home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




* * *


Вице-адмирал Тетсу Кавашима, помогая себе руками, добрался до капитанского мостика «Донрю», разместился в ложе модуля управления, пристегнул ремни. Огромные штепсели подсоединились к разъемам за ушами, ладонь коснулась интерфейса и окружающая его обстановка исчезла, ее сменил Центр управления боевыми действиями эскадры.

Помещение это было фикцией, продуктом виртуальной реальности, созданной для того, чтобы электронное рабочее место в штабе Кавашимы выглядело привычнее. Здесь даже была предусмотрена иллюзия земного притяжения, его подчиненные не плавали в невесомости, а ходили, только вот кресел здесь не имелось, поскольку ВИР-персонал не обладал способностью уставать от продолжительного стояния. Большой круглый подиум в центре представлял собой трехмерную панораму Новой Америки и часть прилегавшего пространства. Над планетой кружились золотые точечки света – корабли эскадры. Каждая была снабжена особой табличкой данных, включавших название, выполняемую задачу и курс.

Кавашима материализовался рядом с дисплеем, другие офицеры – их было два десятка – увидев его, все как один, дружно поклонились адмиралу. В его мозгу зазвучал голос контр-адмирала Фузае Ето, он говорил от имени всех присутствующих.

– Коничива, чуджо-сан.

– Коничива, – сказал в ответ Кавашима, отвесив строго дозированный поклон. – Прошу продолжать.

На самом деле ничего этого не было – никто ни от чего не отрывался, не было необходимости призывать всех продолжить работу, поскольку подсоединенные умы штаба продолжали обрабатывать поступавшую к ним информацию, в каком бы виде не представали здесь их виртуальные персоны. Хотя все офицеры выглядели внешне спокойно, даже чуть расслабленно, он мгновенно ощутил какую-то скрытую напряженность. Адмирал знал, что никто из них не рискнет по собственной инициативе навлечь на свою голову адмиральский гнев.

Было бы лучше, мелькнула угрюмая мысль у Кавашимы, если бы ему позволили превратить всю эту Новую Америку просто в радиоактивную пустыню сплавившегося кварца. Разумеется, такое полное уничтожение целого мира лежало вне рамок его компетенции… да и, было бы просто непродуктивно, экономически невыгодно.

Недовольство и неприкрытое возмущение, которые неизбежно вызвала бы такая акция, безусловно, возымели бы негативные последствия. Страх, как таковой, никогда не был слишком уж полезным инструментом, если сравнивать его с силой общественного мнения. Эту истину он прочно усвоил, изучая историю стран Запада.

Но зато насколько же упростила бы ему выполнение поставленной задачи возможность, примерно наказать этот мир.

Уже вполне достаточно того, что был разрушен Кьодайна, что сорвалось наступление войск Империи на Гэйтер-Вэлли, на Стоун-Маунтин. Не прошло и тридцати часов, как один из эсминцев эскадры «Цветок сакуры» после встречи с несколькими аэрокосмолетами, прибывшими с планеты, сошел с орбиты и отправился невесть куда, на край системы. Подчиненные Кавашимы и до сих пор не могли поделиться с ним никакими соображениями по этому поводу; корабли улетали, прилетали, прибывали на имперские базы для дозаправки или ремонта, возвращались на Землю с докладами или же прибывали па Новую Америку с силами подкрепления, доставляли приказы, распоряжения.

А этот странный эсминец «Араси» пробыл на орбите Новой Америки всего лишь несколько дней. Согласно записям в его бортжурнале, который регулярно загружался в банк данных эскадры, находившийся в ставке, «Араси» дислоцировался в системе Ши Драконис – на Эриду, но с Земли получил соответствующий приказ доставить несколько подразделений курогун на Новую Америку.

Курогун. Это слово поражало своей внезапной холодностью, способно было даже вызывать страх. Означало оно «Черные силы» – так назывались особые секретные подразделения Империи. Появлявшиеся внезапно, в высшей степени мобильные, солдаты прошли специальную тренировку в Кокородо, освоили в полном объеме все премудрости древних японских боевых искусств и снискали себе репутацию современных ниндзя. Неудивительно, что никто из подчиненных Кавашимы не желал затрагивать эту тему. О «Черных силах» запрещалось даже упоминать, и широко бытовало мнение, что чем меньше о них знаешь, тем лучше.

Во всяком случае, «Араси» располагал всеми необходимыми кодами и допусками в зоны; его капитан – капитан первого ранга Ихара – обменялся приветствиями по сети ВИРкома с командирами нескольких патрульных кораблей, и ничего в его поведении не вызывало подозрения. Когда «Араси» вошел на новоамериканскую орбиту, никто и не подумал тревожить по этому поводу Кавашиму; в конце концов, командующего эскадрой «Цветок сакуры» занимали более серьезные вещи, нежели передвижения отдельных кораблей.

Это произошло четыре стандартных дня назад. А сегодня, когда на бортовых часах «Донрю» было раннее утро, в систему вошел еще один корабль. Это была «Нагара», легкий крейсер класса «Сендаи» под командованием капитана первого ранга Какеуи Мацушиды. Тридцать пять дней назад Мацушида покинул пределы системы Ши Драконис также по обычному приказу с Земли предстать пред очи Кавашимы в 26 Драконис.

Однако, когда в базу данных ставки загружали бортжурнал «Нагары», ИИ поднял тревогу. Обнаружилось явное несоответствие: если верить записям «Нагары», флот, оставшийся на Эриду, включал эсминец класса «Аматуказе» «Араси», но это было за пять дней до того, как «Араси» заявил о том, что у него имеются «особые указания» с Земли и отчалил на Новую Америку.

Запись об этом в журнале была специфическая и детальная. В соответствии с записями «Нагары», акции умиротворения на Эриду уже шли полным ходом. «Араси» принимал участие в этих операциях, бомбардировал ключевые города и предприятия с орбиты для оказания поддержки из космоса наземным войскам. И действительно, капитан Ихара был в списке особо отмеченных адмиралом Такемурой за активную роль в прорыве группировки «Шагающих» противника, пытавшихся уйти из столицы врага Вавилона.

Приказ об этом был датирован двумя днями позже, после предполагаемого отбытия из системы Эриду.

Не оставалось сомнений, что «Нагара» был именно тем кораблем, за который себя выдавал. Мацушида был когда-то старшим лейтенантом под начальством у Кавашимы, когда тот еще плавал на старушке «Аобе». Кавашима прекрасно помнил этого человека. А что же касалось этого «Араси», так это был корабль-лазутчик, капитан которого, несомненно, был одним из бунтовщиков, сумевший посредством ВИР-манипуляций пустить всем пыль в глаза, выдав себя за капитана Ихару.

Это, в свою очередь, говорило о том, что люди, в захвате которых более всего была заинтересована Империя, Тревис Синклер и остальные депутаты Конгресса конфедератов, а также высший командный состав Армии конфедератов наверняка сумели покинуть пределы Новой Америки. Вражеский эсминец, тот самый, который бесследно исчез на Эриду, это и есть та самая старушка «Токитуказе», проскочившая каким-то образом в самую гущу эскадры «Цветок сакуры», блестяще воспользовавшись бюрократической неразберихой, неизбежно возникавшей в любом мало-мальски значительном соединении, и взяла на себя вопросы эвакуации конфедератов прямо из-под носа всей прославленной эскадры.

– Прошу простить меня, чуджо-сан, – обратился к нему полковник Ето, старший офицер его штаба, отвесив адмиралу поклон именно той глубины, которую предписывал устав. – Капитан второго ранга Йошитоми послал запрос о подкреплении, перед тем как приступить к атаке базы бунтовщиков. Он настаивает на том, чтобы переговорить лично с вами…

Кавашима и сам почувствовал, как насупилась его физиономия перед непроницаемым лицом Ето, уже начинавшего понимать, что сейчас ему устроят здесь мощную головомойку, но колоссальным усилием воли подавил вспышку агрессивности.

– Хорошо, Ето-сан. Я поговорю с ним. Мы очень тщательно, в деталях обсудим необходимость выполнения приказов теми людскими и материальными резервами, которые имеются в наличии.

– Так точно, чуджо-сан!

Стало быть, птичка, скорее всего, вылетела из своей новоамериканской клетки, однако Кавашима, тем не менее, собирался разобрать эту клеточку всю, пруток за прутком. Зачастую и оставшиеся прутики могут подсказать, куда же улетела птичка.


Глава 18 | Ксенофобы | Глава 19