home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Стрельба по танкам Преимущество всегда на стороне стреляющего. Стрельба по танкам неизменно сопряжена с немалой долей риска, но следует помнить – преимущество здесь на стороне стреляющего. Практически всегда он победитель, но есть опасность упустить момент выстрела. Храбрый и решительный стрелок может так умело воспользоваться своим оружием, что одним выстрелом, выведет из строя бронированное оружие в 80 000 фунтов весом.

Наставление по стрелковому делу для FM21-105, глава 7, раздел 1, середина XX века.

Атаковать штурмовик уорстрайдерами и расстрелять его в упор – было единственным шансом конфедератов не допустить его к ставке в Стоун-Маунтин и не позволить ему уничтожить полосу статического заграждения. Несколько часов назад экипаж штурмовика сумел избежать наезда на подложенную на участке следования машины мощнейшую мину и подорвать ее дистанционно. Часом позже штурмовиком была подавлена оборонительная линия повстанцев, подстерегавших его за толстой бетонной стеной. Все они были буквально сметены огнем штурмовика, а сама стена превращена в порошок.

И хотя дуэль уорстрайдеров у стены и закончилась частично в пользу конфедератов – им все же удалось вывести из строя машины сопровождения штурмовика, – его броня оказалась для их огневых средств непробиваемой. Колосс на гусеницах продолжал свое шествие по долине, лишь время от времени прилетал какой-нибудь аэрокосмолет или два, чтобы оказать ему поддержку с воздуха. Кроме того, у него оставались четыре машины сопровождения – три «Тачи» и «Катана». По данным, поступившим из службы разведки, в нескольких километрах к юго-востоку сосредоточилась большая группа уорстрайдеров империалов для оказания помощи штурмовику. Этой группе предстояло завершить операцию по выбиванию конфедератов из ставки и уничтожению их оставшихся частей, после того как штурмовик прорвет линию статического заграждения.

И вдруг… надежда! Слабенькая, едва тлевшая в этом непроглядном мраке, казалось, неминуемого поражения. Беспилотные посты воздушного наблюдения и оповещения сообщили о пробоине на верхней броне штурмовика, появившейся в бою. Тут же лихорадочно стали просчитывать варианты, в страшной спешке родился план действий – решено было устроить засаду, в течение секунд этот план был через цефлинки доведен до личного состава. Город Анверсен представлял собой наиболее удобное место на маршруте следования штурмовика для организации нападения на него из засады. Именно там открывалась уникальная возможность, атаковать его всеми огневыми средствами, подобравшись как можно ближе.

План этот состоял в том, чтобы подбить этот колосс, выведя из строя его ведущее колесо при помощи высокомощного пакетного заряда, либо довершить разрушения в его центральной части, нанесенные ему снарядами «Стархок» и «Страйкер», о которых и сообщали посты.

– Значит, так, ребята, – обратилась ко всем Катя по тактической цефлинк-сети. – Полный вперед! Покажем ему, кто мы есть!

Она резко рванула своего «Призрака» вперед, врезавшись с размаху в коробящуюся от огня стену, брызнули каменные обломки, часть стены рухнула, подняв тяжелые клубы пыли. Штурмовик, экипаж которого тут же встрепенулся – видимо, ее приказ, данный по цефлинку, был перехвачен, – окатил ее машину целым потоком импульсов радарного и лазерного сканирования, а башни орудий точечного поражения стали угрожающе вращаться, в любую секунду готовые выстрелить и похоронить ее под обломками машины.

Нажав на гашетку многостволок Kv-70, Катя почти в упор выпустила по штурмовику целый град ракет М-490, попав в цель, они вызвали целый каскад ослепительно-белых вспышек, сопровождавшихся выбросами плотных колец беловатого дыма – заряды их боеголовок содержали не только взрывчатые вещества, но и настроенные на уничтожение дюраллоя нанорассеиватели группы D. Мартин прошелся своим стомегаваттным лазером сначала по надстройкам верхней палубы штурмовика, затем по его бронированным бокам, после чего, в целях защиты от ответных залпов, выпустил сразу несколько зарядов антилазерной аэрозольной завесы. Белый дым почти закрывал видимость, но Катя пришпорила своего «Призрака» и вот уже пелена стала рассеиваться перед мчащейся вперед огромными прыжками машиной.

Справа и слева от себя она видела, как остальные семь машин ее взвода одна за одной выскакивали из окутывавшей их пелены, устремляясь на бронебегемота и обрушивая на него всю мощь своего оружия – от лазеров и протонных орудий, до отчаянно визжавших сверхскорострельных установок. Небо прочерчивали трассы от ракет, с оглушительным грохотом разрывавшихся где-то далеко впереди. Ночь содрогалась от лязга металла, пронизанная пламенем и ожесточенностью.

Прорвавшись вперед на своем «Призраке», Катя вдруг прямо перед собой увидела одно из ведущих колес штурмовика и тут же переместила огонь на него. Поврежденный участок его брони располагался дальше, в доброй полусотне метров, и хоть находился довольно высоко, у самой кромки обширной и густо утыканной надстройками верхней палубе, был как на ладони, что значительно облегчало прицеливание.

Сразу же под передним орудием ее «Призрака» был надежно укрыт так называемый «ранец Макэверетта» – полая, в форме трубы, полимерная упаковка, заполненная сотней килограммов пластиковой взрывчатки, снабженной ядерным детонатором с взрывателем нажимного действия, который, для пущей верности, был продублирован еще и таймерным блоком. Ее машина имела встроенный захватный манипулятор, управляемый третьим, резервным процессором. Продвигаясь вперед, Катя мысленно переместила контроль над левым захватом с расположенного слева блока орудий на второй, на тот, что управлялся дистанционно, доверив Чету управлять оружием «Призрака». Пронзительно взвизгнули серводвигатели, рука манипулятора распрямилась, затем тяжело опустилась, чтобы извлечь из-под основания ног машины тяжеленный пакет с взрывчаткой.

Вместе с Четом они продолжали вести по противнику ураганный прицельный огонь, хотя пользы от этого было мало. И ведущее колесо штурмовика, и узел его крепления были надежно защищены, а траки гусениц, толщиною в пятнадцать сантиметров были изготовлены из спрессованных и переплетенных волокон диакарба – сверхтвердого композитного материала, состоящего из технического алмаза, упрочняющих керамических добавок с включениями сверхтвердой наностали. И даже несмотря на этот ураганный огонь, выбивавший снопы искр из обшивки штурмовика, его турели и башни верхней палубы развернули жерла орудий к ним, и на «Призрак» обрушился шквал залпов.

На броне правого борта уорстрайдера заплясали вспышки от попадавших в нее лучей стомегаваттного лазерного орудия, металл, тут же вскипая, испарялся. В ее мысленном взоре замелькали предупредительные символы: утечка энергии… поврежден правый орудийный модуль… повреждена антенна…

К счастью, луч не попал в «ранец Макэверетта». Одного прикосновения лазера хватило бы, чтобы от «Призрака» остались рожки да ножки.

А теперь, ближе! Еще ближе! Если бы главные его орудия могли стрелять на такое расстояние, на которое им удалось подобраться к штурмовику, то ни Кати, ни ее бойцов уже не было бы на этом свете. Поэтому, они должны были продвинуться как можно ближе к штурмовику, попасть в «мертвую зону».

– Всем подойти к нему как можно ближе! – скомандовала Катя по оперативной цефлинк-связи. – Еще ближе!

– Я с тобой! – Через секунду к ее машине пристроился капитан Фил Джобри на своем «Скауте». Едва их уорстрайдеры поравнялись, как Джобри тут же выпустил из своей сверхскорострельной СА-5000 залп, и почти все заряды попали в цель. Машина Павловского – у них с Катей были одинаковые машины – яростно плевалась ракетами в бронированную обшивку чудовища. Но вот один из лучей все же угодил в «ранец», последовавший тут же взрыв взметнул в воздух куски раскаленной брони, и уорстрайдер Кати едва не опрокинулся от взрывной волны, а сама Катя от сотрясения чуть не потеряла сознание.

Бронированный борт штурмовика и его приводное колесо возвышались теперь перед ними, словно неприступный скалистый берег. Вдруг ослепительная вспышка молнии почти лишила Катю зрения, хотя ИИ, тут же отозвавшийся на вспышку, включил корректор яркости. За вспышкой последовал гром, будто извергнулся вулкан. На секунду или две Катю охватил ужас – ей показалось, что подбили ее машину, но тут же она поняла, что это выстрелило главное орудие штурмовика, выпустив мощнейший заряд ускоренных частиц, не уступавший по мощности заряду аналогичного орудия легкого космического крейсера. Штурмовик вел обстрел батареи конфедератов, расположившейся на склоне Стоун-Маунтин в пятнадцати километрах отсюда. Горизонт исчез, превратившись в полосу сплошного света, и вдали на мгновение встрепенулась раздвоенная, словно ласточкин хвост, синевато-белая молния и ударила в землю.

Последние из ее ракет М-490, выпущенные с дистанции в пятнадцать метров, взорвались у борта штурмовика, не оказав никакого воздействия. Столько нанорассеивателя, сколько струилось сейчас по его броне, с лихвой хватило бы на то, чтобы вообще разложить этого монстра на молекулы, но срабатывала его мощнейшая система нанозащиты – облака антинано уже клубились, растекаясь по поверхности брони, словно белый дым «сухого льда», нейтрализуя грозившие разъесть металл пары.

Все, что еще оставалось в распоряжении Кати, это стомегаваттный лазер, но толку с него было мало – его лучи просто чиркнули бы по броне железного дракона, оставив на ней разве что пару глубоких царапин с оплавленными краями. Бросив Мартину приказ продолжать огонь, Катя предприняла еще одну попытку приблизиться к штурмовику, чтобы подбросить к его левому борту «ранец»…



* * * | Ксенофобы | * * *