home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


32

Утро выдалось холодным. Филе даже приснилось, что вездеход все-таки застрял в ледяной пленке и отряду пришлось выбираться через заднюю дверь. Мешок мальчишки примерз к полу, он пытался его оторвать, повторяя про себя: не дышать, не дышать, не дышать, — но пальцы заледенели и не слушались, только стучали о пол, о ледяной мешок, об огрубевшую одежду. Отстукивали, словно трещотка над трактиром Хантика в сильный ветер.

Филя поежился, разлепил глаза и тут же разглядел в клочьях утреннего тумана громаду вездехода, Коббу, который сменил на посту Рашпика, Ярку, суетящуюся у котла, из которого поднимался пар, и Пустого с Лентой. Они сражались друг с другом палками. Пустой плавно и медленно двигался по серому камню, а Лента прыгала, скользила вокруг него, била сверху, снизу, сбоку, подныривала, делала ложные финты, но пробить спокойную и уверенную защиту не могла. А вот сам Филя против такой атаки не продержался бы и секунды. Это вот с этой самой неугомонной и шустрой старик Сишек сражался на равных?

— Да ну тебя, — наконец угомонилась Лента и отбросила в сторону палку, — Почему не нападаешь сам?

— Ты и сама знаешь, сколько раз я мог тебя достать, — пожал плечами Пустой.

— Сколько захотел, столько бы и достал! — раздраженно плюнула Лента, — Кто тебя учил драться?

— Не знаю, — усмехнулся Пустой, — Скажу после девятой пленки.

— Его учили драться аху, — заметил Кобба, — У механика великий меч аху, но умение с мечом не передается. А в движениях он показывает школу лучших мечников Киссата. Хотя и тут непохож на них. Мастер меча аху никогда не снизойдет до соперника — он уничтожит его одним ударом. Он направит все свое умение даже на безвольного и слабого противника. Он не огибает случайности судьбы, он сокрушает их. А вот механик скуп на умение. Я так и не понял глубины его мастерства. Даже тогда, когда он сражался с тем переродком. Ведь ты вовсе не вырывал из когтей судьбы свою жизнь, Пустой? Ты даже позволил себе выбирать, как поразить костяного урода!

— Ты быстро смотришь, — заметил Пустой, стирая капли пота с плеч, — Да и мечом владеешь неплохо, хотя я видел только одно или два движения в твоем исполнении. Годы занятий требуются, чтобы научить таким движениям. Неужели обычного стражника твоего мира так долго учили обращению с мечом? Не слишком ли велика роскошь? От стражника требуется совсем иное.

— Что ты можешь знать о моем мире? — нахмурился отшельник.

— Ничего, — ответил Пустой, натягивая рубаху, — Я и о своем ничего не знаю.

— До девятой пленки, — напомнила Лента.

— Что — до девятой пленки? — высунул из машины заспанную рожу Рашпик. — Подождите! Надеюсь, вы не о завтраке? Мы еще шестой не миновали!

Из тумана показался Коркин с охапкой хвороста. За ним, пощелкивая, брел Рук. Из пасти его свисала змея.

— Спас меня, — заметил скорняк, — Ящер меня спас. Эта штука как стрела выстрелила из-под камня. Я и шевельнуться не успел, и вдруг щелк — Рук держит ее в пасти! А до него было шагов пять. Вот уж всегда числил собственного зверя неторопливым увальнем!

— Да, — кивнула Лента, глядя, как расположившийся недалеко от вытаращившей испуганные глаза Ярки Рук начал расправляться с зеленоватой добычей. — После укуса этой штучки ты не прожил бы и секунды. Так и знала, что уши ты с утра не включил. Я ведь говорила: прежде чем подбирать хворост, набрать камней и в каждую веточку предварительно бросать камень.

— Говорила, — опустил голову Коркин.

— Ярка, — развела руками Лента, — этот парень только что, в силу собственной неразумности, едва не оставил тебя в одиночестве.

— А другая нечисть тут есть? — спросил Рашпик, вылезая из машины и пробираясь мимо похрустывающего змеей Рука к котлу, — Я вот не решился спать на воздухе. Мало ли кому захочется поживиться мякотью крепкого здоровяка! Что мы варим?

— Кашу, — надула губы, косясь на Коркина, Ярка.

— С сушеным мясом и на ореховом масле, — с чмоканьем определил Рашпик, — К ней бы еще моченых стручков степного гороха, да горячую лепешку с сыром, да долбленых орешков с медом! И кружечку вина! Пустой! Обычно в конце пути старший ставит воинам угощение.

— Ты, что ли, воин? — хмыкнула Лента, затягивая на поясе Ремень, на котором висели все те же три клинка.

«Каменный!» — удивился Филя, разглядев средний.

— Ну какой-никакой, а с ружьем и с понятиями, — проворчал Рашпик, — И не сбежал от механика, как тот же Рой- наг или там Файк. И даже не обделался ни разу, а мог, кстати. Ладно. Я сейчас. А водички тут нет?

Рашпик заковылял в туман, а Филя наконец поднялся, потянулся и свернул одеяло, постеленное на охапку прошлогодней травы. Кто ж вчера ее для него нарвал? Кажется, Коркин. А еще вчера Филя успел собрать лед из лопнувших глинок и сложить его в котел. Неужели и вправду другой воды нет?

— Вода будет позже, — словно услышала его мысли Лента, — Я с вечера тряпки разложила на капоте — бери любую, вытирай лицо. Они мокрые от росы. Тут другого способа добыть воду нет.

— Чего тут еще интересного? — спросил Пустой, присаживаясь возле проводницы на глыбу известняка. — И почему мы все-таки не боимся ордынцев и собачников?

— Пока не боимся, — хмыкнула Лента и подняла с земли длинный, с ладонь, шип, у основания которого торчали колючки поменьше. — Сколько мы с вечера этой дряни из колес вытащили? За тысячу. Хорошие колеса у твоей машины, Пустой. На обычной машине на эту равнину не суются. И уж тем более на лошадях. Нет, дальше есть дорожки и почище, но мы-то встали сразу за полосой колючки, да и с водой тут не очень, так что сюда конница не пойдет. Да и нет у собачников нахоженных троп в эту сторону.

— А куда есть? — спросил Пустой.

— К шестой пленке есть, — ответила Лента. — Она самая сладкая.

— Сладкая? — не понял Филя, ежась и от утренней прохлады, и от холодной мокрой тряпки.

— Сладкая и опасная, — кивнула Лента. — Многие погибли в ней, хотя что там? Ширина-то у нее всего шагов пять. Зато за нею… Считай, вся Морось кормится тем, что растет между шестой и седьмой пленками.

— Я слышал, — кивнул Пустой. — Изобилие и счастье. Но не слишком верил.

— Видно, я поторопился убраться из Мороси много лет назад, — проворчал Кобба. — Сколько интересного наросло!

— Ничего интересного, — пожала плечами Лента, — хотя подкормиться можно. Но собачники не пускают туда никого… просто так. С меня хотели платы особой. Вот и… поплатились.

— А мы туда попадем? — спросил Филя.

— Попадем, — кивнула Лента. — Только не здесь. Пойдем по этой равнине до воздушной дороги. И выходить к базе светлых будем с юга.

— Это ж крюк! — поднял брови Филя.

— Конечно, — усмехнулась Лента, — Но с юга Морось поджимают горы, пленки там ближе друг к другу, так что и идти придется меньше. После шестой пленки это очень важно. И не забывай: после шестой пленки вездеход встанет.

— Это мы еще посмотрим! — надул губы Филя.

— Ты — посмотришь, — поправила мальчишку Лента, — Я — знаю.

Через час, позавтракав, отряд погрузился в машину, и Пустой двинулся в указанном проводницей направлении. Филя, правда, корчил гримасы, давая понять, что за рулем мог бы посидеть и он, но механик явно не собирался уступать управление и, скорее всего, намеревался проделать путь в сотню миль за один день. И это могло у него получиться. Настоящей дороги не было, но по сухой глинистой корке вездеход полз довольно резво даже без заднего моста и с отказавшей электроникой. Шестая пленка очерчивала линию горизонта розовой каймой, пятую скрывали силуэты увалов. Пространство между пленками было мертво, и Редкие серо-розовые кусты колючек и мелькающие время от времени столбики серых зверьков да стрелки змей не могли оживить его.

— Весна все ж, — задумался Рашпик, — А летом тут что?

— Жара, змеи, ядовитые пауки, смерть, — пожала плечами Лента.

— Сейчас тоже невесело, — пробурчал сборщик и посмотрел на Коббу: — Раньше, выходит, такого не было?

— Не знаю, — пробормотал отшельник. — Лет много прошло, да и не помню уж, как и где я бежал прочь от центра ороси. Ноги вынесли, не спрашивая головы. И не в один день это случилось. Если доберемся до центра, кое-что и вспомню, а здесь — нет. Но такие пустыни в один день не случаются.

— Другое странно, — заметил Пустой. — Развалин нет. Я был уверен, что город, из которого мы выбрались, он вроде как пригородом был, а сам город должен быть здесь, с этой стороны реки. И ни одной руины. А что за шестой пленкой?

— Тоже ни одной руины, — кивнула Лента. — Дальше развалины будут — за седьмой пленкой. За шестой их и не могло сохраниться: сам поймешь после. А тут… Тут все обратилось в пыль. И люди, и здания, все. Лот сказал, что земля тряслась по этому кольцу так, что здания, деревья, все живое тонуло в ней, как в воде.

— Лот? — с интересом оглянулся на проводницу Пустой, — Кто он?

— Человек, — усмехнулась Лента, — Не правда ли, интересное слово — говорю «человек» и понимаю, что ничего не сказала. Вот и Кобба вроде человек.

— Аху, — поправил девчонку отшельник, — Хотя это слово для чужих. Но все одно, по-нашему — человек.

— И ты, Пустой, человек, и я, — Лента продолжала перечислять, — и тот же Богл, которому ты башку отсек, тоже ведь человек. И светлые…

— Человек не может таять в воздухе! — посчитал нужным вставить Филя, — Думаю, что светлые — не люди.

— А кто ж тогда? — разинул рот Рашпик.

— Боги, — отчеканил Филя.

— Типа истукана от Хантика? — загоготал сборщик. — И Сишек тоже был богом? Не смеши дырки на моих сапогах.

— А как ты тогда объяснишь их исчезновение? — не сдавался Филя.

— А как ты объяснишь пленки? — ткнул пальцем в окно Рашпик.

— Лот говорит, что это блокада, — заметила Лента.

— Какая блокада? — не понял Рашпик.

— Разная. Вот эта пустыня блокирует сладкую пленку.

Если бы не она да не собачники, — глядишь, вся Морось бы той сладостью отравилась. А там — понимай как хочешь.

— Галаду? — вспомнил Пустой. — Это все устроил Галаду? Кто это? Выдумка?

— Выдумка? — задумалась Лента. — Я его видела, механик. Мельком, но мне хватило. Он бродит по Мороси. Не наяву, а как неясный силуэт. Некоторые его видят, некоторые ему служат, некоторые становятся его тенью.

— Тенью? — не понял Пустой.

— Страшной тенью, — кивнула Лента. — Человек, на которого падает тень Галаду, превращается в ужасное существо. Его пальцы становятся подобны костяным клинкам, его руки становятся смертоносны, остановить такое существо невозможно — только убить. Но мне не доводилось с ним сталкиваться.

— И это тебе рассказал Лот? — спросил Пустой.

— Это знает каждый, кто ходит между пленками, — пожала плечами Лента.

— А как выглядит сам Галаду? — спросил Пустой.

— Как обычный человек, — ответила Лента. — Но ты сразу поймешь, что это он.

Филя посмотрел на Ленту, лицо которой словно накрыла тень, взглянул в заднее окно машины. За нею тянулся хвост пыли.


предыдущая глава | Блокада | cледующая глава