home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Сперва в «Столовую» явились человек десять мародеров и прочих мелких сволочей, именующих себя сталкерами. Собравшийся к тому времени персонал согнали в туалет и заперли. Хозяин заведения, Миша, успел пару раз получить по лицу, но всерьез за него взяться не позволил оклемавшийся Дезертир.

— Сдали назад! — потребовал он, вытаскивая пистолет. — Был здесь Рябой, но сбежал, сволочь.

— Его с тобой видели! — оскалился вожак, стараясь спрятаться за спинами товарищей. — Нет тебе веры!

— В мои дела не суйся, крыса. Не веришь — ищи!

Но мародеры устроить обыск ресторана не успели — ввалился Гоблин с четырьмя парнями из «Штей». Под куртками они принесли «АК» и после короткого обмена репликами вышвырнули из «Столовой» всех лишних. Гоблин тут же протянул Дезертиру телефон.

— На, пообщайся с боссом!

В трубке раздался хриплый, злой голос в ранний час поднятого с постели Бубны.

— Ты что там творишь, Дезертир? Зачем спрятал Рябого?

— Я не прятал. Всего лишь решил, что жилы из него Абу успеет вытянуть, а мне быстрее будет по душам поговорить. Тем более с ним была женщина. Я узнал все, что мне нужно.

— Тебе?! — возмутился Бубна. — А мне, может быть, тоже кое-что нужно узнать!

— Вот тут виноват, — признался Дезертир. — Хотел твоих людей дождаться, но расслабился, а парень сбежал.

— Ага! — Бубна выругался. — И сам сбежал, и бабу свою прихватил — а ты расслабился! В туалет отошел! Знаешь, парень, так дела не делают. Даю тебе три часа. Найди его, и ко мне. Не найдешь — лучше приходи сам. Я в темную не играю!

Бубна отключился, и Дезертир вернул телефон Гоблину.

— Можете сразу уйти, а можете сначала обыскать ресторан. Я пока позавтракаю, хорошо?

Вышибала жестом приказал своим людям быстро осмотреть помещение. Они поняли, что особо стараться ни к чему, и все кончилось через пять минут. Перепуганный персонал вернулся к своим обязанностям, а Миша, потирая челюсть, подошел к Дезертиру.

— Вот так и живем, — сказал он. — Если у сталкеров проблемы — на нас можно и внимания не обращать. Жаловаться кому-то бесполезно.

— Будем надеться, все это скоро кончится.

Они были знакомы уже года два. Все это время Миша как мог помогал сталкеру в связях со внешним миром, предоставлял убежище, а по мере необходимости даже снабжал деньгами.

— Пора идти. — Дезертир с хрустом потянулся. — Потом отосплюсь. Как там наша парочка?

— Баран да ярочка! — в такт откликнулся Миша. — Чудные какие-то… После них там придется хорошенько прибрать.

— Можем, если хочешь, и их попросить. Люди-то в целом не плохие.

— Не надо! — замахал руками ресторатор. — После их уборки придется в два раза больше убирать. Пусть уматывают. А на память могу им подарить запись с камер видеонаблюдения. Редкий жанр: порнокомедия.

— Лучше потом.

За пару часов, проведенных вместе, Рябой и Флер успели поссориться неимоверное количество раз. Точнее, ссорилась Флер, а Рябой терпеливо сносил оскорбления. В конце концов, он был счастлив. Только когда наверху раздался шум, производимый бандой мародеров, сталкер вспомнил о деле.

— Дезертир хочет, чтобы я принес тем людям голову Шейха, — сказал он. — Именно голову! Совсем свихнулся.

— Тебе какая разница?! — снова вскипела Флер, кутаясь в одеяло. — Сделай хоть раз все правильно. Заказали голову? Принеси. Только денег с этого дурака слупи побольше. Нет… Я о деньгах лучше сама с ним поговорю. Он у нас богатенький. И отчего, интересно?

— Ты не поняла. — Рябой попробовал обнять Флер, но был отвергнут. — А если Шейх живой? Мне что — убить его и голову отрезать? Я уж не говорю, что он скорее всего не живой… Да еще Выброс! В Зоне сейчас тяжко.

— Дезертиру виднее. Он сталкер, а не растопша, как ты. Не беспокойся, главное, этого Шейха найти в любом виде. Что ты не сможешь — я сделаю.

Некоторое время Рябой переваривал услышанное. Потом решительно замотал головой.

— Нет, нет, нет! Второй раз я этой глупости не совершу! Ты никуда не идешь, а я, уж ладно, сделаю все, что он хочет.

— Это я, — Флер ткнула пальцем в тощую грудь, — я больше такой ошибки не допущу! Тебя если одного оставить, будут неприятности для всех. Хватит! Принесем голову Шейха — Абу от нас отстанет. Тогда мы и Бубне будем не нужны. А заработаем как следует… Я вообще куда-нибудь в другой городок переберусь. На Чернобыле-4 свет блином не сошелся, есть сталкеры и в других местечках.

— А я?.. — растерянно спросил Рябой, сразу забыв о предмете спора. — Мы же теперь вместе!

— С чего ты взял? Из-за этого, что ли? — Она кивнула смятую постель. — Да если бы я каждый раз… Ох, идиот! Отвернись, я оденусь.

Рябой надулся. Ему вспомнилось нежное шушуканье Флер с «госпожой Кайл», да и многие прошлые эпизоды. Тягостные размышления прервал стук в дверь.

— Дезертир? — Профессионально быстро одевшаяся Флер открыла. — Пора поговорить о вознаграждении.

— Хорошо, — кивнул сталкер. — Только по пути. В бомбоубежище есть мой схрон, там возьмем снаряжение, и вы прямо через лес, вокруг городка, пойдете к Периметру.

— И половину вперед! — добавила Флер.

— Конечно. Рябой! Надо двигаться, Бубна может разозлиться всерьез.

— Сейчас… — Хмурый, не выспавшийся, голодный Рябой путался в штанинах. — Только ты забыл: мы должны вытащить моих друзей. Сам же говорил, что компания не помешает.

Дезертир поморщился.

— Рябой, это некстати. Бубна завелся, он мне не доверяет. Давай-ка ты пойдешь, а парнями займусь я. У меня как раз есть дела с господином Абу.

— Нет! Будет как я сказал.

Повисло молчание. Отчаянно пыхтя, Рябой зашнуровывал кроссовки.

— Да ну его к черту! Я пойду, одна! — предложила Флер и подмигнула Дезертиру. — Он меня уже бросал в Зоне — ничего, не пропала. И там есть настоящие мужики.

— Делай что хочешь.

Рябой взял куртку и встал перед Дезертиром.

— Ну что, сделка в силе, или я ухожу?

— Сделка в силе, — кивнул Дезертир. — Идем.

Они вышли, и Флер осталась в комнате одна. Такого она от Рябого не ожидала. Это было и обидно, и подло — как-никак Флер совсем недавно его пару раз осчастливила и считала, что Рябой перед ней в неоплатном долгу.

— Вот свинья… Я тебе все это припомню.

Но делать было нечего — пришлось догонять мужчин, уже спускавшихся бомбоубежище, построенное под целой улицей еще во времена «холодной войны».

Господин Абу пил ароматный кофе из крошечной чашечки. Он жестом предложил гостю присоединиться, но Дезертир отрицательно покачал головой.

— Я не пью ни чай, ни кофе. Это те же транквилизаторы, а я люблю иметь холодную голову.

— И вам это удается, — кивнул Абу. — Вы готовы выходить?

— Да. — Дезертир присел. — Правда, хотел еще об одной услуге попросить. Те парни, которые шли по Зоне за Шейхом, — они рассказали что-нибудь интересное?

— Ну, как вам сказать… Я так понимаю, что все это вам уже известно. Шейх остался на берегу Янтарного озера — так им сказал этот, как его…

— Рябой, — напомнил Дезертир. — И мне это известно. Не важно, тем более что контролер там не останется.

— Уверены, что сможете его выследить в одиночку?

— Уверен. Я всегда хожу один, только иногда с Норис. Кстати, как она?

— Мы ее не трогали. — Абу допил кофе и бросил на сталкера косой взгляд. — Пока. Когда думаете вернуться?

— Завтра, максимум — послезавтра. Позже я хотел бы переговорить немного с Норис, вы ведь не против? Но сначала — эти парни, Гоша и Насвай. Я сталкер, они сталкеры, мне есть что у них просить.

— Мои люди будут рядом. И Вячеслав, конечно. Я вам иду навстречу, вы — мне. Правильно?

Дезертир кивнул и первым поднялся. Но Абу никуда идти не собирался: он лишь дважды хлопнул в ладоши, и из соседней комнаты вышел хмурый, помятый Вячеслав. Они спустились этажом ниже — господин Абу, к своему удивлению, не смог снять всю гостиницу, но два верхних этажа отстоял. Хозяин, как и все в этом городке, вел себя странно — будто для него есть что-то дороже денег!

Гоша и Насвай пребывали в довольно жалком состоянии — как и ожидал Дезертир. У обоих были разбиты лица, но этим дело явно не ограничилось. Сталкеры сидели на полу, прикованные наручниками к батарее, а два секьюрити, без пиджаков и галстуков, завтракали.

— Здорово, ребята! — Дезертир взял со стола нехитрое приспособление: аккумулятор, трансформатор и пара электродов на проводах. — Живы?

— Тебе бы так жить! — Гоша поднял почерневшее лицо. — А ты им друган, да?

— Дезертир, браток! — взмолился Насвай. — Ну скажи ты им, что мы все честно рассказали! Какой нам смысл врать, а?

— Да они знают, что никакого. — Теперь Дезертир рассматривал портативный детектор лжи. — Просто люди серьезные. Работа такая.

— Переходите, пожалуйста, к делу! — попросил Вячеслав. — Я всю ночь не спал.

— Ага, нас развлекал! — подтвердил Насвай. — Переводил этим гадам одно и то же. Слушай, Славик, ну ты же наш! Хоть ты им объясни!

Переводчик поморщился и отвернулся. Присев перед узниками на корточки, Дезертир рассмотрел наручники. Обоих приковали за правую руку. С ключами возиться долго, но если перебить выстрелом трубу — сами освободятся в мгновение ока. Паровое отопление отключено, так что проблем никаких.

— Надеюсь, с вами все-таки не очень жестоко обошлись? Руки-ноги целы?

— Целы! — буркнул Гоша. — Электроды не к рукам-ногам прижимают, знаешь ли. А если не знаешь — сниму штаны, покажу.

— Избавь.

Дезертир встал. Второй этаж, за окном небольшой замусоренный дворик с остатками детской площадки. У забора перекуривает один охранник, чуть дальше прислонился к ржавой стойке бывших качелей второй. Оба на виду. Если их пристрелить прямо из окна, то можно спрыгнуть и пробежать под окнами вдоль корпуса. Там забор, но рвануть его гранатой — даже не пара, а один пустяк. Дезертир при желании мог бы сделать все это прямо сейчас, но желания такого не испытывал. Он пришел за аппаратурой и должен спокойно с ней уйти. Тем более что с Абу ссориться опасно — Зона чревата сюрпризами, все может измениться. Если дело не выгорит, весьма пригодится голова Шейха. Поэтому Дезертир очень надеялся, что Рябой, наблюдающий сейчас транслируемую с миниатюрной камеры картинку, все поймет верно.

— Когда вы уходили с берега озера, какая была погода?

— Ну, дождь начинался, — припомнил Насвай. — А что?

— Да так, хочу вам несколько вопросов задать.

— Еще один! — проворчал Гоша. — Так все-таки снимать штаны? Мы уже привыкли.

Дезертир расспросил их о том, в какую сторону дул ветер, как вели себя облака, какие мутанты попадались по дороге и куда двигались. Ему удалось создать видимость серьезной беседы, так что даже Насвай посмотрел на Дезертира с уважением — надо же, в каких тонкостях мастера разбираются!

— Ну, все, — сказал наконец Дезертир и повернулся, чтобы Рябой еще раз увидел двух секьюрити в комнате, их еще наполовину полные тарелки и хлипкую гостиничную дверь. — Желаю удачи.

— И только-то? — Гоша матюгнулся. — Козел ты, Дезертир, а не сталкер! Скажи хотя бы Бубне, что тут с нами делают!

— Он знает!

Облегченно вздохнув, Вячеслав вышел из комнаты вслед за Дезертиром. Они снова поднялись на третий этаж.

— И вот это все, что вы у них спрашивали, как-то поможет разыскать господина Шейха? — уважительно спросил переводчик, видимо, представляя, как Дезертир разбирает следы, находит клочки шерсти на ветках и прочее в этом духе. — Как далеко они могли уйти от этого Янтарного озера? Я так понимаю, жуткое место!

— Не самое жуткое, поверьте. А уйти они могли не дальше Периметра.

На продолжение разговора у Дезертира не было ни времени, ни желания. Как объяснить этому человеку, что такое Выброс? Как объяснить совершенно непонятные, невозможные даже в Зоне вещи, которые во время Выбросов происходят? И самое главное — зачем?

Ему позволили поговорить с Норис и даже оставили наедине. Девушка доедала принесенный охранником бутерброд, запивая его чаем.

— Как ты здесь?

— Я — отлично! — Норис делано улыбнулась. — Вот только ночью кто-то орал на два голоса. Ты бы попросил их вести себя потише.

— Попробую что-нибудь сделать, — пообещал Дезертир. — Я ухожу в Зону. А ты просто подожди меня здесь. Не очень обижаешься?

— Совсем не обижаюсь. — Норис отложила недоеденный бутерброд. — Мне что — я сижу, а деньги капают. Хотя мне будет приятно, если ты за мной все-таки вернешься. Но я о другом хочу сказать… Мне приснилось, что я — Зона.

— Продолжай.

Для кого-нибудь другого это прозвучало бы непонятно, странно. Но Дезертир всегда воспринимал Зону как единый, живой сверхорганизм. Он видел, что у нее есть своя воля, и эта воля злая, исполненная ненависти.

— А что — продолжай? Просто приснилось. Раньше такого не было. Ты что-нибудь можешь об этом знать? Слышал о таком?

— Нет. Ты расскажи, что ты чувствовала. Каково это — быть Зоной?

— Как же я объясню… — Норис наморщила лоб. — Все помню, но объяснить… Я была очень сильная. И я была одинока.

— Говори, говори еще, — попросил Дезертир, поглядывая на часы. — Какое было настроение, чего ты хотела?

— Не знаю, какое настроение. Не знаю, как описать. И чего хотела, тоже не знаю… Но я вроде бы была маленькая. А еще мне было страшно, первый раз. Это было странно, удивительно. Вот! Мне было странно, что есть такое чувство: страх. И я думала о тебе.

— Ага…

Дезертир задумался, и тут же из-за двери раздались приглушенные выстрелы. Он похлопал по колену встрепенувшуюся Норис.

— Ничего страшного. А как ты думала обо мне?

Девушка смутилась.

— Это была не я, это была Зона… Она тебя… Любит, что ли. Но не как женщина, как-то иначе. А может быть, ненавидит. Я не поняла. Но она думала о тебе. И знала, что ты хочешь ее убить. Это жестоко, Дезертир.

— Всего лишь сон.

В коридоре началась беготня и крики. За окном грохнул взрыв.

— Что там?

— Суета, — отмахнулся Дезертир. — Это все, что ты помнишь?

— Нет. — Норис глубоко вздохнула и решилась: — Зона не позволит тебе приблизиться к Шейху! Он ей нужен. Интересен ей. Но не как ты. Все, не знаю, что еще сказать.

— Вот как? — Дезертир задумался. — Этого я и боялся, что Шейх станет ей интересен. Но убивать его тоже было нельзя… Рано.

— Ты и правда хочешь убить Зону, да?

— Да. И не понимаю, почему этого не хотят другие. То есть, скорее, понимаю… Но я не хочу быть мутантом в человеческом облике.

Норис кусала губы, будто хотела о чем-то спросить, но боялась. Наконец не выдержала.

— Скажи: я — шатун? Меня подменили? Я не понимаю, когда и как это могло произойти. Но я могу помнить не все, да? И дьявол-хранитель…

— Может быть, и так. — Дезертир пожал плечами. — А может быть, еще хуже. Давай поговорим об этом, когда я вернусь.

Спустя секунду дверь распахнул Абу и прицелился в Дезертира из пистолета.

— Что там происходит? — Сталкер поднялся. — На нас напали?

— На нас напали, — согласился Абу. — А ты об этом не знал?

— Предполагал. — Дезертир подошел ближе и отвел пальцем ствол пистолета. — Дай угадаю. Сталкеры попробовали отбить своих? Бубна здесь ни при чем. Существует такое понятие, как «братство свободных сталкеров», без него в Зоне не выжить. Но и здесь, за периметром, оно тоже имеет вес.

Оглянувшись на стоящего позади секьюрити, Абу убрал пистолет. Он не знал, верить ли сталкеру, но привык принимать жизнь как она есть. Сейчас ему было нужно доказательство смерти проклятого старика, и добыть его обещал только этот человек.

— Я тебя понял, Дезертир. Хорошо, бери аппаратуру и уходи. Только помни: у тебя один шанс. У нее тоже. А также у «братства свободных сталкеров», Бубны, этого городка и всех людей, которые тебе дороги.

Дезертир коротко кивнул и вышел из номера, забыв попрощаться с Норис. В сопровождении молчаливых охранников он зашел за оборудованием — тяжелым ранцем. Там лежало примерно то же самое, с чем уходил в Зону Шейх, но без некоторых излишеств.

— Если тебе все-таки интересно! — окликнул его на лестнице Абу. — Они ушли. А я снова потерял людей. Хорошего настроения мне это не добавило. Не подведи!

— Все будет хорошо! — пообещал сталкер и покинул «Дом колхозника».

Рябой не стал долго ждать, как и просил Дезертир. Еще раз внимательно рассмотрев запись с камеры, он завел мотор и подъехал к заднему двору гостиницы. Место Рябой прекрасно знал, как, впрочем, и каждый, кто долго жил в городке.

— Ты умеешь обращаться с гранатами?

Обиженная Флер надменно повернула к нему голову.

— А это очень сложно, да? Надо обладать умищем, как у тебя, чтобы научиться? Или, прости, ты не умеешь и хочешь, чтобы я…

— Забор! — оборвал ее Рябой и показал место. — Как услышишь выстрелы, подорви вот ту секцию. Не поленись упасть. Потом сразу к машине, можешь сесть за руль. Если хочешь.

— А почему я должна что-то для тебя делать?

— Я только попросил. Поступай как знаешь.

Он вышел из машины и, одергивая куртку, под которой спрятал пару пистолетов, пошел к «Дому колхозника». Хитрых планов Рябой разрабатывать не умел, да и не нужно здесь было хитрить. Все должны были решить скорость и неожиданность.

Мысленно шепча номер нужно комнаты, который заботливо показал ему Дезертир, он вошел в гостиницу и направился к лестнице. Парень, что торчал здесь, мог его узнать, но Рябой не собирался тянуть резину. Как только секьюрити выставил руку и забормотал что-то на ломаном русском про «закрытые этажи», сталкер ударил его электрошокером. Прежде чем охранник упал. Рябой помчался вверх по лестнице. Хоть несколько секунд, а выиграл — они пригодятся.

Охранник на втором этаже успел сунуть руку под плечо, но Рябой уже держал пистолет в руках. Выстрел удался: точно между глаз. Удивляться не было времени. Глушитель сделал свое дело, но натруженное ухо могло засечь глухой звук. Почти одновременно с выстрелом Рябой вкатился в коридор, готовый к бою, но никого не увидел. Еще секунда потребовалась, чтобы добежать до нужной двери.

Стены в «Доме колхозника» славились звукопроницаемостью. А уж в пулепроницаемости внутренних перекрытий сомневаться не приходилось. Мысленно пожелав Гоше и Насваю удачи, Рябой изрешетил стену в том месте, где находился стол и завтракавшие охранники. Тут уж грохот пошел по всей гостинице, но это было уже не важно.

Выбив ногой замок, который и замком-то назвать язык не поворачивался, Рябой ворвался в номер. Слава вам, проектировщики и строители советских гостиниц! Но еще больше сталкеру повезло с целями: со времени визита Дезертира секьюрити не сменили позиций, и смерть застала их за чаем с печеньем.

— Не стреляй, свои! — заорал Насвай.

— Да вижу! — Рябой на ходу перебил выстрелом трубу отопления. — За мной!

Насвай замешкался, но Гоша сразу сообразил, как освободиться, и поторопил друга пинком. Им пришлось пригнуться: сверху летели осколки разбитого окна, которое у Рябого не было времени открыть. Одного из парней, торчавших на улице, он срезал сразу, а вот второй залег за некстати оказавшейся во дворе кучей мусора и вступил в перестрелку.

— Прыгаем!

Рябой исчез в окне. Как ни мало было времени, а Гоша успел про себя выругать друга: снизу Рябой не достанет засевшего за мусором охранника, и тот безнаказанно сможет обстреливать окно. Впрочем, додумал эту мысль Гоша уже отбив ноги о землю — рефлексы сталкера не подвели. Перекатываясь, он услышал, как на то же место приземлился Насвай.

— За мной! — Особо не целясь, Рябой стрелял на бегу в сторону охранника. — Быстро!

Этого он мог и не говорить. Спасенные сталкеры замешкались лишь на миг — когда впереди ухнула граната. Одну из секций забора заволокло облаком пыли, в котором, прикрывая головы от сыпавшейся сверху земли, через пару секунд все трое и скрылись. Выпрыгнувшие за ними из окон охранники открыли беспорядочную пальбу, но им никто не ответил.

Флер, конечно, села за руль старенького «Опеля», который Дезертир получил от Миши. Мало того, когда сталкеры добежали до машины, она слегка тронулась и заставила их с руганью втискиваться на ходу. Поступила так Флер исключительно из вредности. Впрочем, ругать ее в этот раз не стал даже Гоша.

— Крути в сторону частного сектора! — заорал он, выбираясь из-под упавшего на него Насвая. — У меня там тачка, ключи под ковриком! Пересядем и усвистим!

Флер не пожелала с ним разговаривать, и ответил Рябой:

— У нас другие планы. Идем в Зону, ребята, прямо сейчас. Другого пути нет.

— Опять?! — взвыл Гоша. — С тобой?! Верни меня обратно!

— Тише, тише! — Взволнованный Насвай погладил Гошу по голове. — Тише. Рябой, ты прямо как в кино! Круто получилось!

— Про сталкеров кино не снимают… — буркнул немного смущенный Рябой. По всему выходило, что он первый раз в жизни не налажал ни в чем. Он еще не осознал всего, но гордость распирала, и Рябой добавил для Флер: — Поздравьте меня: четыре трупа надушу взял. Впервые.

— Не унывай, жандарм! — Насвай и его погладил по голове. — После того, что они с нами делали, это тебе на том свете за доброе дело зачтется! Верно, Гоша?

Гоша хмуро смотрел, как мимо проносятся последние дома. Флер гнала машину в сторону леса, в сторону Зоны. И гнала не слишком умело, что нервировало мнительного сталкера.

— Надеюсь, она не пойдет?

— Нет.

Рябой ожидал возражений, но Флер только расхохоталась, отчего машина опасно вильнула. Гоша прикусил язык и решил пока не раздражать водителя.

— Пора сворачивать! — Насвай с опаской оглянулся. — Они наверняка погонятся, а машины у них хорошие!

— Да, пора, — согласился Рябой. — Выброс был, что с Периметром — мы не знаем. Если вояки оттягиваются, нас могут вообще расстрелять, на всякий случай.

— Трусы! — буркнула Флер. — И вы, и вояки… Все.

Однако, проехав еще метров триста, она свернула в лес. Водила Флер нечасто, особенно по мокрой траве, поэтому окончательно «Опель» остановился, только чувствительно ткнувшись бампером в березу.

— Быстрей! — скомандовал Рябой. — Хватайте все и уходим! В лесу-то мы их по-партизански примем, если полезут.

В багажнике лежало оружие и снаряжение. Гоша и Насвай первым делом ухватились за автоматы, быстро их проверили. Сталкер без оружия — не сталкер.

— А где ПДА? — Насвай перебирал снаряжение. — У тебя-то хоть есть?

— Условие Дезертира: без ПДА. Но у нас есть неплохие детекторы, как у научников.

Гоша застонал. Иметь дело с Дезертиром он уже зарекся, а теперь, выходит, опять?

— Ты должен нам все рассказать!

Они быстро пошли в глубь леса, чтобы уже там переодеться. Пока сталкеры тащили рюкзаки и сумки, Флер бежала налегке, сунув Руки в карманы куртки.

— Слышишь? — Гоша на ходу пнул Рябого под зад. — Все рассказать! Зачем в Зону? Дезертир послал?

— Без ПДА не ходят! — заныл Насвай. — Сгинем, и даже не узнает никто, как! Я так не пойду.

— Да как хотите! — взорвался Рябой.

Он швырнул снаряжение на землю и стал переодеваться.

— Надоело всем угождать! Я иду в Зону, потому что другого выхода нет! А вы можете оставаться здесь. Сидите в лесу и ждите, пока вас найдут. Или вообще тут оставайтесь, на всю жизнь!

— Уехать можно! — предложил Насвай. — Раздобудем другую тачку и вдоль Периметра на север. У меня там друган есть.

— И Бубна тебя там не найдет? — Рябой покачал головой. — Знаешь, что найдет. И ладно бы только Бубна — Абу тебя найдет! И снова через яйца ток пропустит, только теперь уж все двести двадцать вольт!

Освобожденные пленники синхронно вздрогнули и поморщились. Относиться к электричеству как прежде они теперь не могли.

— А это что? — Флер рассматривала пластмассовую коробочку с антенной и переключателем.

— Пси-блокираторы. Дезертир сказал, что от контролера прикроют надежно. И даже бюрера могут оглушить, если включить режим излучения, — но это ненадолго, аккумулятор быстро сдохнет.

— И что от нас нужно Дезертиру? — тихо спросил Гоша.

— От меня! — поправил все еще злой Рябой. — Я иду за головой Шейха. Пока ее не будет в городке — нас в покое не оставят.

— Он хорошо платит, но насчет вас я с ним не договаривалась, — сказала Флер, переобуваясь. — Пусть вам Рябой платит, если пойдете. Из своей доли.

— Да берите все, мне наплевать!

Гоша и Насвай переглянулись. От последней ходки они не получили ничего, кроме неприятностей, — деньги Дезертира отобрали люди Абу. Скорее всего, навсегда потеряно снаряжение и имущество, хранившееся на квартирах. Не пойти в Зону — значит остаться в лесу без продуктов или вернуться в Чернобыль-4.

— Вместе больше шансов, — тихо сказал Насвай. — А правда: они же говорили, что им не важно, живой Шейх или нет. Принесем — и нет проблем. Конечно, надо будет немного отсидеться где-нибудь… Но они уедут, и все. Бубна будет рад.

— Бубна будет очень рад! — уверил его Рябой, которому, конечно, не хотелось идти одному. А еще меньше — вдвоем с Флер. — Парни, Дезертир обещал помочь. Мы встречаемся в Зоне. А вам он уже помог — без оружия и машины я бы вас не вытащил!

— После Выброса. — Гоша загнул первый и палец и продолжил считать. — Найти конкретного контролера. Отбить у него человека. Это если человек жив. Или найти его труп. Найти в Зоне труп! Да от него одни перемолотые кости остались, какая еще голова? Ты в своем уме?

— Дезертир сказал, что Шейх жив. И я ему верю, иначе зачем мы идем? Дезертир сказал, что знает, где искать.

— Вот заладил: Дезертир да Дезертир! Меня тошнит уже от Дезертира! Крутит свои дела, а огребаем мы!

Насвай нерешительно взялся на комбинезон.

— Гоша, идем. Ну что здесь сидеть? Если Рябой не вернется, нам куда деваться? Да мы и не узнаем ничего. Сунемся в городок — кто-нибудь обязательно нас сдаст, этот Абу может всех купить.

— Что ж он меня не купил, а? — Сплюнув, Гоша тоже стал переодеваться. — Я бы с радостью продался. Да вот не берет никто — наоборот, грабят все подряд.

Флер застегнула бронежилет и передернула затвор «АК», досылая патрон.

— Ты не идешь! — повторил Рябой. — Я не шучу.

— Меня наняли и заплатили.

— А мне наплевать. Ты не идешь.

Вместо ответа Флер закинула за плечо рюкзак и пошла к Периметру. Рябой со зла пнул ни в чем не повинную осинку.

— Тут далеко до Зоны, догоним еще ее! — пообещал ему Насвай, прыгая в одной штанине. — Скрутим. Я способ знаю: свяжем руки, чтобы дерево обняла, много слоев веревки. А в ствол нож воткнем — пока перепилит, мы уже Периметр проскочим. Одна не сунется! Только надо аккуратно хватать. Такая и пристрелить может, когда злая.

— А зачем? — спросил Гоша. — Пусть идет. Уж свалим все неприятности в одну кучу: и Рябого, и Дезертира, и Флер. Жаль, Норис нет. Но, может, догонит? Где Дезертир, там и эта проклятая.

— Не поминай лихо! — попросил Насвай. — Вот с ней я точно не пойду. Верная смерть.

Рябой, сочтя, что друзья готовы, рысцой побежал за Флер. Что с ней делать, он пока не решил. Приятели, на ходу застегиваясь, поспешили следом.

Они догнали ее на полянке. Флер, вскинув автомат, крутилась на одном месте. Подойдя ближе, сталкеры увидели мертвого солдата. Точнее, половину солдата, вторая, видимо, осталась где-то ближе к Периметру. Услышав шаги, Флер вздрогнула и наставила оружие на сталкеров.

— Он был здесь! — громким шепотом сказала она. — Снорк! Сидел и грыз, а я вышла — и он в кусты прыгнул!

— Мы еще не в Зоне. — Гоша учился обращаться с непривычными детекторами. — Этот прорвался во время Выброса, вот и все. Бывает, и в городе мутантов встречали.

— Ты, во-первых, перестань в меня целиться, — попросил Рябой. — А во-вторых, ты зеленая вся. Может, стравишь? Мы отвернемся.

— Я у Дезертира таблеток набрала! — смутилась Флер. — Теперь все будет в порядке. Просто смотреть на это не могу… Пошли.

— Не надо! — взмолился Рябой. — Флер, останься!

— И где?! Где я останусь, придурок?! Здесь — в лесу с мутантами, проскочившими Периметр? Мне в город тоже нельзя. Они уж придумают, через какое место мне ток пропустить!

Сталкер почувствовал себя дураком. Странно, но привыкнуть к этому чувству у него никак не получалось.

— Пошли! — распорядился Гоша. — Время дорого. Этот Абу непрост, может и воякам заплатить. Правда, они сейчас в панике… Но береженого бог бережет.

— И вообще я как сталкер не хуже Рябого, правда, Гоша? — Флер всегда искала покровительства у того, кто казался самым надежным. — Ты же сам говорил, что он засранец.

— А кстати. Туалетной бумаги ты у Дезертира не взял?

Рябой рассмеялся с облегчением. Вроде бы все шло как всегда. Значит, снова есть шанс вернуться. Обычная сталкерская жизнь, которую Периметр режет пополам. И та половина, что остается в Зоне, принадлежит ей навсегда. Потому и нельзя уехать, потому и замирает сердце каждый раз, как пересекаешь черту. Только в Зоне сталкер становится собой полностью.

Выехав за город и зайдя в лес, Дезертир первым делом проверил аппаратуру снова. Как он и ожидал, господин Абу позаботился о том, чтобы знать, где находится сталкер. Потратив полчаса, Дезертир избавился от маячка и закинул его в траву. Быть под контролем в этот раз совершенно ни к чему — люди могут только помешать. Сложнее будет выйти из-под контроля Зоны, но на этот счет был свой план.

Аккуратно закидав машину еловыми ветками — вдруг еще пригодится? — он поспешил к Периметру, куда, по его прикидкам, уже должны были двигаться Рябой с товарищами. Собственно говоря, Гоша и Насвай были Дезертиру совершенно не нужны, но и не мешали, а с ними у Рябого было больше шансов выжить. Не то чтобы Дезертир дорожил его жизнью, но и специально зла не желал.

Зона, как он и ожидал, расширилась очень незначительно. Всего-то несколько сотен метров. Но Выброс сопровождался атакой мутантов, появлением аномальных зон, и все это — в условиях мощного пси-излучения. Военные покинули внутреннюю линию, исполосовали основную массу тварей огнем и теперь готовились заняться строительством. Новые ДОТы, новые минные поля, новые заграждения из колючей проволоки, новая внешняя линия, дороги… Дезертир каждый раз диву давался: сколько денег тратили люди на то, чтобы защищаться от Зоны. И все — бесполезно.

Выброс закончился совсем недавно. Вертолетам еще не дали разрешения на взлет, патрули не выехали по новым маршрутам, зондеркоманды с собаками не прочесывали леса. Совершенно спокойно, почти не прячась, Дезертир прошел по перепаханной взрывами земле там, где прежде было минное поле, благополучно обогнул несколько новорожденных аномалий и, аккуратно перешагнув разорванные куски проволоки, покосился на ДОТ всего в сотне метров от себя. Обычно сталкеры так не поступают — бывали случаи, когда зомби забирались в них и по старой памяти вели огонь по всему живому. Но Дезертир развил — или это был подарок Зоны? — в себе странное, никак не называемое чувство. Он знал, что ДОТ пуст. Именно поэтому автомат покачивался за спиной: вокруг не было никакой опасности. Растерзанные огнем трупы монстров, полчища крыс, кое-кто недобитый, но опасности — никакой.

— Значит, ты еще маленькая? — пробормотал Дезертир, двигаясь к месту встречи с Рябым. — Маленькая и слабенькая. А меня ты то ли любишь, то ли ненавидишь… Я вот тебя ненавижу, Зона. Может быть, по-твоему — это любовь?

Слева из воронки выбрался сильно изуродованный, но еще опасный псевдогигант. Дезертир почти небрежно пристрелил его — при всей своей странной любви Зона представляла опасность и для него. Логики сталкер постичь не мог, но и не был уверен, что она вообще существует. Возможно, Зона еще ребенок и не может уследить за всеми своими тварями? В том, что она может их направлять осознанно, Дезертир давно не сомневался. Вот только говорить на эту тему не любил. Его и так многие считали ненормальным. Кроме того, с годами жизни в Зоне и около нее Дезертир стал относиться к сталкерам как к ее части. Люди, связанные с Зоной, становились уже не просто людьми. А значит, могли рассматриваться как необходимые жертвы для достижения поставленной цели.

Оказавшись снова в лесу, но на этот раз истерзанном артиллерийским огнем, он надел на голову металлический обруч, проверил провода, идущие к закрепленным на поясе аккумуляторам, и включил прибор. Он стоил немалых денег и почти года «сверхурочного» труда знакомого научника. Теперь мозг Дезертира прикрывало облако пси-излучения, постоянно менявшее волну.

— Посмотрим, как ты теперь угадаешь, куда я иду! Лови меня, Зона, если сможешь.

Дальше следовало двигаться осторожнее: Зона всегда относилась к Дезертиру бережнее, чем к другим сталкерам, щадила его. Но теперь она не знала, где ее возлюбленный, и игра шла по общим правилам.


Глава одиннадцатая | Сердце дезертира | Глава тринадцатая