home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Ярка прижималась к Коркину постоянно, словно прикосновение к нему носом, щекой, хотя бы мизинцем было необходимым условием ее жизни. Даже когда Кобба заметил бредущего по стене переродка с ружьем и с предостерегающим шипением ткнул в его сторону пальцем и недотрога схватилась за лук, она упиралась в плечо скорняка коленом. Сонный Сишек внезапно ожил, потянулся к пульту, и стекло правой двери поползло вниз. Ярке объяснять ничего не потребовалось, тетива фыркнула мгновенно — и переродок осел за побитым ржавчиной ограждением. Сишек тут же вернул стекло на место, а Ярка вновь уткнулась носом в плечо скорняка, прильнула к нему, как холодный родник к тонкой речушке. Потом же, когда вездеход перемолол колесами человеческие кости, миновал квартал, составленный полуразрушенными и обгоревшими зданиями, и выкатил к границе действительно огромной площади, заполненной разномастным народом и палаточками, шатрами, навесами, кибитками, в центре которой возвышалась гигантская каменная фигура человека с расставленными, словно ветви еловника, руками, Ярка вовсе вцепилась тонкими пальцами в рукав скорняка, словно сейчас, сию секунду он должен был вырваться и исчезнуть навсегда. А когда Пустой остановил машину и обернулся, чтобы что-то объяснить отряду, недотрога вдруг зарыдала. Завыла в голос, почти захлебнулась слезами, словно только теперь поняла, что ее ребенок сгинул, погиб страшной смертью, и от него у недотроги ничего не осталось, кроме вот этих слез, неизбывной, непроходящей боли и твердого плеча молчаливого скорняка, что однажды сунул ей в руки крохотные валенки, а на вопрос о цене только махнул рукой и тут же отвернулся, чтобы скрыть заблестевшие глаза.

Коркин осторожно приподнялся и в тишине, которая от Рыданий Ярки не рассеивалась, а только сгущалась, шагнул в отсек, приподнял недотрогу за плечи, сел на ее место, взял ее на руки и прижал к себе, словно плачущего ребенка. Рук беспокойно зацокал, подполз к хозяину и уткнулся носом в бок Ярки.

— Вот и хорошо, — выдохнул Кобба, — Слезам выход надо давать, а то в сердце пойдут. Разорвать может сердце от слез.

— Теперь к делу, — заговорил Пустой, когда рыдания утихли. — Мы добрались до главной площади города. Судя по тому, что я узнал на Ведьмином холме, это общая территория. Здесь запрещены военные действия. Только торговля, обмен, отдых, развлечения. Жестко преследуется воровство и жульничество. Однако возможны поединки. Один против одного. С официальным вызовом. Согласия вызванного не требуется. Поединки проводятся с применением холодного оружия. Так что будьте аккуратнее, никого не раззадоривайте, языки без дела не распускайте. Нам лишние приключения не нужны. Ясно?

Спутники напряженно молчали.

— Брать, что плохо лежит, не советую тоже, — строго посмотрел на Рашпика Пустой. — Всякий нарушивший правила объявляется врагом Города. Его клан перестает допускаться на площадь до тех пор, пока виновник не будет предан суду. Суд быстрый и жестокий. Властвует тут некто Чин. Понятно?

— Куда уж понятнее, — проворчал Рашпик. — И не надо так на меня смотреть. Наслышаны мы про этого Чина. Да и суд его — этот самый Чин и есть. Говорят, весь Город мог бы держать в руках, да не хочет. Сидит тут как правитель какой, с каждого, кто поторговать хочет, тянет десятую часть.

— Мы сюда не торговать приехали, — отрезал Пустой. — Нам нужен проводник. Бриша сказала, что Чин с этим может помочь. Но если что, от десятой части не обеднеем. А теперь сложите-ка все оружие, кроме ножей и клинков, в ящик, а Филя его запрет на хороший замок.

Охрана выезда на площадь не подала и виду, что восьмиколесный аппарат им в диковинку. Причину равнодушия дюжих молодцов, вооруженных то ли копьями, то ли прикрепленными к шестам мечами и не снимающих даже в начинающуюся жару с голов стальных колпаков, которые Рашпик обозвал касками, Коркин понял тут же, едва вездеход прошел не слишком тщательный досмотр и подкатил к огромному зданию, подниматься к которому следовало по широким ступеням, продираясь через сонмы торгующих. На примыкающей к площади улице стояло не менее полусотни разнообразных машин. Ни одна из них не могла похвастаться молодостью, но все они явно использовались, а некоторые превосходили размерами вездеход светлых.

— А это как ездит? — Филя недоуменно вытаращил глаза на странный аппарат, колеса которого были заключены в тронутые ржавчиной ребристые ленты.

— Медленно, скорее всего, — прищурился Пустой, — но уверенно. Стоянка, насколько я понял, охраняется, но ящик с крыши придется снять.

— Разве никто не останется в вездеходе? — удивился Филя, когда тяжелый ящик с большим трудом был затащен в отсек.

— Нет, — отрезал Пустой. — Или мы с тобой не обдумывали, как сохранить машинку от мелких воришек? А мародеров тут нет. К тому же всем нужно отдохнуть, перекусить, да и облегчиться, в конце концов. Мы же не в лесу. Эх, Хантика с нами нет — посмотрел бы, какие трактиры бывают в Мороси.

Коркин, держа Ярку за руку, поднимался вслед за Пустым по ступеням и не успевал крутить головой. Его уверенность в том, что центром мира являлся сожженный Поселок, таяла с каждым шагом. Уже одно то, что продавали на многочисленных лотках, кружило голову, а уж разномастность продавцов вовсе не поддавалась описанию. Вот бы где развернулся староста Квашенки. Половину торговцев и покупателей сразу же объявил бы отбросами из-за несоответствия места, вида и количества глаз, ушей и носов. Остальных бы обязал одеться в соответствии с правилами прилесья — мужики должны ходить в портах и рубахах, бабы в платьях. А тут и не разберешь, кто перед тобой, разве только лента белая у каждого на лбу.

— Не отставай, скорняк, — обернулся Пустой, — Нечего Рот разевать, а то живо карманы обчистят. На суд надейся, а за карманы держись.

Коркин тут же ухватился свободной рукой за карман, в котором лежал нож, и пожалел, что ни одной монетки нет у него в кошеле: было что прикупить на лотках в подарок Ярке, было. Блестели бусы, цепочки, амулеты и кольца, тут же висели сладости и прочие лакомства, платки, платья, вовсе какие-то непонятные товары.

У высоких дверей спутников вновь встретил стражник в стальной каске. Он о чем-то спросил Пустого, пересчитал гостей и истребовал с механика горсть монет, а потом ткнул пальцем в исписанный мелом простенок.

— Читать обучены или огласить? — зевнул сидевший на лавке у простенка седой старик в сером кафтане и колпаке. Над головой его висел медный колокол и какой-то серый, от которого тянулся вниз не шнур, а провод с чем-то вроде пластикового молотка. Тут же стояли три корзины: одна с белыми лентами, одна с черными, одна с красными.

— Обучены, — ответил Пустой, но монету старику бросил, — Что за списки?

— Списки вызванных на поединок, — оживился тот, — Ежели кто из вас найдет себя в оном, следует повязать голову черной лентой и готовиться к схватке. Я ударю в колокол, а там уж жди. Ежели тот, кто вызывал, поблизости, то одна дорога — на арену. А там уж как повезет. Все, что есть при себе у побежденного, забирает победитель. Остальное делится пополам: половина — победителю, половина — Чину. Конечно, если несчастный во владения Чина приперся с товаром, а то и со всем хозяйством.

— Хорошо Чин устроился, — нахмурился Пустой, изучая список.

— А ты как думал? — поднял брови старик, — Охрану содержать тоже денег стоит! Я уж не говорю про…

Он с прищуром погладил себя по животу.

— А если вызванный скрывает имя? — спросил Пустой.

— Да и Морось ему в глотку, — пожал плечами старик. — Я каждого здесь останавливаю. Не хочешь поединка — будь готов и без поединка получить клинок в сердце. Или в шею, как выйдет. Хотя есть и другой путь. Развернуться и уйти прочь, да побыстрее. Многие так и делают, кстати, когда видят себя в списке. Или обратиться к Чину — ну мало ли, может быть, вызвавший домогается твоего имущества или вовсе напраслину наводит. Но суд Чина — дело долгое, да не дешевое. Ну что, есть знакомые имена?

— Вот, — ткнул пальцем в строчки Пустой. — Меня интересуют эти имена. Нотта-Ра, Вери-Ка, Рени-Ка, Твили-Ра, Йози-Ка, Йоши-Ка.

— Твоих здесь нет? — приподнял бровь старик.

— Моих нет, — качнул головой Пустой, — но кое-кого из этих я знаю. Кто их вызвал?

— А это, приятель, не твоего ума дело, — хмыкнул старик. — Вот, разбирай белые ленты и двигай внутрь.

— Что скажешь, Филипп? — спросил Пустой, когда процессия вместе с Руком, которому Коркин тоже повязал на шею ленточку, вошла в гулкий, замусоренный коридор с высокими сводами.

— Два имени незнакомы, — пожал плечами мальчишка. — Нотта-Ра и Йоши-Ка. А одного имени нет — Яни-Ра.

— Да, — задумался Пустой. — Все сменщики с базы здесь, кроме Яни-Ра. Кому же они насолили?

— Может, кого-то стеганули в свое время разрядом? — почесал спину Филя и кивнул на мусор, покрывающий пол, — Да какая разница! Вряд ли светлые заходят сюда перекусить.

— Может, все-таки займемся едой сначала? — затянул на лбу ленту Рашпик.

— И едой тоже, — успокоил толстяка Пустой.

Коридор выходил в огромный зал. Потолка у него вовсе не было, по периметру стен тянулись в пять или шесть ярусов галереи, а далеко вверху сквозь решетки купола просвечивало белесое небо.

— Ух и холодина тут, наверное, зимой, как тут без чашки крепкого пойла? — заворчал Сишек, но к спутникам уже спешил однорукий переродок, на ходу предлагая и еду, и умывание, и женщин, и что-то купить-продать. Пустой осек старателя мгновенно и уже через минуту выбрал в одной из ниш большой стол, заказал угощение и отправил отряд вместе со служкой для умывания и иных потребностей.

Чуть тепловатая вода текла в грязном зале из позеленевших от времени медных труб. Коркин стянул с головы колпак, подумав, сбросил рубаху и принялся смывать опостыдевшую грязь, прислушиваясь к Ярке, которая скрылась за деревянной перегородкой.

— Однако здоров ты, скорняк, — с уважением заметил Рашпик по поводу крепких рук Коркина, — Никогда б не подумал, что такие плечи можно накачать на выделке кож!

— Плечи как плечи, — не понял восхищения толстяка Коркин и торопливо сунул голову в рубаху.

Ярка вышла через минуту. Расправила мокрые волосы, улыбнулась скорняку, взяла его за руку.

— Как малые дети! — раздраженно проворчал Рашпик, опуская голову под струю воды.

Угощение оказалось простым, но сытным. Каша из распаренного зерна с рыбой устроила всех, а свежеиспеченный хлеб с сыром исчезал, не успевая остыть. Вина, правда, к огорчению Сишека, Пустой не стал заказывать, решив ограничиться каким-то горячим напитком с медом. Успевший обегать весь зал, в котором народу было не так много, Филя без устали молол языком.

— До обеда по здешним меркам еще долго, потом тут не протолкнуться — места приходится занимать и на ярусах. Цены тут не высокие, не низкие. Дешевле можно перекусить и на площади, а есть места, где кушанья и подороже. Южнее много деревень, крестьяне держат там коров и свиней, выращивают зерно, овощи, но вся рыба идет через две пленки или из реки. Остальная жратва — через собачьих голов, с какой-то полосы изобилия. Народу тут немало, но все поделено. В чужой квартал просто так не сунешься. С переродками живут мирно, но Богловых не любят — говорят, что они ото всех отгородились, даже ходят слухи, что человечиной не брезгуют. Нам повезло, что мы через них прорвались. Никто еще из тех ворот не выбирался. Эта площадка в центре зала, что засыпана опилками, — для поединков. Называется — арена. Тут и ставки принимаются. А если в списке вызванных кто-то новый появляется, об этом кричат на всю площадь, да не просто так, а через вот эти колпаки, что на стенах висят. А об орде тут не слышали еще, наверное, она только крайние кварталы зацепила.

— Я Файка видел, — неожиданно подал голос Пустой, обрывая Филю.

— Где? — опешил Рашпик.

— Там, — махнул рукой на противоположную сторону зала Пустой. — Нет его уже. Едва меня заметил — бегом прочь бросился.

— Побежал звоночек в нужное ушко, — усмехнулся Сишек.

— Ничего, — задумался Пустой и тут же поморщился, словно от накатившей головной боли, — Если орда за нами идет, все одно встречи с нею нам не избежать. Я сейчас отойду, со мной пойдет Коркин. Филипп остается за старшего. Рашпик и Кобба, за Ярку отвечаете головой. Тут женщины в цене — могут и увести.

— Меня? — вскочила недотрога.

— Треснут по голове и унесут, — нахмурился Пустой, — Не надейся на порядок в центре города, если вокруг творится неизвестно что. Чин, который правит здесь, уже едва ли не двадцатый правитель с тех пор, как пленки Мороси устоялись, и ни один еще не умер своей смертью. Понятно?

— Ага! — торопливо прожевал Филя.

— А ты, — Пустой наклонился к Руку, уминающему свою порцию каши, — смотри за Филиппом, чтобы не болтал лишнего.

— Механик!

У стола вырос невысокий крепыш с белой лентой поперек лба:

— Ты хотел увидеться с Чином? Он ждет тебя.

— Бери сумку, Коркин, — поднялся Пустой.

Покои Чина располагались на самом верху огромного здания. Коркин даже запыхался подниматься по ступеням. У стальных дверей стояли четверо стражников. Скорняк ожидал, что их с Пустым обыщут, но охрана раскрыла двери без единого вопроса. Вопросы тут же пропали и у спутников. Еще одна четверка охранников стояла у дверей с внутренней стороны, да и четверо воинов в глубине комнаты подняли ружья, едва Пустой со скорняком переступили порог.

Над головой, как и в общем зале, через пыльные стекла просвечивало белесое небо, стены были затянуты тканями.

В огромном кресле за столом неожиданно высоко сидел маленький человек и запихивал в рот какое-то кушанье.

— Сюда-сюда, — донесся тонкий голос, и Коркин вслед за Пустым шагнул к деревянной скамье.

Человек брал с широкого блюда крохотные румяные хлебцы, катал их по другому блюду, на котором был разлит мед, и один за другим отправлял в рот. По всем пропорциям он был бы взрослым и крепким мужиком, если бы природе не вздумалось уменьшить его в два раза. Вдобавок ей втемяшилось снабдить маленького человека крепкими челюстями и выбелить не только его волосы, но и зрачки. Они имели голубой оттенок, но казались почти бесцветными.

— Садитесь, — махнул липкими пальцами Чин и ухмыльнулся, облизывая губы, — Люблю сладкое. Так ты и есть тот самый механик?

— Вероятно, — проговорил Пустой, — Других я в наших краях не знаю.

— Ну может быть, может быть, — усмехнулся Чин. — Твоя машинка молниями любопытных бьет?

— Щекочет, — не согласился Пустой, — Да и то только тех, кто решил прикоснуться к ней. Голыми руками или металлом.

— Мудро, — глотнул из высокого кубка Чин, — От меня-то чего тебе надо, парень?

— Ты продаешь кое-что, — объяснил Пустой, — Слухи о том и до меня дошли. Я тоже продаю кое-что. Ну-ка.

Пустой протянул руку и вытащил из сумки, висевшей на плече у Коркина, глинку.

— Вот. Самые лучшие. Как те, что я отправлял тебе год назад. Но вдвое дешевле.

— А ну… — опустил липкие пальцы в чашу с водой Чин.

Один из охранников прислонил ружье к креслу и, ловко откупорив глинку, плеснул прозрачной жидкости в крохотную чашку. Двинул ее к Пустому.

— Пробуй, — приказал Чин.

Пустой взял посудинку и опрокинул ее в рот, наклонился и потянул с блюда румяную булочку.

— А ты наглец! — довольно рассмеялся Чин и уже плеснул себе сам.

Выпил и замер, перекатывая жгучее пойло по языку.

— Ага. Она самая. Чего хочешь-то?

— Проводника до базы светлых за рекой, — пояснил Пустой. — И станковый пулемет. — С парой запасных магазинов. Вот под этот калибр.

Механик выложил на стол патрон. Чин поднял брови, потом вновь плеснул пойла и опять выпил. Наклонился, положил голову на стол и прищурился, разглядывая патрон.

— Пулемет есть. Но патронов нет. Зачем тебе пулемет?

— Патронов немного найду и сам, — ответил Пустой. — А пулемет мне нужен от орды. Они караулят меня на границе города.

— Орда как гнус, — пробормотал Чин, — Половину положишь — вторая половина все одно в морду вопьется.

— Морду подставлять не собираюсь, — отрезал Павел, — И задерживаться здесь не буду.

— А чего тебе на базе светлых? — прищурился Чин, — Тут их не любят. Видел список?

— Видел, — кивнул Пустой. — Мне делить с ними пока нечего. Но у меня их машина. Вернуть надо, да и спросить их кое о чем следовало бы. Насчет Мороси.

— Так, выходит? — кивнул Чин, — С тобой аху — почему его не спросишь? Старики говорили, что Морось с аху пошла.

— Это обычный стражник в прошлом, — объяснил Пустой. — Все, что он мог сказать, уже сказал.

— Каждый обычный стражник когда-то был не только стражником, — расплылся в улыбке Чин. — И будет когда-то уже не стражником. Если проживет долго. Впрочем, не мне о том судить. А не слаб ли ты, механик? Руки у тебя, я слышал, что надо, а что внутри у тебя? К чему руки-то крепятся? Я это у тебя не как правитель здешнего дворика спрашиваю, а как продавец. А ну как ко мне ордынцы придут с пулеметом через день и спросят: что ж ты, Чин, паршивцу игрушку-то такую кусачую продал?

— Ну уж не думаю, что Чин ордынцев боится, — так улыбнулся Пустой, что в животе у Коркина сделалось холодно и пусто.

— А ты не боишься? — прищурился Чин.

— Опасаюсь многих, — стер с лица улыбку Пустой. — За спутников своих боюсь. Сам — не боюсь никого.

— А это мы скоро увидим, — еще слаще улыбнулся Чин, прикладывая к уху черный диск с проводом, — Ага. Ага. Да ну?

Правитель площади покачал головой и с сожалением сцепил липкие пальцы.

— Не могу тебя больше задерживать. Тут у меня тихо, но я тебе скажу то, что ты услышал бы внизу. Там внизу тебя ждут. Два вызова только что пришло на поединок с тобой. Одно от Фёкла, охранника Богла, другое от самого Богла. Но тебе хватит и первого. Видишь, как выходит? По-любому половина твоих глинок ко мне отойдет. А может, и все, это уж как я с переродками сговорюсь. А разбираться орда будет с Боглом.

— А если не убьет меня ни Богл, ни Фёкл? — спросил Пустой.

— Тогда отдам тебе пулемет за сорок глинок, — развел руками Чин, — Да и орды тогда бояться не буду.

— Дам шестьдесят, — прищурился Пустой, — Нужны еще с десяток гранат, а то у меня их маловато, и проводник. Бриша сказала, что у тебя есть.

— Проводник будет, — восхищенно причмокнул Чин и бросил Пустому черную ленту, — Вяжи на голову.


предыдущая глава | Блокада | cледующая глава