home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Ты вопиешь, что не смел я Аякса огромного встретить?

Нет, ни сражения, ни топота конского я не страшился!

Но Кронида совет человеческих крепче советов:

Он устрашает и храброго, он и от мужа победу

Вспять похищает, которого сам же подвигнет ко брани.

Шествуй со мною, и стой близ меня, и рассматривай дело:

Целый ли день я останусь, как ты проповедуешь, робким;

Или какого-нибудь кипящего боем данайца

Мужество я укрощу при защите Патроклова тела!

Гектор. Песнь семнадцатая. Подвиги Менелая. Илиада. Гомер, около 800 года до Всеобщей эры

Все околопланетное пространство вокруг Новой Америки кишмя-кишело кораблями. И действительно, даже такой корабль, как гигантский «Дракон» потерялся бы в этом безмерном просторе Вселенной, но сигналы опознавания и обмен данными между кораблями, то и дело вспыхивавшие во внутреннем обзоре Дэва, давали исчерпывающую характеристику и большому, и крохотному, каждому из огромного числа тех, что пытались найти для себя «окошко» для выхода на орбиту планеты.

«Донрю» и несколько самых крупных крейсеров держались группой неподалеку от Хайпорта на орбите с апогеем примерно в триста километров. Большая же часть легких суденышек, корветов, таких, как «Тоссин», и фрегатов рассеялась по трехмерному периметру примерно в сорока астрономических единицах от того места, где сосредоточились крупные. Разумеется, добиться полного контроля над такой огромной территорией не представлялось возможным, но здесь пристально следили за каждым новым выбросом нейтрино, возвещавшим о прибытии сюда очередного корабля, о чем незамедлительно докладывалось на борт «Донрю».

Оставшаяся часть эскадры «Цветок сакуры» – легкие крейсеры и эсминцы – рассредоточилась по орбитам других планет системы. Это был традиционный стратегический маневр Имперского космического флота – именно из этого исходил Дэв, разрабатывая вектор подхода «Орла». Он рассчитал, что их крейсер подойдет к Новой Америке в тот момент, когда планета будет скрыта за испещренной кратерами, медленно плывущей Колумбией. Затем, когда «Орел» выйдет из-за этого спутника, пронесшись всего лишь в нескольких километрах над пыльной, гористой, лишенной атмосферы естественной луной Новой Америки, Хайпорт и вместе с ним «Донрю» как раз скроются за горизонтом Новой Америки.

– Неплохой расчет, командор, – оценила Лара, в ее мысленном возгласе чувствовалось нескрываемое восхищение. – Очень ловко сработано!

– Всего лишь подсказка нашего уважаемого ИИ, – скромно признался Дэв. – Мне лишь оставалось следовать его указаниям.

– Но ведь выдумали все это вы.

Может, это и было так, но Дэв предпочел бы принимать поздравления попозже. С каждой минутой «Орел» все дальше и дальше углублялся в тыл врага, в район, контролируемый эскадрой «Цветок сакуры». Мышь, бросившая вызов льву, да и только!

Но, как бы то ни было, именно отважная решимость одинокого корабля и были главным оружием Дэва вместе с ВИР-имитатором, сумевшим с предельной реальностью воссоздать образ капитана японского корабля. И их «Орел» сумел все же проскользнуть через эту, казалось, непроницаемую завесу контроля, которую обеспечивали японские сторожевые посты, и потеряться в безбрежных далях космоса.

Начав процесс резкого – около шести G – торможения, «Орел» по плавному сопряжению вышел на орбиту планеты всего через несколько часов после того, как промелькнул над скалистыми отрогами Колумбии, защитившись ею, словно щитом, от бдительного ока «Донрю».

– Сообщение по лазеру! – предупредил Дэва старший офицер связи. – Нас приветствует встречный корабль. Это легкий крейсер «Юбари» класса «Нака». Командир корабля – капитан первого ранга Мицуру Хасегава.

– Я приму, – заверил его Дэв, готовясь принять сообщение по сети ВИРкома.

И снова он на капитанском мостике. На этот раз, поскольку капитан Хасегава был старше по должности капитана Ихары, именно Ихара первым должен был закинуть свое изображение перед капитаном Хасегавой. Дэв не мог сразу определить его возраст, но ему было явно за пятьдесят. Протокол предписывал Ихаре-Дэву почтительность по отношению к капитану Хасегаве.

– Идентификационный код D 983. Капитан первого ранга Хасегава. Имперский легкий крейсер «Юбари».

Теперь Дэв по причине близости двух кораблей был лишен спасительной передышки, позволявшей ему собраться с мыслями, прежде чем ответить. «Юбари» находился всего в каких-нибудь нескольких десятках километров от них.

Дэв отвесил глубокий, церемонный поклон. В данной ситуации вряд ли можно было опасаться показаться излишне вежливым. Зато любой промах мог оказаться роковым.

– Хоничива, тайса-сан, Тайса Ихара, Имперский эсминец «Араси». Чем могу служить?

– Рад приветствовать вас с прибытием на станцию, тайса-сан. – Манеры этого Хасегавы были хоть и корректными, но не холодно-официальными, а скорее, даже дружелюбными. – Хотелось бы узнать новости. Вы ведь прибыли с Земли?

Дэв обдумывал, каким должен быть его ответ. Он был готов к тому, что эти любознательные империалы не преминут выведать у него, откуда он здесь появился. И наверняка среди них найдется кто-то, кто будет знать, что «Араси» базировался на Ши Драконис. От Эриду до Земли было двадцать пять с четвертью световых, да от Земли до Новой Америки еще сорок девять без малого, и всего для полета в семьдесят четыре денька, причем, это как минимум, да если еще набросить пару недель на всякие там задержки в пути, на маневрирование при входе в систему и на передвижение уже внутри ее. В принципе, настоящий «Араси» вполне мог за эти прошедшие месяцы отмахать столько, но для пущей верности лучше было бы сказать, что он направился сюда, на 26 Драконис прямиком с Эриду – на что как раз требовалось чуть больше тридцати шести световых. Дэв был почти уверен, что ни один из кораблей «Цветка сакуры» не был на Эриду в последнее время, так что можно было смело лгать.

– Мы прибыли с Эриду, тайса-сан, – сказал он Хасегаве. – Нас там встретил специальный курьер с Земли и передал особое распоряжение о том, что мы должны направляться сюда.

– Вот оно что! Ну что там новенького на Эриду? Как обстоят дела с этой высадкой?

Дэв почувствовал, как у него по спине поползли вполне реальные мурашки. Неужели империалы нарушили перемирие? Это показалось Дэву весьма правдоподобным – если уж они решились открыто выступить против конфедератов, организовать такое мощнейшее вторжение на Новую Америку, так почему бы им, в таком случае, не разбить силы Повстанцев и на Эриду, чтобы и там воцарился «имперский порядок».

Дэву на горе дело складывалось так, что этому Хасегаве было известно о планах империалов больше, чем ему. Может быть, эскадра «Цветок сакуры» уже получила соответствующее сообщение со специальным курьером, например, или же с каким-нибудь кораблем, хотя бы с тем же самым «Араси», только настоящим, о начавшейся на Эриду высадке сил Империи? Или же Хасегава лишь думает о том, что запланированное вторжение на Эриду уже идет полным ходом и просто желает узнать у Ихары подробности?

Ответ невпопад мог вдребезги разбить план Дэва.

– Операция осуществляется согласно плана, – напустил туману Дэв. – «Араси» вряд ли был бы здесь, будь это по-иному, не так ли, капитан?

– Итаримае-е! – закивал Хасегава. – Конечно!

– Как здесь дела? – полюбопытствовал в свою очередь Дэв, чуть успокоившись.

– Все нормально. Первые операции повлекли на удивление небольшие потери и удачно завершились взятием космопорта и всех прилегающих к нему районов. Вскоре после этого нам удалось овладеть и столицей. А бунтовщики теперь перешли к партизанской войне, их базы в горах. Из. того, что мне удалось услышать от наших сухопутных коллег, наши силы подавят сопротивление бандитов в течение нескольких последующих дней.

– Ятта! – изобразил восторг Дэв. – Прекрасно!

Впрочем, если говорить откровенно, восторг он и не пытался изобразить. Он, действительно, был обрадован тем, что не опоздал. Не опоздал!

Конечно, это не доказывает, что Катя и Синклер живы, что правительство Конфедерации существует, но, по крайней мере, была хоть какая-то надежда.

– Вы не хотели бы обменяться загрузками, тайса-сан?

– Очень сожалею, капитан, – ответствовал Дэв. Вот на эту любезность он уж никак не мог ответить любезностью – непосредственный обмен цефлинк-данными между двумя капитанами хоть и входил в этикет общения, но стоило Дэву подбросить этому японцу хоть чуточку данных из своей персональной памяти – и конец этой шараде. Хотя, с другой стороны, Дэв многое готов был отдать за то, чтобы покопаться в аналогичном хранилище Хасегавы – узнать, например, как развертывались силы империалов или планы предстоящих операций. – Не могу, капитан. Не имею возможности.

Хасегава недоверчиво, а может и сочувственно хмыкнул.

– Какие-нибудь сложности, капитан?

Вообще, конечно, вряд ли можно считать проявлением хамства отказ от обмена персональными запасами памяти – ритуал этот был сугубо неофициальным. Однако, если тебя приглашало лицо, находившееся на ступеньку выше тебя, отказываться было не принято.

Кроме тех случаев, разумеется, когда приглашаемой персоне было что скрывать.

Дэв вежливо поклонился.

– Тайса-сан, для меня большая честь получить от вас такое приглашение, но к великому моему сожалению, время не терпит. У меня… я столкнулся с небольшой проблемой на борту моего «Араси». Может быть, мы могли бы назначить обмен на другое время?

– Конечно, – отвесил ответный поклон Хасегава. – Я понимаю, что у вас сейчас дел по горло, вы ведь только что вышли на орбиту.

Вежливый отказ Дэва, стало быть, принимали.

– Благодарю вас, тайса-сан. Надеюсь, что наша следующая встреча будет более длительной.

Дэв отключил ВИРком и очнулся, плавая в невесомости в рубке связи «Орла». Лицо его взмокло от пота, Дэв заметил, как от носа внезапно отделилась капля и маленьким, напоминающим крохотную планетку, блестящим шариком повисла в пространстве. Нет, он не опасался, что своим отказом возбудит подозрительность Хасегавы – этот старичок просто желал узнать новости. Это лишний раз подтвердило, что капитаны кораблей эскадры «Цветок сакуры» питались, главным образом, слухами и всякого рода известиями, которые они получали друг от друга, избегая для получения информации забираться на ступеньку выше по иерархической лестнице.

Это чуть облегчало задачу «Орла».

Снова войдя в сеть бортовой цефлинк-связи он поднял по тревоге Лару и остальной офицерский состав, объявив, что настало время действовать согласно плану.

Несколько часов спустя Дэв сидел уже в другом аэрокосмолете VK-180 «Небесный ветер» и выводил с орбиты эту машину. Этот корабль был большой, абсолютно новый, один из тех, что им удалось захватить на Дайкокукичи, поэтому у него отсутствовали опознавательные знаки подразделений. Перед мысленным взором Дэва проплывали данные, странно смотревшиеся на фоне огненных сполохов, окутавших аэрокосмолет – он входил в плотные слои атмосферы. Среди данных появилась семерка зеленых ромбиков, обозначавших вероятное местонахождение остальных аэрокосмолетов. Вообще-то достоверность таких данных, доходивших сюда извне во время входа корабля в плотные слои атмосферы, внушала сильное сомнение. Ионизационные хвосты от кораблей растягивались на многие километры за ними, светясь во тьме космоса ярко-зеленым свечением. Аэрокосмолет стал входить в более плотные слои атмосферы, огненная пелена, окружавшая его, исчезла, как только скорость аэрокосмолета уменьшилась до семи единиц.

Яркий – намного ярче, чем свет полной Луны на Земле, – застывший неподвижно диск Колумбии высветил под ним голубовато-жемчужную пелену облаков, напоминавшую расплавленное серебро. По левому и правому борту, остальные семь аэрокосмолетов держали боевой порядок. Чувство одиночества не покидало Дэва, да и остальные наверняка испытывали схожие чувства – каждый корабль имел лишь один пилотский отсек. Между ними не было переговоров по эфиру, поскольку их тут же засекли бы пеленгаторы империалов. Перед ленчем на борту «Орла» Дэв дотошно объяснил каждому пилоту все боевые порядки соединений и подразделений империалов, и их теперешний спуск на Новую Америку мог бы послужить образцом для любого выпускника Имперской военной академии.

Далеко внизу, на фоне пепельно-серых облаков высветились ярко-белые инверсионные следы. Вот эти уж точно империалы, мелькнуло в голове у Дэва. Интересно, бросятся они на них или же просто, приняв за своих, спокойненько пропустят?

Дэв переключил внимание на объемно-голо-графическую карту-макет, которую он вызвал из блока ИИ, ведавшего рекогносцировкой. Несколько маломощных лазеров давали на борт аэрокосмолета данные непрерывного сканирования поверхности планеты, им в этом помогали и несколько остронаправленных радаров. В соответствии с данными на дисплее, его аэрокосмолет находился над Морем Форрестола в пяти тысячах километрах на северо-запад от Стоун-Маунтин.

Им как раз туда и было нужно, на Стоун-Маунтин. Там, где прежде размещался арсенал вооруженных сил Гегемонии, теперь находился самый надежный бункер планеты и Дэв знал, что правительство конфедератов планировало переместиться сюда в случае падения Джефферсона. Здесь было вдоволь места для размещения и десяти таких правительств – десятки километров ходов сообщения и тысячи квадратных метров защищенных многими метрами крепчайшего гранита. Дэв продолжал вглядываться в дисплей; как только аэрокосмолет, снизившись, прорвал толщу облаков, лазерные лучи, устремившиеся вниз из подбрюшья аэрокосмолета, тут же представили ему подробнейшую картину поверхности – облачный покров заметно снижал разрешающую способность сканеров. Прекрасно. Курс верный, нет задержек и по времени. Дэв разглядел линию берега, затем какую-то деревеньку – разбросанные домишки, несколько фермерских хозяйств чуть поодаль – все это пестрым ковром проплывало на экране, хоть и находилось в тридцати километрах внизу.

– Аэрокосмолет звено IFF D369, это звено Соратака Кондору. – В сознании Дэва вдруг зазвучали рубленые фразы радиообмена. Чуть скосив взор, Дэв заметил четверку SE-280, эти стремительные машины медленно перестраивались, забирая его аэрокосмолет в клещи. – Пожалуйста, назовите себя.

– Кондору, это аэрокосмолет «Тозан». – Еще одна поэтическая форма тозан означала «Гора Востока», название это было согласовано Дэвом с остальными членами команды и возражений не встретило. – Передаю код.

И этот код тоже был извлечен из перечня образцов сигнальных и опознавательных кодов, предоставленных в их распоряжение Рэнди Ллойдом. А не изменили ли их случаем?

– Кондору вызывает «Тозан». Цель вашего прибытия? Прием.

– Подкрепление для «Ударной группы особого назначения-1». Для нас должно быть особое указание от адмирала Флота Мунимори.

А вот это было уже по-настоящему опасно. Тем более опасно, что молчание на борту SE-280 затягивалось. Само название «Ударная группа особого назначения-1» было фикцией чистейшей воды. Как и ссылка на «особое указание адмирала Флота Мунимори». Но, обращаясь к ним так, будто те на SE-280 должны знать о существовании и того, и другого, Дэв как бы перекладывал ответственность на их командира. Тот мог, конечно, и запросить по связи ставку для проверки и… либо потерять лицо, поскольку обратился бы за информацией, которой обязан располагать, или, что значительно хуже, он этим жестом заставит потерять лицо своего непосредственного начальника, который вовремя в суматохе дел не смог снабдить его этой информацией.

Или же он мог предположить, что аэрокосмолет этот и есть тот, за кого себя выдает, то есть, транспорт, имевший на борту «Ударную группу особого назначения-1», то есть подразделение, которое в качестве подкрепления должно быть использовано в сражении у Стоун-Маунтин.

Черт возьми, а кто еще это может быть, в конце концов? Зря таким именем, как Мунимори, не бросаются. Вряд ли кто-нибудь из командиров эскадрильи отважился бы обращаться с разными дурацкими запросами в его ставку!

– «Тозан», это Кондору. Вам разрешен пролет. Будьте внимательны в квадрате 57 сектор 10. Там всю ночь шли сильные бои.

– Принято. Благодарю, Кондору. И четверка SE-280-ых совершенно синхронно поднялась на свои, образованные двумя сходящимися плоскостями крылья и, дутой взмыв вверх, умчались в южном направлении, через несколько секунд ночная тьма поглотила красное пламя их выхлопов.

Даже отсюда, с высоты около десяти километров был виден бой! Внезапно на какую-то долю секунды возникали очертания гор, освещаемых сполохами беззвучных разрывов. Соединение Дэва летело уже над силами японцев. Теперь было необходимо установить связь с силами конфедератов…

…и не оказаться сбитыми своими же, которые вполне могли принять их за япошек.



* * * | Ксенофобы | * * *