home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

В кабинете у Бубны сидел Дезертир. Нечастый случай для посетителей — он именно сидел, расслабившись в глубоком, уютном кресле. Разговор с хозяином кабинета был недолгий, но тяжелый. Дезертир не видел, но под правой рукой Бубны был выдвинут ящик стола, и лежал в нем видавший виды, обшарпанный, но очень надежный пистолет «ТТ». Где странноватый сталкер говорит правду, а где лжет, определить получалось невозможным. Но даже если лишь десятая часть соответствовала истине, перспективы открывались широкие: от полного краха бизнеса до его невиданного возвышения. Теперь Бубна, мрачно сопя, обдумывал услышанное.

— Значит, Зоной можно управлять? — спросил он наконец.

— Не думаю. — Дезертир отхлебнул кофе. — Точнее: уверен, что нельзя. Но у меня, как ты знаешь, есть свои, личные наработки о природе Зоны…

— Да уж, знаю!

— И вот я хочу продолжать ее изучать. И тут дело не только в Деньгах. Нужно оборудование, какого у научников нет. Они разрабатывают другие темы, в основном — как Зону остановить. А мне просто интересно разобраться.

— Ага, — кивнул Бубна. — И поэтому ты за моей спиной вызвал сюда Шейха.

— У тебя свои дела, у меня свои. В конце концов, я ведь тебе неплохо заплатил деньгами Шейха? — Дезертир устало вытянул ноги. — Хорошо у тебя.

— Зубы мне не заговаривай, — попросил Бубна. — Заплатил хорошо, да мне дороже вышло. Хотят упорные слухи, парень, что ты мечтаешь уничтожить Зону. Это так?

Глаза Дезертира сверкнули лишь на мгновение, но Бубна умел видеть в людях истинное.

— Конечно, нет! Куда мы денемся, если она исчезнет? И ты, и я, и все сталкеры… Зона наша мачеха, да мамы нет. Но я хочу разобраться, какова она.

— Давай разбирайся, — процедил сквозь зубы Бубна. — Только сперва и мне дай разобраться кое в чем. Шейх с помощью пси-энергии из Янтарного озера смог подчинить себе Монолит, так?

— Не знаю, — развел руками Дезертир. — Там что-то есть, но Монолит фиксируют антенны или еще что… Мы с тобой ведь договорились: я подстрахуюсь, чтобы ничего скверного для нас не произошло. Я так и сделал. Контакт с Сердцем Зоны, назовем это так, шел не напрямую, а через мой передатчик. Когда я увидел, что Шейх творит, я передатчик выключил.

— И теперь он там, под контролером?

Дезертир пожал плечами.

— Зона есть Зона. Но у меня есть основания полагать, что его пока нетронут. Контролеры твари любопытные… Скоро будет Выброс, а потом можно идти за головой Шейха. Ведь ее хотят наши новые гости?

— Да уж, гости, черт бы их подрал! — Бубна пристукнул по столу. — Такие гости, что дальше некуда. Эти гости могут туда полк парашютистов закинуть, и вояки не пикнут даже.

— Ну, если у них есть лишний полк… — Дезертир рассмеялся. — Это не вариант, надеюсь, они это понимают. Голову Шейха надо искать быстро, с каждым днем шансы будут все меньше. А быстро это могу сделать только я, ты и сам это знаешь.

Бубна засопел. Ему крайне не хотелось опять отдать инициативу Дезертиру, которому он не доверял ни на грош. И были у него люди, которые могли бы пройти по Зоне не медленнее этого задаваки. Вот только этим людям пришлось бы очень хорошо заплатить, а Дезертир платил сам. Кроме того, только он хоть приблизительно знал, где искать.

— Притащил бы сразу этого Шейха…

— Откуда я знал, что он кому-то нужен? — возразил Дезертир. — Ладно, ради хороших отношений и доверия между нами я схожу. Деньги возьму с них.

— Деньги ты можешь брать с кого хочешь, — сказал Бубна. — Но голову ты принесешь вот сюда. Именно сюда.

Толстый палец хозяина ткнул в столешницу перед ним. Кивнув, Дезертир поднялся и поставил перед Бубной пустую чашку.

— Да, именно сюда и принесу.

— Помощь какая-то нужна?

— Нет, никого не надо за мной посылать! — Дезертир нагло подмигнул. — Ты же помнишь, чем это кончается?

Бубна только скрипнул зубами. Он хорошо помнил, как Дезертир «обрубил хвост», перестреляв армейский патруль. Парни, которых Бубна послал за ним, полегли все. В кабинет заглянул Гоблин, сообщил, что приехал Абу со своими людьми.

— Не играй со мной! — предупредил Бубна.

Дезертир лишь кивнул. Вскоре вошли Абу и переводчик. Выглядели оба неважно.

— Вот человек, который видел, как Шейх попал к контролеру, и знает, где это произошло, — представил Бубна Дезертира. — Он готов принести вам голову, как только пройдет Выброс. Теперь будете спать спокойно?

— Уже пора просыпаться, — мрачно заметил Вячеслав. — Что с этим… Рябым? И еще с женщиной?

— Рябого скоро найдем, я уже послал людей. А девку и подавно сцапаем. Кстати, это она передала револьвер Барбосу, прямо на ваших глазах. Могу показать записи с видеокамер! — Бубна широко улыбался. — Целиком ваш прокол. Ну а теперь вы как хотите, а мне пора отдохнуть.

— До свидания! — четко выговорил Абу и кивнул охранникам.

Дезертира вели плотно, обыскали еще на лестнице. Выйдя на улицу, Дезертир подмигнул Абу.

— Носорог любит печенье!

— А канарейка крошки… — после некоторой заминки так же по-английски ответил Абу. — Это вы? Я уже начал волноваться.

— Все в порядке. Просто Зона есть Зона, многого не предусмотришь. Надо прихватить мою женщину, она ждет за углом.

Женщиной оказалась Норис, оставшаяся ждать Дезертира и караулить оружие и снаряжение обоих. Оружие секьюрити в мгновение ока отобрали и спрятали в багажник, но саму Норис тактично усадили в машину к Абу и Дезертиру.

— Так вы действительно знаете, где мой родственник?

— Да, — кивнул Дезертир. — Я даже знаю, что его пока не тронут. Контролеры любят, чтобы человек измотался, такие кажутся им более вкусными.

Норис, немного понимавшая по-английски, изумленно уставилась на партнера, но промолчала. Абу лишь кивнул.

— Хорошо, если так. Я очень рад. Только лучше бы…

— Лучше бы, чтобы я принес только голову, — закончил за него Дезертир. — Да, я понимаю, все эти сложности с наследством. Хитрый старик этот ваш родственник! Все сделал, чтобы в случае чего, его искали.

— Если не будет трупа, придется ждать двадцать лет — так он приказал в завещании, — криво усмехнулся Абу. — И все двадцать лет доходы от бизнеса пойдут на… Не важно. Это разорение нашей семьи! Я хочу сказать, что вам не стоит переживать насчет его жизни. Он явно сошел с ума, чего стоит сама эта попытка стать хозяином Зоны. Зачем?!

— Я так понял, старик мечтал стать бессмертным. — Дезертир иронично улыбнулся. — Конечно, ненормальный. Кто-то, видимо, нашептал ему, что можно слиться с Зоной в одно. Так я понял из некоторых наших разговоров.

— Знать бы, кто ему такое нашептал… — вздохнул Абу. — Я бы повесил мерзавца на его же кишках. Однако к делу. Когда вы можете пойти в Зону? Какая вам нужна от нас помощь?

— Как только кончится Выброс. Будет суета, прорывы Периметра — войти легко. Помощи не нужно никакой, это может только помешать. Зато нужен аванс.

Абу удивленно поднял брови.

— Да, аванс, — повторил Дезертир. — Или даже предоплата. Вы привезли оборудование? Я хочу получить его сейчас. Потом, когда я принесу голову Шейха, у вас не будет ни одной причины рассчитаться со мной. Давайте смотреть на это как деловые люди.

— Мы так не договаривались! — встрял Вячеслав.

— А мы вообще никак не договаривались.

В машине, осторожно катящей по разбитому асфальту узких ночных улочек, воцарилась тишина.

— Где вы остановились?

— В «Доме колхозника», — ответил Вячеслав. — Понимаю, что это такая шутка, но шутка неудачная. Там и правда как дома у колхозника.

— Я бывал в домах у колхозников. Очень уютно. — Дезертир пожал плечами. — Ну извините, пятизвездочных отелей в этом городке нет. Зато в Зону попасть легко.

— Мне нужны гарантии… — снова заговорил Абу. — Я вас не знаю. Я не знаю, что за дела были у вас с моим родственником и как вы на меня вышли. Может быть, вы работаете на этого Бубну? Я не могу просто дать вам эти странные приборы по миллиону долларов каждый и отпустить.

— Ну, вы-то беспокоитесь о куда больших деньгах? Могли бы и рискнуть. Впрочем, ладно… — Дезертир вздохнул. — Вот она будет заложником.

Норис, от не вполне понятного разговора начавшая было клевать носом, испуганно вытаращилась на Дезертира.

— Она моя женщина, — пояснил он. — Мой партнер. Она тоже знает, где мы оставили Шейха, и ходит по Зоне не хуже меня.

— Как-то это все… — Вячеслав пощелкал пальцами посмотрел на Абу в поисках поддержки.

— Ладно, — согласился босс. — Она останется у нас. Денег я бы вам не доверил, но приборы… Берите. Только помните: в случае чего я не только разнесу этот ваш городок, не только прищучу всех, начиная с Бубны, но и объясню им, кто в этом виноват. Да, и, кстати, наведу о вас справки. Неизвестных людей не бывает, бывают плохие ищейки, и найму хороших, это дело чести. У вас наверняка есть родственники.

— Хорошо, — кивнул Дезертир и откинулся на сиденье. — Значит, договорились. Я устал. Норис, ты поспи, а мне надо будет еще покрутиться по городу, пока Выброс. Как кончится, я пойду и принесу господину Абу его приз. Не волнуйся.

— Ладно, — кивнула девушка. — Да плевать мне уже на все…

Дезертир только усмехнулся. Вскоре машины затормозили у трехэтажной гостиницы с вывеской «Дом колхозника».

— Я сейчас просто взгляну на то, что вы привезли, хорошо? Если все в порядке, пойду решу кое-какие вопросы. А вы, кстати, лучше тоже отдохните. Вот-вот начнется Выброс, многие и в городке его плохо переносят.


Флер, конечно, спряталась не так искусно, как Рябой. Да ей и в голову бы никогда не пришло замотаться в чужие обноски и сидеть в непереносимой вони. Поэтому дама просто заночевала у знакомой официантки, взяв с нее честное слово, что та ее не выдаст. Само собой, под чай с вареньем пришлось выложить все, что Флер знала.

— Я бы на твоем месте уехала, — посоветовала Багира, как звалась ее подружка.

На пантеру эта дама походила менее всего, но поди пойми, кем женщины сами себе кажутся. Флер тоже не слишком шло ее имя.

— Рванула бы куда-нибудь в столицы и затерялась.

— Ты не понимаешь! — застонала Флер. — Ты не ходила в Зону. А я — сталкер! Сталкеры не уезжают, без Зоны — тоска.

— Да ну… — надула губы Багира. — Какой ты сталкер? Крови боишься, и вообще это для мужиков. Тебе рожать еще, зачем туда таскаться? Радиацию ловить?

Флер закатила глаза. Как говорить о Зоне с человеком, который там не был? Со стороны это выглядит как опасная игра, цель которой — деньги. Флер знала, что это не так, но объяснить не смогла бы даже себе.

— Давай спать ложиться?

Но заснуть они не успели, потому что к Багире заявился ее почти постоянный бойфренд по прозвищу Тибидох. Злой, усталой Флер пришлось спрятаться на антресолях, где она, вполне возможно, смогла бы уснуть, если бы Багира и Тибидох не принялись шумно резвиться, не забыв включить еще и музыку. Наконец все стихло, и любовники вышли на кухню перекурить у открытого окошка.

— Там у вас шухер какой-то? — нарочито громко спросила Багира.

— Да, все кувырком. Выброс того гляди грянет, а никто не ждал… — Тибидох харкнул в окно. — Черт-те что. Рябой, засранец, опять отличился: повел этого ненормального клиента, да и замочил его в Зоне, а Флер в подарок приволок перстень. Идиот!

— Перстень?! — Багиру неприятно поразило, что о самом интересном Флер не рассказала. — А с чем?

— Откуда я знаю? Ее вон тоже Бубна заказал на розыск. Только кому она нужна, дура носатая? Гошу и друга его, забыл как звать, сдали приезжим джигитам.

— Скорее уж янычарам, — предположила Багира.

— Да наплевать! Тоже не по понятиям. Но Бубна дал понять, что эти янычары нас могут закрыть по всем фронтам. Просто жесткую зачистку устроят, и останется от нас мокрое место. Черт-те что… — Тибидох снова сплюнул. — Хана ребятам. А все из-за этого Шейха и Рябого! И… Кстати, Багирка, ты Флер не видела сегодня? Не в курсе, где она может быть?

— Нет! — опять нарочито громко ответила Багира. — Пойдем в комнату? Замерзла.

Вот эта концовка Флер совершенно не понравилась. Они дружили с Багирой около года и никогда не ссорились, но Флер понимала, что доверять официанткам нельзя. Особенно — ей самой. А ведь Бубна мог и награду назначить. Любовники снова включили музыку, теперь тише, и Флер, стараясь не шуметь, сползла с антресолей.

— Береженого бог бережет… — прошептала она, выскальзывая из Квартиры. — Про перстенек ей интересно… Эх, да был бы у меня тот перстенек! Какой же все-таки Рябой идиот!

Выйдя из замусоренного подъезда, Флер увидела, что уже светает. Она поспешила к другой своей подруге, надеясь более безопасно переночевать у нее, но за поворотом нос к носу столкнулась с Дезертиром.

— Рад тебя видеть!

— А как ты…

— Приплатил одной девочке с кухни, она дала мне список всех твоих подруг. — Дезертир небрежно помахал листком бумаги. — Не так много. С утра все пойдут искать Рябого, за него Бубна больше назначил, а я решил начать с тебя.

— Спасибо за такое внимание.

Флер надвинула пониже бейсболку, подняла воротник и прошла мимо него. Дезертир не стал ее останавливать и пристроился рядом.

— Теперь о главном: как ты думаешь, куда делся Рябой?

— Понятия не имею! Я ему нянька, что ли? — Флер старалась держаться независимо, хотя очень хотелось спросить прямо: сдашь или нет? — А сколько за него Бубна назначил?

— В четыре раза больше, чем за тебя, — усмехнулся Дезертир. — Но я заплачу вдвое. Мне нужен Рябой. Думай, ты же умная девушка.

Флер фыркнула, как и всегда, когда ее называли девушкой. И тем не менее задумалась: сдать Рябого Дезертиру — совсем не то, что сдать его Бубне.

— К друзьям вряд ли. Да у него и друзей-то почти нет, у лоха тупого, — начала размышлять она. — К девкам тем более не пойдет, да они его просто не пустят. Кому он нужен?

Мимо них прошла группа похмельных, засидевшихся где-то сталкеров. Дезертир приветственно помахал рукой. Потом достал из кармана темные «стрекозиные» очки.

— Надень. Толку мало, но хоть что-то. Сейчас многие из-за Выброса без денег остались, на мели. Сволочи… Как же много тут всякой сволочи!

— Ну, не только! — возмутилась Флер.

— Так я и не о тебе, не о Рябом, — хмыкнул Дезертир. — Много хороших людей. А дряни больше. Не всех Бубна в «Шти» пускает, вот вы и не замечаете.

Такой подход Флер понравился: практически ее приравняли к клиентам «Штей», хотя утром она подрабатывала там официанткой, а вечером… Флер не любила называть это как-то конкретно.

— Значит, мы поняли, куда он не пойдет, — продолжал Дезертир, и Флер впервые обратила внимание, как он устал и осунулся.

Давай с другой стороны. Что для него здесь самое важное, к чему он привязан?

Флер даже остановилась от неожиданности.

— Как это — к чему привязан, что важное?..

Дезертир с размаху хлопнул себя по лбу.

— Вот я дурак! Ну, конечно, ты. Конечно!

Флер издала свое фирменное фырканье. Как бы она ни относилась к Рябому, но любить только ее и думать только о ней он был обязан. Она скорее поверила бы, что Зона решила свернуться, и все Выбросы пойдут теперь внутрь.

— Значит, он должен и спрятаться, и знать, что с тобой, — рассуждал Дезертир. — Тяжело. Ты уверена, что он не у друзей где-нибудь?

— Есть два придурка, что пустили бы его: Гоша и Насвай. Но, насколько мне известно, оба у этого господина Абу. Разве что он в их квартирах решил отсидеться? Он дурак, он может.

— Нет… — Дезертир наморщил лоб. — Он не дурак, Флер. Он, как бы тебе сказать… Не везунчик, а…

— Весь в говне, но живой, — перевела Флер. — Это я знаю. Вот и говорю: идиот, вся жизнь как в канализации. А у него судьба такая, он иначе не может! Лузер чертов.

Дезертир положил руку ей на плечо — мимо прошагала очередная компания похмельных мужчин. Знакомых лиц среди них было мало, и Флер поняла: мародеры, втихую ошивающиеся в городе, сбились в кучки, чтобы не страшно было искать сталкера Рябого.

— Его убьют? — спросила она.

— Ну, не то чтобы… — Дезертир все пытался вычислить ответ. — Это жестокие люди, Флер. Лучше бы тебе и Рябому к ним не попадать. Когда речь идет о больших деньгах, люди становятся жестоки. Им кажется, что если за рубль можно выругать, то за миллиард обязательно надо убивать.

— Да, как странно… — Флер подумала, что убила бы такого, как Рябой, и за один перстень. — Куда идем-то? Я хотела к Светанне.

— Есть такая в списке. — Дезертир рассматривал открывшийся перед ними рынок с первыми продавцами, лениво раскладывающими товар на прилавках. — Флер, помоги мне его найти. Это будет проще, чем брать другого.

— В смысле «брать другого»?

— Ходка есть. И деньги есть, много. — Дезертир распахнул куртку и показал пачку купюр. — Ты же знаешь: я с Шейхом в деле, я с Бубной в деле… Я при делах. И при деньгах. Помоги мне найти Рябого.

— Да не знаю я, где он, честно! — вскипела Флер. — Может, его уже к Бубне тащат, пьянчугу! А если есть дело на ходку, то и я могу. Я Зону знаю.

Дезертир смерил Флер взглядом. Но не обидным, просто оценивающим. Она немного смутилась — да, репутация сталкера у нее аховая.

— Может, и ты. Но лучше вместе с Рябым. Денег хватит, но он лучше знает… — Дезертир прикусил губу, подыскивая слово. — Лучше чувствует, что произошло. Так было бы проще и надежнее. А денег мне не жаль: заплачу как за ходку, только найди его.

Флер сперва обиделась. Она, в конце концов, тоже сталкер! Зачем платить за пустяки, как за ходку? Это унижает профессию. Пусть Флер, мягко говоря, не лучшая, но про нее не рассказывают столько анекдотов, сколько про Рябого. Впрочем, так же быстро Флер остыла: была в ее характере и такая черта, как взвешенность.

«Если ему нужен Рябой, то взять его негде, — рассудила она. — А если взять негде, то возьмет меня. Вот и отлично, поторгуемся, когда выбора не будет. Скользкий ты, Дезертир, а от меня не уйдешь! Если же ты ищешь Шейха… — Перед ее глазами появились толстые пальцы Шейха, унизанные дорогими перстнями. — Он все равно труп, а я не такая дура, чтобы всем показывать добычу, как Рябой. Господи, один ли перстень он взял или все?! Ну как узнать?»

— Хочешь, чтобы я его искала, — плати сразу! — почти с отчаянием сказала Флер.

— Да пожалуйста.

Она и оглянуться не успела, как Дезертир без счета сунул ей в руки купюры. Забыв об опасности, Флер остановилась и быстро пересчитала. Выходило — пятьдесят три по сотне евро.

— Маловато! Я рискую, между прочим! Меня тоже ищут!

— Мало? — рассеянно удивился Дезертир. — Ну вот еще.

Эта стопка была потолще в пару раз, и Флер запихала ее за пазуху, не считая. Цены в Чернобыле-4 были высокими, скидок не давали, а официантки в «Штях» получали унизительно мало.

— Так… — Флер поняла, что Рябого все же нужно найти. А вдруг у него и остальные драгоценности Шейха? Сидит где-то, весь в золоте. — Так, ну вот, скажем, рынок. Дальше, в той стороне, я его никогда не видела. Там вообще мало сталкеров, наши все ближе к Зоне жмутся.

— Вот! — Дезертир решительнее потянул ее за собой. — Значит, там его искать будут в последнюю очередь?

— Да я ему интересна, а не где его будут искать! — вырвалась Флер. — Туда не пойдет. Он где-то не так далеко от «Штей», оттуда все новости расползаются. Рябой, чтоб тебя!!

— Флер?..

Они обернулись и увидели конуру Джека-Помойки. Дезертир понял все сразу и шумно, радостно выдохнул. Его спутнице понадобилось больше времени. Как ни низко она ценила Рябого, но обнаружить его в таком виде не ожидала.

Вдруг город будто качнулся. Но люди, немногие люди, что оказались в это утро на рынке, этого совершенно не заметили. Флер почувствовала подступившую к горлу тошноту и в первый момент удивилась: вроде предохранялась… Дезертир тяжело оперся на ее плечо, почти повис.

— Выброс!

— Ч-черт!

Однажды, давно, Флер такое уже переживала. Но тогда она с двумя сталкерами едва успела выскочить за Периметр, и там ее догнало это неприятное чувство. Теперь же Зона была далеко.

— Нас накроет?! — взвизгнула она.

— Нет… — Дезертир едва не падал, ему приходилось куда хуже. — Это привет такой, направленный. Мне.

— От кого? — спросила Флер и тут же поняла, что сморозила глупость. — Ты сядь, что ли. Тяжело, я не перила!

Но от будки Джека, тоже пошатываясь, уже шел Рябой. Он не видел Флер — тряпки, намотанные на лицо, сужали поле зрения. Но не отреагировать на любимый голос этот перезрелый романтик просто не мог.

— Держи его! — брезгливо отшатнулась Флер. — Как же ты воняешь, а?! Рябой, ты не просто урод, ты… Ты вообще ниже всего!

— Чудесно выглядишь! — только и нашелся что сказать Рябой, подхватив Дезертира. — Я слышал: тебя ищут! Можешь спрятаться в будке — там не найдут, не догадаются.

— Идиот! — почти возопила Флер, но вовремя прикусила язык. — Я лучше на нож, чем туда!

Она отошла в сторонку, стараясь делать вид, что совершенно ни при чем. Однако бабка, раскладывавшая на столе мешки с семечками, уже пристально и даже вызывающе рассматривала визгливую девку.

— Рябой, ты мне нужен, — морщась, сказал Дезертир. — Вода есть?

— Только водка. — Сталкер положил Дезертира на землю. — Совсем плохо?

— Думаю, и тебе не слишком хорошо. Выброс. Но он скоро кончится, он короткий, не сильный. И тогда… — Дезертир прихватил Рябого за воротник. — Тогда ты пойдешь в Зону.

— Зачем? — Рябой попытался вырваться. Ему хотелось чем-то помочь болезненно побледневшей Флер, хотя он и сам чувствовал себя неважно. — Какая Зона? И тут неприятностей хватает!

Дезертир отвернулся, не выпуская воротник Рябого, и сплюнул на траву густую, розовую слюну.

— Зона, будь она проклята… Не оставляет… — Он затряс Рябого. — Ты засветился, понял? Люди видят, что кто-то говорит с Джеком-Помойкой, а этого не может быть! Бубна узнает, и тебе конец! Будешь делать, что скажу, или тебя скрутят в течение часа! Тогда лучше застрелись.

— Из чего я застрелюсь? Я же не в Зоне, ствол с собой не брал… — Рябой оглянулся и встретился взглядом с торговкой семечками. — Да, спалили вы меня. Дезертир, мне никогда не было плохо во время Выбросов.

— А ты отойди от меня, станет легче. — Дезертир отпустил его воротник. Он был просто зеленым, без всяких преувеличений. Речь стала бессвязной. — Чем дальше от меня, тем легче. Только у тебя не получится — ты мне нужен. Или отдам Бубне, а там смерть. И Флер отдам.

Рябой подобрался. Вот это Дезертир сказал напрасно — за Флер он мог убить и голыми руками.

— Ты ее не трогай, понял? Хватит, поиграли. Больше не позволю.

— Тогда слушай меня. — Дезертир нашел силы улыбнуться. — Помоги мне, и идем в «Столовую». Там у меня прикормлено, спрячут на время. Я оклемаюсь и расскажу, что нужно. Как только кончится Выброс.

— Да чтоб тебя!

Народу на рынке прибывало, и все видели, как Джек-Помойка чуть ли не обнимается с приличного вида сталкером. Оставаться здесь теперь не имело смысла. Хорошо еще, что своих парней не было видно. Все «свои» временно стали чужими. Или — навсегда.

Рябой оторвался от Дезертира, решительно выволок из конуры Джека и развязал его. Недолго прослужило убежище — а ведь казалось таким надежным! Джек-Помойка, ничуть не удивленный изменением ситуации, принялся помогать Рябому стаскивать вонючие тряпки.

— Что мне теперь делать? — Когда Рябой отошел, Флер решилась вернуться к Дезертиру. — Меня все видели. Стоим тут как на ладони. Бери и меня.

Рядом со сталкером ей снова стало хуже, Зона и правда била его направленно.

— Идем с нами, — согласился Дезертир. — Он уже почти согласи, помоги мне встать…

— Уж подожди минутку! Рябой тебе поможет, мне нехорошо.

Тошнота одолевала. И не только тошнота: перед глазами Флер проплывали растерзанные выстрелами тела мутантов, гниющие заживо зомби и мертвые люди. Люди, которым выпустили кишки. Люди которым высосали кровь. Люди, которых раздавили тяжелые ступни псевдогигантов. Люди, которых разорвали слепые псы. Люди, которых заживо пожирали крысы… Ее вырвало. Видения ненадолго отступили.

— Куда? — хрипло спросила Флер.

— «Столовая», — повторил Дезертир. — Знаешь? Через квартал. Доберемся туда, нас спрячут. Они не имеют отношения к Зоне, просто люди.

«Просто люди! — подумалось Флер, когда она с трудом поднимала обмякшего Дезертира. — Разве остались еще такие? Что-то я с ними не общаюсь уже очень давно!»

Рябой догнал их на полпути, и Флер тут же выскользнула из-под плеча Дезертира — не потому, что было тяжело, а потому что Рябой принес с собой помоечную вонь.

— Какой же ты мерзкий!

— Не уходи никуда, пожалуйста! — Рябой больше всего боялся снова потерять Флер. — Я прошу тебя! Дезертир, нас могут увидеть в любой момент! Есть ствол, ну хоть какой?

— Бери… — Мало что соображавший Дезертир сунул ему «Пустынного орла». — Только это не поможет. Мы должны быстро дойти… А там спрячут.

И действительно, едва они оказались перед еще закрытым по причине раннего времени заведением, дверь распахнулась.

— Быстрее! Он ранен? — Полный, лысый человек обнял Дезертира и поволок его через зал, не интересуясь остальными. — Брат, плохо тебе?

Дезертир отвечал что-то невнятное. Рябой оглянулся, увидел, что Флер уже вошла в «Столовую», и быстро запер дверь. Конечно, со временем Бубна узнает, что они здесь, но именно за это время можно успеть исчезнуть.

— Как ты?

— Не приближайся! — Флер зажала пальцами нос. — Кстати, сразу скажи: у тебя был только один перстень?

— Да… — с непонятно откуда взявшимся стыдом сознался Рябой. — А что?

— Ничего! Отойди подальше!

Держа дистанцию, оба вслед за лысым человеком спустились в подвал. Тут был еще один зал для посетителей.

— Никогда сюда не заходил, — признался Рябой. — Как-то не пришлось.

— Странно! — отозвалась Флер. — Как раз для тебя местечко — ничего лишнего, воняет щами… Пожрать да выпить и сразу ко врачу, Дезертир был заботливо усажен за столик, а через несколько секунд перед ним появился граненый стакан с чаем. Чай, по мнению Флер, был заварен на половой тряпке, но она побрезговала даже это высказать.

— Пара часов! — сказал Дезертир, отхлебнув. — Пара часов, и Выброс кончится! Меня сразу отпустит. Ох, никогда такого не было… Это из-за Шейха, из-за его выходки.

— А ты при чем? — Рябой тоже присел. — Слушай, я не хочу больше в эту игру ввязываться. Мне она не нужна, я ничего не понимаю. Спасибо, что спрятал, но здесь нас скоро найдут. И что тогда?

— А ты уходи, — улыбнулся бледный Дезертир. — Есть выход, через старое бомбоубежище, Миша вас проводит. Сделаешь, Миша?

Лысый, как раз притащивший для дорогого друга Дезертира тарелку с супом, неохотно кивнул.

— Я выведу. Но скажу, что вы вышли через черный ход, и опишу, как вы выглядели. Я со сталкерами не связываюсь, а ссориться и тем более не стану.

— Не связываешься? — Рябому показалось, что Дезертира этот Миша готов кормить с ложечки. — Ладно, как хочешь. Только выведи поскорее.

— Она останется. — Дезертир съел ложку супа и поморщился. — Флер нетрудно спрятать на складе, там есть такие закутки, куда никто не доберется. Можешь спрятаться и ты, а можешь уйти. В лес. Там хорошо, лето… — Сталкер-одиночка хоть и с трудом, но захихикал. — Неужели ты думаешь, она пойдет с тобой?

— Ни за что! — отрезала Флер. — Но и здесь не останусь. Воняет щами.

— А у господина Абу хуже воняет! — просветил ее Дезертир. — Там паленым мясом воняет. И миллиардами. Примерно одно и то же. Ребята, переждите здесь, не валяйте дурака. Выброс скоро кончится, в Зону войти будет легко.

— Что?.. — Рябой не знал, как реагировать. — Сразу после Выброса — легко?!

— Я помогу. Хорошо заплачу. И, что важнее всего, у тебя будет шанс поставить все на свои места. Переждать бы Выброс…

Ему и в самом деле было очень плохо. Мысли плыли, речь стала отрывистой. Флер такого никогда не видела — за несколько километров от Периметра человека просто выжимало, как тряпку после стирки.

— У тебя мозги не расплавятся? — опасливо спросила она, вспомнив, что говорили о переживших Выброс в Зоне.

— Все будет хорошо, — пообещал Дезертир. — Миша, спрячь их.

— Прошу! — Лысый хмуро пригласил за собой. — Помещение будет маленькое, и света нет, уж извините.

— Тогда пусть этот урод примет душ хотя бы! — взъерепенилась Флер. — Иначе я там сдохну!

Миша тоскливо посмотрел на Дезертира, но тот лишь кивнул: пусть!

— Только быстрее. Персонал вот-вот начнет собираться. У нас ресторан «Столовая», а не общежитие с душевой!

Флер сказала ему пару ласковых, Рябой попытался восстановить мир и взаимопонимание, но Дезертир к этой ерунде уже не прислушивался. Из носа пошла кровь. Он дотянулся до салфеток, кое-как утерся.

«Спасибо, что не забываешь! — мысленно послал он сигнал Зоне. — Только бесполезно, дружбы у нас не получится!»

Вдруг раздался топот — вернулся уже полураздетый Рябой.

— Дезертир! А Гоша-то, а Насвай!

— Что такое? — Дезертир взялся за суп. После мысленного ответа Зоне как-то сразу стало легче. — Они при чем?

— Они у Абу, — пояснил Рябой, удивляясь, что Дезертир не понимает. — Ты же сам сказал: там паленым мясом пахнет!

— Ну, пахнет… — Дезертир извел пачку салфеток и в довершение утерся рукавом. — Со всеми иногда что-то случается. Сталкер опасная профессия.

— Надо их выручить! — уже закричал Рябой. — Они же из-за меня там!

Дезертир доел суп, залпом прикончил отвратительный «фирменный» чай и усмехнулся — ему уже снова было хорошо. Почти хорошо.

— Что-то ты не очень стремился их выручать, когда сидел у конуры Джека-Помойки.

— Я о Флер думал!

— Вот как?.. Странный ты человек, Рябой. — Дезертир что-то быстро прикинул в уме. — Ну а почему бы и нет? В Зону веселее с друзьями ходить, верно? Ты пойдешь за головой Шейха, Рябой. Это и деньги, и решение всех проблем. Ну а парни твои, если сможешь их вытащить, — помогут.

— А ты? — Рябой внутренне сжался. — Дезертир, я боюсь идти туда. Никогда так не боялся. Постой… А что значит — «за головой»?

— Больше им ничего не нужно. И нести так легче. Но только голову! — Дезертир погрозил пальцем. — Не руку. Человек может и с одной рукой жить. Голову или в крайнем случае позвоночник какой-нибудь. Чтобы все знали: Шейх мертв.

— А если он жив?

— Тоже мне проблема! — Миша принес дорогому другу еще стакан чая и Дезертир благосклонно кивнул. — Вот когда нужен живой, а он мертвый, — это проблема… А когда наоборот — пара пустяков. И ты будешь при деньгах, и за тобой никто не станет охотиться, и Флер поймет, что ты не неудачник.

Рябой в упор смотрел на Дезертира. Дезертир улыбался. И не было в этой улыбке издевки, а было будто бы что-то испытующее.

— Давай ребят вытащим, а потом поговорим.

— Уже поговорили. — Дезертир все так же смотрел Рябому в глаза. — Зона кушает людей, правда? Всех. Даже таких, как ты. По кусочку… Иди в душ. Часа через два, когда Выброс кончится, пойдем за твоими друзьями. Если живы — мы их достанем.

Рябой молча повернулся и пошел на склад, где имелась крошечная душевая. Он не сомневался, что Дезертир поможет спасти Гошу и Насвая. Странный человек, но слово держал всегда. Но чутье говорило: сделаешь как лучше, и снова выйдет еще хуже. Так и будет происходить раз за разом, пока эта история, в которой и без того много трупов, не кончится для тебя навсегда.

На полдороге его поджидала Флер.

— Тебя пинками надо в душ загонять? Миша говорит: уже пора закрывать эту… каптерку, кажется, он так сказал.

— Иду, иду…

Рябой прошагал мимо нее так безразлично, что сердце Флер не выдержало.

— И меня не позовешь?

— Ну, ты же говоришь — воняет…

Глядя в широкую спину медленно удалявшегося обожателя, Флер сплюнула. Ну что за мужики пошли? Впрочем, так говорила еще ее бабушка.

— Подожди! Ты же сам даже помыться толком не можешь, безрукий!

Когда их голоса стихли, Миша присел за столик Дезертира. Сталкер печально улыбнулся.

— Спасибо за чай. Извини, если будут неприятности.

— Да нет, разве что люди Бубны разнесут тут все вдребезги… Наплевать. — Миша подался вперед. — Я могу хоть чем-то помочь?

— Нет.

Ресторатор тяжело вздохнул.

— Ты знаешь, как много она у меня отняла. Всю жизнь, всю семью. Может быть, я пойду? Я сделаю все, что ты прикажешь, тебе я верю.

— Ты не сталкер, Миша! — Дезертир перевернул пустой стакан и хлопнул им по столу. — Прости. Но Зона сама выбирает, с кем ей играть. Там ее правила. А ты — не сталкер. Может быть, Рябой умрет. Но это решит Зона. А если пойдешь ты, то твоя смерть будет на моих руках. Пустая, бесполезная смерть. Спасибо за все, что ты для меня сделал.

Миша закрыл лицо руками. Многие годы он не уезжал прочь от Зоны только потому, что ненавидел и мечтал увидеть ее смерть. Он ненавидел все, что с ней связано. Сталкеров, вечно пьяных, с характерным, безжалостным выражением глаз. Алчных и в то же время глупых перекупщиков, готовых самый опасный, самый радиоактивный артефакт нести за пазухой. Дешевых и дорогих шлюх, поставщиков оружия, туристов, ищущих острых ощущений, бандитов, мародеров… Он ненавидел всех, кто был связан с Зоной, убийцей его прежней, счастливой жизни. Кроме Дезертира, потому что когда-то верно угадал его цель. Дезертир так же, как и он, мечтал убить чудовище.

— Теперь я знаю как, — тихо сказал ему Дезертир. — Теперь я знаю чем. Теперь я знаю, куда бить. Осталось отвлечь эту тварь и ударить.

— Этих, — Миша качнул головой в сторону склада, — не жалей. Они уже не люди, они часть этой Зоны.

— Я забыл, как жалеть себя. Я и тебя, будет надо, не пожалею. Все будет хорошо, Миша, хотя для многих — очень плохо. Но так надо.


Глава десятая | Сердце дезертира | Глава двенадцатая