законодательные Собрания многих субъектов РФ это обращение поддержали.

Однако профедоровское агрессивно-послушное большинство Госсовета Чувашии не проголосовало за это предложение. Наши местные депутаты всем довольны.

Доволен был продолжающейся ельцинской политикой в путинском исполнении и депутат Госдумы А. Аксаков. Это на местном телевидении в отсутствие оппонентов он изображал из себя борца с коррупцией и засильем Чубайса. В Думе же во время принципиальных голосований он всегда поддерживал наиболее разрушительные начинания ельцинско-путинского режима. О Чувашии даже говорить не стоит. Аксаков всегда обеими руками «за» любые начинания своего давнего друга Федорова.

Вот и 18 июня 2003 года депутат-коммунист Шурчанов проголосовал за отставку Кабинета Министров Касьянова. Аксаков же этого не сделал. Более того, вся райковско-аксаковская думская фракция «Народный депутат» не поддержала инициативы коммунистов, аграриев и «яблочников».

Вот за подобные «голосования» ельцинисты и раздают друг другу ордена. За это они получают из бюджета немалые денежные «подачки» для своих округов. «Сдав» интересы своего народа в большом, они пытаются ввести его в заблуждение, рассказывая о том, сколько денег им удалось «привести» в регион.

Но если бы Аксаков и подобные ему слуги режима не воспрепятствовали проведению всенародного референдума о передаче полезных ископаемых в собственность народа, то недра давно бы уже служили всем россиянам, а не только абрамовичам и вексельбергам. Тогда бы и подачки в регионы не нужно было направлять.

Однако криминально-бюрократическому режиму Аксаков угодил не только тем, что голосовал за превращение земли в товар и запрет на проведение референдума. За орден нужно было еще и потрудиться. Как депутат от округа, в котором в основном проживают горожане, он очень многое сделал для закабаления именно городского жителя.

Рвение чувашского парламентария было отмечено даже либеральной прессой с не лучшей стороны. Обозреватель газеты «Московский комсомолец» А. Минкин рассказал, как в Госдуме РФ принимали закон о ЖКХ. А. Аксаков сыграл важнейшую роль в пробивании грабительского законопроекта путинского правительства.

Минкин сообщает, что стенограмма обсуждения закона о ЖКХ занимает 400 страниц. Поэтому он познакомил читателей только с небольшим фрагментом. Председательствовал на заседании Артур Чилингаров.

…МИТРОХИН («Яблоко»). В квартирах температура на уровне 10–15 градусов, люди заболели. Это типичный случай. Кто за это отвечает? По обычной судебной практике эти люди должны получать компенсацию за ущерб, уже не говоря о том, что у них нет горячей воды и даже холодной воды, за которую их заставляют платить. Но вот сейчас Шаккум (председатель комитета, готовившего закон — А.М.) в очередной раз скажет, что в законе эта проблема уже решена. Но по всем прежним случаям скажу, ничего там не решено. И в данном случае тоже.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ (Чилингаров, «Регионы России»). Уважаемый комитет, пожалуйста.

ШАККУМ («Регионы России», председатель Комитета по строительству). Предлагаем отклонить поправку.

ЧИЛИНГАРОВ. Правительство?

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА. Правительство поддерживает предложение комитета — отклонить.

МИТРОХИН. Тарифы раздуваются за счет самых разнообразных расходов. Зарплаты коммунальных начальников достигают совершенно астрономических размеров. Достаточно в любом городе посмотреть, в каком доме живет начальник теплосетей. Сейчас у него трехэтажный дом. Это он построил, когда была 60-процентная квартплата, А для чего нужна 100-процентная? Для того, чтобы он пристроил к трем этажам еще один.

ЧИЛИНГАРОВ. Комитет. Насчет коммунальных начальников?

ШАККУМ. Комитет возражает против этой поправки.

ЧИЛИНГАРОВ. Правительство?

ПРЕДСТ. ПРАВИТЕЛЬСТВА. Правительство поддерживает предложение комитета.

МИТРОХИН. Переходный период в разных регионах должен происходить по разным графикам. Совершенно разные условия в регионах. От того, что мы сейчас единые сроки устанавливаем для всех, мы загоняем самые бедные регионы просто в удавку.

ЧИЛИНГАРОВ. Ясно, Комитет?

ШАККУМ. Возражаем.

ЧИЛИНГАРОВ. Правительство?

ПРЕДСТ. ПРАВИТЕЛЬСТВА. Правительство поддерживает предложение комитета.

…ЧИЛИНГАРОВ. Уважаемые коллеги, все поправки рассмотрены. Есть предложение: принять данный законопроект.

Результаты голосования. 19 час. 53 мин. 32 сек.

217 «за», 63 «против», 170 не голосовали.

Решение не принято. (Для принятия закона надо 226 «за». — А.М.)

КЛИМОВ («Регионы России»). Уважаемый Артур Николаевич, я думаю, у многих депутатов до сих пор впечатление, что голосуем за поправки, и поэтому есть предложение — вернуться к голосованию за закон,

(Закон велено принять, а не хватило всего 9 голосов. Вдруг кто-то проснулся? Надо разбудить и проголосовать снова. Так делать нельзя, но если очень хочется, то… — А.М.)

ЧИЛИНГАРОВ. Уважаемые коллеги. Прошу внимания. Все устали. Давайте будем более организованными.

Результаты голосования 19 час. 55 мин. 56 сек.

221 «за», 60 «против», 169 не голосовали.

Решение не принято.

АКСАКОВ («Нардеп»). Я прошу вернуться к голосованию!

ЧИЛИНГАРОВ. Включите режим для голосования. Вы… Минуточку. Что ты меня все время «Артур Николаевич, Артур Николаевич»… Было предложение депутата Аксакова вернуться к голосованию.

ИЗ ЗАЛА. Артур Николаевич, у вас нет права так действовать. Сейчас поставим вопрос о вашем снятии.

ЧИЛИНГАРОВ. Я выполняю волю депутатов. Пожалуйста, по мотивам депутат Володин.

ВОЛОДИН (ОВР). Уважаемый Артур Николаевич, уважаемые коллеги. Вот эти политические спекуляции, они надоели. Я обращаюсь в первую очередь к «Народному депутату» и «Российским регионам…», ребята, поддержите.

МИТРОХИН. Это голосование показывает полный непрофессионализм правительства и его предложений, которые оно внесло. Не надо продавливать совершенно бездарный закон, который приведет к ухудшению жизни наших граждан, к социальной напряженности и к дестабилизации жизни в стране.

ЧИЛИНГАРОВ. Уважаемые коллеги, было предложение вернуться к голосованию. Еще раз ставлю на голосование. Кто за то, чтобы принять данный законопроект?

Результаты голосования 20 час. 01 мин. 38 сек.

221 «за», 34 «против» 195 не голосовало.

Решение не принято.

ИВАНЕНКО («Яблоко»). Уважаемый Артур Николаевич. Ваше желание помочь правительству переходит все границы. Заседание закончено.

ЧИЛИНГАРОВ. Нет, я никакому правительству не собираюсь помогать. Я выполняю вашу волю. Аксаков, пожалуйста.

АКСАКОВ. Уважаемые коллеги! Все регионы России сейчас ждут принятия этого закона. Я прошу вернуться к голосованию и проголосовать за закон.

ШЕИН («Регионы»). Уважаемые коллеги! Государственная дума несколько раз данный законопроект рассматривала. Он не прошел. И не надо вынуждать голосовать еще раз за то, что депутаты уже отказывались поддержать.

КОВАЛЕВ («Единство»). Уважаемые коллеги! Депутаты могут сколько угодно ставить вопросы, а председательствующий обязан их ставить на голосование. Есть предложение депутата Гайнуллиной о том, чтобы провести перерегистрацию.

ЧИЛИНГАРОВ. Так. Предложение депутата Гайнуллиной провести регистрацию. Зарегистрироваться прошу.

ИВАНЕНКО. Так называемая регистрация является нелепостью. Закон отклонен, таково решение Государственной думы. Заседание закрывается.

ЧИЛИНГАРОВ. Уважаемые коллеги, кто хочет еще высказаться?

РЕЗНИК («Единство»). Я абсолютно уверен в том, что регистрацию можно производить в любой момент по требованию депутатов. После этого я попросил бы снова вернуться к голосованию и проголосовать за данный закон.

РЫЖКОВ Н.И. (КПРФ). Уважаемые коллеги, я не знаю, будет ли у вас после сегодняшнего заседания совесть спокойной? Смотрите, три раза голосуем, три раза не проходит закон. И тем не менее мы ухищряемся, всячески находим любые лазейки для того, чтобы протащить этот закон. А в отношении регистрации, Артур Николаевич, мы что, дети здесь, что ли? Это уловка, нельзя этого делать.

ЧИЛИНГАРОВ. Хорошо. Было предложение депутата Резника провести регистрацию. Включите режим регистрации.

ИВАНЕНКО. Бесполезно убеждать Артура Николаевича. Я требую поставить на голосование вопрос о замене председательствующего на любого другого заместителя председателя, который скажет в микрофон: «Заседание закрывается».

ЧИЛИНГАРОВ. Было предложение депутата Резника вернуться к голосованию. Кто за то, чтобы вернуться к голосованию? Решение принято. Вернулись к голосованию!

ИЗ ЗАЛА. Поставьте на голосование замену председателя!

ЧИЛИНГАРОВ. Поставлю в порядке очередности. Сначала закон.

ИЗ ЗАЛА. Ставьте на голосование немедленно.

ЧИЛИНГАРОВ. В порядке очередности. Садитесь, успокойтесь.

ИЗ ЗАЛА. Я вам говорю, ставьте на голосование.

ЧИЛИНГАРОВ. («яблочнику» Иваненко). Я сейчас подойду и по харе дам тебе. Вот на этом закончится все. Давай трезвый приходи на заседание.

ИЗ ЗАЛА. Артур только что награжден орденом за морские заслуги, поэтому он может дать по харе.

ЧИЛИНГАРОВ. Ты знаешь… Уважаемые коллеги. Кто за то, чтобы принять данный законопроект?

Результаты голосования 20 час. 11 мин. 29 сек.

227 «за», 35 «против», 188 не голосовали.

Решение принято.

(По харе никому неохота. — А.М.)

От первого голосования до последнего (удачного) прошло всего 17 минут 57 секунд.

Кто же голосовал за правительственный закон о большой квартплате и ледяных батареях. ЛДПР стопроцентно «за». «Единство» и ОВР — почти полностью «за». «Яблоко» стопроцентно «против». Коммунисты не голосовали вообще.

Неуклонный рост голосов «за» от голосования к голосованию демонстрировали «нардепы»: 35-37-42-43. За 17 минут сознательными стали 8 «нардепов». (Аксаков поработал?)

А самый интересный результат у СПС: 3-7-0-5. Им очень не хотелось голосовать за непопулярный закон. Дали немножко «за», потом добавили. А потом понадеялись, что закон пройдет без их соучастия, и не стали голосовать. Но, дважды увидев один и тот же результат (221 «за»), СПС добавил властям необходимую пятерку.

В подобном поведении Аксакова в Госдуме ничего нового не было. Так же он вел себя на заседаниях Госсовета. Выжидал момент, когда дискуссия по принципиальным вопросам разгоралась не на шутку и когда положение становилось неоднозначным для правящего режима. В эти критические моменты всегда «проявлялся» Аксаков с предложениями, чрезвычайно нужными и выгодными федоровской администрации.

При решении любых принципиальных вопросов Анатолий Геннадьевич преданно обслуживал интересы властной верхушки.

Конечно же, деятели, поддержавшие Аксакова, все это знали. Но они прекрасно понимали, что дело не в Аксакове, а в том, что, поддержав ставленника Федорова Аксакова, они тем самым угодят Федорову, еще раз публично продемонстрируют ему свою лояльность и преданность.

В ответственные моменты хорошо видно: при всем кажущемся разнообразии политических и общественных организаций, действующих на территории Чувашии, на самом деле есть только две противостоящие силы. Это единственная настоящая оппозиция ельцинисту Федорову — КПРФ, и все остальные, т. е. опора антинародного режима, маскирующаяся под видом аграрников, профсоюзов, женских советов и вольных предпринимателей.

За всеми этими деятелями, в том числе и за Аксаковым с Семеновым, «расположился» президент ЧР Федоров со всем своим многочисленным чиновничьим аппаратом. Их задача — услужить федеральной исполнительной власти, отчитаться о том, что коммунисты в Думу, в Совет Федерации не прошли, и федеральная верхушка может не беспокоиться: в Чувашии население подавлено. Покорность перед грабителями обеспечена.

За прошедшие два года Аксаков и Семенов «постарались» ради народа в Думе «на славу». Не хуже, чем Слуцкер с Лебедевым в Совете Федерации.

Зря радовались за Аксакова новочебоксарские ветераны. С января 2005 года вступил в силу 122-й закон «О монетизации льгот», за который проголосовали депутаты от Чувашии в Федеральном Собрании. До этого полгода избирателей убеждали, что льготники «ничего не потеряют». Но уже первые недели действия закона выявили: при мизерном размере компенсаций за отмененные льготы большинству льготников просто не выжить. Эксперты подсчитали, что монетизация позволяет правительству экономить на своем народе 500 млрд. рублей в год. По всей стране прокатились организованные коммунистами акции протеста, в которых приняли участие миллионы льготников.

В городе Чебоксары акции протеста начались еще 1 мая 2004 года. А 21 января 2005 года у сквера Чапаева в Чебоксарах митингующие в знак протеста против отмены льгот в натуральном выражении перекрыли проспект Ленина. Естественно, что ни на одном из этих мероприятий ни Аксакова, ни Семенова и близко не было.

А ведь это благодаря и им удар был нанесен не только по пенсионерам, но и тем же «чернобыльцам», «афганцам», сельским учителям, школьникам, студентам.

По признанию министра финансов Кудрина, протестная волна заставила увеличить компенсации на 240 миллиардов рублей.

Так что «единоросский» план экономии на народе удался не полностью. Пока стариков, инвалидов и многодетные семьи обобрали только на 260 миллиардов.

Принятый при поддержке «единороссов» Аксакова и Семенова Жилищный кодекс дал старт новому «рывку» коммунальных платежей.

Казалось бы, коммунальным платежам уже некуда больше расти. Еще до повышения с 1 января 2006 года платы за жилье пенсионер, учитель, врач, рабочий отдавали за квартиру по половине своего дохода. Но федоровские ставленники Аксаков и Семенов так не считали!

В принятом «единоросским» большинством Госдумы новом Жилищном кодексе все затраты по содержанию и ремонту жилья перекладываются на жильцов. В советское время государство брало эти расходы на себя. При «реформаторах» государство отказалось от этих расходов.

Да и как оно могло эти расходы нести? Ведь реальное производство загублено. Вместо предприятий, приносивших в казну государства огромные доходы, сейчас возводятся помещения для барахолок, казино и массажных кабинетов. То, что получает оно от высоких цен на нефть и газ, складывается в Америке, в стабилизационный фонд. Госбюджет «усох», зато появилось в ограбленной России 39 долларовых миллиардеров. Их банковские счета распухли.

В результате жилищный фонд стремительно разрушается. По данным Госстроя, для того, чтобы только стабилизировать ситуацию в ЖКХ страны, надо срочно вложить 5 трлн. рублей. Если разложить эту сумму на граждан России, то получается по 30 тысяч рублей с человека. Если в квартире живет семья из трех человек, то с этой семьи — 3 тысячи долларов в год, по 7500 рублей в месяц. И это сверх нынешних коммунальных платежей.

Новый Жилищный кодекс позволяет выселять людей из квартир и домов, если они имеют задолженность по квартплате в течение шести месяцев. Но не только из-за задолженностей.

Могут выселить и того, кто платит исправно. Допустим, собственник или власти захотят использовать дом или землю под ним в других целях. Тем белее если жилой дом стоит в центре города и земля под ним понадобилась какому-нибудь богатею для строительства торгово-развлекательного центра. Местная власть вправе этот дом снести, жильцам же никакой квартиры не давать, предоставив «выкупную цену».

Жильцов же общежитий различных предприятий по новым правилам могут выселить в случае прекращения трудовых отношений с организацией — собственником общежития. Даже если человека уволили по сокращению штатов или из-за банкротства предприятия, это не повод, чтобы оставить ему крышу над головой. Более того, если общежитие продается новому собственнику, всех жильцов выселяют «без предоставления другого жилого помещения».

Фактически отменяется бесплатное переселение людей из ветхого жилья. Жителям бараков и развалюх гарантируется лишь получение рыночной стоимости их недвижимости. Но какая рыночная стоимость у барака или у хибары, по окна ушедшей в землю? Кто ее купит? Этих денег может хватить только на то, чтобы снимать где-нибудь комнату с подселением.

Естественно, обещания Аксакова сделать доступным бесплатное социальное жилье для учителей и врачей, после того как он голосовал за новый ЖК, потеряли всякий смысл. Бесплатного жилья отныне не будет. Исключение делается только для госслужащих и некоторых категорий инвалидов. Но и для обеспечения этих групп граждан средства нужно будет изыскивать в региональном бюджете.

Смешно говорить и об ипотеке. Не под силу обслуживание ипотечного кредита 80 процентам населения. Ипотека — очередной обман власти и обслуживающей ее партии «Единая Россия».

Игумнов, агитируя за Аксакова, заявлял, что тот постарается добыть деньги на ремонт инфраструктуры ЖКХ. Какие деньги?! Аксаков с Семеновым проголосовали за закон, по которому государство вообще отказывается от поддержки этой важнейшей системы. Всё перекладывается на граждан без разбора — нищие они или богатые.

Тот же Игумнов в компании с новочебоксарским советом ветеранов что-то рассказывал о высокой квалификации Аксакова как экономиста.

Но о какой квалификации идет речь, если необходимо постоянно «отрабатывать» приказы вышестоящих начальников из Кремлевской администрации, а у них не то что с квалификацией, но и со здравым смыслом нелады. Принимаются такие решения, которые неизбежно ускорят вымирание населения России, уже сейчас сокращающегося на миллион человек. Мало. Нужно, чтобы вымирало 2–3 миллиона. И тогда норматив по вымиранию россиян, определенный Маргарет Тэтчер и Збигневом Бжезинским, будет выполнен.

Как мог умудриться Аксаков проголосовать за Жилищный кодекс, в котором всем жителям России до 1 марта 2006 года предстояло выбрать всего одну из трех форм управления собственным жильем?

При этом людям (как в свое время и с ваучерами) ничего не объяснили, и, по социологическим опросам, на январь 2006 года более 70 процентов жителей России вообще не ведали о каком-то там новом Жилищном кодексе.

По оценкам действительно независимых и грамотных специалистов, все три предложенных способа для большинства не принесут ничего хорошего.

Если люди выберут товарищество собственников жилья, то расчет за коммунальные услуги будет идти со всего дома. И с нищего, экономящего на свете и тепле каждую копейку, и с богатого, навтыкавшего по всей квартире декоративных светильников и расставившего в каждой комнате по два телевизора.

И если часть жильцов задолжала, от электроэнергии, воды и отопления отключат всех. Кроме того, если жильцы не купят общедомовой счетчик, то квартирные счетчики, в том числе и электроэнергии, теряют всякий смысл. Ведь энергетики будут требовать оплату с дома по нормативу, а не складывать показатели поквартирных счетчиков.

ТСЖ является юридическим лицом со своим счетом, которое при желании тоже можно обанкротить — возникает опасность потери права собственности на придомовую территорию и вспомогательные помещения дома.

Но как провести границы домовых территорий? Заборы ставить? И кто будет оплачивать межевание? В деревнях раздел земель зачастую приводил к кровопролитию. Что же тогда будет в густонаселенных городах, где социальные контрасты выражены даже сильнее, чем в деревне?

Что будут делать сельские жители, жители поселков, малых городов, если даже жители больших городов (да что там — квалифицированные юристы) не до конца разобрались в том, что их ждет.

А ведь есть еще общие для всех коммуникации. Например, стоят рядом дом ветхий и новый. В ветхом доме нужно трубы менять, копать траншеи, которые пройдут по территории нового дома. Жильцы нового дома начнут требовать плату за благоустройство. Но для этого у жильцов ветхого дома денег нет. Вспыхнет острый конфликт.

Грядущее реформирование, затеянное аксаковыми и семеновыми, — опасная вещь. Оно породит раздор в каждом доме. Предположим, что в каждом доме примерно 70 процентов — собственники. Остальное жилье — в социальном найме. Между этими группами противоречия неизбежны. Социальные наниматели будут добиваться субсидий, а богатые владельцы начнут требовать дорогого благоустройства дома.

Управление домом требует немалых затрат. У всех домов разный уровень технического износа. Какое же здесь может быть совместное управление, если каждый из домов требует неравнозначных затрат?

Что делать с капитальными ремонтами? После вступления в силу нового ЖК гражданам сказали: теперь вы будете платить за все, в том числе и за капремонт. А ведь никто пока не отменил ст. 16 ФЗ «О приватизации жилищного фонда…», где говорится, что бывший наймодатель, т. е. государство в лице муниципалитета, обязан производить капитальный ремонт, и только после этого дом переходит в управление жильцам.

Но этот закон правительство планирует отменить с 1 января 2007 года.

Того же Аксакова рекламировали как местного, чувашского парня, любящего свой народ, готового все отдать ради его благополучия. Не случайно же г-н Архипов из Чувашского национального конгресса призывал поддержать кандидатуры Аксакова и Семенова.

В чем же реально выразилась эта любовь к родной земле? Да в том, что Анатолий Геннадьевич поддержал законы, превращающие землю в товар. Что, если г-да Алтунян и Алиев не случайно поддержали кандидата Аксакова? Их соплеменники теперь могут покупать землю и на селе, и в городах.

По ЖК центр выделяет регионам помощь для выплаты субсидий в виде субвенций. Но расчет их идет не от количества населения, живущего за чертой бедности в данном регионе, а из федерального стандарта 22 %. Выходит, федеральная власть дает возможность в регионе установить и меньшую долю оплаты ЖКХ для бедного населения — хоть 11, хоть 10 и меньше. Но доплаты для этого местная власть должна находить из собственных доходов. Федеральный центр денег на то, чтобы выполнить норму ЖК о понижающем коэффициенте, не дает.

Хороший же подарок приготовили депутаты-«единороссы» наивным чувашским избирателям. В дотационной Чувашии денег на оплату понижающих коэффициентов, естественно, не найдется.

Со второй формой, с управляющими компаниями, высококвалифицированный экономист Аксаков и покровитель сельских спортсменов Семенов тоже «дали маху». Здесь та же история с «круговой порукой» и счетчиками, что и в ТСЖ. Просто управляющая компания обслуживает не один дом, а несколько десятков. И если она задолжает, например, энергетикам, то без света оставят весь квартал.

Если управляющая компания разорится, деньги с нее взять будет невозможно. И ловкачи будут устраивать преднамеренные банкротства, как этой сейчас происходит с предприятиями, которые жулики собираются скупить по дешевке.

О чем думали эти лучшие представители чувашской молодежи, когда, проголосовав за смертельный для большинства жителей России ЖК, не предусмотрели введения обязательного лицензирования на предоставление услуг по управлению! Т. е. можно привлечь любого деятеля с улицы и только потом узнать, что это был высококвалифицированный вор. То же самое МММ!

Если же управляющие компании все-таки заработают, то услуги их будут стоить очень недешево, ведь государство в лице депутатов Госдумы не предусмотрело ограничений в оплате их услуг.

Переход под начало управляющей компании и без того немалую квартплату увеличит минимум процентов на 10–15. Услуги эти будут доступны только обеспеченным гражданам.

Если кто-то захочет выбрать непосредственное управление собственным жильем, то это потребует очень больших экономических и юридических знаний. А самое главное — времени. Т. е. кто-то из членов семьи должен не работать, а постоянно заниматься контролем за осуществлением индивидуального договора с коммунальщиками.

Это приемлемо опять же для богатых людей — владельцев вилл, коттеджей. У них — слуги. Собственные консультанты, юристы. Им индивидуальная договорная система, может быть, и подойдет. Но таких в России — 3 процента.

Если же какой-то житель хрущёвки, в которой лет 40 уже не было капитального ремонта, пожелает заключить индивидуальный договор, то как он будет накапливать средства для замены труб, ремонта крыши, обслуживания лифта? Как он будет осуществлять отношения с другими жильцами дома, если они пожелают создать, например, ТСЖ?

О несовершенстве нового ЖК можно говорить еще очень долго. В реальной жизни по воле аксаковых, слуцкеров, семеновых, лебедевых и пославших их в Федеральное Собрание всевозможных федоровых реформа ЖКХ свелась к реформе платежей. Их взвинтили в несколько раз — вот и вся реформа.

Но это не единственный их подарок избирателям. «Единая Россия» сохранила единую ставку налога для богатых и бедных — 13 %. Такого нет ни в одной развитой стране мира!

Ряд депутатов Госдумы предлагали снизить подоходный налог с бедных (граждан с доходом ниже 5000 рублей в месяц) до 6 %, сохранить ставку в 13 % для тех, кто зарабатывает от 5 до 30 тысяч, и увеличить налог для богатых (для миллионеров — до 30 %). Но «единороссовское» большинство Госдумы 16 февраля 2005 года отклонило этот закон и защитило право богатых не делиться с бедными и государством.

А чего с ними делиться, если даже чувашское отделение всероссийского общества инвалидов «активно поддержало тех, кто и не собирался отстаивать права сирых и убогих». Так им и надо!

22 апреля 2005 года вся фракция «Единой России», куда входят Аксаков с Семеновым, проголосовала в первом чтении за новые Лесной и Водный кодексы. Эти законы позволяют продать наши леса, реки, озера любому богатею. Даже иностранцу.

Никто не защитит леса от варварских вырубок, а воды — от загрязнения. Ведь это будут частные леса и воды.

В частной речке или озере не порыбачишь, не искупаешься. Какие уж там грибы, ягоды, целебные травы в частном лесу! Скоро в Заволжье между золотых сосновых стволов будем натыкаться на таблички «Частное владение. На территории — волкодавы!»

Где же тогда будут черпать вдохновение Юхма и Тургай, Казаков и Кибеч? Видимо, сидя на лавочке возле своего подъезда. И обижаться им будет не на кого. Знали, кого поддерживали!

Всем нормальным людям ясно, что приватизация общенародной собственности происходила с дикими нарушениями. Был форменный грабеж. Часто распродавалось имущество (как на «Химпроме»), вовсе не подлежащее приватизации. Коррумпированные чиновники устраивали фиктивные конкурсы и аукционы с заранее известным победителем. Всё это было и в Чувашии.

Теперь всё это узаконено. Депутаты «единороссы» приняли 17 июня 2005 года поправки в Гражданский кодекс, по которым срок исковой давности по незаконным приватизационным сделкам сокращен с 10 до 3 лет. Сделано это будто бы не в интересах олигархов, а в интересах миллионов граждан, приватизировавших свои квартиры.

Можно еще долго говорить о «деяниях» Аксакова, «Единой России». Но то, что она не отвечает интересам большинства населения Чувашии, любому разумному человеку и так понятно.

Вступив в борьбу за депутатский мандат, я понимал, что противостоять мне и моим товарищам будет не Аксаков, а вся криминально-бюрократическая машина, создававшаяся в течение последних 15 лет выкормышами Ельцина. Ключевой фигурой в этой системе на территории Чувашии был, естественно, Федоров. С ним-то, пусть и опосредованно, мне предстояло столкнуться.

Глава II. Лоб в лоб

Я доказывал, что избирательная кампания 2003 года будет тяжелее, чем предыдущая. Дело было не только в определенной стабилизации экономической обстановки. Цены на энергоносители неожиданно выросли, и правящий слой получил возможность не только более полно набивать себе карманы, но и швырять с барского стола кости обнищавшему населению в моменты, когда социальная обстановка начинала обостряться.

Политическим выражением этой зыбкой, уродливой стабилизации стало возникновение так называемой «путинской вертикали», конструирование очередного издания партии власти под названием «Единая Россия», улучшение материального обеспечения огромного отряда чиновников (не только высшего звена, но и среднего).

Идеологически все это было оформлено в виде изуродованного, усечённого патриотизма. На словах ушлые чиновники провозглашали любовь к Родине, необходимость возрождения «Великой России». На деле же продолжали воровать, а Кремлём под «патриотический шумок» еще более жестко проводилась либеральная политика в экономике и социальной сфере.

Образовавшаяся возможность «точечного» подкупа мещанствующей публики, дополненная невиданным телевизионным развращением обывательского сознания, позволила президенту Путину сидеть на двух стульях. Придворные лизоблюды (журналисты, аналитики, политологи) окрестили это странное акробатические «сидение» государственным патриотизмом, чем вызвали гнев со стороны разных «яблочников», демократов-романтиков первой волны, «обиженных», не успевших пристроиться у сытой кормушки нового «россиянского» патриотизма.

Кое-кто из либералов попытался даже проявить самостоятельность, подкрепленную немалыми финансами. Михаил Ходорковский заговорил о новом застое и необходимости преобразовать Россию из президентской республики в парламентскую.

Не имея собственных политических структур, Ходорковский и подобные ему принялись финансировать различные общественные организации, партии, даже оппозиционные.

Накануне выборов в Думу 2003 года в федеральном списке Компартии, утверждавшемся на X съезде, появились дипломат Квицинский и офицер госбезопасности Муравленко, которых недоброжелатели коммунистов упорно связывали с НК «Юкос».

Были на съезде и иные неожиданные кандидаты. Борьба развернулась, естественно, за место в федеральном и региональном списках. Выгодное положение в них гарантировало очень часто попадание в Государственную Думу. По одномандатному округу «прорваться» в депутаты было практически невозможно. Бюрократический аппарат усилился, структурировался, уяснил свои корпоративные интересы, обрел пусть и суррогатную, но идеологию.

Появился свой «Бонапарт», любитель горных лыж и карате. Бывшие региональные «бунтари» либо договорились на какое-то время с Кремлём «по деньгам», либо были напуганы перспективой устранения с губернаторских постов.

В 2003 году «федоровская команда» ради приличных показателей «партии власти» в Чувашии и хорошей отчетности перед Кремлем мобилизовала административные и финансовые ресурсы против коммунистов, сконцентрировав их на фигурах Аксакова и Семенова.

Но, повторяю, трудность была не только в этом. Пусть и небольшие, но все-таки деньги, направленные либеральными оппозиционерами в антипутинские структуры, внесли определенные противоречия в руководство этих структур.

До сих пор до конца неясной остается история выхода КПРФ из НПСР. Важную роль в структурах НПСР играет депутат Государственной Думы РФ Г. Семигин. В III Думе он был членом фракции КПРФ, от КПРФ же был выдвинут на пост вице-спикера Государственной Думы.

Исполком НПСР, возглавляемый Геннадием Юрьевичем Семигиным (Г. А. Зюганов являлся председателем Народно-патриотического союза России) занимался в основном материально-финансовым обеспечением своих структур на местах.

На деле это означало финансирование партийных структур. В Чувашии, например, где В. С. Шурчанов был не только первым секретарем Чувашского республиканского отделения КПРФ, но и председателем Чувашского регионального отделения НПСР, первые секретари райкомов и горкомов работали одновременно руководителями соответствующих подразделений НПСР. По линии НПСР им выплачивалась заработная плата, оплачивались аренда помещений и телефон. Приобреталась аппаратура (телевизоры, видеомагнитофоны, компьютеры, множительная техника).

Представители НПСР вышли с предложением: на думские выборы 2003 года идти единым патриотическим списком. Руководство КПРФ от этого отказалось. Возникло тяжелейшее противостояние, вошедшее в историю партии под названием борьбы с «кротами».

О том, что вспыхнет конфликт, я догадывался давно. Если кто-то платит деньги, то неизбежно просит поставить своих людей на «выгодные» места в партийные списки. Очевидно, финансирование партийной деятельности шло с разных сторон (естественно, что только на взносы и пожертвования партия может существовать, но активно действовать — вряд ли).

Важнейшие источники — исполком НПСР и отдельные частные компании. Полагаю, что за НПСР и Семигиным тоже находились крупные фирмы, не имевшие отношения к «Юкосу». Я был делегатом двух этапов десятого съезда и сделал вывод, что «Юкосу» было оказано большее предпочтение, чем людям Семигина. Когда съезду на обсуждение предложили проект федерального списка КПРФ, то Муравленко и Квицинский там уже были. А вот Семигина не было. Разгорелась ожесточённая дискуссия. Часть делегатов предложила включить в список Семигина (кажется, речь шла о 10-м или 11-м месте).

В противовес Семигину выставили «академика рабочих наук» В. И. Шандыбина. В итоге рейтингового голосования в список был внесен все-таки Семигин.

Я, хотя и возглавлял Чебоксарское городское отделение НПСР и являлся одним из заместителей Шурчанова по республиканскому отделению, денег от НПСР не получал. Чувствовал, что внутренний конфликт рано или поздно проявится. В этих «разборках» важнейшим аргументом оппонентов является, как правило, материальный вопрос. Когда борьба против «кротов» и «семигинщины» докатилась и до Чувашии (а меня записали в «семигинцы»), то претензий материального плана ко мне мои оппоненты выдвинуть так и не смогли. А идейных и быть не могло.

Правда, замечательное по месторасположению помещение Чебоксарского городского комитета КПРФ по ул. Гагарина, д. 5 (в непосредственной близости от городского продовольственного рынка) было оформлено в Горкомимуществе на НПСР. Получили мы это помещение с согласия тогдашнего главы самоуправления города Анатолия Александровича Игумнова. Он готовился к повторным выборам на пост главы, которые должны были состояться 14 января 2001 года, и ссориться с нами ему было невыгодно.

Рассчитал он всё верно. Против него выдвинулся полковник милиции Николай Алексеевич Степанов, депутат Государственного Совета Чувашской Республики, поддержанный коммунистами на выборах в Госсовет в 1998 году. Степанов входил там во фракцию коммунистов и патриотов «За социальную справедливость».

Его кандидатуру мы, члены фракции, дружно поддержали на выборах заместителя председателя Госсовета ЧР. Председателем тогда, в конце 90-х годов прошлого века, был ректор ЧГУ Л. П. Кураков. В то время он находился в определенной оппозиции к президенту ЧР Федорову и согласился видеть Степанова в своих заместителях. В те годы Степанов по всем вопросам голосовал так же, как коммунисты.

Но на должность главы Чебоксарского городского самоуправления выдвинулся самостоятельно, не получив поддержки в этом начинании с нашей стороны. В. С. Шурчанов открыто поддержал А. А. Игумнова. До сих пор это решение для меня не совсем понятно. Не могло оно быть принято только из-за помещения горкома на ул. Гагарина, 5. Ведь за четыре года до этого, в 1997 году, от КПРФ на должность главы выдвигался бывший секретарь Чебоксарского городского комитета КПСС (работавший с моим отцом), бывший председатель исполкома г. Чебоксары С. Шалимов.

Тогда, в 1997 году, мы дружно работали против Игумнова, теперь — за. Все эти спорные моменты с годами накапливались. Меня, например, интересовал вопрос, почему за все время выборов глав Чебоксарского городского самоуправления не был поддержан ни один член КПРФ. То Шалимов (позже активно поддержавший на выборах 2003 года Аксакова), то Игумнов, то Емельянов.

Но с годами от этого все-таки устаешь. Десятки встреч провел я и мои товарищи в 1997 году в поддержку Шалимова. Выборы были зимой, и зачастую выступать приходилось прямо на улицах, остановках, во дворах. А спустя несколько лет тот же Шалимов, зная о том огромном давлении, которое оказывалось на меня, это давление делает еще более тяжким, поддерживая моего конкурента — отпетого «ельциниста», привлеченного, в силу сложившейся обстановки, президентом Федоровым под своё начало.

После каждого такого «зигзага», не удовлетворенные нашими объяснениями, уходили от нас активные, умные люди. Ладно бы становились просто нейтральными наблюдателями! Очень часто мы наживали себе врагов.

Восстанавливаться после таких «ударов» было тяжело. К 2003 году власть, почувствовав, что внутри патриотического движения, в руководстве НПСР назрели серьезные проблемы, тут же перехватила почти все наши лозунги, а те призывы, которые партии власти и Путину озвучивать было неудобно, она вложила в уста деятелей, возглавивших организации, созданные по инициативе кукловодов из путинской администрации. Лепили все эти «родины», «партии жизни», «пенсионные организации», «державников», «народные партии» только с одной целью — расколоть «протестный электорат».

Все эти клоны получали мощное финансирование. И в их списках находились люди очень состоятельные, но «вопли» подняли только в отношении КПРФ. Предпочтение сотен тысяч бывших наших сторонников удалось переориентировать на другие организации.

Что касается Чувашии, то конфликт в верхах очень конкретно проявился в ходе предвыборной кампании: фактически прекратилось финансирование. Деятели НПСР обиделись, деятелей от «Юкоса» и других крупных коммерсантов, желавших поучаствовать в политике, сильно поприжали.

Рассчитывать на помощь каких-то местных финансовых структур было бесполезно. Режим Федорова укрепился прежде всего за счет преданных людей в местных правоохранительных органах. В Чувашии действительно состоятельные люди наперечет. Да и они в основном фигуры подставные. За ними конкретные представители местной бюрократии. Все их поступки отслеживаются самым тщательным образом. Не дай Бог, кто-то поможет материально коммунистам! Тут же скрутят «в бараний рог»!

В Чувашии заведено так: либо покоряйся властной команде, либо сворачивай здесь свою деятельность. Иначе можешь потерять всё. Если не ошибаюсь, какое-то время нечто независимое представляла из себя группа Э. А. Аблякимов — А. А. Игмунов — В. Ф. Ермолаев (хозяин городского вещевого рынка «Елена»). Очевидно, старые партийно-бюрократические связи Аблякимова и повлияли на то, что в 2001 году на выборах главы городского самоуправления республиканская организация КПРФ поддержала Игумнова. Если бы не эта поддержка, то выиграл бы выборы, конечно, Степанов.

Но влияние этой группы было пресечено довольно быстро. Аблякимов был смещен Федоровым с поста председателя Кабинета Министров ЧР, уехал вслед за многими изгнанниками в Москву.

Игумнов пустил «по боку» всю нашу поддержку и, поддавшись давлению федоровской команды, подал в отставку уже в 2002 году. И до сих пор даже наши сторонники напоминают нам: вы за Игумнова ручались, а он взял да и «сбежал» с поста мэра. Ответить на эти упреки, по большому счету, нечего. Не будешь же объяснять людям мутные хитросплетения закулисных интриг. К коммунистам-то обыватель придирается особо. Это Жириновский может вытворять что угодно — и как с гуся вода. Не дай Бог что-то подобное сотворить руководителям КПРФ — тут же обидятся, станут осуждать.

Против Ермолаева было возбуждено уголовное дело. Довольно долго он сидел в СИЗО (и не только в Чувашии), затем каким-то образом вышел оттуда и якобы исчез. Даже был объявлен во всероссийский розыск. Нынче он вновь занимается бизнесом в Чувашии и полностью подконтролен федоровской команде. В общем, обычная жизнь общественного организма. Ему, как и биологическому организму, свойственны проявления не очень приятные, но неизбежные.

Никаких миллионов рублей (как у Аксакова) и миллионов долларов (как у Семенова) для ведения предвыборной борьбы у Чебоксарского горкома КПРФ не было. Получить деньги из Москвы невозможно (конфликт в верхах, наезд на «олигархов»), из Чебоксар — нереально (перепуганные и «построенные» в ряд для выплаты «откатов» местные коммерсанты).

К 2003 году я работал над текстом докторской диссертации и состоял в университетской докторантуре. Стипендию я там получал 1800 рублей в месяц. Двое детей. Жена — риэлтер, работающая много и тяжело, не имеющая никаких сверхдоходов. Скорее имеющая долги. Каждый ее шаг также внимательно отслеживается местными «стукачами». Несколько раз на нее пытались завести уголовные дела, запугивали, выгоняли из арендуемых помещений, хозяева которых боялись иметь дело с женой Молякова.

Были, конечно, связи у брата Олега, но и его действия и контакты находились под пристальным вниманием. Рассчитывать, что кто-то открыто направит средства на мой расчетный счет, было наивно.

Часть наших сторонников увлеклась новыми «ура-патриотическими» организациями. Внутри КПРФ сказывался процесс неизбежного старения. Люди просто умирали от болезней, от старости. А какие это были уникальные, чудесные люди! Не было преград для них, работавших не за деньги, не за страх, а за совесть. Чего стоила только незабвенная Валентина Федотовна Федорова, мой верный товарищ. Мало того, что сразу после восстановления горкома она взяла на себя руководство организационным отделом. Эта мужественная женщина на восьмом десятке лет обходила вместе со мной общежития и подъезды, участвовала в десятках встреч, многие из которых сама же и организовывала. Пусть земля ей будет пухом!

Люди среднего возраста либо оглупели от беспрерывной промывки мозгов ельцинско-путинским агитпропом, либо боятся потерять работу, либо самозабвенно служат золотому тельцу, наивно полагая, что в этом смысл жизни.

Молодежь потянулась к нам в партию, в комсомол несколько лет назад. Идеи коммунизма вечны. И, естественно, какая-то часть молодых увлеклась ими. В основном это студенты технических факультетов высших учебных заведений. Но их немного. Остальные либо потеряны для общества навсегда, либо работать будут только за деньги.

Самый главный ресурс у горкома — сотни самоотверженных, прекрасных людей, готовых распространять агитационные материалы, выступать перед людьми, прошедшие «огонь и воду» предвыборных баталий. И в 2003 году, и сейчас, и в будущем они будут сражаться за социальную справедливость не из материальных соображений, а исключительно из любви к Родине.

На них, конечно, у меня была главная надежда. В свою очередь, товарищей своих я никогда не предавал, брал работу на себя не меньшую, чем они. Рисковал, «держал удары», боролся. И на всё это уходили годы и годы жизни.

Трижды участвовал я в думских выборах. В 1993 году (выборы тогда были самые демократичные) я совсем немного проиграл Н. А. Бикаловой. В 1999 году проиграл Аксакову, в 2003 году проиграл ему же. Всегда занимал вторые места. Переживать внутренне эту ситуацию было психологически очень тяжело. Но каждый раз нужно было «подниматься», «встряхиваться», идти вперед. Если честно, то делать это с каждым годом все сложнее и сложнее, ведь власти никого из коммунистов «щадить» не обещали.

По какому округу я пойду в 2003 году — по 33-му сельскому, Канашскому, или же по 34-му городскому, Чебоксарскому, решали долго и трудно. В. С. Шурчанов, как обычно, занял «проходное» место в региональном списке. Волго-Вятский региональный список выглядел вполне внушительно. Первое место занял Романов В.С. — первый секретарь Самарского областного отделения КПРФ. Вторым был В. С. Шурчанов. Далее был поставлен какой-то неведомый мне человек по фамилии Никулищев, сотрудник аппарата Совета Федерации. Четвертым — Кругликов А. Л., ульяновский первый секретарь. Пятым — второй секретарь Чувашского республиканского отделения КПРФ А. А. Егоров. Шестым — Макашов А. М., военный пенсионер.

На реальный успех могли рассчитывать только первые трое и то при условии, если за КПРФ проголосует не менее 20 % от пришедших на избирательные участки. Но определенные честолюбивые надежды имел и Егоров.

Все три раза в Думу я шел по одномандатным округам. О том, что за долгие годы партийной работы я заслужил какое-нибудь проходное место в списке, я не задумывался. Кстати, на X съезде острейшая дискуссия разгорелась еще и оттого, что множество людей вознамерилось попасть в Думу по второму, по третьему разу через партийные списки, а не через тяжелейшую борьбу в одномандатных округах. Это у большинства вызвало недовольство. Кого-то из списков пришлось убрать. Говорили о комчванстве, зазнавшейся партийной элите, предлагали ограничить пребывание в Думе тех, кто попадал туда через систему партийных списков, одним созывом. Тех же, кто, выбравшись по партийным спискам, затем перебегал из фракции в стан оппонентов (а такие в КПРФ были), лишать депутатского мандата.

На первом этапе X съезда меня все-таки в региональный список определили. Я занял абсолютно безнадежное двенадцатое место.

Но оставалась проблема по одномандатным округам. Выборы и политика — прибыльный вид бизнеса.

Допустим, какой-то кандидат занял проходное 1–2 место в списке. Но он же выдвигается и по одномандатному округу. Потом, «почувствовав» верную победу по списку, этот деятель может продать свой одномандатный округ какому-нибудь богатею, не сумевшему «купить» место в списке партийном, т. е. за большие деньги от богатого конкурента лишь имитировать предвыборную работу или вовсе свою кандидатуру снять.

Мне всегда нужно было идти до конца, так как подстраховки в виде партийного списка у меня никогда не было. Оттого-то в партиях, общественных движениях идет такая ожесточенная борьба за пост руководителя регионального отделения, место в центральном совете. Чем выше политик в партийной иерархии, тем больше у него возможность попасть в депутаты по партийному списку.

Превратившись в депутатов, партийные функционеры быстро привыкают к непростой, но почетной работе в парламенте. Идут туда и во второй, и в третий раз, даже если возраст их давно перевалил пенсионную черту.

В Чувашии мы несколько раз поддерживали по сельскому округу бывшего министра сельского хозяйства республики Агафонова. Он еще депутатом Верховного Совета РСФСР был. Объяснялось это большим опытом Агафонова, тем, что он принесет республике пользу большую, чем кто-либо другой. Вполне допускаю, что так оно и было. Но что касается работы партийной организации республики, повышения ее боевитости и авторитета, то здесь большой пользы от Агафонова я не видел.

В итоге в 2003 году, когда В. С. Шурчанов выдвинулся по 33-му Канашскому сельскому округу, Агафонов, видимо, забыв о предыдущей многолетней поддержке, не думая о том, что раскалывает протестный электорат, выдвинулся там же. Проиграл с треском. Больше я о нем ничего не слышал. Восстановился бы в партии и, как тысячи наших сторонников-пенсионеров, занимался бы агитацией среди населения, распространял бы листовки и газеты. Напрасные надежды. Нужны мы ему теперь!

К сожалению, многие региональные отделения партий превратились в некое подобие коммерческих фирм. Есть хозяин. Он всех будто бы поит и кормит, на нем будто бы всё держится. Все остальные должны, в конечном итоге, работать на него: обеспечивать его пребывание в центральных органах власти, «подсаживать» на проходные места в региональном списке.

При этом финансовая сторона дела в подобных учреждениях скрыта за семью печатями. Коммерческая тайна здесь соблюдается порой строже, чем в банке. (Для оппозиционной партии это, может быть, и разумно!) Никаких действительно гласных обсуждений кандидатур на выборные должности (в том числе и депутатские) не происходит, а высказанные критические замечания воспринимаются как «бунт на корабле». «Инакомыслящие бунтовщики» из организации «вычищаются». Ясно, что у подобных «фирмочек» под вывеской партии серьезных перспектив нет! Да минует эта скверна КПРФ!

Вопрос по округам решали четыре человека — В. С. Шурчанов, А. А. Егоров, В. В. Ермолаев и я. Егоров предложил мне выдвинуться по 33-му Канашскому округу. А Шурчанов пусть выдвигается в Чебоксарах. Здесь у него, мол, будет большой успех, потому что в 2001 году, на президентских выборах, он одержал в Чебоксарах и Новочебоксарске убедительную победу.

Я посчитал это предложение бесперспективным. Хорошо меня знают в городах. Публика там более образованная. А я чувашским языком не владею. Это, кстати, большое мое упущение. То, что я не коренной, не стопроцентный чуваш, сразу и всегда отнимало у меня не менее 10 процентов голосов избирателей. Со стороны отца вся родня моя из деревни Русская Сорма Аликовского района. Трудно сказать, что отцовские родители были чувашами. Скорее всего, нет. Фамилия «Моляковы» — не очень распространенная. В Чувашии род Моляковых укоренился только в Русской Сорме.

Расположена деревня специфически. Вокруг в основном чувашские деревни. Вполне можно предположить, что основали (или заселили) деревню русские крестьяне, высланные еще при царе, либо за неповиновение (бунт), либо за религиозные убеждения.

Со стороны матери вся родня из Ленинграда, куда предки мои попали в 20-е годы прошлого века из псковских деревень.

На работу в Чувашию мои родители были распределены после окончания ленинградских вузов. Сам я с семьёй приехал преподавать в Чувашский государственный университет после окончания Ленинградского государственного университета и аспирантуры при философском факультете этого же университета тоже по распределению.

В прошлой, советской, жизни происхождение особой роли не играло, хотя и тогда «потихоньку» учитывалось. Но политическая деятельность в условиях буржуазной России (а буржуазный, скорее мелкобуржуазный, национализм присутствовал как популярнейшая идеология в антагонистическом классовом обществе всегда) сопряжена с фактором национальности очень серьезно.

Трудно, например, представить, чтобы Чувашский национальный конгресс поддержал на выборах не чуваша Аксакова (о своем происхождении он всегда старался деликатно, но настойчиво напомнить), а русского Молякова. Знакомы мне эти «тихие» разговоры — голосуй вот за этого человека, он же наш, местный, что нам выбирать пришлого? Мы ведь и так сколько веков страдали!

Хотя Чувашия обладает спецификой. Чтобы от Татарии в Совете Федерации были представлены неместные лебедевы и тем более слуцкеры! Вряд ли. А у нас — пожалуйста! И никакие конгрессы, союзы писателей с композиторами по этому поводу вопросов Федорову не задают. Молчат они и о том, кто приватизировал крупнейшие предприятия Чувашии и почему коренные жители (министры и депутаты) никогда этим не интересуются.

О планах Анатолия Алексеевича Егорова я догадывался. Молодой, энергичный управленец, несколько лет проработавший помощником у В. С. Шурчанова в бытность его председателем Государственного Совета Чувашии первого созыва (родом с ним из одной деревни), он не был уверен в своем избрании в Думу, находясь на пятом месте в списке.

Ульяновский секретарь Кругликов тоже выдвинулся не только по списку, но и в одномандатном округе. В случае его выигрыша в округе он освобождал место в списке и идущий за ним следом поднимался с пятого на четвертое место.

Если же в одномандатном округе победу одержал бы еще и Шурчанов (а это, как думал Егоров, более вероятно в 34-м округе), то он вообще оказывался бы в списке третьим, что еще более увеличивало его шансы на успех.

Уже за несколько месяцев до выборов он уговаривал меня идти «по селу». Но я эти предложения отвергал.

Я надеялся, что все эти разговоры как-то скорректирует В. С. Шурчанов. Все-таки ставить человека на безнадёжное 12-е место в списке, да еще и выдвигать его по селу, было не совсем удобно.

К тому же решение это необходимо было утверждать на республиканской партийной конференции. А как отнесутся делегаты (прежде всего от Чебоксар и Новочебоксарска, в котором я вырос и окончил школу) к предложению направить меня по сельскому округу, тоже было неясно. Вдруг кто-то укажет на нелогичность подобного решения. Ведь В. С. Шурчанов на выборах в Государственную Думу в 1999 году одержал победу над П. В. Ивантаевым именно в Канашском избирательном округе. Противники тогда могут утверждать, что Валентин Сергеевич не справился со своей депутатской работой на селе и теперь решил, бросив своих избирателей, срочно перебраться в город.

В Чебоксарах и Новочебоксарске меня знали не хуже, чем Шурчанова. Думаю, меньше голосов я набрать никак не мог.

С меркантильной точки зрения, для личных перспектив Шурчанова и Егорова было бы предпочтительнее вообще никуда меня не выдвигать. Резкость моя известна. Говорил бы я о безобразиях местного начальства. А зачем с ним портить отношения? По сельскому округу пустить какого-нибудь коммуниста, не столь известного, такого, как Шурчанов или Моляков. Пусть он ведет героическую, но безнадежную борьбу с миллионами долларов, пущенных на «работу с населением» в селах и малых городах.

Держателям этих сумм можно было бы намекнуть, что всё так складно получилось «не просто так» и «изящный вариант» требует «понимания».

Если бы я выдвинулся по 33-му округу, то тоже неплохо. Ведя упорную, пусть и безнадежную борьбу с нефтяными деньгами, я набрал бы неплохой процент для партии вообще. А это увеличило бы шансы успешного продвижения людей по списку. Ценно это было бы и для отчетности перед ЦК.

Не могу сказать, что такие мысли присутствовали в головах у моих товарищей. Скорее всего, нет. Но, чтобы исключить даже саму возможность их возникновения у других, полностью исключить какие-либо трения и неудобные вопросы на республиканской конференции, я выдвинул свое предложение. В Думе, наверное, и интересно: открываются новые перспективы, можно более успешно защищать обездоленных от аппетитов местной бюрократии. Но можно прожить и без Думы.

Если я не иду по Чебоксарскому одномандатному 34-му избирательному округу, то я вообще не буду участвовать в выборах. Пусть В. С. Шурчанов идет по этому округу, а А. А. Егоров поборется в 33-м округе. Все получается хорошо. Оба на перспективных местах в списке, т. е. хоть как-то подстрахованы. А в случае удачи в одномандатных округах они помогут всей партии, так как благодаря их победе сдвинется весь региональный список и депутатами смогут стать даже 6 и 7 номера.

Оглядываясь на долгие годы моей партийной работы, честно могу признаться — мне важна партия, в которой состояли мой отец и мои деды. А буду ли я депутатом — дело не первой важности.

Если бы это было не так, то, цинично занимаясь политическим бизнесом, я бы давно был неплохо обеспечен или вообще предал бы коммунистическую партию. Состоять в ней, работать в ней в нынешнее подлое время тяжело. Особых «удовольствий» в этой работе нет никаких. Ермолаев, кстати, высказал мнение о нежелательности моего выдвижения по 33-му сельскому округу.

Взвесив все «за» и «против», Валентин Сергеевич решил предложить конференции сложившийся вариант: он идет по селу, я — по городу. На том и закончилось наше совещание. Этот вариант одобрила и кадровая комиссия рескома во главе с Иваном Вениаминовичем Пугачевым, а затем и конференция.

* * *

Ни у меня, ни у кого из окружающих не было никакого сомнения: мой предвыборный штаб возглавит Вячеслав Владимирович Ермолаев, а республиканский штаб — Анатолий Алексеевич Егоров.

Я до сих пор не могу пережить горечь утраты — 5 января 2006 года на 61-м году В. В. Ермолаев ушел из жизни после непродолжительной, но мучительной болезни. Бога, конечно, нет, потому что, если бы он был, не обрывал бы жизни таких людей так рано. А если бы и забирал их, то не мучил бы. Вячеславу Владимировичу в последние дни было очень больно.

С 1996 года Ермолаев был секретарем Чебоксарского горкома КПРФ, помощником депутата Госдумы. Почти десять лет мы работали рука об руку. Сколько выборов прошли, сколько дел переделали! С раннего детства живший в Чебоксарах, на Богданке, Вячеслав Владимирович город и, наверное, половину жителей его (причем лучшую половину) знал очень хорошо.

Прекрасный спортсмен, многолетний капитан сборной Чувашии по баскетболу, он после службы в армии и окончания Волгоградского института физической культуры долгие годы возглавлял всю спортивную работу на Чебоксарском хлопчатобумажном комбинате. Руководил спортивной школой на ХБК. Воспитал десятки перворазрядников, кандидатов в мастера и мастеров спорта. Люди самых разных убеждений любили его. Он был начитан, лаконичен и точен в выражениях и действиях. Любил шестидесятые годы и джаз.

Высокий, очень симпатичный, он обладал живым умом и великолепной памятью. Многие, ох многие, негодовали, оттого что им никак не удается обыграть его в шахматы!

Когда я сказал, что бороться стоит, но на победу в сложившихся обстоятельствах рассчитывать трудно (выборы — это, скорее всего, способ партийной работы с населением, агитация за нашу коммунистическую организацию), он не согласился. Заявил, что работать будем на победу. Это были вторые наши «совместные» выборы в Государственную Думу.

Ермолаев брал всю организационную работу с коммунистами и сторонниками на себя. Мне поручалось в условиях информационной блокады заниматься в основном личными встречами с избирателями и как можно меньше времени проводить в штабе на Гагарина, 5.

Моим водителем в 1999 году был бывший военный, афганец Стас Топоров. Тогда мы колесили с ним на уазике. В 2003 году моим водителем и доверенным лицом стал Владимир Яковлевич Ершов. Сразу после выдвижения в кандидаты я, благодаря Ермолаеву, уже имел график встреч в районах. Предполагалось начать встречи в Марпосадском и Козловском районах. Затем переместиться в Чебоксарский район. Потом — Новочебоксарск. В конце — Чебоксары.

Дома отныне я бывал редко. Ранним утром с моими доверенными лицами мы должны были успевать на мехдворы, сохранившиеся кое-где фермы, на автостанции.

Поэтому неделями жили на селе. В городе я появлялся редко.

Информационное и правовое обеспечение моей предвыборной работы взяли на себя Альберт Васильевич Имендаев и Евгений Павлович Мешалкин. Работали они в тесном взаимодействии, так что справедливо было бы говорить об информационно-правовом обеспечении предвыборной кампании.

Евгений Павлович Мешалкин в чувашской (и российской) журналистике — личность весьма заметная. Узнал я его в середине 90-х годов, когда он разместил несколько публикаций в нашей партийной печати.

Насколько мне известно, долгие годы Мешалкин проработал в газете «Советская Чувашия», заведовал отделом экономической политики. Многие известные журналисты работали под его началом, учились у него. Хорошо о Мешалкине отзывался Александр Борисович Белов, работавший в «Советской Чувашии» под его началом и вспоминавший, как внимательно, очень строго относился Евгений Павлович к любому из текстов, которые оказывались в его отделе.

Сокращал он сочинения молодых значительно, но по существу. Учил писать кратко, четко, по сути. Белов так и сказал, что многому научился у Мешалкина.

Евгений Павлович человеком был очень независимым. Если он что-нибудь решил, то очень трудно было его убедить поступить иначе. В силу этого своего качества жизнь он прожил очень сложную, непростую. Богатства не нажил, хотя человеком был очень профессиональным.

Мешалкин мне очень нравился. Многое в наших характерах совпадало. Я тоже ради денег, «жизненного комфорта» никогда не прогибался перед разными «хозяевами жизни». Важнее всего для меня было и есть говорить то, что думаю. Иногда даже не задумываясь о печальных последствиях для себя (и, увы, родных и близких).

Во второй половине 2003 года Евгений Павлович был уже тяжело болен. Если не ошибаюсь, у него был обнаружен рак легких. Пошли тяжелейшие процедуры облучения, беспрерывных анализов.

При этом Мешалкин энергии, оптимизма не терял. Работать в моей штабе согласился сразу и абсолютно бескорыстно. Сказал только, что вмешательства в процесс создания информационной продукции не потерпит.

Я согласился на это условие, понимая, что сам не буду иметь никаких возможностей сочинять агитационные материалы. Более острого, умелого журналиста найти мне было невозможно.

Тем более, что с начала 2002-го года Евгений Павлович стал вновь активно публиковаться в нашей «Чебоксарской правде», главным редактором которой в то время была Ольга Борисовна Резюкова.

Публикации его были абсолютно конкретны, беспощадны по отношению к ситуации, сложившейся в Чувашии под управлением президента Федорова. У читателей они вызывали интерес. Никто в Чувашии, подобно Мешалкину, не смел тогда ставить под сомнение целесообразность для республики широко разрекламированных «пилотных проектов» (строительство контор врачей общей практики, закрытие малокомплектных сельских школ, введение единого государственного экзамена и т. п.).

Особое раздражение властей вызывали публикации Мешалкина, объективно оценивающие любимые «федоровские проекты» — «медную мать на заливе», фонтаны, часовни и церкви, возводимые в разных районах Чебоксар.

Писал Мешалкин дельно о промышленной политике современной власти Чувашии.

С Имендаевым (человеком также сложным и независимым) Мешалкин все-таки сумел сработаться. Альберт Васильевич вычитывал мешалкинские тексты, советовал изменить некоторые выражения, обороты, чтобы не дать повода нашим противникам подать на нас в суд.

Печатать агитационные материалы для меня согласился Виктор Григорьевич Лошаков. Еще во второй половине 90-х Лошаков, член КПРФ, человек молодой и энергичный, создал собственное индивидуальное частное предприятие, занимавшееся изготовлением печатной продукции.

С Лошаковым в самом начале 90-х годов мы вместе принимали самое активное участие в возрождении городской партийной организации. В 1993 году, во время выборов в 1-ю Государственную Думу, он был моим доверенным лицом. Вместе мы обошли множество организаций, провели десятки встреч.

Он знал, что его маленькая фирма, связавшись со мной, неизбежно подвергнется серьезным гонениям со стороны власти, хотя особой прибыли от меня он не получит. Но договор на оказание услуг он подписал без всяких сомнений.

Готовые материалы на дискете для размножения ему привозили либо Имендаев, либо Ермолаев. Они же забирали готовую продукцию, доставляли контрольные экземпляры в окружную избирательную комиссию перед началом распространения.

Всю финансовую сторону деятельности моего предвыборного штаба осуществляла бухгалтер Ирина Витальевна Малинова, заключившая договор на оказание услуг с руководителем республиканского предвыборного штаба А. А. Егоровым.

Что касается Лошакова, то мои опасения оказались не напрасными. На момент заключения договора он арендовал помещение в спортивной школе олимпийского резерва, выходящей на улицу Чапаева, прямо напротив стадиона «Олимпийский».

Заведение это подотчётно Министерству спорта Чувашии, руководит которым ближайший «соратник» Николая Васильевича Федорова Вячеслав Максимович Краснов.

Как только появились первые материалы с указанием организации, которая их печатала, Лошакова из арендуемого помещения попросили съехать. Директор заведения указала на причину откровенно.

Пришлось Виктору Григорьевичу срочно перебираться в подвал дома № 14 по ул. П. Лумумбы вместе со всем своим небольшим коллективом и оборудованием.

Там он работал рядом с сапожной мастерской и еще целой кучей маленьких контор, оказывающих бытовые услуги населению.

Здесь Лошаковым занялась уже милиция, многочисленные чиновники фискальных органов. Милицейские наряды являлись в помещение, где находилось оборудование, причем неясно было, зачем и на каком основании.

Беспрерывные проверки налоговиков и пожарных маленький коллектив печатников уже не удивляли. Они самоотверженно продолжали работать. Никто на Лошакова не роптал, ведь Евгений Павлович готовил по-своему уникальные, конкретные материалы, которыми зачитывался весь город.

В итоге через месяц работы на новом месте от электричества был отключен весь подвальный этаж. Без работы остались десятки людей, трудившихся в многочисленных организациях, обосновавшихся в подвальных помещениях.

До всех было доведено арендодателем, что неудобства они испытывают из-за ИЧП Лошакова, печатающего предвыборные материалы для Молякова.

С улицы П. Лумумбы Виктору Григорьевичу также пришлось съехать. Приютился он на самом краю города, в полуподвальном этаже общежития на ул. Кукшумской, 7.

Помещение было страшное, ободранное. Под потолком проходили толстые водопроводные трубы и трубы отопления. На многих изоляция была порвана, мокрые клоки стекловаты свешивались в самых неожиданных местах. Кое-где просачивалась горячая вода, от которой шел пар. В этих условиях Лошаков со своими людьми продолжал работать.

Но и здесь его «достали» в самом конце ноября 2003 года, за десять дней до окончания выборной кампании. Целый отряд милиции во главе с высокопоставленным милицейским начальством неожиданно занял помещение типографии. «Стражи порядка» конфисковали готовые агитационные листки, пытались наложить арест на оборудование и помещение.

Вывоз оборудования удалось предотвратить с огромным трудом. Вмешались депутаты Государственного Совета Чувашской Республики А. А. Егоров, Н. Н. Герасимов, О. А. Павлов, В. А. Ильин, депутат Чебоксарского городского собрания депутатов В. Д. Солдатов, член Центральной избирательной комиссии Чувашской Республики В. М. Андреев, помощник депутата Государственной Думы РФ, руководитель моего предвыборного штаба В. В. Ермолаев.

Удалось вызвать дежурного прокурора, который потребовал от милиции освободить помещение. Высокое милицейское начальство удалилось, но блокада была продолжена. Вплоть до дня выборов, 7 декабря, в помещении типографии дежурил милицейский наряд, бдительно следивший, чтобы ни одной моей листовки не было больше напечатано.

На Лошакова 27 ноября 2003 года завели дело об административном правонарушении. Старший инспектор отдела ОДУУМ и ПДН МВД Чувашии капитан милиции Митрофанов Ю. Н., рассмотрев материалы дела об административном правонарушении, возбужденного по признакам ст. ст. 5.12, 13.21 КОАП РФ, обратился в Приволжское окружное межрегиональное территориальное управление Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Капитан милиции просил определить, являются ли агитационные материалы, издаваемые моим предвыборным штабом, средством массовой информации.

В ходе различных предвыборных кампаний попытки признать листовки средством массовой информации были, но в суде выяснялось, что их к СМИ относить никак нельзя.

Но местной милиции положительное заключение было очень нужно. Нужна была хоть какая-то причина, позволившая прекратить распространение агитационной литературы моим штабом.

Признание листовки в качестве периодического печатного издания открывало также возможность для судебного разбирательства и с Лошаковым, а самое главное — со мной, так как власти коммунистических агитационных материалов очень боялись и считали их автором меня.

Определение капитана Митрофанова отослали в г. Н. Новгород на специальном автомобиле. По почте всё это шло бы очень долго. И уже 1 декабря 2003 года, с утра, на руках у милиции имелось заключение следующего содержания «1. В отношении информационного листка № 33 от 07.10.2003 г. И. Ю. Молякова:

На основании Закона РФ «О средствах массовой информации» (далее Закон) представленный информационный листок по форме не является периодическим печатным изданием, так как не имеет совокупности признаков средства массовой информации.

В соответствии с п. 3 ст. 2 Закона «под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название и выходящее в свет не реже одного раза в год».

В данном случае заголовок «Информационный листок» не название, а вид агитационной продукции.

В соответствии с п. 1 ст. 63 «Условия выпуска и распространения предвыборных печатных, аудиовизуальных и иных материалов» Закона РФ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации» (далее Закон), кандидаты вправе беспрепятственно выпускать и распространять печатные, а равно аудиовизуальные и иные агитационные материалы в порядке, установленном законодательством РФ.

На основании п. 4 ст. 63 Закона в данном агитационном материале нарушения выходных данных не установлено.

2. В отношении информационного листка «Прямой взгляд»: На основании п. 1 ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» «под массовой информацией понимаются предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы». Основываясь на п. 3 ст. 2 Закона, в данном случае имеются все признаки иного периодического печатного издания, а именно постоянное название, текущий номер и выход в свет не реже одного раза в год.

Таким образом, информационный листок «Прямой взгляд» № 34, 35, распространяемый кандидатом в депутаты Государственной Думы по Чебоксарскому округу Моляковым И. Ю., можно, по имеющимся признакам, признать иным периодическим печатным изданием, то есть средством массовой информации.

Учитывая использование схожего до степени смешения логотипа в последующих номерах, можно сделать вывод о том, что информационные листки «Взгляд в упор» и «Открытый взгляд» являются следующими выпусками периодического печатного издания «Прямой взгляд».

3. В отношении соответствия выходных данных статье 27 Закона РФ «О средствах массовой информации» выявлено следующее:

в выходных данных представленных материалов отсутствуют: фамилия и инициалы главного редактора, время подписания в печать (фактическое и по графику), адрес редакции, цена.

На основании вышеизложенного в ином периодическом печатном издании «Прямой взгляд» и его продолжениях выявлено нарушение ст. 27 Закона РФ «О средствах массовой информации».

Эту более чем странную бумагу («слепленную», вероятно, в пожарном порядке и по заказу) подписали сотрудники управления Ж. Г. Алфёрова, А. А. Тимофеева, А. А. Горбунов.

На основании именно этой бумажки перед самыми выборами закрыли типографию Лошакова, а мне оставили только одну возможность общения с избирателями — устную.

При этом не было никаких судебных заседаний, в которых было бы доказано, что определение нижегородских чиновников верно и дает правоохранительным органам право применять репрессивные меры. Ведь тогда нужно испрашивать разрешения Генпрокуратуры РФ.

Уже после выборов, 22 декабря 2003 года (т. е. когда «поезд уже ушел»), судья Калининского районного суда г. Чебоксары Мальчугин А. Н., рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.21 КОАП РФ, в отношении Лошакова Виктора Григорьевича, 14 ноября 1954 года рождения, уроженца д. Акимовка Ивнянского района Белгородской области, предпринимателя, проживающего по адресу: г. Чебоксары, ул. Декабристов, д. 20, кв. 28, ранее не привлекавшегося к административной ответственности, установил:

В период с 10 октября по 22 ноября 2003 года Лошаков В. Г. в своей типографии, расположенной по адресу: г. Чебоксары, ул. П. Лумумбы, д. 14, изготовил печатную продукцию: «Прямой взгляд» № 34 за октябрь 2003 г., тираж 70000 экземпляров; «Прямой взгляд» № 35 за октябрь 2003 г., тираж 70000 экземпляров; «Взгляд в упор» за ноябрь 2003 г., тираж 100000 экземпляров; «Открытый взгляд» за ноябрь 2003 г., тираж 100000 экземпляров.

Согласно протоколу АА № 19 от 07.12.2003 г., тем самым Лошаков В. Г. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 13.21 КОАП РФ, т. е. изготовил продукцию незарегистрированного средства массовой информации.

В судебном заседании Лошаков В. Г. виновным себя не признал, пояснив, что изготовленная им печатная продукция не является продукцией средства массовой информации, она изготавливалась только на период проведения предвыборной агитации.

Представитель Лошакова В. Г. Григорьев В.Г. считает составление протокола необоснованным, так как изготовленная Лошаковым В. Г. продукция не является продукцией средства массовой информации, поскольку обращена к определенному кругу лиц.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год.

Согласно ст. 63 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» кандидаты, политические партии, избирательные блоки, выдвинувшие федеральные списки кандидатов, вправе беспрепятственно выпускать и распространять печатные, а равно аудиовизуальные и иные агитационные материалы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Все печатные и аудиовизуальные агитационные материалы (за исключением материалов, распространяемых в соответствии со статьями 60 и 61 настоящего Федерального закона) должны содержать наименование и юридический адрес организации (фамилию, имя, отчество лица и наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, где находится его место жительства), изготовившей (изготовившего) данные материалы, наименование организации (фамилию, имя, отчество лица), заказавшей (заказавшего) их, а также информацию о тираже и дате выпуска этих материалов. При этом разграничивается агитация при помощи средств массовой информации и при помощи агитационных материалов.

Таким образом, законом разрешено изготовление агитационных материалов на период проведения агитации, то есть Лошаков В. Г. действовал законно. Кроме того, в изготовленных материалах отсутствует признак периодичности. Имеющееся в деле экспертное заключение дает иное толкование закона о средствах массовой информации.

В силу ст. 1.5 КОАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Таким образом, оснований для привлечения Лошакова В. Г. к административной ответственности по ст. 13.21 КОАП РФ не имеется.

Согласно ст. 24.5 КОАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправного действия (бездействия) возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности, или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие).

На основании ст. ст. 23.1, 29.7, 29.9 КОАП РФ судья постановил:

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.21 КОАП РФ в отношении Лошакова Виктора Григорьевича… прекратить.

Постановление может быть обжаловано в Верховный суд Чувашской Республики в течение десяти суток со дня получения копии постановления».

Естественно, что никто ничего обжаловать не собирался. Но судом было признано, что агитационные материалы, издававшиеся моим предвыборным штабом, средством массовой информации не являлись, а справка, составленная чиновниками из Нижнего Новгорода, была признана не имеющей силы для суда, ошибочной.

Этот факт важен будет для дальнейшего нашего повествования. Нельзя сказать, что мы не пытались опротестовать в суде, еще до выборов, действия милиции. Мы опротестовывали. Но об этом позже.

* * *

Почему же власть так боялась листовок, распространявшихся коммунистами на выборах? Она боялась их абсолютной конкретности, правдивости, наносящих непоправимый урон действующей власти. И она подключила все свои ресурсы к борьбе с нами. Федоровское окружение и он сам прекрасно понимали: одними аксаковскими кулинарными конкурсами нас не одолеть.

Обговаривая с Мешалкиным и Имендаевым общую направленность агитационных материалов, я попросил вести работу в двух направлениях: высветить упадок, загнивание, коррумпированность так называемой правящей элиты республики; высветить проблемы городского хозяйства и простых горожан.

Но сосредотачиваться только на негативных моментах было неразумно. Мы должны были дать людям надежду, ознакомить их с нашими позитивными планами, способными конкретно улучшить жизнь избирателей.

Мешалкин план принял, а также получил от меня конкретные документы, на основе которых можно было создавать интересные, запоминающиеся материалы. Имелась информация и у него.

Евгений Павлович в союзе с Имендаевым справился с задачей великолепно. Ничего подобного по мастерству, глубине, актуальности в ходе той выборной кампании ни один из моих конкурентов создать не смог. Да и в последующих выборных баталиях никто ничего подобного уже не придумывал.

К великому сожалению, несколько месяцев спустя после думских выборов 2003 года Евгения Павловича не стало. Рак убил его. Материалы, созданные им для меня, стали его последним крупным проектом. Я обязательно постараюсь издать их отдельной книгой.

Начиная с лета 2002 года я вместе с товарищами провел десятки встреч с жителями г.г. Чебоксары и Новочебоксарск прямо во дворах — на детских площадках, у подъездов. Скрупулёзно собирали все заявки, жалобы от жильцов.

После подобных мероприятий я немедленно направлял запросы в районные и городские администрации с требованием устранить недостатки, отреагировать на жалобы людей.

Отсутствие капитального, текущего ремонта, подвалы, залитые вонючей жижей, разбитые дороги, растрескавшиеся межпанельные швы, балконы, козырьки, текущие крыши, ржавые трубы — картина развала городского хозяйства за парадным фасадом набережных и фонтанов вырисовывалась безнадежная и пугающая.

Мешалкин придумал рубрику под названием «Гниль «лучшего города России». Он «украсил» ее изображением «медной женщины», воздвигнутой на заливе, и тщательно перечислял конкретные адреса неблагополучия.

Если уже имелся позитивный ответ городских чиновников и что-то было сделано для людей, об этом также сообщалось в рубрике.

Идея рубрики была проста — вместо того, чтобы громоздить монументы, лубочные церкви и административные здания, нужно выполнить программу переселения граждан из ветхого жилья в безопасное и приняться за капитальный ремонт домов, теплотрасс, водопровода, канализации.

Только после этого можно позволить себе украшательство и возведение «потёмкинских деревень».

Пункты моей позитивной программы Евгений Павлович предварил рассказом о моей семье и обо мне лично. В материале, названном от моего имени «Я никого не предам», говорилось: «Постоянно слышу красивые слова о свободных, честных выборах. Раньше они тоже произносились ничуть не менее красиво. Тем не менее выборы в Чувашии становятся всё грязнее. Послушные власти средства массовой информации выливают на неугодных кандидатов ушаты «чернухи».

На себе испытал грязные технологии. Четыре раза побеждал на выборах в Госсовет ЧР, и каждый раз били лично по мне, моим родным и близким с удвоенной яростью. Сейчас выборы уже в Госдуму РФ. Ставки для выборных технологов много выше. Как они себя поведут? Ясно, как: попытаются утопить ненавистного власти Молякова в невероятной грязи.

Поэтому решил сам рассказать о своей жизни. Хотите получить достоверную информацию? Читайте этот листок».

Всего пунктов было четыре. Это, скорее всего, были четыре основных направления моей предполагаемой деятельности в качестве депутата Государственной Думы РФ.

1. Пересмотр ущербных сделок. Об этом направлении деятельности я уже сообщал выше.

2. Главное богатство — земля. Наряду с другими мерами предлагалось остановить сверхдешёвую скупку сельхозземель сельхозначальниками разного калибра, их родственниками, отдельными состоятельными гражданами, которых те же начальники допускают к скупке. Разумеется, если «на лапу дадут». Новым владельцам «паёв» уже выделяются конкретные участки. К примеру, купил 10 «паёв» — получил 20 гектаров. И так далее.

На то время цена одного «пая» составляла 5 тысяч рублей, то есть продажная цена гектара сельхозземли — 2,5 тысяч рублей. Сотка земли не где-нибудь в овраге, в чистом поле продавалась за 25 рублей. Мелкий маразм, а не рынок земли!

Предлагались конкретные меры по расследованию махинаций с газификацией на селе.

3. Конкретно указывалось, что необходимо в первую очередь сделать в системе ЖКХ. Главное — сохранить до восстановления этой системы контроль государства над ней.

4. В пункте «Нам нужна другая власть» предлагались меры по улучшению работы муниципальных и республиканских властей. В частности, говорилось: «Самым решительным образом намерен использовать возможности депутата Госдумы РФ для смены власти в своей республике. Причем говорю не только о выборах нового президента. Тут у меня никаких сомнений нет: если Н. Федоров в четвертый раз выдвинет свою кандидатуру, его ждет неминуемый провал. Речь должна идти о смене правящего режима… Пусть президентом ЧР будет человек, никак не замешанный в махинациях режима, не имеющий каких-либо связей с коррумпированными чиновниками. Новый президент должен привести в Дом правительства новую команду управленцев — специалистов грамотных, честных, людей дела, а не красивого слова, чуждых рекламной шумихе, показухе, вранью любого сорта, процветающих в республике».

Добрым этим намерениям, к сожалению, не суждено пока сбыться. Путин на ближайшие годы «прикрыл» Федорова, спас его от неминуемого фиаско на очередных выборах президента Чувашии, если бы они, как положено, состоялись в декабре 2005 года.

В самом первом информационном листке рассказывалась история о строительстве председателем ЦИК ЧР Л. Н. Линник собственного семейного особняка на ул. К. Иванова. Сообщалось, в частности, что депутатская комиссия Чебоксарского городского собрания депутатов по законности 7 мая 2003 года за № 59 приняла следующее решение: «Признать, что земельный участок по ул. К. Иванова, 42 предоставлен гражданке Линник Л. Н. с нарушением порядка выделения земельных участков в г. Чебоксары». Комиссия выяснила, что Линник уже обладает благоустроенным жильем, полученным за счет муниципальных средств и к остро нуждающимся в улучшении жилищных условий никак не относится.

«Понятно, что президент и его команда будут проталкивать в Думу угодных им кандидатов. Так называемый «административный ресурс» начнет работать в полную силу, непременно станут использовать грязные технологии. Кто мог бы навести порядок? ЦИК республики. Больше некому. Но надежды на комиссию мало. Вернее, ее вовсе нет.

Председатель избиркома оказалась «на крючке» у исполнительной власти. Ее личное и семейное благополучие напрямую зависит от того, как власть к ней относится. Не угодит — горько об этом пожалеет (как жалеют нынче Н. Ю. Партасова и Д. Н. Садикова — авт.). На этот «крючок» Линник посадила себя сама.

История с выделением Л. Линник участка земли в Чебоксарах и строительства вместе с отцом и зятем внушительного семейного особняка известна многим…

Исполнительная власть никак не реагировала на заявления депутатов. Газетные статьи ухнули, как камни в болото…

Последний по времени ответ подписан прокурором республики С. Зайцевым.

Видимо, сам того не желая, господин прокурор объяснил, что, собственного говоря, произошло. Все дело в том, что участок, который хотели бы получить многие состоятельные граждане, был выделен, вопреки Земельному кодексу РФ, «без публичных сообщений». Иначе говоря, скрытно. Ссылка прокурора на то, что в администрации это обычная практика, лишь подливает масла в огонь. Это что же — власть постоянно одаривает городской землей «нужных людей»? Похоже, так и есть.

Никак нельзя согласиться с доводами С. Зайцева по поводу «законности» строительства дома Линник Л. Н. Логика тут простая. Участок получен с нарушением Земельного кодекса РФ, значит, любое его использование незаконно.

Вот это и есть тот «крючок», на который по доброй воле села госпожа Линник. Разгневает власть — получит крупные личные неприятности. Прокуратура ЧР все-таки осмелилась отправить представление о нарушениях законности, допущенных при заключении этой сделки, в Чебоксарское городское собрание депутатов. Если строго следовать букве закона, участок нужно городу вернуть. А что будет тогда с роскошным семейным гнездом? Придется продать тем, кто получит землю на законных основаниях?..

Казалось бы, наше бедное государство сделало все для того, чтобы избирательные комиссии в регионах были независимы от местной власти. Избиркому Чувашии созданы самые благоприятные рабочие условия — там удобные кабинеты, оснащенные современной техникой, надежная связь, с транспортом нет проблем, сотрудники получают зарплаты, сказочные для большинства граждан республики, живут в хороших квартирах. Чего же еще? Оказывается, мало. Нужно выжать из своего положения все, что можно — правдами и неправдами.

Обычное для наших чиновников поведение? Так-то оно так, но для председателя ЦИК республики, да еще во время выборов в парламент страны, оно абсолютно нетерпимо».

То, что поведение это было для чувашских чиновников обычным, подтверждается множеством примеров. Не буду подробно углубляться в знаменитую историю получения кредитов на приобретение жилья сотрудниками местного управления ФСБ в лопнувшем коммерческом банке «Приволжский».

Интересны истории «улучшения» жилищных условий бывшим руководителем Управления ФСБ по Чувашской Республике генерал-майором С. К. Вороновым, министром МВД ЧР В. В. Антоновым, министром здравоохранения Чувашской Республики О. В. Шараповой (по её «вопросу» благодаря моей инициативе в Госсовете ЧР даже была создана депутатская комиссия).

Что касается С. К. Воронова, то его способы обретения уютного семейного очага не были безупречными. В итоге долгой переписки с целью выявить недостатки, мной был получен ответ начальника Управления надзора за исполнением законов о федеральной безопасности Главной военной прокуратуры от 9 августа 2001 года А. А. Микова, в котором сообщалось: «Главной военной прокуратурой по Вашему обращению с информацией о нарушениях закона, допущенных бывшим начальником Управления ФСБ России по Чувашии генерал-лейтенантом Вороновым С. К., проведена проверка.

Установлено, что Вороновым С. К. при заключении договоров об оказании Управлением ФСБ России по Чувашской Республике консультативных услуг сторонним организациям, приобретении отдельной квартиры для подчиненного сотрудника Плетнёва О. Т. за счет коммерческой организации, установке в ней телефона, зарегистрированного на имя не имевшей отношения к УФСБ гражданки Максимовой Л. Е., допущены нарушения федерального законодательства.

Однако, поскольку его действия не повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также принимая во внимание, что Воронов С. К. корыстной или личной заинтересованности не преследовал, коммерческие организации каких-либо претензий к нему и Управлению ФСБ по Чувашской Республике не имеют, в возбуждении уголовного дела по Вашему заявлению отказано за отсутствием состава преступления.

Что касается изложенных в обращении доводов о нарушении законодательства при передаче Управлением ФСБ России по Чувашской Республике Министерству государственного имущества Чувашской Республики трехэтажного здания, расположенного в г. Чебоксары по улице Сеспеля, 12, и незаконного получения Вороновым жилья в г. Москве, они в ходе проверки подтверждения не нашли.

На выявленные нарушения требований законодательства и других нормативных правовых актов в адрес Директора ФСБ России внесено представление».

Как могла военная прокуратура не усмотреть личной заинтересованности Воронова в предоставлении каких-то «таинственных» консультационных услуг зарубежной компании «АББ-реле», попытавшейся организовать производство на базе Чебоксарского электроаппаратного завода, для меня, в принципе, понятно. Своих не сдают.

В итоге всех этих разбирательств и представлений Станислав Кириллович был переведен из Чувашии на работу в Москву. Оттуда он приехал во второй половине 2001 года, зарегистрировался кандидатом в президенты Чувашии, но в декабре 2001 года проиграл выборы и Федорову, и Шурчанову.

По этому поводу можно писать отдельную книгу. Вскрывать перед избирателями простой, как мычание, механизм функционирования власти президента Чувашии, я всегда старался открыто, гласно.

Например, 27 апреля 2000 года я обратился в секретариат 18-й сессии Государственного Совета Чувашской Республики II созыва с депутатским запросом следующего содержания: «Уважаемые коллеги! Просил бы вас поддержать мое обращение к президенту Чувашской Республики Н. В. Федорову с просьбой проверить следующие факты.

Руководитель Администрации Президента Чувашской Республики П. С. Краснов до недавнего времени проживал в квартире по адресу: г. Чебоксары, ул. Талвира, д. 22, кв. 17. В квартире 4 комнаты, по метражу она больше прежней.

Заместитель главы президентской администрации Соловьев В. М. ранее проживал в квартире из 4-х комнат по ул. Лебедева. И вдруг, по требующим проверки сведениям, он оставляет ее и получает две новые квартиры (2-комнатную и 3-комнатную) по ул. Университетской, д. 9, кв. 18 и 20.

Желательно просить президента Федорова разобраться с этими фактами, проверить их… Если факты подтвердятся, то оценить законность улучшения жилищных условий некоторыми… республиканскими чиновниками. Надеюсь, что с законностью получения новых квартир у упомянутых лиц все в порядке. Ясность в этих вопросах, по моему мнению, поможет укрепить социальную стабильность в Чувашии, а также повысит авторитет существующей власти».

Уже 17.05.2000 года В. Ильин, руководитель Департамента жилищно-коммунального хозяйства Министерства строительства, дорожного и коммунального хозяйства Чувашской Республики ответил мне: «На ваш депутатский запрос сообщаем следующее.

Руководителю Администрации Президента Чувашской Республики Краснову П. С. и членам его семьи выделена четырехкомнатная квартира на улице Талвира. Занимаемая им квартира по ул. Университетской передана в распоряжение Администрации Президента Чувашской Республики для распределения среди работников органов государственной власти. Ранее через Администрацию Президента Чувашской Республики Краснов П. С. свои жилищные условия не улучшал. Членом Кабинета Министров Чувашской Республики он является с 1994 года.

Министр финансов Чувашской Республики Смирнов Н. В. и члены его семьи разменяли свою бывшую квартиру на равноценные по площадям двухкомнатную и трехкомнатную квартиры.

Заместителю руководителя Администрации Президента Чувашской Республики — начальнику управления делами Соловьеву В. М. и членам его семьи была предоставлена двухкомнатная квартира на семью из 3 человек и трехкомнатная квартира на семью из 4 человек. Занимаемая им ранее квартира по ул. Лебедева передана в распоряжение администрации г. Чебоксары.

За все оказанные автотранспортные услуги Соловьевым В. М. внесены в кассу автобазы Администрации Президента Чувашской Республики денежные средства в размере 8279 рублей 53 копейки (подтверждающие документы имеются).

Нарушений действующего законодательства во всех этих случаях не обнаружено».

Вся эта «квартирная идиллия», столь крепко спаявшая местную элиту, важнейшим элементом имела жилищную историю самого президента Федорова.

От советской власти молодой коммунист и преподаватель научного коммунизма получил двухкомнатную благоустроенную квартиру. Вскоре после избрания народным депутатом СССР он от той же советской власти получает трехкомнатную квартиру в доме по Московскому проспекту.

По странному стечению обстоятельств в этой квартире раньше жил В. С. Шурчанов.

Став министром юстиции Российской Федерации, Николай Васильевич опять же от государства получает 4-комнатную квартиру площадью в 123 кв. м по адресу: г. Москва, ул. Достоевского, дом 3, кв. 4. Эту квартиру Николай Васильевич приватизировал, так что, уже не будучи министром, он ее государству не вернул.

В Чувашии, даже после избрания президентом в конце 1993 года, Н. В. Федоров лишь временно зарегистрирован. Начальник паспортно-визового управления МВД РФ В. В. Колесников писал мне 11.03.1998 г.:

«Ваше обращение, поступившее из Госдумы Российской Федерации, о правомерности предоставления Президенту Чувашской Республики Н. В. Федорову жилого помещения и регистрации его в г.г. Москве и Чебоксарах в части, касающейся Министерства внутренних дел, по поручению рассмотрено.

Сообщаем, что регистрация по месту жительства семьи Федоровых в г. Москве осуществлена в соответствии с адресом, выданным Мосжилкомитетом в установленном порядке.

В г. Чебоксарах регистрация по месту пребывания оформлена в служебном жилом помещении без снятия с регистрационного учета в г. Москве, что соответствует правилам регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года № 713, и постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 2 февраля 1998 года».

Как умудрились избиратели трижды голосовать за человека, как за президента, если в республике, которой он руководит, он всего лишь «временно зарегистрирован» (поработает, поработает — и уедет!) — то вопрос к избирателям. Таков уровень федоровского электората.

Но как умудрялся Н. В. Федоров, москвич по регистрации, голосовать на всех выборах не в Москве, а в Чувашии, это уже вопрос к ЦИКу и правоохранительным органам.

Неясно также, как умудрился гражданин Федоров получить паспорт серии 9704 № 094700 10 октября 2003 года в Московском РОВД г. Чебоксары Чувашской Республики по московскому, а не по чебоксарскому адресу. Может, у него два паспорта: «чувашский» и «московский»?

Став президентом, москвич Федоров торжественно объявил доверчивым чебоксарцам, что будет жить хоть в строительной будке до тех пор, пока квартирный вопрос на территории Чувашии не будет решен и большинство людей, нуждающихся в улучшении жилищных условий и в собственном жилье, не обретут желанных метров жилплощади.

Заявление это произвело не менее сильное впечатление, чем заявление новоиспеченного лидера нации о задаче-максимум: превратить Чувашию из региона дотационного в регион-донор за первый срок его президентства.

Поиски нефтяных месторождений в республике перед вторыми президентскими выборами не воспринимались избирателями уже столь восторженно, так как с первыми двумя обещаниями вышла неувязка.

Регионом-донором Чувашия не стала, да и Федоров в строительной будке не поселился. А поселился он сначала на улице Водопроводной, в доме № 7, на пятом этаже, в квартире, переделанной из двух квартир — двухкомнатной и трехкомнатной.

Поговаривают, что это «модернизированное» жилье готовили для председателя Кабинета Министров Чувашской Республики В. Н. Викторова, в надежде, что он-то и станет первым президентом Чувашии.

На Водопроводной Федоров прожил чуть больше трех лет. Были некоторые неудобства: у входа в подъезд оборудовали милицейский пост, и два милиционера круглые сутки маялись от безделья, высиживая дежурство то на лавочке у подъезда, то в крохотном служебном помещении у входа.

Милиционеры нравились малышам. Им приходилось играть с карапузами. Прямо напротив подъезда, в котором жил Федоров, располагается вход в помещение городской биржи труда. Естественно, весь город знал этот подъезд, и безработные, ждавшие открытия биржи с утра, жадно следили, как Федоров быстро-быстро садился в свой роскошный служебный «Мерседес». Если мужики, завербованные на стройки Москвы и Подмосковья, ожидавшие автобуса, с утра уже успели «поддать», то радостными криками приветствовали своего президента, приглашали присоединиться к ним.

Всё это было крайне стеснительно, в центральных газетах появились публикации иронического свойства. Одна из них, если не ошибаюсь, называлась «Президент с улицы Водопроводной».

И Федоров с семьей перебрался в роскошную квартиру на улице Сверчкова, дом 15»а", кв. 3. Квартира считалась служебной, оплачивалась из бюджетных средств (сколько на это уходило денег, мне, председателю комитета по бюджету, налогам, сборам и банкам Госсовета ЧР, узнать так и не удалось: Краснов и Смирнов тайну эту хранили крепко).

В интервью, которое Николай Васильевич дал 10 апреля 1999 года газете «Труд» (интервью носило грустное название: «Власть обрекает на одиночество»), его жена, Светлана Юрьевна, на вопрос корреспондента Майи Мамедовой, большая ли у них квартира, ответила: «Квартира у нас только в Москве: осталась еще с тех времен, когда Николай Васильевич был министром юстиции. А в Чебоксарах нам приходится жить на служебной площади гостиничного типа, арендуемой администрацией президента».

«Это надо понимать так, что президентского дворца у вас нет?» — интересуется Мамедова. А Светлана Юрьевна отвечает: «Какой там дворец?! Я порой не могу припарковать свою «Ниву» у дома. Дело в том, что чебоксарцы, у которых нет гаражей, ставят свои машины у нас во дворе, считая, что президентская охрана «бдит», да к тому же «стоянка» — бесплатная. Вот и приходится порой дожидаться, когда освободится место для парковки».

Лукавит жена президента, «обреченного на одиночество». На белой «Ниве» она ездила тогда, когда Федоровы жили на ул. Водопроводной. Машину эту ей будто бы подарил сам Николай Васильевич, то ли на 8 Марта, то ли на день рождения., о чем и сообщил благодарным читателям в одном из интервью.

Жена его машину поначалу водила неумело, дергала ее, держалась за рулем неуверенно (мне всё это известно оттого, что жил я в том же доме, только в соседнем подъезде). Но место для парковки милиция освобождала всегда.

Потом были «джипы». Недавно, переходя улицу возле вокзала, остановился перед проезжавшим огромным серебристо-серым «Рэйндж Ровером» с милицейским номером В-0106-21. За рулем сидела Светлана Юрьевна. «Ей надо», — подумал я. Ведь в том же интервью Федорова сообщала, что трудится инженером-гидрогеологом в Министерстве природных ресурсов и ей приходится ездить по региону. Без мощного «внедорожника» не обойтись. Иначе как же нефть в Чувашии отыщешь?

Квартира на Сверчкова, конечно, дворцом не была. Но и гостиницей её назвать было никак невозможно — шикарная была квартира. Въезд во двор был закрыт воротами, у которых было выстроено специальное караульное помещение. Охрана дежурила круглосуточно, так что проблем с «безгаражными» соседями не было, свои автомобили жена президента парковала без проблем.

«Стесненными» жилищными условиями президента Чувашии озаботился Государственный Совет Чувашской Республики. 23 декабря 2003 года сердобольные депутаты проголосовали за постановление № 307 о присвоении президенту Чувашской Республики Федорову Н. В. почетного звания «Почетный гражданин Чувашской Республики». Желая сделать приятное Николаю Васильевичу и отметить десятилетие его пребывания у власти в Чувашии, они констатировали: «1. За особые заслуги в государственной и общественно-политической деятельности, способствующей социально-экономическому развитию Чувашской Республики и духовному расцвету чувашской нации, повышению авторитета Чувашской Республики в Российской Федерации и за рубежом, присвоить почетное звание «Почетный гражданин Чувашской Республики» Федорову Николаю Васильевичу — Президенту Чувашской Республики.

2. Кабинету Министров Чувашской Республики в установленном законодательством порядке предоставить квартиру в дар в городе Чебоксары Федорову Николаю Васильевичу — Президенту Чувашской Республики».

Трудно понять, как мог подписать документ о присвоении самому себе звания почетного гражданина Федоров, ведь по закону он это делать обязан. Перепоручить кому-то это сделать он не мог. А подписывать на самого себя — нескромно. Все равно что ставить самому себе при жизни памятник.

К тому же в любой нормальной стране существуют ограничения по стоимости подарков. Допустим, подарок стоимостью до двухсот долларов — оставляй себе. Выше — сдавай государству (потом подарок поступает в специальную музейную экспозицию).

Считается, что дорогой подарок может быть расценен как взятка, как нетрудовой доход. Невозможно предположить, чтобы Конгресс США своим решением подарил какому-нибудь президенту страны, за особые заслуги и в связи с юбилеем, загородную президентскую резиденцию в Кэмп-Дэвиде.

Раньше всю двусмысленность подобных «подношений» Федоров понимал. За десять лет власти «одиночество», даруемое ей, дошло до «одичания». А ведь в середине 90-х годов Федорову был преподнесен в подарок пистолет «беретта», и он поспешил передать его в экспозицию музея В. И. Чапаева.

В 2003 году Федоров принял в дар квартиру и под музей отдавать ее не спешит.

Депутатский «дар» подоспел удивительно вовремя, поскольку уже 26 декабря 2003 года гражданин Федоров заключил с ООО «Организатор» договор участия в долевом строительстве нежилого помещения цокольного этажа по микрорайону «Волжский-2» северо-западного района.

Директор «Организатора» Василий Евстахиевич Алексевич договорился с Федоровым Николаем Васильевичем о долевом строительстве нежилого помещения цокольного этажа по адресу: г. Чебоксары, микрорайон «Волжский-2» СЗР, поз. 45.

Николай Васильевич хотел, чтобы Алексевич построил ему на цокольном этаже помещение площадью 94 кв. метра.

«Организатор» дом построил, и 8 февраля 2005 года появилось распоряжение главы администрации города Чебоксары Н. И. Емельянова № 322-р «О включении квартиры № 7 в доме № 19 по улице Игнатьева в городе Чебоксары в муниципальный жилищный фонд».

Емельянов писал: «Принять в муниципальную собственность города Чебоксары квартиру № 7 в доме № 19 по улице Игнатьева, построенную по программе строительства социального жилья в 2001 году на основании постановления Кабинета Министров Чувашской Республики от 26.01.2001 г. № 12…

Муниципальному унитарному предприятию «Бюро технической инвентаризации и приватизации жилищного фонда» на основании заявлений граждан произвести оформление приватизации данной квартиры в установленном порядке».

Распоряжение очень странное, поскольку цокольный этаж, который собирался в 2003 году строить Федоров при помощи ООО «Организатор», как раз и был расположен в доме по улице Игнатьева, 19 под квартирой № 7.

Регистратор Прокопьева Н. В. в экспликации к поэтажному плану этого дома указывала, что на цоколе расположены коридор, душевая, кладовая, туалет, еще один коридор, мастерская, еще коридор, гараж. Общая площадь — 94,1 кв. м.

Документом-основанием к составлению экспликации послужил уже упомянутый договор, а субъектом права указан Федоров Николай Васильевич.

Как мог дом, построенный только в 2004 году, в распоряжении Емельянова фигурировать как возведенный в 2001-м?

Если же жилье предназначалось для удовлетворения социальных потребностей, то что это за граждане, которые потребовали приватизации данной квартиры, только что взятой у частной фирмы в обеспечение выполнения программы возведения социального жилья?

Мало ли какие граждане мыкаются у нас по жилищным вопросам. А тут — целое распоряжение целого мэра по поводу одной-единственной квартиры. Что же это за граждане такие таинственные? Уж не владельцы ли цокольного этажа?

Уже 14 февраля 2005 года появляется распоряжение того же Емельянова Н. И. № 438-Р «О передаче квартиры № 7 в доме № 19 по улице А. Игнатьева в республиканскую собственность».

Распоряжение гласило:: «1. Пятикомнатную квартиру № 7 в доме № 19 по улице А. Игнатьева, построенную по республиканской программе строительства социального жилья 2001 года в соответствии с дополнительным соглашением от 08.01.2002 г. к Государственному контракту № 19А от 02.02.2001 г., передать в республиканскую собственность.

2. Муниципальному унитарному предприятию «Бюро технической инвентаризации и приватизации жилищного фонда» зарегистрировать переход права муниципальной собственности в республиканскую на квартиру № 7 в доме № 19 по улице А. Игнатьева в Управлении Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике.

3. Чебоксарскому городскому комитету по управлению имуществом (В. Н. Арисов) исключить квартиру № 7 в доме № 19 по улице А. Игнатьева из Единого реестра муниципальной собственности города Чебоксары.

4. Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на первого заместителя администрации города Чебоксары по вопросам ЖКХ Ю. С. Бессмертного».

Тоже очень странное распоряжение. Что это за социальное жилье из пяти комнат? Ни о каких «хоромах» в программе Кабинета Министров речи нет.

И почему социальное жилье (которое какие-то неведомые граждане собирались приватизировать и очень попросили об этом мэра) нужно из городской передавать в республиканскую собственность? С депутатами городского Собрания этот вопрос обсуждался? Ведь они могли довести до сведения очередников, претендующих на получение социального жилья, что первые номера среди нуждающихся могут въехать аж в пятикомнатную квартиру!

А вдруг какая-нибудь многодетная семья изъявила бы желание получить от города это жилье? Зачем же нужно было дарить квартиру республике? У нас что, город страшно богатый?

К тому же квартира была не пятикомнатная, а шестикомнатная. В выписке из лицевого счета № 1200071 (исх. № 44 от 18 марта 2005 года), подписанного Генеральным директором ООО «УК «Уют», указано, что в 19-м доме в 7-й квартире общей площадью 265 кв. м имеются изолированные комнаты размером 21,8; 34; 25; 30,7; 24,9; 16,3 кв. м.

В качестве владельца квартиры указана Администрация президента Чувашской Республики.

Как могло социальное жилье, принадлежавшее городу, оказаться в собственности администрации президента? Случилось это по договору передачи № 3-05 от 16 февраля 2005 года. Договор подписан Емельяновым и заместителем руководителя Администрация президента Чувашской Республики Н. П. Маловым. В договоре сказано: «1. Муниципальное образование г. Чебоксары в лице главы самоуправления г. Чебоксары Емельянова Николая Ивановича, действующего на основании Устава муниципального образования г. Чебоксары, передает безвозмездно из муниципальной собственности двухуровневую квартиру номер семь в доме номер девятнадцать по улице А. Игнатьева, г. Чебоксары, состоящую из пяти жилых комнат (21,8; 34; 25; 30,7; 24,9; 16,3 кв. м.) жилой площадью квартиры 127,7 кв. м и общей площадью квартиры 265,00 кв. м, а Администрация президента Чувашской Республики в лице заместителя руководителя Администрация президента Чувашской Республики Малова Николая Петровича, действующего по доверенности, выданной Министерством имущественных и земельных отношений Чувашской Республики 14 февраля 2004 года за № 21 АА 131746, принимает безвозмездно в республиканскую собственность Чувашской Республики на баланс Администрации президента Чувашской Республики указанную пятикомнатную квартиру по адресу: ул. А. Игнатьева, д. 19, кв. 7…»

Но уже до этого договора, 13.01.2005 года первый заместитель главы администрации города Чебоксары Ю. С. Бессмертный (также человек исключительно сведущий в деле получения жилых помещений) письмом за № 29/04-35 сообщал в Управление Федеральной регистрационной службы по ЧР: «Администрация города Чебоксары сообщает, что жилые помещения по следующим адресам:

— кв. № 93 в доме № 8 по улице Сверчкова;

— кв. № 162 в доме № 20 по улице Чернышевского;

— кв. № 23 в доме № 16 по улице Короленко;

— кв. № 11 в доме № 10А по улице Маршака;

— кв. № 7 в доме № 19 по улице Ардалиона Игнатьева;

— кв. № 3 в доме № 30 по улице Алексея Талвира;

— кв. № 7 в доме № 28 по улице Алексея Талвира;

— кв. № 4 в доме № 28 по улице Алексея Талвира;

муниципальным унитарным предприятиям или учреждениям на праве хозяйственного ведения или оперативного управления не переданы и находятся в муниципальной казне.

На основании заявлений граждан данные квартиры будут приватизированы в установленном законом порядке».

Предположим, что кто-то из нуждающихся очередников в установленном законом порядке из муниципальной собственности получил бесплатно жилье в новом доме.

Предположим, этот счастливчик решил тут же эту квартиру приватизировать. Так кто же этот многодетный гражданин, настрадавшийся и получивший шестикомнатную квартиру (в договоре передачи почему-то пятикомнатная), работающий в Администрации президента? Ведь квартира передана как раз на баланс Администрации.

Казалось бы, никак не гражданин Федоров. Во-первых, у него есть квартира в Москве, по всем нормам он не является человеком, нуждающимся в жилье. Он никак не может претендовать на получение социального (бесплатного) жилья в силу этого.

К тому же супруга Николая Васильевича в упоминавшемся интервью газете «Труд» призналась: «Конечно, беспокоюсь о доме, о детях. Их у нас двое: старшему, Василию, 15 лет, он учится в лицее, Карина, ей десять, ходит в английскую школу… Детей мы не балуем: они достаточно самостоятельные и независимые».

Какая уж социальная шестикомнатная квартира в 265 кв. м на четверых?

И все же проживает в этой огромной квартире, скорее всего, гражданин Федоров. Забегая вперед, скажу, что в ходе судебного заседания по моему делу Федоров заявил о смене места жительства. Живет он теперь не на улице Сверчкова.

Не на цокольном же этаже дома по ул. А. Игнатьева ему обитать, не в гараже, видно, живет президент Чувашии, а в квартире над этим гаражом. На этаже, расположенном над цоколем, 10 помещений. Жилая комната 21,8 кв. м. Жилая комната 34 кв. м. Столовая 25 кв. м. Кухня 22,3 кв. м. Ванная 7,4 кв. м. Коридор 3,5 кв. м. Кладовая 1. 7 кв. м. Кладовая 5,2 кв. м. Коридор 16,6 кв. м. Лоджия 2,1 кв. м.

На мансардном этаже расположены: жилая комната 30, 7 кв. м.; ванная 8,8 кв. м.; коридор 8,7 кв. м.; коридор 16,7 кв. м.; коридор 11 кв. м.; жилая комната 24,9 кв. м.; жилая комната 16,3 кв. м.; зимний сад 3,9 кв. м.; еще один зимний сад 4,4 кв. м..

Если весь квартирный метраж соединить с метражом цоколя, то жилье получится почти в 360 кв. м.

Неплохая «строительная будка». Если квартира в 265 кв. м. находится до сих пор на балансе Администрация президента, то она и платит за ее содержание, обеспечивая комфортное существование временному жильцу.

А если квартира приватизирована, то город подарил счастливчику материальных ценностей на кругленькую сумму. В Чебоксарах на рынке жилья 1 кв. м сегодня стоит от 20 тыс. рублей. Т. е. квартира стоит 5 млн. 300 тыс. рублей. А если прибавить стоимость помещений на цокольном этаже, то больше шести миллионов.

Однако официальные органы города оценили ее всего в 1238 199 рублей 25 копеек. У них выходит, что в ценах 2004 года 1 кв. м в кирпичном доме, в элитном помещении с зимними садами, стоил всего 4672 рубля 45 копеек.

На улице Ардалиона Игнатьева решил обосноваться не только президент Федоров. Разные важные чиновники, не будучи полностью уверены в переназначении Федорова на четвертый срок президентом России Путиным, поспешили решить свои жилищные проблемы.

Некто Федорова Надежда Титовна вместе с сыном 90-го года рождения бесплатно получила от города (на основании распоряжения главы администрации города Емельянова № 1295-р от 21.04.2004 года) в доме № 19 четырехкомнатную квартиру под номером 5. общая площадь квартиры — 178,8 кв. м.

Причем из выписки из лицевого счета № 1200051 следует, что по этому же адресу проживает также Федоров Геннадий Семенович — представитель Чувашской Республики в городе Москве.

На основании распоряжения главы администрации города Чебоксары № 703-р от 02.03.2005 г. в собственность Муратова Александра Дмитриевича была бесплатно передана трехкомнатная квартира общей площадью 144,5 кв. м. по адресу: г. Чебоксары, ул. А. Игнатьева, дом № 19, квартира № 15.

При этом, как следует из выписки из лицевого счета № 1200051 от 24 февраля 2005 года, в этой квартире Муратов проживает один.

Этот случай я уже упоминал. Александр Дмитриевич числится федеральным инспектором по Чувашской Республике, т. е. является подчинённым представителя президента России в Приволжском федеральном округе.

По сути, это «око государево» в Чувашии. Муратов обязан следить за исполнением федерального законодательства, пресекать коррупцию, отслеживать ситуацию в экономической и социальной сфере. Его главное качество — принципиальность. О какой принципиальности можно говорить, если Муратов, зарегистрированный по месту жительства в Нижнем Новгороде, имеющий там жилье, бесплатно, за счет городской казны, из фонда социального жилья получает квартиру и тут же ее приватизирует?

Этот факт вызвал во мне возмущение. Пришлось 7 июля 2005 года провести в городе Чебоксары марш протеста против злоупотреблений в сфере распределения жилья. Марш закончился митингом у ограды дома № 19 по ул. А. Игнатьева.

Кроме этого, последовали запросы в Генеральную прокуратуру РФ о законности бесплатного выделения гражданам квартир № 7 и № 15 в этом доме.

Проверка была серьезной, хотя относительно гражданина Федорова так ничего и не было выяснено. Что касается А. Д. Муратова, то его аппетиты все же удалось поумерить.

8 июля 2005 года следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений прокуратуры ЧР юрист 2 класса А. Н. Толстокорый, рассмотрев сообщение о преступлении, поступившее из Генеральной прокуратуры РФ, вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Иного решения быть, к сожалению, и не могло. Как возбуждать уголовное дело на федерального инспектора, координатора партии «Единая Россия» в Чувашии Муратова? Да и Толстокорый не Зубанов.

И все же он пишет: «В части доводов заявителя о незаконном получении квартиры главным федеральным инспектором по Чувашской Республике Муратовым А. Д. сотрудниками отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Приволжском федеральном округе была проведена проверка и установлено, что постановлением администрации Ленинского района г. Чебоксары от 28 января 2005 года на основании решения районной жилищной комиссии Муратову А. Д. предоставлена служебная трехкомнатная квартира № 15 жилой площадью 144,5 кв. м в доме № 19 по ул. А. Игнатьева г. Чебоксары…

03 марта 2005 года предоставленное Муратову А. Д. жилое помещение было приватизировано. По сообщению МУП «БТИ и приватизации жилищного фонда» г. Чебоксары основанием для приватизации занимаемого Муратовым А. Д. служебного жилого помещения послужило письмо Администрации президента Чувашской Республики от 18 февраля 2005 года о согласии на приватизацию квартиры и виза главы администрации Ленинского района г. Чебоксары на оформление соответствующей документации. 23 июня 2005 года Муратов А. Д. обратился в МУП «БТИ и ПЖФ» г. Чебоксары с заявлением о возврате в муниципальную собственность указанной квартиры».

Спрашивается, зачем приватизировал дармовое жилье? Кто разрешил? Если бы не обращение в прокуратуру, то Муратов вполне мог и не вернуть подаренную ему квартиру рыночной стоимостью почти в 3 млн. рублей. А прокуратура Чувашии? Дело не только в удобных для власти Зайцеве и Метелине. Остальные тоже «не промах». Чего стоят только интересные истории улучшения жилищных условий прокурорами Щетинкиным и Бобковым!

Все эти безобразия были допущены сознательно. Необходимо уберечь секреты воцарившегося в Чувашии режима от огласки и объективного расследования. После того, как высокие государственные чины согласились на роскошные подарки в виде земельных участков, особняков, квартир, они согласились и с этими «секретами», т. е. от них ждать серьезной борьбы с недостатками уже не стоило. Они их, наоборот, прикрывали, а налогоплательщики зря тратили на них свои деньги. Вместо того чтобы за государственную зарплату защищать интересы и права большинства простых людей, все эти хитрецы, напротив, помогали и помогают коррупционерам «ощипывать» последние клочки шерсти с наивных, простодушных, доверчивых, трусливых.

В принципе, так этим глупым, трусливым обывателям и нужно. Их равнодушие — залог благоденствия воров и хамов.

* * *

Уже в следующем выпуске информационного листка Мешалкин молниеносно отреагировал на выступление Федорова в программе Савика Шустера «Свобода слова» (НТВ).

«Кто додумался его туда пригласить, не знаю, — сообщает Мешалкин, — но головой поручусь: больше мы там нашего президента не увидим. Впрочем, наверное, ошибаюсь. Могут позвать — в качестве «рыжего» из цирка для увеселения публики.

Наблюдать за Федоровым было довольно смешно. Сначала сидел с обычным для него царственным видом, потом снисходительное величие с него сползло, и телезрители увидели человека, который, наморщив лоб, тужился понять: о чем спор-то идёт?

Слово дали. Сделал привычные для него заявления, после которых не знаешь, что делать — то ли смеяться, то ли плакать. Заявил, к примеру, что свобода слова нам не нужна, потому что люди у нас — даже не рабы, а холопы. На Салтыкова-Щедрина сослался. Один из героев великого сатирика сказал примерно следующее: если русскому человеку предложить на выбор свободу и севрюжину с хреном, что он выберет? Понятно, севрюжину.

Глупость получилась невероятная. Почему? Да потому, что Салтыков-Щедрин смеялся, пусть сквозь слезы, а Федоров говорил убийственно серьезно.

Зал слушал умопомрачительные высказывания в мертвой тишине. Лишь однажды прокатились смех и всплеск аплодисментов. Это случилось, когда Федоров заявил, что Путин, «как всегда, прав, мудрый человек» и т. д.

Решил тогда публично высказать президенту ЧР кое-какие соображения. Что и делаю.

Господин Федоров! Люди у нас не рабы и не холопы. Им нужна свобода слова, то есть правда о явлениях и событиях жизни. А вот управляют республикой (и в этой части Вы действительно правы) на самом деле холопы — пирамида чиновников во главе с Вами. У вас снизу доверху — притворная лесть и подобострастие.

Только не нужно Ваше отношение к ближайшему окружению своему распространять на весь народ. Ничего у Вас не выйдет, господин президент!»

В том же информационном листке была размещена статья «Приказ, который скрыли». Публикация имела широчайший отклик среди населения. Куда уж там Линник с ее скромным трехэтажным особняком! Здесь дело было куда серьезнее.

Как только я в четвертый раз избрался депутатом Государственного Совета Чувашской Республики, продолжил вплотную заниматься ставшим сегодня уже знаменитым «делом о джипах».

У меня на руках оказались документы о крайне подозрительных сделках по приобретению УГИБДД МВД республики дорогостоящих импортных автомобилей.

При этом часть из них была приобретена сразу после «победы» Федорова на президентских, в декабре 2001 года, выборах. Роскошные джипы «Форд» оказались в распоряжении автохозяйства Администрация президента ЧР.

Уже в начале 2002 года я обратился с официальным запросом в службу собственной безопасности МВД РФ. Представил копии документов, просил разобраться в законности приобретения за счет бюджетных средств иномарок.

В марте 2002 года я писал председателю Государственного таможенного комитета Российской Федерации М. В. Ванину: «Уважаемый Михаил Валентинович! Прошу проверить правильность растаможивания автомобилей марки «Форд», изготовленных в 2001 году и вывезенных из Финляндии. Собственником 4-х «Фордов» с 27 декабря 2001 года является УГИБДД МВД ЧР. Идентификационные номера машин: 1 FMPU73E64UB47199; 1FMPU732YUB81186; 1FMPU73E5YUB75141; 1FMPU73E4YUB43104. Номера соответственно: О100ВА; Н200ВА; Н100ВА; В200ВА.

По доверенности ими пользуется Наймушин Дмитрий Леонидович. Продавцом автомобиля с номером В200ВА являлся Фарасьев Эдуард Анатольевич. Прошу ответить, почему этот гражданин зарегистрирован одновременно по двум адресам: г. Чебоксары, ул. Тополиная, д. 111 и г. Москва, ул. Олонецкая, д. 44, кв. 167.

Продавцом «Форда» под номером Н100ВА был гражданин Ведерников Александр Вениаминович. Зарегистрирован в Чебоксарах по ул. Урукова, д. 8, кв. 154, а также в Москве, ул. Краснополянская, д. 6, кв. 121.

«Форд» за номером Н200ВА продан г-ном Лариным Валентином Николаевичем. Зарегистрирован в г. Чебоксары, ул. Тополиная, д. 151, а также одновременно в г. Москве по ул. Профсоюзной, д. 44/2, кв. 146.

И, наконец, «Форд» за номером О100ВА продан гражданином Ядринцевым Владимиром Львовичем, зарегистрированным одновременно и в г. Чебоксары, ул. М. Павлова, д. 34, кв. 34 и в Москве по Волгоградскому проспекту, д. 52/2, кв. 44.

Справка-счет об оплате на все 4 автомобиля выписывалась ООО «Барс», расположенным в г. Красногорске Московской области, по пр. Ленина, д. 5 «Б».

Прошу проверить, возможна ли одновременно двойная регистрация у одного и того же гражданина, а также действительно ли существует ООО «БАРС» и продавали ли через него автомобили «Форд» с указанными номерами?»

Чуть позже, в апреле 2002 года, уже в запросе начальнику Главного управления ГИБДД МВД РФ генералу Федорову В. А. я сообщал: «Уважаемый Владимир Александрович! Высылаю Вам копии документов, свидетельствующих о том, что несколько месяцев назад УГИБДД МВД Чувашской Республики приобрело четыре новых автомобиля марки «Форд». Прошу выяснить, почему автомобили приобретались через доверенное лицо, а не напрямую самим управлением. Почему в сделке по продаже автомобилей принимали участие лица, имеющие двойную прописку — и в Москве, и в Чебоксарах? Из каких средств эти машины куплены? Используются ли эти автомобили в непосредственной работе ГИБДД Чувашии?»

С этих запросов всё и началось. Упорно продолжал я на каждую отписку из Москвы посылать новые и новые запросы. Подключил депутатов Государственной Думы Российской Федерации. В итоге, уже под давлением Генеральной прокуратуры РФ по данному факту было заведено уголовное дело.

В ходе его расследования вскрылись злоупотребления, игнорировать которые руководству МВД было уже просто невозможно. Промежуточным этапом расследования стало появление известного приказа № 601, подписанного тогдашним министром внутренних дел Б. Грызловым «О серьезных недостатках в руководстве деятельностью МВД Чувашской Республики».

В приказе говорилось:

«Проведенные в последнее время проверки МВД Чувашской Республики по отдельным направлениям оперативно-служебной деятельности выявили серьезные недостатки в ее организация, стиле и методах руководства службами и подразделениями органов внутренних дел.

Установлены нарушения требований законодательства и ведомственных нормативных правовых актов в работе УГИБДД МВД республики, руководители которого, вместо того, чтобы мобилизовать усилия личного состава на решении стоящих задач, сами не являются примером добросовестного отношения к службе. Начальник УГИБДД полковник милиции Кириллов А. С., игнорируя установленные правила закупки автотранспортных средств для нужд органов внутренних дел, решение собственной конкурсной комиссии, на исключительно невыгодных для МВД условиях приобрел в 2001–2002 г.г. партию автомашин импортного производства. Их оформление и постановка на учет также произведены с множеством грубых нарушений приказа МВД России от 26 ноября 1996 года № 624 «О порядке регистрации транспортных средств». Соответствующая проверка фактически не проводилась. По одним и тем же документам зарегистрированы автомобили разных марок. Не соответствовали действительности данные их года выпуска. Два автомобиля «Мерседес» числились как похищенные в международном розыске. Несколько иномарок зарегистрированы по похищенным в ГТК России бланкам паспортов технических средств. Часть автомобилей ранее попадали в дорожно-транспортные происшествия и подвергались ремонту.

С целью сокрытия данных фактов по указанию Кириллова А. С. были внесены необходимые исправления в компьютерные учеты и оформлены новые ПТС, взамен якобы утраченных. Снятые с учета автомашины Кириллов А. С. реализовал на территории Белоруссии и с использованием возможностей заинтересованной торговой организации приобрел другие и вновь по завышенным ценам.

Служебная проверка, назначенная министром внутренних дел республики Антоновым В. В., сотрудниками ОСБ МВД проведена с нарушением сроков, поверхностно и коснулась лишь исполнительского звена, по ее результатам только они и привлечены к дисциплинарной ответственности.

Из-за попустительства руководителей аппарата министерства практика нарушений финансово-хозяйственной дисциплины в УГИБДД получила широкое распространение. Стали нормой систематические злоупотребления при расходовании бюджетных средств в ходе заключения и последующего самовольного завышения стоимости государственных контрактов на приобретение автотранспорта, запчастей, спецпродукции, форменного обмундирования для личного состава.

Общая сумма нанесенного в результате подобных действий должностных лиц министерства ущерба, по данным ревизии, проведенной КРУ МВД России в мае 2003 г., составила более 2 млн. рублей.

Несмотря на более чем 900-тысячную (в рублях) задолженность пунктов технического осмотра транспортных средств перед УГИБДД, его руководством постоянно допускаются нецелевые расходы. В частности, в счет погашения этой задолженности в 2001–2002 г. г. в ЗАО «Шупашкар-GSM» необоснованно перечислено более 1,3 млн. рублей за пользование сотовой телефонной связью. Полученные от ООО «АСТ» для этих целей аппараты переданы сотрудникам, которым табельной положенностью они не предусмотрены, часть из них в ГИБДД не работают..

Числящаяся на балансе УГИБДД МВД автомашина «Мерседес-Бенц» на самом деле эксплуатируется в автохозяйстве администрации президента республики. Ранее в соответствии с приказом МВД республики от 17 апреля 2002 года № 489 туда же на безвозмездной основе передан «Форд-Эксплорер».

Злоупотребляя должностными полномочиями, уклоняясь от личных материальных затрат, отдельные руководители УГИБДД неоднократно осуществляли оплату за санаторно-курортное обслуживание в комплексе «Солнечный берег» за счет денежных средств, поступающих от различных организаций и частных фирм в виде благотворительной помощи на развитие материально-технической базы службы. В нарушение требований Федерального закона «О бухгалтерском учете» данные суммы в бухгалтерии УГИБДД не оприходовались.

Аналогичным образом приобретались мебель, запасные части, оборудование и иные материальные ценности.

Лишь по истечении трех месяцев по результатам проведенной МВД республики в марте 2003 года дополнительной проверкой принято решение об отстранении от занимаемых должностей начальника УГИБДД полковника милиции Кириллова А. С. и начальника финансовой части полка ДПС УГИБДД подполковника милиции Левиной Н. Г., однако вопрос о материальной ответственности должностных лиц УГИБДД, о персональной ответственности заместителей министра внутренних дел — начальников милиции общественной безопасности и тыла полковника милиции Григорьева В. Г. и полковника внутренней службы Дмитриева Е. В., с ведома и попустительства которых допускались вышеуказанные нарушения, не ставился.

Более того, руководством МВД Чувашской Республики предприняты попытки скрыть информацию о сложившейся ситуации от МВД России. О фактах возбуждения республиканской прокуратурой уголовных дел в отношении должностных лиц УГИБДД МВД республики в установленном порядке в Дежурную часть МВД России не сообщено.

При выяснении обстоятельств допущенных злоупотреблений руководители министерства не стремились к установлению их масштабов. В то же время ими принимались меры, исключающие достижение этого другими. Начальник ОСБ МВД Чувашской Республики полковник милиции Александров В. А. еще до возбуждения уголовных дел изъял оригиналы бухгалтерских документов, местонахождение части которых в настоящее время не известно. Несмотря на отдельные поручения УСБ ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу, он не организовал мероприятий по оперативному сопровождению вышеуказанных уголовных дел.

Сотрудникам ГУСБ МВД России и УСБ Главного управления МВД России по Приволжскому федеральному округу, проводившим служебную проверку в республике, оказано противодействие, их обоснованные требования не выполнялись. По приказу руководителей сотрудники, подлежавшие опросу, срочно отправлялись в командировки или на решение других задач. Те из них, кого удалось пригласить на беседу, вели себя крайне неэтично и вызывающе. Силами УБОП за проверяющими было организовано негласное наблюдение.

Однако ни первый заместитель министра внутренних дел — начальник криминальной милиции полковник милиции Яковлев В. С., ни начальник УБОП полковник милиции Николаев А. М., допустившие нарушение федеральных законов «О милиции» и «Об оперативно-розыскной деятельности» министру внутренних дел республики истинную ситуацию с проверяющими не доложили.

Сотрудники, с которыми вступали в контакт работники службы собственной безопасности МВД России и ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу, независимо от того, предоставили какую-либо информацию или нет, подверглись морально-психологическому давлению, а подчас и расправе, включая незаконное увольнение из органов внутренних дел.

Выжидательную позицию заняло и ГУГИБДД МВД России, руководители которого должным образом не проконтролировали исполнение на местах указания МВД России о проверке регистрации автомашин по похищенным в ГТК России бланкам паспортов технических средств, не потребовали от подчиненных, выезжавших туда в служебную командировку, разобраться с ситуацией в УГИБДД МВД Чувашской Республики. Включенные в состав инспекторской комиссии МВД России в феврале 2002 года сотрудники ГУГИБДД СОБ МВД России подполковник милиции Зарецкий М. Ю. и старший лейтенант милиции Порташников О. М., несмотря на наличие свободных мест в гостиницах, размещались в санаторно-курортном комплексе «Солнечный берег». Оплату за их проживание по письму Кириллова А. С. осуществила сторонняя организация. Спустя четыре месяца Зарецкий М. Ю. проходил здесь курс лечения. В марте текущего года руководством главка он был направлен и на контрольную проверку. В ситуации, сложившейся в УГИБДД МВД республики, Зарецкий М.Ю должным образом не разобрался. По этой причине недостатки в выполнении приказов МВД России № 58–94 г., № 263 и 627-02 г. не устранены до настоящего времени.

В целях нормализации положения дел в МВД Чувашской Республики, повышения персональной ответственности за выполнение служебного долга, в первую очередь его руководящего состава, эффективности деятельности по обеспечению конституционных прав и свобод граждан -

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. За необеспечение выполнения подчиненными требований законодательных и нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы деятельности органов внутренних дел, в результате чего были допущены грубые нарушения приказов МВД России № 125-95 г. и № 624-96 г., выразившиеся в регистрации более десятка нерастаможенных автомашин иностранного производства по паспортам транспортных средств, похищенным из ГТК России, в нанесении министерству существенного материального ущерба при замене криминальных автомобилей, а также неадекватную оценку роли и места, связанных с этой ситуацией, своих заместителей и других руководителей генерал-майору милиции Антонову Вадиму Валентиновичу, министру внутренних дел Чувашской Республики (А-047604), объявить строгий выговор.

2. За нарушение Закона Российской Федерации «О милиции», Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственных нормативных правовых актов, выразившееся в незаконном проведении оперативно-поисковых мероприятий в отношении сотрудников ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу, а также низкие результаты оперативно-служебной деятельности руководимых служб и подразделений полковника милиции Яковлева Вячеслава Семеновича, первого заместителя министра внутренних дел Чувашской Республики — начальника криминальной милиции (А-253773), предупредить о неполном служебном соответствии.

3. 3а неудовлетворительную организацию выполнения приказа МВД России от 1 июня 1998 года № 329 «О реформировании деятельности Госавтоинспекции МВД России», слабое руководство подчиненными службами и подразделениями, отсутствие должного контроля за их деятельностью, явившиеся главной причиной злоупотреблений служебным положением руководителями УГИБДД и тыла при решении вопросов использования бюджетных средств, приобретения, учета и использования автотранспорта предупредить о неполном служебном соответствии каждого:

— полковника милиции Григорьева Владимира Григорьевича, заместителя министра внутренних дел Чувашской Республики — начальника милиции общественной безопасности (А-925558);

— полковника внутренней службы Дмитриева Евгения Викторовича, заместителя министра внутренних дел Чувашской Республики — начальника тыла,

4. За превышение служебных полномочий при закупке автотранспорта для нужд УГИБДД, выразившемся в игнорировании требований протокола конкурсной комиссии УГИБДД МВД Чувашской Республики от 29 июля 2001 г. и государственного контракта от этого же числа на поставку автомобилей иностранного производства, грубом нарушении Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 08.04.1997 г. № 305 и Закона Чувашской Республики от 30.09.2001 г. «О поставках товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных нужд», приказов МВД России от 31 марта 1995 года № 125 и от 26 ноября 1996 года № 624 о порядке учета транспортных средств, в результате чего были зарегистрированы нерастаможенные автомашины, в том числе криминального происхождения, с использованием похищенных в ГТК России бланков ПТС, а также систематические нарушения финансовой дисциплины и противоправные действия в целях укрытия фактов злоупотребления служебным положением полковника милиции Кириллова Александра Сергеевича, начальника УГИБДД МВД Чувашской Республики (А-925959) из органов внутренних дел уволить (по п. «л» ст. 19 Закона Российской Федерации «О милиции») по его выздоровлении.

5. За невыполнение своих должностных обязанностей в свете требований приказов МВД России №№ 906дсп и 959дсп — 2001 г., попустительство нарушителям служебной дисциплины и законности, противодействие сотрудникам МВД России и ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу в выполнении ими своего служебного долга полковника милиции Александрова Вячеслава Алексеевича, начальника ОСБ МВД Чувашской Республики (А-928295) от занимаемой должности освободить в установленном законом порядке после выхода его из отпуска.

б. ГУГИБДД (Кирьянов В.Н), ХОЗУ (Романов А. Ю.), КРУ (Рогачев Л. Е.), ГУК (Стрельников А. А.) МВД России оказать помощь МВД Чувашской Республики в укреплении руководящего звена по курируемым направлениям работы, организации эффективной деятельности соответствующих служб и подразделений, принять меры к недопущению фактов неправомерного увольнения или привлечения к дисциплинарной ответственности сотрудников органов внутренних дел республики, занявших принципиальную позицию в отношении нарушителей служебной дисциплины и законности.

7. ГУГИБДД (Кирьянов В. Н.) МВД России определить степень ответственности подчиненных, проявивших недобросовестное отношение к решению задач, связанных с устранением недостатков и злоупотреблений должностным положением сотрудниками УГИБДД МВД Чувашской Республики, принять меры по улучшению работы личного состава главка, в первую очередь в служебных командировках.

8. ГУСБ МВД России (Ромодановский К. О.) проанализировать качественный состав руководителей УСБ (ОСБ) МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, управлений внутренних дел на режимных объектах и закрытых административно-территориальных образованиях, принять меры к их укомплектованию высококвалифицированными специалистами, при необходимости произвести их ротацию.

9. Начальнику ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу Щербакову В. Ф. совместно с главными управлениями, управлениями МВД России осуществить комплекс мер по оздоровлению обстановки в МВД Чувашской Республики.

10. Министру внутренних дел Чувашской Республики Антонову В. В. до 1 октября 2003 года:

10.1. Реализовать организационно-практические мероприятия по устранению недостатков в деятельности руководимых служб и подразделений, в первую очередь УГИБДД, УБОП, ОСБ, повышению персональной ответственности своих заместителей и всего руководящего состава за порученное дело, активизации работы криминальной милиции и милиции общественной безопасности в решении задач по защите конституционных прав и интересов граждан.

10.2. Решить вопрос о взыскании в установленном порядке в пользу МВД республики с Кириллова А. С., Левиной Н. Г. и других руководителей УГИБДД МВД республики необоснованно перерасходованные при покупке автомашин, запасных частей, другого имущества денежные средства и неоприходованные средства, поступившие от сторонних организаций в качестве спонсорской помощи и по договорным обязательствам.

10.3. Провести служебные проверки и решить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения из органов внутренних дел:

— начальника ОСБ МВД республики полковника милиции Александрова Вячеслава Алексеевича за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, попустительство нарушителям служебной дисциплины и законности, противодействие сотрудникам МВД России и ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу в выполнении ими своего служебного долга;

— начальника УБОП при МВД республики полковника милиции Николаева Александра Михайловича за нарушение федеральных законов «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», ведомственных нормативных правовых актов, выразившееся в незаконном проведении оперативно-поисковых мероприятий в отношении сотрудников ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу, а также низкие результаты оперативно-служебной деятельности руководимой службы.

10.4. Рассмотреть на коллегии МВД республики вопросы укрепления служебной дисциплины и законности в деятельности органов внутренних дел республики.

11. Министрам внутренних дел, начальникам главных управлений, управлений органов внутренних дел, управлений внутренних дел на режимных объектах и закрытых административно-территориальных образованиях осуществить дополнительные мероприятия, направленные на улучшение деятельности подразделений государственной инспекции безопасности дорожного движения в свете требований приказов МВД России № 329-98 г., № 59-2003 г;, выявление фактов учета нерастаможенных автомашин, использования при регистрации автомобилей похищенных в ГТК бланков паспортов технических средств, недопущению этих и других нарушений впредь. О проделанной работе доложить до 1 октября 2003 года заместителю Министра внутренних дел Российской Федерации А. А. Чекалину.

12. Приказ объявить руководящему составу органов внутренних дел субъектов Российской Федерации, УВД на транспорте, режимных объектах и закрытых административно-территориальных образованиях.

13. Контроль за выполнением приказа возложить на заместителей Министра внутренних дел Российской Федерации по направлениям деятельности и ГОИУ МВД России».

По моим сведениям, пункт 12-й приказа на территории Чувашии выполнен не был. Текст его я передал Мешалкину с Имендаевым, и на его основе была подготовлена публикация. В ней сообщалось:

«Скандальную известность в России и за рубежом получили публичные заявления министра Б. Грызлова об «оборотнях в погонах», обнаруженных проверками, проведенными по его указаниям, в органах Министерства внутренних дел РФ. Началась шумная кампания разоблачений, если помните, с демонстрации по телевидению арестов членов преступной группы, которая орудовала в Московском уголовном розыске. Но вскоре шум вокруг «оборотней» поутих. Всех жуликов схватили за руку? Это вряд ли. Скорее, власть испугал могучий поток грязи, хлынувший из сплоченных рядов милицейских начальников России.

К примеру, Б. Грызлов мог бы рассказать телезрителям об «оборотнях в погонах» из Министерства внутренних дел Чувашии. Оказывается, в нашей республике тоже проводилась проверка. Вскрыт дурно пахнущий «букет» всевозможных злоупотреблений…

Факты выявлены кричащие. И все-таки приказ Б. Грызлова вызывает у меня сильное неудовлетворение. Попытаюсь объяснить причины.

Смотрите, что происходит в нашем МВД. Одни начальники «химичат», другие их покрывают, мешают расследованию злоупотреблений, преследуют, даже увольняют из органов внутренних дел сотрудников, которые осмелились честно рассказать о махинациях в МВД. И что — все эти милицейские чины ничего не положили в свои карманы? Извините, господин Грызлов, так не бывает. Конечная цель «оборотней в погонах» любой разновидности — личное обогащение.

Крайне поверхностно было проведено расследование нечистых комбинаций, — другой оценки дать не могу. Совершенно недостаточны принятые меры. Из органов внутренних дел уволен главный комбинатор полковник Кириллов. Министр, генерал Антонов, отделался строгим выговором, еще несколько полковников из МВД республики предупреждены — «о неполном служебном соответствии».

Мягкие, вернее, мягкотелые меры. Так, господин министр, свое насквозь коррумпированное ведомство вы никогда не вычистите.

Резкая оценка — вовсе не попытка очернить всю российскую милицию. И у нас в Чувашии сотни ее сотрудников честно выполняют свой долг, в том числе — в Чечне. А вот верхушка МВД ЧР заставляет вспомнить мудрость: «Рыба гниет с головы».

Между прочим, информация о махинациях с иномарками — далеко не новость. Я, как депутат Госсовета ЧР, несколько раз обращался в правоохранительные органы Чувашии и России с просьбой провести тщательное расследование. Получал отписки. Меня уверили, что никаких злоупотреблений не было, Но они были и лежали, как показывает приказ Б. Грызлова, буквально на поверхности. Раскрыть не составило бы большого труда. Почему же хотя бы элементарное расследование не провели?

А чем можно объяснить «мелкую вспашку» проверки, проведенной по указанию министра внутренних дел РФ, смехотворные меры наказания? И еще удивительное обстоятельство: Б. Грызлов подписал свой приказ 30 июля, то есть два с лишним месяца назад. Но в средствах массовой информации республики до сих пор не появилось ни строчки. Приказ российского министра фактически скрыт от жителей Чувашии. Вы читаете практически первое сообщение о махинациях в высшем звене МВД ЧР.

Объяснение всем этим более чем странным фактам содержится в тексте самого приказа:

«Числящаяся на балансе УГИБДД МВД автомашина «мерседес-бенц» на самом деле эксплуатируется в автохозяйстве президента республики. Ранее в соответствии с приказом МВД республики от 17 апреля 2002 года № 489 туда же на безвозмездной основе передан «форд-эксплорер».

Кто ездил или ездит до сих пор на престижных иномарках? Может быть, сам Н. Федоров? Его охрана? Его супруга? Так или иначе, есть смысл выяснить, не замешан ли Президент ЧР и генерал армии от юстиции в нечистых комбинациях. И не его ли оберегают проверяющие? Напрасно, если так. Перед законом все должны быть равны.

Точку в этой позорной для Чувашии истории ставить рано. Мое заявление рассматривается в Генпрокуратуре РФ — направил его, как только прочитал половинчатый приказ Б. Грызлова. Есть основания ожидать возбуждения уголовного дела. Наши доморощенные «оборотни в погонах» и их покровители могут оказаться на скамье подсудимых. Вот это был бы законный и заслуженный итог нарушений закона (иного определения у меня нет) «верхушки» МВД Чувашской Республики.

О дальнейших шагах Генпрокуратуры РФ сообщу читателям листка».

Моя издательская группа сознательно создавала тексты от первого лица. Считалось, что эта особенность стиля усилит действие информации на читателя. Полагаю, что Имендаев и Мешалкин были правы.

Впоследствии приказ правоохранительными органами действительно был «усилен». Было заведено уголовное дело на Кириллова, которое после долгих месяцев расследования завершилось приговором.

На процессе представитель гособвинения запросил для бывшего начальника УГИБДД 9, 5 лет лишения свободы. Но в итоге суд остановился на 4,5 года.

* * *

Исключительную роль в доведении этого дела до суда сыграл начальник отдела по расследованию особо опасных преступлений прокуратуры Чувашской Республики старший советник юстиции В. Г. Зубанов. По-моему, один из немногих принципиальных прокурорских работников.

Мне известно, какое давление оказывалось на него. Этому мужественному человеку удалось почти всё. В развитие материалов, зафиксированных в грызловском приказе, он возбудил уголовное дело № 139009. Министр внутренних дел Чувашской Республики Вадим Валентинович Антонов 16.01.2004 г. был привлечен Зубановым по этому делу в качестве обвиняемого.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Антонова В. В. Зубанов писал: «Антонов В. В., состоя в должности министра внутренних дел Чувашской Республики, в период с января 2001 года по март 2003 г. совершил ряд преступлений при таких обстоятельствах.

Так начальник УГИБДД МВД ЧР Кириллов А. С. сорганизовался со своим подчиненным Наймушиным Д. Л., а также Максимовым С. О. и другими неустановленными лицами в организованную преступную группу. Распределив между собой обязанности, Кириллов А. С. принял на себя роль организатора преступления, который должен был регистрировать контрабандные автомобили на УГИБДД МВД ЧР и подставных лиц. А Наймушин Д. Л., Максимов С. О. и неустановленные лица — исполнители преступления должны были непосредственно организовать приобретение и контрабандное перемещение автомобилей через таможенную границу Российской Федерации, оформление поддельных паспортов транспортных средств для регистрации автомобилей в УГИБДД МВД ЧР в г. Чебоксары…

Таким образом, 4 автомашины, закупленные УГИБДД МВД ЧР у Максимова С. О., контрабандно были доставлены в АТХ-2 УГИБДД МВД ЧР и не имели каких-либо документов, в том числе удостоверений ввоза транспортных средств, на основании которых автомобили должны были поставить на учет в УГИБДД МВД ЧР.

Злоупотребляя своим служебным положением, Кириллов А. С. дал незаконное указание своим подчиненным поставить на учет 4 автомобиля «Форд-Эксплорер» без каких-либо документов на них. В декабре 2001 года по его указанию автомобили были зарегистрированы и поставлены на учет в УГИБДД МВД ЧР.

Зная о том, что на автомобили не имеется каких-либо документов и они перемещены на таможенную территорию России контрабандным путем, Кириллов А. С., злоупотребляя своим положением, подготовил приказ от 19.12.2001 г. № 1534 о вводе в эксплуатацию 4 автомашин «Форд-Эксплорер», которые по приказу выделялись АТХ-2 МВД ЧР в штатную категорию «Оперативно-служебные» в группу «Автомобили патрульные ДПС ГИБДД». Министр внутренних дел ЧР Антонов В. В., проявляя халатность, ненадлежаще исполняя свои должностные обязанности вследствие недобросовестного и небрежного отношения к службе, не затребовал от Кириллова А. С. документы на указанные автомобили, не стал выяснять источник и обстоятельства их приобретения, без какой-либо проверки в этот же день подписал приказ, и автомашины были введены в эксплуатацию без наличия на них каких-либо документов.

В результате халатного отношения к своим должностным обязанностям контрабандное приобретение автомобилей не было выявлено, кроме того, от уклонения от таможенных платежей государству причинен материальный ущерб, что повлекло за собой ущемление законных интересов общества и государства.

Таким образом, Антонов В. В. совершил преступление, предусмотренное ст. 293 ч. 1 УК РФ — халатность, т. е. ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, что повлекло причинение крупного ущерба, нарушение законных интересов общества и государства.

Он же, Антонов В. В., совершил злоупотребление служебным положением, то есть, являясь должностным лицом, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, действовал из личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства.

Так, начальник УГИБДД МВД ЧР Кириллов А. С., сорганизовавшись в организованную преступную группу с Наймушиным Д. Л., Максимовым С. О. и другими неустановленными лицами, контрабандно, без уплаты таможенных платежей переместил через таможенную границу России 4 автомобиля «Форд-Эксплорер»…

Указанные транспортные средства без таможенного оформления и уплаты таможенных платежей, подлежащих взиманию с УГИБДД МВД ЧР как с юридического лица, были доставлены в г. Чебоксары, в АТХ-2 УГИБДД МВД ЧР. В декабре 2001 г. по указанию Кириллова А. С. автомобили были зарегистрированы и поставлены на учет в АТХ-2 МВД ЧР.

В ноябре 2002 г. по указанию министра внутренних дел ЧР Антонова В. В. по данному факту ОСБ МВД ЧР проведена проверка, в результате которой установлено, что автомашины приобретены контрабандным путем, без уплаты таможенных платежей. С целью сокрытия совершенного Кирилловым А. С. преступления по признакам ст. 188 ч. 4 УК РФ, Антонов В. В., создавая видимость благополучия в руководимом им ведомстве, действуя из личных побуждений, умышленно не принял меры для привлечения Кириллова А. С. за совершенное преступление к уголовной ответственности и дал ему возможность реализовать указанные автомобили с заменой их на другие.

Кириллов А. С., также зная о том, что на автомобили «Форд-Эксплорер» не имеется никаких документов и они перемещены на через таможенную границу РФ контрабандно, без уплаты таможенных платежей, с целью сокрытия совершенных преступлений и действуя из корыстных и личных интересов, решил переместить их на территорию Республики Беларусь, где автомобили были зарегистрированы на подставных лиц — граждан республики, не были объявлены там в розыск, и реализовать их на территории Республики Беларусь.

25 декабря 2002 года Кириллов А. С. снял автомобили с учета и дал указание своему подчиненному Наймушину Д. Л. о реализации автомобилей в Республике Беларусь. С неустановленными следствием лицами все 5 автомобилей — 4 «Форда-Эксплорер» и «Тойота Лэнд Крузер» Наймушин Д. Л. перегнал из г. Чебоксары в г. Витебск Республики Беларусь.

В г. Витебске Наймушин Д. Л. через своих прежних знакомых Горскую Н. Е. и Кузницыну Е. Ю., а также лиц, на которых ранее были оформлены автомобили, реализовал их другим лицам: автомобиль «Форд-Эксплорер» с идентификационным номером FMPU73E64UB47199 таможенной стоимостью 810201,92 руб. через Бегунову Ж. М. 21.01.2003 г. был реализован знакомой матери Кузницыной Е.Ю. — Кривко Т. А., которая для дальнейшей реализации оформила доверенности на право управления и владения автомобилем на Наймушина Д. Л. от 22.01.03 г. и знакомого Кузницыных — Шлопака А. Н. от 22.01.03 г. По этим доверенностям 30.05.03 г. автомобиль был реализован жителю г. Витебска Арсеньеву Алексею Васильевичу. На автомобиль с идентификационным номером 1FMPU732YUB81186 таможенной стоимостью 810201,92 руб. от Евсеенко О. Н. была оформлена доверенность на право управления и владения автомобилем от 25.04.03 г. на знакомого Кузницыных — Захаревского С. П., по которой автомобиль 07.05.03 г. был реализован жителю г. Витебска Арсеньеву Александру Васильевичу. Автомобиль с идентификационным номером 1FMPU73E5YUB75141 таможенной стоимостью 810201,92 руб. от имени Прудниковой С. Е. по доверенности от 25.04.03 г. был реализован жителю г. Минска Линскому В. Г. Автомобиль с идентификационным номером 1FMPU73E4YUB43104 таможенной стоимостью 810201,92 руб. через Ляшко М. П. был реализован матери знакомой Наймушина Д. Л. Кузницыной Е.Ю. — Кузницыной Н. Ф., которая для дальнейшей реализации оформила доверенности на право управления и владения автомобилем на Наймушина Д. Л. от 22.01.03 г. и своего знакомого Клац В. И. от 22.01.03 г., по которым в дальнейшем автомобиль был реализован неустановленному лицу в г. Минск.

Автомобиль «Тойота Лэнд Крузер» с идентификационным номером JTEHT05J 5020106681 таможенной стоимостью 1014155,20 руб. через Козлову О. М. по доверенности на право управления и владения автомобилем от 22.04.03 г. был реализован на знакомого Кузницыной Е.Ю. — Шлопака А. Н., по которой 30.05.03 г. он реализовал его Кузницыной Е. Ю. 30.05.03 г. Кузницына Е. Ю. оформила доверенность на право управления и владения автомобилем на своего знакомого Клац В. И.

Таким образом, все 4 автомобиля «Форд-Эксплорер» и «Тойота Лэнд Крузер», который фактически также был приобретен для УГИБДД МВД ЧР, общей таможенной стоимостью 3107192,88 руб. были реализованы в Республике Беларусь.

Одновременно с реализацией указанных автомобилей гражданам Республики Беларусь, с целью сокрытия своих незаконных действия Кириллов А. С. договорился с генеральным директором ООО «Ирем 2000» Счастной М. Г. о заключении фиктивного договора уступки прав (цессии) от 16.12.2002 г. с родственницей Максимова С. О., генеральным директором ЗАО «Автонэкст» Мареевой С. А. После подписания указанными лицами договора цессии, по которому ЗАО «Автонэкст» взяло на себя обязательства на поставку автомашины импортного производства между УГИБДД МВД ЧР и ООО «Ирем 2000» от 29.07.2001 г., Кириллов А. С. и Мареева С. А. подписали фиктивный акт от 26.12.2002 г. «О замене поставщиком товара ненадлежащего качества аналогичным товаром, соответствующим договору». По акту подлежали замене 4 автомобиля «Форд-Эксплорер», якобы поставленные в УГИБДД МВД ЧР ООО «Ирем» по договору от 29.07.2001 г. на другие аналогичные автомобили. В этот же день, 26.12.2002 г. Кириллов А. С. и Мареева С. А. подписали фиктивный акт о возврате транспортных средств в ЗАО «Автонэкст» 4 автомобилей «Форд-Эксплорер».

26.12.2002 г. Кириллов А. С. и Мареева С. А. подписывают еще один фиктивный договор — агентский договор, по которому ЗАО «Автонэкст» обязуется заняться поиском автомобилей, якобы равнозначных по техническим характеристикам, стоимостью и количеством возвращенных УГИБДД МВД ЧР по акту от 26.12.2002 г.

Затем вместо автомобилей «Форд-Эксплорер» у частных лиц для УГИБДД через Наймушина Д. Л. были закуплены 4 автомобиля «Нисан Патфиндер», которые были оформлены в магазине № 1 ООО «VT» в Красногорском районе Московской области: 26.12.2002 г. по справке-счету 50 КА 692796 у Яблонского С.В. — с идентификационным номером JN8AR07Y7YW410748 таможенной стоимостью 489650,54 руб.; 11 января 2003 г. по справке-счету 50 КА 692835 у Мартынова Д. И. - с идентификационным номером JN8AR07Y7YW418299 таможенной стоимостью 489650,54 руб.; 31.12.2002 г по справке-счету 50 КА 692812 у Тершиной З.М. — с идентификационным номером JN8AR07Y1YW397771 таможенной стоимостью 489650,54 руб.

А всего было приобретено 4 автомобиля общей таможенной стоимостью 1937875, 29 руб., то есть на 1169317, 59 руб. меньше, чем таможенная стоимость реализованных в Республике Беларусь 4 автомобилей «Форд Эксплорер».

В результате допущенных Кирилловым А. С. злоупотреблений служебным положением и ущерба, нанесенного МВД ЧР и бюджету Чувашской Республики от замены 4 автомобилей «Форд-Эксплорер» и «Тойота Лэнд Крузер» на «Нисан Патфиндер» причинен материальный ущерб на сумму 1169317,59 руб. Зная об этом, Антонов В. В. подписал приказ о введении в эксплуатацию указанных автомобилей и не стал взыскивать с Кириллова А. С. причиненный ущерб.

Этими своими действиями Антонов В. В., являясь должностным лицом, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной и личной заинтересованности, что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов общества, граждан и организаций, а также охраняемых законом интересов общества и государства, повлекших за собой тяжкие последствия, то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 285 ч. 3 УК РФ.

По совокупности Кириллов А. С. совершил преступления, предусмотренные ст. ст. 172 ч. 1, 285 ч. 3 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 171 и 172 УПК РФ, постановил: привлечь Антонова Вадима Валентиновича в качестве обвиняемого по данному уголовному делу, предъявив ему обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 172 ч. 1, 285 ч. 3 УК РФ, о чем ему объявить. Начальник отдела по РООП В. Г. Зубанов».

Антонов к Зубанову явился. Отметил, что настоящее постановление ему объявлено 16.01.2003 г., текст прочитан лично. Подписались он и его защитник.

Дело № 139009 касалось не только Антонова, но и заместителя Кириллова Симзяева Андрея Владимировича. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Симзяева Зубанов установил: «Симзяев Андрей Владимирович, состоя на службе в Управлении государственной безопасности дорожного движения МВД Чувашской Республики, на должности заместителя начальника УГИБДД МВД ЧР, являясь должностным лицом и представителем власти, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, используя свое служебное положение и злоупотребляя им, из корыстной и иной личной заинтересованности — незаконного завладения квартирами путем обмана и злоупотребляя доверием, по предварительному сговору с начальником УГИБДД МВД ЧР Кирилловым А. С., незаконно получил в собственность 3-комнатную квартиру, используя денежные средства УГИБДД МВД ЧР, и 3-комнатную муниципальную квартиру через администрацию г. Чебоксары, т. е. совершил хищение чужого имущества путем мошенничества в крупном размере при следующих обстоятельствах».

Далее перечисляются на многих страницах эти самые «обстоятельства», по сравнению с которыми любой сравнительно честный способ отъема денег, известный «великому комбинатору», покажется ребячеством.

Вывод Зубанов делает безрадостный: «По совокупности Симзяев А. В. совершил преступления, предусмотренные ст. ст. 159, ч.3; 285 ч.1; 159, ч.3; 285 ч.1; 292; 159 ч.3; 160 ч. 3; 285 ч.1 УК РФ».

В «симзяевском деле» появляется имя бывшего главы администрации города Чебоксары Анатолия Александровича Игумнова. Следователь установил: «Симзяев А. В. путем обмана и злоупотребляя доверием, введя в заблуждение и.о. начальника МОБ МВД ЧР Егорова Л. А., дал ему на подпись официальное письмо на имя главы администрации города Чебоксары Игумнова А. А.

Егоров Л.А… не зная в действительности состав семьи Симзяева А. В., поверив выписке из лицевого счета собственника жилья Симзяева А. В., подписал обращение к Игумнову А. А. от 26.04.2000 г., где было указано, что заместитель начальника УГИБДД МВД ЧР Симзяев А. В., составом семьи 4 человека, проживает в 2-комнатной квартире и нуждается в улучшении жилищно-бытовых условий, и передал лично в руки Симзяеву А. В.

Симзяев А. В., продолжая свои преступные действия, в нарушение инструкции по делопроизводству в Министерстве внутренних дел ЧР, зная о том, что письмо на имя Игумнова А. А. должно быть обязательно зарегистрировано в секретариате МВД ЧР, и это является обязательным для любого документа, не стал регистрировать в целях скрыть свои преступные действия, направленные на получение 3-комнатной квартиры в администрации г. Чебоксары.

Собрав фиктивные документы, используя свое служебное положение, 26.04.2000 г. Симзяев А. В. пришел на личный прием к главе администрации города Чебоксары Игумнову А. А. и, злоупотребляя доверием, написал заявление о постановке его в очередь для улучшения жилищных условий с просьбой о выделении ему 3-комнатной квартиры. В заявлении написал, что в настоящее время проживает в 2-комнатной квартире с семьей из 4 человек. Для подтверждения своего заявления представил фиктивную выписку из лицевого счета, содержащую ложные данные.

В администрации г. Чебоксары, не зная, что Симзяев А. В. получил квартиру по месту работы, 06.10.2000 г. на основании распоряжения главы администрации г. Чебоксары Игумнова А. А. за № 1986-Р выписан ордер № 60 на имя Симзяева А. В. о выделении 3-комнатной квартиры общей площадью 89,7 кв. м, жилой площадью 48,6 кв. м по адресу: г. Чебоксары, ул. Пирогова, д. 2/1, кв. 77. В ордер № 60 внесен и Фомичев А. Н. (брат жены Симзяева, проживающий на самом деле в г. Н. Новгород и вписанный Симзяевым четвертым человеком в состав семьи в карточку лицевого счета квартиросъемщика. Чистый бланк выписки из лицевого счета с печатями, как установило следствие Симзяев путем обмана похитил из кабинета управляющего ТСЖ «Домовой» Федотова В. Д. Данную фиктивную выписку из лицевого счета собственника жилья на свое имя с составом семьи четыре человека Симзяев А. В. представил в жилищно-бытовую комиссию УГИБДД МВД ЧР — авт.)

По сведениям адресно-справочного бюро МВД ЧР, Фомичев А. Н. зарегистрированным и временно зарегистрированным по Чувашской Республике не значится».

Как знать, не эта ли подозрительная «наивность» бывшего мэра стала одним из аргументов, высказанных Игумнову, за то, чтобы он особенно не сопротивлялся и досрочно покинул свой пост.

Кириллова поместили в местный следственный изолятор за 2 дня до того, как Зубанов привлек Антонова в качестве обвиняемого.

13 января 2004 года судьей Ленинского районного суда г. Чебоксары Севастьяновым А. А. было вынесено постановление, которым было удовлетворено ходатайство об избрании в отношении Кириллова меры пресечения в виде заключения под стражу.

С апреля 2003 года бывший начальник УГИБДД находился на лечении в стационаре МВД ЧР. Врачи-кардиологи утверждали, что Кириллов находится в тяжелом состоянии, которое исключает его участие в следственных действиях. А вот эксперт И. И. Миронец утверждала обратное. Суд прислушался к мнению эксперта. Попытки московских адвокатов из конторы «Кузнецкий мост» изменить меру пресечения успехом не увенчались.

Впоследствии, когда я сам уже попал в тюрьму, я встречал там и Кириллова, и Наймушина.

Были попытки разобраться, почему Антонов и Симзяев ушли от ответственности. 17 ноября 2004 года Альберт Васильевич Имендаев обратился в Генеральную прокуратуру РФ. Обратился туда он уже после ответов, полученных из прокуратуры Чувашии. Начальник отдела следственного управления, мл. советник юстиции А. В. Федяров писал 09.11.2004 г.: «Ваше обращение о проведении проверки в порядке ст. 144 УПК РФ факта смерти Зубанова В. Г. и о незаконном освобождении от уголовной ответственности граждан Антонова, Федорова и Зайцева, поступившие в прокуратуру республики 19.10.2004 г., рассмотрено с изучением материала проверки по факту смерти Зубанова В. Г. и надзорного производства по уголовному делу № 139009.

Ваши доводы о криминальном характере смерти начальника отдела по расследованию особо опасных преступлений прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. опровергаются материалами проверки в порядке ст. 144 УПК РФ.

По результатам проведенной проверки следователем Толстокорым А. Н. постановлением от 22.03.04 г. отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с некриминальным характером смерти.

В ходе расследования уголовного дела № 139009 по факту злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками МВД ЧР постановлением от 09.02.2004 г. в возбуждении уголовного дела в отношении Антонова В. В. отказано.

Оснований для отмены принятых процессуальных решений не имеется. В случае несогласия с принятым решением Вы вправе обжаловать его вышестоящему прокурору либо в суд в порядке, предусмотренном ст. ст. 124, 125 УПК РФ».

Тот же Федяров уже 11.01.2005 г. сообщал: «Ваше обращение, датированное 17 ноября 2004 года, об отмене постановления о прекращении уголовного дела в отношении Антонова В. В. и Симзяева А. В., потупившее из Генеральной прокуратуры РФ, прокуратурой Чувашской Республики рассмотрено с изучением надзорного производства по уголовному делу № 139009.

В ходе расследования уголовного дела № 139009 по факту злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками МВД ЧР постановлением начальника отдела по расследованию особо опасных преступлений прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. от 09 февраля 2004 года в возбуждении уголовного дела в отношении Симзяева А. В. и Антонова В. В. отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ.

Оснований для отмены принятых процессуальных решений не имеется.

Разъясняю, что в соответствии со ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленной настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Установлено, что Вы не являетесь участником уголовного судопроизводства по уголовному делу № 139009 и, следовательно, не имеете права обжалования процессуальных решений, принятых органами предварительного следствия по делу.

В случае несогласия с принятым решением Вы вправе обжаловать его вышестоящему прокурору либо в суд в порядке, предусмотренном ст. ст. 124, 125 УПК РФ».

На это же обращение в Генеральную прокуратуру РФ уже заместитель прокурора Чувашской Республики, советник юстиции А. Ф. Хусаинов 17.01.2005 г. сообщал: «Ваше обращение, датированное 17 ноября 2004 года, поступившее из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, о несогласии с ответом начальника отдела следственного управления прокуратуры ЧР Федярова А. В. от 09 ноября 2004 года, о привлечении к уголовной ответственности бывшего прокурора ЧР Зайцева С. П. за оказание давления на начальника ОРООП прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. и требования прекратить уголовное дело в отношении Кириллова А. С., прокуратурой Чувашской Республики рассмотрено с изучением надзорного производства по уголовному делу.

В ходе расследования уголовного дела № 139009 по факту злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками МВД ЧР постановлением начальника отдела по расследованию особо опасных преступлений прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. от 09 февраля 2004 года в возбуждении уголовного дела в отношении Симзяева А. В. и Антонова В. В. отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ.

Данное решение принято законно, оснований для его отмены не имеется.

Ваши доводы об оказании давления на начальника ОРООП прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. являются надуманными, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не нахожу.

В случае несогласия с принятым решением Вы имеете право обжаловать его прокурору республики или в суд».

Имендаев немедленно обратился к прокурору Чувашской Республики Метелину. Он писал: «Хусаинов отклоняется от проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ фактов, содержащихся в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого господина Симзяева.

По Хусаинову, Симзяев, Антонов и Федоров не виновны, однако установлено, что Симзяев путем обмана и злоупотребления доверием незаконно получил ряд квартир.

На основании подложного документа Симзяев получил квартиру стоимостью 428000 рублей, чем причинил бюджету ЧР, то есть всем жителям Чувашии, ущерб на указанную сумму.

Симзяев совершил мошенничество с группой лиц по сговору и т. д. и т. п. Это взято из постановления Зубанова и никак не объяснено Хусаиновым. Где похищенная квартира? Возвращена ли она законному владельцу? Что за «доброта» за чужой счет? И как совмещает Хусаинов понятие подлог с должностями, замещаемыми Симзяевым и Антоновым?

Мои доводы об оказании давления Зайцевым на погибшего начальника ОРООП прокуратуры ЧР Зубанова основываются на публикации журналистки Н. Полат и на личных беседах с погибшим Зубановым.

Он неоднократно сообщал мне… об угрозах со стороны Зайцева расправиться с ним, если он не закроет дело Кириллова. «Давил» на Зубанова и Н. В. Федоров.

Федяров пишет, что нет вины бывшего прокурора Зайцева в укрытии преступления Симзяева, Антонова, Федорова, однако эти личности, кроме дела о «джипах» виновны в фальсификации итогов выборов в ГД ФС РФ последнего созыва. Антонов и Федоров привлекли бандитов для контроля за выборами и для обеспечения прохождения в ГД ФС РФ Аксакова и Семенова.

В каждом населенном пункте Чувашии было по «смотрящему»… Подтверждаются эти факты материалами, изъятыми милицией по указанию Антонова у гр. Сарбаева.

Сарбаев был арестован милицией на момент выборов, а по выходе из милиции его похитили бандиты, и только после проведенного «внушения» его выпустили.

Зайцев данные факты проверять отказался категорически и фактически сбежал из Чувашии куда подальше.

Я требую от прокурора Чувашии вернуться к этим вопросам и изобличить Н. В. Федорова как организатора бандитской власти или власти бандитов Чувашии, которую он возглавляет».

На это эмоциональное обращение вновь пришел ничего не значащий ответ прокурора отдела следственного управления, юриста 1 класса А. В. Ларионова от 21.02.2005 г.: «Ваше обращение о непринятии мер прокурорского реагирования должностными лицами прокуратуры ЧР к заместителю начальника УГИБДД МВД ЧР Симзяеву А. В., министру внутренних дел ЧР Антонову В. В., президенту ЧР Федорову Н. В., об укрытии ряда преступлений бывшим прокурором республики Зайцевым С. П. об оказании последним и Федоровым Н. В. давления на начальника ОРООП прокуратуры ЧР Зубанова В. Г. с требованием прекратить уголовное дело в отношении Кириллова А. С., незаконных действиях сотрудников милиции в отношении Сарбаева Г. М. прокуратурой республики рассмотрено.

Изучением надзорных производств установлено, что переписка с Вами по заявлениям о незаконных действиях сотрудников милиции в отношении Сарбаева Г. М. прекращена.

Ваши аналогичные обращения ранее рассматривались. Ваши доводы полно и объективно проверялись, ответы на них даны в порядке, установленном Инструкцией «О порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации».

Оснований для повторного рассмотрения Вашего обращения по вышеуказанным доводам не имеется.

В соответствии с п. 4.13 приказа Генерального прокурора РФ № 3 от 15.01.2003 г. переписка с Вами в этой части прекращена.

В случае поступления впредь Ваших обращений по указанным вопросам они будут оставлены без рассмотрения и ответа».

После данного письма стало ясно, что из себя представляет новый прокурор ЧР Метелин. «Проверку» он прошел. Видимо, этот очередной прокурорский чиновник специально был подобран для Чувашии. Он получил очередное звание, готовится уйти на покой с приличной пенсией.

А ведь 20 сентября 2004 года газета «Известия» действительно опубликовала стать