home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Человечество обнаруживает тенденцию, записанную в его обезьяньих генах, – отыскивать ущербность в отличии. Различия фамилий, цвета кожи, религиозных верований, политических идеологий, мест рождения, половой принадлежности, нормативных гигиенических требований, социального статуса, языков, уровней образования, интеллекта, прогресса в овладении технологиями, спортивного мастерства и – что, вероятно, самое возмутительное неспособность безоговорочно принять установки доминирующей культуры – все это и многое другое использовалось на протяжении всей истории человечества для возвышения одной группы людей над другой, для установления раздражавшего всех статуса-кво, основанного на противопоставлении наличия собственности у одних и отсутствия таковой у других. И все это лишь для того, чтобы в очередной раз попытаться доказать очевидное на определенном историческом отрезке времени – то, что одно племя превыше другого.

Человек и его деяния Карл Гюнтер Филдинг, 2488 год Всеобщей эры

Прошло два часа, а говорильня все еще продолжалась, иногда дело доходило чуть ли не до драки. Тэрби через некоторое время удалился, оставив Катю в обществе рабочего доков, взиравшего на нее с туповатым неодобрением. Ей казалось, что это тот самый Дак, которого она во время стычки повергла наземь, но спрашивать его об этом не решалась.

Вот как раз теперь, подумала она, удобнее всего сбежать. Большинство геников либо совокуплялись на полу, либо громко препирались в соседнем зале, в то время как за ней надзирал всего лишь этот Дак. Катя не исключала, что Тэрби поддержит ее, что в его намерения явно не входило убивать ее. Когда он произносил свой монолог, Катя разглядела в его золотистых глазах что-то похожее на… неужели это было состраданием? Но понять до конца, что же это такое, она так и не сумела. Был даже такой момент, когда из зала, где совещались геники, донесся грубый, хриплый возглас: «Кончать надо с ней! Чего там!» Катя не поняла, принадлежал ли он тому же типу, который призывал расправиться с ней, как только ее схватили, или же это был кто-то другой.

Впрочем, неважно. Среди этих геников определенно были и такие, которые имели вполне серьезные намерения прикончить ее, несмотря на все их запрограммированное послушание и лояльность по отношению к людям. Видимо, зрелище порубленных на кусочки своих же собратьев-маников было слишком сильным потрясением для них.

Спор, явно, затягивался, и Катя напряженно ждала удобного момента. Все ее чувства были обострены до предела. Да, видно, их хваленое запрограммированное послушание дало трещину, только они ни малейшего понятия не имели, как обойтись со свалившейся на их головы свободой. Они ведь даже представления не имели ни о принципе выборности, ни о голосовании. Им никогда ничего не решить… до тех пор, пока кто-нибудь из них не возьмет бразды правления в свои руки или пока сюда через стену не вломится один из уорстрайдеров империалов.

Отсюда нужно было уходить. И немедля.

Этот Дак был вооружен ее же собственным PCR. А знал ли он вообще, как с ним обращаться? Катя помнила, что, отдавая ружье Соне, она поставила его на предохранитель. Вряд ли кто-нибудь из них так уж здорово разбирался в оружии. Большинству людей сама идея о том, чтобы доверить геникам оружие, казалась немыслимой.

Не раз на протяжении последних веков генетики и военные исследовательские объединения носились со старой, как мир, идеей. Если стало возможным забраться в ген человека и создать гуманоида, который был бы законопослушным, сосредоточенным на каком-то конкретном виде деятельности, сообразительным при выполнении отдельных операций, так почему же, в таком случае, нельзя было генетически создать и воина, солдата, то есть существо, которое бы в совершенстве владело оружием в бою, бесстрашное, способное выполнить любой приказ вплоть до самоубийства, а существо дикое и необузданное в бою?

По идее, ответ на этот вопрос должен был быть положительным, и попытки создать подобное существо предпринимались не раз, и успех его был бы обеспечен, если бы только… Самой большой сложностью чисто технического порядка была проблема длительных периодов мира. Что делать этим созданиям в мирное время? В качестве решений предлагалась и массовая эвтаназия – мероприятие чрезвычайно рискованное, если речь шла об армиях, состоящих из десятков тысяч выведенных пород убийц. Можно было, конечно, и не прибегать к такой крайней мере, но в этом случае пришлось бы столкнуться с перспективой массового сумасшествия этой публики от безделья и скуки. Им нравилось убивать – это было частью их генетически скроенной натуры – и ни один сознающий свою меру ответственности политик ни за что бы не пошел на разрешение использовать их в качестве стражей порядка на улицах или для подавления массовых волнений.

Генетикам никогда не удавалось создать существо, которое, с одной стороны, было бы ведомо желанием выжить на поле боя а, с другой – оказалось бы способным на такой, в высшей степени альтруистический акт, как принесение себя в жертву, одновременно проявляя послушание, которое позволило бы этим существам сразу же после победы над врагом дружно, скопом совершить некий массовый акт самоубийства. В любом случае, для выращиваний из эмбриона полноценного геника-воина требовалось как минимум двенадцать лет – в большинстве случаев срок слишком долгий, чтобы использовать этого воина в следующей войне. Мысли этой так и не было суждено упасть на благодатную почву, во всяком случае, насколько это было известно Кате.

Кроме того, попыткам создания искусственного воина помешала и реакция общественности на саму идею получения таких существ. Стали циркулировать слухи о каких-то таинственных засекреченных проектах и заговорах, о целых армиях уже выведенных геников-воинов, которых пока держали в состоянии анабиоза, о шпионах-гениках, о таких же киллерах, специально засылаемых в гущу народа и неотличимых от обычных людей. Катя слышала массу подобных небылиц. ВИР-драмы в качестве своих главных действующих лиц непременно должны были иметь воинов-биороботов, персонажей резко отрицательных и, в конце концов, удалось убедить людей не только в том, что идея искусственного солдата, полученного в результате генного манипулирования была вздорной, но и в том, что даже косвенное использования геников в любых вопросах, имевших касание к армии, могло возыметь фатальные последствия в самых широких масштабах.

Идея дать геникам в руки оружие вызывала явно отрицательную реакцию в самых широких слоях общества. Что же касалось самой Кати, то это ей просто не приходило в голову, поскольку с гениками она вообще не сталкивалась. Короче говоря, было это вздорной идеей или нет, факт оставался фактом, что этим конкретным геникам оно все же досталось. Захвачено это оружие было скорее всего у тех из людей, которые поспешили удрать отсюда, впопыхах даже позабыв прихватить с собой ружья и пистолеты.

Но насколько хорошо они успели изучить, как с ним обращаться?

Катя поднялась. Дак сразу насторожился, и ружье смотрело теперь прямо ей в грудь.

– Сядь, – приказал он.

– Мне просто хочется попить. – Катя кивнула в сторону бара. – Там есть кран с водой. В его взгляде сквозила неуверенность.

– Но Тэрби сказал, чтобы с места не сходила.

– Но он же не приказывал тебе, чтобы ты позволил мне подыхать здесь от жажды! – Уперев руки в бедра, Катя сверху вниз смотрела на него. Ничего, не следует забывать, что геники эти все же были произведены на свет послушными и исполнительными. Неужели трагедия с их сотоварищами выбила из них это? – Можешь сам его спросить об этом!

Дак секунду или две продолжал туповато смотреть на нее, после чего, смешавшись, отвел взор.

– Ладно, иди. Но без глупостей.

– Само собой! – Повернувшись, Катя направилась к бару. Она чувствовала на себе взгляд Дака и не могла избавиться от неприятного ощущения, что дуло ружья смотрит ей в затылок.

Сейчас же!

Резко рванувшись в сторону, Катя нырнула в дверь, как с берега ныряют в воду и, не успев опомниться, приземлилась уже снаружи, у входа в бар. Перекувыркнувшись, она вскочила и, что было сил, бросилась бежать.

– Ах, ты, дрянь! – раздался ей вслед крик Дака. – Вот, сволочь, и винтовка эта чертова не работает!

Катя неслась по улице, добежав до угла, она тут же бросилась влево, затем, пробежав еще несколько шагов, свернула вправо. Необходимо как можно быстрее убраться из этой зоны… Подальше от этого космопорта, туда, где линии обороны Нью-Уэми. И хоть погони не было, Катя продолжала сломя голову нестись вперед, не обращая внимания на преграды. Эта часть улицы оставалась еще освещенной фонарями, бросавшими на тротуар яркие пятна света и углубляя тени. Перейдя на быстрый шаг, она направилась в тень, жалея, что ее цефлинк не обладал теми же корректорами чувств, что и ИИ ее уорстрайдера.

Но несмотря на слабость устройств коррекции зрения и слуха, ей все же удалось увидеть машины первой. Металлический лязг послышался где-то впереди, заставив ее замереть на месте. Она почти оглохла от страшных ударов сердца, перегонявшего перенасыщенную адреналином кровь. Катя, бросившись на живот, стала ползти к одному из зданий сразу же за углом.

Это был патруль империалов, они проверяли каждое здание на этой улице с дотошностью профессионалов, медленно продвигаясь туда, где она спряталась. Широкий проспект перегородил огромный, черный как ночь «Мицубиси-Самурай». Закованные в броню космические пехотинцы передвигались от здания к зданию.

Где-то на севере вдруг вспыхнула молния, не грозовая – дело рук человеческих – и тут же раздались громовые раскаты. В свете ламп и по лучам фонарей Катя насчитала человек тридцать, это был взвод, в задачу которого входило выявить всех оставшихся здесь после того, как из района ушли конфедераты. Чуть поодаль, в тени возвышался неуклюжий корпус одной машины. Это был легковооруженный шагающий бронетранспортер APW. Такая передвигавшаяся на четырех ногах машина в своем бронированном чреве вмещала до пятидесяти человек личного состава. Это подтвердило Катину догадку, что в объезде принимал участие целый взвод.

Вдруг из одного здания послышался крик. Тут же показались солдаты, они вели, подталкивая прикладами в спину, троих гражданских лиц, двоих мужчин и женщину. Знак над входом в здание говорил, что это было туристическое агентство, но это ничего не значило. Этих троих просто обнаружили в укромном местечке, где они надеялись переждать всю эту бурю. Военные, безликие, все как один в своих черных доспехах, выстроили их в ряд на улице. Кто-то пролаял приказ, но Катя не могла расслышать слов – было слишком далеко. Один из мужчин, когда пехотинец схватил его за руку, вступил с ним в драку.

Схватка эта продолжалась недолго – до Кати донесся сухой звук выстрела, и тут же мужчина растянулся на тротуаре. Последовали дальнейшие приказы, и двое оставшихся арестованных стали спешно стаскивать с себя одежду. Солдаты, действуя довольно бесцеремонно, обыскивали их, применяя обнаружители металла. Катя поняла, в чем дело. Смертельное оружие вполне могло быть настолько миниатюрным, что умещалось буквально где угодно, включая и естественные углубления и отверстия на человеческом теле. Судя по всему, у этих гражданских ничего подозрительного обнаружено не было. Последовала заключительная команда и арестованных, так и не позволив им одеться, со связанными за спиной руками повели к дожидавшемуся APW.

С расстояния в пятьдесят метров Катя не могла определить, кем были арестованные, людьми или же гениками.

За этой последовала и другая догадка. Если патруль и дальше будет продвигаться с такой скоростью, он доберется до «Дюн Нью-Уэми» примерно через час, может быть, даже раньше. Катя вспомнила, что когда она совершила свой побег, никаких постов охранения товарищи Тэрби не выставили, там вообще никого не было снаружи, не было даже наблюдателя. И когда империалы доберутся до них, участь этой группы будет предрешена… в лучшем случае, нескольких из них, оставив в живых, направят в какую-нибудь следственную тюрьму Империи, остальных же просто…

Катя понимала, что ей ничего не стоит скрыться от этого патруля. То, что она знала, в каком направлении он будет двигаться и даже его приблизительную скорость передвижения по этой улице, давало ей огромное преимущество. Она могла обойти его и потом отправиться напрямик, уже по другой улице в северном направлении, и через несколько минут ее уже ищи свищи. В конце концов, этим геникам она ничем не обязана…

Но поступить так она не могла. После того, как она встретилась с ними, вопрос о том, являлись ли они людьми в полном смысле слова или нет, для Кати отпал. Даже если они не были и семи пядей во лбу, как некоторые люди, они все же обладали даром речи, они спорили, убеждали друг друга. Да, некоторые из них были настроены по отношению к ней весьма агрессивно. Но были ведь и такие, которые относились к ней дружелюбно… во всяком случае, выслушали ее, чего ей не всегда удавалось добиться даже от настоящих людей. И ей сейчас почему-то вспомнился Пол Дэнвер.

Кроме того, Катя испытывала к ним что-то вроде желания по-матерински опекать их. Она своими глазами видела, как изуверски обошлись с ними их же создатели, и геники даже не поняли, в чем их вина.

Не могла она оставить в беде тех, кто уцелел.

И Катя очень осторожно, крадучись, стала шаг за шагом продвигаться туда, откуда еще недавно сбежала.

Оказалось, что за эти несколько часов ее отсутствия мало что изменилось. Когда Катя через главный вход вошла в «Дюны Нью-Уэми», ее даже никто не окликнул, и она обнаружила, что спор продолжается с прежним запалом. Эти геники, решила она, ни дать ни взять члены парламента, с такой склонностью к недержанию речи, способные молоть языком часами. Неужели и это было вложено в их искусственно перекроенные гены, раздумывала Катя, что и не давало им возможности, как иногда и их создателям, прийти к единому решению, к сотрудничеству, или же эта закодированная в генах человека особенность так и осталась незамеченной и благополучно перекочевала к ним от нас?

Она вошла в бар, все ее мускулы и нервы были натянуты как струна – она была готова к атаке с их стороны. Реакция геников была почти комичной. Тэрби уставился на нее с таким видом, будто она вдруг возникла из ничего, вопреки всем физическим законам. Дак чуть пошумел, угрожая ей все еще стоявшем на предохранителе ружьем, другие же просто в недоумении молча уставились на нее.

– Я вернулась, чтобы предупредить вас, – раздельно произнесла она, обводя их взглядом. – В четырех кварталах отсюда империалы, они направляются сюда. Они обыскивают каждое здание и арестовывают всех, кого обнаружат. С ними ходульник, к тому же не маленький.

Эта новость положила конец их дебатам, будто выстрел. К этому времени большинство их уже решило, что наилучшим выходом будет покинуть пределы Порт-Джефферсона и направиться в сторону Ново-Киева.

Беспорядочной толпой они стали расходиться, одни направились на улицу через главный вход, остальные – через другие двери. С ними отправился и Дак, так и не выпуская из рук «сломанное» ружье.

Но десять человек, включая Тэрби и Соню, вызвались идти вместе с Катей к позициям Нью-Уэми. Прежняя угроза убить ее больше не стояла на повестке дня; может, мнение их изменилось под влиянием ее напоминания об их «держателях». А может, они просто не стали этого делать из чувства благодарности.

А может, все же сработала искусственно привитая им врожденная лояльность по отношению к людям.

«Просочиться» через неприятельскую линию обороны оказалось делом не таким уж сложным, как ожидала Катя, даже если принять во внимание, что с ней было десять человек гражданских. На данный момент необходимой организованности и согласованности в действиях империалов еще не было, они пока сражались отдельными мелкими группами и не успели еще развернуть полноценную линию обороны и продвинуть ее в глубину. Пару раз их группе приходилось в полуразрушенных зданиях пережидать, пока «Шагающие» империалов и десантники не прошествуют по темным улицам, а самая неприятная встреча произошла, когда они нарвались на очень нервного новоамериканского начальника патруля.

Им крупно повезло, что этот паренек сначала окликнул их, а не открыл стрельбу. Катя убедилась позже, что все вполне могло быть и наоборот. Сначала он перестрелял бы их всех, а уж после сподобился бы уточнить их идентификаторы.

Это был молодой и неопытный солдатик, вооруженный тяжеленной плазменной пушечкой «Марк XIV», которая и выглядела-то больше его самого. Одного выстрела этой пушечки было достаточно, чтобы смести в преисподнюю всю их группу, не хуже, чем если бы какая-нибудь из «Шагающих» решила пальнуть в них семпу.

Не вступая с ним в перебранку, Катя «сдалась» этому мальчишке, который даже был почти уверен, что она – японка, после чего перегрузила данные своего идентификатора и текущие распоряжения офицеру новоамериканской разведслужбы, который тут же вскоре прибыл, чтобы допросить ее.

Пять часов спустя она уже находилась на пути в Стоун-Маунтин.

Хотя силы восставших все еще удерживались в Порт-Джефферсоне, ВКСК переместилось далеко на северо-запад, в подземный комплекс под горой Стоун-Маунтин. Первоначально этот туннель пробурили под арсенал, там же должны были расположиться и армейские продсклады Гегемонии. По мере того, как Новая Америка отделялась от Гегемонии, это сооружение расширялось, обрастало новыми коммуникациями и теперь оно стало местом пребывания нового правительства Конфедерации.

Лететь туда было делом небезопасным, поскольку воздух кишел аэрокосмолетами империалов. Катя отправилась туда на вездеходе, держась малоиспользуемых, горных путей, но даже и с них раза четыре приходилось съезжать и укрываться в придорожном кустарнике или среди листвы деревьев, чтобы не быть замеченными с воздуха истребителями империалов.

Ее доклад выслушал сам Тревис Синклер, присутствовало также несколько офицеров ВКСК. Катя была приятно удивлена, увидев здесь и Гранта Мортона. Она считала, что президент Конгресса Конфедерации вместе с остальными, просепаратистски настроенными делегатами, отчалил на борту «Транслюкса».

Слухи о ее бегстве и спасении группы беженцев уже обошел Стоун-Маунтин, и очень многие из высокопоставленных особ новоамериканского правительства проявили к этому живейший интерес. Но на позициях Нью-Уэми геников встречали не с таким энтузиазмом.

– Дорогая моя, ваша идея тащить их сюда, через позиции врага была не самая блестящая, – покачал своей лысой головой генерал Дмитрий Крюгер. Остальные безразлично смотрели на нее. Стенной экран в глубине помещения транслировал вид на центр Джефферсона. Большая часть столицы была уже охвачена пожарами – силы Империи обстреливали город с дальних подступов. Здание «Сони» зияло черными провалами на своем зеркально-голубоватом боку, Франклин-Парк лишился многих своих деревьев. Кате вспомнились весело сновавшие ипомеи, и ей вдруг захотелось расплакаться.

– Но ведь и на самом деле, – поддержал его и генерал Грир. – Они могли доставить больше хлопот, чем того стоят.

– Но ведь они хотят сражаться! – воскликнула она. Хорошо, ладно, геники эти – существа необученные. Но разве это означало, что их нельзя было чему-нибудь научить? Черт возьми, какие лее они все тупоголовые. А еще люди…

– Так что же вы предлагаете? – продолжал Грир. – Насколько эффективно они могут быть использованы против «Шагающих» противника?

– Я не о том! – выпалила Катя, презрев субординацию. Она не забыла, что именно от генерала Грира исходил этот пресловутый приказ начать отход, когда ее подразделение совершало маневр у Порт-Джефферсона, но все же попыталась сдержаться и не дать своему возмущению выхода. – Между прочим, это и их мир тоже! И они, вне сомнения, имеют право внести свою лепту в его освобождение! Помочь борьбе, которая означает свободу и для них!

Мортон звучно откашлялся и все повернулись к нему. Хотя он уже давно перестал быть военным, тем не менее, сохранил интерес к тому, что происходило в армии. Как и Синклер, он отказался от своего поста в Гвардии Гегемонии, после того, как избиратели его округа отдали за него голоса как за депутата Конгресса, но в отличие от генерала он не согласился на новую должность в армии конфедератов. Насколько Катя могла судить о его компетентности в военных вопросах, он был и оставался дилетантом, так что шаг этот был вполне оправдан.

– Все это может и так, – высказался Мор-тон, – но найдутся и такие, кто скажет, что, коль скоро у них нет никаких гражданских прав, у них не может быть и соответствующих обязательств перед Конфедерацией… таких, как борьба за свободу, суть которой они и не понимают толком, и никогда и не рассчитывали обрести ее.

– Да как вы можете быть настолько нетерпимыми, как можете вы так лицемерить… – не выдержав, взорвалась Катя.

Синклер предостерегающе поднял руку.

– Тише, тише, Катя. Никто здесь не считает, что геникам не должно быть предоставлено право сказать свое слово.

– Мы не собираемся ни лицемерить, ни проявлять нетерпимость, – грубовато возразил ей Мортон. – Мы просто реалисты, люди практические и изо всех сил стараемся найти приемлемый выход в эти сложные времена.

– Совершенно верно, – добавил Крюгер. – В этом вопросе много очень сложных моментов…

– Вы имеете в виду Радугу? – Ей за последние несколько месяцев очень много приходилось слышать о Радуге и о ее ожесточенной междоусобной борьбе с Партией Эмансипации и Свободы, да и не только с ней. – Черт возьми, генерал! Это же люди!

– Опять вы за свое, друг мой, – сказал Крюгер, – вам не так-то легко будет найти себе единомышленников. Во всяком случае, прошу вас все же не забывать, что никто и не планировал делать из них блестящих интеллектуалов, гм, скажем так, да и нет у них киберпротезов. Насколько полезными они могут оказаться для нашего дела?

Ответом Кати был лишь ее хмурый взгляд. Крюгер вел себя с ней высокомерно, а Мортон, тот вообще считал ее за пустое место.

– Мне бы хотелось кое-что сказать вам, полковник, – обратился к ней Синклер, вставая. – Как я понимаю, вы уже закончили? – осведомился он у Мортона.

– Конечно, конечно, генерал, – с готовностью согласился тот. – Благодарю вас, полковник, что вы пришли к нам.

Они распрощались, и через несколько минут, когда они оказались наедине в кабинете Синклера, тот с серьезным лицом обратился к ней.

– Катя, я должен сказать тебе, что это был не лучший способ убедить всех в своей правоте.

Катя восприняла эти слова, как будто ее ударили. Если мнение Крюгера, Грира и остальных ее не волновало, то Синклера она уважала.

– Я могу понять способ мышления новоамериканцев, – продолжал он. – В конце концов, я и сам новоамериканец. В нас сидит тот самый эгалитаристский дух наших предков с Земли, из Северной Америки. Наиболее ярко он выражается в нашем неумении испытывать трепет перед теми, кто рангом выше нас. Но, черт возьми, полковник, никогда, слышите, никогда не смейте называть «фанатиком» ни генерала, ни председателя Конгресса!

– Прошу… прошу простить меня, сэр, – ответила Катя. – Я понимаю, что перегнула палку. Понимаю.

– Ваше извинение не убеждает. – Синклер не отходил от официального тона. Катя получала сегодня взбучку, какой она не помнила с тех пор, как пребывала в новобранцах. Генерал не повышал голоса, и тон его, хоть и официальный, не лишен был все же присущего ему всегда добродушия, но он в совершенно конкретных выражениях довел до ее сознания, что существуют четкие, определенные уставом нормы взаимоотношения между военнослужащими разных званий и должностей и их следует неукоснительно придерживаться.

– Я не могу иметь в своем подчинении офицеров, – сказал он ей напоследок, – которые не в состоянии удержать свой рот закрытым, если это требуется, и которые готовы бездумно следовать лишь холодному и трезвому расчету.

И, когда Катя уже решила, что Синклер вот-вот объявит ей о разжаловании в лейтенанты, он вдруг усмехнулся:

– Ну так что, полковник Алессандро, у вас есть какие-нибудь идеи насчет того, как мы могли бы использовать ваших рекрутов?

– Гм… сэр…

– Нотации закончились. Твое искупление будет состоять в том, что ты, Катя, придумаешь что-нибудь для использования этих людей. – Она непонимающе заморгала, и он даже рассмеялся. – Ты ведь именно этого хотела, ведь так?

Она хотела именно этого и немало передумала по пути сюда и раньше, когда их маленькая группа двигалась в направлении позиций Нью-Уэми. Но пока еще не полностью оправившаяся от головомойки, которую ей здесь задал Синклер, она постепенно начала излагать ему свои идеи на этот счет.


Глава 12 | Ксенофобы | Глава 14