home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Хорошо хоть, что войны ужасны. Будь это по-другому, мы бы непременно их полюбили.

Генерал Роберт И. Ли, 1862 год Всеобщей эры

Постепенно расширяя сектор обзора, Дэв сквозь рассеивающиеся облака завесы смог как следует рассмотреть объект их предстоящей операции.

База Дайкокукичи представляла собой замысловатое переплетение балок, положенных на прогоны в виде не очень ровного креста. Емкости с горючим, криогенные контейнеры, складские территории и жилые корпуса располагались по периметру базы, а три самых крупных жилых модуля вращались вокруг своей оси, создавая искусственное гравиполе. Второй, третий и четвертый уровни вмещали в себя склады нанотехнологических изделий, компрессорные станции, литейные цеха, участки окончательной доводки; пятый уровень занимали разнообразные краны, приспособленные для работы в условиях невесомости, манипуляторы, склады готовой продукции и платформы, где стояли на приколе завершенные корабли, а также те, постройка которых близилась к концу. Через центр всего этого сооружения проходила ось, своими очертаниями напоминавшая гигантское веретено, вместившая в себя модуль ядерного реактора и центр управления. Лазеры внешней защиты, служившие для уничтожения метеоритных потоков, которые были здесь отнюдь не редкостью, прекрасно справились бы в случае надобности и с любым кораблем-нарушителем, забреди он сюда. Они были смонтированы на особых выносных турелях, что обеспечивало им максимальный сектор обстрела.

Капитан Андерс тоже была частью этой, созданной ВИР-реальностью, сцены.

– Да… Недурственно, – произнесла она. – Командор, а тебе не кажется, что у них имеется что-нибудь вроде засады на той стороне планетки?

Дэву слегка резанул ухо непривычный титул. Он еще не успел свыкнуться с не совсем официальным рангом, пожалованным ему Тревисом Синклером, когда тот назначал его ответственным за эту нелегкую миссию. Дело было в том, что сейчас конфедераты отказывались от ранговой структуры японцев, которая царствовала в Гегемонии в течение вот уже нескольких столетий, и переходили к той, что была принята в свое время в армиях западных стран до того момента, как Япония стала завоевывать ключевые позиции, формально Дэв оставался капитаном первого ранга, что соответствовало в армии чину полковника, и это новое обращение казалось ему странноватым, но ничего не поделаешь – еще задолго до того, как человек шагнул в космос, на любом корабле должен был быть капитан, командор, и он должен быть один. И это обращение к нему по-новому способно было вогнать его в краску, когда звучало из уст людей, обладавших куда более солидным опытом командования кораблями, нежели он сам. Но не это занимало сейчас мысли Дэва.

– Если у них и есть там корабли, они должны будут их убрать, иначе мы все равно засечем их нейтронные выбросы, – пояснил он Ларе. – А вообще здесь все выглядит гораздо спокойнее, чем я ожидал.

– Наш ИИ утверждает, что здесь, на Верфях находятся после капитального ремонта восемь или десять кораблей, – согласилась Лара. – Но никак не четыре. Интересно, где они?

Этот непростой вопрос наводил на размышления, но был вполне к месту. Горсточка кораблей патрулировала дальние подступы к Афине, но еще пройдут часы, прежде чем они узнают, что здесь что-то не так, настолько огромными были расстояния даже внутри этой, казалось бы, игрушечной системки, В последние секунды их подхода атакующие засекли четыре различных источника энергии, и это могли быть как раз те четыре корабля, но ведь не исключено, что это вовсе и не они, а какие-нибудь еще, случайно здесь оказавшиеся корабли. Строго говоря, империалы должны бы располагать небольшой эскадрой на случай возникновения подобных обстоятельств, и корабли эти должны находиться либо на самих Верфях, либо где-нибудь рядом, на очень близкой к базе орбите. Но где они? И что это за корабли? Если у империалов и есть среди них крейсер или даже что-нибудь посолиднее, то не исключено, что рейд этот мог оказаться одним из самых коротких и бесславных в истории борьбы Конфедерации за независимость.

– Те корабли, что в доках, наверняка боеспособны, – ответил Дэв. – Или станут таковыми, как только экипажи займут места. А теперь скажи-ка там своим людям на сканерах, чтобы они глядели во все глаза и слушали свои цефлинки. Не хочу, чтобы нам здесь поднесли какой-нибудь сюрпризик. И пусть последят за ядерными снарядами.

Самое опасное, если противник сейчас, на данном этапе атаки применит против их «Летающих смертей» ядерные ракеты. И никакие облака завесы тут не помогут – они просто не в состоянии противостоять ни самим ракетам, ни тому сильнейшему потоку жесткой радиации, который возникнет в результате их разрывов, а они непременно будут взорваны до того, как их успеют засечь и обезвредить установки лазерной защиты, и тогда их кораблям конец.

К счастью, такое развитие событий в общем-то маловероятно. Если верить разведке, персонал базы Дайкокукичи состоял как из представителей Империи, так и Гегемонии. По закону право распоряжаться ядерным оружием принадлежало лишь Имперским силам и никому больше. Офицеры Гегемонии к нему и близко не подпускались, кроме того, даже сами японцы должны были иметь особое разрешение от соответствующих представителей командования, причем, весьма высокого ранга, на то, чтобы использовать против нападающих, кем бы те ни были и какие бы намерения не имели, ядерное оружие.

Но расслабляться никак нельзя. С тех пор, как Дэв в последний раз видел своими глазами очередную директиву командования Имперским флотом, существовавший статус-кво мог измениться как угодно, да и здесь, в этой дыре под названием Дайкокукичи вполне мог найтись какой-нибудь сукин сын, который пальнул бы прежде, чем заручился соответствующим разрешением от своего начальства.

– Командор! – в тоне Лары зазвучали нотки предостережения. Перед его внутренним взором появились цветные линии, соединившие на верфях четыре раздельных точки. Постоянно мигавшая красная точка указывала на то, что из-за порталов показался корабль. – С верфей стартует корабль! Дальность девять-пятъ-ноль-ноль, старт с точки пять…

– Вижу, – эхом отозвался Дэв. – Сбить, пока он не глушанул наши лазеры. В сенсорах «Орла» заплясали каскады данных; цель передавала стандартные имперские коды идентификации. Судя по данным выборки из реестра кораблей, это был «Сэнден», он стартовал с орбитальных доков. Поскольку корабль этот наличествовал в реестре, он либо из тех, что проходили здесь, на Дайкокукичи, какой-нибудь срочный ремонт, либо находится в составе местного гарнизона. «Сэнден» был фрегатом класса «Инадума», свыше сотни метров в длину, весом 1800 тонн и имел на борту команду численностью 210 человек. Хотя он по степени вооруженности вряд ли мог сравниться с «Орлом», тем не менее, столкновение с ним могло оказаться чревато многими весьма серьезными неприятностями, в особенности, если бы возникла необходимость ведения ближнего боя. Вполне возможно, что капитан этого «Сэндена», действуя таким образом, лишь пытался улизнуть от атаки, но Дэв не мог позволить себе рисковать, неправильно оценивая обстановку.

По правому борту «Орла» заработали лазеры – невидимые их лучи заставляли дюраллой при соприкосновении с ними сиять ярче солнца. В космос устремился поток испаряемого металла, этому предшествовала вспышка освобождаемой энергии ядер.

– Они произвели запуск, – раздался чей-то голос в бортовой коммуникационной сети «Орла», и Дэв видел теперь перед собой целую сеть разноцветных графиков-траекторий, отделявшихся от борта фрегата снарядов типа «G = 60». – Ракеты на подходе!

– Есть перехват и слежение, – доложил уже другой голос, невозмутимый и холодный, несмотря на страшное напряжение момента. – Мы передаем их на ЛТП.

ЛТП – лазеры точечного поражения – представляли собой батареи излучателей когерентного светового потока мощностью несколько десятков мегаватт, они равномерно располагались по всей длине корабля на его наружной обшивке в особых кассетах по нескольку десятков лазеров, и их расположение было выбрано с расчетом ведения максимально плотного огня практически по всем азимутам подлета. Их мощности не хватало для того, чтобы пробивать броню кораблей или антилазерные завесы, но вот против оборонительных ракет неприятеля они были весьма эффективны, поскольку обшивка последних была относительно непрочной – ЛТП прожигали ее в течение нескольких миллисекунд. Одна за одной ракеты противника, иногда по две, а то и по три сразу, вспыхивали ярко-белым пламенем – Дэв невольно щурился, хоть все это происходило в его виртуальном зрении.

Маневр был и оставался первой заповедью битвы в космосе. Окутав себя облаками завесы на нанооснове для блокировки лазерного излучения противника, ощерившись лазерными ЛТП, чтобы обезопасить себя от ракет, корабли были вынуждены подбираться друг к другу как можно ближе, чтобы иметь возможность причинить противнику наиболее серьезный ущерб. Опасность от таких экзотических видов вооружений, как лучевые и протонные пушки, могла быть сведена на нет при помощи особого направленного воздействия на магнитные поля корпуса корабля, которые рассеивали их залпы; самыми эффективными видами оружия были ракетные снаряды дальнего действия «Стархок», дистанционно управляемые с борта корабля цефлинк-операторами.

В пределах дальности прямого выстрела только тот корабль, который оказывался в состоянии обойти противника в маневрировании, – внезапно срываясь в почти отвесное пикирование или штопор, используя расставленные тут и там облака завесы и выпуская в нужный момент ракетные снаряды из так называемых «мертвых точек», откуда он мог беспрепятственно вести стрельбу по неприятелю, – именно тот корабль, в конечном итоге, и мог рассчитывать на победу.

От корпуса «Орла» отделились четыре ракеты «Стархок», от чего по корпусу эсминца прошла волна легкой вибрации. Управляемые опытнейшим цефлинк-оператором, они стремительно обогнули расставленное «Орлом» облако завесы и, почти мгновенно набрав скорость, устремились к фрегату. Тут же по левому борту «Сэндена» стали вспыхивать лазеры, а еще мгновение спустя два «Стархока» исчезли в ослепительно-белых облачках плазмы. Эта же участь постигла и третий снаряд.

Однако четвертому, уже успевшему лечь на лобовой курс с «Сэнденом», цефлинк-оператор успел выдать команду на подрыв до того, как луч бортового ЛТП «Сэндена» настиг его.



* * * | Ксенофобы | * * *