home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Время – это все; пять минут могут отделять победу от поражения.

Адмирал лорд Нельсон, около 1805 года Всеобщей эры

Оружие называлось семпу, или «смерч», и установки эти были встроены в броню некоторых уорстрайдеров для защиты от живой силы противника на близком расстоянии. Оно приводилось в действие автоматически, когда в секторе обзора оказывался какой-то движущийся объект. Тогда на цель обрушивался управляемый поток зарядов, уничтожающих на своем пути все без разбору. Сорокамиллиметровый снаряд сразу же после вылета из ствола орудия расщеплялся, выпуская целое облако мельчайших свинцовых дробинок как самый настоящий дробовик. Дробинки эти были соединены друг с другом метровыми нитями волокна толщиной примерно в одну молекулу, обладавших прочностью, намного превышавшей самые твердые сорта стали. И это рассеянное, обладавшее огромной начальной скоростью облако пронизывало все – растительность, мышцы, кости, легкие доспехи.

Бросившись на землю и уткнувшись лицом в обломки пластбетона, Катя ощутила, как над ней, буквально в нескольких дюймах от спины, пронесся смертельный вихрь. Еще через секунду в «Тачи» ударила молния заряда из «протонки», ослепившая ее, несмотря на шлем и светофильтры, встроенные в него. Верхняя броня «Тачи» тут же раскололась и превратилась в брызги расплавленного дюраллоя. Машина неуклюже подалась вперед и затем с грохотом низверглась на землю. Страшный удар от ее падения подбросил Катю в воздух.

На несколько долгих секунд воцарилась тишина; где-то вдали продолжали греметь взрывы, доносился лязг металла, на здесь было как-то удручающе тихо. Потом в наушниках ее шлема послышались кряхтенье и звуки, отдаленно напоминавшие стон.

Дрожа всем телом, Катя перевернулась на спину и посмотрела по сторонам. Фрэнсин, окровавленная, но, вероятно, легкораненая, лежала на боку, уставясь непонимающим, тупым от ужаса, остекленевшим взором в громоздившуюся рядом кучу из почти геометрически правильных красных кубиков мяса и месива внутренностей. По-видимому, заряд семпу угодил прямо в Кена Мобри, когда тот искал, где укрыться. Вся левая половина головы, срезанная от носа до уха, лежала на земле. Немигающий глаз с немым укором уставился на Катю.

– Пошли, Фрэнсин, – проговорила Катя, поднимаясь с колен.

– Он… он…

– Ему мы уже ничем не поможем. Чем тут можно было помочь? Идем отсюда.

Когда Фрэнсин попыталась усесться, рука ее вдруг отвалилась, фонтаном хлынула кровь. Техник по вооружению непонимающе уставилась на обрубок, отхваченный чуть пониже локтя и валявшийся перед ней на земле.

Проклятье! Через ее руку прошел заряд этого ужасного семпу, и она даже не почувствовала этого. Леденящий душу страх заставил Катю оцепенеть – подобная участь была уготована и ей, не успей она вовремя пригнуться!

Она тут же бросилась к Фрэнсин и осторожно стала укладывать женщину на землю, затем, отстегнув от ноги нож, проворно отхватила от ее защитного комбинезона полоску подлиннее, чтобы наложить жгут – необходимо было остановить кровотечение. Справившись с этим, Катя незамедлительно впрыснула ей укол нанолекарства из своего индивидуального пакета, и вдруг нарастающий лязг подступавшего уорстрайдера заставил ее вздрогнуть и обернуться.

Но уже через мгновение Катя с облегчением поняла, что это был «Посланец». Его броню украшала громадная рваная пробоина, кое-где на ней виднелись следы взрывов, но машина была на ходу. Неуклюжий фюзеляж присел в каком-то гротескном реверансе, тут же открылся люк командирского отсека. В проеме показался Вик Хэган и приветственно помахал им.

– Катя! Катя! Фрэнсин! Как вы?

Она махнула ему в ответ:

– Я в порядке, а вот Фрэнсин ранена.

– Нам надо срочно убираться, они наседают на нас, – сообщил Хэган.

Выскользнув из отсека, он соскочил на землю и поспешил к Кате и Фрэнсин. Вместе они потащили уже впадавшую в забытье женщину к машине. Тем временем нанолекарство возымело действие – кровавая культя начинала затягиваться, кроме того, лекарство обладало и сильным обезболивающим действием. Если они смогут без промедлений доставить ее в медицинский центр, инженеры-наносоматики доделают остальное, чтобы впоследствии нарастить ей новую конечность.

Ясли они успеют. Если верить тому, что сказал Вик, силы Конфедерации уже вовсю отступали с мыса Диксон и из района космопорта.

– Кузо! – выругалась она по-японски. – Кто додумался отдать этот приказ об отступлении?

– Он поступил с самой что ни на есть верхушки, – проинформировал Вик. – Генерал Грир. Во всяком случае, мне приказывал лично он.

Катя покачала головой:

– Но мы ведь побеждаем, черт бы их всех побрал!

– И Уиттер то же самое говорил. Не знаю я, не ведаю, босс.

Осторожно поддерживая уже обмякшее тело впавшей в беспамятство Фрэнсин, они с трудом вскарабкались на борт страйдера и вместе попытались протиснуться в узкий лючок. Да, эти «Шагающие» явно не были приспособлены для перевозки пассажиров – модуль командира был размером с узкий, уютненький гробик, вмещавший лишь одного человека… или же двоих, если они были уж в очень дружеских отношениях.

Или же троих, если им всем как следует скрючиться и не закрывать люк. Катя ухватилась за одну из ручек на броне, когда Вик, призвав всех к тишине, громко скомандовал машине встать на ноги. Потом стал наговаривать задание бортовому ИИ, его слова были тут же подхвачены аудиосенсорами, и вороненый жук быстро зашагал, словно глотая метры.

Как странно. Когда Катя сама управляла уорстрайдером, она никогда не ощущала этого плавного, а временами и резкого покачивания машины, шагавшей по местности. Теперь же ей казалось, что ее вот-вот вырвет от чувства непрерывного падения в никуда.

Вик стащил свою перчатку, его ладонь была прижата к командному интерфейсу модуля, на лице застыла гримаса напряженного ожидания, когда он соединялся по цефлинку с управляющим устройством «Шагающей».

– О'кей, – произнес он, открывая глаза и убирая руку от пластины интерфейса. – Плохие новости, как мне кажется. Уиттер сообщает, что много наших людей полегло во время выхода из атаки. Линия разлетелась надвое.

Катя зримо представила себе это. Из всех тактических маневров самыми опасными и сложными были те, которые выполнялись прямо перед носом у противника, в особенности, если приходилось выдирать из атаки людей и машины. И, если люди были необстрелянными новобранцами, такой маневр был обречен мгновенно превратиться в столпотворение, где каждый думает лишь о том, как спасти собственную шкуру.

«Не так все это следовало делать», – размышляла Катя. Планом предусматривалось, что ее силы, выйдя из засады, сбросят противника с северного края космопорта, одним махом выметут остатки его с доля, затем соединятся с остальными «первыми рейнджерами». И если атаковавшие силы противника будут оттеснены в довольно узкое пространство, он будет лишен маневренности и ему ничего не останется, как сдаться или же быть уничтоженным.

А этот приказ отступить, последовавший до завершения маневра, перевернул все с ног на голову. Машины Кати устремлялись в восточном и юго-восточном направлении, в отчаянии пытаясь контратаковать частично уже оттесненные силы империалов.

– Только увижу этого Грира, я скажу ему пару ласковых слов, – пообещала Катя.

«Если выберусь отсюда живой», – уже про себя добавила она.



* * * | Ксенофобы | * * *