home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Филя остановил вездеход в полусотне шагов от ограды светлых. Коркин посмотрел на мальчишку, который судорожно тискал рулевое колесо и сдувал капли пота с верхней губы, открыл дверь и вслед за Пустым спрыгнул с подножки. Из-под ног взметнулась серая пыль.

Вездеход замер на полосе безжизненной земли. Она тянулась вдоль леса и уходила за горизонт в обе стороны. По ее противоположному краю через каждые двадцать — тридцать шагов стояли металлические столбы. Высотой они вряд ли превышали десяток локтей и ничем не напоминали ни ограды, ни какого бы то ни было препятствия. Каждый столб заканчивался поперечиной, но все они были развернуты как попало — вдоль линии, под углом, поперек. Металл покрывала рыжими хлопьями ржавчина, на поперечинах развевались обрывки ветрослей.

— Не поднимай пыли, — предупредил Коркина Пустой, — Если на этой полосе ничего не выросло за тридцать пять лет, без яда тут не обошлось.

Коркин поправил подсумок с патронами, который съезжал с плеча, подумал, что надо будет как-нибудь подвязать его к поясу, нащупал приклад ружья у правого бедра и вдруг понял, что перед ним в какой-то полусотне шагов — Стылая Морось. Пригляделся и даже протер глаза, потому как за столбами тянулся обычный прилесок. Кое-где торчали раскидистые дубовники, но между ними всюду, насколько хватало глаз, росли обычные кусты мелколесья. Только чуть дальше, милях в трех или четырех, все плыло, словно из белесого с зелеными прожилками ветрослей неба сам собой пылил дождь. Или стоял туман, поднимаясь до уровня облаков. Коркин оглянулся. Филя по-прежнему сидел за управлением, на крыше вездехода стоял Рашпик, Сишек облегчался у заднего колеса.

— Ты смотри! — проворчал Сишек, завязывая штаны. — Все иглами усыпано. Знамо дело, ветросли-то из Мороси плывут. Что же их тут никто не поднимает?

— Ничего не трогать! — предупредил Пустой, настроил какой-то прибор на запястье, похожий на таймер Коркина, и пошел к столбам.

— Рыжий из Квашенки как-то набрал тут игл, — подал голос с крыши вездехода Рашпик, — Говорили ему: ничего нельзя поднимать на полосе, тут даже зверье дохнет. А грибы и ягоды не стоит собирать ближе пары миль отсюда. Нет! Иглы хорошие, каленые. Жене отдал. А через месяц — ни жены, ни Рыжего, ни деток его. Словно порча какая напала!

— А я и не беру ничего, — поспешил объясниться Сишек, — Что теперь? Разуваться, перед тем как в машинку-то вернуться?

— Нет, — отозвался от столбов Пустой, — Но в машину пока не лезь. По травке пройдешься полсотни шагов — потом залезешь. Коркин, тебя тоже касается. Рашпик! Оставайся на крыше, только сядь на ящик и держись за поручни. Филипп! Подавай на меня медленно!

Филя кивнул и двинул вперед вездеход. Коркин шел рядом с огромными колесами, которые приминали сухую землю, и думал, что, если орда захочет найти Пустого, затрудняться ей не придется. Вот он, след. А уж если вездеход по кустам двинется, так еще и просеку за собой оставит…

— Весна! — расплылся в улыбке Сишек, теребя в пальцах веточку кустарника. — Листочки молодые, липкие. Такие в брагу хорошо бросать. Дух от пойла будет стоять, как будто в траве перед покосом облегчиться присел.

Филя остановил вездеход у первого же дубовника. Коркин шагал по колее, оставленной колесами, и не мог отделаться от странного чувства, что его обманули. Чем отличался этот перелесок от того, что тянулся от Квашенки?

— Не работает. — Пустой щелкнул прибором, махнул рукой Рашпику, — Блокада светлых, перегнуть ее пополам. Слезай. По местам.

Коркин полез на правое сиденье.

— Внимание. — Пустой вновь сел за управление. — Машину без команды не покидать. Но если я дам команду, а задние двери не откроются, нужно будет потянуть вниз рычаг, который справа от двери. Понятно?

— Куда уж понятнее, — пробурчал Сишек.

— Теперь дальше. — Пустой опустил руку под сиденье и с усилием переключил там что-то. Раздалось шипение, и крыша вездехода приподнялась на локоть вверх. Заблестели смазкой стальные трубы, повеяло запахом весенних листьев.

— Понятно? — Крыша легла на место, — Это на случай боя. Пока оружие держать в руках и на предохранителях. Дальше посмотрим. Вопросы есть?

— Есть, — подал вдруг голос покрытый каплями пота Файк.

— Давай, — скомандовал Пустой.

— Кто он? — спросил Файк, ткнув пальцем в отшельника. — Я всех знаю. Тебя, механик, знаю три года, как я к деревне этой прибился. С Рашпиком в Морось ходил. Ройнага знаю уже года три. Сишека знаю три года. Хантика, Филю. Валенки у Коркина беру уже года два, уж и зверь его примелькался, хотя такой пакости я даже в Мороси не встречал, а вот его, — Файк вновь показал на отшельника, — вижу в первый раз. Не нравится он мне. Какой-то ненастоящий. Я даже имени его не знаю.

— Что тебя беспокоит, Файк? — спросил Пустой.

— Первая пленка! — процедил сквозь выбивающие дробь зубы Файк, — Думаешь, зря на ней положено оружие перематывать и руки буйным вязать? Ее все по-разному переносят. Дальше труднее будет — это меня так на первой пленке корчит, прочие ее легче проходят, но каждый именно на первой пленке шкурку сбрасывает. У меня вон руки и ноги из суставов выскакивают! Я бы заранее хотел знать, что у отшельника под шкуркой. Не просто ж так он ни к одной деревне, ни к одной заимке не прибился. Как зовут тебя, старик? Кто ты?

— Кобба меня зовут, — ответил, почесывая Рука, отшельник. — Я — аху.

Коркин стиснул в руках цевье ружья.

Меч Пустого остановился в пальце от переносицы отшельника, и тот стал меняться. Только теперь Коркин смог рассмотреть то, что порой казалось ему видением, мелькнувшим в просвете капюшона. Отшельник не только изменился внешне — он словно помолодел. Теперь за столом сидел пожилой, но все еще крепкий и бодрый… нечеловек. Отличия были не так уж и велики: глаза, рот, нос, уши оставались там, где им и назначено человеческой природой, но вместе с тем в двух локтях от Коркина очутилось незнакомое, чужое существо. Скорняк еще пребывал в оцепенении, разглядывая смуглое и странное лицо, когда отшельник произнес низким голосом несколько непонятных фраз.

— Говорить по-лесному можешь в этом облике? — спокойно, будто ничего не произошло, спросил Пустой, вновь заворачивая меч в войлок.

— Да, — ответил отшельник и после короткой паузы добавил: — Но в облике лесовика я не могу говорить на том языке, на котором приветствовал тебя, обладатель меча высшего мастера.

— Значит, память к тебе вернулась и ты не пустой более? — прищурился Пустой, садясь на прежнее место. Меч отшельника по-прежнему лежал перед ним на столе.

— Начала возвращаться, — кивнул тот, — Все-таки прошло тридцать пять лет. Выходит, что всему есть свой срок. Но я не пытался вернуть ее, как пытаешься ты. Просто жил. Возвращаться же она начала вместе с этим обликом, и я сдерживал его, как только мог.

— Почему? — спросил Пустой, — Ты не хочешь быть самим собой?

— Кем — самим собой? — скривил губы отшельник, — Ты знаешь, что говорят об аху в лесных деревнях? Ими пугают детей. Да любой охотник сочтет для себя подвигом убить аху. К тому же что я знал о самом себе? Я тридцать пять лет прожил в уверенности, что я — потерявший память старик. Да, нелюдимый, да, привыкший к одиночеству, но человек! А это лицо… поначалу, когда оно опережало мою память, я и сам пугался его. Думал, что жутко болен. Забился почти в нору. Год ни с кем не общался, кроме как со скорняком.

Коркин судорожно сглотнул.

— А твой меч? — не отставал Пустой. — Он не удивлял тебя?

— Нет, — пожал плечами отшельник, — Я частенько упражнялся с ним, думал, что до потери памяти был кем-то вроде воина.

— А теперь? — спросил Пустой, — Что ты думаешь теперь?

— Теперь знаю, — отчеканил отшельник, — Я и был воином. Воином аху.

— Твое имя? — сузил взгляд Пустой.

— Кобба. — Коркин не мог отвести взгляда от лица отшельника. — Я один из стражей Бирту. Точнее, был им.

— Что ты помнишь о Бирту? — спросил Пустой, — Что ты знаешь о причинах возникновения Стылой Мороси? Или ты должен хранить секреты?

— Ничего не знаю, — ответил после некоторого раздумья Кобба, — И не знаю, должен ли я хранить секреты. Но если бы и был должен, то это никак бы меня не напрягло. Секреты мне неизвестны.

— Тогда расскажи все, что помнишь, — попросил Пустой.

И Кобба начал рассказ. Коркин все так же сидел рядом с ним, слушал низкий, как будто незнакомый, голос и никак не мог уловить смысла слов — настолько его завораживал сам голос отшельника. Тот говорил что-то об очень далекой стране, в которой он был обычным воином, пока его и еще сотню аху, таких же, как он, не посадили в какую-то машину и не доставили к крепости, которая называлась Бирту. Все, что им приходилось делать, — это охранять здание и всю территорию вокруг него. Кобба говорил о каких-то ловушках, о минных полях, о ящерах, которые помогали им нести службу, а Коркин вспоминал рассказ матери о том, как она нашла Рука. Это было через полгода после гибели ее отца и братьев. Ящер пришел с запада. Мать еще жила одна и однажды услышала мычание коров и странный цокот. Она взяла ружье и пошла в ложбину. Там и увидела Рука. Он сидел на хвосте, смешно раскинув лапы, в десятке шагов от старшей коровы и щипал траву. Увидев мать, ящер растопырил ушки и захрюкал, отчетливо выговаривая: «Рук, Рук, Рук». Почему-то она не испугалась зверя. Опустила ружье, подошла поближе и, протянув руку, коснулась его шеи. Ящер закрыл глаза и блаженно заурчал. Так и состоялось знакомство. Собаки у матери не было, но ящер оказался лучше собаки. Наверное, если бы не он, выжить ей было бы намного труднее. В одном ее ящер обманул: он не ел травы и неплохо обходился той живностью, что добывал для себя сам, что не исключало его пристрастия к тонким копченым косточкам. «Это что же получается, — удивленно подумал Коркин, — выходит, Рук старше меня самого?»

Кобба тем временем продолжал рассказ. Коркин понял, что многое пропустил, и со все большим интересом стал прислушиваться к словам отшельника. Тот говорил о секретности их задания. Командиры аху чего-то боялись. Сразу после прибытия в Бирту каждому аху был выдан пленник. В течение суток аху должен был «стать».

— Что значит «стать»? — не понял Пустой.

— Все, — пожал плечами Кобба. — Лицо, тело, руки, ноги, волосы. Даже голос. Ты садишься напротив человека и становишься им. Это сложно, но этому учат. Нельзя стать Другим аху, но можно принять облик человека. Аху могут многое. Они сильнее человека, быстрее, может быть, даже Умнее. Аху живут дольше. Я хорошо менял тело. Я не могу объяснить, как это делается, но представь себе, что ты слышишь звук. И начинаешь его повторять голосом, пока твой голос и этот звук не сольются в унисон. Примерно так же происходит и с внешностью. Ты садишься напротив пленника и повторяешь его, пока не станешь таким, как он.

— А что потом делалось с пленниками? — спросил Пустой.

— Думаю, что их уничтожали, — качнул головой Кобба. — Зачем отпускать того, кто видел перемену аху? Но почти все пленники сходили с ума. Они уже не чувствовали смерти.

— И охрану Бирту вы несли в человеческом облике? — спросил Пустой.

— Да, — кивнул Кобба. — Там все были в человеческом облике. Все, кто работал в Бирту, и охранники. Все. Мы таились. Мы боялись тех, кого вы называете светлыми. Хотя тогда никто еще их не видел. Но они как-то следили за Разгоном. Они даже пытались проникать и в мой мир. Поэтому и Бирту была выстроена как простой дом. Большой дом. Но мы жили вокруг в шатрах. Внешне мы были как одна из банд тех, кто пережил страшную войну. Вокруг лежали одни развалины. А потом все кончилось.

— Расскажи подробнее, — напрягся Пустой.

— Я стоял на страже недалеко от входа, — продолжал говорить Кобба, — Старший сказал, чтобы мы не вздумали дремать, что сегодня в крепости будет испытываться прибор, который делают ученые. Испытание было назначено на полдень. Ровно в полдень все и кончилось.

— Что кончилось? — не понял Пустой.

— Все, — нахмурился Кобба. — Небо исчезло над головой. Жуткий холод обрушился на Бирту. Инеем покрылись стены и башни. Здание исчезло, но потом появилось вновь. Время словно остановилось. Когда его не было, на его месте клубился туман. И в нем я увидел страшных воинов. Точно таких, каких ты нарисовал здесь, — Отшельник ткнул пальцем в один из рисунков на стене, — Только они были видениями. Я видел их тысячи. Они стояли рядами как раз там, где исчезло здание. А потом… потом я плохо помню. Появились какие-то твари. Небо вернулось на место, но мы все — я, ребята, что стояли недалеко, — все были окутаны какой- то паутиной. А потом… Потом было что-то страшное. Я помню, что нам пришлось сражаться, но с кем — не знаю. Помню, что отрядом из пяти или шести воинов мы попытались отступить от Бирту: там воцарилось что-то ужасное. Это было подобно кошмару. Из нашего отряда я выжил один. Где-то в пределах того, что теперь называют Стылой Моросью, меня задержали светлые. Что они делали со мной, я не знаю. Сколько времени я провел у них, я тоже не знаю. Память об этом вычеркнута из моей головы начисто. Я пришел в себя в Прилесье, хотя разве можно сказать так о человеке, который потерял память?

— О человеке? — не понял Коркин.

— Я думал, что я человек, — хмыкнул отшельник. — Мне даже кажется, что я и в самом деле стал человеком. Из оружия у меня остался только меч.

— Почему тебя не убили светлые? — спросил Пустой.

— Спрашивай у них, — развел руками Кобба, — Я удивляюсь уже и тому, что они приложили усилия, чтобы лишить меня памяти. Я же ничего не знал о том, что происходило в Бирту. А они даже не отобрали у меня меча. Впрочем, Коркин тоже его не заметил…

— Много там было… ученых? — спросил Пустой.

— Точно не скажу, — задумался Кобба, — Человек двадцать я мельком видел, они пытались выбраться из Бирту. Остальные исчезли. В том числе и ты.

— Я? — поразился Пустой.

— Ты или кто-то очень похожий на тебя, — сказал Кобба. — Я видел ученых только издали. По имени знал только мастера Ала, хозяина твоего меча, потому что он руководил и охраной.

— Эти ученые… — Пустой помедлил, — Они все были аху в облике людей?

— Не знаю, — ответил Кобба, — Возможно, и аху, и обычными людьми. Отличить невозможно. Или я не знаю способа.

— Мастер Ал был в числе тех, кто пытался выбраться из Бирту? — спросил Пустой.

— Нет, — покачал головой Кобба. — Но те, кто пытался это сделать, были в крови. Они были ранены. Не думаю, что многим удалось выжить. Скорее всего, никому.

— Понятно.

Пустой помолчал, бросил взгляд на онемевшего Коркина, посмотрел на урчащего ящера.

— Этого ящера помнишь?

— Да, — кивнул Кобба, — Он был одним из двух десятков. Ящеры несли службу внутри здания. Туда нас не пускали. Этого звали Рук. Да его и теперь так зовут. Он умеет произносить свое имя. Считается, что ящеры неразумны, но они очень умны. Они надрессированы на охоту, на охрану, на почтовую службу, даже способны оказывать первую помощь при ранениях на поле боя. Очень дорогое животное. Тем более что оно живет столько же, сколько живет аху, — до ста пятидесяти лет. Это самка. Еще молодая. Она выбрала себе хорошего хозяина. Ящеры чувствуют людей. И аху. Она никогда не даст почесать себя плохому человеку. Или аху.

— Она выбрала не меня, а мою мать, — признался ошеломленный Коркин.

Рук присвистнул (или присвистнула), поднялась на лапы, шагнула к Коркину и блаженно положила ему голову на колени. Пустой улыбнулся. Первый раз улыбнулся в присутствии Коркина.

— Как далеко твоя земля? — спросил он Коббу.

— Очень далеко, — кивнул тот. — Другое небо. Другие звезды. Более длинные сутки. Там я был тяжелее. Другая планета. Но я не знаю, где моя земля. Мы добрались сюда быстро. Сели в обычный орбитальный летатель, которые используются на наших трассах, и были здесь примерно через три или четыре часа. Не знаю точно, мы спали. Окон в летателе нет. Я проявлял любопытство, но у нас не положено задавать вопросы. Потом уже один из моих товарищей осмелился спросить у мастера Ала, которая из звезд на небе наша планета, но получил ответ, чтобы он не тратил времени зря, и дополнительный наряд на пост. Все.

— У тебя нет даже предположений, чем занимались ученые в Бирту? — спросил Пустой.

— Не знаю, — признался Кобба, — Но, судя по всему, они открыли глинку, в которой скрывалась пропасть нечисти.

— Что это? — Пустой выложил на стол странный короткоствол.

Маленький, черный, непривычной формы.

— Не знаю, — покачал головой Кобба.

— Это?

На стол из мешка один за другим выкладывались странные и непривычные предметы. Что-то Кобба опознавал, говорил, к примеру, веревка, но некоторые предметы, предназначение которых не мог угадать и Коркин, сопровождал пожиманием плеч. Его заинтересовала только крохотная пирамидка на цепочке. Две стороны у нее были зеленых оттенков, одна — черной, одна — белой.

— Это знак мастера Ала. Он никогда не расставался с ним, — сказал Кобба. — Носил его на груди. Но я не знаю, что он означает.

— Как выглядел мастер Ал? — спросил Пустой.

— Обычно, — пожал плечами Кобба. — Я не видел его в облике аху, но он был аху, я уверен. Выправка, строгость — все говорило за это. Да и его меч. Такой меч может быть только у самого высшего чина. Не думаю, что в моей стране наберется и десяток обладателей таких мечей. Как человек, он был невысок, худ, светловолос. На вид — молод.

— Что ты мне сказал, когда я показал тебе меч? — спросил Пустой.

— Я произнес тебе на языке аху слова присяги, — расправил плечи Кобба, — По-лесному это прозвучит примерно так: «Я — сын и слуга твой, моя жизнь в твоей власти, мой меч не против твоего меча, а рядом с ним».

— И кому ты так должен салютовать? — нахмурился Пустой.

— Командирам, — пожал плечами Кобба, — Я рядовой, так что, считай, любому из них.

— А если такой командир прикажет тебе сражаться со мной? — спросил Пустой.

— Не знаю, что я буду делать, — признался Кобба.

— Ладно, — нахмурился Пустой и отчетливо произнес несколько слов на незнакомом языке. — Что я сейчас сказал?

— Ты сказал: «Не оскверняй уста поганым языком Жагата, сын Киссата».

— Что это значит? — спросил Пустой.

— Киссат — так называется моя планета, — ответил Кобба, — Там много стран, населенных аху, и только аху, но все вместе они называются Киссат. Что такое Жагат, я не знаю.

— Вот, — Пустой положил на стол чистый лист пластика и кусочек графита. — Напиши на своем языке первую фразу и вторую. И несколько слов, которые я продиктую. Мне хотелось бы узнать, на какой язык Разгона может оказаться похож твой язык, Кобба.

— Хорошо, — забрал механик исчерченный пластик через пять минут.

— Вряд ли ты найдешь здесь похожий язык, — скривил губы Кобба.

— Скорее всего, — нахмурился Пустой. — Но я же смог сказать фразу на твоем языке? Вот только откуда знаю ее, не помню. Неужели и мне придется ждать тридцать пять лет возвращения памяти? Ты можешь опять принять человеческий облик?

— Да, — кивнул Кобба. — Но я почти ничего не буду помнить из нашего разговора.

— Я буду помнить, — пообещал Пустой.

Кобба сплел пальцы, выставил перед собой руки и разом напряг все мышцы. Даже лицо его окаменело. Именно так он время от времени поступал и в своем логове, когда Коркин уговаривал его идти к Пустому, только подробностей скорняк не видел под драным плащом. Мышцы напряглись еще сильнее, морщины рассекли лоб Коббы трещинами, и вдруг лицо его поплыло, плечи опустились — и через мгновение перед Пустым и Коркиным вновь сидел отшельник.

— Я что-то пропустил? — спросил он с подозрением.

— Я хочу взять тебя на службу, — ответил Пустой, отходя к ящику и снимая с него какую-то штуковину вроде крохотной костровой треноги, — Буду платить одну монету в день, кормить, по возможности защищать от разных неприятностей.

— А делать-то что надо? — спросил отшельник, торопливо пряча под плащ серый меч.

— Проводник мне нужен, помощник, советчик, — неторопливо перечислил Пустой и поставил на стол серый кусок пластика, — Ты только не дергайся раньше времени. Сейчас увидишь на этом пластике наш разговор с тобой, который ты пропустил. Не думай, это никакое не волшебство, а хитрая машина светлых. Я хочу, чтобы ты все увидел. Решение нужно принимать осознанно…

— Спокойно, — накрыл Пустой пальцы Фили ладонью. — Всем сохранять спокойствие!

— Аху? — вытаращил глаза Сишек и пересел через кресло от отшельника.

— Вот вам и ордынские гостинцы, — разинул рот Хантик и положил руку на оружейные рукояти.

— Я нанимаю на службу того, кого считаю нужным, — повысил голос Пустой, — Нам нужен проводник. Там, куда мы идем, из всех нас был только он. Повторяю, оружие держать на предохранителях, каждый следит прежде всего за собой. И это последний раз, когда мы обсуждаем наш поход без моей команды. Дальше — не потерплю. Высадить из машины смогу даже посреди пленки. Сейчас есть последняя возможность расстаться. Желающие получить расчет будут?

В отсеке повисла тишина.

— Кто уже проходил первую пленку, кроме Файка? — понизил тон Пустой.

— Я, — пробурчал Рашпик, косясь на отшельника.

— Я проходил, — откликнулся Ройнаг.

— По молодости бывало, — проскрипел Хантик. — Давно уже. Так это все пешком.

— А Файка так вообще всегда нести приходилось, — добавил Рашпик.

— Чего нам ждать? — спросил Пустой. — Рассказов слышал много, но все были разными. Чего нам ждать? Машина ведь может и отказать.

— Жди всего, — проскрипел Хантик, — Только уж имей в виду, Пустой, ни с одной пленкой не угадаешь, но первая — самая противная. Машина откажет — нужно выпрыгивать и идти в ту сторону, куда ехали. Обязательно наклоняться вперед, чтобы если упасть, так ползти правильно. Хватит уж тянуть, двинулись.

— Есть еще вопросы? — спросил Пустой.

— Ты сказал «не работает», — напомнил Коркин, — Там, У столбов. Что не работает? Что за блокада?

— Ограда не работает, — объяснил Пустой. — Блокады никакой нет. Не работала ограда никогда. Обманка. Просто железки, и все. Ничто не сдерживает Мороси. И не сдерживало.


предыдущая глава | Блокада | cледующая глава