home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


47

Десятую пленку Коркин разглядел только тогда, когда до нее оставался один шаг. Вот только что впереди лежали развалины, торчала арматура, развевались на ветру обрывки мягкого пластика — и все пропало. Перед глазами все поплыло.

Коркин сделал шаг назад, посмотрел на Пустого. Маленький отряд, включая светлых, замер у границы четкости и тумана, как и скорняк.

— Она непрозрачная, — пробормотал Коркин.

— Я сказала, что она невидимая, — поправила скорняка Яни-Ра.

— Но я ее вижу, — не понял скорняк, — Вот, — он сделал шаг вперед, — вижу, вот, — вновь шагнул назад, — не вижу. Что это за пленка?

— Это твоя пленка, Коркин, — ответил Рени-Ка и наклонился, оперся руками о твердое, — Видишь? Я не могу пройти. Посмотри на свои ноги.

Коркин скосил взгляд. Сапоги, порты до колен тоже обратились в туманное месиво, которое стекало на камень и соединялось с пленкой.

— Пленка пропускает по одному. И становится прочнее с каждым годом. Мутнеет, словно сопротивляется чему-то. Когда я был последний раз, то, шагнув вперед, видел Бирту, а теперь только туман. Тебя она выбрала первым. Пока ты не пройдешь, не пройдет никто.

— Моя бабка, — Коркин покосился на спутников, — всегда говорила: если нельзя что-то объяснить простыми словами, это самое что-то — или полная чушь, или выдумка. И почему вы все смотрите на меня? Ярка, иди сюда.

— Нет, — поймала недотрогу за руку Яни-Ра. — Ее не пропустит. Не мучь девчонку, снаружи никто не останется. Но очередности никто не знает. Ты — первый.

— Мы все сошли с ума, — смахнул со лба пот Коркин. — Вы считаете, что она думает? Она думает как человек? Она выбирает? Что меня ждет там?

— Каждого ждет что-то свое, — ответила Яни-Ра, — Меня, к примеру, окатила звериная ненависть.

— Ну это я переживу, — пробормотал Коркин, не сводя глаз с Ярки. — Пусть ненавидит — лишь бы не прикусывала.

— Не трусь, Яр, — сказали губы недотроги, и Коркин шагнул.

Над ним смеялись. Он не слышал хохота, не слышал никаких звуков, но чувствовал смех. И это не был смех человека — это был просто смех. Издевательский, презрительный, уничтожающий хохот. В памяти сразу всплыло давнее: «Хорошо стоишь. Прощу. Уши и нос резать не буду. Освежевывать не буду. Просто убью».

Он вывалился из пленки, словно получил пинок пониже спины. И сразу потянулся рукавом к лицу, чтобы вытереть плевки, которые должны были стекать со лба, с глаз, со щек. Но лицо оказалось сухим.

Перед ним высилась Бирту. Не крепость — обычное здание, разве только окна в его стенах были узки, да и само здание торчало тяжелым серым бруском. Местами его окружал забор, но большая часть ограждения была уничтожена.

Коркин оглянулся. Весь отряд стоял вдоль невидимой ЛИЦЦР. Скорняк помахал руками, но его никто не заметил. Следующим через пленку стал протискиваться Рук. Он прижал уши, вытянул шею, на мгновение обратился в мутное пятно и вывалился через секунду под ноги Коркину, как будто вылез из тесной норы.

— Я здесь, приятель, — наклонился почесать шею ящеру скорняк, поднял глаза и замер: через пленку проходило чудовище. Его голова и плечи обратились горбом, ноги изогнулись, вместо рук повисли костяные клинки.

— Ярка! — оторопел Коркин.

— Ты что? — Она подбежала, обняла скорняка за согнутую спину, за безвольные руки, — Ты что?

— Вот. — Он ткнул вперед пальцем, затрясся, захрипел, глотая слезы мгновенного облегчения.

Через пленку проходило еще одно чудовище. Рашпик. И еще одно. Филя. И еще. Пустой. Лента. Яни-Ра. Кобба. Рени-Ка.

— Ну, — с подозрением спросил Рени-Ка. — Что на этот раз?

— Тарану, — пожала плечами Яни-Ра, — В первый раз. Но бывало всякое. То обнаженные тела, то скрюченные старостью старики, то крохотные младенцы. Звери. Переродки. Разное.

— И там, внутри пленки, тоже было одно у всех? — спросил Коркин.

— Поспрашивай каждого, поинтересуйся, но вряд ли тебе захотят рассказать, — неопределенно вздохнул Ре- ни-Ка, — Пошли. Больше сюрпризов не будет. Временные помещения для персонала не сохранились — они были из недолговечного пластика, их обрывки сейчас по всему сектору. Осталось только это. Мы тут ни к чему не прикасались. Сейчас и вы насладитесь гением технической мысли аху.

— Эй! — предостерег Кобба. — Тут все заминировано!

— Было когда-то, — не согласился Рени-Ка и пошел к зданию. Рук вперевалочку поплелся за светлым.

— Что там было у тебя? — спросил Коркин у Ярки.

— Презрение, — ответила недотрога. — Не так, как бывает на первой пленке. Там оно растет изнутри. А тут словно кто-то испражняется на тебя.

— Подожди, — постарался улыбнуться Коркин. — Мы еще сами… Мы ему покажем. Или убежим.

— Покажем, — с улыбкой согласилась Ярка, — Покажем и убежим. Чтобы не догнал и не отнял.

Сказала и обняла Коркина, прижалась к нему настолько крепко, насколько хватило сил.

— Ну вот, — пробурчал недовольно Рашпик, — Хорошо, но мне такая девушка не подойдет. Мне рукастая нужна. А то ведь не обхватит!

Отряд потянулся к зданию. Пустой придержал за руку Ленту. Придержал так, словно хотел что-то сказать, но сказать не смог. Лента вдруг рассмеялась, разом сбрасывая напряжение, и сделала вид, что обнимает Пустого так же крепко, как припала к Коркину Ярка. Девчонка даже оглянулась и подмигнула скорняку.

— Думаешь о том, что здесь делал твой отец, механик?

— И об этом тоже, — с сожалением вздохнул Пустой, когда девчонка отстранилась от него, — Смотрю на здание. Запоминаю расположение окон. Дверей. Впрочем, Рени-Ка сказал, что двери наружу одни, и они перед нами. Подвальных помещений нет, коммуникаций нет. Они проверяли. С противоположной и с боковых сторон нет и окон.

Выхода на крышу тоже нет. С этой стороны окон двенадцать. И вот что мне кажется. Непохоже это здание на крепость. Уж точно на такую крепость, которую можно было бы оборонять хотя бы с крыши. Кобба лукавил неоднократно. И я не вижу никаких энергетических установок. Обычно они снаружи. Не вижу световодов. Кабелей. Мне все это не нравится.

— Пошли, — потянула за руку Пустого Лента. — Мне многое не нравится уже много лет. К счастью, кое-что, кажется, мне все-таки нравится.

Это был мир аху. Ничто из того, что предстало перед глазами Коркина, не напоминало ни механизмов, ни интерьеров светлых. Ничего похожего не попадалось скорняку ни внутри, ни снаружи Мороси. Внутренний объем здания не делился ни на помещения, ни на ярусы. На мощном фундаменте вздымались четыре каменных, окованных железом и обвитых узкими лестницами столба, которые уходили к потолку здания словно гигантские деревья аху, и там, в полумраке, начинались их кроны — шестерни, рычаги, колеса, цепи, зубчатые передачи, оси, валы, гири, лебедки, переходы. Местами сумятица механизмов опускалась почти до пола, местами разбегалась в стороны до стен. В центре между столбами были устроены ворота. Они тоже были выкованы из железа и заключены в арку, к которой вели тяжелые рычаги. Барельефы на колоннах арки и на тяжелых створках заставили Коркина содрогнуться. Они изображали если и не Тарану, то его пальцы — костяные клинки.

— Интересно, — пробормотал Пустой в гулкой тишине, заполняемой только дыханием спутников и чуть различимым постукиванием где-то под самым потолком. — Интересно.

Механик опустил взгляд на пол, осмотрелся и обернулся к стене, из которой через двенадцать окон падал на пол дневной свет. И его спутники дружно повторили его движение. Пол, выложенный из тяжелых плит, и стены, облицованные такими же плитами, были покрыты странными письменами, которые напоминали нанизанные на прямую линию узлы.

— Это мудрость аху! — гордо произнес Кобба. — Это мудрость аху, изложенная письменами аху! Вам никогда не постичь ее. Вам никогда не прочесть ни одной строчки, потому что мудрость не может быть простой. Это не примитивный язык светлых или тем более лесовиков.

— Оно работает, — подняла глаза вверх Яни-Ра.

— Я слышу, — кивнул Пустой, — постукивает вхолостую. Маятник в одной из частей механизма не заблокирован. Но это ерунда, ничего не значит. При определенном соотношении передач может стучать десятилетиями… Принцип достаточно простой. Там, там, там и там висят тяжелые гири. У опор — лебедки для их подъема. Основные рычаги где-то вверху. Похоже на часы. Если снять крышку с таймера Коркина, можно увидеть нечто подобное. Но для часов тут все слишком сложно. Кобба, насколько я понимаю, через эти ворота вы собирались выйти за пределы четырехмирия? Как оно работало? Как все это кручение, щелканье и поворачивание прорывало плоть мира?

— Светлые не смогли извлечь из меня секретов аху за месяцы! — гордо ответил Кобба. — Ты думаешь успеть это сделать за несколько минут?

— Минут? — не понял Пустой, — Думаю, что времени у нас побольше. Ну ладно. Расскажи мне, что тут произошло. Меня интересует мой отец.

— Хорошо. — Кобба вышел вперед, положил пулемет на камень, закрыл на несколько мгновений глаза, потом развел руки в стороны и торжественно начал: — До окончания нашей работы оставался всего один день. Рано утром великий мастер произнес молитву богу аху, призывая помочь его детям вырваться из плена пространства, и мы начали. Восемьдесят подмастерьев, сорок посвященных, десять мастеров аху, трое высших жрецов и великий мастер заняли свои места. Вокруг нас в развалинах городов почившего Разгона бродили опустившиеся до уровня животных жалкие подобия людей, а здесь совершалось великое таинство. До полудня были подняты все гири, переведены в нужное положение все рычаги. Когда солнце Разгона поднялось к зениту и начало сползать к западу, великий мастер начал обряд включения. Он сдвинул главный рычаг, и творение аху заработало!

Все шло так, как и должно было идти. Сначала, как и было рассчитано, на крепость опустился холод. Стены ее покрылись инеем. Облака пара поднимались к потолку от нашего дыхания. Затем машина запела. Стены Бирту заколыхались и исчезли. Но колонны стояли, и машина работала! Нам показалось, что время остановилось в почтении перед гением мастеров аху. Вдруг мы увидели страшных воинов, которые стояли вокруг нас кругом. Вы знаете, о чем я говорю: это были Тарану. Их было множество. Они оставались видениями, но я забеспокоился: вдруг что-то идет не так? И когда наверху что-то заскрежетало, я в этом уверился. Великий мастер что-то кричал мне, но я не мог его услышать — его голос словно таял, даже машины не стало слышно. И тут я увидел Мота. Содда, один из мастеров в облике аборигена Мота, или кто-то, притворившийся Соддой, твой отец, механик, покинул свое место. Он шел к вратам. Я закричал великому мастеру об этом, затем замахал руками, он обернулся — и все понял. Ворота были закрыты, только машина могла их открыть — машина, которая должна была подарить аху пространство. Но в это мгновение, когда ее работа была прервана в самом начале, ворота были просто пустышкой. Вы можете их обойти со всех сторон: они никуда не ведут. К тому же они были закрыты на ключ, который был только у великого мастера. Мы все замерли. И тут Мот открыл ворота. Он как-то сумел открыть ворота. По-настоящему! Несмотря на то что машина уже была повреждена, и повреждена, скорее всего, им! Он открыл ворота, вспыхнувшие по периметру пламенем, и шагнул через пламя в какое-то месиво, туман, во что-то вроде этих самых пленок. Он оказался врагом. Я стрелял в него, и даже, кажется, попал, но это не причинило ему никакого вреда. Он был слугой нечисти, потому что сразу после этого один из подмастерьев обратился в Тарану. И началась резня. Огонь на воротах начал тускнеть, но я успел увидеть, что великий мастер вместе с остальными мастерами рванулся за Мотом в ворота. Это все. Я не знаю, как я спасся. Когда я пришел в себя, вокруг были одни трупы. Я обошел ворота со всех сторон: они опять обратились в пустышку. Я вышел наружу и не узнал Разгона. Вокруг творилось что-то невообразимое. Липкая паутина падала с неба и залепляла все. Трудно было даже дышать. Я пошел куда-то, куда вели меня ноги. Не помню, сколько времени я шел и как попал к светлым.

— Странно, — проговорил Пустой, — А ведь после девятой пленки должен был вспомнить.

— Тут были трупы, — кивнул Рени-Ка. — Но мало. Когда пленки только устанавливались, всякая нарождающаяся мерзость бродила везде. И мы застали только следы пиршества. Убрали все, конечно. Пытались изучать эти… часы, но все безрезультатно.

— Мы боялись, что, если ее тронуть, эта машина довершит ужасное дело, — подала голос Яни-Ра, — Кобба лгал тебе, механик, не во всем, но лгал.

— Я знаю, — кивнул Пустой и пошел вперед. Медленно зашагал вперед, не обращая внимания на Коббу с пулеметом у ног. Его шаги отдавались под потолком гулким эхом, и Коркин вздрагивал при каждом звуке. Скорняку казалось, что еще немного — и все, о чем говорил Кобба, повторится. Пустой дошел до ворот, обошел их со всех сторон, покачал головой, вытащил из кармана тонкую отвертку, загнул ее кончик, вставив его в замочную скважину, поковырял там и со скрипом распахнул створки.

— А замок-то простенький, — крикнул спутникам. — Тут и ключ был не нужен. Достаточно гвоздя!

— Ты дурак, Пустой, — засмеялся Кобба, — Оглянись. Ты ничего не открыл. Ты не Мот, кем бы он ни был. За твоими открытыми воротами то же самое, что и перед ними.

— Я не дурак, Кобба, — усмехнулся, прикрывая ворота, Пустой, — Я — механик. И вот как механик, который должен уважать точность, скажу тебе, что ты солгал мне. И солгал не один раз. Но вернемся к деталям. Ты назвал себя создателем этой машины, но, следуя твоему рассказу, получается, что великий мастер, чей меч и амулет я храню, отправился за Мотом, забрав за собой всех мастеров. Мне отчего-то кажется, что Мот именно этого и хотел. Я пока не знаю, что сделал Мот с машиной, но, если бы ты был ее создателем, ты бы починил ее!

Кобба молчал. Пустой встал между ним и спутниками.

Кобба попятился к воротам. Механик медленно вытащил меч. Коркин судорожно сглотнул.

— Кроме этого, ты солгал насчет выстрела, — продолжил Пустой, — Да, мой отец был очень серьезно ранен. Но не выстрелом. Он был пронзен ударом Тарану в спину. Не знаю, как он смог выжить, но это совершенно точно. Ты не упомянул об этом. Но о Тарану рассказал. Объяснение может быть только одно: ты и был этим Тарану.

Коркин потянул с плеча ружье.

— Спокойно. — Пустой расставил руки, в одной был зажат меч. — Это еще не все. И не жмись к воротам: ты не уйдешь через них. К тому же магазин пулемета заклинен — я же механик, да и с Тарану мне уже приходилось схватываться. Также, как и моему отцу. Расскажи правду, Кобба, и тогда я раскрою еще одну твою ложь. Самую большую.

— Хорошо. — Кобба раздраженно отбросил ногой в сторону пулемет, вытащил из-под куртки серый меч, — Этот меч был у Мота. Как и у каждого мастера. У меня меча в тот день не было. Я обучен обращению с ним, но я был жрецом. Жрец должен разить без меча. Я ничего не понимаю в этой машине, но именно я должен был сопровождать ее запуск молитвой, потому что все, что делается аху, делается для бога аху и во имя бога аху. Когда все пошло наперекосяк, все мастера были на своих местах, там, на лестницах. Каждый следил за своей частью механизма, хотя запускал его великий мастер.

— Среди них были и женщины? — уточнил Пустой.

— У аху нет различий, кто служит богу аху и народу аху — мужчина или женщина, — гордо выпрямился Кобба. — Когда все пошло наперекосяк, когда видения и страшные картины возникли вокруг меня, я почувствовал, как ужас вселяется в мое тело. Мои плечи выросли, мои пальцы превратились в когти, и я перестал владеть своим телом. Все, что происходило вокруг, я видел словно через мутное стекло. Я видел, как мои руки убили двух других жрецов, видел кровь подмастерий, а затем разглядел и Мота, который ковырялся в замке ворот точно так же, как это делал только что ты, механик. И я ударил его в спину, пронзил его насквозь. Но он не умер. Со стоном он развернулся и поразил меня мечом, каким-то чудом не пронзив сердце. Потом на шрам от его удара Вери-Ка наложил шрам от орудия светлых, когда они пытались извлечь из меня секреты аху. А тогда я упал. Падал я уже в своем прежнем облике. Я лежал, истекая кровью, тянул голыми пальцами меч из своей груди и видел, как вслед за Мотом в ворота ушел великий мастер и несколько мастеров.

— Почти правда, — кивнул Пустой, — Но ты забыл еще кое-что. Я знаю несколько слов на языке аху. Я знаю, как пишутся некоторые слова аху. Ты сам мне это показал. И вот что написано в центре стены и что написано на каждой плите пола. «Галаду, приди к детям своим».

— Точно так, — вдруг рассмеялся Кобба, — Ты и вправду хороший механик, Пустой.


предыдущая глава | Блокада | cледующая глава