home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




* * *


На борту «Могами» – одного из крейсеров класса «Како» – компьютерные системы одна за другой внезапно начали самопроизвольно отключаться. Бортовой ИИ корабля стал анализировать сложившуюся ситуацию и приводить возможные причины аварии. Компьютерный вирус – программа, нарушившая деятельность вычислительных устройств – забрался внутрь одного из компьютеров, ведавшего каналом связи и… и тут ИИ отключился сам. Это можно было назвать электронным самоубийством.

Капитан первого ранга Хиджири Ушиба в этот момент как раз выбирался из своего кресла, где сидел, присоединенный к системам контроля и управления корабля и из которых был самым немилосердным образом выпихнут. Раздались трели сигнала тревоги.

– Тайса-сан!

Его второй заместитель, плавая в невесомости, размахивая руками, обратил к нему свою искаженную паническим страхом физиономию.

– Тайса-сан! Энергоблок!

– Слышу, слышу, черт подери!

Но как он мог ответить ему, если компьютеры вырубило? На лбу у Ушибы мелкими светящимися бисеринками выступил холодный пот. Была объявлена общая тревога – знак того, что ожили микроединства в энергоблоке.

Компьютеры «Могами» отключились, не было способа настроить гармоническую частоту вращавшихся микроединств. Микродыры, черные микродыры неминуемо выйдут из-под контроля…

Капитану было необходимо срочно восстановить контроль над основной энергосистемой корабля. Снова бросившись в кресло, Ушиба приложил ладонь к интерфейсу. Может быть, оставались хотя бы отдельные участки цепи коммуникации, не пораженные этим странным недугом… Если бы он мог найти доступ к нужным кодам…

Вот! Вот он! Рядом с собой он увидел ВИР-изображение своего бортинженера. Перед ним компьютерная графика воспроизводила схему энергоблока, и Ушиба видел, что реактор тускло светится красным, потусторонним светом. Две искрящиеся точечки вращались одна вокруг другой с такой скоростью, что изображения их слились в непрерывные замкнутые кривые – эллипсы, которые постепенно светлели и сливались в одно ярко-белое пятно. Энергия, колоссальные температуры, жесткая радиация – реактор каждую секунду уподоблялся маленькой звезде – уже начинали проникать Сквозь защитную оболочку…

– Вы можете заглушить реактор, инженер?

– Я пытаюсь, черт возьми, да ничего не выходит. Понять не могу, отчего это все…

– СМОТРИТЕ!

Через действовавшую пока связь Ушиба заметил, что пара микроединств утратила стабильность. Вообще изображение было таким, что человеческий глаз был не в состоянии уследить за происходящим, все принимало оттенок нереальности. Ему просто никогда в жизни не приходилось видеть подобных сцен. Одно из микроединств мгновенно словно испарилось, образуя мощнейшую вспышку энергии.

В одну секунду черная микродыра, словно камешек, пущенный из рогатки, вырвалась вперед, в то время, как ее партнер исчез, прошла сквозь энергорецепторы и миновала сверхпроводящие катушки, магнитные экраны и поля сдерживания плазмы, сквозь иридиевые и поликерамические изолирующие щиты, – маленькая, ощерившаяся страшной радиацией точечка.

Летя словно пуля, микроединство сильно возмутило само пространство вокруг себя, странствуя через электронные цепи, перемычки, воздух и людей, постоянно набирая в весе, уничтожая то, что еще несколько секунд назад было сердцем «Могами». Жесткая радиация, гамма– и рентгеновские лучи потоком устремились в занятые людьми помещения корабля, пока материя наконец не переборола этого ненасытного зверя размером с молекулу и он не исчез. Слишком малы были его размеры, чтобы поглотить весь корабль, но выход радиации и гравитационные приливы свое дело сделали – корабль был обречен.

Броня, обшивка «Могами», не выдержав перегрузок, намного превышавших конструкционно допустимые, застонала, завизжала…



Глава 27 | Ксенофобы | * * *