home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Тогда как такой вид оружия, как «Шагающая смерть», произошел от танков двадцатого столетия, хотя «ШС», в отличие от своих предшественников, передвигаются по сложным участкам территории на сочлененных ногах, а не на гусеницах, машины «Летающая смерть» ведут свое начало от боевых самолетов того же периода. Как и «Шагающая смерть», они повсеместно оборудованы синтез-реакторами и увеличителями силы тяги, что повышает их маневренность в условиях невесомости. Из уст космопилотов в их адрес нередко раздаются презрительные усмешки, их обвиняют в том, что они перегружены броней, недовооружены, представляют собой очередную попытку соединить несоединимое, что они, задуманные выполнять все, в действительности не способны выполнять ничего.

Бронированные боевые средства: Обзор современной боевой техники. Хейсаку Ариеши, 2523 год Всеобщей эры.

Еще задолго до прибытия в Новую Америку Дэв загрузил в память своего цефлинка полный текст этого тяжеловесного учения Ариеши о бронированных видах вооружений, произведения, которому явно была уготована участь стать классикой в военной истории. Он понимал, что Ариеши вместе с большинством остальных современных тактиков Империи до сих пор придерживался мнения, что «Летающая смерть» – нечто вроде палочки-выручалочки на все случаи жизни, только кустарной, временной и совершенно несерьезной, хотя машины эти применялись в течение вот уже добрых трех столетий.

Да, когда-то «Летающая смерть» действительно служила паллиативным решением, но это было давно. Начинался этот вид оружия как нечто не совсем определенное, наскоро слепленное для нужд космической войны, вскоре после того, как боевое крещение прошла «Шагающая смерть»; первоначальным замыслом было создание особых, мощных, рассчитанных на управление одним человеком манипуляторов для сборки кораблей на космических орбитальных станциях, а также осуществления иных грандиозных проектов, требовавших точности при перемещении металлических крупноразмерных конструкций. Зарекомендовали себя эти устройства как весьма неприхотливые. Что же до их маневренности, то они были столь же неуклюжи, как обычный средний астероид. Даже теперь из них не смогли сделать ничего более существенного, чем мини-кораблики, управляемые простеньким бортовым ИИ посредством цефлинков пилотов, снабженные ракетными установками залпового огня и мощными лазерами. Размеры их были настолько малы, что пилоты шутили, будто они не управляют этими колясками, а носят их на себе, как скафандры, и даже самому небольшому кораблику было под силу разместить у себя на броне довольно внушительное количество этих «прилипал». Самым большим их недостатком был и оставался низкий коэффициент соотношения силы тяги и массы, которое редко переступало границы четырех G. Это лишало их подвижности, так необходимой в бою, и маневренность их была несравнима с маневренностью космических истребителей.

А это, в свою очередь означало, что потери среди них были, как правило, довольно высоки.

Да… эти самые потери не выходили из головы Дэва с тех пор, как эскадрилья «Летающей смерти» рассеялась, и каждая из машин шла своим отдельным параболическим курсом на Верфи. Девять из десяти представляли собой просто мишени, приманки, управляемые самой тугодумной разновидностью искусственного интеллекта, который даже не был способен осмыслить то, что они просто несутся навстречу своей погибели. А вот последняя из них, десятая, была вооружена получше, но, ох, какой же уязвимой оставалась она даже для простенького стомегаваттного лазера точечного попадания.

И то, что за их штурвалами сидели дети – вот это было обиднее всего! Хорошо, ладно, никакие, конечно, не дети, просто парни и девушки значительно моложе самого Дэва, которому недавно стукнуло целых двадцать семь стандартных лет. Неужели все революции в истории подпитываются пылким идеализмом юных, мелькнула мысль.

Вообще-то и сам Дэв явно не причислял себя к старикам, если говорить по совести.

А вот чувствовать – чувствовал. Иногда.



* * * | Ксенофобы | * * *