home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

Ведьмина гора оказалась крутым известковым холмом. Коркин, который большую часть жизни прожил в степи, за гору ее и счел, но Вотек, хитро прищурившись, пообещал скорняку, что, если тот доберется с Пустым до центра Мороси, увидит на юго-западе настоящие горы, да и те далеко не самые высокие в Разгоне.

Пока все было, как сказал ведун. И две деревеньки пришлось миновать, каждая из которых щетинилась заостренными кольями, пряталась за высокой стеной и рвом, и отдельные домики, что на известковой пустоши лепились к холмам, и предсказанное ущелье, оказавшееся пологим распадком. Засады там не случилось, хотя кострища чернели на склонах в избытке. Сразу за распадком из-под поросшей бурьяном осыпи вынырнула полуразбитая дорога, которая поползла с холма на холм, пока не подобралась почти вплотную к четвертой пленке, на фоне которой и поднималась Ведьмина гора. Перед самой горой дорога утыкалась в стальной мост, фермы которого порыжели от времени, перед мостом стояли шатры, палатки, пара убогих домишек, горел костер, неспешно ходили какие-то люди, а за мостом повторялось то же самое, да на самой верхушке холма высилось странное закругленное здание, до которого было далеко даже бывшей мастерской Пустого.

— Обсерватория, — объяснил Вотек в ответ на недоуменные взгляды, — Крепкая штука — справа, если отсюда смотреть, аж камень в лихой час если не оплавился, то обгорел. Крепко когда-то приложило эту домину, но устояла. Было дело, на небо из нее смотрели.

— Зачем? — удивился Коркин.

— Смотрят, чтобы видеть, — пожал плечами Вотек, привстал, повернулся к Пустому: — Ну что же, я пойду, пожалуй. Словечко за вас замолвлю — может, и примет. Спасибо за доставку и помощь. Подождите пока, если что — вернусь. Только не задирайте тут никого — я смотрю, и собачники тут, и запленочные ближние. Бриша не любит, если тут задираются. Накажет. Тут никто никого тронуть не должен.

Коркин бросил взгляд в окно. С полсотни обитателей замусоренной пустоши замерли, уставившись на диковинный аппарат. Явно не каждый день подкатывало к стальному мосту восьмиколесное устройство, к тому же не на конной тяге.

— Коркин, давай наверх, — скомандовал Пустой и тут придержал за полу Ярку, которая вскочила, чтобы лезть за скорняком на крышу, — А ты, девушка, помоги Хантику с обедом. Время уже к вечеру, а мы пока и в рот ничего не бросили.

— Вот-вот, — тут же подал голос Рашпик, — А то я уже стеснялся напомнить.

— У меня после того леса аппетит надолго пропал, — проворчал Хантик, — А место-то интересное, солнечное. Только пленка эта больно близко колышется…

— Филипп, оставайся за управлением, — скомандовал Пустой и открыл двери.

Коркин выбрался на крышу. Огляделся, подумал и вставил в ружье магазин с патронами, заряженными картечью. Часть народа продолжала изумленно глазеть на машину, а часть, узрев выбравшегося из дверей Вотека, перекинулась со стариком несколькими словами да вернулась к своим делам. Старик пошагал к мосту, который был перегорожен на середине воротами, а Коркин присел на изгрызенный и истерзанный когтями и клыками беляков ящик да принялся ворочать во все стороны головой. Серая, туманная пелена четвертой пленки если и не отсекала часть Ведьминой горы, то вставала стеной сразу за нею. Дорога, которая уходила на мост, перед самым въездом на изъеденные ржавчиной стальные листы раздваивалась и узким отростком ныряла вниз, чтобы скрыться за крутым склоном и исчезнуть в пелене на дне очередного распадка у подножия Ведьминого холма. Такие же холмы, пусть и пониже, тянулись на восток, к Волнистому, прячась под черной каймой третьей пленки, а все, что было за ними, покрывала серо-бурой пустыней западная окраина Гари. На юге зеленой стеной стоял страшный лес. Коркин услышал причитания Сишека насчет погрызенных колес, поднялся, осмотрел вездеход, который был не только исцарапан, но и вымазан какой-то слизью, покачал головой и опять уселся на ящик.

Среди обитателей стоянки перед мостом взгляд скорняка сразу же выделил и собачников, и каких-то незнакомцев в чудных одеяниях, и, судя по облику Вотека, обычных поселенцев, до странности похожих друг на друга как раз пестротой одежд и огромным количеством бус и ожерелий на пуках, шеях и даже ногах. Непременные шапки, одежда тоже были прошиты бисером. Как раз эти поселенцы и перестали обращать внимание на машину в первую очередь, тем более что у каждого из них были и более важные дела. Двое стояли у колодца с ведром и цепью, явно не собираясь одарить водой подошедшего Рашпика бесплатно, еще двое точно так же охраняли поленницу дров. Один стоял у пустого кострища и позвякивал треногой с подвешенным на ней котлом. Поодаль с десяток, как их обозвал про себя Коркин, пестряков разложили перед собой на циновках какие-то овощи, зелень, зерна и даже копчености. Остальные пестряки вернулись к палаткам и шатрам, что позволило Коркину определить в них паломников, странников или бродяг. Иными были собачники и похожие на них незнакомцы. Первых было пятеро. Они сидели у собственного костра, что был разложен у входа в залатанный серый шатер. Поодаль переступала с ноги на ногу крепкая лошадка. Коркин даже с расстояния в сотню шагов различал серые линии рисунков на щеках собачников. Все пятеро были или чисто выбриты, или безволосы. Все держали в руках ружья.

Незнакомцы казались их соперниками. Они и стояли со своим шатром, не сшитым, а словно сплетенным из толстых нитей, по другую сторону от вездехода, ближе к мосту. И смотрели скорее на собачников, чем на диковинную машину. Их тоже было пятеро. Вместо бесформенных курток и штанов из грубой ткани они были одеты в неплохую шерстяную одежду, прикрытую сверху то ли пластиковым, то ли кожаным подобием защитного доспеха: округлые шлемы, нагрудники и наплечники так и поблескивали, словно натертые маслом. Но ружей у незнакомцев не было. Их заменяли копья, тесаки и луки, что нисколько не смущало пятерых бородачей.

«Запленочные ближние», — понял Коркин. Те, кто живут за четвертой пленкой, куда уж ближе. Вот как выходит. И здесь люди живут. Да еще путешествуют, торгуют, воюют, плетут украшения, приходят к Ведьминой горе и умеют привыкать к виду чудной машины за пять минут.

— Пять монет! — запричитал внизу Сишек, — По монете за ведро воды и по монете за вязанку хвороста! А вязанки-то! Смотреть не на что! За пять минут прогорит! Пустой! Я смотрю, у них в той стороне отгородка стоит для нужды: если с меня еще и за это монету стребуют — я прямо здесь нагажу, и мне отлить на то, что тут бабы бродят!

Баб в самом деле бродило немного — Коркин разглядел трех бабок в бусах, что сидели у тех же палаток, хотя кто мог разобрать их возраст в пестроте одеяний. В любом случае на Ярку, которая, прислушиваясь к окрикам Фили из кабины, помогала Хантику у корзин с едой, глазели куда уж сильнее, чем на машину.

— Бабы тут в цене, — с пониманием поднял лицо к Коркину Хантик. — Ты уж береги Ярку, скорняк, а то украдут.

Лицо недотроги, которое еще не успело посветлеть после пережитого, вдруг покрылось румянцем, и Коркин, в груди у которого разлилось тепло, подумал, что и словом пока еще не перемолвился с Яркой, а вот уж все их сплели друг с другом — словно свадьбу недавно отпраздновали.

Солнце начинало клониться к серой пелене четвертой пленки, подсвечивая ее край, Пустой о чем-то поговорил с двумя пестряками, что стояли у начала моста, потом подошел к запленочникам и перемолвился с ними несколькими словами, свистнул Хантику и передал им из рук подбежавшего Рашпика корзинку, в которой Коркин разглядел несколько глинок. Кобба, накинув колпак на голову, помогал Хантику у костра. Сишек с завистью провожал взглядом уплывающие к незнакомцам глинки. Ярка резала сушеные корни и крошила в котел грибы. Рук посвистывал в отсеке, откуда его не выпустил Филя. Веки Коркина отяжелели, он едва не заснул, вздрогнул, посмотрел на старенький таймер и понял, что сидит на крыше вездехода уже минут сорок и так вымотался за последние дни, что готов уснуть, не бросив в желудок даже горсти зерна.

Между тем от котла начинал уже подниматься аппетитный парок, когда вдруг заскрежетали ворота на мосту и оттуда появился Вотек. Старик пытался бежать, но скорее семенил. Еще не сойдя с моста, он замахал руками и закричал Пустому:

— Механик! Сворачивайся — и вперед, пока хозяйка не передумала. Ты с ней уже через Горника сговаривался, оказывается? Примет только двоих, но на ночевку велела за мостом вставать. Вместе с повозкой!

— В машину! — скомандовал Пустой.

— А как же похлебка? — растерялся Хантик и тут же заорал Рашпику: — У ну-ка быстренько! Дрова в машину, котел тоже в машину, ничего, вернем на выезде, и угольки, угольки подбери! В глинку их клади, в глинку! За все деньги уплачены!

Коркин нырнул в люк, занял место возле Пустого, с облегчением дождался прикосновения Ярки, закашлялся было от дымка, но механик потянул за рычаг, и крыша вездехода поднялась на ладонь.

— Выдержит? — с тревогой спросил Хантик, когда машина выкатила на мост.

— Раньше умели строить, — кивнул Пустой. — Судя по всему, мост потребовался мощный как раз для строительства этой самой… обсерватории. Только уж не знаю, что там сохранилось с давних времен.

— Вот и посмотрим, — проскрипел Хантик.

По сторонам мелькнули стальные фермы моста, Коркин попробовал заглянуть в пропасть, но ничего не увидел, зато разглядел, что лесовики у ворот и на самом Ведьмином холме на вид точно такие же пестряки, как и по ту сторону моста. Вездеход выкатил на похожую площадку, вся разница которой с оставленным торжищем была в том, что палатки заменяли крепкие, пусть и небольшие, каменные домишки.

— Вон место, — показал Вотек на прогал между домами. — Ты иди, Пустой, я растолкую твоим помощникам, что тут и как. Кто с тобой-то?

— Коркин, — бросил Пустой, останавливая машину и забрасывая на плечо мешок, — Старшим остается Филипп. Не Расслабляйся, парень. Знаешь, что делать. Я скоро вер- нусь — надеюсь, до утра нас отсюда не попросят. Пошли, скорняк, не обидят тут твою Ярку. Да она и сама никому себя в обиду не даст.

Механик спрыгнул на землю и зашагал по узкой тропке к громаде обсерватории. Коркин заторопился следом, думая о том, что опять не успел переговорить с Яркой, и что глаза слипаются на ходу, и что очень даже чистая и приличная деревенька с этой стороны моста.

— Чистая тут деревенька, — сказал он вслух, прилаживая на плече ружье, — Я посчитал: двенадцать домов, два из них вроде как лавки. Но не все жилые. Огородики за домами. Три колодца продолблены. Однако мы на холме! Это ж сколько долбить надо, чтобы до воды додолбиться! Да еще в камне…

Пустой оглянулся, и Коркин увидел, что скулы механика напряжены, глаза сужены, губы сжаты.

— Чистая деревня, — согласился Пустой, но произнес эти слова так, словно поднимал на спине в гору непосильную тяжесть, — Только давай, Коркин, пока помолчим. Важная у меня встреча, очень важная. Прости, что перекусить тебе не дал.

— Ну так… — смущенно буркнул скорняк и дальше поплелся молча.

Вокруг обсерватории не было ни мусора, ни каких-то сараев или изгородей, что уже немало удивило Коркина. Только в одном месте, в десятке шагов от прикрытого железной дверью входа, был устроен легкий навес, под которым стояла простенькая скамья и сидела простенькая старушка. Седая, худая, маленькая, серая — в цвет серого без единой бисеринки платья, редких волос и посеченного частыми морщинами сухого лица. Пустой остановился в пяти шагах от нее, она, не смотря ему в глаза, а уставившись куда-то в сторону горизонта, сказала негромко:

— Подойди.

Механик шагнул вперед, приблизился, опустился на колени, Бриша протянула руки, ощупала его лицо, и скорняк понял, что старуха слепа.

— Не показывай мне картинку, не надо, — сказала она негромко, продолжая ощупывать лицо Пустого, — Все равно не увижу. О Ленточке говорить не буду — сейчас не буду. Ребяток твоих приму, но не всех: тут у меня только те, кого я разглядеть могу, а у тебя не все такие, не все. Да и тебя разглядеть непросто, хотя даже в том, чего разглядеть не могу, сомнений не имею. Но тебе здесь не место. А вот этот, что с тобой пришел, чистый. Давно таких не встречала. Если не струсит, можешь на него полагаться. Да и струсит — против тебя все равно не пойдет. Но сейчас от него толку мало. Спит почти на ходу. Ты ляг, парнишка, поспи. Где стоишь, там и ляг. Камень теплый. А потом, когда я с командиром твоим переговорю, встанешь и обратно пойдешь. Не просыпаясь. А пока ложись, милый, ложись. И спи, парнишка, спи…


предыдущая глава | Блокада | cледующая глава