Book: Проклятие Гоголя



Проклятие Гоголя

Николай Спасский

Проклятие Гоголя

Купить книгу "Проклятие Гоголя" Спасский Николай

И когда придет час меры в злодействах тому человеку, подыми меня, боже, из того провала на коне на самую высокую гору, и пусть придет он ко мне, и брошу я его с той горы в самый глубокий провал, и все мертвецы, его деды и прадеды, где бы ни жили при жизни, чтобы все потянулись от разных сторон земли грызть его за те муки, что он наносил им, и вечно бы его грызли, и повеселился бы я, глядя на его муки!

Н. В. Гоголь, «Страшная месть»

ПРОЛОГ

ОСТРОВ ПАНТЕЛЛЕРИЯ, ВЕСНА 1985 ГОДА

Когда говорят, что вино – самое сокровенное выражение национального характера, народной души, – это сильное преувеличение. Хотя звучит красиво, романтично. Виноделие, наверное, самое подвижное, самое переменчивое из проявлений человеческой культуры. В сравнении, скажем, с живописью, ремеслами, парфюмерией, даже с кулинарным искусством.

Вот, к примеру, сколько сказано, написано про «Sancerre». Про слегка канареечный цвет этого вина, легкую известковую кисловатость, про букет, похожий на аромат весенних полевых цветов, про вкус крыжовника. Казалось, если существует вино, имеющее право считаться абсолютным выражением французского национального характера, это «Sancerre». Не элитарное «Puligny Montrachet», не кокетливое «Pouilly-Fume», а именно «Sancerre».

Вино воистину фантастическое. Сказочной, безумной красоты. Может быть, самое изящное белое вино в мире. Однако, если и рассматривать его как выражение французского национального характера, то это выражение сугубо мимолетное, как дуновение ветерка. То, что нам кажется абсолютным, вековечным выражением души Франции, на самом деле есть порождение вполне конкретных экономических и правовых обстоятельств, сложившихся каких-то сорок лет назад, когда была введена система appellation contrôlée. И тех нравов, что господствовали в ту эпоху. Это было послесловие к «art nouveau», сочетавшее апатию и пресыщенность, страсть к наслаждениям и предощущение краха, жеманство и бесстыдство. Отсюда – эти вкусовые предпочтения, любовь к терпко-сладкому, агрессивно ароматному, тяжеловато-легкому…

Священнику было лет шестьдесят. С тонкими чертами лица, высокими залысинами, внимательными усталыми глазами. Что еще? Туринский акцент, белый воротничок, цепь с убранным во внутренний карман пиджака крестом. Епископский перстень. Он перевел дыхание и продолжил свой рассказ:

– С «Passito» никакого мифотворчества не было. «Passito di Pantelleria» – уникум в истории культуры. Давайте представим. Крошечный вулканический островок в море между Сицилией и Африкой, в семидесяти километрах от африканского побережья. Время от времени через этот островок, зачастую не замечая его, прокатывались волны завоевателей. Финикийцы и их наследники карфагеняне, римляне, вандалы, византийцы, арабы, норманны, швабы, анжуйцы, арагонцы, генуэзцы, испанцы, неаполитанские бурбоны, – и после всего этого пестрого полчища – итальянцы. Лишь в 1861 году, вместе с Сицилией Пантеллерия вошла в состав Объединенного Итальянского Королевства.

Какая культура, какая цивилизация здесь могла сложиться? О каком виноделии могла идти речь? Ведь со времен Гомера принято считать, что виноделие – один из неотъемлемых, безусловных признаков цивилизации.

А между тем сложились. И культура, и цивилизация. При римлянах, которые утвердились здесь в 217 году до Р. Х., была разработана технология производства особого сладкого вина, ныне известного как «Passito». Тогда его называли «нектаром богов». В сохранившихся хрониках тех лет можно найти описание этой технологии, с четкими указаниями, сколько времени требуется на завяливание винограда, сколько на брожение и на старение. Это вино первый раз разрешалось подавать к столу во время Антестерий – праздника цветения. Известный античный автор Теофраст, ботаник и медик, рекомендовал использовать это вино при изготовлении сладостей, имевших целебное воздействие.

Арабы колонизовали Пантеллерию в 835 году. Тогда это была самая передовая цивилизация мира, опережавшая впавшую в варварство Западную Европу. Тоже, кстати, любопытно – почему одна и та же религия на одном этапе своего развития дает толчок небывалому расцвету науки, культуры, материального производства, характеризуется терпимостью и открытостью, а на другом – оборачивается обвальным обскуратизмом, дикостью и отсталостью.

Арабы завезли на Пантеллерию из Александрии виноградную лозу, которая здесь получила название «дзибиббо». Историки до сих пор спорят, откуда взялось это название. По одной версии, эту лозу здесь впервые посадили арабы, приплывшие с мыса Дзибиббо. По другой – название происходит от слова «забиб», что по-арабски означает «сухой виноград». Вот уже 1100 лет на Пантеллерии из этого сорта винограда делают очень специфическое вино, и жесткая технология совершенно не изменилась.

В конце августа собирают виноград. Затем оставляют на четыре недели на солнце. На специальных решетках или просто на камнях. Виноградные ягоды завяливаются до состояния изюма. В сентябре повторно собирают виноград с меньшим содержанием сахара, прессуют и к суслу добавляют немного завяленного винограда первого сбора. Начинается процесс брожения. Когда вино достигает 16 градусов, в него высыпают остальной виноград первого сбора. И оставляют на четыре месяца. Пока уходят избыточный аромат и сахар, содержание алкоголя опускается до 14,5 градуса. Молодой «Passito» в принципе готов.

Однако чтобы получить настоящий «Passito», его нужно выдержать хотя бы два года в дубовых бочках. Высшие сорта «Passito» выдерживают десять лет. И тогда получается напиток, достойный называться нектаром богов. Дурманящий, но не пьянящий. Приятно возбуждающий. Бодрящий в жару и согревающий в вечернюю прохладу. Наконец, красивый. Интенсивного золотого цвета. Почти янтарного. С неповторимым, чуть восточным ароматом, в котором слышатся инжир, мед, абрикос, ваниль, специи. Если задуматься, у «Passito» очень чувственный аромат, не вызывающий раздражения.

Настоящий «Passito» – не напиток. Это произведение искусства. И родилось оно не в долине Луары или Рейна, не в Пьемонте и не в Бургундии, а на забытом Богом и людьми кусочке скалы, где хозяйничают свирепый ветер и лютое солнце. Где дождь случается разве что по престольным праздникам. Если вы увидите здешнюю лозу, не сразу сообразите, что это такое. Маленькие кустики в ямках, больше похожие на картофельную ботву. И между тем, благодаря человеческому гению и нечеловеческому труду, на худосочных, неказистых кустиках вызревают огромные, мясистые, сладко-душистые ягоды.

– Будь моя воля, – заключил священник, – я бы причащал «Passito». Но, увы, это не от меня зависит…

Преодолевая приятное опьянение, – неправда, что «Passito» не пьянит, пьянит и еще как! – Луиджи разглядывал собеседника. Такая ода на тему виноделия была бы уместна в исполнении профессионального энолога, или поэта, или музыканта. Но не священника.

Было два часа ночи! Франческа давно пошла спать. А они разговорились. И допивали вторую бутылку.

На террасе они оставались вдвоем. Последний официант демонстративно прошествовал мимо.

Священник словно прочитал его мысли:

– Пойдем? Поздно уже. Надо поспать…

Он подозвал официанта. Жестом отвел попытку Луиджи достать кошелек.

Дождь перестал, ветер стих. Выглянула луна.

«Если так продержится до утра, завтра сможем отплыть», – подумал Луиджи. Они с женой выбрались на Пантеллерию на пасхальные праздники. Их предупреждали, что в это время года лучше не рисковать. Они не послушались, а в понедельник разыгрался шторм, и всякое сообщение с Сицилией прервалось. Вот уже вторые сутки они дожидались перемены погоды.

Луиджи позвонил в контору, объяснил ситуацию. Но все равно получилось крайне неудачно. Начинающему архитектору надо появляться на службе после праздников вместе со всеми. Понятно, что Луиджи нервничал, и второй вечер супруги провели в баре – сидеть в номере не было сил. Не гулять же под проливным дождем!

Так они познакомились с немолодым прелатом, приехавшим проведать сестру. Если в Италии с кем и знакомятся совершенно свободно, без задней мысли, все, включая детей и молоденьких девушек, – это с пожилыми священниками и пожилыми карабинерами. Видимо, срабатывают механизмы интуитивного доверия.

На следующее утро паром и вправду приплыл. Луиджи надеялся снова увидеть странного священника. Будто между ними осталось что-то недосказанное. Но того на борту не оказалось.

ГЛАВА 1

РИМ, ВЕСНА-ЛЕТО 1953 ГОДА

Cидящему за столиком ресторана высокому, стройному мужчине крепкого сложения можно было дать лет пятьдесят пять. Если бы кто-нибудь решил угадать, кто он такой, то первое, о чем подумалось бы, – гвардейский офицер в отставке. Он мог быть и французом, и немцем, и венгром. Американцем вряд ли. Неброский и поношенный, но очевидно когда-то очень не дешевый, хорошо сшитый костюм. Мужчина не оглядывался – не было необходимости. Он сел так, чтобы контролировать весь зал.

Мужчина сидел с полчаса, может дольше. Он успел дважды заказать американский бурбон «Четыре розы» без льда. Сам слегка разбавлял водой «Санта Эджерия». Похоже, кого-то ждал.

Зал наполнялся быстро. В основном – итальянцы. Публика, живущая около Ватикана и за счет него. Адвокаты, нотариусы, домовладельцы, много священников. Однако звучала и английская, и французская речь. В противоположном углу говорили по-украински. Собственно, он и выбрал «Скарпоне» за интернациональную репутацию. Здесь появление иностранца, кем бы он ни был, русским или перуанцем, удивления не вызывало. Ресторан был всегда полон, чему способствовала очень и очень приличная кухня.

Аметистов – хотя это было его ненастоящее имя – чувствовал себя отвратительно. Смерть Сталина разбередила старые раны. Аметистов отвоевал целиком и Первую, и Вторую мировую. Жизнь посвятил делу Ленина-Сталина – по убеждению, но с горьким привкусом знания. Он преданно служил режиму, помня и о массовом истреблении офицерства, и об унижениях церкви, о голодоморе. По крови, по образованию, по воспитанию он был из дворян.

Тогда, в 1920-м, и сейчас, тридцать с лишним лет спустя, Аметистов считал, что для России социализм – самая эффективная социально-политическая система. С этой верой он расстреливал, участвовал в подготовке убийства Троцкого, гнил в болотах с партизанами в Бразилии, передавал деньги Зорге в Японию, организовывал антибританское подполье в иранском Азербайджане. Когда-то под красными знаменами собиралось все самое яркое, талантливое. Сейчас из «первого призыва» в живых оставались единицы. Захлестывала волна серости.

Аметистов непроизвольно проводил взглядом пробирающуюся между столиками даму. Средних лет, но еще в соку, с формами. Разведчик себя одернул.

Аметистов не мыслил себя вне Родины. Ему предстояло вернуться домой после долгих и долгих лет отсутствия. Таких людей, как он, советская власть использовала с опаской: пока они были действительно нужны, и он отдавал себе отчет, что если его не посадят, что вполне вероятно, то пошлют в какое-нибудь провинциальное военное училище преподавать английский или немецкий язык. Он бы предпочел немецкий. Как-никак он окончил Гейдельбергский университет. Германия для него – это первые друзья, первая любовь, первые предательства, первые разочарования. Это Шиллер, Гофман.

Нет, он был готов к тому, чтобы пойти преподавать, поехать в провинцию, перешить дожидавшийся его мундир в штатский костюм, самому его отглаживать, вечерами в одиночестве пить водку и перечитывать немецкую классику. Может быть, это и было бы его счастьем…

Аметистов медленно потягивал «Четыре розы». Нет, он не спивался. Слишком сильна самодисциплина, хотя выпить он любил. Привычки свои не менял. В послевоенные годы в западных зонах оккупированной Германии пристрастился к бурбону. Мужской напиток.

Обвел взглядом зал.

За соседним столиком дородный, всем довольный американец в рясе католического священника с видом знатока угощал знакомых, похоже из Чикаго. Судя по акценту. До Аметистова долетал бессвязный разговор. Прислушиваться не хотелось. Слишком глупо.

– Сейчас Айк покажет Европе, как себя вести. Второй раз мы их из дерьма вытаскивать не будем. До чего дожили! Эти суки-коммунисты настолько обнаглели!

– Все не так просто! Вы здесь поживите. Без десяти взяток вы ни одной бумаги не получите. При Муссолини было лучше. Хоть порядок был.

Аметистов до сих пор не решил, как ему построить разговор с Греминым. Он его ни разу не видел, но читал личное дело. Вырос тот во Франции, учился в Сорбонне, дворянского происхождения, православный. Сын профессиональных разведчиков, которые почему-то выжили в страшной мясорубке и вернулись в СССР. Еще несколько лет назад он подумал бы: «Молодцы, что вернулись. Даже если в лагеря». Сейчас он сомневался.

При всей усталости Аметистову было небезразлично, что станет с Россией. Таких людей, как молодой Гремин, требовалось сохранить любой ценой: они давали шанс на возрождение нормальной страны и нормальной жизни. Когда поколение Аметистова будет окончательно добито.

Аметистов, насколько от него зависело, отвел кандидатуру Гремина от главного задания. Хотя успех сулил тому блестящую карьеру. Как профессионал Аметистов знал, что, скорее всего, операцию отменят в последний момент, и тогда участники группы в обязательном порядке будут подлежать уничтожению. Однако он не мог сказать Гремину правду о его настоящей роли.

Аметистов обратил внимание на молодого человека. Метр семьдесят четыре – семьдесят пять. Можно сказать, хрупкого телосложения, если бы не мощные плечи и крепкие руки, прорисовывавшиеся под недорогим костюмом. Нос чуть с горбинкой. Серо-голубые, открытые, не наглые глаза. Светло-каштановые непокорные волосы. Открытая мальчишеская улыбка. Заметив лежащую на столике Аметистова «Монд», он остановился и на безупречном французском, с парижским акцентом произнес:

– Приятно увидеть соотечественника!

– Садитесь, я никого не жду и еще не заказывал.

Французский Аметистова был постаромоднее. Так мог говорить и француз, выросший за границей, и иностранец, выросший во Франции.

– Что будете на аперитив?

– Пастис. Стараюсь блюсти традиции.

– Правильно. А я вот поддался.

– Давно знаете это место?

– Ни разу не был. Но мне рассказали, что здесь приличная римская кухня. Не то что новые рестораны, рассчитанные на американских туристов. Здесь тебя не обманут. А если уж совсем повезет, старик-официант будет говорить по-французски.

В это время появился официант. Он действительно сносно говорил по-французски. Высокий, худой человек, в мятой белой рубашке с бабочкой. Узкая грудь и длинные руки. Крупная голова, бледное лицо, бескровные губы, лошадиные зубы, густые, клокастые серые брови, оттопыренные уши, резко ввалившиеся бесцветные глаза. Он был слегка пьян и производил впечатление туберкулезного больного на предпоследнем году жизни.

Впрочем, старость, потертость и болезнь не мешали ему быть в меру жизнерадостным и ничуть не угнетали посетителей. Скорее наоборот. То, что официанты здесь – и толстые, и худые – производили впечатление неизлечимо больных, только что выписанных их монастырской лечебницы, составляло особый шарм этого заведения.

Аметистов и Гремин заказали запеченного морского окуня с картошкой и помидорами и спагетти с мидиями. Вино – «Фраскати». Официант удалился.

Аметистов пригляделся к собеседнику.

Лет тридцать. Явно не славянская, но и не вполне французская внешность. Так выглядят дети от смешанных браков, с легкой примесью еврейской крови. Строгий темно-серый костюм. Гремин обучался в аспирантуре Григорианского университета, готовил работу по святому Кириллу. И одновременно – не зря окончил три года Парижской консерватории – замещал регента церковного хора храма святителя Николая.

Аметистов привык судить по первому взгляду. Жизнь далеко не всегда позволяла ему второй. Гремин ему нравился.

Если бы кто-то прислушался к их разговору, то поначалу ничего не заметил. Аметистов неуловимо поменял тембр голоса. Тот же красивый баритон с густой хрипотцой, которую дают долгое пребывание на морском воздухе, на ветру и привычка к крепким напиткам. Голос, одинаково уверенный и на армейском плацу, и в великосветском салоне. Только вдруг слова Аметистова, достигая собеседника, словно замирали. Их разговор не смог бы подслушать никто. Если нет подслушки. Но это вряд ли. Встречи с агентами Аметистов дважды в одном ресторане не назначал. Столики не заказывал. Приходил раньше и садился за свободный.

Можно приступать.

– Вы знали Андриуса?

– Да, он был моим куратором. Мы встречались два раза.

Аметистов улыбнулся. Как Гремин все-таки молод. Иначе не говорил бы лишнего. И это чисто гражданское слово – «куратор».

– Он покончил с собой.

Гремин, ошеломленный, не сводил с Аметистова глаз.

– Опасался раскрытия?

Гремин старался показать себя профессионалом.



– Ему прострелили обе коленные чашечки. Он не мог убежать. И боялся не выдержать пыток. Слава богу, его плохо обыскали и не заметили зашитую в воротник ампулу с цианистым калием.

Гремин с минуту переваривал информацию.

– Где это случилось?

– Здесь, в Риме. Где точно – не знаю. Труп нашли недалеко от пьяццы Виктора Эммануила.

– Я ничего не читал в газетах.

– А вы ничего и не могли читать. Когда убивают нашего брата, об этом в газетах не пишут.

– И кто это сделал?

– Не знаю. Темная история. Очевидно, что Андриус встретил профессионала.

Аметистов замолчал надолго. Закурил «Галуа», самые крепкие, хотя обычно за едой не курил. Ему было жаль Гремина. Но это ничего не меняло. Если уж переиграли Андриуса, одного из лучших агентов западноевропейской резидентуры, человека без нервов, классического прибалта с прозрачными, бесцветными глазами, этому мальчику здесь ловить нечего. Правда, лучше умереть в Риме, даже под пытками, но относительно быстро, чем годами заживо гнить в сталинских лагерях.

– У нас есть основания полагать, что это не ЦРУ, не СИС, и не итальянцы. По почерку похоже на контрразведку одной из европейских компартий. Или организации бывших нацистов. В любом случае, очевидно, что эти люди частично проникли в наши планы. Они опасны и очень грамотно работают. И мы о них ничего не знаем.

Гремин держался неплохо.

– Что требуется от меня?

– Вам предстоит продолжить то, что начал Андриус.

– Но я не в курсе…

– Не волнуйтесь, я все расскажу. Расслабьтесь. Главное – ешьте. И про вино не забывайте. Очень приличное. Голубчик, – неожиданно по-русски, по-отечески произнес Аметистов, – прошу вас, ешьте! Остынет ведь. И внимание нам с вами незачем к себе привлекать.

Сам Аметистов неспешно ел и в свое удовольствие попивал вино. Гремин вздрогнул, взглянул на собеседника и лихорадочно заработал вилкой. Залпом проглотил треть бокала вина.

– Так лучше. Так вот, вам что-нибудь известно об операции «Гоголь»?

– Нет.

– Я так и думал. Тогда послушайте. Мы никуда не спешим. Нужно будет, еще сладкое закажем.

Аметистов умел владеть собой.

– После войны характер разведывательной работы коренным образом поменялся. Это не преувеличение, когда говорят, что сейчас в мире идет тотальная война. Раньше были Англия, Франция, Германия – хорошая ли, плохая ли, не столь важно, – США, Советский Союз, ну еще Япония и Италия. Сейчас остались только СССР и США, и Англия как придаток Америки. И между СССР и США идет война. Где-то на поле боя, как в Корее, где советские летчики сбивают американских и наоборот. А главная площадка – противоборство спецслужб. Это раньше спецоперации были уделом избранных: одержимых, как Рамон Меркадер, убивший Троцкого, извращенных интеллектуалов, любивших азарт игры, как Зорге, революционеров, готовых отдать жизнь ради идеи, как Шандор Радо. Сейчас все по-другому. В орбиту секретной войны вовлекаются миллионы. И вот мы сейчас сидим с вами в Риме и пьем «Фраскати».

Гремин уставился на собеседника озадаченный.

– Объясню. В последние годы стали по-новому смотреть на российскую эмиграцию на Западе. Раньше опасались, что она может поднять мятеж где-нибудь в российской глубинке. Сейчас по такому поводу стоит разве что пошутить. Вожди эмиграции состарились, спились, выжили из ума. Но явилась масса бывших военнопленных, угнанных в

Германию, временно перемещенных лиц. И американцы, и англичане активно работают с этим контингентом… Развернулась настоящая война за умы и сердца эмигрантов. И победить, поубивав вожаков антисоветского подполья, уже не получится. Хотя кого-то придется физически устранить. Того же Бандеру, например. Надо перетягивать эмигрантов на нашу сторону, убеждая их, что Советская Россия – не столько авангард всемирной революции, сколько наследница Российской империи. Нужны новые люди, жившие на Западе, говорящие на иностранных языках, знающие западный образ жизни и западную культуру. А главное – требуются новые идеи. Та же идея православия.

Гремин заметно вздрогнул. Видимо, он ожидал услышать все что угодно, но только не это.

– Нужно объединить Советскую Россию и Россию зарубежную, Россию коммунистическую и Россию православную. Разрабатывалось несколько идей. Одна из них докладывалась лично Сталину. Речь идет о канонизации Гоголя.

Гремин сидел неподвижно с широко открытыми глазами.

– Вы не ослышались. Именно так. План состоит в том, чтобы официально провозгласить Гоголя Николая Васильевича святым русской православной церкви… Ешьте, прошу вас… Гоголь – идеальная кандидатура. Великий патриот России, беспощадный критик царских порядков и вместе с тем человек глубоко верующий, он одинаково приемлем и для выпускников института красной профессуры, и для архиереев русской православной церкви за границей.

Аметистов неоднократно докладывал начальству планы операций. Получалось убедительно. Но совсем другое дело – когда ты сам отправляешь на смерть человека. Аметистову мучительно захотелось русской водки. Ледяной, с росинкой. В граненом стаканчике. Он продолжил.

– Канонизация Гоголя мыслится как грандиозное событие. Церемония совершалась бы в Успенском соборе в Кремле с колоссальным крестным ходом через всю Москву. Как второе издание похорон Сталина, только без мороза и без давки. Присутствовали бы руководители партии, патриарх. Выступил бы председатель Президиума Верховного Совета Ворошилов. Были бы приглашены видные деятели российской культуры из-за рубежа. Может быть, удастся затащить кого-нибудь из генералов-белогвардейцев, не запятнавших себя сотрудничеством с фашистами… Не взяв на себя роль защитников славян и православных во всем мире, нам не победить в противостоянии с Америкой. Коммунистических идей и пролетарского интернационализма сейчас мало…

Хотя Аметистов вещал скорее в педагогических целях, он старался верить в то, что говорил. Его смущала неразбериха в Москве. Операцию санкционировал Берия – князь тьмы советской системы, и успех зависел от прочности его положения.

Последнее время Сталин потеснил Берию. Но фигуры, равной по масштабу, не было. Абакумов – единственный человек, мало-мальски способный бросить вызов Берии, гнил в тюрьме. Сейчас, за несколько недель, Берии как будто удалось компенсировать утраченные позиции. Он вернулся на самую вершину власти.

Профессионально Аметистов себя чувствовал ближе всего к Берии. Но он не верил, что Лаврентий сможет одержать верх. Слишком лютая ненависть накопилась в партии против шефа НКВД. А если Берия упадет, падут не только его клиенты, но и связанные с его именем программы и операции.

Однако Гремину, слава богу, ничего такого знать не полагалось. Аметистов посмотрел прямо в глаза своему юному подопечному. Тот выдержал.

– Для операции все готово. Но сперва нужно устранить одно препятствие.

В газах Гремина читался вопрос.

– Существуют документы, свидетельствующие о том, что Гоголь был некрофилом. Вы знаете, что такое «некрофилия»?

Гремин ошарашенно кивнул.

– Половое извращение, – пояснил Аметистов, – проявляющееся в половом влечении к трупам и в половых сношениях с ними. Прежде чем начинать операцию по канонизации Гоголя, документы необходимо найти, чтобы в Москве могли оценить, насколько все серьезно.

Гремин глотнул вина.

– А документы подлинные?

– Вы, наверное, хотите спросить, был ли Гоголь действительно некрофилом?

– Да.

– Не знаю. Честно. И меня это меньше всего интересует. Если американцы обнародуют компрометирующую Гоголя информацию, когда о канонизации будет объявлено, или паче чаяния когда она уже состоится, это обернется сильнейшим ударом по авторитету нового руководства в Советском Союзе. Раз такие документы существуют – их надо найти. Иначе придется отменять операцию.

Аметистов остановился, чтобы дать собеседнику возможность переварить услышанное. Подозвал официанта, заказал граппу, чего дожидался весь вечер. Гремин отказался.

– Перед Андриусом стояла задача разыскать документы. Они хранятся в Италии, на них можно выйти через русскую общину. Американцы тоже знают о том, что мы знаем, и тоже идут по следу этих документов. Андриусу удалось что-то обнаружить.

– Откуда это нам известно?

– Он позвонил перед смертью. Короткий звонок – всего несколько фраз. Дословно Андриус сказал: «Я нашел. Все сходится. Нужно смотреть портрет».

– И больше ничего?

– Нет. Других подсказок нет. Тема слишком деликатная. Андриус работал один. Без помощников.

У нас нет ни малейшего понятия, что он делал в последние недели жизни, с кем встречался, куда ездил. Больше, пожалуй, я вам ничего не скажу. Будьте предельно осторожны и внимательны. Никому не доверяйтесь. Против вас будет работать очень коварный и опасный враг. Составьте план операции. Русскую общину в Италии вы знаете не хуже Андриуса. Не спешите. Но помните, что у вас три-четыре месяца. Всего…

В портфеле под столом, который вы заберете, пять миллионов лир и Беретта с двумя обоймами. У вас есть вопросы?

У Гремина вопросов не оказалось.

Они еще посидели минут десять. Но разговор увял. Обмениваться банальностями о шансах христианских демократов на предстоящих выборах не хотелось. Гремин был подавлен, хотя старался не подавать вида. Оба понимали, что шансов решить поставленную задачу у него немного…

У Аметистова, русского дворянина и поручика царской армии, имелось свое представление о порядочности. Он редко позволял, чтобы порядочность пересекалась со службой. Но ему определенно нравился этот молодой человек со своим французским, плохо слушающимися волосами и желанием вопреки всему быть верным сыном Родины. И Аметистов дал слабину.

– Да, кстати. Для вашей информации. Я возвращаюсь. Новое руководство объединенного МВД посчитало, что я полезнее в Центре. Кто будет вести вас – пока не решено. Наверняка кто-то из наших старых, опытных кадров. Тем не менее передача агента – всегда деликатное дело. Так что чем реже вы будете выходить на своего «куратора», – Аметистов употребил запомнившееся слово, – тем лучше и для вас, и для дела. Помочь вам все равно не помогут. А указания могут быть разными. Вы меня поняли?

Аметистов внимательно посмотрел на Гремина – как будто на своего сына, если бы у него был сын. Затем окликнул официанта и попросил счет.

– Пора, – сказал он Гремину. – «Граппа» на посошок. Нравится вам или нет, до дна, по-русски! За вашу удачу!

После ухода Гремина Аметистов подзадержался. Заказал еще «Граппу». Расплатился. Оставил чаевые. Даже его, привыкшего с войны к крепким напиткам, пронимал рафинированно-сивушный запах.

ГЛАВА 2

Комнатка была длинная и узкая, как пенал. Утреннее солнце заполняло ее целиком. Вдоль одной стены – тумбочка с ночником и будильником, железная кровать; над кроватью – полки с книгами, иконы: святитель Николай, святая Троица, Одигитрия. По другой стене – письменный стол с табуретом; над столом – иконы Иверской Божьей матери и Андрея Первозванного; рядом стул и платяной шкаф; на шкафу – чемодан. Туалет и ванная комната были за стенкой, общие для всех жильцов четвертого этажа. Своя ванная комната была только у настоятеля отца Федора.

Было 6 часов утра. Металлический будильник прозвенел, как всегда, резко и противно. За это его и держали. Гремин старался просыпаться до будильника, чтобы успеть нажать кнопку и не будить остальных жильцов. На этот раз потребовалось два картавых перезвона, прежде чем Гремин хлопнул по кнопке. Он долго не мог заснуть, постоянно просыпался и с трудом разодрал глаза.

Первое, о чем подумалось Гремину, едва он пришел в себя: «Черт возьми, сегодня же суббота. Значит, предстоит чертов обед с отцом Гермогеном».

Гремин скривился. Он не был истово верующим, но два черных слова подряд, спросонья, даже про себя – это уже слишком. Он перекрестился. Скороговоркой произнес молитву «Иже еси на небеси». Снова перекрестился.

Отец Федор был настоятелем храма святителя Николая. Профессиональный священнослужитель из семьи священнослужителей. Перед самой войной окончил духовную академию при Киево-Печерской лавре. Войну прослужил полковым священником в действующей армии. В гражданскую – оказался с Юденичем. И с ним отступил. Осел в Литве, где брат имел поместье. Получил приход, женился, родились дети. Потом жена умерла. Воспаление легких. Отец Федор сам похоронил ее на погосте рядом с храмом, поставил нехитрый крест, отслужил красивый молебен. Дети воспитывались в семье брата, но каждое лето два месяца проводили с отцом.

1939 год отец Федор встретил настоятелем храма преп. Сергия Радонежского в Утянах.

Это плавное течение отлаженной жизни в служении Богу, заботе о ближних и непритязательных радостях, взломал приход Советов. Начались гонения на веру и на духовенство. Отец Федор сполна познал меру ненависти новой безбожной власти к хранителям веры Христовой. Он ждал ареста если не как настоятель одного из крупнейших православных приходов Литвы, то как участник похода Юденича на Петроград.

Отцу Федору повезло. Его не успели арестовать. Нагрянули немцы. При немцах православному церковнослужителю в Литве тоже было не сладко, но жить и служить тем не менее можно.

Когда после Курской дуги Красная Армия неотвратимым валом покатилась на Запад, отец Федор решил для себя все. Он ушел вместе с отступавшими немецкими войсками. Через Мемель, Кенигсберг, Данцинг, Кранц, Торгау. Где пароходом, вместе с артиллерийскими орудиями, скотиной, ранеными, где попутным грузовиком, где подводой, а чаще – пешком.

Несмотря ни на что, он дошел. И донес чудотворную икону Иверской Божьей матери. Свою любимую. И мощи святителя Киприана. И святое Евангелие, и святую Чашу.

Поначалу помогал окормлять бывших советских военнопленных и перемещенных лиц в американском секторе Германии, потом епископ Марк, помнивший отца Федора по Литве, выписал его в Рим помочь поставить на ноги церковь святителя Николая. Так отец Федор оказался настоятелем маленького православного храма в центре Рима, в захиревших кварталах возле железнодорожного вокзала Термини.

Отец Федор был первым соотечественником, кого Гремин встретил в Риме. Он сам наведался к отцу Федору, скорее, чтобы представиться и получить благословение, чем за помощью. Зашел на несколько минут, а вышел спустя три с лишним часа регентом церковного хора и с ключами в кармане от вполне приличной комнаты.

Гремин застал отца Федора в кабинете, загроможденным стульями, иконами, разными коробочками и всякими иными нужными и ненужными вещами.

«Вот он, классический русский поп, – подумалось Гремину, – добрый и умный».

Отец Федор не выглядел на свои шестьдесят три года. Среднего роста, слегка сутулый, полноватый, лысоват, с крупными, невыразительными чертами лица. Притягивали глаза – не столько умные, сколько мудрые. И говорил отец Федор без присущего пожилым священникам торжественного апломба, без напора, а скорее как старый учитель или старший товарищ.

– Вам, наверное, со всеми вашими путешествиями нечасто случалось исповедоваться последние месяцы?

Гремин ждал этого вопроса. Ждал и опасался.

– Это мой грех, отец Федор.

– А вы не волнуйтесь, Андрей Николаевич, исповедь – дело тонкое. Здесь спешить нельзя. Когда почувствуете, что готовы – скажете. Если вам проще исповедаться человеку ваших лет, – не стесняйтесь, скажите. Это в порядке вещей. У нас есть отец Владимир – ваш ровесник. До Рождества еще время есть.

Слово за слово Гремин рассказал отцу Федору всю свою жизнь, и не только официальную, «заготовленную», но и кое-что из настоящего, чего, наверное, не стоило рассказывать. Отец Федор не был ни крупным церковным деятелем, ни теологом. И вообще, видимо, не был особым интеллектуалом. Но был опытным человеком, умел располагать к себе людей.

Хотя что-то неуловимое все-таки настораживало. То ли мимолетный разворот широких плеч, вовсе не сутулых, то ли неожиданно мощные желваки на сжатых скулах, то ли взгляд… Однажды Гремину довелось наблюдать отца Федора, одного, в пустом, полутемном храме. Тот словно ощупывал, проверял на прочность церковную утварь тяжелым, недобрым взглядом. Гремину тогда еще подумалось – не хотел бы он оказаться под этим взглядом на месте какого-нибудь семисвечника. В такие минуты отец Федор если и напоминал сельского попа, то не из наших дней, а из прошлых веков, когда за веру поднимали не только крест, но и меч.

Отец Гермоген являл собой полную противоположность отцу Федору. Этот, из гвардейских офицеров, был лет на пять постарше отца Федора и в годы Первой мировой войны, будучи полковником российского Генерального штаба, возглавлял отдел по агентурной работе за рубежом. В этом качестве не меньше, чем отлаживанием агентурных сетей в Австрии и Германии, он занимался выслеживанием русских революционеров. И неплохо преуспел. Неудивительно поэтому, что после революции за голову отца Гермогена – тогда еще Николая Игнатьевича Стольникова – новая власть назначила немалую награду. Самого Стольникова не поймали, зато взяли его семью и от бессильной злобы, а больше, наверное, по пьяни, всех сожгли в паровозной топке – жену и трех маленьких детей: двух дочек и сынишку – восьми, пяти и трех лет.



Стольников едва не рехнулся умом. Несколько недель провел в бреду. И очнулся другим человеком. Когда он наконец добрался до Омска и возглавил у Колчака контрразведку, так не зверствовал никто на фронтах гражданской войны. Он, до революции державший в кабинете концертный рояль и ночами любивший играть Вагнера, теперь своими руками сдирал кожу с арестантов, вытягивал жилы, зашивал во вспоротые животы живых кошек.

Так минуло несколько лет. Опомнился Стольников только в Харбине в 1922 году, с неутоленной ненавистью к Советам и не менее жгучей ненавистью к самому себе. Он принял постриг и двадцать с лишним лет отмаливал грехи колчаковских застенков. Промерзал до костей в скиту в Синь-Цзяне, на высоте 5000 метров, учил грамоте детей индейцев на медных рудниках в Перу, перевязывал культяпки прокаженным в лепрозории во французском Конго.

А когда Гитлер кинулся на СССР, отец Гермоген промолился на коленях, не вставая, двое суток. Затем снял рясу, зашил в подкладку старого пиджака ладанку с мощами святителя Нила и положил в старенький вещевой мешок три вещи, с которыми не расставался никогда: фамильное Евангелие с вклеенной фотографией семьи, браунинг – подарок императора и истертую партитуру заключительного акта «Гибели Богов» Вагнера. И стал пробираться на фронт.

Через полсвета через французское Марокко, через Марсель – отцу Гермогену удалось наконец – добраться до оккупированной немцами Праги. Он записался рядовым в армию Власова. И прошагал в сапогах и с винтовкой три года войны. Спокойно, без эмоций сводя последние счеты с самим собой. Был несколько раз ранен, голодал, мерз. Но воевал грамотно. И выжил.

Вместе с остатками армии Власова сдался американцам. В лагере стал снова служить. Сперва за упокой душ умерших товарищей, а когда умер старый священник-серб, окормлявший их барак, подменил его. В 1947 году по протекции американского отдела специальных операций, где вспомнили, что делал полковник Стольников в Первую мировую и в гражданскую, отца Гермогена отпустили, и он пешком, по примеру германских паломников, пошел в Рим – город святого Петра через Авиньон, Милан, Ареццо, Сполето.

Его приютил греческий священник, настоятель миниатюрной церкви святого Варфоломея. Помог найти комнатку, разрешил раз в неделю служить. И главное – позволял играть на маленьком церковном органе. Русская православная церковь за границей назначила отцу Гермогену скромную пенсию. Так что ему хватало на хлеб, сыр в непостные дни, вино и ноты.

С отцом Федором у него сложились странные, причудливые отношения, словно эти два совсем разных человека, явно недолюбливавшие друг друга, были невидимо связаны между собой.

Впервые Гремин увидел отца Гермогена, когда тот шумно выходил из ризничной и обернувшись, раздраженно выговаривал:

– Ты можешь мне намекать на что угодно: что я служил у Власова, что меня освободили американцы. Я это не скрываю. Но это не меняет сути дела. Я русский офицер и никогда никому не продавался. Ты же, если не прекратишь свои игры, скоро окажешься на содержании у Советов. У них это очень хорошо получается. И если ты думаешь, что, помогая Советскому Союзу, ты служишь России, ты сильно заблуждаешься. Советский Союз – не Россия. Россия мертва. Ее уже не спасти и не воскресить. Нужно спасать ее душу. И свою тоже.

С этими словами отец Гермоген сильно хлопнул дверью, по-армейски повернулся на каблуках и столкнулся с Греминым.

– Честь имею, – кивнув совсем не по-монашески, бросил он и вышел.

Подоспевший отец Федор развел руками:

– Не суди строго, Андрей Николаевич. Крепко жизнь поломала отца Гермогена. Мне тоже досталось, но не так. Ему не понять, почему после смерти Сталина я перестал проклинать Советы в конце службы. Для него это предательство, а по мне другой страны у нас не будет. Знать бы, что мне там не припомнят Юденича, я бы вернулся, ей богу. А ты навести его как-нибудь. Вся его злость наполовину от одиночества.

Гремин воспользовался разрешением через пару дней. Предлог для посещения искать не требовалось. Для молодого православного исследователя в Риме не представиться немногочисленному православному духовенству было бы верхом глупости.

Жил отец Гермоген в крошечной комнатке на виа Куатро Фонтане. Дом, видимо, когда-то красивый и богатый, сейчас разваливался. Стоял пасмурный день, солнце с трудом продиралось сквозь низкие облака, и комната в одно окошко казалась погруженной в полумрак. Гремин различил топчан, покрытый истертым восточным ковром, две грубых табуретки, стол. На столе: початая бутылка вина, недорогого «Россо ди Монтепульчано», стопка книг, старинные ноты, половина французского багета. В углу киот с образом Спасителя и красноватой мерцающей лампадкой. По стенам иконы, дорогие, старинные, и книжные полки. На корешках французский шрифт чередовался с церковнославянским.

Отец Гермоген, в подряснике грубой серой шерсти, встретил гостя холодно.

– Что же, раз явились – садитесь! Попытку Гремина поцеловать руку отклонил.

– Не надо. Вы мне не прихожанин, я вам не пастырь!

Отец Гермоген сел у стола. Гремину указал на табурет напротив.

Когда глаза привыкли к полумраку, Гремин смог без спешки разглядеть его. Несмотря на годы лишений, порода пробивалась. Отцу Гермогену было лет семьдесят, и он выглядел по возрасту. Высокий, худой старик, все еще широкий в плечах и с прямой осанкой. Смугло-бледное лицо с пронзительными черными глазами и орлиным, с горбинкой, слегка загнутым носом. Не иначе как один из предков Стольникова, служа на Кавказе, взял в жены осетинскую княжну. Изрезанное глубокими морщинами лицо. На виске рубец от пули.

Еще при рукопожатии Гремин сообразил, что у отца Гермогена не хватает пальцев. Ему показалось, что собственная рука побывала в клешне. У священника были узкие кисти с длинными пальцами. Наверное, когда-то очень красивые, сейчас же – с непоправимо покрасневшей и растрескавшейся кожей и узловатыми суставами. На правой руке отсутствовал указательный и две фаланги среднего пальца. Что оставалось, обезображивал рваный шрам. По своему партизанскому опыту Гремин знал, что такие шрамы случаются, когда пуля ударяет по пальцу, лежащему на спусковом крючке.

Разговор начался малообещающе. И, пожалуй, напоминал допрос. Отец Гермоген строго и раздраженно спрашивал, где Гремин вырос, кто родители, что делал в войну, с чем приехал. Потом уже мягче – у кого учился в Парижской консерватории, где освоил искусство регента.

Неожиданно отец Гермоген стал вспоминать:

– Мне семьдесят один год. Можете догадаться, сколько различных хоров мне доводилось слышать. Будучи в Академии Генштаба, не раз забегал в Казанский собор, только чтобы послушать тамошний хор. Но никогда я не испытывал такого просветления, как от хорового пения в пасхальную ночь в 1916 году.

И дальше он рассказал, как молодым подполковником Генерального штаба в срочном порядке выехал на Юго-Западный Фронт. Готовился Брусиловский прорыв. Наши разведчики взяли ценного языка – германского офицера связи при ставке австрийского Верховного Главнокомандования. Пока немца тащили через линию фронта, его прошила шальная пулеметная очередь. Беднягу отвезли в полковой госпиталь в пяти километрах от передовой, разместившийся в полуразрушенном украинском селе. Но все бесполезно – немец умирал, а его было жизненно важно допросить.

Апрель, тепло, солнце, пташки поют – и тут же брошенная техника, пленные, не убранные конские трупы. Бордель невероятный. Допросить немца он успел прямо в импровизированной палате, в маленькой комнате, видимо детской, на втором этаже бывшего помещичьего дома, испытывая странные ощущения: у тебя на глазах, почти что на руках умирает враг, а ты с ним говоришь как с товарищем. На его родном языке. Подполковника Генерального штаба не интересовали номера дивизий или число гаубиц на километр фронта, ему хотелось понять логику австро-германского командования.

Несколько раз по ходу допроса немцу вкалывали морфий. И все-таки он умер. После двух бессонных ночей и общения с умирающим сверлила одна мысль: растолкать солдата-водителя, на машину – и в Чернигов, а там первым составом в Киев и в Питер. В этот момент появился начальник госпиталя. Пожилой майор, усталый еще больше. С огромными черными мешками под глазами, в грязном, забрызганном кровью и гноем халате. Робко обратился к старшему по званию, молодому, чисто выбритому, пахнущему дорогим одеколоном подполковнику Генштаба: вы, дескать, все равно сегодня ночью никуда не доберетесь, вот мы с батюшкой и хотим пригласить вас на службу, а потом, если вам будет угодно, разговеться с нами.

Господи, завтра же Пасха.

Село было православное, и служили в местной церкви, в полуверсте от поместья и чуть в стороне от того, что осталось от села, на невысоком, плоском холме. В ходе недавних боев рядом стояла австрийская батарея, и по холму стреляли. Снаряды попали в церковь. Колокольня накренилась, крыша на входе обвалилась, местами осколки посекли иконостас.

Стоял чудный вечер. Воздух, едва схваченный легким морозцем, наполненный запахами леса, пашни, пороха… Мира и войны, жизни и смерти. И церковь, смотревшая в темноту широко открытыми окнами без стекол… В провал в крыше заглядывала Большая Медведица.

Собрались все. Местные жители, в основном старики и старухи, плохо говорившие по-русски и выговаривавшие церковно-славянские фразы с чудным, певучим акцентом; раненые, из тех, кто мог ходить; врачи и медсестры, свободные от дежурства; солдаты взвода охраны. Помогал дьякон – классический гоголевский хохол с невероятных размеров сизым носом и огромными ручищами. И пел хор.

Боже, что это был за хор! Несколько хохлушек и три солдата, семь-восемь человек. За регента молодой врач, прапорщик, из семинаристов. Пели просто. Но в нескольких верстах от войны знакомые с детства слова обретали новый, неожиданный смысл. Как они пели!

Служба была длинная. Батюшка решил отслужить все по чину.

Плащаницу уносили в алтарь. Все ждали начала Светлой Пасхальной Заутрени. Растворялись Царские врата, и негромко, глуховато звучало: «Воскресение Твое Спасе ангелы поют на небесах и нас, на земли, сподоби чистым сердцем Тебе славити…» Церковь вмиг озарилась мягким светом – комендант госпиталя пожертвовал, наверное, добрую половину запаса свечей. У всех просветленные, открытые, добрые лица.

Начался крестный ход. С иконами люди обошли, спотыкаясь, церковь. Спотыкаемся. Порывы ветра то и дело задували свечи… Остановились у дверей церкви. Тишина. И здесь вступил колокол и раздался долгожданный гимн «Христос Воскресе из Мертвых, смертию смерть поправ…». Все, кажется, прослезились. Душа ликовала. Батюшка снова и снова приветствовал свою разношерстную паству: «Христос Воскресе!», осеняя всех крестным знаменем и смеясь.

Потом все христосовались – рядовые, офицеры, раненые, селяне. И никто не думал, что спустя каких-то два года одни будут сечь других шашками на скаку. А те – наматывать наши кишки на русский трехгранный штык.

После литургии офицеры пошли разговляться к батюшке. Каждый что-нибудь принес: консервы, хлеб, водку. У хозяина было вдосталь настоящего сала. Была приготовлена пасха, покрашены луковым отваром яйца, испечен кулич. Все освящено.

– Когда я вышел на крыльцо, – рассказывал отец Гермоген, – обед еще продолжался. Было около шести часов утра. Стало теплее. Опустился легкий туман. Ветер стих. Все дышало покоем и миром. Не существовало ничего, кроме этого утра и великого праздника светлого Воскресения Христова. Вы не поверите, это был самый счастливый момент моей жизни. В середине страшной войны, за год до всеобщего краха… Накинутая на плечи шинель открывала грудь туману и утру, дышалось легко, и я думал: какое же великое счастье быть русским!

Отец Гермоген замолчал. Потом продолжил, обращаясь к Гремину:

– Это главное и, может быть, единственное, что я понял в жизни. Мою Россию от меня никто не отнимет. Я умру с ней. Мне не надо искать ее в Советском Союзе, – и встрепенувшись, отец Гермоген неожиданно другим голосом, более молодым и, что ли, светским подытожил: – Вот так, молодой человек. А впрочем, у каждого своя Россия. Давайте-ка мы с вами лучше выпьем водки. Как-никак мы с вами русские дворяне.

Гремин буквально разрывался между двумя священниками. Отец Федор стал для него самым близким человеком в Риме. Единственным другом, старшим товарищем, наставником, духовником. У него можно было попросить помощи, с ним можно было посоветоваться. Своей жизненной философией малых дел, служения Родине и ближнему он оправдывал сделанный Греминым тяжелый выбор и его нынешнюю службу. Отец Гермоген – иное дело.

Они не сблизились. При встречах обменивались ничего не значащими фразами. Тем не менее в тот день между ними установилась незримая связь. Оба сознавали ее, и временами Гремину казалось, что отец Гермоген понимал его лучше, чем кто бы то ни было. В такие минуты Гремину становилось страшно. Отец Гермоген апеллировал к потаенному в его душе, к настоящему Гремину, не умеющему идти на компромиссы. А то, что случилось накануне, переворачивало всю его жизнь.

Весь последний год Гремина не покидало странное ощущение: будто он со стороны, с позиции зрителя наблюдал за собой. Командировку в Рим он воспринимал как отложенный выбор. Настоящий выбор еще предстояло сделать. Он привык, что судьба рано или поздно требует то, что ей причитается. Видимо, такой час настал.

Гремин, сын русских эмигрантов левых убеждений, вырос во французской среде. Родным языком считал французский. Себя предпочитал не определять. Родители много путешествовали по делам, нередко уезжали без предупреждения. Вообще, вели довольно странный образ жизни: разъезды, непонятная работа, ночные визитеры, регулярное сжигание документов в камине. Но в те годы, когда каждая уважающая себя партия левой ориентации имела подпольные структуры, так жили многие. Поэтому Гремин особенно не задавался вопросами. Окончил приличный лицей, брал уроки фортепьяно и композиции, занимался русским с пожилой эмигранткой, выпускницей Бестужевских курсов. Поступил одновременно в Сорбонну на философский и в консерваторию.

Об истинном роде занятий своих родителей, о том, что они профессиональные агенты Коминтерна, а по сути НКВД, Гремин узнал, когда началась война. Сильного впечатления на него это откровение не произвело.

При немцах родители исчезли. Гремин посещал занятия в Университете и в консерватории, подрабатывал то сторожем, то в типографии, то официантом. Постепенно втягивался в водоворот подпольной работы. Присутствие немцев становилось все тяжелее.

В 1942 году Гремин вступил во французскую компартию. Его жизнь оказалась поделенной надвое: на день и ночь. Днем Гремин – прилежный, подающий надежды студент. Ночами – выполнял задания партийной организации, чаще в качестве курьера. Позже его стали привлекать к серьезным делам.

В начале 1943 года Гремина впервые взяли на боевое задание: он стоял на стреме, когда товарищи закладывали бомбу под немецкую комендатуру. Осенью, избежав ареста, он пошел к партизанам. За неполный год увидел смерть и предательство друзей, высокомерие вчерашних товарищей и сегодняшних командиров, страдания и болезни. Он вернулся в Париж убежденным противником нацизма, однако мало веря в применимость советского образца в Европе.

Снова записался в Сорбонну. Консерваторию забросил. Устроился в редакцию журнала «Манифест». Объявились родители. Всю войну они выполняли спецзадания: были на связи с антифашистским подпольем в Германии, доставляли оружие югославским партизанам, проводили через линию фронта нелегалов.

В 1947 году, окончив университет, Гремин устроился на полную ставку в редакцию, стал публиковаться. Ему все чаще думалось о семье, о доме, о политической карьере во Франции.

Пока в один прекрасный день летом 1949-го не оказался перед жестким выбором. Родители «сгорели» и возвращались в СССР. Иначе бы их арестовали и посадили. Гремин как коммунист и их сын должен был ехать с ними. Гремин не знал, как быть. Ему не хотелось переезжать в СССР, чужую страну, откуда его увезли маленьким мальчиком.

Гремин возненавидел родителей. Он не понимал причину их жестокости. Только годы спустя он нашел объяснение – элементарный эгоизм старости. Они не могли вернуться без сына. По сталинским порядкам иметь близкого родственника за рубежом означало практически гарантированные лагеря.

Гремин с пятнадцати лет участвовал в левом движении, ходил на демонстрации, распространял листовки, убегал от полиции. Два года вплоть до разгрома немцев под Сталинградом он просыпался с мыслью: как там, на советском фронте? Все его друзья были или коммунистами, или симпатизирующими. В партизанах он присягал Красному знамени. Его первая любовь была коммунисткой. Для него отказаться от СССР – значило бы предать идеалы.

Гремин вернулся на родину. Так возвращаются под расписку в тюрьму, после двадцати четырех часов на свободе, после свидания с больной матерью. Родителей он больше не увидел и ничего не знал об их судьбе.

Шок от прикосновения к советской действительности был страшным, но Гремин словно сжался. Он не задавался вопросом «почему?», он спрашивал «как?»: как выжить, сохранив хотя бы крупицу собственного достоинства?

Гремин поступил в аспирантуру исторического факультета МГУ, решив специализироваться на византийской истории. Когда его пригласили к декану и вместо знакомого старого профессора навстречу поднялся высокий широкоплечий молодой мужчина с открытым лицом и широкой улыбкой, Гремин не удивился. Он ждал этого. Ему предложили пойти на курсы МГБ, где готовили специалистов для нелегальной работы за рубежом.

Осенью 1952 года, окончив аспирантуру и защитив диссертацию, – академическое прикрытие никогда не помешает, – курсант Гремин оказался на закрытых курсах МГБ под Волоколамском. И странно – казалось бы, казарма, форма, военный распорядок, столовая, – но Гремин чувствовал себя здесь лучше. Меньше вспоминались Фушон и Максим, и «Юманите» с утренним кофе.

Учили всему. Марксизму-ленинизму, языкам, стрельбе, навыкам рукопашного боя, тайнописи, шифрованию, радиоделу. Гремин с особой охотой осваивал практические навыки. Обновил английский и итальянский.

Он не думал, что его когда-нибудь направят за границу. Но, видимо, тотальная война выдвигала свои требования. Гремину вменялось поехать в Италию под видом православного историка и обзавестись связями в тамошней русской общине. Смысл задания Гремину не объяснили, что было в порядке вещей. От него требовалось регулярно выходить на связь и быть готовым в любой момент исполнить указания Центра. О чем конкретно могли вести речь, Гремин не спрашивал. Один из товарищей по разведшколе, племянник генерала МГБ, обычно хорошо осведомленный, однажды на утренней пробежке обронил: «Тольятти».

В состоянии полуоцепенения Гремин выехал из СССР через Чехословакию, Мексику, Аргентину, добрался до Рима, устроился, приступил к работе. Оставаться на Западе не хотел, но и сознательно возвращаться не стал бы.

С ним происходили метаморфозы, которые его смущали. Будучи типичным продуктом французской левой интеллектуальной среды, Гремин, естественно, считал себя атеистом. Его приобщение к религии завершилось в одиннадцать лет, когда умерла бабушка, – действительная или фиктивная, он и сейчас не взялся бы сказать. Она его окрестила, определила в воскресную православную школу, сама давала уроки катехизиса. Потом были канонические уроки закона Божьего во французском лицее, но они не оставили заметного следа в душе Гремина. Молитву, на русском, невнятной скороговоркой, он вспомнил лишь весной 1944 года, когда лежал под железнодорожной насыпью в ожидании немецкого эшелона, который ему предстояло пустить на воздух… В СССР же было не до религии.

И в результате Гремин оказался в православной, сильно верующей среде – в церкви. Он ожидал почувствовать себя не в своей тарелке. Службы, регулярные молитвы, целование рук, соблюдение поста… Но ожили давно забытые впечатления детства, вспомнились нужные слова и магические формулы. Гремин неожиданно для себя стал обращаться к Богу – легко и естественно, свыкнувшись с мыслью об участии Бога в своей жизни. Это и радовало, и тревожило. Он не знал, насколько вновь обретенная вера совместима с убеждениями коммуниста, с долгом советского патриота и офицера МГБ, наконец.

Смерть Сталина Гремина порядком растревожила. Умер человек, на которого Гремин всегда уповал, победитель в самой кровавой войне всех времен и народов, создатель великого царства лжи и страха. Гремин надеялся на обновление социализма и боялся, что новые вожди не справятся с рулем государственной махины.

В молодости он зачитывался «Упадком и падением Римской империи» Гиббона. Он знал, чем чреваты смены власти. К старой гвардии, соратникам Сталина, Молотову, Микояну, Кагановичу, несмотря на их чудовищную жестокость и коварство, Гремин испытывал уважение. По крайней мере они верили в идею социализма, имели свой масштаб. И немаленький. Могли на равных разговаривать с Черчиллем, Эйзенхауэром и де Голлем. Они сложились до революции. Их преемники принадлежали к иной, советской формации – им Гремин не верил.

При Сталине господствовал миф. Теперь осталась пустота. Гремин пребывал в растерянности.

Но затянувшаяся пауза заканчивалась. Он снова будет бороться, будет стараться выжить.

Гремин очнулся и взглянул на будильник: 07:22.

Он провел в забытьи около часа.

Так не годится! Как говорил Левинсон в «Разгроме» Фадеева (в разведшколе Гремин сознательно начитывал советских писателей), нужно было жить и исполнять свои обязанности.

Гремина в этот день ждали в библиотеке отложенные манускрипты, затем обед с отцом Федором, отцом Гермогеном и Ольгой Васильевной, шестидесятипятилетней старой девой из обнищавшего княжеского рода Терзенов, помощницей и подругой отца Федора. Затем репетиция с хором, вечерняя служба, встреча с Марианной.

В таком бедламе Гремин должен был найти время, чтобы закрыться и обдумать полученное задание. Хотя первый ход он уже нащупал. Надлежало разыскать профессора Маркини.

ГЛАВА 3

Марианна раздражалась: полдесятого, а она одна. Уже около часа терпит этот маразм. Марианна не любила приемы, на которых дипломатический корпус общался с римской знатью. Сегодняшний прием вызывал особенную аллергию. Одно дело – уважать старость, как предписывает хорошее воспитание. Другое – оказаться в окружении стариков. А потом – хозяйка.

Есть люди, вызывающие раздражение сразу, с первого взгляда. Матильда дель Фьуме была из таких. Вне времени и пространства. Марианна ее помнила с детства. Та не менялась. Безукоризненно приветливая, с прической в стиле Марии-Антуанетты, одетая по моде конца 1930-х годов, она была профессиональной знатной дамой. Устраивала благотворительные мероприятия: ярмарки, выставки, концерты. Регулярно посещала аудиенции в Ватикане. И содержала известный в Риме салон. Сегодня графиня дель Фьуме открывала сезон.

Графиня имела средних размеров поместье на виа Аппия Антика и очень гордилась тем, что устраивала праздник под открытым небом. В эту пору представители профашистской, пропапской знати всячески старались продемонстрировать свою верность Республике. Графиня дель Фьуме не была исключением. Она посвящала свой праздник Дню Республики, хотя и проводила его в мае, собирала римскую знать, послов и посланников, аккредитованных как при Ватикане, так и при президенте, верхушку правительства и Парламента, владельцев газет, крупную профессуру. Неудивительно, что Марианна со своим вспыльчивым, импульсивным характером, неумением усидеть на месте и двух минут страшно скучала в почтенном старческом собрании.

Марианна имела классическую внешность итальянской красавицы из хорошей семьи. Чуть повыше среднего роста, – сказалось, видимо, наследие бабки-англичанки, – стройная, с высокой, может быть слегка полной грудью, густыми каштановыми волнистыми волосами и огромными чуть раскосыми карими глазами. Считалось, что она очень хороша собой.

Ей было двадцать четыре года, она окончила римский Университет Ла Сапьенца, филологический факультет, со специализацией по английской литературе, и сейчас в духе времени преподавала английский язык в женском католическом колледже святой Агаты.

Марианна была приглашена на прием в качестве дочери своего отца, итальянского посла в Лондоне, прежде генерального секретаря МИДа. Приняла она приглашение по другой причине.

Она была влюблена. И сильно. Но не могла свободно встречаться с человеком, грозящим опрокинуть всю ее жизнь. Формально он принадлежал к иной социальной прослойке. Почему Марианна и изобретала предлоги для любовных свиданий. Чаще других ей помогала в этом Евгения, ее ближайшая подруга, дочь профессора Капулетти.

Сегодня Марианна должна была встретиться с Евгенией у дель Фьуме, чтобы потом вместе отправиться в тратторию «Ругантино» в Трастевере. И она злилась, воображая, как интересный молодой мужчина скучает в одиночестве, а за соседними столиками развлекаются актеры и актрисы.

Наконец появился профессор Капулетти. С дочерью под ручку. Капулетти, профессор психиатрии с мировым именем, декан медицинского факультета Ла Сапьенца и один из столпов еврейской общины Рима, был вдовцом. В середине 1930-х годов, задолго до принятия расовых законов, благодаря жене-американке, Капулетти беспрепятственно выехал в США. Вернулся после войны, с дочерью. Капулетти выбрал беспроигрышную линию поведения: никого не разоблачал, не требовал компенсации конфискованной в период депортации собственности, не устраивал сцен. Капулетти с великодушным безразличием принимал сыпавшиеся на него знаки внимания, награды, почетные звания. По существу, это и была компенсация за геноцид.

У Капулетти была дочь, которую в знак уважения к российским корням семьи назвали Евгенией. Она окончила исторический факультет Колумбийского университета, где по странной прихоти юности изучала историю России. Сейчас работала в американском посольстве в Риме, готовила обзоры печати для посла.

С Марианной они жили в одном доме – роскошном семиэтажном особняке на Лунготевере, за синагогой, в двух шагах от Пьяцца Венеция, – в просторных, удобных апартаментах. Они быстро понравились друг другу: взбалмошная итальянка, презиравшая Италию, и целеустремленная еврейка, открывавшая для себя свою историческую родину. Обе прожили часть жизни за рубежом, для обеих родным языком был английский, обе разделяли страсть к литературе, успели познать полноту физической близости и разочарования взрослых отношений. Одна – без матери, другая – осиротев в огромной римской квартире, когда отец получил назначение в Лондон.

Однако по-настоящему Марианна и Евгения сблизились лишь пару месяцев назад, благодаря Гремину. Евгения, хотя и работала в американском посольстве, продолжала, когда получалось, посещать лекции по русской истории и культуре. Так, однажды она затащила подругу в Американскую академию. Профессор из Гарварда выступал с лекцией о греко-католическом движении в России. Внимание обеих привлек молодой строго одетый француз. Он грамотно, на хорошем английском, задал профессору несколько внешне невинных вопросов, поставивших того явно в неловкое положение. На традиционном коктейле после лекции девушки разговорились с симпатичным незнакомцем.

Выяснилось, что француз – русского происхождения и занимается средневековой историей России. Они с Евгенией обменялись номерами телефонов. Потом Гремин пригласил их на концерт готической французской музыки в зале Консерватории, что рядом с Пьяцца Испания, после чего они вместе ужинали в «Ле гротте». Гремин обнаружил тонкое, профессиональное чувство музыки.

Марианна и не заметила, как влюбилась. И, что приятно грело ей душу, похоже, и Гремин попал под ее обаяние. Она торжествовала, но испытывала чувство вины перед Евгенией. Ведь той Гремин тоже явно понравился, хотя Евгения, как казалось, безропотно смирилась, что они с Греминым только друзья. Она обеспечивала им прикрытие для встреч. Марианне, дочери видного дипломата, было ни к чему афишировать свой роман с французом из русских, бывшим коммунистом, к тому же подрабатывающим регентом в православной церкви.

Марианна любила, по-настоящему. Приятная, слегка пьянящая влюбленность незаметно превратилась в дурманящую, все подчиняющую себе страсть. Марианна проводила дни в полузабытье, не знала, как занять себя от встречи до встречи с любимым. Ее жизнь перевернулась. Она тщетно пыталась объяснить себе, что с ней происходит, но тщетно. Она испытывала невероятное, немыслимое счастье, детское, наивное, и одновременно ощущала смутное предчувствие чего-то страшного, дурного.

У Марианны было достаточно молодых людей. Среди них встречались сильные, яркие личности. В поколении тогдашних тридцатилетних многие прошли через войну, имели за спиной опыт знакомства со смертью. Гремин имел еще что-то. Он сочетал изящество и живость французского интеллектуала левой ориентации с мрачноватой духовностью, даже обреченностью. Он был особенный. Только вот кто питал внутренней силой Гремина – Бог или дьявол – Марианна не взялась бы ответить.

Они впервые стали близки две недели назад, в субботу. Все случилось непроизвольно. Долгий поцелуй на лестничной площадке… Шершавая упругость его языка под ее языком, его руки на ее бедрах… Они словно слились в поцелуе. Она ощущала биение его сердца и разрастание его желания. А потом он прижал ее к себе еще крепче и продолжал целовать неистово, жадно… так, что она готова была взлететь в небеса или провалиться в преисподнюю…

С того дня Марианна жила как во сне.

– Ну что, давай выпьем по бокалу и побежим. Такси я вызвала.

Перед ней, как всегда деловая, с непременной улыбкой на бледном лице, без косметики, стояла Евгения. Явно довольная собой.

– Все успела. В посольство нужно было заехать сделать сводку по избирательной кампании – сделала. Отца сопроводила. Посла и посланника поприветствовала. Теперь мы свободны.

– Поехали, в ожидании тебя я уже третий бокал допиваю.

Было около одиннадцати, когда они добрались до «Ругантино». В баре царила обычная для этого часа обстановка, когда на смену влюбленным парочкам и молодым профессорам появляются актеры, отыгравшие свои спектакли, музыканты, профессиональные повесы, успевающие за вечер побывать в нескольких местах. У стойки – поскольку там дешевле – толпилась публика попроще, глазеющая на богемную жизнь. Марианна почувствовала на себе хищный взгляд, но не придала значения. Она сознавала свою красоту.

Гремин устроился в углу. Перед ним лежали листы машинописного текста, над которым он работал. Стояла наполовину пустая бутылка «Пино Гриджо». Марианна улыбнулась – даже в Италии Гремин предпочитал французскую лозу. На тарелке – оливки, надкусанная брускетта.

Марианна быстрым шагом, оставив позади Евгению, направилась к Гремину. Ей хотелось застать его врасплох. Но не получилось. Он ее встретил на полпути. Они поцеловались, крепко, в губы, и тут же оборвали – в присутствии Евгении они старались сдерживаться. Да и Рим – не Париж. Здесь к чувственным поцелуям в публичных местах еще не привыкли.

Сели, заказали три маленькие пиццы. Марианна с Греминым – «Маргариту», Евгения – «Наполи».

– Что такой угрюмый? Любой из этих молодых людей, – она кивнула в сторону стойки бара, – отдал бы полжизни за то, чтобы к нему подсели две красивые молодые девушки. К тому же англосаксонской внешности, – Марианна регулярно подтрунивала над американизированным обликом Евгении.

– А я, может быть, и отдаю, – пошутил Гремин.

– Получилось слишком правдоподобно. – Марианна осторожно подняла глаза.

– Да нет, просто день дурной. В нашем церковно-академическом мирке все как пауки в банке. А потом… – Гремин остановился, словно размышляя, продолжать ли дальше. Интересная тема пришла в голову. Не тема, а скорее идея. Даже не идея, а так – направление мысли, сформулировать еще не могу. Нужно подумать несколько дней. В Ватикане разозлятся… Ну а вы что так поздно?

– Да все она, – Марианна кивнула в сторону Евгении. – Твое счастье, что младше шестидесяти на приеме у Матильды никого не было. Не то я с отчаяния готова была отдаться кому угодно, лишь бы меня увели оттуда. И приветики. А она, видите ли, сводку избирательной кампании готовила для своей неврастенички.

Евгения не стала спорить, что сводка здесь ни при чем, она ждала отца.

– По крайней мере я хоть в отличие от вас сделала что-то путное.

– Ну и что, наберут ваши пятьдесят процентов?

– А ты как думаешь?

Гремин имел способность моментально переключаться с легкого тона на серьезный и обратно.

– Сейчас сложилась интересная ситуация. Де Гаспери, на мой взгляд, попался в ловушку. Правое крыло ХДП вместе с Ватиканом с благословения США затеяли кампанию по изгнанию «левых» из парламента. Приняли закон Шельбы. Но эта кампания ведет в никуда. Даже если они исхитрятся набрать пятьдесят процентов, что крайне мало вероятно, для этого нужно соглашаться на союз с фашистским итальянским движением. Для де Гаспери это неприемлемо. А главное – такая тактика вынуждает «левых», которые иначе бы переругались и передрались между собой, снова объединяться. После смерти Сталина перед буржуазными партиями и перед социалистами открывается уникальный шанс расколоть рабочее коммунистическое движение. Я говорю, естественно, с ваших позиций. Не воспользоваться этим шансом, по-моему, просто глупо…

Марианна с удовольствием слушала приятеля. Ей нравилось, как он говорил, ее завораживала манера Гремина занимать позицию стороннего наблюдателя, когда было не понять, с кем он, за кого, против кого. Он как бы давал объективный анализ. Француз, человек явно левых убеждений, и вместе – регент в русской православной церкви.

Марианна снова почувствовала на себе клейкий взгляд, и посмотрела навстречу. Странно, обычно таких типов в приличные заведения не пускали. Парень лет двадцати, по виду из привокзальной зоны, из тех, что на подхвате у серьезных бандитов, в дешевом двубортном костюме в полоску, в белой рубашке с мятым расстегнутым воротником, с грязноватым смуглым лицом. Марианна уже не выпускала его из поля зрения. Парень вскоре расплатился и исчез. Но неприятный осадок остался.

Домой возвращались пешком, через еврейское гетто. Было совершенно пусто, как всегда после полуночи. Отдавался эхом каждый шаг. Марианна любила эти кварталы за несоответствие старинного, обретшего в годы войны трагический смысл слова «гетто» и привилегированного расположения этого района у Капитолийского холма. За внешнюю заброшенность, за изящество церквей, несколько неуместных здесь, за узкие, извилистые улочки, каменные стены домов, по которым хотелось провести рукой. Здесь в самом воздухе чувствовалось присутствие истории, усиленное недавней трагедией. Когда в 1949 году отец сказал им с матерью, что есть возможность за умеренную цену купить отличную квартиру в двух шагах от портика Октавии, Марианна сразу загорелась. До этого они жили на пересечении виа Номентана и виа Костанца. Мать была против. Ее лучшую подругу депортировали из гетто, а из лагеря та не вернулась. В итоге квартиру купили.

Проводив Евгению в соседний подъезд, Марианна и Гремин смогли наконец обняться. Доставая ключи, Марианна вдруг разволновалась. Они были вместе совсем недолго. Она не знала, нужно ли ей приглашать Гремина зайти или это предполагалось само собой, захочет ли он остаться с учетом позднего времени…

Все совершилось как в первый раз. Гремин так и не отпустил ее рта. Когда дверь за ними захлопнулась, от стены вдоль лестницы на пролет выше отвалилась плотная длинная тень. Профессионально избегая освещенных мест, тень приблизилась к двери, постояла, прислушалась, что-то бормотнула и так же профессионально, бесшумно скатилась вниз.

ГЛАВА 4

Сильный запах формалина закупоривал нос, щипал глаза, мешал соображать.

Морг управления криминальной полиции Рима размещался в неприметной, одноэтажной пристройке, затерявшейся среди солидных, мрачноватых зданий, громоздившихся вокруг МВД. Все – мебель, ковры, лампы – производило впечатление какой-то потертости. Стараясь не думать о том, что его ожидает, Гремин сосредоточенно разглядывал белоснежно белые завязки на спине шедшего впереди директора отдела судебно-медицинской экспертизы. Пока, если не считать запах, все казалось достаточно невинным. Они миновали длинный коридор, затем – канцелярию, лабораторию, снова коридор – на этот раз короткий. Остановились перед металлической дверью. Не было ни души. Но иного во вторую половину дня воскресенья не следовало и ожидать.

Спутник Гремина вытащил из кармана толстую связку ключей и обернулся. «Совершенно не похож на работника морга», – отметил про себя Гремин. Тому было на вид лет тридцать пять. Невысокий, коротко стриженный, с интеллигентным лицом и застенчивыми серыми глазами за круглыми стеклами очков. Тихим голосом он сказал:

– Тело обнаружили сегодня утром. Профессор жил один, и в воскресенье утром его обычно навещала старшая сестра, у которой свои ключи. У нее хватило сил дойти до портенерии и попросить вызвать скорую помощь и полицию. Потом она потеряла сознание.

Медик хотел добавить еще что-то, но в это время их догнал комиссар полиции, который звонил Гремину и попросил его подъехать. Причину он не объяснил, только дал адрес. Гремину очень не хотелось ехать, да и звонок ему не понравился. Но выбора не было – в своем положении он предпочитал не получать официальную повестку в полицию.

Комиссар при встрече произвел не менее неприятное впечатление, чем по телефону. Хотя выглядел вполне прилично – в штатском, в неброском в бежевую клетку костюме, полноватый. Продолговатые залысины, усы. Крепкие короткие пальцы. Крупный нос. Тяжелый, неприветливый взгляд. Да, больше всего раздражала, пожалуй, именно эта неприветливость, недоброжелательность, причем комиссар не скрывал ее. Словно он уже подозревал Гремина, но пока не считал нужным в открытую заявить об этом.

– Доктор, я сам все объясню. – И обратился к Гремину ледяным голосом: – Портье сообщил нам, что вы были последним, кто видел Маркини до его смерти. В интересах следствия, чтобы вы увидели тело до вскрытия, как его нашли. – И уже врачу, разве что с чуть меньшей враждебностью: – К тому же вскрытие особо и не требуется.

Гремин решил промолчать. Но паталогоанатома ремарка комиссара, видимо, задела, и он отмалчиваться не стал. Не повышая голоса, предельно спокойно возразил:

– Вскрытие всегда требуется, комиссар, и вы это прекрасно знаете. Так, в нашем случае уже сейчас можно утверждать, что смерть наступила ранним утром. Но, чтобы точнее определить час и причины смерти, необходимо вскрытие.

Гремин мысленно поблагодарил врача. Теперь, по крайней мере, полицейскому будет труднее вешать на него убийство.

Комиссар это понял. И раздраженно одернул врача:

– Давайте не терять времени. Открывайте дверь, и покажем свидетелю тело.

Свидетелю… Хорошо еще, что не обвиняемому.

Дверь тяжело, со скрипом отворилась. Доктор включил свет. Они очутились в ярко освещенной комнате, с голыми стенами, окрашенной в грязновато-голубой цвет. Без мебели – ни стульев, ни шкафов – только два больших стола. На одном лежало человеческое тело, прикрытое серым прорезиненным покрывалом.

Паталогоанатом, чтобы подчеркнуть свое несогласие этой процедурой, демонстративно отошел. Комиссар ничуть не смутился, словно только того и ждал.

Без малейшей брезгливости он слегка отогнул сбоку край покрывала, вытянул человеческую руку, развернул кисть так, чтобы показать пальцы. Ногти отсутствовали.

Гремин на войне видел всякое, но ему стало не по себе. Он вспомнил, как Маркини по ходу разговора поглаживал собаку за холкой, и та урчала. У профессора были длинные, тонкие пальцы. Музыкальные.

– Ну и что вам это говорит?

– В каком смысле?

– В самом прямом. Кто бы мог это сделать?

– Я слишком плохо знаю профессора и понятия не имею, кто бы мог это сделать. Думаю, – Гремин остановился, потом продолжил, – человек прошел через войну. Может быть, служил у немцев.

– Или у русских.

– На счет русских не берусь судить, а немцы во Франции широко практиковали вырывание ногтей. Я год воевал в партизанском отряде, до этого помогал антинацистскому подполью в Париже. Мои товарищи испытали такое.

– Ну а что вы скажете насчет этого?

Комиссар аккуратно обеими руками стянул покрывало до половины туловища.

Гремину очень не хотелось смотреть. Но никуда не денешься. Бросалось в глаза подозрительное вздутие под покрывалом в районе колен. Гремин глянул повыше и сразу же поспешил отвести глаза. Что-то страшное, полосатое, кроваво-бледное. Он подавил позыв к рвоте.

Тело лежало на животе. Вдоль позвоночника были вырезаны четыре длинные полосы шириной сантиметра по два. Они начинались у плеч и скрывались под покрывалом. Пергаментная желтизна кожи чередовалась с фиолетовой краснотой обнаженного мяса.

– Не знаю, что сказать, комиссар. Мне доводилось слышать, что кому-то изрезали спину на ремни в немецком застенке… Настоящий садизм.

– А это?

Комиссар сдернул покрывало на пол.

Гремин не мог ни дышать, ни пошевелиться, ни отвести глаза. Он медленно перекрестился. И сообразил, что сделали с профессором. Сплошная кровавая масса и куча красных тряпок. С пояса вниз с Маркини сняли кожу. Раздвинутые ноги напоминали куски мяса в мясной лавке. Не отмытые от крови, не очищенные от жира. Ягодицы еще прослеживались, но там где должны были находиться половые органы, не было ничего. Вообще. Огромный сгусток запекшейся крови.

Гремин с трудом оторвал взгляд от этой страшной дыры. На него накатил новый приступ рвоты и он проглотил скользкий комок. Во рту, в основании носа, остался прогорклый привкус. То, что Гремин поначалу принял за тряпки, была кожа, свернутая, брошенная кожа, содранная с Маркини. Почему-то его мучитель не завершил дело. Гремин отвернулся. Глаза зашарили по стенам. Если будет рвать, где-то должна быть раковина.

Вмешался доктор.

– Комиссар, хватит! Здесь, в конце концов, я хозяин. Если вам требуется провести опознание, пожалуйста. Бланки есть. Заполним оперативно и отпустим человека. Если хотите устраивать шоковую терапию, здесь не место. Для допросов имеются другие помещения, а мне надо проводить вскрытие. Кстати, не самая приятная процедура. Если хочется сильных ощущений, можете вместо ужина составить мне компанию. – И словно отвечая на немой вопрос Гремина, добавил: – Похоже, профессор скончался от шока и от потери крови. Поэтому этот подонок и остановился на уровне колен. Не имело смысла продолжать.

Он аккуратно натянул на труп тяжелое покрывало.

«Молодец, – с восхищением подумал Гремин. – При такой внешности ни за что бы не предположил, что он сможет поставить на место полицейского хама».

Они молча вышли. Доктор выключил свет. Закрыл дверь. Самое странное, что комиссар не обозлился. Он успокоился. И Гремина осенило, что никакой тот не негодяй, обычный жесткий оперработник, но эта смерть даже для него оказалась слишком сильным потрясением. Ему требовалось на кого-то выплеснуть свою ярость. Подвернулся Гремин.

Гремин заглянул в глаза полицейскому и не обнаружил в них ни раздражения, ни неприязни. Было другое. Внимательное ожидание. Конечно, он не подозревал Гремина в убийстве Маркини, но глубинная нутряная интуиция профессионального следователя ему подсказывала, что Гремин имеет какое-то отношение к случившемуся. Он сам, наверное, не взялся бы объяснить, почему так считает. Похоже, он испытывал определенную неловкость от того, что поддался своей интуиции и напал на Гремина. Профессоров, конечно, тоже убивают, но по-другому. Нет, здесь определенно загадка не в Маркини.

Гремин имел давнишнюю привычку ставить себя на место других людей, и с того момента, как узнал про смерть профессора, внутри себя, на уровне подсознания, почувствовал ответственность за эту страшную смерть. Он сам подписал смертный приговор профессору, когда вовлек его в историю с Гоголем.

Удивляться и обижаться не имело смысла. Гремин уже не опасался, что комиссар станет шить ему дело. Комиссар, очевидно, просчитал для себя всю ситуацию – и что Гремин оказался втянутым в опасную игру, и что рассказать мог ровно то, что имел право рассказать, и что ему требовалась помощь. Так что они выступали, скорее, союзниками.

Но именно прозорливость комиссара и настораживала Гремина. Он боялся, что тот раньше времени, движимый лучшими чувствами, сорвет игру, которую Гремин намеревался доиграть во что бы то ни стало, пусть ценой собственной жизни. Словом, им предстояла любопытнейшая партия, почти как у Раскольникова с Порфирием Петровичем.

Для разговора они переместились в штаб-квартиру криминальной полиции по соседству, в кабинет комиссара. Маленькая, предельно просто обставленная комната в фашистском стиле с окном во внутренний дворик. После морга между ними установилось молчаливое взаимопонимание. Оба были заинтересованы в раскрытии убийства, причем Гремин значительно сильнее, чем комиссар.

Разговор продолжался чуть больше получаса. Комиссар не давил. Вопросы формулировал корректно.

Да, Гремин знал, что Маркини – один из крупнейших итальянских славистов, специалистов по русской литературе XIX века. Познакомились они вскоре после приезда Гремина в Италию, на симпозиуме, посвященном искусству перевода с русского, организованном Шведским институтом классических исследований. С тех пор виделись с десяток раз, на конференциях и семинарах. Однажды Гремин слушал лекцию Маркини… На каком языке говорили? По-разному. Поначалу чаще по-немецки, потом, когда установилось определенное доверие, профессор предпочитал по-русски… Нет, на «ты» не переходили. Маркини для Гремина всегда оставался «профессором». И тот его называл и «дотторе», и «господин Гремин», и «Андрей Николаевич», если по-русски. Нет, дома прежде никогда не бывал.

В чем спешка? Почему позвонил и попросил о встрече именно в субботу?.. Это уже посложнее. Спешки никакой не было. Звонил на кафедру (у профессора по субботам лекции). Да, просил о встрече в ближайшие дни. Но зайти к нему после обеда предложил сам профессор. О чем хотел переговорить?.. Самое тяжелое. Для Гремина не составляло секрета – что бы он ни придумал, комиссар все равно не поверит. Он постарался, дабы не свалиться в какую-нибудь ловушку, дать невинное объяснение. Ему хотелось проверить версию, которая его интригует последнее время… Какую? В 1930–1940 годы прошлого века в Ватикане умышленно уничтожили мощи святого Кирилла по наущению пропольской фракции при Святом престоле, чтобы помешать распространению идей панславизма. Гремин занимался святым Кириллом и при необходимости мог показать нужные документы.

Комиссар слушал внимательно, делал пометки. Было ясно, что он не поверил. Уточняющих вопросов не задавал. На данном этапе разговор для обоих был исчерпан. Хотя оба отдавали себе отчет, что предстоит продолжение.

Для соблюдения формальности оставалось выяснить, где Гремин был вечером накануне. Он ответил, что с десяти до полуночи был в «Дьюк'с», сначала один, потом в обществе двух дам. В ресторане он регулярный клиент, там легко подтвердят его слова. Ночь он провел не один, но по понятным причинам предпочел бы не называть имя женщины. Комиссар без улыбки понимающе кивнул и не настаивал.

– Будьте осторожны, – напоследок почти по-дружески посоветовал он.

Гремин вышел из кабинета… Наступил вечер. С легкой майской прохладой, ранней темнотой, предчувствием дождя. После увиденного Гремину требовалось проветрить голову. До церкви быстрым шагом пять минут ходьбы. Он решил описать круг. По Корсо, Пьяцца дель Пополо, Тринита дей Монти, Муро Торто, виа Венето, Пьяцца Изедра, виа Палестра. Получалось часа на полтора. Как раз хватит, чтобы все разложить по полкам…

Та их встреча была назначена на четыре. Гремин, как обычно, подошел чуть раньше. Высокий, массивный, невеселый дом постройки начала века. В стиле короля Умберто I. Медленный лифт с солидной, обитой деревом кабиной. Четвертый этаж.

Медная табличка: «Профессор Джулио Маркини». Блестящий звонок. Темноватая прихожая, по стенам обставленная книжными шкафами. Неизменная собака – немецкая овчарка, добродушная, умная, с незапамятных времен живущая в доме и ощущающая себя хозяйкой. Гремину тогда еще подумалось: «Профессорские дома везде одинаковы, что в Италии, что во Франции».

А сейчас мелькнуло другое. Гремин так и не спросил, что сталось с собакой. Она наверняка не мучалась, в отличие от хозяина.

Жена профессора умерла пару лет назад. Взрослый сын преподавал где-то в Апулье. Дочь училась в Туринском Политехническом. На всем лежал отпечаток забвения, характерный для домов вдовцов.

Маркини провел гостя в кабинет – несмотря на огромное окно, тоже довольно темную комнату, сдавленную с обеих сторон толстыми книжными шкафами. Оставшееся пространство заполняли два тяжелых кожаных кресла, журнальный столик, заваленный горой книг, газет и журналов, стулья. У окна вкрался явно неловко себя чувствовавший в этой комнате маленький элегантный письменный стол, скорее всего начала XIX века.

Усадив Гремина в кресло и оставив его на попечение собаки, профессор отправился на кухню варить кофе. Гремин поднялся и стал разглядывать корешки книг. Собака не отходила ни на шаг. У профессора была богатая коллекция дореволюционных изданий российских писателей. Когда Маркини появился, он принес на деревянном подносе не только две чашечки дымящегося кофе, но и бутылку вермута и граненые стаканчики в русском стиле. Итальянская левая интеллигенция в те годы предпочитала вермут. Они выпили кофе и устроились поудобнее в креслах. Маркини посмотрел на Гремина, приглашая к беседе.

Гремин все утро проразмышлял, как построить разговор. То, что ему говорил накануне резидент про строжайшее соблюдение тайны, про осторожность, конечно, правильно и понятно. Он бы и сам на его месте говорил то же самое. Но перед Греминым стояла конкретная задача, а он совершенно не владел темой и не имел времени освоить ее. Гремин никогда не изучал русскую литературу и не увлекался ею. Он читал в основном немецких авторов, на худой конец английских. Гоголь его никогда не интересовал. Ему требовалась подсказка, хотя бы самая общая. Но тогда он должен был в приемлемой форме обозначить свой интерес к фигуре Гоголя.

– Профессор, я вам расскажу совершенно честно, почему я решил побеспокоить вас и просить совета. Ко мне обратились из французского издательства «Новый мир». Наверное, слышали. Маленькое, но достаточно известное издательство левой ориентации. Специализируется на издании книг по политике и истории.

Гремин строил расчет на том, что Маркини, родом из области Фриули-Венеция-Джулия, окончил Университет Триеста и до тридцать восьмого года в научном и профессиональном плане ориентировался скорее на Вену, чем на Париж. Вряд ли он захочет перепроверять слова Гремина.

– А я еще по партизанскому отряду знаю директора отдела биографий и мемуаров Сержа Клише. Сейчас они готовят серию биографий великих писателей XIX века, написанных по-новому… В этой связи, профессор, к вам вопрос. Вы бы согласились написать биографию Гоголя? Или порекомендуете кого-нибудь? Естественно, издательство будет вам признательно за любую помощь.

Гремин стал рисовать ситуацию. «Новый мир» – молодое издательство. Публиковать десятую или двадцатую биографию Гоголя, или Джорджа Эллиота, или Германа Мелвилла для них не имеет смысла, не окупятся издержки. Для его друзей главное – заявить о себе. Идея новой серии в том, чтобы в биографиях великих деятелей литературы XIX века впервые рассказать правду об их личной жизни. То есть попробовать преодолеть традиционный комплекс – что можно, а что нельзя говорить о великом человеке. Можно все.

Если, например, Флобер прожил скучную жизнь наподобие своей мадам Бовари, то говорить о новом прочтении его биографии просто смешно. То есть изначально должен присутствовать элемент тайны, скандала, если угодно. Конкретно по Гоголю идеально было бы, если бы получилось открытым текстом написать про его гомосексуализм или некрофилию. Биография Гоголя заиграла бы по-иному. Если же дальше робких гипотез продвинуться не удастся, тогда не стоит и браться.

– Вы можете спросить, – продолжал Гремин, – а какой у меня личный интерес? Самый непосредственный. Если бы вы взялись за написание биографии Гоголя, я бы получил контракт на ее перевод.

Гремин понимал, что с таким объяснением он явно подставляется. Достаточно телефонного звонка в «Новый мир», чтобы выяснить: никакой Серж там не работает и никакой серии биографий великих писателей они не замышляют. Но Гремин рассчитывал, что как-нибудь пронесет.

Он был молод и не располагал опытом агентурной работы. Профессиональные правила освоил в Москве наспех. Но он не мальчик. Он вырос рядом с подпольем, узнал войну. После встречи с резидентом никаких иллюзий у него не осталось. Он получил невыполнимое задание: за несколько дней не только найти секретные материалы из жизни Гоголя, которые исследователи со всего мира не смогли разыскать за сто лет, а вычислить жестокого и коварного убийцу, который тоже шел по следу этих документов. Даже успех не гарантировал Гремину спасение. Его уничтожили бы не свои, так чужие. Но шанс маячил…

Профессор не перебивал. Гремин умилился: «Боже, как по-домашнему он выглядит». Старый, грузный, спокойный, в шерстяной кофте, застегнутой на все пуговицы, несмотря на май, тот не спеша попивал мартини. Собака положила свою угловатую башку профессору на колени, и он почесывал ей за ушами. Она неслышно урчала от удовольствия.

– Я вам едва ли смогу быть полезен. Тем не менее спасибо, что вспомнили и решили посоветоваться.

Гремин вопросительно поднял брови.

– Я уже немолод, и мне нужно бережно относиться к своему времени. Как вы знаете, сейчас я завершаю работу над главной книгой моей жизни – историей русской литературы XIX века в трех томах. Осенью сдаю первый том, весной – второй и ровно через год – третий. Причем я не беру академический отпуск. Два раза в неделю у меня лекции, к ним я по старинке готовлюсь, кроме того – семинарские занятия и консультации…

После смерти Розы я не могу долго находиться дома один. Дети разъехались… Еще раз спасибо, но я вынужден отказаться.

Гремину ничего не оставалось, как чуть поприжать.

– Профессор, если честно, я ожидал такой ответ. И все-таки позвольте отнять еще несколько минут вашего времени. Как вы думаете, есть ли вообще смысл переписывать биографию Гоголя? Или все равно ничего принципиально нового не приоткрыть? Вы крупнейший из ныне живущих специалистов по Гоголю в Европе, а может быть, и в мире…

Доза лести никогда не мешала даже в общении с самыми скромными и порядочными людьми.

Дождь за окном усиливался: уже не постукивание одиноких капель, а довольно громкое и назойливое шуршание, под стать шуму дорожного движения. Дождь не мешал разговору. Скорее утяжелял его. Заметно поубавилось света. Верная псина распласталась на полу, прислонив здоровенную башку к ногам хозяина. Тот сидел, глубоко вдавившись в кресло, прикрыв граненый стаканчик ладонями, словно согревая его.

Пауза длилась довольно долго.

– Видите ли, Андрей Николаевич, когда-то у меня это получалось лучше, когда-то хуже, но всю жизнь я старался оставаться самим собой. Мой отец, тоже университетский профессор, привил мне верность социалистическим идеям, – сейчас сказали бы «социал-демократическим» – и любовь к русской литературе. Он был дружен с кружком русских народовольцев, живших в эмиграции в Турине. Мне кажется, он был тайно влюблен в русскую девушку – революционерку. Она потом погибла в перестрелке…

Меня пытались соблазнить, революцией, Коминтерном, фашизмом, возможностью эмигрировать в США. Я не поддался. Не стал коммунистом, не эмигрировал, не вступил в фашистскую партию, хотя мне за это пришлось заплатить шестью годами ссылки. Маленький городок в Базеликате. Полторы тысячи жителей. После войны началось повальное сведение счетов – люди ломались, стрелялись. Мне помогла выстоять моя любовь к русской литературе. Со временем она соединилась с моими социалистическими убеждениями. Любя русскую литературу – Толстого, Тургенева, Ахматову, Мандельштама, – я любил и Советский Союз. Не сталинский, конечно, а тот, которого никогда не было, но в который мы все верили.

Профессор замолчал. Отпил пару глотков.

– Знаете, в чем отличие русской литературы? Это литература текста. Ее надо читать. Со вкусом, вдумчиво. Как вы пьете «Бароло». Настоящий текст содержит в себе все. За пределами текста нет ничего. Жизнь писателей за рамками минимального набора исходных данных, меня никогда особенно не интересовала. Доискиваться до тайных мотивов их поведения мне казалось чем-то неприличным. Чуть ли не изменой литературе. Потому что по большому счету жизни писателя вне его книг не существует.

Вспоминая разговор с Маркини, Гремин испытывал жгучее чувство стыда. Ему тогда постоянно хотелось посмотреть на часы. Он еле сдерживался. Неожиданно профессор грузно поднялся, приблизился к ближнему книжному шкафу за креслом, близоруко всмотрелся в книжные корешки, потянул за один из них.

– Я вам прочитаю крохотный кусочек, – он снова устроился поудобнее и стал читать. Негромко, не слишком выразительно, как, наверное, читал бы своему ребенку: – «Медленно поворотил он голову, чтобы взглянуть на умершую и… Трепет побежал по его жилам: перед ним лежала красавица, какая когда-либо бывала на земле. Казалось, никогда еще черты лица не были образованы в такой резкой и вместе гармонической красоте. Она лежала как живая. Чело, прекрасное, нежное, как снег, как серебро, казалось, мыслило; брови – ночь среди солнечного дня, тонкие, ровные, горделиво приподнялись над закрытыми глазами, а ресницы, упавшие стрелами на щеки, пылавшие жаром тайных желаний; уста – рубины, готовые усмехнуться… Но в них же, в тех же самых чертах, он видел что-то страшно пронзительное. Он чувствовал, что душа его начинала как-то болезненно ныть, как будто бы вдруг среди вихря веселья из-за кружившейся толпы запел кто-нибудь песню об угнетенном народе. Рубины уст ее, казалось, прикипали кровию к самому сердцу. Вдруг что-то страшно знакомое показалось в лице ее. „Ведьма!“ – вскрикнул он не своим голосом, отвел глаза в сторону, побледнел весь и стал читать свои молитвы. Это была та самая ведьма, которую убил он».

Маркини пропустил несколько страниц и продолжил чтение:

– «"Приведите Вия! Ступайте за Вием!" – раздались слова мертвеца. И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завывание, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь был он в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землею ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь. Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное. Его привели под руки и прямо поставили к тому месту, где стоял Хома. „Подымите мне веки: не вижу!“ – сказал подземным голосом Вий – и все сонмище кинулось подымать ему веки. „Не гляди!“ – шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он и глянул. „Вот он!“ – закричал Вий и уставил на него железный палец. И все, сколько ни было, кинулись на философа. Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха…». Вы узнали?

– Да, заключительная сцена «Вия».

– Ну, не совсем заключительная. Есть еще одна короткая сцена. Уже без Хомы Брута. Но не в том суть. Это один из самых знаменитых фрагментов во всей всемирной литературе. И поверьте мне, его изучали вдоль и поперек. Этот текст можно анализировать по-разному. Можно, отталкиваясь от него, попытаться реконструировать неизвестные страницы биографии Гоголя. Сформулировать гипотезу, что Гоголь в юности был потрясен красотой лежащего в гробу женского тела. Отсюда, кстати, шаг до подозрения в некрофилии. Наверное, когда-то Гоголю довелось провести ночь в церкви или на кладбище, трудно представить, что можно с такой жизненной силой изобразить состояние смертельного ужаса только на основании рассказов. Есть описания, которые в силу самой своей убедительности, предполагают наличие личного опыта. Наконец, с достаточной степенью вероятности можно предположить, что в детстве мать запугивала Гоголя описаниями нечистой силы, отчего у того на всю жизнь осталось болезненное увлечение сказками.

Профессор помолчал, глотнул из стаканчика.

– Есть и другой подход – фрейдистский или неофрейдистский, – объяснял он, – когда исследуется подсознание Гоголя. Ему атрибуируется патологическое, подозрительное отношение к женскому полу. Женщина интерпретируется как орудие разрушения мужчины. Обворожение – как установление контроля. И, конечно, блистательная, ставшая канонической, интерпретация появления Вия. Откровенное, не допускавшее сомнения, признание Гоголем торжества мужского начала. Потому что длинные, висящие до земли веки, которые поднимаются, естественно, символизируют эрекцию. Это впечатление еще усиливается, поскольку железный палец Вия, уставленный на Хому, также символизирует эрекцию. Хома поддается своей тайной гомосексуальности. В порыве желания смотрит на Вия и тем самым выдает себя. При такой интерпретации его смерть – наказание за то, что он предал мужское братство, проявил слабость, сперва – позволив ведьме оседлать себя, а затем – испугавшись в финальном противостоянии в церкви… Такие трактовки имеют право на существование. Но в эти игры пусть играется молодежь. Мне это неинтересно. Мне значительно интереснее разобраться в происхожении слова «вий», которое вы не найдете ни в одном словаре. Распространенное объяснение: «вий» – от украинского слова «выя» – «ресница», особо не убеждает. И откуда в украинской сказке взялись гномы? Их там не может быть по определению. Гоголь позаимствовал их в «Ундине» Ламотт-Фуке? Какое влияние, наконец, на него оказал Жуковский? Это достойный предмет для настоящего исследования. Здесь есть интрига. А исследовать, какое половое извращение было у Гоголя – не занятие для серьезного ученого.

Профессор замолк. Гремин взирал на него с восхищением, пытаясь разобраться в путанице своих мыслей.

Потом профессору, видимо, показалось, что он был слишком жестким, и он добавил:

– Все зависит от того, чем вы занимаетесь. Если вы литературовед, вы изучаете тексты. Если вы историк, вы изучаете исторические факты. В этом случае можно выяснять внезапную причину отъезда Гоголя из Рима в июне 1839 года. Можно перебрать архивы, начиная с секретного архива Ватикана, опросить потомков людей, составлявших круг общения Гоголя, изучить домовые книги, разыскать квитанции и так далее. Но это уже другой жанр.

Отпускать Гремина профессору пока не хотелось, и он попросил:

– Расскажите лучше, что творится на вашей исторической родине? Вы ведь наверняка следите?

– О, Франция всегда бурлит, – пошутил Гремин.

– Я имел в виду Россию.

Разговор с Маркини прояснил самую малость. Так казалось Гремину накануне. Профессор мог знать про проклятие Гоголя, или не знать ничего, запершись в своем тереме из слоновой кости. Правда, оставалась нить, за которую можно было тянуть. Сейчас она оборвалась. А кроме того, оставалось тайной, о чем профессор говорил под страшной пыткой.

ГЛАВА 5

Моросил мелкий угрюмый дождь. Темнело. Гремин включил фары. Он провел за рулем около трех часов и порядком устал. А еще предстояло найти эту чертову виллу Бель Поджо.

– Когда после обеда Прасковья Ивановна – нестарая, вечно всем недовольная женщина, которая прибиралась в церкви и жила в крошечной комнатушке на чердаке, занесла ему конверт, Гремин ничего дурного не заподозрил. Утром он бегал по своим делам: побывал в Восточном Институте насчет материалов, прослушал лекцию, зашел в Национальную библиотеку. И собирался поработать. Отчаяние последних недель постепенно рассеялось. О бедном Маркини он старался не вспоминать.

Едва дверь за женщиной закрылась, Гремин с раздражением принялся разглядывать конверт, доставленный посыльным. Плотная голубая бумага.

Явно не дешевая. В конверте письмо на французском. Рукой Марианны.

«Андрэ,

Я не привыкла любить наполовину. Ты можешь требовать меня целиком. Это твое право. Но и я не обязана соглашаться на роль марионетки. Думаю, нам лучше расстаться. Пока не поздно. Так будет лучше для всех. Я на несколько дней уезжаю из Рима. Не ищи меня.

Прощай. Марианна».

Гремин физически, кожей ощутил, как сжалось кольцо вокруг него. Едва прочитав письмо, он решил любой ценой вернуть Марианну. Смириться – значило сломаться, принять навязываемые ему правила игры.

Представить, что больше никогда не услышит смех Марианны, не заглянет ей в декольте, не будет заниматься с ней любовью… У Гремина перехватило дыхание. Перед глазами поплыли серо-бурые круги в крапинку. Гремин нередко задумывался – не противоречат ли их отношения его долгу перед Родиной, которая так и не стала своей? Не предает ли он свою идею, своих товарищей, свое прошлое? Наконец, главное – имеет ли он вообще право на любовь в его ситуации, не играет ли он чувствами другого человека?

Подсознательно Гремин ожидал, что Марианна сломается. Сознание присутствия за спиной убийцы-садиста не оставляло Гремина ни на минуту. Даже занимаясь любовью с Марианной, Гремин с ужасом ловил себя на том, что проваливается в свои темные мысли. Марианна такого не прощала. Она не привыкла и не умела делиться.

При своей болезненной пунктуальности, Гремин мог опоздать на свидание, засидевшись в библиотеке над очередной оксфордской биографией Гоголя. Он мог скомканно распрощаться с любимой женщиной, едва доведя ее до подъезда, чтобы успеть навестить какого-нибудь старика белогвардейца, чья прабабка встречала Гоголя. Он днями не звонил Марианне. Как настоящая аристократка, она не раздражалась, но пряталась в себя, становясь холодной и чужой.

Рассчитывал ли Гремин, что все ему безнаказанно сойдет с рук? Конечно, нет. Он играл. Он провоцировал Марианну и проверял себя. Он должен был знать наверняка – сумеет ли он отказаться от Марианны.

Дома у Марианны телефон тогда не отвечал. Гремин долго обзванивал общих знакомых и узнал, что Марианна уехала на несколько дней составить компанию сломавшей ногу тетке. Та жила одна, если не считать слуг, на роскошной вилле под Ареццо. Оставалось достать машину. Гремину не хотелось просить отца Федора. Он и так слишком часто обращался к тому по разным мелочам. Но нельзя было терять время.

Отца Федора Гремин обнаружил в тот день в храме, где он в плотном сером подряснике руководил уборкой.

С отцом Федором у них сложились странные отношения. Пожилой священник симпатизировал молодому соотечественнику, опекал его. Гремину старик тоже нравился, своей добротностью, порядочностью, дореволюционностью. Самые заурядные дела – крестины младенца, отпевание покойника, душеспасительную беседу с задурившей прихожанкой – отец Федор исполнял так, будто от него зависело спасение человечества. Он был мудр своим огромным жизненным опытом. И Гремина он воспринимал бывшим коммунистом, медленно обретавшим веру, – не задавая никаких вопросов.

Вместе с тем отец Федор держал себя так, словно знал истинный характер миссии Гремина в Риме. При всей абсурдности подобного подозрения Гремину порой казалось, что отец Федор тоже сотрудничает с МГБ, только его, как очень ценный кадр, не раскрывают новичкам.

Нет, отец Федор был непрост. Будучи один, он преображался, словно наливался какой-то внутренней, хищной силой, становился крупнее, плечи распрямлялись, черты лица обретали непривычную жесткость. Похоже, в мире теней отец Федор, как и Гремин, тоже был не тем, за кого себя выдавал.

Нет-нет, отец Федор совсем не по-старчески, пронзительно заглядывал Гремину в глаза и что-нибудь советовал, всегда удивительно в масть. Мог позволить себе упрекнуть его, если считал, что тот не прав. В общем, отец Федор превратился в самого близкого Гремину человека. Чем-то заменил отца, которого у Гремина никогда по-настоящему не было. А Гремин старался выдерживать незримую дистанцию – иначе он не удержался бы и посвятил отца Федора в свою тайну.

В тот день у них случился такой разговор.

– Отец Федор, вы мне не одолжите машину до завтрашнего утра. Бензин я, естественно, оплачу, – попросил Гремин.

Священник улыбнулся.

– Девушки, они требуют внимания. Это сначала все легко и просто, а потом все сложнее. Ну да это твои забавы. – Он протянул ключи. – Не пей только за рулем. Машина мне все равно потребуется только завтра после обеда, так что переночуй лучше там, куда едешь. Так будет спокойнее.

– Не беспокойтесь, отец Федор, тогда я и вправду верну машину к обеду. Успею еще и с хором порепетировать.

Он собрался уходить. Отец Федор не отпустил его.

– Давно мы с тобой не исповедовались, Андрей Николаевич. Но здесь я на тебя не давлю. Исповедь – процедура серьезная. К ней готовиться надо. А вот поужинать вместе в ближайшие дни я тебя приглашаю. Сходим в «Грапполо д'оро». Посидим спокойно. Разопьем бутылочку кьянти… А то в последнее время люди словно с цепи посрывались. И эти страшные убийства. Профессор твой. Да и вокруг церкви всякий темный народ шастает. В общем, будь осторожен. Не делай глупостей. Захочешь посоветоваться – посоветуемся… Не надо, не целуй – руки грязные… До скорого.

В девятом часу Гремин разыскал поворот на дель Поджо. Но оказавшись перед массивными воротами виллы, раздумал стучать. Собственно, перед ним был настоящий замок века, пожалуй, пятнадцатого. Неоднократно перестраивавшийся и сейчас скорее походил на неказистый дом дворцового типа с изуродованным классическими колоннами фасадом. Боевое прошлое дворца выдавала, помимо массивности стен, башенка, возвышавшаяся над крышей. Гостеприимством от стен явно не веяло.

Гремин вернулся в Ареццо, на что потребовалась добрая четверть часа, и из бара напротив Лоджа дей Мерканти позвонил. Ответила Марианна. Судя по длинной паузе, она колебалась, не повесить ли сразу трубку. Гремин выбрал нейтральный тон.

– Марианна, ты можешь поступать, как считаешь нужным. Твое право. И думать обо мне, что хочешь. Я тебя прошу только об одном – выслушай меня. Пятнадцать-двадцать минут твоего времени – не бог весть что.

Марианна долго молчала, потом спросила:

– А ты где?

– В Ареццо. На площади Лоджа дей Мерканти.

– Дорогу знаешь?

– Да.

– Тогда приезжай. Я тебя выслушаю. Хотя, если честно, не нахожу в нашем разговоре особого смысла.

Гремин поехал обратно, и не спешил. Даже сейчас, когда до встречи с Марианной оставались считанные минуты, он не знал, зачем сорвался сломя голову. Что, собственно, такого он хотел объяснить ей. Мол влюблен в нее сильнее, чем ему поначалу показалось? Строго говоря, хирургическую операцию должен был сделать он сам. Его в ближайшие дни все равно убьют или в лучшем случае отзовут в Москву. Хотя неизвестно, в лучшем ли. ГУЛАГ – пострашнее смерти.

Открыла высокая пожилая горничная с надменным лицом в накрахмаленном до хруста переднике.

– Синьорита Марианна ждет вас.

За коротким коридором последовал огромный зал, видимо, когда-то внутренний дворик. Довольно величественный. Противоположную стену с двух сторон обнимали массивные лестницы полуовальной формы, ведущие на второй этаж. Мраморные скульптуры, потемневшие картины, старинная мебель всех мыслимых стилей – все порядком обветшавшее, но не заброшенное. Атмосфера жилого музея.

Марианна ожидала его в полутемном салоне на втором этаже. Судя по книжным шкафам, огромному письменному столу, задвинутому в угол, и строгим кожаным диванам и креслам, раньше здесь размещался кабинет хозяина. После смерти мужа графиня – тетка Марианны – похоже, большую часть времени проводила здесь. Отсюда – всевозможные маленькие столики, подносы, тряпки и прочие следы присутствия женщины.

Марианна сидела в дальнем кресле. В самом темном углу. На ней угадывались сапоги и брючный ансамбль для выезда верхом. То ли она вернулась с прогулки, то ли так специально нарядилась решимости ради.

– Спасибо, Мария-Грация. Ты свободна. Нам ничего не нужно. Если что-то потребуется, я позову, – произнесла Марианна. И Гремину: – Проходи. Садись в то кресло, – указала на противоположный угол под лампой с громоздким, тяжелым абажуром. – Я тебя слушаю…

За горничной закрылась дверь. Голос ледяной.

– Марианна, я тебе все объясню. Но сперва объясни мне ты, что случилось?

– А ты не знаешь?

По ее тону Гремин понял: если он ответит «нет», разговор окончится и он потеряет Марианну навсегда. Он молчал. Марианна нетерпеливо смотрела на него.

И вдруг Гремина осенило. Он понял, зачем он здесь. Он не просто любил Марианну, она была его единственная надежда. Ему нужна не только ее любовь, а и помощь. С ней он мог поделиться своими страхами, выговориться, посоветоваться. Он чувствовал, что один, без любимой женщины, не выдержит дикого напряжения.

Значит, надо сказать правду. Или почти правду. Какие тут секреты, если он и так как на ладони. А воспринимать всерьез наказ резидента, когда в Москве арестовывают Берию как врага народа – смешно. Он должен найти эти чертовы документы. Не для того, чтобы выполнить задание Центра, а чтобы спастись и сохранить свою любовь. Победить, любой ценой, вопреки Центру, вопреки судьбе. И Марианна должна помочь ему.

– Марианна, у меня сейчас тяжелый период в жизни. Мне навязали игру, в которой я не знаю ни противника, ни правил. Если я проиграю, меня убьют. Я догадываюсь, что тебе стало известно, что я не тот, за кого себя выдаю. Да, я никакой не исследователь русского православия и никакой не регент церковного хора. Я французский коммунист, профессиональный конспиратор. Партия меня послала сюда, чтобы, используя мое русское происхождение и знания из моей молодости, я помог советским товарищам найти кое-какие документы, компрометирующие некоторых великих деятелей российской истории. Советская пропаганда поднимает их сейчас на щит. В частности, Гоголя. С таким заданием я приехал в Рим. И за последние недели все перевернулось. Человек, который должен был передать мне наводки, покончил с собой. Профессора Маркини после нашей встречи зверски замучили. Я тебе рассказывал, но не все. Я провел полдня в управлении криминальной полиции. Я видел труп. Я никому не пожелаю такой участи… У меня никогда не было никаких корыстных мыслей в отношении тебя. И уж тем более я не хотел как-то тебя использовать. Я тебя встретил и влюбился. С первого взгляда. И понятия не имел, насколько серьезно. Только сейчас, когда меня могут убить в любой момент, я понял, что ни за что на свете не хочу тебя терять. Я хочу выжить и жить, чтобы любить тебя. Ты мне нужна. И мне нужна твоя помощь… Я не обманываю тебя.

Глаза Гремина привыкли к полумраку. Марианна казалась мертвенно бледной, осунувшейся и бесконечно усталой. Ее голос прозвучал грустно.

– Друзья моего отца рассказали мне, что ты офицер МГБ и завел роман со мной для прикрытия. Тебя подозревают в убийстве профессора Маркини.

– Я не агент МГБ, – Гремин сделал над собой усилие. – Я не могу быть офицером МГБ по определению. Я француз. Сейчас у русских связи с иностранцами, даже с коммунистами, не поощряются. Они не доверяют никому… А что касается Маркини, меня никто не подозревает в его убийстве. Меня подозревают в том, что наш разговор был как-то связан с пытками. Эти люди хотели что-то выведать от него…

– А какой документ вы ищете?

Гремин пресекся. Возврата назад не было.

– Я должен первым найти документ, свидетельствующий, что Николай Гоголь, великий русский писатель, был некрофилом.

Марианна закурила. Огонек тонкой папироски мерцал слабо, как светлячок.

– И тебе нужна моя помощь?

– Да. У меня очень мало времени, чтобы найти этот документ и нейтрализовать убийц. Может быть, несколько дней, может, от силы пара недель. У меня нет никаких наводок. Я знаю только, что вопреки мнению исследователей такой документ существует. И хранится он у кого-то среди русской эмиграции в Италии.

От напряжения Гремин на мгновение потерял сознание. С ним такое бывало, когда он словно проваливался в тяжелый сон, чтобы очнуться с жуткой головной болью. Его вывели из оцепенения женские губы…

– Любовь моя, тебе нужно поесть и выпить «Брунелло ди Монтальчино». Ты можешь остаться на ночь? Утром я тебя выпущу с черного хода. Мария-Грация болтать не станет. А тетке сейчас не до моей личной жизни. Завтра у меня все спокойно обсудим. Если ты не против, позовем Евгению. Она хоть что-то смыслит в Гоголе. Ты только не грусти…

ГЛАВА 6

Марианна смотрела на Гремина и пыталась понять, что все-таки притягивало ее в нем. Он был некрасивый – в том смысле, в каком говорят о мужчине. Он не обладал ни слащавой красотой обольстителя, ни подчеркнуто мужественной, слегка потрепанной красотой бывалого солдата или путешественника с обветренным лицом, прокуренным голосом, грубыми руками. У Гремина не было ничего этого. Чуть выше среднего роста, не крупной кости, хотя с достаточно широкими плечами, темный шатен с довольно тонкими чертами лица… Если бы не спортивность, можно было бы сказать, что у него был вид типичного французского интеллектуала.

Вообще же, конечно, он был француз. Легкий, живой, остроумный, может чуть поверхностный. Хотя остроумный – да. Но с налетом мрачноватости, самоиронии. И внешность его не была по-настоящему французской, глянцеватой. А слегка замутненной. Словно под ней скрывался какой-то тайный опыт, какая-то тайна.

Не зная о русских корнях Гремина, не зная его фамилию, встретив его, было бы невозможно заподозрить, что по крови он стопроцентный русский. Это француз до мозга костей. Русское происхождение не выдавало себя ничем – ни произношением, ни мимикой, ни жестами, ни тем, как он подносил к носу пробку, открыв бутылку, ни тем, как целовал руку женщине. И тем не менее что-то смущало в нем, пока не выяснялось, что он русский. Марианну, истинную итальянку, Гремин привлекал еще и тем, что имел черты, каких не было у итальянцев. В нем напрочь отсутствовала поза, патетика, комедийность.

Ей нравилась любовь к вину, не типичная для итальянцев, которые пили довольно мало. Его способность за столом забыть, что рядом красивая женщина, увлекшись острым разговором на политические темы. Его умение промолчать весь вечер, если было интереснее слушать, – чего никогда, даже под угрозой расстрела, не выдержал бы ни один итальянец.

Он одевался элегантно, но без изыска, без вычурности. Чувствовалось, что он небогат. И, кроме того, сказывалось нынешнее место работы. Все-таки церковь налагала определенные обязательства. Но странно: несмотря на свою бедность, Гремин не ощущал никакого комплекса неполноценности. Ни с Марианной, ни с кружком ее друзей. Так ведут себя люди, глубоко уверенные в своем превосходстве, сознающие, что их нынешняя бедность – цена за их выбор.

Поначалу это раздражало Марианну, привыкшую, что мужчины испытывали потрясение от ее красоты, ее свободного стиля поведения, космополитизма, знания языков, от незримого присутствия ее отца – блестящего европейского дипломата, наконец, от знатности ее рода, восходившего корнями к папе Иннокентию III, от ее богатства… С Греминым ничего такого не наблюдалось. Он словно удивлялся, как это его угораздило влюбиться во взбалмошную девчонку.

А еще – от него исходило постоянное ощущение затаенной опасности.

Они сидели в гостиной у Марианны, в квартире ее отца, которую за время отсутствия родителей Марианна привыкла считать своей. Просторная комната, скорее даже зала. С торцовой стороны, примыкавшей к кухне, размещалась столовая, со стороны, обращенной к отцовскому кабинету, вторгались книжные шкафы, не помещавшиеся в коридорах. Лицом гостиная смотрела на веранду.

Был вечер, и тяжелые шторы укутывали двери и окна. В промежутках между дверями теснились комоды и комодики, уставленные фотографиями в тяжелых серебряных рамках. На фотографиях был запечатлен отец семейства с различными коронованными особами – при вручении верительных грамот и на прочих официальных церемониях. В комнате стояли кресла и диваны. Массивные и порядком пыльные. Стены увешаны картинами. В основном венецианской школы. Специалист сразу выделил бы овальную Мадонну Порденоне и «Ужин в Эммаусе» Пальма иль Веккьо.

Марианна же очень любила мужской портрет, приписываемый Тициану. Хотя хозяин дома был убежден в его подлинности и имел на то авторитетные справки, портрет едва ли принадлежал кисти Тициана. Слишком жестко, психологично были прорисованы черты лица дворянина средних лет, привыкшего с широко открытыми глазами и ясным умом встречать опасность. Недоставало свойственной Тициану небрежности, невнятности, импрессионизма, если угодно. Скорее, работа принадлежала кисти кого-то из его прилежных учеников… Портрет привлекал Марианну своей грустной решительностью и обреченностью…

Сейчас в библиотечном углу она устроилась так, чтобы поглядывать на своего любимца. Переводя взгляд на Гремина, она невольно улыбалась. Ее и смущало, и притягивало странное сходство. Наверное, все мужчины, одинаково ловко работающие и пером и шпагой, имеют между собой что-то общее.

Все трое устроились в креслах. Стоявший между ними журнальный столик освободили от учебников Марианны. Она любила заниматься здесь, а не в кабинете, который казался ей чересчур мрачным, и напоминал об отцовском авторитете. На столе наполовину пустая бутылка «Греко ди Туфа» в серебряном подбутыльнике, два бокала с вином (Евгения свой держала в руках), тарелки с ветчиной, с сыром – друзья не планировали ужинать – и две папки. Одну, потолще, принесла Евгения, другую, потоньше и поаккуратнее, – Гремин. Да, и еще две пепельницы, потому что обе девушки курили.

Очнувшись от своих размышлений, Марианна почувствовала несколько скованное ожидание. Видимо, Гремину казалось неловким начинать самому. А Евгения тем более как будто ничего не знала.

– Ну ладно. Наверное, пора начинать, – искусственным голосом произнесла Марианна. При всей своей раскованности, с Греминым на нее иногда накатывала застенчивость. – Горничную я отпустила на вечер, чтобы она нам не мешала. Вино, ветчина, хлеб, сыр – все на кухне. Где взять, вы знаете. Так что давайте приступать.

– Друзья мои, я скажу коротко. Дальше Андрэ все сам расскажет. Я думаю, ни для кого не секрет, что он здесь по заданию французской компартии. Что, зачем, почему – нас не касается. Это его заморочки. Какое-то время назад ему предписали разыскать документы, компрометирующие Гоголя.

Марианна сочла уместным, для убедительности, пояснить, – якобы существуют документальные свидетельства того, что Гоголь был некрофилом. Причем документы якобы находятся в Италии.

Андрэ должен их разыскать. И все бы ничего, но за документами охотится еще кто-то. Уже убиты два человека, причем с невероятной жестокостью. Член французской компартии, который должен был передать Андрэ явки (Марианна с видимым удовольствием ввернула специальное словечко), и профессор Маркини, с которым Андрэ накануне разговаривал на эту тему.

– Ты читала, – Марианна кивнула Евгении. – Газеты писали…

Завершая свою короткую речь, Марианна в очередной раз испытала неприятную внутреннюю неловкость. Она согласилась разыграть этот спектакль ради Евгении. Американка уж очень настаивала – Гремин не должен догадываться, что она в курсе всей этой истории.

– Вот такой пасьянс. Андрэ нужно помочь. Он в этом, естественно, не сознается, но опасность угрожает и ему. Давайте как-то подытожим, что мы знаем. И посмотрим, что можно предпринять.

Гремин улыбнулся Марианне: «Спасибо, радость моя». Что-то похожее на контуры поцелуя. И сухо сказал:

– Последние недели я начитывал материалы по Гоголю, штудировал его биографию, искал моменты, за какие можно зацепиться. Евгения меня дополнит.

– Хорошо, Эндрю, – согласилась Евгения, и Гремин принялся излагать свои соображения. Итак, Гоголь родился 20 марта 1809 года. Родители представляли собой странную пару. Ну, прежде всего, матери было четырнадцать лет, когда она вышла замуж. Явно экзальтированная особа. Судя по воспоминаниям современников, свое влечение к потустороннему, склонность к фантазированию, увлечение сказочным, способность забывать, где выдумка, а где реальность, Гоголь унаследовал именно от нее. Показательный штрих – еще при жизни Гоголя его мать имела привычку приписывать ему авторство чуть ли не всех популярных романов того времени. А когда Гоголь умер (кстати, она его пережила на пятнадцать лет), она искренне верила, что ее сын, помимо всего прочего, изобрел паровой двигатель и железные дороги. Отец тоже был довольно творческим персонажем. Провинциальный помещик, писал фольклорные украинские комедии в стихах. Чего стоит факт, что, впервые увидев свою будущую жену маленьким ребенком, он потом двенадцать лет ожидал, пока она подрастет.

В школе Гоголь не отличался ни особым прилежанием, ни особыми успехами, ни популярностью среди товарищей. Внешне он был весьма страшен. Подростком страдал от пренеприятнейших болезней, у него было хроническое воспаление лимфатических узлов, в результате чего шея постоянно покрывалась открытыми язвами. Из ушей вытекали дурно пахнущие выделения. Мальчик, похоже, очень не любил мыться. К этому можно добавить характерную для взрослого Гоголя смесь высокомерия, чуть ли не спеси, с приторным заискиванием. Нет ничего удивительного, что в школьные годы мало кто заподозрил бы в вызывавшем едва ли не чувство гадливости подростке будущего гения.

Когда Гоголю исполнилось шестнадцать лет, умер его отец. Характерна реакция Гоголя на эту смерть. Он послал длинное письмо матери. Оно начиналось с драматического описания его отчаяния, вплоть до желания покончить с собой, а завершалось констатацией (Гремин заглянул в свои записки): «…моя грусть скоро превратилась в легкую, едва заметную меланхолию». Затем Гоголь пишет, что с удовольствием ожидает предстоящих летних каникул и просит у матери десять рублей. Жестокость к самым близким людям была характерна для Гоголя на протяжении всей его жизни…

Гремин запнулся. Марианна попробовала пошутить: «Славненькие национальные герои у наших советских товарищей!» Получилось не очень удачно. «Какие уж есть», – откликнулся молодой человек. Заседание продолжилось.

– Когда Гоголю было девятнадцать лет, он отправился в Петербург, имея при себе рекомендательные письма. Однако из устройства на службу ничего не вышло, поскольку Гоголь хотел всего и сразу. Избегая чиновничьей лестницы, он предпочел литературу и на материнские деньги опубликовал свое первое произведение – роман в стихах «Ганц Кюхельгартен». Роман остался совершенно незамеченным, и Гоголь почувствовал себя оскорбленным. Скупил весь тираж своей книги и сжег его. Кстати, позже Гоголь неоднократно сжигал свои произведения.

Но уже следующая книжка, написанная в псевдофольклорном украинском стиле, – «Вечера на хуторе близ Диканьки» принесла колоссальный успех. Гоголь попал в масть, – наступала мода на все экзотическое. «Миргород» и «Петербургские повести» вознесли Гоголя, а в 1836 году с аншлагом был поставлен «Ревизор». Внезапно вопреки невероятной славе – ведь ему тогда было всего-то тридцать лет – Гоголь фактически переселяется за границу, где пишет первый том «Мертвых душ». Гоголем овладевает глубокий творческий кризис…

Чтобы перевести дыхание, рассказчик обвел взглядом своих слушательниц. Марианна с любовью встретила его взгляд, Евгения делала пометки в блокнотике…

– В 1846 году, будучи не в состоянии закончить второй том «Мертвых душ», Гоголь задумывает опубликовать подборку собственных писем, частично реальных, частично сочиненных специально, на религиозно-этические темы. Книга под вычурным названием «Выбранные места из переписки с друзьями» выходит в конце 1846 года и наносит непоправимый удар по репутации Гоголя. Прогрессивная критика, прежде поднимавшая Гоголя на щит как обличителя самодержавия, теперь столь же рьяно, гневно клеймит его как ретрограда и консерватора. Такая реакция больно ранит самолюбие Гоголя. В 1848 году он осуществляет паломничество в Палестину, которое планировал на протяжении многих лет. Ожидаемого успокоения души паломничество не принесло, а революции, охватившие Европу в 1848 году, потрясли Гоголя.

В таком настроении он возвращается в Россию, где впадает в глубочайшую депрессию и ведет все более аскетический образ жизни. 21 февраля 1852 года в возрасте сорока трех лет Гоголь умирает, доведя себя до истощения жесточайшим постом.

Гремин умолк и с видимым удовольствием, как отметила Марианна, отпил из бокала вина.

– Теперь о настораживающих моментах биографии Гоголя, – продолжал Гремин свой рассказ. – Прежде всего, о его болезни. Гоголь страдал тяжелым психическим расстройством. Имея обыкновение писать кому попало невероятно длинные письма, он подробно и живописно рассказывал о всяческих своих болячках. Несмотря на то что всю жизнь, вплоть до самой смерти, Гоголь консультировался у различных врачей, и российских, и заграничных, точной картины, чем же все-таки он болел, у нас нет. Тем не менее кое-какие выводы сделать можно.

Гремин не без удовлетворения поднял глаза на девушек.

– Мне удалось разыскать прелюбопытнейшую книжку. Причем, кто бы мог подумать, в нашей приходской библиотеке. Она, кстати, называется библиотекой Гоголя. Чисто гоголевский сюжет. Так вот, книжка озаглавлена «Болезнь и смерть Гоголя» и написал ее известный психиатр конца XIX – начала XX века Баженов. Он считает, что Гоголь страдал периодическим психозом или периодической меланхолией. Сейчас, наверное, диагноз сформулировали бы по-другому. Болезнь наложила сильнейший отпечаток и на жизнь, и на творчество Гоголя, на стиль его поведения и круг общения. Гоголь описывал приступы своей болезни в таких тонах, что может показаться, речь идет о последних минутах жизни умирающего. Хотя, вероятно, ему и в самом деле так казалось.

Гремин полистал свою папку.

– Баженов приводит длинную выдержку из письма Гоголя Погодину – от 17 октября 1840 года, где Гоголь описывает только что перенесенный им приступ: «…О! как бы не хотелось мне открывать своего состояния!.. Но знай все… нервическое мое пробуждение обратилось вдруг в раздражение нервическое. Все мне бросилось разом на грудь. Я испугался. Я сам не понимал своего положения… Нервическое расстройство и раздражение возросло ужасно, тяжесть в груди и давление, никогда дотоле мною не испытанные, усилились. По счастью, доктора нашли, что у меня еще нет чахотки, что это желудочное расстройство, остановившее пищеварение, и необыкновенное раздражение нерв… К этому присоединилась болезненная тоска, которой нет описания. Я был приведен в такое состояние, что не знал решительно, куда деть себя, к чему прислониться. Ни двух минут я не мог остаться в покойном положении ни на постели, ни на стуле, ни на ногах. О, это было ужасно, это была та самая тоска и то ужасное беспокойство, в каком я видел Виельгорского последние минуты жизни».

Марианну начинал подавлять этот текст, и она, ища поддержки, украдкой взглянула на Евгению. Та сидела насупившаяся, уставившись на Гремина. Тот меж тем продолжал:

– Пожалуй, Гоголь и вправду испытывал физические страдания. Но, на мой взгляд, это письмо невероятно мнительного человека. Если честно, у меня складывается впечатление, что нервная болезнь Гоголя временами подводила его вплотную к самому натуральному сумасшествию. Вот печально знаменитое письмо Гоголя Данилевскому от 7 августа 1841 года. – Гремин снова пошуршал бумагами. – «Но слушай, теперь ты должен слушать моего слова, ибо вдвойне властно над тобою мое слово, и горе кому бы то ни было, не слушающему моего слова… Безропотно и беспрекословно исполни сию мою просьбу! Не для себя одного, ты сделаешь для меня великую, великую пользу. Не старайся узнать, в чем заключена именно эта польза; тебе не узнать ее, но, когда придет время, возблагодаришь ты провидение, давшее тебе возможность оказать мне услугу, ибо первое благо в жизни есть возможность оказать услугу, и это первая услуга, которую я требую от тебя, не ради чего-либо; ты сам знаешь, что я ничего не сделал для тебя, но ради любви моей к тебе, которая много, много может сделать. О, верь словам моим! Властью высшею облечено отныне мое слово. Все может разочаровать, обмануть, изменить тебе, но не изменит мое слово. Прощай! Шлю тебе братский поцелуй мой и молю Бога, да снидет вместе с ним на тебя хотя часть той свежести, которою объемлется ныне душа моя, восторжествовавшая над болезнями хворого моего тела».

– Натуральная шизофрения, – не удержалась Марианна, и сразу осеклась, ощутив раздражение Евгении.

Гремин не обратил внимания. Или сделал вид. Но следующей своей фразой поддержал Марианну:

– Эту экзальтацию можно объяснять как угодно. Я считаю, что такое написал человек в состоянии помешательства… Различные биографы Гоголя отмечают, что болезнь накатывала на него в виде приступов, ее обострения и периоды относительного здоровья чередовались. В конце жизни Гоголя устанавливается хронически болезненное состояние с невнятными колебаниями между легкими ухудшениями и легкими улучшениями. Из этого мучительного состояния Гоголь не выбрался до самой смерти.

Гремин опять глотнул вина.

– Отношения Гоголя с женщинами. Насколько я могу судить, в жизни Гоголя известен лишь один эпизод, отдаленно напоминавший любовную историю. С января по май 1843 года Гоголь жил в Риме, и по его приглашению туда приехала Александра Осиповна Смирнова-Россет, известная при российском дворе знатная дама, она была невероятно красива и вела весьма свободный образ жизни. Постарев, остепенилась, вышла замуж за крупного сановника, будущего губернатора Калуги, родила двух дочерей и ударилась в религию. Римские месяцы приходятся как раз на перелом между двумя полосами в жизни Смирновой-Россет. Она уже уходила от светской жизни, но была еще достаточно хороша собой и кокетлива, чтобы вскружить голову любому мужчине. По протекции Гоголя Смирнова поселилась в Палаццо Валентино – да, да, том самом, где сейчас находится префектура. Гоголь заходил за ней каждое утро, и они вместе совершали длинные прогулки по Риму. Повторюсь: это единственный случай, когда можно было хотя бы заподозрить физическую близость Гоголя с женщиной.

– Думаешь, между ними действительно что-то было? – подала голос Евгения. – Я об этой истории читала. Тогда друзья Гоголя из круга славянофилов, Аксаков и компания, страшно встревожились, наблюдая, как великий писатель земли русской попадает в сети к коварной светской красавице.

– Я не думаю, что между ними что-то было. Но полное отсутствие женщин в жизни Гоголя вполне естественно породило массу слухов и подозрений. Отсюда, собственно, и проистекают разговоры о том, что Гоголь был то ли гомосексуалистом, то ли некрофилом, то ли и тем и другим. Никаких доказательств нет. Насколько я знаю. Ни единого достоверного доказательства хотя бы одной гомосексуальной связи Гоголя. Тем не менее этот вопрос продолжает будоражить до сих пор.

– Причем настолько, чтобы снять кожу с живого человека, – мрачно вставила Марианна.

В полумраке она могла разглядывать Гремина не стесняясь. Не боясь, что тот недоуменно спросит: «Что такое? Ты о чем?» У него заиграли желваки на скулах, он побледнел.

– По той скромной литературе, с которой успел познакомиться я, видно, что в биографии Гоголя существовали какие-то непонятности, провалы, если угодно. Его всю жизнь окружала какая-то тайна, причем как бы на ровном месте. При бесконечных разъездах по Европе, Гоголь жил достаточно скучной и монотонной жизнью. Без бурных страстей и человеческих трагедий. Он по-настоящему никогда не служил на государственной службе, не воевал, не путешествовал, в том смысле, что обычно подразумевают под путешествиями. Не участвовал в революционном движении… Но всю жизнь Гоголь культивировал вокруг себя ощущение таинственности, и зачастую таинственные провалы в его биографии совпадали с приступами болезни.

Сообразив, что вино кончилось, Марианна жестом остановила Гремина, принесла из кухни еще бутылку и тарелку с овечьим сыром. Провела рукой по волосам своего возлюбленного. Тот, как кот, довольно сощурился.

– Или другой штрих. Неоднократные неожиданные отъезды Гоголя, напоминавшие бегство. Словно он убегал от чего-то. Начиная с самого известного случая. Когда в 1829 году Гоголь взял деньги, присланные ему матерью для уплаты по закладной, и молча уехал в Любек. Бедняжка заподозрила, что ее юное дитя подцепило сифилис… Парадокс, но атмосфера таинственности сопровождала Гоголя и после смерти. Миф, будто его похоронили живым. В российских писательских кругах бродит несколько версий. Якобы, когда могилу Гоголя вскрыли, в тысяча девятьсот каком-то году, обнаружили скелет то ли лежащим лицом вниз, то ли на боку, то ли на четвереньках. Правда, какого-либо подтверждения здесь не существует. И последнее. Мы в Риме, поэтому для полноты картины следует сказать о в высшей степени странном отношении Гоголя к Риму. Оно разворачивается на 180 градусов. Гоголь начинает с восторженной влюбленности в Рим и завершает полным неприятием города, граничащим с ненавистью. Гоголь потом не мог останавливаться в Риме больше чем на сутки. Даже когда по состоянию здоровья ему требовалось задержаться в Италии, он предпочитал поселиться в Неаполе – крайне неудобном для иностранцев. Приведу цитаты из его писем. – Гремин порылся в своей папке немного дольше. – Летом 1839 года, будучи в Вене и Мариенбаде, Гоголь скучал по Риму: «О, Рим, Рим! Мне кажется – 5 лет я в тебе не был! Кроме Рима нет Рима на свете. Хотел, было, сказать – счастья и радости. Да Рим больше, чем счастье и радость…». И в письме своей бывшей ученице Марии Петровне Балабиной весной 1838 года: «Что за воздух! Кажется, как потянешь носом, то, по крайней мере 700 ангелов влетают в носовые ноздри! Удивительная весна! Гляжу – не нагляжусь. Розы усыпали теперь весь Рим; но обонянию моему еще слаще от цветов, которые теперь зацвели и которых имя я, право, в эту минуту позабыл. Их нет у нас. Верите, что часто приходит неистовое желание превратиться в один нос, чтобы не было ничего больше – ни глаз, ни рук, ни ног, кроме одного только большущего носа, у которого бы ноздри были величиною в добрые ведра, чтобы можно было втянуть в себя как можно побольше благовония и весны! А вот Жуковскому в 1846 году: „Во все время прежнего пребывания моего в Риме никогда не тянуло меня в Неаполь; в Рим же я приезжал всякий раз как бы на родину свою. Но теперь во время проезда моего через Рим уже ничто в нем меня не заняло, ни даже замечательное явление всеобщего народного восторга от нынешнего истинно достойного папы. Я проехал его так, как проезжал дорожную станцию; обоняние мое не почувствовало даже того сладкого воздуха, которым я так приятно был встречаем всякий раз на моем въезде в него; напротив, нервы мои услышали прикосновения холода и сырости“.

Гремина прервало громкое «мяу». Это заявлял о себе черный кот Марианны – Цезарь. Как и хозяйка, Цезарь был существом своенравным и взбалмошным и не переносил долго оставаться вне центра внимания. Гремина Цезарь недолюбливал, справедливо усматривая в нем опасного соперника. Однако знаки внимания принимал. Так и сейчас. Когда молодой человек взял его на колени, кот поурчал и устроился поудобнее. Спокойствие было восстановлено.

– Конечно, Гоголь был тяжело болен, пребывал в постоянной депрессии. Однако с точки зрения здравого смысла столь разительная перемена отношения к городу, который в эти годы фактически не менялся, наводит на определенные размышления. Ничего не хочу сказать, но я бы не исключил, что примерно с 1844 года у Гоголя с Римом были связаны какие-то тяжелые, неприятные воспоминания. Что-то там произошло с ним…

Гремин было замолк, но лишь на несколько мгновений.

– Строго говоря, пока мне не удалось выяснить ничего. Если основываться на информации, которая имеется в моем распоряжении, я не могу достоверно утверждать, что Гоголь был некрофилом. И уж тем более мне неизвестно о каких-то документах на сей счет. С другой стороны, на документы уже ведется охота. Информация у меня доверительная. Вы сами понимаете.

Девушки промолчали.

– Так что мне действительно нужна ваша помощь.

«Если он не найдет документы, его, скорее всего, убьют», – подумала Марианна, и ей тут же стало не по себе. Она до сих пор боялась признаться, насколько оказался вдруг близок и дорог ей этот полушпион, полусвященник, полукоммунист. Чтобы скрыть волнение, она поспешно закурила.

– Ты чего-нибудь добавишь? – спросила Марианна у Евгении.

Ее подруга выглядела как-то странно в этот вечер. Она прилично выпила и заметно раскраснелась, что даже шло к ее обычно бледному, обрамленному черными прямыми волосами лицу. Много курила. То ли разволновалась от встречи с иностранным шпионом, то ли – чем черт не шутит! – она по-прежнему неравнодушна к Гремину?

Евгения сильно закашлялась. В последнее время она часто кашляла. Марианна украдкой взглянула на подругу. «Уж не туберкулез ли у нее – национальная болезнь евреев?»

Евгения справилась с кашлем, перевела дух, жадно отпила вина. И заговорила подчеркнуто ровно и четко. Так обычно артикулируют люди, привыкшие контролировать себя, когда им доводится оказаться слегка навеселе.

– Мне особо нечего добавить. Я ведь тоже не специалист. И никогда особо не занималась Гоголем. В Университете мы ровно год изучали трех великих – Толстого, Достоевского и Чехова, а потом основательно штудировали русскую литературу начала XX века: Блока, Брюсова, Белого, Ахматову. Хотя что-то я, конечно, читала, потому что Гоголь был у нас в программе. Он начинал входить в моду.

Евгения перевела взгляд на Гремина. Невесело улыбнулась. От Марианны это не ускользнуло.

– На мой взгляд, у Гоголя, вне всякого сомнения, было половое извращение. Даже если ничего не знать про его жизнь, это чувствуется в текстах. Ни в одном из его произведений вы не найдете нормальной любовной истории. Везде чувствуется подспудная ненависть к женщинам. Причем обратите внимание, – Евгения впала в обычный назидательный тон, – когда какие-то персонажи Гоголя пытаются вырваться из порочного круга, увлекаются женщиной, влюбляются или подумывают о женитьбе, Гоголь почти всегда их наказывает, причем жестоким образом… Андрий Бульба, влюбившийся в прекрасную польку, застрелен своим отцом. Хома Брут в «Вие» погибает от темных сил. Герой «Записок сумасшедшего» тронулся умом. Поручик Пирогов в «Невском проспекте» подвергается унижению и наказанию плетьми. Его друг художник Пискарев в приступе помешательства перерезает себе горло. Причем на той же странице, где он делает предложение проститутке и получает отказ. Наконец, несчастный Акакий Акакиевич из «Шинели», задумавшийся было о семейном счастье, оказывается жертвой бандитов и умирает в горячке. Плюс ко всему описания жестокости. В первой половине XIX века жестокость еще не была законом жанра. И потом жестокость жестокости рознь. Все эти бесконечные трупы, сцены смерти. В «Тарасе Бульбе» Гоголь сжигает, во всех подробностях и красках, героя на костре. Старший сын Тараса Остап умирает в страшных пытках на глазах у отца. Этот пассаж стоит воспроизвести…

Евгения пошарила взглядом кругом себя. Вытащила из сумки тонкие серебряные очки, устроила их на носу и стала в глазах Марианны вовсе похожа на типичную профессорскую дочку.

– Вот: «Остап выносил терзания и пытки, как исполин. Ни крика, ни стону не было слышно даже тогда, когда стали перебивать ему на руках и ногах кости, когда ужасный хряск их послышался среди мертвой толпы отдаленными зрителями, когда панянки отворотили глаза свои, – ничто, похожее на стон, не вырвалось из уст его, не дрогнулось лицо его. Тарас стоял в толпе, потупив голову и в то же время гордо приподняв очи, и одобрительно только говорил: „Добре, сынку, добре!“ Однако с особым сладострастием Гоголь издевается над своими героинями. Читаю: „И выполнил бы Тарас Бульба свою клятву, не поглядел бы на ее красоту, вытащил бы ее за густую пышную косу, поволок бы ее за собой по всему полю между своих казаков и сбились бы о землю, окровавившись и покрывшись пылью ее чудные груди и плечи, блеском равные нетающим снегам, покрывающим горные вершины. Разнес бы по частям он ее пышное, прекрасное тело“. Как говорят американцы, здесь уже патология.

Марианна не выдержала:

– Ну, это проснулась дочка психоаналитика.

– Не психоаналитика, а психиатра, – неожиданно жестко отрезала Евгения и вызывающе посмотрела на свою подругу.

Марианна поняла, что в этот вечер ее лучше не трогать.

– Нет, я серьезно. Вот другой пример, без жестокостей, но тоже из «Тараса Бульбы». Андрий встречается с паночкой: «Полный не на земле вкушаемых чувств, Андрий поцеловал в сии благовонные уста, прильнувшие к щеке его, и не безответны были благовонные уста. Они отозвались тем же, и в сем обоюднослиянном поцелуе ощутилось то, что один только раз в жизни дается чувствовать человеку». Если перевести с возвышенного гоголевского языка на нормальную повседневную речь, получается, что Андрий целует паночку в губы, но она каким-то непостижимым образом целует его в щеку. Забавный ляп. Так мог написать только мужчина, ни разу в жизни нормально не целовавший женщину.

Евгения вызывающе глянула на Марианну.

– И еще об одном. О сексуальной символике Гоголя. Все эти самые невинные гуси, гусаки, кошки, свиньи всегда имеют сексуальный подтекст.

Марианне страшно захотелось улыбнуться или задать вопрос, но она удержалась. То ли он уловил ее настроение, то ли самого разбирал смех, но Гремин пришел ей на выручку.

– Извини, Женя, что перебиваю, – он назвал ее «Женей», по-французски звучало очень симпатично. – Не совсем соображу. Можешь пояснить?

Евгения минуту собиралась с мыслями, а Гремин почесывал Цезаря за ушами.

– Ну хорошо, чтобы долго не мучаться. Вот «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Иван Иванович предлагает соседу обменять ружье, которым тот никогда не пользовался, на свинью и на два мешка овса. Ружье, вне всякого сомнения, символ мужской сексуальности. Мужественный и сексуально активный Иван Иванович предлагает грузному и неказистому, находящемуся под каблуком у Агафьи Федосеевны Ивану Никифоровичу отдать ружье, потому что этот фаллический символ тому просто ни к чему. Это особенно обижает Ивана Никифоровича, и он, желая в свою очередь оскорбить Иван Ивановича, называет его «гусаком». А гусак – тоже явный фаллический символ. Таким образом, Иван Никифорович возвращает Иван Иванычу оскорбление той же монетой.

Евгения перевела взгляд с Гремина на Марианну.

– Ну разве не так? Не согласны? Ответил Гремин:

– Ну, насчет интерпретации ружей и гусаков я бы ручаться не стал. Я в Университете изучал философию и никогда психоанализом не увлекался. У нас в Сорбонне все было поконсервативней. Но в главном, я считаю, мы все согласны. У Гоголя, безусловно, было какое-то сексуальное расстройство, наложившее отпечаток и на всю его жизнь, и на его творчество. Вопрос в другом: помимо символов, разбросанных по его произведениям, какие-то свидетельства все-таки должны же остаться!

Тишина и кромешная темнота. Марианна сильно устала от разговора и ей больше всего хотелось, чтобы Евгения побыстрее ушла, и они с Греминым остались вдвоем. Но Евгения снова вмешалась, неожиданно робко:

– Не знаю, может быть, это окажется пустышкой… В худшем случае мы потеряем один вечер. Не больше того.

– Ты о чем?

– Недавно я подружилась с группой аспирантов моего отца. Своеобразные ребята. Они помладше меня. Никто из них не воевал. Война для них осталась в памяти месяцами немецкой оккупации, дискомфортом, дефицитом продуктов, мыла, еще там чего-то. И сейчас у них безудержная страсть к жизни. Им хочется испробовать все, что испробовали их отцы, деды.

Чаще они коммунисты или социалисты, каждый по-своему. Для них нет авторитетов. Они как правило из небедных семей, а кое-кто из высшей знати… Они создали приличный любительский театр. Организуют совместные поездки, экскурсии. Ездили тут в Вену по местам, связанным с Фрейдом. Последнее их увлечение – психические заболевания на половой почве у великих людей. Каждому члену группы дается поручение, он собирает материал. Потом на базе этого материала пишут сценарий. Они поставили спектакли по жизни Бодлера, Малера и еще кого-то – не помню. Про Бодлера я видела, сделано недурно.

– К чему ты это все рассказываешь?

– А вот к чему. Они сейчас готовят спектакль о Гоголе.

– О Гоголе? Ты серьезно?

– По-моему, они его еще не поставили. Меня бы пригласили. Только должна предупредить вас, там весьма специфическая обстановка. Молодежная.

Гремин неожиданно откликнулся:

– Да, давайте посмотрим. Нас же там не съедят. А что обстановка – мы еще не старики.

Марианну эта идея не привлекала совершенно, но возражать было неудобно.

Евгения заметно повеселела.

– Хорошо. По-моему, они встречаются по пятницам.

– А где? – спросила Марианна.

– Обычно у кого-то дома. В тот раз, когда я была, ставили во дворце Одескальки.

– Фантастика! Прямой потомок князей Одескальки изучает психоанализ. Но это так, к слову.

– О'кей, я все узнаю и позвоню.

ГЛАВА 7

Евгения чувствовала себя отвратительно. Она все выяснила. Группа студентов старших курсов и аспирантов Ла Сапьенца, кучковавшихся вокруг князя Боргезе, подготовили театрально-музыкальное действо на тему гомосексуализма Гоголя. «Три возраста гения». Сегодня, в пятницу вечером, им предстояло поставить спектакль.

Евгения пролистала сценарий и жалела, что затеяла эту авантюру. Она несколько раз была на грани позвонить Марианне и под каким-нибудь удобным предлогом или вообще без предлога все отменить. Но не смогла себя заставить. Она не особенно верила, что Гремину угрожает опасность, но прекрасно отдавала себе отчет в том, что второго шанса получить то, что она хотела, у нее не будет.

Евгения заехала за Марианной чуть раньше назначенных 19.30. Когда Марианна вышла вместе с

Греминым, она стиснула зубы до боли, чтобы не застонать. «Если тебя не убьет эта тварь, тебя убью я…». Евгения успела вообразить себе, как втыкает нож в спину Гремину и проворачивает, но вовремя взяла себя в руки. Гремин уже открывал дверь машины, чтобы усадить Марианну. Через минуту они расселись. Евгению прорвало.

– У меня большие сомнения, что Гоголь был гомосексуалистом. Просто не вяжется. Это было бы зафиксировано и в мемуарах, и в научной литературе. В тогдашней России в свете гомосексуализм в мужской среде не считался чем-то особо предосудительным. В отличие от Америки. Министр просвещения Уваров был гомосексуалистом, о чем прекрасно знали все, включая императора. Да что там! А Чайковский! Алексей Апухтин, довольно известный поэт. Был еще такой писатель – Владимир Мещерский. Князь Корсаков – вице-президент императорской Академии наук, кстати, любовник Уварова. Думаю, для общей картинки нам будет небесполезно посмотреть спектакль. Во всяком случае, за одно я ручаюсь – цитаты будут воспроизведены дословно. Ребята, при их вольностях, очень скрупулезны.

Марианна отреагировала с легким раздражением:

– Не волнуйся, Евгения! В нашей ситуации, – Евгения приняла к сведению, что Марианна не отделяет себя от Гремина, – у нас особого выбора нет. Мы взрослые люди. А потом, я надеюсь, – ничего запредельного там не будет. Ты же нас не на оргию ведешь?

Евгения замялась. Марианна уставилась на нее. Та затруднялась с ответом.

– Ну, в общем, там будет специфическая обстановка. Я бы не исключала ничего.

Вмешался Гремин:

– Да господи! Всегда же можно уйти! Какие проблемы! Для меня сейчас важна любая зацепка.

Они приехали чуть раньше. Чтобы познакомиться. Евгения не без труда уговорила хозяина разрешить привести двух друзей. Они, мол, всерьез интересуются жизнью и творчеством Гоголя. Хозяин согласился с условием, что они приедут заранее. Остальные гости – постоянные члены кружка – собирались попозже и анонимно. Как обычно, приезжали в масках.

Евгения уже бывала у князя Боргезе, и каждый раз испытывала потрясение. У князя была немаленькая, одноэтажная вилла по старой Аппиевой дороге следующая калитка за мавзолеем Цецилии Метеллы. К вилле примыкал участок земли, ничем не занятый, как бы обнимавший с задней стороны мавзолей. Поскольку и прилегающие участки были не застроены, свободны от деревьев, открывался шикарный вид, изумительный, завораживающий. Особенно на закате… Приедь они получасом раньше, застали бы закат во всей его красе. Сейчас же на горизонте виднелся лишь кусочек апельсинового солнца. Над землей царило предчувствие сумерек. Все покрывала благоговейная тишина.

Но главная прелесть виллы заключалась не в ее местоположении и не в этом ни с чем не сравнимым ощущением тишины и одиночества в двух шагах от Рима посреди убегавшей вдаль равнины. Не в очаровательной вилле эпохи либерти, заполненной предметами раскопок, чаще нелегальных и нигде не зарегистрированных. И не в старинном фиговом саду. Вилла славилась среди знатоков римской старины своими каменоломнями. Именно каменоломнями – не катакомбами. Там никого никогда не хоронили. Под участком на сотни метров в разные стороны расходились просторные подземные галереи. Они залегали не глубоко, но сохранились в идеальном состоянии. Когда-то, во времена Римской империи, здесь добывали известняк. Потом о каменоломнях забыли. И это спасло их. Сегодняшнее представление давали в одной из просторных штолен.

На кухне их встретил хозяин дома – князь Боргезе. Молодой человек лет тридцати пяти, то есть явно не студенческого возраста, но еще продолжавший чему-то учиться. Порочность и пресыщенность причудливым образом сочеталась в нем с воинствующим любопытством до жизни. Несмотря на горы потребленных наркотиков и реки выпитого вина, у него сохранилась прекрасная голова. Евгения не раз слышала, как ее отец сожалел: «Если бы князь, при всех своих пороках, посерьезнее занялся наукой, не важно какой, он бы достиг невероятных результатов. У него настоящий талант исследователя».

Евгения представила Гремина. Марианна и князь были знакомы. Евгения несколько опасалась, как эта тусовка воспримет нового гостя. Кроме князя на кухне пили вино и жарили вырезку его постоянная приятельница – высокая крупная девушка с роскошной копной каштановых волос, чувственными губами и огромными рубиновыми серьгами и двое особо приближенных друзей. По совместительству сценарист и режиссер-постановщик. Все пока без масок. Однако тревоги оказались напрасными. Евгения в очередной раз убедилась, как легко Гремин, при всей своей кажущейся застенчивости, завоевывал расположение самых разных людей.

Ему для этого не нужно было особенно стараться. Когда требовалось, Гремин мог быть классическим представителем французской золотой молодежи, выросшей между богемой и высшим светом. В другой ситуации представал интеллектуалом, способным часами анализировать Пруста. А при необходимости оказывался бывшим партизаном, которому смерть не однажды дышала в лицо. Без видимого усилия он мог предстать и коммунистом, и глубоко верующим прихожанином, и человеком белой эмиграции, и сыном своих родителей, тайных агентов Коминтерна. Во всех ипостасях Гремин чувствовал себя естественно. Наверное, потому, пыталась разгадать его Евгения, что он не насиловал себя. Он был самим собой. И белогвардейцем, и интеллектуалом, и партизаном, и православным, и коммунистом.

Вот и сейчас Евгения с удивлением обнаружила, что, выходя из машины, Гремин успел незаметно ослабить галстук, взъерошил волосы, принял должное выражение лица и предстал перед Боргезе почти своим. Более того, перед французским произношением гостя князь чуть стушевался. Выяснилось, что у них куча общих знакомых, что Гремин в Париже отсмотрел чуть ли не все экспериментальные постановки последних лет и бывал дома у Сартра.

Около полдевятого, когда они уже успели выпить по паре бокалов и слегка перекусить вырезкой, слуга доложил о первых гостях. Все переместились на веранду, надев маски, предусмотрительно заготовленные хозяином. Черные, бархатные, маски оставляли открытой нижнюю часть лица, рот не стесняли, но, как отметила Евгения, вглядываясь в лица своих приятелей, угадать, кто есть кто, было трудно.

Гости приезжали в масках, парами и поодиночке. Никто никого не приветствовал. Ограничивались кивками. Мужчины – пожатиями рук. Центром притяжения стал обильный стол в центре веранды. Добрую его половину занимали открытые бутылки вина. «Наверное, несколько дюжин», – прикинула Евгения. Белое, «Орвьето» и «Фраскати». На блюдах лежали куски крупно поломанного пармезана и тонко нарезанной ветчины. Гости, догадываясь, что других угощений не предвидится, без стеснения, со вкусом отдавали должное и тому и другому. На свежем воздухе, в едва наступивших сумерках, под легкую прохладу безыскусная закуска поедалась с неподдельным аппетитом. Особенно с вином. Пили все. И помногу.

В девять прозвонил колокол. Появились двое слуг с факелами, тоже в масках. Хозяин, единственный, кого можно было узнать по жестам гостеприимства, стал приглашать к выходу. Гости неохотно отрывались от стола, прихватывая бутылки вина. Одну бутылку прихватил Гремин. Евгения на всякий случай последовала его примеру.

Темнело. Звезды еще не проклюнулись. Гости медленно и бестолково двигались по дорожке. Постепенно прорисовались контуры странного сооружения – то ли конюшни, то ли развалин часовни. Тут стоял еще один слуга с факелом и раздавал желающим старые пледы. Открылась лестница, ведущая вниз. Узкая, спускаться приходилось по одному. Гремин было собрался пойти первым, но Евгения его остановила. Ее приятно кольнуло прикосновение к его руке.

– Я первая. Я здесь уже бывала. Смотрите под ноги!

Спустившись ступенек тридцать-сорок, они попали в темную и узкую штольню высотой метра два. Евгения прошептала:

– Здесь запасной ход. Основной открывался через карьер, но его завалили.

Над головой в десяти-пятнадцати сантиметрах нависал потолок. Идти снова пришлось по одному. Впереди метрах в двадцати к стене был прикреплен факел. Хотя, собственно, заблудиться было невозможно. Затем еще факел: штольня побежала вниз. Причем круто.

Гостей было человек тридцать, успела посчитать Евгения. В штольне образовалась легкая давка. Люди друг друга толкали, держались за стены. А потом впереди идущие словно куда-то растворялись. Евгения не успела занервничать. Неожиданный поворот штольни, и перед ними открылась просторная и светлая галерея с высокими сводами. Конечно, относительно. Высотой метра два – два с половиной. И шириной метра два с половиной – три. Вдоль стен, едва ли не впритык, были расставлены светильники. Известняк, в своем натуральном виде желтовато-серый, при свете свечей и факелов производил впечатление ослепительной белизны.

Галерея была не прямой, а слегка изогнутой. Она поворачивала направо. Выбравшись из темной штольни, все заметно оживились. То тут, то там завязывались разговоры. Шли медленно. Спешить, похоже, никому не хотелось. Подземное царство зачаровывало своей неожиданно светлой красотой. Евгения заметила, как Гремин глотнул вина прямо из горлышка, обнял Марианну, крепко прижал к себе, протянул ей бутылку. Евгении ничего не осталось, как тоже запить горечь вином.

Она на минуту задумалась, но ее вернул к жизни чей-то громкий возглас:

– Господи, до чего же красиво!

Евгения встряхнулась. Они находились в подземном зале овальной формы. Освещена была только та часть зала, где было сооружено подобие помоста или сцены. В пространстве перед сценой царил полумрак. Расставленные кое-где светильники лишь слегка рассеивали его. Угадывались плетеные диваны и кресла. Ближе к стенам зал окончательно погружался в темноту.

Евгения знала, что от зала отходили еще две или три штольни. Она предложила:

– Давайте сядем, пока есть места. Лучше в середине. Чтобы не у самой сцены. Тогда и уйти будет проще при желании.

Слова надолго повисли в воздухе. В зале была потрясающая акустика, малейший шорох, шепот, как резиновый мячик, отпрыгивал от стен и потом долго скакал, угасая.

Они устроились на плетеном диванчике. Его как раз хватало для троих. Евгения поспешила сесть в центре. Так она, по крайней мере, могла рассчитывать, что Гремин в любом случае окажется рядом с ней. В полутьме она ощутила злобный взгляд Марианны. Но Гремин со свойственной ему легкостью снял неловкость:

– Извини, Женя. Не возражаешь, я сяду в центре. У вас пледы, так и на меня что-нибудь останется.

Они поменялись местами. Тем временем устроились остальные гости. Евгения отметила, что при кажущейся неразберихе процедура была четко продумана. В зале не осталось ни одного свободного места. Зазвучала музыка. Евгения не сильно любила музыку. Но как ей показалось по размеренности и нежности, играли что-то из русских композиторов первой половины XIX века. Рояль, видимо, стоял в нише, за сценой. Она принялась разглядывать сцену, сколоченную из досок и возвышавшуюся сантиметров на тридцать. По периметру сцена была обставлена светильниками.

Внезапно прорезался мощный луч света, лунным пятном осветивший центральную часть сцены.

Музыка зазвучала громче, властно. Евгения захотела дать пояснения, но не успела.

На сцену друг за другом поднялись пятеро мужчин. Четверо примерно одного роста, высокие и хорошо сложенные. В черных бархатных масках. В коротких панталонах, стилизованных под XVIII век, и курточках. Пятый, заметно пониже, худощавый, одет был так же, только вместо бархатной на нем была венецианская маска, закрывавшая почти целиком лицо, с огромным птичьим клювом. «Гоголь», – догадалась Евгения. И услышала шепот Гремина:

– Почему так одеты?

– Первая сцена символизирует гимназические годы Гоголя. Поэтому все в коротких штанишках и курточках. Следующая – все будут в студенческих шинелях.

Раздался удар колокола. Началось первое действие. Зазвучал марш. Пятеро мужчин передвигались по сцене, словно на деревянных ногах. Они сближались, толкали друг друга, сгибались. В общем, делали какие-то бессмысленные движения. Хотя Евгении в общих чертах рассказали замысел постановки, она сперва не могла сообразить, что бы это все означало. Вскоре, однако, все стало понятно. Движения олицетворяли мальчишескую среду. Вот один сгибается, другой прыгает через него. Вот двое как будто подрались. Вот играют в салки. Вот переворачиваются через голову.

Во всех этих играх Гоголь не принимал никакого участия. Он подходил к играющим, в нерешительности останавливался, лихорадочно тер нос. Потом его ненароком толкали или опрокидывали. Он поднимался, склонив голову и согнувшись, снова брел в сторону.

Неожиданно музыка прекратилась. Прожектор погас. Без света прожектора по контрасту, несмотря на светильники по краям, сцена казалась погруженной в темноту. Слышались какие-то суматошные движения.

Зазвучала музыка вальса, и сцену снова захлестнул свет прожектора. На сцене находились две девушки и четверо мужчин, и вправду в шинелях. Девушки же в белых блузках и длинных темных юбках. Они танцевали вальс. Причем мужчины как бы передавали девушек друг другу. На сцену неловко забирается Гоголь. Он приближается к танцующим, но они его не видят. Не обращают на него внимания, даже когда задевают его. Гоголь шарахается, шатается, как пьяный, но танец продолжается без него.

Затем снова прекращается музыка. Снова гаснет свет. Снова наступает минута тишины. Когда прожектор включается, в пятне света на сцене двое. Мужчина и женщина. И в стороне, на самой кромке, Гоголь. Мужчина и женщина обнимают друг друга, целуются. Достаточно откровенно. В рот. Гоголь же стоит неподвижно. Потом начинает декламировать:

«Итак, ты все-таки любишь меня, добрый, бесценный друг. Ты оторвал часть времени, тебе драгоценного, чтобы порадовать того, который кипит неизъяснимою, жаркою к тебе привязанностью. Твое письмо блеснуло для меня звездою радости. Часто среди занятий мысленно перескакиваю в Петербург: сижу с тобою в комнате, брожу с тобою по бульварам, любуюсь Невою, морем. Короче, я делаюсь ты. Из всех друзей моих один ты не изменил мне, это меня утешает более всего, я теперь счастлив. Об одном только молю я бога, об одном думаю: чтобы скорее нам сблизиться. По крайней мере люби меня так, как я тебя. Этого для меня довольно!»

Откровенные, почти бесстыдные слова в высокопарном стиле, неуместные на фоне целующихся и ласкающихся мужчины и женщины, произвели на Евгению завораживающее впечатление. Наверное, сказалось ее нервное напряжение и выпитое вино. Она впервые за вечер забыла о Гремине. Утратила ощущение полуозноба, перемежавшегося с жаром и в оцепенении, вытянув шею, слушала текст.

Внезапно раздался звон битого стекла. Музыка прервалась. Гоголь замолчал. Мужчина и женщина освободили друг друга из объятий. Колдовство спало. Раздались звуки убегающих шагов… Гремина рядом не было. Евгения и Марианна были ошеломлены. В зале зашевелились. Повставали. В углу кто-то громко произнес: «Ну объясните же наконец, что случилось! Включите свет!» Напряжение нарастало.

ГЛАВА 8

На сцену забрался запыхавшийся хозяин.

– Успокойтесь, ради бога. Кто-то без билета хотел подслушать наш спектакль, но ему не удалось. Кто бы он ни был, агент полиции, – хозяин выдержал короткую паузу, – или друг одной из присутствующих здесь дам, его с нами уже нет. – И словно отвечая на повисший в воздухе вопрос, добавил: – Он, видимо, заранее спрятался, но на входе стоят мои люди, и нам опасаться нечего. Давайте выпьем и продолжим наш вечер, – князь Боргезе театрально поднял обе руки, словно приглашая поднять бокалы, и спустился со сцены.

Зрители с облегчением стали прикладываться к бутылкам. Евгения и Марианна успели передумать бог весть что, но Гремин появился так же незаметно. Евгения только открыла рот, как раздался тихий, жесткий шепот Марианны:

– Ты где был?

Так жены допрашивают мужей, мысленно прокомментировала Евгения. Уже без боли. Нейтрально.

– Извини, любимая, – именно «любимая», не «дорогая». – Нужно было самому посмотреть, что происходит.

Евгения заметила, что Гремин держит правую руку в кармане: что-то щупает там.

– Ну и?

– Не знаю, кто это был. Скорее всего, не полицейский. И не ревнивый муж.

Евгения заерзала.

– Так, может, нам пойти?

– Нет, наоборот. Сейчас у нас тем больше оснований остаться и досмотреть.

Гремин устроился между ними, взял бутылку, надолго приложился к ней, попробовал обнять Марианну. Но девушка сидела как окаменелая.

На сцене возобновилось действие. Снова целовались и обнимались мужчина и женщина. Гоголь продолжил декламацию своего текста. Но магия исчезла. Евгения чувствовала себя неуютно. Она ощущала свою ответственность за эту дикую обстановку, странных людей, за этот чудной спектакль. Наконец, за ту опасность, которой она, как выяснилось, подвергает своих друзей.

Гоголь завершил чтение. Евгения, желая сбить овладевшую ими скованность, затараторила:

– Он читал отрывки из писем молодого Гоголя, ему тогда было лет шестнадцать-семнадцать, своему бывшему однокласснику. Некоему Высоцкому.

Марианна спросила:

– А ты-то откуда знаешь?

– Я ж вам говорила. Мне показывали сценарий.

Тем временем мужчина и женщина на сцене продолжали целоваться. Гоголь робко приблизился к ним, постоял. Они его не замечали. Обошел их, делая какие-то жесты. Один раз. Второй. Все бесполезно. Попытался похлопать мужчину по плечу. Тот повел плечом, отмахиваясь. Тогда Гоголь схватил его за руку, потянул к себе. Мужчина не дался. Гоголь продолжал тянуть. Вдвоем с женщиной они его грубо оттолкнули. Гоголь, едва не упав, отвалился в сторону. Ушел быстрой походкой, мотая головой и грозя кулаком.

И опять замолкает музыка. Гаснет прожектор. Темнота. Тишина. Пауза. Следующая сцена. Те же мужчина и женщина, только мужчина уже без шинели. В белой рубашке. И женщина в той же блузе, но наполовину расстегнутой. И целуются они заметно смелее, раскачиваясь в такт медленной мелодии. Явно не середины XIX века. Гоголь, чей контур едва угадывается в полумраке на краю сцены, снова декламирует. Но уже не победоносно.

«Прощайте, мой бесценный Федор Петрович, брат по душе! Жму Вашу руку. Может быть, это пожатие дошло до Вас прежде моего письма. Верно

Вы чувствовали, что Ваша рука кем-то была стиснута, хотя во сне: это жал ее Ваш Гоголь».

«Я жажду только и дожидаюсь с нетерпением обнять Вас лично. Знаете ли, что мне представляется (я большой в этом случае фантазер): будто Вы вдруг неожиданно приезжаете ко мне в деревню. Я вас… и чем далее, тем невероятнее. Целую Вас 50 раз».

Евгения чувствует, что Гремин оборачивается к ней. Поясняет:

– А это из писем твоему знакомому Погодину от 1832 года.

Декламирование завершается. Последние слова Гоголь едва шепчет. Подходит к целующимся, старается их развести. От него отмахиваются. Он пробует силой разорвать их объятия. Его отталкивают. Он убегает.

Вместо ожидавшейся тишины раздается музыка. Джаз. Свет не гаснет. Антракт. Слуги приносят в ведрах и ставят на сцену бутылки с вином. В зале становится оживленнее. Кто встает, чтобы размяться, кто потягивается сидя. Гремин, хотя у них вино есть, берет еще бутылку. Отпивает сам, слегка качает головой. Протягивает Марианне, та пробует, они обмениваются взглядами. Передает бутылку Евгении. В вино что-то добавлено: то ли граппа, то ли наркотик. Она делает еще глоток. Наверное, все-таки граппа.

Никто не возвращается к инциденту. Словно повинуясь неписаному кодексу поведения. Ничего не было.

Евгения обратила внимание на изменившуюся обстановку в зале. От ощущения прохлады не осталось и следа. И лица людей изменились. Тут и там откровенно забалдевшие, блаженно улыбавшиеся физиономии. Одним вином такое не объяснишь. Даже с граппой. Она принюхалась. Попахивало чем-то ванильно-пряно-шоколадно-сладким. Евгения узнала аромат кокаина. Нюхали прямо в зале, пользуясь темнотой. А кто-то, может быть, и кололся…

Второе действие началось с двух ударов гонга. Евгения боялась повернуть голову, ожидая увидеть Гремина целующим Марианну. Когда все-таки оглянулась, у нее отлегло от сердца. Гремин обнимал Марианну, но и в полумраке было видно, что мысли его заняты совсем другим.

– Второе действие посвящено периоду творческого расцвета в жизни Гоголя. Весной 1839 года он несколько недель ухаживал за своим молодым другом Иосифом Виельгорским, который умирал на вилле княгини Волконской. Будут зачитывать отрывок из Гоголя…

На них зашипели. Евгения замолчала.

Грустная музыка постепенно становилась громче. Прожектор включили не сразу, медленно добавляя напряжение. Желтоватый свет расползался по сцене. Обозначились контуры простой кровати. Около нее стоят Гоголь и какой-то мужчина. Они крепко держатся за руки. Слегка раскачиваются. Потом один из них закашлялся. Это не

Гоголь. Мужчина держится за грудь. Кашлем его трясло все сильнее. Гоголь, не двигаясь с места, сжав руки замком, изображает то ли тревогу, то ли молитву. Мужчина в изнеможении сваливается на кровать. Гоголь бродит кругами. Заламывает руки.

Тем временем Виельгорский устраивается поудобнее, замирает. Ритм шагов Гоголя замедляется. Он успокаивается. И размеренно, вполголоса начинает читать. На сей раз именно читать. Или, делая вид, что читает. Потому что он достал из бокового кармана брюк листы бумаги. Он медленно ходит вокруг, изредка отрывая взгляд от бумаги и всматриваясь в лежащего.

Несмотря на то, что все уже подготовлены, текст раздражает:

«Они были сладки и томительны, эти бессонные ночи. Он сидел больной в креслах. Я при нем. Сон не смел касаться очей моих. Он безмолвно и невольно, казалось, уважал святыню ночного бдения. Мне было так сладко сидеть возле него, глядеть на него. Уже две ночи, как мы говорили друг другу: ты. Как ближе после этого он стал ко мне! Он сидел все тот же кроткий, тихий, покорный. Боже, с какой радостью, с каким бы весельем я принял бы на себя его болезнь, и если бы моя смерть могла возвратить его к здоровью, с какой готовностью я бы кинулся тогда к ней.

Я не был у него эту ночь. Я решился наконец заснуть ее у себя. О, как пошла, как подла была эта ночь вместе с моим презренным сном! Я дурно спал ее, несмотря на то, что всю неделю проводил ночи без сна. Меня терзали мысли о нем. Мне он представлялся молящий, упрекающий. Я видел его глазами души. Я поспешил на другой день поутру и шел к нему как преступник. Он увидел меня лежащий в постели. Он усмехнулся тем же смехом ангела, которым привык усмехаться. Он дал мне руку. Пожал ее любовно: «Изменник! – сказал он мне. – Ты изменил мне.» «Ангел мой! – сказал я ему. – Прости меня. Я страдал сам твоим страданием, я терзался эту ночь. Не спокойствие был мой отдых, прости меня!» Кроткий! Он пожал мою руку! Как я был полно вознагражден тогда за страдания, нанесенные мне моею глупо проведенною ночью. «Голова моя тяжела», – сказал он. Я стал его обмахивать веткою лавра. «Ах, как свежо и хорошо!» – говорил он. Его слова были тогда, что они были! Что бы я дал тогда, каких бы благ земных, презренных этих, подлых этих, гадких благ, нет! о них не стоит говорить. Ты, кому попадутся, если только попадутся, в руки эти нестройные, слабые строки, бледные выражения моих чувств, ты поймешь меня. Иначе они не попадутся тебе. Ты поймешь, как гадка вся груда сокровищей и почестей, эта звенящая приманка деревянных кукол, называемых людьми. О, как бы тогда весело, с какой бы злостью растоптал и подавил все, что сыплется от могущего скиптра полночного царя, если б только знал, что за это куплю усмешку, знаменующую тихое облегчение на лице его».

Евгения украдкой взглянула на своего соседа. Завороженный действием на сцене, заметно осунувшийся, Гремин с болезненным вниманием старался не пропустить ни единого слова. Словно выполнял деликатную и ответственную работу. Она поспешно отвела взгляд. Снова прислушалась.

«Что ты приготовил для меня такой дурной май!» – сказал он мне, проснувшись, сидя в креслах, услышав шумевший за стеклами окон ветер, срывавший благовония с цвевших диких жасминов и белых акаций и клубивший их вместе с листками роз.

В 10 часов я сошел к нему. Я его оставил за 3 часа до этого времени, чтобы отдохнуть немного и чтобы доставить какое-нибудь разнообразие, чтобы мой приход потом был ему приятнее. Я сошел к нему в 10 часов. Он уже более часу сидел один. Гости, бывшие у него, давно ушли. Он сидел один, томление скуки выражалось на лице его. Он меня увидел. Слегка махнул рукой. «Спаситель ты мой!» – сказал он мне. Они еще доныне раздаются в ушах моих, эти слова. «Ангел ты мой! ты скучал?» – «О, как скучал», – отвечал он мне. Я поцеловал его в плечо. Он мне подставил свою щеку. Мы поцеловались. Он все еще жал мою руку.

Он не любил и не ложился почти вовсе в постель. Он предпочитал свои кресла и то же свое сидячее положение. В ту ночь ему доктор велел отдохнуть. Он приподнялся неохотно и, опираясь на мое плечо, шел к своей постеле. Душенька мой! Его уставший взгляд, его теплый пестрый сюртук, медленное движение шагов его… Все это я вижу, все это передо мною. Он сказал мне на ухо, прислонившись к плечу и взглянувши на постель: «Теперь я пропавший человек». – «Мы всего только полчаса останемся в постеле, – сказал я ему. – Потом перейдем вновь в твои кресла».

Я глядел на тебя, мой милый, нежный цвет! Во все то время, как ты спал или только дремал на постеле и в креслах, я следил твои движения и твои мгновенья, прикованный непостижимою к тебе силою.

Боже! Зачем? Я глядел на тебя. Милый мой молодой цвет! Затем ли пахнуло на меня вдруг это свежее дуновение молодости, чтобы потом вдруг и разом я погрузился еще в большую мертвящую остылость чувств, чтобы я вдруг стал старее целыми десятками, чтобы отчаяннее и безнадежнее я увидел исчезающую мою жизнь. Так угаснувший огонь еще посылает на воздух последнее пламя, озарившее трепетно мрачные стены, чтобы потом скрыться навеки и…».

По ходу чтения и движения кругами Гоголь периодически останавливается. Подходит к больному. Наклоняется. Трогает его волосы, проводит рукой по лбу. Потом все смелее касается плечей, целует сначала в лоб, потом в висок, наконец в рот, в губы. Виельгорский сперва лежит неподвижно как мертвый, потом начинает реагировать, вздрагивать. Приподнимается на локтях. Когда наступает пора поцелуев, он отвечает. Видно, что обоим страшно неудобно, потому что одному приходится держаться на одном локте, второму – согнуться в три погибели.

Текст завершается. Гоголь застывает в неподвижности над кроватью больного. Потом ложится рядом. Больной несколько сдвигается. Они возобновляют поцелуи. Музыка незаметно переходит в похоронный марш. Но странно аранжированный. Плавный, что ли, мягкий.

Тем временем Гоголь уже устроился плашмя на больном, накрыв того своим телом. Пригвоздив к постели, по подобию распятия святого Андрея. Они застыли в бесконечно долгом, глубоком поцелуе.

Гремин заерзал. Евгения знала, что нормальные мужчины, – а подозревать Гремина в альтернативных влечениях у нее не было оснований, – обычно испытывают дискомфорт, наблюдая сцены гомосексуальной близости. Евгения попробовала слегка прижаться к Гремину. Тот тоже слегка, так же незаметно, отодвинулся. Евгения успела почувствовать его скованность, напряженность. Она оглянулась. В зале было темно, но угадывалось, что многие целуются. Причем не только мужчины с женщинами. Кто-то достаточно откровенно ласкал друг друга. Некоторые курили. Явно не сигареты. Евгения не разбиралась в наркотиках. Ей и пробовать-то их доводилось раза два в жизни. Ощущение сладкообразного, приторного тлена в воздухе усилилось.

Чуть прибавили света. На сцену снова вынесли ведра. Но Гремин не пошел за вином. Он только встал со своего места. То ли чтобы размяться, то ли повнимательнее оглядеть зал. Марианна сидела в уголке, погрузившись в себя. Зал раздробился на многочисленные группы: где-то из двух человек – мужчины и женщины, где-то, чаще, – из трех, а то и четырех. Все ждали возобновления спектакля.

– Что сейчас будет?

– Следующее действие построено вокруг переписки Гоголя и поэта Николая Языкова. Они дружили на протяжении длительного времени, несколько месяцев жили вместе в Риме. В квартире Гоголя.

Марианна спросила, чтобы не молчать:

– И что, они тоже были любовниками?

– Практически исключено. Языков был совершенно нормальный. Провел бурную молодость, оставил массу эротических стишков. Но он в это время тяжело болел и вскоре после возвращения в Россию умер. Будут читать его стихотворения…

Раздались три удара гонга. На сцене – мужчина и женщина. Он обнаженный по пояс. Она фактически в ночной сорочке, без юбки. Наверное, им холодно, хотя в зале по-настоящему жарко. Они целуются. Долго и более чем откровенно. Она – с запрокинутой головой, он – поедая ее, придерживая за плечи. Потом мужчина отстраняется и начинает читать стихи. Женщина же ласкает его по всему телу, с гимнастической гибкостью перетекая по нему, как ртуть:

Ах, как мила

Моя Лилета!

Она пришла,

Полуодета,

И начала

Ласкать поэта.

Ее очей

Огонь и живость,

Ее грудей

Полустыдливость,

И жар ланит,

И ножки малость, —

Все к ней манит

Амура шалость.

О бог любви!

Благослови

Ее желанья;

Всю ночь она,

Без упованья,

Грустит одна.

Надзор суровый

Ее мертвит,

И нездорово

Девица спит.

Амур! отраду

Ей дать спеши:

В ночной тиши

Ты затуши

Ее лампаду,

Окно открой,

И безопасно

Пусть молодой,

И сладострастный,

И телом твой

Войдет к прекрасной.

Пускай она,

Пылка, жадна,

Дрожит и бьется

На ложе сна,

И пусть проснется

Утомлена.

Они не заметили, как на сцену вскарабкался Гоголь. Вот он, согнувшись, крадется к любовникам. Не в силах идти, он ползет, мучительно корчится и с каждой откровенной строчкой стихотворения его судороги усиливаются: его трясет, как в припадке эпилепсии, но бесшумно. Так, извиваясь, Гоголь подбирается к мужчине и женщине и застывает у них под ногами. Начинает декламировать. Тихо, потом смелее, требовательнее:

«Посылается тебе с почтою из Дрездена куча поцелуев, а что в них, в сих поцелуях, заключено много всего – ты уже знаешь. Думалось много о чем, думалось о тебе, и все мысли о тебе были светлы. Несокрушимая уверенность насчет тебя засела в мою душу, и мне было слишком весело, ибо еще ни разу не обманывал меня голос, излетавший из души моей. Нет, тебе не должна теперь казаться страшна Москва своим шумом и надоедливостью; ты должен теперь помнить, что там жду тебя я и что ты едешь прямо домой, а не в гости. Тверд путь твой, и залогом слов сих недаром оставлен тебе посох. О, верь словам моим!.. Ничего не в силах я тебе более сказать, как только: верь словам моим. Я сам не смею не верить словам моим. Есть чудное и непостижимое… но рыдания и слезы глубоко взволнованной благородной души помешали бы мне вечно досказать… и онемели бы уста мои. Вот все. Отныне взор твой должен быть светло и бодро вознесен горе – до сего была наша встреча. И если при расставании нашем, при пожатии рук наших не отделилась от моей руки искра крепости душевной в душу тебе, то, значит, ты не любишь меня, и если мгновенный недуг отяжелит тебя и низу поклонится дух твой, то, значит, ты не любишь меня… но я молюсь, молюсь сильно в глубине души моей в сию самую минуту, да не случится с тобой сего, и да отлетит темное сомненье обо мне, и да будет чаще сколько можно на душе твоей такая же светлость, какою объят я весь в сию самую минуту».

Пауза, немного кривляний и снова:

«Обнимаю и целую тебя несколько раз. У меня на душе хорошо, светло. Дай бог, чтоб у тебя тоже было светло и хорошо во все время твоего ганавского затворничества, – я молюсь о том душевно и уверен твердо, что невидимая рука поддержит тебя здрава и здрава доставит тебя мне, и бог знает, может быть, достанется нам даже достигнуть рука об руку старости, все может сбыться. Прощай. Целую тебя и сердцем и душою и жду письма твоего».

Краем глаза Евгения замечает, что Гремин наклоняется и что-то шепчет на ухо Марианне. Причем профессионально замечает, что она заметила. И очень тихо, как бы извиняясь, объясняет ей: «Ведь это охренеть – что такое! Так любимой женщине пишут!» Евгения кивает. В зале стало еще жарче. Еще сильнее пахнет кокаином. Ей хочется пить. Она поднимает бутылку, из которой пил Гремин, но там ничего не осталось. Вторая тоже пустая. Задумывается. Сама чувствует свое торможение. Потом быстро глотает из той, с граппой. Уж очень хочется пить.

Евгения оглядывается. Целовались и ласкались уже все. Кто парами, кто группами. Тела переплелись, непросто было разобрать, где мужчина, где женщина – все слились: поцелуи в рот; руки, проникающие в самые нескромные места… Но маски оставались на лицах. Хотя многие девушки были с обнаженной грудью. Душно. В дальнем углу пара мужчин, судя по очертаниям, занимались любовью. Подруга хозяина – Евгения ее узнала по рубиновым серьгам – делала кому-то минет. В этой гулящей компании их троица определенно выделялась. Евгения решилась. Ведь, собственно, ради этого она и притащила их сюда. Она наклонилась набок и быстро зашептала, обращаясь к Марианне, но так, чтобы слышал и Гремин:

– Нам нужно тоже чего-то изобразить. На нас и так косятся. Иначе подумают, что мы пришли сюда шпионить.

Евгения перевела взгляд на Гремина.

– Поменяемся местами! – так она отплатила ему.

Он послушно повиновался. Оказавшись посередине, Евгения погладила Марианну по голове, почувствовала под рукой шелковистость ее шикарных волос. Потом положила руку на левую грудь Марианны. Поцеловала ее в краешек рта. В подбородок. Откинулась назад и свела вместе головы Гремина и Марианны. Хотя обоим было крайне неудобно, дополнительного приглашения им не потребовалось. Чтобы поцеловаться, они были вынуждены опереться об Евгению. Марианна – ей на плечо, Гремин слегка касался ее колена.

Евгения чувствовала невероятное возбуждение. Она была вся мокрая.

Наконец те прервали поцелуй, чтобы перевести дыхание. Евгения собрала волю и сказала Гремину:

– Эндрю, потерпи, – и поцеловала его в щеку, потом в губы.

Он так и не пустил ее язык внутрь. Лишь слегка приоткрыл губы. Тогда она расстегнула себе блузку – она была без бюстгальтера – и притянула его руку. Ее соски буквально вспрыгнули от соприкосновения с его пальцами. Его же рука сперва похолодела. По крайней мере, так ей показалось. Потом загорелась и так и замерла, абсолютно неподвижная, на ее груди. Марианна смотрела на все это широко открытыми глазами. Словно не верила. Евгения, не отпуская руку Гремина, свободной ладонью провела по лицу Марианны – по векам, по губам, потом опустила руку на руки Марианны, лежавшие у нее на коленях, накрыла их, крепко сдавила. Тихо сказала, то ли для себя, то ли им:

– Ну, вот так нормально. Так мы не выделяемся.

Раздался всплеск почти трагической музыки. Они дружно глянули на сцену, а рука Гремина так и осталась на груди Евгении. Невероятно счастливая, она комментирует как ни в чем не бывало:

– А это уже Языков болеет, и они живут вместе на Виа Феличе в Риме.

На сцене Языков сидит на стуле, у него на плечах плед. Женщина куда-то исчезла. Гоголь приближается. Он в шинели. Он пробует приласкать сидящего. Тот уклоняется всем телом. Отстраняет его. Тогда Гоголь ласкает воздух вокруг больного и агрессивно декламирует:

«Я еду к тебе с огромной свитой. Несу тебе и свежесть, и силу, и веселье, и кое-что под мышкой. Жди меня и не уезжай без меня никак. Клянусь, слетит с тебя последнее пасмурное облако, ибо я сильно, сильно хочу тебя видеть, как никогда доселе не алкал; а что сильно, то не может быть никогда вяло или скучно. Обнимаю тебя заочно, пока не обниму всего и крепко как следует лично. Прощай, до свиданья».

Языков страдает под словами Гоголя, как под ударами бича. Он пытается отодвинуться, сидя на стуле. Гоголь, перестав декламировать, явно готовится наброситься на него. Тут две девушки в распоротых ночных сорочках с виднеющимися сквозь прорези грудями поднимают и уводят Языкова под музыку Вагнера. Две валькирии. У края сцены Языков, чуть ли не безжизненно висевший между девушками, вдруг расправляет плечи, выпрямляется и, обернувшись к Гоголю, с вызовом бросает тому в лицо:

В достопамятные годы

Милой юности моей

Вы меня, певца свободы

И студентских кутежей,

Восхитительно ласкали —

И легко мечты мои

Разгорались и пылали

Вдохновением любви;

И легко и сладкогласно

Мой счастливый стих звучал,

Выговаривая ясно

Много, много вам похвал!

Поэтически живая

Отцвела весна моя,

И дана мне жизнь иная

И тяжелая – но я…

Тот же я: во мне сохранно

Уцелели той поры

Благодатной, бестуманной

Драгоценные дары:

Сердца чистая любовность

И во всякий день и час

Достохвальная готовность

Воспевать и славить вас…

Языков исчезает. Прожектор выключается. Когда глаза привыкают к темноте, видно, что на сцене остался один Гоголь. Он сбрасывает маску, его лица разобрать невозможно. Видно только, как он корчится и бьет поклоны, шумно ударяясь лбом о доски. Вкрадчивая музыка сменяется тихим, грустным маршем.

На сцену вступают четыре совершенно обнаженные женщины и четверо совершенно обнаженных мужчины. Они без масок, но их лица тоже не различимы. Хотя очертания хорошо сформированных, зрелых, мускулистых тел угадываются хорошо. Мужчины встают шеренгой, обнявшись за плечи. Начинают бесшумно маршировать на месте, высоко поднимая ноги. Глаза уже привыкли к полутьме. Видно все. Гоголь пытается ползти к ним. Но женщины останавливают его пинками. Они поднимают его за уши, ставят на четвереньки и стаскивают с него шинель. Под шинелью он голый. Женщина с внушительными грудями и задом садится на Гоголя верхом. Евгения, ощущая сладострастное жжение на груди под рукой Гремина, шепчет:

– Это отсылка к «Вию», ты, наверное, догадался.

Гремин кивает.

Гоголь и ведьма на нем верхом делают круг по сцене под дикие кривляния остальных девиц. Гоголь падает. Его пытаются поднять. Пинают, тянут за уши, за руки. Не получается. Тогда женщины ретируются. Марш становится громче и мужественнее. Жестче. Мужчины строем, по-прежнему обнявшись за плечи, громко топая, проходят по сцене, перешагивая через растерзанного Гоголя. Тот медленно уползает следом за ними. Музыка замирает. Наступает тишина.

– Сейчас начнется повальный блуд. Нам лучше потихоньку смыться, пока темно, – сказала Евгения.

Гремин убрал руку с ее груди.

– Пошли!

Евгения забыла, через какую штольню они вошли, и похолодела. Не то чтобы им что-то грозило, нет. Но ей не хотелось нарушать правила игры и спрашивать. Следовало исчезнуть молча, незаметно. Ей стало неловко перед Греминым.

Но Гремин и не рассчитывал на нее. Он уверенно повел Марианну и Евгению к выходу в темноте между горячими переплетенными телами. Когда они были в двух шагах от входа в галерею, снова зажегся прожектор. Они обернулись. На сцене, как в настоящем театре, стояли действующие лица – четверо молодых людей, четверо девушек и Гоголь. В масках. Абсолютно обнаженные. В зале повставали. Началось движение к сцене.

На выходе слуга вежливо поинтересовался, ничем не выдав удивления:

– Вы найдете дорогу?

– Да, конечно, – ответил Гремин.

Свежий воздух пьянил сильнее любого наркотика. Они молчали. Евгения вспомнила про свой вид. Поспешно застегнулась. Марианна поправляла волосы. У калитки при свете фонаря Гремин посмотрел на часы.

– Начало второго. В «Гранд отель» еще открыто. Поехали, выпьем по чашке кофе.

Возле машины Евгения протянула ему ключи:

– Садись ты за руль! – Она не смогла бы вести машину.

В баре «Гранд-отеля», кроме сильно пьяного американца, не было никого. Тот в состоянии отупения никакого внимания на них не обратил. Они сели в противоположном углу. Девушки напротив Гремина. Он заказал им по тизане, себе – кофе и двойной арманьяк. Никому не хотелось говорить. Евгения украдкой поглядывала на Гремина. Он казался подавленным, обращенным в себя. А ее бросало между ликованием и паникой. Может, он ее возненавидит? Кто знает? Соски продолжали пылать. Губы слегка распухли. Никто не спешил. Наконец Гремин, решившись, залпом допил свой арманьяк. Покачал головой с отвращением. Евгения сознавала, что ведет себя неприлично, но продолжала в упор разглядывать Гремина. Тот ничего не замечал. Зато Марианна замечала все. Евгения ощущала на себе ее колкие, жесткие взгляды. Словно в пустоту Гремин отстраненно проговорил, ни для кого, скорее для себя:

– Если это действительно цитаты, никаких сомнений нет: Гоголь был гомосексуалистом. А для меня это тупик.

Евгения снова ощутила жгучую ненависть, кипящую, которая переполняет, разбрызгивается пузырями. До нее только сейчас дошло, что отстраненное состояние Гремина не имело никакого отношения к их почти близости.

Гремин пялился в пустоту. Будто видел перед собой растерзанное тело Маркини. Марианна догадалась, быстро подошла к Гремину, прижала его голову к своей груди, поцеловала в затылок, обняла:

– Не надо, Андрюша! – Она его, кажется, никогда не называла на русский манер. – Не надо, прошу тебя.

Гремин встряхнул головой:

– Извини. Я пойду. Мне пора.

– Тебя отвезти? – спросила Евгения. Он даже не взглянул на нее.

– Не нужно. Спасибо. Я пешком. Мне нужно подышать. Здесь рядом.

И снова Марианне:

– Завтра я позвоню. Извини меня.

ГЛАВА 9

Едва Гремин увидел направлявшегося к его столику человека, он уже знал, что разговора не получится. Но это ощущение сменилось изумлением.

– Здравствуйте. Давно ждете? – обратился незнакомец по-русски. Гремин почему-то спросил:

– Будем говорить по-русски?

– А на каком языке разговаривать двум соотечественникам? Вы же ждали встречи с советским консулом?

– Ждал.

– Ну вот.

Нет, новый резидент отнюдь не был глуп, но это не снимало неприятного ощущения.

После той ночи на Аппия Антика Гремин погрузился в глубокую депрессию. Он физически чувствовал состояние тупика. В хранившейся в церкви библиотеке русской литературы он взял восьмитомное собрание сочинений Гоголя, перетащил к себе в каморку и там перечитал письма. Они содержали массу намеков, а то и откровенных указаний на гомосексуализм Гоголя. Но сцены с мертвецами, разбросанные по произведениям раннего Гоголя, никаких свидетельств некрофилии писателя не содержали.

К тому же Гремину никак не удавалось избавиться от Маркини. Он сознавал, что постоянное присутствие свежеосвежеванного трупа доведет его до нервного истощения. Маркини не только смотрел на него глазами едва ли не каждого второго пожилого мужчины. Гремину мерещился тяжелый запах застоявшейся крови. Он поймал себя на том, что медлит, заходя в плохо освещенное помещение. Он не обманывал себя. Он был единственным виновным в смерти Маркини и боялся неосторожным шагом спровоцировать очередное убийство.

Гремин продолжал свои исследования жизни и деяний Святого Кирилла. Регулярно посещал семинары в Григорианском университете, с подчеркнутым рвением исполнял обязанности регента церковного хора, усиленно репетировал. Часто молился. В часы бессонницы, чтобы не сойти с ума и хоть как-то отвлечься от Гоголя, читал Пруста. Иными словами, вел праведный образ жизни молодого православного ученого.

Он, правда, по-прежнему встречался с Марианной, и они занимались любовью, но с той памятной ночи стали относиться друг к другу по-другому. Аккуратнее, что ли. Закралась неуловимая искусственность. Они любили друг друга. Чувство Гремина к Марианне не слабело. А у нее появилась дистанцированность, недосказанность. Может быть, она не хотела дальнейшего развития их отношений? Гремин принял новые правила игры. И сознавая свою обреченность, не хотел втягивать в это дело Марианну.

Однажды, после особенно утомительной бессонной ночи, он задремал под утро. И в полузабытье на него ватными клочьями навалился тяжелый пугающий сон. С разорванными сценами – как в дурном калейдоскопе. Сильные мужские руки с засученными рукавами дорогой белой сорочки, мясницкий нож, мясницкий прилавок, сваленная в кучу женская одежда, видимо дорогая, женское тело, очень знакомое. Гремин проснулся, осознав, что это было тело Марианны. Его бил озноб. Глаза разъедал холодный пот. Не зная, что делать, Гремин, чтобы не ошибиться и не спровоцировать очередную смерть, не делал ничего.

Так минули две недели. Из состояния погруженности в собственное бессилие Гремина вывел отец Федор. Было воскресенье. Раннее июльское утро. Свежее, еще не пыльное, нежное солнце. В церкви было человек двадцать от силы. Все знакомые – в основном пожилые, небогатые, но прилично одетые, из тех, для кого воскресная служба составляла неотъемлемую часть жизненного ритуала и едва ли не главный выход в свет за всю неделю.

Гремин проспал часа три, а чувствовал себя непривычно свежим. Впервые ночь прошла без видений. На душе у него было спокойно и просторно.

Отец Федор умел служить по-разному. Иногда строго, по канону. Иногда по-простому, по-домашнему. В то воскресенье отец Федор выбрал неожиданную тональность. Она не столько читал проповедь, сколько вел разговор с прихожанами о жизни. Его слова не разрушали гармонию ясного утра, а, наоборот, помогали настроиться на светлый лад.

Гремин вглядывался в лица своих певчих. Их было пять человек. Неприкаянные, несчастные молодые люди. Четыре девушки и юноша с не сложившимися судьбами. От хорошей жизни в католическом Риме не поют в православном хоре. Но общее воодушевление распространилось и на них. Они пели по-особенному душевно.

Гремин не пытался выстраивать свои мысли. Какой-то выход должен быть. Обязательно.

После службы отец Федор предложил Гремину:

– Послушай, Андрей Николаевич! Знаю, ты, как всегда, занят, тебя где-то ждут, и все же давай пообедаем вместе! Ольга Васильевна приготовила обед. Стол накрыт. Давай не будем обижать ее.

Отец Федор часто приглашал Гремина отобедать либо отужинать. В последние недели Гремин под разными предлогами отказывался. На этот раз он с охотой согласился. Они поднялись.

Ольга Васильевна жила в соседнем подъезде, ее квартирка располагалась на том же этаже, что и квартира отца Федора и комнатка Гремина. Только, чтобы попасть к ней, нужно было подняться по другой лестнице. Это была высокая, еще не сильно старая женщина, наверное, лет шестидесяти пяти, чуть меньше, хотя она и казалась Гремину глубокой старухой. Ольга Васильевна вызывала уважение своим умением всегда, при любых перипетиях богатой склоками околоцерковной жизни сохранять спокойствие и вежливость. Всегда аккуратно одетая, строго причесанная, чем-то занятая. Гремин ничего не знал о ней, кроме того, что сразу после гражданской войны она осела в Риме, мыкалась гувернанткой по местным богатым семьям, преподавала французский и английский, а теперь жила на сбережения при церкви. Злые языки судачили, что у нее с отцом Федором был роман. И еще рассказывали: когда-то у нее на руках умер муж – офицер врангелевской армии, его можно было спасти, но не нашлось поблизости врача.

Зная его привычки, Ольга Васильевна купила настоящий французский багет. Гремин оценил ее предусмотрительность. Отец Федор тоже наверняка отметил, но промолчал.

За столом между Ольгой Васильевной и отцом Федором продолжился свой разговор о приходе, о новых людях, о кознях Ватикана, о ремонте здания. Пища была предельно простая: щи из квашеной капусты, котлеты, но все очень вкусное. В общую беседу Гремина никто не втягивал. Он оставался наедине со своими мыслями, а две рюмки ледяной водки окончательно помогли ему примириться с собой. У него тогда еще отложилось: «Все-таки отец Федор очень умный человек. Интересно будет его когда-нибудь пораспрашивать. Наверное, всякого повидал в жизни. Да все равно не расскажет!»

Когда расставались, уже в храме, отец Федор неожиданно взял Гремина под локоть и отвел подальше от алтаря, словно подчеркивая, что говорит больше как старший друг – не как священник.

– Андрей Николаевич, послушай меня. И не надо ничего отвечать. Просто выслушай. Я вижу, что у тебя какие-то проблемы, и я тебе не предлагаю исповедаться. Но у меня такое впечатление, что тебе нужно с кем-то посоветоваться. Может, выговориться. Не обязательно со мной – просто с соотечественником. Потому что со своей итальянкой ты обо всем не поговоришь!

Гремин вздрогнул. Он с колоссальным трудом поборол желание ответить на взгляд отца Федора. Тот продолжал:

– Подумай! Повторяю: я вовсе не собираюсь соваться не в свое дело, но ведь тебя сюда кто-то направлял. Тебе оставили какие-то адреса, телефоны…

Гремина тогда поразила не столько проницательность отца Федора, нет, его неприятно укололо другое – как он сам не догадался. Если ему в сложившейся ситуации кто и нужен, – это советский резидент. В тот же день он поместил в «Мессаджеро» согласованное объявление: «Коллекционер приобретет старинные книги по истории православной церкви. В хорошем состоянии. Писать по адресу…»

Резидент появился на третий вечер. Два первых Гремин прождал безрезультатно. Он уже не слишком надеялся на встречу, полагая, что его решили попросту сдать. Резидент оказался мужчиной лет пятидесяти. Лысый, с усиками. Производил смешанное впечатление. Не то чтобы советское – одет он был вполне прилично: серый костюм, явно не советского пошива, в меру модный темный галстук, строгая белая рубашка. И в то же время ошибиться и признать в нем итальянца или француза было бы невозможно. Пожалуй, заподозрить венгра или поляка. Но стоило тому сказать первую фразу по-русски, и все вставало на свои места…

По тому, как резидент устроился, как положил руки на стол, накрыв одну другой, как улыбнулся самому себе и сощурился, чувствовалось, что этот человек комфортно ощущает себя за письменным столом. И Гремин не позавидовал посетителям, кого тот вызывал на ковер, а тем более арестованным, которых приводили к нему на допрос. Вполне интеллигентное лицо. Разве что слегка помятое, нездоровое. Да, и серые бесцветные глаза. Не столько враждебные, сколько внимательные. Неприятные глаза.

Гремин ожидал, что резидент хотя бы поинтересуется, в чем срочность, почему он просил о встрече. Но резидент как ни в чем не бывало решил сперва заказать. Заказал. На вполне сносном итальянском языке, но подчеркнуто не скрывая свое российское происхождение. Салат из огурцов и помидоров и мясо. Особо поинтересовался, можно ли к мясу подать картошку. И бутылку граппы. Покончив с заказом, обратился к Гремину:

– Ну, так в чем дело? Рассказывайте.

Гремину уже расхотелось рассказывать, но пути назад не было.

– А может быть, мы после ужина погуляем?

Резидент на него посмотрел с плохо скрываемым раздражением.

– Кому мы нужны! Кто нас будет подслушивать! Говорите. У нас не так много времени, как вам кажется.

«При этом, – отфиксировал Гремин, – он ни разу не обратился ко мне по имени-отчеству. И не представился». Гремин матюгнулся про себя: «Боже, какой же я мудак… но это мои хозяева, и тут уж ничего не поделаешь. Не стоит ломаться».

– Простите, как мне к вам обращаться?

– Да никак! Если вам так будет удобней, проблем нет. Меня звать Сергей Иванович.

Превозмогая нежелание, Гремин начал рассказывать, постепенно втянулся, преодолел себя. Сергей Иванович не перебивал. Спокойно и сосредоточенно ел. Много пил. Гремин подвел черту:

– Сергей Иванович, я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Передо мной поставлено задание. И я его выполню, чего бы мне это ни стоило. Надеюсь, вы мне верите. Я не боюсь. Я взрослый человек. Во время войны я был в партизанах. Я не прошу о помощи, но мне нужен совет. Как быть дальше? За мной, очевидно, следят. У меня нет ни малейшей зацепки. Продолжать расспрашивать я тоже не могу. И не только потому, что я не хочу спровоцировать очередное убийство. Меня просто арестуют, и я не смогу выполнить задание. Я и так хожу под подозрением. Мне нужна какая-то дополнительная информация, какая-то наводка.

Резидент допил поллитровую бутылку граппы и заказал вторую. Он долго молчал. Гремину тоже не хотелось нарушать паузу. Наконец резидент приподнял веки и совершенно трезвым голосом произнес:

– Давай выпьем! Они выпили.

– А теперь послушай меня, – продолжил резидент, окончательно переходя на «ты». – Все, что ты рассказал, это ерунда, сказка…

Гремину очень захотелось перебить и сказать что-нибудь резкое, вроде: «Если бы вы увидели человека, с которым за сутки до того выпивали, на столе в морге, без кожи, вы бы не болтали про сказку!» Он жестко, с вызовом встретил взгляд резидента, но не перебил.

– Я тебе тоже расскажу сказку. Жило-было могучее государство. Оно неплохо развивалось, только правящий класс в нем разложился, и государство стало разваливаться. Выплеснулась копившаяся десятилетиями в народе злость, грянула революция. А революция – всегда кровавая баня. Это нормально. Установилась новая власть. Наверху оказалось всякое быдло – неудачники, самые настоящие отбросы общества. Кто при старой жизни был на самом дне – поднялись наверх. И это тоже нормально. После хороших чисток большинство перебили. Вообще-то нужно было перебить всех, чтобы провести стопроцентную замену, но не получилось. Началась война. Благодаря ей государство окрепло, превратилось в империю. В настоящую советскую империю. С коммунистической партией. Не хватало только одного. Надо было Сталину уйти. Или убрали бы его, инсценировали самоубийство. Чтобы произошла смена поколений в руководстве страны, пришли бы к власти новые люди – продукт самой этой власти. С государственным мышлением. Но Сталин не ушел и не назначил преемника. А у нас смена власти без официального престолонаследника – всегда смута, страшная встряска.

Резидент распылялся. У него налились кровью глаза. Побледнели костяшки пальцев.

– Проблем нет. Кровь, конечно, периодически пускать надо. Необходимо. Важно только пускать, как в больнице, а не как на бойне. Без переборов. В плановом порядке. А у нас тут эта катавасия! Мы же под угрозу ставим все, что завоевали на фронтах! Непутевая страна! Уже везде поподымали голову враги. Поляки, которые нас утробно ненавидят. Немцы в ГДР. Посмотри, что творится в западноевропейских компартиях! Посмотри на итальянцев, на Тольятти. Спит и видит, как бы договориться с американцами и заделаться социал-демократом. Ты только представь, сколько уйдет времени и сколько крови потребуется пролить, чтобы вновь восстановить нормальную, эффективную власть, как в годы войны. Ведь у нас не Запад. У нас власть через дворцовый переворот не меняется. У нас, как при опричнине, вырезают всех – родных, близких, друзей, знакомых, знакомых знакомых… – Он снова налил по большой рюмке граппы. – Ты думаешь, я за свою жизнь боюсь? Я себя никогда не считал человеком Берии. Но ведь сейчас вместе с Берией под расстрел и в лагеря пойдут не десятки, и даже не десятки тысяч – сотни тысяч!

Чем дольше Гремин слушал этот монолог, тем сильнее не по себе ему становилось. Он-то здесь при чем? Резидент замолчал, зло разглядывая рюмку, вертя ее между пальцами. Гремин попробовал вклиниться:

– Сергей Иванович, но мне-то что делать? Я потому и попросил о встрече. Я понимаю, что сейчас в Москве не до меня. Но меня сюда послали с заданием, и выполнение задания, очевидно, нужно нашей стране.

Резидент остановил на нем взгляд тяжелых, налившихся кровью глаз. И на какое-то мгновение Гремину показалось, что он увидел в глубине этих холодно-кровавых глаз и вышки, и колючую проволоку Соловецкого лагеря, и северное сияние, и вечную мерзлоту, и многое-многое другое страшное, что его ждало.

– Тебе что сказали? Что планируется канонизация Гоголя?

– Да.

– Не знаю. Была великая страна. Одновременно осуществлялись сотни и тысячи тайных операций по линии ГРУ, НКВД, Коминформбюро. Какие-то операции вел непосредственно ЦК. Зачастую соседние главки в НКВД не имели представления, чем занимались в другом крыле того же здания. Строились подземные города… Может, и канонизация. Я не слышал. А может, тебе дали отработать крошечный вспомогательный проект в рамках широкомасштабной операции, о которой докладывали лично Сталину, по использованию психиатрии в интересах психологической войны. Такая операция была одобрена ЦК и предусматривала помимо всего прочего изучение возможностей слова как носителя информации для оказания воздействия на человеческую психику. – Резидент рассуждал разумно и спокойно. – А может быть, вся эта затея с канонизацией всего лишь часть прикрытия для операции по устранению Тольятти. Кто знает…

Гремин вздрогнул. Он уже сообразил, что сегодня требования конспирации, которым его учили, почему-то не действуют.

– А что, была такая операция?

– Не была, а есть. Ее никто не отменял.

Гремин начал догадываться, что благополучно вечер не завершится. Он не сомневался, что резидент был прекрасно в курсе всего, что касалось его,

Гремина, и операции с Гоголем. Но непонятно, чего тот хотел.

Резидент между тем продолжал пить и, помолчав, вернулся к старой мысли:

– Возьми меня. Я стране посвятил всю свою жизнь. Государству, не коммунизму. Коммунизм как идеология несостоятелен. Да и социализм – неэффективная система. Фашизм эффективнее.

Гремин не верил своим ушам. Смерть Сталина сняла многие табу. Но не до такой же степени. Он ни разу в жизни не слышал, чтобы действующий коммунист, член партии, тем более офицер советской разведки говорил таким образом.

– Я официально отрекся от отца. И не потому, что он был дворянин, нет. По глупости после революции он вступил в партию эсеров, полагая, что вступает в партию власти. Я тридцать лет, до самой ее смерти, не встречался с матерью. Я бросил женщину, которую любил и которая имела от меня ребенка. Мне дали понять, что сотруднику органов лучше не иметь жены-еврейки. А мой ребенок умер от воспаления легких в ссылке, под Тайшетом, и его мать стала лагерной проституткой. Я делал все ради государства. Кто-то это делал ради партии, ради коммунизма, ради Сталина: я – ради государства. И таких, как я, было большинство. Мне приходилось во время войны расстреливать отступавших, пытать. Когда допрашивали пленных, я нюхал кокаин, чтобы не упасть от усталости. Помню, как мне впервые в жизни довелось пытать своего товарища. На него пало подозрение, что он пытался установить связь с белоэмигрантским подпольем. Я помню, какими глазами он смотрел на меня! А я, чтобы доказать самому себе, что я могу преодолеть себя, пытал его особенно жестоко. Я ему содрал кожу с правой руки. Потом, когда все прояснилось, мы его пытались спасти. Руку ампутировали, но он умер. От гангрены.

Гремин смотрел на резидента широко открытыми глазами, колоссальным усилием воли подавляя собственные мысли. Он себе налил рюмку граппы и медленными глотками выпил. Как воду. Не чувствуя крепости. Очнулся.

– И вот круг замкнулся. Я знал, что он замкнется. Я знаю, что завтра, самое позднее послезавтра придет телеграмма, которой меня вызовут в Москву для обсуждения оперативной обстановки. На следующий день после приезда меня пригласит кто-нибудь из руководства, может быть, сам Серов. Мне инкриминируют, что я что-нибудь завалил, например операцию по устранению Тольятти. Или еще что-нибудь. Объяснять, что я действовал строго в соответствии с указаниями Центра и что «добро» на ликвидацию так и не было получено – бесполезно. По выходе от Серова мне предложат сдать документы и арестуют. Тут же. В приемной. И вовсе не потому, что я человек Берии. Я никакой не человек Берии! Меня назначали его приказом – да. Но его приказом назначали десятки тысяч человек по всей стране. Такова логика. И это правильно. У нас сейчас происходит очередная маленькая революция, а революция – всегда кровавая баня! – Резидент процитировал самого себя и, сообразив, подмигнул Гремину. – Так что все это правильно.

Он протянул было руку к бутылке, но передумал. До сих пор он не курил, а тут достал из кармана пачку папирос. Было очевидно, что в тот день конспирация беспокоила его меньше всего. Он достал папироску и закурил. Пачка осталась на столе. Гремин взглянул на нее. «Казбек». В тот вечер на Аппия Антика он подобрал окурок. Тоже от папиросы «Казбек».

– Что смотришь? Знакомые папиросы? Давно не видел «Казбек»? Ты что, думаешь, я возражаю, что меня арестуют? Да нет. Все абсолютно правильно. Неудачно только, что я мимо масти попадаю. Меня не расстреляют. Я не тяну на расстрел. Какой-то генерал-майор. Но я и не доживу до реабилитации и до возможного повышения – у меня хватает врагов. Я ведь не жалел никого – ни себя, ни других.

Они оба непроизвольно уставились в одну точку. На огонек папиросы.

По мере того как резидент пил и говорил, он все больше становился внятным, вменяемым человеком.

– Тебе повезло, что ты не успел стать частью этой системы. Если ты не веришь в коммунизм – хотя, наверное, веришь: ты же во французской компартии состоял, но мой тебе совет: уходи. Уезжай куда-нибудь к ебене матери. В какую-нибудь

Латинскую Америку. Куда угодно. Сейчас еще не поздно. Прикинься кем-нибудь. Растворись. Иначе достанут. Не мы, так ЦРУ.

– А операция «Гоголь»? Бросить все как есть?

– Ну и херню спорол. А впрочем, поступай как разумеешь. Теперь тебе никто мешать не будет. Не хочешь последовать моему совету исчезнуть – не исчезай. Может, у тебя и получится найти эти хреновы документы. Они есть. А если уж совсем сильно повезет, то, может, тебя даже потом не уберут. Хотя вряд ли. Скорее все-таки уберут.

Гремин запутался, как вести себя. Перед ним сидел человек, убивший Маркини, и давал советы, как выпутаться из создавшегося положения. Сомневаться, что это убийца, не приходилось. Только свой резидент мог обезоружить опытного, вооруженного и владевшего искусством рукопашного боя агента. Тот его не подозревал.

К тому же резиденту было проще через свою агентуру отследить встречу Гремина с Маркини. Наконец, резидент прежде служил в военной контрразведке. Он сам только что в красках описывал, как ему доводилось пытать.

Резидент будто прочитал мысли Гремина. Усмехнулся. Грустно. Погасил едва тлевшую папиросу.

– Давай выпьем по последней! Гремин в оцепенении даже не ответил.

– Ну не хочешь – как хочешь. Дело хозяйское. А я выпью, – и выпил, со смаком.

– А хочешь, я тебе помогу уйти? Запросто. И никаких проблем. Ты же не мальчик. Чего тебя щадить?

Гремин толком не сообразил, что случилось затем. Он только почувствовал сильную, резкую боль во лбу. И что-то липкое. Потом раздались чьи-то взвизги. Шум заваливаемых стульев. Придя в себя, Гремин понял: резидент держит его под дулом пистолета. Он, по всей видимости, не рассчитал силу своего движения. Или, наоборот, рассчитал. И разбил Гремину голову. Кровь солоноватой струйкой успела добежать до рта. Гремин облизнулся. Его потянуло на тошноту. Вокруг них образовалась пустота и тишина. Резидент рассмеялся:

– Не пугайся!

Он несильно толкнул Гремина дулом. Тот зашатался на стуле и на какую-то секунду потерял резидента из виду. Когда восстановил равновесие, тот уже стоял, приставив пистолет к собственному виску. Видно, резидент ждал, что Гремин на него посмотрит.

– Делай, как знаешь. Я не переношу боль. А меня станут пытать. Свирепо. Как я пытал.

Раздался выстрел. Гремина забрызгало кровью.

Часа через полтора они сидели вдвоем в конторке директора ресторана все с тем же комиссаром криминальной полиции, который допрашивал Гремина после убийства Маркини. Обменялись взглядами. Молча. Оба прекрасно понимали друг друга.

– Вы опять ничего не скажете?

– Нет.

– Убийств больше не будет?

– Надеюсь, что нет.

– Так и запишем: самоубийство советского дипломата. Мотив: боязнь ареста. – Комиссар кивнул на лежавшую на столе заляпанную кровью газету «Правда», ее нашли во внутреннем кармане пиджака резидента. В правом нижнем углу было сообщение об очередных арестах в руководстве МГБ. – А дело Маркини подержим на полке еще с полгода, потом закроем. Тихо. Объясним начальству, что убийца, по имеющейся агентурной информации, скорее всего, погиб. Так?

Гремин кивнул. Комиссар протянул ему руку.

– Будьте осторожны. К вашей персоне сейчас интерес не только у ваших коллег. И у белоэмигрантского подполья, и у ИКП, и у американцев.

И уже в дверях, другим голосом. Прежним, стальным:

– Но имейте в виду, если вы не оставите ваше расследование, в следующий раз разговор будет иной.

ГЛАВА 10

Марианна чувствовала, что Гремин удручен. Они оказались в тупике. Все подводило к выводу, что Гоголь был заурядным тайным гомосексуалистом. И хотя Гремин держал удар, Марианна видела: вся эта катавасия угнетала его все сильнее. Правда, ситуация поменялась радикально. Раскрылась тайна убийств, убийца покончил с собой. И все же Гремин не преодолел шока. Он постоянно оглядывался, словно ожидал нового подвоха.

Все это не могло не сказаться на их отношениях. Да, Марианна любила Гремина. Но она была дочерью высокого сановника и принадлежала к узкому кругу, который составляла старая знать, прелаты, высшие чиновники, банкиры и промышленники из старых родов. Она особо не рекламировала свой роман, хотя и не скрывала его. Она отдавала себе отчет в том, что ее друзья, и особенно друзья ее родителей, относились к ее истории с явным неодобрением. Гремин был ярким мужчиной. Любая из ее подружек, не раздумывая, запрыгнула бы с ним в постель. Но серьезные отношения…

Тяжелее всего была неопределенность. Гремина в любой момент могли убить или вывезти в Россию и там отправить в лагеря. Марианна не понимала зависимости Гремина, гражданина Франции, от московских властей. Он ей явно чего-то недоговаривал.

Вероятно, и Гремин чувствовал двусмысленность их положения. Он себя предельно контролировал. Иногда казалось, что он хотел ей что-то рассказать, объяснить, но не мог. Они любили друг друга. По-настоящему. И боялись, что их любовь окажется сильнее их самих. Превратится во всепоглощающую страсть и их раздавит. И, словно по взаимной договоренности, они придерживали себя. Чтобы потом было не так больно при расставании, в чем они не сомневались. Свою любовь они стали воспринимать с легким юмором, как ветрянку в детстве, ею лучше спокойно, безропотно переболеть, чтобы потом не осталось шрамов.

Неудивительно, что при такой почти медицинской осторожности их роман деформировался, утратил изначальную свежесть и бесшабашность. Они стали меньше появляться на людях, им стало не о чем говорить, кроме как об их общем деле. Но их по-прежнему мощно влекло друг к другу.

Марианна знала в своей жизни не слишком много мужчин. Но она имела опыт. И понимала, что ей нравится в постели. Ей никогда ни с кем не было так хорошо. Ни у кого не получалось так ловко, естественно раскрывать ее, буквально выворачивать наизнанку, заставлять плакать и кричать от наслаждения. Они занимались любовью самозабвенно, часами. Чуть ли не каждый день. Пока Марианна так хотела Гремина, она не смогла бы его оставить. Уже ради одной этой безумной радости стоило принять унижение и боль их неестественного романа.

Но была еще одна причина, почему они оставались вместе и соглашались не думать о будущем. Их совместная операция. Марианна не созналась бы в том себе самой, но поиск доказательств некрофилии Гоголя неожиданно подчинил себе всю жизнь. Пульсирующий страх за жизнь любимого человека, до предела закрученные нервы, страшилки, подбрасываемые воображением. Марианна ни за что не отказалась бы от своей страшной и опасной игры. Исчезновение фигуры таинственного убийцы не ослабило ее интереса. Ведь самоубийство резидента ни на йоту не приближало их к разгадке.

В те недели они прочитали все про Гоголя, что имелось в римских библиотеках. Подняли архивные материалы. Затем расширили поиски на друзей и знакомых Гоголя, российское посольство в Риме, художников – стипендиатов Академии художеств, кружок Зинаиды Волконской, поляков-эмигрантов… Разыскали старые домовые книги по тем адресам, где когда-то квартировал Гоголь.

Более того, они пытались войти в его образ и часами бродили по римским маршрутам Гоголя – виа Сан Исидоро, виа Систина, пьяца Тритоне, виа Куатро Фонтане, кладбище Тестачо. Отобедали в любимом ресторане Гоголя – бывшем Ла Лепре, который в середине прошлого века славился тем, что в его меню значилось 72 вида супов и 543 блюда и закуски, не считая десертов. Съездили по следам Гоголя в Тиволи и разместились в той самой комнате, где когда-то останавливался писатель. Походили по тем же половицам, повсматривались в то же потускневшее зеркало, повалялись на кровати… В надежде – вдруг да обнаружится какая-нибудь зацепка, подсказка, что-нибудь… И самое забавное – их инсценировки и вправду наводили на размышления.

Особенно Марианну захватывало, как они изучали тексты Гоголя. Их семинары напоминали не университетские занятия, а увлекательное расследование. Причем атмосферу чудачества и ерничества приносила сама Марианна – серьезных Гремина и Евгению требовалось заводить. Совместное чтение каждой повести Гоголя превращалось в приключение, каждое описание покойника – в улику. Конечно, Марианна отдавала себе отчет, что они тянут за тоненькие нити от безысходности, но не успевала забавляться.

«Портрет» они проштудировали вдоль и поперек, сравнили построчно обе редакции, составили таблицу различий. Помнили последний наказ прибалта: «Смотрите портрет!» У Гоголя из рамы портрета под корявыми пальцами квартального вывалился сверток с червонцами. Решив не оставлять без проверки ни одной мало-мальски правдоподобной версии, они обходили музеи и картинные галереи в поисках портретов ростовщиков. Бог знает, как далеко завела бы их такая шизофрения, если бы им не пришлось удирать из Палаццо Барберини, где они попытались простучать массивную раму на подходящем портрете. Как они потом хохотали, устроившись в кафе де Парщ и запивая аппетитнейший миллефолье невинным просекко.

Марианна умела смеяться в самых безрадостных ситуациях. Пожалуй, сейчас она безропотно приняла бы любые издержки своего двусмысленного положения ради одного – азарта любить явно незаурядного человека и участвовать в увлекательной детективной истории. Если бы не Евгения.

Марианна помнила каждое слово их тогдашнего разговора за кофе в «Гранд отеле» в три ночи, после спектакля на Аппиевой дороге. Она задвинула пластинку с тем разговором в самый дальний угол своей памяти и старалась не дотрагиваться до нее даже ненароком. Но такие разговоры не забываются. То, что было решено, должно было состояться. В удобный момент. Подругу Марианна потеряла навсегда. Зато приобрела сообщницу.

Напряжение в их треугольнике нарастало. Марианна не знала, сколько еще она смогла бы выдержать. Ей все чаще приходила в голову шальная мысль – никому ничего не говоря, без объяснений, сесть на поезд и уехать. Куда-нибудь. Например, в Париж.

К счастью, в их расследовании забрезжил лучик надежды. Очень робкий и невнятный. Игра снова обретала смысл. Весьма буднично. Без стрельбы, без тайных встреч и закодированных сигналов.

Они обычно встречались втроем, раз в два или три дня, за ланчем в кафе «Тримани». В тот день, в пятницу, Гремин опоздал почти на час. На него это было не похоже, обычно он никогда не опаздывал.

– Что, уходил от погони? – подтрунила над ним Евгения.

– Нет, засиделся в библиотеке.

Марианна собиралась было обидеться. Гремин периодически укалывал ее, как ей казалось, сознательно. И она с каждым разом отвечала ему больнее. Но что-то подсказало ей, что сейчас обижаться не стоит.

– Обнаружил что-нибудь? – спросила она.

– Не знаю. Думаю, что да.

Гремин рассказал. В своих изысканиях он перебрался из Восточного института сначала в библиотеку Университета Ла Сапьенца, а потом по соседству – в Анжелику, считавшуюся лучшей гуманитарной библиотекой Рима. В старом читальном зале XVII века он и просиживал часами, и к нему там успели привыкнуть.

Вот и сегодня Гремин забрал отложенные для него книги и собирался устроиться за своим любимым столиком в углу и погрузиться в чтение очередной толстой монографии Оксфордского университета в надежде найти хотя бы упоминание о сексуальных предпочтениях Гоголя. Оказавшийся за стойкой директор читального зала, высокий, бородатый мужчина лет тридцати семи, слегка туберкулезного вида, обратился к нему: «Я смотрю, вы перебрали все, что у нас есть по Гоголю. А не взять ли вам биографию Гоголя Викентия Вересаева? Считается самой полной подборкой документов о жизни Гоголя. Вы же читаете по-русски».

Как сознался сам Гремин девушкам, первое, что ему пришло в голову в тот момент: «Наверное, педераст». И отвечал он раздраженно: «Это же советское издание. А я предпочитаю не тратить время на советскую пропаганду. Дореволюционные издания на русском из ваших фондов я переработал все». «Зря вы так, молодой человек, – при этом обращении директора Гремин окончательно утвердился в своем мнении: „Точно, педераст“. – Во-первых, Вересаев – крупный писатель, сложившийся еще до большевистской революции. А, во-вторых, он действительно собрал все, что можно было обнаружить по жизни Гоголя. Для любого серьезного исследователя – это обязательный источник». Гремин переборол раздражение: «Хорошо, возьму. Убедили».

Он, собственно, и опоздал, потому что три с лишним часа просидел над книгой Вересаева в тысячу страниц мелким шрифтом.

– И что? – в один голос спросили Марианна и Евгения.

– А вот.

Гремин вытащил из портфеля свою толстую французскую тетрадь в дерматиновом переплете. Стал читать. Чужим, искусственно нейтральным голосом, воспринятым от частого общения со священниками, каким он читал религиозные тексты.

«Отец Матфей, как духовный отец Гоголя, взявший на себя обязанность очистить совесть Гоголя и приготовить его к христианской непостыдной кончине, потребовал от Гоголя отречения от Пушкина. „Отрекись от Пушкина, – потребовал о. Матфей. – Он был грешник и язычник…“ Что заставило о. Матфея потребовать такого отречения? Он говорил, что „я считал необходимым это сделать“. Такое требование было на одном из последних свиданий между ними. Гоголю представлялось прошлое и страшило будущее. Только чистое сердце может зреть бога, потому должно быть устранено все, что заслоняло бога от неверующего сердца. „Но было и еще…“ – прибавил о. Матфей. Но что же еще? Это осталось тайной между духовным отцом и духовным сыном. „Врача не обвиняют, когда он по серьезности болезни прописывает больному сильные лекарства“. Такими словами закончил о. Матфей разговор о Гоголе».

Марианна была разочарована. Высоко подняла красивые брови.

– Ну и что отсюда следует?

– Как что? Мы узнаем, что в жизни Гоголя была какая-то страшная тайна, в которой он покаялся своему духовнику.

– Ничего подобного, Андрэ, – для римлянки называть возлюбленного по имени, а не «мое сокровище» или «моя любовь» – верный признак раздражения. – Из твоего отрывка вытекает лишь, что Гоголь рассказал на исповеди о чем-то своему духовнику, о чем тот не стал трепаться направо и налево. Не так?

– Да, любимая моя. С одной лишь оговоркой. То, в чем Гоголь сознался отцу Матфею, видимо, было достаточно серьезным, потому что отец Матфей в ответ наложил на Гоголя столь суровое покаяние, что оно было равносильно приговору к смерти. И они оба знали, что Гоголь не переживет такое наказание. Они простились. Наверное, монах-изувер отец Матфей направо и налево не приговаривал людей к смерти. В чем в чем, а в недостатке внутренней целостности его нельзя упрекнуть.

Марианна не раз замечала, что ее раздражение возбуждает Гремина. Так и сейчас. Тот замолк, любовно оглядывая свою подругу. Евгения позеленела. Черт с ней! Но Гремина надо вернуть на землю. И уже другим тоном, более ласковым:

– И этот самый отец Матвей…

– Да, он считал, что человек с таким грехом на совести, как у Гоголя, не мог жить. Не имел право. И – что еще важнее – Гоголь согласился с отцом Матфеем. Он добровольно, с какой-то внутренней радостью, пошел на казнь. Послушайте, я вам еще кое-какие пассажи зачитаю.

«С этих пор он бросил литературную работу и всякие другие занятия; стал есть весьма мало, хотя, по-видимому, не терял аппетита и жестоко страдал от лишения пищи, к которой привык и без которой всегда чувствовал себя дурно. Свое пощение он не ограничивал одною пищею, но и сон умерил до чрезмерности: после ночной продолжительной молитвы он рано вставал, шел к заутрене, тогда как до того времени не выходил со двора, не выспавшись достаточно и не напившись крепкого кофе.

По отъезде Матфея Александровича он стал подробнее изучать церковный устав и еще более говорить о смерти. По учреждениям церковным масленица составляет преддверие поста: уже начинает отчасти совершаться великопостная служба; употребление мясной пищи запрещено с самого ее начала; в продолжение же двух первых дней первой недели поста, по некоторым уставам, не дозволяется вовсе употреблять никакой пищи. Изучив подробнее устав, Гоголь начал его придерживаться и, по-видимому, старался сделать более, нежели предписано уставом. Масленицу он посвятил говению: ходил в церковь, молился весьма много и необыкновенно тепло, от пищи воздерживался до чрезмерности: за обедом употреблял только несколько ложек овсяного супа на воде или капустного рассола. Когда ему предлагали кушать что-нибудь другое, он отзывался болезнью, объясняя, что чувствует что-то в животе, что кишки у него переворачиваются, что это болезнь его отца, умершего в такие же лета, и притом оттого, что его лечили… Впрочем, в это время болезнь его выражалась только одною слабостью, и в ней не было заметно ничего важного: самая слабость, видимо, происходила от чрезмерного изнурения и мрачного настроения духа. Несмотря на это ослабление тела, Гоголь продолжал поститься и проводить ночи на молитве: ослабление возрастало со дня на день. Впрочем, он еще мог выезжать и ходить».

Это пишет личный врач Гоголя Тарасенков, наблюдавший его в последние дни жизни.

И наконец, некто Филиппов. Кто такой, пока не выяснил. Похоже, кто-то из священников.

«Имело ли последнее свидание Гоголя с о. Матфеем влияние на его предсмертное настроение, сказать наверное не могу: но считаю его весьма вероятным, сопоставляя роковой случай с другими ему подобными, в которых такого рода влияние о. Матфея не подлежит сомнению».

– Все, – улыбнулся Гремин. И неожиданно обратился к Евгении:

– Ты помнишь, когда мы перебирали возможных кандидаток на половую или хотя бы романтическую близость с Гоголем, возник эпизод с Анной Виельгорской, младшей из сестер Виельгорских?

Евгения перевела глаза с Гремина на Марианну и кивнула. Но рта не раскрыла.

– Так вот. Во всех биографиях рассказывается трогательная история. Как больной, стареющий Гоголь все больше сближался с младшей из сестер Виельгорских. Они регулярно переписывались, хотя Гоголь поддерживал переписку и с другими членами семейства Виельгорских, в частности со средней сестрой Софьей, женой довольно модного писателя того времени – графа Владимира Соллогуба. С Анной Гоголь обсуждал прочитанные книги, в свойственной ему морализующей манере пытался направлять ее воспитание и образование и привык считать себя ее близким другом. Скорее всего, молодая девушка тоже в чем-то попала под мрачное очарование личности Гоголя. Во всяком случае, какие-то надежды она ему, видимо, подавала. Так или иначе, весной 1850 года Гоголь то ли сделал ей официальное предложение, то ли прозондировал возможность такого предложения через мужа третьей, старшей сестры Аполлинарии – Алексея Веневитинова.

Последовал резкий отказ. Причем комментаторы непременно указывают, что старую княгиню Виельгорскую, мать княжон и покойного Иосифа, немку из старинного аристократического рода, возмутила дерзость Гоголя. Как нищий простолюдин, хотя и выдающийся писатель, посмел просить руки ее дочери? Да для него величайшая честь, что они почтили его своей дружбой!

Всякие контакты между Гоголем и Виельгорскими были прекращены. После такого удара Гоголь стал еще быстрее погружаться в трясину депрессии и религиозного мистицизма. Неудачное сватовство, нельзя исключать, могло приблизить его трагический конец.

– Зачем ты это все пересказываешь? – прервала Евгения. – Мы же подробно разбирали этот случай. Гоголь предпринял последнюю попытку наладить нормальную жизнь. Причем не принципиально – собирался ли он спать с Анной, обзаводиться детьми и тому подобное, или ему требовалось формальное прикрытие, чтобы защититься от сплетен и слухов, как в свое время Чайковскому, когда тот попробовал жениться. Попытка не удалась. Что тут можно добавить?

– Сейчас объясню, что, – с легкой улыбкой возразил Гремин. Марианна побаивалась его таким. – У меня с самого начала эта версия вызывала сильные сомнения. В свете действуют примерно те же правила, что и в дипломатии, то есть в первую очередь соблюдается видимость. Не бывает так, что люди, давно знающие и уважающие друг друга, связанные смертью близкого человека, вдруг перестают общаться из-за непринятого предложения. Напрочь. Словно бритвой отрезало. Ни открытки с Рождеством, ни привета. Ничего. Что-то не клеется. Тут должно быть что-то другое. Так вот. Прочитав у Вересаева страницы, посвященные роли отца Матфея в смерти Гоголя, я решил проверить весну 1850 года. А нет ли чего-нибудь по истории с Виельгорскими. И что же я нахожу? Послушайте.

Гремин перевернул страницу в своем кондуите.

«Мне казалось необходимым написать Вам хоть часть моей исповеди… Нужна ли Вам, точно, моя исповедь? Вы взглянете, может быть, холодно на то, что лежит у самого сердца моего. И тогда может все показаться в другом виде, и, что писано было затем, чтобы объяснить дело, может только потемнить его. Скажу Вам из этой исповеди одно только то, что я много выстрадался с тех пор, как расстался с Вами в Петербурге. Изныл всей душой. И состояние мое так было тяжело, так было тяжело, как я не умею Вам сказать. Оно было еще тяжелее от того, что мне некому было его объяснить, не у кого было испросить совета или участия. Ближайшему другу я не мог его поверить, потому что сюда замешались отношения к Вашему семейству; все же, что относится до Вашего дома – для меня святыня. Грех Вам, если Вы станете продолжать сердиться на меня за то, что я окружил Вас мутными облаками недоразумений. Тут было что-то чудное, и как оно случилось – я до сих пор не умею Вам объяснить. Думаю, что все случилось от того, что мы еще не довольно друг друга узнали и на многое очень важное взглянули легко, по крайней мере, гораздо легче, чем следовало. Вы бы все меня лучше узнали, если б случилось нам прожить подольше где-нибудь не праздно, но за делом… Тогда бы и мне, и Вам оказалось видно, чем я должен быть относительно Вас. Чем-нибудь да должен же я быть относительно Вас. Бог недаром сталкивает так чудно людей. Может быть, я должен быть не что другое в отношении Вас, как верный пес, обязанный беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего. Не сердитесь же. Все же отношения наши не таковы, чтобы глядеть на меня, как на чужого человека».

Гремин медленно остановился. Как по системе Станиславского. В такие минуты Марианна боготворила его. Хотя, впрочем, в тихой гениальности Гремина она не сомневалась. Евгения тоже внимала, затаив дыхание.

– Конечно, нам сейчас трудно реконструировать, что все-таки произошло. Мы не можем достоверно утверждать, просил ли Гоголь руки Анны или нет. Но одно несомненно. Гоголя тяготила какая-то тайна. Видимо, неприятная. Греховная. Постыдная. Которая ему мешала жить и которой он хотел поделиться с Анной, как с самым близким ему человеком. В расчете на ее понимание и прощение. Через два года он уже не надеялся на прощение, наученный горьким опытом. Похоже, тайна затрагивала его отношения с покойным Иосифом Виельгорским. Судя по всему, несмотря на колебания, Гоголь все-таки рассказал Анне о своей тайне. Иначе трудно объяснить дальнейшее… Ни прощения, ни понимания Гоголь не получил. Семья Виельгорских вычеркнула его из своей жизни. Из-за обиды, пусть кровной, такие люди, как Виельгорские, с их привычкой к условностям, никогда не решились бы на столь жестокий шаг… Так что в жизни Гоголя была какая-то страшная тайна. И, скорее всего, не тривиальный гомосексуализм. Евгения права – в те времена в петербургском высшем обществе смотрели на этот грех снисходительно. В своей тайне Гоголь сознался Анне Виельгорской и отцу Матфею. Анна исключила его из своей жизни.

Навсегда. Отец Матфей – приговорил к смертной казни. И привел приговор в исполнение.

Гремин перевел дух, обвел глазами девушек и в свойственной ему манере, резко меняя тему, озорно спросил:

– Что пьем? Неужели «Шардоннэ»? Вот оно, дурное влияние.

Тут же за столиком в «Тримани» они договорились о распределении ролей. Гремин должен был по мемуарам и по научной литературе постараться, насколько возможно, выяснить, что скрывалось за свидетельскими показаниями отца Матвея. Евгения взялась найти написанное о болезни Гоголя в медицинской литературе, а Марианне поручили проследить итальянские контакты Гоголя. В особенности надлежало исследовать, остались ли в Италии потомки тех людей, с которыми в бытность своих наездов в Италию общался Гоголь. На этом они расстались.

ГЛАВА 11

Первой добилась результата Евгения. Через несколько дней она позвонила Марианне и оживленно загалдела:

– Послушай, кажется есть след. Я познакомилась с одним человеком. Женщиной. Она врач. Последователь Фрейда и Фромма. И профессионально изучала психическое заболевание Гоголя. Мне кажется, если ее разговорить, она нам могла бы рассказать кое-что интересное. Ты сможешь сегодня организовать компактный ужин на четверых у себя?

Гремин пришел заранее. Евгения – вместе с гостьей, француженкой болгарского происхождения. Лет пятидесяти пяти. По имени Божана. Марианна сразу заметила, что, несмотря на чудовищную разницу в возрасте, они с Греминым с первых слов понравились друг другу.

Высокая, худая, нос с горбинкой, черная челка с легкой проседью, непрерывно курящая, порывистая Божана могла поразить мужское воображение.

– Похожа на Ахматову, – шепнул Гремин Марианне.

Марианна уже знала, кто такая Ахматова. Божана не услышала. Улыбнулась.

На аперитив устроились в библиотеке. В знак уважения к французскому гражданству Гремина и Божаны, Марианна подала настоящий киралиготе.

Божана приехала в Рим на два месяца для чтения курса лекций по истории психоанализа в Ла Сапьенца. Ее родители, богатые болгарские антиквары, полуармянских, полугреческих кровей, эмигрировали во Францию, опасаясь потрясений, еще в самом начале века. Она окончила медицинский факультет Сорбонны, потом продолжила медицинское образование в Вене. С молодости увлекалась психоанализом. Судя по ее элегантному намеку, была любовницей то ли Фрейда, то ли одного из его ближайших соратников. Пробовала практиковать, но осознав, что при ее непонятной национальности и безалаберном образе жизни из этого ничего путного не получится, Божана переключилась на околомедицинскую журналистику. Писала о половых извращениях разных исторических знаменитостей. В годы войны была корреспондентом американского «Медицинского журнала» при штабе Эйзенхауера.

Собственно, и с Евгенией она познакомилась благодаря своим американским завязкам. После Рима Божана собиралась отправиться в США по приглашению Принстонского университета. Ей вроде бы обещали грант на написание истории первых лет психоанализа. С визой что-то не ладилось. И тогда кто-то из коллег посоветовал ей обратиться к дочке профессора Капулетти, работавшей секретарем у американского посла. Виза была получена. И Божана, по-серьезному признательная, была готова расплатиться одним из двух доступных ей способов: поделившись информацией из неисчерпаемых резервов своих наблюдений. Ко второму, более простому, способу в последнее время Божана прибегала все реже.

Марианне Божана агрессивно не понравилась. Но Евгения опять, похоже, попала в точку. Болгарка, с ее прошлым и профессиональным амплуа, действительно могла знать что-то интересное. И мешать Гремину ее допрашивать Марианна не собиралась.

Покончив с аперитивом, они переместились в обеденный салон. Марианна не слишком любила присматривать за горничной и еще меньше – готовить, поэтому на вечер она выписала официанта из «Кампонески», наверное лучшего ресторана Рима, специализировавшегося на пьемонтской кухне. И блюда заказала там же. Так частенько поступал ее отец. Получилось просто, дорого и по-французски: улитки в «Шабли» и утиная грудка под апельсиновым соусом. Чтобы помочь преодолеть первые подступы к деликатной теме, заранее проинструктировала официанта обильно обносить вином. Перед очарованием бесподобного «Пуи фюме» устоять было нелегко. А под утку – «Кло де Вожо Гран Крю».

Евгения подала сигнал:

– Сознаюсь, едва мы с Божаной познакомились, я сразу подумала: нам надо обязательно встретиться вместе. Ведь мы все, не будучи русскими, так или иначе связаны с Россией и русской культурой. Даже Марианна, – взяла грех на душу Евгения, – изучала в Университете русскую литературу. Но у нас есть и общая страсть – любовь к Гоголю.

Божана чувствовала себя замечательно и частенько, скорее по привычке, бросала кокетливые взгляды на Гремина. Однако она четко помнила, зачем ее позвали и откликнулась сразу.

– О да, Гоголь – та еще штучка. Преинтереснейший тип. Знакома я с ним, правда, не была, но немножко занималась его судьбой. Давно, когда вас, девушки, еще не было на свете. Так что спрашивайте, не стесняйтесь.

Гремин тоже не заставил себя просить дважды. Над легендой он, так показалось Марианне, не слишком ломал голову.

– Спасибо, я вам расскажу в двух словах, в чем суть. История почти детективная. И даже фельетонная. В годы войны со мной в партизанском отряде воевал старый белый эмигрант. Из знати. К тому же гомосексуалист и монархист, не скрывавший ни своих сексуальных, ни политических предпочтений. Понятно, что основное население партизанского отряда – молодые и здоровые нормальные ребята – держали его за чужака, хотя по-своему уважали, потому что старик, – а ему тогда было хорошо за шестьдесят, – люто ненавидел немцев, именно немцев как таковых, отнюдь не только нацистов, и отлично, грамотно воевал. Ни на что не претендуя и ничего не ожидая. Бывшему царскому генералу, ему никому ничего не требовалось доказывать.

Гремин как-то упоминал историю про старого белогвардейца, но тогда Марианна не придала ей значения. Сейчас она прислушалась.

– А ко мне старик испытывал определенную симпатию. Все-таки я тоже русского происхождения. Единственный в отряде. К тому же интеллигент. И хотя, очевидно, не педераст, но бурно свое презрение к человеческим слабостям ближних не выражал. Короче, старика, обычно, замыкавшего цепочку, прикрывая отступление огнем, – он был классный стрелок, – накрыло миной. И оторвало обе ноги. Мы его вынесли. Наверное, его можно было спасти. Но он сам нас остановил, когда мы попытались перетянуть изуродованные культяпки: «Не надо. От потери крови самая легкая смерть. Дайте лучше папиросу и стакан коньяка». Я с ним просидел до конца. Он мне оставил свои личные вещи: часы, золотой портсигар, Евангелие на греческом XVIII века. Попросил после войны разыскать своего последнего любовника – молодого парнишку, аспиранта Сорбонны. Того отправили в Освенцим. И тогда же он мне рассказал, что в Италии остались сенсационные документы, раскрывающие загадку болезни и смерти Гоголя… Потом меня закрутила жизнь, и я не вспоминал о предсмертных словах старика. Но сейчас, будучи в Италии, было бы грешно не проверить информацию. Пока наши изыскания ни к чему не привели, нам нужна ваша помощь. Как вы считаете, кем Гоголь все-таки был – некрофилом или гомосексуалистом?

Гремин замолчал. Женщины внимали ему, как зачарованные. Марианна не верила своим ушам. Когда Гремин начинал свой рассказ, была абсолютно уверена, что он даст более-менее правдоподобную липу. А сейчас она не знала, что и думать.

Божана слушала предельно внимательно, что, впрочем, не мешало ей с нескрываемым удовольствием отдавать должное утиной грудке и вину. Почувствовав на себе взгляды трех друзей, включилась в беседу. Ее густой, низкий, прокуренный и невероятно сексуальный голос полился свободно и уверенно.

– Я не буду долго рассказывать о себе. Это никому не интересно. Я посвятила Гоголю около года своей жизни. Ему и Достоевскому напополам. Конечно, двое даже таких мужчин не могли заполнить всю мою жизнь целиком. – Она улыбнулась. – Но тем не менее целый год большую часть своего времени, энергии, страсти я отдавала именно им двоим.

Я хотела написать книгу. Сюжет ее мне подсказал Эрих Фромм. Когда-то мы с ним близко дружили, – Божана мечтательно замолкла, словно вспоминая. Потом улыбнулась. – Ну, ладно. Бог с ним. Я должна была с позиций психоанализа проанализировать, как комплексы этих двух великих людей отражались в их творчестве. С Достоевским было проще.

– Ну, это классический случай, – поддержала Евгения. – Карты.

«Вот у кого патология, у Евгении, – Марианна рассердилась. – Не может не выскакивать!»

Но Божана не обратила внимание, повинуясь своим мыслям.

– Да, с Гоголем сложнее, – она замолчала, словно вспоминая.

– А почему вы не дописали книгу? Не жаль было бросать? – спросила Марианна.

– Не поверите. По мере того как я погружалась в тему, мне становился слишком неприятен сам персонаж. В один прекрасный момент я не могла себя преодолеть. Стало противно. Знаете, это моя болезнь. Я не могу слишком долго находиться с мужчиной, если он мне не нравится. Так или иначе о личной жизни Гоголя мне кое что известно.

Она снова улыбнулась, не без самодовольства, и обратилась к Гремину, переходя на «ты»:

– Я попробую ответить на твой первый вопрос. Он не совсем удачно сформулирован. Скорее всего,

Гоголь был и некрофилом, и гомосексуалистом. Имел четко выраженные садистские пристрастия. Умненький Набоков в недавнем эссе о Гоголе, опубликованном на английском, приводит прелюбопытнейшие примеры. Так, сам Гоголь однажды сознался Пушкину, что самое забавное зрелище, какое ему пришлось когда-либо наблюдать, – как обезумевшая от боли кошка металась по раскаленной крыше горящего дома. Или другой сюжет. В Швейцарии великий русский писатель однажды несколько часов кряду занимался тем, что расплющивал тростью маленьких ящериц, выползавших погреться на солнышко. Подобных эпизодов немало. Я перелопатила массу документов, и у меня нет ни малейшего сомнения, что у Гоголя имелся целый клубок извращений. Но дело в другом. В загадке. Тут вы все трое абсолютно правы. Загадка Гоголя действительно есть.

По мере того как Божана говорила, чувствовалось, что тема зажигает ее. В полумраке фиолетовая губная помада, когда болгарка усмехалась, отливала иссиня-багровым. Она успела основательно выпить. Глаза заблестели. Щеки разрумянились. Голос приобрел театральный пафос. Сделав длинный глоток, Божана покачала головой:

– «Кло де Вожо» – наверное, лучшее вино в мире. Не стоило тратить столько денег.

– У меня еще есть неплохой «Сотерн», – похвасталась Марианна, ни на минуту не забывавшая, что ее задача хозяйки в том, чтобы постоянно подпаивать гостью. – Давайте переберемся в салотто. Там нам будет удобнее.

Божана полностью овладела обстановкой. Она не зря практиковала психоанализ.

Усевшись поудобнее в уютном кресле с бокалом холодного «Сотерна», она обвела взглядом своих собеседников. Те устроились напротив. Марианна и Гремин на диванчике. Евгения на массивном низком пуфе. С Цезарем на коленях.

– Давайте поиграем. Попробуем суммировать, что вызывает недоумение в жизни Гоголя. Что в ней было странного?

– В каком смысле? – спросила Марианна.

– В самом простом. Ну, вот вы – красивая молодая девушка. Что вам бросается в глаза в первую очередь? Наверное, что Гоголь не был женат. Избави бог, в этом ничего криминального нет. Но в общем-то и сейчас, и тогда это достаточно нехарактерный стиль поведения для мужчины, которому хорошо за тридцать. Согласитесь?

– Ну да, конечно.

– Что еще? Что вы находите странным? Божана пошарила глазами по столу.

– Лист бумаги найдется? Давайте попробуем положить на бумагу.

Марианна принесла блокнот и карандаш. Божана устроилась поудобнее, усевшись с ногами в кресле, при этом и бутылка «Сотерна» оставалась поблизости.

– Итак, первое, что мы записали: неженатый. Второе что?

– Ну, если продолжать эту линию, – предположила Евгения, – то отсутствие каких-либо романов с женщинами. Если не считать полуроман со Смирновой. В постели они наверняка не были.

– Записали: отсутствие романов с женщинами. Что дальше?

– Явно ненормальное отношение к некоторым своим приятелям, – подал голос Гремин. Марианна обратила внимание, что, задав направление, тот сознательно уходил в тень, стараясь не доминировать в разговоре. – А если уж называть вещи своими именами, то откровенное влечение к мужчинам, свидетельством чему, в частности, переписка Гоголя с Герасимом Высоцким, Данилевским, Погодиным и так далее.

– Правильно. Записали: влечение к мужчинам. Доказательство – переписка Гоголя. Что еще?

Снова встряла Евгения со своими манерами студентки-отличницы и американо-еврейским акцентом:

– На мой взгляд, стоит отдельно упомянуть эпизод с Виельгорским. – Евгения бросила выразительный взгляд на Марианну.

Та сообразила. Ей все-таки надлежало поддерживать версию о своей специализации по русской литературе.

– Тогда следует упомянуть и эпизод с поэтом Языковым. Как-никак они вместе жили на вия Феличе больше полугода.

Божана великодушно согласилась.

– Можно записать, хотя этот эпизод сам по себе ничего не доказывает. Из соображений экономии многие русские, да и не только русские, путешественники по Европе в те времена вместе снимали квартиры. А что касается Виельгорского – это особая статья. Тут целый клубок доказательств. И тот знаменитый текст Гоголя, который исследователи десятилетиями дружно пытались представить как отрывок из несуществующего романтического произведения… «Ночи на вилле». – Марианна была вынуждена признать: «Старая кокотка, пожалуй, разбирается в Гоголе. Не то что Евгения». – И разрыв Гоголя с Волконской, а с влиятельными покровителями и особенно покровительницами Гоголь старался не порывать… Ведь, если честно, версия про двух ксендзов, попытавшихся на смертном одре обратить Виельгорского в католичество, откровенно слабовата.

Евгения пожелала уточнить.

– Извини, для ясности. – Она тоже перешла на «ты». – На твой взгляд, у Гоголя с Языковым скорее всего, ничего не было, а с Виельгорским было?

– Да. Пожалуй, так. Хотя как понимать: было не было. Если ты имеешь в виду гомосексуальные связи, – Евгения кивнула, наверняка уже сожалея, что забралась так глубоко, – тогда да. Хотя стопроцентно я не убеждена, что Гоголь и Виельгорский были близки. Весьма вероятно, но не убеждена. Однако я не исключаю, что Гоголь успел попользоваться юным Виельгорским после того, как тот помер. Но опять-таки, с точки зрения психологического портрета Гоголя это не имеет никакого значения. Абсолютно никакого. Принципиально важно другое. Что Гоголь на протяжении нескольких месяцев дожидается смерти Виельгорского. Поджидает ее, подкарауливает. Иначе как объяснить бесконечные дневные и ночные бдения у постели умирающего?

От слов Божаны всем стало не по себе. Казалось, скоро в воздухе запахнет серой и из-за тяжелых портьер выберется знакомая тень с длинным носом и окровавленными губами.

Божана между тем как ни в чем не бывало плела свое кружево.

– Но и это не самое показательное. Если в случае с Виельгорским Гоголь только ждал смерти друга, то Языкова он в прямом смысле этих слов готовил себе на стол. Как откармливают поросенка, чтобы зарезать по весне. Гоголь всеми мыслимыми и немыслимыми обещаниями соблазняет Языкова. Обещаниями комфорта, дружбы, компании, выздоровления. Только чтобы уломать того поселиться вместе в одной квартирке в Риме. Допускаю, что Гоголь надеялся на половую близость с умиравшим Языковым. Что тот, будучи тяжелобольным, несмотря на свою всем известную гетеросексуальность, не станет противиться… А может быть, Гоголь преследовал совсем другую цель. Он сознательно заманивал тяжелобольного к себе домой, чтобы терпеливо дождаться его смерти и заполучить в полное свое распоряжение его тело. Не какой-нибудь там трупик из морга, а тело близкого, родного человека, поэта и великого бабника. А Гоголь ох как любил приобщиться к знатным, богатым, известным и удачливым! Не спорю, сцена, безусловно, дикая, но вполне соответствующая образу Гоголя и стилю его поведения… И, кстати, его творчеству. Подобную сцену без какого бы то ни было насилия над здравым смыслом можно представить в канве повествования ну хотя бы «Страшной мести». Естественно, будь тогда цензура помягче… Избави боже, я не утверждаю, что именно так и было. Я этого не знаю. Но исключать нельзя ничего.

Воцарилось неловкое молчание. И Гремин, и Марианна, и Евгения дружно потупили взгляды. Марианна на правах хозяйки посчитала нужным чуть слышно произнести: «Какой-то монстр получается!»

Божана сделала вид, что не услышала, но сообразила, что увлеклась, переборщила. И быстро вернула разговор в прежнее русло.

– Так или иначе записали и Языкова. Что дальше?

Друзья переглянулись.

– Давайте прикинем, что еще было странного, подозрительного, таинственного в жизни Гоголя. Если проследить рисунок его жизни в 1830-е и в начале 1840-х годов. Что обращает на себя внимание?

Гремин покрутил бокал.

– Наверное, неожиданные отъезды Гоголя. Когда он без объяснения причин, без подготовки, никого не предупреждая, вдруг менял все свои планы, срывался с места и куда-нибудь уезжал.

– Абсолютно правильно. В жизни Гоголя присутствовали две страннейшие особенности: его неожиданные отъезды и необъяснимые кризисы его болезни. Вроде бы без каких бы то ни было заметных причин.

– Точно, – встрепенулась Евгения, – я помню, непонятные приступы болезни и меня удивляли. А кстати, чем он все-таки болел, Божана?

– А с ним, строго говоря, ничего не было.

– Как так?

– Да вот так. Во времена Гоголя его болезнь называли нервным расстройством. Потом, спустя несколько десятилетий, известный российский психиатр, если мне не изменяет память, Бажанов, Баженов, на основании свидетельств очевидцев поставил диагноз периодического психоза. По существу же ничегошеньки серьезного у Гоголя не было. Да, он страдал от расстройства кишечника, от геморроя, от запоров. Даже в предсмертные дни его донимали именно запоры. Однако это не те болезни, которые тебя подводят на край жизни и смерти. А Гоголь со своими кризисами и вправду несколько раз бывал на грани дать дуба… Еще интересней посмотреть, как накладываются друг на друга эти два рисунка – неожиданные отъезды Гоголя и обострения душевной болезни.

Божана попросила еще лист бумаги.

– Итак, на одном листе бумаги мы с вами перечислили особенности Гоголя, свидетельствующие о его ненормальной сексуальной ориентации. Сейчас на другом я помечу основные этапы в его перемещениях и основные приступы его заболевания. Буду восстанавливать по памяти, поэтому не обессудьте, если где ошибусь… Итак, перемещения. С осени 1837 года, года смерти Пушкина, по лето 1838 года – Гоголь в Риме. Затем он находится в Риме с осени 1838 года по лето 1839 года. Кстати, это была обычная практика, люди старались уезжать из Рима на месяцы перед августовской жарой. Причем уезжает Гоголь из Рима опять-таки неожиданно, через несколько дней после смерти Виельгорского. Затем более чем годичный перерыв в приездах Гоголя в Рим. И именно в это время, осенью 1840 года, с Гоголем приключается тяжелейший меланхолический приступ. Наверное, самый тяжелый на его многострадальном веку. Гоголь оказывается при смерти, а после перенесенного приступа отправляется в Рим. С осени 1840 года по лето 1841 года он опять в Риме. Затем годичный перерыв. Когда в начале 1842 года с ним случается повторение тяжелейшего приступа. С осени 1842 года по лето 1843 года Гоголь в Риме. На этот раз вместе с умирающим Языковым. Потом перерыв в несколько лет. И в приступах, и в приездах в Рим. С осени 1845 года по лето 1846 года Гоголь последний раз проводит несколько месяцев в Риме. С тех пор, вплоть до предсмертных недель, кризисы больше не повторяются. Фактически с редкими просветлениями Гоголь все время в состоянии глубочайшей депрессии. С осени 1846 года по лето 1847 года он в Неаполе. Однако эксперимент не срабатывает. Неаполь в отличие от Рима не выводит Гоголя из депрессии. Весной 1848 года Гоголь предпринимает последнюю попытку справиться с депрессией – едет в Палестину, Святую землю. Но и это не помогает. Он возвращается в Россию, где и остается вплоть до самой смерти.

Божана замолкла. Марианна с трудом освободилась от завороженного транса. Гремин и Евгения, похоже, испытали что-то сходное. Было что-то бесовское в том, как это женщина, не первой молодости, не особенно красивая, на глазах ткала материю загадки Гоголя.

– Нарисованная схемка нам с вами пригодится. Ну а теперь давайте вернемся к началу нашего разговора. В чем же все-таки главная тайна Гоголя? Самая главная, самая непостижимая?

Божана обвела глазами присутствующих. Марианна сосредоточилась, напряглась, – но напрасно. Да она и не особенно на себя рассчитывала. Евгения, понятное дело, попробовала:

– Изменение отношения к Риму? Ведь Гоголь начинал с откровенного преклонения перед Римом, писал, что без Рима он не в силах дышать. А через несколько лет восторженное восхищение сменяется охлаждением и раздражением.

– Хорошо. И что же?

Приободренная Евгения распушила перья:

– Значит, с Гоголем что-то случилось в Риме, что заставило его переменить отношение к городу.

«Ну вот», – скривилась Марианна. Американка ничтоже сумняшеся позаимствовала аргумент у Гремина. Умная Божана вида не подала, хотя от нее, скорее всего, не ускользнула перемена в выражении лица хозяйки.

– Очень правильно. Давайте возьмем на заметку. Загадка здесь, безусловно, есть, но это скорее последствие. А тебе ничего не приходит на ум? – обратилась она к Гремину.

– Вообще-то, строго говоря, самая большая загадка в жизни Гоголя: почему он перестал писать? Вроде бы в самом рассвете творческих сил, на волне успеха – и вдруг, бац, потерять талант и перестать писать! Таких случаев навскидку я не припомню. Чуть ли не физическая неспособность писать.

– Умница! Дай я тебя поцелую!

Божана потянулась с явным намерением поцеловать Гремина в губы, но, поскольку в одной руке она держала сигарету, а в другой бокал, балансировать ей было нелегко. И Марианна не без удовольствия отметила, как ловко Гремин уклонился от поцелуя в губы, чмокнув Божану в щеку. Потом, чтобы закрепить шутливо-почтительный тон, приложился к ее руке. Той, что поближе. С бокалом.

– Тут и вправду самая главная загадка Гоголя. Над ней мучились его друзья, современники, историки литературы. Объяснений множество. Но кроме банальных рассуждений по поводу глубокого душевного кризиса Гоголя, его неспособности создать положительного героя, нарисовать положительный образ российской действительности – кроме этого, мы не имеем, по сути, ничего.

Божана вынула из элегантного серебряного портсигара новую сигарету. Гремин галантно поднес спичку. В крошечном пламени цвет губ приобрел совсем багровый оттенок.

– Давайте теперь разложим по времени. Когда Гоголь перестал писать или, точнее, когда обнаружил свою неспособность писать?

– С 1842 года, после публикации первого тома «Мертвых душ». Во всяком случае, так принято считать, – откликнулась Евгения.

– В принципе правильно. Хотя тогда Гоголь еще был полон творческих планов. Он осознал свою неспособность писать примерно тогда же, когда прекратились приступы его непонятной болезни. То есть где-то с 1845 года. Причем, ты совершенно права, – великодушно ввернула Божана, – осознание своей творческой импотенции совпадает с переменой отношения Гоголя к Риму. Тогда как прежде, как правило, после душевного кризиса наступал творческий подъем. Во время пребывания Гоголя в Италии… Итак, вопрос: что из всего перечисленного следует?

Божана обвела присутствующих взглядом. Никто не проронил ни слова. Когда работает маэстро, публика безмолвствует. А Божана была воистину блистательна.

Поняв, что отвечать на поставленный вопрос придется ей самой, она театрально вздохнула:

– С точки зрения логики, здравого смысла, все в совокупности может означать только одно: в жизни Гоголя в первой половине 1840-х годов, скорее всего, между 1842 и 1845 годами, случилось какое-то драматическое событие, которое оказало на него сильнейшее впечатление, надломило всю его жизнь. Произошла кардинальная переоценка политических взглядов Гоголя. Он обратился к Богу. И утратил способность писать. Вообще. Напрочь.

Марианна пригляделась к Гремину. Тот слушал Божану внимательно, сосредоточенно. Не поднимая глаз от бокала, тихим голосом, как бы беспристрастно, спросил:

– И что же это за событие?

– Ну кто же тебе скажет? Я с Гоголем, не спорю, близко знакома, но не до такой степени. Наверняка это событие связано с нарушениями половой жизни. Я абсолютно убеждена. И произошло это событие в Италии…

Словно размышляя вслух, Гремин заговорил:

– Я с тобой согласен. Может быть, мы никогда не узнаем, что надломило жизнь Гоголя, но преждевременная смерть его связана с этим надломом.

– Вполне возможно, дорогой мой.

– Но я о другом хочу сказать. В эти же годы, как ты только что подчеркнула, нарастает болезненная религиозность Гоголя.

– Да, это общеизвестный факт, – попробовала вклиниться Евгения.

Ни Гремин, ни Божана не обратили на нее внимания.

– Мне кажется, он своей смертью искупал грех. Смерть Гоголя походит на самоубийство. На добровольно принятое наказание. Ты ведь наверняка читала приводимые Вересаевым воспоминания о последних днях Гоголя? В том числе о встрече с отцом Матфеем?

– Книгу Вересаева я читала, дорогуша. Твоя версия подтверждает наше центральное доказательство. Но отсутствует слишком много соединительных звеньев. Поэтому пока препротивнейшую смерть Гоголя лучше оставить в покое.

Гремин не настаивал.

– Согласен. Но если в жизни Гоголя в начале 1940-х годов случилось что-то страшное, должен остаться какой-то след, документ.

В наступившей тишине Марианна спросила:

– А почему ты думаешь, что документы остались?

Божана снисходительно улыбнулась:

– Документы обычно остаются всегда. В той или иной форме, в том или ином виде, так или иначе. Хотя бы что-то. Клочок, намек, след. Трудно уничтожить все. И тем более заново реконструировать историю. Хотя для чистоты системы доказательств я готова допустить: документов могло и не быть. И все-таки предположим, что они есть. Если они остались, они находятся в Италии.

– Почему? – воскликнула Евгения, ей не сиделось. – Может быть, и в России. В России за годы советской власти серьезные исследования Гоголя прекратились. А может быть, и в Соединенных Штатах. Вы не представляете, сколько архивных материалов по российской истории оказались в 1920-е годы в Америке. Невероятное количество.

– Не исключаю, что-то могло остаться и в России, – не спорила Божана. – Но больше шансов в Италии. Повторюсь почему: потому что российские источники, при всех оговорках, все-таки проработаны значительно лучше. Этого нельзя не признать, – она вопросительно взглянула на Гремина.

Гремин молча кивнул головой.

– Далее. Почти наверняка драма произошла в Италии. Простите, – Божана ернически перешла на «вы», как бы обращаясь к Марианне, – при всем моем уважении к Италии, историография здесь поставлена отвратительно. У вас могут запросто затеряться не только неизвестные документы о Гоголе, но и неизвестные свидетельские показания об убийстве Цезаря.

Они начинали ходить по второму кругу, когда Гремин постарался подвести черту. Все тем же тихим, нейтральным голосом обращаясь к Божане:

– Нам-то что предпринять в этой ситуации? Что посоветуешь?

Божана выдерживала паузу.

– Надо составить перечень всех итальянских контактов Гоголя. Сузить перечень, наверное, не получится. Искать здесь разрывы бесполезно. Как бывало с российскими знакомыми Гоголя. С той же Зинаидой Волконской, с Погодиными… Или – самый известный эпизод – с семьей Виельгорских. Это были не столь глубокие, не столь близкие отношения. А кроме того, разрыв с ними состоялся сам собой, естественным путем. Причем разом со всем римским кругом общения Гоголя, когда он перестал приезжать в Рим… Здесь какая-то подсказка возможна, если мы направим наши поиски на людей более или менее сексуально активного возраста. И на людей, ведших богемный образ жизни, – на знать, на художников… Да, конечно, в тихом омуте черти водятся. Но вряд ли сообщники в сексуальных приключениях Гоголя обнаружатся в кругу добропорядочных мещан, с их толстыми итальянскими матронами и макаронами.

Нет, Божану в Италии раздражало определенно все. Но здесь уже ничего не попишешь!

– У нас Марианна провела предварительную работу, – произнес Гремин, освободившись от своего полутранса. – Кое-какая информация у нас есть.

Марианна в частных архивах собирала по крупицам что осталось.

– Да, у нас есть список основных римских контактов Гоголя. – Марианна грациозно перегнулась, чтобы дотянуться до записной книжки. Платье туго обтянуло упругую грудь. Гремин, наверное, заметил. Все-таки она на тридцать лет младше болгарки. – Вот. Нашла.

Божана взяла третий лист бумаги.

– Ну что же. Запишем.

Список получился короткий. Фамилии встали в таком порядке: архитектор Мадзальтини, адвокат Аннони, князь Массимо, пожилая графиня Синагра, маркиз Альбернони, нотариус Феррари.

Божана покусала карандаш.

– Ладно. Теперь надо посмотреть, кто из них был ближе к Гоголю и вращался в художественных и артистических кругах. Остались ли потомки? Самый реальный шанс найти что-либо – в семьях. Семейные предания в Италии чтут. Вполне вероятно, что в семейном архиве в каком-нибудь старинном провинциальном городке мог затеряться документ, особенно если на русском. По-моему, это реальная дорога.

Божана спустила ноги на пол. Потянулась. Под блузкой обозначились контуры не маленьких, хотя очевидно не очень свежих грудей.

– Время – за полночь, выкурю сигарету, последний «Сотерн» и пойду. Все-таки нужно поспать.

А вам – удачи в ваших поисках. Не воспринимайте все слишком серьезно. Гоголь хорошую шутку любил. Особенно по молодости. А потребуется помощь – я всегда в вашем распоряжении.

Божана томно провела взглядом по лицу Гремина.

В этот момент что-то ласковое прикоснулось к ноге Марианны, чуть пониже голени, сзади. С полупьяну ей почудилось – неужели Гремин? Но это был всего лишь Цезарь. Весь разговор он никому не мешал, приходил, уходил, забирался на колени к гостям. А сейчас решил вмешаться достаточно бесцеремонно, как хозяин. Требовательно замяукал. Дескать, пора спать.

Проницательная Божана, обнаружив кота, рассмеялась. Стала собираться. Положила в ридикюль портсигар, спички.

Но Гремин, по всей видимости, еще не все для себе прояснил.

– Божана, извини. А последний вопрос можно?

– Тебе можно все…

Божана уже не стеснялась. Гремин не стал принимать вызов.

– Скажи, почему ты все-таки оставила книжку? Ведь ты же почти разгадала загадку. Тебе оставался один шаг, чтобы выяснить, почему он перестал писать.

Божана рассмеялась. Но как-то искусственно. Надломленно.

– Правду сказать или соврать?

– Правду.

– Мне приснился сон…

– Сон?

– Сон. Самый настоящий кошмар. Очень убедительный. Знаешь, XIX век, римский карнавал и на карнавале я. Причем чувствую себя совершенно естественно. Красиво одета, в толпе, веселюсь вместе со всеми. И вдруг со мной начинает происходить что-то странное: толпа идет вперед, а я, вместо того, чтобы идти вместе с толпой, остаюсь на месте, будто меня держат. Я лихорадочно соображаю, и до меня доходит, что меня и вправду кто-то держит за плечи. Я хочу повернуть голову, чтобы увидеть, кто это, а он словно читает мои мысли и шепчет мне: «Не поворачивайся, послушай лучше! Если не оставишь своего Гоголя, то умрешь», – и хохочет. Громко и долго. И под его хохот я просыпаюсь. В ледяном поту.

Божана широко и грустно улыбнулась. Она всех расцеловала. И распрощалась…

С уходом Божаны Евгения засуетилась, что было на нее не похоже. Обычно она не страдала от избытка скромности и такта. И прекрасно владела собой.

– Наша гостья чего-то под занавес скисла, – отыгралась Марианна.

– Не скисла, а скорее схулиганила, – механически поправил Гремин.

Он снова погружался в прострацию. Евгения не обращала внимание, но Марианна хорошо сознавала состояние своего друга.

– Баста, не будем завершать на мрачной ноте! – наигранно бодро предложила она. – Давайте, что ли, еще выпьем под занавес!

«Сотерн» уже кончился. Французских вин тоже не оказалось. Горничная и официант давно ушли. Марианна притащила бутылку «Пассито ди Пантеллерия». Сама открыла. Разлила по свежим бокалам, спросила у Гремина:

– Что с тобой? Ты бледен.

– Извини, какая-то ерунда. Мне кажется, что я совсем как Божана. Еще шаг, и я пойму, почему Гоголь перестал писать. – Гремин запнулся. – Но у меня не получается этот шаг. Протягиваю руку и ничего не чувствую. Пустота.

Он выпил вина. Евгения и Марианна переглянулись. Марианна прочитала в глазах бывшей подруги вопрос. Цепко оглядела ее всю, с головы до пят. Высокая, хотя и не как Божана, скорее худенькая. Прямые темно-каштановые волосы зачесаны назад. Высокий лоб, еврейский нос с горбинкой, слегка вспученные глаза, крупный рот, но не уродливый, губы чувственные. Скромная грудь под блузкой (она всегда так одевается, под мужчину – в темную юбку и пиджак в тонкую полоску и белую блузку с дамским галстуком). Узкие кисти, длинные пальцы, стриженые ногти. Ноги – и не длинные, и не короткие. Довольно стройные, но слишком тонкие, без приятной полноты. Серые чулки. Темные туфли на низком каблучке.

Что еще? Да ничего. Наплевать. В таких не влюбляются. Марианна тихо, еле слышно процедила: «Делай как знаешь…» Ей очень хотелось плакать. Она понимала, что сейчас произойдет. Но не была в силах что-либо изменить. И вовсе не из-за каких-то обязательств. Евгения была ей никем. Но Марианна не могла себе позволить полюбить Гремина еще сильнее. Не могла.

Евгения подсела к Гремину, поцеловала его. Нескладно – не без удовольствия отметила Марианна. Вообще-то Евгения умела целоваться. По-современному, по-американски. Гремин, пребывая в полузабытье, ответил. Потом очнулся. Глаза обрели осмысленность. Уставился на Евгению. Тут же выпрямился, отстранил ее. Бокал опрокинулся, и вино разлилось. В полумраке темная клякса, расползавшаяся по мраморной черной глади стола, казалась зловещей. Как кровь, мелькнуло в голове Марианны.

Гремин ошеломленно уставился на Марианну. Та улыбнулась в ответ. Ей очень хотелось улыбнуться саркастически, но улыбка сложилась плоской, натужной. Марианна очень устала и перенервничала. Больше всего на свете в ту минуту ей хотелось Гремина.

Евгения снова подсела к нему. Марианна – с другой стороны. Они принялись ласкать его. Гремин с ошалелым видом сидел неподвижно. Не отвечая, но и не сопротивляясь. Потом усилием воли он бережно отстранил их. И тяжело встал.

– Ну ладно. Хорошего помаленьку. Я пойду.

– Останься, прошу тебя, – умоляюще попросила Евгения.

А Марианной овладела злость.

– Ты никуда не пойдешь!

– Мне пора, поздно, – уже мягче добавил Гремин. – Завтра созвонимся, дорогая.

Он попробовал направиться к двери. Кот поднял свои огромные желтые глазищи на хозяйку, вопрошая: «Ну и что? Отпустишь его?»

Марианна хотела задержать Гремина и не рассчитала движения: тот шагнул вперед, она рванула назад, послышался треск разрываемой материи. Рукав тонкой французской сорочки поддался сразу. Марианна медленно сползала вниз, процарапывая своими кошачьими полированными ногтями предплечье Гремина. На нежном батисте расплылось пятно крови, быстро набухая.

Гремин повернулся. Собираясь твердо, раз и навсегда оторвать ее от себя. Марианне стало страшно. За себя. Она должна победить в этой схватке. И тогда она спокойно сказала то, о чем совершенно забыла:

– Ты никуда не уйдешь. Ты мне обещал тогда в Ареццо. Ты мне дал слово, что ты примешь любые правила, любые условия, которые я тебе предложу.

Сегодня я тебе предлагаю эти условия, и ты их примешь. Я тебя люблю. И буду любить всегда…

Гремин как-то весь поник. Четыре женские руки стягивали с него рубашку, капала кровь. Черный кот, не любивший и ревновавший Гремина, как и прочих мужчин, навещавших хозяйку, кажется торжествовал непонятную победу. В комнате было жарко и душно. Открыть окно в голову никому не пришло.

Хотя если бы Марианна распахнула окно, как она частенько делала летними вечерами, чтобы насладиться видом на площадь перед синагогой, она наверняка заметила бы высокую фигуру в черном, стоявшую с краю, на карнизе. Несмотря на четвертый этаж и кромешную тьму, незнакомец чувствовал себя на карнизе вполне удобно. Скорее всего, он давно расположился на своем месте и имел возможность наблюдать не только предыдущую сцену, но и весь предшествующий разговор.

ГЛАВА 12

Клэр Люс, жене Генри Люса и с марта 1953 года – послу Соединенных Штатов Америки в Итальянской республике, не нравилось здание американского посольства на виа Венето. Если бы она умела ненавидеть, она бы возненавидела это здание. Но она не привыкла ненавидеть. Это ей не требовалось. Уже многие годы она обладала такой властью, что малейшей ее неприязни бывало достаточно, чтобы все устраивалось так, как ей хотелось. Знаменитая писательница, влиятельнейшая журналистка, член палаты представителей конгресса США, жена, подруга и соратница владельца газетной империи «Тайм Инк» – она привыкла жить и поступать по-своему.

А в данном случае она ничего не могла поделать и раздражалась. Она большую часть времени старалась проводить на вилле Таверна – в официальной резиденции американского посла в Риме. Принимала там посетителей, проводила мероприятия, читала и подписывала документы. Но все равно дворец Маргерита на виа Венето оставался посольством США, и случались обстоятельства, когда нужно было туда отправляться.

Огромное, лишенное какого-либо изящества здание, покрашенное в серовато-розовый цвет… Сюда переселилась вдовствующая королева Маргерита после убийства своего мужа короля Умберто, застреленного в 1900 году анархистом итало-американского происхождения из Нью Джерси. Дворец, сперва предоставленный в распоряжение американского командования, где и разместилось посольство США, находился в одном из самых живых и колоритных римских кварталов – районе виа Венето, эпицентре знаменитой dolce vita. Но каким-то странным образом ухитрялся полностью изолировать себя от окружающей беззаботной атмосферы.

Мрачный, неухоженный, явно нуждающийся в ремонте, с длиннющими серыми коридорами, мелкими скрипящими застекленными дверями. Сотрудников было много, если учесть и представительство по осуществлению плана Маршалла, и миссию по репарациям, и офис атташе по сельскому хозяйству. Второй этаж был целиком отведен под защищенные помещения. Правое крыло – под военный атташат и вообще под нужды военных, левое крыло – ЦРУ.

Дворец, производивший неприятное впечатление, мало чем отличался от зданий с государственными офисами в центре Вашингтона и, кстати, совсем не походил на другие римские дворцы, которые, при их обшарпанности, оставались жизнерадостными. Но Клэр Люс не любила палаццо Маргерита не только по причине его уродства. Каждое ее посещение посольства означало, что она покидала привычный пьедестал, на котором общалась с Эйнауди и Де Гаспери, иногда снисходила до высшей итальянской знати, двух-трех важных кардиналов, и вынуждена была спускаться на грешную землю, где ее поджидала черновая повседневная работа.

На сей раз она толком не поняла, чего от нее хотели. Ее присутствие запросил руководитель местного отделения ЦРУ для обсуждения, как он выразился, «некоторых вопросов, связанных с итогами парламентских выборов». Что за «некоторые итоги»? Де Гаспери ее заверил, что никакого компромисса с коммунистами ни на национальном, ни на местном уровне не будет. Что еще требуется? Телеграмму президенту она подписала. Какие еще вопросы?

Она специально оделась в светлый, легкого кофейного цвета элегантный костюм. Шляпка с широкими полями, длинные перчатки. Чтобы подчеркнуть, что не собирается надолго задерживаться в посольстве, у нее мероприятие. Хотя фактически вплоть до вечера у нее в календаре не значилось ничего.

Шеф ЦРУ встретил ее около входа. Его, пожалуй, она все-таки ненавидела. Да! Тут уж ничего не поделать. Типичный выходец со Среднего Запада. Отец – лавочник. Говорят, чуть ли не мясник. Вдобавок польского происхождения. Одна фамилия чего стоит! Ковальски! Невысокий, примерно ее роста, толстый, даже не столько толстый, сколько неухоженный, обрюзгший, с переваливающимся через ремень пивным животом. С крупной, кругловатой головой. Не лысый. Но уж лучше бы был лысым, чем со своей военной причесочкой. Под бобрик – так, что ли, ее называют. Мясистый нос, вечно красный, маленькие свиные глазки, да еще голубые. И руки, ручищи, с мелкими рыже-серыми тараканьими волосиками. Она испытывала физическую брезгливость в присутствии этого человека. А он еще настаивал на том, чтобы пожать ей руку. Гадость!

Лучше бы он знал свое место. Место советника посольства. Да, он представитель ЦРУ. Очень хорошо. Но есть посол – представитель президента Соединенных Штатов Америки. Следовательно, высшее должностное лицо США на территории Италии. Этот же постоянно подчеркивал свою автономию. Да, разумеется, он признает авторитет посла, но тем не менее указания получает напрямую из Вашингтона. Ей не хотелось тратить время на мелкие склоки с такими людишками. Не ее уровень. А в Вашингтоне нужно будет переговорить с президентом.

Едва Клэр Люс успела так подумать, ее передернуло. Черт возьми, она и Генри положили столько сил и денег ради возвращения республиканцев к власти – и что в итоге? Конечно, Эйзенхауэр человек достойный, победитель в войне. И за него голосуют люди. Только он не свой. Нельзя было проверить, как он голосовал в последние двадцать лет за тот или иной законопроект в конгрессе. Нельзя было сослаться на общих знакомых по привычным вашингтонским салонам. Он был какой-то непредсказуемый, что ли. Бог его знает, как он себя поведет, чего от него ожидать.

Представитель ЦРУ с внешними признаками почтения, которые, видимо, давались ему нелегко, проводил ее на второй этаж в защищенную зону ЦРУ. Клэр Люс довелось бывать там только однажды, на первой неделе, когда ей показывали служебные помещения. Все как в остальном здании плюс – полное отсутствие намека на дневной свет и перегородки с морскими пехотинцами через каждые двадцать метров. А так – особой разницы нет.

Они прошли добрую половину периметра и оказались около глухой бронированной двери. Как в банке Чейз-Манхеттен, в подвале, в хранилище ценностей, – Клэр Люс нравились аналогии. Дальше они очутились в тамбуре – длиной метра три и шириной метра два. Около конторки стоял человек в штатском, но вооруженный. Человек козырнул:

– Майор Бигз, госпожа посол!

Здесь ее по-настоящему взбесило. Выяснилось, что ей надлежало оставить свою сумочку и переобуться. Ей выдали одноразовые тапки. Как в гостиницах, только попроще. Грязно-серого цвета. Это уж слишком. Перебор. С нескрываемой злобой она спросила Ковальски:

– Вы думаете, у меня там маленькая атомная бомба?

Он, хамская рожа, не смутился и с ледяным спокойствием объяснил:

– Извините, госпожа посол. Выхода нет. Я тоже разуваюсь. Сейчас существуют миниатюрные подслушивающие устройства, которые вполне могут быть упрятаны в каблук.

Она не удержалась:

– Ну и как, по-вашему, кто мне его туда упрятал?

– Но вы же живете на вилле Таверна?

– Да, – ответила она с вызовом. – Ну и что?

– Все очень просто, госпожа посол. Как бы мы ни проверяли персонал, быть стопроцентно уверенными, что среди них не окажется советский шпион или кто-то симпатизирующий коммунистам, мы не можем. Мы поневоле принимаем меры предосторожности. Поверьте, отнюдь не лишние. Нам действительно надо обсудить вопросы, от которых зависит безопасность Соединенных Штатов, и доложить Президенту США.

Клэр Люс кипела: «Этот хам еще смеет мне указывать, что требует доклада Президенту Соединенных Штатов, которого он вблизи и в глаза-то не видел!» Тем не менее она подчинилась. Привыкла подчиняться законам и правилам, какими бы абсурдными они ей ни казались. С детства. Послушно завязала тесемки.

За второй бронированной дверью, еще толще, чем первая, они обнаружили комнатку, полностью глухую, без единого окошка. Метров двадцать квадратных. Стены покрашены в бледно-зеленый цвет. Пол застлан сероватым линолеумом. Две тусклые лампы дневного света на потолке. Деревянный круглый стол. Уродливые деревянные стулья. Сифон с газированной водой на стеклянном подносике, с полдюжины стаканов. Кажется, не первой свежести. Ко всему стоит добавить затхлый воздух, с явным привкусом плесени. И шум. Да, прежде всего шум. Надоедливый, гудящий. Как от кондиционера, но только сильнее и противнее. Она поинтересовалась:

– Что за шум?

– Мы с вами в защищенном помещении, госпожа посол, самом безопасном месте во всем посольстве. Здесь двойные стены и потолки. Пространство между ними тридцать сантиметров. В этом пространстве помещены специальные генераторы шума, полностью исключающие подслушивание. Даже из соседнего помещения. Воздух, естественно, кондиционированный. Не самые лучшие условия для работы, но полчаса-час потерпеть можно.

Клэр Люс промолчала. В комнате помимо них находились двое. Высокий мужчина в белоснежной адмиральской форме. Теодор Фрилл – командующий Шестым флотом. Пьяница и бабник, как все морские офицеры. Но, по крайней мере, не глуп и умеет себя вести. Из приличной семьи. Нормальный человек, – с удовлетворением отметила про себя Клэр Люс, протягивая руку для поцелуя.

Второго участника совещания она тоже знала. Военный атташе. Генерал-лейтенант. Из тех, кто выдвинулся в ходе последней войны. Говорят, он неплохо воевал. Известен лично Эйзенхауэру. Только бы он не курил эти бесконечные гигантские, дурно пахнущие сигары! И не столь явно гордился своими генеральскими звездами. Да если бы не дура – его жена. Толстая веснушчатая ирландка. Скорее всего, не окончившая среднюю школу и одевающаяся на итальянский манер. Бррр! Но эти, по крайней мере, безобидны. Бог с ними.

Клэр Люс не сразу обратила внимание, что присутствовал еще один человек. Он сидел особняком, ближе к углу. Таких обычно называют незаметными. Серыми. Не высокий и не низкий, не толстый и не худой, в сером, порядком поношенном костюме, местами лоснящемся, что угадывалось даже при тусклом освещении. Застегнутый на все три пуговицы. Нога на ногу. Но без вызова. Невыразительные, обычные ботинки, короткие черные носки, полоска бледной кожи, руки, запихнутые по большие пальцы в боковые карманы пиджака, которому явно не повредило бы быть на размер побольше. Порядком засаленный темный галстук. Вроде черный. Не исключено, что на резинке. Клэр Люс такие вещи улавливала сразу. Глаз натренирован.

Нос пуговицей. Слегка оттопыренные уши. Лысина, частично прикрытая волосинами непонятного цвета. Серо-бурого. Круглые очки, фактически без оправы, схваченные перекладинкой на переносице. За очками взгляд сильно близоруких глаз. Вполне мог бы сойти за бухгалтера. Или делопроизводителя где-нибудь в американской глубинке. Или аптекаря. Если бы не взгляд. Цепкий, уверенный в себе, впитывающий абсолютно все вокруг.

Поскольку незнакомец не представился и не поздоровался, Клэр Люс спросила, не стараясь изображать вежливость:

– А это кто?

Шеф ЦРУ как будто замялся:

– Ай, извините. Я вам не представил. Представитель аналитической службы ЦРУ. Из Вашингтона. Специально прилетел поучаствовать в нашем сегодняшнем совещании.

Мужчина встал, слегка наклонил голову:

– Здравствуйте, госпожа посол! Та проигнорировала приветствие:

– Ну, а имя у представителя штаб-квартиры ЦРУ есть?

– Да, а как же – Джон Смит, – без тени улыбки, ответил шеф ЦРУ.

От столь наглого вранья Клэр Люс стало совсем не по себе. Ей очень захотелось молча выйти из этой грязной, пыльной, дурно пахнущей комнаты, надеть свои туфли, взять сумочку, пройти к себе в кабинет и позвонить президенту. Или хотя бы государственному секретарю. И по открытому телефону попросить заменить представителя ЦРУ. Но она стерпела. При всей своей властности, она умела терпеть. Когда было нужно.

– Ладно, господа. У меня мало времени, – спокойным, слегка усталым голосом произнесла она, присаживаясь к краешку стола. Адмирал успел галантным жестом подставить ей стул. – У меня дела, поэтому давайте приступать. Какие у нас вопросы?

Видимо, по согласованному сценарию представитель ЦРУ взял на себя ведение совещания:

– Госпожа посол, мы вас надолго не задержим. Как вам известно, в соответствии с Законом о национальной безопасности 1947 года, посол является не только официальным представителем США, но и верховным координатором деятельности всех американских федеральных ведомств и служб в стране своего пребывания. В том числе спецслужб.

Он остановился на мгновение. Клэр Люс мысленно выругалась: «Если бы ты, тварь, из этого исходил в своем поведении».

– Сегодня мы должны оценить ситуацию по трем операциям, санкционированным президентом по докладу, представленному еще вашим предшественником и, соответственно, направить в Вашингтон согласованные рекомендации.

Слово «согласованные» ей сильно не понравилось. И она решила показать, что не только владеет ситуацией, но имеет свое мнение. Не обязательно согласное с мнением госдепартамента. И при необходимости в состоянии высказать его и президенту, и конгрессу, и кому угодно.

– А в чем дело, собственно? Демохристиане победили. Де Гаспери формирует правительство. Я с ним встречалась. Он подтвердил, что будет продолжена линия на наращивание всестороннего сотрудничества с Соединенными Штатами и на расширение участия в НАТО. Ожидать каких-либо сюрпризов нет оснований. Что касается того, что они не получили абсолютного большинства, ну уж извините – это их проблемы. Мне вся затея с законом Шельбы и с премией победившему партийному списку казалась абсолютно неуместной. Почему мы в Соединенных Штатах не играем в такие игры? И вообще обходимся без всяких партийных списков. Все просто и понятно. Европейцам же обязательно нужно придумать какую-то особую трактовку демократии. В итоге и получается, то они изберут Гитлера, то почти изберут Тольятти. А нам расхлебывать.

– Речь не о том, госпожа посол, – со слегка натянутым терпением объяснил шеф ЦРУ. – Не о политической оценке. Речь о наших специальных операциях в Италии. Мы должны доложить вам.

Чувствовалось, что он едва выдавил это из себя. «Ну, что же. Так лучше», – улыбнулась себе Клэр Люс.

– Хорошо, я слушаю.

Первый вопрос докладывал адмирал. Тот умел говорить коротко, внятно, по-военному четко, но не перебарщивая с военным лексиконом, не вдаваясь в никому не нужные детали. Да и вообще он был ей симпатичен. Всегда оказывал любую помощь посольству. Нужно прислать оркестр морской пехоты – пожалуйста. Двадцать ящиков тушенки для благотворительного мероприятия – тоже пожалуйста. Она еще раз внимательно вгляделась в лицо адмирала. Уже порядком потертое возрастом, пороками и морскими ветрами, но отнюдь не лишенное шика и шарма. «Надо будет с ним вместе устроить ланч», – мысленно отметила Клэр Люс.

На ее языке это означало, что при стопроцентной гарантии конфиденциальности она не прочь оказаться с адмиралом наедине в своей частной квартирке, которую снимала через третье лицо в историческом центре Рима, на пьяцца Дель Оролоджо, – иногда встречаясь там с мужчинами во избежание нервного стресса.

В принципе Клэр Люс любила и уважала своего мужа. Хотя их отношения с годами приняли паритетный характер. Когда мужчины и женщины становятся партнерами, соратниками по политической борьбе, это трудно совместить с нормальной половой жизнью. Приходится искать компромиссы, промежуточные решения. Легкие уколы совести она порой чувствовала.

Адмирал сжато суммировал ситуацию. В феврале 1953 года, перед началом избирательной кампании, по санкционированной де Гаспери договоренности с итальянской военной контрразведкой, были приняты дополнительные меры безопасности на случай, если коммунисты попытаются оспорить результаты выборов и организуют массовые уличные беспорядки.

На все американские военные базы из США были переброшены подкрепления. К правительственным учреждениям, включая префектуры в провинциях, были прикомандированы американские офицеры связи. В Риме, в главном командовании карабинеров, была расквартирована рота американской морской пехоты с вооружением и полным боекомплектом. Аналогичным образом, на случай попытки штурма Ватикана, рота морской пехоты была расквартирована в комплексе училища карабинеров в Трастевере.

По согласованию с министром внутренних дел Шельбой стратегические объекты, включая мосты, железнодорожные развилки, центральные телефонную и телеграфную станции, в таких городах, как Рим, Милан, Неаполь, Болонья, Турин, Ливорно, Анкона, были заминированы. Были оборудованы и тщательно законспирированы шесть тайных складов с оружием и боеприпасами в основных районах страны.

Сейчас, с учетом состоявшихся выборов и общей стабилизации обстановки, настала пора определиться с дальнейшими шагами. В первую очередь с возвращением в расположение командования Шестого флота двух рот морской пехоты и американских офицеров связи. Срочность была связана с тем, что утечка информации создала бы серьезные трудности новому правительству Де Гаспери. Коммунисты наверняка воспользовались бы таким фактом для разжигания антиамериканских настроений.

Далее подлежали возвращению в США присланные подкрепления. Что касается тайных складов, то к этому вопросу имело бы смысл вернуться через год в зависимости от внутриполитической обстановки в Италии.

– И все это осуществлялось без моего ведома? – то ли возмутилась, то ли удивилась Клэр Люс.

– Никак нет, госпожа посол. Операция была инициирована при вашем предшественнике. Санкция президента имелась. По существующим процедурам подобные вопросы передокладываются послу только в случае изменения оперативной обстановки. Что мы сейчас и делаем. Мы исходили из того, что перед вашим отъездом министр обороны лично посвятил вас в ситуацию.

«Да, докладывает грамотно – с пиететом, но не пересахаривая. Все-таки школа есть школа, а воспитание есть воспитание. Ладно, простим», – определилась для себя Клэр Люс. Не в последнюю очередь с учетом своих намерений, о которых командующий Шестым флотом пока не имел ни малейшего понятия.

– Я поддерживаю. Представляется разумным. Готовьте доклад президенту. Я подпишу.

– Благодарю вас.

Адмирал поцеловал ей руку. Ухоженную, хотя и не маленькую руку женщины в своей твердой ладони кадрового военного он задержал чуть дольше, чем полагалось по обстоятельствам. Нет, наверное, он правильно угадал.

Второй вопрос докладывал шеф ЦРУ. На сей раз все обстояло значительно серьезнее. И Клэр Люс не на шутку встревожилась.

Зачастую она вела себя как избалованный ребенок. Ей недоставало понимания тонкостей функционирования государственной машины. Она не имела ни малейшего понятия о таких вещах, как исполнительская дисциплина, координация, режим секретности, порядок делопроизводства и многое другое, что не требовалось объяснять тем, кто хотя бы пару лет провел на государственной службе. Но она была совладелицей огромной газетной империи. И в совершенстве обладала чутьем политического животного. Она чувствовала, что можно делать ради достижения политических целей, а что нельзя. Что нельзя делать никогда. Вообще никогда. Любую тему, любой вопрос она представляла, как бы он смотрелся на первой газетной полосе. Здесь она была непревзойденна.

Что же выяснилось? С осени прошлого года, с тех самых знаменитых дебатов о законе Шельбы, ЦРУ готовило покушение на Тольятти. На всякий случай. Если бы коммунисты в союзе с социалистами получили большинство на июньских парламентских выборах, сформировали правительство и при поддержке улицы попробовали кардинально развернуть курс итальянской государственной политики. Как-то: провести через парламент решение о выходе Италии из НАТО и об эвакуации американских военных баз. Или что-нибудь подобное.

План операции был достаточно прост. Был активно задействован агент, внедренный ЦРУ, тогда еще Офисом стратегических служб, в итальянскую компартию в конце войны, через движение Сопротивления. Прежде он ни к чему не привлекался. Спокойно делал карьеру внутри партийного аппарата, особо не выделяясь, поскольку выделиться – значило бы подставиться под тщательные проверки. Причем не только по линии собственной службы безопасности ИКП, кстати, весьма мощной, а и в Москве, в НКВД.

Получив задание, агент при поддержке созданной американцами внутри ИКП сети вошел в доверие к Тольятти. Разумеется, не в самый ближний круг, но доступ к «телу» он периодически получал. Пронести оружие проблемы не составляло, поскольку партийных функционеров обычно не проверяли. Даже после инцидента с автокатастрофой. Можно было заложить оружие в заранее условленном тайнике.

Затем предполагалось эвакуировать этого агента в США. Там ему сделали бы пластическую операцию. И спустя пару лет где-нибудь в Латинской

Америке, в стране с крупной итальянской колонией, объявился бы человек с немалыми деньгами и, очевидно, темным фашистским прошлым, завел бы свой бизнес и спокойно жил бы в свое удовольствие до конца своих дней. Агента такой вариант вполне устраивал.

Схема была проработана до мелочей и получила одобрение Президента Соединенных Штатов. Естественно, на приведение операции в исполнение потребовался бы повторный доклад президенту, его письменное распоряжение, как всегда в случаях, предусматривающих уничтожение иностранных государственных и политических деятелей во имя высших интересов национальной безопасности Соединенных Штатов.

Все было готово: мобилизованы десятки людей, задействованы немалые средства, изготовлено и заложено в тайники оружие, проработаны маршруты бегства. Машины с форсированными движками и заправленными под завязку баками стояли в укромных гаражах. Шестой флот держал чуть ли не на парах быстроходный катер.

И Клэр Люс, посол Соединенных Штатов в Италии, ни о чем не ведала ни сном ни духом. Как политическое животное она знала: будь покушение на Тольятти трижды успешным, роль Вашингтона все равно не удалось бы сохранить в тайне. Потому что Италия – не Доминиканская Республика и даже не Египет. И Тольятти – не главарь какой-нибудь троцкистской группировки в десяток человек, а лидер мощной политической партии, получающей на демократических выборах свыше шести миллионов голосов.

Спору нет, Европа зависит от Соединенных Штатов. Зависит самим своим существованием. И ради американской поддержки готова согласиться на многое. Но согласиться – не значит простить. Европейцы крайне чувствительны к любому вмешательству в свои внутренние дела. Ее заклятый враг Рузвельт понимал это. Понимал ли Эйзенхауэр? Она не была уверена. И вся эта история ее очень насторожила. Свершись такое покушение, европейское общественное мнение, европейские интеллектуалы не простили бы и не забыли такого никогда.

Клэр Люс умела преодолевать женскую спесь и женский гонор и вести себя по-мужски. Она не стала чинить разносов, не стала возмущаться, но про себя решила, что в ближайший же месяц непременно полетит в Вашингтон и серьезно переговорит с президентом. Потом, заручившись его «добром», навестит Аллена Даллеса. Аллен Даллес не дурак, хотя и выскочка. Она не сомневалась, что они поймут друг друга и Аллен не захочет рисковать ни своей собственной карьерой, ни тем более судьбой своего детища. Уж что-что, а развернуть против него войну в конгрессе и в американской печати Клэр Люс смогла бы. Даже если бы ей пришлось оставить пост посла США в Риме. И тогда посмотрели бы, кто кого.

Сейчас же она ограничилась тем, что корректно и строго подвела черту:

– Ну что, как я понимаю, с учетом изменившейся ситуации, операцию надо немедленно прекращать и ликвидировать все следы.

Шеф ЦРУ попробовал было возразить, стоило бы, дескать, не сворачивать, а приостановить операцию. На всякий случай – мало ли что? Но посол была непреклонна.

– Если вы считаете, что операцию нужно подвешивать, докладывайте в Вашингтон свое особое мнение. Я отвечаю за политические отношения с Италией. Сейчас мы не занимаемся выяснением, правильно или неправильно принималось решение о подготовке покушения. Речь о другом – о дальнейшей судьбе этой операции. В нынешней ситуации она должна быть без промедления прекращена. О чем необходимо доложить президенту. Все согласны?

– Посол права. Не будем валять дурака, – подчеркнуто грубовато поддержал ее адмирал. – Слишком многое поставлено на кон. По данным флотской разведки, нет никаких признаков подготовки коммунистического переворота.

Клэр одарила его ласковым, обещающим взглядом. Повторно Ковальски возражать не стал.

– Ну что? Все? Мы все рассмотрели?

– Остается один вопрос, госпожа посол. Короткий.

– Что за вопрос?

– Нам нужно определиться по еще одной операции.

– Поживее можно? Еще кого-то задумали устранить? Уж не Де Гаспери ли?

Шеф ЦРУ сделал вид, что не заметил юмора.

– Нет, не Де Гаспери, госпожа посол. И вообще речь не об устранении.

– Говорите яснее, можете?

Шеф ЦРУ пропустил насмешку мимо ушей. Для него она оставалась великосветской фифочкой, из тех, что приходят и уходят. А работа, как известно, как делалась, так и делается. Профессионалами. Для Клэр Люс это не составляло секрета. Но – его проблемы. Главное, чтобы соблюдал правила. И не слишком многое позволял себе за ее спиной.

– По имеющейся у нас информации, русские тоже готовили покушение на Тольятти.

– Обождите, обождите, – прервала его порядком ошарашенная Клэр Люс. – Еще раз повторите. Русские тоже готовили покушение на Тольятти?

– Так точно.

– Но это же абсурд. Сюрреализм какой-то. Вы хотите сказать, что и мы, и они готовили покушение на одного человека?

– Да. Ничего странного, госпожа посол, – невозмутимо и без малейшего смущения объяснил шеф ЦРУ. – Италия сейчас на перепутье. У нас здесь свои интересы, у русских – тоже. Так что и мы, и они принимаем меры предосторожности на тот случай, если сложившееся на сегодня статус-кво будет нарушено. Скорее всего, они тоже приостановили свою операцию.

– Не спешите. Я хочу уяснить. С какой стати русским пришло в голову устранять Тольятти?

Шеф ЦРУ помолчал, покашлял, посмотрел на «бухгалтера» в углу комнаты.

– Госпожа посол, мы предвидели, что вы будете интересоваться. Вполне закономерный вопрос. Он возникал и у нашего руководства в Вашингтоне. Господин, – Ковальски не отказал себе в удовольствии выдержать паузу, – Смит готов вас подробно проинформировать, если у вас еще есть десять минут.

– Слушаю вас, – Клэр Люс демонстративно развернула стул в сторону незнакомца. Наблюдать наглую рожу Ковальски ей становилось невмоготу.

Незнакомец откашлялся. Заговорил. Голос у него оказался такой же нейтрально-бесцветный, как и внешний вид.

– С вашего разрешения, госпожа посол. У русских еще со времен Коммунистического интернационала были особые отношения с Тольятти. Они всегда выделяли его, его и Димитрова из общей среды старших функционеров Коминтерна, годами обитавших в Москве. Тольятти имел фактически беспрепятственный доступ к Сталину и пользовался определенным влиянием на формирование внешней политики Советского Союза. Когда после окончания войны он вернулся в Италию, чтобы возглавить уже на месте итальянскую коммунистическую партию, это отнюдь не рассматривалось как нечто раз и навсегда данное… У Сталина осенью 1945 года приключился первый инсульт, после чего он чувствовал себя все хуже и задумывался о выборе преемника. Из старшего поколения, тех, кто вместе с ним, Лениным и Троцким, делали революцию, оставался, по сути, один Молотов, бывший Комиссар иностранных дел и Председатель правительства. Но он находился в опале, хотя и при титулах. К тому же у Молотова сидела жена. Руководителей, выдвинувшихся в период массовых чисток, всех этих ждановых, хрущевых, маленковых Сталин откровенно презирал. Несколько особняком стоял Берия, шеф НКВД, а после войны заместитель Председателя правительства, курировавший атомную программу Советского Союза. Берию Сталин, пожалуй, побаивался и не хотел допускать до власти… По имеющейся у нас информации из надежных источников, близких к Кремлю, Сталин всерьез рассматривал возможность оставить после себя в качестве руководителя коммунистической партии Советского Союза и всего международного коммунистического и рабочего движения или Тольятти, или Димитрова. Скорее Димитрова. Все-таки славянин, хорошо говорил по-русски, прославился на весь мир своим процессом. Но он вскоре умер. Оставался Тольятти.

Клэр Люс имела обыкновение беспрерывно теребить неприятных ей докладчиков. Чтобы не дать сосредоточиться. Сбить с мысли. Она и этого «аптекаря» начинала слушать с настроением не оставить камня на камне от его доклада. Однако, к ее удивлению, рассказ ее увлек. Она не перебивала.

– Когда Тольятти в декабре 1950 года лечился в Москве, – излагал «аптекарь», – состоялась его встреча со Сталиным, Молотовым, Берией и Маленковым. Разговор шел в такой плоскости: что, дескать, нарастает опасность войны и нужно мобилизовать международное коммунистическое и рабочее движение, чтобы не допустить развязывания Соединенными Штатами войны против Советского Союза. Справиться с такой задачей мог только человек с авторитетом Тольятти. Ему предлагалось перебраться в Прагу и взять на себя создание новой международной коммунистической организации, которая бы заменила Коммунистический интернационал и была ориентирована не на отпор фашизму, как в 1930-е годы, а в первую очередь на предупреждение ракетно-ядерной войны против Советского Союза. Тольятти внятно дали понять, что планы советских товарищей на его счет этим не ограничивались.

Тольятти по вполне понятным причинам не хотел оставлять Италию, бросать свою коммунистическую партию в критический момент. Кроме того, его явно не вдохновляла перспектива оказаться в сталинских лагерях где-нибудь за Уралом или за Полярным кругом, где завершила свой жизненный путь целая плеяда блестящих деятелей международного коммунистического движения, оказавшихся в 1920-1930-е годы в эмиграции в Советском Союзе. Но и ответить отказом Сталину Тольятти не мог. Он поблагодарил за доверие, заверил, что, разумеется, возьмется за любое дело, которое советские товарищи ему поручат, но сейчас ему целесообразно хотя бы на несколько месяцев вернуться в Италию.

Тольятти сделал безошибочный ход: спросить мнение руководства итальянской компартии. На том и расстались. Тольятти был абсолютно убежден, что руководство Центрального Комитета обратится к Сталину с просьбой оставить его на месте Генерального секретаря, а Сталин нисколько не сомневался, что руководство поддержит его обращение.

Оказался прав Сталин.

Клэр Люс показалось, что «аптекарь», на секунду вылез из скорлупы своей беспристрастности и произнес последнюю фразу разве что не с гордостью. С подобным видом владелец шкодливой собаки, в очередной раз придушившей цыплят на участке за забором, принимает жалобы разъяренного соседа.

– В руководстве итальянской компартии, – рассказывал аптекарь, – давно назревал заговор, направленный на смещение Тольятти с поста секретаря. Причем против Тольятти соединились две враждующие фракции. И те, кто выступал за жесткую просоветскую линию, и те, кто поддерживал идею повторной попытки создания широкого народного демократического фронта, пусть за счет смягчения антиамериканской пропаганды. Как бы то ни было, руководство Центрального Комитета единогласно решило дать согласие на обращение товарища Сталина.

В Москву были направлены члены руководства Секья и Коломби и заведующий секретариатом ЦК Массимо Капрара, который привез существовавший в единственном экземпляре протокол заседания руководства ЦК, что спасло Тольятти. Он попросту реквизировал этот единственный экземпляр и на встрече со своими товарищами жестко разъяснил им – кто хозяин в ИКП. «Сукины дети» было самым мягким из использованных им в тот вечер выражений. На следующей встрече с советским руководством трое выступали единым фронтом. От имени руководства итальянской компартии они попросили товарища Сталина несколько отложить перевод товарища Тольятти, чтобы дать тому возможность завершить неотложные дела в Италии.

Эта история захватывала Клэр Люс. Настоящий детектив. Ее только все время подмывало спросить – а что это за мифические источники, которые были в курсе приватных разговоров в кремлевских кабинетах? Но она не спросила.

«Аптекарь» между тем продолжал как ни в чем не бывало. Даже подбавил интриги:

– Состоялась еще одна встреча Сталина и Тольятти. Один на один. На даче у Сталина. За долгим ночным ужином, какие любил устраивать Сталин. С грузинским вином, коньяком, многочисленными сменами закусок. Начал Сталин по-дружески. Поскольку Тольятти после покушения и автомобильной катастрофы чувствовал себя довольно плохо и страдал от ревматизма, Сталин подарил ему цигейковое одеяло. Не какое-нибудь, не из подарочных фондов, а свое собственное. И открыто заявил, что видит Тольятти в качестве своего преемника на посту руководителя Коммунистической партии Советского Союза.

Понятно, Тольятти произнес все положенные такому случаю ритуальные фразы, мол, товарища Сталина заменить невозможно, он нужен Советскому Союзу и международному рабочему движению, он еще совсем не стар и при современных успехах медицины проживет многие-многие годы. Затем должна была последовать другая ритуальная фраза: «Товарищ Сталин, вы можете на меня рассчитывать. Я сделаю все, что вы скажете». Тольятти этой фразы не произнес. Он вновь повторил, что ему надо пока вернуться в Рим. Сталин не возражал. Они прекрасно поняли друг друга. Вплоть до того, что, когда они прощались, Сталин попросил товарища Тольятти оставить его личное одеяло, оно товарищу Тольятти уже не потребуется.

Почти как Рузвельт, мысленно сравнивала Клэр. Тот тоже возомнил себя отцом нации. Тоже не терпел, когда ему перечили. Хотя в открытую мало кто решался. Особенно в последние годы жизни Эф Ди Эр. Предпочитали делать по-своему за его спиной.

– Так Тольятти вернулся в Италию, – продолжал «аптекарь». Новости распространяются быстро. Вскоре по Риму поползли слухи, что Тольятти впал в немилость у Сталина. Его товарищи по партии во главе с Секьей, который уже видел себя на посту секретаря, развернули самую настоящую травлю. В доме на виа Арбе, в римском районе Монте Сакро, где Тольятти жил со своей неофициальной женой Нильде Йотти, умудрились установить подслушивающие устройства. Строго говоря, Тольятти спасли две вещи – смерть Сталина и инфаркт Секьи. Не случайно Тольятти вплоть до похорон Сталина не ездил в Москву, опасаясь ареста.

В этой обстановке в чем только Тольятти не обвиняли. И в наведении мостов в Ватикан. И в поддержании тайных контактов с Де Гаспери, Фанфани и Альдо Моро. И в заигрывании с социалистом Ненни. Насколько такая информация была справедливой, трудно судить. Во всяком случае, согласно американским источникам в Риме и в Москве, кто-то из товарищей Тольятти по высшему руководству ИКП, но не Секья, направил в Москву напрямую на имя Маленкова секретную информацию о том, что в случае победы на выборах и получения квалифицированного большинства в обеих палатах итальянского парламента Тольятти намеревался сформировать правительство и проводить политику нейтралитета относительно Варшавского Договора и НАТО, по примеру Тито. Это американцев категорически не устроило бы. Как и Кремль. Тогда-то, в конце прошлого года, насколько известно, Маленков дал санкцию на подготовку покушения на Тольятти.

– Вы в этом уверены? – спросила «аптекаря» Клэр Люс.

Она подустала. История, спору нет, интересная, но нельзя же излагать так долго!

– Да, это проверенная информация, – ответил «аптекарь». – У нас нет никаких сомнений. Нам только не известны детали. Тольятти в последнее время долго болел, плохо себя чувствовал. Если бы он скончался от сердечного приступа или от отравления, особых подозрений ни у кого не возникло бы.

– Минутку. Тогда в чем смысл нашей операции? Не соображу – помешать русским или помочь? Мы-то чего хотим? Никакими сведениями о готовящемся покушении мы не располагаем. К тому же почти наверняка оно отменено. Советы не дураки. Сталин умер. Берия арестован.

«Аптекарь» улыбнулся. Несколько зловеще:

– В НКВД ничего просто так не делают. Параллельно с операцией по устранению Тольятти была запущена операция прикрытия. По всей Западной Европе советские агенты разыскивали компрометирующие материалы на великих деятелей русской культуры. Видимо, в целях последующего уничтожения этих документов. Основной упор делали на Францию и Италию, где после Второй мировой войны еще осталась белая российская эмиграция.

– Ну и что? Давайте покороче.

– Я почти завершил, госпожа посол. Советская активность по сбору документов производила странное впечатление. Вроде бы полная глупость, но по ходу операции с невероятной жестокостью убиты несколько человек, связанных с российской общиной Италии. На расследование брошены лучшие силы итальянской криминальной полиции и даже контрразведки. Результатов пока никаких. Так что поставленной цели русские уже достигли. Они отвлекли внимание от операции по ликвидации Тольятти.

Аналитик ЦРУ, несмотря на аптекарско-бухгалтерскую внешность, похоже, неплохо знал азы театрального искусства и умел обыгрывать паузу. Это чувствовалось по тому, как он протягивал руку, как брал сифон с газированной водой, как нажимал на головку, как наполнял стакан, как подносил его к губам, как отпивал, потом делал несколько мелких глотков, ставил стакан на место.

Выдержав театральную паузу, «аптекарь» произвел сенсацию:

– Дело, госпожа посол, опять-таки даже не в трупах. Мы внедрили в операцию нашего агента.

Ради этой новости и собралась вся честная компания. Эффект получился внушительный. Клэр Люс смогла только переспросить:

– Нашего агента?

– Да, нашего агента. Причем не какого-то агента влияния, а офицера ЦРУ. Наш сотрудник реально участвует в конспиративных совещаниях и планировании оперативных мероприятий. Читает документы.

Клэр Люс прекрасно отдавала себе отчет, что она не должна была задавать этот вопрос, но ничего не смогла с собой поделать:

– И кто же этот агент?

«Бухгалтер» показал, что при необходимости он может быть галантным.

– Госпожа посол, этого я не знаю, – он улыбнулся. – Когда речь идет о жизни людей – наших офицеров, правила категорически запрещают разглашать идентикит агента даже его непосредственному начальству. Настоящее имя этого человека знает только ведущий его старший офицер ЦРУ. Однако могу вас заверить, он имеет необходимый опыт и абсолютно надежен.

Клэр Люс устала. От сюрпризов. От того, что ее держали за куклу. Раздражение, которое копилось в ней с утра, она сдерживала с колоссальным трудом. Тем не менее Клэр Люс доиграла роль руководителя, сознающего свою ответственность:

– Но если русские остановили операцию по устранению Тольятти, наверное, будет отменена и операция по прикрытию. Что мы делаем в этой ситуации?

Аналитик снова улыбнулся своей аптечной улыбкой:

– События могут развиваться по двум сценариям. Если будет удобный повод провести аресты, мы их проводим. Силами нашей военной полиции. Естественно, по согласованию с итальянской контрразведкой. И потом организуем грандиозный процесс по образцу процесса супругов Розенберг, на котором НКВД будет разоблачен как организатор серии зверских убийств на территории Италии. Это произвело бы эффект разорвавшейся бомбы. Если же аресты провести не получится и русские демонтируют свою операцию тихо, мы постараемся внедрить нашего агента в агентурную сеть НКВД в Италии. Это дело не одного месяца. Времена гражданской войны в Испании, когда вопросы вербовки, доверия или недоверия решались быстро, а сомнения устранялись единственным путем – пулей, прошли. Наш агент исключительно хорошо позиционирован и показал себя весьма ценным кадром для Советов. Чтобы они сами были заинтересованы сохранить его на будущее.

– То есть вы предлагаете, в зависимости от развития ситуации, выбрать один из двух вариантов?

– Да, – мягко ответил «аптекарь», словно речь шла о какой-то заурядной квитанции.

– Это наше общее мнение, – вклинился представитель ЦРУ.

Его реплика окончательно вывела Клэр Люс из себя. Она встала.

– Значит, так, господа. Послушайте меня. По существу вопроса, по двум вариантам, я согласна. Это первое. Во-вторых, со всей этой самодеятельностью пора кончать. Раз и навсегда. За все, что делается от имени Соединенных Штатов в этой стране, даже по линии тайных операций, перед президентом США, перед Конгрессом США, перед американским народом отвечаю я, а не вы. Никто из вас. Впредь будет так. Не устраивает вас такой порядок – докладывайте вашему начальству. Подавайте рапорты об отставке. Это второе. И третье. К завтрашнему утру подготовьте мне развернутый доклад по совдеповской операции прикрытия. – Она смерила Ковальски испепеляющим, полным презрения взглядом. – И еще. Я больше не собираюсь разуваться и обувать эти грязные больничные тапки. Я – посол Соединенных Штатов. Запомните это.

Она решительно отодвинула одной рукой стул, как делала на планерках в редакции «Тайм», и направилась к выходу. Представитель ЦРУ с насупленным видом поплелся следом.

ГЛАВА 13

Евгения не могла прийти в себя после того, что случилось. Да, она этого добивалась многие месяцы. Но когда это состоялось, она почувствовала страшную внутреннюю пустоту. И унижение.

Евгения считала себя взрослым человеком. В сравнении с взбалмошной, инфантильной Марианной. Она была старше итальянки на целых два года. Она работала и зарабатывала. У нее было свое прошлое, которым она гордилась, свои принципы. В университете на третьем и четвертом курсах ее сильно опалил роман с профессором истории славянских языков, нервным женатым сорокалетним венгром, в очках, при бабочке и с мефистофельской бородкой. Имела она и опыт случайных связей. Как многие девчонки в американских университетах той поры, пыталась экспериментировать с лесбийской любовью, но дальше глубоких поцелуев не продвинулась, стало противно.

В душе Евгения оставалась романтиком. Она мечтала о верной любви, о семье. Она сломала свою женскую гордость, чтобы заполучить Гремина, и что-то надломилось в ней самой. Шок, который она испытала, когда ее Гремин, у нее на глазах любил другую женщину, не прошел. Когда-нибудь она отомстит им обоим. По-страшному.

Но сейчас Евгении безумно хотелось обнять его, поцеловать, заняться с ним любовью. На любых условиях, даже напополам с Марианной.

Их регулярные встречи незаметно прекратились. Не только из-за случившегося. Не было предмета для сверки часов. Потому что после вечера с Божаной каждый четко представлял свои действия.

Первой нащупала след Марианна. Ей, девушке из высшего света, не составило труда выяснить, что семейство маркиза Альбернони, которое Гоголь неоднократно посещал, приезжая в Рим, – он был дружен с молодыми братьями Альбернони Сильвио и Джанкарло – вовсе не исчезло и породнилось со старинным венецианским родом Франкини. Семейный особняк Альбернони в Тоскане, под Монтепульчано, остался в целости и сохранности. С архивом и меблировкой конца XVIII – начала XIX века.

Правда, богатый и знатный род Франкини сейчас оказался на грани вымирания. Старый граф Серджо Франкини, единственный представитель рода, никогда не был женат. Не имел детей. Пребывал в преклонном возрасте: хорошо за семьдесят. И к тому же страдал от болезни Паркинсона. Под предлогом болезни его двоюродным племянникам, потомкам сестры его деда, удалось добиться частичного лишения прав в отношении Серджо Франкини.

Формально он являлся собственником фамильного особняка, квартиры в Риме, виноградников, коллекций, но не мог ничего ни продать, ни заложить, ни подарить. По суду ему была установлена приличная сумма ежемесячного содержания, и Франкини проживал ее в своем поместье в окружении любимых книг и картин. Его изредка навещали бывшие любовницы и любовники и опекал вышколенный камердинер, в прошлом парашютист, лет пятидесяти, совмещавший свою работу с функциями соглядатая и доносившего обо всем племянникам.

Марианна в детстве вместе с родителями бывала в гостях у Франкини, поэтому когда она ему позвонила и попросила разрешения навестить, старик нескрываемо обрадовался. Но вскоре ей отзвонил камердинер и со ссылкой на желание семьи и на установленный врачами порядок попросил объяснить, в чем заключался смысл ее визита. Марианна была готова к такому вопросу. По отцовской линии она приходилась отдаленной родственницей семейству Франкини и ее ссылка на желание переговорить с единственным оставшимся в живых представителем рода, посмотреть семейный архив, выглядела вполне убедительно.

Серджо Франкини был не только последним представителем одного из славных исторических родов Венеции, но и целой эпохи, когда принадлежать к знати означало не только, по сути, профессию, но и состояние души. Когда блестящие молодые люди могли делать вид, что на дворе еще XIX век, не было ни Первой мировой войны, ни Октябрьской революции в России, ни власти фашистов в Италии и нацистов в Германии, ни преследования евреев… Но у многих отрыв от реальности принимал откровенно болезненные формы.

Так, Серджо Франкини, сорокалетний мужчина с университетским образованием и знанием пятью языков, оставил дипломатическую карьеру, чтобы не служить фашистам, и отдался развлечениям. Какую часть своего состояния он промотал на французское шампанское, на актрис, позже на мальчиков и прочие эскапады, трудно представить. В годы войны Франкини пристрастился к наркотикам. Доставать героин человек с деньгами и связями в то время в Италии мог.

Когда в 1946 году Италия проголосовала за республику, менять что-либо было поздно. Франкини, разбитый подагрой и начинающейся болезнью Паркинсона, доживал свои дни, постепенно впадая в детство. Его ум, талант, воля были съедены алкоголем и наркотиками. Он заплатил самоуничтожением за иллюзию сохранения собственного достоинства.

Когда Франкини случалось выбраться из состояния отупения психотропными препаратами или алкогольно-наркотического опьянения, – чему-чему, а напиваться и колоться своему умирающему дяде сердобольные племянники не препятствовали, – Серджо оборачивался самим собой. Собой прежним: слегка запыленным блеском играл интеллект, звенели шутки, изысканным узором выстраивались фразы.

Вот от этого человека и предстояло добиться правды. Согласно устойчивой традиции в семье с XIX века хранились какие-то документы, связанные с именитыми русскими путешественниками.

О линии поведения условились на встрече втроем, в вечер перед выездом. Как обычно, в «Тримани». Гремин показался Евгении то ли посерьезневшим, то ли слегка постаревшим, усталым и нервным, что с ним бывало в минуты сосредоточения душевных и физических сил. Внешне свое отношение к Евгении он не переменил. Та же дружеская симпатия, легкая ирония и небрежность. Словно ничего не случилось. Такую линию поведения Гремин предложил без эмоций, элегантно и жестко. Евгении ничего не осталось, как согласиться.

Она получила лишнее доказательство, что Гремин никакой не историк религии, не регент церковного хора, а кадровый разведчик.

Было решено попробовать накануне договориться, хорошо заплатив, с камердинером, чтобы он не позволил Серджо напиться или заглушить сознание наркотиками. Можно было намекнуть, что речь идет о поруганной чести дальней родственницы…

Для затравки можно пообещать доставить ему шикарную кокотку. Или его самого вывезти на несколько дней, хотя бы в Париж. Словом, раздразнить старика. Девушки в его присутствии должны были имитировать наркоманок. Были заготовлены две ампулы – с безобидным витамином и морфием. Чтобы совсем уж раззадорить клиента, можно устроить для него легкий стриптиз.

Ну и, наконец, как крайнее средство, предполагалось разрешить Серджо уколоться. На пациента в таком возрасте морфий действует стремительно, поэтому в их распоряжении было бы минут пятнадцать – не больше, чтобы задать интересующие их вопросы. Зато гарантия успеха была бы почти стопроцентной. Если бы Серджо Франкини что-нибудь знал, то под наркотиком нужной дозировки он бы выдал себя.

Первую половину дня они ездили и бродили по окрестностям. Накануне Гремин без особых проблем договорился обо всем с камердинером. Тот обещал помочь, запросив круглую сумму. Теперь им оставалось убить время. От красоты вокруг перехватывало дыхание. Они посетили и Читта делла Пьеве, родной город Перуджино, и подземный лабиринт в Кьюзи. Хотя можно было вообще никуда не ездить. Тоскана излучала красоту неземную, нечеловеческую.

Завершили свою прогулку они возле храма Сан Бьяджо, в двух шагах от Монтепульчано.

– Какая-то мистика! – воскликнул Гремин. – Замшелый средневековый городок. Буквально ощущаешь носом атмосферу тех невеселых лет. И вдруг рядом такой всплеск гармонии и света! Праздничная ренессансная церковь! Легкая, как шкатулка, построенная по плану греческого креста. Полное отрицание Средневековья. А Средневековье, чтобы напомнить о себе, по соседству вбивает в землю кол колокольни. Как во Флоренции. Там в метре от Санта Мария дель Фьере высится мрачная громада колокольни, спроектированной самим великим Джотто, – прибежище мистиков и самоубийц. Здесь, в пейзаже Монтепульчано! Два цвета – нежно-голубой и нежно-зеленый. И чуточка нежно-серого, но не грустного, а радостного. Просветленного. И Перуджино, и Пьеро делла Франческа могли родиться только в этих краях, впитывая с молоком матери эти виды, как предчувствие Леонардо.

Евгении нравилось, когда Гремин сбрасывал скорлупу. Но у нее почему-то от созерцания Сан Бьяджо на душе стало еще неспокойнее. Может, оттого, что она совершенно по-иному воспринимала символику православного креста.

После обеда отправились в поместье Франкини. Сперва объехали его, осмотрели в лучах жгучего августовского солнца. В справочниках усадьба обозначалась как Кастель дель Ручелло – замок на ручье. Хотя фактически никакого замка, конечно, не было. Их пропустили на машине через центральные ворота. Декоративные, XIX века. Короткая аллея, метров сто. По обе стороны аллеи густой то ли сад, то ли парк. Евгения была не слишком сильна в ботанике и никак не могла сообразить: что-то в растительности ее не убеждало. Когда подъехали к крыльцу, она узрела ботанический сад с изобилием экзотических деревьев и кустарников. Все идеально ухожено. Таблички с названиями по-латыни и на итальянском.

Марианна пояснила:

– Ботанический сад обустроили еще в начале XIX века. Тогдашний владелец был известный чудак! Воображал себя английским лордом. Хотя дядя Серджо тоже постарался для сада. Привел его в порядок, выписывал деревья со всего мира.

Сам замок впечатления не производил. Весьма невыразительная конструкция в три этажа с неестественным монументальным порталом, будто от другой постройки. Стены покрашены в фиолетово-бирюзово-голубоватый цвет – традиционный цвет дворцов XVII века, эпохи Барокко, как не преминул сообщить Гремин. Про фасад он заметил: «Конструкция, безусловно, оригинальная. Старину не спрячешь. Век XVI, наверное».

Евгения не подозревала Гремина, что он играет на публику. Но ее бесило от греминского бесчувствия. Он восхищается красотами искусства, а рядом томятся две молодые женщины, которые его любят. Одна настоящая – такая и поможет, и выручит. Другая – поддельная, ни к чему не способная аристократка, хотя и красивая. Надо определяться, с кем ты. Долго сидеть на заборе не получится. Столкнут, и будет очень больно.

Массивную дверь в богатом мраморном переплете открыл камердинер. Плотный, среднего роста мужчина, с круглой головой и грубыми чертами лица. Коротко стриженные волосы придавали голове сходство с экзотическим фруктом. Маленькие неприветливые глазки, как у мыши, – промелькнуло у Евгении. Ливрея темно-голубого цвета походила на сержантскую форму военно-воздушных сил. Скорее всего, по ее образцу она и была пошита. В Гремине он без энтузиазма признал знакомого.

– Ну что, все в порядке? Как договаривались? – поинтересовался Гремин.

– Если я что-то говорю, то можно не сомневаться, – недоброжелательно ответил камердинер: при столь крепком теле голос у него оказался вовсе не густым.

– Ну, вот и прекрасно, прошу вас, – Гремин протянул камердинеру конверт. Задаток был уплачен ранее.

Кто-то подпитывает Гремина деньгами, решила Евгения. Простая мысль, что он что-то продал, подзаработал переводами, занял, наконец, – ей в голову не пришла.

Внутри они оказались в типичной обстановке хорошо сохранившегося итальянского фамильного замка средней руки. Войны, революции и погромы его не коснулись. Количество накопившегося за столетия хлама поражало воображение. Потемневшие до черноты портреты предков в столь же черных рамах, не чищенные десятилетиями бронзовые и медные светильники, скамьи, стулья, этажерки, книжные шкафы – все в разной степени пригодности. Полуистлевшие, изъеденные молью, а когда-то персидские ковры, не меньше изъеденные молью медвежьи и волчьи шкуры. И книги. Везде. В шкафах, на этажерках, на диванах, на скамьях, на полу. Старинные.

Однако во всем этом пыльном сумбуре была своя особенность. Обычно с пьянтеррено, который использовался по-разному – и для библиотеки, и для кухни, и для лакейской, на второй, основной этаж вела лестница разной степени массивности и красоты. Там размещались барские покои. Здесь же все было наоборот. Лестница вела не вверх, а вниз. Евгения остановилась от удивления. Выручил Гремин:

– Замок стоит на склоне холма, и основной фасад наверняка с террасы открывается в другую сторону.

Он тоже был несколько ошеломлен. Одна Марианна чувствовала себя в своей тарелке.

– Сейчас я вас провожу к графу, – прервал их смущение камердинер.

Лестница была улиткообразной формы. Но очень широкая и пологая. Мраморная.

Когда они спустились, картина изменилась до неузнаваемости: их охватило залитое солнцем пространство. Когда глаза привыкли к свету, Евгения разобралась – они находились в маленьком зале, напоминавшем атриум церкви. Кроме двух обломанных мужских торсов старинной работы и карликовых пальм, ничего не было. Атриум перетекал в длинный зал. Их разделяла только стеклянная перегородка с настежь распахнутыми двустворчатыми дверями. В глубине зала точно такая же перегородка открывалась на веранду.

В зале все было выдержано в напыщенном стиле Первой империи. Белые стены, изрезанные золотом, белая мебель, белые муранской работы люстры, обилие зеркал, наполеоновская символика, местами сильно напоминавшая ликторские топорики фашистской Италии. Посередине – огромный стеклянный стол. Точнее, огромное стекло, покоившееся на трех обломках античных колонн. Стол завален книгами. Судя по кожаным переплетам, старинными, хотя кое-где пестрели и глянцевые обложки.

Они остановились. Чувствовалось что-то недосказанное. Евгения еще раз обвела глазами зал, выполненный, надо признать, с хорошим вкусом и изяществом. И только сейчас, при вторичном осмотре, поняла, в чем заключалась причина ее дискомфорта. По залу были расставлены изысканные безделушки: традиционные скульптурки Меркурия и других богов, древнегреческие и этрусские вазы весьма приличной сохранности, сюжетные картинки. Приглядевшись, Евгения сообразила, что элегантные вещицы имели одну направленность. Порнографическую. Меркурий мастурбировал, Амур имел Психею, мраморная Леда ублажала Лебедя, группа молодых людей и девушек на греческой вазе занималась групповым сексом. Персонажи французских картинок обнажали друг друга, целовались, шлепали голеньких девушек по розовым попкам.

Хозяин появился как бы ниоткуда. Скорее всего, через боковую дверь.

– Вижу, вы уже оценили мои маленькие шалости?

Евгения, глянув на хозяина, решила: лев в старости. Человеческая развалина. Но могучая, еще нелишенная красоты. Пожилые актеры столичных театров, особенно парижских, переиграв героические роли Цезаря, Антония, Нельсона, Ричарда II, к старости располнев, поседев, с лицом, изрезанным морщинами, приобретали такой вид.

Франкини, видно, когда-то был высокого роста и могучего телосложения. Сейчас он порядком съежился и ссутулился. На нем был классический зеленоватый твидовый костюм английского сквайра, проживающего большую часть года за городом, рубашка в густую клетку, отличного качества («Хотя довоенной моды», – съязвила про себя Евгения), шерстяной галстук, венецианские бархатные узорные домашние туфли – дань семейной традиции. Массивная голова, крупное лошадиное лицо, изборожденное глубокими морщинами. Мясистые, оттопыренные уши, редкие седые волосы, без претензии зачесанные назад. Но главное – жесткий орлиный нос, почти нетронутый временем. Губы неожиданно тонкие, иронические. И руки – перевитые голубыми венами, с длинными, узловатыми пальцами. Взгляд же оставлял невнятное впечатление. Но когда вспыхивал, голубовато-стальные глаза смотрели умно и озорно.

– Марианна, сокровище мое, сто лет тебя не видел. Дай я тебя расцелую!

Можно симулировать многое, но старческий голос подделать трудно. Голос выдавал. Глухой, усталый, с надломом – голос больного, старого человека.

Он их усадил. Марианну лицом к солнцу, к свету, чтобы любоваться ей. Чувствовалось, Франкини льстило, что эта красивая девушка, неважно по каким причинам, навестила его, старика. Гремин и Евгения сели по бокам. Так они непроизвольно образовали четырехугольник вокруг стеклянного стола.

Принесли французское шампанское. Игривое «Биллекарт-Сальмон». Разговор начался.

Сперва ритуальная часть, которую взяла на себя Марианна. В совершенстве владея этим жанром, она профессионально рассказала о последних новостях: кто куда переместился, кто с кем сошелся, кто себе завел молодую любовницу, кто выдал замуж внучку или женил внука. От Евгении не ускользнуло, что Марианна избегала каких бы то ни было упоминаний о смертях. Наверное, этого тоже требовал жанр. После первых минут оживления Франкини стал сникать. Однако держал себя. Сознавая свою слабость, больше слушал. Болтовня Марианны забавляла старика нескрываемо.

Евгения ждала, когда же все-таки раздастся сакраментальное: «Хорошо, ну а теперь сознавайтесь, зачем пожаловали, зачем навестили старика, чем я могу помочь вам?» В разговорах такого рода этот момент наступал неотвратимо. На сей раз на раскачку потребовалось время. Серджо Франкини действительно хорошо знал родителей Марианны, и они действительно бывали у него дома. Правда, не здесь, а на римской квартире. И он действительно качал ее на коленке. Марианна сама обозначила грань, когда ей показалось удобным приступать к делу:

– Дядя Серджо, как здорово! Я тебя давно собиралась навестить. А тут, кстати, и повод подвернулся.

– Расскажи, детка.

– Мы с друзьями сейчас взялись написать исследование о темных, неизвестных страницах жизни Гоголя.

Франкини кивнул. Вполне осмысленно.

– Ты спросишь: зачем, почему? Так получилось. Андрэ, – Евгения отметила, что Марианна всегда представляла Гремина на французский манер: Андрэ, – будучи в Сопротивлении, воевал в партизанском отряде вместе с одним типом. – («Ба, ни хрена себе! Она и легенду взяла напрокат. Ну шустрая!») – И этот старый белогвардеец, умирая у него на руках, доверил ему свою тайну: в

Италии, мол, остались уникальные документы, позволяющие совершенно по-новому взглянуть на Гоголя. И хранятся документы в знатной семье, предки которой дружили с Гоголем. Фамилию Андрэ не расслышал – то ли Франкетти, то ли Франческини.

– Когда Андрэ рассказал мне эту историю, – говорила Марианна, – я сразу вспомнила о тебе. Ведь по материнской ветке твои предки – Альбернони – дружили с Гоголем. Дядя, голубчик, если ты нам поможешь найти документ, я тебе буду очень признательна. Ну просто очень. Очень-очень.

Франкини между тем побледнел. Он явно себя почувствовал плохо. Виски покрылись испариной. Чтобы руки не дрожали, он держал их, поставив бокал, одну другой. Сомнений не было – он что-то знал.

Наконец Франкини натужно выговорил:

– Голубушка, ты же знаешь, семейные традиции никогда не были моим увлечением. К тому же я Франкини, а не Альбернони. У меня в роду пять дожей Венеции. Искать знакомства с приезжими русскими писателями, хотя бы и известными, моим предкам не пристало.

– Тем не менее живешь ты в замке Альбернони, – уколола Марианна.

– Не отрицаю. Может быть, что-то и есть. Не думаю, но тем не менее. Если хотите, давайте пройдем в архив. Посмотрите сами.

Архив, он же библиотека, располагался на первом этаже. Хозяин шагал с трудом, с сильной одышкой, тяжело опираясь на руку Марианны. Гремин и Евгения следовали сзади.

– В библиотеке ничего нет, – шепнул Гремин на ухо Евгении, и она умилилась. Злость ее испарилась. Ей было приятно, что Гремин разговаривал с ней, как с другом, соратником. – Старик определенно врет. Будем дожимать.

Библиотека представляла собой высокий зал, по периметру в два яруса обвитый книжными шкафами. На верхний ярус вели приставные лесенки в противоположных углах. Одну стену занимали глухие шкафы.

– Здесь семейный архив, – указал Франкини.

Он распахнул ближайший шкаф. Все пространство заполняли массивные коробки из толстого картона. С пометками: «Наполеоновские войны», «Риссорджименто», «Эпоха Джолитти». Естественно, что-либо искать в этих коробках было бесполезно.

– Здесь вся история наших двух семей, – с гордостью сообщил хозяин, будто даже воспряв духом и порозовев.

Марианна попробовала повиснуть у него на шее:

– Дядечка Серджо, голубчик, солнышко, ну ты же все помнишь. Ну, подскажи. Ты же прекрасно понимаешь, без твоей помощи нам в коробках рыться бессмысленно. Мы ничего не найдем. Помоги. Здесь наверняка должно быть что-то о Гоголе.

– Почему ты так уверена? – с искренним любопытством поинтересовался старик.

– Не может быть, чтобы не осталось никаких свидетельств. В письмах Гоголя того периода семья Альбернони только по моим подсчетам упоминается восемнадцать раз. Она присутствует во всех воспоминаниях российских путешественников, знавших Гоголя и встречавшихся с ним. В жизни не поверю, чтобы столь тесное знакомство не оставило никаких следов. Хоть какой-нибудь да должен быть. Хоть малюсенький.

Франкини сник. Плечи сгорбились, руки повисли. Ему требовалась доза. Маленькая хитрость Гремина сработала на сто процентов.

– Я не знаю ни о каких документах, – глухим голосом выговорил старик. – В коробках ничего нет. Можете проверить. Можете остаться на несколько дней. Ради бога. И мне в компании будет веселее.

Марианна взглянула на Гремина. Они вернулись в гостевой зал. Когда спускались, так же ниоткуда возник камердинер. Гремин ему тихо, одними губами ответил:

– Все в порядке. Не беспокойтесь.

Марианна подсела к старику. Пробовала его ласкать, гладить, целовать, говорить нежные слова. Тот словно окаменел. И было видно, что чувствовал он себя все хуже. Испарина покрывала не только виски, а и лоб. Губы запеклись. Дыхание вырывалось тяжело, с присвистом. Даже сидеть ему, похоже, было нелегко. Наконец Франкини выдавил:

– Марианна, поверь мне, я тебе говорю как твой дед, хотя бы и троюродный. В нашем архиве нет никаких документов, связанных с Гоголем. Я тебя не обманываю. Если бы они были, я бы тебе их показал. Были ли они, нет ли, что с ними сталось – я не знаю. Не спрашивай меня. Не мучай, – он замолчал, обессиленный.

– Нечего или не хочешь? – не отпускала Марианна. Она умела быть жестокой.

– Не мучай старика. Я тебе все равно ничего не скажу. Потому что не могу. И документов у меня нет. Мой тебе совет – не ищи их. Забудь. Забудь, и все.

– Дядя Серджо, ну не обижайся. Дай хотя бы намек. Что это были за документы, что в них говорилось?

Франкини совсем съежился и осел.

Марианна обернула к друзьям отчаявшееся лицо.

– Как быть?

Евгении хотелось уберечь вновь обретенное доверие Гремина. Она слегка тронула его локтем.

– Время не бесконечно. Судя по физиономии этого держиморды, у нас еще от силы полчаса. Полагаю, нужно вступать тебе.

Гремин слегка расправил плечи.

– Девушки, дайте я сяду рядом с графом. Нам так будет удобнее.

Тот молча, с затаенным ужасом повел глазами на Гремина.

– Граф, вы не пугайтесь. Я вам только объясню нашу ситуацию.

Гремин крепко обнял старика за плечи, предупреждая возможную попытку того встать. Другой рукой указал девушкам на диван напротив.

– Нам доподлинно известно, что в вашей семье много десятилетий хранились документы, проливающие свет на загадку жизни и смерти Гоголя. Вы спросите – кого может сейчас интересовать полусумасшедший русский писатель, умерший сто с лишним лет назад? Но за этими документами сейчас охотятся. Группа опасных преступников, связанных с нацистским подпольем. Они хотят продать их на черном рынке, заработать колоссальные деньги и дискредитировать попутно величайшего писателя XIX века. Сохранить документы вам все равно не удастся, их найдут и отнимут у вас. Поэтому лучше отдайте нам. А если их у вас нет, расскажите, что с ними сталось.

– А что вы с ними сделаете? – прохрипел старик.

– Мы их надежно спрячем, и по крайней мере в ближайшие десятилетия их не найдут. От этих нескольких страниц зависят смерть и жизнь разных людей. Вы не хуже меня знаете – это никакой не абсурд. Иначе бы вы не слушали меня столь внимательно. Если вы нам поможете, вы совершите благородное дело.

– А почему я должен вам верить?

– Вы верите вашей племяннице?

– Да. Она была чудесная девочка с золотыми кудряшками. Двадцать лет назад. Я ей верю в такой же степени, как верю любому близкому человеку, члену моей семьи. Как и вам, – Франкини попробовал рассмеяться, но не получилось. Не склеилась даже усмешка.

– Хорошо, посмотрите на нас, граф. Марианна – представительница высшей итальянской знати. Евгения – дочь известного психиатра, подвергшегося гонениям при фашистах, она американка, имеет двойное гражданство. Наконец, я, ваш покорный слуга, француз русского происхождения, воевал в маки, через антинацистское подполье соприкасался со спецслужбами: и с МИ-6, и с советским НКВД, и с американским ЦРУ. Сейчас ни на кого не работаю, хочу заново отстроить свою жизнь. В эту историю мы впутались случайно, но сейчас у нас уже выхода нет… Вы окажете огромную услугу, не только нам, – а не побоюсь сказать – человечеству, если поможете найти гоголевские документы.

Все было бесполезно. Глухо. Евгенией овладело отчаяние. Не пытать же старика. Хотя, впрочем…

– Ну а кроме того, мы же все люди. Разве мы не видим, в каком положении вы оказались? Насколько жестокую цену вы платите за совершенные ошибки, не столь уж и страшные. Ведь в отличие от ваших гонителей в годы фашизма вы не торговали собственной совестью и человеческим достоинством.

Марианна и Евгения переглянулись. Евгения со смесью зависти и восхищения подумала: «Этот знает, по каким клавишам ударять».

– Ведь вы же еще не старый человек. Мы найдем хорошего адвоката. Вас избавят от унизительной опеки. Хотите периодически выбираться отсюда в Рим или Париж – мы устроим. Не хотите уезжать – мы вам здесь организуем все, что требуется для нормальной жизни. От недостатка шампанского вы вроде не страдаете. Что еще нужно: виски, коньяк, любые наркотики, женщины…

Я знаю, вы больны, и знаю чем. Когда боль невыносима, ее надо глушить, и морфий не хуже любого лекарства. Наконец, хотите, к вам будут регулярно приезжать девушки, красивые, молодые, спокойные. Или мальчики… Так что только скажите. Сделаем все.

Гремин выжидательно посмотрел на графа.

В этот момент дверь приоткрылась, появился камердинер. С суконной гримасой постучал указательным пальцем по циферблату часов. Гремин оставил старика, быстро подошел к камердинеру и, не говоря ни единого слова, дал тому несколько купюр. Судя по цвету, десятитысячные. Тот не сменил выражение лица, молча указал на часы и ретировался. Проходя мимо подруг, Гремин шепнул:

– У нас час. Пора начинать спектакль. Ну, так что вы ответите, граф?

Он опустился перед Франкини на колени и довольно сильно потряс того за плечи. Старик был плох: голова полуоткинута, глаза навыкате, скрюченный рот. Видно, ценой колоссального усилия воли тот выговорил:

– Поверьте мне, я ничего не знаю. Может быть, что-то когда-то и было, я не помню, я просто не помню, не помню, не помню. Пустите меня!

Он попытался повысить голос, но Гремин еще крепче обнял его:

– Ну что же, тогда мы вам сейчас покажем небольшое представление…

Гремин встал и задернул шторы, чтобы не подглядывали с веранды. Правильно, отметила Евгения. Зажег свет.

Марианна и Евгения встали на колени друг напротив друга в пространстве между диваном и стеклянным столом и стали скоренько раздеваться. Времени было в обрез, но они все обговорили заранее: кофточки, потом блузки, потом юбки. Так они остались в одном нижнем белье. Граф ошалел. Он уже не лежал, откинувшись, а сидел, подавшись вперед и неестественно вытянув шею.

Евгения достала из сумочки шприц и две ампулы – в США она училась на курсах медсестер, – разбила ампулы, ввела лекарство в шприц. Надеялись, что в своем состоянии Франкини не уловит оттенки запаха и цвета. В ампуле был элементарный витамин Б. Евгения вколола пол-ампулы себе, вторую половину – Марианне.

Снимать бюстгальтеры не договаривались, но Евгения легко сорвала прозрачно-батистовый, кружевной, мало что скрывавший бюстгальтер Марианны и он спланировал на пол. Обворожительные, упругие груди Марианны освобожденно заколыхались. Марианна гневно сверкнула глазами и тут же расстегнула бюстгальтер Евгении, чего та не предусмотрела. У Евгении была довольно плоская грудь, хотя и привлекательная по молодости. Евгения не расстроилась: «Ничего, сучка. Красивые груди – не самое главное в жизни».

Старика ломало. Девушки бросали озабоченные взгляды на Гремина. Но у того все было рассчитано до минуты.

– Смотрите, граф…

Гремин вынул из кармана шприц и ампулу – на сей раз с морфием. Показал Франкини, чтобы тот удостоверился в подлинности наркотика. От достоинства аристократа не осталось и следа. Франкини умирал, корчась с зеленой пеной на губах.

Гремин, обратясь к девушкам, проронил:

– Одевайтесь! И снарядите шприц.

Устроившись на коленях, чтобы смотреть прямо в глаза Франкини, Гремин крепко стиснул ему плечи. Тот застонал.

– Послушайте меня, граф. Сейчас вы мне скажете, где документы, и мы вам сразу же вводим морфий. Вы согласны?

Франкини закивал настолько энергично, что Евгении показалось, что его голова вот-вот оторвется и покатится по мраморному полу. Он протянул дрожащие руки к девушкам.

– Нет, слово за вами, – остановил его Гремин. – Сперва вы нам говорите, где документ, а уж потом – все остальное. Выпейте для начала.

Он вынул из кармана серебряную фляжку, достал носовой платок, стер пену с губ Франкини, налил виски в рюмочку, служившую пробкой, поднес ко рту Франкини, заставил проглотить. Тот закашлялся. Гремин повторил процедуру, через пару минут взгляд Франкини слегка просветлел. По крайней мере он был в состоянии держать голову.

– Я скажу. Но мне тяжело. Очень тяжело. Поверьте!

– Верю. Поэтому говорите быстрее.

С трудом шевеля губами, Франкини медленно выдавливал из себя слова:

– Я отдал эти документы. Отдал. Я любил женщин. Нет, не любил. Был увлечен, – он закашлялся, снова побагровел.

– Вколи! – бросил Гремин Евгении. Они стянули со старика пиджак, закатали рукав рубашки. Рука была почти бестелесная, одна кость – Вот вена, давай быстрее!

После укола Франкини задышал ровнее. К нему вернулся румянец. Еще немного – и он открыл глаза.

– Ну, так кому вы отдали документы, граф?

Переведя дух и пошевелив губами, словно проверив, на месте ли они, тот произнес:

– Я их никому не отдавал.

– Как не отдавали? – Гремин собрался не на шутку разозлиться.

– Я их подарил. Нет, по сути их у меня украли. Я тогда любил одну женщину. Это была самая страшная – и странная – любовь в моей жизни. Я ей сболтнул об этих документах, и она их выклянчила у меня. Мне они тогда все равно были не нужны.

– Кто она? – суровым голосом потребовал Гремин.

– Сейчас скажу. Герцогиня, герцогиня… Ка… Га…, – граф запнулся, заморгал глазами, словно испугался. – Нет, нет… У нее не было титула.

– Так герцогиня или нет? – надавил Гремин.

– Я не помню. Не помню, – испуганно, чуть ли не мальчишеским голосом, пробормотал граф, озираясь по сторонам.

Гремин попробовал его потрясти. Тот запищал. Евгения смекнула, что пора вмешаться.

– Не надо, Эндрю! Он не придуривает. Он действительно не помнит. Это Паркинсон.

Гремин поднял брови. Видимо, поверил.

– Хорошо. Как мы можем найти эту женщину?

– Я не знаю. Не знаю. Я ее с тех пор не встречал. Правда не знаю.

– Тогда попробуйте описать ее. Только быстрее.

– Стерва. Господи, какая же она была великолепная стерва… – Блаженная улыбка перегнулась в гримасу боли. Напряженные складки на лбу и вокруг рта выдавали, что Франкини мучительно старался вспомнить хотя бы что-нибудь. – А, вот. У нее было родимое пятно на левой груди. Над соском. Все шутили – знак зверя.

– Ну скажите хотя бы, где вы с ней познакомились?

– На кладбище.

– На кладбище. На каком?

– На Верано. Там лет пятнадцать назад в семейных склепах устраивали тайные оргии. Мне довелось там побывать. Тогда-то мы с ней на мою голову и познакомились. Потом у меня начались неприятности с фашистскими властями. Я бежал в Швейцарию. Больше я ее не видел.

Франкини утомленно затих. Чувствовалось, что наркотик действует. Страдальческое выражение исчезло с его лица, он зевнул, раз, другой. Еще немного, и он погрузится в блаженство сна. Гремин перевел взгляд на Евгению. Та повторила:

– Бесполезно. Он не помнит. И к тому же он сейчас заснет.

Гремин встряхнул Франкини. Не сильно, но ощутимо.

– Не спите. Я все равно не отстану. Где мы ее можем найти?

Заплетающимся языком граф вымолвил:

– Я не знаю. Мы с ней познакомились на Верано. Наверное, и сейчас ее можно там встретить. Как я слышал, она не изменила своих пристрастий, – Франкини снова призакрыл глаза.

– Каких пристрастий? – не удержалась Евгения.

На секунду очнувшись, Франкини остановил на ней почти осмысленный взгляд:

– Curiosity killed the cat, красавица моя, – он засмеялся. Наверное, ему хотелось захохотать гомерически громко, но вышло что-то похожее на глухое хихиканье. – Некрофилия, – смех перешел в кашель, затем в легкий храп.

Граф заснул. Они не успели ни обменяться словами, ни переварить происшедшее, когда на лестнице послышались шаги. Появился камердинер.

Он, видимо, собирался получить очередную мзду и приготовился быть строгим.

– Ну, вот видите, что вы натворили. Я же вас предупреждал!

Гремин отвел возможность дальнейших домогательств:

– Мы ничего не натворили. Все, как договаривались. Лекарство пациенту введено, в нужной дозе, лучшего качества. Можете проверить, – он протянул на ладони обломки ампулы. – Минуту назад он заснул, сейчас у него восстановится нормальное дыхание и вечером он проснется огурец огурцом. Так что не волнуйтесь.

– Вы узнали, что хотели? – спросил он.

– Не все. Нужно будет поговорить еще раз. Может быть, два от силы. Только больно уж он стар. Многое забыл. Да и сочинять любит. Не сразу сообразишь, что он придумывает.

– Такое с ним бывает, – охотно согласился камердинер. – Только имейте в виду, в следующий раз такса будет выше. Вы в два часа не уложились, а отвечать мне.

– Согласен. Я вам позвоню на следующей неделе. Напрямую вам.

– Хорошо, дотторе, – признав наконец в Гремине авторитет и силу, жадный камердинер наградил его непонятным титулом.

Возвращались в машине молча. Гремин был погружен в себя. Марианна откровенно ошеломлена и растеряна. Евгения внутренне ликовала. Наконец-то они получили подтверждение того, что искали. Документ, раскрывающий тайну Гоголя, существует. И у них есть ключ, как его найти! Евгении доводилось бывать в Верано, в той части на холме, где располагались семейные склепы. Зловещее место…

Евгения не успела заснуть, когда по двери раздалось легкое кошачье поскребывание. На пороге стояла Марианна. В кружевной французской ночной сорочке, выбивавшейся из-под гостиничного махрового халатика.

– Пойдем отметим! Отметить было что.

Это была их вторая (после памятной встречи с Божаной) ночь любви с Греминым. Они не пили, не ерничали, не самоуничижались, не злорадствовали… Все прошло тихо, спокойно, словно они втроем одна семья. Гремин не переставал думать о своем, но был ласковым и внимательным. И Евгении было хорошо с ним. И Марианне, похоже, тоже. Во всяком случае, Евгения несколько раз заглядывала испытующе ей в глаза и не находила ни вражды, ни отторжения. Засыпая, Евгения блаженно жмурилась: «Это самая счастливая ночь в моей жизни. Мы победим и будем счастливы все».

ГЛАВА 14

Девушки спали в разных углах постели, когда их разбудил Гремин:

– Вставайте, красавицы, пора! Давайте же, проснитесь! Раз, два, три – проснулись!

Пробуждения давались Евгении тяжело. Но поскольку ночью почти не пили, похмелья не было, голова не раскалывалась, не маячила серая мохнатая пелена перед глазами, и голова просветлела быстро. Минута – и Евгения вразумительно посмотрела на Гремина.

– Нам нужно, пока все спят, аккуратно подъехать к вилле Кастель дель Ручелло и еще раз поговорить с хозяином, – сказал он.

– А ты условился с камердинером?

– Нет, а зачем? Камердинеру я вчера подарил бутылку прекрасного французского арманьяка. А для надежности аккуратно поднакачал туда снотворного – через пробку, шприцем с тонкой иглой. Бутылка, думаю, до утра не дожила. Собак на территории, похоже, не держат, электросигнализация не установлена… Так что давайте быстренько! Кофе выпьем в машине. Термос я приготовил.

Девушки не заставили себя долго ждать. Евгении потребовалось минут семь, чтобы привести себя в порядок, Марианне – чуть больше. Каждая одевалась в своей комнате, так что обмениваться утренними банальностями им не пришлось. Но и волком друг на друга они тоже уже не смотрели.

Они выехали в пять утра. Рассвет только-только занимался. Все покрывала легкая, прозрачная дымка. Не шевелились ни листик, ни травинка. Царила безбрежная, бесконечная тишина. И гармония. Казалось, так будет всегда.

По проселочной дороге, петлявшей между виноградников, просыпавшихся ото сна, они за десять минут, не спеша, добрались до задних ворот виллы. Оттуда оставались какие-то двести метров внутренней дороги до хозяйственного крыла усадьбы. Гремин остановил машину. Они вылезли с намерением перелезть через забор, но ворота были распахнуты. Ночью прошел короткий ливень. Земля еще не успела затвердеть, и на грунте отчетливо виднелись следы толстого протектора. Причем дорога была им исчерчена довольно густо. Скорее всего, машина проехала и туда и обратно. А еще петляла одна полоска, много тоньше. Местами пропадала. То ли велосипед, то ли мотоцикл. Евгения присела, чтобы получше рассмотреть.

– Судя по ширине протектора, скорее всего джип, – поставил диагноз Гремин. – И велосипед. Кажется, американский.

Евгении намек не понравился.

– Вперед! – скомандовал Гремин.

И они бодрым шагом по обочине, чтобы не сбивать следы, направились к вилле. Миновали вчерашний ботанический сад.

Перед крыльцом следы перемешались в сплошное месиво. Видно, на этом пятачке джип разворачивался. Велосипед тоже вскоре обнаружился – валялся под окнами.

Дверь на кухню была распахнута. На полу, у самого входа, распластался камердинер. В правой руке он сжимал вальтер. Гремин наклонился, понюхал ствол, покачал головой.

– Он не успел выстрелить, – и попросил своих спутниц: – Постойте на месте, не топчите!

Камердинер лежал на животе, голова была по-чудному закинута. Набок и вверх.

– Вызвать «скорую»? – с сомнением спросила Марианна.

– Пока не стоит, – Гремин не суетился. Он спокойно коснулся тремя пальцами шеи лежащего. – Смерть наступила примерно час-полтора назад. Перелом позвоночника. Очень непростой прием. Требуются ловкость и физическая сила.

Он оглядел пол вокруг тела. На керамической плитке, старой, изношенной, грязно кирпичного цвета, при еле-еле брезжившем свете что-либо разглядеть было трудно.

– Не знаю. Но я бы побился об заклад, – сказал он, – что нападавший был один. – И, помолчав, добавил: – Пошли.

Стараясь не шуметь, они перебрались на господскую половину. Гостевая комната, коридор. Спальня хозяина, скорее всего, этажом ниже. Спустились по темной боковой лесенке. Дверь в спальню была закрыта. Обернув ручку платком, Гремин потянул. Дверь еле слышно заскрипела.

Здесь уже Первой империей не пахло – позднее Барокко, в самом пышном, густом цвету. Темно-малиновый балдахин, прикрепленный к потолку, тяжелый бархат, квадратная кровать.

Глаза Евгении поспешили скользнуть вбок. Одеяла в кружевных пододеяльниках грудились у подножия кровати. Кровать была громадная, а Серджо Франкини, без ночной сорочки, в центре ее казался крохотным и щупленьким цыпленком, приготовленным под карпаччо на серебряном блюде. Теперь его оставалось хорошенько отлупить молоточком, поперчить, посолить, полимонить.

Евгения взглянула на Гремина. Тот сосредоточенно всматривался в сторону веранды, той самой, с балюстрадой, которой они восхищались накануне. Дверь на веранду была распахнута, легкий ветерок покачивал шторы, на полу жирно отпечатались кровавые следы. Гремин прищурился, выглянул наружу. Следы вели дальше. Он постоял минуту в задумчивости, потом произнес:

– Их двое. Один раненый, другой – поддерживает. Или один у другого под пистолетом.

На сладковатый дурман свежей крови наслаивался кисло-гнилой запах рвоты. У камина, в углу, пол был обильно перепачкан блевотиной. Евгения тоже почувствовала позыв.

В комнате хватало света. Уже рассвело. Посередине необъятной кровати возлежал труп Серджо Франкини. Почти в позе Христа: ноги вместе, руки в стороны. Возлежал в кровавом болоте. То, что когда-то было великолепной периной, застеленной белоснежными простынями, сейчас представляло собой густое красное месиво. Ни одного белого островка.

Первой не выдержала Марианна:

– У него помимо Паркинсона была гемофилия. Еще с молодости. Достаточно крохотной ранки – и кровь потом не удавалось остановить днями.

Вокруг постели тоже лужи крови. Пол был старый, неровный, – паркет, видимо, не перекладывали с конца XVIII века – и кровавый ручеек успел добежать до двери на веранду.

– Что все это значит? – спросила Евгения у Гремина. Непроизвольно вопрос прозвучал грубо, враждебно.

– Очень просто, – Гремин не обиделся. – На войне, если не хочешь работать ножом, самым эффективным методом пытки считается этот. Клиента укладывают на пол. Простреливают левую кисть, потом правую. Левое предплечье, потом правое. Левое плечо – правое. Левая стопа – правая. До бедра доходят только отпетые садисты, из удовольствия. Чаще всего человек заговает на третьем, четвертом выстреле…

– Важно только, чтобы калибр был покрупнее. А здесь, похоже, стреляли из пушки. Да, профессионально сделано.

Евгении почудилось, что она уловила нотки восхищения в этом слове – «профессионально», и она едва удержалась, чтобы не улыбнуться.

Гремин кисло скривился.

– Попробуем догнать их. Они не успели далеко уйти.

Следы возле дома вели все к той же двери на кухню, где стоял джип. Потоптались у искусственного пруда. Судя по примятой траве на берегу, здесь неизвестные обмыли обувь. Дальше кровавые пятна исчезали.

– В машину! Бегом! Нужно догнать их прежде, чем они свернут на нормальную дорогу, – бросил Гремин. – Там никаких следов не найти.

Ехали недолго. Минут десять. За джипом. Елочка протектора четко отпечаталась рубцами на грунтовом покрытии. В итоге оказались у подножия колокольни Сан Бьяджо, где стоял широкий песочно-желтый джип. Дверь была не заперта.

Гремин жестко скомандовал:

– Ждите меня здесь. Не сметь за мной, – потом смягчился. – Я прошу вас – не нужно.

Гремин вытащил из-за пояса «беретту», стандартную, как в итальянской армии. «Профессионалы всего мира носят оружие за поясом», – только и успела подумать Евгения. Свой кольт она держала в сумочке.

Гремин поднимался быстрыми длинными шагами по узкой, крутой каменной лестнице, которую они преодолевали накануне. Евгения хотела выждать хотя бы секунд тридцать, но Марианна с шумом полезла сразу же, и Евгении ничего не осталось, как следовать за ней. Она сняла пистолет с предохранителя…

Гремин, оставив попытки подняться неслышно, скакал по ступенькам. Евгения старалась не отставать, грудь разрывало. Наконец квадрат утреннего света. Гремин впереди резиновым мячиком выпрыгнул наружу. И сразу откатился в сторону, на случай если будут стрелять. Но никто не стрелял… Тишина. И молчание. Долгое и странное. Наконец удивленный голос Гремина:

– Отец Гермоген, что вы здесь делаете?

Отвечали по-французски. Голос сильно не молодой, властный.

– А, мой юный друг? Сейчас прибью этого подонка и спокойно вам все объясню за стаканчиком «граппы».

Девушки аккуратно высунулись. У одного края колокольни застыл Гремин с «береттой» в опущенной руке. Пространство посередине занимала звонница. С другой ее стороны на каменном парапете стоял незнакомец, – Евгения была уверена, что она где-то встречала этого человека. Высокий, худой мужчина лет семидесяти пяти, с копной всклокоченных седовато-серых волос, с орлиным носом, властными губами, лицо изрыто глубокими морщинами и совершенно чистый лоб. Одет, как католический священник вне службы: темный костюм, форменная рубашка, легкая золотая цепь. Крест спрятан во внутреннем кармане пиджака. В левой руке он сжимал массивный пистолет – «парабеллум», как потом выяснилось, – и направлял его вниз.

Услышав шум у люка, старик обернулся вполголовы. Девушки, сообразив, что им нечего бояться, выпрямились. И здесь на их глазах случилось непредсказуемое. Они едва успели заметить, что за парапетом кто-то висел. Виднелись только руки, судорожно вцепившиеся в мраморную балку, и кусочек лысой головы. Когда отец Гермоген на секунду отвлекся на шорох, одна белая от напряжения рука внезапно схватила священника за щиколотку и потянула к себе.

Чтобы сохранить равновесие, отец Гермоген резко накренился, зашатался и потерял равновесие. Евгении показалось, что его снова дернул тот второй, висевший. И отец Гермоген рухнул с парапета на каменный пол. Длинное, тяжелое тело шлепнулось с глухим стуком, последовал щелчок.

Отцу Гермогену не повезло. Его голова лопнула. Мозг вперемешку с кровью медленной серой массой вытекал наружу. В распахнутых, уставившихся в небо глазах застекленело изумление: «Как такое могло произойти?» Несколько судорожных движений, и тело застыло. «Парабеллум» отец Гермоген так и не отпустил.

Девушки пребывали в оцепенении. Вывел их из этого состояния голос Гремина. С трудом узнаваемый в своей будничности.

– Ну а вы-то, отец Федор, еще долго будете висеть? Поднимайтесь! Дать вам руку?

Через два часа все было кончено. Местные карабинеры перетащили труп отца Гермогена в участок. Были сняты первые показания. Установили, что Серджо Франкини расстреляли из «парабеллума», который вплоть до смерти сжимал отец Гермоген. Других отпечатков пальцев на оружии не обнаружили. Вскоре должен был подъехать следователь из Рима.

В ожидании устроились в незатейливой таверне. Не в ближайшей, а чуть поодаль, чтобы не было видно колокольни. «Церковь Богу, колокольню – дьяволу!» – Евгения вспомнила где-то прочитанную или услышанную фразу.

Они уселись за грубым деревянным столом в углу. Есть никому не хотелось. Заказали столового вина. Влили в отца Федора стакан «граппы», той, что перед смертью упомянул отец Гермоген.

У отца Федора долго не сходило с лица выражение испуга, у него были выбиты передние зубы, содраны в кровь руки и вывернуты ногти, мокрая сутана была в грязи. Евгении подумалось, что в таком облачении он вполне мог сойти за францисканца. Придя в себя, умывшись, позволив себя перебинтовать и выпив «граппули», истерзанный оборванец на глазах преобразился.

Евгения увидела перед собой русского попа, говорившего на скверном французском. У него была невнятная бородка, густые брови, проницательный взгляд добрых с хитрецой карих глаз, большие руки и брюшко. Если бы не ощущение скованности, которое испытывала Евгения, чувствуя тайную опасность. Ее поразило, что отец Федор, отогревшись и выпив свою «граппу», отнюдь не производил впечатление человека, только что пережившего ужасный шок.

О том, что произошло, отец Федор поведал, причитая и напоминая самому себе, что нужно укрепить все замки в церкви, прежде всего замок на двери Ольги Васильевны, и прекратить давать ночлег всяким проходимцам.

Ни для кого не составляло секрета, что отец Гермоген и отец Федор не сильно любили друг друга. По правде, они ненавидели друг друга всеми фибрами души. Тому хватало причин. Один был профессиональным священником, принял постриг по призванию, в юности. Другой – кадровый военный, офицер Генштаба, обратившийся к Богу от безысходности в самую тяжелую минуту своей жизни. Один – малообразованный, едва осиливший духовную академию. Второй – поступил мальчишкой в кадетский корпус, чтобы бороться с врагами Отечества, окончил Академию Генштаба и Московскую консерваторию, сдал экстерном экзамены на философский факультет Московского университета и в армии сделал блестящую карьеру. Один всю жизнь бросал вызов течению, другой всю жизнь плыл по течению. Один, несмотря на годы, ранения, увечья, до последних дней оставался красивым, видным мужчиной, из тех, на кого и в монашеском рубище заглядывались и кинозвезды, и герцогини. Другой – облысевший, располневший, неприметный. Представить отца Федора с женщиной – разве что с Ольгой Васильевной у самовара, – не получалось.

Но и это еще не все. Отец Федор свято верил, что какая бы власть ни правила в Москве и Питере: большевики, Советы, Сталин, НКВД, – Россия все равно остается Россией. Как бы власть ни притесняла Церковь, все равно это наша власть. И в меру своего разумения и своих скромных возможностей старался приблизить свой приход Святителя Николая к советской власти, к советскому посольству, к матери-Родине.

Отец Гермоген такую позицию отвергал категорически и бескомпромиссно. Для него Россия с большевиками не была Россия. Так же как для него не существовало выбора, кто он первее: русский или дворянин. Он – дворянин, а дворянство, как благородство, не знает национальности.

Оба не особенно скрывали свои убеждения. Храм Святителя Николая стал центром притяжения для той эмиграции, которая после победы Советского Союза, и тем более после смерти Сталина, была готова многое простить и забыть. Напротив, маленький греческий храм Святого Варфоломея, где приютили отца Гермогена и где он проповедовал, превратился в прибежище ярых, неисправимых антисоветчиков…

Они иногда навещали друг друга. Бывало, на пасхальной неделе отец Федор приглашал отца Гермогена на обед. И оба следили друг за другом.

И вот отцу Федору бдительные прихожане донесли, что отец Гермоген куда-то собрался. Отец Федор всполошился и направился к отцу Гермогену. Узнал, что тот хочет посетить отца Исидора, тот при смерти. И навязался отцу Гермогену в попутчики.

Отец Исидор жил в городке Понджибонси, недалеко от Сиены, невзрачном для тех красивейших мест. Ему было за девяносто. В прошлом царский сановник, благообразный старичок с седеньким младенческим пушком на съежившейся головке, с миниатюрной крольчачьей бородкой, маленькими ручками, сложенными на груди, – он умирал уже лет пятнадцать. В честь приезда единоверцев старичок поднялся, слегка воскрес. Они послужили в ближайшей часовне, вместе составили простенькую трапезу. А поутру, оставив отца Исидора на попечении молоденькой девушки лет двадцати, худенькой, робкой, неизвестно кем ему приходившейся, стали возвращаться. Близилось к вечеру, и, проезжая съезд на Кьюзи, отец Гермоген без предупреждения повернул.

– Ты куда?

– Навещу старого приятеля, графа Серджо Франкини. В 1914 году он был третьим секретарем итальянского посольства в Санкт-Петербурге. Ох мы погуляли вместе! Шампанского испито – не описать…

Отец Гермоген мечтательно покрутил головой. Отец Федор ему поверил.

Они остановились в недорогой гостиничке не доезжая Монтепульчано, договорились проснуться утром пораньше и вместе отправиться в поместье Кастель дель Ручелло. Но то ли от непривычки к разъездам в машине (в джипе трясло нестерпимо), то ли от усталости и подозрительности, отец Федор спал из рук вон плохо.

Около четырех раздался приглушенный рокот. Когда отец Федор спустился, отца Гермогена уже след простыл. Ночной дождь хорошо промыл небо. Светили звезды. Джип оставлял глубокую колею.

Отец Федор без спроса позаимствовал старый велосипед кого-то из прислуги, – здесь он перекрестился: «Грешен, прости меня Господи. Надо будет вернуть», – и пустился вдогонку. Ворота в поместье он обнаружил незапертыми. Машина припарковалась у черного входа. Камердинер был еще теплый.

Послышался выстрел, потом еще один. Отец Федор разыскал спальню графа и от ужаса представшей его взору картины его вывернуло наизнанку. Отец Гермоген направил пистолет на отца Федора, но на его счастье душегуб все пули израсходовал на бедного Франкини. Раздался пустой щелчок. И тогда отец Гермоген широким движением руки, наотмашь, как хлыстом, ударил отца Федора по лицу пистолетом. Потом отца Федора, потерявшего сознание, потащили к машине. Он очнулся от тряски. Левой рукой отец Гермоген держал руль, а правой – упирал дуло в бок отцу Федору, полусидевшему на соседнем сиденье.

– Больно было до одури, – сознался отец Федор. – И от выбитых зубов, и от рассеченных губ, и от жутко неудобной позы.

Ну а дальше они уже все себе представляли. Отец Гермоген остановился около колокольни и, пиная отца Федора дулом «парабеллума», заставил его подняться на крышу. Там приказал встать на парапет лицом к нему и падать спиной вниз. Взывания к милосердию, к Господу – ни к чему не привели. Отец Гермоген только ухмыльнулся. Попытка обратиться к другому аргументу – мы же православные, русские, дворяне, наконец, – оказалась еще менее успешной: «Ты такой же дворянин, как я – китаец! Мои предки с Иваном Грозным Казань брали, а твои, насколько мне известно, дослужились до коллежского асессора в городе Сран-Урюпинске после отмены крепостного права. Так что не надо. Прыгай, сука!»

Отец Федор прыгнул. Как он рассказывал, он сам не понял, что произошло. Видно, слишком велика была воля к жизни. Ему удалось ухватиться за парапет. Сперва отец Гермоген рассвирепел, но развеселился и решил поиграть. Стал наступать на пальцы.

– Несмотря на возраст и худобу, дядька он здоровый. Сапоги до сих пор заказывал себе гвардейские, у лучшего римского сапожника. Мои бедные пальцы аж захрустели. Еще раз-другой, я бы отпустил, – жаловался отец Федор.

И тут появился Гремин, и окрыленный внезапной надеждой, с неизвестно откуда взявшейся силой отец Федор ухватился за ногу своего мучителя. А тот возьми да и потеряй равновесие.

– Промысел Божий, другого объяснения я не вижу, – подытожил отец Федор.

Они переглянулись. Марианна явно была ошеломлена. Евгения не знала, как расценивать происшедшее. Гремин выглядел невозмутимым.

Отец Федор уже настолько восстановился, что, справившись с овощным супом, несмотря на отсутствие зубов, рискнул подпитать себя знаменитой местной вырезкой. Он снова чувствовал себя полностью в своей тарелке, с осуждением поглядывал на девиц. Изрек, что всем четверым сейчас лучше пищи телесной, как ничто помогла бы хорошая исповедь.

По существу, они могли бы уже ехать. Оставалась безделица. После завершения драмы на колокольне они вызвали карабинеров и потом рассказали все – в рамках разумного, естественно. Теперь следовало подписать протокол. Марешалло обещался привезти бумаги часам к двум. Уже отбило три.

И тут в тратторию вошел человек, не местный, и решительным шагом направился к их столику. Он был в костюме, при галстуке, коротко пострижен, с коротенькими ухоженными усиками. Под мышкой держал пачку газет. Гремин заметно побледнел.

– Ну что, Гремин? Что скажете? Я же вас предупреждал держаться подальше от таинственных историй. И вот снова трупы. Целых три. Нездорово получается.

– Здравствуйте, комиссар. Не говорю традиционное «мне приятно вас видеть».

– А вам сказать нечего?

– Да, строго говоря, так. Все, что я и мои друзья знали, – мы рассказали вашим коллегам. Хотя мы, естественно, в вашем распоряжении.

– Понимаете, в чем проблема и ваша, и моя, – обратился к Гремину комиссар. – Я не сомневаюсь в вашем алиби. Ни в коей мере. Вы никого не убивали. Но почему-то людей убивают после того, как они поговорят с вами.

Комиссар поморщился, как от зубной боли. В комнате словно похолодало. Евгения и Марианна, сжавшись в креслах, во все глаза смотрели на Гремина. Он как ни в чем не бывало молчал, ожидая дальнейшего хода своего оппонента. «Хотя тот, наверное, вовсе и не был оппонентом», – подумала Евгения.

Лишь отец Федор попытался встрять.

– Комиссар, храни вас Господи, да что вы говорите. Андрей Николаевич у нас регент церковного хора в храме Святителя Николая, что на виа Палестра.

Комиссар прервал его:

– Падре, извините, дайте мы завершим разговор. Прошу прощения, – тихо, но таким тоном, что отец Федор больше не возникал.

Гремин продолжал безмолвствовать.

– Ну что же, молчите. Ваше право. Я бы на вашем месте тоже молчал. Думаю, вы сами до конца не понимаете, что происходит. Ну что же, послушайте.

Комиссар отслоил из пачки газет, которые у него были под мышкой, сегодняшнюю «Коррьере делла Серра», вытянул римское приложение, полистал. Где-то на третьей странице нашел то, что искал. Развернул, показал присутствующим. Статья называлась «Смерть в конюшне». Рядом фотография заброшенной конюшни, недалеко от Рима, чуть в сторону от новой Аппиевой дороги. Вчера утром бродяги нашли там труп женщины и из страха, чтобы их не обвинили в убийстве, позвали полицейских. Кто она, даже ее возраст – пока не удалось определить. Согласно газетной информации, перед смертью женщину сильно пытали. Ей жгли пятки, поломали кости, вырезали груди, поотрезали пальцы, выжгли глаза. Все это комиссар излагал нейтральным голосом, словно сообщение о футбольном матче «Сиены» с «Сандорией».

– Зачем вы нам это зачитывате? – попыталась было возмутиться Евгения.

– Не надо, Женя, – по-русски остановил ее Гремин.

– Действительно не надо, мадемуазель. Ваш друг все понял. Эта женщина – Божана Клионис, с которой вы ужинали вместе вчетвером, две недели назад. Она и до, и после того вечера неоднократно встречалась с вами. Хотя, опять-таки, вас никто не подозревает.

– Комиссар, извините, можно вопрос? – Гремину вернулся его обычный, вежливо-жесткий голос.

– Сколько угодно!

– Давайте отойдем в сторону.

Они переместились на крыльцо. Евгения быстро подошла к бару, чтобы попросить стакан воды. Напрягла слух. Ни единого слова Гремина не улавливалось. Комиссар отвечал громче.

– Не знаю. Честно. Кто убивал – консул или отец Гермоген – не знаю. Будем проверять, проведем баллистическую экспертизу, заново снимем все отпечатки. Если вы спросите мое личное мнение – скорее отец Гермоген. Впрочем, ручаться не стану. Не исключаю, что настоящий убийца благополучно на свободе и замышляет очередное преступление.

Берегитесь. Это единственное, о чем прошу вас. Несмотря ни на что, вы мне симпатичны. Потому что следующим будете вы. Вы и ваши подруги.

Комиссар зашагал прочь. Гремин так и остался на крыльце, погруженный в себя. Евгению он не заметил.

ГЛАВА 15

Альфред ликовал. Он ощущал себя на белом коне. Господи, сколько лет прошло с тех пор, как он ездил верхом! Не на белом коне, а вообще. Он даже не вспомнил бы сейчас, какой это был конь. Как ему хотелось расправить плечи, выпрямиться во весь рост, сорвать гадкие черные одежды, смыть грим, причесаться, одеться и снова стать самим собой! После стольких лет, стольких десятилетий унижения, прислуживания, лицедейства.

Он прекрасно помнил, зачем он затеял свою игру. Тогда не было другого выхода, другой возможности выжить. А потом появился смысл. Оказавшись в стане врага, дождаться часа, когда можно будет нанести врагу страшный удар. Если не смертельный, то очень болезненный. Это его вдохновляло, поддерживало, позволяло сносить беды и лишения, жить среди человеческих отбросов, питаться в прямом смысле слова на помойке. Потом жизнь повернулась к нему вполбока. Он обустроился, появилось подобие комфорта. Но он по-прежнему ждал своего часа. А этот час не наступал. И вот сейчас он был за шаг до цели.

Гремин, которого он так презирал, оказался вовсе не глуп. Он было хотел его уничтожить. Без пыток, попросту чтобы не мешал, не допустил глупостей по молодости. И к великому изумлению, не имея абсолютно никаких наводок, Гремин со своими сумасшедшими помощницами за несколько недель исхитрился подойти к заветной тайне ближе, чем он, профессионал, за два года изысканий. Да, с Греминым нужно будет разобраться, только позже. Сперва пусть доведет дело до конца.

Такая роль была для него непривычной. Альфред всегда брал на себя все по максимуму. Дрался, расплачивался, наказывал. Да, наказывать он тоже любил сам. И умел. На сей раз получилось иначе. Гремин пока не совершил ни одной ошибки. Оставалось следить, чтобы в нужный момент принять готовую работу.

Гремин не стал подкупать кладбищенских служек на Верано, что было бы бессмысленно и опасно. Нигде в криминальном мире круговая порука не приобретает столь беспощадные формы, как на крупных кладбищах. О его интересе сразу бы донесли местному барону, и в лучшем случае Гремину вежливо посоветовали не появляться на кладбище. При неблагоприятном, но более вероятном стечении обстоятельств его труп с ножом под лопаткой, порядком распухший и бесформенный, нашли бы где-нибудь в сточной канаве в районе римских Боргат. А может быть, и вообще никогда не нашли бы. Жители подземелья люди нелюбопытные. Им безразлично, зачем Гремин проявил свой интерес. Им важно, чтобы он его больше не проявлял. Никогда.

Альфред ждал, что Гремин проколется. И тогда эстафету принял бы он. Гремин не прокололся. Он никого ни о чем не спрашивал. Они втроем стали аккуратно и незаметно, без спешки изучать кладбище. Семья Марианны имела свой склеп, где всегда можно было устроить скромную службу, остаться помолиться, а то и заночевать незаметно.

Как вычислил Альфред, Гремин по ночам, железно удостоверившись, что за ним нет слежки, прятался в каком-нибудь укромном месте на всю ночь и наблюдал. Подготовка у молодого человека приличная – что есть, то есть, – сквозь зубы, с легким восхищением был вынужден признать Альфред. На старом Верано, с его тысячами ночных жителей, где уши и глаза имел каждый камень, каждое дерево, – лучшего способа наблюдать не существовало. Если бы Гремин попробовал шустрить, лазить, прислушиваться, приглядываться – его обнаружили бы в первую ночь. Тем не менее его не обнаружили.

За месяц с лишним таких бдений Гремину, похоже, удалось найти то, что он искал. По ночам на Верано совершалось разное: политики обсуждали серьезные дела, в семейных склепах предавались объятиям любовники, регулярно собирались главари римской массонерии и других тайных обществ. В пиньетовой роще верхнего Верано обосновались бывшие фашисты.

Здесь прятались опасные преступники – и от закона, и от своих собратьев. Иностранные разведчики назначали встречи с тайными агентами. Иными словами, жизнь бурлила. Случались постоянно и оргии.

Механизм кладбищенской оргии предельно прост. В любом крупном городе имеется группа людей с некрофилическими наклонностями. Кто-то борется с этим грехом до конца дней своих, кто-то не борется. Те, кто не борется, пытаются найти способ для удовлетворения своих потребностей. Существуют романтические способы: разрыть ночью свежую могилу на сельском погосте, выкрасть покойника в морге, пристроиться ночной сиделкой к умирающему родственнику и тому подобное. Но такие способы, во-первых, нерегулярны, а во-вторых, опасны. Проще договориться с кладбищенским начальством.

Каждый божий день в любом городе на кладбище из больниц, моргов, полицейских участков поступают неопознанные трупы, отлежавшие в морозильных камерах установленные для идентификации сроки. Их можно закопать сразу в анонимной могиле, чаще всего общей, на краю кладбища. Можно повременить сутки или двое, оставив в заброшенном склепе или подсобном помещении под замком. Что с ними будет в течение дня или ночи – кому какое дело.

А нередко трупы подбрасывают прямо на кладбище. И если у кладбищенского начальства нет основания подозревать, что речь идет об уважаемом и достойном гражданине и через какое-то время трупа хватятся, все складывается вообще идеально. Труп он как бы и есть, и его как бы и нет. В таких ситуациях кладбищенские служки позволяли традиционным клиентам, за хорошие деньги, забирать бесхозные трупы домой, с возвратом через несколько дней. А если за очень хорошие деньги, то и без возврата. Возможностей было пруд пруди. Неудивительно, что по ночам Верано гудел как маленький Монмартр.

Благодаря невероятному терпению и выдержке Гремину удалось обнаружить склепы, где по ночам происходили оргии, и выяснить: участники оргий попадали на кладбище через потайную дверку в северо-западной стене возле липовой аллеи. В условленный час дверка отворялась, появлялась мохнатая голова служки, и он пропускал человек пять-шесть, не больше. В темных плащах с капюшонами. Молча. Часа через три, перед рассветом, люди возвращались. И дверка захлопывалась.

Однако главные события происходили за массивными стенами роскошных склепов. Туда незаметно пробраться смогла бы разве что летучая мышь. Альфред с любопытством ожидал, как поступит Гремин. Проникнуть внутрь под видом завсегдатая этих сборищ он не мог, там своих знали в лицо, и его разоблачили бы в два счета. Не мог он обратиться и к местным мальчишкам. Они все состояли на содержании у кладбищенской банды. Гремин сумел познакомиться с главарем банды римских глухонемых, самого страшного воровского сообщества в Риме. Самого беспощадного. Здесь знали только одну меру наказания – смерть. Причем смерть через гаротту, как в Испании. Рассказывали, что вожак когда-то, двенадцатилетним пацаном, пришел сюда пешком из Испании.

Альфред наблюдал издалека в бинокль за их встречей на площади, недалеко от пирамиды Тестачо. Он умел читать по губам. Но на таком расстоянии ничего не улавливалось. К тому же уже темнело. Гремин говорил по-испански, четко шевеля губами. Главарь изъяснялся жестами, на азбуке глухонемых. Он, видимо, знал грамоту, потому что изредка прибегал к помощи длинной и узкой навахи, которой крупно чертил на земле отдельные слова.

Гремин пришел один, без оружия, принял все правила игры. Поклонился боссу, сел к костру, отведал общей трапезы, выпил «граппы» из алюминиевой кружки, затянулся «медзо-сигаро», взяв ее из рук вожака, и ни разу не скривился, не поперхнулся. Альфред мысленно аплодировал Гремину: молодец! Где только его учили? Обидно, что все равно придется убить. Потом босс, старый полуиспанец, полуцыган, подал знак рукой. У костра они остались вдвоем.

Бродяга хлопнул Гремина по спине и к удивлению наблюдавшего издалека Альфреда что-то произнес. Оказывается человек наводивший ужас на всех, начиная с комиссара полиции, прекрасно владел и слухом, и речью. Альфред в темноте ящерицей подкрался почти вплотную.

Гремин не особенно удивился чуду обретения речи. По крайней мере, внешне. Коротко объяснил свою просьбу. Требовалось изготовить дубль со связки ключей, которую постоянно носил на поясе один из подмастерьев преступного мира Верано. Здоровый малый с деформированным черепом. И никто не должен был заподозрить, что с ключей изготовили дубликаты. Следовательно, надо было выкрасть ключи, пока ключник спал, – а спали на Верано чутко, – за час-полтора изготовить дубликаты и незаметно вернуть на место. Ключник не должен был ненароком проснуться. Иначе его пришлось бы уничтожить. Со всеми нежелательными последствиями.

Главарь был согласен, но сказал:

– Я не лезу в чужие дела. Никогда. Верано – особый случай. Если ты затеваешь прирезать кого-то из тамошних королей, я должен об этом знать. Зачем тебе ключи?

Альфред позвоночником почувствовал, как напрягся в темноте Гремин. Интересно, как он выкрутится?

Гремин помолчал и ответил:

– Все правильно. Я никого не планирую убивать. На Верано в заброшенных склепах регулярно встречаются кое-какие люди из города. Причем, как правило, закрываются на ключ. Мне нужно поучаствовать в одной такой встрече. А потом, не перелезая через забор, выйти через потайную дверцу.

Ответ, по всей видимости, удовлетворил главаря. Не сказав много, Гремин сказал правду. Главарь ничем не выдал, что он понял, о чем речь. И у Альфреда осталось впечатление, что тот знает, в каком разговоре хочет поучаствовать Гремин.

– Сколько заплатишь?

– Вот задаток, – Гремин положил возле ножа деньги. Стопка была из пятитысячных, довольно толстая. – И ровно столько же сверх.

Главарь внимательно прищурился на деньги.

– Хватит этого. По рукам, – они выпили еще по «граппе», разделили еще один «медзо-сигаро». Молча разглядывали друг друга. Главарь – откровенно, не стесняясь, с улыбкой. Гремин – с достоинством, не волнуясь.

– Слушай, а зачем ты обратился к нам ради такого пустяка? Платишь огромные деньги. Тебя могли убить мои люди, покажись ты им подозрительным.

Гремин не темнил:

– Верано – не пустяк. Мне важно, чтобы ни одна живая душа не знала о нашем с тобой разговоре и о том, что у меня будут ключи. Кроме меня, тебя и твоего парнишки… На таких условиях я мог договориться только с тобой.

Снова воцарилось молчание. Главарь поглядывал на огонь, на нож, улыбался. Последнее слово было за ним:

– Да, пожалуй, ты прав. Можешь быть спокоен – когда все будет кончено, об этом деле будем знать только мы вдвоем.

Гремин побледнел, но совладал с собой:

– Но это уже тебе виднее.

В ту ночь Евгения бодро направилась к семейному склепу Марианны. Сама Марианна была уже там. Очевидно, вскоре должен был появиться Гремин.

Альфред прятался в развалинах Сан Лоренцо, в верхнем ярусе, в листве, где его никто не видел. С бутылкой «граппы», термосом кофе, с буханкой серого немецкого хлеба, напоминавшего ему детство. Ему нравился немецкий хлеб. И как он ненавидел итальянскую чабатту! Накануне он стал свидетелем, как в толпе на площади Болонья вожак глухонемых передал Гремину кожаный мешочек. Тот в ответ – конверт с деньгами, который вожак, кстати, не хотел брать. Потом взял. Они обнялись, расцеловались, как добрые знакомые. Альфред в очередной раз не удержался: грамотно работает, сука!

Он не смог выследить, как Гремин проник на кладбище. Значит, остался со вчерашнего вечера. Сейчас попасть вовнутрь предстояло ему.

Альфред выбрался из своего насиженного убежища. Натренированное, упругое, несмотря на набравшийся жирок, тело повиновалось с точностью швейцарских часов. Закрыв глаза для пущего блаженства, он несколько раз качнулся корпусом вправо-влево, потом бросил сомкнутые ноги в пустоту. Обломок балки над правым крылом трансепта – второй бросок. Парус, когда-то хранивший лик евангелиста Иоанна – еще бросок. Карниз вдоль правого нефа – и мягкое скольжение вниз по пилястру. Ни единого звука, шороха, стука, скрипа – так он преодолел тридцать пять метров и оказался на земле.

Плотный черный свитер, хотя было совсем не холодно, простые брюки, серые, никакие, удобные башмаки, старые, разношенные, на шнурках. Когда шнурки завязываешь в два узла – это самое надежное. И нога себя чувствует свободно, и ботинок не соскользнет. На голове – баск. За поясом под свитером пистолет «Штейр» – оружие интеллектуалов, садистов и уголовников высочайшей квалификации.

Альфред медленно пошел на некотором расстоянии вдоль основной северо-западной стены кладбища. Собственно, это и была настоящая стена. Все остальное вдоль Танженцьяле представляло собой фашистский новодел. Стена поддерживала насыпной плоский холм, на котором размещались склепы и капеллы знати и богатых торговцев и промышленников.

В подходящий момент Альфред, как белка, вскарабкался на ближайший ясень, подтянулся, качнулся. Перекинулся на соседнее дерево у самой стены. Повис на стене, держась за обломок то ли полуразрушившегося карниза, то ли какой-то старый барельеф – за какой-то выступ. Стена старая, словно изрытая оспой, зацепиться есть за что. Всосавшись в стену, Альфред прополз три-четыре метра и оказался наверху. Минута раздумья, балансирования. Прекрасно видя в темноте, он успевал окинуть взглядом окрестности, определить, где помягче грунт. Легкий наклон стального тела – и он опускается в нужной точке. Бесшумно, тихо, не только не запыхавшись, а и почти не испачкав одежду. Теперь предстояло найти прекрасную троицу. Он подобно Гремину, вжался в стену, превратился в человека-невидимку и стал смотреть и слушать.

Проходили какие-то люди, кто-то прополз рядом, оставляя аромат дорогих сигарет, щекотнуло ноздри дуновение французских духов, кто-то приглушенно матюгнулся, кого-то ударили, где-то послышались шлепки падающей с лопаты земли. Альфред не обращал внимания. Пока наконец из ночного хаоса его глаз не выхватил то, что он ждал. Мужской силуэт бесшумно передвигался от склепа к склепу. Ночь была безлунная. Ребята сработали грамотно, но не учли одного. Если уметь расположиться, то и звезды могут дать достаточный свет.

Через какое-то время к Гремину подтянулись две женские тени. И маршруты, и момент Гремин вычислил правильно. К тому же в богатой части кладбища простая публика, местная шпана особо не показывалась, дабы не нарваться на неприятности.

Они остановились в колоннах капеллы Манфреди – внушительного сооружения с низким, приземистым портиком и восемью толстыми гранитными колоннами. Там могли спрятаться с десяток рослых солдат. Только зачем они здесь прячутся? – Альфред недоумевал и вскоре понял: они наблюдали за часовней Альдобанини. В каких-то десяти метрах поодаль, в окружении кустов рододендрона.

Альфред мало смыслил в архитектуре, но ему нравились незатейливые строгие формы старой часовни. Он любил порядок. Однако капелла Альдобанини славилась не только архитектурными красотами. Рассказывали, что в 1910-е годы один из младших отпрысков этих Альдобанини взялся водить сюда дружков и подружек. Ради сильных впечатлений попробовали с покойниками. Потом началась война, все затихло. После войны от многочисленного и некогда богатого семейства не осталось почти никого. В Риме – пара старух, племянники перебрались в Америку. Хотя деньги на поддержание капеллы в сохранности переводились исправно. Именно здесь, под бдительным оком кладбищенских служб, за баснословную плату богатые мира сего удовлетворяли свои грешки.

Ждать пришлось часа два, не меньше. Альфред был убежден, что на этом пятачке наблюдением занимались еще какие-то люди, но это его не беспокоило. Он привык доверять своей интуиции. Она его не подводила ни единого раза. Он знал, что эти люди, кто бы они ни были, не подозревали о его существовании. И, скорее всего, о существовании Гремина и девушек тоже.

Наконец послышалось какое-то движение. Из ниоткуда образовалась тень. Она бесцеремонно уселась на пень в кустах напротив капеллы. С оттопыренными боками, значит, вооруженная, – принял к сведению Альфред и улыбнулся.

От массивного мраморного ангела отпочковалась еще тень. Человек подошел к дверям капеллы. Осмотрелся. Еле слышно пошуршал ключом. Дверь приоткрылась. Тень проскользнула вовнутрь, прикрыв за собой дверь. Тусклая полоска света еле-еле обозначилась под дверью: так, зажгли фонарь. Угу, хорошо, отметил Альфред. Тень так же тихо выскользнула, на мгновение обнажив апельсиновую дольку тусклого света.

Вскоре появился первый приглашенный. Высокий, пожилой мужчина. Он поприветствовал за руку, не снимая перчатки, человека, стоящего у дверей, и тот почтительно склонился. Мужчина потрепал его по плечу, что-то передал, скорее всего кошелек. Затем выпорхнула парочка персонажей помоложе. Кругленькие, лысенькие, в масках, они подталкивали друг друга: мол, посмотри сюда, нет, сюда. Страж у дверей остановил их движением руки, жестом приказал снять маски. Подчеркнуто пересчитал деньги. Что-то процедил, и Альфред уловил только одно слово: «убью».

Следом пожаловали нестарый мужчина, прикрывавший лицо воротником плаща, по осанке военный, вместе с дамой: крупной, хорошо сложенной, с высоким бюстом, солидно колыхавшимся под шалью. Лицо было под маской. Этих страж встретил с особым уважением. Сам довел до двери, проводил внутрь.

Последнюю гостью прикатили в инвалидной коляске. Альфред никак не мог сообразить, кто ее катит. То ли карлик, то ли ребенок. Потом сообразил: горбун, скрюченный вдвое, с огромной головой и тяжелыми ручищами.

– Чао, каро, – просипел он стражу у дверей. Тот не возражал. Значит, заслужил право так приветствовать его.

– Здравствуй, Пепино. Ты, я смотрю, все ближе к земле клонишься.

– Да. Видно, час наступает.

– Ну ничего. Не горюй. Мы тебе найдем хорошее местечко.

– Да уж, вы заткнете в какую-нибудь дыру.

Дама на коляске не проронила ни слова. Она была укутана в несколько пледов, голова под чалмой, огромные темные очки, нижняя часть лица – нос, губы, – скрыты в кашне. Ее закатили в капеллу, открыв вторую створку. Зашел и страж. Другая тень осталась на стреме на своем пне.

Едва только дверь за гостями закрылась, Альфред вынул из кармана замотанный в несколько слоев бумаги кусок свежей пармской ветчины, развернул и аккуратно положил на ближайшую могилу. Ветчина источала такой аромат, что не прошло и двух минут, как за нее началась самая настоящая драка. Младший шпаненок покинул свое место, чтобы утихомирить разоравшихся кошек.

Альфреду хватило этих секунд. Мгновенно он оказался у капеллы. Напряжение упругих ног, прыжок, легкое усилие рук – и он на крыше. Точнее, его там нет, потому что он врос в крышу. Крыша имела четыре слуховые окошка, стекла из них были давно выдавлены.

Со своей позиции Альфред прекрасно видел и слышал все, что происходило внизу: и внутри капеллы, и снаружи. Его не видел и не слышал никто.

Гости размещались между колоннами. Фонари вырезали в темноте тусклые пятна. У алтаря, посереди черного мраморного круга, стоял невысокий стол. На нем лежало человеческое тело, прикрытое плотным черным холстом.

Страж – он же бандит – выступил вперед, и Альфред впервые сумел его хорошенько разглядеть. На поясе громоздкая связка ключей и тяжелый тесак в кожаных ножнах. Широкий в плечах, гибкий при кажущейся неказистости, короткие ноги, длинные руки, чуть не до колена. При такой фигуре ожидаешь увидеть волосатую рожу гориллы, но ничего подобного. Лицо было вполне осмысленное. Лоб высокий, прямой нос, тонкие, словно резанные по живому губы, крупные зубы, угловатый подбородок.

Неожиданно бандит обернулся: его голова несла на себе печать страшного увечья. Вся левая височная доля была сплюснута. С такой травмой редко выживают. Не став идиотами – и того реже.

Настоящий Квазимодо. Альфред его так и окрестил для себя. Могучий торс, мощные руки, узкие бедра. Скорее всего, из семьи циркачей.

Квазимодо между тем наставлял:

– Повторяю для тех двух господ, кто сегодня впервые, – он с неодобрением кивнул в сторону толстеньких педиков. – Вы оплатили свой вход, и каждый из вас имеет право на сорок минут времени. Не больше, не меньше. Во-вторых, не шуметь и не мешать окружающим. Если что-то не так, Гатто Морто будет постоянно около двери. Я тоже буду поблизости. Наконец, на теле не оставляйте следов. Никаких надрезов, разрывов, изъятия органов. И еще. Уходя, я закрою вас на замок. В интересах вашей собственной безопасности. Ровно через четыре часа я вернусь и выпущу вас. И вы все забудете. Вы меня поняли?

Квазимодо внушительно пошевелил руками в боковых карманах своего бушлата. Обозначились две массивные пушки. Скорее всего, американские кольты или немецкие парабеллумы. Альфред скривился: «Господи, до чего итальянцы любят позу».

– Повторяю, мелкая ошибка – штраф. Крупная ошибка – вы больше никогда сюда не попадете. За разглашение тайны вы платите жизнью. Все понятно?

Посетители закивали, а пожилой мужчина, сопровождавший высокую стройную даму, сказал:

– Хватит, Ренато. Ты лучше поговори с теми двоими. Мы-то с тобой столько лет знаем друг друга.

Квазимодо, оказывается, звали Ренато. Он изобразил подобие улыбки:

– Не прогневайтесь, ваше превосходительство, таков порядок. С меня требуют, чтобы я каждый раз повторял правила. Мне тоже не хочется терять работу.

Альфред точно где-то видел это лицо. И не в светской хронике. Его превосходительство протянул несколько банкнот, которые тут же исчезли в глубоком кармане Ренато.

– Покорнейше благодарю.

– Что нас сегодня ждет?

– Вполне приличный товар. Видимо, бездомный актер. Приезжий. В Риме с полгода, бродяжничал. Лет тридцать пять. Вполне приличное тело. Мы его помыли.

– А погиб как?

– С цыганами, знаете, что на Монтечелио раскинули лагерь, повздорил. Похоже, они его и убивать не собирались. Неудачно под нож попал. Так что тело целое.

Квазимодо неизвестно откуда вытащил огромную четырехчасовую свечу, зажег ее и поставил в основании тела. В очередной раз сурово смерил взглядом педиков, которые откровенно поеживались, и неслышно выскользнул через дверь. Ключ провернулся на положенные два оборота.

Альфред не раз участвовал в некрофилических оргиях. Они его раздражали. Он был брезглив. Его тошнило от одного запаха. Хотя острота в ощущениях была. Это правда. И ощущение опасности. Ну, да как бы то ни было. Сейчас его интересовало, что собирались предпринять его знакомые.

Альфред догадывался, что Квазимодо, хотя и пригрозил оставаться поблизости, пошел отдавать деньги местному барону. Таков был закон кладбища: деньги отдавались сразу. Конечно, Квазимодо мог попробовать и заначить. Только вряд ли. Здесь не шутили.

В любом случае он бы получил свой процент. И со своей Изольдой или Эсмеральдой – в воровских республиках, и особенно на кладбищах, обожали звонкие женские имена – отправился бы в ближайший трактир. Или, прикупив плетеную трехлитровую бутыль дешевого, но приличного кьянти, отпраздновал бы заработок со своей подругой дома. То есть в одной из заброшенных могил. Под утро Квазимодо должен вернуться выпустить гостей, хорошенько обыскать оставшегося на стреме Мертвого Кота – не выпал ли и тому какой магарыч. Да, и проверить состояние тела: в порядке ли, не осталось ли следов.

Добрую четверть часа никаких звуков из-за колоннады, где прятались Гремин и девушки, не раздавалось. Наконец отслоилась тень. Улучив удобный момент, в несколько неуловимых движений Гремин подкрался сзади к Мертвому Коту. Тот что-то почувствовал, привстал. Но поздно. На шее бандита замком сомкнулась левая рука Гремина. Шикарный прием! – восхитился Альфред. Он бы в таком положении попросту свернул голову противнику. А Гремин, придушив Мертвого Кота, вынул из кармана шприц и сделал тому укол.

«Так, будет спать до утра, сучонок, – подумал Альфред. – Значит, мы здесь остаемся по сути вдвоем. Девки не в счет. Складненько».

Из прикрытия показались девушки. Вместе они оттащили тело внутрь колоннады.

Гремин поставил одну девушку у дверей в капеллу, второй указал на прежнее место, в колоннаде. Сам надел скромную черную маску, достал из кармана ключи и, стараясь не шуметь, вставил в замок. Повернул. Створка отворилась бесшумно. Спокойно, без суеты Гремин вошел и прикрыл за собой дверь.

Пиршество было в полном разгаре. Гомики, голые, занимались любовью на столе. Степенный мужчина и интересная женщина средних лет, тоже голые, пытались совокупиться на мраморном полу, пристроив покойника третьим между собой. Благообразный старичок мастурбировал. Парализованная, усевшись на полу, одной рукой поглаживала покойника, другой ласкала собственные гениталии. Ее черная бархатная юбка была задрана. Единственный, кто оставался безучастным, – камердинер-горбун. Наверняка при оружии. На месте Гремина, Альфред занялся бы им в первую очередь. Все подняли головы.

– Дамы и господа, минуту внимания. Не волнуйтесь! Я представляю отдел специальных расследований Корпуса карабинеров. – Французский акцент Гремина мог выдавать его за выходца из Пьемонта. На уровне головы он показал всем свой жетон. «Беретта» тоже выглядела внушительно.

– К вам у нас нет никаких претензий. Вы – уважаемые люди, и чем вы занимаетесь в вечернее время – ваше личное дело. Вашей совести и вашего духовника. Меня как комиссара это не касается.

Тот, кого называли «его превосходительством», успел надеть трусы и, видимо, чувствовал себя лидером этой маленькой группы. Он выступил вперед и собрался что-то спросить, но Гремин движением подбородка дал ему понять, что нужно вернуться на место. Затем обратился к даме в коляске:

– Сударыня, скажите вашему камердинеру, если он что-то выкинет, я буду стрелять без предупреждения. Пусть он аккуратно достанет из кармана свой пистолет и положит его вот сюда. И нож тоже. И кастет. Ладно? Если мы не хотим неприятностей. Ни для кого из присутствующих.

Старуха что-то прошептала горбуну. Тот поскрипел в ответ. Женщина чуть повысила тон.

– Не надо, не спорь…

Полувыпрямившись и метнув злобный обезьяний взгляд на Гремина, горилла выложил на пол пистолет, почему-то советский ТТ, длинный кинжал и внушительных размеров кастет.

– Сейчас вы его свяжете. А после я объясню, что мы будем делать. Спокойно: никому из вас не грозит ни малейшая опасность.

– А зачем связывать-то? – осведомился его превосходительство.

– Я не хочу, – объяснил Гремин – чтобы он бросился мне на спину. Иначе мне и моим сотрудникам придется стрелять. Будет шум. Пистолеты у нас без глушителей. А где шум – там скандал. Вы же не захотите, чтобы в завтрашнем «Темпо» или «Мессаджеро» на первой полосе были помещены ваши фотографии.

Вместо ответа мужчина деловито поинтересовался:

– Где взять веревку?

– Держите!

Гремин бросил ему моток, и бывший военный не без сноровки принялся обвязывать руки и ноги горбуну. Тот было попробовал сопротивляться. Гремин пристально глянул на старуху. Она успокаивающе, по-домашнему положила руку на голову своему камердинеру. Слуга успокоился. Мужчина веревки не пожалел и обвязал беднягу на славу.

– Ну, а теперь послушайте. Среди вас находится человек, который скрывает секретные документы, содержащие опасную для государства информацию. Нам известно, что это женщина, средних лет, из света. Мы располагаем ее приметами и можем опознать ее в считанные секунды. Если она признается сама, остальные благополучно отправятся по домам, а синьору мы задержим для разговора.

– А если ее здесь нет? – снова подал голос его превосходительство.

– Тогда считайте, что вам не повезло…

– Что за приметы? – нервно спросил его превосходительство.

Этот привык командовать, при любых обстоятельствах, даже самых несуразных. Но за его назойливостью скрывалось и нечто иное. Тревога, что все затеяно с единственной целью – зацепить его. Напрямую или через спутницу.

«Поставь этого вояку на место. Будет мешать», – мысленно посоветовал Альфред. И Гремин, очевидно, думал о том же.

– Послушайте, генерал, – обратился Гремин к его превосходительству по воинскому званию, и Альфред вспомнил: ведь это же генерал Камилло Кальдерони, до недавнего времени начальник Главного штаба ВВС. – Если хотите, завтра вы можете позвонить командующему Корпусом карабинеров и задать ему интересующие вас вопросы. А пока не мешайте. Вы меня поняли?

Генерал уныло кивнул. Стал уже в плечах и в трусах смотрелся вовсе не по-генеральски.

– Итак, приступим. Сударыни, – Гремин обернулся к старухе и крупной интересной даме средних лет. – Вам придется обнажить грудь.

Та, что помоложе, попробовала возмутиться:

– Вы что себе позволяете, молодой человек! Я гражданка Италии (представители знати во всех странах мира очень любят нажимать на то, что они граждане). – Существуют правила приличия. Я не позволю вам злоупотреблять вашим служебным положением. Я буду жаловаться.

Гремин пресек нервную вспышку с филигранной дозировкой жесткости и корректности:

– Сударыня, заверяю вас, что моя просьба не несет в себе ничего предосудительного. По нашей информации, у дамы, которая нас интересует, должно быть родимое пятно на левой груди. – Он ужесточил тон. – Что же касается правил приличия, на таком фоне, – Гремин рукой с пистолетом обвел сцену, – ваше замечание мне кажется сильно неуместным. Если хотите жаловаться, пожалуйста. Вообще-то я бы предпочел провести операцию побыстрее. Защита общественной морали не входит в мои служебные обязанности. Если же вы настаиваете, я буду вынужден арестовать всех. Основания у меня имеются. Вы будете препровождены к нам в комиссариат и помещены в камеры предварительного заключения. Утром всех, кстати и мужчин, официально освидетельствует наш врач. Это по правилам.

– Голос Гремина звучал откровенно грозно. – Вы настаиваете?

Генерал поспешил громким шепотом одернуть свою подругу:

– Не валяй дурака, Франчи! Обнажи грудь. От тебя не убудет, – уж он-то знал, где и какие родимые пятна были у его любовницы, и не скрывал облегчения.

– Как скажешь, – не без кокетства, обращаясь то ли к Гремину, то ли к своему спутнику, согласилась женщина.

Она молча выступила на шаг вперед и медленно развела руки. Она успела натянуть юбку, но под шалью не было ничего – ни блузки, ни лифа. В блеклом свете кожа казалась пергаментной. Сорок-то ей исполнилось. Тем не менее груди ее впечатляли. И возбуждали. Тяжелые, похожие на дыни. Явный признак примеси восточной крови.

«Сицилийская штучка. Породистая, сука», – Альфред впервые за вечер почувствовал приятное шевеление.

Понятно, что никаких родимых пятен на груди не было.

Все повернулись к старухе.

– Я не буду раздеваться. Хотите, раздевайте силой. Хотите, доставляйте в полицейский участок.

Она успела перебраться в коляску и привести себя в порядок. Почти мужской голос, густой, прокуренный.

– Княгиня, я прошу вас, не устраивайте сцен! – грозно-умоляюще пропел генерал.

Гремин оборвал его инициативу:

– Обождите!

Гремин поднял с пола фонарь, посветил старухе в лицо. Произнес вполголоса:

– Княгиня Делла Ровере. Княгиня-мать. Вдовствующая княгиня. На инвалидной коляске. Как же мы сразу не догадались! – затем словно очнулся. – Значит так. Княгиню мы ненадолго задержим. Она ответит нам на некоторые вопросы. Можете не раздеваться.

– Я ничего не скажу.

– Остальные свободны. – Гремин проигнорировал старуху. – Сейчас мои сотрудники сопроводят вас до двери. И не делайте глупостей. Сотрудники у меня молодые, неопытные. Разницу между сопровождаемым и конвоируемым нечетко усвоили. Могут и выстрелить.

Люди стали суматошно одеваться. Княгиня сидела как на пьедестале, с обреченностью каменного истукана, опустив голову. Не протестуя и ни на кого не глядя.

Одевшись, генерал подошел к княгине, щелкнул каблуками, наклонил голову.

– Княгиня, извините, но я должен повиноваться. Я человек военный. Закон есть закон.

– Я вас понимаю, – неживыми губами, замогильным голосом выговорила княгиня. – Ступайте с богом. Со мной все будет в порядке.

За дверями поджидала Евгения с пистолетом. Лицо закрыто платком. Она построила всех гуськом и, пристроившись сзади, повела к потайной двери.

«Если это княгиня Делла Ровере, тогда все сходится», – смекнул Альфред.

Еще была княгиня-дочь, типичная римская нобиль-донна средних лет, откровенно стеснявшаяся матери и всячески оберегавшая своих детей от общения с бабушкой. Старая княгиня имела резиденцию в роскошной, хотя и порядком запущенной вилле на виа Кассия, дочь – в небольшом палаццо, в центре, на углу Корсо и виа Фраттина.

Когда шаги стихли, княгиня, стряхнув апатию, обратилась к Гремину:

– Ну так что вы от меня хотите? Давайте быстрее. Скоро рассветет. – Из ее глаз выплеснулась молния. Таков был заряд ненависти, который она метнула в Гремина.

«Не повезло парню», – ухмыльнулся Альфред.

– Значит, так, княгиня, прежде всего успокойтесь. Никто вам не хочет причинить никакого вреда. И сама по себе вы никому не нужны. Абсолютно. Это первое. – Княгиня тяжело дышала. – Второе: мы понимаем, что у вас определенное положение в обществе и никто не допустит скандала вокруг вашего имени. Вам вряд ли будет приятно, если мы вас оставим здесь, рядом с этим растерзанным трупом. Вашему верному Санчо Пансо достаточно одного укола, чтобы он нам не мешал.

Кстати, хорошая мысль. Пусть отдохнет. Бессонная ночь в его возрасте – это тяжело.

Гремин достал из кармана все тот же шприц, ампулу, пощелкал, разбил, втянул лекарство. Горбун попробовал было дергать ногами, но одного грамотного удара в пах было достаточно, чтобы он затих. Княгиня зашипела, но на визг перейти не посмела.

– Так вот, уважаемая княгиня, сейчас нам никто не мешает. Господин средних лет с квадратным лицом, на которого вы, судя по всему, возлагаете надежды, придет не скоро. Так что мы с вами вдвоем.

Альфред усмехнулся: «Пока я вам мешать не собираюсь. Даже если ты захочешь изрезать старушку на кусочки, поджарить и съесть».

– Что вам от меня нужно? – без прежней ненависти, еще глуше взмолилась старуха.

Ей было лет шестьдесят пять, высокая, крупная, широкой кости. Такой тип частенько встречается в британских герцогских домах, в итальянских реже. Лошадиное лицо, большой нос, выпуклые глаза, хищные плотские губы, хорошие зубы, желтые. Длинная, видно когда-то красивая, морщинистая шея. Под блузкой дорогой плотной материи угадывались полные отвисшие груди без бюстгальтера и живот горшком. Ноги в дорогих немодных туфлях безжизненно упирались в подножку качалки. Что с ней приключилось – хрен ее знает. Рассказывали – автокатастрофа. А, скорее всего, под предлогом инвалидности она попросту спряталась в свою скорлупу. И целиком отдалась своему пороку.

И, конечно, руки – с мужскими кистями, узловатыми пальцами, обвитые синеватыми венами. И ногти – почему-то покрашенные ярко-красным лаком. Зловещая старуха.

– Чего я от вас хочу? Отвечу. Вы располагаете документом, касающимся жизни одного великого русского писателя. Мне этот документ нужен. Зачем? Почему? Вас не касается.

Старуха не выдержала, вклинилась:

– Но вы же – не русский!

– Вас это не касается. У вас есть документ, и мне он нужен. Я документ получу, чего бы мне это ни стоило. Вы серьезно облегчите мою задачу, если раскроете тайну, где вы его прячете.

Старуха долго шевелила губами, потом подняла тяжелые брови. Альфред наблюдал происходящее, как заправский спектакль.

– Ну а если я вас не послушаю? Если я расскажу обо всем полиции?

– Ради бога, вам это будет несложно сделать, когда полиция обнаружит вас здесь. Уголовное расследование и тюрьма вам не светят, а вашей репутации, точнее – тому, что от нее осталось, будет нанесен непоправимый урон. А потом я приду вас навестить у вас дома, в спокойной обстановке. И никакая охрана вам не поможет. Мы с вами обо всем договоримся. Хотя, пока с вами будет разбираться полиция, я и без вашей помощи найду документ. Перестучать стенки, проколоть длинной иглой подушки, диваны, обои, вскрыть полы, перетрясти книги – для профессиональной команды работа часов на восемь. Так что решайтесь, княгиня.

Княгиня явно мучалась.

– Хорошо. Если я соглашусь, где гарантия, что вы не обманете меня?

– Княгиня, вы как умный человек понимаете, что мне скандал нужен не больше, чем вам. Если вы сейчас точно укажете, где хранится документ, я отправлюсь к вам, – до вас по пустой дороге минут тридцать. Кстати, к вам вопрос: есть ли в доме слуги, собаки, как открываются двери и так далее. Самое позднее через два часа я возвращаюсь сюда. И доставляю вас домой. Только предупреждаю: не вздумайте дурить. Все схвачено, княгиня. За вами наблюдают сверху…

Княгиня вздрогнула и судорожно перевела взгляд вверх. На какой-то момент Альфреду стало не по себе. Неужели вычислил? Вот сучонок! Уверенно блефовал.

– А для надежности давайте-ка я вас обыщу и свяжу.

Обыск Гремин провел мигом. При старухе оказался длинный, пятнадцатисантиметровый стилет. Чувствовалось, ей безумно хотелось пустить его в ход… Потом Гремин аккуратно перевязал старуху веревкой так, чтобы освободиться сама она не смогла ни при каком усилии. Перехватил веревкой колеса.

– Ну так что, княгиня, вы решили? – спросил он.

– Я все скажу, – ответила старуха. – Знаете мою виллу на Кассии?

– Да.

– Помимо Пепино, – княгиня кивнула в сторону горбуна, – у меня только горничная. Моего возраста, совершенно глухая. Она уже спит и ничего не услышит. Вот ключ, – она указала глазами на сумочку, – но можете и перелезть через ограду, как хотите.

Княгиня показала ключи от ворот, от парадной двери, от темного входа.

– Собак нет.

– Точно?

– Уверяю вас.

– Стрелять буду сразу, не разбираясь, кто это – собаки, люди, дети.

– Я поняла. Собак нет.

– Хорошо.

– Поднимаетесь на второй этаж. Можете зажечь свет. Говина все равно не проснется.

– Она у вас что, с Сардинии что ли?

– Да, сарда.

– Хорошо. Поднялся на второй этаж. Что дальше?

– Проходите в мою спальню, там секретер. Вы его сразу узнаете. Красивый секретер венской работы второй половины XVIII века. Вот этим ключиком, – она указала на четвертый ключик на связке – один за другим, начиная с правого верхнего, против часовой стрелки, по кругу вы открываете все ящики.

– Что значит – по кругу?

– По кругу – обходя сначала внешний периметр, потом второй, внутренний. Завершите в центре.

– Понял.

– Когда открыли все ящики, в том же порядке, один за другим вы их выдвигаете. Ровно наполовину.

– Хорошо. Выдвинул. Ключ где остается? Я его вынимаю?

– Нет. Остается в последнем ящике.

– Ладно.

– Теперь вам нужно аккуратно потянуть на себя карниз, обрамляющий плоскость стола.

– Так.

– Берясь за карниз, вы вытягиваете нижнюю часть столешницы. В ней – углубление. Неглубокое. Сантиметра два. Там вы обнаружите папку с документами. Среди них конверт, на котором написано одно слово: «Гоголь». Это то, что вы ищете.

Альфред чуть не подпрыгнул на крыше, так ему захотелось все бросить и помчаться на виллу Делла

Ровере. Но он хотел довести эту историю руками Гремина, пусть Гремин и заберет документы.

– Хорошо. Я постараюсь обернуться как можно быстрее. Как только я заберу документ, я вернусь сюда, и мы вас сразу доставим за ограду кладбища. Сидите тихо.

Гремин вернулся часа через два, такой же невозмутимый, только сильно запыхавшийся и порядком грязный. Ему навстречу, вопреки всем мерам безопасности, выбежали Евгения и Марианна.

– Ну что?

– Все в порядке. Документ у нас.

Альфред не сомневался. Он широко осклабился во весь свой зубастый рот: «Сообразительный паренек и действует грамотно. Но физическая подготовочка слабовата. Вот ее-то завтра мы и проверим. Посмотрим, кто кого».

Пока они откатывали старушку и отволакивали ее верного слугу, Альфред успел так же бесшумно, пружинисто, как мячик, спрыгнуть вниз. Несколько шагов – и, не замаравшись, не запыхавшись, он оказался по ту сторону ограды. Ему предстоял путь на вия Кассия. А потом можно заняться самим Греминым. Не спеша, для души. И почитать документик, хотя, в принципе, что в нем?

ГЛАВА 16

Гремин проснулся непривычно поздно. Его маленькая каморка была заполнена солнцем и оттого казалась просторнее и выше. У него еще звучал в ушах шорох антикварной бумаги. Свершилось. Он никогда бы не предположил, что полупьяное признание монархиста-гомосексуалиста через столько лет вернется к нему бумерангом. Никто не помнил, что это он, Андрей Гремин, когда-то направил ту информацию в Москву. По закону спецслужб. Забавно другое. Что задание на проработку того следа выпало именно ему. И еще забавнее – он задание выполнил.

Гремин встал, потянулся. Позволил себе не делать зарядку. Потолок нависал неприлично низко, несоразмерно с его вновь обретенной статью. Он словно стал лучше, красивее, умнее. Сомнения, мучения, подозрения – теперь в прошлом. Хотя нет. Главную задачу еще предстояло решить. Не сейчас. Сперва нужно на свежую голову перечитать документ, а потом думать, как поступить с самим собой, с Марианной и Евгенией. И возвращаться ли на Родину.

Гремин отодвинул бархатный половичок. Старый, истертый, закрывавший неказистый тяжелый сейф, вмонтированный в стену. Достал ключ, открыл. В сейфе было пусто. Он не поверил своим глазам. Затаил дыхание. Выдохнул, вдохнул. Протер глаза. По-прежнему пусто. Пошарил рукой. Пусто.

Он не удивился. Он знал, что такие приключения так просто не заканчиваются. Добиваясь цели, он слишком нагрешил, хотя и не пролил ни капли крови. И сейчас наступал час расплаты за грехи. Он был готов платить.

По складу ума, по характеру, по мировосприятию Гремин оставался мирянином. Он верил в победу, и не там, а здесь. Он должен был победить в этом поединке.

Гремин сел на табурет и попробовал размышлять. В принципе он давно подозревал, что кто-то проверяет его сейф. Но одно дело подозревать, другое – знать наверняка. Открыть сейф, подобрать к нему ключ, конечно, возможно. По силам опытному медвежатнику. Гремин в партизанском отряде провел год бок о бок с известнейшим парижским медвежатником Джо Коккорелем. От одного его прикосновения открывались любые замки, сундуки, сейфы. Самородок. Жаль, что его подстрелил немецкий снайпер…

Коккорель научил Гремина с помощью элементарного напильника, треугольного, подпиливать ключи сложных сейфов, а затем перебирать механизм замка. Предположить, что в приходе Святителя Николая кто-то владел подобной техникой, – не получалось. К тому же остались бы следы: царапины, масляные пятна. Гремин регулярно проверял поверхность сейфа. Ничего. Поэтому первую версию он исключил за неправдоподобностью.

Хорошо, версия вторая. Допустим, что у него выкрали ключ и сделали дубликат. Когда человек живет с тобой рядом, вполне возможно выследить момент. Ты ходишь в туалет, принимаешь душ, спишь, плохо себя чувствуешь, разговариваешь по телефону, отвлекаешься… Но не срабатывала и эта версия. Вчерашней ночью Гремин не только закрыл все замки и задвижки, а и забаррикадировался.

Дверь подпер кроватью. Окно же смотрело на глухую стену соседнего дома. Забраться в комнату можно было с пятого получердачного этажа, спустившись по веревке. В принципе ничего страшного, при акробатических навыках. К тому же, залезая в окно, нужно не уронить горшок с геранью, специально поставленный в самом неудобном месте, и не разбудить хозяина, который не был пьян.

Как бы то ни было, наступило утро, 8.30. Утро решающего дня в его жизни. Гремин тупо уставился в темную дыру сейфа. Потом приноровился поудобнее и со всей силы толкнул заднюю стенку сейфа ногой. Стенка ввалилась в пустоту. Открылся лаз. Стало понятно, как исчезли папка с документами и пистолет.

Гремин снова, чего с ним давно не случалось, представил разделанного Маркини на мясницком столе. И отогнал от себя это наваждение. Он испытывал законное мужское чувство гордости, что вычислил своего противника. Теперь оставалось провести последнюю схватку. Он был готов к ней. Важно только постараться провести ее на своих условиях.

Ему не хотелось только оказаться со своим врагом один на один в церковном подвале. Темном, с низкими сплющенными сводами. Там, в подвале, психологическое превосходство было бы на стороне садиста. А потом – инкубы Андриуса, Маркини, Божаны, Серджо Франкини, его дворецкого, почти наверняка княгини… Гремин почти не сомневался. Раз виновник смертей не отец Гермоген, значит, в череде жертв добавилась еще одна. Обитая в церкви больше полугода, он наслышался всяких сказок. Считалось, что души погибших, живших неправедной жизнью, по какому-то странному закону потустороннего мира в решающие минуты приходили на помощь своим губителям. Гремин постарался отогнать такие мысли. Надо было спешить.

Ему противостоял профессионал высшего класса. Значительно более высокого, чем он сам. Гремин верил своему небесному покровителю – апостолу Андрею Первозванному. Он вгляделся в маленький керамический образ апостола, висевший над изголовьем. Видимо, болгарская работа XVII века, при турецком владычестве. Поразительно яркие краски: голубые, розовые, оранжевые. И фигурка апостола. Не на кресте, нет. Во весь рост, в тунике, в римском панцире, с копьем. Гремин обратился с молитвой: «Святитель Андрей, ты же с копьем. Ты же учил, что за веру нужно бороться. Не оставь меня голого и сирого. Помоги мне. Укрепи веру мою, и я справлюсь. Помоги мне. Я знаю, что ты можешь помочь мне. Умоляю тебя – помоги. И моли Господа, чтобы он простил мне грехи мои».

Гремин склонился. Перекрестился три раза. Обернулся и перекрестился на икону Андрея Первозванного, в окладе, висевшую на столом. С трепетом приблизился, погладил оклад, задержал пальцы сбоку, нежно поводил, что-то зацепил. У него в руке оказалось тонкое лезвие золингеровской работы. Недлинное, сантиметров пятнадцать, невероятно острое. Легкого прикосновения такой бритвы достаточно, чтобы щека отвисла безжизненным куском мяса. Что же, попробуем. Он туго обмотал основание лезвия бечевкой, упрятал бритву в носовой платок, положил в карман. Перекрестился: «Спасибо тебе, святитель Андрей!»

Неожиданно вспомнилась Марианна. Не когда они занимались любовью, а самый первый раз, когда он ее встретил. Ослепительно прекрасный, гордый, неприступный, образ. Он старательно отогнал его. Нужно сперва победить. Там разберемся.

Только не позволить затащить себя в подвал. Значит – нельзя спускаться по основной лестнице. Можно попробовать, правда, убежать по крышам. Но это ничего не решало. Нет, схватка должна была произойти здесь, в церкви, в этих стенах, которым он доверял. Здесь, и только здесь.

После недолгих раздумий Гремин выпрыгнул в окно. Этажи были низкие. Он рассчитывал попасть на крышу двухэтажной пристройки, примыкавшей к основному зданию. А оттуда – спуститься по водосточной трубе. Так и сделал. Только слегка разбил колено. Пустяки.

Вот он – во дворике. Открытые окна в храм. Гремин перемахнул через подоконник и оказался в церкви.

Кругом – зажженные свечи, лампады. В углу репетирует хор, его хор. Ему радостно машет, улыбаясь во весь широкий рот на круглом, похожем на блин, лице, матушка Авдотья – жена второго священника, отца Герасима. Девушки-хористки, все страшные до невообразимости, перешушукиваются.

– Здравствуй, батюшка, – приветствует Гремина здоровый мужик Никифор, продающий церковные книжки и свечи у входа. Он же по совместительству и сторож, и звонарь, и дворник, и уборщик. Отец Федор, как всегда, невозмутим, всех благословляет:

– Братья и сестры, извините. Нам с Андреем Николаевичем нужно поговорить. Оставьте нас на несколько минут и не подслушивайте, – по-старчески полушутливо грозит толстым пальцем.

Нет, была харизма в этом патриархальном попе. Послушались молча. По спине Гремина пробежали мурашки. Ему стало ясно, что отец Федор никакой не отец Федор, а человек, который много лет носил эту личину и удачно сросся с ней.

По звукам удаляющихся шагов Гремин понял, что здание покинули все и они остались вдвоем.

– Ну что? – деланно бодрым голосом взял на себя инициативу Гремин. – Нам многое нужно друг другу рассказать.

Отец Федор широко улыбнулся своей добродушной улыбкой провинциального батюшки. Без всякой искуственности.

– Нет, дружок мой, нам нечего друг другу рассказывать. А ты и вправду должен ответить на пару вопросов. Мы с тобой быстро прокрутим. Времени у меня нет. Так что давай-ка спустимся в подвал и потолкуем минут десять.

Доброта сквозила в словах отца Федора даже тогда, когда он обещал своей жертве, что будет пытать ее не больше десяти минут. Жизнь непостижима.

– Нет, отец Федор, у меня ни малейшего желания спускаться с вами в подвал.

– Ну тогда, – отец Федор вынул из широкого кармана подрясника пистолет, Гремин узнал свою «берету», – мне тебя придется пристрелить прямо здесь. А уж закончим внизу. Свежая кровь, пока не загустела, легко смывается. Даже хлорки не нужно.

– И у вас поднимется рука выстрелить в направлении святого алтаря?

– Запросто. Во имя Господа Бога. Ведь это только икона. А Бог – он там. И там мы все будем держать ответ в Судный день.

– И по образам кисти великого Брюллова тоже не жалко будет стрелять?

– Да, господи, кто он такой твой Брюллов? Удачливый мазилка, бабник, продавшийся католикам? За то его Бог и наказал болезнью и короткой жизнью. Да, впрочем, пес с ним, с Брюлловым, – отец Федор, видимо, сообразил, что Гремин затягивает время.

Раздался выстрел. Гремин успел шагнуть в сторону за долю секунды до этого. Он сам не смог бы объяснить – почему. Отец Федор целил в коленную чашечку, чтобы сразу парализовать противника. Пуля слегка задела икру.

– Да, молодой человек, я вас в очередной раз недооценил, – промолвил отец Федор. – Ну что же, попробуем еще раз.

Гремин не шелохнулся. Осечка. Отец Федор поднял брови. Третий выстрел. Осечка. Он с удивлением уставился на пистолет.

– Зря стараетесь, батюшка. Остальные патроны – холостые. Можете их разрядить хоть себе в рот…

Отец Федор покрутил дымящимся стволом, пожевал губами, как будто и в самом деле собирался выстрелить себе в рот.

– И давно ты заподозрил, что твой сейф проверяют?

– Недели две назад. Я же работал автономно, ты знаешь, без связи с Центром. – Они перешли на «ты». – И когда начались утечки, их надо было как-то объяснять. Я перебрал разные варианты. Сначала я верил, что убийства дело рук нашего резидента. Относительно отца Гермогена я допускал, что он мог убить, и многих, но поверить, что он станет пытать – такое не укладывалось у меня в голове.

– Но почему ты не проверил сейф?

– Я не хотел вспугнуть тебя. Я не имел права ошибиться. Я слишком ненавидел убийцу и должен был его найти.

– Ладно, хватит, – грубо, совсем не по-духовному прервал отец Федор. – У меня нет времени. – Он еще раз зло повертел пистолет, сдул дымок. Спрятал в карман. – Скажи, зачем ты убрал документ в сейф? Зачем ты рискнул документом, если у тебя были сомнения, что сейф ненадежный?

– Э, отец Федор, я положил не документ. Я положил копию. – Гремин опять перешел на «вы». – Вы слишком рано пристрелили – или прирезали? – княгиню Делла Ровере. Она вам разве не рассказала, что в тайнике лежали два экземпляра, точнее, документ и его копия?

Отец Федор аж подпрыгнул. Грязно выматерился:

– Гребаная сука, тут ты меня уел. Старуха явно выжила из ума. Твердила только, как они тогда забавлялись, а про копию забыла, блядища. Ничего, она свое получила.

Отец Федор из другого кармана, левого, вынул нож. Перебросил его в правую руку. Обычный матросский нож. Длинный, с деревянной рукояткой. Нетрудно было догадаться, что этот нож познал немало крови.

Отец Федор изготовился к драке. Сбросив резким движением подрясник, он оказался в обычных серых штанах, в сером хлопчатобумажном свитере, просторном. На ногах – широкие башмаки.

– Но почему Андрей Николаевич ты вернулся? Почему повел игру со мной? Ведь сейчас мне придется дознаваться, где ты заховал документ, а это будет больно. И ты расскажешь. Все рассказывают. Почему не убежал? Ведь ты же знаешь, что я сильнее.

«Странно, – подумалось Гремину. – Они оба в одинаковой одежде. Вот что значит школа». На том тоже были серо-синие полуспортивные брюки, старые ботинки, только не свитер, а плотная рубашка хлопчатобумажная, американская наверное. Во Франции была мода на американские рубашки в клетку. В руках Гремина заблестела бритва. Отец Федор уважительно пощелкал языком.

– Хм, все равно ничего у тебя не выйдет. Минутой раньше, минутой позже – ты обречен.

Они молча маневрировали, Гремин старался держаться поближе к окну, от которого отец Федор его всячески оттеснял. И в свою очередь – подальше от ризницы. В замкнутом месте отец Федор со своей силой и сноровкой одолел бы его.

– И все-таки, – настаивал отец Федор в своей обычной манере, как он приставал к какому-нибудь нерадивому прихожанину, – зачем ты затеял игру? Что тебе нужно?

– Я вам уже объяснил, отец Федор, – на слух могло бы показаться, что отец-настоятель беседует с регентом, – я привык любую партию доигрывать до конца. Если бы я убежал с документом, партия осталась бы недоигранной. А вы все равно нашли бы меня. Либо вы, либо те, кто стоят за вами.

Отец Федор хмыкнул:

– Сейчас за мной никто не стоит.

– А потом в вашей власти остались бы Марианна и Евгения.

– М-м-м… Евгения… Если бы ты еще пожил, много интересного узнал бы об этой проститутке.

– А главное, вы не поверите, я хотел понять вас.

– Меня?

– Да, вас. Мне хотелось узнать вашу роль во всем этом деле. Если бы я убежал, я бы ничего не узнал. Я должен был во всем разобраться.

– Ну что же. Вот и разобрался.

Отец Федор резко мотнул правой рукой. Он дрался скорее как уголовник. В школе НКВД так не учили. Он орудовал ножом напористо, уверенно. Гремин же владел своей бритвой артистично. Ему помогала молодость, прыгучесть. Несмотря на рану ноги.

И задачи у них были разные. Отцу Федору требовалось нанести один мощный удар в корпус, пробить печенку, селезенку, желудок. От такого удара Гремин не оправился бы. А перед Греминым стояла задача попроще. Ему было достаточно задеть противника своей бритвой, срезать кусочек уха, щеки. Он рассчитывал на эффект потери крови. Хотя у него кровоточащая нога давала о себе знать.

Неизвестно, дала бы фортуна Гремину шанс нанести свой скользящий удар, но неожиданно двери церкови распахнулись настежь. В церковь заскочили пятеро мужчин в форме американских морских пехотинцев.

– Стой, не двигаться! Оружие бросить!

Гремину, окруженному со всех сторон, оставалось повиноваться. Хотя спрятать бритву в рукав он успел.

Отец же Федор стоял чуть в глубине. И потом совершил нечто немыслимое: прыгнул метров на шесть, бросив всю тяжесть своего тела в царские врата. Раздался дикий хруст разламываемого дерева. Послышались выстрелы. От иконостаса полетели золоченые щепки…

Когда Гремина уводили, он бросил взгляд за разбитый иконостас. На полу ни единого пятна крови. Ну что же, встречу придется отложить.

– Куда вы меня ведете? – спросил он по-английски.

– Сейчас узнаете, – достаточно вежливо ответил старший, судя по нашивкам, сержант.

– А у вас есть разрешение местных властей? Пехотинцы дружно рассмеялись.

– О, йес, – подтвердил сержант. – У нас все есть. Прежде всего, вот это, – он показал на огромный кольт у себя на поясе.

ГЛАВА 17

Гремина погрузили в армейский фургон с номерами Шестого флота США. Там помимо водителя и сопровождающего в кабине было еще двое морских пехотинцев. В дополнение к двойным наручникам – руки-ноги,

которые, хотя и не сильно сковывали движения, Гремину завязали глаза. Поначалу, зная Рим, он по поворотам и торможению пытался отслеживать, по какой улице они ехали. Ясно было: они вертелись где-то в центре. Наконец «студебеккер» со скрипом остановился.

На четвертый этаж поднимались пешком. Для Гремина с его ножными кандалами не самый легкий подъем. К тому же все сильнее саднила рана от выстрела.

«Четвертый этаж… Я живу на четвертом, Марианна живет на четвертом. Покойный Маркини жил на четвертом». – Продолжить перечень Гремин не успел. С него сняли повязку. И первое, что он услышал, был четкий командирский голос Евгении на английском языке. Она была одета почти по форме. Синие туфли на низком каблуке, синие чулки, синяя строгая юбка, синий жакетик, белая блузка, жабо, крошечные бриллиантовые сережки, подобранные на затылке волосы. Она сделала вид, что не узнала его. Ну что же, дело хозяйское. Подобного изумления Гремин, наверное, не испытывал ни разу в жизни.

Они находились в квартире Марианны. Гремина подтолкнули на низкий, неудобный диван. Марианна полулежала в соседнем кресле, поджав под себя ноги в туфельках на высоких каблуках. В ярком цветастом платье, безумно злая, надувшая щеки, и – невероятно привлекательная. Видимо, она считала Гремина частью этой подставы и не ответила на его взгляд.

Гремин огляделся. За ним стояли трое. Здоровые, молодые, лет двадцати пяти, в форме военной полиции, белые каски, белые портупеи, белые башмаки, белые перчатки. Один из них негр. На поясах – здоровенные кобуры, руки по уставу за спиной. Взгляд – звероподобный. С такими не потолкуешь. Четвертый – у двери в библиотеку, в той же позе. У окна – Евгения, которая как будто здесь командовала.

Еще один тип лет сорока пяти чуть в стороне – серый костюм, недешевый, белая рубашка, серый галстук, начищенные ботинки, пробор, массивное золотое кольцо на мизинце. Понятно, пытать будет этот.

Заговорила Евгения. Чувствовалось, что ей очень хотелось казаться взрослой.

– Итак, господа, еще раз поясню ситуацию. Я секретарь американского посла. Как вы знаете, по Закону о национальной безопасности 1947 года, посол является верховным координатором деятельности всех спецслужб в стране пребывания. Кроме того, по совместительству я являюсь майором Центрального разведывательного управления США. Мне поручено провести допрос господина Гремина с применением легких, повторяю, легких психотропных веществ… Мы более-менее представляем его активность здесь. Он не причинил ни малейшего вреда американским интересам. Напротив, сам того не сознавая, значительно помог нам. Однако нам нужно выяснить: откуда советские спецслужбы получили информацию о наличии так называемого документа Гоголя и какая роль отводилась этому документу в секретных операциях советских властей в Италии?

Она остановилась, чтобы перевести дыхание. Голос был резкий, с легкой металлической ноткой, звучал убедительно.

Паузой воспользовался тип, находившийся чуть в отдалении:

– Можно, майор? Для начала нам нужно выяснить, где спрятан этот чертов документ, и найти его. – Голос грубый, с протянутыми гласными, человека с Юга.

«Младший лейтенант или сержант. Наверное, старший этих держиморд. Нужно будет нейтрализовать его первым», – взял на заметку Гремин.

Евгения проигнорировала.

– Маркиза сейчас будет доставлена в штаб-квартиру итальянской контрразведки. – Гремин сперва не врубился, о ком речь, потом сообразил, что таков титул Марианны. – Это единственная возможность защитить ее от ареста. Рассчитываю, что с учетом дружеских связей между ее отцом и начальником контрразведки все будет улажено: и нужная нам информация получена, и скандал предотвращен. Маркиза, дочь посла, нас, собственно, мало интересует. А господина Гремина мы допросим. Захочет он нам что-то рассказать – это уже его решение. Затем мы его тоже передаем итальянской контрразведке. И официально оформляем запрос об экстрадиции его в США, в течение сорока восьми часов. Все понятно?

Повисла долгая тишина. Евгения обвела взглядом присутствующих. Гремин про себя подумал: «Боже, как бы ей годилась нацистская форма! Еврейкам вообще идет форма».

Неожиданно раздался тихий, неприятный голос господина в штатском, в халате:

– Да, все правильно, госпожа Фридберг, только хочу внести ясность. Здесь командуете не вы, а я.

Гремин перевел глаза на Евгению. Та опешила, но совладала с собой.

– С какой стати вы? Меня сюда направила сама госпожа Люс. Она сейчас в частном отпуске в США, где оперируют ее мужа. Госпожа Люс оставила мне все необходимые указания. А кроме того, я здесь старший по званию офицер.

Гремин подумал, что комбинация здесь не так проста. Евгению рано подводить под категорию «суки».

Евгения с вызовом посмотрела на человека в халате. Серыми, непроницаемыми глазами, как в американских фильмах.

– Госпожа Фридберг, я вынужден напомнить: вас здесь никто не ждал, никто сюда не вызывал. Вам была отведена определенная роль, которую вы исполнили с блеском. Вы представлены к награде. Теперь ваша роль завершилась. Строго говоря, вас здесь не должно быть…

Если вы пожелаете присутствовать при допросе – пожалуйста.

Евгения выглядела жалко. Фигуру еще держала, все-таки роль дисциплинирует. А вот лицо уже поплыло. Не хватало только слез.

– Я вам искренне советую покинуть помещение, забыть, что вы видели здесь, и уехать из Рима дня на два-три на какой-нибудь курорт.

Евгения едва не дрожала. Гремину стало ее страшно жалко.

– Капитан, извините, разрешите мне побыть здесь минут пять. Просто прийти в себя. Потом я уйду, не волнуйтесь.

Итак, композиция была такова. Гремин сидел на диванчике в салотто на квартире Марианны, где они так часто собирались. Он оценил выбор этого места. Жильцы дома за последние месяцы привыкли, что здесь зачастую ночами горел свет и раздавались голоса. На шум никто не обратил бы внимание.

Наручники сковывали ему руки и ноги. Посередине висела длинная соединительная цепь. Передвигаться в таких кандалах он мог с трудом. Болела рана.

Марианна сидела комочком, поджав под себя ноги, была подавлена и усиленно старалась не смотреть ни на Гремина, ни на Евгению. До сих пор она не произнесла ни единого слова.

Кресло по левую руку от Гремина пустовало. Рядом стояла Евгения. Сзади на фоне зашторенного окна прорисовывался силуэт гражданина в белом халате.

Гремин отдавал себе отчет, что при четырех военных полицейских его положение из рук вон плохо. Да, его пока не обыскивали, и он успел заложить свой золингер за резинку носка. Пока не заметили. Но что он с бритвой против четырех армейских кольтов.

Неожиданно Марианна разрыдалась. Вначале тихо, беззвучно, потом громче, сотрясаясь всем телом. Гремин было вытянулся. Ему на плечо легла жесткая черная ладонь.

– Не дергайтесь, без вас обойдемся!

Евгения тоже вздрогнула, шагнула к креслу.

– Э-э, черт возьми… Ушли бы вы лучше. Я ей сделаю аккуратный укольчик. Мы все утрясем. Мы с ней просто потолкуем.

Человек в халате порылся в своем саквояже, достал ампулу серо-желтого цвета, отколол макушку, заправил шприц. Евгения остановила его за руку.

– Капитан, я вас очень прошу, не надо никаких уколов. Лучше дайте ей чашку чая. Она успокоится и все расскажет. Я вам гарантирую.

Вежливость постепенно смывалась с лица капитана. Из американского джентльмена в дорогом костюме с зализанным пробором, наглаженными брюками с отворотами и черными начищенными ботинками, вылезал хам. Тупой, ленивый, подлый… Не скрывая ненависти, он медленно процедил:

– Не возникайте. Или уходите к чертовой матери, или я такой же укол вколю вам.

Грань была перейдена.

Евгения залепила ему звонкую пощечину. Шлепок оказался настолько внезапным, что капитан даже покачнулся. Он грязно выматерился и что было силы, словно перед ним стояла не хрупкая, тоненькая женщина, а здоровый мужик, толкнул ее. Евгения отлетела метра на два. Ее тут же усадил в свободное кресло и, придавив ей плечи, встал у нее за спиной полицейский.

Капитан повернулся к Марианне. Плотская, скользкая улыбка расщепила его лицо напополам. Глазенки сузились и блестели поганенько маслянистым цветом.

– Но вы-то, голубушка, все правильно поняли? Вы-то не будете протестовать?

Еле слышным голосом Марианна словно в забытье произнесла:

– Я не буду протестовать.

Глаза ее были полуприкрыты и странно косили в живот капитана.

– Ну вот и прекрасно. Протяните-ка руку. Можете не вставать. Через пять минут вам будет хорошо. И мы сможем заняться делом. Чем раньше начнем, тем раньше кончим…

Марианна сидела напряженно, обхватив плечи руками, чтобы не дрожать.

– Ну, дайте руку, – с нетерпением повторил человек в халате.

Он потянул девушку за локоть. Та высвободилась. Гремин ахнул: в руке Марианны блестел миниатюрный серебряный браунинг.

Чтобы хоть как-то ей помочь, отвлечь внимание, Гремин привскочил и мертвой хваткой захватил в тиски – здесь наручники оказались весьма кстати – голову негра, который стоял за ним. Потом услышал два выстрела. Чуть сдвинув негра, всей своей тяжестью придавившего его, увидел: человек в халате лежал на полу, подергиваясь. На полу растекалась кровь. Калибр маленький, но отличный пистолет и очень близкое расстояние. Две пули.

Третьим выстрелом Марианна свалила охранника, который придерживал Евгению. Выстрелила наугад. Попала в ляжку. Полицейский завалился со стоном. Следующий выстрел пришелся в корпус.

Американцев оставалось трое. С негром Гремин сцепился в жесточайшей схватке. Ему удалось перетянуть того, перевернув вверх ногами, по свою сторону дивана, и сейчас каждый из них старался придушить врага. Гремин, чтобы высвободить одну руку и вытащить бритву, о чем полицейский не мог знать. Полицейский же для того, чтобы достать из кобуры кольт, что Гремин понимал прекрасно.

Тем временем другой полицейский подскочил к Марианне и с силой стегнул ее стволом пистолета по лицу. Инструкции, очевидно, были жесткие. Похоже, они и вправду не имели права убивать Марианну. Удар получился неслабый. Из рассеченной щеки заструилась кровь. У Гремина остановилось дыхание, когда маленький серебряный браунинг выскользнул из тонкой девичьей руки на мраморный пол, подпрыгнул и высек искру. Полицейский – смуглый парень, видимо, из латинос – приставил пистолет к виску Марианны и стал оглядываться.

Четвертый, сержант, около двери держал под прицелом всю комнату. Сообразив, что ситуация под контролем, он расслабился, выпрямился, опустил пистолет. Повел им в сторону Гремина.

– Немедленно отпусти его! Отпусти его, тварь! Я тебе говорю.

Сложившееся положение, впрочем, как нельзя лучше устраивало Гремина. Негр своим телом плотно придавливал его. Между тем Гремину удалось дотянуться до своей бритвы, и он медленно, миллиметр за миллиметром, передвигал правую руку.

Чувствуя, что еще чуть-чуть – и потеряет сознание, он поводил бритвой. Толстый китель раскрылся, как оберточная бумага. Проступило что-то гладкое и плоское, похожее на дыню. Живот. Нажатие, наклон кисти, писк.

Было странно услышать столь протяжный, высокий писк от здорового, крепкого парня. А дальше на Гремина вывалилось что-то вязкое и противное. Однажды в детстве он случайно опрокинул на себя кастрюлю картофельного супа. Бабка туда собрала все, что накопилось за неделю: и остатки мяса, и картошку, и какие-то овощи. И вот это все потекло по нему. Теперь, по нему растекались живые человеческие внутренности.

Когда негр завизжал, оба полицейских принялись стрелять, пока сообразили, что палят по своему товарищу.

Неожиданно перед сержантом выросла фигурка Евгении.

– Я вам приказываю, сержант, вернитесь на свое место! Здесь преступление. Я должна вызвать старших офицеров.

Сержант замер в недоумении. Вроде бы нужно повиноваться. Но он видел трупы своих товарищей и глухо, сквозь зубы, процедил:

– Майор, не мешайте!

– Сержант, я вам приказываю. Сложите оружие и вернитесь на свое место.

Гремин зажмурил глаза: «Дура! Стрелять нужно, как Марианна. Тебя же убьют! Убьют!»

Сержант на секунду опешил. Он шагнул. Между ними оставалось метра два. В опущенной руке у Евгении тоже был кольт. Только маленький. Откуда она его вытащила, бог знает. Наверное, из сумочки. Сержант же сжимал в левой руке пистолет, а в правой – стандартный нож. Второй полицейский не отпускал пистолет от виска Марианны и одновременно присматривал за Греминым. Хотя, скорее всего, они его считали мертвым после шквала пуль.

Сержант сделал еще шаг. Евгения отступила. Дальше ей пятиться было некуда. Ее прижимал журнальный стол.

– Майор, положите на пол ваш пистолет. И уходите. Быстрее. Иначе я за себя не отвечаю. У меня инструкции.

Раздался выстрел. Не поднимая руки, не целясь, Евгения нажала спусковой крючок своего кольта. Сержант взвыл! Она выстрелила еще раз. В область сердца. Профессионально. Однако, падая, сержант тоже успел выстрелить.

Гремин судорожно повел глазами. Куда? Уж очень короткое расстояние. Евгению отбросило, но она удержалась на ногах. Потрогала живот, с удивлением уставилась на окровавленные пальцы. С правой стороны, ниже грудной клетки, по синему цвету жакета расползалось бардовое пятно. Такое пятно бывает, когда пуля пробивает печень.

Раздался еще выстрел – в Евгению со спины. Гремина не удивляло, почему они тянули до последнего. Как-никак майор, секретарь посла. Пуля попала Евгении в правое плечо. Она выронила пистолет. Медленно осела. Оглянувшись, полицейский наотмашь ударил Марианну ладонью по губам. Та, захлебываясь кровью, покатилась кубарем с кресла.

Готовился последний акт сцены.

Парень оказался основательный. Он поднял с пола браунинг, положил в карман, пнул лежащую Марианну в живот.

Евгения после двух пулевых ранений лежала без сознания. Полицейский перевернул тело носком белого башмака, окрасившегося в красный цвет. Подобрал и второй пистолет, заткнул за пояс. Какое-то время размышлял, стоит ли добивать Евгению. Потом сообразил – не имеет смысла. Бордовое пятно продолжало расплываться.

Теперь парень хотел заняться Греминым. Причем, наученный горьким опытом, похоже, собирался добить Гремина на расстоянии.

Гремин уже овладел пистолетом негра, придавленный его распластанным телом. Чтобы выстрелить, Гремину требовалось высвободиться из объятий трупа. Это была лотерея. Сильно щипало в глазах – то ли от крови, то ли от пота. Стянутые наручниками кисти немели. Гремин выстрелил.

Пуля задела полицейскому шею. Он закачался, ухватился обеими руками за горло. Кровь хлестала сквозь сжатые пальцы.

Гремин мог наконец сбросить ненавистное тело негра. И в упор расстрелял парня. Контрольный выстрел – в голову корчившемуся в судорогах сержанту. Отыскал на поясе трупа связку ключей. Расстегнул наручники. Потискал онемевшие руки.

Гремин тяжелыми шагами подошел к Марианне, наклонился. Та уже пришла в сознание. Ухватила его за шею, разрыдалась. Слезы смешивались с кровью на ее разбитом и совсем не красивом лице.

Гремин поднял Марианну и оглянулся на Евгению. Она с усилием скосила на него глаза. Жить ей оставалось, наверное, минут десять. Может, меньше.

– Мне очень хотелось от тебя ребенка. Очень, – чувствовалось, что слова давались Евгении колоссальным усилием воли. – Я мечтала забеременеть от тебя и уволиться с этой чертовой службы… уехать из Вашингтона, спрятаться где-нибудь во Франции, в Канаде. С моим ребенком и твоим, о существовании которого ты никогда не узнал бы, – у нее на губах проступила кровавая пена.

Она стала захлебываться. Надо было спешить.

– Ваши знают, кто стоит за убийцей? – спросил Гремин и сразу же поправился: – За отцом Федором?

Евгения побелела и едва шевелила губами.

– Я тебе могу дать честное слово, какое угодно, отец Федор – не наш…

Воцарилось молчание.

– Поцелуй меня!

Гремин склонился и нежно поцеловал Евгению в лоб. Еле слышно она прошептала:

– Нет, поцелуй меня в губы. Я любила тебя сильнее всего в жизни. И за это заплатила свою цену…

Так же тихо Гремин спросил:

– В тебе и вправду мой ребенок?

– Я не знаю, – пощадила она его.

Гремин прикоснулся к ее губам. У нее хлынула горлом кровь. Гремин отпрянул, утер кровь с лица. Когда он снова наклонился к ней, Евгения была мертва.

Гремин и Марианна остались вдвоем. Она – с разбитым лицом, в слезах, он – весь в крови, израненный, еле держащийся на ногах.

– Прости, что я тебя втянул в эту страшную историю. Мне ее нужно довести до конца.

– Это и вправду отец Федор?

– Да.

– И где он сейчас? – встревоженно встрепенулась Марианна.

– Он убежал. Когда появилась американская полиция, он успел скрыться.

– Ты же боготворил отца Федора. Неужели ты ни о чем не догадывался?

– Нет. Я заподозрил что-то неладное только после смерти отца Гермогена… Ты прости меня. Я не смогу жить, не видя тебя. Поверь мне.

Марианна захлебывалась слезами. Она хотела что-то сказать, и не могла.

Они поцеловались. Он крепко обнял ее, она прижала его голову к груди. Они принялись лихорадочно раздевать друг друга. Боялись, что делают это в последний раз…

Потом Гремин усадил Марианну в кресло, вложил ей в руки браунинг. Строго-настрого предупредил:

– У тебя несколько минут. Одевайся и беги в штаб-квартиру секретной полиции. Врывайся в кабинет начальника и рассказывай все как есть, не утаивая ничего.

– А про тебя?

– А что ты про меня знаешь? Я неудачник, журналист. Про партизанский отряд – абсолютная правда. Я попытался разгадать загадку, которую мне подбросил умирающий друг. А все остальное – канонизация Гоголя, новый образ России, – все придумано. Ты просто по любви, по дури впуталась в эту историю. Рассказывай все как есть, иначе тебе не поверят. Про Серджо, кладбище, княгиню, Евгению, отца Федора. Я хочу, чтобы ты жила, я хочу тебя еще увидеть. Поклянись, что ты сделаешь все, как я тебя прошу.

– Клянусь.

Он нежно поцеловал ее губы, на мгновение погрузился в бездонные карие глаза, смахнул слезы.

На пороге Гремин оглянулся. Марианна сидела в том же кресле, где он застал ее два часа назад. Так же поджав под себя ноги, только уже без туфелек и прикрывшись пледом. Минула вечность… Марианна беззвучно плакала.

На коврике перед входной дверью лежала маленькая бумажка, сложенная вчетверо. Оглядевшись Гремин поднял ее и прочел: «Сегодня в полночь. Сан-Джованни ин Латерано. Четвертая капелла справа. До встречи».

ГЛАВА 18

Зная, что на него объявлен розыск, Гремин провел день в надежном месте. В маленькой гостинице возле главного рынка, где не спрашивали ни имя, ни документы. Вообще ничего не спрашивали. Ближе к шести вышел другим человеком. Сам состриг себе локоны, где-то раздобыл круглые металлические очки, приоделся в какое-то тряпье. И вполне мог сойти за вечного студента-неудачника откуда-нибудь с севера. От элегантного француза не осталось и следа.

В Сан-Джованни Гремин проник через примыкающий папский дворец с группой посетителей.

Он обожал римские соборы, построенные на фундаменте древних базилик. У него вызывали благоговение Сан-Джованни ин Латерано и Санта-Мария Маджоре. А Сан-Паоло, наверное, самый красивый, не задевал. Он стал каким-то искусственным после реставрации.

Огромные соборы особенно поражали на закате солнца. Прямоугольное и пропорциональное пространство не давило, прошитое нежными лучами. Потолок был настолько высок, что человеческий взгляд не поспевал за ним. Даже под открытым небом мы не устремляем взгляд так высоко.

Где-то Гремин прочитал, что гармония света в подобных конструкциях родственна музыке. Лучи перекрещиваются, как рапиры в руках опытных фехтовальщиков. И, конечно, отовсюду капало золото. Золота было столько – на кассетном потолке, на парусах, на куполе, на колоннах, на карнизах, золотые статуи, оклады, дарохранительницы, – что оно струилось в мягком солнечном свете. Это было прекрасно, но это было страшно. Ты чувствовал свою ничтожность. Ведь Бог, помимо всего прочего, это власть. А золото – тоже бытие власти.

Гремин неплохо знал Сан-Джованни. И когда затылочным зрением почувствовал, что за ним никто не следит, он аккуратно запрыгнул в нишу за статуей напротив четвертой капеллы. По левую сторону от главного нефа.

Он ждал отца Федора. Он не представлял, как по-другому назвать этого человека. И это его смущало. Столько хорошего было связано с мудрым и добрым отцом Федором. Он помогал Гремину, давал дельные и бескорыстные советы в тяжелую минуту. Наконец, столько раз кормил вкуснейшим грибным супом, настоящим, какого в Риме не найдешь ни за какие деньги!

Гремин не имел ни малейшего понятия, был ли объявлен розыск на отца Федора. Скорее всего, да. И как бы американцам ни хотелось во всем обвинить Гремина, вряд ли получилось бы – прихожане были свидетелями их драки в церкви Святителя Николая. Они не вмешались из уважения перед авторитетом батюшки, а полицию-то наверняка вызвали, когда Гремина уволокли американские полицейские. Американцев здесь ненавидели все поголовно – фашисты, коммунисты, правые, левые, христиане.

Оставалось ждать полуночи. Огромная церковь медленно замирала. Последние прихожане, последний проход настоятеля по главному нефу. Суматошные перебежки младших священников, как всегда перед закрытием храма. Наконец храм остается во власти уборщиков. Звук метел, плеск воды. Свет между тем затухает. Солнечных шпаг уже не видно. Лишь кое-где в закатных лучах взблескивают короткие клинки. Потом тушат лампады. Мерцают только главные – перед святыми мощами.

В храме воцаряется бледная розовато-серая темнота. Но глаз привыкает. Глаз человека, как и сам человек, привыкает ко всему. Уже проступали очертания фресок.

Гремин ждал. Он очень неудобно устроился. Зудели и ноги, и спина. Пробило полночь. Кто знает, а может, отец Федор и не придет. Может, его уже давно арестовали. Или он сейчас держит пистолет на взводе и блаженствует? И тут отец Федор вполне буднично заговорил:

– Ну что, Андрей Николаевич, где прячешься?

Гремину стоило усилия воли промолчать. Он не хотел, чтобы его вычислили по голосу.

– Ну что, ответишь или будем играть в молчанку?

Голос все тот же, разве чуть погромче. И пораздраженнее. Гремин не подал ни звука.

– Ладненько, будешь валять дурака, бог с тобой…

От пилястра отцепилась тень и шагнула в центральный неф. Ночной свет приоткрыл плотную фигуру в монашеском балахоне с капюшоном, подпоясанном веревкой. Под балахоном можно спрятать что угодно, хоть автомат…

– Хорошо, давайте поговорим, отец Федор. На одном условии.

– Да ради бога, Андрей Николаевич. На любом.

– Не приближайся.

– Как тебе угодно.

Если бы не темнота, Гремин наверняка увидел бы, как отец Федор по-простецки слепил губы домиком, дескать, что за блажь. Гремин до боли стиснул свой манлихер, большой, старомодный – стрелял он неплохо. И потом – их разделял огромный неф, шириной метров двадцать пять, не меньше.

Голос отца Федора звучал спокойно, рассудительно.

– Не буду скрывать. Я пришел убить тебя, хотя ты мне симпатичен. За год я привык к тебе. И перед смертью, перед твоей смертью, – отец Федор по-доброму улыбнулся в темноте, – я готов ответить на твои вопросы. Обещаю не врать. Только не тяни кота за хвост. В час ночной обход. Лучше будет, если найдут один остываюший труп, чем двух незнакомцев в разгаре драки.

И правда ведь, время поджимало. А спросить хотелось.

– Скажи, отец Федор, кто тебя направил? По чьему заданию ты действовал? Чей ты?

– Как чей? – В голосе отца Федора сквозило недоумение. – Конечно НКВД, чей же еще?

Гремин ожидал такого ответа. Тысячи раз бессонными ночами прокручивал его в голове. И все-таки ему словно ударили поддых. Когда опускается ярко-серая пелена, и ты вдруг перестаешь дышать.

– Что ты хочешь сказать? Что по заданию НКВД ты измывался над литовцем, содрал кожу с живого Маркини, вырезал груди Божане, выжег ей глаза?

Раздался смех.

– Да нет, господи, боже ты мой! Ты ничего не понял. Слушай, Андрей Николаевич, ты должен был стать мне другом, помощником. Моя вина, что этого не случилось. Я слишком подозрителен. Однако чего не было – того не было. Поэтому наберись терпения и послушай.

– Согласен, – выдохнул Гремин. – Только не приближайся.

– Да господи, уймись ты! В нужное время я тебя убью, не приближаясь. Будь спокоен. Все будет в порядке, и без боли. Обещаю… Я расскажу тебе сказку. Жила-была семья в начале века в Киеве. Железнодорожный инженер Вениамин Городницкий, внешне вполне верноподданный, а в душе – лютый до остервенения сторонник самостийной незалежной Украины. Знаешь, вся эта ерунда – рушники, книги Тараса Шевченко на видном месте, вплоть до сортира, портреты Леси Украинки, ну и так далее. Хотя императору и начальству своей киевской железной дороги служил он исправно, в политике не участвовал, голоса не подавал, лишь только напившись горилки, певал старые казацкие песни времен Запорожской Сечи. Получалось здорово. И был у него еще один бог – Гоголь с повестью «Тарас Бульба», инженер перечитывал повесть постоянно, с карандашом, до дыр зачитал, ставил «Тараса Бульбу» выше любого романа Вальтера Скотта, каких-нибудь «Айвенго», да чего там – выше Евангелия.

Отец Федор, похоже, и вправду настроился на длинный рассказ. Он присел на скамью. Гремину показалось абсурдным и опасным оставаться в тесноте своего укрытия. Он соскочил вниз. Отец Федор удовлетворенно хмыкнул.

– Так-то лучше. Ну да ладно, вернусь к нашей сказке. Был он женат, мой инженер. Аглая Флориановна, мать троих детей, была высокая дородная хохлушка с очень красивым бюстом, который порядком смущал меня, пацана. Знаешь, как волновали десятилетнего мальчугана шикарные шары, колыхавшиеся под ночной сорочкой, когда мать поцеловала его на ночь. Но не в том суть. Проехали. На политику ей было насрать. Огромный дом, дети, муж-красавец, которого нужно было держать, дабы не ходил налево. Кстати, не ходил… По дальним родственникам отец имел чуточку немецкой крови, откуда эта дурацкая традиция – давать первенцам немецкие имена. Меня нарекли Альфредом. Да, был еще выцветший портрет какого-то уродливого мужика в профиль с надписью на немецком. По семейной легенде, некий Теодор из Гамбурга в середине XVIII века, во времена Бирона, перевез семью в Киев. Понятно, по-немецки никто уже не говорил, но странным образом наличие тевтонской крови подкрепляло доморощенный хохляцкий национализм моего отца. Дескать, мы, украинцы, еще со времен Речи Посполитой союзники Великого Тевтонского Ордена в исторической миссии цивилизации Востока. А москали они и есть москали. Кто у них в родичах? Мордва да чухонцы? Потом покатилось, – рассказывал отец Федор, – революция, погромы, русско-японская война, царский манифест, отставка Витте, покушение на Столыпина, массовая эмиграция с Украины, то в Сибирь за лучшей долей, то в Америку. Но все это как-то мимо нас. Отец перечитывал Гоголя, мать изготовляла галушки, белобрысые детишки зазубривали вечерами с отцом украинский букварь. Так бы, наверное, и продолжалось. Старший сын поступил бы в университет, тоже стал бы тихим украинским националистом, и тоже подался бы по железнодорожной линии. А потом верно служил бы совдепии, может даже выдвинулся бы по партийной линии, пес его знает. Но вышло по-иному…

Гремин с трудом верил своим ушам. Настолько неправдоподобной была эта сцена. Ночь, церковь и садист-убийца не спеша, с расстановкой рассказывает очередной жертве свою жизнь. Причем обоих в это время лихорадочно разыскивает полиция. Сюр какой-то…

Отец Федор между тем перевел дыхание.

– В один прекрасный день матушка споткнулась да и упала. И не встала. Апоплексический удар. Вот тебе и шикарное женское тело. И дыни грудей… К вечеру она скончалась. Отец сперва обезумел, рвал на себе одежду, не ел, не пил несколько суток. А потом сходил в баню, причесался, оделся, отправился на службу. И месяца через два привел в дом новую жену. Копию первой. Разве чуть повыше ростом да груди чуть поменьше и потверже. Помоложе лет на десять и взгляд пожестче. И рука потяжелее. И стала она заниматься хозяйством, затем младенец появился. Вечерами они вслух Тараса Шевченко читали. А днем мачеха с благословения отца драла нас нещадно ремнем. Молодою рукою, чтоб мы не дурили. И здорово драла. Будь я постарше, ей богу, вырвал бы у нее ремень, да и впарил бы ей по самую селезенку. В одиннадцать лет я убег из дома. Раз убег – меня вернули. Два убег – вернули, избили. А на третий, видно, и не искали. Так в 1912 году не стало Альфреда Городницкого – ровесника века, киевского мещанина и подававшего надежды гимназиста… Несколько лет я кантовался по подворотням. Федя Жиденыш, так меня прозвали за то, что я грамоту знал. Помаленьку освоил воровское мастерство. Стал первоклассным шулером. Помнил комбинации, без малейшего усилия просчитывал на много ходов вперед. Одна незадача: когда выигрывал, меня били. И это меня бесило. Потом стал воровать. Не по-простому. Нет, меня влекло мошенничество. Кого-то обмануть, надурить. Знаешь, игра ума. И опять-таки, когда открывалось – меня били. Жестоко. На Украине, что на Руси, умных не любят, – грустно усмехнулся отец Федор.

Вот откуда озлобление на весь свет. Неоцененный гений… Такой у Гремина созрел вывод.

– А потом, когда в 1915 году немцы прорвали фронт, – плел свое повествование отец Федор, – был отдан приказ помести всякую шушеру. Крупное ворье откупилось, а мелочь вроде меня подзалетела. Так я попал в тюрягу. В 1915 году, в пятнадцать лет. Но это моя вина. Я сам накинул себе годочков, чтобы на равных со взрослыми дядями играть. А вскоре пришили мне неопознанное тело и дали червонец. Такие пироги, голубчик. Так произошло второе перерождение. Теперь не стало Федьки Жиденка, смышленого беспризорника, промышлявшего карточным шулерством, а появился уголовник Альфред Нож. Знаешь, как долго я приучал тюремную братву, что я никакой не Федор, не Андрей, не Степан, а именно Альфред.

– А почему Нож-то? – глухо осведомился Гремин.

– А очень просто, – словно ждал такого вопроса, пояснил отец Федор. – Потому что я в основном ножом работал. В тюрьме у меня отличные учителя были. Ведь урки совсем по-другому ножом работают. Не так, как вы – фраера. У вас в спецслужбах, в полиции учат, как отбиться от ножа, как вырубить противника. Наши учат другому: как сделать больно. Заметь, когда на ножах дерутся солдаты или матросы – это по сути разновидность кулачного боя: быстро, грубо, решительно, чаще всего до мгновенной смерти кого-то. Нож в сердце, поддых, под лопатку. Нет, у нас заставят истекать кровью целый час. Заставят ползти по пыли, волоча за собой кишки. У нас и нож держат по-другому. Это у солдатни штык-нож – продолжение руки. А у нас нож – продолжение души. И не нож, а перо, перышко, – мечтательно мурлыкал отец Федор.

– Ну хорошо, дальше-то что? Ну не стало Федьки Жиденка, родился Альфред Нож, что дальше? – прервал убийцу Гремин.

– Дальше я добился перевода в Нижнетагильскую колонию.

– Зачем?

– Хотелось встретить того чувака, который сдал меня, пришил мне то тело.

– Встретил?

– Встретил.

– И что?

– А примерно то же, что с Маркини. Впервые в жизни попробовал. Знаешь, удобно, чтобы тело не опознали. Правда, не так складно получилось, навыка еще не было. Да и нож тупой попался…

Гремин ощутил позывы тошноты. Господи, это же отец Федор, его голос! Это человек, которому он исповедовался…

– Потом пришли немцы, потом был гетман, потом Петлюра. А в общем – безвластие. Понятно, всех нас повыпускали. Господи, славно мы тогда порезвились! Если помнишь учебники истории, был при Махно такой Альфред Семинарист…

– Не помню.

– Был. Это я. Сколько мы с ним невинных душ погубили. Потом Альфреда Семинариста где-то подстрелили. Или затоптали тачанкой. Как бы там ни было, при твердой советской власти оказался я снова в тюрьме. И там разговор уже пошел другой. Там мои художества четко запротоколировали, и в один прекрасный день явилась ко мне в одиночку дама лет сорока, так и не узнал ее фамилии, иначе пришил бы суку. Вся в черном, в черном кожане и черной кожаной юбке, в высоких черных сапогах, дамских, со шпорами, для верховой езды, с коротким английским хлыстом. Все как положено – при челке, бледная, с папироской, из евреев, кстати, и четко обрисовала диспозицию: или меня расстреляют сразу же во внутреннем дворике Владимирской пересыльной тюрьмы, поскольку за мной накопилось достаточно, или я поступаю на службу в ЧК на их условиях, то есть ничего не спрашивая. Не имею ни имени, ни фамилии, ничего. Я согласился…

Еще лет пять меня таскали по разным лагерям, сборным пунктам, курсам, учили всему: грамотно писать по-русски, учили немецкому как языку основного врага, его я осваивал с особым удовольствием – как-никак язык моих предков, – учили радиоделу, искусству рукопашного боя, стрельбе, тайнописи, искусству слежки… Чему только не учили. Изредка доверяли мелкие задания, всегда в команде, под надзором других: или расстрелять заставу на румыно-бессарабской границе, или заколоть в Праге зарвавшегося белоэмигранта…

Рассказывая о годах в НКВД, отец Федор менялся. Словно входя в новую роль, сбрасывал привычную личину добродушного батюшки. Гремин с удивлением наблюдал, как в очередной раз, переводя дыхание, отец Федор вынул из кармана необъятной рясы коробку папирос, чиркнул спичкой, закурил. Гремин никогда не видел его курящим. А тут – в церкви, хотя бы и католической. Немой вопрос, обращенный к нему, священник проигнорировал.

– Скорее всего, если бы Менжинский не умер, особого хода мне не дали бы. Для этих людей имела значение чистота принципа. Для них уголовник оставался уголовником. Но, слава богу, сменилось начальство. При Ягоде наступили мои времена. Мне стали поручать серьезные задания. Я организовывал беспорядки на КВЖД, провоцировал стачки в Лодзи… Помню мне доверили ликвидировать одного хера, который пытался скрыться в Парагвае с деньгами, выданными ему на убийство Троцкого. Я его отловил в Ла Пасе ночью, на выходе из игорного дома. Жара стояла дикая, я за ним охотился четыре месяца. Знаешь, с каким наслаждением ножом гаучо я ему прорезал крест на сердце. Насквозь…

Отец Федор замолчал. Видно, это было приятное воспоминание. И со смаком затянулся:

– Да, много чего было. Меня официально приняли на службу. Вроде я даже до подполковника дослужился. Давали какие-то награды, Знак Почета, что ли. Еще что-то. В партию заочно приняли. Но при этом я ни дня, ни полдня не оставался без присмотра… Особенно долго меня натаскивали на священника, вся эта премудрость с трудом влезала в башку. В 1935 году меня отправили с согласия архиепископа Каунасского открывать новые приходы в восточных уездах Литвы. И не поверишь, какое я испытал блаженство, когда открыл первый храм. Я его застал полностью порушенным, засранным, говно, понимаешь, лежало повсюду, выбитые стекла, пожженные скамьи. Три недели впервые в жизни я сам трудился с топором в руках, если нужно, с метлой, с кистью – но привели храм в божеский вид, украсили еловыми ветками. Как раз под Рождество приехал Его Преосвященство из Каунаса, освятить. Знаешь, такой кругленький хитренький старичок, на мой взгляд, столь же далекий от Господа Бога, как и я. Мы бы с ним сговорились наверняка. Только он помер, падла. Болел тяжело… Как бы то ни было, стал я обустраиваться в храме. Повадились ко мне прихожане, хозяйством обзавелся, иконостас соорудили, колокола отлили. Я ведь во всем порядок люблю. А постоять за себя я умел. И когда ксенз из соседнего сельца попробовал у меня гумно подпалить, на следующий день, проснувшись, нашел своего кучера с раскроенной топором головой. И знаешь – понял все. Так что у меня с соседями был мир, все меня уважали. И попадья как бы появилась. Авдотьей звали. Дородная такая вдовушка, мою матушку напоминала. Лет двадцать шесть, не больше… Я себя и вправду начал ощущать настоящим священником, но тут война началась. Вся эта катавасия, пришли красные, массовые аресты. Ну, мне особо бояться нечего. Хотя бог его знает, могли помести и меня за то, что много знаю. Ну и притеснения моего храма не мог дозволить. Потом немцы. Лишения. Вдовушка моя умерла от тифа…

А дальше все сначала. Наступление Красной Армии. И дали мне команду вместе с беженцами двинуться на запад. Так я и побрел пешком, оставив весь наработанный своим хребтом скарб. А в вещевом мешке тащил мощи Святителя Киприана.

Отец Федор глубоко затянулся. Видно было, он и сейчас переживал за свой приход.

– Знаешь, долгий был путь, через Любек. День на немецком транспорте в дикой давке, под постоянной угрозой торпедных атак. Все заблевано, женщины качку не переносят, у детей дизентерия. Весна 1945 года. Чего ты хочешь? И у меня вместо радости от победы нашего оружия – стучит в висках: что теперь будет со мной? До сих пор дивлюсь, что меня тогда не прибили. Как немецкого прихвостня, я ведь и в самом деле сотрудничал с фашистскими властями, поневоле, чтобы сохранить храм. А получилось по-другому. Знаешь, шутят, в одной семье двое от тифа не умирают. А тиф я в американском фильтрационном лагере схватил. Но выжил. Авдотья вот умерла, а я выжил…

Отец Федор помолчал, покурил.

– А потом лежу я в больнице при лагере, возле Дрездена, выздоравливаю. Знаешь, я при моем росте весил сорок два кг. И сосед по койке, которого в тот день выписывали, шепчет мне по-русски, чисто: «Альфред Вениаминович, не волнуйтесь, все в порядке. Мы о вас помним. В свой час вы получите указания, а теперь отправляйтесь в Италию и постарайтесь устроиться настоятелем русской церкви под константинопольским патриархатом. Деньги найдете под матрасом». Вот так… Словом, я погрузился на пароход в Любеке, сбрил бороду, поменял имя, стал отцом Филиппом.

Опустился на самое дно жизни. Стал беженцем, самой последней тварью, которой любой американский солдат мог дать пинком под зад… За долгие годы я стал почти нормальным человеком. Обзавелся было семьей. Любил ли я ту женщину – не знаю. Я вообще не знаю, что такое любить. Я и себя не люблю. Я не знаю, что такое дружба, но друзья у меня были… Умный человек мне как-то объяснил: есть такие спящие агенты. Их засылают не на год, не на два, а на десятилетия вперед – авось пригодятся. Ну а не пригодятся, вреда-то не будет. Хлеба они не просят, пусть себе живут. Вот, видно, и я превратился в такого спящего агента. Системе я не нужен…

Чувствовалось, что отец Федор приближается к концу своей исповеди.

– Я разуверился любить. Никакой я не священник, я все равно остаюсь тайным агентом НКВД, и нет у меня ни малейшего шанса скрыться от всевидящего ока этой адской машины… Ладно, я буду спящим агентом, но я буду дожидаться не вашего часа, а своего. Того часа, когда я смогу сделать больно вашей поганой системе, по-настоящему больно. К примеру, убить тебя, перспективного агента – разве это больно? Да о тебе не вспомнят на следующий день. Убить советского посла – десятки людей обрадуются: какая шикарная вакансия образовалась! Убить резидента – на Лубянке только потрут руки: во, хорошо, не придется отзывать. Но разрушить операцию, над которой трудились десятки людей длительное время, – это уже другое.

– Какую операцию?

– А по завладению документами о Гоголе. Я не совсем толком понимаю, в чем ее смысл. Что-то, чему Центр, Москва, Политбюро придают особое значение.

– А тебя что, поставили в известность?

– Мне было указание – приследить за тобой и поддержать тебя при необходимости.

– И ты меня поддержал, – горько процедил сквозь зубы Гремин.

– Да, я тебя поддержал, как считал нужным. Я тебе дал возможность спокойно поработать, без помех. Снимать кожу с Маркини было, пожалуй, необязательно. Так, для устрашения. А в принципе, останься он в живых, он бы тебе здорово попортил крови. Уже на следующий день он принялся бы к тебе приставать со всякими своими идеями, потом этим занялась бы полиция.

Гремин понимал, не глядя на часы, что развязка их разговора приближается.

– Отец Федор, ну а тебе зачем нужны эти чертовы документы? Тебя-то они с какого бока касаются?

– А с очень простого. Ты забыл, кто такой Альфред Нож?

– Кто?

– Альфред Нож, сын Вениамина Городницкого, украинского националиста, хотя и кухонного. Ты у меня дома ведь бывал. У меня тоже висят рушники. И тоже на видном месте лежит том Тараса Шевченко.

– Ну и что?

– А то. Вам, москалям, мало что вы лишили нас культуры, истории. Украинская история, по-вашему, по-москальски – это воссоединение Украины с Россией. Да всякие исторические анекдоты, вроде – «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». А еще – Мазепа с молодкой Марией. Ничего же больше нет. Ни хера. Что у нас осталось? Наш великий национальный поэт, наша гордость – Тарас Шевченко, которого, кроме украинцев, ни одна живая душа не знает. Да Леся Украинка – ее даже я не читал. Но зато у нас есть Гоголь, якобы русский писатель! Это украинский гений, равный Шекспиру и Данте. Он отразил дух нашего народа, Тарас Бульба – это и есть Украина, которая поднимется да пораскидает своих врагов в разные стороны. И вот вы хотите представить гения некрофилом.

– Да господи, отец Федор, побойся Бога, каким некрофилом?! Ты же лучше меня знаешь, весь смысл операции в том, чтобы эти документы никогда не стали достоянием гласности.

– Да не в этом дело. Какой-то придурок сказал: «Книги не горят». Правда, не горят, но главное – не горят мысли. Мысль надо подать. До вашей дурацкой операции никто бы никогда не задумался, а был ли Гоголь некрофилом? Страдал душевной болезнью. И баста. Грешил, зато покаялся и помер в молитвах. Все честно и четко. А вы вытаскиваете скелет из чулана и начинаете его разглядывать, очищать по косточке.

– Не мы – кто-то другой достанет.

– Да никто не достанет, господи! Ты же сам до конца не знаешь, для чего НКВД затеяло эту операцию. Ну раз в жизни скажи правду!

Гремин задумался. Версия с канонизацией теперь действительно выглядела зыбко. Операция прикрытия, чтобы под завесой суеты организовать убийство Тольятти? Или, наоборот, помешать американцам убить Тольятти? Тоже, в общем-то, не сильно убедительно.

– Ну так что?

– Если честно, не знаю.

– Ну вот, не знаешь. И ты хочешь, чтобы я поверил конторе, у которой всегда была одна религия – ложь. Сегодня эти бумаги окажутся у НКВД, завтра они могут оказаться где угодно. Вы их попробуете обменять на икону Казанской Божьей матери или на российское золото в Парижском банке. Хер вас знает.

– Хорошо, но тебе-то документы зачем? Старому уголовнику? Продать, что ли?

Отец Федор рассмеялся.

– Уголовник! Какой я к черту уголовник! Я уже пятнадцать лет отпеваю, крещу. Я хочу сделать больно системе, которая причинила столько зла мне лично и всему миру. А я умею делать больно. Если я уничтожу документы, которые нужны НКВД, это будет удар поддых вашей сучьей конторе. После этого я могу поступать, как хочу. Я могу покончить с собой, могу бесследно исчезнуть, меня могут убить…

– А отец Гермоген как тебя вычислил?

– Заподозрил. Какие-то вещи не забываются и не пропиваются. Он возглавлял колчаковскую контрразведку. Учуял, гад. Он меня застал, когда я уже добивал старикашку. Ох уж эта дворянская любовь к позе. Вместо того чтобы пристрелить меня на месте…

– А дальше что произошло?

– Прокололся я, первый раз в жизни увлекся. Он бесслышно зашел через террасу и выбил у меня пистолет. Не гляди, что он старик. Он жилистый и кулачным боем владеет лучше. Если бы ему не пришла в голову эта бредятина – завести меня на колокольню и там заставить покаяться и сбросить вниз. И если бы ты по дурости его не окликнул, сегодняшнего разговора не было бы. И ты благополучно отправлял бы добытые документы вместе с победной реляцией на Лубянку.

– А американцы тут при чем? Они-то как пронюхали?

– Да благодаря тебе, голубчик, твоим шашням с девками. Но их другое беспокоило. Им документы по херу. Кто такой Гоголь – во всех Соединенных Штатах от силы полтора человека знает. Они опасались, что суета вокруг Гоголя с поисками, погонями, убийствами – лишь ширма для операции по уничтожению Тольятти.

Отец Федор бросил давно погасшую папиросу. Оглянулся.

– Вот так, Андрей Николаевич. Но как говорится, надо и стыд знать. Поболтали – и хватит.

Отцу Федору явно поднадоела игра в кошки-мышки.

– Обожди, ради бога, обожди, последний вопрос. Честно, обещаю.

– Ну ладно, бог с тобой, давай. Только быстро.

– Что имел в виду литовец, когда перед смертью позвонил нам в советское посольство и сказал: «Смотрите портрет!» Понятно, что речь шла о «Портрете» Гоголя, но дальше мы не продвинулись… Обе редакции «Портрета» проштудировали, исследования изучили, ходили по картинным галереям, искали портреты старых ростовщиков и простукивали рамы. Все впустую.

– Да, я следил за вами. Поначалу все никак не мог сообразить, куда вы клоните. Это единственный вопрос, Андрей Николаевич, на который я не могу тебе ответить. Сам над ним мучался. Ключ, конечно, есть, но нам уже никогда не разгадать. Жаль, что тот гаденыш рано с собой покончил, не успели мы с ним толком покалякать.

– А откуда он звонил?

– А вы не засекли?

– Нет.

– С вия Сардиния. Если тебе это что-то проясняет.

Гремину это проясняло все. На вия Сардиния размещался Германский археологический институт, где литовец, очевидно, побывал до своего последнего звонка. Вспышкой молнии Гремину вспомнилось, какая связь существовала между повестью Гоголя «Портрет» и Германским археологическим институтом в Риме. Теперь оставалась безделица – выжить.

Между тем ностальгическое настроение окончательно покинуло отца Федора.

– Все, Андрей Николаевич, договор дороже денег. Пора. Отдавай мне документ. Если же ты его где-то припрятал, придется с тобой немножко повозиться. А может – и не потребуется. Решай сам. Ты же прекрасно понимаешь, есть боль, которую человек выдержать не может.

– Бывают исключения.

– Да, бывают. Святой Стефан, святой Лаврентий. Святого Лаврентия, согласно легенде, зажарили живьем, чтобы он отрекся от веры. Он не отрекся. Зато стал святым Лаврентием. Кстати, Берию тоже зовут Лаврентием. Но ты не святой. И тебя не придется жарить. Уверен, что ты притащил с собой твою бумагу. И моя со мной, – он вынул из кармана конверт и помахал им в воздухе. – Все полюбовно и порешим.

С этими словами отец Федор резко повернулся на месте. Он уже давно не сидел, а стоял совсем рядом, в каких-то пяти-шести метрах. Наваждение какое-то.

Гремин ощутил острейшую боль в правом плече. Он скосил взгляд, продолжая следить за противником. Из плеча торчал нож, всаженный туда на половину лезвия. Тот самый, утренний, матросский. Пистолет, который он едва успел выхватить, соскользнул на мраморный пол.

– Видишь, батюшка, как все просто, – успокоил отец Федор, медленно приближаясь к Гремину.

Гремину хватило сил вытянуть из плеча нож и отбросить далеко в сторону. Отец Федор прицокнул языком и проследил взглядом траекторию падения ножа. Двинулся дальше. Ствола у него, похоже, не было.

Сперва отец Федор рубанул Гремина ребром ладони по кадыку, потом ударил ногой в пах. Гремин согнулся еще ниже, исподлобья отслеживая каждое движение отца Федора.

Очередной удар. Коленом в солнечное сплетение. Гремин выдержал. Было безумно больно, но он терпел. Двойной удар кулаками по вискам. Свирепый. На долю секунды Гремин потерял сознание. Выпрямился. Они с отцом Федором стояли лицом к лицу. Гремин застонал.

– Ну вот, сейчас мы проверим твои карманы…

Схватив Гремина за горло, отец Федор быстро обшаривал его одежду. Толстый маниловый конверт он обнаружил сразу. Кровь едва запачкала краешек…

И тут случилось непредусмотренное. Гремин стал оседать, теряя сознание. Священник отвел руку с конвертом в сторону, чтобы не помялся, а Гремин все сползал и сползал на него. Отец Федор хотел отшвырнуть Гремина, как собаку, – и почувствовал адскую боль. Золингеровское лезвие, которое Гремин все время прятал в рукаве, вспороло отцу Федору живот, и его тело с тяжелым стуком повалилось на пол.

Гремин едва стоял на ногах, боясь окончательно потерять сознание. Он из последних сил наклонился, поднял пистолет и выстрелил отцу Федору в рот. Глаза умирающего распахнулись, переполненные не страхом, не ужасом, а животной, бешеной ненавистью, ненавистью бессилия.

– Аминь, – произнес Гремин. – Да простит тебя Господь. Да простит тебе прегрешения твои. Да упокоит грешную душу твою. Аминь.

Ему послышалось, что откуда-то, из крипты, чей-то голос на итальянском языке глухо повторил:

– Аминь!

ГЛАВА 19

Когда утром открыли врата Сан-Джованни ин Латерано, возле алтаря лежал труп мужчины лет шестидесяти в облачении францисканского монаха. Поодаль валялся окровавленный нож. Смерть наступила в результате резаной раны брюшной полости и выстрела в голову. Об этом сообщили газеты.

Но Гремин газет не читал. Да Гремина вообще уже не было. Был студент, молодой, с саквояжем, в рубашке в клетку на американский фасон и в дешевой курточке, неоднократно стиранной, в грубых башмаках на толстой подметке. Так одеваются в Германии или Скандинавии. Единственное, что могло привлечь к нему внимание, – неестественная бледность лица да некоторая скованность движений. Он слегка прихрамывал и, по-видимому, ему доставляла боль правая рука. Саквояж он нес в левой.

Едва ударило десять часов, молодой человек появился у входа в Германский археологический институт, что на вия Сардиния. Хорошенькая девушка, секретарша, веснушчатая блондинка, явно не ожидала увидеть столь раннего посетителя.

– Вам что, господин? Студент застеснялся.

– Извините меня, ради бога, прошу, простите за беспокойство. Я проездом в Риме. Уже сегодня после обеда мне нужно переезжать в Перуджу, там у меня курсы. Я понимаю, что требуется записаться заранее, но я только вчера приехал.

– Чем я могу помочь вам? – спросила девушка.

Несмотря на робость, в голосе и во взгляде молодого человека что-то приковывало ее внимание. Какой-то магнетизм, внутренняя энергия.

– Моя мечта – хоть одним глазком увидеть фонды, посвященные назарейцам, – заволновался молодой человек, – это тема моей дипломной работы. Я их обожаю! Если бы можно было оформить временное разрешение, мне нужно хотя бы полчаса. Под вашим надзором, как угодно…

Девушке странный посетитель нравился все больше и больше. Ее симпатичные полненькие щечки порозовели, глаза заблестели. Она незаметно откинула рукой волосы и привстала, обнаружив приятную тяжесть хорошо сформированного бюста:

– А вы кто, простите? Немец?

– Да, немец, – сразу перешел на немецкий посетитель. – Я из Эльзаса. Всю свою жизнь, если не считать войну, я прожил под французской оккупацией. Можете представить?

Он искательно заглянул в девичьи глаза. Девушке было трудно разделить энтузиазм молодого человека. Ее принадлежность к немецкой расе выражалась в том, что ее отец, аспирант Ла Сапьенца, женился на хорошенькой фрейлейн, дочке директора Германского археологического института. И вот их дочь, итальянка до мозга костей, неважно говорящая по-немецки, раз в неделю, по субботам, помогала на приеме посетителей в институте. Она охотно подыграла своему нечаянному собеседнику.

– Я тоже немка, как вы догадываетесь! У меня мать немка.

– Замечательно, мы с вами соотечественники. Ребенком я изучал немецкий язык фактически тайком. Это сказывается на моем произношении…

В институт было не принято пускать первого встречного с улицы. Но девушке определенно нравился этот молодой человек с его горячностью, и ей не хотелось с ним расставаться

– А у вас есть какой-нибудь документ?

– Да. Вот мой студенческий билет.

– Оставьте его здесь.

Она пробежала данные глазами: обычный студенческий билет, точнее, билет аспиранта Кельнского университета, по факультету истории искусств. Ганс Кюхельгартен. Мм, Ганс. Немодно, конечно, но ничего.

– Фонда Товарищества назарейцев как такового у нас не существует. Товарищество никогда не имело четкой организации, выборных органов. Не было и архива. Но я надеюсь, вы не разочаруетесь. Материалов хватает. Почти все назарейцы состояли членами института и регулярно посещали наши мероприятия. Сейчас я вас проведу в хранилище основных фондов.

– Спасибо огромное. Я разберусь.

Девушка провела гостя в хранилище. Тот скромно поставил свой саквояж в уголке и радовался, как ребенок, гладя руками шершавые коробки и вскрикивая: «Боже, надо же, не может быть!», когда натыкался на имена: Овербек, Корнелиус… Что-то он снимал с полок, что-то открывал, над чем-то застывал. Лучана, так звали девушку, решила на час-полтора оставить его одного. Пусть поиграется…

Удостоверившись, что за ним не следят, студент совершенно переменился.

Он направился к старинному шкафу, выкрашенному в несколько слоев черным лаком. Шкаф состоял из квадратных ящичков, каждый из которых был обозначен буквой латинского алфавита: А, В, С… Это был общий алфавитный указатель Германского археологического института.

Молодой человек выдвинул ящичек с буквой «С». Внимательно перебрал бумажные карточки.

Нужного не нашел, но ничем не выказал раздражения. Опустился на колено, слегка скривившись от боли, вытянул ящичек с буквой «Т». На сей раз поиски увенчались успехом. На карточке из плотной светло-коричневой бумаги размером с визитку было аккуратно выведено фиолетовыми выцветшими чернилами крупными псевдоготическими буквами, хотя и на итальянском языке: «Colonnello Al. Tschertkow». Следующей строчкой следовало обозначение архивного дела, цифра и буква. Скорее всего, номер стеллажа и номер полки соответственно. И наконец, третьей строчкой значилось: «Sul registro („Alessandro Certkoff“) in data 12 e 19 aprile 1839».

Даже для очень хорошо образованного человека, если он не исследовал историю русской колонии в Риме в первой половине XIX века, имя Александр Чертков едва ли что-либо сказало. Однако специалист по творчеству Гоголя мог припомнить, что под фамилией «Чертков» Гоголь вывел талантливого художника, попавшего в сети дьявола и затем обезумевшего – в первой редакции своей повести «Портрет». Правда, во второй редакции фамилию «Чертков» писатель переиначил на «Чартков». В кругу друзей ходил слух, что Гоголь произвел замену, дабы не обижать своего хорошего приятеля, известного археолога и нумизмата полковника Александра Черткова. Но об этом, очевидно, не имел ни малейшего понятия молодой студент-немец.

Молодой человек проверил имя «Чертков» по журналу посещения мероприятий института и удовлетворенно хмыкнул. И снова углубился в леса стеллажей, пока не нашел коробку, обозначенную интересовавшими его буквами.

У студента дрожали ноги, он придвинул поближе единственный стул, сел, сдул пыль с коробки, снял крышку. Сверху лежал старый, потертого сафьяна маленький портфель. Поблекшего малинового цвета. Студент открыл его.

В первом отделении хранилось письмо Черткова ученому секретарю института, в оригинале, написанное на французском языке и датированное 1 мая 1840 года. Этим письмом полковник препровождал перевод доклада директора музея города Керчь, что в Крыму, посвященного нумизматическим находкам на полуострове. К тексту была приколота тусклая карточка такого же цвета и формата, как в алфавитном указателе, с краткой информацией, набитой слегка скачущими буквами первых пишущих машинок – немецкой «Ундервуд» начала века или чего-то в этом роде: «Опубликовано в Анналах Института археологической корреспонденции, том XII, 1840, стр. 5». Молодой человек заложил свою находку обратно.

Во втором отделении он обнаружил оригинал документа, поискам которого посвятил последние месяцы своей жизни. Студенту не нужно было вчитываться в текст, чтобы проверить себя. Это был тот же самый документ, на старинной бумаге, с архаичной каллиграфией.

Студент вынул из саквояжа помятую бледно-зеленую корочку. В ней лежали два документа или, точнее, документ и копия, хотя оба относились к прошлому веку, судя по толщине и шершавости бумаги, по ее желтизне, по выцветшим чернилам. Он перебрал страницы оригинала. Ему явно не хотелось расставаться с этими листками бумаги. Он посидел в задумчивости, потом встряхнул головой. Видно, решил в последний раз перечитать.

Текст гласил:

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Мы нижеподписавшиеся, маркиз Сильвио Альбернони, землевладелец, и Жан Доменико Аннони, адвокат, находясь в здравом уме, твердой памяти и добром здоровьи, свидетельствуем.

13 февраля 1843 года поздно вечером мы возвращались домой после партии в карты. Особняк Альбернони, как известно, находится на виа Грегориана, а адвокат Аннони снимал этаж в палаццо Летта на вия Дуэ Мачелли. Вечер выдался великолепный, дождя не обещало, поэтому мы отпустили экипажи и решили прогуляться. Проходя по вия Сан Никола да Толентино мимо давно заброшенной и забитой досками церкви Санта Лючия, мы услышали странные звуки, как будто внутри кто-то кого-то колотил и кто-то звал на помощь. Мы прислушались, из церкви на самом деле раздавались крики о помощи. Мы стали стучать в дверь, но она не поддавалась. Не иначе как люди, находившиеся в церкви, проникли туда с другого входа. Наконец с помощью наших тростей мы отодрали доски и вступили внутрь. В церкви никого не было, лишь на алтаре стояла полусгоревшая свеча. Все было покрыто пылью и затянуто паутиной. Мы поспешили на звук голосов.

С большим трудом, больше наощупь, мы обнаружили спуск в крипту и тихо спустились туда, приготовив трости к бою, но не исключая и того, что нам придется прибегнуть к клинкам, поскольку мы оба были при шпагах. Зрелище, представшее очам нашим, когда мы спустились в крипту, было ужасно. Крипта была совершенно пуста, не было ни распятия, ни дарохранительницы, ни фресок, ни какой-либо церковной утвари, ни лавок. Странным образом в углу стоял грубый деревянный стол, довольно большой, какие ставятся на кухнях для приготовления пищи. На нем лежал труп обнаженной женщины, возраст которой не поддавался точному определению. Судя по раздутости членов и по голубоватому оттенку кожи, а также по исходившему от нее сильному запаху гнили и тины, это была утопленница, уже порядком тронутая тлением.

В противоположном углу крипты зажался маленький, щуплый человек в сюртуке, закрывавший лицо руками, над которым возвышался обидчик его. Это был крупный мужчина в коротких кожаных штанах, в кожаной куртке без рукавов и полосатой рубашке, как одеваются портовые артельщики, с толстой палкой в руках, которой он лупил съежившегося беднягу. После каждого удара маленький человек взвизгивал, но ничего не отвечал.

«Что здесь происходит?» – в один голос спросили мы. Нападавший обернулся к нам и, наверное, хотел уже нагрубить, но, увидев двух крепких мужчин с тростями и при шпагах, передумал, переменил выражение лица и попросил разрешения объяснить, что происходит, на что мы ответили согласием. Говоря на римском диалекте, этот простолюдин сказал нам буквально следующее:

– Сейчас я все поясню вашим светлостям. Я служу при кладбище, и этот окаянный грешник попросил меня добыть ему труп молодой девушки. Он назвался художником и сказал, что это нужно ему для этюда к картине. Все мы христиане, Христос учил нас смирению и снисходительности к грехам ближних наших, и я рассудил, что с этой несчастной все равно ничего не случится, если господин художник посмотрит на нее несколько минут. Мы с ним условились о цене – 20 скудо. Но когда я вернулся в урочное время, то обнаружил эту несчастную совершенно раздетой, как вы видите ее сейчас. Мало того, этот господин отказался платить, говоря, что он заказывал молодую девушку 20 лет, а этой проститутке – он позволил себе назвать эту несчастную проституткой – не меньше 40. Согласитесь, как в этом положении мне не возмутиться. Бог с ним, если она не подходит ему для этюдов, но заплатить-то он должен.

Артельщик имел типическую внешность человека, промышлявшего людскими пороками, и роль бескорыстного вершителя добродетели ему плохо удавалась. Но рассказанная им история казалась довольно достоверной. Мы не знали, что делать. Нам обоим хотелось быстрее выбежать из церкви и забыть о случившемся. Мы подошли ближе к избитому, и что-то в этой сгорбленной фигуре показалось нам знакомым. Мы пригляделись, это был Николай Гоголь. Он перестал закрывать лицо руками, поднял глаза на нас и разрыдался. Объяснения были излишни. Мы спросили у артельщика, сколько Гоголь был ему должен. На этот раз, видя, что мы знакомы с его клиентом, тот обнаружил большую честность. Выяснилось, что 10 скудо Гоголь ему уже заплатил, и оставалось еще 10 скудо. Мы дали этому презренному причитавшиеся ему деньги и пригрозили сдать его в полицию, если он попадется нам еще раз.

После того как артельщик, получив свои деньги и всячески благодаря нас, называя и спасителями, и благодетелями, и отцами, пятясь, покинул крипту, мы наконец смогли заняться нашим другом. Гоголь пребывал в невменяемом состоянии, и единственное, что мог делать, это целовать руки нам в знак признательности. Слезы капали из очей его. Нам ничего не осталось, как поднять его под руки и вывести на свежий воздух. Затем, так же под руки, мы отвели его в ближайшую тратторию, которую рассчитывали найти открытой, на площади Сан Сильвестро. Усадили за стол, заставили выпить «граппы», после чего заказали пасты, поскольку знали, что в любом состоянии души и при любом заболевании Гоголь был большой охотник до итальянской пасты. Заказали бутыль орвьето и попросили объяснить, что произошло. Гоголь сперва в свойственной ему манере отпирался, что, дескать, ничего не произошло, сущее недоразумение, но мы ему напомнили, что только что спасли честь его… И он нам сознался, что с молодых лет страдает чудовищным болезненным влечением к покойникам. Благодаря вере в Бога и правильной жизни без какой бы то ни было близости с кем бы то ни было, ему, как правило, удается противостоять этому страшному недугу, но иногда дьявол овладевает им, и тогда он проявляет слабость. Это случается редко, раз в несколько месяцев. Тогда он договаривается с людьми, промышляющими этим ремеслом, и ему в надежное место доставляют тело молодой женщины, и он смотрит на нее.

Затем мы спросили, как могло произойти то, свидетелями чему мы стали в тот вечер, и он ответил, что его обычный посредник серьезно занемог, поэтому Гоголю пришлось самому обходить портовые кварталы, и там он встретил этого типа. Гоголь стал всячески извиняться перед нами за причиненное беспокойство и благодарить за спасение и неожиданно предложил компенсировать понесенные нами затраты. К великому изумлению нашему, он вынул кошелек и заплатил нам наши десять скудо. Когда же мы спросили его, почему он сам не расплатился с этим ужасным человеком, Гоголь прищурился и с хитрецой объяснил нам, что тот разбойник обманул его, они договаривались о молодой девушке, умершей того же дня или накануне, а доставил старую утопленницу, проведшую в воде не меньше недели.

На протяжении всего разговора Гоголь продолжал благополучно поедать свою пасту, попросил даже второе блюдо, обильно запивая вином. После его признания мы поняли, что больше нам разговаривать не о чем. Но Гоголь явно оставался не в себе и чуть ли не грезил наяву, что ему нужно вернуться, взять с собой трость и как следует отлупить этого негодяя, который вздумал надуть его. Было очевидно, что отпускать его одного в ту ночь было нельзя. Проводив Гоголя домой до его квартиры на страда Феличе, мы вернулись обратно в нашу тратторию, чтобы обсудить, как нам быть с Гоголем, и договорились о следующем.

На другой день, после полудня, мы пришли к Гоголю домой, где нас провели в гостиную. Гоголь появился, как обычно, в халате, хорошо выспавшийся и, судя по всему, в отличном расположении духа, не взирая на пару синяков. Он принял нас так, как будто накануне ничего особенного не произошло. Мы сказали, что нам нужно с ним переговорить. Гоголь сперва сделал вид, что он не понимает, о чем идет речь, и нам пришлось проявить твердость. Сообразив, что мы не уйдем, и зная не хуже нашего, что слуги и многочисленные компаньоны его подслушивали каждое слово, Гоголь согласился прогуляться с нами. Он неторопливо оделся, и мы вышли, чувствуя на себе удивленные взоры домочадцев его. Мы направились неподалеку, в сквер на Монте Пинчо. Дул сирокко, и обычных для этого часа гувернанток с детьми почти что не было. По предварительной договоренности между нами слово взял адвокат Аннони и сказал следующее:

– Господин Гоголь, до вчерашнего дня мы считали себя друзьями вашими и, полагаю, имели возможность поведением своим подтвердить это. Если вам угодно, мы и сейчас готовы считать себя вашими друзьями. Но для этого вы должны выполнить одно условие. Вы должны в церкви, призвав в свидетели Господа Бога, торжественно поклясться, что вы никогда больше не повторите тот страшный, богопротивный грех, свидетелями которого мы стали вчера. Если вы откажетесь принять эту клятву, мы будем вынуждены известить о случившемся вашего духовника, ибо иного выхода у нас нет, потому что, если произойдет скандал, он станет губительным для репутации вашей. Мы не желаем падения и унижения вашего. Так что решайтесь. Только от вас зависит выбрать судьбу вашу.

Гоголь выслушал нас с видимо подавленным видом. Он пытался возразить нам, ссылаясь на свою принадлежность к православной вере. Но мы были приготовлены к таким попыткам его и разъяснили, что, насколько нам было известно, любому православному христианину дозволялось молиться в католической церкви. После речей наших воцарилось молчание, которое продолжалось весьма долго. Наконец Гоголь стремительно повернулся и отвечал нам так:

– Я принимаю ваши условия, господа. Вы правы, это давно пора сделать, это страшный грех. Если бы вы знали, как я страдаю! Никто больше меня не мучается, сколько раз разбивал я в кровь лоб свой, замаливая прегрешения мои, сколько ночей бессонных провел в молитвах, сколько изнурял себя суровым постом! Но я должен сделать вам одно сообщение. Этот грех совершаю не я. Точнее я, но это не я уступаю дьяволу, подпадаю под его власть, это Господь Бог отдает меня во власть дьявола. Вам это покажется странным, но это так, это Господь Бог отдает меня во власть дьявола, чтобы я совершал эти богопротивные вещи и потом имел возможность рассказать о них в иносказательной форме в своих произведениях, потому что мои произведения пишутся во имя Господа Бога, а для того, чтобы служить Господу Богу по-настоящему, надобно знать настоящую правду. Служить Господу Богу, не страдая, может любой, а пойти на страшный грех из любви к Господу Богу, пройти через этот грех и остаться чистым и незапятнанным в любви к Господу, на это способны не многие.

Когда Гоголь замолчал, он высокомерно обвел нас взглядом. Нам обоим стало не по себе. Если требовалось дополнительное подтверждение душевной болезни Гоголя, мы только что получили его. Не сговариваясь, мы предложили Гоголю отправиться тотчас же в церковь. Гоголь весь сник, он, наверное, рассчитывал на иной эффект откровения своего, но у нас не было ни малейшего настроения продолжать разговор о роли Господа и дьявола в его грехе. Мы спустились вниз, и, как было условлено, отправились в церковь Санта Мария ин Вия Лата, что на Корсо, известную своей чудотворной иконой Пресвятой Девы Марии над главным престолом, писанной, по преданию, евангелистом Лукой. За скромное пожертвование на бедных оказавшийся в храме второй священник согласился на время снять икону и вручить ее нам.

Мы поставили Гоголя лицом к алтарю и, держа древнюю икону перед ним, заставили его повторить за нами короткие слова клятвы, что перед чудотворным образом Пресвятой Девы Марии он клянется никогда, ни при каких обстоятельствах не уступить соблазну и не поддаться тому страшному греху, который разрушает его бессмертную душу. Мы заставили его трижды поцеловать образ Девы Марии, после чего он разрыдался, и мы оставили его.

Мы не были уверены, можно ли было верить Гоголю, но надеялись на лучшее. С тех пор мы постарались больше не встречать его, избегая общих знакомых и тех мест, где можно было встретить его. Вскоре он перестал приезжать в Рим, а затем и вовсе бывать в Италии. В 1852 году, как нам стало известно, Николай Гоголь умер в Москве в возрасте сорока двух лет после тяжелой болезни и неслыханных мучений.

Спустя много лет, встретившись после долгой разлуки, мы признали за благо записать со всеми подробностями приключившуюся с нами историю и учинить следующее распоряжение, которое по смерти нашей должно иметь полную силу духовного завещания.

Сие духовное завещание в двух экземплярах в запечатанном виде представляется нами для хранения в контору нотариуса Джованни Росси по вия Рипетта, дом 11, в палаццо, принадлежащем Сальваторе Пикконе, и по истечении пятидесятилетнего термина подлежит выдаче в запечатанном же виде наследникам нашим по прямой линии мужеского пола. При отсутствии таковых у одного или у обоих из нас один из конвертов или оба конверта подлежат сожжению, не будучи ни при каких обстоятельствах вскрыты.

«Подписали Сильвио Альбернони

Жан Доменико Аннони

Что сие духовное завещание 24 мая 1866 года в двух экземплярах собственноручно написано адвокатом Жан Доменико Аннони и при нас подписано маркизом Альбернони и адвокатом Жан Доменико Аннони, бывшими в здравом уме и твердой памяти, в том удостоверяем: нотариус Джованни Росси. При сличении мною двух экземпляров почисток, приписок, зачеркнутых слов и никаких особенностей не найдено. Сие духовное завещание записано в книгу подлинником под нумером 57. В доход конторы взыскано с участвующих лиц канцелярских, актовых и на хранение 18 лир 46 чентезимо.

Лета тысяча восемьсот шестьдесят шестого мая в двадцать четвертый день

Нотариус Джованни Росси».

Студент долго сидел над документом, смотря куда-то вдаль, будто сквозь ряды стелажей, сквозь стены он видел городок Тиволи, аллею над водопадом и молодого Гоголя, прогуливающегося вместе с молодым издателем Погодиным и как будто заигрывающего с его женой.

И все было хорошо. Да, у молодого писателя было трудное детство, но у кого оно легкое. Перед Гоголем открывалось невероятное будущее, захватывающее дух, великого писателя Земли Русской, властителя дум. Больше того, пророка! За такое можно дорого заплатить многим. Весь вопрос – кому? Молодому писателю хотелось совершить что-нибудь великое во имя России, человечества, Бога. Он постепенно привыкал воспринимать себя именно так – я и Бог. Но он не знал иной формулы обращения к Богу, кроме старинной: не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься. И не спасешь человечество. Он мучительно сомневался в своем таланте, мучительно боялся, что Бог его не услышит. И он грешил. Как ему казалось, во имя Бога, во имя славы Господней!

Гоголь окончательно уверовал в свою исключительность, в свою договоренность с Богом. Это не он грешил. Сам Господь Бог направлял его во грехе, чтобы поднять над остальным человечеством, дать силы создавать вещи невероятные, невиданные в своей проницательности и пронзительности. Иногда, правда, в душу молодого писателя закрадывались сомнения, но он отметал их. Он верил в святость и нерушимость своего договора с Богом.

Так продолжалось несколько лет. Но однажды вечером произошло страшное. Два итальянца, католики, паписты, застали его врасплох в час греха и заставили поклясться перед образом Пресвятой Девы Марии, что он победит свой грех. Православный никогда так не поступил бы. Но что сделано – то сделано. Нарушить клятву, данную Божьей Матери, молодой писатель не мог. Он покорился, решил, что это Бог устами чужеземцев указал ему, что чашу греха он испил до дна и наступил момент нести свое послание людям. Послание от Бога и во имя Бога. И он понес. И сдержал клятву, данную Божьей Матери.

И в расчете на помощь Божью он взялся за написание книги, которая бы спасла человечество. За историю воскресения мертвых душ. Пятое Евангелие. Но книга почему-то не давалась.

Как молился писатель! Как он умолял Господа не оставить его! Гоголь никак не мог поверить, что Господь отвернулся от него. И молился все иступленнее, доводя себя до полуобморочного состояния постом, все сильнее истязал свою плоть. Но Бог не слышал его. Талант не возвращался.

Однажды в таком пограничном состоянии между жизнью и смертью Гоголю приоткрылась страшная истина. Он впервые заподозрил, что договаривались они не с Богом. Что не Бог устанавливал условия их контракта. И не Бог давал ему индульгенцию на грех. И талант его, которым он так гордился и без которого так страдал, тоже был не от Бога. Бог не прощает, когда грех творится его именем. Слабость, жестокость, кровь – но не это. А дьявол вообще ничего не прощает…

Строго говоря, писатель повторил судьбу своего героя из повести «Портрет», художника Чарткова-Черткова, который тоже заключил контракт с дьяволом, а потом ужаснулся и попытался вернуть себе свободу и душевный покой. Напрасно…

Наконец, когда симпатичное девичье лицо заглянуло в третий раз, молодой человек очнулся.

– Сейчас, сейчас. Извините, ради бога, – он быстро опустил в портфель свою корочку, закрыл его, положил в картонную коробку, захлопнул крышку, поставил на место. Вздохнул и вышел.

– Господи, Лучана, какой вы мне сделали подарок! Это самый счастливый день в моей жизни!

И он не врал. Он вообще редко врал женщинам. Она благодарно посмотрела на молодого человека и раскраснелась.

– Скажите, Лучана, – если никто не запрашивает эти материалы, как часто они по правилам проверяются?

Девушка задумалась.

– Раз в пятьдесят лет.

– И последний раз?

– Года два назад.

– Следовательно, следующий раз будет в 2003 году?

– Да, это не библиотечные фонды, а фонды хранения. По нашим правилам, раз в пятьдесят лет мы проводим инвентаризацию и решаем, как быть. Частично материалы передаются итальянским библиотекам, что-то с разрешения итальянских властей отправляется в Германию, что-то может уничтожаться, если не представляет интереса.

– Понятно. Во всем порядок.

– Так у нас же маленькая Германия, – улыбнулась очаровательная итальянка с веснушками немки.

– Лучана, извините, и самое последнее. Просто из любопытства. Для меня назарейцы – моя жизнь. А есть ли у меня конкуренты? В последнее время кто-нибудь интересовался этими фондами?

– Не берусь сказать, – неуверенно ответила она. – Хотя, нет, обождите. Месяца четыре назад заходил какой-то немец из Восточной Европы. Профессор, наверное. Высокий такой, статный, лет пятидесяти, – видно было, что вспоминать того мужчину доставляло девушке удовольствие.

– И что?

– Да ничего. Он, как и вы, попросил разрешения посмотреть фонды, и пробыл совсем недолго.

– Жаль, что мне сегодня уезжать. Если вы разрешите, я зайду к вам, когда вернусь из Перуджи. Ровно через полтора месяца.

– Конечно, заходите, – девушка широко улыбнулась. – Я буду очень рада. Я буду вас ждать.

– Вы запомните, что меня звать Ганс Кюхельгартен?

– Как же я могу это забыть.

– Ну вот и прекрасно. До встречи, – улыбнулся ей странный посетитель. Уже безо всякой робости.

Минули недели, месяцы, годы, но о Гансе Кюхельгартене больше никто никогда не слышал. Так же как никто никогда не слышал об Андрее Николаевиче Гремине. Хотя помимо криминальной полиции Рима его искали спецслужбы самых мощных государств мира: США, СССР и Франции. Бесполезно.

ЭПИЛОГ

МИЛАН, 19 СЕНТЯБРЯ 1990 ГОДА

Дорогой сын!

Я долго сомневалась, прежде чем написать тебе это письмо. Ты ведь меня знаешь. Знаешь, как я не люблю мелодраму. Я себе столько раз мысленно представляла эту сцену. Как в американском сериале. Проходит год после моей смерти, ты уже привык к жизни без меня, когда тебе звонит наш семейный адвокат, просит при случае заглянуть. Ты, встревоженный, думая, что речь идет о деньгах, прибегаешь в тот же день. И не веришь своим ушам. Оказывается, твоя мать оставила тебе письмо. И теперь, в соответствии с волей покойной, ровно через год после ее смерти адвокат тебе это письмо передает.

Я представляю себе выражение твоего лица. Я ведь тебя знаю. Ты – мой сын. Тебе не захочется брать и вскрывать мое письмо. Ты не любишь, когда тебя беспокоят, когда что-то вторгается в твою правильную, налаженную жизнь. Может быть, у тебя даже мелькнет мысль: а не положить ли это письмо на дно сейфа? Ведь лежало же оно год после смерти матери. Полежит и еще несколько лет, а там видно будет. Но ты этого не сделаешь. И не из любви ко мне. А из чувства долга прочтешь мое письмо.

Я не могла не написать это письмо. Иначе это было бы неуважением к человеку, которого я любила и уважала больше, чем кого бы то ни было в моей жизни.

Тебе наверняка не понравится то, что я тебе скажу. Что поделаешь. Иногда приходится узнавать и неприятные вещи. Хотя ничего неприятного, во всяком случае для тебя, в том, что я тебе скажу, нет.

Человек, который дал тебе имя, вырастил тебя и воспитал, не был твоим отцом. Он знал об этом. Но ни разу не выдал этого. Ни словом, ни жестом, ни намеком. Никак. Даже тогда, когда мы расстались. Он любил и любит тебя. Причем больше, чем нашу с ним дочь – твою сестру. И больше, чем своих детей от другого брака.

Так что ты сам решишь, рассказывать ли ему о моем письме. Ты – уже взрослый мальчик. Я понимаю, наверное, твое отношение к этому человеку изменится. Оно не сможет не измениться. И я очень хочу надеяться, что ты не сделаешь ему больно. Он достоин любви и уважения. Он заплатил за все высокую цену.

Как получилось так? Что я могу тебе ответить… Времена были жестокие. Извини за банальную фразу. Ты не любишь банальных фраз. Знаю. Я очень любила одного человека. Больше жизни. Потом он погиб. Во всяком случае, я так считала. Как принято говорить, при невыясненных обстоятельствах. Мне показали фотографии тела, протоколы вскрытия. Я заболела. Много дней провела в горячечном бреду, на грани жизни и смерти. Но не умерла. Молодой организм справился.

Когда спустя пару месяцев я уже поправлялась в санатории в Швейцарии, меня навестил твой отец. Человек, которого ты привык считать твоим отцом, который потом стал моим мужем. Он мне сделал предложение. Мы друг друга знали еще детьми. И я всегда, сколько себя помню, знала, что он любит меня. Так же, как он знал, что я не люблю его. Но как я должна была поступить?

В те времена, в начале 1950-х годов, девушки высшего света не оставались матерями-одиночками. Какой выбор у меня был? Или – аборт. Или уехать из Рима, родить ребенка и отказаться от него, сдав в приют. Или оформить фиктивный брак. Или, наконец, уйти из семьи. Отказаться от всего. Лишиться родных, друзей и знакомых, самой зарабатывать на хлеб и самой растить ребенка, ожидая очередной подачки от отца или матери и презирая себя. Нося на себе клеймо парии, и так долгие годы. Может быть, навсегда.

Я ему все рассказала. И то, что люблю другого, и то, что жду ребенка от него. Он принял все. Сказал, что заслужит мою любовь. Он верил, что со временем я смогу полюбить его. Я согласилась.

Я была ему верной женой одиннадцать лет. И, наверное, оставалась бы верной и хорошей женой на всю жизнь. Если бы однажды утром, в воскресенье, в феврале – мы тогда жили в Милане – в толпе на виа Монте Наполеоне я не узнала человека, которого не переставала любить все эти годы. Я примеряла шляпку и смотрелась в стекло витрины. А он стоял на улице и смотрел на меня. Я едва не потеряла сознание. А потом мы гуляли под дождем до самого вечера, и вечером я сказала мужу, что должна буду его оставить. По-моему, он понял.

Я больше не могла жить с мужем, но судьба не дала мне возможности быть с твоим отцом. Только редкие встречи – вот и все, что мы могли себе позволить.

Ты спросишь, что же это за отец, что одиннадцать лет не давал о себе знать. Ни разу не захотел увидеть своего сына?

Он тебя видел. И не раз, не два, а десятки раз. Только ты этого не знал. И не должен был знать. Каждый раз, когда он оказывался в Европе, он находил возможность повидать тебя, чего бы это ему ни стоило. Он часами наблюдал, как ты играл с товарищами в футбол. У него были собраны толстые альбомы с твоими фотографиями, разложенными по годам, фотографировал он украдкой. Впрочем, ему многое в жизни приходилось делать украдкой.

Наверное, ты уже все понял. Я даже могу представить, с каким выражением лица ты скажешь: «А, ну тогда все понятно». Нет, не все понятно. Твой отец не был шпионом в привычном значении этого слова. Ему приходилось служить разным государствам, но он всегда оставался самим собой. И старался поступать так, как считал правильным. Делал добро. Опять-таки, так, как он это понимал. Конечно, получалось не всегда. Но чаще получалось.

Единственное, о чем сожалею, что он не дожил до нынешнего времени. И что вы не встретились. Тогда бы ты мог сам спросить его обо всем, и тебе он ответил бы. И рассказал о себе. Ему хотелось рассказать тебе свою жизнь. Хотя все, впрочем, он едва ли рассказал бы и сейчас, есть вещи, которые не рассказывают никогда. Даже через сто лет.

Я любила этого человека всю жизнь, но до сих пор не знаю, какой он был национальности, кто его настоящие родители, где он родился, сколько ему на самом деле было лет. Я даже не знаю его настоящего имени. Но все это не имеет значения. Он – твой отец, и я хочу, чтобы ты знал: твой отец был удивительным человеком. И он тебя очень любил.

Он похоронен в Монтефалько под именем Анжело Мариани. В порядке исключения мэрия разрешила провести захоронение у полузаброшенной церкви Св. Фортунато за городом. Ему бы понравилось – зеленый луг, ветхая средневековая церковь, где иногда проходит служба. Фрески Беноццо Гоццоли. И простая мраморная плита, где только имя и годы жизни. Он любил изящество простоты.

Если захочешь, ты найдешь возможность узнать побольше о своем отце. Сейчас это совершенно не опасно. Иначе бы я никогда не рассказала тебе о нем. Решай сам.

И постарайся быть счастливым. Твои родители очень любили друг друга и были по-своему очень счастливы.

Твоя мать.


МОНТЕФАЛЬКО, СИМА 1992 ГОДА

Мужчина очнулся, когда у него закружилась голова. Действительно, все было, как описала мать. Приземистая, вросшая в землю церковь, зеленая трава и плита с надписью: «Анжело Мариани (1918–1982)». И больше ничего.

Мужчина поморгал, огляделся по сторонам. Вода стекала за воротник. Добралась до нижнего белья. Проникла в ботинки. Дождь лил чисто по-итальянски. Не буйно, но плотно. Мелко. Настойчиво. Так он мог лить, не переставая, целый день. Но мужчина не раскрывал зонт, хотя держал его в руке. Словно был чем-то обеспокоен и хотел смыть эту обеспокоенность.

Он стоял неподвижно, уставившись в одну точку. На могильной плите была еще фотография. Черно-белая. Овальная. Он не ожидал ее увидеть.

Фотография, видимо, сделанная с маленькой фотокарточки, как на документах, расплывалась в потоке воды. Она изображала молодого человека лет тридцати пяти, как сказали бы, интеллигентного вида. С воротником священника. И очень похожего на мужчину, стоявшего у могилы. Только у того лицо было, пожалуй, покруглее. И черты покрупнее. Но мужчину занимало не их сходство.

В Италии за деньги, с помощью связей можно добиться чего угодно. Через несколько недель мужчине под пристойным предлогом удалось получить разрешение на эксгумацию. Гроб оказался пустой.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Работа над любой книгой – всегда путешествие. Меня в моем путешествии в мир Гоголя сопровождали замечательные путеводители. Прежде всего, это, конечно, фундаментальный, огромный, временами слегка занудный, но при всем том до сих пор непревзойденный и незаменимый труд Викентия Викентьевича Вересаева «Гоголь в жизни». Это самая полная подборка, причем мастерски составленная, писем и других документальных материалов, относящихся к жизни писателя.

Войти в «гоголевскую интонацию» мне также помогли посвященные Гоголю книги Андрея Синявского, Владимира Набокова и Василия Розанова. Они очень разные, блестяще написанные, острые, и без них, наверное, невозможно современное восприятие личности и творчества Гоголя.

Для понимания болезней писателя (и действительных, и мнимых, и тела, и души) мне очень многое дало внимательное ознакомление с небольшой книжкой доктора Баженова, вышедшей еще в 1902 году, и с опубликованным Гарвардским университетом исследованием Симона Карлинского «Сексуальный лабиринт Николая Гоголя».

Отдельно следует упомянуть мемуары, особенно об итальянских годах Гоголя, П. В. Анненкова и А. О. Смирновой-Россет. Это – если о книгах и если очень кратко.

Далее, бесценным подспорьем в работе были советы и подсказки итальянских «русистов», специалистов по русской литературе, в первую очередь Чезаре де Микелиса, Риты Джулиани и Бьянки Сульпассо.

Наконец, и это, пожалуй, самое главное, данное литературно-историческое исследование никогда бы не состоялось и этот роман не был бы написан, если бы не долгое пребывание автора в Италии. Беседы на эти темы с десятками людей из самых разных сфер жизни, просеивание многих и многих килограммов всевозможных материалов по истории Италии и по истории российско-итальянских отношений дали бесценную основу для моей книги. В результате осмысления всего этого массива информации и родилась та историческая гипотеза, которую автор предлагает вниманию читателя.


Купить книгу "Проклятие Гоголя" Спасский Николай

home | Проклятие Гоголя | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу