home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая

Несколько тварей пытались подняться на холм, где Дезертир установил аппаратуру. Но «пугалки» сработали неплохо, и только когда небо уже совсем почернело, из леса выбежал первый действительно опасный для приборов монстр. Псевдогигант был малочувствителен к пси-волнам — слишком много костей и мяса, слишком мало мозгов.

— Поздно! — Дезертир даже не стал подниматься из лежки, просто подпустил тварь поближе и расстрелял. — Слишком поздно, моя дорогая, меня уже не остановить.

И конечно, спустя минуту оказалось, что радовался сталкер рано.

— Как хорошо, что ты выстрелил!

Санчес стоял за спиной Дезертира и недвусмысленно целился ему в ногу. Раскаты грома и радостное возбуждение сослужили сталкеру плохую службу.

— Привет.

— Виделись! — ухмыльнулся научник. — Хорошо бегаешь, дружище. За тобой, наверное, и на джипе не угнаться.

— Ну, ты мне льстишь.

Оставив оружие лежать на мокрой траве, Дезертир осторожно сел.

— И кольт! — скомандовал Санчес. — Двигайся плавно, и я не испугаюсь, потому что если я испугаюсь, то выстрелю.

— Санчес, перестань. Ты уже староват для коммандос.

— Именно: я стал стар и пуглив!

Дезертир предпочел послушаться. Старый научник не из тех, что убьет «просто на всякий случай». Когда пистолет оказался на траве, Санчес приказал пленнику встать и отойти.

— Как ты меня нашел?

— Шел за тобой, потерял, устал, — спокойно пояснил Санчес. — Вернулся на базу грустный. А мне говорят: пси-луч стабилизировался и наращивает плотность. Уже тридцать процентов от излучения озера. Я и подумал: а ведь примерно в ту сторону мой друг шел, и по времени совпадает. Прихожу и слышу, как ты стреляешь. Так что считай, что мне просто повезло, и закроем на этом тему. Теперь показывай, что ты тут охраняешь.

Дезертир посмотрел на Янтарное озеро. Волны накатывали на берег с каким-то остервенением, будто хотели тоже лететь вслед за пси-излучением к принимающей антенне. Или напротив, смыть, уничтожить установку.

— Санчес, скоро Выброс. Тебе нужно уходить в убежище.

— Да как бы не было поздно! — рассмеялся научник и утер беретом воду с лица. — Куда же я от тебя пойду? И кто же поймет, чем ты тут занимаешься? Никто, кроме меня. Давай, брат, поторопись. Потому что иначе я действительно прострелю тебе ногу и буду искать сам.

— Пошли.

Не спеша, потягиваясь, сталкер отвел научника к установке. Почти к установке — так, чтобы она оказалась у Санчеса за спиной. О своей жизни Дезертир не слишком беспокоился. Он давно был готов умереть, но с одним условием: чтобы Зона умерла раньше.

Когда-то давно, убедившись в невозможности вырваться, зажить прежней жизнью, Дезертир думал о самоубийстве. Все стало лишено смысла. И только вовремя услышанная сталкерская легенда остановила его. Из обычной с виду байки для трепа у костра следовало, что души сталкеров разделены. Одна часть всегда с ними, а вторая навсегда остается внутри Периметра. Умирая вне Зоны, сталкер умирает лишь во внешнем мире, а часть его души в Зоне становится частью множества изуродованных, неполноценных душ, которые и наполняют Зону псевдожизнью.

Отчего-то легенда показалась Дезертиру интересной. Будучи по складу ума скорее атеистом, он не верил в существование души. Но если под понятием «душа» иметь в виду некоторую часть личности, которую Зона улавливает и отрывает от носителя, становится понятно, почему такое радостное, почти светлое чувство охватывает ненадолго при переходе Периметра. Понятно, отчего сталкеров тянет в Зону, отчего так мучительно больно жить от нее вдалеке. Понятно, почему долго не ходившие в Зону будто бы тускнеют со временем, становятся скучными, мелкими людьми. Часть их личности, слишком долго пробыв без носителя, умерла. Или, что было даже более вероятным, действительно была каким-то образом впитана Зоной.

Вот это и стало «личной целью», ничуть не мешавшей «общественной». Уничтожить Зону не только чтобы освободить мир от нечеловеческого зла, но и чтобы освободиться самому. Другого пути Дезертир не видел. Поэтому он должен был успеть нажать на кнопку — при условии, конечно, что достаточное количество пси-энергии накоплено.

— Санчес, как ты думаешь, где находится Сердце Зоны и что оно собой представляет.

— Монолит! — уверенно сказал научник. — А что он собой представляет, человеческое сознание понять не в состоянии. А разве может быть другое мнение?

— Отличное от твоего? Может. Но я готов согласиться, пусть будет Монолит. Мне не важно, что это. Важно, что оно есть, и мы знаем где, пусть и не можем подобраться.

— И как же ты узнал, где оно? — заинтересовался Санчес. — Расскажи: я Монолита так и не нашел.

— Я тоже. Зато я знаю о том, что вы называете омега-излучением. Удивлен? Любые секреты продаются и покупаются, мой дорогой честный старик. Не ты, так твои ближайшие сотрудники. — Дезертир присел, будто что-то высматривая в траве. Нож уже был в рукаве сталкера — струившаяся по лицу Санчеса вода мешала ему видеть. На десантном берете нет козырька. — А что может испускать омега-излучение? Ты и сам знаешь о его свойствах.

— В следующем году мне обещали профинансировать экспедицию по лучу, — как-то горько сказал научник. — А в прошлом году обещали выделить деньги в этом. А в позапрошлом — в прошлом… Да, наверное, Сердце Зоны там. И что ты надумал, зачем собираешь пси-энергию?

— Ты помнишь, у Сахарова работала девушка такая, светленькая, с родинкой над верхней губой?

Поднимаясь на ноги, Дезертир метнул нож от земли в живот поневоле задумавшегося на миг Санчеса. Сталкер упал, перекатился, тут же кувыркнулся и ногами выбил из рук согнувшегося старика автомат. Да, теперь Санчес стал стариком.

— С-сволочь. Зачем?

— Так вернее. Есть дело, которому ты не должен помешать, уж прости.

Стараясь причинять научнику как можно меньше боли, сталкер подтащил его к установке. У Санчеса зажглись глаза, окровавленная Рука потянулась к приборам, но Дезертир остановил его.

— Трогать нельзя. Видишь, красный огонек мигает? Это значит, что аккумулятор пси-энергии вот-вот переполнится. Тогда загорится желтый огонек: готово. И тогда можно будет послать весь этот заряд прямо в Сердце твари.

Санчес страдальчески закатил глаза.

— Дезертир, опомнись! Ты ведь не знаешь, что произойдет!

— Знаю! — уверенно ответил сталкер. — Совсем недавно был еще не уверен, а теперь знаю. Я трансформирую пси-энергию в эту вашу омегу, и встречный луч ударит прямо в Сердце, на его же частоте. Тут не надо быть большого ума, чтобы понять, что произойдет.

Прямо над ними в небе сверкнула длинная огненная стрела, протянувшаяся от Янтарного озера к ЧАЭС. Гром оглушил, прижал обоих к земле. Порыв ветра сорвал с головы научника берет и унес к лесу.

— А что дальше?! — закричал, насколько мог, раненый научник. — Что дальше, Дезертир? Да, наверное, ты уничтожишь источник излучения. Но что ты о нем знаешь? А если произойдет такой Выброс, что вся Земля окажется в его пределах? Это возможно!

— Мертвая Зона — это просто скопище мутантов. Даже если их будут миллиарды, мы уничтожим их в течение нескольких недель.

— А эпидемии, в которые вы, сталкеры, не верите? А аномальные зоны? Наверное, они исчезнут. Но ты же знаешь: это неисчерпаемые источники энергии! И пусть мы пока еще не научились работать с ними…

— Вот поэтому у тебя и нож в животе, дружище. — Дезертир погладил старика по мокрым седым волосам. — Прости. Но ты часть Зоны. Что бы ни случилось, ты будешь так или иначе ее защищать. Нельзя войти в Периметр и не стать ее частью.

— А ты?

— А со мной какая-то странная история. Не будем вдаваться в подробности.

Красный огонек мигал все чаще. Дезертир быстро проверил, не сбили ли порывы ветра настройки антенны. Когда он повернул голову к старику, тот снова заговорил.

— Ты мало знаешь, очень мало. Зона — источник и горя, и счастья для человечества. Вечный двигатель, машина времени, даже философский камень — все может стать реальностью. А уничтожение… Почему на Зону еще не сбросили водородную бомбу? Потому что математические модели допускают Выброс радиусом не то что с Землю, а до орбиты Марса. Ты не знаешь об этом. Прошу тебя, остановись сейчас! Я умру, и ты сможешь попробовать потом, если не передумаешь, а…

— Она не даст! — рассмеялся Дезертир. — Думаешь, она дурочка? Нет, с Зоной любая шутка проходит только один раз! Она умеет учиться!

Если бы Санчес был хоть на десять лет моложе, он исполнил бы задуманное. Но теперь реакция подвела, и сталкер перехватил окровавленный нож у самого своего горла.

— Зря ты его вытащил, — сказал он, выкручивая клинок из слабых пальцев научника. — Теперь все быстро кончится, не увидишь результата нашего эксперимента.

Санчес хотел что-то сказать, но сознание покинуло его, и старик повалился на траву. Красный огонек перестал мигать, спустя секунду вспыхнул желтый.

— Ну вот. — Дезертир еще раз все проверил. — Поехали? Как говорится, «прости-прощай».

Снова сверкнула молния, на несколько секунд ослепив его, и Дезертир испугался вдруг, что Зона достанет его вот так — испепелив ударом со своего черного неба. Момент потерял торжественность, дрожащие пальцы легли на кнопки. Прибор задрожал, насыщенный чудовищной энергией, меняющей свою суть и оттого лишь усиливающейся.

Мощность удара, ушедшего к Сердцу Зоны, превзошла ожидания сталкера. Если бы не обруч на голове, то он скорее всего не выжил бы рядом с установкой. Дезертир понял это, когда лоб вдруг зажгло будто огнем. Схватившись за обруч, он обжег пальцы и с проклятиями стащил его.

Энергия ушла. Человеческий глаз не видел луча, но он ударил точно в указанном направлении, не промахнулся: там, в стороне ЧАЭС, вдруг разлилось зеленое зарево. Сталкер, вставая, оперся на Установку и снова обжегся. Она погибла, наполовину расплавилась, выполняя свою единственную задачу.

Зарево становилось все шире, но и цвет его терял ядовитую интенсивность, становился нежнее. Спустя секунду сталкер понял, что от ЧАЭС к нему идет какая-то волна. И впереди нее шел ветер, ломая в лесу вековые деревья. Он упал на землю за установкой, снова надел горячий, жгущий голову обруч, не заботясь уже, работает ли он. Дезертир крепко зажмурил глаза, но и сквозь веки резануло по сетчатке зеленым огнем.

Переждав удар, сталкер осторожно приподнялся. Если не считать бликов в глазах, зеленого излучения нигде не было видно. С неба упали первые капли дождя.

— И все? — Дезертир поднялся во весь рост. — Ты умерла?

Ответом ему стал раскат грома от середины Янтарного озера. Освобожденная пси-энергия буйствовала на свободе. Облака опустились почти до поверхности воды и бешено крутились в каком-то нереальном вихре. В середине почти непрестанно сверкали молнии, бьющие в озеро. Вода кипела.

— Я не чувствую твоей смерти… — растерянно сказал сталкер. — Но этого не может быть! Не может быть, Санчес!

Научник не ответил. Смотревшие в небо мертвые глаза будто запеклись, из левого уха вытекала тонкая струйка крови. Ливень усиливался. Подхватив оружие, Дезертир пошатываясь двинулся к лесу. Неужели все было напрасно?

Запищал детектор: прямо перед ним появилась новорожденная аномалия. И снова писк, и еще один. Машинально лавируя между ними, Дезертир чувствовал себя как под огнем, будто кто-то издалека швырял в него эти аномальные зоны. Стараясь не паниковать, он перешел на бег. Детектор все пищал и пищал. Это походило только на одно: Зона защищала берег и холм от незваных гостей.

— Но этого не может быть! — закричал сталкер, добежав до леса. Здесь было относительно спокойно. — Не может быть! Санчес! Этого не может быть!

Ливень встал сплошной стеной. Если чутье что-то и подсказывало Дезертиру, то только то, что Зона стала намного сильней. Выброс обещал стать действительно могучим. Передернув затвор, сталкер пошел туда, где расположился его неуязвимый враг: к ЧАЭС.


Глава четырнадцатая | Сердце дезертира | * * *