Book: Обрыв связи



Обрыв связи

Джон Дж. Нэнс

Обрыв связи

Сокращение романов, вошедших в этот том, выполнено Ридерз Дайджест Ассосиэйшн, Инк. по особой договоренности с издателями, авторами и правообладателями. Все персонажи и события, описываемые в романах, вымышленные. Любое совпадение с реальными событиями и людьми – случайность.

Пролог

На борту рейса «Сиэр-122». Над Мексиканским заливом.

Карен Брайант оцепенела, увидев в иллюминатор реактивного лайнера «МД-11» молнию, сверкнувшую слева из-за грозовых туч. Джим Олсон, ее жених, почувствовал, как напряглась на подлокотнике ее рука.

– Мы гораздо южнее, здесь безопасно, – успокаивал ее Олсон, пилот по профессии, когда вдруг пламя сверкнуло и справа. «МД-11» резко швырнуло влево, потом столь же резко вправо и вверх.

Еще один внезапный бросок влево, и самолет устремился вниз. Джим пытался представить себе, какие штатные манипуляции пилота могут заставить самолет совершить подобные маневры, и холодная дрожь пробежала у него по спине. Нет таких манипуляций.

– Джим, что он делает? – побледнев, спросила Карен.

Он потянулся к пристежному ремню.

– Я пойду в кабину.

«МД-11» выправился, но как-то судорожно, слишком сильно взяв вправо. Джим, хватаясь за спинки кресел, продвигался к дверям кабины. Из кухни послышался звон падающей посуды, боковым зрением Джим выхватил сквозь иллюминатор поверхность воды.

До кабины оставалось шагов десять. Дверь, вероятно, заперта. Но он пробьется туда и, что бы там ни произошло, немедленно это прекратит!

Джим навалился на дверь, бешено дергая ручку. Дверь распахнулась. Он ввалился в кабину. В последний миг он успел увидеть сквозь лобовое стекло белые барашки волн – и над «МД-11» сомкнулась вода.

Глава 1

День первый. 12 ноября. Гонконг, два месяца спустя, 7.12.

Специальный агент ФБР Кэтрин Бронски, взвизгнув, спряталась за спинку громадной гостиничной кровати.

– Кэт! Кэт! – доносилось из динамика ее ноутбука.

Кэт выглянула из-за кровати и увидела на экране компьютера озадаченное лицо помощника директора Джейка Роудса – он тщетно пытался рассмотреть ее из Вашингтона. В крышку ее ноутбука была вмонтирована камера, но Кэт завесила ее трусиками, чтобы спокойно одеться. Возможности новых видеокамер беспредельны, но есть предел тому, что можно видеть из Вашингтона.

– Я вышла из зоны видимости, – громко сказала она, не уточнив, что в этот момент запуталась в собственных колготках. – Прости, что перебила, Джейк.

– Катастрофа у побережья Кубы, – сказал он.

Кэт поднялась и под прикрытием стола двинулась к зеркалу, приглаживая густые каштановые волосы. До выступления у нее оставалось полчаса.

– Основные факты тебе известны, так? – продолжал Джейк.

– Думаю, да, – ответила она. – По неизвестной причине американский «МД-11» потерпел катастрофу и упал в кубинские воды. Погибло триста двадцать шесть человек, не спасся никто. Президент приказал блокировать море в районе поисков, что вызвало истерическую реакцию Кастро, каковая в свою очередь вызвала безумное предположение, будто бы самолет сбили кубинцы за нарушение их воздушного пространства, что нелепо, учитывая, сколько гражданских воздушных судов ежедневно пролетает над Кубой. «Черный ящик» и регистратор полетной информации не могли найти три недели, затем они чудесным образом проявились, застучав сердечками под водой, и Национальный совет по безопасности транспорта всерьез подозревает, что кто-то их уже вскрыл и подменил пленку. Последние три минуты записи исчезли, при том что электропитание на самолете отнюдь не отказывало. Я что-то пропустила?

– Нет, кроме того, что ФБР и НСБТ вместе работают над этим делом, что означает: пресса не должна давить только на нас.

– Не волнуйся, Джейк. Я не буду разговаривать с прессой.

– Может случиться, что у тебя не будет выбора. Крупная конференция по воздушному терроризму – магнит для журналистов: им же надо кого-то цитировать. Я не сказал: не разговаривай с ними. Но не допускай никаких домыслов! Изо всех щелей полезут помешанные на заговорах, они постараются связать этот случай и с катастрофой самолета «Свиссэр», и с падением лайнера «Транс уорлд эрлайнс» у Лонг-Айленда, и бог знает с чем еще.

– Таковы уж эти помешанные на заговорах.

– Именно. Послушай, Кэт, президент и его окружение страшно давят на НСБТ и на нас, чтобы мы объяснили все без всякой Кубы, заговоров, пришельцев и террористов. Но если это все-таки террористический акт – не техническая неисправность и не кубинцы, – тогда мы попали.

Где-то за его спиной послышался телефонный звонок.

– Кэт, я должен идти. Ни пуха.

– К черту, сэр. Завтра отчитаюсь.

Одевшись, она открыла дверь и вышла на балкон. Над гаванью, отражаясь в зеркале залива, полыхал неправдоподобный оранжевый закат.

Через полчаса Кэт Бронски стояла за кафедрой перед аудиторией в тысячу шестьсот человек, которые ловили каждое ее слово и не отрывали глаз от начерченных ею схем. Она рассказывала об одном широко известном случае авиапиратства.

– Восемнадцать часов мы оттягивали штурм. Восемнадцать часов выслушивали требования и угрозы, которым противопоставляли единственное гуманное оружие – искусство тянуть время и вести переговоры. И через восемнадцать часов дверь «семьсот тридцать седьмого» открылась, в ней показались трое измотанных угонщиков с поднятыми руками; двести восемьдесят семь пассажиров остались живы и невредимы. Это самое главное. Все мы люди, а реакциями даже самых истеричных людей можно в какой-то мере манипулировать, если не впадать в панику. Спасибо.

Делегаты аплодировали ей стоя; некоторые представители Азии кланялись. Еще десять минут Кэт отвечала на вопросы об угоне «Эрбридж-737» – этот случай сделал ей имя в ФБР, – потом на вопросы о тактике переговоров. Она едва расслышала имя человека, который задал ей последний вопрос.

– Роберт Маккейб, «Вашингтон пост». Все мы слышали о недавней катастрофе «МД-11» над кубинскими водами. Куба заявила, что не причастна к ней. Какова вероятность того, что имел место террористический акт? И если такая вероятность существует, какое предположительно было применено оружие?

Что делает в Гонконге один из лучших репортеров «Пост», признанный мастер журналистского расследования?

Кэт откашлялась:

– Я не могу комментировать этот случай – Бюро еще не закончило расследование. Еще вопросы есть?

– Да, – откликнулся Роберт Маккейб. – Вы утверждаете, что не осведомлены о подробностях расследования кубинской катастрофы и о том, рассматривается ли возможность террористического акта?

– Я осведомлена о подробностях, мистер Маккейб, но я также прекрасно осведомлена о том, что наше время истекло. Еще раз спасибо. – Кэт, слегка поклонившись, спустилась с кафедры.

Ее окружили участники конференции, но она поспешила сквозь толпу к выходу, ведомая страстным желанием найти Роберта Маккейба и оторвать ему голову. За дверью она на секунду остановилась, ища его глазами, и увидела – прямо перед собой.

Роберт Маккейб стоял прислонясь к колонне и смотрел на нее большими светло-карими глазами. У его ног стояла сумка, в которой, вероятно, был компьютер.

– Итак, мистер Маккейб, чем обязана такому нападению?

Он нервно улыбнулся. Улыбка у него была обезоруживающая, лицо загорелое, волосы – черные, взъерошенные. Рост – метр восемьдесят, возраст – под сорок; вероятно, выпускник одного из старейших университетов Новой Англии, решила Кэт. И весьма молод для лауреата Пулитцеровской премии.

– Агент Бронски, я и не думал на вас нападать.

– В это трудно поверить.

– Послушайте, нам нужно поговорить.

– О чем поговорить?

– Об этой катастрофе. О том, почему я спрашивал о ней.

Кэт раздраженно покачала головой:

– Простите, мистер Маккейб, я вас разочарую. Вам не удастся выманить у меня заявление для прессы.

Роберт Маккейб жестом остановил ее:

– Нет! Я хочу вам кое-что дать, а не взять интервью.

– Да? – изумилась Кэт, глядя на участников конференции, которые на почтительном расстоянии терпеливо ждали, когда можно будет заговорить с ней.

– Ладно. Видите ли, ко мне попали сведения о катастрофе «МД-11» и о ее причинах. Из весьма надежного источника.

– Я уже сказала, мистер Маккейб. Я не участвую в этом расследовании.

– Выслушайте меня. Пожалуйста! Сегодня утром кое-что случилось – я не хочу говорить об этом здесь, – отчего я теперь думаю, что информация, которую мне дали, верна.

– Но при чем тут я? Я здесь не при исполнении.

– Вы из ФБР, агент Бронски. Я обратился к вам, потому что вы много знаете о международном терроризме. Я прошу вас выслушать меня сейчас, потому что я поменял билет и в полночь улетаю в Лос-Анджелес. Я до смерти боюсь, что я – единственный человек, который знает то, что, как мне кажется, знаю я.

– Вы сказали, что улетаете в полночь. На «Меридиан эрлайнс»?

– Да, – ответил он.

– Значит, мы летим одним рейсом.

– В самом деле? Тогда вот что. Сейчас я должен забрать вещи из гостиницы. Давайте я возьму такси и заеду за вами сюда через полчаса. А если вы позволите моей газете оплатить вам ужин, то за ужином я обо всем и расскажу.

Кэт подумала несколько секунд.

– Хорошо, мистер Маккейб. Как ни обидно это признать, вы раздразнили мое любопытство.

– Отлично, – сказал он, повернулся и ушел.

Она посмотрела ему вслед и шагнула к людям, которые хотели с ней поговорить.


Когда двери лифта открылись на тридцать втором этаже гостиницы, Роберт Маккейб сунул международный выпуск «Ю-Эс-Эй тудэй» в боковой карман сумки с компьютером и посмотрел на часы. Чтобы успеть заехать за Кэтрин Бронски, надо было поторопиться.

Выходя из лифта, он едва не столкнулся с крупным мужчиной. «Простите», – буркнул Роберт, устремляясь по длинному коридору. Он с опозданием сообразил, что не слышал, как закрылись двери лифта, и оглянулся.

Грузный темнокожий стоял, придерживая рукой дверь лифта, и смотрел на него. Поймав взгляд журналиста, он шагнул в лифт и отпустил дверь. Роберт достал ключ и вскользь удивился, почему дверь сразу подалась.

Что за… Он открыл дверь, осторожно вошел, щелкнул выключателем и остолбенел. В номере был страшный разгром. Все ящики выдвинуты и опрокинуты. Содержимое чемодана разбросано по всей комнате. Дискеты, частью изломанные, усеивали кровать.

Он прикрыл за собой дверь, и тут зазвонил телефон. Роберт снял трубку, но не услышал ничего; потом раздались короткие гудки. Не успел он повесить трубку, как телефон зазвонил опять, и опять он сказал «алло», а кто-то на другом конце провода молча послушал секунд пятнадцать и отключился.

Мурашки поползли у него по спине: тот, кто недавно рылся в его вещах, знает, что он вернулся в номер. Роберт рывком подтащил к кровати чемодан и торопливо начал запихивать в него вещи.

Метнувшись к двери, он посмотрел в глазок. Коридор был пуст. Он распахнул дверь и направился к лифтам, неся в одной руке чемодан, а в другой – сумку с компьютером.

Лифт пошел вниз – его тихий шум заглушал стук крови в висках. Роберт приладил сумку с компьютером сверху на чемодан.

Как только двери открылись, он выскочил в вестибюль. Заявлять о краже со взломом и расплачиваться за номер придется по телефону. Он едва успевает взять такси.

В вестибюле было невероятно много народу – Роберту пришлось проталкиваться через толпу: казалось, его теснят с обеих сторон и подталкивают к главному входу. Это было оскорбительно, и Роберт резко остановился, чтобы пропустить двоих толкавшихся. И почувствовал, как справа ему под ребра ткнулось что-то твердое.

– Это пистолет, – раздался тихий голос справа.

– Что? Чего вам нужно?

– Идите. Смотрите вперед.

Роберт попытался вывернуться, но его схватили за руку с такой силой, что он невольно выпустил чемодан.

– С глушителем, мистер Маккейб, – шепнули ему на ухо.

Судя по выговору – американец, заключил Роберт, и это напугало его еще больше.

– Он направлен вам в позвоночник. Еще раз дернетесь – легкий хлопок, и пуля перешибет вам хребет, а мы исчезнем.

– Ладно, ладно. Иду. Кто вы?

Ствол сильнее уперся в бок.

– Заткнись.

Впереди на тротуаре показался темный седан, из него вылез толстяк с тридцать второго этажа и открыл заднюю дверцу.

– Где вещи?

– Забери их, – ответил тот, что с пистолетом, и подтолкнул Роберта к дверце, а тот, что слева, отпустил его руку.

Времени на размышления не оставалось. Кто бы они ни были, если он окажется в машине – он мертвец. Все произошло в доли секунды.

Ствол чуть соскользнул с его бока; двое стали обходить машину; толстый сел впереди, и между Робертом и слабым шансом на спасение остался лишь тот, что с пистолетом. Роберт повернулся к нему и спросил:

– Вы взяли мой компьютер?

Мужчина зловеще улыбнулся, не беспокоясь о том, что журналист рассмотрел его лицо. Было совершенно очевидно: он уверен, что тот не сможет его опознать, ибо долго не проживет. Лишнее подтверждение того, что Роберту Маккейбу подписан смертный приговор.

– Компьютер-то мы и искали. Жаль, что вы не оставили его в номере. – Левой рукой он подхватил сумку с компьютером, и ствол пистолета в правой на мгновение оказался нацеленным на мостовую. Глушителя на нем не было.

Роберт Маккейб вложил в этот удар всю свою волю к жизни. Получив ботинком между ног, мужчина подпрыгнул, завопив от боли, и тут же раздался грохот выстрелов выпавшего из его руки пистолета.

Роберта по инерции отбросило к машине, но, падая, он успел-таки поймать выпавший из рук противника компьютер. Схватив его в охапку, Роберт промчался мимо главного входа и устремился прямо через улицу, не обращая внимания на рев клаксонов. Забежав за угол, он увидел такси, рванул заднюю дверцу, плюхнулся на сиденье, пригнулся, чтобы его не было видно, и назвал адрес отеля Кэт Бронски.


Кэт Бронски стояла у отеля и, вдыхая выхлопные газы, раздраженно поглядывала на часы. Обманул как девчонку. Надо самой брать такси и ехать в аэропорт.

Кэт поймала взгляд швейцара и жестом показала, что ей нужно такси. Тот свистнул, подзывая машину, но тут перед ней затормозила другая, задняя дверца распахнулась, и, сбивчиво извиняясь, оттуда выскочил журналист.

– Простите за опоздание. Случилось непредвиденное. Я все объясню, но не здесь. Нужно скорей отсюда убираться.

Она села рядом с ним на заднее сиденье, и машина влилась в поток транспорта.

– Итак, где же мы будем ужинать?

– Сначала мы поедем в одно место, откуда открывается великолепный вид на залив.

Она покачала головой:

– Я не езжу смотреть виды с незнакомыми журналистами.

Он повернулся назад и стал изучать следовавшие за ними машины, не обратив внимания на ее попытку пошутить.

– Кажется, хвоста нет, – сказал он.

Она схватила его за руку:

– Что происходит?

Он изложил события последнего часа. Такси свернуло на смотровую площадку.

– Чего именно они хотели? – спросила она.

– Этого они не сказали, но, видимо, ту информацию, о которой я вам говорил.

– Хорошо. Вот мы и приехали. Теперь расскажите все по порядку.

Роберт подался вперед и сунул шоферу несколько банкнот, попросив его выключить мотор и подождать.

– И если кто-то станет интересоваться – вы просто любуетесь красотой ночи. И у вас нет никаких пассажиров, о'кей?

– О'кей.

Вслед за Робертом Маккейбом Кэт прошла от дорожки к прячущейся среди деревьев бетонной скамье. Они сели, и Роберт повернулся к ней, серьезный, не похожий на себя.

– Агент Бронски, мне кажется…

– Называйте меня Кэт, ладно? Агент Бронски – это слишком похоже на моего папу. Мой отец тоже работал в ФБР, – пояснила она. – Он умер в должности помощника директора. Простите, я вас перебила.

– Кэт, мне кажется, существуют доказательства того, что авария у побережья Кубы произошла вследствие террористического акта.

– Что за доказательства?

– Возможно, на мою жизнь покушались и из-за того, что я говорил с вами, и определенно – из-за того, что случилось в Вашингтоне несколько дней назад. Мне кажется, наша разведка до смерти напугана чем-то, ей неподконтрольным, и изо всех сил замалчивает это.

– Вы сказали, кто-то предоставил вам некую информацию. Это те самые доказательства, о которых вы говорите?

– Нет. То есть да. Это был Уолтер Карнеги из Федерального управления гражданской авиации, мой давний друг. Уолли пятнадцать лет жизни отдал Разведывательному управлению Министерства обороны, потом поработал в ЦРУ, а уж потом перешел в Федеральное управление.

– Так что он вам рассказал?

– Через месяц после аварии лайнера «Сиэр» он позвонил мне в жутком страхе и сказал, что наткнулся на нечто, связанное с этой катастрофой, и это сильно его беспокоит.

– Он сказал, на что именно он наткнулся?

– Конкретно ничего, но сказал, что его интерес к аварии «Сиэр» явно кому-то не понравился – какие-то хулиганы в метро покушались на его жизнь. Он считал, что это ЦРУ, но не был уверен.



– А что он пытался узнать?

– Как представитель Федерального управления гражданской авиации он пытался узнать то, что полагалось ему по должности. Уолли сказал, что наши разведчики так испугались катастрофы «Сиэр», потому что решили, что это первая крупная акция новой террористической группы, о которой ни ЦРУ, ни военная разведка ничего не знают. Ничего не знают и не хотят этого признавать.

– Что еще?

– Уолли сказал, что у него есть веские улики и что он очень боится. Он хотел тайно встретиться со мной, и мы назначили место и время. Он торопился, говорил, что время уходит.

– Что он имел в виду?

– Хотел бы я знать. На встречу он не пришел. Я не мог до него дозвониться. Я даже зашел к нему, но его не было дома. На следующий день я должен был лететь сюда, в Гонконг.

– А отсюда вы не пробовали ему дозвониться?

– Уолтер Карнеги мертв.

Она взглянула на него, зябко поежившись:

– Что с ним произошло?

– Самоубийство – так сказала его секретарша.

– И вы ей не поверили.

– Скорее уж папа римский совершит самоубийство.

– Не оставил ли он вам какого-нибудь письма? Впрочем, вы не можете этого знать. Вы ведь еще не вернулись.

– Это случилось сегодня утром. Зачем было убивать Уолли? Видимо, кто-то хотел остановить распространение информации, которой он обладал. Он сказал, что причиной катастрофы была акция новой, неизвестной террористической группы. Через три дня он умер. И если бы эти громилы затолкали меня в свою машину, я бы сейчас тоже был мертв. – Он перевел дух. – О господи! Ведь если они знали, где меня искать, то знают и каким рейсом я лечу! Возможно, они ждут в аэропорту. Вам тоже угрожает опасность, Кэт.

Она поднялась и начала прохаживаться перед скамьей.

– Помимо попытки вашего похищения и догадок относительно смерти Карнеги, все, что у нас есть, – это предположения, основанные на его словах. Простите, но этого мало не только для начала расследования, но даже для того, чтобы рассмотреть вопрос, надо ли начинать расследование.

– Не понимаю.

– Мы ведь не знаем, было ли что-нибудь у Уолтера Карнеги, кроме догадок о причине катастрофы. Если это новая террористическая группа, и если они обнаружили, что Карнеги говорил с вами, и если они знали, что Карнеги располагал информацией, утечки которой они не хотят, тогда они должны знать и то, что вы с ним так и не встретились, то есть что вы так и не получили от него никакой информации. Что в свою очередь означает – вас можно не бояться. Так почему же они преследуют вас?

– Может быть, они знают, что он мне что-то послал, а я этого еще не знаю. Один из этих типов сказал, что они искали мой компьютер. Может быть, они надеялись найти что-то у меня на жестком диске.

– Или они решили, что вы что-то такое скачали через модем. Но вы не дали им возможности залезть в свой компьютер, не так ли?

– Да. Он там…

– …в такси, – закончила Кэт.

Они бегом пустились туда, где оставили машину.

Такси стояло на месте – огни погашены, двигатель выключен, шофер спит. Кэт тронула его за руку. Шофер вздрогнул:

– Простите, я тут уснул…

– Еще пять минут, о'кей? – сказала Кэт.

Роберт вытащил сумку с компьютером, и они отошли в сторону. Роберт с удивлением увидел, что она выдвигает антенну спутникового телефона и достает из сумки карточку.

– Сегодня я познакомилась с начальником службы безопасности Гонконгского аэропорта, – объяснила она. – Посмотрим, что можно сделать для вашей безопасности.

Она коротко поговорила с мистером Ли, начальником службы безопасности, поблагодарила его и отключилась.

– Группа службы безопасности встретит нас в нескольких километрах от аэропорта и доставит прямо в самолет. Мистер Ли сказал, что пришлет таможенников и паспортный контроль прямо на борт и уделит особое внимание обеспечению безопасности этого рейса.

Роберт кивнул с явным облегчением:

– Спасибо.

– Я ведь тоже лечу. У вас билет до Вашингтона через Лос-Анджелес?

– Да.

– Не уверена, что нам есть что сказать, но давайте выложим все моему шефу, если вы не против.

– Давайте, – сказал Роберт.

Они с минуту помолчали. Слышались отдаленные раскаты грома, блеснула молния. С запада надвигалась гроза.

– Что вы обо всем этом думаете? – спросил Роберт.

– Кто-то явно боится того, что удалось обнаружить Карнеги. Судя по приемам, это не ЦРУ и не военная разведка. Что означает, я полагаю, возможность существования какой-то террористической группы, преследующей какие-то пока что непонятные цели.

– И это, безусловно, внушает страх ЦРУ.

– Но на официальном уровне они пытаются замолчать ее существование?

– Возможно, – сказал Роберт.

– Не верю я в теории заговора.

Роберт покачал головой:

– Я тоже. Но если Уолли был прав и существует какая-то новая группа сумасшедших, с деньгами и большими возможностями, одним самолетом они не ограничатся. Они будут сбивать самолеты, пока не окажутся в центре внимания.

– Можно себе представить последствия для авиационной промышленности, узнай вся страна то, что вы сейчас сказали.


Аэропорт Гонконга, 00.15.

Машина остановилась под хвостом самолета. Два сотрудника службы безопасности подвели Кэт и Роберта к платформе для загрузки продуктов, которая приняла их в свои гидравлические объятия и вознесла на десять метров вверх, прямо в главный отсек «Боинга-747».

Старшая стюардесса Бритта Франц уже ждала их. Бритта была воплощенная властность – высокая, светловолосая, она говорила с легким немецким акцентом. Китайские таможенные чиновники, которые ждали вместе с ней, быстро проверили их паспорта, откланялись и ушли.

– А теперь, когда все законно, – сказала Бритта, – позвольте проводить вас в салон первого класса.

– У нас же экономический, – Роберт удивленно посмотрел на нее.

Она улыбнулась:

– Мы перевели вас двумя классами выше, если вы не возражаете.

– Абсолютно не возражаем, – быстро сказала Кэт.

Не успели они устроиться в роскошных креслах, как Бритта появилась снова с двумя китайскими полицейскими.

– Кэтрин Бронски? – спросил один из них.

– Я специальный агент Федерального бюро расследований Кэтрин Бронски. Чем могу служить?

– Пройдемте с нами. И возьмите вещи.

– Кто вы такие?

– Полиция Гонконга.

Кэт встала. Китайцы бесшумно направились к лестнице, а Кэт обратилась к Роберту Маккейбу:

– Роберт, я не знаю, что там случилось, но как только выясню – вылечу первым же рейсом.

– Я буду ждать вас в Лос-Анджелесе. – Он нацарапал что-то на визитной карточке и протянул ей: – Это номер моего сотового. Как пройдете таможню в Лос-Анджелесе, позвоните. Я буду где-нибудь поблизости.

– Не светитесь там, – сказала она и протянула руку, имея в виду простое вежливое рукопожатие. Но Роберт нежно сжал ее ладонь, отчего у Кэт слегка закружилась голова.


Кэт в сопровождении двух полицейских подошла к ленте транспортировки багажа и с удивлением обнаружила, что ее багаж уже выгружен.

– Куда вы меня ведете и зачем? – спросила она.

– Мы должны доставить вас в кабинет нашего начальника.

Скоро они ввели ее в небольшой кабинет, где было еще несколько полицейских и важный мужчина в деловом костюме с телефонной трубкой в руках.

– Пожалуйста, – сказал он.

Она взяла трубку:

– Агент Бронски, ФБР. С кем я говорю?

На другом конце раздалось знакомое покашливание:

– Помощник директора того же ведомства Джейкоб Роудс.

– Джейк? Какого черта?

– Извини, Кэт. Нашему консульству в Гонконге нужен человек из ФБР – разобраться с вопросами безопасности.

– С вопросами безопасности?

– Я не знаю подробностей, но тебя ждет машина – доставят на место, устроят на ночлег и посадят на первый же утренний рейс, как только сделаешь все, что нужно.


Командир экипажа Пит Кавано щелкнул переключателем запуска двигателей. Второй пилот Дэн Уэйд проверил показания датчиков двигателя и запросил у диспетчера разрешения на рулежку.

Бритта, подбегая к лесенке, ведущей в нижний отсек, услышала из громкоговорителя голос Пита Кавано. И голосом, и обликом он настоящий испытанный командир, серьезный, спокойный, надежный, подумала она. Дэн Уэйд – прямая его противоположность: живой, впечатлительный. Приветливый, смешной, чуть полноватый, он все не мог сладить с копной темных вьющихся волос. Сколько он ни старался удержать их под фуражкой, кудри все равно выбивались из-под околыша. До Лос-Анджелеса тринадцать часов полета, говорил Пит, нормальная погода, обычный маршрут.

Пассажиры первого класса устраивались в роскошном салоне. Хорошо одетая негритянка с прической из стоявших дыбом мелких кудряшек ослепительно улыбнулась Бритте.

Вдруг Бритта услышала характерный шум настройки коротковолнового радиоприемника. Пройдя вперед по проходу, она установила источник шума – приемник держал в руках подросток с приколотым к рубашке красно-белым значком несовершеннолетнего, путешествующего без сопровождающих.

– Простите, сэр, но вам придется убрать приемник, – вежливо сказала Бритта.

Подросток снял наушники.

– Он не мешает приборам, – сказал он.

Бритта несколько опешила:

– На этом рейсе существует такое правило: на всем протяжении полета вся радиоаппаратура должна быть выключена.

– Это же авиационный. Отстаньте! – грубо огрызнулся подросток.

– Немедленно выключите свое радио, или вы лишитесь его навсегда.

Мальчишка выключил приемник.

– Как вас зовут, молодой человек?

– Стив Делейни.

– Стив Делейни, вам нужно поучиться манерам.

Он начал было что-то говорить, но она ушла. И в тот момент, когда она свернула к хвостовой кухне, командир резко нажал на тормоз. Бритту отбросило в проход. Вновь раздался голос Пита Кавано:

– Господа, прошу прощения. Какой-то самолет влез перед нами на рулежную дорожку – у меня не было выбора.

В кабине Дэн Уэйд нажал кнопку связи с аэропортом:

– Гонконг, это «Меридиан-5». Какой-то самолет выруливает перед нами. Откуда он там взялся?

Диспетчер не успел ответить, как раздался голос с явным американским акцентом:

– Прошу прощения, «Меридиан». Мы думали, вы нас пропустите.

– Кто это? – спросил Дэн.

– «Глобал экспресс два-два-зулу».

– Спасибо большое, «два-два-зулу». Право на эту дорожку у нас, – недовольным тоном ответил Дэн.

Тут зазвучал голос диспетчера:

– «Меридиан-5», внимание: впереди вас – непредвиденный вылет.

– Опоздали. Кто это?

– «Меридиан», мы – санитарный самолет. Еще раз приносим извинения.

Пит вздохнул и посмотрел на радар, на котором тревожные красные пятна сгущались в сплошную линию, что означало приближение грозы.

– Дают вылет, – сказал Дэн. – Гонконг, «Меридиан-5» готов.

Пит вывел самолет на взлетную полосу, мягко отжал штурвал, поднимая нос «семьсот сорок седьмого» все выше и выше, пока стальная птица не оторвалась от бетона. «Боинг» взлетел над водой, быстро набирая высоту.

Глава 2

День второй. Консульство США в Гонконге.

Кэт Бронски остановилась у входа на территорию американского консульства. Ее уже ждали. Совещание по поводу преступления, в котором был замешан один из сотрудников консульства, назначили, идя ей навстречу, на семь утра. Если повезет, она успеет на дневной рейс в Лос-Анджелес.

Потом Кэт проводили в апартаменты для гостей, где ее ждали мягкая постель и роскошь шестичасового сна.


На борту «Меридиана-5».

– Кто это, черт возьми, был? – спросил Дэн Уэйд, когда Пит Кавано выровнял «боинг», и сразу нажал кнопку связи с землей: – Гонконг, прием, говорит «Меридиан-5». Нам наперерез слева направо пролетел какой-то самолет, мы едва не столкнулись. Разминулись всего метров на триста.

– Вас понял, «Меридиан». Перед вами никого нет.

– А минуту назад кто-нибудь был?

– С минуту назад мы получили неустойчивый радарный сигнал, но наш компьютер не распознал воздушного судна, и мы не стали вас вызывать. У нас в том районе только «Глобал экспресс».


Диспетчер тронул начальника смены за рукав:

– Исчез «два-два-зулу».

Начальник смены глубоко вздохнул: если самолет исчезает в воздушном пространстве Китая, это чревато политическими осложнениями.

– Вы наблюдали снижение высоты?

– Нет, сэр. Высота была стабильной, пока он не исчез.

Диспетчер показал на пятнышко на экране:

– Вот посмотрите. Сигналов не подает, на запросы не отвечает.

Начальник посмотрел на смутно вырисовывавшийся на экране объект. Диспетчер подкрутил ручку, чтобы усилить сигнал, и точка загорелась ярче. Она явно направлялась прямо к «семьсот сорок седьмому».

Старший нажал кнопку связи:

– «Меридиан-5», это Гонконг. Мы снова видим неизвестный объект, движущийся перпендикулярно вашему курсу. Высота неизвестна.

Дэн прижался лицом к боковому стеклу кабины:

– Пит, я ничего не вижу.

Снова раздался голос начальника смены:

– Мы потеряли из виду самолет, который шел впереди вас. У вас есть связь с «Глобал экспресс два-два-зулу»?

Дэн и Пит переглянулись.

– Как ты думаешь, что с ними случилось? – спросил Дэн Пита, но тут опять возник голос начальника смены:

– Мы потеряли этот объект. Сейчас проинформируем об этом военных.

– Дэн, найди координаты нашей военно-воздушной базы на Тайване.

Второй пилот вытащил справочник и принялся искать соответствующую страницу. Он листал справочник, когда мир вдруг взорвался. Вспышка чудовищно яркого пламени, озарив кабину, обожгла Дэну глаза. Невыносимая боль отбросила его на спинку кресла. С левого кресла раздался отчаянный, нечеловеческий крик. «Семьсот сорок седьмой» сильно тряхнуло.

Глаза жгло как огнем, веки словно сплавились. Дэн ничего не видел, в глазах – только бесконечная белизна и страшная боль.

С левого кресла донесся сдавленный хрип. Дэн протянул руку и понял, что тело Пита сползло влево.

– Пит? Пит! Ответь же!

Ни звука. «Семьсот сорок седьмой» болтало – он остался без управления. Дэн дотянулся до верхнего пульта, нащупал кнопку автопилота, нажал и почувствовал, как машина начала выравниваться.

Что происходит? Разгерметизации нет. Стекло кабины пилотов не повреждено.

Дэн вспомнил, что автопилот, пока Пит не отключил его, был поставлен на набор высоты, и перевел его в режим горизонтального полета, моля Бога, чтобы не перепутать кнопки. Потом нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, что-то взорвалось прямо перед нами. Вероятно, у нас повреждения. В кабине нас только двое, и командир не отзывается. Лечу на автопилоте. Мне сильно обожгло глаза. Я ослеп. Нужна ваша помощь.

Голос с земли звучал не менее потрясенно:

– Вы летите курсом ноль-восемь-два, высота четыре километра, скорость триста сорок узлов. Что думаете предпринять?

– Нужно возвращаться. Сейчас объявлю аварийную ситуацию.

– Вас понял, «Меридиан». Предупреждаю, над Гонконгом гроза. На востоке погода более благоприятна. Сохраняйте тот же курс. Есть у вас на борту сменный пилот?

– Нет. Нас только двое.

«Надо позвать сюда кого-нибудь», – сказал себе Дэн. Он долго не мог нащупать нужную кнопку, но наконец нажал «общий вызов» и стал слушать, как из разных отсеков самолета отзываются стюардессы.

– Бритта, куда ты запропастилась?

– Я здесь. Это Дэн? У тебя странный голос.

– Пожалуйста, быстрее сюда. Подожди! Сначала спроси по громкоговорящей, нет ли на борту пилотов.


Нажимая кнопку громкоговорящей связи и поднося к губам микрофон, Бритта Франц чувствовала, как у нее холодеет в груди:

– Леди и джентльмены, говорит старшая стюардесса. Если на борту есть лицензированный пилот, пусть даст знать о себе, нажав кнопку вызова.

Сказав это, она побежала вверх по лестнице и дальше к кабине. Дверь туда была не заперта.

Бритта инстинктивно закрыла за собой дверь. Глаза ее не сразу привыкли к полумраку. Она увидела Пита в командирском кресле, но что-то с ним было не так. Он неестественно завалился влево, голова запрокинулась.

– Дэн! – вскричала Бритта. – Что случилось?

– Посмотри, что с Питом. Скорее!

Бритта подошла к командиру. Его глаза были открыты. Она нащупала сонную артерию: пульса не было.

– Дэн, он не дышит! Я не могу найти пульс!

Она повернулась ко второму пилоту:

– Дэнни, что с тобой?

– Я ничего не вижу. У нас перед носом что-то взорвалось.

– Ты ослеп? Я пойду за помощью.

Бритта распахнула дверь, выискивая среди пассажиров первого класса того, кто был ей нужен. Умение запоминать имена пассажиров всегда было ее гордостью, а сейчас оно оказалось как нельзя кстати.

– Доктор Тэш!

Врач не сводил глаз с двери кабины с того самого момента, как она туда вбежала. Он сразу поднялся с кресла:

– Я здесь.

– Нужна ваша помощь. Командир экипажа не дышит.

Бритта отступила, впуская врача в кабину. Роберт Маккейб прошел вслед за ним.

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросил он.

– Может быть, – ответила Бритта.

Врач начал осматривать командира, и его глаза расширились, когда он проверил пульс и дыхание.



– Как откинуть это кресло? – спросил он.

– Кнопка спереди на левом подлокотнике, – ответил Дэн.

Роберт помог Грэму Тэшу вытащить командира из кресла и вынести из кабины в салон.

– Мне нужна аптечка, – бросил Тэш Бритте.

Она метнулась в служебный отсек и вернулась с белой металлической коробкой. Грэм открыл ее.

– Помочь? – спросил Роберт.

– Лучше посмотрите, что там со вторым пилотом.

Пассажиры первого класса повскакивали с мест. Бритта успокаивающе подняла руку:

– Не волнуйтесь, через минуту мы все объясним. Самолетом управляет второй пилот.

Она опустилась на колени рядом с Питом.

– Совсем плохо? – спросила она врача.

– Пока не знаю, – покачал головой тот, пытаясь через стетоскоп расслышать сердцебиение. Безуспешно. Тогда он начал делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.

Роберт тем временем подошел ко второму пилоту.

– Кто здесь? – спросил Дэн.

– Роберт Маккейб. Что произошло?

Глаза пилота были зажмурены, а лицо искажала боль.

– Прямо перед нами что-то взорвалось. Я из-за этой вспышки временно лишился зрения. Вы врач?

– Нет, но здесь есть врач, он сейчас занимается другим пилотом. Сейчас я его приведу.

Роберт вышел из кабины в полном смятении. Что там могло взорваться? Ракета? В голове даже пронеслась мысль о нападении со стороны китайцев.

– Доктор, второй пилот говорит, что ничего не видит. Ему нужна ваша помощь.

– Продолжайте реанимацию, – сказал Грэм Тэш Бритте и поспешил в кабину. Роберт посторонился, давая ему дорогу.

– Дайте-ка я взгляну на ваши глаза, – сказал Грэм.

Дэн повернул голову на его голос:

– Очень больно, доктор. Не знаю, смогу ли я их открыть.

Грэм наклонился и дотронулся пальцами до его левого глаза:

– Постарайтесь, насколько возможно, расслабить веки.

– Стараюсь. Ох! Свет! Это ужасно!

Грэм отпустил веки летчика:

– Сейчас подберу обезболивающее.

– Это надолго, доктор? Я имею в виду, слепота?

Грэм Тэш пожал плечами:

– На несколько дней. В лучшем случае.

– Док, с нашим запасом топлива у нас нет нескольких дней. Есть часов восемь – в лучшем случае.


В салоне гул обеспокоенных голосов перекрывал шум двигателей. Пассажиры испуганно смотрели друг на друга, стараясь понять, что происходит.

В этот гул ворвался голос стюарда Билла Дженкинса: он попросил прошедших летную подготовку нажать кнопку вызова. Эта настоятельная просьба окончательно напугала пассажиров. Некоторые, растерянно оглядываясь, вскочили с кресел. Билл Дженкинс тотчас кинулся к тем, кто встал.

– Вы прошли летную подготовку, сэр? Мадам, вы можете вести самолет? Вы встали в ответ на мой вопрос? – с надеждой спрашивал он, но лишь один дал утвердительный ответ.

– Простите, тут просили откликнуться того, кто прошел летную подготовку. Я немного летал.

Стюард соединился с кабиной экипажа:

– Дэн, это Билл. Нашел одного англичанина с опытом полетов времен войны в Корее. Говорит, что потом брал уроки вождения гражданских самолетов.

– Спасибо. Пришли его сюда.

– «Меридиан-5», как там ваши дела? – пророкотало из динамика.

Дэн Уэйд с трудом перевел дыхание и нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, сейчас положение стабильное. Пытаемся найти среди пассажиров кого-нибудь с летным опытом. Я совсем плох.

– Не могли бы вы повторить, что у вас случилось?

– Прямо перед нами что-то взорвалось. Не знаю, что это было. Это случилось сразу после того, как нам наперерез пролетел неопознанный самолет.

– «Меридиан», мы потеряли «Глобал экспресс два-два-зулу». Может так быть, что вы с ним столкнулись?

Дэн представил себе, как «семьсот сорок седьмой» таранит самолет поменьше. Пожалуй, это единственное логичное объяснение.

– Или в нас кто-то выпустил ракету, которая взорвалась перед носом, или мы его задели. Если он исчез, скорее всего, мы его задели.

– Вы в силах посадить самолет?

– Гонконг, – хрипло сказал Дэн, – я здесь один, и я ничего не вижу. Но автопилот работает. Надеюсь сесть на автопилоте.

В кабину вошел доктор Грэм Тэш и тронул Дэна за плечо.

– Кто это? – спросил Дэн.

– Дэн, это врач. Мне очень жаль… Пит умер.

– О господи! Как? От чего?

– Не знаю. Или коронарная недостаточность, или инсульт.

Несколько секунд Дэн молчал.

– Доктор, мне нужно болеутоляющее. Не такое, чтобы совсем отключиться, но надо снять боль.

– Сейчас, – ответил Грэм, закатал ему левый рукав и ввел в вену обезболивающее. – Подействует почти мгновенно.

В дверях показался Билл Дженкинс с каким-то человеком:

– Дэн, я привел мистера Джеффри Сэмпсона.

Пилот кивнул.

– Мистер Сэмпсон, сядьте, пожалуйста, в левое кресло – в кресло командира, – сказал Дэн.

– Хорошо, – сказал тот, усаживаясь. – Только называйте меня, пожалуйста, Джеффри.

– Ладно. Чтобы управлять самолетом, мне понадобится ваша помощь.

– Боже мой! Командир, у меня совсем нет опыта.

– Зовите меня Дэном.

– Дэн, я брал уроки пилотирования одномоторного самолета давным-давно, в пятидесятые. Тогда не было ничего похожего на такие кабины.

– Основы вы знаете? Скорость, высота, курс, координаты?

– В общем, да.

– О'кей, как следует осмотритесь и определите, что вам знакомо.

– О'кей.

– Поскольку я ослеп, мы вынуждены вернуться в Гонконг и приземлиться на автопилоте.

– Дэн, вы хотите сказать, вы совсем ничего не видите?

– В этом-то и дело. Вы разобрались с приборами?

– Нет. Я не смогу управлять этой машиной.

Роберт ободряюще сжал плечо Сэмпсона, а Дэн поднял руку, призывая англичанина замолчать:

– Джеффри, вам не надо управлять этой машиной. Самолет летит сам. Вы просто будете моими глазами – будете считывать показания основных приборов и следить, чтобы не выключился автопилот. Смотрите на эту панель. Пока эта кнопка светится, самолет летит самостоятельно. Если она выключится, нужно снова ее включить. Теперь, Джеффри, видите красное поле на экране радара? Это область грозы, куда попадать не хотелось бы.

– Большое красное поле слева, – ответил Сэмпсон. – Так. До него около девяноста километров.

– Отлично!

Дэн наклонил голову и осторожно потрогал воспаленные веки. У него кружилась голова, его мучила боль, ему было страшно, но план действий начинал проясняться. Я смогу! Самолет новый, приборы работают, в Гонконгском аэропорту достаточно длинные взлетные полосы. Я смогу это сделать!

Он нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, это «Меридиан-5». Наш курс правильный?

– Поверните в направлении два-восемь-ноль. Мы вас выведем в спокойную зону на высоте трех с половиной километров.

– О'кей. Взять влево, курс два-восемь-ноль. Джеффри, видите это окошко?

– Да.

– Что там?

– Ноль-восемь-ноль.

– Джеффри, в этом окошке – курс, который мы задаем автопилоту. Найдите под ним ручку и поверните против часовой стрелки, пока не покажет два-восемь-ноль.

– Понял. Поворачиваю.

«Семьсот сорок седьмой» начал левый поворот. Теперь осталось установить параметры для системы посадки по приборам, и самолет плавно снизится до километровой высоты. Они справятся!

Дэн нажал кнопку вещания на салон:

– Говорит второй пилот Дэн Уэйд. Я буду говорить откровенно – надеюсь, вы сохраните спокойствие. Несколько минут назад у нас под носом произошел взрыв непонятного происхождения. Для командира нашего самолета он оказался смертельным. Я с прискорбием сообщаю, что капитан Пит Кавано погиб – вот почему мы попросили откликнуться летчиков из числа пассажиров. Я остался единственным пилотом, что при нормальном ходе вещей не составило бы проблемы, но вспышка ослепила меня, я лишился зрения. Однако самолет не пострадал, и наш «Боинг-747» вполне может сесть по приборам. Рядом со мной несколько человек, которые мне помогают. Так что все будет в порядке.

Дэн, на глазах которого была повязка с мазью, наложенная доктором Тэшем, чувствовал панический страх, который мешал сосредоточиться, отвлекая от главной задачи – постараться благополучно приземлиться. Он обратился к англичанину, сидевшему в командирском кресле:

– Джеффри, наш план таков. Когда Гонконг даст мне курс на посадочный маяк – его радиосигнал выведет нас на посадочную полосу, – я возьмусь за рычаг выбора курса… вот здесь, – палец Дэна угодил в блестящую поверхность панели управления.

– Дэн, как вы себя чувствуете? – спросил Роберт Маккейб, легонько тряхнув пилота за плечо.

Тот тяжело перевел дыхание:

– Страшно больно, но я постараюсь справиться. Джеффри, задав нужный курс, я начну снижение.

– Понятно, – ответил Джеффри Сэмпсон.

– Потом я сброшу скорость – вот этой ручкой – и перейду в режим посадки. Вот здесь мне понадобится от вас точное чтение показаний приборов – я должен быть уверен, что нажимаю нужные кнопки.

– И тогда самолет приземлится сам?

Ответ с правого кресла раздался не сразу:

– Если я установлю все правильно, то он благополучно приземлится. Все сделает автопилот. От вас потребуется только отключить его, когда я скажу.

– Понял, – ответил Джеффри.

Дверь кабины открылась, вошла Бритта с бутылкой воды и вложила ее в руку Дэну.

– Дэн, мне нужно знать, в каком мы положении, точнее, что я должна делать.

– Минут через десять мы пойдем на посадку. Все должны пристегнуться. Пусть соберутся с духом и держат себя в руках. Подробно проинструктируй насчет аварийных люков.

– Все будет сделано. – Бритта поцеловала Дэна в щеку. – Кто тебе нужен в кабине? Здесь мистер Маккейб. Пусть останется?

– Бритта, ты должна быть в салоне. Мистер Сэмпсон пусть остается на месте. Мистер Маккейб, сядьте на откидное сиденье. Да, Бритта, если найдется еще один пилот, веди сюда.

– Обязательно, Дэн.

Бритта вышла в салон и сделала знак стюардессам собраться в среднем коридоре на короткий инструктаж.

– Вы знаете правила. Как только я скажу по громкой связи: «Эвакуируйтесь», так и делайте. Как-нибудь сядем. Хоть Дэн и ранен, он нас посадит.

Одна из пассажирок догнала ее уже на лестнице:

– Простите! Простите, я говорю!

Перед самой кабиной Бритта обернулась, едва не столкнувшись с негритянкой.

– Я пыталась вас поймать внизу. Ведь это вы наша мамуля, надсмотрщица над остальными прислужницами?

– Я – старшая стюардесса, если вы это имеете в виду.

– Именно это я имею в виду, лапочка. Простите за своеобразный словарь – черномазая, что с меня взять, – но ведь мой цвет кожи не испугает тех, кто спрашивал насчет запасных пилотов и все такое?

– Простите, а кто вы?

– Я Даллас Нельсон, лечу в первом классе. На прическу не обращайте внимания.

– Мисс Нельсон, вы лицензированный пилот?

– Я? Господи, конечно, нет! У меня нет лицензии на управление такими самолетами, но я хорошо их знаю, так что, может, я поднимусь наверх и помогу? Как вы считаете?

Бритта отрицательно покачала головой:

– Только не сейчас, мисс Нельсон. Если вы не пилот.

– Зовите меня Даллас. А когда, если не сейчас? Когда мы врежемся в землю, потому что бедняге из репродуктора некому прочесть показания приборов? Я хочу предложить помощь. Я знаю, что надо делать.

– Откуда вы знаете, что надо делать, если вы не летчик?

– Потому что у меня за плечами сотни часов чтения приборов «Боинга-747» в качестве бортинженера.

Бритта раскрыла рот от удивления:

– Бортинженера? Ну…

Не бортинженера, лапочка, подумала Даллас, а просто радиоинженера, от скуки играющего в компьютерные игры типа майкрософтовских летных симуляторов, но тебе об этом знать не обязательно.

– Тогда идемте со мной, и побыстрей! – Бритта, войдя в кабину, в двух словах объяснила Дэну, кого она привела.

– Вы умеете считывать показания приборов? – спросил он у Даллас.

– То есть индикатора отклонения пространственного положения, планового навигационного прибора, альтиметра, указателя вертикальной скорости, воздушной скорости и компаса?

– Ответ на пять с плюсом, мисс…

– Просто Даллас.

– Хорошо, Даллас. Мистер Маккейб, уступите ей, пожалуйста, свое сиденье. Там есть другое. Даллас, садитесь, и будете нас подстраховывать. Перед вами сидит Джеффри Сэмпсон. Слушайте, о чем я его спрашиваю, и быстро говорите, если что не так.

– Есть, шеф.

Глава 3

Консульство США, Гонконг.

Закрыв дверь отведенной ей комнаты, Кэт сбросила с себя одежду и скользнула между роскошными простынями на кровать поистине королевских размеров. И тут зазвонил телефон. На другом конце провода был встречавший ее консульский служащий – с новостями о чрезвычайном положении на борту «Меридиана-5».

Ошеломленная Кэт на несколько секунд застыла с трубкой в руках. На Роберта охотились и до полета, а теперь самолет, на котором он летит, подвергается серьезной опасности.

– Мне срочно нужно в аэропорт, – сказала она, протирая глаза.


На борту рейса «Меридиан эрлайнс-5».

Из громкоговорителя раздался измученный, но четкий голос:

– Говорит ваш пилот. Мы приближаемся к Гонконгу. Здесь со мной несколько человек, они помогают мне контролировать приборы и считывать с них информацию. Если автоматика не откажет, приземление будет легким. Если же с ней что-нибудь произойдет и мне придется взяться за ручное управление, нас ждет изрядная болтанка. Я сделаю все возможное.

Когда трансляция отключилась, в пассажирском салоне установилась оглушительная тишина. Двести человек сделали одно и то же движение – пристегнули ремни. Люди пытались ободрить друг друга, некоторые молились, склонив голову.

В кабине Дэн Уэйд перевел рычаг выпуска шасси в нижнюю позицию.

– Что показывают индикаторы шасси?

– Они все зеленого цвета, – ответил Джеффри Сэмпсон.

– А что в окошке, где расстояние?

– Вы имеете в виду ДМО – дальномерное оборудование? – спросила Даллас Нельсон.

Дэн повернул голову к ней:

– Вы знаете, что такое дальномерное оборудование?

– Конечно. Там – семнадцать тысяч шестьсот метров. Слева молнии, над аэропортом темные облака. Высота по-прежнему тысяча метров.

– Километра через три войдем в глиссаду. Этот дисплей будет реагировать на снижение. Скажете, когда и как именно. В этот момент скорость понизится, и мы пойдем вниз. Мне нужно будет знать скорость снижения.

– Дисплей меняет цвет, Дэн, – сказал Джеффри.

– Мы снижаемся, Дэн, – добавила Даллас. – Со скоростью сто шестьдесят – двести метров в минуту.

Над северным концом взлетно-посадочной полосы блеснула молния, но что оставалось делать? Обойти грозу не было никакой возможности.

В кабине раздался голос гонконгского диспетчера:

– «Меридиан-5», полоса для вас свободна.

– Вас понял, – отозвался Дэн. – Высота? Скорость?

– Восемьсот пятьдесят метров, – сказала Даллас. – Сто шестьдесят узлов.

– Перевожу рычаг управления закрылками еще на деление. Скажите, когда он будет в положении двадцать пять градусов.

Впереди снова сверкнула молния, и на приборной панели зажегся сигнал тревоги: зрячий пилот понял бы, что отказал передатчик системы посадки по приборам.

– Что-то случилось, Дэн! – сказала Даллас. – На приборах маленькие красные глазки, но продолжайте снижаться. Полоса прямо перед нами. Нет, Дэн! Левее!

Дэн Уэйд отклонил штурвал влево, отчего стопятидесятитонная махина резко накренилась, конец левого крыла оказался всего в десятке метров от земли.

– Теперь правее и тормози! – заорала Даллас.

Левое крыло чиркнуло по земле, колеса шасси с оглушительным визгом прошлись по траве с левой стороны от взлетно-посадочной полосы. Однако ослепший пилот налег на штурвал, и лайнер выровнялся.

– Дэн, впереди какая-то башня! – сказал Джеффри.

Дэн резко взял штурвал на себя. Послышался металлический скрежет, машина содрогнулась, двигатели взревели, и нос самолета устремился вверх.

– Дэн, мы ее задели!

– Даллас, ты можешь сказать мне угол подъема? Насколько у меня задран нос?

– Сейчас посмотрю. Думаю, градусов десять.

– Помоги мне удержать этот угол! Нам нужно уйти к западу и подняться на полтора километра.

Он нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, говорит «Меридиан-5». Кажется, мы вывели из строя вашу башню посадки по приборам. Мне понадобятся векторы безопасной высоты, пока мы пытаемся понять, что делать.

Ответа не последовало. Радио молчало, надолго умолк и Дэн. Тишину нарушил Роберт Маккейб:

– Почему они не отвечают?

– Если мы повредили башню посадки по приборам и потеряли свой передатчик, значит, мы лишились единственного средства нормально приземлиться. У нас нет радио, нет автопилота. Ничего нет.

– У тебя левое крыло кренится, Дэн, – сказала Даллас. – Подай вправо. Нос немного опусти.

– Скорость? – еле слышно прохрипел Дэн.

– Двести семьдесят, – отчеканила Даллас.

Дэн сбросил газ.

– Высота?

– Забрались на два триста.

– Я не смогу сесть! – воскликнул Дэн. – Без автопилота, без связи…

– Должен быть какой-то выход! – сказала Даллас. – Возьми себя в руки.

– Думаешь, я не понимаю? – Дэн повернулся влево: – Джеффри, спасибо за помощь. Будьте добры, освободите это кресло для мисс Нельсон. Даллас, ты поведешь самолет.

– Ни за что в жизни, лапочка!

– Бритта сказала, что ты была бортинженером на «семьсот сорок седьмом»!

– Нет. Я радиоинженер, просто я много сотен часов провела за компьютерными симуляторами. Это был всего лишь компьютер, и вместо штурвала – клавиатура.

– Так вот почему ты умеешь читать показания приборов. Если разбираешься в приборах, сможешь и вести самолет.

– Черта с два! Мне еще охота пожить.

Джеффри Сэмпсон спокойно положил руки на рычаги:

– Разрешите, Дэн.

– Вы хотите вести самолет?

– Именно. Мисс Нельсон, вы мне поможете с приборами?

– Конечно, помогу, задница ты английская, – ласково ответила она.


Когда в носовой части лайнера что-то хрустнуло, Бритта обежала нижний отсек от носа до хвоста, но видимых повреждений не обнаружила. Она повернула к хвостовой кухне, но тут кто-то схватил ее за руку.

– Что такое? – обернулась она. О! Тот самый дерзкий мальчишка с радиоприемником. – Что тебе нужно?

– Этот парень не справляется! – сказал подросток. – Вам требуется пилот?

Бритта посмотрела на него с сомнением:

– Ты хочешь сказать, что ты – пилот?

Он кивнул.

– Это «Боинг-747», да?

– Да.

– Значит, я могу им управлять.

– Послушай, мне трудно поверить, что в твоем возрасте допускают к тренировкам на таких больших самолетах. Как ты научился летать?

– У моего отца компания по обучению пилотов на тренажере. Я умею летать на всех моделях. Лицензии у меня нет, но я могу управлять «семьсот сорок седьмым».

– А приземляться умеешь?

– Иногда у меня получалось.

– Твое «иногда» звучит не слишком утешительно.

– Что-то я не вижу здесь других пилотов.

– Повтори, как тебя зовут? – спросила Бритта.

– Стив Делейни, – буркнул он оскорбленно.

– Я сообщу пилоту и выясню, сочтет ли он твою квалификацию достаточной. Если да, я быстро вернусь за тобой.


– Перед нами молния, Дэн, – предупредила Даллас.

– Я совсем забыл про грозу. Радар действует?

Даллас покачала головой:

– Нет, Дэн.

– Значит, нам предстоит изрядная болтанка.

Дэн повернулся к левому креслу:

– Джеффри, держите ровнее.

Джеффри Сэмпсон изо всех сил боролся с самолетом, который то взмывал вверх, то нырял вниз.

– Я стараюсь, Дэн. Очень тяжело. У меня не получается.

Взявшись за штурвал, Дэн инстинктивно выровнял самолет, и болтанка уменьшилась.

– Даллас, есть нулевой уровень набора высоты?

– Почти, – ответила Даллас, скосив глаза на возникшую в дверях кабины старшую стюардессу. – Нос чуточку опусти.

Бритта вошла в кабину:

– Дэн, это я, Бритта.

– В салонах все в порядке? – спросил Дэн.

– Я слышала твое обращение. Все очень напуганы, но никто не пострадал. – Глаза у нее расширились. – Как ты можешь вести самолет? Я думала, это будет делать мистер Сэмпсон.

– Он пытается, но у него нет опыта. – Дэн глубоко вздохнул. – Бритта, мы в отчаянном положении. Радиосвязь вышла из строя. Мы теперь глухонемые и слепые. Я не сумею выполнить указания другой диспетчерской, даже если долетим до другого аэропорта. Возможно, лучше посадить самолет на воду. Если я ничего другого не смогу сделать, полагаю, мы могли бы сесть на воду.

– Но ты же…

«Семьсот сорок седьмой» мощно тряхнуло, и уже через несколько секунд реактивный лайнер, пробив стену града, устремился в самый центр грозы. Бритту с Робертом бросило друг на друга, громадный «боинг» швыряло и крутило мощными воздушными потоками, сверкали молнии, удары грома были слышны даже через обшивку самолета.

– Держитесь, Джеф! – подал голос Дэн. – Какой у нас курс? – спросил он, но вопрос утонул в грохоте.

– Что? – заорал кто-то в ответ.

– Курс! Какой у нас курс?

– Двести сорок градусов! – прокричала Даллас.

Град, дождь, молнии и сильнейшая тряска заставили их забыть обо всем на свете. Высота падала. Джеффри отчаянно старался сохранить высоту и выровнять самолет.

– Мы идем вниз! Мы падаем! – взвизгнула Даллас. – Джеф, поднимайся вверх!


Станция управления заходом на посадку Гонконгского аэропорта.

Начальник смены уселся рядом с одним из диспетчеров и, не отрывая глаз от монитора, покачал головой:

– Он начал снижаться, а затем вы потеряли сигнал?

– Да, сэр.

– Где вы его потеряли? На какой высоте?

– Семьсот метров, а снижался он со скоростью почти восемьсот метров в минуту.

– Когда это случилось?

– Семь минут назад. Я сразу позвал вас.

Начальник смены покачал головой: на лайнере больше двухсот пассажиров, и если самолет на большой скорости ударился о воду, шансы на спасение людей минимальны.

– Хорошо. Вы знаете, что делать.

Диспетчер принялся оповещать службы спасения и весь мир о том, что «Меридиан-5» рухнул в море.


Поблагодарив начальника смены, Кэт Бронски толкнула дверь станции управления, за которой ее ожидала консульская машина. Она была ошеломлена, и в ушах у нее все еще звучало: «Ужасающий взрыв… Говорят про ядерное оружие, но это невозможно. Второй пилот ослеп, командир погиб. Еще один самолет пропал в том же районе… Возможно, они столкнулись в воздухе».

Она подумала о Роберте Маккейбе и о том, что рядом с ним сидела бы и она, если бы не вмешалась судьба в образе консульства, затребовавшего агента ФБР.

Ответчик «Глобал экспресс» отключился, когда самолет находился в тринадцати километрах перед «Меридианом-5», однако диспетчер разглядел на экране эхо-сигнал смазанного радарного импульса, отразившегося от металлической оболочки объекта, летевшего в пяти километрах от «семьсот сорок седьмого».

Экипаж «Глобал экспресс» дважды отключал свой ответчик и заходил наперерез «Меридиану-5». Во второй раз, в тот самый момент, когда пилот «Меридиана» потерял зрение, на экране появилось еще несколько отраженных импульсов, которые начальник смены счел свидетельством столкновения в воздухе.

Скользнув на заднее сиденье машины, Кэт вынула спутниковый телефон и набрала номер Джейка.


Агентство национальной безопасности, штат Мэриленд.

Срочный звонок из ЦРУ с просьбой о спутниковой поддержке терпящего бедствие «Меридиана-5» вызвал переполох в центре наблюдения АНБ. Трое мужчин и одна женщина собрались в маленькой комнате перед огромным видеоэкраном. Главный аналитик Дженис Уошберн держала в руках указку.

– Гонконг у нас здесь, в правом углу, – сказала она. – Используемый нами спутник находится почти точно над ним. Взгляните.

Она показала на крохотную белую точку к юго-западу от Гонконга, затем щелкнула переключателем, чтобы увеличить картинку. Внезапно экран заслонила громадная тень, которая могла быть только «Боингом-747».

– Мы можем быть уверены, что это «Меридиан»? – прошептал ее начальник Джордж Беркли.

Дженис кивнула:

– Мы следили за лайнером с того момента, как он сделал попытку приземлиться. Это действительно «Меридиан». И, как видите, летит себе как ни в чем не бывало.

Джордж с улыбкой поднес к уху телефонную трубку:

– До чего приятно передавать хорошие новости. Почаще бы так.


На борту рейса «Меридиан-5».

Дэн Уэйд не сомневался, что погиб. Он понял, что «семьсот сорок седьмой» вышел из пике, лишь тогда, когда в сознание его ворвался голос Даллас Нельсон:

– Ну вот, выровнялись! Нет. Мы поднимаемся!

За тремя ужасными вспышками молнии грома не последовало – самолет вышел из грозы, впереди перед ним возникло чистое ночное небо.

Бритта связалась с оставшимися в салоне стюардессами.

– В салонах никто не пострадал. Все в ужасе, но повреждений нет, – передала она их слова.

Дверь кабины открылась, и Бритта с неудовольствием увидела на пороге юного Стива Делейни.

– С чем это мы столкнулись? – спросил он, и голос его предательски дрогнул от страха.

– А ты кто такой, дорогуша? – осведомилась Даллас.

– Нахальный мальчишка, который уверяет, будто научился летать на тренажере, – ответила Бритта, собираясь выпроводить Стива за дверь.

– Спокойно, Бритта, – сказала Даллас. – От наплыва пилотов мы здесь явно не страдаем. Как тебя зовут, лапочка?

– Я… ну, Стив Делейни.

– Сумеешь вести самолет?

Мальчик повторил то, что уже говорил Бритте о тренажерах своего отца.

– Это он тебя научил? В смысле, твой папка?

– Нет. Он мне запретил подходить к тренажерам, но я все равно занимался по ночам.

– Ну, ты даешь! Самоучка, значит, – сказала Даллас.

Повернувшись, она взглянула на приборы:

– Дэн, раз Джеффри не может, подними-ка самую чуточку нос и поверни вправо примерно на десять градусов.

– Спасибо, Даллас, – отозвался Дэн.

– Послушайте, – сказал Джеффри Сэмпсон. – Я вам никакой не помощник. Если молодой человек считает, что умеет летать, почему бы не позволить ему повести самолет?

Даллас кивнула:

– Да, Джеффри, уступите место мистеру Делейни.

– Что такое? – рявкнул Дэн. – Кто здесь командует?

Роберт Маккейб положил руку Дэну на плечо и слегка встряхнул его:

– Не сердитесь, Дэн. Леди дает хороший совет, и лучше к нему прислушаться.

– Послушай, Дэн, – подхватила Даллас, – ты совершил чудо и спас всем нам жизнь, но выбора-то нет.

Сзади раздался язвительный и вместе с тем слегка испуганный мальчишеский голос:

– Подумаешь, великое дело – управлять самолетом. Это же просто большая видеоигра, только с крыльями.

Дэн повернул голову на голос:

– Ты знаешь, что такое альтиметр, сынок?

– Да. И я вам не сынок.

– Говори, что показывает альтиметр. Прямо сейчас.

Стив уставился на приборную панель:

– Нос у вас опущен на один градус, и вы дали крен влево примерно на пять градусов.

Дэн произвел коррекцию, повернув лайнер вправо.

– Неплохо, малыш.

– Я не малыш, мистер. Меня зовут Стив.

– О'кей, Даллас, я согласен. Бритта, помоги мистеру Сэмпсону выбраться из левого кресла и посади в него мистера Делейни. Быстрее.

– Хорошо, Дэн, – послушно сказала Бритта, – а потом спущусь вниз и посмотрю, как там дела.

Она помогла Джеффри освободить кресло и подвела к нему Стива.

– Это кресло командира? – спросил Стив Дэна.

– Да. Ты будешь моими глазами и руками. Автопилота нет. Кроме меня, никого нет, а я ослеп. Если кто-нибудь сумеет держать самолет на этой высоте, – Дэн запнулся и с трудом вздохнул, – тогда мне, возможно, удастся придумать, как посадить его. Мне нужно, чтобы ты постоянно сообщал данные альтиметра и удерживал высоту – так, чтобы вот эта точка оставалась примерно в четырех градусах выше носа. Сможешь это сделать?

– Конечно, – сказал Делейни. – Хотите, запрограммирую бортовой компьютер?

– Для начала посмотрим, как ты умеешь летать.


В течение нескольких минут Даллас Нельсон вела себя спокойно, наблюдая за руками юного Делейни, который уверенно добился того, что «семьсот сорок седьмой» перестал нырять вниз и взмывать вверх.

В конце концов она склонилась к уху мальчика:

– Прямо жуть берет от тебя, Стиверино! Держишь высоту в пределах тридцати метров, курс тоже держишь. – Она повернулась ко второму пилоту: – Дэн, он классно работает.

Ответа не последовало.

– Дэн, ты меня слышишь? Ты должен помогать нам. Обезболивающее подействовало?

Несколько секунд Дэн сидел неподвижно, затем кивнул:

– У меня от него вялость. Где мы находимся?

– Все в порядке, Дэн, – сказала Даллас. – Стив отлично справляется.

– На какой мы высоте?

– Два семьсот, – ответил Стив Делейни.

– Скорость?

– Двести десять узлов.

– Курс?

– Я держу курс два-два-ноль, – сказал Стив, – но не знаю, куда вы хотите лететь.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – пора решить, куда мы направляемся и что будем делать. В Гонконг не вернемся?

– Нет, еще одной встречи с грозой нам не выдержать. Насколько помню, к западу отсюда было ясно. Можно попробовать лететь туда.

– А что находится в том направлении? – спросил Роберт.

– Ну, Вьетнам… Таиланд. В Бангкоке длинная взлетно-посадочная полоса. Такая же полоса есть к югу отсюда, на авиабазе У-Тапао. Погода там, кажется, ясная.

– Но как мы ее найдем? – спросила Даллас.

– Стив, – сказал Дэн, – посмотри на экран бортового компьютера и скажи мне, что ты видишь.

– Ничего. Экран совершенно темный.

– Проверь экран сбоку от меня.

– Он тоже отключен.

– Вот это да! О'кей, Даллас, проверь автоматические выключатели.

– Все включены, Дэн. Я проверила.

Дэн тяжело осел в своем кресле.

– Просто поверить не могу! Мало было того, что мы уже потеряли, так и остальное уничтожено молниями. Хотя бы двигатели пока работают и приборы управления пока не отказали!

– Так что же нам делать? – спросила Даллас. – Как мы найдем Таиланд?

– Если хватит топлива и если я смогу определить, что мы находимся над Вьетнамом, то до рассвета будем кружить, а потом полетим вдоль побережья, пока не обнаружим Таиланд.

– Просто будем смотреть в иллюминатор? – осведомилась Даллас.

Дэн кивнул:

– С вашими глазами, моей памятью и картой – если раскопаем хорошую карту – это можно сделать.

– Если найдем береговую линию, – вставил Роберт.

– Я вот еще о чем думаю, – продолжал Дэн, – если бы у кого-нибудь на борту был радиотелефон или сотовый, мы могли бы вступить в контакт с наземными службами. Во-первых, нам необходимо найти подходящий аэропорт. Для этого мне нужно одно показание глобальной системы местоопределения – и мы поймем, где мы находимся и куда лететь. Сейчас даже на легких самолетах летают с ГСМ[1], а мы в суперсовременном лайнере стоимостью сто семьдесят пять миллионов долларов ориентируемся теми же средствами, что и Чарлз Линдберг на заре воздухоплавания.

Роберт Маккейб внезапно щелкнул пальцами:

– Минуточку! У кого-нибудь обязательно должна быть портативная ГСМ. Их ведь продавали в гонконгском «дьюти-фри». Я пойду и спрошу пассажиров.

Маккейб вернулся в кабину пилотов через десять минут.

– Дэн, это опять Роберт. Несколько пассажиров тут же предложили свои сотовые, но ни на одном не было сигнала. Однако, к счастью, нашелся один пассажир с ГСМ. Его зовут мистер Уолтерс.

Бритта слегка подтолкнула Уолтерса вперед.

– Мистер Уолтерс, вы знаете, что у нас стряслось? – спросил Дэн.

– Да. И, пожалуйста, зовите меня Джоном.

– О'кей, Джон. Вы не пилот?

– Нет, сэр. Я купил ГСМ для яхты.

– Джон, вы знаете, что я ослеп. Молодого человека в левом кресле зовут Стив Делейни. Стив сейчас ведет наш самолет, но нам нужно знать, где мы находимся. Помочь сможете?

– Конечно, капитан Уэйд.

– Просто Дэн. Антенна у вас внутренняя или прикрепляется к окну?

– Она с присосками. Действует через окно.

– Используйте иллюминатор, который находится у меня за спиной. В остальные вделаны обогревательные провода, экранирующие радиосигнал.

Джон Уолтерс закрепил антенну на стеклянной поверхности иллюминатора.

– Джон, ГСМ даст сигнал, когда свяжется с навигационными спутниками?

– Да, конечно. Она загудит, – ответил Джон Уолтерс.

– Вы можете ввести в нее координаты подходящего для нас аэропорта?

– Конечно. Она сообщит нам скорость, точное направление, расстояние и продолжительность полета.

– А курс она нам проложит?

– Да. Здесь есть частота для самолетов, я пользуюсь ею на своей яхте.

За спиной Дэна раздался гудок.

– Вот! – объявил Джон Уолтерс. – Связь есть.

– Посмотрите на авиационную карту. Можете сказать мне, как далеко мы от вьетнамского побережья?

Уолтерс взял карту. Примерно минуту он с тревогой вглядывался в нее, но затем сумел справиться с волнением.

– Меньше чем в ста пятидесяти километрах. Мы будем пролетать прямо над Данангом и Южно-Китайским морем.

– Вы в армии не служили, Джон?

– Так точно. Бывший сержант военно-воздушных сил. Моя часть дислоцировалась в Дананге. А вы?

– Я тоже служил в военно-воздушных силах, – сказал Дэн. – Два года был старшим авиадиспетчером в тех же краях. Джон, если можете, введите координаты У-Тапао, дайте мне курс и сообщите, сколько времени займет полет на этой скорости. Вы нам чрезвычайно поможете.

В течение нескольких минут Уолтерс возился с картой и ГСМ, затем громко объявил:

– Нужно лететь по курсу два-три-ноль градусов. До У-Тапао семьсот семьдесят километров, полет займет меньше двух часов. – Уолтерс на секунду умолк и взглянул на Дэна: – Вы хотите, чтобы я остался здесь и помогал дальше?

– Да. Помощь понадобится не только с ГСМ, нужно несколько человек, чтобы считывать вслух показания приборов во время приземления. Стив будет управлять самолетом, я буду анализировать данные приборов.

– Конечно, но справимся ли мы?

– Должны справиться, Джон. Выбора у нас нет.

Глава 4

Аэропорт Гонконга.

Сведения о том, что «Меридиан-5» продолжает полет, были секретными, однако Джейк Роудс решил, что Кэт следует об этом знать. Кэт ощутила громадное облегчение, хотя ситуация оставалась критической, а вызвавшие ее причины – загадочными.

– Слава богу, Джейк! Ты не представляешь, как я рада, – сказала она. – Для меня очень важно, чтобы мы сумели вернуть сюда одного из пассажиров, поскольку он может что-то знать о катастрофе «Сиэр».

– Не понимаю.

– Сейчас поймешь. Главная моя цель теперь – выяснить, что послужило причиной этой катастрофы. Второй пилот «Меридиана» сообщил, что прямо перед ними произошел взрыв, вызвавший невероятно яркое свечение. В настоящее время я пытаюсь выяснить, почему санитарный самолет прошел перед носом у пассажирского «семьсот сорок седьмого» и куда потом исчез. Высказывалось подозрение, что они столкнулись в воздухе, но точных сведений об этом нет. Джейк, я хочу, чтобы ты узнал все о самолете «Глобал экспресс два-два-зулу»: кому принадлежит, кто его пилотирует, куда направляется и было ли на нем установлено какое-либо специальное оборудование.

– Кэт, мы тебя обогнали. Версии варьируются от столкновения в воздухе до ракеты с фосфорной боеголовкой, выпущенной со второго самолета. Через несколько минут я буду знать его регистрационный номер.

– Отлично, Джейк. Буду ждать.


Рабочие, заправлявшие санитарный самолет, детально описали Кэт саму машину, двух ее пилотов и двух пассажиров – это были молчаливые и скрытные мужчины, судя по всему, американцы.

Когда она закончила разговор, менеджер наземного обслуживания протянул ей пластиковый пакетик со слипом их кредитной карточки.

– Надеюсь, вы найдете здесь отпечатки пальцев, – сказал он. – Один из наших служащих держал слип в руках, так что его отпечатки я тоже положил в пакет.

– Спасибо, – сказала Кэт.

– Вы не скажете мне, в чем дело? – спросил менеджер.

Она покачала головой:

– Простите, не могу. Но ФБР выражает вам признательность за помощь.

Он поклонился с понимающей улыбкой.


Кэт подходила к консульской машине, когда в сумочке у нее зазвонил спутниковый телефон. Это был Джейк Роудс.

– Кэт, ни у одного самолета «Глобал экспресс» нет регистрационного номера «два-два-зулу». Такого номера нет вообще ни у одного самолета.

– Мы должны узнать, кому принадлежит этот загадочный самолет.

– Для этого нужно узнать серийный номер производителя.

– Служащие, которые заправляли его топливом в Гонконге, не обратили внимания на серийный номер. Регистрационный номер выглядел вполне нормально, за топливо они расплатились кредитной карточкой. Я вышлю слип по факсу, как только сниму с него отпечатки пальцев.

Кэт на секунду замешкалась при мысли, что она фактически дает указания своему шефу.

– Послушай, Джейк, я знаю, что дело это мне пока официально не поручено. Но я надеюсь многое успеть еще до того, как за дело возьмется Совет по безопасности транспорта. Ты не против, если я им займусь?

– Никоим образом. Что именно ты предполагаешь сделать?

– Думаю, мне стоит порыскать здесь и воспользоваться консульской машиной с шофером, пока «боинг» где-нибудь не сел. Если они приземлятся во Вьетнаме или в Таиланде, я, вероятно, отменю встречу в консульстве и первым же рейсом полечу в Бангкок, чтобы расспросить пилота и пассажиров.

– Согласен. Не знаю, как мы уладим дипломатические формальности, но давай подождем, пока они приземлятся.

– Что с самолетом? – спросила Кэт.

– По-прежнему летит. Сейчас приближается к вьетнамскому побережью. Похоже, они направляются в Бангкок.

– Джейк, фальшивый номер наводит на мысль о злом умысле. Было бы прекрасно, если бы АНБ контролировало воздушное пространство вокруг «Меридиана»… на случай, если тот самолет по-прежнему поблизости.

– «Глобал экспресс» мог последовать за «Меридианом»?

– Если это так, нужно позаботиться об особых мерах безопасности при посадке «семьсот сорок седьмого» – «Глобал экспресс», несомненно, пойдет на снижение вслед за ним. Если у этих людей враждебные намерения, они вовсе не обрадуются тому, что «Меридиан» избежал катастрофы.

Джейк вздохнул:

– Тот, кто управляет этим самолетом, пойдет на все, чтобы завершить начатое.


На борту рейса «Меридиан-5». Над Южно-Китайским морем.

Юный Стив вел самолет с поразительным умением, и перед Дэном Уэйдом вновь забрезжила надежда. Откинувшись на спинку кресла, он силился привести свои мысли в порядок, но тут в его сознание проник неприятный звук звонка.

О господи! Это сигнал возгорания двигателя!

В отчаянии Дэн повернулся к приборной панели, пытаясь угадать, в какой из четырех рукояток загорелся ярко-красный световой индикатор, сообщающий о возгорании или перегреве одного из двигателей.

– Ч-ч-что это такое? – спросил Стив Делейни.

– Сигнал возгорания двигателя, – ответил Дэн. – Стив, следи за тем, куда я показываю. В одной из четырех рукояток должен быть красный глазок. Номер рукоятки крупно выведен сверху.

– Э… номер один!

О господи, мы потеряли крайний левый! Наверняка повредили его в Гонконге!

– Я держусь за ту ручку, на которой горит глазок?

– Да, – ответил Стив с ужасом в голосе.

«Держи себя в руках, – мысленно произнес Дэн. – Если он поймет, что ты в панике, тоже запаникует».

– Стив, я собираюсь заглушить двигатель номер один и включить систему пожаротушения.

Откуда-то с левого крыла послышался мощный хлопок, и весь самолет вздрогнул.

– Что это было? – сдавленным голосом спросил Стив.

– Стив, смотри на панель. Показания приборов по первому номеру дошли до нуля?

– Да.

– Красный глазок погас? – спросил Дэн.

– Нет.

– Стив, скажи мне, когда погаснет красный глазок. Сам продолжай управлять самолетом.

Вновь раздался звонок, и на этот раз Дэн снял левой рукой трубку внутренней связи:

– Да?

– Дэн, это Бритта. У нас горит левое крыло!

– Ты имеешь в виду левый двигатель?

– Нет, Дэн. Горит само крыло.

– Проследи, чтобы все пристегнули ремни. Через каждые три минуты сообщай мне, что там с крылом, о'кей?

– Поняла, Дэн.

– О'кей… Стив, какая у нас высота? – Дэн положил трубку на рычаг.

– Два семьсот.

– Скорость?

– Двести… да, двести пять.

– Не снижай ниже ста шестидесяти, пока я не скажу. – Дэн повернулся влево: – Мистер Уолтерс, вы еще здесь?

Джон Уолтерс отозвался сдавленным голосом:

– Да!

– О'кей. Вы можете дать мне курс на Дананг и расстояние?

– Думаю, да. Подождите.

Вновь послышался звонок внутренней связи.

– Дэн, это Бритта. Крыло по-прежнему горит! За ним тянется длинный шлейф дыма. Пассажиры сходят с ума! Мы можем что-нибудь сделать?

– Я пытаюсь.

Потом он громко объявил на все салоны:

– Идем на вынужденную посадку. Всем пристегнуться.

Дэн слышал тяжелое дыхание сидевшего рядом мальчика.

– Триста сорок градусов и примерно шестьдесят километров, – объявил Джон Уолтерс.

– Стив, слегка поверни вправо. Мы в шестидесяти километрах от вьетнамского города Дананг, где есть длинная взлетно-посадочная полоса. Даллас, пожалуйста, сядь позади Стива и помогай ему. Начинаем снижение до полутора километров по курсу триста сорок. Сохраняйте скорость не ниже ста шестидесяти узлов. Роберт, садись на откидное сиденье. Джон, вы мне еще нужны, но вам придется постоять.

Дэн задышал часто и прерывисто.

– Держитесь, – сказал ему Роберт.

– Держусь. Даллас, ты что-нибудь видишь за бортом?

– Там сплошная чернота. Что я должна увидеть?

– Высматривай скопление огней на побережье километрах в пятидесяти отсюда. Кажется, взлетно-посадочная полоса Дананга идет с севера на юг.

– Значит, я должна увидеть огни города?

– И аэропорта. Давайте осторожно снижаться до семисот метров. Действуй, Стив.

– Хорошо.

– Роберт, громко говори, с какой скоростью мы снижаемся и как падает высота.

– Высота тысяча шестьсот метров, – сказал Роберт.

– Стив, горизонтальная скорость?

– Двести пятьдесят узлов.

Дэн сбросил обороты третьего и четвертого двигателей.

Вновь зазвонил телефон внутренней связи.

– Дэн? Это Бритта. Пламя гаснет. Положение улучшается.

– Возможно, это потому, что скорость сбросили. Джон, сколько осталось?

– Шестьдесят километров. Мы идем правильным курсом.

– Даллас, видишь перемежающийся бело-зеленый сигнальный огонь?

– Да. Вижу, Дэн! Прямо перед нами.

– Отлично. Идем на него.

– Высота семьсот пятьдесят, – доложил Роберт.

– Стив, начинай выравнивать самолет, но чтобы нос был поднят на три-четыре градуса. Даллас, ты видишь что-нибудь похожее на аэропорт?

– Пока нет, но мы идем в правильном направлении.

– Скорость?

– Сто семьдесят, – ответил Стив.

– Сейчас я буду выпускать закрылки. Роберт, следи за их положением! – Дэн ткнул пальцем в нужную панель. – Видишь две стрелки? Если они начнут расходиться, кричи «Стоп!».

– Пошел.

Дэн перевел рукоять закрылок на одно деление.

– Роберт, стрелки показывают на пять?

– Да, Дэн. Обе.

– Джон, сколько еще до аэропорта?

– Двадцать два километра.

– Высота?

– Ровно семьсот, – ответил Роберт.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – я вижу что-то похожее на огни взлетно-посадочной полосы!

– И мы держим курс на начало этой взлетно-посадочной полосы?

– Похоже на то, – сказала Даллас.

– В таком случае выпускаю шасси.

Дэн задержал дыхание, пока переводил рукоятку в нижнее положение. Звук опускающихся из брюха самолета и встающих на место шасси ни с чем нельзя было перепутать.

Тут снова вышла на связь Бритта:

– Пламя разгорается, Дэн. Здесь невыносимо жарко.

– Через три минуты сядем. – Дэн опустил трубку на рычаг. – Сколько осталось?

– Двенадцать километров, – ответил Джон Уолтерс.

– Все будет хорошо! – сказал Дэн, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно бодрее.

– Дэн, впереди сверкнула молния. В ее свете я разглядела аэропорт и взлетно-посадочную полосу.

– О'кей, Даллас. Ну, Стив, главное теперь – держать самолет ровно. Направь его на взлетно-посадочную полосу. Плюхнется он тяжело, но все будет в порядке. Это крепкая птичка. Выдержит.

– Хорошо, – отозвался Стив.

– Расстояние?

– Одиннадцать километров, – сказал Джон Уолтерс.

– Джон, отдайте ГСМ Роберту, покажите ему индикатор расстояния, возвращайтесь в салон и пристегнитесь. В кабине для вас нет места.

– Девять с половиной километров. Я останусь здесь, Дэн.

– Как хотите. Даллас, показания приборов?

– Курс три-пять-ноль, скорость сто пятьдесят.

– Расстояние?

– Восемь километров.

– Даллас, ты ясно видишь взлетно-посадочную полосу? Она свободна?

– Да.

– Высота двести метров, – произнес Роберт.

– Стив, – сказал Дэн. – Я сброшу обороты. Скорость?

– Сто сорок.

– Опусти немного нос, – добавил Дэн. – Мы идем прямо на взлетно-посадочную полосу?

– Да, – ответил Стив. – Но там… там какое-то здание прямо посредине полосы!

– Даллас, что он такое говорит?

– Это не взлетно-посадочная полоса! Это рулежная дорожка! В конце ее какое-то здание!

Дэн дал полный газ и рванул на себя штурвал.

– Мы поднимаемся? Холмов перед нами нет?

– Не знаю… Под нами взлетно-посадочная полоса! О черт, я не туда повернул! Впереди холм! – завопил Стив. – Дэн, что дальше делать?

– Выровняй самолет и следи, чтобы перед нами не было холмов. Они в основном западнее. Продолжай подъем.

Яркая вспышка осветила кабину.

– Дэн, мы вошли в грозу, – сказал Роберт.

– Не сворачивай, Стив! Продолжай подъем. Сейчас начнутся воздушные ямы.

Еще одна вспышка молнии залила светом кабину, и тут же послышался раскат грома.

– Дэн, – взвизгнул Стив, – мы в самом ее центре!

На «семьсот сорок седьмой» налетел ужасающий порыв ветра, и в то же самое мгновение новые всполохи ослепили в кабине всех, кроме Дэна. Болтанка стала невыносимой.

– Нос поднять вверх! Кто-нибудь скажет мне скорость?

– Не вижу! – сказала Даллас.

– Курс? Какой курс!

– Двести и еще что-то…

– Нет! Нет, нет, нет! – завопил Дэн. – На западе холмы! Поворачивай вправо!

Но поздно – «семьсот сорок седьмой» задел вершину холма. Джона Уолтерса бросило на стекло кабины. Все двигатели и почти все закрылки оторвались уже в первый момент, а уцелевшие части крыльев и фюзеляжа пронеслись над холмом и покатились по заросшему джунглями склону, разлетаясь на отдельные исковерканные куски. Только часть верхнего отсека «семьсот сорок седьмого» уцелела и медленно сползла на поляну.

Глава 5

День второй. Агентство национальной безопасности, штат Мэриленд.

Дженис Уошберн слегка тронула за рукав ближайшего к ней техника и жестом попросила увеличить изображение. Когда на мониторе компьютера появилась картинка, соединившая данные двух спутников, она охнула:

– Неужели…

– Боюсь, что так, Дженис. Этот пожар я обнаружил несколько минут назад. Он прямо на их курсе, и поблизости не было другого «Боинга-747». Они рухнули.

Дженис отвернулась от экрана:

– На борту было…

– Двести человек. Может быть, кто-то и спасся, но в таком чаду не разглядеть.

– Вы можете вернуть изображение того небольшого самолета?

Техник кивнул. На экране появилось инфракрасное изображение маленького двухмоторного самолета.

– Где он?

– Чуть раньше он находился над местом катастрофы, но сейчас повернул назад и вышел из пределов видимости.

– Какова вероятность того, что он преследовал «семьсот сорок седьмой»?

– Высокая. Очень высокая.

Дженис взяла трубку телефона, чтобы немедленно сообщить в Лэнгли последние новости.


19 километров к северо-западу от Дананга.

К Роберту Маккейбу медленно возвращалось сознание того, что он жив. Не считая полыхавшего вдали оранжевого пламени, было темно – и очень холодно. В течение нескольких секунд в голове у него царила полная сумятица, затем он резко выпрямился на сиденье – вернее, на том, что осталось от правого откидного сиденья кабины пилотов. О боже! Мы разбились!

Роберт отстегнул ремень и осторожно поднялся на ноги. Он стоял среди обломков кабины. Под разбитыми иллюминаторами бесформенной грудой лежало чье-то тело. Роберт подошел к нему и, перевернув на спину, увидел повязку на глазах. Второй пилот.

– Дэн! Дэн, ты меня слышишь?

Тот зашевелился и попытался сесть.

– Ч-ч-то…

– Дэн, это Роберт Маккейб. Мы разбились во Вьетнаме.

Дэн кивнул, держась рукой за голову.

– Ты пока полежи, Дэн. Я посмотрю, что с остальными.

Пошарив рукой, он нашел электрический фонарик. Стив Делейни сидел в командирском кресле. Мальчик тоже пришел в себя и был почти невредим, если не считать нескольких царапин на лице.

Даллас вылезала из-под обломков совершенно оглушенная.

В момент удара Джон Уолтерс не был пристегнут ремнем. Он лежал на разбитой приборной панели. Роберт дотронулся до его запястья. Пульса не было.

– Где мы, черт возьми? – пробормотала Даллас.

– Даллас, ты в порядке?

– Зависит от того, что ты под этим понимаешь. Сам-то как?

Роберт бессильно опустился на обломки своего откидного сиденья:

– Не знаю. Не знаю, как мы уцелели.


Метрах в десяти от них доктор Грэм Тэш старался высвободиться из сплетения проводов, вывалившихся из-за разбитых панелей. Он смутно припоминал, как самолет внезапно взмыл вверх после попытки приземления, но что произошло дальше?

Он поднялся, ухватившись за что-то руками, и увидел мертвую женщину, в которой не сразу узнал Бритту.

Впереди началась какая-то возня, и из-за развороченной двери кабины показался Роберт Маккейб.

– Кто здесь? – спросил он не своим, хриплым голосом.

– Доктор Тэш, – сказал Грэм.

Роберт мотнул головой, словно пьяный.

– Дэн и Даллас, – начал он и умолк, чтобы прочистить горло, – и Стив справились. Они там, наверху. Будьте осторожны. Пол весь исковеркан. Как там нижние пассажиры?

Грэм повернулся и взглянул на оранжевые огоньки пламени, во множестве мерцавшие вдали и сходившиеся в огромное пятно зарева на горизонте.

– Думаю, что остальные должны быть где-то там, – сказал он. – Надо их поискать.

Роберт проследил взглядом последний путь «семьсот сорок седьмого», отмеченный полосой поваленных деревьев. В темноте можно было рассмотреть лишь какие-то неясные формы, обломки фюзеляжа, боковую стенку с иллюминаторами, но ничего похожего на главный салон лайнера.

В самолете находилось больше двухсот человек, подумал он. Господи, сколько же там раненых и покалеченных!

Грэм взял аптечку, а Роберт фонарик. Из изуродованной кабины экипажа они ступили на усеянную обломками землю и, пройдя метров пятнадцать, обернулись назад.

Верхняя палуба с кабиной экипажа оторвались от остальной части фюзеляжа, который принял на себя основной удар при столкновении с вершиной холма.

С фонариком они продвигались среди обломков. Они не останавливались и не разговаривали, пока не наткнулись на первые сплющенные кресла и куски человеческих тел – это все, что осталось от пассажирского салона. Минут через десять они поняли, что зря теряют время.


Аэропорт Гонконга, 5.46.

За час до рассвета гроза отгремела, и теперь над городом сияло звездами ясное небо.

Весь предыдущий час Кэт провела в размышлениях на заднем сиденье консульской машины, а шофер спал за рулем. Она разбудила его, когда высунулась в окно посмотреть на звезды, и в ту же секунду ей позвонил Джейк.

– Кэт? Из Лэнгли сообщили, что «Меридиан» упал в девятнадцати километрах к западу от Дананга, где-то среди холмов. Информации об уцелевших нет. Горящие обломки разбросаны в радиусе полутора километров. Больших надежд питать не стоит.

На какое-то мгновение Кэт ясно представила себя в салоне этого самолета, но постаралась сосредоточиться на деле.

– Джейк, «Глобал экспресс» в воздухе видели?

– В Лэнгли говорят, что нет.

– В данном случае у меня есть основания не верить Лэнгли. АНБ засекло «Глобал экспресс», но в Лэнгли будут это отрицать, поскольку это противоречит их версии о столкновении с другим самолетом и говорит в пользу террористического акта.

– Ты о них не слишком высокого мнения, да, Кэт?

– Скажем, так, мне кажется, что ЦРУ, отвергнув мысль о причастности кубинцев к первой катастрофе, эту катастрофу не пожелает связывать с террористами. Но нам нужна их помощь. Экипаж «Глобал экспресс» по-прежнему представляет большую угрозу.

– Что ты имеешь в виду?

– Их должно сильно беспокоить, не оставили ли они следов. Если при падении «Меридиана» кто-нибудь уцелел и есть хоть малейший шанс, что об их действиях станет известно, они постараются обрубить все концы. Необходимо срочно осмотреть место катастрофы и обеспечить защиту выживших. Мне надо попасть на место как можно скорее. Ты можешь поручить мне расследование этого дела, освободить от обязанностей в консульстве и уладить дипломатические формальности?

– Ладно, – ответил Джейк. – Поручаю тебе это дело. Но я не уверен, что будет легко уладить дипломатические формальности.

Кэт на мгновение заколебалась, вспомнив о Джордане Джеймсе – он всю жизнь дружил с ее отцом и лишь недавно получил назначение на пост государственного секретаря.

– Я знаю, кому можно позвонить. Я скоро с тобой свяжусь.


19 километров к северо-западу от Дананга.

Первые рассветные лучи начали проникать в джунгли. Немногие уцелевшие, помогая друг другу, выбрались из-под обломков кабины.

Роберт Маккейб заговорил первым:

– Что будем делать?

– Я бы предложила остаться здесь и ждать помощи, – сказала Даллас.

– Перед самой катастрофой мы прошли над Данангом, – тут же отозвался Роберт. – Думаю, до аэропорта не больше пятнадцати километров. Джунгли здесь не такие уж непроходимые. Дэн, ты ведь знаешь эти места с армейских времен. Что нам мешает отправиться в Дананг пешком?

– Днем, и без выслеживающих тебя снайперов, это почти прогулка. Если удастся найти тропу.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – а разве за нами не пришлют спасательные вертолеты?

Дэн решительно покачал головой:

– Вьетнамцы могут не знать, что мы разбились. После вылета из Гонконга у нас ни с кем не было связи. Кто знает, что мы здесь?

– Так что же нам делать? – спросила Даллас.

– Уходить отсюда, – сказал Роберт Маккейб. – До океана километров десять. Весь путь займет у нас самое большее шесть часов.

Внезапно он вспомнил о своем компьютере. Вернувшись к обломкам кабины, Роберт нашел его, поднял и обнаружил, что он не пострадал.


На борту «Глобал экспресс».

Арлин Шон примостился на краешке роскошного кожаного кресла, прижав к уху трубку спутникового телефона. Спокойный мужской голос на другом конце произнес небрежно:

– Что у тебя там, Арлин?

– Они упали в девятнадцати километрах от Дананга, в холмах. Нас пока никто не засек.

– Вы облетели то место?

– Да. Ничего не увидели, кроме горящих обломков.

– Нельзя исключать, что кто-то уцелел. Но дать тебе еще людей я не могу. Придется вам самим разбираться.

Арлин сказал, тщательно взвешивая каждое слово:

– Знаю. Возможно, все уладится само собой. Спасательных отрядов не посылали.

– Арлин, надо держаться плана. Никаких улик, никаких болтливых языков, никаких историй, способных погубить начатое дело.

Арлин глубоко вздохнул. Отправиться на место катастрофы означало пойти на огромный риск, но ставить под угрозу операцию было недопустимо.

– Конечно, мы отправимся туда.

– Действуйте, – ответил голос в трубке. – Но постарайтесь управиться как можно скорее. Через двадцать четыре часа весь мир будет через лупу рассматривать это место. Не забудь про график.

– Не забуду.

– Это была твоя идея, Арлин. Ты убедил меня, что все пройдет как по маслу.

– Так и есть, так и будет. Не беспокойтесь.

Через пять минут «Глобал экспресс» приземлился в Дананге под предлогом вынужденной посадки. Продемонстрированная в иллюминатор пачка долларов возымела действие: на летном поле возник командир местного гарнизона. Через десять минут вьетнамский офицер вышел из самолета с улыбкой на лице и с чемоданчиком, в котором лежало двести тысяч американских долларов мелкими купюрами. А через пятнадцать минут американцы поднялись в воздух на трофейном вертолете «ирокез».


Роберт Маккейб всматривался в горизонт, пытаясь определить, какое расстояние им удалось пройти за полчаса. Возможно, с полкилометра, возможно, больше. Проведенная в странствиях жизнь давала ему полное право на лидерство – даже в незнакомых джунглях Вьетнама.

Роберт оглядел своих. Даллас помогала идти второму пилоту, за ними следовали Грэм Тэш и Стив. Они шли на восток, навстречу солнцу, которое поднималось все выше.

По мере того как светало, бесчисленные птицы чирикали и щебетали все громче. Среди низких банановых зарослей попадались более рослые деревья, достигавшие пятнадцати метров в высоту.

– Стоп! – скомандовал Роберт и поднял руку.

– Что такое? – спросила Даллас.

– Тсс! – ответил он. – Я что-то слышу.

До него донеслось какое-то низкое гудение.

– Вертолеты, – сказал Дэн. – Должно быть, спасательная команда.

– Мы не так далеко отошли от места катастрофы, – сказал Роберт. – Давайте вернемся.

Через пятнадцать минут быстрой ходьбы стал отчетливо слышен рокот вертолета. Судя по всему, он облетал место катастрофы в поисках уцелевших.

– Я пойду вперед, – сказал Роберт и бросился в джунгли.

Когда до поляны оставалось меньше ста метров, Роберт перешел на шаг. Он с облегчением убедился, что «ирокез» американского производства уже приземлился на поляне. Из-за деревьев он сумел разглядеть, как несколько человек спрыгнули из вертолета на землю и двинулись к обломкам «боинга». Роберт удивился, почему вьетнамские военные спасатели прибыли на место катастрофы в гражданском. И где носилки?

Роберт стоял в банановых зарослях метрах в двадцати от поляны. Между ним и открытым пространством высилась груда искореженного металла. Ему были отчетливо видны люди, которые, перекликаясь, бродили среди обломков.

Ближайший из них остановился, повернулся в его сторону и, задрав голову, стал всматриваться в небо. В груди у Роберта похолодело: это лицо он не мог не узнать. Этот тип был среди нападавших на него в Гонконге.

Внезапно его осенило: все произошло из-за него! Катастрофа, прибытие вертолета – все имело целью помешать ему разгласить информацию, которой он даже пока не обладал.

Словно сквозь туман Роберт увидел, как псевдоспасатели залезают обратно в «ирокез». Вертолет поднялся в воздух и сделал круг, набирая высоту, затем повернул на юго-запад и быстро исчез в направлении Дананга за грядой поросших джунглями холмов.

Роберт услышал за спиной шаги. Даллас подошла к нему первой:

– Что это были за люди?

– Те самые, что убили командира и ослепили Дэна.

– Что? – выдохнул Дэн. – Кто они такие?

– Не знаю.

– Ответь мне! За кем они охотятся?

Прошло несколько мучительных секунд. Роберт со вздохом опустил глаза, его ответ на мгновение лишил всех дара речи.

– За мной.


Аэропорт Гонконга.

Ласковый рокот знакомого голоса из спутникового телефона напомнил о многих счастливых минутах прошлой жизни.

– Кэтрин, как у тебя дела?

– Отлично, дядя Джордан, но мне нужна помощь.

– Ты где?

– В Гонконге, и мне нужно поскорее попасть во Вьетнам. – Она кратко изложила суть дела. – Джордан, меня сняли с этого рейса, чтобы я оказала помощь здешнему консульству.

– Да что ты говоришь? Как тесен мир. Я понятия не имел, что твои занятия имеют какое-то отношение к нашему департаменту.

– Ты ведь обещал папе присматривать за мной – вот ты обо мне и позаботился.

– Быть может, косвенно, хотя мне и следовало бы заняться этим вплотную. По какому номеру я могу перезвонить тебе?

Она дала ему номер своего спутникового телефона.

– Джордан, так ты принимаешь назначение на пост государственного секретаря?

– Я не хочу этого, Кэт. И не хотел. Но когда твой президент зовет тебя, ты идешь. Дай мне десять минут.

– Спасибо, дядя Джордан.


19 километров к северо-западу от Дананга.

Роберт Маккейб стоял на краю поляны, сжимая в руке свой ноутбук и растерянно уставившись на обломки. Уговаривая остальных уцелевших бежать, пока вертолет не вернулся, он рассказал им об Уолтерс Карнеги, о возможной связи между катастрофой «Сиэр» и попыткой его похищения в Гонконге. В конечном счете ему удалось убедить их в своей правоте.

Они собрали среди обломков аптечки, одеяла, пищу, воду и сумки, в которых все это можно было унести. Стив Делейни даже умудрился отыскать свой рюкзак.

Приготовившись к походу, все снова собрались на краю поляны.

– Куда мы направимся? – спросила Даллас.

– На запад, – сказал Роберт. – Идти нужно как можно быстрее. Там заросли гуще, легче спрятаться, и они вряд ли будут нас там искать.

– Что нас там ждет? – осведомилась Даллас.

Дэн ответил прежде, чем Роберт успел раскрыть рот:

– На западе такие же джунгли, как здесь, но километрах в восьми-десяти начинается долина. В холмах по дороге туда много глубоких пещер, которыми в свое время пользовались вьетконговцы. Из Дананга к долине проложено шоссе. В долине, вероятно, есть несколько аэродромов.

Даллас критически осмотрела свой шелковый брючный костюм и туфли на шпильках, затем взглянула на остальных:

– Для этой прогулки одежда и обувь у нас явно неподходящие, но идти все равно надо!


Кэт убрала антенну спутникового телефона и направилась к выходу для пассажиров рейса на Хошимин. Джордан Джеймс нажал на все нужные кнопки и уладил дипломатические формальности, необходимые для ее въезда во Вьетнам. Он обещал информировать об этом Джейка.


Роберт Маккейб в сотый раз оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что все выдерживают заданный им безумный темп. Он все еще не оправился от того ужаса, который он пережил, когда увидел на месте катастрофы одного из тех, кто напал на него в Гонконге. Он испытывал чувство вины за то, что решил немедленно покинуть Гонконг: ему казалось, что именно его эгоизм стал главной причиной гибели почти двухсот ни в чем не повинных людей.

Роберт на мгновение остановился, чтобы развести в стороны ветви и найти более удобную тропу. Он решил взять немного левее. Уже несколько минут до его ушей доносилось журчание воды. Если это река, то на ней должны жить люди. Если бы им удалось добраться до какой-нибудь деревни и оповестить о случившемся местные власти, они были бы спасены.

Он глубоко вдохнул пропитанный влагой и ароматом цветов воздух джунглей, стараясь не обращать внимания на укусы насекомых, от которых зудела кожа.

– Стой, – внезапно сказала не отстававшая от него Даллас Нельсон.

Роберт замер – его нога едва не соскользнула с тридцатиметрового обрыва. Внизу струилась мелкая порожистая речушка.

Даллас громко предостерегла и всех остальных. Вдруг послышался звук мотора.

– Я слышу грузовик, – сказал Стив Делейни, махнув рукой в сторону реки.

– Наверное, это шоссе, которое проложили вдоль бывшей «тропы Хошимина», – сказал Дэн.

– Судя по всему, оно на другом берегу, – добавил Роберт.

Писк коротковолнового радиоприемника заставил их оглянуться. Стив возился с какой-то штукой, которую он извлек из своего рюкзачка.

– Черт возьми, что это значит, Стив? – спросила Даллас.

– Это авиационная частота. Можно даже послать сигнал бедствия на спутник. Сделать?

– Подожди, – быстро сказал Роберт. – Кто может нас засечь?

– Любое воздушное судно, оборудованное радиопеленгатором, – пояснил Дэн. – Но люди на том вертолете, кто бы они ни были, не смогут взаимодействовать со спутниковой системой поиска и спасения: она предназначена для приема сигналов бедствия с потерпевших аварию самолетов и передачи их официальным поисковым группам.

– Так у этих негодяев нет пеленгаторов? – спросила Даллас.

– Почти наверняка нет, – ответил Дэн.

– Давайте отойдем подальше, – сказал Роберт. – Вскоре на место катастрофы прибудут спасатели. Тогда мы сможем без опаски включить сигнал. А лучше всего было бы передать речевое сообщение о случившемся.

– Мы можем это сделать, – отозвался Стив. – Спутник способен уловить любое сообщение. А глобальная система позиционирования позволит определить наше точное местоположение.

– Что это означает? – спросила Даллас.

– Это означает, – выдохнул Дэн, – что мы можем оповестить весь мир о том, где мы сейчас находимся… Стоит только включить сигнал.


Международный аэропорт Хошимина, 11.25.

Кэт Бронски быстро спустилась по трапу старенького самолета вьетнамских авиалиний и следом за пассажирами двинулась к длинной очереди на паспортный контроль.

Сидевшие в тесных кабинках люди в форме ставили печати в паспорта. Подошла очередь Кэтрин, но ее почему-то не подзывали к кабинкам. Вдруг кто-то не слишком вежливо хлопнул ее по плечу. Обернувшись, она увидела нескольких людей в форме, без улыбки смотревших на нее.

– Документы! – скомандовал один из них.

Кэт протянула ему маленькую синюю книжечку. Изучив американский паспорт, вьетнамец кивнул в сторону находившейся в отдалении двери:

– Следуйте за мной!

Ее провели в мрачный на вид офис. Низенький грузный человек в деловом костюме встал из-за стола и протянул ей руку:

– Меня зовут Нгуен Тонг, я директор иммиграционной службы. Мы вас ждем.

– Я признательна вам, – ответила Кэт.

– Мы рады выполнить просьбу вашего посла в Ханое. Он позвонил и объяснил, что вы из ФБР и будете представителем Бюро в американской группе по расследованию авиакатастрофы. Нас попросили помочь вам добраться до Дананга. Мы выделили вам вертолет, который доставит вас прямо на место. Ваш багаж уже прошел таможню и перенесен в вертолет.

– Вертолет? Это замечательно.

– Он принадлежит вьетнамским военно-воздушным силам. Вас возьмут на борт прямо сейчас. До нужного вам места примерно шестьсот километров. Полет займет около трех часов.

– Это очень любезно со стороны вашего правительства, мистер Тонг.


Место падения «Меридиана-5».

Кэт Бронски попросила пилота сделать второй круг над обломками. То, что сначала показалось ей зияющей раной в зелени джунглей, вблизи превратилось в широкую просеку, усеянную скрученными кусками алюминия, разбитыми сиденьями и человеческими телами.

– Боже мой! – произнесла Кэт.

К ней наклонился предоставленный вьетнамскими властями переводчик:

– Простите, агент Бронски. Я не расслышал.

Как же его зовут? Едва успев задать себе этот вопрос, Кэт вспомнила: Пу Мин. Или, на западный манер, Пит.

Она покачала головой:

– Я говорила сама с собой, Пит. – И добавила, указывая на обломки: – Я просто не могу в это поверить.

– Еще один круг? – спросил по-английски пилот – вьетнамский майор.

Кэт отрицательно покачала головой и махнула рукой в сторону обломков передней части гигантского лайнера, где поджидала небольшая группа людей. Наблюдая, как пилот сажает вертолет, она вспомнила, что дома тоже прошла двухчасовой инструктаж, правда, на вертолете гораздо меньших размеров.

У двери вертолета их встретил вьетнамский полковник. Поздоровавшись с ним, Кэт спросила:

– Кто-нибудь уцелел?

– Живых нет, – сказал полковник. – Я жду из Ханоя нашего министра авиации. Вы из американской службы по расследованию авиапроисшествий?

– Я из ФБР, и меня прислали сюда, чтобы я провела предварительный осмотр места происшествия.

– Вы ничего не будете трогать?

– Разумеется, нет.

Кэт быстро двинулась к обломкам верхнего отсека «семьсот сорок седьмого», единственной части лайнера, которую можно было узнать. Войдя в проход салона первого класса, она увидела свое кресло – и голова у нее закружилась.

Осторожно приблизившись, Кэт вдруг застыла: кресло у окна, в котором сидел Маккейб, осталось целым и на нем не было следов крови. Кресло, в котором должна была сидеть она, тоже уцелело, но сквозь его спинку прошел зазубренный кусок алюминия, который пронзил бы ей грудь.

Она огляделась. Тела Маккейба нигде не было видно. Тогда где же он?

В кабине пилотов обнаружилась лишь одна жертва – мужчина в гражданском костюме лежал на пульте управления.

Очевидно, у него были сломаны шейные позвонки. Тело второго пилота она найти не смогла.

Ослепший второй пилот, видимо, собрал в кабине несколько человек – одного было бы мало, чтобы следить за показаниями приборов. Так где же все они?

Выбравшись из обломков верхнего отсека, Кэт увидела на земле ведущие в джунгли следы. Одна пара следов не вызывала сомнений – это были женские туфли на шпильках.

Кэт подошла к старшему вьетнамской группы, и к ним тут же подбежал переводчик.

– Полковник, в отряде спасателей есть женщины?

Тот нахмурился и покачал головой:

– Одни мужчины.

Кэт вернулась к обломкам и села в одно из уцелевших пассажирских кресел. Кому-то явно удалось спастись. Сколько их? И был ли среди них Роберт?

Она вспомнила, как задала Джейку вопрос о «Глобал экспресс». ЦРУ ничего не сообщило о том, что этот самолет преследовал «семьсот сорок седьмой», но ведь это было? Могли эти люди первыми появиться на месте катастрофы?

Поднявшись на ноги, Кэт посмотрела в сторону Дананга. Если бы я выжила и знала, что там находится город, пошла бы я туда пешком?

Позвав переводчика, Кэт направилась к вертолету.

– Летите медленно и низко на восток, – сказала она пилоту, – по маршруту, которым могли бы двинуться те, кто решил выбраться отсюда пешком.

– Мне нужно заправиться в Дананге, – ответил пилот.

Переводчик вскочил на борт в тот момент, когда лопасти вертолета пришли в движение. Кэт уселась в ближайшее к открытой двери кресло.

Все дело в Маккейбе. Охотились за ним, и в этом причина крушения лайнера.


Вертолет с Кэт Бронски на борту сделал круг над базой в Дананге и начал медленно снижаться. Весь двадцатиминутный полет Кэт безуспешно высматривала уцелевших, однако неудача укрепила ее в подозрении, что те, скорее всего, направились на запад. Пилот приземлился на неровном бетонном поле, где стояло несколько небольших самолетов, пара военных вертолетов и роскошный частный самолет.

Она разглядела номер частного самолета – это был «Глобал экспресс» из Гонконга.

Я была права. Они здесь были. Нет, поправила она себя, они и сейчас здесь! И что теперь?

– Что вы намерены делать? – спросил вьетнамский майор.

– Вы можете подождать меня, когда заправитесь? – спросила Кэт. – Нам нужно вернуться назад и продолжать поиски до темноты.

Майор кивнул, но внимание Кэт уже снова было поглощено самолетом «Глобал экспресс». Сойдя на летное поле, она направилась к хвосту вертолета, чтобы никто не видел, как она достает свой спутниковый телефон. В Вашингтоне почти полночь. Она набрала домашний номер Джейка Роудса.

– Что у тебя, Кэт? – сразу отозвался Джейк.

– Страшное открытие здесь, в Дананге! Я сейчас смотрю на этот самый «Глобал экспресс два-два-зулу».

Она услышала, как Джейк сел на постели и присвистнул:

– Вот это да!

– Джейк, как и следовало ожидать, место катастрофы производит совершенно жуткое впечатление.

– Значит, никто не уцелел?

– Живых не нашли, но, судя по всему, несколько человек спаслись, и среди них, вероятно, второй пилот, а также журналист, о котором я тебе говорила, – тот самый, который подошел ко мне в Гонконге, чтобы передать информацию о «Сиэр».

– Тогда где же они?

– Думаю, они скрылись в джунглях, чтобы уйти подальше от места катастрофы. – Кэт сообщила все подробности. – А теперь, когда я обнаружила здесь этот самолет, дело становится совсем запутанным.

– Кэт, этот самолет кто-нибудь охраняет?

– Один солдат. Близко я не подходила.

– Нам нужен серийный номер. Он должен быть на металлической пластинке под хвостом. Если бы ты его запомнила и, возможно, сумела пробраться внутрь…

– Я попытаюсь выяснить, есть ли на борту оружие.

– Я не хочу подвергать тебя опасности, Кэт, но для Бюро просто необходимо получить ответ на кое-какие вопросы. Все средства массовой информации убеждены, что катастрофа «Меридиана» – дело рук террористов. И многие открыто заявляют, что эта катастрофа – вторая в серии террористических актов, начавшейся с «Сиэр».

Кэт посмотрела на солдата, который уселся на бетонное поле и, видимо, смертельно скучал.

– Пожалуй, я схожу туда, – сказала она.

– Будь осторожна! Как только что-нибудь выяснишь, сразу звони.

Убрав телефон, она вновь поднялась на борт вертолета.

– Пит, видите тот самолет? Помогите мне убедить солдата, что у меня есть разрешение на его осмотр.

– Думаю, я смогу это сделать, – сказал Пит.


Солдат держался настороженно, пока Пит не объяснил, что американка, которую он сопровождает, выполняет важное государственное задание. Кивнув, солдат сделал шаг в сторону.

Дверь была заперта, как и следовало ожидать. Команды и пассажиров нигде не было видно. Кэт прошла под хвостом лайнера, отметив про себя тот факт, что направляющих для запуска ракеты нигде нет. Наверное, выстрел был произведен с корабля или с другого самолета, подумала она. Обнаружив пластинку с серийным номером, она запомнила его.

Внешне самолет был самым обычным – за исключением регистрационных номеров. При ближайшем рассмотрении стало ясно, что номера были перерисованы.

Она вернулась к вертолету, перед которым уже стояла цистерна-заправщик. Заправка займет всего несколько минут, и за это время ей нужно было принять решение. Прилетевшие в Дананг на этом самолете люди, несомненно, следили за «Меридианом-5» и прекрасно знали, где он разбился. Очевидно, на борту имеется масса улик – возможно даже, прибор наведения на цель. Ключ к страшной тайне находился всего в ста шагах от вертолета.

Но были еще уцелевшие, которые сейчас скрывались в джунглях, причем их, вероятно, выслеживали.

Кэт думала о том, что могла предпринять команда «Глобал экспресс» на рассвете. Уничтожив «Меридиан-5», они должны были приложить все усилия, чтобы довести дело до конца. Для этого им нужно было осмотреть место катастрофы, но дорог туда нет.

Кэт забралась в вертолет и, пройдя в кабину, поманила к себе переводчика:

– Пит, вы можете спросить у нашего заправщика, когда вернется вертолет, в который пересели люди из этого самолета? Спросите, какой это вертолет – такой же «ирокез», как наш?

Пит Мин спустился на землю и вступил в разговор с заправщиком. Через несколько минут он вернулся к Кэт:

– Когда они вернутся, парень не знает. Но он говорит, что у них такой же вертолет, как у нас.

Поблагодарив переводчика, Кэт вынула спутниковый телефон и в очередной раз набрала номер Джейка.

Глава 6

Джунгли к северо-западу от Дананга.

Арлин Шон стоял посреди поляны и старался разглядеть в кустах вертолет, только что замаскированный ветками. Посмотрев на часы, он прикинул, с какой скоростью приближаются к ним будущие жертвы. От реки они не отойдут и, увидев на другом берегу шоссе, попытаются к нему перебраться. Примерно в километре ниже по течению есть мост: пройдя по нему, уцелевшие в катастрофе угодят в приготовленную для них ловушку.

Превосходно. Он бегом вернулся к спрятанному вертолету и приказал проверить оружие.


В это время Роберт, находившийся всего в километре восточнее, остановил своих спутников:

– Кажется, я вижу ниже по течению мост. Это наш шанс выбраться отсюда.

– Допустим, мы выйдем на дорогу и поймаем какую-нибудь машину. А вдруг это окажется машина убийц? – спросила Даллас.

Роберт глубоко вздохнул:

– Что ты предлагаешь, Даллас?

– Ну, Стив ведь говорил, что его радиоприемник способен передать наши координаты и речевое сообщение. Может, не стоит перебираться на шоссе? Лучше спрятаться в лесу и включить эту штуку. Тогда настоящие спасатели сумеют нас найти, если, конечно, негодяи не перехватят наше сообщение.

– Только специальный спутник может принять сигнал, – сказал Стив.

– Отлично, – заключил Роберт. – Но давайте сначала пройдем еще километр.

Они двинулись в путь и через двадцать минут остановились на краю поляны. Стив достал из рюкзака заветный прибор, настроил его и протянул Дэну, который заговорил в микрофон:

– Нужна помощь. Нас пятеро, мы уцелели при крушении «Меридиана-5». Мы нуждаемся в немедленной помощи и защите, наши координаты…


Пока «ирокез» набирал высоту, Кэт смотрела на оставшийся внизу суперсовременный реактивный «Глобал экспресс» и спрашивала себя, было ли ее решение верным. Если к моменту их возвращения этот самолет улетит, разыскать его будет невозможно.

Второй полет к месту катастрофы показался ей очень недолгим. Когда пилот показал на глубокую просеку, Кэт расслышала сквозь грохот двигателя трель звонка. Открыв сумочку, она достала спутниковый телефон и выдвинула антенну:

– Алло?

– Кэт, это Джейк. Мы получили экстренное сообщение через спутник. Ты была права. Пять человек спаслись. Им нужна немедленная помощь.

Джейк назвал их координаты.

– Я позвоню, как только мы найдем их, – пообещала Кэт.

Отключив телефон, она наклонилась к пилоту:

– У вас есть карта?

Майор протянул ей полетную карту района, и Кэт углубилась в нее, отмечая координаты и проводя карандашом линии, которые соединила наконец в центре небольшого кружка.

– Здесь нам нужно взять на борт пять человек, – сказала она пилоту.

Майор улыбнулся Кэт:

– До туда километров десять.


Даллас тронула Дэна Уэйда за плечо, и тот вздрогнул.

– Это Даллас, Дэнни. Как ты?

Нащупав ее руку, он ответил легким пожатием.

– Кажется, лучше.

– Ты видишь свет сквозь бинты? – спросила она.

– Кажется, вижу, но доктор Тэш говорил, что повязку еще нельзя снимать.

Внезапно послышался звук приближающегося вертолета.

Даллас повернулась к Стиву:

– Кажется, твой радиоприемник привлек чье-то внимание.

– Надеюсь, – ответил Стив, не сводя глаз с неба.

Вертолет появился из-за моста и пролетел прямо у них над головами. Пилот сбросил скорость и медленно прошел над восточным краем поляны на высоте меньше двадцати метров, в проеме двери виднелась размахивающая руками фигурка.

– Это женщина! – вскричала Даллас.

– Поверить не могу, – сказал Роберт, вглядевшись в лицо женщины. – Это же Кэт Бронски!


Кэт склонилась к пилоту, стараясь перекричать шум вертолета:

– Не торопитесь. Они где-то здесь.

Неожиданно на поляну выскочили пять человек и замахали руками.

– Вот они! Садитесь! Прямо здесь!

Пилот посадил «ирокез» на поляну. Выскочив на землю, Кэт помахала негритянке, мужчине с повязкой на глазах, мальчику, еще одному мужчине… и Роберту Маккейбу!

Пит тоже соскочил на землю, и вдвоем они помогли всем пятерым забраться в вертолет. Кэт поднялась последней. Роберт подхватил ее, поднял на борт, заключил в неожиданно сильные, прямо-таки медвежьи объятия и, широко улыбнувшись, поцеловал.

– Как я рада, что вы живы, – сказала Кэт, пытаясь освободиться, и отдала пилоту приказ взлетать: – Поднимаемся и…

Откуда-то справа послышался треск, и в кабине со звоном разбилось стекло. Правый от пилота иллюминатор разлетелся вдребезги, а сам пилот рухнул на приборную доску.

– В нас стреляют! – закричала Даллас.

Кэт бросилась к пилоту и приподняла его голову. Пальцы ее покраснели от крови. На правом виске у вьетнамца зияло пулевое отверстие.

Не обращая внимания на кровь, Кэт вытащила мертвого пилота из кресла, села на его место и схватилась за рычаг управления. Повернув его, она запустила двигатель: винт «ирокеза» начал вращаться, и лопасти уже рассекали воздух с достаточной силой, чтобы поднять тяжелую машину. Через мгновение они взлетели, но тут в вертолет попала еще одна пуля, и в ветровом стекле прямо перед Кэт появилась дыра с неровными краями, размером с кулак.

– Давай же! – услышала Кэт свой собственный вопль.

Вертолет поднимался, но медленно. Навстречу ему неслись высокие кусты. Срубив лопастями верхушки кустов, вертолет прошел над зарослями и начинал постепенно набирать высоту и скорость.

Роберт Маккейб встал за левым плечом Кэт и смотрел на нее округлившимися глазами.

– Слава богу, что ты умеешь управлять вертолетом.

Она покачала головой:

– Я не умею. Можешь поздравить меня с первым самостоятельным полетом. У меня есть лицензия только на управление одномоторным самолетом.

– Поразительно. А сесть сможешь? – спросил он.

– Не знаю. Никогда не пробовала. Пожалуй, это будет интересно, – с улыбкой ответила она.

– Чем я могу тебе помочь?

– Помолись, что ли… А лучше открой руководство по эксплуатации на разделе, где описывается приземление, и прочти его вслух.


На краю поляны трое мужчин меньше чем за две минуты раскидали маскировавшие вертолет ветки. Пилот одним прыжком уселся в кресло и запустил двигатель. Набрав скорость, вертолет устремился на восток, следом за ускользнувшим «ирокезом».

– Жми! Этим драндулетом управляет неопытный пилот. Ты их легко догонишь, – сказал пилоту Арлин Шон.

Пилот кивнул. Через пять минут на горизонте показался силуэт вертолета, летевшего примерно вдвое медленнее.

– Будешь целить в двигатель? – спросил пилот.

Шон отрицательно покачал головой:

– Нужно выбить втулку винта, чтобы они полностью потеряли контроль над машиной.

Пройдя назад, Шон отодвинул левую дверь и взялся за висевший у него на шее «узи». Жестом приказав пилоту подойти немного ближе, он пошире расставил ноги, тщательно прицелился и нажал на спуск.


Кэт услышала дробь пуль по фюзеляжу.

– Сзади другой вертолет! – завопила Даллас. – Они нас обстреливают.

– Держитесь, – скомандовала Кэт.

Нажав на правую педаль, она резко бросила вертолет вниз и вправо. Второй вертолет взмыл вверх, чтобы избежать столкновения.

После следующей очереди Кэт заложила крутой левый вираж, слегка сбросила скорость и, развернувшись перед носом у ошеломленного противника, тут же начала подниматься.

Стараясь выдерживать курс, она ждала, когда второй вертолет окажется на одной с ней высоте. Тот быстро настиг ее, и она отжала рычаг управления вниз до упора, отчего «ирокез» стал резко опускаться, почти падать. В трехстах метрах от земли она выровняла машину. Как и следовало ожидать, второй вертолет догонял их слишком быстро и потому опустился ниже.

Удерживая машину в пятнадцати метрах выше противника, Кэт повернула налево. Второй вертолет тоже развернулся, и она оказалась сзади и выше его.

Когда вертолет возник у правого борта, Кэт увидела открытую дверь и стоявших в проеме двух мужчин с автоматами на изготовку. Второй вертолет держался теперь почти вплотную, его пилот сбросил скорость, чтобы дать стрелкам время прицелиться.

Роберт Маккейб вскрикнул:

– Кэт, они готовятся обстрелять нас! Нам лучше повернуть или что-нибудь еще придумать.

Кэт резко подала машину вверх, и нападавшие прошли под ними. Пули прошили «ирокез» насквозь. Кэт заложила очень крутой левый вираж, и второй вертолет почти совсем заслонил боковые иллюминаторы.

– Кэт, осторожнее! – закричал Роберт.

Хвостовая балка второй машины с пугающей скоростью надвигалась на их вертолет, который слишком круто заваливался налево.

– Нет!

Когда хвостовой винт второй машины с жутким скрежетом врезался в левое шасси, их всех отшвырнуло к правому борту, но завалившийся набок вертолет скоро выровнялся, сохранив, ко всеобщему изумлению, способность летать.

– Господи боже, Кэт! – воскликнул Роберт, вытаращив глаза. Схватив ее за плечо, он ткнул пальцем вниз: – Гляди!

Хвостовая балка второго «ирокеза» вонзилась в ствол дерева на высоте пятнадцати метров над землей, а корпус рухнул вниз, подняв тучу пыли и почти мгновенно полыхнув огнем. Вряд ли кому-нибудь там удалось выжить, подумала Кэт.

– Фантастический маневр! – сказала Даллас Нельсон.

– Я просто очень кстати не справилась с управлением, – ответила Кэт.

Оторвав взгляд от дымящихся обломков, она сосредоточилась на управлении вертолетом. До Дананга было всего километров пятнадцать, и в голове у нее начал складываться пока еще казавшийся неправдоподобным план – конечно, если она вообще сумеет посадить «ирокез», не угробив себя и всех остальных.

Посреди зарослей папоротника, высокой травы и кустов метрах в десяти от горящих обломков вертолета что-то зашевелилось. Густое сплетение ветвей смягчило падение тела, выброшенного из двери при падении вертолета.

Арлин Шон протер глаза и прислушался к удалявшемуся рокоту «ирокеза», который он намеревался уничтожить. Убедившись в целости своих конечностей, он прикинул, какие у него остаются шансы выполнить задание.


До Дананга оставалось меньше десяти километров. Сбросив скорость, Кэт жестом попросила Роберта и Даллас подойти ближе к ее креслу:

– Роберт, ты не задумывался о том, кто эти убийцы?

– На месте катастрофы я опознал одного из них. Он был среди тех, кто пытался похитить меня.

– Значит, они хотели помешать тебе заговорить.

– Но я и сам не знаю, о чем я могу заговорить. Они были уверены, что Уолтер Карнеги раскопал какую-то информацию, но мне о ней ничего не известно.

– Роберт, времени у нас немного, и я еще должна посадить эту штуку. Однако, – она взглянула на него через плечо, – эти люди оставили там свой самолет.

Дэн стоял рядом с Даллас, за спиной Кэт. Сделав шаг вперед, он схватил Кэт за плечо:

– Я второй пилот Дэн Уэйд. А вы кто? – спросил он.

– Специальный агент ФБР Кэт Бронски. Простите, но у нас нет времени на…

– Вы нас спасли. Лучшей рекомендации быть не может. Но вы упомянули о самолете. Это случайно не «Глобал экспресс»?

– Думаю, именно этот самолет стал причиной катастрофы вашего «боинга».

Дэн заговорил вновь после некоторой паузы:

– Наш курс пересек именно «Глобал экспресс», это верно. Но где-нибудь поблизости мог оказаться и истребитель.

Дананг был уже совсем близко. Кэт вгляделась в бетонное поле и с облегчением убедилась, что «Глобал экспресс» стоит на прежнем месте. Она повернулась к Дэну:

– У меня возник план украсть их самолет, обыскать его и доставить в качестве улики домой.

– Ты и самолетом можешь управлять? – спросила Даллас, изумленно подняв брови.

– На «Глобал экспресс» я тренировку не проходила, но смогу пилотировать его… с некоторой помощью.

Она еще немного сбросила скорость и начала снижаться, нацеливаясь на то самое место, которое вертолет занимал несколько часов назад, – в тридцати метрах от «Глобал экспресс».

– Посадка может оказаться тяжелой. Всех прошу пристегнуться!

– Я нужен тебе здесь, Кэт? – спросил Роберт.

– Да. По крайней мере, для моральной поддержки. Для начала осмотри повреждения и скажи, хватит ли обломка левого шасси, чтобы выдержать вес машины.

Она продолжала медленно опускать вертолет. Роберт вернулся и сел в левое кресло.

– Кэт, передняя опора оторвалась, но задняя на месте.

– Не выдержит, – сказала Кэт. – Машина завалится на левый бок, и лопасти ударятся о землю.

Кэт тяжело дышала от напряжения. Она крепко сжала ручку управления, «ирокез» стал опускаться еще медленнее.

В метре от бетонного покрытия всякое движение вперед прекратилось, вертолет медленно развернулся влево, и шасси с удивительной мягкостью коснулись земли.

Кэт перевела рычаг подъема в нулевое положение. Протянув руку, она отключила подачу топлива и заглушила двигатель.

– Ты в порядке? – спросил Роберт.

Она ответила ему широкой улыбкой, и из груди у нее вырвался шумный вздох облегчения.

Как только лопасти перестали крутиться, Даллас, Грэм, Дэн, Стив и Пит бросились к левой двери. Вдруг что-то громко хрустнуло, и их швырнуло прямо на дверь – поврежденное левое шасси подломилось, и вертолет завалился на левый бок.

К нему быстро приближался военный джип. Кэт удалось выбраться через дверь кабины, и она громко позвала Пита:

– Объясните этим ребятам, что с нами случилось. Нас атаковали, и пилот был убит. Объясните, что нападавшие столкнулись с нами в воздухе и повредили вертолет. Но не надо говорить им, что это были люди с «Глобал экспресс», хорошо?

– Нет проблем, – кивнул переводчик.

– Если они хотят, чтобы мы написали рапорт, скажите, все будет сделано в течение часа. Скажите еще, что этот самолет принадлежит нам. И мы должны кое-что проверить на борту.

Пит кивнул и обратился к сидевшему в джипе офицеру. После обмена выразительными жестами и тщательного осмотра вертолета капитан начал что-то передавать по рации.

– О чем он говорит? – быстро спросила Кэт.

– Требуется очень подробный рапорт, – ответил Пит. – Государственной собственности нанесен ущерб, пилот погиб. Но прежде всего он хочет знать, что это за люди. – Пит махнул рукой в сторону уцелевших в катастрофе.

– Скажите ему, что они спаслись в авиакатастрофе. Это американские граждане, и они находятся под моей защитой. Спросите, хочет ли он переговорить по этому поводу с нашим послом в Ханое.

– Думаю, нет, – усмехнулся Пит.

Пит стал переводить сказанное ею, и она увидела, как брови офицера недоверчиво поползли вверх. Пока оба вьетнамца продолжали оживленный разговор, Кэт подошла к Роберту и, поманив к себе Даллас, тихо произнесла:

– Сейчас я осмотрю «Глобал экспресс» и постараюсь проверить, все ли с ним в порядке. Как только увидите, что замигали посадочные фары, быстро берите вещи и поднимайтесь на борт. Если мы не уберемся отсюда как можно скорее, нам придется туго.

– Почему? – спросила Даллас.

– Сегодня утром кто-то разрешил этим головорезам поставить здесь самолет и предоставил в их распоряжение вертолет. И дело обошлось без таможенных или дипломатических формальностей, тут я готова ручаться чем угодно. Это означает, что в ход пошли большие деньги. Тот, кто их получил, очень занервничает, узнав о случившемся. Он вполне способен пойти на крайние меры, используя свое служебное положение.

– Я понял, – сказал Роберт, а Даллас просто кивнула.

Кэт поднялась на борт вертолета, отыскала свою дорожную сумку и, убедившись, что никто ее не видит, достала из нее пистолет и пару наручников.

Обойдя самолет сбоку, она на цыпочках поднялась по ступенькам трапа и замерла у двери. Изнутри раздавался храп. Приглядевшись, она увидела в кабине белого мужчину в рубашке пилота – он мирно спал в правом кресле.

Кэт обошла салон, заглянула в туалет и хвостовой отсек, но никого не обнаружила. Сняв пистолет с предохранителя, она двинулась вперед и, войдя в кабину экипажа, быстро наклонилась, приставила ствол к голове пилота и одновременно развернула кожаный бумажник с удостоверением:

– ФБР! Не двигаться!

Ошеломленный пилот выпрямился в кресле:

– Что это значит? Где остальные?

– Будто ты не знаешь, подонок! Ты арестован за убийство двухсот пассажиров и прочие грязные дела.

– Убийство? Да я же всего-навсего пилот!

– Именно! Запомни, я держу палец на спусковом крючке, и мне очень хочется вышибить твои поганые мозги, поэтому вставай с кресла, иди в салон, стань на колени и заведи руки за спину.

– Слушаюсь, мэм, – вскричал он. – Пожалуйста, не стреляйте! Неужели в Бюро две соперничающие группировки?

Пилоту было за сорок, и он очень нервничал – на лбу у него выступила испарина, глаза чуть не выскакивали из орбит. Когда он опустился на колени и заложил руки за спину, Кэт защелкнула наручники и, тщательно обыскав его, забрала бумажник с удостоверением. Оставив пилота в проходе, она прошла вперед и дважды мигнула посадочными фарами.

– Самолет заправлен? – спросила она.

– Да, мэм.

– На сколько хватит горючего?

– Почти на десять тысяч километров.

– Где ты должен был ждать остальных?

– Не знаю. Командир приказал залить полные баки, запастись кофе и льдом и дожидаться их.

– Прошлой ночью вы вылетели из Гонконга?

– Да. Не знаю, имею ли я право говорить вам об этом.

– Ты мне скажешь все. Запомни, Поллис – если это твое настоящее имя, – я могу убить тебя прямо здесь и сейчас. Зачем ты отключал ответчик и пролетал перед «Меридианом-5»?

– Здесь был парень, который велел мне помалкивать и сам управлял самолетом. Понятия не имею, зачем он решил припугнуть экипаж того «боинга».

– Как зовут тех, что были здесь с тобой?

– Я знаю только двоих. Арлин Шон – это их шеф. Первого пилота зовут Бен Лэрен.

Снаружи послышались какие-то звуки, и Кэт оглянулась: Даллас и Роберт помогали спутникам подняться по трапу. Показав на пленного, она объяснила ситуацию.

– Когда будем запускать двигатель, кому-то из вас придется держать его под прицелом.

– Прошу прощения, – сказал пленный. – У вас есть лицензия на управление самолетом такого класса? Или среди вас есть пилот?

– Нет. Пилотом буду я, хотя мне приходилось летать только на «сессне», – ответила Кэт.

– Слушайте, если вы собираетесь лететь и берете меня с собой, разрешите мне помогать вам. Я не хочу, чтобы меня застрелили, но и разбиться тоже не хочу.

Дэн Уэйд правой ногой нанес пленному сокрушительный удар в живот, отчего тот охнул и согнулся пополам.

– Что я такого сделал? – взвизгнул он, когда Дэн, нагнувшись, приподнял его за волосы.

– Я пилот «Меридиана-5», убийца! Ты и твои сообщники убили моего командира, ослепили меня, возможно, на всю жизнь, убили больше двухсот пассажиров и членов экипажа. Я хочу, чтобы ты знал: до тюрьмы ты не доберешься, потому что я разрежу тебя живьем на кусочки.

Закованный в наручники пилот словно обезумел:

– Я никого не убивал! Меня наняли на этот полет, а они… они чем-то занимались за моей спиной. Но чем, я не знаю.

Даллас схватила Дэна за руку:

– Дэнни, мне тоже хочется его убить, но мы ведь не можем сделать этого в присутствии агента ФБР.

Кэт изучала приборную панель, когда Роберт шепнул ей на ухо:

– Ты умеешь летать только на «сессне»?

– У меня есть лицензия на «лир-джет» и «сессну», но с такой навороченной машиной я дела не имела.

Он улыбнулся:

– Я так и думал, что ты скажешь нечто в этом роде. Я на всю жизнь насмотрелся, как тренируются будущие пилоты.


В хвостовой части салона послышалась какая-то возня, и вскоре Роберт появился из-за занавески с большой металлической коробкой.

– Посмотрите, что я нашел, – сказал он.

Поставив коробку на пол, он извлек из нее тяжелый предмет, похожий на уменьшенную копию двух баллонов для акваланга, с оптическим прицелом и маленькой жидкокристаллической панелью управления. Поворачивая баллоны в разные стороны, он обнаружил с одной их стороны отверстие, а с другой – ручку.

Роберт рывком поднял голову пленника:

– Что это такое?

– Не знаю, – сказал пилот. – Я никогда этого не видал.

В кабине вновь появилась Кэт:

– Вы были командиром или вторым пилотом, Поллис?

– Вторым пилотом, хотя я имею право командовать таким самолетом.

Кэт сняла с него наручники:

– Садитесь сюда, в левое кресло, и начинайте взлет. Не прикасайтесь к радиоприемнику и не надевайте наушники. Это – мистер Маккейб. Сейчас он получит пистолет и приказ убить вас, если вы хоть пальцем пошевелите. – Она отдала Роберту свой пистолет. – Да, и вот что еще, Поллис. Зарубите себе на носу: я смогу управлять этой машиной и без вас, так что не воображайте, будто вы незаменимы.

– Кэт, – позвал Стив, выглянув в иллюминатор слева, – сюда подъезжают машины с вооруженными солдатами.

– Что они делают? – спросила Кэт.

– Показывают на нас и, думаю, говорят о нас.

– Это означает, – решительно произнесла Кэт, – что в запасе у нас всего несколько минут. Пригнитесь. Сейчас мы отсюда уберемся.

Кэт прошла к выходу и попрощалась с Питом, который ждал у трапа. Затем убрала трап, закрыла дверь и вернулась в кабину. Сев в кресло второго пилота, она пристегнула ремни.

Поллис проверил вспомогательную систему электропитания, зачитал вслух предстартовые показания приборов и включил левый двигатель. Кэт надела наушники и настроилась на частоту диспетчерского пункта Дананга.

– Дананг, это «Глобал экспресс два-два-зулу».

Ей ответил голос на ломаном английском.

– Нам необходимо проверить работу двигателей. Мы запустим их и прокатимся до конца взлетно-посадочной полосы, а потом вернемся на прежнее место.

– «Два-два-зулу», даю разрешение на проверку двигателей. Движение до конца рулежной дорожки.

– Подготовиться к взлету. Пошел! – сказала Кэт.

«Глобал экспресс» с нарастающей скоростью покатился по взлетно-посадочной полосе.

Положив руки на правый штурвал, Кэт подала его на себя, и самолет начал подниматься в воздух. Едва почувствовав, что колеса оторвались от земли, Кэт сразу убрала шасси. Скорость быстро достигла ста восьмидесяти узлов.

– Убрать закрылки, – сказал Поллис.

– Есть убрать закрылки, – сказала Кэт.

– Где выключатель ответчика? – спросила Кэт.

Поллис показал.

– Вы хотите включить его?

– Нет, отключить.

Потянувшись к приборной доске, Кэт убедилась, что ответчик отключен.

– О'кей, Поллис. Программируйте автопилот на прямой полет до Гуама и выкладывайте все, что знаете.

– Как скажете. – Он искоса взглянул на нее. – Я знаю, что вас, наверное, ничем не прошибешь, но неужели вы хоть на минуту не можете допустить, что я говорю правду? Меня наняли вторым пилотом на этот рейс, и я понятия не имел о том, что они делают. Я даже не знаю, где они арендовали этот самолет… Сомневаюсь, что он принадлежит Бюро.

Кэт бросила на него недоуменный взгляд:

– Бюро?

– Федеральному бюро расследований.

– Что?

– Вы же агент ФБР, как и они, верно?

– Поллис, – сказала Кэт, – вы хотите убедить меня, что нанявшие вас люди представились агентами ФБР?

– А вы хотите сказать, что нет? – сказал он. – Мэм, мне они представились агентами ФБР. И у них были такие же удостоверения, как у вас.

– Долго ты еще будешь нам лапшу на уши вешать? – взревел Роберт.

– Но я говорю правду, – возразил Поллис. – Каждый раз, когда я спрашивал, что они делают, их главный предупреждал, чтобы я не вмешивался в операцию.

Кэт понимала, что эта уловка не заслуживает внимания, но сдержаться не смогла:

– Что бы вы там ни думали, Поллис, и кем бы вы ни были на самом деле, зарубите себе на носу, что агенты ФБР не рыщут по миру с целью сбивать пассажирские лайнеры.


День третий. Штаб-квартира ФБР, Вашингтон.

Джейку Роудсу не удалось поспать и двух часов на диване в своем кабинете, когда его разбудил звонок Кэт Бронски.

– Где тебя черти носят? – воскликнул Джейк.

– Я выполнила сразу несколько заданий, шеф. Мы нашли в джунглях пятерых уцелевших, в том числе мистера Маккейба и второго пилота. Однако по ходу дела нас обстреляли, видимо, те же самые люди, которые прилетели в Дананг на «Глобал экспресс».

– И где же ты сейчас?

– Вылетела на этом самом «Глобал экспресс» из Дананга.

Джейк плотнее прижал трубку к уху:

– Что?

Она подробно рассказала ему о своих вьетнамских приключениях:

– Наш пилот был убит прежде, чем машина поднялась в воздух, а потом мы столкнулись с вертолетом нападавших. Они разбились. Мы думаем, что никто из них не уцелел.

– Как это произошло? – спросил Джейк.

– Я не справилась с управлением и протаранила их.

– Ты их протаранила? Ты управляла вертолетом?

– Поблизости не было других пилотов, а на нас градом сыпались пули.

– И ты, естественно, полетела в Дананг и захватила их самолет.

– Именно. «Глобал экспресс два-два-зулу». Из него я и звоню. Но есть еще кое-что. Они оставили там пилота. Я арестовала его. Сейчас он управляет самолетом под дулом пистолета.

Она сообщила имя пленного и тех, кого он назвал.

– Пленный управляет самолетом?

– Это довольно запутанное дело, – сказала она. – Тебе также следует знать, что мне пришлось покинуть Дананг без разрешения, и это может привести к дипломатическим осложнениям. Мы направляемся на военно-морскую базу Андерсон на острове Гуам, и мне там понадобится помощь наших людей.

– Я страшно рад, что ты нашла уцелевших, но как тебе удалось захватить самолет, ума не приложу!

Она рассказала ему, что пилот утверждает, будто работал на ФБР.

– Это чушь, – отрезал Джейк.

– Я знаю, что чушь, но он клянется, будто они представились ему агентами ФБР. – Она сообщила номера паспорта, летной лицензии и водительского удостоверения Поллиса. – На всех этих документах его фотографии, но мне хотелось бы, чтобы наши ребята на Гуаме как следует его проверили.

– Мы этим займемся. Подожди минутку.

В офисе Джейка находилось еще двое агентов. Поманив их к столу, он вырвал листок из своего служебного блокнота и записал полученные сведения.

– Проверьте эти документы, а затем свяжите меня с нашим человеком на Гуаме.

Джейк вновь поднес трубку к уху:

– Мы проверили серийный номер вашего самолета. Он совсем новый и принадлежит одной техасской корпорации. Неделю назад он исчез из Сан-Антонио. Там решили, что его забрал владелец. Они немного волнуются: самолет стоит около сорока миллионов.

– Джейк, мы кое-что нашли на этом самолете. Возможно, в этой штуке ключ к разгадке. Не знаю, что это такое, но постараюсь описать. – Она подробно рассказала Джейку о странном приборе.

– Говоришь, два маленьких баллона? Что в них, как ты думаешь?

– Я почти уверена, что мы нашли лазерный целеуказатель для ракет. Никогда ничего подобного не видела, но очень похоже.

– А заводские таблички?

– Множество цифр и какие-то шифрованные инструкции.

– На каком языке?

– Все на английском. В любом случае штуковина эта, похоже, американского производства и предназначена для военных целей.

– Не нравится мне все это.

– Джейк, мы по-прежнему не знаем, откуда была выпущена ракета, но могу твердо сказать, что эта группа состоит из людей очень ловких и весьма решительных, причем у них имеется солидная финансовая поддержка. Прежде чем они проявятся с какими-нибудь требованиями, мы в самом скором времени потеряем еще несколько самолетов. Нам необходимо решить последнюю часть этого уравнения, то есть узнать, где они достали ракеты и что случилось с «Сиэр».

– В НСБТ полагают, что в случае с «Сиэр» сценарий был другим. И они уверены, что катастрофа не была вызвана прямым попаданием ракеты.

– Что ж, вероятно, их тактика меняется, но какими бы ни были цели этой группы, до конца они свою затею не довели, иначе не стали бы с таким остервенением охотиться за возможными свидетелями… такими, как Роберт Маккейб.

– Я понял.

– Джейк, быть может, командование пришлет на Гуам «СР-71», чтобы забрать найденную нами штуку?

– Постараюсь устроить.

– Да, и нельзя ли поручить кому-нибудь из наших ребят поработать вместе с представителями НСБТ, которые расследуют катастрофу «Сиэр»? Пусть проверят, не была ли повреждена у пилотов сетчатка. Если была, то эти две катастрофы тесно связаны между собой.

Кэт отключила телефон после того, как сообщила Джейку предполагаемое время прибытия и попросила, чтобы Дэна Уэйда встречал врач-офтальмолог. Вернувшись в кабину, она скользнула в правое кресло. До Гуама топлива с лихвой хватало. Его хватило бы даже и до Гонолулу, но до Западного побережья Америки им было не дотянуть.


Заверещал звонок связи с салоном.

– Прости, Кэт, но телефон просто надрывается, а мы гадаем, захочешь ли ты говорить, ведь самолет-то у нас чужой.

– Где этот телефон?

– В середине салона. Хочешь, я посижу с Робертом и посторожу, пока ты будешь разговаривать?

– Тебя это не затруднит?

– Не затруднит, если ты надолго не застрянешь.

Подойдя к телефону, Кэт заколебалась, прикидывая, как вести разговор с тем, кто окажется на другом конце:

– Да?

Ей ответил злобный мужской голос:

– Сегодня здесь, завтра на Гуаме, не так ли, агент Бронски?

– Кто это? – спросила она.

– Тот, кому не нравится, что ты, салага, сунула нос в это дело. Тот, кто к вечеру постарается уравнять счет.

Мужчина повесил трубку.

Кэт положила свою и, оглянувшись, увидела, что за ее спиной стоит Роберт Маккейб и взглядом спрашивает, что случилось. Она быстро опустила руку, стараясь скрыть охватившую ее дрожь.

– Что он сказал, Кэт? Это ведь был мужчина?

– О да! С самым мерзким и жутким голосом, который я когда-либо слышала. Он дал мне понять, что на Гуаме мы станем трупами.

– Как он мог узнать, что мы направляемся именно туда? – спросил Роберт.

Кэт почувствовала легкое головокружение. Действительно, как? Она приняла решение лишь после того, как их самолет оторвался от земли. Взгляд ее метнулся к кабине:

– Кто сторожит пленного?

– Даллас. Но я дал ей твой пистолет.

– Вы не спускали с Поллиса глаз?

– Нет. Я знаю, о чем ты подумала, но у него не было ни единой возможности связаться с кем-либо.

– Это мой разговор с Джейком по спутниковому телефону! Нас подслушали, и это все объясняет.

– Ты упоминала о Гуаме?

– О базе Андерсон, обо всем. Вот откуда он знает.

– Как они узнали, что у тебя есть спутниковый телефон?

– Нет, – сказала Кэт. – Это объяснение не годится. У меня цифровой телефон, и, хотя мы говорили в открытую, подслушать нас было бы чрезвычайно трудно.

Кэт взглянула на Роберта, и мозг ее пронзила еще одна мысль – о вероятности утечки из штаб-квартиры ФБР. Она быстро вернулась в кабину и жестом остановила Даллас, которая стала уже выбираться из кресла.

– Не сейчас, Даллас.

– Кстати, Кэт, у них есть кухня, – сказала Даллас, – там еда, вода и кока. Не хочешь перекусить?

– Чуть позже с удовольствием, – сказала Кэт со слабой улыбкой и повернулась к Поллису: – Вы можете, не меняя курса, запросить бортовой компьютер о расстоянии до другого аэродрома?

– Конечно, – ответил он. – Что именно вас интересует?

– Гонолулу.

До Гонолулу оказалось меньше восьми тысяч километров. Десять часов полета. Топлива хватит на все двенадцать.

– О'кей, Поллис. Мы летим в Гонолулу.

Кэт проследила за тем, как он ввел в компьютер новый полетный план. Самолет развернулся, следуя командам автопилота. Теперь они следовали прямым курсом на Международный аэропорт Гонолулу.

– Даллас, я отлучусь на минутку. Смотри в оба, чтобы он не прикасался к радио и ничего не набирал на клавиатуре компьютера.

– Можешь быть спокойна, – отозвалась Даллас.

Вернувшись в салон, Кэт присела у одного из иллюминаторов. Выдвинув антенну спутникового телефона, она стала набирать номер, по которому могла напрямую связаться с другом своего отца – Джорданом Джеймсом.


На борту «Глобал экспресс», 10 часов спустя.

– Кэт, проснись. – Голос Роберта с трудом пробивался сквозь окутавший ее голову туман. – Твой телефон звонит.

Кэт рывком села и сразу посмотрела на Поллиса. Затем повернулась к Роберту:

– Ты все время здесь был? Кто-нибудь…

– С него не спускают глаз, Кэт.

Она выдвинула антенну спутникового телефона и нажала кнопку:

– Алло?

– Агент Бронски? – спросил мужской голос.

– Я слушаю. Кто говорит?

– Ваш связной в штаб-квартире ЦРУ. Я звоню по поручению вашего шефа, который не хочет вступать в прямой контакт, поскольку недавно вы выразили беспокойство по этому поводу.

Кэт ощутила пробежавший по спине холодок. Значит, Джейк Роудс считал, что в системе безопасности Бюро возникла брешь. Джордан Джеймс скептически оценивал вероятность утечки, но девять часов назад согласился подыскать надежный запасной канал для связи с Джейком Роудсом. Очевидно, Джордан уже выполнил обещание.

– Он доволен тем, что этот канал не протекает?

– Да, но полагает, что в своем доме ему понадобится хороший водопроводчик.

– Печально слышать, – сказала Кэт. – Что у вас для меня?

– По прибытии в Гонолулу выруливайте прямо к служебному терминалу. Там вас встретит команда из ФБР.

– У них есть для нас другой пилот?

– Нет. Вы и все остальные под вымышленными именами вылетите пассажирским рейсом в Вашингтон. Приняты меры, чтобы переправить найденный вами на борту самолета предмет в надлежащее место на специальном военном самолете.

– Почему мы не можем вылететь на нем? – спросила Кэт.

– Этот тип машин не предназначен для пассажирских перевозок.

Кэт мысленно кивнула, подумав о стратегическом разведчике «СР-71», способном покрыть расстояние от Гонолулу до Вашингтона за каких-то два часа.

– Послушайте, – сказала она, – меня тревожит эта затея с пассажирским рейсом. За моей группой идет охота. Я не желаю, чтобы из-за нашего присутствия на борту еще один пассажирский самолет подвергся риску. Пожалуйста, сообщите об этом моему шефу и попросите его еще раз все обдумать.

– Я передам ему, но не пытайтесь звонить ему напрямую. Вы поняли?

– Да, все ясно. Дайте мне номер, по которому я смогу при необходимости связаться с вами.

Он назвал телефонный номер на главном коммутаторе Лэнгли, но предупредил, что звонить следует лишь в самом крайнем случае.

– Кто-нибудь обеспечил наше появление в гавайском воздушном пространстве? – спросила она.

– Я к этому перехожу. Код вашего ответчика 4665. Соединитесь с диспетчерской Гонолулу с дистанции триста километров.

Задвинув антенну, Кэт взглянула на указатель расстояния и увидела, что до Гонолулу осталось четыреста пятьдесят километров.

– Запишите это, – сказала Кэт Поллису, сообщив ему код ответчика и частоту. Затем она обратилась к Роберту:

– Где Даллас?

Роберт на какое-то время исчез и вернулся вместе с Даллас, которой предстояло вновь подменить Кэт. Роберт и Кэт ушли в салон, где Поллис не смог бы их услышать.

– Похоже, – начал Роберт, – кое-что прошло мимо меня.

Кэт выложила ему последние новости:

– Я была права, Роберт. Утечка произошла в Вашингтоне. Вот так они и узнали, что мы направляемся на Гуам.

– Но теперь все в порядке?

– Думаю, да. Мне дали контакт в ЦРУ для связи с Джейком, моим шефом.

– Но они отправляют нас пассажирским рейсом. Почему?

– Не знаю, и это мне не нравится.

– Кэт, за нами охотятся. Вспомни хотя бы тот зловещий звонок. Отправлять любого из нас пассажирским рейсом опасно. Мне эта затея очень не по душе.

– Мне тоже, Роберт. Но проблемы будем решать по мере их возникновения. Сейчас я хочу избавиться от этого оружия и сдать Поллиса под надежную охрану.

Роберт глянул в иллюминатор:

– Сколько нам еще осталось?

– Примерно через полчаса начнем снижаться. Мы почти у цели, Роберт. Потом нам с тобой нужно будет сесть и обсудить все то, что с тобой произошло, и где, по твоему мнению, ФБР должно искать разгадку этого.

– Тебе не кажется, что разгадка таится в той штуке, которую мы нашли?

– Надеюсь на это, но пока что она меня очень тревожит. Если это прибор целеуказания, должен быть корабль, самолет или еще что-нибудь, откуда они выпускают ракету. А что, если никакой ракеты не надо и достаточно одной этой штуки? Зачем использовать дорогую ракету? Почему не воспользоваться мощной переносной лазерной пушкой, чтобы ослепить человека, ведущего самолет?

Роберт энергично закивал:

– Именно так могли поступить и с «Сиэр». Совершенно новый метод террористической атаки.

– Что, если эта штука сделана в Америке? И кто-то выкрал одну из наших военных разработок, чтобы использовать ее против нас же? Пока я не понимаю, чего они хотят. Просто напасть на нас? Или это какая-то группировка, которая хочет шантажировать весь мир?

– Другими словами, – сказал Роберт, – после пяти или шести таких же катастроф нас известят, что мы должны заплатить миллиард долларов, если хотим избежать подобного в будущем?

– Что-то в этом роде. Но если это американский лазер…

– Ты успела допросить Поллиса?

– Да, – ответила она. – Несколько часов назад, когда ты спал.

– Что-нибудь полезное для нас есть?

Кэт пожала плечами:

– Он сказал, что главарь, Шон, говорит с сильным акцентом, и Поллису показалось, что он скорее из ЦРУ, а не из ФБР. Он заявил, будто они ему вообще не сказали, что намереваются делать. Утверждает, будто не знал, что твой самолет разбился, и понятия не имеет, что за штуковину они запустили из иллюминатора.

– Ни единому его слову нельзя верить.

– Я понимаю.

Глава 7

День третий. Аэропорт Гонолулу, 13.46.

«Глобал экспресс» легко опустился на восьмую полосу Международного аэропорта и понемногу замедлил ход. Поллис подруливал к стоянке, заполненной частными самолетами. Кэт заметила на стоянке три по виду служебные машины и нескольких человек в темных костюмах.

Она подождала, пока Поллис выключит двигатели, вытащила наручники и снова надела на него.

– Если вы говорили правду, Поллис, ваше сотрудничество с нами будет способствовать вашему оправданию перед законом.

– Я говорил правду, мэм. Надеюсь, вы их поймаете.

Она открыла дверь навстречу гавайскому бризу. Человек в темном костюме открыл бумажник с удостоверением.

– Агент Бронски? Я – агент Рик Хокинс. А это агенты Вальц, Монкриф и Уильямс.

Она пожала ему руку, и Рик Хокинс, красавец-негр лет сорока, высокий и мускулистый, направился к кабине экипажа.

– Насколько я понял, у вас есть для нас задержанный? – спросил Хокинс.

– Да. Он должен содержаться под стражей по подозрению в крупной краже, поскольку он сидел за штурвалом угнанного самолета. Кроме того, он обвиняется в убийстве двухсот человек. Вы найдете этого мерзавца в кабине. – Она передала агенту ключи от наручников. – Но сначала давайте доставим нашего пилота с «Меридиана» к доктору.

– Он уже ждет, – сказал Хокинс.

Когда Дэн Уэйд спустился по трапу и его сопроводили в вестибюль аэропорта, двое других агентов поднялись наверх забрать Поллиса. Рик Хокинс приблизился к Кэт и произнес, понизив голос:

– Еще мне сказали, что у вас с собой есть нечто очень важное, что нужно срочно переправить на материк.

– Лежит в хвостовой части в металлическом ящике.

Агенты вели Поллиса вниз по трапу. Он пытался поймать взгляд Кэт, но она не стала смотреть в его сторону, а повернулась, лишь когда появились Грэм, Даллас, Роберт и Стив.

– Подождите меня в здании аэропорта, хорошо? – попросила их Кэт.

– Мы освободили для вас помещение, где можно будет в безопасности дождаться рейса.

– У меня к вам одна просьба, агент Хокинс. Если будет такая возможность, я бы предпочла, чтобы мы полетели на военном самолете. Мы имеем дело с жестокими убийцами, и мне бы не хотелось подвергать опасности еще один лайнер.

– Попытаюсь что-нибудь сделать, – он с серьезным видом кивнул. – Агент Бронски, вы не должны звонить кому бы то ни было, пока вы здесь. По спутниковому телефону тоже. Это приказ помощника директора Роудса.

– Понятно.

– Нам нужно войти внутрь, – сказал он, направляясь к зданию аэропорта.

– Хорошо. Я хочу взглянуть, как там Дэн Уэйд.

– Могу я задать вам один вопрос не для протокола? Вы нашли доказательства того, что катастрофа «Сиэр» и этот случай во Вьетнаме взаимосвязаны? Я полагаю, вы в курсе дела.

– Хороший вопрос, но мне бы хотелось, чтобы доказательства искали более высокооплачиваемые чины нашего уважаемого Бюро.

– Ну и ладно, – ответил он и открыл перед ней дверь.


Офтальмолог, уже закончивший осмотр Дэна, поднялся при появлении Кэт, а потом сел рядом с ней рассказать о состоянии пилота:

– Есть шанс, что зрение частично восстановится. Сетчатка повреждена, но не уничтожена. В Вашингтоне я бы посоветовал обратиться в больницу Джонса Хопкинса, но главная роль в восстановлении зрения будет принадлежать его организму.

– Доктор, мог ли луч света, попав в глаза, убить человека?

Врач покачал головой и пожал плечами:

– Не думаю, разве что он был настолько мощным, что прожег глазное яблоко насквозь и вызвал обширное кровоизлияние. Либо боль оказалась так сильна, что спровоцировала сердечный приступ.

– Можно ли проделать такую вещь с помощью лазера? Очень-очень мощного?

Он заколебался:

– Можно ли с помощью очень мощного лазера причинить сильный вред зрению? Безусловно. Можно ли им убить? Не знаю.


Хокинс отвел Кэт и Роберта, за которыми следовали Даллас, Стив, Грэм и Дэн, в приготовленное для них помещение в здании аэропорта – скромную комнату с металлическими столами и видом на летное поле и главный вестибюль. Принесли сандвичи, но еда мало скрасила нетерпеливое ожидание, продлившееся два часа. Периодически появлялся Хокинс, повторяя уже известное всем строгое предупреждение никуда не звонить.

В четверть пятого Рик Хокинс пришел снова:

– Кэт, нам удалось устроить вас на военный самолет. Он вылетает через час.

Она поблагодарила Хокинса и заперла за ним дверь. Ей показалось, что у Роберта Маккейба странное выражение лица. Кэт придвинула стул и села напротив него.

– Тебя что-то беспокоит? – спросила она.

– Одна вещь, которую Хокинс сказал, когда приносил нам еду. Но это ты у нас агент ФБР, и если тебе его слова не покажутся странными…

– Я работаю в ФБР меньше трех лет. Я далеко не все понимаю в фэбээровском жаргоне и не вхожу в братство старых служак.

– «Я никогда не был в морской пехоте».

– Что?

– Он так ответил на мой вопрос о том, когда он учился в Квонтико.

– Ну да, Квонтико раньше был базой морской пехоты.

Роберт энергично закивал:

– Я знаю. Но там также расположена единственная академия ФБР, которую кончала и ты. Ведь нельзя стать агентом ФБР, не пройдя курса в Квонтико, верно?

Кэт несколько секунд смотрела на него:

– Это, конечно, странно, но его удостоверение выглядит вполне нормально. Есть способы быстро установить его подлинность, и я должна сделать это.

В двери заскрежетал ключ, и снова появился Хокинс:

– Агент Бронски, на самолет, который доставит вас на базу Эндрюс, уже прибыл экипаж.

Кэт, улыбаясь, поднялась со стула:

– Прекрасно. Знаете, Хокинс, я тут вдруг подумала, может быть, вы учились в академии тогда же, когда и я?

Хокинс улыбнулся:

– Простите, мне надо вернуться вниз.

Как только за ним закрылась дверь, Кэт быстро подошла к одному из столов, на котором стоял включенный компьютер, и пробежала пальцами по клавиатуре. Пометив сообщение как срочное, она написала Джейку Роудсу:

Джейк, пожалуйста, подтверди, что самолет ВВС для нас шестерых в порядке. Также подтверди статус агентов ФБР в Гонолулу Хокинса, Уильямса, Вальца, Монкрифа, которые с нами здесь. Отвечай ТОЛЬКО на мой пейджер. КБ.

Она нажала кнопку и дождалась подтверждения отправки. После этого она стерла письмо и уселась между Даллас и Дэном.

Спустя шесть минут пейджер ожил. Кэт вытащила его из сумочки. На экране было сообщение:

Где ты? Госсекретарь Дж. Дж. информировал меня, что ты летишь в Гонолулу, затем было сообщение, что ты направилась на Мидуэй-Айленд. Ты в Гонолулу? Названных тобой агентов в Гонолулу нет, и на Западном побережье тоже. Будь осторожна.

Кэт вскочила со стула и быстро подошла к Стиву, который стоял у окна, разглядывая аэропорт в бинокль.

– Мне нужен твой бинокль. Живее! – сказала она.

Стив отдал бинокль. Кэт поднесла его к глазам и навела на терминал, к которому подрулил «Глобал экспресс».

Самолета не было. Она внимательно оглядела аэропорт и обнаружила самолет в конце взлетной полосы.

– Черт побери!

– Что случилось? – спросил Роберт.

– Видишь, вон там взлетает самолет? Это «два-два-зулу». Я потеряла оружие, я потеряла самолет и совершенно уверена, что к тому же потеряла Поллиса. – Она протянула Роберту пейджер, и он быстро прочел сообщение.

Кэт попыталась открыть ближайшее окно, Роберт устремился к самому дальнему.

– Эй, что тут творится? – спросила Даллас.

Кэт взяла Даллас за плечи, обвела взглядом всех остальных:

– Эти парни не из ФБР. Это враги. Нам надо бежать, прежде чем они вернутся.

– Я думала, мы улетим на военном самолете, – сказала Даллас.

– Даллас, стоит нам только сесть в их машину, и мы пропадем бесследно.

– Это совершенно меняет дело. Пошли!

Роберт кончил возиться с окном:

– Готово, Кэт.

– Грэм, помоги Дэну. Даллас и Стив, вы выходите вместе. Мы должны незаметно попасть в главный вестибюль.

Грэм, Даллас и Дэн шли налегке. Роберт схватил компьютер, а Стив нес свой рюкзак и сумку Кэт. Они вылезли в окно и последовали за Маккейбом к лестнице. Спустившись на два этажа, они прошли по залитой гудроном крыше к открытой металлической двери.

– Сюда. Быстрее, – торопил Роберт.

Один за другим все быстро прошмыгнули в дверь. Последней была Кэт, она закрыла дверь за собой.

– Постойте, – сказала она. – Мы сейчас за пределами охраняемой зоны. Я не смогу провести всех по своему удостоверению. Наилучший вариант – если мы выйдем из этой двери и по очереди пройдем через охрану, а потом соберемся снова уже в зале ожидания. Даллас, Дэн и Стив пойдут первыми. Мы – за ними. Хокинс, скорее всего, вот-вот обнаружит, что мы исчезли.

Даллас открыла дверь, за ней последовали Дэн и Стив. Когда эта тройка без всяких осложнений миновала охрану, Кэт жестом показала Роберту и Грэму, что теперь их очередь.

– Ты идешь? – спросил у Кэт Роберт.

– Да. Я все думаю, как быть с пистолетом.

– Покажи свой значок. У тебя нет выбора.

Кэт кивнула и пошла за ними. Подождав, пока Роберт и Грэм пройдут через металлоискатель и заберут вынутую из карманов мелочь, она подошла к охране и протянула женщине в полицейской форме открытый бумажник с удостоверением.

– Я агент ФБР. Будьте добры, попросите вашего старшего подойти сюда.

Охранница изумленно уставилась на Кэт. Потом отошла и вернулась с офицером. Кэт вручила ему бумажник с удостоверением, объясняя торопливым шепотом:

– Ни в коем случае не привлекайте ко мне внимания. Мы ведем наблюдение. Я вооружена пистолетом, но я агент Федерального бюро расследований, и мне разрешен вход в охраняемую зону.

– Да, мэм, – сказал офицер, не сводя с нее широко открытых глаз.

– Суньте удостоверение мне в сумочку и распорядитесь пропустить меня без разговоров.

– Слушаюсь, агент Бронски, – отрапортовал офицер.

Позади послышались выкрики и топот. Кэт оглянулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Хокинс резко сбавил скорость у того же самого контрольного прохода и вытащил свое прекрасно сделанное фальшивое удостоверение. Недалеко шла посадка на «ДС-10», вылетающий в Сиэтл.

– Сюда! – скомандовала она, ускоряя шаг, и остальные поспешили за ней.

Хокинс и двое его подручных вбежали в главный вестибюль, оглядываясь по сторонам.

Сотрудница авиалинии держала веером корешки от билетов. Кэт представилась.

– На основании своих полномочий я произвожу посадку всей этой группы на борт самолета, – сказала она. – Вы должны закрыть за нами проход и не говорить о нас ни слова никому, кроме ваших коллег.

Женщина вытаращила глаза:

– Я… я… я не…

Кэт провела свою группу мимо нее:

– Идите! И пусть старшая стюардесса проводит меня к командиру экипажа.

Потом она обернулась к контролерше:

– Это вопрос жизни и смерти. Вот-вот из-за угла появится человек. У него фальшивое удостоверение агента ФБР, он вооружен и опасен. Если он заметит, что я с вами разговариваю, или если вы каким-либо образом поможете ему, он, скорее всего, убьет и вас и меня. Понятно?

Та испуганно кивнула.

– Прекрасно. Моя фамилия Бронски. Позвоните в местное отделение ФБР. Они подтвердят мои полномочия. Теперь выждите не меньше минуты, а потом закройте проход так, чтобы не вызвать подозрений.

Кэт исчезла в посадочном рукаве в тот самый момент, как появился Хокинс и зорко оглядел сотрудницу авиакомпании, продолжавшую тасовать корешки от билетов. Он чуть поколебался, затем поспешил дальше, заметив скопление людей у следующего прохода.

Кэт спокойно вошла в самолет и подошла к взволнованной старшей стюардессе. Предъявив удостоверение, она объяснила, в чем дело.

– Вы говорите, что вас преследуют?

– Да.

– Вы говорите, что они притворяются агентами ФБР, но на самом деле не агенты?

– Верно.

Дэн Уэйд, который задержался в дверях, пропуская Даллас, обернулся на голос Кэт. Дэн полез в карман, достал бумажник и протянул его стюардессе.

Стюардесса покачала головой:

– А откуда мне знать, что это не у вас фальшивое удостоверение?

Дэн взял стюардессу за плечо и повернул к себе:

– Загляните в этот бумажник. Найдите там мое удостоверение и лицензию пилота.

– Что? – спросила она.

– Давайте ищите! Вы слышали о катастрофе во Вьетнаме?

– Да, – ответила она, найдя его пилотское удостоверение.

– Я летел на том самолете вторым пилотом. В нас стреляли, и я потерял зрение. Женщина, которой вы задаете вопросы, вытащила нас из джунглей под градом пуль. Она та, кем себя называет, а если вы не поможете нам, мы погибнем.

Женщина пристально рассмотрела удостоверение пилота, затем перелистала лицензию Федерального управления гражданской авиации, закрыла бумажник и вернула его Дэну.

– Проходите, – сказала она, поворачиваясь, чтобы закрыть дверь.

Когда дверь была закрыта, стюардесса двинулась к кабине экипажа.

– Идите за мной, – сказала она. – Расскажите все командиру.

Кэт в сопровождении Даллас, Дэна и стюардессы направилась в кабину и там повторила свои объяснения.

Капитан протянул ей руку:

– Агент Бронски, я горжусь тем, что вы у меня на борту. Я помню, что вы сделали, когда в прошлом году угнали самолет «Эрбридж». – Он посмотрел на стюардессу: – Джуди, посади их всех в первый класс, если у нас там есть места, и выдай агенту Бронски все, что ей будет нужно.

– Спасибо, командир, – сказала Кэт.

– Холт. Боб Холт, – подсказал он.

Вдруг Кэт пронзила мысль, от которой она похолодела. «Меридиан-5» был атакован оружием, которое они затем нашли на борту «Глобал экспресс», а сейчас этот самолет в воздухе поблизости от Гонолулу.

Что, если они обнаружили, где я, где Роберт? Я не могу допустить, чтобы они летели, не подозревая о том, что их тоже могут атаковать!

– Мистер Холт, – сказала она, глубоко вздохнув, – есть еще одна вещь, которую мне лучше прямо сейчас объяснить вам во всех подробностях, потому что, находясь на борту, я могу навлечь опасность на пассажиров и экипаж.


Человек, представившийся агентом Хокинсом, схватил трубку телефона-автомата и торопливо набрал номер. Он весь взмок, носясь по аэровокзалу в поисках беглецов. Все шестеро как сквозь землю провалились.

– Да?

– Это Тейлор из Гонолулу.

– Не хочешь ли сказать, что ты их упустил?

– К несчастью, я хотел доложить именно об этом. Я очень сожалею.

– Конечно, сожалеешь. Сначала Шон все прохлопал, теперь ты.

– Мы сделали все, что могли. Мы вернули самолет, и то, что было в ящике, и одного из наших пилотов. Они удрали через окно.

– Мы опаздываем к следующей фазе, Тейлор. Ты полагаешь, они еще в Гонолулу?

– Нет. Мы думаем, они проникли на один из рейсов до Лос-Анджелеса, Денвера или Сиэтла. Я выясню это в течение получаса.

– Когда узнаешь, на какой, скоординируй перехват с Сан-Франциско. Где бы ни приземлились эти шестеро, их нужно убрать, пока к ним не подобрались люди из ФБР. Уведи их хоть в ближайший ангар, расстреляй, убедись, что они мертвы, забери компьютер Маккейба и уничтожь его, потом припрячь трупы так, чтобы их не нашли. Никогда.

– Да, сэр.


Кэт вышла из кабины и притворила за собой дверь, тихо радуясь тому, что они благополучно набирают высоту. Если бы существовала медаль для гражданских летчиков, которые выполняют и перевыполняют свой долг, оказывая помощь ФБР, эти парни получили бы ее, подумала она.

Она поделилась с капитаном Холтом опасениями по поводу того, что катастрофа «Меридиана-5» могла быть результатом ослепления пилотов и что та же самая группа может напасть на его лайнер. Летчики заложили ветровое стекло со стороны второго пилота картами, подушками и одеялами.

– Это, – объяснил капитан, – даст по крайней мере одному из нас возможность сохранить дееспособность. Мы все равно будем уязвимы, поскольку, в конце концов, мы обязаны смотреть наружу.

– Значит, нет способа защититься в случае, если кто-то пытается ослепить пилотов?

Холт покачал головой:

– Я бывший военный летчик. Когда служил, я знал, чем занимается разведотдел. И могу сказать вам, что нас, истребителей, пугала перспектива, что в один прекрасный день русские, китайцы или кто-нибудь с Ближнего Востока усовершенствуют лазер так, чтобы с его помощью лишать пилотов зрения.

– В военно-воздушных силах занимались этим вопросом?

– Да, не один десяток лет.

– А мы что-нибудь создали? Мы можем требовать уничтожения биологического оружия, но если есть подозрение, что другая сторона обладает им, нам тоже необходимо его иметь.

– Замкнутый круг, не так ли?

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Тут нечего отвечать, Кэт. Вы ответили на него сами.

Кэт ощутила, как по спине пробежала дрожь, но не подала виду и на прощание улыбнулась Холту.

Командир придержал ее за рукав:

– Кэт, если именно лазер применялся против «Меридиана» и «Сиэр»… Если такие штуки продаются, вы должны будете обнародовать эту информацию невзирая на то, какой урон она нанесет пассажирской авиации.

– Конечно.


Джуди, старшая стюардесса, указала Кэт на место в первом классе, рядом с Робертом.

– Давай поговорим, – сказала Кэт. – Уолтер Карнеги знал что-то жизненно важное, и мы должны угадать что. Времени у нас немного.

– Наконец ты в этом убедилась.

– Роберт, я убедилась и кое в чем другом. Я уверена, что та штука, которую мы обнаружили на борту «Глобал экспресс», предназначена для поражения зрения. Наши военные занимались этим вопросом не один десяток лет, и это означает, что мы тоже их создавали. Похоже, какие-то террористы выкрали у них эту разработку.

– Куда ты с этим обратишься?

– Сейчас позвоню, отчитаюсь перед своим начальником и попробую выяснить, хранится ли где-нибудь ослепляющее оружие и не похищено ли несколько аппаратов.

– Маркировка на той штуке, похоже, была американская.

– Мне тоже так кажется. Надо попробовать подключить твой компьютер к телефону. Что же все-таки было известно твоему другу?

Спросив разрешения у старшей стюардессы, Кэт и Роберт включили спутниковый телефон, направили антенну в сторону иллюминатора и проверили, есть ли сигнал. Затем Кэт набрала номер сотового телефона Джейка Роудса.

Он откликнулся после первого же звонка.

– Джейк? Это Кэт.

– Господи, Кэт, что за чертовщина происходит? Где ты?

– А где ты, Джейк? Надеюсь, не в управлении.

– Нет. Я пришел домой. Как ты узнала, что надо воспользоваться этой линией?

– Мне нужно поговорить с тобой с минимальным риском быть подслушанной. Мой предыдущий звонок тебе каким-то образом был перехвачен. Думаю, в Бюро происходит утечка информации.

– Что?

Она коротко рассказала ему об отряде псевдофэбээровцев.

– Джейк, а еще мы потеряли самолет, оружие и пленника.

– О боже! Я думал, оно уже у нас в руках. Это оружие, или что оно там такое, – самое главное.

– Джейк, мы спаслись только благодаря твоему быстрому ответу на пейджер.

– Я не мог понять, что ты делаешь в Гонолулу. У нас в Гонолулу никого не было. Удостоверения людей, выдававших себя за агентов ФБР, выглядели убедительно?

– Да. Эти парни, кем бы они ни были, профессионалы, и к тому же хорошие актеры.

– Но ты могла хотя бы позвонить из Гонолулу?

– Мне было сказано, что помощник директора Роудс дал распоряжение никому не звонить.

– Погоди минутку, Кэт. Они использовали мое имя?

– Да, сам Хокинс. Практически ничто не вызывало подозрений, почти до самого конца. Еще чуть-чуть, и было бы поздно. У тебя есть хоть какое-то представление, как вся эта информация могла попасть к ним в руки?

– Ты кому-нибудь еще сообщала, что летишь на Гавайи? Может быть, твой спутниковый телефон прослушивался.

– Вряд ли.

Она подумала о разговоре с Джорданом Джеймсом, но решила не придавать ему значения. В том разговоре она не упоминала, куда летит.

– Хочешь знать, почему я могу решительно утверждать, что утечка пошла после моего звонка к тебе?

– Почему?

– Офтальмолог нас ждал. Эта просьба проходила только через тебя.

– Господи боже! – прошептал Джейк.

– Да, Джейк, есть еще кое-что. Мне позвонили, когда я летела в Гонолулу, якобы из Лэнгли. Уж не заодно ли с ними и ЦРУ? С кем, черт возьми, мы имеем дело?

– Есть туманные предположения о том, что мы столкнулись с террористической организацией. Они пока просто прочищают горло, прежде чем запросить огромный выкуп за то, что перестанут убивать.

– Увы, такая мысль и мне приходила в голову.

– Кэт, сегодня утром Национальный совет по безопасности транспорта провел пресс-конференцию. Его представители утверждали, что «Сиэр», по всей вероятности, потерпел катастрофу из-за внезапной гибели обоих пилотов.

– Другими словами, тот же сценарий, что и в случае с «Меридианом».

– С той разницей, что на «Меридиане» один из пилотов остался жив, – добавил Джейк. – НСБТ утверждает, что они не знают причины гибели пилотов.

– В таком случае, если террористы не сделали пока публичного заявления, это означает, что они непременно нанесут еще удар.

– Вот именно, Кэт. Ты верно оцениваешь положение.

– Но станет ли подобная террористическая группа предпринимать столько усилий, чтобы уничтожить Роберта Маккейба и остальных уцелевших в катастрофе, только из-за ничтожной вероятности того, что они что-то знают?

– Если учесть, сколько они всего натворили, у них есть все причины любой ценой покончить с Маккейбом и со всеми, с кем он мог разговаривать.

– Со мной в том числе, разумеется.

– С тобой в том числе. Ну, где тебя встречать?

– Аэропорт Сиэтла-Такомы, – сказала она и назвала время прибытия.

– Мы будем там в полной готовности, Кэт, – сказал он.

Кэт заколебалась. Ей хотелось поднять вопрос об ослепляющем оружии, возможно созданном американскими военными. Но это было чревато политическими осложнениями. Наверное, следует еще подумать, прежде чем обсуждать свои подозрения с помощником директора ФБР.

– Я позвоню тебе из Сиэтла, – сказала она на прощание.

Закончив разговор, Кэт некоторое время молчала. Внезапный телефонный звонок застал ее врасплох.

– Кэтрин, это ты? – спросил Джордан Джеймс.

– Да, Джордан! Откуда ты звонишь?

– Из дому. Используя проверенную линию, которую госдепартамент установил на прошлой неделе.

– Дядя Джордан, ты уверен в том человеке, с которым разговаривал в Лэнгли? Кто-то подслушал все, что я тебе говорила.

– Проблема не в Лэнгли и не в моих телефонах, проблема в ФБР.

– Это просто какая-то ерунда, Джордан.

– Всю информацию, которая была нужна твоим преследователям, они почерпнули из твоего звонка Джейку Роудсу.

– Джейк мой начальник. Он никоим образом не может быть…

– Разумеется, Джейк ни во что не замешан. Но кто бы ни затеял эту игру, он имеет доступ ко всему, что нужно для охоты за тобой. Не могу тебе сказать, откуда я это знаю, потому что получил эту информацию из совершенно неожиданного источника. Вся надежда на то, что в ФБР только один предатель, и тот – из штатских сотрудников.

– Ну и что мне делать?

– Не доверяй никому из коллег по Бюро, пока мы не узнаем, где происходит утечка. Ты должна усвоить, что любой твой разговор становится известным за пределами ФБР.

– За пределами ФБР? Ты в этом уверен?

– Ничего другого не получается, Кэт. Ну, и куда ты направляешься?

– Не думаю, что стоит говорить об этом по телефону.

– Это хорошая мера предосторожности. Кэт, а Джейку Роудсу ты об этом сказала?

– Да.

– Я этого и боялся. Кэт, не покидай этот самолет обычным путем и избегай каждого, кто назовется агентом ФБР. Если ты сказала Джейку, вполне вероятно, что тебя будут встречать совсем не те, кто ты думаешь.

– Я агент ФБР. Как же мне скрываться от своих?

– Если ты этого не сделаешь, мы потеряем тебя и с тобой вместе уцелевших в катастрофе. Знаешь, когда умирал твой отец, я пообещал ему, что присмотрю за тобой. Могу поручиться, он бы сказал сейчас: найдите убежище и спрячьтесь там. Когда будешь в безопасности, позвони мне по этому телефону.

– Хорошо, дядя Джордан. Спасибо тебе. – Она отключила телефон.

Роберт еле сдерживался, чтобы не засыпать ее вопросами.

– Дядя? – спросил он.

Она объяснила, кто был на другом конце линии.

– Тот самый Джордан Джеймс? Ты знаешь его?

– Он давний друг отца и был моим наставником на протяжении всей моей жизни. – Кэт посмотрела Роберту в глаза: – Роберт, Уолтер Карнеги мог найти способ сохранить то, что он обнаружил, чтобы ты потом каким-нибудь образом нашел эту информацию?

– Если такой способ в принципе существует, то мог.

– В таком случае где-то находится предсмертное письмо Карнеги и в нем содержится необходимая информация или же ключ, как ее найти.

– Да, но где?

– Не паникуй, Роберт. Надо постараться мыслить, как мыслил он. У меня дурное предчувствие, что террористы готовы нанести новый удар, и что бы Карнеги ни хотел передать тебе, это может послужить противоядием.

– Давай включим компьютер и поработаем.


Около двух часов Роберт Маккейб перебирал различные возможности: личная электронная почта, почтовый ящик в редакции «Вашингтон пост», попытки взломать почтовый ящик Уолтера Карнеги. К тому времени как самолет начал снижаться для посадки в Сиэтле, разочарование было полное.

– У тебя есть другие адреса электронной почты? – спросила Кэт.

– Нет, – ответил он и минуту посидел в задумчивости. – Подожди немного, Кэт. – Он нажал несколько кнопок. – Есть! Уолтер создал почтовый ящик на мое имя и использовал в качестве пароля собственную фамилию.

– Как ты догадался?

– Совершенно случайно.

– Смотри, есть письмо.

– Сейчас поглядим, – сказал Роберт.

Роберт,

раз ты обнаружил это сообщение, со мной, скорее всего, что-то произошло.

Я очень прошу извинить меня за то, что не пришел на ту встречу. Меня преследовали, и я был вынужден пойти в другое место, чтобы лишний раз не подвергать тебя опасности. Не знаю, кто эти люди, но, уверяю тебя, они мне не мерещатся. Кто-то – или целая группа – пришел в ярость, что я не вернулся назад в свой отдел в Федеральном управлении гражданской авиации и не заткнулся. Поэтому не имеет значения, где я, пришло время, чтобы ты узнал, что я видел. Возможно, ты сумеешь со всем этим разобраться.

Это сообщение носит общий характер, но в нем содержатся некоторые рекомендации, которым, я надеюсь, ты немедленно последуешь. Во-первых, есть человек, которого тебе нужно найти как можно скорее. Помнишь наш спор о твоей статье про «Бурю в пустыне» и то, что ты сказал о других штучках Дядюшки? Этот парень знает новые штучки, и поэтому они остаются невидимками. Ты должен был уже получить его имя и местонахождение, хотя мог и не опознать сообщения. Посмотри еще раз. Оно кончается цифрами 43. Основной файл ищи в БК в моем любимом прибежище, кодовое имя: WCCHRN.

И еще одно. Помни, как говорили во времена вьетнамской войны: «Мы встретили врага, и он в нас самих».

Уолтер

Кэт скопировала письмо в электронную записную книжку.

– И что это значит? – спросила она, глядя на Роберта.

– Упоминая о «Буре в пустыне» и Дядюшке, он, наверное, имел в виду наш разговор о новых средствах ведения войны. Я точно не помню, что именно мы говорили. Это было давно.

– А его любимое пристанище?

– Думаю, он имеет в виду ресторан, вероятно один из тех, что расположены в отеле «Уиллард». Но почему он спрятал дискету там?

– Ты предполагаешь, это дискета?

– Зная Уолтера, думаю, что так.

– А что значит «БК»?

– Не знаю. Надо подумать.

– Он ссылается на письмо, которое ты уже должен был получить, но ведь ты проверил все почтовые ящики, верно?

– Ага! – Роберт отключил компьютер и набрал на телефоне номер 800, затем еще несколько цифр. – Я потерял свой пейджер где-то во вьетнамских джунглях, но компания хранит все сообщения в течение нескольких недель. – Он пригнулся, вслушиваясь в сообщения прошлой недели, затем потянулся за электронной записной книжкой Кэт. – Вот оно! Уолтер послал мне сообщение на пейджер. Источник его информации – доктор Бретт Томас из Лас-Вегаса. Сообщение заканчивается цифрами 43.

– Надо найти его как можно скорее. Думаю, не мы одни его разыскиваем.


Кэт вернулась на откидное сиденье в кабине экипажа, когда самолет огибал южный конец залива Пьюджет-Саунд. Без каких-либо помех «ДС-10» прошел над заливом Эллиота и лег на курс к аэропорту Сиэтла-Такомы.

Пока самолет мягко опускался на полосу, внимание Кэт привлек северный вспомогательный терминал. Она разглядела большой знак на воротах, к которым они должны были подрулить, и увидела множество черных седанов и полицейских автомашин возле перехода-рукава.

Она велела Роберту и остальным оставаться на местах и договорилась с экипажем, что те закроют дверь салона после того, как остальные пассажиры выйдут. Но достаточно ли этого? Джуди пообещала, что дверь будет закрыта, пока Кэт не позвонит и не выяснит имена агентов, которые их встречают. И тем не менее предупреждение Джордана Джеймса продолжало звучать у нее в мозгу, словно в насмешку над ее решением поверить гарантиям Джейка Роудса.

Теперь они катились по взлетной полосе мимо северного вспомогательного терминала, постепенно замедляя ход. Диспетчер приказал первому пилоту свернуть с полосы в самом конце, добавив при этом: «Представители вашей компании просят немедленно связаться с ними».

Второй пилот связался.

– Планы переменились, – сказал представитель компании. – По требованию таможенной службы и ФБР мы должны срочно припарковаться у южного вспомогательного.

Первый пилот развернул самолет влево. Кэт сидела рядом с ним, пытаясь разобраться в ситуации. Полиция и машины без опознавательных знаков у северных ворот. Неожиданно нас направляют к южному терминалу. Почему?

Самолет уже находился метрах в трехстах от южного терминала. Кэт перегнулась через плечо пилота:

– Капитан, я думаю, нас выследили. Я видела полицейские машины у северных ворот. Это перемещение означает, что люди, с которыми мы не хотим встречаться, ждут нас у южных.

– Никаких проблем. Мы просто подрулим к северным воротам, словно не получали других указаний.

– Нет! – сказала Кэт. – Так подвергнутся опасности все, кто находится на борту. Остановитесь здесь, затем направляйтесь к южным воротам. Мы выйдем из задней двери по надувному аварийному трапу.

Пилот на минуту задумался и кивнул:

– Ладно. Остановимся там, где этот маневр не будет виден со стороны терминала, и Джуди закроет за вами дверь. А надувной трап мы просто сбросим. Что нам сказать людям у тех ворот?

– Что вы ничего не видели.

– Идите. И дайте мне знать, когда соберетесь выходить.

Кэт поблагодарила его и вышла из кабины.

Лайнер двигался слишком медленно, и наземный диспетчер заметил это.

– У вас какие-то проблемы, сэр?

– Ничего страшного. Просто один пассажир вскочил слишком рано. Мы чуть задержимся, пока не уговорим его вернуться на место.

Кэт проинструктировала Джуди по пути к хвосту самолета, стараясь не привлекать внимания других пассажиров. Стюардесса опустила портьеру, отделявшую последний ряд сидений от площадки, и положила руку на ручку двери. Кэт соединилась с кабиной пилотов.

– Командир, мы готовы, – сказала она.

– О'кей, – ответил он. – Мы останавливаемся. Давайте. Будьте осторожны, и удачи вам.

Джуди, открыв дверь, дала надувному трапу развернуться и наполниться воздухом.

– Как только скомандую, – сказала она, – прыгайте, а когда доберетесь до низу, бегите. Пошел!

Стив спустился первым, за ним Грэм и Дэн, но Даллас не двигалась с места.

– Чертовски высоко!

– У нас нет времени, Даллас, – сказала ей Кэт.

– Я боюсь спускаться по этому желобу. Смертельно боюсь высоты.

– Даллас! – прикрикнула Кэт. – Давай! – она почти выпихнула Даллас в дверь и услышала жуткий вопль, когда ягодицы Даллас пришли в соприкосновение с трапом. Приземлилась она прямо в протянутые к ней руки Стива и Роберта.

Кэт повернулась к Джуди:

– Командир велел сбросить трап, когда мы уйдем.

– Я все сделаю. Сумки я спущу за вами. Удачи.

Спуск Кэт был ошеломляюще быстрым. Внизу она споткнулась, выпрямилась и обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как рюкзак Стива, компьютер Роберта и ее собственная сумка летят вслед за ней.

Они оказались рядом с ограждением, за которым стояли частные самолеты – два «лира», «кингэр» и «Гольфстрим».

– Сюда! – крикнула Кэт, подбегая к служебному трейлеру. На ступеньках она чуть притормозила, чтобы все-таки войти в дверь, а не ворваться. Внутри работали двое мужчин.

– Привет! Вы что, опоздали на посадку? – дружелюбно спросил один из них.

Кэт улыбнулась:

– Нет. Мы вон с того «Гольфстрима». А вы нас к терминалу не подбросите?

– Запросто, – сказал один. – Мы как раз туда едем.

Все зашли внутрь трейлера.

– Что ты делаешь, Кэт? – понизив голос, спросил Роберт.

Она приложила палец к губам и, втащив Роберта в трейлер, закрыла за ним дверь.

Водитель высадил их на стоянке около терминала. Кэт протянула ему двадцать долларов.

– Да не надо, – сказал он.

– Надо. Это и в благодарность, и за молчание. Ни вы, ни ваш коллега нас не видели.

– Ладно, мэм.

Кэт повела своих людей к лифту и, пока он спускался на первый этаж, успела быстро проинструктировать их:

– Идите в конец подъездной дорожки, туда, где она выходит на шоссе. Ждите и будьте готовы сразу же прыгнуть в машину, на которой я подъеду.

– Что ты хочешь сделать? Арендовать машину? – спросил Роберт.

– Что-то вроде, – ответила она. – Мы как-то накрыли шайку автомобильных воров, и кое-чему я у них научилась.


Кэт встала на подъездной дорожке, ведущей к площадке с вывеской «Возврат арендованных автомобилей», выбрав место подальше от других служащих компании. К площадке подъехала двухдверная легковушка, Кэт не стала ее останавливать. Затем появился микроавтобус, в котором сидела супружеская пара с тремя детьми. Кэт шагнула вперед, вытянув руку с жезлом – его она обнаружила валявшимся без присмотра.

– Привет! Наверное, вы…

– Роджерс, – услужливо подсказал отец семейства.

Она сделала вид, что сверяется со списком, и улыбнулась:

– Ну да, семейство Роджерс. Отлично. У нас сейчас действует новая семейная программа. Вы попадете в терминал с большими удобствами, поднявшись вон на том лифте.

Мужчина заглушил двигатель микроавтобуса и стал отстегивать ремень безопасности.


Через пять минут они уже катили в микроавтобусе по федеральной автостраде. Даллас, сидевшая во втором ряду, подалась вперед.

– Лапочка, – обратилась она к Кэт, – ты не объяснишь нам, куда мы направляемся?

– Прежде всего к банкомату, потом в круглосуточный магазин, – ответила Кэт.

– Хорошо. И что мы будем делать? Купим пакет молока?

– Да, вроде того. Нам нужно закупиться на неделю. Еда, молоко, кое-какие личные вещи. Затем мы направимся к совершенно недоступному озеру по ту сторону Каскадных гор, где практически нет телефонов, нет транспорта, нет убийц. Там мы будем сидеть, пока я не вычислю, кому мы можем доверять и кто собирается нас убить, не говоря уже о том, кто сбивает самолеты. – Кэт обернулась к остальным: – Я не могу принудить вас ехать со мной, но все вы окажетесь в большой опасности, если попытаетесь вернуться домой или позвонить кому-нибудь.

Даллас подняла руку:

– Извини. Ты имеешь в виду палатки или все же мотель?

– У моего дяди там есть домик, – ответила Кэт. – В это время года он там никогда не живет, а где лежат ключи, я знаю.

– Кэт, – спросил Роберт, – ты уверена, что нам нужна такая изоляция от мира?

– Единственный человек, которому я могу доверить свою жизнь, посоветовал найти убежище и спрятаться там, пока он пытается разобраться, что же происходит. Лучшее известное мне убежище – это Стехекин, штат Вашингтон.

Из сумочки Кэт послышался тихий настойчивый писк. Она достала пейджер и протянула Роберту.

– «Где ты? Что произошло в Сиэтле? Патологоанатомы из НСБТ подтверждают ожог сетчатки у пилота с „Сиэр“», – прочел он.

– Что это означает? – раздался сзади голос Дэна.

– Это означает, что тому же типу атаки, которому подверглись вы, подверглись и пилоты «Сиэр». Это подтверждает предположение, что мы имеем дело с серийным терроризмом.

– Кэт, он приказывает тебе позвонить как можно скорее.

Она покачала головой:

– Этого я сделать не могу.

Глава 8

День четвертый. Стехекин, штат Вашингтон, озеро Шелан, 8.25.

Вираж гидросамолета над горной долиной в северной части озера Шелан был слишком привычным зрелищем, чтобы привлечь внимание местных жителей. Получасовой полет над голубой гладью озера – это очень красиво, но красоту пейзажей отравляло сознание того, что даже здесь они не были в безопасности.

Кэт долго раздумывала, куда деть угнанный микроавтобус, чтобы еще неделю его никто не смог обнаружить, и решила, что громадная платная стоянка – это то, что надо.

– Вон! Видите крышу в конце дороги? – сказала Кэт, показывая конечный пункт их путешествия.

– А где Стехекин? – спросила Даллас.

– Это название местности, а не города, – пояснила Кэт. – У причала, куда мы сядем, есть лесничество и мотель.

Пилот сбросил газ и направил гидросамолет к крошечной пристани. Когда в два часа ночи зазвонил телефон и на семь утра был назначен вылет, он поначалу разозлился, но каждый рейс – это деньги, а на дворе ноябрь. Странная компания, размышлял пилот. У них огромные сумки с продуктами, но почти нет багажа. Вдобавок у одного на глазах повязка. И в голову ему пришла мысль, не преступники ли это.

Кэт с облегчением вздохнула, обнаружив в сарайчике рядом с пристанью видавший виды автомобиль, а ключ зажигания – под ковриком на полу. Это верный знак того, что домик не занят. Кэт отвела пилота в сторонку и вручила ему триста пятьдесят долларов и свое фэбээровское удостоверение.

– Что это? – спросил он.

– Откройте, – велела она.

Он открыл и прочел.

– Я что… Я хочу сказать, я что-то нарушил?

– Нет, мне нужна ваша помощь. Люди, которые со мной, – под защитой ФБР. Никто, кроме вас, не знает, что мы здесь. Если вы хоть кому-нибудь расскажете об этом рейсе, то, скорее всего, будете повинны в смерти всех этих людей. Хоть кому-нибудь – это значит кому угодно, включая тех, кто будет представляться агентами ФБР.

– Я не понимаю, – сказал он.

– Вы слышали что-нибудь о программе защиты свидетелей?

– Да, – лицо его прояснилось. – Вы переселяете их сюда?

– Нет. Просто на некоторое время им нужно исчезнуть. Я не утверждаю, что ваша лицензия впрямую зависит от вашего умения держать язык за зубами, но иметь друзей в ФБР еще никому не мешало. Понятно?

Он улыбнулся:

– Да, мэм. Сегодня я совершал одиночный тренировочный полет.

Она улыбнулась в ответ:

– Именно так. А если я позвоню вам завтра-послезавтра, чтобы вы забрали нас отсюда, сделаете?

– Конечно. И не беспокойтесь – никто ничего не узнает.


Ключ от дома был там же, где и всегда. Кэт открыла дверь и с радостью увидела, что дом готов принять гостей.

– Сторож отлично работает – круглый год содержит это место в полной боевой готовности, – сказала она Даллас, включая свет и настраивая отопление.

В домике было две спальни, в каждой – четыре простые деревянные койки. Кухонька была хоть и небольшая, но хорошо оснащенная – они быстро наделали сандвичей, после чего все, кроме Кэт и Роберта, замертво свалились на койки.

Кэт опустила шторы и разожгла в гостиной камин. Она подтащила поближе к камину старую медвежью шкуру и уселась на ней, обняв колени. Роберт принес с кухни две дымящиеся чашки горячего шоколада и устроился рядом с ней.

– Кэт, я вычислил, где Уолтер спрятал информацию.

Кэт встрепенулась:

– Где?

– Он упоминал БК. Это – Библиотека Конгресса.

– Но это же все равно что искать иголку в стоге сена. Библиотека Конгресса – огромная.

– Не в самой библиотеке, Кэт. В компьютере.

– Ты хочешь сказать, что Уолтер Карнеги хранил свои файлы в компьютере Библиотеки Конгресса?

– Да. Хотя смогу быть уверенным в этом, только когда проникну в базу данных и найду этот файл по имени, которое он нам дал.

– Господи боже мой! А можно это сделать по телефону?

– Сомневаюсь, – ответил Роберт. – Мне надо оказаться в Вашингтоне, пока никто не вычислил это имя так же, как это сделали мы. Но это – завтра. Сейчас – спать.

Она смотрела, как отблески пламени играют у него на лице, и думала, что эта постоянная улыбка в уголках глаз очень ему идет. Потом заставила себя отвести глаза и обратиться мыслями к событиям, вследствие которых они здесь оказались.

– Роберт, они ведь могут сбить еще какой-нибудь самолет. Ты понимаешь?

– Да. Уолтер тоже это понял, и за это его убили.

– Самое страшное, – продолжала Кэт, – что следующий собьют той самой штукой, что была у нас в руках.

– Кэт, не надо так переживать из-за случившегося в Гонолулу. Я уверен, что эта штука у них не единственная.

– Я и не переживаю. Я пытаюсь что-нибудь придумать, пока не поздно, пока не погибло еще сотни две человек. Я не хочу изображать из себя одинокого мстителя, но я не смогу позвонить Джейку. Я не могу позвонить никому. И похоже, я должна одна лететь в Вашингтон.

– Что? Нет, Кэт!

Она покачала головой:

– Ты нужен здесь, чтобы обеспечить безопасность остальных.

Кэт набрала номер на спутниковом телефоне, и тот же самый пилот согласился утром прилететь за ней.

– В восемь я буду у причала, – сказал он.

Она отключила телефон и обратилась к Роберту:

– Вылет в восемь.

– Знаешь, я хочу только одного…

– Чтобы все это поскорее кончилось?

– С одной стороны, да. С другой стороны, нет.

– Понимаю, – улыбнулась она.

Они подались было друг к другу – на долю секунды, – но застыли, глядя друг другу в глаза. Кэт с трудом отвела взгляд.

– Кажется, лучше нам добраться каждому до своей постели и поспать часов восемнадцать, – сказала она.

– Ну, если так надо, – неохотно согласился он, медленно поднимаясь на ноги.

Он встал и протянул руку. Она взялась за нее и тоже встала, избегая смотреть на него.

– Что ж, увидимся утром, – сказал он.

– Да, – ответила Кэт. – Перед отъездом надо будет всех собрать и объяснить, как жить в этом доме.

Она шагнула к спальне, которую Даллас окрестила «комнатой девочек».

– Кэт, спокойной ночи.

– Тебе тоже.


В семь часов утра Кэт собрала всех у камина. Лица у собравшихся были мрачные. Кэт на мгновение показалось, что она обманывает себя, полагая, что может гарантировать им безопасность.

– Кэт, они могут нас здесь найти? – спросил Дэн. – Скажи нам правду.

– Маловероятно. Даже для того, чтобы просто найти связь между мной и этим местом, – и то нужно копать и копать.

– Но все же им может случайно повезти. Пилот может проговориться. Или микроавтобус найдут, – продолжал Дэн.

– Да, им может повезти. Именно поэтому я хочу, чтобы вы тихо сидели в этом доме, где вас не видно и не слышно. Даллас, отвези меня, пожалуйста, к причалу. Я хочу оставить сторожу записку, чтобы он сюда не приходил. Я показала вам, где ружья, так что вы не совсем беззащитны.

– А если придет кто-нибудь якобы из ФБР? – спросил Стив.

– Если они будут размахивать удостоверениями ФБР, запишите фамилии, попросите их вернуться через час, доберитесь до телефона у причала и позвоните мне.

– Я звонил матери, – вдруг без перехода бухнул Стив.

В комнате повисло напряженное молчание.

– Когда? – тихо спросила Кэт.

– Простите, но я не мог вынести, что она меня оплакивает.

– Когда ты ей звонил и что сказал? – повторила Кэт.

– Из магазина в Сиэтле. Я сказал, что со мной все в порядке, что я с одной женщиной из ФБР, но не могу вернуться домой, потому что на нас было покушение.

– Ты что-нибудь говорил про озеро, про дом или про Стехекин? – спросила Кэт. – Скажи честно.

– Нет. Ни слова. Она хотела, чтобы я рассказал, но я сказал – не могу.

Кэт кивнула:

– Скорее всего, никакого вреда это не принесло.

– Ты правда думаешь, что сможешь разрешить эту задачу? – тихо спросил Дэн.

– Может быть. Все зависит от того, что нам оставил Уолтер. Но, по крайней мере, я смогу устроить так, что все мы окажемся в безопасности, там, где эти бандиты не смогут до нас добраться.

– Если только они тебя не схватят.

– Ну, такая возможность всегда существует. – Она глубоко вздохнула. – Если я не вернусь через пять дней, все вместе садитесь на паром и плывите в Шелан, оттуда на машине или на автобусе в Спокан, там идите в местное отделение ФБР и расскажите им все, что знаете.


Кэт вышла из машины, помахала рукой Даллас, и тут подлетел гидросамолет. Она поздоровалась с пилотом, протянула ему сумку и поднялась по трапу. Пилот уже отдал концы, когда вдруг кто-то прыгнул на правый задний поплавок.

– Что за черт, – пробормотал пилот. – Посмотрите, что там сзади? – попросил он Кэт.

– Я не вижу…

Задняя дверь салона распахнулась, на сиденье приземлился туристский рюкзак, а потом возник и его владелец.

– Роберт! Ты же оставлен присматривать за всеми! – воскликнула Кэт.

– Даллас и одна справится.

– Роберт, это опасно! Я несу ответственность за…

– Только не за меня! Не забывай, я мастер журналистского расследования, и тебе может понадобиться моя помощь. Так что, хочешь, чтобы я остался здесь нянькой?

Кэт покачала головой:

– Да… Нет. Ладно. – И скомандовала пилоту: – Летим.

– Слушаюсь, мэм.


К полудню показался Сиэтл. Кэт забрала со стоянки микроавтобус и села за руль. Ведя машину, она поглядывала на погруженного в свои мысли Роберта. Внезапно Роберт повернулся к ней:

– У меня идея. Давай остановимся в мотеле.

Она вздрогнула от удивления.

– Нет, я серьезно. Если нам удастся спрятаться и некоторое время повисеть на телефоне, может, и не понадобится лететь в Вашингтон.

– Как это?

– У меня есть друг в Библиотеке Конгресса. Если он предоставит мне модемный доступ к компьютеру библиотеки, то можно будет никуда и не лететь.

Кэт широко улыбнулась:

– Отлично! Надо попробовать. Может, и до доктора Томаса доберемся. Но времени у нас немного.

– Давай снимем два смежных номера, и у нас будет два телефона.

– И приличия будут соблюдены, – сказала она. И закусила губу: – Роберт, послание Карнеги подтверждает одну мою догадку.

– И какую же?

– Злой умысел со стороны властей.

– Еще раз?

– Какая-то государственная контора учинила что-то настолько некрасивое, что теперь до смерти боится, что это будет предано огласке.

Несколько секунд Роберт молчал.

– Но ты же не думаешь, что на нас покушались агенты правительства Соединенных Штатов?

– Нет. Но кем бы ни были эти гады, когда мы обнародуем всю эту историю, администрация, похоже, окажется в весьма затруднительном положении.

– Мысль здравая, Кэт, но давай сначала посмотрим файл Уолтера. А то у меня голова кругом идет.

Они ехали вдоль озера Вашингтон, когда Роберт включил радио. В новостях передавали сообщение о крупной авиакатастрофе в Чикаго:

Аэробус «А-320» упал на жилые кварталы приблизительно в шести километрах от чикагского аэропорта О'Хейр. Пока еще нет достоверных сведений о количестве жертв. Федеральное управление авиации подтвердило, что перед катастрофой экипаж не подавал сигналов бедствия.

Кэт выключила радио и посмотрела на Роберта. Он был так же бледен, как она.

– Не сомневаюсь… – начала она.

– Да. Я тоже об этом подумал.

– Конечно, может быть и что-то другое.

– Скорее всего, не другое, Кэт. Слишком уж много несчастных случаев. Это уже третий за полтора месяца.

С заднего сиденья донеслась слабая электронная трель.

– Твой пейджер? – спросил Роберт.

Кэт резко затормозила, съехала на обочину и достала из сумочки пейджер. Ее лицо помрачнело.

– Это Джейк. Приказывает связаться с ним и договориться о выдаче тебя и остальных в качестве свидетелей.

– Чего?

– Свидетелей по делу о массовом убийстве. Он прав. То, что я делаю, вполне можно рассматривать как создание препятствий правосудию.

Она вздохнула и вытащила спутниковый телефон. Внезапно он зазвонил, и Кэт машинально нажала кнопку, не сообразив, какую ошибку она допускает. В тот же миг Роберт заговорил:

– Может, это и не самая лучшая мысль…

Кэт отключила телефон.

– Они могли нас засечь?

– Не знаю, но давай скорее искать мотель. Нам много чего надо успеть.


Лас-Вегас, штат Невада.

Вокруг мужчины, прижимавшего к уху телефонную трубку, кружили несколько человек с посеревшими лицами.

– Кто-то на секунду включил телефон Бронски, рядом был слышен мужской голос. Позвоню еще раз. – Он снова набрал номер и стал ждать. – Теперь не отвечает. – Вдруг по лицу его пробежала тень радостного удивления. – Не верю!

– Что такое? – бросился к нему другой.

– Она в Сиэтле, Ларри! Мы ее найдем.

– Говоришь, рядом звучал мужской голос?

– Да.

Один из мужчин вставил в магнитофон кассету и нажал кнопку. В комнате раздался голос Роберта Маккейба – запись недавней телевизионной передачи.

– Этот голос?

Первый улыбнулся и кивнул:

– Очень похож.

– Итак, господа, – сказал главный, – мы знаем, что Маккейб и Бронски вместе и они где-то в Сиэтле.

– А остальные четверо?

– Может, спрятаны, а может, тоже вместе с ними.

Помедлив лишь долю секунды, все пятеро кинулись каждый к своему телефону. В аэропорту Лас-Вегаса их ждал реактивный самолет, готовый подняться в воздух уже через двадцать минут.

– Что берем с собой?

– Оружие. Она начала допускать ошибки. На этот раз не уйдет.


День пятый. Сиэтл, штат Вашингтон, 14.20.

Кэт с Робертом под вымышленными именами сняли два номера в мотеле в городке Рентой, к югу от Сиэтла. Кэт просунула голову в дверь между их номерами.

– Начинай искать путь к компьютеру Библиотеки Конгресса. Я хочу позвонить Джейку.

Она прикрыла дверь, включила спутниковый телефон и набрала номер штаб-квартиры ФБР. Гневный голос Джейка Роудса ее ничуть не удивил.

– Кэт, какого черта?

– Забочусь о нашей безопасности. Утечка информации, Джейк. Все наши разговоры слышала противная сторона.

– Что ты такое говоришь! Ты меня подозреваешь?

– Конечно, нет. Не смеши меня. Ты сделал все, что мог, стараясь прикрыть нас в Сиэтле, но видишь, что из этого вышло.

– И что же вышло? Вы выскочили из самолета и бесследно скрылись в ночи. С тех пор я звоню тебе каждый час, но ты не считаешь нужным со мной разговаривать.

– У меня есть на то причины.

– Когда наша группа подъехала к южному терминалу, мы выяснили, что кто-то там размахивал фальшивым удостоверением.

– Вы его не схватили? – спросила она.

– Он ушел у нас из-под носа. Убил одного из наших агентов. Мы теперь знаем, что эти люди действительно существуют, знаем, что они используют фальшивые удостоверения ФБР, но не знаем, кто они и где находятся.

– Вот почему мы и решили на некоторое время скрыться из виду.

– Кэт, если ты работаешь в одиночку, Бюро не может защитить ни тебя, ни уцелевших после катастрофы.

– Дай мне еще немного времени, Джейк. Еще одна осечка, и все мы трупы. Эти головорезы совсем обезумели.

– Кэт, мы уже знаем, как они называются. Эта организация именует себя «Нюрнберг».

– Что за черт? Известно, откуда они?

– Не вполне, хотя есть предположение, что за этой организацией стоит Ближний Восток – Ливия, Ирак, Иран.

– Такое название, – сказала Кэт, – может также означать стремление отомстить Соединенным Штатам за наши военные преступления.

– Мы ничего о них не знаем. Но сегодня утром Си-эн-эн подбросили письмо. Суть его проста: она сводится к тому, что террористы будут продолжать крушить самолеты по всему миру, пока мы не выразим готовность выслушать их требования.

– О господи! И это сразу после катастрофы в Чикаго?

– Да. Пресса в истерике, Белый дом оказывает на нас жуткое давление, а твое имя произносится постоянно – и без большой любви. Все что угодно, но я не потерял контроля над ситуацией, Кэт. И если до того, как отключиться, мы не договоримся о твоем немедленном возвращении вместе со всеми уцелевшими, знай, что директор уже приказал начать тебя выслеживать.

– На каком основании? – спросила Кэт упавшим голосом.

– Создание препятствий правосудию, возможно, похищение людей.

– Джейк, эти люди со мной добровольно.

– Этот подросток, Делейни, согласно закону, слишком молод, чтобы принимать самостоятельные решения. Его отец разворошил осиное гнездо – его обязательно найдут, а тебя отдадут под суд. Ты должна мне сказать, где эти люди.

– Я не могу этого сделать.

– Дьявол! Кэт, если я повешу трубку, не получив того, что мне нужно, это будет стоить тебе работы и, возможно, свободы. Не хочешь же ты, в самом деле, превратиться из перспективного агента ФБР в осужденную преступницу?

Повисло напряженное молчание. Кэт тяжело вздохнула:

– Так или иначе, Джейк, не позже чем через пять дней я появлюсь. Если ты мне не поверишь – я пойму. Но за жизнь этих людей отвечаю я. И мне действительно очень жаль, что я вынуждена тебя ослушаться.

– Мне тоже очень жаль, потому что с этого момента ты…

Она отключила телефон до того, как он произнес слово «отстранена».

В ее номер вошел Роберт Маккейб.

– Роберт, я должна тебя предупредить. С этого момента все, что ты делаешь, помогая мне, может рассматриваться как пособничество преступной деятельности. – И она подробно пересказала телефонный разговор. – Как ни неприятно мне это говорить, но кажется, лучше тебе держаться от меня подальше.

– Перестань, Кэт. Я тебя не оставлю.


Штаб-квартира ФБР, Вашингтон.

Помощник директора ФБР Джейк Роудс поднял глаза от стола. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

– Что там еще? – рявкнул он.

Агент, мужчина лет тридцати, протянул ему лист бумаги:

– Мы засекли, откуда шел сигнал.

– Отлично. Откуда?

– Из Сиэтла. С точностью до сорока квадратных километров – операторы не могут определить точнее.

– С точностью до сорока квадратных километров?

– На самом деле могли бы и поточнее, но не хотят. Согласились отследить сигнал, но только потому, что ее телефон числится за ФБР.

Как только он вышел, Джейк обратился к остальным:

– Кэт Бронски где-то в Сиэтле, и мы должны найти ее раньше, чем ребята из «Нюрнберга».


Роберт включил телевизор и приглушил звук, продолжая звонить по телефону. Ему нужно было найти своего приятеля из Библиотеки Конгресса – тот был в отпуске. На экране появились обломки чикагского самолета, и тотчас эта сцена сменилась кадрами из Далласа. Он прибавил звук и услышал обрывок фразы о закрытии аэропорта.

Роберт метнулся к двери в комнату Кэт.

– Тебе, наверно, тоже нужно это посмотреть, – сказал он.

Она включила телевизор, нашла тот же канал. Общий план огромного аэропорта Далласа сменился видом толпы у регистрационных стоек с репортером на переднем плане.

Эта сцена – лишь одна из многих, ей подобных. Отмена всех рейсов вызвала полную растерянность: самолеты не приземляются и не вылетают из аэропорта из-за телефонных угроз. Ответственность за сегодняшнюю авиакатастрофу в Чикаго взяла на себя некая группа «Нюрнберг». Кроме того, эта организация взяла на себя ответственность за падение американского лайнера во Вьетнаме и еще одного американского самолета – в кубинских водах месяцем раньше. Два часа назад человек, представившийся членом этой террористической организации, объявил о намерении сбить любой самолет, который будет приземляться либо взлетать в Далласе.

Репортаж закончился, и Кэт выключила телевизор.

– Итак, мы знаем, что они будут делать дальше: запугивать и терроризировать.

– Но, Кэт, к чему это приведет?

– Вот в чем вопрос. – Вдруг она остановилась. – Давай продолжать звонить. Я не нашла никакого доктора Бретта Томаса. А у тебя как?

Роберт сказал, что его приятель оказался в отпуске.


Еще три часа они работали, каждый в своей комнате, подключив компьютеры к телефонам. Около пяти часов дня Роберт вошел к Кэт.

– Как дела? – спросил он.

– Пока – никаких результатов. А у тебя?

– А я наконец нашел своего отпускника. Он на Таити.

– Он нам поможет?

– Если сможет. Как раз сейчас он с телефона-автомата на каком-то пустынном пляже пытается исхитриться и получить спецдоступ.

– Да, это не сразу получится.

Компьютер запищал, Кэт повернулась к экрану и нажала несколько клавиш.

– Что это? – спросил он.

– Список ученых из одной малоиспользуемой базы данных. Мне не удалось… – Она отстучала следующую команду. – Минутку! Это имя навело меня на одну мысль. Подожди.

Роберт встал позади нее и не спускал глаз с компьютера. На экране появилось имя и короткое досье.

– Стоп, Кэт. Это не Томас.

– Нет! Карнеги его зашифровал! Мы должны искать вовсе не Бретта Томаса, а доктора Томаса Мэверика!

– Ты уверена?

– Роберт, посмотри его послужной список. Последние двадцать, почти даже тридцать лет провел на правительственной службе: Лос-Аламос, Окридж, НАСА, – а потом Лас-Вегас.

– Интересно, а почему Лас-Вегас? Что там такое?

– Точно не знаю. Возможно, военно-воздушная база Неллис. А может, он просто ушел в отставку.

– А Бретта Томаса нет?

– Нет, – покачала головой она. – Но этот…

– Бретт Мэверик. Герой Джима Гарнера из классического телешоу. Остроумный способ зашифровать имя. А адреса нет?

– Не волнуйся. Зная имя, я найду и адрес. Давай работай, звони на Таити.

Через пять минут он появился снова:

– Сегодня вечером. Каждый вечер возникает окно, когда обновляют программу, и только в это время он может авторизовать еще одного пользователя.

– Так во сколько?

Роберт посмотрел на часы:

– Сейчас половина шестого. Он просил позвонить ему примерно в половине девятого – по нашему времени.

Казалось, Кэт очень обеспокоена.

– Вообще-то я не собиралась оставаться здесь так долго. Кто знает, кто на нас свалится.

– Что ты, Кэт? Как они могут нас найти?

– По тому телефонному звонку – помнишь, я машинально включила спутниковый телефон? Я категорически против того, чтобы оставаться здесь дольше, чем необходимо. – Она указала на кровать. – Сядь, пожалуйста.

Он устроился на кровати, она села рядом на стул и несколько секунд молча на него смотрела.

– Давай еще раз вспомним все по порядку – посмотрим, не упустили ли мы чего-то очевидного.

– Давай.

– Во-первых, катастрофа «Сиэр» над кубинскими водами, когда чем-то выжгло глаза по крайней мере одному пилоту. Далее, «Меридиан-5» поражен тем же оружием.

– Так.

– А теперь – катастрофа в Чикаго, и за все берет ответственность организация с названием в честь немецкого города Нюрнберга.

– Верно.

– Эти люди тратят огромное количество времени, сил и средств, чтобы убивать и запугивать. Зачем?

– Может быть, из-за денег, как мы сначала и предположили. Хотя, впрочем, тут могут быть каким-то образом замешаны и власти. Но я все же считаю, что из-за денег.

– Как можно извлечь выгоду, нанеся урон авиакомпаниям? Вероятно, скупить их акции, когда они упадут в цене. Мы думали сначала, что это терроризм с политическими целями, и, пока ждали требований выкупа, они делали свое дело и получили то, что хотели: обвал цен на акции авиакомпаний.

– Сегодня акции пошли вниз?

– Еще как. Упали на десять процентов.

– Значит, надо смотреть, кто начнет скупать акции, когда они упадут окончательно?


Роберт вышел купить еды и вернулся в мотель около восьми. Кэт была радостно возбуждена.

– Роберт, я нашла доктора Мэверика! Он живет в Лас-Вегасе, но сосед, до которого я дозвонилась, сказал, что дня два назад он уехал. Тот же сосед сказал, где его можно искать. У Мэверика есть дом в Солнечной долине, штат Айдахо, и голову даю на отсечение, он отправился именно туда.

– Кэт, ты полагаешь…

Она жестом остановила его:

– Я знаю, что ты хочешь сказать. Если мы смогли найти его, то это смогут сделать и агенты «Нюрнберга». У меня есть адрес и номер телефона, но если он и там, то затаился и не берет трубку.

– И что мы будем делать?

– Утренним рейсом полетим в Солнечную долину.


Аэропорт Кинг-Каунти, Сиэтл.

С десяток мужчин и женщин в темных костюмах высыпали из вестибюля. У кромки тротуара их ждала вереница машин. Дежурный агент представил свою команду вновь прибывшим и махнул рукой пилоту, доставившему их из Вашингтона на правительственном самолете. Багаж погрузили, и группа ФБР устремилась в Сиэтл на поиски своей блудной дочери.

Когда колонна с ревом тронулась в путь, мужчина в арендованном автомобиле поднес к губам сотовый телефон.

– У нас появились конкуренты, – произнес он и описал прибытие агентов ФБР.

– Это еще одно подтверждение того, что она здесь, – ответили ему на другом конце. – Возвращайтесь в Международный аэропорт, а мы поищем здесь.


В коридоре вопили и улюлюкали игроки школьной баскетбольной команды. Открыв дверь, соединявшую ее номер с номером Роберта, она прошла к нему. Голоса в коридоре стали громче, к ним добавился топот бегущих ног и гогот.

– Черт побери, что они там делают? – спросил Роберт.

– Детишки резвятся, – ответила она. – Как успехи?

– Погоди. Пусти меня к компьютеру. Через полчаса мы доберемся до этого файла.

– Отлично!

Она присела на кровать. Роберт ждал соединения с Библиотекой Конгресса.

– Вот и он. Уверен, никто не знает про этот файл.

– Ты рассказал своему другу, чем занимаешься?

– Нет. Он просто оказал мне любезность.

Роберт набрал пароль: «Карнеги». Компьютер секунду поурчал, и на экране появился текст.

– Ага! – Кэт впилась взглядом в экран. – Файл создан ровно неделю назад.

– Значит, за два дня до смерти Уолтера. Продолжай. Я сейчас приду.

Она начала читать, время от времени кивая, и, когда Роберт вернулся, успела прочесть уже страниц шесть.

– Ничего удивительного, что он был в ужасе! Узнав, что Карнеги занимается расследованием катастрофы «Сиэр», к нему явился сотрудник одной из разведслужб. Он пришел просить помощи и говорил о сокрытии фактов на самом высоком правительственном уровне.

– Это был наш доктор Мэверик?

– Нет. Этот человек живет в Белтуэе. – Она вернулась на несколько страниц назад. – Здесь написано, что несколько лет назад президент издал совершенно секретный указ, запрещавший разработку лазерного оружия, лишающего человека зрения.

– Стало быть, мы имеем дело с мощным лазером.

– Карнеги пишет, что подозревал о тайном проекте Министерства обороны по производству переносных ослепляющих лазеров. И после указа президента это оружие не было уничтожено.

– Можешь не продолжать. Его украли.

– Да. Информатор говорил Карнеги, что прилагались огромные усилия к тому, чтобы скрыть факт создания устройств для поражения человеческого зрения. Министерство обороны, ЦРУ, Агентство национальной безопасности и Разведывательное управление Министерства обороны занимались розысками исчезнувших образцов и молились, чтобы удалось найти это оружие и сохранить в тайне технологию, пока ею не воспользовалась какая-нибудь террористическая организация или государство-изгой.

– И конечно, – продолжал Роберт, – они клятвенно обещали, что такой катастрофы, как с «Сиэр» или с «Меридианом», больше не повторится?

– Это прямо не утверждается, но подразумевается. Еще он пишет, что в Федеральном управлении гражданской авиации есть радарная запись района Ки-Уэст в момент падения «Сиэр». На ней есть беспилотный самолет-мишень «Ф-106» и больше ничего, кроме слабого прерывистого сигнала, идентифицировать который не удалось. – Оторвавшись от экрана, Кэт посмотрела на Роберта. – Очевидно, когда был сбит «Сиэр», тот, кто в этом виновен, захотел, чтобы не осталось никаких следов использования украденного лазерного оружия. Если речь идет о такого рода сокрытии информации, то это совершенно чудовищно.

– Неудивительно, что они испугались, когда Уолтер мне позвонил. Если он теоретически допускал факт сокрытия информации, то правда все равно со временем вышла бы наружу – не важно, я ли раскопал бы эту историю или кто-то другой. Власти знали об опасности злоупотребления секретным оружием и не сделали ничего, чтобы предотвратить ее.

– Причем время у них было. Согласно этим документам, – она указала на экран компьютера, – времени было достаточно, чтобы как-то защитить гражданскую авиацию.

– И давно были похищены эти лазеры? – спросил он.

– По сведениям Карнеги, четыре года назад.

– Кэт, ты еще не поняла, кто за нами охотится?

– Прости?

– Элементарно: силовые структуры. Одну ты исключаешь, да? ФБР?

Кэт резко выпрямилась, возмущенно вскинув брови:

– Это ерунда!

– Кэт, мне очень жаль, но кто-то ведь убил Уолтера? И делает все, чтобы убить нас. И этот кто-то постоянно размахивает, как ты выразилась, безукоризненными удостоверениями ФБР.

– Нет! – она вскочила. – Нет! ФБР не может, не станет заниматься такими вещами!

– Тогда кто?

– Ни у Бюро, ни у ЦРУ не хватило бы возможностей для такой операции. У нас слишком много начальников, правил, отчетности, финансовых ограничений – даже для тайных операций.

– Иными словами?..

– Ты спрашиваешь, кто за нами охотится? Это не государственные конторы, и это не военные.

– Это всего лишь догадки.

– А с чем еще мы можем работать?


Глава группы, прилетевшей из Лас-Вегаса в Сиэтл, отключил телефон и улыбнулся. Несколько часов слежки за Интернет-провайдером Кэт Бронски – и неопровержимо установлено, что все следы ведут в гостиницу «Холидей инн» в Рентоне.

Доставить группу к «Холидей инн» было делом пятнадцати минут, но далее следовало все хорошо продумать, чтобы появление четверки убийственно серьезных агентов ФБР не вызвало у портье ненужных вопросов.

– Так чего вы хотите от нас? – спросил один из них.

– Во-первых, видел ли кто-нибудь из вас этих людей? – на стойку легли фотографии Кэт и Роберта.

– Нет, сэр. Но наша смена началась только в десять часов.

– Нам нужен список постояльцев, поселившихся сегодня, и полная информация о них.

Дежурные быстро выдали документы и скромно стали в сторонке, предоставив псевдоагентам изучать их. Наконец один из них шагнул к старшему группы:

– Три возможные пары. Все три зарегистрировались сегодня днем, платили наличными и остановились на одну ночь. Вот первые кандидаты. Номер четыреста пятнадцать. Джон и Джун Смит.

Старший покачал головой:

– Смит? Могла бы придумать что-нибудь поостроумнее. Ладно, пошли, – сказал он, пропуская вперед остальных. И обратился к портье: – Никому ничего не рассказывайте об этой операции. Это дело государственной важности. Поможете нам – вы герои. Не будете следовать нашим указаниям – предстанете перед судом.

– Нет проблем, сэр, – ответил портье.


Мимо двери номера Роберта Маккейба по коридору снова громко протопали подростки. Кэт подошла к двери и посмотрела в глазок. В конце коридора, там, где он поворачивал под прямым углом, подростки вдруг остановились, столкнувшись с группой мужчин в темных костюмах. На секунду смешавшись, каждая группа продолжала свой путь; мужчины остановились за два номера от двери Роберта.

– Что там такое? – подойдя к Кэт, спросил Роберт, но она подняла руку, призывая его молчать.

Мужчины вытащили пистолеты, и один из них вставил ключ в замочную скважину. Дверь распахнулась, и все четверо ворвались в номер.

– Иди к моей двери и смотри, – шепнула Роберту Кэт.

– Что там?

Она рассказала, чему была свидетелем, и попутно отметила, что подростки потихоньку собираются в дальнем конце коридора в ожидании шоу.

Из номера, куда ворвались четверо, донеслись выстрелы, и один из них выволок в коридор женщину в ночной рубашке. Следом двое тащили голого мужчину, заломив ему руки, а четвертый темный костюм, с бумагами в руках, поочередно заглядывал то в бумаги, то в лица своих жертв. До Кэт донеслось: «Не те».

Мужчину и женщину затолкали обратно в номер и захлопнули за ними дверь, а четверка в темных костюмах зашагала по направлению к комнатам Кэт и Роберта. Но они прошли мимо, в другой конец коридора.

Тяжело дыша, Кэт прислонилась спиной к двери. Из соседней комнаты появился Роберт.

– Господи, Кэт, – начал он, – они искали нас.

– Погоди, Роберт. Это была пара в одном номере. Они выбрали неправильную комбинацию. У нас есть несколько минут – пока они не догадались, что мы можем оказаться в двух разных номерах.

В коридоре опять раздались громкие голоса, и она приникла к глазку. Подростки смачно обсуждали только что увиденную сцену. Двое из них стояли почти у самой ее двери.

– Уйди в другую комнату, – шепнула она Роберту.

Он подчинился. Она открыла дверь.

– Мальчики, я прошу прощения, – проговорила она самым томно-сексуальным голосом, какой только могла изобразить. – Не могли бы вы, два юных сильных джентльмена, зайти сюда на секундочку?

– Конечно! Что нужно?

– Видели этих людей, которые так смутили ту пару? Они ищут меня.

– Зачем? Что вы такого сделали?

– Я не смогла заплатить налог за свою ферму в Элленсберге. В прошлом году потеряла мужа. Я заплачу, но мне нужно еще немного времени, а они хотят меня арестовать.

– А могут?

– Еще как. Послушайте. Их нужно как-то отвлечь, чтобы я смогла отсюда убраться. Как вы думаете, сможете вы привлечь их внимание, но так, чтобы никто ни о чем не догадался?

Тот, что повыше, хихикнул:

– Да уж надеюсь, сможем.

– О'кей, – сказала она, обнимая обоих за плечи и увлекая в глубину комнаты. – Вот что надо делать.


Старший четверки изучал фамилии в списке постояльцев и чувствовал, что время уходит. Подвергшаяся нападению пара из четыреста пятнадцатого номера, конечно, уже вызвала полицию. Еще полчаса, от силы час – и полиция явится.

– Сэр?

Он поднял глаза – перед ним стоял высокий, прыщавый подросток. Рядом – еще один.

– Портье сказал, что вы из ФБР. Это правда?

– А что? – спросил старший.

– Моя тачка – они ее угнали… Вон оттуда…

– Сынок, – перебил тот, – звони в… – и осекся. – Минуточку… Когда, откуда?

– Оттуда. Только мы остановились, в пикапе моего отца, голубой «тойоте», как эти мужчина с женщиной стащили меня с сиденья, что-то там вякая насчет того, что ФБР реквизирует мою машину. Не думаю, что они и правда из ФБР.

Старший бросил взгляд на свою команду.

– В каком направлении они уехали, покажи, – скомандовал он, подталкивая подростков к двери.


– Сколько их? – спросил Роберт, когда Кэт вынырнула из-за шторы.

– Четверо. Все попрыгали в какой-то фургон. Отлично. Позвони портье. Надо убедиться, что их было действительно четверо.

Роберт позвонил:

– Пожалуйста, кого-нибудь из агентов ФБР – мне нужно поговорить с одним из них.

– Они уехали, сэр.

– Все четверо?

– Да, сэр.

– Спасибо, – сказал он и повесил трубку.

Они выскользнули с заднего хода. Пока Роберт открывал машину, Кэт подошла к двум мальчикам, которые все еще стояли на парковке:

– Спасибо, ребята. Я перед вами в долгу.

– Не стоит, мэм, – сказал тот, что повыше. – Они поехали вон по этой улице, к югу. Езжайте быстрее.

– Вы тоже идите. И ночью лучше не выходите из комнат.

Она села за руль и, помахав им на прощание, нажала на газ.


День шестой. Автомагистраль к югу от Олимпии, штат Вашингтон, 1.45.

Не было еще двух, когда в свете фонарей показался щит на въезде в Сентрайлию. Они решили ехать прямо в аэропорт Портленда и ночевать в фургоне. Около полудня оттуда в Солнечную долину летел самолет компании «Хорайзон эрлайнс», и Кэт по телефону заказала билеты, слегка переврав их подлинные имена.

Спать без обогрева было невозможно, а держать двигатель включенным – опасно: это слишком бросалось в глаза на пустынной аэропортовской стоянке. Роберт предложил остановиться на грузовой парковке, и перед поворотом на Орегон они угнездились между огромными девятиосными грузовиками.

– Кэт, как ты думаешь, у них там, в Стехекине, все в порядке? – спросил Роберт, когда она почти уже заснула.

– Да. Я должна думать, что все в порядке. Я должна думать, что плохие парни не вычислили, где они, но я…

– Боишься, Кэт?

Она посмотрела на него и вымученно улыбнулась:

– Да. Ужасно боюсь.

Глава 9

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон.

В дверь кабинета Джейка Роудса постучали.

– Да, – сказал он и опешил, увидев директора ФБР.

Тот подошел к роскошному кожаному креслу, сел и обратился к Джейку:

– Давление на нас становится невыносимым. Вот-вот начнут закрываться аэропорты, а когда их закроется достаточное количество, это вызовет взрыв в обществе. Ущерб, нанесенный авиакомпаниям, уже сейчас невероятно велик, а тот факт, что террористы не выдвинули никаких требований, означает, что они собираются еще кого-нибудь сбить, прежде чем вступят в переговоры.

Джейк покачал головой и вздохнул:

– Шеф, я не знаю, что еще мы можем предпринять сверх того, что уже делаем.

– Насколько далеко продвинулась в расследовании Кэт Бронски?

– Честно говоря, я не знаю.

– Так, но она считает, что идет в нужном направлении и это направление пока наиболее последовательное и результативное?

– Ну, расследование ведется по нескольким фронтам.

– Но Бронски единственная уверена, что она взяла след, правильно?

– Да, насколько мне известно.

– В таком случае мой приказ меняется. Когда ее найдете, не мешайте ей, а бросьте все силы ей в помощь. Предоставьте ей все ресурсы, которыми мы обладаем, поставьте ее во главе специальной группы. Но если она хочет работать в одиночку, дайте ей эту возможность.

Директор поднялся и направился к выходу, но Джейк остановил его:

– Могу я спросить, что стало причиной столь резкой перемены, сэр?

– Конечно. Вы можете спросить, а я могу не ответить. Но я отвечу – с условием, что эта информация останется тайной для всех, в том числе и для Бронски.

– Разумеется.

– Мне позвонил государственный секретарь Джордан Джеймс, который давно знает агента Бронски. Он долгое время был главой ЦРУ. Так вот, он строго-настрого велел отозвать наших ищеек и оставить агента Бронски в покое. Он сказал, что наши действия могут стать причиной ее смерти.

– Он хочет, чтобы мы прекратили ее поиски? В Сиэтле она едва избежала смерти! В следующий раз может и не повезти.

– Джейк, для меня этот звонок Джеймса означает – подозреваю, что ему она говорит больше, чем нам, – его звонок означает, что она работает в верном направлении. Я думаю, старые друзья Джеймса из ЦРУ ничего не имеют против того, чтобы мы нашли агента Бронски и отстранили от этого расследования, потому что она слишком близко подобралась к чему-то такому, что они хотят разгадать сами. Но Джеймс, кажется, желает успеха Бронски, а единственный способ помочь – не мешать ей.

– А если вы ошибаетесь?

Директор пожал плечами:

– Тогда мы все равно ничего не теряем, насколько я понимаю.

– А как насчет самой Кэт?

– Найдите ее, предложите помощь и предоставьте самой решать, что делать. Честно говоря, мне безразлично, кто разрешит эту проблему, ЦРУ или мы. Ставки слишком высоки, чтобы заниматься межведомственными разборками. Но все же хорошо бы лавры достались Бюро.


«Дэш-8» поднимался в затянутое тучами небо, и Кэт смотрела, как внизу исчезает Международный аэропорт Портленда и плавно проплывают зеленеющие холмы. Потом самолет поднялся выше границы облачности, и в иллюминаторах не стало видно ничего, кроме бескрайней молочной белизны.

Звонок сотового телефона вернул Кэт к действительности. Она приложила трубку к уху и напряглась, услышав голос Джордана Джеймса.

– Кэт, мне нужно как можно скорее поговорить с тобой с глазу на глаз. Я готов сегодня вечером вылететь к тебе, где бы ты ни была.

– Джордан, я тут должна отыскать и расспросить одного человека – на всякий случай не буду говорить кого и где.

– Кэт, доверься мне. Эта линия чистая. Где ты будешь?

Она посмотрела на Роберта. Некогда было ему объяснять. Ее ведь спрашивал Джордан Джеймс, а если она не может доверять Джордану, то кому вообще можно доверять?

– В Солнечной долине.

Она почувствовала, что Роберт осуждает ее, но было уже поздно.

– Хорошо. Я закажу самолет и буду там самое позднее завтра утром. Не отключай телефон. Я позвоню из аэропорта.

– Если эта линия достаточно безопасна, чтобы я тебе сказала, куда направляюсь…

– То почему она недостаточно безопасна, – перебил он, – чтобы я тебе сказал, что я выяснил? Она безопасна, просто слишком многое нужно объяснять. Положение очень серьезное.

– Дядя Джордан, ты знаешь про это оружие?

– Что ты имеешь в виду? – настороженно спросил он.

– Я имею в виду: знаешь ли ты, что «Сиэр» и «Меридиан» сбиты оружием, запрещенным указом президента?

– Кэт, об этом-то нам и нужно поговорить. Ты многого не знаешь, хотя я весьма впечатлен тем, что тебе удалось раскопать. На карту поставлена безопасность страны. Увидимся вечером или рано утром.

Она выключила телефон и, встретив полный тревоги взгляд Роберта, постаралась прогнать от себя мысль, что, возможно, только что совершила страшную ошибку.


Когда «Дэш-8» приземлился в аэропорту Хейли, штат Айдахо, пошел снег. Прогноз погоды обещал во второй половине дня сильный снегопад. Напряжение, которое они ощущали, не прошло и в такси по пути к дому доктора Томаса Мэверика. Жилище ученого – небольшая бревенчатая хижина – располагалось в густо заросшем лесом поселке.

Кэт расплатилась с шофером и отпустила его – под протестующий шепот Роберта.

– А если Мэверика нет дома? Мы недостаточно тепло одеты, чтобы его здесь ждать.

– Все будет хорошо, – ответила она.

На стук никто не ответил, но на заснеженной дороге видны были свежие следы шин. Кэт исследовала переднюю и заднюю двери – они были заперты, а сквозь окна не просматривалось ничего подозрительного.

– Если он и дома, то прячется, – сказала она Роберту.

– И что теперь? Твой верный друг замерзает.

– Ждем.

– Снаружи?

– Нет. Внутри.

Они вернулись к задней двери. Кэт сошла со ступенек и, выбрав в заботливо накрытой поленнице подходящее полешко, разбила дверное стекло и открыла замок.

– Натоплено. Это добрый знак. Не думаю, что он оставляет отопление включенным на всю зиму. Скорее, топит, только если сам здесь.

Кэт достала из багажа свой пистолет и, зарядив, переложила его в сумочку. За полуоткрытой дверью раздался голос Роберта:

– Посмотрю, чем можно заложить выбитое окно.

Он пошел рыться в кладовке, а она вернулась в крошечную кухоньку.

– Кэт, я осмотрел весь дом. Его здесь нет.

– Он придет. К пяти стемнеет. Уверена, он ждет темноты.

– Итак, мы просто ждем? – спросил Роберт.

– Да.

Она вошла в ванную, прихватив сумку, и через несколько минут вышли оттуда, переодетая в джинсы и свитер. Роберт стоял у окна и смотрел на снегопад, который становился все гуще.

– Кэт, если снег не перестанет, не знаю, сможет ли Джеймс сквозь него пробиться, – улыбнулся он ей.

– Он сказал, что прилетит к утру. Так или иначе, ждем.


Роберт принял душ, побрился и переоделся. Войдя в гостиную, он увидел, что Кэт задремала. При его появлении она вздрогнула и проснулась.

– Все в порядке, – сказал Роберт, – это всего лишь я.

Кэт потерла глаза.

– Хочешь есть? – спросила она. – Кладовые доброго доктора неплохо укомплектованы.

– Так что, будем есть его еду и чувствовать себя как дома?

– Такая уж у ФБР работа. Потом ему все компенсируют.

– Кстати, – заметил Роберт, – мне не хочется заводить этот разговор, но здесь только одна кровать.

– Ты слышал когда-нибудь о разделительной доске?

– Да. Это из времен американских первопроходцев. Если не связанной узами брака паре приходилось спать в одной постели…

– Именно, – сказала она. – То посередине постели клали доску, и обоим запрещалось пересекать эту границу руками, ногами и прочими частями тела.

– И чтобы никому из нас не пришлось спать на стуле в гостиной…

– Мы лучше воспользуемся разделительной доской – без доски.

Роберт улыбнулся. Слишком уж радостно, подумала она.

– У тебя возникли грешные помыслы?

– Нет, я просто улыбаюсь.


Импровизированный ужин закончился, и Кэт в неловком молчании встала и направилась в спальню. Роберт, не решаясь сделать первый шаг, занялся мытьем посуды. Она зажгла газовый камин и подошла к окну полюбоваться снегопадом.

Роберт незаметно возник у нее за спиной и нежно обнял. Несколько секунд она не шевелилась, потом высвободилась.

– Долой разделители, – почти прошептала она.

– Прости.

Он смутился, когда она взяла его руки и положила себе на бедра – он этого не ожидал.

– Вот, – сказала она. – Вот так.

Его объятие было нежным и осторожным, но Кэт решительно обняла его за шею и потянулась к его губам.


День седьмой. Аэропорт Бойса, штат Айдахо, 3.00.

Джордан Джеймс вздрогнул и начал медленно приходить в себя. Перед ним стоял командир экипажа самолета «Гольфстрим».

– Господин госсекретарь!

Майор, отметил Джордан. Но выглядит слишком молодо, чтобы командовать самолетом с высшими правительственными чиновниками на борту.

Джордан окончательно проснулся и выпрямился, удивленный неподвижностью самолета.

– Сэр, погода в Солнечной долине – хуже не придумаешь. Мы приземлились в Бойсе, чтобы переждать буран. К рассвету должно распогодиться.

– Который час, майор?

– Три часа по местному, сэр. Можно уютно устроиться и здесь, или, если хотите, мы найдем вам где-нибудь комнату.

– Нет, – покачал головой Джордан. – Я останусь на борту. Не хочу оказывать на вас давление, но мне нужно попасть на место как можно скорее.

– Да, сэр. Я дам вам знать, когда мы сможем вылететь. Теперь уже скоро.

Джордан поблагодарил пилота и выглянул в иллюминатор. Его внимание привлекла группа замерзших легко одетых мужчин, столпившихся на летном поле рядом с одномоторным гидросамолетом «сессна-караван».

Как же гидросамолет смог приземлиться? А, на поплавках есть убирающееся шасси. Но куда они летят в такой час?


В предрассветной темноте Кэт открыла глаза и пошевелилась. Теплой волной накатили воспоминания о восторгах прошлой ночи, воплотившихся в мужчине, который и сейчас обнимал ее и прижимал к себе. Электронные часы у кровати показывали 6.25.

Кэт осторожно выскользнула из постели и, не одеваясь, пошла в ванную. Перед дверью помедлила и выглянула в окно спальни. Снег перестал, небо было чистое.

Когда она на цыпочках вернулась в спальню, Роберт все еще спал. Она склонилась над ним и поцеловала в шею.

– О-у, – тотчас проснулся он.

– Разделительная доска не сработала, – сказала Кэт.

– Не сработала?

– Нет. Я оказалась плохой девчонкой.

Он улыбнулся и погладил ее по щеке:

– Чертенок.

– А теперь одеваться – и на службу, – сказала она, одним быстрым движением стаскивая с него одеяло.

– Эй! Звонил кто-нибудь?

– Нет, но позвонят.


Менее чем в двух сотнях метров от них в окошке невзрачного фургончика показалась одинокая фигура с биноклем ночного видения. В спальне хижины горел свет, потом свет зажегся на кухне, и фигура обратилась к своему закутанному в парку напарнику, сидящему на полу:

– Включай свои уши.

Тот надел наушники, настроил направленную антенну, навел ее на окна хижины.

– Что говорят? – спросил тот, что с биноклем.

– Говорят о яичнице с беконом и о том, кто где находится.

– Кто, например?

– Мы. И еще кое-кто.

– Доктор Мэверик, наверно.

Мужчина с наушниками наклонился и замахал рукой, призывая к молчанию, потом выпрямился и чуть слышно пробормотал:

– Господи боже! Вот Шону подарочек! Угадай, кого ждут к завтраку?

– Кого? – заволновался напарник.

– Всего лишь госсекретаря.

У них за спиной вспыхнули фары. По заснеженной дороге медленно прокладывал себе путь пикап с прицепом. Перед домом Мэверика он слегка притормозил, а потом снова дал газу и скрылся из виду.


Сначала Кэт показалось, что это лязгает что-то внутри хижины. Она взглянула на Роберта и пожала плечами.

Внезапный грохот распахиваемой двери застал их врасплох: в кухню ворвался тепло одетый человек с револьвером.

– Не двигаться! – Голос был мужественный, низкий – и угрожающий.

Кэт и Роберт одновременно вскочили на ноги, подняв руки вверх. Человек захлопнул за собой дверь и вошел в дом – глаза сверкают, рука с револьвером дрожит.

– Кто вы такие? – спросил он.

Кэт внимательно посмотрела на него:

– Доктор Томас Мэверик?

– Кто его спрашивает?

– Агент ФБР Кэт Бронски. Если позволите, я достану удостоверение.

Человек перевел взгляд на Роберта:

– А это кто?

– Я Роберт Маккейб, один из уцелевших во вьетнамской авиакатастрофе, корреспондент «Вашингтон пост».

Мэверик заглянул в гостиную, потом махнул револьвером в сторону Кэт.

– Давайте ваше удостоверение, – приказал он, внимательно глядя, как она выполняет приказание, и стал изучать жетон и ламинированную карточку.

– Доктор Мэверик, не надо размахивать револьвером, – сказала Кэт.

Он посмотрел на свой тридцать восьмой, кивнул и положил его на стул.

– Простите. Я увидел вас в своем доме и не знал, кто вы такие.

– Похоже, вы напуганы. На вас кто-то охотится?

Он не ответил на вопрос.

– Объясните мне, зачем вы оказались в моем доме?

– Вы знаете Уолтера Карнеги? – спросила Кэт, отметив, что лицо его на мгновение исказила гримаса страха.

– Почему вы спрашиваете?

– Потому что это он велел нам вас найти.

– Уолтер мертв.

– Мы знаем, – сказал Роберт. – Он был моим другом.

Доктор Томас Мэверик тяжело вздохнул.

– Нам нужно, – вмешалась Кэт, – начать с самого начала. Мы можем многое вам рассказать, но я думаю, вы нам расскажете еще больше.

– Нам нужно уйти отсюда. Несколько минут можно поговорить, но потом надо идти. Здесь небезопасно.


Сине-белый «Гольфстрим» совершил посадку в Хейли, штат Айдахо, пробежал по посадочной полосе и подкатил к зданию аэровокзала, где пассажиров самолета ожидала машина с заведенным двигателем.

Джордан Джеймс подхватил портфель и дорожную сумку и подумал, отпускать ли самолет. В Бойсе располагался аэродром Национальной гвардии, и первоначально предполагалось, что самолет с экипажем будет ждать там. Он решил, что этого будет достаточно. Даже если он сразу найдет Кэт, все равно им потребуется несколько часов.

Когда заглушили моторы и опустили трап, один из членов экипажа сбегал к шоферу, чтобы убедиться, что он – тот самый, кого наняли возить столь важную персону, и вернулся к самолету помочь выйти госсекретарю.

– Сэр, командир сказал, мы появимся здесь через два часа после вашего звонка. Мы будем ждать в Бойсе.

– Понятно. До скорой встречи.

Пилот отдал честь и скрылся в самолете.

– Куда прикажете, сэр? – спросил шофер.

– Подождите секундочку, – ответил Джордан. – Сейчас позвоню и узнаю. – Он набрал номер спутникового телефона Кэт и с облегчением услышал ответ.

Когда они свернули на шоссе, «Гольфстрим» над их головами устремился к западу. Тут же заходил на посадку гидросамолет «сессна».


Арлин Шон застегнул молнию пуховой куртки и спустился с трапа, за ним – его люди. Они наняли два джипа и устремились на юг Солнечной долины.


Кэт разглядывала Томаса Мэверика. Похожий на медведя, весом килограммов под сто двадцать, а ростом – под метр девяносто, с густой рыжеватой бородой и почти лысой головой, он был физиком с двадцатилетним опытом работы над «черными проектами» – такими, как бомбардировщик «Б-2», и многими другими.

– Мистер Маккейб, все это должно остаться в глубокой тайне. Если вы упомянете мое имя или представите меня как источник информации, я найду способ сделать вам больно.

Поймав стальной блеск в его глазах, Роберт понял, что это не пустые слова, и кивнул:

– Даю слово.

– Вот и хорошо. Мне кажется, какие-то властные структуры разыскивают меня – по той же причине, что и вы. Им кажется, что я знаю больше, чем я знаю на самом деле.

– Сначала скажите одну вещь, – сказала Кэт. – Если «глубоко законспирированный источник» Уолтера Карнеги – это не вы, то как вы думаете, кто бы им мог быть?

– Не знаю. Уолтер мне не говорил, но кто бы это ни был, он специалист в этой области.

– Вы упомянули о «черных проектах», – напомнила Кэт.

– Я не занимался разработкой лазерного или лучевого оружия. Знаю ли я о «черных проектах» по лазерному оружию? Да. Велись ли в интересах национальной обороны разработки такого оружия? Да. Принесли ли эти проекты огромные прибыли компаниям-исполнителям? Да. Подотчетны ли исполнители этих проектов кому-либо, кроме непосредственных руководителей? В большинстве случаев – да, но бывают исключения. Что и случилось, я полагаю, с исследованиями в области лазерного оружия, предназначенного для уничтожения живой силы противника.

– То есть как? Руководители проекта потеряли над ним контроль?

Томас покачал головой:

– Проект зажил собственной жизнью, неподконтрольной Конгрессу и даже Министерству обороны, благодаря троим людям в верхах, весьма умным, но достаточно безответственным.

– Я не вполне понимаю, – сказала Кэт.

– Для начала вы должны понять, что в этих «черных проектах» крутятся миллиарды долларов. С лазером, уничтожающим живую силу противника, было вот что: несколько лет назад на испытаниях произошел несчастный случай, о чем мне вообще-то знать не полагается. В результате аварии ослеп один молодой инженер, который оказался племянником главы администрации президента. Разъяренный глава администрации узнал о назначении этого проекта и убедил президента закрыть его и запретить все такого рода работы. Тем самым президент лишал подрядчика дохода в несколько миллиардов долларов.

– И тогда подрядчик «черного проекта» решил пренебречь запретом?

– Не так все просто. Пентагон встал на защиту подрядчика и позволил ему переориентировать проект – эти исследования нужно было пристегнуть к другим, не запрещенным программам разработки лазерного оружия. На самом деле руководители проекта обманывали даже министра обороны.

Кофеварка пискнула: кофе был готов. Кэт отказалась, Томас налил по кружке себе и Роберту и снова сел.

– Чтобы вызвать у властей твердую решимость развивать новый тип вооружения, нужно иметь постоянную военную угрозу со стороны. Если такой угрозы не существует, ее приходится выдумать.

– Так вы говорите… – сказал Роберт.

– Я говорю, что до последнего времени не существовало угрозы того, что кто-то разрабатывает ослепляющие пушки.

– Вы имеете в виду, – вмешалась Кэт, – «черный проект» выиграет от того, что украденные образцы будут использованы против гражданских самолетов?

Доктор Мэверик усмехнулся:

– Подумайте, какой будет реакция на известие, что эти катастрофы вызваны лазером. Правительство станет громогласно требовать международного запрета на разработку подобного рода оружия. Одновременно будет отдан секретный приказ произвести тысячи единиц такого оружия и хранить его на случай, если кто-нибудь нарушит запрет.

– То есть в интересах «черного проекта» было помочь этим лазерным пушкам потеряться?

– Косвенным образом – да. Если лазерное оружие было похищено и продано на черном рынке, как подозревал Карнеги, то руководители этого проекта, вероятно, поняли две вещи: во-первых, это были ранние образцы, количество которых весьма ограничено. И во-вторых, раньше или позже какая-нибудь военная или террористическая группировка воспользуется этими образцами и тем самым спасет их от того, что им страшнее преисподней, – от закрытия проекта.

– Мы думаем, – сказала Кэт, – что Карнеги знал, что после катастрофы «Сиэр» правительство США прилагало титанические усилия, чтобы скрыть факт похищения лазеров. Но вы полагаете, что руководители проекта, возможно, и не думали препятствовать краже?

– Им могли вообще не докладывать о пропаже оружия, – сказал доктор Мэверик.

– Тогда кто же, как вы думаете, за вами охотится? – спросил Роберт.

– Самые вероятные кандидаты – террористы, похитившие это оружие, но наверняка я не знаю. Это могут быть и террористы, и наши же люди.

– Что вы имеете в виду? ЦРУ?

Доктор Мэверик посмотрел в окно:

– Не знаю. Но кто-то боялся Уолтера Карнеги до такой степени, что убил его. Слушайте, давайте отсюда уйдем. Я бы хотел запереть дом и уйти.

Кэт побарабанила пальцами по столу:

– Доктор Мэверик, вы знаете Джордана Джеймса?

– Да. Несколько лет назад он возглавлял ЦРУ.

– А теперь он государственный секретарь. Через несколько минут он сюда приедет.

Казалось, Мэверик испугался:

– В мой дом? Зачем?

Послышался шум мотора и скрип шин по снегу, в окна гостиной проник свет фар. Из машины выбрался Джордан и быстро прошел к дому. Машина осталась на дороге, двигатель работал на холостых оборотах.

Кэт представила Джордана Томасу Мэверику и Роберту Маккейбу.

– Мне нужно поговорить с тобой наедине, Кэт, – сказал Джордан. – Если, конечно, твои друзья простят нас.

Кэт надела парку доктора Мэверика и провела Джордана к задней двери. В молчании они прошли полсотни шагов, и лишь потом Кэт заговорила:

– Что случилось, дядя Джордан?

– Кэт, внутри ФБР есть группа изменников, работающих на «Нюрнберг». Кто бы это ни был, их соблазнили обещанием огромных денег.

– Но как это может быть?

– Старинное изречение «каждый имеет свою цену» – горькая правда. И Бюро – не исключение.

– Сколько, ты говоришь, их человек?

– Два или три, причем, вероятно, на очень высоких должностях. Они помогают с удостоверениями, предоставляют лжеагентам нужную информацию, в том числе и данные прослушивания телефонов. Вот почему каждый твой звонок Джейку Роудсу помогал тем, кто старается заставить вас всех замолчать.

Она лихорадочно пыталась осмыслить то, что он говорит.

– Агенты «Нюрнберга» могут оказаться и здесь. Мы должны – ты, мистер Маккейб и доктор Мэверик – сесть в мой самолет. Он сейчас в Бойсе, экипаж ждет моего звонка. Пока вы на борту этого самолета, они вас не тронут. Напасть на пассажирский самолет или на правительственный – это все-таки огромная разница. Последнее поставит на ноги вооруженные силы США.

Вдруг Кэт схватила его за рукав и жестом попросила замолчать, глядя на дорогу, туда, где стоял «линкольн» Джордана.

– Что там? – тихо спросил он.

– Ш-ш-ш, – зашептала она в ответ. – Твоя машина.

Передняя дверца машины открылась, и кто-то скользнул за руль. За машиной шла непонятная возня, потом две фигуры вытащили на дорогу чье-то тело и поволокли в кусты.

– Стой здесь. Я сейчас приведу Роберта и доктора.

Кэт бросилась к задней двери дома. Он видел, как она вошла, как на минуту зажегся свет в задней части дома, потом – яркий – в гостиной, а потом все трое с сумками в руках выскользнули из задней двери и устремились к нему.

– Кто это? – пыхтя, спросил доктор Мэверик.

– Не знаю, – покачала головой Кэт.

У поворота дороги показалась еще одна машина и тоже подъехала к дому. Она остановилась в сотне метров от первой и погасила фары, но никто из нее не вышел.

– Прибыло подкрепление, – прошептала Кэт. – Им не потребуется много времени, чтобы понять, что мы сбежали. – Она обратилась к доктору Мэверику: – У кого-нибудь по соседству есть машина, которую можно угнать?

Он указал в противоположную от дороги сторону:

– Там, за деревьями, дом с отдельным гаражом, а в гараже – снегоуборщик.

– Идем, – решительно сказала Кэт.


В маленькой снегоуборочной машине уместились все четверо. Кэт прыгнула за руль и с облегчением увидела, что она заводится без ключа.

– Как отсюда выбраться? – спросила она.

– Поворачивайте налево. Разорим несколько садов, но там метрах в трехстах есть другая дорога.

– Фары включать не буду, – сказала Кэт, выезжая из гаража. – Все равно скоро солнце встанет.


Шум мотора в предрассветной тишине немедленно привлек внимание Арлина Шона, который прятался за одним из джипов. Он поднес к губам рацию:

– Что там такое?

– Не знаю, – ответили ему. – По звуку похоже на снегоуборщик.

Шон поразмыслил секунду, глядя на яркий свет в окнах хижины Мэверика, и снова включил рацию:

– Идиоты! Они удрали! Вперед, на звук мотора!

Сев в джип, он скомандовал:

– Проверьте дом. Живо!

Мотор джипа ожил, фары вспыхнули, и машина помчалась налево, то и дело тормозя на обледенелых участках дороги. Наконец машина въехала в рощу.

– Тупик, – буркнул Арлин. – Разворачивайся! Где-то же здесь должна быть дорога.


– Неподалеку отсюда есть дорога получше, – сказал доктор Мэверик. – Если мы на нее выберемся, то попадем прямо в город.

– А к аэропорту какая дорога ведет? – спросила Кэт.

– Та же самая.

Кэт полуобернулась к Джордану:

– Ты можешь вызвать свой «Гольфстрим»?

Джордан вытащил сотовый, набрал номер и сделал нужные распоряжения.

– Они будут здесь через полтора часа.

– Не так уж скоро.


Водитель джипа вырулил уже из третьего заваленного снегом тупика и газанул назад, к той единственной дороге, в которой был уверен.

– Может, это какой-нибудь снегоход, – сказал он.

Они помчались по вспомогательной дороге и сразу за поворотом заскользили и остановились – в свете фар что-то промелькнуло.

– Это снегоуборщик, – сказал Шон, глядя, как машина пересекла дорогу и помчалась направо, к роще. – За ними!

– Увязнем!

– Выполняй!

Водитель вывернул руль вправо и въехал в кювет. Джип тотчас увяз в снегу, колеса закрутились вхолостую.

Шон выпрыгнул из машины и, по пояс в снегу, устремился в направлении удаляющегося снегоуборщика. Догнать его, конечно, не удастся, но, может быть, удастся остановить метким выстрелом. Он подбежал к ближайшему дереву и, тщательно прицелившись, выпустил очередь из «узи».


Вызывающее дрожь дробное клацанье пуль по металлическому кузову было невозможно перепутать ни с чем. Кэт взглянула в зеркало заднего вида, ища, кто стреляет, и до пола вдавила педаль газа.

– Пригнитесь! – крикнула она.

Роберт оглянулся.

– Впереди аэропорт, чуть больше километра, – сказала Кэт. – Держитесь.


Арлин Шон поднес к губам рацию:

– Мы потеряли свою машину, пересаживаемся в вашу. Давайте сюда. Теперь они не уйдут.

Он сунул рацию в карман, поставил «узи» на предохранитель и пошел по сугробам к дороге встречать второй джип. Минуты через три машина подъедет, прикинул он, еще десять минут понадобится, чтобы кружным путем добраться до летного поля. Но там уже негде спрятаться – если не считать их «сессны», оно было совершенно пустынным.

– Роберт, я вспомнила, – сказала Кэт.

– Что, Кэт?

– В файле Уолтера говорилось, что военно-воздушные силы чинили препятствия его запросам об испытаниях с участием беспилотного «Ф-106», который они запустили из Ки-Уэста в тот самый день и час, когда упал «Сиэр».

– Ну и что?

– Не знаю, – ответила она. – Но ведь «Глобал экспресс» тогда еще не был угнан. Его угнали после катастрофы «Сиэр». Значит, оружие применялось не с него. Для этого они должны были использовать другой самолет, но Карнеги утверждает, что наземные службы не зафиксировали в том районе никакого другого самолета. А это означает, что радар пропустил не один, а два самолета: один атаковал «Сиэр», а еще какой-то военный самолет работал с беспилотным «Ф-106». Не могли же они лететь на беспилотнике, который сам служил мишенью! Стало быть, должен быть еще один радарный след – другого военного самолета. Но если верить Карнеги, он не зафиксирован.

– Ты думаешь, «Ф-106» тоже со всем этим связан? – спросил Роберт.

– Что я думаю? Они использовали «Ф-106» как мишень. Но кто в него целился и почему они старались спрятаться от радара?

– Погоди, – сказал Роберт. – Что ты имеешь в виду: кто целился в беспилотник или кто целился в «МД-11»?

– А что, если испытания прошли неудачно и вместо условленной цели был поражен пассажирский самолет?

В рассветных лучах летное поле поначалу показалось совершенно пустынным, если не считать рядов легких самолетов, которые целую ночь простояли под снегопадом. Не был засыпан снегом только гидросамолет «сессна».

– Ладно. Пора позаимствовать у кого-нибудь птичку.

– Может, вот этот гидросамолет? – предложил Роберт.

– К нему лучше не приближаться, – сказал Джордан. – Когда я вылетал из Бойса, он был там. Теперь он здесь, и здесь эти убийцы.

Кэт опешила:

– Ты думаешь, они прилетели на нем?

– Получается, что так.

Она заметила открытый ангар и устремилась к нему, пытаясь снаружи рассмотреть, что за самолет там стоит. Большой, крылья высокие… «Альбатрос»!

Кэт въехала в ангар, припарковала снегоуборщик у стенки, схватила сумку и, жестом показав остальным, чтобы они следовали за ней, помчалась к хвосту огромной амфибии. Трап был спущен, она быстро вскарабкалась по нему, добежала до кабины и включила компьютер, чтобы проверить уровень горючего. Слава богу! Почти полные баки!

Через окно кабины она позвала Роберта, Мэверика и Джордана:

– Поднимайтесь и втаскивайте трап.

Кэт запустила двигатель – не дыша, слегка нажала на газ и стала ждать. Оба мотора заработали, сначала потихоньку, а потом ровно загудели в полную силу.


Когда джип свернул на заснеженный бетон, Арлин Шон указал пальцем в направлении северной рулежной дорожки.

– Вот их следы! Они спрятались где-то в ангарах.

Когда из открытых ворот ангара наперерез джипу вырулил «альбатрос», Шон замер. Водитель совершенно растерялся:

– Что будем делать, Арлин?

– Нет! Это не они! У них не было времени! Быстро, в ангар!

Водитель джипа въехал в открытые ворота и резко затормозил у снегоуборщика с невыключенным мотором.

– Это все-таки они! – взвыл Арлин. – Скорее в самолет! Мы догоним их в воздухе!


– Кэт, куда летим? – спросил Роберт.

– В Бойс, если получится. Там воздушная база Национальной гвардии. Позвони в полицию Бойса и на эту базу. Пусть будут готовы нас защищать, когда приземлимся.

– Когда? Через час?

– Не раньше.


«Сессна» устремилась в погоню.

– Я их вижу, – сказал Шон своему пилоту. – Поднимись как можно выше, но не обгоняй.

– Мы быстрее, Арлин, но не настолько.

Они изменили курс, заходя наперехват громоздкой амфибии, и через десять минут ее нагнали. Шон тронул пилота за плечо:

– Заходи слева и сверху, чтобы они нас не видели.


Кэт успокоилась и откинулась в кресле, следя за приборами. Ее взгляд остановился на указателе скорости – и вдруг он разлетелся под градом пуль.

Она посмотрела налево и над левым крылом увидела «сессну» с открытой дверью, в которой виднелись две фигуры с автоматами. Пули летели в левый двигатель.

Кэт почувствовала, что самолет кренится влево, и выжала правую рулевую педаль. Вдруг до нее донесся голос Роберта:

– Кэт, мы горим!

Снова град пуль и громкий стон сзади. Огонь разгорался, и Кэт упала духом. «Альбатрос» слишком велик и тяжел, и ему нанесен значительный ущерб – маленькая мощная «сессна» куда маневреннее.

Внизу показалась узкая горная долина. Направив туда «альбатрос», она отключила правый двигатель и вошла в пике. В долине Кэт увидела озеро.

– Держитесь! Я буду садиться на воду! – закричала она.

Кэт резко сбросила газ сектором правого двигателя и до упора вдавила ручку закрылков. Над самой поверхностью озера она сделала еще усилие, слегка подняв нос самолета, когда он коснулся воды.

Но скорость была слишком велика – «альбатрос» врезался в берег, по инерции прополз по мелководью и застрял в пихтовых зарослях.

Кэт стукнулась головой о приборную панель, но сознания не потеряла. Помотав головой, взглянула на Роберта. Он стирал кровь с лица, но, казалось, был в полном порядке.

– Нужно выбираться отсюда, – сказала она. – Вон они садятся.

Роберт отстегнулся и, прежде чем помочь выбраться Кэт, выглянул в салон. Доктор Мэверик наклонился над распростертым на полу Джорданом Джеймсом.

– Он ранен, – сказал доктор Мэверик.

Кэт ринулась к Джордану:

– Дядя, в тебя попали! Надо отсюда выбраться.

Кэт, Роберт и Том Мэверик вынесли Джордана Джеймса из самолета.

– Пистолет у меня в сумочке, – сказала Роберту Кэт.

– Я возьму! И захвачу аварийный комплект.

Втроем они уложили Джордана около носа искореженного самолета. Роберт сбегал за сумочкой Кэт и комплектом первой помощи.

Вдруг их слуха достиг клацающий звук взводимого курка. Из-за носа самолета выступил Арлин Шон.

– Брось пистолет, Бронски, – скомандовал он.

Она со вздохом положила оружие на землю.

– Отбрось подальше, – приказал он.

Она подчинилась, а потом указала на Джордана:

– Вы знаете, кто это?

Арлин Шон улыбнулся. Рядом с ним стояли еще двое с оружием на изготовку.

– Наш уважаемый государственный секретарь. Как себя чувствуете, Джордан?

– Что? – лицо Джордана исказила гримаса боли.

– О, не надо, господин госсекретарь! Как один из директоров «Сигнит электросистемс», вы должны меня помнить. В конце концов, мы неоднократно беседовали.

Кэт обескураженно переводила глаза с одного на другого.

– Джордан, ты знаком с этим человеком?

Джордан Джеймс хрипло вздохнул и, не обратив внимания на вопрос, посмотрел на Шона:

– И что вы собираетесь делать? Убить нас всех?

– Конечно, – ответил тот. – А что мне еще остается?

Кэт опустилась на корточки рядом с Джеймсом:

– Дядя Джордан, что все это значит?

– Маккейб, доктор, – ткнул автоматом Шон. – Сядьте за мисс Бронски. Вы, ребята, отлично постарались. Вы думали, мы хотели вас убить, а мы хотели всего лишь получить назад документы по засекреченному проекту, украденные у нас человеком по имени Карнеги, которого, я думаю, вы знали. Если бы Маккейбу в Гонконге не посчастливилось уйти, нам не понадобилось бы сбивать тот самолет.

– То есть вы признаетесь в массовом убийстве? – спросила Кэт.

Не обращая внимания на ее реплику, он продолжал:

– О, я забыл представиться. Я – Арлин Шон, начальник службы безопасности «Сигнит электросистемс». Моя обязанность – хранить секреты, которые нам доверила Америка, от безответственных людей, подобных Карнеги и вам, мистер Маккейб. Позицию агента Бронски я более или менее понимаю. Она считает, что ловит преступников и пресекает расхищение секретных материалов. А у доктора Мэверика слишком длинный язык.

– Дядя, о чем он говорит?

Сердце у нее упало – на глазах у Джордана появились слезы, он смотрел на нее умоляюще:

– Кэт, я пытался его остановить.

Шон повернулся к вооруженным молодчикам:

– Стреляйте. Для исповеди у меня нет настроения.

Он отвернулся и пошел под огромное крыло «альбатроса», изломанное и искореженное.

– Шон, – собрав все свои силы, сказал Джордан. – Я изложил все на бумаге и оставил в надежном месте. Если кто-то из нас погибнет, все откроется.

– Хитрая уловка, Джордан, но я тебя слишком хорошо знаю. Ты служил десяти президентам. Ты скорее умрешь, чем поставишь под угрозу свою репутацию.

– Ты совсем не допускаешь такой возможности, Шон? – спросил Джеймс. – Если я заговорю, ты закончишь газовой камерой, а проект и компания отойдут в область истории. Уже наломано достаточно дров: неудачные испытания, халтурно сделанная пушка, сокрытие того, как был сбит «МД-11»…

– Чушь. Документов нет, потому что ты не ждал такого поворота событий. К тому же мы уже позаботились об остальных четырех свидетелях, несмотря на попытки мисс Бронски спрятать их.

– Если вы убили остальных, – немедленно откликнулась Кэт, – то где они были? Где я их спрятала? Я думаю, вы блефуете.

Не обращая внимания на вопрос Кэт, Арлин Шон снова вернулся под крыло и жестом подозвал к себе своих людей. Когда они подошли, Шон устремил взгляд на Джордана:

– Я думаю, ты лжешь. Так что все вы погибнете в авиакатастрофе в Айдахо и обгорите до полной неузнаваемости. – И он повернулся к своим людям: – Стрелять по моей команде. Приготовились.

– Ты совершаешь фатальную ошибку, Шон, – сказал Джордан.

– Фатальную для тебя? Да, конечно, – ответил Шон. – Цельсь.

Стрелки навели автоматы на Кэт и Джордана. Краем глаза Кэт увидела, что Роберт шевельнул правой рукой.

– Кстати, Бронски, – добавил Шон, – то место называется Стехекин.

Внутри у Кэт похолодело. Она открыла было рот, чтобы протестовать, как вдруг откуда-то со стороны Роберта раздался громкий хлопок ракетницы. Роберт целился в лужицу топлива под крылом – она сразу же вспыхнула.

Между автоматчиками и их жертвами выросла стена пламени. Один из автоматчиков завопил, когда пламя охватило его брюки, ступил на шаг назад, прямо в лужу пылающего бензина, и завопил еще громче.

Роберт поднял Джеймса с земли, позвал Кэт и Тома Мэверика за собой и бросился к опушке леса, под защиту деревьев.

Арлин Шон, не оглядываясь, поспешил к месту, пока еще не охваченному пламенем. Второй автоматчик не отставал от него. Но они так и не дошли до безопасного места – загоревшийся стрелок непроизвольно нажал на спусковой крючок и длинная очередь пробила топливный бак.

Чудовищный взрыв похоронил под собой крыло, фюзеляж, Арлина Шона и горящего автоматчика, беспорядочно палившего во все стороны.

Прошло несколько минут, прежде чем Кэт осмелилась поднять голову. Фюзеляж «альбатроса» превратился в груду горящих обломков. Сквозь огонь и дым она увидела невредимую «сессну», стоявшую у кромки воды.

– Роберт, – сказала она, – что это было?

– Я нашел в комплекте первой помощи ракетницу. Она похожа на авторучку. Больше ничего не смог придумать.

– Это было гениально, – сказала она.

– Агент Бронски! – Том Мэверик выпрямился, осмотрев Джордана Джеймса. – Кровотечение не утихает.

Джордан схватился за грудь и попытался откашляться. Чувствуя полную свою беспомощность, Кэт подалась к нему:

– Дядя Джордан, не надо говорить.

– Нет! Я должен все тебе рассказать. Он мертв? Шон?

Она кивнула.

– Хорошо. Они с Галлахером сошли с ума. Они решили любой ценой спасти проект.

– Проект?

– Да. Проект «Бриллиантовое копье». Лазеры, предназначенные ослеплять и убивать. Кэт, я вложил в «Сигнит электросистемс» сбережения всей своей жизни. Я думал, что это мое последнее назначение. Я думал, это порядочная компания, и тут «Сигнит» получила этот невероятно выгодный контракт. Считалось, что этот «черный проект» – самая большая удача нашей оборонной промышленности.

– Пока не ослеп племянник главы администрации?

Джордан, морщась, закашлялся.

– Я был в совете директоров. Никто мне не говорил, что работы продолжаются, но я это знал. Самонадеянность старого разведчика – мы лучше знаем, что делать, чем этот глупый президент.

– Так значит, оружие все-таки украли?

– Не было никакой кражи. Просто я позволил тебе прийти к такому заключению.

– И утечки из ФБР не было?

Он отрицательно покачал головой.

– Кто такой Галлахер? – спросила Кэт.

– Президент «Сигнит», – ответил он.

– Дядя Джордан, Шон упомянул о какой-то халтурно сделанной пушке. Так что, катастрофа «Сиэр» – это случайность?

– Да, – сказал он. – Они проводили серию секретных испытаний еще более мощной версии и поразили не ту цель.

– Так что военно-воздушные силы…

Он покачал головой:

– Впрямую не замешаны. В нашей власти было приказать не давать всему этому огласки. Все знали о падении «Сиэр», но ни у кого из испытателей не возникло подозрения, что они к нему причастны. Но на самолете-мишени не оказалось следов лазерного поражения, хотя камеры зафиксировали лазерную вспышку. Тогда они увеличили видеозапись того, что поразил лазер, и увидели двух гражданских пилотов в кабине самолета. Это невероятно мощное оружие. Я всегда опасался, что оно попадет не в те руки.

– В руки террористов? – подсказал Роберт.

Он кивнул.

– Но ведь террористической организации нет, не так ли, господин госсекретарь?

– Увы, есть. «Сигнит электросистемс». Мы стали весьма успешными террористами, даже придумали себе название: «Нюрнберг».

– Шонова идея? – спросила Кэт.

Джордан кивнул. Видно было, что это движение стоит ему огромных усилий.

– Под руководством – если можно это так назвать – президента компании Ларри Галлахера.

– Господин госсекретарь, – тихо сказал Роберт, – вы говорите, что Шон сделал все остальное – «Меридиан-5», закрытие аэропортов, катастрофу в Чикаго – только для того, чтобы не вышла наружу та ошибка с «Сиэр»?

Джордан на секунду прикрыл глаза:

– Я не знал, что он делает. Из телефонного разговора с ним я понял только, что готовится какая-то диверсия. Я пытался их остановить. – Он перевел дыхание. – Галлахер меня не слушал. Шон тоже не слушал. Я подозревал, что они что-нибудь устроят – или в Австралии, или в Гонконге, или даже в Токио. Вот почему я вытащил тебя с того рейса, Кэт. К тому времени я уже понял, что они сумасшедшие. Я вообще не хотел, чтобы ты летала самолетами.

– Он истекает кровью, и мы ничего не можем поделать, – сказал Роберт.

Джордан остановил взгляд на залитом слезами лице Кэт:

– Мне очень жаль. Я обманул твое доверие, я зачеркнул пятьдесят лет честной службы своей стране. Я просто не знал, что делать. Я вложил в эту компанию шестьсот тысяч, они превратились в двадцать миллионов – все в акциях. И теперь все это пропало…

– Мне так жаль, Джордан… – слезы бежали по щекам Кэт.

Еще полчаса, пока жизнь медленно уходила из тела Джордана, она сидела рядом с ним. Когда прибыл медицинский вертолет, было уже поздно.

– Роберт, нам нужно лететь в Стехекин, – сказала она.

– Думаешь, есть надежда, что он блефовал?

– Я очень хочу надеяться, что их там не тронули, но… Но в любом случае нужно знать точно. Я умею летать на «сессне».


С борта самолета они позвонили одному из лесников, и он в машине ждал их у причала. Они прыгнули в машину и помчались к дому.

Кэт дернула дверь – она была не заперта. Вытащив пистолет, она взвела курок и переступила порог. В нос ей ударил знакомый густой сладкий запах горящих поленьев.

– Стойте здесь, – сказала она Роберту и леснику, но Роберт не послушался и вошел. Лесник остался на пороге.

Дверь в спальню была приоткрыта. Она пыталась разглядеть, что там внутри, звала каждого по имени.

– Даллас? Грэм?

Скрипнула половица, и холодная дрожь пробежала у нее по спине, но она заставила себя двигаться вперед.

– Есть там кто-нибудь? Стив! Дэн!

Сквозь приоткрытую дверь она смогла рассмотреть пару ног на лежаке и руку, безжизненно свисавшую до пола. Сердце у Кэт остановилось.

– Ты кто, дорогой?

Кэт стремительно повернулась на звук знакомого низкого голоса. Даллас Нельсон стояла на пороге, удивленно глядя на молодого лесника, а Роберт, раскрыв объятия, мчался к ней из глубины дома.

– Роберт, господи боже ты мой! – закричала Даллас во весь голос.

Кэт снова заглянула в спальню. Ноги и рука зашевелились, и в дверях, протирая глаза, возник их обладатель, заспанный Стив Делейни. За ним – Грэм Тэш и Дэн Уэйд.

И тут по щекам у нее потекли слезы. Она старалась их удержать, но зачем?

Эпилог

Секретарь директора издательства, прислонясь к столу, указал на экран компьютера:

– Пришла Маккейбова головоломка.

Директор повернулся к своему монитору и вызвал на экран вступление к серии статей Роберта Маккейба, которая, по всеобщему мнению, должна была принести ему еще одну Пулитцеровскую премию.

АНАТОМИЯ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЙ КАТАСТРОФЫ

Среди бури возмущения, поднявшейся на этой неделе вокруг скандала с «Сигнит электросистемс», вчера президент объявил, что фактически каждый из его администрации, включая и его самого, может стать объектом расследования того, как «черный» оборонный проект Соединенных Штатов Америки смог перерасти в деятельность террористической группировки. «Нюрнберг» – так назвала себя псевдотеррористическая группировка силовых структур – в конечном итоге явился причиной гибели сотен авиапассажиров в двух катастрофах. (Катастрофа в Чикаго, произошедшая в то же время, оказалась не связанной с деятельностью этой группы.) Раскрытие того факта, что «Нюрнберг» был детищем силовиков, прикрывавших «черный проект» под названием «Бриллиантовое копье», повлекло за собой отставку министра обороны, курировавшего этот проект; отставку директора ЦРУ, чье ведомство негласно его поддерживало; и то открытие, что за последние четыре года более двух миллиардов долларов из денег налогоплательщиков ушло на оплату официально запрещенного проекта.

Пройдут месяцы, если не годы, прежде чем станет наконец ясна полная картина этого грандиозного скандала. Но многое известно уже сейчас, в том числе и роль участников проекта «Бриллиантовое копье» в катастрофе самолета «Меридиан-5». Их зверская жестокость привела к смерти более чем двух сотен людей. Автор этих строк остался жив лишь случайно.

Моя серия из шести материалов включает в себя как заметки очевидца и участника, так и общий взгляд на анатомию кризиса в Америке – кризиса, который влечет за собой углубление недоверия к правительству.

Примечания

1

ГСМ – Глобальная система местоопределения – спутниковый приемник, позволяющий определить свое местонахождение в любой точке Земли – прим. ред. FB2


home | Обрыв связи | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу