home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

Добравшись до малинника, возле которого их должен был встретить Дезертир, сталкеры были вынуждены принять бой: семья кабанов не захотела терпеть на своей территории людей и атаковала. Вылетевший из кустов здоровенный секач едва не добрался до Флер, и только длинная очередь Рябого спасла ей жизнь. Впрочем, и это бы не помогло, не оттолкни Гоша ее в сторону. Мертвая тварь, ткнувшись покрытой пятнами и морщинами лысой мордой в землю, вспахала клыками глубокие борозды там, где только что стояла Флер.

— Стреляй, дура! — Гоша стрелял по малиннику.

Их оказалось около десятка, этих сильно изменившихся в Зоне животных. Тела мутантов сверкали большими проплешинами, зато в других местах длинная жесткая шерсть торчала во все стороны. К счастью, стадо не успело разогнаться как следует, и спустя несколько минут стрельба стихла.

— Начали! — возбужденно крикнул Насвай, меняя рожок. — Я раньше сразу после Выброса в Зоне не был!

— А я был, — сказал вечно мрачный Гоша. — Ничего хорошего нас не ждет, поверь.

— Не унывай, жандарм! — почти попросил Рябой. — Мы не одни, а Дезертир везучий. Флер, ты в порядке?

Женщина судорожно сглатывала слюну, стараясь не смотреть на растерзанные пулями тела кабанов.

— Подождите минутку! Я забыла нос намазать. Не могу эту вонь переносить…

— Ой, какие мы нежные! — Гоша ткнул секача в бок, убедился, что он мертв, и присел на тушу. — Я вот что думаю. Если Дезертир знает, как найти Шейха, то зачем ему мы? Он всегда ходит один. Бегает быстро, Зону знает… А от нас какой прок?

— Ну, как это — какой? — Рябой, сдвинув кепи, почесал затылок. — Три ствола. Ой, четыре, прости, Флер. Разве плохо?

— Хорошо, — кивнул Гоша, хотя выражение его лица говорило обратном. — Очень хорошо. Но Дезертиру никогда не нужны были чужие стволы. А теперь понадобились. Почему? Я вижу один ответ — он думает, что будет очень опасно. Большая драка. В которой мы будем его прикрывать, а он нас — нет, уж поверьте мне. Я этого гада понял.

Воцарилась тишина. Ветер шумел в малиннике, и Флер то и дело вскидывала оружие, но ее более опытные спутники оставались спокойны.

— А есть еще один ответ! — вдруг сказал Насвай. — Может быть, мы не прикрывать его будем, а отвлекать кого-нибудь!

— Типун тебе на язык! — вздохнул Гоша. — Еще хуже. Тогда точно не вернемся.

Рябой вскинул руку и присел. Спустя миг Гоша опустился рядом, взяв под прицел указанное направление, а Насвай взял на себя тыл. Флер, испуганно покрутившись, упала в траву рядом с ним.

— Свои! — Дезертир вышел на солнце. — Хорошая погода! На кабанов охотились?

— Да, развлекались. — Гоша встал. — А ты знаешь, что после Выброса еще некоторое время новые аномалии появляются? Вот ты стоишь, и все в порядке, а потом бац! — и ты в «мясорубке». Я сам видел.

— Это маловероятно, — серьезно ответил Дезертир. — Давайте сразу о деле. Для начала мне нужно взять след. Я двигаюсь быстрее, поэтому мы разойдемся. Двигайтесь к Складам. Юго-западнее Радара есть работающий трактор, метрах в двухстах от колхозного поля, знаете?

— Знаем, — кивнул Гоша, — только не пойдем. Ты обещал нам помочь, так?

— Я и помогаю, — терпеливо пояснил Дезертир. — Мне надо сделать крюк к Янтарю, чтобы понять, куда пошел контролер.

— И какого черта тогда мы попремся в другую сторону?! — взъярился осторожный сталкер. — Да еще к Припяти? Без связи, без цели… Нет, так не пойдет.

— Твое предложение?

— Пойдем вместе. Все согласны?

Гоша оглядел товарищей. Насвай неуверенно кивнул.

— Ты не сможешь диктовать мне условия. — Дезертир поправил ранец. — Шейха найти могу только я, и только голова Шейха избавит тебя от неприятностей. Это понятно? Я вам помогу. Встретимся у трактора часа через три. И постарайтесь ни с кем из сталкеров не контактировать.

— Да, наверное, и нет никого — после Выброса зачем сюда лезть? — предположил Насвай. — Да, Гоша? Часа три — мы как раз успеем. Если, конечно, аномалии стеной не встанут.

— Отлично. — Дезертир пошел прочь.

— Стой! — Гоша чувствовал, что его используют, но ничего не мог придумать. — Почему туда? Почему не к Янтарю, если Шейх был там?

— Я говорил с контролером, помнишь? — Дезертир даже не оглянулся. — Знаю кое-что.

Когда он скрылся, сталкеры переглянулись.

— А я никогда не говорил с контролерами, — сказал Насвай. — О чем с ними говорить, зачем? Стрелять их надо.

— Это потому что ты нормальный, честный сталкер, — пояснил Гоша. — А Дезертир — гад и крыса. Чую!

— Все равно деваться некуда, — напомнил Рябой. — Двинули, жандармы. Не унывать!

Временно прекратив споры, группа пошла к месту предполагаемой встречи. Обсуждать маршрут смысла не было: мимо Свалки не пройдешь. Место всем знакомое. Не слишком богато на артефакты, но относительно безопасно. Рябой, Гоша и Насвай еще совсем недавно сделали туда короткую вылазку. Вот только прошел Выброс, и, значит, многое изменилось.

И все же Выброс был слабый, «внеплановый». Многие хорошо известные аномалии остались на своих местах, а новых появилось не слишком много. Детекторы научников явно представляли немалую Ценность — работали пока безотказно, на значительном расстоянии предупреждая об опасности. Вот только без ПДА Гоша и Насвай чувствовали себя неуютно. Зато их спутники успели попривыкнуть и не жаловались.

Справа, за горой мусора, в просторечии именуемой «Второй бархан», раздались выстрелы. Группа осторожно рассредоточилась.

— Будем смотреть? — хрипло спросил Гоша у Рябого. — Или пойдем мимо, от греха?

— Там двое, — вслушался Рябой. — Надо проверить, может, выручить надо?

— После Выброса, да в такой обстановке… Не верю, что там простые парни за простой работой, — проворчал Гоша, но послушно полез на мусорную гору.

Шли осторожно — аномалии могли появиться и здесь. Кроме того, после Выброса всегда появлялось много зомби, шатунов и прочего рода опасной публики, очень похожей на обычного человека. Утешал Рябого только тот факт, что стреляли из «АК», а свежие жертвы Зоны должны были иметь немецкое оружие.

Когда сталкеры почти достигли гребня бархана, с той стороны раздался истошный вопль. Один автомат смолк, второй выплюнул короткую очередь и будто поперхнулся.

— Рожок кончился! — крикнул Рябой товарищу и рывком достиг гребня.

Картина открылась простая: одного парня в комбинезоне цвета хаки уже сосал кровосос. Начал мутант с шеи, сзади, и не стал даже предварительно убивать жертву. Парень еще дергался, но Рябой знал, что ему уже не помочь. Еще две твари зигзагами атаковали упавшего на мусор и отчаянно пытавшегося прищелкнуть новый рожок к автомату. Не раздумывая, Рябой длинной очередью, чтобы наверняка, прикончил того мутанта, что был ближе. Второй успел уйти в режим невидимости.

— Под ноги смотри! — заорал ему Рябой. — Вниз!

Паренька он узнал: вертелся возле «Штей». Но из молодых, из отмычек. Таких вышибалы в бар если и пускают, то с утра, а к вечеру выкидывают.

— Он первый раз, что ли?! — зло крикнул Гоша и прицельно обработал участок Свалки возле ног лежащего сталкера, где чуть заметно шевельнулась мятая пивная банка. — Отползай к нам!

Рябой тем временем прикончил того, что увлекся высасыванием лакомства. Так и не отняв страшного рта от жертвы, монстр умер, изрешеченный пулями. Только что всосанная человеческая кровь плеснула на мусор сквозь раны. Отмычка наконец сумел справиться с оружием, но полз, видимо, от страха, как-то странно: на спине, загребая одной ногой. Кровосос, ставший невидимым, не показывался.

Рябой быстро оглянулся и подозвал своих. Спускаться с бархана не слишком хотелось. Поднимаясь к ним, мутант потревожит мусор и выдаст себя. А сейчас, может быть, просто стоит неподвижно и ждет, чтобы люди подошли ближе.

— Что там? — Флер оказалась рядом. — Фу, гадость. Куда стрелять?

— Туда смотри! — Рябой рукой обозначил ей сектор. — Парень! Давай живее!

— Он ранен, — сказал Гоша. — Видишь, кровяной след за ним. Давай-ка его добьем, брат.

— Не по-человечески! Может, пустяки, царапина. Эй!! Что с тобой, друг?!

Сталкер внизу совсем перестал пытаться ползти и просто лежал, откинув голову.

— Не жилец, — уверенно решил Гоша. — Вот только кто его? Кровососы подойти не успели… Надо туда гранату бросить. Не хочу, чтобы последняя тварь нас выслеживала. Если еще она последняя!

— Нет! Я подойду.

Медленно спускаясь по осыпающемуся под ногами мусору, Рябой успел взглянуть и на погибшего сталкера. Судя по необмятому комбинезону, но ободранному, видавшему виды «АК» — тоже отмычка. Молодой, кое-как снарядился, и вдвоем с приятелем полез в Зону сразу после Выброса. Странно. Всем известно, что опыт надо нарабатывать постепенно, а вот такие вылазки — верная смерть. Или они потеряли ведущего? Рябой огляделся, но больше никого не увидел.

— Ты как там?

Рябой старался идти так, чтобы не перекрывать угол обзора Гоше. Пискнул детектор — засек слева «карусель». Совсем недавно появившаяся аномалия еще не обзавелась частями мутантов, разбросанными вокруг себя, а характерное вихревое облачко терялось на Фоне разноцветного мусора.

— Лежи, не двигайся! — приказал Рябой, хотя раненый сталкер признаков жизни не подавал. — Я уже ря…

Сзади затрещал «АК». Рябой прыгнул вправо, разворачиваясь на лету. Только молниеносная реакция спасла ему жизнь — кровосос появился из воздуха прямо за спиной Рябого, и Гоша начал стрелять ему под ноги, надеясь спугнуть. Но как только друг оказался в стороне, монстр получил свое. Пока Гоша всаживал в дергающееся тело сутулой твари, Рябому пришлось лежать под градом разлетающегося мусора. Когда патроны в рожке кончились, вскрикнул раненый сталкер. Одна из пуль срикошетила ему в ногу.

— Все, все, я уже здесь! — Рябой подобрался ближе и только теперь заметил торчавшую из живота отмычки рукоять ножа. — Это как тебя угораздило? Кто?

— Козырной… — едва слышно прошептал умирающий. — Он умер?

Рябой оглянулся на труп второго сталкера и пожал плечами.

— Конечно, умер. Что вы вдвоем могли против трех кровососов, сопляки? Вы что тут делали и зачем сцепились?

— Я тоже умру?

Взявшийся было резать комбинезон на раненой ноге Рябой остановился и прикинул количество крови.

— Ну, может, еще и нет…

— А я говорю — да! — Гоша стоял рядом, оглядывая Свалку. — С кишками наружу его не донести. Зашивать — только время терять, нож внутри по рукоятку. Там все изрезано. Извини, парень, но все, что могу сделать, — водки налить.

— Не надо ему водки. Ранение в живот, все такое…

— Бубна хочет, чтобы вас перехватили, когда пойдете назад, — неожиданно четко заговорил умирающий. — Тебя и Дезертира. Про остальных не знаю. Что-то связанное с Шейхом… А пока он платит за информацию. Мало, но мы на мели. Хотели вас выследить и выследили. Случайно, конечно. Глупо было идти вдвоем… Но Козырь сукой оказался. Решил все себе хапнуть. Были бы большие деньги! — Отмычка усмехнулся и тут же скривился от боли. — И сразу твари напали. Я и не видел таких. Это кровососы?

— Кровососы.

Рябой не знал, что делать. Тогда Гоша, чуть оттолкнув его в сторону, склонился над парнем и прижал руку к его шее. Пережатая сонная артерия быстро отключила отмычку.

— Рябой, что ты как маленький? Он все сказал.

И все-таки Рябой отвернулся. Негромкий треск пистолетного выстрела — и все кончено.

— В городке, значит, крутой, а тут рука не поднимается? — Гоша заглянул в контейнер мертвеца. — Стекловаты набрали! Да им тут год надо пастись, чтобы на приличный ствол заработать! А у этого «калаша», вон, рожок болтается, как на ниточке! Пошли отсюда, чем дальше в Зону — тем меньше таких охотников.

— Думаешь, еще будут?

— Не знаю. Если Бубна сказал брать нас на выходе, то пока нам ничто не угрожает. От людей, конечно. — Гоша добрался до вершины бархана и, пригнувшись, быстро обернулся на триста шестьдесят градусов. — Чисто, только сзади кто-то есть. Плевать, идем.

— Что-то ты взбодрился. Нравится вот таких желторотых добивать?

— Мне, Рябой, нравится, что возвращаться нам некуда! — вскипел Гоша. — Ты все слышал или повторить? Бубна хочет перехватить голову Шейха. Что ж, если ставка высокая — я бы тоже счастья попытал. И Насвай бы не отказался, да?

— Ну, не знаю. — Насвай, подтолкнув мрачную Флер, пошел замыкающим. — Вообще убивать своих я бы не пошел. Но если бы обложить со всех сторон и по-человечески сказать: отдавайте хабар, выручку поделим! Тогда… Если с нами так — просто отдадим им эту голову, и все. Я согласен.

— Ты еще ее сперва добудь! — бурчал Гоша. — А потом иди с огромным плакатом: не стреляйте, сам отдам! Идиотизм заразен. Рябой, не дыши на меня.

Несмотря на повышенную осторожность, Дезертир шел по Зоне быстро. Волчьей рысью, как всегда, — тридцать шагов бегом, тридцать шагом. Зона давно стала привычной, как родные места. Конечно, Выбросы меняли ее, но наработанное чутье позволяло заранее определять самые опасные места.

Дважды ему попались взбудораженные Выбросом, но и какие-то обескураженные мутанты. То ли Выброс оказался слаб и не вовремя и слишком быстро кончился, то ли что-то еще происходило в Зоне. Дезертир склонялся ко второму варианту: он тоже что-то чувствовал.

«Если это связано с Шейхом, то я совершил самую большую ошибку в жизни, когда оставил его живым! — Сделав паузу, чтобы короткой очередью отбросить с дороги слепую собаку, Дезертир продолжал размышлять на бегу. — Но нести с собой его голову было слишком опасно. Зона была взбудоражена атакой. Первая попытка захватить ее под контроль, и какая удачная! Научники так далеко не заходили. С другой стороны. Шейх должен был заинтересовать ее, пока угроза жива — я мог действовать свободнее… Только чего-то все же не учел. Главное — установить оборудование, пока она меня не нашла. Пока Зона следит за Рябым… Его она должна почувствовать раньше, если уж ей всерьез понравился Шейх».

Тяжелый ранец все сильнее давил на плечи, сказывались усталость и недосыпание. Ориентируясь на известные ему метки, Дезертир очень быстро оказался поблизости от Агропрома. Тут аномалий было больше, и, самое опасное, тут были люди. Военные сталкеры прошли небольшой молчаливой группой, оставляя какие-то свои, непонятные другим вешки у аномалий. Дезертиру пришлось отойти с их пути поглубже в кустарник и замереть, чтобы не оказаться засеченным детектором движения. Обошлось, хотя окажись вдруг рядом крупный мутант — военные ударили бы сразу и могли накрыть.

Движение замедлилось, но опасный участок был сравнительно невелик — восстановив привычные пути передвижения, отметив на планшетах новые аномальные зоны, военные сталкеры еще не скоро займутся Янтарным озером. Другое дело научники, чей лагерь располагался неподалеку, но эти не имели обычая палить во все, что движется. Не успел Дезертир об этом подумать, как детектор указал ему цель: приблизительно человек, один, пересекает знакомую полянку перед развилкой проселочной дороги. Дезертира всегда удивляло: почему она не зарастает? Он осторожно выглянул.

Бородатый, в очках, с сухой фигурой, легкой походкой — просто-таки стереотипный научник. Только голубой берет десантника отличал его от большинства других.

— Привет, Санчес!

— Привет, Дезертир.

Нервы у Санчеса, по слухам, действительного члена Академии Наук, были крепкие: он даже не вскинул любимую французскую винтовку на голос. Дезертир решил, что разговор с умным человеком никогда не помешает.

— Все ругаешься с Сахаровым?

— Я никогда не ругаюсь, — улыбнулся Санчес. — Мне слишком много лет, чтобы тратить время на пустяки. Просто врежу, как когда-то учили, если окончательно достанет, перестраховщик. А ругаться не буду. Ты тоже один?

— Да. — Дезертиру было неуютно стоять на виду, возле дороги, и он поманил научника за собой. — Уделишь мне пять минут?

— Ладно. — Санчес все же взял винтовку обеими руками, прежде чем войти в кустарник. — Только не трать время зря: я работаю на государство, кустарей для своих целей ищи в других местах.

— Я не о том. Тебе не кажется, что с Зоной что-то произошло?

Прежде чем ответить, Санчес утер полинялым беретом пот со лба. Тонкие седые волосы распушились на ветру. Только теперь стало заметно, что Санчесу как минимум за шестьдесят.

— Дезертир, ты не можешь не знать, что творилось в небе над Янтарным озером. И что Выброс был незапланированный — знаешь. Что тебе интересно?

— Пси-излучение, — наугад ткнул сталкер. — Вы ведь наверняка заметили какой-то всплеск? Мне чуть голову не взорвало — я чуткий к нему.

— Впервые слышу, что ты к пси чуткий, — усомнился Санчес. — Ну да, был всплеск. Потом — в пределах нормы колебания, как всегда перед Выбросом. Ты что-то мне хочешь сказать? Или — просто выспросить?

— Сперва выспросить, а потом, когда что-то узнаю, — скажу. Думаю, сейчас нам не время делить интересы. Если Зона рванет всерьез, никому мало не покажется. Так что сейчас? Все как прежде или нет?

— Нет, — признался научник. — Пси-излучение из озера приобрело направленный вектор. Он смещается… Ну, знаешь, как если бы прожектором что-то искали в темноте. Только медленно. Иногда уходит вверх, иногда в берег тычется… Не все излучение, конечно, только процентов двадцать сфокусированы в относительно мощный луч. Это беспокоит. Луч было остановился, я вот сходил… Ничего интересного, да и луч ушел. Ты, кстати, почему без ПДА? — вдруг заметил Санчес. — Не время для экспериментов! Жаль будет тебя больше не увидеть.

— Дома забыл, исправлюсь! — пообещал Дезертир. — Ну что ж, спасибо. Мне пора.

— Ничего не скажешь? — Санчес прихватил его за плечо. — Например: что у тебя за спиной и что у тебя на голове?

— Я много тебе скажу. Но только когда буду знать что-то определенное.

Сталкер мягко, но твердо снял руку научника с плеча и зарысил прочь, делая небольшой крюк — ни к чему Санчесу знать, что он идет к берегу.

Сам Шейх догадался или специалисты какие-то помогли, но место сумасшедший миллиардер выбрал точно. Не повесь Дезертир свой приемопередатчик на дуб, ему не удалось бы запеленговать странное излучение со стороны ЧАЭС с холма. И именно туда, к холму, охотно потекла пси-энергия из центра Янтарного озера. Трансформировать ее в ту, что слабенько течет от ЧАЭС, и ударить, накопив достаточную мощность, — вот чего хотел Дезертир. Он уже знал, что Сердце Зоны — именно там. Излучение от ЧАЭС, насколько ему удалось расшифровать колебания, всегда точно предсказывало, когда будет Выброс, в какую сторону пойдет большая мощность. Совсем слабое, это оно гнало стада мутантов на прорыв Периметра. Дезертир даже смог найти частотный аналог, который странным образом действовал на плотей, потомков чернобыльских свиней. Но другие монстры не обращали на него внимания, да и плоти оставались малопредсказуемы.

Шейх кое о чем знал больше: он не просто направил трансформированную пси-энергию в Сердце Зоны, но и вложил в нее информацию. Вот для чего нужно оборудование у него за спиной. У научников ничего подобного не было. Нет, Дезертир не верил, что затея с подчинением Зоны, слиянием с ней и вечной жизнью могла удасться. Еще до того, как приехать. Шейх предлагал Дезертиру такой вариант. Сталкер отказался: Зона должна быть уничтожена. И понял, что Шейх будет преследовать свою цель, один. Пришлось усложнить игру, вызвать наследников. Про хитрое завещание Шейх проболтался случайно, во время переговоров. Уж очень любил хвастаться, сумасшедший старик.

— Но Зону он чем-то заинтересовал всерьез… — буркнул Дезертир, петляя между аномалий, словно лыжник на склоне. — Что-то я упустил.

К сну Норис он отнесся совершенно серьезно. Такие вещи, как появление дьявола-хранителя, в Зоне случайно не происходят. Дезертиру было точно известно о двух таких случаях. Одного парня застрелили свои же, когда поняли, почему ходка превратилась в кошмар. Другой сталкер перестал ходить в Зону, пару месяцев тихо спивался в городке, бормотал какую-то чушь о грядущей гибели человечества и, наконец, просто застрелился. Дезертир очень жалел, что слишком поздно узнал об этой истории. Хорошо было бы поговорить с тем человеком.

И вот теперь — Норис. Зона каким-то образом заставляла других хранить ее, когда по каким-то причинам не могла сделать это сама. С самим Дезертиром никогда ничего подобного не происходило, несмотря на «особые отношения» с Зоной. Он долго ждал, что девушка придет к нему — как-никак старые приятели. Но Норис заняла пассивную позицию. Пришлось втянуть ее в игру самому. Но ничего не происходило вплоть до последнего разговора.

Дезертир поверил. И в любовь-ненависть, и в интерес зоны к Шейху, и в невозможность к нему подойти. Иногда сталкер и сам себе казался ненормальным, но он гнал прочь эти мысли. Зона — зло, нависшее над всем миром. Играть с ней преступно. И если никто, даже Великие государства, не могут или не хотят ее уничтожить, это должен сделать он, не считаясь с жертвами. Пусть группа Рябого отвлечет внимание. К вечно работающему трактору он их отправил, чтобы иметь возможность для маневра: оттуда легко сместиться в любую сторону. А куда конкретно контролер увел Шейха, еще предстояло узнать.

Он вышел из леса в том же самом месте, где встретил Рябого, — почти напротив холма. На склоне, пожевывая травинку, сидела Норис. Сомнений быть не могло: комбинезон «искателей», черный блестящий шлем, лежавший на траве, светлые волосы до плеч. Держа автомат наготове. Дезертир пошел к ней.

— Привет. — Норис осталась сидеть. — Удивлен?

— Да. Потому что ты сидишь под замком в Чернобыле-4.

— Нет, как видишь. Убежала.

— Вот как? — Дезертир, присматриваясь, сделал вокруг девушки полукруг. — Перепилила цепь чем-то из маникюрного набора?

— Перестрелила, — уточнила Норис. — Один паренек слишком близко подошел, позаимствовала его оружие.

— А где тогда браслеты? — не унимался Дезертир. — Они у тебя на ножках плотно сидели.

Норис на миг замялась.

— Хватит! — крикнула она, вскакивая. — Ушла и ушла, не твое дело как! Помогли снять цепь! Вот я, здесь!

Сталкер поднял автомат. Дурацкая, на лету придуманная обманка про цепь не подвела. Зона может посылать сигналы в Чернобыль-4, но не может видеть, что там происходит.

— Какая у тебя задача? — Он быстро оглянулся через плечо, но никого не увидел. — Быстро.

— Ты меня убьешь? — Подставная Норис еще пыталась бороться. — После всего, что между нами было?

— Очень может быть. Я знаю, что ты не Норис, но убивать мне тебя неприятно. Так что, может быть, просто поговорим? Оружие не трогай. Кстати, ПДА настоящий? Грязный какой-то.

— Нашла тут недалеко… — Существо сорвало с рукава персоналку и отшвырнула. — И патронов у меня нет. Зона не собирается тебя убивать. Зачем ты сюда вернулся? За Шейхом? Его здесь нет, и ты не должен его искать. Он нужен здесь.

— Ну давай поделим — мне нужна только голова! — позволил себе усмехнуться Дезертир. — Кстати, у тебя пятно на щеке.

— Псевдоплоть не слишком стабильна. Зато бессмертна. Уходи, Дезертир. Отдохни. Давай встретимся дня через три, у Собачьей деревни? Обещаю быть без пятен, не хуже настоящей! — Норис повернулась чистой щекой и попыталась очаровательно улыбнуться. Получилось не слишком хорошо, но и у настоящей с соблазнительной улыбкой были проблемы. — Давай поболтаем потом. Обо всем.

— Ну, может быть.

Пули уже рвали ее псевдотело, а Норис все стояла улыбаясь. Потом на лице появилось удивление, и существо наконец упало. Последней пулей сталкер разнес ей череп. Пока тварь рядом, Зона его видит — это совершенно ни к чему.

На то, чтобы установить оборудование и настроить приборы, ушло с полчаса. Вокруг Дезертир разместил «пугалки», как он их называл. Излучатели пси-волн отпугивали большинство мутантов, а им сейчас крутиться возле единственной установки не стоило. Все вышло правильно, энергия начала накапливаться. Снова быстрее закружились облака над озером, снова засверкали над его центром молнии.

— И куда теперь направлен пси-луч, а, Санчес? — довольно потер руки Дезертир. — Что бы он ни разыскивал в Зоне, теперь никуда не денется!

Сам сталкер пока отошел подальше и прилег — если Зона пришлет кого-то еще, он не должен быть рядом с оборудованием. По представлениям Дезертира, Зона еще не слишком хорошо знала саму себя и сразу в происходящем не разберется. Ему было нужно совсем немного времени. Часа два.

Вечно работающий трактор действительно работал. Не тарахтел бесцельно, не освещал огнями темноту, как поступала большая часть брошенной в Зоне техники. Нет, вечный трактор вытаскивал из оврага упавший туда когда-то военный грузовик. Машина давно проржавела и полуразвалилась, но трос был в полном порядке. Раз за разом трактор, взревывая, пытался выдернуть машину вверх, но за все годы ему это не удалось. Направление, в котором тащил трактор, менялось примерно в пределах сорока пяти градусов, и, наверное, именно поэтому он еще не ушел под землю. Впрочем, никто из сталкеров и не старался понять, как это может быть. Зона есть Зона.

— Ближе не надо! — попросил осторожный Гоша, когда они приблизились на сотню метров. — Меня от него почему-то жуть берет.

— А я был ближе! — похвастался Насвай. — Тракториста там нет, это точно. А друг мой видел, как один зомби к трактору подошел. И трактор ему как даст из тепловой пушки!

— Из чего? — не понял Рябой.

— Из тепловой пушки! — гордо повторил Насвай. — Сожгло, как «жарка», даже лучше!

— Ты даже не знаешь, что такое тепловая пушка! — фыркнула Флер и уселась на землю. — Устала. Всегда так после Выброса — ходить петлями, собаки сумасшедшие по одной напрыгивают?

— Нет, обычно — куда хуже.

Рябой тоже присел. Они специально вышли на открытое место и теперь, хоть и страдали от жары, могли не опасаться неожиданного нападения. Людей больше не встречали, если Бубна и послал кого-то за ними следить, то те держались осторожно. Впрочем, кого мог послать Бубна? Лучших он уже потерял, да и не только лучших. А за то, чтобы свободный, опытный сталкер пошел в Зону, следовало заплатить очень хорошо и вперед.

Насвай порезал хлеб и вечную сталкерскую колбасу, после чего, конечно, Флер высказала спутникам все, что думает об их диете. К ней никто не прислушивался. Насвай набивал рот, Гоша витал среди своих предвидений, одно мрачнее другого. А Рябой вообще отошел на несколько шагов, чтобы спокойно покараулить. Он и увидел «госпожу Кайл» первым.

Она шла к ним спокойно, а заметив движение сталкера, лишь помахала рукой. «Хопфул» на Рябого она тоже не наводила, а стрелять первым сталкер не решился.

— Это та, из «Штей»! — закричал Насвай, проглотив кусок. — Да, Флер, это же она?!

— Заткнись. Что она здесь делает, Рябой? Ты же говорил, она у Янтарного озера осталась, с контролером!

Он только пожал плечами. Зона есть Зона. Самым странным было то, что Кайл спокойно шла к ним и даже улыбалась. Те, кем командует контролер, улыбаться привычки не имеют.

— Здравствуй, Рябой! Рада, что ты отыскал свою красавицу!

— Стой там, ближе не подходи! — потребовал Рябой, когда гостья оказалась в десятке метров. — Или стреляю!

— Боюсь, боюсь! — Кайл потешно подняла руки. Вид у нее был потрепанный: куртка разодрана, кепи нет, вся в грязи. Но и детекторы, и оружие Кайл сохранила.

— Рассказывай все! С самого начала!

— Сначала было Слово! — начала «госпожа». — Впрочем, это ты ведь знаешь? Тогда я пропущу самое интересное и перейду прямо к своим приключениям. Контролер повел нас с Шейхом на восток. Обращался скверно, но, в общем, вреда не причинил. Пришлось немного пострелять под его командой… А потом я сбежала. Насколько понимаю, это произошло недалеко от ЧАЭС. Там есть дом, почти разрушенный, но подвал цел. Как я поняла, сталкеры там частенько пережидали Выброс, вот и я осталась. Обошлось! Я могу что-нибудь съесть?

— А Фарид где? — Рябой пропустил вопрос Кайл мимо ушей. — Он, кажется…

— Пошел к центру Янтарного озера по крышам машин и не вернулся. Наверное, он сейчас очень далеко. Рябой, если нельзя подойти, то хоть киньте мне что-нибудь пожевать! Я, честно говоря, так рада вас видеть, что совершенно не обижаюсь!

Сталкер почесал затылок. Вот это «оно», которое хотело, чтобы он сам себя убил, на него не обижается?! Рябой просто не знал, что сказать.

— А давайте ее пристрелим? — тихо предложил Гоша. — Зачем она нам? У нас уже Флер есть, если скучно станет. Пристрелим и скажем, что так и было.

— Чего ты испугался? — вдруг встряла Флер. — Эй! Извини, но положи, пожалуйста, оружие и отойди!

Кайл послушно исполнила команды. Тогда Флер и в самом деле кинула ей колбасы и хлеба, хотя жадный Насвай пытался протестовать. Усевшись по-турецки, «госпожа» как ни в чем не бывало начала уписывать еду. Сталкеры продолжили совещание.

— Никогда меня не слушаете! — шипел Гоша. — А я предлагаю как лучше! Она тебе насолила уже достаточно, чтобы ее жалеть. А проку — ноль!

— Она может показать, где искать Шейха, дурак! — Флер пихнула Гошу в грудь. — Ты забыл, зачем пришел?

— Нам Дезертир должен показать, где искать Шейха. А про эту дрянь никто не упоминал вообще. Я — зато, чтобы убить.

Насвай с набитым ртом промычал что-то неопределенное. Решающий голос был у Рябого, но он никак не мог решиться. С одной стороны, Кайл заслужила смерть. С другой — он сегодня уже убил четверых и увеличивать список мертвых людей на своей совести не торопился. Да еще выстрел, оборвавший жизнь отмычки на Свалке, все еще отдавался в ушах.

— Как ты сбежала от контролера?! — крикнул он.

— Я думала, ты никогда не спросишь! Это самое интересное. — Кайл отложила еду. — Когда начался Выброс, повалило дерево. Оно его и придавило. Он жив, но сильно ослабел. Я смогла вырваться, а Шейх и еще два, кажется, зомби остались с ним. Я видела, как они пытались сдвинуть дерево. Атаковать не стала — нужно было прятаться.

— И что потом? Давай все рассказывай! — потребовал Гоша. — Где это случилось?

— Я же сказала: где-то южнее ЧАЭС. Дерево они так и не сдвинули. Когда Выброс кончился, я хотела выручить Шейха, но расстреляла много патронов в какую-то тварь вроде кабана. Зомби стали стрелять в меня, и я ушла. С каждой минутой Зона стала оживать, мне и так очень повезло, что вырвалась из того района.

Сталкеры переглянулись.

— Звучит толково… — неуверенно протянул Рябой.

— Что ж толкового? — заспорил Гоша. — Она, допустим, спряталась. А контролер, Шейх и зомби оказались в момент Выброса на открытом месте. И выжили?

— С ними был контролер, — напомнил Рябой. — Мог прикрыть своих рабов от излучения. Если радиацией не накрыло, могли уцелеть. Контролеры насчет излучений твари живучие.

Флер, мало что понимая, переводила взгляд с одного на другого. Наконец, не выдержала.

— Шейх там, у ЧАЭС! И с ним всего-то контролер! Вот его голова, и не нужно нам никакого Дезертира! Берем и возвращаемся, причем не в Чернобыль-4, а куда-нибудь западнее! И оттуда назначим цену за эту голову, какую захотим! Только нужно найти холодильник.

Гоша всплеснул руками.

— Кто о чем, она о холодильнике! Ты к ЧАЭС как идти собираешься? На трамвае доехать? Ты вообще представляешь, что там творится, у ЧАЭС? Допустим, сразу после Выброса эта гадина и могла проскочить на дурочку. Там как раз потише, все к Периметру ушли. Но теперь… Мы просто не прорвемся.

— А не надо прорываться…

Флер сказала это с настолько непривычной интонацией, что все трое уставились на нее. Женщина вроде бы смутилась.

— Только это как бы тайна…

— Флер, ты не можешь знать никаких тайн! — сказал грубый Гоша. — Все, что ты знаешь, — уже не тайна!

— Дай ей сказать! — попросил Рябой. — Не тяни, Флер, что такое?

— В общем, на реке есть катер. Енот про него знает. И больше никто. Катер работает, и мы на нем один раз плавали.

Насвай ахнул, и Гоша тут же пихнул его в бок: поглядывай! Информация и правда была ошарашивающей.

— Ты хочешь сказать, — Рябой с трудом подбирал слова, — что есть катер. Который работает, вот как этот трактор, да? Ну, просто стоит. И ты говоришь, что Енот на него взошел и плавал по Припяти?

— Ну да, и я тоже… — Флер было почему-то стыдно. — Военный какой-то катер, маленький, в камуфляжной сетке. Я знаю, что только идиот попробует. Но Енота как-то раз прижало, он и попробовал. Выхода другого не было. И все получилось. Страшно, конечно, до жути. Но катер есть, и я знаю, где Енот его прячет. Поклялась ему всем, чем могла, что никому не скажу. И молчала целый год!

— Героическая женщина, — хмыкнул Гоша. — Ну, если Енот допился до того, что вот на такой технике раскатывает, то я еще нет. И ведь, гад такой, зажал информацию! Для себя зажал! А если, скажем, мне туго придется в том районе — рядом есть катер, а я погибай? Так не поступают.

— Только не говорите ему! — взмолилась Флер. — Он обещал меня в «холодец» сунуть, как Бубну! И он сделает, я его знаю.

Дожевавшая колбасу Кайл отчетливо прокашлялась.

— Да подожди ты! — крикнул ей Насвай. — Если Енот плавает, то и мы можем. А по реке до ЧАЭС — минут пятнадцать хода. Если, конечно, ничего не случится. Кайл покажет нам Шейха, мы берем что надо, у нас пси-блокираторы, и назад на катере!

— Лучше чем на трамвае, — криво улыбнулся Гоша. — Ты вот ей веришь? Да и катера там может не быть. Енот не такой дурак, чтобы прятать что-нибудь там, где Флер может найти.

— Какие же вы трусы и придурки! — вскипела Флер. — Насвай, пошли вдвоем?

— Стойте! — Рябой запутался. — Дезертир же скоро придет. Мы его ждем или нет?

— Нет! — выкрикнула Флер. — Не нужен он нам! Гоша, ты ведь сам говорил: Дезертир — крыса! Он нас кинет, так уж лучше мы его.

— На катере мы могли бы почти до Периметра спуститься, — соображал Гоша вслух. — Мимо всех охотников Бубны. И уйти в сторону. Пару дней продержимся, а больше и не надо. Сторгуемся с Бубной, получим свое, и все. Заманчиво… Так что я, наверное, против. Мы тут не в сказке.

Флер, оттолкнув его, решительно пошла к поднявшейся с травы Кайл. Рябой последовал за ней, волей-неволей пришлось идти и остальным.

— Ты точно знаешь место? — У Флер горели глаза.

— Доведу.

— Доведешь, но не отсюда. Так, идем к реке. Кто с нами?

— Пошли, — решился Рябой. — Дезертир сам виноват, что без связи нас оставил. Кстати, о связи…

Кайл отрицательно покачала головой и показала с мясом выдранный карман куртки.

— Контролер отобрал.

— Ну, тогда — не унывай, жандармы! Не первый раз к ЧАЭС, рискнем. Но только если есть катер. Если нет — возвращаемся.

Он первым пошел к реке, за ним — безоружная Кайл. «Госпожа» улыбалась. Контролер, который вел ее, позволял чувствовать себя спокойно. Но время от времени так сжимал волю, что улыбка Кайл деревенела. Просто так он напоминал о себе. Пережидая вместе с ним Выброс в подвале, Кайл узнала многое о Зоне и понимала теперь, что самая страшная смерть может стать всего лишь избавлением от жизни здесь. Цепляясь за любой шанс, она привела бы Рябого куда прикажут даже без всякого контроля. Та Кайл, которая дошла до Янтарного озера, навсегда умерла во время Выброса. Теперь она умела только бояться, страдать и подчиняться.


Глава двенадцатая | Сердце дезертира | Глава четырнадцатая